close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Джон Норвич - История Венецианской республики

код для вставкиСкачать
Что стало причиной невиданного расцвета Венецианской республики? Что явилось причиной ее падения? Какие из многочисленных легенд о ней правдивы, а какие — нет? Об этом рассказывает в своей увлекательной книге сэр Джон Джулиус Норвич.
Джон
Норвич
[лава 4 АВАНТЮРИСТ И СВЯТОЙ (900-991)
.. .государю, желающему сохранить свою власть, нужно научиться быть недобрым и пользоваться этим умением в случае необ­
ходимости*.
Макиавелли. Государь. Пп. XV
Радуясь победе над венграми, сильная и исполненная гор­
дости, защищенная быстро растущими фортификациями Венеция уверенно вошла в X век. Ее враги были посрамле­
ны, две империи восхищены и благодарны, дела в торговле шли как никогдахорошо. ПьетроТ£>ибуно мудро правил стра­
ной вплоть до своей смерти в 912 году. Его похоронили в цер­
кви Сан Дзаккария. Преемник, Орсо Партечипацио, прово­
дил следующие двадцать лет ту же мирную политику и с тем же успехом, после чего в 932 году добровольно ушел в отстав­
ку и удалился в монастырь. Затем в течение сорока четырех лет Венецией управляло семейство Кандиано.
Первый дож Кандиано уже ненадолго появлялся на стра­
ницах этой книги. Он погиб в сражении с пиратами в 887 го­
ду. Наследовал ему сын, а затем, после короткого переры­
ва, — внук и правнук. Всех четверых звали Пьетро. Все, по­
* Перевод М. Юсима.
67
Глава 5
НЕПРЕКЛОННАЯ ДИНАСТИЯ (991-1032)
Трезубец Нептуна — Царский скипетр мира.
Антуан Лемъер (1723-1793)
Десятое столетие Венеция встретила в приподнятом на­
строении: она отразила нападение венгров. Дальше собы­
тия развивались не так гладко. За прошедшие полвека судь­
ба республики была вверена семейству Кандиано (по кро­
ви или по браку), за исключением двух лет, пришедшихся на короткое правление Пьетро Орсеоло И. Политика Кан­
диано довела Венецию до края бездны. Виной тому были высокомерие и амбиции, а также (как в случае с последним правящим членом этого семейства) полная неспособность брать на себя ответственность в моменты кризиса. Канди­
ано отвернулись от Западной империи, игнорировали Вос­
ток и поощряли внутренние междоусобицы. За последние годы Венеция оказалась сыта всем этим по горло. На слу­
чайного приезжего могли произвести впечатление внешние признаки процветания — корабли в гавани, торговля на Риальто, соболя, шелка и специи, но соседи уже не уважали и не боялись республику как раньше. Ее авторитет увял, как, впрочем, и мораль. Национальная гордость, осознание, что здесь живет великий народ с особой судьбой, гордость,
79
Глава 6 НОРМАННСКАЯ УГРОЗА (1032-1095)
Смел был народ сей и в бое морском весь­
ма сведущ, ведь императора просьба отбы­
ла в Венецию, город на побережье, равно обильный богатствами и людьми, волнами к
райнего севера Адриатики он омываем. Стены города того окружает море повсюду, так что не могут иначе как в лодке они до­
браться от дома и до дома. Живут постоян­
но они на воде, и никто из народов не пре­
восходит их в битвах морских и в искусстве мореплавания*.
Вильгельм Апулийский.
Деяния Робера Гвискара
Бесчестная попытка Доменико Орсеоло захватить власть в Венеции оказалась катастрофической не только для него самого, но и для его семьи. Венецианцы, даже те, кто поддерживал возвращение дожа Оттона, были пора­
жены его идеей, что высшая власть в городе стала прерога­
тивой рода Орсеоло, и они убедительно продемонстри­
ровали свое недовольство: выбрали дожем Доменико Фла- бьянико, богатого купца, торговца шелком, возглавившего
* Перевод И. В. Старикова.
99
Глава 7
ПО СЛЕДАМ КРЕСТОВОГО ПОХОДА (1095-1130)
И как в венецианском арсенале Кипит зимой тягучая смола,
Чтоб мазать струги, те, что обветшали,
Кто чинит нос, кто корму клепает;
Кто трудится, чтоб сделать новый струг Кто снасти вьет, кто паруса латает,
Т&к силой не огня, но божьих рук, Кипела подо мной смола густая.
На скосы налипавшая вокруг...
Данте. Ад. XXI, 7-18*
Это произошло 27 ноября 1095 года, когда дож Фальеро лежал на смертном одре. Папа Урбан II обратился ко всему христианскому миру с призывом защитить Восточную империю и паломников в Святой земле. Призыв папы быс­
тро распространился по Европе, феодальные властители были полны энтузиазма. К 1 декабря граф Раймонд Тулуз­
ский и многие вельможи заявили, что к походу готовы. Из Нормандии и Фландрии, из Дании, Испании и даже Шот­
ландии на зов откликнулись и принцы, и крестьяне. В Ита­
* Здесь и далее перевод М. Лозинского. 112
Часть вторая
ИМПЕРСКАЯ ЭКСПАНСИЯ
И часовым для Запада была И мусульман надменных подчинила...
Вордсворт.
На ликвидацию Венецианской республики*
* Перевод В. Левина.
Глава 11
ЛАТИНСКАЯ ИМПЕРИЯ (1205-1268)
...Ее принцессы принимали вено Покорных стран, и сказочный Восток В полу ей сыпал все, что драгоценно.
И сильный князь, как маленький князек, На пир к ней позванный, гордиться
честью мог.
Байрон.
Паломничест.во Чайлд Гарольда*
Пьетро, сына Себастьяно Дзиани, единогласно избрали дожем Венеции 5 августа 1205 года, и первый вопрос, ко­
торый перед ним встал, касался его положения. В долгом списке звучных, но по большей части пустых титулов, ко­
торые постепенно присоединялись к званию дожа, добавил­
ся новый, означавший в переводе с итальянского «Вождь четверти и получетверти Римской империи». Возможно ли было дожу считать себя — как всегда считали себя его пред­
шественники — итальянским принцем? Или он должен те­
перь назвать себя восточным деспотом?
Венеции повезло, что в этот поворотный момент ее ис­
тории появился и стал заправлять ее делами не амбициоз­
ный авантюрист, а вдумчивый, ясно мыслящий человек,
* Перевод В. Левика.
199
Глава 12
РАСПЛАТА ЗА ГОРДЫНЮ (1268-1299)
Как горько, что имя его, звучавшее как боевой клич, столь часто возбуждало гнев солдат на тех полях, где сам Варнава пал за христианскую веру, как часто, окрашивая напрасной кровью волны Кипрского моря, следовали они. в покаянии и стыде, за Сы­
ном утешения!*
Дж. Рескан. Камни Венеции
За семьдесят лет XIII века Венеция заявила о себе как о мировой державе. Сначала республика обрела огромные территории на Востоке, разбогатела и укрепилась, затем утратила эти земли и, наконец, снова их вернула. Более важным было то, что за эти десятилетия пришли в упадок обе империи — Восточная и Западная. Византийская им­
перия Палеологов, хотя и просуществовала еще почти два столетия, но так и осталась государством, из последних сил отбивавшимся от врагом, слабой тенью той страны, какой была до Четвертого крестового похода. В 1250 году вместе с Фридрихом II ушло время великих ГЬгенштауфенов. На сце­
ну истории вышли уже не империи (по крайней мере, в сред­
невековом смысле), а нации —Англия, Франция, Испания.
* Имя Варнава означает «сын утешения».
221
Глава 20
ИМПЕРИЯ РАСТЕТ (1405-1413)
.. .И ты, сын человеческий, подними плач оТкре
и скажи Тйру, поселившемуся на высту­
пах в море, торгующему с народами на мно­
гих островах: так говорит Господь Бог: Тйр! ты говоришь: «я совершенство красоты!»
Пределы твои — в сердце морей; строи­
тели твои усовершили красоту твою...
Всякие морские корабли и их корабель­
щики находились у тебя для производства торговли твоей.
Иезекииль 27:2-4, 9
Среди множества опасностей, грозящих писателю-исто- рику, одна из самых коварных — невольное или даже под­
сознательное желание подправить исторические события, чтобы лучше их вписать в выбранную заранее схему. Сре­
ди множества поводов для сожалений один из самых горь­
ких — в том, что события обычно не желают быть таким образом подправленными. Как было бы удобно, к примеру, привязать начало золотого века Венецианской республи­
ки (который приблизительно совпадает с XV веком) к нача­
лу правления дожа Микеле Стено, избранного 1 декабря 1400 года. Палеонтолог, для которого погрешность в одно-
363
Глава 21
ДОЖ-ПРОРОК
(1413—1423)
Истина слетает с уст умирающего.
Мэтью Арнольд
Микеле Стено, умирая в 1413 году, на следующий день после Рождества*, оставил государство гораздо более силь­
ным, протяженным по территории, несмотря на продолжа­
ющуюся войну с Венгрией, и значительно более богатым, чем принимал его. Однако за три года до этого он невольно спровоцировал конституционный кризис, результаты кото­
рого долго еще сказывались на положении дожа в государ­
стве. Эта история связана с попыткой отменить решение Большого совета, но ее подробности до нас не дошли. Все же она привела к растерянности и недоверию к доясу. Сте­
но, человек гордый и упрямый, отказался уступить, бросая вызов своим оппонентам, и дело могло кончиться для него изгнанием или даже эшафотом, как для Марино Фальеро. К счастью для него и для Венеции, возобладал здравый смысл, у тех, кто желал обвинить дожа, нашлись диплома­
* Его похоронили в церкви Санта Марина, а не в Серви, как утверждает Рескин. Возле гробницы висели ключи от Падуи. В 1820 году, когда эту церковь снесли, изображение ключей пе­
ренесли в Санти Джованни э Паоло и поместили над другим сар­
кофагом.
380
Глава 22
КАРМАНЬОЛА
(1423-1432)
Полагаться на наемные и союзные вой­
ска бесполезно и опасно, и если кто-то рас­
считывает утвердить свою власть с помо­
щью наемников, то ему не видать покоя и благополучия, ибо они разобщены, тщеслав­
ны, недисциплинированны и ненадежны.
.. .Теперешние беды Италии происходят именно от того, что вот уже многие годы она довольствуется наемным оружием.
Макиавелли. Государь. Глава XII*
Восторг и уважение, которые вызывал Томмазо Мочени- го среди подданных, похоронивших его в церкви Санти Джованни э Паоло**, не смогли предотвратить того выбо­
ра, от которого он предостерегал. Хотя должны были бы — перед выборами наиболее вероятным избранником считал-
* Перевод с итальянского М. Юсима.
** Его гробница представляет собой странный гибрид вене­
цианского и флорентийского стилей, готики и Возрождения. Сельватико, критик XIX века, описывает ее как «богатую, но не­
красивую» («ricco, т а non bel»). Рескин — как «благородный при­
мер смертности повелителей», что более справедливо, но менее точно.
390
Глава 23
ПЕРЕВОРОТ
(1432-1455)
Бесчисленными примерами несомнен­
но подтверждается, что дела человеческие подвержены колебаниям и переменам, как воды небесные, влекомые ветрами. И сколь пагубны также и для них самих опромет­
чивые дела правителей наших, влекомых тщетным устремлением к преходящим бла­
гам и радостям. Таким повелителям недосуг разглядеть непостоянство удачи. Но пре­
небрегая мощью, данной им для благих дел, становятся они повелителями беспорядка и смуты, порождаемых их заблуждениями.
Гвиччардини. История Италии
Несмотря на заминки Карманьолы, за шесть лет войны Венеция значительно расширила границы своих владений. И хотя войне предстояло продолжаться еще четверть века, но уже с перерывами и большой осторожностью. Крупных наступлений в ней уже почти не было. В августе 1435 года Венеция подписала мирный договор с императором Сигиз- мундом, который, проезжая четыре года назад через Ми­
лан по пути на коронацию в Рим, был крайне оскорблен, когда Филиппо Мария отказался принять его. Тогда была
406
Глава 27 ФЕРРАРСКАЯ ВОЙНА И КОРОЛЕВА КИПРА (1481-1488)
Большой вашей ошибкой, венецианцы, было посягательство на мир других госу­
дарств, мало вам того, что вы живете в са­
мом прекрасном государстве Италии. Если бы вы знали, как вас ненавидят всюду, ваши волосы поднялись бы дыбом.
...Думаете ли вы, что те итальянские державы, что ныне объединились, действи­
тельно дружны между собой? Конечно же нет. Лишь нужда и страх перед вами и ва­
шей мощью связали их... Вы одни, а против
вас весь мир, не только Италия, но и стра­
ны за пределами Альп. Знайте же, что ваши враги не дремлют. Ради Бога, внемлите доб­
рому совету, ибо вы в нем нуждаетесь...
Галеаццо Сфорца, герцог Миланский, к Джованни Гоннелла, секретарю Венецианской республики.
1467 г.
Таким выразительным, недипломатическим языком об­
ратился в 1467 году герцог Галеаццо Сфорца, сын и наслед­
ник Франческо, к секретарю Венецианской республики, пытаясь остановить довольно незначительную кампанию
467
Глава 28
ФРАНЦИЯ НАСТУПАЕТ (1489-1500)
...Меня усадили между этими двумя по­
слами (а в Италии почетно сидеть посреди­
не) и провезли вдоль большой и широкой улицы, которая называется Большим кана­
лом. По нему туда и сюда ходят галеры, и возле домов я видел суда водоизмещением в 400 бочек и больше. Думаю, что это самая прекрасная улица в мире и с самыми кра­
сивыми домами; она проходит через весь
город. Дома там очень большие и высокие, построенные из хорошего камня и красиво расписанные, они стоят уже давно (некото­
рые возведены 100 лет назад); все фасады из белого мрамора, который привозится из Истрии, в 100 милях оттуда; но много так­
же на фасадах и порфира, и серпентинного мрамора. Это самый великолепный город, какой я только видел...
Филипп де Коммин. Мемуары*
1492 год в истории Европы стал поворотной вехой. Именно в этом году Колумб открыл Новый Свет. В этом
* Здесь и далее «Мемуары» Ф. де Коммина в переводе Ю. Ма­
линина.
480
Глава 29
ДВОЙНОЕ НЕСЧАСТЬЕ (1499-1503)
Передай синьории, что их обручение с морем закончилось. Теперь наш черед.
Турецкий визирь венецианскому послу Алъвизе Маненти. 28 февраля 1500 г.
Вне всяких сомнений, за послед ние два десятилетия XV ве­
ка судьбы Венеции переменились к лучшему. В турецких войнах 60-х и 70-х годов она понесла такие потери, что, ка­
залось, подошла к краю гибели. Но в 1481 году на турецкий престол взошел миролюбивый Баязет И, и картина внезап­
но изменилась. Ровиго и дельта реки По отошли к Венеции в 1484 году, Кипр — в 1488, а после ухода Карла VIII из Не­
аполя ей достались три важных порта на апулейском побе­
режье: Бриндизи, Трани и Отранто. 10 сентября 1499 года венецианские войска вошли в Кремону. На том бы веку и закончиться. Увы! Через несколько дней после последнего триумфа в Венецию дошли вести, которые повергли в уны­
ние весь город. У острова Сапиенца, этой роковой оконеч­
ности Пелопоннеса, где Венеция в 1354 году уже лишилась целого флота в войне с Генуей, республика на этот раз по­
терпела еще большее поражение от турок. Теперь, помимо прочих потерь, она была опозорена и унижена. Судя по от­
четам, этими несчастьями она была обязана нерешитель­
ности, а то и трусости генерал-капитана.
498
Глава 30 КАМБРЕЙСКАЯ ЛИГА (1503-1509)
Вы, граждане Венеции, дрожите!
За деньги, что неправедно нажиты,
Приходит срок ответить вам сполна.
Пьер Гренгор (1475-1538)
Лето 1503 года выдалось жарким даже по римским мер­
кам. Вечером 13 августа папа Александр VI ужинал в саду кардинала Адриана ди Кастелло, когда его охватил внезап­
ный приступ лихорадки*. Его отвезли домой и сделали кро­
вопускание. Врачей удивил обильный поток крови, выте­
кающий из человека такого преклонного возраста. Однако состояние больного быстро ухудшалось, и 18 числа он умер. Как всегда, подозревали отравление, но поветрие быстро распространялось, и от него страдали многие. Чезаре, гер­
цог Валентино, был так болен, что не смог попрощаться с отцом.
* Адриан, известный в Риме как Богатый Кардинал, являлся к тому же, как это ни странно, епископом Херефорда (в предсто­
ящем году он намеревался сменить эту должность на пост епис­
копа Бата и Уэльса), свидетельствует: «Он был поражен случив­
шимся настолько, что впал в растерянность и ступор. Со време­
нем он оправился от потрясения, но прежде со всего его тела облупился верхний слой кожи».
507
Глава 31
КАПИТУЛЯЦИЯ И ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ (1509-1510)
Напоминаем, что с понтификами надле­
жит обращаться хорошо... дабы и вам это добром обернулось и дабы никоим добрым делом не пренебрегать.
Юлий II венецианским посланникам
Потери Венеции и в самом деле были безмерны. Но шли недели, люди отходили от потрясения, вызванного битвой при Аньяделло и ее последствиями, и вскоре уже спраши­
вали друг друга, так ли велика опасность, как показалось сначала. Что касается миланских владений и победонос­
ной армии Людовика, которая все еще наступала, не оста­
валось иного выбора, как отдать все земли, которые от Ве­
неции требовали. Однако в отношении империи можно было выбрать более жесткую линию поведения. Максими­
лиан, как все считали, предоставив лиге свое громкое имя, после этого не сделал ничего. Армию он так и не отправил, а войну венецианцам объявил только 29 мая, через две не­
дели после их поражения. Отстранение его имперских ко­
миссионеров, Т^>евизано и Фриулини, прошло безнаказан­
но. Также просочились сведения, что он испытывает недо­
статок в средствах. Венецианцы задавались вопросом, стоило ли так просто оставлять свои города. Они оставили
523
Глава 32
НЕПОСТОЯННЫЕ СОЮЗЫ (1510-1513)
Эти французы л и ш и л и меня аппетита... По Божьей воле Италия должна быть осво­
бождена от их власти.
Высказывание папы Юлия II, приведенное в письме венецианского легата
Но Венеция не погибла. Похоже, альянс, созданный врагами против нее, неожиданно распался. Максимилиан, несмотря на свои обещания и после бесконечных отсрочек и увиливаний, продолжал, как говорит Эразм, «сидеть у себя за печкой» и попросту никуда больше не вмешивался. Король Людовик был основательно выбит из колеи произо­
шедшей в мае смертью кардинала д’Амбуаза, своего бли­
жайшего советника и главного вдохновителя итальянских походов. Хотя наиболее яростным разжигателем войны был отнюдь не германский император или король Фран­
ции, а римский папа. В разгар лета 1510 года он резко по­
менял политику Ватикана, определив новые приоритеты. Его счеты с Венецией были сведены, теперь наступил че­
ред Франции.
По всем критериям действия папы Юлия II были недо­
стойными. Подбив французов выступить против Венеции и бессовестно используя их ради собственных целей, он не
537
[лава 33
НОВАЯ ВЕНЕЦИЯ (1513-1516)
ГЬсподь даровал нам папство: будем же им наслаждаться.
ЛевХ
Всего лишь месяц спустя после подписания последнего соглашения в Блуа, 21 февраля 1513 года, в возрасте семи­
десяти одного года паша Юлий II скончался от лихорадки в Риме; и 4 марта кардиналы, как и положено, собрались в маленькой капелле — единственном, что осталось от собо­
ра Святого Петра*, чтобы избрать его преемника. Страже конклава показалось, что выборы проходят слишком мед­
ленно. Дабы ускорить события, кардиналам сократили ра­
цион сначала до единственного блюда, а затем их перевели исключительно на вегетарианскую диету; и даже тогда про­
шла целая неделя, прежде чем кардиналы объявили о сво­
ем выборе: кардинал Джованни Медичи, который принял имя Льва X.
* Старую базилику практически со всем убранством разру­
шили по приказу папы Юлия — это стало одним из наиболее бес­
стыдных примеров государственного вандализма во всей хрис­
тианской истории, —а новый собор, спроектированный Браман- те, только начали строить.
555
Глава 34
ТРИУМФ ИМПЕРАТОРА (1516-1530)
Будучи другом обоих монархов, я могу только повторить вслед за Апостолом: я ра­
дуюсь с тем из них, кто в радости, и печа­
люсь с тем, кто в печали.
Дож Андреа Гритти, услышав о пленении Франциска I при Павии
Если Нуайонский договор и не принес Италии долговре­
менного мира, то, несомненно, дал желанную передышку. 1517 год был самым спокойным из всех, что помнило боль­
шинство людей. Это не значит, что в это время ничего не происходило: год, который начался с захвата турками Ка­
ира и закончился написанием девяноста пяти тезисов Мартина Лютера, которые он прибил к двери церкви в Вит­
тенберге, нельзя сбрасывать со счетов. Но оба этих важных события не сразу оказали влияние на политическую ситуа­
цию, и жители Ломбардии и Венето смогли за эти двенад­
цать месяцев восстановить свои разрушенные дома, снова засеять разоренные поля и ночью спокойно спать, не ду­
мая о мародерствующих армиях, насилии, грабежах и ре­
ках крови.
Пятилетнее перемирие, подписанное в июле 1518 меж­
ду империей и республикой, еще больше стабилизировало
565
Часть четвертая
ЗАКАТ И ПАДЕНИЕ
Но час настал роскошного заката —
Ни прежней славы, ни былых вождей!
И что ж осталось? ГЪречь и расплата.
Мы — люди! Пожалеем вместе с ней, Что все ушло, блиставшее когда-то,
Что стер наш век и тень великих дней*.
Вордсворт. На угасание Венецианской республики. 1802
* Перевод В. Левина.
Глава 37
ЛЕПАНТО
(1570-1571)
Нет такого человека при дворе, который не усмотрел бы в этом руку Божию, и всем нам кажется, будто это сон, так как никог­
да прежде никто никогда не видывал и не слыхивал о подобной битве и победе на море.
Письмо государственного секретаря Хуана Луиса де Алъсаморы дону Хуану Австрийскому, 11 ноября 1571 г.
Провал экспедиции 1570 года был для Венеции и папы унизительным ударом; однако уже полным ходом шли пе­
реговоры о более прочном и действенном союзе. Движу­
щей силой этой новой инициативы был папа. Пий V долго и напряженно размышлял о турецкой угрозе и понял, что главным препятствием для любого тесного взаимопони­
мания между Испанией и Венецией являлось то обстоя­
тельство, что Венеция видела проблему в угрозе своим ко­
лониям в Леванте, тогда как Испания была гораздо более обеспокоена опасностью, которую представляли маври­
танские вассалы султана для ее собственных владений в Северной Африке. Следовательно, первой целью христи­
анства должно было стать восстановление контроля в
631
Глава 38
СУМЕРКИ ВЕКА (1571-1595)
Объединение с союзниками нанесло вели­
чайший ущерб республике, из этого опыта мы можем извлечь определенные полезные вы­
воды. Во время войны расторопность и готов­
ность поймать случай крайне важны, а для морской войны крайне необходимо выходить в море в начале апреля... Ошибка — заклю­
чать союз с правителями настолько могуще­
ственными, что мы обязаны считаться с их желаниями... мы должны рассчитывать боль­
ше на свои собственные силы, чем на силы союзников, поскольку союзники пекутся о своих собственных интересах, а не об инте­
ресах всей лиги. Тккже главнокомандующий не должен быть государем, он должен быть че­
ловеком, которого можно наградить или на­
казать. .. Наконец, тому, кто не имеет хорошей перспективы полностью или в достаточной степени уничтожить врага, лучше посовето­
вать искать с ним мира; но если война неиз­
бежна, лучше перенести войну во вражеский стан, чем отсиживаться в обороне.
Джакомо Фоскарини, генерал-капитан, — сенату. Осень 1572
Глава 39
ПОСЛЕДНЕЕ ОТЛУЧЕНИЕ (1595-1607)
Мы не можем понять, как возможно притязать, чтобы свободному государству, такому как наша республика, свободная от рождения и как таковая милостью Божьей просуществовавшая 1200 лет, не позволя­
лось бы принимать те меры, которые оно считает необходимыми для защиты го­
сударства, когда они никоим образом не причиняют вреда правлению других госу­
дарей.
Сенат Венеции — послу в Риме, 26 ноября 1605 г.
Примерно в двухстах ярдах от моста Риальто, на восточ­
ной стороне Большого канала, принижая соседние здания, находящиеся на каждой из сторон канала, возвышается громада палаццо Г)эимани. Начатое Микеле Санмикели в 1556 году, это здание никоим образом не является самым прекраснейшим из дворцов Венеции, но по размерам и мас­
штабу, а также благодаря исключительному великолепию фасада в стиле высокого Возрождения оно, без сомнения, одно из наиболее впечатляющих. Из-под огромных свай дворца его владелец, Марино Г£>имани, — восемьдесят седь­
66.7
Глава 4 0
ИЗМЕНА И ЗАГОВОР (1607-1622)
С убийцами, с ворами заодно Броди по этим улочкам кривым!
Грабеж, без жалости татьба, разбой — Кровавая в ночи вершится жатва!*
Томас Отуэй. Спасенная Венеция
Великие победы, военные, дипломатические или мо­
ральные, почти всегда положительно сказываются на по­
пулярности вождя победившей стороны. Однако Леонардо Дона был исключением из этого правила. Лидером в рес­
публике во время отлучения был Паоло Сарпи, и хотя впос­
ледствии Дона правил Венецией еще пять лет, он никогда не пользовался народной любовью. Причина слишком оче­
видна. Снова и снова, особенно в тот период венецианской истории, проявляется один и тот же прискорбный факт: ве­
нецианцы судили о своих дожах по единственному каче­
ству— их щедрости. Имеются свидетельства о том, как только что выбранный Дона во время своего обхода Пьяц­
цы не проявил и доли ожидаемой щедрости, а трое племян­
ников, которые его сопровождали, оказались скупыми до
* Перевод К. Ковешникова.
685
Глава 45
ВОСЕМНАДЦАТЫЙ ВЕК (1718-1789)
А Венеция лишь цветеньем оказалась
хороша.
Жатва вся ее — земная: смехом радости
дыша,
Кончили они лобзанье —уцелела ли душа?* Роберт Браунинг. Токката Галугтй
«Вот и закончилась история Венеции», написал граф Пьер Дарю в своей знаменитой монографии, завершенной в 1821 году, об этих событиях. И несмотря на то, что затем последовали еще два тома, он оказался недалек от истины.
ГЬрод был приговорен к пассивному существованию. Венеция больше не вела войн, не заключала мирных до­
говоров, не осуществляла свои желания. Она просто на­
блюдала за событиями, не решаясь принимать в них уча­
стие, она притворялась, что ее это не интересует... Изо­
лированная от своих братских народов, невозмутимая в своем безразличии, слепая к собственным интересам, равнодушная к оскорблениям, она пожертвовала всем, ради одной-единственной цели: не спровоцировать дру­
гие государства и сохранить прочный мир.
* Перевод Т. Левита. 776
Глава 46
СУМЕРКИ (1789-1797)
У сильного всегда бессильный виноват: Тому в истории мы тьму примеров
слышим...*
Лодовико Манин, 118-й и последний дож Венеции, был избран 9 мая 1789 года 28 голосами против тринадцати. Тогда его и подданных еще не беспокоило, что всего за че­
тыре дня до этого в Версале собрались Генеральные штаты Франции, и цепочка событий, которая должна была при­
вести Францию к революции, уже началась. Но даже если бы вести об этом успели достичь Риальто, венецианцы не придали бы им особого значения. Они уже больше семиде­
сяти лет жили беспечно, словно в волшебной башне, веря, что их традиционный нейтралитет спасет их от любого зла, а их желание жить в мире с соседями должно повсеместно уважаться. Вина за этот катастрофический самообман под видом мира в немалой степени легла на Лодовико Манина.
Во многих отношениях его избрание было неожиданно­
стью. В отличие от всех дожей, что правили несколько ве­
ков до этого, он не принадлежал к старой венецианской ари­
стократии. Манины были могущественным семейством из
* Басня Лафонтена «Волк и Ягненок» в переложении И. А. Кры­
лова.
806
Автор
postactualidad
Документ
Категория
Культурология
Просмотров
464
Размер файла
75 354 Кб
Теги
венеция, Джон Норвич, великобритания, культурология, Византия, история, Средиземноморье
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа