close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Preobrajenskiy Listok 24 1

код для вставкиСкачать
ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ЛИСТОК Издание Спасо-Преображенского храма г. Ставрополя №24-1
ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ЛИСТОК
Издание Спасо – Преображенского храма г. Ставрополя
№
24
14
июня 2004г.
Издается по благословению Преосвященного ФЕОФАНА,
Епископа Ставропольского и Владикавказского
Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.
6 июня, в день памяти Александра Сергеевича Пушкина, состоялся вечер
«Венок поэту», посвященный памяти великого русского поэта, его покаянной
лирике. На территории Преображенского храма под сводами зеленых крон, в тени
старых дубов и кленов около небольшого пруда, под звуки поддувающего ветерка
и веселые голоса лягушек поклонники русского поэта вспоминали его поэзию.
Сама обстановка создавала храмовую атмосферу, где звучали стихи, музыка и
пение. В числе собравшихся были люди разных возрастов, потому что А.С.
Пушкин – это тот поэт, у которого детские сказки с удовольствием цитируются
взрослыми, в то время как серьезная лирика заставляет задумываться молодое
поколение. У его поэзии не было и нет границ, поскольку каждое слово
проникнуто добром и любовью, а мастерская способность создавать словесные
образы всегда стирала границы между годами. Для всех собравшихся – это был
настоящий праздник души, позволивший хоть на короткое мгновение уйти от
повседневной суеты и окунуться в волшебный мир поэзии.
Вечер открыли настоятель Преображенского храма о. Владимир и
церковный хор, благорасположившими всех на восприятие прекрасных слов о
жизни, творчестве поэта и его лирики. Анатолий Андреевич Дуров изложил
некоторые особенности периода, в котором жил и работал поэт. Затем зазвучали
стихи поэта. Создавалось такое впечатление, что сначала они убаюкивают,
заставляют тихо погружаться в раздумья о жизни вечной и бренной земной:
Но как же любо мне
Осеннею порой, в вечерней тишине,
В деревне посещать кладбище родовое,
Где дремлют мертвые в торжественном покое…..
Близ камней вековых, покрытых желтым мохом.
Проходит селянин с молитвой и со вздохом;
На место праздных урн и мелких пирамид,
Безносых гениев, растрепанных харит
Стоит широко дуб над важными гробами.
И вдруг все изменилось – тревога, трепет, смятение чувствовались в
последующих стихотворениях. Поэт находится в духовном сокрушении, он
испытывает сердечную муку и, так же как и пророк бежит в пустыню, чтобы
обрести Бога. Там и происходит настоящая битва и преображение, когда Господь
включает его в число избранных: Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой…
Как труп в пустыне я лежал,
И Бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».
Отвратительные существа, как аллегория человеческого греха, и
бож
ественные посланники ведут борьбу в сердце поэта – что находит отражение в
лаконичном стихе: с необыкновенной простотой, краткостью, без длительных
рассуждений автор дает возможность ощутить всю ярость, стремительность
события, и почувствовать силу божественного войска. Такое же неистовство было
присуще и царю Давиду, когда он пел свои псалмы, обращаясь к Богу: “Жертва
Богу дух сокрушен”, — восклицает псалмопевец
— и в этом духовном сокрушении
он подобен нашему поэту. Душевная буря и гнев опять сменяются спокойствием и смирением с
жизнью:
Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.
Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.
И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь Ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.
Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт.
А.С. Пушкин горячо верил в существование Бога и интуитивно перед
авал
свои переживания в стихотворных строках, ибо по словам Соломона, «страх
Господень научает мудрости».
О замечательном пребывании А.С. Пушкина на кавказской земле ра
ссказал
Александр Кимович Колбасников. После чего продолжили чтение стихов великого
поэта. Точность и меткость слова, энергичная ритмика стиха вдохновляли
окружающих. В диалог вступили многие прихожане храма. И зазвучали
знаменитые: «У лукоморья дуб зеленый», «Мороз и солнце день чудесный», «Я
помню чудное мгновенье»... – можно было ощутить то благоговейное состояние,
которое царило в душах людей по их лучезарным и добрым улыбкам. Казалось,
мгновение остановлено, и среди присутствующих уже витает «гений чистой
красоты». И вот раздаются уверенные слова повзрослевшей Татьяны в исполнении
Любови Петровны Ефановой. Они оснащены ярко-живым художественным
импульсом, способным преодолевать время и пространство и оставаться в душах
потомков и, по словам самой же Любови Петровны, и через двести лет создавать
этический идеал русской женщины и семьи, которые всегда имели в России
православные религиозные корни.
Встречу завершило «Кантабиле» Паганини, исполненное на скрипке
Евген
ией Хановой. Перед игрой она сожалела о том, что нет аккомпанемента, но
сама природа пришла на помощь ей. Шум листвы и пение лягушек оживляли
глубоко серьезные чистые звуки скрипки, создавая единое гармоничное
произведение. И сквозь эту музыку чувствовалась сама душа поэта, стремящаяся
раскрыться и полностью отдаться на суд Бога и людей. И уже совсем не хотелось,
нам слушателям, вести себя недостойно, поступаться честью, но всегда с любовью
и смирением обращаться к Господу, моля его о помощи в тяжелых жизненных
ситуациях, защите и прощении всех наших грехов. Наверное, вот об этой
очищающей силе поэзии Пушкина говорили во все времена.
Наконец, венок А.С. Пушкину оказался сплетенным. Пусть любимый наш
поэт был глубоко светским, но ему принадлежит способность зажигать сердца
л
юдей, вселять веру и надежду в величайшую силу нашего Господа Иисуса Христа.
Его поэзия – это святой источник, который не иссякнет и через тысячу лет и напоит
и придаст силы тому, кто захочет сполна ощутить живительную силу пушкинского
слова: И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.
Веленью Божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспаривай глупца. 
Автор
qtinux
qtinux175   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
100
Размер файла
44 Кб
Теги
Преображенский листок
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа