close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Возглас о Лифте

код для вставкиСкачать
Д
митрий Щепенко – «дитя кулис», как его
ласково называет отец и по совмести
тельству художественный руководитель
театра Михаил Щепенко – именно поэтому
сыну пришлось делать ход сразу тремя фи
гурами. Взращеный в театральной среде,
с детства впитывавший в себя традиции
и принципы театрального искуcства, в своей
самостоятельной работе он и должен был ра
зоблачить в себе все эти годами копившиеся
потенции – это первый ход. Второй ход сде
лан не просто театральным ребёнком, а ре
бёнком известного деятеля искусства – про
вал окрасился бы не только личной неудачей,
но к нему примешался бы и неприятный от
тенок неудачи сына на фоне талантливого
родителя. Наконец, Дмитрий Щепенко ре
шился выступить одновременно и режиссё
ром, и драматургом. В интервью, которое он
дал незадолго до премьеры средствам мас
совой информации, Дмитрий признался, что
с самого начала хотел ставить свои произве
дения. «Да, классика – на все времена, но
ведь когдато надо создавать новую класси
ку», – с такой установкой подходил к работе
молодой режиссёр. И сейчас уже можно ска
зать, что у Щепенкомладшего получилось
поставить не просто спектакль, жанр которо
го он сам определил как «грустная комедия».
Просто спектакль для дебютной постановки
– это слишком мелко. Первое творение
должно быть ярким и запоминающимся.
И,возможно, в какойто степени «Лифт»
Дмитрия Щепенко не просто
его первый спектакль, но
и художественнонрав
ственный манифест.
Мы помним манифесты
западноевро
пейских ро
мантиков с
их фрагмен
тарностью и
философс
ким отреше
нием от мира
внешнего в поль
зу мира внутренне
го. Мы вспоминаем
«пощёчину обще
ственному вкусу»
революционно
настроенных твор
цов. И вот «Лифт»
– своего рода
«мир, дружба,
жвачка», только
глубже, сложнее.
ГЛУБЖЕ, НО
БЕЗ ПАФОСА
Антураж на сцене
совсем не патетич
ный: обычный подъ
езд нашего времени.
Почтовые ящики, му
соропровод, двери
квартир и лифт. Под
ящиками удобно распо
лагается коробка для
мусора. Удивительное
приспособление для
утилизации спама и
рекламы, приходящей по почте. На этой
лестничной клетке уже не решаются судь
бы, потому что соседи перестали быть од
ной большой советской семьёй, но в реду
цированном виде эта коммуникация
осталась. Подъезд даёт ответы на вопро
сы, волнующие обычных людей, кото
рые выкидывают ненужную почту в
коробку и подкармливают бродячую
собаку. Некоторые из них предпо
читают не платить за доставку то
варов, потому что
на лишние деньги
хотят купить мик
роволновку. На
самом деле имен
но такие обитате
ли подъездов и
диктуют обществен
ную моду, устанавли
вают правила поведе
ния. В их простых
сердцах много сострада
ния и любви – поэтому
они и являются основой
любого общества, они по
казывают, что такое, на
пример, дружба. Смотри
те: женщины в ночнушках
переругиваются через разде
ляющий их лестничный пролёт.
Они сражаются за тишину в подъезде и со
ревнуются в красоте балкона, украшенного
или не украшенного цветами. Это Клава
с седьмого этажа и Люся с шестого. Они
ссорятся, но когда Люся съезжает из дома,
они понимают, что лучших подруг, кроме
них, они не нашли за всю свою жизнь. А вот совсем другой пример, другая сю
жетная линия одного маленького хорошего
человека. Как объяснить, что такое «хоро
ший человек»? Как его изобразить, как
вжиться в его образ? Это линия дяди Пети
с шестого и Витьки с двенадцатого. Жена
дяди Пети беременна, и он покупает ей цве
ты. Витьке 10 лет, и он весит чуть больше 30
килограмм, поэтому не может подниматься
в одиночку на лифте. Он живёт в 48 кварти
ре, учится в школе, а в свободное от учёбы
время покупает маме водку и борется за
свою жизнь. Его очень любят в подъезде,
потому что он истинный философ в свои де
сять лет. Он считает, что курить и пить – это
плохо. Мать его периодически бьёт, но он
всё равно её любит и благодарен ей за то,
что она дала ему жизнь. Когда жена дяди
Пети вдруг задумывается об аборте, именно
Витька утешает его и говорит, мол, «образу
мится». Он видит, что дядя Володя и тётя
Оля, чей брак на грани развода, всё еще
любят друг друга, он приветлив по отноше
ню к бомжу – дяде Жене. Единственное, что
он не может стерпеть, это грубое высказы
вание дяди Пети о матери, что «она алкого
личка, и её скоро лишат родительских
прав». Этого Витька не приемлет, потому
что, какая бы она ни была, – это его мать.
Такой вот Витька – своеобразный герой
резонёр пьесы, которого можно охарактери
зовать как понастоящему хорошего чело
века. Через него связаны почти все герои
пьесы. И вот интересная деталь: Витька,
постучав посреди ночи к дяде Пете, с трепе
том смотрит в щёлку его двери, за которой,
казалось бы, существует семейное счастье,
которого лишён он. Потом дядя Петя, прово
див Витьку на лифте до его этажа, стоит под
его дверью и слушает чужую жизнь, лишён
ную, казалось бы, счастья. Но вот парадокс:
дядя Петя впадает в отчаянье от заявления
жены, а Витька, несмотря ни на что, полон
любви к жизни.
Художественное воплощение любви –
вопрос сложный. И это так просто рождает
ся в другой истории одного подъезда.
В лифт заходят дядя Володя и тётя Оля, ко
торые едут подавать на развод. Но лифт
застревает и превращается в кабинет се
мейной психотерапии, где врачом выступа
ет лифтёрша, консультирующая «заблуд
шие души» по громкой связи. Зачем ей,
совершенно постороннему человеку, вле
зать в чужую, не касающуюся её жизнь?
Может, потому что она похоронила мужа
и ей больно видеть, как эти двое сами, сво
ими руками рушат свои отношения, даже не
подумав, а правильно ли они поступают. За
вершение этой истории суть «хэппиэнд»,
но всё же, в первую очередь, ещё один
пункт манифеста начинающего режиссёра.
БОМЖ, ИГРАЮЩИЙ ПО СТАНИСЛАВСКОМУ
Завершает всю эту художественную
конструкцию манифеста образ бомжа Же
ни, от которого почемуто не воняет, кото
рый готов помочь отнести тяжёлые сумки,
который с гордо поднятой головой заявляет:
«Я не бомж! Я – житель Сыктывкара!».
В конце пьесы оказывается, что он – актёр.
Он приходит в подъезд, где провёл несколь
ко незабываемых дней, и разоблачает себя,
цитируя принципы Станиславского, а потом
раздает приглашения на свой спектакль жи
телям подъезда, так любезно его приютив
шим. И что же случается? Жители разража
ются негодованием. Они привязались
к нему почеловечески, они ему сострадали
и ставили свечки за его болеющую мать,
тёзку тети Клавы, а он их обманывал? Об
ман – это слово звучит в нескольких кон
текстах. Обман как замена маски, обман
как действие, когда человек играет на
чувствах других, не задумываясь о послед
ствиях, и, конечно, обман художественный,
когда актёр на самом деле не бомж, а всего
лишь человек, его изображающий. Возможно, на данном этапе для молодо
го режиссёра самым важным становится
последний пункт его манифеста – отноше
ния актёра и правды житейской, соотноше
ние её с правдой художественной. Нрав
ственен ли поступок Жени? Имел ли он
право так поступать с добросердечными
жителями, которые отнеслись к нему как
к родному? Дмитрий Щепенко под самый
финал затронул один из самых острых воп
росов искусства в целом – возможно, это
единственный недостаток спектакля. Задев,
копнув, не раскрыть до конца – этого нельзя
сказать об остальных сюжетах пьесы, кото
рые построены по сонатному принципу. Воп
рос этот состоит из двух понятий: художник
и свобода, которые выстраиваются в два со
отношения. Первое – это художник и его
внешняя свобода, то есть вольность его об
разных проявлений. А второе – это свобода
художника в выборе метода, жанра
и средств к осуществлению своего замыс
ла. Все ли средства хороши на пути к свобо
де творчества? На этот вопрос Дмитрий
Щепенко так и не дал зрителю ответ. Но
я уверена, что он его ещё даст, потому что
всётаки спектакль «Лифт» не про искус
ство. Это искреннее высказывание не толь
ко теоретического плана, хотя черты мани
феста в нём и присутствуют. Это история
про судьбу и жизнь обычных людей, про их
отношения и души, про их характеры и пос
тупки – вот это и есть самая настоящая
правда и художественная, и жизненная.
Мила Денёва Фото Алексей Комаров
ПО ВОПРОСАМ РАЗМЕЩЕНИЯ РЕКЛАМЫ ОБРАЩАЙТЕСЬ ПО ТЕЛ.: (495) 7305966, 7305669
6
№ 12 июнь 2012
культура и отдых
«ЛИФТ»
С ПЕРВОГО ЭТАЖА
««Л
ЛИ
ИФ
ФТ
Т»
»
Двойной дебют молодого драматурга и режиссёра Дмитрия Щепенко был анонсирован на на
чало мая и успешно состоялся в назначенную дату на сцене Московского Театра Русской Дра
мы. Молодой режиссёр нажал на кнопку, и «Лифт» увёз его с первого этажа. А куда – нам
предстоит разобраться.
Автор
spam99
spam9920   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
42
Размер файла
250 Кб
Теги
театр
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа