close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД 1918—1939 3

код для вставкиСкачать
Институт российской истории РАН Дом наук о человеке (Франция)
Центральный архив ФСБ РФ Институт истории новейшего времени (Франция)
Центр по изучению России (Франция) Российский государственный архив экономики Институт по экономической истории (Швеция)
СОВЕТСКАЯ ДЕРЕВНЯ ГЛАЗАМИ ОГПУ - НКВД
Том 3. 1930 - 1934
Книга 1. 1930-1931
Документы и материалы
Редакционная коллегия тома:
А.Берелович (ответственный редактор),
В.Данилов (ответственный редактор),
Н.Верт, В.Виноградов, Л.Самуэльсон, Е.Тюрина, В.Христофоров
Составители тома: Л.Борисова, В.Данилов, Н.Перемышленникова, Н.Тархова
(ответственные), Т.Голышкина, С.Мякиньков, Ю.Разбоев, Т.Сорокина, Е.Степанова
Москва
РОССПЭН
2003
ББК 63.3(2)6-2 С 56
Авторы выражают благодарность МИДу Франции и Дому наук о человеке
за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного
проекта, результатом которого является этот том, а также Фонду
Джанджакомо Фельтринелли (Италия), Совету науки Швеции
и Государственному центру по научным исследованиям (Франция),
оказавшим содействие в его издании
Ьез auteurs expriment leur reconnaissance au Ministere des affaires etrangeres
francais et a la Maison des sciences de J'homme pour le soutien constant qu'ils ont apporte depuis le debut du programme de recherches dont ce volume est le resultat. Les auteurs remercient aussi la Fondation G iangiacomo Feltrinelli (Italie), le Conseil suedois de la recherche et le CNRS qui ont aide cette edition
С 56 Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1939.
Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. 1930—1934 гг. Кн. 1. 1930—1931 гг. / Под ред. А.Береловича, В.Данилова. — М.: «Рос­сийская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2003. — 864 с.
В настоящем сборнике представлены документы ОГПУ за 1930—1931 гг., от­носящиеся к первому этапу «сплошной коллективизации и ликвидации кулаче­ства как класса» — массовых бедствий, обрушенных сталинским руководством на крестьянство в целом. Это документы о судьбе десятков и сотен тысяч людей, заключенных в концлагеря ГУЛАГ'а и «спецпоселения» в нежилых районах страны, об их гибели от репрессий и принудительного труда. В 1930 г. объем информации о действительном положении в деревне достиг максимума, что было прежде всего связано с ростом крестьянского сопротивления насилию. Имело значение и непосредственное участие системы государственной без­опасности в этом насилии, особенно в «операциях по кулачеству», придав­ших информдокументам ОГПУ отчетно-учрежденческий характер.
Попытки ОГПУ в начале 1931 г. соразмерить масштабы раскулачивания и выселения крестьянских семей с объективными возможностями их устройства в нежилых районах страны привели к столкновению со сталинским Политбюро, для которого никаких объективных ограничений не существовало. Результатом этого столкновения было сокращение и изменение характера информации ОГПУ для партийно-государственного руководства.
© А.Верелович, В.Данилов, Л.Самуэльсон и др.,
2003
© Институт российской истории РАН, 2003 © Дом наук о человеке (Франция), 2003 © Центральный архив ФСБ РФ, 2003 © Совет науки Швеции, 2003 © «Российская политическая энциклопедия»,
2003 © A.Berelowitch, V.Danilov, L.Samuelson, etc.,
2003 © Institut d'histoire de la Russie de 1'Academie
des sciences de Russie, 2003
© Maison des sciences de 1'homme (France), 2003
ISBN 5 - 86004 - 184 - 5® Archives centrales du FSB de la Federation de
ISBN 5 - 8243 - 0304 - 5© Со^ц suedois de la recherche, 2003
ISBN 5 - 8243 - 0305 - 3© ROSSPEN, 2003
Советская деревня 1930—1934 гг.
по документам ОГПУ—НКВД
Книга 1(1930—1931 гг.)
«Как будто у меня земля здесь горит под но­гами. Страшно, душно, мучительно. Думалось, никогда этого не забуду, этой матерщины, дет­ского плача, старушечьего отчаяния и летящего пуха из перин...»
(Из дневника Павла Нилина за 1931 г.)
Хронологические рамки третьего тома настоящего издания определя­ются содержанием информации, поступавшей тогда от ОГПУ—НКВД пар­тийно-государственному руководству страны — информации о насилии над крестьянством при проведении коллективизации и раскулачивания, об их разрушительных последствиях и массовом сопротивлении деревни. Всеохватывающая система политического контроля и секретности инфор­мации добросовестно выполняла свои функции, и власти буквально за­хлестнул поток сообщений о повсеместном неблагополучии как прямом результате государственной политики. Объем поступавшей наверх инфор­мации в 1930 г. достиг максимума, намного превысив возможности освое­ния и учета получаемых сведений без радикального изменения политики. Столь обстоятельная и конкретная информация сталинскому руководству была уже не нужна, ее объем начинает сокращаться, а вместе с тем меня­ется и ее характер. Тем не менее поток сообщений о том, что происходило в деревне, оставался значительным и в основе отражающем реальность.
Информационные материалы ОГПУ—НКВД за 1930—1934 гг. весьма конкретно отражают характер своего времени — времени бедствий, обру­шенных сталинским руководством на крестьянство — на основную массу населения страны. Гибель миллионов людей от репрессий и голода, при­нудительный труд заключенных в концентрационных лагерях и спецпосе­лениях сказались не только на социально-политическом и экономическом развитии страны, но и на ее судьбе в будущем. Представленные докумен­ты говорят о сущности сталинизма. Не случайно они оформлялись как сверхсекретные и должны были оставаться таковыми навсегда, поскольку в них видны бесчеловечность и принимаемых политических решений, и средств их осуществления, несоответствие результатов не только жертвам и затратам, но и реальным возможностям. Эту особенность документов своего времени знал И.В. Сталин, о чем свидетельствует его взбешенная реакция на оставление в захваченном немецко-фашистскими войсками Смоленске областного партийного архива в 1941 г. Документы партархи-ва, по сталинскому определению, являлись самым «ценным оружием» против партии и государства1, в действительности против репрессивной диктатуры вождя.
По материалам 1928—1929 гг., опубликованным во втором томе насто­ящего издания, мы видели, как на смену сводкам о «чрезвычайных хле­бозаготовках» пришли другие темы в деревенских сводках ОГПУ — «классовая борьба», «кулацкий террор», враждебная деятельность «анти-
советских» и «контрреволюционных элементов»2. С 1930 г. эта тематика стала главной в общем потоке информации, поставляемой государственно­му руководству из ОПТУ, прежде всего в сводках, докладах и справках, идет ли речь о ходе «сплошной коллективизации» и «организационных недочетах» на местах (см. док. № 5, 6, 8, 27, 40, 44, 47, 73, 99 и др.); о массовых выступлениях против принудительной организации колхозов и против раскулачивания (док. № 3, 8, 40 и др.); о массовых выходах из только что созданных колхозов (док. № 4 и др.); о повсеместной распро­даже и убое рабочего и продуктивного скота (док. № 2 и др.); о «бегстве и самораскулачивании кулаков» (док. Л? 23, 40 и др.); об итогах первой кампании раскулачивания (док. № 114 и др.).
Важной особенностью информационных материалов ОГПУ 1930 г. ста­новится введение специальных сводок о своей деятельности по раскулачи­ванию и подавлению сопротивления посредством массовых репрессий. Новый тип сводок ОГПУ занял в данном томе особое место, что привело к включению в состав сборника распорядительных документов, относящих­ся к информационным задачам и содержащих вместе с тем важную ин­формацию по интересующим нас вопросам. Директива ОГПУ № 771 от 11 января 1930 г. оповещала систему органов ОГПУ о постановке задачи «удара по кулаку». Мы узнаем, что задача изначально не ограничивалась кулаками, а включала и произвольно определяемый ряд «организаций, группировок, одиночек», относимых к «кулацко-белогвардейско-бандит-скому элементу» (док. Ml). Как видим, не считались «извращениями» и «перегибами» расправы в ходе раскулачивания с лицами, не имевшими отношения не только к кулакам, но и к сельскому хозяйству.
В литературе встречаются сведения о том, что в ряде мест (например, в Западной Сибири) сразу после 11 января началось практическое раскула­чивание крестьянских хозяйств, считавшихся кулацкими**. Однако офи­циальное начало кампании раскулачивания по стране в целом было поло­жено директивой Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации», принятой 30 января 1930 г. Этим постановлением устанавливались категории рас­кулачиваемых и количественные «нормы». Первую категорию должен был составить «контрреволюционный актив» — организаторы террора и «антисоветской деятельности», которых подлежало арестовывать и реп­рессировать как политических преступников, т.е. заключать в концентра­ционные лагеря или даже расстреливать. Их семьи подлежали высылке в отдаленные районы страны на поселение. Туда же высылались вместе с семьями «крупные кулаки и бывшие полупомещики, активно выступав­шие против коллективизации» (вторая категория). Остальная часть раску­лаченных (третья категория) подлежала расселению в пределах краев и областей их прежнего проживания, но не в том селении, в котором нахо­дились его хозяйство и жилище до раскулачивания. Общая численность раскулачиваемых устанавливалась в 3—5% крестьянских хозяйств, одна­ко для первой и второй категорий были определены «ограничительные контингенты»: в сумме по основным сельскохозяйственным районам стра­ны для первой категории — 60 тыс. и для второй — 150 тыс. хозяйств.
Предписывалось раскулачивание «в районах сплошной коллективиза­ции провести немедленно (!!!), а в остальных районах по мере действитель­но массового развертывания коллективизации». В числе немедленных действий было и такое: «Конфисковать у кулаков... средства производст-
8
ва, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработ­ке, кормовые и семенные запасы»4.
Требования «немедленных» действий по изъятию хозяйства, вплоть до жилища, и по выселению раскулаченных объясняют «местные художест­ва», о которых, например, сообщала руководству ОГПУ выездная редак­ция газеты «Беднота» из Балашовского округа Нижне-Волжского края. Вот как это было в селе Большая Журавна: «В ночь никто не знал ничего, вдруг врывается несколько вооруженных лиц, забирают все подчистую и выгоняют на улицу. На улице плач, стон и крики... 30 семейств препро­вождаются в исправдом», т.е. в тюрьму (док. № 70). Описаний подобных сцен много в документах практически всех районов страны, что свиде­тельствует о полной ответственности сталинского руководства за ужасы насилия. Низменные страсти местных деятелей и завистливых соседей также имели место, но разжигались они сверху, в том числе цитирован­ной выше директивой Политбюро от 30 января 1930 г.
Немедленное раскулачивание сотен тысяч хозяйств создало проблемы для всех местных организаций. Поэтому 6 февраля ОГПУ разослало всем своим полномочным представительствам разъяснение об «удлинении сро­ков» выселения кулацких семей и предписание: «План выселения рассчи­тать на три месяца (февраль, март, апрель)» (док. N° 25). Но и эти сроки были «сверхреволюционными», обрекавшими десятки тысяч семей на бед­ствия и гибель.
Наиболее полно первый этап раскулачивания представлен в спецсвод­ках Секретно-оперативного управления ОГПУ, посвященных кулакам 1-й категории. В рамках настоящего издания нет возможности и необхо­димости публиковать все 68 спецсводок, составлявшихся почти ежедневно с 31 января по 24 апреля. Нами отобраны 11, дающих достаточно точное представление об «операциях по кулачеству» от начала и до конца. К ним добавлены «сводные спецсводки» № 1 от 5 февраля и № 2 от 17 февраля, а также справка «О количестве изъятого контрреволюционного элемен­та... в связи с проводимой операцией по кулачеству» того же СОУ ОГПУ от 15 февраля. Все они включены в одну тематическую подборку (док. № 9—23). Это позволяет проследить динамику арестов кулаков 1-й кате­гории в ее порайонной географии и по стране в целом, а главное — ее место как в общей статистике арестов, так и в статистике раскулачивания социальных и политических групп, попавших под удар.
Обращаясь к содержанию спецсводок «об операциях по кулачеству», мы должны отметить прежде всего, что появление первой из них 31 янва­ря должно было показать, что ОГПУ уже выполняет директиву Политбю­ро от 30 января. Спецсводка № 16 от 15 февраля дает уточненные сведе­ния по стране в целом — 64 589 арестованных, в том числе 52 166 кула­ков 1-й категории. Из сводки хорошо видно, что среди арестованных, по­мимо тех, кого считали тогда кулаками, оказались и середняки, и бедня­ки, бывшие торговцы, бывшие «белые», служители религиозных культов, монахи и монашки, представители сельской интеллигенции и служащие, а также лица «без определенных занятий», «невыясненные» и «прочие». Оценить значение репрессивной статистики помогают замечания, сделан­ные на полях сводки Г.Г. Ягодой — заместителем председателя ОГПУ и фактическим руководителем всей деятельности этой организации. Назна­чение замечаний —*• оценить практику выполнения директивы Политбюро от 30 января местными органами ОГПУ. Эти замечания носили характер начальственного разноса: «...это совсем не то, что надо... Немедленно дать
указания»; «...не поняли наших указаний или не хотят понять — надо заставить понять»; «...прочих — значит не знают, кого берут»; «...брать по делам, не обязательно взять норму, можно меньше...» В замечаниях Ягоды видится и желание застраховать себя от обвинений в перегибах: «Я все время подчеркивал...» (док. №11).
18 февраля «Всем ПП ОГПУ» была разослана телеграмма по поводу нарушений «категорических и совершенно точных директив ОГПУ», тре­бовавших «чтобы удар пришелся по активно действующим... кулацким к/р элементам (кулацко-белогвардейским, бандитским, реакционно-цер­ковным)». «Отдельные» же ПП «расширительно проводят операцию, пре­вращают ее в общую чистку районов от а/с элемента, проводят аресты, базируясь только на данных о социальном положении, данных о прошлом и т.п.»5.
Никакого воздействия на дальнейшие «операции по кулачеству» ни за­мечания на полях спецсводки, ни грозное напоминание о «совершенно точных директивах», столь же неопределенное и двойственное, как и сами директивы, не оказали. Больше того, никаких изменений в назван­ных операциях не произошло и после знаменитой статьи Сталина «Голо­вокружение от успехов», опубликованной 2 марта6, и после постановле­ния ЦК партии от 10 марта7, громогласно осуждавших и запрещавших какие бы то ни было «перегибы» и «извращения» в практике коллективи­зации и раскулачивания, как, впрочем, и после грозного закрытого пись­ма ЦК партийным организациям, разосланного 2 апреля8. Данные спец­сводок СОУ ОГПУ со всей убедительностью свидетельствуют, что все эти заявления сталинского руководства преследовали только одну цель: ответ­ственность за бесчеловечные и разрушительные последствия сплошной коллективизации и раскулачивания перенести на местных работников, на исполнителей политики, осуществлявшейся несмотря ни на какие послед­ствия. В состав публикуемых нами спецсводок СОУ ОГПУ включены эк­земпляры, связанные с датами названной сталинской статьи, постановле­ния и письма ЦК, призванные устранять «извращения» и «перегибы». Вот как выглядит динамика общего числа арестованных по 1-й категории в дни, когда появлялись эти документы: 28 февраля — 76 313, 5 марта — 83 220, 9 марта — 88 603, 16 марта — 92 617, 20 марта — 96 591, 7 апреля — 111 714 и 24 апреля — 123 716 (см. док. № 14, 15, 18, 19, 20, 21, 22).
«Ограничительный контингент» подлежавших аресту уже на первом этапе «операций по кулачеству» оказался превышенным в полтора—два раза (аресту подвергались не только главы хозяйств, но и взрослые сыно­вья, если они попадали под соответствующие обвинения и могли исполь­зоваться на работах в лагерях ГУЛАГа). Остальные члены семей «перво­категорников» отправлялись в спецпоселения вместе с семьями «второй категории», раскулачивание которых было столь же непрерывным и точно так же на их судьбе никак не сказались названные выше официаль­ные осуждения «перегибов» и «извращений».
Приведенные выше данные спецсводок СОУ ОГПУ, ограниченные «первокатегорниками», существенно дополняются и уточняются данными сводок Транспортного отдела ОГПУ, непосредственно осуществлявшего перевозку прежде всего глав семей, передаваемых ГУЛАГу, и семей, высе­ляемых в спецпоселения, которые они же должны были создавать на пус­том месте. Первый эшелон отправился в путь 13 февраля. До 15 апреля их общее число достигло 181. Сводки ТО ОГПУ представляют несомнен­ный интерес и заслуживают специального исследования. Мы включили в
10
данный том лишь 5 документов этого ведомства: сводки за 9, 13, 14 и 28 марта, а также за 15 апреля, когда начал движение считавшийся пос­ледним эшелон. За время с 13 февраля по 15 апреля было перевезено всего 320 484 человека, в том числе 122 318 детей до 14 лет включитель­но (док. № 39, 77, 78, 79 и 80). Однако и приведенные здесь сведения не являются полными, поскольку раскулаченные по 2-й категории и семьи «первокатегорников», проживавших в районах высылки, доставлялись к месту назначения не эшелонами ТО ОГПУ.
Наиболее полные данные об итогах первого этапа раскулачивания (ян­варь—апрель 1930 г.) содержатся в справках Оперативной группы ОГПУ о количестве раскулаченных и высланных и количестве вселенных семей и лиц на 20 мая 1930 г. (док. М 120—123). Справка о высланных в точнос­ти воспроизводит цифру раскулаченных 1-й категории из сводок СОУ — 123 716 человек, без указания численности семей. Цифра выселенных ку­лаков 2-й категории возрастает до 99 013 семей (хозяйств) с населением 491 893 человека. К ним добавились кулаки «особого назначения» из по­граничных районов Украины и Белоруссии — 18 203 человека (в основ­ном одиночки, но и 502 семьи). Общая численность выселенных в качест­ве «спецпоселенцев» выросла до 99 515 семей с населением в 510 096 че­ловек. Справки Опергруппы С.В. Пузицкого разграничивают ввезенных в места вселения из других районов страны и о «переселенных» внутри рай­онов вселения — Северный край, Урал, Сибирь, Казахстан, Дальний Вос­ток, Ленинградский военный округ. Из других районов было ввезено 67 994 семьи (349 734 человека), переселена в пределах названных райо­нов 31 521 семья (161 362 человека).
В одном из документов начала 1931 г. встретится цифра 113 027 семей, выселенных по 2-й категории за первую половину 1930 г. (док. № 201). Вероятно, это численность выселенных семей до возвращения неправильно раскулаченных и оставленных на «свободное жительство».
Отметим, наконец, появление первых данных о 3-й категории раскула­ченных, не представлявших тогда особого интереса для ОГПУ, поскольку они подлежали всего-навсего «переселению на запольные участки» внутри районов проживания. По явно неполным данным, их насчитывалось 26 333 семьи (хозяйства) с населением в 138 182 человека (док. М 120).
Приведенные сведения интересны и важны для познания судеб раску­лаченной части крестьянства, а через них и общей социально-политичес­кой ситуации, складывавшейся в ходе сталинской «революции сверху». О тех, кто попал в 1-ю категорию раскулаченных и оказался, по очень точ­ному определению А.И. Солженицына, на «архипелаге ГУЛАГ», мы знаем лишь численность. Они напомнят о себе в 1937—1938 гг., когда закончатся лагерные сроки, и это будет одной из тем последнего — 4-го тома настоящего издания. К сожалению, мы не располагаем данны­ми о «первокатегорниках», приговоренных к расстрелам. Сложность здесь состоит и в том, что смертные приговоры выносились тогда и «тройками» по линии ОГПУ, и судами, подведомственными Паркомюсту.
Из приведенных данных видно, что основную массу раскулаченных со­ставляла 2-я категория, подлежавшая высылке семьями. К ним присоеди­нялись и уцелевшие члены семей раскулаченных по 1-й категории. Куда же отправлялись эти семьи? Где и как должны были создаваться спецпо­селения? Эти и многие другие практические вопросы оставались без кон­кретных ответов как в директиве Политбюро от 30 января, так и в поста­новлениях ЦИК и СНК СССР от 1 февраля9.
11
Публикуемые нами распоряжения руководства ОГПУ о порядке высе­ления кулацких семей начинаются 8 февраля с телеграфного ответа на за­просы с мест: «срок и порядок выселения будет решен 21 февраля, после чего будут даны указания» для всех районов страны, кроме Украины, Бе­лоруссии, Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, Центрально-Чер­ноземной области (док. № 28). Что же касается названных районов, то и у них не было никакого представления, куда и как высылать десятки тысяч семей с детьми и стариками. Об этом свидетельствует содержание последующих запросов и ответов, связанных уже с движущимися на север железнодорожными эшелонами. 20 февраля Центр пересылает из Свер­дловска в Ростов-на-Дону сообщение о том, что «вследствие отсутствия у выселяемых теплой обуви, имеется много случаев обмораживания, что ос­ложняет дело расселения и трудового использования выселяемых» (док. № 31). Из последующих ответов на запросы с мест и распоряжений руко­водства ОГПУ выясняется, что у выселяемых нет не только теплой обуви, но и одежды, домашнего имущества и продуктов питания на время пере­езда, не говоря уже о возможности существования в местах высылки, где еще нет и никаких «спецпоселений». 26 февраля ОГПУ запрашивает свои местные органы о потребном количестве «плугов, борон для обеспечения и сельхозиспользования кулацких семейств на необжитых землях края»; 1 марта «всем ПП ОГПУ» напоминается о том, что «семьи кулаков, не имеющие трудоспособных членов, на Север выселению не подлежат и в эшелоны включаться не должны»; 2 марта предлагается «в связи с моро­зами принять меры размещения семей [с] детьми в ближайших селах впредь до навигации и потепления»; 18 марта рассылается требование «в пятидневный срок» согласовать с совпарторганизациями и предста­вить «план организованного использования расселяемых в Вашем крае кулацких семейств...» и т.д., и т.п. (док. № 50—65). Перед нами ха­рактерный образец сталинского руководства — примитивизация обще­ственных проблем, «чрезвычайные», то есть насильственные методы их решения, обрекавшие на гибель десятки и сотни тысяч ни в чем непо­винных людей.
Конечно, сведения о положении, в котором оказывались высланные семьи, о «неправильно» раскулаченных и высланных тем или иным путем проникали наверх, в том числе и через каналы ОГПУ: запросы с мест, справки и даже записки «о чрезвычайном положении с обеспечением продо­вольствием» и с медицинским обслуживанием (док. № 74—76). К тому же в составе высшего руководства еще оставались такие, например, деятели как А.И. Рыков или С.И. Сырцов. 1 апреля А.И. Рыков, как председатель СНК СССР, подписал постановление об организации Секретной комиссии при правительстве по устройству высланных кулаков во главе с В.В. Шмидтом — заместителем председателя СНК СССР. 5 апреля Полит­бюро приняло решение о создании Комиссии С.А. Бергавинова для про­верки неправильно высланных в Северный край. 10 апреля СНК РСФСР принял постановление о мерах по упорядочению расселения высланных семей10.
Тем не менее подлинную картину положения высланных крестьянских семей, их гибельной судьбы, бессмысленной жестокости к детям и стари­кам воссоздал и заставил увидеть центральную власть В.Н. Толмачев — нарком внутренних дел РСФСР, член республиканского правительства, возглавлявшегося С.И. Сырцовым, входивший в состав комиссий и В.В. Шмидта, и С.А. Бергавинова. Возможно, что он был первым предста-
12
вителем Центра, прибывшем на Север для ознакомления с положением спецпоселенцев. Увиденное В.Н. Толмачев описал 16 апреля 1930 г. в письме Д.З. Лебедю — заместителю председателя СНК РСФСР. Найденное в архивном фонде ОГПУ и, главное, касающееся деятельности ОГПУ, письмо Толмачева публикуется в настоящем издании как очень ценный исторический источник. Современная историография в лице Линн Виолы обратилась к документам этой интересной личности, в том числе и к на­званному письму по копии из архивов Архангельска11. Естественно обра­щение к позиции Толмачева и при анализе альтернатив сталинизму в со­ветском руководстве того времени12.
Ко времени появления в Северном крае Толмачева там находилось уже 45 тыс. семей, в составе которых насчитывалось 158 тыс. человек, из них трудоспособными оказались всего 36 тысяч. Все они были отправлены «в разные места на работу». Нетрудоспособные женщины, дети, старики, больные (122 тыс.) были «размещены в бараках по линии Вологда—Ар­хангельск и Вятка—Котлас»: «Теснота невероятная. Есть места, где на че­ловека приходится 1/10 м2 площади при постройке нар в несколько эта­жей (кубатура меньше гробовой). Полов в бараках нет, крыша сделана из жердей и слегка присыпана тающей и осыпающейся землей. Температура не выше 4°, как правило. Вшивость. При скверном питании, а для мно­гих при почти полном его отсутствии, все это создает колоссальную забо­леваемость и такую же смертность среди детей».
В письме приводится «Справка о заболеваемости и смертности среди высланных». Вот некоторые данные из этой справки: «По г. Архангельску за март и 10 дней апреля из 8000 детей заболело 6007... Умерло детей — 587.
По Севере-Двинскому округу на 12 апреля 1930 г. всего умерло — 784, из них детей — 634.
По Вологодскому округу с 29 марта по 15 апреля болело детей — 4850, из них умерло — 677, в том числе только за 12—13 апреля умерло 162... Причем болеют и мрут младшие возраста...»
Еще одно место из письма Толмачева: «...с высланными обращаются, как с опаснейшими заключенными, подлежащими строжайшей изоляции. Это исключает возможность использования их собственной инициативы и самодеятельности и налагает на нас совершенно непосильную обязанность их полного обслуживания. Это ведь не ящики, не тюки груза, который сам о себе не думает, а живые люди...»
Отметим также вполне убедительное мнение наркома, получающего информацию из всех районов РСФСР о том, что положение высланных семей в Сибири и на Урале «во всех отношениях должно быть еще хуже, чем здесь» (док. №97).
Все сказанное в письме Толмачева о бедствиях выселенных семей под­тверждается в произведениях поэта Семена Милосердова, десятилетним мальчиком оказавшегося в одном из северных спецпоселений и спасенно­го приехавшим за ним крестным (благодаря письму Толмачева). Приве­дем здесь стихотворение «Бараки» как подлинное свидетельство спецпосе­ленца:
Незрячие, в метельном полумраке, Средь вологодских елок и снегов Я помню те холодные бараки Для спецпереселенцев, кулаков.
13
Январь. Трещали сосны на морозе.
Гуляли по баракам сквозняки.
На нарах умирала тетя Фрося,
И с голодухи пухли старики. Улыбки стерла и согнула плечи Тоскливая таежная судьба. И только в снах еще топились печи, Стояла под березами изба...
И нам была, мальчишкам, непонятна
Такая жизнь. И мы на весь барак
Скулили, как паршивые щенята,
Что брошены хозяином в овраг. И я не написал бы эти строки, Когда б не крестный, не его приезд... Болота. Мох. Вороны да сороки. Унылое безлюдье ссыльных мест.
И высились угрюмые, как знаки
Эпохи разоренья мужиков
Дощатые, щелястые бараки
Средь вологодских елок и снегов-^.
Публикуемая нами справка «Основные недовольства высланного кула­чества и вытекающие из них настроения» (конец мая) воссоздает пережи­вания и настроения людей, подвергшихся «депортации в никуда»: «Нас размещают как скот... и, наверное, собираются уморить как собак»; «...хуже этого не может быть, страшно даже вспоминать, можно с ума сойти...» (док. № 124).
Осенью 1930 г. В.Н. Толмачев вместе с С.И. Сырцовым окажется в последней антисталинской оппозиции и разделит ее судьбу. Но апрельское письмо наркома внутренних дел РСФСР произвело весьма сильное впечат­ление на руководство ОГПУ. 20 апреля на места был разослан меморан­дум, разрешающий родственникам «высланных кулацких семейств 2-й ка­тегории... вывоз детей кулаков с мест высылки на родину». При этом даже предписывалось «разрешать немедленно», ввиду «тяжелых условий пребывания малолетних детей на Севере», разумеется, «при согласии ро­дителей» и в возрасте «до 14-ти лет»14. К сожалению, этот проблеск чело­вечности продержался недолго — наплыв родственников и соседей в райо­ны лагерей и спецпоселений был в принципе неприемлем сталинской сис­теме репрессий, поскольку разглашалось то, что должно было держаться в строжайшем секрете. К тому же появление близких лиц и увоз ими детей облегчали побеги взрослых переселенцев.
Оперативная группа ОГПУ, непосредственно руководившая раскулачи­ванием, вывозом и «устройством» на местах, в справке от 12 июня 1930 г. сообщала, что к этому времени на Север было «переброшено» 230 005 че­ловек, из которых с конца апреля, когда потеплело, бежали 14 123 (6,1%). При этом отмечалось: «Значительно облегчает побег взрослых ку­лаков отправка детей кулаков на родину». Приводились и «факты», кото­рые мы частично воспроизведем, настолько они выразительны: «Из лаге­ря бежала Котельникова Мария 25 лет с сыном Александром 7 месяцев. Остальных своих детей Котельникова отдала гр. Сухих, с которыми уеха­ла и сама... Из лагеря бежала Чебановская Ксения 32 лет из Запорожско­го округа, которая ходила провожать отправляемых на родину детей и в лагерь не возвратилась. Из лагеря бежали Юмахины Мария 20 лет и
14
Ирина 37 лет из Острогожского округа. Обе они бежали с отпущенными
на родину детьмиИз лагеря бежали: Артеменко Лукерья 61 года,
Глушкова Мария 24 лет с ребенком Иваном 10 месяцев и Кривова Анаста­сия 63 лет. Бежали при отпуске детей на родину с родственниками, при­ехавшими за детьми» (док. № 128).
Тема бегства из спецпоселений представляет интерес не только с точки зрения характера и масштабов личных протестов пострадавших, но и с точки зрения отношения к «кулакам» крестьянской, как правило, сосед­ской среды. В мае—июне 1930 г. еще сохранялись настроения «исправле­ния ошибок», отразившиеся и в документах ОПТУ. Мы узнаем из них «о массовом возвращении бегущих кулаков на родину» — на Украину, в Бе­лоруссию, Черноземный центр, Северный Кавказ... При этом сообщалось, что, например, «в Одесском округе в с. Васильевке... при попытке задер­жания бежавших из ссылки кулаков возникло массовое выступление с участием 150 женщин», требовавших не только оставления беглецов, но и возвращения им имущества. Больше того — «толпой женщин кулаки были вселены в свои прежние хаты». В Киевском округе отмечались «факты, когда активные колхозники не только ходатайствовали о возвра­щении высланных кулаков, но и укрывали их у себя». «В Гомельском ок­руге Белоруссии самовозвращение кулаков в большинстве (!) районов об­ставляется весьма торжественно. Предварительно оповещенные родствен­ники и знакомые собираются на станции и огромной толпой сопровожда­ют их на место жительства...» Естественно, что «особо отрицательное вли­яние на политические настроения основных прослоек крестьянства оказы­вает возвращение детей. К прибывающим из ссылки детям собираются группами крестьяне, расспрашивают.., проникаются сочувствием к вы­сланным и предъявляют различные незаконные (?) требования». И т.д. В справке Опергруппы ОГПУ по раскулачиванию от 12 июня отмечалось усиление «тенденции среди части крестьян за возвращение всех выслан­ных кулаков» (док. № 126, 127, 128).
Конечно, спецслужбы не бездействовали. За 4—5 июня в одной Волог­де было снято с поездов ехавших «на свидание с кулаками родственников до 800 человек, у которых при обыске найдено 154 поддельных документа для бегства... Снятые с поездов возвращены обратно, кроме лиц, у кото­рых найдены подложные документы» (там же). «Наведение порядка» в поведении раскулаченных и высланных семей должен был обеспечить приказ ОГПУ № 223/106 от 10 июля 1930 г., потребовавший от местных органов «повести решительную работу по выявлению незаконно возвра­тившихся.., принятию мер по их задержанию, усилению мер репрессии в отношении их...» Предписывалось также «максимально усилить меры борьбы с бегством кулаков, ...привлекая к поимке бежавших кулаков ми­лицию и местное население...» за «соответствующее премирование». Осо­бое решение было принято по Северному краю: «Временно, впредь до рас­селения кулаков... в местах постоянного жительства, в силу особых усло­вий...: а) не допускать приезда к высланным кулакам родственников и за­житочных, б) разрешать входящую к кулакам корреспонденцию только в виде открыток и телеграмм, а также посылок и денежных переводов»15. Цитированная выше справка от 12 июня сообщала о более крутых реше­ниях, среди которых было и такое: «Прекращен отпуск на родину детей» (док. № 128).
Тема «беглых кулаков», возникшая зимой—весной 1930 г., окажется в документах ОГПУ одной из постоянных и важных на длительное время.
15
Кулаки станут силой, пополнявшей отряды «бандитов», ряды вредителей в городах и на стройках... Они же окажутся объектом массовых репрес­сий 1937—1938 гг. («Кулацкая операция» по приказу ОГПУ № 00447 ста­нет одной из тем 4-го тома данного издания).
Обращаясь к теме крестьянского противостояния насильственной кол­лективизации, мы должны отметить, что в документах ОГПУ она отраже­на полнее, нежели в любых других, ибо главные функции этого учрежде­ния и состояли в выявлении и подавлении (ликвидации) всех форм проти­воборства государственной политике, власти как таковой. Практически нет информационного документа ОГПУ о деревне за 1930 г., в котором не шла речь о «классовой борьбе» и сопротивлении сплошной коллективиза­ции и раскулачиванию. Поэтому мы остановимся здесь лишь на докумен­тах, посвященных непосредственно противоборству крестьянства и власти на первом этапе «сплошной коллективизации» и раскулачивания. Факти­чески оно началось с «чрезвычайных» хлебозаготовок в январе 1928 г. и нарастало от одной кампании к другой. Инициатива в этой «классовой борьбе» принадлежала власти, а главным средством стали репрессии. Од­нако масштабы и характер репрессий с января 1930 г. радикально изме­нились.
Выше отмечалось, что «ликвидация кулачества как класса» сразу же стала трактоваться как уничтожение «кулацко-белогвардейско-бандитско-го элемента». Таким было первое собирательное определение противников сталинской политики в деревне. Все они заранее объявлялись «контррево­люционными» или «антисоветскими» элементами и подлежали ликвида­ции в первую очередь. Первым объектом собственно репрессивной дея­тельности ОГПУ в «ликвидации кулачества как класса» стали отнюдь не кулаки, а «контрреволюционные» (далее: к/р) и «антисоветские» (далее: а/с) элементы, независимо от связей с деревеней. Характерно для настро­ений начала 1930 г. название сводок, отражавших направление работы уже знакомого нам СОУ ОГПУ — «Оперразведсводка... о ходе операции по контрреволюционным кулацко-белогвардейским и бандитским элемен­там». Как известно, армейские разведсводки содержали сведения о про­тивнике в условиях борьбы, военных действий, а не после его разгрома. Здесь же сообщались сведения о результатах операций СОУ по уничтоже­нию противника, практически неспособного к сопротивлению. Поэтому, с № 6 из названия документа исчезла частичка «развед». Содержание этих сводок начиналось с информации об общих результатах операций за от­четный срок. Оперразведсводка № 1 сообщала о том, что «на 6 февраля... ликвидировано: к/р организаций — 20, к/р группировок — 244. Всего арестовано вместе с к/р активными одиночками — 15 985 человек» (док. № 10). Сводка № 4: «За последние 5 дней (12—17 февраля) по всем райо­нам СССР ликвидировано: к/р организаций — 29, к/р группировок — 887, банд — 2. Арестовано... вместе с к/р одиночками — 18 711» (док. № 41). И т.д. Текущие цифровые сведения оказывались, естественно, не­полными. Поэтому об общих итогах этих операций лучше будет судить по итоговой отчетности СОУ ОГПУ.
Основное содержание оперсводок должна была составлять характерис­тика политических организаций и группировок, которые пытались ис­пользовать коллективизацию и раскулачивание для развертывания контр­революционного и антисоветского движения, провоцирования массовых крестьянских выступлений, а в конечном итоге и всеобщего восстания. На Украине нелегальные организации представлялись в сводках чаще всего
16
как «петлюровские», на Тамбовщине — «бывших антоновцев», в других районах — «бывших белых», «кулацко-казачьи», «эсеровские» и т.п. По­требуются специальные исследования, чтобы установить их действитель­ное существование и поведение, особенно в условиях массового насилия над крестьянством. «Группировки» представляли собой искусственно объ­единенных участников собраний или каких-то разговоров, высказывав­ших отрицательное отношение к коллективизации, раскулачиванию, хле­бозаготовкам и т.п. (док. № 24, 41, 81, 92 и др.).
Оперсводки СОУ ОГПУ не содержат сведений о приговорах «кулацко-белогвардейским и бандитским элементам», вынесенных Особыми тройка­ми полномочных представительств или республиканских ГПУ. Однако в сборнике публикуется записка о практике Особой тройки ПП ОГПУ по Сибирскому краю от 10 апреля. Ее приговоры были одинаково жестокими как для членов организаций, так и для членов «группировок». В с. Озер­ки Новосибирского округа 6 кулаков создали «группировку повстанческо­го характера», созвавшую «несколько нелегальных собраний, на которых обсуждала вопрос об организации повстанческого выступления. Арестова­но по делу 6 чел., все кулаки, все приговорены к ВМН». В с. Сарабалык «группировка» из 5 кулаков вела «агитацию пораженческого и повстан­ческого характера», а также «работу по разложению общественных орга­низаций и советского аппарата. ...По делу привлечено 5 чел., все кулаки-лишенцы, все приговорены к ВМН с конфискацией имущества» (док. № 95).
В г. Н.-Омске возникла «организация, ставившая себе целью сверже­ние Советской власти вооруженным путем». Созывала «нелегальные со­брания и обсуждала планы и методы своей работы... решила устроить на­падение на одну из касс... было решено достать пишущую машинку. ...Связь с деревней была установлена и проведена вербовка кулачества...» На деле ничего сделано не было. Тем не менее приговор был следующим: «из 18 чел. привлеченных 10 приговорены к ВМН, 3 чел. — к 10 годам заключения, 4 чел. — 5 годам заключения и 1 (вернее всего, провока­тор. — Авт.) — условно». Справка сообщает еще об 11 приговорах — все они также предельно жестоки, также не различают «организацию» и «группировку» и также отдают провокацией, как приговор в Н.-Омске (см. док. № 95). Действительное назначение подобных приговоров состоя­ло в запугивании общества, чтобы пресечь любые формы несогласия с властью, а тем более сопротивления ее действиям.
К документам типа «оперразведсводок» принадлежат и материалы Контрразведывательного отдела ОГПУ об итогах борьбы с контрреволю­цией в деревне за январь—апрель 1930 г. Публикуемый нами доклад КРО на эту тему от 29 апреля представляет официальную версию обострения классовой борьбы в деревне как результата «общего бурного роста к/р ку­лацкой активности», на основе которой «чрезвычайно» усилилась дея­тельность к/р элементов «всех оттенков и направлений». «Белогвардейцы, белоповстанцы, петлюровцы, быв. бандиты, эсерствующий элемент, даш­наки, итихатисты, мусаватисты, церковники, сектанты и т.д. и т.п.» уже не только разрабатывали планы «всеобщего восстания» с целью сверже­ния Советской власти, но «в ряде мест перешли... к прямым повстанчес­ким вооруженным действиям». В большинстве случаев они не состоялись, поскольку предотвращались силами ОГПУ будто бы «...буквально накану­не поднятия ими к/р восстаний». Это общее утверждение подкреплялось примерами к/р организаций, ликвидированных «...перед самым нача-
17
лом», «...за день до восстания», «...в день, назначенный для восстания» и т.д.
Как в «спецразведсводках» СОУ, так и в докладе КРО приводятся све­дения и о действительно имевших место вооруженных восстаниях (за пе­риод с 1 января по 15 апреля состоялось 27 восстаний, «охвативших зна­чительные территории с числом непосредственных активных участников около 25 тыс.», причем 16 восстаний с участием 15 тыс. человек при­шлось на март). В докладе утверждалось, что восстания, как и массовые выступления крестьян вообще, были организованы «белогвардейско-ку-лацко-бандитским» подпольем, связанным к тому же с иностранными го­сударствами, чаще всего с Польшей. Перед нами версия крестьянского со­противления, очень нужная сталинскому руководству для оправдания массовых репрессий в деревне и за ее пределами. Несоответствие этой вер­сии действительности обнаруживается при обращении к фактическим дан­ным об итогах борьбы «с контрреволюцией в деревне», приводимым в том же докладе: 206 к/р организаций с 9159 участниками, 6827 к/р группи­ровок с 50 009 участниками, 229 «активных политбанд» с 8913 участни­ками и 73 062 к/р одиночек, в сумме составлявших 7262 «к/р образова­ний» с 140 724 участниками (не считая 2686 убитых при ликвидации вос­станий и банд), а имели они всего 5533 единицы изъятого оружия (навер­ное, огнестрельного) и 2250 единиц холодного оружия (док. № 100). Иначе говоря, на единицу оружия, включая холодное, приходилось почти по два десятка «активных» контрреволюционеров... Со времени граждан­ской войны на протяжении почти 10 лет проводилась чистка деревни от оружия, и события 1930 г. показали, что реальной угрозы всеобщего во­оруженного восстания не было и власть это знала. Однако, она недооцени­ла значение безоружных массовых выступлений.
Крестьянское сопротивление государственному насилию всегда начина­лось на индивидуальном уровне и носило очень широкий и многообраз­ный характер уклонения от выполнения навязываемых повинностей, со­крытия производимой продукции и запасов, соседской взаимопомощи и т.п. Именно сопротивление в форме неучастия в раскулачивании соседа и, напротив, его защита объясняет большое число середняков и бедняков, подвергшихся раскулачиванию и высылке в лагеря и спецпоселения. Мас­совые выступления против государственного насилия носят более широ­кий характер и, как правило, означают выступление всего или почти всего селения в острой ситуации самозащиты.
Мы располагаем достаточно полной статистикой массовых выступле­ний крестьян в 1930 г. на территории СССР в целом. По этим данным, за 1930 г. было зарегистрировано 13 754 массовых крестьянских выступле­ний. Из них почти 2/з пришлось на январь—март, на время беспредельно­го насилия: в январе было всего 402 массовых выступления, в феврале — 1048, в марте — 6528!16 Эта динамика объясняет рассылку 18 февраля руководством ОГПУ телеграфного «меморандума» № 519, «категоричес­ки» предписывавшего «для проведения операций угрожающих районах выделять достаточные чекистско-войсковые силы... действовать сразу же решительно, достаточными силами, не допуская действий мелких, раз­дробленных групп. Ягода. Евдокимов»17. В действительности за год было всего 176 вооруженных массовых выступлений (1,3%). Чекистские и вой­сковые силы употреблялись в значительно большем числе случаев (см. док. № 130).
18
Обращаясь к документам о массовых выступлениях, мы видим стихий­ные возмущения самих крестьян, не спровацированные какими-то посто­ронними «организациями» или тайными «группировками», а вызванные насилием властей. 10—14 января 1930 г. в уже коллективизированной на 76% станице Темиргоевской Армавирского округа собрания о «сплошной коллективизации и организации... единого колхоза «Гигант»» были «со­рваны», так как колхозники стали обсуждать жизненно важные для них вопросы: «Выступавшие женщины особенно активно протестовали против обобществления молочного скота» (молочный скот в крестьянской или ка­зачьей среде это последняя возможность кормить детей, спасти семью в случае голода). Говорилось и об изъятии семенного зерна при проведении хлебозаготовок, что конечно, противоречило крестьянскому пониманию организации производства. На станичных собраниях 12, 13 и 14 января было решено «единого колхоза... не организовывать»; «толпа требовала открыть (но-вое. — Авт.) собрание с тем, чтобы население высказало свои жалобы...». В ответ «на площадь прибыл кавалерийский отряд в числе 23 чел.»... Собрания закончились без кровопролития, но ситуация осталась неопределенной. За всеми выступлениями и событиями в сообщении отме­чалось «влияние кулаков», хотя совершенно ясно, что речь шла о разум­ных и вполне обоснованных требованиях (док. № 3).
В справке о массовых волнениях крестьян в Пителинском и Тумском районах Рязанского округа встречается даже термин «восстание». Истоки волнений и их ход описаны с достаточной конкретностью, хотя о вводе войск в Пителинский район умалчивается18 (док. № 73). Отметим также весьма конкретные документы о регионах наиболее массового и активного сопротивления политике сплошной коллективизации и раскулачивания в начале 1930 г. — Центрально-Черноземной области (док. № 48, 49, 87 и 88) и Украине (док. № 67, 68, 69). В обоих случаях дается география массовых крестьянских выступлений по округам с указанием наиболее выделявшихся районов и селений, сообщается о применении оружия и числе жертв с той и другой стороны.
Информация по вопросам массовых выступлений в документах сборни­ка дается практически по всем зерновым районам, а также по ряду райо­нов Нечерноземья, Средней Азии и Закавказья. Всюду отмечается ряд ха­рактерных моментов, из которых обращает на себя внимание особенная роль женских выступлений. По формальной отчетности ОГПУ, за 1930 г. их насчитывалось 371219. Однако и в общедеревенских выступлениях роль женщин была очень активной. Не случайно среди документов Ин-формотдела ОГПУ найдены очень интересные и важные справки — «Об отрицательных моментах в настроении женской части населения города и деревни» от 25 августа 1930 г. и «Об участии женщин в активных антисо­ветских проявлениях в деревне» от 8 января 1931 г. Из первой справки мы публикуем раздел «Деревня» и приложение к этому разделу «Сводка массовых выступлений женщин за 1930 г.» Общие выводы первой справ­ки подтверждаются всеми другими документами: 1) «Как правило, почти во всех выступлениях... женщины составляли или большинство, или зна­чительную часть участников» и 2) «В целом... настроение значительных групп женщин на селе остается отрицательным, ...неизбежна новая волна массовых выступлений на почве хлебозаготовок» (док. № 134). Прогноз о росте массовых выступлений в деревне осенью 1930 г., как мы увидим ниже, не подтвердился. Наиболее социально-активные мужчины были уже в лагерях и спецпоселениях, а частью и расстреляны. Самозащита
19
крестьянского двора, выживание семьи, прежде всего детей, падали на женские плечи. Справка ОГПУ от 8 января 1931 г. начинается с утверж­дения: «В последнее время участие женских масс в антисоветских прояв­лениях в деревне становится все более активным» (док. № 194).
В народной среде сохранялось еще представление о том, что расправа над женщинами не может быть такой беспощадной, с какой подавлялись выступления мужчин. Уже в 1905—1907 гг. выяснилась ошибочность на­дежд такого рода. Тем не менее и в 1930 г. обычными были такие выска­зывания: «Нам, женщинам, надо организоваться и скотину ни в коем слу­чае не давать. Мужикам этого нельзя делать, их посадят, а нас не тро­нут». Речь шла в данном случае о реакции на появление в селе заготови­телей, которые «берут последних коров...» Такой же была аргументация и женских выступлений в защиту церкви (док. № 134 и др.). В какой-то мере надежды такого рода оправдывались, разумеется, не в политике вер­хов, а в действиях на местах заготовительных бригад, местной милиции и даже чекистских отрядов.
Справка от 8 января 1931 г. сообщала: «Женщина участвует уже не только в волынках (массовых выступлениях). Но ее можно встретить и в составе кулацких антисоветских группировок, среди террористов-поджи­гателей и среди активных агитаторов на собраниях» (док. № 194). Скла­дывалась новая ситуация и в деревне, где женщины начинали участво­вать и в таких формах сопротивления, какие считались ранее долгом мужчин. В ответ власти усиливали расправу с женским сопротивлением, приписывая ему характер «государственного преступления» — участие в а/с группировках, в террористических актах и поджогах, в активной аги­тации на собраниях. Командно-репрессивная система начала движение к сталинскому закону от 7 августа 1932 г. — «закону о 5 колосках», сделав­шему главным преступником женщину.
Сталинская демагогия «головокружения от успехов» и осуждения «перегибов» отнюдь не прекратила насилия над деревней: продолжался и «сбор семфондов» — изъятие последних зерновых запасов у крестьян-кол­хозников; продолжалось и раскулачивание сопротивляющихся коллекти­визации, включая середняков и бедняков... Тем не менее динамика массо­вых выступлений в деревне пошла на убыль: в марте их было 6528, в ап­реле — 1992, в мае — 1375, в июне — 88620. В этом сыграла свою роль и весенняя посевная кампания, приходящаяся в основном на апрель и май, и возвращение значительной части крестьянских хозяйств к самостоя­тельной обработке земли. Производство основной массы сельскохозяйст­венной продукции, без которой страна существовать не может, оставалась за семейным хозяйством. Это понимали и деревня, и власть. Деревня пи­тала надежду на то, что насилие первых месяцев 1930 г. не повторится, что опыт будет учитываться властью. Власть, напротив, лишь сделала паузу на время сельскохозяйственных работ.
Тем не менее число массовых крестьянских выступлений в апреле, мае и июне осталось еще большим. В их основе лежали продовольственные трудности, доставшиеся в наследство от хлебозаготовок осени 1929 г., от раскулачивания, изымавшего запасы продовольствия у всей деревни, от «сбора семфондов» у колхозников и т.д. Уже в справках Информотдела ОГПУ по материалам за первую декаду апреля о подготовке к весеннему севу появляются разделы о продовольственных затруднениях. В справке по Средне-Волжскому краю сообщалось, что «в ряде районов Сызранского и Бугурусланского округов продовольственные затруднения приняли
20
крайне острый характер. Зафиксированы случаи заболевания и опухания от систематического недоедания отдельных бедняцких семей». В дер. Ку-чубовка Сызранского округа «от недоедания зарегистрировано 9 смертель­ных случаев. Бедняк Егоров опух от голода...» В с. Малый Бугуруслан «...толпа женщин (колхозниц. — Авт.) потребовала выдачи хлеба: «Дайте хлеба, вы нас не кормите, мы сейчас пойдем громить ваши амбары с семе­нами». В с. Оборочном Мордовской обл. «толпа в 200 человек мужчин и женщин разобрала семфонд». В с. Мамалаево той же области «толпа жен­щин в 500 человек разобрала обобществленный скот колхоза и пыталась разобрать семфонд» (док. № 99). И т.д.
Такими были первые информации о продовольственных трудностях. В мае—июне Информотдел ОГПУ составляет обстоятельные справки, це­ликом посвященные продовольственным затруднениям по районам стра­ны, прежде всего по зерновым, вычищенным от хлеба государственным насилием. В состав публикуемых документов мы не могли включить все справки этого рода, ограничились основной порайонной информацией. Справка от 21 мая сообщала о продовольственном вопросе на Нижней и Средней Волге, Центральном Черноземье, Иваново-Промышленной облас­ти, в Башкирии и на Дальнем Востоке. Справки от 27 мая и 23 июня со­держали сведения о «продзатруднениях» на Северном Кавказе, Украине, в Сибири и Казахстане. Всюду отмечались питание суррогатами, заболева­ния — от желудочных до опухания от голода, случаи голодной смерти, а также естественное поведение населения в таких условиях: отказ от рабо­ты на колхозных полях без организации питания, выходы из колхозов с «самовольным разбором скота» («употребляют в пищу») и т.д. Иногда вспоминают о причинах, среди которых наряду с весьма спорной ссылкой на «прошлогодний частичный недород», говорят и о «допущенных во время сбора фуража, семян и т.п. перегибах. В селе Крутце уполномочен­ный во время заготовки семян изъял почти весь хлеб и муку у крестьян, произведя поголовные обыски. Аналогичные факты отмечены и в других селах». О главных причинах «продзатруднений» — хлебозаготовках и раскулачивании в документах, пересылаемых «Товстухе (для т. Стали­на)», Молотову, Микояну и др., не упоминается (док. № 116, 117, 119).
Не пройдет и месяца как в информации по каналам ОГПУ тему «прод­затруднений» в деревне заменит тема «государственных хлебозаготовок», из которой очень скоро вырастет тема новой волны «раскулачивания». Все же справки и сводки о хлебозаготовках, начиная с первой — от 21 июля 1930 г., начинались с информации о том, что заготовляемый в уве­личенных объемах хлеб некуда и некому было принимать: недостаток го­сударственных складов, не говоря уже об элеваторах, неподготовленность «хлебозаготовительного аппарата» и т.д. (см. док. № 131). Крестьянские амбары были неподходящими для хранения принудительно отнятого у крестьян зерна, а за время с 5 января до 20 июля построить государствен­ные зернохранилища было невозможно. И в 1930 г., и в последующие годы немало зерна портилось и погибало от ссыпки в бунты под открытым небом. Об этом сообщают многие документы. Мы не будем больше обра­щаться к этой стороне проблемы хлебозаготовок, пока не появится инфор­мация о «вредительском» происхождении недостатка зернохранилищ и квалифицированных «приемщиков-хлебников».
Важнее другое — продолжение и даже расширение «фронта» крестьян­ского сопротивления госзаготовкам. Новым явился «массовый отказ от контрактации, выполнения ранее заключенных договоров и возвращение
21
взятых авансов» не только со стороны единоличников, но и колхозов. И для тех, и для других причина отказа от контрактации одна: «Власть не выполняет своих договорных обязанностей...» В условиях «сплошной кол­лективизации» и раскулачивания в поведении хлебозаготовителей обнару­жились «тенденции к проведению контрактации принудительным путем, запугиваниями и угрозами...» В то же время местные органы власти — сельсоветы и РИК'и «почти повсеместно принимали крайне слабое учас­тие в проведении кампании по контрактации. Некоторые низовые работ­ники выступали против контрактации (ЦЧО, СКК и др.). По ЦЧО зафик­сированы случаи, когда пленумы сельсоветов выносили постановления против контрактации» (док. № 131). Напомним, что в условиях нэпа, со­хранявшего порядки рыночного обмена продукции между городом и де­ревней, контрактация служила действительным фактором кооперирова­ния крестьянских хозяйств, В условиях принудительных хлебозаготовок контрактация (система добровольных контрактов) сразу же утрачивала практическое значение.
На смену договорной форме заготовок шли обязательные поставки сельскохозяйственной продукции государству, имевшие характер и силу налога. По существу, воспроизводилась памятная всем продразверстка. Юридически система обязательных поставок будет оформлена в начале 1933 г., но практически в массовом масштабе она стала осуществляться с хлебозаготовок из урожая 1929 г., переросших в раскулачивание. Во вся­ком случае, в 1930 г. деревня уже знала, что следует ждать от новых хле­бозаготовок. Поэтому первая же справка о начале хлебозаготовок в основ­ных зерновых районах констатирует «...ряд серьезных отрицательных мо­ментов в настроении значительной части середнячества и бедноты, ...име­ются ярко выраженные настроения против сдачи хлебных излишков госу­дарству». Сообщается о резких выступлениях «середняков-единолични­ков, а в ряде случаев и колхозников»: «Пойдем на восстание, но хлеба власти не дадим» (ЦЧО), «драться будем, головы сложим, а хлеба не дадим» (Средняя Волга), «...пусть только попробуют брать хлеб силой. У нас еще есть колы и вилы. Лучше умереть в бою, чем погибать от голода» (Северный Кавказ). Высказывания такого рода приводятся во множестве и в цитируемой справке от 21 июля и в последующих документах о хлебо­заготовках (док. № 131, 135, 140, 141, 144, 146 и др.).
В этой связи заслуживает внимания справка «О предварительных ито­гах озимой посевной кампании», составленная на 25 октября, дающая со­вершенно иную динамику посевов нежели официальная статистика: не увеличение на 18%21, а сокращение на 12,3% по сравнению с 1929 г. хотя бы и по предварительным данным (док. № 171), Не могла быть иной и картина весенних посевов.
Решительные заявления крестьян отражали их понимание складывав­шейся ситуации, их настроения, однако они уже не соответствовали ре­альной способности деревни к активному сопротивлению. Массовые вы­ступления не поднялись до грозного уровня февраля—апреля: в августе их было 256, в сентябре — 159, в октябре — 270, в ноябре — 129, в де­кабре — 9122. Как известно, в июле—октябре крестьянин занят убороч­ными работами в хозяйстве, что в значительной мере объясняет преобла­дание пассивных форм сопротивления: отказ от приема планов (заданий) посевов и сдачи продукции заготовителям, неучастие в собраниях и т.п. Активные формы сопротивления коллективизации и раскулачиванию со­хранялись в виде басмачества в Средней Азии и «бандитизма» в автоно-
22
миях Кавказа (см. док. № 132 и др.). Следует отметить и массовый ха­рактер откочевок в Китай казахского скотоводческого населения (см. док. № 146 и др.).
Настроения деревни после пережитого в первой половине 1930 г. не могли не отразиться на поведении местных органов власти и деревенских парторганизаций. В текущей информации о хлебозаготовках обычными были сообщения такого рода: «Партячейка с. Калиновка Ставропольского округа вынесла специальное постановление «Хлебозаготовки не прово­дить»»; в ЦЧО за «шестую пятидневку [августа] отмечено 52 случая не­принятия планов [хлебозаготовок] крестьянами и 9 случаев — пленумами сельсоветов, ...фиксируются случаи отказа партийцев работать на хлебоза­готовках: «Грабить крестьян не желаю». Таких случаев в шестую пяти­дневку зарегистрировано 4». В Донецком округе были и более решитель­ные «выступления отдельных партийцев: «Бить в набат и устроить новую Октябрьскую революцию»» (док. М 131, 144, 145, 136 и др.).
В справках и записках ОГПУ появляются разделы о «хвостистских и оппортунистических настроениях» сельских коммунистов и работников низовых советов. В октябре рассылается информация на эту тему, объяс­няющая «медленное развертывание и недостаточные темпы в проведении кампании хлебозаготовок и мясопоставок», а также невыполнение зада­ний по уборочной и посевной кампаниям, по мобилизации средств населе­ния «во многих районах почти всех областей и краев» распространением среди партийных и советских работников «хвостистских», «самотечных» и «кулацких» настроений, которые в конечном итоге сводились к мне­нию: «кулака нет, кулак ликвидирован» и, следовательно, политика в де­ревне должна носить другой характер (док. М 170).
Центральные власти в начале заготовительной кампании приняли спе­циальное постановление «О методах заготовок сельскохозяйственных про­дуктов...» (в РСФСР — постановление ВЦИК и СНК от 20 июля 1930 г.*), передававшее утверждение заготовительных планов для селений бедняц-ко-середняцким собраниям с оформлением этих планов договорами о кон­трактации. Однако в самый разгар заготовок это решение было отменено. В РСФСР постановлением ВЦИК и СНК от 20 сентября было признано, что «в 1930/31 г. по важнейшим видам с/х продукции сохраняются в ос­новном методы заготовок 1929/30 г.». Восстанавливалась система заданий кулацким хозяйствам, состав которых определялся властью по весьма ши­роким признакам. Главное же состояло в применении норм, согласно ко­торым «невыполнение заданий кулацкими хозяйствами влечет за собой обязательное привлечение к ответственности...»23 Это означало конфиска­цию и распродажу имущества, арест и высылку.
Попытки ограничить конфискацию имущества при невыполнении за­даний по заготовкам и налоговым платежам предпринимались и позже. 22 ноября 1930 г. Президиум ЦИК СССР принял постановление «Об огра­ничении применения конфискации по суду». Это послужило поводом для постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 25 декабря 1930 г. «О конфиска­ции имущества по суду», требовавшее «сохранение конфискации имуще­ства по суду за неисполнение кулацкими элементами хлебозаготовок и других общегосударственных заданий и иные формы сопротивления кула-
* Возможно, что принятие постановления от 20 июля было последней попыткой группы С.И. Сырцова сократить масштабы репрессий и ограбления деревни. Известно, что уже в октябре 1930 г. ему пришлось объясняться по сходным вопросам в Комиссии КПК.
23
чества социалистическому строительству»24. Раскулачивание оставалось методом хлебозаготовок и выполнения других «заданий».
В информдокументах ОГПУ становятся обычными такие сведения: из Ставрополья: «...бедняков, середняков, не выполнивших плана хлебозаго­товок, штрафуют, хлеб забирают принудительно. Бригады, работающие по хлебозаготовкам, производят обыски, взламывая замки» (док. № 160). Из Средне-Волжского края: «Выявлено много случаев, когда наложение контрольных цифр на колхозы и индивидуальные хозяйства значительно превышают валовой сбор урожая. Так, ...середняк Рожков собрал урожая 150 пуд., а должен сдать 550 пуд., бедняк Блохин собрал урожая 70 пуд., должен сдать 285 пуд. ...» И т.д. (док. № 159). Из Западной Сибири: «Большинством районов извращения, выразившиеся в доведении твердых заданий [до] середняков, бедняков, не исправляются. Наоборот, хозяйства последних ввиду невыполнения планов подвергаются кратному обложе­нию, распродаже. В некоторых селах середняки получают твердые планы 2—3 раза, ...не справляясь с потоком заданий, описываются» (док. № 186). В справках и записках этого ряда никогда не говорится о твер­дых заданиях для хозяйств, отнесенных к разряду кулацких, об их пяти­кратном обложении при невыполнении, конфискации имущества и судьбе хозяев, поскольку это соответствовало принятым решениям. Вполне есте­ственной и неизбежной была реакция крестьян, оказавшихся «твердоза-данцами» — бегство из деревни. В конце октября руководство ОГПУ разо­слало распоряжение, предлагавшее «всем ПП», учитывая «сведения... [о] массовом бегстве кулаков и зажиточных [в] связи [с] усилением нажима по кампаниям», главной среди которых были хлебозаготовки, «уделить серьезное внимание этому вопросу», особенно в отношении середняка (док. № 173).
Приведенные здесь примеры, как и всю сумму аналогичных примеров в документах данного тома, не следует считать всего лишь свидетельства­ми отдельных «перегибов» — отклонений от в целом необходимой и осу­ществляемой в рамках человеческих норм политики. Чтобы оценить мас­штабы и источники сталинских хлебозаготовок из урожаев 1928, 1929 и 1930 гг., обратимся к статистике. Хлебный урожай 1928 г. определялся в 733,2 млн ц, а объем первых «чрезвычайных» государственных загото­вок — в 107,9 млн ц. Почти весь этот хлеб был получен от единоличных крестьянских хозяйств. В 1929 г. урожай дал 717,4 млн ц, а заготовлено было 160,8 млн ц, в том числе колхозы дали 15,1 млн ц, т.е. 9%, совхо­зы — 3,9 млн ц, т.е. 2%, и единоличные хозяйства — 118,8 млн ц, т.е. 74% (остальное — гарнцевый сбор). Сдвиг в сторону увеличения заготовок хлеба произошел за счет запасов деревни и проявил себя в весенних «прод-затруднениях». Из урожая 1930 г. заготовки выросли до 222,4 млн ц хлеба, в том числе от колхозов поступило 30%, от совхозов — 6%, от еди­ноличных хозяйств — 53,6% (119,3 млн ц). Опять прирост государствен­ных заготовок — от единоличных хозяйств, сократившихся по численнос­ти на 4,5 млн и уменьшивших посевные площади на 32,4% 25. Успехи гос­заготовок хлеба и в 1930 г. были результатом конфискации запасов дерев­ни. Дальнейшее развитие событий и, главное, голод 1932—1933 гг. пока­жут, что это были последние запасы хлеба у сельского населения.
Осенью 1930 г. раскулачивание не исчерпывалось «хлебозаготовитель­ным фронтом». В августе ОГПУ возобновило прерванную в апреле—мае деятельность по ликвидации контрреволюционных повстанческих органи­заций и антисоветских группировок, а также по изъятию одиночек к/р и
24
а/с актива. И «организации» и «группировки», и «одиночки» в массе своей были деревенскими. Из местной информации с конкретными сведе­ниями об итогах этого направления в работе ОГПУ в настоящем томе пуб­ликуется записка Л.М. Заковского по Западной Сибири. Из нее видно, что с начала кампании по 20 сентября по краю был арестован 4391 человек, из них: кулаков — 3311 (в том числе 2451 бежавших с мест расселения), середняков — 659, бедняков 168, служащих — 102, кустарей — 14, рабо­чих — 1, батраков — 1, духовенства — 22, бывших красных партизан — 104, бывших членов ВКП(б) — 19 и др. (док. № 153). Пока не найдены аналогичные документы из других районов страны. Однако репрессивная операция против к/р и а/с продолжалась по стране в целом. Об этом сви­детельствует приказ ОГПУ от 25 октября 1930 г. о проведении «массовой операции [по] изъятию к/р настроенного быв. белого офицерства», связан­ного с «кулацкой верхушкой». Приказ заканчивался требованием «спец­докладов» с мест в Особый отдел ОГПУ о результатах одного из главных направлений в «операциях по кулачеству» (см. док. № 172). Напомним, что речь идет о 1-й категории раскулаченных, о которой мы знаем очень мало.
Ликвидация «кулацких» хозяйств в ходе хлебозаготовок, а тем более разгром «к/р» и «а/с» организаций независимо от их количественных ре­зультатов, не вполне отвечала сталинским планам раскулачивания как массового перемещения рабочей силы в еще неосвоенные и необжитые районы, которое, будто бы, могло сразу увеличить лесозаготовки, добычу полезных ископаемых, различные стройки в целях ускорения индустриа­лизации страны. Результаты раскулачивания и депортации в феврале— апреле 1930 г. показали, что проблема не решается так просто, что требу­ются средства и время на создание элементарных условий для жизни — на строительство жилищ, обеспечение продовольствием и одеждой, меди­цинское обслуживание и на многое другое, без чего люди погибают, бегут от гибели...
3 сентября в телеграмме своим представительствам по районам вселе­ния раскулаченных семей руководство ОГПУ констатировало, что «высе­ленные кулаки [в] громаднейшем большинстве до сих пор хозяйственно не устроены (помещения не построены, [в] ряде мест не приступали [к] стройке, перебои [с] продснабжением, не обслуживаются [в] медицинском отношении). ...Массовое бегство [с] мест высылки не прекращается...» Полномочным представительствам предписывалось «немедленно поста­вить вопрос [в] крайкоме во всем объеме о хозустройстве выселенных ку­лаков до наступления зимы», «наладить регулярную проверку...», «20 сентября прислать подробную информацию [о] положении кулацкой ссылки...» (док. № 142). Документы о положении раскулаченных в райо­нах вселения, о настроениях «кулацкой ссылки» на Урале, в Северном крае в сентябре—октябре свидетельствуют, что сколько-нибудь заметных перемен не произошло (см, док. № 148, 163, 174, 193). В этих условиях развернуть широкую кампанию по раскулачиванию было невозможно. Сталинскому руководству пришлось отложить таковую на весну и лето 1931 г., ограничив мероприятия осени 1930 г. довыселением семей к вы­сланным в спешном порядке «кулакам-одиночкам» из западных погра­ничных районов. На первом этапе раскулачивания торопились вывезти оттуда тех, кто мог бежать за рубеж. Оставленные без главного, а часто и единственного работника семьи обрекались на голод и вымирание.
25
Как только выяснилось, что районы вселения не готовы к массовому приему раскулаченных семей, «директивными органами» (так обознача­лись в рабочих документах решения и ЦК, и Политбюро ЦК, и лично Сталина) было «решено немедленно перебросить семьи кулаков-одино­чек с Украины и Белоруссии... по месту нахождения глав семей». Об этом руководство ОГПУ сообщило полномочным представительствам 21 сентября, то есть на другой день после получения с мест информа­ции о состоянии и возможностях «хозустройства» раскулаченных по 2-й категории. Теперь от представительств требовали сообщить «не позднее 8 часов 22 сентября»: «количество находящихся в вашем крае кулаков-одиночек, ...станции выгрузки семей, места временного и по­стоянного их размещения», «ориентировочную смету расходов» и т.п. (док. № 150). На следующий день — 22 сентября — СНК СССР прини­мает закрытое постановление (№ 80) об обеспечении «дополнительного изъятия кулацких хозяйств», ассигновав из резервного фонда по бюд­жету на октябрь—декабрь средства «на постройку бараков», «специаль­ные перевозки» и т.д.26 В тот же день Харьков и Минск извещались о том, что «директивными органами решено немедленно приступить [к] переброске семей одиночек к их главам — 2 тыс. семей [из] Белоруссии и 14,5 тыс. [из] Украины... Все выселенные семьи должны иметь двухме­сячный запас продовольствия, а также полностью снабжены теплой одеж­дой и обувью...» (док. № 151).
В сборнике содержится комплекс основных документов, связанных с проведением этой «переброски» семей (см. док. № 155, 156, 157, 164, 165, 166, 167, 168, 169, 174, 176, 177, 178, 179). Первые эшелоны с семьями «кулаков-одиночек» отправились в путь из Украины 28 сентября, послед­ний эшелон прибыл к месту назначения, главным образом в Томск и Ир­кутск, 23 ноября. Девятнадцатью эшелонами «перебросили» 31 320 чело­век, в том числе 14 081 женщину, 11 269 детей и 5970 мужчин (15-ти лет и старше). Семьи из Белоруссии отправились в путь 13 ноября и прибыли в районы Уссури 6 декабря. На станциях назначения было выгружено 5522 человека, в том числе 1977 женщин, 1180 детей и 2355 мужчин (15-ти лет и старше). В пути из всех эшелонов было снято 33 больных, 15 умерших, 7 бежало, 16 человек было арестовано за попытки к бегству и «будирование едущих». Таковы данные итоговых сводок Транспортного отдела ОГПУ (док. № 180 и 181). Как видим, первоначальный план пере­селения семей «кулаков-одиночек» оказался более чем вдвое перевыпол­нен. Такое перевыполнение было заложено в систему сталинских репрес­сий изначально — у Сталина всегда была в запасе возможность обвинить исполнителей в извращениях и преувеличениях.
Обратимся теперь к общей отчетности о количественных данных рас­кулачивания за 1930 г. Выявленные и публикуемые нами документы с со­ответствующими сведениями относятся к категории текущего учета и не отличаются полнотой и точностью, подобной, например, сводкам Транс­портного отдела, отчитывавшегося за очень короткие сроки и за не столь большие массы людей. Однако неполные и неокончательные сведения те­кущего учета, как будет показано ниже, не приводят в данном случае к серьезным искажениям в оценке масштабов и характера репрессий в де­ревне за 1930 г.
Среди итоговых для 1930 г. документов о раскулаченных 1-й катего­рии оказалась справка Отдела центральной регистрации, так назывался орган учета в системе ОГПУ, и относилась она к численности «арестован-
26
ных по 1-й категории» на 1 октября*. За первый период операции (по 15 апреля) было арестовано 140 724 человека, в том числе кулаков — 79 330 (56,3%), церковников — 5028, быв. помещиков, фабрикантов и т.п. — 4405, «проч. АСЭ» — 51 961. За второй период операции (с 15 ап­реля по 1 октября) было арестовано 142 993 человека, в том числе кула­ков — 45 559 (31,9%). Остальные 97 434 человека, включая и священни­ков и «бывших», были отнесены к «проч. АСЭ». В сведениях о пригово­рах сообщалось лишь о половине арестованных за первый период опера­ции, и совсем не сообщалось о другой половине. О приговорах, выносив­шихся во втором периоде, не сообщалось ничего. Общий итог — 283 717 че­ловек арестованных за 8—9 месяцев раскулачивания (док. № 162) — ог­ромен и страшен, ибо почти за каждым из них стояла семья. Заметим в этой связи, что аресты не ограничивались главами хозяйств. Вместе с от­цами часто забирали и взрослых сыновей, оказывавших сопротивление или как-то еще протестовавших против насилия. Поэтому по числу арес­тованных лиц нельзя определять число раскулаченных хозяйств.
Сведения из справки ОЦР войдут в отчетную документацию о раскула­чивании по 1-й категории, прежде всего в докладную записку Особого от­дела ОГПУ «О проведении операции по выселению и изъятию кулачест­ва» от 17 ноября 1930 г. (см. док. № 184). Частично они воспроизводятся и в спецсправках, составленных в феврале 1931 г. и излагавших сообра­жения о задачах «нового удара». Сообщалось, что «удар по кулаку зимой и весной 1930 г.» выразился в ликвидации 7184 «к/р кулацких образова­ний» («организации» и «группировки» теперь уже не различались) и аресте «всего» 140 724 человек (док. № 201). Соотношение этой цифры с приведенной выше численностью первокатегорников, вывезенных в лаге­ря ГУЛАГа за февраль—апрель — 123 716 человек, позволяет считать ее соответствующей действительности. Различие между этими цифрами вполне покрывается данными о приговорах, вынесенных тройками ПП ОГПУ и республиканских ГПУ за 1930 г., включая приговоры и к ВМН, и к освобождению27. За вторую половину 1930 г. информация огра­ничивается данными о ликвидации 587 «к/р кулацких формирований» и аресте 47 990 человек, «не считая к/р кулацких одиночек» (док. № 201).
Основную массу раскулаченных составляли хозяйства, ликвидируемые по 2-й категории, подлежавшие выселению в районы осваиваемых при­родных богатств — леса и различных ископаемых, прежде всего. По дан­ным регистрации в районах вселения и определялась численность раску­лаченных по 2-й категории, однако, как отмечалось выше, к ним факти­чески присоединялись и семьи раскулаченных по 1-й категории. На 1 де­кабря 1930 г. их общая численность достигла 112 828 семей с населением в 550 558 человек (док. № 202). Возросла и численность раскулаченных по 3-й категории: «по неполным данным», к 1 октября 1930 г. их насчи­тывалось 42 708 семей с населением в 220 000 человек (док. М 184). На 1 декабря 1930 г. были получены более точные сведения: «количество переселенных (в пределах края или области их прежнего проживания. — Авт.) кулаков третьей категории» — 44 990 семей (док. № 211).
Справка от 1 февраля 1931 г. содержит сведения об общей численности (без Казахской АССР) раскулаченных по 2-й и 3-й категориям: «выселено
* Справка относилась к категории секретнейших, о чем свидетельствует примечание: «Напечатано в 2-х экземплярах: 1 экз. — зам. нач. ОО ОГПУ т. Пузицкому, 1 экз. — в дело».
27
и расселено 158 017 семей и осталось нерасселенными 182 820 семейств». Значение данных о «нерасселенных» очевидно: без них невозможно опре­делить общую численность раскулаченных в 1930 г. хозяйств. В сумме те и другие дают 340 837 семей, что оказывается даже несколько выше, чем цифра, приведенная в самой справке — 339 572 (док. № 201). Где-то была допущена арифметическая ошибка, однако использование округлен­ной величины в 340 тыс. представляется вполне допустимым. К тому же она подтверждается позднейшими документами, в частности, данными сводной таблицы о результатах раскулачивания за время с 1 января
1930 г. по 1 июля 1931 г. (Справка Особого отдела ОГПУ от 15 июля
1931 г. — док. № 253.)
Названная таблица представляет особый интерес, поскольку в ней дан­ные ОГПУ о численности раскулаченных и высланных семей сопоставля­ются с данными демографической и хозяйственной статистики. Характер­но, что к сведениям государственной статистики по названным вопросам и Политбюро ЦК, и ОГПУ обратились не при разработке планов и постанов­лений хотя бы в январе 1930 г., а только в мае, когда стали подсчитывать первые результаты «операций по кулачеству». В справке от 23 мая по 6-ти районам «сплошной коллективизации» приводились несопоставимые данные: численность кулаков и раскулаченных оценивалась по явно уста­ревшим материалам переписи 1926 г. о сельском населении и крестьянских хозяйствах. К началу 1930 г. население деревни выросло с 118,6 млн че­ловек до 126,2 млн, тогда как численность крестьянских хозяйств под давлением «чрезвычайных хлебозаготовок» сократилась с 25 015,9 тыс. весной 1927 г. до 24 522 тыс. весной 1929 г.28 Иное дело, сведения о чис­ленности раскулаченных хозяйств и высланных семей и лиц, учитывав­шихся ПП ОГПУ. Важны пояснения о формах (способах) раскулачивания, результаты которых суммируются в конечном итоге: «по 5-ти кратному обложению» (то есть при проведении хлебозаготовок), «по судебным реше­ниям» (по к/р организациям и а/с группировкам), в «порядке проведения сплошной коллективизации» (раскулачивание в собственном смысле слова), «самоликвидация» (чаще всего бегство в города, на стройки и т.д.) (док. № 123).
Справка от 15 июля 1931 г. охватывает все районы страны и содержит наиболее полные сведения о раскулаченных и депортированных за 1930 г., полученные от полномочных представительств, осуществлявших непо­средственное руководство на местах и тем, и другим. В целом за 1930 г. подверглось раскулачиванию 341 895 хозяйств, из которых 112 698 было выселено в спецпоселения (док. № 253). Число раскулаченных и высе­ленных семей в целом близки к данным текущей информации в докумен­тах, рассмотренных выше.
В справке предпринималась и попытка определить численность кулац­ких хозяйств и их место в общей массе крестьянских хозяйств в момент официального перехода к политике раскулачивания. Отправными статис­тическими данными оставалась общая численность крестьянских хозяйств по материалам, связанным с переписью населения 1926 г. Численность же собственно кулацких хозяйств в каждом районе определялась «по данным ПП ОГПУ», которые отражали представления местного руководства. От­сюда, например, примечание составителей справки о «явном преуменьше­нии в 2 раза» численности кулацких хозяйств на Украине. В действитель­ности кулацких хозяйств, то есть хозяйств примитивно-предприниматель-
28
ского типа, использующих и наемный труд, и кабально-ростовщические отношения, в стране уже не осталось.
Для понимания ситуации в раскулачиваемой деревне будет полезно привести сведения о социально-экономической структуре крестьянских хозяйств в 1927—1929 гг. Мы располагаем материалами работы Комиссии СНК СССР по изучению тяжести налогового обложения в 1924/25, 1925/26 и 1926/27 гг. В состав комиссии входили ведущие экономисты и статистики того времени. Результаты их работы были опубликованы и, естественно, содержали обстоятельную разработку социального состава на­селения. По данным за 1926/27 г., в деревне оказалось 896 тыс. хозяйств предпринимательского («кулацкого») типа с населением в 5859 тыс. чело­век. Их удельный вес равнялся 3,9% в хозяйствах и 5,2% в населении29. Сталинское «наступление на кулачество» в 1928—1929 гг., конечно, не могло не сказаться на динамике этой категории хозяйств. По данным пос­ледней динамической переписи крестьянских хозяйств, проводившейся в
1929г. советским ЦСУ, мелкокапиталистические хозяйства (кулацкие)
сократились по РСФСР в целом с 3,9% в 1927 г. до 2,2% в 1929 г., на
Украине — с 3,8% до 1,4%, в Белоруссии — с 4,1% до 2,6%. Основные
удары были нанесены по хозяйствам этого типа в районах хлебозаготовок:
на Северном Кавказе их удельный вес упал с 5,7% до 2,4%, в ЦЧО — с
2,2% до 0,7%, на Средней Волге — с 3,9% до 1,2%, на Нижней Волге —
с 4,4% до 2,5%, в Сибирском крае — с 6,7% до 1,8%30. Приведенные
здесь данные были опубликованы в официальных изданиях Госплана
СССР в 1932 г., что объясняет, на наш взгляд, почему в ОГПУ не обраща­
лись больше к статистике в поиске возможностей «раскулачивания». Чис­
ленность хозяйств, подлежащих «раскулачиванию», определялась не их
социальным обликом и местом в жизни села, а планами развертывания
системы принудительного труда — каторжного в лагерях ГУЛАГа и кре­
постного в спецпослениях.
После сделанных пояснений можно перейти к оценке итогов политики раскулачивания за 1930 г. Репрессивные задачи «ликвидации кулачества как класса» были «выполнены» и «перевыполнены». Однако раскулачива­ние преследовало и цели создания системы дешевого и подневольного труда для освоения природных богатств в окраинных районах страны. В решении этих задач 1930 г. завершился провалом и огромным увеличени­ем жертв сталинского массового террора, одной из форм которого и яви­лось раскулачивание. Представление о действительных результатах и, со­ответственно, о действительном значении выселения раскулаченных семей позволяет составить «Докладная записка о высланных кулаках 2-й кате­гории» (и семьях «первокатегорников», добавим мы от себя), датирован­ная началом февраля 1931 г. и сообщающая сведения на 1 декабря
1930г. (док. М 202).
Наиболее конкретно и полно представлены судьбы спецпереселенцев в Северном крае. Мы узнаем, что «за все время пребывания... до 1 декабря 1930 г.» из 230 370 спецпереселенцев умерло 21 213 человек, отправлено на родину 35 400 детей, «возвращено неправильно высланных» 1390 чело­век, «отпущено на поруки» 68 человек, «оставлено на свободное (?) жи­тельство в Севкрае» 26 500 «неправильно раскулаченных» (!) и 2100 «фе-доровцев», 502 человека были отправлены в другие районы спецпоселе­ний. Пытались бежать 39 743 спецпереселенца, но в большинстве они были изловлены и возвращены. На дату информации в бегах числилось 15 458 человек.
29
К 1 декабря 1930 г. в Северном крае осталось 127 739 спецпереселен­цев — немногим больше половины завезенных сюда при раскулачивании. Из них 103 970 человек были расселены в 189 спецпоселках, в том числе 64 996 — «в построенных бараках» и 38 974 — «в шалашах, землянках и прилегающих к поселкам селениях». К сожалению, последующая судьба спецпереселенцев 1930 г. нам неизвестна, и мы не можем сказать, сколь­ко из них осталось в живых после суровой и длинной северной зимы «в шалашах и землянках...», когда «самым больным вопросом» оставалось продовольственное снабжение, когда «в ряде поселков большинство посе­ленцев разуты, в рваной верхней одежде или совсем без верхней одеж­ды...»
Каков же итог трудового использования спецпереселенцев в Северном крае? На 1 декабря 1930 г. «всего использовалось] на работе» 29 634 че­ловека, в том числе 23 634 человека на строительстве поселков и 6000 че­ловек на лесозаготовках* (док. № 202). На лесозаготовках зимой 1930 г. могли трудиться не 6 тыс. рабочих, а неизмеримо больше при нормальной экономической (например, нэповской) организации труда, что означало бы также неизмеримо меньшие расходы и неизмеримо большие результа­ты труда.
Судьба спецпереселенцев на Урале, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и в других районах вселения освещена в рассматривае­мом документе намного скупее, однако не потому, что там их положение было лучше. Напротив. Вероятнее всего, сокращение конкретной инфор­мации по мере удаления расстояний от Москвы отражало такое ухудше­ние ситуации, о которой и центральное руководство не хотело знать.
В первых числах февраля 1931 г. была подготовлена «Докладная за­писка о внутриокружном переселении кулаков 3-й категории». Это пер­вый найденный нами специальный документ о положении этой группы раскулаченных, которой предстояло стать самой многочисленной и слу­жить в качестве резерва для пополнения лагерей и спецпоселений. Чис­ленность хозяйств и лиц, пострадавших «по 3-й категории», не сообща­лась, поскольку оставалась неизвестной. Речь шла только о той их части, которая уже подвергалась переселению внутри округов их прежнего про­живания, но в особые «кулацкие поселки». В записке отмечалось, что они вселялись «во временные, непригодные для жилья шалаши», «в малопри­годные для жилья землянки», реже в оставленные прежними хозяевами избы. Всеобщей была «хозяйственная неустроенность», отсутствие «мини­мальных условий для освоения... земельных участков (тягловая сила, с/х инвентарь, фураж, семена)», «недостаток продовольствия» (док. № 211).
Неизбежной реакцией на подобные условия были массовые побеги ра­зоренных и обреченных на гибель семей. На Украине было «выделено 342 кул[ацких] поселка», в которых размещена 8561 семья. К началу 1931 г. бежало 4227 семей, что привело к «самоликвидации» 245 посел­ков. В Нижнем Поволжье было объявлено о создании 492 поселков, куда
* Сообщение о столь ничтожном использовании спецпоселенцев на лесозаготовках потре­бовало проверки по всем районам их вселения. Оно было поручено Особому отделу ОПТУ, представившему 14 февраля специальную справку «О количестве ссыльных кулаков, заня­тых на лесоразработках». В справке подтверждались сведения по Северному краю (6 тыс.). На Урале лесозаготовительным организациям было передано 41,5 тыс. трудоспособных, из коих использовалось «на основных работах» — 20,7 тыс., однако не сообщалось, входили ли в их число занятые на строительстве поселков. По Сибири сведений не имелось. На ДВК на лесозаготовках работало 1,5 тыс. человек (док. № 212).
30
вселили 15 135 семей. По данным на 4 февраля 1931 г., в этих поселках оставалось «не более 15% вселенных». Подобная картина была с пересе­ленными «кулаками третьей категории» и в других районах. Разбегались по городам и промышленным стройкам, даже в родные селения (на Ниж­ней Волге — «основная масса»). Однако и не переселенная часть этой ка­тегории раскулаченных семей разбегалась, не дожидаясь переселения в «кулпоселки». Авторы записки предлагали решить возникшую проблему «принудительным возвращением всех раскулаченных семей... в специаль­ные поселки» с охраной, комендантами и т.п. Это означало бы создание системы спецпоселений не только на малонаселенных окраинах, а во всех районах страны, что могло привести к опасным для сталинского режима последствиям. Основная масса раскулаченных по 3-й категории разбежа­лась по городам и стройкам, превратившись в постоянный объект погони, разоблачений и репрессий.
Докладные записки и справки ведущих политических отделов ОГПУ, датированные началом февраля 1931 г., в совокупности представляли ра­бочий анализ итогов первого года раскулачивания. В каждом из назван­ных документов большое место занимала оценка возможностей и условий нового этапа раскулачивания с учетом негативного опыта, весьма обстоя­тельно и конкретно представленного в тех же записках и справках, о чем подробно говорилось выше. Мы впервые столкнулись со случаем, когда руководство ОГПУ пыталось изложить свой взгляд на политику раскула­чивания и предлагало существенные коррективы в масштабы, сроки и ус­ловия ее практического осуществления, разумеется, не подвергая сомне­нию «генеральную линию».
Не следует думать, что после 6 декабря 1930 г., когда эшелоны с се­мьями «одиночек» прибыли из Белоруссии на Дальний Восток, наступила пауза в раскулачивании, которая могла бы способствовать переосмысле­нию политики. Никакого перерыва в раскулачивании, как формы массо­вых репрессий, не было. В одном из основных февральских документов 1931 г. — в справке о борьбе с кулаками, сообщалось, что «за один только январь 1931 г. данными ОЦР зафиксировано 36 698 арестованных», из которых «подавляющее большинство» относилось к категории «кулацко-белогвардейской к/р». Для сравнения приводилась численность арестован­ных к/р за весь 1929 г. — 47 564 (док. № 201).
Не приостанавливалось и раскулачивание в собственном смысле этого понятия. В сборнике публикуется справка Информотдела ОГПУ о ходе коллективизации и раскулачивания в Западной Сибири от 30 января 1931 г. Бюро крайкома ВКП(б) 25 декабря 1930 г. приняло решение о проведении в 21 районе конфискации имущества и выселении от 530 до 895 кулацких хозяйств. На местах новая кампания по раскулачиванию встретилась с «оппортунистическми колебаниями (утеря кулака) и бояз­нью трудностей», что служило лишь поводом борьбы с оппортунизмом и «благодушием» (док. № 199). Западная Сибирь не была, конечно, исклю­чением.
Более того, к раскулачиванию во всех его формах добавилась еще чистка колхозов от «классово-чуждых элементов», о чем сообщает весьма обстоятельная докладная записка Информотдела ОГПУ от 30 января 1931 г. «Бывшие» — главным образом кулаки и торговцы — «проникли в колхозы еще до или в начале раскулачивания». Все они подлежали чист­ке как враждебные элементы, которые «дискредитируют коллективиза­цию». С их влиянием связывались явления бесхозяйственности в только
31
еще создававшихся колхозах, потерь скота, негодности инвентаря, «сабо­таж сдачи хлеба» колхозами государству и т.п. Их влиянием объясняли «массовые выходы из колхозов», являвшиеся на деле формой массового сопротивления (док. № 200).
Февральские документы ОГПУ, к характеристике которых мы возвра­щаемся, полны утверждений об активизации «массовой кулацкой к/р», о «необходимости нового удара» по кулаку, в том числе «ив интересах на­меченной и проводимой новой крупной волны коллективизации». В ос­новной справке от 1 февраля 1931 г. предлагалось в течение года «высе­лить за пределы... края (области) кулаков второй категории — ориентиро­вочно 100 тыс. хозяйств, включая в это же количество... и семьи тех, кто в 1930 г. были изъяты по первой категории»*. Но говорилось и о необхо­димости «заранее перестраховаться от всех основных недочетов и органи­зационных недосмотров, какие имели место при прошлогоднем выдворе­нии кулаков» (док. М 201 и др.).
3 февраля появилась «Ориентировочная справка Особого отдела ОГПУ о возможных пунктах размещения спецпереселенцев». По стране в целом выделялось 14 районов, «почти не освоенных», «малообжитых», но бога­тых лесами и ископаемыми. Для каждого из этих районов определялась численность семей переселенцев, с учетом реальных возможностей. В сумме они составляли бы 90 тыс. (док. № 203). К примерам порайонных контингентов, предлагавшихся в этой справке, мы еще вернемся.
Систему мероприятий «по предварительному устройству переселенцев на новых местах», «быстрейшего приспособления переселенцев к работе» и «прочного оседания на новых местах», а также смягченный порядок раскулачивания (сохранение сельхозинвентаря, домашнего имущества, продовольствия и даже денег} предлагали справки ГУЛАГа от 4 февраля (см. док. М 204—207^. Одновременность выступления ряда ведущих под­разделений ОГПУ с обоснованием существенных исправлений в практике раскулачивания, а, главное, сокращения его масштабов, свидетельствова­ло о том, что даже в ОГПУ сталинская политика еще не воспринималась как не подлежащая обсуждению и исправлению. В недалеком будущем все участники этого выступления поплатятся за попытку исправить «гене­ральную линию».
Названные в февральских документах ОГПУ контингенты высылае­мых семей оказались заниженными в два—три раза по сравнению со ста­линскими планами, а выдвигавшиеся ими требования к организации рас­кулачивания и высылки семей (сохранение одежды и предметов обихода, необходимого минимума продовольствия и т.д.) не заслуживающими вни­мания. Принятое 20 февраля постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О ку­лаках» обязало ОГПУ за 6 месяцев «подготовить... районы для устройства кулацких поселков тысяч на 200—300 семейств под управлением специ­ально назначенных комендантов». В протоколе заседания Политбюро от­мечены выступления Сталина, Менжинского и Ягоды, поэтому есть все основания полагать постановление о выселении 200—300 тыс. семей при­нятым под диктовку Сталина. ОГПУ в сталинском представлении явно не справлялось с задачами. Наблюдение за «выселением и расселением рас-
* Это не единственное свидетельство того, что значительная часть семей, раскулаченных по 1-й категории в 1930 г., осталась в местах прежнего проживания, а не была выслана в спецпоселения. Это может объясняться изъятием главных, а часто единственных трудоспо­собных членов семей.
32
кулачиваемых кулаков» возлагалось на заместителя председателя СНК СССР А.А. Андреева. ОГПУ обязывалось согласовывать с ним «все вопро­сы, связанные с выселением и расселением кулаков»31. Таков был первый ответ Сталина на попытку ОГПУ высказать свое мнение.
Одновременно рассылалась директива Сталина и Молотова об увеличе­нии норм выработки на лесозаготовках, которой предписывалось «для ку­лаков данные нормы обязательно увеличивать [на] 50%». Среди доступ­ных нам документов этой директивы нет. Ее содержание, включая цити­руемую фразу, передается по телеграмме руководства Ураллеса подведом­ственным леспромхозам, датированной 25 февраля 1931 г. Сводки, в кото­рых сообщается об этой директиве, приводили убедительные сведения о нечеловеческой практике ее осуществления. Увеличение в полтора раза дневной выработки, невозможное для работников, живущих в нормаль­ных условиях, становилось дополнительным фактором массового уничто­жения спецпереселенцев (док. № 259 и 260). Документы опубликованно­го в 1993 г. сборника о спецпереселенцах на Урале полностью подтверж­дают приведенные выше сведения и о повышении с февраля 1931 г. тру­довых норм, и об их последствиях для выселенных туда семей32.
Февральские документы, о которых говорилось выше, сохранились лишь в материалах секретариата руководства ОГПУ, причем на наиболее важных из них отсутствуют наименования отделов, в которых они готови­лись, и подписи лиц, осмелившихся не только информировать о положе­нии раскулаченных, но и излагать свои рекомендации. В «Выводах-пред­ложениях» к «Материалам по вопросам кулацкой к/р на 1 февраля 1931 г.» встречаются такие, например, речевые обороты: «Учитывая уроки прошлогоднего расселения кулачества.., полагал бы необходи­мым: ...» (док. № 201). Автора этого текста пока установить невозможно. Дальнейшее развитие событий покажет, что весь этот комплекс неприем­лемых для сталинского руководства документов ОГПУ исходил из отделов Секретно-оперативного управления, среди которых были информацион­ный и секретный отделы. Эти отделы и подверглись реорганизации. 5 марта 1931 г. был ликвидирован информационный отдел ОГПУ, слитый с секретным отделом в единый секретно-политический отдел в системе СОУ, в задачи которого не входила систематическая информация партий­но-государственного руководства о политическом положении в стране33. С этого времени из состава информдокументов ОГПУ начинают исчезать ос­новные формы фактической информации о происходящем в стране — сводки и обзоры, по природе своей предполагавшие полноту и конкрет­ность сведений. Преобладающей формой информации становится справка, не требующая полноты сведений и объяснений.
11 марта 1931 г. на Политбюро в числе «Вопросов ОГПУ» вновь ока­зался «Вопрос о кулаках». Принятое решение воспроизводим полностью: «Возложить наблюдение и руководство работой по выселению и расселе­нию кулаков на специальную комиссию из тт. Андреева, Ягоды и Посты-шева, предложив им в декадный срок представить в ПБ план конкретных мер»34.
В современной литературе созданную 11 марта 1931 г. комиссию при­нято называть «Комиссией Политбюро ЦК ВКП(б) по спецпереселенцам». В переписке того времени иногда употреблялось наименование «Комиссия ЦК ВКЩб)...» Мы сохраняем рабочее самоназвание — Комиссия Андрее­ва, более соответствующее формуле постановления 11 марта, а главное ха­рактеру ее деятельности — личный контроль Сталина через безликого
2 — 7419
33
Андреева за выполнением директивы по выселению не менее миллиона раскулаченных. Наиболее важные решения, принятые комиссией, прак­тически утверждались на Политбюро, однако не становились его постанов­лениями. В протоколах Политбюро во всех случаях употреблялась форму­ла: «Принять предложение комиссии т. Андреева» с отсылкой на прото­кол комиссии, помещенный в приложениях35. Решения комиссии не нуж­дались в утверждении или хотя бы подтверждении правительством. Даже денежные средства на выполнение решений комиссии Андреева поступали помимо правительства. Вот о многом говорящий ответ на вопрос ваков­ского о правительственном разрешении приступить к переселению раску­лаченных. Меморандум от 18 апреля 1931 г. за подписью Ягоды и Евдо­кимова гласил: «...никакого правительственного постановления по реше­нию комиссии т. Андреева не будет. С решением комиссии т. Андреева т. Заковский должен ознакомить крайком. Операцию по принятому реше­нию проводить. Деньги, сколько надо будет т. Ваковскому из отпущенных сумм, когда угодно он получит по предъявлению сметы финотделу ОГПУ»36.
Директива представить в декадный срок «план конкретных мер» была выполнена досрочно. Ее сущность была изложена в телеграмме руководст­ва ОГПУ на места, разосланной 15 марта: «[В] целях полной очистки края от кулаков, с мая по сентябрь 1931 г. намечено провести массовую опера­цию [по] кулачеству [с] высылкой [в] отдаленные местности Союза со всех (!) областей. Для проработки этой операции предлагается: 1) установить количество кулацких хозяйств края ([в] том числе раскулаченных [и] рас­проданных [в] прошлом году), подлежащих высылке; 2) установить тепе­решнее местонахождение кулацких хозяйств, [в] особенности глав семей», включая бежавших и «проникших» на работу в промышленность, скры­вающихся в городах и в колхозах. «Подробный оперативный план прове­дения этой массовой операции» по каждому региону предлагалось пред­ставить в СПО ОГПУ не позднее 10 апреля (док. № 219).
18 марта комиссия Андреева приняла «перечень вопросов, подлежа­щих рассмотрению» (док. № 220), и целый ряд решений о переселении раскулаченных семей, которые соответствовали сталинской директиве от 20 февраля. В Западно-Сибирском крае надлежало переселить в северные районы «в течение мая—июня—июля 40 тыс. кулацких хозяйств». Упо­минавшаяся выше «Ориентировочная справка Особого отдела...» от 3 фев­раля считала возможным переселить в Западную Сибирь в целом 15 500 се­мей. Еще более разительными были решения о переселении раскулачен­ных семей в Казахстан. Пе 5 тыс. семей, как считал возможным Особый отдел ОГПУ, а 150 тыс.! Причем уже к 15 апреля туда предстояло доста­вить 10 тыс. глав раскулаченных семей для «подготовки условий... при­ема остального контингента». И т.д. (см. док. № 203, 221 и др.).
Новая кампания по массовому раскулачиванию и переселению раску­лаченных семей должна была начаться в мае 1931 г. Ее бесчеловечность, неизбежность гибели новых спецпереселенцев в количествах, сопостави­мых с 1930 г., были очевидны. И это находило отражение в документах ОГПУ, где еще сохранялись люди, считавшие своим долгом сообщать пар­тийно-государственному руководству не только о враждебных силах, но и о действительном положении в стране, в том числе о негативных послед­ствиях осуществляемой властью политики. 4—5 мая СПО ОГПУ предста­вило руководству 9 аналитических справок «О вселенных и переселенных кулаках по отдельным краям и областям СССР». Все они публикуются
34
нами, поскольку воссоздают очень конкретную картину переселения рас­кулаченных семей с начала 1931 г. и их положения в качестве спецпере­селенцев. К сожалению, раскулачивание, как таковое, в этих справках уже не затрагивается (в отличие от рассмотренных выше февральских). Справка, относящаяся к Восточно-Сибирскому краю, после сведений о переселенных туда в 1930 г. и в марте 1931 г., сообщала: «С хозустройст-вом вселенных кулаков как прошлогодних, так и мартовских этого года, вопрос стоит остро. Жилищ подготовлено не было, необходимые бараки для жилья отсутствуют. Продснабжение недостаточное. Рабочая сила ис­пользуется недостаточно... Медпунктов на участках вселения нет. Медпо­мощь оказывается только... на лесозаготовительных участках». И естест­венно, «отмечается массовое бегство ссыльных кулаков — вместе с семья­ми...» (док. № 228). В справке по Казахстану сообщалось, что высланные в 1930 г. были «расселены на островах и полуостровах Аральского моря» и использовались «для ловли рыбы». «Жилища... полностью не постро­ены, ...перебои в снабжении продовольствием...» То же и с новыми спец­переселениями: «Хозорганизации к приему и хозустройству ссыльных ку­лаков 1931 г. подготовлены не были» (док. № 227).
Обширная справка «О вселенных кулаках в Северный край» включала все сведения за 1930 г., вновь воспроизводя приведенные в февральской докладной записке СПО (док. № 202). Положение высланных туда семей не только не улучшалось, но, напротив, резко ухудшалось, поскольку: «с 1 апреля 1931 г. все ссыльные кулаки были сняты с централизованно­го снабжения, в том числе строящиеся поселки и осваивающиеся на новых землях...», «возможно возникновение голода...», «...развивается эпидемия сыпного тифа, ...свирепствует дизентерия, цинга и простудные заболевания...» (док. № 223). Такой же была ситуация на Урале и Даль­нем Востоке (док. № 225 и 230).
Единственным районом вселения, где обеспечивалась оплачиваемая ра­бота, оказывалось содействие в жилищном строительстве, открывались столовые и общественные кухни, школы и даже детские дома, имелись амбулатории и больница, продавалась одежда являлся Ленинградский военный округ (апатитовые разработки в Хибинах и торфодобывание в Синявино). Однако и здесь 11 110 спецпоселенцев, прибывших в 1930 г., были размещены не только «в дощатых бараках» и «стандартных домах», но и «в палатках и землянках», с жилплощадью в среднем 1,2 кв. м на человека. Отсюда развитие эпидемических заболеваний, умерло почти 800 человек, главным образом детей (док. М 224).
Отметим, что все эти справки были составлены и подписаны одним лицом — оперуполномоченным СПО ОГПУ Г.А. Штранкфельдтом, за что он в скором времени поплатится вместе с рядом других работников на­званного отдела. Есть основания считать его одним из авторов и февраль­ских документов СОУ ОГПУ, в которых прослеживаются расхождения в восприятии практики раскулачивания между Политбюро и ОГПУ.
Справки Штранкфельдта сыграли не последнюю роль в пересмотре ре­шений комиссии Андреева, принятых 8 мая о разработке плана переселе­ния в Казахстан 150 тыс. «кулацких семей» в точном соответствии со ста­линской директивой. Для выполнения этого задания назначался кратчай­ший срок — «к 10 мая» (док. JV3 232). Неизвестно, состоялось ли заседа­ние комиссии, назначенное на «10 мая в 11 часов утра» (там же). Мы пуб­ликуем решение комиссии, принятое 15 мая, коренным образом пересмот­ревшее масштабы переселения и даже его географию. «Ввиду технической
2*35
невозможности переселения 150 тыс. кулацких семейств в районы Казах­стана, признать возможным расселение в текущем году в первую очередь в районах Казахстана 60 тыс. и на Урале 50 тыс. кулацких семейств» (док. № 233).
Помимо справок Штранкфельдта, наверное, сыграла свою роль и при­сланная из Казахстана справка СПО с характеристикой состояния важ­нейших районов автономии (см. док. № 231). Все эти документы исходи­ли из Секретно-политического управления, возглавлявшегося Е.Г. Евдо­кимовым. Расправа за отказ от буквального выполнения сталинской ди­рективы скоро последует. Но очень важно, что на это решилось руковод­ство ОГПУ — настолько бесчеловечным и бессмысленным становился ста­линский террор в деревне.
Из плана реализации принятых 15 мая решений мы узнаем, что на Урал в дополнение к 5000 семей, переселяемых из Иваново-Промышлен­ной области на Магнитострой, направлялось 30 000 семей из Украины, 15 000 — с Северного Кавказа и 5000 — из Белоруссии на лесоразработ­ки, то есть, в северные районы края. Не трудно представить себе их поло­жение в необжитых районах, куда направлялось и 5000 семей «внутрен­них переселенцев» и где такого дополнения не ждали. В Казахстан долж­ны были выселяться 50 000 семей из Поволжья и 10 000 семей из Мос­ковской области и Ленинградского военного округа (док. Л? 234).
Тогда же СПО ОГПУ представило комиссии Андреева справку о ходе и перспективах операции по выселению раскулаченных за 1931 г. в целом и порайонный план выселения и вселения спецпосленцев с 15 апреля, когда началось «внутреннее переселение» на Урале и до 15 сентября, когда намечалось завершить кампанию 1931 года по депортации раскула­ченных семей. Выделялось три этапа:
«I. Вывезено с 1 января по 1 мая» 35 287 семей и 3125 глав семей («одиночек»).
«П. Вывозятся с 1 мая по 15 июня» 57 428 семей и 2 тыс. «беглых кулаков».
«III. Предстоит вывезти с 25 мая по 1 сентября 127 тыс. семей».
«Всего [за весь 1931 г.] — 219 715 семей и 2000 человек беглых кула­ков» (док. № 235).
Как видим, директиву Политбюро от 20 февраля о переселении 200— 300 тыс. семей намечалось выполнить, хотя и с ориентацией на минимум. Характерно, что и план депортации, подписанный, кстати, Штранкфельд-том, был ориентирован на летние месяцы — июнь и июль, когда предла­галось переселить 164 809 семей из 184 209. На август—сентябрь остава­лось меньше 20 000 семей.
Ситуация для ОГПУ усложнялась и тем, что все другие государствен­ные учреждения, обязанные, как предполагалось, обеспечить использова­ние труда и содержание спецпереселенцев — ВСНХ, ведавший промыш­ленностью, Наркомат путей сообщения, Наркомснаб, а также Наркомзд-рав и Наркомпрос, оказались не в состоянии выполнять свои функции в спецпоселениях, расположенных не только в необжитых, но и в труднодо­ступных районах. Не удивительно, что в протоколе заседания комиссии Андреева 15 мая первым пунктом явилось решение о передаче спецпересе­ленцев полностью в ведение ОГПУ: «Ввиду безобразного использования рабочей силы спецпереселенцев и беспорядка в их содержании хозоргана-ми — передать целиком в ОГПУ хозяйственное, административное и орга­низационное управление по спецпереселенцам, а также все материальные
36
и денежные фонды, отпущенные на спецпереселение. Предложить ОГПУ для этой цели организовать специальный аппарат управления при ОГПУ и краевых ПП (Сибирь, Урал, Севкрай и Казахстан» (док. Л? 233^.
Решение комиссии Андреева осуществлялось очень быстро. 25 мая 1931 г. на места был разослан меморандум № 387 «о передаче в полное ведение ОГПУ хозяйственного, административного и организационного управления спецпереселенцами »37, 28 мая — указания «по устранению... грубых ошибок... при проведении операции по выселению кулацкого эле­мента...», а 3 июня — приказ об «обслуживании районов вселения кула­ков»: «хозяйственное освоение, административное и культурно-бытовое устройство, охрана, оперативное обслуживание и целесообразное исполь­зование их как в промышленности, так и в сельском хозяйстве» (док. № 238 и 242). Названные меры означали создание в стране второй систе­мы концентрационных лагерей, не столь жесткой по условиям быта и ха­рактеру подневольного труда, как ГУЛАГ, но по сущности единой с ней. Полное подчинение спецпоселений управлению ОГПУ было неизбежным. Характерно, что оформление этого акта совершилось без участия высших органов государственной власти. Секретное постановление правительст­ва — СНК СССР «Об устройстве спецпереселенцев» было принято лишь 1 июля 1931 г.38 Лагерная экономика с подневольным трудом формирова­лась как закрытая, фактически независимая от формальной системы госу­дарственного управления, хотя в финансово-экономическом отношении связанная и с государственным бюджетом, и с госпредприятиями, куда передавались продукты практически бесплатного труда.
Передача высланных семей, их бытового устройства и трудовой дея­тельности под непосредственное управление органов государственной без­опасности существенно меняло (разумеется, вслед за созданием ГУЛАГа) положение системы ОГПУ в обществе и характер его отношений с партий­но-государственным руководством. Очень наглядно это проявилось в со­держании информационных материалов о государственной политике и об­щественной ситуации в крестьянской среде. Если раньше основной фор­мой информации ОГПУ о положении в деревне и ее настроениях была сводка фактических сведений, довольно объективная (хотя и с трактовкой в пределах заданной идеологии), то теперь все большее значение приобре­тает справка о собственной деятельности. В 1931 г. эволюция информате-риалов ОГПУ в указанном направлении только начиналась, однако отчет­но-информационные справки занимают уже в их общем потоке все боль­шее место. Документы за июнь 1931 г. представлены, главным образом, справками о выселении раскулаченных семей: справка СПО за сроки с 1 января до 1 июня, то есть, ко дню, объявленному комиссией Андреева началом новой кампании по их депортации; справка ГУЛАГа за срок с 1 по 17 июня; справка СПО за срок с 1 по 22 июня. Была и обстоятельная сводка Особого отдела на 28 июня, содержащая значительный критичес­кий материал о «грубейших перегибах» и крестьянском сопротивлении, написанная с участием Штранкфельдта (см. док. № 241, 243, 244 и 245).
Главное состояло в другом: приняв на себя управление спецпереселен­цами, организацией их труда и быта, ОГПУ становилось ответственным за все последствия бесчеловечной сталинской политики: за выбрасывание де­сятков и сотен тысяч семей, включая детей и стариков, в гибельные для них места — гибельные по всем условиям: природным, хозяйственным, жизненным. На ОГПУ ложилась также ответственность и за невыполне­ние планов увеличения лесозаготовок, добычи золота и каменного угля.
37
Руководство ОГПУ начинало понимать, что с увеличением численности спецпереселенцев будут возрастать и все скверные последствия, прежде всего вымирание семей, бегство спецпереселенцев и провал плановых за­даний, а вместе с тем и их личная ответственность за неправильное осу­ществление «генеральной линии», «за ошибки», «перегибы» и «извраще­ния».
Сказывались, конечно, и личностные факторы. Сталинская «револю­ция сверху» еще не завершилась, и в аппарате управления, включая ОГПУ, сохранялись люди, исповедовавшие социализм, видевшие в раску­лачивании путь к «освобождению» бедноты и верившие в возможность ис­править «перегибы» и «извращения», пытавшиеся ограничить депорта­цию раскулаченных семей реальными возможностями их устройства и труда. Среди них оказались и такие работники ОГПУ как Е.Г. Евдокимов и Г.А. Штранкфельдт, выступившие в феврале и мае 1931 г. с рядом важ­ных документов против безрассудной и бесчеловечной политики раскула­чивания и депортации сотен тысяч семей в места, где они были обречены на вымирание.
Вполне естественно в этой обстановке появление у руководства ОГПУ стремления ограничить раскулачивание и последующее выселение дейст­вительными кулаками, которых после 1930 г. должно было остаться очень немного. В начале июля такие деятели ОГПУ решились даже на распоряжения о приостановке выселения, что было равносильно останов­ке раскулачивания. 6 июля из Новосибирска на имя Сталина, Молотова, Андреева и Ягоды поступило послание от Р.И. Эйхе, сообщавшее о том, что в Западно-Сибирском крае «работа» по выселению 40 тыс. раскула­ченных хозяйств «в основном закончена», однако «осталось... вновь выяв­ленных и пойманных ранее бежавших до 3 тыс. кулацких хозяйств. Крайком постановил выселить их на север. ОГПУ 5 июля предложило приостановить выселение. Настойчиво просим разрешить закончить нача­тую операцию» (док. № 248). Развитием этой линии в поведении руко­водства ОГПУ явилась рассылка 13 июля 1931 г- почтотелеграммы ОГПУ N° 40545 местным органам за подписью Ягоды и Евдокимова необычного содержания. «[В] связи [с] окончанием операции [по] выселению кулаче­ства», предлагалось командировать в Москву 16 июля представителя Сек­ретно-политического отдела, «руководившего выселением кулачества», с обширными материалами, включающими «почтовые данные проведенной операции» (по категориям раскулаченных с указанием численности семей и лиц, обеспеченности высланных «натурфондами», характеристикой по­литической обстановки, допущенных «перегибов» и т.д.). Они должны были также представить данные о количестве крестьянских хозяйств в целом и кулацких хозяйств на 1 января 1930 г., о количестве репрессиро­ванных хозяйств («первокатегорники») и количестве «выселенных семей-человек» (2-й категории) за 1930 г. и первую половину 1931 г. со сведе­ниями о порядке их раскулачивания и репрессирования; о количестве самоликвидировавшихся и бежавших хозяйств и т.д. Требовалось также доставить сведения о количестве наличных «кулацких хозяйств и чело­век», с трудоспособными мужчинами и без них. Послание заканчивалось требованием: «Командируемые... сотрудники должны иметь исчерпываю­щие материалы [по] всем данным вопросам» (док. № 251). К сожалению, мы не знаем, состоялось или не состоялось совещание представителей местных органов ОГПУ 16 июля и были ли представлены все требуемые сведения о кулацких хозяйствах за 1930 — первую половину 1931 г.
38
Отнюдь не все деятели ОГПУ занимали подобные позиции. Публикуе­мая в сборнике докладная записка В.А. Балицкого об итогах выселения кулачества из УССР от 12 июля 1931 г. об успешном выполнении и пере­выполнении полученного задания (по плану с Украины надлежало высе­лить 30 тыс. семей, выселили 31 655 семей с населением 131 909 человек, в том числе 46 787 мужчин, 38 764 женщины и 45 858 детей). Описыва­лась четкая организация и деятельность украинских чекистов и поддерж­ка со стороны населения (док. № 250). Балицкий знал, какие доклады нужно представлять наверх.
К приближавшемуся дню сбора представителей местных органов — 16 июля — Особый отдел, входивший в состав Секретно-политического управления ОГПУ, подготовил первую и единственную известную нам, общую для страны в целом, «Справку о раскулачивании и выселении рас­кулаченных с 1 января 1930 г. по 1 июля 1931 г.», датированную 15 июля. Это статистическая таблица, составленная в соответствии с по­сланием руководства ОГПУ от 1 июля. Мы уже обращались к таблице от 15 июля 1931 г. и при оценке правомерности использования данных пере­писи населения 1926 г. о численности крестьянских хозяйств и их кулац­кой части, а также при определении общего количества раскулаченных и высланных хозяйств за 1930 г. К сожалению, аналогичных данных за первую половину 1931 г. в таблице нет. Сведения о раскулаченных с 1931 г. практически во всей известной нам документации ОГПУ ограни­чиваются почти исключительно выселенными семьями.
Сведения за первую половину 1931 г. носят предварительный харак­тер, что отражается в наименовании, например, графы о выселенных се­мьях: «С 1.01. по 1.07.1931 г. вместе с разрешенными к выселению». Суммарный итог этой колонки — 237 687 семей — вдвое превышает ре­зультаты депортации за весь 1930 г. Здесь мы вновь сталкиваемся с ха­рактерной для сталинского руководства манерой: местные власти — ис­полнители «генеральной линии» — проявляют стремление к превышению заданий, а центральная власть ограничивает эти стремления, устанавли­вает «ограничительные контингенты» (в 1937 г. даже «лимиты»). Заявки с мест на «выселение кулаков в 1931 г.» по стране в целом составляли 344 820 хозяйств-семей, а «было разрешено» выселить 229 581. Какая точность! — До единицы! Установленная норма оказалась превышенной на 8106 семей уже в первом полугодии (док. № 253).
Тем не менее в той же таблице мы находим критические замечания в адрес местных органов по поводу преуменьшения общей численности ку­лацких хозяйств по данным на 1 июля 1930 г. (на Украине вдвое!). Ха­рактерно также отсутствие в таблице сведений о состоянии еще считав­шихся кулацкими хозяйств, что требовалось в почтотелеграмме от 13 июля. Между тем в единственной найденной справке об итогах выселе­ния содержатся важные сведения: на Украине из остававшихся в местах прежнего жительства 17 262 кулацких хозяйств имели трудоспособных мужчин всего 6905, «осели» в колхозах — 1060, «проникли» в промпред-приятия — 9285 (док. № 252). Сведения* подобного рода, собиравшиеся Штранкфельдтом, в рассматриваемую таблицу не попали. Использование статистики в данном случае преследовало и вполне практическую цель:
* Сведения названной справки не исчерпывались приведенными здесь. Там давалась ин­формация и о репрессиях, и о выселении, и о побегах. Дальнейший поиск справок может дать очень полезный материал для исследования.
39
определить, «какое количество кулацких хозяйств еще должно оставать­ся...» для дальнейшего раскулачивания и выселения. На 1 июля 1931 г. их насчитали всего 309 732 (док. № 253).
Попытка хоть в какой-то мере ограничить контингент раскулачивания и выселения оказывалась в прямом противоречии со сталинскими намере­ниями и привела к административной расправе с причастными к этой по­пытке деятелями ОГПУ. 25 июля 1931 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) Сталиным был поставлен вопрос об «ОГПУ». В протоколе не на­званы другие участники обсуждения. Вероятнее всего, Сталин просто про­диктовал решение о смещении Ягоды с должности первого заместителя председателя ОГПУ на должность второго. Первым заместителем назна­чался А.И. Акулов, до этого не работавший в ОГПУ. Появилась долж­ность третьего зама, которым стал В.А. Балицкий. В состав коллегии ОГПУ вводились проверенные исполнители сталинской воли А.Х. Арту-зов, Я.С. Агранов и П.П. Булатов (последний переводился из аппарата ЦК и ставился «во главе отдела кадров ОГПУ»). Из состава руководства ОГПУ устранялся ряд крупных работников, в том числе Евдокимов39. 5 августа 1931 г. Политбюро вновь рассматривало «Вопросы ОГПУ» и приняло решения, увеличившие репрессивные полномочия ОГПУ. Комис­сии в составе Сталина, Кагановича, Орджоникидзе, Андреева и Менжин­ского поручалось «составить комментарий к решениям ЦК об изменениях в составе ОГПУ и перемещениях некоторых членов коллегии ОГПУ... Предложить секретарям обкомов, крайкомов, нац. ЦК сообщать об этих комментариях узкому собранию актива работников ГПУ в областях, краях, республиках»40. На следующий день — 6 августа 1931 г. — опро­сом членов Политбюро было утверждено письмо секретарям нац. ЦК, крайкомов и обкомов, разосланное за подписью Сталина. В этом письме ЕВДОКИМОВ, С.А. Мессинг, М.Н. Бельский и Я.К. Ольский были обвинены в том, что «вели внутри ОГПУ совершенно нетерпимую групповую борьбу против руководства ОГПУ», «...распространяли... слухи о том, что дело о вредительстве в военном ведомстве является дутым делом» и «расшатыва­ли тем самым железную дисциплину»41. Как обычно, в сталинских доку­ментах такого рода предъявляемые обвинения меньше всего отражали действительные причины расправы. Изложенная выше динамика событий позволяет считать их напрямую связанными с попытками ограничить произвол и бесчеловечность раскулачивания и выселения крестьянских семей.
Отметим, что Евдокимов был отправлен полномочным представителем ОГПУ в Среднюю Азию, «дав ему специальное поручение разоружения банд». Г.А. Штранкфельдт был удален из ОГПУ на мелкие должности в ПП Москвы. Г.Г.Ягоду продержали на должности второго зама больше года — до сентября 1932 г., когда он стал вновь первым заместителем42, получившим урок беспрекословного выполнения указаний вождя.
В содержании и характере политической информации от системы гос­безопасности высшему руководству начались коренные перемены. И хотя традиция сообщать «наверх» обо всем враждебном, неправильном, небла­гополучном изживалась медленно, но с июля—августа 1931 г. информа­ционная система ОГПУ все в большей мере подчиняется задаче сообщать, главным образом то, что требуется «верхами». По раскулачиванию, на­пример, информация стала приобретать характер учрежденческих отчет­ных докладов и справок о выполнении заданий по переселению раскула­ченных семей и использованию их рабочих рук.
40
Сталинская директива от 20 февраля была выполнена. Общая числен­ность высланных семей за время с 1 января по 30 сентября 1931 г. соста­вила 265 026 с населением в 1 243 860 человек. Были еще и «кулаки, переселенные внутри областей»: за январь—сентябрь 1931 г. таковых ока­залось 103 208 по числу семей и 469 470 человек по йаселению. Вместе с высланными в 1930 г. общая численность спецпереселенцев на 30 сентяб­ря 1931 г. составила 517 665 семей с населением в 2 437 062 человека (док. № 268 и 269).
Мы не знаем, сколько из этих семей сохранилось, сколько из выслан­ных лиц осталось в живых, а сколько погибло и исчезло. Без всякого со­мнения — много. Достаточно взглянуть на состав спецпереселенцев, чтобы понять неизбежность массовых болезней и смертей. 15 октября Ста­лину была передана краткая справка о количественных результатах высе­ления «из районов сплошной коллективизации». Справка не охватывает всей территории и поэтому ее общий итог за 1930—1931 гг. ограничен — 240 757 семей. Однако, эта справка дает ценнейшие сведения о составе высланного населения: мужчин — 366 583, женщин — 337 487 и детей — 454 916 (док. № 271). Нужно учесть, что, с одной стороны, мальчишки и девчонки в 15—16 лет зачислялись в разряды взрослых мужчин и жен­щин, а, с другой стороны, в работающих разрядах оказывалось немало стариков.
После июльских решений Политбюро среди документов ОГПУ уже не могло быть подобных письму Толмачева или справкам Штранкфельдта. Однако действительность все же не могла не пробиваться в отчетные ин­формации соответствующих ведомств. И спецсводки, и справки СПО ОГПУ, и докладные записки ГУЛАГа, и протоколы Комиссии ЦК по спец­переселенцам не сообщали о сколько-нибудь значительном улучшении си­туации в районах вселения: «Севкрай: ...в хозяйственном их устройстве бездеятельность. Больные вопросы: продснабжение, отсутствие одежды, обуви, полное отсутствие медикаментов... Урал: ...Жилища не постро­ены... Сибкрай: ... Строительство поселков сорвано...» (док. № 266. См. также док. № 259, 260, 262, 263 и др.).
Положение большинства спецпереселенцев в наступающую зиму 1931/32 г. оказывалось таким же, как и в предыдущую зиму. ОГПУ при­ходилось вновь и вновь разрешать «передачу» детей и стариков нераску­лаченным родственникам, что неизбежно сопровождалось побегами. По сведениям на 1 сентября 1931 г., общее число спецпереселенцев составля­ло 1 365 858 человек, число бежавших (теперь уже из всех районов их размещения) — 101 650, из которых было задержано — 26 734. В доку­менте, откуда взяты эти данные, перечислялись причины побегов, как «массового явления»: «материально-бытовое неустройство..., отсутствие (!) питания, произвол администрации.., мнения, что их выслали на физичес­кое уничтожение (!), ...разъединение глав от своих семей и отсутствие должной охраны...» (док. № 270). В конце ноября — начале декабря 1931 г. руководство ОГПУ начинает осознавать необходимость «в срочном порядке» обратиться в ЦК партии, поскольку «бегство высланных кулац­ких семей принимает массовые размеры» и «требует оперативных мер»43.
Проблема была решена по-сталински. 29 декабря 1931 г. на места стал рассылаться циркуляр № 290165, которым отменялись все прежние рас­поряжения ОГПУ, разрешавшие из-за «большой детской смертности и трудности содержания нетрудоспособных передавать на иждивение и вос­питание родственников детей до 14 лет, а также стариков свыше 60 лет».
41
Циркуляр предписывал: «в данный момент, ввиду улучшения положения с устройством спецпереселенцев.., массовые передачи детей и стариков не производить, допуская такую передачу только в исключительных случа­ях» и «только с ведома и разрешения полномочных представителей ОГПУ». Циркуляр от 29 декабря был подписан тем же замначем ГУЛАГа М.Д. Берманом, что и цитированная выше сводка от 1 сентября, с прямо противоположными оценками ситуации.
Мы должны были с такой обстоятельностью рассмотреть документы сборника, связанные с высылкой раскулаченных семей и их положением в качестве спецпереселенцев, поскольку именно с них начались глубокие изменения в информационной деятельности ОГПУ. Потребовалось специ­альное исследование решений сталинского Политбюро за февраль — март и июль — август 1931 г., чтобы выяснить причины и характер изменений в ОГПУ, отразившихся в первую очередь на содержании информационных материалов, исходивших из этой системы. Элементы тревоги, сообщения о негативных последствиях действий властей на местах, о необходимости исправления политики исчезают, и это проявилось в информдокументах о деревне второй половины 1931 г. Выше уже отмечался отчетно-учрежден­ческий характер информации о выселении, устройстве и использовании труда спецпереселенцев, их настроениях и поведении. В полной мере такой характер этой категории документов проявился к концу года (см. док. № 273 и 277).
Значительному изменению с осени 1931 г. стала подвергаться и инфор­мация о крестьянском сопротивлении. В публикуемых нами сводках, справках и докладах о политическом положении в деревне, о коллективи­зации и раскулачивании, о хлебо- и скотозаготовках в разных районах страны присутствуют сведения и о крестьянском сопротивлении насилию с конкретными характеристиками участников массовых выступлений, их требований и действий. В составе документов есть и специальные справки о массовых выступлениях в Среднем и Нижнем Поволжье, на Украине (док. № 209, 215, 254). Больше того, исследователь найдет здесь обоб­щающую справку СПО ОГПУ «О характере и динамике массовых антисо­ветских проявлений в деревне с 1 января по 1 октября 1931 г.» (док. № 272) с обстоятельными статистическими данными, организованными по типу таблиц известной докладной записки того же СПО ОГПУ «О фор­мах и динамике классовой борьбы в деревне в 1930 году»44.
Среди известных нам документов это последняя информация об основ­ных формах крестьянского сопротивления (массовые выступления, тер­рор, распространение листовок), охватывающая все районы страны и от­ражающая их динамику из месяца в месяц. Особый интерес представляют массовые выступления, определяющие характер и силу сопротивления в целом. Беспощадная расправа с участниками массовых выступлений в 1930 г., расстрелы и лагеря для «первокатегорников», высылка раскула­ченных по «второй категории» и разорение тех, кто попал в «третью кате­горию». Из деревни устранялись социально-активные личности — именно они первыми попадали под удар независимо от принадлежности к кула­кам, середнякам или беднякам. Все это в совокупности объясняет и сокра­щение масштабов массовых выступлений, и утрату их активности.
Практически все массовые выступления крестьян являлись ответами на действия власти. Очень характерно, что в 1931 г. на первом месте по численности оказались выступления, вызванные «мясозаготовками» (точ­нее было бы сказать «скотозаготовками», поскольку у крестьян за бесце-
42
нок забирали скот, который заготовители отправляли на бойни), — 456 выступлений. Это первенство понятно: сохранение домашнего скота было последней надеждой на выживание крестьянской семьи. Второе место по численности массовых выступлений (259) заняли попытки защи­тить раскулачиваемых, выселяемых и подлежащих «изъятию АСЭ» — против насилия над односельчанами — попытки практически всегда без­успешные*. Затем шли массовые выступления, вызванные продовольст­венными затруднениями (251) и хлебозаготовками, то есть продзатрудне-ниями в ближайшей перспективе (213), коллективизацией (196) и т.д. По сравнению с 1930 г. произошло резкое сокращение массовых выступлений в деревне: за первые девять месяцев 1930 г. в ОПТУ насчитали тако­вых — 13 264, а в 1931 г. — всего 1837 (док. № 272).
Отметим и очень характерные перемены поведения раскулачиваемых крестьян в июне—июле 1931 г. Были факты сопротивления, когда «кула­ки, намеченные к выселению, сами поджигали свои хозяйства» и бежали в города, на стройки, в другие районы. Но связанные семьями чаще всего бежать не могли, «одевали по две пары белья и, приготовив все свое иму­щество для отъезда, по несколько ночей подряд, сидя одетыми, ожидали выселения». Наконец, отмечались случаи «добровольной явки кулаков без конвоя на сборные пункты с мотивировкой, что дома жить все равно не­возможно» (док. № 244). Спад сопротивления объясняется игнорировани­ем сталинского руководства крестьянского отношения к происходившему. Наращивание грубого произвола в политике и практике коллективиза­ции, раскулачивания и хлебозаготовок продолжалось.
Сокращение объема информации о сопротивлении деревни сопровожда­лось принципиальными изменениями в ее содержании. Освещение причин массовых выступлений с протестом, а тем более с прямым противодейст­вием, отступает на задний план или снимается совсем. Все сводится к враждебной антисоветской деятельности «к/р элементов». В сборнике есть документы, наглядно демонстрирующие начавшуюся замену объективной информации об обстоятельствах, вызвавших массовое выступление, сооб­щением об «организаторах» этого выступления. Таковы информации о массовом выступлении спецпереселенцев в Парбигской комендатуре На-рымского края 28—31 июля 1931 г. В первой, известной нам, спецсводке Особого отдела для руководства ОГПУ не только назывался возглавивший выступление Усков («бывший заводчик»), но излагались и объективные причины: «На участках Парбигской комендатуры продовольственных за­пасов нет. Последние выдавались посуточно. Были перебои. Последние 10 дней на ряде участков не было соли. Паек до последних дней выдавал­ся в размере только 300 г муки на каждого едока. Хозяйственно пересе­ленцы не устроены. Живут исключительно в шалашах, жилых построек не имеется»45.
* Приведем примеры типичной ситуации, отмечаемой почти повсеместно: «...21 июня с.г. в дер. Козлове... во время проведения выселения колокольным набатом у дома кулака... со­бралась толпа женщин, около 150 чел., и запретила бригаде производить выселение. На место выехал начальник... оперсектора ОПТУ для расследования и принятия мер, обеспечи­вающих продолжение работ по выселению...
...21 июня с.г. в дер. Трегузово толпа из 4-х соседних деревень, около 100 чел., не до­пустила бригаду проводить работу по выселению кулаков. Воспользовавшись этим... кулац­кие семьи скрылись из села. Райуполномоченным ОГПУ ведется расследование». И т.д. (Док. № 245.)
43
Два других документа с информацией о событиях в Парбигской комен­датуре относились к середине августа и адресовались не только для руко­водства ОГПУ. В справке ГУЛАГа бегло упоминалось о причинах «бунта»: «...вследствие хозяйственного неустройства, перебоев в питании и нали­чия активных к/р элементов (заводчик Усков и др.)». В другом, адресо­ванном высшему руководству, о положении спецпереселенцев не упомина­лось, причины восстания сводились к инициативе и руководству «группы кулацкого к/р актива во главе со спецпереселенцем Усковым (быв. владе­лец заводов)». Там, на сибирском севере, они пытались «...развернуть свою к/р деятельность... для повсеместного и одновременного выступле­ния и свержения соввласти, намечавшегося на первые числа августа» (?!) (док. № 260, 261).
В том же направлении меняется характер и содержание информации ОГПУ по другим сторонам сельской жизни, хотя не так разительно и бы­стро, как о выселении раскулаченных семей и их судьбах. Документы о коллективизации, колхозах и совхозах, машинно-тракторных станциях, состоянии отраслей сельского хозяйства, особенно животноводства, содер­жат весьма конкретные и полезные для исследователя сведения (см. док. № 197, 198, 199, 200, 208, 213, 217, 218, 244, 247, 264, 267, 274). Отме­тим также довольно редкую информацию «о положении и настроениях 25-тысячников» (док. № 214) или «о положении деревенского учительст­ва» (док. № 216), к которым в дальнейшем ОГПУ утратит интерес, разу­меется, как к общественным категориям, а не к обнаруженным в их среде «враждебным элементам». Отмеченные особенности информационных ма­териалов 1930—1931 гг. получат дальнейшее развитие в 1932—1934 гг., которым будет посвящена вводная статья ко II книге третьего тома насто­ящего издания.
Сталинское руководство отбрасывало объективную информацию о ре­зультатах и последствиях своей политики. В информации о деревенских событиях и настроениях объяснение и оценка стали носить односторон­ний, заданный сверху характер, сводивший все к враждебной деятельнос­ти кулаков и антисоветских, контрреволюционных сил. Приписывание трудностей и неудач враждебным силам в информационных документах ОГПУ имело место и раньше, однако это не исключало конкретной харак­теристики событий, настроений и действий, сообщения об их действитель­ных причинах.
Положение стало быстро меняться после февраля 1931 г., когда группа деятелей ОГПУ, не утративших иллюзий, попыталась посредством объек­тивной информации побудить сталинское руководство считаться с реаль­ными возможностями и реальными последствиями политики массовых репрессий. Ликвидация 5 марта 1931 г. информотдела, как специального подразделения в системе ОГПУ, вела и к свертыванию фактических сооб­щений, и к однозначному их объяснению в соответствии со сталинской «генеральной линией»: основным источником трудностей и жертв стали «враги народа», а основным средством их устранения — репрессии, пере­раставшие в кровавый террор.
В. Данилов, Н. Верт, А. Берелович, Л. Самуэльсон
44
1См.: «Московские новости». 2001. 18—24 декабря. № 51. С. 20.
2См.: Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ. 1918—1939: Документы и ма­
териалы. Т. 2. 1923—1929. М., 2000. С. 642—1021.
3См.: Ильиных В.А. и Ноздрин Г.А. Очерки истории сибирской деревни. Но­
восибирск, 1995. С. 68, 235.
4Исторический архив. 1994. № 4. С. 147—152; Трагедия советской деревни.
Коллективизация и раскулачивание: Документы и материалы. Т. 2. М., 2000.
С. 126—130.
5Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федера­
ции (далее — ЦА ФСБ РФ). Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 18.
6См.: Сталин И.В. Сочинения. Т. 12. М., 1949. С. 191—199.
7См.: Трагедия советской деревни... Т. 2. С. 303—305.
8Там же. С. 365—370.
9См.: Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе кол­
лективизации. 1927—1932 гг. М., 1989. С. 329—330.
10См.: Трагедия советской деревни... Т. 2. С. 354, 377—382.
11Viola L. A Tale of Two Men: Bergavinov, Tolmachev and the Bergavinov Com­
mission // Europe-Asia Studies. Vol. 52. № 8, 2000. P. 1449—1466.
12См.: Данилов В.П. Альтернатива сталинизму в их историческом значении //
«Кто и куда стремится вести Россию?..»: Международный симпозиум. 19—20 ян­
варя 2001 г. М., 2001. С. 63—65.
13Милосердое Семен. России чистая душа... Избранная лирика. Тамбов, 1993.
С. 105.
14ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 284.
15ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1. Д. 200. Л. 131—133.
16Danilov V., Berelowitch A. Les documents de la VCK—OGPU—NKVD sur la
campagne sovietique. 1918—1939 // Cahiers du Monde russe. 1994. Vol. XXXV.
№ 3. Juil. — Sept. P. 663—682. См. также: Советская деревня глазами ВЧК—
ОГПУ—НКВД. Т. 1. 1918—1922. М., 1998. С. 18; Трагедия советской деревни...
Т. 2. С. 787—808.
17ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 17.
18Пителинские события весьма обстоятельно освещены в сборнике документов
«Рязанская деревня в 1928—1930 гг. Хроника головокружения. Документы и ма­
териалы». М.; Торонто, 1998. С. 703.
19Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД... Т. 1. С. 18.
20Там же.
21Народное хозяйство СССР: Статистический справочник. М.; Л., 1932.
С. 152—153.
22Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД... Т. 1. С. 18.
23Трагедия советской деревни... Т. 2. С. 636—641; 842.
24Российский государственный архив социально-политической истории (да­
лее — РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Д. 808. Л. 10.
25Народное хозяйство СССР. С. 121, 122, 153, 338—339.
26ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 267. Л. 1.
27См.: Трагедия советской деревни... Т. 2. С. 809—810.
28Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование,
хозяйство. М., 1977. С. 21, 213, 221.
29Тяжесть обложения в СССР. Социальный состав, доходы и налоговые плате­
жи населения Союза ССР в 1924/25, 1925/26 и 1926/27 гг. М., 1929. С. 74—77.
30Госплан СССР. Сдвиги в сельском хозяйстве СССР между XV и XVI партий­
ными съездами. М.; Л., 1932. С. 100.
45
31Трагедия советской деревни. Т. 3. М., 2001. С. 90. См. также: РГАСПИ.
Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 137.
32Раскулаченные спецпереселенцы на Урале. (1930—1936 гг.): Сб. документов.
Екатеринбург, 1993. С. 16, 77—79.
33См.: Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД... Т. 2. С. 1039.
34РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 161.
35См.: Постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О кулаках» за 1931 г., опубли­
кованные Г.М. Адибековым. Исторический архив. 1994. № 4. С. 152—172.
36ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 550. Л. 165.
37См.: примечание № 137.
38ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 379а. Л. 101—103.
39РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 127.
40Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 890. Л. 1—2.
41Там же. Д. 841. Л. 5, 9.
42См.: Генрих Ягода. Нарком внутренних дел СССР. Генеральный комиссар
госбезопасности: Сб. документов. Казань, 1997. С. 18; Кто руководил НКВД.
1934—1941: Справочник. М., 1999. С. 460.
43ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 73, 75, 82—82об и др.
44См.: Danilov V., Berelowitch A. Op. cit. Vol. LXVI. № 1. P. 17—27; Советская
деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД... Т. 1. С. 17—18; Трагедия советской де­
ревни... Т. 2. С. 787—808.
45См.: также примечание № 142.
Информационные материалы ОГПУ—НКВД 331930—1934гг.
Первая половина 30-х годов в советской историографии была названа периодом наступления социализма по всему фронту. Новый курс сталин­ского руководства сопровождался развертыванием сплошной коллективи­зации крестьянских хозяйств и раскулачиванием их значительной части. Углубление социально-политического размежевания в советской деревне стало причиной волнений, вспышек крестьянского недовольства, актов насилия и бандитских проявлений. В условиях перехода страны к форси­рованию индустриализации и коллективизации органы госбезопасности, обеспечивая курс партийного руководства, стали более активно участво­вать в политических кампаниях, в операциях по борьбе с «вредителями» чуть ли не во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства, в сфере науки и художественного творчества. Было сфабриковано так назы­ваемое дело «Трудовой крестьянской партии» (ТКП), по которому привле­кались видные ученые-аграрники Н.Д. Кондратьев, А.В. Чаянов, Н.П. Макаров и др., а по делам «Промпартии» и «Союзного бюро меньше­виков» — Л.К. Рамзин, В.Г. Громан, Н.Н. Суханов. 6 августа 1930 г. И.В. Сталин писал В.М. Молотову: «Я думаю, что следствие по делу Кон­дратьева—Громана—Садырина нужно вести со всей основательностью, не торопясь. Это дело очень важное... Кондратьева, Громана и пару-другую мерзавцев нужно обязательно расстрелять»1. По его мнению, их призна­ния могли бы быть «серьезным успехом ОГПУ»2. Дело шло к так называ­емому «большому террору», захлестнувшему страну во второй половине 30-х годов.
В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройст­ва сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» органам ОГПУ, как отмечено в прилагаемой к нему специ­альной инструкции, ставилась срочная задача по оперативному обеспече­нию выселения бывших помещиков и кулаков в отдаленные районы стра­ны, пресечению деятельности всех кулацких антисоветских организаций и групп, а также по борьбе с вооруженными кулацкими выступлениями и бандитизмом3. Для проведения вышеуказанных мероприятий уже 4 фев­раля 1930 г. Совнарком выделил «на совершенно секретные расходы ОГПУ» 37 млн рублей4.
Как же отразились все указанные выше перемены в стране и в системе органов безопасности на информационной работе ОГПУ, в частности, на характере информационных документов?
Во введении к предшествующему тому этого сборника указывалось, что в документах до 1930 г. «прослеживается эволюция самих сводок как «жанра» — как информационных документов, предназначенных для выс­шего руководства страны»5. Несмотря на некоторые изменения в системе госинформации, налаженной чекистами в начале 20-х годов, отдел инфор­мации и политконтроля ОГПУ и после отмены в 1930 г. ежемесячных об­зоров продолжал готовить и направлять наверх сводки, справки и донесе-
47
ния по всему спектру деревенских проблем. По-прежнему отдел волновали вопросы оперативности и качества информационных документов и на места направлялись указания об упорядочении и конкретизации сведе­ний.
С 1928 г. штат отдела колебался в пределах 100 человек. Личный со­став при подготовке информации руководствовался циркулярным пись­мом ОГПУ от 14 июня 1928 г. № 167/ИНФО о введении табеля телеграф­ных и внеочередных донесений, а также почтотелеграммой от 19 марта 1929 г. № 56/ИНФО, которая в рамках указанной выше директивы № 167, требовала «упорядочить информацию об антисоветских активных проявлениях в деревне»*5.
Обработку и контроль за поступающей с мест информацией с декабря 1929 г. осуществляли 2-е и 9-е (позднее 7-е и 1-е) отделения отдела, штаты которых включали от 33 до 25 человек7. Основной костяк специа­листов, активно участвовавших в информационно-аналитической работе, в начале 30-х годов сохранялся, менялись начальники. В 1930 г. начальни­ком ИНФО и ПК вместо Н.Н. Алексеева был назначен его помощник И.В. Запорожец, а начальник 2-го отделения отдела М.А. Герасимова ут­верждена в должности помощника начальника отдела. В июле 1930 г. на имя члена коллегии и начальника Секретно-оперативного управления ОГПУ Е.Г. Евдокимова был направлен рапорт руководства отдела о поощ­рении сотрудников ИНФО. Так как полномочные представители ОГПУ хо­датайствовали о награждении своих сотрудников только за усйехи в рас­крытии контрреволюционных организаций, а в рапорте отмечалось, что «инфисты никак не попадают в приказы», Евдокимов доложил об этой «несправедливости» зам. председателю ОГПУ Г.Г. Ягоде и получил его поддержку**.
Как и прежде, названия и содержание всех видов информационных до­кументов определяли табели срочных (телеграфных, внеочередных) доне­сений, которые объявлялись приказами и циркулярами ОГПУ. Действую­щими нормативными документами предусматривалось, чтобы вся инфор­мация «по важнейшим антисоветским проявлениям в городе и деревне», в рамках упомянутой выше директивы № 167, поступала не только в пол­номочные представительства, которые отвечали за быстроту и четкость сбора информационных сведений о положении на местах, но и одновре­менно, в копиях, направлялась в центр в распоряжение ИНФО. Эти сроч­ные, внеочередные донесения относились к следующим фактам: массовые выступления; политические убийства советских и партийных работников; разгромы, поджоги совхозов и колхозов, советских учреждений, коопера­тивных и общественных организаций; диверсии, аварии и пожары (по го­родским предприятиям); межнациональные столкновения.
Кроме того, информационные аппараты полномочных представи­тельств ОГПУ обязывались направлять сведения почтотелеграммами в 2-х экземплярах (а подробности — по телеграфу): о распространении листо­вок, о различных антисоветских проявлениях, о продовольственных за­труднениях, а также о межнациональных, в том числе и «пограничных земельно-пастбищных, конфликтах ».
Что касается упорядочения специфически деревенской информации, то местные органы обязывались более строго подходить к передаче цифрово­го материала в докладных записках и следить за тем, чтобы сообщаемые фактические данные в сумме соответствовали статистическим. На это об­стоятельство строго указывали из центра, иначе ОГПУ не могло опериро-
48
вать твердыми цифрами, характеризующими антисоветское движение в деревне. Следовало ежемесячно посылать в 7-е отделение ИНФО так назы­ваемые перечни всех случаев террора, массовых выступлений, распростра­нения листовок и вновь выявленных группировок. Каждая форма антисо­ветского проявления должна была сопровождаться указанием на место и дату события, на существо дела, на какой почве совершено преступление, кто совершил, вдохновители и, наконец, кто вел следствие, каково коли­чество арестованных, как реализовано дело (суд и т.д.), приговор, где ви­новные и т.п.
Табель срочных донесений по линии ИНФО, который был подготовлен в 1930 г. для работы и на 1931 г., по существу повторял директиву № 167 от 14 июня 1928 г., которая вновь была упомянута в Циркуляре ОГПУ № 360/ИНФО от 10 декабря 1930 г.9. К числу внеочередных были отнесе­ны сообщения по прямому проводу, а донесения по почте и телеграфу не отменялись. При наличии антисоветских акций в виде распространения листовок, сами листовки следовало прилагать к почтотелеграммам немед­ленно по получении.
Спецсводки по заготовке хлеба и посевным кампаниям должны были направляться в сроки, предусмотренные спецдирективами, объявлявши­мися приказами ОГПУ от 20 июля 1928 г. № 192 и от 20 января 1929 г. № 17, в частности, 3 раза в год — к 1 февраля, 1 мая и 10 октября. Та­бель предусматривал подготовку и других спецсводок: по политическому состоянию пограничной полосы (1 раз в квартал, к 6 числу); по западным и восточным национальным меньшинствам (3 раза в год — к 16 марта, 18 июля и 16 сентября); о состоянии кулацких поселков расселенцев 3-й ка­тегории и их настроениях (ежемесячно к 5 числу); о состоянии кулацкой ссылки (1 раз в месяц, к 29 числу). В практике на основании других нор­мативных документов готовились специфические оперативные разведсвод­ки по проявлениям бандитизма и по конкретным операциям ОГПУ. Кроме того, готовились оперативные сводки об активных антисоветских проявлениях (ежемесячно к 19 числу) и в соответствии с циркуляром ОГПУ от 10 мая 1930 г. № 138/ИНФО — ежемесячные сводки по деревен­ской и отдельно кулацкой корреспонденции, по письмам красноармейцев и личного состава войск ОГПУ.
Табель предусматривал значительное число докладных записок: по антисоветским проявлениям в деревне (2 раза в год, например, за 1930 г. — к 20 февраля 1931 г., а за время с 1 января по 1 августа 1931 г. — к 25 августа 1931 г.); о ходе и итогах перевыборов в советы (по срокам спецдиректив); по кооперации (1 раз в год, к 25 апреля); о сельской ин­теллигенции (1 раз в год, к 28 февраля); по бывшим красным партизанам (1 раз в год, к 7 февраля); о состоянии низового советского аппарата (2 раза в год — к 19 июня и 19 декабря); по казачеству (1 раз в год, к 20 июля). При подготовке информационных документов Отдел информа­ции и Политконтроля по-прежнему использовал доклады, справки и свод­ки, которые поступали из КРО, ЭКУ, ТО и других отделов.
С 1930 г. в ОГПУ начались большие преобразования, которые мотиви­ровались угрозой вооруженной интервенции против СССР и активизацией антисоветских элементов внутри страны. Начавшаяся перестройка в орга­нах ОГПУ повлекла значительные изменения в характере деятельности и в структуре спецслужбы, немалое значение имели изменения во внешне­политической обстановке (экономический кризис, приход к власти в ряде стран фашистских режимов), а также — «революция сверху», начавшая-
49
ся в советской деревне и вызвавшая колоссальные экономические и соци­альные потрясения внутри СССР.
10 сентября 1930 г. председатель ОГПУ В.Р. Менжинский подписал приказ о расформировании Контрразведывательного и Восточного отделов и передаче их функций в Особый отдел ОГПУ. Как записано в докумен­те — «в целях объединения всей оперативной работы по борьбе со шпио­нажем, белогвардейско-кулацкой и повстанческой контрреволюцией, как в самой армии, так и вне ее, главным образом, на селе и в национальных районах»10.
В приказе отмечалось, что объединение контрразведывательных под­разделений направлено на создание «мощного чекистского аппарата, при­способленного и на военное время по типу особых отделов периода граж­данской войны», что позволит устранить существующий параллелизм и разобщенность в органах ОГПУ, в том числе вызванный ликвидацией ок­ругов и новым районированием. На следующий год постановлением Пре­зидиума ЦИК СССР от 17 сентября 1931 г. Реввоенсовет республики был лишен права ставить перед Особым отделом ОГПУ какие-либо задачи и контролировать их выполнение.
Поменялась структура чекистских аппаратов и на местах. В районах были созданы районные отделения, а в городах — городские отделы (отде­ления) ОГПУ. В районах, где не предусматривалось функционирование районных и городских отделений, были учреждены аппараты районных уполномоченных ОГПУ. Вместо бывших окружных отделов образованы оперативные сектора, которые руководили деятельностью нескольких рай­онных отделений или районных уполномоченных, контролировали их ра­боту.
В сложившейся ситуации назревали изменения и в области информа­ционно-аналитической работы. Так, еще в ноябре 1929 г. помощник на­чальника Информационного отдела и политконтроля С.Н. Маркарьян, ку­рировавший цензуру писем, в записке на имя Г.Г. Ягоды доказывал, что «слияние ПК и ИНФО доказало нежизненность и искусственность такого объединения»11, но его не поддержали и на следующий год в штате Отде­ла его не оказалось.
В самом начале этого же года в приказе ОГПУ от 19 января Г.Г. Ягода утвердил две формы отчетности местных органов, которые направлялись в Секретный отдел ОГПУ и его полномочные представительства12. Приказ предусматривал срочную отправку в центр внеочередных донесений по фактам антисоветских выступлений, в частности, в деревне. При наличии захваченных (в ходе оперативных мероприятий) листовок, воззваний и брошюр, они, наряду с негласными сообщениями или протоколами пока­заний задержанных, должны были немедленно направляться в отдел. Кроме того, 1 раз в три месяца в 3-е отделение Секретного отдела следова­ло готовить доклады в виде сжатых обзоров политического состояния де­ревни, в которых необходимо было освещать политические настроения среди различных слоев крестьянства, давать характеристику заведенных по антисоветским проявлениям дел, показывать динамику или «движе­ние» террористической деятельности кулачества, о мерах борьбы с этим явлением, о работе судов и так далее. Приказ требовал, чтобы доклады в СО ОГПУ писались «сжато, деловито, без лишних слов, без ненужных рассуждений, исключительно по фактическим материалам»13.
5 января 1931 г. в телеграмме № 5, подписанной Г.Г. Ягодой и помощ­ником начальника ЭКУ М.И. Гаем, в целях, как утверждалось, предот-
50
вращения актов вредительства в области товароснабжения, предлагалось срочное изъятие исходящих документов из хозорганов и торговых отделов местных отделений Центросоюза, Наркомторга и Госбанка по завозу на места промтоваров, отоваривания хлебных, сырьевых и других заготовок в отношении лиц, изобличенных как меньшевики14. Наличие таких доку­ментов, без всякого сомнения, было необходимо в связи с процессом по делу «Союзного бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)».
Эти примеры показывают, что руководство ОГПУ в большей степени интересовали не аналитические, а конкретные материалы, которые могли быть использованы в кампаниях по борьбе с кулаками и вредителями, якобы связанными с антисоветским подпольем и зарубежными центрами. Как выяснилось позднее, в процессе реабилитации жертв политических репрессий, такого подполья в стране не существовало, а возмущения среди крестьянства были вызваны жестокими действиями И.В. Сталина и его окружения и их социально-политическими и экономическими экспе­риментами в стране.
К 1931 г. для руководства ОГПУ стала очевидной необходимость изме­нить не только характер деятельности подразделений, но и получать от них конкретную информацию о результатах борьбы с антисоветскими проявлениями, не довольствуясь выводами в виде рассуждений, обобще­ний или перечисления примеров для пользователей из высших эшелонов власти. Работа ИНФО в том виде, в котором она существовала в 20-е го­ды, стала как бы ненужной и ее было предложено реформировать.
Такая задача была поставлена перед Административно-организацион­ным управлением ОГПУ, которое ведало организационно-кадровыми и штатными вопросами. Реорганизация началась с Секретного отдела ОГПУ: 25 января 1931 г. приказом № 44/23 произведено укрупнение от­делений. Вместо восьми были созданы четыре отделения, причем вопросы, имевшие определенное отношение к сельским проблемам, к деревне, были сосредоточены в 3-м отделении; в его функцию входило наблюдение за антисоветскими партиями (ТКП, эсеры и народные социалисты), кулац­кими группировками, включая т.н. кулацко-шовинистические и национа­листические организации типа «Союзов освобождения» Украины и Бело­руссии (СВУ и СВБ), а также вопросы борьбы с кулацким террором; опе­ративного обслуживания институтов, центров и учреждений, кооператив­ных и кредитных организаций, колхозов и совхозов; контроль за выпус­ком крестьянской литературы (Наркомзем, Совхозцентр, Колхозцентр, Животноводсоюз, Трактороцентр, сельхозвузы). Отмечалось, что вопроса­ми сельхозкооперации занимались 6-е отделение ИПФО и 8-е отделение ЭКУ. Такой параллелизм мог привести «к значительным прорывам в ра­боте», особенно на местах15. То же 6-е отделение, созданное в составе ИНФО приказом ОГПУ от 9 ноября 1930 г. № 371/172 в составе семи че­ловек16, выполняло функцию информационного обеспечения центральных учреждений.
В ИНФО сбор информации о деревне концентрировался прежде всего в 1-м отделении, где осуществлялась обработка сводок и других докумен­тов, поступавших из полномочных представительств ОГПУ. Здесь обсуж­дались сведения о политическом состоянии деревни, о настроениях среди крестьянства, о ходе выполнения на местах постановлений ЦК ВКП(б) и советского правительства по деревне, работа низового советского аппарата и кооперации на селе.
51
В ходе изучения работы СО и ИНФО ОГПУ на местах комиссия Адморг-управления установила абсолютное разнообразие построения и функцио­нирования структур этих подразделений (отделов и отделений) в краевых центрах, где находились полномочные представительства ОГПУ. «В каж­дом ПП, — говорилось в докладной записке, — отделения выполняют функции согласно внутреннего распорядка, устанавливаемого ПП ОГПУ»17.
В результате Комиссия пришла к выводу и внесла предложения о сли­янии аппаратов СО и ИНФО. В качестве доводов приводилось следующее:
необходимость усиления оперативной работы «по активизирующим­
ся контрреволюционным элементам города и деревни»;
улучшение постановки дела политической информации;
усиление института ответственных исполнителей;
возможность «более глубокого изучения процессов, вызванных ре­
конструкцией всего хозяйства страны и ответной реакции на эти процессы
контрреволюционных и антисоветских элементов»;
—расширение возможностей информационного руководства ОГПУ,
партийных и советских органов «не только по линии общего осведомле­
ния и информации, но и на основе данных, полученных от массовых опе­
раций и следствия»1**.
В целях выполнения указанных выше задач, устранения параллелизма и повышения оперативности и ответственности за предоставление своевре­менной и востребованной политической информации в соответствии с при­казом ОГПУ от 5 марта 1931 г. № 95/54 путем слияния Секретного и Ин­формационного отделов образован Секретно-политический отдел СОУ ОГПУ19. Подписал приказ В.Р. Менжинский.
В составе СПО начало функционировать 2-е (крестьянское) отделение, функции которого, если брать объекты оперативного внимания, в полной мере соответствовали тем объектам, которые были определены комиссией Адморгупра. Правда, были сделаны некоторые уточнения. Так, в числе антисоветских партий и группировок, опиравшихся «своей основной мас­сой на деревню», были названы правые и "левые эсеры, народные социа­листы, трудовики, ТКП (Масловская «Крестьянская Россия» и Кондра­тьевская*). В среде так называемой украинской «националистической контрреволюции» фигурировали украинские эсеры, социал-демократы, со­циалисты-федералисты, укаписты, а также Всеукраинская Академия наук, а в «белорусской» — национал-демократы, эсеры, Белорусская Ака­демия наук и белорусские вузы. Военные организации (УВО и БВО) в числе объектов оперативной заинтересованности СПО не фигурировали.
Первым шагом нового подразделения стала отмена табеля срочных до­несений по линии ИНФО на 1931 г. Согласно новым требованиям, объяв­ленным приказом ОГПУ от 20/25 марта 1931 г. № 141/88, информацион­ные материалы должны были готовиться только «на основе всей суммы оперативных и следственных дел» и заключать в себе «подробную полити­ческую оценку объектов и представлять исчерпывающую характеристику оперативных мероприятий, проведенных аппаратами СПО»20. В преамбу­ле приказа отмечалось, что предоставляемые с мест материалы должны
* В СПО имели в виду, что зарубежная партия «Крестьянская Россия», созданная в 1921 г. (лидер эсер С.С. Маслов), с 1927 г. стала называться Трудовой крестьянской пар­тией — «Крестьянской Россией». Ученый-аграрник Н.Д. Кондратьев на процессе в Москве по так называемому делу «ТКП» проходил как один из лидеров этой партии.
52
были быть «максимально сжатыми», а наличие табеля не должно сковы­вать инициативу местных работников по предоставлению наиболее акту­альной и заслуживающей внимания информации. Вместе с тем формы и виды информационных документов оставались фактически прежними, только несколько сокращенными, в том числе и по срокам их предостав­ления в центр. Так, телеграфные донесения и внеочередные донесения по почте касались тех же проявлений (массовые выступления, деятельность антисоветских организаций и групп, перебои в снабжении населения и факты поджогов в колхозах и совхозах), но внеочередные донесения сле­довало предоставлять в дополнение к телеграфным, давая в них характе­ристику происшествий, причины явления, и сообщать о принятых органа­ми ОГПУ мерах по их предупреждению и пресечению.
Вся работа по анализу материалов с мест концентрировалась во 2-м от­деле СПО, который, как и хотели проверяющие из Адморгуправления, со­бирал информацию преимущественно по деревенским вопросам. Предлага­лось готовить докладные записки 2 раза в год — к 3 января и 3 июля, как итоговые по работе в деревне; 2 раза в год — к 3 апреля и 3 октяб­ря — по колхозам, МТС, органам Колхозцентра и Наркомзема; 2 раза в год в разные сроки — по националистам, казачеству, интеллигенции, уча­щимся школ и вузов, красным партизанам, по армейскому окружению, совхозам и низовому советскому аппарату.
Сохранились и такие виды документов, как спецсводки. В частности, по посевной кампании и хлебозаготовкам, обслуживанию кулацких посел­ков 3-й категории и ссылки, лесозаготовок и лесосплава (в плане «классо­вой борьбы», выражавшейся в кулацкой агитации и в виде отказа от ра­боты) — без определения конкретных сроков предоставления материалов, а только согласно особым указаниям. В такие же сроки следовало направ­лять сводку о ходе и итогах перевыборов в советы.
2 апреля 1931 г. во все ПП ОГПУ, в ГПУ Татарской и Башкирской АССР и Якутский облотдел была направлена почтотелеграмма СОУ № 113/СПО «О недочетах в представляемых сводках органами СПО ОГПУ». В ней отмечалось, что реорганизация преследовала цель перестро­ить всю работу, в том числе и информационную. «СПО продолжает по-прежнему получать информацию, — говорилось в почтотелеграмме, — лишь «фотографически» отображающую ход кампаний и настроения насе­ления»21. Авторы документа сетовали, что информация базировалась ис­ключительно на самотеке донесений массового осведомления и не содер­жала, как правило, никаких данных о принятых на местах мерах первич­ными организациями и самими аппаратами СПО. Например, как отмеча­лось, совсем не было данных об устранении недочетов в ходе кампаний, отсутствовали сведения о действиях местных властей для прекращения массовых перегибов и тому подобных проявлений. СПО захлебывался в полученных с мест «обширных и разрозненных материалах», которые не отличались конкретикой, позволявшей аналитикам в центре судить о мас­штабности явлений в регионе, о степени остроты и распространенности тех или иных отрицательных проявлений, которые имели место в ходе сельскохозяйственных кампаний и отражались на настроениях крестьян. Местные органы критиковались за непоследовательность при изложении событий, так как информация предоставлялась как бы заново, без учета происшедших изменений, без увязки фактов с предыдущей информацией.
В связи с этим к содержанию информационно-политических сводок и докладных записок предъявлялись требования более широкого использо-
53
вания оперативных данных, а также материалов следствия по ликвидиро­ванным контрреволюционным организациям, группировкам и отдельным антисоветским элементам. Существенно, что в этом документе после кри­тики информационных материалов бывшего Информационного отдела, вновь зазвучали призывы к анализу явлений и фактов. Например, указы­валось, что СПО ПП следует «сопровождать сводки своими выводами о не­обходимых, конкретных мерах к устранению недостатков в ходе кампа­ний или отрицательных настроений». При этом, правда, отмечалось, что следовало непременно указывать на меры по устранению недостатков, принятых на месте партийными, советскими и чекистскими органами. Для наглядности был назван один пример по перегибам, которому стоило следовать. Он выглядел так: «арестован, сельсовет распущен, незаконно изъятое имущество возвращено, перегибщик предается суду, исключен из партии и т.п.»22.
Понятно, что всякая ломка налаженной работы не могла не сказаться на данном направлении оперативной деятельности ОГПУ, на психологии сотрудников, отвечавших за информацию. Например, СПО ощутил пере­бои с получением материалов, задержки исполнения даже специальных запросов по линии информации, в частности, по такому главному вопро­су, как освещение посевной кампании. В центре это почувствовали и поэ­тому 25 апреля 1931 г. Г.Г. Ягода подписывает срочную телеграмму № 304 во все ПП ОГПУ, в ГПУ Башкирии, Татарии и Якутии по поводу «ослабления информационной работы». В телеграмме органы ОГПУ на местах предупреждались, что «слияние ИНФО и СО предполагает не ос­лабление, а усиление, углубление информационно-сигнализаторской рабо­ты»23. Местные подразделения нацеливались на четкое и бесперебойное освещение весенней посевной кампании 1931 г. СПО подготовил и разо­слал 22 мая 1931 г. телеграмму СОУ ОГПУ № 382 во все полномочные представительства ОГПУ с требованием о предоставлении к 15 июня по­дробных докладных записок о фактическом состоянии животноводческой проблемы и реальных перспективах ее развития. Записка должна была содержать обязательную увязку развития животноводства в регионе с кор­мовой проблемой и мероприятиями в этой области местных органов. При подготовке документа следовало использовать в качестве основного источ­ника оперативные данные, а официальные материалы трестов только для общей ориентировки24.
Такое же беспокойство ОГПУ вызвало недостаточное освещение поло­жения с севом хлопка в южных регионах СССР. 31 мая 1931 г. телеграм­мой № 359 по линии СОУ Г.Г. Ягода и Е.Г. Евдокимов потребовали от полномочных представителей в Ташкенте, Алма-Ате, Тифлисе, Ростове-на-Дону и Саратове, а также от ГПУ Украины и Крыма принятия по че­кистской линии всех необходимых мер по освещению хода сева хлопка. В этих целях указанные органы ОГПУ обязывались записками по прямому проводу, вне всякой очереди, подробно информировать центр о положении с севом этой важной стратегической сельскохозяйственной культуры; в частности, интересовали причины невыполнения заданий, обеспеченность хозяйств водоснабжением, семенами, инвентарем и рабочей силой, настро­ения хлопководов, продовольственное снабжение, соблюдение контрактов, заключенных с государственными органами, и другие вопросы25.
Накануне во все полномочные представительства ОГПУ, в том числе в органы ОГПУ Средней Азии, Казахстана, Закавказья и Крыма, направля­лась телеграмма от 24 мая 1931 г. № 383, согласно которой к 3 июля тре-
54
бовалось сообщить о готовности хозорганизаций, обслуживающих село, к уборке урожая всех культур. При этом важная роль отводилась проверке готовности к уборке урожая оперативными методами, путем направления работников в эти хозяйства. Им следовало обращать внимание на обеспе­ченность уборочной кампании рабочей силой и уборочными машинами, на состояние техники и подготовку хранилищ, на роль МТС во всех этих ме­роприятиях26.
Важное место в работе органов ОГПУ того времени отводилось органи­зации широкомасштабных мероприятий по выселению кулаков и их семей, по контролю за состоянием спецпоселений, за настроениями и дей­ствиями ссыльных и высланных. В указаниях ОГПУ содержались четкие и выверенные по намеченным заранее планам даты проведения этих акций, называлось количество высылаемых, которые должны были на­сильственно эвакуироваться из конкретных мест в отдаленные районы СССР. Распоряжения отличались лаконичными указаниями о «телеграф­ном сопровождении» мероприятий, требованиями срочного информирова­ния обо всех эксцессах в ходе операций, о решении ведомствами, местны­ми органами власти и хозяйственными организациями задач по размеще­нию, трудоустройству и быту спецпоселенцев.
В конце 1931 г. СПО решил упорядочить информацию, которая хлы­нула в центр вследствие самого активного участия органов ОГПУ в меро­приятиях по ликвидации кулачества как класса. В табеле срочных доне­сений Отдела утверждалось, что значительное число докладных записок и спецсводок будет отменено. При этом отмечалось, что наличие табеля не должно сковывать инициативу местных органов и не следовало осущест­влять информирование центра исключительно в рамках этого докумен­та27. Основным информационным документом, имеющим «особо актуаль­ное значение», называлась т.н. декадная оперативная сводка, которая была призвана «систематически и последовательно отражать все важней­шие проявления антисоветской и контрреволюционной деятельности» и оперативные мероприятия, намечаемые и проводимые СПО ПП ОГПУ и его местными органами. Декадная сводка стала основным документом от­четности по линии СПО, а главное — должна была представлять «харак­теристику общеполитических сдвигов» в настроениях всех слоев населе­ния. Отмечалось, что эту часть документа следовало кратко иллюстриро­вать фактическими материалами о прохождении хозяйственно-политичес­ких кампаний на селе. В этих целях каждую декаду предусматривалось также приложение спецсводок или внеочередных сообщений о террорис­тических актах, поджогах, массовых выступлениях, волынках и листов­ках.
Декадная оперативная сводка от всех ПП готовилась 1 раз в декаду — к 10, 20 и 30 числам каждого месяца. Это имело место в практике ИНФО и ранее, телеграфные донесения и внеочередные донесения через фельд­связь содержали информацию по фактам острых антисоветских проявле­ний на селе и в «кулацкой ссылке»: погромы и поджоги в колхозах, сов­хозах и общественных организациях; длительные перебои в снабжении деревень; крупные происшествия; наличие листовок антисоветских пар­тий и т.д. Копии антисоветских документов, направлявшиеся при внеоче­редных донесениях, нередко прикладывались к сводкам, справкам и дру­гим информационным документам СПО.
Несмотря на сокращение количества и изменение форм информацион­ных документов, значительная часть из них осталась прежней, но теперь
55
больший акцент был сделан на информации о положении дел в социалис­тическом секторе сельского хозяйства.
Табель донесений предусматривал подготовку на местах в определен­ные сроки следующих спецсводок: о подготовке и ходе важнейших хозяй­ственно-политических кампаний на селе (перевыборы советов, посевные, заготовки урожая); о колхозном строительстве (динамика коллективиза­ции, недочеты в политических настроениях колхозников и единолични­ков) — 2 раза в месяц, к 1 и 16 числу, а Северный край, Средняя Азия, Закавказье и Дальневосточный край — 1 раз в месяц, к 16 числу; спец­сводки о совхозном строительстве (состояние, политические настроения рабочих и административно-хозяйственного персонала) — 1 раз в месяц, к 5 числу, о положении в национальных регионах — к 15 числу.
Сохранился и такой вид информационного документа, как докладные записки, которые составлялись по секторам сельского хозяйства, по сель-хозцентрам, вузам и научным институтам. Они готовились 1 раз в 3 меся­ца — к 10 февраля, 10 мая, 10 августа и 10 сентября с приложениями-таблицами. Последние могли содержать сведения о массовых выступлени­ях в социалистическом или индивидуальном секторах сельского хозяйст­ва, по видам выступлений и результатам их ликвидации, по забастовкам в совхозах, по случаям террора, распространения листовок и воззваний.
В связи с тем, что в табеле срочных донесений, объявленном приказом ОГПУ от 29 декабря 1931 г. № 799/432, выпадал, как было записано, «по техническим причинам» пункт об отчетности по МТС, из центра на места была направлена почтотелеграмма от 5 февраля 1932 г. № 124/СПО. Она предусматривала, что все ПП и органы национальных республик обязыва­лись составлять спецсводки по МТС, которые в 2-х экземплярах следовало направлять в ОГПУ к 10 числу марта, мая, июня, сентября, ноября и ян­варя, а в промежутках к тому же 10 числу — из Казахстана, Средней Азии, Закавказья, Крыма, Башкирской и Татарской АССР. В этой спец­сводке, — как указывалось в почтотелеграмме СПО, — следовало «по­дробно освещать роль МТС в социалистической реконструкции сельского хозяйства, вскрывать все недочеты из практической деятельности МТС, выявлять политические группировки среди работников — особенно специ­алистов МТС»28_
За № 269/СПО 16 марта 1932 г. ОГПУ направило на места циркуляр, который по содержанию и срокам подводил итоги предоставления инфор­мации в Секретно-политический отдел в предшествующем году. Аналити­ками центра были отмечены некоторые факты неисполнительности со сто­роны местных органов. Например, докладные записки по эсерам на 10 февраля не представило ни одно ПП; по сельхозцентрам — все, кроме ПП по Северо-Кавказскому краю и Центральной Черноземной области; по сельскохозяйственным вузам — только часть полномочных представи­тельств. Было указано, что спецсводки о политическом состоянии «кулац­кой ссылки» нерегулярно высылает ПП по Восточно-Сибирскому краю, по красным партизанам — так же ПП ВСК, а также по Дальне-Восточному краю и Западно-Сибирскому краю, а ПП СКК и ПП Урала — не высылает их вовсе. Что касается спецсводок о колхозном строительстве, то ПП по Ивановской Промышленной области, Западной области, СКК, ГПУ БССР и ГПУ УССР направляли документы нерегулярно и не придерживались установленных приказом сроков29.
Приказом ОГПУ от 20 декабря 1932 г. № 1176/с при объявлении табе­ля срочных донесений СПО на 1933 г. табель предшествующего года отме-
56
нялся. Но в сущности, в целом сохранялись принципиальные подходы к документам, которые составлялись местными органами в ходе информи­рования центра по проблемам советской деревни. Отменялись некоторые докладные записки и спецсводки, но основные, характеризующие ход колхозного и совхозного строительства, коллективизацию сельского хо­зяйства, должны были составляться. Так, полностью сохранялись ежеме­сячные декадные оперативные сводки и внеочередные и телеграфные до­несения. Спецсводки по главным кампаниям на селе (перевыборы советов, посевные и уборочные) могли предоставляться в сроки по усмотрению полномочных представительств, причем упор в подаче информации опять делался на большей конкретике. В зависимости от региона спецсводка о колхозном строительстве составлялась один раз в месяц ко 2 или 16 числу, где предлагалось отражать динамику коллективизации, главные недочеты при организации колхозов, освещать настроения сельского насе­ления.
Относительно спецсводок по совхозам, то они могли готовиться реже колхозных, т.е 1 раз в три месяца, к 5 числу, а спецсводки по «кулацкой ссылке» — 1 раз в месяц, к 7 числу. В приказе отмечалась необходимость подготовки в спецсводках информации по бывшим красным партизанам, которую следовало направлять в центр 1 раз в три месяца. Все виды доку­ментации должны были готовиться на местах на основе «всей суммы» оперативных и следственных материалов, находившихся в распоряжении СПО ПП3°.
На основании решения январского Пленума ЦК ВКП(б) о создании чрезвычайных органов партии в виде политотделов МТС и совхозов, 25 января 1933 г. был подписан приказ ОГПУ № 0017 об учреждении в них должности заместителя начальника политотдела по работе ОГПУ31. При назначении на эту должность специально указывалось, что кандидат должен быть ответственным работником органов Госполитуправления, «вполне политически подготовленным коммунистом», с большим стажем оперативной работы; предусматривался также тщательный отбор помощ­ников начальников политотделов из числа кадровых сотрудников ОГПУ. Полномочные представительства, на территории которых создавались политотделы, должны были немедленно выделить на этот участок работы своих сотрудников, чьи кандидатуры утверждались в центре, а сами пол­номочные представители несли за них персональную ответственность. Так как вопрос о введении института заместителей начальников политотделов МТС, по-видимому, был предрешен ранее, еще до январского Пленума, уже 28 декабря 1932 г. Г.Г. Ягода подписывает приказ о командировании работников ОГПУ на МТС, в частности, в распоряжении ГПУ УССР (Одес­ская и Днепропетровская области) и ПП ОГПУ Северного Кавказа, соот­ветственно, в количестве 42 и 30 человек32, а 7 января 1933 г. дополни­тельно еще 16 человек33. Среди персонально названных в приказе сотруд­ников преобладали слушатели Высшей пограничной и Центральной школы ОГПУ. Из их числа были назначены: 10 — на должности началь­ников, заместителей и помощников начальников отдела, 13 — уполномо­ченными и 3 — инспекторами. Впоследствии были организованы курсы по подготовке заместителей начальников политотделов. Использование молодых работников на этом участке в дальнейшем заставило руководство ОГПУ, а затем и НКВД, оказывать им помощь и осуществлять особые меры по контролю за их работой.
57
Согласно приказу от 25 января 1933 г., все указанные выше сотрудни­ки ОГПУ, командированные или отобранные на местах, по линии своего ведомства непосредственно подчинялись начальникам ПП, облотделов или оперсекторов ОГПУ. В их оперативную задачу входила борьба с контрре­волюционными проявлениями в МТС, на территориях обслуживаемых совхозов и колхозов (группировки, вредительство, саботаж, хищения, ак­тивные кулацкие и другие антисоветские элементы). Чекисты, работав­шие в МТС и совхозах, считались мобилизованными партией «на передо­вые позиции борьбы с классовым врагом, пытающимся дезорганизовать социалистическое хозяйство в деревне»31*.
В интересах «систематической связи» заместителей начальников политотделов МТС и совхозов с ОГПУ, в соответствии с приказом от 3 февраля 1933 г. № 0045, они получили право непосредственного обра­щения в центр путем предоставления ими напрямую, а в копиях — в ПП или облотделы ОГПУ — декадных писем. В этих документах от них тре­бовалось в краткой форме сообщать руководству о наиболее принципиаль­ных вопросах политико-экономического состояния МТС, о деятельности машинно-тракторных станций и обслуживаемых ими совхозов и колхозов. Правами на арест они не обладали, его мог санкционировать начальник оперсектора ОГПУ и выше.
Чтобы предотвратить возникновение недоразумений во взаимоотноше­ниях с начальниками политотделов, совместным циркуляром (ОГПУ и Политуправления Наркомзема СССР) от 3 февраля было разъяснено, что заместители по линии ОГПУ выполняют поручения своего непосредствен­ного руководства и информируют о политическом и хозяйственном состоя­нии совхозов, МТС и обслуживаемых колхозов35.
8 марта 1933 г. СПО выпустил краткий обзор сообщений о фактах са­ботажа и срыва весенней посевной кампании со стороны «контрреволюци­онных кулацких элементов» в ряде районов страны; приводились приме­ры дезорганизации тракторного парка, плохой подготовки его к весеннему севу и вредительского ремонта, срыва занятий на курсах трактористов при МТС, агрономических мероприятий и засыпки семенного фонда, ис­требления конского поголовья, совершавшегося проникшими в МТС и МТМ «кулацкими и другими контрреволюционными элементами»36. 19 марта обзор циркулярно был разослан на места. В документе особо от­мечалось, что многие заместители начальников политотделов занялись описанием, «фотографированием событий», проявив непонимание основ­ной их задачи — активной борьбы с контрреволюцией, энергичным устра­нением выявленных недочетов и прорывов. Чекисты, работавшие на селе по линии МТС и совхозов, обязаны были организовать строгую охрану имущества автопарков, конского поголовья, сельхозинвентаря и семенных фондов, следить за противопожарной безопасностью, выявлять и доби­ваться принятия решительных мер против «организаторов саботажа сева». Борьба за успешный сев была объявлена как острейшая политичес­кая задача органов ОГПУ37.
В 1933 г. по инициативе СПО ОГПУ были внесены изменения в сроки отчетности. Декадный срок предоставления отчетов в виде писем замести­телей начальников политотделов был отменен. Циркуляром ОГПУ от 22 июня 1933 г. № 83/СПО устанавливалось следующее: Украина, ЦЧО, СВК должны были представлять письма к 5 и 20 числу каждого месяца; Урал, ЗСК, ВСК, СКК, Западная область, Белоруссия и Средняя Азия — 10 и 25 числа; МО, ЛВО, Северный край, ДВК, Горьковский край, ИПО,
58
Закавказье, Башкирия, Казахстан, Татария и Крым — 15 и 30 числа38. Так как отчетность по линии СПО была отменена, то свои коррективы по информации заместителей начальников политотделов совхозов внесло и Экономическое управление ОГПУ. 21 июля 1933 г. за подписями замести­теля председателя ОГПУ Я.С. Агранова и начальника ЭКУ ОГПУ Л.Г. Миронова на места был направлен циркуляр № 93/ЭКУ, который ус­танавливал удобные для этого управления сроки: Украина, СКК и НВК — 5 и 20 числа каждого месяца; СВК, Урал, ЗСК, ВСК, Северный край — 10 и 25; Казахстан, ЦЧО, Западная область, Башкирия, Татария, БССР, Крым, МО, ДВК, ИПО, Средняя Азия, Закавказье — 15 и 2039.
В июне 1933 г. две почтотелеграммы СПО на места предписывали сооб­щить сведения о вступлении и выходах из колхозов, а также о результа­тах чистки коллективных хозяйств. В связи с этим уполномоченные политотделов должны были представить декадные письма, в которых по месяцам отразить данные о вступлении и выходе из колхозов в период ве­сенней посевной, выделяя при этом особо, как указывалось в документе, «пораженные, колхозы, районы». Полномочным представителям следова­ло дать сводную информацию по краю или области к 26 июня 1933 г. Что касается данных о «чистке колхозов, аппаратов МТС и МТМ», то она ка­салась всех крестьян и других сельских жителей, уличенных в разложен-ческой деятельности, хищениях, нарушениях трудовой дисциплины и т.д. В их числе назывались кулаки, середняки и бедняки, торговцы, бывшие помещики, полицейские, деклассированные и уголовные элементы. Замес­тители начальников политотделов по линии ОГПУ обязывались сообщать эти данные в очередном письме, но не позже 10 июля, а начальники СПО полномочных представительств дать сводные данные по краю или области к 25 июля 1933 г.40
Летом 1933 г. серьезной проблемой для спецслужбы и милиции стали участившиеся факты самосудов в деревне над расхитителями колхозного и других видов «социалистической собственности», а также имущества крестьян-единоличников. При этом были установлены факты, когда кула­ки были инициаторами расправы толпы над коммунистами и колхозными активистами по ложным обвинениям их в воровстве. В ряде случаев само­суды над колхозниками и единоличниками проходили при участии пред­седателей сельсоветов и колхозов. В связи с этим работники ОГПУ и ми­лиция, в соответствии с приказом от 26 июля 1933 г. № 00259, обязыва­лись всеми имеющимися средствами пресекать такие явления, а о приня­тых мерах и их результатах систематически информировать СПО и ГУРКМ в декадных оперативных сводках41.
В летний период особенно остро встали проблемы хищения хлеба, а во­прос о хищениях в МТС возникал еще весной этого же года. Выполняя задачи, поставленные в постановлении ЦК ВКЩб) и СНК от 24 мая 1933 г. об организации уборки зерновых хлебов, ОГПУ подготовило спе­циальный приказ от 9 июля того же года, который был адресован во все местные органы, от заместителей начальников политотделов МТС и совхо­зов до полномочных представителей ОГПУ, и в органы Госполитуправле­ния союзных республик. Была поставлена задача использовать все спосо­бы защиты колхозно-совхозного урожая по всему пути прохождения хлеба, от уборки с полей до приемного пункта или элеватора. Одновремен­но указывалось на запрещение массовых арестов в деревне, что соответст­вовало специальной инструкции ЦК ВКЩб) и СНК СССР от 8 мая 1933 г. В качестве наказания за хищения предлагалось возбуждение дела по
59
этому факту и рассмотрение его в двухнедельный срок в судебных трой­ках при ПП ОГПУ. Крайняя, высшая мера за хищения должна была в обязательном порядке согласовываться и утверждаться на Коллегии ОГПУ.
О борьбе с хищениями в деревне следовало высылать в ЭКУ ОГПУ до­кладные записки, начиная с 15 июля, 1 и 15 числа каждого месяца42. Но уже совсем скоро в приказе ОГПУ от 14 июня 1933 г. № 00249 было сде­лано уточнение, что на судебные тройки и Коллегию ОГПУ следует выно­сить дела о хищениях, которые могли быть связаны с серьезными эксцес­сами и преступлениями, например, сопровождавшиеся насилием, массо­выми выступлениями, террористическими актами и поджогами. Все ос­тальные дела о хищениях требовалось направлять в народные, краевые и областные суды в общем порядке43.
Вопросы борьбы за урожай постоянно находились в поле зрения ОГПУ. Если раньше причины голода и возникающие сложности в успешном про­ведении посевных и хлебозаготовок объяснялись подрывной деятельнос­тью кулачествл, вредителей из числа чиновников, специалистов и ученых, то после ликвидации кулака нужны были другие аргументы. В директи­вах ОГПУ на места весь 1933 г. и с самого начала 1934 г. стали указывать на тех, кто тормозил развитие социалистических начал в сельском хозяй­стве. Среди них называли крестьян, попавших под влияние «недобитых» кулацких элементов, членов антисоветских партий и групп, занявших «тихой сапой» должности в местных советах, низовом советском аппара­те, в кооперативах, в правлениях колхозов и совхозов и в самих МТС. Ру­ководство ОГПУ требовало от местных органов контроля за этими тенден­циями и явлениями, вскрытия недостатков, а главное — выявления тех лиц, которые непосредственно были замечены в подобных антисоветских действиях.
В начале 1934 г. Г.Г. Ягода выступил на совещании полномочных представителей, начальников управлений и отделов ОГПУ. Он распекал чекистов за то, что они плохо читают и прорабатывают приказы, которые пронизаны требованиями перехода «на конкретную борьбу и работу». Осо­бенно досталось тем руководителям, которые, в отличие от центра, состав­ляли объемные отчеты, а ОГПУ, как он заметил, «пишет, но мало». Когда речь зашла о государственных комиссиях по оценке урожайности, упомя­нутой в одном из местных отчетов, где прозвучала резкая критика в адрес В.М. Молотова, под чьим руководством урожайность подсчитывалась с каждого гектара пашни, а не в закромах, то Ягода назвал подобную оцен­ку «крупной политической ошибкой». Руководитель ОГПУ в докладе по­дробно рассуждал об эволюции враждебных власти групп и отдельных граждан. «Контрреволюция выросла и она ухищряется по-иному, — гово­рил он, — нежели тогда, когда мы боролись с ней на улице»44. При этом он заметил, что контрреволюция 1928 и 1929 гг. отличается от контррево­люции 1931 и 1932 гг. «С нашим ростом росла контрреволюция и ее формы. И относительно восстаний — уже не то; на сегодняшний отрезок времени мы их не имеем», — сказал Ягода собравшимся45. По мнению руководителей ОГПУ, чекисты увлеклись поисками организаций, в про­граммах которых был террор. Он призвал при оценке враждебных органи­заций устанавливать их идеологию. «Идите с корня вверх», — советовал он. Было сказано и о подаче руководству информации, в частности, об имевших место разногласиях отделов, по чьей линии шли сводки. Г.Г. Ягода назвал это «мышиной историей»46.
60
Позднее система информирования о кампаниях на селе в ОГПУ, а затем в НКВД СССР, постоянно корректировалась как по содержанию, так и по срокам предоставления отчетности. Так, циркуляром ОГПУ № 8 от 12 января 1934 г. по поводу подготовки к весенней кампании был особо выделен вопрос о готовности тракторов и других машин, а также лошадей («живого тягла») к посевной. Содержалось также требование, чтобы в сообщениях с мест большее внимание уделялось выпуску запас­ных частей, обеспеченности горючим, а также информации о падеже ло-шадей^и заготовке для них кормов. О конкретных результатах всех меро­приятий в этих вопросах следовало докладывать записками по прямому проводу, а заместители начальников политотделов по МТС и совхозам — пятнадцатидневными письмами. Аналогичная почтотелеграмма СПО и ЭКУ ОГПУ направлялась на места в связи с решением СНК от 14 мая 1934 г. о мероприятиях по обеспечению уборочной кампании сельхозма­шинами, запасными частями и материалами 21 мая за № 3747.
В связи с тем, что в УССР, на Средней Волге, в Саратовском крае и в Татарии были выявлены факты принуждения крестьян к сдаче хлеба в кооперативы, СПО ОГПУ в почтотелеграмме от 20 февраля 1934 г. № 12 потребовал от всех руководителей местных органов, включая заместите­лей начальников политотделов МТС, принять меры по прекращению пере­гибов и злоупотреблений. Обо всех угрозах и репрессиях следовало инфор­мировать центр внеочередными донесениями, причем предписывалось обязательно сообщить о привлечении виновных к суду48.
На время весенней посевной кампании почтотелераммой ОГПУ от 19 марта 1934 г. № 20 устанавливался новый порядок информации по линии СПО. Так, на период посевной с 1 апреля по 1 июня отменялись двухнедельные письма заместителей начальников политотделов по МТС и совхозам, а вместо них вводились пятидневные спецсообщения, которые поступали в адрес СПО, в ПП и оперативные сектора на местах. Причем имелось уточнение, что все ПП 1 раз в 3 дня направляют спецсообщения о ходе этой кампании по почте, а ПП ДВК, ВСК, ЗСК, Казахстан, Средняя Азия, Свердловская и Челябинская области, Закавказье и Якутия — по прямому проводу. В особо важных и экстренных случаях информация могла поступать в виде кратких телеграфных донесений49. Относительно формы и содержания в почтотелеграмме особо отмечалось, что «сообще­ния должны быть краткими, отражать важнейшие моменты в ходе сева, вскрытые прорывы, их причины и виновных, принятые меры и конкрет­ные результаты по борьбе с контрреволюцией»50.
В 1934 г. кадровые аппараты ОГПУ контролировали работу и органи­зацию новых курсов по подготовке помощников начальников политотде­лов МТС и совхозов. Эти курсы существовали при ПП ОГПУ. Помимо спе­цифических чекистских дисциплин и военного дела, слушатели изучали общественно-политические науки, вопросы механизации сельского хозяй­ства, а также осваивали технику. Так, приказом ОГПУ от 2 апреля 1934 г. оперативные сотрудники СПО, ЭКУ, ПП и оперсекторов, мобили­зованные в деревню, в течение четырех месяцев должны были овладеть управлением трактора и изучить мотор. Следует отметить, что в 1933— 1934 гг. основные задачи информирования были возложены на уполномо­ченных ОГПУ при МТС51.
С образованием Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР, в его состав на правах отделов Главного управления госбезопаснос­ти (ГУГБ) вошли Секретно-политический и Экономический отделы. При-
61
казом № 1 от 19 июля 1934 г. за подписью зам. наркома Г.Е. Прокофьева о борьбе с незаконной торговлей хлебом в ЭКО ГУГБ к 10 и 25 числам ежемесячно все местные органы НКВД обязаны были делать соответст­вующие донесения. В этих информационных документах следовало указы­вать количество отобранного хлеба; арестованных перекупщиков и спеку­лянтов; привлеченных крестьян; приговоры судов. Операция, судя по до­кументам, осуществлялась следующим образом. Милиция следила на ба­зарах за привозом колхозниками и единоличниками зерна и муки, отби­рала его и по квитанциям передавала в пункты Заготзерно. Вся процедура в соответствии с приказом должна была проводиться без грубостей, но ин­формация о личности продавца зерна должна быть обязательно направле­на для профилактики в правление колхоза и в сельсовет. Выявленные случаи привоза зерна нередко рассматривались в товарищеских судах, а дела на задержанных перекупщиков и спекулянтов — в народных судах. Согласно приказу, торговля хлебом, а также закупки его потребительской кооперацией по всему Союзу, кроме ДВЕ и восточной части ВСК, прекра­щались с 15 июля52.
В соответствии с действующими установками руководства Секретно-по­литический отдел ГУГБ НКВД почтотелеграммой от 22 сентября 1934 г. N° 38216 потребовал от местных органов тщательных расследований и привлечения виновных за издевательства над колхозниками со стороны «чуждых элементов». Такая форма борьбы с колхозным строем «классово­го врага» была отмечена в директиве в отношении лиц, как сказано, «про­лезших в руководство колхозов и МТС»5^.
О новой тактике контрреволюции на селе сообщало циркулярное пись­мо НКВД от 15 октября 1934 г. № 21/СПО «О работе в деревне». За под­писью зам. наркома Я.С. Агранова циркуляр направлялся наркомам со­юзных республик, начальникам У НКВД автономных республик, краев и областей, а также начальникам секторов НКВД. В письме говорилось, что новая тактика классового врага предполагает маскировку под советских людей, а колхозы используются для консолидации антисоветских сил. По мнению авторов, проникшие в руководящие органы кулаки агитируют крестьян восстанавливать индивидуальные хозяйства в ущерб колхозно­му, захватывать земли под индивидуальные посевы, разводить сады и ого­роды. Отмечалось, что в семьях некоторые ее члены только номинально числятся в колхозе, так как основное внимание уделяют приусадебным участкам, причем некоторые при этом имеют в индивидуальном пользова­нии до 2—3 га полевой земли. Органы НКВД фиксировали рост использо­вания наемного труда, особенно в Средней Азии и Казахстане, факты ос­вобождения единоличников от общественных обязанностей. В частности, приводился пример обследования 93 селений в 17 районах Горьковского края, показавшего, что все обязанности по селам несли только колхозы. Органы на местах критиковались за малосодержательные и поверхност­ные материалы и обязаны были об исправлениях всех ошибок направлять сообщения личными письмами54.
Представленные в данном томе информационные материалы и норма­тивные документы отражают не только положение в деревне, но свиде­тельствуют об эволюции этой стороны деятельности спецслужбы на протя­жении пяти лет. Как видно из вышесказанного, ломка общественных от­ношений в деревне сказалась и на содержании, и на форме документов. Поиски оптимального подхода привели к возникновению некоторой хао­тичности в подаче информации, особенно в плане анализа событий и явле-
62
ний. Но, на самом деле, стоя на пороге новой эпохи — эпохи «большого террора» — партия и государственная власть не хотели слышать объек­тивной информации, а хотели иметь конкретные факты и оценки, свиде­тельствующие об обострении борьбы социальных групп и ужесточении противостояния в обществе.
В. Виноградов
1Цит. по: Меньшевистский процесс 1931 г.: Сборник документов. Кн. 1. М.,
1999. С. 5.
2См.: там же. С. 6.
3См.: ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 22. Л. 8287.
4См.: примечание № 52 в сб.: Трагедия советской деревни... Т. 2. М., 2000.
С. 822.
5Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД... Т. 2. М., 2000. С. 7.
6См.: ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 88. Л. 52, 54—Ь6.
7См.: там же. Ф. 2. Оп. 7. Д. 836. Л. 1316; Ф. 66. On. la. Д. 19. Л. 29—31об.
8См.: там же. Оп. 9. Д. 24. Л. 311.
9См.: там же. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 88. Л. 7—9.
10 См.
там же. Оп. На. Д. 21. Л. 44.
" См.
там же. Ф. 2. Оп. 9. Д. 24. Л. 25, 26.
12 См.
там же. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 88. Л. 5.
!* См.
там же.
14 См.
там же. Ф. 2. Оп. 2. Д. 16. Л. 5.
!5 СМ.
там же. Оп. 9. Д. 24. Л. 187.
!б См.
там же. Ф. 66. On. la. Д. 21. Л. 387—388.
17 Там
же. Ф. 2. Оп. 9. Д. 24. Л. 193.
18 См.
там же. Л. 188, 200, 230.
« См.
там же. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 3. Л. 2—3.
20 См.
там же. Оп. 1. Д. 211. Л. 1.
21 См.
там же. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 88. Л. 93.
22 См.
там же. Л. 71.
23 См.
там же. Ф. 2. Оп. 9. Д. 16. Л. 360.
24 См.
там же. Л. 430.
25 См.
там же. Л. 398.
26 См.
там же. Л. 43.
27 См.
Приказ ОГПУ от 29 декабря 1931 г. № 799/432 (ЦА ФСБ РФ. Ф. 66.
Оп. 1-т. t
Ц. 88. Л. 11 — 16).
28 ЦА
ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 88. Л. 87.
2э См.
там же. Д. 255. Л. 142—143.
30 См.
там же. Д. 88. Л. 6.
31 См.
там же. Д. 57. Л. 6— боб.
32 См.
там же. Л. 2 — 3.
33 См.
там же. Л. 4, 5.
34 См.
там же. Л. 9.
35 См.
там же. Д. 56. Л. 58.
36 См.
там же. Л. 62—66.
37 См.
там же. 67— 68об.
38 См.
там же. Л, 71.
63
там же. Л. 73.
там же. Д. 57. Л. 101—102.
там же. Д. 55. Л. 6—боб.
там же. Д. 57. Л. 12—13.
там же. Л. 14.
там же. Ф. 3. On. 1. Д. 9. Л. 3.
там же.
там же. Л. 7.
47там же. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 58. Л. 58—58об, 60.
48Там же. Д. 55. Л. 60.
49См.: там же. Л. 59.
50См.: там же.
51там же. Д. 56. Л. 27об.
52См.: там же. Д. 44. Л. 53—53об.
53См. там же. Д. 57. Л. 108.
54См.: там же. Л. 110—111.
Археографическое предисловие
Представляемый вниманию читателей третий том документальной серии «Деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД» является продолжением серийной научной публикации комплекса информационных документов центрального и местного аппарата ОГПУ—НКВД за 1930—1934 гг. Ра­ботая над этим томом, составители стремились не только максимально раскрыть различные аспекты заявленной темы, но и показать особеннос­ти информационной работы как центрального аппарата, так и региональ­ных органов ОГПУ в этот период. В связи с этим материалы сборника состоят из информационных материалов центрального аппарата ОГПУ, республиканских ГПУ и региональных полномочных представительств ОГПУ (ПП ОГПУ), что позволяет проследить имеющуюся между ними взаимосвязь при сборе и анализе информации.
Материалы книги 1-й третьего тома (1930—1931 гг.) показывают, что в рассматриваемый период «деревенская» тематика изучалась и обраба­тывалась в центральном аппарате ОГПУ несколькими отделами. Веду­щим из них в 1930 г. по-прежнему оставался Информационный отдел (ИНФО), слитый в марте 1931 г. с Секретным отделом в единый Сек­ретно-политический отдел (СПО). Материалы ИНФО и СПО представ­ляют основной состав сборника. Кроме них в сборник включены доку­менты ряда других отделов Секретно-политического управления (СОУ): Центральной регистратуры (ОЦР), Транспортного (ТО), Особого (ОО), Контрразведывательного (КРО), а также документы Оперативной группы по раскулачиванию, Главного управления лагерей (ГУЛАГ) и Экономи­ческого управления (ЭКУ).
В рассматриваемый период начались изменения, как в формах, так и в тематике периодического информирования. В 1930 г. еще сохраня­лись сводки, справки и докладные записки. В сводках поступающая с мест информация оперативно обобщалась по регионам и в большинстве своем содержала наиболее конкретную характеристику и обстановки, и текущих событий. В справках, а тем более в докладных записках, да­вался анализ положения как по отдельным, так и по целому ряду реги­онов, даже по стране в целом. В 1931 г. сводка начинает исчезать как форма информации, основной становится справка. Так, например, если за 1930 г. в сборник включено 32 справки (из них 20 — составлены ИНФО) и 30 сводок, составленных различными отделами центрального аппарата ОГПУ, то в 1931 г. картина меняется — на 45 включенных в сборник справок (из них 29 — соответственно ИНФО/СПО) всего лишь 6 сводок (см. док. № 213, 244, 245, 270, 274, 278).
В связи с тем, что 1930—1931 гг. стали началом «сплошной коллек­тивизации» и «массового раскулачивания», публикуемые в сборнике ин­формационные материалы в первую очередь отражают связанные с ними результаты и проблемы. Текущая жизнь деревни отражается, прежде всего, через деятельность колхозов, причем, что вполне объяснимо, ос­новное внимание органов ОГПУ было заострено на «недочетах» и «пере-
3 — 741965
гибах», а также сопротивлении кулачества. В связи с этим часть мате­риалов этой группы имела типовую формулировку — «недочеты в орга­низационной работе и классовой борьбе вокруг колхозного строительст­ва» (см. док. № 4, 5, 6, 8, 27, 40, 44, 47, 89, 158). По-прежнему акту­альными остаются вопросы посевной (см. док. № 99, 139, 171, 213) и уборочной кампаний и хлебозаготовок (см. док. Л? 131, 138, 159). Про­должает оставаться актуальной для 1930 и 1931 гг. и тема продовольст­венных затруднений (см. док. № 116—119), а наряду с ней — убой скота и мясозаготовки (см. док. № 2, 149, 198).
В публикуемых материалах нашли отражение и другие вопросы кол­хозного строительства, в том числе — «дефекты» в деятельности кол­хозов и совхозов (см. док. № 217), «засоренность колхозов классово-чуждыми элементами» (см. док. № 200), «недочеты» в работе МТС (см. док. № 197, 267), расселение демобилизованных красноармейцев на Дальнем Востоке и создание там красноармейских колхозов (см. док. № 191, 264), ход кампании по всеобучу (см. док. № 216), настроения деревни (см. док. № 208, 214, 216, 244), «настроения низового партийного и советского аппарата и деревенских коммунистов» (см. док. № 170).
Особую группу среди публикуемых материалов составляют документы о реакции крестьян на проводимые в деревне преобразования, так как информация о выступлениях крестьян, согласно табелю срочных донесе­ний (см. статью В. Виноградова), относилась к разряду срочной инфор­мации и поэтому зачастую оформлялась в виде сообщений, прилагаемых к аналитическим справкам или сводкам. Так, например, в сборник включен целый ряд сообщений о выступлениях крестьян, в том числе женщин, в различных регионах страны (см. док. № 3, 46, 67—69, 134, 194, 201, 210, 215, 254, 272).
Наряду с проблемой колхозного строительства в сборнике отражены ход и результаты проводимых в 1930—1931 гг. органами ОГПУ «опера­ций по кулачеству». Это, прежде всего, операции по выселению кулаче­ства и размещению его в местах ссылки. Информация по этим вопросам обобщалась в первую очередь в подразделениях центрального аппарата ОГПУ, отвечающих за проведение данных мероприятий — СОУ (см. док. № 9—22, 24, 81) и отделов Центральной регистратуры (см. док. № 9— 22, 24, 162), Транспортного (см. док. № 77—80, 180—181, 265), Особого (см. док. № 90, 174, 184, 190, 203), а также Оперативной группы по раскулачиванию (см. док. № 76, 102—104, 120—123, 128).
Одновременно с проведением «операций» по выселению органами ОГПУ в 1930 г. проводились «операции» по ликвидации антисоветских группировок и формирований, которые на языке того времени обознача­лись как «контрреволюционный кулацко-белогвардейский и бандитский элемент». Информация по этому направлению оперативной работы орга­нов ОГПУ представлена в сборнике в сводках и справках СОУ (см. док. № 12, 22, 24, 41, 81, 92). Итоги оперативной работы ОГПУ за первую половину 1930 г. освещены в объемном докладе КРО с соответствующим названием и приложенной к нему справке «о кулацкой к/р активнос­ти» (см. док. № 100—101). Дополняет доклад КРО справка Главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ (ГУПО и ВОГПУ) об участии войск ОГПУ в операциях по кулачеству (см. док. № 130). Пред­ставляют интерес справка ИНФО о допущенных перегибах при раскула­чивании, в которой содержится информация о количестве ликвидирован-
66
ных хозяйств и стоимости конфискованного имущества (см. док. № 114) и справка ОЦР о количестве лиц, арестованных органами ОГПУ в связи операцией по кулачеству на 1 октября 1930 г. (см. док. № 162).
В связи с переходом в ведение ОГПУ всех вопросов по организации не только высылки и транспортных перевозок высланных крестьян, а также вопросов по их расселению, хозяйственному устройству и ис­пользованию труда высланных в 1931 г., происходит соответствующее смещение акцентов в проблематике документов. Наряду с вопросами выселения (см. док. № 219, 235, 236, 241, 245, 250—253, 269—271), в числе которых одним из ведущих становится вопрос «устранения грубых ошибок при выселении» (см. док. № 238, 255—258), на пер­вый план выходят проблемы, связанные с положением высланных ку­лаков, в том числе — их размещение, устройство, использование и снабжение (см. док. № 202—207, 210—212, 223—230, 248, 260, 263, 265, 267, 270, 275, 278). Ряд документов посвящен учету побегов спецпереселенцев и борьбе с ними. Основная информация по этим вопро­сам сосредоточена в справках ГУЛАГа (см. док. № 204—207, 243, 246, 249, 260 и др.) и Особого отдела (см. док. № 203, 212, 245, 252, 253, 268, 269 и др.).
Особое положение среди этой группы занимают документы комиссии АА. Андреева, созданной для руководства работой «по выселению и рас­селению кулаков» 11 марта 1931 г. Несмотря на то, что эти материалы не относятся к разряду информационно-аналитических, они в силу своей значимости и по месту своего хранения (отложились в фондах ОГПУ) были отобраны для публикации, поскольку они проливают свет на содержание информационных документов, объясняют возникновение в них глубоких противоречий. В сборнике опубликовано пять протоколов комиссии, из которых только один публиковался ранее (см. док. № 221, 222, 232, 233, 262), а также некоторые вспомогательные материалы, ха­рактеризующие ее деятельность (см. док. № 220, 239, 240). Все публи­куемые документы комиссии отложились в ЦА ФСБ наряду с большим массивом документов ОГПУ по исполнению решений комиссии, многие из которых также помещены в сборнике (см. док. № 234—236, 243 и др.).
Несомненный научный интерес представляет публикация в сборни­ке докладных записок руководства ОГПУ в ЦК ВКП(б) на имя Стали­на (см. док. № 83, 277), а также докладные записки руководителей отде­лов ОГПУ, направленные соответственно на имя Г.Г. Ягоды, Е.Г. Евдоки­мова и др.
Вторую самостоятельную группу публикуемых документов составляют материалы республиканских и региональных органов ОГПУ. Они пред­ставлены в сборнике в большинстве своем формами оперативного инфор­мирования — сообщениями по прямому проводу, телеграммами и почто-телеграммами, но есть и сводки, справки и доклады ПП ОГПУ. Послед­ние являются наглядными примерами прямой информации, получаемой в ИНФО ОГПУ с мест (см. док. № 73, 113, 132, 133). В сборник вошли материалы республиканских ГПУ Украины и Белоруссии (см. док. № 42-43, 67-69, 126, 127, 143, 154, 250, 254), Грузии (см. док. № 188), ПП ОЩУ по Казахской АССР (см. док. № 71, 86, 146, 183), по Средней Азии (см. док. № 38, 45, 84, 85, 98, 129, 132, 187). Регио­нальные органы ОГПУ представлены в сборнике документами ПП ОГПУ
67
по Центрально-Черноземной области (см. док. № 48—49, 87—88, 96, 144, 149, 185), по Средне-Волжскому краю (см. док. № 82, 93, 94, 113, 133, 137, 147, 161, по СКК (см. док. № 140—141, 145, 166, 189), по Сибири, в том числе по Западно-Сибирскому краю (см. док. № 95, 135, 148, 153, 177, 178, 179, 182, 186, 192, 237, 261), по Уралу (см. док. № 72. 115. 125), по Северному краю (см. док. № 124, 193), по Даль­нему Востоку (см. док. № 175, 157, 176), по Московской области (см. док. № 73, 273).
Местные органы ОПТУ информировали Центр по всем вопросам жизни деревни. Тематика включенных в сборник подобного рода доку­ментов также разнообразна. Это и политическое состояние регионов, осо­бенно в связи с хлебозаготовками (см. док. № 38, 86, 146, 183, 185— 187, 192), ход хлебозаготовок (см. док. № 135, 140—141, 143, 145—147, 182), «перегибы» при коллективизации (см. док. № 73, 96, 113), выхо­ды из колхозов и распад колхозов (см. док. № 85, 94), выступления и недовольства крестьян (см. док. № 48—49, 66—68, 82, 87—89, 93, 115, 125, 189), ход и результаты операций по раскулачиванию, выселению кулачества, а также по ликвидации а/с актива (соответственно, см. док. № 133, 71, 175—181, 187, 45, 84, 98, 132, 153, 154, 188), вопросы «кулацкой ссылки», в том числе проблемы бегства оттуда (см. док. № 126, 127, 175—181, 187), работа судебных троек на местах (см. док. № 43, 95, 129).
Наряду с перечисленными информационными материалами в сборник включена незначительная по объему, но важная для единства воспри­ятия группа материалов директивных и распорядительных документов руководства ОГПУ, направляемого на места с целью дополнительного ин­формирования о порядке проведения организационных мероприятий, а также для уточнения требований по сбору необходимой информации. Не­которые из них в силу своей значимости для данного издания повторно опубликованы (см. док. № 1, 219).
Исключения представляют также представленные в сборнике мате­риалы комиссии С.А. Бергавинова (см. док. № 105—106), а также ряд писем, в том числе В.Н. Толмачева (см. док. № 97), С.М. Буденного (см. док. № 7) в защиту бывших участников гражданской войны, из редакции газеты «Беднота» (см. док. № 70), родственников заключен­ных (см. док. № 107—112, 195).
В сборнике публикуются документы двух архивов: Центрального ар­хива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного архива эко­номики (РГАЭ), причем материалы последнего являются частью массива документов ГПУ—ОГПУ за 1923—1926, 1930—1932 гг., сохранившегося в бывшем секретном архиве Наркомзема. Эти документы «отраслевой» направленности, присылались для информирования руководства нарко­мата, а затем, вопреки правилам, не были уничтожены или отосланы назад. В результате сложился совершенно особенный комплекс докумен­тов, отобранных самим ОГПУ по деревенской тематике.
Все документы публикуются впервые за исключением нескольких, о которых говорилось ранее.
Сборник построен по хронологическому принципу и разделен на два самостоятельных раздела: «1930 год» и «1931 год». Внутри разделов также соблюден хронологический принцип. Однако, в ряде случаев со­ставителями используется группировка документов в пределах неболь-
68
ших отрезков времени (от нескольких дней до двух месяцев) либо по об­щности тематики, либо по единству вида и происхождения (см. док. № 9—22, 28—37, 42—43, 48—49, 50—65, 66—68, 74—76, 87—88, 102— 104, 107—109, 116—119, 164—169, 175—179, 185—187, 223—230, 255— 258 и др.). В этих случаях заголовки составляющих единую группу от­дельных документов содержат лишь порядковый номер документа в сборнике, затем делопроизводственный номер документа (если он есть) и краткое содержание. Часть сводок не имеет точной даты. В этих случаях датировка дается либо по содержанию документа, либо по дополнитель­ным делопроизводственным пометам и указывается словами «не ранее» «не позднее».
Каждый документ имеет редакционный заголовок, который включает в себя информацию о виде документа, его авторстве, адресате, дате со­ставления и содержании. Исключение составляют несколько документов за февраль 1931 г. (№ 201, 202, 210, 211), авторство и адресатов кото­рых установить не удалось. В этих случаях приведены в кавычках соб­ственные заголовки документов с соответствующим пояснением в приме­чаниях по тексту. Кроме того, отдельные собственные заголовки доку­ментов, либо элементы их типовых названий, заключенные в кавычках, сохранялись составителями, чтобы показать особенности фразеологии ин­формационных материалов того времени.
Грифы «секретно» и «совершенно секретно», имеющиеся у всех пуб­ликуемых документов, не воспроизводятся. Также опущены пометы и резолюции делопроизводственного характера. Исключения составляют резолюции руководителей ОГПУ. Информация о рассылке информацион­ных материалов опускается. В ряде случаев адресаты сохранены — при условии, если среди них присутствуют имена политических руководите­лей, не имеющих отношение к органам ОГПУ. Это прежде всего имена И.В. Сталина, В.М. Молотова, Л.М. Кагановича. Адресаты сохранены также в документах оперативного информирования, которые присыла­лись ПП ОГПУ по прямому проводу, чтобы показать, кому в первую очередь внутри ОГПУ адресовывалась та или иная информация.
Часть представленных в сборнике документов опубликована в извле­чении, о чем свидетельствуют отточия. Информация, не относящаяся к теме сборника, опускается без оговорок, при необходимости в примеча­ниях даются сведения о ее содержании. Из-за ограничения объема изда­ния пришлось отказаться от публикации некоторых приложений к ито­говым документам (справки об отдельных событиях, листовки, воззва­ния, программные документы оппозиционных группировок и др.); такие случаи оговорены в примечаниях под строкой. Выделенные в тексте до­кументов части текста, предложения или отдельные слова (подчеркива­ния, большой регистр, разрядка) при публикации документов даются курсивом без оговорок. Подготовка сборника осуществлялась в соответ­ствии с «Правилами издания исторических документов» (М., 1990) и с учетом особенностей археографического оформления, принятого при под­готовке 1-го и 2-го томов.
Сборник снабжен научно-справочным аппаратом. Он включает в себя вводные статьи, археографическое предисловие, примечания по тексту и содержанию публикуемых документов, перечень публикуемых в сборни­ке документов. Список сокращений, именной указатель, биографические
69
комментарии на упоминаемые в тексте фамилии и географический ука­затель будут даны во 2-й книге 3-го тома.
Составители выражают глубокую благодарность за участие в написа­нии примечаний/С.А. Красильникову (Новосибирск), Г.Ф. Матвееву (Мос­ква) и А.Г. Морозову (Черкассы).
Н. Тархова, Т. Сорокина
Год 1930
№ 1
Директива ОГПУ № 771 всем ПП ОГПУ
о предоставлении срочной информации по вопросам
начинающейся политики раскулачивания
11 января 1930 г. Расшифровать немедленно Всем ПП ОГПУ лично
[В] связи [с] постановкой [в] Центре серьезнейшего политического во­проса — удара [по] кулаку, не позднее 10 час. 14 января телеграфом сооб­щите: 1) сколько имеется агентурных разработок организаций, группиро­вок, одиночек [по] кулацко-белогвардейско-бандитскому элементу; 2) сколько [по] этим делам проходит участников; 3) сколько дел таких же категорий ведется [в] стадии следствия; 4) сколько по этим следственным делам проходит участников. Количество организаций и группировок должно быть указано отдельно и точно.
Мессинг, Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 2. Подлинник1*.
** Копия этой директивы опубликована в сборнике «Трагедия советской дерев­ни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927—1939». В 5-ти тт. Т. 2. Ноябрь 1929 — декабрь 1930. М., 2000. С. 104—105.
№ 2
Справка ИНФО ОГПУ1 «о массовой распродаже и убое скота»2 в ряде районов СКК, НВК, ДВК, ЦЧО, Украины, Казахстана, Средней Азии, Татарии, Башкирии, Чечни на 1 января 1930 г.
11 января 1930 г.
Приводимые ниже материалы о сбыте рабочего и продуктивного скота разными прослойками деревни за последние месяцы свидетельствуют о весьма широких размерах этого явления, особенно по ряду районов Сев[ерного] Кавказа, ЦЧО, Средней Волги и Башкирии. Массовый сбыт рабочего скота по ряду районов Сев[ерного] Кавказа и ЦЧО (а отчасти Башкирии) сигнализируют реальную угрозу значительного сокращения тягловой силы в деревне, что сможет неблагоприятно отразиться на весен­ней посевной кампании. Опасность значительного сокращения конной тяги также угрожает по ряду районов вновь организовавшимся и органи­зующимся новым колхозам в результате разбазаривания и распродажи лошадей и другого рабочего скота колхозниками.
71
Массовая распродажа и убой скота, в основном, вызвана недостатком грубых и концентрированных кормов (Сев[ерный] Кавказ, Башкирия и др.), массовой коллективизацией и нежеланием части середнячества сда­вать скот в колхозы сверх нормы, и широко распространившимися кула­чеством провокационными слухами о предстоящем отборе скота и переда­че его в колхозы.
Сбыт скота кулацко-зажиточными прослойками обусловлен стремлени­ем к избежанию описей и конфискации скота, а также тенденциями к «самораскулачиванию» для облегчения себе вступления в колхозы.
- Северный Кавказ 1. Размеры распродажи и убоя скота
Усиленный рост предложения скота на рынке в I квартале 1929— 1930 гг. характеризуют следующие цифры: за август и сентябрь заготов­лено в среднем по 53,5 тыс. голов, в последние же три месяца 1929 г. за­готовка скота достигает 92 тыс. голов в месяц, т.е. на 73% больше 3-й четверти истекшего года и на 230% больше последнего квартала 1928 г. Крайживотноводсоюз и другие скотозаготовители за последние 3 месяца п[рошлого] г[ода] выполнили уже 60% годового плана. Кабардино-Балкар­ская область годовой план скотозаготовок выполнила за это же время на 100%, продолжая и до сих пор вести интенсивные заготовки.
Приведенные данные сбыта скота фактически значительно преумень­шены, если принять во внимание заготовки неплановых организаций, снабжающих местные рынки, чрезвычайно возросший убой скота крес­тьянством на засол и продажу мясом и, наконец, вывоз скота за пределы округов и даже края. Так, из Кубанского и Армавирского округов угоня­ется молочный скот на Украину, в Крым угоняется крупнорогатый скот, овцы смушковые и тонкорунные. Из Донецкого округа, несмотря на уста­новленный карантин, рабочий скот усиленно сбывается в округа ЦЧО. Цены на мясо ниже лимита на 50—60% (рынки Терека, Ставрополья и др.).
В ряде округов особенно возросло предложение рабочих лошадей и мо­лодняка, заготовка и убой которого продолжает увеличиваться. По Тереку на пр[итерекс]ких рынках лошадь в среднем стоит около 30 руб., есть ло­шади в 10 и 15 руб., такие же цены существуют и в ряде районов Май­копского, Сельского округов и Кабардино-Балкарской области. Сильно также упали цены на молочный и рабочий скот; в Заветинском районе Сальского округа рабочий вол, стоивший в августе 160 руб., ценится сей­час в 70 руб. и ниже, цена коровы упала со 120 руб. до 75 руб. Примерно таков же уровень цен и в других районах и округах края.
Массовый сбыт скота особенно наблюдается по ряду районов Ставро­польского, Сальского, Кубанского, Армавирского округов и автономных областей.
С начала декабря усиленный сбыт рабочего и продуктивного скота от­мечается в районах сплошной коллективизации, а также в районах, в ко­торых ведется подготовительная работа по созданию крупных колхозов.
Распродажа необобществленного рабочего и продуктивного скота прак­тикуется и членами колхозов, причем последнее имеет место особенно в тех колхозах, в которых приняты решения о стопроцентном обобществле­нии скота. При обследовании 6 крупных колхозов Кубанского округа ус­тановлено, что в Павловском колхозе за последний период продано свыше 100 голов крупного рогатого скота, то же и в Веселовском колхозе и в
72
ряде колхозов Майкопского округа, в которых имеется значительный про­цент необобществленного рабочего скота.
Не менее значительны размеры убоя скота. Так, по Ставрополью один лишь убой скотозаготовителями составляет 28% общего количества скота, по отдельным сельсоветам Сельского, Терского и Донецкого округов за последние три месяца п[рошлого] г[ода] убыло от 30 до 60% общего коли­чества скота и до 70% рабочего. По ст. Красюковской Донецкого округа во втором квартале осталось только 2 пары быков.
Имеется ряд случаев убоя лошадей на кожу, забоя племенного скота, в частности, овец-метисов. Лабинское от[деле]ние Кожсиндиката убило на кожу 40 вполне пригодных к работе лошадей. Тихорецкий райживотно-водсоюз забил на скотобойне 94 шт. овец, в большинстве которых — [ме­тисы], несмотря на большой недостаток в районе племенного материала.
Кулаки в ряде случаев с целью получения страховой премии выгоняют скот в поле или убивают измором.
2. Основные причины массового сбыта скота
Массовый сбыт рабочего и продуктивного скота, в основном, является следствием недостатка грубых и концентрированных кормов. В неурожай­ных районах сбыт скота на 50% идет за счет середняцко-бедняцких групп хозяйств, которые прокормить скот своими средствами не в состоянии. Своими кормами обеспечено не более 50—60% населения, а [в] некоторых районах — 20—30%. По Сальскому округу грубыми кормами обеспечены лишь кулацко-зажиточные и мощные середняцкие хозяйства. По Черкес­ской и Адыгее-Черкесской автономной области бедняцкие и маломощно-середняцкие хозяйства кормами обеспечены лишь на 2—2,5 месяца.
Цены на грубый фураж в последнее время чрезвычайно возросли. На рынках Терека и Ставрополья пуд сена стоит 3—6 руб., воз соломы — 25—30 руб., некоторые хозяйства начинают раскрывать сараи. Бедняцкие хозяйства в ряде районов за неимением кормовых запасов вынуждены сбывать рабочих лошадей, заменяя их волами, преимущественно молодня­ком.
Массовый сбыт скота объясняется также стремлением некоторых ку-лацко-зажиточных (и высших середняцких групп) к «самораскулачива­нию» для обеспечения себе возможности вступления в колхозы, а также с целью избежать описей и конфискации за невыполнение хлебозаготови­тельных заданий.
Сбытовые тенденции среди значительных групп середнячества являют­ся результатом усиленной кулацкой агитации и распространяемых кула­чеством провокационных слухов о проводящейся секретной переписке скота, за которой последует реквизиция скота, передача скота в колхозы и т.п. С другой стороны, сбыт скота вызван стремлением части середняков реализовать скот на деньги перед вступлением в колхозы, нежеланием сдавать колхозу продуктивный и рабочий скот выше нормы.
На повышенный сбыт скота также повлияла необходимость ликвида­ции перед вступлением в колхозы разных видов задолженности, стремле­нием колхозов принимать хозяйства «без долгов».
Необходимо отметить, что сбытовые тенденции среди середнячества особо сильны в тех районах, где были допущены перегибы и искривления классовой политики по линии хлебозаготовок (массовые описи, продажа с торгов, неоднократные штрафы и т.д.).
73
К числу других причин, повлекших повышенный сбыт скота, надо от­нести эпидемию скота, особенно в северных районах края.
Намеченные краевыми организациями мероприятия к прекращению массового сбыта скота местными организациями проводятся слабо, и лишь только в отдельных сельсоветах в последнее время наметилось уменьшение размеров сбыта скота. Также слабо проводится местными ор­ганизациями разъяснительная работа по этому вопросу.
Дагестан. В результате усиленного распространения а/с элементами слухов о том, что «власть готовится отобрать у населения скот», наблюда­ется усиленный убой скота в разных районах ДССР, особенно в Аварском округе. В ауле Унцукуль за последнее время зарезано 400 баранов и 42 головы крупного рогатого скота.
Чечня. Массовое уничтожение скота наблюдается в ст. Вознесенской в результате распространения слухов о предстоящем запрещении продажи скота. Цены на мясо значительно понизились. Отмечен ряд случаев унич­тожения продуктивного и рабочего скота, причем коров режут, не счита­ясь с тем, что они тельные.
цчо
В результате массового сбыта скота некоторые районы ЦЧО оказались оголенными от рабочего и крупного скота более чем на 60% (Н.-Осколь-ский район Ст[аро-]Оскольского округа и др.). В Курском и Старо-Осколь-ском округах отмечается массовая распродажа и убой мелкого скота (овец, свиней, мелкого рогатого с^ота). В некоторых районах практикует­ся засол мяса в большом количестве для личного употребления, причем в засол попадает конина, главным образом, молодые жеребята (Горшечен-ский район Ст[аро-] Оскольского округа). В отдельных животноводческих т[оварищест]вах убойное мясо — конина — засаливается в таком количе­стве, что им кормятся свиньи.
Массовое предложение скота вызвало резкое снижение цен на него. В один из базарных дней в г. Курске лошадей продавали по 3—4 руб. Со­здавшимся положением воспользовались частные скупщики, зарабатывая на этом большие деньги.
Кожзаготовительные организации, пользуясь усиленным предложени­ем лошадей по крайне низким ценам, стали их покупать на кожу, причем в число убиваемых лошадей попадает большой процент работоспособных и молодых лошадей (Орел, Курск). От Щигровского кожзаготовительного пункта 1 декабря 1929 г. поступил один вагон заготовленной конины. Местная кожзаготовительная агентура нередко провоцирует крестьян на распродажу лошадей путем распространения разных несуразных слухов.
В результате массового сбыта рабочего скота в отдельных районах на­мечается явная угроза большого сокращения тягловой силы, не могущего не отразиться на весенней посевной кампании.
Распродают скот не только кулацко-зажиточные прослойки, но и се­редняки. Распродажа и убой скота часто является следствием кулацкой агитации о необходимости распродажи скота, т.к. «все равно соввласть его заберет в будущие хлебозаготовки». В районах, намеченных к перехо­ду на сплошную коллективизацию, кулаки агитируют: «Распродайте скот, ведь все равно идти в колхозы, а там будут трактора да машины, а деньги вам всегда пригодятся».
За последние дни благодаря предпринятым мероприятиям сбыт скота в Курском округе несколько идет на убыль.
74
Украина
В Сумском, Бердичевском, Черниговском и ряде других округов убой скота в результате распространившихся провокационных слухов и кулац­кой агитации принимает массовый характер.
В отдельных районах Сумского округа убой скота достигает 75% на­личного количества, а в некоторых селах продуктивный скот убивается весь поголовно.
Массовая распродажа рабочего и убой продуктивного скота в значи­тельной мере объясняется агитацией кулаков, спекулирующих на прово­дящейся кампании по мясозаготовкам.
Усиленную агитацию за сбыт скота развернуло кулачество в связи с массовой коллективизацией, причем характерны следующие методы ку­лацкой агитации: «Зачем тебе скот в коллективе, ты лучше продай его тем, кто не вступает в коллектив» (Сумский округ).
В Черниговском округе массовый убой свиней вызван распространив­шимися слухами о том, что «лица, имеющие свиней, будут обкладываться натурным налогом — салом». Недостаточное разъяснение местными орга­низациями сущности постановлений окрисполкомов о порядке убоя скота обусловило усиление всяких провокационных слухов и кулацкой агита­ции о том, что «правительство будет отбирать весь скот, накладывать на него печать», «настало время, когда вы потеряли право убивать свой скот на дому, а на войну будут забирать и кожу» (Сумский округ).
Средне-Волжский край
Массовая распродажа и убой скота в отдельных районах Самарского, Сызранского, Ульяновского и Кузнецкого округов особенно имели место в декабре 1929 г., причем, главным образом, на рынке повысилось предло­жение рабочего, а частично и крупного рогатого скота. Сбывали скот не только верхушечные слои деревни, но и отдельные середняцко-бедняцкие группы, причем основными покупателями являлись татары, которые за бесценок приобретали лошадей на мясо, а также для спекуляции, переот­правляя лошадей в гг. Казань, Нижний, где их продавали по высокой цене.
Сбыт скота середнячеством в значительной мере является результатом кулацкой агитации и распространяемых кулачеством провокационных слухов об отборе всего скота, передаче его в общее пользование колхозов: «Скоро будут отбирать скотину в колхозы, также как и отбирают хлеб» (кулаки с. Чепурлейки Кузнецкого округа); «В связи с коллективизацией весь скот отберут, а поэтому его нужно поскорее уничтожить» (кулаки и зажиточные с. Н.-Печерского Самарского округа).
Сбытовые тенденции особенно отмечались у середняцких групп перед вступлением в колхозы из опасений его обобществления. Отмечен также ряд случаев сбыта скота колхозниками после вынесения решений об обоб­ществлении скота, причем зарегистрированы отдельные случаи, когда после вынесенных решений об обобществлении скота все члены колхоза поголовно, во главе с председателем] колхоза перерезали свой скот (Анд­реевский район Самарского округа).
Распродажа и уничтожение скота бедняцко-середняцкими группами в ряде селений является результатом продовольственных затруднений, ввиду недорода, недостатка хлеба и отсутствия корма (ряд селений Самар­ского, Пензенского и Сызранского округов).
75
Некоторым стимулом к сбыту скота являлись также допущенные на местах перегибы при проведении хлебозаготовительной кампании. Моти­вами сбыта скота середняками иногда выдвигаются опасения попасть в кулаки («нельзя держать много скота, сочтут кулаком, поэтому и продаю свою лошадь»).
Создавшаяся угроза уничтожения рабочей тягловой силы вынудила крайисполком издать обязательное постановление о категорическом запре­щении убоя рабочего скота.
Нижне-Волжский край
Массовая распродажа и убой скота, преимущественно мелкого и лоша­дей, имеет место в ряде районов Аткарского, Вольского и Астраханского округов. В большинстве случаев сбыт скота производится кулацко-зажи-точными прослойками и верхушечной частью середнячества. В отдельных селениях Вольского и Астраханского округов убыль крупного и мелкого скота составляет 50% всего количества скота.
Основными причинами сбыта скота являются опасения кулачества [об] изъятии скота за невыполнение заданий по хлебозаготовкам и нежелание части середняков сдавать скот в колхозы, опасаясь его обобществления. В ряде случаев массовая распродажа и убой скота начинается вслед за организацией колхозов, особенно крупных (Вольский, Астраханский округа и др.).
Татария
В результате агитации кулацких и а/с элементов наблюдаются случаи массовой распродажи и убоя рабочего и продуктивного скота, преимуще­ственно молодняка, как в неколлективизированных селениях, так и внут­ри существующих колхозов. Уничтожение скота кулачеством обуславли­вается стремлением к «самораскулачиванию» с целью облегчения себе вступления в колхозы. Основным мотивом сбыта скота середняцкими группами является указание на то, что «в колхозе обобществят, все равно будет не мое».
Повышенное предложение скота на рынке вызвало сильное понижение цен на него. В Лаишевском районе, например, рабочая лошадь оценивает­ся в 25—30 руб.
Башкирия
Убой и распродажа скота по отдельным районам принимает массовый характер, причем распродают скот, главным образом, кулацко-зажиточ-ные прослойки деревни, стремящиеся к «обеднячиванию». Со стороны части середнячества тенденции к распродаже скота обычно связаны с кол­лективизацией и обуславливаются стремлением запастись некоторыми де­нежными сбережениями на случай выхода из колхоза и нежеланием сда­вать скот в колхозы выше нормы. Существенной причиной сбыта скота, особенно маломощными группами села, является нехватка кормов в теку­щем году и продовольственные] затруднения. Так, в ряде селений бедно­та, не имеющая хлеба и не получающая пайков, вследствие недостатка кормов вынуждена резать свой скот на еду (Аргаяшский кантон, Белебе-евский кантон и др.).
Массовый привоз скота на рынок обусловил значительное снижение цен на него. Государственные] и кооперативные скотозаготовители не ус­певают производить закупку. Башживотноводсоюз выполнил уже годовое задание по заготовке скота на 150%.
76
На усиленный сбыт скота немало влияют распространяемые кулаками провокационные слухи о том, что «скоро по волости будет объявлена под­ворная разверстка на мясо, масло и т.д., распоряжение уже есть облагать, но ВИК его держит пока в секрете».
Средняя Азия
В ряде районов Рыковской вол. Таласского кантона в результате допу­щенных перегибов со стороны уполномоченных по хлебозаготовкам в от­ношении штрафной политики и двукратного обложения скотоводческих хозяйств, не исключая и середняцких, население, опасаясь полного разо­рения, распродает скот, закупая на вырученные деньги пшеницу.
ДВЕ
Читинским окрторготделом была дана на места директива по усиле­нию кожсырьевых заготовок, причем в этой директиве было указано, что «кампания по кожзаготовке приравнивается к хлебозаготовительной». Получив эту директиву, РИКи и сельсоветы решили, что методы хлебоза­готовки должны быть перенесены на кожзаготовки. В результате Быти-кинским РИКом на одно лишь население с. Н.-Пурухайтуй наложено 900 кож, и для выполнения этой директивы населению необходимо уничто­жить 50% всего имеющегося рогатого скота.
Аналогичное положение сложилось и по ряду других районов (Борзин-ский и др.).
Казахстан
В некоторых округах зажиточные элементы перед вступлением в кол­хозы прибегают к ликвидации своих хозяйств, продают скот и другое имущество. Зарегистрированы и случаи фиктивного раздела кулаками своих хозяйств1*.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 от[деле]ния ИНФО Агаянц
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 678. Л. 131—139. Подлинник; РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 41—34. Подлинник.
14Информотделом ОПТУ была составлена на 1 января 1930 г. справка отдельно по Казахстану (РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 91—84. Подлинник). В ней ука­зывалось, что наибольшее количество зафиксированных фактов массовой продажи байством и кулачеством скота имелось в Уральском округе, за ним идут Семипа­латинский, Сыр-Дарьинский, Петропавловский и Кустанайский. Зафиксирован­ных случаев продажи скота середняками наибольшее количество падает на Пет­ропавловский округ, за ним идут Уральский и Сыр-Дарьинский округа.
№ 3
Сообщение ИНФО ОГПУ о массовом выступлении крестьян
в Армавирском округе3
Не ранее 15 января 1930 г.
В ст. Темиргоевской Курганского района, где коллективизировано 76% населения, 10 января проводились поквартальные собрания, посвя­щенные вопросу сплошной коллективизации и организации в станице единого колхоза «Гигант». Вследствие слабой проработки этого вопроса
77
партийными и советскими организациями, отсутствия систематической работы с беднотой и активной агитации кулачества по 8 квартальным участкам вопрос об организации единого колхоза-гиганта был провален, и собрания сорваны. Выступавшие женщины особенно активно протестова­ли против обобществления молочного скота. На всех собраниях поднимал­ся также вопрос о перегибах, имевших место при проведении хлебозагото­вок (изъятие семенного зерна и т.п.).
В двух кварталах собрание продолжалось в течение двух дней и было перенесено на 12 января, причем по требованию населения собрание про­исходило на площади. Присутствовавшие на собрании крестьяне постано­вили отстранить от голосования членов ВКП(б) и ВЛКСМ. Собранием по­становлено единого колхоза «Гигант» не организовывать и обобществле­ния средств производства не производить.
Под влиянием присутствовавших на собрании кулаков имели место выступления с требованием прекращения хлебозаготовок, против сплош­ной коллективизации и «раскулачивания кулака».
13 января в станицу для проведения собрания по вопросу о весенней
посевной кампании прибыли секретарь райкома ВКП(б) и председатель
РИКа. В прениях по докладу повторились те же выступления, что и на
предыдущем собрании. Причем при попытке арестовать одного из актив­
ных подстрекателей толпа отбила его. Имели место попытки к избиению
председателя] сельсовета. В этот же день на улице в станице было обна­
ружено воззвание, призывающее население к захвату власти.
14 января утром около стан[ичного] совета вновь собрались крестьяне
для продолжения прерванного накануне собрания. Выступивший с разъ­
яснениями секретарь ячейки ВКП(б) заявил собравшимся, что вопрос о
создании единого колхоза-гиганта отпал и, следовательно, нет необходи­
мости продолжать собрание. Однако толпа потребовала открыть собрание
с тем, чтобы население высказало свои жалобы. Когда же представители
власти категорически отказались открыть собрание, толпа окружила их и
пыталась избить. К этому времени на площади собралась толпа (созванная
набатным звоном) в количестве 5—6 тыс. чел[овек].
В связи с создавшимся положением на площадь прибыл кавалерий­ский отряд в числе 23 чел., который сейчас же был окружен толпой. От­дельные лица пытались стащить красноармейцев с лошадей.
После переговоров с группой быв. партизан и бедняков представителям власти удалось выделить актив в 7 чел., через который было созвано со­брание быв. партизан и бедняков. Присутствовавшие на этом собрании 96 чел. (из них 15 женщин), признав свою ошибку, выразили полную го­товность выполнять все поручения, которые им будут даны.
В станице распространяются провокационные слухи о восстании в Гру­зии и Баталпашинске. Кулачество и антисоветские элементы агитируют о том, что «темиргоевцам надо держаться твердо и тоже восстать». Вечером в станице были слышны выстрелы. Из ст. Темиргоевской выступавшими посылались ходоки в близлежащие станицы — Воздвиженскую и Петро­павловскую. При этом из аулов Адыгеи, расположенных в 6 км от стани­цы, в свою очередь приходили ходоки в Темиргоевскую.
Верно: [Агаянц] РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 70. Заверенная копия.
78
№ 4
Из справки ИНФО ОГПУ «о массовом выходе из колхозов»
в Средне-Волжском крае
24 января 1930 г.
За последние 8—10 дней почти по всем колхозам Чапаевского района Самарского округа отмечается массовая подача коллективных и единолич­ных заявлений о выходе из колхозов. В основном, мотивом выхода из колхозов повсеместно выдвигается отсутствие средств для задатков на трактора. Подача заявлений о выходе из колхозов особенно имеет место в следующих селениях:
В с. С.-Вязовка с 1 по 13 январяподано 500 заявлений
В с. Губашево в один день, 13 января -"-100
В с. Толстовке 12—13 января-"-70
В с. Воздвиженка 14—15 января-"-35
Подача заявлений продолжается, захватывая и другие села. Подают заявления преимущественно бедняки и середняки. Случаи подач заявле­ний зажиточными единичны. Наоборот, при проводимой чистке колхозов в некоторых местах зажиточные (быв. кулаки) подают заявления с про­сьбой об оставлении в колхозах.
Создавшемуся положению кроме кулацкой агитации способствует и ряд других причин: слабая работа с беднотой в колхозах; отсутствие у не­которой части бедноты и батраков средств на задатки для покупки тракто­ров; преступная медлительность с выдачей хлеба бедноте, запутанность этого вопроса из-за ведомственной неразберихи (РИК, окрторготдел, окр-потребсоюз, Союзхлеб4), вследствие чего хлеб до бедняка еще не дошел; неиспользование в силу этой же неразберихи и бездействия райколхозсою-за кредитов по линии Колхозсоюза на контрактацию скота, посева и вооб­ще на колхозное строительство; сокращение доходов бедняка-батрака в связи с запрещением продажи скота и кормов.
При чистке колхозов допускаются явные перегибы: по некоторым кол­хозам к чистке колхоза подходят со списками по хлебозаготовкам и не выполнивших контрольные цифры из колхозов вычищают, причем наряду с зажиточными вычищают и середняка. Чистят также и тех, кто не везет сем-материалы. В с. Толстовке из колхоза уже вычищено по отношению к обще­му числу хозяйств 10%, чистка продолжается в том же духе. Такое же поло­жение наблюдается иве. Губашево. В с. Покровке по наметке ячейки ВКП(б) и правления колхоза было намечено к исключению через чистку 9 кулаков, когда же поставили вопрос на бедняцком собрании, то список был расширен за счет зажиточных до 30 чел. и всех исключили.
Твердой установки у сельск[их] и райорганизаций в отношении зажи­точных членов колхозов нет. Указанные обстоятельства облегчают кулаку [возможность] сагитировать середняка и бедняка на выход из колхоза за несдачу семматериала и за невнесение задатков на трактора.
В связи с создавшимся положением проводимые кампании по сбору семян и задатков на трактора по району проходят слабо. Семян на 15 ян­варя собрано только 13 644 ц, или 26% плана, задатков на трактора со­брано 37 549 руб., или 15% плана.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 69. Згверенная копия.
79
№ 5
Справка ИНФО ОГПУ о колхозном строительстве в Казахстане
24 января 1930 г.
Рост колхозов в Казахстане до 1928 г. протекал стихийно. Так, за пе­риод с 1 октября 1927 г. по 1 июля 1928 г. было организовано 1533 кол­хоза, из коих 951 распались; из организованных 1065 с/х артелей, ком­мун и т[оварищест]в СОЗ распалось 587; из 486 мелиоративных машин­ных товариществ и прочих простейших объединений самоликвидирова­лись 364.
Перелом в развитии колхозного строительства наметился с весны
1928 г., достигнув особого размаха в 1929 г. Темп развития колхозного
строительства характеризуется следующими данными: в 1927 г. колхозов
было 1072, в 1928 г. — 2315, на 1 июля 1929 г. — 4348, на 1 октября
1929 г. — 5148. Рост колхозов превзошел плановые предположения крае­
вых органов. Еще более быстрым темпом идет рост посевной площади
колхозов. Посевплощадь в 1929 г. доведена до 335 589 га против
188,4 тыс. га планового задания.
Отмечается значительная тяга в колхозы бедняцко-середняцких масс. Особенно большая тяга в колхозы отмечается в тех районах, где существу­ет крепкая материальная база для коллективизации (машинно-трактор­ные станции5, тракторные колонны6 и т.п.).
Кустанайский округ. В округе имеется 3 МТС. В пос. Озерном 120 дворов (из 219) организовались в производственное объединение. По­селки Рязанский и Светлый Джаркуль целиком объединяются в с/х ар­тель (исключая кулаков). В пос. Шимановском 187 дворов организуют с/х артель и 50 дворов — производственное объединение.
Петропавловский округ. В Красноармейском районе из 6340 хозяйств при проведении дня коллективизации процент коллективизированных хо­зяйств с 22% был доведен до 45%. В связи с организацией в районе МТС 20 населенных пунктов объединяются в колхозы. В ряде сел вне колхозов остаются только кулацкие хозяйства. Общее собрание крестьян Бишкуль-ского стан[ичного] совета Ворошиловского района единогласно приняло постановление об организации единого зерносовхоза, вступив в него всем селом и объединившись].
По постановлению крайкома ВКП(б) сплошная коллективизация будет проведена в Кустанайском и Петропавловском округах и в 12 районах Сыр-Дарьинского, Семипалатинского, Актюбинского, Алма-Атинского, Уральского и Павлодарского округов.
Социальный состав колхозов
По социальному составу колхозы состоят в основном из бедняков и се­редняков. Однако местами они являются в значительной степени засорен­ными кулацко-байскими элементами, рассматривающими свое вступление в коллективы как временный маневр для получения различных льгот и укрытия в них (колхозах) от налогового пресса и хлебозаготовок. Соци­альный состав колхозов характеризуется следующими данными: безло­шадных — 25%, с одной лошадью — 35%, с двумя лошадьми — 226%, с тремя лошадьми — 9%, с 4-мя лошадьми и более — 5%.
Наряду с тем, что отдельные кулаки, зажиточные и баи проникают в бедняцко-середняцкие колхозы (по основному своему составу), в некото­рых округах (Петропавловский, Семипалатинский, Уральский) выявлены
80
настоящие кулацкие гнезда, прикрывающиеся вывеской колхозов и цели­ком состоящие из кулаков и зажиточных.
Петропавловский округ. Сельхозартель в ст. Токуши Ворошиловского района на 50% состоят из кулаков. В с. Веселом Володарского района колхоз засорен кулацко-зажиточными элементами. Аналогичные случаи засоренности колхозов отмечены в с. Сумском Трудового района, с. Пав­ловском Крестьянского района, в ст. Щучье того же района и ряда других сел и станиц. Товарищество по совместной обработке земли в ст. Рявкино Булаевского района состоит исключительно из кулаков и зажиточных. В с. Многоцветном Красноармейского района организовано машинное т[ова-рищест]во «Работник», состоящее исключительно из кулаков.
Семипалатинский округ. В пос. Романовке Бельагачского района в ор­ганизовавшийся колхоз проникли кулаки. В с. Ново-Андреевке в колхоз «Западная заря» проникли кулаки в целях укрытия от хлебозаготовок. В с. Предгорном Убинского района организовался лжеколхоз «Практик», куда вошли исключительно кулаки. Организованное машинное т[овари-щест]во «Красный Союз» в с. Секисовке Убинского района состоит исклю­чительно из кулаков.
Сыр-Дарьинский округ. Колхозы «Ассар», «Алга-Бас» в г. Чимкенте, «Красный пахарь» в с. Алексеевке Джувалинского района, «Пролетарий» и «Красная воля» в Беловодском районе и ряд других засорены кулацко-байскими элементами.
Аналогичные случаи засоренности колхозов социально-чуждыми эле­ментами отмечены в Уральском округе.
Одновременно кулацко-байскому элементу в ряде случаев удается про­никать в правления колхозов и захватывать в свои руки руководство пос­ледними. В результате разлагающей деятельности кулацко-байских эле­ментов внутри колхозов имеют место случаи подачи заявлений бедняками и середняками о выходе из колхозов (Акмолинский, Петропавловский ок­руга).
Семипалатинский округ. Членами правления колхоза «Красный трак­торист» Усть-Каменогорского района состоят быв. поп и исключенный из ВКП(б). Председателем колхоза в пос. Ново-Дворовском Бельагачского района состоит быв. белогвардеец, по указанию которого в 1918 г. был расстрелян ряд большевиков.
Петропавловский округ. В с. Сумском Трудового района председате­лем колхоза является кулак. Аналогичные случаи отмечены в ряде дру­гих округов.
Слабое руководство коллективизацией
Рост колхозного строительства протекает в большинстве случаев при крайне слабом руководстве со стороны колхозного аппарата и местных со­ветских, партийных и общественных организаций. Разъяснительная кам­пания до аула и села еще не дошла и проводится пока лишь в районах, расположенных вблизи окружных центров. Недостаточное внимание и по­мощь колхозному строительству со стороны сов[етских], парт[ийных] и общественных организаций до некоторой степени способствовали засорен­ности колхозов социально-чуждым элементом.
С другой стороны, острый недостаток в ряде мест квалифицированных агроработников является основной причиной слабости руководства колхо­зами. На 5148 колхозов имеется всего лишь 90 агрономов, и те обслужи­вают только кустовые объединения. Особенно остро стоит вопрос с кадром
81
колхозников из казаков. В настоящее время имеется всего 2 инструктора-казака и 1 казак-агроном.
Отношение к колхозному строительству бедноты и середнячества
Основная масса бедноты и маломощного середнячества одобряет реши­тельный курс партии на коллективизацию сельского хозяйства и борьбу с кулаком. Однако, под влиянием противоколхозной агитации кулацко-бай-ских элементов отмечается ряд отрицательных моментов в настроении части бедноты и середнячества. Значительное влияние оказывают здесь и пассивное отношение к колхозному строительству ряда партийцев и ком­сомольцев, неудовлетворительность, а нередко и полное отсутствие разъ­яснительной работы со стороны сов[етских] и местных партийных органи­заций о сущности и задачах колхозного движения. В связи с этим места­ми отмечается некоторая неуверенность бедняков и в особенности середня­ков в устойчивости организованных колхозов. Обычный аргумент в таких случаях: «Муж с женой вместе не уживаются, а в колхозах подавно не уживутся».
Среди середняков наблюдаются единичные случаи неприязни к бедно­те и нежелание вместе с ней идти в один колхоз: «Лучше продам послед­нюю пару быков, а в сборище лодырей и лентяев не пойду». В пос. Кон­ном Тепловского района Уральского округа некоторые середняки, не желая вступить в организованную с/х артель, заявляют: «В эту артель нам вступать не следует, ибо там одни бедняки, а мы, середняки, органи­зуем свою артель».
Однако, эти настроения массового распространения не имеют.
Характерны следующие заявления некоторых середняков: «Не вступил бы в колхоз, да положение заставило. День на день жди, как тебя аресту­ют, да и скот отберут, так и вступил в колхоз, так лучше и поменьше опасности».
Нежелание сдавать колхозу продуктивный и рабочий скот выше нормы, стремление реализовать скот на деньги перед вступлением в кол­хозы вызывает местами распродажу и убой скота частью середнячества, вступающей в колхозы (Уральский и Семипалатинский округа).
Отношение к коллективизации чл[енов] ВКП(б)
Со стороны части деревенских и аульных коммунистов отмечается не только пассивное отношение и отсутствие инициативы в деле создания и развития колхозов, но в единичных случаях и явно враждебное отноше­ние к коллективизации. Зарегистрирован ряд фактов активных выступле­ний чл[енов] ВКП(б) с агитацией против колхозов. Немало и таких, кото­рые всеми способами уклоняются от вхождения в колхозы, либо, вступая в последние, быстро уходят оттуда.
В ст. Копал Алма-Атинского округа некоторые чл[ены] ВКП(б) вступи­ли в колхоз, но вскоре вышли оттуда, в связи с чем бедняки и середняки, выражая недовольство, говорят: «Партийцы от коллективов отказывают­ся, а беспартийную массу толкают».
В ауле № 5 Жана-Аркинского района Акмолинского округа под влия­нием агитации председателя с/х артели, члена ВКП(б), о том, что скот и имущество артели принадлежат государству, которое в конце концов от­нимет все, и члены артели останутся на произвол судьбы, 6 бедняков вышли из артели. Аналогичные случаи агитации партийцев против кол­хозов отмечены в ряде других округов.
82
Противодействие кулацко-байских элементов коллективизации
Одновременно с ростом колхозного строительства развертывается борь­ба кулацко-байских и прочих антисоветских элементов деревни и аула против коллективизации. В большинстве случаев борьба эта облегчается наличием болезненных явлений в практике колхозного строительства. Одним из наиболее распространенных методов противодействия кол-хоз[ному] строительству является массовая агитация против колхозов и дискредитирование отдельных активистов-колхозников. Нередко кулаче­ство и байство прибегают к спаиванию и подкупам наиболее авторитетных крестьян с целью удержать как их самих, так через них и остальных крестьян от вступления в колхозы. В тех случаях, когда это оказывается безуспешным, кулацко-байские элементы ведут работу по разложению колхозов изнутри.
В некоторых случаях кулаки и подкулачники на общих собраниях крестьян по вопросам коллективизации выступают против организации колхозов, поднимают шум и крик, срывая тем самым собрания (Ураль­ский округ).
Акмолинский округ. Баи аула № 2 Жана-Аркинского района ведут уси­ленную агитацию против коллективизации. Под влиянием байской агита­ции имеющаяся в ауле сельхозартель — накануне развала, 10 хозяйств (из 15) вышли из артели. Баи аула № 1, агитируя против колхозстрои-тельства, говорят: «Соввласть под всевозможными предлогами отбирает весь скот и скоро всем предложит вступить в коллективы». В результате байской агитации некоторые бедняки и середняки воздерживаются от вступления в колхозы.
Семипалатинский округ. В с. Беленьком Самарского района в комму­ну «Червонный Гай» пролезли кулаки, которые повели среди остальных членов коммуны усиленную антиколхозную и а/с агитацию в целях раз­ложения таковой. В результате кулацкой агитации труддисциплина начи­нает падать, 20 бедняцких семейств воздерживаются от вступления в ком­муну. В с. Каменевка Шемонаихинского района кулаки пролезли в кол­хоз им. Ворошилова и повели там разлагающую работу, в результате чего колхоз — накануне развала.
Кулаки с. Алексеевского Урджарского района ведут энергичную агита­цию среди бедняков и середняков против вступления в колхозы, говоря: «Не нужно торопиться вступать в колхоз, потому что колхозы не устоят и пятилетний план не выполнится».
Петропавловский округ. В ст. Пресновке Пресновского района в с/х артель проникли кулаки, которые начали вести работу по разложению та­ковой. По их настоянию в артель не были приняты батраки и бедняки. В результате разлагающей деятельности кулаков со стороны членов артели бедняков и середняков отмечается тенденция к выходу из артели.
На хут. Выбе Николаевского сельсовета Трудового района в руководя­щий состав колхоза прошли кулаки. Перед вступлением в колхоз они большую часть своего имущества продали. Работе колхоза они не уделяют никакого внимания, занимаясь пьянством, в связи с чем дисциплины в колхозе никакой нет, и он накануне развала.
Уральский округ. В пос. Коловертинском Лбищенского района кулаки оказывают энергичное противодействие колхозстроительству. На общее собрание крестьян по вопросу об организации колхоза явилась группа ку­лаков, поднявшая шум и крик в целях срыва собрания. Однако сорвать
83
собрание им не удалось, тогда они, напившись, пьяными разъезжали на верблюдах по улицам с криками: «Нам не нужны колхозы!»
На хут. Железново Зеленовского сельсовета Каменского района на общее собрание крестьян по вопросу об организации колхоза явились ку­лаки и зажиточные, поднявшие шум и крик, в результате сего собрание было сорвано.
В ауле № 13 Джангалинского района на общем собрании крестьян баи выступили против организации колхоза. В результате байской агитации большинство середняков покинули собрание. В хозяйственном] ауле «Рсам» Таловского района в результате байской агитации распалась с/х артель.
П[ом.] нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отд[елен,11я] Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 68—63. Подлинник, экз. № 13.
№ 6
Справка ИНФО ОГПУ «Об организационных недочетах и классовой борьбе вокруг коллективизации на Северном Кавказе на 15 января 1930 г.»1*
26 января 1930 г.2* Организационные неувязки
В подготовительной работе окружных и краевых организаций по пере­ходу на сплошную коллективизацию имеется ряд крупных организацион­ных недочетов. В части колхозного, земельного и кооперативного аппара­та наблюдается некоторая растерянность, несогласованность и паралле­лизм в работе, что крайне отрицательно отражается на развертывании практических работ. Подготовительные работы к весеннему севу ведутся крайне медленным темпом, а в ряде районов к этой работе только присту­пают.
До сих пор нет четкого распределения функций между различными системами с/х кооперации и, в свою очередь, между с/х кооперацией и госорганами. Методы практической работы кооперации в районах сплош­ной коллективизации еще не проработаны специальными кооперативны­ми системами, не выяснены еще формы своей кооперативной первички и связи ее с районными звеньями и краевым кооперативным центром (Крайполеводсоюз, Птицеводсоюз, ЗКивотноводсоюз, Кожсоюз и др.)7.
Также не разрешен до сих пор вопрос о порядке реализации освобож­дающегося в районных машинно-тракторных станциях лишнего с/х ин­вентаря. В противовес имеющимся тенденциям перебросить весь освобож­дающийся инвентарь в другие районы, не имеющие МТС, работники орг-планового отдела крайполеводколхозсоюза считают это мероприятие эко­номически невыгодным, указывая, [во-первых], на то, что большая часть инвентаря получена по бедняцкому долгосрочному кредиту, следователь­но, колхозам придется целиком взять на себя эту задолженность, а во-вто­рых, инвентарь должен быть продан с большой скидкой на амортизацию (по некоторым подсчетам, за инвентарь можно будет выручить не более 10 млн руб. при первоначальной стоимости его в 30 млн руб.).
Совершенно не выяснен до сих пор вопрос о порядке погашения раз­ной задолженности банкам и другим кредитным организациям крестьян-
84
скими хозяйствами, вступающими в колхозы в районах сплошной кол­лективизации. Некоторые хозяйства при вступлении в колхоз обязывают­ся немедленным погашением всей своей задолженности разным государст­венным и кооперативным органам, что вынуждает их распродать рабочий и продуктивный скот, кормовые запасы и др.
Реорганизация аппаратов окружных колхозных объединений протека­ет медленно, что неблагоприятно отражается на развертывании массовой организационной работы на местах. По Терскому, Донскому и другим ок­ругам районные и сельские организации совершенно игнорируют инструк­торов окружных колхозсоюзов, как представителей несуществующей уже организации. В результате неопределенности положения окрколхозсоюзов значительная часть работников этих учреждений занята подыскиванием новой работы в других учреждениях, подавая заявления о переводе в дру­гие округа или об увольнении.
Невыясненным до сих пор остается вопрос о паевом взносе при вступ­лении в колхоз. Работники низовых районных организаций, а также ра­бочие бригады на поступающие многочисленные запросы о паевом взносе определенного ответа дать не в состоянии. В отдельных районах Донского, Донецкого и Кубанского округов колхозы устанавливают произвольный пай, среди окружных работников имеются тенденции установить систему дифференциального пая в зависимости от мощности каждого вступающего в колхоз хозяйства.
Медленный темп подготовки к весенней посевкампании
Подготовка к весенней посевной кампании, как в краевых, так и ок­ружных организациях протекает крайне медленно. Особенно слабо про­двигается работа по созданию обобществленных фондов яровых семян в колхозах. Крупные колхозы Кубани и Армавира до сих пор еще не сдали ни одного центнера семян.
Основной держатель сортового зерна Союзхлеб не имеет точных дан­ных об имеющемся в его распоряжении количестве сорт[ового] зерна. На требование крайторга представить данные о наличии посевного материала представители Союзхлеба заявили, что этих сведений у них нет. Прибли­зительные подсчеты о сдаче Союзхлебу сорт[ового] зерна из совхоза «Ги­гант», имеющиеся в отделе Семеноводсоюза КЗУ, резко расходятся с дан­ными Союзхлеба.
Отсутствие специалистов приводит к ряду ошибок в деле складского хранения сорт[ового] зерна. В Донском округе допущено смешение двух сортов — гарновки и кубанки и т.д.
Ремонт тракторов задерживается из-за недостатка запасных частей. По Ставропольскому округу из 300 с лишним имевшихся тракторов в осен­нюю посевную кампанию работало только 223, остальные же выбыли из строя из-за невозможности их отремонтирования вследствие недостатка запасных частей.
Нецелесообразное использование агроперсонала
В ряде районов Кубанского, Донецкого и Сальского округов большин­ство агрономов и других земработников занято составлением на местах производственных планов8 по земельным обществам9, не уделяя почти никакого внимания работе по организации колхозов и их организацион­ному закреплению. В Кубанском округе весь агрономический персонал с 5 января, примерно, до второй половины февраля по распоряжению край-земуправления должен был заняться составлением производственных пла-
85
нов на все земельные общества, которых в округе насчитывается более 3 тыс. Выражая недовольство этим распоряжением, отдельные специалис­ты-агрономы справедливо указывают на то, что «работа по составлению производственных планов и договоров по контрактации для отживающих хозяйственных и земельных единиц — дело совершенно излишнее и нико­му ненужное. Кому нужны, например, производственные планы, состав­ленные на все 60 отрубов ст. Дятьковской, когда эти отруба через 2—3 не­дели будут ликвидированы созданием в станице крупного колхоза. Со­ставление производственных планов для отживающих земобществ нужно приостановить». «Настоящих производственных планов мы должны соста­вить примерно 150, а теперешний порядок предусматривает составление их в тысячах. Нужно высвободить агроперсонал для подготовительной ра­боты по коллективизации».
Отдельные агрономы усматривают в указанном распоряжении крайзе-муправления не только головотяпство, но и умышленное вредительство, имеющее своей целью срыв подготовительных работ по коллективизации.
На целесообразность составления в настоящее время производственных планов по земельным обществам было также указано на проведенных в районах совещаниях станичных работников Кубанского округа и на не­давно закончившемся съезде работников с/х кооперации. Составление производственных планов по земобществам по мнению крайполеводсоюза необходимо для заключения договоров по контрактации1^, как стимул к расширению посевных площадей. Кроме того, производственные планы нужны якобы на случай срыва в тех или иных районах планов по сплош­ной коллективизации.
Перегибы и искривление партийной линии
В отдельных районах при коллективизации практиковались методы администрирования и командования. Решения о коллективизации прини­мались на общих собраниях незначительным числом присутствующих, а протоколировалось, что решения приняты единогласно. В отдельных слу­чаях отказывавшиеся от вступления в колхозы подвергались бойкоту, в других случаях у нежелавших коллективизироваться отбирались подпис­ки об отказе с предупреждением, что «все отказавшиеся будут сосланы в Соловки11 и лишены земельных наделов». Зарегистрированы единичные случаи вынесения общими собраниями резолюций об организации колхо­зов лишь под нажимом местных работников. При производстве же инди­видуальных записей те же кр[естья]не от вступления в колхозы отказыва­лись.
В ряде районов местные работники при коллективизации дают явно невыполнимые обещания, обязуясь немедленно представить трактора, от­пустить кредиты и т.п., что впоследствии при выявлении нереальности данных обещаний вызывает сильное недовольство и разочарование кол­хозников.
Майкопский округ. В ст. Келлермесской на общем собрании по вопро­су о коллективизации секретарь партячейки заявил, что «кто не пойдет в колхоз, тот поедет в Соловки». Резолюция о переходе на сплошную кол­лективизацию собранием была принята единогласно, но записываться в колхоз никто не стал.
В ст. Кахашиевской секретарь ячейки на общем собрании после вы­ступлений ряда бедняков и середняков, указавших на незнание колхозной жизни и разные трудности, связанные с коллективизацией, выступил и
86
заявил: «Есть два пути: один за колхоз, это за соввласть, за партию, и другой — если только кто в колхоз не пойдет, то обязательно пойдет в Соловки11 пасти медведей».
Терский округ. На общем собрании с. Петропавловского Арзгирского района при голосовании вопроса о коллективизации секретарь партячейки заявил: «Кто за мероприятия соввласти?». Когда на этот вопрос собрание реагировало всеобщим молчанием, секретарь предложил собранию из­брать комиссию для работы по организации колхоза. На настояния неко­торых участников собрания поставить вопрос об избрании комиссии на го­лосование председатель] сельсовета, опасаясь провала этого предложения, по примеру секретаря ячейки перед голосованием заявил: «Кто за сов­власть, прошу поднять руки». Однако предложение было сорвано.
В с. Горькая Балка В.-Александровского района при организации кол­хоза местными работниками было обещано, что в ближайшее время при­будет тракторная колонна. Когда выяснилось, что тракторной колонны не будет, в сельсовет начали поступать заявления о выходе из «тракторной колонны» (так в селе называют колхоз).
Массовая распродажа и убой скота
Несмотря на ряд мероприятий со стороны окружных административ­ных органов массовая распродажа скота по ряду районов до сих пор не прекращается. Базары Терского округа переполнены скотом, цены на ко­торый резко снизились, рабочая лошадь стоит 10—15 руб., корова — 10— 20 руб. В отдельных районах скот продается по 1—2 руб. за голову. В сте­пях Павловского района Кубанского округа бродят брошенные лошади, в правление Павловского колхоза приведено в один день 20 полуживых ло­шадей. По ст[аницам] Атаманской, Уманской, Ново-Рождественской, Ко-реневской и другим Кубанского округа отмечены факты, когда кулаки вследствие крайне низких цен на лошадей прибегают к умышленному из­мору их голодом, получая от Госстраха премию от 30 до 40 руб. за каж­дую павшую лошадь..
В ст[аницах] Александровской, Днепровской и Украинской Кубанского округа на убой за низкую цену продаются породистые молочные коровы, мериносовые овцы. По ряду станиц Кореновского и Краснодарского райо­нов частными скупщиками — шабаями, организованы специальные кон­ские бойни и живодерни. В одной из станиц на таких бойнях убито около 50 лошадей, из коих 20 голов молодняка. В ст. Тихорецкой шабаями по железной дороге отправлено 32 лошади в Закавказье, и такой скот, кото­рый в текущую весну должен дать приплод. Так за последние два месяца Краснодарской горбойней сдано Кожсиндикату около 700 шкурок недоно­шенных телят. Количество убитых на мясо тельных коров и котных овец достигает за последнее время 80—90%.
В связи с запрещением убоя скота моложе 2,5 лет усилился за послед­нее время убой на дому. В Невинномысском, Курганенском и Отраднен-ском районах Армавирского округа несмотря на постановление сельсове­тов о запрещении продажи рабочего скота, население все же ухитряется скот продавать и вывозить его на рынки в другие округа.
Следует указать, что массовому сбыту скота в ряде случаев способству­ют местные работники, дающие обещания при коллективизации немед­ленно снабжать вновь организуемые колхозы тракторами и другими ма­шинами, в результате чего колхозники всячески сбывают свой скот, заяв­ляя: «На что мне лошадь, получим трактор, все равно сена не хватает».
87
Противодействие кулачества коллективизации
Основным методом борьбы кулачества против коллективизации остает­ся воздействие на середнячество и бедноту через специально создаваемые им кадры подкулачников. По ряду районов противоколхозная деятель­ность подкулачников приводит к отказу некоторых земельных обществ от организации колхозов. В кулацкой агитации против колхозов обычно пре­обладает тот мотив, что «колхозы — новый вид коммунистического рабст­ва», «колхозы — новое ярмо для хлеборобов, там будет советская барщи­на» и т.п. За последнее время кулачество и подкулачники для компроме­тации коллективизации у широких масс середнячества и бедноты в своей противоколхозной агитации особенно подчеркивают неизбежность гибели религии и веры при коллективизации, предстоящее сплошное закрытие церквей и якобы неминуемое бытовое разложение, разврат, господству­ющий в колхозах, причем агитация пользуется особым успехом среди женских масс деревни. В результате указанной кулацкой агитации отме­чен ряд случаев массовых выступлений женщин с требованием выхода своих мужей из колхозов. По ряду станиц Терского, Майкопского, Арма­вирского и Кубанского округов женщины, выступая против вступления мужей в колхозы, в ряде случаев требуют разделов имущества и разводов. Путем угроз, распространения разных провокационных слухов, сбора кол­лективных подписей и обхода дворов с агитацией против колхозов кулаче­ство в ряде случаев добивается отказа отдельных групп бедноты от кол­лективизации (Донецкий округ). Используя проводящуюся местами кон­трактацию скота, кулачество усилило свою агитацию за массовый сбыт скота, указывая на то, что «все равно будет принудительное изъятие», «контрактация есть показатель замаскированной переписи скота».
Видя безуспешность своей деятельности по срыву коллективизации, кулачество за последнее время обнаруживает усиленное стремление про­лезть в колхозы, особенно в те, где еще осталось кулацкое влияние. В от­дельных районах кулаки организовывают свои колхозы, стараясь вовлечь в них бедноту, как прикрытие себе.
В Донецком округе кулаки и антисоветский элемент организовали кол­хоз под названием «Безвыходное положение». В некоторых сельсоветах Терского округа приезжающие из других округов Союза кулаки подают заявления о принятии их в местные колхозы.
Одновременно продолжается уход кулаков из станиц (особенно по Ку­банскому округу), причем кулаки усиленно стараются также воздейство­вать на отдельные середняцкие группы, пытаясь увлечь за собой. По одно­му только Армавирскому округу за последнее время выехало свыше 260 кулацких хозяйств.
В казачьих районах Терского, Кубанского и Донецкого округов за пос­леднее время отмечается рост повстанческих настроений, разговоры о не­обходимости организации банд, так как «все равно выхода нет, уми­рать — не сегодня, так завтра».
Донецкий округ. В хут. Ольховском Кашарского района два быв. ата­мана и один участник к/р восстания после вынесения общим собранием решения об организации колхоза стали обходить все дворы, агитируя про­тив вступления в колхозы. Кроме того, указанные лица проводили неле­гальные собрания обработанных ими групп, на которых добились поста­новления коллективно отказаться от записи в колхоз. Быв. атаман путем обхода дворов собрал 68 подписей под составленным им заявлением об от-
казе от вступления в колхоз, 20 женщин-беднячек под влиянием агита­ции указанных антисоветских лиц уже вышли из колхоза.
В Голодаевском сельсовете Кашарского района собрание с участием бедноты под влиянием кулацкой агитации категорически отказалось об­суждать вопрос о коллективизации. Кулаки и зажиточные, видя плоды своей работы, говорили: «Молодцы, бедняки, если будем всегда так дер­жаться, то у нас коллектива никогда не будет».
Агитация попов и сектантов против коллективизации
За последнее время усилилась агитация духовенства и разных сектан­тов против коллективизации, особенно среди женщин. По Ставропольско­му округу усиленная агитация духовенства против коллективизации вы­звана постановкой на общих собраниях вопроса о закрытии церквей. Сек­танты в ряде районов устраивают специальные моления с приглашением своих «братьев» из других станиц, на которых доказывают, ссылаясь на Евангелие, что «колхозы являются второй ступенью к Антихристу», «свя­тая Библия говорит, что, кто поступит в колхоз, тот погибший человек, будет война и тогда будут первых бить тех, кто запишется в колхоз». В ст. Славянской под влиянием агитации сектантов большинство дворов от­казалось от вступления в колхоз.
По Вешенскому району Донецкого округа попы принимают активное участие в кулацких группировках, ставящих себе целью срыв коллекти­визации, выступают во время богослужения с проповедями против колхо­зов, указывая, что «колхозы — крепостное право и гонение на веру».
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 79-71. Подлинник, эка № 12.
** В заголовке документа указано «...на 15 декабря 1929 г.», что является опе­чаткой, характерной для начала года; в действительности документ составлен в январе 1930 г., т.к. в тексте имеется указание на события «с 5 января», т.е. даты постановления ЦК ВКП(б) «О темпах коллективизации...».
2* Дата рассылки сводки по адресатам.
№ 7
Письмо члена РВС СССР С.М. Буденного в ОГПУ
в защиту трех граждан ст. Платовской Сальского округа
31 января 1930 г.
№ УК/СБ/31-01 г. Москва, ул. Фрунзе, 19
Объединенное государственное политическое Управление (ОГПУ), т. Менжинскому
В начале 1929 г. постановлением Особого совещания ОГПУ трое граж­дан ст. Платовской Сальского округа Северо-Кавказского края Кибин Гри­горий, Мищенко Степан и Волков Севастьян были отправлены в ссылку по обвинению якобы в антисоветской агитации. Ко мне поступило много материалов, кои в копиях на 17 листах к сему прилагаю, говорящих о том, что дело это имело совершенно другой характер. Кроме того, при моем личном посещении осенью 1929 г. Сальского округа ст. Платовской
89
я из личных разговоров и расспросов разных лиц и ответственных работ­ников округа тоже пришел к твердому убеждению, что ссылка этих граж­дан явилась результатом склоки и зажима самокритики, как я об этом еще ранее писал т. Евдокимову. Этих трех граждан я лично знаю очень давно, знаю их службу в рядах Красной армии и абсолютно уверен, что не один из них не является противником Советской власти, хотя бы косвен­но.
Прошу Вас пересмотреть это дело, снять с них пятно ссыльных и раз­решить им вернуться в свою станицу, если они этого сами пожелают.
О Вашем решении не откажите поставить в известность.
Приложение: переписка на 17 листах1*.
Член РВС СССР С. Буденный ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 42. Л. 94. Подлинник.
'* Не публикуется.
№ 8
Сводка ИНФО ОГПУ «Об организационных недочетах
и классовой борьбе вокруг коллективизации
по Нижне-Волжскому краю на 20 января 1930 г.»
31 января 1930 г.
I. Организационные недочеты, слабое руководство
и извращение партийной линии при коллективизации
По большинству округов НВК бурно растущее колхозстроительство со­провождается рядом крупных недочетов и ненормальностей, тормозящих успешный ход коллективизации края. Низовой соваппарат (сельсоветы и РИКи) отстает от темпа коллективизации, организационно не в состоянии охватить расширяющуюся с каждым днем колхозную сеть, а также не возглавляет и не руководит стихийно растущей тягой к коллективизации. В ряде районов сельсоветы совершенно не стоят в стороне от происходя­щих процессов коллективизации, не ведут никакой разъяснительной ра­боты, ограничиваясь лишь механической регистрацией вновь возникаю­щих колхозов. Ввиду отсутствия руководства и необходимых указаний, решения общих собраний об организации колхозов в ряде районов остают­ся на бумаге (Аткарский округ и др.). Крайне замедляется также реализа­ция решений общих собраний об организации крупных колхозов.
В Аткарском, Вольском, Сталинградском и других округах отмечен ряд случаев прямого противодействия со стороны отдельных членов, председателей] сельсоветов, уполномоченных земельных об[щест]в и дру­гих работников низового соваппарата коллективизации (антиколхозная агитация, агитация за распродажу скота, срыв собраний по коллективиза­ции и т.д.).
Одновременно по указанным же округам со стороны отдельных работ­ников низового соваппарата и прибывших для проведения коллективиза­ции районных и окружных работников наблюдаются тенденции к замене разъяснительной работы по коллективизации методами администрирова­ния и командования над отдельными середняцкими и бедняцкими груп­пами, уклоняющимися от вступления в колхозы.
90
Реорганизация окружных колхозных, кооперативных и земельных ап­паратов в связи с переходом ряда районов и округов на сплошную коллек­тивизацию протекает медленным темпом. Медлительность в реорганиза­ции указанных аппаратов иногда является результатом нераспорядитель­ности и несвоевременных указаний со стороны краевых органов (Сталин­градский округ).
Следует также отметить волокиту в отношении разработки планов по подготовке колхозов к весенней посевной кампании. До сих пор работни­ки на местах не имеют более или менее точных указаний о правилах внутреннего распорядка во вновь организуемых колхозах, ввиду несогла­сованности этого вопроса между колхозсоюзами, окрЗУ и другими окруж­ными инстанциями (Сталинградский и другие округа).
Организационные недочеты
и слабое руководство коллективизацией
Сталинградский округ. Окружными с/х кооперативными организа­циями (окрколхозсоюзом, Коопхлебом, Плодовощ) в связи с переходом округа на сплошную коллективизацию был поставлен вопрос о коренной реорганизации всего колхозного и кооперативного аппарата в округе, о чем был послан запрос в крайколхозсоюз. Последний телеграммой от 23 декабря предложил воздержаться от указанной реорганизации, а 28 де­кабря второй телеграммой предложил форсированным темпом реорганизо­вать окружной кооперативный и колхозный аппарат.
Работа по весенней посевкампании в колхозах до последнего времени была сосредоточена в окрколхозсоюзе. 27 декабря от крайколхозсоюза и крайкоопхлеба была получена телеграмма, в которой предлагалось всю работу по весенней посевкампании колхозов сосредоточить в Коопхлебе. В результате, все планы по весенней повсекампании, составленные окркол­хозсоюзом, подлежат переработке.
Колхозсоюз сообщил на места, что размер территории крупных колхо­зов должен достигать 20—25 тыс. га. ОкрЗУ, отвергая соображения Кол-хозсоюза, считает, что размер площади крупных колхозов должен дости­гать примерно 50 тыс. га. По мнению окрЗУ, этот вопрос должен быть всесторонне проработан, а пока места по данному вопросу не имеют опре­деленных указаний. В с. Солодчи Фроловск[ого] района на общем собра­нии было принято постановление об организации крупного колхоза, но до настоящего времени никакой организационной работы не ведется, ввиду отсутствия достаточных указаний свыше, что вызывает недовольство насе­ления. Крестьяне заявляют, что они не знают, состоят ли в колхозе, или нет. Аналогичные случаи отмечены и в других районах.
Аткарский округ. В с. Крутояр Екатериновского района сельсовет ни­какой разъяснительной работы по вопросу о коллективизации не ведет, ожидая приезда рабочей бригады. Местная общественность также бездей­ствует, между тем тяга в колхозы со стороны населения имеется большая.
Аналогичные факты полной бездеятельности низового соваппарата в деле коллективизации отмечены и в ряде районов округа.
Сталинградский округ. Работники на местах не имеют точных указа­ний о правилах внутреннего распорядка во вновь организуемых колхозах. Причины этого — медленное согласование вопроса между Колхозсоюзом и окрЗУ. Разработанные правила внутреннего распорядка после согласова­ния Колхозсоюзом и окрЗУ были переданы в о[кружной] к[омитет] ВКП(б), где были внесены соответствующие изменения и дополнения.
91
После этого Колхозсоюз снова согласовывает с окрЗУ, а на местах этих предложений не знают. Ввиду отсутствия точных установок по этому во­просу работники районов на задаваемые вопросы крестьянства в ответах путаются.
Противодействие работников низового соваппарата коллективизации
Вольский округ. В с. Александро-Богдановка Лопатинского района член сельсовета, он же уполномоченный зем[ельного] об[щест]ва, серед­няк, в доме родственника, торговца, в присутствии нескольких середня­ков по вопросу об организации крупного колхоза, говорил: «Вы не согла­шайтесь идти в колхоз, пусть вас золотом обсыпают, а стойте на одном. Я, как член сельсовета, уже и не знаю, как отбиться. Давайте хоть продавать скот или резать его, а то насильно заставят войти в колхоз». Здесь же они договорились организованно собрать общее собрание по вопросу об органи­зации колхоза. Одновременно указанные лица начали ходить по дворам и агитировать середняков выступить на собрании против организации кол­хоза. В результате антиколхозной агитации указанных лиц собрание было сорвано. Вторично собрание по этому вопросу было назначено в этот же день вечером, причем уполномоченный] зем[ельного] об[щест]ва поручил десятнику-батраку собирать всех на собрание и напоминать о необходи­мости голосовать против колхоза. Член сельсовета, он же уполномочен­ный Жедренского земобщества, зажиточный, также послал при сборе на это же собрание женщин агитировать их за то, чтобы они на собрании кричали «долой колхозы!», т.к. «женщинам ничего не будет, а мужиков могут посадить в тюрьму». На собрание в большинстве собрались женщи­ны, и как только собрание открылось, все женщины стали кричать: «Долой колхозы!», а одна из них стуча палкой по столу и ругаясь, крича­ла: «Пошли к черту со своими колхозами!» В результате собрание снова было сорвано.
Аткарский округ. В с. 1-й Быстренке Петровского района на расши­
ренном заседании сельсовета по вопросу организации колхоза член сельсо­
вета — зажиточный, заявил: «В колхозе кроме безобразия ничего не
будет, и я согласен лучше пойти в ссылку, чем в колхоз». Пригласив к
себе домой нескольких крестьян, указанный член сельсовета читал им вы­
держки из Евангелия, указывая: «Все входящие в колхоз получат
Анти[христа]».,
Аткарский округ. В с. Н.-Славкино М[ало]-Сердобинского района на собрании по вопросу коллективизации член сельсовета — середняк, обра­щаясь к женской части собрания, агитировал: «Кричите, бабы, что в кол­хоз не пойдем, вам ничего не будет, выручайте нас, мужиков». В дер. Красновке член сельсовета на собрании агитировал: «Вы, бабы, дружнее действуйте против колхозов, ведь вам лучше говорить, вам за это ничего не будет».
Сталинградский округ. На хут. Нижне-Бузиновском Клетского района член сельсовета (исключен из ВКП) в группе середняков и бедняков агити­ровал: «Колхоз для крестьянства никакой пользы не принесет. Организация колхозов — есть не-что иное, как отбор имущества». В результате этой агитации общее собрание по вопросу о коллективизации было сорвано.
92
Перегибы и извращение классовой линии при проведении коллективизации
Аткарский округ. В с. М[алая] Сердоба в середине декабря член рабо­чей бригады комсомолец Макаров без согласования с сельсоветом и поста­новления общего собрания ходил по дворам и брал на учет все имущество. На протест одного крестьянина Макаров ответил угрозой наганом. Кула­чество, воспользовавшись этим, повело следующую агитацию: «Вот вам и колхоз, еще не вступили, а имущество описывают и хотят отбирать, при­ехал какой-то рабочий и делает над мужиком, что ему угодно».
В с. М.-Осиновка Аткарского района председатель] правления колхоза на собрании по вопросу об организации нового колхоза говорил: «Кто не пойдет в колхоз, того отправят в Соловки. Есть такое правительственное решение, которое говорит, что все, не вошедшие в колхоз, будут выселены из пределов села. Я беру всех на заметку, кто будет голосовать против ор­ганизации колхоза».
В с. Двоенки Саратовского] района на собрании было постановлено войти в колхоз «Им[ени] 12 лет Октября» при с. Поповка. На съезде учре­дителей было принято решение об обобществлении всего инвентаря. После этого уполномоченный РИКа объявил всем записавшимся в колхоз о при­воде всего живого и мертвого инвентаря для производства оценки. Из 326 записавшихся в колхоз привели свой инвентарь только 40 хозяйств, а остальные отказались от вступления в колхоз. Видя подобное настроение колхозников, уполномоченный] РИКа на заседании сельсовета добился вынесения постановления об аресте 10 чел., которые, по его мнению, злостно сопротивляются колхозному строительству. В число этих 10-ти попадали и отдельные бедняки и середняки. Просидев двое суток под арестом в помещении сельсовета, арестованные подали коллективное заяв­ление на имя председателя] РИКа и объявили голодовку. Произведенным расследованием установлено, что никаких оснований к аресту этих лиц не было, и что уполномоченный РИКа, по его же объяснению, произвел арест с целью застращать население и якобы облегчить работу по коллек­тивизации.
В Баландинском районе уполномоченный окрколхозсоюза при проведе­нии сплошной коллективизации систематически практикует самовольные аресты крестьян группами от 3 до 10 чел. В число арестованных преиму­щественно попадают середняки и бедняки. Так в с. Радушинка уполномо­ченный окрколхозсоюза арестовал 9 чел. бедняков. Арестованные были направлены в Баландинское РАО12 и в тот же день за отсутствием обвини­тельного материала отпущены. Благодаря подобной деятельности уполно­моченного, беднота с собраний, созываемых уполномоченным, уходит (Б.Турки, Радушинка и т.д.).
Вольский округ. В с. Полчаниновка Лопатинск[ого] района уполно-моч[енный] Вольского окркоопхлеба, член ВЛКСМ, за неполную уплату паевого накопления членами вновь организованного колхоза им. Вороши­лова арестовал до 35 чел. бедняков и середняков, посадил их в холодный амбар, продержал двое суток под замком. Передача им теплой одежды не разрешалась, и к амбарам на расстояние 20 сажен никого не допускали. Некоторые из арестованных кричали: «Убейте нас, расстреляйте, нам легче будет, нежели вы нас заморозите живыми!» От холода двое аресто­ванных (одна женщина) заболели и были отправлены в медбольницу с. Лопатина. В результате запуганное этими мероприятиями население по ночам стало выезжать в соседние села, продавать амбары и вносить паи, а
93
не успевшие этого сделать приходили в сельсовет, предлагая добровольно сдавать все имущество государству.
Сталинградский округ. В с. Громославка Калачевского района после постановления о сплошной коллективизации уполномоченные пошли по селу для учета скота. Один из уполномоченных, зайдя к бедняку и не оз­накомив последнего о цели прихода, приступил к описи его хозяйства. На протест бедняка уполномоченный кричал: «Если ты не вступишь в кол­хоз, то мы с вами расправимся, выгоним из слободы, а имущество все за­берем в колхоз!» Присутствующие при этом бедняки и середняки говори­ли: «Нас приравнивают к кулаку, грозят отбором имущества и высылкой в Соловки». Аналогичные факты имели место и в других районах округа.
II. Классовая борьба вокруг коллективизации
Бурный рост коллективизации в крае и переход за последние месяцы ряда районов и округов на сплошную коллективизацию вызвали усилен­ное противодействие кулацко-зажиточных и антисоветских элементов де­ревни. С целью оказать большее влияние на широкие массы населения кулачество прибегает к помощи организованных ими кадров подкулачни­ков и легко поддающихся их агитации женщин, часто являющихся опо­рой для всех кулацких выступлений против коллективизации. Основным мотивом антиколхозной агитации кулачества является указание на то, что «колхозы — это новая советская барщина», «коммунисты хотят обо­гатить рабочих за счет мужицких шей» (Сталинградский, Балашовский и другие округа).
За последнее время в кулацкой агитации против колхозов начинают преобладать религиозные мотивы, указания на несовместимость религии с колхозами, причем эта агитация, как правило, имеет особый успех среди женских масс деревни. Характерны в этом отношении следующие анти­колхозные лозунги, ставшие популярными в ряде округов края в резуль­тате противоколхозной агитации кулаков, попов, сектантов и других антисоветских элементов: «Кто вступит в колхоз, тот будет носить печать Антихриста» (Аткарский округ). «Колхоз несовместим с религией, там вас заставят работать в воскресенье, закроют церкви и не дадут молиться» (Пугачевский округ). «Вступая в колхоз, вы подписываетесь под лист Антихриста, бегите от колхоза, спасайте свою душу» (там же) и т.п. Успех этой агитации кулачества среди отдельных групп середнячества и бедноты подтверждается рядом случаев массовой подачи заявлений о вы­ходе из колхозов, особенно женщин (Вольский, Камышинский, Балашов­ский и другие округа). Продолжает практиковаться кулачеством по ряду округов распространение разных провокационных слухов с целью запуги­вания населения: «В колхоз вступать не надо, т.к. весной ожидается при­ход белых из-за границы», «Весной Китай разгромит Советскую власть и вам придется расплачиваться» (Сталинградский округ и др.).
Кадры подкулачников и сагитированные им женщины большей частью используются кулачеством для срыва собраний, посвященных вопросам организации колхозов.
За последние два месяца зарегистрирован ряд случаев спровоцирова-ния кулачеством массовых выступлений против коллективизации. Неред­ко эти выступления подогревались кулачеством религиозными мотивами: в защиту попа, против закрытия церкви и снятия колоколов и т.д. В этом отношении особого внимания заслуживают массовые выступления, имев­шие место в январе в ряде сел Каменского кантона Немреспублики, где
94
выступавшие одновременно под антиколхозными и религиозными лозун­гами фактически парализовали работу и влияние местных организаций в течение 5—6 дней (см. приложение)1*.
Из других антисоветских проявлений на почве коллективизации сле­дует также указать на ряд случаев террора, выразившегося, преимущест­венно, в поджогах колхозного имущества, покушениях и ранениях кол­хозных работников (Аткарский, Хоперский, Сталинградский и другие ок­руга). По ряду районов Сталинградского, Пугачевского, Балашовского и Камышинского округов обнаружены антиколхозные листовки, призываю­щие к выходу из колхозов и угрожающие террором вступающим в колхо­зы. Некоторые из этих антиколхозных листовок носят явно к/р и монар­хический характер: «Выписывайтесь из коллективов!..2* Да здравствует белогвардейская война, да здравствуют золотые погоны!» и т.д. (Сталин­градский округ).
Следует особо отметить разлагающую работу кулаков внутри ряда кол­хозов, засоренность ряда колхозов кулачеством и другим чуждым элемен­том, даже после произведенной чистки в колхозах.
Противоколхозная агитация
и распространение провокационных слухов
Аткарский округ. В с. Турзовка М.-Сердобинск[ого] района жена кула­ка систематически ходит по дворам и проводит среди женщин антикол­хозную агитацию, зайдя в дом беднячки кулачка говорила: «Зачем ты мужа пустила в колхоз, или хотите быть нищими, в колхозе вас замуча­ют, а скотину уморят с голоду, мне вот мать на днях прислала письмо из Балашова и пишет, что у них в колхозе плохо, последнюю шкуру дерут».
В с. Александровке Екатериновск[ого] района жена лишенца в разгово­ре по вопросу о коллективизации в группе крестьянок говорила: «Не хо­дите, бабы, в колхоз, пусть лучше вам головы поотрубят, только не ходи­те».
Камышинский округ. В хут. Пудовкин Ольховского района кулак аги­тирует: «Единоличные хозяйства дают больше пользы, чем колхозы. Ма­шины негодны, ремонтировать их нечем, и они сжигают много топлива. Потом ремонт отрывает много времени, тогда как единоличник это время употребил бы на работу и, вообще, трактора — это мазок по губам крес­тьян, в действительности же землю по-старому обрабатывают лошадьми, но лошадей-то отбирают и не дают работать».
Сталинградский округ. На хут. Зеленовском кулак, быв. офицер, эми­грант, агитирует: «В колхоз вступать не надо, т.к. весной ожидается при­ход из-за границы белых. При приходе белых всем колхозникам не поздо­ровится».
Кулак хут. Князевского Н[ижне]-Чирского района, быв. белогвардеец, в группе колхозников-середняков говорил: «Подождите, весной Китай разгромит соввласть и вам придется расплачиваться с нашими офицера­ми. Они вас всех знают, и вы от них не ухоронитесь. Бросьте организовы­вать колхозы, готовьтесь отчитываться перед кадетами и просите меня, чтобы я вас оправдал, ведь у меня там много знакомых офицеров, и неда­лек тот день, когда я расправлюсь с теми, кто сейчас душит нас».
Балашовский округ. В с. Трубетчино Туркинского района на собрании по вопросу об организации колхоза 4 быв. эсера открыто грозили распра­вой крестьянам, вступающим в колхозы, говоря: «Организовать колхоз
95
мы не дадим, это барщина, грабеж, а кто будет пытаться организовать, с тем мы вынуждены произвести расправу».
Вольский округ. В с. Б.Алексеевка Б.-Карабул[акского] района в Ма-зинском и 3-м земоб[щест]вах общие собрания по вопросу о сплошной коллективизации проводились три раза, но безрезультатно, ввиду агита­ции быв. эсеров. Так, быв. эсер, выступая на собрании, говорил: «Товари­щи, теперь насилия нет и не может быть, а нас насилуют, и я думаю, ошибаются сами докладчики, когда ведут нас обманным путем».
Аналогичные выступления были и со стороны других быв. эсеров. Эсе­ровское влияние распространялось и на другие общества, в результате чего ряд бедняцко-середняцких хозяйств не вступает в колхозы.
Религиозные моменты в антиколхозной агитации
Аткарский округ. В с. В.Турки сектант-лишенец среди населения аги­тирует, что: «Кто вступит в колхоз, тот будет носить печать Антихриста, нечистая сила додумалась передавать всевозможные богохульства. Кто терпит на земле лишения и бедность, тот получит царство небесное, кол­хозы, которые строят коммунисты — это есть барщина, не входите в кол­хозы ни под какими угрозами, коммунистов не слушайте, ибо они за это деньги получают». Аналогичную агитацию ведет его сын, переменник, среди молодежи.
В с. Славкино М[ало-]Сердобинского района поп во время проповедей в церкви, а также в частных беседах призывает население не входить в кол­хоз, говоря: «Если вы запишитесь, то молиться Богу вам не дадут, цер­ковь закроют и отберут все имущество». Председатель] церковного сове­та, узнав об аресте попа, вместе с двумя монашками стали обходить всех женщин села, говоря: «Идите скорее, освобождайте батюшку, его аресто­вал сельсовет». В результате их агитации у здания сельсовета собралось около 300 чел., в большинстве женщин, с требованием освобождения попа: «Никаких нам колхозов не надо, дайте нам батюшку». Пред[седа-тель] церковного совета, подстрекая женщин к более активным действи­ям, агитировал: «Требуйте освобождения батюшки, вам ничего не будет». После ареста двух наиболее активных в этом выступлении женщин и со­ответствующих разъяснений председателя сельсовета толпа разошлась. В том же селе монашка ведет систематическую агитацию против колхозного строительства, в связи с чем имеются случаи массовой подачи заявлений о выходе из колхоза.
В г. Петровске среди членов колхоза «Путь бедняка» антиколхозную агитацию ведут сектантка — мать Наталья, с местным учителем, быв. председателем «Союза русского народа»13.
В с. Синенькое Саратовского района середнячка, примыкающая к секте старообрядцев, в группе женщин агитировала: «Вас заставят рабо­тать в воскресенье, если вы войдете в колхоз, вам приложат ко лбу и на руках печать Антихриста. Сейчас уже началось царство Антихриста, и вступать в колхоз большой грех, об этом написано в Библии».
Сталинградский округ. В с. Цаца Красноармейского района жена попа агитирует среди женщин: «Зачем вы записываетесь в колхоз, пусть нас с батюшкой куда угодно гонят, мы ничего не боимся, но в колхоз не пой­дем. Скажите другим, чтобы не ходили в колхоз, это есть их спасение».
На хут. М.-Голубинском казак-кулак с Библией в руках ведет агита­цию против коллективизации, говоря «о скором Христовом пришествии»,
96
что «колхоз — это дьявольское клеймение, от которого нужно спасаться с тем, чтобы попасть в Царствие Божие».
Пугачевский округ. Бедняк-подкулачник ходил по селу из двора во двор и агитировал: «Что вы идете в колхоз, это же грешно, ведь вы этим подписываетесь под лист Антихриста, бегите от колхоза, спасайте свою душу». В ст. Порубежке зажиточный, член церковного совета, на общем собрапии, выступив, заявил: «Колхоз несовместим с религией, т.к. там молиться нельзя и в Бога верить тоже, значит, и делать в колхозе нече­го».
Балашовский округ. В с. Б.Журавка Аркадакского района на собрании сектант, выступив, заявил: «Если организуют колхоз, то религию сметут, церкви закроют. Гр[ажда]не, вы сами видите, что сейчас не в колхозах и то говорить нельзя, а когда зайдем в колхоз, тогда рта открыть нельзя будет». После своего выступления сектант ушел с собрания, а за ним и остальная масса. Собрание было, таким образом, сорвано.
Срыв собраний
Сталинградский округ. На хут. Ластушенском зажиточный на собра­нии по вопросу об организации колхоза при поддержке подкулачников кричал: «Нам никакой коллективизации не надо, коллективы только на­силуют хлеборобов!», «Как жили, так и будем жить. Мы добровольно не пойдем!». В результате этих криков собрание было сорвано. Кулацкой агитацией было сорвано также собрание в хут. Подпешенском того же района.
Аткарский округ. В ст. Славкино М[ало]-Сердобинского района было назначено общее собрание по вопросу о коллективизации. Двое зажиточ­ных всем шедшим на собрание крестьянам говорили, что «собрание отло­жено, и поэтому можно идти домой». Крестьяне, поверив этому сообще­нию, вернулись домой и, таким образом, собрание не состоялось.
В с. М[алая] Сердоба на собрание бедноты явились отдельные кулаки и подкулачники, когда их попросили удалиться, они разослали группу детей с оповещением всех граждан о явке на собрание. В результате на собрание явилось все село, и стали силой врываться в помещение. Собра­ние бедноты было сорвано.
Балашовский округ. В дер. Ольгино Туркинского района на собрание ворвался кулак и, обратившись к женщинам, сказал: «Женщины, не верьте рассказам коммунистов, коллективизация и контрактация скота — это есть барщина, коммунисты хотят обогатить рабочих за счет наших му­жицких шей. Скоро наступит конец их владычеству, тогда мы им подсчет подведем, с этими сволочами мы расправимся, они нам будут кланяться, но будет поздно». Собрание в результате этой агитации было сорвано.
В с. Александро-Ростовка Сердобского района на собрании по вопросу о сплошной коллективизации кулаки агитировали: «Голосуйте против сплошной коллективизации, колхоз — это есть барщина, которая ведет нас к разрухе, нас и так разорили хлебом, а когда приедут коммунисты — вновь будут разорять. Давайте рвать бумаги, берите портфели уполномо­ченных». В результате этой агитации толпа стала подступать к уполномо­ченным по коллективизации с целью расправы с ними. Во время голосо­вания агитировавшие кулаки отошли назад, сцепились рука об руку, стали толкать толпу к столу, где находились уполномоченные, говоря: «Ведут они нас к барщине, берите их, они — коммунисты, разоряют и ра-
4 — 741997
зорять нас будут, бейте коммунистов, рвите бумаги» и т.д. Уполномочен­ным пришлось покинуть собрание.
В с. Хованщина Бековского района на собрании о коллективизации жена быв. местного эсера начала кричать на уполномоченных по коллек­тивизации, говоря: «Вы уезжайте отсюда, пока целы, а если организуете, то мы его все равно сожжем тут же. Вы нам не даете покоя, мужиков за­гоняли со своими собраниями!» После чего крикнула: «Граждане, уходите с собрания!» Вслед за ней с собрания ушли и остальные. Вопрос об орга­низации колхоза был сорван.
Выход из колхозов под влиянием кулацкой агитации
Вольский округ. В дер. Минеевке Черкасского района организовался колхоз из 700 чел. Среди членов правления данного колхоза оказался быв. урядник, который сразу повел агитацию за выход их колхоза. Ему удалось сагитировать уполномоченного] земоб[щест]ва и одного члена сельсовета, за которыми из колхоза ушло до 400 чел.
Аткарский округ. В дер. Колбинка Петровского района под влиянием кулацкой агитации выступил из колхоза середняк, который заявил: «Убей меня — в колхоз не пойду, потому что это будет крепостное право, и мы, крестьяне, кроме угнетения ничего хорошего не получим».
Вольский округ. В с. Соймино Лопатинского района в результате аги­тации кулака, члена колхоза, в сельсовет подано 52 заявления о выходе из колхоза.
Камышинский округ. В хут. Журавлиха — колхоз «Земледелец». В настоящее время руководящую роль в артели играют кулаки, в связи с чем наблюдаются случаи выхода из артели бедняков.
Камышинский округ. В хут. Рыбушка Руднянского района населением было вынесено постановление об организации колхоза. На следующий день дочь кулака-торговца в своей квартире созвала собрание женщин, на котором заявила: «Колхоз — это кабала для крестьян, и поэтому туда идти не следует. И если захотите, то и не будет никакого колхоза». После собрания женщины направились в сельсовет и подали заявление о выходе из колхоза.
Балашовский округ. В с. Сосновка Бековского района в сельсовет при­шла группа женщин в 13 чел., сагитированная кулаками, и подала пись­менное заявление о выходе из колхоза, заявив председателю] сельсовета: «Умрем, а в колхоз не пойдем».
Аткарский округ. В пос. Дмитриевка Екатерин[овского] района на со­брании под влиянием местного кулачества было вынесено следующее по­становление: «Заслушав доклад мы, граждане пос. Дмитриевки, сущность пользы коллективизации хозяйства поняли, но временно от сплошной коллективизации воздержимся, считая при этом, что приезжими товари­щами было доказано, но на практике не видно, отсюда делаем вывод, что соввласть этим самым ставит удочку3* для отдельных крестьянских хо­зяйств». Этот протокол был подписан всем президиумом собрания и 7-мью присутствующими крестьянами.
Засоренность колхозов и колхозных правлений классово-чуждыми и антисоветскими элементами
Аткарский округ. В с. Атаевка Лысогорского района в правление кол­хоза избран член сельсовета — кулак, быв. отрубщик и спекулянт. В правлении Нейвальтерского колхоза Баландинского района находятся 2 кулака, индивидуально обложенные.
98
АССРНП. В с. Шафгаузен Марксштадтского кантона быв. помещик ра­ботает секретарем машинного т[оварищест]ва и принят в колхоз.
Хоперский округ. В хут. Самодуровский Урюпинского района членами колхоза им. Сталина состоят: 3 кулака, один быв. околоточный надзира­тель полицейского управления (секретарь правления колхоза). В хут. Чу­маков Н.-Николаевского района вновь организован колхоз из 50 домохо­зяев, в правление прошли: председатель] колхоза — быв. б[елый] офицер, а членами правления — середнячка, жена эмигранта, и сын кулака. В хут. Мазин Нехаевского района состоит в колхозе быв. доброволец белой армии, участник особо[го] карательного отряда.
Балашовский округ. В с. Успенском Самойловского района кулак, об­ложенный в 5-кратном размере за невывоз хлебных излишков, несколько раз подавал заявление о вступлении в колхоз, но его, как кулака, не при­няли. Тогда кулак при содействии председателя] сельсовета разделился с сыном и свою долю имущества записал на внука, несовершеннолетнего, сделав его хозяином двора, после чего внук подал заявление о приеме его в колхоз, и, благодаря настоянию председателя] сельсовета, последний был принят.
Вольский округ. В с. Козловке Лопатинского района членами колхоза состоят зажиточные — быв. торговец, лишенец и быв. полицейский и надзиратель тюрьмы. В с. Казанка Б.-Карабул[акского] района в колхозе состоит быв. белогвардеец. Членом колхоза «Аграрник» с. Б.Карабул[ак] состоит кулак, быв. полицейский. В колхозе «Лебединый» Лопатинского района имеется 12 кулаков, один из них до революции имел кулацкое хо­зяйство, арендатор земли у бедняков, другой — занимался подпольной ад­вокатурой. Среди членов колхоза по вопросу обобществления скота они говорят: «Нам не нужно это, мы и так проживем».
Аткарский округ. В с. Дурасовка Аткарского района при разрешении вопроса об организации колхоза женщины запротестовали против органи­зации и решили написать прокурору жалобу о том, что их якобы насиль­но загоняют в колхоз. Воспользовавшись подобным настроением женщин, местный дьякон Львов Златомрежцем3* составил указанным женщинам заявление на имя прокурора с жалобой о творимых якобы в с. Дурасовке по вопросам коллективизации насилиях. Дьякон арестован, ведется след­ствие.
В с. Даниловка Петровского района местный сектант Букин, пользуясь большим авторитетом среди отсталой женской массы, распространяет среди последних слухи о том, что «колхоз — это бесовское наваждение, о чем якобы написано в Священном Писании, что это та же кабала, что в колхозах будут бить плетьми, отбирать у матерей детей» и т.д.
В с. Куличьи Пруды Екатериновского района имеется колхоз «Новый путь», состоящий из 11 кулацких хозяйств, в который входят 3 лишенца, один кулак, остальные — зажиточные. Руководят колхозом лишенцы Ко­новаловы. В с. Суходол Екатериновск[ого] района колхоз «Червонная нива» состоит из 12 хозяйств родственников. В колхозе состоит быв. по­мещик Руденко. За все время в колхоз был принят лишь один бедняк, которого правление колхоза выгоняло из колхоза, но затем, по предложе­нию РИКа, вновь приняло.
В пос. Суходол Н-Крутоярского сельсовета Екатеринов[ского] района организован колхоз, членами которого состоят исключительно родствен­ники, новых членов колхоз не принимает. Отмечены случаи, когда подав-
4*
99
шим заявления о принятии в колхоз беднякам и середнякам в приеме от­казывали.
Камышинский округ. В хут. Журавка Руднянского района организова­на с/х артель «Земледелец», в состав которой вошли кулаки Мандрыки-ны. Мандрыкин В. имеет в средствах артели 800 руб. денег, за которые получает с членов артели 8% годовых. Член артели Мандрыкин М. рабо­тает инструктором в окрколхозсоюзе и также получает проценты за вло­женные в артель 1 тыс. руб. денег.
III. Антисоветские проявления на почве коллективизации
Массовые выступления
Вольский округ. В с. Еремкино Хвалынского района в начале декабря на заседании актива села и на общем собрании было вынесено постановле­ние о закрытии церкви. В противовес этому группа кулаков и церковни­ков под руководством попа повела работу, направленную к разложению местного колхоза. На общее собрание по вопросу о контрактации скота явилась группа кулаков и зажиточных во главе с подкулачником Курки-ным с криками: «Не надо нам колхозов, не нужно нам контрактации, проживем без них!», — намереваясь сорвать собрание. Женой одного из членов церковного совета при поддержке подкулачника было внесено предложение: «Контрактацию не проводить, колхоз распустить и отка­заться от мероприятий правительства». Это предложение голосованием было принято большинством. Во время голосования в президиум было брошено написанное «коллективное заявление 136 домохозяев о выходе из колхоза». В момент просмотра президиумом этого заявления человек 100 покинули собрание, и оно было сорвано.
Камышинский округ. В с. Б. Балыклей Николаевского района 14 де­кабря по вопросу о хлебозаготовках и коллективизации проводилось со­брание бедноты. Во время собрания в помещение, где происходило собра­ние, ворвалась группа кулаков и подкулачников. Набросившись на прези­диум собрания, кулаки пытались расправиться с секретарем ячейки ВКП и докладчиком по вопросу о коллективизации, крича: «Зачем вы нас при­нуждаете идти в колхоз, вы пьете кровь из населения и хотите ездить на наших спинах, порвать резолюцию!» Собрание было закрыто, однако ку­лаки, окружив тесным кольцом президиум, еще долгое время не расходи­лись. В момент выступления кулаков телефонные провода, соединяющие Б. Балыклей с другими селами района, были порваны. На 20 декабря по вопросу о коллективизации были назначены собрания крестьян по шко­лам. Узнав об этом, под руководством одного из кулаков к зданию сельсо­вета явилась толпа крестьян в 300 чел. и потребовала, чтобы собрание было проведено на улице. Вышедшие к толпе представители местной власти были встречены криками и свистом. Произведены аресты инициа­торов выступления.
Балашовский округ. В дер. Мосоловка Туркинского района на собрании актива села было вынесено постановление об организации колхоза. Поста­новление актива было подтверждено общим собранием бедноты. Ставя своей задачей сорвать организацию колхоза, группа кулаков во главе с быв. жандармом через своих жен стали усиленно распространять слухи о том, что всех крестьян в обязательном порядке будут загонять в колхоз, где будет та же барщина, что и раньше. В село для проведения собрания по вопросу об организации колхоза приехала рабочая бригада. Узнав об
100
этом, на квартиру, где остановилась рабочая бригада, явилась группа женщин (15 чел.) и потребовала выдачи постановления собрания бедноты об организации колхоза. Получив отказ, женщины набросились на при­сутствовавшего в доме бедняка-активиста и стали его избивать. Был нане­сен удар и одному из членов бригады. В это время раздался набатный звон, на который явилась группа крестьян, вооруженных вилами, и стала угрожать расправой членам бригады, требуя зачтения протокола собрания бедноты по вопросу об организации колхоза. Протокол был зачитан, после чего крестьяне стали расходиться. Прибывшая для организации колхоза бригада после этого выступления вынуждена была покинуть село.
Каменский кантон Немреспублики. В конце декабря п[рошлого] г[ода] в Каменском кантоне кулаки, используя недовольство населения кампа­нией закрытия церквей, кратным обложением католического духовенства и обобществлением нерабочего скота, организовали массовые антисовет­ские выступления под лозунгом: «За веру и Бога, против колхозов». Вы­ступление началось в с. Келлер, где кулаками был пущен слух, что 31 де­кабря будет закрыта церковь (костел) и арестован пастер. Верующие, ру­ководимые костельным советом, организовали охрану костела и дома пас-тера, условившись созвать все население набатным звоном в случае попы­ток закрытия церкви. Этому, в основе религиозному выступлению кулаки стараются придать антиколхозный характер, агитируя, что «социализм и религия несовместимы, колхозы направлены против религии и Бога». С 1 января в с[елах] Келлер и Лейхтлинг руководители организуют неле­гальные совещания, на которых решено начать борьбу против коллекти­визации, использовав для этого женщин, которым якобы «ничего не будет». 4 января в с. Келлер толпа женщин начала громить колхоз, рас­таскивая имущество. Арестованных милицией зачинщиков выступления под напором толпы пришлось отпустить.
Движение против коллективизации, принявшее явно антисоветский ха­рактер, перебрасывается в соседние села: 6 января — выступление в с. Гильдман Камен[ского] кантона и Пфейфер Франкского кантона, 7 янва­ря — в с. Лейхтлинг, в ночь на 9 января — в с. Семеновка (часть участни­ков вооружена вилами). Установлена связь между всеми этими выступле­ниями, проходившими под одними и теми же лозунгами против колхозов, про­тив кратного обложения и за возврат кратникам отобранного имущества, за прекращение политработы в красных уголках, за изгнание из села партийно-советского актива, против хлебозаготовок, за переизбрание сельсоветов.
Кулачество само открытого] участия в движении не принимало, втя­нув в него преимущественно бедняцкую часть женщин. Середняки про­явили себя менее активно. С начала движения деятельность сельсоветов в этих селах была парализована и руководство общественной жизнью сел перешло в руки руководителей выступления, устраивавших свои собрания (в с[елах] Пфейфер и Семеновка — открыто), на которых обсуждались ме­тоды дальнейшей борьбы. Некоторые крестьяне отказывались от явки в сельсовет по вызову, заявляя: «Теперь уже нет соввласти». Кулаки во время выступления забрали отобранный раньше у них скот. Часть пар­тийно-советского актива в момент выступления бежала, другая часть была вынуждена создать дружины самообороны.
Террор
Аткарский округ. В с. Комаровка М[ало-]Сердобинского района 4 ян­варя кулачеством подожжены корма у активного колхозника. Одновре-
101
менно была подожжена кладовая, где находились закупленные колхозни­ками, отобранные по суду у кулачества 6 жеребят. Сгорела крыша кладо­вой, жеребят удалось спасти. В поджоге подозреваются кулаки, прини­мавшие в 1919 г. активное участие в Бакурском восстании14 и угрожав­шие во время хлебозаготовок члену колхоза Погорелову. В ночь с 16 де­кабря в с. Подгоренка Екатериновского района сгорели от поджога хлев и 11 лошадей, принадлежащие колхозу им. Ворошилова.
Хоперский округ. В хут. Большом Михайловского района, где располо­жен колхоз «Страна Советов», бедняку, члену колхоза, Шишкину, каза­ком Назаровым (зажиточный, быв. белый) нанесен удар вилами в левую руку.
Балашове кий округ. Самойловский район, дер. Близаветино. В ночь с 24-го на 25 декабря неизвестными лицами подожжена мельница стоимос­тью в 25 тыс. руб., принадлежащая колхозу.
Хоперский округ. Секретарь ячейки ВКП(б) хут. Солонки Нехаевского района Марченко возвращался с заседания колхоза. По пути в одном из оврагов в него был произведен выстрел из обреза, пуля попала в икру левой ноги, прошла навылет, не задев кости. В покушении Марченко по­дозревает кулака-лишенца Бондарева и кустаря Решетникова, которые и арестованы. Марченко направлен в Урюпинскую больницу, где умер от за­ражения крови.
21 ноября в хут. Зимняцком Кумылжен[ского] района из дробового ружья ранен в ногу председатель] колхоза Каробанов. В ранении подозре­ваются кулаки: Тихонов, Матвеев и др. Арестованы. Почва — месть за ра­боту в колхозе и хлебозаготовках.
Хут. Атаманский Березовского района. 12 ноября подожжено 2 тыс. пуд. сена, которое все сгорело. Сено принадлежало вновь организованному бедняцкому колхозу. Виновные не выявлены. Следствие ведет рай[онный] административный] отд[ел].
Балашовский округ. Бековский район, с. Мошково. 10 ноября в 9 час. вечера у председателя] сельККОВ был подожжен корм в количестве 400 пуд. Есть подозрение, что поджог произведен с целью мести кулака­ми, выгнанными председателем] сельККОВ из колхоза.
Пугачевский округ. В ночь на 1 декабря у председателя] колхоза в с. Логунихе Пугачевского района совершен поджог дома, пожаром унич­тожен дом и все надворные постройки. Установлено, что поджог совершен кулаками из мести. Арестовано 4 чел. Ведется следствие.
Аткарский округ. В дер. Якобьевка Петровского района на заседании совета с участием актива и рабочей бригады по вопросу организации колхо­зов перед открытием заседания председатель сельсовета Опойцев, ведший разъяснение о значении колхоза, выстрелом в окно из револьвера системы «наган» был ранен в шею и тут же отправлен в больницу. Заседание было сорвано. Покушение произведено группой кулаков. По делу арестовано 9 кулаков, в числе которых находится и исполнитель покушения.
В с. П.-Никольское Татищевского района на почве классовой мести убит батрак Зябликов.
Листовки
Камышинский округ. В с. Терновка Еланского района обнаружены антисоветские листовки следующего содержания: «Товарищи бедняки, не ходите в коллектив, ибо будет чужой работник, ибо хотя ты хозяин жене, там ей не будешь, ты сейчас хозяин, чего хочешь — то и делай, там бу-
102
дешь яко скот работать, там тебя будут кормить да понуждать работать, ибо ты будешь работник до смерти».
«Товарищи! Призываю вас на защиту своего имущества и блага народ­ного. Будьте готовы все к первому и последнему зову, ибо высохнут реки и моря, и выступит вода на высоком кургане и потечет кровь большими ручьями и подымится земля высоким черным вихрем».
«Товарищи! Не поддавайтесь болтунам-бунтовщикам, крепите[сь], при­дет день искупления, вы видите, как курится дым, но скоро вспыхнет пламя, я говорю вам — защищайте друг друга, не ходите в колхоз, не верьте болтунам Захаровым».
«Товарищи, вспомним прошлое время, когда вы жили вольно, было всем хорошо — бедному и богатому, теперь плохо всем, дерут всех, обма­нывают, везде мошенство3*, будьте готовы к первому зову. Граждане, со­единяйтесь [со] всех окружных сел и станиц и кантонов для избиения всех мироедов и шкуродеров».
«Граждане всех округов, соединяйтесь!»
«Товарищи, не верьте болтунам, которые бунтуют людей, держитесь все за одного и один за всех, не выдавайте друг друга, то плохо будет всем, замечай нехорошего человека, чтобы отомстить шкуродеру и крово­жадному змию».
«Граждане всех округов, [против] болтунов, громилов, соединяйтесь».
Балашовский округ. В с. Сергеевка Аркадакского района была обнару­жена листовка на конюшне колхоза следующего содержания: «Коллекти­визация первая часть, лошадушков чужих красть, што отбили, што укра­ли, все равно люди узнали, знают села города и на них придет беда, по­дойдет на них беда, отойдет им честь, их посадят на ношесть, будут их чертей душить, будим им людей сушить. Этой, товарищи колхозники, на собрания прошу в коллектив подгонять». На обратной стороне листовки было написано следующее: «Наших прав нет, эти все ограбили на свете, обидили всех людей, поотбивали лошадей и теперь как нам жить, комсо­мольцев всех душить, тогда свободни будить жить».
Сталинградский округ. Члену артели им. Ворошилова бедняку Лавро­ву на хут. Караичевом Котельник[овского] района подброшена анонимка следующего содержания: «Выписывайтесь из коллективов, а то вы очень пострадаете, не будьте кожедерами, а будьте людьми. Да здравствует бе­логвардейская война, да здравствуют наши люди, да здравствуют золотые погоны, да здравствует наша белая армия, да здравствует наш бандитизм трехтысячный и просим и приглашаем еще массу бандитизма». Аналогич­ная анонимка подброшена беднячке Подкопаевой.
В пос. Красноармейском на ларьке инвалидов была наклеена листовка следующего содержания: «Листовка. Долой власть советов, да здравствует банда колхозам. Простите за невинных людей».
Сталинградский округ. Во дворе дома председателя] сельсовета с. Капкинка Красноярского района Полякова обнаружена анонимка сле­дующего содержания: «Составили акт бедные люди на председателя и на Федора и на всех Поляковых. Вас чертовы бригады, вы гоните людей в тюрьму, 5 чел. загнали и еще захватили 7, а мы бедные доносим вам, ухо­дите из Капкинки (неценз[урное] выражение]), все вы бандиты, коллек­тивами жизнь выдираете народу. Подтверждаем, вам жизнь короткая».
Пугачевский округ. После чистки колхоза «Пахарь» в Перелюбском районе, из которого исключены два кулака — Реут и Лысенко, обнаружили на улице написанную печатными буквами листовку, в которой неизвестные пишут: «Говорят, производство на заводах и фабриках поднялось, а на
103
самом деле нет даже стекла для лампы. Раньше судили и сажали в тюрьмы за убийства и кражи, а теперь за то, что сеешь хлеб и кормишь век сидячую са­ранчу на мужицкой шее. Комиссары только и делают, что заседают, а у них только и разговора — хлебозаготовки и хлебозаготовки. Крестьяне, вы думае­те, что они ведут нас к социализму. Нет, наоборот, они досадили не только кулаку и середняку, но и даже бедняку и батраку. Кто с понятием, тот не хочет кормить саранчу, тот должен быть с нами. Смерть новым грабителям и тиранам крестьянства и всего трудового народа».
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 61. Л. 117—102. Подлинник, экз. № 11.
** Приложения опубликованы в сборнике «Трагедия советской деревни...» Т. 2. С. 138—141.
2* Отточия документа. 3* Так в тексте.
№ 9—22
Материалы Секретно-оперативного управления ОГПУ15
«об операциях по кулачеству»
31 января—24 апреля 1930 г.
№ 9
Спецсводка № 1 СОУ ОГПУ «об операциях по кулачеству»
на 31 января 1930 г. (в НВК, СВК, СКК, на Украине)
31 января 1930 г.
НВК. Всего по состоянию на 31 января 1930 г. по НВК по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 1277 арестованных, из них: по линии КРО16 — 874 чел., по линии СО17 — 403 чел[овека].
Примечание: по линии КРО операции закончены. По линии СО пред­положено доарестовать по плану 1250 чел[овек].
Украина. Всего по состоянию на 31 января 1930 г. по Украине по лик­видированным разработкам и изъятым одиночкам числится 3058 аресто­ванных, из них:
По линии КРО1170 чел.
По группировкам612 [чел.]
Одиночек558 [чел.]
Ликвидировано группировок35
По линии СО522 чел.
По группировкам69 [чел.]
Одиночек453 [чел.]
Ликвидировано группировок9
По линии ИНФО1070 чел.
По группировкам263 [чел.]
Одиночек807 [чел.]
Ликвидировано группировок34
Невыясненных — 296 чел.
СВК. Всего по состоянию на 31 января 1930 г. по СВК по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 818 арестованных (все по линии СО).
104
СКК. Всего по состоянию на 31 января 1930 г. по СКК по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 545 арестованных, из них:
По линии КРО306 чел.
По группировкам167 [чел.]
Идеологов-авторитетов139 [чел.]
По линии СО239 [чел.]
По группировкам228 [чел.]
Идеологов-авторитетов11 чел.
Всего по состоянию на 31 января 1930 г. по ликвидированным разра­боткам и изъятым одиночкам числится 5698 арестованных, из них:
По линии КРО2350 чел.
По группировкам779 [чел.]
Одиночек558 [чел.]
Идеологов-авторитетов139 [чел.]
Ликвидировано группировок35
По линии СО1982 чел.
По группировкам297 [чел,]
Одиночек453 [чел.]
Идеологов-авторитетов11 [чел.]
Ликвидировано группировок9
По линии ИНФО1070 чел.
По группировкам263 [чел.]
Одиночек807 [чел.]
Ликвидировано группировок34
Невыясненных — 296 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ18 Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 1—2. Подлинник.
№ 10
Сводная спецсводка № 1 СОУ ОГПУ «об операциях по кулачеству»
за время с 31 января по 5 февраля 1930 г.
(на Украине, в СВК, НВК, СКК, в Сибири, ЦЧО, Закавказье)
5 февраля 1930 г.
Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по ликвидированным разра­
боткам и изъятым одиночкам числится 15 985 арестованных, из них:
По КРО3831 чел.
По СО3251 -"-
По ИНФО2184 -"-
Невыясненных (неизвестно,
по линии какого отдела проходят) 6719 -"-
Ликвидировано к/р организаций12
Ликвидировано группировок244
Арестовано по ликвидированным
к/р организациям820 [чел.]
Арестовано по группировкам3288 -"-
Арестовано одиночек11 727 -"-
Арестовано идеологов-авторит[етов]150 -"-
15 985 чел.
105
Украина. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по Украине по лик­видированным разработкам и изъятым одиночкам числится 5171 аресто­ванный, из них:
По линии КРО2149 чел.
Одиночек1442 [чел.]
По группировкам707 [чел.]
Ликвидировано группировок45
По линии СО864 [чел.]
Одиночек782 [чел.]
По группировкам82 [чел.]
Ликвидировано группировок10
По линии ИНФО2084 [чел.]
Одиночек1788 [чел.]
По группировкам296 [чел.]
Ликвидировано группировок40
Невыясненных (неизвестно, по линии какого отдела проходят) — 84 чел.
НВК. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по ПВК по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 2214 арестованных, из них: по КРО — 874 чел., по СО — 1340 [чел.]. По линии КРО опера­ции закончены.
СВК. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по СВК по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 1320 арестованных, из них: по КРО — 502 чел., по СО — 818 [чел.].
СКК. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по СКК по ликвидиро­
ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 1439 арестованных,
из них: по группировкам — 995 и одиночек — 114.
По линии КРО306
По группировкам167
Идеологов-авторитетов139
По линии СО239
По группировкам228
Идеологов-авторитетов11
Невыясненных (неизвестно, по линии какого отдела проходят) — 894 чел.
Сибирь. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по Сибири по ликви­дированным разработкам и изъятым одиночкам числится 3691 арестован­ный, из них:
По организациям820 чел.
По группировкам1208
Одиночек1663
Ликвидировано организаций12
Ликвидировано группировок106
В стадии ликвидации: организаций — 20, группировок — 18. ЦЧО. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по ЦЧО по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 1616 арестованных, ликвидировано группировок — 43.
Закавказье. Всего по состоянию на 5 февраля 1930 г. по Закавказью по ликвидированным разработкам и изъятым одиночкам числится 534 арес­тованных.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 7—10. Подлинник.
106
№ 11
Спецсводка № 16 СОУ ОГПУ «об операциях по кулачеству»
на 15 февраля 1930 г. (в СВК, ЦЧО, ЛВО, в Западной области)
15 февраля 1930 г.
Дополнительно арестовано Ранее арестовано
Из них: Кулаков Зажиточных Середняков Бедняков Помещиков Быв. торговцев Арендаторов и владельцев разных предприятий
Членовполициии
жандармерии
Белых офицеров
Белобандитов
Служителей религиозного
культа
Членов политпартий
Актив белогвардейцев
Монашек
Монахов
Сельской интеллигенции
Сельских кустарей
Служащих
Социальная] прослойка не
выяснена
—100 чел.
5272 [чел.]
5272 чел.1*
2* Ольскому.
Совершенно не понятно, идут ли аресты эти в порядке контрреволюционных организаций или группировок, или в порядке чистки. Немедленно выяснить: 315 служащ[их] культа причины ареста? Зажиточных? Кого — кулаков? или середняков? По каким делам? Б[ыв.] торговцы — это совсем не то, что надо, это бить мимо цели. Немедленно дать указания. Г.Я.
Ольскому.
СВК, ЛВО не поняли наших указаний или не хотят понять — надо заставить понять. Мы не очищаем сейчас край от попов, торговцев и «прочих», прочих — значит не знают, кого берут. С торговцами и попами мы успеем справиться, надо бить верно, по цели — кулаку и кулаку-к[онтр]р[еволюционеру].
Взяты середняки. Если по
к[онтр]р[еволюции] — это одно, а
если нет — это нарушение нашего
приказа.Явсевремя
подчеркивал — не брать по социальному признаку, а брать по делам, не обязательно взять «норму», можно и меньше.
Составьте всем 1111 директиву и
предложитепрофильтровать.
Запросите СВК в чем дело, почему арестованы торговцы. Я боюсь, что начнут стрелять за к/р агитацию, этого делать ни в коем случае нельзя, только если он — вожак-вдохновитель. Быстро составьте телеграмму. Г. Ягода,16/2—с.г.
Ликвидировано к/р организаций
С количеством арестованных по ним участников
Ликвидировано группировок
10
642 [чел.]
130
107
С количеством арестованных] по ним участников— 1695 чел.
2.По ЦЧО
Дополнительно арестовано— 546 чел.
Ранее арестовано— 6637 [чел.]
Итого— 7183 [чел.]
Ликвидировано группировок— 143
3.По Л ВО
Дополнительно арестовано— 106 чел.
Ранее арестовано— 749 [чел.]
Итого— 855 чел.
Из них:
Кулаков510 чел.
Зажиточных50
Середняков1573*Совершеннонедопустимая
цифра, за какие дела? Запросить.
Бедняков6
Церковников35
Помещиков3
Торговцев2
Быв. белых15
Служащих11
Быв. людей1947
Нищих2
Без определенных занятий2
Домашних хозяек (жена1?
рабоч[его])
Рабочих2?
Прочих12?
855 чел.
4. По Западной области
Дополнительно арестовано— 384 чел.
Ранее арестовано—3013 [чел.]
Итого— 3397 чел.
Из них:
Кулаков2995 чел. Вот образец правильно понятой
Помещиков291 [чел.] Директивы. Г.Я.
Служителей культа111 [чел.]
3397 чел.
Ликвидировано к/р организаций— 1
Арестовано по ней— 16 чел.
Ликвидировано группировок— 114
Арестовано по ним— 1100 чел.
Всего по состоянию на 15 февраля 1930 г.
по ликвидированным разработкам, изъятым одиночкам
и массовым операциям числится— 64 589
Изъято в порядке подготовки (1-я категория)— 52 166
108
[Изъято в порядке] массовой операции Ликвидировано к/р организаций Ликвидировано группировок Плюс ликвидировано разработок
Итого
Ликвидировано банд Изъято оружия Изъято патрон
12 4234*
51
1062
121
- 11835*
4
158 единиц
230 шт.
В Крыму на сборных пунктах сосредоточено кулацких семей — 115 По Ленинграду задержано бежавших кулаков — 3 [чел.]
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 38-41. Копия.
** В тексте документа ошибочно указано 5272. Итоговая сумма должна быть 5372.
2* Далее воспроизводятся записи, сделанные Г.Г.Ягодой при чтении документа напротив столбца; курсивом выделены слова, подчеркнутые им.
3* Цифра 157 подчеркнута красным карандашом. Против нее позднее внесена запись, сделанная Г.Ягодой.
4* Эта строка впечатана в текст сводки позднее.
5* Проверка итоговой суммы дает 1234.
№ 12
Справка «О количестве изъятого контрреволюционного элемента
по ликвидированным контрреволюционным организациям
и группировкам в связи с проводимой операцией по кулачеству
по состоянию на 15 февраля 1930 г.»
15 февраля 1930 г.
Количество арестованных
Ликвидировано к/р организаций!
Ликвидировано группировок
1.
Украина
11 865
—
334 (разработок)
2.
СКК
14 452
4
81
3.
НВК
3547
—
—
4.
СВК
5372
10
130
5.
БВО
1507
3
88
6.
ЦЧО
7183
—
143
По районам сплошной коллективизации итого:
43 926
17
776
7.
МПО
2432
—
33
8.
НПО
1754
—
3
9.
Нижкрай
Сведений нет
10.
Башобласть
428
—
11
11.
ТАССР (Казань)
Сведений нет
12.
Западн[ая] область
3397
1
114
13.
ЛВС
855
—
—
14.
Сев[ерный] край
304
—
14
109
Количество арестованных
Ликвидировано к/р организГаций]
Ликвидировано группировок
15.
Закавказье
534
—
—
16.
Крым
2258
—
9
17.
Урал
1887
11
35
18.
Казахстан
463
1
2
19.
Сибирь
6067
19
215
20.
Средняя Азия
162
2
13
21.
ДВК
85
—
5
Итого:
20 626
34
4071*
Всего по СССР:
64 589
51
1183
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 55—56. Подлинник.
** Проверка итоговой суммы дает 454.
№ 13
Сводная спецсводка № 2 СОУ ОГПУ «об операциях по кулачеству»
за время с 31 января по 16 февраля 1930 г.
17 февраля 1930 г.
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по ликвидированным разра­боткам и изъятым одиночкам по СССР числится 65 134 арестованных]. Из них:
Изъято в порядке подготовки (1-я категория])52 711[чел.]
[Изъято в порядке] массовой операции (2-ая категория) 12 423 [чел.]
Ликвидировано к/р организаций53
С количеством арестованных] по ним участников
(сведения неполные)2589 [чел.]
Ликвидировано группировок1345
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)9430 чел.
Ликвидировано банд4
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)25 чел.
Изъято оружия158 един[иц]
патрон230 шт.
Из вышеуказанного количества: по группе I А20 (Украина, СКК,
НВК, СВК, БВО и ЦЧО) числится 43 926 арестованных]. Из них:
Изъято по 1-й категории33 432 [чел.]
по 2-й [категории],10 494 [чел.]
Ликвидировано к/р организаций18
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)796 чел.
Ликвидировано группировок817
С колич[еством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)5219 чел.
Ликвидировано банд3
Сведений о количестве арестованных по ним участников нет.
Изъято оружия152 един[ицы]
патрон80 шт.
ПО
По группе II Б (Башоблотдел, ТАССР, Закавказье, Крым, КАССР и Ср[едняя] Азия) числится 3882 арестованных]. Из них:
Изъято по 1-й категории3061 [чел.]
по 2-й [категории]821 [чел.]
Ликвидировано к/р организаций4
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)290 чел.
Ликвидировано группировок74
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)556 чел.
Ликвидировано банд1
С количеством] арестованных] по ним участн[иков]25 чел.
Изъято оружия5 един[иц]
По группе III В (МПО, ИПО, Нижкрай, Запобласть, ЛВО, Севкрай, Урал, Сибирь и ДВК) числится 17 326 арестованных]. Из них:
Изъято по 1-й категории16 218 [чел.]
по 2-й [категории]1108 [чел.]
Ликвидировано к/р организаций31
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)1503 чел.
Ликвидировано группировок454
С количеством] арестованных] по ним участников]
(свед[ения] неполные)3655 чел.
Изъято оружия1 винт[овка]
патрон150 шт.
I А. Районы сплошной коллективизации
1. Украина
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Украине по ликвидирован­ным разработкам изъятым одиночкам числится 11 865 арестованных].
Ликвидировано разработок — 334, по ним арестовано — 2901 чел. Из них:
По линии КРО _разраб[оток]146арестовано]1495 [чел.]
СО - " -39 - " -'313 [чел.]
- " - ИНФО - " -149 - " -1093 [чел.]
Всего: - " -334 - " -2901 чел.
2. СКК
Всего по состоянию на 16 февраля 193Q г. по СКК по ликвидирован­ным разработкам, изъятым одиночкам и массовым операциям числит­ся — 14 452 арестованных].
Ликвидировано к/р (повстанческого типа) — 4, ликвидировано к/р группировок (часть повстанческих) — 81, ликвидировано банд — 1, изъя­то оружия — 145 единиц.
Массовая операция1 по кулакам 1-й и 2-й категории по Кубанскому, Майкопскому, Армавирскому и Терскому округам закончена.
Отправлено кулацких семей к месту поселения в количестве — 6822 чел. Из них: мужчин — 2163, женщин — 2026, детей — 2633.
3. НВК
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по НВК по ликвидирован­ным разработкам и изъятым единицам числится 3547 арестованных].
111
Ликвидировано к/р организаций1
группировок41
банд2
Отобрано винтовок7
патрон80 шт.
4.СВК
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по СВК по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 5372 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций — 10 с количеством] арестованных]
по ним участников — 642 чел., ликвидировано группировок — 130 с
колич[еством] арестованных] по ним участников — 1695 чел.
Социальный состав арестованных:
Кулаков3604 чел.
Зажиточных113 [чел.]
Середняков16 [чел.]
Бедняков6 [чел.]
Церковников340 [чел.]
Помещиков88 [чел.
Торговцев786 [чел/
Быв. белых офицеров23 [чел.
Быв. людей81 [чел.
Служащих36 [чел/
Чинов полиции и жандармерии118 [чел.
Белобандитов11 [чел.
Интеллигентов20 [чел.
Прочих130 чел.
5.ЦЧО
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по ЦЧО по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 7183 арестованных]. Ликвидировано группировок — 143.
6.БССР
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по БССР по ликвидирован­
ным разработкам и изъятым одиночкам числится 1507арестованных].
Ликвидировано к/р организаций (повстанческого типа)3
С количеством] арестованных] по ним участников154 чел.
Ликвидировано группировок (часть повстанческих)88
С количеством] арестованных] по ним участников623 чел.
Одиночек арестовано730 чел.
II Б. Национальные республики
1.Башкирская область
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Башкирской области по ликвидированным разработкам и изъятым одиночкам числится 428 арестованных]. Из них: изъято по 1-й категории — 128 [чел.], изъя­то по 2-й категории — 300 [чел.], ликвидировано группировок — 11.
2.Татарская АССР
Сведений не поступало.
3.Закавказье
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Закавказью по ликвиди­рованным разработкам и изъятым одиночкам числится 534 арест[ован-ных].
112
4.Крым
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Крыму по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 2295 арестованных]. Из них: изъято по 1-й категории — 1774 чел., по 2-й категории — 521 чел., ликвидировано к/р организаций — 1с количеством] арестованных] по ним участников — 250 чел. Социальный] состав арестованных:
Лишенцев130 [чел.]
Зажиточных7 [чел.]
Середняков59 [чел.]
Бедняков51 [чел.]
Служащих3 [чел.]
Ликвидировано группировок48
С количеством] арестованных] по ним участников169 чел.
На сборных пунктах сосредоточено кулацких семей115
5.Казахстан
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Казахстану по ликвиди­
рованным разработкам и изъятым одиночкам числится463 арест[ован-
ных].
Ликвидировано к/р организаций1
С количеством] арестованных] по ним участников40 чел.
Ликвидировано группировок2
С количеством] арестованных] по ним участников109 чел.
Ликвидировано банд1
С количеством] арест[ованных] по ней участников25 чел.
6.Средняя Азия
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Средней Азии по ликви­дированным разработкам и изъятым одиночкам числится 162 арест[ован-ных].
Ликвидировано к/р организаций — 2, группировок — 13, с колич[ест-вом] арестованных] по ним участников — 278 чел., отобрано оружия — 5 единиц.
Социальный] состав арестованных:
Кулаков (баев)65 [чел.]
Середняков33 [чел.]
Бедняков31 [чел.]
Церковников3 [чел.]
Торговцев1 [чел.]
Быв. людей1 [чел.]
Служащих20 [чел.]
Ответственных] работников6 [чел.]
Прочих2 [чел.]
162 чел.
III В. Прочие области
1. МПО
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по МПО по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 2594 арестованных].
Ликвидировано кулацких группировок — 33 с количеством] арест[о-ванных] по ним участников — 163 чел.
113
2.НПО
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по ИПО по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 1754 арестованных].
Ликвидировано группировок — 3, отобрано оружия — 1 винтовка, патрон — 150 шт.
Социальный] состав арестованных:
Кулаков1105 [чел.]
Середняков22 [чел.]
Бедняков3 [чел.
Церковников202 [чел.
Быв. людей118 [чел.
Служащих8 [чел.
Рабочих2 [чел.
Прочих294 [чел.
[Всего:]1754 арестованных]
3.Нижегородский край
Сведений не поступало.
4.Западная область
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Западной области по лик­видированным разработкам и изъятым одиночкам числится 3397 арес-т[ованных].
Ликвидировано к/р организаций — 1с количеством] арестованных] по ним участников — 16 чел.
Социальный состав арестованных:
Кулаков11 [чел.]
Служителей культа2 [чел.]
Середняков1 [чел.]
Бедняков (быв. эс.-эр.)1 [чел.]
Интеллигент 1 [чел.]
[Всего:]16 чел.
Ликвидировано к/р группировок — 114 с количеством] аресто-ван[ных] по ним участников — 1100 [чел.].
Социальный] состав арестованных: кулаков — 2995 [чел.], служите­лей религиозного культа — 111 [чел.], помещиков — 291 [чел.], [итого —] 3397 чел.
5.ЛВО
Всего по состоянию на 16 февраля 1930г. по ЛВО по ликвидирован­
ным разработкам и изъятым одиночкамчислится 1238 арестованных].
Ликвидировано группировок — 34.
Социальный] состав арестованных:
Кулаков769 [чел.]
Зажиточных50 [чел.]
Середняков247 [чел,]
(90 чел.из них — б[ыв.] бандиты)
Бедняков6 [чел.]
Церковников •43 [чел.]
Помещиков3 [чел.]
Торговцев2 [чел.]
Быв. белых офицеров15 [чел.]
Быв. людей72 [чел.]
Служащих11 [чел.]
114
Интеллигенции1 [чел.]
Нищих2 [чел.]
Без определенных] занятий2 [чел.]
Рабочих2 [чел.1
Домашних хозяек1 [чел.]
Прочих12 [чел.]
[Всего:]1238 чел.
6.Северный край
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Сев[ерному] краю по лик­видированным разработкам и изъятым одиночкам числится 304 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций — 14, по ним арестовано — 66 чел., одиночек — 238 чел[овек].
7.Урал
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Уралу по ликвидирован­
ным разработкам и изъятым одиночкам числится1887 арестованных].
Из них:
Изъято по 1-й категории779 чел.
— « — по 2-й категории1108 чел.
Ликвидировано к/р организаций11
С количеством] арестованных] по ним участников404 чел.
Ликвидировано группировок36
С количеством] арестованных] по ним участников215 чел.
Одиночек арестовано1268 [чел.]
8.Сибирь
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по Сибири по ликвидирован­
ным разработкам и изъятым одиночкам числится 6067арестованных].
Ликвидировано к/р организаций19
С количеством] арестованных] по ним участников1083 чел.
Ликвидировано группировок215
С количеством] арестованных] по ним участников2085 чел.
Одиночек арестовано2899 чел.
Отправлено кулацких семей к месту поселения
(внутреннее переселение) в количестве1857 чел.
9.ДВК
Всего по состоянию на 16 февраля 1930 г. по ДВК по ликвидирован­ным разработкам и изъятым одиночкам числится 85 арестованных].
Ликвидировано группировок — 5с количеством] арестованных] по ним участников — 26 [чел.], одиночек арестовано — 59 [чел.].
Приложение:
1. Таблица № 1 с разбивкой количества арестованных, ликвидирован­
ных контрреволюционных организаций, группировок и банд по областям.
2. Таблица № 2 — социальная разбивка арестованных по областям.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 42—52. Подлинник.
1* Слева на полях имеется запись красным карандашом, сделанная Г.Г.Ягодой: «Это неточные [сведения] соц. состава».
115
Приложение к спецсводке № 2 Таблица № 1
Разбивка количества арестованных, ликвидированных контрреволюци­онных организаций, группировок и банд по областям (по материалам, имеющимся в ОЦР ОГПУ на 16 февраля 1930 г.)
17 февраля 1930 г.
№ п/п
Наимено­вание областей
Всего изъя­то
1-я кате­гория
2-я кате­гория
Ликв[иди-ровано] к[онтр]-р[еволю-ционных] органи­заций
Кол[и-чест-во] участ-н[и-ков]
Ликв[иди-ровано] к[онтр]-р[еволю-ционных] группи­ровок
Кол[и-чест во] участ-н[и-ков]
Лик-в[и
ДИ-
рова-но]
банд
Кол[и-чест-во] участ-н[и-ков]
I А
1.
Украина
11 865
11 865
—
—
—
334
2901
—
—
2.
СКК
14 452
3958
10 494
4
—
81
—
1
—
3.
НВК
3547
3547
—
1
—
41
—
2
—
4.
СВК
5372
5372
—
10
642
130
1695
—
—
5.
ЦЧО
7183
7183
—
—
—
143
—
—
—
6.
БССР
1507
1507
—
3
154
88
623
—
—
Итого:
43 926
33 432
10 494
18
796
817
5219
3
—
II А
1.
Баш-обл[асть]
428
128
300
—
—
11
—
—
—
2.
ТАССР
Сведений не поступало
3.
Закавказье
534
534
—
—
—
—
—
—
—
4.
Крым
2295
1774
521
1
250
48
169
—
—
5.
КАССР
463
463
—
1
40
2
109
1
25
6.
Средняя Азия
162
162
—
2
—
13
278
—
—
Итого:
3882
3061
821
4
290
74
556
1
25
III В
1.
НПО
2594
2594
—
—
—
33
163
—
—
2.
НПО
1754
1754
—
—
—
3
—
г—
—
3.
Нижкрай
Сведений не поступало
4.
Западная обл.
3397
3397
—
1
16
114
11QO
—
—
5.
дао
1238
1238
—
—
—
34
—
—
—
6.
Севкрай
304
304
—
—
—
14
66
—
—
7.
Урал
1887
779
1108
11
404
36
215
—
—
8.
Сибирь
6067
6067
—
19
1083
215
2085
—
—
9.
двк
85
85
—
—
—
5
26
—
—
Итого:
17 326
16 218
1108
31
1503
454
3655
—
—
Всего по СССР:
65 134
52 711
12 423
531*
2589
1345
9430
4
25
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 53. Подлинник.
** Проверка итоговой суммы дает 62.
116
3
If
КАССР
Я
Закавказье
ТАССР
Ваш. область
W
ИТОГО:
•А
0
О
а
я
1
1
|
Наименование областей
со
00 00
to
СП
to
*..
0> СО
to to
<в ел
ел со
1 1
to
00
w
Ю 01
э
X
со
ел со
to
со ел
-q
их to
н» 00
ел ел
Всего изъято. Из них:
О)
ел
СП
ел
1 1
1 1
1 1
Сведения не представлены
со
§
*>.
1 1
1
т
а
(Ч
о
о
(О
g
со
СП
2
1
3
1 1
О I
(С
a g
1
Л
Я К
Кулаков
1
1
00
оо
00
Помещиков
со
со
со
£
со О
Служителей церковного культа
1
1
to
со
to
со
Быв. белых офицеров
^
X
00
Быв. людей
^
t— I
о
00
-а
00 СП
Торговцев
1
1
ы
h- •
и*
со
Зажиточных
со со
со со
СП
СП
Середняков
со и- *
со
СП
0>
Бедняков
to с»
to
о
со о>
со
Служащих
1
1
н*
X
00
Чинов полиции и жандармерии
1
1
Е
Белобандитов
1
1
to
о
to
о
Интеллигенции
1
1
\
Нищих
\_ 1
Домашних хозяек
1
1
Рабочих
1
1
1
Без определенных занятий
to
to
h-t
g
со
о
ел
со
to
Прочие
h- *
ьо
1— * СП
to
ел со
to
Итого
t >§
50
со о
Я о
3
(В
1 О
И
I*
г я
s и
3
I!
о
со
о
•К О
tss
01
8 е
го
?
со
о
X
I §
§8
§§ ч
Итого:
s
я
s
I
1
!
1
Западная область
!
a g<
0
о
hH M HH
M
Наименование областей
о> ел
н»
S
-ч со
s
00 СЛ
о
i
-q
i
-3
CO
2
N5 CO 00
со со to
-3
1
i
to
i
Всего изъято. Из них:
00
ел со
00
*-
00
o>
(0
-5
O)
to
to to to
СЛ
i
Кулаков
СО
8
to
2
CO
to to
i
Помещиков
О)
<о to
CO СЛ
os
lt^ CO
h-i H* M
ё
to
Служителей церковного культа
со
00
•J\
b-1 СЛ
1
1
Быв. белых офицеров
to -q
to
H- »
ф
о
-a
to
1
H-t I— i
00
Быв. людей
з
(О
to
to
1
1
Торговцев
H-*
A CO
СЛ
0
ел
о
1
1
Зажиточных
CO M 00
8
to
to *. -a
1
to to
Середняков
o>
to
(D
O)
i
У i
CO
У
i
Бедняков
00
I-»
to
1
1
1
н
I-»
H»
1
n
00
s
M
и
Служащих
t-*
H-» 00
1
a
1
3
1
a
1
a
1
1
Л
1
n
1
Чинов полиции и жандармерии
H-» H-»
1
ставл!
1
1
ставл
1
1ГОВХЭ
Белобандитов
to
M
H*
n E
t— »
1
В
1
1
Интеллигенции
to
to
to
1
1
Нищих
t-*
H*
H^
1
1
Домашних хозяек
*.
ifr.
(O
1
to
Рабочих
to
to
№
1
1
Без определенных занятий
*.
CO 00
CO
8
t— »
to
1
to
$
Прочие
H-»
H->
to to
CO
05 CO 00
to
>-» to
CO 00
CO
со to -J
>-*
-J
СП
ilk.
Итого
№ 14
Спецсводка № 28 «об операциях по кулачеству» на 28 февраля 1930 г. (на Урале, в Ивановской Промышленной области и в Красной армии)1*
28 февраля 1930 г. Группа I A
1.Урал
Дополнительно ликвидировано группировок — 43, арестовано по ним — 250 чел., арестовано одиночек — 933 чел.
Всего по состоянию на 28 февраля 1930 г. по Уралу по ликвидирован­ным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории — 51792* арестованных].
Ликвидировано организаций17
По ним арестовано540 чел.
Ликвидировано группировок254
По ним арестовано1080 чел.
К/р одиночек арестовано3577 чел.
В основном, операция по 1-й категории закончена. Группа III В
/. НПО
Всего по состоянию на 28 февраля 1930 г. по ИПО по ликвидированным к/р группировкам и изъятым одиночкам числится 3209 арестованных. Из них:
Кулаков и церковников2525 чел.
Быв. людей170 [чел.]
Служащих32 [чел.]
Середняков24 [чел.]
> Бедняков4 [чел.]
Рабочих3 [чел.]
Сведений нет451 [чел.]
[Всего:]3209 чел.
Ликвидировано группировок — 208, арестовано по ним — 500 чел., изъято оружия — 74 един[ицы), патрон — 146 шт. Из других районов сведений не поступало.
2.Красная армия21
а)Белорусский военный округ
С 1 по 20 февраля с.г. в частях РККА БВО за а/с деятельность аресто­вано красноармейцев — 38 чел. Из них:
Кулаков35 [чел.]
Дворян1 [чел.]
Сын торговца1 [чел.]
Служащих1 [чел.]
[Всего:]38 чел.
б)Украинский военный округ
С 25 января по 15 февраля с.г. в частях РККА Украинского военного округа за а/с деятельность арестовано 62 чел. Из них: красноармейцев — 59 чел., младш[его] начсостава — 3 чел., [всего —] 62 чел.
Социальный состав арестованных:
119
Кулаков34 чел.
Зажиточных18 [чел.]
Торговцев1 [чел.]
Служителей религиозного культа 2 [чел.]
Сын помещика1 [чел.]
Раскулаченных1 [чел.]
Служащих2 [чел.]
Кустарей1 [чел.]
Рабочих1 [чел.]
Прочих1 [чел.]
[Всего:]62 чел.
в)Ленинградский военный округ
С 10 по 20 февраля с.г. в частях РККА ЛВО за а/с деятельность арес­товано 28 чел. Из них:
Красноармейцев15 чел.
Курсантов3 [чел.]
Средн[его] начсостава5 [чел.]
Старш[его] начсостава2 [чел.]
Вольнонаемных3 [чел.]
[Всего:]28 чел.
Социальный состав арестованных:
Зажиточных1 [чел.]
Середняков4 [чел.]
Прочих3 [чел.]
Невыясненных20 [чел.]
[Всего:]28 чел.
г)Приволжский военный округ
С 15 по 20 февраля с.г. в частях РККА ПриВО за а/с деятельность арестовано 5 чел. Из них: красноармейцев — 4 чел., начсостава — 1 [чел.], [всего —] 5 чел.
Всего в частях РККА СССР по 20 февраля с.г. по поступившим мате­риалам в ОЦР ОГПУ арестовано за антисоветскую деятельность 133 чел. Из них:
Красноармейцев116 чел.
Курсантов3 [чел.]
Младш[его] начсостава4 [чел.]
Средн[его] начсостава5 [чел.]
Старш[его] начсостава2 [чел.]
Вольнонаемных3 [чел.]
[Всего:]133 чел.
Социальный состав арестованных:
Кулаков69 чел.
Зажиточных19 [чел.]
Середняков4 [чел.]
Дворян1 [чел.]
Помещиков1 [чел.]
Торговцев2 [чел.]
Служителей] рел[игиозного] культа 2 [чел.]
Раскулаченных1 [чел.]
Служащих3 [чел.]
Рабочих1 [чел.]
Кустарей1 [чел.]
Прочих1 [чел.]
Невыясненных25 [чел.]
[Всего:]133 чел.
120
Всего по состоянию на 28 февраля 1930 г. по СССР по ликвидирован­ным контрреволюционным организациям, группировкам и изъятым оди­ночкам числится арестованных по 1-й категории — 76 313 чел.
Ликвидировано к/р организаций136
По ним арестовано '4409 чел.
Ликвидировано группировок4090
По ним арестовано30 586 чел.
Ликвидировано банд11
По ним арестовано112 чел.
Изъято оружия929 единиц
—"— патрон (сведения неполные)971 шт.
Задержано бежавших кулаков399 [чел.]
Изъято за а/с деятельность из частей РККА133 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 114-119. Подлинник.
** Начиная с этой сводки в заголовке не указывалось подразделение, но после даты указывалось — «по материалам, поступившим в ОЦР ОГПУ к....» 2* Проверка итоговой суммы дает 5197.
№ 15
Из спецсводки № 33 «об операциях по кулачеству»
на 5 марта 1930 г. (по Центральной Черноземной области)
5 марта 1930 г.
Группа I A
1. ЦЧО
Всего по состоянию на 5 марта 1930 г. в ЦЧО по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории — 5631 чел. Из них:
Кулаков4307 чел.
Зажиточных67 [чел.]
Середняков117 [чел.]
Быв. помещиков93 [чел.]
Духовенства385 [чел.]
Членов АСП5 [чел.]
Быв. чинов полиции96 [чел.]
Бандитов17 [чел.]
Белых64 [чел.]
Служащих18 [чел.]
Бедняков11 [чел.]
Торговцев300 [чел.]
Прочих151 [чел.]
[Всего:]5631 чел.
Ликвидировано к/р организаций — 11, по ним арестовано —161 чел. Из них:
Кулаков119 [чел.]
Зажиточных4 [чел.]
Середняков7 [чел.]
Быв. помещиков3 [чел.]
Духовенства9 [чел.]
Член[ов] АСП5 [чел.]
121
Бедняков5 [чел.]
Торговцев4 [чел.]
Прочих5 [чел.]
[Всего:]161чел.
Ликвидировано к/р организаций — 340, по ним арестовано — 2662 чел. Из них:
Кулаков2007 чел.
Зажиточных1 [чел.]
Середняков57 [чел.]
Быв. помещиков62 [чел.]
Духовенства225 [чел.]
Быв. чинов полиции63 [чел.]
Бандитов10 [чел.]
Быв. белых14 [чел.]
Служащих8 [чел.]
Бедняков2 [чел.]
Торговцев192 [чел.]
Прочих21 [чел.]
Всего:]2662 чел.
Одиночек арестовано — 2808 чел. Из них:
Кулаков2181 чел.
Зажиточных62 [чел.]
Середняков53 [чел.]
Быв. помещиков28 [чел.]
Духовенства151 [чел.]
Быв. чинов полиции33 [чел.]
Бандитов7 [чел.]
Белых50 [чел.]
Служащих10 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Торговцев104 [чел.]
Прочих125 [чел.]
[Всего:]2808 чел.
[..-]1* Всего по состоянию на 5 марта 1930 г. поСССР по ликвидиро­
ванным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится
по 1-й категории — 83 220 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций141
По ним арестовано4507 чел.
Ликвидировано группировок4193
По ним арестовано31 568 чел.
Ликвидировано банд11
По ним арестовано112 чел.
Одиночек арестовано46 425 чел.
Изъято оружия955 единиц
—"— патрон (свед[ения] неполные)2471 шт.
Бежало кулаков (свед[ения] неполные)182 чел.
Задержано бежавших кулаков (свед[ения] неполные)475 чел.
Арестовано за антисоветскую деятельность из частей РККА 133 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 136-141. Подлинник.
1* Опущены сведения по Уралу и ЛВО. Здесь и далее опускались порайонные сведения, очень близкие к сведениям предыдущих сводок и дополненные в после­дующих сводках.
122
№ 16
Из спецсводки № 35 «об операциях по кулачеству»
на 7 марта 1930 г. (по Казахстану и Башкирии)
7 марта 1930 г.
I...]1* Группа II Б
1. Казахстан
Дополнительно:
Ликвидирована к/р организация1
По ней арестовано35 чел.
Ликвидировано к/р группировок46
По ним арестовано256 чел.
Арестовано одиночек217 чел.
Социальный состав дополнительно] арестованных:
Кулаков-баев463 чел.
Середняков36 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Быв. белых2 [чел.]
Служителей] религиозного] культа 1 [чел.]
Прочих2 [чел.]
[Всего:]508 чел.
.Характеристика ликвидированной к/р организации:
В Чаяновском районе Сыр-Дарьинского округа ликвидирована к/р ор­ганизация, подготовлявшая вооруженное выступление. Организация ста­вила целью объявление священной войны, свержение соввласти и убийст­во коммунистов района. Арестовано 35 чел[овек].
Характеристика ликвидированных к/р группировок:
1. В Аулие-Атинском районе три группировки в составе 22 чел. прово­
дили систематическую антисоветскую агитацию, ставя целью срыв кол­
лективизации в селениях вышеуказанного района.
2. В г. Аулие-Ата группировка в составе 12 чел. проводила большую
антисоветскую работу, срывала коллективизацию в районах, вела подго­
товку по присоединению к басмачам.
3. В Каркаралинском округе Берхаринского района группировка в ко­
личестве 112 чел., все — родовики, заслуженные при царизме, вели раз­
лагающую работу против колхозов и совхозов. Группировка распространя­
ла провокационные слухи, посылала батраков громить колхозы, в части
налогов и землепользования использовала низовой соваппарат.
Большинство остальных ликвидированных группировок аналогичны вышеотмеченным.
Всего по состоянию на 7 марта с.г. в Казахстане по ликвидированным к/р организациям, бандам, группировка и изъятым одиночкам числится 3104 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций 16
По ним арестовано119 чел.
Ликвидировано группировок309
По ним арестовано1816 чел.
Ликвидировано банд4
Арестовано по ним105 чел.
Арестовано одиночек1064 чел.
123
2. Башкирская область
Дополнительно: ликвидирована к/р организация — 1, арестовано по ней — 21 чел., ликвидировано группировок — 33, по ним арестовано — 167 чел. Из них:
Кулаков154 чел.
Служителей] религиозного] культа 12 чел.
Быв. белых1 чел.
167 чел.
Арестовано одиночек108 чел.
Характеристика ликвидированной к/р организации:
В пределах Бирского кантона ликвидирована к/р организация, ставив­шая целью организацию вооруженного восстания. Арестован 21 чел. — кулаки и быв. бандиты.
Характеристику ликвидированных группировок ГПУ Башкирии не дало.
Всего по состоянию на 7 марта 1930 г. в Вашобласти по ликвидирован­ным контрреволюционным организациям, группировкам и изъятым оди­ночкам числится 944 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций2
По ним арестовано60 чел.
Ликвидировано группировок100
По ним арестовано653 чел.
Арестовано одиночек231 чел.
[...]2* Всего по состоянию на 7 марта 1930 г. по СССР по ликвидиро­ванным к/р организациям, бандам, группировкам и изъятым одиночкам числится арестованных по 1-й категории — 87 010 чел.
Ликвидировано к/р организаций145
По ним арестовано4811 чел.
Ликвидировано группировок4441
По ним арестовано33 506 чел.
Ликвидировано банд11
По ним арестовано112 чел.
Арестовано одиночек48 581 чел.
Изъято оружия (сведения неполные)965 един[иц]
—"— патрон (сведения неполные)4871 шт.
Бежало кулаков (сведения неполные)1143 чел.
Задержано бежавших кулаков1522 чел.
Арестовано за антисоветскую деятельность из частей РККА 257 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 152—158. Подлинник.
14 Опущены сведения по группе I А — по БВО. 3* Опущены сведения по группе III В — по ЛВО.
№ 17
Из спецсводки № 36 «об операциях по кулачеству»
на 8 марта 1930 г. (по Нижне-Волжскому краю)
8 марта 1930 г. Группа I A
1. НВК
Дополнительно ликвидировано к/р группировок — 4, по ним арестова­но — 55 чел.
124
Характеристика ликвидированных группировок:
1. В с. Кара-Бирюк Марфинского района Астраханского округа ликви­
дирована к/р группировка, ставившая своей целью организацию терро­
ристических актов и проводившая агитацию против вступления в кол­
хозы.
2. В Ершовском районе Пугачевского округа ликвидирована кулацкая
группировка в количестве 37 чел., охватившая своей деятельностью
12 населенных пунктов. Группировка устраивала нелегальные собрания,
обсуждая на них очередные политические вопросы. На одном из этих со­
браний было вынесено решение о несдаче государству хлеба, причем
участники обязались не разглашать данного решения под страхом смерти.
Остальные две группировки аналогичны вышеуказанным.
Всего по состоянию на 8 марта 1930 г. в НВК по ликвидированным к/р организациям, бандам, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 6142 арестованных]. Из них:
Кулаков5345 чел.
Середняков271 [чел.]
Зажиточных15 [чел.]
Бедняков71 [чел.]
Прочих (сведения о социальном] составе запрошены)440 [чел.]
[Всего:]6142 чел.
Ликвидировано к/р организаций9
По ним арестовано298 чел.
Ликвидировано к/р группировок566
По ним арестовано5370 чел.
Ликвидировано банд4
Арестовано одиночек474 чел.
Изъято оружия40 единиц
—"— патрон1500 шт.
Задержано бежавших кулаков1411 чел.
...Всего по состоянию на 8 марта 1930 г. по СССРпо ликвидирован­
ным к/р организациям, бандам, группировкам и изъятым одиночкам чис­
лится арестованных по 1-й категории 87 065 чел.
Ликвидировано к/р организаций145
По ним арестовано4811 чел.
Ликвидировано группировок4445
По ним арестовано33 561 чел.
Ликвидировано банд11
По ним арестовано112 чел.
Одиночек арестовано48 581 чел.
Изъято оружия (свед[ения] неполные)970 единиц
—"— патрон4871 шт.
Бежало кулаков (свед[ения] неполные)1143 чел.
Задержано бежавших кулаков1522 чел.
Арестовано за антисоветскую деятельность из частей РККА 257 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 160-162. Подлинник.
125
№ 18
Из спецсводки № 37 «об операциях по кулачеству» на 9 марта 1930 г. (по Северо-Кавказскому краю, Средней Азии и Дальне-Восточному краю)
9 марта 1930 г. Группа I A
1. СКК
Дополнительно ликвидирована к/р организация — 1, арестовано по ней — 35 чел.
Всего по состоянию на 9 марта 1930 г. по СКК по ликвидированным разработкам и изъятым одиночкам числится 8169 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций12
Арестовано по ним294 чел.
Ликвидировано группировок380
Арестовано по ним2960 чел.
Арестовано одиночек4915 чел.
Ликвидировано банд1
Изъято оружия (свед[ения] неполные) 145 единиц
Группа II В
1. Средняя Азия
Дополнительно:
Ликвидировано группировок46
Арестовано по ним298 чел.
Ликвидировано банд1
Арестовано по ней8 чел.
Арестовано одиночек525 чел.
Арестовано бежавших кулаков650 чел.
Всего дополнительно арестовано по ликвидированным разработкам и изъятым одиночкам — 831 чел.
Всего по состоянию на 9 марта 1930 г. в Средней Азии по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится 993 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций2
Арестовано по ним17 чел.
Ликвидировано группировок59
Арестовано по ним337 чел.
Ликвидирована банда1
Арестовано по ней8 чел.
Арестовано одиночек631 чел.
Арестовано бежавших кулаков650 чел.
Группа III В
[...Г 2. ДЕК
Дополнительно: ликвидировано к/р организаций — 8, арестовано по ним — 224 чел., ликвидировано группировок — 24, арестовано по груп­пировкам и изъятым одиночкам — 401 чел.
Всего дополнительно арестовано по ликвидированным к/р организаци­ям, группировкам и изъятым одиночкам — 625 чел.
Всего по состоянию на 9 марта 1930 г. по ДВК по ликвидированным разработкам и изъятым одиночкам числится 739 арестованных].
126
Ликвидировано к/р организаций — 8, арестовано по ним — 224 чел., ликвидировано группировок — 31, арестовано по группировкам и одино­чек — 515 чел.
[...]2* Всего по состоянию на 9 марта 1930 г. по СССР по ликвидиро­ванным разработкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 88 603 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций154
Арестовано по ним5070 чел.
Ликвидировано группировок4519
Арестовано по ним34 272 чел.
Ликвидировано банд12
Арестовано по ним120 чел.
Арестовано одиночек49 141 чел.
Изъято оружия (свед[ения] неполные)970 единиц
—"— патрон (свед[ения] неполные)4871 шт.
Бежало кулаков1143 чел.
Задержано бежавших кулаков2172 чел.
Арестовано за антисоветскую]
деятельность из частей РККА263 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Лебедев ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 163-168. Подлинник.
** Опущены сведения по ЛВО.
2* Опущены дополнительные сведения по ЛВО и в целом по РККА.
№ 19
Спецсводка № 44 «об операциях по кулачеству» на 16 марта 1930 г.
(по Нижне-Волжскому краю, Татарии, Нижегородскому краю)
16 марта 1930 г. Группа I A
1. НВК
Дополнительно: ликвидировано к/р группировок — 5, по ним аресто­вано — 52 чел., к/р одиночек арестовано — 52 чел. Характеристика ликвидированных группировок:
1. В г. Рянза Сердобского района ликвидирована кулацкая группиров­
ка во главе с кулаком Шерчковым, ставившая своей задачей срыв меро­
приятий соввласти, проводившая угрозы расправой активу и коммунис­
там. Арестовано 7 чел.
2. В с. Карповка Сердобского района ликвидирована кулацко-попо-
вская группировка во главе с попом Наумовым, организовавшая женское
выступление с избиением одного крестьянина-активиста. Арестовано
3 чел.
3. В Сталинградском округе ликвидирована к/р повстанческая группи­
ровка, охватившая 7 населенных пунктов Калачевского и Н[ижне-]Чир-
ского районов. Арестовано 24 кулака.
Остальные ликвидированные две группировки аналогичны вышеотме­ченным.
Всего по состоянию на 16 марта 1930 г. в НВК по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам по 1-й категории числится 6429 арестованных]. Из них:
127
Кулаков5620 чел.
Зажиточных24 [чел.]
Середняков306 [чел.]
Бедняков76 [чел.]
Прочих (сведения о социальном
составе запрошены)403 [чел.]
[Всего:]6429 чел.
Ликвидировано к/р организаций9
По ним арестовано298 чел.
Ликвидировано к/р группировок571
По ним арестовано5422 чел.
Арестовано к/р одиночек709 чел.
Изъято оружия (сведения неполные)40 единиц
—"— патрон (сведения неполные)1500 шт.
Задержано бежавших кулаков1411 чел.
Группа II Б
1. АТССР (Казань)
Дополнительно: ликвидировано к/р группировок — 54, по ним аресто­вано — 376 чел., арестовано к/р одиночек — 165 чел. Социальный состав дополнительно арестованных:
Кулаков42 чел.
Быв. помещиков3 [чел.]
Зажиточных1 [чел.]
Середняков3 [чел.]
Служителей] религиозного] культа17 [чел.]
Быв. чинов полиции1 [чел.]
Торговцев5 [чел.]
Служащих1 [чел.]
Прочих (сведения о социальном]
составе запрошены)468 [чел.]
[Всего:]541 чел.
Характеристика ликвидиров[анных] группировок:
1. В Агрызском районе ликвидирована кулацко-сектантская группи­
ровка в числе 9 чел., состоявшая из 5 кулаков, 3 быв. помещиков и 1 слу­
жителя религиозного] культа. Группировка имела название «Секта под-
польников-странников» или «Истина православных христиан». Конечной
целью группировка ставила перед собой объединение под религиозной
маскировкой всего населения, агитируя среди него необходимостью изме­
нения социальной системы управления. Арестовано 9 чел.
2. В дер. Верхние Суки Мамадышского кантона ликвидирована к/р
кулацкая группировка в числе 5 чел., состоявшая из 3 кулаков, 1 торгов­
ца и 1 служащего. Группировка систематически проводила подпольные
собрания и широко развила агитацию среди населения за необходимость
организованного выступления против проводимых мероприятий соввлас-
ти. Арестовано 5 чел.
Большинство остальных ликвидированных группировок аналогичны вышеотмеченным.
Всего по состоянию на 16 марта 1930 г. в АТССР по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 2940 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций2
По ним арестовано33 чел.
Ликвидировано к/р группировок 220
128
По ним арестовано2108 чел.
Одиночек арестовано799 чел.
Задержано бежавших кулаков143 чел.
Группа III В
1. Нижегородский край
Дополнительно: ликвидировано к/р группировок — 36, по ним аресто­вано — 93 чел., арестовано к/р одиночек — 152 чел. Характеристика ликвидированных группировок:
1. В с. М.Иголкино Павловского района Муромского округа ликвиди­
рована к/р церковно-кулацкая группировка, в течение последних двух
лет фактически подменявшая Собой соввласть в этом селе. После известно­
го пожара в кинотеатре в с. М.Иголкино, во время которого сгорело до
130 чел., эта группировка использовала среди крестьянства имевшиеся
недовольства властью и партией и повела чрезвычайно активную антисо­
ветскую работу. Арестовано 14 кулаков-лишенцев, 2 попа и 2 женщины
из церковников.
2. В Воротынском районе Нижегородского округа ликвидирована к/р
церковно-кулацкая группировка. Группировкой руководили два учителя
местной школы, оба — сыновья попов. В состав группировки входили
местные церковники и кулаки-лишенцы. Группировка направляла свои
действия против коллективизации и в защиту церкви. Арестовано 9 чел.
Большинство остальных ликвидированных группировок аналогичны вышеуказанным.
Всего по состоянию на 16 марта 1930 г. в Нижегородском крае по лик­видированным контрреволюционным группировкам и изъятым одиночкам по 1-й категории числится 2589 чел. Из них:
Кулаков1005 чел.
Середняков43 [чел.]
Церковников и сектантов208 [чел.]
Быв. белогвардейцев104 [чел.]
Быв. людей395 [чел.]
Быв. людей8 [чел.]
Работников совапп[арата]27 [чел.]
Работников совх[озов] и колхозов3 [чел.]
Быв. чинов полиции и жандармерии17 [чел.]
Кустарей100 [чел.]
Прочих (сведения о социальном]
составе запрошены)679 [чел.]
[Всего:]2589 чел.
Ликвидировано к/р группировок220
Арестовано по ним1171 чел.
Арестовано к/р одиночек1418 чел.
Бежало кулаков (сведения неполные)200 чел.
Из других районов сведений новых не поступало.
Всего по состоянию на 16 марта 1930 г. по СССР по ликвидированным к/р группировкам и изъятым одиночкам по 1-й категории числится 92 617 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций157
По ним арестовано5145 чел.
Ликвидровано группировок4935
По ним арестовано37 384 чел.
Арестовано одиночек50 088 чел.
5 — 7419
129
Изъято оружия (сведения неполные)970 ед[иниц]
—"— патрон (сведения неполные)4871 шт.
Бежало кулаков (сведения неполные)1343 чел.
Задержано бежавших кулаков2307 чел.
Арестовано за а[нти]советскую деятельность
из ч[ленов] РККА263 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 197—202. Подлинник.
№ 20
Из спецсводки № 48 «об операциях по кулачеству»
на 20 марта 1930 г. (по Центральной Черноземной области и Крыму)
20 марта 1930 г. Группа I A
1. ЦЧО
Всего по состоянию на 20 марта 1930 г. в ЦЧО по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 5746 арестованных]. Из них:
Кулаков4373 чел.
Зажиточных81 [чел.]
Середняков121 [чел.]
Бедняков11 [чел.]
Быв. помещиков100 [чел.]
Духовенства388 [чел.]
Быв. чинов полиции98 [чел.]
Бандитов17 [чел.]
Быв. белых64 [чел.]
Служащих18 [чел.]
Торговцев310 [чел.]
Членов а/с партий13 [чел.]
Прочих152 [чел.]
[Всего:]5746 чел.
Ликвидировано к/р организаций — 14, по ним арестовано — 276 чел. Из них:
Кулаков175 чел.
Зажиточных28 [чел.]
Середняков11 [чел.]
Бедняков5 [чел.]
Быв. помещиков10 [чел.]
Духовенства12 [чел.]
Быв. чинов полиции2 [чел.]
Членов а/с партий13 [чел.]
Торговцев14 [чел.]
Прочих6 [чел.]
[Всего:]276 чел.
Ликвидировано контрреволюционных группировок — 340, по ним арестовано — 2662 чел. Из них:
Кулаков2007 чел.
Зажиточных1 [чел.]
Середняков57 [чел.]
Бедняков2 [чел.]
Быв. помещиков62 [чел.]
130
Служ[ителей] религиозного] культа225 [чел.]
Быв. чинов полиции63 [чел.]
Быв. бандитов10 [чел.]
Быв. белых14 [чел.]
Служащих8 [чел.]
Торговцев192 [чел.]
Прочих21 [чел.]
[Всего:]2662 чел.
Арестовано контрреволюционных одиночек — 2808 чел. Из них:
Кулаков2181 чел.
Зажиточных62 [чел.]
Середняков53 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Быв. помещиков28 [чел.]
Служителей] религиозного] культа151 [чел.]
Быв. чинов полиции33 [чел.]
Бандитов7 [чел.]
Быв. белых50 [чел.]
Служащих10 [чел.]
Торговцев104 [чел.]
Прочих125 [чел.]
[Всего:]2808 чел.
Изъято оружия — 51 единица, [изъято] патрон — 35 шт[ук]. Группа II Б
1. Крым
Всего по состоянию на 20 марта 1930 г. в АКССР по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории — 1458 арестованных]. Из них:
Кулаков959 чел.
Торговцев90 [чел.]
Служителей] религиозного] культа190 [чел.]
Служащих5 [чел.]
Быв. помещиков104 [чел.]
Быв. чинов полиции15 [чел.]
Быв. белых офицеров4 [чел.]
Середняков60 [чел.]
Бедняков29 [чел.]
Батраков2 [челЛ
[Всего:]2808 чел.
Часть быв. бандитов проходит по линии к/р организации2*. Ликвидировано к/р организаций — 1, по ней арестовано — 258 чел. Из них:
Кулаков117 чел.
Торговцев31 [чел.
Духовенства20 [чел.
Служащих4 [чел.
Середняков (бандитов)58 [чел.
Бедняков26 [чел.
Батраков2 [чел.
[Всего:]258 чел.
Ликвидировано антисоветских группировок — 160, по ним арестова­но — 661 чел. Из них:
131
Кулаков519 чел.
Быв. помещиков44 [чел.]
Быв. торговцев38 [чел.]
Служителей] религиозного] культа54 [чел.]
Быв. чинов полиции1 [чел.]
Быв. белых офицеров1 [чел.]
Середняков1 [чел.]
Бедняков-подкулачников3 [чел.]
[Всего:]661 чел.
Арестовано к/р одиночек — 539 чел. Из них:
Кулаков323 чел.
Быв. помещиков60 [чел.]
Служителей] религиозного] культа116 [чел.]
Быв. полицейских14 [чел.]
Быв. торговцев21 [чел.]
Быв. белых офицеров3 [чел.]
Служащих1 [чел.]
Середняков-бандитов1 [чел.]
[Всего:]539 чел.
Изъято оружия — 10 един[иц], [изъято] патрон — 292 шт.
[...]3*Всего по состоянию на 20 марта1930 г. по СССР по ликвидиро­
ванным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится
арестованных по 1-й категории — 96 591чел.
Ликвидировано к/р организаций166
По ним арестовано5427 чел.
Ликвидировано к/р группировок5363
По ним арестовано39 538 чел.
Арестовано к/р одиночек51 626 чел.
Изъято оружия (сведения неполные)1045 един[иц]
—"— патрон (сведения неполные)4706 шт.
Бежало кулаков (сведения неполные)1447 чел.
Задержано бежавших кулаков2307 чел.
Арестовано за а/с деятельность
из частей РККА263 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д, 41. Л. 215-221. Подлинник.
14 Подсчет итоговой суммы дает 1458.
2* Это предложение напечатано позднее справа от таблицы.
3* Опущены сведения по Татарии.
№ 21
Из спецсводки № 62 «об операциях по кулачеству» на 7 апреля 1930 г. (по СКК, СВК, Западной области, Ивановской Промышленной области)
7 апреля 1930 г. Группа I A
1. СКК
По 4 округам СКК (Шахтинско-Донецкому, Майкопскому, Ставропольско­
му и Армавирскому) изъято одиночек по 1-й категории — 1480 чел. Из них:
Кулаков962 чел.
Середняков43 [чел.]
Служащих11 [чел.]
132
Попов3 [чел.]
Быв. белых офицеров110 [чел.]
Карателей336 [чел.]
Прочих15 [чел.]
[Всего:]1480 чел.
Из них в прошлом:
Атаманов, чл[енов] Рады и войск круга58 чел.
Попов3 [чел.]
Быв. белых222 [чел.]
Быв. бандитов259 [чел.]
Быв. жандармов и стражников6 [чел.]
Сведений нет на732 чел.
[Всего:]1480 чел.1*
Из них по к/р деятельности в настоящем:
Террористов-одиночек30 чел.
Вдохновителей и руководителей]
выступлений10 [чел.]
Активных участников массовых
выступлений17 [чел.]
Кулацкого актива1374 [чел.]
Бандитов и пособников49 [чел.]
1480 чел.
Всего по состоянию на 7 апреля 1930 г. по СКК:
Ликвидировано к/р организаций12
По ним арестовано294 чел.
Ликвидировано к/р группировок380
По ним арестовано2960 чел.
Арестовано к/р одиночек9610 чел.
Ликвидировано банд21
С количеством участников3256 чел.
Изъято оружия (сведения неполные)145 единиц
2. СВК
Всего по состоянию на 7 апреля 1930 г. по СВК по ликвидированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории — 5647 арестованных].
Ликвидировано к/р организаций13
По ним арестовано849 чел.
Ликвидировано к/р группировок338
По ним арестовано4248 чел.
К/р одиночек арестовано550 чел.
Из них:
Кулаков365 чел.
Середняков63 [чел.]
Духовенства46 [чел.]
Владельцев предприятий19 [чел.]
Быв. помещиков11 [чел.]
Быв. чинов полиции19 [чел.]
Белогвардейцев-бандитов18 [чел.]
Монашек9 [чел.]
[Всего:]550 чел.
Группа III В
[...]2* 2. Западная область
Всего по состоянию на 7 апреля 1930 г. в Западной области по ликви­дированным к/р организациям, группировкам и изъятым одиночкам чис­лится по 1-й категории 4200 арестованных].
133
Ликвидировано к/р организаций5
По ним арестовано376 чел.
Ликвидировано группировок226
По ним арестовано2259 чел.
К/р одиночек арестовано1565 чел.
Из них:
За участие и прямые угрозы террора439 чел.
Бандитов, пособников и укрывателей131 [чел.]
Активных участников массовых выступлений 165 [чел.]
К/р вредителей3 [чел.]
Злостных агитаторов827 [чел.]
[Всего:]1565 чел.
Изъято оружия — 559 единиц.
3. НПО
Всего по состоянию на 7 апреля 1930 г. по ИПО по ликвидированным к/р группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 4939 арестованных]. Из них:
Кулаков, торговцев и заводчиков3385 чел.
Церковников675 [чел.]
Быв. людей278 [чел.]
Середняков146 [чел.]
Бедняков9 [чел.]
Кустарей139 [чел.]
Служащих70 [чел.]
Сведений нет на237 чел.
[Всего:]4939 чел.
Ликвидировано группировок160
По ним арестовано1818 чел.
К/р одиночек арестовано3121 чел.
Всего по состоянию на 7 апреля 1930 г. по СССР по ликвидированным к/р организациям, бандам, группировкам и изъятым одиночкам числится по 1-й категории 111 714 арестованных].
Ликвидировано к[онтр]р[еволюционных] организаций189
По ним арестовано6042 чел.
Ликвидировано группировок6506
По ним арестовано47 343 чел.
Арестовано к/р одиночек58 329 чел.
Ликвидировано банд91
С числом участников16 251 чел.
Изъято оружия (свед[ения] неполные)1375 единиц
—"— патрон (свед[ения] неполные)5555 шт.
Бежало кулаков1448 чел.
Задержано бежавших кулаков (сведения неполные)2361 чел.
Арестовано за а/с деятельность из частей РККА263 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Павлов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 284—289. Подлинник.
** Подсчет итоговой суммы дает 1280.
2* Опущены сведения по Нижегородскому краю.
134
№ 22
Спецсводка № 68 СОУ ОГПУ «об операциях по кулачеству» с начала операции по 24 апреля 1930 г. (по Сибири, Башкирии, Татарии, в Нижегородском крае, Дальне-Восточном крае и Ленинградском воен­ном округе)1*
24 апреля 1930 г.22 Группа I A
1. Сибирь
Всего по Сибири с начала кампании по 10 апреля 1930 г. изъято а/с э[лемента] 15 189 чел. Из них:
Кулаков9279 чел.
Середняков1999 [чел.]
Церковников274 [чел.]
Быв. белых205 [чел.]
Бедняков326 [чел.]
Служащих26 [чел.]
Кустарей12 [чел.]
Учащихся12 [чел.]
Прочих1001 [чел.]
Сведений нет2055 [чел.]
[Всего:]15 189 чел.
Ликвидировано к/р организаций — 38, по ним арестовано — 3195 чел. Из
них:
Кулаков
Середняков
Церковников
Быв. белых
Бедняков и батраков
Служащих
Кустарей
Учащихся
Прочих
Сведений нет
[Всего:]
Ликвидировано к/р группировок — 540, арестовано по ним 4287 чел. Из них:
Кулаков
Середняков
Церковников
Быв. белых
Бедняков и батраков
Служащих
Кустарей
Учащихся
Прочих
Сведений нет
[Всего:]
3143 чел. 90 [чел.] 74 [чел.] 90 [чел.] 4 [чел. 4 [чел. 2 [чел. 1 [чел. 269 [чел. 610 [чел. 4287 чел.
К/р одиночек арестовано — 7707 чел. Из них:
Арестовано бандитов2655 чел.
Арестовано кулаков за продажу имущества 408 [чел.]
Задержано бежавших кулаков467 чел.
Социальный состав одиночек:
Кулаков5218 чел.
135
Середняков554 [чел.
Быв. белых78 [чел.
Церковников183 [чел.
Бедняков и батраков76 [чел.
Служащих1 [чел.
Кустарей3 [чел.
Прочих334 [чел.]
Сведений нет1260 [чел.]
[Всего:]7707 чел.
Ликвидировано банд — 59, с количеством участников — 3799 чел. Группа II В
1. Башкирская область
Всего по АБССР с начала кампании по 20 апреля 1930 г. изъято а/с э[лемента] 3450 чел. Из них:
Русских1664 чел.
Татаро-башкир1589 [чел.]
Латышей29 [чел.]
Прочих197 [чел.]
[Всего:]3450 чел.
Из них:
Кулаков3117 чел.
Середняков52 [чел.]
Бедняков21 [чел.]
Комсомольцев2 [чел.]
Быв. белых31 [чел.]
Духовенства207 [чел.]
Служащих4 [чел.]
Прочих16 [чел.]
[Всего:]3450 чел.
Ликвидировано к/р организаций — 4, по ним арестован — 151 чел. Из них: русских — 61 чел., татаро-башкир — 90 [чел.], [всего] 151 чел. Из них:
111 чел. 12 [чел.] 17 [чел.] 8 [чел.] 3 [чел.] 151 чел.
398, по ним арестовано — 2674 чел.
136
К/р одиночек арестовано — 625 чел. Из них: русских — 282 чел., та-таро-башкир — 323 [чел.], прочих — 20 чел., [всего —] 625 чел.
Из них: кулаков — 593 чел., середняков — 1 [чел.], духовенства — 31 [чел.], [всего —] 625 чел.
С начала кампании изъятые одиночки по своей к/р деятельности диф­ференцируются следующим образом:
Вдохновителей эксцессов36 [чел.]
Подстрекателей18 [чел.]
Руководителей массовых выступлений23 [чел.]
Участников60 [чел.]
К/р кулацкий актив62 [чел.]
Будирующих крест[ьянст]во на выступления 142 [чел.]
Участников кулацкого террора24 [чел.]
Агитирующих крест[ьянст]во на выступления 190 [чел.]
Срывающих мероприятия соввласти31 [чел.]
Прочих39 [чел.]
[Всего:]625 чел.
Массовые выступления
В части массовых выступлений за последнее время отмечается некото­рое падение. Так, в январе массовых выступлений] было — 13, в февра­ле — 13, в марте — 104 и за 15 дней апреля масс[овых] выступлений] было — 24.
Террор
Террористические проявления со стороны кулачества по отношению низовых совработников и активистов в деревне усиливаются. Так в янва­ре — 6, в феврале — 16, в марте — 32 и за 15 дней апреля — 25.
2. Татотдел
Дополнительно за время с 5 по 15 апреля 1930 г. ликвидировано к/р группировок — 5, арестовано по ним — 40 чел., к/р одиночек арестова­но — 76 чел.
Всего по АТССР с начала кампании по 15 апреля 1930 г. изъято а/с э[лемента] — 4186 чел. Из них: русских — 2008 чел., татар — 1893 [чел.], прочих — 285 [чел.], [всего —] 4186 чел.
Ликвидировано к/р организаций — 5, по ним арестовано — 137 чел., ликвидировано к/р группировок — 307, по ним арестовано — 2709 чел. Из них:
Кулаков11 чел.
Мулл2 [чел.]
Зажиточных12 [чел.]
Торговцев1 [чел.]
Середняков6 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Сведений нет2673 [чел.]
[Всего:]2709 чел.
К/р одиночек арестовано — 1340 чел. Из них задержано бежавших ку­лаков — 479 чел.
Группа III В
1. Нижегородский край
Всего по Нижегородскому краю с начала кампании по 20 апреля 1930 г. изъято а/с э[лемента] — 4673 чел. Из них:
137
Кулаков2904 чел.
Середняков384 [чел.]
Бедняков38 [чел.]
Церковников и сектантов438 [чел.]
Быв. белогвардейцев190 [чел.]
Быв. людей648 [чел.]
Служащих53 [чел.]
Работников совхозов и колхозов18 [чел.]
[Всего:]4673 чел.
Из общего количества арестованных — 4673, было освобождено 1170 чел. Из них:
Кулаков579 чел.
Середняков247 [чел.]
Бедняков26 [чел.]
Церковников и сектантов111 [чел.]
Быв. белогвардейцев43 [чел.]
Быв. людей152 [чел.]
Служащих1 [чел.]
Работников совхозов и колхозов11 [чел.]
[Всего:]1170 чел.
Передано с делами в суды:
Кулаков266 чел.
Середняков96 [чел.]
Бедняков8 [чел.]
Церковников и сектантов24 [чел.]
Быв. белогвардейцев8 [чел.]
Быв. людей36 [чел.]
Служащих5 [чел.]
Работников совхозов и колхозов5 [чел.]
[Всего:]448 чел.
Осуждено внесудебной тройкой на 15 апреля 1930 г.
Кулаков768 чел.
Середняков25 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Церковников и сектантов130 [чел.]
Быв. белогвардейцев и быв. людей83 [чел.]
Работников соваппарата, совхозов и колхозов 8 [чел.]
[Всего:]1018 чел.
На 20 апреля 1930 г. находится под следствием:
Кулаков1291 чел.
Середняков16 [чел.]
Церковников и сектантов173 [чел.]
Быв. белогвардейцев и быв. людей514 [чел.]
Работников соваппарата, совхозов и колхозов 43 [чел.]
[Всего:]2037 чел.
Ликвидировано банд2
Арестовано по ним7 чел.
Ликвидировано группировок496
Арестовано по ним2468 чел.
К/р одиночек арестовано2205 чел.
Бежало кулаков440 чел.
Задержано бежавших кулаков128 чел.
138
2.ДВК
Дополнительно за время с 15 по 20 апреля 1930 г. ликвидировано к/р группировок — 6, из них: противодействующих — 4, арестовано] уч[аст-ников] — 27; повстанческих — 1, [арестовано участников] — 5; террорис­тических — 1, [арестовано участников] — 8. [Всего] — 6, арестовано] участников] — 40 чел. К/р одиночек арестовано — 14 чел. Социальный состав дополнительно арестованных:
Кулаков27 чел.
Середняков14 [чел.]
Бедняков4 [чел.]
Кустарей1 [чел.]
Служащих1 [чел.]
Служителей культа4 [чел.]
Монашек1 [чел.]
Быв. полицейских2 [чел.]
[Всего:]54 чел.
Всего по ДВК с начала кампаниипо 20 апреля 1930 г. изъято а/с э[ле-
мента] — 1263 чел.
Ликвидировано к/р организаций11
Арестовано по ним участников258 чел.
Ликвидировано к/р группировок73
Арестовано по ним участников539 чел.
К/р одиночек арестовано466 чел.
Ликвидировано банд35
С количеством участников396 чел.
3.ЛВО
Всего с начала операции по кулачеству в Ленинградской области по 19
апреля 1930 г. изъято а/с э[лемента] — 3882 чел.
Ликвидировано к/р организаций2
Арестовано по ним53 чел.
Ликвидировано группировок189
Арестовано по ним981 чел.
К/р одиночек арестовано2848 чел.
Бежало кулаков344 чел.
Задержано бежавших кулаков76 чел.
Всего с начала операции по кулачеству по СССР изъято а/с э[лемен-та]— 123 716 чел.
Ликвидировано к/р организаций206
Арестовано по ним8679 чел.
Ликвидировано группировок6827
Арестовано по ним50 009 чел.
Арестовано к/р одиночек65 028 чел.
Ликвидировано банд263
С количеством участников22 820 чел.
Изъято оружия8606 единиц
—"— патрон8555 шт.
Бежало кулаков19 406 чел.
Задержано бежавших кулаков5438 чел.
Арестовано за а/с деятельность из частей РККА 263 чел.
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Лебедев ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 311—321. Подлинник.
11 В сводке указывается — «по материалам, поступившим в ОЦР ОГПУ к 24 апреля».
139
Приложение к спецсводке № 68
Сведения о количестве арестованных, ликвидированных
контрреволюционных организациях, группировках, бандах
с количеством участников и изъятых одиночках по областям СССР
по материалам, поступившим в ОЦР ОГПУ к 24 апреля 1930 г.1*
24 апреля 1930 г.
а ~еГ
2
Наименование областей
Всего изъято по 1-й категор[ии]
Ликвид[ировано] контрреволюционных] организаций]
Арестов[ано] по ним участников]
Ликвид[ировано] группировок
Арестов[ано] по ним участников]
Арестов[ано] одиночек
Ликвидир[овано] банд
С колич[еством] участников
Группа I А
1.
Украина
18 605
34
1014
1012
6296
11 295
9
327
2.
СКК
12 864
12
294
380
2960
9610
34
4004
3.
НВК
7299
13
542
628
5877
880
9
316
4.
СВК
5647
13
849
338
4248
550
—
—
5.
ЦЧО
10 030
14
276
340
2662
7092
—
—
6.
БВО
6037
8
420
560
3488
2129
—
—
7.
Урал
6456
27
556
300
1913
3987
—
—
8.
Сибирь
15 189
38
3195
540
4287
7707
59
3799
Итого:
82 127
159
7146
4098
31 731
43 250
1452*
84513*
Группа II В
1.
Бащ[кир-ская] обл.
3450
4
151
398
2674
625
2.
ТАССР
4186
5
137
307
2709
1340
—
—
3.
Зак. ПТУ
1388
—
—
—
—
1388
14
4037
4.
Крым
1458
1
258
160
661
539
—
—
5.
К[А]ССР
6548
17
283
410
2393
3872
45
8390
6.
Сре[дняя] Азия
2350
2
17
89
917
1416
22
1539
Итого:
19 380
29
846
1364
9354
9180
81
13 966
Группа III В
1.
МПО
2511
—
—
124
685
1826
—
—
2.
НПО
4982
—
—
160
1818
3164
—
—
3.
Нижкрай
4673
—
—
496
2468
2205
2
7
4.
Зап[адная] обл.
4200
5
376
226
2259
1565
5.
ЛВО
3882
2
53
189
981
2848
—
—
6.
Севкрай
698
—
—
97
174
524
—
—
140
"
f |
3
gg
S
Я
1— i Я
Я
я
?ъ
а и~
g 0*
^
S и
и о "ё?
"сГ
S
° »
в а
*
1\| X
w о
о
а
Ликвид[иров нтр]р[еволюц! организ[ац!
1рестов[ано] п участн[ико
Ликвид[иров группировс
1рестов[ано] п участник[о
Арестов[ан одиночек
Ликвидир[ов банд
С колич[еста участнике
о
<ч
<ц
V
7.
двк
1263
11
258
73
539
466
35
396
Итого:
22 209
18
687
1365
8924
12 598
37
403
Всего:
123 716
206
8679
6827
50 009
65 028
263
22 820
Пом. нач. ОЦР ОГПУ Лебедев ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 322. Подлинник.
** Заголовок документа.
2* Проверка итоговой суммы дает 111.
3* Проверка итоговой суммы дает 8446.
№ 23
Сводка ИНФО ОГПУ «о бегстве и самораскулачивании
кулачества» на Украине1*
1 февраля 1930 г.
1.Антисоветская агитация и провокационные слухи
в связи с раскулачиванием
Волынский округ. В последние дни кулаками усиленно распространя­ются провокационные слухи «о предстоящей расправе» над кулацко-капи-талистическими элементами села. Так, в с. Заньки Потиевского района Клименко Федор, кулак, говорит о том, что вскоре коммунисты организу­ют «красную ночь», во время которой будут убиты не только бандиты и антисоветски настроенные, но и все кулаки и попы.
Старобельский округ. В ел. Беловодск того же района появились слухи о .том, что на Украине в ближайшие дни будет объявлена мобилиза­ция. Источник слухов — письма красноармейцев.
Артемовский округ. Кулак из Краматорского района распространяет слухи о том, что «скоро начнут отнимать у родителей детей, которых будут отдавать воспитывать в коммуны». Кулак говорит, что «это меро­приятие включено в пятилетний план соввласти».
Херсонский округ. В с. Снигиревке того же района на квартире кулака Березы регулярно по ночам собираются кулаки, которые в своих разгово­рах доказывают необходимость более активных выступлений против сплошной коллективизации.
2.Бегство кулаков, самораскулачивание и вредительство
Николаевский округ. За последнее время бегство кулаков из сел в дру­гие округа, преимущественно в Донбасс, принимает массовый характер. Так, в г. Николаеве выявлены 172 кулацких семьи, которые расселились
141
в рабочих квартирах, ведут среди рабочих антисоветскую агитацию, ста­раясь завоевать их расположение в свою пользу.
Сумский округ. В ряде районов наблюдаются массовые отказы кулаков от своей земли. Так, в Ново-Ивановский сельсовет Белопольского района за последнюю неделю поступило несколько заявлений от кулаков, отка­завшихся от 100 дес. земли.
Артемовский округ. В Попаснянском районе зарегистрировано отказов кулаками от своих земельных наделов в количестве до 5 тыс. дес., в коло­нии Александрополь Клиновского сельсовета 9 кулацких хозяйств отказа­лись от 200 дес. земли; в Былбасовский сельсовет Славянского района по­ступили заявления от кулаков об отказе пользования землей в количестве 650 дес. и т.д.
Уманский округ. Сплошная коллективизация находит большое отраже­ние в ликвидации хозяйств кулаками. В последнее время отмечаются мас­совые случаи отказа кулачеством от своих земельных наделов, распрода­жа скота, с/х инвентаря и т.д. Ликвидируя свои хозяйства, кулаки не скрывают своих намерений выехать в другие округа, в рабочие центры, чтобы пытаться устроиться на работу.
Сумский округ. В с. Локне зафиксирован целый ряд случаев бегства кулаков из села, всего 16 чел. По первичным данным все устроились на работу на руднике «Коминтерн» (возле г. Шахты). На работу они были приняты председателем] стройкома, жителем этого же села. Кроме того, при помощи секретаря сельсовета, недавно вычищенного из ЛКСМУ, бе­жавшим кулакам были выданы фиктивные справки об их социальном и имущественном положении.
Случаи бегства кулаков отмечены в Хотенском, Чупаховском, Лебе­динском и Юнаковском районах. Кулаки стремятся выехать в промыш­ленные округа и устроиться там на работу.
Днепропетровский округ. В с. , Троицком Петропавловского района кулак-экспертник2* распродал свое имущество, забрал лошадей и выехал на заработки в одну из шахт Артемовского округа.
В этом же селе многие кулаки распродали свой с/х инвентарь, часть скота и устроились на работу на станцию Ясиноватая.
В с. Александровке В.Днепровского района кулак Шеповал ликвидиро­вал хозяйство и устроился на работу в один из рудников Донбасса.
В г. Павлограде в последнее время наблюдаются факты, когда кулаки сдают на склад Рудметаллторга части с/х машин, умышленно разобранных или побитых на лом. Так, 3 января кулак из с. Маврино Павлбградского района привез побитую на лом почти новую молотилку. На вопрос присутст­вовавшего при этом одного крестьянина, что, «трудно было побить на лом такую машину?», находившаяся возле склада группа кулаков ответила: «Разбить все легко, а вот пусть соввлаеть попробует сделать новые».
Кулак из Павлоградских хуторов разбил молотом имевшуюся у него соломорезку и сдал ее на склад Рудметаллторга.
В с. Хорошем Петропавловского района кулак-экспертник разбил кон­ную молотилку, а кулак из с. Вербки Павлоградского района вполне ис­правный привод от молотилки разломал на части и продал как лом.
В ряде сел Близнецовского района кулаки бросают под открытым небом с/х инвентарь, и последний, покрываясь снегом, ржавеет и портит­ся. На вопрос, заданный одному кулаку — «зачем он это делает, когда сараи и клуни стоят пустыми?» — кулак ответил: «Они нас замучили, те­перь все не наше, а народное, так пусть же все и пропадает».
142
Кременчугский округ. В Александрийском районе последние 2—3 неде­ли зафиксированы факты, когда кулаки умышленно ломают и портят с/х машины и другой инвентарь.
Николаевский округ. В связи с появлением в прессе статьи о ликвида­ции кулачества как класса и начавшегося фактического раскулачивания отмечается рост случаев самоликвидации кулацких хозяйств.
В тех местах, где кулачество застигнуто уже проводящимся раскула­чиванием, там кулаки, не видя возможности сохранения своего имущест­ва и, чтобы не остаться без всяких средств, проявляют тенденции к само­поджогам с целью получения страховых сумм.
Так, в Баштанском районе 2 кулака, хозяйства которых подлежали конфискации, произвели поджог своих хозяйств, желая получить стра­ховку. В этом же районе отмечены два случая подкупа молодежи для со­вершения поджогов хозяйств активистов и бедняков.
3. Противодействие раскулачиванию
Криворожский округ. 19 января в Апостоловском районе по распоря­жению окрнаркома было раскулачено 300 кулацких хозяйств. 22 января началось раскулачивание и по остальным районам Криворожского округа. Кулаки в некоторых селах в процессе раскулачивания оказали сопротив­ление. Так, в с. Костренке кулак набросился на уполномоченного ОНК с ножом; в с. Братолюбовке Долинского района кулак Геращенко при его раскулачивании избил 3-х членов комиссии; в с. Глиняное Долинского района при изъятии имущества у кулака Зилевского последний ударил уполномоченного Тонкошурова в висок. Уполномоченный выстрелом из ре­вольвера убил кулака. В с. Гуровке Долинского района кулак Кошелев после изъятия его имущества сжег сарай с целью, чтобы пожаром уничтожить по­стройки СОЗа, находившиеся рядом. Имущество СОЗа не пострадало.
Николаевский округ. По распоряжению окрнаркома в ряде сел нача­лось раскулачивание кулацко-зажиточной прослойки, которое заключает­ся в конфискации кулацкого имущества и переселении кулаков в дома бедняков. Особенно интенсивно раскулачивание ведется в Николаевском районе, где в с. Бормашевке в течение двух дней раскулачено и переселе­но 153 кулацких семьи. Кулаки проявляют резкое недовольство и пыта­ются оказывать активное сопротивление раскулачиванию террором. Так, в Баштанском районе при возвращении с районного совещания между се­лами Константиновской и Пески были обстреляны кулаками из охотни­чьих ружей несколько председателей] СОЗов; одни из председателей ранен в голову.
Изюмский район. С 22 января по округу происходило изъятие посев­ного зерна у кулачества в связи с тем, что кулаки начали сбывать посев[ной] материал на частный рынок. Первый день изъятия посевзерна характеризовался 3-мя эксцессами в двух населенных пунктах — с. Гру-шевахи Петровского района и хут. Водорезовке Изюмского района.
В с. Грушевахи при изъятии посевзерна у кулака Лотоца на крик его жены — «Караул, нас грабят!» — сбежалось до 200 женщин, которые, подняв шум, заявили, что «не позволят забрать зерно». Разъяснения ра­бочей бригады о том, что посевзерно отбирается только у кулаков, и по­пытки успокоить толпу ни к чему не привели. Одна из женщин, Гераси­менко, дочь кулака и жена зажиточного середняка, подскочила к члену бригады и камнем ударила его по лицу. Потом рабочую бригаду заставили удалиться со двора Лотоца.
143
Вторая рабочая бригада, возвращавшаяся с изъятым посев[ным] мате­риалом, была тоже встречена толпой, а член бригады был повален на землю и избит. Мужчины, в большинстве кулаки и зажиточные, находив­шиеся при избиении, стояли и смеялись.
В хут. Водорезовке при изъятии посевзерна собравшаяся толпа заста­вила комиссию прекратить работу и бежать.
4. Участие середнячества и бедноты в проведении раскулачивания
Харьковский округ. 21 января общим собранием крестьян с. Федоров-ки было постановлено раскулачить 12 кулацких хозяйств. На второй день толпа крестьян в 400 чел., преимущественно бедняков и середняков, с красными флагами под руководством уполномоченного РИКа, пред[седа-теля] и членов сельсовета и СОЗа направились к намеченным кулацким хозяйствам.
Подойдя к хатам кулаков, крестьяне врывались в хаты и растаскивали имущество первых, сгоняя их в одно помещение. Во время операции один из членов СОЗа заставил раскулачиваемого сбросить с себя хороший кожух, шапку и тут же надел все на себя. Кулакам было объявлено, что в течение трех дней они могут выехать, кто куда хотят.
Председатель РИКа, пытавшийся придать раскулачиванию организо­ванный характер, ничего не мог сделать, ввиду крайнего возбуждения крестьян. Скот и инвентарь раскулаченных хозяйств переданы в СОЗ.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 678. Л. 163-165. Подлинник.
1* Публикуемая сводка являлась приложением к соответствующей справке ИНФО ОПТУ от 1 февраля 1930 г., опубликованной в сборнике «Трагедия совет­ской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939». Т. 2. Ноябрь 1929 — декабрь 1930. М., 2000. С. 161—163.
2* Так в тексте.
№ 24
Оперразведсводка № 1 СОУ ОГПУ о ходе «операции по контрреволюционным кулацко-белогвардейским и бандитским элементам» на 6 февраля 1930 г.
6 февраля 1930 г.
На 6 февраля с.г. по всем районам операции ликвидировано: к/р орга­низаций — 20, к/р группировок — 244. Всего арестовано вместе с к/р ак­тивными одиночками — 15 985 чел.
УССР
По данным на 4 февраля с.г., ликвидировано 78 к/р группировок и не­сколько организаций. Арестовано (с активными к/р одиночками) — 5171 чел.
Наиболее характерными из ликвидированных организаций являются: 1. Петлюровская к/р организация, подготавливавшая вооруженное восстание в Кременчугском округе. Пока арестован 131 чел. Среди них: кулаков — 60, быв. офицеров — 20, зажиточных — 17, середняков — 8, быв. помещиков — 3, попов — 4, остальные — служащие, быв. активные петлюровцы и прочие. Арестовано 13 районных организаторов.
144
Руководители организации именовали себя «Верховный Штаб вийска У HP». Штабом выделялись командиры будущих повстанческих частей, в обязанность которых вменялось путем вербовок комплектовать свои части. Срок восстания намечался на весну 1930 г., причем руководитель организации Манько, быв. петлюровский офицер, прибывший в 1924 г. нелегально из Польши, намечая сроки восстания, говорил: «Когда власть проведет коллективизацию, то она этим обеспечит свое влияние на массы, кругом будет свой глаз, вследствие чего к народу вообще трудновато будет подступиться и, наконец, затяжка организационной деятельности может привести к провалу»
В момент восстания намечался захват г. Кременчуга. Для того, чтобы вызвать в городе панику, предполагалось перед началом восстания под­жечь окраины, затем захватить ж/д станцию и телеграф. Организация ставила своей задачей создание самостоятельной Украины на основе вос­становления права частной собственности на землю и хозяйства и сохра­нения казачьего сословия. После захвата власти предполагалось образова­ние временного правительства в составе представителей: от украинских политпартий — 20%, от интеллигенции — 20%, от селянства — 60%. По­мимо Кременчугского [округа] организация имеет свои связи в соседних округах, ведется дальнейшее следствие.
2. Петлюровская к/р организация в Зиновьевском округе, предпола­гавшая произвести вооруженное выступление в день празднования перехо­да Ново-Украинского района на сплошную коллективизацию. По делу арестовано 18 чел[овек].
Следствием установлено, что организация создавалась по системе пятерок и имела связь с соседним Первомайским округом. Организация ставила своей задачей подготовку вооруженного восстания для установления само­стоятельной Украины на основе следующих принципов: 1) всеобщее, равное и тайное голосование без коммунистов; 2) свободное развитие сельского хо­зяйства с восстановлением частной собственности на землю; 3) свободная торговля. Имеются данные о том, что в организацию входят до семидесяти человек, и что она располагает оружием. Ведется дальнейшее следствие.
Наряду с организованными формами борьбы среди кулачества отмеча­ется стихийный рост активности, идущий по линии распространения про­вокационных слухов (пример: «Скот будет изыматься у всего крестьянст­ва», «Советская власть приступила к физическому уничтожению кулака») и ведения к/р агитации.
Выдвигается вопрос об установлении связей с Красной армией в целях организации крестьянского восстания.
Усиливается бегство кулачества в другие города республики, причем хозяйство бросается на произвол. Особенно панический характер прини­мает бегство кулаков в округах, где началось раскулачивание. Операция продолжается.
Северный Кавказ
По данным ПП СКК на 1 февраля с.г., на территории СКК ликвидиро­ван ряд к/р организаций, группировок и активных одиночек с общим ко­личеством изъятых — 1439 чел.
По краю отмечается значительный рост политического] бандитизма.
1. 1 февраля на разъезде Герзель (на перегоне Гудермес — Хасав-Юрт) бандгруппа в 4 чел. (предположительно, одна из частей банды Изтамуло-ва) обстреляла стрелочника ж[елезной] д[ороги], отказавшегося сообщить расписание поездов.
145
2. В результате разбора пути оперирующей в районе Сурхохи — Эка-
жево — Яндырка бандой на перегоне Слепцовской — Карабулакской по­
терпел крушение скорый поезд. Арестовано 13 пособников и укрывателей
бандитов, в том числе видный бандит Мальсагов.
3. 3 февраля по дороге Сурхохи в районе хут. Нальгиево на следовав­
шую автомашину с секретарем Ингушского областного комитета ВКП(б)
Черноглазом, председателем] райкома Жуковским и председателем] об­
лисполкома Обухановым был совершен бандитский налет, в результате
которого тт. Черноглаз и Жуковский были убиты. ПП ОГПУ брошены
специальный отряд и чекистская опергруппа для ликвидации бандитизма
в Ингушетии. Части, назначенные для операции, 4 февраля прибыли во
Владикавказ. Ведется усиленная агентурная работа по выявлению участ­
ников разбора пути и убийства тт. Черноглаза и Жуковского. При столк­
новении с бандой в районе Цацан-Юрта в перестрелке убиты 2 бандита.
Один умер от ран, пять взяты живыми, остальные разбежались. С нашей
стороны потерь нет.
4. 2—3 февраля бандой в числе 30—35 сабель ограблен кооператив в
сел. Шалахи Урус-Мартановского района. Банда имела перестрелку с ох­
раной кооператива. Потерь нет.
5. Действующая в Шалинском округе Чечни банда Изтамулова разби­
лась на две группы по родственному признаку. В Гудермесском округе
группой Магамадова на днях ограблен кооператив в с. Елистан-Юрт. По
имеющимся данным, в ограблении участвовала банда Изтамулова в
30 чел. 27 января эта же банда пыталась ограбить кооператив аула Гер-
зель, при перестрелке убито 2 чеченца, оказавших сопротивление банди­
там. Банда, разделившись на группы, рассеялась в Хасав-Юртовском и
Шалинском районах.
6. В Ножай-Юртовском округе 26 января изъяты руководители Венев-
ских событий Муссозов Яроч и Муссозов Измаил. Там же явилось
24 скрывающихся бандита.
В целях нанесения решительного удара по бандитским очагам, дейст­вующим бандкадрам, пособникам и укрывателям приступлено к проведе­нию в Ингушетии чекистско-войсковой операции.
В Шахтинском, Терском и других округах Северного Кавказа опера­тивно-агентурными мероприятиями вскрыты и ликвидированы следую­щие к/р организации и группировки:
1. В Шахтинском округе ликвидирована повстанческая организация в
количестве 11 чел., преимущественно кулаков — в прошлом активный бе­
логвардейский элемент. Центр организации находился в ст. Н.-Золотов-
ской. Установлены конкретные связи и организованная контрреволюцион­
ная работа среди переменного кав[алерийского] полка.
2. В ст. Бекешевской Терского округа (в прошлом — база партизан­
ских формирований Шкуро и других белых банд) вскрыта типичная ку-
лацко-белогвардейская группировка с явно повстанческими тенденциями.
Актив группировки по предварительному уговору имел твердое намерение
совершить налет на собрание, связанное с антирелигиозной кампанией, с
целью перебить совпартактив, захватить оружие и уйти в лес для проведе­
ния планомерной бандитско-повстанческой работы. Цель организации:
при помощи вооруженного выступления поднять другие банды на восста­
ние против Советской власти. Возглавлять восстание должен был подхо­
рунжий белой армии, активный каратель и сподвижник Шкуро. По делу
арестовано 50 чел[овек].
146
В Дагестане. 1. Приступлено к ликвидации вновь выявленных к/р группировок в аулах Старый Атаги, Залкан-Юрт Урус-Мартановского ок­руга, Алхан-Юрт и других Веденского округа (Чечня).
2. В Хасав-Юртовском округе Дагестана и ауле Сертлах выявлена к/р
группировка, устраивавшая совещания, на которых обсуждались события
в Чечне и организация помощи восставшим чеченцам.
3. В с. Кастала к/р группировка в 7 чел. обсуждает вопрос восстания и
установления связи с другими к/р образованиями.
4. В Гунибском округе в ауле Гербебель выявлена к/р группировка,
ставящая себе основной целью срыв коллективизации в округе.
В крае отмечается рост поджогов имущества колхозов и местного акти­ва и спровоцированных кулаками на почве коллективизации и раскулачи­вания эксцессов. Наиболее показательными случаями являются:
1. В ст. Ново-Минской Донского округа произведены поджоги имуще­
ства колхозов и местного актива. Выявлены три группы поджигателей,
пытавшиеся поджечь общественные амбары. В той же станице в ночь на
28 января разъезжали две линейки с вооруженными лицами, которые
произвели обстрел одного батрака.
2. В пос. Петропавловском Таганрогского округа спровоцированная ку­
лаками толпа ворвалась в помещение штаба коллективизации (только что
перешедшего в отобранный у кулака дом), где разогнала присутствую­
щих, уничтожила все дела, диаграммы, списки и т.д. Часть инициаторов
изъята. При ликвидации эксцессов 29 кулаков скрылись.
Зафиксированы случаи эксцессов также и на почве изъятия кулаков.
1. 31 января при изъятии кулачества, замешанного в к/р деятельнос­
ти, в Верхне-Ханженском сельсовете Таганрогского округа толпа женщин
в 200 чел. пыталась избить оперативную группу и освободить арестован­
ных, взломав двери и окна арестантского помещения. В связи с этим в
Ханженково была брошена дополнительная опергруппа. При вторичном
изъятии к/р кулацкого актива вновь собралась толпа, оказавшая сопро­
тивление при проведении арестов. Со стороны толпы было произведено
два выстрела.
2. В Абрамовском сельсовете при изъятии кулацкого к/р элемента
толпа женщин требовала освобождения арестованных.
Отмечается массовое бегство кулаков из своих округов, в Черноморье отмечен усиленный приток кулаков из Армавирского, Кубанского и Май­копского округов, направляющихся в горы Черноморья и Закавказья.
ПП ОГПУ СКК установлены агентурно-оперативные заслоны на грани­цах округов для изъятия укрывающихся кулацких элементов. Нами дана директива ЗакГПУ об установке спецзаслонов для изъятия бегущих в За­кавказье кулаков. Операция продолжается.
Средне-Волжский край
На 1 февраля на территории СВК ликвидировано две к/р организации и 18 группировок. Арестовано по ним вместе с к/р одиночками 1707 чел. Наиболее характерными из ликвидированных организаций являются:
1. В Тоцком районе Самарского округа ликвидирована к/р кулацкая организация, ставившая целью поднятие восстания для свержения Совет­ской власти. Участниками организации в течение 1929—1930 гг. было со­рвано 6 сельских собраний, посвященных мероприятиям соввласти.
В результате организованной работы к/р организаций распались 2 кол­хоза. В целях провоцирования бедноты на выступления против соввласти
147
участники организации — служащие в Коопхлебе — подмешивали в хлеб толченое стекло и глину. Во время нелегальных собраний организацией выставлялись пикеты. Общее количество членов организации доходило до 40 чел. Из них: кулаков — 36, быв. б[елых] офицеров — 2, быв. полицейских] — 1. При обыске у членов организации обнаружено 3 вин­товки и 9 ружей.
2. К/р организация в пос. Ветлянка Соль-Илецкого района Оренбург­
ского округа. Организация насчитывает 47 участников, в прошлом боль­
шинство — участники белых восстаний. Актив организации — 15 чел.,
исключительно из кулацко-зажиточных элементов. Организация устраи­
вала нелегальные сборища, на которых обсуждались вопросы вооружен­
ной борьбы с соввластью и проведение «Варфоломеевской ночи» над ком­
мунистами и активистами. Актив организации имел тесную связь с к/р
группировками в других поселках этого района, с которыми также обсуж­
дался вопрос о подготовке восстания против Советской власти.
3. К/р группировка в пос. Изобильном, насчитывающая 27 чел. участ­
ников, преимущественно кулаков, зажиточных и лишенцев, в прошлом —
участников белых восстаний. Группировка имела в качестве идеолога и
советника местного попа. На собрании группировки обсуждали вопросы о
борьбе с Советской властью, делалась ставка на белую эмиграцию. Таких
группировок по данному району насчитывается 5.
Изъятие к/р элементов продолжается.
Нижне-Волжский край
На 1 февраля на территории Н[ижне]-В[олжского] края ликвидирован [ряд] к/р организаций и группировок. По ним арестовано вместе с актив­ными к/р одиночками 1277 чел[овек].
На почве изъятия к/р кулаков, организаторов массовых выступлений, в с. Змеевка произошло массовое выступление, охватившее и соседние се­ления. Организующую роль в этом массовом выступлении сыграли мест­ные эсеры. Активных участников-инициаторов арестовано 100 чел. Бедня­ки и середняки относятся сочувственно к производимой операции, актив­но помогают выявлению и задержанию бегущих кулаков.
Точных данных о количестве и категориях ликвидированных разрабо­ток не поступало. Операция продолжается.
Центрально-Черноземная область
На 4 февраля на территории ЦЧО арестовано участников к/р группи­ровок и одиночек — 1231.
На территории Тамбовского округа выявлен и ликвидирован целый ряд повстанческих активных к/р группировок и ячеек, состоящих, глав­ным образом, из кулацко-зажиточного элемента и быв. участников бан­дитского движения (антоновцы)23. Общее количество активных участни­ков этих групп и ячеек доходит до 800 чел[овек].
В области отмечается значительный рост кулацкой активности, на­правленной, главным образом, против коллективизации и принимающий повстанческий характер.
1. В с. Полтавка Репьевского района Острогожскбго округа на почве коллективизации 31 января возникло массовое выступление, в коем уча­ствовало все село — около 2000 чел. Открытой со стороны выступающих стрельбой тяжело ранено 2 коммуниста местной районной партийной орга­низации. Выступление подавлено вооруженной силой 2 февраля. Со стороны выступавших убито 4. Изъято 105 чел. вдохновителей-организаторов и актив­ных участников выступления. В селе восстановлен полный порядок.
148
2. В с. Ростовка того же района на почве коллективизации было вы­
ступление 200 женщин. Выступление ликвидировано мирным путем.
3. В с. Песковатка в 4-х километрах от станции Лиски Ю[го]-В[осточ-
ной] железной дороги на почве изъятия кулацкого к/р элемента сорвав­
шаяся толпа разогнала сельсовет и избила представителей райкома и
РИКа. На место была вызвана опергруппа сотрудников и 100 чел. красно­
армейцев. Операция прошла без особых эксцессов и без стрельбы. Име­
лись случаи, когда кулаки у себя в доме пытались оказывать сопротивле­
ние, поднимали крик с призывом на помощь соседей.
В одном поселке группа в 40 чел. с вилами и топорами бросилась на красноармейцев и лишь по приказанию сотрудников ОГПУ разошлась.
Сибирь
На 1 февраля на территории Сибкрая ликвидировано: к/р организа­ций — 12, к/р группировок — 106. Арестовано по ним вместе с к/р оди­ночками 3691 чел. Из ликвидированных к/р группировок и организаций наиболее характерны:
1. К/р кулацко-казачья организация в Минусинском округе в количе­
стве 21 чел. Во главе организации стоял быв. станичный атаман, осталь­
ные участники в большинстве — быв. белые и каратели. Организация
оказывала активное противодействие всем проводимым мероприятиям Со­
ветской власти.
2. К/р кулацко-казачья группировка в станице Исиль-Куль Омского
округа в составе 20 чел. Группировка носит явно повстанческий характер.
3. В том же районе в с. Николаевка вскрыта,к/р казачья группировка
во главе с быв. станичным атаманом. Группировка поддерживала связь с
Китаем через находящегося в эмиграции быв. белого офицера. Группиров­
ка на случай войны с Китаем должна была составить нечто вроде диверси­
онного отряда. По словам участников, группировка должна была «рвать
мосты, жел[езные] дороги, телеграф, элеваторы и т.д.».
За последний период в Сибири значительно возрос бандитизм. По пос­ледним сведениям, в Березовском районе Ачинского округа в тайге орга­низовалась банда кулаков-лишенцев около 20 чел. во главе с быв. банди­том и бежавшим из исправ[ительно]-труд[ового] дома белогвардейцем. Бандой убито 12 чел. и ранено 10 чел. местных партийцев и милиционе­ров. Банда хорошо вооружена и находится в сильно заснеженной и пере­сеченной горами местности. Для ликвидации банды из Новосибирска бро­шена ударная опергруппа. Операция продолжается.
Урал
27 января на территории Урала началась операция по изъятию кулац-ко-белогвардейского элемента. Из ликвидированных к/р организаций и группировок особенно характерными являются к/р образования в Ишим-ском округе, в прошлом являвшемся плацдармом бандитского движения.
Зафиксированы вполне четкие тактические установки к/р кулацких группировок в отношении колхозов, сводящиеся к лозунгу: «В колхозы входить и взрывать изнутри, нужно сейчас всем идти в колхозы, т.к. и жить от этого будет пока легче и лучше, можно будет проводить работу по развалу этих колхозов». Операцией вскрыта чрезвычайная засоренность быв. людьми наших хозяйственных организаций и, особенно, разъездных заготовительных агентур, среди которых имеются участники к/р органи­заций и группировок. Используя свое положение по службе в сов[етских] заготовительных органах, к/р группировки разъезжают по району, рас­пространяют провокационные слухи о восстании, подогревают и активи-
149
зируют повстанческие настроения среди кулацких элементов в районе и проводят оргработу.
В области отмечается бегство кулаков в другие районы и в Казахстан. Операция продолжается.
Казахстан
3 февраля на территории Казахстана начата операция по ликвидации к/р организации «Суфи»24. Ликвидирована группа Сарбиева, арестовано 40 чел. Показательно, что по 5 хозяйствам, взятым на выборку, изъято около 800 верблюдов, 2000 лошадей и огромные стада баранов. Операция продолжается в отношении трех групп: Ильес, Каркула-Ишана, Аллания-зова, Кашанова. Развернуты операции по Хорезму и в Ташаузе. В Актю­бинске проводится ликвидация банды Южахмедова, связанной с организа­цией «Суфи». В Каркаралинском округе, в связи с ликвидацией байской к/р группировки, арестовано 90 чел. В том же округе изъята к/р группа пособников бандитизму в составе 25 чел. В последнее время наблюдается массовое возвращение в Казахстан из ссылки кулаков (раскулаченных около полугода назад). Возвращающиеся запугивают население, распуска­ют слухи о возврате конфискованного имущества и т.д. В ряде поселен­ных пунктов в результате к/р агитации напутанная беднота возвратила кулакам дома, конфискованные судом. Приняты меры к привлечению к ответственности активных кулаков.
Белоруссия
30 января с.г. на территории Белоруссии в Оршанском округе воору­женные кулаки избили участников двух рабочих бригад. В Копыльском и Круглянском районах кулаки выпустили воззвание. В Горецком районе кулаки обстреляли рабочие бригады. Несмотря на принятые местными ор­ганами меры для быстрейшей ликвидации распоясавшихся кулаков, из ПП брошена на место происшествия специальная опергруппа.
Сведений о проведении операции1 по изъятию к/р элементов не посту­пало.
Начальник СОУ ОГПУ Евдокимов Нач. КРО ОГПУ Ольский
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 23. Л. 2—13. Заверенная копия.
№ 25
Директива № 3376 зам. председателя ОГПУ С.А. Мессинга республиканским и местным ПП ОГПУ «о максимально организационном и плановом» обеспечении операции по выселению кулаков25
6 февраля 1930 г.
Начальникам отделов Башкирской и Татарской республик,
ПП ОГПУ Крыма, Закавказья, Казахстана, Урала, Северного края,
ДВЕ, Сибири и Средней Азии;
почтотелеграмма — ПП ОГПУ ДВО, Западного края,
Нижегородского края и ИПО
[В] дополнение телеграммы № 449 сообщаю для сведения копию директивы ОГПУ, посланной ПП ОГПУ, проводящим операцию по 1-й и 2-й категориям кулака. В первую очередь предлагаю:
150
«1) [В] связи [с] удлинением сроков обеспечить максимально организо­ванное, плановое, строго рассчитанное проведение операции. Строго руко­водствоваться данными цифрами, не выходя за пределы их. План выселе­ния рассчитать на три месяца (февраль, март, апрель). Паши действия не должны носить характера форсированной, единовременной кампании, а [характер] систематических действий на протяжении указанного срока с тем, чтобы за три месяца действительно ударить [по] кулацкому активу [в] районах сплошной коллективизации.
2) Обеспечить строгую классовую линию, чтобы наш удар фактически
пришелся по наиболее злостным, активным и действующим, повторяю,
активным и действующим, кулацким к/р элементам. Категорически пре­
кратить имеющуюся [в] ряде мест при арестах по первой категории пого­
ню за голым количеством. Включая сюда не только деревню, но и город,
не имеющий прямого отношения [к] кулаку деревни.
3) Работы троек26, особенно применение ВМН, должны быть строго
продуманы и исходить [из] удара по особо активным, неисправимым к/р
кулацким головкам.
4) [В] связи [с] удлинением срока операции следствие по делам вести
более тщательно и углубленно. Усилить агентурную] работу. Всемерно
обеспечить районы от возможных эксцессов, выступлений и т.д.
5) Немедленно рассчитать [и] представить план перевозок, исходя [из]
регулярного их проведения [на] протяжении указанного срока.
6) Улучшить информацию [о] политсостоянии районов, происшестви­
ях, важнейших ликвидируемых делах. Не допустить отчетности по опера­
ции одними голыми цифрами, строго руководствуясь табелем донесений.
7) ПП ОГПУ несут личную ответственность за количество оперируемых
и выселяемых, а также за охват операцией действительных активно дей­
ствующих контрреволюционных кулацких элементов, особенно организа­
ций, группировок, банд [и] обеспечения политсостояния районов.
№ 3376».
Зам. пред. ОГПУ Мессинг ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 6. Копия.
№26
Циркулярное письмо № 325224 ОГПУ всем ПП ОГПУ о предоставлении своевременной и полной информации о ходе операции по ликвидации «контрреволюционного кулацко-белогвардейского и бандитского элемента»
7 февраля 1930 г.
Посылаю для ориентировки оперсводку № 1 о ходе операции по ликви­дации к/р кулацко-белогвардейского и бандитского элемента на террито­рии СССР1*.
Обращаю внимание на следующие дефекты в донесениях мест, сры­вающие подведение общих итогов операции в Центре.
1. От ряда ПП не поступают данные о характере (политокраска, дея­тельность, состав, размеры и т.д.) ликвидированных организаций, группи­ровок и банд. В большинстве случаев в ОГПУ в телеграммах и даже до­кладных записках указываются только одни цифровые данные, нередко с большим опозданием.
151
2. Не указывается точно (и отдельно по каждой категории) количество
ликвидированных к/р одиночек и количество арестованных из этих кате­
горий (отдельно).
3. В количествах арестованных не указывается, к какой категории они
относятся. Во многих донесениях фигурируют так наз[ываемые] «прочие»
(1000 и свыше чел.), что свидетельствует об отсутствии должного учета и
контроля ПП за арестами на местах.
4. Донесения о массовых выступлениях, проявлениях террора, банди­
тизма и т.д. сплошь и рядом запаздывают и полно не отражают события.
5. Отсутствуют донесения о принимаемых мерах и силах, выделенных
для этого (чекистск[их] и войсковых).
Категорически приказываю немедленно обеспечить своевременную и полную информацию о ходе операции, точно выполняя табель донесений, согласно приказа ОГПУ № 44/212*.
Зам. пред. ОГПУ Ягода Нач. СОУ ОГПУ Евдокимов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 23. Л.1. Заверенная копия.
!* См. док. № 10.
2* Приказ ОГПУ № 44/21 от 2 февраля 1930 г. «О мероприятиях по ликвида­ции кулачества как класса» опубликован в сборнике «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание». Т. 2. М., 2000. С. 163—167.
№ 27
Сводка ИНФО ОГПУ «О засоренности, организационных недочетах и других ненормальностях в колхозстроительстве Сибири по материалам на 26 января 1930 г.»
7 февраля 1930 г.
Засоренность колхозов кулачеством и а/с элементом
Засоренность всех видов колхозов (простейших с/х объединений27, с/х артелей и коммун) кулацким и антисоветским элементом остается до на­стоящего времени значительной по большинству округов [Сибирского] края. Со стороны руководящих окружных, особенно с/х кооперативных организаций, вопросу о социальном составе колхозов и очистке их от чуж­дого элемента уделяется недостаточное внимание. Так, Сибколхозсоюз и его окружная периферия до сих пор не имеют сколько-нибудь достаточ­ных данных о социальном составе колхозов и даже о количестве имею­щихся в округе и районе колхозов. Плановые п/отделы некоторых окр-колхозсоюзов количество колхозов учитывают лишь по числу кредитных операций (Томский округ и др.). В Кузнецком, Ачинском и Минусинском округах простейшие с/х объединения вовсе не учитывались. Крайне сла­бая постановка учета роста колхозов значительно облегчила кулачеству возможность пролезть в них, особенно в колхозы первичного типа28. Про­шедшая весной п[рошлого] г[ода] чистка колхозов по ряду округов не дала нужных результатов. В Славгородском округе, например, в некото­рых колхозах после окончания чистки остались крупные кулаки, всту­пившие в колхоз вместе со своими батраками и имеющие на стороне по 4 необобществленных коровы. В ряде колхозов Барнаульского, Рубцовско­го и других округов имеется до 10% и больше кулаков и зажиточных,
152
последних также немало в руководящих органах колхозов, а в ряде слу­чаев кулаки являются руководителями колхозов (председатели] советов, коммун, колхозных правлений и т.д.).
Особо следует отметить засоренность ряда колхозов и колхозных прав­лений разными антисоветскими и уголовными элементами (быв. колча­ковцами, эсерами, баптистами, спекулянтами и т.п.).
В отношении мотивов, побуждающих кулачество вступать в колхозы, характерно следующее заявление кулака — члена коммуны «Луговая» Кыштовского района Барабинского округа: «Мы вступили в колхоз не по убеждению, а по несчастью, т.к. соввласть не даст иначе прав на жизнь, донимает налогами и лишением избирательных прав».
Барнаульский округ. В коммуне «Коминтерн» Белоярского района 10% зажиточных и кулаков. В с. Бешенцево Белоярского района в ком­муне «Красная звезда» 12% зажиточных и кулаков. В коммуне «Новый мир» Белоярского района из 33 хозяйств — 5 зажиточных и 7 кулацких. В Тальменском районе в коллективе по совместной обработке земли из 1915 хозяйств 156 — кулацко-зажиточных.
В коммуне «Серп и Молот» Шадринского района руководитель комму­ны, зажиточный, устроил своего брата завхозом, двух родственников вы­двинул в члены ревизионной] комиссии, одного зятя устроил зав[едую-щим] шерсточесалкой, а другого — заведующим] пимокатной мастер­ской.
В коммуну «Победа» принят учитель Орлов и его жена. В прошлом Орлов — доброволец колчаковской армии, сын священника, жена Орло­ва — также дочь священника, сосланного за к/р деятельность.
Славгородский округ. Быв. руководитель коммуны им. Сталина, член ВКП(б), систематически проводил в члены коммуны кулаков. Так, в ок­тябре по его настоянию было принято в члены коммуны 5 кулаков. Один из них имел до 10 батраков.
Красноярский округ. Лишенец, принятый в колхоз «Память Ленина» и ряд других кулаков ведут работу по разложению коллектива. Упомяну­тый лишенец, забрав себе общественную лошадь, угрожал активистам колхоза убийством, «если они посмеют отобрать ее у него». В колхоз «Совместный труд» вошло 5 человек лишенцев и зажиточных с целью избавиться от индивидуального налога. Упомянутые лишенцы имеют по 15 дес. посева, по 10 коров и по 8 лошадей. Кулак этого колхоза гово­рил: «Теперь в коллективе я хоть спасусь от пятикратки29, а потом выйду обратно и буду жить».
Каменский округ. В семенном товариществе «Победа» состоят 5 кула­ков-лишенцев, судившихся по 107 ст. УК30.
Томский округ. В колхозе «Красное знамя» до 25% кулаков. Пред[се-датель] правления — кулак.
Бараб[инский] округ. В коммуне «Луговая» Кыштовского района членами коммуны состоят: лишенец и индивидуально обложенный, ко­торые среди членов коммуны говорят: «Мы вступали в коммуну не по убеждению, а по несчастью, т.к. соввласть не дает иначе прав на жизнь, донимает налогами и лишением избирательных] прав». Пимо­катной мастерской коммуны руководит лишенец, быв. хозяин этой мастерской. Правление колхоза «Путь к социализму» Купинского района состоит из кулаков.
153
Бийский округ. В коммуне «Советская Сибирь» состоят: быв. владелец овчинного завода до 1927 г. и 4 крупных кулака.
Канский округ. В с/х артель «Красная искра» Н.-Ингашевского района влилась группа переселенцев из Смоленской губернии во главе с быв. эсе­ром, принимавшим активное участие в восстании против соввласти в Смо­ленской губ.
Ачинский округ. В с. Тукай Ужурского района председателем колхоза «Красный Май» является быв. полицейский, а председателем] ревизион­ной комиссии — быв. торговец.
Кузнецкий округ. Членами коммуны «Ясная заря» состоят 6 быв. спе­кулянтов, 21 кулак, 4 лишенца и 2 судившихся по 107 ст. УК. В коммуну «Атеист» Ленинского района были приняты кулаки-лишенцы, имевшие паровую молотилку, которую они продали этой же коммуне. В с. Березово Щегловского района проводится сплошная коллективизация. В коммуну «Батрак» вступило все село, в том числе и кулаки. Некоторые коммунис­ты способствовали вступлению кулаков в коммуну.
Слабое участие колхозов в хлебозаготовительной кампании и невыполнение обязательств по контрактации
По ряду округов колхозный сектор при проведении хлебозаготовок не только не являлся инициатором и организатором сдачи хлебных излиш­ков к сроку, но часто по выполнению плана хлебозаготовок отставал от индивидуальных хозяйств. Так, по данным на 5 января 1930 г. из 119 830 т хлеба, законтрактованных по колхозам, сдано лишь 81,1%, в то время когда общее выполнение обязательств по контрактации выража­ется в 97,2% (а выполнение плана хлебозаготовок выражается в 101,2%). Таким образом, колхозами не выполнена директива об окончании хлебо­заготовок к 15 декабря 1929 г. (и даже на 5 января 1930 г.) более чем на 18%. По отдельным округам отставание колхозного сектора в отношении выполнения плана контрактации по сравнению с общим ходом хлебозаго­товок еще более значительно. Так, по
Барабинскому округу
общий план х[лебо]з[аготовок] выполнен на 171,6%
по колхозам -
- на 68%
Новосибирскому округу
- " - на 119,3%
по - " -
на 75,7%
Барнаульскому
- " - на 90,2%
по - " -
на 56,3%
Кузнецкому
- " - на 100,9%
по - " -
на 60,4%
Ачинскому
- " - на 96,5%
по - " -
на 73,3%
Красноярскому
- " - на 112,5%
по - " -
на 75,9%
Минусинскому
- " - на 95,0%
по - " -
на 58,7%
Иркутскому
- " - на 100,6%
по
на 53,9%
Канскому
- " - на 104,0%
по - " -
на 70,6%
В ряде случаев колхозы, не выполнив своих обязательств по контрак­тации, вместе с тем сбывали свои хлебные излишки на частный рынок по спекулятивным ценам, прятали хлеб в ямах и т.д. Ряд колхозов заме­чен в укрытии посевплощади и оказании прямого противодействия х[лебо]заготовкам, вредительском отношении к уборке урожая и хране­нию обмолоченного хлеба (Канский округ и др.)- Все перечисленные ку­лацкие и а/с тенденции в колхозах являются результатом, с одной сторо­ны, засоренности части колхозов и колхозного руководства кулацким и
154
другим чуждым элементом, а также слабым руководством колхозами со стороны местных сов[етских] и партийных] организаций. За преступно-халатное отношение к выполнению х[лебо]заготовит[ельного] плана 175 руководителей колхозов отданы под суд, из этого числа 6 чел. привлече­ны к ответственности за прямое противодействие х[лебо]заготовкам.
Н[ово]сибирский округ. Колхоз «Новый быт» задание по х[лебо]з[аго-товйам] полностью не выполнил, мотивируя отсутствием хлеба. Также было установлено, что колхоз спрятал 50 мешков зерна, намереваясь про­дать его на частный рынок.
В Красноярском округе за злостную несдачу товарного хлеба распуще­но 6 колхозов. Виновные преданы суду.
Барнаульский округ. Коммуна «Крестьянин» не сдала 1660 пуд. гарн­цевого сбора, продав из них 370 пуд. на частный рынок. Коммуна «Май­ское утро» израсходовала 2250 [пуд.] гарнцевого сбора, а коммуна «Сво­бода» — 1,4 тыс. пуд.
Хакасский округ. Колхоз «Шаг бедноты» при учете посевплощади по­казал 135 га вместо 157. Колхоз «Крестьянин» — 87 га вместо 93. Посев-площадь укрыли также колхозы: «Звезда», «Муравей» и др. За несдачу хлебных излишков распущены колхозы «Труженик» и «Нахоных».
Славгородский округ. В с/х артели [им.] Калинина у вычищенных 16 членов коммуны было обнаружено 165 ц спрятанного хлеба.
Моменты вредительства в колхоз[ном] строительстве
Моменты непосредственного вредительства в колхозах выражаются, прежде всего, в умышленной порче отдельными членами колхозов обоб­ществленного колхозного инвентаря, преимущественно тракторов и дру­гих сложных с/х машин. В результате трактора в ряде случаев выбывали из строя на длительное время. В Славгородском, Канском и других окру­гах выведение из строя многих тракторов путем вредительства было при­урочено к моменту запашки, что не в малой степени отразилось на ходе посевной кампании. Эффект вредительства часто усиливается благодаря резкому недостатку, а иногда полному отсутствию, на местах запасных частей и квалифицированных рабочих, что не дает возможности быстро восстановить поврежденные трактора. Как правило, вредителями в кол­хозах являются зажиточные, кулаки и подкулачники, добивающиеся развала колхозов и ставящие себе целью путем вредительства мстить за обобществленное имущество, выживание их из колхозов бедняцко-серед-няцким колхозным руководством и т.д. Другим не менее распространен­ным вид[ом] вредительства является засылка извне на места тракторов и других сложных с/х машин в неисправном виде, без необходимых запас­ных частей и т.д., что также не дает возможности колхозам немедленно приступить к эксплуатации полученных тракторов (Славгородский округ и др.).
К моментам вредительства в колхозах следует также отнести наблю­дающееся в ряде колхозов преступное отношение к своевременной уборке урожая и хранению обмолоченного хлеба, что приносило значительные убытки колхозам (Славгородский, Канский округа и др.).
Как на один из видов вредительства в колхозстроительстве следует указать на составление отдельными специалистами колхозсоюзов фиктив­ных хлебофуражных балансов колхозов, значительно преуменьшающих действительные производственные возможности колхозов. Так, например, по составленному агрономами Барнаульского окрколхозсоюза баланса
155
колхозы должны были сдать 46 тыс. ц хлеба, в действительности же ими было сдано 610 тыс. ц. По отдельным колхозам указанными специалиста­ми были составлены дефицитные балансы, в действительности же у этих колхозов оказались значительные количества товарного хлеба (колхоз «Ленинизм» и др.). Заслуживает в этом отношении внимания то обстоя­тельство, что в своих стремлениях всячески преуменьшить товарные воз­можности колхозов, специалистам иногда удается заручиться поддержкой со стороны руководящих колхозсоюзами парт[ийных] работников (там же).
Н[ово]сибирский округ. В коммуне им. Карла Маркса злоумышленно испорчен двигатель паровой молотилки. Вредительством занимался быв. член ВКП(б), который до вступления в эту коммуну был исключен из шести коммун за вредительство с/х машин.
Канский округ. В колхозе «М. Камала» на 2 ноября остались под сне­гом нескошенными 2 дес. овса и одна скошенная десятина. В колхозе «Заря освобождения» осталось под снегом 10 га скошенного, но неубран­ного хлеба.
Н.-Сибирский округ. Правление коммуны «Луч освобождения», свя­занное с кулачеством, противодействуя х[лебо]заг[отовкам], злостно за­держивало уборку хлеба. Совершенно неубранными осталось 20 га (ви­новные арестованы и преданы суду).
Ачинский округ. В колхозе «Красный Май» хлеб своевременно обмоло­чен не был, а 2 дес. остались нескошенными. Председатель] колхоза (быв. стражник, кулак) и председатель] ревизионной] комиссии (быв. торговец).
Славгородский округ. В коммуне «Пионер труда» хлеб с 321 га свое­временно обмолочен не был и в кладях пророс. При обмолоте этот хлеб ссыпался вместе с хорошим и в результате испортилось до 1 тыс. пуд. хлеба.
Барнаульский округ. Агрономами полеводами Колхозсоюза Стародуб­цевым (быв. меньшевик) и Антоновичем (сын помещика) хлебофуражный баланс был уменьшен. По их балансу колхозы должны были сдать 46 тыс. ц хлеба, фактически же колхозами было сдано 61,6 тыс. ц. По некоторым колхозам указанные агрономы составили дефицитные балан­сы. Так, колхоз «Ленинизм» по составленному ими балансу товарного хлеба вовсе не должен был иметь, фактически же колхоз сдал 4 тыс. пуд. хлеба.
Директивой Сибкрайкома предполагалось создать по колхозам запас семян с учетом прироста посевплощади в размере 70%, а остальные семе­на при перспективе массовой коллективизации должны внести новые кол­хозники. Председатель] Колхозсоюза (член ВКП(б)) под влиянием упомя­нутых агрономов дал на места директиву об оставлении семян полностью за счет колхозов на весь прирост посевплощади, в результате чего в кол­хозах товарного хлеба не осталось. От ряда колхозов вслед за этим начали поступать заявления, что у них нет товарного хлеба и сдавать государству нечего. Контрактация огородных культур до снятия с работы председате­ля Колхозсоюза не проводилась, а Стародубцев и Антонович, пользуясь общим развалом Колхозсоюза, не содействовали практическому разреше­нию этого вопроса.
156
Организационные недочеты и слабое руководство коллективизацией
Отсутствие живого руководства повседневной практической работой колхозов со стороны краевых и окружных колхозных и кооперативных организаций сильно ощущается во всех областях колхозстроительства по всем округам края. До сих пор руководство колхозами со стороны крае­вых и окружных центров сводится лишь к обильным письменным дирек­тивам, циркулярам, распоряжениям и т.д., которые в течение многих ме­сяцев «разрабатываются», «согласовываются», преимущественно носят слишком общий характер. В частности, кооперативными и колхозными центрами до сих пор не заострено внимание мест на разработку в доста­точной мере вопросов организации труда и тарификации зарплаты в кол­хозах, роста товарности и снижения себестоимости колхозной продукции, улучшения постановки отчетности в колхозах и общего повышения каче­ственных показателей в колхозах. Методы соцсоревнования, организация ударных бригад и производственных совещаний до сих пор в большинстве колхозов не практикуются. Почти ничего до сих пор не предпринимается со стороны Сибколхозсоюза и окрколхозсоюзов в отношении подготовки новых и учета имеющихся колхозных кадров, изучения хозяйственно-по­литического лица низовых колхозных работников и т.д. Сибколхозсоюз не имеет также плана распределения ожидающихся из Ленинграда кол­хозных кадров, всецело рассчитывая на указания сверху («какая будет дана директива от Сибкрайкома — туда и пошлем»).
Новосибирский округ. Сибсельсклад, Сибколхозсоюз и СибЗУ еще в сентябре п[рошлого] г[ода] должны были разослать на места директиву о подготовке трактористов (к началу весенней посевкампании потребуется 1920 чел. трактористов и 210 бригадиров). Директива эта составлялась около месяца, только 17 октября СибЗУ разослано и по округам без под­писи Сибколхозсоюза, т.к. член правления последнего Стороженко прин­ципиально отказался подписать, заявляя: «Раз СибкрайЗУ хочет разре­шить принципиально установку об оставлении техпомощи за полеводсою-зом, то нам подписывать ни к чему».
Минусинский округ. Окрколхозсоюз живого руководства колхозами не проводил и не проводит. Специалисты Колхозсоюза точных указаний об организации колхозов не имеют. Старший агроном Колхозсоюза, член ВКП(б), говорит: «Я совершенно не понимаю. Каким образом эти колхозы должны получить свое организационное оформление. Прислали кучу ди­ректив, поставили задачу организовать 3 крупных колхоза, а с чего на­чать, никто не знает. Сибколхозсоюз также только отписывается, а живой помощи никакой нет».
Томский округ. В Н.-Омском районе слились в одну коммуну два не­мецких и два эстонских колхоза. Коллективизацию провели по плану РИКа и на этом успокоились. Немцы и эстонцы в большинстве неграмот­ные. Со стороны агроперсонала и инструкторов Колхозсоюза никакой по­мощи нет. Немцы и эстонцы стащили имущество в одну кучу и не знают, что делать.
Кузнецкий округ. Колхозсоюз дал местам твердую установку «увели­чить посевплощадь в колхозах ни в коем случае не больше, чем на 50% », тогда как местные парторганизации решили «посевную площадь колхоз-союзам в 1930 г. увеличить на 96%».
157
Барнаульский округ. Колхозсоюз работы никакой не ведет. Все важ­нейшие директивы лежат без движения, телеграммы Сибживотноводсоюза и Сибколхозсоюза о контрактации живскота до сих пор не исполнены.
Перегибы и извращения классовой линии при коллективизации
По ряду районов до сих пор со стороны местных партийных] и советских] работников довольно сильные тенденции заменить массовую разъяснительную работу методами администрирования и командования при проведении коллективизации. Случаи угроз и запугиваний бедняков и середняков, уклоняющихся от немедленного вступления в колхозы, вы­сылкой в Соловки, Нарым, незаконные аресты и т.п. отмечены по ряду округов края и имеют тенденцию к увеличению. Недовольство основных прослоек деревни указанными методами коллективизации всецело ис­пользуются кулачеством для усиления антиколхозной и а/с агитации.
Наряду с указанными перегибами при проведении коллективизации продолжают иметь место случаи явного извращения классовой линии, вы­ражающиеся в содействии со стороны местных работников и сельских коммунистов кулакам вступать в колхозы, ходатайствах об освобождении принимаемых в колхоз кулаков от разных платежей, сдачи гарнцевого сбора и т.п. (Кузнецкий округ и др.). Прием в колхозы кулаков и зажи­точных в ряде случаев сопровождается отказом в приеме бедняков и бат­раков.
В ряде случаев сельские коммунисты выступают против обобществле­ния скота и с/х инвентаря в колхозах, за создание и организацию исклю­чительно простейших с/х объединений, являясь проводниками кулацкого влияния.
Кузнецкий округ. В с. Ягуново Щекловский сельсовет постановил про­извести «вторые хлебозаготовки» с лиц, отказавшихся вступать в колхоз, а «кто не сдаст, имущество того распродать». В Ягуновском сельсовете распродано несколько хозяйств бедняков и середняков.
В с. Пиничино секретарь ячейки ВКП(б) на собрании по вопросу о сплошной коллективизации говорил: «Есть постановление окрисполкома и РИКа о коллективизации, и мы должны коллективизироваться, а если не хотите вступать в коллектив, то оставьте усадьбу и — в Нарым. Завтра же сдайте свою недоимку в СККОВ»31. Выступление свое секретарь ячей­ки закончил следующими словами: «Не хотите идти в коммуны, говорите а/с словами, хотите воевать — ну что ж, давайте воевать».
В дер. Черемичкиной коллективизировано 50% населения. Пред[седа-тель] сельсовета и секретарь партколлектива, желая коллективизировать деревню на 100%, 19 декабря созвал общее собрание, на котором после доклада стали вызывать персонально каждого не вступившего в коммуну и спрашивали: «Куда идешь — к кулакам или коммунарам?» — ив отно­шении тех крестьян, давших ответ «никуда», собрание по предложению актива выносило постановления «обложить кратно», «распродать имуще­ство», «лишить избирправ», «придать суду и лишить избирправа».
Новосибирский округ. В Жуковском сельсовете Алексеевского района 31 декабря п[рошлого] г[ода] на общем собрании (присутствовало 60 чел. бедняков и середняков ) по вопросу о выборах членов правления вновь ор­ганизованной с/х артели член ВЛКСМ, выступивший с информацией, в заключении заявил: «Кто будет идти против сплошной коллективизации, тот будет властью расстрелян, как это было на станции Болотная, где
158
властью расстреляно шесть человек за то, что они противились коллекти­визации». На вопрос середнячки — «А что будет, если кто не желает вступать в коллектив?», — зам. пред, сельсовета ответил: «Кто не желает идти в коллектив, тот может выйти». С собрания ушло 50 чел., тогда зам. пред, сельсовета, вооружив двух комсомольцев, арестовал 4 середняков и 1 беднячку и посадил их в холодную баню. На утро один из арестованных был вынесен в полузамерзшем состоянии.
1 января 1930 г. на вторичном собрании (присутствовало 100 чел.) по вопросу о выборах совета артели, председатель сельсовета, открывая со­брание, заявил: «Паразитов, мешающих нам организовать коллективы, мы будем уничтожать. Коллективизироваться мы должны в обязатель­ном порядке, а кто не желает идти в коллективы, вон с собрания». И когда все бросились бежать, председатель] сельсовета начал их задер­живать, а одного середняка, спросившего, что будет тем, кто не желает, председатель] сельсовета схватил за шиворот и, волоча в помещение сельсовета, кричал: «Я тебе покажу, паразиту, как срывать собрания! В баню его!» В этот вечер было арестовано 2 бедняка и 6 середняков, ко­торых продержали в бане 7 дней. Арестовывая одного середняка, пред­седатель сельсовета, угрожая револьвером, приказал следовать за ним. Всего в Жуковском поселке было арестовано 16 чел. (14 середняков и 2 бедняка). Председатель] сельсовета и его заместитель] арестованы. По делу ведется расследование.
Задолженность колхозов
и неправильное использование кредитов
Общая задолженность колхозов к концу 1929 г. достигла суммы, пре­вышающей более чем в 2 раза общую стоимость всего обобществленного и находящегося в личном пользовании членов колхозов (в простейших с/х объединениях) колхозного производственного инвентаря (64 тыс. руб. и 30 735 руб.). Кредитование колхозов в большинстве случаев проходит без достаточного учета их экономического состояния со стороны кредитую­щих организаций, отсутствует также проверка и контроль над порядком использования кредитов колхозами. В результате больше 50% из всей суммы кредитов, полученной колхозами, израсходовано на устройство об­щежитий, скотских дворов, приобретение племенного материала и т.д. Нередко также кредитные средства используются колхозами, как оборот­ные суммы, а также на приобретение хозяйственно-бытовых предметов для отдельных членов колхозов.
Несвоевременное погашение колхозами своей задолженности разным кредитующим организациям ввиду неплатежеспособности, как и разбаза­ривание получаемых кредитных средств не по назначению, — явление, наблюдающееся по всем округам края.
Барнаульский округ. Коммуна «Первый луч» имеет задолженность в 9 тыс. руб., которую она не в состоянии уплатить, т.к. продовольственно­го хлеба коммуна не имеет. Коммуна «Победим» Ал ейского района пере­живает катастрофическое финансовое положение. Так, на 5 ноября прош­лого] г[ода] для оплаты срочных платежей необходимо было 24 179 руб., тогда как на это число коммуна имела в наличии лишь 757 руб. Кроме того, на 1 января с.г. для покрытия обязательств по краткосрочным зай­мам коммуна должна была уплатить 173 251 руб., а денег имела для этого только 38 897 руб. Коммуна вынуждена была ходатайствовать перед кредиторами об отсрочке платежей. В Павловском районе 3 коммуны
159
имеют задолженность государству в 50 тыс. руб., в состоянии же уплатить только лишь 30 тыс. руб. Колхоз «Коминтерн», получив кредит в сумме 500 руб. на покупку рогатого скота, купил лишь одну корову, а остальные деньги председатель] колхоза израсходовал по домашнему обиходу.
Омский округ. В с. Цветковка Борисовского района совхоз «Азия», имея имущества всего на 600 руб., получил 19 тыс. руб. кредита на приобретение скота и с/х инвентарь. За непогашение полученного кре­дита колхоз распродан. Председатель с/х артели «Пример» Называев-ского района по поводу кредитования говорил: «В прошлом году прямо навязывали колхозам деньги, бери и только, хотя и не надо, а в этом году из кожи лезь, а отдай. Мы вот должны 4 тыс. руб. и уплатить не можем. Назначили распродажу имущества, пусть продают, что подела­ешь».
Минусинский округ. Колхоз «Друг крестьянина» из полученных 500 руб. на устройство зернохранилища израсходовал на последнее только 200 руб., а на остальные деньги приобрел домашние вещи.
Хакасский округ. Коммуны «Агрокультура», «Спартак» полученный кредит в сумме 5,4 тыс. руб. на постройку скотских дворов израсходовали на жилстроительство. Колхоз «Культура-путь» имеет хроническую задол­женность различным организациям в 37 тыс. руб.
Новосибирский округ. Колхоз «Факел революции» полученный кредит в сумме 1,8 тыс. руб. на приобретение коров израсходовал на покупку белья коммунарам. Колхозы «Новый строй» и «Путеводная звезда» Мас-лянинского района полученные на животноводство кредиты свыше 3 тыс. руб. израсходовали на приобретение верхней одежды коммунарам. В ком­муне «Помни Ильича» председатель] сельсовета из сумм, отпущенных на устройство скотного двора, 500 руб. израсходовал лично для себя.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 131. Л. 21—11. Подлинник, эка № 12.
№ 28—37
Распоряжения руководства ОГПУ
о порядке выселения семей кулаков
8—25 февраля 1930 г.
№ 28
Телеграмма № 488 руководства ОГПУ
республиканским и местным ГШ ОГПУ
8 февраля 1930 г.
ПП ОГПУ в гг. Иваново-Вознесенск, Нижний Новгород, Свердловск, Ленинград, Архангельск, Смоленск, Симферополь, Тифлис, Ташкент, Алма-Ата, Новосибирск, Хабаровск, Уфа, Казань
Ввиду поступающих запросов о выселении кулацких семей разъясняю: для полномочных представительств за исключением — Украины, НВК, СВК, СКК, ЦЧО, Белоруссии — срок и порядок выселения будет решен 21 февраля32, после чего будут даны указания. Не приостанавливая, со­гласно нашего приказа1*, операции по 1-й категории, которую надлежит
160
вести особенно тщательно, в отношении 2-й категории проводить лишь подготовительную работу, исходя из того же приказа.
Зам. пред. ОГПУ Ягода Нач. СОУ ОГПУ Евдокимов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 9. Копия.
1* Речь идет о приказе ОГПУ № 44/21 от 2 февраля 1930 г. (см.: Трагедия со­ветской деревни... Т. 2. С. 163—167).
№ 29
Меморандум № 804 в Алма-Ату — ПП ОГПУ
по Казахстану А.Р. Альшанскому
10 февраля 1930 г.
Ваш № 216. 1) Со всякого рода перегибами на почве коллективизации надлежит вести борьбу с постановкой вопроса в совпарторганизациях, к/р кулацкой части жестко применять репрессивные меры [на] общих для ку­лацкой прослойки основаниях.
Ягода, Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 289а Копия.
№ 30
Меморандум № 3488 в Ленинград — ПП ОГПУ ЛВО
18 февраля 1930 г.
В дополнение директивы от 17 февраля № 3486 немедленно сообщите, по каким конкретным данным делам вами арестованы 247 середняков и 6 бедняков. Что представляют собой 50 «зажиточных», 47 «быв. людей», 12 «прочих». Прошу наладить своевременное сообщение нам о точных дан­ных арестованных, их социальном составе.
Ольский ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 292. Копия.
№ 31
Меморандум № 3498 в Ростов-на-Дону —
ПП ОГПУ по Северо-Кавказскому краю Р.А. Пиляру
20 февраля 1930 г. Копии — ПП ОГПУ ЦЧО, НВК, СВК, БССР и ГПУ УССР
По донесениям Урала, вследствие отсутствия у выселяемых теплой обуви, имеется много случаев обмораживания, что осложняет дело рассе­ления и трудового использования выселяемых. Примите меры, чтобы вы­селяемые запаслись теплой обувью.
Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 273. Копия.
6 — 7419
161
№ 32
Меморандум № 3505 в Свердловск —
ПП ОГПУ по Уралу Г.П. Матсону
21февраля 1930 г.
В связи с трудностями снабжения выселяемых семей теплой обувью, возможными на этой почве замерзаниями при направлении к месту назна­чения немедленно сообщите соображения о возможности применения у Вас известного Вам плана Аустрина33, по которому женщины и дети вре­менно расселяются в окрестных селениях до более благоприятных усло­вий, мужчины же направляются немедленно к месту назначения.
Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 290. Копия.
№ 33
Телеграмма № 527 в Ташкент —
ПП ОГПУ по Средней Азии В.А. Каруцкому
22февраля 1930 г.
Копия — в Новосибирск ПП ОГПУ Ваковскому
Бегущих кулаков-одиночек арестовывайте, группируйте по два-три ва­гона, направляйте [в] Сибирь [в] ссылку, где они Заковским должны быть посланы на работу. Бегущих кулаков семьями задерживайте для направ­ления [в] Казахстан, районы сообщим дополнительно. Немедленно сооб­щите количество осевших, задержанных кулаков, бежавших [из] других областей. [В] целях ослабления потока бегущих [в] ваш край кулаков вы­ставлены заградительные группы [на] станциях Кинель, Оренбург, основ­ных портах Кавказа.
Зам. пред. ОГПУ. Г. Ягода Пом.нач. СОУ ОГПУ Ольский
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 20. Копия.
№ 34
Телеграмма № 5716 Транспортного отдела ОГПУ34 в Ташкент —
дорожно-транспортный отдел ОГПУ
22 февраля 1930 г.
Кулаки бегут [в] Среднюю Азию через Кинель, Оренбург и Касп[ийс-ким] морем через Красноводск. Везде выставляем заслоны. Немедленно выставьте спецзаслоны [в] Красноводске, проверяйте приезжающих, кула­ков задерживайте, заставляйте первым же обратным пароходом [за] свой счет уезжать обратно. Не уезжающих арестовывайте и передавайте мест­ным окротделам. Многие едут [с] фальшивыми документами бедняков, се­редняков. Исполнение донесите.
Пом. нач. ТО ОГПУ Кишкин ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 21. Копия.
162
№ 35
Меморандум № 3522 в Свердловск —
ПП ОГПУ по Уралу Г.П. Матсону
23февраля 1930 г.
На № 879. № 3505 — имели в виду сильные морозы и возможность в связи с этим массовых обмораживаний семей, особенно детей. Исходя из этого, предлагаем: принять все меры [по] размещению семей кулаков до навигации лета в ближайших деревнях не промышленных районов, со­кратив этим зимние переброски.
Зам. пред. ОГПУ Мессинг Нач. СОУ ОГПУ Евдокимов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 291. Копия.
№ 36
Меморандум № 536 в Самару —
ПП ОГПУ по Средне-Волжскому краю Б.А. Бак
24февраля 1930 г.
Установлено, что в Вашем эшелоне № 501 имеется значительное коли­чество переселяемых, не имеющих теплой одежды, а в отдельных случаях почти раздеты или в лохмотьях на голом теле, исключительно до детей1*. Большое количество накожных больных, есть сумасшедшие, идиоты. Предлагается расследовать причину таких явлений и ликвидировать на будущее время.
Мессинг, Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 293. Копия.
1* Так в тексте.
№ 37
Меморандум № 538 всем ПП ОГПУ и начальникам округов35
25 февраля 1930 г.
В дополнение пункта1* директивы № 44/21 от 2 февраля предлагается руководствоваться: не подлежит выселению и конфискации также имуще­ство быв. красных партизан и действительных участников гражданской войны, имеющих ранения или другие заслуги, за исключением лишь слу­чаев, когда указанные лица превратились в кулаков, ведущих активную борьбу с коллективизацией и участвующих в контрреволюционных груп­пировках. Каждый случай репрессии в отношении указанных лиц должен быть рассмотрен местным руководящим партийным органом. Указания партийной линии даются дополнительно.
Ягода, Евдокимов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 274. Копия.
14 Номер пункта в документе не указан. Текст директивы опубликован в сбор­нике «Трагедия советской деревни...» Т. 2. С. 163—167.
163
№ 38
Запись сообщения по прямому проводу ПП ОГПУ по Средней Азии В.А. Каруцкого Б.Г. Евдокимову о политическом состоянии районов Средней Азии
Не ранее 11 февраля 1930 г. Копия — тт. Дьякову, Вельскому, в ИНФО Алексееву
В связи с развернувшейся широкой агитацией, в частности, в среднеа­зиатской прессе, фактическим началом раскулачивания в Ташкентском округе, элементами раскулачивания в других округах, в связи с борьбой со злостными несдатчиками хлопка, в связи с расширением среднеазиат­ских республиканских, окружных директивных организаций, объявляю­щих районы сплошной коллективизации, в связи с начавшимися опера­циями в центре Союза, на местах, особенно в районах сплошной коллек­тивизации растет активность байства, антисоветских элементов, наряду с которой возрастает стихийная активность бедноты, требующей раскулачи­вания. Имеем следующие характерные сведения о политическом состоя­нии районов, поступившие, 11 февраля:
1) В Ашхабадском районе Туркмении, в ауле Гяурсбедняцкое собрание
постановило немедленно приступить к ликвидации байства, конфискации
скота, имущества. Отобрано 2722 барана, 300 пуд. пшеницы, 100 [пуд.] —
ячменя. Специально выбранная комиссия производит опись имущества.
Отобранное передает в колхозы. На место высланы представители ЦК,
ГПУ.
2) В Чарджуйском округе в Дарган-Атинском районе 14 байских хо­
зяйств, спровоцировав 16 середняцких, ушли в Мервский район в глубь
песков. Летом же в районе 60 байско-середняцких хозяйств колодца Мер-
ген, в 100 км юго-западнее Дарган-Ата, [п°д] влиянием агитации байства
готовятся уйти в глубь песков Мервского района, где будут почти вне пре­
делов досягаемости. Нами предложено ГПУ ТССР выбросить в район опе­
ративную группу, изъять верхушку антисоветского элемента, во избежа­
ние ухода значительного количества хозяйств в пески указано [на] необ­
ходимость ни в коем случае [не] затрагивать середняков, обеспечив через
парторганизацию широкую разъяснительную работу.
3) В Серахском районе постановлением бедняцких собраний, без руко­
водства при полном бездействии районных организаций, приступлено к
конфискации байского имущества [и] скота. ЦК Туркмении предложено
райкому [и] исполкому прекратить конфискацию имущества впредь до
распоряжения.
4) В Кашка-Дарьинском округе в Бешкентском районе в сельсовете
Бешкент в помещение батрацкого собрания по вопросу организации кол­
хоза ворвалась группа баев-лишенцев в количестве 25 чел., пытаясь разо­
гнать собрание, требуя принятия в колхоз. Баи арестованы. Для следст­
вия выехали работники окротдела.
5) В Ферганском округе, в Багдатском районе, в кишлаке Янги в связи
с попыткой старшего милиционера Кузырева разогнать группу дехкан, иг­
равших в азартные игры, возникла перебранка, собравшая вокруг мили­
ционера толпу в 200 дехкан. Арест одного из подстрекателей толпы для
прекращения дебоша вызвал дальнейшее подстрекательство ряда лиц, не­
выясненного социального положения, перешедшее на политическую
почву, сопровождавшееся выкриками: «Соввласть насильно записывает в
164
колхозы, отбирает все имущество, кооперация отбирает последние день­ги!» и т.д. В связи с угрозой самосуда милиционер освободил задержанно­го подстрекателя и спасся бегством. Присутствовавший при массовом вы­ступлении уполномоченный посевкампании и секретарь партячейки мер успокоения толпы не приняли. Райуполномоченным производятся аресты зачинщиков.
6) 6 февраля в Ходжентском округе смертельно ранен председатель
Кучканского колхоза Хашрабаев с секретарем того же колхоза, сыном
Ишана Базаровым. Виновные арестованы.
7) [В] последнее время усилилось бегство казахов Адаевского района
Казахской республики, среди прибывающих наряду с голодобеженцами
значительное количество байских контрреволюционных элементов, бегу­
щих из Казахстана в связи с советизацией, коллективизацией, раскулачи­
ванием. По неточным данным, в Красноводском районе находится 700 хо­
зяйств голодобеженцев и бежавших баев. В Казанджинском районе нахо­
дится 350 хозяйств во главе с бывшим ханом Адаевского района Туба
Нияз Алланиязовым, имеющим группу 60 вооруженных. Среди группы
Туба Алланиязова есть крупнейшие баи, обложенные налогом от 1 тыс. до
400 руб. Бегущие баи реализуют скот среди населения Казанджикского и
Джебельского районов, ведут агитацию о притеснениях, нажиме в Казах­
стане, встречая сочувствие местного населения. ГПУ Туркмении согласо­
ванно [с] САВО [в] срочном порядке подготовляет операцию к изъятию бе­
гущих кулаков и группы Туба Нияз Алланиязова. Со стороны байско-за-
житочных элементов, увлекающих бедноту, середняков, непрерывно про­
должается и растет эмиграция. По последним данным, в январе — начале
февраля эмигрировало из Туркмении 185 хозяйств, из Таджикистана —
64 хозяйства, Киргизии — 6 хозяйств. Значительная часть эмигрировав­
ших падает на районы сплошной коллективизации, составляя от 60 до
80% [к] общему числу эмигрантов. Значительно большее количество гото­
вится к эмиграции, продавая скот, инвентарь, имущество. Подготовляется
массовая эмиграция в Зап[адный] Китай в Фрунзенском, Каракольском
кантонах Сев[ерной] Киргизии. Конкретные директивы коллективизации
и раскулачивания в республиках Средней Азии отсутствуют.
Каруцкий ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 194-196. Заверенная копия.
№ 39
Телеграмма № 5637 Транспортного отдела ОГПУ
всем окружным транспортным отделам ОГПУ
11 февраля 1930 г.
[В] ночь на 13 февраля выходят первые эшелоны [с] кулаками. Вся от­ветственность правильности бесперебойности перевозок возлагается [на] начальников] ДТО, ОКТО. Малейшие перебои [в] движении, снабжении питанием и прочее дезорганизуют перевозки. [В] порядке боевого приказа. Приказываю: 1) Через надежных сотрудников до мелочей проверить, все ли готово [к] перевозкам. 2) Не допускать опозданий эшелонов ни на одну минуту, для чего принять нужные предупредительные меры [о] количест­венном, качественном состоянии вагонов, паровозов, осмотра, мероприя­тий против заносов (готовность снегоочистителей), своевременное обеспе-
165
чение бригадами и т.д. 3) Следить заблаговременно [за] правильностью приема питательными] пунктами, их бесперебойной работой. 4) Быстро, систематически доносить [о] движении эшелонов, сопровождающих собы­тиях1*, причем для быстроты, где возможно, избегать шифра, прибегая [по] назначению [к] прямым проводам чекистов-телеграфистов, от кото­рых НКПС будет принимать донесения через специальную чекистскую диспетчерскую связь (секретные ленты вырывать). 5) Проинструктировать весь аппарат, [до] низового включительно, [о] важности перевозок, требо­вать исполнения [в] боевом порядке.
Кишкин ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 10. Копия.
** Так в тексте.
№ 40
Сводка ИНФО ОГПУ «Об организационных недочетах и классовой борьбе вокруг колхозстроительства в Средне-Волжском крае по материалам на 1 февраля 1930 г.»
12 февраля 1930 г.
I. Слабое руководство, перегибы и другие ненормальности в деятельности низового соваппарата
Бурно растущее колхоздвижение по СВК до сих пор не встречает до­статочного руководства со стороны низового соваппарата и других мест­ных общественных организаций. Местами РИКи, сельсоветы не принима­ют никакого участия в колхозстроительстве. Медленно продвигается орга­низационное оформление вновь созданных колхозов, что часто обуславли­вает неустойчивость и текучесть состава ряда новых колхозов. Крайне не­достаточна также деятельность сельсоветов и РИКов в отношении нала­живания работы внутри вновь созданных колхозов. В ряде колхозов за не­сколько месяцев с момента их организации не было созвано ни одного об­щего собрания колхозников, что порождает пассивность и тенденции к выходу из колхозов.
В ряде районов сплошной коллективизации Бугурусланского, Сызран-ского и других округов прибывшие из округов работники и рабочие бри­гады долгое время не могут приступить к работе, ввиду неподготовленнос­ти РИКов и сельсоветов: нет производственных планов, необходимых ма­териалов для оформления колхозов и т.д. Тормозит также работу отсутст­вие на местах выработанных планов о рациональном использовании при­бывших окружных работников и рабочих бригад. Пассивность и бездея­тельность низовых работников, неведение массовой разъяснительной рабо­ты в отдельных районах оправдывается ожиданием скорого прибытия ра­бочих бригад и окружных работников, «которые уже все сделают».
В процессе коллективизации по ряду районов были допущены со сто­роны местных работников значительные перегибы и грубые искривления партлинии, выразившиеся, главным образом, в замене массовой разъясни­тельной работы методами командования и администрирования, принуди­тельной коллективизации и т.д. В ряде районов Сызранского округа имели место массовые аресты бедняков и середняков за выступления на собраниях против организации колхозов. В Инзенском и Барышевском
166
районах у части местного совпартактива была определенная установка на проведение коллективизации принудительными методами, что ярко выра­зилось в заявлении отдельных работников окружной комиссии по провер­ке и выявлению допущенных перегибов: «Демократией в колхоз не вго­нишь», «Без ареста колхоза не создашь» и т.п. В ряде районов Самарско­го, Ульяновского округов и Мордовской обл. отдельные докладчики на со­браниях угрожали, в случае отказа от коллективизации, высылкой в Со­ловки, Сибирь и другими репрессиями. Методы принудительной коллек­тивизации вызывали сильное недовольство основных прослоек деревни: «Как же это так, партия говорит, что вступление в колхоз добровольное, а тут Соловками угрожают?» (Бедняк Мордовск[ой] обл.). В результате перегибов зарегистрирован ряд случаев массовой подачи заявлений о вы­ходе из колхозов (Ульяновский округ и другие).
Следует также отметить случаи извращения классовой линии при рас­пределении задаточных сумм на покупку тракторов (Самарский округ).
Отмечен ряд случаев прямого противодействия коллективизации со стороны отдельных работников низового соваппарата: выступления членов сельсоветов и других на собраниях против организации колхозов, участие в кулацких противоколхозных выступлениях и т.д. (Бугурусланский, Пензенский, Ульяновский округа и Мордовская обл.).
Слабое руководство коллективизацией
Самарский округ. В дер. Давыдовка Спасского района массово-разъяс­нительная работа отсутствует. В течение трех месяцев с момента органи­зации колхоза не созывалось ни одного общего собрания. Председатель] сельсовета систематически пьянствует совместно с кулаками.
Мордовская область. В с. Ведянцы уже пять месяцев как организо­вался колхоз, а утверждение его до сих пор задерживается со стороны РИКа. РИК почти не руководит колхозным движением. В связи с этим у некоторых членов колхоза проявляется пассивность.
Бугурусланский округ. В Микушкинский район для успешного прове­дения работы по сплошной коллективизации прибыли окружные работни­ки, которые долгое время не могли приступить к работе ввиду того, что районные работники и организации не были подготовлены для использо­вания их по назначению; райаппарат не имел еще производственного плана, необходимых бланков — списков и уставов, чем работа затягива­лась. В с. Сосновке подготовительная работа для организации колхоза проведена, но созыв общего собрания для окончательного оформления колхоза затягивается. Аналогичные явления наблюдаются по всему райо­ну: бригады прибыли, а районный аппарат ввиду неподготовленности не может дать необходимых конкретных указаний местам для того, чтобы бригады могли приступить к работе.
Перегибы и искривления
Самарский округ. В с. Лобазы Бузулукского района задаточные суммы на трактора распределены так, что хозяйства с меньшим доходом должны внести больше, чем хозяйства с большим доходом. Так, например:
Борисоваимеющая дохода 47 руб.вносит задаток в 5 руб.
Аркаев- " - 38 руб.- " - 15 руб.
Матвеева- " - 47 руб.- " - 20 руб.
Петенкова- " - 77 руб.- " - 5 руб.
Табаков- " - 60 руб.- " - 10 руб.
Бустин- " - 49 руб.- " - 10 руб.
167
Каргина имеющая дохода 151 руб. вносит задаток в 20 руб.
Пекшин- " -113 руб.- " -25 руб.
Табакова- " -129 руб.- " -5 руб.
Тимашенков- " -142 руб.- " -45 руб.
Кечина- " -92 руб.- " -15 руб.
Сайков- " -132 руб.- " -50 руб.
Кондратьева- " -116 руб.- " -10 руб.
Посинов- " -178 руб.- " -30 руб.
На вдову Грабанову (имеет 3 детей, одну телку, с/х налога не платит) задатка начислено 20 руб. такое положение вызвало резкое недовольство среди бедняков и середняков и послужило причиной подачи заявлений о выходе из колхоза.
Самарский округ. В с. Орловка докладчик-милиционер РИКа на общем собрании говорил: «Ишь, до каких пор Орловка не коллективизирована, мало вас дерут, надо еще человек 15 отправить в Сибирь». После этого доклада присутствующие начали с собрания расходиться.
Ульяновский округ. В с[елах] Тат.-Калмаюрах и Чув.-Калмаюрах Чер-даклинского района уполномоченный] РИКа и секретарь ячейки ВКП(б) вопрос о коллективизации поставили на общее собрание, без предвари­тельной проработки среди бедноты. В результате многие выступили про­тив организации колхоза. Тогда указанные представители заявили: «Если кто будет голосовать против колхоза, тот идет против мероприятий со-ввласти». Несмотря на то, что голосовало меньшинство за организацию колхоза, этот вопрос все же умышленно был принят. В ответ на это под­нялся шум и ропот. Секретарь ячейки, желая водворить порядок, объ­явил: «Если кто не хочет входить в колхоз, тот пусть подаст заявление в 3-дневный срок». На другой же день после собрания началась массовая подача заявлений о выходе из колхоза. За день было подано 50 заявле­ний.
Мордовская обл. В Талызинском кустовом объединении колхозов агро­ном на собрании по вопросу об организации колхоза заявил бедноте: «Если не придешь, то тебе место в Соловках». В с. Луньга уполномочен­ный РИКа колхозникам, подавшим заявления о выходе из колхоза, за­явил: «Если будете выходить из колхоза, то отправим в ГПУ».
Массовые аресты за отказ от вступления в колхоз
Сызранский округ. В с. Ляховка Барышевского района уполномочен­ный, член ВКП(б), арестовал и направил в РИК середняка — члена сель­совета, за выступление на общем собрании против коллективизации. В с. Киселевке уполномоченный, член ВКП(б), арестовал трех женщин (двух середнячек и одну беднячку, жену красноармейца) за выступления против колхозов. Уполномоченным в с. М.-Хомутари арестован член сель­совета за выступление против колхоза.
По Инзенскому району за выступления против колхозов арестовано 30 середняков. В с. Красная Сосна уполномоченным РИКа арестовано 10 чел., из них один лишенец, остальные — бедняки и середняки, в том числе две женщины. В с. Чадаевка председатель] сельсовета арестовал 10 чел. (в большинстве середняки и бедняки). В дер. Павловка арестовано трое, из них две середнячки. В дер. Голодяевке по предложению агронома было арестовано 5 середняков за отказ записаться в коллектив. Секретарь Инзенского райкома ВКП(б) также производил аресты отказывающихся вступать в колхозы.
168
По Шигонскому району уполномоченными арестовано 20 чел., преиму­щественно бедняков и середняков.
Антиколхозная агитация и противоколхозные выступления низ[ового] соваппарата
Мордовская обл. В с. Мертовщина секретарь сельсовета агитировал: «В колхоз не ходите, в нем ничего хорошего не будет, а одно разорение».
Ульяновский округ. В с. Ст. Майна член сельсовета агитировал: «Нам нужно отказаться от сбора задатков, у нас нет денег, не успеваем платить налоги, одни заплатишь, а тут другой подоспел, тракторов нам совершен­но не нужно».
Пензенский округ. В с. В.-Ломов член сельсовета на собрании по во­просу об организации колхоза агитировал кулаков, чтобы они противодей­ствовали организации колхоза, говоря: «На что нам коллективы, давайте, граждане, откажемся от них, все равно пользы никакой не будет».
Бугурусланский округ. В с. Шанталы на пленуме сельсовета член сель­совета заявил, что: «Коллективная жизнь не есть свободная жизнь, а всег­да человек будет находиться под начальством и принуждением: каждый член колхоза не имеет права распоряжаться своими трудами, и все это по­ведет к развалу хозяйства. Партийцы стараются устроиться на службу, рабочие на фабрику, за это получают деньги, а крестьянин в коллективе не может этого делать и этим самым заковывает себя в кандалы».
II. Противодействие кулачества коллективизации
Борьба кулачества и антисоветских элементов деревни со всеми меро­приятиями, связанными с коллективизацией, по мере роста колхозного движения принимает все более организованный и ожесточенный харак­тер, особенно в районах, переходящих на сплошную коллективизацию. В борьбе за завоевание части середнячества и бедноты и, в первую очередь, отсталых, религиозно-настроенных женщин, кулачество за последнее время все в большей мере использует свой актив «подкулачников». Заре­гистрированные за январь почти по всем округам края многочисленные срывы собраний по вопросу о коллективизации и тракторизации в боль­шинстве случаев явились следствием провокационных и антисоветских выступлений подкулачников и женщин, действовавших часто по инструк­циям, полученным на нелегальных кулацких собраниях (Ульяновский, Кузнецкий, Бугурусланский округа и др.). Основную массу активных участников большинства спровоцированных кулачеством массовых проти-воколхозных выступлений, имевших место в январе, также составляют женщины. В Кузнецком, Ульяновском округах, Мордовской обл. и других округах края зафиксированы случаи созыва кулачеством и разным анти­советским элементом деревни нелегальных совещаний (иногда под видом заседаний церковных советов), на которых обсуждались методы срыва коллективизации, колхозных собраний и организации массовых выступ­лений. Участвующий на этих собраниях подкулачный и антиколхозный женский актив получает на них точные указания и инструкции о спосо­бах антиколхозной агитации, срыва колхозных собраний и т.д. Из анти­колхозных лозунгов, выдвигаемых кулачеством на колхозных собраниях и при массовых антиколхозных выступлениях, характерны следующие: «Долой коммунистов, не надо нам колхозов!» (Сызранский округ). «Кол­хозы — это петля, долой рабство!», «Да здравствует свобода!» (Кузнецкий округ). «Долой колхозы, не дадим семена в общественные амбары!» (Бугу-
169
русланский округ). «Долой всю бедноту, мы ей помогать не будем, комму­нистов нужно разорвать, нам не надо тракторов и колхозов!» (Пензенский округ). Основными моментами в противоколхозной кулацкой агитации за последнее время являются также указания на уничтожение религии в колхозах («В колхозах запретят крестить детей»), призывы к распродаже и убою скота («Середняки, продавайте свою скотину, а то сейчас ее отбе­рут в колхоз»), разные запугивания и угрозы предстоящей «варфоломеев­ской ночью» над коммунистами, приходом белых и т.п.
Из организованных и открытых антисоветских форм борьбы кулачест­ва и других антисоветских элементов деревни с коллективизацией, имев­ших место в январе, следует отметить зарегистрированные: 23 кулацкие противоколхозные группировки, ставившие своей основной задачей орга­низацию кадров подкулачников из бедняков и середняков и женского ак­тива по борьбе с коллективизацией; организованные по инициативе кула­чества 5 массовых противоколхозных выступлений женщин; ряд поджо­гов колхозного имущества и избиение активистов-колхозников и 5 обна­руженных листовок-анонимок, направленных против организаторов кол­хозов с угрозами расправы.
Слабая разъяснительная работа и недостаточный отпор со стороны местных организаций и низов[ого] соваппарата кулацкой активности дали возможность кулаку в ряде селений добиться вынесения антиколхозных резолюций и постановлений против внесения задатков на покупку тракто­ров (Самарский, Бугурусланский, Пензенский, Оренбургский округа и Мордовская обл.). В результате противоколхозной кулацкой агитации за­регистрирован также ряд случаев массовой подачи заявлений о выходе из колхозов (Самарский округ, Мордовская обл. и др.).
Методы антиколхозной кулацкой агитации
Самарский округ. Кулак-лишенец пос. Н.-Михайловского агитирует: «Колхозы и коммуны разводят одну заразу, а поэтому туда не следует идти, путем единоличного хозяйствования мы даем больше дохода госу­дарству».
Пензенский округ. Зажиточный с. В.-Ломова агитирует: «Пожары участились путем поджогов. Это все исходит от соввласти, которая стара­ется сравнять всех бедных и богатых крестьян, а потом огулом согнать в колхозы. Колхозы — это барщина, а поэтому туда идти не следует». Кулак пос. Залесная Ферма ведет антиколхозную агитацию, говоря: «В эту гадкую организацию не следует нам входить, ибо она есть не что иное, как закабаление, ведущее к барщине. Все это придумано с той целью, чтобы закабалить мужика в рабы и, хуже чем при помещике, подчинить его так, чтобы он был под игом у рабочих, а они им бы распоряжались. Побоялись затеять войну, мы бы им доказали, и они куда бы полетели со своими колхозами».
Мордовская область. Зажиточный с. Алексеевка среди крестьян гово­рит: «Подождите, подохнете с голоду, голь несчастная. Власть гонит крес­тьян на гибель. Она нас всех поморит с голоду в колхозах. Надо всеми силами стараться отказаться от них».
Ульяновский округ. Кулак, быв. торговец с. Болтаевки, агитирует: «Середняки, продавайте свою скотину, а то сейчас ее отберут в колхоз».
Сызранский округ. Кулак с. Усолья, агитируя среди крестьян, говорит: «В колхозе будет плохо, воздержитесь от вступления до весны, ибо в пар­тии сейчас происходит большая борьба, и весной она, пожалуй, расколет-
170
ся». В с. Кезмино трое кулаков, ведя агитацию за срыв коллективизации среди женщин, посылают последних к попу для благословения на предмет вступления в колхоз. Так, середнячка, явившись к попу, спрашивает его: «Батюшка, идти мне в колхоз или нет?» Поп ей ответил: «Нет, вам там делать нечего, знаменье крестное вас не благословляет, выпишитесь из колхоза и скажите другим, чтобы тоже выписались».
Кузнецкий округ. В с. Алишевка кулак агитирует: «В колхоз идти не надо, т.к. колхозы — это то же, что и крепостное право при царизме. В колхозах с мужиков берут деньги на трактора, которых нам не надо и без них обойдемся».
Срыв собраний подкулачниками
Самарский округ. В с. Ромодановке собрание по вопросу о коллективи­зации и принятии контрольных] цифр задатков на трактора было сорвано бедняком-подкулачником, который в своем выступлении заявил: «Вы приехали сюда обирать крестьян, вы хотите согнать нас в колхозы, а потом продать последний скот и выгнать. Вы, грабители, жандармы, урядники, пристава, обжираетесь за мужицкую кровь, вы хотите собрать на трактора деньги, вы разоряете последнее крестьянское хозяйство». Вы­ступивший бедняк имеет связь с попом, у которого до собрания пьянство­вал.
Сызранский округ. В с. Жемковка собрание по вопросу об организации колхоза было сорвано. Середняк-подкулачник, желая спровоцировать пожар, ударил шесть раз в большой колокол церкви. В с. Кроткове на районное собрание по вопросу о коллективизации явилась группа пьяных подкулачников вместе с женами и с криками «Долой коммунистов, не надо нам колхоза!», напала на уполномоченного по организации колхоза, члена ВКП(б). Последний был вынужден бежать во избежание серьезных столкновений, и собрание было сорвано.
Мордовская обл. В с. Редкодубье во время собрания по вопросу о трак­торизации один из участников собрания, забравшись на скамейку, крик­нул: «Товарищи, ведь весь народ хочет царя!», после чего затерялся в массе. В это время кто-то из толпы крикнул: «Николая Второго!» Вследст­вие поднявшегося шума вопрос о приобретении трактора был сорван. В дер. Луховке на собрании по вопросу о коллективизации и тракторизации выступил бедняк-подкулачник, заявив: «Не нужно нам никаких тракто­ров, в колхозы мы не пойдем, нас и так соввласть обобрала с ног до голо­вы разными налогами и хлебозаготовками, а теперь хочет стащить пос­леднюю шкуру». Это выступление было поддержано большинством, и со­брание было сорвано.
Ульяновский округ. В с. Скугаревском два члена сельсовета и беднячка пытались сорвать пленум сельсовета по вопросу о сборе задатков на трак­тора, но срыв не удался. После этого было созвано общее собрание, на ко­тором указанные лица при помощи женщин и подкулачников подняли шум, крики: «Не пойдем в колхоз!», «Не надо нам тракторов, мы знаем, как живут в колхозах!» и т.д. В результате этих выступлений собрание было сорвано. Срыв собрания подготовлялся кулацко-зажиточной частью села, которая на своих нелегальных собраниях обсуждала вопросы о мето­дах срыва коллективизации. В с. Богдашкино общее собрание по вопросу коллективизации было сорвано выступлениями подкулачников. Срыв со­брания был заранее проработан группой кулаков-лишенцев на своих неле­гальных собраниях.
171
Бугурусланский округ. В дер. Н.-Никулино на собрание по вопросу сплошной коллективизации и сборе задатков на трактора явились кулаки, быв. участники чапанного восстания, которые выступив против колхоза, потребовали от представителей власти документы на право созыва собра­ния. Собрание было сорвано.
Бугурусланский округ. В с. Мочалеевка Похвистневского района 3 и 9 января проводились собрания по вопросам весенней посевкампании и сплошной коллективизации. На общих собраниях все предложения упол­номоченного были отвергнуты. Кроме того, на собрании 9 января со сто­роны группы участников собрания были попытки разогнать президиум и избить комсомольца. Срыву собрания содействовал одни из членов сельсо­вета.
Кузнецкий округ. В с. Русское Поле подкулачниками было сорвано три собрания по вопросу коллективизации. В с. Архангельском 7 января было сорвано общее собрание по вопросу о коллективизации (присутствовало 150 чел.). Особую антисоветскую активность на этом собрании проявляли кулаки, зажиточные и бедняки-подкулачники. В своих выступлениях ку­лаки говорили: «Мы садимся в лодку, и нам сулят кисельные берега. А сядем в эту лодку и потонем, колхозы — это гибель. Страна окружена ка­питалистами. Вы (обращаясь к уполномоченному) дождетесь «варфоломе­евской ночи», это не минует вас» (середняк-подкулачник). «Вы грабите крестьян и всех кулаков ограбили, что они вам сделали? Мы при царе жили лучше, колхозы — это петля. Долой рабство, да здравствует свобо­да! Ура, ура!» (Бедняк-подкулачник). В ответ на это со стороны кулаков раздались возгласы «ура» и выкрики: «Вот так наш Сурков!» Когда на со­брании записалось в колхоз 20 чел. бедняков, кулаки, размахивая кула­ками, направились к президиуму собрания с требованием: «Дать сейчас же справку Суркову от сельсовета, что он выступал правильно». Пред[се-датель] сельсовета и секретарь требуемую справку Суркову выдали, и ку­лаки с криками «Долой колхоз!» разошлись.
Использование кулачеством
в пропгивоколхозном движении женщин
Самарский округ. В с. Н.-Буян делегатка совместно со своим родствен­ником, кулаком, пошла к председателю] правления колхоза с требовани­ем созыва женского собрания с целью ликвидации колхоза: «Нужно на­значить собрание женщин, ибо я уверена в том, что женщины скажут — нам колхоз не нужен».
Мордовская обл. В с. Хлыстовка под влиянием агитации кулаков за выход из вновь организовавшегося колхоза на одном из собраний женщи­ны (около 70 чел.) единогласно заявили: «Выписывайте нас из колхоза».
Ульяновский округ. В с. Репьевка под влиянием агитации зажиточно­го, быв. кулака, что «в колхозе запретят крестить детей, всех коров уго­нят за 10 верст и молока будут давать по кружке», большинство женщин заявляют: «Лучше умру, а не пойду в колхоз».
Бугурусланский округ. В с. Ст. Узелы группа женщин в числе 20 чел. под руководством подкулачницы кричала: «Долой колхозы, не дадим се­мена в общественные амбары!» В с. Чеганлы на общем собрании по вопро­су о коллективизации группа женщин, подняв шум, придираясь к секре­тарю собрания, вырывая протоколы, сорвала собрание. После этого жен­щины направились в школу, где выломали окно, намеревались снять красный флаг и угрожали партийцам и комсомольцам.
172
Вынесение антиколхозных резолюций и постановлений
Самарский округ. В с. Отважном Ставропольского района на общем собрании было постановлено: «Колхоз не организовывать».
Бугурусланский округ. В с. Исаклы на собрании по вопросу принятия устава по колхозам вынесено следующее постановление: «Отложить вступление в колхоз до 1931 г.». Кулацкие группы по ряду прилегающих сел широко использовали для антиколхозной агитации женщин. Во время слияния коммуны «Пахарь» женщины из кулацкого пос. Самород­ное уговаривали других женщин не входить в коммуну, отложить этот вопрос до следующего года. В с. Сухоречка на общем собрании вынесена резолюция: «От сбора задатков на трактора категорически отказаться». В с. Ст. Мукменево Асекеевского района на групповом собрании по вопросу о коллективизации было вынесено следующее постановление: «1) Линию коммунистической партии и власти по отношению к крестьянским хозяй­ствам о сплошной коллективизации и тракторизации считать неправиль­ной. 2) Вступление в сплошную коллективизацию, обобществление круп­ного и мелкого скота и в тракторизации — отказать. 3) Против внесения задатков на тракторизацию — протестовать».
Оренбургский округ. В с. Ст.1* Петровского района на общем собрании по вопросу о сплошной коллективизации и сбора средств на трактора, под влиянием кулацкой агитации вынесено следующее решение: «1) От сплошной коллективизации воздержаться ввиду того, что во многих кол­хозах нет равенства и порядка, а недостаток в жизни ощущается хуже, чем в индивидуальных хозяйствах. 2) Приобретение тракторов невозмож­но за неимением средств ввиду недорода». На хут. Старосейка Спасского сельсовета на общем собрании было постановлено: «От устава по общест­венной обработке земли воздержаться до майского пара».
Мордовская обл. В с. Б. Кузьмине на заседании с/х секций с участи­ем членов сельсовета было вынесено постановление следующего содержа­ния: «1) Распределение площади ярового клина по культурам считать не­целесообразным и контрольные цифры не принимать. 2) От сортовых по­севов, обмена семян овса на сорт «победа» — отказать. 3) Рядовой посев и покупку сеялок из плана исключить, т.к. нет денег на покупку машин. 4) Сортировку покупать не будем, т.к. нет денег. 5) От помощи бедноте и безлошадным в порядке организации договоренных групп отказаться, считать лучше проводить это в том духе, что в прошлом — без заключе­ния договоров».
Пензенский округ. В с. Н.-Пятино Чембарского района 7 января на общем собрании по вопросу об организации колхозов план сельсовета по сплошной коллективизации принят не был, а было вынесено следующее постановление: «Отметить, что проводимые мероприятия соввласти не в интересах крестьянства, а, в частности, нашего села, а потому сплошную коллективизацию отклонить». Голосованию плана сельсовета по сплош­ной коллективизации предшествовало выступление середняка, сына быв. земледельца, о том, что «хотя теперь власть не буржуазная, а по-моему, они не чуть не лучше буржуазной. В колхозе нами будут управлять выде­ленные лица, следовательно, это будет барщина. Вопрос о колхозах был выдвинут не Лениным, а ставленниками буржуазии, которые тем самым хотят вредить нам».
173
III. Антисоветские проявления на почве коллективизации Террор
Мордовская обл. В с. Кученяеве Талызинского района 19 декабря за­житочными избиты председатель] колхоза, его брат, и быв. пред[седа-тель] сельсовета. Избивая председателя] колхоза они кричали: «Раньше пил из нас кровь твой отец, а теперь ты!»
В дер. Иващена Поляна Инсарского района 11 января 6 чел. кр[естья]н, из них один лишенец и двое зажиточных, приехав в дер. Ку­мово с криками: «Бей колхозников!», стали врываться в дома колхозни­ков, угрожая убийством. Возвращаясь в дер. Иващена, они избили двух бедняков-активистов, колхозников, и скрылись.
В дер. Поповке Темниковского района обухом топора нанесены удары по голове активисту-организатору колхоза. Покушение вызвано тем, что записавшись в колхоз, он стал агитировать среди крестьян о вступлении в колхоз.
Бугурусланский округ. 18 января в с. Ср. Орлянке Сергиевского райо­на во время собрания по вопросам колхозного строительства и весенней посевкампании вспыхнул пожар от поджога. Пожаром уничтожен амбар с хлебом, принадлежащий бедняку-активисту.
Массовые противоколхозные выступления
Ульяновский округ. 4 января в с. Елкоозерное толпа женщин в 300 чел., недовольная проводимыми работами по организации колхоза, с кри­ками ворвалась в сельсовет, побила председателя], члена ВКП(б), земле­мера и некоторых других активистов.
Пензенский округ. 5 января в с. Иванырся собрание по вопросу о кол­лективизации превращено в массовое выступление против колхоза. Со­бравшимися избита местная учительница-комсомолка. Толпа преследова­ла председателя] сельсовета и агронома с целью расправы. 4 января со­стоялось собрание, на котором стояли вопросы о соцсоревновании, коллек­тивизации, тракторизации и посевкампании. На собрании присутствовало около 600 чёл., в большинстве женщины. С открытием собрания из среды собравшихся стали раздаваться выкрики: «Долой всю бедноту, мы ей по­могать не будем! Соввласть обдирает, коммунистов нужно разорвать, нам не надо тракторов и коллектива, бить их всех нужно!» и т.п. После срыва собрания толпа пыталась избить председателя] сельсовета и агронома, на­несла побои учителю, его жене и комсомолке-активистке. Последние, под напором толпы, бежали к сельсовету, причем часть толпы пустилась вдо­гонку за ними. Председатель] сельсовета вынужден был дать 2 выстрела в воздух. После этого часть толпы направилась к сельсовету, требуя пере­выборов сельсовета. Особой активностью отличалась группа женщин.
Мордовская обл. В с. Черемышево было устроено общее собрание крес­тьян по вопросу о тракторизации этого села. К зданию сельсовета (где происходило собрание) собралась толпа женщин, которые после открытия собрания подняли шум и крик: «Довольно терпения, не нужно нам трак­торов и соввласти!» Когда докладчик, уполномоченный РИКа, начал до­клад, женщины кричали «ура» и не давали ему говорить, а когда он за­молчал, из толпы стали кричать: «Снимите флаги с мечетей, восстановите мулл и не облагайте их налогами!» В результате собрание было сорвано. Уполномоченный РИКа спасаясь [от] расправы, послал за помощью в бли­жайшее с. Лямбиль, откуда скоро прибыли председатель] сельсовета и
174
агент УРО. Однако, попытки успокоить толпу ни к чему не привели. Женщины долго не расходились. Выступление женщин было спровоциро­вано кулаками и муллами, распространившими предварительно слухи о том, что на собрании будут насильно принуждать к вступлению в колхоз.
Самарский округ. Поп с. Русские Липяги Самарского района созвал со­брание в ночь на 13 января, где обсуждался вопрос о разгоне вновь орга­низованного колхоза «Гигант». Председатель] сельсовета вместе с двумя комсомольцами пришли на собрание и предложили собравшимся разой­тись. Собравшиеся отказались разойтись, а некоторые из них обошли дома, вызывая остальное население. В результате собралась толпа, грозя­щая местным работникам расправой. Из толпы раздавались выкрики: «Давайте сделаем самосуд, давайте сделаем восстание!» и т.п. Арестовано 13 чел. инициаторов.
Бугурусланский округ. В с. Саловка (7—8 км от г. Бугуруслана) в день учредительного съезда колхозников Садовского участка колхоза «Дина­мо» имела место демонстрация женщин против колхоза с участием до 100 чел. Демонстранты долго не расходились, несмотря на продолжитель­ную беседу (два часа), проведенную с ними участниками съезда. Женщи­ны разошлись лишь после ареста трех женщин — инициаторов демон­страции. Ведется расследование. Колхоз был организован (объединяет 3 сельсовета, 30 населенных пунктов и состоит из 427 хозяйств). Однако после съезда колхозники дер. Саловка ежедневно подают заявления о вы­ходе из колхоза. На 25 января уже подано до 40 таких заявлений.
Нелегальные собрания и кулацкие группировки
Самарский округ. В с. Сухая Вязовка под руководством двух середня­ков-подкулачников проводились нелегальные собрания по вопросу о выхо­де из колхозов. Активное участие на этих собраниях принимали женщи­ны. Оповещения на эти собрания проводились также через женщин. В с. Чапаевске в доме середнячки, члена сельсовета, под руководством за­житочных проводилось нелегальное собрание крестьян, на котором при­сутствовало 60 чел. зажиточных, середняков и бедняков. На собрании об­суждались вопросы об отказе от тракторов и выходе из колхоза. По вопро­су о создании семфонда были заявления, что «семян возить не надо, за­датка платить не будем» и т.п. Аналогичные собрания имели место в с[елах] Натальино и Волчанка, в результате которых подаются заявления о выходе из колхозов. В с. Ковыляевка Тоцкого района трое кулаков по ночам устраивают нелегальные собрания, вовлекая бедняков и середня­ков, среди которых ведут антиколхозную агитацию.
Мордовская обл. В с. Куракино кулаки во главе с попом ведут беше­ную агитацию среди бедняцко-середняцкой части села против колхозов. С этой целью кулаки созвали общее собрание крестьян, на котором бедноте говорили: «Что вы делаете, ведь вас в колхозе закабалят в барщину, там будете работать на коммунистов, как раньше работали на барина. Вы по­нимаете, что колхоз организуется для того, чтобы закрыть церковь». В целях завоевания влияния над бедняцко-середняцкой частью избрали в церковный совет 17 чел., исключительно из бедняков и середняков (12 бедняков, 5 середняков, в том числе 8 женщин). В результате антисо­ветской деятельности поповско-кулацкой группировки бедняки и середня­ки резко выступали против мероприятий по колхозному строительству на проводимых общих собраниях.
175
Сызранский округ. В с. Чердаевке Инзенского района состоялось жен­ское нелегальное собрание, на котором обсуждался вопрос об отказе пойти в колхоз. Это собрание состоялось по инициативе кулаков и лишенцев.
Ульяновский округ. В с. Соплевке по инициативе кулачества группа подкулачников в числе 9 чел. устраивает нелегальные собрания, на кото­рых обсуждает вопросы о разложении колхоза.
Кузнецкий округ. В с[елах] Телятниково, Давыдовка, Раштановка, Ивановка и других Барановского района под руководством попа кулачест­во, разъезжая по соседним селам, обсуждает среди имеющихся там кулац­ких группировок методы борьбы против организации колхозов. В с. Ива­новка быв. помещик группирует вокруг себя кулаков, зажиточных и под­кулачников с целью противодействия организации колхоза.
IV. Засоренность колхозов кулацким
и другим чуждым антисоветским элементом
По ряду районов до сих пор отмечается значительная засоренность части колхозов кулачеством и другим антисоветским элементом (быв. по­мещиками, торговцами, быв. белыми и т.п.). Противодействуя организа­ции колхозов, кулачество и антисоветский элемент одновременно стремят­ся проникнуть в колхозы, особенно в его руководящие органы, для разло­жения и разрушения их изнутри. С другой стороны, в условиях раскула­чивания кулак, вступая в колхоз, надеется укрыть в них свое имущество. Для этой цели кулаки в районах сплошной коллективизации в отдельных случаях выступают за вхождение в колхозы «всем обществом», настаивая даже на непременное обобществление всего с/х имущества: «Давайте со­здадим колхоз, отдадим в ведение его все наше имущество и нам будет легче», «Нам нужно пойти в колхоз всем обществом с условием обобщест­вления всего нашего имущества» (кулаки-лишенцы Мордовской обл.). Следует также указать на тенденции кулаков проникнуть в руководящие органы колхозов с целью превратить со временем колхозы в органы влас­ти: «Сплошная коллективизация — вещь хорошая, тогда нам нужно будет приобрести штампы, печати, мы будем тогда полные хозяева, и сельсовет нам будет не нужен» (кулак Кузнецкого округа).
Самарский округ. В с. Б. Ремезенка Тоцкого района в колхоз вошло 14 кулаков-лишенцев, злостных несдатчиков хлеба, привлекавшихся по ст. 107 УК и одни дьякон. Вступив в колхоз, указанные кулаки повели усиленную противоколхозную и антисоветскую агитацию. В пос. Подгор­ном Бузулукского района секретарь колхоза «Освобожденный труд» — быв. белогвардеец и организатор убийства уполномоченного сельсовета. В с. Михайловка Андреевского района председателем] колхоза «Кривое озеро» является кулак, из семьи быв. эмигранта, который скрыл от обоб­ществления парный фургон и 3-летнего жеребенка. К бедноте [и] колхоз­никам он относится грубо, говоря: «Рассуждать вам нечего, есть устав и подчиняйтесь, а не хочешь, так выгоню из колхоза». В с. Толстовка Чапа­евского района в правление колхоза входят: лишенец, быв. под судом, кулак — быв. торговец и другие кулаки.
Мордовская обл. В с. Серлиней-Русское в колхоз вошли: лишенец, быв. землевладелец и председатель] Медаевского волостного суда. В с. Медаево Чамзинского района в организовавшийся колхоз «Восток» вошло много кулаков, быв. землевладельцы и собственники мельниц. В с. Кочетовка в правление колхоза входят кулаки и быв. торговцы: председатель] правления — индивидуально обложенный налогом,
176
члены — зажиточный и двое быв. торговцев мануфактурой. В состав рев-комиссии вошел быв. крупный торговец мануфактурой в г. Керенске.
Сызранский округ. В колхозе «Ключ» член колхоза, зажиточный, ведя антиколхозную агитацию, говорит, что в «колхозе жить трудно и невоз­можно. Нужно уходить, мы никогда не можем работать поровну». В этом колхозе зажиточная часть умышленно недовырабатывает за счет перера­ботки бедноты. В дер. Плаксиво Н.-Спасского района лишенец, проник­ший в колхоз, ведя агитацию против коллектива, говорит: «Власть хочет крестьян закабалить».
Ульяновский округ. В колхоз «Новая жизнь» Карсунского района вошел лишенец, быв. белогвардеец, торговец и крупный лесопромышлен­ник, который агитирует против колхозного строительства и за разложение близь прилегающих колхозов.
Бугурусланский округ. В с. Чистовка Сергиевского района члены кол­хоза кулаки ведет усиленную агитацию против обобществления рабочего скота, а также и против колхозов: «Сейчас лошадей, коров отберут, и мы останемся ни с чем», «Власть нам не мать и мы не должны ее слушать», «Колхоз — есть барщина, идти в него не нужно», «Колхоз — это мозоль и не стоит с ним связываться». Эта группа кулаков прибегает к обработке в свою пользу бедняков.
Кузнецкий округ. В с. Пиксанкино в колхоз вошел церковный старос­та, быв. волостной судья, ведущий агитацию против организации колхо­зов и за разложение их.
V. Бегство кулачества и самораскулачивание
По ряду районов Самарского, Ульяновского, Оренбургского, Сызран-ского и Бугурусланского округов среди верхушечных слоев и антисовет­ских элементов деревни намечаются за последнее время тенденции к мас­совому выезду в Сибирь, Ташкент, Самарканд, Амур, а также в промыш­ленные районы в поисках работы. Бегству кулаков и разного антисовет­ского элемента (попов, быв. помещиков и других лишенцев) часто пред­шествует свертывание и ликвидация хозяйств. Из одного только Иленско-го района Оренбургского округа, по неполным данным, выехало в разные города до 200 кулацких хозяйств, распродавших за бесценок свое имуще­ство. Следует отметить особое тяготение кулачества и антисоветского эле­мента к пограничным районам (Оренбургский округ и др.).
Уезжая, кулаки стараются увлечь за собой отдельные группы середня­ков, рисуя перед ними перспективу о предстоящей «хорошей жизни там, на зеленом клину, за Амуром, на китайской границе, где никаких отрас­лей нет, и все живут без принуждения» (Илекский и Н.-Покровский райо­ны Оренбургского округа). В результате этой агитации отдельные серед­няцкие хозяйства собираются выехать за Амур и в Джетысуйскую обл. В ряде случаев кулакам и разным лишенцам удается устроиться на работу в артелях, промышленных предприятиях и даже учреждениях (Самара, Ульяновск). Отмечены отдельные случаи, когда секретари и члены сельсо­ветов снабжают кулаков фиктивными документами об их социальном по­ложении (Самарский округ).
Сызранский округ. В пос. Чуринском, Бестужевском Н.-Спасского района ряд зажиточных ликвидируют свои хозяйства и выезжают на жи­тельство к монгольской границе.
Бугурусланский округ. В с. Тимашево К[инель-]Черкасского района кулак (быв. б[елый] офицер), его двое братьев вышли из артели «Серп и
177
Молот» и собираются уехать в промышленные города для поступления на работу. В артели им. Шевченко трое кулаков, привлекавшиеся по 61 ст. УК36, заявили об уходе и выезжают на жительство в г. Пишпек, где уже купили себе дома и земельные участки.
Ульяновский округ. Из с. Карсун в разные места (станцию Бухару, г. Ташкент и др.) выехало 7 чел. Из с. Араповки Поповского [района] бежал в г. Ульяновск быв. крупный землевладелец и работает на заводе № 3. Ли­шенец, бежавший из с. Козловка, устроился также на заводе № 3. Двое ку­лаков, привлекавшихся к ответственности по 61 ст. УК, устроились на рабо­ту в госторге в г. Ульяновске. Кулак, изгнанный из колхоза с. Тютюшского, бежал в г. Ульяновск, купил там дом за 3,2 тыс. руб. и живет на средст­ва, получаемые от сдачи в наем квартир и продажи молока.
Оренбургский округ. Из Илекского района в разные города выехали до 200 кулацких дворов, распродавших за бесценок свое имущество.
Самарский округ. В с. Хрящевка Ставропольского района 6 кулаков распродали свое имущество и выехали в Северный край. Из с. Аверьянов-ка выехал поп неизвестно куда. В пос. Трудовом Борского района зажи­точный, привлекавшийся к ответственности по 61 ст. УК, получив от сек­ретаря Андреевского сельсовета удостоверение о том, что он бедняк, вы­ехал в г. Ташкент, где устроился на службу. Из с. Мусорки кулак-лише­нец, систематически прибегавший к наемной рабочей силе, индивидуаль­но обложенный налогом, привлекавшийся к ответственности по 61 ст. УК, бежал в г. Самару, где работает плотником в артели «Слияние». Другой лишенец, принимавший активное участие в восстании 1919 г.37, бежал в Самару и работает там ломовым извозчиком. Из с. Борского бежали в Са­мару два сына купцов, сын помещика и торговец и устроились на службу в разные учреждения.
VI. Отрицательные моменты в настроении части середнячества и бедноты
Случаи массового выхода из колхозов
Самарский округ. В Чапаевском районе под влиянием кулацкой агита­ции наблюдается массовая подача заявлений о выходе из колхозов. Так, в с. Вязовка подано 500 заявлений, в с. Губашево — 100, в с. Толстовке — 70, в с. Воздвиженка — 35 и т.д. Заявления подаются бедняками и серед­няками. Выход мотивируется отсутствием средств для задатков на приоб­ретение тракторов. В с. Спиридоновке Кинельского района 17 хозяйства­ми поданы заявления о выходе из колхоза «Красная Армия». Выход мо­тивируется недостатком средств на паевые взносы и задатки на трактора. В с. Грачевка 7 бедняков подали заявления о выходе из колхоза, говоря: «В колхозе мы будем рабами, десять лет будем батрачить за паи и [не] по­строим домов». В с. Михайловка Андреевского района подано 17 заявлений о выходе из колхоза в связи с обобществлением имущества и фуража. Бедня­ки и середняки, находясь под влиянием агитации кулачества, говорят: «Скоро власть сменится, и будут рубить головы всем колхозникам».
Мордовская обл. В с. Лобарки под влиянием антисоветской кулацкой агитации подано 40 заявлений о выходе из колхоза. В с. Репьевка подано 75 заявлений о выходе из колхоза бедняками и середняками. Этот выход связан [с] исключением из колхоза кулачества: «Нет у нас кулаков, ис­ключать никого не нужно». В с. Сергиней в результате слабой разъясни­тельной работы и антисоветской агитации кулачества подали заявления о
178
выходе из колхоза 10 середняков и 9 бедняков. За последнее время выход из колхоза усилился в связи с закрытием церкви в с. Манадыш.
Сызранский округ, В с. Радищеве Н.-Спасского района под влиянием агитации кулацко-зажиточного элемента подано 12 заявлений о выходе из колхоза. Выход мотивируется отсутствием средств на уплату пая. В пос. Ерик о выходе из колхоза подано 12 заявлений в связи с распростра­няемыми провокационными слухами о том, что в колхозе им. Чапаева «члены колхоза перерубились топорами, скот дохнет» и т.д.
Бугурсланский округ. В с. Черключи из колхоза вышло 11 хозяйств в связи с антисоветской агитацией кулачества и слабой разъяснительной ра­ботой со стороны партийных и общественных организаций.
Кузнецкий округ. В с. Баклуши Павловского района под влиянием антисоветской агитации кулачества и антисоветских элементов подано 108 заявлений о выходе из колхоза. Заявления подавались исключитель­но бедняками. В с. Шемышейка в правление колхоза «Гигант» подано 44 заявления о выходе из колхоза. Подавшие заявления-середняки, нахо­дящиеся под влиянием кулацкой агитации. В с. Тат-Канади под влияни­ем антиколхозной агитации кулачества, что «в колхозе собственности не будет, все будет принадлежать колхозу, нужно выходить из колхоза», на 25 декабря было подано 208 заявлений о выходе из колхоза. Заявления подавались почти исключительно бедняками.
Возврат извещений о внесении задатков на покупку тракторов
Ульяновский округ. В с. Старая Сахча вопрос о задаточных суммах, не­смотря на агитацию кулачества общим собранием был принят. После же произведенной раскладки бедняки и середняки, а особенно женщины, на­чали возвращать извещения на уплату задатков, говоря: «В колхоз не пойдем, тракторов нам не нужно». В сельсовет поступило обратно таких извещений — 33, из них от бедняков — 20, середняков — 7 и зажиточ­ных — 6. В с. Абаково на второй день после бурного собрания и раздачи повесток о взносе задаточных сумм на трактора, последние начали посту­пать обратно в большом количестве. Извещения возвращают преимущест­венно женщины, являясь группами в сельсовет и заявляя: «Денег у нас нет, тракторов не нужно, в колхоз не пойдем». Поступило обратно изве­щений: от середняков — 13, зажиточных — 4 и бедняков — 18.
Кузнецкий округ. В с. Верхняя Тережка после собрания о принятии контрольных цифр на трактора, которые были приняты с трудом, бедняк-подкулачник, сагитированный кулачеством, ходил по селу с агитацией против колхоза и сбора задатков на трактора. В результате этой агитации многие подают заявления о выходе из колхозов и возвращают извещения о внесении задатков на трактора. Являясь в сельсовет, крестьяне бросают на пол извещения и говорят: «В колхозах состоять не будем и средств на трактора не дадим». В с. Азрапино за один день возвращено 100 извеще­ний на уплату задатков. Эти извещения возвращаются, преимущественно, женщинами, находящимися под влиянием кулацкой агитации.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 131. Л. 56—39. Подлинник, экз. № 12.
1* Так в тексте.
179
№ 41
Оперразведсводка № 4 СОУ ОГПУ о ходе «операции по контрреволюционным кулацко-белогвардейским и бандитским элементам» на 17 февраля 1930 г.
Не ранее 17 февраля 1930 г.
За последние 5 дней (12—17 февраля по всем районам СССР ликвиди­ровано: к/р организаций — 29, к/р группировок — 887, банд — 2.
Арестовано по ним за этот период вместе с к/р одиночками — 18 711. Ликвидация ряда этих к/р организаций и группировок была начата в прошлую пятидневку.
Северный Кавказ
За 5 дней по краю арестовано 420 чел. Из ликвидированных за весь период операции контрреволюционных организаций и группировок отме­чаем наиболее характерные (кроме указанных в предыдущих сводках):
1. К/р повстанческая организация в Армавирском округе, распростра­
нявшая свою деятельность на 4 населенных пункта, с центром в ст. Бело-
мечетенской. Принцип построения — «поквартальные группы» во главе
со «старшими». Организация готовила восстание, приурочивая таковое к
весне 1930 г. Изъято 39 чел. — 27 кулаков, 1 белый офицер, 1 бандит,
10 активных белогвардейцев.
2. Контрреволюционная повстанческая организация в том же округе,
именовавшая себя «самзак», т.е. самозащита казачества. Руководитель
организации — нелегально проживавший в округе реэмигрант Малахов.
Принцип построения — тщательно законспирированные «тройки» по ста­
ницам. Организация охватила 4 станицы Армавирского округа (Петропав­
ловская, Темиргоевская, Старомихайловская, Дмитриевская), прилегаю­
щие к ним хутора, ст. Ильинскую Кубанского округа, ст. Андруковскую
Майкопского округа и один аул Адыгеи. «Тройки» вели работу по созда­
нию станичных к/р повстанческих ячеек, снабжая их к/р листовками. В
вопросах подготовки восстания организация ориентировалась на помощь
из-за границы и войну с СССР. Арестовано 47 чел. во главе с Малаховым.
Приступлено к ликвидации «троек» по соседним округам.
3. Контрреволюционная повстанческая организация в Кубанском окру­
ге (ст. Незамаевская). Арестовано 22 чел. — кулаки с махровым к/р про­
шлым. В последнее время организация прорабатывала план вооруженного
нападения на собрания партактива станицы.
4. В Донском округе ведется ликвидация к/р повстанческой организа­
ции, охватившей 3 населенных пункта. Организация вела подготовку во­
оруженного восстания к весне 1930 г.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на Северном Кавка­зе (также как и на Украине) ряд ликвидированных к/р организаций делал ставку на восстание весной 1930 г.
Ликвидированные к/р группировки в большинстве имели повстанчес­кий характер, вполне конкретно ставили вопросы о необходимости воору­женного восстания, создания банд и т.п.
1. В Майкопском округе проводится ликвидация двух самостоятельно возникших и впоследствии объединившихся вокруг быв. главаря банды к/р повстанческих группировок. Группировки ставили задачи — объеди­нение ряда станиц округа в целях восстания.
180
2. В Урванском округе (Кабарда) ликвидирована к/р группировка, ох­ватившая 5 селений. Изъято 14 чел. «актива». Группировка ставила во­прос о создании банды, о вооруженном восстании. Разрабатывался план налета на областной центр (г. Нальчик) в целях обеспечения повстанцев оружием, уничтожения ж/д моста для закрепления опорных пунктов. Де­лалась ставка на широкое территориальное развитие к/р работы, на связь с банд[итским] элементом Балкарии, вовлечение в восстание соседних национальных] областей и казачьих округов. Следствие развивается, предстоят дополнительные аресты. Проявления бандитизма имеют место в ряде областей и округов края. Отмечаем наиболее серьезные моменты. По Ингушетии проведена операция в 9 населенных пунктах (Сурхохи, Эка-жево, Яндырка, Алиюрт, Ахкиюрт, Носыркот, Алхасты, Галашки, Таузе-нюрт). Арестовано 134 чел., из них: главарей банд — 3 чел., бандитов — 27, пособников — 69, активных связей — 35. Дополнительно добровольно сдался главарь банды Герсанов. Воинские части стянуты во Владикавказ на отдых. Ведется усиленная агентурная работа по розыску активного эле­мента для последующих оперативно-войсковых действий.
Кабарда. 11 февраля в районе Куркужин образовалась банда в 10 чел. из бандитско-мулльских кулацких элементов. 13 февраля та же банда, численностью в 20 чел., напала на с. Куркужин, обстреляла сельсовет, ог­рабила членов рабочей бригады и, захватив оружие, двинулась на Гунду-лен. Установлено пребывание среди бандитов бежавшего князя Конова и быв. председателя сельсовета, исключенного из ВКП(б) — Тоукар.
14 февраля банда, увеличив свою численность до 60 чел., пыталась ов­ладеть Гундуленом, но, будучи отбита местным активом, ушла на Камено-мостское, увеличившись по пути до 100 чел. В тот же день банда заняла Сармаково, где собрала сход, на котором призывала к борьбе с Советской властью под лозунгами шариата. Здесь же банда увеличила свои ряды до 150 чел. При выходе из Сармаково банда была настигнута нашим отря­дом, после перестрелки с которым, потеряв 10 убитыми и 8 пленными, к 15 февраля вернулась в район Куркужина уже в составе 25 чел.
Среди бандитов отмечается присутствие значительного количества мулл и хаджи. По дополнительным сведениям, банда вновь покинула Куркужин с присоединившимися к ней местными муллами, причем пос­ледние призывают [к] «газавату» (священная война). Основные кадры по­встанцев сосредоточились в районе Заюково, на горе «Хара-Горы». Против банды действуют 4 оперативные группы, ведущие кольцевое наступление на указанную гору, с расчетом нанесения одновременного удара. Одновре­менно приняты меры к предотвращению возможных вспышек в гранича­щих с Кабардой округах и областях. Беднота и середняки действия банди­тов осуждают.
Дагестан. В результате проведенной по контрреволюционным элемен­там операции изъято: Гунибской опергруппой — 175 един[иц] боев[ого] оруж[ия], Хунзахской — 74, Буйнакской — 4, Хасав-Юртов[ской] — 101, Андийской — 7. Всего по 5 группам — 361 един[ица] боев[ого] оруж[ия]. В Горяче-Ключевском районе (лесопредгорная часть Кубанского округа) из бежавших кулаков организовалась банда в 15 чел. под командой быв. красного партизана, ныне кулака, участника к/р кулацкой группировки Пшеничного. Банда совершила нападение на колхозника, отобрала у него охотничье ружье. Приняты меры к ликвидации банды, арестовано 7 чел. кулаков и быв. бандитов, пытавшихся влиться в банду.
181
В Константиновском районе Шахтинско-Донецкого округа отмечено стремление кулацкого элемента влиться в обактивившуюся банду Киселе­ва. В Морозовском районе того же округа 7 февраля 1930 г. бандой неиз­вестного командования ограблена п/т контора, захвачено 8 тыс. руб.
Салъский округ. (В дополнение к ранее переданным запискам по пря­мому проводу из Ростова.)
1. В результате принятых мер (ввод вооруженных частей и оператив­
ных групп, проведении усиленной массовой работы и т.п.) выступление в
селах Воронцово-Николаевского района ликвидировано. В настроении ос­
новной массы населения достигнут перелом. Изъяты: повстанческий ко­
митет, руководивший выступлением и активные участники из к/р кулац-
ко-белогвардейского элемента. В Нижн[ем] Егорлыке и Баранниках пере­
избраны сельсоветы.
2. В Романовке кулаками подготавливалось восстание, но после дошед­
ших до них слухов о разгроме восставших в Н. Егорлыке настроение из­
менилось. В Сандате кулаки и сагитированные ими женщины оказывают
противодействие изъятию к/р элемента. Приняты меры к устранению
противодействия. Следствием установлено, что в восставших селах вы­
бранные кулацкие советы разработали декларацию, сводящуюся к следу­
ющим программным требованиям: 1) Против колхозов и насильственного
вовлечения в них. 2) Допустить существование единоличных хозяйств без
классового подразделения. 3) Изменить систему взимания с/х налога —
установить единый сбор по твердым ставкам (1 руб. 50 коп. с десятины),
не принимая во внимание доходности хозяйства, наличие едоков. 4) Сове­
ты без коммунистов. 5) Против совхозов, тракторизации, партии, рабочко­
мов. 6) Не относить к кулацким крестьянские хозяйства, имеющие иму­
щество в общей сложности на 10 тыс. руб. 7) Освободить арестованных
кулаков.
3. В Н. Егорлыке повстан[ческим] ком[итет]ом была объявлена моби­
лизация [1]900 и [1]905 гг. Среди активных участников и содействующих
восстанию находились некоторые члены сельсоветов и несколько перемен-
ников. Часть переменников, не принимая непосредственного участия в
восстании, оказывала содействие восставшим, остальные оставались пас­
сивными свидетелями событий. Только единицы из переменного состава
активно проявили себя на стороне Советской власти. Продолжается опера­
ция по другим населенным пунктам района, в которых имели место по­
встанческие настроения.
По Кабарде, Осетии, Ингушетии и Чечне проводится ликвидация ряда к/р кулацко-мулльских повстанческих и бандитских группировок, значи­тельно обактививших свою деятельность за последнее время (ряд из них возник еще после событий в Чечне).
Центральная] Черноземная обл.
За последнюю пятидневку по области ликвидировано 11 группировок. Арестовано по группировкам и к/р одиночек — 918 чел.
Как устанавливается следствием, имевшее место массовое выступление в сел. Н. Икорец подготовлялось и руководилось к/р кулацко-поповской группировкой, выступавшей в момент событий в роли своеобразного «штаба».
1. Выступлением в с. Н. Икорец Л пекинского района Острогожского округа 22—26 января руководила к/р кулацкая группировка. Группиров­ка на своих нелегальных совещаниях вырабатывала план действий, после
182
ликвидации выступления организовала патрулирование по селу участни­ков выступления, преимущественно женщин, в целях недопущения арес­тов.
2. К/р группировка с. Нижний Икорец имела тесную связь с к/р груп­пировками с. Верхний Икорец, где 2 февраля имело место аналогичное выступление с участием 1 тыс. чел., [из] с[ел] Коршево, Шишково, Песко-ватка, где в январе—феврале также имелись выступления. Следствие ус­танавливает определенную организующую роль этих связанных между собой к/р группировок во всех перечисленных массовых выступлениях. Как и в Тамбовском округе (см. св[одку] № 1), ряд ликвидированных контрреволюционных] группировок в Борисоглебском округе конкретно ставили вопросы восстания и свержения Советской власти. Кулацко-попо-вская группировка в с. Елань-Колено во главе со священником, аналогич­ная группировка в с. Б.Дапиловка, тоже руководимая священником, ста­вили своей целью вооруженное восстание, обсуждали этот вопрос на своих нелегальных совещаниях и т.д.
Украина1*
За отчетный период на Украине арестовано 5034 чел. (участники груп­повых дел и к/р одиночки).
Следствие по ликвидированным организациям и группировкам вновь подтверждает, что целевой установкой большинства из них было воору­женное восстание весной 1930 г. Именно из этой установки исходила кон­кретная деятельность контрреволюционных образований, выражавшаяся:
1. В попытках организовать силы вооруженного восстания из основ­
ных прослоек крестьянства.
2. В стремлениях приостановить волну растерянности кулацкой про­
слойки.
3. В вербовке единомышленников не только среди кулаков, но и среди
середняков и бедноты.
4. В попытках связи с Красной армией в целях вовлечения ее в
вооруженную борьбу с Советской властью и для обеспечения повстанцев
оружием.
5. В усиленных попытках связи с закордоном, оживлении существую­
щих связей, для получения оттуда активной помощи.
Приводим наиболее характерные из ликвидированных к/р организа­ций (кроме указанных уже в предыдущих сводках):
1. Кулацко-повстанческая организация в Павлоградском и Петропав­
ловском районах Днепропетровского округа. Организация состояла из ку­
лаков, бежавших из Харьковского и Полтавского округов; ставила перед
собой ряд подготовок вооруженного восстания, конкретно прорабатывая
на нелегальных совещаниях вопросы и планы восстания; проводила уси­
ленную вербовку по хуторам, выделив для этого руководителей из быв.
деникинцев и махновцев. В ряде сел были организованы к/р повстанчес­
кие ячейки. Для руководства работой всех ячеек была выделена руководя­
щая четверка. Добывалось оружие, намечалось ограбление сельхозтовари-
щества. Ставился вопрос о связи с Польшей и о формировании отряда для
экспроприации. Арестовано 57 участников, основное ядро организации —
15 чел. — арестовано в момент тайного совещания.
2. К/р петлюровская организация в Горностаевском районе Херсонско­
го округа. Изъято 15 чел., все кулаки. Цель организации — вооруженное
выступление и свержение соввласти. Деятельность организации: а) уст-
183
ройство нелегальных совещаний; б) вербовка новых членов; в) приобрете­ние оружия; г) разъезды по Мелитопольскому округу и Крыму для уста­новления связи с местными к/р организациями; д) систематическая к/р агитация, распространение провокационных слухов и т.п.
3. К/р кулацко-петлюровская организация в Калиновском районе Вин­
ницкого округа. Арестовано 10 чел. быв. членов правления петлюровской
«Просвгги»38. Члены организации вели злостную к/р агитацию, распро­
страняли провокационные слухи, избивали комсомольский актив; был на­
мечен ряд террористических актов над сельскими активистами; члены ор­
ганизации имели оружие.
4. В Харьковском округе в с. Бражнике ликвидирована к/р группа
быв. махновцев и политбандитов, пытавшихся сформировать вооружен­
ные отряды для террора над представителями местной власти. В числе
участников к/р группы — председатель] сельсовета, председатель]
КНС39, заведующий] избой-читальней и уполномоченный РИКа. К/р
группа устраивала нелегальные совещания, где обсуждала вопросы дея­
тельности группы на случай войны, тактики в настоящее время, составля­
лись списки лиц для ограбления и убийств, особенно в отношении запи­
савшихся в СОЗы. По делу изъято 8 чел[овек].
5. К/р группировка в Херсонском округе (с. Казачьи Лагери) подготав­
ливала вооруженное восстание и свержение соввласти, для чего вербовала
единомышленников, собирала оружие; через двух быв. б[елых] офицеров,
проживающих в Крыму, налаживала связь с заграницей; совершила по­
пытку убийства председателя] сельсовета. Арестовано 26 чел[овек].
Следствие также устанавливает, что в к/р деятельности группировок, противодействующих и срывающих мероприятия соввласти, наблюдается организованность и плановость. Почти везде группировки предварительно обсуждают и намечают тактику борьбы, политическую линию и т.п., уст­раивая для этого нелегальные совещания.
К/р группировка в Могилев-Подольском округе (с. Телелинцы) из 9 кулаков-экспертников организованно проводила срыв текущих кампаний на селе, терроризировала сельский актив, совершала поджоги хозяйств активистов; в последнее время, в связи с коллективизацией, группировка устраивала нелегальные собрания, обсуждая способы борьбы с Советской властью. В результате к/р агитации участников к/р группировки — мас­совый отказ бедняков и середняков от коллективизации.
К/р группировки в Запорожском округе (с. Марьевка) из кулаков не­мецких колонистов вели усиленную агитацию за массовый выезд крес­тьян за границу; на своих нелегальных совещаниях обсуждали темы к/р агитации и способы обработки крестьян; связались с немцами соседней колонии для более успешного срыва кампании по коллективизации. Арес­товано 11 чел[овек].
Средне-Волжский край
За последнюю пятидневку в крае ликвидировано: к/р организаций — 8, к/р группировок — 110. Всего арестовано за этот период — 2677 чел[овек].
Отмечаем некоторые из ликвидированных к/р организаций: 1. К/р организация в Бугурусланском округе. Арестовано 39 чел., со­став — кулацкий, в прошлом участники восстаний. Центр организации — с. М.Бугуруслан. Организация руководила контрреволюционной деятель­ностью ряда группировок в прилегающих селах путем наезда туда членов
184
«руководящей группы» и устройства нелегальных совещаний. Работу вела по срыву всех мероприятий, разложила местный колхоз, усиленно агити­ровала за сокращение посевплощади, ликвидацию скота.
2. К/р кулацкая организация в Ульяновском округе распространила свою деятельность на 13 населенных пунктов Поповского и Тагаевского районов, на нелегальных собраниях обсуждались вопросы необходимости организованной борьбы с соввластью путем подготовки восстания. Одно­временно с этим организация распространяла по селам анонимки-листов­ки с угрозами расправы над сель[скими] активистами (зафиксировано 20 случаев распространения); подготавливала и проводила избиение сов-активистов, вела бешеную агитацию за срыв мероприятий власти. Со­став — преимущественно кулацко-торгашеский. Арестовано 67 чел[овек].
В сводке № 3 уже отмечалось, что большинство группировок возникли в целях противодействия коллективизации. Следствие по изъятым в пос­леднее время к/р группировкам еще раз подтверждает это. Кроме того, ус­тановлено руководство со стороны к/р группировок отдельными массовы­ми выступлениями, имевшими место в крае.
1. Руководитель к/р группировки в с. Красноярке Бугурусланского ок­
руга явился инициатором и руководителем массового выступления жен­
щин в 150 чел. 24 января 1930 г.
2. Группировка в с. Старый Байтермиш того же округа подготовила и
руководила массовым выступлением в 100 чел. (в связи с проведением
подготовительной работы по выселению кулаков).
3. Группировка в с. Масказы Кузнецкого округа подготовила и руково­
дила массовым выступлением в 150 чел., направленным против кол-
хоз[ного] строительства.
Нижне-Волжский край
За отмеченную пятидневку арестовано 166 чел. Большинство из лик­видированных к/р группировок возникли в конце 1929 г. Отмечаем ряд таких группировок:
1.К/р кулацкая группировка в с. Норка Немреспублики ставила своей
целью подготовку населения к вооруженному восстанию и свержению Со­
ветской власти, на нелегальных совещаниях обсуждался вопрос о необхо­
димости создания крепкой подпольной организации для руководства под­
готовкой восстания и самим выступлением. Стремясь расширить состав
группировки, руководители таковой создали в ближайшем селе аналогич­
ную к/р ячейку и руководили ее работой. Все время искали связи с воз­
можно существующими к/р группировками и организациями в селах и
городах. Одновременно участники к/р группировки вели агитацию среди
населения за эмиграцию за границу. По делу арестовано 11 чел[овек].
2.Группа кулаков хут. Рябовского Хоперского округа создала к/р
группировку в целях подготовки вооруженной борьбы против соввласти,
пыталась установить связь с Красной армией, вела вербовку новых чле­
нов, конкретно обсуждала вопрос террора над представителями власти.
Арестован актив — 5 чел.
3.К/р группировка в хут. Абрамовском охватила своей деятельностью
до 10 населенных пунктов; основной целью своей ставила создание к/р ор­
ганизации для подготовки вооруженного восстания; намечалось формиро­
вание ударной группы для взрыва ж/д мостов; во главе группировки —
быв. б[елый] офицер. Арестовано 19 чел[овек].
185
Ряд ликвидированных к/р группировок проводил работу в целях срыва текущих кампаний на селе. К/р группировка в с. Ней-Тарлых Не-мреспублики проводила усиленную агитацию против коллективизации и других мероприятий соввласти, договариваясь до угроз «расправиться с активистами и бедняками». Арестовано 10 чел[овек].
Выявлен и ликвидирован также ряд к/р группировок, проводивших усиленную агитацию за эмиграцию из СССР. Такие группировки прово­дили свою к/р работу среди немцев-колонистов в Немреспублике и Ат-карском округе. В с. Ягодная Поляна Аткарского округа ликвидирова­на возглавляемая пастором к/р группировка, имевшая связь с другими населенными пунктами. Члены группировки разъезжали по другим селам, агитируя против колхозов и за эмиграцию в Америку и Герма­нию. Население ряда хуторов и сел готовилось к выезду весной. Желаю­щим эмигрировать была обещана помощь со стороны Германии. Руково­дитель группировки имел связь с Германией, откуда получал деньги и литературу.
В с. Геффенталь вокруг быв. члена Госдумы, кадета Клинг, создалась к/р группировка; на нелегальных совещаниях участники группировки обсуждали практические меры по противодействию текущим кампани­ям, вели агитацию против колхозов, стремясь перетягивать в создан­ные ими кулацкие товарищества колхозников-середняков, распростра­няли листовки противоколхозного характера. Наряду с этим группи­ровка занималась созданием массового эмиграционного движения. Имела связь с германским консулом в Москве. Арестовано 9 чел. (8 кула­ков, 1 середняк).
В Аткарском округе (с. Сокур) при обыске у кулака обнаружен щапи-рограф, список членов крест[ьянского] союза и отрывок воззвания, под­писанный «Оргбюро крест[ьянского] союза». Ведется следствие.
Белоруссия
За последнюю пятидневку ликвидировано 3 организации, 88 группи­ровок, изъято 1110 чел. Ликвидированные организации:
1. В Острошицко-Городецком районе Минского округа быв. участники
польских диверсионных банд, связанные с Польшей, до настоящего вре­
мени занимались подготовкой диверсионных действий на случай войны.
2. В Пригородном сельсовете г. Минска к/р организация быв. поль­
ских партизан и сотрудников дефензивы40, проводивших под руководст­
вом своих родственников, офицеров поль[ской] армии, подготовку к по­
встанческому выступлению среди поль[ского] населения.
3. Крупная диверсионно-бандитская организация в Мозырском округе
в числе 123 чел. кулаков. Следствием установлено, что под непрерыв­
ным руководством систематически приходивших из Польши главарей
диверсионных] банд была создана и вполне оформлена диверсионно-
повстанческая организация, наметившая к моменту ликвидации ряд
объектов для диверсии и подготовлявшая площадки для посадки воен­
ных самолетов.
В числе ликвидированных к/р группировок 21 группировка — из польского кулачества с руководящим участием деятелей польской окку­пации, имевших до последнего времени связь с Польшей, проводивших помимо активного противодействия коллективизации агитацию за ско­рый приход белополяков. Среди участников группировок за последнее время были широко развиты тенденции побега в Польше «за помощью».
186
Следует также отметить к/р кулацкую группировку латышей в Витеб­ском округе в числе 21 чел., развившую помимо антисоветской агитации пропаганду среди латколонии за массовую эмиграцию.
Крым
За последнюю пятидневку арестовано 205 чел., из них: по 9 к/р груп­пировкам — 55 чел., по 1 к/р организации] (дополнительно]) — 160.
Ликвидированная к/р организация охватывает своей деятельностью горную часть Южного побережья Крыма (Карасубазарский, Ялтинский, Феодосийский, Судакский районы). Центр организации — дер. Ускют Су-дакского района. Цель организации: а) свержение соввласти путем созда­ния банд и массового вооруженного восстания; б) создание спецгрупп для террора над коммунистами и совактивом. Организацией был выработан план восстания: организация специального кавотряда, установление связи с Турцией, доставка оттуда оружия, установление связи с адмвыс-ланными из Крыма в Мелитополь, ограбление фельдъегерей ОГПУ, убий­ство коммунистов, колхозников и совработников, разоружение лесной стражи, налет и разоружение пограничного поста, одновременное выступ­ление всех деревень.
Деятельность организации сводилась к следующему:
1) Созыв периодических нелегальных совещаний представителей к/р организации из деревень для обсуждения конкретных мероприятий по подготовке восстания. 2) Вербовка фанатично настроенных в состав буду­щей банды. 3) Посылка специальных «уполномоченных центра» в другие деревни для установления связи, инструктажа ячеек, проверки их рабо­ты. 4) Усиленная агитация против коллективизации и зем[ельной] рефор­мы с использованием национально-религиозных предрассудков населе­ния. 5) Запугивание бедняков и середняков, желающих вступить в кол­хозы — «вступающие в колхоз будут клеймиться и впоследствии по этим знакам будут узнаны новой властью и расстреляны». 6) Сбор оружия у быв. бандитов, уголовников и к/р элемента.
Важно отметить, что и эта организация восстание намечала на весну текущего года (1 марта). Характерно, что в связи с ликвидацией органи­зации имеет место перелом политнастроения этих районов. По дер. Ускют из 770 хозяйств 597 вступили в колхозы; более 200 колхозни­ков предложили свои услуги и активно участвовали в дополнительных арестах и обысках.
Урал
За отчетный период арестовано 678 чел. Ликвидировано: к/р органи­заций — 11 (участников — 444 чел.), к/р группировок — 27 ([участни­ков] — 234 [человек]).
Ликвидированные к/р организации — в большинстве повстанческого типа. Однако, характерно отметить, что одновременно с подготовительной работой к восстанию к/р организации первоочередной своей задачей счи­тали срыв коллективизации и развал колхозов.
В Тюменском округе (с. Ярково) к/р организация во главе с быв. на­чальником банд[итского] штаба ставила перед собой задачу усиленной агитации за развал к весне колхозов и срыв посевкампании с тем, чтобы на почве голода поднять восстание. По делу арестовано 15 чел. — кула­ки-лишенцы, быв. участники бандитского восстания.
187
В Тугулымском и Талицком районах того же округа ликвидирована к/р организация кулаков. Организация производила вербовку кулаков-лишенцев — пятикратников. Задача организации — активная борьба с мероприятиями соввласти, убийства ответственных работников, подкуп бедноты в целях отказа ее от коллективизации. В г. Ялуторовское того же округа ликвидирована кулацкая к/р организация во главе с быв. участником офицерского заговора. Организация проводила вербовку ку­лаков по району в целях подготовки восстания.
Сибирь
За последнюю пятидневку ликвидировано 5 к/р организаций, 73 к/р группировки; изъято по ним к/р одиночек — 1624 чел[овека].
Закончена в основном операция по ликвидации Чулымской к/р орга­низации «Примерное общество» (см. сводку № 3). Арестовано — 121 чел[овек].
Ивановская Промышленная обл.
За отчетные пять дней арестовано 856 чел., в том числе 73 чел. по 4 к/р группировкам.
В Киржачском районе Александровского округа ликвидирована попо-вско-кулацкая к/р группировка, создавшая общество «хоругвеносцев»; при обыске у одного из руководителей к/р группировки найдена винтов­ка и 150 боевых патрон. Арестовано 24 чел[овека].
В Писцовском районе Шуйского округа ликвидирована кулацкая к/р группировка во главе со священником, устраивавшая подпольные собра­ния с выставлением караула, ведшая систематическую агитацию в целях срыва совмероприятий. Арестовано 22 чел[овека].
В Некоузском районе Рыбинского округа ликвидирована группа ку­лацкой молодежи. К/р группа устраивала нелегальные собрания, скупала оружие, подготавливала ограбление кооператива. При обыске изъято ору­жие и 34 экз. изготовленной к/р группой листовки.
В Кинешемском округе (с[ела] Решма-Нагорная и Суворове) ликвиди­рована кулацкая к/р группировка, ведшая в продолжении ряда лет от­крытую систематическую к/р агитацию. В последнее время группировка значительно обактивилась, резко противодействуя колхозному движению, призывая население к выступлению, распространяя провокационные слухи о закрытии церквей и т.д. Открытой деятельности к/р группиров­ки способствовало извращение линии партии со стороны Решемской партячейки, позволившее кулачеству проникнуть в низовой советский ап­парат. Арестовано 24 чел[овека].
По Казахстану
(В дополнение к ранее пересланному донесению.)
Бандвыступлению в Сузаке предшествовало значительное обактивле-ние к/р байских элементов в связи с проведением коллективизации, под­готовки посевкампании и сбором семенных фондов. Образовавшаяся банда начала выступление с освобождения арестованных (в связи с прово­димыми мероприятиями) баев и с уничтожением представителей район­ных совпарторганов. Освобожденные баи влились в банду, предваритель­но разобрав конфискованное у них имущество.
Оперативная обстановка в районе восстания такова: 1) Объединенный отряд Полякова и Абрамука (86 штыков, 1 пулемет) окружен частью (не-
188
известной численности) банды Шапакова в районе Ак-Тюбе. Высланной из Туркестана разведке установить связь с отрядом не удалось. 2) При­бывшие из Ташкента эскадрон Леншколы (140 саб[ель] и батарея) и взвод кав[казского] национального] дивизиона ведут наступление на Бабий Курган, где сосредоточены значительные силы банды.
По донесениям разведки, в пос. Карнак (15 верст с[еверо-]в[осточнее] Туркестана) восстало население в количестве 1 тыс. чел. Из них 40 имеют оружие. Убит секретарь ячейки.
Закавказье
В начале февраля значительно увеличилось число бандитско-повстан-ческих проявлений:
1. Ганжийский округ. В Кедабегском районе при изъятии антисовет­
ского бандитского элемента последним оказано вооруженное сопротивле­
ние. Производивший операцию отряд вынужден был отступить. Дейст­
вующая в районе Якубинская банда увеличилась за счет бегущих в горы
кулаков, быв. бандитов до 80 чел. Брошенному для ликвидации банды
отряду (60 штыков и 4 пулемета) банда, широко используя горные усло­
вия, оказывает упорное сопротивление. 12 февраля наш отряд занял два
хутора, но под сильным перекрестным огнем бандитов вынужден был от­
ступить. Для быстрейшей ликвидации банды из Ганджи перебрасываются
в район операции два горных орудия.
2. 5 февраля в Нахичеванском округе в районе Буз-Кечелю организо­
валась кулацкая банда, произведшая нападение на находившихся в райо­
не сотрудников Нахичеванского ОКРО ОГПУ. Оперативной группой банда
ликвидирована, убито 9 чел, арестовано 17.
3. Ведется операция по ликвидации банды Пирверди. Банда объедини­
лась с группой кулаков, бежавших в горы Таузского района. Банда на­
считывает 80 чел[овек].
4. В Карабахском округе кулаками захвачено с. Коловерджары (центр
Курдистанского района). Находящиеся под арестом кулаки освобождены.
Местные коммунисты и милиция бежали из села. Приняты меры к лик­
видации выступления.
5.В Зангеланском и Кубатлинском районах нач[альник] раймили-
ции, сгруппировав около 60—70 кулаков и к/р элемента, бежал в Пер­
сию. В приграничной полосе Джебраильского уезда отмечается рост эми­
грационных настроений.
Зам. пред. ОГПУ Ягода Пом. нач. СОУ ОГПУ Олъский
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 23. Л. 45-65. Копия.
!* См. также док. № 42 и 43.
№ 42—43
Первые результаты репрессий против «кулацко-белогвардейско-бандитского элемента» на Украине
17 февраля 1930 г. 189
№ 42
1) Таблица произведенных арестов по Украине
по состоянию на 17 февраля 1930 г.
17 февраля 1930 г.
№ п/п
Округ
Всего
КРО
СО
ИНФО
1.
АМССР
480
94
1
385
2.
Артемовский
215
10
48
157
3.
Б[ело]церковский
269
110
13
146
4.
Бердичевский
418
281
39
98
5.
Винницкий
380
122
16
242
6.
Волынский
756
260
14
287
(195 невы­ясненных)
7.
Волочиский
48
9
—
39
8.
Глуховский
30
10
3
17
9.
Д[непро]петровский
713
216
120
377
10.
Запорожский
242
85
12
145
11.
Зиновьевский
468
116
15
337
12.
Изюмский
198
58
57
83
13.
Кам . -Подольский
287
127
51
109
14.
Конотопский
301
27
37
237
15.
Коростенский
529
102
30
397
16.
Кременчугский
356
220
28
108
17.
Криворожский
522
118
34
370
18.
Купянский
422
24
12
386
19.
Лубенский
300
55
103
142
20.
Луганский
156
35
20
101
21.
Мариупольский
462
121
29
312
22.
Мелитопольский
213
80
4
129
23.
Мог. -Подольский
189
79
17
93
24.
Нежинский
452
35
14
403
25.
Николаевский
630
420
30
180
26.
Одесский
493
56
14
423
27.
Олевский п/о
76
30
7
39
28.
Первомайский
281
107
12
162
29.
Полтавский
1035
464
141
430
30.
Прилукский
484
5
176
303
31.
Проскуровский
268
108
36
124
32.
Роменский
29
10
4
15
33.
Сталинский
313
96
30
187
34.
Старобельский
58
8
11
39
35.
Сумский
151
5
44
102
36.
Тульчинский
283
42
30
211
37.
Уманский
512
155
121
236
190
№ п/п
Округ
Всего
КРО
СО
ИНФО
38.
Харьковский
311
127
59
125
39.
Херсонский
164
155
9
—
40.
Черниговский
161
5
45
111
41.
Шевченковский
348
4
19
325
42.
Шепетовский
406
124
10
272
43.
Ямпольский п/о
187
112
1
74
Всего по округам:
14 496
4427
1516
8358
195 невы-ясн[енных]
Примечание: Невыясненные 195 арестованных вошли в общую цифру Волынского окротдела ГПУ.
2) Список ликвидированных организаций и группировок по Украине за время с 11 по 17 февраля 1930 г.
17 февраля 1930 г. 1. По линии КРО:
1.
Сталинский
«Казаки»
Укр[аинская] к[онтр]р[еволюция]
Арестовано
3 чел.
«Тищенковцы»
Бел[ая] к[онтр]рГеволюция1
— "—
10 чел.
«Обыватели»
— " —
— " —
5 чел.
«Разъезд»
— " —
— " —
4 чел.
2.
Изюмский
«Активисты»
Укр[аинская] к[онтр]р[еволюция]
— "—
8 чел. (доп.)
3.
Запорожский
«Каратели»
Бел[ая] к[онтр]р[еволюция]
— "—
8 чел.
«Многие»
— " —
— " —
7 чел.
4.
Ямпольский п/о
«Друзья»
Укр[аинская] к[онтр]рГеволюция]
— "—
12 чел.
5.
Артемовский
« Шахтовладельцы »
Бел[ая] кГонтрМеволюция!
— "—
8 чел.
Всего по КРО ликвидировано 8 разработок с 57 арестованными
Произведено дополнительно] арестов по 1 разработке с 8-ю арестованными]
2. По линии СО:
1.
Черниговский
(без клички)
Кул[ацкая] группировка!
Арестовано
9 чел.
2.
Изюмский
гр. с. Крючкове
— " —
9 чел.
гр. с. Балаклия
— " —
4 чел.
3.
Запорожский
«Евангелисты-каратели»
— "—
3 чел.
4.
Шевченковский
«Штаб партизан»
— " —
11 чел.
«Садоводы»
— " —
5 чел.
5.
Нежинский
«Ревнители»
— " —
4 чел.
Всего по СО ликвидировано 7 разработок с 45 арестованными
191
3. По линии ИНФО
1.
Черниговский
(без клички)
Арестовано
6 чел.
2.
Сталинский
«Бывшие»
— " —
5 чел.
«Враги»
— " —
8 чел.
«Колонисты»
— " —
10 чел.
3.
Д[непро]петровский
«Уважаемые»
— " —
15 чел.
4.
Д[непро]петровский
«Издеватели»
— " —
8 чел.
5.
АМССР
« Монопольные »
— " —
3 чел.
«Вредители»
— "_
3 чел.
6.
Луганский
«Стрелки»
— " —
5 чел.
7.
Изюмский
«Террористы»
— " —
17 чел.
«Агитация»
— " —
6 чел.
8.
Мариупольский
«Обиженные»
— " —
6 чел.
«Гроза»
— "_
7 чел.
« Коллективисты »
— " —
6 чел.
«Остатки»
— " —
9 чел.
9.
Мог.-Подольский
«Террористы»
— " —
3 чел.
« Заговорщики »
— " —
5 чел.
гр. с. Подлесное
— " —
4 чел.
гр. с. Голодайковцы
— " —
5 чел.
10.
Шевченковский
«Повстанцы»
_" —
29 чел.
«Крестсоюзы»
— " —
11 чел.
«Террористы»
— " —
8 чел.
«Заводовцы»
— " —
6 чел.
11.
Нежинский
«Вредители»
— " —
8 чел.
« Недовольные »
— " —
6 чел.
«Единение»
— " —
8 чел.
« Объединение »
— " —
9 чел.
« Вдохновители »
— " —
8 чел.
« Подрыватели »
м
5 чел.
«Обиженные»
— " —
6 чел.
«Отжившие»
— "__
4 чел.
« Предсказатели »
— " —
10 чел.
12.
Артемовский
«Недобитки»
—" —
4 чел.
«Мстители»
— " —
6 чел.
«Идеологи»
— " —
4 чел.
« Собственники »
— " —
3 чел.
«Паразиты»
— " —
8 чел.
«Противодействующие»
— " —
3 чел.
«Алкоголики»
— " —
5 чел.
Всего по ИНФО ликвидировано 38 разработок с 277 арестованными
Произведено дополнительных арестов по 1 разработке с 5-ю арестованными
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 63-66. Подлинник.
192
61H —
я
§
V V
1
К
Рассмотрено] дел
*•• -q
*.
to
ел
00
Всего
Антисоветские] парт[ии]
Я о
IS
=
S
8
00
о
Ни ни
Украин[ская] к[онтр]р[еволюция]
§
to
to
Церковн[ики] и сектанты
N)
*.
Разн[ый] антисоветский] элемент
ни Л to
Л.
*.
Итого
О)
00
-3 -а
Укр[аинская] к[онтр]р[еволюция]
в1
ы
S
1
Я
3
со ел
со со
Бел[ая] к[онтр]р[еволюция]
>ь. ел
to
о
Шпионаж и диверс[ии]
и-*
Политический] банд[итизм]
со
Ни 00
Угол[овный] банд[итизм]
со
hu
Ни
Инколонии
to
Прочие
HU СО H-t
ни *•
<с
Итого
to <о
*. ел
Срыв мероприятий]
По линии ИНФО
СО 00
Ни
00
Террор
it».
to
Поджоги и кул[ацкие] вредители]
Прочие
Ни
*.
Ни
en ел
Итого
О
§
QJ
К
I
i I
к
Итого:
f
I
Групповых
Меры наказания
to е>
00
ни 00
со
00
ел
Всего приговорено
Антисоветские] парт[ии]
о ы
S
и
S Si
8
to
00
to
Ни
-q
Украин[ская] к[онтр]р[еволюция]
*>
00
со
-q
ни Ни
Церковн[ики] и сектанты
Л
0)
Разн[ый] антис[оветский] элемент
00
to
СП
*.
HU 00
Итого
ел
о
*. to
00
Укр[аинская] к[онтр]р[еволюция]
с?
ь я я я
S
to
*.
ни
в)
00
Бел[ая] к[онтр]р[еволюция]
to
Л.
Ни
ел
«о
Шпионаж и диверс[ии]
со
to
ни
Политический] банд[итизм]
00
*.
ф.
Угол[овный] банд[итизм]
00
Ни
-q
Инколонии
to
to
Прочие
1-й
ни to
00
to
со
-q
Итого
ел *-
со >&•
to о
Срыв мероприятий]
По линии ИНФО
ни со
со
ни
0
Террор
Поджоги и кул[ацкие] вредители]
Прочие
о> -3
со -а
со
о
Итого
p
S,
"8
>
!a я
& g H -3
S
CO
8
Отделы
Украинская к[онтр]р[еволюция]
Антисоветские] партии
со -4
к*
Всего
Кулаки
со
te
ВМН
to
СП
со
Концлагерь
СП
•к
Ссылка
сп
Высылка
О5
Прочие меры
to
^4
Прекращено
*.
00
Всего
Середняки
!0
ВМН
со
k4
о
Концлагерь
Кч
Ьч
Ссылка
Кч N)
Высылка
»*ч Со
Прочие меры
н-
Ьч *ч
Прекращено
н-
Ьч
СП
Всего
я
к*
ел
ВМН
Ьч V)
Концлагерь
к* Оо
Ссылка
N^i <0
Высылка
§
Прочие меры
н*
to
Км
Прекращено
со
ю
Ns
Всего
Торг[овцы] и кустар[и]
N>
со
ВМН
to
NS
*>.
Концлагерь
I-»
j*
СЛ
Ссылка
to
0>
Высылка
N>
VJ
Прочие меры
(0
00
Прекращено
Со
О о
-R
К
сг Ж
г
о о
Г»
3
и
О)
Всего:
я
I
t)
1
£
о
H
EI
Высылка
Ссылка
Рассм[отрено] дел
<о §
s
СЛ
CO
00 CO
Всего
Антисоветские] партии]
о
1
S
S
8
к1
h^ 01
h-1
to
to
h- » h-1
Украинекая] к[онтр]р[еволюция]
h- ' О в>
M
I—» CTJ
Церковн[ики] и сектанты
в>
Разн[ый] антисеветский] элемент
to to
00
H- '
CO
to
to -q
Итого
ь-* СЛ
to
to
to
со
Укр[аинская] к[онтр]р[еволюция]
а
о
ы
S
я
S
00
сл
00
to
Бел[ая] к[онтр]р[еволюция]
н-
о сл
to
со
to
h- »
h-Л.
Шпионаж и диверс[ии]
со
h-1
^-*
Полит[ический] банд[итизм]
со
СЛ
СЯ
со
Угол[овный] банд[итизм]
о
со
СЛ
Инколонии
Ь2
Прочие
*.
to to
*. to
со
со
со *.
Итого
н* -q
00
h- 1
<£>
t— * сл
Срыв мероприятий]
0
!з
S
я
S S
о о
-q
сл
I—4
to
-q
Террор
Oi
Поджоги и кул[ацкие] вредит[ели]
Прочие
to
СЛ
<0
CO
h- '
to to
Итого
*/.
s
s
Отделы
£
з
Итого:
Прочие
Поджоги и кулацкое вредительство
1
Срыв мероприятий
Итого:
1
Инколонии
Уголовный бандитизм
Политбандитизм
Шпионаж и диверсии
Белая контрреволюция
Украинская контрреволюция
г
Разн[ый] . антисоветский] элем[ент]
Церковники и сектанты
6
ел
Н-1
3
со -4
НА
*-
to
en
НА
О
ел
§
*-со
Всего
Я
I я
я
НА *. СЛ
3
-q
СП
«*
ё
НА -q
ВМН
to
оо со
8
to
СО
НА
to
HA
cn
fe
*• со
НА
-q
Концлагерь
*-*•
оо
ел
НА
to
НА
СЛ
со
Ссылка
Высылка
Прочие меры
НА
со
*-
со
НА
to
Прекращено
НА
НА
ел
СЛ СО
НА
оо
НА
-q
HA
oo
НА
ел
НА
-q
to
НА НА
Всего
Середняки
НА
оо
НА НА
*.
to
ел
to
н»
НА
ВМН
I*"
СО
и
НА
to
оо
СЛ
-д
НА НА
НА
-q
Концлагерь
НА
to
оо
to
СЛ
НА
СО
СО
Ссылка
НА
НА
НА
Высылка
Прочие меры
со ел
НА сп
00
en
СО
НА
Прекращено
>о-о
со
о
НА
НА
to со
to
со
Н*
Всего
Бедняки
*-
со
НА
to
ВМН
НА
НА
се
-J
to
Концлагерь
to
to
HA
НА
Ссылка
Высылка
to
to
to
Прочие меры
to
НА
НА *.
Н*
НА
to
H*
НА
Прекращено
*• о
со ел
НА
НА
to -q
ел
НА
*.
НА
Всего
Торг[овцы] и кустар[и]
НА НА
НА
о
en
*^
ВМН
pto to
НА со
н*
НА
HA
СЛ
HA
НА
СО
НА
Концлагерь
en
ел
ел
НА
Ссылка
,
Высылка
-
Прочие меры
НА
НА
M
Прекращено
Служители культа
Служащие
Рабочие
Прочие
3
3
о
3
о
3
о
3
о
I
В
8
и
1
Концлагер]
Ссылка
Высылка
1
Ф
1
Прекращен
S
1
К PQ
Концлагер]
Ссылка
Высылка
1
0)
1
Прекращен
8 S
м
1
Концлагер]
Ссылка
Высылка
о,
0! 1
а
в
Прекращен
г 1
1
Концлагер]
Ссылка
Высылка
Я
| В
Прекращен
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
СО
Антисоветские]
партии
Украинская
к[онтр]р[еволюция]
20
5
12
3
38
2
30
1
5
13
1
7
2
3
Церковники
и сектанты
40
8
29
3
7
3
2
1
1
4
4
Разн[ый]
антисоветский]
элемент]
3
2
1
1
1
Итого:
63
15
42
6
45
5
32
2
6
18
2
11
2
3
КРО
Украинская
контрреволюция
10
4
6
14
5
7
2
1
1
3
3
Белая
контрреволюция
1
1
27
17
9
1
3
1
2
4
1
2
1
Шпионаж
и диверсии
7
4
2
1
27
8
11
8
Политбандитизм
1
1
Уголовный
бандитизм
2
2
23
11
6
1
5
Инколонии
1
1
1
1
Прочие
1
1
Итого:
11
5
6
52
28
20
2
2
5
1
2
1
1
58
21
22
10
5
ИНФО
Срыв
мероприятий
3
2
1
1
1
Террор
1
1
2
2
Служители культа
Служащие
Рабочие
Прочие
3
Я
0
3
о
3
о
Я
о
1
5
S
QJ
S
X
§
Концлагер]
.. . Ссылка
Высылка
о. си
ф
1
и1
Прекращен
g 1
И §
• - -Концлагер]
Ссылка
- -• -Высылка
о,
0)
1 1
в
Прекращен
I
СО
Я п
Концлагер!
Ссылка
Высылка
о, 1
|
1 G
Прекращен
S
ф
&
S п
Г " " " Концлагер!
Ссылка
Высылка
о, ! | I
-с
Прекращен
Поджоги
и кулацкое
вредительство
Прочие
Итого:
4
2
2
1
1
2
2
Всего:
78
22
50
6
98
34
52
2
2
8
5
1
2
1
1
78
23
35
10
2
81
Секретарь президиума ГПУ УССР и нач. УСО Письменный
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 41. Л. 67. Подлинник.
№ 44
Сводка ИНФО ОГПУ «Об организационных недочетах и классовой борьбе вокруг колхозстроительства в Грузии и Абхазии по материалам на 15 февраля 1930 г.»
20 февраля 1930 г.
Растущее колхозное движение в Грузии до сих пор не встречает доста­точного руководства со стороны низового соваппарата и других местных общественных организаций. Местами сельсоветы не принимают никакого участия в колхозном строительстве. Медленно продвигается организаци­онное оформление вновь созданных колхозов. Последние не всегда снаб­жаются типовыми уставами и правилами внутреннего распорядка. Иногда и члены рабочих бригад недостаточно четко разбираются в вопросах кол­хозстроительства. Ощущается недостаток квалифицированных агроработ-ников, особо сильная нужда в с/х специалистах, владеющих грузинским языком (Тифлисский округ).
Со стороны части деревенских коммунистов отмечается не только пас­сивное отношение и отсутствие инициативы в деле создания и развития колхозов, но в единичных случаях и явно враждебное отношение к кол­лективизации. Зафиксированы единичные факты прямой смычки сель­ских коммунистов с кулаками и выход коммунистов и комсомольцев из колхозов.
[Грузия]
Тифлисский округ. Все села Караязского района (за исключением двух с немецким населением) перешли на сплошную коллективизацию. Колхо­зы пока организационно не оформлены.
В 10 селах Манглиского района организованы колхозы, в которые во­влечено 90% бедняков и середняков. Мелкие колхозы объединены в круп­ные. Организованные колхозы остаются без соответствующего руководст­ва. Отсутствует агропомощь. Особая нужда ощущается в агрономах, вла­деющих грузинским языком. Села Базалети, Динвали Душетского района перешли на сплошную коллективизацию. По остальным селам района коллективизировано 50% середняцких и бедняцких хозяйств. Агропо­мощь недостаточна. В районе имеется одни землемер.
Аналогично положение с агроперсоналом в Башкичетском районе. По всему району имеется один агроном, не знающий местного языка. Пар­тийцы и комсомольцы никакого участия в колхозстроительстве не прини­мают. В с. Кизил-Килис комсомольцы бросили свои членские билеты и отказались от вступления в колхоз.
В Люксенбургском районе организованные колхозы до сих пор органи­зационно не оформлены. Со стороны Колхозцентра никакого руководства нет. В районе совершенно отсутствует литература на тюркском, грузин­ском и армянском языках. В с. Воевка Караязского района член сельсове­та внес предложение «повременить» с переходом на коллективизацию. В с. Тазакенд того же района комсомольская фракция целиком выступила в защиту местных кулаков, требуя оставления их в селе. В [с.] Люксембур­ге отмечен факт срыва собрания по вопросу о коллективизации самим до­кладчиком. Последний (зам. пред. РИКа) в своем докладе заявил следую­щее: 1) безземельные войти в колхоз не могут; 2) малоземельные члены колхоза обязаны будут в течение 10 лет выплачивать тем членам колхоза,
198
которые имеют большие земли; 3) весь доход, полученный за год, возьмет государство.
Кахетинский округ. Руководство вновь организованными колхозами не налажено. В с[елах] Аргохи и Бабанеури вопрос об организации колхо­зов срывается из-за отсутствия инструкторов. В с. Кварели большинство вступивших в колхоз работают в нем неохотно, т.к. председателем] кол­хоза назначен быв. председатель] Пшавельского кредитного] т[овари-ществ]а, растративший более 200 руб., колхозники ему не доверяют. Со стороны отдельных коммунистов отмечены следующие суждения по пово­ду коллективизации: «Пусть вступают в колхозы те, кто много жалования получает» (с. Киндаури).
Юго-Осетия. Отмечается слабое руководство вновь организованными колхозами. Отсутствует агропомощь. Нет типовых уставов, инструкций. В с. Эредви Цхинвальского района два месяца тому назад население выне­сло постановление об организации колхоза. Список и наказ послан в Кол-хозсоюз, ответа до сих пор нет. В с. Бузала никто из бригадников не мог точно ответить на вопрос: «Какая норма пая существует для колхозников после объединения их в общем коллективе?»
Некоторые партийцы и комсомольцы пассивно относятся к коллекти­визации, а в единичных случаях выступают против колхоза. Так, в с. Кехви комсомольцем сорвано собрание, посвященное коллективизации. Другой комсомолец выступал в защиту выселяемых кулаков. Случай срыва комсомольцем собрания отмечен в с. Хвце Джавского района. В с[елах] Маида, Корниси, Сатикари и других зарегистрированы случаи вы­хода партийцев и комсомольцев из колхозов. Заслуживают внимания сле­дующие заявления отдельных партийцев: «Мы должны всячески препят­ствовать вхождению в колхоз безземельным беднякам. Они овладеют на­шими землями и ухудшат наше экономическое благосостояние».
Зугдидский уезд. Местные совработники нередко слабо разбираются в вопросах колхозстроительства, в частности в вопросах обобществления ин­вентаря, скота и пр. В с. Никосия местный колхоз находится под угрозой распада в связи с дезорганизаторской деятельностью коммунистов и ком­сомольцев, входящих в него (10 чел.). Эта группа колхозников всецело находится под влиянием местного кулачества и по совету последнего вышла из колхоза. Отмечается засоренность колхозов и колхозных прав­лений кулацким и прочим а/с элементом (Сенакский уезд).
Отношение бедняцко-середняцких масс к коллективизации
Основные массы бедноты и середнячества проявляют положительное отношение к проводимым мероприятиям по коллективизации. Наиболее сознательная часть бедняцкого актива в своих выступлениях указывает на необходимость ликвидации кулачества для беспрепятственной коллек­тивизации деревни (Тифлисский округ). Однако, отсутствие массовой разъяснительной работы и недочеты в проведении мероприятий по кол­лективизации обусловили местами отрицательные настроения среди части бедноты и середнячества. В некоторых случаях на общих собраниях по во­просам выселения кулацко-антисоветских элементов имели место откры­тые выступления с требованиями оставления их.
В с. Кеви Цхинвальского района Юго-Осетии общий сход единогласно выступил против выселения двух кулаков, заявив при этом, что не разой­дется до тех пор, пока не будет удовлетворено их требование. Собранию
199
было обещано, что эти кулаки останутся. В с[елах] Тамаршени, Курта и Агабети крестьяне не дали выселить ряд кулаков и быв. дворян.
Противодействие кулачества коллективизации
Борьба кулачества и антисоветских элементов со всеми мероприятия­ми, связанными с коллективизацией по мере роста колхозного движения принимает все более организованный и ожесточенный характер. Зареги­стрировано: 12 массовых выступлений с общим количеством участников, установленных в восьми случаях — 2240 чел. (из которых 7 — в январе и 5 — в феврале), 8 срывов собраний, посвященных вопросам коллективиза­ции (6 — в январе, 2 — в феврале), 23 теракта (16 — в январе: 2 покуше­ния, 4 избиения, 10 поджогов и 7 — в феврале: 3 убийства, 2 покушения и 2 поджога) и 26 листовок-анонимок и лозунгов, направленных против организаторов колхозов и угрозами расправы (22 — в январе и 4 — в фев­рале).
Следует отметить, что основную массу активных участников спровоци­рованных кулачеством массовых выступлений составляют женщины.
В результате противоколхозной кулацкой агитации зарегистрирован ряд случаев выхода из колхозов (Тифлисский, Кутаисский округа). В Ахалкалакском уезде наиболее непримиримо настроена к коллективиза­ции секта духоборов, широко использовавших в своей агитации против колхозстроительства свое влияние на женскую часть населения. С помо­щью женщин духоборам1*1 нередко удается срывать работу по коллективи­зации (с. Горелое — центр духоборской секты «Калмыковцы»).
Заслуживает внимания факт столкновения между колхозниками и ку­лаками, которым оказало содействие кулачество трех соседних селений, имевший место в с. Чога Зугдидского уезда (коллективизировано на 70%). В результате столкновения со стороны колхозников убита одна женщина и ранены двое.
Тифлисский округ. 6 февраля собравшиеся на сход крестьяне с[ел] Ке-сало и Назардо, вооруженные дубинами и вилами, заявили приехавшей на сход комиссии, что они не хотят организовывать колхоза. Были попыт­ки расправиться с прибывшими работниками и одним местным партий­цем. В ответ на предложение явившихся к месту происшествия отряда партийцев и колхозников разойтись, толпа избила двух из них. На глазах у отряда толпой были сожжены дом и сено одного партийца, разрушен дом другого, разломана часть дома бедняка-активиста и выбиты стекла дома секретаря комячейки Караязского района. Затем толпа, подойдя к зданию, где помещалась бригада кр[асноармей]цев из 4 чел., потребовала выдачи секретаря местной партячейки, а также список членов организуе­мых колхозов. Списки были им выданы, после чего толпа разошлась по домам. Прибывшей на следующий день в с[ела] Кесало и Назарло для разъяснительной работы группе работников снова были предъявлены крестьянами требования о высылке местных коммунистов и колхозников и об отмене коллективизации. После разъяснения о полной добровольнос­ти вхождения в колхозы толпа мирно разошлась.
Следует отметить, что в названных селах местными работниками по ночам производились обыски с целью учета скота и предотвращения его убоя, а также обыски женщин. Значительно повлияла на выступавших и агитация кулаков, прибывших из Сарванского района и возбуждающих крестьян рассказами об «одержанных там победах».
200
В с. Эцери группа дворянско-кулацких элементов ведет работу по раз­ложению местного колхоза. В результате разлагающей деятельности ука­занной группировки 16 чел. вышли из колхоза. В Агбулахском районе колхозное строительство тормозится наличием кулацкой группировки, всячески препятствующей организации колхозов.
Кахетинский округ. В с. Циори выселяемые кулаки в количестве 400 чел. два дня требовали расселить их по отдаленным районам Кахе­тинского округа. К вечеру 31 января были предъявлены требования ос­вобождения ранее арестованных кулаков. Толпа была окружена пар­тийцами и милицией, с целью изъять головку и рассеять остальных по 3—4 группы по окраинам округа. К утру 1 февраля на выручку окру­женным пришли родственники и односельчане. Толпа была возбуждена до крайности, вела себя вызывающе, бросала камни в партийцев. Со стороны последних были даны выстрелы, в результате — 2 убитых, 2 раненых. Арестовано 56 кулаков. В с. Ахмети лишенцы умышленно за­гоняют свой скот на огородные площади колхоза «1-е Мая». Колхозник, пытавшийся выгнать с огорода буйволов кулака, был последним сильно избит.
Сенакский уезд. В с. Поцхо выявлено 11 лжеколхозов42, в с. Курд-зу — 3, в с. Диди-Укопи — 13. Кулаки с. Геджети Сенакского района ведут усиленную антиколхозную агитацию, стараясь повлиять в первую очередь на женщин, путем распространения следующих провокационных слухов: «Члены коллектива не могут выдавать своих дочерей замуж за члена другого коллектива. Брачные вопросы будут исчерпываться в рам­ках одного коллектива», «Объединенные хозяйства объединяют жен и детей» и т.п.
В результате кулацкой агитации отмечены случаи выступления жен­щин против коллективизации. Так в с. Чахулани на общем собрании крестьян 8 женщин-беднячек организованно выступили против организа­ции колхоза, в результате чего собрание было сорвано. В г. Сенаки были расклеены лозунги, направленные против коллективизации: «Долой кол­лективы, в них процветает животная жизнь, там дочь является женой!», «Помните программный лозунг коммунистов — «Лицом к деревне!»? Это значит — эксплуатация крестьян!», «Трудящиеся, остерегайтесь колхо­зов, они отнимут у вас всякую собственность: семью, жен, детей и чело­веческое достоинство!» и т.п. В сел. Абедати женщины, сагитированные кулаками, сорвали собрание, посвященное коллективизации.
Зугдидский уезд. В с. Ахали-Хибули выявлена кулацкая группировка, ставящая себе задачу срыва колхозстроительства. Общее собрание крес­тьян по вопросу об организации колхоза было сорвано членами группи­ровки. В с. Никосия кулаками подожжен сельсовет. Здание и бумаги сго­рели. Арестовано 17 кулаков. На следующий день село постановило высе­лить кулаков и перейти на сплошную коллективизацию. В с. Целеджихе на общем сходе (2 тыс. чел.) имели место а/с выкрики, была попытка обезоружить колхозника и отнять знамя. Собрание было сорвано. Аресто­вано 13 чел[овек].
Кутаисский округ. В с. Сочхети Гурийского [района] группа дворян­ско-кулацких элементов пыталась разложить местную артель «Манава-ли». Имели место попытки вредительства колхозов со стороны членов этой группы. В результате провокационных слухов и агитации антисовет­ских элементов о предстоящем якобы в связи с коллективизацией отборе
201
скота у населения в ряде районов имеет место распродажа и убой рабоче­го и мелкого скота (Караязский, Душетский, Хевский, Люксембургский районы Тифлисского округа, Ахалцыхский уезд). Отмечены случаи рас­продажи скота нелегальным образом (Зугдидский уезд). Представители местной власти нередко оказывают этому содействие. Зарегистрированы случаи продажи и убоя скота со стороны отдельных членов сельсоветов (Тифлисский округ).
Абхазия
Отношение основных масс к коллективизации
Отсутствие массовой разъяснительной работы и широко развернутая а/с агитация кулачества способствуют развитию отрицательных отноше­ний к колхозстроительству со стороны значительной части бедноты и се­реднячества. На этой почве на общих сходах имели место выступления с отказом от вступления в колхозы. Зарегистрированы случаи удаления с собрания партработников. В с. Ачандары сход крестьян в количестве до 300 чел. потребовал удаления с собрания прибывших туда партработни­ков. Под аплодисменты присутствующих и крики «ура!» два комсомоль­ца заявили о своем выходе из колхоза, «куда их затащили насильно». На вторичном сходе прикрепленным партработникам вновь пришлось поки­нуть собрание, т.к. они были встречены протестом и угрозами.
Противодействие женщин коллективизации
Особенно активное противодействие коллективизации оказывают жен­щины, подстрекаемые кулачеством. Отмечены случаи хождения женщин по окрестным селам с агитацией о невступлении в колхоз и срыва собра­ний по коллективизации. В с. Полтаво-Ольгинское группа беднячек, вы­смеивая идею коллективизации, покинула собрание, уведя за собой ос­тальных женщин. Срывы собраний зарегистрированы и в ряде других се­лений.
Активность кулачества и мусдуховенства
Параллельно с антиколхозной агитацией кулачество старается разва­лить извне и изнутри организованные колхозы, прибегая при этом к под­купам бедноты путем снабжения наиболее нуждающихся из них кукуру­зой и деньгами. Во многих антиколхозных выступлениях немалую роль играют представители мусдуховенства. В с. Аци под влиянием агитации мулл, специально прибывших на сход по вопросу о коллективизации, со­брание было сорвано. Вместе с частью присутствующих муллы потребова­ли зафиксировать в протоколе неправильность отобранных у них земель, что председателем собрания было исполнено. В Гудаутском уезде имеется кулацкая группировка, ставящая себе задачу срыва колхозстроительства. Члены группировки открыто выступают на общих собраниях крестьян сел Краевичи, Полтаве и других против коллективизации. Аналогичная группировка имеется в с. Екатериновке.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. On. 37. Д. 131. Л. 63-57. Подлинник, экз. № 14.
202
№ 45—46
Записи сообщений по прямому проводу ПП ОГПУ по Средней Азии В.А. Каруцкого о ходе операции по ликвидации антисоветских группировок
21—22 февраля 1930 г. № 45
21 февраля 1930 г.
Нач. СОУ ОГПУ Евдокимову, нач. ВО ОГПУ43 Дьякову, нач. ИНФО ОГПУ Запорожцу
Оперативная сводка № 2.
Итоги оперативной работы с 15 по 20 февраля.
В Фергане ликвидировано две байских группировки в связи с массовы­ми выступлениями, арестовано 37 [чел.]. В Бухаре ликвидирована одна антисоветская группировка, противодействовавшая колхозному строитель­ству, арестовано — 5 [чел.], одиночек арестовано — 2 [чел.]. В Самаркан­де за антисоветскую агитацию против колхозного строительства арестова­но 38 одиночек, террор — 8 [чел.]. Ликвидировано несколько байских антисоветских группировок, арестовано — 13 [чел.]. В Андижане ликви­дировано 4 антисоветских байских группировок, арестовано — 11 [чел.]. За антиколхозную агитацию арестовано одиночек-баев — 31 [чел.]. В Кашка-Дарье ликвидировано 3 группировки, арестовано 20 чел., одиночек за антисоветскую агитацию — 14 [чел.]. В Сурхан-Дарье ликвидированы две байские группировки, одна из них террористическая, арестовано — 13 [чел.]. Одиночек за антисоветскую агитацию, за противодействие кол­хозному строительству — 28 [чел.]. В Хорезме ликвидирована байская группировка, арестовано — 8 [чел.], одиночек — 8 [чел.], из них за тер­рор — 2 [чел.]. В Туркмении в Мервском районе ликвидирована одна бай­ская группа, за антисоветскую агитацию, за противодействие колхозному строительству арестовано — 4 [чел.], одиночек — 10 [чел.]. В Таджики­стане ликвидированы две байские группировки, арестовано — 8 [чел.], одиночек — 13 [чел.], из них 7 баев за террор.
Политическое состояние
В Ферганском округе положение резко обострилось. Массовые антикол­хозные выступления дехканства, провоцируемые байством, охватили Баг-датский, Алты-Арыкский, Риштанский, Бувайдинский районы, грозят в дальнейшем в развитии перейти в восстание. В дополнение к посланным внеочередным запискам по поводу массовых выступлений в Риштанском, Бувайдинском, Алты-Арыкском районах положение следующее: в Багдат-ском районе после ареста зачинщиков выступления на ст[анцию] Серово положение остается напряженным. 18 февраля в кишлаках Бачкир, Бего-ват, Шурбей, Бача на собраниях имели место массовые выступления с требованием допустить кулаков в колхозы, [в] кишлаке Шур уполномо­ченный по коллективизации на требование толпы согласился. [В] Риштан­ском районе положение значительно обострилось, угрожает дальнейшими эксцессами, 19 февраля [в] кишлаке Задиан возбужденная толпа 3 тыс. чел. потребовала прекращения коллективизации, долго не давала высту­пать прибывшим на место работникам, собираясь идти в Риштан. Вечером обстановка разрядилась, однако, дальнейшие выступления возможны.
203
Одновременно толпа в кишлаке Канглы, требуя включения в колхозы ку­лаков, угрожала убить уполномоченного по коллективизации и пред[седа-теля] сельсовета, спасшихся бегством, эта же толпа остановила на дороге ехавшего в Зодиан секретаря окружкома и потребовала ожидать населе­ние еще трех кишлаков и не допустила говорить, намереваясь избить. Из­биение предотвращено активистами.
Наиболее остро стоит вопрос в Бувайдинском районе. 17 февраля в кишлаке Бувайда после ареста районными властями трех кулаков-лишен­цев к зданию РИКа [и] райкома подошла толпа 400 чел., требуя не арес­товывать баев, не описывать имущество, угрожая свержением соввласти. Председатель] РИКа под давлением толпы освободил арестованных. Разо­шедшаяся толпа через два часа собралась вновь в количестве 1 тыс. чел., требуя распустить старые колхозы, восстановить в правах лишенцев, пре­кратить колхозное строительство, распустить, переизбрать состав сельсо­ветов.
В Алты-Арыкском районе новых выступлений не отмечено. Общей причиной выступлений является неподготовленность населения к сплош­ной коллективизации, ничем не обоснованные соревнования районов и превышение контрольных цифр по коллективизации, по проведению их явно административными мерами.
В -Андижанском округе, в районах сплошной коллективизации резко усилилась агитация байства, отмечено устройство совещаний с целью про­тиводействия, срыва двух собраний по коллективизации. Одновременно в Джалял-Кудукском, Зеленском, Нарынском районах крайне слаба и иска­жена разъяснительная работа, имеется администрирование — арест бед­няков, отказывающихся идти в колхозы, несильные приводы на собра­ния. В Шариханском районе байство усиленно стремится проникнуть в колхозы. В районах не сплошной коллективизации усиливаются случаи бегства байства, забирающего с собой скот.
В Сурхан-Дарьинском округе, [в] Ширабадском районе байство, опаса­ясь ликвидации, начинает отказываться от земли, продавая скот, имуще­ство, вовлекая [в] отказы [и] распродажу середняков, зафиксировано де­вять случаев; в Сары-Ассийском, Динаузском районах сплошной коллек­тивизации население совершенно не подготовлено, разъяснительная рабо­та началась 15 февраля, влияние байства сильно. В Динаузском районе, в кишлаке Амбарсай 16 февраля баи, собрав толпу 100 дехкан, повели антиколхозную агитацию. Возникает серьезная опасность проведения в этих районах коллективизации административным нажимом. В Байсун-ском, Патта-Гиссарском районах массовая продажа скота, попытки эми­грации в Афганистан.
В Самаркандском округе наблюдается значительный приток рабочего скота на самаркандский рынок во всех районах, а также в Кашка-Дарьин-ском округе. В Ак-Дарьинском, Зааминском районах сорвано два собра­ния по коллективизации. Байство открыто ведет массовую антиколхозную агитацию, угрожая в отдельных случаях расправиться с беднотой. В За­аминском, Пай-Арыкском районах имело место три теракта против акти­вистов. В Пай-Арыкском районе местные власти, боясь усиления байского противодействия, разрешили прием байства в колхозы. В Паст-Даргом-ском районе сплошной коллективизации наблюдаются административные перегибы, аресты середняков, требующих разъяснения в колхозах. Резко усилилась продажа скота, ликвидация имущества, в том числе членами партии.
204
В Бухарском округе, в Гиждуванском районе сплошной коллективиза­ции начались активные выступления байства. 17 февраля после отказа бедняцкого собрания в кишлаках Бухтиарай удовлетворить просьбу ли­шенцев в восстановлении в правах байства организовало женскую демон­страцию с лозунгами «Восстановление в правах!», «Смерть активистам!» Демонстрация состояла из жен лишенцев, широких размеров не приобре­ла. В районе возникает ряд новых байских группировок.
В Ново-Бухарском районе байство в массовом порядке подает заявле­ния в восстановлении в правах, требования пока не обсуждались.
В Кашка-Даръинском округе, в Гузарском районе усиление активности байства в связи со сбором семфонда. 17 февраля в кишлаке Араббай от­крыто выступили на собрании против семфонда, по организации колхоза, избили, обезоружили уполномоченного по семфонду. В кишлаке Ташгузар 65 хозяйств отказались сдать семфонд, в кишлаке Камай байство спрово­цировало выступление 200 чел. дехкан против колхозов, семфонда, избив­ших предсельсовета. Беднота, опасаясь террора, возвратило байству рабо­чий скот, мобилизованный на вспашку полей. В Шахризябсе духовники, крупные торговцы подготовляли массовые волнения, зачинщики арестова­ны. В Кассанском районе отмечена попытка в нападении на зоотехника организовывающегося колхоза.
По Киргизии, Туркмении сведений о массовых выступлениях, терроре не поступало.
Каруцкий ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 359-360об. Копия.
№ 46
Не ранее 22 февраля 1930 г.
Москва ОГПУ — Евдокимову, Дьякову, Запорожцу В дополнение оперсводки № 2.
Туркмения. Ликвидировано 5 антисоветских] бай[ских] групп, из них [за] антиколхозагитацию и срыв мероприятий арестовано 19 [чел.]; 3 [группы], связанных с басмачеством с целью эмиграции в Афганистан, арестовано 30 [чел.]. Одиночек — 131, из них за агитацию против колхоз­ной деятельности — 25, за эмиграцию — 86, за антисовактивность — 20, уголовных — 18.
Политсостояние
Туркмения. Резко усиливаются тенденции эмиграции в Афганистан. Под влиянием байской агитации неустойчивое положение в Серахском районе сплошной коллективизации, наблюдаются коллективные (30— 40 чел.) подачи заявлений о выходе из колхозов. Положение усугубилось головотяпством РИКа, арестовавшего без согласования с нами 39 середня­ков и бедняков; арестованные освобождены.
Бухарский округ. [В] Рометанском районе баи демонстративно уничто­жили измерительные рейки, нумерные столбы [для] рекогносцировочных работ при резке байских земель артелям.
Кашка-Дарья. [В] тракторной колонне станции Камыши похищены пружины восьми тракторных плугов, приняты срочные меры расследова­ния.
205
Ошский округ. [По] Базар-Курганскому району сплошной коллективи­зации отмечаются факты массового отказа вступления в колхозы. В киш­лаке Коголды толпа дехкан в 170 чел. категорически отказалась от кол­лективной обработки земли, заявляя: «Кроме убытка ничего не выйдет». В Узгенском районе со стороны кулаков-баев отмечается усиленная агита­ция против колхозов, за распродажу скота. В Адыр-Кишлакском сельсо­вете баями сорвано общее собрание. Под влиянием байской агитации в кишлаках Торткуль и Кира-Ходжа толпа в 200 дехкан пыталась учинить расправу над уполномоченным по коллективизации, изорвала списки чле­нов организованных колхозов. Арестовано 27, из них 7 — крупных баев. 11 февраля во двор канцелярии Узгенского райуполномоченного ОГПУ во­рвалась сагитированная баями толпа в 150 чел. с требованием освобожде­ния арестованных, после разъяснения толпа разошлась.
Каруцкий ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 3. Л. 361. Копия.
№ 47
Справка ИНФО ОГПУ о колхозном строительстве в Армении
и Азербайджане по материалам на 18 февраля 1930 г.
22 февраля 1930 г.
Армения
На 1 января 1929 г. по Армении было 96 колхозов, на 1 января 1930 г. — 288. Социальный состав колхозов характеризуется следующими данными: батраков — 7,2%,-бедняков — 68,3%, середняк[ов] — 24,4%, зажиточ[ных] — 3,1%.
При наличии значительной тяги в колхозы бедняцко-середняцких масс в деятельности самих колхозов отмечается ряд недочетов.
В некоторых колхозах наблюдается несработанность, происходят внут­ренние раздоры и распри между колхозниками. Вследствие неудовлетво­рительного культурного обслуживания колхозов местами процветает пьянство, в котором принимают участие отдельные руководители колхо­зов. Нередко председатели колхозов не соответствуют своему назначению. Слабое руководство правлений обуславливает низкую производственную дисциплину в некоторых колхозах, бесхозяйственное отношение к колхоз­ному инвентарю, скоту и т.п.
Отмечается засоренность колхозов и колхозных правлений социально-чуждым элементом.
Эриванский округ. В коммуне «Красноармеец» Эчмиадзинского района в связи с преступной халатностью председателя и агронома сгнило под до­ждем 3 тыс. пуд. самана, 9 тыс. пуд. нескошенного клевера, на 1,6 тыс. руб. погибло нескошенного сена, всего коммуна потерпела убытку на сумму в 14,5 тыс. руб. Председатель] колхоза в с. Молла того же района систематически пьянствует, не уделяя работе колхоза никакого внимания. В Аштараке председатель] колхоза и другие члены правления присвоили часть денег и имущества колхоза. В с. Арм-Зейва взаимоотношения между членами колхоза натянутые, борьба ведется за руководство между двумя группами, из которых одну возглавляет председатель] колхоза. Аналогичные недочеты в работе колхозов отмечены в ряде других окру­гов.
206
В результате недочетов в деятельности колхозов зафиксированы слу­чаи выхода из колхозов. В с. Оджахкули Дускяндского уч[астка] Ленина-канского округа председатель] колхоза не уделяет работе никакого вни­мания, поддерживает связь с кулаками. В результате в течение последне­го месяца из колхоза вышло 8 хозяйств. В с. Каналу Эриванского округа из-за отсутствия руководства работой местного колхоза из колхоза ушло 12 хозяйств.
Активность кулацко-антисоветских элементов в связи с коллективизацией
Противодействие кулацко-антисоветских элементов коллективизации идет по линии а/с агитации, распространения разных провокационных слухов, извращения роли и значения колхозов, с использованием недоче­тов в их работе. Особую активность в борьбе с коллективизацией проявля­ют быв. дашнаки и дашнакствующие элементы.
«Крестьяне, записавшись в колхоз, вынуждены будут работать на ком­мунистов и их жен». «В колхозах крестьяне будут голодать, хлеб будет выдаваться по одному фунту, пшеница будет отбираться и отправляться в Россию».
Имели место случаи, когда дашнаки44 обходили дворы крестьян, убеждая их отказаться от вступления в колхозы, и составляли заявления для лиц, выходящих из колхозов. Местами ими применялись угрозы рас­правы с колхозниками.
«Введены списки записавшихся в колхоз, кто останется в колхозах, с ними расправимся в случае переворота» (Курдукулинский и Камарлин-ский районы Эриванского округа).
В ряде районов в связи с мероприятиями по коллективизации и раску­лачиванию имели место теракты в отношении представителей низового соваппарата, рабочих бригад и активистов-колхозников. Зарегистрирова­ны случаи избиения колхозников и на собраниях. В с. Юва Камарлинско-го участка Эриванского округа убит комсомолец, производящий изъятие имущества у кулаков. В с. Казиафер Абаранского района Ленинаканского округа на собрании, посвященном коллективизации, был избит колхоз­ник-комсомолец. В с. Кзыл-Ванке Севанского округа во время собрания были избиты два члена рабочей бригады. В с. Ларни Дускендского района Ленинаканского округа во время собрания был потушен свет и в темноте были избиты три колхозника. Нередки случаи поджогов кулаками кол­хозных построек и имущества, а также отдельных колхозников, особенно в Лори-Бамбакском округе.
Под влиянием агитации кулацко-антисоветских элементов зафиксиро­ваны случаи массового выхода из колхозов, продажи и убоя скота перед вступлением в колхозы отдельными бедняками и середняками (Ленина-канский, Лори-Вамбакский округа). По Эриванскому округу за две недели подано 76 заявлений о выходе из колхозов. В с. Чахарлу Басаргечарского района Севанского округа 4 февраля 150 колхозников подали заявления о выходе из колхоза. Аналогичные настроения к выходу из колхоза имеют место среди членов колхозов сел Зод, Заргибил, Дизабурак.
Кулацкие группировки
В некоторых районах борьба против колхозстроительства ведется ку-лацко-антисоветскими элементами организованным порядком. Члены ку­лацких группировок разъезжают по селам с антиколхозной агитацией. В результате деятельности кулацких группировок также отмечены случаи
207
выхода из колхозов. В с. В.Кармир-Ахпюр Лори-Бамбакского округа бла­годаря агитации двух членов кулацкой группировки из колхоза ушло 7 членов колхоза.
Местами кулачество созывает нелегальные собрания, на которых об­суждают вопросы о противодействии организации колхозов в селе и раз­ложения существующих (Камарлинский район Эриванск[ого] округа).
Срывы собраний, посвященных коллективизации
В результате упорной обработки кулацко-антисоветскими элементами отдельных групп бедноты и середняков, отмечены срывы собраний, посвя­щенных вопросам колхозстроительства. Особенную активность по срыву собраний проявляют сектанты. Заслуживает внимания срыв собрания мо­локанской сектой прыгунов45.
В с. Никитине Лори-Бамбакского округа на собрании о коллективиза­ции, проводимом рабочей бригадой, во время доклада один из молокан стал совершать обряд прыганья. Его примеру последовали остальные при­сутствующие сектанты, в результате чего собрание было сорвано. Случаи срывов собраний отмечены в Нор-Баязетском районе Севанского округа.
Азербайджан
Быстрый темп колхозного строительства в АССР протекает в большин­стве случаев при крайне слабом руководстве со стороны Колхозцентра и местных советских] партийных] и общественных организаций. Слабо развернута разъяснительно-массовая работа, что создает благоприятную обстановку для антиколхозной деятельности кулацко-антисоветских эле­ментов. В результате слабого охвата колхозного движения со стороны ру­ководящих организаций отмечены факты бесхозяйственности, злоупотреб­лений (растраты и пр.) и засорения колхозов социально-чуждым элемен­том. Заслуживает внимания следующий факт. В с. Пирамсан Кубинского округа председатель] колхоза (член АКП(б)) — сын хаджи, совершил ряд растрат: устроил в колхоз своего брата, быв. председателя] Геждабенско-го кресткома, присвоившего урожай, принадлежавший кресткому, при­сваивал и расхищал имущество кресткома и т.п. Все это известно Кубин­скому инструктору Колхозцентра, но меры до сих пор не приняты. Анало­гичные случаи засоренности колхозов отмечены и в других районах Ку­бинского округа и в Авт[ономной] обл[асти] Нагорного Карабаха.
На ход коллективизации отрицательно влияет также слабое агрообслу-живание существующих колхозов, недостаточное снабжение машинами, с/х инвентарем и неземлеустроенность большинства колхозов. По халат­ности отдельных работников Карабахского с[ельского] кредитного] союза 50% имеющихся тракторов пришли в негодность. Машиновед все время отсутствует, оставляя без ухода тракторы колхозов, полученные в плохом состоянии из Мугани (отсутствуют запасные части). Машиностроительные пункты в Марданерте и Мартунах слабо снабжены машинами и потому никакой существенной роли для колхозов сыграть не смогут. Не хватает и горючего материала.
Одной из основных причин слабости руководства колхозами является также недостаток квалифицированных агроработников. В каждом округе имеется в среднем 1—2 инструктора. Такое положение приводит к распа­ду отдельных колхозов. Из других недочетов следует указать на плохое культурно-бытовое и санитарное обслуживание, необеспеченность промто­варами. Местами ощущается острая нужда в промтоварах. Почти все члены колхозов не обуты и не одеты, и задержка в выдаче товаров вызы-
208
вает сильное недовольство (Авт[ономная] обл[асть] Нагорн[ого] Карабаха). Среди колхозников распространены различные заболевания, но здравот­дел не подготовился к обслуживанию колхозников, и они не получают не­обходимой медпомощи (АОНК). Члены колхоза «28 апреля» (Хачмасский дайр, Кубинский округ) живут в доме, где все окна и двери сломаны, стекла не вставлены. Хлеба у колхозников нет, из-за отсутствия корма у колхозников погибло несколько лошадей.
Местами организация колхозов проходит без всякого участия комсо­мольцев и партийцев. В ряде случаев деревенские коммунисты в колхоз­ном движении и в развернувшейся классовой борьбе тянутся в хвосте у масс (не воздействуя личным примером вступления в колхозы, не оказы­вая должного отпора возросшей а/с активности кулака). Зарегистрирова­ны отдельные факты выхода коммунистов и комсомольцев из колхозов (АОНК). Одновременно с ростом колхозного строительства развертывается борьба кулацко-антисоветских элементов села против коллективизации. Местами противоколхозная деятельность кулачества приводит к отказу некоторых бедняков и середняков от организации колхозов и выходу из них. В с. Мартуни того же района АОНК в результате кулацкой агитации из колхоза вышли 15 бедняцких хозяйств. Местами противодействие ку­лачества колхозному строительству принимает организованный характер. В с. Ст. Таг (АОНК) организовалась кулацкая группировка, ставящая себе задачу срыва колхозстроительства. На нелегальные совещания путем под­купа приглашались бедняки, которые обрабатывались в соответствующем духе. Группировке удалось завербовать таким образом нескольких бедня­ков. В с. Касапете Мартунинского района кулаки захватили земли и вос­препятствовали отводу земель местному колхозу «Труд». Сельсовет в ре­зультате энергичной деятельности кулачества в течение 5 месяцев не смог созвать схода крестьян для разрешения указанного вопроса. В борьбе с коллективизацией кулачество выступает в тесном контакте с духовенст­вом.
Пом. нач. ИНФО ОГПУ Запорожец Нач. 7 отделения Агаянц
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 131. Л. 69—64. Подлинник, экз. № 14.
№ 48—49
Записи сообщений по прямому проводу ПП ОГПУ по Центральной Черноземной области Н.Н. Алексеева в СОУ ОГПУ о массовом крестьянском сопротивлении
25—26 февраля 1930 г.
№ 48
В Борисоглебском, Козловском, Курском, Тамбовском и других округах
25 февраля 1930 г. 18 час. 23 мин.
Сообщаем о событиях последних дней.
Первое: Массовые выступления: а) с. Тишанка Таловского района Бо­рисоглебского округа на почве распространения провокационных слухов, якобы, о закрытии церкви46 29 января возникло массовое выступление с участием 1,4 тыс. чел. Выступление было ликвидировано путем разъясни-
209
тельной работы. 19 февраля в том же селе по набатному звону вновь со­бралась толпа 3,5 тыс. чел. с требованием раздачи обобществленного и конфискованного скота и инвентаря. Толпа избила председателя колхоза, двух милиционеров, сломала замки скотного двора и разобрала обобщест­вленный скот. Вечером толпа разошлась и вновь собралась в том же коли­честве на следующий день, открыла собрание, вынесшее постановление с требованием вернуть в 24 часа арестованных с Соловков, вернуть попам дома, занятые учреждениями, выселить из конфискованных домов культ­работников, переизбрать кооператив и сельсовет и поставить своих людей. К выступлению Тишанки присоединились соседние села Александровна, Шанино и Новая Чигла. Общий лозунг выступающих — «Долой Совет­скую власть!», «Долой колхозы!» [На] ликвидацию выступлений к месту выехала 19 февраля маневренная группа войск ОГПУ в составе 100 шты­ков под командой начальника ОО КРО ПП ОГПУ. Произведенной опера­цией изъято: в Александровне — 17 чел., в Тишанке — 43 чел. Операция продолжается. 24 февраля при проведении операции в [с.] Новая Чигла толпа, руководимая к/р элементами, оказала упорное сопротивление и пыталась разоружить красноармейцев дивизиона. На помощь 24 февраля выслана еще маневренная группа войск ОГПУ из Острогожска. Сопротив­ление сломлено, толпа рассеяна, приступлено к изъятию. Следственные данные выявили наличие кулацкой бандитской к/р организации. (О собы­тиях см. нашу информацию телеграммами от 18 и 19 февраля за №№ 1477847 и 14782 и оперсводки за № 9, 10, 11 и 12.)
б) 16 февраля в с. Стежки Сосновского района Козловского округа на почве сбора семенного фонда возникло массовое выступление под лозун­гом «Семфонд мы не дадим!» К выступлению присоединились соседние села Малые и Большие Пупки. По селу толпами ходили крестьяне. 24 февраля выступление повторилось с участием около 3 тыс. чел. Из толпы кричали: «Стреляйте, семфонд не дадим, в колхоз не пойдем!» Из толпы были одиночные выстрелы. Были неоднократн[ые] попытки со сто­роны толпы освободить арестованных.
[в)] По полученным до сих пор сведениям, 22 февраля в Березовском районе того же округа охвачены массовыми выступлениями села Их лево, Теплое, Ярославское, Тужиловка, Головищево, Лемихино. Толпа из этих сел организованным порядком пыталась разгромить коммуну «Красный пахарь». Отряд членов партии вынужден был открыть огонь. Толпа рас­сеяна. Из толпы один убит, двое ранены. [К] данному выступлению час­тично примкнули села Киселевка, Лахово и Бурякино соседнего Шилов-ского района Елецкого округа. В Сосновском и Березовском районах вы­ступления носят упорный затяжной характер. На месте работают нач[аль-ник] окротдела ОГПУ с оперативными сотрудниками. Окружном для уси­ления массовой работы выбросил в эти районы 100 коммунистов.
г) В селах Кривополянье, Новополянье и Журавлинке Раненбургского района Козловского округа на почве коллективизации 21 февраля возник­ло массовое выступление с участием 500 чел. с лозунгом «Долой колхозы, нам колхозы не нужны!» Толпа распустила конфискованный, обобщест­вленный скот. Толпа в 1—1,5 тыс. чел. [пыталась] неоднократно пройти к Раненбургу. Принятыми мерами и с помощью из взятого из Козловского железнодорожного полка взвода эти попытки были предотвращены. В Ра-ненбурге мобилизовано до 200 партийцев. На месте работает заместитель] нач. окротдела ОГПУ. (О событиях в Козловском округе см. нашу инфор­мацию в оперсводках №11, 13.). [В] Козлов для руководства [и] для лик-
210
видации выступлений командирован нач[альник] ЭКО ПП ОГПУ Брайлов-ский. Обком посылает членов бюро — военкора Михайлина.
д)18 февраля в дер. Малая Кутьма Волховского района Орловского ок­
руга на почве сбора семфонда возникло массовое выступление с участием
400 чел. под лозунгом «Бей грабителей, долой Советскую власть!» Произ­
веденной операцией выступление ликвидировано. Арестовано 6 главарей
вдохновителей.
е)В с. Новая Савена Щигровского района Курского округа на почве
сбора семфонда 23 февраля возникло массовое выступление с участием 1,5
тыс. чел. Толпа, руководимая тремя кулаками, разыскивала сельский
актив и избила секретаря ячейки ВКП(б), двух бедняков и одну женщи­
ну. Прибывших милиционеров толпа окружила, пыталась избить. 24 фев­
раля к выступающим присоединились соседние села Удеревское и В.Щи-
гороченко. Лозунг выступающих — «Долой Советскую власть, арестовы­
вать никого не дадим и будем отбиваться!» На место выехала опергруппа
Курского окротдела ОГПУ — 10 чел, окружкома ВКП(