close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД 1918—1939 3 2

код для вставкиСкачать
Институт российской истории РАН Дом наук о человеке (Франция)
Центральный архив ФСБ РФ Институт истории новейшего времени (Франция)
Центр по изучению России (Франция) Российский государственный архив экономики Институт по экономической истории (Швеция)
СОВЕТСКАЯ ДЕРЕВНЯ ГЛАЗАМИ ОГПУ - НКВД
Том 3. 1930 - 1934
Книга 2.1932 - 1934
Документы и материалы
Редакционная коллегия тома: А.Берелович (ответственный редактор),
В.Данилов| (ответственный редактор),
Н.Верт, В.Виноградов, Л.Самуэльсон, Е.Тюрина, В.Христофоров
Составители тома:
Л.Борисова, [В.Данилов] Н.Перемышленникова, Н.Тархова
(ответственные), Т.Голышкина, С.Мякиньков, Ю.Разбоев, Т.Сорокина, Е.Степанова
Москва
РОССПЭН
2005
ББК 63.3(2)6-2 С 56
Авторы выражают благодарность МИД Франции и Дому наук о человеке
за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного
проекта, результатом которого является этот том, а также Фонду
Джанджакомо Фельтринелли (Италия), Совету науки Швеции,
Франко-российскому центру общественных и гуманитарных наук в Москве
и Государственному центру по научным исследованиям (Франция),
оказавшим содействие в его издании
Les auteurs expriment leur reconnaissance au Minist re des affaires trang res
fran ais et la Maison des sciences de l'homme pour le soutien constant
qu'ils ont apport depuis le d but au programme de recherches dont ce volume
est le r sultat, les auteurs remercient aussi la Fondation Giangiacomo Feltrinelli
(Italie), Le Conseil su dois de la recherche, le Centre franco-russe
en sciences sociales et humaines de Moscou, et le CNRS pour l'aide
qu'ils ont apport cette dition
С 56 Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1939.
Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. 1930—1934 гг. Кн. 2. 1932—1934 гг. / Под ред. А. Береловича,[В. Данилова]. — М.: «Рос­сийская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005. — 840 с.
Вторая книга третьего тома «Советская деревня глазами ОПТУ—НКВД» со­держит документы, относящиеся к наиболее драматическому периоду (1932— 1934) столкновения сталинского государства с большей частью крестьянства. Эти документы освещают многие формы сопротивления крестьянства (от наиболее активных до самых пассивных) насильственным поборам государства, крайнюю напряженность на «фронте хлебозаготовок», которая достигла своего апогея летом и осенью 1932 г. Документы позволяют понять механизмы, приведшие к страшному голоду, поразившему наиболее плодородные сельскохозяйственные регионы страны (Украина, Северный Кавказ, Волга). Среди наиболее впечатляю­щих документов, касающихся голода, фигурируют письма крестьян, перехвачен­ные цензурой, а также некоторое очень ограниченное число докладов ОПТУ, предназначенных для внутреннего пользования, поскольку информация об этой катастрофе, в основном вызванной политикой сталинской власти, хранилась в строжайшем секрете даже внутри самого ОГПУ. Голод 1932—1933 гг. является центральной темой этой книги, вместе с тем в книге приводятся документы, от­носящиеся к 1934 г. и содержащие очень полную информацию об этом периоде, который был ознаменован переходом к менее конфликтным отношениям между государством и крестьянством, когда голод постепенно начинает отступать. Этот материал свидетельствует о тех страшных индивидуальных и коллективных пси­хологических травмах, которые испытали люди, пережившие эту катастрофу.
© А. Берелович, IВ. Данилов , Л. Самуэльсон и др.,
2005
© Институт российской истории РАН, 2005
© Дом наук о человеке (Франция), 2005
© Центральный архив ФСБ РФ, 2005
© Совет науки Швеции, 2005
© «Российская политическая энциклопедия», 2005
© A. Berelowitch,ly. Daniiovi, L. Samuelson, etc., 2005
© Institut d'histoire de la Russie de l'Acad mie des
sciences de Russie, 2005
© Maison des sciences de l'homme (France)
ISBN 5 86004 184 5® Archives centrales du FSB de la F ration de Rus-
ISBN 5 - 8243 - 0304 - 5@bs 'Conseil Su dois de !a Recherche, 2005
ISBN 5 - 8243 - 0305 - 1 © ROSSPEN, 2005
Введение
Документы и материалы, публикуемые в 2-ой книге 3-го тома настоя­щего издания, воспроизводят картину одного из самых трагедийных пери­одов в истории советского крестьянства. В 1932—1934 гг. в полной мере сказались негативные результаты антикрестьянской направленности аг­рарной политики государства, основанной на насильственной коллективи­зации, раскулачивании, создании в необжитых местах спецпоселений для репрессированных крестьянских семей. Утвержденный на первую пяти­летку план широкого кооперирования крестьянства и постепенного разви­тия коллективизации (на 18—20%) был отброшен. Вместо колхозного строительства на базе массового вовлечения крестьян в первичные формы сельскохозяйственной кооперации произошло форсирование сплошной коллективизации миллионов крестьянских хозяйств, не подготовленной ни со стороны технического обеспечения, ни в смысле готовности боль­шинства крестьянства к отказу от первичных форм хозяйствования. При­чина столь крутого поворота в процессе социального преобразования де­ревни заключалась в стремлении сталинского руководства изъять у крес­тьянства такое количество зерна, какое обеспечивало бы получение доста­точных средств для ускоренной индустриализации. Отсюда непомерно за­вышенные официальные оценки производства хлеба в крестьянских хо­зяйствах и «чрезвычайные меры» при хлебозаготовках. Продолжение ста­линской «революции сверху» практически породило в деревне настоящую гражданскую войну и голод, унесший миллионы жизней. Для нужд нара­щиваемых темпов индустриализации деревня поставляла не только хлеб и другое продовольствие: служившее важнейшим средством подавления крестьянского сопротивления раскулачивание выступало также источни­ком формирования армии принудительного труда и дешевой рабочей силы для промышленных строек, лесозаготовок, освоения необжитых районов.
Хлебозаготовительный беспредел, не считавшийся с реальными потреб­ностями семей колхозников и единоличников, остаточный принцип полу­чения крестьянскими дворами колхозных доходов, осуждение и прямой запрет традиционного способа «поедочного» распределения, спасавшего деревенское население в трудные времена, отсутствие у крестьянства, со­ставлявшего преобладавшую массу населения, одного из важнейших гражданских прав — права на свободное перемещение в пределах страны и продолжавшееся расширение и укрепление карательной системы в де­ревне повели к беспрецедентному голоду 1932—1933 гг. с огромными смертельными исходами. «Великий голод» охватил огромные районы — Украину, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан, а в значительной мере и Центральное Черноземье, Средний и Южный Урал, Западную Сибирь. Публикуемые документы и материалы убедительно свидетельствуют, что источником страшного бедствия 1932—1933 гг. были не природные катак­лизмы, поведшие к неурожаю, а действия высшего политического руко­водства страны, требовавшего максимального изъятия у крестьян сельско­хозяйственной продукции для снабжения города и продажи хлеба за рубе­жом. Осенью 1932 г. в разгар хлебозаготовительной кампании по инициа-
тиве Сталина, одобренной Политбюро, в основные зерновые регионы стра­ны были направлены чрезвычайные комиссии «в целях усиления хлебоза­готовок», якобы срываемых вредителями и злостными саботажниками. И именно предельно жесткая деятельность этих комиссий, опиравшихся на репрессивный аппарат, породила «великий голод». Отдельные долж­ностные лица (особенно на местах), выступавшие против непомерных изъятий зерна у крестьян, в лучшем случае теряли свои служебные посты. Протесты против непосильных поборов, обрекавших крестьян на голод и вымирание, оценивались властями как вредительство, происки классового врага1.
В официальной сталинской версии события 1932 г. в деревне определя­лись «организационно-хозяйственным укреплением» колхозов и «завер­шением в основном сплошной коллективизации», о чем было объявлено на пленуме ЦК партии в январе 1933 г. как о важнейшем достижении первой пятилетки, выполненной за четыре года. На том же пленуме было принято решение о создании Политотделов МТС, которые осуществляли не только политическое руководство колхозами, но и политические реп­рессии через заместителя начальника Политотдела МТС от ОГПУ2. Впер­вые органы госбезопасности включались в систему непосредственного ру­ководства повседневной жизнью деревни, уже ставшей колхозной и, сле­довательно, отвечавшей политике государства. И хотя послесталинская советская историография смогла сообщить о таких событиях, как «отлив крестьян» из колхозов в начале 1932 г.3, а художественная литература — даже о голоде 1932—1933 гг.4, но ни происхождение этих событий, ни их масштабы и последствия раскрыть было невозможно из-за строжайшей за­секреченности основных документов, относящихся к обстановке в деревне и действительной сталинской политике. Конечно, за последние полтора десятка лет с открытием секретных архивов многое сделано в исследова­нии коллективизации и раскулачивания крестьянских хозяйств.
Среди документальных изданий последних лет особое место занимает пятитомник «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачи­вание. 1927—1939 гг.», включающий материалы высших органов власти того времени. Опубликованные там документы 1932—1933 гг. многое объ­ясняют в происхождении голода и гибели миллионов крестьянского насе­ления в районах хлебного производства. Однако конкретная картина про­исходившего тогда в деревне полнее воссоздается документами ОГПУ как основного исполнителя репрессий, обеспечивавшего выполнение государ­ственных хлебозаготовок «несмотря ни на что». Конечно, начавшееся с 1930 г. сокращение неприятной для сталинского руководства информа­ции, сказалось на информационных документах ОГПУ и в 1932—1934 гг. Тем не менее в 1932 г. «отливы» крестьян из колхозов и отказы от выпол­нения государственных хлебозаготовок были настолько значительны, что ОГПУ практически возобновило систему информационных сводок — сис­тему более полной и регулярной информации о негативном и враждебном в деревне.
По документам 1930—1931 гг. мы видели, что основные функции ОГПУ в деревне состояли тогда в практическом проведении политики рас­кулачивания. «Кулаки 1-й категории» арестовывались и отправлялись в лагеря ГУЛАГа (если не приговаривались к расстрелу), а вместе с ними и многие другие «антисоветские» и «контрреволюционные» элементы из ду­ховенства, интеллигенции, разных «бывших». «Кулаки 2-й категории» вместе с семьями отправлялись в необжитые еще районы страны для зато-
товки леса, добычи полезных ископаемых и освоения новых земель, начи­ная с сооружения спецпоселений в виде бараков, землянок и других жилищ, обрекавших семьи на вымирание, прежде всего детей и стариков. Были кулаки и «3-й категории», которых после раскулачивания надлежа­ло разместить в пределах краев и областей их прежнего места жительст­ва5. Их судьба будет решаться в репрессиях 1932 г.
Документы 1931 г. обнаружили необычный эпизод в отношениях ОГПУ и сталинского Политбюро — столкновение, вызванное попыткой руководства ОГПУ ограничить дальнейшее формирование контингента сяецпереселенцев реальными возможностями их расселения и трудового использования без их массового вымирания и бегства. По оценке ОГПУ за
1931г., общая численность спецпереселенцев по стране могла быть увели­
чена на 90 тыс., максимум на 100 тыс. семей, тогда как Сталин требовал
выселения во вновь осваиваемые районы страны 250—300 тыс. семей.
В июле этого года решением Политбюро было принято, конечно же, тре­
бование Сталина. В августе представители руководства ОГПУ, предлагав­
шие учитывать опыт 1930 г., были понижены в должности и разосланы в
разные регионы страны. Даже Г.Г. Ягода потерял на год должность перво­
го зама управляющего ОГПУ6.
Среди документов 1931 г. опубликованы разосланная на места в нача­ле октября сводка ГУЛАГа о скверном положении спецпереселенцев (таком же, как и в 1930 г.), а также распоряжение от 29 декабря, ограни­чившее возможности передачи детей и стариков спецпереселенцев их род­ственникам, ввиду, якобы, «улучшения положения с устройством»7. При­веденные сведения настолько не соответствовали действительности, что меньше месяца спустя, а именно 26 января 1932 г., Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) о спецпереселенцах, возглавляемая Я.Э. Рудзутаком, в составе членов которой были Г.Г. Ягода и М.Д. Берман, оказалась вынужденной говорить о реальном положении крестьян, выселенных в необжитые места. В протоколах названной комиссии Политбюро, сохранившихся в материалах руководства ОГПУ, видно стремление не принимать на себя ответственность за бесчеловечное отношение к людям. Заседание 26 января
1932г. было посвящено санитарному и культурно-бытовому состоянию
спецпоселений. И то, и другое в целом определялось как «неблагонадеж­
ное» из-за «непроведения хозорганами необходимого строительства
жилищ и подсоб-ных помещений» — колодцев, бань, лечучреждений и
др. Отмечалась «неудовлетворительная работа» органов здравоохранения,
а во многих местах и их отсутствие, «повышенная заразная заболевае­
мость и неприспособленность контингента спецпереселенцев к суровым ус­
ловиям необжитых районов», что вызвало «значительно повышенную
смертность».
Показательно, что данные подтверждали сведения, приведенные в письме В.Н. Толмачева, написанном 16 апреля 1930 г.8 Приводим текст из протокола от 26 января 1932 г.: «Особенно велика смертность среди детей младших возрастов (до 8-ми лет), доходящая в некоторых краях до 10% их численности в течение месяца. Эта смертность детей зависит не только от общих отрицательных факторов санитарных, бытовых, клима­тических, но и от недостаточного по количеству и неудовлетворитель­ного по качеству их питания*.
Комиссия Я.Э. Рудзутака приняла целый ряд решений, обеспечиваю­щих хотя бы самые скромные условия существования для людей, тем более семей, оказавшихся в необжитых местах и обязанных к повседнев-
9
ному труду. Однако эти решения принимались в основном через полгода, а в лучшем случае через 3—4 месяца после разгрузки эшелонов со спецпе­реселенцами там, где их никто не ждал. Таковы были неизбежные резуль­таты сталинских решений, принятых в 1931 г. В январе 1932 г. комиссия Политбюро ЦК признала «необходимым организовать на ближайшие 6 месяцев дополнительное питание наиболее слабых детей младших воз­растов (до 8-ми лет) в первую очередь» и сделать это через сеть обществен­ного питания в детяслях, дошкольных учреждениях или специальных детских столовых путем выдачи на руки. Однако комиссия тут же оказа­лась вынужденной «установить процент детей до 8 лет, получающих доба­вочное питание, в 20% от их общего наличия» с учетом дифференциации по краям и районам в зависимости от бытового положения спецпереселен­цев. НКСнабу предлагалось отпустить для этой цели на 6 месяцев по 50 тыс. полноценных пайков, содержащих необходимые продукты. Состав пайков требовалось согласовать с НКЗдравом.
Предложения комиссии по проблемам проживания спецпереселенцев могли быть лишь предварительными и частичными, например, указыва­лось: в краях, пораженных эпидемиями, следовало организовать специ­альные комиссии из местных представителей и принять к сведению сооб­щение НКЗдрава о посылке его крупных представителей 27 января на Урал и в Казахстан «для принятия необходимых мер по борьбе с эпиде­миями».
Наркоматы и хозяйственные органы, использующие труд спецпересе­ленцев, обязывались своевременно производить строительство для них жилищных и подсобных учреждений, включая санитарные, детские и др. Это важное решение в ряде случаев находило отражение в жизни. Нами публикуется информация в комиссию о поступивших в марте заявках ряда хозяйственных организаций Средне-Волжского края на предоставле­ние рабочей силы из спецпереселенцев, в совокупности составляющих 2,2 тыс. семей. В заявках сообщалось о жилищном строительстве и дру­гих видах обслуживания спецпереселенцев по линии Наркомздрава, Нар-компроса и др. (док. № 11). Мы, однако, не можем утверждать, что со­блюдение требований комиссии стало общим правилом.
Отметим, наконец, и другие решения комиссии Рудзутака, несколько смягчавшие положение спецпереселенцев: возможность оставлять на мес­тах семьи бежавших спецпереселенцев, не имеющих трудоспособных глав, снижать отчисления с зарплаты спецпереселенцев в фонд ОГПУ с 15% до 5%. Перед Политбюро был поставлен вопрос о возможности ам­нистии и восстановления в правах спецпереселенцев по ходатайствам хоз-организаций, подтвержденным ОГПУ.
Совершенно неожиданный поворот требований комиссии Политбюро к условиям жизни и труда спецпереселенцев, признание возможности их «амнистии» и даже своего рода оправдания побегов семей без трудоспособ­ных членов, выглядят почти героическим противостоянием сталинской позиции, что, конечно, невероятно. (Несколько ниже мы коснемся ряда изменений в поведении крестьян-колхозников, что могло потребовать хотя бы осторожности и учета тех обстоятельств, которыми раньше прене­брегали.) Комиссию Политбюро по раскулачиванию во главе с безогово­рочным исполнителем сталинской воли А.А. Андреевым заменила комис­сия по спецпереселенцам во главе с Я.Э. Рудзутаком, исполнительным членом Политбюро, но вместе с тем человеком отнюдь не без самостоя­тельного мнения. Задачей комиссии оставалось количественное наращива-
10
ние спецпереселенцев как массы подневольного труда, что требовало от ОГПУ предоставления сведений о численности невыселенных кулацких семей, наряду с требованиями сведений о состоянии спецпоселений. Пер­вые справки ОГПУ по состоянию на 25 января и 15 марта 1932 г. не были приняты к рассмотрению комиссией Рудзутака из-за неполноты сведений. Достаточно сказать, что в этих справках отсутствовали сведения по Ук­раине9.
Публикуемые в этом томе записки руководству деятелей СПО ОГПУ Г.А. Молчанова и Г.С. Люшкова (см. док. № 2, 3, 4, 5) свидетельствуют о готовности системы продолжать выселение «кулацких хозяйств», не до­жидаясь выяснения ситуации в целом, на что были направлены требова­ния комиссии Рудзутака. В этом отношении важна спецсправка СПО «О бегстве кулачества с мест постоянного жительства и из пунктов ссыл­ки». Как констатируется в документе, первые бегут «с целью уклонения от репрессий и выполнения гособязательств» (при раскулачивании), а вто­рые бегут из спецпоселений из-за «неудовлетворительных хозяйственно-бытовых условий». По сведениям на 15 марта 1932 г., речь шла о побегах 18 тыс. человек в Северо-Кавказском крае, 22 тыс. в Нижне-Волжском крае, 27 тыс. на Украине, почти 14 тыс. в Казахстане, 6 тыс. в Москов­ской обл. и т.д. (док. № 10).
Справка «О количестве учтенных невыселенных кулацких хозяйств по состоянию на 10 апреля 1932 г.» единственная, принятая к рассмотрению на комиссии Рудзутака. Общее число раскулаченных, но не выселенных семей, на 10 апреля определялось в 321 438, из которых было 85 491 «обеспеченных трудоспособными мужчинами» и «пролезших в колхозы и совхозы»; 51 117 семей, «трудоспособная часть которых находится в бегах» и «устроилась на работы в промпредприятия и строительства», проживая в городах; 73 031 семья скрывшихся «в полном составе... с по­стоянного места жительства»; 22 788 семей вовсе не имели «в своем соста­ве трудоспособных мужчин»; 64 495 семей, имевших «в своем составе трудоспособных», но отбывавших «наказания в лагерях или исправитель­ных домах» и «в ссылке». И наконец, в составе раскулаченных оказалось 18 750 семей бывших красногвардейцев, состоящих на службе в армии и даже лиц, имеющих особые заслуги перед революцией (док. № 14).
10 апреля комиссия Рудзутака рассмотрела данные о численности не­выселенных кулацких хозяйств и приняла решение «О выселении кула­ков». В течение текущего года, согласно этому решению, предлагалось выселить 30—35 тыс. семей кулаков, вычищенных из колхозов и раску­лаченных», обязавшись в ближайшее время «рассмотреть подробно, какое количество семей», «из каких районов» и «в какие края, области» напра­вить. При этом ОГПУ вменялось в обязанность обеспечить «особо тща­тельный подход» к выселению, заранее «заключить договора с хозоргана-ми на их трудовое использование» и «представить в Наркомфин Союза сметы на расходы по выселению кулаков». Отметим, что за время с 26 ян­варя по 10 апреля Комиссия по спецпереселенцам превратилась из органа Политбюро в орган ЦК ВКП(б), в результате чего значение постановлений этой комиссии сразу и намного утратило силу: из решений они стали всего лишь мнением. Характерно, что ни одна из известных нам последу­ющих справок СПО ОГПУ о невысланных кулацких хозяйствах (на 15 июля и 15 октября) для комиссии Рудзутака не была сделана — каж­дая начата, но не закончена10. Характерно также, что в документах
11
ОГПУ за 1932 г. нам больше не встречались упоминания о комиссии Руд-зутака.
Такое сокращение выселения раскулаченных семей, какое предложила комиссия Рудзутака, не было принято ни на верхах, ни в низах репрес­сивной системы. В апреле того же года СПО ОГПУ представило «Ориенти­ровочный расчет переселения кулацких хозяйств в 1932 году», охваты­вающий все 22 региона своей системы. По этому расчету в стране еще на­считывалось 85 775 кулацких хозяйств «с наличием в них трудоспособ­ных глав», из коих предлагалось выселить в течение мая—июня 38 650 се­мейств (док. № 16). Промедления не было — уже на 13 мая численность «изъятых голов кулацких семей, намеченных к выселению» достигла 17 273 человек. И это без сведений от Украины, Белоруссии, Башкирии, Казахстана и ряда других регионов11. К проблеме раскулаченных семей мы еще вернемся. Главной проблемой 1932 г. стало противоборство власти и крестьянства в целом.
В стране вновь выдвинулся на передний план старый «фронт» борьбы между крестьянством и властью — «борьба за урожай», а точнее борьба за хлеб независимо от урожая или неурожая. Практически полностью изъ­ятые за 1928—1930 гг. «невидимые» хлебные запасы крестьян поставили их в прямую зависимость от урожая данного года. Неплохой урожай зер­новых 1930 г., дополненный последними запасами деревни, вычищенны­ми при раскулачивании, позволили сталинскому руководству объявить о получении невиданного урожая, начать небывалый вывоз зерна на внеш­ний рынок (48,4 млн центнеров!). При этом были даже предоставлены льготы колхозам в очередных хлебозаготовках, а также соответственно увеличены обязательства для единоличников, чтобы тем самым побуждать их к коллективизации. Из-за засухи в пяти важнейших зерновых районах страны урожай 1931 г. оказался пониженным, но это не уменьшило план государственных хлебозаготовок, которые стали проводиться как перво­очередное задание, выполняемое буквально с первых обмолотов, без опла­ты труда колхозников, создания семенного фонда и необходимых запасов для самих колхозов. И вновь за рубеж было экспортировано 51,8 млн ц. К октябрю, когда в России кончается время земледельческих работ, стало ясно, что деревня остается на зиму без хлеба12.
В зерновых районах, особенно на Украине, официально называемые «продовольственные трудности» перерастали в настоящий голод, предоп­ределивший основные события 1932 г. в деревне. Этим же объясняется и характер документов ОГПУ 1932 г. — обстоятельные спецсводки о проис­ходящем в деревне. Таких практически больше не будет в информацион­ных документах ОГПУ. Однако не следует, что «спецсводки» 1932 г. срав­нялись полнотой и точностью сообщений со старыми сводками: сообщения о голоде преуменьшались и часто сводились к отдельным примерам, уход из колхозов приписывался воздействию кулаков, хотя и о фактическом положении дел все же сообщалось.
В первой же публикуемой нами сводке СПО ОГПУ о колхозном стро­ительстве, по данным на 15 января 1932 г., была изложена официальная трактовка новых форм противостояния крестьян государственному наси­лию. Первая вина возлагалась на «низовые, а в ряде случаев и районные совпарторганизации», которые «вплотную не подошли к вопросу органи­зационно-хозяйственного укрепления колхозов» и проявили «оппорту­низм» и «политическую близорукость» «в несвоевременном (?!) выполне­нии многими колхозами обязательств перед государством» и не смогли
12
«своевременно выявить и разоблачить классового врага»... Отмечались «крайне слабые темпы сдачи хлеба колхозами таких районов, как Украи­на, ЦЧО, СКК», то есть основных зерновых районов страны, «слабая орга­низация и учет труда», «уравниловка» и «поедоцкое распределение дохо­дов», а также «расшатывание трудовой колхозной дисциплины, усиление рваческих тенденций и выходы из колхозов». Все эти пороки, оказывает­ся, «умело используются кулачеством для усиления антиколхозной дея­тельности...» (док. № 1). Такова была официальная концепция сопротив­ления колхозного крестьянства возросшему сверх всякого предела наси­лию государственных хлебозаготовок.
В действительности, вся полнота ответственности за состояние коллек­тивных хозяйств того времени лежала на сталинском руководстве — на насильственной коллективизации крестьянских хозяйств, на безмерном форсировании и подчиненности новых форм производства посторонним целям, наконец, на полном игнорировании условий крестьянской жизни. Бросается в глаза совершенно искаженная трактовка распределения сель­скохозяйственной продукции в колхозах по едокам: «...в организации и учете труда при активном участии кулацко-зажиточных элементов фикси­руются многочисленные факты распределения доходов по едокам». Обра­щалось внимание на «факты распределения доходов по едокам по инициа­тиве правлений колхозов...» (док. № 1). В действительности же, в усло­виях нагрянувшего голода, когда селение оказывалось перед угрозой вы­мирания, распределение хлеба по едокам было естественным и необходи­мым. Это было хорошо всем известной традиционной нормой сельской жизни. Таким образом, перед нами характерное для сталинской политики объявление «кулацкой», «контрреволюционной» любой попытки самоза­щиты и протеста населения.
Сообщения о «продовольственных затруднениях» нарастали в сводках ОГПУ с наступлением весны, что соответствовало специфике деревенского голода, поскольку к марту—апрелю никаких запасов хлеба у большинства крестьян обычно не оставалось. Вместе с тем расширялась и территория «продовольственных трудностей», захватывая новые районы — Средней Волги, Урала, Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока и др. (см. док. № 8, 12, 14, 17, 18, 19, 21 и 22). В спецсообщении из Уральской об­ласти от 8 марта сообщалось, например, о колхозе, где «уже 3 недели как нет хлеба», «зарегистрированы случаи опухоли на почве голода». В дру­гом колхозе «...появилось массовое заболевание и опухоли», так как «кончился запас... колхозники, в том числе и школьники, сидят голод­ные ...со слезами приходят в правление и просят хотя [бы] фунт хлеба». Между собою говорят: «Надо бросать работу и уходить куда глаза глядят» (док. № 8).
Приведем сведения по Северо-Кавказскому краю из обширной сводки на 1 апреля (док. № 12): в земледельческих районах к началу апреля общее число голодающих достигло 1869 человек, зарегистрировано «смер­тей от голода — 8, опуханий — 6, употребления в пищу падали и суррога­тов — 45 случаев, покушений на самоубийство — 2». Учтем, что речь идет лишь о зарегистрированных случаях, что само по себе свидетельство­вало о неполной информации, ибо несчастья и беды всегда меньше реги­стрируются властями. Справка о положении в селах Украины начиналась с оговорки, «по неполным данным», в крестьянских семьях к началу ап­реля было «83 случая опухания от голода, 6 смертей». В ЦЧО хлеб, полу­ченный по 600 г на трудодень, колхозники съели к середине февраля и,
13
«не имея средств для его покупки, ходят по дворам и просят милосты­ню... Отмечены случаи заболевания семей колхозников и опухания детей». Из Нижнего Поволжья сообщали, что в северных (зерновых) райо­нах с декабря 1931 г. 1230 семей колхозников испытывают «острые прод-затруднения», что зарегистрированы 20 случаев опухания, 3 случая смертности и 1 случай покушения на самоубийство (док. № 12).
Сводка о продовольственных трудностях в деревне не могла обойти и связанных с ними потерь в поголовье рабочего скота, остающегося еще ос­новной тягловой силой на сельхозработах. Из-за недостатка кормов падеж лошадей исчислялся в тысячах и даже десятках тысяч голов, а сохранив­шееся поголовье на Украине оценивалось как непригодное для работ на 50%. Сходным было состояние тягла накануне весеннего сева и в других районах страны (см. док. №12).
Нарастание конфликта между сталинским режимом и крестьянством стало неизбежным и важнейшим фактором развития деревенских событий в 1932 г. Полуголодное, а местами и просто голодное существование и колхозного, и единоличного крестьянства, продолжающееся разрушение реального производства ставили сельское хозяйство страны перед катас­трофой. Все это не могло не вызвать активного протеста обманутого и ог­рабленного крестьянства.
Массовые выступления колхозного крестьянства возобновились еще в октябре—декабре 1931 г. Характер этих выступлений первоначально был местным и ограничивался требованиями преодоления угрозы голода. В Нижне-Волжском крае, как сообщала январская спецсводка, было «40 сел, где ежедневно в правления колхозов являются группы колхозни­ков (от 10 до 60 чел.), преимущественно женщины, с категорическими требованиями выдачи хлеба и угрозами расправы по адресу членов прав­ления». Отрицательные настроения проявлялись также в массовых невы­ходах на работу, в разборах обобществленного скота и имущества; «неор­ганизованном», то есть самовольном отходничестве на заработки в про­мышленные районы (док. № 1). Выступления такого типа преобладали и в других районах. На Украине, например, за время с 1 октября 1931 г. по 1 апреля 1932 г. ОПТУ насчитывало 259 выступлений, в которых приня­ло участие 23 039 человек — в среднем по 80—90 участников. «Резкий рост массовых выступлений... в марте» проявился и в количестве кон­фликтов — до 145, и в увеличении численности участников до 300— 500 человек в каждом из них (док. № 12). В справке СПО ОГПУ от 5 ав­густа приведены сведения за апрель—июнь 1932 г. с оговоркой, «по не­полным данным»: «Во II квартале 1932 г. отмечается значительный рост массовых выступлений...» — 949 против 576 в I кварале13. Более 1500 массовых протестов крестьянства за полугодие свидетельствовали прежде всего о том, что никаких надежд на продовольственную помощь, тем более на спасение от голода, крестьяне не питали.
Нельзя не сказать о том, что массовые выступления традиционно со­провождались физическими расправами с местным начальством, что офи­циально называлось «кулацким террором», а также распространением «листовок» и «анонимок», в которых грамотная часть протестующей де­ревни пыталась объяснить поведение власти («угроза войны» и т.д.) и призвать к активному сопротивлению. И то, и другое в октябре 1931 — марте 1932 гг. приняло весьма массовый характер и оказалось повсемест­ным, хотя и не достигло уровня предыдущего года.
14
Требования к местным властям о помощи и попытки стихийного овла­дения колхозными и другими хранилищами зерна и разных продуктов не решали проблему. Реальное спасение значительная часть крестьянских семей искала и находила в традиционном отходничестве на заработки в города и промышленные районы. С коллективизацией отходничество не прекратилось, но получило «организованный» характер и всемерно поощ­рялось. Как и до революции, в советское время в крестьянской стране многие работы в городах, в промышленности и на транспорте выполня­лись в очень большой мере руками крестьян. Их трудом осуществлялась индустриализация страны. Принятое 5 июля 1931 г. постановление ЦИК и СНК СССР «Об отходничестве» включало разделы, предусматривающие льготы для колхозников-отходников и для отходников-единоличников. Речь шла о налоговых льготах, об обеспечении семей колхозников-отход­ников «продовольствием и кормовыми средствами в том же количестве, какое получают колхозники», что предполагало оформление контрактов на работы через правления колхозов14.
«Неорганизованным отходничеством» обозначался самостоятельный отъезд на заработки колхозника, часто со всей семьей, без каких-либо обязательств, в том числе без обязательства вернуться. По данным сводки СПО ОГПУ, за январь—февраль 1932 г. «неорганизованно ушло» по 13 районам Одессщины 31 700 колхозников, по 27 районам Днепропет-ровщины — 89 300, по 13 районам Харьковщины — 4600 и по 5 районам Киевщины — 1120. В сумме это составляло 126 720 человек* (док. № 12). Эту цифру СПО ОГПУ повторило в статистической сводке о неор­ганизованном отходничестве за октябрь 1931 г. — март 1932 г. В приме­чании к этой статсводке отмечено: «Составлено по неполным данным 12 ПП». Общий итог неорганизованного отходничества колхозников за полугодие на территории всего 12 регионов составил 698 342 человека.
Система ОГПУ на местах насчитывала более 20 полномочных предста­вительств и хотя среди 12-ти приславших сведения об отходниках были ПП Украины, Среднего и Нижнего Поволжья и Московской области, где на стройках находили работу наиболее значительные массы отходников, действительная численность последних была значительно больше. К тому же отхожие заработки для крестьян оставались- необходимыми не только до уборки нового урожая, но и после (см. док. № 19, 21, 55), тем более, что в 1932 г. собрано хлеба было не больше, чем в 1931 г., а хлебозаготовки оказались еще беспощаднее15. «Неорганизованное отходничество» колхоз­ников продолжалось до вылавливания беженцев от голода в 1933 г.
Отходничество на заработки вне колхоза не исчерпывало реакции кол­хозников на порядки, обрекавшие их на полуголодное и голодное сущест­вование. Многие отходники не возвращались в колхозы, что одновременно означало и уход из родного села. Публикуемые нами документы отмечают факты невозвращения «неорганизованных отходников», но не сообщают их численности. Для ответа на этот важный вопрос потребуются специ­альные исследования.
Теперь обратимся к самому решительному и абсолютно отрицающему сталинский режим в колхозной деревне того времени явлению — к массо­вым выходам из колхозов крестьян, чьи хозяйства были коллективизиро-
* Отметим, что после сталинских хлебозаготовок в отходничество на заработки отправля­лись и единоличники: по 38 районам Украины их оказалось, «по весьма неполным дан­ным», 35,2 тыс. человек, оставивших без обработки 58 907 га земли (док. № 12).
15
ваны в 1930—1931 гг. В октябре 1931 г., то есть в разгар очередных хлебозаготовок, спасением для семей колхозников становился выход из колхозов с изъятием недавно обобществленного скота, прежде всего мо­лочного, земельного участка и инвентаря. Так начинался «отлив из кол­хозов».
При «выходе» крестьяне должны были подавать в правления колхозов заявления. Примеры наиболее радикальных из них приводились в свод­ках ОГПУ. Таким, например, было коллективное заявление колхозников с. Кикино Каменского района Средне-Волжского края, ярко воспроизводя­щее и реальные причины обобществления их хозяйств, и установившиеся порядки. Оно начиналось с сообщения о том, что «добровольного желания о вступлении в члены колхоза не изъявляли никогда, а получилось это под давлением в момент скотозаготовок, когда в нашей деревне разъезжал автомобиль с пулеметами...». Теперь же на опыте крестьяне узнали, что «...потребная норма людям, скоту и на семена и на другие фонды не учте­ны, ...норму хлеба вывозят, ничего не оставляя нам. Следовательно, можно ли жить при таких условиях? — Ясно, что нет». Результатом этого заявления прежде всего был арест «6 кулацких хозяйств» и «подстрекате­лей к массовому выходу» (док. Ml).
Статистическая сводка о выходах из колхозов с октября 1931 г. по март 1932 г. определяла, «по неточным данным 20 ПП», их количество в 253 370 хозяйств (семей). Главная неточность состояла в отсутствии дан­ных о выходах на Украине, где «отлив из колхозов» из-за голода был наиболее массовым. В примечаниях к названной статсводке указаны не­точности, порожденные, вероятно, какой-то чрезвычайной спешкой. Со­вершенно очевидно, что общая итоговая сумма выходов должна быть, по крайней мере, удвоена. Тем не менее она может послужить отправной ин­формацией для специального исследования такого важного явления как массовый выход крестьян из колхозов на первый—второй год после на­сильственной коллективизации.
За голодной зимой в деревне обычно наступает еще более голодная весна. Украинское село кипело от негодования и протеста. Выход из кол­хозов стал принимать характер массовых выступлений — «волынок». С января до середины мая насчитали 668 волынок, в том числе в марте — 152, в апреле — 282, в первой половине мая — 166. Их основные требова­ния состояли в предоставлении посевного материала (295), хлеба (157) и коров (163). В селах Андрушевка и Париевка Винницкой области крестья­не подняли вооруженное восстание во главе с красным партизаном и бед­няком. Органами ГПУ за активное участие в волынках было арестовано 840 человек (док. № 17, 23 и др.). Во второй половине мая крестьянские выступления приняли характер прямой борьбы за хлеб, включая нападе­ния на амбары. «Начиная с 15 мая, ежедневно правление артели посеща­ют группы женщин по 5—10 чел., требуя хлеба». В других селениях «с той же целью» обращались по 60, по 80 и даже по 150 женщин. Были и намерения «отнести детей в сельсоветы»(док. № 22). Волынки были не только на Украине, но и в других районах страны. В Западно-Сибирском крае, как сообщалось в спецсводке от 29 апреля, за январь—март по 14 районам зарегистрированы 22 массовые волынки с числом участников в 785 человек. В апреле было «продзатруднениями охвачено 55 районов, из них в острой форме 30 районов». В 500 колхозах отмечались «факты голодания среди колхозников». Отсюда «рост выходов из колхозов и бег-
16
ство колхозников в города», принявшие массовый характер с февраля 1932 г. (док. № 21).
Как известно, в марте приближается, а местами и начинается весенний сев, что заставило сталинское руководство наряду с репрессиями против «кулацких элементов», якобы агитировавших крестьян за выход из кол­хозов, пойти на некоторые уступки колхозникам, учитывая их требова­ния. 26 марта 1932 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О прину­дительном обобществлении скота», осуждавшем «перегибы», допущенные в отношении молочного и мелкого скота. За колхозниками теперь призна­валось право на возврат названных видов скота. Более того, предлагалось оказывать колхозникам помощь в покупке и выращивании молодняка для личных потребностей16. 6 мая СНК и ЦК приняли постановление «О плане хлебо-скотозаготовок из урожая 1932 г. и развертывании колхозной торговли»17.
Первое из названных постановлений действительно выполнялось по требованию колхозников, хотя установка на сохранение общественного стада в колхозах продолжала определять поведение партийного и совет­ского руководства. «Развод скота колхозниками» приписывался классово-чуждым элементам, запугивавшим колхозников угрозами войны и т.п. (см. док. М 25). Что же касается второго постановления, то обещание об­легченного плана хлебозаготовок и разрешения колхозам и колхозникам после выполнения этого плана с 15 января 1933 г. беспрепятственной про­дажи излишков своего хлеба по своему усмотрению, то крестьяне с пол­ным основанием не поверили ни тому, ни другому обещанию. В сводках СПО от 5 и 14 июля о настроениях сельского населения в связи с поста­новлением о хлебозаготовках и колхозной торговле кулачеству и антисо­ветским элементам приписывалось распространение всевозможных прово­кационных слухов. Записи деревенских оценок ситуации, сделанные практически во всей стране совершенно едины: «Эти решения в жизнь проведены не будут», «Осенью все равно заберут весь хлеб и оставят кол­хозников голодными», «Уменьшенный план хлебозаготовок будет велик, так как площадь посева сократится, качество посева плохое, хлеба уро­дится мало», «Постановления эти — обман», «План уменьшен на 20%, а поля засеяны на 50%. Таким образом, у нас дело будет обстоять не лучше, чем в прошлом году». С недоверием деревня отнеслась и к органи­зации колхозной торговли: «Сейчас торгуй, а затем тебя раскулачат» (док. № 29, 30).
Спецсводки ОГПУ о ходе весенней посевной кампании по состоянию на 25—29 апреля 1932 г. отмечали «рост отрицательных настроений» как в единоличном секторе, так и среди отдельных групп колхозного крестьян­ства. В УССР у единоличников происходили «сброска земли», «отказ от ссыпки семян и принятия планов» и даже «ликвидация хозяйств». В кол­хозном секторе прежде всего отмечались «усилившийся в ряде мест выход из колхозов, разбор обобществленного скота и рост неорганизованного от­ходничества» (док. № 19). Для колхозников возвращение обобществлен­ного скота было первым средством спасения своей семьи, прежде всего детей, и в то же время первым шагом к выходу из колхозов. Естественно, что и инициативу, и даже разбор скота чаще всего брали на себя женщи­ны. В мае голод в деревне не уменьшился и разбор скота стал повсемест­ным. В весьма обстоятельной спецсводке на эту тему Украинского ГПУ приводятся очень выразительные заявления женщин. Вот одно из них:
17
«Мы пухнем с голода и нам никто ничем не помогает, так мы будем ку­шать молоко» (док. № 24).
Обзорная спецсводка СПО ОГПУ по основным районам РСФСР за май 1932 г. сообщала, что разбор скота колхозниками утратил «повсеместный характер и в сравнении с апрелем значительно снизился», что в отдель­ных местах «отмечаются случаи возврата разобранных коров обратно на колхозные дворы» (док. № 25). Однако стремление забрать свой скот, причем не только корову, но и рабочую лошадь, не исчезло с началом лет­него времени. Объяснение дают более конкретные сообщения по отдель­ным регионам. «Положение власти шаткое. Скоро будет война, власти не до коров и не до колхозников». «Весной все равно будет война и колхоз­никам будет крышка, а поэтому надо забирать имущество да поскорее из него выходить», — вот разговоры, зафиксированные в процитированной выше спецсводке (Там же).
Кампания по выполнению плана государственных хлебозаготовок, ко­торая началась, как обычно, в начале июля, еще сильнее обострила на­пряженность в отношениях между крестьянством и государством, особен­но в главных зерновых районах страны (Украина, Северный Кавказ, Нижне-Волжский и Средне-Волжский края). Еще 21 июня ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР послали Центральному Комитету Коммунистической партии Украины угрожающую телеграмму, требуя «...во что бы то ни стало обеспечить зернопоставки. Никакие уклонения от выполнения уста­новленного для вашего края плана по зернопоставке колхозами и едино­личными хозяйствами и по сдаче зерна совхозами не должны быть допу­щены ни под каким видом как в отношении количеств, так и сроков сдачи зерна»18.
Несмотря на угрозы, выполнение плана по зернопоставке в 1932 г. шло поначалу очень медленно: на Украине июльский план был выполнен всего ан 15,6%, на Северном Кавказе — на 12%, в Центральной Черно­земной области на 0,3% (док. № 37). 25 июля С. Реденс, председатель ГПУ Украины отправил Менжинскому справку о постоянно возрастающем числе крестьян, выходящих из колхозов (док. № 32). О сходном положе­нии в очень многих других регионах сообщает спецсводка от 26 июля 1932 г. (док. JV? 33). Эти массовые выходы из колхозов сопровождались «разбором рабочего скота, с/х инвентаря и полным развалом колхозов». «Выходы из колхозов принимают местами обостренную форму и сопро­вождаются, помимо разбора скота и имущества, самочинным захватом и разделом на единоличное пользование земли, посевов, угрозами распра­виться с совпартработниками, а в отдельных случаях — избиением акти­вистов-колхозников». Особенно тревожило власти широкое распростране­ние слухов о бегстве из колхозов: «Заслуживает внимания появление в ряде мест подозрительных нищих, распространяющих провокационные слухи о роспуске колхозов в соседних районах. Так, например, в Октябрь­ском районе Татарии массовые выходы из колхозов начались после на­плыва нищих из смежных районов СВК, распространивших слухи, что в СВК все колхозы распались и выходцам вернули все обобществленное имущество» (Там же). Еще одно явление, к которому привлекают внима­ние сводки ОГПУ: массовое воровство колхозниками, зачастую при со­участии колхозного руководства, хлеба с полей (док. № 36).
У руководителей партии все это вызывало большую тревогу, и Сталин решил ответить радикальными мерами. «Терпеть такое положение немыс­лимо. Предлагаю издать закон», — пишет он 20 июля Кагановичу и Мо-
18
лотову19. Переписка Сталина и Кагановича, к настоящему времени опуб­ликованная, проливает свет на возникновение знаменитого закона от 7 ав­густа 1932 г., обрекшего на долгое пребывание в лагерях, а порой даже на смерть, сотни тысяч крестьян, которые, не получая практически ничего в счет трудодней, «воровали» колоски на колхозных полях, чтобы не уме­реть с голоду. Другая репрессивная мера ОГПУ изложена в разосланном в начале августа циркуляре № 40435 «О борьбе со спекулянтами-перекуп­щиками» (док. № 35). Это прямой ответ на распоряжение Сталина, содер­жащееся в письме от 20 июля: «Взять под строгое наблюдение базары, рынки и всех спекулянтов и перекупщиков, изымать, конфисковать, на­правлять в концлагеря». Тем не менее, судя по «записке по прямому про­воду зам. председателя ОГПУ Г. Ягоды всем полномочным представитель­ствам ОГПУ об изъятии спекулянтов-перекупщиков» от 16 сентября 1932 г. (док. № 41), сотрудников ОГПУ, и без того засыпанных директи­вами относительно всесторонних репрессий против «воров», пришлось призывать к усилению борьбы со «спекулянтами-перекупщиками»; о по­лученных результатах им было предписано докладывать в центр. «Работу по изъятию спекулянтов, — напоминал Г. Ягода, — надо рассматривать не как кампанию, а как постоянную, возложенную на ОГПУ специальным декретом правительства, [...] задачу [...]».
В ходе «сражения за хлеб» на «фронте хлебозаготовок» постоянным источником тревоги для властей служило оппортунистическое, а местами упадническое настроение части работников низового совпартаппарата, от­крыто заявляющего о нереальности планов, что выполнение их создаст голод, разрушит колхозы и т.п. (док. № 37). Особенно интересны в этом отношении «Докладная записка ГПУ Украины об отрицательных настро­ениях районного и сельского актива в связи с хлебозаготовками» от 22 ав­густа 1932 г. (док. № 38) и сводка СПО ОГПУ, посвященная тем же на­строениям на Северном Кавказе» (док. № 43). В первом из этих докумен­тов речь идет об оппозиции районных партийных работников 73 районов 5 областей Украины (Днепропетровской, Киевской, Харьковской, Одес­ской и Винницкой). Районные партийные работники твердят в один голос: «План хлебозаготовок неисполним»; «исполнить план — значит об­речь колхозников на голодную смерть». На более низком уровне оппози­ция была ничуть не менее сильна: в середине августа украинское ГПУ от­мечает 220 случаев отказа от сдачи зерна, исходящих от председателей колхозов или председателей сельсоветов. Второй документ, датированный 18 сентября, посвящен оппозиции со стороны рядовых партийных работ­ников, в числе которых немало пламенных сторонников Советской власти («красные партизаны»). Оппозиция эта проявляется открыто на собрани­ях колхозных активов, где люди осмеливаются даже говорить вслух об опасности, грозящей соседней Украине, — голоде: «Если кто из предста­вителей колхозов согласится с предложенным планом, то он будет преда­телем и с ним будет поступлено как с предателем» (выступление покрыто криками «правильно»!). «Хлеба вывозить мы не дадим. Пусть заявят в ГПУ, пусть судят, но Украину у себя не допустим!» (док. JV? 43). На фоне этих документов становится вполне ясна встревоженная интонация, с ко­торой Сталин пишет 11 августа 1932 г. Кагановичу: «Дела на Украине из рук вон плохи. Плохо по партийной линии. Говорят, что в двух областях Украины (кажется, в Киевской и Днепропетровской) около 50-ти райкомов высказались против плана хлебозаготовок, признав его нереальным. В дру­гих райкомах обстоит дело, как утверждают, не лучше. На что это похоже?
19
Это не партия, а парламент, карикатура на парламент. Вместо того чтобы руководить районами, Косиор все время- лавировал между директивами ЦК ВКП и требованиями райкомов и вот — долавировался до ручки [...]. Плохо по линии советской. Чубарь — не руководитель. Плохо по линии ГПУ. Ре-денсу не по плечу руководить борьбой с контрреволюцией в такой большой и своеобразной республике, как Украина. Если не возьмемся теперь же за вы­правление положения на Украине, Украину можем потерять...»20.
В сентябре 1932 г. положение на «фронте хлебозаготовок» продолжало ухудшаться, причем особенно скверно шли дела в самых стратегически важных районах: на Украине, на Северном Кавказе в Нижне-Волжском и Средне-Волжском краях. Сводки Секретного политотдела ОГПУ подробно описывали многочисленные хитрости, на которые шли местные власти ради того, чтобы утаить часть урожая от «конвейерного метода», насажда­емого центром; метод этот заключался в том, чтобы производить помол зерна немедленно и сразу же отправлять его на элеваторы, минуя хране­ние в колхозных амбарах. Одной из наиболее распространенных хитрос­тей, применявшихся для укрытия хлеба, была «практика списания части урожая и малоурожайных посевов как «погибших» (док. № 40). Согласно сводке от 26 сентября (док. № 44), отказы части сельсоветов и колхозов от утверждения плана хлебозаготовок становились все более частыми: на Украине с начала кампании по выполнению плана такие отказы имели место в 446 сельсоветах 92 районов (Там же). Та же сводка подчеркивает, что «укрытие и разбазаривание хлеба достигло в ряде районов значитель­ных размеров. Вновь учтены многочисленные факты нарушения директив партии о выдаче натуральных авансов. В некоторых районах Украины колхозникам выдано до 50—75% обмолоченного хлеба [...] Укрытие и разбазаривание хлеба идет также по линии умышленной затяжки обмоло­та, обмолота наиболее неурожайных площадей, искусственного задержи­вания хлеба на токах, в амбарах и т.п. [...] В ряде районов СКК и УССР выявлены нелегальные мельницы, производящие помол хлеба ручным способом или с помощью конского привода. В СКК учтено свыше 100 по­добных мельниц [...] По целому ряду районов продолжаются факты хище­ния колхозного хлеба и массовой спекуляции, причем последнее явление имеет тенденции к росту» (см. там же).
Хотя 17 августа Политбюро снизило план для Украины на 40 млн пудов, в главных зерновых районах сентябрьский план был выполнен не более, чем на 30%21. В октябре положение ухудшилось: 20 октября ме­сячный план по Украине был выполнен всего на 22%, а по Северному Кавказу и того меньше — на 18%22. 22 октября Политбюро решило на­править в эти стратегически важные области две «чрезвычайные комис­сии»: одну под руководством В. Молотова, другую — под руководством Л. Кагановича, дабы «ускорить выполнение плана хлебозаготовок». В эти «чрезвычайные комиссии» входили самые высокие чины ОГПУ (включая Генриха Ягоду). Несколько тысяч агентов ОГПУ и полномочных предста­вителей партии были отправлены на места для усиления не справляю­щихся с поставленными задачами местные партийные организации. Спец­сводки ПП (полномочных представительств) ОГПУ и Секретного политоде-ла (СПО) за ноябрь—декабрь 1932 г. (док. № 47—61) свидетельствуют о масштабе репрессий, обрушившихся в этот период прежде всего на Украи­ну, Северный Кавказ, Нижне-Волжский и Средне-Волжский края, Запад­ную Сибирь; репрессиям подвергались виновные в «срыве плана хлебоза­готовок», в том числе многочисленные колхозные руководители и мелкие
20
сельские служащие, а также, разумеется, «традиционные враги» Совет­ской власти, именуемые «кулацко-белогвардейскими элементами», «ка­зацкой белогвардейщиной» и проч. Эти «оперативные» документы дают представление о численности «расхитителей» и саботажников, арестован­ных ОГПУ: 8881 человек (из них более 2000 «бывшие петлюровцы» и «бывшие махновцы»!) арестован на Украине за один только ноябрь 1932 г. (док. JV? 54); 3529 человек арестовано в Нижне-Волжском крае с 15 по 29 ноября (док. № 58); 11 187 человек арестовано на Северном Кавказе в течение того же периода (док. JV? 56)23. По мнению авторов сводок, арес­тованные принадлежали по большей части к организованным группам «кулацко-белогвардейских» саботажников, находившихся под влиянием «петлюровской идеологии». Слово «петлюровщина» (напомним, что писал на этот счет Сталин в уже неоднократно цитированном выше письме от 11 августа 1932 г.: «Имейте также в виду, что в Украинской компартии (500 тысяч членов, хе-хе) обретается не мало (да, не мало!) гнилых эле­ментов, сознательных и бессознательных петлюровцев, наконец — пря­мых агентов Пилсудского») быстро становится главным политическим яр­лыком, навешиваемым как на простых колхозников, утаивших несколько пудов зерна, так и на деревенских коммунистов и местных чиновников, которые не выполняют своего «долга перед государством» и выдают кол­хозникам «авансы» натурой (док. № 59). «Спецсводки» Секретного полит­отдела и областных полномочных представительств изобилуют подробны­ми рассказами о хитростях, которые изобретают крестьяне, нередко сооб­ща с колхозным руководством, в ходе борьбы за хлеб, а точнее, за выжи­вание: они прячут зерно в «зерновых ямах» и «черных амбарах», мелют его «ручным способом» на нелегальных мельницах кустарного производ­ства, утаивают при перевозе на элеваторы или во время взвешивания. Впрочем, как ни разнообразны были эти способны утаивания зерна, свод­ки ОГПУ свидетельствуют, что объемы зерна, попавшего на эти «тайные склады», были смехотворно малы — от силы несколько тысяч тонн, иначе говоря от 0,1% до 0,2% от «плана хлебозаготовок» (док. № 53, 61).
Спецсводки Секретного политотдела ОГПУ за ноябрь—декабрь 1932 г. содержат также информацию о других формах репрессий, которым под­вергались крестьяне главных зерновых районов, в частности, занесение в «черный список» целых деревень и казацких станиц, а порой и целых районов. Занесение в «черный список» за «срыв плана хлебозаготовок» влекло за собой следующие репрессивные меры: полное опустошение ма­газинов, полная остановка всякой торговли, требование немедленно вер­нуть все кредиты, как индивидуальные, так и коллективные, чрезвычай­ное налогообложение, арест и высылка всех «социально-чуждых элемен­тов». Эти меры, предполагавшие коллективную ответственность, приводи­ли к массивной высылке целых деревень, обрекали десятки «строптивых» районов на голод. Л. Каганович, отправленный на Кубань, особенно рьяно преследовал «контрреволюционные петлюровские элементы, перекочевав­шие весной из Украины». В станице Полтавская Славянского района, куда Каганович прибыл 8 ноября 1932 г., московский спецпредставитель обнаружил «образцовый заговор» (док. № 50). Незадолго до приезда Кага­новича здесь были арестованы четыре десятка человек, которые якобы поддерживали связи с бывшим станичным атаманом Григорием Омель-ченко, членом Украинской рады в 1918 г. «Уликой», позволившей обви­нить несколько десятков человек в «кулацко-белогвардейском контррево­люционном заговоре», стало письмо, которое Омельченко отправил своим
21
землякам-казакам из Праги. В речи, произнесенной перед общим собрани­ем станичников, Каганович подчеркнул, что классовый враг изменил так­тику, что теперь он стремится «проникнуть в колхозы, разложить их из­нутри, выхолостить из колхозов их социалистическую сущность и превра­тить их в своего рода крестьянские союзы, организующие крестьян про­тив советского государства, против пролетарской диктатуры»24. Закончил Каганович свою речь откровенной угрозой: «Что же от вас, полтавцев, станичников, передать правительству — Калинину, Сталину, Молотову, Ворошилову, Буденному и другим? Если мы увидим, что в станице начал­ся перелом, есть сдвиг, по-честному сдают имеющийся хлеб, мы пойдем навстречу, поможем вам. Если нет, Советская власть имеет достаточно силы и крепости, чтобы переселить срывающих государственные задания на Север, а на их место переселить с Севера трудолюбивых крестьян. Кубанские земли — прекрасные земли, они не заслуживают такого обращения с ними, как делаете вы. Так засорить кубанские земли — это ганьба (позор)!»25 Уг­розы эти были приведены в исполнение: в течение ближайших недель десят­ки тысяч казаков из четырех кубанских станиц, не выполнивших план хле­бозаготовок (Полтавской, Медведовской, Уманской, Урупской), были пересе­лены в Сибирь26. Кроме того, комиссии Молотова и Кагановича подавили последние очаги сопротивления со стороны местных организаций Коммунис­тической партии Украины и областного комитета Коммунистической партии Северного Кавказа. 29 декабря 1932 г. руководство Украинской Коммунис­тической партии пошло на попятную в самом важном пункте: было поста­новлено, что колхозы, которые еще не выполнили плана по хлебозаготов­кам, должны в течение десяти дней выдать свой «семенной фонд» — пос­ледние запасы, призванные обеспечить посевную следующего года, а в самом крайнем случае спасти крестьян от голодной смерти2^.
В январе 1933 г. исход колхозников из областей, где свирепствовал голод, ускорился. 22 января Сталин составил от имени Центрального Ко­митета партии и правительства директиву, приказывающую немедленно положить конец массовому бегству крестьян с Украины и Кубани «за хле­бом». «До ЦК ВКП и Совнаркома допели сведения, — писал Сталин, — что на Кубани и Украине начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, в Московскую область, в Белоруссию. ЦК ВКП и Совнар­ком не сомневаются, что этот выезд крестьян, как и выезд из Украины в прошлом году, организован врагами Советской власти и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против кол­хозов и вообще против Советской власти»28. В тот же день Г. Ягода разо­слал полномочным представительствам ОГПУ циркуляр № 50031, предпи­сывавший перехватывать всех «беглецов» с Украины и Северного Кавка­за. После «фильтрации» пойманных «закоренелых контрреволюционеров» надлежало арестовать и отправлять в лагеря; «тех, кто откажется вер­нуться домой», следовало выселять в деревни для спецпереселенцев в Казахстане, а остальных — «отправлять домой» (док. М 63). На следую­щий день Политбюро Компартии Украины запретило продавать крестья­нам билеты на поезд29. ОГПУ организовало на местах специальные патру­ли для поимки беглецов, прежде всего вокруг вокзалов и на дорогах; был создан десяток «фильтрационных центров». Уже за первую неделю было поймано 25 000 беглецов (док. JV? 64). За два месяца число пойманных возросло до 225 000; из них 80% были отправлены домой (док. № 104). Ежедневные сводки ОГПУ о «мерах по предотвращению массового бегства крестьян», адресованные непосредственно Сталину и Молотову (док.
22
№ 64, 65, 66, 69, 71, 72, 73, 75, 79, 90, 99, 104) ничего не сообщают о фи­зическом состоянии пойманных. В этой чрезвычайно напряженной обста­новке, когда голод начинает свирепствовать в районах, и без того исто­щенных в ходе кампании по выполнению плана хлебозаготовок, на самом высоком уровне начинается разработка нового грандиозного плана: в на­чале февраля 1933 г. Политбюро принимает решение о выселении одного миллиона человек в Казахстан (док. № 70) и еще одного миллиона — в Западную Сибирь...30 Напомним, что с октября—ноября 1932 г. выселе­ние шло в ускоренном темпе, особенно на Северном Кавказе (Кубань), на Украине, в Нижне-Волжском и Средне-Волжском краях (док. № 113, 114). Выселениям этим, производимым в рамках карательных операций против людей, срывающих план хлебозаготовок, подвергались не только «кулаки» (что вообще могло означать это слово в конце 1932 г., в описан­ной выше обстановке?), но и огромное множество крестьян-единолични­ков и колхозников, которые в той или иной мере «не выполнили» своих «обязательств перед государством», а зачастую все без исключения жите­ли деревнь, записанные на «черную доску». Кроме того, в январе 1933 г. началась кампания «паспортизации» жителей «режимных» городов, в ходе которой выселению подвергался новый контингент нежелательных элементов (в первую очередь «бывшие кулаки, бежавшие с мест, назна­ченных им для проживания»). Проект нового, массового переселения, вы­работанный в первой половине февраля 1933 г. верхушкой ОГПУ и ГУЛАГа (док. № 70, 74), был столь грандиозным, что сами Ягода и Берман при­знавали: «Для уточнения плана переселения и окончательного выяснения реальных возможностей удовлетворения выявившихся при предваритель­ной проработке потребностей в денежных и материальных ресурсах необ­ходимо создать специальную комиссию» (док. № 74). Докладная записка ОГПУ № 50073 от 13 февраля 1933 г., подписанная Ягодой и Берманом, описывает основные мероприятия, связанные с размещением двух милли­онов спецпереселенцев в Казахстане и Западной Сибири. Следовало вы­строить не меньше тысячи спецпоселков, построить в одной лишь Запад­ной Сибири 125 000 двухквартирных домов; для перевозки переселенцев и их вещей от железнодорожных станций до места поселения требовалось 90 000 лошадей, 2416 грузовиков, 1200 тракторов. Выполнение этого про­екта было сопряжено с таким обилием финансовых и материально-техни­ческих проблем, «планы обустройства» переселенцев были настолько не­реалистичны, а политическое руководство на местах высказывало столь сильные сомнения в возможности разместить такое множество переселен­цев31, что в начале мая 1933 г. планы переселения были существенно су­жены: секретная инструкция от 8 мая 1933 г. за подписью Сталина (от Центрального Комитета) и Молотова (от Совета Народных Комиссаров) предписывала резкую остановку начатого процесса: возлагая (по уже не раз опробированному сценарию) ответственность за «перегибы» в репрес­сиях последних месяцев на местных партийных работников, которые «не разобрались в новой обстановке... более не требующей массовых репрес­сий», вожди партии требовали за два месяца уменьшить число арестован­ных в два раза (от 800 000 довести его до 400 00032) и «немедленно пре­кратить массовые высылки крестьян», ограничив число переселенцев 12 000 семей (или 48 000 человек). «Наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников. Дальнейшее примене­ние острых форм репрессии может свести к нулю влияние нашей партии в
23
деревне»33. Согласно справке Секретного политотдела ОГПУ от 21 апреля 1933 г. (док. № 114), начиная с октября 1932 г. высылке подверглись 147 283 человека — количество, разумеется, гораздо меньшее, чем пред­усматривал грандиозный план февраля 1933 г., но все же свидетельствую­щее о том, что, несмотря на истощение сельского населения, численность которого значительно уменьшилась из-за голода, общая политика по отно­шению к нему оставалась неизменной.
В последние годы голод 1932—1933 гг. стал предметом многочислен­ных публикаций в России и в особенности на Украине34. Документы, опубликованные в третьем томе «Трагедии советской деревни» позволили, основываясь на различных источниках (протоколы и резолюции Политбю­ро, переписка основных партийных и советских руководителей: Сталина, Кагановича, Молотова — с руководителями Украинской компартии, резо­люции областных комитетов партии и компартии Украины, и проч.), вос­становить ту цепь политических решений, которая стала источником пос­леднего великого голода в Европе, приведшего к гибели, по приблизитель­ным оценкам, которые еще нуждаются в дальнейшем уточнении, от 5 до 7 млн человек. Документы, которыми мы располагаем сегодня, убедитель­но доказывают полную ответственность за случившееся всей советской верхушки, и прежде всего лично Сталина: с начала 1932 г. всех руководи­телей партии и правительства неоднократно предупреждали с разных сто­рон, на основании разных источников и на разных уровнях, о том, что если совершенно неисполнимые планы по хлебозаготовкам, навязанные Украине, Северо-Кавказскому краю и приволжским областям — главным зерновым районам СССР, уже истощенным как хлебозаготовками 1931 г., так и сильной засухой, — не будут уменьшены, этим районам грозит голод. Представленные в настоящем томе документы, составленные ответ­ственными работниками ОГПУ в марте—июне 1933 г. (док. № 84, 85, 86, 88, 88, 93—97, 101, 102, 105, 107, 112, 115, 117, 121, 125, 126, 135) и по­священные «продзатруднениям» (термин «голод» возникает в названиях сводок лишь в исключительных случаях, даже если он употребляется в самом тексте сводки; ср. док. JV? 125), не вносят в общую картину ника­ких существенных изменений. Они подтверждают, что, с точки зрения ра­ботник ОГПУ, ответственность за голод ложилась на самих крестьян, ко­торые вели «тихую» войну с Советской властью, войну на измор (форму­лировка из письма Сталина писателю Шолохову от 6 мая 1933 г.) и пото­му не заслуживали помощи. Документы эти свидетельствуют о том, что в самый разгар голода главной и первостепенной заботой властей были реп­рессивные меры. Как с замечательной проницательностью и поразитель­ным мужеством писал один сельский врач в перехваченном ОГПУ письме Канторовичу, наркому здравоохранения Украинской ССР, «очень распро­странена среди руководящих и рядовых работников политически вредная «теория», что в голоде виноваты сами голодающие, не хотели, мол, рабо­тать, говорят, а раз так — пускай дохнут, не жалко [...] Какой-то коммер­ческий, чисто эксплуататорский подход к голодающим. Их рассматривают не как людей в несчастье, а только как живую силу, которую нужно ис­пользовать для работы. Отсюда не борьба с голодом, как с народным бед­ствием, а только задание восстановить живую силу, причем лошадь в б лыпем почете, чем человек. За потерю лошади наказывают, а за массо­вую гибель людей никого не наказывают» (док. № 128).
24
К числу самых потрясающих документов, сохранившихся в архивах ОГПУ—НКВД относятся письма голодающих крестьян сыновьям, служа­щим в Красной армии; письма эти были перехвачены военной цензурой, тщательно следившей за тем, чтобы информация о происходящем в райо­нах, охваченных голодом, не распространялась по стране (док. № 81). В простых и неуклюжих словах крестьяне описывают ужас своего положе­ния, говорят о покорном ожидании неизбежной смерти: «Ты спрашиваешь, почему у нас дело плохо в отношении хлебозаготовок. Это потому, что у нас в колхозе почти все люди разбежались еще в 32 г., даже раньше, и работать некому, а план был большой [...] сильно ударили по крестьянству по выпол­нению всех кампаний и сильно ударили по классовому врагу [...] Забрали весь хлеб и сейчас [...] люди голодные». «Все взяли, что могли, и отдали нас на голодную смерть». «Люди сейчас полоумные, а работать заставляют, за невыход на работу выкидывают из колхоза и сажают в тюрьму, и забира­ют все мертвое и живое. А что делается в тюрьме — расстреливают и от голода умирают» (Там же).
Относительно малое число документов, посвященных голоду, в архи­вах ОГПУ объясняется стремлением сохранить истинное положение дел в тайне. В этом смысле весьма характерны инструкции, которые Всеволод Балицкий, начальник ГПУ Украины, дает своим подчиненным. «[Я] пред­ложил, — пишет Балицкий Ягоде, — начальникам областных отделов по этим вопросам [о продзатруднениях. — Авт.] информировать только пер­вых секретарей обкомов и только устно, после тщательной проверки пере­даваемых сведений, для того чтобы наши записки не «бродили» по аппа­ратам и, в свою очередь, не стали источниками различных слухов. Также предложил по этим вопросам не составлять специальных докладных запи­сок для ГПУ Украины, а информировать только меня своими личными письмами» (док. № 102).
Сохранившиеся в архиве ФСБ редкие сводки, говорящие напрямую о голоде, составлены между мартом и июнем 1933 г., то есть в период, когда голод на Украине, на Северном Кавказе и в Поволжье достиг апо­гея. Тексты эти, которые любопытно сравнить с внутренними сводками, составленными работниками другим ведомств35, отражают сугубо поли­цейскую и весьма отстраненную точку зрения на положение голодающих; сотрудники ОГПУ совершенно хладнокровно объясняют ситуацию «сабо­тажем кулацких и контрреволюционных элементов, проникших в колхо­зы» (Всеволод Балицкий). Особенно характерны в этом отношении сведе­ния, сообщенные С. Крауклисом, начальником Днепропетровского област­ного отдела ГПУ, по поводу вскрытий, произведенных сотрудниками ГПУ для выяснения «точных причин смерти» голодающих (в самом ли деле эти люди умерли от голода? а может быть, это очередная «вражеская про­вокация»?), а также по поводу случаев каннибализма и некрофагии. Кра-уклис пишет обо всем этом с хладнокровием этнолога, описывающего нравы дикарей из первобытного племени (док. № 85, 94). Сотрудники ГПУ больше всего боялись «дезинформации» со стороны «классового врага» и использования им слухов о голоде «в своих целях». Продолжим цитату из инструкции В. Балицкого подчиненным: «Указал начальникам областных отделов на то, что классовый враг использует продовольствен­ные затруднения для агитации против Советской власти, будет сеять па­нику, провоцировать нас и т. п. [...] Предложил тщательно проверять ис­точники получаемых нами сведений, учтя, что «двойники» и другие к/р петлюровские элементы постараются дезинформировать нас [...] Указал,
25
что многие районные и даже областные руководящие работники, в том числе и чекисты, вместо борьбы и отпора всякой провокации, нередко сами поддаются паническим настроениям и повторяют всякого рода про­вокационные слухи» (док. № 102). Другая навязчивая идея сотрудников ОГПУ — боязнь, что голодающие, о чьих «антисоветских разговорах» не­однократно докладывали составители сводок, поднимут восстание. В самый разгар голода десятки тысяч крестьян по-прежнему насильственно выселяли из родных деревень (док. № 91, 103), власти по-прежнему со­ставляли грандиозные планы переселения и из страха перед крестьянски­ми мятежами наделяли тройки ОГПУ новыми полномочиями...36 Репрес­сии по-прежнему стояли в повестке дня на первом месте. «По линии СПО ПП, — докладывал 6 апреля 1933 г. Рудь, начальник ГПУ Нижне-Волж-ского края, — арестовано около 10 тыс. чел., вскрыто 1,1 тыс. к/р образо­ваний, в том числе 15 крупных к/р организаций [...] Ликвидируется ши­рокое эсеровское подполье» в бывшей Саратовской губернии и крупная старообрядческая организация с центром в Сталинграде (док. JV? 109).
Сводки ОГПУ показывают также, насколько неточны все сведения о жертвах голода: сотрудники сельсоветов, предоставлявшие соответствую­щие «статистические данные», в большинстве своем либо погибли (если жили в районах, которые подвергались настоящей «блокаде» в «наказа­ние» за невыполнение «обязательств перед государством»), либо бежали из родных мест, и потому делать записи в актах гражданского состояния было некому; кроме того, многих мертвецов либо не хоронили вовсе, либо погребали в братских могилах (док. № 94, 115, 128).
В ряде сводок речь идет о такой важной проблеме, как продовольст­венная помощь, оказывавшаяся в крайних случаях некоторым районам, страдавшим от голода. Как показали некоторые недавние исследования37, с января по июнь 1933 г., то есть в течение того периода, когда голод ох­ватил особенно большую территорию, центральные власти приняли не менее 35 постановлений о помощи областям, испытывающим «продзатрудне-ния». Объемы хлеба, в реальности направленного голодающим, равнялись примерно 320 000 т: если учесть, что число голодающих достигало 30 млн человек, получится, что на человека приходилось всего 10 кг хлеба, то есть около 3% среднего годового потребления одного крестьянина. При этом в 1932 г. СССР экспортировал 1 730 000 т зерна, в 1933 — 1 800 000 т. Так называемые «неприкосновенные государственные запасы» достигли в начале 1934 г. 1 820 000 т38. «В совокупности отказ от экспорта хлеба и реализация хлебных запасов могли бы улучшить положение в основных голодающих районах для 25—30 миллионов человек. Во всяком случае массовая смертность от голода могла быть исключена»39. Что же касается той продовольственной помощи, которая все-таки была оказана, неизвест­но, какая именно ее часть в реальности достигла голодающих сел. Судя по документам ОГПУ, описывающим доставку этой помощи, часть эта была мизерной, поскольку мешки с зерном должны были перетаскивать на собственной спине сами крестьяне, вконец истощенные от голода и едва стоявшие на ногах: «За недостатком транспорта местные организа­ции практикуют мобилизацию трудоспособного, незанятого полевыми ра­ботами населения для переноски на себе с элеваторов в станицы. В ст[ани-цу] Михайловскую с Курганенского элеватора было перенесено 300 ц про­довольствия» (док. № 115). Из инструкций, отправленных 19 марта 1933 г. Всеволодом Балицким и касающихся «мероприятий в связи с продзатруд-нениями», следует, что срочная продовольственная помощь предназнача-
26
лась исключительно «действительно нуждающимся и в первую очередь колхозникам с большим количеством трудодней, бригадирам, тракторис­там, семьям красноармейцев, колхозников и единоличникам [...] и только тем из единоличников, которые пожелают вступить в колхозы или заклю­чившим контракционные договора с совхозами». В основном циркуляр Балицкого перечислял различные репрессивные меры, которые следовало принять против «нетрудового или паразитического элемента»: «спекулян­ты, кулаки, люди без определенных занятий, упорно не желающие рабо­тать, подлежат выселению на Север, через Особое совещание». В циркуля­ре перечислены главные враги, с которыми следует вести борьбу: «К/р, антисоветские, кулацкие и другие враждебные элементы [...] пытаются использовать продтрудности в своих к/р целях, для чего они умышленно распространяют слухи о голоде, вымышляют различные «ужасы», подо­лгу не хоронят умерших, ведут повстанческую и к/р агитацию за органи­зацию волынок, за разбор и расхищение посевных материалов, колхозно-совхозного имущества, за невыход на работу и т.д.» (док. № 101).
В сводках ОГПУ от весны и начала лета 1933 г. заметна и другая се­рьезная тревога властей: как добиться того, чтобы в голодающих областях продолжалась работа на полях ради будущего урожая? Этот вопрос был поднят еще в ноябре 1932 г. в письме М. Хатаевича, второго секретаря компартии Украины, к В. Молотову, отправленному на Украину в качест­ве «полномочного представителя» для ускорения темпа хлебозаготовок: «Борьба за хлеб должна иметь в виду не только получение того хлеба, ко­торый уже произведен, но и увеличение производства хлеба. А для того, чтобы производство хлеба увеличивалось соответственно нуждам и потреб­ностям пролетарского государства, мы должны заботиться о том, чтобы основные производственные и потребительские нужды колхозов и колхоз­ников были удовлетворены, иначе они сеять и расширять производство не будут»40. Учитывая, что большая часть населения была истреблена голо­дом, этот вопрос в самом деле вставал очень остро. Власти ответили на него следующим образом: силой мобилизовали и отправили на сельхозра-боты часть городского населения, организовали массовое переселение крестьян из других областей Советского Союза (так, в 1933—1934 гг. около 220 000 крестьян были переселены на Украину; многие из них только что прошли военную службу в Красной армии — см. док. № 158, 160, 162, 166, 170, 199), с тем чтобы с их помощью пережившие голод крестьяне могли начать работать в поле; произвели раздачу продовольст­вия среди тех из них, кто наиболее «социально близок» и еще способен к производительному труду (этот принцип открыто декларируется во всех директивах и прочих текстах партийных начальников и сотрудников ОГПУ). Колхозники все без исключения (включая трактористов, с кото­рыми обычно обходились более мягко, поскольку их некем было заме­нить) были настолько истощены, что с большим трудом приступали к ра­боте, и составители сводок прямо и довольно цинично информируют об этом свое начальство: «Выход колхозников на работу составляет незначи­тельный процент [...] Работающие в поле не вырабатывают установленных норм, недополучают в связи с этим хлеба и начинают болеть и пухнуть [...] Невыработка установленных норм в основном падает на работающих на пахоте и севе. В некоторой доле это объясняется плохим состоянием тягла, простоями тракторов и т.д.» (док. № 112). Разумеется, эти труд­ности объяснялись, как правило, «саботажем со стороны контрререволю-ционных и антиколхозных элементов», и служили поводом к многочис-
27
ленным арестам (док. № 140, 141, 148) и раскрытию групп «вредителей», которые, как поясняют составители сводок, действовали «по четырем на­правлениям»: «вредительство по уборочным и молотильным машинам [...]; организация массовых хищений и разбазаривание колхозного имущества [...]; организация саботажа уборочной и хлебосдачи; к/р агитация и инди­видуальная обработка колхозников, направленная к политическому разло­жению колхозов, срыву с/х кампаний...» (док. № 140). Репрессии произ­водились несмотря на полное истощение крестьян (многие сводки сообща­ют о частых случаях смерти обессилевших колхозников прямо в поле — док. № 111, 121), поскольку, как уже говорилось выше, считалось, что они сами виноваты в сложившейся ситуации. Во многих сводках «о ходе сева», отправленных в мае—июне 1933 г. сотрудниками ОГПУ высшим руководителям партии (Сталину, Молотову, Кагановичу), трагическое по­ложение колхозников в районах, охваченных голодом, описывается без прикрас. Следует, впрочем, отметить, что бедственное состояние «тягло­вой силы» и тракторного парка волнует авторов сводок гораздо больше, чем трагедия людей. То одичание, до какого недород и голод довели людей, описывается в документах ОГПУ отстранение и с большим хладно­кровием. Одним из проявлений этого одичания стал рост сельского банди­тизма (док. № 129), который достиг немалого размаха уже в 1929—1930 гг.; еще сильнее это одичание проявлялось в ежедневном бытовом насилии, которое царило среди несчастных людей, измученных голодом: крестья­не производили самосуд и расправлялись на месте с ворами, пойманны­ми с поличным, не исключая и детей, стащивших пару картошек, крес­тьяне занимались вымогательством, родители бросали детей (док. № 133, 142). Крайняя жестокость, с которой центральная и местные власти об­ходились с сельским населением, судя по всему, вызвала ответную ре­акцию в деревне; сами жертвы с не меньшей жестокостью обращались друг с другом.
Тематика сводок ОГПУ напрямую зависит от проводимых в тот или иной период «кампаний», иначе говоря, от цикла сельскохозяйственных работ. Летом 1933 г. начинается новый сбор урожая, а значит, новая кам­пания по выполнению плана государственных хлебозаготовок, которая, хотя погодные условия в этом году были более благоприятны, чем в предыдущем, проходит в весьма напряженной обстановке. Чтобы возмес­тить недостаток рабочей силы в районах, где большая часть населения ис­треблена голодом, в опустевшие деревни направляются сотни тысяч «переселенцев». Целый ряд сводок (док. № 160, 162, 166, 170, 199, 243) содержит информацию об огромных трудностях, с которыми сталкивались новоприбывшие, «завербованные» властями в ходе грандиозной кампании по переселению: враждебное отношение местных жителей, которые, разу­меется, не были довольны тем, что чужаки поселяются на месте односель­чан, выселенных властями или умерших от голода; отсутствие жилья; не­достаток продовольствия. Не прошло и года, как почти четверть пересе­ленцев всякими правдами и неправдами вернулись на прежнее место жи­тельства (док. № 243).
В ходе новой кампании по выполнению плана государственных хлебо­заготовок сводки ОГПУ постоянно фиксируют одни и те же явления: кражу колосков на колхозных полях, несмотря на чрезвычайно жестокие репрессии (к 15 октября 1933 г. органы ОГПУ арестовали в соответствии с законом от 7 августа 1932 г. 211 340 человек — док. № 153), массовое бегство колхозников («колхозники ночью вместе с семьями уезжают, бро-
28
сая свое хозяйство», после получения обязательств по хлебосдаче 5—10 хо­зяйств в каждом сельсовете Инзенского района скрылись из села, оставив неубранными поля — док. № 152). Вне всякого сомнения, по сравнению с предыдущим годом способность крестьянства к сопротивлению резко уменьшилась: голод подточил силы тех, кто остался в живых. Спецсводки СПО ОГПУ за третью декаду сентября и первую декаду октября 1933 г. «об а/с проявлениях в деревне» (док. JV? 148, 150) ограничиваются, напри­мер, лишь несколькими примерами поджогов, покушений на убийство, распространения анонимных листовок. От того брожения, каким были ох­вачены сельские районы год назад, мало что осталось. Тем не менее вы­сказывать окончательные суждения о таком важном вопросе, как сопро­тивление крестьян Советской власти в этот период, можно лишь с боль­шими оговорками: ведь, в отличие от предшествующих годов, никакой подробной статистики для 1933 г. не существует.
Если 1933 г. был для крестьянства «черным годом», а в 1935 г. был выработан для колхозов новый «примерный устав», отменявший некото­рое количество послаблений, сделанных властями колхозам ранее (в част­ности, торжественно объявленное право на владение индивидуальным на­делом), то 1934 г. следует назвать переходным: масштаб репрессий немно­го уменьшился41, однако десятки миллионов крестьян продолжали стра­дать от последствий голода. Из обсуждений, проходивших на самом высо­ком уровне во время пленума ЦК ВКП(б), проходившего 29 и 30 июня 1934 г., а также во время последовавшего сразу за ним представительного «Совещания по коллективизации в ЦК ВКП(б), которое состоялось 2 ию­ля 1934 г., явствует, что главной проблемой для сталинского руководства был тот факт, что с начала 1933 г. процент обобществленных хозяйств практически не увеличился (а кое-где и уменьшился). Вопрос о крестья-нах-единоличников оставался нерешенным. Какими еще мерами можно принудить их вступить в колхозы? В речи 2 июля 1934 г. Сталин утверж­дал, что «колхозный строй победил окончательно и вопрос о том, выгодны колхозы или невыгодны, уже решен». Сталин сказал также, что «нам нужен постепенный, но систематический ход вперед по части коллективи­зации, не путем администрирования загнать людей в хлев, а в порядке хозяйственных и агитационных мероприятий». Объясняя суть этой стра­тегии, Сталин уточнил: «Надо создать такое положение, при котором бы индивидуалу жилось хуже, чтобы он имел меньше возможностей, чем колхозник»42. Давление — прежде всего налоговое, но во многих случаях также и карательное — против тех 30 с лишним процентов крестьян, ко­торые еще не вступили в колхозы, стало одним из основных направлений сталинской политики в отношении крестьянства в 1934 г. Другим стало еще более активное изъятие сельхозпродукции в ходе государственных хлебозаготовок.
С 1934 г. большую часть сводок о состоянии дел в деревне составляют представители нового управленческого аппарата, созданного (в начале 1933 г.) в самый разгар «битвы за хлеб» между государством и крестьян­ством — политотделов МТС, а точнее, помощников начальников политот­делов — сотрудников ОГПУ, которым был вверен постоянный надзор за колхозами. Перед политотделами МТС, состав которых пополнился в 1933 г. большим количеством сотрудников из числа сотрудников ОГПУ и воен­ных, стояли две главные задачи: следить за неукоснительным и безропот­ным выполнением колхозниками в должные сроки своих обязательств
29
перед государством; очистить колхозы и МТС от всех «саботажников и со­циально-чуждых элементов». Обе задачи были в основном выполнены. Не­смотря на глубинный разлад всего сельского хозяйства из-за голода, объем государственных хлебозаготовок достиг в 1934 г. размеров, прежде неслыханных: 25,8 млн тонн зерна, иначе говоря 38% от весьма среднего урожая, равняющегося 67,6 млн тонн43. Что же касается чисток среди колхозного руководства и руководства МТС, они были весьма массовыми, особенно в некоторых стратегически важных районах, таких, как Украи­на или Северный Кавказ. На Украине, например, 53,3% из 11 420 предсе­дателей колхозов; подвергнутых «проверке», были «вычищены и сняты с должности». Из 203 068 «членов управленческого аппарата» колхозов «вычищены» были 51 896 человек (иначе говоря, 25,3% )44. Постоянные чистки среди колхозного руководства под предлогом «засоренности аппа­рата соц.-чуждым и к/р элементом», судя по всему, довольно часто приво­дили к подлинному дефициту кадров. Многие члены колхозного руковод­ства, разрываясь между необходимостью выполнять приказы начальства и известной солидарностью с подчиненными, мечтали оставить занимаемые должности: «Не хочу, чтобы меня посадили в тюрьму — если не освободи­те, уеду самовольно», — эти слова, произнесенные в марте 1934 г. предсе­дателем колхоза из Московской области (док. № 195), проливают свет на то невыносимое положение, в котором находились многие сельские руко­водители. Смена управленческого аппарата, как бы часто она ни происхо­дила, была бессильна восстановить ту «дисциплину», о которой не пере­ставили твердить представители областной и центральной власти. Как свидетельствуют многочисленные сводки, составленные помощниками на­чальников политотделов МТС (док. № 228, 237, 245, 253), постоянные чистки, обрушивавшиеся на людей, именуемых колхозными «начальнич­ками» или «белыми воротничками», ни в малейшей степени не способст­вовали прекращению «произвола», «злоупотреблений» и «эксцессов». Одним из самых распространенных «эксцессов» было массовое исключе­ние крестьян из колхозов (сопровождавшееся, как правило, конфиска­цией индивидуального надела и всех мелких домашних животных) под самыми разными предлогами: «безделье», «нерадивость», «отъезд на рабо­ту в город без разрешения». Выгоняя крестьян из колхозов, местные ру­ководители сами подрывали «колхозный строй» и лишний раз доказыва­ли неэффективность попыток решить крестьянскую проблему методами, сугубо репрессивными. В речи 2 июля 1934 г., уже цитированной выше, Сталин в очередной раз в свойственной ему демагогической манере осудил подобную практику: «Я вот знаю по материалам и из расспросов товари­щей, что в некоторых районах прямо сотнями лупят и не считаются с тем, что значит человека выгнать из колхоза. А это значит — обречь его на голодное существование или толкнуть его на воровство, он должен стать бандитом. Это дело не легкое, исключить из колхоза, это не то, что исключить из партии, это гораздо хуже». Эти «искажения партийной линии», которые публикуемые документы описывают во всех подробнос­тях, перечисляя бесчисленные формы повседневного насилия над крестья­нами, осуществляемого колхозными «начальничками» (избиение крес­тьян, постоянные оскорбления и штрафы, принуждение крестьянок к со­жительству и проч.), совершенно естественно вписывались во всю систему отношений, основанную на принуждении и насилии.
В сводках, предоставленных различными отделами ОГПУ в 1934 г., на первом месте стоят «продзатруднения», с которыми столкнулись в этом
30
году очень многие области. До сих пор мало что было известно о том, что голод 1932—1933 г., достигший апогея весной 1933 г., после этого пошел на спад и окончился далеко не везде. Из сводок 1934 г. можно сделать вывод, что если массовый голод, охватывавший целые края, в это время уже не наблюдался, отдельные районы и деревни голодали по-прежнему. География голода 1934 г. весьма широка. В январе «продзатруднения» от­мечены в Горьковском крае (док. № 171), в тридцати районах Украины (док. № 169) и в Казахстане (док. № 173); в феврале в Азово-Черномор-ском крае (док. № 180), в Московской области (док. № 182), в пятидесяти районах Украины (док. М 185), в Западно-Сибирском крае (док. № 189), в двух десятках районов ЦентральнойЧерноземной области (док. № 190); в марте в Нижне-Волжском крае, на Северном Кавказе, в Азово-Черно-морском крае (док. № 193), в Московской области (док. JV? 196); в апреле на Урале и в Горьковском крае (док. № 208, 213); в мае в Средне-Волж­ском крае, в Челябинской области, на Северном Кавказе, в Горьковском крае (док. № 216). В июле «продзатруднения» зафиксированы в двенадца­ти областях, расположенных в самых разных концах страны, от Белорус­сии до Западной Сибири, включая Воронежскую и Челябинскую области и Горьковский край (док. № 225). Более чем посредственный урожай, со­бранный в 1934 г., и огромный объем государственных хлебозаготовок практически не позволяют крестьянам оправиться от последствий голода: с осени начинают поступать сигналы о том, что голодают жители Одес­ской и Донецкой области, а также Азово-Черноморского края (док. № 257). В конце года сводки, поступающие от помощников начальников политотделов МТС, сообщают о «продзатруднениях» в тамошних колхо­зах: «В колхозе «Трудовой молот» 30% колхозников не имеют хлеба. В последний раз натураванс по 50 г муки выдавался 15 октября [...]. Уси­ливаются разговоры: «Раньше рабочие ходили за хлебом к царю, а теперь нужно идти в политотдел и требовать хлеба»» (док. № 259). В 1934 г. голод по-прежнему остается уделом миллионов крестьян.
Неудивительно, что в этих условиях проявляются все травматические синдромы, связанные обычно с «большим голодом» или с повторяющими­ся более или менее регулярно голодными годами. К числу этих травмати­ческих синдромов относятся прежде всего вспышки «апокалипсических» слухов, а также активизация своего рода «магически-религиозных» прак­тик, призванных предотвратить новую катастрофу, «призвать дождь» в период засухи, отдалить призрак голода. Сотрудники ОГПУ, подчеркнем это еще раз, смотрели на жизнь крестьян с весьма специфической, отстра­ненной точки зрения; крестьянский мир казался им во многих отношени­ях «мрачным» и «диким», и «ретроградные» слухи, распространяемые сельскими жителями, а равно и их не менее «ретроградное» поведение лишь укрепляли сотрудников «органов» в их мнении. Отметим, что «апо­калипсические» слухи, зафиксированные в некоторых сводках 1934 г. (док. № 204, 220), повторяют — хотя и в меньшем масштабе — слухи на­чала 1930 г.45. «Большой голод», вести о котором распространились очень широко, несмотря на абсолютное молчание властей относительно- этой тра­гедии, порой истолковывался крестьянами как предвестие неминуемого крушения Советской власти, которая скоро будет вынуждена вступить в войну, и окончится эта война роспуском ненавистных колхозов (док. № 204, 220). В Винницкой области ходят слухи, что для того, чтобы убе­речься от следующего голода, нужно устраивать поминки для умерших от голода. Если такие поминки будут проводиться, то бог простит все грехи,
31
в противном случае весной будет большой голод, от которого умрут уже все (док. № 175). Для составителей этих сводок подобные слухи были не более чем плодом деятельности клерикальных и сектантских элементов, которые активно использовали «темноту крестьянских масс», особенно ее женской части: «Заметно возросли религиозные настроения. В колхозе «Искра» Селиванского сельсовета колхозницы ходят на прополочные ра­боты с Евангелием и, во время обеденного перерыва, читают о «конце све­та»» (док. № 220).
Сводки Политотделов МТС, которым было поручено предоставлять вер­хушке ОГПУ как можно более точные и регулярные сведения «с мест», дают довольно ясное представление о том, что историк Мойше Левин на­звал «производственным нигилизмом» большой части колхозников, осоз­навших, что в сражении против государства, начавшемся в 1930 г., побе­да осталась на стороне государства. Следует ли видеть в этом «производст­венном нигилизме», выражавшемся тысячью разных способов, которые подробно описаны в документах (отказ ухаживать за «общественным» колхозным скотом, отказ поддерживать в рабочем состоянии тракторы и машины, кража инструментов, уклонение от работы в поле, массовое бег­ство из деревни, индивидуальное и коллективное воровство, техника кото­рого отработана до совершенства, — см. об этом док. № 225), — следует ли видеть во всем этом крайнюю форму «сопротивления» или проявление своего рода «социального самоубийства»? Для составителей сводок ответ на этот вопрос ясен: речь идет о грандиозном саботаже, осуществляемом под руководством целой армии врагов, которые действуют тайно и тща­тельно скрывают свое истинное лицо. Так, в число «к/р проявлений», фиксируемых СПО УНКВД Саратовского края (док. JV? 240), входят сле­дующие факты: вывод из строя тракторов, укрытие от государства хлеба в черных амбарах колхозов, массовые потери хлеба в период косовицы и молотьбы, подстрекание к массовому невыходу на работу и уход на неор­ганизованное отходничество; проникновение кулаков в руководящий со­став колхозов; производственный саботаж в процессе молотьбы путем бро­сания в барабаны посторонних предметов. Между тем большая часть речей крестьян, запечатленных в сводках, опровергает мнение о существо­вании в деревне «заговоров» и «сопротивления»; крестьяне гораздо чаще говорят об отчаянии и бессилии, чем о мятеже: «Молодежь и лица сред­них лет и старики помрут, а остальных заберут. Поэтому некому будет убирать урожай, вся работа в поле сейчас без толку» (док. № 220).
Как и в предшествующие годы, тематика сводок зависит от крупных политико-экономических кампаний, среди которых на первом месте вы­полнение плана государственных хлебозаготовок и увеличение процента крестьян, вступивших в колхозы. 31 августа 1934 г. в совместной резолю­ции ЦК ВПК(б) и СНК «О хлебозаготовках» с тревогой отмечалась за­держка в выполнении плана, упоминалось о сопротивлении «враждебных и полувраждебных элементов» и требовалось оказать «воздействие на от­стающие колхозы и в особенности на единоличников, увиливающих от выполнения государственных обязанностей». «Самым опасным, — говори­лось в резолюции, — является то, что в восточных краях и волжских об­ластях, начиная с руководства края и области и кончая низовыми пар­тийными и советскими организациями, включая и политотделы, не приня­то большевистских мер в борьбе с преступной самоуспокоенностью». В после­дующие недели и месяцы эта тема получила большое развитие. Крестьяне-единоличники были подвергнуты чудовищному налоговому прессу (новый
32
чрезвычайный налог в 300 млн рублей46). Циркуляр СПО от 15 октября 1934 г. призывал усилить борьбу против «попыток отдельных колхозников укреплять и восстанавливать свое индивидуальное хозяйство в ущерб кол­хозному». Работа органов подверглась суровой критике: «Отсутствие сколь­ко-нибудь серьезных дел о к/р кулацкой активности в деревне — все это свидетельствует о существующей на местах совершенно недопустимой ус­покоенности, абсолютно несвойственной нашим органам, чрезвычайно опасной в условиях продолжающейся классовой борьбы» (док. № 250).
Параллельно Г. Ягода подверг критике помощников начальников политотделов МТС: они ограничиваются «фотографированием событий», забывая, что их первоочередная обязанность — писать в сводках о своей ежедневной борьбе за охрану сельскохозяйственных машин и колхозного скота от актов саботажа, о неустанном противостоянии вредителям, кото­рые стремятся нарушить успешный ход посевной, жатвы или пахоты47. В отличие от Феликса Дзержинского, который тревожился о возможном искажении информации в том случае, если составители сводок будут иск­лючительно обращать внимание на различные формы политических и со­циальных отклонений48, Генриха Ягоду подобные проблемы не волнова­ли. Главным в повестке дня оставалась — более, чем когда-либо — борьба против тайного и вездесущего врага. На этом фронте к концу 1934 г. (дата, на которой останавливается вторая книга третьего тома сборника «Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД») победа, по мнению властей, была в целом достигнута. Коснувшись на ноябрьском 1934 г. пленуме Центрального Комитета ВКП(б) главного тогдашнего политичес­кого события — отмены карточной системы на хлеб — Сталин признал, что «пайковая цена на хлеб не была собственно ценой, а представляла собой нашу классовую политику дара по отношению к рабочему классу за счет крестьянина. Брали дешево хлеб, продавали дешево, не продавали, а дарили»49. В следующем году государство напрямую забрало у крестьян по смехотворной цене 45% сельхозпродукции (в три раза больше, чем в 1927 г., когда вдобавок государство покупало хлеб у крестьян по рыноч­ной цене). Как писал 4 сентября 1935 г. Лазарь Каганович Серго Орджо­никидзе: «То, что происходит, например, с хлебозаготовками этого года — это совершенно небывалая ошеломляющая наша победа — победа стали­низма. Мы уже заготовили миллиард пудов хлеба + 370 миллионов, ос­тавшиеся от прошлого года. Украина кончила, целый ряд других краев кончили»50. Победа сталинизма, поражение крестьянства. Именно финалу сражения между ними, которое началось в 1930 г., посвящен настоящий том многотомного издания «Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ— НКВД».
В. Данилов\, Н. Верт,
А. Берелович, Л. Самуэльсон
От редколлегии тома:
Вторая книга 3-го тома была практически готова, когда Виктор Петро­вич Данилов скончался.
Окончательный вариант Введения был доработан с учетом черновых записей В.П. Данилова. Выражаем глубокую признательность Л.В. Дани­ловой за оказанную помощь при подготовке книги к изданию.
33
1Подробнее см.: Данилов В.П. Аграрные реформы и крестьянство в России
(1861—1994) // Формы сельскохозяйственного производства и регулирования. М.,
1995; Современные концепции аграрного развития // Отечественная история.
№ 6; Данилов В.П., Зеленин И.Е. Организованный голод. К 70-летию общекрес­
тьянской трагедии // Отечественная история. 2004. № 5.
2См.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.
1927—1939: Документы и материалы. Т. 3. М., 2001. С. 678—697.
3Зеленин И.Е. Колхозное строительство в СССР в 1931—1932 гг. (К итогам
сплошной коллективизации сельского хозяйства) // История СССР. 1960. № 6.
С. 19—39.
4См.: Алексеев М. Хлеб — имя существительное, Ивушка неплакучая, Драчу­
ны; Стаднюк И. Люди не ангелы.
5См.: Советская деревня глазами ВЧК—0Г1ГУ—НКВД. 1918—1939: Докумен­
ты и материалы. Т. 3. Кн. 1. 1930—1931. М., 2003. С. 71, 104—141, 180—198,
372—375, 484—493 и др.
6См.: Там же. С. 31—41, 589—771.
7См.: Там же. С. 772—773, 779—800.
8См.: Там же. С. 301—306.
9См.: Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Фе­
дерации (далее — ЦА ФСБ РФ). Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 8, 33.
10См.: Там же. Л. 121, 122.
11Там же. Л. 114.
12Данилов В.П. Коллективизация // Переписка на исторические темы: Сб. ста­
тей. М., 1989. С. 392—393.
13См.: Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 440.
14Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР
(далее — Собрание законов...)- 1931. № 42. Ст. 286.
16 Данилов В.П, Указ. соч. С. 393.
16Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 298.
17Там же.
18Голод 1932—1933 рок1в на Укра не: оч1ма icTopiKiB, мовою докуменив. Ки в,
1990. С. 186—187.
19Из писем И.В. Сталина Л.М. Кагановичу в связи с разработкой и осущест­
влением закона от 7 августа 1932 г. // Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 418.
20Сталин и Каганович. Переписка 1931—1936 гг. М., 2001. С. 273—274.
21Командиры большого голода. Поездки В. Молотова и Л. Кагановича в Ук­
раину и на Северный Кавказ, 1932—1933 гг. / Под ред. В. Васильева и Ю. Ша-
повала. Ки в: Женеза, 2001. С. 101—103.
22Там же. С. 104.
23Ср. данные, приведенные председателем ГПУ Украины В. Балицким в до­
кладе Политбюро ЦК КП(б)У 20 декабря 1932 г., прочитанном в присутствии
Л. Кагановича и П. Постышева: 11 000 человек арестованы по «хлебозаготови­
тельным делам» с 1 июля по 15 ноября; еще 16 000 — с 15 ноября по 15 декабря
1932 г. (см.: Командиры большого голода С. 125).
24РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 214. Л. 27.
25Там же. Л. 38.
26О том, как на практике проходили эти репрессии и какую «теоретическую
базу» подводил под них Каганович, дает прекрасное представление дневник, ко­
торый он вел во время своих поездок по Северному Кавказу в ноябре—декабре
1932 г. (РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 214).
27Ср. письмо Кагановича Сталину от 23 декабря 1932 г. Каганович предлагает
отменить циркуляр украинского Центрального Комитета от 18 ноября 1932 г., из
которого следовало, что только областной исполком может в виде исключительной
34
меры наказания предписывать изъятие «семенного фонда» для выполнения плана государственных хлебозаготовок. Заручившись согласием Сталина, Каганович на­вязал свою точку зрения верхушке Украинской компартии (Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 604).
28РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 45. Л. 109.
29Чтобы избежать подделки разрешений на выезд, областное начальство 25 ян­
варя 1933 г. запретило сельсоветам и председателям колхозов выдавать крестья­
нам обычные справки, с которыми колхозники раньше уезжали в город на сезон­
ную работу (см.: Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 636—637).
30Ср. телеграмму, отправленную 7 февраля 1933 г. Г. Ягодой Алексееву, на­
чальнику полномочного представительства ОГПУ в Западной Сибири (Спецпересе­
ленцы в Западной Сибири, 1933—1938 / Под ред. В.П. Данилова, С.А. Красиль-
никова. Новосибирск, 1994. Т. 3. С. 42—44).
31См., например, телеграмму, отправленную 10 февраля 1933 г. Р. Эйхе, пер­
вым секретарем Западно-Сибирского крайкома партии, Сталину; в ней Эйхе дока­
зывает, что в Западно-Сибирском крае невозможно разместить больше 28 000 че­
ловек за зиму, и «от 250 до 270 000 максимум» в течение лета 1933 г. (Дани­
лов В.П., Красильников С.А. Указ. соч. Т. 3. С. 78).
32В это число не были включены люди, находившиееся на принудительных
работах в исправительно-трудовых лагерях (около 500 000 человек).
33Текст секретного циркуляра от 8 мая 1933 г. см.: Трагедия советской дерев­
ни. Т. 3. С. 746—750; ср. также док. № 122 в наст. изд.
34Назовем лишь наиболее значительные из них: Голод 1932—1933 рок1в на
Укра не: оч1ма icTopiKiB, мовою докуменпв. Ки в, 1990; Голодомор 1932—1933 в
Укра н : прычыны i наотдга. Ки в, 1995; Командиры большого голода ... / Под ред.
В. Васильева и Ю. Шаповала. Кшв: Женеза, 2001; Осколов Е.Н. Голод в Северо-
Кавказском крае. Ростов-на-Дону, 1991; Заговорский П.В. Социально-экономичес­
кие последствия голода в Центральном Черноземье в первой половине 1930-х гг.
Воронеж, 1998; Зеленин И.Е., Ивницкий Н.А., Кондрашин В.В. О голоде 1932—
1933 годов и его оценке на Украине // Отечественная история. 1994. № 6; Гинз-
берг Л.И. Массовый голод в сочетании с экспортом хлеба в начале 30-х годов. По
материалам «особых папок» Политбюро ЦК ВКП(б) // Вопросы истории. 1999.
№ 10.
35Ср., например, сводки работников ЦИКа, командированных в районы, охва­
ченные голодом (ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 2. Д. 1521 и 1522). Многие из них просят
у своих непосредственных начальников помощи жертвам голода, которых изобра­
жают именно жертвами, а вовсе не ответственными за то трагическое положение,
в котором очутились.
36См. Протокол заседания Политбюро от 21 марта 1933 г., во время которого
было решено усилить полномочия ГПУ Украины в области «борьбы с восстаниями
и применению высшей меры социальной защиты» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162.
Д. 14. Л. 89—96).
37Davies R., Tauger M., Wheatcroft S. Stalin, Grain Stocks, and the Famine of
1932—1933, Slavic Review, 1995. P. 642—657; Командиры большого голода..;
Гинзберг Л.И. Массовый голод...
38Зеленин И.Е. Введение // Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 33—34.
39Данилов В.П. Выступление на теоретическом семинаре «Современные кон­
цепции аграрного развития»// Отечественная история. 1998. № 6. С. 127.
40Письмо М.М. Хатаевича В.М. Молотову о методах проведения хлебозагото­
вок от 23 ноября 1932 г. // Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 555—556. В тот
же день Молотов ответил Хатаевичу: «Ваша позиция в корне неправильная, не­
большевистская. Нельзя большевику отодвигать удовлетворение нужд — мини­
мальных нужд, по строго и неоднократно проверенному партией решению —
нужд государства на десятое и даже на второе место, на удовлетворение этих
нужд из колхозных и других «озадков»» (Там же. С. 556).
35
41В этом году число лиц, осужденных ОГПУ, составило 79 000 человек — в
три раза меньше, чем в 1933 г. (больше 240 000). См.: Попов В. Государственный
террор в советской России, 1923—1953 // Отечественные архивы. 1992. № 2.
С. 28.
42Материалы совещания в ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации. 2 июля
1934. Речь Сталина см.: Трагедия советской деревни. Т. 4. 1934—1936. С. 186—
192.
43Graziosi A. The Great Soviet Peasant War. Cambridge: Ukrainian Research in­
stitute, 1996. P. 60.
44Командиры большого голода... С. 143.
45См. анализ этих слухов в: Viola L. The Peasant Nightmare: Visions of Apoca­
lypse in the Soviet Countryside // Journal of Modern History, 62, December 1990.
P. 747—770.
46См.: Трагедия советской деревни. Т. 4. 1934—1936. С. 24.
47Инструкция СПО ОГПУ от 19 марта 1933 г. цит. по: Виноградов В. Инфор­
мационные материалы ОГПУ—НКВД за 1930—1934 гг. // Советская деревня гла­
зами ВЧК—ОГПУ—НКВД. Т. 3, кн. 1. 1930—1931. С. 58. Речь Г. Ягоды от 20 ян­
варя 1934 г. см.: Там же.
48«Наши сводки таковы, — писал Ф. Дзержинский В. Менжинскому 24 де­
кабря 1924 г., что они дают одностороннюю картину — сплошную чернь — без
правильной перспективы и без описания реальной нашей роли» (Советская дерев­
ня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. Т. 2. 1923—1929. С. 7).
49Речь Сталина на Ноябрьском пленуме ЦК ВКП(б) 26 ноября 1934 г. // Тра­
гедия советской деревни. Т. 4. (1934—1936). С. 323.
50Сталинское Политбюро/ Сост. О. Хлевнюк, А. Квашонкин. М.: РОССПЭН,
1997. С. 146.
Археографическое предисловие
Во 2-й книге 3-го тома документальной серии «Советская деревня гла­зами ВЧК—ОГПУ—НКВД» публикуются информационные документы, раскрывающие различные аспекты жизни сельского населения СССР в 1932—1934 гг. В сборнике представлены документы центрального аппара­та ОГПУ СССР, его республиканских органов (ГПУ республик) и местных органов (полномочных представительств ГПУ в различных регионах стра­ны). В результате преобразований, произведенных в центральном аппара­те в предшествующие годы, главным подразделением, собиравшим инфор­мацию о внутренней жизни страны, являлся Секретно-политический отдел ОГПУ (СПО), документы которого занимают основное место в дан­ном сборнике. В центре и на местах в результате обработки полученной информации составлялись спецсводки и спецсообщения. Информирование ЦК ВКП(б) о ходе и результатах выполнения партийных решений, как правило, осуществлялось в форме докладных записок, адресованных И.В. Сталину.
По характеру информации публикуемые документы за 1932—1934 гг. можно условно разделить на несколько групп. Это, в первую очередь, до­кументы, содержащие оперативную информацию: спецсводки, оператив­но-информационные сводки, спецсправки и спецсообщения органов ОГПУ всех уровней. В поле зрения составителей впервые появилась и такая раз­новидность документа, типичная для делопроизводства военных учрежде­ний, как рапорт. Так, в сборнике публикуется несколько рапортов началь­ника СПО руководству ОГПУ.
Особое место в материалах 1933—1934 гг. занимают сводки донесений заместителей начальников политотделов МТС по работе ОГПУ о продо­вольственном положении в колхозах, вредительстве, о недостатках в ре­монте тракторного парка, в проведении уборки и др. (док. № 208, 216, 221, 226, 231, 241, 259 и др.).
В фондах ЦА ФСБ РФ выявлена сводка ОГПУ о настроениях делегатов Первого съезда колхозников-ударников, которая публикуется полностью (док. № 76), как и не менее важная и репрезентативная сводка писем из деревни в Красную армию (док. №81).
Вторую группу составили директивные документы центрального аппа­рата ОГПУ—НКВД. Циркуляры о «борьбе со спекулянтами» обращают на себя внимание ярко выраженным классовым характером содержащихся в них положений и, как следствие, отсутствием формулировок, обозначаю­щих термины «спекуляция», «спекулянт». Из текста следует, что опреде­ление «кулак» автоматически означало обвинение в спекуляции. Одновре­менно в одном из циркуляров указывалось: «избегать ареста рабочих и лиц из близких нам социальных прослоек» (док. № 36, 40 и др.).
Комплекс директивных и информационных материалов органов ОГПУ о пресечении массового выезда крестьян из районов, пораженных голо­дом, публикуется в целостном виде и динамике (док. № 63, 72, 75, 90 и др.).
37
Важной особенностью представленных документов является то, что они освещают положение в деревне с разных точек зрения: во-первых, с позиции высшего руководства, во-вторых, отражают мнение исполнителей партийных директив, руководителей на местах и, наконец, отношение самих крестьян к коллективизации, «спускаемым» планам хлебозагото­вок, к правительственным постановлениям по сельскому хозяйству (док. № 25, 27, 29, 31 и др.).
Документы показывают, что местные коммунисты испытывали расте­рянность, видя реальное положение с хлебом и невозможность выполнить полученные директивы. Часть из них находила выход из положения в ис­кажении отчетных данных, но были и такие коммунисты, которые, остро чувствуя трагизм ситуации и не встречая понимания у вышестоящих ру­ководителей, кончали жизнь самоубийством (док. № 186, 207 и др.).
Не менее трагична информация, содержащаяся в секретных сводках ОГПУ о продовольственных затруднениях в различных регионах России, Украины и Казахстана (док. № 85, 86, 93-97, 135, 169, 173, 176, 190, 193, 196, 203 и др.). Доступ к информации такого рода был жестко ограничен. Опубликованное в сборнике указание председателя ГПУ Украины В.А. Ба-лицкого в некоторой степени объясняет, почему сохранилось так мало письменных документальных источников о голоде 1933—1934 гг. Инфор­мация передавалась строго конфиденциально, секретность обусловлива­лась политическими и практическими соображениями (док. № 102).
Наряду со сводками, докладными записками и спецдонесениями пуб­ликуются справки и записки по прямому проводу с информацией опера­тивного характера о проведении разного рода кампаний на селе.
В сборнике представлены документы двух архивов: Центрального ар­хива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного архива эко­номики (РГАЭ). Все они публикуются впервые.
Подготовка документов к публикации проведена в соответствии с «Правилами издания исторических документов» (М., 1990) и с учетом ар­хеографических особенностей, зафиксированных в уже изданных томах данной серии.
Сборник построен по хронологическому принципу. Каждый документ имеет заголовок, в котором содержится информация о разновидности до­кумента, его авторе, адресате, содержании и дате составления. В боль­шинстве случаев документы имеют редакционные заголовки. Но учиты­вая неоднозначность и крайнюю идеологизированность использовавшихся терминов, а также следуя принципу историзма, составители стремились сохранить те заголовки, которые были даны документам в момент их со­здания. В этих случаях текст заголовков или их отдельные элементы при­ведены в кавычках.
При публикации сняты грифы «секретно» и «совершенно секретно», имеющиеся у всех публикуемых документов. Так же не воспроизводятся пометы делопроизводственного характера. Опущены данные рассылки спецсообщений СПО ОГПУ. Первыми среди их получателей значились ру­ководители ОГПУ. Указание имен адресатов сохранено только в тех слу­чаях, если это фамилии секретарей ЦК ВКЩб): И.В. Сталина, В.М. Моло-това, Л.М. Кагановича.
Незначительная часть публикуемых документов дается в извлечении. В таких случаях в заголовке документа указывается «из», а опущенный текст обозначается отточием. Информация, не относящаяся к теме сбор-
38
ника, изъята без оговорок. При необходимости содержание такой инфор­мации излагается в примечаниях. По этическим соображениям составите­лями при публикации опущены тексты с описанием случаев детоубийст­ва, людоедства и трупоедства в районах, пораженных голодом.
Читателю следует учитывать и другие особенности формирования текс­та спецсводок и спецсообщений. Выступления на различных собраниях и высказывания в узком кругу рядовых коммунистов и беспартийных кол­хозников, многочисленные цитаты из которых включались в документы ОГПУ, зачастую звучат шероховато. Это совершенно естественно, таков был уровень грамотности как говоривших, так и сообщавших об этом. К тому же текст документов, пройдя промежуточные стадии обработки в местных органах и неоднократную перепечатку, нередко приобретал иска­жения. Готовя текст документов к публикации, составители ставили перед собой задачу максимального сохранения особенностей языка, харак­терных для этого исторического периода в целом и для сельской части на­селения в отдельности. Без оговорок исправлены только явные ошибки и опечатки.
Географические названия, в том числе названия деревень и сел, свере­ны по опубликованным справочникам и картам, хранящимся в РГВА. Проверены итоговые данные таблиц, выявленные расхождения в цифро­вых показателях приведены в текстуальных примечаниях.
К публикуемым документам составлен следующий научно-справочный аппарат: вводная статья, археографическое предисловие, примечания к тексту и содержанию документов, перечень публикуемых документов. Во второй книге помещены именной указатель, биографические комментарии и географический указатель, составленные к обеим книгам 3-го тома в целом.
Л.В. Борисова Н.М. Перемышленникова
Год 1932
№ 1
Спецсводка СПО ОГПУ № 4 о колхозном строительстве
по материалам ПП ОГПУ УССР, ЦЧО, ЛВО, МО, НВК, СВК,
ИПО, ДВК, БССР, Западной области, Нижкрая, Крыма,
Башкирии и Севкрая по данным на 15 января 1932 г.
19 января 1932 г.
Поступившие с мест материалы показывают, что низовые, а в ряде случаев и районные совпарторганизации, до самого последнего момента вплотную не подошли к вопросу организационно-хозяйственного укрепле­ния колхозов. Оппортунистическая недооценка этого вопроса сказывается, прежде всего, в несвоевременном выполнении многими колхозами обяза­тельств перед государством.
Политическая близорукость руководства отдельных районов, неумение своевременно выявить и разоблачить классового врага приводит местами к тому, что отдельные колхозы вместо осуществления ведущей роли в важнейших хоз[яйственно]-полит[ических] кампаниях плетутся в хвосте. Особенно наглядно это выявилось в ходе хлебозаготовок. Налицо крайне слабые темпы сдачи хлеба колхозами таких районов, как Украина, ЦЧО, СКК.
Следствием отсутствия в ряде мест работы по организационно-хозяйст­венному укреплению колхозов является: слабая организация и учет труда, господство в производстве обезлички и уравниловки, поедоцкое распределение доходов в ряде колхозов, расшатывание трудовой колхоз­ной дисциплины, усиление рваческих тенденций и выходы из колхозов. Все эти моменты умело используются кулачеством для усиления антикол­хозной деятельности путем попыток дискредитировать идеи коллективи­зации в глазах широких крестьянских масс и подрыва колхозов изнутри.
Организация и учет труда
Вследствие оппортунистической практики в руководстве отдельных райколхозсоюзов и низовых совпарторганизации и недочетов внутрикол-хозного руководства социалистические формы труда (соцсоревнование, ударничество и т.д.) по целому ряду колхозов практического осуществле­ния не получили. Многие колхозы на сдельщину не перешли. Уравнилов­ка не ликвидирована. Отсутствие в ряде мест конкретных планов исполь­зования рабочей силы и бригадных методов работы приводит к частым переброскам колхозников с одной работы на другую, к простоям тягловой и рабочей силы и снижению производительности труда. Недочеты в пла­нировании рабочей силы обуславливают местами безобразную растрату трудодней.
Заслуживают внимания факты извращений в мероприятиях по внедре­нию социалистических форм труда. В Арефьевском колхозе (Ильинский район ИПО) комплектование бригад проходило по классовому признаку:
41
зажиточные и середняки зачислялись в одну бригаду, а бедняки — в дру­гую, причем последним давилась невыгодная работа.
Учет труда в целом ряДе колхозов поставлен также неудовлетворитель­но. Вопрос о трудодне, как важнейшем вопросе в организационно-хозяйст­венном укреплении колхозов, многими руководителями последних недо­оценивается. Халатность аппарата и слабая квалификация счетных работ­ников обуславливает явно неправильный учет трудодней в ряде мест. Во многих колхозах запись трудодней проводится несвоевременно, нередко отставая на 2—3 месяца и больше. Зафиксирован ряд случаев невыдачи до последнего момента колхозникам на руки расчетных книжек, учет ве­дется на клочках бумаги, палочками и т.д. Вместе с тем заслуживают внимания факты злоупотреблений при записи трудодней со стороны счет­ных работников; увеличение количества выработанных трудодней родст­венниками, знакомыми и т.п. (Украина, ЛВО и др.).
ДВК
По 21 району трудовые книжки колхозникам не выданы в 37,3% об­следованных колхозов, а запись трудодней с опозданием на месяц и более отмечена в 66,5% колхозов.
Московская обл.
Спировский район. В колхозе «Дружный наплыв» трудодни не записы­ваются в течение 7 месяцев. Среди колхозников на этой почве отмечается резкое недовольство, некоторые колхозники отказываются от работы.
Западная обл.
Юхновский район. В колхозах [с] Б.Васильево «Против капитала» Озерского сельсовета, «Красная заря» Гороховского сельсовета и других учет труда отсутствует, в трудкнижках ставились палочки только за выход на работу, без последующей проверки количества и качества рабо­ты.
По 19 колхозам Ярцевского района учет трудодней проводился непра­вильно: записи производились от случая к случаю, 1—2 раза в месяц «по памяти»; сплошь и рядом проработанные трудодни совсем не записыва­лись, что со стороны колхозников вызывает резкое недовольство.
В колхозе «Ударник» Плохинского района бригадир — быв. жандарм, производил запись трудодней так, что ничего нельзя было разобрать. Кроме того, одним увеличил количество трудодней против фактического, а другим уменьшил: бедняку вместо проработанных 20 дней записал толь­ко 9, а своей дочери, которая не работала вовсе, записал 10 трудодней. Аналогичные факты отмечены по колхозам «Революция», «Достижения», «Знамя труда», «Новый путь», «Красное знамя» Плохинского района и ряда других районов.
Украина
Мархлевский район. Бригадная система труда в большинстве колхозов не введена, плановость в использовании рабсилы отсутствует, в результате колхозники по 2—3 раза в день перебрасываются с одной работы на дру­гую.
Красноокнянский район. В колхозе им. Сталина на посевкампанию по плану необходимо было затратить 51 тыс. трудодней, а затрачено 68 тыс. трудодней. Это явилось следствием недочетов в планировании рабсилы.
Цурюпинский район. Во время проверки расчетных книжек в колхозе им. Крупской выяснилось, что записи трудодней вовсе не проводились и
42
ни один из членов колхоза не знает, сколько он проработал и сколько ему причитается.
Крым
Фрайдорфский район. В колхозе «Крестинтерн» учет труда поставлен плохо, колхозники часто перебрасываются с одной работы на другую, на этой почве выход на работу составляет не более 50%. В колхозе «Новый мир» плана работы нет, переход на сдельщину остался на бумаге, учет труда плохо поставлен, колхозники в работе не заинтересованы, отмеча­ются частые прогулы.
цчо
Сеславинский район. По ряду колхозов организация труда поставлена плохо. В с. Старо-Космодемьянское правлением колхоза «13-й Октябрь» наряды бригадирам даются в форме сдельщины, но бригадиры исполняют их поденно и при записи исполненных ими нарядов в трудовые книжки не разграничивают количество и качество •. затраченного труда каждым колхозником. Соцсоревнование по большинству колхозов не проводится, учета соревнующихся нет. В колхозах: «13-й Октябрь», «Большевик» и других выработанные трудодни колхозниками не учитывают по месяцу. Особенно безобразное положение в колхозе «Вперед», где выработанные трудодни ряду колхозников не занесены за 2 месяца. По этому поводу колхозники заявляют: «Чего даром работать, мы не видим, учитывают ли наши трудодни».
Верховский район. В колхозе «Красный колос» Песоченского сельсове­та в период уборки зерновых культур и копки картофеля некоторые кол­хозники правлением возвращались с поля домой. Правленцы мотивирова­ли это тем, что «вы много выработали трудодней и много заработаете, пусть поработают другие». Аналогичные недочеты в организации и учете труда отмечены в ряде колхозов ЛВО, НВК, СКК, Башкирии и др.
Распределение доходов
Установленные директивными организациями сроки окончания рас­пределения доходов по большинству районов не выполнены. Массово-разъяснительная работа вокруг этого вопроса слабо развернута. Нередко члены правлений колхозов не знакомы с соответствующим постановлени­ем НКЗ и Колхозцентра и не имеют элементарных понятий о принципах распределения доходов. В связи с этим и в результате указанных недоче­тов в организации и учете труда при активности кулацко-зажиточных элементов фиксируются многочисленные факты распределения доходов по едокам. Заслуживают внимания факты распределения доходов по едокам по инициативе правлений колхозов вопреки желанию массы колхозников (Зап[адная] область).
В некоторых районах Украины, ЦЧО, НВК, СВК и других выявлен ряд фактов сокрытия товарных излишков, подлежащих сдаче государству.
В отдельных колхозах после распределения урожая доля дохода на один трудодень колхозника оказалась чрезвычайно низкой, не обеспечи­вающей прожиточного минимума (БССР). Заслуживают внимания факты снижения доходности по отдельным колхозам в сравнении с прошлым годом. Так, по 27 колхозам Балаковского района (НВК) валовой доход на одно хозяйство в настоящем году выражается в 175 руб., против 525 руб. в прошлом году. В отдельных колхозах Благовещенского, Тамбовского,
43
Ивановского районов (ДВК) доходы колхозников ниже доходов единолич­ников.
По некоторым районам Украины фиксируется большое количество фактов разбазаривания хлеба правлениями колхозов путем распределения его колхозникам по значительно преувеличенным едоцким нормам (Жме-ринский, Белозерский и другие районы).
Западная обл.
Мещовский район. В колхозах «Новый быт», «Октябрь», «Буря» и других доход распределен по едокам по инициативе председателей колхо­зов, что вызвало резкое недовольство массы колхозников. Аналогичные случаи зарегистрированы в некоторых колхозах Ярцевского района. Вы­борочным обследованием 20 районов установлено, что [в] 61% обследован­ных колхозов итоги распределения доходов не подведены.
В колхозе «Заря» Шалимовского сельсовета Старицкого района главен­ствуют: быв. крупный подрядчик, быв. волостной старшина-арендатор земли и еще 5 кулаков, которые, пользуясь неосведомленностью колхоз­ников о принципе распределения урожая, распределили таковой без ведо­ма и согласия колхозников, не приняв во внимание учет трудодней, а всем работавшим и не работавшим выдали равную норму, а себе взяли по повышенным нормам. Аналогичные факты отмечены по колхозам Юхнов-ского, Козельского, Невельского, Кармановского и других районов.
БССР
Климовичский район. В колхозе «Красная смена» Евтуховского сельсо­вета распределение урожая до настоящего времени не произведено и ни один колхозник не знает, сколько на его долю придется получить. Хлеб выдают авансом, не в соответствии проработанным трудодням. Распреде­ления фуража также не было, в результате чего свезенный семенной кле­вер растаскивается колхозниками для скота, находящегося в индивиду­альном пользовании.
Логойский погранрайон. В колхозе «Красное Чернево» председатель] правления Савицкий произвел распределение урожая по едокам, в резуль­тате чего получил хлеб злостный прогульщик Тиков Иван, который в те­кущем году только еще обмолотил урожай прошлого года. (Сообщено сек­ретарю райкома КП(б)Б и райколхозсоюзу.) Аналогичные факты имели место в отдельных колхозах Гомельского, Смолевичского, Жлобинского, Белынчского, Кличевского, Горецкого и Узденского погранрайонов.
нвк
По Колышлейскому району из 38 колхозов составили планы распреде­ления доходов только 2 колхоза, [по] Балашовскому — из 42-х — 2, [по] Баландинскому — из 71-го — 6, [по] Базарно-Карабулакскому — из 62-х — 22, [по] Хвалынскому из 31-го — 3. Почти аналогичное положение по Са­ратовскому, Балтийскому, М.-Сердобинскому, Сердобскому и другим рай­онам.
Московская обл.
Коммунистический район. Ни в одном из имеющихся в районе 78 кол­хозов окончательное распределение доходов не проведено. 12 колхозов не имеют никаких планов распределения доходов. 30 колхозов совершенно не обеспечены счетными работниками.
Луховицкий район. В Ходыкинском колхозе доход распределен по едо­кам. Пшеница распределена по 22 пуд. на взрослого и по 15 пуд. на под-
44
ростка. Распределение по едокам вызвало резкое недовольство части кол­хозников.
Ряжский район. В колхозе «Память Ильича» окончательное распреде­ление доходов еще не проведено. Продукты выдаются авансом по едокам, картофель выдается всем возами, кто сколько хочет.
Бабынинский район. Председатель] Новоселковского колхоза, уезжая в армию, дал следующую директиву: «Уменьшить урожайность в сведени­ях, посылаемых в райколхозсоюз, а доход распределить по едокам, так как это даст возможность колхозникам продать хлеб на частном рынке и кое-что купить для себя, а то государство ничего не дает».
Аналогичные недочеты в ходе распределения доходов отмечены в ряде колхозов ЦЧО, СВК, СКК, ДВК, Башкирии, Крыма и др.
Бесхозяйственность, пьянство
Ряд крупных недочетов и ненормальностей в производственной жизни колхозов в значительной степени обусловлен бесхозяйственностью и ха­латностью со стороны колхозных правлений. В результате преступно-бес­хозяйственного ухода состояние, как рабочего, так и продуктивного скота в ряде районов неудовлетворительное. Бесхозяйственное расходование кормов создало местами напряженное положение с фуражом. Следствием бесхозяйственности явилась гибель посевов, значительные потери зерна, порча с/х инвентаря в ряде колхозов. Одновременно фиксируются много­численные случаи пьянства, как руководящих работников, так и рядовых колхозников, причем на организацию выпивок нередко расходуются кол­хозные средства. Специального внимания заслуживают факты коллектив­ного пьянства, затягивающегося иногда на несколько дней (ЛВО, УССР). Помимо нанесения материального ущерба колхозам пьянство подрывает трудовую дисциплину и порождает отрицательное отношение к колхозам со стороны единоличников.
БССР
Лиознянский район. В колхозе «-Красная звезда» Добромысленского сельсовета произведенным обследованием вскрыт целый ряд безобразий. Среди членов правления и колхозников развито пьянство, отражающееся на работе (массовые прогулы при недостатке рабсилы). Сено осталось не­убранным, около 150 пуд. овса проросло в копнах, сгнило около 58 пуд. льносемени. В колхозе развито воровство, крадут и члены правления, и бригадиры, и сами колхозники. Соцсоревнования и ударничества нет. К распределению урожая еще фактически не приступлено, авансы про­дуктов до последнего времени выдавались по едокам. Между тем, колхоз по количеству земли и при уплотнении рабочего дня мог бы быть передо­вым. (Постановлением РКИ председатель колхоза с работы снят, правле­ние распущено и отдано под суд.)
В результате преступной бесхозяйственности, по далеко неполным дан­ным 14 районов, процент гибели картофеля достигает 60—70%.
ЛВО
. Боровичский район. В колхозе «Восход» Радольского сельсовета неред­ки случаи, когда все колхозники во главе с председателем пьянствуют по 3 дня. В этом колхозе силос не заложен. Инвентарь валяется на улице и ржавеет, сдельщина отсутствует. По инициативе заведующего] хозяйст­вом, зажиточного, обобществленный скот роздан по дворам, вследствие чего наблюдается воровство колхозного сена для своего скота.
45
Колхоз «1 Мая» Бяльского сельсовета. Председатель] колхоза Баба-нов, пьянствуя, устраивает публичные драки с колхозниками, что оттал­кивает единоличников от колхоза.
УССР
Станиславчикский район. В колхозе им. К. Либкнехта весь инвентарь валяется без присмотра, ценные машины ржавеют и выбывают из строя.
Синелъниковский район. В артели «Приволье» 80% лошадей непригод­но к работе, в основном, благодаря плохому уходу и несоблюдению уста­новленных норм для прикорма и отдыха скота.
[ЦЧО]
Липецкий район. В ряде колхозов отмечается падеж скота из-за плохо­го ухода и чрезмерной перегрузки. Зарегистрированы случаи, когда жере­бые матки запрягались на тяжелую работу, в результате, например, в ар­тели «Красная Армия» несколько маток скинули лошат.
Таловский район. В Романовском колхозе в результате бесхозяйствен­ности погибло 10 лошадей, 22 свиньи, 20 поросят и 300 кур. Обследовани­ем установлено крайне антисанитарное состояние помещений, где нахо­дится скот. В артели «Сельинтерн» погибло 50% конского состава в ре­зультате бесхозяйственности.
По 210 колхозам выявлено 292 факта систематического пьянства, как членов правления, так и колхозников. Аналогичные случаи бесхозяйст­венности и пьянства отмечаются в ряде районов ЦЧО, ИПО, МО, СВК, Башкирии, Крыма и др.
В результате бесхозяйственности, плохой организации труда и недоче­тов в счетной работе местами создалось напряженное финансовое положе­ние. Отдельные колхозы закончили хозяйственный год с весьма малой до­ходностью.
Московская обл.
Коробовский район. Колхозы района находятся в крайне тяжелом фи­нансовом положении. Задолженность колхозов отделению Госбанка и РФО исчисляется в 51 тыс. руб. Срок уплаты истек в ноябре 1931 г. Отделени­ем Госбанка распродана часть имущества двух колхозов и наложен арест на имущество еще двух колхозов.
Колхозы за сдаваемую государству продукцию в порядке заготовок ни­чего не получают, т.к. отделение Госбанка причитающиеся им суммы це­ликом списывает в счет погашения задолженности. На этой почве имеют­ся случаи невыполнения заготовок (Новошенский, Бабынинский и другие колхозы). Подобные явления имеют место и в отдельных районах НВК, ЦЧО и СВК.
Деятельность кулацких элементов, проникших в колхозы
В результате оппортунистической практики в работе отдельных колхо­зов и низовых совпарторганизаций кулакам нередко удается захватить ко­мандные высоты в колхозах и успешно проводить работу по дезорганиза­ции производственной деятельности колхозов, подрывая их изнутри. За последнее время обращает на себя внимание открытая вредительская дея­тельность кулачества в колхозах путем умышленного бесхозяйственного ведения дела, уничтожения скота, колхозного имущества и ломки с/х ин­вентаря. Кулацкое влияние в ряде колхозов пагубно сказывается при про­ведении основных хозполиткампаний на селе.
46
В целях срыва мероприятий по организационно-хозяйственному укреп­лению колхозов, кулаки, зажиточные и прочие а/с элементы, проникшие в колхозы, оказывают активное противодействие правильной организации и учету труда, распределению доходов по трудодням, переходу на сдель­щину, внедрению социалистических форм труда, сравнивая их с барщи­ной, «выматывающей последние соки из крестьян», разжигают потреби­тельские и рваческие тенденции отдельных групп колхозников.
лво
Киришский район. В колхозе «Свободный труд» членами правления состоят 3 кулака, вследствие чего колхоз на сдельную работу не перешел, се­нокос на 60% не скошен, урожай не учтен и никто из колхозников не знает, что он получит за свою работу, вопрос об обобществлении озимых сорван.
Батпецкий район. Председатель] колхоза «Завет Ильича» Яковлев, быв. торговец, всячески покровительствует пролезшим в колхоз кулакам, затирая бедноту. Так, у кулака Кириллова значится проработанных 400 трудодней, у брата Яковлева — 500, а у бедняка — 260.
УССР
Олевский район. Председатель] колхоза с. Будки Галушевич — кулак, участник петлюровской банды, проводит антиколхозную агитацию. Благо­даря его бездеятельности строительство в колхозе не начато. Из-за позд­ней уборки много хлеба сгнило.
Кременчугский район. Правление колхоза с. Кобылячки, засоренное кулацким элементом, своими действиями разваливает колхоз. В результа­те умышленного бесхозяйственного ведения дела погибла большая часть свиней и рабочего скота. Члены правления — кулаки, агитируют за выход из колхоза.
Ладыжинский район. Члены Василичевского колхоза братья Сенчен-ко — сыновья кулаков, умышленно уничтожали корм для лошадей, а также произвели поломку дорогостоящих машин.
Богуславский район. В колхозе с. Исайки некоторые кулаки, пролезшие в колхоз, уговаривают колхозников не выходить на работу, некоторые кол­хозники, подпав под влияние кулаков, нарушают труддисциплину.
Волчанский район. В артели «Червоный селянин» быв. экспортник Клочко обработал нескольких середняков, которые организованно высту­пили против сдачи хлеба.
Западная обл.
В колхозе «Красное побережье» Луковниковского района 2 кулака, пролезшие в правление, спаивают колхозную бедноту и агитируют за рас­пределение доходов по едокам.
Московская обл.
В Б.-Коровинском районе кулаки во время ухода колхозников на обед вложили в сноп ржи железное кольцо, в результате чего произошла по­ломка молотилки, у которой вырвано 7 зубьев.
В Волоколамском районе кулаками разгромлен льнотеребильный пункт, льнотеребилка заброшена в овраг.
В Калужском районе кулаками, пробравшимися в колхоз, произведен поджог колхозного сарая и помещения сельпо, предварительно приведя в негодность пожарные машины.
В Кр[асно]холмском районе сыном кулака порезаны ножом 4 колхоз­ные лошади.
47
В Каширском районе разорвался барабан молотилки, при выяснении причин оказалось, что в барабан был брошен железный крюк. (По всем фактам ведется расследование.)
Факты захвата кулаками командных высот в целях вредительства и развала колхозов отмечены также в отдельных районах ИПО, Крыма, НВК, ЦЧО, ДВК и др.
Со стороны отдельных колхозных правлений, засоренных социально-чуждым элементом, отмечены факты грубого произвола и издевательства над отдельными колхозниками-бедняками, зажима и выживания бедноты из колхозов.
ЦЧО
Верховский район. Председатель] колхоза им. 9 января Горшков, кулак, проводит линию зажима бедноты. Больные и инвалиды бедняки посылаются на тяжелые работы. Горшков всячески издевается над бедно­той, заявляя: «Вы хотели раскулачить меня и раскрыть крышу, а теперь я буду вас крыть и чистить из колхоза за невыполнение работ». (Приняты меры к чистке колхоза.)
УССР
Богодуховский район. В артели «Путь к социализму» правление, засо­ренное кулаками, зажимает бедноту. Так, например, во время уборки бед­няки посылались на самые трудные работы, при выдаче авансов правле­ние, взяв установку на выдачу «по едокам», вместе с тем беднякам выда­вало значительно меньше хлеба, нежели середнякам и зажиточным.
Затонский район. Правление колхоза с. Майдан состоит из зажиточ­ных и кулаков. По настоянию последних в колхоз принята группа раску­лаченных, которая проводит антиколхозную агитацию и издевается над бедняками-колхозниками. Часты случаи запугивания: «Скоро будет пере­ворот, тогда мы с беднотой посчитаемся». На этой почве среди бедноты от­мечены тенденции к выходу из колхоза.
Аналогичные случаи зажима бедноты отмечены в отдельных колхозах некоторых районов ЛВО, ДВК, НВК и др.
[К/р группировки в колхозах]
Одновременно кулацко-зажиточные и прочие а/с элементы продолжа­ют оказывать организованное противодействие колхозному строительству путем деятельности к/р группировок внутри колхозов. В основном дея­тельность этих группировок идет по линии срыва хозяйственно-полити­ческих кампаний, усиленной а/с агитации, распространения провокаци­онных слухов в целях создания антиколхозных настроений и явного вре­дительства.
Характерно следующее показание арестованного по делу к/р группи­ровки кулака Матросова, быв. бригадира колхоза: «В апреле с.г. в деревне стоял вопрос об организации колхоза. Мы с Субботиным вошли охотно в члены этого колхоза. На организационном собрании колхоза по- догово­ренности заранее с Субботиным я выдвинул его кандидатуру на пост пред­седателя, а он в свою очередь ввел меня в правление и мы приступили к работе в колхозе по-своему. Наша цель была разложить колхоз, провалить и дискредитировать коллективизацию, как вредную для нас, и создать оз­лобление крестьян. Для этой цели мы старались сделать все возможное. Мы с Субботиным умышленно разваливали труддисциплину и во время посевной кампании на работу посылали людей малосильных и малоопыт-
48
ных. Мужчин старались освободить с тем расчетом, чтобы их отправить на побочные заработки, чем затягивали посев. Сдельщину в работе мы ка­тегорически не вводили, так как она нам была невыгодна. Субботин рас­пространял разного рода провокационные слухи, что свободную торговлю прекратили, боятся конкуренции иностранных государств, долго не про­держатся, придет время — всем коммунистам отомстят за грабеж и т.п.». (Московская] обл.).
УССР
Ново-Николаевский район. В артели им. Буденного группировка кула­ков и быв. махновцев проводила систематическую работу, направленную к развалу артели. В августе в артели пало до 40 лошадей. Падеж скота явился делом рук участников группировки, которые умышленно создали условия для падежа скота. Наряду с этим ими проводилась агитация за выход из колхозов.
Лохвицкий район. В колхозе *3 года» организована группировка кула­ков в количестве 15 чел., в которую входил и председатель] правления — быв. кулак. Участники группировки развалили хозяйство колхоза, разба­заривали имущество, получаемые промтовары спускали на частный рынок. Благодаря их действиям осенний сев проведен на необработанной земле и недоброкачественным зерном. Площадь в 200 га осталась вовсе не обсемененной. Значительное количество хлеба было расхищено участника­ми группировки и продано на рынке.
Н [ово-]3латопольский район. В артели им. Фабрициуса выявлена группировка к/р и кулацкого элемента, которая, захватив руководство, проводит работу, направленную к развалу колхоза. Руководителями груп­пировки являются: Янин — кулак и Балон — кулак, быв. политбандит, в результате деятельности этой группировка большая часть лошадей погиб­ла, также погибло много свиней. Умышленно не была проведена уборка хлебов на площади в 200 га, которые сгнили. С целью противодействия хлебозаготовкам значительное количество зерна было продано на частном рынке. Участники группировки обрабатывают колхозников за выход из колхоза. Ими же была организована забастовка трактористов МТС.
Аналогичные группировки выявлены в отдельных колхозах Н.-Водо-лажского, Олевского, Славутского, Каховского и других районов УССР.
двк
Тамбовский район. В колхоз «Земледелец» с. Полтавки просочилась весьма значительная группа кулаков, которая полностью захватила руко­водство в свои руки, поставив своего председателя — кулака Эливко Петра и повела усиленную работу по развалу колхоза. Получаемые дефицитные това­ры распределялись исключительно среди этой группы, а беднота находилась в полном загоне. Колхозом никакие государственные обязательства не вы­полнялись, в то же время брались деньги в порядке госкредита и разбазари­вались. По делу арестовано 17 чел., в том числе председатель] колхоза.
Башкирия
Аскинский район. В колхозе «Путь Ленина» организована кулацкая группировка во главе с председателем] колхоза Валшулиным. В целях срыва хлебозаготовок правление раздавало муку колхозникам без учета количества затраченного труда, по едокам. Сдельщина введена не была, производительность труда низкая, дисциплина резко пала. По делу арес­товано 8 чел.
49
Случаи организации кулаками внутриколхозных к/р группировок в целях срыва коллективизации отмечены также в некоторых районах ЛВО, ЦЧО, НВК и др.
Противодействие колхозному строительству кулачества и а/с элемента
Умело используя недочеты по организационно-хозяйственному укреп­лению колхозов и слабость массовой работы, кулачество и прочий а/с эле­мент параллельно с активной организованной работой по разложению колхозов изнутри ведет также энергичную антиколхозную кампанию и вне колхозов. За последнее время отмечается обактивление кулачества в связи с японо-китайскими событиями. Распространение разных провока­ционных слухов о начавшейся уже войне с Японией и усиленная агита­ция о предстоящем поражении и неминуемой гибели соввласти кулаки со­провождают угрозами расправы с колхозниками в случае переворота. На­ряду с открытой пораженческой агитацией, рассчитанной на создание па­нических настроений среди колхозников, и призывами к ликвидации кол­хозов, заслуживают внимания факты обхода кулаками домов колхозников с соответствующей обработкой последних и агитацией за выход из колхо­зов. Одновременно противодействия колхозному строительству идут по линии терроризирования активистов-колхозников.
ЦЧО
Льговский район. В с. Истомное за последнее время отмечен ряд случа­ев посещения домов колхозников кулаками. Все посещения сводятся к разговорам о необходимости выхода из колхозов: «Самое большое, колхо­зы продержатся до марта, а там каждый будет работать сам за себя. В Си­бири не осталось уже ни одного колхоза».
Веловский район. Кулак с. Макрушино группе колхозников заявил: «Плохо придется вам, когда придут белые, вместе с коммунистами будут развешивать вас по столбам».
Томаровский район. Кулак с. Высокое, распространяя среди крестьян слухи о начавшейся войне с Японией, заявил: «В Сибири из колхозников спаслись только те, которые сумели вовремя скрыться. Остальных кого побили, кого побрали японцы. Дождутся того же и наши колхозники».
Глушковский район. «Кто не пойдет в колхоз, тот и будет жить, комму­нистам скоро конец, генерал Семенов и Япония покончили с китайщиной и заняли уже пол-Сибири. Разогнали все колхозы» (кулак ел. Кобылкино).
екк
Осетия. Кулаки аула Фарм, агитируя против коллективизации, рас­пространяют следующие слухи: «Война с Японией началась. Сейчас идет мобилизация. Из горцев принимают только добровольцев, причем только партийцев, которым платят по 400 руб. в месяц».
Кабарда. Кулаки аула Урух распространяют среди колхозников сле­дующие слухи: «Мы были в Осетии, там двое, прибывшие из Бухары, рас­сказывали, что видели, как к границе с Японией направлялись войска и орудия. У нас скрывают и не объявляют о начавшейся войне».
Московская обл.
Щелковский район. Усиленно агитируя против колхозного строитель­ства, кулаки заявляют: «Колхозы — это вторая барщина, но немного еще
50
осталось терпеть, скоро Япония нападет на соввласть, и мы освободимся от этой кабалы».
Сандовский район. «На китайской границе война, скоро Япония забе­рет КВЖД, а с другой стороны на нас нападет Польша и, в конце концов, нас задавят. Хорошо было бы, если так сделают. Колхозы надо уничто­жать» (дер. Красное — быв. торговец).
ипо
Борисоглебский район. В дер. Мотовской псаломщик Ананьин, обходя дома колхозников, запугивает последних войной и падением соввласти, заявляя: «Плохо живется при этой проклятой власти. Церковь стали посе­щать реже, но скоро придет время, что все богоотступники будут казнены, вы со своим колхозом забыли бога, поэтому из колхоза надо своевременно выходить. Смотрите, что делается в Китае. Япония его победит и примется за Россию. Колхозы все распадутся, и коммунистам будет крышка».
Аналогичные случаи антиколхозной агитации и распространения про­вокационных слухов о начавшейся войне отмечены в целом ряде других районов.
Северный край
За последнее время отмечается рост террора, направленного, главным образом, против колхозников. Так, за 20 дней декабря зарегистрировано 17 терактов против активистов-колхозников, в том числе 10 поджогов, 2 убийства и 3 избиения.
Политнастроение колхозников
В результате ряда существенных недочетов в производственной дея­тельности колхозов: плохой организации труда и постановки учета тру­додней, недочетов в распределении доходов, бесхозяйственности и актив­ности кулацко-зажиточных элементов налицо рост нездоровых настроений среди довольно значительных групп колхозников. Местами отрицательные настроения колхозников обусловлены напряженным финансовым и продо­вольственным положением в некоторых колхозах (НВК, Башкирия, СВК).
В НВК учтено 40 сел, где ежедневно в правления колхозов являются группы колхозников (от 10 до 60 чел.), преимущественно женщины, с ка­тегорическим требованием выдачи хлеба и угрозами расправы по адресу членов правления. Отрицательные настроения проявляются также в форме организованного невыхода на работу, разбора обобществленного скота и имущества и непрекращающихся фактов неорганизованного от­ходничества и бегства в промрайоны. Следует отметить факты избиения членов правления колхозов на почве резкого недовольства распределением доходов (Ленинский район МО).
Специального внимания заслуживает усилившийся за последнее время отлив из колхозов. Местами выходы из колхозов приняли массовый характер.
Нижкрай
По краю за последнее время зарегистрировано 690 случаев групповых выходов из колхозов (Д.-Константиновский, Котельнический, Зуевский, Воротынский и другие районы).
Западная обл.
В Луковниковском районе из колхозов вышло 34 хозяйства. По Ярцев­скому району из колхозов: «Новый быт» о выходе подано 3 заявления,
51
«Правда» — 8, «Крестьянин» — 20. 5 колхозов — накануне распада, разоб­ран обобществленный скот и имущество, урожай распределен по едокам.
В Мещовском районе по колхозам пяти сельсоветов подано 120 заявле­ний о выходе, причем по Нероновскому сельсовету было подано 30 заявле­ний, написанных одной рукой.
Вельский район. В колхозе «Красный воин» подано 21 заявление о вы­ходе (из общего числа 31 хозяйства), в колхозе «Гарь» был разобран обоб­ществленный скот, подготовлено было разделить урожай по едокам и лик­видировать колхоз, но благодаря принятым мерам разъяснительного по­рядка колхоз не распался.
Московская обл.
Касимовский район. В Озерском колхозе подано 38 заявлений о выхо­де из колхоза. Еще до подачи заявления колхозники стали забирать обоб­ществленное имущество. Основной причиной выхода из колхоза [являет­ся] отсутствие работы по укреплению колхоза. Такое же положение на­блюдается в Чарушовском колхозе, где подано 14 заявлений о выходе из колхозов. Колхоз засорен кулацко-зажиточным элементом.
Б.-Коровинский район. Из Токаревского колхоза вышло 13 хозяйств, из них 7 — середняцких и 6 — бедняцких.
Коробовский район. Вследствие агитации кулачества из Пестовского колхоза вышло 28 хозяйств. Аналогичные случаи выхода из колхозов от­мечены в Побединском, Краснохолмском, Белевском и других районах.
свк
Мордовская обл. В колхозе с. Куликово Краснослободского района 50% бедняков и середняков подали заявления о выходе из колхоза.
Каменский район. За последнее время отмечены случаи подачи кол­лективных заявлений о выходе из колхозов.
В с. Кикино под руководством быв. секретаря сельсовета подано груп­повое заявлений от 132 хозяйств следующего содержания: «Мы, группа членов колхоза им. Сталина, в числе 132 хозяйств настоящим заявляем о том, что мы продолжать совместную жизнь и совместную обработку земли в колхозном секторе не желаем по следующим причинам: во-первых, мы добровольного желания о вступлении в члены колхоза не изъявляли ни­когда, а получилось это под давлением в момент скотозаготовок, когда в нашей деревне разъезжал автомобиль с пулеметами, ища кого-либо за­стрелить за несдачу скота, а местная власть и другие воспользовались та­ковым моментом и под угрозой заставили нас вступить в колхоз. Мы же, устрашась всех таковых строгих мероприятий и репрессий, вступили в колхоз невольно. Хотя у нас тягловая сила и упряжь числится обобщест­вленной, но в сущности таковой нет, никакого планового учета и как ве­дется это дело, никто не знает, затем трудодни никак не учитываются, кто работает, кто нет, а хлеб все получают. Это опять говорит за то, что нет прилежности и желания к колхозной жизни. Возьмем предположение на дальнейшую нашу жизнь, работа не учтена, урожайность и доходность не учтены, потребная норма людям, скоту и на семена и на другие фонды не учтены, доходности никакой нет, норму хлеба вывозят, ничего не ос­тавляя нам. Следовательно, можно ли жить при таких условиях? — Ясно, что нет. Откуда мы будем брать на обувку и одежду и прочие хозяйствен­ные нужды, неизвестно и надежд нет никаких. Исходя из таких сообра­жений, мы единогласно решили выйти из колхоза на единоличный сек-
52
тор, прося предварительно учесть всю нашу работу и снабдить нормой хлеба и фуражом на весь год, не применяя пункт 10 устава»1.
Аналогичный же случай коллективной подачи заявления о выходе из колхоза отмечен в дер. Кобылкино. Принятыми по линии крайкома ВКП(б) мерами проведена чистка, в результате которой исключено из кол­хоза дер. Кобылкино 11 кулацких хозяйств и из колхоза дер. Кикино — 6 кулацких хозяйств. Подстрекатели к массовому выходу арестованы.
Проведена массово-разъяснительная работа среди колхозников и при­няты меры к укреплению колхозов.
Случаи участившихся выходов из колхозов отмечены также в некото­рых районах ЛВО, Украины, ДВК, НВК, ИПО, Севкрая, Башкирии и др.
П/п нач. СПО ОГПУ Молчанов Нач. 2 отделения СПО Люшков
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 235. Л. 26—7. Заверенная копия.
№ 2
Рапорт начальника СПО ОГПУ Г.А. Молчанова
о бегстве кулаков с мест постоянного жительства
27 января 1932 г. Зам. пред. ОГПУ т. Акулову
От ряда ПП ОГПУ поступают запросы о том, как поступать с кулака­ми, бежавшими с мест постоянного жительства в города и промышлен­ные] центры и устроившимися на работу в производственных предприяти­ях и новостройках. По неполным данным, число таких кулаков по 10-ти областям Союза доходит до 20 тыс. чел. Вычищенные из одних предпри­ятий они немедленно устраиваются на работу в других предприятиях.
Докладывая изложенное, прошу Ваших указаний.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 74. Копия.
№ 3
Запрос начальника СПО ОГПУ Г.А. Молчанова
о сроках и размерах выселения кулацких хозяйств в 1932 г.
27 января 1932 г. Зам. пред. ОГПУ т. Акулову
Ряд ПП запрашивают нас, будет ли проводиться выселение кулацких хозяйств в 1932 г., в какие сроки, в каких размерах и т.д.
По состоянию на 25 января, по 15 областям Союза учтено 145 742 ку­лацких хозяйств, разбивка которых по областям и категориям видна из прилагаемой спецсводки1*.
Прошу Ваших указаний.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 4. Копия.
J* См. док. № 4.
53
№ 4
Спецсводка СПО ОГПУ о ходе оперативного переучета
невыселенных кулацких хозяйств по состоянию
на 25 января 1932 г.
27 января 1932 г.
Согласно приказа ОГПУ от 18 сентября 1931 г. за № 531/2892- СПО ПП ОГПУ в настоящее время производится оперативный учет остающихся невыселенными кулацких хозяйств в соответствии с инструкцией, прило­женной к приказу ОГПУ № 768/4143. Указанный переучет по 15 облас­тям закончен, причем по данным, представленным ПП ОГПУ, всего в этих областях по состоянию на 25 января учтено 145 742 невыселенных кулацких хозяйств, из них:
1. Кулацких хозяйств, пролезших в колхозы, совхозы и находящихся
вне их, обеспеченных трудоспособными мужчинами — 31 884.
2. Кулацких хозяйств, не имеющих в своем составе трудоспособных
глав или членов вследствие их репрессирования, и отбывающих наказа­
ние в лагерях или исправительно-трудовых домах — 16 840.
3. Кулацких хозяйств, не обеспеченных трудоспособными главами или
членами вследствие их репрессирования и пребывания в ссылке — 5182.
4.Кулацких хозяйств, трудоспособная часть которых находится в
бегах (устроились на работу в промпредприятия и строительства, прожи­
вающие в городах и т.д.) — 20 100.
5. Кулацких хозяйств, вовсе не имеющих в своем составе трудоспособ­
ных мужчин — 9949.
6. Кулацких хозяйств, в полном составе скрывшихся с постоянного
места жительства — 34 395.
7. Кулацких хозяйств, имеющих в своем составе быв. красных парти­
зан и красногвардейцев, лиц, состоящих на службе в частях Красной
Армии и флота, рабочих, связанных с производством и лиц, имеющих
особые заслуги перед революцией — 8023.
От остальных областей сведения еще не получены.
Приложение: Сведения об учтенных кулацких хозяйствах по областям1*.
Нач. СПО ОГПУ Молчанов Нач. 2 отд. СПО Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 5—6. Копия.
х* Приложение не публикуется ввиду неполноты сведений.
№ 5
Записка начальника 2-го отделения СПО ОГПУ Г.С. Люшкова начальнику СПО ОГПУ «О необходимости ареста бесспорных кулаков, пролезших в колхозы»
Январь1* 1932 г.
В практике работы в соответствии с приказом ОГПУ № 531/289 по подготовке выселения кулачества, пролезшего в колхозы, приходится сталкиваться с такими моментами, когда кулаки, узнав о намечающемся
54
исключении их из колхоза, немедленно скрываются (в одиночку и целы­ми семьями) с места постоянного жительства, вследствие чего наши орга­ны не имеют возможность подвергнуть их выселению.
Учитывая указанные обстоятельства, в целях пресечения бегства кула­чества, считаю необходимым дать указания местам в развитие приказа ОГПУ № 531/289 о том, что бесспорные кулаки, пролезшие в колхозы, подлежат аресту немедленно по выявлении с последующим исключением их из колхоза.
Нач. 2 отделения СПО ОГПУ Люшков ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 80. Подлинник.
х* Дата приведена под текстом записки без указания числа.
№ 6
Спецсообщение СПО ОГПУ о перегибах в ходе хозяйственных
кампаний по отдельным районам Урала
8 февраля 1932 г.
За последнее время в Багарякском, Зайковском и Березовском районах Уралобласти местными сельскими и районными работниками допускается ряд перегибов и извращений классовой линии, вплоть до производства обысков у колхозников, единоличников-середняков и бедняков. В Огнев-ском сельсовете Багарякского района у беднячки Колташевой с разреше­ния председателя] сельсовета — члена ВКП(б) изъяли муку, масло и до­машние вещи без всяких оснований. В Усть-Карабольском сельсовете того же района арестовали середняка-единоличника за отказ от общественной работы, а в Юго-Воневском сельсовете за аналогичное «преступление» арестовали 4 колхозников. Подобные случаи имели место и в ряде других сельсоветов, так, Ларинский сельсовет отобрал на мельнице у бедняка 17 фунтов муки и т.д.
Зайковские районные и сельские организации кампанию по льнозаго-товке проводили без массовой разъяснительной работы методом прямого административного нажима с применением обысков, забирая хлеб, сбрую, домашние вещи и т.п. В Оснецевском сельсовете секретарь РК ВКП(б) на объединенном собрании 2-х с/х артелей 10 декабря 1931 г. в порядке самообязательства по заготовке техкультур провел раскладку из расчета 6—10 кг на хозяйство, включая и те хозяйства, в которых посева льна не имелось, а утром 11 декабря созданные бригады проводили сплошные обыски и найденную пеньку увозили на склады потребкооперации. В Ле­бединском и Бичерском сельсоветах председатель] РИКа провел расклад­ку по 1,5 кг на одну сотую посева, а созданные бригады ходили по дворам и, придерживаясь данной установки председателя] РИКа, собирали у колхозников пеньку, причем наряду с пенькой забирался хлеб, сбруя и домашние вещи. После таких «методов» заготовки обработка и сдача льнопеньки в районе совершенно приостановилась.
В Березовском районе Остяко-Вогульского округа на почве перегибов и искривлений классовой линии имели место 6—7 января с.г. массовые вы­ступления остяков-туземцев.
Пред[седатель] РИКа Лопатин выдвигал и проводил на практике как «стимул» коллективизации — «твердое задание, пятикратка, распрода­жа» . В одном туземном совете в 550 км от Березова, где до этого не было ни
55
одного колхоза, по методу Лопатина в две недели было коллективизирова­но 87% туземных хозяйств. Работа проводилась путем наложения штрафов на туземцев по разным видам заготовок. Репрессиям подвергались в одинако­вой мере кочевое, полукочевое и коренное остяцкое население, причем под штрафы и обыски попали преимущественно середняки и бедняки.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отделения СПО Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 130—131. Заверенная копия.
№ 7
Справка СПО ОГПУ об учете кулацких поселков 3-й категории
по данным на 5 марта 1932 г.
Не ранее 5 марта 1932 г.1*
№ п/п
Количество поселков 3-й кате­гории
Количество расселенных в них в настоящее время
Число бежавших
семей
человек
1
Средняя Азия
5
2073
9712
15
2
СВК
33
799
3101
Свед[ении| нет
3
Нижкрай
7
1371
5818
535
4
Башкирия
17
Без семей
5660
288
5
НВК
98
5567
17 213
СведГений1 нет
6
СКК
22
13789
55 238
8956
7
УкраинГская! ССР
277
4757
20 306
СведГений1 нет
Итого:
459
28 356
117 048
9794
Примечание: В число 22 поселков — 55 238 чел. по СКК — вошли и байские хозяй­ства, высланные в порядке 2-й категории из СрГедней1 Азии.
8
Зап[адно]-СибГирский] край
Телегр[аммой] № 5408 сообщил, что кулацких поселков 3-й категории нет.
9
Вост[очно]-СибГирский1 край
Кулацких поселков 3-й категории нет (телеграмма ВСК № 3240)
10
Уральск[ая] обл.
Кулацкие поселки 3-й категории не создавались (отношение УралГьской! обл. № 4332)
Пом. нач. 2 отд. СПО ОГПУ Коркин Оперуполномоченный Рассказчиков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 20. Подлинник.
1* Датируется по заголовку документа. Аналогичные случаи датировки далее не оговариваются (см. док. № 9, 10 и др.)
№8
Спецсообщение СПО ОГПУ о продзатрудненнях
в Бродокалмакском районе Уральской области
8 марта 1932 г.
За последнее время продзатруднения в Бродокалмакском районе еще более обострились и охватывают за небольшим исключением (1—2 сельсове­та) весь район. На почве голода и недоедания, а также употребления в пищу соломы, мякины и других суррогатов, зарегистрирован целый ряд случаев желудочных заболеваний, опухоли и т.д. В Потаповском колхозе уже 3 неде­ли как нет хлеба. Зарегистрированы случаи опухоли на почве голода.
56
В колхозе с. Кирды колхозники питались овсяным хлебом, отчего по­явилось массовое заболевание и опухоли. К настоящему времени кончил­ся запас и овсяного хлеба, в связи с чем колхозники, в том числе и школьники, сидят голодные. Отмечаются факты, когда колхозники со слезами приходят в правление и просят хотя [бы] фунт хлеба.
В колхозе с. Ачикулово (нацменовский) нет даже картофеля, среди колхозников появились массовые случаи опухоли и заболеваний. Алабуг-ский колхоз сейчас сидит исключительно на мякине, этим же хлебом снабжаются дет[ские] ясли и площадки. В Кодкульском колхозе колхоз­никам в течение 7 суток не выдавали хлеба, на 8-й день выдали на 400 чел. 3 пуд., а затем выдача опять прекратилась. Аналогичные случаи отмечены и в ряде других колхозов, а также и среди единоличников. В с. Ачикулово семья бедняка Фарсалеева в составе 3 чел. опухла от голо­да. На почве продзатруднений в селах района появилось много нищих, особенно из тех хозяйств, в которых в скотозаготовки взяты последние коровы. В с. Ачикулово в 370 хозяйствах] из имеющихся 150 коров план по скотозаготовкам был дан на 100 коров.
Острый недостаток хлеба в районе вызывает массовое бегство колхоз­ников, упадок труддисциплины и хозяйственной деятельности колхозов, что ставит под угрозу срыва весенний сев. В Н.-Петропавловском колхозе размололи 10 ц хлеба из семенного фонда. В Ачикуловском колхозе кол­хозники отказались от работы и хозяйство колхоза держат только 3 чел.
Меры по смягчению продзатруднений, принятые райорганизациями (отправка колхозников на производство, заключение договоров с хозорга-нами на производство работ, с частичной оплатой хлебом, перемолот соломы, сокращение пайка до минимума и т.д.), заметного перелома не дают, район нуждается в более реальной помощи. Аналогичные факты отмечаются и по ра­бочему снабжению. Наряды из области ни в какой мере не удовлетворяют контингент снабжаемых (учительство, рабочих, служащих и т.д.).
Из расчета на 2,7 тыс. чел. вместо 26 т, на январь—февраль выдано 14 т. В этот расчет не вошли 9180 чел. детей школьного и дошкольного возрас­та, снабжающихся по 4 категории, в выдаче хлеба совершенно отказано. В связи с этим среди советских, кооперативных и других работников на­блюдаются случаи бегства из района. На 17 февраля с.г. из района сбежа­ло 25 учителей, 15 чел. служащих и агрономов, а из 136 чел. тракторис­тов осталось только 2 чел.
На почве продзатруднений отмечается целый ряд отрицательных на­строений, направленных против работников местного аппарата и колхо­зов. В отдельных случаях высказывается мысль о том, что «чуждый эле­мент, пробравшийся в органы соввласти, перед маньчжурскими события­ми сознательно создает недовольство населения».
«Я думаю, что соввласть начала стройку не для того, чтобы морить колхозников с голоду. По-моему, у нас в центре сидят чуждые люди и вредят, делая разрыв между крестьянами и рабочими. И делают это как раз в момент серьезных событий на востоке».
«Нет, партия Ленина не так говорила, это головотяпы издеваются над нами. Надо бросать работу и уходить куда глаза глядят».
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. СПО Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 155—157. Копия.
57
№ 9
Спецсправка СПО ОГПУ «О ходе оперативного переучета
остающихся невыделенными кулацких хозяйств
по состоянию на 10 марта 1932 г.»
Не ранее 10 марта 1932 г.
Согласно приказу ОГПУ от 18 сентября 1931 г. за № 531/289, произво­дящийся СПО ПП ОГПУ оперативный учет остающихся невыселенными кулацких хозяйств, по данным ПП ОГПУ, представляется в следующем виде:
Всего по 19 областям по состоянию на 10 марта с.г. учтено 208 723 не-выселенных кулацких хозяйств, из них:
1
Кулацких хозяйств, Пролезших в колхозы, совхозы и находящихся вне их, обеспеченных трудоспособными мужчинами
4в 544
2
Кулацких хозяйств, не имеющих в своем составе трудоспособных глав или членов вследствие их репрессирования и отбывающих наказание в лагерях или в исправительно-трудовых домах
21 191
3
Кулацких хозяйств, не обеспеченных трудоспособными главами или членами вследствие их репрессирования и отбывания в ссылке
8720
4
Кулацких хозяйств трудоспособных, часть которых находится в бегах (устроились на работы в промпредприятия и строительства, проживающие в городах и т.д.)
31 135
5
Кулацких хозяйств, вовсе не имеющих в своем составе трудоспособных мужчин
12 958
6
Кулацких хозяйств, в полном составе скрывшихся с постоянного местожительства
35 267
7
Кулацких хозяйств, имеющих в своем составе быв. красных партизан и красногвардейцев, лиц, состоящих на службе в частях Красной армии и флота, рабочих, связанных с производством и лиц, имеющих особые заслуги перед революцией
18 294
8
Кулацких хозяйств, имеющих в своем составе техническую интелли­генцию (учителя, врачи, инженеры, техники, землеустроители)
124
Приложение: Сведения об учтенных кулацких хозяйствах по облас-
тям
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 отд. СПО ОГПУ Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 21—22. Подлинник.
14 Приложение не публикуется (см. примечание к док. № 4).
№ ю
Спецсправка СПО ОГПУ «О бегстве кулачества с мест постоянного жительства и из пунктов ссылки и оперативных итогах борьбы с бегством по состоянию на 15 марта 1932 г.»
Не ранее 15 марта 1932 г.
В 1931 г. в результате проводимых мероприятий по ликвидации кула­чества как класса на базе сплошной коллективизации с целью уклонения от репрессий и выполнения гособязательств бегство кулачества с [мест] постоянного жительства и на почве а/с агитации со стороны к/р актива и
58
неудовлетворительных хозяйственно-бытовых условий бегство кулаков из пунктов ссылки имело большие размеры, которые по областям характери­зуются в следующем.
1.СКК
На 1 февраля с.г. бежало с мест постоянного] жительства]: в полном составе семей — 3807 [чел.], одиночек, главы или трудоспособные] члены — 1097 чел., бежало из спецпоселков СКК — 13 526 чел. Всего — 18 430 чел. Принятыми ПП ОГПУ мерами по борьбе с бегством по краю оперировано беглого кулачества, как с места ссылки, так с места постоян­ного жительства — 4534 чел., из которых водворено в поселки — 3116 чел. Выслано на Урал и Сибкрай — 1418 чел.
2.Крым[ская] АССР
Скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе семей — 308 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] чл[енов] — 58 чел. Всего — 366 чел. В 1931 г. органами ГПУ Крыма задержано: беглого ку­лачества — 197 чел.1*, из которых заключен[о] в концлагеря — 128 чел. Выслано обратно в места ссылки — 69 чел.
3.Ивановская Промышленная обл.
Скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе семей — 1978 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 2020 [чел.]. Всего — 3998 [чел.]. Органами ГПУ ИПО за период июнь—декабрь задер­жано и водворено к месту ссылки — 1179 беглых кулаков.
4.НВК
Скрывается с места постоянного жительства: в полном составе семей — 19 901 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 2508 [чел.]. Всего — 22 409 [чел.]. Задержано скрывающихся кулаков, трудоспособных мужчин — 255 чел. И имеется подготовленный оперативный] список к изъятию беглых кулаков на 370 чел.
5.Якутия
Из учтенных по Якутской АССР кулацких хозяйств скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе — 32 хоз[яйства], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 20 чел. На 1 января 1932 г. задер­жано беглых кулаков, скрывающихся от выселения [из] разных мест Союза — 126 чел.
6.Казахстан
Скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе семей — 11 072 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 2577 [чел.], всего — 13 649 [чел.]. Бежало из поселков КССР — 16 118 чел., из них задержано — 3332 чел. Откочевки с мест постоянного жительства из при­граничных и пограничных районов края направляется, главным образом, за кордон — в Зап[адный] Китай.
7.Московская обл.
Скрывается с мест постоянного жительства: кулаков в полном составе се­мей — 1650 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 4714 [чел.], всего — 6364 [чел.]. За последнее время по МО, по неполным данным, возвратилось с места ссылки до 2 тыс. кулаков и членов их семейств. По­мимо того, в МО в значительном количестве бегут из ссылки кулаки, вы­сланные из ЦЧО, Украины, СКК и ИПО.
59
8.Нижкрай
Скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе семей — 233 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 2729 [чел.], всего — 3962 [чел.]. О беглых кулаках со ссылки и о задержанных сведе­ний нет.
9.УССР
Скрывается с мест постоянного жительства: в полном составе семей — 16 477 [чел.], одиночек, глав или трудоспособных] членов — 10 589 [чел.], всего — [27 066] [чел.].
Для обеспечения успеха бегства кулачество применяет приемы: покуп­ка документов, подчистка действительных документов, приобретение через родственников чистых бланков со штампами и печатями и изготов­лением последних. Пользуясь такими фиктивными документами, устраи­ваются на работу. Кулаку Неджат Абдул Керимову, высланному из преде­лов Крыма Ишуньского района, 5 ноября 1931 г. из дер. Биюк-Асс Ишуньского района было послано письмо, в котором находилось 4 чистых бланка с штампами и печатью сельсовета (отправитель устанавливается).
Кулак из дер. Битак Евпатор[ийского] района Киденко Герасим Петро­вич в июне 1931 г. бежал из Урала в Крым. По приезде в Крым Киденко занялся спекуляцией. При продаже Киденко смушек подошел неизвест­ный, который купил последние, но в связи с отсутствием при себе полнос­тью необходимой суммы, направился для получения последней вместе с Киденко к своему знакомому. В процессе беседы неизвестный заявил, что он служит в одном учреждении и что он может достать Киденко необхо­димый документ за 50 руб. Сделка была совершена, и на другой день Ки­денко получил удостоверение Пидоршева Василия, по каковому проживал до ареста.
Кулак, высланный в Вологодскую губернию Метелкин Григорий Гор­деевич бежал в с. Боровское Рубежанского района, где проживали его родственники, через посредство которых он достал чистый бланк сельсове­та. На этом бланке самим Метелкиным была составлена справка, что он не является лишенцем. Печать им была нарисована. С этой справкой Ме­телкин приехал в г. Керчь, где устроился в качестве рабочего на Госмет-завод.
Сын кулака Костенко Иван Андреевич, уроженец с. Литка, получив справку от сельсовета, в которой говорилось о том, что его отец облагается налогом как кулак, стер последние слова и написал в этой справке, что он является бедняком, пользующимся избирательными] правами. Пользуясь данной справкой, устроился на работу на Госметзавод (Керчь).
Бывший крупный собственник Бариев-баки, проживавший в дер. Ходжи-Бие Ленинского района, имея тесную связь с председателем сельсовета, получал от него чистые бланки сельсовета, которые почтой пересылал высланным кулакам. Кулак Анапского района Пасечный Иван, высланный на Урал, бежал и был арестован, имея справку, выданную Ра­евским стансоветом на имя Кобла Николая — середняка. Зеленчук Григо­рий, имевший 3 судимости, бежал из-под стражи и скрывался под чужой фамилией, имея на руках документы на имя Дуб Константина.
В ИПО при обыске задержанного кулака-лишенца Гаврилова Бориса, происходящего из дер. Хирлаполь Чув[ашской] АССР, обнаружены доку­менты на имя Балебурова — колхозника, Тиханова и штамп с печатью
60
Изванинского сельсовета Чув[ашской] АССР, изготовленные из гри­фе льн[ой] доски.
Наряду с применяемыми кулаками выше приемами для обеспечения успеха бегства есть и целые организации, которые систематически зани­мались снабжением кулаков фиктивными документами. В г. Ростове-на-Дону 9 июля раскрыта организация, наладившая снабжение документами беглого кулачества. Организацией руководил аферист Шилов, сумевший рядом мошеннических комбинаций наладить доставку документов из не­скольких отделений милиции г. Ростова. Арестованы аферист Шилов, его сожительница — кулачка Крысина, сын последней и два работника мили­ции. Ведется следствие.
В г. Шахты в августе раскрыта организация по снабжению беглых с места ссылки кулаков различного рода фиктивными сфабрикованными документами. Организацией руководил аферист Корлышкин, он же Бело-гуров, Куликов, Червин, Пряткин, Донсков, имевший 3 судимости и бе­жавший с места заключения в г. Сызрань. По делу оперировано 17 чел., из них 15 кулаков, один аферист, имеющий ряд судимостей, и один инва­лид без определенных занятий. Дело в декабре рассмотрено на КПТ и об­виняемые осуждены к различным мерам социальной защиты.
Кроме того, в 1931 г. аппаратом ПП ОГПУ СКК были вскрыты 17 к/р группировок, изготовлявших и снабжавших беглое кулачество различны­ми фиктивными документами. Активное участие в деятельности этих группировок принимало само беглое кулачество.
Также способствует и облегчает бегство кулачества недостаточная бди­тельность некоторых руководителей организаций, зачастую это кулачест­во находит место концентрации в промышленных] предприятиях, совхо­зах, колхозах. В Крымской АССР, по выборочным обследованиям 21 кол­хоза, установлено состоящими в колхозе 76 беглых кулаков, причем неко­торые из них находятся на руководящих должностях (членами правления и даже председателями колхозов). Бежавшие со спецпоселка 7 кулаков по возвращению в ст. Безжугскую устроились на работу в колхозе. В Красно­даре 190 кулаков, бежавших с места жительства, поступили на работу в различные промпредприятия и учреждения.
Беглое кулачество, оседавшее в разным местах Союза ССР, занимается а/с и к/р деятельностью, стремится организовать бандгруппы, в отдель­ных участках строительства совершает вредительские акты, занимается кражей совхозного и колхозного скота, намеревается отомстить активу и пытается нелегально перейти границы.
Сын инициатора ликвидированной в 1930 г. к/р группировки и под­вергнутого ВМН Галкин А.Р. (дер. Джабары) был заключен в лагерь вре­менной концентрации кулачества, откуда бежал в лес, где скрывался в те­чение года, имея при себе оружие. Галкин имел связь и получал матери­альную поддержку со стороны кулачества окружающих деревень. Галкин, будучи задержан и направлен в изолятор, во время попытки к бегству конвоиром убит наповал. Бежавший из ссылки кулак Кунгазуров И. скрывается у своих родственников и занимается грабежом.
Бежавшие из ссылки Урала кулаки Гиберт и Лангман, прибыв в Ле­нинград, устроились в качестве рабочих на заводе. Через некоторое время они решили перейти госграницу и направиться в Финляндию, достигнув финляндской границы, были задержаны местными крестьянами на запре­тной зоне и доставлены на погранзаставу.
61
Сыновья кулака Портянкина после того, как их отец был раскулачен и выслан, скрылись в другой сельсовет, имея при себе оружие. В разговоре с крестьянами братья Портянкины стараются выявить активистов дерев­ни, виновных в их раскулачивании, с тем, чтобы им отомстить.
Кулак Черкашин, желая избегнуть высылки из пределов Украины, на­правился в Крым. Будучи в Фрайдорфском районе, Черкашин обратился к рабочим Фраидорфскои МТС оказать ему содействие и разрешить оста­новиться у них на ночлег в связи с плохой погодой. Черкашин, получив разрешение, остался. На рассвете Черкашин поджег бочки с бензином с целью уничтожить находящиеся рядом комбайны, чему помешали рабо­чие, заметив действия Черкашина. Черкашин о совершенном им преступле­нии2* объясняет так: «При разговоре с рабочими я вспомнил свою прошлую жизнь, как я жил раньше, и что теперь мне приходиться скитаться в поис­ках куска хлеба, что причинами этому явились мероприятия, проводимые соввластью, в силу этого я решил уничтожить комбайны, что и сделал».
Отбывающие высылку на Сев[ерной] ж[елезной] д[ороге] Поздняковы Дмитрий и Андрей, имея переписку с оставшимися родственниками, по­лучили фальшивые документы, посредством которых бежали в Крым. По прибытии в Крым поселились в деревне у своих родственников, распро­странили свое влияние на большую часть деревни. При производстве арес­та Поздняковых со стороны родственников было оказано сопротивление инспектору милиции, вследствие чего арестовать не удалось, вторичный арест производился группой сотрудников ГПУ и краснофлотцев в количе­стве] 8 чел. В момент производства ареста родственники, а в особенности женщины, также оказывали сопротивление, наносились удары. Восполь­зовавшиеся этим Поздняковы бежали.
Высланный из пределов Крыма кулак Герасименко Е.И., пробыв там около года, бежал, с весны 1931 г. скрывался в различных районах Крыма, проживая в дер. Кульчук, Герасименко достал справку на имя Арваниди А., по которой проживал и в дальнейшем, поддерживая связь и скрываясь у Бутта П.Р., начал с последним заниматься грабежом, грабя, главным образом, скот, принадлежащий совхозу «Овцевод». В Виноделен-ском районе была арестована группа вселенцев в количестве 4 чел., систе­матически занимавшаяся конокрадством в колхозах по месту их прежне­го жительства. Краденые лошади сбывались на рынке.
Пом. нач. СПО ОГПУ Коркин ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 34—40. Копия.
** Так в тексте. По подсчетам составителей — 207. 2* Так в тексте.
№ 11
Записка руководства ОГПУ в Комиссию ЦК ВКП(б)
по спецпереселенцам о заявках хозяйственных организаций
Средне-Волжского края на предоставление рабочей силы
спецпереселенцев
Март 1932 г.1*
От ряда хозяйственных] организаций Ср[едне]-Волжского края посту­пили заявки на предоставление им рабочей силы из состава спецпересе-
62
ленцев4. Всего, в общей сложности, поступило заявок на 2,2 тыс. семей от следующих хозяйственных] организаций: от Орского Стромтреста — 1,2 тыс. семей, от Средвяжтреста — 500 [семей], [от] Управления] Ундо-ровских сланцевых разработок — 300 [семей], от Сред. Стентреста — 200 [семей].
Требуемое хозяйственными] организациями количество спецпересе­ленцев может быть предоставлено путем внутрикраевого расселения уч­тенных нами кулацких семейств, изъятых из колхозов и не затронутых выселением 1930—1931 гг. Изъятие указанных кулацких семей намечает­ся произвести из следующих пунктов СВК: Мордовская обл. — 400 семей, Оренбургский оперсектор — 400 [семей], Пензенский [оперсектор] — 300 [семей], Ульяновский [оперсектор] — 300 [семей], Сызранский [опер­сектор] — 400 [семей], быв. Самарский [оперсектор] — 400 [семей].
Расселение и хозяйственное] использование намечаемых к выселению кулацких семей предполагается произвести в следующих пунктах:
1.В Орском районе намечается расселить 1,2 тыс. семей и использо­
вать на вновь организуемых предприятиях Орского Стромтреста.
Из этого количества 500 семей будут использованы по добыче трепела, постройке завода и изготовлению теплобетона, вблизи станции Сара Орс-кой ж[елезной] д[ороги] и 700 семей — по добыче конгломерата и извести и изготовлению кирпича вблизи станции Губерля той же ж[елезной] д[ороги].
2. В Кинельском районе намечается расселить 250 семей с использова­
нием на горных разработках по добыче асфальта, серы и алебастра по
линии Средвяжтреста.
3. В Сенгилеевском районе 250 семей будут расселены и использованы
на трепельно-кирпичном заводе Средвяжтреста.
4. В Самарском районе — 200 семей, которые будут использованы на
кирпичном заводе № 6 Средстентреста.
5. В Чердаклинском районе — 300 семей предполагается использовать
на Ундоровских сланцевых разработках, расположенных в 35 км от
ж[елезной] д[ороги].
Во всех указанных пунктах для размещения предполагаемых к рассе­лению спецпереселенцев частично уже имеются жилые постройки и, кроме того, хозяйственными] организациями предусматривают присту­пить к жилищному строительству отдельных поселков в виде 5—8 квар­тирных домов.
В отношении остальных видов обслуживания спецпереселенцев (по линии Наркомздрава, Наркомпроса5, кооперации и др.) крайкомом ВКП(б) вынесено соответствующее решение о развертывании работы.
Сообщая изложенное, прошу поставить на рассмотрение Комиссии ЦК ВКП(б) вопрос о производстве внутрикраевого переселения 2,2 тыс. кулац­ких семей по СВК и о принятом комиссией решении поставить в извест­ность ОГПУ.
Зам. пред. ОГПУ Балицкий ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 25—26. Копия.
** Датируется по смежным документам в деле.
63
№ 12
Спецсправка СПО ОГПУ «Об отрицательных моментах
и политическом состоянии отдельных районов Союза»
Не ранее 1 апреля 1932 г.1*
С конца декабря п.г. и начала января т.г. в отдельных районах Союза нами отмечался ряд отрицательных явлений, [таких] как массовое неорга­низованное отходничество, выход из колхозов, сброска земли, продоволь­ственные и фуражные затруднения, убой и падеж скота, массовые выступ­ления и пр.
I. Украина
Продзатруднения
В ряде населенных пунктов (Харьковской, Киевской, Одесской, Дне­пропетровской, Винницкой областей) УССР наблюдаются продзатруднения и случаи голодания колхозных семейств. Зарегистрировано (по неполным данным) 83 случая опухания от голода, 6 смертей, питание падалью 12 семейств и 4 случая оставления детей.
Состояние тягловой силы
Состояние тягловой силы крайне неудовлетворительное. В отдельных колхозах непригодность конского состава превышает 50% (Бердянский, Николаевский районы, АМССР и т.д.). Падеж лошадей принимает угро­жающие размеры: в Зиновьевском районе за вторую половину 1931 г. пало 4209 лошадей и 349 жеребят. С 1 мая 1931 г. по 1 января 1932 г. в Ново-Одесском районе погибло 1612 лошадей. В Ново-Пражском районе за январь—февраль пало 1424 лошади. По Ставищанскому району за 20 дней марта погибло 1650 лошадей. По Добровеличковскому району от­мечается рост падежа лошадей: на 1 октября 1931 г. было 8125 лошадей, на 1 января 1932 г. — 6908 лош[адей]. По Бердянскому району пало за год 1707 лошадей, а за вторую половину 1931 г. — 969. В декабре падеж резко повысился, за этот месяц пало 314 лошадей. Из 9160 лошадей райо­на 50% непригодны к работе. По Николаевскому району учтено 55 бродя­чих лошадей. В Тальновском районе убито на мясо 58 лошадей. Зареги­стрирован ряд случаев продажи единоличниками лошадей по 2—3 руб. или же за пару пачек махорки (Махновский район). В ряде колхозов ло­шади настолько истощены, что привязаны к стойлам.
Неорганизованное отходничество
Неорганизованное отходничество колхозников по сравнению с про­шлым годом резко возросло. По выборочным данным за январь—февраль 1932 г.,
по 13 районам Одессщинынеорганизованно ушло 31 700
-"- 27 -"-Днепропетровщины-"-89 300
-"- 13 -"-Харьковщины-"-4600
5 -"-Киевщины-"-1120
По весьма неполным данным, отходничество единоличников по 38 рай­онам составляет 35,2 тыс. чел., которыми оставлено 58 907 га земли.
64
Эмиграционные тенденции
В пограничной полосе отмечается ряд эмиграционных тенденций, осо­бенно проявившихся в АМССР, где в текущем году пытались перейти за кордон 1045 чел., из которых 530 задержано.
Массовые выступления и волынки
В октябре [1931
г-]
было
12
выступлений],
1770 чел.
из них 280 кол[хоз
в них
ников]
участвов[ало]
-"- ноябре -"-
13
_"_
1245 чел.
440 -
-"- декабре -"-
6
775 чел.
485 -
В январе 1932
г.
было
34
2087 чел.
1127 -
-"- феврале -"-
12
560 -"-
300 -
-"- марте -"-
180
16 602 -"-
10 090 -
[Итого]
Резкий рост массовых выступлений наблюдается в марте. Подавляю­щее большинство массовых выступлений — 243 из 259 — за полгода были на почве хлебозаготовок и обобществления скота и 11 — на почве взимания недоимок и пр. Параллельно с резким ростом массовых выступ­лений возрастает количество участников, которое достигает 300—500 чел. в каждом.
На почве продзатруднений в марте зарегистрировано 17 случаев напа­дений на склады Союзхлеба, винокуренные заводы с количеством участ­ников 300—500 чел. в каждом.
Характерны следующие случаи вооруженных нападений: «В Хороль-ском районе на винокуренный завод Елизаветинского совхоза напала толпа крестьян в количестве 70 чел. и потребовала от охраны сдачи ору­жия и непрепятствия хищению кукурузы. Из толпы были произведены несколько выстрелов. В Богодуховском районе толпа из 100 чел. пыталась напасть на винзавод в с. Братонец и разобрать кукурузу, из толпы в охра­ну было также произведено несколько выстрелов».
Наши мероприятия
За время с октября 1931 г. по первую декаду марта 1932 г. по 66 рай­онам вскрыто 80 кулацких и а/с группировок, из них 3 внутриколхозные. За это же время вскрыты 22 к/р организации, распространявшие свою к/р деятельность на 48 районов. Арестовано по подозрению в соверше­нии терактов за октябрь—март — 836 чел., в том числе 237 кулаков и 74 зажиточных. Вскрыт за этот же период 161 теракт и арестовано по ним 327 чел.
II. Белоруссия
Продзатруднения
Особо остро ощущаются продзатруднения в Дриссенском погранрайоне, где не имеют хлеба 23 колхоза. Кроме того, в отдельных колхозах Мин­ского пригородного района насчитывается голодающих 40 семей, Полоц­кого пограничного района — насчитывается голодающих 10 семей, Петри-ковского района — 6 семей, Краснослободского района — 3 семьи.
65
Коллективизация
Динамика коллективизации по всей БССР за время с октября по ап­рель представляется в следующем виде:
На 1
октября
1931
г. _
49,3%
На 1
января 1932 г.
— 50,4%
-"- 1
ноября
1931
г. _
50,0%
-"- 1
февраля 1932 г.
— 50,8%
-"- 1
декабря
1931
г. —
50,2%
-"- 1
марта 1932 г.
— 50,1%
-"- 1
апреля 1932 г.
— 49,9%
За период с 1 января по 10 марта с.г. общее количество колхозов по всей БССР уменьшилось на 242 колхоза и на 7881 хозяйство.
Изучение динамики коллективизации в порайонном разрезе указывает на еще большую цифру фактической убыли. Так, только по 38 районам за тот же период убыло из колхозов 9070 хозяйств.
Наибольшие показатели убыли хозяйств за тот же период дают сле­дующие районы, где соответственно отмечается уменьшение процента кол­лективизации.
% коллективизации на 1 октября 1931 г.
% коллективизации на 1 апреля 1932 г.
Пуховичский район
убыло
729 х[озяйст1в
—
—
Сиротинский
-"-
718 -"-
59,6%
57,7%
Полоцкий погран. -"-
_■•
652 -"-
58,3%
53,3%
Горецкий
-"-
649 -"-
—
—
Освейский погран. -"-
■■_
478 -"-
47,1%
43,1%
Толочинский
455 -"-
71,3%
68,7%
Копыльский погран. -"-
543 -"-
61,3%
60,3%
Могилевский
451 -"-
—
—
Неорганизованное отходничество зафиксировано по 47 колхозам 41 района. Падеж и убой скота
По выборочным данным, за февраль 1932 г. в 26 колхозах (в 13 райо­нах) потеря рабочего, крупного рогатого и мелкого скота составляет 572 го­ловы. По тем же данным, в 8 семеноводческих колхозах (7 районов) поте­ря поголовья свиней и молодняка достигает 514 голов. В 19 колхозах (18 районов) убито скота: быков племенных — 4, коров — 10, телят — 33, овец —■ 39, свиней — 19, лошадей — 30.
В 23 совхозах (18 районов) пало из-за отсутствия кормов 419 голов мелкого и крупного рабочего скота.
Среди единоличников (22 района, 22 сельсовета) за декабрь—январь разбазарено и убито: лошадей и волов — 36, коров и телят — 132, свиней и поросят — 36, овец и ягнят — 11.
Посевная кампания
По данным на 1 марта с.г., в 39 районах (из них 13 пограничных) 114 кол­хозов, 8 совхозов и 22 населенных пункта никакой подготовки к севу не ведут.
Разбор семфондов имел место в 4 колхозах и одном поселке в Смоле-вичском, Костюковичском, Белынчском и Чечерском районах. Зафикси­рованы в 2 случаях тенденции к разбору семфондов в Лоевском и Наров-лянском районах.
66
Массовые выступления
С 1 октября 1931 г. по 1 апреля зарегистрировано 5 массовых выступ­лений с количеством участников 2170 чел., в октябре — 1 случай — 200 участников.
Оперативные] мероприятия
По данным на 1 апреля с.г., в БССР за 4-х месячный период вскрыто и ликвидировано 82 кулацких группировки и 1 к/р орг[анизац]ия. Кроме того, вскрыто 4 кулацко-эсеровских группы с количеством участников — 49 чел.
На 15 марта с.г. по 51 району изъято 1359 чел. к/р одиночек кулаче­ства и прочего а/с э[лемента], в том числе пролезших в колхозы кула­ков — 334 чел.
III. Западная обл.
За последние 3 месяца имели место 110 случаев отказа от земли и само­ликвидации хозяйств. В ряде районов области наряду с отказом от земли и самоликвидацией хозяйств идет неорганизованное отходничество. Так, по 5 районам неорганизованно уехало на работу в города более 500 семей.
Коллективизация
В течение последних 3 месяцев (январь—март) отмечается увеличение случаев выходов из колхозов и развала отдельных из них.
С 1 февраля по 10 марта с.г. за счет выходов и развала колхозов число коллективизированных хозяйство уменьшилось по области на 16 650, или 1,5% к общему числу хозяйств области. Количество колхозов уменьши­лось на 529.
По отдельным районам области отмечаются случаи групповой подачи заявлений о выходе из колхозов, причем подписи под заявлениями произ­водятся по кругу с тем, чтобы скрыть инициаторов. Так, по одному толь­ко Холм-Жирковскому району таких заявлений подано в райколхозсоюз 10. Основными мотивами выходов в заявлениях указываются неудовлетвори­тельная обеспеченность продуктами питания и кормом, бесхозяйствен­ность и беспорядки в колхозах.
О положении с кормами в отдельных районах Западной обл.
В ряде районов области, как по социалистическому, так и по едино­личному сектору ощущается острый недостаток кормов. По 65 колхозам (из 178) Ярцевского района не хватает грубых кормов 6301 ц. По Сычев-скому совхозкомбинату не хватает грубых кормов — 18 047 ц, сочных — 571 ц и концентрированных — 7689 ц. В результате нехватки кормов на­блюдается сброска скота. За последние 3 месяца, по неполным данным, убито 4050 голов.
Массовые выступления
В октябре выступленГий]
2
участников]
35
-"- ноябре
2
_"_
110
-"- декабре
—
■■
—
-"- январе 1932 г.
2
■■_
30
-"- феврале
6
"_
530
-"- марте
2
_••_
200
Итого масс[овых] выступлений]:
14
905
67
Оперативные мероприятия
Январская операция по к/р кулацкому элементу была проведена по 55 районам. На 28 января с.г. было арестовано 873 чел. Из них по 65 группировкам — 316 чел., одиночек — 557 чел. В настоящее время про­водится вторая операция по изъятию к/р кулацкого элемента и ликвида­ции внутриколхозных группировок. Изъято более 1 тыс. чел.
IV.ЛВО
Выходы из колхозов
С 1 января по 1 марта 1932 г. по Ленобласти развалилось 269 колхо­зов; всего вышло из колхозов 15 517 хозяйств. С 10 марта по 20 марта 1932 г. развалилось колхозов — 49; всего вышло хозяйств — 2662.
Массовые выступления
В январе было 3 выступления с общим количеством] участников — 95 чел., 1 выступление было по религиозным мотивам и 2 выступления в связи с заготовками. В марте было 1 выступление с количеством] участников] в 500 чел. по религиозным мотивам. Всего — 4 выступления с 596 участниками.
Оперативные мероприятия
На 20 марта 1932 г. ПП ЛВО ведет 324 разработки, по которым прохо­дит 1638 чел. а/с элемента. Из общего числа на данное время 16 к/р раз­работок находятся в погранзоне. По неполным сведениям на 1 апреля 1932 г., ликвидировано 54 к/р группировки, по которым проходит 264 чел.
V.ЦЧО
Продзатруднения
Сведения о продзатруднениях в отдельных районах области стали посту­пать с середины февраля с.г. Так, например, в Михайловском районе в ком­муне «Завет Ленина» на трудодень хлеба выдано только по 600 г. Отдельные члены коммуны «Завет Ленина» в настоящее время хлеб уже съели и, не имея средств для его покупки, ходят по дворам и просят милостыню.
В связи с недостатком хлеба в ряде колхозов колхозники питаются суррогатным хлебом с примесью картофеля, капусты, буряков, жмыха и т.п. На почве употребления в пищу суррогатов хлеба отмечены отдельные случаи заболевания семей колхозников. В колхозе с. Ивановского Н.-Ка-литвенского района семья колхозника Бойко из-за отсутствия хлеба и других продуктов питания начала употреблять в пищу мясо павшей ло­шади. В Калачеевском, Михайловском, Вейделевском и других районах ряд семей колхозников охвачены продзатруднениями. Отдельные семьи Рыльского, Вейделевского и других районов питаются суррогатами и вы­езжают покупать хлеб за пределы области. В Ольховатском районе отме­чен один случай опухания на почве недоедания детей колхозников.
Неорганизованное отходничество и отказ от сева
Неорганизованное отходничество имеет место по ряду районов области с тенденцией к повышению. Одновременно поступают сведения об учас­тившихся случаях отказов единоличников от сева и земли. По данным 25 районов, зарегистрировано 526 случаев отказа единоличников от сева. Наибольшее число отказов отмечено в Добринском, Льговском и Новохо­перском районах.
68
В январе по 7 районам области ушло 1150 хозяйств. В феврале—марте отход, по данным 11 районов, составляет до 2 тыс. хоз[яйств]. За период февраль—март по 58 районам зарегистрировано 1244 случая отказов еди­ноличников от земли и посева, а также от принятия посевных извещений. В Суренском районе зарегистрирован случай отказа общего собрания еди­ноличников от принятия посевного плана.
Выходы из колхозов
За период с октября п.г. по апрель выходы из колхозов по ЦЧО не принимали широких размеров. В феврале отмечено 247 выходов, в марте — 731 хоз[яйство]. Однако в то же время, по данным облЗУ на 20 марта, процент коллективизированных хозяйств области по сравнению с данными на 1 октября п.г. снизился с 70,2% до 68,4%, т.е. на 1,8%, или абсолютно на 36 046 хозяйств. ПП ОГПУ относит в основном сниже­ние за счет уточнения цифр коллективизации.
Хищнический убой и падеж скота
На протяжении последних месяцев отмечается возрастающий падеж рабочего скота. За период с 1 января по 10 февраля по 39 районам в 637 колхозах отмечено 5348 случаев падежа лошадей. Наиболее значи­тельные размеры падеж принял в районах южной и центральной части области. Здесь по 268 колхозам пало 2283 головы рабочего скота. В райо­нах северной части области за тот же период по 75 колхозам пало 748 голов рабочего скота.
Массовые выступления
На территории ЦЧО за время с октября по март включительно всего произошло 18 массовых выступлений с общим количеством участников 1860 чел.
Массовые выступления по месяцам разбиваются следующим образом. Октябрь: всего — 4, участников — 320, из них на почв хлебо- и скотоза-готовок — 3 и на почве перегибов и искривлений — 1. Ноябрь: выступле­ний — 4, участников — 355, из них на почве хлебо- и скотозаготовок — 3. Декабрь: выступлений — 2, все на почве заготовок, участников — 270. Январь: выступлений — 1, участников — 150. Февраль: выступлений — 3, участников — 220, на почве хлебозаготовок — 2, продзатруднений — 1. Март: выступлений — 4, из них на почве продзатруднений — 2, участни­ков — 545.
Оперативные мероприятия
С 1 января по 1 апреля 1932 г. ликвидировано разработок по деревне области всего 104, по ним арестовано 1281 чел., из них к/р организа­ций — 5 — 223 чел.; кулацких группировок — 99 — 1058 чел. Кроме того, арестовано к/р одиночек — 1075 чел.
VI. Московская обл.
Выходы из колхозов и неорганизованное отходничество
За последние 5 месяцев динамика выходов рисуется в следующем виде: в октябре 1931 г. — 2570 хоз[яйств], в ноябре—декабре — 2610, в январе 1932 г. — 4260, в феврале 1932 г. — 5420. Всего за 5 мес[яцев] — 16 8403* хоз[яйств].
За март сведений об отливе из колхозов не поступило. По выборочным неполным данным, в 44 районах области отлив трудоспособной силы из
69
колхозов представляется в следующем виде: по договорам — 31 731 чел., неорганизованно — 104 626 чел.; кроме того, за март по 52 районам неор­ганизованное отходничество составляет 5178 чел.
Хищнический убой скота
Убой скота отмечается, главным образом, в колхозах, засоренных ку­лачеством. Кроме недостаточности кормов убой стимулируется и перегиба­ми, выразившимися в администрировании при обобществлении скота. Не­редко наряду с рабочим и продуктовым скотом убивается и племенной скот, а также убивается и молодняк. По Ново-Деревенскому району в 1931 г. убито свыше 2 тыс. голов молодняка. В Ухтомском районе убито за последнее время 200 голов молодняка, по колхозам района намечено к убою еще около 30% имеющегося молодняка.
По ряду районов (Серпуховской, Реутовский) значительно развита сброска лошадей. Наряду с убоем и сброской молодняка и взрослого скота, несмотря на недостаток лошадей в колхозах, наблюдается массовая распродажа колхозами лошадей. В Серпуховском районе только за 2-ю де­каду декабря 1931 г. продано 400 лошадей. В Егорьевске в базарные дни выводится для продажи по 80—100 лошадей. В ряде районов области вследствие истощения наблюдаются, как массовое явление, заболевание скота туберкулезом и другими болезнями. Падеж скота на почве заболева­ния и истощения все увеличивается. Достаточных мер борьбы с падежом скота не предпринимается (Тульский, Веневский, Щекинский и другие районы).
Массовые выступления
В октябре были две массовки по 25 чел. в каждой по религиозным мо­тивам. В феврале 1932 г. была одна массовка с участием 25 чел. (попытки разбора обобществленного скота). В марте была одна массовка с участием 50 чел. женщин (попытки разбора семфонда на почве продзатруднений).
Оперативные мероприятия
На 1 апреля на территории МО арестовано 1156 чел., из них в Мос­кве — 461 чел., в районах обл[асти] — 685 чел.
VII. ИПО
Сброска земли и ликвидация хозяйств
Сброска земли и самоликвидация хозяйств выразилась в следующих цифрах. Всего по области за 1931 г. сброшено 17 тыс. га, в том числе сброшено: колхозниками — 0,7%, бедняками — 12,8%, середняками — 68,5%, кулаками — 18%. Самоликвидировалось за 1931 г. 1328 хозяйств: колхозников — 3,6%, бедняков — 14,3%, середняков — 57,1%, кула­ков — 25%.
Коллективизация
Процент коллективизации по области дает некоторое снижение на март 1932 г. по сравнению с октябрем 1931 г.: октябрь — 44%, ноябрь — 44,5%, декабрь — 44,6%, январь — 44,7%, февраль — 44,2%, на 20 мар­та — 43,7%.
За последнее время по области наблюдается рост выходов из колхозов. Динамика выходов: в октябре и ноябре 1931 г. выходов не было, [в] де­кабре вышло 150 хоз[яйств], [в] январе 1932 г. — 1721 хоз[яйство], [в]
70
феврале 1932 г. — 3366 хоз[яйетв], [в] марте по 47 районам — 1837 хо­зяйств].
Состояние кормов и скота
Негласным обследованием колхозов и единоличных хозяйств в 10 рай­онах ИПО установлены во многих случаях недостатки кормов. Из обследо­ванных 10 районов, из 30 единоличных селений имеет излишки — 1, пол­ностью обеспечены — 15 и не обеспечены — 14 селений, т.е. 47%. Из 48 обследованных колхозов имеют излишки — 5, обеспечены кормами — 13 и не обеспечены — 30 колхозов, т.е. 63%. Наблюдается усиленная рас­продажа скота. По неполным данным, только за последние 3 месяца 1931 г. по 4 районам учтено свыше 2,5 тыс. случаев сброски скота едино­личниками, около 50% всех случаев приходится на лошадей. В ряде рай­онов имеются десятки беспризорных лошадей.
Массовые выступления
На почве:
В октябре
план
раскулачи-
скотозаго-
выступлений]
3 участников]
35
заготовок
— 1
вания и высе-
товок — 1
ления — 1
В ноябре4* -"-
2
90
изъятия
религиоз-
АСЭ
— 1
ной — 1
В январе -"-
2
200
-"-
1
1
В феврале -"-
6
[—]
[—]
[—]
I—]
В марте
1
300
[]
скотозаг[о-
товок] — 1
Всего:
14
625
Мероприятия ОГПУ
Всего вычищено из колхозов 2688 кулацких хозяйств. За период с I октября 1931 г. по 1 апреля с.г. выявлены и ликвидированы 193 кулац­кие группировки. В последний квартал репрессировано к/р элементов 1227 чел., в том числе: в январе — 371 чел., в феврале — 258 [чел.], в марте — 598 [чел.]. Кроме того, в производстве СПО ПП ИПО имеется 239 разработок по кулацким группировкам.
VIII. Нижегородский] край Продзатруднения
Сведения о продзатруднениях стали поступать только за последнее время. Данных о размерах их нет. Отмечены случаи употребления в пищу лебеды, липовой древесины, малинника и других суррогатов. Зафиксиро­ван один случай самоубийства на почве голода.
Выход из колхозов
С октября по краю вышло из колхозов 34 677 хозяйств, октябрь — 926, ноябрь — 2937, декабрь — 4916, январь — 5084, февраль — 14 305 хо­зяйств.
Хищнический убой и падеж скота
По 7 совхозам Свиноводтреста за время с 1 января по 20 февраля 1932 г. пало молодняка до 2-х месяцев — 1651, старше 2-х месяцев — 739 и взрослых — 112 голов, а всего за 50 дней пало 2502 головы скота.
71
По сообщению ПП, убой скота и продажа его имеют место в целом ряде районов края, в отдельных местах это явление приняло угрожающий характер, резко снижающий общее поголовье стада целых районов (точ­ных данных нет).
А/с проявления
На территории Щижегородского] края за время с октября п.г. зареги­стрировано 2 массовых выступления с общим количеством участников 130 чел. Ноябрь — 30 чел., декабрь — 100 чел. участников.
Мероприятия ОГПУ
По состоянию на 30 марта 1932 г. арестовано 1191 чел. и ликвидиро­вано 5 к/р организаций.
IX. СВК
Продзатруднения
Продзатруднения начали проявляться с января 1932 г., главным обра­зом, по районам Левобережья СВК, причем в марте продзатруднения еще более усилились, увеличились случаи употребления в пищу суррогатов (желуди, картофельная кожура, травы, листья и т.д.) и павших живот­ных. За последнее время зарегистрированы опухания и 2 случая смерти на почве голода. В ряде районов отмечается рост нищенства.
Неорганизованное отходничество
С октября 1931 г. по СВК ушло неорганизованно на заработки 162 410 чел. По месяцам: октябрь — 2285, ноябрь — 2900, декабрь — 48 365, ян­варь — 53 420, февраль — 55 440 чел. (за октябрь и ноябрь сведения даны по 17 районам, с декабря по февраль — по 64 районам).
Выходы из колхозов
До декабря выходы из колхозов были единичными случаями. В декаб­ре было 300 выходов, январе — 1500, феврале — 1080, за несколько дней марта — 170. Всего за этот период вышло 3050 хозяйств. В отдельных колхозах процент выходов достигает 70—80%.
Разбор обобществленного скота в колхозах в связи с постановлением ЦК от 26 марта6
В связи с постановлением ЦК во многих колхозах, не дожидаясь общих собраний, колхозники начали разбирать обобществленный скот. Например, в Бугурусланском районе по 20 колхозам, имевшим 2485 обоб­ществленных коров, после постановления ЦК разведено 1137 голов. Со­гласно решений собрания роздано 809 коров, взято самовольно 330 коров. В Борском районе по 12 колхозам весь обобществленный скот разведен по домам. В Красноярском районе по 13 сельсоветам из 12 тыс. обобщест­вленного скота разобрано 4 тыс. голов. В приволжских районах наряду с разбором коров отмечаются случаи развода обобществленных лошадей.
Падеж и убой скота
За декабрь и январь по 42 районам края забито 18 598 голов скота, пало за это время от истощения, плохого ухода, болезней и т.п. 18 156 го­лов. Общее число забитого и павшего скота за эти 2 месяца составляет 36 754 головы. Из этого количества на 15 районов Левобережья падает 21 374 и на 27 районов Правобережья — 15 380 голов забитого и павшего скота.
72
Забой крупного рогатого скота выражается в количестве 2247 голов и павшего — 1947 голов, количество забитых и павших лошадей составляет 8320 голов, из коих по 15 районам левобережья — 5458 голов, по 27 рай­онам правобережья — 1862 головы.
Большое количество забитого и павшего скота относится к колхозному сектору.
Особенно больших размеров наблюдается падеж приплода в совхозах Свинотреста. Например, за 10 дней декабря по 16 совхозам пало 3083 по­росенка.
Массовые выступления
С октября 1931 г. по март 1932 г. в СВК было 38 массовых выступле­ний с общим количеством участников — 4335 чел. По месяцам: октябрь: 2 выступления, участников — 90 чел., из них 1 в колхозном секторе на почве продзатруднений и 1 в единоличном секторе на религиозной почве; ноябрь: 2 выступления, участников — 610 чел., из них 290 женщ[ин]. Одно выступление в соцсекторе на почве обобществления, 4 — в едино­личном секторе на почве раскулачивания, хлебозаготовок и религиозной почве; декабрь: 10 выступлений, участников — 720 чел., из них жен­щин — 120. В соцсекторе — 5 выступлений на почве продзатруднений — 4, заготовок — 1, в единоличном секторе — 5 выступлений, на почве про­дзатруднений — 3, заготовок — 2; январь: 10 выступлений, участников — 1080, из них женщин — 270 (учтено по 4 выступления). В соцсекторе 6 выступлений, на почве продзатруднений — 2, заготовок — 2, переброс­ке хлеба — 2, в единоличном секторе — 4 выступления, из них 3 на рели­гиозной почве и 1 на почве заготовок; февраль: 6, участников — 585 чел., все — женщины. В соцсекторе 1 выступление на почве продзатруднений, остальные 5 — в единоличном секторе на почве: религиозной — 1, прод­затруднений — 3, заготовок — 1; за неполный март — 5 выступлений, участников — 1250 чел., из них женщин — 850 чел. (по 3 случаям). Все выступления в единоличном секторе на почве: заготовок — 2, религиоз­ной — 2, изъятия имущества — 1. Из 38 случаев массовых выступлений 24 относятся к единоличному сектору и 14 — к соцсектору.
Оперативные мероприятия ОГПУ
За последнее время СПО ПП СВК ликвидировано 40 кулацких к/р группировок и репрессировано 1030 чел. Вычищено из колхозов в 1932 г. в период перевыборной кампании правлен[ий] колхозов — 5,9 тыс. чел. кулацк[ого] и а/с элемента.
X. НВК
Продзатруднения
Продзатруднения по НВК начали проявляться с декабря п.г. Так, в де­кабре учтено 45 колхозов по 20 районам, преимущественно северной части края, где 1230 семей испытывали острые продзатруднения. Отмече­но было на этой почве 3 случая смертности, одно покушение на самоубий­ство, случаев опухания — 20, употребление в пищу павших животных и разных суррогатов. Так, например, в с. Графском Мариентальского канто­на Республики Немцев Поволжья группа колхозников в 50 чел., несмотря на запрещение врача, растаскивала мясо павших лошадей для пищи.
73
Неорганизованное отходничество
По 42 районам с июля 1931 г. по март 1932 г. выбыло в различные местности 34 187 хозяйств, или 9,3% по отношению к наличию всех хо­зяйств колхозников. За этот же период неорганизованно выбыло на зара­ботки 98 808 трудоспособных мужчин, или 27,4% по отношению ко всему наличию трудоспособных мужчин-колхозников.
Кроме того, по 19 районам за тот же срок выбыло 6347 единоличных хозяйств, или 35% ко всему наличию единоличных хозяйств этих райо­нов. Трудоспособных мужчин-единоличников выбыло 14 568 чел., или 33% ко всему наличию трудоспособных мужчин-единоличников.
Выходы из колхозов
С октября 1931 г. по март 1932 г. подано о выходе из колхозов 1521 за­явление: октябрь — 55, ноябрь — 45, декабрь — 73, январь — 1018; в том числе 736 по Республике Немцев Поволжья: февраль — 200, за не­полный март — 130. В ряде случаев колхозники после разъяснительной работы заявления взяли обратно.
Падеж скота на почве недостатка кормов
С июля 1931 г. по март 1932 г. на почве недостатка кормов, плохого ухода и различных заболеваний по 42 районам пало 62 844 лошади (21%). Наиболее поражены падежом западные районы, где достигает больших размеров падеж молодняка. За указанный период молодняка в этих районах пало 19 816 голов. По 62 районам вследствие истощения и слабости 122 368 лошадей в колхозах не способны к работы (всего в кол­хозах по 62 районам края — 263 600 лошадей).
Массовые выступления
С октября 1931 г. по март 1932 г. в НВК имело место 97 массовых вы­ступлений с общим количеством участников — 9003 (по 82 случаям вы­ступлений]), из них:
Октябрь — 4, участников — 360 чел., все — женщины, из них: в со­циалистическом секторе 1 выступление на почве продзатруднений и 3 вы­ступления] в единоличном секторе на религиозной почве.
Ноябрь — 10, участников — 505, из них женщин — 325, в соцсекторе 6 выступлений: 2 — на почве заготовок и 4 — на почве продзатруднений, остальные 4 выступления в единоличном секторе также на почве продза­труднений.
Декабрь — 16, участников — 1493, женщин — 283, из них: в соцсек­торе — 13, на почве продзатруднений — 9, заготовок — 3, обобществле­ние — 1. Остальные 3 выступления в единоличном секторе: на почве хле­бозаготовок — 1, религиозной — 1 и продзатруднений — 1.
Январь 1932 г. — 31 выступление], участников — 3443 (по 25 вы­ступлениям]), женщин — 458 чел., из них в колхозном секторе — 30 вы­ступлений: 27 — на почве продзатруднений, на почве заготовок — 1, на почве переброски хлеба — 2. В единоличном секторе 1 выступление] на религиозной почве.
Февраль — 22 выступления, участников — 1597 (в 19 случаях) жен­щин — 645. Из них: в соцсекторе — 13 выступлений, все — на почве прод­затруднений. В единоличном секторе 9 выступлений, также все — на почве продзатруднений.
За неполный март — 14 выступлений, участников — 1618 (по 11 слу­чаям), женщин — 175. Из них в соцсекторе — 5 выступлений, все — на
74
почве продзатруднений. Остальные 9 — в единоличном секторе, из них 8 выступлений] — на почве продзатруднений и 1 — на почве изъятия имущества.
Как видно из приведенных цифр, большинство массовых выступлений было на почве продовольственных затруднений (из 97 — 81 на почве прод­затруднений). При этом в ряде случаев выступавшие проявляли тенден­ции объединиться с другими селами. Из числа массовых выступлений, имевших место в январе, феврале и марте 1932 г., 29 выступлений сопро­вождались разгромом и разбором семян, кукурузы, подсолнуха и т.д. В январе в 5 случаях массовых выступлений разобрано 3193 пуд. семян при участии 1113 чел. В этих же месяцах в 18 случаях массовых выступлений расхищено 3673 пуд. кукурузы с участием 1465 чел. Обращает на себя внимание следующий случай: «В феврале с.г. в с. Семеновке была органи­зована демонстрация женщин из 100 чел., которые ходили по селу с крас­ным флагом с надписью: "Приветствуем соввласть, просим не отказать го­лодному населению"».
Оперативные мероприятия ПП ОГПУ
На 1 марта в СПО ПП ОГПУ НВК имелись 162 групповые разработки, по которым проходило 1250 чел. За последний месяц ликвидировано 105 кулацких к/р группировок, арестовано по ним 656 чел., арестовано к/р одиночек — 510 чел. и поймано беглых кулаков 332 чел. Всего реп­рессировано 1498 чел.
XI. СКК
Продзатруднения
Продзатруднениями охвачены 5 районов СКК: Лабинский, Миллеров-ский, Краснодарский, Тарасовский и Махотеевский. На 1 апреля в этих районах зарегистрировано смертей от голода — 6, опуханий — 6 случаев, употребления в пищу падали и суррогатов — 45 случаев, заболеваний — 1,1 тыс. случаев, покушений на самоубийства — 2 случая, голодающих — 1869 чел.
В ст. Ярославской за январь и первую половину февраля количество кишечно-желудочных заболеваний и заболевания почек достигли 9,2% всего населения станицы. В колхозе этой же станицы 70% колхозных хо­зяйств хлеба не имеют, питаются картофелем и кукурузой, расхищаемой с полей совхоза.
Коллективизация
По предварительным данным, по 76 русским районам края (крайЗУ), вышло из колхозов: октябрь — 13 470 х[озяйств], ноябрь — 1460, де­кабрь — 450, январь — 14 990, февраль — 23 300, март — 10 200 хо­зяйств]. Всего — 63 870 хоз[яйств].
По наиболее пораженным районам за период с 20 января вышло 38,6 тыс. х[озяйст]в, причем процент коллективизации в этих районах со­ставляет: в Прикумском районе, где вышло 3 тыс. хоз[яйств] — 87%, в Новочеркасском — 3,2 тыс. хоз[яйств] — 70%, в Майкопском — 2,9 тыс. хоз[яйств] — 74%, в Лабинском — 1,3 тыс. хоз[яйств] — 85%, в Азов­ском — 1,9 тыс. хоз[яйств] — 79%, в Тихорецком — 1,2 тыс. хоз[яйств] — 78%. В связи с выходами в русских районах средний про­цент коллективизации снизился с 85% в октябре до 80% в марте.
75
Неорганизованное отходничество
По неполным данным по 25 наиболее пораженным районам, за но­ябрь—март неорганизованно ушло на заработки 56,35* тыс. чел. трудоспо­собных. В ноябре — 4,6 тыс., декабре — 5,7 тыс., январе — 12,3 тыс., феврале — 27,5 тыс., марте — 6,1 тыс. В том числе из районов: Лабин-ского — 16 770 чел., Георгиевского — 1350, Белоречен[ского] — 1,4 тыс., Майкопского — 2,8 тыс., Миллеровск[ого] — 3,3 тыс., Красно­дарского] — 3,8 тыс., Кущевского — 4,1 тыс. Значительная часть из ушедших выехала с семьями без ведома правлений колхозов и сельсове­тов. Часть из них без семей периодически возвращается, не принимая участия в работах по колхозам. В Лабинском районе выявлено 4 тыс. таких колхозников.
Состояние тягла
За время с 1 октября 1931 г. по 1 апреля 1932 г. в колхозах СКК пало 923 лошади, истощены — 7255 лош[адей], заболевших — 3 тыс. лош[адей], в том числе по Славянскому району пало 110 лош[адей], исто­щены — 3,8 тыс. лош[адей], заболело 3 тыс. лош[адей]; по Лабинскому району пало 305 лош[адей], истощенных — 719 лош[адей]; по Белоречен­скому району пало 107 лош[адей], истощено — 2,5 тыс. лош[адей]; по Краснодарскому району пало 300 лош[адей].
Массовые выступления
За октябрь—март зарегистрировано 56 массовых выступлений с коли­чеством участников 7 тыс. чел. в 21 районе. Выступлениями были охваче­ны районы, неблагополучные по выходам из колхозов и неорганизованно­му отходничеству. По характеру выступления разделяются: продзатрудне-ния — 29, разбор обобществ[ленных] коров — 10, против колхозов — 33, хлебозаготовки — 7, прочих — 7.
По месяцам распределяются: октябрь — 8 сл[учаев] — 1150 участ­ников], ноябрь — 4 сл[учая] — 300 участников], декабрь — 9 сл[учаев] — 1330 [участников], январь — 8 сл[учаев] — 1030 [участни­ков], февраль — 12 сл[учаев] — 1450 [участников], март — 16 сл[уча-ев] — 1740 [участников].
В основном волынками охвачены районы: Лабинский — 12 выступле­ний, Таганрогский — 7, Мечетинский — 3, Миллеровский — 3, Прохлад-ненский — 3, Белореченский — 2, Краснодарский — 2. Все выступления преимущественно женские.
Оперативные мероприятия
За время с 1 октября 1931 г. вскрыто и ликвидировано 70 кулацких группировок, 3 к/р организации с общим количеством участников в них 495 чел. Всего изъято на 1 апреля, включая и к/р одиночек, 8931 чел.
Восточные районы СКК
По выборочным данным, за декабрь-март из колхозов Осетии в поряд­ке неорганизованного отходничества ушло 3525 колхозников. Из одного только Ардона за февраль ушло 400 чел.
В связи с перебоями в товароснабжении населения и низкой оплатой трудодней в колхозах (25—40 [руб.] в день) усилился рост а/с настроений в нагорных районах национальных областей. На этом фронте обозначался сильный рост активности а/с элементов в ауле. Отмечается рост агитации кулачества за переселение в горы и выезд в другие области, причем в дан-
76
ном случае кулак сам показывает «пример» (из Адыгейской области бежа­ло 136 кулацких хозяйств, Кабарды — около 100, Северной Осетии — более 200, Чечни — около 150 и т.д.). Заметно а/с обактивление русского беглого кулачества, оседающего в последнее время в нацобластях одиноч­ками и с семьями в значительном числе (в Карачае выявлено свыше 300 кулацких семей, Чечне — около 450 и т.д.). 20 марта 1932 г. в Ножай-Юртовском районе, насыщенном белым кулачеством и а/с элемен­том, вспыхнуло вооруженное восстание, организованное бандглаварями Истамуловым Хусейном, Тавамовым, Кебетовым и другими. В выступле­нии приняли участие 8 аулов Ножай-Юртовского и 4 — Веденского райо­нов. Общее число выступавших достигло 300 чел.
На 24 марта с.г. число повстанцев было 11,5 тыс. чел. К повстанцам присоединилось почти полностью население Ножай-Юртовского и Гудер­месского районов. Лозунгами повстанцев были: «За религию!», «За свобо­ду торговли!» Одновременно распространялись слухи, что восстал весь народ, что пришел конец Советской власти, кто не присоединится к пов­станцам — тому конец.
На место восстания были выброшены отряды ОГПУ, полевые воинские части. Оперативными и партийно-политическими мероприятиями восста­ние ликвидировано. Повстанцы частью сдаются, частью уходят в горы.
Оперативные мероприятия
В результате оперативных мероприятий по Кабардино-Балкарской обл. ликвидировано 23 группировки с общим количеством участников — 210 чел. Всего по восточным объектам деревни выявлена 71 группировка с общим количеством участников 442 чел., из них кулачества и а/с эле­мента — 332 чел.
XII. Закавказье 1) Грузия Коллективизация
Процент колхозных хозяйств с 36,9 на октябрь 1931 г. повысился до 38,5 на январь 1932 г. с последующим понижением до 37,7 на 20 марта 1932 г. Наблюдаются массовые выходы из колхозов в Лагодехском (с 72,2% на 1 января 1932 г. понижение до 57,5%), Борчалинском, Хара-гульском и других районах. Наиболее массовый характер выход из колхо­зов принял в следующих районах:
В Ванском [районе] за февраль по 10 марта ушло более 100 домов без всякого заявления, вышедшие забирают обобществленный скот и земель­ные участки. Со стороны ряда хозяйств оставшихся в колхозе наблюдает­ся тенденция обрабатывать землю в индивидуальном порядке.
В Зестафонском районе лишь за одну декаду марта вышло из колхоза 400 хозяйств, среди них 13 чл[енов] партии и канд[идатов] ВКП(б). Выход мотивируется ими тяжелым материальным положением колхозов.
В Тианетском районе за март целиком распались 2 колхоза и 6 — на­кануне развала.
В Самтредском районе в правлении артели «Шрома» только за два дня подано 48 заявлений о выходе. За время с 5 по 10 марта подано 122 заяв­ления. Всего по Грузии с 1 по 20 марта 1932 г. распалось 25 колхозов с количеством 2359 хозяйств.
Участились случаи убоя скота. Особо угрожающий характер это явле­ние приняло в районах Кахетии, где колхозники режут и рабочий скот.
77
Продзатруднения
В Хонском районе дефицит хлеба выражается в 200 тыс. пуд., на част­ном рынке цена на кукурузу повысилась до 25 руб. за пуд, в связи с этим сильно затруднено снабжение совхозов и других предприятий рабсилой.
В Адыгейском районе 90% населения четырех сел не имеет хлеба для пропитания (данные на февраль 1932 г.), аналогичное положение в Ду-шетск[ом] районе, где 70% населения нескольких сельсоветов испытыва­ют хлебный кризис.
На этой почве распродажа скота на частном рынке носит массовый ха­рактер. Из Гори ручным багажом вывозится в районы Зап[адной] Грузии ежедневно 23 вагона кукурузы.
Активность а/с элементов
За период с октября 1931 г., по неполным данным, имело место под­жогов колхозного имущества — 25, терактов над совпартработниками — 4, избиений и ограблений колхозников — 5, срыва собраний — 4, массо­вых демонстративных выступлений за выход из колхоза — 5.
Основным к/р активом, оформляющим борьбу кулачества и а/с эле­мента на селе, являются чл[ены} меньшевистской партии. По Грузии уч­тено 500 ме[ныпеви]ков.
2)Азербайджан
С октября по апрель процент коллективизации по республике возрос с 42,4 до 48,2%. В течение 1931 и 1932 гг. ликвидировано 15 к/р организа­ций. По ним изъято участников 725 чел. Организации возглавлялись чле­нами национальных] политических] партий — Муссават, Иттихад и гла­варями бандшаек. Основным контингентом были кулаки, духовенство, торговцы и середняки.
В настоящее время силами АзГПУ и полевых воинских частей произ­водится разоружение и изъятие к/р элемента в Акджабединском и Аг-дашском районах. Кроме того, выявлено 23 кулацко-политических груп­пировки в 23 районах с общим количеством участников 547 чел.
3)Армения
Коллективизация
Процент коллективизированных хозяйств в октябре 1931 г. — 34,3%, в декабре 1931 г. достиг 40,3, а на 20 марта 1932 г. снизился до 38,8. На­блюдается отсев, в ряде районов принявший массовый характер. По Ба-саргечарскому району за последние 3 месяца вышло из колхозов 700 хоз[яйств], в Курдукулинском районе за 5 дней марта — 100 хо­зяйств] и намереваются выйти из колхоза еще 150 хоз[яйств]. Всего по Армении с 1 по 20 марта 1932 г. вышло из колхозов 918 хоз[яйств], со­вершенно распались 2 колхоза.
Продфураяшые затруднения
Разбазаривание скота местами принимает угрожающий характер. В Делижанском районе, в колхозе Гелгенд путем убоя и продажи разбаза­рено до 700 голов скота. В Басаргечарском районе 23 колхоза с. Б.Матца распродали 145 г[олов] крупного и мелкого скота и т.д.
Помимо выхода из колхозов имеют место отказы выходить на работу, контрактоваться, наблюдаются также в приграничных районах тенденции к эмиграции в Персию. Вследствие того, что в Камарлинском районе
78
целый ряд сел совершенно не обеспечен хлебом, среди тюркского населе­ния отмечается стремление к переходу в Персию и Азербайджан.
В Курдукулинском районе на почве продзатруднений колхозники от­казались выйти в поле.
Подготовка к севу
Неудовлетворительно проходит подготовка к посевкампании. Не закон­чено составление посевпланов, разъяснительная работа ведется слабо. В большинстве сел Курдукулинского района и в части Котайского и Ка-раклисского районов производственных] планов не имеется. Сбор и очистка семян протекает крайне медленно. План сбора семян в Аштарак-ском районе выполнен лишь на 10%. В Нор-Баязетском районе колхоз­ный сектор план выполнил на 38%, а единоличный — на 20%. Необеспе­ченность семенами ставит под угрозу посевкампанию в Басаргечарском, Караклисском, Гориссинском и Ведийском районах. План ремонта с/х машин не выполняется. В Басаргечарском районе агропунктом не отре­монтирована ни одна машина. В Котайском районе нуждаются в ремонте 70% всего инвентаря, из намеченных 14 открыты 7 мастерских, работаю­щих с большими перебоями; качество ремонта низкое. Мало внимания уделяется обеспечению кампании тягловой силой. Басаргечарский совхоз вместо необходимых 216 быков имеет только 80.
Активность а/с элементов
Во всех районах отмечается значительное обактивление дашнакских и кулацких элементов, использующих недочеты в подготовке посевной и слабость местных организаций. Этому способствует засоренность колхозов. Не редки случаи проникновения кулаков и дашнаков в правления колхо­зов.
Почти во всех районах в а/с деятельности кулачества и а/с элементов роль инициаторов и организаторов принадлежит дашнакам, являющимся основным к/р активом на селе. По Армении учтено 600 дашнаков, выяв­лены и разрабатываются дашгруппы в селах Ленинаканского, Эчмиадзин-ского, Курдукулинского и других районов.
XIII. Крым
Отмечается выход из колхозов. Так, по данным за октябрь—декабрь, в Ленинском районе из 2 колхозов, насчитывающих 705 колхозников, в не­организованном отходничестве — 128 чел. Евпаторийский, Джанкойский и Октябрьский районы — из 10 колхозов вышли 214 колхозников. Ял­тинский район (спецкультуры) — из 639 колхозников вышло 279 хо­зяйств. Бахчисарайский район — в неорганизованном отходничестве — 94 хоз[яйства], Алуштинский район — из 158 хоз[яйств] ушло 151 чел. В результате процент коллективизации с 86,3 снизился до 80—82%.
За 1931 г. нашими органами ликвидировано 74 группировки с общим количеством участников 244 чел. За это же время в одиночном порядке репрессирован 431 чел. Разрабатывается 14 группировок с общим количе­ством к/р актива 61 чел.
XIY. Казахстан Продзатруднения
С октября 1931 г., особенно в северных недородных районах, стали возникать продовольственные затруднения, которые за последние месяцы
79
стали носить острый характер и захватывать новые районы. Если в тече­ние ноября—декабря 1931 г. продзатруднения наблюдались в 7—10 райо­нах, то в январе и первой половине февраля затруднениями было охваче­но 20 районов, а на 28 февраля затруднения испытывают 33 района, из которых остро нуждаются в помощи 10 районов. По далеко неполным данным, в 32 районах острым голодом охвачено 232 пункта. Во всех пунктах, по совершенно неполным данным, с декабря 1931 г. по 10 марта 1932 г. зарегистрировано 1219 голодных смертей и до 4304 случаев опуха­ния от голода. Большинство умерших и голодающих — колхозники. В Каратальском и Павлодарском районах отмечены многочисленные факты вымирания целых семейств колхозников. В колхозе «Еркенжол» умерло 10 семейств, в ауле № 8 — 7 семей колхозников, в ауле № 12 — 2 семьи, в ауле № 6 — 4 семьи, в колхозе Байгунус — 7 семейств. В Цу-рюпинском районе голодают до 15 колхозов, в Акбулакском — 10, в Чин-гирл аурском — 10, в Чийликском — 102 семьи колхозников.
Состояние скота
В конце 1931 г. и начале 1932 г. усиливается хищнический убой скота. В северных районах Казахстана скот уничтожается повсеместно и особенно в колхозах. В Каратальском районе из имевшихся в 1931 г. ло­шадей — 6731, волов — 30, верблюдов — 625, крупного скота — 7188, овец — 4617, осталось лошадей — 338, волов — ни одного, верблюдов — 85, крупного скота — 38, овец — 677.
В шести районах Северного Казахстана отмечено 23 случая разбора и резки колхозниками обобществленного скота. В одном Акбулакском райо­не разбор и резка скота произведена в 12 колхозах. Отмечены многочис­ленные случаи, когда скот в колхозах умышленно приводится в негодное состояние для того, чтобы его зарезать.
Положение в колхозах
Положение в колхозах исключительно напряженное, приток в колхо­зы не только приостановился, но усиливается процесс отлива х[озяйст]в из колхозов. На почве продзатруднений в ряде районов, особенно в Ир­тышском, Энбекши-Казахском, Акбулакском, Федоровском, Кастекском, Аксуйском, Цурюпинском, отмечается уход колхозников, иногда доходя­щий до 70—80%. Абсолютные цифры по районам говорят, что из одного Бащгородского района из колхозов, имевших 1,5 тыс. хоз[яйств], ушло 1114 хозяйств, в Лебяжском колхозе — из 196 хозяйств ушло 130, из колхоза им. Молотова — из 180 ушло 100 хоз[яйств], из колхоза аула Ак-булакского района — из 64 хозяйств ушло 54; в том же районе из колхоза Камышевки — из 310 хозяйств ушло 237 хоз[яйств]; в Чингирлаурском районе из 2 колхозов, имеющих 346 хозяйств, ушло 261 хозяйство, в колхозе 10-го аулсовета Иртышского района — из 300 хозяйств ушло 100 хоз[яйств], в Абралинском районе, в колхозе аула № 10 из 80 — 50 хоз[яйств], и т.д. В Аральском, Калининском, Анакатинском, М.-Горьковском, Булаевском рай­онах на 1 января 1932 г. отлив из колхозов доходит до 30%.
Такое положение под влиянием агитации байства обуславливало рост антиколхозных настроений и массовые отказы от выхода на работу в связи с весенней посевной.
Откочевки
Еще с лета 1931 г. в приграничной с Китаем полосе Казахстана под влиянием байства, умело использовавшего допущенные перегибы при про-
80
ведении скотозаготовок, наблюдалось широкое развитие эмиграционных настроений и массовые откочевки (в том числе середняков, бедняков и колхозников) в Западный Китай. По неполным данным за 1931 г., в Китай ушло до 40 тыс. хозяйств. Отмечены случаи, когда в организации откочевок в Китай участвовали отдельные члены партии, комсомольцы, председатели колхозов, когда в Китай уходили целые колхозы в полном составе, когда при переходе откочевщики оказывали активное вооружен­ное сопротивление и если им не удавалось переходить границу, то присо­единялись к оперирующим в районах бандам или организовывали новые банды. Специальная проверка некоторых районов погранполосы показала, что из отдельных районов откочевало в Китай более 1/з всего населения.
За последнее время на почве продзатруднений стало наблюдаться бег­ство и организованные откочевки казахского населения в соседние в Казахстаном республики — Среднюю Азию, Западную Сибирь, Урал, Среднюю Волгу и т.д. По далеко неполным данным, в означенные районы из Казахстана откочевало до 50 тыс. чел. в районы Средней Волги, 16 тыс. хозяйств — в Западную Сибирь, 12 тыс. — в Ср[еднюю] Азию, 1 тыс. хоз[яйств] — в Таджикистан и т.д.
Наряду с откочевками в соседние республики сильное откочевочное движение наблюдается внутри самого Казахстана. Население передвигает­ся из района в район, располагается вокруг боен «Союзмясо». В частнос­ти, в поисках пищи в передвижении находится значительная часть насе­ления Каратальского, Павлодарского и других районов.
Среди откочевщиков — большинство колхозников, много аульных ра­ботников, даже отдельные члены ВКП(б). Уходят не только одиночки и группы, но и целые аулы и колхозы. В ряде районов — Павлодарский, Меркенский, Аягузский, Пресновский и других — осталось населения менее 50%. В данное время по всему краю идет подготовка к новым мас­совым откочевкам. По Чимкентскому, Кокпектинскому и Талды-Курган­скому районам происходит подготовка к уходу 9 групп численностью от 15 до 1 тыс. хоз[яйств] в каждой группе. Часто откочевщики питаются различной падалью, павшими животными, собачьим мясом, отбросами из боен и т.д. Отмечены многочисленные случаи, когда колхозники вырыва­ли из земли трупы зарытых мясосовхозами павших заразных животных и съедали. Собираясь вокруг боен, откочевщики растаскивают различные отбросы, выпивают кровь от убитого скота и т.д.
Массовые выступления
Обращает на себя серьезнейшее внимание, что в ряде районов, и осо­бенно в районе Иртышском, в колхозах, переживающих продзатруднения, практикуется «снабжение» колхозников пайками в счет трудодней тра­вой, мясом павших животных. Помимо этого «снабжения» колхозники крадут у соседей собак, кошек и употребляют их в пищу (Авакумовский, Голубовский, Ново-Ивановский, Н.-Алексеевский и другие колхозы). На почве продзатруднений в указанных 33 районах, пораженных голодом, отмечено до 101 нападения на базы Союзмясо и выступлений с требова­ниями хлеба, сопровождающихся массовыми беспорядками, разбором обобществленного скота, расхищением хлеба из госамбаров и т.д. Особен­но крупные выступления происходили в районах Турксиба, вблизи кото­рых находятся крупнейшие бойни Союзмясо, откуда нападавшими было ограблено на 100 тыс. руб. мясопродуктов. Нападения производились многочисленными группами по 400—500 чел. В Каратальском районе от-
81
мечено нападение 2 тыс. казахов, в большинстве колхозников, вооружен­ных топорами и кетменями, на бойню скотозаготовительного пункта Со-юзмясо.
В соседних с Казахстаном республиках, в местах расположения отко­чевок, также развиты грабежи и особенно мелкое воровство, принявшее массовый характер. В одном Соль-Илецком районе СВК откочевщики про­извели 51 ограбление скота; в Петровском — 4, в [Соль-}Илецком районе систематически производят нападения на колхозы и уводят скот. В Запад­но-Сибирском крае за 20 дней января из колхозов и совхозов и частично у единоличников похищено до 311 голов крупного скота.
Недоедание и употребление в пищу различной падали вызывает раз­личные эпидемические заболевания. За последнее время в районах Зал[адно]-Сиб[ирского] края (Славгородский, Баевский, Алейский), где со­средоточена основная масса откочевок, среди откочевщиков начал свиреп­ствовать тиф и черная оспа. В одном Славгородском районе за 5 марта на этой почве зарегистрировано 117 случаев смерти. В поисках пищи отко­чевщики продвигаются вглубь Зап[адно]-Сиб[ирского] края, неся с собой заразу. В связи с этим создается опасность, что с наступлением лета эпи­демические заболевания могут широко распространиться по всему краю. Случаи заболевания тифом и смерти обнаружены и среди откочевщиков в Средней Волге.
Подготовка к севу
Подготовка к весенней посевной проходит в трудной обстановке не только в колхозах, но и в совхозах.
а)По 38 районам в течение января и частично февраля зарегистриро­
вано 205 массовых случаев отказов колхозников от выхода на работу.
В четырех районах отмечено 5 случаев срыва колхозных собраний, посвя­
щенных вопросам подготовки к весенней посевной. На этих собраниях вы­
носились решения: «От принятия плана сева воздержаться до окончатель­
ного расчета с колхозниками за 1931 г.».
б)Принятие и проработка планов посевной в ряде колхозов проходит
при пассивном участии колхозников: «Если дадут семян, будем сеять»,
или просто планы принимаются формально, без возражений, даже при от­
сутствии достаточных материальных возможностей осуществления их;
в)планы спущены на места без учета происшедших социально-эконо­
мических изменений (бегство, откочевки, сокращение тягловых сил).
В результате, по целому ряду районов и колхозов преподанные планы не­
реальны. Обследованием Каратальского, Энбекши-Казахского и Чийлин-
ского районов установлено, что посевная площадь в 1931 г. составляла в
74 213 га при 21 329 хозяйствах] и 17 421 голов скота, в 1932 г. намеча­
ется засеять 102 155 га при наличии 13 088 хоз[яйств] и 7178 голов
скота. В Казалинском районе план составлен на основе прошлогодних
данных, между тем, только из 10 обследованных аулов этого района отко­
чевало 1076 хозяйств;
г)на 1 марта 1932 г. засыпано семян на 21% к общему плану;
д)в связи с продзатруднениями растет уничтожение тягловой силы,
доходящей в ряде мест до 50 и более процентов. В Каратальском районе
из 5970 тягловых единиц осталось 1989, в Энбекши-Казахском районе —
из 5379 — 1885, в Чийлинском — из 6680 — 3354. Такое же положение
отмечается в ряде других районов; ,
е)ремонт с/х инвентаря проходит чрезвычайно медленно;
82
ж) проведение мероприятий по подготовке оседания кочевых и полуко­чевых хозяйств материально не обеспечивают включения их в весенний сев.
Активность байских к/р элементов
На фоне такой обстановки в крае происходит чрезвычайная активиза­ция байско-кулацкой и националистической контрреволюции. Показате­лем активности к[онтр]р[еволюции] является усиливающийся материаль­но-имущественный и физический террор. За период январь и первую по­ловину февраля только по 16 районам зарегистрировано 23 теракта и 3 случая поджога колхозного имущества. Раскрытыми в течение послед­них 7—8 месяцев к/р группировками установлено, что значительная часть совершавшихся и подготавливаемых откочевок происходит под пря­мым воздействием и руководством байско-националистических элементов. В течение последних 6—7 месяцев байских к/р группировок, организовы­вавших по всему краю откочевочное движение, было вскрыто и ликвиди­ровано: в Узбекистане — 1, в Казахстане — 10, Сред[ней] Волге — 1 и 5 ячеек, созданных Синь-Цзянской (закордонной) организацией в погра­ничной полосе КАССР.
Необходимо отметить, что большинство этих организаций и ячеек воз­главлялись районными и низовыми ответственными советскими и даже отдельными партийными работниками-националистами, которые во всей своей вредительской к/р деятельности искусственно создавали перегибы, организовывали широкое хищение и сокрытие зерна, во главе колхозов ставили байские элементы, в процессе хлебозаготовок проводили укрупне­ние колхозов, проводили переселение целых аулов колхозов в отдаленные районы и этим вносили путаницу в хлебозаготовительные планы и искус­ственно создавали продовольственные затруднения, голод и т.д.
Наряду с обактивлением байско-националистической контрреволюции за последнее время отмечается активизация и а/с элементов русской части населения. Обращают на себя внимание районы, насыщенные быв. красными партизанами (Зыряновский район), где повстанческие настро­ения чрезвычайно активны и где выявлена к/р группировка с повстанчес­кими тенденциями, ориентирующаяся на партизан.
На территории Казахстана размещено свыше 200 тыс. спецпереселен­цев. Среди них проводится широкая а/с агитация, призывающая пересе­ленцев к восстанию против соввласти и массовым побегам. Побеги байства и кулачества из спецпереселенческих поселков принимают массовый ха­рактер. Обращает на себя внимание то, что казахское байство, установив связи с русскими кулацкими спецпереселенческими поселками, организу­ет массовые побеги русского кулачества.
XV. Средняя Азия
По сообщению ПП ОГПУ, в январе и феврале выход из колхозов в ряде районов принял серьезный характер. Однако никаких цифровых данных нет.
Слабость организационно-хоз[яйственного] состояния многих колхозов усугубляется огромной засоренностью к/р байскими элементами. Послед­ние, организуясь, пытаются вести активную работу по развалу колхозов изнутри. За 1931 г. из колхозов изъято 4582 чел. различного а/с элемен­та, из которых 2860 чел. занимало административно-хозяйственные]
83
посты. В одном Узбекистане за 1931 г. было вскрыто и ликвидировано 388 к/р байских группировок в колхозах.
Данные об обеспеченности колхозов продовольствием и фуражом почти отсутствуют. Есть отдельные отрывочные сведения о продзатруднениях, так, например, в Нур-Атинском районе Узбекистана по Китайчатскому сельсовету колхозники ощущают острую нужду в хлебе. В пищу употреб­ляется хлеб с просом и толчеными кореньями. Колхозники занимаются продажей и обменом на хлеб домашнего обихода. На этой почве из ряда сельсоветов ушло 60 хозяйств. Остальные колхозники имеют также наме­рение уйти с наступлением теплой погоды.
А/с активность
В республиках Средней Азии за последнее время наблюдается значи­тельное обактивление а/с деятельности байства и пр. По неточным дан­ным, за первые месяцы текущего года количество вскрытых и ликвидиро­ванных к/р байских группировок достигает 50, из них более 40 падает на Узбекистан с общим количеством членов более 500 чел. Заслуживает вни­мания участие в отдельных случаях работников сельсоветов и районного соваппарата в байских к/р группировках (46 райработников, связанных с группировками). Массовых и групповых выступлений учтено: в последнем квартале прошлого года — 9, за январь—февраль т.г. — 2.
Массовые выступления
1931 г.
1932 г.
ян­варь
фев­раль
март
ап­рель
май
июнь
июль
ав­густ
сен­тябрь
ок­тябрь
но­ябрь
де­кабрь
ян­варь
фев­раль
11
8
47
37
48
25
4
4
5
4
3
2
2
—
[За квартал] 66
[За квартал] 110
[За квартал] 13
[За
квартал] 9
В 1931 г. по Средней Азии было ликвидировано различного а/с эле­мента — 22 584 чел. За первую декаду текущего года репрессировано 1324 чел. За январь—февраль на различный к/р элемент поступило след­ственных дел 1306 (за IV квартал прошлого года — 106).
XVI. Севкрай
Коллективизация
Общий процент коллективизации по краю: октябрь — 58,5, ноябрь — 59,3, декабрь — 60, январь — 60,1, февраль — 60,1, март — 60%. Наи­больший процент коллективизации в отдельных районах 98,1 и наимень­ший — 40,4. Имеются следующие данные о выходах из колхозов: де­кабрь—январь — 693 хоз[яйства], январь—февраль — 1126 хоз[яйств], март — 376 хоз[яйств]. Выходы сопровождались уводом обобществленного скота. Вычищено кулацко-зажиточных хозяйств на 4 марта — 839, всту­пило обратно бедняцко-середняцких — 178 и вновь вступило — 1760 хо­зяйств].
Продзатруднения
На почве недостаточного снабжения лесорубов зарегистрировано в ок­тябре—ноябре 108 случаев бегства с лесозаготовок, 408 случаев бегства к[рестья]н из деревни в город, в декабре — 1105 случаев ухода с лесозаго­товок.
84
Неорганизованное отходничество
За 2-е полугодие прошлого года в Чебсарском районе подвергнуто штрафам по разным поводам 440 хоз[яйств], из коих 93% бедняцко-серед-няцк[их]. По Никольскому району оштрафовано по ряду сельсоветов 50% хозяйств, средний штраф — 300—400 руб., так в Шенкурском районе подвергли штрафу 1021 хоз[яйство]; в Каргопольском районе бедняков за недолов рыбы штрафовали по 200 руб., в Чебсарском районе за отказ раз­носить бумажки сельсовета бедняков штрафовали по 500 руб.
Эти перегибы (помимо организационно-хоз[яйственных] неполадок в колхозах и к/р активности) способствовали усилению тенденции к уходу крестьян из деревень в города. Так, за 6 месяцев выбыло свыше 3 тыс. хоз[яйств], остались без трудоспособной рабсилы — 4,8 тыс. хоз[яйств], причем наибольший отлив отмечен по Грязовецкому и Вологодскому рай­онам (в первом — 671 хоз[яйство], во втором — 398 хоз[яйств], из них 80—90% бедняцко-середняцких хоз[яйств]).
Сброска земли
В Котласском и Сокольском районах отказывались от земли целые де­ревни и колхозы. За период октябрь—март отказались от земли по Сев-краю 2872 хоз[яйства].
Положение с кормами и скотом
За январь—март в 17 районах сброшено 1691 корова, 1212 лошадей, 2784 [головы] молодняка. В [Велико-]Устюгском, Опаринском районах ло­шадей выгоняли зимой в лес на съедение волкам, в Каргопольском и Нян­домском районах лошади продавались на мясо по цене 2—3 восьмушки махорки; от бескормицы и недостаточного ухода за март пало 126 коров, 32 [головы] молодняка, от сибирской язвы — 71 корова, 154 [головы] мо­лодняка.
Массовые выступления
За октябрь—ноябрь на почве недостаточного снабжения лесорубов за­регистрировано до 280 различных выступлений и 16 срывов собраний. За декабрь в связи с проведением маслозаготовок зарегистрировано до 28 срывов собраний, вызванных отказом от приема самообязательств. В связи с льнозаготовками было сорвано 23 собрания, зарегистрировано до 20 волынок.
Оперативные мероприятия ПП ОГПУ
В разработке СПО 1111 имеется 94 группировки и организации с 1007 чел. участников. Количество ликвидированных группировок — 31. Арестовано ПП ОГПУ за 1932 г. 367 чел.
XVII. Урал
Продзатруднения
Первые данные о продзатруднениях относятся к декабрю 1931 г. В те­чение декабря—марта в отдельных местах отмечается обострение продза-труднений. В декабре продзатруднениями было охвачено 20 колхозов в 10 районах, в январе — 146 колхозов в 18 районах, в феврале — 202 кол­хоза в 22 районах. Отмечен ряд случаев употребления в пищу суррогатов, трупов павших животных, травы, в результате — опухание колхозников и отдельные случаи смерти.
85
На почве продзатруднений в 5 районах отмечается массовое нищенство колхозников. В январе — в 7 случаях и в марте — в двух случаях кол­хозники посылали спецделегации в районные организации с требованием выдачи хлеба.
Падеж я убой скота
Падеж и убой скота принял в области широкие размеры. С января 1932 г. колхозное стадо уменьшилось на 2,1%. По 42 районам пало 15 450 лошадей. Кроме того, по 9 районам в товарных фермах пало за ок­тябрь—декабрь 4,2 тыс. голов и [к] 1 марта 1932 г. — 13,7 тыс. голов скота. В полосе недорода, охватившей 40 районов, состояние тягловой силы из-за отсутствия фуража неудовлетворительное.
Выход из колхоза
Выходы из колхозов, начавшиеся в феврале, продолжают нарастать. Процент коллективизации по области в марте понизился до уровня сен­тября 1931 г. В октябре состояло в колхозах 66,3% хозяйств, в ноябре — 66,5%, в декабре — 67,6%, в январе 1932 г. — 67,9%, в феврале — 66,4%, в марте — 66,1%.
Выбыло из колхозов области 16 179 хозяйств, из них вычищено по 94 районам 3 тыс. хозяйств, и выбыло по заявлениям и форме неоргани­зованного отходничества 13 174 хозяйства.
Подготовка к севу
На почве продзатруднений и деятельности вокруг них а/с элементов по области имели место 3 случая отказа от заготовок, 8 колхозов в трех рай­онах отказались от землепользования, отказались от посева 25 земобществ по 10 районам. Зарегистрированы 279 случаев отказа от посевных планов, отмечены массовые случаи отказов от работ по ремонту инвентаря, снего­задержанию, подвозке кормов и т.д.
Массовые выступления
По краю было [в] октябре—декабре 1931 г. 46 случаев масс[овых] вы­ступлений и за 1932 г. — 73, из них 86 случаев связаны с севом, попыт­ками разбора семзерна и т.д. Имели место за время с октября 1931 г. по март 1932 г. 20 ярких а/с выступлений на собраниях со стороны колхоз­ников, сопровождавшиеся срывом собраний.
Организованная к/р деятельность и оперативные мероприятия
Находятся в разработке по области 24 группировки и к/р организации с 327 участниками. Ликвидировано за январь—март 1932 г. 6 группиро­вок с 74 участниками.
XVIII. Татария
На общем положении ряда районов сказались перегибы в отношении бедноты и середняков, имевшие место при проведении хлебозаготовок. В ряде случаев перегибы сопровождались произволом и явным издева­тельством над населением. Отмечены случаи массовых порок, незаконных арестов, избиений и даже пыток, как единоличников, так и колхозников. В ряде случаев райорганизации знали о творившихся безобразиях, но для прекращения нужных мер не принимали. Перегибы имели место, глав­ным образом, в течение октября—декабря 1931 г. в связи с проведением хлебозаготовок.
86
Продовольственные затруднения
В связи с частичным недородом яровых и снятием продовольственных запасов у отдельных групп населения в период хлебозаготовок в ряде се­лений наблюдаются острые продовольственные затруднения. В Лаишев-ском, Шереметьевском, Мензелинском, Актанышском, Челнинском, Те-тюшском, Альметьевском, Бугульминском, Муслюмовском, Балтасин-ском, Первомайском районах в ряде селений зарегистрированы случаи го­лодовок и употребления в пищу суррогатов. В пищу употребляют мякину, картофельную шелуху, лебеду, желуди и падаль. Особенно напряженное положение с продовольствием наблюдается в Мензелинском и Муслюмов­ском районах. Из указанных районов наблюдается многочисленный выезд за хлебом в соседние селения и районы Башкирии.
На почве голода зарегистрированы случаи заболевания, опухания и в отдельных случаях — смерти.
Состояние колхозов
Наблюдается весьма сильная засоренность колхозов социально-чуждым элементом (по 35 из 46 [колхозов]), учтено 237 засоренных колхозов, в них выявлено 345 кулаков, 139 быв. торговцев, 14 — духовенства, 26 участников белогвардейских выступлений и 81 — прочих а/с элемен­тов.
Во многих колхозах наблюдаются многочисленные хозяйственные не­поладки, плохо поставлена организация труда. В Буинском районе в ряде колхозов до 50% колхозников не используются на работе. В Лаишевском районе в колхозе с. Лаишево погибло на корню 18 тыс. пуд. хлеба. В Каи-бицком районе в колхозе с. Расланово погибло 15 тыс. пуд. Большие поте­ри наблюдаются и в других колхозах.
Кулачество и прочие а/с элементы, используя указанные выше недоче­ты, ведут активную агитацию, призывая к массовым выходам из колхо­зов, к разводу обобществленных лошадей и другого скота. В ряде районов под влиянием кулацкой агитации наблюдается убой и разбазаривание скота. Местами убой скота принимает массовый характер. Скот режут, как единоличники, так и колхозники. В отдельных случаях в убое и раз­базаривании скота принимают участие правления колхозов и работники сельсоветов. Борьба против убоя скота проводится слабо.
В январе, феврале и начале марта наблюдается рост выходов из колхо­зов. За время с 1 января по 20 марта учтено 4403 случая выхода из кол­хозов. Выходы из колхозов наблюдаются, главным образом, среди татар­ского населения (67%). Наибольшее количество выходов падает на райо­ны: Бавлинский — 642, Челнинский — 420, Мензелинский — 360, Са­бинский — 344 выхода. Во второй половине марта в связи с проведенным изъятием значительного числа активного а/с элемента в деревне, с развер­тыванием разъяснительной работы в массах, а также по организационно-хозяйственному укреплению колхозов, наблюдается снижение выходов из колхозов. В отдельных районах наблюдается обратное возвращение вы­шедших в колхозы. В Бавлинском районе вернулось в колхоз 424 хозяй­ства.
Массовые выступления
Против учтенных в течение всего 1931 г. 52 массов[ых] выступлений и 9 выступлений в IV квартале с января 1932 г. по 31 марта в Татарии, по неполным данным, зарегистрировано 31 массовое и групповое выступле-
87
ние. В выступлениях участвовало свыше 1,8 тыс. чел. Обращает на себя внимание, что из 31 массового выступления в I квартале 1932 г. в соцсек-торе имели место 15. В последнем квартале 1931 г. все имевшие место 9 массовых выступлений произошли в соцсекторе, выступления произо­шли, главным образом, на почве продзатруднений. Кроме того, зареги­стрирован ряд случаев срывов собраний. Так, в г. Елабуге был сорван участковый слет женщин колхозниц, на котором присутствовало более 300 чел.
Оперативные мероприятия
За февраль—март по 34 районам изъято 609 чел*, а/с элементов, из них: кулаков — 468 чел., татарского духовенства — 5 чел., православного духовенства — 2 чел., прочих а/с элементов — 39 чел., середняков — 79 и бедняков — 6 чел.
XIX. Башкирия Коллективизация
За последнее время отмечается массовый выход из колхозов. Данные указывают, что в октябре—декабре 1931 г. из 15 колхозов Башкирии ушло 506 хозяйств, в январе—марте 1932 г. из 103 колхозов выбыло 1378 чел.
Чрезвычайно сильно развито неорганизованное отходничество. По дан­ным на 20 февраля с.г., только по 6 районам неорганизованное отходни­чество по отношению к организованному составляло 36%, а на 20 марта эта цифра возросла до 71%. Отходничество происходит, главным образом, на почве продзатруднений, которые за последнее время охватили все сель­советы 6 районов.
Продзатруднения
В ряде колхозов Башкирии колхозники голодают и питаются различ­ными суррогатами, отмечены отдельные случаи опухания. В Баймакском районе на 3 декабря 54 хозяйства колхозников не имели хлеба. В колхозе им. Ворошилова ряд семейств колхозников начали опухать. В Красно-Камском районе колхозники колхоза «Парижская коммуна» едят лебеду.
Состояние скота
В связи с проведением мясозаготовок во многих районах под влиянием агитации кулачества наблюдается хищнический убой скота. В отдельных районах убой скота принимает массовый характер. В убое принимают участие единоличники, колхозники и отдельные члены партии. В одном только Баймакском районе в октябре—декабре единоличниками и колхоз­никами забито 4943 голов крупного и мелкого скота. В Аргаяшском райо­не в Галикеевском сельсовете колхозниками уничтожено до 70% скота. Необходимо отметить, что единоличниками забивается, главным образом, молодняк.
Подготовка к севу
Подготовка к весенней посевной кампании проходит крайне медленно. Доведение посевных планов до колхозов и отдельных хозяйств проходит с большой задержкой. Спущенный Наркомземом план сева в ряде районов оказался нереальным, так как план предусматривает сев на площади, иногда превышающей наличие пригодной в районе пахотной земли. В То-порнинском районе пригодной земли имеется 278 га, а план составлен на 389 га. В Аргаяшском районе колхоз «Металлист» имеет 1250 га, а
88
план — 1,8 тыс. га. Отмечены случаи, что районы отказались принимать такие планы. В отдельных районах посевные планы доведены до бедняц­кого и середняцкого двора наравне с кулацким.
Засыпка семфонда на 15 февраля выполнена на 23,8%. В поисках семян местные организации производят у бедняков, середняков и колхоз­ников обыски, во время которых отбирают продовольственный хлеб.
Массовые выступления
С октября 1931 г. по апрель 1932 г. зарегистрировано 8 массовых вы­ступлений на почве мясозаготовок, продзатруднений и пр.
Оперативные мероприятия
С октября 1931 г. по март 1932 г. (по Башкирии) ликвидировано 26 к/р группировок, из них 24 — в колхозах, 8 массовых выступлений, организованных кулачеством на почве хлебо- мясозаготовок, продзатруд­нений и т.п.
XX. Западно-Сибирский край
Продзатруднения начались в крае в январе. В январе продзатрудне-ниями было охвачено 50 районов, из них 40 районов переживали продза­труднения в острой форме, а в феврале продзатруднения охватили 25 новых районов, из них в острой форме — 16 районов. Продзатрудне­ния сопровождались в 200 случаях попытками и угрозами разбить амба­ры, срывом замков и взломов амбаров — 10 фактов, разбором семян — в феврале в 150 колхозах и в марте — в 9 колхозах, кражей колхозного хлеба (февраль) — 5 фактов, сопротивлением выполнению хлебозагото­вок — 6 фактов, посылкой делегации в райорганизации — 11 фактов.
В результате продзатруднений в феврале по 452 колхозам 49 районов отмечены факты употребления в пищу суррогатов, трупов павших живот­ных, нищенства, опухания и смертных случаев. Отмечено 2 случая само­убийства на почве голода.
Убой скота
В связи с продзатруднениями и недостатком фуража убой скота при­нял широкие размеры. За октябрь—декабрь убито обобществленного скота: 2454 головы крупного, 4986 овец, 478 свиней, а в отдельных кол­хозах происходит убой рабочего скота.
В феврале забито: 781 голова крупного скота, 5870 — овец, 471 — телят и 96 — лошадей. Кроме этого, в феврале пало 400 голов свиней.
Коллективизация
С января начинается полоса всевозрастающих выходов из колхозов. Состояние коллективизации края на данное время характеризуется следу­ющими показателями:
За какое время
% коллекти­визации
Количество] выш[едших] х[озяйст]в из колхозов
Примечание
Октябрь
59,5
—
Из них значительная часть колхозников вышла в порядке неорганизованного отходничества
Ноябрь
60,1
—
Декабрь
60,7
—
Январь
60,6
1117 хоз[яйств1
Февраль
60,1
6220
Март
59,0
13 532 -"-
89
Массовые выступления
Массовых выступлений в октябре отмечено 5 с количеством участни­ков 215 чел., в ноябре — 6 с количеством 160 чел., в декабре — 12 с ко­личеством 1031 чел., в январе — 6 — 148 чел. и в феврале — 10 — 548 чел.
Оперативные мероприятия
Имеется в разработке 63 к/р группировки с количеством 573 [чел.] участников.
XXI.Восточно-Сибирский край
Продзатруднения
За последнее время в ряде колхозов Акшинского, Нерчинско-Заводеко-го и Мухоршибирского пограничных районов ощущается острый недоста­ток продовольствия. В отдельных колхозах зарегистрированы случаи употребления в пищу различных суррогатов. Аналогичное положение на­блюдается в Рыбинском, Эхирит-Булагатском районах и Кяхтинском (по­граничный) аймаке. Причем, в Эхирит-Булагатском районе недостаток в продовольствиии ощущается в 20 колхозах, а в Кяхтинском аймаке совер­шенно не имеют хлеба 80 колхозов.
Коллективизация
На 1 января 1932 г. в крае имеется 236 449 коллективизированных хозяйств, или 55,9%, в том числе по БМР — 72 092 хозяйства, или 68,9%.
По Алтайскому сельсовету Кяхтинского аймака выбыло 79 хозяйств. Из этого же района в феврале сбежало в город 211 семей единоличников.
Положение с кормами и скотом
Положение с кормами трейожное. В двух совхозах «Скотовод», напри­мер, план сенокошения выполнен от 16 до 30%, причем 50% скошенного сена гнилое. В Рыбинском районе и Закаменском скотоводческом аймаке скот кормят различными суррогатами. В с. Переясновке Рыбинского района в мясосовхозе в силу истощения подверглось заболеванию 648 голов скота. В Рыбинском районе за 21 и 22 февраля в двух колхозах пало 140 свиней. По 4 совхозам за период с 1 февраля по 1 декабря 1931 г. пала 5281 голова скота.
В Эхирит-Булагатском районе наблюдается массовый убой скота. Обра­щают на себя внимание перегибы в области штрафной практики. В 1931 г. сельхозналог исчислялся в сумме 110 254 руб., а штрафов за убой скота в течение 9 месяцев взыскано в сумме 113 543 руб.
Оперативные мероприятия
В производстве СПО ПП имеется 3 к/р повстанческих организации и 9 группировок.
XXII.ДВК
Продзатруднения
В Посьетском, Благовещенском, Тамбовском, Шмаковском, Николаев­ском, Покровском районах, на Камчатке и сев[ерном] побережье Примо­рья колхозы ощущают продовольственные затруднения. Особенно остро чувствуются затруднения в Посьетском, Благовещенском и Тамбовском районах. На Камчатке отмечены 73 случая заболевания цингой. Вследст­вие допущенных недочетов в плане хлебозаготовок в отношении отдель-
90
ных колхозов планы оказались напряженными. По ряду колхозов (По-сьетский, Благовещенский, Тамбовский, Шмаковский, Николаевский и Покровский районы) было вывезено все товарное и семенное зерно. В ряде случаев колхозники питаются картошкой и другими корнеплодами.
Из Посьетского района (заселен в большинстве корейцами) на почве продзатруднений сбежало за границу 12 чел. и 4 семьи. 30 января предот­вращен побег 20 семей.
В Посьетском районе наблюдается массовый убой скота. За первую по­ловину февраля зафиксировано 30 случаев убоя крупного рогатого скота.
Подготовка к севу
Засыпка семфонда в крае проходит неудовлетворительно. Установлен­ный краем конечный срок 25 марта сорван повсеместно. В Тамбовском районе, например, по данным на 10 марта, засыпано лишь 11% плана.
Ремонт машин и с/х инвентаря внушает серьезные опасения. К 25 марта нужно было закончить ремонтную кампанию, тогда как по дан­ным на 28 марта отремонтировано: по Трактороцентру — на 63%, по Зер-нотресту — на 52% и прицепного инвентаря — 50%.
Коллективизация
По данным на 20 марта, по краю коллективизировано 60,1% бедняц-ко-середняцких хозяйств. За период октябрь 1931 г. — март 1932 г. вышло из колхозов 1810 хозяйств, что составляет 2,02%. По месяцам вы­ходы распределяются следующим образом:
Октябрь246 хоз[яйств]
Ноябрь119
Декабрь491
Январь770
Февраль119
Март65 -"- (сведения неполные)
Всего:1810 хоз[яйств]
По количеству выходов особенно выделяются следующие районы: Ми-хайловский-на-Амуре — 336 хозяйств, Александровский-на-Амуре — 282, Шкотовский — 234 и Хингано-Архаринский — 116 хозяйств.
Массовые выступления
За октябрь и март зафиксировано 23 волынки в колхозах. Оперативные мероприятия
В производстве ПП имеется 37 группировок, в том числе 15 повстан­ческих.
В январе по краю произведена очистка колхозов от к/р элементов. По 8 районам всего было ликвидировано 12 к/р группировок с количеством участников в 55 чел. За это же время из колхозов 7 районов было изъято 40 к/р одиночек. В феврале ликвидировано еще 7 колхозных группиро­вок.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 169. Л. 1—57. Копия.
1* Датируется по содержанию документа.
2* Так в тексте. По подсчетам составителей — 257.
3* Так в тексте. По подсчетам составителей — 14 860.
4* Данные за декабрь в таблице не указаны.
6* Так в тексте. По подсчетам составителей — 66,2 тыс.
91
№ 13
Спецсообщение СПО ОГПУ о массовом выступлении женщин
в Красноуфимском районе Уралобласти
9 апреля 1932 г.
В дер. Б. Турыш 20 марта с.г. в колхозе «Эконом» на почве продза-труднений произошло групповое выступление женщин-колхозниц в числе 32 чел., которые разгромили склад с сем[енным] материалом. Инициато­рами выступления являются сыновья кулаков, пролезшие в колхоз. Вы­ступление произошло при следующих обстоятельствах: 19 марта несколь­ко колхозников приходили в правление колхоза с намерением пойти к ам­бару для вылома замков и растаскивания семян, но находившиеся в прав­лении члены колхоза и часть колхозников налет на зернохранилище предотвратили; одна из колхозниц заявила: «Раз не сегодня ночью, так разгромим завтра».
20 марта, около 11 час. дня группа в 12 чел. женщин, придя к складу, устранила сторожа, сорвала замок и приступила к растаскиванию хлеба. Сельсовету удалось склад закрыть и усилить охрану. После этого, воору­жившись палками и железными вилами, группа женщин в числе 32 чел. вторично пришла к складу и несмотря на предупредительный выстрел сторожа, ломом сломала замок склада и стала растаскивать семена. Пы­тавшегося задержать женщин уполномоченного райколхозсоюза одна из женщин схватила за горло, а другие стали наносить побои. Председатель] колхоза «Эконом» никаких мер к прекращению выступления не принял, в результате чего 85 пуд. пшеницы было растащено. На место выезжал председатель] РИКа с целью урегулирования создавшегося положения, созывал общее собрание членов колхоза «Эконом», ставя вопрос о возвра­те растащенных семян. Часть колхозников-бедняков и середняков катего­рически отказалась возвратить семена; выступавшая колхозница Сторуб­лева заявила: «Хлеб сдали государству, а теперь сидим голодные, и если не будет производиться выдача пайка, то в дальнейшем сделаем еще чище».
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отделения Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 172—173. Копия.
№ 14
Спецсправка СПО ОГПУ о ходе оперативного учета
остающихся невыселенными кулацких хозяйств
10 апреля 1932 г.
Согласно приказа ОГПУ от 18 сентября 1931 г. за № 531/289, произво­дящийся СПО ПП ОГПУ оперативный учет остающихся невыселенными кулацких хозяйств, по данным ПП ОГПУ, представляется в следующем виде. Всего по 22 областям по состоянию на 10 апреля с.г. учтено 321 438 невыселенных кулацких хозяйств. Из них:
1. Кулацких хозяйств, пролезших в колхозы, совхозы и находящихся вне их, обеспеченных трудоспособными] мужчинами — 85 491.
92
2. Кулацких хозяйств, не имевших в своем составе трудоспособных
глав семейств или членов, вследствие их репрессирования и отбывающих
наказание в лагерях или в исправительно-труддомах — 42 807.
3. Кулацких хозяйств, не обеспеченных трудоспособными главами или
членами, вследствие их репрессирования и отбывания в ссылке — 21 688.
4.Кулацких хозяйств, трудоспособная часть которых находится в
бегах (устроилась на работы в промпредприятия и строительства, прожи­
вающих в городах и т.д.) — 51 117.
5. Кулацких хозяйств, вовсе не имеющих в своем составе трудоспособ­
ных мужчин — 22 788.
6. Кулацких хозяйств, в полном составе скрывшихся с постоянного
местожительства — 73 031.
7. Кулацких хозяйств, имеющих в своем составе быв. красных парти­
зан и красногвардейцев, лиц, состоящих на службе в частях Красной
Армии и Флота, рабочих, связанных с производством и лиц, имеющих
особые заслуги перед революцией — 18 750.
8. Кулацких хозяйств, имеющих в своем составе техническую интел­
лигенцию (учителя, врачи, инженеры, техники и землеустроители) —
124.
Приложение: сведения об учтенных кулацких хозяйствах по облас-
тям1*.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО ОГПУ Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 87—88. Копия.
х* Приложение не публикуется.
№ 15
Спецсправка ПП ОГПУ СКК о настроениях и антисоветских
проявлениях среди сельской молодежи русских районов края
13 апреля 1932 г.
За последнее время (январь—март), наряду с ростом политической ак­тивности сельской молодежи и учащихся ШКМ в деле перестройки сель­ского хозяйства (организация образцовых конюшен для подготовки тягла к весенней посевкампании, создание ударных посевных бригад и т.п.), ак­тивного участия в перестройке работы школ на основе решения ЦК ВКЩб) и СНК, мы фиксируем факты разложения отдельных звеньев и групп молодежи, пьянство-хулиганство, нездоровые настроения и тенден­ции к росту а/с проявлений, которые нередко перерастают в к/р группи­ровки и организации.
Недочеты в работе комсомольских организаций
Эти явления порождаются тем, что в ряде районов края комсомоль­ские организации никакой работы среди учащихся и неорганизованной сельской молодежи не ведут, что используется классово-чуждым элемен­том села, который берет молодежь под свое влияние, направляя ее против мероприятий партии и правительства.
Ейский район. В ст. Ново-Щербиновской, Камышеватской и Старо-Щербиновской среди учащихся ШКМ комсомол никакой работы не ведет.
93
В школах до сих пор сохранились традиции старых гимназий со всеми вытекающими последствиями.
Миллеровский район. В с. Криворожском из 600 чел. молодежи в ком­сомол вовлечено 32 чел., а с остальной молодежью никакой работы не ве­дется. В Дербетовском сельсовете ячейка ВЛКСМ никакой работы среди беспартийной молодежи не проводит. Собраний не бывает, политкружки не организованы. Молодежь пьянствует, хулиганит или организовывает специальные вечеринки с пьянками.
Лабинский район. В ст. Псебайской за 4 месяца (декабрь—март) не было ни одного собрания среди беспартийной учащейся молодежи.
Тимошевский район. В ст. Тимошевской ячейка ВЛКСМ имеет в своем составе 200 чел. комсомольцев, но в течение трех месяцев не проведено ни одного собрания. Кружки политзанятий не работают.
Мечетинский район. В с. Г.-Борисовке чуть ли не каждый день на квартире у местного попа собирается молодежь для проведения церков­ных песен. На вопрос, почему собираетесь у попа, единоличник Корсунов отвечает: «Клуб не работает, кружков никаких нет, собрания с нами не проводят, вот и идешь на спевку к попу».
Проявления оппортунизма
Благодаря слабости политико-воспитательной работы в отдельных комсо­мольских организациях, засоренности чуждым элементом рядов отдельных сельских ячеек комсомола — имеются факты оппортунистических проявле­ний и рвачества, что соответственно влияет и на другую часть молодежи.
М.-Курганский район. В с. Анастасиевке комсомольская ячейка, полу­чив задание от райкома об усилении работы в бригадах по сбору семян и по подготовке к севу, отказалась выполнять это задание, мотивируя тем, что «они не согласны с линией партии по крестьянскому вопросу и, глав­ным образом, по колхозному строительству».
Павловский район. В ст. Михайловской комсомольцы при проведении осеннего сева заявляли: «Мы голодные, босые и раздетые, нас эксплуати­руют не по-людски, пускай дают хлеба, а не дадут, не пойдем на работы».
В ст. Уманской комсомольцы во время отдыха в поле в кругу моло­дежи заявили: «Мы опять остаемся голодными, потому что весь хлеб от­правляют за границу».
Тимошевский район. В ст. Н.-Корсунской отдельные комсомольцы за­являли: «Кулак это такой же человек, как мы смертные, разница только в том, что он лучше работает».
Миллеровский район. В с. Фоминском группа молодежи Бондаров, Пустовой, Бирюков и другие систематически занимаются рвачеством, за­являя: «Дайте нам хлеба, давайте одежду, тогда мы будем работать». Сек­ретарь яч[ейки] ВЛКСМ этого же села Щербаков бросил работать, заявив: «Комсомольцам нет никаких привилегий, а только спрашивают с них ак­тивную работу и ничего не дают».
Лабинский район. В ст. Владимировской ученик 7-й группы ШКМ, член комсомола, во время беседы о преимуществе колхоза, заявил: «Вы говорите, что в колхозах лучше, а скажите, почему единоличники ходят в новых шубах, а колхозники и раздетые и босые. Вот нашим родителям обещали целое лето дать хлеба, но до сих пор не дают, и если дальше не дадут, то хоть умирай с голоду».
Прохладненский район. «Разницы между трудом и его продажей при капитализме и социализме нет». «У нас правят не рабочие и крестьяне, а
94
партия, состоящая из чиновников» (Шелупотупов, 17 лет, ученик ШКМ, ст. Советская).
Настроение молодежи
В результате слабого, а местами — и полного отсутствия работы с бес­партийной молодежью, среди последней прогрессируют нездоровые а/с на­строения. Особо характерны эти настроения молодежи по селам и стани­цам края, где имели место продовольственные затруднения учащихся сельских школ. В этих селах и станицах крестьянская молодежь, не ис­ключая членов комсомола, является выразителем потребительских на­строений населения и в некоторых случаях активно выступала в хлебных волынках и эксцессах.
Туапсинский район. «Я на работу не пойду, я раздетый, босый и го­лодный, пусть меня раньше оденут, дадут хлеба, тогда требуют работы» (секретарь ячейки КСМ коммуны «Гордость Кавказа»).
«Нас грабят, забирают хлеб, кукурузу и все остальное, а нам ничего не дают, мы остались голодные, раздетые и босые» (чл[ен] ВЛКСМ Лопатин, с. «Немецкий Джиг»).
Ессентукский район. «Колхозники не идут на работу потому, что они голодные и босые, снабдили бы их всем, тогда они и работали бы, да еще и потому не идут, что норма большая, надо 30 пуд. одному человеку вы­ломать кукурузы в день при норме хлеба в 200 г, да еще в такой холод. За эту зиму много погибнет колхозников, так как они простудились на зимних работах» (чл[ен] комсомола Ессентукского колхоза).
«Местные комиссары, наверное, не едят такую бурду, какой нас кор­мят, они не могут есть это, а мы все пожрем, у нас свиные желудки» (уч[еник] ШКМ, ст. Суворовской).
М.-Курганский район. «В книгах и газетах пишут, что построили много фабрик и заводов, а о том, что мы ходим босые и раздетые, не пишут; почему не пишут, что коммунисты и рабочие снабжаются из за­крытых распределителей и сидят сытые, а крестьяне не имеют распреде­лителей и сидят голодные?» (уч[еник] ШКМ, с. Б.-Копинскре).
Лабинский район. «Положение крестьян теперь хуже, чем при капита­лизме, о достижениях много говорят, а о том, что люди голодные и разде­тые — не говорят. Неужели и Ленин допустил бы народ до такого состоя­ния?» (уч[еник] ШКМ Измайлов, ст. Владимирской).
Георгиевский район. «В Георгиевске 2 тыс. рабочих отказали в выдаче хлеба. Рабочие голодают так, как и мы, они готовы идти на восстание против соввласти. Нам надо их поддержать» (уч[еник] ШКМ Измайлов, ст. Советская).
Белореченский район. «На каждом собрании врут, что с окончанием пятилетки товаров всем хватит. Вот уже последний год пятилетки, а все ходят раздетые и босые, а крестьян все жмут налогами» (подросток Семе­нов, ст. Белореченская).
«В газетах пишут, что из-за границы к нам бегут люди. Это неправда, от нас скорее побежали бы, да никто не принимает».
Элементы разложения и хулиганство
По некоторым районам, наряду с фактами нездоровых настроений, среди молодежи значительное место занимают проявления хулиганства и разложения.
95
Майкопский район. В ст. Безводной ячейка была распущена и исклю­чено 8 комсомольцев за пьянство, половую распущенность и хулиганство.
Павловский район. В ст. Незамаевской среди комсомольцев процветает пьянство, хулиганство, половая распущенность. С[реди] молодежи, комсо­мольцев распространяются а/с анекдоты, порнографические открытки и т.д.
Брюховецкий район. В ст. Брюховецкой комсомольцы на свадьбе пере­пились, устроили драку, пустив в ход ножи, в результате было несколько ножевых ранений. На хут. Черепяном три комсомольца изнасиловали 13-летнюю девочку- Секретарь яч[ейки] ВЛКСМ ст. Демьянковской вмес­те с двумя беспартийными пытались изнасиловать комсомолок, но безре­зультатно, тогда они изнасиловали батрачку.
Каневский район. В ст. Кричевской станичный актив под руководст­вом секретаря райкома комсомола и членов комсомольской контрольной комиссии устраивали систематические пьянки, дебоши, приглашая на ве­черинки чуждый элемент.
Ейский район. В ст. Камышеватской ученицы ШКМ Новичихина, Бон-даренко и другие поют хулиганские песни политического характера: «Пузо голо, лапти в клетку, выполняем пятилетку. Отчего ты худа, я в колхозе была, отчего ты легла, пятилетку тягла» и т.д.
А/с проявления и агитация
А/с проявления среди молодежи идут по линии усиления распростра­нения а/с лозунгов, песен а/с содержания, высказываний, противопостав­ляемых мероприятиям, проводимым на селе и т.д.
Мин[ерал]водский район. «Мы здесь учимся и голодаем. Наши семьи в колхозе не получают хлеба и тоже голодают. Так уже лучше уйти с учебы в город на заработки» (уч[еник] колхозрабфака ст. Минводской).
Миллеровский район. В Фоминском сельсовете колхозник Никулин, 22 лет, собрал молодежь и заявил им: «Учиться не ходите, все это буза, зачем нам учиться, раньше жили и без учения и жили лучше, чем сейчас, а сейчас учимся и сидим голодные».
Тихорецкий район. В ст. Леушковской колхозник Шалашин, 20 лет (сын белогвардейца), собрал девушек, угрожая им, заявил: «Если будете рано выходить на работу, я вас перебью как собак. Вы, дуры, работаете и вам ничего не платят, вы уже остались без рубашек, а все работаете».
М.-Курганский район. В Ясиновском сельсовете группа учеников в ко­личестве 4 человек, находясь в школе, написала на листах бумаги: «Даешь хлеба!» и, приколов их к груди, ходила по школе. На вопрос учи­теля, почему они это сделали, ученики ответили: «За границей голодные люди ходят на улицах с такими лозунгами».
В с. К.-Тузловском ученики школы вывесили на стене плакат, напи­санный карандашом: «Работы нашим отцам, хлеба нашим матерям!»
В с. Анастасиевском молодежь на плакате в избе-читальне, где поме­щены портреты членов Политбюро, написала: «Паразиты рабочих и крес­тьян».
Лабинский район. В ст. Лабинскрй молодежь в количестве 5 чел. рас­пространяла а/с лозунги следующего содержания: «Рабочие и крестьяне, готовьтесь к войне против СССР!», «Колхозники, выписывайтесь из кол­хозов!», «Долой колхозы, да здравствует царь!» и др.
Ново-Покровский район. В ст. Калниболотской молодежь в количестве 5 чел. распевает а/с песенку следующего содержания: «Я на бочке сижу, бочка золотая, я в колхоз не пойду, давай Николая» и т.п.
96
Ейский район. Ученики ст. Камышеватской в школе поют песенки: «Едет Сталин на тарани (вобла), а селедка у него в кармане, он цибулей (лук) погоняет, пятилетку выполняет».
Тарасовский район. «В колхозе добро жить, один работает, сто лежит. Хлеб колючий, борщ вонючий». «В колхозе есть машина, а от колхозни­ков осталась одна кожушина, от колхоза ничего не получишь, как от жи­летки рукава» и т.д. (пели две девушки на сцене в Тарасовском зерносов­хозе).
Организованная к/р и а/с деятельность
Со стороны а/с настроенной молодежи нередко проявляются к/р пов­станческие тенденции, которые находят свое выражение в создании моло­дежных нелегальных к/р группировок, ставящих своей задачей ведение организованной борьбы с соввластью.
Туапсинский район. В ст. Н.-Михайловской вскрыта молодежная к/р группировка в количестве 6 чел., руководил этой группировкой Таран П.А., сын высланного кулака. Собираясь на квартире у Тарана, члены данной группировки устаивают вечеринки с пьянкой, игрой в карты и также ведут а/с разговоры. Кроме этого, они каждый в отдель­ности ведут активную а/с агитацию среди колхозников за выход из колхоза. Например: «Пока не поздно, надо из колхоза бежать. Теперь скоро и в колхозе начнут притеснять или ГПУ арестует, и вышлют, как других, ни за что».
Лабинский район. В ст. Лабинской в марте вскрыта и ликвидирована молодежная к/р организация, состоящая из учащихся ШКМ, которая ста­вила перед собою задачу проведения систематической антисоветской аги­тации против мероприятий соввласти, организации банды для борьбы с соввластью и т.д. В группировку входило 5 чел., в том числе Солодовни­ков. Группировка проводила свои совещания, на которых обсуждались во­просы: «Как удобнее повредить Советской власти». На одном из таких со­вещаний они решили написать а/с лозунги. Это решение ими было выпол­нено в ночь под 1 марта. Они в своей станице на 5 улицах написали крас­кой на заборах лозунги следующего содержания: «Рабочие и крестьяне, готовьтесь к войне против СССР!», «Колхозники, выписывайтесь из кол­хозов!», «Долой колхозы, да здравствует царь!»
В ст. Владимирской группа молодежи под руководством родственника высланного кулака Батурина Павла организовала а/с демонстрации в ста­нице под белым флагом. Кроме этого, эта группировка проводила свои со­брания и собрания среди молодежи с лозунгами: «Контрактуем слепых собак, котят, кроликов со всеми кишечниками для выполнения пятилет­ки в четыре года!» и т.д.
В ст. Колмской нами вскрыта к/р молодежная группировка, состоя­щая из 10 чел. учеников ШКМ, причем в руководящем ее ядре было 4 комсомольца. Группировка ставила своей задачей — разложение школь­ной работы, проведение систематической антисоветской агитации против мероприятий соввласти, организации бандитских налетов на колхозы, приобретение оружия и подготовляла убийство секретаря комсомольской ячейки.
Развивая свою к/р работу, группировка занималась вербовкой новых членов организации (было завербовано 6 чел.) преимущественно из недо­вольных и обиженных лиц. Группировка имела в своем распоряжении 3 шашки, один винтовочный обрез, один револьвер «наган», 50 шт. блан-
97
ков ШКМ, 100 шт. чистых комсомольских билетов. Последние она пред­полагала использовать в случае провала. Идейное руководство возглавля­лось заведующим] ШКМ.
Зам. ПП ОГПУ СКК Гарин Нач. СПО ПП Раев
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 506. Л. 18—32. Заверенная копия.
№ 16
Ориентировочный расчет СПО ОГПУ переселения
кулацких хозяйств в 1932 г.
Апрель 1932 г.
п/п
Область, край
Учтено кулац­ких хозяйств с наличием в них трудоспособных глав1*
Необходимо выселить
Куда намечается выселить
В какой срок
1.
УССР
17 136
6000
Урал
3000 семей в мае и 3000 — в июне
2.
Белоруссия
4368
2000
Севкрай
Июнь
3.
ЗапГадная! обл.
2060
1000
Севкрай
Июнь
4.
ЛВО
1951
1500
Внутри области
Май
5.
ЦЧО
8194
2500
Урал
Июнь
6.
Московская обл.
4971
1500
Севкрай
Июнь
7.
Ивановская Промышленная обл.
2987
Выселение производить не намечается
8.
Нижкрай
1484
500
Внутри края
Май
9.
СВК
3042
2200
_■■_
Май
10.
НВК
1480
1500
Урал
Июнь
11.
СКК
6477
3000
2000 ЗСК 1000 Урал
Июнь
12.
Закавказье (Азербайджан и Грузия)
1550
Южный Казахстан
Июнь
13.
Крым
315
315
_■■
Июнь
14.
Казахстан
6592
3000
Внутри края
Май
15.
Средняя Азия
13 473
7000
- -
Санкция на выселение уже дана
16.
Северный край
385
385
Май
17.
Урал
1918
2000
Май
18.
Татария
2383
500
двк
Июнь
19.
Башкирия
2771
500
Внутри края
Май
20.
зек
2997
1000
ДВК
Трудоспособ­ных мужчин — в мае, членов семей — через 2—3 месяца
21.
век
659
700
_•■_
22.
двк
132
Выселение производить не намечается
Всего
85 775
38 650 |
98
Примечание: Из общей цифры 38 650 семейств, намеченных к выселе­нию:
На Урал выселяется— 11 000
В Сев[ерный] край— 4500
Юж[ный] Казахстан— 1865
ДВК— 2200
ЗСК— 2000
Расселяются внутри областей — 17 085
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО ОГПУ Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 509. Л. 119—120. Копия.
** Так в тексте.
№ 17
Телеграмма ГПУ УССР № 730 о вооруженном выступлении
в селах Андрушевка и Париевка Винницкой области
26 апреля 1932 г.
Менжинскому, Балицкому, копии — нач. ОО Леплевскому, нач. СПО Молчанову
[По] дополнительным данным, активными выступлениями [в] Плис-ковском районе Винницкой области были охвачены села Андрушевка и Париевка. Выступление подготовлено организацией, возглавлявшейся Се-менюком-Осадчим — красным партизаном с. Андрушевки и Бабичу-ком — бедняком с. Париевки. Организация ставила задачей [во] время выступления не совершать по возможности убийств, действовать осторож­но [в] отношении партийцев, комсомольцев, ограничиваясь их арестом, [для] последующего привлечения на сторону восставших.
Организация ставила задачей немедленную организацию сельских управ, захвата районного ПК центра, организации районной управы, мо­билизацию населения [на] местах восстания в возрасте [от] двадцати до пятидесяти лет, организацию воинских сотен [для] оказания помощи со­седним районам, восстановление во власти УНР. Выпущено три приказа, десяток листовок, писанных от руки.
Требования экономические: хлеба, свобода торговли, право мелкой соб­ственности, выдача населению в счет зарплаты хлебопродуктов, восьмича­совой рабочий день. Требования политические: свобода слова, собраний, труда и профессий, восстановление власти УНР. Нами изъято два прика­за, восемь воззваний.
В с. Андрушевке в выступлении участвовало 300 чел., вооруженных — до 30, большинство — охотничьими ружьями. В с. Париевке участвовало до 150 чел., вооруженных — 6 чел. В остальных двух селах собралась толпа до 100 чел. без оружия, в с. Чернявке выступление предупреждено нашими мерами. [В] с. Париевке разогнан сельсовет, организована была сельская управа в составе шести бедняков. В с. Андрушевке задержано несколько комсомольцев, обезоружен один активист, остальной актив раз­бежался. [В] момент появления в Андрушевке нашей опергруппы высту­пившие открыли по ней стрельбу. Предупредительным выстрелом [с] нашей стороны [в] воздух выступившие были рассеяны. Сейчас выстулле-
99
ние по всем четырем селам полностью ликвидировано, однако положение в районе неспокойное. Жертв ни с чьей стороны нет. [В] с. Париевке сель­совет восстановлен.
[В] момент выступления распространялись провокационные слухи [о] повсеместном голоде, всеобщем восстании [на] Украине и [по] Союзу [в] целях создания боевых настроений массы.
Изъято было 78 активных участников. Вследствие преобладающего числа бедняков-колхозников, 45 чел. после предварительного допроса ос­вобождено. [По] первым данным следствия устанавливается: [в] период хлебозаготовок в селах Плисковского района допущен ряд искривлений, отсутствовала массовая политическая работа. Собранный [в] свое время посевматериал был сдан по хлебозаготовке. Продовольственные затрудне­ния в этих селах использованы были к/р элементом.
Посевкампания в районе не развернута, имеется всего 30% посевмате-риала. Тягловая сила в тяжелом положении благодаря истощенности кон­ского состава. Приняты все меры по ликвидации организации недопуще­ния возникновения аналогичных выступлений в других районах. [В] районе работает опергруппа. № 541.
Реденс ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 971. Л. 69—70а. Подлинник.
№ 18
Спецсообщение ГПУ Украины о «массовых волынках»
в Пулинском и Володарском районах Киевской области
27 апреля 1932 г.
За последнее время в Володарском и смежном с ним национально-не­мецком Пулинском районе Киевской обл. отмечается рост массовых орга­низованных волынок. В Пулинском районе волынки имели место с 15 по 21 апреля в с. Слободарь, где положение наиболее напряженное; выехали секретарь РПК и заместитель] председателя] РИКа. Толпой они были за­держаны в сельсовете и не выпускались оттуда продолжительное время. Собравшиеся в количестве до 300 чел. требовали выдачи хлеба, проявляя при этом попытки к разгрому посевохранилища. В это же время толпа оказала сопротивление и не допустила вывезти в райцентр арестованных зачинщиков волынок.
По имеющимся данным, в с. Сосновая Бол ярка братья Кардаш ведут агитацию за организацию похода в райцентр для освобождения арестован­ных под лозунгом: «Мы должны выручить наших передовиков!» Один из них, Кардаш К., в разговоре с группой селян, заявил: «Мы — спящее войско, которое уже пробуждается. Довольно спать. Нам лишь дождаться 5 мая, тогда мы запоем».
В колонии Сорочины в ночь на 20 апреля появилась вооруженная на­ганами и винтовками банда в 9 чел., которая, явившись на квартиру сек­ретаря местной партячейки Зайко (последнего дома не было), взломала двери, связала семью, заявив ей: «Теперь нет уже вашей власти». Удалив­шись, они забрали часть вещей, партдокументы и револьвер Зайко.
Почти во всех волынках установлена организующая роль кулачества. Часть зачинщиков арестована. В отдельных селах в выступлениях прини­мают участие немецко-подданные.
100
В ряде волынок, имевших место в Пулинском районе, принимали участие женщины из сел Ставки и Зубринка Володарского района. Нужно отметить, что в Пулинском районе еще в марте имели место 3 волынки. В Володарском районе волыночные настроения распространены в 11 селах. Наиболее напряженное положение в селах Колопово и Суховодье. В с. Ко-лопово толпа до 200 чел. пыталась разгромить колхозные зернохранили­ща, но колхозным активом это было предотвращено.
В национально-немецком с. Суховодье толпа крестьян требует раздачи семян для пропитания. Выявлены два немецко-подданных кулака, подстре­кающих толпу разгромить амбар с посевматериалами. В райцентре, где 24 апреля происходил базар, выявлены три кулака из с. Суховодья, проводив­шие агитацию за разгромы колхозов и складов с посевматериалом.
Своевременно поставлен вопрос перед областным партийным комите­том о высылке в районы ответственных работников для массовой работы. На месте находятся оперативные группы во главе с зам. нач[альника] Ки­евского облотдела для локализации волынок и разворота следствия на предмет выявления к/р организующего начала.
Нач. СПО ГПУ УССР Кривец Нач. 3 отделения СПО Илюшин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 528. Л. 234—236. Подлинник.
№ 19
Из спецсводки СПО ОГПУ JMs 23 о весенней посевной кампании
по материалам ПП ГПУ УССР, БССР, ЦЧО, ИПО, Запобласти,
Урала, ЛВО, НВК, СВК, Нижкрая, Московской области,
Северного края, Крыма, Средней Азии по данным
на 25 апреля 1932 г.
28 апреля 1932 г.
Недочеты в ходе сева в южных областях Союза (Крым, Туркмения) по­казали, что подготовительная работа к севу была проведена неудовлетво­рительно. Темпы сева дают основание предполагать невозможность ком­пенсации прорыва при зяблевой вспашке (Туркмения). В ряде колхозов отмечена недоброкачественная вспашка в погоне за количественными по­казателями, а также использование непротравленного семматериала, что грозит большими потерями (Крым). Нормы выработки пахоты значитель­но ниже плановых, в силу большой истощенности тягловой силы (СКК).
В районах, где сев еще не начался, по-прежнему недостаточны темпы по сборке семян и ремонту инвентаря (УССР, Урал, МО, ЛВО). Продолжа­ют отмечаться факты дезинформации о ходе ссыпки (УССР, НВК, СВК). По-прежнему неблагополучное положение с тягловой силой. Двухмесяч­ник по подготовке тягла не дал должных результатов (УССР). Особенно неблагополучно с тягловой силой в единоличном секторе (ИПО, НВК, Нижегородский] край). Фиксируется недоброкачественность ремонта тракторов по МТС (УССР, СКК и др.).
В ряде мест, как в колхозном, так и в единоличном секторе, зафикси­ровано отрицательное отношение к севу техкультур и произведено сниже­ние плановых заданий (ИПО, ЛВО, Узбекистан, Киргизия, ЦЧО, БССР и Зап[адная] обл.).
101
Заслуживает внимания рост отрицательных настроений вокруг весен­ней посевной, как в единоличном секторе, так и среди отдельных групп колхозного крестьянства, о нерентабельности крестьянского хозяйства. Особенно серьезное положение создалось в УССР, где на этой почве сброс­ка земли единоличниками по трем районам составляет более 9 тыс. га и создалась угроза недосева площади, намеченной в плане республики1*.
Разворачивание весенней посевной кампании протекает в условиях обострившейся классовой борьбы в деревне и роста активности АСЭ [...].
Настроение вокруг весенней посевной
Недостаточная разъяснительная работа вокруг посевной кампании, обострившиеся местами продовольственные затруднения, искривления классовой линии и извращения при подготовке к весеннему севу, умело используемые кулацкими и антисоветскими элементами, привели к росту отрицательных настроений вокруг весеннего сева, как среди единолични­ков, так и отдельных групп колхозного крестьянства.
Основными показателями отрицательных настроений вокруг весенней посевной кампании являются:
По колхозному сектору:
а)усилившийся в ряде мест выход из колхозов, разбор обобществлен­
ного скота и рост неорганизованного отходничества;
б)местами активное участие колхозников в массовых и групповых вы­
ступлениях, усилившееся на почве продзатруднений;
в)снижение контрольных цифр в ряде колхозов, а в отдельных — пол­
ный отказ от принятых планов весеннего сева;
г)отказы от выхода на работу;
д)усиление тенденции индивидуального сева, наряду с пребыванием в
колхозе.
По единоличному сектору:
а)отброска земли и ликвидация хозяйств;
б)отказ от ссыпки семян и принятия планов;
в)рост эмиграционных настроений и нарушений демаркации;
г)в единичных случаях отказ от призыва в армию.
УССР. В Краснокутском районе единоличниками сброшено 1,2 тыс. га земли. В Красноградском районе сброшено 200 га. В Николаевском райо­не Одесской обл. сброшено 7799 га. Такая массовая сброска в Николаев­ском районе явилась результатом неправильной установки райагропрома, который дал установку: «Отобрать землю у единоличников, так как еди­ноличники в этом году сеять не будут». Эта установка была отдельными сельсоветами выполнена. На общих собраниях ставился вопрос об отказе последних от земли. В Запорожском районе 50 единоличных хозяйств от­казались от сева, ушли на производство. В Н[ово]-Николаевском районе (с. Софиевка) 24 единоличника отказались от сева, заявив: «Сколько ни сей, все равно соввласть заберет». В ряде сельсоветов Чутовского района отмечен массовый отказ единоличников от сева. 50% подали об этом офи­циальные заявления. Аналогичные явления отмечены в 21 районе всех областей УССР.
НВК. В селах Горяном и Бабкино Еланского района колхозники прода­ют коров и покупают лошадей, заявляя: «Будем сеять без колхоза, иначе опять будем голодными сидеть. С этим скотом, который остался в колхо­зе, много не посеешь». Особенно усилена закупка лошадей в ее. Мачиха и
102
Дубовом Еланского района, где закуплено свыше 60 лош[адей] или, в среднем, 1 лош[адь] на 4—5 колхозных дворов. На предложение обобще­ствить закупленных лошадей, колхозники заявляют: «Лучше выйти из колхоза, а обобществлять лошадей не будем». В с. Ильиновка Татищев-ского района 3 марта на общем собрании колхозников выступила быв[шая] середнячка Спицина: «Работать надо единолично, тем спасем ве­сеннюю посевную, в колхозе пахать будет не на чем и хлеба нет».
Урал. В Майжорском сельсовете Чермозского района граждане 5-го, 6-го, 7-го земобществ отказались от засева земли на 1932 г., мотивируя тем, что «раз соввласть у нас все отбирает, то мы для нее делать ничего не будем».
УССР. 1 апреля с.г. в с. Дубовое Дубоссарского района (АМССР) в сель­совет было вызвано 80 чел., подлежащих переподготовке. При проверке этих лиц из группы выделился середняк-единоличник Лебежанский, ко­торый стал кричать: «Соввласть заставила нас жить в холоде и голоде, а поэтому мы на переподготовку не пойдем!» Некоторые из собравшихся стали в это время призывать к избиению представителя РПК.
СВК. В с. Старейшево Мордовской обл. 10 чел. единоличников и Кол­хозников 1910 г.р. отказались идти в армию. В с. Пузе 13 призывников, узнав о призыве в армию, разогнали местный сельсовет, причем инициа­торами были комсомольцы.
Деятельность а/с элементов и кулаков
Вследствие обактивления деятельности кулаков и а/с элементов, на­правленной к срыву весеннего сева, за последнее время участились случаи поджогов, вредительства и т.п., имеющие целью лишить колхозы тягла и с/х инвентаря. Умело используя трудности и недочеты в подготовке к ве­сеннему севу, кулачеству удалось местами вовлечь социально близкие сов-власти группы, провоцируя их на массовые выступления, эмигрирование и разные антисоветские выступления. За последнее время местами уси­лился призыв к организованному выступлению против соввласти (УССР).
УССР. В с. Григоровка С.-Константиновского района в ночь на 31 мар­та группа колхозников в 31 чел. (из них 18 сер[едняков], 12 бед[няков] и 1 зажит[очный]), в числе коих было 4 чл[ена] сельсовета, разобрали обоб­ществленный скот. Там же колхозницы-беднячки подали заявление о вы­ходе из колхоза. Все заявления были написаны одним почерком. Установ­лено, что это было заранее подготовлено, причем этим делом руководили:
1быв. петлюровец, чл[ен] правления колхоза, 1 быв. полицейский, 1 за­
житочный, ранее исключенный из колхоза, а также секретарь местного
сельсовета — Самборский, настроенный антисоветски.
10 марта в с. Владимировка Ильинецкого района были обнаружены
2листовки в 7 экземплярах следующего содержания: 1. «Вы думаете,
граждане, что когда-нибудь будет лучше или дождетесь социализма? Нет.
С каждым годом становится все хуже и хуже. Хлеб вам отвешивают грам­
мами, а потом снова его забирают... Вы думаете, что вас придут спасать
из-за границы? Нет, вы сначала сделайте восстание, а потом они придут
помогать вам. Так сбросим же ярмо колхозов! Да здравствуют свободные
крестьяне!» 2. «Граждане, до каких пор мы будем терпеть? Сбросим с
себя ярмо колхозов вместе с большевиками во главе со Сталиным. Ваши
товарищи из-за заграницы ожидают вас. Восстаньте же».
103
ЦЧО. Председатель] колхоза «Дружба» в Сеславинском районе, проис­ходящий из кулаков, «инструктировал» колхозников: «Когда будем про­водить собрание в колхозе о сборе семян, то вы не поднимайте руки при голосовании за сбор семян, только мы, как руководители колхозов, поды­маем, потому что неудобно и тогда сбор семян сам по себе отпадет, и кол­хозники вынуждены будут сеять в индивидуальном порядке».
Киргизия. В с. Садовом Беловодского района на собрании во время ут­верждения посевплана выступил против плана сын кулака и один брат кулака, заявившие: «Долой план, даешь свободу!»
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 отделения СПО Коркин
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 235. Л. 94—92, 81—78. Заверенная копия.
х* Так в тексте.
№ 20
Спецсообщение СПО ОГПУ о разборе
обобществленного скота в колхозах Казахстана
29 апреля 1932 г.
В ряде колхозов Казахстана постановление ЦК ВКП(б) от 26 марта расценено как обязательное возвращение всего обобществленного скота. В связи с этим в ряде районов КАССР наблюдается массовый разбор обоб­ществленного скота, инициаторами которого (разбора) в ряде случаев яв­ляются коммунисты и колхозный актив.
По 10 районам, в 35 колхозах колхозниками разобран весь обобщест­вленный скот. В 5 случаях инициатива разбора принадлежит коммунис­там и колхозному активу, в 3 случаях — единоличникам, не имеющим никакого отношения к колхозам и обобществленному скоту и в 2 случаях разобран скот, выданный государством в порядке укомплектования МТФ (молочно-товарные фермы). В 7 других районах Казахстана отмечено 17 случаев разбора обобществленного скота. В Талды-Курганском районе разбор обобществленных коров произведен в 4 колхозах. В Сайрамском районе в колхозе «Антамак» общее собрание колхозников потребовало возвращения скота, сданного в счет мясозаготовок. В этом же районе от­мечено 3 случая попыток баев организовать массовое выступление с требо­ванием возврата скота. В Аулие-Атинском районе в с. Гардиново под ру­ководством кулаков разобрано 82 коровы. В с. Тарханке Усть-Каменогор­ского района толпа женщин, вооруженная ножами и кольями, разобрала 60 обобществленных коров. В ряде районов разбор обобществленного скота происходит по указанию уполномоченных РИКов. В Кармакчин-ском районе в ауле № 13 по предложению уполномоченного РИКа весь обобществленный скот, в том числе и скот рабочий, разобран по домам. Обо всех фактах разбора обобществленного скота информирован Казкрай-ком.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 235. Л. 101—100. Заверенная копия.
104
№ 21
Спецсправка СПО ОГПУ о состоянии колхозов
в Западно-Сибирском крае
29 апреля 1932 г.
В результате слабой работы местных организаций по организационно-хозяйственному укреплению колхозов в колхозном строительстве Запсиб-края продолжает отмечаться целый ряд отрицательных явлений.
Крапивинский район. Руководство райколхозсоюза колхозами отсутст­вует, производственные планы в колхозах не составлены, район животно­водческий, а ни единого животновода в районе нет. В колхозах наблюда­ется большой процент гибели молодняка, причины не выясняются и не изучаются.
Исиль-Кульский район. Производственные] планы из 133 колхозов на 1 марта с.г. составлены только по 47, причем часть из них составлена не­правильно, учет труда во многих колхозах поставлен слабо и колхозники не знают, сколько им причитается за работу, в связи с чем падает трудо­вая дисциплина.
Любинский район. Работники райколхозсоюза часто отрываются на ра­боту по другим кампаниям и непосредственной работой не занимаются. Производственные планы в колхозах не составлены, распределение уро­жая проводится по едокам. В райколхозсоюзе даже не известно, какой процент хозяйств коллективизирован по району.
В Любинском колхозе обнаружена растрата 1,5 тыс. пуд. хлеба и 800 пуд. картофеля. 3 тыс. пуд. картофеля заморожено, а из 105 лошадей осталось 32, остальные пали от истощения.
Павлоградский район. РКС колхозами не руководит. Устав с/х артели во многих колхозах нарушен. В ряде колхозов в единоличном пользова­нии колхозников не оставлено ни одной коровы. Наблюдается массовый убой скота. За время с 1 октября 1931 г. по 1 января 1932 г. убыль рабо­чего скота выражается свыше 5 тыс. голов, а поголовье рогатого скота за этот же срок уменьшилось на 9 тыс. голов.
Рубцовский район. Руководство райорганизации колхозами характери­зуется тем, что РИК в течение года не заслушал ни одного раза доклада райколхозсоюза, а также и сельсоветы никаких указаний от РИКа на этот счет не получали.
Продовольственные затруднения во многих колхозах края приняли острые формы, в ряде колхозов население питается исключительно сурро­гатами и нередки случаи употребления в пищу павших животных. Факты голодания и нищенства среди колхозников отмечаются по 30 районам в 500 колхозах. По 25 районам отмечается частичная необеспеченность хле­бом. Всего продзатруднениями охвачены 55 районов, из них в острой форме 30 районов.
Продзатруднения и недочеты в организационно-хозяйственном состоя­нии колхозов широко используются к/р и кулацким элементами, в ре­зультате с февраля отмечается рост выходов из колхозов и бегство колхоз­ников в города. На 1 января с.г. было коллективизировано по краю 60,7% крестьянских хозяйств, а на 1 февраля — 60,6%, на 1 марта — 60,1%, на 20 марта — 59% и на 1 апреля — 58,9%.
Если, начиная с октября 1931 г. и до января 1932 г. наблюдался при­ток в колхозы при абсолютном отсутствии выходов (на 1 сентября 1931 г.
105
состояло в колхозах 59,5% х[озяйст]в, а на 1 января 1932 г. — 60,7%), то с февраля наступила полоса все прогрессирующих выходов и прекраще­ние вступления в колхозы. По данным 23 районов, в период октябрь—де­кабрь вышло из колхозов 1561 хозяйство, а вступило в колхозы за это же время 7365 хоз[яйств]. По этим же колхозам за январь—февраль вышло 2646 хоз[яйств], а вновь вступило только 873. За март с.г. всего по краю выбыло из колхозов 14 496 х[озяйст]в.
Используя продзатруднения и различные недочеты в организационно-хозяйственном состоянии колхозов, к/р кулацкий элемент, проникший в колхозы, в целях запугивания населения широко распространяет прово­кационные слухи о войне, ведет активную работу по развалу колхозов, ор­ганизуя массовые выступления, волынки и т.п. «Сейчас в колхозе состо­ять с каждым днем становится все опаснее. Скоро будет война, и колхоз­ников в первую очередь заберут на войну и всех передушат» (зажиточ­ный, Тогучинский район). Аналогичные факты отмечены и в ряде других районов.
За период январь—март по 14 районам (из которых 11 районов пережи­вают серьезные продзатруднения) зарегистрировано 22 массовые волынки с количеством участников в них 785 чел. Из общего числа волынок на почве продзатруднений — 14 волынок [с] числом участников 555 чел., на почве сбора и протравливания семфондов — 3 волынки — 110 чел., обоб­ществления скота — 3 — 63 чел. и на почве съемки законтрактованного скота — 2 с количеством участников 60 чел. Из всех перечисленных мас­совых волынок на март падает 10 случаев с количеством 369 участников.
В Солтонском районе за последнее время, под влиянием агитации АСЭ, распалось 3 с/х артели, причем 2 из них в одном поселке Урез. В Коси-хинском районе распался организованный в 1931 г. колхоз «Красный Ок­тябрь», в котором состояло 7 кулацких х[озяйст]в. Все они после развала сбежали. Также в с. Филатово распалась с/х артель. Руководитель колхо­за, кулак, также сбежал.
Под влиянием агитации кулачества в различных районах отмечены 5 попыток к разбору семфондов. В с. Бурацово Чистюньского района члены колхоза, женщины, в количестве 40 чел. явились в сельсовет с тре­бованием выдать хлеба, угрожая в противном случае взломом амбаров. Толпа разбежалась только после переписи пришедших, с целью установ­ления действительной нуждаемости в хлебе.
Из полученной краем продовольственной] ссуды для смягчения прод­затруднений в количестве 24,6 тыс. т в данное время распределено по 41 остро нуждающемуся району 8,2 тыс. т. Причем из этого количества районы должны заготовить на месте за счет гарн[цевого] сбора и т.д. — 2,5 тыс. т. На фоне указанных выше недочетов подготовка к севу в ряде районов проходит явно неудовлетворительно. Наличие семфондов в колхо­зах составляет 49—50% потребности.
Отпущенная семссуда для края государством находится в слишком от­даленных глубинных пунктах и элеваторах верховья р. Оби и своевремен­ная переброска их в пораженную недородом Омскую степную группу рай­онов гужевым путем почти невозможна. Подготовка тягловой силы и ин­вентаря проходит крайне слабо, значительный отлив рабочей силы из колхозов создает угрозу для успешного выполнения плановых заданий по севу. Ремонт тракторных парков МТС выполнен только на 62%.
106
Павлоградский район. Ремонт инвентаря не закончен, лошади истоще­ны, убой их на мясо и падеж принимает частое явление в колхозах. Сем­фондов на площадь в 70,7 тыс. га имеется только 17 тыс. ц.
Рубцовский район. Семенами обеспечен на 60%, но фонд пшеницы снижается, т.к. пшеница колхозами расходуется на продовольствие. С 8 марта выдано колхозам семенной пшеницы на продовольствие 1690 ц.
В Любинском районе семфонд засыпан на 6—7%, кормов для скота нет. Лошади дохнут. За декаду февраля в данном колхозе пало 46 лоша­дей.
В Немецком районе колхозы не имеют кормов и находятся в тяжелом положении. За последние 1,5 месяца в колхозах пало 336 рабочих лоша­дей. Аналогичные явления отмечаются и в ряде других районов.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 [отделения] СПО Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 259—263. Копия.
№22
Спецсообщение ГПУ Украины о волынках
и нападениях на амбары на Украине
26 мая 1932 г.
Д[непро]петровская обл.
Коларовский район. 20 мая, утром, толпа крестьян в количестве 50 чел. из разных сел Коларовского района, явившись в с. Гостево, набросилась на амбары, сорвала черепицу и разобрала около 40 пуд. хлеба. Через не­сколько часов вторично явилось около 15 чел. с тенденцией продолжить разбор зерна, что было предотвращено охраной. Выехавшим на место опе­ративным работником ГПУ арестовано 9 активных участников волынки, из коих 3 кулака.
Софиевский район. За последние дни в с. Н.-Николаевке отмечается рост волыночных тенденций: 15 мая в правление колхоза обратилось 80 женщин, которые предъявили требование о выдаче хлеба. 17 мая с той же целью явилось 60 чел. В результате проведенной беседы собравшиеся разошлись. 18 мая в третий раз собралось около 60 чел., которые, требуя хлеба, угрожали разобрать коров.
Необходимо отметить, что в колхозе ряд семей ощущает продовольст­венные затруднения. В село командирована группа партийцев для прове­дения разъяснительной работы. Райпарткомом принимаются меры к обес­печению хлебом особо нуждающихся бедняков-колхозников. Райпартко­мом, ГПУ проводится работа по выявлению и изъятию организаторов во­лынок.
Н[ово]-Троицкий район. В с. Попеляцком среди отдельных групп кол­хозников отмечается рост волыночных настроений. За последние дни фик­сируются разговоры о необходимости собраться всем селянам и предъ­явить требования о выдаче хлеба, разгромив, в противном случае, амба­ры с зерном. Начиная с 15 мая, ежедневно, правление артели посещают группы женщин по 5—10 чел., требуя хлеба. Райпарткомом в село вы­слана бригада членов партии для проведения массово-разъяснительной работы.
107
Харьковская обл.
Чутовский район. В совхозах на территории района в буртах хранится значительное количество свеклы. За последнее время участились случаи нападения на указанные бурты жителями Карловского и Валковского районов.
В ночь на 17 мая на совхоз «Теверовка» толпой жителей с. Граково Карловского района с целью разбора свеклы было совершено нападение. Силами охраны и актива завода разбор был предотвращен. В процессе предварительного следствия установлено активное участие в волынке бри­гадира колхоза «Пролетарьска мщ» Алексеева — кандидата КП(б)У и его бригады в полном составе. Среди участников также находились местные комсомольцы, из коих 4 ученика Граковской семилетки. Райпарткомом арестованы активные участники волынки.
Одесская обл.
Братский район. 18 мая 150 женщин из с. Н-Красное направились на станцию Людмилово с тенденцией разобрать хлеб. Принятыми мерами разбор был предотвращен. В тот же день со стороны небольшой группы членов артели «Прогресс» была совершена попытка разобрать колхозных свиней.
Арбузинский район. 18 мая в с. Задол 40 колхозников явились в прав­ление с требованием хлеба. После отказа они разобрали 250 штук кур, принадлежащих артели.
Киевская обл.
Драбовский район. На имя Гречано-Петровского совхоза прибыл вагон кукурузы, который в течение трех дней, находясь на разъезде Черняхов-ка, не разгружался и никем не охранялся, благодаря чему толпа крестьян из ближайших сел разобрала значительное количество кукурузы. Поруче­но областному отделу ГПУ произвести расследование в отношении лиц, допустивших разбор кукурузы, и привлечения к ответственности.
Чернобыльский район. В связи с предстоящими однодневными сборами приписного состава Овручской дивизии в трех селах отмечены тенденции к волынкам. Жены приписников имеют намерение отнести детей в сельсо­веты, требуя материального обеспечения. Для предупреждения волынок и проведения соответствующих оперативных мероприятий в район команди­рован ответственный оперативный работник. Перед райпарткомом постав­лен вопрос об усилении массовой работы.
Иванковский район. 24 мая на подводы с посевматериалом, шедшие из с. Бородянки-Иванково, напало 6 чел., вооруженных винтовкой и револь­вером, которые забрали около 100 пуд. посевного проса. Приняты меры к выявлению злоумышленников.
Донбасс
Дмитриевский район. 16 мая утром толпа колхозниц с. Васильевки — 150 чел., явившись к амбару с посевными фондами, заставила кладовщи­ка открыть амбар. После чего некоторые начали разбирать посевную ку­курузу. В результате разъяснений прибывшего председателя колхоза раз­бор был прекращен, а забранная кукуруза высыпана обратно. Следует от­метить, что указанная волынка явилась следствием неподготовленности правления к очередной выплате колхозникам выработанных трудодней.
Луганский район. 20 мая, вечером, по окончании работы в совхозе им. Дзержинского произошла волынка рабочих, которые потребовали
108
улучшения общественного питания, удовлетворения спецодеждой и по­стельными принадлежностями. 21 мая все рабочие, в количестве 53 чел., на работы не вышли. В результате разъяснительной работы часть рабочих к работе приступила.
АМССР
Григориополъский район. 17 мая в с. Нейдорф к зданию колхоза яви­лось около 100 чел. с требованием выдать хлеб. Из толпы раздавались вы­крики: «Мы голодные!», «Дети умирают с голода, дайте нам хлеба!» На место выехал уполномоченный ГПУ и представитель РИКа, которые путем разъяснений локализовали дальнейшее распространение волынки.
Зам. пред. ГПУ УССР Леснюк ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 528. Л. 181—183. Подлинник.
№ 23
Справка ГПУ Украины о волынках
на территории УССР за 1932 г.
29 мая 1932 г.
Динамика волынок по месяцам дает следующую картину:
Всего волынок
Из них
январь
февраль
март
апрель
15 дней мая
668
35
33
152
282
166
Из месяца в месяц увеличиваются волынки, [ведущие] в основном к расхищению посевматериала, требованию хлеба и разбору коров. Так:
Месяц
Разбор посевн[ого] материала
Требование хлеба
Разбор коров
Всего:
Январь
4
8
1
13
Февраль
14
7
8
29
Март
88
52
37
1671*
Апрель
122
50
103
275
15 дней мая
67
40
14
121
295
157
163
596
что составляет 85% к общему количеству волынок.
Особо обращает на себя внимание организованность и многочислен­ность участников волынок, направленных к разбору зерна, хранящегося на железнодорожных станциях и винокуренных заводах. Всего такого рода волынок зарегистрировано: на ж/д станциях — 37, на винокуренных заводах 19. По отдельным областям эти волынки распределяются: Харь­ковская — 30, Киевская — 6, Д[непро]петровская — 6, Одесская — 6, Винницкая — 5, АМССР — 3. Из приведенных данных видно, что больше половины волынок на ж.д. станциях и винокуренных заводах падают на Харьковскую область.
Важно отметить движение волынок по отдельным областям УССР и количество пораженных районов и сел.
109
Область
Всего волынок
Количество пораженных волынками
Районов
Сел
Харьковская
194
93
125
Киевская
136
40
95
Д[непро]петровская
95
32
71
Одесская
86
27
59
Винницкая
72
27
65
АМССР
54
9
42
Донбасс
31
13
25
668
2112*
4623*
В связи с вышеприведенными данными, представляет особый интерес характер волынок по отдельным областям.
Область
Разбор посевма-териала
Разбор скота
Требо­вание хлеба
Против х/заго-товок
Прочие
Всего
Харьковская
92
33
56
5
8
194
Киевская
58
21
25
2
30
136
Д[непро]петровская
34
27
27
3
4
95
Одесская
35
21
25
1
4
86
Винницкая
32
18
11
4
7
72
АМССР
24
18
8
—
4
54
Донбасс
—
25
5
—
1
31
275
163
157
15
58
668
Примечание: В графе «прочие волынки» указаны: групповые отказы от работы в колхозе и выполнения государственных обязательств, волын­ки, вызванные искривлениями классовой линии.
Количество участников в массовых волынках характеризуется следую­щими цифровыми данными:
Область
До 50
От 50 до 150
От 150 до 300
От 300 до 500
От 500 и выше
Харьковская
93
48
29
14
10
Киевская
66
42
23
5
—
Д[непро]петровская
57
25
7
2
4
Одесская
51
25
8
1
1
Винницкая
42
20
6
2
2
Донбасс
18
13
—
—
—
АМССР
25
17
4
6
2
352
190
77
30
19
Волынки с резкими активными проявлениями по своему количеству выделяются в следующих районах:
ПО
Харьковская обл.
1. Золочевский
8. Вогодуховский
2. Краснопольский
9. Миропольский
3. Сумский
10. В[елико]-Богачанский
4. Диканьский
11. Чернухский
5. Лохвицкий
12. Миргородский
6. В[елико]-Писаревский
13. Белопольский
7. Семеновский
14. Оржицкий
Киевская обл.
1. ЗКашковский
5. Букский
2. Пулинский
6. Мархлевский
3. Володарский
7. Ичнянский
4. Переяславский
8. Яготинский
Днепропетровская обл.
1. Н[ово]-Троицкий
5. Б[олыпе]-Белозерский
2. Н[ижне]-Серогозский
6. Цареконстантинов[ский]
3. Апостоловский
7. Покровский
4. Солонянский
8. Васильковский
Одесская обл.
1. Б[олыпе]-Александров[ский]
3. Снегиревский
2. Зиновьевский
4. Щово1-Бугский
Винницкая обл.
1. Немировский
4. Плисковский
2. Липовецкий
5. Крыжпольский
3. Тывровский
6. Барский
АМССР
1. Слободзейский
3. Дубоссарский
2. Красноокнянский
Всего 43 района
В 1930—1931 г. на почве продзатруднений волынки не имели места.
Наряду с проведением профилактических мероприятий по предупреж­дению и разложению тенденций к волынкам, органами ГПУ за 1932 г. за организацию и активное участие в волынках привлечено к ответственнос­ти 840 чел. Из них: кулаков — 203, единоличников-бедняков и середня­ков — 181, колхозников — 63, к/р и уголовных элемент[ов] — 79, невы­ясненная соцпрослойка — 314.
Приложение: Перечень наиболее значительных волынок за период с 1 марта по 20 мая, о которых своевременно сообщалось4*.
Нач. СПО ГПУ УССР Кривей Нач. 3 отделения СПО Илюшин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 528. Л. 280—284. Подлинник.
х* Так в тексте. По подсчетам составителей — 177. 2* Так в тексте. По подсчетам составителей — 241. 3* Так в тексте. По подсчетам составителей — 482.
№ 24
Спецсообщение ГПУ Украины в СПО ОГПУ
о разборе обобществленного скота
3 июня 1932 г.
Днепропетровская обл.
Васильевский район. 25 мая в с. Янчекрак 60 колхозников, сломав ог­раду коровника, разобрали 80 коров, из коих 43 приобретены на средства
111
колхоза. На место выехали оперативные работники ГПУ. В селе усилива­ется массовая работа.
Ново-Московский район. В с. Соколовке пробравшиеся в колхоз кула­ки Журавель, Чернявский и Черный проводили агитацию, направленную к разбору коров в артели им. Чубаря. 13 мая в связи с этим в квартире Журавля состоялось нелегальное совещание, где обсуждался вопрос о раз­боре коров. 16 мая также совещание проходило у кулака Черного, где ре­шено было на следующий день разобрать коров. 17 мая жены Черного и Журавля собрали 30 колхозниц и пытались разобрать коров, что было предотвращено активом. 18 мая Журавель организовал до 65 женщин, ко­торые разобрали 57 коров, принадлежащих колхозу. Пытавшемуся проти­водействовать разбору председателю колхоза Черный угрожал избиением. Райаппаратом ГПУ арестовано 5 кулаков, являющихся инициаторами во­лынки. В село выслана бригада членов партии для проведения массово-разъяснительной работы, в результате чего все разобранные коровы воз­вращены.
Люксембургский район. 24 мая в артели «Свой труд» Урицкого сельсо­вета 18 колхозников разобрали обобществленных лошадей, мотивируя от­сутствием продовольствия. В результате проведения разъяснительной ра­боты часть колхозников согласилась возвратить разобранных лошадей. Арестован счетовод артели Эйбингарт, сын крупного кулака, являющийся инициатором указанной волынки.
Петриковский район. 15 мая группа колхозниц в количестве 15 чел. под руководством жены секретаря колхоза разобрала обобществленных коров. В Краснопартизанском сельсовете 4 колхозницы забрали с пастбищ своих коров. В обоих случаях в результате проведенной разъяснительной работы коровы были возвращены.
Ново-Васильевский район. За последнее время в некоторых селах раз­бор коров колхозниками принял распространенный характер, причем в некоторых случаях участниками разбора являются сельские активисты.
В колхозах Михайловского сельсовета разобрано 30 коров. Первыми забрали свои коровы активисты-бригадиры Заломай, Переута, отдельные члены правления колхозов и счетоводы.
В немецкой колонии «Веселая» за день до разбора скота из дел правле­ния колхоза был похищен протокол об обобществлении этого скота, а на следующий день было разобрано 30 коров, часть коих в результате разъ­яснительной работы была возвращена. В разборе принимали участие от­дельные активисты. 27 мая вечером в Михайловском хуторе к молочной ферме явилась группа крестьян с тенденцией разобрать коров. Когда бри­гадир Максименко пытался воспрепятствовать, он был избит. Разбор коров имел также место в селах Славгород, Раздоры и Троицкое.
Апостоловский район. 18 мая к колхозу «Молот» Покровского сельсо­вета явилось 16 женщин с намерениями разобрать обобществленных коров. Благодаря принятым мерам массовый разбор был предотвращен. В селе усилена массовая работа.
Солонянский район. 29 мая в с. Николаевке 40 женщин, преимущест­венно единоличниц, разобрали 30 коров, принадлежащих колхозу. Члены правления колхоза, пытавшиеся воспрепятствовать разбору, толпой были избиты. Выявлено 6 инициаторов волынки. На место выехали оператив­ные работники райаппарата ГПУ.
112
Харьковская обл.
Чернухский район. 16 мая в Хейловском сельсовете колхозниками ра­зобрано 40 обобществленных лошадей с упряжью. После разбора лошадей у сельсовета собралось около 150 женщин, которые требовали распустить колхоз и раздать имеющееся зерно и картофель. На хут. Чашганка разо­брано 70 лошадей с повозками и упряжью. В этих случаях разбор лоша­дей мотивировался бесхозяйственностью правления колхоза. Как выяви­лось в процессе расследования, колхоз засорен кулацким элементом. Председатель] колхоза — выходец из кулацкой семьи, растратчик. Рай-аппаратом изъят кулацкий элемент и инициаторы волынки. В селе усиле­на массовая работа.
Валковский район. Вследствие отсутствия последовательной работы по популяризации постановления ЦК от 26 марта в некоторых селах отмечен разбор обобществленного скота. В хут. Михаиловка Вязовского сельсовета 16 мая колхозниками разобрано 43 коровы. На следующий день в резуль­тате разъяснительной работы разобранный скот возвращен.
18 мая в с. Благодатном колхозниками разобрано 35 коров, причем забра­
ны принадлежащие колхозу коровы. Разбор этих коров мотивировался тем,
что «наших коров сдали в мясозаготовку, а мы теперь забираем кулацких».
19 мая разбор коров имел место в Перековском сельсовете. Об указан­
ном проинформирован райпартком и областные совпарторганизации. Рай-
аппаратом проводится работа по выявлению организаторов волынки.
Жешевский^* район. В артели «Батрак» Борщевского сельсовета на со­брании по вопросу обсуждения постановления ЦК от 26 марта постанови­ли: «Желающие колхозники взять свой скот обратно, могут получить». В результате было разобрано 16 коров.
В хут. Черноморд овка, в колхозе «Жовтнева револющя» из 74 обоб­ществленных коров разобрано 50. Разбору коров предшествовало то, что секретарь кандидатской группы Черноворот первый взял свою корову и зарезал на мясо. Вслед за ним тоже самое сделал председатель колхоза. Об изложенном проинформирован РПК. В результате проведенной разъяс­нительной работы часть коров возвращена.
Зеньковский район. 23 мая в с. Ступа колхозниками разобрано 19 обобществленных коров. В результате принятых мер коровы возвраще­ны. Арестовано 4 инициатора волынки.
Киевская обл.
Румынский район. 25 мая колхозниками в с. Васильевка разобрано 18 обобществленных коров, женщины заявили: «Мы пухнем с голода и нам никто ничем не помогает, так мы будем кушать молоко». В результа­те проведенной массовой работы часть коров возвращена. Следует отме­тить, что около 30 колхозных семейств испытывает острые продовольст­венные затруднения.
26 мая в с. Плоское разобрано женщинами 19 обобществленных коров, которые также были возвращены после проведения разъяснений.
Одесская обл.
Зиновъевский район. В Соколовских хуторах в течение последних 10 дней колхозниками разобрано свыше 300 коров, причем до 150 коров являлось собственностью колхоза. В разборе принимали участие колхоз­ники, не обобществившие своих коров. Арестован Карнаух, быв. предсе­датель] артели, являющийся организатором волынок, связанных с разбо­ром скота.
113
Благоевский район. 21 мая 16 колхозниц в пос. Фрунзе разобрали обобществленных коров.
Донбасс
Горловский район. 23 мая в колонии Романовка Николаевского сельсо­вета группа женщин, около 25 чел., разобрала 19 обобществленных коров. На следующий день было разобрано еще 5 коров. Разбор мотивировался женщинами продовольственными затруднениями и неполучением пайка на детей. Одна из разбиравших колхозниц, Гизбрехт, со слезами на гла­зах говорила: «Дайте совет, что мне делать? Дети дома голодные, а их семь человек. Если вы оставите мне корову до первого хлеба, то я ее потом сама отдам, но сейчас не могу больше терпеть, меня нужда застав­ляет брать корову». На месте усиливается массовая работа.
Сталинский район. В с. Александровке 15 мая 18 женщин разобрали обобществленных коров. Вечером с тенденцией разобрать коров собралось около 230 женщин, которые в результате массовой работы разошлись. Возвращено 5 коров. В процессе расследования установлено, что член пар­тии Каровко рекомендовал беднячке Панченко забрать из колхоза свою корову. Поставлен вопрос об исключении из партии Панченко. 22 мая, ве­чером, группа единоличников под руководством кулаков разобрала 15 колхозных лошадей. Принятыми мерами лошади возвращены, 4 кула­ка арестованы. Ведется следствие.
[Крым]
Ариуношский** район. 22 мая в с. Старый Крым со стороны группы женщин [из] 20 чел. была попытка разобрать обобществленных коров. Принятыми мерами разъяснительного порядка разбор предотвращен.
Нач. СПО ГПУ УССР Кривец Нач. 3 отделения СПО Илюшин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 528. Л. 110—113. Подлинник.
1* Данный район в регионе отсутствует.
№ 25
Спецсводка СПО ОГПУ о настроениях колхозников
в связи с постановлением ЦК ВКП(б) от 26 марта 1932 г.
«О принудительном обобществлении скота» по материалам
ПП ОГПУ Севкрая, Западной области, ЦЧО, СВК, НВК, ВСК
и Нижкрая по данным на 31 мая 1932 г.
7 июня 1932 г.
Разбор обобществленных коров из колхозов в связи с решением ЦК ВКП(б) об исправлении перегибов, допущенных при обобществлении, в от­дельных местах еще продолжает иметь место. Однако разбор коров из колхозов не носит повсеместный характер и, в сравнении с апрелем, зна­чительно снизился, в отдельных же местах отмечены случаи возврата ра­зобранных коров обратно на колхозные дворы (Севкрай, СВК, ЦЧО).
Недочеты в реализации постановления
При реализации решения ЦК, по-прежнему, продолжают отмечаться факты непонимания и оппортунистического отношения со стороны ряда низовых работников.
114
Н[ижне]-Волжский край
Черноярский район. Зам[еститель] председателя] РИКа Курочкин за­явил: «Это постановление издано для того, чтобы в дальнейшем не делать перегибы, а что уже сделано, то так и останется».
Зап[адная] обл.
Козельский район. Уполномоченный РИКа по казацкому сельсовету, делая доклад на пленуме о решении ЦК, запутался и не мог дать ответы на задаваемые вопросы. Собрание было сорвано.
зек
Нарымский район. Отмечен случай, когда уполномоченный РИКа Га-лицкий понял постановление ЦК как директиву к переводу с/х коммун на Устав с/х артели, предложив коммунарам провести это мероприятие.
Зап[адная] обл.
Луковниковский район. Член правления РКС Носов, проживающий на квартире у единоличника, жене последнего говорил: «Осенью 1932 г. будем обирать единоличников по всем видам заготовок» и не советовал покупать лошадь: «Все равно осенью всех погонят в колхоз».
Северный край
Вельский район. В Сидорово-Слобод[ском] сельсовете к проработке ре­шения не приступили. Посланный на место уполномоченный РК ВКП(б) говорил: «Постановление ЦК мы пока прорабатывать обождем, а сделаем это вместе с отчетно-проверочной кампанией работы колхозов».
Командированный РК ВКП(б) в Верховский сельсовет заведующий] райФО Зиновьев, по возвращению из командировки, на вопрос секретаря РК, прорабатывал ли он решение ЦК с массами, ответил: «Прорабатывать решения ЦК мне было некогда, я занимался лесозаготовками».
В Устьянском районе районный прокурор Тентюков, по опубликова­нию решения ЦК отдал распоряжение: «Немедленно развести обобщест­вленных коров».
Средне-Волжский край
Борский район. В с. Ивановка после получения газеты с постановлени­ем ЦК, группа колхозников, руководимая членами партии в лице нач[альника] станции Азяева и рабочего Горюнина, отправилась на кол­хозный двор и разобрала всех обобществленных коров.
Кинельский район. В с. Сверейка инициаторами развода обобществлен­ных коров явились кандидаты в члены партии Буханов и Татьяшин. В с. Пожаровка из 461 коровы разведено 300 коров. В уводе коров приня­ли участие коммунисты Булгаков и Осипов. В некоторых селах района приступлено к частичному разводу лошадей. Наряду с этим отмечаются попытки голого администрирования и полного игнорирования постановле­ния ЦК по вопросу раздачи принудительно обобществленного скота.
В связи с этим отмечены случаи, когда подаваемые колхозниками за­явления о возвращении им коров умышленно не разбирались. В некото­рых случаях колхозники были терроризированы руководителями колхо­зов. Одновременно с этим работники сельсоветов неверно информировали вышестоящие организации о выполнении решения ЦК и благополучном положении внутри колхозов. Особенно характерным фактом в этом вопро­се может служить Болыпе-Глушицкий район СВК.
115
В Мостовском сельсовете ячейка на созванном ею собрании добивалась того, чтобы колхозники признали, что скот обобществлен на доброволь­ных началах. В связи с этим колхозники заявляли: «Вы нас насильно за­ставили обобществить скот, если не отдадите коров, не выйдем работать на посевную кампанию». Со стороны ячейки, сельсовета и правления кол­хоза на вопросы колхозников ответов не дается. Случаи высказывания от­дельными колхозниками недовольства, связанного с зажимом, руководи­тели колхозов относят говоривших к бузотерам. В связи с этим население [с] Красный Яр, где имеется 60 дворов, подали заявление о выходе из колхозов. Руководители села, зная об этом факте, вместо проведения мас­совой работы, информировали райцентр о том, что в Красном Яре — к/р группировка.
В Ломовском сельсовете председатель] райисполкома Феген, прибыв в колхоз «Земледелец», получил от секретаря партячейки информацию, что скот обобществлен добровольно и никаких заявлений от колхозников о выдаче им скота нет. Между тем, по проверке оказалось, что от колхозни­ков имеется 43 заявления с просьбой выдать им коров, но руководители сельсовета и колхоза им в этом отказали, тогда группа колхозников в ко­личестве 20 чел. самовольно развели обобществленное стадо. После этого местные работники сообщили в район о том, что толпа колхозников, во­оруженная ломами, лопатами и кольями, ринулась на колхозный двор с криками: «Бей коммунистов!» По проверке выяснилось, что данного поло­жения не было, кроме того, что отмечено выше. Аналогичные факты от­мечаются по ряду других сельсоветов данного района. В отдельных случа­ях развод скота сопровождается эксцессами, насилием над активистами села, пытавшимися провести работу по сохранению скота, находящегося на МТФ и обобществленного на добровольческих началах.
Красноярский район. В с. Красный Яр во время стихийного развода колхозниками обобществленных коров заместителю] председателя] сель­совета, [который] пытался придать разводу организованный порядок, от­кусили палец. У активистки этого села разорвали шаль и кофту.
Копетпенский1* район. В селе Ст. Шантала во время неорганизованного развода обобществленных коров колхозница ударила палкой животново­да, пытавшегося провести разъяснительную работу за оставление скота, обобществленного на добровольных началах. Зафиксированы случаи, когда разводились не только коровы, но и весь обобществленный скот, в том числе и лошади. Последнему способствовали работники правления колхозов, мотивируя раздачу лошадей бескормицей. По некоторым селам был разведен скот МТФ, причем, даже предъявлялись требования о воз­вращении коров, взятых в скотозаготовку.
Деятельность кулачества и а/с элементов
В ряде случаев момент развода скота колхозниками был использован а/с и классово-чуждым элементом, пытавшимся взять отобранный скот, находящийся на МТФ. Кроме того, со стороны указанных элементов отме­чена агитация за развод обобществленного скота, в том числе и лошадей, распространение провокационных слухов о скорой гибели соввласти, в связи с чем вызвана раздача коров и т.п. Зарегистрирован ряд случаев со­зыва нелегальных собраний и агитация за выход из колхозов.
116
свк
Бугурусланский район. «Коров раздают потому, что нет кормов, потом снова возьмут. Положение власти шаткое, скоро будет война, власти не до коров и не до колхозников».
Бузулукский район. «Услыхали, что война, давай скорее раздавать коров. Нас морят с голоду, разве это власть. Будет война, все равно защи­щать вашу хорошую власть и жизнь не будем».
Севкрай
Чебсарский район. Зажиточный, быв. церковный староста ведет систе­матическую а/с агитацию: «Весной все равно будет война и колхозникам будет крышка, а поэтому надо забирать имущество, да поскорее из него выходить».
цчо
Верховский район. В колхозе «Авангард» 1 апреля под руководством быв. скупщика скота Рушина С. проходило тайное собрание, где разбира­лось постановление ЦК, после собрания, вечером, ходили по дворам кол­хозников, убеждая их разобрать обобществленных коров, при этом Рушин говорил: «Нужно разобрать скот — настанет 1930 г.». В результате 2 ап­реля колхозники разобрали скот по домам.
Нижегородский] край
Балезинский район. В с. Юдино колхозниками было созвано собрание, где обсуждался вопрос, как выйти из колхоза без нарушения устава и по­лучить обратно семена, скот и землю. Партячейка, зная об этом собрании, решила своего представителя туда не посылать, квалифицируя собрание, как неуполномоченное и послала туда милиционера, коего участники со­брания выгнали. Кулацко-зажиточная часть на собрании провела агита­цию, в результате 60 хозяйств разобрали скот и вышли из колхозов.
век
Н[ижне]удинский район. «Тут тонкая политика. Основное здесь в том, что перегнули, и конечно не места, а московская головка. Да к тому же и политическое состояние дает себя знать. План намечен неплохой, только успехом ли его провели: народ возмущен до крайних пределов» (Хруста-левский — эсер, учитель).
«На счет свинушек придумано здорово, только где они будут их брать, если у колхозников и единоличников все обчистили. Внутри коммунистам все приходится «шарахаться», да и международное положение у них (у коммунистов) тоже не из блестящих» (служащий ж/д транспорта стан­ции [Нижне]удинск — Озеров А.П.).
Настроение колхозников
В результате указанных недочетов, слабой массово-разъяснительной работы, а также деятельности кулачества решение ЦК не везде создало одинаковую эффективность в настроении колхозников. У части колхозни­ков отмечаются нездоровые настроения и тенденции к выходу из колхозов.
ипо
Первомайский район. «Середняк с. Ислева Смирнов В.Е. в разговоре с колхозниками заявил: «От большевиков есть решение, что весь скот дол-
117
жен находиться у колхозников в личном пользовании. Они теперь сами признали, что не выходит коллективизация и уже отдают назад».
Юрьевецкий район. «Большевики испугались, начинают обратно отда­вать колхозникам коров, везде в колхозах начали сводить коров на свои дворы».
Чухломской район. Колхозник Морозов из колхоза им. ОГПУ (быв. чл[ен] ВКП(б)) среди колхозников говорил: «А все же, я смотрю, прошло время коммунистам, начинают трусить и поэтому издают такие постанов­ления».
цчо
РылЬский район. «Поздно власть кинулась издавать постановления, те­перь у крестьян уже и обобществлять нечего, у кого забрали в скотозаго-товку, кто прирезал для личного потребления и продажи».
Севкрай
Чебсарский район. В колхозе им. 25 тысячн[иков]2* колхозница Рогова получила от сына, находящегося в Кр[асной] Армии, письмо, в котором он пишет: «Скоро будет война: не сегодня, так завтра, а не завтра, так через месяц и всем придется пойти воевать. Если вам трудно жить без ко­ровы, то можете взять из колхоза любую. Я посылаю Вам из газеты «Правда» статью «Колхозная масса»7, там сказано, чтобы ни в коем слу­чае не обобществлять последних коров, мелкий скот и птиц. Ну, да вы прочитайте внимательно и с этой статьей можете отправиться куда хоти­те, если будет нужно». Письмо это читалось на собрании колхозников и, в результате были разведены 21 голова скота с МТФ.
Вост[очно]-Сиб[ирский] край
В Н[ижне]удинском районе крестьяне-единоличники, узнав из газет о решении ЦК, запрещающем принудительное обобществление коров и мел­кого скота у колхозников, расценивают его как временную меру, направ­ленную на то, чтобы предупредить выход из колхозов. «Народ из колхоза бежит, так вот соввласть и надумала отдать лучше по корове и свинье, за­крепить народ в колхозах. По-моему, этим не спасти колхозы, все равно распадутся» (Волков И., с. Рубычан).
свк
Кинельский район. В колхозе Пограновского сельсовета им. В[еликого] Октября были разведены коровы, обобществленные в 1930 г. Развод про­изошел в связи с паникой, созданной в селах Богдановка, Путиловка, где прошел слух, что «колхозы ликвидируются и как бы скот куда не убра­ли».
В колхозе «Привет» из обобществленных в 1929 г. 58 коров разведено 50. Развод коров произошел по директиве секретаря ячейки ВКП(б) Исае­ва. В с. Парфеновке таким же образом разведено из 125 коров 82.
Борский район. В некоторых селах района постановление ЦК принято колхозниками как манифест, по которому вообще обобществление скота считается принудительным.
Ивановская] Промышленная] обл.
Мологский район. В колхозе «Искра» Рындинского сельсовета группа женщин-колхозниц настойчиво требовала развода обобществленного в 1929 г. скота (добровольных) коров2*, после чего РК вынес постановление о возвращении 200 коров в индивидуальное пользование.
118
Первомайский район. В колхозах «Кр[асный] трудовик», «Ударный бригадир», «Заря социализма», «Кр[асный] ленинец» систематически раз­водился скот, ранее обобществленный (особенно лошади). Колхозники развод объясняют тем, что из своих дворов скот лучше прокормится, тем более, что есть постановление ЦК по данному вопросу. Аналогичные слу­чаи отмечаются и по другим районам.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО ОГПУ Люшков
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 299—306. Заверенная копия.
** Данный район в регионе отсутствует. 2* Так в тексте.
№ 26
Спецсообщение СПО ОГПУ о продовольственных затруднениях, выходах из колхозов и разборе лошадей в районах правого и левого берега Средне-Волжского края
Не позднее 19 июня 1932 г.1*
По телеграфному сообщению ПП ОГПУ СВК отмечавшийся ранее рост продовольственных затруднений усилился за последнее время в связи с израсходованием колхозами наличия отпущенных им продфондов весен­него сева. На почве продзатруднений и организационно-хозяйственных не-нормальностей в ряде колхозов и усилившейся на этой почве разлагатель-ной деятельности АСЭ и кулачества, за последнее время наблюдается рост выходов из колхозов в ряде районов области. Наибольшее количество вы­ходов отмечено в селах по Краснослободскому и Темниковскому районам Мордовской обл. Так, по Краснослободскому району в последние дни вышло 415, по Темниковскому — 443 хозяйства.
Кроме отмеченных причин выходов из колхозов в названных районах, росту выходов и тенденции к таковым следует отнести допущенные пере­гибы на местах при коллективизации и обобществлении скота, что было использовано кулачеством и АСЭ. В этих районах за апрель и май вышло из колхозов 3,7 тыс. хозяйств, полностью распалось 17 колхозов.
Всего по Правобережью с 1 июня с.г. зарегистрировано было 1 тыс. выходов, по левобережью за это же время 544 выхода, в Болыпе-Глушиц-ком районе вышло 119 хозяйств, в Мелекесском — 150, в Краснояр­ском — 38, [в] Каширинском — 187 хозяйств. Всего по краю с 1 июня с.г. вышло из колхозов более 1,5 тыс. хозяйств.
В своих заявлениях о выходах колхозники указывают на отсутствие продовольствия и требуют возвращения им всего имущества и доли от об­щего посевного клина. В последние дни вновь начались хождения колхоз­ников в правления колхозов и сельсоветы с требованием хлеба. В отдель­ных случаях отмечены угрозы по адресу советских и партийных работни­ков: «Перебьем активистов, выйдем из колхоза, разведем всех лошадей, новый урожай будем убирать единоличным способом». Всюду ссылались на якобы имеющееся постановление центра о роспуске колхозов и развода лошадей.
Наряду с выходами, в некоторых районах отмечается усиление тенден­ции к разводу лошадей и колхозного имущества. В июне с.г. по 7 райо-
119
нам разобрано около 1,2 тыс. лошадей. Тенденции к выходам и разбору лошадей отмечены в следующих районах: Челно-Вершинском, Кузоватов-ском, Борском, Самарском, Рузаевском, Чамзинском, Мокшанском и др. районах. [О] положении в районах информирован крайком ВКП(б) и рай-парторганизации. На места посланы партработники для проведения агит­массовой разъяснительной работы.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО Люшков
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 235. Л. 175—174. Заверенная копия.
** Датируется по исходящему штампу.
№ 27
Из спецсводки СПО ОГПУ об отрицательных политнастроениях агроспециалистов и работников сельскохозяйственных учреждений по данным на 30 июня 1932 г.
Не ранее 30 июня 1932 г.
Усложнившаяся политическая обстановка в стране, особенно в связи с ростом военной опасности и наличием продовольственных затруднений, в ряде районов Союза вызывает активизацию антисоветских настроений части агроспециалистов. Наиболее характерны высказывания а/с настро­енных агроспециалистов вокруг таких вопросов, как вопросы войны, про­довольственного снабжения, займа «четвертого — завершающего — года пятилетки»8, колхозной торговли9 и, наконец, постановлений ЦК и СНК о ското- и мясозаготовках10 и мерах борьбы против принудительного обоб­ществления скота в колхозах.
Необходимо также отметить наличие отрицательных моментов в отно­шении агроспециалистов в служебной работе. Со стороны антисоветской и обывательской их части отмечается желание укрыться от ответственности, взять на себя работу «поменьше да полегче», побольше получить за свой труд, а зачастую увильнуть от работы, создать ее видимость или при­крыть свою бездеятельность неумением руководителей учреждений орга­низовать работу. Так, среди сотрудников НКЗ СССР, с/х сектора Госплана РСФСР, Трактороцентра и других учреждений за последнее время замеча­ется стремление перейти на научно-исследовательскую работу, связанное, с одной стороны, с желанием уйти от ответственности и повысить зарабо­ток, с другой, с неверием в проводимую работу: «Невозможно выполнять разную чушь, которая противоречит здравому смыслу» (заявление со­трудника НКЗ СССР). «Пишем много бумаг, а ничего конкретного не делаем» (экономист зерносовхозобъединения). «Не создают нужных ус­ловий для работы, жалованье небольшое, с нами не считаются — надо бежать» (зоотехник овцеводобъединения). «Низкая зарплата труда — прямой предлог покинуть Госплан» (научный работник с/х сектора Гос­плана РСФСР). «Работа идет плохо, да вы и сами знаете, как теперь идет всякая работа» (профессор И[нститу]та животноводства). «Бывали и за границей, т.к. имели лучший заработок, а теперь и думать не приходится об этом, теперь некому нас учить» (специалист Центр[ального] Дома крес­тьянина).
120
Характерны для настроения значительной части специалистов усилен­ные разговоры в связи с выделением в столовой НКЗема СССР отдельных столов для лиц, пользующихся повышенными обедами (члены Коллегии и начальники секторов НКЗ СССР), и фактами, когда вместо них обедами пользуются лица, не имеющие на это права (секретари и т.д.)- Специалис­ты по этому поводу заявляют: «Где справедливость? — Жри кашу, а они ростбиф. И получают они 700 руб., а мы 325 руб. Вот тебе и бесклассовое общество». «Вот цель уничтожения уравниловки. Создать классы: комму­нистов (или прежних дворян) и нас смертных».
Большое место в политических настроениях агроспециалистов занима­ют жалобы на материальное положение и на продзатруднения: «Страну ждет небывалый еще голод, на Полтавщине ежедневно умирает от голоду 15—16 чел.», — заявляет один профессор, работающий в НКЗ СССР, и восклицает: «Это на Полтавщине-то!». «Выпускают все новые и новые автомобили, а жрать нечего» (специалист Союзсеменовода). «Об энтузиаз­ме только пишут, а на самом деле ничего нет похожего на энтузиазм. Се­веро-Кавказский край всегда ел белый хлеб, а теперь ест черный, и то не вдоволь» (специалист Новхлопкома). «Разве можно рабочему выполнять норму, когда ему снижают продпаек?» (специалист НКЗ СССР). «На буду­щий год — пан или пропал, т.к. будет голод, который решит существова­ние советов. Поля не обсеменены, ведь на Украине и Северном Кавказе не только сеять, но и есть нечего. Ну а год пролетит быстро» (специалист Скотовода).
Вопросы о возможности войны в массе а/с настроенных специалистов находят живейший отклик, при этом имеют место высказывания пора­женческого характера: «Война неизбежна. Белоруссию отрежут. Всем нам висеть на столбиках. Украину тоже отрежут. Недаром мы весь хлеб отту­да выкачали. Приходите, мол, со своим хлебом. Все кончено, пойдем за­щищать социализм, а я доеду до станции Урги, потом с винтовкой захожу в уборную и — в тайгу. Никто не найдет» (специалист Союзсеменовода). «Большевики пишут во всех газетах, что иностранцы вооружаются, а вот о том, что мы сами вооружаемся и гоним войска на Дальний Восток, так об этом ни слова не пишут» (специалист Промсовхозобъединения). «Видел одного «гуся» из латвийского посольства, который мне рассказал, что скоро все изменится. Английский фунт поднимается. Англия, Франция и США покончат с Китаем и двинутся на нас. Захват Николо-Уссурийской железной дороги обеспечен» (специалист с/х снабжения). «В Киргизии — форменный голод. Настроение не в пользу Советской власти. Много кир­гизов со своими стадами уходят в Китай. Во время войны мужики не будут нужным войском, и война неизбежно вызовет внутренние волне­ния» (агроном Колхозцентра). «СССР воевать с Японией сейчас не может — и так жрать нечего. В случае же войны СССР не удержаться» (агроном Свиновод объединения) [...]
«Воевать мы не можем, мы не готовы. Особенно у нас не обеспечен тыл, крестьяне не за нас. Коллективизация испортила все. Скота нет, а имеющийся скот дохнет с голоду. Хлеба мало, многие области совершенно голодают» (военный работник в кругу сельхозспециалистов). «Внутреннее положение нашей страны напряженное, и в случае войны начнутся волне­ния, и кровь внутри страны будет проливаться больше, чем на фронте» (специалист Союзсеменовода). «В настоящее время атмосфера настолько
121
сгущена и положение в деревне настолько тяжелое, что единственным вы­ходом из положения является война» (специалист НКЗ РСФСР).
Большая активность агроспециалистов отмечается в их реагировани­ях на постановления ЦК и СНК о запрещении принудительного обоб­ществления скота в колхозах, хлебозаготовках и скотозаготовках. Эти постановления в основном расцениваются а/с частью агроспециалистов как поворот политики «вправо», назад к нэпу, как отказ от коллекти­визации. При этом а/с специалисты высказывают надежды на то, что за этими постановлениями должны неизбежно последовать другие, ко­торые приведут к восстановлению частной торговли: «Все идут на по­пятную, вот в 1930 г. требовали, чтобы обобществлять весь мелкий скот и даже кур, а теперь за это выгоняют из партии. Это решение — «спуск на тормозах вниз»» (специалист Союзсеменовода). «Вы, конечно, понимаете, что это значит: «Ах, дайте мне атмосферу, откройте форточку, я задыхаюсь». Это лишь первый шаг, а дальше придется отказаться и от многого другого и взять резкий курс вправо» (специалист Птицесовхоз-объединения). «Вот пример, как наше правительство планирует. Предска­зания вредителя — профессора Лосицкого, о том, что запроектированная программа совхозов на один год может быть выполнена в лучшем случае через 8 лет, оправдывается. Отданием под суд директоров совхозов не ис­правишь положение, так как отсутствуют корма, помещения и с/х спе­циалисты, лучшая часть которых обвинена во вредительстве» (специа­лист НКЗ СССР). «Постановления партии о разукрупнении совхозов приветствую, так как это возврат к чаяновским оптимумам. Теперь нужно вновь приниматься за чаяновскую литературу, которая послед­ние два года лежала под спудом» (специалист НКЗ СССР). «Указание, что задача партии состоит в том, чтобы каждый колхозник имел свою корову, вероятно, напечатано ошибочно, т.к. этого до сих пор не было. ЦК этим постановлением признал свою ошибку по обобществлению скота. Сомневаюсь, чтобы это постановление дало какой-либо результат по поднятию животноводства» (специалист НКЗ РСФСР). «Опять дела­ют отступление и, наверно, заявят, что для того, чтобы перестроить свои ряды и идти в решительное наступление. Сломали себе голову на обобществлении и — на попятную. Сначала наголовотяпят, а потом на­чинают раскаиваться и исправлять. Плохо прислушиваются к голосу специалистов» (агроном Средне-Волжского крайЗУ). «Постановление за­поздало, но оно означает шаг назад, некоторую задержку в темпах кол­лективизации» (специалист НКЗ СССР). «Вот самое лучшее постановле­ние по животноводству, которое было за последнее время. Но, к сожа­лению, оно появилось очень поздно. Поздно потому, что обобществлять больше нечего, все уже обобществлено. Скота не осталось» (специалис­ты сектора животноводства НКЗ СССР). «Кулачество стоит того, чтобы ради его ликвидации можно было лишиться даже всего скота в СССР. Но происшедшее сокращение стада нельзя считать неизбежной необхо­димостью. Левацкие загибы не только на местах, айв самом курсе ге­неральной линии партии, привели к этой катастрофе» (агроном Зерно-совхозобъединения). «От того, что единоличникам разрешено убивать скот и продавать мясо без ограничений, — населению не легче. Цена все равно будет недоступной. Странно то, что когда убой скота и торгов­ля мясом были запрещены, то кто это нарушал, считалось искривлени­ем ленинской линии. Теперь разрешено, но если найдется в СССР кто-
122
нибудь, кто воспрепятствует этому, интересно, будет ли этот факт счи­таться искривлением ленинской линии?» (специалисты Промсовхозобъе-динения).
Постановления партии и правительства о колхозной торговле вызвали самые разнообразные толкования и высказывания. Политический смысл этого декрета оценивается по-разному. Одни считают, что поскольку пар­тия не отказалась от установки на завершение коллективизации сельского хозяйства в 1933 г. и весьма отчетливо провела этот принцип, а также классовую линию на ликвидацию остатков кулачества в декрете о с/х на­логе на 1932 г.11, то никаких принципиальных изменений в политику со­ветского правительства в отношении сельского хозяйства не вносится. Дело сводится лишь к большей гибкости и децентрализации снабжения городов с/х продуктами. Другие специалисты рассматривают упомянутый декрет о торговле с/х продуктами как «прорыв в генеральной линии пар­тии». Так, при чтении декрета один специалист Свинообъединения за­явил, что «это же 1921 г., старый нэп»12. Другой специалист, услыхав разговор о новом декрете, заметил, что «это подлинная чаяновщина». «По моему мнению, это есть первая ласточка новой экономической полити­ки — появление нэпа» (специалист Зерносовхозобъединения). «От этих постановлений о колхозной торговле я не жду реальных результатов, т.к. в деревне продуктов нет и торговать все равно нечем. За последнее время постановления ЦК партии очень изменились. Все пишут — «под ленин­ским руководством», знаю я это руководство, сам его применял, когда на Украине в ЦК работал. Возьмут за горло, вот тебе и добьются результа­тов, а пишут, что добились «под ленинским руководством». Ленин таким методом не жил» (специалист Союзсеменовода, быв. член ВКП(б)). «По­становление правительства о колхозной торговле несвоевременно. Надо было издать раньше. Единственный выход из продовольственного затруд­нения — это еще больше дать единоличнику, не допуская в практику твердых заданий, поощряя частную торговлю» (специалист Промсовхоз-объединения).
Подписка на заем 4-го — завершающего — года пятилетки по с/х уч­реждениям в основном прошла удовлетворительно. В ряде учреждений она проводилась на основе соцсоревнования между отдельными сектора­ми, а также и родственными учреждениями. Однако имели место случаи, когда специалисты вовсе не подписывались на заем или подписывались на незначительный процент к зарплате. Часть специалистов подписывалась только потому, что «лучше добровольно подписаться», а то «заставят, да еще и на черную доску занесут».
Заслуживает быть отмеченным тот факт, что быв. секретарь Красно­пресненского райкома ВКП(б) Рютин (Союзсельэлектро) подписался на 70% оклада, т.е. значительно ниже остальных высокооплачиваемых со­трудников, и категорически отказался увеличить сумму подписки.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 отд. СПО Сидоров
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 229—222. Подлинник.
123
№ 28
Спецсводка СПО ОГПУ № 35 о ходе весеннего сева
по материалам СПО ГПУ УССР, БССР, ПП ОГПУ Башкирии,
НПО, Западной области, НВК, ЦЧО, ЗСК, ВСК, Севкрая,
Урала, МО по данным на 23 июня 1932 г.
4 июля 1932 г.
Недочеты в ходе сева
Основными недочетами в ходе сева по-прежнему являются: неудовле­творительный учет и организация труда, наличие элементов демобилиза­ции, подмена массовой работы голым администрированием. Соцсоревнова­ние и ударничество в целом ряде районов, отстающих в севе, фактически не проводится. Производственные бригады во многих колхозах не являют­ся закрепленной производственной единицей, так как люди в них посто­янно меняются. Имеется ряд фактов, когда трудодни в книжки колхозни­ков не записываются. Наблюдается невыход на работу, выход из колхо­зов, сброс земли, отъезд колхозников и единоличников в города. Кроме того, наличие в некоторых районах продзатруднений, недостаток семян и неналаженность общественного питания, в свою очередь, неблагоприятно отражаются, как на сроке, так и качестве сева.
УССР
Лубенский район. В ряде сел в связи с обострением продзатруднений и отсутствием общественного питания среди колхозников усилились разго­воры о том, что нужно бросать колхозы и уходить на производство. Под влиянием этих настроений и усилившейся кулацкой агитации в с. Снити-но правлению колхоза «Перемога» подано 76 заявлений о выходе из кол­хоза. В том же районе, в с. Хорошки, на почве продзатруднений и под влиянием агитации жены быв. политбандита Иващенко значительная часть колхозников заявила о выходе из колхоза, 4 колхозника разобрали общественных лошадей. В последние дни отдельные колхозники стали разбирать с/х инвентарь.
Ново-Васильевский район. В связи с продзатруднениями и слабой орга­низацией общественного питания во многих колхозах выход на работу значительно сократился. В с. Горсовское из 797 колхозников на работу выходит не более 150—160 чел. В с. Девненское из 357 трудоспособных колхозников на работу выходит не более 25 чел. Колхозники заявляют: «Мы голодны и работать не можем, накормите нас, мы пойдем работать». В Георгиевском сельсовете из 519 колхозников ежедневно на работу выхо­дит до 125 чел., заявляя: «Раз нам хлеба не дают, работать не будем». Имеются тенденции к выходу из колхоза.
Градижский район. Во многих колхозах общественное питание отсут­ствует. Колхозники, отказываясь от работы, в ряде сел подают заявления о выходе из колхозов, забирая обобществленных лошадей. Значительная часть колхозников уезжает в другие районы с целью добыть хлеба.
В с. Кагамлык 9 колхозниц на почве продзатруднений и под влиянием агитации кулачки разобрали обобществленных лошадей. В этот же день поступило до 200 заявлений о выходе из колхоза.
Урал
Сергинский район. Рабочий скот и инвентарь обезличены, нормы выра­ботки не выполняются, а руководители рассуждают: нормы велики, надо
124
снизить. В результате правление колхозов созвало совещание, на котором вынесли решение: норму выработки снизить на 50% к установленным об­ластью.
Далматовский район. Председатель] колхоза «Кр[асный] пахарь» Тропин заявляет: «Сев будет закончен не ранее 20 июля, так как не ходят лошади», в то время как колхозниками в бригаде пахарей № 2 (Калинни­кова) нормы выработки утроены. В бригадах № 2 и № 6 вместо 2—3 га за­севается 4,7 га.
Куртамышский район. Председатели] колхозов Хмелевского сельсове­та Омышляев, Куликов и Кузнецов кричат везде, что на таких конях больше не вспахать, как у них: пашут 0,12 га, тогда как ударники колхо­за «Луч» (одного из этих колхозов) на худших лошадях вспахивают до 1,16 га.
Ивановская Промышленная обл.
Ильинский район. Колхоз при дер. Хмельники до сего времени не изжил обезлички с тягловой силой, лошади, несмотря на то, что разбиты по бригадам и прикреплены к известному лицу, берутся кем попало. Не налажена работа с учетом труда. До сего времени колхозникам трудодни в книжки не занесены. Бригадиры на запросы колхозников занести в книжки трудодни отвечают: «Вот закончим посевную кампанию, тогда и занесем».
Кинешемский район. Колхозники дер. Ярышкино от работы по вспаш­ке и засеву отказываются за неимением хлеба. Часть колхозников сидит на одной картошке. Тем не менее, до сего времени со стороны райколхоз-союза за сданное этим колхозом льноволокно хлеб не выдан.
Нижне-Волжский край
Туркинский район. На 1 июня по району план сева выполнен на 73[%]. Положение с выполнением планов в некоторых колхозах, благода­ря бездеятельности руководящих работников и засоренности среди них командных должностей, весьма напряженное. По Лунинскому колхозу план сева на 1 июня выполнен только на 51%. Вследствие потери классо­вого чутья со стороны низовых руководящих работников в колхозе рабо­тали: в качестве бригадира — Молин Степан, кратник; учетчика — Ива­нов Тимофей, сын раскулаченного, отделенного только в 1930 г.; табель­щика — Шамин В., сын раскулаченного, и кладовщика — Герасимов, быв. отрубщик. Указанные лица к работе относились халатно, в результа­те учет труда запущен, наблюдался массовый падеж лошадей, нормы вы­работки систематически не выполнялись.
Пугачевский район. По колхозу им. Курсакова (с. Корнеевка) сев про­ходит слабо, со стороны низовых работников отсутствует всякое руковод­ство, наблюдается систематическое пьянство. Председатель] колхоза не обращает на это внимания и сам также часто пьянствует. Вследствие этого учет труда в колхозе окончательно запутан, процветает уравнилов­ка, выработанное за день делится всем колхозникам поровну, не считаясь с разрядами и нормами выработки. На почве безобразной запутанности в учете труда колхозники 1-й бригады категорически отказываются от рабо­ты в поле.
БССР
Полоцкий погранрайон. В колхозе им. Фрунзе Боярского сельсовета сев проходит медленно. Причиной является то, что среди бригад отсутст-
125
вует должная дисциплина, нередки случаи, когда колхозники берут без всякого разрешения бригадиров или председателя] колхоза лошадей и за­пахивают свои огороды, затрачивая по 4—5 дней, что отражается на кол­хозном севе. Женщины на работу выходят очень мало, т.к. ясли не орга­низованы из-за отсутствия помещения и оборудования для них. (Инфор­мирован РИК и РК КП(б).)
Сиротинский район. Сев в колхозе [им.] Энгельса почти срывается, т.к. все колхозники занялись обработкой своих огородов, разобрав лошадей для запашки таковых, а обобществленное поле колхоза поднято только наполо­вину и до настоящего времени не засеяно ни одной культуры полностью. Пред[седатель] колхоза Амосов мер никаких не принимает, а наоборот, даже сам раздает колхозных лошадей для обработки огородов колхозников. Сель­совет также мер никаких не принимает, а только на пленуме отметил, что сев по данному колхозу срывается. (Информирован РК КП(б).)
Московская обл.
С.-Посадский район. Учета и записи трудодней в Посыревском колхозе, несмотря на требование колхозников, до сих пор нет. В Логинском колхо­зе колхозникам записывают трудодни поровну. Полдня считается за целый день.
Петелинский район. В Окуньковском, Ермовском, Потаповском кол­хозах выработка учитывается только по количеству проработанных часов. Состояние тягла, качество сева бригадами не учитывается, что вызывает недовольство отдельных групп колхозников.
Мытищенский район. Из 112 трудоспособных мужчин Ядрецкого кол­хоза ежедневно на работу выходит 28 чел., из 104 женщин — 15. По Мед-ведовскому колхозу в среднем выходит на работу 50%.
Сев в единоличном] секторе
По ряду районов единоличный сектор в ходе сева от колхозного значи­тельно отстает. Такое положение явилось в результате:
1. Частичной необеспеченности единоличников семенами.
2. Недооценки значения в севе единоличного сектора со стороны низо­
вых партийных и советских организаций.
3. Отсутствие массово-разъяснительной работы и перегиб в сторону ад­
министративного воздействия по привлечению единоличников к севу.
4. А/с деятельность к/р кулацких элементов, в результате каковой со
стороны единоличников отмечаются факты ликвидации своих хоз[яйст]в
и уход с семьями в город.
Северный край
Онежский район. Тамлицким и Вондугским сельсоветами работы с единоличниками никакой не проводилось. Планы сева доводились до от­дельного двора путем рассылки повесток, в которых указывалось, что и сколько надо сеять и этим делом кончилось. РайЗО до сих пор и ходом сева в единоличном секторе не руководит, и не знает, как он идет.
В.-Устюгский район. «Сей не сей, а толку все равно никакого. Все ра­зуты и раздеты, все, что не добудешь, отберут, налогам да контрактациям конца нет. Лучше бежать в город» (исключенный из колхоза Соболев).
Западно-Сибирский край
Каргатский район. В с. Сумы в подготовительный период к посевной кампании единоличников имелось 60 дворов. Председатель сельсовета,
126
член ВКП(б) Оськин, не желая иметь у себя единоличников, выдавал пос­ледним документы и предлагал уезжать им, куда они хотят, но лишь бы не жили в Сумах. Таким путем по инициативе председателя] сельсовета за время весны неизвестно куда выбыли 40 хозяйств единоличников, не выполнивших свой план посева.
Рубцовский район. План сева единоличников составляет 8,4 тыс. га, засеяно только около 500 га. В работе с единоличниками зафиксированы такие факты: секретарь ячейки ВКП(б) Назаров, проводя в Лебяжинском собрание единоличников, получив от последних ответ о том, что если да­дите семян, будем сеять, внес и проголосовал такое предложение: «Мы, единоличники, сеять не хотим, план сева не принимаем и бойкотируем Советскую власть». Половина присутствующих единоличников от голосо­вания за это предложение воздержались. Собрание было сорвано.
Топчихинский район. Согласно решения бюро райкома ВКП(б) у еди­ноличников рабочие лошади мобилизованы на посев [земель] колхозов и общественных организаций. В связи с этим решением сельсоветы прекра­тили всякую работу с единоличниками и изъяли у последних рабочих ло­шадей. Так, председатель Н.-Барнаульского сельсовета, изъяв 8 лошадей у единоличников, заявляет: «Если [те], у кого взяли лошадей, не вступят в колхозы, лошадей мы им не вернем».
В с. Панфилово у 90 хоз[яйств] единоличников изъяты все рабочие ло­шади. Причем отобрали лошадей даже и у тех хозяйств, которые произве­ли часть яровых посевов. В этом сельсовете зафиксированы заявления: «Я хотел посеять хотя бы немного, а теперь не придется, лошадь у нас взяли».
Восточно-Сибирский край
Рыбинский район. Из 157 х[озяйст]в единоличников, имеющих план в 320 га, ни одно хоз[яй]ство к севу не приступило. Большинство единолич­ников заявляют, что хлеб весь сдан в заготовку и собственных семян нет.
Зап[адная] обл.
Духовщинский район. В деревнях Смородинка и Староселье Пригород-ского сельсовета земля единоличников отошла под колхозы, и таковым отведена земля из запасного фонда в 4—5 км от местожительства. Неудов­летворенные этим положением единоличники отказываются производить полевые работы и сеют только огороды.
Смоленский район. По 7 колхозам Тюшинского сельсовета имеется 49 хозяйств, выходцев из колхозов, которые располагают только огород­ной землей в количестве 0,25 га. Посев полевых культур не производится. Имеющееся у них наличие семян позволяет произвести посев в количестве 100 га, но посев не производится вследствие того, что не указана земля, где им нужно сеять.
Факты недооценки единоличного сектора отмечаются и по ИПО, ЦЧО, МО, НВК.
Сев технических культур
Ход сева технических культур и, главным образом, волокнистых (ко­нопли, льна), характеризуется чрезвычайно низкими показателями: на­растание темпов за последнюю декаду июня не дало заметного перелома. В плохом положении находится и сев свеклы, который помимо всех при­чин, тормозящих ход сева, отстает потому, что плантаторы до сих пор не
127
везде произвели с колхозниками денежный расчет за прошлогоднюю рабо­ту, что не может не влиять на успешный ход сева.
Западно-Сибирский край
Алексеевский район. Имеющиеся в районе 600 ц семян технических культур до 1 июня по колхозам разнаряжены не были. План посева льна в 4 тыс. га выполнен в размере 700 га. Посевтройка в руководстве севом технических культур ограничилась только тем, что 18 мая (после получения распоряжения крайкома) в своем постановлении отметила: «Констатировать отсутствие продвижения семян техкультур в колхозы». Это решение на протяжении 14 дней райорганизациями Союззерно и Со-юзлен выполнено не было, семена колхозам стали отпускаться только с 1 июня.
Мариинский район. Несмотря на то, что план сева льна и конопли со­ставляет 2,4 тыс. га, районные организации не принимали никаких мер к выполнению этого плана. До 2 июня сев технических культур не только в единоличном секторе, но и в колхозах, не был начат совершенно. Только 3 июня в села и колхозы выехали работники райпартактива для развер­тывания сева техкультур.
Ачинский район. На 3 июня план сева льна в 6,5 тыс. га выполнен только на 25,8%. Сев конопли на площади 750 га выполнен также только на 11%. До 4—5 июня райком и РИК совершенно мало уделяли внима­ния развертыванию сева технических культур. Только 5 июня члены бюро райкома, РКИ и райисполкома выехали в колхозы и села района для развертывания сева техкультур.
Западная обл.
Стародубский район. Производственной проверкой по Меленскому и Невзоровскому сельсоветам установлено, что большинство единолични­ков [при] посевных работах не придерживаются планов-памяток, засе­вая в основном площадь зерновыми культурами и оставляя для техни­ческих культур весьма незначительное количество земли (0,05 га вместо 0,20).
В колхозе «14-я годовщина Октябрьской революции» Даресвичского сельсовета колхозники категорически отказались выполнять план сева ко­нопли, мотивируя, что нет подходящей земли. Правление колхоза с целью сократить план сева технических культур пыталось передать сосед­нему колхозу удобные земли, а вместо нее взять землю для засева други­ми культурами.
В колхозе «Слава труда» Привал овского сельсовета сев яровых уже за­кончен, но план по техническим культурам не выполняется. Колхозом план посева конопли сокращен на 50% под предлогом, что им негде сеять.
УССР
Ново-Миргородский район. Мало-Висковский сахзавод до сего времени не произвел расчета за сданную свеклу, между тем, средства для этой цели получены давно. Не произведен также расчет с плантаторами Лох­вицким сахзаводом (Одесская обл.).
Томашполъский район. До сего времени не производится расчет за сданную свеклу колхозами и единоличниками. Общая задолженность вы­ражается в сумме 51 тыс. руб. Крестьяне высказываются о том, что сеять свеклу нет расчета, так как все равно за свеклу не платят.
128
Отказ от сева и земли
Отказы от сева имеют место в большинстве случаев со стороны кулацко-зажиточной верхушки деревни, получившей твердое задание по севу, и со стороны вышедших из колхозов, причем мотивами отказов выставляются отсутствие семян и лошадей. Со стороны бедняков и середняков отказы от сева тоже имеют место по мотивам отсутствия семян, тягловой силы и неже­лания сеять на вновь отведенной земле, взамен отошедшей под колхоз.
БССР
Дриссенский погранрайон. От быв. колхоза дер. Шатрово, состоящего из 35 хоз[яйст]в и потом распавшегося, земля отошла к колхозу «Побе­да», и всем вышедшим из колхоза сельсовет отвел землю в запасном фонде. Тогда в сельсовет посыпались заявления об отказе пахать землю запасного фонда, сельсовет категорически отказал предоставить другую, в связи с указанным отведенная земля не запахивается. Вышедшие из кол­хоза обрабатывают только свои огороды. (Информирован РИК.)
Чашникский район. В населенном пункте Лукомля 2-го Лукомльского сельсовета часть твердозаданщиков по севу и вышедших из колхоза, наде­ленные землей, все же к севу не приступили, и со стороны сельсовета мер не принято. Таких хозяйств имеется 8.
Логойский погранрайон. В Прудищанском сельсовете сев идет слабо, имеют место отказы единоличников от засева земли; как, например, Дашко Амфросиний, середняк, заявил: «Я землю засевать не буду, все равно большевики все заберут»; а Липень Антон — быв. кулак, совершен­но отказался от земли.
Ивановская Промышленная обл.
Угличский район. В дер. Кононово проживает вычищенный из колхоза кулак Чумиков, который от посева льна и других культур категорически отказался, говоря: «Сеять я не буду, отобрали у меня лошадь в колхоз, так пусть для большевиков колхоз и сеет, а нас хоть, спасибо, освободили от этого мучения».
Борисоглебский район. Твердозаданец Клочков (дер. Фролове) среди крестьян говорит: «Я сам не буду выполнять план сева, хотя мне и дали твердое задание, а вам и подавно не советую, так как, все одно, осенью от­берут. Проработаешь лето на дядю».
Башкирская АССР
Белебеевский район. В Донском сельсовете кулаки Павлов Иван, Пет­ров Лаврентий и другие от принятия твердых заданий по севу отказались, заявляя: «Мы сеять не будем, т.к. у нас нет семян, и на этих лошадях ни­чего не выработаешь. Пусть скорее нас выселяют, для колхозов мы сеять не будем». Кулаки в количестве 5 чел. арестованы.
Калтасинский район. В дер. Зубовке единоличное хозяйство от сева отказывается и, оставляя землю, переходит на работу в леспромхоз. Ос­тавшаяся земля семенами не обеспечена и засеяна не будет.
В.-Кигинский район. В Кош-Елгинском сельсовете единоличники заяв­ляют: «Мы ранние культуры сеять не будем, т.к. нет семян и лошади тощие, посеем только поздние культуры, в это время для лошадей будет корм. Много сеять не будем, все равно осенью все отберут».
Центрально-Черноземная обл.
Землянский район. Кулацко-зажиточная часть деревни, получившая задание по посеву, от сева и земли отказалась и уехала на заработки в
129
г. Воронеж. Такие явления имеют место почти по всем селениям Землян-ского района.
Вейделевский район. По Водоплесинскому сельсовету 23 кулацких хо­зяйства отказались от сева и земли и разъехались на отхожие заработки. Земля отказавшихся передана в колхоз, который едва ли сможет ее обсе­менить, так как сам еще далеко не выполнил своего плана.
Качество сева
Качество сева по ряду колхозов весьма неудовлетворительное. Почва обрабатывается плохо, высев производится не по норме, а значительно меньший и местами на земле, вспаханной осенью под зябь, а весной не перепаханной вследствие плохого состояния рабочего скота. Поступающие с мест материалы продолжают сигнализировать о непрекращающихся случаях падежа, этому еще способствуют появившиеся среди лошадей все­возможные заболевания (ЦЧО, НВК).
Иловлинский район. По данным райЗО, вследствие плохой обработки земли во время сева из 40 тыс. га пшеницы 20 тыс. заражены сорняками (пырей, колючка и т.д.). Это положение усугубилось тем, что нормы высе­ва семян в ряде случаев значительно уменьшились, благодаря массовому хищению их колхозниками. В 6-й бригаде Ивановского колхоза посев пшеницы произведен после боронования, вследствие этого на площади с 100 га всходов совсем нет. Земля заросла разными сорняками. По тем же причинам в колхозе хут. Колоцкого (бригада № 2) не дали всходов 100 га пшеницы. В этом же колхозе (бригада № 3) вследствие уменьшения норм высева площадь посева пшеницы в 60 га совсем заросла сорняками.
Московская обл.
Ряжский район. В колхозе «Заря» посев вики был произведен недобро­качественными семенами — 300 пуд. овса всхожестью 15%.
Заокский район. В колхозе им. Яковлева высеяно 1 тыс. кг вики, всхо­жесть которой составляет 20%.
Высоконичский район. Колхоз с. Высоконичи. Посев площади 18 га произведен небрежно, семена разбрасывались по осенней вспашке с боро­нованием один раз. Семена наверху и до сих пор.
Милославский район. Вследствие преуменьшенных норм засева, а также сева низкокондиционными семенами, на полях колхоза им. II Съезда кол­хозников и колхоза «Первая пятилетка» всхожесть чрезвычайно изрежен-ная — 30—40%.
Деятельность а/с элементов
Деятельность кулачества и а/с элемента вокруг сева продолжает выяв­ляться в форме усиленной агитации среди колхозников и единоличников за невыполнение посевных планов, за отказ, за выходы из колхозов; к/р элемент распространяет провокационные слухи о начавшейся войне, о том, что «Сибирь уже занята японцами», что скоро будут распущены кол­хозы и т.д., призывая при этом к разбору обобществленного инвентаря, скота, семян, запугивания колхозников расправой и т.п.
Башкирия
Киргиз-Миякинский район. «Вот скоро будет война, Япония победила уже Китай, создала отдельное государство, теперь будет воевать с СССР; как победит Япония, так первым делом колхозников будут расстреливать, а поэ­тому лучше будет, если мы все бросим и не будем сеять и разойдемся из
130
колхозов, засеянный хлеб все равно нашим не будет» (Амиров Самат, кулак).
Нижне-Волжский край
Пугачевский район. «В 1933 г. все колхозы должны быть обязательно распущены потому, что хозяйство в колхозах приходит к краху. Цент­ральный Комитет партии видит, что недовольство растет, массы озлобле­ны, а поэтому и вынужден будет распустить колхозы» (с. Березово, кулак Богатырев).
Красноярский район. «Соввласть ограбила все крестьянство, но пусть грабит, недолго им осталось дышать, половина Сибири уже забрана, скоро будет всем конец, скоро коммунистов будут уничтожать, как лягушек, и мы, старики, тоже примем участие, мы будем указывать, кого нужно уби­вать. Вот как только начнут отбирать для армии последний хлеб и коров, тогда мужики еще хуже будут озлоблены» (Красноярский район, с. Кр[асный] Яр, единоличник, член церковного совета).
Урал
Осинский район. «Японцы забрали ряд советских городов, в Москву везут много раненых, в Перми и других городах сформированы большие армии, из Оси (райцентр) хлеб отправляют в города. Нас, колхозников, заморят с голоду. Нужно заранее выходить из колхоза» (Болотов П. — член следственной комиссии белых).
Билениевский*-* район. «Колхозы нас довели до голодной смерти, кол­хозники — это батраки. В колхоз входить не надо, там помрешь с голода, если кто состоит из вас, то выходите. Что колхозник посеет, коммунисты все равно отберут» (Выдрин — кулак; арестован, ведется следствие).
Северный край
В.-Устюгский район. «Эта власть не наша, она хуже крепостного права, ничего для нее делать не надо, я категорически заявляю, что сеять не буду».
Плесецкий район. «В колхозах принудительный труд, голодных силой заставляют ехать в поле. С установленными порядками скоро придется подыхать с голоду. На Украине уже едят жмыхи и другие скотные корма. Надо все бросать и бежать из деревни» (а/с элемент Буров).
Московская обл.
Раменский район. Группа кулаков, 3 чел., [в] дер. Ровново после дли­тельной подготовки добились выхода из колхоза 11 хозяйств. Кроме того, путем систематической клеветы на активиста и организатора колхоза, яв­ляющегося середняком, добились исключения его из колхоза. Арестован­ный один из участников группировки показал, что этим самым они хоте­ли окончательно развалить колхоз, лишив его активного руководства.
Бабынинский район. В результате активной а/с агитации кулачества и а/с элементов, проникших в колхозы, использовавших недочеты органи­зационно-хозяйственного укрепления колхозов, по 20 колхозам района произошли массовые выходы. 11 колхозов совершенно распались, а в 9 осталось от двух до трех хозяйств.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 [отделения] СПО ОГПУ Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 318—330. Копия.
1*Данный район в регионе отсутствует.
131
№ 29
Спецсводка СПО ОГПУ № 33 о настроении сельского населения в связи с постановлением ЦК ВКЩб) и СНК СССР о хлебоскотозаготовках и о колхозной торговле по материалам ПП ОГПУ УССР, СВК, НВК, СКК, ЗСК, Западной области, МО, ИПО, Нижкрая, БССР, ЛВО, Казахстана, Татарии, Крыма по данным на 22 июня 1932 г.
5 июля 1932 г.
Недочеты по реализации решения ЦК И СНК
Постановления ЦК и СНК о снижении хлебо- скотозаготовок и сель­хозналога, а также развертывании колхозной торговли в широких массах населения ряда районов проработаны недостаточно13.
В отдельных местах райорганизации, работники сельсоветов и руково­дители колхозов до сих пор продолжают проявлять недопонимание задач, вытекающих из этого постановления, и растерянность при их практичес­ком проведении (МО, ЛВО, 3[ападная] о[бласть], Зап[адная] Сиб[ирь], Казахстан, НВК и др.).
НВК
В Бековском и, особенно, в Аткарском районах проработка постановле­ний и нового Закона о сельхозналоге носит поверхностный, казенный ха­рактер вне всякой связи с практическими мероприятиями. По большинст­ву колхозов Аткарского района результаты проработки постановлений вы­разились исключительно в вынесении резолюций на собраниях: «Решения правительства и партии одобряем, приветствуем» и т.д.
СКК
Тимошевский район. В ст. Поповичской председатель сельсовета (пар­тиец) до конца мая не знал о постановлении правительства о торговле и, когда секретарь сообщил ему, что уже несколько дней лежат указания райорганизации по этому вопросу, то он заявил: «Печатать постановления умеют, а пусть попробуют их выполнить, пишут о свободной торговле и борьбе со спекуляцией, попробуй узнай, кто же действительно является спекулянтом. Раз вольная торговля, то никакие планы мясозаготовок вы­полнить нельзя».
Секретарь парткома той же станицы в разговорах с райработниками о проработке решений заявил: «Постановления кое-где проработаны, но как они отразились в настроениях масс, я не знаю».
Московская обл.
Уваровский район. Районные организации до сих пор постановления ЦК и СНК не обсуждали и практически директив на места не давали. РК ВКЩб) послал на места 3 телефонограммы о необходимости проработки постановления. Даже в больших сельсоветах и ячейках постановления прорабатываются без достаточных указаний и поэтому в результате выно­сят решения «принять к сведению». Председатель колхоза «Новый путь» Игнатов (член ВКП(б)) заявил: «У нас сейчас нет времени прорабатывать постановления правительства».
Лесной район. Председатель колхоза дер. Ашеево «Победа» заявил: «Не верю я в эту торговлю, по-моему, хотят временно дать отдохнуть, а потом прихлопнут всех новых торговцев». Заведующая] культпропом РК
132
ВКП(б) Брыскина заявила: «У нас у самих очень много неясностей по по­становлениям ЦК и СНК».
Звенигородский район. Председатель Тартаковского сельсовета Чернов (кандидат ВКП(б)) заявил: «Какая там проработка решений правительст­ва, когда у нас есть работа поважнее». Кобяковский сельсовет запретил колхознику зарезать свою корову.
БССР
Мстиславский район. Колхозники до настоящего времени не знакомы с новым постановлением о сельхозналоге, мясозаготовках и колхозной торговле. Колхозники этим интересуются, но сельсоветы и ячейки КП(б) в этом отношении ничего не сделали. В колхозе издается стенная газета, но очень нерегулярно и о работе бригад, а также обо всех постановлениях правительства не освещает.
Аналогичные факты отмечены по Лоевскому, Бобруйскому, Житко-вичскому пограничному, Чечерскому и Петриковскому районам.
Западная Сибирь
В Алексеевской районе некоторые ячейки до сих пор не прорабатыва­ли ни одного решения, некоторые, проработав, ограничились резолюцией: «Постановление партии и правительства одобрить».
В Угловском районе недооценка решений и крайне пассивное участие в обсуждении вопросов, связанных с ними, отмечены даже со стороны от­дельных представителей районного партактива.
Западная обл.
Нелидовский район. Постановления ЦК ВКП(б) и СНК о новом ЕСХН и хлебоскотозаготовках широким массам населения еще не разъяснены. Ячейки ВКП(б) в ряде мест еще сами не читали данных постановлений, а поэтому крестьянство знает об этом только понаслышке. Райорганизации этому вопросу должного внимания еще не уделили и ограничились посыл­кой на места директивы со ссылкой на газету «Правда».
Стодолищенский район. Никакой работы по популяризации постанов­лений правительства о хлебоскотозаготовках и новом законе о ЕСХН до сих пор не ведется. Население отдаленных деревень знает об этом очень мало и только понаслышке.
Недочеты в развертывании колхозной торговли
Вследствие недостаточной массово-разъяснительной работы вокруг по­становления ЦК и СНК о колхозной торговле организация колхозных ба­заров по целому ряду районов развертывается слабо. Отмечаются факты недопонимания отдельными работниками политического значения колхоз­ной торговли. Руководство колхозами и помощь со стороны райорганиза­ции по организации колхозной торговли недостаточны. Приезжающие колхозники и единоличники на базар простаивают часами, не зная места, отведенного им для торговли.
Слабое участие в организации базаров принимает потребительская ко­операция и РКС. Отмечены случаи, когда кооперация выезжает на базар с косметикой и парфюмерией вместо товаров ширпотреба. В некоторых мес­тах отмечаются факты нездоровой конкуренции между кооперативными организациями.
По причине недостаточно проведенной разъяснительной работы вокруг колхозной торговли продолжают отмечаться случаи недоверия колхозни-
133
ков и единоличников к опубликованным решениям: «Сейчас торгуй, а затем тебя раскулачат» (МО).
Московская обл.
Бабынинский район. Массовая разъяснительная работа развернута слабо. Райколхозсоюз и райпотребсоюз к вопросу организации торговли относятся бюрократически, ограничившись составлением плана и дачи указаний в сельсоветы и сельпо. Базары не организованы, палаток и ларь­ков нет, торговля проходит самотеком.
Калужский район. Со стороны райорганизации руководство колхозной торговлей отсутствует. Приезжающие на базар колхозники простаивают часами, не зная места, отведенного для торговли. Учета колхозов и коли­чества продуктов, выброшенных на рынок, не ведется. РайПО в торговле на колхозных базарах участия не принимают и продолжают торговать квасом и пудрой. В сельсоветах Сушкинском, Андреевском, Кожуховском и других решения правительства о колхозной торговле до сих пор не про­рабатывались.
Куровский район. В пос. Авсюнино назначенный базар не состоялся вследствие слабого проведения разъяснительной работы среди населения. Колхозники говорят: «Сейчас торгуй, а затем тебя раскулачат».
Серпуховский район. По ряду деревень и колхозов: Корчагино, Огари-но, Б. Городье, Рагово, — разъяснительная работа по популяризации кол­хозной торговли не развернута, вследствие чего среди крестьян имеются такие заявления: «Хорошо было бы, если бы в действительности были такие решения, которые давали бы возможность свободно купить и про­дать свои продукты на рынке».
Шиловский район. Массовая разъяснительная работа вокруг вопросов колхозной торговли развернута крайне слабо, вследствие чего среди неко­торых колхозников и единоличников имеются отрицательные настроения. В Крутицком колхозе отдельные колхозники заявляют: «Пока еще по­смотрим, что из этой торговли выйдет». В Тимошкинском колхозе некото­рые колхозники говорят: «Что-то не верится, что будет колхозная торгов­ля».
Наро-Фоминский район. Райорганизациями крайне медленно реализу­ется постановление правительства о колхозной торговле. Райпотребсоюз предполагал построить 10 палаток на трех базарах, но сделал только три. 2 июня на базаре в Наро-Фоминске вел торговлю только горПО игрушка­ми и парфюмерией. Другие организации не сочли необходимым развер­нуть свою торговлю.
Кр[асно]-Пахорский район. Намечается открыть по району 15 базаров, но до сих пор открыт только один, на котором торгуют один раз в шести­дневку. Медлительность в' организации базаров объясняется бездеятель­ностью райорганизации. Заведующий райЗО Перевезенцев сообщил в МОЗО, что на базаре открыто 36 палаток, в действительности же открыто было только 3.
БССР
Оршанский район. Кооперативные организации несвоевременно подго­товились к проведению базара. На рынке было открыто два ларька: ЦРК и ларек ЗВК. До 10 часов утра в ларьке ЦРК отсутствовали расценки на имеющиеся товары, так как правление не знало, как их ценить — по го­родским или деревенским ценам. Работники прилавка не были проин-
134
структированы в смысле того, как им торговать и премировать дефицит­ными товарами колхозников и единоличников, продающих свою продук­цию кооперации. Кроме того, Оршанский ЦРК установил прямой товаро­обмен и в течение дня несколько раз менял расценки. Так, за платок сто­имостью в 3 руб. 18 коп. до 12 час. дня брали полтора десятка яиц, а к вечеру [за] этот же платок стоимостью уже в 2 руб. 10 коп. брали по два дес[ятка] яиц, в связи с чем среди отдельных колхозников-продавцов были разговоры, что кооперация по 10 раз на день меняет цены на свой товар.
Нижкрай
Райпотребсоюз к встрече колхозников, приехавших на базар в Ниж­край 2 июня, не подготовился. На базаре был только «мебельный уголок» кооперации, да ларек с кепками. Никаких других товаров не было для встречи колхозников.
В Вятке базар, назначенный на 29 мая, не состоялся. Предполагалось, что будет 200 подвод с с/х продуктами, приехало только 5, т.к. на местах предварительной разъяснительной работы проведено не было.
лво
Дновский район. Из 156 колхозов участие в колхозной торговле прини­мают только 7 колхозов. Приехавшие колхозники, не найдя колхозных ларьков, продукты оптом сдавали в лавку горПО и столовую ТПО (комму­на «Кр[асное] знамя» и колхоз «Гачки»).
Хвойнинский район. Разъяснительная работа о решениях правительства не проводится. Районная газета, не считая опубликования постановления правительства, дала только одну заметку, поместив ее на 3-й странице.
Наряду с этим в отдельных районах отмечаются случаи грубых извра­щений в вопросах практики развертывания торговли колхозами, колхоз­никами и единоличниками. Зарегистрированы факты, когда в некоторых местах пытались ввести принудительные цены на основные с/х продукты и повышенные платежи за место на базаре или запрещенные продажи с/х продуктов непосредственно потребителям, предлагая сдавать их в местные кооперативы. В отдельных местах наблюдались попытки подменить кол­хозную торговлю контрактацией излишков.
В ЛВО имел место случай, когда к торговле были Допущены частники, выступившие на базаре с мануфактурой, трикотажем и разными галанте­рейными товарами.
скк
Тимошевский район. В ст. Днепровской на проводившихся массовых собраниях разъяснялось, что торговля допускается исключительно через колхозные ларьки. Здесь же были объявлены твердые цены, по которым колхозники и единоличники должны были сдавать свою продукцию в эти ларьки. (Коровье масло — 5 руб. кг, говяжье мясо — 3 руб. кг и т.д.) Председатель этого же сельсовета не разрешает убоя скота колхозникам и единоличникам, уже выполнившим задания по мясозаготовкам, заявляя: «Скот резать нельзя, пока не выполним станицей и районом плана мясо­заготовок. Об этом есть решение президиума сельсовета».
В ст. Тимошевской сельсовет продолжает взимать за место на базаре по 3—5 руб. Заместитель] председателя] сельсовета в указании базарко-му подтвердил эту таксу, мотивируя ее, как самый надежный метод борь­бы со спекулянтами.
135
Повышенные платежи за места на базаре взыскиваются также в ст. Днепровской.
Цымлянский район. 15 мая на базаре ст. Цымлянской было вывешено объявление за подписью председателя] сельсовета, в котором говорилось, что «на советском базаре с/х продукты выше установленных цен прода­вать не разрешается». Здесь же были объявлены твердые цены на все с/х продукты: масло сливочное 1-й сорт — 5 руб. 30 коп. кг, сметана — 2 руб. 28 коп., молоко — 13,5 коп. литр, яйца — 60 коп. десяток, куры — 1 руб. 38 коп. и т.д. Представители базарного комитета во испол­нение этого постановления потребовали от колхозников и единоличников, явившихся на базар, продажи продуктов только по указанным ценам и в результате базар был разогнан.
Сальский район. 26 мая в Поливенском сельсовете по распоряжению сельПО заведующий] сырьевым отделом последнего, явившись на базар, потребовал от колхозников сдачи яиц в кооперацию и пытался у некото­рых колхозников отобрать продукты, в результате базар был разогнан. Станичные организации никаких мер к устранению этого поступка не приняли.
В Н.-Егорлыцком сельсовете учинспектор милиции по своей инициати­ве на базаре отбирал муку у колхозников и единоличников.
лво
Лодейнопольский район. Со стороны райколхозсоюза имеется тенден­ция подменить колхозную торговлю контрактацией излишков: колхозы «Ленинский путь» и «Кр[асный] Октябрь» Магдрогского сельсовета из­лишки молока сдают по договору в ЗРК14 Свирьстроя. Колхоз «Искра» Горского сельсовета сдает продукцию кооперативу Гнилинского кирпично­го завода. Райколхозсоюз считает, что колхозная торговля только в таком направлении и должна развиваться.
В Осьминском и Середкинском районе также были установлены твер­дые цены, что отразилось на развертывании колхозной торговли. Крестья­не, узнав, что установлены твердые цены, от выезда на базар воздержива­лись.
Маловишерский район. Представители горсовета оборудованные ларь­ки для колхозной торговли в день базара 1 июня в М. Вишере представи­ли в распоряжение частников, выступивших на базаре с мануфактурой, трикотажем и другими галантерейными изделиями. На здании, где были размещены ларьки, вывесили лозунг «Через ударничество и соцсоревнова­ние путь к социализму!» В половине дня лозунг был снят под насмешки покупателей, присутствующих на базаре, но частники оставались в ларь­ках до закрытия базара.
Московская обл.
Наро-Фоминский район. Ряд колхозников с. Александровки, придя на базар с творогом, яйцами, маслом и другими товарами, и увидев, что ко­операция торгует только парфюмерией и игрушками, ушли обратно, за­явив: «Лучше свезти в Москву, там можно купить мыло, сахар, белый хлеб и т.д.».
Подольский район. В г. Подольске райколхозсоюзом 1 июня был орга­низован колхозный базар, но к его проведению не было достаточной под­готовки, и поэтому базар прошел слабо. Не было открыто палаток, недо­статочно ларьков и т.д. РайПО выбросил на базар пудру, духи, кружева.
136
Воскресенский район. Представитель Бауманского райПО Нашатырев совместно с председателем Чемадуровского сельсовета Селивановым уст­роили по дороге на базар «заставу» [для] всех едущих крестьян на базар с картофелем, направляя сначала в сельсовет, где выяснили, кто из едущих выполнил заготовки — тех пропускали, а кто не выполнил — у тех отби­рали картофель.
В некоторых местах отмечено проявление спекулянтов на колхозных базарах, значительно влияющих на повышение цен. Случаи повышения цен отмечаются и в результате перекупки кооперативными организация­ми (ЛВО, МО). Многие спекулянты прибывают из соседних областей и даже с Украины, некоторые из них имеют разрешение на скупку от рай-снаба.
Сараевский район. В с. Паники появилось много спекулянтов и скуп­щиков из Самары, которые, имея на руках разрешения от райснаба, ску­пают картофель по 2 руб. 50 коп. за пуд. Крестьяне, желая воспользовать­ся более высокой ценой, отказываются сдавать по контрактации.
Серпуховский район. За последнее время имеется наплыв спекулянтов на колхозный базар, последние обыкновенно платят более высокие цены и ску­пают крупные партии, в результате чего крестьяне охотнее продают им.
Бабынинский район. На базаре с. Бабынино появилось много спеку­лянтов, которые приезжают из Мещовского района Западной обл. и ску­пают мясо и свинину.
Подольский район. ЗРК ф[абри]ки «Красный Восток» и горПО, произ­водя массовую скупку картофеля и конкурируя между собой, повысили цены с 10 до 18 руб.
Калужский район. Вследствие спекуляции отмечаются акты повыше­ния цен, например: картофель — с 27 руб. за пуд до 35 руб., гречневая крупа —- с 60 руб. за пуд до 80 руб., телята — с 125 руб. шт. до 150 руб.
ЛВО
Новгородский район. Заведующий] магазином Севзапсоюза, закупая картофель от колхозников возами по 8 руб. 50 коп. [за] мешок, перепро­дает его по 18 руб.
Дновский район. На базар приезжают с Украины спекулянты, кото­рые, не считаясь с ценами, закупают все продукты на рынке, чем тормо­зят снижение цен.
М[ало]вишерский район. С открытием базаров в М. Вишере железно­дорожники занялись скупкой больших партий продуктов сельского хозяй­ства — по 7—8 мешков, сотни яиц и масла.
Хвойнинский район. На базаре в пос. Хвойное 5 июня много было скупщиков, сильно повысивших цены на продукты. Скупали большими партиями яйца, коровье масло и картофель. По внешнему виду перекуп­щики являются железнодорожниками.
Лужский район. 26 мая задержано 4 спекулянта из Ленинграда, ску­пающих картофель и яйца.
Кингисеппский район. Отштрафовано за перекупку картофеля 5 чел. спекулянтов из Ленинграда, а одна спекулянтка бросила 7 мешков кар­тошки и убежала.
Деятельность кулачества и а/с элемента
Используя недочеты в реализации решений ЦК и СНК, а также сла­бость массово-разъяснительной работы, кулацко-антисоветский элемент
137
свою к/р деятельность направляет на дискредитацию и срыв этих реше­ний. В своей агитации кулачество и а/с элемент заявляют, что «последние решения — это сигнал к единоличному хозяйству и ликвидация колхо­зов. Правительство и партия переменили политику к крестьянству, так как решили, что колхозы, кроме убытка, ничего не приносят».
Помимо распространения всевозможных провокационных слухов, ку­лачество и а/с элемент пытаются убедить колхозников и единоличников в том, что «эти решения в жизнь проведены не будут», «осенью все равно заберут весь хлеб и оставят колхозников голодными», что и «уменьшен­ный план хлебозаготовок будет велик, так как площадь посева сократит­ся, качество сева плохое, хлеба уродится мало», «постановления эти — обман» (НВК, НПО, БССР, СКК, Зап[адная] обл[асть], Нижкрай, Зап[адная] Сиб[ирь]).
В то же время в целях подрыва вызванного решениями здорового хо­зяйственного подъема колхозников кулацко-антисоветский элемент рас­пространяет провокационные слухи, что, если колхозники будут сеять для себя хотя бы немного, то зачисляются в кулаки и будут высланы (Л.-Калитвенский район СКК). Пролезшие в колхозы кулачество и а/с элемент развивают агитацию за бойкот колхозных работ и выхода из кол­хоза, в результате чего в мае в отдельных районах СКК отмечен рост не­выходов на работу колхозников и некоторое повышение количества массо­вых выступлений.
Деятельность байско-кулацкого к/р элемента Казахстана продолжает идти по линии организации воздействия на колхозные массы и подстрека­тельства их к самовольному разбору обобществленного скота.
Нижкрай
«Стараются опять замазать глаза мужику — сей, разводи скот, торгуй, а потом раскулачат» (кулак дер. Яковкины Фаленского района).
«Постановление это действительно, пока сеем. А осенью его отменят. Не раз уж нас обманывали» (середняк дер. Криуша Воротынского района, брат кулака, сбежавшего от выселения).
Московская] обл.
Максатихинский район. В колхозе им. Буденного лишенка Галкина на собрании заявила: «Постановление соввласти — обман, только обеща­ют разные льготы».
Кимрский район. В дер. Аннино быв. предприниматель Гизов И.В. го­ворил: «Партия и власть возвращаются к нэпу, разрешают свободную тор­говлю, видно, не могут обойтись без частной торговли».
Ясеновский район. В дер. Машеево кулак Венедиктов говорил колхоз­никам: «Если будешь торговать, то все равно после задушат налогами». Дочь быв. стражника Клопская И. заявила: «Пусть сначала привезут пром­товары, тогда мы будем торговать».
НПО
Парфенъевский район. В дер. Горохове твердозаданец Петров после со­брания, где разъяснялось постановление правительства, говорил: «Все это враки, замазывают глаза, чтобы мы сеяли больше, а потом все отберут, все одна брехня, свободной торговли хлебом и мясом все равно не разрешат».
138
Зал[адно]-Сиб[ирскяй] край
«Все равно Так, как это говорится в постановлении, не будет, придет время заготовки хлеба, скажут, что, товарищи, план маловат, надо встречный, и довстречаются до того, что опять колхозник останется го­лодный, а потом ему скажут: давай, торгуй» (с. Николаевка, Клю-чевск[ий] район, Мишутинский Александр, заж[иточный]).
«Дураки, кто верит этим ихним постановлениям, они нарочно делают, лишь бы заставить только дураков-колхозников увеличить план посева, высеют семена, а потом как поднажмут, так этим постановлением не отде­лаешься, все равно придется весь хлеб вывозить» (Ключевск[ий] район, с. Каин, Гаврилов Иван — сын кулака).
скк
Ставропольский район. В ст. Темнолесской кулацко-антисоветский элемент из единоличников распространяет слухи: «Советская власть уже воюет и, боясь внутренних крестьянских волнений, вынесла решение для облегчения крестьянства, но в жизнь они проводиться не будут. Это обман». Аналогичные разговоры отмечены и по Татарскому сельсовету.
Тихорецкий район. В ст. Александро-Невской бригада № 7 колхоза «Общий труд» в результате соответствующей обработки и агитации а/с элемента бросила работу в степи и ушла домой.
[Казахстан]
Уральский район. В пос. Япайково жена быв. урядника Годунова Раиса произвела подворный обход с составленным ею заявлением о воз­врате обобществленных коров. В том же поселке кулак Кожин Михаил, собрав в своем доме колхозников, «разъяснил» им постановление ЦК. В результате а/с деятельности Голуновой и Кожина женщинами были самовольно разобраны коровы. (Голунова и Кожин арестованы.)
Сайрамский район. В кишлаке Карамурт бай Мамынбаев, обращаясь к колхозникам, заявил: «Почему вы молчите, требуйте возвращения коров. В Чимкенте всем колхозникам уже возвратили».
Татария
Чистопольский район. Кулачество усиленно ведет агитацию среди кол­хозников, указывая, что последним решением правительства единолични­кам больше предоставлено прав, чем колхознику. Вследствие этого о вы­ходе из колхоза в дер. Ромашкино подано 54 заявления, в дер. Н.-Ромаш-кино — 18 заявлений, Малкино — 14 заявлений, Чистопольские высел­ки — 4 заявления, Татарском Алькине — 7 заявлений, в колхозе «Тарна-сае» — 27 заявлений. Выходцами являются в большинстве случаев бедня­ки и середняки, вступившие осенью в 1931 г. (Приняты меры к установ­лению организующего центра к/р группировки.)
Казахстан
Меркенский район. Под влиянием кулачества-байства в двух колхозах разбором скота руководили председатель и два члена правления (из числа социально-чуждых), причем в одном из них (с. Н.-Воскресенское) разобра­но 20 коров и втором (аул № 7) — 600 баранов.
Настроения колхозников и единоличников
По мере развертывания массово-разъяснительной работы вокруг реше­ний ЦК и СНК повсеместно наблюдается подъем здоровых производствен-
139
ных настроений и хозяйственной инициативы колхозников и единолични­ков. После проработки решений колхозники объявляют себя ударниками, заключают соцдоговора на скорейшее и лучшее окончание сева, выдвига­ют и выполняют встречные планы посева, повышают нормы выработки и т.д. По ряду районов Зап[адной] Сибири, СКК, УССР, БССР и других име­ются факты, когда единоличники после проработки решений приступают к севу, от которого они раньше отказывались, принимают обязательства выполнить план посева, вступают в колхозы и т.д. В Каменском и Клю­чевском районах Зап[адной] Сибири отмечены факты, когда единолични­ки вскрывают свои ямы с хлебом.
Наряду с этим в местах, где недостаточно проведена или отсутствовала массово-разъяснительная работа среди колхозников и единоличников, от­мечается неверие в серьезность и длительность этих постановлений. В не­которых районах вследствие агитации кулачества и а/с элемента среди неустойчивых групп колхозников отмечено усиление антиколхозных на­строений (СКК, УССР, СВК, НВК, ИПО, Зап[адная] Сибирь, Казахстан и т.д.). Наряду с этим, в Крыму имел место случай, когда при обсуждении решений ЦК и правительства один из колхозников высказывался за необ­ходимость организации крестьянского союза по типу рабочих профсоюзов.
Под влиянием а/с агитации часть колхозников, оценивая решения ЦК, как резкий поворот в сторону укрепления и максимального расшире­ния единоличного хозяйства, при одновременном сокращении колхозного начинает усиленно заниматься расширением индивидуальной части хо­зяйства с ущербом для обобществленной части (СКК). Рост указанных тенденций по ряду районов СКК и других областей приводит к усилению выходов из колхоза, причем это явление имеет тенденции к углублению и территориальному расширению.
НВК
Тамалинский район. С[ело] Зубрилово. При проработке постановления о снижении плана хлебозаготовок единолич[ник]-середняк заявил: «Все это зря пишут, все равно придет осень, весь хлеб заметут и не только нечем будет торговать, но и есть нечего будет — как колхозникам, так и единоличникам». Аналогичные заявления отмечены по селам Агринка, Лохмытовка, Войново и др.
УССР
Сталинский район. «Не верим, что постановление будет проведено в жизнь, нас всегда обманывают, заберут все дочиста, а потом начнут кри­чать об извращениях классовой линии. Может быть, партия и верно ре­шает, но на местах не выполняют ее решений» (колхозники Пивник И., Кулак Г. и Белоножка).
«Это все ложь, заберут у нас весь хлеб и скотину, а мы останемся го­лодные как сейчас» (колхозник дер. Софиевка Олищенко).
Коларовский район. «План уменьшен на 20%, а поля засеяны на 50%. Таким образом, у нас дело будет обстоять не лучше, чем в прошлом году» (колхозник Горишкин).
ИПО
Родниковский район. Середняк-единоличник с. Гари Кузнецов гово­рил: «Это очередной обман. Заведи лишнюю скотину, так тебя осенью стукнут т[вердым] заданием и всю охоту отшибут».
140
Суздальский район. В с. Гнездилове на собрании по поводу решений ЦК и правительства середнячка Артемьева говорила: «Все равно вы от нас отберете хлеб, овечек и последнюю корову. Прошлый год тоже так гово­рили».
Московская] обл.
Шиловский район. В с. Сановка единоличник-середняк Власов заявил: «Резать и продавать скот разрешили, а как бы не получился обман, — разведешь скотину, посеешь, а тебя причислят к кулакам и отберут».
скк
Тарасовский район. Со второй половины мая по ряду сельсоветов отме­чаем резкий подъем среди части колхозников к расширению посевных площадей и животноводства для единоличного пользования. В Н.-Липов-ском сельсовете 10 хозяйств 19 мая прекратили работу в колхозе, само­вольно забрав в колхозе букера и другие с/х орудия, выехали в поле для сева кукурузы в единоличное пользование. Здесь же другая группа кол­хозников самовольно захватила колхозную землю для сева в индивиду­альное пользование. После усиленной агитации и массовой работы среди указанных групп часть колхозников возвратилась работать в колхоз, а ос­тальные подали официальное заявление о выходе.
Аналогичные факты отмечены по хут. Минацкому, С.-Ивановскому сельсовету. По указанным сельсоветам резко снижается выход на полевые колхозные работы.
Казахстан
Уральский район. «Партия диктует, чтобы колхозники имели молоч­ный и мелкий скот, а у нас обобществили даже кур. Сегодня же пойду и возьму свою корову» (колхозник Рыков, станция Голицино).
Меркенский район. «Если нам не возвратят коров, будем бунтовать» (бедняк-колхозник колхоза им. Сталина Пирназаров).
Западная обл.
Заведующий] Сычевской ШКМ, член ВКП(б), в райОНО говорил: «Эти постановления приведут к тому, что крестьяне перережут скот и больше разводить не будут, потому что крестьянин одно понимает: заведи 2 коро­вы — обложат твердым заданием, а то и совсем попадешь в кулаки. По-моему, крестьянин тогда почувствует интерес к своему хозяйству, когда отменят метод обложения твердым заданием».
Крым
Джанкойский район. В дер. Богемка колхозник Сейкора во время вы­ступления на кустовом собрании колхоза по вопросу о решении ЦК ВКП(б) и СНК о торговле и хлебозаготовках говорил: «Все равно, как на­писано в газетах, так не будет. На местах местная власть по-своему пере­делает постановление ЦК и подменит его. Нам нужен крестьянский союз, рабочие имеют союз, и мы должны его тоже иметь». (Сейкора разрабаты­вается.)
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 [отделения] СПО Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 331—346. Заверенная копия.
141
№ 30
Из спецсводки СПО ОГПУ № 40 о развитии колхозной торговли по материалам ПП ОГПУ Средней Азии, УССР, БССР, БАССР, Урала, Казахстана, Севкрая, СВК, ЗСК, СКК, ЛВО, Западной области, МО, ИПО по данным на 10 июля 1932 г.
14 июля 1932 г.
К проведению в жизнь решений о развертывании колхозной торговли большинство районов приступило со значительным опозданием. Посылае­мые из райцентров в село на работу по кампаниям работники должного внимания разъяснению постановлений о торговле не уделяют, в результа­те еще не все колхозное крестьянство правильно понимает значение кол­хозно-советской торговли. Отдельные руководящие работники колхозов и низового соваппарата искажают директивы партии и правительства, а в ряде случаев игнорируют их популяризацию, противопоставляя колхоз­ную торговлю севу, орг[анизационно]-хоз[яйственному] укреплению кол­хозов и т.д.
СКК
Майкопский район. В ст. Круджипской решения ЦК и правительства обсуждались пленумом сельсовета и парт[ийным] собранием. В обоих слу­чаях беспартийный актив на собрание не привлекался. Из 5 бригад колхо­за короткие беседы по этому вопросу проводились в двух бригадах с учас­тием 15—20 чел. Вопросов не задавалось, прений не было. Секретарь партячейки заявляет: «Нужно табак сажать, нечего разговорами зани­маться. Если начать митинговать, то бросятся в торговлю, и работать в колхозе будет некому».
СВК
Барановский район. В с. Давыдково на общем собрании колхозников уполномоченный РИКа Юрюшев, делая доклад, часто запутывался, гово­ря, что можно торговать только целым колхозом, а колхозники индивиду­ально выходить на рынок не могут. На заданный вопрос учителем Лапши­ным: «А почему в постановлении говорится, что можно торговать и кол­хознику?», — Юрюшев ответил: «Я не знаю, наверное, тогда можно, но только через колхозную лавку». Таким образом, решения проработаны не были.
Зап[адная] обл.
Из 6 сельских советов Ярцевского района (Мамоновский, Климовский, Бородинский, Торкинский, Заднепровский), где не была проведена разъ­яснительная работа, привоз на базар с/х продуктов незначительный, так как колхозники о колхозной торговле имеют лишь смутное представление из прессы и боятся, что «сельсоветы постановление правительства обяза­тельно нарушат, обложат рублей в 500, торговать разрешают, чтобы потом больше обложить» (из разговоров колхозников и единоличников-се­редняков).
Казахстан
Карагандинская область. Айртавский район. В колхозах и среди еди­ноличников решения о совторговле не проработаны. Партячейки к прора­ботке этого решения также не приступали. Колхозники в силу неверного понимания этих решений истолковывают их в явно искаженном смысле.
142
Особенно медленно продвигается проработка правительственных решений в казахском ауле.
Московская] обл.
Верейский район. Райснаб, колхозсоюз и райпотребсоюз в развитии колхозной торговли ограничились только кабинетными совещаниями и никакой практической работы не ведут. По заверению председателя РКС Новикова, на базар должно выезжать 30 колхозников, в действительности оказалось, что выезжает только 4.
Развертывание торговли, оборудование базаров
В целом ряде районов по вине районных и сельских партсоворганиза-ций колхозная торговля развертывается неудовлетворительно.
Советские базары оборудованы не в достаточной мере. Имеются факты отвода под базары мест, непригодных для этой цели (удаленность от насе­ленных пунктов, отсутствие подъездных путей, теснота, близость к свалке нечистот и т.п.). Оборудование ларьков не закончено, нет весов, не нала­жен сан[итарный] надзор за продаваемыми продуктами, не организована справочно-разъяснительная работа, не обеспечена охрана порядка, нет чайных и столовых для обслуживания приезжающих колхозников.
Сев[ерный] край
В с. Холмогорах Холмогорского района выехавшие на базар колхозни­ки и покупатели буквально тонут в грязи. Во время базара 18 июня на столах, предназначенных для торговли, спали административные] ссыль­ные. На станции Морженга место под базар отведено окруженное уборны­ми и грудами нечистот.
В г. Грязовце Грязовецкого района на базаре имеется всего лишь один навес, где может поместиться не более 10 чел. На базаре даже нет убор­ной. За отсутствием весов продукты отпускаются на «взгляд». Нет ни чай­ной, ни столовой. Подъезд к базару не исправлен, и колхозники не могут подъезжать к нему на лошадях. Лошадей оставить негде.
М[осковская] обл.
Ленинский район. В селах Люблино и Ленино базарная площадь не благоустроена, отсутствуют привязи для лошадей, недостаточно палаток, кругом грязь. Колхозники таким положением недовольны.
Луховицкий район. В с. Луховицах базар не благоустроен, не указаны определенные места для торговли, имеются только одни весы, отсутствует вода, отсутствуют чайные и не налажено культурное обслуживание кол­хозников. Ларьков и палаток открыто недостаточно.
свк
Ново-Спасский район. Руководство по развертыванию колхозно-совет­ской торговли со стороны районных организаций отсутствует, базарные руководители не выделены, отсутствуют весы и т.д. Промтовары по коопе­ративной линии не выделены.
Кинель-Черкасский район. Для выехавших колхозов на базаре не были отведены соответствующие места для торговли, приехавшие представите­ли колхозов съехались в кучу — и с продуктами питания, и с кустарны­ми изделиями, чем вызвали сутолоку и неудобство как для самих себя, так и для покупателей. На базаре отсутствовал сан[итарный] надзор, для проверки продаваемых продуктов не было врача, мясо продавалось не за­клейменным, масло из посуды брали руками, отсутствовали весы.
143
БССР
Заславльский район. Состояние колхозной торговли находится в ста­дии развертывания. Партийными и советскими организациями через уполномоченных сельсоветов проведена разъяснительная работа на местах и принято решение об организации базаров, о постройке кооперативных ларьков, об открытии чайных и культурных учреждений. Однако, несмот­ря на все имеющиеся возможности и активность колхозных масс, практи­чески еще ничего не делается, так как имевшаяся базарная площадь в центре местечка обращена в север и засажена деревьями, а новое место для базарной площади еще не закреплено, в связи с чем приток населения на базар в последнее время почти совершенно прекратился.
БАССР
По данным Башколхозсоюза, по 44 районам непосредственно колхоза­ми должно быть открыто: ларьков — 79, палаток — 21. На 13 июня, по данным 21 района, открыто: ларьков — 32, палаток — 6 и колхозных ба­заров — 49. Колхозные базары должны быть организованы в каждом рай­центре и не менее 2—3 базаров (имея в виду райцентр и ближайшие рабо­чие, ж/д и водные участки).
ипо
Тутаевский район. Развертывание советской торговли идет самотеком. Райорганизации совершенно не руководят этим делом и надлежащей ра­боты среди масс до сего времени не налажено. Отдел снабжения РИКа до сего времени не занимается учетом оборота базаров и состоянием цен на основные с/х продукты. Горсовет не принял никаких мер к оборудованию базарной площади. Нет специально отведенных и оборудованных мест для торговли отдельными продуктами. В результате базары проходят при сла­бом участии соцсектора [...]
Перегибы и извращения
В ряде мест с первых же базаров выявляются факты грубых извраще­ний линии партии в виде нормирования базарных цен и размеров отпуска товаров, обложения колхозников и трудящихся единоличников, продаю­щих свои продукты, дополнительными налогами, конфискации товаров и незаконных задержаний продавцов. Эти отрицательные проявления еще больше укрепляют выжидательные настроения колхозников и увеличива­ют недоверие их к мероприятиям партии и правительства по развертыва­нию советской торговли.
ИПО
Первомайский район. 16 июня на первом состоявшемся колхозном ба­заре в центре района в с. Куково кооперативные организации занялись то­варообменом. Имеющиеся в распоряжении кооперации хозяйственно-та­бачные изделия реализованы исключительно путем обмена на яйца.
Председатель] колхоза им. Дзержинского Соболева (член ВКП(б)) по вопросу о колхозной торговле колхозникам говорит: «Хоть Центральный Комитет и разрешил колхозникам торговать продуктами, но все же выру­ченные деньги должны поступать в кассу колхоза, независимо от того, что вам эти продукты выданы по трудодням».
Красносельский район. На базаре в с. Красном промтовары продава­лись только по талонам, выдаваемым комендантом базара только тем лицам, которые продавали свою с/х продукцию, а рабочие и колхозники-
144
бедняки, которым продавать было нечего, были лишены возможности ку­пить что-либо из промтоваров, что со стороны последних вызвало недо­вольство.
Гор. Вичуга. Со стороны райФО допущен следующий перегиб: райФО напечатало в газете «Вичугский рабочий» объявление: «Каждый продаю­щий с/х продукцию должен иметь на руках окладной лист или справку сельсовета, иначе будут задерживаться как перекупщики».
Казахстан
Ю[жно]-Каз[ахстанская] обл. Сайрамский район. На базаре кишлака Кара-Булак с колхозников и единоличников, продающих свои продукты — молоко, масло, яйца и т.д., — на 1 июня 1932 г. сбор за место взимался по 10% стоимости проданного товара, а с 1 июня по распоряжению зав. райФО Баубекова (член ВКП(б)) взимается по 5%, тогда как сбор за место продаю­щих из рук продукты постановлением СНК совершенно отменен.
Сев[ерный] край
В г. Грязовце инспектор райснаба Вишняков пытался установить твер­дые цены на продукты, привезенные колхозниками и единоличниками на колхозный базар.
Инспектор Сокольского горснаба Соколов 18 июня на Сокольском рынке отобрал у одной гражданки несколько осьминок чая и крикнул в толпу: «А ну, сколько стоит в кооперации этот чай?» Когда ему назвали твердую кооперативную цену, Соколов крикнул: «Берите чай кому надо за указанную цену!», — и тут же чай продал.
Гор. Архангельск. 19 июня постовым милиционером на углу Помор­ской и П.Виноградова задержан гражданин Ностенко, купивший на база­ре одну мерку картофеля. Ностенко был освобожден лишь после того, как показал милиционеру продавца картофеля.
БССР
Городокский район. Райколхозсоюзом разработана директива колхо­зам, согласно которой были установлены твердые цены на продаваемые последними с/х продукты. Этим же проектом предусмотрено, чтобы из­лишки продуктов отдельных колхозников отвозить на базар в организо­ванном порядке исключительно правлением колхоза.
Сенненский район. Со стороны РИКа была дана колхозам расценка на продаваемые ими с/х продукты, как-то: картофель — 4 руб. пуд, тво­рог — 60 коп. 400 г, мясо — 1 руб. 400 г и т.д.
свк
Ново-Спасский район. В с. Тр. Сунгур председатель] колхоза Дудурин Федор и краевой уполномоченный Соболев, заметив едущих граждан на Канадаевский базар, везущих муку и картофель для продажи, пытались отобрать продукты, но последние оказали сопротивление, подняли шум и продукты взяты не были.
Сызранский район. Председатель Студенецкого колхоза Шкалин и зав. складом Емельнов (член ВКП(б)), встретив в с. Студенец колхозника из Никольских выселок, который вез продавать картофель, остановили его и завернули на бригадный двор.
скк
Геленджикский район. На базаре в Геленджике представители базарко-ма за место с воза взимают по 3 руб. и за продажу с рук — 1 руб. На воз-
145
ражения колхозников и единоличников сборщики угрожают задержанием в милицию.
Лабинский район. Районная тройка ввела твердое прикрепление кол­хозов к определенным базарам и обязала отдельные колхозы заключить с соответствующими базарами договора. Кроме того, дала установки базар-комам допускать реализацию с/х продуктов колхозниками и единолични­ками по ценам госторговли.
Деятельность а/с элемента вокруг развертывания колхозной торговли
Кулацко-антисовесткие элементы на решение партии и правительства о советской базарной торговле реагируют усилением агитации, в основном сводящейся к тому, что Советская власть, вследствие обострения продо­вольственного кризиса, возможности голодных бунтов и наличия военной опасности, «заигрывает» с крестьянством путем разрешения свободной торговли, что крестьянство должно везти свои продукты на советские ба­зары и что «какие бы меры соввласть ни принимала, все равно падение ее неизбежно».
В целях срыва развертывания базарной торговли а/с элемент и кулачест­во запугивают колхозников и трудящихся единоличников агитацией о том, что всех, кто будет торговать на советских базарах, будут раскулачивать.
Севкрай
Сокольский район. «Постановление о скотозаготовках и колхозной тор­говле вызвано острым продовольственным кризисом, больше объяснить нечем. Все равно колхозы дела не исправят, сами колхозники мрут с го­лоду и сколько бы ни сделали посулов и льгот, все равно население теперь не поверит этим льготам. Сделали ошибку, теперь ее не исправить» (быв. белогвардеец).
Вологодский район. «Открытие колхозной торговли и постановление правительства о льготах колхозникам и единоличникам свидетельствуют о провале всей политики большевиков. Они заигрывают с крестьянством, но безнадежно: никто им не поверит. Посевная площадь сокращается, крестьяне бегут в город, торговать им нечем, а колхозникам и подавно не до торговли» (адмссыльный, Вологда) [...]
БССР
Осиповичский район. В дер. Гожнетово проживает кулак Кунцович Игнат Леонович, который часто ведет беседы с колхозниками этой дерев­ни на тему, что «Советская власть разрушила сельское хозяйство, строя колхозы и совхозы, что последние ничего в жизни хорошего дать не могут. Колхозы торговать своими продуктами на рынке по дорогой цене не могут, а должны продавать по твердым ценам. Все эти трудности могут вырешиться только путем войны».
Городокский район. Соловьев Тимофей из дер. Шутары, кулак, по во­просу о колхозной торговле сказал: «Коммунисты — хитрые, они видят, что крестьяне не хотят сеять, а потому заблаговременно пишут такие за­коны, но это все делается с определенной целью, чтобы крестьяне больше сеяли, а осенью опять обдерут». Соловьев заманивал к себе в дом колхоз­ников, спаивал их и уговаривал выйти из колхоза.
[СВК]
Кочкуровский район. В с. Нап-Тавла кулаки Начаркин Константин и Чибизов выступали против постановлений, причем Начаркин говорил:
146
«Постановление ЦК хорошее, но развитие животноводства у колхозников не пойдет, потому что [если] молодняк из колхозов «разберем по себе», тогда дело пойдет; правленцы берут себе, а мы чего смотрим? Говорить только нельзя, а если откровенно говорить, то это постановление — обман, и только».
Орский район. В некоторых колхозах часть отсталых колхозников, са­гитированная кулацким элементом, поняли колхозную торговлю как раз­базаривание скота. В Домбаровской коммуне под влиянием кулацкой аги­тации растащили по дворам 73 лошади, в большинстве не принадлежа­щих членам коммуны. Случаи растаскивания скота были иве. Пунярах.
Западная Сибирь
Каратузский район. В с. Каратуз кулаки Воронов, Попов и Овчинни­ков ведут среди колхозников и единоличников агитацию следующего со­держания: «Постановление правительства о хлебозаготовках и колхозной торговле есть очередное мошенничество соввласти, чтобы завесить глаза дуракам-колхозникам, но это им ныне не удастся, потому что все колхоз­ники властью недовольны и что-нибудь обязательно должно быть».
Татарский район. В с. Степановке по вопросу колхозной торговли вы­чищенный из колхоза Юсупов, зажиточный, быв. урядник, среди колхоз­ников говорил: «Соввласть всегда так делает: сначала ограбила крестьян, а потом выносит свои постановления; например, сейчас предлагают крес­тьянам развертывать колхозную торговлю, а чем, спрашивается, торго­вать, вместо торговли будем подыхать с голоду».
Настроение деревни
Основная масса колхозников и единоличников отзывается о колхозной торговле положительно. Однако еще среди значительной части колхозни­ков и единоличников наблюдаются выжидательные настроения, а в неко­торых группах — явное недоверие к проводимым мероприятиям. Под влиянием кулацких слухов некоторая часть колхозников считает решение ЦК «уступкой» крестьянству, сделанной в связи с обострением междуна­родной обстановки и тяжелым продовольственным положением внутри страны с целью разрядить недовольство среди населения и привлечь крес­тьянство на сторону соввласти в случае войны.
У некоторой части колхозников развитие совторговли пробудило на­строение собственнического порядка, которое выражается в желании уйти из колхозов и жить индивидуально, так как (по мнению этой части) тор­говать единолично выгодней.
Колхозники ЗСК
Чумышский район. «Все говорят, что колхозники имеют теперь право все излишнее свободно продавать, но этого никогда не будет, пока госу­дарственные планы выполнишь, так самому ничего не останется. Нет, ви­димо, мы настоящих законов не дождемся, их дырявый мешок никогда не заполнишь» (колхозник с/х артели «Пролетарий» Креубаев Филипп).
Завьяловский район. Колхозник Рыбалкин (коммуна «Победа») на со­брании во время проработки говорил: «Давно языком болтают об улучше­нии материлаьного положения колхозников, а до сих пор ничего нет. Я не верю, чтобы все было сделано так, как написано в постановлении, это —
147
только одна писанина». Его поддерживали колхозники Выскубов, Петров, Постников.
Севкрай
Холмогорский район. «Нам нечем торговать. Я вот не знаю, можно ли мне пойти на базар с яйцами и творогом. Боюсь, что меня оштрафуют и скажут, что торгуешь не для колхоза, а для себя». «В деревне сейчас кри­чат о колхозной торговле, но колхозник на рынок ничего не повезет, ибо сейчас вывези, а осенью налог больше и в верхушку попадешь; разве он дурак?»
век
Улетовский район. «Говорят, что пришла директива о том, чтобы из колхоза каждому колхознику дали одну лошадь, одну овцу и подростка-телка. Я слышала, что нынче будут сеять хлеб сами для себя, потому что хлеб на будущую осень государство брать не будет».
БССР
Койдановский погранрайон. По вопросу о колхозной торговле колхоз­ник дер. Тяглово Вайдацкого сельсовета Коско Константин говорил: «Ог­ляделись большевики, что разруха пошла кругом, давай опять свободный базар». Его поддерживал середняк Коско Платон, который сказал: «Рань­ше была жизнь, всем всего хватало без заготовок, а теперь выдумывают черт знает что, только мучают и морочат людей».
евк
Сызранский район. Среди части колхозников имеет место недоверчивое отношение к постановлениям ЦК. В с. Фимковке колхозник Кувшинов Петр говорил: «Верить-то нельзя, опять обманут, теперь правители зако­ны пекут как лепешки: нынче — так, завтра — по-другому». В с. Студе-нец колхозник Булячев Василий говорил: «Постановления эти — хотя и хороши, но они останутся на бумаге». Колхозник Бастрыгин добавил: ♦Нет им веры, центр пишет одно, а они делают другое, все равно будем сидеть голодные, потому что пойдут всевозможные «встречные планы» и опять останемся без хлеба, также и о скотине говорят, что разводите, а придет осень — все заберут в колхоз». С их мнением присутствующие 4— 5 чел. колхозников были согласны.
Единоличники СВК
Барановский район. В с. Баевке единоличница Барсукова Марфа, вы­ступая на собрании, говорила: «Зачем нам теперь рынок, когда торговать на нем мы можем только кошками и собаками, а все остальное у нас взяли». Присутствующие одобрительно поддерживали.
Приволжский район. В с. Федоровке единоличник Козлов Иван о по­становлении ЦК говорил: «Попробуй поторгуй, а завтра же выгонят из де­ревни и раскулачат. Раньше во время нэпа также писали: увеличивайте посевы, торгуйте и т.д., а потом уже о них стали говорить, что они кула­ки. Кто больше сеял и лучше работал — всех разогнали к чертовой мате­ри и раскулачили». Присутствующие поддерживали.
зек
Кемеровский район. «Когда скот весь отобрали у крестьян, не оставили ничего, тогда пишут постановление о снижении скотозаготовок. Приез-
148
жающие представители все говорят, что будет хорошо, а хорошего ничего не видим» (Васильева, единоличница).
Чановский район. «Это постановление правительство вынесло для того, чтобы увеличить темпы сева, а как сев закончат, то все правительствен­ные постановления пойдут насмарку, в хлебозаготовки пойдут выкачивать до последнего пуда хлеба» (единоличник-середняк Торопов).
БССР
Плещеничский район. Крестьянин единоличник дер. Слобода Камон-ского сельсовета Куриленок Иосиф, середняк, по вопросу о колхозной тор­говле сказал следующее: «Когда у крестьян ничего не осталось, то партия и правительство решило открыть базары, но что теперь крестьяне повезут продавать, когда у них ничего нет?»
Чаусский район. Колхозники колхоза им. Сталина Хоботовского сель­совета про колхозные базары говорят следующее: «Не все колхозники могут участвовать на этом базаре, потому что у кого нет хлеба и скота, тот не пойдет на базар, а у кого есть какие излишки, то оставит для себя, так как последние еще полностью не обеспечены продуктами и им самим придется покупать на этом же базаре».
ипо
Даниловский район. В дер. Барышево середняк Иванов на собрании го­ворил: «Пишут, чтобы крестьянин торговал своим хлебом свободно — ко­торого нет, а вот если у крестьянина имеется лишнее, не семенное льносе­мя, вы его разбить не даете».
Середский район. Дудин, середняк, единоличник из дер. Клевцово, го­ворит среди крестьян: «Убой скота разрешен, а также разрешена и кол­хозная торговля, но ведь это все временно и до тех пор, пока крестьяне не разведут скота, а потом заставят все опять сдавать государству».
Зап[адная] обл.
Сычевский район. «Сразу стало легче жить: я сегодня продала 8 фун­тов масла, получила 60 руб. и смогла купить кое-что детишкам, даже стало жить веселее. Теперь мы быстро разовьем свое хозяйство, будет себе и дадим государству» (колхозница дер. Кузино Соколинского сельсовета). «Сейчас на 50% стало жить легче, можно планировать свое хозяйство без ущерба для государства. На базаре появилось все и, однако, нет злоумыш­ленного убоя скота». «Решения партии и правительства о развитии кол­хозной торговли правильны: мы забросаем базары продуктами, будем бо­роться за прирост скота, будем оберегать каждую голову его» (колхозники с/х артели «Большевик» — на собрании 16 июня).
Юхновский район. «После решения о свободной торговле и разведении скота многие стали искать поросят — купить и пускают на вырост телок, которые раньше «ноги ломали», «опаивались, давились», а теперь «здоро­выми сразу стали» (в Климовке на базаре, колхозник дер. Латиши).
Аналогичные суждения колхозников отмечены по ряду районов СВК, Урала, БССР, ЛВО и др.
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 отделения СПО Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 369—381. Заверенная копия.
149
№ 31
Спецсообщение СПО ОГПУ о разделе посевов
и разборе колхозного имущества в Средне-Волжском крае
по состоянию на 15 июля 1932 г.
17 июля 1932 г.
Отмечавшиеся ранее тенденции к разделу урожая в связи с начавшей­ся уборкой ржи по отдельным районам края переходят в прямые действия по разделу посевов. Наиболее серьезный характер волынки принимают в Кошкинском, Мелекесском, Байтугановском, Кузнецком и Красноярском районах. При разделе посевов в этих районах выбираются лучшие по уро­жаю участки, а худшие оставляются колхозу.
Бригадам и милиции, работающим по возвращению разведенных ло­шадей и недопущению уборки колхозных полей единоличниками, в от­дельных селах этих районов оказывается организованное сопротивление, причем уже два дня выходцы самовольно убирают хлеб, предъявляя тре­бования: «Раздел посевов, раздел лошадей и прочего имущества, полная оплата трудодней за 1931 г.».
Со стороны работников некоторых сельсоветов и правлений колхозов вскрыт ряд безобразий и преступлений (пьянство, мародерство). Отмечено неправильное распределение продовольствия во время уборки и отсутст­вие всякой подготовительной работы к уборочной кампании. Среди от­дельных коммунистов и комсомольцев в связи с создавшимся положением наблюдается растерянность, отмечены и такие факты, когда коммунисты и комсомольцы, вышедшие из колхозов, являлись инициаторами раздела посевов. В Кошкинском районе после сева вышло из колхозов до 2,5 тыс. хозяйств, в селах Тонево, Супонево, Н.-Фейзулово и других выходцами разведены лошади, разобрана сбруя и произведен раздел посевов по норме 0,06 га на едока. В Мелекесском районе в селах Теплом Стане, Елховом Кусте и других фиксируются случаи хищения хлеба из колхозных полей. В Ставропольском районе в с. Людном выходцы в числе 15 чел. явились в поле к колхозникам и потребовали выделения им участка. Получив отказ, выходцы приступили самовольно к уборке, и только после вмешательства милиции таковая была приостановлена.
Аналогичные факты имеют место в Байтугановском, Кузнецком и дру­гих районах. В пораженные районы высланы бригады, приняты меры к не­допущению самовольных уборок и привлечению инициаторов к судебной от­ветственности. Нами в Кошкинском районе ликвидировано две к/р группи­ровки, кроме этого арестовано 40 чел., дела на которых переданы в суд.
Зам. нач. СПО ОГПУ Горожанин Пом. нач. 2 отд. СПО Коркин
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 216—215. Заверенная копия.
№32
Справка ГПУ УССР «О выходах из колхозов на Украине»
25 июля 1932 г. Тов. Менжинскому
Тенденции к выходам и выходы из колхозов продолжают иметь место во многих районах Украины, обнаруживая, по-прежнему, значительный
150
рост, особенно в Винницкой, Харьковской и Киевской областях. Массо­вый характер выходов из колхозов дополнительно фиксируется в ряде новых районов. За первую декаду июля подача заявлений о выходе из колхозов (по данным местных органов ГПУ) отмечена в 417 колхозах 73 районов со стороны 13 743 чел., причем в числе 73 районов выходами ох­вачено 43 новых района.
Выходы из колхозов, учтенные в первой декаде июля по отдельным об- ■ ластям, определяются следующим образом:
Поступило заявлений
В скольких колхозах
По скольким районам
Охвачено новых районов
Винницкая обл.
7720
242
27
13
Харьковская -"-
3579
101
24
19
Киевская
1377
37
11
9
Одесская
929
33
9
9
АМССР
138
4
2
2
Всего:
13 743
417
73
431*
Особого внимания заслуживает следующая динамика выходов из кол­хозов на протяжении июня—июля, характеризующая значительный рост этого явления. Так, нами отмечена подача заявлений о выходе из колхо­зов:
В 1-й декаде июня —
2655 по
104 колх[озам]
31 района
-"- 2-й -"-
3471 -"-
158 -"-
47 -"-
-"- 3-й -"-
7929 -"-
306 -"-
81 -"-
-"- 1-й -"- июля
13 748 -"-
417 -"-
73 -"-
Всего по Украине на протяжении июня и первой декады июля посту­пило заявлений о выходе из колхозов (как установлено нашей проработ­кой) от 27 798 чел. по 784 колхозам 154 районов. Степень пораженности колхозов и районов выходами из колхозов, учтенными за этот же период, по каждой области в отдельности характеризуется следующими цифровы­ми данными:
Количество] поступив[ших] заявлений
По скольким районам
Винницкая обл.
13 520
55
Харьковская -"-
7471
46
Киевская
4697
30
Одесская -"-
1080
13
Д[непро]петровская -"-
269
5
АМССР
761
5
Итого по Украине:
27 798
154
Таким образом, в Винницкой обл., насчитывающей 69 районов, пора­жено выходами из колхозов — 81% районов; в Харьковской обл., где имеется 78 районов, поражено 58,8% района, и в Киевской, насчитываю­щей 98 районов, поражено 30,6%. Общее количество выходов из колхозов по 55 районам Винницкой обл. в соотношении с количеством коллективи­зированных хозяйств данных районов, составляет 3%. В отдельных селах
151
некоторых районов вследствие массовых выходов из колхозов и самоволь­ного разбора всего обобществленного скота и инвентаря колхозы самолик­видировались.
Выборочной проработкой вопроса о контингенте лиц, подающих заяв­ления о выходе из колхозов, установлено следующее:
Во многом заявления о выходе из колхозов поступают от колхозников-бедняков. Так, в 100 колхозах (разных районов и областей), взятых на выборку, в среднем 65% поступивших заявлений относится к беднякам. Остальное количество заявлений подано середняками. В ряде колхозов этот процент еще более повышен.
По колхозному стажу до 70% подавших заявления о выходе вступили в колхозы в 1931 и 1932 гг. Значительная часть колхозников, подавших заявления о выходе, принимала слабое участие в производственных про­цессах колхозов и имеет совершенно незначительное количество трудод­ней. По ряду колхозов процент подавших заявления этими группами кол­хозников доходит до 70—80 к общему количеству поступивших заявле­ний о выходе.
Особо следует остановиться на следующих данных: в приемную Пред­седателя ВУЦИКа на протяжении месяца (частично июня—июля) посту­пило около 1,5 тыс. заявлений о выходе из колхозов. 70% этих заявлений падает на Харьковскую обл. Основное количество их подано колхозника­ми-бедняками и составляет до 80% общего количества поступивших заяв­лений. Остальные исходят от середняков. По колхозному стажу — свыше 60% вступило в колхозы в 1931 г.
Во многих колхозах подающие заявления о выходе из колхозов предъ­являют требования о возвращении обобществленного ими рабочего скота, инвентаря и выделении посева. Также значительно усилились тенденции к самовольному разбору скота и инвентаря, разделу колхозного посева на корню и уборке его в индивидуальном порядке. В ряде колхозов, особенно в тех, где местное руководство проявило растерянность и бездеятельность в вопросе принятия соответствующих мер к предупреждению выходов из колхозов и разбора имущества, где кулацкий и а/с элемент, используя не­нормальности и неполадки в колхозах, развил агитацию за выход и раз­бор имущества, отмеченные тенденции вылились в самовольный разбор скота и инвентаря, а в некоторых случаях — и продуктов питания. За­фиксированы случаи, когда в разборе скота и инвентаря принимали учас­тие колхозники, не подававшие заявления о выходе из колхоза, а также некоторые единоличники. Заслуживают внимания выявленные отдельные факты участия в этом и колхозного актива.
Во многих случаях волынки, сопровождавшиеся разбором скота и ин­вентаря, носили характер а/с выступлений. Так, со стороны участников были а/с выкрики, требования разгрома колхозов, ругань по адресу пар­тии и власти, угрозы активу расправой и т.п. Всего в первой декаде июля зарегистрировано 70 волынок по 62 колхозам 56 районов. Ориентировоч­но, в этих волынках принимало участие 2269 колхозников, среди кото­рых многие подали заявления о выходе из колхозов, либо проявляют такие тенденции. В некоторых волынках принимало участие до 200— 300 чел.
По отдельным областям зарегистрированные 70 волынок разбиваются: Харьковская обл. — 25, Винницкая — 18, Киевская — 10, Одесская — 7, Днепропетровская — 2, Донецкая — 1, АМССР —■ 7. В 46 случаях волын-
152
ки сопровождались разбором скота и инвентаря; в 19 случаях — расхище­нием продуктов питания, особенно хлеба.
Всего в первой декаде июля разобрана 1301 лошадь, из них: Харьков­ская обл. — 623, Одесская — 272, Киевская — 121, Винницкая — 146, Днепропетровская обл. — 37, Донецкая — 22, АМССР — 80. Сопоставляя эти данные с разбором лошадей на протяжении июня, мы отмечаем зна­чительный рост этого явления. Так, за две декады июня разобрана 651 ло­шадь, в 3-й декаде июня — 989, [в] 1-й [декаде] июля — 1301.
Также зарегистрированы случаи, когда подавшие заявления о выходе из колхозов покупают лошадей на рынке, намереваясь выехать на зара­ботки. Характерно, что это отмечено и со стороны отдельных колхозни­ков, не подавших заявления о выходе из колхозов.
Обращает на себя внимание падение трудовой дисциплины в колхозах, пораженных выходами. Значительные размеры в этих колхозах приняли невыходы колхозников на работу, особенно тех, кто подал заявление об исключении из колхоза. Это во многом является также следствием неор­ганизованного отходничества и поездок колхозников в разные местности за хлебом. В 150 колхозах, где отмечены выходы взятых на выборку, не выходит на работу такое количество колхозников: до 70% — в 20 колхо­зах, до 50% — в 43, до 40% — в 60, до 30% — в 27 [колхозах].
Как уже отмечалось нами в предыдущих документах, тенденции к вы­ходам и выходы из колхозов имеют место, главным образом, там, где во­просом организационно-хозяйственного укрепления колхоза не уделялось и не уделяется достаточное внимание и, в основном, вызваны: а) низкой нормой выработки, задолженностью по трудодням; б) бездеятельностью, бесхозяйственностью и недочетами руководства; в) допущенными классо­выми искривлениями; г) нечутким отношением к нуждам колхозников; д) продовольственными затруднениями.
Значительно влияет на развитие тенденций к выходам из колхозов разложенческая работа кулацкого и а/с элемента, проводящего в отдель­ных местах усиленную агитацию за развал колхозов и распространяюще­го всевозможные провокационные слухи. По-прежнему, во многих райо­нах разных областей усиленно муссируются слухи о якобы имеющемся постановлении правительства о роспуске колхозов и возвращении из ссыл­ки кулаков, которым будет отдано принадлежавшее им ранее имущество и земля. В некоторых местах кулачество, распространяя подобные слухи, запугивает бедноту и актив предстоящими расправами. В отдельных селах в связи с этим фиксируются панические настроения среди актива.
Заслуживают внимания выявленные, хотя и единоличные, случаи воз­вращения в села кулаков, скрывшихся в других районах, и самовольного захвата принадлежавшего им ранее имущества, особенно хат.
Со стороны руководства некоторых районных и сельских организаций отмечается бездеятельность в вопросе предупреждения дальнейших выхо­дов из колхозов и разбора колхозного имущества. Представители отдель­ных руководящих районных и сельских организаций пытаются массово-политическую работу заменить голым администрированием, и борьбу с данным явлением проводить путем арестов и штрафов. Наряду с этим, следует отметить, что в отдельных районах, где местные организации своевременно уделили необходимое внимание вопросам предупреждения выходов из колхозов и разбора имущества, это явление дальнейшего роста не получило, а в некоторых местах пошло на убыль. Так, в ряде колхозов
153
после проведения соответствующей массово-политической работы многие колхозники потребовали обратно поданные ими заявления о выходе.
Председатель ГПУ УССР С. Реденс ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 344. Л. 1—26. Подлинник.
** Так в тексте. По подсчетам составителей — 52.
№ 33
Из спецсводки СПО ОГПУ № 43 о колхозном строительстве по материалам ПП ОГПУ УССР, БССР, ЦЧО, СВК, НВК, ЗСК, Западной области, ИПО, Нижкрая, Севкрая, Башкирии, Татарии и Крыма по данным на 23 июля 1932 г.
26 июля 1932 г.
Со стороны районных и сельских совпарторганизаций продолжает от­мечаться недостаточное внимание качественному закреплению колхозов. Многие райколхозсоюзы до самого последнего момента вплотную не подо­шли к оказанию практической помощи колхозам.
Следствием отсутствия в ряде мест работы по организационно-хозяйст­венному укреплению колхозов является слабая организация и учет труда, господство в производстве обезлички и уравниловки, расшатывание трудо­вой колхозной дисциплины, усиление рваческих тенденций и массовые выходы из колхозов. Особо следует подчеркнуть крайне слабые темпы в реализации решения ЦК о сохранении и развитии конского поголовья15. В ряде колхозов положение с тягловой силой остается напряженным, падеж скота продолжается, что грозит успешному проведению уборочной кампании.
Немалую роль в ослаблении производственной деятельности колхозов играет бесхозяйственность, злоупотребления, пьянство со стороны ряда руководителей колхозов. Специального внимания заслуживают продол­жающие иметь место перегибы и искривления классовой линии: обложе­ние высоким налогом необобществленных видов сельского хозяйства, вто­ричное взыскание, обыски и опись имущества, случаи командования, гру­бого обращения, а в отдельных местах — избиения колхозников, незакон­ные аресты и т.д.
ЦЧО
Кромский район. Председателем] колхоза «Путь Ильича» Воронцов-ского сельсовета, членом ВКП(б) Великановым избит конюх колхоза Бубин за то, что тот пожаловался председателю сельсовета на халатное от­ношение правления колхоза к имеющейся тягловой силе. После избиения Бубин в разговоре с колхозниками говорил: «Оказывается, действительно колхоз — барщина: так больно моего прадеда при барщине били».
Каменский райвн. В с. Марки с участием председателя] колхоза «Борец за свободу», члена ВКП(б) Осадченко, по ночам производились из­биения колхозников за то, что последние не желали обобществлять имею­щиеся у них небольшие пасеки и другие необобществленные виды с/х производства.
Дмитриевский район. Пред[седатель] колхоза «Лужок» Чувардинского сельсовета Кузнецов М.Я. при сборе культфонда, придя к колхознику Пу-
154
гачеву, у которого не оказалось денег, обнажил револьвер и, угрожая им, потребовал от Пугачева уплаты, ударив при этом жену Пугачева револьве­ром в грудь.
Обоянский район. В дер. Потапахино на устроенном собрании по пово­ду разбора обобществленного скота собравшиеся жаловались на безобра­зия со стороны правления колхоза: запутанность учета трудодней, распре­деление промтоваров среди администрации, пьянство, взяточничество правленцев и т.д.
свк
Покровский район. В колхозе им. Сталина скошенное сено не убирает­ся, рабочие лошади целыми днями находятся в степи, за ними никто не смотрит, люди на работу не выходят, труддисциплина пала. Правление колхоза и сельсовета никаких мер не принимают.
Иссинский район. В с. Соловцево в колхозе — обезличка. 19 июня бригадир Нехорошее Анисим взялся вспахать пар для единоличников в ночное время. Для этого взял из колхоза 16 лошадей и 8 плугов. Пахал всю ночь, лошадей загнал. После этого лошади в течение длительного вре­мени не могли быть использованы на колхозной работе.
Челно-Вершинский район. В колхозе «Трудовик» за подачу заявлений о выходе из колхоза было арестовано 6 чел. колхозников.
Кошкинский район. По 9 селам в течение трех дней было арестовано 21 чел. колхозников.
Красноярский район. В с. Н.-Буяне председатель] колхоза Тамбовцев (член бюро РК ВКП(б)) и председатель] сельсовета арестовали 8 колхоз­ников, из них 4 чел. были отправлены в район. Ими же произведен обыск и отобран последний хлеб у беднячки-колхозницы Шерстневой, которую также арестовали (Шерстнева — жена инвалида, имеет 6 чел. детей).
Чаадаевский район. Председатель колхоза Н.-Котласского сельсовета Зотов, член ВКП(б), избил бедняка-колхозника Казакова, после этого арестовал на 5 суток, предав сельсуду, который присудил с Казакова 30 руб. штрафа. Избиение Казакова произведено на почве того, что он у Зотова просил хлеба за выработанные трудодни. Бедняка Шапкина в том же сельсовете избил счетовод колхоза Минин.
Б.-Глушицкий район. В с. Августовке председатель] колхоза Искрин и пред[седатель] сельсовета Заруднев Степан напились до бесчувствия пья­ными, запрягли лучшую пару колхозных лошадей, уехали кататься, ло­шадей загнали, в течение нескольких дней эти лошади на работе не ис­пользовались, так как были загнаны.
ипо
Мышкинский район. Конкретное руководство РКС производственной деятельностью колхозов отсутствует. Отмечены случаи, когда работники РКС пришедших за помощью и указаниями колхозников отсылали обрат­но, не дав никаких указаний, говоря: «На месте разберетесь».
Красносельский район. Руководство колхозами со стороны РКС крайне слабое. Инструкторский аппарат, выезжая в колхозы, вместо работы и оказания помощи пьянствует. В июне с.г. инструктор Скворцов, находясь в течение 8 суток в колхозе им. Молотова, ничего не делал, занимаясь пьянством.
Середский район. Председатель] колхоза дер. Березники Лышев, се­редняк, в пьяном виде пришел на конюшню запрягать лошадь для поезд-
155
ки за вином и на возражение конюха ударил последнего несколько раз по лицу, самовольно угнав лошадь.
Юрьев-Польский район. В колхозе дер. Новая правление спилось, рабо­ты не ведет, отчетность запущена. В Стряпковском колхозе из-за плохого ухода в июне пало 50% молодняка поросят.
Брейтовский район. Председатель] колхоза «Заря свободы» Корянов насильно проводил обобществление средств производства, старался провес­ти укрупнение колхоза за счет слияния с другим колхозом против жела­ния колхозников, в результате чего из колхоза вышло 17 хозяйств.
Пучежский район. В Федоровском колхозе вследствие пьянства и ха­латного отношения председателя] колхоза дисциплина в колхозе отсутст­вует, отмечается бесхозяйственность, в течение 10 дней пало 5 племенных телят.
БССР
В уходе за рабочим скотом продолжает иметь место обезличка и пре­ступная бесхозяйственность. Выборочными данными установлено, что за 5 месяцев 1932 г. по 14 районам пало 2446 лошадей. Кроме того, в ряде районов отмечается сильная истощенность конского стада, достигшая мес­тами 40—50% (Койдановский, Шкловский, Чаусский районы).
Чашникский район. В Ивановском, Дворецком, Тяпичском, Дяжев-ском, Замошском и других сельсоветах работники района и сельсовета об­лагали твердыми заданиями ряд бедняков и середняков в целях стимули­рования роста коллективизации.
По Ивановскому сельсовету, например, обложены твердыми заданиями в целях «успешной коллективизации» почти все трудящиеся единолични­ки, там бралась установка «Дашь твердое задание — скорей вступишь в колхоз». (Руководство сельсовета и партячейки сняты с работы и члены партии, находившиеся у руководства, привлечены РК КП(б)Б к партий­ной ответственности). Аналогичные факты перегибов отмечены в Красно-польском, Толочинском, Слуцком, Тереховском и других районах.
Крым
Фрайдорфский район. С целью прикрытия задолженности в 33 тыс. руб., получившейся вследствие бесхозяйственности председателя] правле­ния колхоза «Кзыл-Маяк» Щербакова, [он] из стада колхоза продал на рынке 20 шт. ягнят. В колхозе «Мережино» вследствие недоброкачествен­ности сева посев озимой пшеницы погиб на 90%, а яровые посевы погиб­ли совершенно.
Суданский район. Вследствие небрежного ухода за скотом в колхозе «Тельман» из приобретенных для молочной фермы 45 коров 19 пало, а также пали все телята от этих коров.
Джанкойский район. В колхозе «Новая жизнь» из-за плохого ухода из 36 (маток) кобылиц большинство сделали выкидыши, а родившиеся жере­бята были подавлены лошадьми.
Евпаторийский район. В трех колхозах за последнее время пало 37 ло­шадей и 40 свиней из-за плохого ухода за ними.
Нижегородский] край
Фаленский район. В с/х артели им. М. Горького члены правления за­нимаются систематическим пьянством. Колхозники правлению не подчи­няются, колхозное имущество разворовывается.
156
Выскунский район. Председатель] Гагаринского колхоза и счетовод ежедневно пьянствуют. Про колхоз у всех окружающих создалось мнение: «Пропьют и развалят колхоз». Учет труда ведется небрежно, труддисцип-лина упала, из-за небрежного отношения к колхозному имуществу сгноен был семенной овес и этим овсом засеяны колхозные поля [...]
Сев[ерный] край
Лальский район. В колхозах «Красный Север» и «Красная Заря» орга­низация труда не налажена. Отмечается бесхозяйственность. Скот исто­щен, инвентарь разломан и растерян.
Тотемский район. Колхоз «Красный пахарь». Председатель] колхоза и секретарь ведут политику зажима бедноты, делая это совершенно от­крыто. Председатель колхоза беднякам, указывающим на те или иные беспорядки в колхозе, обычно отвечает: «Не вам, лодырям, над нами рас­поряжаться, разрешите нам знать, как делать». За работы в 1931 г. бед­някам не уплачено до сего времени.
Аналогичные недочеты по организационно-хозяйственному укрепле­нию колхозов отмечены в ряде районов УССР, НВК, ЗСК, Зап[адной] обл. и др.
Задолженность колхозам
В ряде районов УССР и ИПО отмечается значительная задолженность различных организаций колхозам за сданную ими продукцию прошлого года и выполнение работ. Это обстоятельство, в основном, обусловлено ук­лонением некоторых предприятий и организаций от расчета с колхозами, бездеятельностью райколхозсоюзов и расходованием сумм, ассигнованных на ликвидацию задолженности, не по назначению. Такое положение уг­лубляет имеющиеся в целом ряде колхозов экономические затруднения, вызывая отрицательные настроения.
На почве несвоевременных расчетов за сданную с/х продукцию в 1931 г. отмечен ряд фактов категорических отказов колхозников от заключения договора в текущем году и внесения взносов за заем (ИПО).
УССР
По отдельным районам Донбасса задолженность колхозам выражается в таких суммах: Ровеньковский — 80 755 руб., Луганский — 51 770 [руб.], Гришинский — 140 126 руб.
Выборочными данными по 19 районам Киевской области различные организации должны колхозам свыше полумиллиона рублей. По тем же данным, по Барановскому, Коропскому, Звенигородскому, Таращанскому, Березнянскому, Борзнянскому, Иваницкому, Гельмязовскому, Нежинско­му, Добрянскому районам различными организациями не погашена задол­женность колхозам в общей сумме 217 572 руб.
ИПО
По неполным данным, только по 23 районам на 1 июля с.г. задолжен­ность колхозам выражается в 705 тыс. руб. Наиболее острое положение в Ярославском, Буйском, Костромском, Пош[ехоно]-Володарском, Боров­ском, Борисоглебском, Гав[рилово]-Посадском, Южском, Вичугском и Ростовском районах, где задолженность выражается в 484 тыс. руб. В большинстве задолженность колхозам по указанным районам относится к с/х заготовкам 1931 г., причем несвоевременный расчет с колхозниками повторяется и в этом году.
157
Выход из колхозов, разбор скота
Поступающие с мест новые материалы продолжают отмечать рост вы­ходов из колхозов в ряде мест Союза. В июле вновь зарегистрированы многочисленные факты разбора рабочего скота, с/х инвентаря и полного развала колхозов.
Выходы из колхозов принимают местами обостренную форму и сопро­вождаются, помимо разбора скота и имущества, самочинным захватом и разделом на единоличное пользование земли, посевов, угрозами распра­виться с совпартработниками, а в отдельных случаях — избиением акти­вистов-колхозников. Основными причинами массовых выходов из колхо­зов остаются: организационно-хозяйственные неполадки в колхозах, прод-затруднения, перегибы и искривления в ходе коллективизации, слабость политической] массовой работы, недочеты в реализации последних реше­ний партии, в частности, о колхозной торговле и обактивление деятель­ности кулацко-антисоветских элементов.
Заслуживает внимания появление в ряде мест подозрительных нищих, распространяющих провокационные слухи о роспуске колхозов в сосед­них районах. Так, например, в Октябрьском районе Татарии массовые вы­ходы из колхозов начались после наплыва нищих из смежных районов СВК, распространивших слухи, что в СВК все колхозы распались и вы­ходцам вернули все обобществленное имущество. Аналогичные факты от­мечены в БССР, Нижкрае и др.
Следует отметить, что в некоторых местах в связи с массовыми выхо­дами из колхозов отмечены факты панических настроений и растеряннос­ти со стороны отдельных низовых совпартработников, в том числе акти­вистов (БССР, Татария, Зап[адная] обл. и др.).
Зап[адная] обл.
Смоленско-Пригородный район. 18 июля в колхозе им. Молотова при дер. Крутое Колоднянского сельсовета разобран обобществленный скот, инвентарь и другое имущество. Пытавшийся предотвратить разбор иму­щества член правления колхоза Косенков был избит толпой женщин (30 чел.). На место выехал оперработник горотделения.
Шумячский район. В колхоз дер. Серновка Дубовицкого сельсовета, состоявший из 102 хозяйств, 14 июля было направлено 4 работника для ареста 5 кулаков — инициаторов развала колхозов. Толпа в 150 чел., вы­ходцев из колхоза, вооружившись топорами, косами и кольями, не дала арестовать указанных кулаков.
Руднянский район. С 16 на 17 июля развалилось еще 4 колхоза. Всего по району на 17 июля числится развалившихся 15 колхозов с общим ко­личеством 420 хозяйств. Выехавшие из района бригады в Чернявский и Богдановский сельсовет для проведения соответствующей работы были встречены толпой около 100 женщин и 150 мужчин, вооруженных косами и кольями с криком: «Нас агитировать не надо, колхозы нам не нужны, мы в них больше не пойдем!»
В настоящее время в колхозах указанных сельсоветов работают брига­ды РК и РИКа. Арестовано 5 кулаков. 18 числа выехала судебно-следст-венная бригада.
Брасовский район. 14 июля в колхозе «Красная весна» разобран скот и корма. Для проведения соответствующей работы в данный колхоз 15 июля выезжали председатель] РИКа, прокурор и уполномоченный ОГПУ, которые были встречены толпой в 160 чел. Из толпы были выкри-
158
ки: «Бейте их, власть нас задушила! Берите вилы и гоните их!» В 7 часов вечера того же дня на созванное колхозное собрание явилось 150 женщин и 120 мужчин, которые категорически отказались избрать президиум и обсуждать какие бы то ни было вопросы. Несмотря на неоднократные по­пытки хотя бы без собрания разъяснить ряд вопросов, все же сделать этого не удалось, и собрание было сорвано. При уходе представителей района слышны были выкрики, сопровождающиеся аплодисментами: «Ушли гады, бандиты, так им и надо!»
На второй день при появлении тех же представителей снова собралась толпа женщин, которые начали созывать с поля мужчин с целью избить явившихся. Прибывшего для допроса следователя и 4 милиционеров ок­ружила толпа женщин в количестве 150 чел. и с криками — «Нас при­шли мучить!», «Давайте брать колья и бить их!» — не дали возможности провести намеченные работы. На месте работают бригады РК и РИКа и опергруппа Брянского оперсектора. Арестовано 7 чел. инициаторов разва­ла колхоза.
Демидовский район. 15 июля в Поктеевском производственном участ­ке, организованном в 1931 г., колхозники разобрали весь инвентарь и ло­шадей. Того же числа развалился Романенковский колхоз Матюшкинско-го сельсовета, состоявший из 38 хоз[яйств]. Разобран весь скот и инвен­тарь. 17 июля развалился Бабиновский колхоз, разобрано все обобщест­вленное имущество. 18 июля в дер. Романенки Мамошенского сельсовета развалился колхоз «Новая жизнь», выходцы из колхоза избили секретаря ячейки, председателя] и завхоза. На место выехал оперработник райотде-ления.
УССР
Бригадировский район. Во многих селах значительно усилились тен­денции к выходам из колхозов. В основном, это вызвано продовольствен­ными затруднениями, широко используемыми кулачеством для проведе­ния агитации, направленной к развалу колхозов. Во многих заявлениях о выходе колхозники указывают: «Мы — голодные, нас закабалили, огра­били, единоличнику легче жить, мы вынуждены бросать колхоз».
Обуховский район. В колхозе с. Деримозны подано до 100 заявлений о выходе из колхоза, причем этому предшествовал массовый разбор лоша­дей. Массовый разбор лошадей начался после того, как колхозники узна­ли о том, что в Васильковском районе отмечены выходы из колхоза и раз­бор имущества. Во время разбора лошадей слышны были выкрики: «Долой коллективизацию, будем работать каждый в отдельности!» При­бывшему представителю РИКа колхозники заявляли: «Мы имущества не вернем, будем работать в отдельности, посевы разделим, что хотите, то с нами и делайте, больше голодать не желаем». Положение остается напря­женным.
Дмитриевский район. В колхозах сел Рубанка, Лептовка, Туркеновка, Щучья Гребля, Теремах и других подано 449 заявлений о выходе из кол­хозов. В основном, это вызвано допущенными искривлениями, бездея­тельностью руководства колхозов в вопросе организационно-хозяйственно­го укрепления их, злоупотреблениями отдельных правлений, бесхозяйст­венностью и продзатруднениями. Усилению тенденций к выходу из кол­хозов способствует кулацкая агитация.
Чернухинский район. Тенденции к выходу из колхозов, разбору обоб­ществленного рабочего скота и разделу колхозного посева усиливаются в
159
ряде сел. В с. Вороньки во время пребывания представителя Колхозцент-ра собралась толпа до 100 чел., потребовавшая у последнего раздела кол­хозного имущества. В этот же день было разобрано 90 шт. лошадей. В этом принимали участие не только колхозники, подавшие заявления о выходе, но и оставшиеся.
Ярунский район. За последние дни по 5 колхозам поступило свыше 100 заявлений о выходе, причем в 4 селах это сопровождалось самоволь­ным разбором скота и инвентаря, чему не препятствовали правления дан­ных колхозов, проявившие растерянность и бездеятельность.
Значительно усилились требования о выделении колхозных посевов. Группа колхозников из с. Курман, направившись в райцентр, явилась к прокурору, предъявив требование о немедленном разделе колхозного посева.
Богодуховский район. За последнее время в отдельных селах нарастают тенденции к выходу из колхоза и разбору скота. В колхозе им. 1 Мая с. Сенное в президиум райисполкома поступило заявление, подписанное 35 колхозниками, о возврате рабочего скота и инвентаря и выделении озимых посевов.
цчо
Касторенский район. 3 июля с.г. в Азаровском сельсовете женщины-колхозницы в числе до 60 чел., ночью, организованным путем в поле ра­зобрали 25 колхозных лошадей, предварительно разогнав пастухов, при­сматривавших за лошадьми.
Советский район. 6 июля в колхозе «Привет 5-й конференции» толпой колхозников разобрано 83 колхозные лошади.
[Гай-]Пичаевский район. 3 июля к зданию РКС пришло до 150 чел. женщин-колхозниц колхоза «Объединенный пахарь» с. Свиньина и потре­бовали исключения их из колхоза. В данное время по этому колхозу пода­но о выходе 128 заявлений.
7июля к зданию Коршуновского сельсовета явилась делегация от
6 колхозов, которая находившемуся там председателю] РИКа заявила:
«Мы выбраны от всех колхозов, и по поручению последних прочим немед­
ленно распустить наши колхозы».
Иванинский район. В дер. Никольская вышедшими из колхоза разо­браны лошади и сбруя. В разборе принимали участие исключительно жен­щины.
8дер. Масловке арестованные милицией 3 чел. — инициаторы анти­
колхозного движения — толпой были освобождены, население, вооружив­
шись топорами, вилами, заявило: «Без боя ни одного человека не дадим».
3 июля из с. Масловка толпой в 300—350 чел. с криками «Бей их!» была
выгнана бригада РК в числе 6 чел.
Солнцевский район. По 5 колхозам разобрано более 300 колхозных ло­шадей, а также разобран обобществленный инвентарь. В Екатериновском сельсовете толпа на лошадях на полпути догнала и освободила арестован­ных кулаков.
Сев[ерный] край
По 5- районам в связи с выходами из колхозов процент снижения кол­лективизации в июне колеблется от 8 до 12.
БССР
За время с 1 июня по 15 июля по 30 районам совершенно распалось 129 колхозов с общим количеством 5370 хоз[яйств]. Кроме этого, из
160
202 колхозов указанных районов вышло 3811 хозяйств. Таким образом, выходами и развалом поражены 381 колхоз с общим количеством 9181 хо­зяйство. В некоторых районах в результате усиления политмассовой рабо­ты и изъятия кулацкого к/р актива за последние дни выходы и развал колхозов пошли на убыль.
нвк
Выходы из колхозов в июле продолжаются, захватывая новые колхо­зы, преимущественно северных районов. За время с 20 июня по 12 июля по 88 колхозам 16 районов подано 1317 заявлений о выходе из колхозов, причем в некоторых колхозах выходы сопровождались разбором обоб­ществленного скота.
Рост выходов из колхозов в июле отмечен также в некоторых районах Башкирии, Татарии и др.
Классовая борьба вокруг колхозного строительства
По мере развертывания мероприятий по проведению уборочной и хле­бозаготовительной кампаний отмечается значительная активизация кула­чества и а/с элемента, особенно в УССР, БССР, ЦЧО, СВК, НВК, ЗСК, Зап[адной] и других областях. Широко используя неполадки в колхозах, перегибы и искривления, продзатруднения и недочеты в реализации ре­шения ЦК о колхозной торговле, кулацко-антисоветский элемент направ­ляет свою к/р деятельность на дискредитацию колхозного строительства и развал колхозов.
В целом ряде случаев выходам и развалу колхозов предшествовала ак­тивная организованная а/с деятельность кулачества, выразившаяся в уси­ленной к/р агитации, созыве нелегальных собраний с обсуждением мето­дов развала колхозов, посылка специальных ходоков по колхозам с зада­нием разложить их, распространении разных провокационных слухов о скорой войне, роспуске колхозов и т.п. Одновременно кулаки являются вдохновителями и руководителями массовых волынок, разбора скота, за­хвата и дележа посевов и т.д. Создавая в колхозах к/р группировки и ор­ганизации, к/р кулацкий актив ведет активную разложенческую и вреди­тельскую работу, пытаясь возможно шире распространить свое влияние на колхозников.
Заслуживает внимания рост по отдельным областям за последние меся­цы всех видов а/с проявлений. Так, например, в БССР в июне зарегистри­ровано 52 факта активных а/с проявлений (в том числе 20 массовых вы­ступлений и 30 терактов) против 38 в мае. В ЗСК сравнительные данные по а/с проявлениям за 1-й и П-й кварталы 1932 г. представляются в сле­дующем виде:
Кварталы
Мас[совые] выступления
Число терактов
Число листовок и анонимок
I квартал
60
95
77
II квартал
59
175
109
В Нижегородском] крае в июне зарегистрировано 23 теракта против трех в мае. Аналогичное положение в ЦЧО, Западной обл. и др.
ЗСК
За период с 1 января по 1 июня 1932 г. по краю ликвидировано 24 к/р группировки антиколхозного характера. Наиболее характерна группиров­ка, ликвидированная в колхозе «Радио» Смоленского района.
161
Группа кулаков и их родственников — зажиточных, вступив в колхоз, в течение всего 1931 г. путем вредительских действий стремилась к разва­лу колхоза с целью дискредитации идеи колхозного строительства. Офор­мившись в к/р вредительскую группу, члены ее проводили систематичес­кое вредительство. С целью срыва сенокосной кампании сенокосилки перебрасывались на уборку сена единоличников, а колхозные сенокосы затягивались. В посевную кампанию 1931 г. умышленно сокращалась норма высева на гектар с тем, чтобы колхозные урожаи были хуже едино­личных. В разгар полевых работ задерживалась починка обуви колхозни­ков, чем увеличивались невыходы на работу. Производился недоброкаче­ственный ремонт с/х инвентаря, чем затягивались и срывались полевые работы колхоза и т.д. Арестовано 11 чел., из них 8 кулаков и 3 зажиточ­ных.
ипо
Даниловский район. В колхозе им. Калинина по инициативе кулаков было созвано общее собрание колхозников, на котором вынесено постанов­ление: «Разойтись из колхоза по единоличным хозяйствам, так как еди­ноличное хозяйство доходнее и единолично может больше дать государст­ву». Все это было зафиксировано в протоколе собрания. (Кулаки арестова­ны.)
БССР
Толочинский район. В колхозе им. МОПР Славненского сельсовета перед развалом колхоза кулацкая часть проводила подпольное собрание, а назавтра, 25 июня 1932 г., было организовано в колхозе массовое выступ­ление, сопровождавшееся разбором женщинами лошадей, коров, инвента­ря.
Сев[ерный] край
За время с 1 апреля по 20 июня ликвидировано 6 антиколхозных груп­пировок, по коим привлечено к ответственности 28 кулаков, один быв. белый и один быв. полицейский. Наиболее характерны следующие:
Лальский район. Группа из 9 кулаков — быв. крупных землевладель­цев, пробравшись в члены колхоза «Восход» с целью развала его, повели систематическую агитацию среди колхозников против мероприятий сов-власти и, исходя из этого, призывали выходить из колхоза «пока не позд­но, а то власть падет и всех вас перережут». Натравливая середняков-кол­хозников на бедноту, кулаки доказывали, что «беднота лодырничает, сидя на наших шеях». Группой кулаков сорван выход колхозной рабсилы на сплав. Из колхоза вышло 11 хозяйств. Кулаки арестованы.
Шенкурский район. В промколхоз «Красный Октябрь» пробралась группа в составе одного контрразведчика белой армии, одного доброволь­ца белой армии и одного кулака, захватившая в свои руки руководство в колхозе: кулак — председатель] колхоза, белогвардеец — член правле­ния, и быв. контрразведчик — счетовод. Стремясь к развалу колхоза, группа эта при распределении урожая в первую очередь снабжала самих себя и зажиточных, а бедноту — в последнюю очередь, в большинстве случаев обсчитывая ее на трудоднях. В период весенней посевной кампа­нии члены группировки занимались систематической пьянкой. В резуль­тате их деятельности колхоз близок к развалу, 4 середняцких и одно бед­няцкое хозяйство вышли из колхоза.
162
нвк
Татищевский район. В дер. Ивановка по инициативе приехавшего из Вязовского района сына раскулаченного, работающего в Вязовке в качест­ве заведующего] почтой, Демидова Николая было устроено нелегальное собрание с участием 7 чел. по вопросу об организации выходов из колхо­за. Демидов заявил: «В с. Вязовке колхозники вышли из колхоза, землю уже разделили по 6 саж[ень] на душу, а вы чего смотрите, неужели вы не видите, как соввласть морит с голоду, загнали в колхоз для того, чтобы поморить нас с голоду». В результате агитации участников совещания на­чались массовые выходы из колхозов.
Еланский район. В с. Водопьяново инициатором выходов из колхозов является антисоветски настроенный колхозник, быв. середняк Погорелов Иван, который первым подал заявление о выходе, а за ним и другие кол­хозники. Погорелов многим колхозникам сам писал заявления о выходе. Под диктовку Погорелова учеником ШКМ Коротицким была написана листовка следующего содержания: «Товарищи с. Водопьяново, перед вами голодная смерть, над вами жестоко расправляется Советская власть, за это отомстит озверелый народ, находящийся под игом Советской власти. Долой Советскую власть и ее палачей, да здравствует царское правитель­ство!» (Погорелов арестован, ведется следствие.)
свк
Байтугановский район. Причиной массового выхода из колхоза в с. Н.Брмаково явилась а/с деятельность кулацкой группы, в которую вхо­дили: лишенец, быв. торговец Вальданов Фахтудин; зажиточный, испол­няющий обязанности муллы Вальданов Якуб и сын зажиточного Фахту-лин Мингалей. Данная группа устраивала собрания колхозников, в част­ности женщин, где агитировала о выходе из колхоза, отбирала от колхоз­ников подписки о выходе, распространяла среди колхозников всевозмож­ные провокационные слухи и т.п.
Андреевский район. В с. Ромашкино в бригадах 1-й и 2-й 14 июля была обнаружена листовка следующего содержания: «Товарищи, довольно время проводить нам, мы видим гибель, нам и скотине предстоит голод и холод. Пусть погибнет звание колхоза, да здравствует единоличное хозяй­ство! Будьте смелей и дружней, нужно покончить с колхозом, приступить к хлебной уборке. Хлеб делить на год, излишки государству. Товарищи, не медлите, скорей!» (Автор устанавливается.) Аналогичные листовки об­наружены в Челно-Вершинском и Кинельском районах.
Настроение колхозников
Указанные выше организационно-хозяйственные недочеты и неполад­ки в колхозах, перегибы и искривления, продзатруднения и обактивление кулачества и а/с элемента обуславливают ухудшение политнастроения части колхозников. Помимо массовых выходов из колхозов, разбора скота, имущества и с/х инвентаря заслуживает внимания усиление тен­денций к индивидуальному сбору урожая и факты самочинного захвата и раздела в единоличное пользование земли и посевов.
Одновременно продолжают фиксироваться многочисленные случаи от­казов от работы и массовых невыходов на работу целых групп колхозни­ков, мотивируемые отсутствием хлеба и неналаженностью общественного питания на полях.
163
цчо
Раненбургский район. В колхозах Лозовского сельсовета наблюдается массовый невыход на работы, среди колхозников ведутся разговоры: «Как пойдет уборка, выпишемся из колхоза и будем убирать единолично посе­вы».
Медвенский район. В дер. Масловка вышедшие из колхоза самочинно разобрали лошадей и поделили колхозные посевы сах[арной] свеклы.
Шаталовский район. Вышедшие из колхозов намереваются делить по душам обобществленные посевы. Ведутся разговоры: «Всем ничего не сде­лают, пойдем — и поделим землю по едокам».
Гремяченский район. В с. 1-я Семанча колхозники двух колхозов кате­горически отказались от коллективной уборки урожая и делят посевы по душам.
Кореневский район. В колхозе с. Афанасьевки вышло 64 хозяйства. Свой выход из колхоза колхозники объясняют отсутствием у них хлеба. Среди вышедших имеются тенденции поделить обобществленные посевы.
свк
Мелекесский район. В с. Ериклы 2 июля с.г. к правлению колхоза со­бралась толпа единоличников до 100 чел. Собравшиеся требовали раздела колхозных посевов. После разъяснения о том, что колхозные посевы еди­ноличникам даваться не будут, единоличники без ведома сельсовета уст­роили общее собрание, на котором избрали делегатов для поездки в Сама­ру — в крайисполком. Для делегатов производился сбор денег.
Павловский район. В колхозе Елахинского сельсовета на почве продза-труднений колхозники отказываются от работы, невыход достигает 70— 75%. Колхозники совершенно не имеют хлеба, общественное питание не организовано. Настроение колхозников ухудшилось.
Сызранский район. В колхозах сел Вязовка, Заборовка и Надеждино среди колхозников имеются упорные настроения о том, чтобы уборку хле­бов производить индивидуально. Некоторые колхозники открыто заявля­ют: «Если не удовлетворяют наши требования — пусть все гибнет».
Челно-Вершинский район. В колхозе «Новый путь» на работу выходят только 20—30% колхозников. Взрослые на работу не идут. Аналогичное положение наблюдается в колхозе «Красное знамя» и др. В с. Челно-Вер-шинах колхозник-середняк Королев Викул говорит: «В колхозе жить — это кабала, работать заставляют, а есть не дают. Надо уходить из колхоза, пока не уморили с голоду».
Краснослободский район. В с. Ст[аро]девичье перед выходом на пропо­лочную работу колхозник-бедняк Черемисин Иван говорил: «Надо будет поговорить сначала о том, что дадут нам в нынешнем году для себя и на­счет скотины, а потом идти работать. Если будет распределение как в про­шлом году, на работу лучше не выходить».
Ставропольский район. В с. Ягодное выходцы и единоличники в числе 15 чел. во время уборки ржи местным колхозом явились в поле и потре­бовали им выделения специального участка для единоличной уборки. По­лучив отказ, выходцы самовольно приступили к уборке и лишь вмеша­тельством милиции их уборка была предотвращена.
Аналогичные факты отрицательных настроений со стороны отдельных групп колхозников зарегистрированы в ряде районов УССР, БССР, НВК, Зап[адной] обл. и др. Одновременно заслуживают внимания факты антаго-
164
низма между колхозниками и выходцами, доходящие местами до откры­тых столкновений.
Нижегородский] край
Сунский район. В дер. Вихорята во время колхозного собрания выход­цы из колхоза подожгли дом, где происходило собрание. Дом сгорел, но колхозники успели выбежать.
Гагинский район. Группа выходцев из колхоза с. Мангушево, соорга-низовав вокруг себя до 100 чел. единоличников и выходцев, развели обоб­ществленных лошадей — 33 головы, разобрали сбрую и с/х инвентарь. Колхозников, которые пробовали их остановить, избили.
Селтинский ерос УАО. В дер. Бутно из колхоза вышло около 20 хо­зяйств, у которых остались лошади, упряжь и обобществлена озимь. Вы­ходцы заявляют: «При уборке озими все равно будет «война» между нами и колхозниками, мы встанем на свои полосы, возьмем косы, серпы и не допустим к полосе ни одного колхозника».
Зам. нач. СПО ОГПУ Горожанин Пом. нач. 2 отделения Коркин
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 263—247. Заверенная копия.
№ 34
Спецсправка СПО ОГПУ о продовольственных затруднениях
в деревне Запсибкрая по данным на 25 июля 1932 г.
4 августа 1932 г.
По ряду районов ЗСК продолжают отмечаться частичные продовольст­венные затруднения в колхозах и среди единоличников. В отдельных селах продзатруднения принимают настолько острый характер, что вызы­вают заболевания на почве истощения и смертные случаи. Отмечены также отдельные факты самоубийств колхозников на этой почве.
У[сть-]Пристанский район. Ряд сел и колхозов, пораженные в про­шлом году недородом, особенно остро переживают продовольственные за­труднения. На почве недоедания за время с 15 по 28 июня с.г. зарегистри­ровано по 7 селам следующее количество заболевших и умерших: умерло: колхозников — 155 чел., единоличников — 39 чел., всего — 194 чел.; бо­леют от истощения: колхозников — 163 чел., единоличников — 91 чел., всего — 254 чел.
В целях смягчения продзатруднений в этих селах РК ВКП(б) и РИКом отпущено из гарнца 112 ц хлеба, но оказанная продовольственная помощь недостаточна и только временно может смягчить продзатруднения в этих селах.
Троицкий район. Член с/х артели им. Калинина Шершнихинского сельсовета Кишкин Ф. (член сельсовета) на почве продзатруднений и спора по этому вопросу с правлением колхоза 9 июня зарезал себя ножом и назавтра скончался. В течение 1932 г. в этом колхозе отмечен и второй случай самоубийства — в начале года, когда повесилась колхозница на курсах трактористов.
Б.-Истокский район. В с. Паутово умерли от истощения 3 колхозника с/х артели «Красный партизан». В с/х артели «Большевик» умерли от го­лода: колхозник Шильянов, у колхозника Кабанова умерло трое детей. В этом же селе от голода умерли единоличники Паутов, Гольцова, Шарнин,
165
у последнего также умерли двое детей. В с. Паутово умерли от истощения два единоличника: Гольцов С. и Пошнев Н. Болеет от голода семья в 6 чел. единоличника Орлова, а также единоличники Логинов и Пошнев.
Покровский район. В с. Кабаново колхозник Белоусов, собирая на про­довольствие траву в степи, умер там от истощения. Отмечаются также не единичные факты употребления в пищу мяса павших животных и всевоз­можных суррогатов.
Чановский район. В с. Полтавка колхозник Симбирцев, имеющий 6 едоков, за время с 1 апреля по 1 июля получил всего 10 кг хлеба и пи­тался мясом павших лошадей. Колхозник Соболев, обдирая дохлых сви­ней в колхозе, употреблял их мясо себе в пищу. В колхозе «3-я заимка» колхозник Пигарев питается жмыхом и разными травами.
Павловский район. В колхозе «Путь крестьянина» с. Арбузовки кол­хозники Захаров, Веселов и Столярова едят мясо павших лошадей. 1 июля они вывезли в бор павшую колхозную лошадь, ободрали ее и мясо поделили между собою.
Поспелихинский район. В с. Красноярском председатель колхоза Кос­тюков, колхозники Секирин и Шевченко ловят сусликов и употребляют их в пищу. Единоличник этого же села Нижник также питается мясом сусликов.
Выходы из колхозов
В ряде районов отмечается значительный отлив из колхозов, обуслав­ливаемый отмеченными выше продзатруднениями и деятельностью а/с элементов на этой почве. За время с 1 июня по 20 июля в 41 районе из колхозов вышло 6477 хозяйств, причем в некоторых районах выходы из колхозов приняли широкие размеры.
Ребрихинский район. В июне из колхозов района вышло 828 хозяйств, и в течение 20 дней июля — 543.
Каменский район. За июнь вышло из колхозов 479 хоз[яйств], в тече­ние 20 дней июля — 32 хоз[яйст]ва.
Назаровский район. В июне вышло 123 хоз[яйст]ва из колхозов и в июле — 95.
Татарский район. В июне вышло из колхозов 140 хозяйств, а в ию­ле — 103.
Тогучинский район. За июнь вышло из колхозов 31 хозяйство, а в ию­ле — 290.
Политнастроения колхозников
Наряду со значительным отливом колхозников из колхозов из-за прод-затруднений отмечается ряд фактов невыхода колхозников на работу и срыва полевых работ. В суждениях отдельных колхозников фиксируются факты прямого недовольства соввластью и тенденции к дальнейшим вы­ходам из колхозов.
Павловский район. В с. Колыванском колхозники с/х артели «14-й Октябрь» в числе 17 чел. бросили полевые работы 21 июня и, явившись в правление колхоза, заявили: «Если хлеба не выдадите, на работу больше не пойдем» бросим колхоз, заберем своих лошадей и уйдем на производст­во». В этом же колхозе рабочие по постройке скотных дворов бросили ра­боту и также заявили, что они вынуждены бросить колхоз и ехать на про­изводство.
166
Колхозник с/х артели «Восход» с. Черемное Полухин говорит: «В кол­хоз мы пошли, чтобы лучше жить, но теперь видим, что дело скверное, дошли до того, что способны грабить и убивать, потому что сидим без хлеба. Так дальше продолжаться не может, соввласть должна нам дать хлеба».
Шипуновский район. В с/х артели Молотовского сельсовета группа женщин, собравшись у конторы колхоза, требовала хлеба, причем из толпы раздавались выкрики: «Надо пики на вас точить, другого выхода нет». Член коммуны им. Молотова Анфилов Иван в разговоре с колхозни­ками говорит: «Лучше бы нас вывозили десятками и расстреливали, чем с голоду морить».
Зам. нач. СПО ОГПУ Горожанин Пом. нач. 2 отв. СПО Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 393—396. Заверенная копия.
№ 35
Циркуляр ОГПУ № 40435
«О борьбе со спекулянтами-перекупщиками»
4 августа 1932 г. Всем ПП, облотделам и оперсекторам ОГПУ
В постановлении о плане хлебозаготовок и развертывании колхозной торговли хлебом от 6 мая 1932 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР твердо устано­вили следующее: «Признать целесообразным по окончании выполнения настоящего хлебозаготовительного плана и образования семенных фондов, т.е. с 15 января 1933 г., предоставить колхозам и колхозникам полную возможность беспрепятственной продажи излишков своего хлеба по свое­му усмотрению, как на базарах и рынках, так и в своих колхозных лав­ках, обязав местные органы власти оказывать в этом колхозам и колхоз­никам полное содействие и принять меры к искоренению частников и перекупщиков-спекулянтов, пытающихся нажиться на колхозной торгов­ле».
В этом, между прочим, одна из основных особенностей колхозной тор­говли в настоящий период: колхозная торговля — для колхозников, но не для спекулянтов. Естественно, что кулаки и спекулянты пытаются ис­пользовать колхозную торговлю по-своему и направить ее по капиталисти­ческому руслу.
В настоящее время мы имеем факты, что спекулянты-перекупщики уже развивают свою деятельность на рынках и базарах в ряде районов. На основании этих фактах устанавливается следующее:
1. Перекупкой продуктов и их перепродажей на рынках занимаются в
основном быв. торговцы, кулаки, раскулаченные, лица без определенных
занятий и деклассированный элемент. Установлено также, что спекулян­
ты организуются в определенные группы по отдельным видам товаров.
Большинство из них занимается спекуляцией продолжительное время.
Часть имеет приводы в УГРО и неоднократные судимости.
2. В зависимости от местных условий формы и методы деятельности
спекулянтов на рынке чрезвычайно разнообразны. Перекупщики-спеку­
лянты скупают продукты у колхозников и единоличников как на самых
рынках, так и на заставах и дорогах, ведущих в районные центры и на
167
базары. Запугивая колхозников разными провокационными слухами, перекупщики приобретают продукты по весьма низким ценам. Скупив значительные массы привозимых с/х продуктов, спекулянты-перекупщи­ки резко повышают цены и диктуют затем рынку свои собственные цены на продукты.
3.Усиление деятельности спекулянтов на рынках в значительной мере
зависит от качества работы местных советских и хозяйственных организа­
ций райсоветов, колхозов, рынкомов по упорядочению колхозной торгов­
ли, приведению рынков в надлежащий вид, их благоустройству, насыще­
нию базаров-рынков промтоварами для встречной торговли, созданию
культурно-бытовых условий и т. д.
Наличие весьма существенных недочетов в организации колхозной торговли способствует проникновению на рынки спекулянта-перекупщика и усиленному внедрению его в товарооборот.
4.Перекупщики прибегают ко всевозможным ухищрениям для при­
крытия своих операций. Наблюдаются случаи, когда спекулянты, скупив
товар у колхозника за пределами базара, перепродают его затем при помо­
щи этого колхозника на рынке по спекулятивным ценам.
Имеют место также случаи, когда спекулянты, оказывая услуги кол­хозникам на рынке по взвешиванию продуктов, рубке мяса и т.д., догова­риваются с ними о продаже их продукции определенным подставным лицом (своей агентуре) по пониженной цене.
5. Наряду с описанной категорией спекулянтов во всех городах и про­
мышленных центрах наблюдается деятельность спекулянтов-организато­
ров очередей у коммерческих магазинов, скупающих в этом порядке това­
ры ширпотреба и продающих их затем на рынках колхозникам по повы­
шенной цене. Спекулянты этой категории, создавая очереди у магазинов с
целью незаконного получения за плату промтоваров с черного хода, зачас­
тую входят в связь с работниками прилавка. Среди этой разновидности
спекулянтов встречаются нередко кустари, сезонные рабочие и отдельные
служащие.
6. Проведенные за последнее время следственные дела о злоупотребле­
ниях в государственных и кооперативных торговых организациях показа­
ли, что слабая работа по руководству встречной торговлей на рынках и
базарах и засоренность низовой торговой сети способствуют тому, что спе­
кулянты-перекупщики входят в прямую связь с работниками для встреч­
ной торговли, срывая тем самым организованное снабжение колхозника
промтоварами.
7. Устанавливается также влияние спекулянтов-перекупщиков на от­
дельных работников финорганов, которые, взимая с колхозников штрафы
за торговлю товаром с рук, поддерживая панические слухи, не принимая
никаких мер к обложению перекупщика и т.д., фактически срывают кол­
хозную торговлю.
8. Установлено также, что в связи с предоставлением промкооперации
права непосредственного выступления на рынках, быв. частники, органи­
зуя фиктивные артели, стремятся в замаскированном виде со спекулятив­
ными целями включиться в товарооборот.
Для органов ОГПУ особо важно бороться не только с контрреволю­цией, но и со спекуляцией, являющейся по существу контрреволюцион­ным делом. Ввиду тесной связи деятельности кулаков и спекулянтов, на­правленной на подрыв колхозной торговли, одна из важнейших задач ОГПУ решительно и беспощадно бороться с кулаками и спекулянтами.
168
При этом подходить не механически, а конкретно, учитывая различные группы спекулянтов и их особенности.
В целях искоренения спекулянтов-перекупщиков приказываю: Поставив учет спекулянтов-перекупщиков, необходимо их классифи­цировать по группам:
1. Группы спекулянтов, прячущихся за спиной посредников.
2. Группы непосредственно выступающих на рынке спекулянтов: а) из
быв. и настоящих торговцев, б) кулаков и раскулаченных, в) лиц без оп­
ределенных занятий, г) деклассированных и уголовных элементов,
д) должностных лиц из торгово-кооперативной сети, допускающих зло­
употребления со счетами и др. документами на скупленные ими у колхоз­
ников продукты, и т.д.
3. К оперативной работе приступить через месяц, с предварительной
санкцией ОГПУ. В течение этого срока изучить состояние рынков и база­
ров, масштабы и формы деятельности спекулянтов-перекупщиков, соста­
вить оперативные списки на лиц, подлежащих изъятию. В первую оче­
редь сосредоточить удар на кулаках, торговцах и деклассированных эле­
ментах, занимающихся спекуляцией.
4. Арест колхозников, занимающихся скупкой и перепродажей про­
дуктов, воспрещается. Об этих колхозных спекулянтах немедленно сооб­
щать районным организациям и правлениям колхозов для привлечения
виновных к товарищескому суду. Вместе с тем, органы ОГПУ должны
тщательно выявлять на рынке и изымать спекулянтов, прикрывающихся
фиктивными удостоверениями от колхозов.
5. Массовые или незначительные групповые аресты спекулянтов-пере­
купщиков могут производиться районными органами ОГПУ лишь с сан­
кции ПП или облотделов ОГПУ. Индивидуальные, небольшие групповые
изъятия спекулянтов-перекупщиков могут производиться районными ап­
паратами с немедленным уведомлением ПП или облотделов ОГПУ.
6.Оперативные действия по изъятию спекулянтов-перекупщиков
должны производиться вне территории базаров и рынков.
7. К борьбе со спекулянтами-перекупщиками привлечь оперативные
отделы милиции, выделив для этого лучших и проверенных работников
милиции, взяв их работу под непосредственный контроль ПП, системати­
чески инструктируя эти отделы, конкретно руководя ими, направляя их
работу в соответствии с очередными задачами ОГПУ по борьбе с рыночной
спекуляцией.
8. Усилить работу со злоупотреблениями в государственной и коопера­
тивной торговле, связанной с продажей товаров широкого потребления в
порядке встречной торговли (перепродажа товаров спекулянтам, сверхна­
ценки, прямое хищение и разворовывание товарных фондов, самоснабже­
ние и т.д.)
9. Борьбу со спекулянтами и перекупщиками вести с величайшей по­
литической осмотрительностью и с таким расчетом, чтобы наши оператив­
ные действия никоем образом не создавали паники иа рынке и не вносили
элемента дезорганизации в колхозно-совхозную торговлю. При этом избе­
гать арестов рабочих и лиц из близких нам социальных прослоек. Одна­
ко, данные о спекуляции этих элементов тщательно собирать и изучать,
сообщав о результатах в ОГПУ.
10.Следствие По делам о спекулянтах-перекупщиках вести в ускорен­
ном порядке и, не затягивая, ставить их на судебные тройки ПП с на­
правлением виновных злостных спекулянтов в концлагеря.
169
11.Информацию о Ваших оперативных действиях сообщать ЭКУ
ОГПУ не реже одного раза в декаду с одновременным представлением
кратких обзоров о развертывании на местах колхозно-совхозной торговли.
12.Ввиду крайней важности правильного развертывания колхозно-сов­
хозной торговли предлагаю ПП и облотделам ОГПУ не реже одного раза в
полтора месяца сообщать в специальных докладах на мое имя о полити­
ческих итогах борьбы со спекулянтами-перекупщиками.
Председатель ОГПУ Менжинский ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 1. Л. 13—19. Копия.
№36
Спецсправка СПО ОГПУ об отрицательных явлениях
в колхозном строительстве на 7 августа 1932 г.
11 августа 1932 г.
Выходы, развал колхозов и разбор обобществленного скота
Поступающие с мест материалы продолжают отмечать факты выходов из колхозов, нередко сопровождаемых групповым разбором скота и с/х инвентаря. В отдельных случаях инициаторами выходов являются члены правления колхозов (Ярцевский район). Вследствие массовых выходов от­мечается развал некоторых колхозов. По данным за период от 27 июля по 2 августа, в Зап[адной] обл. из 6 колхозов в 4 районах вышло 157 хо­зяйств и совсем распалось 3 колхоза, а в БССР развалилось 4 колхоза.
Захват колхозных посевов для индивидуальной работы
Со стороны выходцев из колхозов продолжает отмечаться самовольный захват и уборка посевов и сенокоса, которых за этот период было по Зап[адной] обл. 19 случаев, по БССР — 22 случая и ЛВО — 4 случая. Эти самоуправные действия в отдельных местах были организованы кулачест­вом и прочим к/р элементом, сопровождались эксцессами, вооруженными нападениями со стороны выходцев из колхозов на работающих в поле колхозников, их избиением, а также и разными угрозами и расправы над колхозниками и представителями низового соваппарата (БССР, Зап[адная] обл., ЛВО).
С целью срыва уборки хлеба в отдельных колхозах со стороны выход­цев имели место факты умышленной поломки колхозных машин (БССР), поджога колхозных дворов, урожая хлеба и покосов (БССР, Закавказье). Следует отметить, что случаи поджогов колхозного имущества за послед­ние дни по некоторым районам увеличиваются.
Хищение колхозного хлеба
Особого внимания заслуживают факты хищения колхозного хлеба, вы­разившиеся в ряде мест в срезании колосьев, растаскивании снопов и об­молота их, а также и хищения зерна во время молотьбы (НВК, СВК, УССР). Эти хищения во многих случаях производятся единоличниками, выходцами из колхоза и колхозниками, имеющими незначительное коли­чество трудодней. Большой размер хищения хлеба имеет место в ряде районов НВК, где в отдельных колхозах растаскивание снопов достигает 2,4 и 5 га (Новоузенский район), а в АССРНП (Латошский колхоз Палла-
170
совского района) колхозники в течение двух дней срезали колосья с пло­щади 10 га.
Охрана хлебов повсеместно организована неудовлетворительно, а в не­которых колхозах совершенно отсутствует. Отмечены факты, когда брига­диры и члены правлений не только не ведут борьбы с хищениями, но и сами потворствуют этому, заявляя: «Понемногу брать можно, за это ниче­го не будет», рекомендуя при этом обмолот производить подальше от ка­раульных постов (НВК, Петровский район). За время хищения хлеба зло­умышленники при попытках их задержки охраной оказывают вооружен­ное сопротивление.
Восстановление колхозов
В отдельных районах Зап[адной] обл. и БССР отмечается положитель­ный перелом в настроениях, так например, в Зап[адной] обл. за июнь— июль из развалившихся в двух районах 70 колхозов, объединяющих 1930 хо­зяйств], восстановлено 55 колхозов с 1994 хозяйствами. По БССР в кол­хозы Чашникского района вернулось обратно 338 хозяйств.
Выходы, развал колхозов и разбор обобществленного скота [БССР]
Освейский погранрайон. 20 июля 1932 г. в колхозе «Новый мир» Заде-жинского сельсовета вышедшими из колхозов самовольно разобран обоб­ществленный скот и имущество. Прибывшие для урегулирования вопроса председатель] сельсовета и участковый инспектор милиции были избиты палками. Райком ВКП(б) слабо реагирует на подобные явления и настроен демобилизационно. Двое избивавших задержаны. Ведется следствие.
Дубровенский район. Колхоз «Мужичий дятел» весь развалился. Жен­щинами разобрано все колхозное имущество и растаскано по домам. При­бывшим на место для проведения разъяснительной работы секретарю рай­кома КП(б)Б Турику, пом[ощнику] нач. милиции [по] оперчасти Ермоло-вичу и председателю] Лазареву женщины, вооруженные палками, не дали говорить. При попытке пом[ощника] нач. милиции Ермоловича арес­товать руководителей развала колхоза собравшиеся женщины этого сде­лать не допустили, а жена арестованного Маршалова бросилась к Ермоло-вичу с топором. Последний вынужден был арестованных освободить.
Городокский район. Отливы и развалы отдельных колхозов по району продолжаются. В колхозе [им.] Молотова вышло из колхоза 22 хозяйст­ва]. В колхозе «На страже» 36 женщинами подано заявление о выходе из колхоза, причем этими хозяйствами разобран скот. На работу не выходят.
Западная обл.
21 июля распался колхоз «Тревога» Бородинского сельсовета, состоя­щий из 17 хозяйств. Выходцами разобран обобществленный скот и с/х инвентарь. Инициаторами развала колхоза явилось само правление в лице председателя правления Барминова и членов Егорова и Дашкова, которые 19 июля созвали группу колхозников, сагитировали их на выход из кол­хоза, причем здесь же было решено разобрать обобществленное имущество тогда, когда председатель колхоза уедет в командировку. 21 июля, в день отъезда председателя колхоза в Ярцево, колхозники во главе с членами правления Егоровым и Дашковым разобрали по своим дворам обобщест­вленный скот и с/х инвентарь, и женщинами в этот же день был разобран скотный двор. Председатель] колхоза Барминов как инициатор развала арестован и привлекается к ответственности.
171
В колхозе «Рябинево» Рыжковского сельсовета 19 июля во время обе­денного перерыва колхозницы в количестве 30 чел. разобрали из обоб­ществленного стада своих коров. 22 июля остальные колхозницы данного колхоза также разобрали своих коров. Принятыми мерами часть коров возвращена обратно. Работа в колхозе проходит нормально.
В дер. Лиховской Фролцевского сельсовета в последних числах июля выходцами из колхозов самовольно разобрано 18 лошадей.
Из колхоза «Красное побережье» Семовского сельсовета разобрано ло­шадей и часть с/х инвентаря. Принятыми мерами лошади возвращены в колхозы, инициаторы разбора привлекаются к ответственности.
Починковский район. В дер. Сенюковка того же сельсовета из колхоза, состоявшего из 70 хоз[яйств], вышло 30. Под руководством кулаков Та-таркиных М.И. и П.П. и Москаленко М.П. выходцы из колхоза приступи­ли к индивидуальной уборке ржи. Пытавшегося прекратить самовольную уборку председателя] сельсовета толпа женщин с серпами пыталась из­бить и прогнала с поля.
В дер. Ожаги Горецкого сельсовета в последних числах июля разва­лился колхоз «Красный колос», состоящий из 50 хоз[яйств], разобраны рабочий скот и с/х инвентарь.
В пос. Журавли того же сельсовета распался колхоз «Красная Нива». Выходцы из колхоза под руководством самого председателя] сельсовета Рубцова приступили к индивидуальной уборке урожая.
Для проведения соответствующей работы в данные колхозы высланы бригады РК и РИКа. Инициаторы развалов и выходов колхозов привлека­ются к ответственности.
Захват колхозных посевов для индивидуальной уборки Западная обл.
Монастырщинский район. В колхозе при дер. Сливино Гоголевского сельсовета, объединяющего 60 хозяйств, женщины во время сеноуборки приступили к самовольному распределению сена по количеству семей и начали развозить по своим дворам. 23 июля секретарь РК, нач. райотде-ления ОГПУ, председатель райколхозсоюза, зам. председателя] РИКа и другие работники, прибыв в поле, пытались путем разъяснительной рабо­ты приостановить уборку, но были встречены толпой женщин, около 20 чел. с серпами в руках, которые с криками и руганью прогнали их с поля и пытались избить представителей правления колхоза. Попытка со­звать общее собрание ни к чему не привела, так как колхозницы, явив­шись группой к представителям райорганизации, заявили: «Все равно в колхоз мы больше не пойдем, и говорить нам больше не о чем».
24 июля утром женщины снова организованным порядком в поле при­ступили к дележке собранного урожая, исходя из наличия едоков в хо­зяйствах. В этот же день женщинами разобраны обобществленные лошади и коровы. В данном колхозе арестовано 3 кулака — инициаторы развала колхоза. На месте работает бригада РК и РИКа.
Трубчевский район. 21 июля из колхоза им. Ильича вышло 26 хо­зяйств], выходцы разобрали обобществленных лошадей и приступили единолично к уборке колхозной ржи. На место выехал представитель РК и уполномоченный ОРО.
Севский район. 23 июля в колхозе «Большевистский сев» Шведчиков-ского сельсовета женщины в количестве 8 чел. приступили к уборке при единоличном порядке. На место выехали работники РК и РИКа.
172
Карачевский район. 23 июля в дер. Большое Акулово Козинского сель­совета 60 чел. выходцев из колхоза приступили единолично к уборке кол­хозной ржи. Инициатором самоуправства является бывший член правле­ния колхоза Акулов Н., исключенный из колхоза и осужденный нарсудом за безхозяйственность. На место для проведения соответствующей работы выехали представители райкома, РИКа, милиции и выездная сессия суда.
Дятьковский район. 23 июля в колхозе «Красный Восток» при дер. Белотово Сельховского сельсовета женщины-колхозницы приступили к уборке ржи в единоличном порядке, сжато 10 га ржи, которую развозят по своим дворам. На место выехали представители РК, райколхозсоюза и уполномоченного ОРО.
БССР
Тимковичский погранрайон. 23 июля вышедшая из колхоза дер. Троя-ново толпа женщин вышла самовольно жать рожь по бывшим своим по­лоскам, обобществленным в колхозе. 21 июля аналогичное выступление произошло в той же деревне, где толпа женщин около 100 чел. произвела самовольную уборку урожая. Когда для уборки колхозной ржи были вы­сланы две сноповязалки с тракторами, то вышедшие из колхоза женщины легли под трактора, не дав возможности работать. Среди самовольно уби­рающих в деревнях Трояново и Остров, расположенных недалеко от гра­ницы, имеется договоренность, что если кого арестуют, пойти толпой вдоль границы в комендатуру, если же и это не поможет, то толпой выйти к границе и кричать о помощи. На место выехали партийные работники района и оперативники.
Быховский район. 22 июля 1932 г. в Земницком сельсовете колхозни­ки колхоза «Красная Победа» вышли организованно снимать колхозную рожь. В это время явились вышедшие из колхоза, также приступившие к уборке ржи. Когда колхозники прогнали их с поля, через полчаса в дерев­не возник пожар, коим уничтожено 200 колхозных дворов. На место вы­ехал сотрудник райотделения.
Заславльский погранрайон. В дер. Мигдаловичи Станковского сельсо­вета исключенные из колхоза 24 июля вышли на колхозное поле для сня­тия урожая. Когда на поле прибыли колхозники с машинами, то вышед­шими из колхоза были избиты два колхозника и поломана уборочная ма­шина. На место выехали партийные работники района.
Гомельско-Пригородный район. 23 июля колхоз «Красный Маяк» вы­ехал на поле для косьбы ржи. Одновременно вышли в поле около 20 еди­ноличников, ранее бывших в колхозе, кои оказали сопротивление колхоз­никам, порезав постромки от хомутов. На место для урегулирования во­проса выехал представитель горкома.
Дзержинский национальный] польский погранрайон. 23 июля в дер. Логовщи Негорельского сельсовета вышедшие из колхоза организо­ванно приступили к уборке колхозной ржи. Когда в поле вышли бригады колхозников со жнейками, женщины легли под лошадей и остановили ра­боту. Выехавшая из района бригада партийных работников не смогла ос­тановить самочинную уборку, которая производилась и после.
Быховский район. В Глусском сельсовете, в колхозах «Чырвоная Нива», «Маяк Коммуны», «Червоный Май» и «Стайки», колхозники на­чали самовольно жать рожь, каждый свою полосу, принадлежащую ранее им.
173
лво
В Подольском сельсовете Череповецкого] района 12 выходцев из кол­хоза «Хуторок» самовольно скосили около 15 га луговых и сеяных трав колхоза. При вмешательстве органов власти выходцами из колхоза было оказано сопротивление. Выездом на место нашего сотрудника установле­но, что инициаторами самовольного покоса являются твердозаданцы, вы­чищенные из колхоза, Горбунов, Мельников, Беляев и Смирнов, которые являются участниками к/р группировки в этом колхозе. Ведется следст­вие.
Закавказье
Грузия. 20 июля в с. Какабеты Гаре-Кахетинского района на полях единоличников, находящихся по соседству с колхозом «Красный Ок­тябрь», перегорели работавшие там трактора и молотилка (принадлежа­щие колхозу). Искрой сожжено несколько снопов пшеницы. Одна из рабо­тавших в поле крестьянок, схватя горящие колосья, бросила их в колхоз­ные снопы с криком: «Пусть горит и колхозный хлеб!» Огонь был прекра­щен подоспевшими колхозниками.
Хищение колхозного хлеба УССР
Бирзулъский район. В с. Липецком 25 июля несколько групп крес­тьян — по 10 и больше человек в каждой группе — вышли на близлежа­щие посевы соседнего с. Александровки и стали срезать колосья и, таким образом, набрали 25 мешков колосьев. На место выехал оперработник райаппарата ГПУ для производства расследования (АМССР).
нвк
По Дубовскому району. Массовые хищения хлеба отмечены по боль­шинству колхозов. В с. Водяное у одного единоличника обнаружено коло­сьев около 20 пуд. В с. Погромное в расхищении хлеба участвовали 40 единоличников и около 100 колхозников. На мельнице обнаружено 200 пуд. хлеба, привезенного единоличниками (похищенный в колхозе). Для борьбы с хищениями мобилизован милицейский аппарат. Создана и выслана на места судебная бригада для организации показательных про­цессов.
По Колышейскому району. Массовые хищения хлеба отмечаются по Березовскому, Плещеевскому, Трескинскому колхозам. В Березовке еже­дневно 50 колхозников, идя с уборки, захватывают с собой по большому снопу. Похищенный хлеб размалывается на специально устроенных руч­ных мельницах, которых за последние дни изъято 8 штук. Для устройст­ва этих мельниц в ряде случаев воруются шестеренки от жнеек, выводя их из строя. (Сообщено РК ВКП(б), материал передан прокурору.)
По Аркадакскому району. Массовые хищения хлеба отмечаются по Ба-лушинскому колхозу, Обливному, Софьинскому, Пиковскому, Циковско-му, Туловскому, Куровскому и других. В с. Циковка похищенный хлеб размалывается на ручных мельницах. В Туловке у некоторых колхозни­ков и единоличников (Гитов Максим, Филлипов П. и др.) обнаружено по 15—20 пуд. похищенного хлеба. Охрана хлеба совершенно отсутствует. Хищение хлеба идет, главным образом, путем обрезания колосьев со сно­пов и обмолота их. (Сообщено РК ВКП.) Виновники привлекаются.
174
Екатериновский район. В колхозе «Великий перелом» 12 июля 45 колхозников, уходя на обед в село, захватили каждый по два снопа. Подобные явления отмечаются ежедневно. То же и по колхозам «Поле­вод» Воскресенского сельсовета (каждый колхозник, уходя с поля, нареза­ет по мешку колосьев). В колхозе «12-я годовщина Октября» Голотовско-го сельсовета конюхи категорически отказались от работы, заявляя: «Если работать все время на конюшнях, наверняка останемся голодными, а на уборке урожая я сумею запасти хлеба на всю зиму, потому сейчас все воруют хлебец». В этом же колхозе 17 июля категорически отказались от работы работавшие на сырозаводе колхозники по тем же мотивам. (Сооб­щено РК ВКП(б), материал передан милиции для привлечения виновных к ответственности.)
По Петровскому району. Хищения хлеба отмечаются также в ряде колхозов. В Березовском колхозе 14—15 июля колхозники прямо с тока растаскивали намолоченную рожь, насыпали ее в мешки, сумки, карманы и т.д. Со стороны колхозников отмечены многочисленные разговоры.
«Правление запрещает нам таскать снопы домой, а мы будем растаски­вать намолоченную рожь карманами, сумочками, теперь надо запасаться хлебцем, теперь дураков нет, чтобы голодать. Друг про друга теперь никто не будет говорить». Колхозник, быв. зажиточный Кандаков Павел, среди колхозников агитировал: «Пора запасать хлеба, а то идет слух, что в деревнях хлеба выдавать колхозникам не будут, теперь зевать не нужно, надо воровать». Хищение хлеба производят не только колхозники, но и единоличники, в том числе кратники. Охрана хлебов организована плохо, караульщики зачастую сами способствуют хищению хлеба. Караульщик Кузнецов Егор приходящим для срезания колосьев колхозникам заявляет: «Вы идите подальше и режьте там колосья, а мы скажем, что не видали». Другой караульщик Катков также заявлял: «Когда пойдете срезать коло­сья, то прямо на нас не идите, а идите подальше, а мы скажем, что разве за всеми уследишь?» (Сообщено РК ВКП(б), материал передан милиции для привлечения виновных к ответственности.)
АССР Немцев Поволжья
В Латошском колхозе Палласовского кантона ни одна бригада в тече­ние двух дней не выходила на уборку хлеба, колхозники вместе с члена­ми семьи массово срезали колосья со ржи для личного употребления (за два дня было срезано с площади в 10 га). В с. Унтервальдене 15 июля единоличники в числе 32 хозяйств организованно свезли с колхозного поля на свое гумно 20 возов скошенной ржи. Рожь отобрана, инициаторы отдаются под суд.
Николаевский район. Хут. Фрицлер. В ночь на 13 июля колхозник-ак­тивист Франк Андрей Богданович и председатель] колхоза Кузнецов с целью обнаружения хищения хлеба направились в поле для окараулива-ния. На следующий день Франк А.Б. был найден убитым. На место вы­ехал нарследователь и оперативный] сотрудник РУМ.
Лысогорский район. С[ело] Николаевка. В ночь на 27 июля активист, член сельсовета Осин Александр Осипович выехал в поле с целью осмот­реть свой участок, так как являлся бригадиром, где захватил граждан за обмолотом колхозного хлеба. Осин с целью предупреждения произвел вы­стрел вверх, в ответ неизвестный выстрелил в Осина, ранив последнего в область живота. Занимавшиеся хищением установлены и являются кол-
175
хозяйками из с. Урица. Виновные задержаны, ведется следствие. На место выехал [сотрудник] РУМ.
М.-Сердобинский район. Село М.Сердоба. В лесу, прилегавшем к кол­хозному полю, многие из колхозников и единоличников производили об­молот колхозного хлеба, натаскав туда большое количество снопов. С целью предотвращения хищения хлеба десятник Карпухин Николай Андреевич и уполномоченный] РИКа Касьянов направились в лес, наме­реваясь задержать виновных. В момент, когда последние подходили к лесу, в них было произведено несколько выстрелов, вследствие чего они были вынуждены вернуться. На место выехал нач[альник] РУМ и уполно­моченный ОРО.
С[ело] Шавкино. Колхозник Калашников с учетчиком труда колхоза, фамилия не установлена, ночью направились в поле, где производилась уборка хлеба, с целью охраны. Подойдя к месту, ими были замечены 8 чел., занимавшихся обмолотом колхозного хлеба. Когда они стали под­ходить к похитителям хлеба, со стороны последних в них был произведен выстрел из охотничьего ружья, учетчик труда убежал, а Калашников стал подходить к ним ближе, предупреждая, чтобы последние не стреляли. Из 8 чел. Калашниковым были узнаны оказавшиеся из с. М.Сердобы Колосов и Серебряков, оба зажиточные, сектанты-баптисты. Виновные привлека­ются к ответственности.
Пом. нач. 2 отд. СПО ОПТУ Коркин Уполномоченный СПО Романов
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 490—499. Заверенная копия.
№ 37
Спецсводка СПО ОГПУ № 47 о ходе хлебозаготовок по материалам УССР, ЦЧО, СКК, Крыма и Узбекистана на 10 августа 1932 г.
14 августа 1932 г.
Данные о выполнении июльского плана хлебозаготовок свидетельству­ют о крайне неудовлетворительных темпах развертывания хлебозаготови­тельной кампании. Так, по УССР июльский план хлебозаготовок выпол­нен на 15,6%; по ЦЧО на 25 июля годовой план выполнен на 0,3%; по Крыму на то же число июльский план выполнен на 33%. Такое положе­ние, в основном, обусловлено: недочетами руководства — как со стороны отдельных областных, так и районных организаций, неумением сочетать работу по уборке урожая с вопросами организационно-хозяйственного ук­репления колхозов и развертыванием хлебозаготовок, недочетами плани­рования, крайне слабыми темпами уборки и обмолота урожая, слабостью политмассовой работы и активностью кулацко-а/с элементов.
В ряде районов планирующие организации до сих пор не имеют окон­чательно проверенных и уточненных данных об урожайности и посевных площадях, что тормозит своевременное и правильное развертывание хле­бозаготовительных планов по сельсоветам и колхозам. Так, например, в ЦЧО из взятых на выборку 48 районов на 3 августа 1932 г. 10 районов вовсе не приступали, а 23 частично приступили к доведению плана хлебо­заготовок до колхоза и села.
176
В Крыму в связи с неправильным определением урожайности отмечен ряд фактов дачи местам нереальных планов в сторону увеличения или уменьшения.
Особого внимания заслуживают многочисленные факты фиктивного уменьшения валового сбора урожая руководителями ряда колхозов низо­выми, а в некоторых случаях — и районными работниками путем скры­тия посевных площадей, преувеличения данных о размерах погибших площадей от стихийных бедствий, увеличения расходной части баланса и снижения урожайности (УССР, СКК, ЦЧО).
По Новочеркасскому району СКК. Выборочными данными установле­но, что по предварительному хлебофуражному балансу райплана, утверж­денному] бюро РК партии, общий расход зерна (на обсеменение, продо­вольствие и т.п.) выражается в 544 880 ц, или 64% валового сбора, в то время, как в прошлом году при почти одинаковой урожайности и одина­ковых размерах посевной площади общий расход зерна составлял 310 тыс. ц, или 33% валового сбора.
Еще большее преувеличение расходной части баланса идет за счет ос­тавления зерна для прокорма скота и птицы. По сравнению с прошлым годом эта статья расхода увеличена на 32,9%, в то время, как общее пого­ловье лошадей по сравнению с прошлым годом сократилось на 38%, рога­тый скот — на 20%, овцы и козы — на 37%. Только поголовье свиней увеличилось с 2776 до 3325 голов.
Примерно аналогичную картину дают выборочные данные по Изобиль-но-Тищенскому, Влагодарненскому, Тимошевскому, Леоно[во]-Калитвен-скому и другим районам СКК.
Руководство ряда сельсоветов и колхозов Бобринецкого района (Одес­ская обл. УССР) в целях получения сниженных хлебозаготовительных планов прибегло к составлению фиктивных актов о гибели урожая. По от­дельным сельсоветам указана гибель 95% урожая.
Слабый темп хлебозаготовок относится в ряде районов за счет оппорту­нистического, а местами упадочнического настроения части работников низового советского и партийного аппарата, открыто заявляющих о нере­альности планов, о том, что выполнение их создаст голод, разрушит кол­хозы и т.п. (УССР).
Райорганизации Путивльского и Бобринецкого районов УССР отказа­лись от принятия преподанных им планов хлебозаготовок. Заслуживают внимания разбазаривание хлеба и заметное оживление спекуляции и ме­шочничества (УССР, СКК, Крым, ЦЧО, Узбекистан). Ряд колхозов во главе с правлениями вместо сдачи обмолоченного зерна направляют его на мельницы с последующим распределением муки среди колхозников (УССР, СКК).
Заготовительный аппарат
На успешный ход хлебозаготовок отрицательно влияет ряд организа­ционных недочетов: складские помещения не готовы (не отремонтированы и не продезинфицированы), не везде укомплектован аппарат Заготзерна, отсутствуют тара, весы, транспорт не подготовлен, противопожарная и сторожевая охрана хлебных складов еще не организована.
Местами отмечается засоренность заготовительного аппарата кулацки­ми, б[ело]гвардейцами, торговцами и прочими социально-чуждыми эле­ментами. Последние расхищают заготовленный хлеб и снабжают им спе­кулянтов.
177
Бездеятельность заготовительного аппарата в организации бестарных перевозок хлеба, при наличии дефицита в мешкотаре оттянет срок сдачи хлеба колхозниками. Указанные моменты создают реальную угрозу порчи заготавливаемого зерна и задержки в приеме его от сдатчиков. Заслуживает внимания следующий факт: члены колхоза и единоличники Казанского сельсовета (Бек-Будинский район Узбекистана) доставили красным обозом свыше 3 тыс. пуд. ячменя, но вследствие неподготовленности заготпункта простояли до вечера под открытым небом голодные, и зерно не сдали.
Настроение вокруг хлебозаготовок
По мере развертывания хлебозаготовок отмечается усиление потреби­тельских настроений среди отдельных групп колхозников. Нередки заяв­ления: «В хлебозаготовку опять заберут весь хлеб и крестьян оставят го­лодными», «Надо, в первую очередь, обеспечить себя хлебом, а затем сда­вать государству».
Кулацко-антисоветские элементы повсеместно развернули энергичную кампанию против хлебозаготовок, разжигая рваческие и потребительские тенденции. В результате деятельности кулачества, при слабости массово-разъяснительной работы отмечены факты отказов на общих собраниях колхозников и единоличников от принятия хлебозаготовительных планов, от сдачи хлеба до контрактации и укрытие обмолоченного хлеба в ямах (УССР, ЦЧО, Крым и др.).
В 14 районах ЦЧО, по неполным данным, случаи отказов колхозников на общих собраниях от принятия плана хлебозаготовок зарегистрировано в 44 колхозах и 26 сельсоветах.
ПП зам. нач. СПО ОГПУ Горожанин Пом. нач. 2 отд. СПО Коркин
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 513. Л. 500—515. Заверенная копия.
№ 38
Докладная записка ГПУ Украины об отрицательных настроениях
районного й сельского актива в связи с хлебозаготовками
22 августа 1932 г.
Председателю ОГПУ BJ>. Менжинскому
Данные начальников областных отделов ГПУ УССР устанавливают, что в связи с доведением планов хлебозаготовок к району, селу и колхозу среди части руководящего состава районных работников отмечается неве­рие в реальность хлебозаготовительных планов, что отражается на выпол­нении хлебозаготовок.
Отрицательные настроения ведут к тому, что во многих районах Дне­пропетровской, Киевской, Одесской, Харьковской и в отдельных районах Винницкой и Донецкой областей, не развернута борьба за выполнение по­лученных планов, не мобилизованы для того силы сельской партийной и комсомольской организаций и колхозные массы. Эти настроения имеют мес­то в: Днепропетровская обл. — [в] 16 районах; Киевская обл. — [в] 19 райо­нах; Харьковская обл. — [в] 15 районах; Винницкая обл. — [в] 9 райо­нах; Одесская обл. — [в] 14 районах.
Б.-Лепетихинский район. Представитель РИКа Редченко по вопросу о хлебозаготовке в кругу членов комиссии по разверстанию районного
178
плана говорил: «План прикончит район. Он, конечно, невыполним и со­вершенно нереален. Через два месяца будете читать в газетах, как Б.-Ле-петихинский район отстает в выполнении хлебозаготовительного зада­ния». Такого же мнения придерживается зав. заготконторой Савранский.
Запорожский район. Представитель Запорожского горсовета Нехворост-ный высказал о плане хлебозаготовок такое мнение: «План для Запоро­жья нереален. Я еще раньше подсчитывал с Неструевым, и у нас выходи­ло, что район сможет дать только 40 тыс. т, а запланировано 51 тыс. т.»
Акимовский район. Зав. земотделом Селин заявил: «Хлебозаготови­тельный план нереален. Этим планом мы ставим под угрозу существова­ние колхозов, особенно имея опыт прошедшей весны». Председатель] РКСоюза Милосердов на заседании комиссии по разверстанию плана вы­сказался: «План невыполним, этим планом мы угробим колхозы».
Б.-Белозерский район. Секретарь РПК Красилин, возвратившийся с об­ластного совещания по хлебозаготовке, среди районных партийно-совет­ских работников говорил: «В области нам нельзя было говорить, так как несмотря на наши уверения, что план большой, что средняя урожайность района преувеличена, т. Чернявский задал только один вопрос: «А как, по-вашему, план по области реальный, или нет?» -— пришлось ответить, что реален. «А раз реален, — говорит т. Чернявский, — то кому-то надо выполнять». И пришлось принять.
Б.-Токмакский район. Сотрудники райконторы Заготзерно Анкасевич, Довгань и Харченко, принимавшие участие в распределении плана по колхозам, во время заседания комиссии, высказали полнейшее неверие в реальность хлебофуражного баланса.
Н.-Николаевский район. Уполномоченный РПК по артели «Долина працы» т. Мусийко высказался: «В этом году такой же реальный план как и в прошлом, после которого колхозники тяжело вздыхали. Разве при таких хлебозаготовках можно укрепить колхоз? Посмотрите, едино­личники, лучше живут, чем колхозники» (Днепропетровская обл.).
Жашковский район. В районе среди партактива развиты настроения, что данному району план в количестве 72 150 ц нереален и невыполним. В под­тверждение этого приводятся данные, что в прошлом году, несмотря на луч­ший урожай и большую площадь посева, было заготовлено 60 тыс. ц хлеба.
Носовский район. Секретарь РПК Волошко в разговоре с местными от­ветработниками заявил: «План хлебозаготовок непосилен для Носовского района». Волошко по договоренности с председателем] РИКа Проценко выезжал в Киев добиваться снижения плана, чем затянул принятие плана на бюро РПК и разверстание его по селам на 5 дней.
Тальновский район. На заседании бюро РПК единого мнения по приня­тию плана в 11 тыс. т не было, секретарь РПК внес предложение поста­вить вопрос перед областными органами об уменьшении плана до 10 тыс. т. Председатель] РИКа отстаивал 7—8 тыс. т, а председатель] КК РКИ пред­ложил принять план не более 6 тыс. т. Секретарь РПК Ковалев в беседе с от­ветработниками района заявил: «РайЗУ и агрономы ввели нас в заблужде­ние, представив преувеличенные данные об урожайности, на основании этих данных область и дала нам план, который мы выполнить не сможем». Председатель] РИКа Бортнюк обвиняет секретаря РПК в представлении областным организациям преувеличенных данных об урожайности.
Тетпиевский район. По мнению ряда районных работников, после вы­полнения районам плана хлебозаготовок в 86 049 ц, в районе останется всего лишь 24 991 ц хлеба.
179
Вукский район. Отдельные районые руководящие работники высказы­вают мнение, что план хлебозаготовок на 1932 г. нереальный, ибо по плану надлежит сдать 600 тыс. пуд., а по предварительным подсчетам сдать государству можно будет только 250 тыс. пуд. хлеба.
Базарский район. Отдельные районные ответственные работники, об­суждая план хлебозаготовок, заявили, что план хлебозаготовки по инди­видуальному сектору не будет выполнен, так как область дала непосиль­ное задание. Если единоличник выполнит, то он останется без семян и продовольствия. Увеличение цифр о посевах в индивидуальном секторе было вызвано тем, что зав. райЗУ давал неверные сведения о перевыпол­нении посевных планов. Фактически недосеяно 4 тыс. га.
Аналогичные заявления о нереальности хлебозаготовительного плана имели место среди руководящего состава районов: Народичского, Черня­ховского, Трояновского, ЭКашковского, Таращанского, Ракитянского, Во­лодарского, .Путинского, Овручского и Базарского (Киевская обл.).
Вознесенский район. Председатель] РИКа Зиновьев среди районных работников заявил: «Хотя у нас и не положено говорить, что план хлебо­заготовок невыполним и нужно считать его реальным, я все-таки нахожу, что план тяжел, большой, ну, а о нереальности говорить не положено». Зам. председателя] РИКа Пясецкий полагает, что с «планом будет то же, что в прошлом году».
Цебриковский район. Зав. финчастью РИКа Самойленко в разговоре с работниками РИКа о хлебозаготовительном задании для колхоза с. Бра-шевновки говорил: «Соглашусь, что для этого сельсовета план нереален. Утверждаю, что и для района план большой и трудно будет его выпол­нить». Председатель] РКНС Скальский заявил: «Не знаю, что себе дума­ют наши руководители. План в 2 млн пуд. для нашего района невыпол­ним, а если и выполним, то опять останемся без хлеба. К примеру возь­мем В.-Берлинский сельсовет: он должен дать 64 тыс. пуд. хлеба, если учесть, что в этом сельсовете в среднем урожай составляет 40—50 пуд. с десятины, то выходит, что у крестьян заберут весь хлеб и они будут голо­дать в полном смысле этого слова».
Коминтерновский район. Председатель] КК РКИ Ворго в беседе с секре­тарем РПК заявил: «Я считаю, что ЦК неправильно подошел при доведении плана хлебозаготовок нашему району. Для нас план нереален». О нереаль­ности плана для Коминтерновского района также заявили зав. райЗО Мака-ревич, секретарь РИКа Толокунский и инспектор труда Дунаевский.
Знаменский район. Заместитель председателя РИКа Мартынович по во­просу о хлебозаготовительных планах заявил: «В этом году Украина имеет большой план хлебозаготовок, выполнить его — значит потерять всякую опору. Если в прошлом году колхозы не развалились, то в этом году развал неминуем».
Арбузинский район. Зав. конторой Заготзерно, член партии Корунов о плане хлебозаготовки заявил: «Мы приняли план лишь потому, что на со­вещании нам нельзя было говорить ни слова, т.к. там сидели Косиор и Затонский. Однако, план выполнить наш район не может. В прошлом дали 39 тыс. т. А в этом году — 41 тыс. т: разве это уменьшение? А по­пробуйте доказать, что это ошибка, тебя назовут «маловером», «нытиком» и т.д.» (Одесская обл.).
Богодуховский район. На заседании районной комиссии зав. РЗО Ла-пенко, председатель] РКС Волков и директор МТС Панасюк высказали мнение о нереальности плана хлебозаготовок текущего года.
180
Изюмский район. На заседании районной комиссии по разверстанию плана хлебозаготовок зам. председателя] РИКа, он же зав. плановым от­делом, член партии Веклер при голосовании остался при особом мнении, т.к. полагает, что план для района нереален.
Влизнецовский район. Председатель РКСоюза Приходько по вопросу о хлебозаготовке среди районных работников высказался: «План нереаль­ный, опять у колхозников заберут хлеб и оставят их голодными, для посе­ва не останется семян». Председатель райплаыа Дюжник, поддерживая Приходько, заявил: «Ну и чудак ты, т. Приходько, мы с тобой исполните­ли: приказали — надо выполнить, вот и все». Такие же настроения имеют место среди ответработников МТС.
Факты неверия в реальности хлебозаготовительного задания отмечены среди районных работников в Ульяновском, Н.-Водолажском, Тростянец-ком, Кобелякском, Гадячском, В.-Бурлуцком, Чугуевском, Ахтырском, Миропольском, Купянском, Сумском и Красноградском районах (Харь­ковская обл.).
Дунаевецкий район. На пленуме РИКа, обсуждавшем вопрос о район­ном плане хлебозаготовок, из числа 21 чел. выступавших по докладу 16 высказались против принятия его, обосновывая такое выступление недо­родом, недосевом и т.д.
Любарский район. Секретарь РПК Должиков и председатель] КК Ба­систый написал письмо на имя секретаря обкома и секретаря ЦК КП(б)У о том, что полученный план хлебозаготовок может быть выполнен только в случае, если будет сдано 58% валового урожая, что, мол, противоречит директивам партии. Отмечая это, они указали, что план для района явля­ется невыполнимым.
Махновский район. Отдельные руководящие работники, члены бюро РПК, а также председатель РИКа высказывают мнение о нереальности плана хлебозаготовок.
Бершадский район. На заседании бюро РПК зав. райфинотделом Погреб­цов, указывая на нереальность плана, высказался против принятия его.
Барский район. Зав. райпланом Захаров отмечает, что план хлебозаго­товок для района является нереальным и может быть выполнен только лишь при условии, если будет уменьшен.
М.-Куриловецкий район. Пом[ощник] директора МТС Савельев в разго­воре с членами партии о выполнении плана хлебозаготовок, сказал: «План для колхозов нереален. В этом году был недород, а план больше прошлогоднего. Если его выполнить, то колхозы останутся без хлеба».
Руководители районов Чудновского, Чечельницкого, Юринецкого и др. также признают районный план хлебозаготовок нереальным (Винницкая обл.).
Мариупольский район. Директор Мангужской МТС о плане хлебозаго­товок высказался так: «План, мы, безусловно, выполним, но колхозники останутся ни с чем, хотя в этом году урожай больше прошлогоднего, но выполнить план будет трудно, потому, что площадь посева уменьшилась на 3 тыс. га».
Сватовский район. Уполномоченные РПК по Коломинчан-Октябрьско-му, Балкинскому, Райгородскому, Гончаровскаму и Круглянскому сельсо­ветам заявили, что план хлебозаготовок по этим сельсоветам является не­реальным.
Ст.-Никольский район. Члены районной комиссии по проведению хле­бозаготовок во время обсуждения плана заявляли: «Если и выполним этот
181
план, то ничего у нас не останется на посев и для удовлетворения продо­вольственных нужд».
Такие же настроения имеют место среди руководителей районных ор­ганизаций Славянского района (Донбасс). Этими настроениями проникнут и сельский актив — председатели] сельсоветов, председатели] колхозов, секретари колхозных партячеек и т.д.
Павлоградский район. Председатель] Нижнянского сельсовета Земля­ной на совещании, при обсуждении плана хлебозаготовок, заявил: «Нет надежд на выполнение хлебозаготовительного плана, ибо он слишком большой». Председатель] артели «Большевик» Колесник о полученном плане сказал: «План нереален, он больше, чем валовой сбор».
Б.-Токмакский район. Председатель] Шевченковского сельсовета Суле-менко, председатель] Ленинского сельсовета Перепелица и Острековско-го — Киян, после получения плана хлебозаготовок заявили, что он нереа­лен и что нет возможности его выполнить.
Ореховский район. Председатель Хитровского сельсовета Дук среди колхозников сказал: «Говорю откровенно, что всего зерна, собранного в сельсовете хватит только на выполнение июльского плана, а о годовом го­ворить не приходится».
Синельниковский район. По поводу плана хлебозаготовок пред[седа-тель] колхоза «Ненасытец» Кравец и член правления Хартинов среди ак­тивистов говорил: «План колхозу дан непосильный. Он составлен без вся­кого учета урожая и потребностей колхоза».
Нереальным план для колхозов признают руководители колхоза «Сухая долина», «Днипрова хвиля» и «Червоний колос».
Терпенъевский район. Председатель] артели им. Ворошилова Воруша среди колхозников заявил: «Если к концу молотьбы будет выполнено только июльское задание по хлебозаготовкам, то и в этом случае колхоз­никам придется голодать».
Магдалиновский район. Председатель] сельсовета с. Еленовка Тутик на заседании комиссии по разверстанию плана хлебозаготовок, заявил: «Я ви­жу, что постановление о снижении плана хлебозаготовок, напечатанное в «Правде»16, не выполняется. В этом году план больше, чем в прошлом».
Чубаровский район. Председатель Тарасовского сельсовета, выполнив­шего в прошлом году задание в 30 тыс. ц, а в этом году получившего за­дание на 40% ниже, т.е. 18 тыс. ц, заявил: «План тяжелый, и мы его не выполним». Аналогичные заявления отмечены со стороны ряда председа­телей] сельсоветов и колхозов района.
Акимовский район. Председатель] артели им. Буденного Карпенко при получении задания по хлебозаготовке в количестве 24 тыс. пуд. говорил: «Мне с этим планом нельзя показываться к колхозникам. План очень большой и мы его выполнить не сможем». Председатель] артели «Спиль-на межа» Назарев по вопросу о хлебозаготовке заявил: «Нам дали такой план, что мы и половину его не выполним, а останемся голодными, как в прошлом году».
Б.-Белозерский район. Руководящая верхушка с. Гавриловки — секре­тарь партячейки Белоус и уполномоченный РПК Мороховский — по воз­вращении с районного совещания по распределению плана хлебозаготовки высказывают мнение о нереальности плана.
Н.-Николаевский район. Председатель] артели «Червона Воля» Кикоть заявил: «Пусть дают какие хотят планы, но я больше 50 ц хлеба не повезу».
182
Заявление о нереальности плана отмечены со стороны председателей сельсоветов и руководителей колхозов по Высокопольскому, Никопольско­му, Мелитопольскому и другим районам области (Днепропетровская обл.).
Драбовский район. На пленуме Бырловского сельсовета член партии, председатель] сельсовета Заика и член правления колхоза Компаниец за­явили, что полученный сельсоветом план хлебозаготовок является нере­альным и непосильным. Хотя секретарь сельпартячейки Кобец доказал необоснованность заявления Заики и Компанийца, на следующий день колхозники оказали сопротивления вывозу хлеба в счет выполнения ав­густовского плана заготовок. Члены правления колхоза с. Моисеевка по поводу полученного колхозом плана хлебозаготовок заявляют: «План в 9 тыс. пуд. для нашего колхоза большой, выполнить его — значит оста­вить народ голодным. В прошлом году старое руководство издевалось над колхозниками, оставило их без хлеба и за это его судили, новое руковод­ство также начинает брать как и прежнее, значит, это делает не район, а кто-то другой. А нас проведением суда только обманули».
Колхоз «Вильне життя» принял план хлебозаготовок после длитель­ных заседаний и обсуждения этого вопроса президиумом сельсовета и правлением колхоза. Установлено, что правление колхоза уменьшило дан­ные о количестве урожая и преувеличило расходную часть баланса.
Обуховский район. Председатель] Германовской коммуны Клименко в среде сельского актива и колхозников заявил: «План хлебозаготовок, по­лученный коммуной, нереален. Указанное в плане количество пшеницы и ржи я вывезти не могу... Я полагаю, что на будущий год сеять пшеницы нет смысла, так как члены коммуны уже второй год не едят пшеничного хлеба, потому что всю пшеницу приходится сдавать по хлебозаготовитель­ному заданию». Председатель сельсовета с. Украинки Арсеньев говорил: «О выполнении плана хлебозаготовок я не думаю, по моим подсчетам вы­ходит, что нужно сдать весь урожай, однако и в таком случае хлеба не хватит, чтобы выполнить полностью план». О нереальности плана для сел заявили председатели Германовско-Слободского сельсовета и Халепского.
Городницкий район. Председатель] колхоза «Красный Майдан» Н.-Цвильского сельсовета Белявский о плане хлебозаготовок тек[ущего] года говорил: «Такого плана мы не выполним, так как в противном слу­чае у нас не останется даже семян, в общем, дело идет к тому, что не нужно сеять, тогда и брать с нас не будут». Подобные заявления отмече­ны и в ряде других сельсоветов (Киевская обл.).
Петровский район. Председатель артели «Донец» член партии Стару­хин среди колхозников-активистов распространяет мнение, что план хле­бозаготовок, полученный колхозом, нереален.
Кременчугский район. Секретарь партячейки с. Кривуши Посвинов гово­рил: «План абсолютно нереален, мы не можем заставить колхозников голо­дать, никак не пойму политики партии — пишут одно, а получается другое».
Липово-Долинский район. Председатель Баевского сельсовета комсомо­лец Цобко по вопросу о плане хлебозаготовок заявил: «Если мы будем вы­полнять полученный план в 31 тыс. пуд., то придется терпеть, как терпе­ли и в прошлом году. Я полагаю, что мы по нашему сельсовету можем дать 18 тыс. пуд., за выполнение этого плана я буду бороться».
Сумский район. В с. Грицановка на собрании партийцев совместно с комсомольцами при обсуждении плана хлебозаготовок отмечен целый ряд выступлений с заявлением о нереальности плана. Об этом заявил также и секретарь партячейки.
183
Краснопольский район. Председатель] В.-Сыроватского сельсовета Божко среди колхозников вел разговоры о том, что полученный план явля­ется нереальным, а поэтому его не следует принимать. На пленуме сельсове­та большинство присутствующих также высказали подобное мнение.
Кобелякский район. Среди низового актива сильно распространены мнения о нереальности полученного плана хлебозаготовок. В результате таких настроений по 13 колхозам планы хлебозаготовок были приняты только после созыва собраний в третий раз. В 12 колхозах планы были приняты при вторичном собрании, только в 7 колхозах планы приняты на первом собрании. В Комаровском сельсовете все присутствовавшие на со­брании комсомольцы голосовали против принятия плана.
Красноградский район. О нереальности плана хлебозаготовок заявили: председатель Поповского сельсовета — член партии Гнида, председатель артели с. Зачипиловка — член партии Бречко и др.
Валковский район. Председатель Журавлевского ККС Салонашенко и член правления колхоза Негай заявили, что полученный сельсоветом план хлебозаготовок больше, чем может дать валовой сбор урожая.
Варвинский район. На пленуме Игнатьевского сельсовета, обсуждав­шем план хлебозаготовки, большинство присутствовавших выступили против принятия плана, признавая его нереальным (Харьковская обл.).
Скадовский район. Секретарь партячейки с. Широкого Гаркуша воз­держался от голосования при разверстании плана хлебозаготовок по райо­ну. Перед голосованием он выступил с заявлением: «Планы по колхозам нашего сельсовета нереальны, сильно преувеличены, такие планы опасно объявлять колхозникам, так как они разбегутся». Секретарь партячейки с. Карги Лопушко по поводу плана хлебозаготовок заявил: «План по на­шему сельсовету, безусловно, сильно преувеличен, колхозником снова придется остаться без хлеба». Лопушко вопрос о хлебозаготовке на собра­нии партячейки не поставил и без проработки его в массе партийцев и комсомольцев вынес на обсуждение бригад колхозников. В результате в одной из бригад комсомолец выступил с заявлением о том, что нужно сдать в порядке хлебозаготовки только 30% урожая, а остальной хлеб раздать колхозникам. Бригада приняла это предложение.
Знаменский район. На районном совещании по хлебозаготовкам секре­тарь партячейки с. Диковка Шарягин заявил: «План выполнить мы не можем, так как он является для нас нереальным».
Цебриковский район. Секретарь партячейки Ивановников высказался: «Этот план никогда не будет выполнен. Не знаю, как его объявлять на селе. Нам уже не верят, нам придется с трудностями его выполнять, и не верится, что он на селе будет принят. А если его мы выполним, то оста­немся без хлеба». О нереальности плана в невозможности выполнить его также высказывался секретарь партячейки с. Цебрикова Мельман.
Цурюпинский район. Секретарь партячейки с. Подо-Калиновки Рубин о плаве хлебозаготовки сказал: «Плав выполним при условии, если госу­дарство поеле этого окажет нам помощь».
Анатолъевский район. Председатель} артели с. Блюменфельд Вагвер и председатель] сельсовета Кранк, оба члены партии, среди местных акти­вистов высказались: «Хотя мы план приняли, однако, выполнить его не сможем».
Антоно[во]-Кодинцовский район. Председатель] правления артели «Пробуждение», член партии Игнатенко среди колхозников заявил: «План такой, что надо вывезти все до последнего зерна: не оставив ни
184
семян, ни харчей, кроме кукурузы». В артели «Певний шлях» на собра­нии бригады выступил председатель КНС Олейниченко: «Советская власть нас гробит: нам дали план в 27 тыс. пуд., если мы этот план вы­полним, то опять будем голодные. Не дадим ни фунта хлеба государству, довольно нас грабить, головы положим, а хлеба не дадим». О нереальнос­ти плана хлебозаготовок зафиксированы заявления со стороны целого ряда руководителей колхозов (артель им. Ленина, «Вперед», «По пути Ле­нина», «Шлях до социализма» и др.).
Октябрьский район. Председатель] колхоза «Червоний Маяк», канди­дат партии Гандзюк, получив план хлебозаготовок, заявил уполномочен­ному РПК: «План хлебозаготовок через общее собрание колхозников про­водить не буду, потому, что он нереален. Прошу сообщить в РИК, чтр я план принял, но выполнять отказываюсь» (Одесская обл.).
Мур[овано]-Куриловецкий район. Председатель] сельсовета с. Вербов-цы Милькевич среди членов сельсовета говорил: «План выполнить невоз­можно, так как урожайность очень плохая, план является нереальным».
Немировский район. На кустовом совещании по вопросу о плане хлебо­заготовок из 44 представителей сельсоветов только 5 согласились принять планы, остальные отказались, заявив, что эти «планы «приведут село к гибели»» (Винницкая обл.).
Мариупольский район. Председатель] коммуны им. Октября Дудков заявил: «План хлебозаготовок невыполним, выполнив его, мы оставим членов коммуны без продовольствия и останемся без семян». Председа­тель] колхоза им. Ленина Кондратенко по этому поводу высказался: «Когда я узнал о плане хлебозаготовки, я пришел к заключению, что га­зеты пишут одно, а делается другое. Постановление ЦК партии говорит, что заготовка будет на 30% меньше прошлогодней, а теперь мы видим не уменьшение, а увеличение плана». Председатель] колхоза им. ГПУ Бил­лах говорил: «План в 10 300 ц выполнить никак не могу: для нужд кол­хоза необходимо 15 516 ц, а всего урожай у нас только 14,5 тыс. ц, следо­вательно, говорить о реальности плана хлебозаготовок не приходится, так как нам для удовлетворения своих потребностей не хватает 1016 ц».
Славянский район. На районном совещании по проработке хлебозагото­вительных планов секретари сельпартячеек и председатели] колхозов вы­сказывались против преподанных планов, заявляя, что выполнять планы они не будут, т.к. таковые нереальны.
Макеевский район. На совещании сельского актива по вопросу о прове­дении хлебозаготовительной компании большинство председателей] сель­советов доказывали, что преподанные планы хлебозаготовок нереальны.
Сталинский район. Секретарь партячейки с. Старо-Михайловки за­явил: «План хлебозаготовки, полученный нашим сельсоветом в количест­ве 2,5 тыс. ц, нереальный и выполнить его мы не сможем. По нашему сельсовету мы можем вывезти всего 140 ц» (Донецкая обл.).
Доведение планов к районам, селам и колхозам вызвало у ряда работ­ников упадочные и панические настроения. Перспективы на будущее при условии выполнения плана изображаются в мрачных красках (недостаток продовольствия, фуража). Отмечаются тенденции к выходу из партии и дезертирству из районов. Зафиксированы отдельные случаи сдачи партби­летов партийцами, проявившими неверие в возможность выполнения хле­бозаготовительных планов.
Павлоградский район. Председатель] Кандаклеевского сельсовета Друзь заявил секретарю РПК: «Хлеба у нас нет, можете забирать партби-
185
лет, все равно заберете его рано или поздно, ведь план я не выполню». Председатель коммуны «Нове життя» Карабинского сельсовета Гераси­менко на совещании по хлебозаготовкам заявил: «Ничего я вам не дам, потому что для коммуны хлеба не хватит». Когда секретарь РПК сказал, чтобы он ехал домой и сдал свой партбилет секретарю ячейки, то Гераси­менко ответил: «Пожалуйста, поеду и сдам».
П.-Пражский район. Председатель] артели «12-ти риччя Жовтня» В-Каменского сельсовета категорически отказался принять план, состав­ленный по данным об урожайности областной комиссии. Когда ему в по­рядке партдисцишшны предложили провести хлебозаготовительный план на собрании колхозников, то он ответил: «Я не подчиняюсь партии, плана принимать не хочу, выполнять план хлебозаготовок не буду». Заявив так, он сдал партбилет.
Ореховский район. Зам. председателя] Жеребецкого сельсовета Дови-денко, кандидат КП(б)У, заявил: «Бороться за выполнение плана хлебоза­готовок будет трудно, но я знаю выход из таких трудностей — направляю партбилет в РПК и тогда буду свободен».
Межевский район. Инструктор МТС Братусь говорил: «В этом году придет конец нашему сельскому хозяйству. Развал хозяйства усугубляет­ся. План хлебозаготовок этого года ликвидирует все. Нужно заблаговре­менно уезжать куда-нибудь на Кавказ, а то мы подохнем с голоду».
Б.-Белозерский район. Председатель] артели «Мирный труд» Моматен-ко на совещании по вопросу о хлебозаготовках говорил: «Урок прошлого года показал, что мы повели массу по к/р пути, так что теперь по вечерам страшно ходить, боишься, чтобы не убили. Раньше боялись кулаков, а те­перь как будто бы их нет, видно, что мы порождаем себе врагов из клас­сово близкого нам элемента. В этом году я уже не буду дураком и стану патриотом крестьянства».
Н.-Серогозский район. Секретарь Покровской партячейки высказал такое мнение: «Решение о партконференции ведет нас к тому, что было и в прошлом году: при объявлении народу плана у него сейчас же отпадает всякое желание работать в колхозе и, несомненно, все колхозники, если их не обеспечить нужным количеством хлеба, разбегутся».
Б.-Токмакский район. Председатель артели им. Буденного, член пар­тии Одинец после получения плана хлебозаготовки в 59 тыс. пуд. среди членов правления заявил: «Я вижу, что этот план меня губит, буду ста­вить вопрос перед партячейкой о снятии меня с работы, так как иначе в скором придется меня исключить из партии как не справившегося с рабо­той и не выполнившего задания партии».
Б.-Белозерский район. Секретарь Усевский партячейки заявил: «Вижу, что план нереальный и думаю в ближайшее время удрать из села» (Дне­пропетровская обл.).
Бориспольский район. На пленуме РПК и РИКа по обсуждению плана хлебозаготовительной кампании со стороны сельактивистов зафиксирова­ны такие заявления: «Если мы выполним план хлебозаготовок, то ничего не сможем посеять, колхозники будут разбегаться. За это ответственность мы с себя снимаем» (Киевская обл.).
Октябрьский район. Зав. райснабом Гнездюк высказался: «Если план выполним, то лошади подохнут, колхозы разбегутся».
Фрунзенский район. Старший агроном МТС Горун о плане хлебозагото­вок говорил: «В этом году хлебозаготовка будет проходить в худших усло­виях, чем в прошлом, народу будет страдать больше, нежели раньше».
186
Снегиревский район. Агроном Зубенко и Сопрыкин говорили: «План в 45 тыс. т означает, что уже нет Советской власти. Район ведут к нищете и голоду, выполнить задание в 45 тыс. т — это значит окончательно унич­тожить производственные силы сельского хозяйства».
Вознесенский район. «Планы нереальны и, если, выполняя их, в про­шлом году мы привели район к тому, что у нас пала большая часть лоша­дей, то при выполнении хлебозаготовительного плана этого года у нас падут и оставшиеся лошади» (директор Веселиновской МТС Милынтейн).
Арбузинский район. Председатель колхоза, быв. красный партизан Бондаренко говорил: «Плана хлебозаготовок мы не выполним, а за это меня отдадут под суд. Не хочу оставлять колхозников голодать, не хочу идти под суд. Поэтому быть председателем не могу».
Зиновьевский район. Председатель] артели им. Блюхера среди колхоз­ников высказывается: «В этом году придет нам погибель, хлеб заберут, а колхозникам ничего не оставят».
Цурюпинский район. Председатель] колхоза «Шлях до комуни», член партии Евич, на пленуме РПК, отказываясь от принятия плана, заявил: «Возьмите у меня партбилет, но я плана не приму. Я боюсь показываться перед массами, ведь мы, прорабатывая постановление ЦК о снижении хлебозаготовок, говорили о том, что в хлебозаготовку сдадим только 1/3 урожая, а теперь выходит — 3/4». Аналогичные настроения отмечены в Спартаковском, Гроссуловском и других районах (Одесская обл.).
Путивльский район. Зам. председателя] РИКа Трощенко и зав. рай-снаба Пришиба в разговорах по вопросу о плане хлебозаготовок высказы­вались так: «Если принять план, то это будет означать, что мы обрекаем на голод население и скот, а если не принять его — это значит отказаться от партбилета».
Кременчугский район. Председатель В.-Терешковского сельсовета Крав­ченко говорил: «В прошлом году при выполнении плана хлебозаготовки приходилось хватать за грудь, а сейчас дело дойдет до ножа. Я боюсь ехать в село, потому что если сказать колхозникам о плане, то они разбегутся».
Липово-Долинский район. Председатель] колхоза с. Коладынец Шеян на районном совещании по вопросу о хлебозаготовках заявил: «Советская власть на протяжении 15 лет душит крестьян за горло, в этом году будет то же самое. Местная власть ничего не понимает в сельском хозяйстве. Если моему колхозу в этом году дают задание сдать 115 ц хлеба, то я не хочу убирать и возить хлеб, пусть убирает кто хочет».
Онуфриевский район. На пленуме РПК секретарь партячейки с. Васи-льевки Земляная заявила: «Нам хлебозаготовительный план дан непо­сильный, мы его не выполним, я прошу снять меня с работы секретаря партячейки». Председатель] Успенского сельсовета Заболотный говорил: «Наверное, придется срываться из района, такой план хлебозаготовки вы­полнить невозможно, а в ДОПРе сидеть желания нет».
Богодуховский район. Член сельсовета Дегтяренко (середняк, с. Забро-данское) на пленуме сельсовета говорил: «Партия идет по к/р пути, дума­ет совсем нас задушить, если будет вестись такая политика, мы разрушим сельское хозяйство, нужно дать возможность расти крестьянину, таких планов принимать нельзя». Подобные настроения имели место также в селах Хорольского района (Харьковская обл.).
Немировский район. Председатель с. Бондаревки член партии Поно-марчук заявил на кустовом собрании по хлебозаготовкам: «Плана при­нять не могу, можете отдать меня под суд и забрать партбилет». Настро-
187
ения актива района подавленное, а в разговорах отмечаются такие заявле­ния: «Политика партии идет вразрез с вынесенными решениями» (Вин­ницкая обл.).
Отмечено 220 случаев отказа колхозов и сельсоветов от принятия хле­бозаготовительных планов, несогласия с ними сельских партячеек по мо­тивам нереальности намеченных заданий. Отказы сельсоветов и колхозов от принятия планов хлебозаготовки зафиксированы: в Харьковской обл. по 20 районам — 91 случай, в Днепропетровской обл. по 12 районам — 19 случаев, в Винницкой обл. по 16 районам — 96 случаев, в Одесской обл. по 6 районам — 14 случаев. Всего по 54 районам — 220 случаев. Для многих колхозников-активистов характерными являются заявления о том, что к выполнению хлебозаготовительных заданий они приступят после удовлетворения продовольственно-фуражных нужд и создания се­менных и страховых фондов.
Бериславский район. Председатель Змиевского сельсовета в среде кол­хозников заявил: «В этом году сперва себя обеспечим хлебом, а потом го­сударство. Их дело — давать планы, а наше дело — не давать хлеба».
Арбузинский район. На собрании колхозников артели «Ноябрьский пленум» активист, быв. красный партизан Тарасов заявил: «Плана не принимаем. Сначала обеспечьте нас на круглый год, а потом будем выпол­нять план». С таким же заявлением выступил член партии с 1920 г., быв. красный партизан Хомченко и др. (Одесская обл.).
Чемеровецкий район. В с. Юрковцах среди колхозного актива распро­странены тенденции сдавать в хлебозаготовку хлеб после обеспечения кол­хозников (Винницкая обл.).
Тростянецкий район. В с. Каменка правлением колхоза принято реше­ние выполнить 30% плана хлебозаготовки, а остальной план выполнить после обеспечения продовольствием колхозников.
Кобелякский район. На пленуме Черебовского сельсовета члены сельсо­вета требовали в первую очередь обеспечить хлебом себя, а затем присту­пить к выполнению плана хлебозаготовки. В результате таких выступле­ний план хлебозаготовки не принят.
Путивльский район. В колхозе «Наш путь» Ушибского сельсовета рас­пространены настроения в первую очередь обеспечить хлебом членов кол­хоза, а на ссыпные пункты вывезти остатки. Одновременно отмечены слу­чаи, когда колхозники, опровергая заверения руководителей сел и колхо­зов о нереальности полученных планов, не только принимали их, но даже выдвигали встречные.
Скадовский район. Колхозники с. Широкого, обсудив план хлебозаго­товки, постановили: принять его, выдвинув встречный в 1 тыс. пуд. Такое постановление вынесено в то время, когда секретарь сельской ячейки Гар-куша указывал, что план является нереальным.
Спартаковский район. Секретарь партячейки с. Александргильф Шох отказался принять план. Колхозники же, узнав о цифре хлебозаготови­тельного задания и обсудив ее на собрании, вынесли постановление: с пла­ном согласиться и принять его к выполнению. После этого Шох поехал в РИК и принял задание (Одесская обл.).
Председатель ГПУ УССР Реденс ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 339 Л. 1—19. Подлинник.
188
№39
Спецсообщение СПО ОГПУ
о фактах укрытия хлеба по Нижне-Волжкому краю
по данным на 21 августа 1932 г.
15 сентября 1932 г.
В ряде районов края зарегистрированы случаи укрытия хлеба район­ными и сельскими организациями. Одним из наиболее распространенных способов укрытия хлеба является практика списания части урожайных и малоурожайных посевов как «погибших». Таким путем в ряде колхозов 26 районов были списаны десятки, сотни, а в некоторых случаях тысячи гектаров посева (Н.-Аннинский, Иловлинский районы). В отдельных слу­чаях имели место факты комбинированного укрытия хлеба, при котором общая площадь урожая не уменьшалась. Проводилось это путем увеличе­ния в сведениях количества малоурожайных площадей с одновременным сокращением высокоурожайных. В результате понижения сведений об урожайности только по 5 колхозам 4 районов укрыто 4885 ц. С 96 297 га посевов двух кантонов АССРНП укрыто свыше 30 тыс. ц хлеба.
Помимо укрытия посевных площадей со стороны отдельных сельских организаций при составлении хлебофуражных балансов имели место факты большого преувеличения количества едоков и включения в сведе­ния о скоре1* молодняка за взрослый скот с соответствующим увеличени­ем отчисления хлеба на фураж.
Баландинский район. В колхозе «Трактор» оставлено 64 ц хлеба для кур, которых колхоз не имеет. На имеющиеся 53 головы свиней из расче­та 2 кг в день оставляют фонд в 310 ц. Между тем, взрослых свиней толь­ко 6 шт., а остальные — от 1 до 3 месяцев возраста. Аналогичные факты отмечены по колхозу «Красная Заря». В отдельных случаях к техничес­ким работникам, дающим правильные сведения об урожае и площадях посевов, были применены административные взыскания, мотивированные тем, что лица, дающие правильные сведения, «подводят правления колхо­зов и сельсовет».
Камышинский район. В Костаревском колхозе урожайность ржи была «определена» в 4 ц с 1 га. При обмолоте было установлено, что урожай­ность была сильно снижена. Обмолоченные 96 га ржи дали 64 ц зерна, т.е. 6,7 ц с 1 га. Секретарь колхоза, давший в МТС эти сведения, получил за это от сельских организаций (сельсовета правления колхоза) выговор. Ему заявили: «Ты подводишь сельсовет и правление». Райпрокурору, по­требовавшему сведения об обмолоте, сельсовет дал их, исходя из урожай­ности в 4 ц.
В ряде районов отмечен также ряд случаев сознательного укрытия хлеба со стороны районных организаций. Проводилось это путем преуве­личения фондов, увеличения контингентов едоков, рабочего скота и т.д. В некоторых случаях в основу составления хлебофуражных балансов бра­лись преуменьшенные данные о валовом сборе.
Иловлинский район. Валовой сбор по району с посевной площади 139 027 га райорганизациями определен в 591 081 ц при средней урожай­ности 4,2 с га. Расходная часть определена в 286 454 ц и слагалась из следующего расчета:
189
по контрактации посева табака
4491
возврат ссуды
3530
семена
75 482,5
20% страхфонд
14 986,7
на фураж
87 413
колхозникам по трудодням из расчета по 4 кг на 243 882 трудодня
97 552
специалистам и учителям
30 000
Итого:
286 454
Товарные излишки определены в 304 626 ц. На основе этого расчета краевыми организациями для района план хлебозаготовок определен в 39 тыс. т.
При определении расхода райорганизации значительно увеличили по­головье скота, количество трудодней и людей. На 1 февраля 1932 г. по переписи числится населения 31 тыс. [чел.], такое количество остается и по настоящий момент. При составлении баланса было взято произвольно 38 тыс. [чел.].
Поголовье скота увеличили на 50 и более процентов. Коров на фермах взято более 5 тыс. голов, тогда как их имеется 2 тыс. голов. Свиней взято 4757 голов, в наличии же имеется 2,2 тыс. голов. Аналогичное увеличе­ние произведено по лошадям, быкам, телятам, птице и кроликам. Всего поголовья взято 97 433, в то время, как имеется 78 931. В валовой сбор не включена падалица пшеницы и ржи на площади 1850 га, давшая сред­нюю урожайность 5,2 ц с гектара, или 9540 ц.
Нехаевский район. Райорганизации определили валовой сбор в 479 518 ц при урожайности в 5,97 ц с гектара. На основе этого был со­ставлен план хлебозаготовок. На самом деле в результате молотьбы выяв­ляется урожайность в 6,64 ц, которая даст валовой сбор 563 065 ц.
Усть-Медведицкий район. Хлебофуражный баланс составлен с дефици­том в 39 630 ц, дефицит образовался в силу того, что валовой сбор был преуменьшен на 4234 ц.
Отдельные районные организации создают у себя нелегальные резервы для удовлетворения местных нужд путем проведения наряду с общим планом хлебосдачи параллельных районных заготовок.
Екатериновский район. Районная комиссия наряду с установленным для района планом хлебозаготовок дополнительно по колхозам распреде­лила задание по 1,6 тыс. ц для местного снабжения.
Совхозу «Индустриальный» сверх общего плана предложили сдать еще 75 ц. Руководство сбором этого хлеба комиссия возложила на райснабот-дел, которым уже получено 40 ц от совхоза «Индустриальный». Колхозам было предложено сдать определенное количество хлеба сверх планов без каких-либо объяснений.
13 августа райснаб Перфилов предложил председателю] колхоза с. Упоровского вывезти 16 ц пшеницы. Когда председатель] колхоза узнал, что хлеб не войдет в колхозный план хлебосдачи и отказался вы­полнять распоряжение Перфилова, последний обещал «сводить председа­теля] колхоза в райком».
РУП ГПУ 13 августа с.г. поставил на закрытом заседании бюро РК во­прос о прекращении этого сбора, но бюро РК ВКП(б) не согласилось с предложением и секретарь РК ВКП(б) Терехов заявил: «Я считаю дейст­вия комиссии в распределении 1,6 тыс. ц по колхозам и 75 ц по совхозу
190
для местного снабжения вполне верными, ибо других исходов РУП ГПУ не предлагает. Актив района нам снабжать нужно. Отпускаемого краем для райактива недостаточно». Члены бюро РК Братин, Ещеткин, Гарани­на и Лосев, признавая, что данная политика снабжения неверна, все же голосовали за мнение секретаря РК ВКП(б). Протокол бюро РК ВКП(б) писать отказались, и когда РУП настаивал на вынесении официального решения, секретарь райкома Терехов заявил: «Если тебе это надо — пиши».
Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отделения СПО ОГПУ Люшков
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 36&—366. Заверенная копия.
** Так в тексте.
№40
Спецсводка СПО ОГПУ о недочетах в работе товарищеских судов в колхозах Центральной Черноземной области на 31 августа 1932 г.
16 сентября 1932 г. Недочеты в работе колхозных товарищеских судов
Вновь поступающие с мест материалы продолжают сигнализировать о неудовлетворительном руководстве колхозными товарищескими судами17 со стороны ряда местных советско-партийных и судебных органов. По этой причине по многим селам колхозные товарищеские суды числятся только формально, фактически не проводят никакой работы.
Валуйский район. Несмотря на то, что решением РК еще в феврале было поручено нарсуду и прокуратуре провести организацию при колхо­зах товарищеских судов, данное решение в жизнь не проведено и суды при колхозах еще не организованы.
Чернянский район. По причине полного отсутствия руководства со сто­роны нарсуда и прокуратуры организованные в апреле с.г. в колхозах «Пионер», «Будь готов» и им. Молотова колхозные товарищеские суды существуют формально и никакой работы не ведут. За все время в суды поступило по одному делу, по которым никаких решений не принято. Райорганизации меры к налаживанию деятельности колхозных товари­щеских судов не принимают.
Задонский район. Из-за отсутствия руководства организованный в ап­реле с.г. в колхозе «Путь Ильича» колхозный товарищеский суд не толь­ко не приступил к работе, но даже не провел организационного заседания; поступившее в суд одно дело более трех месяцев лежит не рассмотренным. В колхозе им. Калинина товарищеский суд не организован.
Б.-Троицкий район. По данным нарсуда, колхозных судов в районе имеется 71, при выборочном же обследовании ряда колхозов, где нарсуд считал колхозные суды работающими, оказалось, что колхозные суды не только не работают, но даже и не организованы: так в колхозе им. Стали­на заявили, [что] «о колхозных судах они ничего не знают». По причине почти полного отсутствия руководства работой колхозных товарищеских судов и незнания последними своих функций отмечаются факты рассмот­рения сельскими судами внутриколхозных (нарушение устава, невыход
191
на работу и т.п.) и совершенно не подсудных им дел; так, в одном из сел Чернянского района сельсуд судил некоторых колхозников за антиколхоз­ную агитацию, в связи с чем наряду с незаконным вмешательством во внутренние дела колхозов сказывается и роль колхозных судов.
Ливенский район. Во многих селах сельские суды подменяют колхоз­ные суды, рассматривая подсудные последним дела. Так, сельсуд Виктор-ского сельсовета судит колхозников колхоза «Красная сосна» за поступки, совершенные ими на колхозной работе, в то время как при этом колхозе есть товарищеский суд. Аналогичное положение зафиксировано и в Плеш-ковском сельсовете, где сельский суд также разбирал колхозные дела. Так, например, судил 4 колхозников за халатное отношение с тягловой силой. Отмеченные факты объясняются тем, что товарищеские суды на­званных сельсоветов не только не работали, но даже не знают своих обя­занностей.
Лев-Толстовский район. В ряде сел района дела, подлежащие рассмот­рению колхозными судами, разрешают сельские суды; так сельские суды Головищенского и Троицкого сельсоветов с мая по трем колхозам на кол­хозников разобрали 65 дел, подлежащих разбору колхозными судами, а именно: в колхозе им. Сталина за невыход на работу сельсуд осудил на 3 дня принудработ колхозника Лобакова; в колхозе «Коминтерн» сельсуд оштрафовал за невыход на колхозную работу в праздничные дни бригади­ров: Калугина — на 10 руб., Хохлова, Максимова и Гришина — по 5 руб. каждого, и Кирьянову, Маркину, Гуляеву, Артемову и Рожкову — объ­явил выговор.
Недооценка роли колхозных товарищеских судов со стороны некото­рых местных организаций в ряде случаев приводит к тому, что в состав этих судов проникает классово-чуждый элемент.
Становлянский район. В составе колхозного суда колхоза им. Сталина состоит зажиточная Дранова.
Ливенский район. В колхозе «Красный парус» представителем суда из­бран быв. стражник Гомяин.
Лев-Толстовский район. Председателем колхозного суда «Коминтерн» состоит кулак Степков и его заместитель — кулак Паркин.
Грубых извращений в работе колхозных судов не зарегистрировано, однако в практике работы некоторых из них отмечается увеличение реп­рессиями за счет применения предупредительных мер и воспитательной работы. Особенно широко применяется система штрафов, причем иногда за маловажные поступки: за невыход один-два дня на работу и даже тогда, когда невыход на работу объясняется уважительными причинами, что вызывает справедливые недовольства колхозников.
Дрязгинский район. Товарищеский суд колхоза «Сознание» в своей ра­боте применяет исключительно штрафы, так из 10 рассмотренных судом дел: из них три — за мелкую кражу упряжи и семь — за неявку на рабо­ты, на всех совершивших проступки наложены штрафы в размере от 10 трудодней до 15 руб. Причем, некоторые привлекаемые к ответственности за невыход на работы мотивировали свой невыход уважительными причи­нами (болезнь, не на кого было оставить детей), но суд квалифицировал эти заявления не что иное, как симуляция».
[Весело-]Лопанский район. Товарищеские суды колхозов «Зеленый луч» и «Трудовик» в своей работе применяют исключительно репрессив­ные меры. Так, из рассмотренных ими за все время 31 дела все обвиняе­мые в числе 75 чел. привлечены к штрафу.
192
Администрирование и перегибы к колхозам и к колхозникам
Отмечаются факты администрирования и неправильных действий по отношению колхозов со стороны отдельных райорганизаций, чаще всего выражающихся в том, что РКС, РИК и даже потребкооперация предлага­ют колхозу в обязательном порядке отпустить по твердым ценам хлеб, фураж и т.д., в прикреплении на снабжение к колхозу ряда служащих, взятия некоторыми работниками районов из колхозов продуктов иногда без оплаты их стоимости.
Воронцовский район. К колхозу «День урожая» по предложению РИКа прикреплено на снабжение 50 чел. служащих, кроме этого, продуктами пользуются отдельные работники района и даже не платят колхозу за взя­тые продукты. Так, не уплачивает 18 руб. 50 коп. денег за взятые еще в 1931 г. продукты член бюро РК Головин.
Тимский район. РКС рассылал ряду колхозов следующие отношения об обязательной доставке соломы. «Председателю колхоза «Пролетариат» Введенского сельсовета. Правление Тимрайколхозсоюза предлагает сегод­ня же доставить 10 возов ржаной соломы для отопления райколхозсоюза. Стоимость соломы будет оплачена. В случае недоставки соломы предлага­ется явиться председателю правления в райколхозсоюз для объяснения. За председателя правления Матюнин. Секретарь Свиридов».
Наряду с этим, в некоторых колхозах работниками колхозов и сельсо­ветов допускается грубое обращение, угрозы и перегибы по отношению от­дельных колхозников, наложение на колхозников незаконных штрафов, использование своего положения для понуждения колхозниц к сожитель­ству, незаконное изъятие имущества, избиение и исключение из колхоза.
Щигровский район. В колхозе «Красный Октябрь» бригадиром работа­ет Петров (сын торговца), по инициативе которого налагались штрафы до 100 руб. на бедняков колхозов.
Кореневский район. В колхозе с. Обуховки правление занимается пьянкой, грубо обращается с колхозниками. Так, председатель] колхоза Недошивкин выгнал вон колхозницу Крикунову, просившую 5 фунтов пшена для больного ребенка. Такие факты не единичны, ввиду чего в кол­хозе были выходы. Аналогичное обращение с колхозниками наблюдается в колхозе «Кр[асная] Заря», где наряду с грубостью предколхоза Кулаков 26 июня ударил колхозника Клейменова за то, что тот пытался доказать, что ему правление не учло всех трудодней.
Касторенский район. В колхозе «Путь к социализму» председатель] колхоза из 180 хозяйств исключил 105 хозяйств, что вызвало недовольст­ва колхозников. Многие заявляют: «Нас поголовно начали исключать из колхоза неизвестно за что, этим отбивают всякую охоту к работе».
Возмутительные факты перегибов в отношении колхозников выявлены в Новосильском и Задонском районах, где работники сельсоветов колхоз­ников, отказывающихся давать взятки, подводили под твердые задания и забирали у них все имущество (Новосильский район).
В одном из колхозов Задонского района труддисциплину восстанавли­вали с помощью милиционера, который упорно отказывавшихся от рабо­ты отправлял в поле под конвоем, избивая при этом некоторых колхозни­ков кнутом.
Новосильский район. Работники сельсовета в с. Трехонетьево во главе с зам. председателя] сельсовета Давыдовым допускают ряд грубых пере­гибов по отношению колхозников, понуждают отдельных колхозников да-
193
вать взятки, угощать выпивкой, а тем кто в этом им отказывает, грозят дать твердые задания, а некоторым колхозникам уже дали твердые зада­ния, отобрав у них коров.
В своем заявлении о перегибах группа колхозников пишет: «Мы вы­нуждены просить защиты от местной власти. Наша деревня состоит из 48 дворов, все в колхозе. В этом году 15 хозяйств были искусственно до­ведены под твердое задание, у них отобрано абсолютно все — овцы, куры, чугуны, дерюги и даже чурки». Что привело к массовым выходам из кол­хозов (перегибщики привлечены к ответственности).
Задонский район. По некоторым колхозам Васильевского и Рождест­венского сельсоветов вместо руководства и массовой работы допускают с колхозниками грубое обращение и наложение штрафов на колхозников, не выходящих на работу по уважительным причинам, в силу чего в этих колхозах наблюдается массовый невыход на работы. Причем, установлены случаи, когда колхозников выгоняли на работу с помощью милиционеров, а кто сопротивлялся, того забирали и под конвоем направляли, при этом некоторым колхозникам наносили удары кнутом.
24 июля в Васильевском сельсовете уполномоченный РИКа Яковлев произвел отбор озимого необмолоченного хлеба, посеянного на предусадеб-ных местах у колхозников и бедняков, подавших заявления о выходе из колхоза.
Наши мероприятия
По всем отмеченным фактам администрирований, перегибов и недоче­тов в работе колхозных судов со стороны СПО ПП ОГПУ через соответст­вующие органы приняты меры к их устранению с привлечением отдель­ных лиц к ответственности. О действиях милиционера в Задонском райо­не производится срочно расследование. '
ПП нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО ОГПУ Люшков
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 380—375. Копия.
№ 41
Записка по прямому проводу зам. председателя ОГПУ Г.Г. Ягоды
всем ПП ОГПУ об изъятии спекулянтов-перекупщиков
16 сентября 1932 г.
Приказом председателя ОГПУ № 530 от 15 августа предлагалось раз­вернуть с 10 сентября операцию по изъятию спекулянтов-перекупщиков и каждую декаду доносить об оперативных действиях, их результатах и о развертывании на местах совхозно-колхозной торговли. Последующей ди­рективой ЭКУ № 54618 уточнялось, какие именно сведения должны пред­ставляться периферийными органами ОГПУ. Между тем, на 15 сентября операция проведена только по 14 краям, донесения о ходе торговли пред­ставлены только 6 ПП.
Приказываю: 1) Немедленно развернуть работу по изъятию спекулян­тов-перекупщиков, донеся о ходе изъятия немедленно [по прямому] про­воду, а по окончании какой-нибудь крупной операции представить по­дробную докладную записку. 2) Работу по изъятию спекулянтов рассмат­ривать не как кампанию, а как постоянную, возложенную на ОГПУ спе-
194
циальным декретом правительства, [в] связи [с] чем рассматривать эту ра­боту как общую задачу органов ОГПУ, а не отдельных ведомств. 3) Особо следить за точным выполнением в срок установленной подекадной отчет­ности, руководствуясь директивой ЭКУ № 546 от 31 августа. № 313532.
Ягода ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 1. Л. 6. Заверенная копия.
№42
Из приложения к спецсводке СПО ОГПУ о хлебозаготовках и настроениях в связи с их проведением в русских районах Северо-Кавказского края по данным на 18 сентября 1932 г.
Не ранее 18 сентября 1932 г.
6. Антихлебозаготовительные настроения, выступления низового партийного], советского и колхозного аппарата
Белоглинский район. В партячейке колхоза им. Ленина Белоглинского сельсовета на закрытом собрании план хлебозаготовок прорабатывался 4 раза, причем все 4 раза выносилось решение о нереальности плана и от­казы в его выполнении. Присутствовавшие партийцы в выступлениях за­являли:
Диколов Е.И., член партии, колхозник: «Товарищи, Каганович на съезде говорил19, что при доведении плана х[лебо]з[аготовок] необходимо учитывать все особенности колхоза, а нам дают планы без всякого учета. Разве большевики так работают? Большевики всегда выступают с цифра­ми, а этот план приведет только к поднятию колхозников на восстание. Ведь колхозники читали о том, что с валовой урожайностью им необходи­мо получить до 60%, и только остальное должно идти в хлебозаготовку. Если мы выполним план, то лучший колхозник-ударник останется без хлеба. Что я получу за свою работу в колхозе? Я отказываюсь выступать на колхозных собраниях за выполнение плана х[лебо]заготовок, так как считаю, что этот план неверный и он нас погубит. Это есть политика антисоветская, независимо от того, кто ее проводит».
Ставников И.К., член ВКП(б): «Установка райкома партии неверна. Мы не можем выйти в массы с этим планом х[лебо]заготовок, т.к. не имеем цифр, доказывающих реальность этого плана. Я отказываюсь не только осуществлять этот план, но и голосовать за него здесь».
Корочев И.Е., член ВКП(б), председатель] колхоза: «Если мы выпол­ним план хлебозаготовок, то не только 2 кг, которые никогда не обеспечат колхозника, но и этого не сможем выдать. По-моему, надо сейчас, по-большевистски, заявить и разоблачить неверную политику в отношении хлебозаготовок райкома партии, иначе мы будем иметь такое положение, как на Украине».
Аналогичные выступления были со стороны Анпилова И.И. — кан-д[идата] ВКП(б) и комсомольцев Шевченко Ф.П. и Галкина И.Г. В резуль­тате указанных выступлений собрание приняло решение: «С планом не согласиться и в колхозные массы его не выносить».
На следующем партсобрании были следующие выступления партий­цев:
Диколов Е.: «О чем мы будем здесь говорить, когда у нас нет учета хлеба и райком до того додумался, что предлагает вывезти на элеватор
195
хлеб, отсортированный на семена? Разве мы можем говорить колхознику, что обеспечим ему 2 кг на трудодни, когда ему не придется получить и 100 г?»
Анпилов: «Как без учета мы будем принимать план, когда колхозники пересчитывали все колосочки и зернышки и знают, что в этом году давать государству нечего? Хорошо, если хватит самим».
Стадников: «С такими данными мы в массы идти не можем и гово­рить о плане нечего».
Шкандин: «Выступления Диколова я считаю оппортунистическими, за которыми потянулась вся наша организация». Последнее выступление было покрыто шумом и протестом всего собрания, не давшим возможнос­ти высказаться Шкандину.
Эти настроения партийцев быстро стали достоянием широкой колхоз­ной массы, в результате бригада колхозников с единственной молотилкой бросила работу и разошлась. В течение б дней молотилка не работала. На­молоченные 3,5 воза пшеницы в эти дни находились не прикрытыми под дождем. 20 августа партячейка колхоза приступила к самовольной разда­че 290 ц хлеба колхозникам, хотя этот хлеб намечался к вывозу на элева­тор. Прибывшие автомашины в течение пяти часов простояли, не имея возможности погрузить хлеб из-за протеста коммунистов.
10августа на заседании бюро партколлектива с. Красная Поляна раз­
решался вопрос по хлебозаготовкам, причем партийцы заявляли: «Если
мы выполним план, то в колхозе не хватит всего собственного урожая.
Райорганизации об этом знают, но все же доведением плана хотят создать
положение, как на Украине» (член бюро, член правления колхоза «Боль­
шевик»).
«Коммуна не может выполнить план, если даже в счет выполнения будет зачтена полова» (секретарь партячейки коммуны).
11августа на кустовом партсобрании с. Красная Поляна были следую­
щие выступления коммунистов:
Кашар, член партии, член правления колхоза «Большевик»: «Сель­ские и районные организации занимались хвастовством, преувеличивая урожайность, а теперь это хвастовство нас угробит. Ничего не поделаешь, видно, судьба наша такая».
Забелин, член партии: «В коммуне идет борьба за существование и по­гоня за трудоднями. О плане хлебозаготовок никто ничего не знает, а если и узнают, то коммуна разбежится».
Секретарь Кулашовского партколлектива Воронин в кругу коммунис­тов, работников колхоза и сельсовета, заявляет: «План хлебозаготовок не­реален. Об этом знаем мы, райорганизации и край, но беда в том, что ни­чего конкретного не предпринимают, а ждут восстаний, когда крестьяне начнут нас убивать... Нам особенно нужно быть осторожными в вопросе нажима на крестьян, так как наши бока будут отвечать в первую оче­редь».
Секретарь Песчано-Окопского партколлектива Чечин в группе комму­нистов по вопросу плана хлебозаготовок заявляет: «План явно превышен. В результате население останется голодным. Райком об этом не думает, боясь потерять портфель... Я же со своей стороны считаю этот вопрос под­нимать излишним, так как выгонят из партии и даже отдадут под суд. Партия такими методами проводит свою политику. Я решил молчать. Пусть выкачивают хлеб, а тогда борются с восстаниями». Часть комму -
196
нистов тянется за мнением Чечина и только некоторые пытаются слабо ему возражать.
Секретарь Средне-Егорлыцкого парткома Курашенко в группе членов партбюро говорил: «Положение в нынешнем году будет чревато плохими последствиями. Подобный обмолот райорганизациями во внимание не принят и план до села доведен явно преувеличенным. На этом деле при­дется закончить свою партийную карьеру».
Председатель] Павловского сельсовета заявил: «План хлебозаготовок я выполню, раз от меня этого требуют, вывезу все до зерна, но я теперь же заявляю, что село останется без хлеба и неизбежно восстание». Аналогич­ные настроения широко распространены среди беспартийного актива сель­советов и колхозов.
Агроном Песчано-Окопской МТС Копылов доказывал нереальность плана хлебозаготовок. Получив сочувствие ряда партийцев, он начал по­пытку организовывать делегации из представителей колхозов с жалобой центру на беззаконные действия районных организаций. Расходы по по­ездке он брал на себя.
11 августа на пленуме сельсовета «Красная Поляна» были следующие выступления:
Лукашев К., красный партизан, член сельсовета, бригадир: «План большой, его никто не выполнит... Обидно, что у нас хотят сделать то, что было на Украине. Колхозники уже сейчас питаются плохо, что же будет дальше... Все побегут из колхоза. Это вредительство и о нем еще не знает ГПУ».
Перевозчиков М., член правления коммуны, член сельсовета: «План фабриковали из-под полы, несмотря на то, что пробный обмолот делали два раза. Преподанный план никогда не выполним. Наши жены и дети работают, а служащие, как паразиты, едят хлеб вдоволь, мы же голодаем. Нужно прежде распределить хлеб колхозникам и коммунарам, а осталь­ное отдать государству, иначе у нас будет то, что на Украине» (речь по­крыта бурными аплодисментами всего пленума).
Сорокин М., член сельсовета, красный партизан: «Нас созвали не об­суждать план хлебозаготовок, а формально оформить совершившийся факт, утвержденный президиумом сельсовета. Говорят, что хлеб мы долж­ны сдать для рабочих, а получается, что рабочие меняют барахло за кусок хлеба или стакан муки. Мы не можем помочь рабочему, т.к. сами работа­ем полуголодными и носим на плечах килограммы для перемола на мель­нице. Если ктб из представителей колхозов согласится с преподанным планом, то он будет предателем и с ним будет поступлено как с предате­лем» (выступление покрыто криками «правильно»).
В колхозе им. Пивоварова один из членов правления на собрании вы­ступил со следующими данными: «Валовая доходность зерна в колхозе со­ставляет 6829 ц, для посева колхозу требуется 2145 ц, а остается на все нужды 4684 ц, эти цифры подтверждены пробными обмолотами районной комиссии под руководством старшего агронома райколхозсоюза. Однако нам предлагают сдать в хлебозаготовку 10 060 ц. Спрашивается, откуда же мы возьмем хлеб?»
Тарасовский район. Правление Калитвенского колхоза поставило во­прос перед райорганизациями о снижении плана на 50%, мотивируя гибе­лью 1709 га пшеницы. Присутствовавший на совещании зам. директора К.-Липовской МТС Гусев обвинил все правление в том, что «не дали в район сведений о погибшем посеве, теперь выполняйте план хлебозагото-
197
вок». В результате заседание правления было сорвано. На прошедших со­браниях о факте срывов стало известно колхозникам, которые заявляли: «На зиму мы опять обречены сидеть голодными, придется выходить из колхоза».
Брюховецкий район. В ст. Батуринской некоторые руководящие работ­ники, коммунисты, открыто заявляют о нереальности плана хлебосдачи.
Перешивайло, член ВКП(б), председатель] колхоза им. Калинина: «План невыполним и очутимся в таком положении, как Украина. Подал заявление о предоставлении отпуска по мотиву: я устал».
Рыхов, секретарь колхозной ячейки: «План по ячменю невыполним, так как расход больше, чем приход».
Купавцов, председатель] колхоза им. Шевченко, коммунист: «План по ячменю слишком большой, его невозможно выполнить» (подал заявление об освобождении от работы по мотиву болезни).
Яковлев, председатель коммуны, коммунист: «Если выполнить план по ячменю, то коммуну нужно ликвидировать».
Демецко, председатель] колхоза: «Надо осторожно подойти к выполне­нию плана, чтобы не развалить колхоза. Райорганизации недоучли неуро­жая. Для нас и других колхозов план невыполним. Перед райорганиза-циями нужно поставить вопрос о пересмотре плана. Если район не учтет мотивов, то я пойду до ЦК и добьюсь своего». Поданы заявления об от­странении от работы по мотивам «слаб в работе», «устал» и т.п. партийца­ми: Бурак — секретарь яч[ейки], Игошиным и Вечеря.
В ст. Чепегинской уполномоченный райкома ВКП(б) написал в райком ходатайство о снижении плана хлебозаготовок на 40%.
Сальский район. Председатель] колхоза «Сигнал» Калинин М.Д. и председатель] колхоза «Искра социализма», партиец, на заседании прези­диума заявили: «План хлебозаготовок очень тяжелый, хлеба у нас нет и выполнить его мы не можем».
Правление колхоза «Искра социализма», боясь говорить о размерах плана колхозникам, намеревалось вывезти три подводы хлеба на элеватор под предлогом его перемола на мельнице. Этот маневр не удался: группа колхозников, узнав действительное назначение хлеба, задержала подводы, причем некоторые колхозники кричали: «На Украине в прошлом году хлеб забрали и колхозы дохли с голода, если в этом году у нас вывезут хлеб, то с нами случится то же!»
Председатель] колхоза «Вольный» заявил: «Хлеба я не повезу, потому что у меня недостает по потребности, пусть что хотят, то и делают». Из подлежащих сдаче 96 т отправлена лишь 1 т.
Секретарь ячейки ВКП(б) Екатерининского сельсовета т. Луц на засе­дании партбюро и президиума сельсовета заявлял: «План хлебозаготовок на 50% нереален, о настроениях партийцев мне ничего не известно, я могу отвечать только за то, что я думаю сам».
Кропоткинский район. Правление колхоза «Вторая пятилетка» Ново-Владимирского сельсовета на заседании заслушало справку секретаря колхоза, заявившего: «План хлебосдачи нам дали в 340 т, а вот я получил акты обмолота, в среднем урожай выразился по 340 кг, а всего мы намо­лотили из 675 га 230 т, так откуда же брать хлеб? Кроме того, нам нужны семена, следовательно, мы останемся сами голодными». Присутст­вовавшие на собрании присоединились к его мнению, хотя приняли реше­ние план утвердить; при выходе же с собрания все говорили: «Все равно нам придется голодать».
198
В колхозе «Прогресс» Отрадно-Кубанского сельсовета общее собрание вынесло такое решение: «План принять в том случае, если действитель­ный обмолот выдержит определение урожайности, намеченное РИКом. В противном случае просить сельсовет и РИК пересмотреть план на пред­мет снижения».
В Зоннентальском сельсовете председатель] сельсовета прямо ставит вопрос: «План невыполним и выполнять его мы не будем, голодными кол­хозников оставлять нельзя».
На собрании колхоза «Коминтерн» инструктор РКС Конц заявил: «От­куда у нас хлеб? Хлеба нет. Вот в ст. Дмитриевской сельсовет и парткол-лектив отказались выполнить план и потребовали себе добавить 1 тыс. ц, это же нужно сделать и нам, тогда они перестанут приставать к нам».
В Темижбекском сельсовете пред [сед ате ль] колхоза «Червонный казак» Суворов среди руководящего состава говорил: «План будем выпол­нять — оставим колхозников без хлеба, а сами после разбежимся, чтобы не побили нам головы».
Секретарь ячейки колхоза «Путь к социализму» заявляет: «О выпол­нении годового плана и говорить нечего: если выполним мы августовский план, то все равно оставим колхозников голодными».
Миллеровский район. В Нижне-Камышинском сельсовете треугольник, обсуждая план хлебозаготовок, брал под сомнение вообще дальнейшее су­ществование колхозов, говоря: «Если выполнить план хлебозаготовок, то колхозники опять останутся голодными, вера в коллективизацию оконча­тельно пропадет и все колхозники разбегутся».
Благодарненский район. В с. Сотненском местные работники боятся объявлять колхозникам контрольные цифры заготовок. В начале августа группа колхозников категорически потребовала от председателя] колхоза «Мельмамстрой» объяснить, сколько колхоз должен сдать хлеба. Предсе­датель] колхоза ответил, что о