close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Л.Б.Переверзев Экологический джаз: призыв к миру в трехсотлетней войне.

код для вставкиСкачать
"Трехсотлетняя война началась незаметно еще во времена, когда в распоряжении человека были лишь порох и топор … Она неслась с поистине миссионерским усердием, ибо в нашем сознании девственная природа издавна ассоциировалась с опасностью и даже с неч
Л.Б.Переверзев
Экологический джаз:
призыв к миру в трехсотлетней войне.
"Трехсотлетней
войной"
против
Природы - а значит против Человека - назвал
член Верховного суда США Уильям О.
Дуглас ту хищническую эксплуатацию
природных богатств Земли, начальный
толчок
которой
дало
становление
промышленного капитализма, дальнейший
ход
колониальная
экспансия,
а
максимальную скорость и планетарный
размах - лавинообразный рост технической
мощи, грозящей ныне вырваться из-под
контроля создавших её людей. Имея в виду,
прежде всего Северную Америку, Дуглас
писал в одноименной книге 1972 г.:
"Трехсотлетняя
война
началась
незаметно еще во времена, когда в
распоряжении человека были лишь порох и
топор … Она неслась с поистине
миссионерским усердием, ибо в нашем
сознании девственная природа издавна
ассоциировалась с опасностью и даже с
нечистой силой и, следовательно, с
опасностью, должна была быть покорена
В числе жертв трехсотлетней войны оказались коренные жители континента. Они
были "Язычниками ", чей образ жизни и поведения были непонятны и богопротивны.
Однако они с гораздо большим уважением соотносились к природе и её удивительным
дарам, чем пришельцы, вера и догмы которых позволяли бездумно эксплуатировать леса,
озера, реки…."
Необходимость положить конец этому самоубийственному наступлению, давно
ведущемуся наступлению и за пределами США, осознается сегодня вол всех странах как
одна из неотложнейших глобальных проблем современности. Свидетельством тому решение ООН о международном сотрудничестве по охране окружающей среды в рамках
специальной экологической программы ООН и связанной с ней программой ЮНЕСКО
"Человек и биосфера", подчеркивающей актуальность этой проблемы в плане не только
материальной, но и духовной культуры.
Однако далеко не все и не сразу пришли к пониманию этой реальности. Когда
словосочетание "экологический кризис" впервые замелькало в сообщениях средств
массовой информации США и других промышленных стран Запада, читатель слушатель и
зритель восприняли его как гром среди ясного неба. Особенно болезненный шок испытали
американцы, столкнувшиеся вдруг отнюдь не с увлекающим своей стремительностью
будущим, которое как раз в те дни пророчествовал Олвин Тоффлер, а с необходимостью
радикально пересмотреть свои представления не только о настоящем, но и о прошлом.
1
Господствующим настроением послевоенного периода была эйфория от поражающих
воображение успехов НТР и её осязаемых плодов, непрерывным и, как думалось,
неиссякаемым потоком изливающихся на пиршественный стол "общества всеобщего
благоденствия". В книге, не без кокетства взявшей название знаменитого романа ужасов
"Дети Франкенштейна", социолог Х. Мюллер писал:
"За всю историю своей деятельности по овладению природой человек никогда не
проявлял столько неуважения к ней, как это делают современные американцы…"
Стюарт Юдолл, бессменный член кабинета демократов в администрации Джона
Кеннеди и Линдона Джонсона, уйдя в отставку после избрания Никсона, компетентно
утверждал: "Наша страна стоит на первом месте по богатству и мощи, но она также
занимает лидирующее положение в деградации среды обитания человека".
Неудивительно, что именно в Америке возникло активное движение по защите
окружающей среды, получившее название энвайронментализма. При всей расплывчатости
своей программы и отсутствии организационного единства движение это оказалось
жизнеспособным; дух пацифизма, сближающий его с антивоенными силами реабилитация
"естественности", столь близкая "молодежной культуре" быстро обеспечили ему широкую
популярность и моральный престиж в глазах миллионов. В ряде же западноевропейских
стран тамошние энвайронменталисты образовали даже самостоятельные политические
партии, приобретающие, как показал внушительный успех "зеленых" на недавних
выборах в ФРГ. все более прочную поддержку.
Объединяя людей всех взглядов и противоречий, энвайронментализм заявлял о
себе в многообразных, подчас неожиданно парадоксальных формах. Выдвигалось
множество теорий, предлагающих самые различные трактовки, оценка, прогнозы и
рецепты преодоления экологических трудностей. Панацеей, однако. Найти не удалось.
Природа, являвшаяся ранее человеку живым и многоликим целым, превращалась в
отчужденный от него объект абстрактно - логизирующего анализа или в сырой материал,
подлежащий переработке в конечный продукт той или иной товарной стоимости. Четко
обозначились поляризация двух подходов ко всему природному: субъективноличностного, чувственно - непосредственного, художественного и условноопосредованного, объективно-научного, промышленно-утилитарного.
Гибельный подход для культуры антагонизма этих подходов был поэтически
осознан уже романтиками; философское его истолкование дали Маркс и Энгельс,
утверждавшие идею диалектического единства природы и общества, но указывавшие на
его нарушение капиталистическим производством, которое насильственно пресекает
двухстороннюю связь и животворящий обмен между Землей и человечеством. Ясно, что
воссоединить их в гармонии удастся не раньше, чем будут устранены препятствующие
тому внешние социально-экономические причины и порожденные ими же инерционные
внутренние барьеры - те, что мешают увидеть, услышать, почувствовать, эмоционально
пережить и предметно выразить подобную гармонию: сперва как некий идеальный образ,
как великий замысел, способный прейти в действительность лишь в итоге совместной
творческой деятельности всех обитателей нашей планеты. Эта действительность должна
ориентироваться на некие общие эколого - эстетические принципы и ценности, то есть
быть
художественной,
научно-исследовательской
и
жизненно-практической
одновременно. Другое специфическое требование - возможность осуществления такой
деятельности, по крайней мере, на настоящем её этапе, в порядке индивидуальных личных
инициатив глобальные проблемы в некоторых аспектах могут решаться, как известно и
локальными усилиями. Пока они, правда, не слишком многочисленны, но тем интереснее
познакомиться с одной из таких попыток, принадлежащей Полу Уинтеру, американскому
джазовому музыканту и энвайронменталисту, награжденному недавно золотой медалью
Общества охраны природы США, присуждаемой ежегодно за "значительный вклад в
улучшение жизни и окружающей среды".
2
Кредо этого не совсем обычного, на первый взгляд курьезно - эксцентричного
саксофониста, композитор и проповедника мира в трехсотлетней экологической войне,
будучи выражено в словесной форме, выгладит не так уж оригинально:
"Прав Генри Торо, величайшие наши беды - от нас самих. Но не поздно еще
вернуться к собственному естеству и спасти природное окружение для всех живых
существ, включая человечество".
Что это - запоздало - смягченный рецидив неоруссоистских обличений "тотальной
технократии" в духе контркультуры 60-х годов или же сладко - ностальгические
медитации на тему "Уолдена"1, модные в "усталых 70-х"?
Не совсем.
"Довольно перекладывать вину на кого-то другого. Пора, наконец, осознать
личную ответственность за происходящее. Хватит жаловаться на то, что "они" там делают
в правительстве или в бизнесе. Да кто "они " такие"? Мы - вот кто может хоть что-то
изменить!".
Это - сравнительно недавняя и качественно иная тема американского
энвайронментализма., её - то и развивает в своих музыкально - экологических
импровизациях джазовый саксофонист и композитор, которого журнал "Одюбон"
называет "трубадуром нового духа, разливающегося ныне по свей стране".
Напомним, что "старый дух" подчас граничил с паникой, заставляя видеть корень
всех зол в индустриализации, массовом производстве и "власти машин ", а единственное
спасение - в решительном прекращении деятельности дальнейшего техникоэкономического развития. Средства массовой информации принялись с необычайным
аппетитом расписывать ужасы экологического кризиса и наперебой предрекать близкий
конец гомо сапиенса, одержимого манией тотально-технократического самоубийства.
Было бы, конечно, преждевременным утверждать, что
"новый
"
энвайронментализм сразу же и решительно восторжествовал на "старым". Однако, судя по
ряду пока еще не очень многочисленных, но упорных и неуклюжих попыток изменить
сложившуюся систему взглядов, можно говорить о наметившейся тенденции сделать
движение более демократичным и эффективным.
Так, энвайронменталисты 80-х годов ставят целью не только оградить природу от
хищнического уничтожения, но, что для них не менее важно, открыть доступ к её благам
как можно большему количеству людей. Помимо учреждения заповедных зон и принятия
строгих мер, регулирующих природопользование, это предполагает освоение
"альтернативных " источников энергии (например, солнечной или океанической),
возобновляемых ресурсов и "чистых" технологий, не дающих вредных отходов и
применяющих ресайклинг, то есть восстановление и многократную утилизацию
исходного сырья. Продвигаться к этим целям оказалось куда труднее, чем
пророчествовать о грядущем экоапокалипсисе: пресса и телевидение резко охладели к
такой тематике, и надлежало каким-то иным образом мобилизовать общественной
мнение, способное оказывать давление на политиков, законодателей, администраторов,
финансистов и капитанов индустрии. Приходилось обращаться уже не анонимным
"массам", а к отдельным людям, приглашая их не столько протестовать, сколько
совместно осуществлять конструктивные акции. Не удавалось обойтись и одним лишь
информированием, хотя бы самым красочным, о целях и задачах и задачах движения
необходимо было добиться, чтобы каждый участник внутренне проникся его позитивным
нравственным и эстетическими идеалами. Наиболее дальновидные умы понимали это с
самого начала. Подлинная охрана природы станет возможной лишь тогда, когда люди
окажутся от исконного своего представления о том, что мир предназначен не только для
использования его исключительно человеком и более никем, предупреждал скончавшийся
в 1971 году Джозеф Вуд Кратч, некогда столичный театральный критик, затем сельский
Роман Генри Торо "Уолден, или Жизнь в лесу" (1854)- классический образец руссоистских настроений в
американской литературе, вновь обретших популярность в конце 50-х - начале 70-х годов.
1
3
натуралист, автор ряда всемирно известных книг о духовном потенциале природы и один
из предтечей нынешнего энвайронментализма.
"Но как можно побудить человека лелеять какие-то иные идеалы, - писал он, покуда он не научиться находить интерес и удовольствие в наблюдении красоты и
многообразия мира самого по себе, покуда он не сможет увидеть "ценность"
распускающегося цветка или играющего животного, покуда он не сумеет обнаружить
некую "Пользу" в вещах, по видимости бесполезных?"
Пол Уинтер старается следовать именно этому принципу:
"Наша музыка - это наша политика. Я ищу способ выразить благодарность
природе, вот и все. Если мне и удается кое-что сообщить людям о том, сколь чудесны
дикие создания и в какой они теперь опасности, то лишь посредством звучаний, им же
свойственных".
В звуковой палитре Уинтера - голоса птиц, волков, тюленей, китов и многих
других животных, записанных им на магнитную ленту во время его экологомузыкальных
экспедиций, география которых охватывает обширные пространства воды и суши, от
Арктики до тропиков и от Тихого океана до Атлантического. Эти записи совсем непохожи
на те, что делаются учеными, старающимися тайно подслушать природу, оставаясь
незамеченными и не вмешиваясь в естественно течение её жизни. Пол Уинтер - музыкант,
притом музыкант джазовый, воспитанный в традициях коллективной импровизации,
искусства принципиально диалогического. Он берет свой саксофон и посылает зов,
обращенный ко всем, кто слышит и способен так или иначе на него откликнуться. Как
правило, отклик не заставляет себя ждать, он приходит незамедлительно, будь то эхо от
скал Большого каньона, клекот орла в вышине, посвист дельфинов, подплывающих прямо
к лодке импровизатор, чтобы совершить свой приветливый кульбит, или волчий вой,
приводящий на память все соответствующие сюжеты, начиная с мифологических, об
Орфее, например, и кончая Маугли.
Ленты с записью подобных дуэтов становятся тематической основой развернутых
композиций Уинтера, исполняемых его ансамблем "Пол Уинтер консорт". "Consort"
можно понимать здесь и как "сопровождающие спутники", и как "групповое согласие"
или "гармоническое согласие", тем более что Уинтер специально стремится возродить
практику весьма близкую джазу. Уинтер выступает пред самой разнообразной аудиторией
- в "Карнеги - холл" и, под сводами кафедральных соборов и средь прибрежных скал
штата Мэн в День Солнца - ежегодного празднества в честь животворящего светила,
отмечаемого энвайронменталистами 3 мая. Он стремился использовать "органические
звуковые сплетения ", представляющие собой "вневременной спектр музыки". Джаз,
родившийся из фольклорных течений Европы и Африки, встретившихся на земле Нового
Света, как и более поздний их отпрыск рок-н-ролл, мирно соседствуют в этом спектре с
латиноамериканскими ритмами индийскими ладами, приемами симфонизма и
полифонического письма: арфа, гобой и виолончель прекрасно уживаются с архаическими
ударными и щипковыми инструментами, а те - с новейшей электро-акустической
техникой, оперативного монтажа, превращающего "натуральные" звуки и голоса
животных в один из базовых компонентов музыкального целого.
Путь к обретению подобной целостности был долог, далеко не прямолинеен, полон
непредвиденных и на первый взгляд чисто случайных, но, в конечном счете, совершенно
закономерных и внутренне необходимых поворотов. В юности Пол Уинтер не мечтал об
артистической карьере и намеревался стать филологом. Он учился на отделении
английского языка в Эванстоне и, будучи саксофонистом - любителем, организовал из
своих сокурсников джаз -группу, неожиданно занявшую в 1962 году первое место на
всеамериканском студенческом фестивале джаза. Это сразу же принесло ему известность,
а вскоре - предложение совершить длительное турне по странам Латинской Америки.
Последующие непосредственные столкновения с музыкальной практикой многих народов
наводят на мысль о художественных экспериментах в области межкультурного синтеза ; с
4
этой целью в 1967 году формируется ансамбль "Пол Уинтер консорт". Созданный им ряд
произведений, синтезирующих элементы не соприкасавшихся ранее этнических традиций,
открывает новое направление джаза : в 70 -х годах оно блестяще развивается группой
"Орегон", состоящей из четырех бывших членов "Косорта". Сам же руководитель к тому
моменту начинает вплотную интересоваться идеями энвайронментализма, услышав
запись, поразившего его "пения" горбатых китов и подружившись с замечательным
ручным волком Джетро, который сопутствовал Уинтеру в концертной поездке по
Соединенным Штатам, но затем был отравлен каким-то злобным невеждой.
Первое из этих событий стало поводом к сочинению в 1972 году "дуэта" с
дельфином по имени Хейда. Второе тоже имело далеко идущие последствия не только
эстетического, но и этического порядка. Гибель Джетро побудила композитора написать
произведение "Первозданностью да сохранится мир ", носящее характер программного
манифеста. На протяжении пяти лет Уинтер собирает полевой материал к задуманному им
"музыкальному роману" о приключениях маленького мальчика, выручаемого из трудного
положения обитателями земной, воздушной и водной стихий. Ища прямых звуковых
контактов с различными представителями фауны, саксофонист обнаруживает
наибольшую готовность к музыкальному сотрудничеству среди волков. В Центре по
изучению хищников на склонах Сьерра -Невады он находит старую волчицу по кличке
Ида, которая не только отвечает на его импровизационные пассажи, но точно повторяет
каждую сыгранную им фразу. Через довольно продолжительное время он проделывает с
ней тот же опыт и получает аналогичный результат: "Ида отвечала мен точь-в-точь, как
прежде, она запомнила музыку". Профессор Эрик Клипхаммер, специалист по
зоопсихологии, видит в этом немаловажной научное открытие:
"Четыре ночи подряд после отъезда Уинтера в завываниях Иды звучала отчетливая
мелодия, выдававшая влияние слышанной ею музыки. Вероятно, мы впервые наблюдали
случай имитационного поведения в звуковой сигнализации волков. Этот факт мы
предполагаем теперь специально исследовать, но если бы не Пол Уинтер, подобная идея
никогда не пришла бы нам в голову".
Научные результаты шли рука об руку с художественными. Песня "Глаза волка",
посвященная Иде и Джетро, стала одним из главных эпизодов "Увертюры " к пока еще не
законченному "роману", первая часть которого вышла в 1978 году на долгоиграющей
пластинке "Общая почва."
По мере дальнейшего накопления музыкально-экологического опыта планы
Уинтера существенно расширяются и приобретают новые художественные измерения.
После "Общей почвы " он выпускает альбом из двух дисков под названием "Зовы ",
звуковую одиссею мифического существа Силки - полузверя, получеловека, одиноко
живущего в глубине океана. Силка тоскует по людям, его влечет к ним, несмотря на
смертельную опасность, от них исходящую. Многостраничное эссе, прилагаемое к
альбому в виде брошюры, подробно обосновывает тезис о личной ответственности
человека за продолжение и совершенствование жизни на Земле - ответственности
предполагающую любовную заботу и сознание нерасторжимой родственной связи всех
населяющих нашу планету созданий. Животных, чьи голоса вплетаются в ткань его
произведений, композитор именует своими соавторами и соисполнителями. В хоре
голосов природы, слитых с виртуозной игрой инструментального ансамбля "Зовов", мы
слышим даже "импровизированную" партию настоящей грозы, разразившейся в момент
записи сцены морской бури соответственно в списке участников на забыт и "большой
барабанщик на небесах".
В отличие от природы, охотно идущей ему навстречу, могущественные фирмы
грампластинок, как и средства массовой информации, не жалуют Уинтера вниманием и по
сути давно окружают его заговором молчания. Не имея доступа в их студии, он записывал
"Общую почву" в амбаре своей фермы. Чтобы избавиться от диктата продюсеров,
ориентирующихся на чисто коммерческие критерии, композитор основывает собственную
5
компанию звукозаписи "Ливинг мьюзик рекордс", но по прежнему испытает трудности с
помещение. Помощь пришла с неожиданной стороны: преподобный Джеймс Мортон,
настоятель кафедрального собора св. Иоанна Богослова в Нью-Йорке, симпатизирующей
энвайронменталистам и противникам ядерного оружия, преложил ансамблю "Пол Уинтер
консорт" проводить репетиции, сеансы записи и концерты под готическими сводами
одного их крупнейших храмов Америки. Он же побудил Уинтера приступить к
беспрецедентной работе, сочетающей экологическую проблематику с традиционной
музыкально - литургической формой; так возникло масштабной плотно "Месса Геи",
благодарственное обращение к Матери Земле. Публичным исполнением этой вещи в июне
1882 года было отмечено торжественное открытие Недели и разоружения ООН
Смысл своей композиторско - исполнительской деятельности Уинтер видит не
столько в создании самоценных произведений искусства, сколько в обращении к
инстинкту художественной активности, присущему каждому индивиду, но реализуемому
в наши дни лишь в ничтожной степени и притом в речевой форме. Пение и танец- эти
фундаментальные способы контакта человека с окружающей его Вселенной - остаются
неиспользованными большинством живущих ныне людей.
Главную причину утраты современным человеком творческой инициативы
джазмен - энвайронменталист усматривает в его отрыве от коллективно -природных начал
человеческого существа, в забвении нашего кровного родства совсем живущими,
дышащими, плавающими и движущимися по земле существами. .Общение с ними,
считает он, помогает восстановить связь с нашей собственной сущностью и узнать много
нового не только о них, но нас самих. Защита окружающей среды оказывается, таким
образом, залогом благополучного развития среды внутренней и наоборот.
"Найдя общую почву с естественным окружением и его обитателями, мы сумеем
постигнуть и более глубокие ценности".
Слова, безусловно, правильные, хотя уже неоднократно слышанные из уст
проповедников психотренинга, психодрамы, трансцендентной медитации и прочих
"методов" соблазняющих любителей дешевых, быстрых, не требующих особых усилий
путей заманчивыми картинами "персонального рост" и "полной самоактуализации ".
"Не являются ли данная программа и все её сторонники пережитками "эпохи
нарцисизма", возводившей в культ исключительную заботу о благополучии собственного
"я"?".
Журнал "Смитсонион" задавший этот вопрос, приводит ответ Уинтера, если и не
устраняющий до конца высказанные сомнения, то во всяком случае, свидетельствующий
об осознании стоящей за ним реальности и намерения приложить усилия к тому, чтобы
изменить её к лучшему:
"Время безудержной абсолютизации "я" кончается. Ближайшее десятилетие будет
проходить под знаком отношения "Я- ты".
Что ж, это тоже не очень новая, но куда более высокая и плодотворная идея,
хорошо знакомая мировой, особенно русской философии и литературе, трактующей
проблему человека. Отрадно, что она продолжает жить и находить не только смелые
художественный формы, но и непосредственное, жизненно- действенные претворения в
таких оригинальных жанрах, как экологический джаз Пола Уинтера и его спутников,
число которых, будем надеяться, достигнет со временем немалой величины.
Л. Переверзев.
6
Автор
shmilik47
Документ
Категория
Гуманитарная литература
Просмотров
342
Размер файла
230 Кб
Теги
Экология, ecojazz, djaz1, джаз, экологический джаз
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа