close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ГЕРОИ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ. ЛЕЙТЕНАНТ Д. П. КИРЕЕВ. 1977

код для вставкиСкачать
на 10 коп. «ЛЕЙТЕНАНТ Д. П. КИРЕЕВ» Текст участника обороны Брестской крепости А. Д. Романова. Художник Е, Ф. Левченко. Фото К. Л. Дробова, Г. Л. Лихтаровича, А. М. Манцветова, из фондов мемо­
риального комплекса «Брестская крепость-герой». Редактор В. А. Фрейдин. Художественный редактор Р. Г. Дубелир. Технический редактор В. И. Крюкова. АТ 10669. Сдано в набор 28.111.1977 г. Подписано к печати 8.У1.1977 г. Формат 70Х1081/8. Заказ 152. Тираж 80 000 экз. Цена 10 коп. М301(05)-77. Издательство «Беларусь» Государственного комитета Совета Министров БССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Минск, Ленинский пр., 79. Издание подготовлено творческой студией «Фото и жизнь» Союза журналистов БССР. © Творческая студия «Фото и жизнь», 1977 г. ГЕРОИ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ ЛЕЙТЕНАНТ .КИРЕЕВ Лейтенант Д. П. Киреев. Д. П. Киреев с женой Анной Лаврентьевной. Г ^ В г Д У П ° Ц е н т Р а л ь н о м У телевидению прозвучали первые рассказы Сергея Сергеевича Смирнова. Писатель шел неимоверно трудными неизве­
данными дорогами поиска воинов, совершивших в Брестской крепости подвиг во имя любимой Отчизны. Осенним вечером этого года в мою квартиру во­
шел коренастый мужчина. Представился: «Я - Киреев Иван Павлович» Моим командиром взвода в армии был Дмитрий Павлович Киреев и не только командиром-другом. Брат Дмитрия показал две фотографии. Я рас­
сматривал до боли дорогие черты лица своего командира, а Иван Павлович тоже воин-фронтовик, рассказывал: Н Павлович, ,.~ :Д е С Я Т К И * а п р о с о в ° с У * ь б е Дмитрия и его семьи посылали мы в раз­
ные инстанции. И все ответы безрадостные приходят, как этот Р г ™„ п П р О Т Я Н у л справку полученную в 1951 году от военного комиссара Сокольнического района Москвы: «Дана Киреевой Надежде Ивановне в том что ее сын, командир взвода Киреев Дмитрий Павлович, находясь на фронте Отечественной войны, пропал без вести в 1941 г » фронте ...Он родился 23 октября 1918 года в деревне Острово Сухиничского оай-
она Калининской области. После окончания двух курсов машиностроительно­
го техникума в г. Людиново Калужской области поступил в Минское пехот­
ное училище. В 1939 году Киреев окончил его, и ему было присвоено звание младшего лейтенанта. Тот, кто учился с Дмитрием, до сих пор помнит его и как артиста самодеятельного театра. _ Участвовал в войне с белофиннами. Перед началом Отечественной войны лейтенант Дмитрий Киреев был командиром пулеметного взвода полковой школы 455-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии. Личный состав школы размещался в кольцевых казармах центрального острова Брестской крепости. г ...Нет, не пропал без вести мой командир. Нам с .Иваном Павловичем не хватило ночи, чтобы вспомнить все что связано с жизнью Дмитрия Киреева. Потом не хватило и двух дней когда брат и сестра Дмитрия — Иван Павлович и Нина Павловна приезжали ко мне не хватило и тех дней, когда я ездил к ним. Брат и сестра Киреевы говорят тихо. Нина Павловна вспоминает: ^ — Пятеро нас было, детей, а в 1936 году появилась шестая — Галя Боль­
ной отец работал вахтером, мать — уборщицей. Не густо ели, платьями хза-
литься не приходилось. «Ты, Митька,— старший,— говорил отец,— на тебя, му­
жик, если что,— вся надежда. Иван — твой первый помощник». Дмитрий молча кивал головой и старался: в школе и техникуме учился отлично, получая маленькую стипендию, как-то еще выкраивал на гостинцы младшим сестренкам и братьям. И потом всегда помогал семье деньгами. В 1940 году женился на ленинградке Анне Лаврентьевне Галуновой. Жили они в городе Березе, а весной сорок первого переехали в Брест. Из погра­
ничного города Дмитрий писал короткие, тревожные письма. «Мы по-стаха­
новски учимся, а в воздухе пахнет грозой, и, наверное, гроза будет похуже финской». И только письмо, датированное 18-м июня 1941 года, было радост­
ным: «—Ура! Поздравьте! Вчера Анюта подарила мне Киреенка! Представля­
ете, у нас родился сын!» Это было последнее письмо и последняя весть о Мите, Ане и «Киреенке». ...Помню нашу первую встречу с командиром. — Встать, смирно!—скомандовал первый, увидевший молодого, стройно­
го лейтенанта, вошедшего перед вечерней поверкой в помещение пулемет­
ного взвода. — Вольно, садитесь, товарищи,— сказал лейтенант.— Разрешите предста­
виться: Киреев Дмитрий Павлович, назначен командиром в ваш взвод. Здороваясь с каждым за руку, спрашивал имя, фамилию, как служится. Это понравилось. На вечерней поверке лейтенант обошел свой взвод, внима­
тельно всматриваясь в лица курсантов, словно ощупывая каждого умным, при­
ветливым и в то же время упрямым взором. Вскоре курсанты и младшие командиры убедились, что лейтенант Кире­
ев справедлив: не делая ни малейшей попытки казаться добреньким, он не «распекал», не повышал голоса, но и не оставлял без наказания провинив­
шихся. Самой сильной стороной его, как командира, было умение показать лич­
ный пример. Ползти по-пластунски по раскисшему торфянику, понятно,— не мед. Лейтенант преодолевал дистанцию быстрее всех. Проследив по секундо­
меру, за сколько секунд расчет приводит пулемет в боевую готовность по команде «К бою!», лейтенант иногда говорил: «Так не годится!» и вместе с помкомвзвода показывал такую скорость, какая достигалась потом всеми путем длительной и настойчивой тренировки. По-мальчишески искренне ра­
довался, если кто-то опережал командира в скорости, объявлял благодар­
ность перед строем. Иногда, попросив разрешения у командира отделения, дежурившего по школе, поспать на его койке, оставался ночевать с курсантами своего взво­
да. Утром по сигналу «Подъем!» одевался быстрее всех, койку застилал с тщательностью, которой могла позавидовать самая аккуратная женщина. Часто становился вместе со всеми за стол, где чистили оружие. Редко кто мог сноровистее и быстрее его разобрать и собрать, почистить и смазать пистолет, винтовку, пулемет. Растерявшегося курсанта, не сумевшего ответить приехавшему на стрель­
бище генералу на вопрос, какими способами передвигается станковый пуле-
Д. П. Киреев (в фуражке) со своими бойцами (четвертый справа — А. Д. Романов). мет с позиции на позицию, лейтенант лично учил, как передвигать пулемет «тачкой»: по раскисшей от грязи проселочной дороге он метров четыреста полз вместе с курсантом по-пластунски, толкая перед собой «максим». Как-то на тактических занятиях на тему «Взвод в наступательном бою» курсант при форсировании водной преграды потерял в воде штык. Подводя итоги занятий, Дмитрий Павлович спросил курсанта: — Скажи, пожалуйста, что ты сделал, когда взвод после форсирования реки пошел в атаку, а ты обнаружил, что у тебя нет штыка? — Я побежал назад, чтобы найти штык. — Значит, кинулся не в атаку, а обратно? А если бы это было не учение, а война? Знаешь ли ты, что делают с бегущим назад и что представляет из себя безоружный боец перед вооруженным врагом? Учти, тогда бывает не­
сравненно хуже, чем три наряда вне очереди, которые я даю тебе сейчас. Иногда на привале Дмитрий Павлович спрашивал: — Есть у кого, хлопцы, вопросы «для души» или «щекотливые»? (Вопро­
сы задавали откровенно, не стесняясь). — Есть, товарищ лейтенант. Зачем это мы везде выжимаем до предела? «К бою!» — так за 3 секунды, «В ружье!» — так через 3 минуты стой в строю с полной боевой выкладкой. Может быть, это и называется муштрой? — Что касается «выжимания» секунд и минут, то так думают иные до тех пор, пока не приходит час испытания. Мне довелось пройти это в финскую войну, и я видел случаи, когда недоставало как раз этой секунды, от которой зависела не одна жизнь. В одну секунду тебя может так перетряхнуть, что времени для размышления не останется, значит, надо быть заранее готовым. От этой готовности и убежденности в правоте твоего дела зависит, подни­
мешься ли ты на вершину подвига или полетишь в пропасть трусости и пре­
дательства. Такие беседы командира заставляли курсантов размышлять, нередко — спорить. Временем Дмитрий Павлович умел распоряжаться по-хозяйски и многое успевал сделать там, где другие не успевали. До знаний был жаден, ходил в Березе на курсы по изучению немецкого языка, сагитировал нескольких сержантов заниматься на этих курсах. Он участвовал в выпуске «боевого лист­
ка». В командирской сумке носил и уставы, и учебник немецкого языка, и стихи Лермонтова, и произведения Салтыкова-Щедрина — читал при любой свободной минутке. В небольшом домике в Здитовском переулке в г. Береза, где жил Киреев со своей приветливой Аннушкой, было множество журналов, газетных подбо­
рок, военно-исторической литературы. Таким был командир взвода Дмитрий Павлович Киреев, прибывший в Брест со своим взводом вместе с другими подразделениями полка в апреле 1941 года. ...Раннее утро 22 июня 1941 года. Стальными раскаленными когтями война рвет на куски, вздымает в воз­
дух, топит в крови, расплавляет, сжигает все живое и неживое на земле. А в чудовищной круговерти огня и металла воины гарнизона крепости собствен­
ной кровью пишут бессмертную историю Цитадели над Бугом. Группа курсантов и сержантов полковой школы и других подразделений 455-го полка бросилась в клокочущую от взрывов воду Мухавца, чтобы добыть оружие в горящих складах на Северном острове. В следующий момент часть бойцов накрыло взрывами, другие, выбравшись из реки, карабкались к ва­
лам: бежали, ползли, падали, теряя убитых товарищей. До сих пор терзаю­
щие душу детали, неизгладимые видения, не покидают меня. Прижатые к земле огнем фашистских бомбардировщиков и истребителей, мъ\ все же ползем: оружие нужно, оружие! Недалеко от нас из клубов дыма и пыли вынырнул бегущий по направ­
лению к мосту через Мухавец человек в командирской форме с пистолетом в руке. Рядом с ним рванул взрыв, потом, изрешетив землю пулями, пронес­
ся истребитель. Человек, будто налетев на стену, остановился, сделал шаг вперед и упал. Двое наших поползли к нему, с трудом притащили в канаву, по которой мы ползли. С раздробленным черепом, командир уже не нуж-
Имя лейтенанта Д. П. Киреева—на плитах мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». дался ни в какой помощи. Партийный билет, извлеченный из кармана его гимнастерки подтвердил, что погиб за Родину еще один верный ее сын, ком­
мунист лейтенант Дмитрий Павлович Киреев... Четыре дня назад он был безмерно счастлив, смеялся, радовался, балагу­
рил: у него родился сын — первенец. Мы от души поздравляли своего ко­
мандира с прибавлением семьи, с наследником... Жил Дмитрий Павлович вне крепости — в городе. Спал он или не спал в это роковое утро — неизвестно, но, услышав гром войны, бросился к своему взводу... 4 километра под ураганным огнем врага. Он не мог поступить иначе, не мог оставить тех, кому служил примером. Все существо его было подчинено беззаветному служению Родине. И Родина не забывает своих верных сынов. Имя Дмитрия Киреева вечно будет сиять на мемориальных плитах Брестской крепости-героя. 
Автор
dima202
dima202579   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Презентации
Просмотров
108
Размер файла
9 266 Кб
Теги
1977
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа