close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Преодопреде

код для вставкиСкачать

"Предопределение и свобода воли"
Васильков Л. В. Москва 2007
Содержание
1. Введение, постановка вопроса.................................................3 2. Что такое предопределение?....................................................................3
3. Что такое свободная воля?......................................................................4
4. Благодать, свободная воля и вера..............................................4
5. Исторический ракурс............................................................7
1) Ориген........................................................................7
2) Иоанн Златоуст............................................................8
3) Августин....................................................................8
4) Мартин Лютер.............................................................8
5) Джон Кальвин..............................................................8
6) Яков Арминий..............................................................9
7) Сперджен....................................................................9
6. Аргументы сторонников предопределения.................................10
1) Аргументы Августина....................................................10
2) Позиция современных кальвинистов..................................11
7. Библейское исследование основания предопределения...................15
8. Аргументы сторонников свободы воли......................................17
1) Августин....................................................................17
2) Пестов Н.Е..................................................................17
3) Соловьев В.С...............................................................18
4) Критика взгляда Толстого Л.Н..........................................18
5) Схиархимандрит Софроний..............................................18
6) Игнатий Брянчанинов.....................................................19
7) Арминианское богословие.................................................21
8) Позиция римского католика Бернарда Клервоского.................24
9) Позиция П.И. Рогозина ...................................................40
i. Ложное предопределение..........................................43
ii. Свободная воля человека...........................................44
iii. Искупил ли Христос все человечество?................................48
iv. Кого и как Отец привлекает?..................................................51
v. Для кого благовествование закрыто?.....................................55
vi. Когда грешник не может быть спасен?..................................57
9. Библейское исследование основания свободы воли.........................66
10. Заключение...........................................................................85
11. Список использованной литературы............................................86
1. Введение, постановка вопроса. Во взаимоотношениях Бога и человечества есть один очень непростой аспект. Хотя при сотворении, человек, несомненно, получил свободу воли, как неотъемлемую часть образа Божьего, но, зная всемогущество Творца и Его неограниченную власть над всем творением, трудно представить себе что Бог не предвидел заранее, что это может привести к вечному мучению миллионы людей, которые добровольно отвергнут или просто не услышат о спасении в Иисусе Христе. Более того, Библия говорит, что Бог избрал определенных людей к спасению - это несомненно: "Петр, Апостол Иисуса Христа, пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, избранным, по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровию Иисуса Христа: благодать вам и мир да умножится". (1Пет.1:1,2)
Однако тогда получается, что других Он оставил для погибели или по аналогии со спасенными - избрал для мучения. Трудно представить себе Бога, который по библейскому определению есть любовь (1Ин. 4:8,16), Который творит людей для недолгой жизни на земле, где царствует несправедливость, отчаяние и скорби и после этого - направляет их на вечные и непрекращающиеся муки в геенне огненной.
В данной работе я постараюсь внимательно рассмотреть, как соотносятся между собой предопределение и свобода воли, Божьи любовь и правосудие.
2. Что такое предопределение?
ПРЕДОПРЕДЕЛЯТЬ, -лить что, определить, назначить, постановить наперед, на будущее время; предустановить, предузаконить, предназначить, предустроить. Один Бог предопределяет. -ся, страдат. Неизбежное в будущем; провиденье, промысл, судьба, рок, неминучая будущность. Я верю в предопределенье, в фатализм. (Словарь Даля)
Предопределение - один из догматов веры, которого придерживаются некоторые течения Христианской Церкви. Согласно этому догмату, Всезнающий БОГ уже заранее предопределил одних людей к добру, а других - к ЗЛУ; одних - к вечному блаженству, а других - к вечному осуждению. Отсюда, спасутся только те, кого Бог избрал "прежде создания мира", все же остальные люди погибнут. Учение о предопределении, в самом общем смысле этого слова, недалеко УШЛО от фатализма, утверждающего, что все предназначенное судьбой неотвратимо и неизбежно. Люди не могут, бессильны и беспомощны, изменять свой рок, свою судьбу. То, чему суждено быть непременно будет; а то, чему не суждено, никогда и не случится. Фатализм, детерминизм и "предопределенчество" сходны именно своей идеей безысходности и обреченности. Предопределение - изначальное решение Бога относительно избрания того или иного человека к спасению или погибели в вечности. Так, напр., в кальвинизме, но это отвергалось другими течениями христианства. Проблема предопределения возникла из следующего. С одной стороны, нельзя отрицать, что Бог "предзнает", что возобладает в душе человека - любовь к Богу, Его правде и добру или же упорство во зле и бунте против Бога. Но, с другой стороны, если Богу заранее все известно и если это знание означает и Его решение о судьбе такой души в вечности, тогда свобода воли человека и его нравственная ответственность превращаются в фикции. 3. Что такое свободная воля?
Свободная воля - один из аспектов полноценной личности - возможность свободного выбора одного решения из двух или более вариантов. Поскольку человек ограничен в пространстве и во времени, он не может одновременно идти по двум путям, или присутствовать в двух местах одновременно, изменить свое прошлое, или ясно видеть свое будущее. Только Бог, Который и создал нашу вселенную, свободен от пространственно-временного ограничения. Если Бог лишит человека права выбора, значит, Он лишит человека права быть образом Божьим и превратит его в безвольного раба, у которого вся жизнь предопределена хозяевами и ограничена кандалами. Ведь то, что не сделано добровольно, не было бы ни грехом, ни праведным поступком. А потому и наказание, и награда были бы несправедливы, если бы человек не обладал свободой воли. Однако и в каре, и в награде должна быть справедливость, поскольку это одно из благ, которые происходят от Бога. Таким образом, Бог должен был дать человеку свободную волю. (Августин. Свобода воли гл.1)
4. Благодать, свободная воля и вера Никто не станет отрицать, что все лжеучения, заблуждения и ереси порождаются крайней человеческой узостью и односторонностью. Еретики - это люди, играющие на одной струне, не имеющие понятия о дивных Божественных аккордах Библии. "Односторонность во взгляде на предметы всегда ведет к ложным выводам" - сказал Белинский. Любой предмет может оказаться двухсторонним, разносторонним, многосторонним, но Истина Божия - всесторонняя, всеохватывающая и никогда сама себе не противоречащая. Эта всесторонность истины многими пренебрегаема. Исследуя предмет внимательнее, ближе и глубже, мы убеждаемся в том, что в деле спасения человека, таинственным и непонятным для нас образом объединяются: и "благодать Божия", и "Слово благодати", и "вера" - (чрез чувство слышания), и "обличение Духа Святого" - (чрез совесть), и разум, и "свободная воля", и весь человек, "во всей полноте... и дух и душа и тело во всей целости" (1 Фес. 5.23). Мы пользуемся словом - "благодать"... Но, что такое благодать? Благодать - по-гречески "харизма" - означает: дар, незаслуженно проявленная милость, пощада, помилование, амнистия. Русское слово "благодать" означает "дать благо". Высшее благо для человека, которому вынесен смертный приговор, - прощение, освобождающее от наказания, от смерти. Высшее благо для погибшего грешника - Божье помилование, которое он получает по вере в заместительство Христово. "Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру" (Рим. 3.23-26). Закон Моисея говорит грешнику: Бог свят, будь и ты святым и тогда Бог примет тебя. Благодать говорит: Сперва приди ко Христу за прощением, и Он сделает тебя святым. Закон говорит: Соблюдай закон, и ты будешь оправдан твоей праведной жизнью. Благодать говорит: Прими искупление Христово, и ты получишь благодатную силу для новой, праведной жизни. Во многих случаях Библия говорит, что наше спасение совершается исключительно Богом, "по благодати Его", а в других, - что "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его"... (Мф. 11.12). "Со страхом и трепетом совершайте свое спасение"... (Фил. 2.12). "Прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель... старайтесь делать твердым ваше звание и избрание"... (2 Петр. 1 гл.) и многие другие подобные повеления. И тут же рядом, Писание говорит: "Начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа"... (Фил. 1.6), как бы подчеркивая, что благодать Божия - альфа и омега нашего спасения. Люди, подверженные крайностям, приходят к выводу, что спасение совершается Богом без малейшего человеческого участия в нем. По их мнению, участие какой-то "нелепой свободной воли" человека кажется кощунственным, унижает Бога и лишает Его "полной славы" за совершенное Им спасение. Но, становясь на защиту Божьей славы, они сами того не замечая, низводят человека на уровень безвольного и бессловесного животного. Эти люди готовы забыть то, что если бы у человека не было свободной воли, Бог не имел бы никакого основания отдавать человеку какие-то приказания или предъявлять какие-то моральные стандарты и требования или ожидать от человека сознательного исполнения Его воли. Но, Бог говорит еще чрез Ветхозаветного пророка: "О, человек! сказано тебе, что - добро, и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия, и смиренномудренно ходить пред Богом твоим!" (Мих. 6.8). Только человек способен устремлять свой взор в будущее, жить будущим, сознательно верить и не верить, сознательно любить и ненавидеть. Бог говорит: "3а то, что он возлюбил Меня, избавлю его; защищу его, потому что он познал имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его, и прославлю его, долготою дней насыщу его, и явлю ему спасение Мое". (Пс. 90-й). Мы прекрасно понимаем и соглашаемся с тем, что инициатива спасения принадлежала Богу. Это Он "возлюбил мир" и ради его спасения принес в жертву "Сына Своего Единородного"; это Он все предусмотрел, наметил совершеннейший план спасения; это Он выполнял и все еще продолжает выполнять этот план на протяжении истории человечества. Мы безоговорочно соглашаемся с учителем Церкви Киприаном, жившим в третьем веке, который писал: "Нам нечего гордиться, ибо в совершении нашего спасения, ничего нет нашего, ибо все от Бога"... (Эту фразу часто повторяет в своих творениях Августин Блаженный). Мы не можем усматривать какой-то заслуги в том, что мы уверовали, ибо и вера наша пришла к нам "от слышания Слова Божия"... Но, при всем этом, никакая "преизобилующая благодать" Божия не устраняет сознательного человеческого решения, желания и согласия принять дар Божьего спасения. Дар благодати, дар веры, дар спасения, навязанные человеку извне, были бы для грешника скорее насилием, чем его подлинным свободным волеизъявлением. Бог отверзает для грешника двери рая, но не вовлекает его туда принудительным воздействием. Дух Божий может пробудить человека духовно и "благость Божия вести его к покаянию", но каяться за грешника и просить у Бога прощения никто другой не может; это должен сделать сам человек. Бог может помочь "блудному сыну" "придти в себя" и напомнить ему о "слугах избыточествующих хлебом", но решение: "встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою", должно исходить от сына. Вот почему сказано: "Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе"... Но, сказано также, что получаем это даровое оправдание только верою: "Ибо благодатию вы спасены, чрез веру". (Рим. 3.24; Еф. 2.8). Бог избрал единственным условием спасения грешника не его разум, характер, особенную его духовность или Божье "предопределение", но простую всем доступную, детскую веру. Что ж такое вера, в данном случае, как не внутреннее сердечное решение грешника принять "Евангелие благодати Божией", радостную весть Божьего помилования, адресованную "всякому кающемуся" грешнику? Вера, не приводящая грешника к такому решению, - ложная, мертвая вера. Шаг веры это, своего рода решение, - акт повиновения, акт "покорности благовествованию". (Рим. 10.16). И, напротив: неверие - акт непослушания благовествованию. "Но не все послушались благовествования"... Подлинное послушание добру или злу, без свободной воли, немыслимо. Там, где проявляется благодать, вера и послушание, там, несомненно, участвует и свободная воля. Для иллюстрации этой истины, возьмем хотя бы следующее место Писания: "Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? Благодарение Богу, что вы, бывши прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности". (Рим. 6 гл.). Итак, "мы признаем, что человек оправдывается верою" и, что "без веры угодить Богу невозможно"... (Рим. 3.20-29; Евр. 11 гл.) Вера подобна любви: ее нельзя навязать насильно. Любовь по принуждению вызывает только ненависть. Вера из под палки - не Божья вера! В решениях веры принимает участие: решение совести, решение разума и решение сердца; но главным решением в нашем обращении ко Христу следует рассматривать решение сердца, потому что это последнее, имеет дело с любовью Божией и с нашей ответной любовью к Богу. "В нас сердце часто то решает, что не решим мы головой"... (А. Н. Майков) 5. Исторический ракурс. ОРИГЕН (185 - 254), основатель научного христианского богословия, пишет: "Мыслительная способность человека помогает ему различать добро от зла, а волевая способность - избирать то или другое"... Если Бог лишил человека права свободного выбора, то как мог Исав "отказаться от своего первородства"? Как могла "Мария избрать благую часть"? Как ап. Павел мог "не воспротивиться небесному видению"? (Д.А.26.19). Если Бог научил нас молиться, дал нам право вступать с Ним в беседу и выражать пред Ним нужды наши и запросы души простыми словами, дав нам чудные обетования: "Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получит, и ищущий находит, и стучащему отворят" (Лук. 11 гл.), то для какой цели? Спросим наших оппонентов еще раз: "Что такое молитва, как не проявление свободной воли человека?" Отрицать свободу воли в человеке значит возводить на Бога тяжкое обвинение в Его нелогичности, несправедливости и лицеприятии. Моральная ответственность человека логична, законна, возможна и даже неизбежна только в том случае, если у человека есть свобода выбора. Если же человек лишен этого свободного волеизъявления тем, что Бог прежде его рождения уже "предопределил" его к греховной, безбожной жизни и вечной гибели, то человек греша и погибая, только выполняет предначертанные свыше планы и волю Божию. Скажем больше: если Бог предопределил человека к вечной гибели, то виноват в своей гибели уже не человек, а Бог, который "предопределил" его к этому. Суммируя все вышесказанное о свободной воле человека, надо добавить следующее: до тех пор, пока человек способен здраво мыслить, способен рассуждать, разбираться в своих желаниях и поступках, он непременно будет пользоваться и своей волевой способностью. До тех пор, пока он способен на все это, он ответственен за свои чувства, мысли, слова, действия, поступки и характер. Он ответственен за свою собственную жизнь и вечную участь. Безответственным может быть только сумасшедший. ИОАНН ЗЛАТОУСТ (347-407) пишет: "Так как Бог поместил добро и зло в сфере нашего достижения, то Он же и предоставил нам право свободного выбора". Вся Библия говорит о том, что Бог не только не лишил нас этого права, но поощряет нас к правильному пользованию этим высоким и ответственным правом. Бог говорит устами Моисея: "Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь!" (Втор. 30:19) Иисус Навин говорит народу: "Если же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить... а я и дом мой будем служить Господу... И отвечал народ и сказал: нет, не будет того, чтобы мы оставили Господа и стали служить другим богам!" (И.Нав.24:15 и далее). Спросим отрицающих свободную волю в человеке: "Что же это, как не свободная человеческая воля в действии?" Учение о предопределении, как ни странно, было впервые разработано Августином Блаженным (354-439). Этот отец Церкви и христианский философ учил, что Божье решение: кого спасти и кого погубить, - не подлежит никакому сомнению, изменению или нарушению, так как оно неоспоримо и непреложно. Он учил, что в греховной природе человека нет ничего такого, что располагало бы его к святой жизни и влекло к Богу. Он доказывал, что в момент грехопадения человек утратил не только "образ Божий и подобие", но и свободную волю. Учение Августина было одобрено и принято Западной Церковью на соборе, состоявшемся в Ароссио, в 529 году. Такое решение Собора было продиктовано необходимостью борьбы с другой богословской крайностью, проповедуемой в Африке Британским монахом Пелагием. Пелагиане отрицали наследственность первородного греха. Будучи сам строгим аскетом и познакомившись с другими аскетами, Пелагий учил, что человек имеет свободную волю и способен совершенствоваться и достигать вершин святости и без внешнего воздействия и помощи благодати Божией. Эта ересь Пелагия была осуждена Церковью на Вселенском соборе в Ефесе (431г.). Мартин Лютер (1483-1546) был склонен, поначалу, к этой идее "предопределения" и даже кое-что написал в ее защиту, но его сотрудники и ближайшее окружение решительно воспротивились, и Лютер вынужден был отказаться, и переменил свой взгляд. Позже, Собор Лютеранской церкви, формулировавший лютеранское вероучение, отказался внести в это вероучение доктрину предопределения. Но, четыре года спустя, захваченный этой доктриной Джон Кальвин (1509-1564), стал во главе ее приверженцев, которые стали с тех пор называться его именем: "кальвинисты". Сам Кальвин был студентом богословия, исполнявшим обязанности католического священника, но, встретившись с этим учением, он отказался от богословия и от священства и стал адвокатом, что дало ему возможность проповедовать свое учение в разных столицах Европы и в салонах высокопоставленных лиц. Подвергаясь постоянным гонениям со стороны католической церкви, Кальвин должен был бежать из Франции в Швейцарию, (в Базель), где вскоре издал книгу: "Христианский устав", в которой и изложил свое учение. По учению Кальвина, догмат предопределения должно считать основным догматом Христианства. Он признавал полное растление человеческой природы и непреодолимость Божественной благодати, которая была Альфой и Омегой в деле спасения человека. Он признавал, что Христос умер на Голгофе только за грехи "предопределенных" к спасению, но никак ни за грехи всего рода человеческого. Вдобавок, Кальвин категорически отрицал наличие свободной воли в человеке. Ересь Кальвина не замедлила вызвать протест у Нидерландского богослова Якова Арминия (Хармензена) (1560-1609). Порицая Кальвинизм, Хармензен впал в другую крайность. Он учил, что в вопросе спасения души человеческой главенствующую роль играет не благодать, а только свободная воля человека. С тех пор и до настоящего времени вопрос свободной воли, благодати и предопределения является предметом непрекращающихся богословских споров, полемики и препирательства. Сперджен, заверяя своих слушателей в том, что "всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его", и, что "приходящего к Нему, Христос не изгоняет вон", обычно говорил, что за девятнадцать веков спасающей благодати не было еще ни одного! человека, который пришел бы ко Христу за помилованием и новым сердцем, и Христос отказал бы ему в этом. В одной из рождественских проповедей он выступает, как противник Арминия: "Из сказанного следует, что спасение прославляет Бога, прославляет Его в наивысшей мере и побуждает наивысшие создания прославлять своего Создателя, и мы неизбежно приходим к мысли, что учение, которое прославляет человека в спасении, не может быть Евангелием, ибо спасение прославляет Бога. Ангелы не были арминиане, поэтому они пели: "Слава в вышних Богу... ". Они не верили в учение, которое развенчивает Христа и возлагает венец славы на головы смертных людей. Ангелы не верили в учение, которое провозглашает спасение зависящим от людей, которое, по сути, восхваляет творение. Если спасение зависит от свободной воли человека, то это означает, что человек сам себя спасает. Нет, мои братья, возможно, есть проповедники, которые любят проповедовать учение, возвеличивающее человека, но ангелы не видят причин для радости в "благой вести" таких проповедников. Только то Евангелие побуждает ангелов петь, которое утверждает, что от Бога зависят начало и конец спасения; которое провозглашает, что венец хвалы за спасение людей возлагается полностью на Бога, и только на Него, Бога, Который спасает людей без всяких помощников. "Слава в вышних Богу..." - это песня ангелов".
6. Аргументы сторонников предопределения.
Рассмотрим аргументы Августина: "Итак, я сказал, что спасение этой единственно верной религии, которое неложно обещается через нее, ни у кого никогда не отнималось, кто был бы достоин; и тот, у кого было отнято, достоин не был. Если доискиваться причины того, почему тот или иной оказывается достойным, то не переведутся утверждающие, будто таковой причиной является человеческая воля. Мы же говорим, что это совершается по благодати или предопределению Божьему. Ведь между благодатью и предопределением единственное различие состоит в том, что предопределение приготовляет благодать, а благодать уже есть само дарование. Итак, когда апостол говорит: "Не от дел, чтобы никто не хвалился: ибо мы Его творение, созданы во Иисусе Христе на добрые дела" - это благодать; а то, что следует: "Которые прежде уготовал Бог, чтобы мы в них ходили" (Еф.2: 9, 10), - это предопределение, которое не может быть без предузнания, хотя предузнание без предопределения существовать может. Ведь Бог по предопределению предузнает то, что Сам собирается сделать. Поэтому сказано: "Сотворивший будущее" (Исаия 45:21, по Септ.). Однако предузнать Он может также то, что Сам не делает, как, например, любые грехи. Ибо если и существуют некоторые грехи, которые являются одновременно и наказанием за грех, как сказано: "Предал их Бог превратному уму - делать непотребное" (Рим. 1, 28), - то здесь не грех принадлежит Богу, а суд. Поэтому предопределение Божие, относящееся ко благу, является, как я сказал, приготовлением благодати: благодать же есть следствие самого предопределения. Следовательно, когда Бог обещал Аврааму в семени его веру язычников: "Отцом многих народов поставил тебя", - из-за чего апостол говорит: "Потому по вере, чтобы по милости обетование всему семени было непреложным" (Быт. 17, 4, 5), - то Он обещал это не по причине нашей воли, а по причине своего предопределения. Ибо обещал то, что Сам собирался сделать, а не то, что собирались сделать люди. Ведь люди если и делают добро, относящееся к почитанию Бога, то не они делают так, чтобы Он исполнил обещанное, а Он Сам делает так, чтобы они творили заповеданное. Иначе не в Божией власти, а во власти людей будет исполнить обещанное Богом, и от них Аврааму даровалось бы то, что было обетовано от Господа. Не так, однако, уверовал Авраам, но "уверовал, воздав славу Богу, что Он силен и исполнить обещанное" (Рим. 4, 16-21). Он не говорит: предсказать; не говорит: предузнать - ибо и чужие дела Он может предсказывать и предузнавать, - но сказал: "силен и исполнить", - значит, не чужие дела, но Свои".1 (10:2)
Августин в следующей главе принижает значение и действенность человеческой воли: "И когда апостол говорит: "Потому по вере, чтобы по милости обетование было непреложным", - удивляюсь я людям, которые предпочитают полагаться скорее на свою немощь, нежели на непреложность обетования Божия. "Но неясна для меня, - скажет кто-то, - воля Божья обо мне самом". И что же? А твоя собственная воля о тебе самом ясна ли для тебя, и не боишься ли предостережения: "Кто думает, что стоит, берегись, чтобы не упасть" (1 Кор. 10, 12)? Итак, поскольку и та и другая не определены, почему же человек не вверяет скорее свою веру, надежду и любовь более прочной воле, нежели более немощной?" 1(11:2)
Далее в 16 главе Августин говорит о призвании: "Ибо когда Бог призывает своих многочисленных предопределенных сынов, чтобы сделать их членами предопределенного единородного Сына Своего, Он призывает их не тем призванием, коим призываются и не пожелавшие прийти на свадьбу (Лук. 14, 16-20). Этим призванием призваны как иудеи, для которых Христос распятый является соблазном, так и язычники, для которых Он юродство. Нет, Он призывает их тем призванием, которое выделяет апостол, говоря, что для самих же призванных иудеев и язычников он проповедует Христа, Божию силу и Божию премудрость. Для того он говорит: "Самим же призванным" (1 Кор. 1, 23, 24), - чтобы других показать непризванными. Ибо он знает, что есть некоторое твердое призвание тех, которые по намерению Божию призваны, - тех, которых Он прежде предузнал и предопределил быть подобными образу Сына Своего (Рим. 8, 28, 29). Имея в виду это призвание, апостол говорит: "Не от дел, но от призывающего сказано было ей, что больший будет служить меньшему" (Там же 12, 13). Разве он сказал: "Не от дел, но от верующего"? Очевидно, что он и это отбирает у человека, чтобы все дать Богу. Итак, сказал: "Но от призывающего", - не каким угодно призванием, но таким, из-за которого становятся верующими". 1(16:2)
Рассмотрим позицию современных кальвинистов: "Основной принцип кальвинистской сотериологии заключается в следующем: только Бог спасает грешников. Другими словами, дело спасения зависит только от Него. Для несведущего человека здесь мало что понятно, но укажем, что это положение до сих пор заставляет христиан спорить друг с другом. Если спасает только Бог (исключительно Бог), тогда в чем же заключается моя роль? Кальвинисты исходят из положений Св. Писания, что обретение веры во Христа и дальнейшее пребывание с Богом, вплоть до жизни в Царстве Небесном - исключительно милость Божия, даваемая верующему человеку. Сам человек может только обрести ее. Но ни заслужить, ни выработать, ни завоевать... Другие христиане считают, что вход в Царство Небесное обеспечивается все-таки неким пропуском, заработанным на земле. С точки зрения здравого смысла второй взгляд намного убедительнее. Так привычнее думать, поскольку именно таким образом устроена наша жизнь, в которой за все приходится платить.
Но кальвинизм исходит не из обыденных представлений. Он основывает свои положения на Священном Писании, в котором говорится, что: "благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился." (Еф.2:8-9). Ограничимся одним этим высказыванием и заверим читателя, что при желании он найдет множество указаний Библии на то, что спасение человека зависит только от Бога, и что еще до создания мира Бог решил, кто именно получит дар веры. Такова библейская позиция, которую излагает кальвинизм. Надо сказать, что она в корне противоречит тем церковным учениям, которые в деле спасения пытаются поднять роль Церкви за счет Бога. По их понятиям выходит, что спасает грешников Церковь, а не Бог. При всем величайшем уважении к Церкви кальвинист никогда не согласится с этим, поскольку Библия говорит ему совершенно иное. Но и Церковь занимает в кальвинизме весьма высокое место, поскольку спасение проявляется именно в ней. Истинный кальвинист полностью согласен с утверждением, что без Церкви нет спасения.
В спасении грешных людей кальвинист видит величайшее проявление любви Божией. Каждый, кто имеет веру в Иисуса Христа, вправе надеяться на спасение, поскольку Сам Бог обещает это в Своем Слове.
Библия учит, что вера обретается через слышание слова Евангелия. Поэтому кальвинист, будучи истинным христианином, не колеблется проповедовать всему миру Благую Весть о Господе Иисусе Христе, ответственнейшим образом относясь к повелению Спасителя: "идите по всему миру и проповедуйте Евангелие"". 3(Кальвинизм1:70-74)
Рассмотрим учение кальвинистов: "ЧТО ТАКОЕ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ?
Предопределение означает установление Богом еще до создания мира порядка будущих событий. Согласно этому порядку все происходит с закономерной неизбежностью и неизменностью. Все пророчества основаны на предузнании этого порядка событий.
"Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю" (Ис.46:10);
"Я сказал, и приведу это в исполнение; предначертал, и сделаю" (Ис.46:11);
"Я сказал, Я определил, и не раскаюсь в том и не отступлю от того" (Иер.4:28);
"Отыщите в книге Господней, и прочитайте; ни одно из сих не преминет придти, и одно другим не заменится" (Ис.34:16);
"что предопределено, то исполнится" (Дан.11:36);
"По предвечному определению" (Еф.3:11).
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЛЯ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА? Жизнь каждого человека предопределена Богом: место и время его рождения, раса, пол, рост, умственные способности, характер и темперамент. Бог дает способности, определяет образ мыслей, влияет на поступки, что в конечном итоге составляет данную человеку судьбу.
"в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было" (Пс.138:16);
"Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его" (Пр.16:9);
"Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом" (Пр.19:21);
"судьба человека - от Господа" (Пр.29:26);
"Господь дает мудрость; из уст Его - знание и разум" (Пр.2:6);
"Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил.2:13);
"Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?" (Лк.12:25).
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЛЯ НАРОДА? Судьба каждого народа предопределена Богом: место и время его проживания на земле, численность, общий нравственный и культурный уровень.
"И народ твой весь будет праведный, на веки наследует землю, - отрасль насаждения Моего, дело рук Моих, к прославлению Моему. От малого произойдет тысяча, и от самого слабого - сильный народ. Я, Господь, ускорю совершить это в свое время." (Ис.60:21,22);
"четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою." (Дан.8:22);
"Кто определил это Тиру, который раздавал венцы, которого купцы были князья, торговцы - знаменитости земли? Господь Саваоф определил это" (Ис.23:8,9);
"Ибо по истине собрались в городе сем на Святого Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским, Чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой" (Деян.4:27,28);
"они не были допущены Духом Святым проповедовать слово в Асии" (Деян.16:6; см. далее).
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА? Бог определил судьбу всего человечества, поэтому все в истории совершается согласно замыслу Божию. Главнейшее предопределенное событие будущего - Второе Пришествие Иисуса Христа и Его Суд над народами.
"От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию" (Деян.17:26);
"Таково определение, постановленное о всей земле, и вот рука, простертая на все народы." (Ис.14:26);
"Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа" (Деян.17:31);
"Oн спасет людей Своих от грехов их." (Мф.1:21).
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ В ДУХОВНОМ МИРЕ? Бог Отец предопределил Иисусу Христу быть Спасителем, Судиею и Царем. Предопределена судьба чистых и падших ангелов.
"Сын Человеческий идет по предназначению" (Лк.22:22);
"Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздивши руками беззаконных, убили" (Деян.2:23);
"да пошлет Он предназначенного вам Иисуса Христа" (Деян.3:20);
"Предназначенного еще прежде создания мира" (1Пет.1:20);
"В Нем мы и сделались наследниками, бывши предназначены к тому по определению Совершающего все по изволению воли Своей" (Еф.1:11);
"в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф.25:41).
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ В МИРЕ ПРИРОДЫ? Предопределение является по своей сути фундаментальным законом развития мира. Все в природе говорит о закономерности, о существовании определенного общего принципа. Законы, по которым развивается природа, даны Богом.
"Господь премудростию основал землю, небеса утвердил разумом" (Пр.3:19);
"Я - Мои руки распростерли небеса, и всему воинству их дал закон Я" (Ис.45:12);
"Так говорит Господь, Который дал солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью" (Иер.31:35);
"Солнце и луна померкнут и звезды потеряют блеск свой" (Иоиль 3:15);
"Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские" (Быт.9:2).
ЧТО ОЗНАЧАЕТ ПРОВИДЕНИЕ (ПРОМЫСЛ)? Провидение означает использование Богом средств для выполнения Его воли. Средствами могут быть духовные и природные явления, обстоятельства и человеческая деятельность, даже работа диавола подчинена провидению Божиему. Например, Кн. Иова дает описание того, как Бог через диавола претворяет Свой замысел относительно Иова. Другие книги ВЗ описывают исполнение замысла Божьего относительно Израильского народа. "А Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, и покажу славу Мою на фараоне и на всем войске его; и познают Египтяне, что Я - Господь" (Исх.14:4);
"послал Бог злого духа между Авимелехом и между жителями Сихема, и не стали покоряться жители Сихемские Авимелеху" (Суд.9:23);
"А один человек случайно натянул лук, и ранил царя Израильского сквозь швы лат" (3Цар.22:34; Ср. с 17 и 30 ст.).
ЧТО ТАКОЕ ПОПУЩЕНИЕ БОЖИЕ? Попущение означает предоставление человека во власть его собственных страстей и привычек, разума и силы, что неизбежно приводит к определенным последствиям. Для осуществления Своих святых и праведных намерений Бог попускает человеку совершить грех (что не делает Бога ответственным за грех) и попускает диаволу соблазнять людей. Диаволу было также разрешено искушать нашего Господа Иисуса Христа. Попущение неразрывно связано с властным установлением пределов ему.
"Для чего, Господи, Ты попустил нам совратиться с путей Твоих, ожесточиться сердцу нашему, чтобы не бояться Тебя?" (Ис.63:17);
"И попустил им учреждения недобрые и постановления, от которых они не могли быть живы" (Иез.20:25);
"попускал Я всякого человека враждовать против другого" (Зах.8:10);
"Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями" (Деян.14:16);
"Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?" (Ам.3:6);
"И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною" (Мк.1:13);
"верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил" (1Кор.10:13). 7. Библейское исследование основания предопределения.
Проведем анализ основных библейских цитат, которые часто приводят сторонники предопределения: (Еф.2:8-10) Синодальный текст
8 Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар:
9 не от дел, чтобы никто не хвалился.
10 Ибо мы - Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.
(Еф.2:8-10) Перевод РБО
8 Вы спасены - через веру - Его великой добротой! И не за ваши заслуги - это Божий дар!
9 И не за дела, так что пусть никто этим не хвалится!
10 Это Бог сделал нас теми, кто мы есть, создав нас, через единение с Христом Иисусом, для добрых дел, которые Он нам изначально предначертал совершить.
В этих стихах абсолютно нет ничего, что говорило бы о предопределении. В 8 стихе сторонники предопределения видят не то, что там написано. Они утверждают, что вера, через которую мы принимаем дар спасения, не наша, но данная Богом. В каком то смысле это и верно. Но этот стих совершенно не говорит об этом, как это хорошо видно в других переводах. Там ясно сказано, что мы спасены не за заслуги, дела, старания, но исключительно верой.
Далее сторонники предопределения будут говорить, что Бог после спасения определяет нам дела, которые мы просто обязаны исполнить. Но, опять же, здесь не говорится о каком либо принуждении или отсутствии других вариантов. Действительно, для каждого спасенного есть у Бога план, есть задание, которое он должен выполнить, но... Человек он и спасенный остается всего лишь человеком. Даже величайший праведник своего времени - Иаков сказал: (Иак.3:2) ...ибо все мы много согрешаем... Разве Бог предназначил ему и всем нам согрешения? Нет, Его план совершен, он - идеал, к которому мы все должны стремиться. Однако, никто, кроме Иисуса, не совершил и не совершит всего, что предназначено ему Богом. Разница лишь в том, насколько мы не "дотягиваем до Божьего стандарта", кто-то исполнит 90%, а кто-то и всего10% из предназначенного ему.
(Рим.4:16-22) Синодальный текст
16 Итак по вере, чтобы [было] по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам
17 (как написано: Я поставил тебя отцом многих народов) пред Богом, Которому он поверил, животворящим мертвых и называющим несуществующее, как существующее.
18 Он, сверх надежды, поверил с надеждою, через что сделался отцом многих народов, по сказанному: "так [многочисленно] будет семя твое".
19 И, не изнемогши в вере, он не помышлял, что тело его, почти столетнего, уже омертвело, и утроба Саррина в омертвении;
20 не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу
21 и будучи вполне уверен, что Он силен и исполнить обещанное.
22 Потому и вменилось ему в праведность.
(Рим.4:16-22) Перевод РБО
16 Вот почему обещание это - за веру, чтобы оно было даром Бога, чтобы было непреложным для всех потомков Авраама - не только тех, кто подчиняется Закону, но и тех, кто верит верой Авраама. Он всем нам отец,
17 как сказано в Писании: "Я сделал тебя отцом множества народов". Он отец перед лицом Бога, которому он поверил, - Бога, возвращающего мертвых к жизни и приводящего несуществующее из небытия к бытию.
18 И Авраам с надеждой - хотя не было никакой надежды - поверил и стал отцом множества народов, по словам Писания: "Столь многочисленно будет твое потомство..."
19 И вера его не ослабела, хотя он понимал, что тело его почти мертво, раз ему сто лет, и что утроба Сарры давно омертвела.
20 Но он не усомнился, а поверил обещанию Бога, и исполнился силой благодаря вере, и вознес хвалу Богу,
21 уверенный, что Бог в силах сделать то, что обещал.
22 Вот почему веру эту Бог признал за праведность.
Проанализируем следующий отрывок, так любимый сторонниками предопределения. В этих стихах речь идет о значении веры для Авраама и его духовных потомков. В переводе РБО в 16 стихе явно видно, что Бог дал Аврааму обещание за веру. Если бы он не верил, то отцом множества народов стал бы другой человек. План Божий действительно не может быть остановлен. И в 18 стихе повторяется та же мысль, что потомство Авраам получил именно за веру, для которой не было никаких естественных предпосылок, кроме уверенности во всемогуществе Бога. 22 стих в переводе РБО показывает почему Авраам обрел праведность перед Богом - опять же за свою веру! Если бы он поколебался в вере, усомнился бы, то он и не стал бы отцом всем нам (ст.20)! Как все просто, если снять религиозные очки: Бог говорит - человек или верит или нет. В зависимости от его реакции - Бог принимает решение относительно его дальнейшей судьбы.
8. Аргументы сторонников свободы воли.
Как ни странно, многие места из произведений Августина говорят о свободе воли: "Августин. Если это так, ясно, что вопрос, который ты предложил, решен. Если, в самом деле, человек есть некое благо и не может поступать правильно, если не захочет, он должен обладать свободной волей, без которой не может поступать правильно. Но от того, что благодаря ей также совершаются и прегрешения, конечно, не следует полагать, что Бог дал ее для этого. Следовательно, поскольку без нее человек не может жить праведно, это является достаточной причиной, почему она должна быть дарована. А что она дана для этого, можно понять также и из того, что, если кто-либо воспользовался ею для совершения прегрешений, он наказывается свыше. Что было бы несправедливо, если бы свободная воля была дана не только для того, чтобы жить праведно, но и для того, чтобы грешить. Ибо каким же образом было бы справедливо наказание того, кто воспользовался волей с той целью, для какой она и была дана? Теперь же, когда Бог карает грешника, что же, по-твоему, иное Он тем самым говорит, как не: "Почему ты не воспользовался свободой воли для той цели, для какой она была дана, то есть для праведного поведения"? - Далее, как то, что сама справедливость предназначается для осуждения прегрешений и почитания праведных поступков, было бы благом, если бы человек был лишен свободы волеизъявления. Ведь то, что не сделано добровольно, не было бы ни грехом, ни праведным поступком. А потому и наказание, и награда были бы несправедливы, если бы человек не обладал свободой воли. Однако и в каре, и в награде должна быть справедливость, поскольку это одно из благ, которые происходят от Бога. Таким образом, Бог должен был дать человеку свободную волю. 2(Свобода1:11)
Н. Е. Пестов говорит: "Воля не является самостоятельным элементом души, и понятие о воле неотделимо от понятия о сердце. Воля - это "равнодействующая сила" стремлений и желаний сердца. Наша воля поэтому имеет решающее значение в восприятии всего нас окружающего и оценки его. Как пишет о. Александр Ельчанинов: "Мы видим мир не таким, как он есть на самом деле, а таким, каким его делает наше воображение, наша воля. И каждый видит его по-иному, по-своему, часто ставя центром своего мира вещи ничтожные и вовсе не давая места тому, что единственно важно".
Человек создан по "образу и подобию Божию" (Быт. 1, 26) со свободной волею, вернее со свободой стремлений и желаний. Как пишет о. Иоанн С.: "Наша свобода есть неотъемлемая часть образа Божия". Эта свобода не связывается предведением Божиим всей судьбы человека, хотя это предведение и свобода воли человека по законам логики являются противоречием - "антиномией". Здесь мы встречаемся с одной из Божественных тайн домостроительства Божия, которую никогда не сможет понять ограниченный человеческий разум. Однако свободу воли каждый может проверить на опыте: во всяком случае, человек может свободно выбрать любое решение жизненного вопроса - идти направо или налево, поступить так или иначе. Как пишет В. С. Соловьев: "Всех животных Бог подчинил определенным законам. Один человек ни в чем не стеснен и может стать тем, кем он пожелает. Ничто не мешает ему опуститься до самой низшей ступени животного мира, но он может подняться и до высших степеней Добра. Если человек будет лелеять чувственные наклонности, то он одичает и станет зверем. Если он будет следовать разуму, то он сделается подобным небесным существам. Если он разовьет свои интеллектуальные силы, то он станет подобен ангелам и сыном Божиим". А архиепископ Иоанн говорит: "Когда воля человека очистится от зла, тогда все становится даром, "сходящим свыше". Все тогда делается исполнением желаний самого человека. Это и есть "Царство Божие пришедшее в силе..." Тут нет ничего "малого", все огромно, безгранично... С этого пира апостол говорил свои благочестивые слова: "ничего не имеем, но всем обладаем" (2 Кор. 6, 10).
В тайниках сердца определяется драгоценнейшая свобода наша, свобода наших желаний. Этим опровергается и то "предопределение" судьбы человека, которое утверждают последователи Кальвина. Поэтому человек всегда остается ответственным за свои поступки. И совсем не прав Л. Толстой, утверждая положение, что "в мире нет виновных". На первый взгляд, он исходит здесь из закона причинности. Но вернее, это его положение исходило из его греховности, которая этим утверждением отметала укоры его совести: "за что укорять меня, если я связан всей совокупностью причин, заставляющих меня сделать что-либо так, а не иначе".
Вместе с тем свобода воли человека все же далеко не абсолютна. Как пишет схиархимандрит Софроний: "Сущность абсолютной свободы в том, чтобы вне всякой зависимости или необходимости, вне всякого ограничения - самому во всем определить свое бытие. Это - свобода Бога; человек такой свободы не имеет".
Человеческая же свобода ограничена и ее связывают в значительной мере:
а) законы природы,
б) запросы тела,
в) окружающие люди и обстановка,
г) общественные законы,
д) установленные Богом для человека внутренние законы, сообщаемые ему через голос совести,
е) влияние на душу человека Божией благодати,
ж) влияние на душу темной силы при оставлении человека Божией благодатью.
Интересно мнение доктора Гааза - милосердного покровителя падших - об ограниченности свободы воли у человека. Вот что пишет Гааз в одном из своих трудов: "Человек редко думает и действует в гармоничном соответствии с тем, чем он занят: образ его мыслей и действий обыкновенно определяется совокупностью обстоятельств, отношение которых между собой и влияние их на то, что он называет своим решением или своею волею, ему не только не известны, но и вовсе им не сознаются. Признавать эту зависимость от обстоятельств - не значит отрицать в нем способность правильно судить о вещах, сообразно их существу, или считать за ничто вообще волю человека. Это было бы равносильно признанию человека - этого чудного творения - несчастным автоматом. Но указать на эту зависимость необходимо уже для того, чтобы напомнить, как редки между людьми настоящие люди. Эта зависимость требует снисходительного отношения к человеческим заблуждениям и слабостям. В этом снисхождении, конечно, мало лестного для человечества, - но упреки и порицания по поводу такой зависимости были бы и несправедливы и жестоки".
В значительной своей массе человечество восставало, бунтует и, очевидно, до конца мира будет восставать против ограничения своей воли. По словам схиархимандрита Софрония, мы видим "у человека - образа Божия - постоянное искушение самому создать свое бытие, самому определить его во всем, самому стать богом, а не принять только то, что дается, так как в этом есть чувство зависимости".
По учению старца Силуана, "у христианина это искушение преодолевается верою в Бога, как и всякое другое. Вера в Бога - благого и милостивого, вера, что Он выше всякого совершенства, привлекает к душе благодать, и тогда нет тягостного чувства зависимости, но душа любит Бога, как самого родного Отца и живет Им".
Учитывая нашу ограниченность, можно говорить, как считает епископ Михаил Таврический, лишь об "остатке человеческой свободы". И этот остаток проявляется более всего в комплексе внутренних стремлений и пожеланий, осуществление которых в жизни происходит лишь в какой-то доле, иногда в очень незначительной, или даже вовсе не происходит. А епископ Игнатий Брянчанинов утверждал: "Воля моя свободна почти только в одном избрании добра или зла; в прочих отношениях она ограждена отовсюду".
Различают людей сильной и слабой воли. У сильных волей людей "остаток свободы" более ярко выражен, и они настойчиво стараются проводить в жизнь свои стремления. Наличие у человека сильной воли вместе с настойчивостью при достижении определенных целей - это великие дары - многие "таланты" (Мф. 25,15), дарованные человеку от Бога. Немногие из людей обладают ими в значительной мере. Если при этом у человека целью жизни является богоугождение и "стяжание Духа Святого Божия", то человек может достигнуть высоких степеней святости, получить от Бога сверхъестественные дары и способности и приобщиться к Богатству благодатной мистической жизни. Одним из ярких примеров для этого случая является апостол Павел.
И наоборот. Если сердце человека жестоко, гордо и тщеславно, то при очень сильной воле существование на земле такого человека является народным бедствием, несущим человечеству неисчислимые беды. Такими людьми были Атилла, Тамерлан, Иван Грозный, Наполеон, Гитлер и др. Таким же будет и грядущий антихрист (не в соборном понятии, а как особая личность конца веков).
Люди со слабой волей обычно задавлены окружающей обстановкой и окружающими людьми; они не в силах осуществить в жизни своих желаний сердца. Их "остаток свободы" незначителен...
По словам епископа Феофана Затворника: "Самое важное - заменить свою испорченную, злую, гордую волю волей Божией, познаваемой через голос совести - иначе говоря, ангела-хранителя, т. е. Господа Бога".
А прп. Варсонофий Великий говорит еще категоричнее: "Всякое доброе дело, которое совершается не из одной только любви к Богу, но к которому бывает примешана и своя воля, нечисто и неприятно Богу".
По мнению прп. Никодима Святогорца, в этом же состоит вся сущность нашей "невидимой брани". По его словам, "цель ее для нас должна состоять в том, чтобы никак не позволять свободному произволению своему (т. е. нашей воле) склоняться на желание низкой, плотской и страстной воли, а всегда следовать одной воле высшей и разумной; ибо она есть воля Божия, следовать которой есть коренной закон нашего бытия".
Человек может добровольно отказываться от своей воли, отдавая ее другому. Как пример, сюда относится абсолютное подчинение иноков игумену, а вообще христиан - духовным отцам и старцам. Последние, в свою очередь, стремятся отдать свою волю Богу, обладая способностью слушать в сердце своем Его голос.
Это - благое умерщвление своей испорченной грехом воли: в человеке - через старца, а в последнем - через веление Святого Духа начинает господствовать воля Самого Бога, которая всегда благая и всегда совершенная; она ведет душу к миру и совершенной радости.
Здесь следует подчеркнуть, что знатоки душ человеческих - святые отцы - единодушно считают указанное отречение от своей воли совершенно необходимым для спасения души. Безнадежна участь человека с самомнением - надеющегося на себя и не стремящегося во всем искать воли Божией.
У невозрожденного, "мертвого" духовно (Лк. 9, 60) человека воля связана и покорена диаволу - сатане. В длительном процессе покаяния и духовного совершенствования воля не может сразу же вполне освободиться от него; для этого нужно время. В этот переходный период самое лучшее - вполне подчинить свою волю духоносному христианину (старцу, духовному отцу). Это сохранит от ошибок и падений и значительно ускорит духовный рост. Лишь по истечении этого периода очищения может для избранников Божиих наступить время, когда человек находится в благодати Святого Духа, научается непосредственно от Него и всецело и свободно подчиняет свою волю - воле Божией. Тогда христианин может руководствоваться лишь голосом совести и мыслями, внушаемыми ему непосредственно от Святого Духа. И только в этом случае человек может считать себя свободным; по словам ап. Павла: "Где Дух Господень, там свобода" (2 Кор. 3, 17). Итак, одной из первоочередных задач для христианина-подвижника является преодоление своего своеволия, хотя это и не легко. Об этом так пишет схиархимандрит Софроний: "В акте отвержения своей воли и рассудка, ради пребывания в путях воли Божией, превосходящей всякую человеческую премудрость, христианин в сущности отрекается ни от чего другого, как только от страстного, самостного (эгоистического) своеволия и своего маленького беспомощного умишки-рассудка, и тем проявляет и подлинную мудрость, и редкой силы волю особого, высшего порядка".
Устремления наших душ - наша воля - это то основное, что служит критерием пригодности души к Царству Небесному. Если даже высокие стремления души на земле подавлялись, и душа не могла их осуществить, то они раскроются в том мире, где не будет мешать им земная обстановка. И, наоборот, если духовно-культурная среда или, может быть, внешние навыки хорошего воспитания не давали проявляться в делах низменным склонностям души, но они все же жили в ней, то горе душе после смерти тела. Низменные стремления души не будут в согласии с теми началами любви, истины и красоты, на которых зиждется Небесное Царство. Тогда при отсутствии порочных поступков при жизни тела, душа все же будет включена в сферу душ с низменными склонностями. Для победы над грехом вовсе недостаточно просто не грешить. Надо перестать быть грешником.
Рассмотрим краткое изложение основных положений арминианского богословия, составленное в 1610 г. в переводе Виктора Калашникова. В ответ на него в 1618 г. появились хорошо известные "Пять пунктов кальвинизма". I. Что Бог, по вечному и неизменному замыслу в Своем Сыне Христе Иисусе, прежде сотворения мира, решил: спасти, из человечества впавшего в грех, во Христе, ради Христа и чрез Христа, тех кто по благодати Святого Духа уверуют в Сына и по той же благодати пребудут в вере и послушании вере до самого конца; а также оставить под грехом и гневом упорствующих и неверующих и осудить их как чуждых Христу, по слову Евангелия от Иоанна 3.36 и других мест Писания.
Обратите внимание вот на какие детали: (1) как и кальвинисты, арминиане не отрицают само понятие предопределения ( = "замысел Бога"), но понимают его иначе; (2) выбор Божий - кого спасти, а кого "оставить под грехом" - обусловлен наличием веры в человеке, в то время как в кальвинистском богословии он полностью "суверенный", т.е. это решение, исходящее только от Бога, на которое не влияют никакие внешние факторы; (3) с другой стороны, для получения спасительной веры, и для пребывания в ней нужна "благодать Святого Духа" - тем самым кредо приобретает сравнительно мягкое звучание, вновь сближаясь с кальвинистской позицией.
II. Что, соответственно, Иисус Христос, Спаситель мира, умер за грехи всех людей и каждого человека, и Своей крестной смертью приобрел, для всех, примирение и отпущение грехов; но так, что никто кроме верующих не является участником этого отпущения. [Иоанн 3.16; 1 Иоанна 2.2]
Классический кальвинизм учит, что Христос умер только за верующих (точнее, только за "избранных") "Нет", - отвечают арминиане, - "Христос умер за всех людей". Для кальвинистов это неприемлемая позиция, так как в рамках их богословия "непреодолимой благодати" она вела бы к признанию всеобщности спасения. Арминианам же их более гибкое понимание благодати позволяет утверждать первое (т.е. что Христос умер за всех людей), отрицая при этом второе (т.е. не все люди, а только верующие будут спасены).
III. Что сам человек не имеет ни спасительной благодати, ни действия собственной свободной воли, так как находясь в состоянии отступничества и греха, он не может самостоятельно помыслить о чем-либо добром - т.е. ни о чем подлинно добром, и, прежде всего, о спасительной вере. Но нужно, чтобы от Бога, во Христе и посредством Святого Духа он был возрожден и обновлен в понимании, чувствах и воле, и всех его способностях, так чтобы он мог понимать, размышлять, желать и исполнять то, что есть подлинное добро, по Слову Божию [Иоанн 15.5].
В этом пункте арминиане подчеркивают, что они не учат тому, что инициатива спасения исходит от человека. Такая позиция была бы прямой противоположностью кальвинизму. (И именно так, нередко, представляют арминианизм его оппоненты). Нет, с точки зрения арминиан, они избирают средний путь: без благодати Божьей человек не может самостоятельно прийти к вере и получить спасение.
IV. Что эта благодать Божия есть начало, развитие и завершение всего доброго; так что даже возрожденный человек не может ни помыслить, ни совершить ничего доброго, ни противостоять никакому искушению ко злу без предшествующей (или предваряющей), пробуждающей и содействующей благодати. Так что все добрые дела и побуждения к добру нужно приписывать благодати Божьей.
Еще раз подчеркивается предыдущее утверждение. Термин "предшествующая" благодать, по замыслу, должен работать сразу на два фронта: опровергая кальвинистское учение о "неопредолимой" благодати, и в то же время, указывая на первичность Божьего, а не человеческого действия, в деле спасения. Но по своему образу действия благодать не является непреодолимой; ибо написано о многих, что они противились Духу Святому [Деян. 7 и в других местах]. Категоричное отрицание: благодать НЕ является непреодолимой.
V. Что те, кто привились ко Христу истинной верой, и таким образом стали причастниками жизнетворного Духа, изобильно наделяются силой для противостояния Сатане, греху, миру, и своей плоти; и для одержания победы; всегда, да будет это усвоено, с помощью благодати, со Христом помогающим им во всех искушениях чрез Духа Его; простирающим им Свою руку и (при условии, что они сами готовы к битве, что они молят Его о помощи и отказываются помочь самим себе) поддерживающим их так, что никакая хитрость и насилие Сатаны не может ввести их в заблуждение и вырвать из рук Христа [Ин 10.28]. Что касается вопроса о том, могут ли они по лености или нерадению оставить начало своей жизни во Христе, принять сей мир, отойти от святого учения, однажды переданного им, лишиться доброй совести и пренебречь благодатью - то это нужно сделать предметом более точного исследования Священного Писания, прежде чем мы сможем учить этому с полным пониманием.
Важно заметить, что вопрос о потере спасения остался открытым, как у самого Арминия, так и у ремонстрантов. Таковые Пункты, так изложенные и так переданные, ремонстранты считают согласными Слову Божию, пригодными для назидания и, в этом вопросе, достаточными для спасения. Так что нет нужды, и не послужит назиданию подниматься выше или опускаться ниже здесь изложенного.
Логическую связь событий в кальвинистском богословии можно представить так:
1. Предопределение - 2. Вера - 3. Спасение
Для иллюстрации логики арминианизма нередко просто переставляют два первых пункта:
1. Вера - 2. Предопределение - 3. Спасение
Но эта схема совершенно неверна, так как она соответствует как раз той крайней позиции, которую категорически отвергают пункты IV и V приведенного выше вероопределения. Правильнее будет представить арминианское учение следующим образом:
1. Предопределение - 2. Вера - 3. Спасение
Тем самым, более наглядно демонстрируется, что, с одной стороны, предопределение состоит в решении избрать верующих ко спасению, но в то же время для уверования и пребывания в вере необходима Божья благодать. Связь между Богом и верующим человеком оказывается не односторонней (как в кальвинизме и логически противоположной ему позиции), а взаимной. Главенствующее положение в этой схеме, как и в кальвинизме, занимает Божий замысел. Именно от Бога исходит инициатива спасения человека - в этом нет разногласий.
Рассмотрим позицию римского католика Бернарда Клервоского относительно свободы воли: Итак, для чего же спросишь ты, свободный выбор? Отвечаю кратко: для спасения. Отними свободный выбор, и не будет того, чем спасаемся; отними благодать, и не будет того, что есть причина спасения. Дело спасения не может совершиться ни без того, ни без другого: во-первых, без того, чем совершается, во-вторых, без того, в чем совершается. Бог - творец спасения, свободный выбор есть только способность; и только Бог может дать его, а свободный выбор - принять. А так как спасение дается только Богом и только через посредство свободного выбора, то его не может быть как без согласия принимающего, так и без благодати дающего. О свободном выборе говорится, что он содействует благодати, совершающей спасение, до тех пор, пока он пребывает в согласии, т.е. пока он спасается. Ибо пребывать в согласии [с благодатью] значит спасаться. Вследствие этого дух животного не имеет спасения, ибо у него отсутствует добровольное согласие, в силу которого спасающийся добровольно повинуется спасающему, т.е. Богу, следуя призывающему, веря обещающему и благодаря дающего. Ведь не одно и то же добровольное согласие и естественное влечение. Последнее обще у нас с неразумными животными, и не в состоянии соглашаться с духом плоть, опутанная соблазнами. Быть может, это то же самое, что апостолом под другим именем называется мудростью плоти, когда он говорит: "Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются да и не могут" (Рим., VIII,7). Естественное влечение, как я сказал, общее у нас с животными, а добровольное согласие отличает нас. Оно есть свойство души быть свободной, не поддающееся ни насилию, ни вымогательству, ибо оно есть воля, а не необходимость, не отрицает себя, не отдает себя кому-либо, разве лишь добровольно. И, напротив, если кого-нибудь побуждают [действовать] против его воли, то он действует не добровольно, а по принуждению. А там, где нет воли, нет и согласия. Ибо согласие не может не быть добровольным. Таким образом, там где согласие, там и воля. А там, где воля, там свобода. Это-то и есть то, что я называю свободой воли.
Согласие есть произвольный акт воли или даже (о чем, как я помню, я сказал ранее) свойство души, свободное само по себе. Далее, воля есть разумное движение, повелевающее чувством и влечением. В какую бы сторону она ни направлялась, она всегда имеет своим спутником разум, некоторым образом следующий за ней по пятам. Это не значит, что она действует всегда из побуждений разума, но лишь то, что она никогда не двигается без разума, так что многое делает она через разум, против разума, т.е. при его помощи, но против его согласия или суждения. Поэтому говорится: "Сыны века сего догадливее сынов света в своем роде" (Лук., XVI, 8), и опять же: "Они умны на зло" (Иерем., IV, 22). И не может быть присуще твари благоразумие или мудрость, даже во зле, без разума.
Разум же дан воле, дабы наставлять ее, а не расстраивать. А он бы расстроил ее, если бы поставил ее перед необходимостью, чтобы она не создавала себя свободно по своему усмотрению, либо советуя ей увлечься дурным и не следовать духу, дабы она подверглась животным побуждения и, даже, стала преследовать все то, что от духа Божия, либо побуждая ее к добру, следуя благодати и сделав ее духовной, и все это обсуждая и не будучи никем судим. Если, говорю я, воля под запретом разума не может сделать чего-либо из указанного, она уже не может быть волей. Ибо, где необходимость, там нет воли. Если что-либо делается правильно или неправильно по необходимости и без согласия воли как таковой, то разумное существо либо не должно считаться грешным, либо не может быть совершенно праведным, ибо и в том и в другом случае отсутствует то, что единственно делает его грешным или праведным, т.е. воля. Все же прочее, упомянутое выше, жизнь, чувство или влечение сами по себе не делают [людей] ни грешными, ни праведными. В противном случае и деревья - из-за жизни, и животные из-за двух остальных способностей, могли бы считаться способными либо к греху, либо к праведности; а это абсолютно невозможно. Мы, имеющие жизнь вместе с животными, отличаемся и от тех и от других тем, что называется волею. И согласие ее полностью добровольно, а не побуждается необходимостью, поскольку оно обнаруживает праведного или неправедного, с полным основанием делает людей праведными или грешными. Итак, это согласие вследствие неустранимости свободы воли, вследствие непреклонного решения разума, который всегда и всюду сопровождает волю, весьма удачно, как я полагаю называется свободным выбором. Свободным вследствие воли, судьей над самим собою - вследствие разума. И справедливо, что свободу сопровождает суждение: ибо все, что свободно само по себе, если грешит, то и судит. А это действительно суд, ибо справедливо терпит тот, кто грешит, то, чего он не хочет, ибо если он грешит, то потому, что хочет [грешить].
Впрочем, то существо, которое не сознает себя свободным, на каком основании может вменяться ему доброе или злое? Необходимость извиняет и то, и другое. Ибо там, где необходимость, там нет свободы, а там где нет свободы, нет заслуги, а посему нет и суда. Исключается при этом только первородный грех, так как известно, что он имеет иное основание. Во вех же остальных случаях, там, где отсутствовала свобода добровольного согласия, несомненно отсутствуют заслуга и осуждение. Вследствие этого все, свойственное человеку, за исключением воли, свободно и от заслуги, и от осуждения, ибо оно не свободно в себе. Жизнь, чувство, влечение, память, разум и тому подобное в той мере зависят от необходимости, в коей они не подлежат ведению воли. Воля же не может быть лишенной свободы, потому что ей невозможно не повиноваться самой себе (ибо никто не может не захотеть того, чего он хочет, или хотеть того, чего он не хочет). Воля же, конечно, может замениться, впрочем, не иначе, как иной волей, но никогда не потеряет свободы. Воля в такой же мере не может быть лишена ее [свободы], как и она сама. Если бы человек мог либо вовсе ничего не желать, либо желать нечто, но не с помощью воли, то в таком случае воля была бы лишена свободы. Отсюда, положим, вытекает правило, что неразумным, детям, а также спящим не вменяется никакое деяние, доброе или злое, ибо, конечно, не владея своим разумом, они не могут и пользоваться собственной волей, а вследствие этого не могут иметь свободное суждение. Итак, вследствие того, что воля не имеет ничего свободного, кроме себя, по справедливости она не может быть судима иначе как из себя. Таким образом, ни вялый ум, ни слабая память, ни беспокойные влечение, ни притупившиеся чувства, ни праздная жизнь сами по себе не делают человека виновным, так же как не делают его невиновным противоположные качества, ибо ясно, что они могут происходить по необходимости и вне зависимости от воли.
По своей воле склонившийся ко злу остается тем не менее и во зле свободным, каковое зло воля утверждает так же свободно, как и добровольно, причем человек ведом своею волею, ничем не побуждаемый к тому, чтобы быть злым. И подобно небесному ангелу или даже самому Богу, человек свободно остается добрым, т. е. по своей воле, а не в силу внешней необходимости; так же, конечно, и дьявол свободно ввергает себя во зло и пребывает во зле по своему добровольному решению, а не под влиянием чужого побуждения. Итак, свобода воли остается даже там, где ум пленен, одинаково полная во зле и в добре, но в добре более упорядоченная; в такой же мере цельная в твари, как и в Творце, но в последнем более могущественная.
Обычно люди горько жалуются и говорят: "Хочу иметь добрую волю и не могу". В данном случае речь идет не о той свободе, которая претерпевает ущерб от насилия или необходимости, но об отсутствии того, что называется свободой от греха. Ибо тот, кто хочет иметь добрую волю, доказывает, что он имеет волю вообще: ведь он хочет иметь добрую волю, как следствие ее самой. А если он имеет волю, значит, и свободу, но свободу от необходимости, а не от греха. Само собою разумеется, когда у него не выходит ничего из его желания добра, он чувствует, что у него не хватает свободы, но конечно, свободы от греха, вследствие чего он ощущает волю подавленной, но не уничтоженной. И когда он хочет иметь ее доброй, он без сомнения ее имеет в любое время. Ведь доброе то, чего он хочет, и не может, он хочет не иначе, как через добрую волю: так же, как не может хотеть зла иначе, как через злую волю. Когда мы желаем добра - наша воля добра; желаем зла - воля зла. И в том и в другом случае - это воля, и она всегда свободна: ведь необходимость уступает воле. Когда мы не в силах сделать то, что хотим, то мы чувствуем, что сама свобода находится некоторым образом в плену у греха и мучений, однако она не потеряна.
О том, что для возжелания добра абсолютно необходима благодать
Считаю я также достаточно доказанным, что эта самая свобода в такой же мере долго как бы находится в плену, сколь долго обе остальные свободы слабо или не полно сопровождают первую; ибо не по чему-либо другому происходит тот наш недостаток, о котором говорит апостол: "Так что вы не то делаете, что хотели бы" (Гал., V, 17). Ведь хотеть свойственно нам в силу свободной воли, но нам не свойственно мочь то, чего мы хотим. Я не говорю - хотеть доброе или злое, но только хотеть. Хотеть же доброе - наше преимущество; хотеть злое - недостаток. Хотеть же просто - значит хотеть вообще добра или зла. А чего именно хотеть - зависит от благодати. Если желают добра - благодать спасает, зла - благодать покидает. Таким образом, воля делает нас желающими, благодать же - желающими благое. От воли идет желание, от благодати - желание добра. Подобно тому, как одно значит бояться и другое - бояться Бога, одно есть просто любить и другое - любить Бога, ибо бояться и любить в простом значении суть страсти, а вкупе [с Богом] суть добродетели. Так же одно есть - хотеть, а другое - хотеть благое.
Ибо сотворенные, сами себе принадлежащие в свободной воле, мы становимся как бы принадлежащими Богу через волю к добру. А делает волю доброй тот, кто сделал ее свободной. И для того делает ее доброй, чтобы мы были неким началом твари его: ибо, конечно, нам лучше вовсе не существовать, чем пребывать принадлежащими только самим себе. Ибо те, кто желает принадлежать только себе, знающие, словно боги, доброе и злое, становятся принадлежащими не только себе, но и дьяволу. Таким образом, свободная воля делает нас принадлежащими себе, дурная воля - дьяволу, добрая воля - Богу. Именно об этом сказано в словах: "Познал Господь своих" (2 Тим. II, 19). Ибо тем, кто не Его, Он говорит: "Истинно говорю вам, не знаю вас" (Матф. XXV, 12). Итак, в том случае, если мы по злой воле будем принадлежать дьяволу, то в это время мы уже не Божьи; равно как, если мы становимся Божьими по доброй воле, то перестаем принадлежать дьяволу. Ибо никто "не может служить двум господам" (Матф. VI, 24). Впрочем, принадлежа Богу или дьяволу, мы не перестаем принадлежать самим себе. И в том и в другом случае сохраняется свобода выбора, которой обусловлены заслуги, поскольку по заслугам мы или подвергаемся наказанию за зло, как будто свободно совершаемое нами, или прославляемся за добро, так как мы не можем поступать не по своей воле. Этого с нами не могло бы быть, не будь мы свободными. Поистине наша воля подчиняет нас дьяволу, а не его власть; но [подчиняет] Богу - Его благодать, а не наша воля. Ибо наша добрая воля - что стало ясным, - создана благим Богом, но она не будет совершенной до тех пор, пока не будет вполне подчинена своему Создателю. Неверно приписывать себе самим свое совершенство, а Богу - только создание, ибо гораздо более важно быть совершенным, чем быть созданным, и, конечно, не позволительно приписывать Богу меньше, чем нам самим. И, наконец, апостол, понимая, чего можно было бы ожидать от природы и чего от благодати, сказал: "Потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу" (Рим., VII, 18). Ибо, конечно, он знал, что желать нам свойственно в силу свободы выбора, но для того, чтобы желание было совершенным необходима благодать. Желать зло - недостаток воли; желать добро - ее достоинство, а для того, чтобы желать добро, достаточно совершенства воли.
О том, были ли первые люди в раю одарены этими тремя видами свободы и как было после грехопадения
Уместно теперь вкратце рассмотреть то, о чем выше мы говорили более пространно, а именно: имели ли первые люди в раю все уже упоминавшиеся виды свободы, т.е. свободу выбора, свободу суждения, свободу желания наслаждения или, другими словами, свободу от необходимости, от греха и от страдания; или может быть, они имели лишь две или даже одну из них. Относительно первой не может быть даже вопроса, если мы вспомним вышеприведенное рассуждение, ясно говорившее нам, что она равным образом свойственна и праведным и грешникам. Следует спросить о двух остальных, имел ли Адам их обе или хотя бы одну. Ибо если он не имел ни той, ни другой, что он утерял? Ведь свободу выбора он сохранял нетронутой как до грехопадения, так и после него. Если же он ничего не утерял, за что он был изгнан из рая? И если он имел одну из них, каким образом он ее утерял? Ибо известно, что раз он согрешил, он не был ни полностью свободен от греха, ни, поскольку он имел плоть, от страдания. Впрочем, он ни в коей мере не мог бы потерять ни одной из них, получив однажды. Напротив, ясно, сто он не обладал ни совершенной мудростью, ни совершенной мощью, соответственно тому их определению, которое дано выше, ибо он мог и хотеть того, чего не следует, и брать то, чего он не хотел. Но может быть, о нем следует сказать, что он имел их [свободы] каким-нибудь иным способом, но мог их потерять не полностью? Итак, каждая из них имеет две степени: высшую и низшую. Высшая свобода суждения заключается в невозможности грешить, низшая в возможности не грешить. Также высшая ступень свободы желания наслаждения заключается в невозможности быть тревожимым, низшая - в возможности быть не тревожимым. Таким образом, человек в условиях своего бытия принял низшую ступень обоих свобод, соединенную с полной свободой выбора, и в отношении обеих низвергнут после грехопадения - и после грехопадения потерял обе свободы, т.е. был низвергнут от состояния возможности не грешить к состоянию невозможности не грешить, потеряв полностью свободу суждения. Подобным же образом он пал от состояния возможности не быть тревожимым к состоянию невозможности не быть тревожимым, потеряв полностью свободу желания наслаждения. Осталась лишь одна свобода выбора для вменения вины, из-за которой он потерял обе остальные свободы; ее же самое он утерять не мог. Ибо став рабом греха по собственной воле, он заслуженно потерял свободу суждения. А став из-за греха должником смерти, каким образом мог он удержать свободу желания наслаждения?
Из трех, следовательно, свобод, которые он получил, злоупотребив той, которая называется свобода выбора, он лишил себя двух остальных. Злоупотребил он тем, что получив свободу воли для славы, он обратил ее себе в поношение согласно писанию, говорящему: "Но человек в чести не пребудет, он уподобится животным, которые погибают" (Псалт., XLVIII, 13). Одному человеку среди всего живого дана возможность грешить вследствие его преимущества иметь свободный выбор. Однако дана она ему не для того, чтобы он грешил, но для того, чтобы он пребывал во славе, не согрешая, хотя и мог бы согрешить. Что может быть для него более славным, как не та слава, о которой сказано в Писании: "Кто он, и мы прославим его?" Откуда же это восславление? - "Ибо он совершил чудо в жизни своей" - Что же именно? Он мог преступить и не преступил, сделать зло и не сделал" (Иис. Сирах., XXXI, 9, 11). Он сохранял честь, пока был без греха, и потерял ее, когда согрешил. Согрешил же потому, что был свободен для греха: и не по какой-либо иной причине свободен, но из-за свободы выбора, отчего именно и была ему присуща свобода грешить. И вина была не на том, кто дал [свободу], а на том, кто злоупотребил ею, так как самую возможность согрешить, полученную ради славы безгрешности, он обратил во грех. Ибо хотя он и грешил, используя полученную возможность, он грешил не потому, что он мог, но согрешили другие ангелы; и не потому, что не могли, но потому, что не хотели.
Свершение злого поступка следует поэтому приписывать не власти согрешившего, но пороку воли. Однако этот поступок, как следствие воли, не может так же свободно изменить свою природу волей, потому что хотя и была дана воле возможность устоять против падения, но не дана была сила восстать в случае падения. Не так легко человеку выбраться из ямы, как попасть в нее. Человек попадает в яму греха только в силу своего желания, но одного желания недостаточно, чтобы выкарабкаться из нее, ибо хотя он и хочет, однако уже не может не грешить.
О том, что свобода выбора остается после грехопадения
Итак, свобода выбора погибает, потому что невозможно не грешить? Ни в коем случае: утеряна лишь свобода суждения. Подобно этому утрачена также возможность не быть тревожимым, откуда происходит страдание; она утрачена ею вместе со свободой желать наслаждения, посредством которой она прежде могла не тревожиться. Следовательно, свобода выбора остается и после грехопадения, пусть даже склонная к страданию, но цельная. И то обстоятельство, что человек сам по себе не имеет достаточно сил, дабы сбросить с себя грех или страдание, еще не означает уничтожение свободы выбора, но только лишение остальных свобод. Ибо ни мудрость, ни мощь не входят в существо свободного выбора и никогда не входили; ему свойственно лишь желание: он делает тварь только желающей, но не делает ее ни мудрой, ни могучей. Поэтому правильно то, что человек теряет свободу выбора лишь тогда, когда он перестает быть вольным, но отнюдь не тогда, когда он перестает быть могущим или мудрым. Ибо где нет воли, нет и свободы. Я не говорю, что ее нет, если отсутствует желание добра, я говорю - если тварь не имеет желания вовсе. Ведь безусловно ясно, что свобода выбора пропадает там, где исчезает не только добро, как следствие воли, но и полностью сама воля. Ибо если человек не может хотеть только добра, то это значит, что у него отсутствует свобода, но не выбора, а суждения. Если же у него не будет силы не только хотеть, но и совершить добро, которое он хочет совершить, то у него будет отсутствовать свобода желания наслаждения, но не свобода выбора. Воля же одинаково упорствует как в благе, так и во зле. Поэтому само собой разумеется, что и свободный выбор пребывает полностью как в добре, так и во зле. И как воля, даже претерпевая страдания, не перестает быть волей, но называется и в действительности является несчастной волей, подобно тому, как может быть и счастливая воля, - таким же образом и свободный выбор как таковой не может быть устранен или ограничен какой-либо необходимостью или препятствием.
Однако, хотя свободный выбор пребывает одинаково повсюду, без ограничения, тем не менее он сам может ввергнуть себя из добра во зло не тем же самым образом, что и воздвигнуть себя из зла в добро. И что тут удивительного, когда он повергнутый и не имеющий в себе сил подняться самостоятельно, или находясь в несколько лучшем положении, несмотря на все свои попытки все же не находит в себе силу двинуться дальше? Наконец, имея кроме этого две другие свободы, он не может от низших ступеней этих свобод подняться к высшим, т.е. от возможности не грешить и возможности не быть тревожимым, к невозможности грешить и невозможности быть тревожимым. И если он, получив помощь от двух других свобод, не имеет тем не менее достаточно силы возвыситься от хорошего к лучшему, сколь мало мог он, будучи лишен полностью двух других свобод, возвыситься самостоятельно от зла к добру?
Итак, человеку дана необходимая божественная добродетель и божественная мудрость, - Христос, который из того, что есть мудрость, внушает ему же быть мудрым, чтобы восстановить свободное суждение; и из того, что есть добродетель, восстанавливает полную Мощь, для обновления свободного желания: поскольку имея второе - полностью блажен и не чувствует ничего иного. Но это совершенство воистину ожидается в будущей жизни, когда обе ныне утерянные свободы будут восстановлены полностью свободным выбором; не так, как любому праведному дано в этом веке, сколь совершенным бы он ни был; не так, как было дано самым первым людям иметь эти свободы в раю; но как уже ныне ангелы обладают ими на небе. При всем том, однако, для этого смертного тела в этот негодный век было бы достаточно, имея свободу суждения, не повиноваться греху вожделения; имея же свободу желания, не страшиться за праведность. Ведь в этой грешной плоти и в этой порочности дня у грешного есть немалая мудрость: не соглашаться, даже будучи всего лишенным; и немалая Мощь, даже не чувствуя себя совсем счастливым, мужественно отстаивать истину.
Поистине следует нам учиться, исходя из свободы суждения, не злоупотреблять свободой выбора, чтобы не могли полностью всякий раз наслаждаться свободой желания. Таким образом, мы действительно снова обнаруживаем в себе образ Бога и посредством благодати приготавливаемся к принятию той древней награды, которую мы потеряли из-за греха. И блажен, кто будет достоин услышать о ней: "Кто он? И мы прославим его. Ибо он совершил чудо в жизни своей: кто мог преступить и не преступил, сделать зло - и не сделал" (Иис.Сирах, XXXI, 9, 11).
Однако, мы нуждаемся в помощи того, чей пример нас к этому побуждает, ибо таким образом мы сами, как можно видеть, посредством этого образа формируемся и в него же преобразуемся от славы в славу, как от Господня Духа (I Кор., III, 18). Следовательно, если Святым Духом, то уже не на основе свободного выбора. Никто, поэтому, пусть не думает, что речь идет о свободном выборе, который может колебаться между добром и злом, [используя] как силу, так и кротость и при котором человек мог сам собою пасть и не восстать уже снова, кроме как посредством Святого Духа. Впрочем, считается, что ни Бог, ни святые ангелы, ибо они настолько блаженны, что не могут быть злыми, а также ни падшие ангелы, ибо они настолько злы, что не в состоянии быть добрыми, не обладают свободным выбором. Но и нам предстоит его утратить после воскресения, когда одни непременно будут целиком приобщены к добру, другие - ко злу. Кроме того, ни Бог не лишен свободного выбора, ни дьявол, так как то, что Бог не может быть злым, совершается не по слабой необходимости, но согласно сильной в добре воле и добровольной совестью; а то, что дьявол не может пребывать в добре, достигается не внешним насильственным принуждением, а его собственной волей, упорствующей во зле, и добровольным упорством. Этим скорее подтверждается свободный выбор, так как равно в добре и во зле он может сделать волю свободной. Ведь никто не может быть назван ни добрым, ни злым и не имеет возможности быть таковым, если только не добровольно. Таким способом доказывается, что он существует равным образом в отношении добра и зла, так как, очевидно, везде ему соответствует не легкость выбора, но свобода воли.
О том, что свободный выбор не умаляется ни благодатью, ни искушением
Как сказано, Создатель запечатлел только мыслящее существо тем преимуществом достоинства, что оно обладало своим правом, и по своей собственной воле, а не по принуждению оно было добрым; таким образом, это преимущество также в известной степени принадлежало отчасти его праву, так как только по своей воле [человек] совершает зло и справедливо проклинается или осуществляет добро и по заслугам спасается. Не потому, что его собственная воля может быть достаточной для спасения, но потому, что никак не достижимо его спасение без его воли. Ибо никто не будет спасен помимо своей воли. Ведь мы читаем в Евангелии: "никто не может придти ко мне, если не привлечет его Отец" (Иоан., VI, 44); также в другом месте: "убеди придти" (Лука, XIV, 23); ничто ему не мешает, так как поистине всеблагой отец влечет и гонит к спасению всех, кто хочет быть спасенным (1 Тим., 11, 4). Однако Он никого не считает достойным спасения, если ранее не испытывает, добровольно ли тот ищет спасения. Именно это он имеет в виду, когда пугает или поражает, чтобы сделать их добровольными, не спасать их помимо их воли. Ибо изменяя волю от зла к добру, Он наделяет свободой, а не лишает ее. Хотя, однако, не всегда нас влекут против нашей воли: ведь даже слепой или усталый не печалятся, когда их влекут. И Павел был влеком за руку в Дамаск не против воли (Деяния IX, 8). Быть влекомой особенно хотела, наконец, та, которая настоятельно требовала этого в Песни песней: "влеки меня, говорит, за собою, бежим в благоухании мастей твоих" (Песнь, I, 3).
Отсюда, как написано: "каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью" (Иак., I, 14); и еще: "тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум" (Прем., IX, 15); а также у апостола: "но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих" (Рим., VII, 23); можно полагать, что все это подчиняет волю и отнимает свободу. Но, однако, какими бы великими искушениями изнутри или снаружи человек ни мучился, всегда, конечно, насколько дело касается выбора, воля будет свободной: ведь она свободно будет решать только на основе своего согласия. Насколько же касается суждения или желания, противоборствуя вожделению плоти и убожеству жизни, она меньше чувствует себя свободной, но тем не менее не совершенно злой , пока она не соглашается со злом. Наконец, Павел, который жалуется, что он был влеком в закон греха, без сомнения, менее полной свободой суждения, похваляется, однако, что он имеет разумное согласие, а в добре - по большей части уже и свободное, говоря, - "уже не я делаю это". "Так как соглашаюсь, говорит, - с законом Божиим, что он добр". И наоборот: "ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием" (Рим., VII, 16, 22), ибо существует очищающее око, все тело предчувствует, что будет высветлено. Хотя и влеком грехом или охвачен горем, он не колеблется по истинному согласию признать себя свободным в добре. И твердо веря, он вообще заключает: "итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе" (Рим., VII, 1).
О том, освобождается ли от вины или лишается свободного выбора отрекающийся от веры из страха смерти или наказания; где обсуждается отречение Петра
Но мы можем видеть, что согласно нашему утверждению, не будет вины на тех, кто из страха наказания или смерти были принуждены отречься от веры словом, ибо отрекаются лишь голосом; ведь и воля их должна быть принуждена к вине, чтобы они захотели того, чего, очевидно, им запрещено хотеть. И так гибнет свободный выбор. Но это было невозможно (ведь не мог один и тот же человек хотеть и не хотеть в одно и то же время); находим, почему зло никоим образом не должно было вменяться в вину желающим зла. Ведь оно не таково, как первородный грех, которому подвержен не только не соглашающийся, но по большей части и не знающий, пока не будет воскрешен через крещение. В качестве примера скажем, прежде всего, об апостоле Петре: конечно, он, как казалось, отрекся от Истины против собственной воли, так как было нужно или отречься, или умереть. Боясь умереть, он отрекся. Он не хотел отрекаться, но еще более не хотел умирать. Итак, в действительности не желая отрекаться, он отрекся, чтобы не умереть. Ибо языком, а не волей человек принуждается лишь сказать то, чего он не хочет, а не захотеть иного, чем хотел. Язык выступил против воли, но неужели и воля изменилась? Чего же он хотел? Того, что было прежде, т. е. быть учеником Христа. А что говорил? "Не знаю сего человека" (Матф., XXVI, 72). Почему же так? Он хотел избежать смерти. Но что в этом было преступного? Мы постигаем две воли апостола: одну, согласно которой он не хотел умирать, совершенно невинную, и другую, весьма достойную похвалы, согласно которой он желал быть христианином. В чем, следовательно, его можно обвинить? Не в том ли, что предпочел солгать, а не умереть? Ясно, что воля эта была достойна порицания, ибо более хотела сохранить жизнь тела, чем души. Ведь клевещущие уста убивают душу (Прем., I, 11). И, следовательно, он согрешил, и не без согласия собственной воли, жалкой и малодушной, но, очевидно, свободной. Он согрешил, не отвергая или не ненавидя Христа, но слишком возлюбив себя. И к этой пагубной любви вынудил его волю и убедил его неожиданный страх. Он был таким, не зная этого, вне сомнения, уже тогда, когда услышал от Того, от кого не мог скрыться: "прежде, нежели пропоет петух, трижды отречешься от меня" (Матф. XXVI, 34). Итак, это бессилие воли, проявившееся, но не порожденное внушенным страхом, сделало явным, насколько он любил себя, а насколько Христа. Явным, однако, не для Христа, а для Петра. Ведь Христос и раньше знал то, что было в человеке. Следовательно, насколько он [Петр] почитал Христа, его воля вполне терпела принуждение (что невозможно отрицать), чтобы он мог говорить вопреки себе: в той мере в какой себя почитал, вне сомнения, добровольно согласился, чтобы говорить в пользу себя. Если бы он не любил Христа, он отрекся бы не против воли; но если бы не любил себя еще более, он вообще не отрекся бы. Итак, надо признать, что человек был принужден собственную волю если не изменить, то хотя бы скрыть; принужден, говорю я, хотя и не отступить от любви к Богу, однако несколько уступить любви к самому себе.
Следовательно, что же? Очевидно, устранено все предыдущее утверждение о свободе воли, ибо бесспорно обнаружено, что воля могла быть принуждена? Это так, но только если она могла быть принуждена чем-либо другим, нежели самой собой. Но, т.к. сама себя заставила, она и принужденная, и принуждающая; очевидно, что где она теряет, там и приобретает свободу. Ведь силу, которую она сама себе внушает, из себя черпает. Далее, то, что воля из себя черпает, присуще ей. А то, что ей присуще, [делается] не по принуждению, но по собственной воле. Если же по собственной воле, то свободно. Тот, кого собственная воля даже на отречение принудила, был принужден, ибо хотел: вернее, не принужден был, а согласился, и не посторонней силой, но по собственной воле, по крайней мере по той [воле], согласно с которой он хотел всеми средствами избежать смерти. В противном случае, если бы не согласилась воля - повелительница речи, разве смог бы голос слабой женщины облечь священную речь в нечестивые слова. Наконец, впоследствии, когда умерил эту чрезмерную любовь к себе и начал почитать Христа, как должно, т.е. всем сердцем, всей душой, всей добродетелью, он возымел такую силу, что никакими наказаниями или угрозами нельзя было заставить его волю сделать речь орудием неправедности, смело посвятил ее истине. "Должно повиноваться, говорит, больше Богу, нежели человеку" (Деян., V, 29).
Принуждение же бывает двух видов: мы принуждены или терпеть что-либо, или действовать против своей воли. Причем пассивное (ведь так называется первое из них) может иногда совершаться без добровольного согласия терпящего, но активное - никогда. Поэтому зло, которое возникает в нас или из нас, не должно вменяться нам в вину, если мы его не желаем. Впрочем, то, что возникает в нас, не происходит без участия воли. Поистине мы убеждаемся, что мы хотим того, что не происходит, если мы не хотим этого. Следовательно, существует и некое активное принуждение, но [подчинение ему] не имеет оправдания, если оно добровольное. Христианин был принужден отречься от Христа, страдая, но и желая. Он весьма хотел избежать меча убийцы; и не меч, находившийся снаружи, а его воля, руководящая им изнутри, отверзла ему уста. Далее, меч убедил эту волю быть такой, но не вынудил. Итак, не меч, а она сама ввергла себя в вину. Наконец, те, в ком воля была истинной, могли быть скорее убиты, но не совращены. Это то, что им было сказано: "поступят с вами, как захотят" (Марк., IX, 13), но с членами их, а не с сердцем. Да не сделаете вы то, что они захотят, но они сами сделают, а вы будете терпеть. Замучат тело, но не изменят волю: будут свирепствовать над плотью, но не получат ничего от души. Хотя тело терпящего по власти пытающего, но воля его свободна. Если она не будет стойкой, они, свирепствуя, узнают это: если же стойкой будет, не принудят ни к чему. Ее бессилие - полностью от нее самой, стойкость же - не от нее, но от духа Господня. Вознаграждается же она, когда возрождается.
Далее, возрождается, ибо, как учит апостол: "мы же..., взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу", т.е. из добродетели в добродетель, "как от Господня Духа" (II Кор., III, 18). Между этим Божественным Духом, с одной стороны, и влечением плоти с другой, некое промежуточное место занимает то, что называется в человеке свободным выбором, т.е. человеческая воля. И как бы повиснув на склоне весьма крутой горы, она во влечении ослабляется плотью, так что если бы Дух не поддерживал слабого в его усердии благодатью, он не только не имел бы сил завладеть вершиной праведности, которая, согласно пророку, "как горы Божии" (Псалт., XXXV, 7), восходя от добродетели к добродетели, но от порока всегда направляясь снова к пороку, проваливался бы в бездну, низвергнутый своим собственным весом, отягощенный бесспорно не только законом, присущим греховным членам изначально, но и привычками, внушаемыми, как правило, страстями земной жизни. Об этом двойственном бремени человеческой воли напоминает Писание одним коротким стихом, говоря: "тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум" (Прем., IX, 15). И как эти два зла рода человеческого не наносят ущерба, но лишь испытывают несоглашающихся, так и не оправдывают, но осуждают соглашающихся, ибо спасение и осуждение не могут быть достигнуты иным способом, кроме предшествующего добровольного согласия, чтобы не казалось, что это до некоторой степени случайно предоставляется свободе выбора.
О том, что истинные заслуги человека есть милость Божия
Поэтому то, что в человеке называется свободным выбором, или справедливо осуждается, когда оно у него не предназначено к греху никакой внешней силой, или милосердно спасается, когда для праведности ему не хватает никакой его добродетели. Поистине в этом читатель может предполагать способ быть и совсем избавленным от первородного греха. Впрочем, в свободном выборе, а не вне его, может быть найдена причина осуждения, так как ничто не приводит к осуждению, кроме собственной вины: и не от него заслуги к спасению, так как спасает только милосердие. Его стремление к добру бесплодно, если ему не способствует благодать, и только ею порождается. Впрочем, "во зло", говорит Писание, "склоняется ум и помышление человека" (Быт., VIII, 21). Поэтому не к нему от себя, как говорилось, но скорее сверху вниз, от Отца света, как полагают, исходят заслуги, если, однако, среди наилучших даяний и совершенных даров, то считается заслугами, посредством чего достигается вечное спасение.
Ведь Бог, наш царь предвечный, когда осуществил спасение на земле, свои дары людям разделил на заслуги и награды, дабы в результате свободного обладания стали нашими в настоящем, а на основе бескорыстного соглашения мы бы их ожидали и даже желали как должное в будущем. Напоминая о том и о другом, Павел говорит: "плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная" (Рим., VI, 22); а также: "и мы сами, говорит, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления" (Рим., VIII, 23), называя начатками Духа освящение, т.е. добродетели, которыми мы ныне освящаемся Духом, чтобы от заслуги следовали к усыновлению. То же обещается и в Евангелии в конце времен, где говорится: "получит во сто крат и наследует жизнь вечную" (Матф., XIX, 29). Итак, не от свободы выбора, но от Господа есть спасение; и даже Он сам - спасение, и Он - путь к спасению, который говорит: "Я спасение твое!" (Псалт., XXXIV, 3) а также утверждает: "Я есмь путь (Иоан., XIV, 6). Он воплотил в себе путь, который был и спасением, и жизнью, чтобы всякая плоть не восхваляла себя. Если, следовательно, добрые заслуги, принадлежат пути, как спасение и жизнь - Отцу, и истинно то, что сказал Давид: "нет делающего добро, нет ни одного" (Псалт., XIII, 3), а именно то, о чем сказано также: "никто не благ, как только один Бог" (Марк., X, 18), то, без сомнения, Богу принадлежат заслуги как наших дел, так и его наград. И тот, кто обязался [воздать] их, сделал и нас их заслуживающими. Однако чтобы создать эти заслуги, он удостаивает служить себе творения, в которых не нуждается, но с помощью которых Он посредством этого творит благо.
Он вершит, следовательно, спасение тех, имена которых в книге жизни, то посредством твари без нее самой, то посредством твари наперекор ей самой, то посредством твари и вместе с нею. В самом деле, много блага делается для людей посредством неощущающей, а также неразумной твари. Поэтому я сказал, что это делается без нее, так как она не в состоянии, будучи лишена разумения, быть сознающей. Также великое множество полезных для спасения дел совершает Бог через посредство злых людей и падших ангелов; но так как это совершается помимо их желания, то и наперекор им самим. Ведь когда они поддерживают желающих вредить, насколько другим способствует полезное деяние, настолько им вредит дурное намерение. Далее. Те, посредством кого и вместе с кем Бог действует - добрые, ангелы и люди, которые сами делают, и равным образом, хотят того, чего хочет Бог. Тех же, которые по собственной воле соглашаются на добро и претворяют его в действие, Бог полностью приобщает к делу, которое он посредством их воплощает. Поэтому Павел при том множестве добра, которое Бог посредством него сделал, писал: "не я ведь, но благодать Божья со мной" (I Кор., XV, 10). Мог бы сказать: через меня, но поскольку был слишком ничтожен, предпочел сказать: со мной, зная, что он, действуя, не только слуга дела, но и, соглашаясь в известной мере соучастник созидающего.
Кроме того, дьявол или дурной человек, когда они полны сил и их разум бодрствует, все же вознаграждаются, но не иначе, как наказанием, за то, что они не согласны с добром. Ведь Павел добровольно проповедует Евангелие, "чтобы, если не добровольно, то исполняю только вверенное служение" (I Кор., IX, 16); и всякий понимает подобным же образом, потому что согласию воли повинуется и твердо надеется, что ему уготован венец праведности. Следовательно, Бог во спасение пользуется созданием неразумным и неощущающим, как будто упряжкой или орудием, которые никоим другим образом не будут приобщены к выполненному делу. Он пользуется существом разумным, но злонамеренным, как розгой для воспитания, которую, вразумив сына, он бросает в огонь, как ненужный прут. Он пользуется и ангелами, и людьми доброй воли, как своими помощниками и соучастниками, которых по достижении победы вознаградит достойнейшим образом. Даже Павел о себе и себе подобных смело предвещает: Ведь мы - соучастники Бога (Евр., I, 9). Итак, Бог благосклонно устанавливает человеку заслуги там, где посредством него и вместе с ним решает милостиво совершить какое-либо добро. И потому мы надеемся, что мы - помощники Бога, соработники Святого Духа, заслужившие царство, ибо по добровольному согласию мы соединяемся с Божественной волей.
О том, что в деле спасения предоставляется благодати, а что - свободному выбору
Итак, что же? Следовательно, это дело [спасения] целиком зависит от свободного выбора, это только его заслуга, поскольку соглашается он? Безусловно. Однако это не так, ибо само согласие, в котором состоит вся заслуга, происходит от Него [от Бога], ибо сказано: "мы не способны были сами помыслить" (а это меньше, чем согласиться) "что от себя, как бы от себя" (II Кор., III, 5). Не мои слова, но Апостола, который все, что может происходить от добра, т.е. и мыслить, и хотеть, и совершать, приписывает благоволению Бога (Филип., II, 13), но не своему выбору. Следовательно, если Бог эти три [способности] - мыслить, хотеть и совершать добро, - создает в нас, то первое, видимо он совершит без нас, второе - с нами, третье - посредством нас. Ибо, внушая добрые помыслы, нас упреждает; изменяя злую волю, к Себе посредством согласия приобщает, управляя согласием, внутреннее побуждение проявляет вовне в совершаемом нами деле. Поистине, мы никоим образом не можем его [Бога] упредить. Если же Он не упредит, то не найдет ни одного доброго и не спасет никого. Следовательно, без сомнения, Богом вершится наше спасение, а не посредством нас, и, во всяком случае, не с нами. Однако согласие и дело хотя и не от нас, но уже и не без нас. Итак, не первое, в чем мы, конечно, совершенно не участвуем; и не последнее, что в большинстве случаев исторгает или бесполезный страх, или постыдное лицемерие, но только среднее засчитывается нам в заслугу. Только добрая воля, очевидно, достигает этого, остальное не приносит пользы, если она отсутствует. Но я бы сказал, не приносит пользы делающему, а не направляющему. Итак, намерение способствует заслуге, действие - подобию; предшествующий им помысел - только побуждению.
Следовательно, надо заботиться о том, чтобы, мы, чувствуя, как внутри нас и с нами невидимо совершается это [спасение], не приписывали его своей воле, которая нестойка, или принуждению Божиему, которого не существует; но только одной благодати, которой Бог полон. Именно она побуждает к свободному выбору, сея замысел; очищает, изменяя состояние; укрепляет, подводя к действию, охраняет, дабы не чувствовать усталости. Таким же образом она действует купно со свободным выбором, ибо лишь в первом случае его опережает, а в остальных - сопутствует ему, и для того непременно опережает, чтобы далее он действовал вместе с ней. Итак, то, что от благодати лишь берет начало, равным образом совершается и тем и другим [благодатью и свободным выбором], ибо они действуют вместе, а не по отдельности, единовременно, а не по очереди, посредством отдельных свершений. Не частично благодать, не частично свободный выбор, но все целиком преодолевают совместными усилиями. Все - он, и все - она; но как все в нем, так все из нее.
Верим, что читателю нравится, что мы никоим образом не отступаем от смысла сказанного Апостолом. И пусть наш разговор отклоняется в разные стороны, мы снова и снова приходим почти к тем же самым его словам. Что же еще звучит у нас, как не следующее: "не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (Рим., IX, 16). И он говорит это поистине не потому, что кто-то может возжелать или устремиться к суете, но потому, что тот, кто желает и стремится, не в себе, но в том, от кого получил и желание и стремление, должен бы восславиться. Ведь он говорит: "Что ты имеешь, чего бы не получил?" (I Кор., IV, 7). Ты создаешься, очищаешься, спасаешься. Что из этого у тебя от тебя самого, о человек? Что из этого доступно свободному выбору? Ни создать себя, если ты не существовал, ни оправдать, если ты грешник, ни воскресить, если ты мертв, себя самого ты не мог. Я уж умалчиваю об остальном добре, которое необходимо для очищения или уготовано для спасения. То, о чем мы говорим, касается первого и последнего. Но и относительно среднего никто не сомневается, разве только тот, кто не ведая праведности Божией и усиливаясь установить свою, не покоряется праведности Божией (Рим., X, 3). И что же? Ты признаешь силу созидающего, славу спасающего, и отрицаешь правду очищающего? "Исцели меня, Господи, - говорит, - и исцелен буду, спаси меня - и спасен буду; ибо ты - хвала моя" (Иерем., XVII, 14). Он сознавал правду Божию, он надеялся Им равно как очиститься от греха, так и освободиться от горя; и потому хвалу Ему, а не себе воздал. Из-за этого и Давид, повторяя: "не нам, Господи, не нам, - говорит, - по имени Твоему дай славу" (Псалм., СXIII, 9), ибо он ожидал от Бога и покров праведности и покров славы. Кто тот, кто отрицает правду Божию? Кто тот, кто оправдывает сам себя? Кто ждет себе заслуг откуда угодно, но не от благодати. Ведь, Тот, кто создал то, что может спасти, также определяет, откуда спасет. Он сам, говорю я, дарует заслуги: Тот, кто создал тех, кому дарует. "Что же я воздам, - говорит, - Господу за все", что не дал, но "воздал мне?". И он признает, что его существование и его праведность - от Бога, ибо если бы он отрицал и то и другое, погубил бы и то и другое, непременно утрачивая то, от чего он праведен, и таким образом осуждая, что он существует. На третьем же месте он находит то, чем снова, в свою очередь, искупает: "Чашу, - говорит, - спасительную восприму". Спасительная чаша - кровь Спасителя. Следовательно, если у тебя совсем ничего нет от самого себя, что воздашь ты за дары Бога, из которых предвидишь себе спасение: "имя Господне, - говорит, - призову" (Псалт., СXV, 12, 13), ибо бесспорно всякий, кто призовет [имя Господне], спасется (Рим., X, 13).
Итак, кто правильно мыслит, признает троякое действие в нем самом и из него самого, но не [действие] свободного выбора, а Божественной благодати; первое, - созидание; второе - преобразование; третье есть завершение. Ведь прежде всего мы были созданы во Христе для свободы воли; затем мы были преображены посредством Христа для духа свободы; со Христом далее мы должны быть соединены в вечности. Ибо то, чего не было, должно возникнуть в том, что было, и посредством формы преобразовать не имеющее ее, создав члены не иначе, как вместе с головой. И это непременно будет исполнено тогда, когда мы все придем "в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Эфес., IV, 13); когда же явится жизнь наша, Христос, - тогда и вы явитесь с ним во славе (Кол., III, 4). Итак, поскольку завершение может совершиться из нас или даже в нас, но не с нами, а создание может быть совершенно и без нас, единственное, что совершается в некоторой степени вместе с нами по добровольному согласию нашему и зачтется нам в заслуги - это преображение. Оно - это наши воздержания, бдения, умеренность, дела милосердия и другие упражнения в добродетели, через которые, как доподлинно известно, наш внутренний человек обновляется день ото дня: ибо и намерение, подавленное у смертных заботами, из глубин понемногу поднимается вверх; и страсть, слабеющая вблизи желаний плоти, разрастается постепенно в любовь духа; и память, вызывающая отвращение позором прежних дел, возрадуется, очищаемая изо дня в день новыми и добрыми деяниями. А ведь именно в этом состоит внутреннее обновление: в праведности намерения, чистоте страсти, воспоминания о добрых делах, благодаря чему просветляется память, сознавая, что ей хорошо.
Однако несомненно: то, что часто совершается в нас Божественным духом есть заслуга Бога; в то время как то, что с одобрения нашей воли суть наши заслуги. "Ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Матф., X, 20). И Апостол говорит: "Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит во мне?" (II Кор., XIII, 3). Если, следовательно, Христос или Дух Святой говорит в Павле, не действует ли Он в нем, равным образом? Ибо не осмелюсь, говорит, "сказать что-нибудь такое, чего не совершил через меня Бог" (Рим., XV, 18). Что же следует? Если не Павлу, но Богу, говорящему в Павле, или действующему через Павла, принадлежат и слова, и дела, где же заслуги Павла? Где то, о чем с такой полной уверенностью говорил: "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный судия, в день оный" (II Тим., IV, 7, 8). Не потому ли, может быть, он полагает, что ему уготован венец, что это совершается через него? Но многие благодеяния совершаются через злых, либо ангелов, либо людей, однако, не засчитываются им в заслуги. Не потому ли, скорее, что они совершаются вместе с ним, т.е. по его доброй воле? Ибо "если я благовествую", говорит, "недобровольно, то исполняю только вверенное мне служение; если же добровольно, то буду иметь награду" (I Кор., IX, 16, 17).
Кроме того, если воля, по которой ценится всякая заслуга, [исходит] не от самого Павла, на основе чего он называет тот венец, который он считает себе предназначенным, венцом правды? Не потому ли справедливо, что уже как долг взыскивается все, что обещалось по милосердию? Наконец, он говорит даже: "Ибо знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (II Тим., I, 12). Обещанное ему Богом он называет своим залогом, и, поверив Обещавшему, отважно повторяет обещание. Обещанное же из милосердия, уже из справедливости должно быть выполнено. Следовательно, то, чего ожидает Павел, - венец праведности, но праведности от Бога, а не от него самого. Конечно, праведно, чтобы Он отдал то, что должен. Должен же Он то, что обещал. И эта правда, на которой основывалось предвидение Апостола, - заключена в обещании Бога, чтобы, отринув ее, [Апостол] не захотел установить свою и не вышел из повиновения правде Божией, к которой, однако, Бог захотел приобщить и его, дабы сделать его заслуживающим венца. В нем же [в апостоле] Он [Бог] создал себе причастного к правде и заслуживающего венец, ибо в делах, за которые был обещан этот венец, удостоил его считать своим соучастником. Далее, Он сделал его помощником, ибо сделал желающим, т.е. соглашающимся со своей волей. Итак, воля в помощь, помощь в заслугу засчитывается. И несомненно, от Бога - и желать, и совершать по доброй воле. Итак, Бог есть создатель заслуг, приобщающий волю к действию, а действие предоставляющий воле. К тому же, если определить собственно то, что мы называем нашими заслугами, то они суть некие источники надежды, побуждения любви, знаки сокровенного предопределения, предзнаменования будущего счастья, дорога к царству, но не ради царствования. Наконец, тех, кого оправдал, а не тех, кого нашел праведными, тех и прославил (Рим., VIII, 30).
Рассмотрим позицию П. И. Рогозина:
Проповедуя доктрину "предопределения", поборники ее любят сослаться на следующие слова ап. Павла: "Ибо, кого Бог предузнал, ТЕМ и предопределил"... Поясняя слово "предузнал", они смешивают его со словом "предвидел", - предвидел, что так будет и вот так вышло... Но, слово "предузнал" означает - заранее знал, наперед. В данном случае, "предведение" значительнее "предвидения". В слове "предвидел" есть некий элемент предугадывания того, что должно произойти в будущем; тогда как слово "предузнал" означает, что Бог пользовался Своим Божественным всезнанием, или "предведением", охватывая вечность доисторическую и вечность поисторическую, включая все находящееся между этими вечностями, время: прошедшее, настоящее и будущее, как написано: "Ведомы Богу от вечности все дела Его"... (Д. Ап. 15.18). Говоря о предузнании или предведении Божием, весьма важно знать и постоянно помнить, что Вечный Бог - вне времени. Он не связан и не ограничен никакими сроками и летоисчислениями. Мы, смертные существа, имели свое начало и будем иметь свой конец, но Бот безначален и бесконечен. Ап. Петр пишет: "Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день". (2 Петр. 3. 8). "В начале Ты, Господи, основал землю, и небеса - дело рук Твоих; Они погибнут, а Ты пребудешь; и все обветшают как риза, и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся"... (Евр. 1.11-12). Для нас, людей, время распределено на прошедшее, настоящее и будущее. И то, чего мы не знали еще вчера, мы вдруг узнали сегодня или можем узнать завтра, но для Всезнающего Бога не существует такого постепенного, прогрессивного познания. Бот имеет абсолютное знание. У Бога все в "совершенном виде". Для нас, людей ограниченных временем, умом, знанием, необходимо ожидать, пока то или иное грядущее событие совершится, для Всезнающего же Бога, оно уже совершилось. То, что для нас не существует или будет существовать через 20-30 лет, для Бога уже существует. Слово Божие говорит, что "Бог называет несуществующее, как существующее"... (Рим. 4.17). Аврааму Бог говорит: "Я (уже) поставил тебя отцом многих народов". Бог видел Авраама "отцом множества", когда сам Авраам был еще бездетным и без надежды иметь когда-либо наследника. В лице Авраама Бог видел всю грядущую историю Израиля и роль этого народа в деле Боговоплощения и явления в мир "Спасителя мира". По Своему Божественному предведению, Бог видел всю историю Церкви прежде создания мира, прежде Боговоплощения, Голгофы и Пятидесятницы. Бог уже видит абсолютно точные результаты проповеди Евангелия на земле от первого, уверовавшего чрез проповедь Петра, до последнего уверовавшего человека пред восхищением Церкви. Бог видит каждого еще не уверовавшего человека так, как если бы он уже уверовал. И это Его предведение, - непогрешимо, неизменно, непреложно. С первого взгляда, эта мысль может показаться странной, но, по некотором размышлении, каждому становится до очевидности ясно, что в Очах Всемогущего и Всезнающего Бога, наше предузнание, избрание, призвание, наша вечная слава или вечное посрамление - факт уже совершившийся. Таков Бог. Таков язык вечности. На таком языке написана книга Апокалипсиса, в которой Иоанн Богослов созерцает очами Божьими весь грядущий процесс и завершение "времени" и земной истории человечества. Этим же языком вечности апостолы напоминают нам, верующим, что мы уже "имеем спасение", "перешли от смерти в жизнь", "жизнь наша сокрыта со Христом в Боге", что Бог уже "посадил нас на небесах"... Помня это, было бы нелепо допустить, что Бог, ("Отец вечности", "Вечная сила Его и Божество", Совершеннейшая Мудрость и Разум), не имел бы совершеннейшего Плана для созданного человека и всего мироздания, представив "все сущее", воле слепой судьбы. Напротив написано: - "мы Им живем, и движемся и существуем"... (Д. Ап. 17.28). "С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих; с престола, на котором восседает, Он призирает на всех живущих на земле; Он создал сердца всех их и вникает во все дела их"... (Пс. 32. 15). Но, в такой же мере, абсурдна и та мысль, что Божье предведение и всезнание легли в основу Божьего "предопределения": одних людей - к спасению, а других - к погибели. Существует великая пропасть между предопределением Божиим, каким оно открыто людям в Священном Писании и тем "предопределением", которое возникло в человеческом воображении и не соответствует Истине. Вот то место Писания, на которое ссылаются приверженцы "теории предопределения": "Ибо кого Бог предузнал, ТЕМ и предопределил быть подобными образу Сына Своего"... (Рим. 8.29). Для того чтобы вскрыть ошибку, в которую впали здесь "сторонники предопределения" нужно только более внимательно прочесть приведенный выше текст. Во-первых, - мы ясно видим, что в этом стихе говорится о предопределении, но оно не имеет ничего общего с предопределением кого-то к вечной гибели. Равно, как не сказано и о том, что Бог предопределил кого-то к спасению. Хотя, цитируя этот стих, "сторонники предопределения" любят подчеркнуть: "Вот, видите, даже ап. Павел учил о предопределении!" Да, мы не отрицаем того, что Павел пользовался этим словом, но в каком смысле? - спросим мы. - В том смысле, в каком это слово приведено апостолом, в разбираемом нами стихе: "Кого предузнал, ТЕМ и предопределил быть подобными образу Сына Своего". Предопределение, о котором говорит Павел относится не к спасению или гибели людей, а к освящению жизни уже спасенных, к их Богоуподоблению, к их вечной славе. Тех, кого Бог, по Своему предузнанию, видел уже спасенными, "ТЕМ (не тех) и определил быть подобными образу Сына Своего". Бог так любит Своего Единородного Сына, что Он восхотел, чтобы и всякий Им искупленный, был похож на Сына, "был подобным" этому образу. Человек был создан "по образу и подобию Божию", но впал в грех и утратил этот образ. Христос воплотился для того, чтобы этот образ восстановить. Принимая на Себя плоть человеческую, "Христос должен был во всем уподобиться братиям", стать "Сыном Человеческим" Так и "сыны человеческие", спасенные по Его благодати и "соделавшиеся причастниками Божеского естества", должны стать "сынами Божиими". Посему, всем "тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими". (Иоан. 1.12). Тем, "которые от Бога родились", именно тем, Бог предопределил "расти возрастом Божиим", расти "в познании Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова"... (Еф. 4. 13). Для этого Бог дал искупленным Духа Своего Святого. "Ибо воля Божия - освещение наше!" - пишет ап. Павел Так понимали предопределение верующие древне-апостольской Церкви. Они могли сказать: "Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа". (2 Кор. 3. 18). Это прогрессивное Богоуподобление прийдет к своему завершению, при нашей личной встрече с грядущим Христом. Как написано: "Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть". (1 Иоан. 3. 2). Вот что приготовил Господь для всех возлюбивших явление Его. Вот о каком предопределении учил апостол Павел. Чтобы мы были подобны Христу по своей духовной сущности, "как носили образ перстного, так чтобы носили и образ небесного". Чтобы мы были подобны Ему в наших взаимоотношениях с Небесным Отцом, чтобы "Дух Божий свидетельствовал духу нашему, что мы дети Божии" Чтобы мы были подобны Ему в нашем служении. Как Он - "Свидетель верный и истинный", так и нам быть "Его свидетелями". Особенно же, - подобны по Его жизни и характеру; чтобы нам "так поступать, как Он поступал"... (1 Иоан. 2. 6). Ложное предопределение. Главным представителем ложного предопределения является, как мы уже упоминали, француз Жан Кальвин. Будучи сам лично преследуем католической церковью, Кальвин успевал беспощадно гнать инакомыслящих и расправляться с противниками. Кальвин вошел в историю тем, что водворил в Женеве теократические порядки и действовал там с большой властью. Это по его настоянию был сожжен на костре Мишель Сервенто (Серве), за отрицание некоторых догматов христианства. Этот врач и молодой ученый, открывший "малый круг кровообращения", погиб на костре, когда ему было всего 42 года. Все это и, вероятно, многое другое, нисколько не мешало этому изуверу проповедовать, что Бог предопределил одних людей в рай, а других в ад. Богом избранный и "предопределенный" к спасению человек, чтобы он ни делал, как бы он ни жил непременно будет спасен, а человек предопределенный Богом к вечной гибели, как бы ни старался спастись, неизбежно погибнет. Сам Кальвин, как создатель этой теории, причислял себя, конечно, "к лику предопределенных к спасению"... Мы не имеем полномочий быть его судьями. Кальвин, подобно разбойнику на кресте, мог быть помилован Богом в последнюю минуту. Но при всем том, не мешает все же вспомнить слова Спасителя: "По плодам их, узнаете их". "Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные"... (Мф. 7 гл.). Среди множества заблуждений, щедро рассеваемых на Ниве Христовой, заблуждение о предопределении, следует рассматривать самым пагубным. Теория предопределения человека к вечной гибели, как какой-то бездушный предмет, не имеющий в этом деле права выбора, делает Бога виновником существования зла, уничтожает в человеке его моральное отличие и объявляет бесполезными и пустыми все наши усилия и надежды на спасение. Даже Августин Блаженный, запутавшийся в своих философских и богословских рассуждениях о предопределении, все же приходит к одной ясности, что Бог не мог быть автором такого жестокого и несправедливого предопределения. "Грешно даже говорить о том, что Бог предопределил что-либо кроме добра" - пишет Августин. "Потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения чрез Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним". (1Фес. 5. 9). Бог не предопределял к гибели ни одного человека. Каждый человек погибает не по вине Божией, а по своей собственной вине. Бог избрал Израиля для великого дела, для возвышенных целей: "Ты раб Мой, Израиль, в Тебе Я прославлюсь", - говорит Господь. Но, наступил день и Господь должен был сказать: "Погубил ты себя, Израиль!" (Ис. 49.3; Ос. 13.9). "Приготовься к сретению Бога твоего, Израиль!" (Ам. 4.12). Свободная воля человека Ложное учение Кальвина о предопределении, в корне противоречило здравому смыслу и учению Слова Божия о свободной воле человека и, Кальвин, "ни мало не усомняшеся" не замедлил выбросить "свободную волю" из своего вероучения. Но, спросим себя: что такое воля, вообще? - Воля - это свойство человеческой души (или психики), выражающееся в способности ставить пред собою цели, желания и стремления, и добиваться их осуществления. Человек так создан, что он способен избирать то, что он хочет делать, чем заниматься, и кем стать. Нам знакомы три вида воли: Первый вид - естественная воля человека. Человек имеет свободу мышления, суждений, взглядов, поведения, решений, выбора. Отрицающие свободную волю в человеке говорят: "В Библии ничего не сказано о свободной воле!" Но высказывать такую нелепость способен лишь тот, кто не читал и не знает Библии, ибо этот вид воли подразумевается на каждой ее странице. Бог создал Адама существом разумным, мыслящим, морально свободным; существом, обладающим даром речи, совестью, памятью и волевой способностью. Иначе, Божьи условия, требования и повеления, предъявленные Адаму, не имели бы ни основания, ни логики. Наряду с другими тварями, человек управлялся бы инстинктами, а не требованиями морали. Только человеку было приказано: "Плодов дерева, которое среди рая, не ешьте их и не прикасайтесь к ним" и т. д. Всякое такое повеление возможно только при свободе выбора и решения. Но скажут нам: "Да, то о чем вы говорите было еще да грехопадения, но в грехопадении человек утратил многое, включая свободную волю"... Отвечая на такое абсурдное утверждение, мы можем указать на множество! лиц, живших уже вне рая и пользовавшихся свободной волей. Возьмем, например, Каина, которому Бог сказал почти то же, что и Адаму в раю: "Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним". (Быт. 4 гл.). В подтверждение этого факта можно указать на галерею "героев веры", в 11-й главе послания к Евреям. "Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие", - сделав выбор между повиновением и неповиновением. "Моисей, пришед в возраст (и сделав выбор) отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел (решил) страдать с народом Божиим, нежели иметь временное, греховное наслаждение"... Даже в притче Спасителя о Брачном пире, право свободного выбора не только предполагается, но специально подчеркивается. Приглашение требует, чтобы приглашаемый обладал бы свободной волей и мог ответить на приглашение согласием или отказом. В притче мы встречаем и согласившихся присутствовать на пире и уклонившихся от пира под разными предлогами. Укажите мне хотя бы на одного пророка или апостола, который не признавал бы свободной воли человека и не считался бы с нею! Вы хотите, чтобы в тексте фигурировало самое слово: "воля"? - Вот один из множества: "Но, кто непоколебимо тверд в сердце своем и, не будучи стесняем нуждою, но будучи ВЛАСТЕН В СВОЕЙ ВОЛЕ, решился в сердце своем соблюдать свою деву, - тот хорошо поступает"... (1Кор. 3.37). Второй вид воли, это - воля вынужденная, решение навязанное, выбор по необходимости, обусловленный теми или другими обстоятельствами. Например: бедняк очень желал бы совершить кругосветное путешествие, но у него нет средств и он вынужден сидеть дома. Больной очень хотел бы работать, заниматься спортом, но у него увечье или он прикован к постели. Во всех подобных случаях человеку приходится склонять свою волю пред насильно навязанным ему исходом. Третий вид свободной воли, это - христианская свобода воли. Это та свобода решений и действий, которая доступна только возрожденному свыше верующему; свобода "живущего не по плоти, но по духу", свобода того, кого "закон духа жизни во Христе Иисусе, освободил от закона греха и смерти". (Рим. 8 гл.). "Где Дух Господень, там свобода". (2 Кор. 3.17). Это та внутренняя духовная свобода, которую мы можем иметь в сердце своем, во всех обстоятельствах и условиях жизни. Многие страдальцы за Христа убедились в том, что со Христом и в тюрьме свобода, а без Христа и на свободе тюрьма. К этому последнему виду свободы приводит нас только Христос: "Кого Сын освободит, тот истинно свободен будет"... (Иоан. 8.31-32). Сторонники предопределения отрицают свободу воли в человеке на том основании, что всякий невозрожденный человек "духовно мертв, порабощен грехом и сатаной", а поэтому не может сам, по своему решению, избирать - спасение или погибель. Слово Божие, действительно, свидетельствует о крайней порочности человека, об ужасной испорченности его природы и о полном его порабощении грехом. Слово Божие также учит, что грешник "мертв по преступлениям и грехам своим"... Но, что собственно имеет в виду Слово Божие, говоря об этом? Значит ли это, что человек, находящийся в таком состоянии перестал быть моральным существом, неспособным различать и избирать добро и зло? Значит ли это, что человек не способен ни на что честное и доброе? что всякий акт его, как человека невозрожденного непременно должен быть греховным? - Не обязательно! Мы знаем, что Авель, названный "праведником", стремился угождать Богу, и достиг намеченной им цели. Енох угождал Богу, "ходил с Богом" и "прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу". Ной "обрел благодать пред очами Господа"... и многие другие. Иоанн Креститель "пришел путем праведности... с его же времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него". (Лук. 16.16). Бог говорит, что Он "нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему"... (Д. Ап. 10.34-35). Если человек утратил свободную волю в грехопадении, то на каком основании Иисус Навин говорит народу: "Только старайтесь тщательно исполнять заповеди и закон, который завещал вам Моисей, раб Господень: ходить всеми путями Его, хранить заповеди Его, прилепляться к Нему и служить Ему всем сердцем вашим и душою вашею"? Что представляют собою фразы и слова: "старайтесь", "исполняйте", "ходите", "храните", "прилепляйтесь", "служите", "любите", "употребляйте усилие"? Что все это, как не проявления свободной воли человека?
Сторонники предопределения, отрицая свободу воли человека, цитируют следующие слова ап. Павла к Тимофею: "чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю", и относят это ко всему человечеству, тогда как слова эти относятся, в данном случае, только к противникам Евангелия. Полный текст Писания звучит так: "Рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять ПРОТИВНИКОВ, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю". (2 Тим. 2.24-26). Уже одно то, что сатана может "уловлять" человеческую волю, в свою сатанинскую волю подтверждает тот факт, что воля существует, в противном случае было бы нечего уловлять. Сатана уловил однажды волю ап. Петра, когда тот советовал Христу избежать Голгофских страданий, говоря: "Будь милостив к Себе Господи! да не будет этого с Тобою. Он же (Христос) обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое! (Мф. 16.21-23). Но это не значит, что Ап. Петр лишился раз и навсегда своей воли. Можно с уверенностью сказать, что сатана уловил волю самого Кальвина в свою сатанинскую волю, когда он, Кальвин, добился сожжения Мишеля Сервенто. Жан Кальвин отрицал свободную волю в человеке. И воля Кальвина, в данном случае, не была свободной волей, но будучи "несвободной", она все же не перестала существовать. В противном случае, Кальвин, как существо безвольное, лишенное всякого понятия о морали или способности различать добро и зло, не был бы ответственен за свой поступок. Из всего вышесказанного, мы заключаем, что "рабство греху" не лишает человека свободы воли. Сатана может "уловить его в свою волю", поработить и держать его во грехе, но сатана не имеет ни силы, ни права лишить человека свободного выбора, лишить его человеческой воли. Писание знает "несвободного человека", но оно не знает "несвободной воли". Для пояснения этой мысли, возьмем следующие примеры: Человек может попасть в тюрьму, но, попав туда, он не лишается волевого стремления и желания выйти на свободу. Человек может оказаться в госпитале и быть при смерти, но и тогда он напрягает все свои силы и волю к тому, чтобы избавиться от болезни и быть вновь здоровым. Человек может очутиться в далекой ссылке, но и оттуда он способен устремляться всей своей душой к домашнему очагу. Итак, никто не может запретить человеку думать о чем или о ком он думает, желать того, чего он желает, стремиться к тому, чего он хочет, любить или ненавидеть того, кого он любит или ненавидит. Грех ли поработивший человека, тюрьма, ссылка или болезнь, поразившая его, всегда окажутся, для сознательной воли человека только "чуждым телом", инородным предметом, задержавшимся в тканях его души. Так говорит об этом духовном переживании ап. Павел: "Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю... Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего - Иисусом Христом, Господом нашим!" (Рим. 7 гл.). Благодарение Богу, освобождение от рабства греху осуществляется верою во Христа, Спасителя грешников. Для этого Он и пришел, "чтобы благовествовать нищим, исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу". (Лук. 4.18). Приверженцы предопределения говорят: "В мире существует только две воли: Божья и сатанинская. Что же касается человека, то его воля полностью подчинена или Богу или сатане. ПОЭТОМУ свободная воля человека не играет, в вопросах спасения, никакой роли, ибо она вовсе не существует". Какое заблуждение! Покажите мне хотя одного человека в истории человечества, (кроме Христа), воля которого была бы ПОЛНОСТЬЮ подчинена Богу? Кто кроме Него может еще сказать: "Не ищу моей воли, но воли пославшего Меня Отца"? Если бы существовало только две воли: Божия и сатанинская, то не было бы надобности в освящении. Освободившись от воли сатанинской, мы исполняли бы только волю Божию и делали бы это всегда, везде, от всей души и в совершенстве. Но к подобному состоянию мы придем только приняв участие "в воскресении первом"... А пока что, Бог имеет дело с неосвященной и часто упорной волей. "Вот, вы поститесь... и в день поста вашего вы исполняете волю вашу"... (Ис. 58 гл.) "Разделилось сердце их"... "Народ Мой закоснел в отпадении от Меня, и хотя призывают его к горнему, он не возвышается единодушно"... (Ос. 10.2;11.7). Будучи людьми возрожденными, все еще пытаются служить "двум господам: Богу и маммоне" (Лук. 16.13), не всегда "помышляют о горнем", не всегда имеют "те же чувствования, какие во Христе Иисусе", не всегда способны сказать: "да будет воля Твоя" не всегда "долготерпят, милосердствуют, не завидуют, не гордятся, не ищут своего, не раздражаются, не мыслят зла, все покрывают", все прощают и т. п. Освободившись по благодати Христовой от воли сатанинской, верующий много отводит места в сердце и в жизни своей собственной воле, которая очень часто не совпадает с волей Божией. Этот духовный опыт настолько общеизвестен, что не нуждается в иллюстрациях. Многие люди исполняют даже не свою волю, а волю другого: волю своего хозяина, отца, матери, жены, мужа, общества, государства. Некоторые люди, думая, что исполняют волю Божию, в действительности служат этим сатане: "Наступает время, когда всякий убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу"... (Иоан. 16 2). Искупил ли Христос все человечество? За кого Христос умер? за "грех мира" или только за тех, которых Он "предопределил ко спасению"? "Сторонники предопределения" убеждены, что Христос искупил только тех, кто был "избран Богом прежде создания мира". Казалось бы, что мысль о какой-то ограниченной любви Божией и о каком-то частичном искуплении, распространяющем свое действие только на скромную группу "привилегированных" грешников, не должна была бы возникнуть в уме здравомыслящего человека, но вот эта мысль не только возникла, но стала даже одним из догматов вероучения людей, склонных "мудрствовать сверх того, что написано". (1 Кор. 46). А то, что "написано", - "было написано не по воле человеческой, но писали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым" (2 Петр. 1.21). И вот то, что они написали: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан 3.16). "Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него" (Иоан. 3.17). "Ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира" (Иоан 4.42). "Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира" (Иоан. 1.29). "Хлеб же, который Я дам, - есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира" (Иоан. 6.51). "Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира" (1 Иоан. 2.2). "И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Своего Спасителем миру". (1Иоан. 4.14). При такой изумительной ясности, какую дают нам вышеприведенные места Св. Писания, непонятно, какое же основание имеют сторонники предопределения для своей позиции? Свое основание, они находят в словах молитвы, которую Господь произнес, прощаясь с учениками. (Иоан. 17 глава). Они подчеркивают то, что Христос молился только об учениках: "о тех, которых Ты дал Мне... которые уверовали, что Ты послал Меня"... "Я о них молю: не о всем мире молю"... Но ведь эта патетическая молитва Господа была вызвана, в данном случае, не проблемами мира, а наступившими минутами Его разлуки с горсточкой остающихся в мире учеников, окруженных врагами: "Они не от мира, как и Я не от мира... Я передал им Слово Твое, и мир возненавидел их"... Следует добавить, что в этой же молитве Господь упоминает неоднократно и о мире, но эта часть молитвы ими сознательно умалчивается - "Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их... Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир... Да будут все едино, - да уверует мир (весь), что Ты послал Меня"... Вторым подобным же источником служат для них Апостольские послания, начинающиеся обычными приветствиями: "Избранным святым"... "Призванным, которые освящены Богом"... "Святым и верным во Христе" и часто встречающимися в них фразами: "Избрал вас"... "Призвал нас"... "Искупил нас"... "Приготовит для нас"... (Указывая на все эти местоимения, сторонники предопределения спрашивают "Где же здесь сказано, что весь мир искуплен, призван, освящен?") Такое превратное понятие самых простых вещей, объясняется только отсутствием логического мышления. Послания не были предназначены миру, но первоначально были посланы христианским общинам и относились к поведению и духовному опыту верующих. Третьим источником для их позиции является безосновательный страх за "людей мира сего", которые могут вдруг ошибочно принять "идею мирового искупления" и, не будучи возрождены свыше, рассматривать себя спасенными, продолжая вести прежнюю греховную жизнь. Но в этом нет никакой опасности. Господь сказал: "По плодам их, узнаете их"... Кроме этих источников можно было бы привести многие другие, но все они основаны на вздорных сравнениях и неудачных предпосылках, как например: "Если весь мир искуплен, то весь мир и должен быть спасен, а мы наблюдаем обратное явление: выкуп за узника Христос внес, а узник все еще находится в темнице". Или: - "Как же так? Многие люди, за вину которых, Христос расплатился Кровью, будут брошены вдруг в озеро огненное?" Как же отвечает на этот вопрос Слово Божие? Слово Божие учит, что "весь мир лежит во зле"... "Бог возлюбил весь мир"... Христос "умер за грехи всего мира"... "Бог повелевает (всему миру) всем людям, повсюду покаяться"... Бог готов простить "всякого кающегося", что "Бог не желает смерти грешника, но хочет, чтобы грешник обратился от пути своего и жив был". Бог жаждет, чтобы весь мир, до единого человека был бы спасен. Он взывает ко всем людям, населяющим землю, и говорит: "Ко Мне обратитесь, и будете спасены, все концы земли!" (Ис. 45.22). В притче царь повелевает: "Всех, кого найдете, зовите на брачный пир"... (Мф. 22.10). Но Слово Божие одновременно открывает нам и тот печальный факт, что, согласно Божьего плана, не все "искупленные" воспользуются искуплением, не все "концы земли" обратятся к Богу, не весь мир "наследует Царство Божие", не все примут приглашение на "Брачный пир"... В силу всего этого, Бог так сделал, что Его искупление, которое Он совершил для спасения всего мира, вменяется только тем людям, которые, слушая радостную весть о Божьем спасении, веруют в искупившего их Господа Иисуса Христа, принимают дар спасения, возрождаются свыше, имеют уверенность и радость помилования и следуют за Ним. Для иллюстрации ап. Павел напоминает верующим о случае с Авраамом: "Веровал Авраам Богу и это вменилось ему в праведность" и добавляет: "а впрочем не в отношении к Аврааму одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам: вменяется и нам верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для нашего оправдания... Верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность" (в оправдание, во спасение...) Вся четвертая глава к Римлянам говорит о вменяемости спасения по вере. Вот почему ап. Павел мог сказать об искуплении не только избранным евреям, но и всему миру: язычникам римлянам, "варварам и скифам"... (Кол. 3.11). "Бог во Христе примирил с Собою мир (весь) (не только Церковь), не вменяя людям преступлений их... Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались оправданными пред Богом". (2 Кор. 5.19). Слово Божие не знает предела безбрежной и бездонной Любви Божией. Бог, по Слову Божию, - "богат великой любовью", "богат милостью", "богат для всех призывающих Его"... "Благодать Божия, спасительная для всех человеков". Но, увы! - Для человека неверующего тщетны и любовь Божия и благодать Господня и искупление Христово. Для человека неверующего - "Христос напрасно умер"... (Гал.2.21). Бог ожидает от грешника не только теоретического знания Истины, но "хождения в истине", жизни возрожденного человека. Ибо, если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи"... (Евр. 10:26). Итак, не все званные "войдут на брачный пир": но они не войдут не потому, что все места, "резервированы" только для избранных, и для откликнувшихся на призыв не осталось места, а по своей собственной вине: "пренебрегши то, они пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою"... Места на Брачном пире было бы достаточно для всего мира, но многие места, предназначенные для многих, останутся незанятыми, свидетельствуя о том, что Бог сделал для них все, но они сами отказались от такой высокой чести: "Званные не были достойны". Звавшие всех на Брачный пир слуги возвратились к царю и донесли: "Господин! Исполнено, как приказал ты, и еще есть место!" (Лук. 14.22). Слово Божие заверяет нас, что Божие избрание, искупление, призвание и все благодатное спасение, это - не лотерея со множеством пустых билетов, где слепая судьба преподносит сюрприз редким счастливцам, но "неизреченный дар" Божий, предназначенный для "всякого приходящего в мир", для всех, кто желает лично придти ко Христу, Спасителю грешников, и получить дар спасения верою. Но для правильного понятия таких вопросов, как - "умep ли Христос за все человечество или только за тех, в ком Он был заранее уверен, что они спасутся?" - нет нужды в добавочном откровении свыше. Бог не облек этот вопрос тайной, не окутал его засекреченностью, побуждающей нас к догадкам и предположениям, но "сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему. (Лук.24:46-48) Известный евангелист и пастор, доктор Чалмерс, сказал: "Дайте мне деревню, хутор или только несколько разбросанных хижин, в которых есть люди, обескураженные вопросом спасения своей бессмертной души, и я предпочту послать к ним любого проповедника, признающего всеобщее искупление и свободную волю, чем узкого, неотесанного и усушающего кальвиниста, который настолько замкнулся в своем собственном "предопределении", что уже не способен больше предложить благодатного спасения "всем людям" и "всякому кающемуся грешнику"... Сперджен говорит: "Никто из всех людей, находящихся в аду не сможет, подняв свой взор к небу, сказать: "Боже! я искал милости у Тебя и не нашел ее; умолял о пощаде и Ты не простил меня; жаждал спасения и Ты отказал мне в благодатном спасении; я пришел к Твоим дверям, как погибший грешник, как блудный сын, и Ты изгнал меня, бросил меня "во тьму внешнюю"... Думайте не о том, избранны ли вы ко спасению или не избраны, а думайте об искупившем вас Иисусе Христе. Что с того, что в плане Божием уже значится определенное число уверовавших, когда верно и то, что "всякий, кто уверует", окажется в этом числе"... "Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется!" (Иоанн. 10 гл.). Господь назвал Себя дверью, иносказательно. Но допустим на минуту, что это слово надо понимать буквально. Допустим также, что грешник, попавший в безвыходное положение и ищущий выхода, как единственного для себя спасения, вдали заметил полуоткрытую дверь. Подойдя к ней вплотную, он видит над дверью крупную надпись: "Всякий, вошедший внутрь спасется". Не медля ни минуты, грешник решительно входит внутрь; но, закрыв за собою дверь, он видит на внутренней стороне двери другую надпись: "Ты попал сюда по предведению Божию. Всех, вошедших сюда Бог "предопределил быть подобными образу Сына Своего..." (Римл. 8:29). Слава Богу, что Христос не сказал: "Я есмь дверь: кто, из предопределенных Отцом, войдет Мною, тот спасется, а всем непредопределенным, - оставляю полное право пройти мимо"... Нет, Христос не сказал этого и не мог сказать; "Ибо нет у Господа Бога нашего ни неправды ни лицеприятия..." (2 Пар. 19:7). Господь полон любви и сострадания ко всем людям. Его милосердие не имеет предела. "Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою..." (1 Иоанн. 3:16). "Ибо Господь весьма милосерд и сострадателен..." (Иак. 5:11). "Который хочет, чтобы все люди спаслись"... Ибо "Он предал Себя для искупления всех!" (1 Тим. 2:4-6). Кого и как "Отец привлекает?" "Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец" (Иоанн. 6:44). Этот стих Писания чаще всего цитируется приверженцами теории "предопределения". По превратному их понятию, Отец привлекает только тех, кто предопределены к вечному блаженству. Это ради них, и только ради них, проповедуется Евангелие в мире; только они, услышав весть спасения, обратятся ко Христу, потому что только их "благость Божия ведет к покаянию". Что же касается тех, кто предопределены к вечному мучению, то там "привлечению Отца" и "благодати Божией" нечего делать. Все они "мертвы по грехам и преступлениям" и как мертвый, бездушный кусок мрамора, не способны ни понимать, ни желать, ни принимать духовные вещи. В сердцах этих несчастных людей нет никаких духовных запросов. Поэтому, ни любовь Отца, ни обилие благодати, ни Евангелие не смогут уже возбудить у них интерес к спасению, вызвать желание к святой жизни, расположить их к Богу или привлечь их ко Христу. Для людей "предопределенных к гибели", искупление Христово - пустой звук... Совершенно иначе учит нас Слово Божие. Лучшим примером, опровергающим этот превратный взгляд, служит пример из В.З., которым Христос воспользовался в беседе с Никодимом, сказав: "И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоанн. 3 гл.). Медный змей, вознесенный на шест, и вознесенный на Голгофский крест Искупитель человечества, имеют много общего. По словам Христа, первый был прообразом второго. Христос пришел на землю в подобие жертвы змеиного яда, человека: "Бог послал Сына Своего в подобие плоти греховной в жертву за грех" (Римл. 8:3). "Не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех" (2 Кор. 5:21). Израильтяне согрешили и были наказаны. Ядовитые змеи "жалили народ, и умерло множество народа". Но, народ раскаялся, "и сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив" (Чис. 21 гл.). Иисус из Назарета до Голгофы мало кого привлекал. Ибо "не было в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему" (Ис. 53 гл.). Но вот - "Агнец Божий" понес на Себе грехи всего мира, и все изменилось. Исполнилось пророчество Христово: "И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе. Сие говорил Он давая разуметь, какою смертию Он умрет" (Иоанн. 12: 32-33). С тех пор, взгляд веры на Христа "вознесенного на древо", за грехи каждого из нас лично, приносит нам исцеление и творит новую жизнь. Новое сердце преисполняется глубокой благодарностью к Отцу, "не пощадившему Сына Своего" и ответной любовью к Сыну "за нас положившему душу Свою" На наш вопрос: кого Отец привлекает? - так гласит Божеский ответ: "Всех привлеку к Себе". "Посему и может всегда спасать, всех приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них" (Евр. 7:25). Каким образом Отец привлекает грешников ко Христу? Отец привлекает грешников ко Христу, указывая на Него, как на "Прекраснейшего из всех сынов человеческих" (Пс. 44:3), который "будучи богат, обнищал ради нас, дабы мы обогатились Его нищетою" (2 Кор. 8:9). "Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота", "...вся полнота Божества телесно"... (Кол. 1:19; 2:9). Отец открывает Сына Своего, Кем Он сам по себе есть и что Он совершил для спасения рода человеческого. "Он явился для уничтожения греха жертвою Своею... со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление"... (Евр. 9:26 и 12). Отец привлекает грешников ко Христу чрез БЛАГОВЕСТНИКОВ. - Итак мы - посланники от имени Христова, и как-бы Сам Бог увещевает чрез нас, от имени Христова просим: примиритесь с Богом" (2 Кор. 5:20). Эти Божьи посланники открывают грешнику всю глубину его падения, излагают пред ним Божий путь спасения, научают его как обратиться ко Христу и стать "новой тварью". Поэтому и сказал Христос: "Всякий слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне" (Иоанн. 6: 45). "Итак идите, научите все народы" - повелел Господь Своим ученикам и это повеление в точности выполняется Его служителями доныне. Отец привлекает грешников ко Христу чрез примерную христианскую жизнь, святой характер и устное свидетельство каждого возрожденного свыше верующего, спасенного по благодати, "дабы возвещать совершенства Призвавшего нас из тьмы в чудный Свой свет" (1 Петр. 2:9). Отец привлекает грешника ко Христу Своим Божественным ПРОВИДЕНИЕМ. Бог способствует грешнику "придти в себя" путем постигающих его болезней, испытаний, разочарований, опасностей, неудач и тупиков. Так было в случае с "блудным сыном". Но не только это, - у Бога есть бесчисленное множество других путей и способов, достигающих цели. Бог открывает грешнику не только его нужду в спасении, но и полное удовлетворение этой нужды Спасителем грешников. На вопрос жаждущих спасения: "К кому нам идти?" Отец направляет их к Сыну. Поэтому и сказал Христос: "Все, что дает Мне Отец, ко Мне приходит" (Иоанн. 7:37). Бог привлекает грешников ко Христу, обращаясь к их разуму, памяти, совести, чувствам, воображению. Бог приводит на память давно забытые греховные деяния, пробуждает давно уснувшую совесть, творит в душе грешника чувство стыда, сознание вины, тяготеющего над ним гнева Божия и неизбежности вечного осуждения. "Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем" (Иоанн. 3:36). Все эти привлечения Отец осуществляет при СОДЕЙСТВИИ ДУХА СВЯТОГО. Прощаясь с учениками, Господь сказал: "И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, Духа истины... И Он пришед обличит мир о грехе и о правде и о суде; о грехе, что не веруют в Меня; о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; о суде же, что князь мира сего осужден". (Иоанн 14 и 16 гл.) Всех "привлеченных Отцом", "наученных Богом" "приведенных благостью Божией" к покаянию, Дух Святой возрождает и запечатлевает, вселяется и пребывает в сердце верующего, свидетельствуя духу его что он "чадо Божие" Как написано - "В Нем и вы, услышавши слово истины, благовествование вашего спасения и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом" (Еф. 1.13). И, наконец, - Отец привлекает грешников ко Христу СЛОВОМ БОЖИИМ. Вся Библия полна Божьих призывов к людям, призывов понятных, ясных и простых "Ищите Господа, когда можно найти Его; призывайте Его когда Он близко. Да оставит нечестивый путь свой и беззаконник помыслы свои, и да обратится к Господу, и Он помилует его, и к Богу нашему, ибо Он многомилостив" (Ис. 55:6). "Придите ко Мне, все труждающие и обремененные"... (Мф 11.28). "Кто жаждет, иди ко Мне и пей!" (Иоанн 7.37). "Если хочешь обратиться, ко Мне обратись!" (Иер. 4.1), - говорит Господь. "ЕСЛИ ХОЧЕШЬ!" - Эти два слова подтверждают нам тот неоспоримый факт, что ни всемогущество Божие, ни искупление Христово, ни обличения Духа Святого, ни привлечения Отца, ни благодать, ведущая к покаянию, не нарушают Богом данного суверенитета человеческой личности и не насилуют его свободной воли. После всех действий и содействий Божиих, направленных к спасению грешника, Бог спрашивает: "Если хочешь?". Бог может "произвести в человеке и хотение и действие по Своему благоволению" и "благость Божия может вести грешника к покаянию", но Бог не может заставить насильно каяться. Больше того: Бог не нуждается в таком вынужденном покаянии грешника. Русская история сохранила несколько случаев такого принудительного покаяния и обращения ко Христу. Казанский хан Ядигар, при Иоанне Грозном, был взят в плен и крещен, а ханство его уничтожено. По приказу князя Владимира, киевляне и вся "древняя Русь" крестилась и приняла "веру христианскую". Религиозный и политический вождь кавказских горцев, Шамиль, последователь учения Казимуллы, после долгого сопротивления русским войскам, принужден был сдаться и потом креститься. Магомет "огнем и мечом" обращал племена и народы в свою веру. "Но вы не так познали Христа", - пишет ап Павел. Уверовавший в Бога, принадлежит Богу по своему рождению, по искуплению и по своей личной, добровольной отдаче себя Ему. "Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. И Закхей поспешно сошел и принял Его с радостью"... (Лук. 19:5-6). "Ты влек меня, Господи, и я увлечен! Ты сильнее меня - и превозмог!" (Иер. 20:7). Сторонники предопределения, в поисках мест Писания, которые подкрепляли бы их позицию превратно толкуют следующий стих: "И уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни". (Д. Ап. 13:48). Слово "предуставлены", в их понятии, - только синоним слова "предопределены"; слова разные, а значение одинаковое, - говорят они. Тогда как, в действительности, между этими двумя словами и понятиями нет ничего общего. В греческом подлиннике, слово "предуставлены" ("тетагменои"), означает: стоявшие (духовно) впереди, в первых рядах, благорасположены, духовно склонны, готовы. Здесь подразумевается известный духовный процесс или порядок: - сперва "слышание Слова", потом "привлечения Отца", "обличение Духа", "уверование"... Пользуясь нашим термином, это - "приближенные". Те сердца, которые "далеко отстояли от Меня" или были "не далеко от Царствия Божия", оказались в первых рядах, как "охотно принявшие слово". В нашем возрождении и последующем духовном росте, Бог придерживается известного порядка и духовной последовательности: сперва посев, "потом зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе"... (Мк. 4:28). Таково подлинное значение слова "предуставлены". Для кого "благовествование закрыто"? Что такое благовествование? - Благовествование Христово - это, ничто иное, как Божий манифест о помиловании и оправдании кающихся грешников. Бог поручил Своим вестникам, глашатаям обнародовать манифест по всей земле, всем людям. Но вот, вся Церковная история свидетельствует о том, что одни люди с радостью принимают амнистию, а другие отвергают ее; для одних благовествование Христово открыто, а для других закрыто. Где причина? Кто несет ответственность, кто виновен в гибели многих погибающих душ? Ответ поборников "теории предопределения" весьма прост: "Бог выделил только предопределенное Им количество лиц к спасению; что же касается всех остальных грешников, то Бог оставил их для заслуженного ими наказания"... На вопрос: почему Бог так поступил? они отвечают: "Бог есть Бог. Он Всемогущ и совершает все, что хочет. Он ни пред кем не ответствен". Если все это так, как сторонники предопределения учат, то, соглашаясь с ними, мы должны согласиться с их тремя заблуждениями, чего мы, конечно, никак сделать не сможем.
Во-первых, - мы должны перенять от них новое понятие о Боге. До сих пор, мы читали в Библии, что "Бог есть любовь" и Любовь - это Его Божественная Сущность. Тогда как, по их понятию, - "Бог есть Бог"... "устанавливающий во всех деталях каждую человеческую жизнь и решающий вечную судьбу каждой отдельной личности"... Во-вторых, - мы должны возложить на Бога всю вину за каждого погибшего грешника, так как Бог "не дал ему времени покаяться" (Откр. 2.21). Если грешник - существо, не имеющее своей воли, то он так же безответствен за свои поступки, как и всякая бессловесная тварь; а если он имеет свободную волю, то Бог отказал ему в праве выбора. НО, если бы Бог был способен на подобную несправедливость, то Он перестал бы быть Богом, так как истинный Бог совершен во всех отношениях. "Судия всей земли поступит ли неправосудно? Не может быть, чтобы Ты поступил так... не может быть от Тебя!" (Быт. 18 гл.). В-третьих, - мы должны согласиться со сторонниками предопределения, что Сам Бог "сокрыл благовествование" от всех тех грешников, которых Бог предопределил к погибели. Сам Бог позаботился о том, чтобы для них "не воссиял свет благовествования Христова"... Благодать Божия, как мощный магнит, притягивает только тех, кто предопределен Богом к вечному спасению и не притягивает обреченных на заклание... Так учат "сторонники предопределения". Но, как учит Слово Божие? Для кого "закрыто благовествование" и кто "закрыл" его? На эти вопросы Слово Божие дает ясный, исчерпывающий ответ: "Если же и закрыто благовествование наше, то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого... Посему, имея по милости Божией такое служение, мы не унываем; но, отвергнувши скрытные постыдные дела, не прибегая к хитрости и не искажая слова Божия, а открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом"... (2 Кор. 4 гл.). Так понимали и учили апостолы Христовы. Кто ослепил? - Ослепил "бог", но не Бог истинный, сущий на небесах, а бог, который пишется с маленькой буквы, - "бог века сего", "князь мира", "лукавый", "диавол" и "сатана". Что ослепил? - "Ослепил умы"... Слово Божие упоминает о "плотском уме", "оскверненном уме", "развращенном уме", и, наконец, об "ослепленном уме". Это люди с "вывихнутыми мозгами", "в надмении своем пренебрегают Господа... во всех помыслах их "нет Бога" (Пс. 9:25). Это безумцы, которые "говорят в сердце своем: "нет Бога" (Пс. 13). "Будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, ПО ПРИЧИНЕ их невежества и ожесточения сердца их", - вот по какой причине, а не потому, что Бог предопределил их к погибели. Чем ослепил? - "бог века сего" ослепил их умы сатанинской ложью, внушив им, что Бога нет, души нет, сатаны нет, греха и возмездия за грех нет. Они твердо уверовали в то что Библия - еврейская книга, Христос - миф, Церковь - сборище отсталых людей, неграмотных невежд... Он ослепил их умы своей лженаукой и лжезнанием о происхождении космоса, земли, света, жизни, человека и т. п. Он ослепил их сатанинскими планами, теориями и методами спасения, освобождения от мирового зла и создания материального "рая на земле". Для чего он ослепил их? - "Чтобы для них не воссиял свет благовествования", что бы они не увидели Христа "за них распятого" и "воскресшего для их оправдания", Чтобы они, по своей собственной вине, стали бы жертвой "ярости огня, готового пожрать противников". Но спросим еще раз: кто эти ослепленные? Все слепцы - несчастны и должны вызывать у людей естественное чувство сожаления; но - не эти слепцы! Вы спросите: "Почему не эти? Какую находите вы разницу?". Разница их в том, что они не сами ослепли и не случайно лишились зрения, но что "бог века сего ослепил их умы", "помрачил разум". Поэтому слепцы эти - не жертвы насильственного ослепления, какому подвергались запорожские казаки, попадавшие в плен к туркам. Вовсе нет! Ослепленные "богом века сего" были сотрудниками этого интеллектуального ослепления. Они добровольно согласились подвергнуться этой гнусной операции; они отвергли Бога и Бог отверг их. "И так как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму - делать непотребства". "Они заменили истину Божию ложью"... Они не уверовали и не приняли истины Божией, но не потому что не могли, а потому что сами не захотели. Отсюда справедливый приговор Божий: "Да будут осуждены все не веровавшие истине, но возлюбившие неправду"... (Римл. 1 гл.; 2 Фес. 2 гл.). Когда грешник не может быть спасен? Нужно повторить, что проповедью Евангелия Бог предлагает благодатное помилование всем людям и обещает дать жизнь вечную, всякому кающемуся грешнику, вне какой бы то ни было зависимости от "предопределения". В этом заключается назначение проповеди Евангелия, посланного к "злым и добрым", к "неблагодарным и злым"... Но есть случаи, когда грешник не может быть спасен. Когда же это? Во-первых, - когда грешник добровольно и сознательно отвергает помилование Божие и отказывается от него. Лучшей, в данном случае, иллюстрацией может служить нам следующий исторический случай: В 1829 году, некто Джордж Вилсон был присужден к смертной казни чрез повешение. Президент Америки, Андрю Джаксон, амнистировал преступника, но тот, к изумлению всего мира, решительно отказался от помилования. В судопроизводстве страны никогда раньше не было подобного случая, и тюремное начальство оказалось в затруднении, не зная как поступить со смертником. Но неясность создавшегося положения вскоре рассеялась. Генеральный судья, Джон Маршал обнародовал такое решение: "Амнистия президента - документ, ценность которого зависит от принятия ее заинтересованным лицом. Обычно предполагается, что смертник не откажется от помилования, но если он действительно отказывается, то приговор суда остается в силе. В данном случае, Джорж Вилсон должен быть повешен". И помилованный смертник был повешен, но повешен уже не по решению суда, а по собственному своему выбору, не потому что он не мог остаться в живых, а потому что он сам лично не захотел, предпочел свою волю, воле президента. Множество грешников, в духовном отношении, подражают Вилсону. Вот в чем главная причина незначительных результатов всемирной проповеди Евангелия. Ап. Павел восторгается неутомимостью апостолов, которую они проявили, провозглашая Божий манифест помилования, говоря: "по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их"... Все слышали благовествование, но тут же с грустью добавляет: "Но не все послушались благовествования"... (Римл. 10 гл.). Апостолы "получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы"... (Римл. 1.5). Но не все "покорились"... Евангелие - документ, ценность которого зависит от принятия его заинтересованным лицом! Если Божье помилование вас не интересует, "гнев Божий пребывает на вас", и приговор Верховного Суда будет приведен в исполнение. Христос сказал: "Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу"... (Лук. 4 гл.). Но людей нищих, пленных, слепых и измученных, людей с сокрушенным сердцем, - не оказалось. "Целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному"... (Рил. 10 гл.). Но руки простертые, готовые заключить грешника в объятия, повисли в воздухе. В чем же должна выразиться наша покорность Евангелию? Она должна выразиться в безусловном и чистосердечном принятии Божьего помилования, о котором Евангелие возвещает. Она должна выразиться в нашей личной глубокой вере и в полном подчинении собственной воли, воле Божией. Подчинение или покорность воли, и вера - неразрывны. Покорность - плод веры. Там, где нет веры, не будет и покорности, и, наоборот: там, где вера, там будет и покорность. Бог дал человеку полное право: верить или не верить и Он не лишает человека этого священного права. Смертник имеет право отклонить помилование; больной гангреной - не согласиться на операцию; отравленный ядом - отказаться и не принять противоядия; погибший грешник - пренебречь Христовым спасением. Грешник может жить и может лишить себя жизни; может покаяться и наследовать Царство Божие, и может ожесточиться и навеки погибнуть, - быть брошенным в "озеро огненное". И все это - по своей собственной вине и по своему личному выбору. Бог не виновен в существовании зла на земле, как не виновен Он и в смерти того или иного грешника. Мировое зло - явление только временное: "Близок всему конец" (1 Петр. 4:7), а о грешниках Бог тоже позаботился: "Благ и праведен Господь; посему наставляет грешников на путь"... (Пс. 24). С печалью надо отметить, что грех "приписывания Богу" ответственности за поступки и характер грешника, приведшие его к собственной своей гибели, явно фигурирует в убеждениях сторонников предопределения. Они кощунственно утверждают, что Иуда хотя и находился среди апостолов, но фактически был предопределен предать Христа. Фараон был специально создан Богом, чтобы Бог имел случай погубить фараона и тем показать Свое могущество и славу. Читая их объяснения этих случаев, можно и в самом деле подумать, что справедливость измеряется силой и что "прав тот, кто сильнее"... Конечно, суверенитет Бога безграничен и это дает Ему абсолютное право делать все, что Он желает и поступать так, как Он находит нужным, но Бог так поступает, что после всех Его деяний можно сказать: "все хорошо делает" (Мк. 7:37). "Все, что делает Бог, пребывает вовек; к тому нечего прибавлять и от того нечего убавлять"... (Екк. 3:14). "Праведен Господь во всех путях Своих и благ во всех делах Своих"... (Пс. 144:17). Но можно ли сказать это о Боге, если Он, согласно учению о "предопределении", нарочно "ожесточал сердце фараона", подстрекая и подталкивая фараона ко греху, чтобы иметь потом право покарать его за содеянный грех? Какая нелепость! Можно ли измыслить еще более низкий мотив поступка и приписать этот мотив действиям Божиим? Какое кощунство! Греческое слово "склеруно" (ожесточать) имеет общий корень со словом "склерозис", которым часто пользуются в медицине: "склероз сердца", "склероз артерий, вен, мозга" и т. п. Слово "склероз" означает отвердение того или иного органа тела. Отсюда, духовно "ожесточиться", значит стать духовно окостенелым, упругим, утратившим гибкость, - быть неумолимым, непреклонным. Это - то состояние сердца, о котором "так говорит Дух Святой: ныне, когда услышите глас Его не ожесточите сердец ваших, как во время ропота" (Евр. З:7-11). В рассматриваемом нами случае с фараоном, мы встречаем пять случаев, где сказано: "И ожесточился фараон" и пять раз, где говорится: "Бог ожесточил фараона". Надо ли на этом основании создавать догмат о "предопределении" и учить, что Сам Бог содействовал падению фараона, потому что он был уже заранее обречен на гибель? Нисколько! Ученые богословы говорят, что в древнееврейском языке существует три разных слова для глагола "ожесточать", но нам нет надобности вдаваться даже в такие тонкости. Нам известны случаи, когда одно наше появление, способно вызывать или чувство восторга или чувство зависти, ненависти, злобы и т. п. Когда Христос появился в Капернаумской синагоге и учил, "все дивились учению Его"... Он не пришел туда кого-то ожесточать, но, как ни странно, в синагоге оказался человек, который вскричал: "Оставь, что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий" (Мк. 1:21-24). Не так ли и с фараоновским ожесточением? Одно появление Божьих вестников, Моисея и Аарона, уже могло ожесточать фараона прежде, чем они передали ему волю Божию. "Вот Он снова посылает их, мог сказать или только подумать фараон. Поначалу, фараон, как видно, думал что Моисей всему этому зачинщик, ссылающийся на своего Бога, но позже он ожесточался уже против Бога, или был ожесточаем Богом. Апостол Павел своей проповедью ожесточил "неверовавших иудеев", (Д. Ап. 19:9), но разве в этом была его цель или задача? Божьи требования, посланные чрез Моисея, ожесточали фараона. Но разве Божьи требования фараону были предъявлены Богом, как провокация или подстрекательство? По учению сторонников предопределения в этом явном подстрекательстве не может быть сомнения, хотя все это, добавляют они - "окутано тайной Божией". Бог был милостив к фараону так же, как Бог вообще милостив ко всем людям, но когда фараон отверг волю Божию и пошел против Бога, Бог прекратил действие Своей милости к нему и предоставил его собственному произволу. В случае с фараоном, Бог поступил так же, как Он поступил с язычниками, о которых мы читаем в первой главе послания к Римлянам: "Но как они осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце, то и предал их Бог... нечистоте их... И как они не заботились иметь Бога в разуме, то и предал их Бог превратному уму"... Слово "предал" - означает, в данном случае, допустил, дал волю, не препятствовал уже идти им по влечению своей злой воли, ведущей к гневу Божию, суду и наказанию. Господь произвел Свой суд над фараоном. И мы должны сказать: - "Ей Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои!" (Ап. 16:7; 19:2). Среди целого ряда превратных толкований, приписывающих Богу то, что не соответствует Его Божественным атрибутам, приведем здесь еще одно толкование сторонников предопределения - ОБ ИСАВЕ И ИАКОВЕ. Слово Божие говорит: "Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого, - дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего, - сказано было ей (матери): "Больший будет в порабощении у меньшего", как и написано: "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел..." (Римл 9:11-13). По убеждениям предопределенцев, Бог создал человека и волен делать с ним что хочет. Бог, подобно восточному деспоту, одного ожесточает, другого милует, одного обрекает на вечную гибель, а другого на вечное блаженство, одного любит без причины, другого без причины ненавидит. Но если бы Бог и, в действительности, был способен на что-либо подобное, то что мы, люди, должны были бы думать о таком "боге"? Кто, из всех мыслящих существ, способен был бы полагаться на такого "бога" и доверять свою судьбу такому тираническому, неуравновешенному и безответственному существу? Сперджен пишет: "Думаете ли вы, что Бог создал человека для того только, чтобы без всякой причины, суда и следствия навеки погубить его в геенне? Если вы так верите, тогда мне жалко вас, потому что вы такого низкого мнения о Боге, Которого Писание называет: "Отцом милосердия и Богом всякого утешения". (2 Кор. 1:3-5). Уже одно то, что Бог, как написано: "с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели, (язычников), дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе, (т. е.) над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников" (Римл. 9:22-30), уже это одно раз и навсегда исключает мысль о том, что Бог способен "предопределять" и направлять людей к погибели. Бог может способствовать только спасению погибающего, но, ни в коем случае, не отталкивать тонущего от берега", - пишет Сперджен. Воистину, Бог, открывший Себя Существом святым и праведным, не может быть ответствен за человеческий грех, нечистоту и беззаконие. Бог находит наслаждение в делании только справедливых и святых вещей. Как написано: "Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы" (1 Иоанн. 1-5). Приписывать Богу какую-то тьму, значит - грешить "грехом к смерти"... В словах Писания: "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел", предолределенцы усматривают явное подтверждение того, что Бог одних людей возлюбил и избрал к спасению "прежде создания мира", а других возненавидел и обрек на вечное осуждение. Но, вникая глубже в этот стих Писания, мы видим, что здесь, вообще, ничего не сказано о каком-то предопределении к спасению и гибели. Больше того, здесь не сказано даже о каком-то личном избрании Иакова и отвержении Исава. Речь идет об исторической роли двух братьев, как родоначальников народа Израильского и народа Идумейского, породившего арабские племена, ставшие язычниками. Дальше, слова: "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел", относятся не к их спасению или гибели, а и их земным преимуществам и привилегиям. Бог дает одному больше, чем другому; но, как благословения великие, так и благословения малые, исходят от Него. Не подлежит сомнению, что у Исаака больше земных благ и земных прав, чем у Измаила, а у Иакова больше, чем у Исава. Апостол ставит вопрос: "Итак, какое преимущество быть Иудеем?" и тут же отвечает на него: "Великое преимущество во всех отношениях, а наипаче в том, что им (потомкам Авраама, Исаака, Иакова) вверено Слово Божие"... (Римл. 3:1-2). Это им, Израильтянам "принадлежат усыновление и слава и заветы и законоположение, и богослужение и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти, Сущий над всеми Бог"... (Римл. 9:4-5). Вот в чем заключалась разница их национального избрания. Что же касается их личного спасения, то как Исав, так и Иаков имели равное право принять спасение или отвергнуть. В заключение, скажем, что слова Божии: "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел", сказаны здесь, как сравнение, связанное со многими привилегиями Иакова и ограниченными правами Исава. Хотя, Исав мало чем отличался, в материальном отношении, от Иакова. Оба брата были крупными собственниками: "Ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их". Поэтому, "Исав пошел в другую землю"... (Быт. 36 глава). Заблуждение сторонников предопределения в данном случае выражается в том, что они принимают слова "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел" не, как сравнение, а как самодовлеющую, безотносительную, ни чем не обусловленную истину. Богу не знаком такой упрощенный, земной подход к таким глубоким и сложным проблемам, чувствам и отношениям. Второе, что они упускают из виду это то, что в восточном языке и литературе, включая Новый и Ветхий заветы, встречается иногда гиперболизм, - сравнения, выходящие из пределов вероятного и возможного. Так, например, говоря о трудностях, с которыми приходится встречаться богачу на пути в Царство Божие, Господь сравнивает богача с верблюдом (или канатом), а путь спасения - с отверстием игольного уха. Или, говоря о том, что Он должен занимать в сердце верующего человека первое место, Христос сказал: "Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а при том и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником" (Лук. 14 гл.) Если принять это сравнение не как гиперболу, допущенную в данном случае для большей силы впечатления, а как самодовлеющую истину, тогда надо сказать, что Христос проповедует ненависть в самой предельной ее форме. Но придти к такому заключению может только тот, кто потерял способность здраво мыслить. Все вышесказанное нужно отнести и к словам: "возлюбил" и "возненавидел". Ибо, в действительности все сводится к тому, что Бог благословил несравненно больше Израильтян, чем Идумеян, избрав Иакова быть отцом двенадцати колен Израиля, предком Христа по плоти. Но, факт остается фактом, признаем ли мы его или отрицаем: Исав потерял свое первородство не потому, что Бог предопределил его к этому, а по собственному своему выбору. Не Бог, а сам Исав лишил себя этого права. Но скажут некоторые: "Да, Исав согрешил, променяв первородство на чечевичную похлебку, но ведь он же и раскаялся, почему же Бог не простил и не восстановил Исава в своих правах?". На этот вопрос лучше всего отвечает ап. Павел, говоря: "Исав, за одну снедь отказался от своего первородства. Ибо вы знаете, что после того он, желая наследовать благословение, был отвержен; не мог переменить мыслей отца, хотя и просил о том со слезами..." (Евр. 12:16-17). Вы говорите: "Исав раскаялся"? Обратите внимание на главную особенность этого покаяния. Исав каялся и даже "со слезами", но, к сожалению, каялся пред отцом, а не пред Богом. Покаяние Исава пред отцом можно сравнить с покаянием Иуды пред первосвященниками: "Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав Кровь невинную..." (Мф. 27: 3-4). Исав, плакавший пред отцом, не плакал пред Богом. Вполне возможно, что Исав не прочь был бы возвратить Иакову не один, а два горшка чечевичной похлебки, но в очах отца первородство не измерялось количеством чечевицы или другой "снеди". Об искренности покаяния Исава легко судить по его отношению к брату: после пролитых слез покаяния, отверженный отцом Исав, ушел от постели умиравшего отца с таким же состоянием сердца, с каким пришел: "И сказал Исав в сердце своем: приближаются дни плача по отце моем; и я убью Иакова брата моего" (Быт. 27 глава). "Покаяние только тогда действительно, когда кающийся воздерживается от того, в чем каялся" - сказал Л. Н. Толстой. Ревнители предопределения, отрицающие свободную волю и приписывающие Богу разные невероятные вещи, ссылаются на ИУДУ ИСКАРИОТА, как на неоспоримое доказательство того, что Бог избирает людей: одного для почетного употребления, а другого - для низкого. Они учат, что Бог "предопределил Иуду для роли предателя" и этот несчастный не мог избежать своей жуткой участи. "Разве Христос не знал с кем Он имеет дело, и кого Он избирает апостолом? Разве сам предатель не чувствовал, что ему не место, среди двенадцати и что он не подходит для апостольского служения?" - спрашивают "сторонники предопределения". Здесь, как и в других аналогичных случаях, отрицатели свободной воли смешивают одно понятие с другим: предведение Божие - со своим предрешенчеством. Христос, будучи Богом, конечно знал Иуду, знал все, что произойдет от начала и до конца, но разве знание фактов уничтожает факты? Мы уже говорили о том, что для Бога пребывающего вне времени, все является фактом уже совершившимся и что Его знание не меняет этих фактов. Я могу знать все о давно прошедшем, но разве мое знание влияет на ход истории? Мы понимаем, что Иуда стал предателем, но было бы ошибочно утверждать, что Иуда был таким от рождения. Напротив, в день избрания Иуды апостолом, он мало чем отличался от одиннадцати других избранников. Возможно, что при избрании его склонность к сребролюбию была ему знакома, но она не превратилась в порок и не захватила его окончательно. Тайный грех не сразу ведь делается явным, а долго и тщательно скрывается. Бацилла греха, как бацилла тифозная или оспенная имеет свой "инкубационный период". Поначалу признаки болезни отсутствуют, но приходит день, и сыпняк обнаруживается или гнойные струпья омерзительной оспы заклеивают лицо несчастной жертвы. Мысль о том, что в деле избрания Иуды на такое высокое служение произошло какое-то недомыслие или ошибка, не имеет никакого основания в Слове Божием. Избирая Иуду апостолом, Христос знал его прошлое, настоящее и будущее. В этом не может быть и тени сомнения. Но при всем том, Христос не только избрал Иуду, но наравне с другими апостолами "дал власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую немощь в людях..." (Мф. 10 глава). Почему Христос так поступил? Едва ли можно сомневаться в том, что Христос избрал "двенадцать" вовсе не потому, что все они достигли вершин христианского характера и обладали всеми высокими добродетелями, но потому что каждый из апостолов мог, при желании и при содействии Духа Святого, достигать этих вершин. Иуда располагал теми же возможностями, способностями и свободой принадлежать всецело Богу и самоотверженно служить Ему, какими обладали и остальные одиннадцать апостолов. Этот факт лишний раз подтверждает ту очевидную истину, что воля каждого человека, даже при таком очевидном "Божьем избрании", остается свободной и независимой.
Ко всему этому нужно добавить еще и то, что чрезвычайная испорченность и крайняя порочность человеческой натуры была присуща не одному только Иуде, но и всем апостолам, без исключения. На этом основании мы вправе утверждать, что Иуда стал предателем не потому что его плотская природа была несравненно греховнее природы всех других Божьих избранников. Совершенно нелепа и та мысль, будто бы один только Иуда был способен на такое мерзкое преступление и совершил его только потому, что он был "предопределен" Богом к этой гнусной роли. Пусть не согласятся с нами сторонники предопределения, но мы должны сказать следующее: в роли Иуды, как это ни странно, мог свободно оказаться любой из апостолов, любой из смертных, любой из нас. В вопросе нашей порочности, Слово Божие не делает исключения: - "Все согрешили... все лишены славы Божией... все до одного негодны..." (Римл.3гл.). Как трудно понять и согласиться с этой простой истиной "современным фарисеям", которые продолжают по-прежнему молиться: "Благодарю Тебя, Боже, что я не такой грешник, как прочие люди"... Но совершенно иначе подошли к этому скорбному вопросу апостолы. Узнав о том, что один из них предаст Учителя, "они весьма опечалились и начали говорить Иисусу: не я ли Господи?" (Мф. 26 гл.). Три года Христос проявлял к Иуде такую же чистосердечную любовь, какую Он проявлял ко всем апостолам, ко всем людям; три года Христос ожидал от Иуды покаяния и отдачи Ему всего своего сердца и три года, день за днем, Иуда шел своим путем, добиваясь не Божьих, а своих земных целей. За несколько дней до предательства, когда Мария, "взявши фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса", Иуда сказал с возмущением: "Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор: он имел при себе денежный ящик и носил что туда опускали", - поясняет Писание (Иоанн. 12 гл.). Грех сребролюбия, жадность к наживе, подобно болезни, прогрессировали в сердце Иуды. Враги Христа, первосвященники и старейшины, искавшие "погубить Его", не надеялись и даже не пытались найти предателя в тесной среде апостолов. Но, к их изумлению, Иуда сам лично явился к ним и предложил свои услуги. "Они обрадовались и согласились дать ему денег... тридцать сребреников... и он обещал..." (Мф. 26 гл.). Вопрос предательства был в принципе решен. Но для предательского поцелуя и получения денег Иуда не был еще готов. Так долго работавший в сердце Иуды, сатана, не овладел еще полностью его сердцем... Только на Тайной вечере, "когда диавол уже вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус встал с вечери, снял с Себя верхнюю одежду, и, взяв полотенце, препоясался; потом влил воды в умывальницу, и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан". Христос омыл ноги Иуды. Иуда принимал участие в Вечере... И только под конец Вечери, когда Иуда принял кусок из рук Христа, мы читаем: "после сего куска вошел в него сатана... он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь..." (Иоанн. 13 гл.). На протяжении всей истории Христианства, люди мира сего пытались выставить Иуду то "мучеником", то "жертвой недоразумения". Некоторые из них приписывали предателю Иуде "благородные мотивы", "политические соображения", "любовную интригу", разочарование, месть и т. п. Среди множества книг посвященных предательству есть и такие, которые ставят Иуду гениальнее Христа. Они говорят, что своим предательством Иуда способствовал "обоготворению" Христа и торжеству Христианства. Но из всех известных и неизвестных нам наветов сатаны, самым безбожным является обвинение Бога в "гибели ни в чем не повинного человека", исходящее от приверженцев "предопределения". Они говорят: "Бог предопределил Иуду к выполнению роли предателя, а после наказал его за это. Он погиб потому что был "прежде создания мира" предопределен к погибели". Воистину, в подобной мысли есть нечто дьявольское! Слово Божие учит, что своим предательством и гибелью Иуда обязан только самому себе. Вместо того чтобы стать "по благодати" "чадом Божиим", он стал "сыном погибели". Иуда погиб не потому, что Христос отказался от Иуды, а потому, что Иуда отказался от Христа. Сатана "вложил в сердце Иуды" предательство не насильно, а по их взаимному, добровольному соглашению. Не то же ли самое случилось с АНАНИЕЙ и САПФИРОЙ? (Д. Ап. 5). Эти, муж и жена, продали свое имение с тем, чтобы по примеру других членов церкви принести цену проданного к ногам апостолов на дело Божие; но позже раздумали и решили утаить некоторую сумму денег и выдать оставшуюся часть за полную стоимость проданного имения. "Но Петр сказал: Анания! для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? ты солгал не человекам, а Богу". Обратите внимание на то, что ап. Петр не только вскрывает ложь Анании и его соглашение с сатаной, но спрашивает Ананию: "для чего?" - "для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли?" "Для чего ты допустил сатане?" Не в твоей ли воле было не делать этого, не допустить? Ап. Петр не спрашивает сатану: почему ты, сатана, вложил в сердце Анании твою мысль "солгать"? Петр заранее знает, что сатана вправе ему ответить: "я вложил мысль в сердце Анании, потому что он позволил мне, "допустил" меня. Кстати сказать: вопреки учению "предопределенцев", отрицающих свободную волю в человеке, сатана признает за человеком право свободного выбора и не врывается в душу без его ведома и соглашения. Диавол назван в Писании "искусителем", а не "победителем", "обольстителем", a не "рабовладельцем". Он "ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить", но он не лев на самом деле. Есть только один настоящий лев из колена Иудина - победитель. Откр.5:5 "И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, [и может] раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее". Дьявол не может достичь нас, если мы сами к нему не приблизимся и не окажемся в сфере его влияния. Слово Божие повелевает нам: "противостойте ему твердою верою... противостаньте диаволу, и убежит от вас!" (1 Петр. 5:8; Иак. 4:7). Разобрав все вопросы, изложенные в 9 - 11 главах послания к Римлянам, апостол Павел суммирует свои рассуждения таким восклицанием: "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его, Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был возвратить? Ибо все из Него и к Нему. Ему слава во веки! Аминь". (Римл. 11:32-36). Апостол восторгается характером и действиями Бога. И при всем своем знании и полученных особых откровениях свыше, при всем его духовном проникновении в тайны Божии и многолетнем христианском опыте и служении, апостол Павел преклоняется пред Божьим ведением и предведением, пред неисследимостью и непостижимостью предначертаний Божиих, пред Его абсолютно святой, справедливой и любвеобильной Сущностью; преклоняется, а не мудрствует сверх написанного. Этому уроку, этой истине, знанию и мудрости Павел научился не "у ног Гамалиила", а у подножия Голгофского Креста. 9. Библейское исследование основания свободы воли.
Однако, рассматривая библейских персонажей, мы ясно видим, что Бог, общаясь с ними, всегда подразумевает с их стороны определенный выбор. Например, в раю Адам и Ева находились рядом с двумя необычными деревьями: деревом жизни и деревом познания добра и зла. Бог предложил им выбор: они могли вкусить от древа жизни и жить вечно ("И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно". Быт.3:22), или избрать древо познания добра и зла - и умереть. Странно предполагать, что Бог заранее предназначил им избрать последнее, и, умерев духовно, быть изгнанными из райского сада. Если бы это было так, то Божий запрет относительно древа познания, не имел бы смысла. Зачем Богу запрещать то, что Он Сам для них уготовал.
Если мы внимательно рассмотрим обращение Бога к Каину, перед тем, как тот решился на убийство брата, то опять увидим возможность выбора: "И сказал Господь Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним". (Быт.4:6,7) Бог открывает его греховное желание избавиться от более успешного брата, однако призывает его не поддаваться, но победить его. Наивно полагать, что Бог будет предлагать или требовать то, что заведомо не во власти человека. Самим своим предложением господствовать над грехом, Бог подразумевает наличие в человеке способности совершить это.
Если мы дальше двинемся по страницам Библии, то найдем великое множество мест, где Бог Своими словами или заповедями прямо утверждает наличие у человека права и возможности выбора или, иными словами, наличие свободной воли.
Рассмотрим ситуацию перед потопом. Бог сказал: "не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет". (Быт.6:3). Само это высказывание подразумевает почтение или пренебрежение со стороны людей к голосу Духа Святого, обличающего людей в грехах. Сотни лет Бог ожидал почтения, и только затем решил наказать мир за зло посредством потопа. Кто-то может сказать, что человеческая природа была полностью испорчена грехом, и у него не осталось возможности выбора между добром и злом, но только в пределах разной степени или направлений зла. Однако если бы это было действительно так, то почему Бог постоянно предлагает людям выбрать Его путь и оставить грех? Логичнее было бы услышать из Божьих уст - для вас нет никакого шанса, можете даже не стараться, все ваши усилия избрать добро - безрезультатны. С какой стати Бог стал бы наказывать людей за грех, если они не в силах противиться ему. Конечно, победить полностью греховную природу Адама невозрожденный человек не в силах. Но это совсем не значит, что у него отсутствует стремление к добру, чистоте, святости, небесам. Рассмотрим Иуду, которого сторонники предопределения "предопределили" к погибели от сотворения мира. Оказывается, Бог совсем другого мнения был о нем и предназначал ему место среди апостолов. Бог помазал его силой для служения, открывал ему тайны Царства Своего наравне с другими апостолами, даже доверил именно ему заботу о финансовом обеспечении Его служения. Странно предполагать, что Бог изливая на него Свой Дух, готовил его сердце к предательству. Пс.88:35 "Не нарушу завета Моего, и не переменю того, что вышло из уст Моих". Бог не нарушил своего завета с Иудой (ведь он был обрезан и принял водное крещение, как и все ученики Иисуса), и ему тоже Иисус обещал сидеть на одном из 12-ти! (ведь не сказано на 11-ти) престолах и судить дом Израилев. Матф.19:28 "Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, - в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых".
(Деян.1:17) Синодальный текст
он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего;
(Деян.1:17) Перевод РБО
Хотя Иуда и был одним из нас и вместе с нами участвовал в апостольском служении, но он указал дорогу тем, кто шел схватить Иисуса.
В переводе РБО хорошо показан этот момент: Иуда - апостол, и его жребий (или предназначение) - указывать людям путь спасения, но вместо этого, он сам, добровольно (хотя и по наущению дьявола) указывает дорогу тем, кто хотел избавиться от Иисуса!
Я не могу поверить в безусловное предопределение не только потому, что я не нахожу ему подтверждение в Писании, но и потому, что оно обязательно предполагает существование безусловного осуждения людей на неверие. Подобное учение ясно противоречит как Ветхому, так и Новому Завету. Рассмотрим следующие места Писания, относящиеся к вопросу о возможности Божьего постановления лишения веры "неизбранных ко спасению": (Быт. 3:17) "Адаму же сказал: за то, что послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: "не ешь от него", проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей". То есть проклятие придет не потому, что Бог так заранее постановил, но из-за греха Адама. (Быт. 4:7) "Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит...". Только грех, который будет не потенциально, а реально совершен, а не заведомое постановление о лишении веры, является препятствием для принятия спасения. (Втор. 7:9,12) "знай, что Господь, Бог твой, есть Бог, Бог верный, который хранит завет Свой и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его до тысячи родов. И если вы будете слушать законы сии, и хранить и исполнять их, то Господь, Бог твой, будет хранить завет и милость к тебе, как Он клялся отцам твоим". (Втор.30:15 и далее) "Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Я, который заповедую тебе сегодня - любить Господа, Бога твоего, ходить по путям Его, и исполнять заповеди Его, и постановления Его, и законы Его: и будешь ты жить, и размножишься, и благословит тебя Господь, Бог твой, на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею. Если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им: то Я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете, и не пребудете долго на земле, для овладения которой вы переходите Иордан. Во свидетели перед вами сегодня призываю небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое". (2 Пар. 15:1, 2) "на Азарию, сына Одедова, сошел Дух Божий. И вышел он навстречу Асе, и сказал ему: послушайте меня, Аса и весь Иуда и Вениамин: Господь с вами, когда вы с Ним ; и если будете искать Его, Он будет найден вами; если же оставите Его, Он оставит вас".
(Пс. 144:9) "Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его". (Пр. 1:23 и далее) "Обратитесь к моему обличению: вот, я изолью на вас дух мой, возвещу вам слова мои. Я звала, и вы не послушались; простирала руку мою, и не было внимающего; и вы отвергли все мои советы, и обличений моих не приняли: за то и я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас; Тогда будете звать меня, и я не услышу; с утра будут искать меня, и не найдут меня. За то, что они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня". (Ис.65:2 и далее) "Целый день простирал Я руки Мои к народу непокорному, ходившему путем недобрым, по своим помышлениям, к народу, который постоянно оскорбляет Меня в лице... Я отмерю в недрах их прежние деяния их. Вас обрекаю Я мечу, и все вы преклонитесь на заклание, потому что Я звал - и вы не откликались, говорил - и вы не слушали. Потому оставите имя ваше избранным Моим для проклятия; и убьет тебя Господь Бог, а рабов Своих назовет иным именем". (Иез.18:20, 23) "Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына. Разве Я хочу смерти беззаконника, говорит Господь Бог. Не того ли, чтоб он обратился от путей своих и был жив?" (Мтф.11:20 и далее) "тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись. Горе тебе, Хоразин, горе тебе, Вифсаида, ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись. (А если бы они не были избраны? И если бы жители Вифсаиды были избраны, то разве не покаялись бы они?) Но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься; ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он остался бы до сего дня. Но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе". (Матф.12:41) "Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы". Но какой бы это имело смысл, если бы ниневитяне были избраны, а эти люди нет? (Мтф.22:8) "... званые не были достойны". Их не пустили на брачную вечерю Агнца. Почему? Только потому, что они сами "не хотели придти" (3). (Деян.8:20 и далее) "Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. ... сердце твое не право перед Богом. Итак, покайся в этом грехе твоем и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысел сердца твоего". Даже в случае с Симоном волхвом, Петр не думал об абсолютном лишении человека веры.
Рассмотрим места Писания, где говорится, что Бог желает, чтобы все спаслись: (Мтф.22:9) "итак пойдите на распутья и всех, кого найдете, зовите (приглашайте) на пир". (Мрк.16:15) "сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари". (Лук.19:41и далее) "когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем (о всех людях в нем) и сказал: о, если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему". (Ин.5:34) "... но говорю это для того, чтобы вы спаслись". Это говорил Он тем, кто преследовал Его и "искали убить Его" (16). Этим людям Он говорит: "вы (сами) не хотели придти ко Мне, чтобы иметь жизнь" (40). (Деян.17:24 и далее) "Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворных храмах живет... Сам дая всему жизнь и дыхание... от одной крови Он произвел весь род человеческий... дабы они (все и каждый) искали Господа". Заметьте, вот что было целью сотворения всех народов на земле. (Рим.5:18) "...как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни". (Рим.10:12) "... один Господь у всех, богатый для всех призывающих Его". (1Тим. 2:3, 4) "это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины". (1Тим.4:10) "... уповаем на Бога, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных". То есть с намерением спасти всех людей, особенно всех уже поверивших Ему. (2 Пет. 3:9) "не медлит Господь исполнением обетований, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию". Христос умер для всех, искупил всех, даже тех, кто, в конце концов, погибнет. "Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее" (Мтф.18:11). Здесь не упоминается ни о каких ограничениях. "... вот Агнец Божий, Который берет на Себя грехи мира (всех живущих)" (Ин.1:29). "не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него" (Ин.3:17). "Я пришел не судить мир, но спасти мир" (Ин.12:47). "... не губи твоею пищею того, за кого Христос умер" (Рим.14:15). "от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос" (1Кор. 8:11). "любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего" (2 Кор. 5:14 и далее). Здесь видно не только то, что Христос умер за всех людей, но и для чего Он умер: "предавший Себя для искупления всех..." (1Тим. 2:6), "немного был унижен перед Ангелами, дабы Ему, по благодати Божьей, вкусить смерть за всех" (Евр. 2:9) Иисус искупил даже тех, кто согрешил и навлекает на себя погибель: "... если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая перед Отцом, Иисуса Христа, Праведника: Он есть умилостивление за грехи наши, и не только наши, но и за грехи всего мира" (1Ин. 2:1, 2). Это лишь малая часть мест Писаний, которые можно привести в отношении нашего вопроса. Но их достаточно, они не требуют никаких комментариев. Ясный смысл их понятен и очевидно доказательство того, что не может быть ничего, что можно было бы назвать безусловным лишением человека веры. Можно подвести черту, сказав следующее: "Бог мог справедливо стороной обойти всех людей (то есть, если бы Он захотел лишить веры всех людей)". Но мог ли Бог справедливо обойти стороной некоторых людей? В Божьем Слове нет положительного ответа на этот вопрос. Поэтому это заявление сторонников предопределения основывается на нереальном и небиблейском предположении. Но некоторые люди могут возразить: "имеет ли горшечник власть над своей глиной?" Давайте рассмотрим значение этих слов в контексте Библии. Они находятся в девятой главе послания к Римлянам. Общей целью этого послания является демонстрация вечной и неизменной цели Божьего определения: "верующий спасен будет, а неверующий будет осужден". Божья справедливость осуждает неверующих и подчеркивает важность веры для обретения спасения. В первых трех главах послания к Римлянам Апостол доказывает важность веры, а в четвертой главе демонстрирует ее на примере - Авраама. В первой части пятой, а также в шестой главе он описывает счастье и святость истинного верующего. Вторая часть пятой главы - это отступление, в котором Павел описывает благословения, явленные благодаря смерти Христа. В седьмой главе он показывает, в каком смысле верующие во Христе свободны от закона, описывает ужасное рабство тех, кто все еще находится под законом, то есть тех, кто был обличен в грехе, но не смог победить его. В восьмой главе он снова описывает счастливую свободу верующих во Христа. Он многими словами призывает их страдать за веру, в том числе и этими: "знаем, что любящим Бога, призванным (через проповедь Его Слова) по Его изволению (определению спасти всех уверовавших, неизменно установленному от вечности), все содействует ко благу" (28). "Кого Он предузнал (верующих), тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего ... а кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил". До конца главы он призывает всех любящих Христа, в чьи сердца излилась Божья любовь, иметь надежду, потому что никакие страдания "не отлучат их от любви Божьей во Христе Иисусе". Но Апостол знал, как эта доктрина оскорбляла евреев, а особенно то место, где говорилось о том, что многие язычники стали участниками великого спасения, а многие Иудеи не имеют его. Почему? Потому что они не принимали его верой. И те, кто не веруют, не могут получить его, но "верующий во Христа", еврей или язычник, "не постыдится" (Рим.9:30-33). Слова "властен ли горшечник над своей глиной" являются частью ответа Св. Павла на обвинение, говорящее, что Бог поступает несправедливо, проявляя милость язычникам, при этом удерживая ее от Своего народа. Затем он подмечает, что Божьи слова к Моисею, указывают на то, что у Него есть право ставить условия, на основании которых Он проявит милость, и этого не изменят ни желания, ни власть человеческая (Рим.9:15-16); и удерживать милость от тех, кто, как фараон, не выполнит этих условий (17). И соответственно "проявляет милость к тем, кому желает ее проявить", к тем, кто истинно верует. Упрямым же неверующим Он позволяет "ожесточится". Затем Павел добавляет: "скажет ли изделие сделавшему его: зачем ты меня сделал?" - "Ты сделал так, что я могу обрести спасение, только выполнив определенные условия?". Но "властен горшечник над глиною", властен Он поставить один вид "сосудов", которые являются верующими, для "милости", а другие для "гибели". Не имеет ли Он права раздачи вечной чести и бесчестия на любых условиях, особенно учитывая то, что Он "с великим долготерпением щадил сосуды гнева, готовые к погибели"? Учитывая это, мы не можем уже обвинять Бога в том, что Он проявил Свой гнев к сосудам гнева, как и в том, что Он явил Свою славную любовь к "сосудам милосердия, которые Он приготовил к славе". Ни наш Господь в притче, ни ап. Павел не видели в Божьей суверенной власти основания для безусловного лишения людей веры. Писания не говорят о суверенности Бога, как о Его привилегии только по Своему усмотрению решать вечную судьбу людей. Бог действует в соответствии с известными правилами Своей справедливости и милости, и никогда не показывает, что Его суверенность является причиной наказания и вечного уничтожения людей. Например, грешнику, убежденному в том, что он заслуживает осуждение в аду, где найти утешение? В обетованиях Божьих? Но возможно он не имеет никакой части в них, ибо они дарованы лишь избранным. В Божьей милости или нежной любви? Но какое отношение они имеют к нему, если он лишен Богом веры? На каком же тогда основании он может иметь хоть тень надежды? У него есть шанс только в том случае, если Божья суверенная воля на его стороне. Возможно, Бог спасет его на основании Своего выбора! Насколько же это жалкое ободрение грешникам в их отчаянном положении! Вера едва ли придет "через слышание" этого! Божья суверенность никогда не превзойдет Его справедливость. Безусловное лишение веры (последствие абсолютно суверенного избрания) явно противоречит библейскому описанию справедливости Божьей. Библия описывает Бога Судьей земли. Но как сможет Бог вершить справедливый суд, если существует Его постановление для определенных людей на лишение веры? За что будут осуждены эти люди? За зло, которое творили? Но им ничего другого не оставалось. Они не могли избежать греха без благодати, которую Бог решил никогда им не давать. Какая же это странная справедливость! Каким страшным вырисовывается Судья всей земли! Но не осуждены ли они за то, что не делали добра? Вчитайтесь в слова великого Судьи: "идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ ..." Они могли бы тогда сказать: "Позволь же нам возразить. Почему Ты осуждаешь нас за то, что мы не делали добра? Но могли ли мы делать что-то хорошее? Мы никогда не имели силы творить добро, и Тебе это известно. Осудишь ли нас Ты, Святой и Справедливый, за то, что мы не делали того, на что у нас никогда не было сил? Осудишь ли Ты нас за то, что мы не снимали звезд с неба, и не удерживали ветер? Мы не были способны на такое, как не были способны и на то, чтобы делать хоть что-то угодное Тебе! О Господи, прежде чем Ты ввергнешь нас в вечный огонь, объясни нам, как мы могли избежать пламени вечного ада". Как могли они избавиться от внутреннего греха, от греховных желаний и греховных побуждений? Могли ли они когда-нибудь освободить свои души, спасти себя от бушующего внутри них ада? Если да, значит тот факт, что они не сделали этого, может послужить им обвинением, и они никак не смогут оправдаться. Но это не так. У них никогда не было силы спасти себя от этих врагов. Кто способен очистить греховное сердце, сотворить чистое из нечистого? Может ли это сделать человек? Конечно же, нет. Только Бог способен на такое. Но что если Он скажет: "не сделаю этого, потому что не желаю. Оставайтесь неочищенными"? Осудит ли Бог человека на бездонную пропасть из-за нечистоты в нем, от которой спасти себя сам он не мог, но от которой мог спасти его Бог, но не пожелал делать этого? Если бы земной царь захотел действовать со своими беспомощными подчиненными, руководствуясь такой "справедливостью", можно было бы ожидать, что гнев Божий скоро сотрет его с лица земли. Возможно, эти люди осуждены не за их согрешения, но за первородный грех. Но не лучше ли сказать, что неверие является осуждающим грехом, и что те, кто будут осуждены в тот день, будут осуждены за то, что "не уверовали в единородного Сына Божьего"? Именно об этом грехе говорил Иисус: "и Он (Святой Дух), придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде: о грехе, что не веруют в Меня" (Иоан.16:8,9). Но могли ли они уверовать? Не является ли эта вера даром и плодом труда Божьего в душе человека? И был ли это тот дар, который Бог от вечности определил не давать им? Был ли это труд, который Он определил никогда не проводить в их душах? Будут ли эти люди осуждены, потому что Бог не желал трудиться, и потому что они не приняли того, что Бог не желал им давать? Здесь есть и особая трудность. Сторонники предопределения скажут, что Христос не умер за этих людей. Но если так, то они никогда не могли бы иметь спасительной веры. Ибо спасительная вера есть "в Бога через Христа, возлюбившего меня, и отдавшего Себя ради меня". Возлюбил ли Он человека, лишенного веры до своего рождения? Для этого человека никогда не существовало возможности уверовать. Даже Бог не может заставить его верить в то, что Христос искупил его грехи, ибо это означает заставить его верить в ложь. И как примирить заведомое лишение веры с ясными местами Писания? "Разве Я хочу смерти беззаконника? Говорит Господь Бог. Не того ли, чтоб он обратился от путей своих и был жив? Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать дом Израилев? Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь - и живите!" (Иез.18:23 и далее). "Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и был жив. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам, дом Израилев?" (Иез.33:11). "Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего". (2Кор.5:14,15) "Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за [грехи] всего мира". (1Иоан.2:2) Где в Писании, так же ясно сказано, что Он умер не за "всех людей", а лишь за некоторых, и что Христос не является умилостивлением за грехи "всего мира". Таких мест Писания не существует. Невозможно отстаивать искренность Бога в Его вселенском предложении благодати и спасения людям, в послании служителей с подобными проповедями и приглашениями принять милость, если спасение не будет доступно всем. И так как Божьи служители не знают результата, они не могут искренне предлагать спасение всем людям, в соответствии с данным им поручением: "Он сказал им: - Идите по всему свету и возвестите Радостную Весть всем людям!" (Мар.16:15 Совр.пер.РБО). Но как может Бог быть искренним, посылая их с этим поручением, предлагая благодать всем людям, если Бог не обеспечил возможность принять эту благодать всем людям, даже на основании соблюдения всех условий? Однако наш Господь заповедует и приглашает "людей повсеместно покаяться". Он призывает всех. Он направляет Своих посланников нести "Евангелие всему творению". Он Сам проповедовал "освобождение пленным", без всякого намека на ограничение. Но стоит ли Он у дверей темниц, держа в руках ключи и постоянно призывая заключенных выйти наружу, зная, что никогда не откроет некоторые двери? Что же это за искренность, которую сторонники предопределения приписывают нашему Богу? Итак, избрание и лишение веры никак не соответствуют истине и искренности Бога! И уж совсем не имеют ничего общего с описанными в Библии Его любовью и благостью. Его любовь распространяется даже на тех, кто не любит Его и не боится Его. Он благ даже по отношению к злым и неблагодарным людям. Но как может Бог любить тех, кого Он лишил возможности уверовать или тех, кого Он не избрал? Принимая во внимание положение в вечности такого человека, нельзя сказать, что он является объектом проявления Божьей благости и любви, ибо, как ясно выразился Кальвин: "сотворил его прожить постыдную жизнь, и он умрет смертью вечной". В таком случае никто не скажет, что благость Божью заботит положение этого человека в вечности. Но ведь Писание говорит, что Бог благ по отношению к таким людям. А этого не может быть, потому что если следовать логике рассуждений о неизменном Божьем постановлении, получается, что лучше бы такой человек и вовсе не рождался в этот мир. Давайте спокойно рассмотрим как Бог "благ" к такому человеку. Можно ли подумать о том, что любящий и милостивый Бог обращается так с душой человека, сотворенного Им? Но сторонники предопределения обязаны верить в это, если они верят в безусловное избрание. Но если человек не верит в избрание, он должен верить в свободную волю, и потому, сторонники предопределения скажут, что он крадет у Бога Его славу в человеческом спасении. Однако существует определенная мера свободной воли, сверхъестественным образом восстановленная в каждом человеке, просвещенная сверхъестественным светом, "...Который просвещает всякого человека, приходящего в мир". (Иоан.1:9). Против этого существует возражение, которое направлено против любого вида свободной воли, так как если у человека есть хоть какая-то свободная воля, то Бог не может иметь всю славу за спасение человека. Однако Бог имеет всю славу, хотя и совершает часть Своего труда в сотрудничестве с человеком. Способность быть Его "соработником" была дана человеку Богом. Поэтому Он все равно имеет всю славу. Во времена определенных искушений человек может противиться или покориться благодати Божьей. И когда он соглашается с Богом, то чувствует необходимость воздать Ему всю славу. Итак, Писания и опыт показывают каждому непредвзятому человеку, что хотя у нас и есть свобода сотрудничать или нет с Богом, все же Бог должен иметь всю славу от спасения человека. Если же сторонники предопределения скажут: "славу за наше спасение мы отдаем Богу". Я отвечаю: "мы поступаем точно так же". Если же они добавят: "мы утверждаем, что только Бог совершает весь труд, без всякого участия в этом человека", то в определенном смысле мы соглашаемся с этим. Мы соглашаемся с тем, что оправдывает, освящает и прославляет нас только Бог: все это заключает в себе спасение. В то же время мы не можем согласиться с тем, что человек вообще никак не сотрудничает с Богом, что Бог является единственным производителем спасения в том смысле, что человек вообще ничего не делает по этому поводу. Я не могу сказать этого, ибо это прямо противоречит Писаниям. В Библии нам ясно сказано, что "...со страхом и трепетом совершайте свое спасение" (Фил.2:12), и что мы являемся "соработниками" (1Кор.3:9). У сторонников предопределения есть и другое возражение: Бога не прославляет в полной мере спасение человека, который, являясь свободным существом, имеет способность противостать Его благодати. Лишь спасение силой, которой человек не может противостать, принесет Богу всю славу. Но что же более прославит Бога - спасение человека, не имеющего возможности Ему противиться, или спасение свободного человека, который может принять или отвергнуть благодать? Давайте рассмотрим, что же приносит Богу больше славы и точнее демонстрирует Его характер (мудрость, справедливость, милость): наличие свободной воли в человеке или возможность заведомого лишения веры. Если человек свободен в определенной мере, если светом, "просвещающим всякого человека приходящего в мир" перед ним ставится выбор между добром и злом, жизнью и смертью, тогда насколько славной предстает перед нами мудрость Бога во всем плане спасения человека! Он желает, чтобы все люди спаслись. Но Он не заставляет их спасаться. Он хочет чтобы люди спаслись не как деревья или камни, но как здравомыслящие творения, имеющие различение добра и зла и возможность сделать выбор.
Его первым шагом является просвещение понимания, чтобы человек мог различать добро и зло. К этому Он добавляет множество внутренних убеждений, которые часто ощущает каждый человек. В другое время Он с нежностью руководит их волей. Он направляет и уговаривает их ходить в свете. Он устанавливает в их сердца благие желания, хотя возможно этим людям еще и не известен источник возникновения этих желаний. Так Он поступает со всеми сынами человеческими, даже с теми, которые не имеют Его написанного Слова. В этом проявляется Его великая мудрость, если конечно человек имеет некоторую степень свободы. Каждая часть этого плана подводит к цели спасения человека, именно как человека: предложить ему жизнь или смерть, а затем убедить (не заставить) его избрать жизнь. В соответствии с этой великой Своей целью Он служит человеку "светильником для ноги его, и светом для стези его" (Пс.118:105). Это предлагается человеку в форме закона, с обещаниями славной награды, если он будет соблюдать его, и ужасного наказания, если нарушит. Для того чтобы вернуть этих нарушителей, Бог использует любую возможность, обращаясь к их сердцам. Иногда Он обращается к их пониманию, показывая глупость их грехов; иногда к их чувствам, мягко обличая их за неблагодарность, и даже снисходит до того чтобы просить: "Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему?" Ис.5:4. Иногда Он использует и угрозы: "говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете". Лук.13:5, иногда обетования: "и грехов их и беззаконий их не воспомяну более". Евр.10:17 Способность человека выбрать жизнь или смерть - вот истинная Божественная мудрость! Но где же мудрость, если каждый человек до своего рождения неизменно предопределен к аду или небесам; если Бог спрашивает с него как со свободного, но в реальности он не имеет свободы выбора? Как такое обхождение Бога с человеком может помочь людям, лишенным веры? Какое имеют значение обетования и угрозы, обличения и осуждения для обреченных на ад? Это лишь пустой фарс, мрачные сказки, громкие слова, не имеющие значения. Пусть каждый для себя решает, какое из двух мнений более прославляет Божью мудрость! Таким же образом что представляет собой Его любовь, если она дана лишь одному из ста человек, и ее лишены остальные. Пусть девяносто девять лишенных веры людей погибнут, оставшись без милости. Для Бога достаточно любить и спасти одного избранного. Но почему Он проявит милость лишь к некоторым, а остальных пошлет на неизбежную погибель? "Поступит так, потому что желает этого". Тогда я спрошу: "Что скажут люди по всей земле, если один из них поступит подобным образом?" Человек, способный освободить миллионы людей от смерти лишь одним дыханием уст своих, не захочет спасать более одного из сотни и скажет: "не буду делать этого, потому что не желаю". В каком случае более всего проявляется милость Божья: когда Он спасает нескольких силой, которой невозможно противиться, и лишает всех остальных помощи, оставляя на вечную погибель? Или когда предлагает спасение каждому человеку, спасая всякого, кто примет это спасение, и делая по отношению к остальным все, что может сделать безграничная мудрость, бесконечная сила и любовь, но не заставляя их принять спасение, что означало бы уничтожить саму природу, данную им Богом? Я не отвергаю существование таких Божьих атрибутов как суверенность, неизменность и верность. Но очевидно, что, принимая решение о положении людей в вечности, Бог руководствуется не только суверенностью, но и справедливостью, милостью и истиной. Правитель небес и земли поступает в соответствии с направлением, задаваемым этими атрибутами. Это и есть Его вечная и неизменная воля, которую Он проявляет нам, провозглашая ее и скрепляя клятвою, используя Свое имя: "Скажи им: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был". Иез.33:11 Здесь Он утверждает, что смерть человека совершенно не соответствует Его суверенной воле. Нет мест Писания, которые доказывали бы, что Бог когда-то действовал на основании только Своего всевластия, осуждая навечно какую-нибудь душу. Что было в случае с фараоном? Мы читаем: "увидел фараон, что сделалось облегчение (после того как он освободился от казни с жабами), и ожесточил свое сердце, и не послушал их, как и говорил Господь" (Исх.8:15). После казни с мухами: "фараон ожесточил сердце свое и на этот раз, и не отпускал народа" (32). И снова: "увидел фараон, что перестал дождь и град и гром, и продолжал грешить, и отягчил сердце свое сам и рабы его" (Исх.9:34). После того как Бог предоставлял ему столько возможностей для покаяния, Он упрекал его за упрямое нежелание покаяться в следующих словах: "долго ли ты не смиришься предо Мной? (Исх.10:3). Не удивительно, что после всего этого Бог "ожесточил его сердце" то есть, позволил сатане ожесточить его. Случай с Исавом несколько отличается от предыдущей истории. Мы видим описание того, как он пренебрег и продал свое первородство, а затем его обманул его же брат Иаков во время благословения Исаака. "Исав, выслушав слова отца своего, поднял громкий и весьма горький вопль, и сказал отцу своему: отец мой, благослови и меня" (Быт.27:34). Но Апостол говорит, что "...после того он, желая наследовать благословение, был отвержен; не мог переменить мыслей [отца], хотя и просил о том со слезами" Евр.12:17. Исаак сказал: "брат забрал твое благословение; я благословил его, и он все еще владеет благословением". Вся скорбь и слезы Исава не могли вернуть его первородства и связанного с ним благословения.
И все же есть причины думать, что Исав (также как и Иаков) сейчас находятся на лоне Авраама. Несмотря на то, что на протяжении некоторого времени "он ненавидел Иакова" и впоследствии выступил против него "четырьмястами воинов", скорее всего, намереваясь отомстить ему, но когда они встретились, "Исав, подбежав, обнял брата, пал на шею его и поцеловал". Настолько сильно Бог изменил его сердце! И какие у нас есть основания, чтобы сомневаться в постоянстве этой славной перемены в его душе? Нельзя основывать возражение на основании слов Св. Павла в послании к Римлянам: "сказано было ей: "старший будет в порабощении у меньшего", как и написано: "Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел" (Рим. 9:12, 13). Ясно, что оба стиха относятся не лично к Исаву и Иакову, но к их потомкам; Израильтяне произошли от Иакова, а Едомитяне произошли от Исава. Только в этом смысле старший служил младшему, а не лично, так как Исав никогда не служил Иакову. Потомки старшего брата служили потомкам младшего. Но и это не является примером осуждения человека только на основании суверенной воли Божьей. Мы также верим в неизменность Бога. Иак.1:17 "Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены". 1. Писание учит, что Бог неизменен в отношении Своих постановлений. Но каких именно постановлений? Тех, которые Он заповедал проповедовать каждому человеку: "Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет". (Мар.16:16). 2. Писание учит, что Бог неизменен в отношении Своей любви и ненависти. Но каким образом? Бог неизменно любит праведность и ненавидит грех. Он неизменно любит веру и неизменно ненавидит неверие. Потому Он неизменно любит праведника и ненавидит беззаконника. Он неизменно любит верующих и ненавидит упрямых неверующих. Итак, вот библейская концепция неизменности Бога по отношению к Своим постановлениям: Он неизменно определил спасти верующих и осудить упрямых и нераскаявшихся неверующих. В соответствии с Писаниями, Его неизменность относится к поступкам, чувствам и характеристикам людей, а не к самим людям. Писание показывает, в чем Бог неизменен и верен. Верность Бога заключается в том, что Он совершит то, что обещал. Кому были даны обетования жизни и бессмертия? Ответ следующий: "Итак по вере, чтобы [было] по милости, дабы обетование было непреложно для всех, не только по закону, но и по вере потомков Авраама, который есть отец всем нам" (Рим.4:16). Эти обетования были даны тем, которые веруют. Им верный Бог гарантировал, что Он совершит то, о чем говорил. "исполнит завет Свой и обетования сделанные Им тысячам поколений", центральным, из которых является следующее: "Ибо Господь Бог есть солнце и щит, Господь дает благодать и славу; ходящих в непорочности Он не лишает благ" (Пс.83:12). Для того чтобы тщательно рассмотреть, каким, условным или нет, является завет между Богом и людьми, давайте вернемся к Аврааму, отцу всех верующих. Рассмотрим, каким был завет, заключенный с ним Богом, и существует ли причина для предположения уникальности Божьего благословения Авраама и всех народов земли в нем. Первое упоминание о завете между ним и Богом мы находим в Бытие 15:18: "в этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию". Вот еще одно более подробное описание: "Господь явился Авраму и сказал ему: Я Бог всемогущий; ходи предо Мной и будь непорочен. И поставлю завет Мой между Мною и тобою, и весьма, весьма размножу тебя. И пал Аврам на лице свое. Бог продолжал говорить с ним, и сказал: Я - вот завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов. И не будешь ты более называться Аврамом; но будет тебе имя: Авраам; ибо Я сделаю тебя отцом множества народов. И весьма, весьма размножу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя. И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомством твоим после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол. Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Необрезанный же мужеского пола, который не обрежет крайней плоти своей, истребится душа та из народа своего; ибо он нарушил завет Мой" (Быт.17:1 и далее). Итак, мы видим, что первоначальный завет, хотя и был бесконечным, был основан на условии, и невыполнение человеком этого условия освобождало Бога от обязательства с Его стороны. Св. Павел описывает завет Бога с Авраамом в послании к Римлянам: "Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность (это было до того, как Бог заключил Свой завет с Авраамом, и относится к Бытию 15:6). И знак обрезания он получил, как печать праведности через веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность. И отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании" (Рим.4:3 и далее). Природа и основание этого завета Бога с Авраамом объясняются далее: "сказал Господь: утаю ли Я от Авраама, что хочу делать! От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли. Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд; и исполнит Господь над Авраамом, что сказал о нем" (Быт.18:17 и далее). Говорит ли Бог здесь: "сделаю это, потому что так желаю"? Нет. Причина ясно выражена: "народы благословятся в нем, потому что он заповедует сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним". Так же и далее мы читаем: "Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал это, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, за то, что ты послушал гласа Моего" (Быт.22:16 и далее). И еще одно провозглашение: "явился ему и сказал: не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе. Странствуй по сей земле; и Я буду с тобой, и благословлю тебя: ибо тебе и потомству твоему дам все земли сии, и исполню клятву, которою Я клялся Аврааму, отцу твоему за то, что Авраам послушался гласа Моего и соблюдал, что Мною заповедано было соблюдать: повеления Мои, уставы Мои и законы Мои" (Быт.26:2 и далее). Этот завет, заключенный с Авраамом и семенем его, упоминается снова: "Моисей вошел к Богу на гору, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Израилеву и возвести сынам Израилевым: Вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов" (Исх.19:3 и далее). В соответствии с этим заветом, заключенным Богом с Авраамом и семенем его, Бог провозглашает: "Если вы будете поступать по уставам Моим, и заповеди Мои будете хранить и исполнять их: то Я буду ходить среди вас, и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом. Если же не послушаете Меня, и не будете исполнять всех заповедей сих, и если призрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами, так что вы не будете исполнять всех заповедей Моих, нарушив завет Мой, то обращу лицо Мое на вас, и падете пред врагами вашими. И если признаетесь в беззаконии своем, и покорится необрезанное сердце ваше, Я вспомяну завет Мой с Иаковом, и завет Мой с Исааком, и завет Мой с Авраамом" (Лев.26:3 и далее). Мы видим, что завет с Авраамом, так же как и завет с его потомками, покоился на условиях. Я не нахожу в Святых Писаниях обетования, что "однажды уверовав не отпадет". В то же время это мнение так ублажает плоть тех, кто испытал действие Божьей благодати, что единственной силой способной остановить человека от принятия этого мнения может быть лишь сила Божья. Этому мнению недостает одного - ясного библейского подтверждения. Одних доказательств из опыта не достаточно, чтобы найти ответ на этот вопрос. Они могут лишь доказать, что наш Господь очень терпелив; что Он не желает гибели никого из верующих; что Он терпит различные проявления глупости с их стороны, милостиво исцеляет их от отступничества, и возвращает многих овец, кажущихся безнадежно заблудившимися. Но все это не является доказательством того, что верующий не может отпасть от благодати. Если мы приведем в пример людей, которые когда-то были крепки в вере, а теперь далеко отошли от Бога, некоторые скажут: "они все равно вернутся и не умрут в своих грехах", или "были лишь лицемерами и никогда не имели истинной веры". Потому только Писание может дать ответ на этот вопрос. И Писание дает исчерпывающий ответ, и нам лишь остается привести некоторые стихи и краткое объяснение к ним. * Человек имеющий веру, производимую доброй совестью, может пасть, и это видно из слов Св. Павла в послании к Тимофею: "преподаю тебе, сын мой Тимофей, сообразно с бывшими о тебе пророчествами, такое завещание, чтобы ты воинствовал согласно с ними, как добрый воин, имея добрую совесть, которую некоторые отвергнувши, потерпели кораблекрушение в вере" (1Тим. 1:18,19). 1. У этих людей однажды была вера ("имея добрую совесть"), которую они "отвергли". 2. Они потерпели кораблекрушение в вере, что подразумевает ее полную и окончательную потерю. Но кто-то может возразить: "у людей может быть добрая совесть, в некотором смысле, но не истинная вера". В определенном, ограниченном смысле я соглашусь с этим, но не та добрая совесть, о которой говорит Апостол, увещевая Тимофея "иметь" ее. Поэтому человек, имеющий веру и добрую совесть, может, в конце концов, пасть. * Могут отпасть от благодати те, кто являются частью духовной маслины, невидимой церкви. Ибо Апостол говорит: "если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал сообщником корня и сока маслины, то не превозносись над ветвями: если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень - тебя. Скажешь: "отломились, чтобы мне привиться". Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо, если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли тебя. Итак, видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благодати Божией; иначе и ты будешь отсечен" (Рим.11:7 и далее). 1. Люди, о которых говорится, были привиты к маслине. 2. Эта маслина не является просто внешней, видимой церковью, но невидимой, состоящей из святых верующих. Текст подтверждает это: "если корень свят, то и ветви". И "отломились неверием, а ты держишься верою". 3. Эти святые верующие могли быть отсечены от невидимой церкви, к которой они были привиты. Из этого видно, что те, кто был привит к духовной, невидимой церкви, все же могут отпасть от нее и окончательно погибнуть. * Те, кто является ветвями Христа и есть истинной лозой, могут окончательно отпасть от благодати. Ибо наш Господь Сам говорит: "Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой - Виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; Я есмь лоза, а вы ветви; кто не пребудет во Мне, извергнется вон; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают" (Ин.15:1 и далее). 1. Люди, о которых говорится, были во Христе и являлись ветвями истинной лозы. 2. Некоторые из этих ветвей больше не пребывают во Христе, а "отсечены". 3. Ветви, которые "не пребывают" - уже не являются частью Христа и его церкви. 4. Они не только "извергнутся вон", но их "бросают в огонь". И они "сгорают". Не может быть более сильных слов, чтобы провозгласить возможность конечного падения ветвей истинной лозы. И потому факт остается фактом: истинные верующие, ветви истинной лозы, все же могут окончательно пасть. * Те, кто знают Христа, и избежали грязи этого мира, все же могут опять ввергнуться в эту грязь и погибнуть в вечности. Ибо Апостол Петр говорит: "если, избегши скверн мира через познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого" (2 Пет. 2:20). Поэтому те, кто познанием Христа освободились от скверн мира, все же могут вернуться к тем сквернам и обрести вечную погибель. * Те, кто видит свет славы Божьей в лице Иисуса Христа, кто стал соучастниками в Духе Святом, имеет свидетельство и плоды Духа, все же могут отпасть от Бога и окончательно погибнуть. Это подтверждает автор послания к Евреям: "невозможно - однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и сделавшихся причастником Духа Святого, и вкусивших блага глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему" (Евр.6:4-6). Не обязан ли каждый непредвзятый человек видеть, что выражения, используемые здесь настолько ясны, что не могут, без явного извращения, относится к кому-то другому, кроме верующих. * Те, кто живет по вере, все же могут отпасть от Бога, и окончательно погибнуть. Ибо так говорит Апостол: "праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя" (Евр.10:38). "Праведный", то есть оправданный человек, "жив будет", - и сейчас уже живет жизнью сокрытой со Христом в Боге, и если претерпит до конца, будет жить с Богом бесконечно. А "если поколеблется", - говорит Господь, - "не благоволит к тому душа Моя", то есть он будет отвергнут Богом. Колебание, о котором здесь говорится, подразумевает погибель, как говорится в следующем стихе: "Мы же не из колеблющихся на погибель". Может ли какой-то человек поколебаться и отойти от веры, если он никогда не был в вере? Это означает, что те, кто живут верою, все же могут отпасть от Бога и окончательно погибнуть. * Те, кто очищен кровью завета, также могут отпасть от благодати и окончательно погибнуть. Ибо Апостол снова говорит: "если мы, получивши познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников. Если отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета, которой освящен, и Духа благодати оскорбляет" (Евр.10:26-29). 1. Человек, упоминающийся здесь, однажды был освящен кровью завета. 2. После этого он произвольно оскорбил Сына Божия. 3. Из - этого он заслужил наказание худшее, чем смерть, то есть бесконечную смерть. Потому те, кто освящен кровью завета, все же могут окончательно погибнуть. Если этих мест из писания не достаточно для доказательства того, что истинный верующий может окончательно отпасть от благодати, я предлагаю вам для рассмотрения и другие: "Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленой? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям" (Мат.5:13). "...тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга. И по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется" (Мат.24:10 и далее). "Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно" (Лук.21:34). Иначе эти люди не были бы достойны предстать перед Сыном Человеческим. "И сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин.8:31,32). "Но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным" (1Кор. 9:27). "И все ели одну и ту же духовную пищу; и все пили одно и то же духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос. Но не о многих из них благоволил Бог; ибо они поражены были в пустыне. А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы. Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть" (1Кор.10:3 и далее). "Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца" (Евр.3:14). "А вы, возлюбленные, будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения" (2 Пет. 3:17). "Наблюдайте за собой, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, но чтобы получить полную награду" (2Ин.8). "Вот, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего" (Откр.3:11). И в заключение: "Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его" (Мат.18:35). То есть, Бог отнимет прощение, дарованное ранее, и повергнет вас в мучения. Спасение приготовлено для каждого человека и дано каждому верующему. Это спасение покоится на условии, и Бог определил его с самого начала существования мира. Он провозглашал это постоянно при различных обстоятельствах: устами Моисея, Пророков, Христа и Апостолов. Будете ли вы возражать: "я никогда не смогу обрести спасения, я не могу выполнить условия, ибо я ничего не могу?" Ни я, ни кто другой на этой земле не сможет выполнить эти условия без помощи Божьей благодати: "все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе". Христос укрепляет и будет укреплять вас, как и ап. Пвла, все больше, если вы не воспротивитесь этому добровольно, и не будете угашать Духа. Сторонники предопределения скажут: "благодати невозможно противиться". Но эту доктрину Писание не только не поддерживает, а и полностью противоречит ей: "послал призвать их, но они не хотели прийти" (Мат. 23:3 и далее). "...не мог совершить там никакого чуда; и дивился неверию их" (Мар.6:5, 6). "...фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе" (Лук.7:30). "Иерусалим, Иерусалим, сколько раз Я хотел собрать чад твоих, и вы не захотели" (Лук.13:34). "...вы всегда противились Духу Святому, как отцы ваши, так и вы" (Деян.7:5). "...отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни" (Деян. 13:46). "...не ожесточите сердец ваших, как во время ропота, в день искушения в пустыне. Смотрите, братия, чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого" (Евр.3:8,12). "...не отвратитесь и вы от говорящего" (Евр.12:25). Итак, эта доктрина (неотвратимой благодати) ошибочна, потому что если бы она была верной, то все Писание было бы ложным. Эта ошибка влечет за собой ужасные последствия, причиняя вред человеческим душам. Она препятствует внутреннему труду Бога в человеческих душах. Вот пример. Какой то беззаботный человек полностью потерян в грехах и беззакониях, и вы призываете его позаботиться о своей душе. Он скажет: "мне не о чем беспокоиться - что будет, то будет. Если я избран, я буду спасен, если нет, меня ждет осуждение". Логика его рассуждения очевидна. Призовите его возгревать дар, который в нем, совершать свое спасение в страхе и трепете. Он скажет: "Что же я могу сделать? Вы же знаете, что человек ничего не может". Если сторонники предопределения ответят ему: "твоя проблема в том, что ты не желаешь спастись", он возразит: "Бог Сам даст мне желание в Свое время". Итак, ожидая неотвратимой благодати, он еще больше погрязает в грехе. Придите снова к нему, когда он пробудится от своего сна, и страх и ужас охватит его. Как вы его ободрите, когда он близок к отчаянию? Если как-то и удастся сделать это, то только с помощью Божьих обетований. Но он огражден от них. Он говорит: "они принадлежат лишь избранным. Мне же ничего не остается. Я вижу, что не принадлежу к их числу и никогда не смогу стать одним из них, ибо Божье постановление неизменно". Предположим, что человек стал причастником Слова, и испытал на себе силу Божью. Он оправдан верой и имеет мир с Богом. Грех уже не имеет власти над ним. Но со временем он приходит к мысли, что может грешить и не лишится при этом спасения. В результате этого, он становится менее внимательным и более беззаботным. И это происходит до тех пор, пока он не возвращается в грех, от которого был освобожден. Когда вы видите, что он снова запутался и опустился в грех, вы начинаете призывать его более не ожесточать сердце, ибо его будущее состояние будет хуже прежнего. Он же скажет: "Разве это так? Получив однажды благодать, я никогда не потеряю ее, а я уверен, что однажды имел благодать". И он продолжает грешить, он спит до тех пор, пока не проснется в аду. Доктрина абсолютного предопределения ведет к жилищам смерти. 10. Заключение
Никто не дал убедительного ответа на вопрос, как сочетаются свобода воли человека и Божие предведение, но можно констатировать следующее: "Бог хочет всех спасти, а потому абсолютного предопределения или предопределения к погибели не существует; но истинное и окончательное спасение не может быть насильственным и внешним, а потому действие благодати и премудрости Божией для спасения человека употребляет с этой целью все средства, за исключением тех, которыми упразднялась бы нравственная свобода; следовательно, разумные существа, сознательно отвергающие помощь благодати для своего спасения, не могут быть спасены, и по всеведению Божию предопределены к исключению из Царства Божия или к погибели. Предопределение относится, следовательно, лишь к последствиям зла, а не к самому злу, которое есть сопротивление свободной воли действию спасающей благодати. 11. Список используемой литературы.
1) О предопределении святых. Августин Аврелий.
2) Свобода воли. Августин Аврелий.
3) Кальвинизм. Александр Свойкин. М. Общество "Реформация".
4) О христианском учении. Евгений Каширский. М. Общество "Реформация".
5) Н.Е. Пестов "Душа человеческая" 6) Краткое изложение основных положений арминианского богословия, составленное в 1610 г. в переводе Виктора Калашникова
7) Бернард Клервоский(1090-1153) "О благодати и свободе воли"
8) П. И. Рогозин "Предопределение"
9) Сперджен "Рождественские проповеди"
10) Библия, различные переводы.
2
Автор
Жемчужина
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
159
Размер файла
568 Кб
Теги
преодопреде
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа