close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

УС 1970-02

код для вставкиСкачать
СТр. 43 СТр. 74 Стр. 48 ФЕВРАIlЬ ~VPHa~ основан в 1861 гооу НАУЧНО-ХУ ДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕIIIЕСRЧНЫЙ ЖУРНАn цк 8RKCM ПУТЕШЕСТIИЙ, ПРИКnlOЧЕНИЙ И ФАНТАСТИКИ На страницах номера: к l()()-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕ­
НИЯ ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ЛЕНИНА 4<ПО женевским адресам Ленина.)­
очерк журналиста В. Понизов­
ского. к 25-ЛЕТИЮ РАЗГРОМА ФА­
ШИЗМА В ВЕЛИКОй ОТЕЧЕСТ­
ВЕННОй ВОйНЕ О боевых операциях в небе воен­
ного 44-го года вспоминает лет­
чик Герой Советского Союза К. Михалеико. 23 ФЕВРАЛЯ -
ДЕНЬ СОВЕТ­
СКОй АРМИИ И ВОЕННО-МОР­
СКОГО ФЛОТА 4<Атака с ходу». Боевые учения морской пехоты. Иитервью с гене­
рал-майором П. Е. Мельниковым. Куда бы ни забросило эмигран­
та -
в США, Францию, Швейца­
рию, ФРГ или Австралию, -
его судьба везде печально одинакова. Рассказы Серджо Туроне и Рэя Бредбери. Трансарктида четверки англи­
чан -
рассказ, переданиый из Лондона нашими корреспонден­
тами. 4<Людоеды из Рамгара» -
записки индийского охотника на тигров. О том, как человек будет управ­
лять растительным и животным миром своей планеты, рассказыва­
ют профессор М. Камшилов и журналист П. Базаров. Жизнь Леннна -
подвиr. Это жизнь, проmедmая в боте МЫСЛИ и неустанном реВОJllOционном действии, политических битвах. творческой ра­
в идейных и (Из Тезисов ЦК КПСС .К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина.) ПО ЖЕНЕВ~RИМ ЦPE~AM ЛЕНИНА :м ы сидели по своим углам, изучали доку-
" менты, готовились к докладам, строили свою новую организацию... Вдруг звонок. Входит Владимир Ильич, оживленный, веселый. -
Что это мы все сидим за книгами, угрюмые, серьезные? Смотрите, какое веселье на улицах! .. Смех, шутки, пляски ... Идемте гулять! .. Все важные вопросы отложим до завтра ..• I Это был период. когда под руководством. В. И. Ленина ззк лад ы в а лнсь организаЦИОННblе основы партии большеви­
ков -
пролет а рскоА партии нового типа. Нам так было приятно видеть Владимира Ильича таким веселым, бодрым... Мы шумной ТОЛПОЙ вы­
шли на улицу ... зашли к товарищам, всех увлекая с собой на улицу. Шуму и смеху не было конца, и Влади.мир Ильич -
впереди всех ... Серпантин летел от нас во все стороны.:: Надо было видеть, с какой неподдельной радостью, с каким огромным увлече­
нием и заражавшим всех подъемом веселился Владимир Ильич ... На другой день по нашей русской колонии разнеслась весть о то,м, как боль­
шевики с самим Лениным во главе весе/V1ЛИСЬ на улице ... » Этот эпизод, о котором пишет в своих воспоми­
наниях В. Д. Бонч-Бруевич, относится к декабрю 1903 года и связан с традиционным праздником женевцев -
«Эскаладой». Вот уже более трех столетий ежегодно 12 декабря в Женеве устраи­
ваются большие празднества, посвященные побе­
де над ВОйсками герцога Савойского, который в 1602 году попытался покорить этот вольнолюбивый город. В этот день чинную, спокойную Женеву не узнать: на улицах не протолкнешься. Народные гулянья, карнавалы, пантомимы, разыгрываемые на площадях Старого города, герольды в средневеко­
вых одеждах, озаряемые колеблющимися отсвета­
ми факелов, -
все напоминает о давних подвигах женевцев. Прилавки кондитерских и булочных ло­
мятся от шоколадных и бисквитных горшочков, ибо, по преданию, некая женщина выплеснула ночью из горшочка кипяток в окно как раз тогда, когда под ним крались вражеские солдаты. Один из них закричал, савойцев обнаружили, поднялась В л адимир Ильич ПО MHO~Y ча­
сов работа л в .залах бо~ат е й­
шей библиотеки ж е невско~о « Общ е ства любите л ей чтения » на Г ранд-рю. и во вр е мя п е рвой эми~рации, в 1902, 1903-1905 идах, и по.зднее, в 1908 ~oдy, каждо е выступлени е Аенина с р е ф е ра­
тами станови л ось событи е м в жи.зни русской колонии. д е п е ши, .запросы, донес е ния a~eHToв ... Оживл е нная п е реписка шла м е жду СУ ­
д с бно-полиц е йским ве д омством Ж е н е вы и царской охранкой в П е т е рбур~ е, при ­
стально с ле дившими .з а д е ят е льно с т ь ю В. И. А е нина и e~o соратников. В"Ь ЧЕТВЕrгъ 7·ГО .АВ 1908 ГОАА в ъ :~,\J't Handwerk'a Avenue du МаН. 4 ТОВ. ЛЕНИНЪ прочтеть реф ератъ на те му: ,,()IltHKA ру r:С I\О Й РЕВОJЮШ и ~ ~ • ЕВ В'РОВТНОЕ &УАУЩН" L ___ ~ ______ :=мc::. ~ ______ _ --
~ ;~,~ е6. de J ustice е. PoIice 8. " -\∙I'f ... I ~, ~ '. ',j"l ,Д;оnгttJlR' 1г Dtr'rЛ tJlR' dIS пL-
... '~\~. ~ .... ~Ро l tов.JJtntэter г аг 1 'I ntвrteur а :зt.НtU1IS'ОU1Ю. \('VV ~\' tOlO': "0tlt'I f'~ P( ~"""< ~"T и и 'Ku ~,II'T ,tH It curnpf, d '10,,,,,,,,,," ~ ~ ,( LEPEaНIHsxY, мг PROTDPOPOW flgoJt11tJ d IJ (\~ l" В оrtэ & de п ~ ЮtэаЬtJth,М ~ lг 6.8.1871 ,,\-, 'R ( \. а в71fИJ RuээttJ), at~ M€llJotn. "1.,. i Jlarte tJ7I Jutllat 18ев а 008ato1НnМo. l8 Еп tээ гi.sk( Stbbto) аи га LEi'fXJRIlr.lIrТ PrmtoltЮ1' La bus-по7fSl1ltJtJ а BdJoL.7"1'I8 ~ PtТr7tttJ 6 Ъ St. 11'\'1.1.1(, ВЪ N '!ЛСОВ Ъ IIF;'!E\'A. пл.,. •••• :коn. -
•• р .• 1 .р. • IUII •• 1II'p&8ТO_ -
60 о •• ,. . . ' Р q ttJrвЬоurg,Jusqu'гn 1897,авр u tэ а eutvt гоп' mart qut вtatt il8porte 8n Stbt.h-t" pOиr a.ffat, , '\ тревога -
и нападение было отбито. Так горшочки стали символом победы. Женева... В характере этого города, оседлавше­
го своими мостами Рону и Арву, охватившего в широкие объятия красивейшее озеро (кстати, в UJвейцарии оно зовется вовсе не Женевским, а озе­
ром Леман -
ведь на него с равным правом пре­
тендуют еще три кантона этой страны), -
в харак­
тере этого города есть одна своеобразная черта: с самых давних времен он был прибежищем из­
гнанникам. Кого только не повидали его старин­
ные улицы, кто только не находил приют под черепичными крышами его домовl Итальянские протестанты и французские ryreHotbI, аристократы, бежавшие от трибуналов Парижской коммуны, и коммунары, спасавшиеся ОТ террора версальцев. Не миновали Женеву и русские революционеры, скрывавшиеся от преследования царского самодер­
жавия. Более двух лет издавали здесь "Колокол» Герцен и Огарев. Здесь вели жаркие споры наро­
довольцы; хранит Женева память н об основате­
ле первой МilрКt:I1t:тсКой группы в Росси"" Пле­
ханове. На левом берегу Роны, в самом центре ш&ейцар­
ской столицы, высится средневековая ·башня Молар, служившая некогда городскими воротами. Муни­
ципалитет, чтобы подчеркнуть своеобразие Жене­
вы, решил установить на древнем камне барельеф: женщина, одной рукой опирающаяся на герб горо­
да, другую протягивает мужчине. Над барельефом высечено: "Женева -
город изгнанников». Гид. приведший вас к башне Молар, непременно объ­
яснит, что в образе женщины скульптор Поль Бо изобразил саму Женеву, а в образе мужчины -
Ленина, самого выдающегося из побывавших в этом городе людей. Действительно, в профиле, в лепке огромного лба, клинышке бороды можно угадать ленинские черты. Барельеф этот был высе­
чен в 1921 году, еще при жизни Ленина. Впервые Владимир Ильич приехал в Женеву в мае 1895 года, чтобы установить связи с группой "Освобождение труда», поближе ознакомиться с рабочим движением в Западной Европе. Тогда он первый раз встретился с Плехановым. Затем Ленин побывал в Женеве в 1900 году, приезжал и высту­
пил с рефератом в 1902-м, находился в эмигра­
ции в 1903-1905 годах и снова -
в 1908-м. В об­
щей сложности Ленин провел в Женеве почти че­
тыре года. Десятки адресов этого далекого от России города неразрывно связаны с историей русской революции ... Рона кажется спокойной, недвижной. На зеркаль­
ной глади ее белые льдинки -
лебеди, у набереж­
ных -
частокол мачт. В Рону глядятся уверенные в своей импозантной внешности монументальные здания бесчисленных банков, кокетливые лепные фасады отелей и молодцеватые дюралево-пласти­
ковые оффисы. Над домами, над деревьями из любой точки города виден белый факел фонтана. Этот фонтан, бросающий полтонны воды в секунду на высоту в сто тридцать метров, -
достопримечательность Женевы ХХ века. Его видно действительно ото­
всюду -
даже из лабиринта УЛQчек Старого горо­
да, который тянется от Роны до другой реки -
Арвы, пенистой, шумной, несущей свои мутные во­
ды по порогам, выбрасывающей на отмели галь­
ку. Продравшись сквозь кустарник, можно спус­
титься к воде, отыскать омут и забросить удочку ... Улицы по берегам Арвы с давних пор -
рабочий 4 район. Сюда, к одному из мостов, выходит и ули­
ца Каруж. "в Женеве большевистский центр гнездился на углу знаменитой, населенной русскими эмигранта­
ми Каружки... и набережной реки Арвы. Тут поме­
щалась редакция "Вперед», экспедиция, больше­
вистская столовка Лепешинских ... » -
вспоминала Надежда Константиновна Крупская. Минуло без малого семь десятилетий, а все здесь как и прежде. Если идти ОТ Арвы К центру, то по правую руку увидишь массивный дом, над подъездом которого врезана в камень цифра 93. Как раз сюда нужно было войти, чтобы оказаться в гостеприимной столовой "Олиных» -
Лепеш'ин­
ских, служившей и местом собраний партийного клуба большевиков. В этом же здании размеща­
лись "Издательство социал-демократической пар­
тийной литературы В. Бонч-Бруевича и Н. Ленина», типография, в которой печатались газеты "Вперед» .. "Пролетарий». А рядом, в доме N2 91, -
библио­
тека и архив РСДРП. Стоит ЛИ говорить, как часто бывал здесь Владимир Ильич. Жил ОН в то время, в 1904-1905 годах, тут же рядом с Каружкой, на улице Давид Дюфур, 3. Старая большевичка Лидия Алексеевна Фотиев а, не раз посещавшая квартиру Ленина, вспоминает о тех днях: "в скромной квартире из двух ком­
нат (каждая в одно окно) и кухни жили Владимир Ильич, Надежда Константиновна и ее мать Елиза­
вета Васильевна, очень симпатичная старушка ... Быт семьи Владимира Ильича был самый скромный ... В одной комнате жили Надежда Константиновна с матерью, в другой -
Владимир Ильич. Обставлены обе комнаты были очень скромно, как квартира простого рабочего. В комнате Владимира Ильича стояли железная кровать с мочальным матрацем, небольшой стол и два или три стула. Здесь Владимир Ильич принимал товарищей, приезжавших из Рос­
сии, беседовал с ними, а работал он в обществен­
ной библиотеке ... » Общественная библиотека -
неподалеку, на узкой Гранд-рю -
Большой улице. За аркой ворот в глубине двора по сей день находится "Общест­
во любителей чтения». В этом обществе Ленин со­
стоял в 1904-1905 годах, а затем в 1908-м, когда вновь приехал в Женеву в начале своей второй эмиграции. «Служащий "Общества любителей чтения», -
пишет Надежда Константиновна, -
был свидете­
лем того, как раненько каждое утро приходил рус­
ский революционер в подвернутых от грязи на швейцарский манер дешевеньких брюках, которые он забывал отвернуть, брал оставленную со вче­
рашнего дня книгу о баррикадной борьбе, о тех­
нике наступления, садился на привычное место к столику у окна, приглаживал привычным жестом жидкие волосы на лысой голове и погружался в чтение. Иногда только вставал, чтобы взять с полкlo1 большой словарь и отыскать там объяснение не­
знакомого термина, а потом ходил все взад и впе­
ред и, сев к столу, что-то быстро, сосредоточенно писал мелким почерком на четвертушках бумаги ... » О некоторых интересных деталях, относящихся к этому периоду жизни Ленина, рассказал ученый­
библиотекарь Жак Пико, сопровождавший нас по залам "Общества»: -
Это самая старая, самая богатая и, убежден, самая удобная библиотека Женевы. "Общество любителей чтения» создал в начале прошлого ве­
ка знаменитый ботаник Кандоль. Мы входим в зал комитета "Общества». -
Три",адцатого декабря 1904 года в этом зале председатеЛl. объявил кандидатуру мсье Владими­
ра Ульянова, желающего вступить в «Общество»,­
продолжал ученый-библиотекарь. -
Это было в шесть часов вечера. Чтобы стать членом «Общест­
ва», нужно иметь двух поручителей. Вот, сохрани­
лось заявление мсье Ульянова. На нем, как видите, рекомендации Поля Бирюкова, биографа Льва Тол­
стого, и жеlieВскоrо профессора Армана Рюссо. В ту пору, когда Ульянов-Ленин был принят в «Общество», членами его состояли мои дед и прадед, профессора университета. Они тоже голо­
совали за кандидатуру русского революционера. Жак Пико приносит внушительный' альбом. -
С момента создания «Общества» ведется этот альбом знаменитых его членов. Пико открывает его и показывает .фотографию Владимира Ильича, занимающую всю страницу. -
Ежегодно составляются доклады о деятельнос­
ти «Общества». В докладе за 1905 год вы можете видеть на странице тридцать третьей в списке чле­
нов «Общества»: «ОиliапоН Vladimir». Библиотекарь приглашает нас в зал истории. -
Особенно часто мсье Ульянов обращался к этой богатой коллекции книг по истории Франции и Парижской коммуны, -
плавно проводит рукой Пико, показывая на тесно заставленные тиснеными переплетами полки, поднимающиеся к самому по­
толку. -
В этом зале все сохранил ось точно та­
ким, как было тогда. И книги стоят на тех же мес­
тах. Некоторые, с пометк~ми мсье Ульянова, мы храним особо и никому не выдаем. Только пока­
зываем. Из собственных рук. Так же, как полстолетия назад, струится рассеян­
.ный верхний свет, так же поскрипывают вытертые половицы. Да и воздух, особенный, настоянный на старой бумаге, коже и клее, такой же, как и преж­
де. Именно здесь, в академической тишине женев­
ского «Общества любителей чтения», Владимир Ильич готовил злободневные, боевые статьи, адре­
сованные российскому пролетариату ... Надежда Константиновна, вспоминая о том пе­
риоде работы Ленина, отмечала: «Ильич не только перечитал и самым тщательным образом проштудировал, продумал все, что писали Маркс и Энгельс о революции и восстании, -
он прочел немало книг и по военному искусству, обду­
мывая со всех сторон технику вооруженного восста­
ния, организацию его. Он занимался этим делом го­
раздо больше, чем это знают, и его разговоры об ударных группах во время партизанскоii войны, «о пятках и десятках» были не болтовней профа­
на, а обдуманным всесторонне планом ... » В «Обществе любителей чтения» библиотекарь Пико показал нам и толстый. том мемуаров видно­
го деятеля Парижской коммуны Клюзэрэ, и «За­
писки» декабриста И. Д. Якушкина, изданные на русском языке в «Вольной русской типографии» в Лондоне, и другие книги, хранящие пометки Ленина. Сбережена и читательская карточка, за­
полненная Владимиром Ильичем в феврале 1908 го­
да. А 14 декабря того же года, уезжая в Париж, Ленин написал председателю «Общества»: «Разре­
шите мне, г-н председатель, поблагодарить в Ва­
шем лице «Общество любителей чтения», которое оказало мне столько услуг благодаря своей вели­
колепной организации и работе ... » В библиотеку Ленин обычно ездил на велосипе­
де. А иногда, отрываясь на час-другой от работы, на велосипеде же совершал недалекие прогулки по окрестностям Женевы. Один из близких помощ-
ников Ленина в· период эмиграции -
Вячеслав Алексеевич Карпинский -
рассказывал автору это­
го очерка: -
Близ Женевы, в трех-четырех· килом~трах, . на­
ходится гора Сал ев. Владимир Ильич ездил на ве­
лосипеде к .этой горе. Однажды я, тоже любит"IЛЬ велосипеда, встретил его на прогулке. Поехали вместе. Я предложил съездить куда-нибудь подаль­
ше. Например, посмотреть интереснейшее явление природы -
«пропажу Роны». Он согласился, и ·мы как-то поехали. Удалились от города на несколько километров -
и ВОТ вдоль берегов Роны начинают появляться в воде огромные камни. Все больше и больше камней и все дальше от берега. Река как бы мелеет, вся загромождается камнями. И вот уже нет Роны, она вся ушла в землю. "Действи­
тельно, -
воскликнул Владимир Ильич, -
пропала POHal» Мы поехали дальше -
и через некоторое время увидели, как там и сям стала появляться вода меж камнями, и постепенно могучая Рона снова вступила в свои берега; .. Естественно, возникло желание побывать в те, местах, которые открывались взору Ленина во вре­
мя его прогулок по окрестностям, увидеть хотя бы ту же «пропажу Роны». Однако наш добровольный гид Инна Дьякова смущенно сказала: -
Мы слышали об этом, но, видите ли, дело в том, что Рона уходит под землю... уже на тер­
ритории Франции. Таким образом, Владимир Ильич вместе с Кар­
пинским оказались во время описанной прогулки на велосипедах невольными "нарушителями грани­
цы». Попасть в такое положение, впрочем, здесь не мудрено и по сей день. От центра Женевы до границы не более двух часов ходьбы, а на трол­
лейбусе можно доехать до сопредельного госу.цар­
ства за каких-то двадцать минут: конечная оста­
новка троллейбуса -
во французской деревеньке ... Впрочем, далеко не столь уж мирной и госте­
~приимной была Женева -
«город изгнанников» для ,,,этих беспокойных русских», боровшихся С само­
державием. В одном из писем Ленина Карпинскому есть та­
кие строки: «Есть все основания ждать, что швейцарская по­
лиция и военные власти (по первому жесту послов русского или французского и т. п.) учинят военный суд или высылку за нарушение нейтралитета и т. п. Посему не пишите прямо в письмах ничего. Если надо что-либо сообщить, пишите химией (Знак хи­
мии -
подчеркнутая дата в письме.) ... » Письмо датировано октябрем 1914 года, то есть временем, . когда уже шла первая мировая война, и речь в нем идет о выпуске большевиками знаме­
нитого манифеста ЦК РСДРП «Война И российская социал-демократия». Но и в мирное время, бук­
вально с первого дня пребывания Ленина в Швей­
царии, он и все остальные русские политэмигранты находились под пристальным наблюдением и де­
партамента полиции Российской имлерии, и мест­
ных полицеЙСК14Х властей. Вот любопытный доку­
мент -
письмо директора департамента полиции А. Лопухина директору департамента юстиции и полиции в Женеве от 6 ноября 1903 года: «Вследствие письма от 24 октября с. г. за Н!! 28836, имею честь уведомить вас, г. директор, что Владимир Ильин Ульянов, в бытность свою студентом Казанского университета, принимал дея­
тельное участие в студенческих беспорядках, про­
исходивших в 1887 году, за что был уволен из на­
званного учебного заведения. В 1896 году, прожи-
5 вая в Петербурге, Ульянов занимался преступнон пропагандон среди местного фабричного населе­
ния, был привлечен к ответственности, содержался некоторое время под стражен, а затем выслан под надзор полиции в Восточную Сибирь сроком на 3 года. По паспорту, выданному псковским губернато­
ром 5 мая 1900 г. за N!! 34, он выбыл за границу, где вошел в состав денствующих за границен рус­
ских эмигрантских кружков, причем принял, под псевдонимом Ленина, наиболее видное участие в преступной деятельности русских революционе­
ров. Принимая во внимание, что названный Ульянов является опытным революционным деятелем, имею честь покорнейше просить вас, г. директор, не поз­
волите ли признать возможным обратить внима. ние на его деятельность и сношения и в случае про явления им своей преступной деятельности не отказать уведомить меня ... » Ну, а Женева? В таких случаях она умела забывать и о своем традиционном «гостеприимстве», И О про­
славленной «терпимости». Швейцарская полиция, ее агенты не только «обращали внимание», но перлю- · стрировали почту, поступавшую на имя Ленина и его товарищей. Даже в далекой Женеве находившиеся в эмигра­
ции русские .социал-демократы каждодневно сталки­
вались с гигантской машиной царского полицейского сыска. В их среду, выражаясь' языком охранки, уси­
ленно «внедрялисы> опытнейшие провокаторы. Они следили буквально за каждым шагом революционе­
ров. Вот, к примеру, донесение заведующего загра­
НИЧНОй агентурой Гартинга от 9 апреля 1904 года: «Ленин-Ульянов и его жена едут в деревню на 11/2-2 месяца, представителем ЦК в Женеве будет в течение этого времени Мартин Мандельштам. Же­
на Мандельштама состоит секретарем в Централь ­
ной экспедиции, кассиром ЦК и заведующим экспе­
дицией является Бонч-Бруевич». Или донесение от 19 августа того же года: «В дополнение к моей те­
леграмме 5/18 сего августа ... имею честь доложить, что Обухов (кличка одного из опаснейших прово­
каторов. -
в. П.), переговаривавшийся недавно в Женеве с Лениным-Ульяновым и его женою, едет завтра по их поручениям на некоторое время в Рос­
сию ... Ленин-Ульянов находится все время в Швей­
царии и в Россию не ездил в последнее время ... » На приведенном документе имеется резолюция ди­
ректора департамента полиции: «Уже предложено начальнику Моск. охр. отд. командировать двух фи­
леров в Смоленск». Это для встречи провокатора и получения от него иэ рук в руки сведений о Ленине. Уже по возвращении в Москву, разбирая в архиве пухлые досье департамента полиции, .столкнулся я С этими любопытными документами, которые отно­
сятся к годам, проведенным Лениным в Женеве. Вновь я мысленно прошел по набережной Арвы, свернул на улицу Каруж, а оттуда на улицу Давид Дioфур, 3, где на стене дома установлена мемо­
риальная 'доска с надписью по-французски: «Вла­
димир Ильич Ульянов-Ленин, основатель Советско­
го государства, жил в этом доме в 1904-1905 го­
дах». Отсюда, из этого дома, в ноябре 1905 года, по-
лучив известие о начавшейся на родине революции, , • Владимир Ильич, преэрев опасности, устремился в Петербург, чтобы принять участие в первом сра­
жении великой битвы. ВЛАДИМИР ПОНИЭОВСКИА 6 , ВЬIХОЖУ 1 & езвестная деревушна Щит­
ня на берегу Днепра, при­
ютившая наш полн на длинном пути войны, сохранилась в па­
мяти навсегда. Много могил осталось на нашем пути от Моснвы до Бер­
'лина... Мы, живые, вспоминаем по ним свой путь, свято чтя тех, нто отдал жизнь, нто незримо присутствует в нашей борьбе за справедливость, за человечесное счастье. В этом естественная правда человече­
сной души, нерушимая связь понолений и бессмертие наро­
да, его духа, его жизни. В Щитне могила Бориса. Бо­
рис был моим другом. ... 1944 год. Наша армия, нан громадное живое существо, К. М И Х А Л Е Н К О, nетчик, repoii COBeTCKoro COI038 Из книги воспоминаний НА ЦЕЛЬ ... замерла у Днепра. Над линией фронта повисла тишина. Но эта тишина обманчива. С на­
ступлением темноты мерным то­
потом солдатсних сапог взды­
хают дороги, приглушенно урчат моторы, лязгают танно­
вые трани. Фронт подтяг-ивает резервы, сосредоточивает силы для удара. А в ночной тишине раство­
рился запах весны, запах по­
левых цветов. Полн отдыхает. Но на аэро­
Дроме технини готовят само­
леты, подвешивают бомбы и набивают патронами металли­
чесние звенья пулеметных лент. В землянне КП, под на­
натом из неошнуренных бре­
вен, выстроились шесть экипа­
жей. Проверенных, опытных, опаленных пороховым дымом и . спаянных боевой дружбой. Лейтенанты Обещенко, Зотов, за ними напитан Семаго и на­
питан Швецов. старший лейте-
.JIЮДИ JlЕниисаой эпохи нант Мартынов и лейтенант Шамаев, дальше лейтенанты Казюра и Краснолобо~, Гаври­
ло и Кисляков и я со своим не ­
изменным штурманом лейтенан­
том Николаем Пивнем. Командир полна вполголоса зачитывает боевой приказ. Маршрут, по которому все время ходил Борис Обещенко, на сегодня снят. Сегодня Бо­
рис проводит меня н самолету, поможет натянуть лямки пара­
шюта, а сам будет нетерпеливо поглядывать в сторону землян­
ки, где дежурит Тося. -
Ладно уж ... Иди. Ждет. -
Угу. Ни пуха ... Встречу! -
Поверил. Катись уж ... Ромео! Борис не обижается. Пришел Обещенко к нам в полк больше года назад вме­
сте с Иваном КазюроЙ. Оба они окончили истребительное училище, летали на И-15 и на <, Чайке», и на первых порах во всем их поведении чувствова­
дось неснрываемое пренебре­
жение к нашим «тихоходам»­
ПО-2. Как же -
летчики-ис­
требители! Но первые полеты на бомбежку поназали, что и на стихоходах» надо уметь воевать. Ночная бомбежка ПО-2 имеет свои особенности и неноторые выгодные сторо­
ны. И недаром скромные ПО-2 воевали до победного нонца вместе со всей советской авиа­
цией и вписали немало слав­
ных страниц в ее историю. ... СеЙчас позади опыт сотен боевых вылетов, сотен боев. Между нами иснренняя друж­
ба, ненавязчивая, спокойная, постояющя, настоящая муж­
ская дружба, в ноторой нет места недомолвкам. Борис проводит ладонью по нрылу, и непонятно, ному ад­
ресованы его слова -
мне или самолету: -
Поскорей старик ... возвращайся, Из-за леса, под ванье расстроенного носится обрывок песни: всхлипы­
баяна до­
полковой Взлетишь ты в ночку темную, весеннюю, безлунную ... 7 Я защелкиваю карабин па­
рашюта и переваливаюсь че­
рез борт кабины. От винтаi -
Есть! Над линией фронта привыч­
ный фейерверк -
вспышки ракет. Мерцание огоньков вы­
стрелов. Сквозь огненные трас­
сы, сквозь вспышки разрывов зенитных снарядов входим в зону противника, чтобы узнать его тайное из тайных -
пе­
редвижение и дислокацию войск. Наверное, в эфире и по проводам полевых телефонов врага несутся тревожные сиг­
налы: -
Achtung! Achtung! РО-2 in Luft! -
Внимание! Русские в воз­
духе! Наверное, сворачивают на обочины автоколонны, прячутся в укрытия танки. А мы до бо­
ли в глазах всматриваемся в очертания знакомых переле­
сков, в дороги, в деревни. В редколесье у проселочной дороги виднеются какие-то бес­
форменные пятна. Вчера их здесь не было. -
Проверим? Николай перебрасывает на борт турель пулемета. Н зем­
ле несется голубой пунктир короткой очереди. Цули отска­
кивают рикошетом от темных предметов. -
Танки! Ноля, танки! -
Заходи для фотографиро-
вания, -
коротко бросает Ни­
колай. Пока я разворачиваю само­
лет для нового захода, Нико­
лай успевает произвести рас­
четы. Небо полыхает огнями фотобомб. В их ослепительном свете успеваю заметить торча­
щие из-под наваленных ветвей длинные стволы пушек. Фаши­
сты поняли, что обнаружены, и ощерились огнем зениток За хвостом, впереди, по сторо­
нам хлопают разрывы. Мы уклоняемся от выстрелов и идем дальше вдоль намечен­
ного маршрута, не сбросив бомб: рисковать мы не име­
ем права -
добытые сведения дороже одного подбитого или уничтоженного танка. Опять всматриваемся в чер­
ноту ночи. Поворот, еще мы ложимся курс. Николая использованный 8 поворот -
и на обратный беспокоит не-
груз. -
Если ничего не обнару­
жим, отбомбимся по огневым точнам на переднем крае, по­
можем пехоте, -
успонаиваю я себя. Наш маршрут проходит не­
далено от БобруЙсна. Где-то рядом, снрытый темнотой, за­
таился город на моей земле, город, занятый врагом... Где-то там, на его северной окраине, замер вражеский аэродром, на аэродроме должно быть много бомбардировщинов и истреби­
телей. Этот аэродром нам хо­
рошо известен. Знает о нем и номандование. Но до сих пор еще не было приназа об его уничтожении. Поэтому лучше обойти его стороной. Но что там происходит?! Темнота вдруг раскалывает­
ся острыми ножами проженто­
ров, они шарят по небу. В воз­
духе вспыхивают осветитель­
ные бомбы. Тут же лучи вра­
жеских проженторов снрещива­
ются и ведут свет лую точну наного-то самолета. Ннлючает­
ся нся зенитная оборона аэро­
дрома. Снаряды, нажется, про­
шивают наснвозь светлячон самолета. Решение приходит само собой. Увеличиваю оборо­
ты двигателя. Самолет послуш­
но набирает высоту. -
Натане, Нинолай! -
Есть! Фашисты, увлеченные боем, не замечают нашего приближе­
ния. Тем лучше! Одновременно с разрывами наших бомб на земле огонь об­
рушивается и на нас. Лучи прожеI\ТОРОВ режут глаза, сле­
пят, давят... Все внимание приборам! Только бы сохра­
нить ориентировну в простран­
стве. Иначе конец ... Беспрерывно маневрирую, стараюсь вырваться из гремя­
щего огня, из ослепительного света. Но он повсюду. И вдруг тишина. Остался ТОЛЫш свет. Разворачиваю самолет к во­
стоку, НО тут вновь проносятся огненные трассы, тольно те­
перь они идут не с земли, а от­
нуда-то сверху. Неужели поте­
рял пространственное положе­
ние и не заметил, нан самолет перевернулся вверх колесами?! -
Справа в хвосте истреби­
тель! -
кричит Николай. Все становится на свои ме­
ста. Добыто еще одно сведе­
ние о противнике -
на этом участне фронта появились ноч­
ные истребители. Раньше их не было. 3начит, наша ночная авиация здорово досаждает противнину ! Николай посылает пристре­
лочную очередь. Нет, они не свернут. Они не упустят лег­
кую победу. Наши летчики зна­
ют приказ Геринга: за каждый сбитый ПО-2 -
рыцарский крест! Нет, они не свернут. Штурман отстреливается от истребителя, но ослепительный свет мешает ему вести при­
цельный огонь. Уже почти теряя надежду вырваться из огненного плена, тяну штурвал на себя и одно­
временно нажимаю правую пе­
даль. В какой-то замысловатой фигуре кувыркается наш са­
молет. Из фюзеляжа в лицо летит мусор, забытый техни­
ком гаечный ключ больно уда­
ряет по голове ... Лучи прожекторов шарят уже выше нас. Чтобы вновь не попасть в их коварный свет, продолжаю резко снижаться. На какой-то миг замечаю вы­
ше впереди темный силуэт, за­
дираю нос самолета и нажи­
маю гашетки РСов 1. Истреби­
тель шарахается в сторону и пропадает в ночи ... в эту ночь погиб Борис Обещенко. Это его самолет се­
ребряным светлячком метался в лучах прожекторов, это к не­
му мы спешили на помощь. . . .проводив нас, Борис вер­
нулся в землянку НП, где па­
хло дымком и свежескошен­
ным сеном, где у полевых те­
лефонов сидела Тося. Сюда, на НП, пришла шиф­
рограмма с приказанием за­
снять вражеский аэродром у Бобруйска. Номандир поЛка прочел ее и молча передал Борису. Он мог не лететь. На сегод­
ня его экипажу предоставили отдых. Но в полку не было лучших мастеров фоторазвед­
ни, чем энипаж Обещенко -
30ТОВ. И на вопросительный взгляд командира Борис лишь молча наклонил голову, на­
двинул шлем ... -
Я -
Луна. Слушаю вас, я -
Луна, -
улыбается То­
ся. -
Двадцать первый, вас просит тринадцатый. Соеди­
няю. Я -
Луна ... Самолет, загруженный толь­
ко фотобомбами, легко наби­
рает высоту, подминая под I Ре -
реактивиый сиаряд. крылья темноту ночи. Ровно гудит движок Голубые весе­
лые зайчики выхлопа загляды­
вают в кабину и временами освещают склоненное лицо штурмана. -
Считаешь? -
интересует­
ся Борис. -
Уже рассчитал, -
отве­
чает Зотов. -
Боевая высо­
та -
тысяча пятьсот метров. Нурс -
триста градусов. Прой­
дем под углом к посадочной полосе. Медленно текут минуты по­
лета. Медленно «скребет» са­
молет высоту. Внизу едва заметный свин­
цовый блеск По нему угады­
вается река. Борис поворачи­
вает к реке. Где-то на другом берегу Бобруйск. За ним вра­
жеский аэродром -
цель. Бо­
рис прибирает обороты двига­
теля. Теперь его рев сменяется негромким бормотанием. Нико­
лай Зотов приник к прицелу. -
Десяток градусов влево! Так держать! Борис смотрит только на приборы. Внизу, в чернильной темноте, растворен город. На звук мотора поворачиваются «уши» звукоуловителей, и рас­
четы фашистских зенитчиков лихорадочно высчитывают скорость, высоту, дистанцию ... Надо успеть. Вспышки фОТОбомб следуют одна за другой -
серией. Бо­
рису даже кажется, что он ощущает щелчки затвора фото­
аппарата так натянуты нервы. А земля уже изрыгает огонь зениток, вспыхивают лучи про­
жекторов. Борис увеличивает CK0r>0CTb и со снижением ухо­
дит на запад, во вражеский тыл, чтобы сбить с толку про­
тивника. Маневр удался. Про­
жекторные лучи шарят на во­
стоке в пустынном небе. Туда же направлен заградительный огонь. -
Повторим заход с обрат-
ным курсом, -
предлагает Борис. -
Для гарантии. Снимки должны полу­
читься, Борис, -
отвечает Зо­
. тов. -
И все же надо повторить! Завтра пойдут сюда штур­
мовики и истребители. И эти снимки спасут не одну жизнь! Вновь огненные хлысты пу­
леметных очередей хлещут не­
бо. Прожекторы мечутся из стороны в сторону -
и вдруг один натыкается на самолет, к нему при соединяются дру­
гие ... В ослепительном свете про­
жекторов Борис теряет чувство самолета -
то особое чувство, когда летчик ощущает самолет как продолжение своего тела. Даже перед нацеленным объек­
тивом фотоаппарата каждый человек чувствует себя скован­
ным и будто деревенеет. В мертвящем свете прожекто­
ра к этому, но значительно усиленному, ощущению прибав­
ляется еще одно -
летчик чув­
ствует себя будто обнаженным, выставленным всей земле на обозрение. Считанные секунды полета превращаются тогда в часы. В такие минуты, что­
бы вернуться в реальный мир, необходим контакт с челове­
ком. Любое слово восстанавли, вает утерянное равновесие. -
Вот гады! -
кричит Бо­
рис. -
Засветят нам пленку! -
Не засветят! -
смеется Зотов. -
Зато вся оборона как на ладошке! Снимаю, Бо­
рис! -
Давай! -
Порядок! Можешь отво-
рачивать! Борис молчит. Самолет идет по прямой, медленно теряя вы­
соту. Остаются позади лучи про­
жекторов, стихает огонь зе­
ниток ... На какие-то секунды запоз­
дала наша случайная атака. Плексигласовый козырек каби­
ны штурмана покрывается тем­
ными пятнами ... -
Борис! Самолет идет со снижением. Николай Зотов берется за штур­
вал в своей кабине, чтобы ве­
сти самолет, и ощущает на нем непомерную тяжесть ... -
Борис! Встречный поток воздуха размазывает по козырьку тем­
ные пятна в полосы. Они стру­
ятся к краям козырька, и ве­
тер забрасывает капли в каби­
ну Зотова. Штурман ощущает на губах солоноватый вкус крови ... Он мог не лететь ... 2 "ень и ночь идет подготовка к наступлению. Наждую ночь полк получает боевое задание. Через Днепр'-
единствен­
ный ~елезнодорожный мост, занятыи фашистами. По нему подвозят войска, технику, бое­
припасы. Узкий плацдарм на левом берегу Днепра острым клином вошел в линию фронта на стыке двух наших армий и не на шутку беспокоит коман­
дующего фронтом генерала Ро­
коссовского: ударят фашисты в тыл нашим войскам -
и сор­
вут намеченное наступление. Для ликвидации плацдарма необходимо уничтожить мост. От моста 'поднимается стена заградительного огня. Самоле­
ты прорываются сквозь нее. сбрасывают бомбы, а мост сто­
ит нерушим, и по нему идут эшелоны. Полк теряет экипажи, само­
леты, а мост цел. Бомбы лихо проходят в просветы между ме­
таллическими фермами, либо вырывают небольшие куски ба­
лок; саперы противника тут же наваривают новые фермы -
и по мосту вновь идут эшелоны. Уничтожить мост во что бы то ни стало! Это приказ фронта. ... Неизвестно у кого, у Ни­
колая Нетужилова или у штур­
мана эскадрильи Владимира Семаго, с которым он сегодня летит, родился этот простой и донельзя дерзкий план. До выполнения его необходимо держать в тайне. I\омандир полка, хоть он не менее других заинтересован в уничтожении моста (к тому же его поминут­
но теребят из штаба дивизии), узнав о замысле летчиков, на­
верняка запретит операцию -
она слишком рискованна для экипажа. Поэтому лишь после того, как оружейники, подвесив бомбы к самолету, ушли, Се­
маго сам переставляет взрыва­
тели на замедленное действие, а Нетужилов скрепляет бомбы между собой припасенным стальным тросом. От НП в небо взвивается зеленая ракета -
сигНаЛ к вы­
лету. Самолеты один за дру­
гим уходят к злополучному мосту. Для выполнения задуманной операции Нетужилову надо сни­
зиться до предела и пройти точно над полотном дороги. Тогда бомбы, связанные тро­
сом, не проскользнут в про­
свет между фермами -
и об­
щий взрыв разрушит мост. Самолет подходит к цели. Готов, Володя? Готов! За Бориса? За Бориса! Нетужилов отваливает в сто­
рону от боевого курса и начи­
нает круто планировать, на­
правляя нос самолета вдоль 9 железной дороги. Навстречу желтыми брызгами летят свет­
JIЯЧКИ. Встреча с одним из них достаточна для того, чтобы самолет превратился в облом­
"и. Но до крови закушена гу­
ба, до предела натянуты нер­
вы, а глаза видят только мост. Только мост! Владимир отвернулся от бес­
полезного на такой высоте при­
цела и вслух отсчитывает вы­
соту: -
Пятьсот метров. Четыре­
ста! Двести! Ниже, еще ниже. Мост плы­
вет навстречу, вырисовываются ажурные полудужья ферм. Нетужилов включает борто­
вые огни -
пусть видят штур­
маны самолетов, что летят вы­
ше, пусть. задержат руку на сбрасывателе бомб! А враги? Пусть тоже видят! Пусть... Все равно не скрыться от света про­
жекторов, не отвернуть от вы­
стрелов. Самолет вышел на бое­
вой курс. Наверное, фашистские зе­
нитчики озадачены видом са­
молета, идущего на мост с зажженными огнями. На се­
кундыI стихает огонь, но тут же обрушивается с новой си­
лой. Теперь большинство зе­
питок нацелено на самолет Нетужилова. А мост горбатится, выгибает­
ся навстречу. Опадают водяные столбы разрывов, и слабеет огонь противника. Голубые пунктиры пулеметных трасс и яркие полосы реактивных сна­
рядов исчерчивают небо над зенитными батареями врага -
друзья-однополчане поняли ма­
невр товарищей и прикрывают их своим огнем. За хвостом глухо лопаются разрывы бомб. Взрывная вол­
на догоняет самолет, и он под­
прыгивает на ее упругом теле. Страшная боль в ноге. Глаза Николая затягиваются багро­
вым туманом ... -
Бери управление, Воло­
ДЛ, -
едва выдавливает корот­
кую фразу Нетужилов. -
Бери ... На НП настойчиво пищат зуммеры полевых телефонов. -
Венера, Венера, я­
Ястреб! -
вызывает Тося штаб дивизии. -
Товарищ гвардии подполковник, Венера на про­
воде. Номандир берет трубку. -
Пt>нера? Товарищ три-
дцать первый? Докладывает 10 Ястреб-один. Цель накрыта! Так точно. Все на базе. Тяже­
ло ранен лейтенант Нетужилов. Есть! Приступаем! Хорошо. Пе­
редам. Служу Советскому Союзу! Номандир осторожно, будто очень хрупкую вещь, кладет трубку на стол рядом с Тосей и легким движением пальцев касается ее волос. -
Вот так, дочка... Война. И спрячь слезы! Еще много людей не дойдет до победы. И нелегок к ней путь ... Номандир поворачивается к летчикам. -
Товарищи! Номандир ди­
визии за мост объявляет бла­
годарность. Сегодня утром войска Белорусского фронта переходят в наступление! При­
казано ударить по переднему краю противника, проложить путь пехоте. По самолетам! 3 с егодняшней ночью опять пред стоят боевые вылеты. Где­
то скопились танки противника, где-то концентрируется пехота врага, и полку поставлена за­
дача нанести по ним удар. Недавно село за горизонт солн­
це, в небе разлит лимонно-жел­
тый свет луны, и поэтому ка­
жется, что еще не окончился день. Почему-то болят глаза, будто в них насыпан песок. Так уже было. Под Сталингра­
дом, когда не было времени выспаться. Та же резь в гла­
зах, то же ощущение песка ... И вроде стало темнее. Я смот­
рю на луну. Нет, небо не по­
дернулось облаками. Значит, испарения с земли начинают сгущаться, и образуется дымка. -
Нак находишь види-
мость? -
спрашиваю Ивана Шамаева; сегодня он идет со мной на задание. -
Отличная! И луна в пол­
ную морду! Нак днем. М-м-да! .. Откуда взялась эта дымка перед глазами? Наверно, надо отоспаться. -
А сам ты что, не ви­
дишь? -
спрашивает Иван. -
Вижу, но ... при полной лу­
не, если появятся перистые об­
лака... Будем заметны на фоне облаков. ... Туман. Туман перед глаза­
ми. Самолет нацелен носом в туманное небо. Почему в ту­
манное? Луна... Наверное, в ее свете растворились огни старта? -
Иван, как видимость? -
Далась тебе сегодня эта видимость! Лучше не бывает! -
Не нравится мне эта дым­
ка... Нак бы в туман не пе­
решла. -
Накая дымка? Протри глаза. Что-то не узнаю тебя сегодня. Я сам себя не узнаю ... -
Дрожь в коленях? -
Поди ты ... -
Смотри, Бекишев зеле-
ным фонарем, наверно, уже де­
сятый раз машет! Взлетай! Я даю полный газ. А все-таки дымка сгущает­
ся. Она мягко смазала линию горизонта и начинает раство­
рять очертания плывущих вни­
зу ориентиров. Что-то уж очень быстро сгущается дымка. Ослеп?! Стоп! .. Погоди, пого­
ди. Главное -
не волнуйся. Я снимаю перчатку и опять -
в который раз! -
осторожно протираю глаза. Нет, видимость от этого не улучшается. Пожалуй, наобо­
рот. Туман ... Туман обволаки­
вает самолет. Что ж, надо пере ходить на пилотирование только по при­
борам. Я включаю кабинный свет. Так вроде лучше. -
Зачем иллюминацию включил? -
интересуется Иван. -
Тренируюсь в пилотиро­
вании по приборам. -
Цирк! Нашел время ... Скоро к линии фронта подой­
дем. А там всего десяток ми­
нут до цели. Нончай трени­
ровки! Я отрываю взгляд от при­
боров и осматриваюсь. Туман из серо-голубого превратился в багровый. Сгущается, тем­
неет ... Переношу взгляд в ка­
бину. Туман пробрался и сюда. -
Иван, сколько до линии фронта? Только бы не выдал голос. Совсем пересохло горло. -
Минут десять, пятна-
дцать. --
Нак пройдем, скажешь. -
Сам увидишь. Смотри. смотри! Вон какой фейерверк! Наверное, наши подходят к цe~ ли! Да выключай, наконец, свет! -
Я хочу выйти на цель «вслепую". -
Цирк! -
Иван сердится. А туман все гуще. Уже за­
волакивает приборы. .. Сколько я еще буду их видеть? Успеть бы пройти линию фронта и освободиться от бомб... Что делать? Сказать Ивану? Ска­
зать прямо: «Я ослеп!» А по­
том? Нет! Сначала освободиться от бомб. Оставить самолет?! Нельзя! Он может упасть на людей. На наших людей!.. Что же делать, что делать?!. Липкие струйки пота стека­
ют по лицу. Я слизываю их языком. Рубашка при липла к телу. Страшно хочется пить. Я уже не различаю стрелки приборов. Лишь багровые круги ... -
Иван, возьми управление, потренируйся в пилотировании. -
Откуда у тебя сегодня та­
кие фантазии? -
слышу не­
довольный голос штурмана. ....,.. Ваня, ты должен уметь JleTaTb... Вдруг что-то случи­
лось со мной и тебе надо до­
вести самолет. Бери управ­
ление! Я демонстративно поднимаю руки на борт кабины. -
Костя, ты знаешь послед­
ний приказ -
штурманам за­
претили лезть не в свое дело! -
Лейтенант Шамаев! При­
казываю взять управление! Я не могу сдержать кр.ик. В этом крике все -
и желание спасти самолет, и боязнь за тех, в кого он может вре­
заться неуправляемый, и за наши 'с Иваном жизни. Я ослеп... я уже не вижу ни­
чего. И об этом я не могу ска­
зать товарищу. Он может ис­
пугаться, его могут подвести нервы. Пусть лучше он сердит­
ся на меня, на мое «самодур­
СТВО», но как-то приведет са­
молет на аэродром. А там ... ∙ Но до аэродрома еще надо до­
лететь. -
Лейтенант Шамаев, доло­
жите, где линия фронта! -
Минуты две назад про­
шли, -
недовольно отвечает Шамаев. -
Сбрасывай бомбы, Иван. -
Ты что?: Не дойдя до це-
ли?! Не буду. -
Приказываю сбросить бомбы, лейтенант Шамаев! Иван молчит. Я не ощущаю обычного толчка в момент от­
деления бомб. Левой рукой ощупываю секторы управления двигателем. Так, второй сни­
зу -
сектор высотного кор­
ректора. Если его двинуть впе­
ред ... Двигатель начинает хло­
пать, стрелять, ему не хочется работать на явно обедненной смеси! -
Ваня, сбрасывай бомбы. Мотор барахлит ... Самолет чуть подпрыгивает вверх. Бомбы сброшены. -
Хорошо, Ваня. Теперь разворачивайся и бери курс на аэродром. -
Слушай, командир! Я уж€: устал от твоих тренировочек! По прямой вести еще куда ни шло, а вот развороты! .. Я не умею! -
Ты должен, Ваня ... Это входит в боевую подго­
товку. Командир убит, штур­
ман обязан привести самолет на аэродром. -
Помнишь, был убит Обе­
щенко, и Зотов привел и поса­
дил самолет! Я при слоняю голову К бор­
ту. Пусть знает Иван, что мое лицо отвернуто от приборов, что Я ничего не вижу. Я и так ничего не вижу. Не слышу доклада, Ша­
маев! Как высота, курс полета? -
Высота тысяча метров. Курс нормально. -
Хорошо. Докладывай че­
рез минуту! -
Чего докладывать -
вон перед носом аэродром! Пожа­
луйста, бери управление и за­
ходи на посадку! -
Лейтенант Шамаев! На посадку будете заходить вы! -
Но я ... правда, я никогда не заХОДИJ1 на посадку! -
Ваня! Будем заходить вместе. Ты только докладывай все, а я подскажу, что делать. Убирай газ. СнижаЙся. -
Снижаюсь. -
Входи в круг, как обыч-
но вхожу я. Левым разворотом. Иди параллельно старту. -
Так и делаю. -
Хорошо. Вижу, что так. Дай красную ракету. -
Но... это сигнал бед-
ствия! -
Дай. Такое у нас трени­
ровочное задание... Давай! Что-то долго копошится в своей кабине Иван... Выстрел! -
Где проектируется кры­
ло? -
Кончик подходит к «Т». Ого! Они нам весь старт за­
жгли! Хорошо. Где крыло? -
Отошли от «Т». -
На сколько? -
Примерно на ширину крыла. Начинай третий разво-
рот! -
Выполнил. Высота? Триста метров. Снижайся до двухсот. Где проектируется «Т»? -
Градусов двадцать до по­
садочной линии огней. Ее от­
лично видно! Смотри, прожек­
тор посадочный врубили! Как днем видно! -
Хорошо. Начинай четвер­
тый разворот. Выходи на ли­
нию посадки! -
Вышел. -
Где проектируется нос самолета? Ниже «Т». Высота?! Сто пятьдесят. Чуть подтяни. Так. Где На носу. Убирай стью. Пологое положе! газ. Не полно­
снижение. Еще я закрыл лицо перчатками и сбросил на затылок очки, чтобы осколки стекла не вре­
зались в глаза. Удар... Самолет подпрыги­
вает. Придерживаю рукой штурвал. Еще удар. Катится. Останавливается. -
Сели! Сели! -
радостно вопит Иван. -
Зачем выклю­
чил двигатель?! Или он сам остановился? -
Ваня, иди на старт. Про-
си кого-либо отрулить. Я ослеп ... Вой «санитарки» глохнет у самолета. -
Что тут у вас произо­
шло? -
голос командира полка. -
Товарищ командир! Он ... он ослеп! -
это говорит Иван. Кто-то взбирается на само­
лет, мне слышно, как машина вздрагивает, кто-то сильными руками поворачивает 'мою голо­
ву и проводит по лицу ладонью, стирая пот ... -
Видишь? Вагровый TVMaH И резь в глазах. -
Помогите его в «сани­
тарКУ»1 -
Я сам. Я сам ... Выбираюсь ощупью на кры­
ло. Спускаюсь ниже, придер­
живаясь за борт руками. Ко­
нец крыла. Останавливаюсь. Меня подхватывает несколько рук ... Скрипучий, неприятный го­
лос -
это главный врач гос­
питаля Яков Ворисович; мяг­
кий, воркующий -
старшей сестры Вари. Какие-то уколы, 11 микстуры, повязка на глазах с ь:акой-то примочкой. Самые элементарные потребности­
проблема ... И обо всем надо кого-то просить. Слепец ... Утренние обходы врачей. Шарканье многих ног по полу в палате. Приглушенный ше­
пот. Жаль, что мне не при­
шлось изучать глазные болез­
ни и я не разбираюсь в этих фразах по-латыни. Что за ни-
ми?. Приговор или надежда? Опять на утреннем обходе приглушенный шепот. Теперь я узнаю лишь одно слово -
«снотворное.. Сплю... Не знаю сколько. Но во сне вижу! Прошлое, настоящее, но все в каких-то кошмарах, все не­
естественно. искажено и страшно. -
Не надо мне. снотворного! Варя. не надо! -
Буйствует! -
голос главврача. -
молодой человек! 12 скрипучий Нехорошо, Нехорошо. Снотворное больше не давать. Завтра снимем повязку. -
Доктор! Яков Борисович! А я ... буду видеть? -
Конечно. -
Доктор! Варя! -
Доктор ушел. Чего тебе, миленький? -
Варя! .. Скажи, какая ты? -
Завтра сам увидишь. ... Завтра. Снята повязка. лей! Откройте глаза, больной. Яков Борисович ... боюсь ... А еще летчик! Ну, сме-
Яков Борисович, а я смо­
гу еще летать?! -
Через два дня выпишу йз госпиталя! Ну, открывайте же глаза! Страшно ... А вдруг ... вдруг все по-прежнему? Ну, ре-
шайся! Затемненная плотными што­
рами комната. Седенький че­
ловечек в белом халате со смешной, как у д' Артаньяна, бородкой. -
Яков Борисович! Он радостно щурит глаза. Рядом из-под белого колпака седые букли и воркующий, мягкий голос: -
Вы видите, миленький? -
Варя... Варвара... Про-
стите, как вас по отчеству? -
А так и зови Варей, ми­
ленький. У меня нет слов. Я молча шагаю к ним обоим, прижи­
маюсь лицом к колючей щеке Якова Борисовича, целую руки Варе... Почему на ее глазах слезы? Их вид вызывает у ме­
ня рыдание. Реву, как в дет­
стве, взахлеб. Яков Борисович пофыркивает носом: -
Эмоции! 4 с егодня наша группа пере­
нацелена на площадное бом-
бометание в районе окружен­
ной группировки войск против­
ника у Бобруйска. Площадная бомбардировка -
расчет на случайное попадание, на слу­
чайное уничтожение техники и живой силы противника -
Ва­
силю претит. Подай ему види­
мую цель! А если ее нет? Если вся земля затянута дымом пожа­
рищ и сквозь дым лишь тут и там вспыхивают светлые язы­
ки бомбовых разрывов? Сегодня Василий Вильчев­
ский летает с Иваном Казанце­
вым. Они проходят над масси­
вом леса, где затаился враг, куда сбрасывает бомбы вся ди­
визия, и упорно ищут «види­
мую» цель. Под космами дьша трудно что-либо различить. Они пересекают «котел» в разных направлениях. -
Когда-нибудь сбросим бомбы?! -
нервничает Казан-
цев. -
Или повезем их обрат­
но на аэродром?! -
Пидожди. Не бачу, дэ противник! -
А ты смотри, где рвутся бомбы других! -
в сердцах восклицает Казанцев. -
Другие нам не указ ... Ось щось бачу! -
Що? -
невольно в тон Вильчевскому спрашивает Ка­
занцев. -
Бачишь, немцы перепра­
ву налаживают! Мабуть рвутся до Бобруйска. -
Где? -
Ось тамочки, на рички!-
Василь вытягивает руку в тем­
ноту. --
Не вижу. Наводи сам. -
Девяносто градусов ули-
во. Ще трохи! Так держать! Внизу вздымаются водяные столбы. Вспыхивает пламя. Расползается по воде, лижет берег. -
Молодец, Василий! -
А ты казав -
повезем бомбы на аэродром! Включай. командир, АНО 1. Хай хлопцы бачуть -
переправа! А я ще САБом 2 пидсвечу! На взрывы, на свет САБа и на огонь необычного пожара на воде подтягиваются и дру­
гие наши самолеты. Вода вски­
пает от взрывов. В приказе войскам Первого Белорусского фронта от меча­
лось: за мужество, находчи­
вость и инициативу, проявлен­
ные в боях под городом Бо­
бруйск, старшего лейтенанта Казанцева И. С. и лейтенанта Вильчевского В. К наградить орденом Красное Знамя. 5 в аршава пылает. По всему городу -
очаги пожаров. Фа­
шисты методически выжигают и разрушают город. выбивая из домов варшавян. Уже разор­
вано основное кольцо обороны повстанцев, и из одного боль­
шого района, занятого ими. образовал ось три очага сопро­
тивления. У наших летчиков эти очаги получили свои назва­
ния: «Южный», «Централь­
ный», «Северный». Вчера в нашей дивизии от­
менили вылеты на бомбарди­
ровку, и все саl\10леты были брошены на помощь повстан­
цам. Эта задача была возложе­
на именно на нашу «малую авиацию», потому что ее не­
большая скорость и способ­
ность летать на малой высоте обеспечивали наибольшую на­
дежность доставки грузов. Наш полк летал в «Цент­
ральный» повстанческий район, сбрасывал продовольствие, ме­
дикаменты и оружие. Перед самым рассветом мы перевезли повстанцам сорокапятимилли­
метровую пушку. Поднять ее целиком оказалось не под силу нашим самолетам, поэтому пришлось пушку разобрать на три части. Сегодня пришло сообщение, что пушка собрана и уже громит вражеские тан­
Ю!. ЭТО сообщение меня радует особенно. Весь день не могу согнать с лица улыбку име­
нинника: капитан-артиллерист, который собрал ее, -
мой «крестни!\» . ] Ава ~ аэронавигационные огни. 'САБ -
осветительная бомба на парашюте. 13 Вот как это случилось. Еще перед тем как начать полеты нэ,д городом, мы засе­
ли _ за изучение крупномасш­
табного плана Варшавы. При­
знаюсь, даже родной город в то время я не знал так совер­
шенно, как улицы и переулки столицы Польши. После первого вылета в «Центральный» повстанческий район мы со штурманом Нико­
лаем г.кдановским вернулись на свой аэродром за новым грузом. Машины для заправки подъехали тут же. -
Отставить подвеску! -
послышался голос командира полка. Командир появился из тем­
ноты в сопровождении незна­
комых людей. Разложил на нрыле ка рту. -
Площадь Вилькицкого знаешь? -
спросил он. -
Знаю. -
На всякий случай взгля-
ни еще раз. -
Фонарик тон­
ким лучом скользнул по кар­
те. -
Вот она, видишь? -
Вижу. -
На площади будет сиг-
нал -
зеленые огни в виде стрелы. Если горит можно сбрасывать. Нет огней -
не бросать. -
Понятно. -
Учти, площадь мала, не промахнись. Будешь сбрасы­
вать человека. Максимум осто­
рожности! -
Анатолий Александрович! -
Ну-ну, понимаю. И не обижаЙся. Это полет не с гру­
зовым парашютом. Пойми это и ты ... -
Понимаю. А где человек? -
Вот он. Знакомьтесь, ка-
питан. Из-за спины командира по­
явился рослый человек и про­
тянул мне руну. Пробормотал что-то непонятное, представ­
ляясь, и тут же облапил за плечи. -
Значит, с тобой лететь? Не промажешь, к фрицам не угожу?! -
Когда-нибудь прыгали с парашютом, капитан? -
Спрашиваешь! -
Высота будет не больше двухсот метров. -
М-м-да, высотенка мало­
вата ... -
Залезайте в кабину. Так Хорошо. Осталось пристегнуть фалу автомата ... -
Не нужен автомат! Я сам! Не новичок, справ-
люсь! 14 -
Слыхали, что говорил командир полка? Осторожность. Вот так С фалой парашют от­
кроется через двадцать пять метров. Независимо от ваше­
го умения. -
Готов! -
От винта! Вот и весь разговор, все знакомство и весь инструктаж перед прыжком в пылающий город. Кто этот капитан, сидящий позади меня в кабине штурма­
на, что он будет делать среди повстанцев? Какие мысли ро­
ятся у него в голове под кон­
федераткой польского офицера? Суждено ли мне узнать их? И попросту, будет ли он жив, не отнесет ли его к врагам, не собьет ли его шальная пуля? Багровое зарево зловещим отблеском плавит гладь Вислы. Черные клубы едкого дыма вы­
теснили воздух. Удушливый смрад затрудняет дыхание, ухудшает видимость. Видно только под собой. Под крылом пламя. Пылают коробки мно­
гоэтажных домов. Огонь, кру­
гом огонь и дым. Дым как туман. Вот в сером месиве дыма вроде мелькнуло темное пятно. Площадь? Вот стрела зеленых огней! Она! Мы над целью. Пора! -
Приготовыесь, капитан! Захожу! Капитан вылезает из кабины на крыло, прижимается телом к фюзеляжу, руки накрепко впаялись в борт, голова у него в кабине. -
Скоро? -
Держись, захожу! Дым, дым и огонь... Резь в глазах, слезы. Где же эта чертова стрела?! Дым, дым ... -
Залезай в кабину! Ниче­
го не вижу. Буду заходить снова. -
Н-нет. Буду стоять на крыле. Только не промажь! Курс на восток. Дальше от пожарищ, дальше от дыма. Снова Висла. Вспоминаю план Варшавы: от этого моста -
улица Мар­
шалковская. По ней -
к пло­
щади Вилькицкого. Не потерять бы улицу! Высота двести мет­
ров, сто пятьдесят, сто. Еще ниже! Иду почти над крышами домов, слева под ирылом -
МаршалкО'Вская. -
Без команды не прыгать! Высота пятьдесят метров. Не успеть! -
Понятно! Только бьт найти! -
Надо найти! Если бы не дым... Бегут под '-
крылом коробки домов, оБРbl­
ваются трещинами -
улицами, переулками. Второй, четвер­
тый, пятый. Еще два переул­
ка, и должна быть площадь ... Она! И огни! Зеленая стрела! Дым заволакивает площадь .. . Расплывается 'зеленая стрела .. . Прохожу немного вперед, раз-
. ворачиваюсь назад, опять на Маршалковскую. Второй пе­
реулок и площадь. Набираю высоту. Сто пятьдесят метров. Едва виднеется улица, пло­
щадь... Стрела! -
Пошел! Напитан на секунду прижи­
мается щекой к моему шлему. Большие темные глаза распа­
хиваются настежь. В глазах огненные точки -
отблеск по­
жарищ. -
Будь здоров, летчик! Я не успеваю ответить. Нрыло прошивает длинная очередь трассирующих пуль. Там, где стоял капитан... Нру­
то разворачиваю самолет. Те­
перь мне виден парашют. Большая белая медуза в при­
бое дыма. Фрицы уже не стре­
ляют по самолету. Все пункти­
ры очередей тянутся к пара­
шюту, прозрачному и непод­
вижному... Почему не делают парашюты из черной ткани?! Желтые цепочки прошивают не только купол. Нажется, они обрываются в темном пятне под ним... Парашют опускается все ниже и растворяется в тем­
ноте над площадью. Огненные тр<\ссы тянутся к самолету. Я .разворачиваюсь на восток И 'не могу прагнать от себя видение бело-розового купола, пронизываемого светляками пуль. Все ли я сделал правиль­
но? Не по моей ли вине погиб капитан? То, что он погиб, уже не предположение, это почти ,уверенность. Почти? Да, я ви­
дел своими глазами -
пули гасли под куполом ... Ногда приходит сообщение, что капитан вышел на связь, я сразу не могу осмыслить этого, но когда приходит дру­
гое.· сообщение -
о том, что за­
говорила его пушка, что подбит один танк, второй, третий ... Жив!! Это он, МОй НАПИ­
Т АН! А я даже не знаю его имени. Я помню только его глаза и отраженное в них пла­
мя. Пламя Варшавы. Оформnенне r. ФИЛИППОВСКОГО н А. ГУСЕВА Ш
утивль, когда въезжаешь в него с Глуховского шоссе, когда ходишь по его регулярно спла­
нированным улицам, мимо белых хаток и садов, обнаруживается как город, стоящий в общем-то на плоском месте. Нет тут такого взгорка, откуда бы он хоть на­
половину проглядывался, под­
ставлял взгляду шиферную мозаи­
ку своих крыш. В полдень на дремотных ули­
цах peд~o где с~рипн ет К<1l,итка или оконная рама. Помалкивают во дворах псы, утомленные без-
дельем. Пылят золою куры, уст­
раивая себе в кучах пепла удоб­
ные лежанки. На центральной улице и п лощади, где стоит па­
16 вильон автобусной станции, заметно оживленнее. Хло­
пают двери мага­
зинов. Тетки и бабки с пустыми корзинами, оттор­
говав с утра на базаре, терпеливо до-
жидаются своих автобусов. Ще­
беча звонками, проносятся вело­
сипедной стайкой ребята. Жен­
щина наклеивает на доску от ру­
ки написанную кинорекламу. Но приглохнут за спиной жи­
тейские шумы, дорожка выведет к деревьям и кустарникам город­
ского парка. И вдруг они, подо­
бием занавеса, медленно распах­
нутся на обе стороны -
И, ни больше ни меньше, половина земли откроется взгляду. Это как с борта корабля, когда видишь полукруглую спину моря и вогнутый объем неба и когда начинаешь ощущать себя жите­
лем планеты, обитателем вселен­
ной ... Внизу, у подножья стометро­
вого обрыва, бесконечной стро­
кой скорописных завитушек по ­
сверкивает Сейм, и многократно отпрыгивает от его поверхности небо. А дальше -
изжелта-свет­
лые обкошенные луга спорят в цвете с пасмурным лесом. Разбе­
гаются по лугам тропы, как дети, увлеченные игрой. Еще дальше -
глаз уже с трудом различает де­
тали -
темнеют деревеньки, уга­
дываются стада. На горизонте подернутая дымкой земля сги­
бается в могучую дугу, насуплен­
ную, как бровь воина. Чем-то поистине эпическим веет с тех рубежей. Во многих наших древних го­
родах есть такие вот кручи -
венцы, городки, площадки, валы, откуда открываются дух захваты­
вающие виды. Двадцатый BeI,< редко где не заявил о себе с вез­
десущей деловитостью. В одном месте нИЗИНа по самый гори­
зонт рассечена прямой линией шоссе, в другом -
целый город вырос за рекой, заслонил собою окоемы, в третьем -
горят над бывшими выпасами газовые фа­
келы. Тут же... Полчаса стоишь и час, а там, внизу, все так же не­
возмутимо дремлет земля, только комком серой шерсти сдвинулось вбок одно из стад да девочка с женщиной далеко отошли по тропе над речкой -
еле разли­
чаешь их теперь. ВОН что - то за­
мелькало между кустами -
не заяц ли? Нет, то чайка стелется низко над землей. То кигитка,' как зовут ее на Украине. И в одну из таких минут на­
чинаешь понимать, почему эта вот круча стала когда-то «избран­
ницей», почему отсюда именно героиня «Слова О полку Игоре­
ве» прокричал а свой плач. Так много и так далеко видно отсю­
да, что, кажется, не может чело­
веческий голос затеряться. Если уж прозвучал -
то на всю Киев­
скую Русь. И отозвалась земля, взволнованным земным морем подкатила сюда, чтобы навсегда застыть под обрывами Путивля. Однажды, много веков на­
зад, будто при вспышке молнии, на миг озарился этот город сре­
ди грозового пространства рус­
ской истории. Вспышка вырвала из тьмы оживленную неразбе­
риху путевых сборов -
древки копий, платы женщин, зачаро­
ванные взгляды детей. Шелестели хоругви на апрель­
ском ветру, собирались в поход русские князья. «Кони ржут за Сулой -
звенит слава в Киеве; трубы трубят в Новгороде -
сто­
ят стяги в Путивле» (Новгород, который упомянут здесь автором «Слова о полку Игореве», -
это не тот северный богатырь, что утвердил свои храмы и звонницы по берегам Волхова. Это Новго­
род-Северский -
его младший и меньший тезка, центр удельного княжества. Здесь, на холмистом берегу Десны, -
стол Игоря Святославича. Отсюда в конце апреля отправился на половцев). он походом Паводковые воды к тому вре­
мени уже шли на попятную, вжи­
мались в берега, но в речных до­
линах мреющей бирюзой светле­
ли старицы, сливаясь к горизон­
ту в сплошные ослепительные моря. Многие из прошлогодних бродов стали негодны теперь для переправы, льдом и напором вешнего течения тут нарыло ямин. Выискивали новые места. Вода была коричневой, как от­
вар дубовой коры, но уже без мути. Конным ничего, а пешее воинство сходило в реку, как на пытку: она крутила и ломила ко­
сти. И когда выбирались на бе­
рег, от голых икр шел пар. Сырая почва с бурой прошло­
годней травой чавкала под копы­
тами. А вокруг расшевеливалась вес­
на. Нежной зелени туман млел в рощах. Невидимые жаворонки отзывались с высоты звону сбруй. Звуки волнами восходили от нагреваемой земли, и в седле дремалось, как в зыбке. С весны, как обычно, начина­
лась воинская страда -
время предутренних побудок, изнури­
тельных переходов. Весна дава­
ла отсчет году, а сражения -
жизни. Воин подрастал, мужал и старился в седле. А в Путивле уже колыхались стяги. Игорев юный сын Вла­
димир поджидал с отрядом, что­
бы присоединиться к отцовой 2 «Вокруг света» N. 2 дружине. Здесь, в стенах хорошо укрепленного города, Игорь про­
стился С женой своей, Ефросинь­
ей Ярославной, которая прово­
жала его от Новгорода, простился со всеми родными. По обычаю, расставаясь, осеняли друг друга крестным знамением, говорили напутственные слова. ... Однажды среди дня стран­
ный какоЙ·то отсвет появился на придорожных кустарниках, на ЛИ1Jах воинов. Как будто ви­
дишь все сквозь синеватую слю­
ду. Даже пыль из-под копыт сде­
лалась иссиня-серебристоЙ. В пе­
редних рядах стали, порядок на­
рушился, отовсюду недоуменные голоса. Пока из бывалых людей кто-то не догадался глянуть <вверх. А там -
солнце тускнело, шло на глазах в ущерб, будто прикрывалось ладонью от просьб и жалоб. Оцепенели листья, при­
глохли звуки, только в ушах звон. Из KPilCHblX темными сде­
лались щиты, и на деревья будто пал седой пепел. И такая поту­
сторонняя тень сошла на лица людей, на скошенные лошадиные глаза, что показалось: сейчас все в мире кончится, оборвется на общем вопле ужаса. Под невьцюсимым этим без­
молвным гнетом словно минула бесконечность. Когда же еле за­
метно солнце дрогнуло, стало с медленностью улитки выползать, выдох прошел по рядам. Похоже, отпустило. Но долго еще потом топтались на месте. Кто хмуро помалкивал, кто B~YX радовался: теперь до дому повернем. Время стояло молодое, тяжело шевелился в крови языческий страх перед вещим знамением. А лицо Спаса с хоругвей ничего не подсказывало. Все же поехали вперед. Путь незаметно менялся. Вот и степь зазвенела кузнечиками. Наше знакомство с зем-
лей в большинстве случаев бы­
вает опосредовано картой, рас­
писанием поездов или самоле­
тов -
мы движемся от услов­
ного к конкретному. у человека Древней Руси взаимоотношения с пространст­
вом строились не так. Они бы­
ли суровее, эти взаимоотноше­
ния, потому что человек мог надеяться только на себя, на свою память. Чаще сидящий в седле, чем на лавке в доме сво­
ем, он приучал себя хранить в сознании тысячи сведений, при-
мет, знаков и об­
разов, касающихся пространства. Со­
бираясь в неближ­
нюю дорогу, он должен был при­
кинуть в уме, сколь­
ко суток переход а отделяют его от того ИЛИ иного рубежа, какие лежат' впереди поселения, в ка­
ких местах нужно переходить реки, чтобы не пришлось вхо­
дить в одну и ту же воду дваж­
ды или трижды. А когда оказы­
вался в пути, он теперь не толь­
ко то и дело рассчитывал свое местоположение относительно дома и цели, относительно го­
родов, лежащих по левое и пра­
вое плечо, но приглядывлсяя буквально к каждой мелочи: вот сухая черная сосна, что стоя­
ла тут и пять лет назад, вот раз­
вилка, от которой, как он пом­
нит, !lУЖНО забирать вправо ... Если же вынуждали обстоя­
тельства, он без колебаний мог пренебречь знакомой дорогой и день-другой шел нетореными путями, ориентируясь только по небу, чтобы потом выйти точно там, где и надо было ему быть. Так что в познавании родной земли он шел от конкретностей, от опыта ходьбы и езды, и, только в достаточной мере на­
сытив память многоразличными сведениями, мог построить в своем сознании ни на что не похожую «мысленную картину», на которой умещались не толь­
ко названия княжеств, городов., военных и караванных дорог, но на равных с ними пра-
вах обгорелое дерево, гра-
нитный валун, куст цветущего шиповника. А как чувствовал себя в похо­
де воин молодой, губы которого еще ни разу не бледнели от смертного испуга? Все было ему внове -
и удивление перед разнообразием и громадностью пути, и томительное предчув­
ствие первой встречи с врагом. Дорога разматывалась и разма­
тывалась, конца-края ей н'е было видно, и оторопь брала: если суждено будет возвратиться, один домой не доберешься -
заблудишься. и вот, вчитываясь в «Слово», мы находим в нем сразу оба эти настроения -
и трезвую целеустремленность опытного бойца, и волнение юноши, ока­
завшегося в «земле незнаеме». Мы обнаруживаем, что о безы­
мянном творце «Слова» можно говорить не только как о вели­
ком поэте, незаурядном полити­
ке, историке, филологе, но еще и как о великолепном знатоке земли, Земли с ее реками и го­
родами, дорогами и рубежами, холмами и болотами. Вчувству­
емся в поэзию пространств, ове­
вающую нас со страниц «Сло­
ва». Присмотримся к тому, как на этих страницах обретает контуры особый предмет -
ли­
рическая география. И вдруг откроем для себя -
рядом с князьями и дружинниками жи­
вут здесь другие герои -
горо­
да, реки и вся целиком Русь, земля-героиня. «rеографию» современной ему Руси автор «Слова» дейст­
вительно знал превосходно. И такое знание для человека его времени, как уже говори­
лось выше, не могло быть зна­
нием книжным. Чтобы написать «Кон,И ржут за сулой ... » чтобы написать этот период це­
ликом так легко, удачливо, нуж­
но было знать хотя бы, как да­
леко река Сула от Киева, а Новгород-Северский от Путив­
ля. Ведь не будь они доста­
точно далеки друг от друга, не получилось бы во фразе образа всеобщих воинских приготовле­
ний, хлопотливой взбудоражен­
ности, охватившей чуть не пол­
страны. А расстояния между ними на деле как раз таковы, что предпоходная перекличка воспринимается читателем не буквально, а как гипербола. Вспомним, что по такому же принципу строятся в «Слове» и другие «географические» гипер­
болы. Когда Олег Святославич вступал в «золотое стремя в го­
роде Тмуторокане, тот же звон уже слышал давний великий Яро­
слав, а сын Всеволода, Владимир, каждое утро уши закладывал в Чернигове». Или про Всесла­
ва.-князя читаем: «Для него в Полоцке позвонили к заутрене рано у святой Софии в коло­
кола, а он в Киеве звон тот слышал». «Слово», в котором так ярко поведано о Баяновой игре и ко­
торое само настроено, как чу­
десный музыкальный инструмент, 18 то и дело резонирует словами­
названиями, позванивает ими. Вот походным приготовлениям в тон, как колокольное «дон­
дою>, разносится: ... и посмотрим на синий Дон .. . ... отведать Дону Великого .. . ... шеломом испить из Дона ... ... несутся к Дону Великому ... ... Игорь к Дону войско ведет ... ... на реке на Каяле, у Дона Великого ... Монотонный набатный гул плывет над землей, сопровож­
дая русскую рать. И не~жидан­
ным экзотическим контрастом этому гулу -
целым созв~ньем названий звучит клич таин­
ственного Дива, обращенный к земле неведомой, « Волге, и По-_ морью, И Посулью, И Сурожу, и Корсуню, И тебе, Тмуторокан­
ский идол!». Еще же диковинцей, заклинательней эта строка в оригинале: « ... Влъзе, и Помо­
рию, И Посулию, и Сурожу, и Корсуню, И тебе, Тьмуторокань­
<:кый блъван!». Прочитать это -
прикоснуться к дремучей дым­
чатой шерсти неприлизанного словаря. Слова будто отпочко­
вываются друг от друга: из По­
мория вырастает Посулие, из Посулия -
Сурож, из Сурожа­
Корсунь. Сколько пространств связано узелком одной лишь звуковой метафоры! И совсем уж загадочными ин­
крустациями в «Слове» кажутся нам сегодня названия, принад­
лежащие к разряду архаической топонимики, названия, которым ничто не соответствует больше на земле. Где она ныне, быст­
рая и каменистая Каяла?, Где горемычная Немига? Где поселе­
ния русские -
Римов, Плесеньск, Дудутки? Где земля Трояня и где легендарная Трояня тропа? .. 3 ти поневоле таинственные имена привлекли внимание уже первых исследователей «Слова». Вовсе не праздные вопросы воз­
никали в связи с ними, и осо­
бенно при попытке воспроиз­
вести на современных картах точный маршрут Игорева похо­
да. Все ученые сходились в од­
ном: из Путивля Игорь движет­
ся на юго-восток, к верховьям Северного Донца. Преодолев ре­
ку, дружины сворачивают почти на юг, к месту слияния Донца с Осколом. А дальше? «Слово» говорит нам о битве «на реке Каяле, у Дона Великого». В двух летописных повестях о походе Игоря УПОМl<Iнаются при описании сражений еще реки Сальница и суюрлий. Но вот незадача: в бассейне большого Дона не существует ныне рек с такими названиями . Много liыдвигалось вариантов, предположений. Наиболее близ­
кой к истине представляется схема, построенная на учете средней величины суточных пе­
реходов войска и... на доверии к «мысленной карте» древнерус­
ского воина. Вспомним -
дваж­
ды звучит в «Слове» прощаль­
ное «О Русская земля! уже ты за холмом!». Это двойное упоминание лег­
ко можно отнести к чисто ли­
тературным приемам. Но можно увидеть здесь и вполне кон­
кретный путевой знак, «зарубку» на память. По мнению некоторых исследователей, автор «Слова» говорит О порубежном холме, хо­
рошо известном всем воинам и ле­
тописцам, -
об Изюмском холме, и ныне возвышающемся у слия­
ния Северного Донца с Оско­
лом. Миновав Изюмский холм, дружины спустились к слиянию двух других речек -
Тора и Сухого Торца. Тут и была одержана -
и довольно легко­
победа над передовыми отряда­
ми степняков. А немного севе!?­
нее, у реки Макотихи (Каяла?), отрезанные от пресной воды, прижатые к соляным озерам, русские задохнулись от жары и пыли ... о бычно между дружинами, ушедшими летовать в половец­
кую степь, и между оставшими­
ся в тылу княжествами связи не обрывались. Русь то и дело че­
рез гонцов, через сторожей­
разведчиков и торговых людей получала сведения о своих вои­
нах. А тут нависла над городами тяжелая тишина предгрозья. И о том, что с Игоревой ратью слу­
чилось несчастье, узнали не от своих, а от половцев, шишаки которых вдруг замелькали у ча­
стоколов Переяславля и Путив­
ля. Значит, за тылы кочевники спокойны. Значит -
беда! .. Ярославна плачет по мужу на городском забрале, плачет до того, как половцы сожгли пу­
тивльский острог. Она плачет тогда, когда еще ничего не И3-
вестно точно. Но это плач пред-
чувствия, и -
увы! -
безоши­
бочного. Для того чтобы прочувство­
вать хоть немного ее состояние, нужно увидеть, как жестоко контрастирует с горем женщины природа, погруженная в сладкий дурман цветения. Сверкая росой под первыми лучами солнца, ле­
жит внизу половина земли. Са­
ды и кустарники в клочьях теп­
лого тумана, бугры и отдален­
ные урочища -
все оцепенело, оглушенное за ночь безумным соловьиным . щекотом. Я рославне, с ее языческим трепетом перед силами приро­
ды, земля открывается с пу­
тивльской кручи как вместилище необузданных, своенравных сти­
хий -
ветра, воды, солнечного огня. И она поочередно обра­
щаеТ.qI с мольбой к каждой из этих стихий. «Ярославна рано плачет в Пу­
тивле на забрале ... » Но о каком Путивле идет речь в «Слове»? Казалось бы, все просто: это тот самый город, что известен нам и сегодня. Но почему тогда древ­
ние летописцы нигде не упоми­
нают, что он стоит на Сейме? И зачем Ярославна сопровож­
дала мужа к югу, к городу, где ее пребывание становилось бы более опасным, а не осталась до­
ма, в Новгороде-Северском? В науке о «Слове» возникло даже допущение: был другой Пу­
тивль -
хорошо укрепленное княжье село под Новгородом­
Северским, а ныне его приго­
род -
Путивск. Не там ли тосковала Ярославна, не оттуда ли хотела полететь «зегзицею по Дунаеви»? Но вспомним еще раз: «Кони ржут за Сулой -
звенит слава в Киеве; трубы трубят в Нов­
городе -
стоят стяги в Путивле». Богатырской этой перекличке нужен разбег, нужна эпическая дистанция. Ведь не простой звук служит тут мерой и не простая видимость. Автор «Слова», как и его герой, «мыслию поля мерит». Маленький Путивск, конечно же, не подходит для таких проме­
ров. И потому он скромно ос­
тается в стороне от громадных прыжков гиперболической пе­
реклички. «На Дунае Ярославнин голос слышится ... » И здесь тоже гипер­
бола, мысленное преодоление пространства. Простой голос от Сейма до Дуная не долетит. Ка­
залось бы, все должно быть ясно и с этим образом. Но почему в тексте упоминается именно Дунай? Ведь помыслы Ярослав-
2* ны устремлены совсем в· иную сторону, к горемычной Каяле. Некоторые исследователи счи­
тали, что в данном контексте «Дунай» -
символическое обо­
значение реки вообще, вовсе не имеющее отношения к конкрет­
ному Дунаю. Но верно ли такое объясне­
ние? Ярославна, как известно, дочь галицкого князя Ярослава, называемого в «Слове» Осмомыс­
лом. Вот как говорит о нем ав­
тор: «Высоко сидишь ты на своем злато кованном престоле, подпер горы ВенгеРС'кие своими желез­
ными полками, заступив королю путь, затворив Дунаю ворота, меча тяжести через облака, суды рядя до Дуная». И если автор обращается к могущественному князю с при­
зывом К единению, то не есте­
ственно ли, что и Ярославов а дочь шлет свои жалобы на Ду­
най, к «отню столу». И не есте­
ственно ли, что, когда Игорь благополучно возвращается до­
мой, приветственные клики до­
летают и с Карпат: «Девицы по­
ют на Дунае, -
вьются голоса их через море до Киева». в се пространство, на кото­
ром происходит действие «Сло­
ва», пересечено такими вот свя­
зующими «силовыми линиями». Голос ли трубный раздался -
он тут же услышан на другом краю Русской земли. Прозвене­
ло ли где стремя -
тревожным возбуждением охвачены сосед­
ние княжества. Перекатываются над лесами тугие набатные вол­
ны. Печальным воплем птицы несется вслед за ними женский плач. Крикнет в поле одинокий оратай -
по всей опустошенной стране разольется тоскливое эхо. А как мгновенно меняются ме­
ста действия! То мы на берегу Каялы под дождем стрел, то на киевских горах, то на Волге, то на Дунае... Полоцк, Белгород, Чернигов, Курск, Переяславль, Римов, Путивль, Тмутаракань, оба Новгорода, и снова Пу­
тивль, снова Киев ... А рядом с именами русских го­
родов и рек -
названия сосед­
них языков: могуты, татраны, шельбиры, ревуги, хинова, лит­
ва, ятвяги, дремела. И далее --
готы, немцы, венгры, греки, ве­
нецианцы. Можно сказать, что вся Европа с вниманием следит за тем, что происходит в степи у Дона Великого. Мы замечаем, что автор «Слова» создает перед нами какое-то совершенно особо-
го рода пространство, настолько открытое, тесное, компактное и удобообозримое, что на нем,к удивлению своему, видишь все разом: и встречу двух )lраждую­
щих станов, и беспокойство остальных русских князей, и го­
ре Ярославны, и тяжелую рабо­
ту пахаря на запущенном, оди­
чалом поле. На таком вот простор е ника­
кой исторический поступок не может быть спрятан, замаскиро­
ван. Здесь все и отовсюду про­
сматривается. Здесь н«\т второ­
степенных действий, нет мало­
значащих ситуаций. Автор «Слова» поровну делит со своим героем беду и радость. И вот не только мыслью, но и горюющим сердцем своим он рас­
текается по всей русской зем­
ле. Он страстно желает видеть ее единой, целокупной. Он при­
сутствует везде сразу, в любой ее точке, как носитель вечевого соборного слова. И потому, когда Игорь бежит из плена, вся Русь и все сосед­
ние земли в прямом смысле сло­
ва видят его, слышат каждый его шаг. Только преследовате­
лям он не виден на этом абсо­
лютно просматриваемом про­
странстве. в озвращение Игоря на ро­
дину сопровождается нарастаю­
щим звуком общего ликования: «Страны рады, грады веселы ... » Вместе с князем эта радость поднимается с киевского Подола вверх по Боричеву взвозу, на го­
ры. С киевских гор виден Днепр, луга, леса, строгие дали -
по­
ловина земли видна отсюда. Для плача поднималась жена Игоря на путивльскую кручу. И он теперь поднялся на го­
ру -
для веселья. Так на Руси издавна и для горя и для ра­
дости нужен простор, нужно вы­
сокое место, чтобы и сама зем­
ля делалась причастной людскому чувству. Звонят с киевских гор, «звон же тот» слышат на других хол­
мах и кручах -
в Чернигове слышат и в Галиче, в Полоцке и Владимире, в Новгороде и Пу­
тивле. «Страны рады, грады ве­
селы ... » Только в Путивле ра­
дость на слезах замешана, пото­
му что еще не остыли после недавнего налета степняков об­
угленные тыны. И недаром на таких вот хол­
мах чувствуешь себя по-особому: слишком много помнит их почва и тревожного и торжественного ... 19 )' ro •• (l.1«J((ttrt~(( ((~ rn~\t1(-
•• la •• I( *r(Rfi ∙ в.~ ~ StHt"~ ~$r,fiiи qи.« (Si fia.;* f!.~ (tittt& ~ . • t ~ ~ ~.hlum-(;n~f;l l ~l.t'n'ы~ •. ((\ I ( ~'t' ( I ~ {! t t \1.' t} •• ) {( '\ 1 (:. ~ t I {. t∙ ~ ",,, .... , w 1 t (,-), • 1.. Х . t (., .1~ '} t rn ti> ," f (1 t' (1 t: .. \ ..... I )..'~ 1 ( I , ,1 t " • ~ J J . n • { t f ~ ~ ~.I ( . t • t (4 J nf m \(\ 1,~1(' ~ .... ,Wl t БОРИС ПИСЬМЕННЫЙ ~060poB KQMeHHblt tTPWba -
Что делаете? -
обратился 11 ма­
стерам незнакомец. -
Обтесываю камень, будь он не­
ладен, -
сказал первый. -
Не видишь, глину лопачу.­
буркнул второй. -
Я строю Wартрсний СОбор,­
ответил третий. (С т а р а я при т ч а) КАКОГО ЦВЕТА НОТР-ДАМ? -
П епельный до черноты зимой, син ий солнечным летом, табачно­
бурый осенью. А вообще это за­
висит от вашего настроения, -
скажут, припоминая, знато ки и ОЧСВИДIlЫ. -
Временами -
мрач ­
ный, врсыснами -
пра здн ичныЙ ... И вдру г, это случилось чуть nопее гnдa назад, собор Париж­
екой богоматери оказался белым! Это было поистине откровеиием. Как представляем мы себе исто­
рические открытия? Полуи ст лев­
шие пергам енты в заб рош енных пещерах, археологический раскоп где-нибудь в степи или пу стыне. Но Нотр-д ам! Сколько сотен лет м астера и з lopOAa М ец. Миниатюра Жана Фоке из « Боль­
ших французских хроник» изо­
бражает посеr,цение Кар лом В ели­
ким строительства собора в Аахе­
не (миниатюра хранится в Парижсксu национальной библио­
теке). В ряду святых под центральным шпилем собора П арижской БОlО­
матери первым стоит апостол Фо­
~IQ -
« покровитель строителей» . .лицо СВЯТОlО вылеплено с реаль­
нои архитектора -
Эжена Виол­
ле-Дюка, реставрировавши о Нотр­
Дам в прошлом в е ке. он в центре внимания архитекто­
ров и историков, живописцев и кинооператоров, парижан и ту­
ристов со всего светаl Его знал всякий. И вот оказалось, не знал никто. Архитектор Бернар Битри, кото­
рому поручили реставрировать со­
-
бор, перебрал десятки составов и эмульсий, чтобы сделать заключе­
ние -
пригодна лишь обычная вода. Только брызги чистой воды под слабым давлением могут без­
вредно снять полусантиметровый слой копоти и грязи со старых камней. Вторая проблема -
как возвести леса -
решил ась неожи­
данно просто. Каменщики средне­
вековья будто позаботились об этом: они предусмотрительно оста­
вили отверстия между камнями в стенах, и сегодняшние монтаж­
ники с благодарностью крепили в них трубы, из которых свинчи­
вали затем строительные помосты. А потом много дней стоял Нотр­
Дам, задернутый темными полот­
нищами, скрытый от глаз, словно памятник перед открытием. Туристы тех дней расстроенно опускали камеры -
и жаловались друг другу на невезучесть. -
Немного позже. Он умывает­
ся, мсье, -
разводили руками гиды. А там, за кулисами, реставрато­
ры смешались с толпами святых и дьяволов. В многолюдной исто­
рии человека Теофила (он умер еще в 190 году нашей эры), продавшего як - обы душу сатане и спасенного в конце концов Свя­
той Девой (ей и посвящен собор), оказались непредусмотренные пер­
сонажи. Молодые парни в кепках и спецовках исправляли кладку по всем правилам готического искус­
ства и крепили над каменными фигурами водяные шланги; тыся­
чи статуй, и на каждую -
по де­
сять часов душа. Капли стекали по щекам королей; апокалипсиче­
ские демоны и химеры, выкатив I бельмы, смотрели, как движется дело ... Пал занавес. И все увидели со­
бор белого камня. Белого и не­
много золотистого, теплого, как человеческое тело. По-другому прочлась тогда старинная запись монаха из Бургундии Рауля Гло­
бера: «Скинув рубище, мир одел­
ся в белые покровы соборов». А стандартные, бывшие веками в ходу метафоры о «мрачных сте­
нах» средневековья оказались по меньшей мере неточными. Знакомые всем старые стены го­
тических соборов, до сих пор определяющие силуэт Западной Европы, обернулись загадкой. 22 Бывает такое детское желание: забраться в картину -
ну, хотя бы в эту миниатюру Жана Фо­
ке, -
чтобы очутиться вдруг в си­
неющем вдалеке средневековом городе. Осколки строительного камня последним снегом лежат на траве, отчего кажется, будто весна. Если пойти по корявой бу­
лыжной дороге за громыхающими повозками, груженными камнем, то подойдешь к самой стройке. Смотрите -
в самом центре миниатюры седобородый Карл Ве-
Архитекто,.> и скульптор мэтр Пилырам выреэал свой автопор­
трет под лестницей кафедры 8 венском соборе св. Стефана, автором KOTOPO~O он б"IЛ. В ~o­
тическую эпоху было немыслимо, чтобы автОр оставлял свое и.зо­
бражение в храме. Но уже начи­
нался Ренессанс ... ликий расслабленным царственным жестом указывает на растущие стены. Красивыми складками спа­
дает мантия короля, а свита в бархатных камзолах позади не­
го, неподвижная и слитная, будто продолжение мантии, ее шлейф. Зато каменщики, хотя ни одеж­
ды их, ни позы красотой не бле­
щут, -
каждый нарисован от­
дельно. -
Простите, мессир, то, что вы строите, -
это будет ранняя или зрелая готика, «лучистая» или «пламенеющая»? могли бы спросить мы у мастера наподобие незнакомца из притчи. Ответа бы не дождались. Чет­
кие деления по направлениям и стилям, поучительные объяснения, что следует за чем и почему, -
все это приходит много позднее, и зачастую как подгонка под тео­
рию комментатора. «Готика»? Это слово было неведомо тем людям, чьи времена мы уверенно зовем готическими. Зовем, не подозре­
вая, что в определении этом пер­
воначально слышалась неприязнь и осуждение. Нет, с готами -
«по­
лудикими разбойными племена­
ми» -
готика не имеет ничего общего. Но для законодателей вкусов высокого итальянского Воз­
рождения сооружения раннего средневековья рисовались нелепи­
цей, безвкусной и грубой -
«готи­
ческой» (<<варварской») выдумкой. Самым вероятным ответом ка­
менщика на наш вопрос, пойми он, в чем дело, было бы: -
Собор будет красивый и большой. Больше и красивее преж­
него. ГОРОД ПОД КРЫШЕй Размеры кафедрального собо­
ра -
вот что являл ось предметом престижа и соперничества городов. Великие храмы греков уступают по величине даже средним соору­
жениям средневековья. Парфенон Ii принципе можно разместить под соборными сводами, как экспонат в выставочном зале. И это не случайно. Собор готических времен пола­
гался домом не только господа, но и верующих. Собор в Амьене по­
крывает семь тысяч квадратных метров площади и был способен укрыть при надобности за стена­
ми все население города. Возводить такие сооружения стало возможным после изобре­
тения стрельчатой арки, каменных нервюрных сводов. Опробованное на строительстве английского со­
бора в Дергеме (ХI век) нововве ­
дение очень скоро разнеслось по Западной Европе. Стена склады­
валась, как ствол дерева, -
со множеством отходящих ветвей, одна арка опиралась на другую, вторая на третью, свод становил­
ся на плечи своду. Промежуточ­
ные опоры, тяжелые перекрытия, ограничивающие объем построек, более не требовались; могучие контрфорсы выносились теперь на­
ружу зданий. В колоссальных соборных залах звук мог гулять, не встречая пре­
пятствиЙ. Слабый, старческий го­
лосок епископа гудел под зонтич­
ными сводами, как глас божий. Детский хор пел тысячью ангелов, а мощное дыхание органа поража­
ло воображение богомольцев, за­
ставляло дрожать толстенные плиты. Но не только техническому дос­
тижению обязаны мы появлением этой архитектуры. И уж не толь­
ко нужды католичеокой церкви вызвали ее к жизни. Ее породило то трудно определяемое настрое­
ние, тот самый «дух времени», под действием которого человечест­
во -
как живое существо -
то дремлет, то ужасается собствен-
ние думать, что церковные залы временами походили на дискусси­
онный клуб. Появлялась формация энергич­
ных предков буржуа, уже пред­
чувствовавших, что настает их время. Соображения престижа оправдывали любые затраты, коль скоро речь шла о своем соборе. Вот короткая запись больших гонок средневековых небоскребов: Шпиль парижского собора Нотр­
Дам, заложенного в 1163 году, вознесся на 35 метров. н а витраже собора в М орьенвале, в nровинции И ль-де­
Франс, -
своеобразная «моментальная фото~рафия» Х// ве­
ка: представители цехов, трудившихся на строительстве. С л е в а н а n р а в о: каменщики, камнерезы, скульпторы. ной тени, то тянется ввысь. «Та же летопись мира», -
писал об архитектуре Герцен. Страницы готики -
свидетель­
ства пробуждающейся веры в ло­
гику и силу ума. Человек увидел свои возможности, он упивался ими в молодом азарте, совмещая одновременно и свежую энергию и трезвый рационализм. Отчаянное желание каждого го­
рода иметь у себя самый-самый собор вызывалось и неутолимым тщеславием и практической по­
требностью. Собор был не только и не столько церковным, сколько светским центром. Б нем заседали отцы города, устраивали пред­
ставления, заключали торговые сделки. Витражи с изображением строителей или камнерезов истори­
ки относят к типичной наглядной энциклопедии. Дошедшие до нас предписания тех лет: «Не толпить­
ся В залах Дома» -
дают основа-
В 1194 году Шартрский собор обошел его: 36,45 метра. 1212 год, Реймс -39 метров. Амьен, 1221 год, сильный ры­
вок -42 метра! Но прошло четыре года, и Бове затмевает все рекорды -49 мет­
ров! ДЕНЬГИ, КАМЕНЬ И СВЯТОЕ ПРОЩЕНИЕ Можно бесконечно поражаться возведенным громадам, сравнивать их со скалами, уходящими в обла­
ка, однако время спуститься с об­
лаков на грешную землю: сегодня ведь люди тоже строят и знают, чт6 это такое. К примеру, такие вопросы: как и из чего строить, на какие, наконец, средства? -
со­
временные строители вряд ли обойдут вниманием. Тут стоит припомнить реакцию поэта Поля Валери на комментарии гида во время осмотра средневекового кре­
постного городка Каркассон. Ба­
лер и не проронил ни слова, по­
ка гид обрушивал на него шквал эпитетов и сравнений по адресу фантастических строений вокруг. -
Ну и деньги! -
только и сказал, в свою очередь, поэт, не чуж.'\ый изысканной восторжен­
ности. И все-таки -
деньги! В самом деле, кто субсидировал строительство, не сам же всевыш-
НИЙ! Не идет в ра 1 счет и королев­
ская казна, где денег было не густо. Львиную долю средств, судя по всему, доставляли пожертвования. Прежде чем собор собирал при­
хожан, прихожане собирали его. По специальным спискам. В день­
гах, драгоценностях. И в натуре. у церковных дверей открывал ась шумная распродажа даров: баш­
маки и бочки вина, холстины и круги сыра обращали в звонкую монету. Частенько собранных денег не хватало. И наполовину возведен­
ные голые стены стояли годами, сквозь камни прорастала трава. До нового прилива энтузиазма. По осени сборщики прихватывали с собой церковные реликвии и от­
правлялись бродить по деревням, обещая верующим чудесные исце­
ления по сходной цене. Ранней весной они возвраща-
23 Н есколько в е ков coGop П арuжской БОLOМQт е рu про с тоял в цент ре ф р ан ц у.JСКО Й ст о­
л и цы, nорождая м е та фо ры о « мра чных ст е нах ср е д н е в е ковья ». И вДРУ1 в прошлом 10-
ду, КО1да зако нчu л u с ь р е ставраJ.l,и о нны е работы, ока з алось, что вся тысяча ФU1У Р -
хи,н е ры u enUCKOnbl, венцеНОСНbl е особbl и оскал е нн ы е дьявОЛbl -
выр ез ана и з св е тло · 10 ка мня. лись к оставленным соборным стенам, и, если казна все-таки бы­
ла еще скудновата, церковь обе­
щала духовное прощение каждо­
му, кто принесет с собой глыбу камня, мешок песка или щебня. Так было при постройке собора св. Иакова в испанском городе Компостелло. Тысячи верующих, прежде чем войти в город, достав­
ляли блок камня в соседнюю Кас­
тенду, где работали обжиговые печи. Отпущение грехов в те времена было самым ходким товаром. Бой­
кие «деловые» люди, видимо, нуж­
дались в нем особенно и закупа­
ли святое прощение оптом. Не по­
тому ли поговаривают, что соборы выросли на нечистой совести бур­
жуа? .. До поздней ночи гремели по до­
рогам колеса. Глубокие колеи пробивали они на пути от камено­
ломни к стройке. Сколько раз нужно было проделать этот путь, если одна повозка тянула не больше одного кубометра -
пол­
торы тонны камня! Счастливой находкой почитал ась возможность разобрать старое строение поблизости от стройки. «Собор, наполовину разрущен­
ный -
уже наполовину построен­
ный», -
учила поговорка. Когда- денег хватало, камень выбирали с разбором. Так, за стройматериалом для базилики св. Петра Венеция отправляла ко­
рабли в Сицилию, Афины и даже в Африку. МАСТЕРА о людях, возводивщих кафед­
ральные соборы, известно немного. О них рассказывают не велеречи­
вые летописи, не торжественные ПО9МЫ, а истлевщие листы рас­
четных ведомостей. Обрывки пер­
гамента, на них цифры, даты, ред­
ко -
имена. Можно узнать бухгалтерию со­
борных строителей: дневной зара­
боток землекопа или подносчика камней -
семь денье, мастера КJ!аДКИ -
двадцать два денье. В списках встречаются и женские имена. Вот некой «Изабель-щтука­
турщице» причитается три су. Другой -
«даме Марии» -
вмес­
те с двумя детьми выписано че­
тыре ливра и два су. Это уже сумма. Возможно, за этой записью стоит не один, а целая группа ра­
ботников, возглавляемых мужем этой самой «дамы». Всего в своде 1292 года числит­
ся сто четыре человека. Египет· ские пирамиды сооружали тысячи, 26 десятки тысяч людей. При по­
стройке готических соборов рабо­
тала сотня-другая одних и тех же мастеров. Не случайно на цветной миниатюре Жана Фоке каменщи­
ков определенно меньше, чем при­
дворных в королевской свите. Стройка привлекала множество разного народа -
кто искал под­
работать, кто надеялся поживить­
ся за чей-нибудь счет, а бывало, приходили потрудиться на бого­
угодном деле, надеясь обрести прощение, и знатные господа. Правда, толку от ннх было не­
много. История об одном раскаяв­
шемся грешнике, графе Рено де Монтабане, прозванном «слугой святого Петра», свидетельствует, кстати, о тогдашней плохой поста­
новке техники безопасности: « ... Но был он так неосторожен, что чей-то молот пришелся ему по з.атылку, и тело его уr:rало в Рейн». С первыми ощутимыми замороз­
ками работы вынужденно останав­
ливались; верхушки недостроенных стен каменщики покрывали соло­
мой. И уходили. Ну, а беднота, кормившаяся подсобной работой? Им не про­
жить долгую зиму без заработка. Они спускались в каменоломни и, если ноги держали, а руки подни­
мали кайло, могли рассчитывать на кусок хлеба. Зимой город, строивший собор, замирал. Он привыкал жить в ритме громадной стройки и ти­
хо ждал новой весны, когда снова все приходило в веселое движение. С рассвета звенели подковы и распевали ,каменщики, ковыляя на стройку в тяжелых своих башма­
ках. В полдень звонил колокол. Мас­
тера бросали работу и брели под дощатый навес, где были выгоро­
жены деревянные «ложи». Там они сбрасывали _ с себя белые от каменной пыли фартуки, занемев­
шими пальцами разламывали хлеб и запивали его кислым вином. Там же они судачили о делах или дре­
мали в жару. Знаменитым этим «ложам», впер­
вые сколоченным на строительст­
ве Вальтером де Черфордом в 1277 году, было суждено войти в мировую историю. ТАйны ФРАНКМАСОНОВ И ГРУБЫй КАМЕНЬ ГРАФСТВА КЕНТ Не мудрено догадаться, что разговоры в «ложах» строителей велись о всякой всячине: и о по-
годе, и о житейских неполадках, и, конечно, о работе. Как лучше тесать или укладывать камень, как вязать аркбутаны. Эти про­
фессиональные секреты и приемы, именуемые теперь в патентном деле «ноу хау», «Книгой реме­
сел» -
специальным уставом, со­
ставленным в 1268 году Этьеном Буало, предписывалось хранить в строжайшей тайне. Нарушивше­
го устав строго карали, изгоняя и:.> цеха строителей. В музее Антверпена есть полот­
но Ван-Эйка «Святая Варвара». На нем против могучих соборных стен можно различить убогий са­
райчик. Это и есть «ложа». Трудно поверить, что это пря­
мой прорбраз знаменитых франк­
масонских лож. Вы представл!!ете их по-другому? Подчеркнуто арис­
тократический салон, глубокие кресла, теплое дерево, свечи, избранная публика во фраках, бе­
седы, тихие, немногославные, но многозначительные ... Потребуется всего лишь словар­
ная справка. Иначе трудно дога­
датьс!! о существовании св!!зи между качеством камня в англий­
ском графстве Кент и франкма­
сонской ложей, скажем, св. Ека­
терины в городе Архангельске­
«исключительно для лиц купече­
ского звания». Но именно там, в графстве Кент, добывалс!! твердый камень, гранильщики которого назывались «грубые камнерезы». А работав­
ших по мягкому, «вольному» кам­
ню -
известняку, идущему на ба­
рельефы, капители и скульптуры, звали «фри мэсонс». Во Франции имеющие дело с таким камнем стали зваться соответственно «франкмасонами», что внестрогом переводе значило «вольные камен­
щики». Возникшая через сотни лет ле­
генда фантастично рассказывала о братствах вольных каменщиков, хранителях им только ведомых мистических тайн, 1!еподвластliых сильным мира сего; она была под­
хвачена и расцвечена франкмасон­
ским движением, особо развив­
шимся в XVII веке. Его участни­
ки, настроенные оппозиционно к правителям и пытавшиеся обрес­
ти независимость, восприняли ле­
генду буквально. Закрытые сало­
ны для избранных членов брат­
ства, знамена с цеховыми. гербами и изображениями строительных орудий -
все оказалось прекрас­
ной декорацией. А разработанные ритуалы своей мистикой поражали воображение -
вспомним хотя бы У Льва Толстого сцену приема в члены братства Пьера Безухова. Однако «1 аинственность» неве­
домых посторонним знаков у на­
стоящих «вольных каменщиков» имела вполне практический смысл. Вплоть до Ренессанса, согласно требованиям устава Буало, работа строителей, скульпторов или художников не расценивал ась как искусство. Результаты труда не принято было связывать с имена­
ми. Если и можно встретить на старых соборных камнях то стрел­
ку, то крест, то какой-то зигзаг, не стоит думать, что это автор­
ские подписи. Знаки эти вызваны совсем не тщеславием; они указы­
вали укладчику положение камня. Кирпичей тогда не знали, и у каж­
дого камня было лишь одно за­
готовленное ему место. По меткам укладчик узнавал камнетеса своей группы. Вставая на рабочее место отца, сын брал в наследство и его молот и его знак. ЖАН ИЗ ШЕЛЛЯ, АРХИТЕКТОР Мы ни словом еще не упомина­
ли архитекторов -
людей, с име­
нами которых принято связывать любое значительное сооружение. Что известно о них? « .. .ходят во­
круг да руками показывают, а деньги получают как все», -
с укоризною отзывается о них средневековый моралист Никола де Биар. Можно догадываться, что поло­
жение архитекторов было и вправ­
ду не блестящим. Даже такая не­
хитрая новинка, как присуждение красивого титула «доктор», И та далась с превеликим трудом: за­
конники отчаянно протестовали (это слово из их словаря). Пьер из Монтрейя, автор проекта и главный строитель богатейшего аббатства Сен-Дени в предместье Парижа, был первым в истории доктором архитектуры. Радевшее о тщательном вопло­
щении замысленного духовенство старалось удержать архитектора на весь срок работ. Ему отводили домик с куском земли, жаловали зимой шубу, снабжали дровами. Самой же высII1ей почестью было остаться в своем детище навсегда, последним сном уснуть под его сводами. Этой чести был удостоен Жан из Шелля -
первый извест­
ный нам строитель собора Париж­
ской богоматери. «Мэтр Жан из Шелля начал это сооружение второго числа месяца февраля 1258», -
гласит надпись, гравиро­
ванная в основании южного пор­
тала собора. Вероятно, и это имя кануло бы в века, как имена мно-
гих, если бы не преданность его последователя и ученика, упомя­
нутого Пьера из МонтреЙя. Кстати, и Шелль и Монтрейя­
это деревушки провинции Иль-де­
Франс, родины многих архитекто­
ров Франции, страны, где в полях «мечтают соборы». Первый камень Нотр-Дам был заложен еще папой Александ­
ром JlI и королем Людовиком VII в 1163 году на месте епископской капеллы св. Стефана. КО времени назначения Жана общий ансамбль собора был намечен, почти завер­
шенные стояли башни, и главный колокол -
«Гийом» -
звонил на весь Париж. Собор Парижской богоматери в сердце города, по левому «бор­
ту» острова Сите, был не rrервой работой Жана из Шелля. НО он чувствовал, что все сделанное прежде было лишь подготовкой, пробой сил. Первый из первых со­
боров Франции! Он должен быть несравненно хорош. Нет, Жан не станет поддаваться общему безу­
мию и побивать рекорды высоты. «Его» собор будет сама гармония, равновесие. Мы не знаем внешности масте­
ра. Был он высок или мал ростом, смугл или бледен? Лишь прибли­
зительно можно представить его одежду: длинное, со множеством складок платье; высокий стоячий ворот, тяжелый берет цветного ве­
люра и остроносые туфли. В пра­
вой руке -
указательный жезл, символ главного строителя, в ле­
вой -
длинная линейка с деления­
ми. Он держит ее вертикально, как скипетр. Четкого плана постройки, под­
робных чертежей, без которых теперь не возводят и коровник, тогда не существовало. Сооруже­
ние вели по наброскам, общим мо­
делям из гипса или глины. Ра­
бота шла частями, от башенки к башне, как строятся пчелиные соты. Существует запись в Хронике времен создания Миланского со­
бора. «Следует ли продолжать работы, пока никому не ясно, как строить?» -
таков был смысл дискуссии. К моменту ее начала соборные стены уже стояли. Не удивительно, что путаницы и не­
предусмотренных погрешностей не избежала почти ни одна построй­
ка. Собор Парижской богомате­
ри -
тоже. Фигуры-месяцы раз­
мещены на нем в обратном поряд­
ке. Мудрено ли, если сразу уста-
навливали тысячи скульптур, стоивших тогда чуть дороже необработанных глыб камня! Одним из немногих образцов средневекового проектного доку­
мента, если только можно назвать его таковым, считается альбомчик некоего Виллара из Оннекура. В альбоме вперемежку -
зарисов­
ки капителей, фигур людей и жи­
вотных; тут же наброски нехитрых приспособлений для того, чтобы связать балки, поднять камень, разные фокусы на всякий случай. Здесь же, конечно, и проекты «вечного двигателя»: эта проблема в готические времена очень волно­
вала умы и «вот-вот» готова была разрешиться ... Готика, разумеется, -
не одни лишь постройки. Это образ художественного мышления. И каждый собор синтетичен: он вме­
щает в себя все. В нем труд строителя, скульптора и художни­
ка. В нем театр и школа. Прихо­
жане, как правило, не знали гра­
моты, но они могли брать уроки богословия и истории в скульптур­
ных символах, демонах и химе­
рах, в сюжетах из евангелия, уро­
ки эстетики -
в гармонии сводов, подобной музыке. Потому что со­
боры -
те же многоголосые хора­
лы и инвенции, только застывшие в камне. Как шлемы башен Новгорода говорят нам о спокойной простоте и уверенной в себе силе, так готика преВОЗIIОСИТ логику и рациональ­
ный расчет. Превозносит стремя­
щимся ввысь острием каждого ее элемента -
башни, оконной рамы . или буквы, продуманным длинным изгибом фигур ее святых, изыскан­
ных и холодных. И еще готика -
это аккорды гимна мастерам, вознесшим до вы­
сокого искусства свое ремесло. За три столетия (1050-1350) они обратили миллионы тонн каменных глыб в восемьдесят кафедральных соборов, пятьсот больших церквей и тысячи других строений, коим несть числа ... В начале XIV века в Европе впервые заговорили пушки. Мир мог поздравить себя с их изобре­
тением. И музы прекрасной готи­
ки замолчали. Дети «вольных ка­
менщиков» утолщали стены фор­
тификационных сооружений. Скульпторы отложили на время резцы и учились отливать ядра. 1\ служители недостроенных и за­
бытых соборов привыкли видеть пустые постаменты, глазницы пор­
талов и надолго останавливались перед какой-нибудь брошенной глыбой камня, с которой загадоч­
но улыбался чуть намеченный де­
вичий лик. 27 КЕСРН сннгх Л ЮДОЕДЬI из РА МГ А Р А Ш еведомое вс егд а страшпт II влечет к себе ОД110вре­
менно. НО часто бывает, что и хорошо знакомое, испы-
танное не однажды продолжа е т вол новать т ебя, сколь ко бы раз ты ни встречался с ним. У м е ШI TaI, было с тиграми-людоедаМI!. Мплях в д вадц а тн к северу от Джай пура, в местечке Рамгар, есть очаровательное озеро. В ле­
сис той ме с тности вокруг него водил с я зверь, в том числе мно ­
жество тигров. Поскольку хпщ ­
никам вполне хватало там ппщп, оби татели соседних деревень, на­
залось бы, МОГЛII не оп асат[,с л за свол ЖИ3Н l!. И тем но м енее 113 в с ех иаIJШИХ мне извеСТНЫМII за Чt;твеjJТI, н ею t с;rучаев людоед ­
с rIJa самые стратные ПрОll30ШЛИ именн() в это ii выг.1 л~евшеii pai'I-
С JШI! дол ин е. Тнrрrща .'"[ сжала в логове с по­
вороа;денны:чи детен ышами. С рассветом к этому ме ст у прп­
шли косар п II начали косить тра­
ву. Тпгрица могла бы уйти, но с ней б ы ли де ти. Она за таилась, выжидая, поку да один бедняга не спо ткн улс я о нее. Зверь уда­
ром лапы убил человека и бро­
сился с выводком в высокую трав у. Второй крестьянин помчал с я к наХОДIIвшейся непод але ку водо­
проводной станции и, за д ыхаясь, рассказал рабочим о том, что произо шло. Вскоре в поселке собралас ь большая толпа; у I\ОГО­
то пашлось руж ье двенадцатого налибра и д ва заряда картечи. Это придало храбрости, и одно­
сельчане отправил ись н месту ПРОJIсшествия. Кесри Сингх, известный индийский охо т овед, больше тридцати лет раб о­
тал в управле нии по охране животных в штатах М адхья- Пр аде ш и Р аджас т, хан. Свои н аблюдения за повадкаМl1 Х l1 ЩНJfКQВ О Н И ЗЛОЖ И ~'I В книге «Т игр Раджастха н а», гл аву из кот о рой мы предлагаем внима ни ю Чlf тателеЙ. Тигрица по-прежнему остава­
лась вблизи-малыши не умели еще как следует ходить. Когда люди подошли ближе, она, выско­
чив из укрытия, бросилась в атаку. Но прежде чем хищница достигла толпы, владелец ружья выпалил из обоих стволов. За­
ряд тяжелой дроби заставил ее остановиться. Рыча, тигрица вер­
нулась в заросли к своему потом­
ству. Крестьяне отыскали тело убитого и вернулись в деревню. К сожалению, рана тигрицы оназалась несмертельной. Испы­
тав боль, зверь преиеполнился ненависти к челов,еку. НО 8ТОТ выстрел хотя бы при­
нес пользу -
было отбито напа­
дение хищника. А год опустя В тех же нраях кто-то -
я Taw и не мог установить, нто имен­
но, -
выстрелил из мушнета в тигра, пожиравше,го на опушне свою добычу -
домашнего буй­
вола. Пуля, летевшая с неболь­
шой скоростью, ударила зверя в переднюю лапу, и он ушел, аа­
таив злобу. По удивительному совпадению раненый тигр и убившая носаря тигрица БЫЛIt супругами I (Впрочем, я не исключаю, что они ,стали ими после ранений.) Раненая пара начала разбойничать в округе ... Наутро после рождества за мной прислали из деревни: нака­
нуне вечером в двух милях к се­
веру от' озера тигр убил челове-
1I:а. Взяв четырех следопытов, я отправился на место. Оказалось, что жертвой был rrуджари (священник) местного прихода. Он отправился за тра­
вой для своей коровы и не вер­
нулся. Отсутствие было замечено довольно быстро: его недоеная норова начала жалобно мычать, а соседи, которым священник обычно продавал молоно, оста­
лись без евоей утренней IIОРЦИИ. А тут еще HTO~TO сказал, что ви­
дел свежие следы тигриных лап поблизости от луга, нуда пуджа­
ри обычно ходил за травой. Нам действительно не при­
шлось долго искать следы: почти сразу же мы увидели Б густом кустарнине запутавшийся белый тюрбан. РЯДОll$ лежали серп и пара туфель. Тщательное обследование ме­
стности показало, что зверь, ве­
роятнее всего -
тигрица, дваж­
ды менял позицию, готовя заса­
ду. Схватив несчастного, тигрица понесла его прочь: ЗД8'сь и там видны были пятна ·крови. На следующее утро я осмотрел местность и после тщательных размышлеItий решил расставить 30 в трех ключевых пунктах живые при манки. Одну -
под деревом на охотничьей тропе, ведущей к югу. Другую -
у начала дороги, шедшей на восток, а третью -
к северу, неподале,ку от места гибели пуджари. Я рассчитывал, что тигрица, наким бы широким ни был радиус ее действия, хоть на одну приманку да натолкнет­
ся. А уж когда она вернется на вторую ночь, чтобы продолжить трапезу, я буду ее ждать. Пока крестьяне сооружали ма­
хан 1, Я решил пройтись и попы­
таться определить наиболее веро­
ятный путь зверя. То и дело мне попадались неглубокие русла пе­
рееохших ручьев. Я вышел. к краю лощины и тут почувство­
вал на себе чей-то взгляд. Под­
нял голову -
это была тигрица. Зверь явно подбирался к рабо­
тавшим помощникам. Тигрица двигалась спокойно и расчетливо по противоположной стороне ов­
рага. Мое ружье осталось под де­
ревом, находившимся метрах в ста позади. Мы одновременно увидели друг друга, и удивление наше было одинаковым. Тем не менее я по­
старался скрыть свои чувства. Я заставил себя небрежно отве­
сти взгляд в сторону, словно ни­
чего особенного не заметил. Тиг­
рица замерла, как все хищники, боящиеся, что намеченная жерт­
ва может увидеть их раньше времени. Но я надеялся избежать судь­
бы пуджари. Во-первых, тигрица считала, что осталась незамечен­
ной. Во-вторых, она вряд ли мог­
ла перемахнуть одним прыжком через овраг. Но если бы я про­
должал емотреть на нее или еде­
лал резкое движение, она, без сомнения, ЮlНулась бы на меня. Весь сжавшись, как можно более неторопливо я повернул назад. «Прогулка» заняла лишь минуту, но мне показалось, прошли часы. Тигрица, вероятно, поняла раз­
ницу между тросточкой, которую я держал при первой встрече, и тяжелым ружьем, оказавmимся у меня в руках, когда я через не­
еколько минут вернулся на сви­
дание, и благоразумно ретиро­
валаеь. На следующий день под всеми тремя маханами были привяаа­
ны буйволы: началась охота на людоеда. Должен признать, что тигрица показала себя достой­
ным противником. Для начала она продемонстри-
1 М а х а н -
ПОМОСТ дЛЯ засады на деревьях. -
Прuм. пер. ровала поразительное безразли­
чие к приманкам. Причину ЭТОго я понял, когда услышал от сле­
допытов и крестьян, что у тиг­
ров начала,сь пора любви. В зто время они обычно проявляют небольшой интерес к еде. Для нас это было подлинным невезением. Кроме того, меня тяготило по­
дозрение, что ее друг тот самый раненый тигр, разделя­
ющий ее аНТlmатию к человеку. Сообщали также, что двое ее де­
тенышей -
первопричина всех бед -
основательно подросли и болтаются поблизости. Перед на­
ми открывалась, таким образом, угрожающая перспектива встре­
чи с целой тигриной стаей. Первое сообщение о том, что зверь иапал на привязанного буйвола, поступило через две не­
дели после того, как мы расста­
вили приманки. К махану, соору­
женному вблизи этого места, я отправился с сыном магараджи М. R. Джайспнгом, весьма опыт­
ным стрелком. Мы прибыли око­
ло шести вечера. Мои спутники поднялись на махан, а я занял позицию в кустарнике, приблиаи­
тельно в сотне ярдов поодаль. Около полуночи тигры подо­
шли к туше убитого накануне буйвола, оставаясь в тени. Было отчетливо слышно их супруже­
ское «воркование». Но через не­
которое время звуки затихли. Прошел еще час напряженного ожидания, но ни один из убийц так и не показался на освещен­
ном луной месте. Хазур Бабджи, смелый шикари (охотник), спросил, не буду ли я возражать, если он попробует следующей ночью в одиночку убить тигра. Я согласился. Чтобы помочь Бабджи, я привязал козу близ водопоя для скота, где ви­
дели недавно тигриные следы. Хазур Бабджи применил не­
обычный способ охоты. Он сидел в своем «джипе» с погашенны­
ми фарами на дороге, ведущей к водопою. У слышав отчаянное блеяние козы, водитель РВaI~УЛ «джип» вперед II включил даль­
ний свет: в лучах фар показался крупный тигренок. Он торопли­
во удирал в джунгли ... Со временем бесчинства его ро­
дителей-людоедов не прекра­
щались. Ив разных мест посту­
пали сообщения о новых жерт­
вах. Каждый раз после этого в районе убийства выставлялась приманка, но все безуепешно. То ли тигры вообще не замечали ее, то ли они стали предельно подозрительны и осторожны. Множество людей пытали сча-
стье, надеясь равделаться с хищ­
никами. Но убийцам, кавалось, сопутствовало исключительное везенье. Месяц спустя после гибели пуджари я отправился о Джай­
сингом к одному ив постов, блив которого, как сообщили мне охотники -
шикари, были вновь обнаружены следы ночного визи­
та тигра. Шанс был, конечно, не­
значительный, но мы не имели права упустить ни одной возмож­
ности. Привязав буйвола к дере­
ву, мы заняли места на махане. На этот раз нас, наконец, жда­
ла удача. Мы не просидели и часа, как из тени выполз тигр­
самец и прыгнул на буйвола. Тот до отказа натянул свою привязь, пытаясь стряхнуть с загривка врага. Раздался выстрел -
мой спутник наповал сразил зверя. Когда утром освеже'валисамца, в его передней лапе нашли круг­
лую свинцовую пулю от муш­
кета. Его подруга, однако, продолжа­
ла пугать округу. Я установил несколько живых приманок в на­
дежде привлечь зверя. Но тиг­
рица не пожелала ими заняться. Решив, что она перекочевала в другие края, я вернулся в Джайпур, оставив на месте ши­
кари и наказав им немедленно поставить меня в, известность, если людоед снова объявится в Рамгаре. Неделей позже я получил те­
леграмму, которая заставила ме­
ня бросит.ь все и помчаться об­
ратно. В трех милях к востоку от озе­
ра есть деревушка под названием Джелло; на окраине ее жил с мо­
лодой женой владелец джутового поля. Боясь тигра, как и все крестьяне по соседству, супруги перед сном крепко запирали две­
ри своего ветхого жилища. Вскоре после полуночи тигрица подошла к хижине, ударом лапы сломала дверь и, схватив бедную женщину за ногу, уволокла в джунгли. Муж упал в обморок. Шок был настолько силен, что прошло немало времени, прежде чем крестьянин смог разбудить соседей и поднять тревогу. Рано утром я прибыл в Джелло и сразу же направился к хижи­
не. Мужчина все еще не пришел в себя. После трагедии, произо­
шедшей 30 часов назад, в хижи­
не ничего не трогали и не мыли. В дверном про ем е болтались об­
ломки разбитой двери, пол был в пятнах засохшей крови. в сопровождении нескольких крестьян я пошел по тянувше­
муся в пыли на полмили волоку. След привел к зарослям, откуда при нашем приближении подня­
лась пара стервятников... Мало что осталось от тела несчастной, но не трудно было опознать се­
ребряные браслеты на ногах; еще два дня назад они были предметом гордости новобрачной. Рыдающий муж вместе с нами пошел по следу зверя. Я пытал­
ся убедить беднягу вернуться домой, но ничто не могло заста­
вить его покинуть след. Мы шли час с лишним, покуда следы вдруг не оборвались среди густых зарослей шиповника. О засаде в ТaI{ОЙ местности нече­
го было и думать. Деревьев, где можно было бы замаскирова ть махан, тут не было. Кроме того, весь предыдущий опыт подска­
зывал, что мы имели дело с лю­
доедом, который, по всей вероят­
ности, не «клюнет» на приманку. Я возвращался в Джелло ос­
новательно озадаченный. Однако когда я еще раз осмотрел хижи­
ну, в голову мне пришла идея. А что, если использовать пора­
зительную смелость животного, дерзнувшего вломиться в дом? Я тут же послал за местным плотником, и по моим указаниям он с несколькими добровольны­
ми помощниками соорудил ма­
ленький домик. Строение имело три плотные деревянные стены и крышу. Спереди вместо чет­
вертой стены крепилась загород­
ка из нескольких толстых жер­
дей, достаточно прочных, чтобы выдержать по крайней мере пер­
вое нападение тигрицы. Сооруженную ловушку поста­
вили на открытом поле, примы­
кавшем к деревне.. От ближай­
шего дома мою «кабинку» отде­
ляло ярдов пятьдесят. Незадолго до эаката, вооружив­
шись тяжелым штуцером, я за­
нял позицию в клетке-западне. Играть роль живой при манки оказалось даже приятнее, чем си­
деть на махане: можно курить, можно с хрустом растянуться на соломе -
че,м больше я афиши­
ровал свое присутствие, тем луч­
ше было для дела. Ночь, однако, прошла без про­
исшествиЙ. Поиски следов тигри­
ных лап вокруг дома результата не принесли. Мы начали опа­
саться, что тигрица снова исчез­
ла. Тогда надо было ждать ве­
стей об убийстве миль за пятна­
дцать-двадцать от нас. Но, с другой стороны, не мог же хищ­
ник каждый день резать по че-
ловеку! Скорей всего страшная самка отлеживается в зарослях шиповника. Я решил поэтому придерживаться избранного плана. Ждать долго не пришлось. Приблизительно в одиннадцать часов вечера следующего дня я внезапно услышал тревожные крики чибисов. Они кричали на некотором расстоянии, но их не­
прерывное «чьи вы, чьи вы» зву­
чало очень четко в тишине. В де­
ревне позади моего домика за­
Jrаяли собаки -
<;начала одна, потом другая. Я встал на четвереньки и гля­
нул сквозь вагородку. Но луна была на ущербе и проку от нее было мало. Я задвигался, за­
кашлял и, прижавшись лбом и подбородком к двум жердям, пристально вглядывался во мглу. Ничего! Кроме тявканья собак, ничто не свидетельствова­
ло о близости зверя. И все-таки я понимал, что тигрица вполне могла быть на расстоянии шага от задней стенки домика -
спе­
реди запах тигра не чувство­
вался. Такая неопределеНRОСТЬ дли­
лась около получаса. Затем ог­
ромный ком вылетел вдруг из тьмы и ужасающей силы удар обрушился на загородку. Же,рди затряслись. Сомнении в том, что это тигрица, уже не было. Я раз­
рядил в грудь вверю правый СТВОЛ. Ружье мое было заряжено разрывными пулями; эффект их чудовищный. Тигрицу отбросило от загородки. Я видел, как она отчаянно скребет вемлю. Выстре­
лом из второго ствола я прикон­
чил людоеда. Это действительно была она: в груди у тигрицы засело шесть картечин ревультат первой встречи с деревенским охот­
ником. Случай с рамгарской парой людоедов исключение. Моло­
дые, сильные тигры редко ста­
новятся закоренелыми людоеда­
ми. Зверь, конечно, может в раздражении убить человека, но не станет е,сть его, будучи не в силах побороть врожденный страх перед вапахом человека. Тем более тигр не станет охо­
титься за человеком. Три года спустя, когда я вы­
следил в Ганвари Ганешере еще одного тигра-убийцу, им оказался немолодой запаршивевший вверь, худой, с клыками, сточенными до корней. Он был в состоянии справиться только с такой легкой добычей, кан люди. Даже домаш-
31 нюю скотину И ту ему было нелегко зарезать. В Рамгаре же людоедами стали матерые звери. Уверен, что толк­
нули их на это раны, нанесен­
ные человеком. Движимые вна­
чале просто ненавистью к обид­
чику, они соблазнились легкостью охоты на него. Возможно и дру­
гое: в результате огнестрельных ран звери лишились ловкости, необходимой для выживания в джунглях. И вот результат ... Несколько лет назад ко мне в Джайпур пришло трагическое сообщение из поселка, располо­
женного у нодножья лесистой ВОЗВЫШЕ'нности Банско Хилл. Ста­
руха и ее дети --
сын двадцати лет и восемнадцатилетняя дочь-­
отправились в джунгли за хворо­
стом. Люди в тех краях, опасаясь тигра, обычно ходят в джунгли только большиМjI групиами. Но это несчастное семейство за­
рабатывало себе на жизнь тор­
говлей хворостом, и поэтому им приходилось ежедневно отправ­
ляться в рискованное путеше­
ствие втроем. Собирая валежник, мать и сын услышали вдруг от­
чаянный вопль девушки, нахо­
дившейся от них в нескольких ярдах. Подняв головы, они уви­
дели, что ее сбил наземь тигр. :3атем на глазах матери и брата тигр схватил девушку, как кошка крысу, и потащил в кусты. Невооруженный юноша повел себя с отчаянным героизмом. Он ринулся за тигром, крича и швыряя в него камнями. Зверь, двигавшийся сравнительно мед­
ленно, поскольку держал в пасти девушку, обернулся, выпустил свою ношу, прыгнул на юношу и убил его ударом передних лап. Затем он снова подобрал девуш­
ну и исчез в джунглях. Обо всем этом позже рассказа­
ла потрясенная, почти лишив­
шаяся ра<;судка мать. Узнав, чт6 стряслось, крестьяне сколотили отряд и отправились к месту трагедии. Изуродованное тело юноши они нашли без труда и доставили его домой. Но след тигра с его ношей вел в дебри, и они не осмелились долго пре­
следовать хищника. В ту же ночь старая мать умерла от горя ... Прибыв в этот район, я столк­
нулся с трудностями. В окре­
стностях Банско водилось до­
вольно много тигров. Как опре­
делить людоеда? После некоторых размышлений я разработал следующую схему операции. Двух буйволят привя­
аали под деревьями в безлюдном 32 месте у подножья холма и возле каждой приманки поставили кук­
лу, похожую на человека, натя­
нув на нее изношенную одежду. За обеими приманками, стоявши­
ми на расстоянии мили друг. от друга, еженощно внимательно наблюдали шикари. Через две ночи я получил со­
общение: тигр подходил к одной из приманок, но, побродив в сомнении вокруг, ушел, оста­
вив' ее нетронутоЙ. На следу­
ющий день пришло сообщение от другого наблюдателя: тигр прыгнул на манекен, сбил его наземь, а затем прикончил телен­
ка. Сомнений не было --
это он. Из рассказов следопытов яв­
ствовало, что зверь все еще бро­
дит вокруг деревни и навеРНЯI\а вернется к добыче. Нужно было поторапливаться. Я раздобыл ко­
зу и в сопровождении трех ши­
нари отправился через сады, окаймляющие деревню Банско. По дороге мы разговаривали и смеялись: для того, чтобы, если тигрица все еще залегает побли­
зости, создать у нее впечатление, будто мы группа безобидных крестьян, идущих по своим де­
лам. Однано блеяние связанной козы произвело иное впечатле­
ние. Едва мы сели в укрытие, как появилась тигрица и без колебаний набросилась на ко­
зу, привязанную поблизости от недоеденного буйволенка. Тиг­
рица явно прихрамывала. Раздался выстрел. К сожале­
нию, промах. Пуля отбила ку­
сок от большого камня прямо за тигрицей; та в испуге взвилась в воздух и исчезла. Я считал, что большой беды не случилось. Тигрица вряд ли покинула бы такой богатый дичью район. Казалось, она не испытывает особого страха или ненависти к людям, а рассматри­
вает их просто кю{ легко доступ­
ную пищу. Я пришел к выводу, что, если постараться, ее можно будет еще раз заманить под ду­
ло. Главное --
действовать без промедления. Мы срочно организовали обла­
ву. На следующее утро цепочка людей осторожно двинулась впе­
ред через густые заросли. Никто не сомневался, что тигрица все еще бродит среди полей и садов. И верно --
вскоре она появилась перед загонщиками и преспокой­
но затрусила через открытое про­
странство, где уже стоял я. Во время свежевания я тща­
тельно обследовал ее. Никаких следов прежних пулевых ране-
ний. Странно! Я продолжал ис­
кать и вскоре из мускулов ниж­
ней челюсти извле'к острие иглы, а затем еще одну иглу из левой передней лапы --
печальные ре­
зультаты нападения на дикО'­
браза. Игла в лапе весьма зна­
чительно снизила пО'движность тигрицы, а обломок в челюсти лишил хищника железной хват­
ки. Вне всяких сомнений, людое­
дом ее сделала крайняя нужда ... Мне хочется еще рассказать о нескольких схватках человека с тигром, которым я был свидете­
л,ем. Я хочу о них вспомнить главным образом потому, что эти случаи опровергают убеждение о том, что не вооруженный огне­
стрельным оружием человек со­
вершенно беззащитен перед зве­
рем. В один из жарких дней я уча­
ствовал в Гвалиоре в болыпой облаве. Район изобиловал раз­
личным зверем, и вскоре мы наткнулись на следы целО'го вы­
водка тигров: самца, самки и трех взрослых тигрят. Загон на­
чался в одиннадцать чаеов, и уже через полчаса мы убили че­
тырех тигров, остался лишь са­
мый большой зверь самец. Обычно, когда идет облава на семью тигров, самец отходит по­
следним, пустив самку и тигрят вперед. Теперь же тигр-самец, за­
слышав выстрелы впереди, при­
шел, очевидно, к выводу, что сле­
довать за своим семейством не­
разумно. Решив прорваться назад сквозь линию загонщиков, тигр кинулся на одного из них, опро­
кинул и вцепился ему кльшами в плечо. Случилось так, что брат несчастного, тоже участвовавший в загоне, находился в это время поблизости. Увидев, чт6 происхо­
дит, он подбежал и изо всей си­
JIbl ударил тигра по голове обитой железом дубинкой. Нанеся зверю страшный удар, он без оглядки бросился бежать. Я быстро побежал на шум и в изумлении увидел человека lI: тигра, лежащих бок о бо!\. Тигр был мертв. Как же так --
ведь я не слышал выстрела! Осмотрев голову зверя, я увидел, что удар дубинкой проломил ему череп и тигр испустил дух. Конечно, это был фантастиче­
ски счастливый случай. У чело­
века столькО' же шансов убить тигра дубинкой, сколько и мухо­
бойкой. Не говоря уже о легко­
сти, с которой зверь может сбить человека с ног, тигр сиособен достать своего прО'тивника на го­
раздо б6льшем расстоянии, чем это кажется. Сам же тигр сумеет увернуться, если только его вни­
мание не отвлечено. В приведен­
ном случае внимание зверя было, естественно, прикован о к несча­
стной жертве, сваленной наземь. Еще более невероятная исто­
рия произошла с человеком по имени Калу Сингх, служившим надсмотрщиком у владельца кон­
ного завода в Колесаре, штат Раджастхан. В полумиле от Коле­
сара у подножья холма стояло высокое дерево, окруженное зем­
ляным валом, образующим как бы круглый двор. Внутри двора хранились хворост и сухой навоз. В пятидесяти метрах от дерева пролегала тропинка, ведущая в деревню. Рано утром крестьяне, проходя по тропинке, увидели за кучей валежника позади дерева поло­
сатую шкуру. Не оставалось {:ом­
нений в том, что какой-то бродя­
чий тигр, заметив людей, спря­
тался за зе мляным валом. Кто-то побежал в деревню сообщить но­
вость, остальные рассыпались и установили наблюдение. Вскоре собралась толпа чело­
век в сто. Если бы тигра остави­
ли в покое, он, несомненно, ушел бы; однако теперь, когда он был 'окружен, у него, по-видимому, не оставалось д ругого выбора, как выжидать с реди ветвей. Люди из-за излишней уверен­
ности повели себя неразумно. Мало того, что толпа постепенно все ближе и ближе подходила к валу -
один из крестьян в на­
дежде увидеть больше, чем дру­
гие, вошел во двор с противопо­
ложной стороны. Тут нервы у тигра не выдержали, и он выс'Ко­
чил через вал прямо в толпу. Поднявш ись на задн ие лапы, о н схватил од но го из любо пытн ы х, сто яп шР,г () ТНПН)М се Ha.rг." r ~ u~ _ ХОМ, и 6rU(,l1Ji uro на з е МJilV. Калу Сингх был старый солдат, известный своей храбростью. Он не растерялся и изо всех сил рубанул тигра по спине лопатой. Зверь плюхнулся животом на свою жертву, царапая когтями землю. Толпа, изрядно напутан­
ная, бросилась бежать в деревню. Лезвие лопаты повредило зве­
рю нервный ствол спинного мозга, и у него парализовало ла­
пьr. Человек, на которого он сва­
лился, остался жив. Эти случаи говорят о том, что самообладание даже в минуту самой отчаянной ситуации позво­
ляет получить один-единствен­
ный шанс, который судьба всегда оставляет в запасе. Перевели с аиглийского М. ВИЛЕнекип, В. РОДИН 3 « В округ света» Nt 2 КАК НАХОДИТ ДОРОГУ ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ? Около двух веков иазад жеиевский врач Жури­
не опублнковал результаты проделанных им лю­
бопытных экспериментов. Исследователь обнару­
жил, что летучие мыши, отлично ориентирующие­
ся в темноте (эта поразительная их способность была известна задолго до Журине), становились совершенно беспомощными, стоило только закрыть им ватой... уши. Журине предположил, что слух замеияет летучим мышам зреиие. Чуть позже это предположение было подтверждено итальянцем Спалланцани, проделавшим серню сходных опытов. Но как этот зверек слушает предметы беззвуч­
ные? Кто-то из ученых, заинтересовавшихся, по­
чему мышь в полете почти все время пищит, ре­
шил закрыть ей не уши, а рот. И что же? Зве­
рек снова словно бы ослеп... Итак, оказывается, « путеводнтелем» для летучих мышей служит писк: воспринимая на слух отраженное от различных предметов эхо, зверек четко определяет их поло­
жение в простраистве и легко находит среди них, даже без помощи зрения, дорогу. Казалось бы, загадка, наконец, разрешена. И все-таки ... Ученые определили диапазон зву­
ковых волн, какими «пользовались» летучие мы­
ши. Минимальная длина волны «эхолота» лету­
чих мышей составила около четырех миллиметров. Известно, что звуковые волны могут отражаться лишь от тех предметов, длина которых составляет не менее половины этих волн. Следовательно, тео­
ретически летучие мыши могли замечать в про­
страистве лишь предметы размером не меньше двух миллиметров. Но недавние исследования ученых ФРГ пока­
зали, что летучие мыши «замечали» куда более мелкие предметы. Исследователи приучили их на определенный звук, обозначающий время кормеж-
~. __ :-:-, :- дс ::д:::: ;.З с~~рудников лаборатории держал в вытянутой ру­
ке пинцетом миллиметрового червяка. Ни одна из летучих мышей не промахнулась ни разу ... Эксперимент был усложнен. В дверь, разделяю­
щую два помещения, вставили иейлоновую сетку с тонкими, едва заметными нитями -
до восьми со­
тых миллиметра. И что же? Пролетая сквозь ячейки этой почти невидимой сетки, ни одна из мышей ни разу не задела даже самую тонкую нить. Так был установлен интереснейший факт­
способность «видеть» предметы с помощью ульт­
развука оказалась у летучих мышей в 25 раз вы­
ше «расчетной». В чем тут дело? Как устроен ультразвуковой механизм ориентации летучих мышей? ... Один из ученых, участвующих в новой серии экспериментов с летучими мышами, сказал: «Еще не ясно, какнм окажется точный ответ на эти во­
просы. Но ясно одно -
специалистам по бионике здесь есть чему поучиться ... » А. С О Л О ВЬЕ В А 33 .. " I • ' t октября февраля -1'14 марта 1 J' О.ВЕСЛЕ-
1968 г. * ТАВЛЕЕ' старт - -~', J. ---.---, СЕ8ЕРНЫИ ' ---'-\. '* полюс .
--
"------'\ *~ ......... '---
-
--
\..f_ I I -
I ,о"', б 15 марта 1969 г. WПИЦБ I 4 сентя ря 14 апреля --
-о-
--
предполагаемый маршрут , .• ',.' _ • _ первый этап экспедиции талqg с Алланом Джиллом, уно­
си.т все дальше от Грифельной Доски ..• Когда два года назад мы бе­
седовали с Хербертом о планах предстоящей трансарктической экспедиции, и ему и нам финал похода рисовался иначе. Уолли был переполнен оптимизмом, уверенностью в себе и друзьях. Создавал ось впечатление, что самое трудное дл~ него уже по­
зади: удалось спробить. идею пешего перехода через полюс, достать деЕ!>!'!!:, снаряжение, со­
бак. На все эти хлопоты Херберт потратил без малого че­
тыре года. Мы беседовали С' Уолли в ка­
бинете директора Королевского географического общества про­
фессора Кирвана. Хозяин наш -
известный археолог, ав­
тор интереснейших книг о рас­
копках в Нубийской пустыне. Похоже, ему было чуть-чуть не-
ловко перед иностранцами за повышенную экспансивность Уолли. А тому заметно не тер­
пелось в путь. Хер берт не мог усидеть на месте, поминутно вскакивал, мерял огромную ком­
нату быстрыми шагами -
раз­
минался. Невысокий крепыш, темноглазый, курносый, борода­
тый. Борода окладистая, по­
лярная. Разговор наш с Уолли проис­
ходил на ходу -
от карт, раз­
вешанных на ст,енах, кидались к картам, разложенным на сто­
лах. По непривычно темно-синей карте дрейфа льдов Полярного бассейна пролегла красная пунк­
тирная черта -
маршрут экспе­
диции. Хербер'l' подробно объяс­
няет что курс проложен таким '1браз.JМ, чтобы на БОJJьmел ЧII­
. ......... JlУ'~И льд.... I_"'J,.VIИ яеСJJ:И 11Х в нужном направлении. Из гра­
фика экспедиции видно, что у олли твердо верит в незыбле­
мость ледового расписания. Пер­
вая декада февраля 1968 го­
да -
старт с мыса Бэрроу на Аляске, 1 октября -
остановка на Северном полюсе, первая де­
када июня 1968 года -
финиш в поселке Лонгйербиен (Шпиц­
берген). Уолли с энтузиазмом описы­
вает нам научную программу экспедиции. Четыре раза в день должны проводиться синоптиче­
ские наблюдения. во время зим­
ней и летней стоянок намечено исследование солнечной радиа­
ции и динамики движения ледо­
вого покрова. Изучение характе­
ра дрейфа льдов, гляциологиче-
36 ские измерения, геофизический страверс. подводного хребта Ло­
моносова ... Уолли надеется най­
ти ответ и на вопрос, давно ин­
тересующий зоологов: с Чем все­
таки питается белый медведь во время долгой полярной ночи, если, -
замечает он, -
исклю­
чить из его рациона зимовщи­
ков? Но, пожалуй, самым важным пунктом научной программы должна стать проблема выжива­
ния. Как известно, вот уже не­
сколько лет, как в небе над Арктикой пролегли регуляр­
ные трассы пассажирских авиа­
линий. Значит, могут произойти и вынужденные посадки во льдах? Какое снаряжение лучше иметь на борту, как организо­
вать спасательные партии? -
Арктика неплохо изучена стационарно, говорит Херберт. -
Но на некоторые во­
просы ответ может быть найден только сна ходу •. История освоения полярных бассейнов знает немало случа­
ев, когда люди гибли только от­
того, что не смогли ужиться друг с другом, от одиночества, нервной нагрузки, от страха пе­
ред следяным безмолвием •. -
Конечно, говорит Херберт, -
нам будет легче. Постоянная радиосвязь с домом. Н, кстати, и буду сидеть на ра­
ции. Но представьте : нас четве­
ро, и в течение почти полутора лет мы будем предоставлены только самим себе. Как сложат­
ся наши отношения? Будет ли нас угнетать постоянное ограни­
чение во всем, к чему привык­
ли? Мы опытные зимовщики. Но все-таки на зи·,,:ыж:.t:': еетъ известный комфорт. И народу е:{"тт~птр R (\r;"!"т~-~~ Ц:, ~t')~\.-, ,,'~,~~~-
нланетных ,,) . ",·.iНJствиИ l\ilbl nvu-
делаем полезный психологиче­
ский эксперимент. -
Не видите ли вы некоторо­
го элемента риска во всем этом предприятии? осторожно спрашиваем мы. Херберт слегка косится на профессора Кирвана. Тот улы­
бается. -
Риск? Ну, конечно же, рискl -
говорит Херберт. -
А как же иначе? Иначе и не стоило бы браться. Возможно, это одно из последних путешест­
вий, которое еще можно совер­
шить первыми. А первые всегда рискуют. Во всяком случае, это будет настоящее приключение. В этих словах, произнесенных с редким для англичанина пы­
лом и, как нам показалось, да-
же немного сердито, весь Уолли Херберт. Через несколько меся­
цев, уже с пути, он пришлет в Лондон предисловие к своей книге еСтрана мужчин.. В нем сказано: .В этой книге (она по­
священа годам, проведенным Хербертом в Антарктиде) чело­
век науки не найдет для себя ничего. Ее автор принадлежит к еще немногим оставшимся на свете искателям приключениЙ •. И чуть дальше Херберт вдохно­
венно излагает свое жизненное кредо: сМогут утверждать, что путе­
шествие через Арктический бас­
сейн больше не явлнется необхо­
димостью, а связанный с ним риск не оправдан. Но я ве­
рю, что одной из черт развитой цивилизации является дух при­
ключения -
потребность чело­
века ответить на вызов. Прези­
рать или принижать это качест­
во -
значит игнорировать вро­
жденное чувство любознатель­
ности, которое заряжает челове­
ка энергией •. Мы просим у Херберта разре­
шения опубликовать после за­
вершения экспедиции его днев­
ники в журнале .Вокруг света •• Он разводит руками: -
Вот это не в моих силах. Каждое слово, которое я напи­
шу, принадлежит газете сТаЙмс.. Вам придется подо­
ждать, пока она не напечатает первой эти дневники. Газетный синдикат лорда Томпсона, владельца сТаЙмс. и сСаНД'I таймс., приобрел мо­
нопольное право на публикацию мат~риалов об эксп;:диции, внеся в экспедиционный фонд солид­
"~Ъ!Ч ВК.'1а:ц. Королевское геогра­
'1'.∙∙∙ c:c, •. ,j,:, общество не ,\:!Огло найти 54 тысяч фунтов для фи­
нансирования трансарктического похода. Некоторая ча-::ть этой суммы составилась из с добро­
вольных пожертвований. фирм, рассчитывавших, что экспеди­
ция будет прекрасной рекламой их товаров. Главным же пайщи­
ком и в известном смысле хо­
зяином путешествия стала сТаЙмсt. Покровительство путешестви­
ям -
традиционная особенность английской прессы. Можно вспо­
мнить участие Флит-стрит 1 в под­
rOToBKe антарктических походов Шеклтона, Скотта, Фукса. В' по­
следние же два-три года финан-
I Ф Л И Т -
С Т Р И Т -
улица в Лондо­
не. на которой расположены редакции крупнейших газет. -
ПРUAl. ред. сирование различных экспеди­
ций приобрело очень широкий размах. Каждая солидная лон­
донская газета, чтобы не от­
стать от других в погоне за чи­
тателем, сочла за благо взять под свою опеку какое-нибудь странствование или плавание. Разумеется, газетчиков и рекла­
модателей привлекали не столь­
ко серьезные научные экспеди­
ции, сколько те, что носили ха­
рактер состязания. .Обсервер. финансирует традиционную ре­
гату для яхтсменов-одиночек через Атлантику .• Санди таймс, назначила огромные призы уча­
стникам гонок под парусом во­
круг света. .ДеЙли экспресс. опекает многодневные авторал­
ли. «Дейли мейл> -
воздушные гонки между телевизионной башней в Лондоне и Эмпайр стейт билдинг в Нью-йорке. .Пипл. угощает читателей ре­
портажами о плавании по Ама­
зонке на 4ховеркрафте. (судно на воздушной подушке) и т. д. Чем больше риска, тем луч­
ше. А потому организаторы иных плаваний или гонок сквозь пальцы смотрят на уча­
стие в них малоискушенных или плохо подготовленных путешест­
венников. Если что и случит­
ся -
а случалось уже не раз,­
есть возможность организовать поиски с привлечением военно­
воздушных и военно-морских сил. Какой удачный материал для сенсации! «Вторжение прессы, рекламы, бизнеса искажает сам дух пла­
вания под парусом. Моряки-яхт­
смены превращаются в платных жокеев, -
сетовал в разговоре с нами Але к Роуз, один из не­
многих английских путешествен­
ников, который решительно отка­
зался от уt.:луг торговых фирм и газетных концернов при под­
готовке своего плавания вокруг света. -
Я не завидую тем, кто погонится за призами .Санди таймс •. Роуз был прав. Через несколь­
ко месяцев после нашей беседы с ним в Портсмуте тогдашний лидер безостановочных гонок во­
круг планеты Бернар Муатесье отказался от перспективы полу­
чения приза и повернул свою ях­
ту на второй виток в океан '. Другой участник этого соревно­
вания решил обмануть всех и вся, спрятавшись на южноамери­
канском берегу и выжидая удоб­
ного момента для возвращения. \! О плавании Бернара Муатесье можно было прочесть в «Вокруг све­
та» N, 9 за 1969 год. -
Прuм.. ред. и поплатился·s конце концов жизнью ... .ТаЙмс., конечно же, пред­
почла бы не просто трансаркти­
ческий поход, а, скажем, бега собачьих упряжек через по­
люс. Но Херберт и его спутни­
ки могли соревноваться только со временем. Поэтому предстар­
товый ажиотаж .ТаЙмс. разжи­
гала, забрасывая читателей во­
просами: 4 Успеют ли путешест­
венники пере сечь Ледовитый оке­
ан к назначенному сроку? Что будет с ними, если не успеют, если их догонит весна? и т. п. Мы не раз беседовали с ан­
глийскими газетчиками о «гео­
графическом буме. на страни­
цах лондонских изданий. Их су­
ждения на этот счет можно ре­
зюмировать в двух ниболее ка­
тегорических подходах к теме.. «Англичане очень азартны,­
говорили они. -
Но мало кому из них по карману собственное настоящее приключение. Боль­
шинство удовлетворяется тем, что щекочет себе нервы, заклю­
чая пари. Знаете, ведь далеко не все играющие на скачках зна­
ют толк в лошадях или хотя бы любят их. Путешествие -
та же скачка с препятствиями. Для многих весь интерес сводится к возможности поставить на по­
бедителя. Истинный смысл при­
ключения -
борьбу с силами природы газета привычно подгоняет под эрзац-азарт тота­
лизатора •. «Такое объяснение слишком упрощает проблему, -
возража­
ли их коллеги. -
Увлечение сfюртивной стороной научных путешествий -
это, если хотите, определенная дань национально­
му тщеславию. Не случайно к каждому путешествию мы но­
ровим приспособить слово «пер­
вое.. Эпоха nервооткрывателей прошла, теперь мы создаем nер­
воnересекателеЙ». Нужно признать, что в обоих приведенных выше воззрениях на причины ажиотажа вокруг путешествий соотечественников есть немалая доля истины. Дей­
ствительно, в организации раз­
личных путешествий-соревнова­
ний в Англии нельзя не увидеть черт, как бы взятых напрокат из профессионального спорта. Но в то же время нельзя не уви­
деть и того, что такие понятия, как «приключение., «путешест­
вие., нередко оказываются в прямом соединении как с нау­
кой, так и со спортом. Вообще говоря, тема 4путеше-
ствия вперегонки., привнесения спортивных критериев в мир на­
уки могла бы быть предметом интересной дискуссии. Разрушает ли спортивный азарт, погоня за метрами и секундами романти­
ку дальних странствий? Не бы­
ло ли элементов спортивного со­
ревнования уже в трагическом соперничестве Амундсена и Скотта за вступление на Юж­
ный полюс? И если профессио­
нальный автогонщик, ведя борь­
бу на трассе, переступает ради победы грань оправданного рис­
ка, то вправе ли переступать эту грань участник географиче­
ской экспедиции? Вполне очевидно, что черты истинного спортсмена и настоя­
щего ученого могут сочетаться в одном человеческом характе­
ре. Но могут ли сосуществовать, не мешая друг другу, сnортив­
ные и научные цели в одном пу­
тешествии? И поскольку поведе­
ние человека в момент опасно­
сти, крайнего напряжения ду­
ховных и физических сил само по себе является предметом на­
учного исследования, не пред­
ставляют ли дальние путешест­
вия на скорость свой особый ин­
терес для науки ХХ века -
в частности, для психологии? На собаках... Через полюс ... 3ачем это им нужно? Таковы были основные вопросы коррес­
пондентов перед стартом. -
Мы сами относимся к на­
шему предприятию прежде всего как к хорошему приключению, -
сказал нам Херберт, прощаясь. Мы хотим проверить тео­
рию американского ученого док­
тора Раймонда Бернарда о том, что на Северном полюсе есть от­
верстие в центр Земли, откуда и вылетают «летающие тарелоч­
ки., -
отшутился он несколько дней спустя в Лондонском аэро­
порту. С типичным английским юмо­
ром ответил корреспондентам и Аллан Джилл: .Я лично иду, чтобы избавиться от глупых лю­
дей, которые спрашивают: «3а­
чем ть\ идешь? Кстати, в конкурсе на самый глупый вопрос победила, как нам кажется, одна канадская журналистка, о которой расска­
зал Херберт. Она спросила: не считает ли он, что, пройдя пеш­
ком через Ледовитый океан, он станет вторым Иисусом Хри­
стом? «Второй Иисус Христос. ро­
дился за тридцать три года до этой беседы. 37 В 1954 году двадцатилетний у олл завербовался в свою пер­
вую антарктическую экспеди­
цию. Проработав два с полови­
ной года геодезистом на Земле Грэма, он пускается в обратный путь домой через Южную Аме­
рику, пользуясь для передвиже­
ния исключительно большим пальцем, которым останавливал попутные маШiИНЫ. Часть пути он проделал пешком по горным тропам Анд, а 1300 километров одолел в каноэ, спускаясь по ре­
ке Магдалена. 1960 год застает его на Шпицбергене, а следую­
щий -
снова в Антарктиде, в составе новозеландской экспеди­
ции на Земле Королевы Мод. В честь 50-летия открытия Юж­
ного полюса Амундсеном он осуществляет восхождение на ледник Акселя Хей берта. Вернув­
шись в 1963 году в Англию, он при ступает к подготовке транс­
арктического похода на соба­
ках и следующие два сезона про­
водит в тренировочно-разведыва­
тельных экспед.ициях в Грен­
ландии и на Аляске. .Уолли -
романтик, но тща­
тельно скрывает этот дефект,­
говорят о Херберте друзья. -
Свою книгу об Антарктиде он написал сначала белым стихом, а потом переписал прозой •. Доктор географических наук, гляциолог Рой Кёрнер провел около пяти лет в Антарктиде, причем последний раз -
на По­
люсе недоступности. Он самый высокий и самый рыжий из чле­
нов экспедиции и единственный из них, успевший в перерывах между зимовками завести семью. Семья должна была увеличиться в числе, когда экспедиция соби­
ралась в путь. Рой упросил Херберта на несколько дней от­
срочить старт. И пока его уп­
ряжку натаскивали в Бэрроу, научный руководитель экспеди­
ции провел в американском го­
роде Колумбусе несколько дней с новорожденной дочкой. Десять лет работы в полярных районах не показались Аллану Джиллу слишком долгим сро­
ком. Самый старший из четвер­
ки, 37-летний Аллан к тому же единственный обладал опытом жизни на дрейфующей льдине и длительных поездок на собачьих упряжках. Весной 1967 года он проделал вылазку длиною 1200 миль в глубь Ледовитого океана, повторив часть пути не­
счастливого претендента на от­
крытие Северного полюса Фре­
дерика Кука. Аллан от­
личный кинооператор. В его ак-
38 тиве поразительные цветные снимки дна Ледовитого океана. -
Джилл никогда бы не рас­
ставался с Арктикой, -
говорит о нем Херберт, -
если бы его, как и других людей, не влекли приключени.я. Поэтому он вре­
мя от времени покидает поляр­
ные районы и совершает прогул­
ки по Лондону. В отличие от трех остальных членов экспедиции, военврач Кен Хеджес в Арктике, как и в Антарктике, вообще не был. Оно и понятно: Кен -
специа­
лист в области тропической ме­
дицины. К этому надо добавить хорошее знание джиу-джитсу, уменье плавать с аквалангом, прыгать с парашютом и ориенти­
роваться в джунглях. Все это могло лишь ограниченно приго­
диться на полюсе. В высокие ши­
роты он попал впервые за месяц до старта -
Аллан взял его с собой в Гренландию покупать лаек. Обучение шло быстро. Возвра­
щаясь с 40 собаками из посел­
ка Куанак, Кен и Джилл заблу­
дились в пурге. Их эскимосские про водники потеряли дорогу. За эти несколько дней блужданий в .белоЙ пустыне. Кен узнал и какие сны видит человек, спя­
щий в снеговой яме, и с каким аппетитом набрасывается он на куски мороженой моржатины. Хеджес был не только врачом, но и психологом экспедиции. Свою деятельность по охране мо­
рального духа участников похо­
да он начал с того, что роздал им накануне старта анкету, со­
стоящую из 1016 вопросов. Сам же Кен регулярно звонил с Аляски домой, в город Бор­
немут, и слышал от мамы один и тот же вопрос: .ПослушаЙ, тебе действительно не холодно? Может быть, прислать еще одну пару т~плого белья? Груз, который 40 гренланд­
ских лаек должны были прота­
щить на четырех санях через 3800 километров льда и снега, разумеется, включал и теплое белье, и песцовые кухлянки, и волчьи парки, и много других приятных вещей для защиты от стужи, в том числе 50 комплек­
тов меховых тапочек для лаек. Но все это составляло лишь ни­
чтожную часть 70 тысяч фунтов снаряжения, завезенного в янва­
ре 1968 года на мыс Бэрроу. Много весили сами сани, изго­
ТО,вленные по специальному за­
казу, -
при необходимости их можно было превратить в сред-
ство передвижения по воде. Су­
щественное место занимали и две походные рации, сборные со­
бачьи загоны и ящики с продо­
вольствием для собак и людей. Рацион был разработан из рас­
чета 5500 калорий на человеко­
день. Продовольственная развер­
стка включала 6200 сигарет и 60 фунтов трубочного табака. Духовная пища -
несколько сот метров магнитофонной пленки с записями симфонических про­
изведений и библия, которую читал на ночь психолог экспе­
диции. Почетное место занимал в экипировке потертый карман­
ный хронометр с нацарапанным на серебряной крышке словом .Sudpolen-1.. Его нацарапал Амундсен на Южном полюсе в 1911 году. Нынешний владе­
лец хронометра, состоятельный норвежский фермер, попросил теперь Херберта нацарапать что­
нибудь от себя на Северном по­
люсе. Что не взяли с собой? Не взя­
ли писем. Несколько килограм­
мов писем -
вернее, конвертов с адресами было прислано в ад­
рес экспедиции филателистами, которые просили поставить штемпель на почте в Бэрроу и взять ПРОШi'Гемпелеванные кон­
верты на Северный полюс. .Не­
практичная идея., -
высказал­
ся Уолл Херберт. Пока ожидали погоды и Кёр­
нера, решали вопрос, как запря­
гать собак: цугом или попарно в хвост. Цугом красивее и драк меньше. Но местные эскимосы отсоветовали торосы легче преодолевать попарно. Лайки были куплены без ро­
дословной. Имен их никто не знал. Называли заново. Аллан Джилл использовал весь свой запас жаргонных выражений. Херберт пошел по другому пути, называя лаек в честь своих зна­
!Сомых. Вожак упряжки откли­
кается теперь на имя Сэр Майлс Клиффорд. Его лондонский тез­
ка -
не кто иной, как председа­
тель Комитета по организации трансарктической экспедиции. Не забыты были и другие члены Комитета -
полковник Эндрю Крофт, начальник полицейского училища, мистер Аллан Триттон, директор банка .БарклаЙ.,и сэр Вивьен Фукс -
первопере­
секатель Антарктиды ..• -
Самое трудное? пере-
спросил нас Хер берт. -
На мой взгляд, пройти первые сто миль. Так и оказалось. Начиная с 23 января, когда впервые из-за горизонта высуну­
JlОСЬ СОJlнце, Херберт ежедневно BblJleTaJl на рекогносцировку. ВозвращаJlСЯ угрюмый. Давно ПРОШJlИ все сроки старта, гра­
фик похода БЫJl непоправимо ПОJlоман, а Jlедовая обстановка оставаJlась беспросветной. По вечерам в кафе сУ Фреда. (так прозваJlИ хижину Фреда Чёрча, радиста, который будет поддерживать связь с экспеди­
цией во время всего похода) со­
бираJlИСЬ эскимосы, пили чай. СПОРИJlИ: на какой МИJlе ангJlИ­
чане повернут назад, есJIИ вооб­
ще выберутся на Jlед, успеют JlИ, нет встретить ужасного десяти­
ногого медведя. ВспоминаJIИ местного охотника, который JleT сто назад ХОДИJl пешком в Ле­
довитый океан. ВеРНУJlСЯ, истоп­
тав четыре пары камиков -
эс­
кимосских снегоступов. Расска­
заJl о дружеJlюбном ПJlемени, которое живет стам •• В доказа­
теJlЬСТВО ОГОJlЯJl спину: на спине БЫJl мастерски вытатуирован кит. Четверых аНГJlичан занимаJlа та же проБJlема: как преодо­
Jlеть сотню МИJlЬ, отдеJlЯЮЩУЮ берег Аляски от панциря креп­
кого пакового Jlьда? Эти СТО МИJlЬ представJl.llJIИ собой меси­
во из взгроможденных друг на друга JlЬДИН, крошеного Jlьда и черных разводий. МеНЯJlСЯ ве­
тер, меНЯJlась температура. Не меНЯJlась ТОJlЬКО общая картина взбудораженного Jlьда. ЖдаJlИ одного: когда СJlабый северо-во­
сточный ветер совпадет с креп­
ким морозом. Ветер соберет рас­
ходящиеся Jlедяные ПОJlЯ, а мо­
роз скует оставшиеся разводья. сНк один заДОJlжавший жи­
Jlец, писаJl в те дни Хер берт, -
не крадется так ос­
торожно мимо двери своей квар­
тирной хозяйки, как мы ДОJlЖНЫ крастьса по свежему JlЬДУ. В от­
Jlичие от пресноводного морской Jlед не трескается, как CTeKJlO, а прогибается под тяжестью те­
Jla. Никогда не знаешь, в какой момент он Jlопнет •• 19 февраJlЯ с caMOJleTa БЫJlа обнаружена СJlедовая дорога.­
узкая ПОJlоска гладкого JlЬдa, уходящая от берега. Правда, ве­
Jla она не на север, а на восток. -
Все едино, сказаJl Херберт, ждать боJlЬше неJlЬЗЯ. На восходе СОJlнца 21 февраJlЯ 1968 года четверо путешествен­
ников отпраВИJlИСЬ в дорогу. С собой у них БЫJl провиант на 14 дней. В течение трех часов, пока СТОЯJlО СОJlнце, видимость БЫJlа ПРИJlИЧНОЙ. Ветер достигаJl примерно 15 УЗJlОВ, температура держаJlась OKOJlO 25 градусов ниже НУJlЯ по Фаренгейту. Вечером СОСТОЯJlСЯ первый ра­
диосеанс. Путники ОДОJlеJlИ 15 МИJlЬ, но СJlедовой дороги. не наШJlИ. В Jlабиринте торосов все видится иначе, чем с возду­
ха. ся смертеJlЬНО YCTaJl, Фред­
ДИ, -
сказаJl радисту У OJlJl. Давай сегодня покороче •. ИЗ ДНЕВНИКА: • 26 Ф е в р а л я, n о н е д е ль­
н и ". Мы проделали адс"ое "о­
личество тяжелейшей дорожной работы за эти последние дни. Она изматывает, но приносит удовлетворение. Этот мяг"ий лед весь перемолот. Он грязного цве­
та. Ка" "уча строительного мусора. Дьявольс"ая "артина. Кёрнер и Хеджес расшибли "о­
лени об острые "ус"и льда •. В среду, 28 февраJlЯ, Jlетчик Боб Мэрфи на caMOJleTe счес-. сна-180. оБСJlедоваJl район дви­
жения экспедиции и, обнаружив проход в торосах, сБРОСИJl опо­
знаватеJlЬНЫЙ знак. Знак путе­
шественники не наШJlИ. В четверг, ПРОJlетая над Jlare-
рем, Мэрфи обнаРУЖИJl,что пу­
тешественники находиJlИСЬ на неБОJlЬШОЙ Jlедовой ПJlощадке, со всех сторон окруженной во­
дой. Сверху БЫJlО видно, как ПJlощадку прорезываJlИ темные МОJlНИИ трещин. Лишь 5 марта четверо ступи­
Jlи на прочный Jlед. В тот же день Херберт BepHYJl-
ся к своему дневнику: .К югу, восто"у и западу от нас -
от"рытая вода. На севе­
ре, за десятиметровой ледяной стеной -
хаос торосов. Мы все еще в зоне сroл"новения ледя­
ных полей. Наши беды начались четыре ночи назад. Тревогу под­
нял Кёрнер. Лежа в своей nалат­
"е, он обратил внимание на то, что гул и с"режет стал"иваю­
щихся льдин стали "а" будто громче. Он вышел и, пройдя "а­
"их-нибудь полсотни метров, увидел при слабом свете север­
ного сияния движущуюся на юг ледяную гору. Кёрнер поднял нас на ноги, и мы стали запря­
гать соба"... Мы неслись среди льда, ощущая, что все во"руг даже не движется, а тоже летит. С"возь гул "анонады раздава­
лись отдельные взрывы. Это огромные глыбы падали в раз­
верзшиеся воды. -.я чувствовал рез"ий запах моря. Мы бежали от nреследовавшего нас шума ча­
сов пять, но он не утихал. Не в силах двигаться дальше, мы устроили привал, но вс"оре новые опасности nогнали нас дальше. Я не знаю, "а" долго еще нам предстоит двигаться сре­
ди этого nредательс"ого льда и "а" долго "аждый из нас смо­
жет выдержать это .наnряжение •. Четыре упряжки снова пусти­
Jlись в бега. В эти дни вся на­
дежда БЫJlа на саМОJlетик счес­
сна-180.. Мэрфи ежедневно разыскиваJl отряд и РУКОВОДИJl С воздуха его передвижением • Контакт воздух -
Jlед не все­
гда оказываJlСЯ прочным. Чет­
верка жаJlоваJlась, что представ­
Jlение Мэрфи о ДJlине сухопут­
ной МИJlИ намного ОТJlичается от общепринятого. Кроме инфор­
мации о состоянии Jlьда, авиация достаВJlЯJlа путешественникам ПРОДОВОJlьствие по индивидуаJlЬ­
ным заказам и журнаJlИСТОВ из сСанди таймс •• 17 марта журнаJlИСТ Питер Данн передаJl в газету: сСегодня мы ВЫJlетеJlИ с аэро­
дрома мыса Бэрроу и совеРШИJlИ посадку в 55 МИJlЯХ к северо­
востоку, OKOJlO экспедиционного Jlагеря. Лагерь находится в 350 МИJlЯХ южнее того места, где экспедиция ДОJlжна быть по графику. Херберт ВЫГJlЯДИТ чрез­
'вычайно усталым. Он смотрит на окружающие Jlагерь барьеры вздыБJlенного Jlьда, как на тю-
. ремные стены. сПора бы нам, наконец, начать двигаться.,­
говорит он. AJlJlaH ДЖИJlJl ВЫГJlЯ­
дит так же бодро, как на стар­
те. Хеджес, отрастивший бороду, пожаJlоваJlСЯ мне, что чуть не застреJlИJl свою Jlайку БаббJlЗ. приняв ее ночью за BOJlKa. Кёрнер, также небритый, писаJl письмо жене. Все вокруг БЫJlО беJlоснежным. И ТОJlЬКО эти четверо БЫJlИ черны, как шах­
теры •• ИЗ дНЕВНИКА: .29 м а рта. 7308' N, 15605' W. Я начинаю верить, что при ра­
зумной доле везения мы сумеем добраться " лету до Полюса не­
доступности. Каждый волен по­
мещать этот полюс по своему разумению... Мое предложе­
ние -
8~ 80' N и 172030' W. ... Мы встае.м рано и ложимся поздно, измотавшись в"онец. Наши сани перенесли изрядную тряс"у, и .мы не устае.м удив­
ляться, что они еще не рассыnа­
лись. Мы са.ми тоже живы-здо­
ровы, если не считать синя"ов, 39 обмороженных мест и ладони Кёрнера, nрокушенной собакой. Собаку пришлось nристрелить. Еще одна погибла в драке. Оста­
лось 38. ... ПаковыЙ лед в нашем райо­
не пришел в движение. Мы не можем позволить себе дальней­
ших задержек, если хотим раз­
бить летний лагерь на Полюсе недостуnности. По теории, дрейф льдов этого бассейна должен приближать нас к намеченной цели со скоростью полмили в день. Но пока нам не удалось обнаружить ничего похожего. ... Всю неделю двигались мед­
леnно и осторожnо по молодому льду. От мыса Бэрроу теперь 400 миль. Во вторпик нам сбро­
сили продовольствие еще па полмесяца. Но больше всего мы радовались, получив смеnу шер­
стяnого белья. Хотя солnце и начиnает nригревать, все еще очень холодно. То и дело обна­
руживаем в районе nаших стоя­
нок следы белых медведей. Но самих животных не видно ... 27 апреля. 77032' N, 162040' W. Пройдено 450 миль. Кажется, вчера мы, накоnец, вы­
брались па пастаящий nаковый лед. До этого несколько дней обходили разводья. Теперь­
прямо к цели ... 25 мая. 800 42'N, 165030' W. Пройдеnо 660 миль. Собак оста­
лось 36. Аллан Джилл упал и повредил колено. Боялись, что тресnула кость. Но Хеджес разрешил двигаться дальше. Саnи совсем разваливаются. ... Мы преодолели полпути до Северного полюса, и позади оста­
лось 660 миль трассы. Но на самом деле мы прошли за уп­
ряжками около тысячи миль. Дрейф льдов опять относит нас к югу. Последnие дни мы бук­
вально топчемся на месте. Раз­
водья все медленnее затягивают­
Ся ледком. И мы уже nе идем и nе тащимся, а буквально пол­
зем. В упряжках осталось по во­
семь-девять собак, и даже nол­
тоnnы (вес саней с грузом) даются им с трудом. На днях мы с Алланом чуть не утонули, когда наши саnи, nревращенные в плот, стали тонуть под тяже­
Стью nамерзшего па nих льда. К счастью, дело окончилось ку­
nаnием в ледяnой воде. Научи­
лись мы двигаться и по глубо­
кому снегу. Во всяком случае, во время разведок. Делается это так. Стаnовимся на лыжи, в од­
пой руке держим па длиnных поводках трех собак, в дру-
40 гой -
кнут. Впечатление от про­
гулки ни с чем не сравnимое. За 80 дней пути мы больше узнали об окружающем нас ми­
ре, чем если бы прочли мно­
жество кnиг ... 27 м а я. 80050' N, 165040' W. Пройдено 670 миль. Перед nами целое море откры­
той воды. Вокруг весь лед в дви­
жеnии. Обстаnовка как в худшие дnи начала пашего путешест­
вия. Двигаться можно только назад. Но какой смысл? Мы все еще в 170 милях от места, где рассчитывали разбить лагерь к 14 июня. Если бы мы были хоть чуть-чуть северnее, стоило бы заняться nоиска,}!и надежно­
го ледяного острова для стояn­
ки. Но мы слишком отстали. На­
до пройти еще немало миль, прежде чем иметь право рас­
слабиться» . Херберт не скоро вернулся к дневнику. 3 июня он радиро­
вал Чёрчу: .Мы блуждали це­
лый день, но не продвинулись ни на йоту. Сначала пошли на северо-восток, потом попытались пройти на северо-запад, но по­
падали в непроходимые районы. Повернули назад и снова упер­
лись в тупик.. На помощь по­
лярникам с мыса Бэрроу выле­
тел самолет. Но летчик лишь обнаружил, что экспедиция на­
ходится в сплошном кольце би­
того льда. В этом районе Арк­
тики сталкиваются два мощных спиральных течения, и миль в окружности панцирь превратился ворот . ИЗ ДНЕВНИКА: на сотни ледяной в лед 0-
(,6 и юля. 81037' N,165° 15' W. Последnяя педеля была в фи-
зическом смысле самой труд­
ной. Времеnами собаки так глу­
боко проваливались в мокрый снег, что приходилось вытаски­
вать их оттуда поодиночке. Нам пришлось спарить упряжки и попеременно толкать саnи метр за метром. На каждой остаnовке мы выжимаем nоски и вылива­
ем из ботиnок холодную воду. Но как только продолжаем путь, оказываемся вnовь по колено в ледяной каше. А на ночлегах, определив свое местопахожде­
ние, мы с горечью убеждаемся, что все наши усилия оказались тщетными, так как дрейф отnо­
сит нас на юг!» 12 июля два транспортных самолета канадских ВВС сброси­
ли путешественникам необходи­
мое снаряжение для устройства летнего лагеря -
в том числе ласты и маску для подводного плавания. Пока занимались хо­
зяйственными делами -
строи­
ли город «Мелтвилль. (от анг­
лийского глагола -melt -
та­
ять), путешественники, к своей ве­
ликой радости, обнаружили, что их льдина как бы развернулась и начала дрейфовать к северу. Это случилось 22 июля, в день торжественного открытия «Ра­
стаЙ-города~. Казалось, тучи над экспедицией начали расходиться. Летний отпуск продолжался восемь недель. В первых числах сентября путешественники стали вновь собираться в дорогу. На этот раз недолгую -
приближа­
лась полярная ночь. От точки предполагаемой ос­
тановки Большое Полярное тече­
ние должно было доставить их на Северный полюс. Однако то­
ропиться не следовало. Первый снег запорошил ледяные поля, но озера летней талой воды еще не промерзли. В путь О'l'правились в поне­
дельник 9 сентября. Прошли око­
ло семи миль, когда случилась беда. В глубокую трещину, скры­
тую предательским снегом, про­
валился шедший с тяжелым рюкзаком Аллан Джилл. Доктор Хеджес немедленно поставил диагноз: тяжелое по­
вреждение спины, возможно смещение позвонка. Джилла по­
ложили на перевернутую бай­
дарку. На руках отнесли назад, в только что оставленный «Мелтвилль •. В Лондон была от­
правлена радиограмма с меди­
цинским заключением Хеджеса, который настаивал на не медлен­
ной эвакуации пострадавшего. Между тем в .РастаЙ-городе. два члена экспедиции решитель­
но восстали против мнения вра­
ча. С трудом превозмогая му­
чительную боль в спине, едва разжимая зубы, Аллан пробор­
мотал, что ни за что не поки­
нет лагерь. Его поддержал на­
чальник экспедиции у олли Хер берт -
человек, в первую очередь ответственный за жизнь и здоровье своих товарищей. Сначала он отправил в Лондон просьбу прислать замену. Но за­
тем, поговорив с Джиллом, он изменил мнение. Херберту нелегко далось та­
кое решение. Он понимал, что творится в душе Аллана, когда тот повторял сквозь зубы: «Мне легче умереть, чем покинуть вас. Ради всего святого, не пре­
давайте меня •• Доктор Хеджес считал невоз­
можным изменить своему про-
фессиональному долгу; он знал: человек с таким серьезным по­
вреждением не может оставать­
ся на зимовку, его место­
в больнице. Херберт радировал в Лондон: .Джилл неоценим для экспеди­
ции, он способен принести ог­
ромную пользу, даже будучи прикован к постели. Он со­
знает весь риск и возможные последствия и просит оставить его на зимовку •. Из Лондона пришли в ответ две радиограммы. Одна от патрона экспедиции герцога Эдинбургского. Муж королевы писал: «С сожалением узнал о несчастье с Джиллом в довер­
шение ко всем прочим трудно­
стям и разочарованиям. С наи­
лучшими пожеланиями. Ф и -
л и п п.. Вторая Р'lДиограмма подписана председателем Коми­
тета экспедиции сэром Майлсом Клиффордом: «Комитет обсудил все известные факторы и, созна­
вая большое желание Аллана остаться на зимовку, постано­
вил, что по причина м медицин­
ского характера, а также для обеспечения возможного старта экспедиции весной он должен -
повторяем, должен -
быть эва­
куирован •. Аллан между тем мужествен­
но боролся с несчастьем. Проле­
жав две недели неподвижно на твердых досках, он на чал де­
лать попытки приподниматься. «Будь я на месте Аллана, им пришлось бы пристрелить меня, чтобы взять отсюда., -
заметил Хер берт и отправил в Лондон гневную реляцию, выдержанную в издевательски канцелярских выражениях: .С чувством совершенного по­
чтения я вынужден обратиться к Комитету с настоятельным по­
желанием, чтобы впредь в ответ на мои обращения к нему за моральной поддержкои в отно­
шении каких-либо изменений планов, касающихся прохожде­
ния 3800 километров по дрей­
фующему паковому льду, Коми­
тет, сообразуясь с моей ответст­
венностью и с уважением к мое­
му опыту и суждению, посылал мне рекомендации, а не дирек­
тивьн. На общечеловеческом языке это послание означало одно: «Джилла я вам не отдам •. Во время очередного радиосе­
анса с корреспондентом «ТаЙмс. Херберт использовал для харак­
теристики действий Комитета не­
сколько весьма сильных англий­
ских выражений, которые газета не постеснялась тут же опуб­
ликовать. Ознакомившись с этой оценкой своей деятельности, Ко­
митет распространил в прессе следующее заявление: .Полярным исследователям хорошо известно, что у некото­
рых людей напряжение, созда­
ваемое длительным и трудным путешествием, накапливается и оседает в организме, особенно зимой. Это состояние, известное под названием «винтеритис. (от английского winter -
зима), затемняет рассудок и может представлять опасность. Вероят­
но, участники экспедиции после восьми месяцев отчаянного и опасного пути уже находятся в известной степени в состоя­
нии винтеритиса. Остается на­
деяться, что эта степень еще не столь велика, чтобы ставить под сомнение безопасность людей и исход экспедиции •. Для непонятливых сэр Клиф­
форд растолковал это заявление так: «Мы считаем, что У Херберта не все дома •. Комитет решительно отверг предложенный Хербертом план: оставить Джилла вместе с Хед­
жесом в «Мелтвилле., куда дол­
жна будет прибыть группа уче­
ных, а самому в паре с Кёрне­
ром завершить маршрут через полюс до Шпицбергена. 29 сентября на американс~ую дрейфующую станцию Т-3, нахо­
дящуюся в 150 милях от «Мелт­
вилля., сел двухмоторный «от­
тер. канадской полярной авиа­
ции. Летчику Фиппсу был дан наказ во что бы то ни етало за­
брать Джилла из лагеря. Сесть в «Мелтвилле., однако, было не просто. У «оттера. не было лыж, и опуститься ОН мог лишь на гладкую ледяную площадку. И тут летчики, сбросившие в лагерь очередную партию гру­
за, стали свидетелями своеобраз­
ной демонстрации Аллан Джилл встретил их, стоя на лы­
жах! Кроме того, они приняли следующее послание Херберта : «Бросайте ящики осторожнее. Поблизости бродят медведи, а нам не нравится вкус давленой медвежа тины •. В день, назначенный для эва­
куации, разыгралась пурга, и Херберт счастливым голосом сообщил, что расчистить полосу нет никакой возможности. На следующее утро установилась идеальная, насколько это воз­
можно в условиях Арктики, лет­
ная погода. Но напрасно летчик Фиппс ждал у рации известий из .Мелтвилля •. Херберт не от-
кликался на позывные. Рация .Мелтвилля. заработала только через три дня, когда погода ис­
портилась уже окончательно и бесповоротно. • Что же вы не прилетали? удивлялся Херберт. -
Теперь о посадке и думать нечего •. .Оттер. улетел на А Джилл остался зимовать гере. Четырем спутникам базу. в ла­
пред-
стояло вместе провести поляр­
ную ночь и залечить все раны -
телесные и душевные, -
вызван­
ные сентябрьскими событиями. ИЗ ДНЕВНИКА: «4 н о я б Р я. 85044' 7" N, 1630 W. Мы живем в хижине, напол­
ненной ароматом свежевыпечен­
ного хлеба и менее приятным запахом сохнущих над печкой фуфаек, аппаратов, варежек и вОлчьих nарок. Хижина невели­
ка -
25 квадратных метров, но у каждого из нас есть свой угол, обставленный по личному вкусу и в соответствии с nрофес­
сиональными обязанностями. На­
учные работы в разгаре. Доктор Кёрнер возится со своими микро­
.'>Zетеорологи ческими приборами и защищает от собак участок свежего, невытоптанного снега. Джилл приступил к своей nро­
грамме геофизического траверса, включающего замеры магнитно­
го и гравитационного полей, а также nрощуnывание эхолотом профиля морского дна. Он ходит легко, но все еще не может со­
гнуть спину. Эта несгибаемая спина напоминает старую воен­
ную выправку. Кен Хеджес nро­
водит опыты над нами, выяв­
ляя лучшую форму арктической одежды. Очевидно, наш энергич­
ный бег на месте во время оче­
редного эксперимента послужил импульсом к сотрясению льда, в результате которого 20 октяб­
ря наш лагерь треснул пополам. Два из пяти наших складов ока­
зались отрезанными. Через не­
сколько дней вторая трещина еще сильнее сократила наше жизненное пространство. При­
шлось искать новое место для лагеря. Перетаскивание и nере­
носка отняли добрых десять дней. Теперь новую и старую Стоянки соединяет отлично обка­
танная дорога». 24 февраля 1969 года, год спустя после старта, четверо англичан покинули .Мел:г-
виллы и взяли курс на Север­
ный полюс. Перед этим состоя­
лась новая серия радиоперего­
воров с Лондоном. Комитет сде-
4) лал еще одну попытку настоять на эвакуации Джилла. Он уже утвердил кандидатуру нового члена экспедиции. Осуществле­
нию замыслов Комитета мешало одно -
невозможность посадки в районе лагеря. Март выдался исключительно морозным. К тому же путешест­
венники взяли с собой мини­
мальный запас продовольствия. С тяжелыми нартами нечего бы­
ло и рассчитывать наверстать в сжатые сроки те 200 миль, что .не дошли. в прошлом го­
ду. В довершение ко всему пло­
хие метеоусловия нарушили на много дней контакт с экспеди­
цией с воздуха. Пришлось резко урезать рацион. ИЗ ДНЕВНИКА: «Эти дни мы никогда не за­
будем. Холод, усталость, голод ... Десять часов в сутки мы про­
биваемся сквозь торосы на север, не думая ни о чем дру­
гом, кроме nорции «Кембела» на привале и шестичасового забытья в холодном спальном мешке, влажном и липком от испарений наших усталых теЛII. Продовольствие и припасы были сброшены полярникам, когда они приближались к 89-й широте •• Собаки, -
сказал по радио Херберт, -
выдохлись окончательно от недостатка пи­
щи и долгого мороза. Им нужен по крайней мере недельный от­
дых, чтобы восстановить сильа. Но этой недели в запасе у Херберта и его спутников не бы­
ло. Их ждал полюс. ИЗ ДНЕВНИКА: .е каким чувством мы до­
стигнем этой точки после соро­
ка дней мучительного труда, сказать не берусь... Возможно, мы будем ощущать гордость. Возможно, только голод и уста­
лость. В любом случае мы не можем позволить себе рассла­
биться, пока наша задача да­
лека от завершения и Шпицбер­
ген все еще впереди». Он, конечно, не мог предпо­
лагать, что именно там, на полюсе, их поджидает одно из самых страшных бедствий, ка­
кие могут выпасть на долю по­
лярных исследователей. От гря­
дущей беды четверых англичан там будет отделять всего три­
дцать шесть часов. Онончание следует 42 СЕР Д ж о т у Р о н Е, итаЛЬЯНСКИ/i писатель УКРАДЕННАЯ АУША Фантастический рассказ 1:3 незапно врач задал . ему странный вопрос: «Вы дорожите своей душой?» До этого визит протекал как обычно. и Зигфрид Моргентойфель ясно дал понять. что весьма сомне­
вается в успехе. Долгие меся­
цы бесплодных хождений по врачебным кабинетам основа­
тельно подорвали его веру в медицину. Впрочем. к этому врачу он попал на прием впер­
вые. Обратиться к нему посове­
товал Моргентойфелю знако­
мый психолог. Но он почему­
то сказал. что никому не сле­
дует называть имени этого врача. И теперь Зигфрид Мор­
гентойфель подумал. что. види­
мо. предприимчивый эскулап. стремясь сильнее подействовать на пациента. умышленно окру­
жил себя ореолом таинственно­
сти. Очевидно. и этот. каза­
лось бы. неожиданный вопрос был отрепетирован зараJНее. -
Разумеется. я дорожу своей душой. хотя и не слиш­
ком. -
ответил он. Врач улыбнулся. -
Надеюсь. вы не приняли меня за Мефистофеля? Речь идет о научном открытии. Правда. аппарат еще проходит экспериментальную проверку. и Рассказ взят из сборника «Бан· дагал», который будет выnущеи изда­
тельством «Мир» В 1970 году. его применение в лечебных це­
лях пока запрещено законом. у меня могут быть неприятно­
сти. Н: тому же аппарат чрез­
вычайно дорогой. -
Что до цены. -
сухо от­
ветил Зигфрид Моргентой­
фель. -
то. как вам уже изве­
сню. это беспокоит меня мень­
ше всего. Врач выдержал эффектную паузу и затем продолжал: -
Аппарат называется «эк­
страктор дельта». изобретен он совсем недавно и предназна­
чен для извлечения души без какого бы то ни было ущерба для пациента. Но. повторяю. он еще не прошел окончатель­
ные испытания. -
Значит. чтобы избавиться от кошмаров. я должен по­
жертвовать своей душой? -
Совершенно справедливо. ведь больна именно ваша душа. Зигфрид Моргентойфель рас­
терянно потер глаза и сказал, что подумает. Он никогда не был особенно ревностным като­
ликом. но мысль о том. что придется навсегда лишиться души. привела его в смятение. Вообще-то рассказывать эту историю нелегко. ибо. в сущ­
ности. это две истории. в ка­
кой-то миг слившиеся в одну. Если прибегнуть к классиче­
ской геометрии. то это равно­
сильно тому. что две парал-
лельные прямые пересекаются в некой точке А. Нелепость. абсурд? Да. но и сама эта история абсурдна. Итак. наступил момент. когда параллельные прямые вот-вот должны были пересечься. Два г лавных действующих лица. не­
знакомых друг с другом. едут в одном купе первого класса. у окошка сидит Зигфрид Мор­
гентоЙфель. шестидесятичеты­
рехлетний владелец предприя­
тия. в Цюрихе. Напротив устроился Винченцо Лагана. двадца тивосьмилетний калаб­
риец из селения Н:орильяно Н:алабро. Сиденья обиты жел­
тым бархатом. У Моргентой­
феля на коленях лежит газета. но он не читает. Он дремлет. прислонившись головой к спин­
ке сиденья. его одутловатое лицо нервно подергивается. Винченцо Лагана не спит. он смотрит в окно на поля и де­
ревья. Время от времени он на­
чинает разглядывать свои ру­
ки. Одет он с претенциозной элегантностью. свойственной богатым южанам. Н:онечно. путешествовать в вагоне первого класса -
это вам не шутка. Винченцо Лага­
не нравится чувствовать себя важным синьором. Он с удов­
летворением потянулся. В купе первого класса сиденья удоб­
ные. мягкие. не то что в тот раз. Да. в тот раз... А ведь прошло каких-нибудь десять дней. Тот вагон заполнили моло­
дые калабриЙцы. одетые так же плохо. как и он сам. Си­
денья были жесткие. деревян­
ные. Стоило на минуту отлу­
читься в коридор. пусть даже в уборную. как по возвращении тебя обдавало застоявшимся запахом дешевого сыра. вина и пота. Во сне ты прислонялся головой К плечу соседа. а он к тебе. Скорый прибыл на погранич­
ную станцию Н:ьяссо. Слабый толчок при торможении разо­
рвал непрочную нить сна Зиг­
фрида МоргентоЙфеля. Он вы­
прямился и кончиком указа­
тельного пальца быстро снял желтую пленку в уголках глаз. Началась проверка паспортов. Таможенный чиновник вежливо обратился сначала к пожилому господину. затем к молодому человеку. Протягивая зеленую книжицу. Винченцо сумел при­
твориться уверенным и равно­
душным. Чиновник небрежно 43 перелистал листы и возвратил паспорт, даже не поставив пе­
чати. Маневровый паровоз отта­
щил состав на несколько сот метров, и Винченцо вновь уви­
дел бетонную ленту вокзала, где их выгрузили десятью дня­
ми раньше, чтобы отправить назад. Некоторые громко про­
тестовали и ругались, рискуя угодить в тюрьму. А Винченцо сразу понял, что спорить бес­
полезно. Путь закрыт -
Швей­
царии больше не нужны итальянские эмигранты. Иаким мучительным было возвращение в переполненном вагоне1 Милан. А что дальше? Одни поехали на юг, в родные места, другие, у кого не было денег, но было много надежд, остались в Милане. Остался и Винченцо Лагана. Прежде все­
го, решил он, надо хорошенько обдумать положение. Он пере­
сек привокзальную площадь и зашел в большой, ярко осве­
щенный бар. Возле стойки пять-шесть человек спорили о футболе. Один из них обругал защитников команды «Турин». Лагана хотел было сказать не­
сколько теплых слов этому бол­
вану, но потом решил не вме­
шиваться -
хватит с него своих неприятностей. v В углу стоял музыкальныи ящик. Сесть за столик -
значит не­
пременно заказать что-либо. Так не лучше ли послушать песню? Он подошел к ящику со сверкающими клавишами, выбрал песню Челентано и су­
нул в прорезь монету. Нажал на клавиши и тут же негромко выругался. Ну и кретин! На­
жал В-15, а надо было В-14. Теперь слушай бог весть кого. С ума можно сойти, это же сказка -
он по ошибке выбрал детскую пластинку. Счастье еще, что другие клиенты про­
должали громко спорить о фут-
Рисунки С. ПРУСОВА больном чемпионате, не то бы они посмеялись над ним от ду­
ши. Но раз уж он потратил пятьдесят лир, стоит послушать сказочку. В ней рассказывалось о коте в сапогах, который по­
мог разбогатеть своему хозяи­
ну, жалкому бедняку, нарядив его в шикарное платье. Иороль принял бедняка за настоящего принца и отдал ему в жены свою дочь -
принцессу. Гово­
рящий кот -
ерунда какая-т01 Один из болельщиков сказал, что игроки туринского «Ювен­
тусю> ленвые мертвецы. В другое время горячая калаб­
рийская кровь Винченцо Лага­
ны вскипела бы -
и не мино­
вать бы ссоры. Ведь южане бо­
леют не столько за Турин, сколько против Милана, города богачей, которые имеют все, чего нет у них, нищих калаб­
риЙцев. Но сейчас Винченцо лишь окинул этого глупца пр е­
зрительным взглядом, его мыс­
ли были заняты котом, кото­
рый помог хозяину стать бога­
тым, нарядив его в богатые одежды. А ведь это неплохая идея. Швейцария не хочет итальян­
ских эмигрантов. Ну что ж -
значит, нужно пере сечь грани· ЦУ под видом богатого синьора. И Винченцо решил рискнуть всеми своими сбережениями, довольно-таки скудными, но до­
статочными, чтобы КУПИТЬ от­
ЛИЧНЫЙ костюм и билет в ваго­
не первого класса. Приобрести костюм оказа­
лось делом совсем не легким, потому что продавец магазина заподозрил неладное: обычно клиент в рваной одежде не по­
купает костюм за сорок ты­
сяч лир. J?инченцо пришлось вначале по'казать ему деньги. Помимо костюма, он купил ру­
башку и платок для верхнего кармашка пиджака, галстук, нос­
ки, ботинки. Ногда он вышел из магазина одетый с иголочки. его остановили двое полицей­
СКИХ и потребовали документы. Продавец тут же позвонил в полицию: он твердо знал, ког­
да оборванец вдруг одевается как синьер это означает, что он совершил одно ограбле­
ние и теперь готовит другое. Полицейские тщательно обыс­
кали Винченцо, но даже .по не испортило его хорошего на­
строения. Спасло его рекомен­
дательное письмо ПРИХОДСКОГО священника бывшему односель­
чанину, который теперь жил и работал в Цюрихе. Больше того -
встреча с полиuейс:ш­
ми окаЗаJIi:\СЬ даже полезной, она цозволила Вииченцо усо­
вершенствовать свой план. Один из полицейских, схватив его за руку, презрительно по­
смотрел на грязные ногти и мо­
золистую ладонь. Нот в сапо­
гах никогда бы не допустил по­
добной оплошности. С такими ногтями самый роскошный ко­
стюм не поможет ему пере сечь T"(";_~"':; ~~"<Т "",Т'1_р'!',-т-r-<1!упr-: ИЗРЯЦЕО потру ДИЛdСЬ, Нс> !Ю;'"а Винчен· цо вышел из парикмахерской, его пальцы нельзя было узнать. И вот теперь СКОрЫЙ, мино­
вав границу, мчится liДОЛЬ Лу­
ганского озера. Мерное покачи­
вание вагоиа таит в себе опас­
ность -
оно навевает сон и одновременно не дает заснуть. Ногда поезд въехал в туниель и стук колес сменился грохо­
том, проснулся и Зигфрид Мор­
гентоЙфель. Он посмотрел на часы и попытался 'снова забыть­
ся сном. Но это ему не уда­
лось. Тогда он взял лежавшую на коленях газету и стал рас­
сеянно просматривать первую страницу. Читать не хотелось. С минуту он разглядывал свое­
го соседа по купе. Наверняка итальянец. Одет ДОВОЛЬНО без-
вкусно, но если бы все итальян­
цы были такими же аккуратны­
ми и презентабельными, не су­
ществовало бы и его проблемы. А его проблема -
итальян­
ские эмигранты, которых он принял на работу в пекарню. Тогда-то и начались ночные кошмары, нервное истощение и бесконечные визиты к врачам. Первое время он испытывал лишь смутное чувство неприяз­
ни. Ему было противно смот­
реть на этих черных волосатых оборванцев. Его раздражала их манера тараторить на своем тарабарском наречии и эта их привычка вечно собираться в круг. Не говоря уж о варвар­
ском обычае носить в кармане нож. Он всячески пытался изба­
виться от этой напасти, но его неприязнь к итальянцам все усиливалась. В газетах писали, что на­
плыв итальянских эмигрантов с юга грозит нарушить этниче­
скую структуру Швейцарии, и это очень беспокоило Зигфри­
да МоргентоЙфеля. Его мучили угрызения совести -
ведь он один из тех, кто невольно по­
могает создавать подобную дис­
пропорцию. У них и слуха-то нет. А еще говорят, что все итальянцы му­
зыкальны от природы. Сплош­
ное вранье -
когда они поют хором, ТО это похоже на рев пьяных ослов. И все-таки хуже всех Риччапулли, иссиня-чер­
ный, словно бедуин, грязный, вульгарный, охочий до женщин, к тому же наглец, каких мало. Всех их уволить? Легко ска­
зать. А кто будет работать в пекарне? С HeKoTop':>IX пор JШРЙП"Т1!П,Т пnе"ППЧl1таlOТ не ЗZйirlматься ТЯ~-l~,-,,,':'DIМ СРН~~}.::lче~ СКИМ трудом. Нет, он не мог их уволить. Они это прекрасно знали. А он, Моргентойг!)ель, знал, что они это знают, и от­
того ненавидел их еще силь­
нее. Однажды ему приснилось, что Риччапулли ущипнул за бок белокурую работницу, и тогда он хорошенько отлупил нахального итальянца. Утром он проснулся в превосходном настроении -
его лишь разо­
чаровало, что это был сон. По­
ТОМ, быть может, от переутом­
ления, а возможно, от чрезмер­
ного нервного напряжения, его сны стали все более беспокой­
ными и тревожными. Н Ричча­
пулли прибавились другие итальянцы, и теперь он не только избивал их, но и бро­
сал живыми в печь-
и со сладо­
страстием глядел, как в огне они, наконец, из черных стано­
вились черно-красными. Впро­
чем, эти ночи еще нельзя было назвать кошмарными. Больше того -
они были своего рода отдушиной, выхлопным клапа­
ном, благодаря которому нахо­
дили выход (и притом безбо­
лезненный) переполнявшие Моргентойфеля чувства. Но внезапно канва сновиде­
ний изменилась. Случилось это однажды вечером, когда на ужин он поел жареного перца с рисом. Едва он засиул, как очутился в зале суда. На нем был серо-зеленый арестантский костюм. Судья, толстый, без­
ликий человек в штатском, не говорил, а кричал: «Вы обви­
ияетесь в умерщвлении тыся­
чи итальянцев! Что вы можете сказать в свое оправдание?» Присутствовавшие в зале него­
довали. Нто-то крикнул: «Убий­
ца!» Судья повторил вопрос, стуннув деревянным молотком по столину: «Что вы можете сназать в свое оправдание?» Его адвокат, сухой, морщини­
стыи старик, подошел к нему и, брызгая слюной, прохрипел: «Скажите, что вы действовали согласно приназу вышестоящих властей». Судья громовым го­
лосом рявннул: «Отвечайте же!» -
«Я выполнял приназа­
ние». Жирный судья понрутил В воздухе молотном и вновь С яростью стукнул ИМ по столу: «Ах, приказ! Все убийцы так говорят». Зигфрид Моргентойфель ПОДСКОЧИЛ в постели, словно его ударили электрическим ТО-
'Ц:nм. r::"'i{C-.r~-т() 'Rr~""lfq "''1 'rР'r!~-'.!"" <.;еОя _,_--.,цt:~-.t\~(jil. '1'10 .-.ii;. .. .i.vю ь.:..,e~ му жареный перец, но, увы, он ошибался. На четвертую ночь сон пов~орился И уже больше не оставлял его, всегда один и тот же, безмерно страшный. Менял ось лишь число уби­
тых -
с каждым разом оно все возрастало: две тысячи, пять, двадцать тысяч ... И в кон­
це неизменно: «Все убийцы тан говорят». За неснолько месяцев Зиг­
фрид М:оргентойфель натастро­
фически похудел. Врачи выпи­
сывали ему накие-то дурацние денарства, советовали отдох­
нуть, ничего лучшего они при­
думать не могли. Теперь при­
ближение ночи ПРИIВОДИЛО Зиг­
фрида МоргеНТОЙфеля в со­
дрогание. Он пробовал обра-
45 щаться к другим врачам -
никакага эффекта! Лишь дак­
тар Гальдентайфель единствен­
ный из. всех предлажил нечтО' канкретнае: экстрактар дельта. На слишком уж падазрительный тип, этат ГальдентаЙфель. И патам, где гарантия, ЧТО' ан смажет жить без души, не испытывая неприятных ащуще­
ний? С каждым навым снам расла числа убитых итальянцев: са­
рак тысяч, пятьдесят, ста ты­
сяч... Нашмары стали пресле­
давать Маргентайфеля и днем. Если взгляд егО' случайна падал на малатак, ан тут же вспами­
нал деревянный молотак граз­
нага судьи. Однажды ан бук­
вальна апазорился на афи­
циальнам приеме в муниципа­
литете -
в мамент, кагда пра­
изнасились тасты, ан заметил, ЧТО' пажилай асессар пахаж на сухага, марщинистага адваката. Ему стала нехараша, пришлась уйти с приема. Не памаг ли ни специальный курс лечения, ни рентгенатера­
пия, ни таблетки. Искушение внавь схадить на прием к Галь­
дентайфелю была ачень велика, на ан решительна атверг саму мысль аб этам. Нак-та в газете ему брасилась в глаза заметка а знаменитам шведскам специа­
листе па психаанализу , тварив­
шем чудеса в лечении невраза. Он атправился в Стакгальм. Лекарства, катарае ему прапи­
сал шведский прафессар, при­
несла аблегчение всегО' на адну начь. Затем снава начались кашмары. Теперь числа убитых дастигло пятисат тысяч. Оста­
вался адин выхад -
экстрак­
тар дельта. Нагда искушение давадит вас пачти да исступле­
ния, всегда нахадится улавка, чтабы сдаться, притваряясь, будтО' вы сапративляетесь. Улавка эта изящна именуется кампро,миссам. Механизм пре­
дельна праст -
ан ничем не атличается ат автамата с про­
резью, талько вместО' жетана ввадится славечка «еслИ»: я тверда решил атказаться, пои­
щу-ка другие вазмажнасти, лишь в там случае, если и эти попытки акажутся безрезуль­
татными, я атвечу «да». Но эта будет «да» с весьма серьезнай аговаркай, иБО' ана обуславлена целым рядам «если». Он снава атправился к Галь­
дентоЙфелю. В этат раз каби­
нет врача не праизвел на нега такага мрачнага впечатления, 46 как прежде. И все-таки ему па­
действавала на нервы самодо­
вальная улыбка Гальдентайфе­
ЮJ, встретившегО' егО' славами: -
Я знал, ЧТО' вы решитесь. -
Я еще ничегО' аканчатель-
но не решил, -
сказал Зиг­
фрид МаргентаЙфель. -
Вна­
чале я хател бы кае-чта утач-
нить. Всегда к вашим услу­
гам. -
Врач пачтительна скла­
нил галаву. -
Я хачу харашенька ат­
дахнуть, месяца два, не мень­
ше. Быть мажет, длительный атдых памажет мне избавиться ат кашмарав. Превосхадная идея. -
Если уж и атдых не при­
несет мне аблегчения, я прибег­
ну к экстрактару дельта. Одна­
КО' я намерен сам выбрать ме­
ста и время. Магу ли я купить аппарат и затем в случае нуж­
ды сам, без вашей памащи, вас­
пользаваться им? -
Прашу вас, ват инструк­
ция, аппарат ачень праст и удобен в абращении. И врач вынул экстрактар из белага пластмассавага фут-
ляра. -
Одну минуту, -
астана­
вил егО' Зигфрид Маргентай­
фель. -
Мне требуется еще адна гарантия. Видите ли, у меня нет ни малейшегО' жела­
ния астаться без души. Пазва­
ляет ли ваш аппарат обменять маю душу на душу другага че­
ловека? -
Нонечна, канечна, -
за­
верил егО' ГальдентаЙфель. И тут же убедительна пасаве­
тавал никаму не паказывать экстрактар, иБО' эта мажет вы­
звать серьезные асложнения. Наканец ан назвал цену. Цифра была совершенна фан­
тастической, на бальнай вручил требуемую сумму без малей­
ших вазражениЙ. От врача ан ушел в превас­
хаднам настраении. Так или иначе, на его мучения прекра­
тятся. Местам атдыха ан вы­
брал Италию. И не случай­
на -
путешествие па этай стране пазвалит ему пазнака­
миться с итальянцами из выс­
шегО' общества, и тагда ан, ваз­
мажна, сумеет преадалеть ат­
вращение к итальянским раба­
чим из пекарни. Он пасетил Напри, Таарми­
ну, Гаргана и другие знамени­
тые курарты, где атдыхают и развлекаются приличные, са­
стоятельные люди. Правда, на улицах встречались и нищие, на здесь ани были живаписнай деталью пейзажа, элементам фальклара. Тут все памагала забыть а гарестях и бедах. ОднакО' исчезнут ли кашмарные снавидения? Первае время ему снилась все та же убийства итальянских эмигрантов, на па­
степенна сны станавились ба­
лее расплывчатыми, туманны­
ми. Однажды начью безликий судья предстал пред ним в ку­
пальнам кастюме, вместО' ма­
латка ан держал в руке рези­
навую надувную утку. А затем ему и вавсе перестали сниться рабачие-итальянцы; два месяца палнаго спакаЙствия. И теперь Зигфрид Моргентайфель, да­
вальный, умиратваренный, ваз­
вращался в скарам паезде в раднай Цюрих. В багажнай сетке в чемадане из кракади­
лавай кажи пакаился экстрак­
тар дельта. Он так и не выну л егО' из футляра. выбрашенныIe на ветер деньги, и все-таки эта лучше, чем начные кашмары. Да прибытия в гарад астава­
лось еще нескалька часав. Зеленый аднообразный пейзаж навевал сан. Салнце зашла, и стук калес стал более разме­
ренным. I{oнтралер бесшумна аткрыл дверь. С минуту он по­
даждал, не праснутся ли аба пассажира, на те не прасыпа­
лись. «Эти хараша адетые гас­
пада не из тех, КТО' ездит зай­
цем», -
падумал кантралер и, решив не будить их, астаражна закрыл дверь. Зигфрид Маргентайфель пра­
снулся внезапна, неграмка вскрикнув ат испуга. На Вин­
ченца Лагана спал так крепка, что ничегО' не услышал. Старый предприниматель закрыл лица руками. Нашмарнае видение, снава кашмарнае видение! И на этот раз отчетливое да ужаса. Среди свидетелей абвинения Моргентойфель сразу же узнал Риччапу лли. Он сидел рядом с белокурай рабатницей-швей­
царкай, и та таже крикнула ему: «Убийца!» Нет, ат эта­
га кашмара никуда не спря­
чешься. Мирные сны на атды­
хе были всего лишь краткавре-
меннай иллюзией. Зигфрид Маргентайфель мгновенна взмак, славна талька ЧТО' пра­
бежал стаметравку. Задыхаясь, ан паднял галаву и с завистью пас,матрел на сваегО' папутчика, спавшегО' снам праведника. Решение пришлО' мгнавенно, и с этай минуты ан действавал антаматичt. 'ки. Он встал, до· тянулся до чемодана, открыл замок и ощупью отыскал среди вещей пластмассовый футляр. Вынув экстрактор дельта, он снял колпачон и ослабил винт. Он столько раз читал инструн­
цию, что теперь делал все ме­
ханичеснн. Два шнура зананчи­
вались маленьними присосна­
ми. Один из них Моргентой­
фель занрепил на запястье сво­
ей левой руни, другой -
на запястье правой рунн Винченцо Лаганы. Затем опустил рычаг и нажал белую ннопну. Он не ощутил ничего, нроме легного поналывания. В инструнции БЬ!JJО сназано, что в норотние минуты извлечения души у не­
го возниннет таное же чувство усталости, наное обычно испы­
тывает донор. Зигфрид Морген­
тойфель терпеливо ждал, ногда загорится зеленый глаз он -
знан того, что взаимный обмен душами занончен. В его зату­
маненном мозгу вяло шевели­
лнсь мысли: «Интересно, что я почувствую в этот миг?» Но что это? Молодой человен про­
снулся, всночил И сунул руну в нарман. Молниеносный взмах руни, блесн лезвия, и Зигфрид l\10ргентойфель вдруг увидел на груди нровь, свою собствен­
ную нровь. А затем пустота, холод смерти -
душа Морген­
тойфеля и нож Винченцо Лага­
ны совершили убийство. Полиция, разумеется, верила лишь донументам. Молодой че­
ловек по имени Винченцо Ла­
гана, уроженец селения Но­
рильяно Налабро, был аресто­
ван. Наутро швейцарсние газеты сообщили, что трагичесний эпизод -
новое доназательство роста преступности, вызванной наплывом итальянсних эми­
грантов. Некоторые ультрапра­
вые организации предложили КОРАЛЛЫ ОБРАЗУЮТСЯ НЕ ТОЛЬКО В ТРОПИЧЕСКИХ МОРЯХ Интересное сообщенне было сделано Дьюкской Большие недавно морской сотрудниками лаборатории. коралловые колонин, <<процветающие» при низких тем­
пературах, обнаружены исследо­
вателями в водах залива Онслоу близ Атлантического побережья Северной Америки. ввести смертную назнь, но для одних иностранцев. Убийца знал, что он не Вин­
ченцо Лагана, а Зигфрид Мор­
гентойфель, но и не подумал заявить об этом. Отчасти пото­
му, что не сомневался -
ему все равно не поверят, отчасти же потому, что был даже рад, КАК ПОЯВЛЯЮТСЯ ЧЕРНЫЕ АйСБЕРГЮ Впервые о них сообщил знаме­
ннтый анг лнйскнй путешественник Джеймс Кук в 1773 году. Позже моряки описывали их не раз, однако причины происхождения этих черных плавучих гор, нередко встречающихся близ Антарктиды, до сих пор вызывают споры. Не­
давно новозеландские исследовате­
ли выдвинули гипотезу -
черный цвет айсбергов вызван вулканиче­
ской деятельностью Южно-Шет-
й \' ~, , {; /' • ," J I ' f i что это убийство вновь при­
вленло внимание общественно­
сти н тяжним последствиям все возрастающей эмиграции итальянцев. Этих варваров, принесших ему столь но бед ... Перевел с итальянсного Л. ВЕРШИНИН ландских островов. Как предпола­
гают ученые, ледники этих остро­
вов покрываются таким плотным слоем вулканической пыли, что он не смывается даже морской водой, когда часть «черного» ледника сползает в море, образуя новый айсберг. 32r~a пr,еКТ~1 'ТК~IТИJ ЧАСОВЫЕ ЖИЗНИ АТА К А С ХОДУ 18 алтика. Ночь. По палуб е, по стеклам ходовой рубки десантного ко рабля бегут холодные струи -
осенний дождь. Н а к о рме п арит неостыв­
шая походная кухня морск и х п ехотинцев. В трюме сумрак, синий све т н очников. Ряды бро­
нированных машин, запах гор ел о го масла, крашеного железа. Два механика коп аются в моторе броне­
транспортера. Их негромки е гол о са рождают под сводами огромной металлич еской пещеры шелестя­
щее эхо. В кубриках по сосе дств у спит морская пе­
хота. Завтра трудны й день: штур м по б е режья. Караван десантных судов идет в ночи кильватер­
ным с т роем ... ИЗ ИНТЕРВЬЮ С Г ЕНЕРАЛ- МА ЙО Р ОМ ПЕТРОМ ЕГОРОВИЧЕМ МЕЛЬНИКОВ ЫМ: -
Скопько пет наwей м о рс кой п е хоте! Это как считать. В день 50-петия Октябрь с к ой социалист ич е­
ской ревопюции, 7 ноября 1967 г од а, в Москв е н а Красной ппощади состояпся г р а нд и озн ый военный парад. В нем впервые прин има по участие подраз­
депение морской пехоты Во енн о.Морского Флота. Появпение роспых парней в н е об ычной черной форме среди участников п ар а д а быпо отмечено многочиспенными комментари ями в советских и за­
рубежных газетах и журнап ах. Но это не значит, что Hawa морская пехота топько-топько депает первые wаги. В 1917 году дпя участия в Октябрьском воору­
женном восстании и дпя отражения возможного наступления немецких войск на Петроград из моря ков Баnтфпота быпи сформир о ваны батальоны мор­
ской пехоты. Окопо попумиплиона советских моря­
ков сражались на cywe в Вепикой Отечественной войне. Мо рская пехо т а бипа враг а п о д Ленингра­
дом, Москв о й, Таплином, Стапинградом, Новорос­
сийском ... Фо р сир о вапа Днепр, Дунай, В и спу, Од ер, Шпрее. Участвовапа в WTypMe Берпина и освобо ж ­
дении Праги. В поспе в оенные годы м о рская пехота возрож д е­
на на новой основе, с учетом требований современ­
ной войны. ... Рассвет туманен и сер. ИЗ дымки выплывают скалистые острова. Кое-г д е на них чахлы е сосновые рощицы. Караван десантн ы х судов рассредоточи­
вается -
«противнию) может про в ести атомную атаку, и скученность кораблей окажется гибель­
ной. Уже несколько суток десантники в море. Поза­
ди бесчисленные тренировки, упражнения. И вот настает решаю щее утро -
утро штурма. На поле­
вых картах офицеров морской пехоты стремитель-
ные карандашные стрелы определили наиболее выи г рышные направления ударов... Два молодень­
ких лейтенанта в тельняшках, поднявшись до по­
будки, толкутся у одного зеркала, поставленного на бронированный борт амфибии. Торопливо скре­
бут бритвами щеки. Говорят: «Морская традиция. Бреемся перед боем ... » -
Петр Еrорович, как далеко MorYT уходить де­
сантные корабли с морской лехотой от наших бе­
peroB! Или в основном это суда ((каботажноrо лла­
вания»! -
у мноrих морских лехотинцев на rруди мож­
но видеть слециальные значки: (3а дальнее плава­
ние». Морская пехота MHoro и долrо плавает. На учениях "Север» морские пехотинцы прошли три моря и с ходу штурмовали береrа. Нашим де­
сантным кораблям довелось совершить плавание че­
рез четыре моря (ВКЛlOчая Средиземное) и с учебной целыо высаживать на побережье десанты морских пехотинцев. Корабли с нашей морской пехотой пла­
ваю · r не только по морям, но и по океанам ... Современная морская пехота -
высокомобиль­
ный род сил Boehho-Морскоrо Флота СССР. Спе­
циальные десантные суда MorYT достаточно быстро доставить в ЛlOбой район к побережьям противни­
ка плаваlOщие танки и бронетранспортеры, зенит­
ные установки, установки противотанковых управ­
ляемых реактивных снарядов (ПТУРСы) и ApyrylO военнуlO технику. ... Наконец вдали возникает сплошная береговая полоса. Она быстро надвигается. и вот уже мож­
но рассмотреть два мыса, ограничивающих бухту, башню маяка на одном из них, полосу прибоя. 50 Внешне ничего не изменилось на десантных ко­
раблях. Они снаружи безлюдны. Палуба флагмана покрыта каплями росы, своей чистотой и пус т ын­
ностью напоминает городскую площадь на рассве­
те. А внутри корабля килит жизнь. Поднятые по тревоге, морские пехотинцы натя­
гивают черную форму, короткие сапоги, каски, спасжилеты. Звучит команда: "Греть MOTOPbIl» Во­
дители бросаются к машинам. Танки и бронетранс­
портеры освобождаются от штормовых крепле­
ний. Натужно воют двигатели, и трюм постепенно наполняется лиловой мглой. Расчехляются орудий­
ные стволы, пулеметы. На касках морских пехотин­
цев пляшут желтые блики -
кто-то из водителей включил мощную подвижную фару. Ее луч бродит по танковой палубе, как дымный сияющий столб. -
в "Памятке MopcKoro пехотинца» есть строки, которые звучат приблизительно так: помни, у мор­
ской пехоты нет пути назадl Но это ведь, можно сказать, rлавная заповедь и воздушных десантни­
ков: только впередl В действиях воздушных десант­
ников и десантов морской пехоты MHoro общеrо! -
Морские пехотинцы способны и сами высажи­
ваться с вертолетов. Специфика воздушных десан­
тов -
действия в rлубоком тылу противника, чисто сухопутные операции на материке. А мы, как пра­
вило, должны штурмовать морские побережья, пе­
редний край обороны с чрезвычайной концентраци­
ей всех orHeBblx средств противника. Конечно, ата­
куемый участок предварительно и по возможности внезапно "обработаIOТ» наша авиация, корабли. Взламывая оборону всеми возможными средства­
ми, они расчнстят путь морским пехотинцам. ... Тральщики, проверив и очистив подходы к бух­
те для десантных кораблеi1, уходят в стороны. Не­
ожиданно из клубящихся туч к берегу устремляют ­
ся немые тени -
бомбардировщики! Они исчеза­
ют так же мгновенно, как и появились, и только потом над бухтоi1 грохочет гром их двигателеi1. Берег опоясывается бомбовыми разрывами, над лесом растет грибовидное облако. В трюме корабля, кажется, дышать уже не­
чем -
все заволокло плотными выхлопными г аза­
ми. Но ждать осталось секунды ... Параллельно берегу стремительно, на бешеноi1 скорости идут катера. От них к укреплениям « про­
т ивника » тянутся огненные по л осы -
снаряды пошли к цели. Катера делают еще один заход -
теперь за ними вырастает стена молочноi1 пелены -
дымо­
вая завеса. Расползаются в с т ороны створки огром­
ных ворот в носу десантных кораблеi1. В воду опус­
каются аппарели -
сходни. Первая броневая ма­
шина нависла над серыми волнами. -
Петр Еrорович, что, кроме сокрушительной оrневой подrотовки, обеспечивает успешный штурм береrов морскими пехотинцами! -
Совершенствование техники, специальные тре­
нировки личноrо состава, умение вступать в бой даже сразу после штормовоrо перехода. При выходе с десантного корабля на плав надо уметь так вывести технику, чтобы она сразу моrла вступить в бой, вести orOHb. Море ведь тоже ro-
то вит массу СlOрпризов: волнение, ветер... Морские пехотинцы должны обладать и навыками спаса­
тельных операций на море. На специальных полиrонах, в учебных классах, 4* на учениях морские пехотинцы проходят различ­
ные тренировки. Они учатся высаживаться и на­
ступать сразу за разрывами снаря.qов, плавать в полной выкладке и с оружием, изучаlOТ подрывное дело под водой, проходят так называемуlO «обкат­
ку" танками на полиrонах... Все это вкупе ПЛIoС вы­
сокий морально-политический уровень нашеrо сол­
дата и рождает боевые качества, которыми отли­
чается наша славная морская пехота. ...На головноi1 машине, зависшеi1 на мгновение над BOAOi1, -
офицер. Он еще раз оборачивается к сумраку трюма, где уже все готово, где в вое и грохоте, словно от нетерпения, вибрируют при­
земистые бронированные аМфибии. Взмах руки: «Вперед!» Команда, о которо" можно только до­
гадаться, потому что человеческиi1 голос сеi1час ничто. «Вперед!» Танк тяжело скатывается с аппарели в воду. Се­
кунду кажется, что эта махина так и yi1AeT под воду пушкоi1 вперед... Но нет, вот уже выпрями­
лась, ударили сзади две пенные струи -
танк ис­
чезает в дымово" завесе. ЛЛорская пехота идет к берегу на бронетранспор­
терах строем фронта. Она выскакивает из белесоi1 невидимости прямо под носом у «противника». Вот одна, две, три машины словно становятся вы­
ше ростом, поднимаются над водо" -
под коле ­
сами берег. Гремят автоматы, пулеметы, ухают танковые орудия ... Пена прибоя сбегает с rBapAei1-
ских знаков, начертанных на броне машин. ЛЛорская пехота ринулась на штурм берегов! В. ДЕМИДОВ Фото автора 51 f;J гаинств.енном шуме, доносящемся из глубин морскои раковины, мне до сих пор слышит­
ся буйная симфония ветра и волн калифор­
нийского побережья Пойнт Арены. Мальчиш­
кой я часами бродил по этому берегу, увлекаемый мечтой в незнакомый мир отливов и утренних тума­
нов. Сколько чудес я видел там, в оставленных от­
ливом лужах, которые, подобно темным зеркалам, отражали истоки жизни, -
волнующую деятельность тех существ, чья родословная восходит к самым да­
леким началам эволюции! В 'одной из таких луж я впервые увидел хитона­
небольшое овальное существо, прикрепленное к ниж­
ней стороне камешка. Его спину закрывали восемь защитных пластинок. Я осторожно отковырнул но­
жом столь странное создание и посадил его на ка­
мень. Хитон тотчас свернулся, точно маленький ар­
мадилл. Надвигающийся прилив хлестнул пенной вол­
ной, и я заторопился назад на берег, унося свое со­
кровище. Это крошечное создание в латах разожгло мое любопытство, и с тех пор я часами просиживал над книгами по естественной истории. доспехи хитона -
продукт особой складки плотной ткани, называемой мантией. Я узнал, что животное удерживается на камнях с помощью сильной брю­
шной мышцы -
ноги. Хитоны питаются водоросля­
ми, отхватывая от них удобоперевариваемые куски с помощью радулы -
похожего на напильник языка, покрытого острыми зубчиками, который выбрасывает­
ся изо рта, раскручиваясь при этом подобно серпан­
тину. Так скромный хитон ввел меня в многочисленный разнообразный мир моллюсков, представляющий со­
бой одну из самых замечательных форм жизни. Моллюски воздвигают свои дома при помощи ман­
тии. Это складка мышечной ткани, покрывающая спину и бока моллюска. В развернутом виде она расходится как юбка, а у некоторых разновидностей даже оборачивается вокруг раковины. Мантия испещрена множеством пор. Это открытые концы трубочек, через которые моллюск выделяет частицы известкового вещества. Оно откладывается тонким слоем и быстро затвердевает. На' эту хруп­
кую стенку накладывается вторая, потом третья, и таким образом возводится все здание раковины. Человек с восхищением относится к фантастиче­
ским творениям мантии моллюсков -
застывшему звездному сиянию «гребня Венеры», сверкающим мраморным куполам каури, минаретам цвета сло-
Маврикий зовут островом paдy~, вулканов и рако­
вин. Перед вами -
большая nауковая раковина, или семиnальчик. Этот экземпляр стал незаnланирован­
ным, но, безусловно, приятным трофеем наше~о спец­
кора )[ Скря~ина во время e~o поездки на этот да­
лекий остров. ПОПЬ ЗАП. доктор 6иоnоrии новой КОС'l'И, возводимым буравчиками, окаменевшим цветам колючей устрицы. Такие величественные со­
оружения может возвести только очень тонко устро­
енный и биологически удачный организм. Обладая надежной раковиной, сильной ногой для передвижения и радулой для поиска и поедания пи­
щи, одни из самых древних обитателей нашей пла­
неты -
моллюски пережили все геологические эпохи и обосновались на всей поверхности земного шара. Некоторые, самые отважные, обитают за снеговой линией Гималаев, в воде горячих источников, в тол­
стом льду замерзших озер, в песчаных просторах пустынь и в самых темных морских глубинах. Однако большинство из пятидесяти тысяч видов моллюсков, обладающих раковинами, предпочитают жить на умеренных глубинах среди коралловых рифов и на дне континентальных шельфов. Самые известные из них -
это те, которые мы встречаем на своем обеденном столе, -
сочные уст­
рицы, гребешки и мидии, вкусовые качества кото­
рых человек оценил еще тысячи лет назад.' Все они представители многочисленного класса двустворчатых моллюсков, имеющих две скрепленные вместе рако­
вины. Некоторые из двустворчатых вытворяют самые не­
вероятные вещи. Гребешки, например, прыгают и плавают. Мидии могут висеть, как дирижабли. Ко­
рабельные черви буравят древесину. Некоторые мол­
люски прядут золотистую нить, из которой можно ткать тончайшие ткани. А гигантские двустворчатые работают как фермеры: в своих мантиях они умудря­
ются выращивать целые плантации водорослей. О знаменитой жемчужной устрице пинктаде и го­
ворить не приходится: истории, связанные с добы­
чей и судьбой жемчуга, известны. Но едва ли меньший след в истории оставил гре­
бешок, которого искусство древних изображало царем моллюсков. При раскопках выжженных холмов Анатолии и ру­
ин Греции археологи находят статуэтки Афродиты, (которую римляне называли Венерой), выходящей из раковины гребешка. Этот символ пронизывает все античное искусство -
его можно видеть на стенах садов Помпеи, в мозаиках Геркуланума, в нишах древних храмов. Особенно часто встречается гребе­
шок в погребальных памятниках. Он украшает свин­
цовые гробы из римской Британии и мраморные саркофаги из Малой Азии. В византийских гробни­
,цах он чередуется в орнаменте с райскими пальма-
ми. Может быть, гребешок символизирует воскре­
шение? Позднее гребешок стал одним из символов запад­
ного христианства. Крестоносцы подбирали ракушки пектен якобазус на берегах Палестины и носили их на шлемах и шляпах. (Своего рода наклейка на бампере, говорящая: «Я там побывал».) Кламис херициус -
гребешок с тихоокеанского побережья США, аргопектен иррадианс -
житель ат-
53 лантических бухт и маленький пестрый обитатель. вод Карибского моря и юго-восточных берегов США аргопектен гиббус -
все они чемпионы по плаванию. Плавают они быстрыми, длиной в ярд рывками, используя принцип гидрореактивного движения. Но самое удивительное у гребешков -
это двойной ряд глаз: сотня ярко-синих бусин, нанизанных меж­
ду щупальцами, как украшения на рождественской елке. Они разные по размеру, но у всех имеются хрусталик, сетчатка и зрительный нерв. Случись тревога, гребешок захлопывает раковину, оставляя иногда узенькую щель, сквозь которую выглядывают ряды немигающих глаз. В этих же водах можно обнаружить скопление крохотных воздушных змеев, чьи нити как бы за­
путались в кустах. Это молодые гребешки. Они при­
крепились к водяным растениям с помощью биссу­
са -
нити-паутины: гребешки плетут ее примерно так же, как пауки. Повзрослевший гребешок в конце концов порывает со своим биссусом, но некоторые другие двустворча­
тые, в том числе всем известная синяя мидия, про­
водят зрелые годы своей жизни, прядя свои нити, подвязывая их к скалам и камням или скрепляя между собой. Среди двустворчатых, прядущих нити, выде­
ляется пинна нобилис -
обитательница Средизем­
ного моря. Ее ше.лковистые нити в древнем мире шли на изготОвление так называемых «золотых тканей»­
парчи. Ценились они высоко. Так, например, историк Прокопий писал, что император Юстиниан пожало­
вал сатрапам Армении одежды, вытканные из ни­
тей биссуса. Многие двустворчатые проникают в твердый ка­
мень. Литофага проделывает это, выделяя разъедаю­
щую И;Jвестняк кислоту. Ее отдаленная родственни­
ца в Арктике хиателла может проделать отверстие глубиной в шесть дюймов! Поистине одержимыми среди двустворчатых яв­
ляются корабельные черви тередо навалис и их род­
ственники, которые черт знает что вытворяют с дере­
вянными судами и пристанями. В конце концов они заставили моряков обшивать днища кораблей медью, ибо никакое дерево не могло противостоять сверля­
щему усилию их створок (бревно толщиной едва ли не в метр для корабельных червей не препятствие). Даже в нашем столетии они умудрились испортить пристань в Бениссии (штат Калифорния). Корабельный червь выстилает свой туннель извест­
ковым покрытием. Из этого «дота» связь с внешним миром он поддерживает благодаря двум трубкам­
через одну он питается, а через другую выбрасывает отходы. Этот образ жизни может показаться вер­
шиной отшельничества и иезависимости от преврат­
ностей внешнего мира. Но все же эта честь, по­
моему, принадлежит скорей тридакне Большого барьерного рифа. Вид этих гигантов размером с солидный бочонок вызывает почтение. Ходят даже рассказы о неосторожных пловцах, попавших в их камениые объятия. Но это маловероятно, ибо про­
фессия гигаитских моллюсков самая что ни на есть мирная. При внимательном рассмотрении на мантии можно обнаружить яркие пятна: под ними имеются полости, в которых растут водоросли, -
так сказать, оранжереи. Яркие пятна -
это не что иное, как лин­
зы, направляющие солнечный свет в оранжерею. Но­
вейшие исследоваиия позволяют думать, что водо­
росли поглощают из ткани моллюска ненужные ему вещества и используют их для своего роста. А мол­
люск живет за счет кислорода и, возможно, органи­
ческих веществ, производимых растениями. 54 Из Средиземного моря, где мы с женой ловили диковинных морских животных в бурных водоворо­
тах Мессинского пролива, мы привезли однажды ра­
ковину, причастную к величию античной знати. Это мурекс бранда рис. За ней в свое время выходило в море великое множество кораблей. Из этого моллюска длиной в три дюйма ремес­
ленники финикийских городов Тира и Сидона изго­
товюJЛИ великолепную пурпурную краску, которая с тех пор стала цветом королей. Рыбаки вылавлива­
ли этих моллюсков с помощью плетеных корзин, куда для приманки клали разную морскую живность. Фи­
никийцы разбивали раковины выловленных мурексов, вынимали мантии, солили их и раскладывали на солн­
це. Потом дня через два-три их клали в котел. Там мантии кипели на медленном огне десять дней. По­
лучался прозрачный бульон, который под действием солнечного света становился желтым, потом зеле­
ным, потом синим и, наконец, пурпурным. Квадратный фут выкрашенной этим прекрасным и прочным красителем ткани стоил (в современных ценах) не менее десяти-двенадцати тысяч долларов. Их, естественно, могли носить только богатые и знатные. С тех пор и пошла фраза: «рожденный для пурпура». Меккой для всех собирателей раковин является Филиппинский архипелаг, иасчитывающий тысячи островов, рифов, каналов, заливов. Многие годы я мечтал поехать на Филиппины. И вот, наконец, я отправился в Замбоангу на острове Минданао. Здесь можно найти редчайших и величественных представителей класса гастропод -
самого многочи­
сленного класса моллюсков. К тому же классу от­
носятся и прекрасные каури тропических морей, и опасные конусы, и самые большие из всех гастро­
под -
австралийский трубач и тихоокеанский тритон. Музыка, рожденная в спиральных камерах этих внушительных раковин, взывала к древним богам, собирала на битвы армии и оплакивала погибших героев. Прожив несколько дней в Замбоанге, я нанял трех бывших ловцов жемчуга, согласившихся сопровож­
дать меня не только из-за денег, но и просто из любопытства. (Их профессия теперь уже почти ото" шла в прошлое, уступив место искусственному выра­
щиванию жемчужин.) Мы отправились на острова Санта-Крус. Прибыв на место, мои помощники надели очки с оправой, вырезанной из дерева, и нырнули. Прошло немного времени, и один из них вернулся с первыми трофея­
ми. Это были две оливы и колючая устрица. Потом из мешочков на поясе он осторожно вынул трехдюймовую коническую раковину с желтыми и черными пятнами. Я узнал конус мармореус -
пред­
ставителя зловещего семейства конид. Мне была понятна осторожность моего помощника. Еще в Австралии мне рассказывали о любителе-коллекцио­
нере на острове Хейман, который нашел раковину с мраморной розовато-коричневой поверхностью и неосторожно положил ее к себе на ладонь. Он тут же потерял сознание и умер через пять часов. Посетители Квинслендского музея, где лежит те­
перь этот экземпляр, находят своего рода злове­
щую пикантность в сознании, что именно этот экс­
понат когда-то убил человека. Коварные хищники мира моллюсков -
конусы убивают и парализуют своих собратьев, а также мелких рыбешек и червей (они снабжены ядовитой железой, которая откры­
вается у основания хоботка). Яд же конусов по своим свойствам напоминает кураре: он действует на нервную систему и парализует жертву. Куда более симпатичны безобидные каури. В эту­
поездку мне удалось побывать там, где водятся эти замечательные представители гастропод. За корот­
кое время мы набрали там десятки каури ципрея монета -
бледно-желтые раковины, которые и по сей день используются в меновой торговле в некоторых районах юга Океании; кольцевых каури ци­
прея аннулус; сетчатыIx каури ципрея макулата; серых с коричневыми знаками, напоминающими арабскую вязь ципрея арабика и крупиых ТJlГРОВЫХ каури ципрея тигрис, которых так много в магази­
нах сувениров во всем мире. С древнейших времен человек использовал рако­
вину каури как украшения и как талисман. Их да­
рили невесте как гарантию того, что у нее будут дети. Обитатели Океании верили, что в раковине каури живет дух богини плодородия, шепот которо­
го можно услышать, приложив раковину к уху. На некоторых островах Тихого океана каури при­
вязывают к рыболовным сетям, веря, что таким об­
разом будет обеспечен хороший улов. Другие каури служат денежными единицами, особенно во внут­
ренних районах Новой Гвинеи, где за связку рако­
вин можно купить пищу, землю и невесту. Коллекционеры также ценят каури, ибо хорошие экземпляры, такие, как ципрея беукоден и ципрея валентия, стоят несколько тысяч долларов. Собирание раковин -
одно из древнейших занятий в мире. Археологи находят морские раковины в по­
гребениях всех континентов. Некоторым из находок 15 тысяч лет. По ниы можно проследить древние торговые пути и доказать, что они были весьма протяженными; тихоокеанские раковины находят в развалинах индейской деревушки в штате Аризона; раковину из Северного моря -
в Швейцарии; атлан­
тическую раковину -
в этрусских гробницах. Светоний рассказывает нам об одном из первых крупных коллекционеров раковин -
императоре Ка­
лиг.уле. Выйдя со своими легионами на берега Ла­
Манша весной 40 года н. Э., он решил, что лучше воевать с Нептуном, чем с бриттами. Исходя из этого, он отдал приказ своим войскам, построенным в боевом порядке, начать собирать раковины на морском берегу. Несомненно, это был один из са­
мых странных приказов, который когда-либо полу­
чала армия за всю историю человечества. Трофеи, с которыми Калигула возвратился в Рим, он на­
звал «данью покоренного океана». В XVII-XVIII веках в Европе стали модными «кабинеты» -
большие комнаты, набитые всевозмож­
ными любопытными штуковинами: чучелами живот­
ных, раковинами, минералами, оружием, монетами, костями. Некоторые раковины разжигали страсти коллекционеров не только своей красотой, но и ред­
костью. Одна из таких раковин, о которой мечтают все коллекционеры и до сих пор, хотя за нее уже и не платят астрономические СУММЫ,- это «Драго­
ценная винтовая лестница», как называли ее гол­
ландцы. В свое время ею обладали только царствен­
ные дома, но в последние годы собиратели проникли в логовище этих раковин у берегов Суматры и Ав­
стралии. Цена на них резко упала. Но не померкла их красота. Более двух столетий самой редкой и дорогой счи­
талась конус глориамарус -
«Слава морей» -
поисти­
не королевского вида раковина с тончайшим, как бы вытканным узором. До 1837 года в мире было из-
МАСТЕР -
ПРИРОДА вестно только полдюжины таких раковин. В тот год знаменитый английский коллекционер Хью Каминг посетил один риф вблизи Филиппин. Он по-вернул небольшой камень и нашел под ним две сидящие рядом раковины. Он вспоминает, что от восторга чуть. не упал в обморок. Потом этот риф исчез по­
сле землетрясения, и мир решил, что погибло един­
ственное место обитания «Славы морей». Эта рако­
вина стала столь знаменитой, что писатель Фенни Стиль построил сюжет своего романа вокруг ее кражи. Миого лет спустя, в 1951 году, мир сиова вспомнил о непреходящей ее ценности, когда какой­
то неизвестный разбил витрину в американском Му­
зее иациональной истории и унес прекрасный эк­
земпляр «Славы морей». Все же легендарная «Слава морей» не самая боль­
шая редкость -
теперь в коллекциях насчитывается до семидесяти экземпляров этого моллюска Подлин­
ный уникум -
это каури ципрея беукоден. Их всего три. Одна раковина хранится в Британском музее, вторая -
в Гарвардском университете и третья на­
ходится в частной коллекции. Однако самая сенсационная находка была сделана пожалуй, в 1952 году, когда датское исследователь~ ское судно «Галатея» выудило у берегов Коста-Ри­
.ки горсть живых ископаемых. Десять небольших, похожих на пуговицы существ оказались представи­
телями примитивных моллюсков, которых считали вымершими 350 миллионов лет назад. В 1958 году американское судно «Вема» подняло у берегов Перу еще четырех представителей того же вида. К настоящему времени извеС1НО уже пятна­
дцать новых видов этих моллюсков, обнаружен­
ных в последние годы у берегов Японии, Индонезии, Южной Африки и в Карибском море. Есть что-то ~еописуемо волнующее в неумолчном рокоте, которыи доносится из глубин приложенной к уху морской раковины. Он сулит тайны, и, как ви, дим, это обещание не остается напрасным. Но для многих и многих мальчишек это еще и просто зов моря, который звучит для них так же, как он зву' чал для меня в дни далекого детства. Он никогда не смолкнет, потому что каждый год все новые и новые подростки вслушиваются в смутный гул раковин, и с ними происходит то же, что некогда было со мной, -
море и его обитатели очаровывают их. Перевела с англнйского А. РЕЗНИКОВА Россыпь вO.llШебных '5расок и форм демонстрирует нам мир моллюсков. На какую бы раковину мы ни вз~лянули, их вид ~oвopиT нам о законченности и ~apMOHии, отточенной миллионами лет эволюции, ~дe все неудачное безжалостно отсекалось естественным отбором. И уцелело лишь то, что совершенно, что наилучшим образом действует в данной среде и дан­
ных условиях. Отсюда и это впечатление завершен­
ности и изяшества, это удивительное ошушение nре­
KpaCHO~O, Ko~дa мы в~лядываемся в снимки моллю­
сков. Плохая конструкция -
не красивая к анет рук­
!Jия; это знают зодчие, это знают создатели машин. Изучение моллюсков дает тот же ответ: красота не­
от делима от совершенства. 55 • "ОМ "'.... 'M'~ ДНЯ И ночи представ-
ляется театрализован­
ной борьбой сказоч­
ных персонажей­
Добра и Зла. Весь день нежарко греет солнце, про­
хладный ветерок приятно свежит лицо. Но вот солнце зацепилось краем за вершину. Его слабость тотчас за·мечена -
по ущелью проносится холодный ветер, явно враждебный тебе. Солнце бежит за спины гор, ты уже накрыт тенью -
и в ущелье, торжест­
вующий, врывается ледяной вихрь. Горы, только что привет­
ливые, стаНО1!ЯТСЯ враждебны: тропинка норовит свернуть в сто­
рону, ветка -
хлестнуть по ли­
цу и оцарапать колючкой, каме­
шек под ногой -
скатиться и увлечь тебя в пропасть. Всюду холодный мрак, и только боль­
шие звезды висят над самой го­
ловой. А взойдет луна -
все смещается, что освещено, теряет свое место в пространстве, а те­
ни кажутся черными провалами. Но сейчас рассвет. Тьма стала совсем синей, скоро ей конец. Светлеет небо, и вот горы за спи­
ной мазнуло оранжевым. От ре­
ки идет туман, застилая проти­
воположный берег. Оттуда слыш­
ны звуки пробуждающегося че­
ловеческого жилья: гортанные вскрики, пенье петухов, стуки, скрипы ••• Выглянуло солнце, туман­
остаток ночи -
взлетел, как занавес, и перед нами на том бе­
регу, еще в сиреневой тени, золотисто-охристыми мазками встает Шатили -
дре'Вняя сто­
лица Хевсуретии. Самый яркий кадр моей па­
мяти об этой стране. Подходим к стенам города. Город! Невольно при бегаешь к меркам многовековой давности. Да, ты, путник, чужеземец, стоишь у стен неведомого города. Над нами нависли башни, поко­
сившиеся и покривившиеся, при­
хотливо расставленные в каком­
то застывшем танце. Но бродишь по улочкам -
и танец оживает, башни движутся, открываются неожиданные ракурсы, скрытые раньше объемы, затейливые про­
странственные ходы. И каждая фигура этого танца пластически совершенна •.• По преданию, Шатили зала­
жен царицей Грузии Тамарой, правда, не этот, .новыЙ., а 4fCTa-
рый., развалины которого раз­
личимы на высокой скале. Мы взбираемся по крутым улочкам. .ГамарджобаТt, -
здо­
роваемся. У лыбаемся молодой хевсурке с кувшином на плече. Она улыбается в ответ. Старуш­
ка, цветом совершенно слившая­
ся со стеной, подслеповато щу­
рясь, жестом ПРИI'лашает при­
сесть рядом. Я благодарю-
4fгмадлобт., -
мы смотрим друг на друга, что-то говорим, не по­
нимая. Сбегаются ребятишки. Некоторые совсем белые, голу­
боглазые, пухлогубые, как где­
нибудь под ВологдоЙ. Другие -
смуглые, с огромными черными глазами. Да, эффектно выглядел Кота! Ему и самому приятно покрасо­
ваться в одежде С1!ОiИХ предков. На нем темно-синяя рубаха грубой шерсти до колен -
та­
лавари. Она расшита на груди цветной шерстью. Плотный и дробный геометрический орна­
мент. И отделана биоером. И пе­
рехвачена в талии наборным ре­
мешком -
на нем висит, конеч­
но, схевсура яростный кинжал., преогромный; но для Котэ ЭТО не грозное оружие -
скорее лишь элемент наряда (он так и относится к нему) и необхо­
димый инструмент в быту: что­
нибудь построгать, разрезать ... Штаны заправлены в высокие шерстяные носки, тоже расшитые цветом. На ногах прямоугольни­
ки кожи. Передние уголки уши­
ты, а подошвы прострочены ко­
жаным ремнем. Чтобы в горах не скользили. Сложное перепле­
тение ремешков крепит их к но­
гам. Да, эффектен КОТЭ Кетелаури! Может, перед нами потомок ле­
гендарного Алуды Кетелаури, героя поэм Важа Пшавелы: Жил там муж Кетелаури -
Мудрый, доблестный, правдивыЙ ... Скоро Котэ наскучило нам по­
зировать. Он повернулся и по­
шел в дом. И на его спине мы увидели вышитые белой шерстью четыре креста .•. Хевсуры, как и 'Все грузины, приняли христианство (право­
славие) давно. Правда, христи­
анские миссионеры не смогли вытравить древних языческих верований. Хевсуры продолжали поклоняться священным камням, священной роще, некоторым жи­
вотным, перелетным птицам. В своих молельнях .хати. (глав­
ная из них называлась .Гудан­
ский крест.) ОНИ приносили жертвы: быков, баранов­
своим богам, не забывая богоро­
дицу и Георгия Победоносца. Но вот кресты, вышитые на спине у КО'J'э, не православные. С расширяющимися и раздвоен­
ными концами. Это так называе­
мый мальтийский крест ВОИНСТ­
вующего ордена иоаннитов, или госпитальеров. А в языке хевсуров, в общем близком грузинскому, есть слова из старофранцузского языка -
в названиях оружия. И старин­
ное западноевропейское вооруже­
ние встречается. Например, ме­
чи испанской стали ХII-ХIП ве­
ков со знаменитым клеймом, изо­
бражающим волка. Еще Серван­
тес писал об этих мечах как об очень редких и дорогих. Дон­
Кихот мечтал о таком мече. Здесь, в труднодоступном райо­
не гор Восточного Кавказа, в прошлом находил убежище са­
МЫЙ разнообразный люд -
и спасающиеся от гнева властите­
ля, и престynившие законы, и бежавшие от рабства, от войн, ОТ кровной мести. Их не останав­
ливал суровый климат этой страны, где пахотной земли ма­
ло, растут только ячмень и про­
со, а перевалы много месяцев закрыты снегом, зима снежная и холодная, и солнце зимой поч­
ти не заглядывает в ущелье. Валит снег. Лютует ветер. Загорожены ущелья. Падают обвалы с гулом С голых, сумрачных крутизн. Лед стянул ручьев подолы. Долы замело метелью. Мы попали сюда, в Пирикит­
скую (Внутреннюю) Хевсуретию из Хевсуретии Пиракетской (Внешней) через перевал. Нас провожал Котэ. Он решил схо· дить в гости К другу. Своей рос­
кошной одежды не снял: зачем, в гости не пойдешь кое в чем! Для хевсуров национальная одежда не пыльная реликвия, спрятанная на дно сундука. Это наряд для всех мало-мальски значимых случаев; лишь на ра­
боту хевсур ходит в современном пиджаке. Удобнее. Был последний день августа, на перевале кое-где уже лежал снег. Навстречу нам на лошадях, мулах и ослах ехали люди. При­
торочены мешки с шерстью, кув­
шины с маслом -
сдать госу­
дарству. Вся Пирикитская Хев­
суретия -
это один колхоз. Красиво сидит хевсур на ко­
не -
в высоком седле, неМНОl'О 59 боком, слегка отставив в сторону руку · с поводом. Почти у всех за спиной, часто прямо на крупе лошади, пристроились мальчиш­
ка или девчонка -
только гла­
зенки из-за папы постреливают. Пора в школу. В интернат. На весь учебный год -
через перевал можно перейти только летом. Скоро, правда, будет за­
кончена дорога в Шатили и средством передвижения в этом крае станут автобусы. Все дети Пири китс кой Хевсуре­
тии учатся и живут в большом современном доме на склоне го­
ры -
Борисахойской средней школе-интернате. Только самые маленькие могут учиться дома: начальные школы есть в Шати­
ли, в Ардоти. Кстати, образова­
ние здесь один из признаков Фото О. КОБАЛИАНИ Рисунки автора доблести, поэтому дети учатся старательно. По узким, в ладонь, тропи~­
кам, по горным кручам лошадь идет легко, задние ноги точно в передний след ставит. Там, где тропинка проходит по скале, за много веков копыта лошадей выбили глубокие выемки. Как стаканы. Лошади стараются идти по краю тропки -
привыкли, иначе вьюком цепляются. Одна лошадь заскользила задними но­
гами, зависла не,много над про­
пастью, но напружилась и выскочила на тропу. Мальчишка, сидящий сзади, только пнул ее сердито пяткой, а папа своей ве­
личавой позы не изменил. Мы идем по ущелью. Река Аргун шумит где-то далеко вни­
зу, тропа то вверх забирает, то спускается к самой воде. Иногда идем вброд. Вода норовит сва­
лить с ног -
один раз чуть не унесла нашего храброго провод­
ника, грузинского художника Рез о Тархан-Моурави. Отовсюду несутся по камням, падают водо­
падами ручьи и ручейки. Там, где они пересекают тропу, устроены источники. Источники выложены камнем, вставлена тростниковая трубочка, рог или ковшичек из коры лежит. Пей, путник! Вода вкусная, холодная. Зубы ломит. Встречаем стада коров, малень­
ких, но, говорят, очень удойных . • Хевсурки. считаются отменной породой в Закавказье. Коровы и овцы, отары которых можно раз­
глядеть где-то в вышине,­
главное богатство в хозяйстве Хевсуретии. Встречи со стадом всегда сопровождаются неприят­
ной процедуроЙ. Завидев нас, мчатся навстречу сторожевые собаки. Огромные псы, похожие на белых медведей. На них ши­
рокие ошейники, чтобы волк не мог схватить за горло. Псы остервенело лают, лай переходит в визг, стон, хрип. Они изнемо­
гают от желания разорвать нас в клочья. Мы знаем, что надо спокойно сесть на землю, тогда собаки не тронут. Но всегда му ­
чит мысль, все ли собаки знако­
мы с этими правилами. Так и сидим, пока не подойдет пастух в огромной бурке. Тогда псы те­
ряют к нам всякий интерес. На нашем пути селения: Ле­
байскари, Кистани, Ардоти ... Хевсуры всегда с.iIавились храбростью, воинственным нра­
вом и свободолюбием. У них ни­
когда не было княжеской власти. Высшим органом власти был со­
вет старейшин. В полном боевом облачении хевсур был похож на средневеко­
вого воина: на голове шлем, кольчуга с нашитыми металли­
ческими бляхами и налокотни­
ками, круглый маленький щит на руке, кинжал, прямой меч, ружье. На большом пальце пра­
вой руки -
зубчатое боевое коль­
цо -
сацерули. Умение сражаться холодным оружием всегда почиталось глав­
ным достоинством мужчины. До тяжелых ран, а тем более до убийства в сельских стычках дело доходило редко -
ранить тяжело считал · )сь неумением и даже трусостью. Высшее мастер­
ство -
лишь слегка оцарапать лицо. Существовал своеобразный прейскурант цен за нанесенные раны. Мерилом были ячменные зерна, которые укладывались в порез. Каждое зерно -
ба­
ран. И обычно в разгар боя подхо­
дила женщина и бросала свою черную мандили головную шаль. Бой прекращался: ослу­
шаться женщину было нельзя. Сейчас хевсурские праздники обходятся без кровавых поедин­
ков. Но показать свое умение владеть оружием предков хотят многие, сражаются настоящими мечами, но бойцы искусны, и ран не бывает. А если слишком увлекутся -
к цх ногам летит мандили ... Очень любят хевсуры скачки. Во Внутренней Хевсуретии есть только одно ровное место. Оно величиной с футбольное поле. Проезжая площадку, хевсур все­
гда летит во весь опор, потом бросается на коне в реку и пере­
плывает на другую сторону. Фан­
тастическое зрелище -
скачки в горах. Э1'О гвоздь программы всех праздников. Скачут до со­
седнего селения и обратно по та­
ким кручам, где и пройти, ка­
жется, нельзя. Сакли лепятся на горе лесен­
кой, саI,ЛЯ над саклей; крыша одной служит двором для дру­
гой. Хевсурские селения невели­
ки -10-20 домов. А то и меньше. Около каждой сакли вы­
сится башня. В башне были за­
пасы еды, питья; н пока мужчи­
ны выясняли отношения с сосе­
дями, старики, женщины и де­
ти отсиживались в башнях. На верху башни -
не-большой бал­
кон. Башни сложены из плит ши­
ферного сланца. Без всякого свя­
зующего раствора -
гладкие сколы плит накрепко соединяют­
ся друг с другом. Башни не оштукатурены. Из таких же плит сложены и сакли. И маленькие водяные мельницы -
их много встречаешь на пути. Отводится от реки канальqик: ведь надо создать резкий перепад высот, устроить искусственчый водопад. Река бежит вниз, а канал, ка­
жется, лезет в гору, аккуратно огибает горные у-валы, кругом скал течет по деревянным жело­
бам, непонятным образом там приделанным, поднимается как бь! выше и выше. Вот и мельни­
ца. Отсюда вода скатывается вниз, в реку. Заглянешь внутрь мельницы -
там отлаженный механизм: жернова, бункер, какие-то палочки, ремешки, сообщающие бункеру от жернова необходимую вибрацию. На ле­
пешки, которые выпекают хев­
сурские хозяйки, ставится пе­
чатка -
у каждой семьи своя. Плитняком выстилают полы, улочки в селениях, мосты. ПЛитняк не только строитель­
ный материал. Можно отколоть такую тонкую плитку, что на ней удобно печь лепешки. У пас­
туха такая сковородка всегда под рукой. На плитках можно писать, царапая ножом. Мы ви­
дели плитку, на которой была вычерчена шахматная доска. Хевсурские селения постепен­
но меняют свой облик. Рядом 62 с древними городками вырастают поселки, в которых строятся со­
временные дома, а не башни, такие же дома, как и в любом грузинском селении. В доме жить удобнее. Но бере-жно со­
храняются хевсурами и тради­
ционные постройки, превращаю­
щиеся со временем в своеобраз­
ные музеи. Часто встречаем сакли, раски­
данные в горах поодиночке. Чуть место поровней, не-большая при­
мятость в зеленом теле гор -
и видишь, прилеrrился где-то в вышине домишко. Как в ла­
дошке. Студеный ручей журчит возле сакли, низвергаясь тут же в пропасть водопадом. Стоит ма­
ленькая мельница. На крошеч­
ном поле растут ячмень, кукуру­
за, картошка. Молодой хевсур и его красави­
ца жена с коротко постриженны­
ми бронзовыми волосами встре­
чают нас как родных: госте­
приимство -
закон хевсуров. Угощают ячменной водкой .джи­
питаури. (бр-р! .. ) и пивом. За­
кусываем твердым как булыж­
ник хевсурским сыром, кукуруз­
ными лепешками с топленым маслом. Уютно здесь, в ложбинке. Сза­
ди гора, сверху близкое небо. Облака проплывают вокруг­
и снизу и сверху. Перед тобой­
противоположный склон стеной. Крошечные желтые заплатки по­
лей раскиданы повсюду. Отчет­
ливо видны все изгибы поверх­
ности, ве'сь пластический строй горных увалов. Вон еще сак­
ля, -
если громко крикнуть, мо­
жет, услышат. Еще одна. Тропин­
ка вьется, кто-то идет по ней. Удивительное ощущение покоя, гармонии в мягких струящихся линиях горных склонов, кое-где покрытых темной зеленью лесов, прорезанных лиловатыми скала­
ми. Хевсуры очень любят свои горы, несмотря на явное недру­
желюбие здешнего климата. Ва­
но, учитель в Шатили, рассказы­
вал, что хевсурам построили до­
ма в теплой, плодородной Ала­
занской долине, хорошие совре­
менные дома; они пожили там, но потом многие вернулись обратно. Хевсурские дети кон­
чают школы, техникумы -
и возвращаются в свои края. Внизу, на высокой крутой ска­
ле, -
раэвалины замка Торгва. А еще ниже -
мертвый город Муцо. Здесь не живут уже давно. Еще в прошлом веке жителей его и соседнего селения Анатори унесла эпидемия 4шави-чири. -
черной оспы. В Анатори мы видели склепы, куда доброволь­
но уходили умирать пораженные этой страшной болезнью ... Вниз идет тропка, возвращать­
ся которой не хочется. Там есть место, где, чтобы обойти выступ скалы, отшлифованный живота­
ми многих путников, надо чуточ­
ку повисеть над пропастью. Дру­
гой дороги нет, радушные хозяе· ва не замечают такой безделицы на своем пути. Хевсурские ребята скачут по горам с поразительной беззабот­
ностью. Если камень под ногой срывается, мальчишка успевает пере'прыгнуть на другой, рушит­
ся и этот -
он уже оттолкнулся, перескочил на третий, посколь­
зил по осыпи, пробежал на цы­
почках по склону, стоять на ко­
тором совершенно невозможно. Однажды, когда мы, стараясь не глядеть в бездну, осторожно переставляли ноги по осыпаю­
щейся узенькой тропинке, нас обогнала старушка лет ста на вид. Она безостановочно вязала на спицах ЧУЛОк и мурлыкала что·то веселое себе под нос. И вот она уже далеко, переско­
чила какую-то загородку и скры­
лась. Последнее хевсурское селение на нашем пути. Теперь надо пе­
релезть через хребет в другую страну -
Верхнюю Тушетию. Там летние пастбища тушин­
жителей Алазанской долины. Пастух Шакро вызвался нас проводить. Взял двух ослов, нам хоть поклажу не нести. Идем по густому зеленому лугу. Сочная. высокая трава. Только этот луг дыбится стеной. Ослики на своих тоненьких ножках мелко семенят зигзагами, мы из последних сил уже на четвереньках ползем по склону, потом по каменистой осыпи. Тут уж и ослы не пошли. А дальше карабкаемся по скале. Похоже, что по этажерке с кни­
гами лезешь -
камень лежит вертикальными слоями. За ка­
кой ни возьмешься, вынимается книгой. Но вот и край хребта, узкий как нож. Через этот хребет мож­
но заглянуть в Тушетию. Такой же лабиринт горных хребтов. Течет речка, ручьи в нее скаты­
ваются, дробя горы складками. Еще одна полка -
и я сажусь верхом на хребтину... Делаю шаl' вниз, и хребтина разом скрывает от меня Хевсуретию. «Жду Е сли путник собирается в дальнюю дорогу, то норовит выехать пораньше, с солнцем. И я никак не мог понять, почему селькупы делают наоборот. Еще вчера оленевод Владимир Сайготин уверял, что очень спешит в стадо, что ехать ему полста километров, а дел еще много. -
Магазин ходить нада... Председатель говорить нада. Много всего нада ... На другое утро я встретил Владимира у нарт. Он сказал, что все сделал, только что поговорил с председателем колхоза. -
Уезжаешь? -
Едем потихоньку ... Но днем он опять попался мне на улице Красно-
селькупска. Еще не уехал? Нет пока. Дела? Ага, дела ... Может, думаю, пурги боится, да говорить об этом не хочет? Как раз похоже было, что завью­
жит, да и похолодало к вечеру. Осторожно так по­
спрашивал Владимира, чтоб не обидеть его, -
нет, ничего-то он не боится. Морозы покидают эти края всего-то месяца на три. Стужа -
дело привыч­
ное. От нее можно спрятаться в оленьи шкуры, а заночевать в пути можно хоть в куропаткином чуме. Куропаткин чум -
никакого чума. Просто нора в снегу. Так прячется от пурги белая птица. И че­
ловек научился этому. Застала в пути пурга -
останавливает селькуп оленей, слезает с нарт, за­
капывается в снег. Мети сколько хочешь! Кончится белая пляска -
можно вылезать. Снова на нарты, снова трогает хореем оленей. Поехали! .. Так чего же не едет Сайготин? Ведь и правда торопится. СТОЮ» Потом председатель райисполкома Иван Сер­
геевич Хайдошкин рассказал: -
Как ни торопится ненец или сель куп, а за­
светло не поедет. Хоть в шесть утра проснется, целый день прособирается. Постоит, подумает, нар­
ту поправит ... Глядишь, опять стоит! А к вечеру тронется, погонит оленей, будто страшно опазды­
вает. Но отъедет всего полкилометра -
и вдруг остановится. Достанет сигарету, закурит, посидит минут десять-пятнадцать. Потом опять взмахнет хореем и сорвется с места. Теперь уж мчит без передыху. Я спросил одного, зачем такая оста­
новка. Думаю, -
говорит. -
О чем? -
Забыть чего мог. Или кто со мной забыл по-
ехать, бежать будет. Жду стою. И предпочтение ночи дню для дальних поез­
док имеет свое объяснение. Жители тундры ори­
ентируются по звездам -
других указателей в белой пустыне нет. Так что звезды они знают не хуже любого капитана дальнего плавания. Пото­
му, наверно, у каждого в этом крае есть своя звезда, путеводная. и. ЦЫГАНОВ С е л ь к у п ы -
народность Западной Сибири. Живут в Томской. Тюменской областях и в Красноярском крае. Прежде основным занятием селькупав были охота и рыбо' ловство. Переселившись на северную окраину таежной зоны. на реки Таз и Турухан. селькупы переняли у местных жи· телей оленеводство. однако продолжали вести кочевую жизнь. Зимой жили в полуземлянках. летом -
в берестя·· ных чумах. Сейчас селькупы объединились в колхозы. Живут в руб­
леных деревянных домах. Развиваются огородничество. зве· роводство. Всего селькупав около трех тысяч восьмисот человек. «СЛЕДЫ» ДВУХ НЕИЗВЕСТНЫХ ПРЕЖДЕ ВИДОВ ЛЕТ АЮI,UИХ ЯI,UЕРОВ полнялн не передние конечностн, а... задние, снабженные специаль­
ными перепонками. жили около миллиона лет назад. и определили, что размах "х крыльев достигал ... шести метров! Эти птицы -
самые крупные из пернатых, известных науке. ... обнаружены экспеднцнямн со­
ветскнх палеонтологов в районе хребта Каратау на юге Казахста­
на и в западных отрогах Т янь-Ша­
ня. Изученне первой из находок­
отпечатка скелета ящера, сохра­
нившегося среди донных осадков ископаемого озера, существовавше­
го 160 миллионов лет назад, при­
вело к интересному открытию: те­
ло животного, судя по всему, было покрыто... шерстью. По мнению исследователей, находка свидетель­
ствует о существовании нензве­
стного до СИХ пор этапа эволюцни земной фауны -
появлении Т.епло­
кровных ящеров. Не менее интересно: открытие связано и со второи находкой. Изучив отпечатки скелета «тянь­
шанского» ящера, исследователи предположили: роль крыльев у этого ископаемого животного вы-
ПОДВОДНЫй «АВТОМОБИЛЬ» ... спроектирован анг лийскими инженерами. Он сможет передви­
гаться по дну на глубине до двух­
сот метров. Вездеход-амфибня, рассчнтанный на вкипаж из не­
сколькнх человек, предназначается для сбора со дна геологических образцов, прокладки траншей для трубопроводов и кабелей. Энергия для питания двигателей будет по­
даваться на борт вездехода кабе­
лем, выведенным на берег или к генератору какого-либо судна. ПЕРНАТЫЕ ГИГАНТЫ Недавно в калифорнийской пу­
стыне Ана Борего американские исследователн обнаружили остат­
ки ископаемого кондора. Ученые смогли восстановнтЬ внешний вид этих неизвестных прежде ископае­
мых птиц, установилн, что они В ГЛУБИНЫ ВЕЛИКИХ АМЕРИКАНСКИХ ОЗЕР ... спустились ученые Мичиган­
ского университета. Научная под­
водная лодка с несколькими спе­
циалистами по озерам -
лимноло­
гами -
проделала под водой путь в несколько сотен километров. В озере Мичиган открыто боль­
шое подводное плато, разделяю­
щее бассейн на две заметно обо­
собленные части. Как предпола­
гают теперь ученые, еще несколь­
ко тысяч лет назад Мичиган был не одним, а двумя отдельными озерами, слившимися в резуль­
тате какой-то геологической ка­
тастрофы. (По страницам советской и за­
рубежной печати) 63 М. КАМШИЛОВ, доктор биоnоrических наук, П. &АЗАРОВ ВЕJlИRАВ ~ПИРАJIЬ жиапи Н а протяжении тысячелетий люди не подозревали, что наступит момент; когда им при­
дется охранять при роду зем­
ного шара... от самих себя. Не задумывались также и над тем, что придется скрупу­
JIезно подсчитывать даже ре­
сурсы воды и воздуха, постоян­
но уменьшаемые самой же дея -
тельностью человека. В США, например, некоторым промыш­
ленным районам и многомил­
лионным городам уже не хва­
тает пресной воды. С тем же сталкиваются и некоторые дру­
гие страны. В. свою очередь, общемировой сток испорчен­
ных, загрязненных вод мог бы сейчас составить реку более мощную, чем Амазонка. И этот все более растущий сток сплошь и рядом портит те са­
мые источники, которых места­
ми и так едва хватает для удовлетворения первоочередных нужд. На ум невольно прихо­
дит образ свечи, подожженной с обоих концов ... Еще хуже обстоит дело с растительным и животным миром. Иногда в з<\падной прессе даже проскальзывают мысли, суть которых можно свести к следующему: «Мы -
последнее поколение, еще за­
ставшее неистребленную при­
роду •. Выдающиеся мыслители и раньше задумывались над те­
невыми сторонами научно-тех­
нического прогресса. Достаточ~ но вспомнить вывод, сде­
ланный R. Марксом: ~ ... Нуль­
тура, если она развивается стихийно, а не н,аnравляется сознательно... оставляет i:юсле себя пустыню .... Диагноз поставлен точно. Сейчас уже миллионы людей задают себе вопрос: готова ли, наконец, современная наука вооружить людей дальновидной стратегией сознательного регу­
лирования наших ,взаимоотно­
шений с при род ой? Попробуем найти ответ. Чтобы управлять природой, надо, естественно, знать важ­
нейшие ее закономерности. Выясним поэтому, что же нам известно о земной биосфере и как эти знания могут нам помочь. РАЗОМКНУТЫИ КРУГ Пространство земного шара конечно. Нонечны и запасы воды, воздуха, минеральных .солей, которые жизнь может . использовать. Поэтому на Зем­
ле, как и на любой другой планете, жизнь возможна лишь на основе вечного круго­
ворота жизни и смерти, по­
стоянного возникновения и разрушения. Все животные дышат воздухом, который уже бессчетное число раз побывал в легких, все минеральные со­
ли, сегодня потребляемые рас­
тениями, тоже неоднокрртно были составной частью ж'ивой ткани. Так цикл за циклом. Можно пофантазировать и 5 сВокру r света:о Н! ' 2 вообразить некую форму жиз­
ни, которая возникла в беско­
нечном, допустим, космическом пространстве, где запасы ве­
щества и энергии также без­
гра:ничны. Возможно, такие формы жизни не ведали бы разрушениУ. и смерти... Они бесконечно распространялись бы в пространстве. НО ЭВО.Т[Ю­
ционирс вали бы они? Неизве­
стно. В замкнутом пространстве Земли никогда не затухает противоречие, которое застав­
ляет жизнь восходить по лест­
нице эволюции. Вот это проти­
воречие: способность живого к самовоспроизведению безгра­
нична, а запасы пищи, энер­
гии, строительного материала конечны. Потомки одной­
единственной тли при отсутст­
вии хищников за считанные недели могли бы покрыть тол­
стым слоем весь земной шар ... Но чем бы они питались, эти мириады т лей? Способность к безгранично­
му самовоспроизведению соз­
дает то, что наш выдающийся соотечественник В. И. Вернад­
ский назвал ~давлением жиз­
ни». В результате «давления жизнИ» на протяжении всей геологической истории Земли шел непрерывный захват но­
вых, еще не обжитых про­
странств. Возникнув в водной приповерхиостной зоне, жизнь затем овладела глубинами океана, сушей, воздухом; на это ушли миллиарды лет. Завоевывая новые пiюстран­
ства, жизнь овладевала новы­
ми источниками пищи и энер­
гии. Нруговорот жизни ши­
рился, рос. Он менялся и качественно, так как новая среда путем ес­
тественного отбара, на основе генетической изменtLивости вы­
ковывала новые формы жизни, часто более многочисленные, чем исходные. Например, чис­
сло наземных, то есть истори­
чески более молодых видов пре­
вышает численность морских, вероятно, более чем в десять раз. Так замкнутый цикл жизни неизбежно превращался в вос­
ходящую спираль. Так услож­
нялась биосфера, так она росла и крепла, так обстояло дело, пока не возник человек. Продукт слепой эволюции, сам человек благодаря разуму не слеп. Он может осознать и осознает законы, движущие жизнью. Овладевая принципиально новыми источниками энергии (ядерная энергия, например), че­
ловек, однако, целиком и пол­
ностью зависит от устойчиво­
сти всей цикличной структуры жизни. Наждый вид организмов вы­
полняет роль звена в цепи биотического круговорота. Ис­
пользуя средства существова­
ния, поставляемые ~соседями., он, в свою очередь, должен отдавать в среду то, что могут усвоить другие. Эта сложная, порой многоступенчатая взаи­
мозависимость была прекрасно известна еще древним земле­
дельцам и скотоводам' хочешь иметь высокий урожай зерно­
вых, содержи скот не только для молока и мяса, но и для навоза. Особенно значительна в этой . цепи роль одноклеточ­
ных. Минерализуя мертвые останки животных и расте­
ний, они превращают их в единую «валюту:!> -
минераль­
ные соли и простейшие орга­
нические соединения, вновь и вновь используемые растения­
ми для синтеза нового органи­
ческого вещества. На разру­
шающей деятельности микроор­
ганизмов основана вся саморе­
гуляция биосферы. Не будь од­
ноклеточных, на Земле очень скоро иссякли бы доступные высшим организмам источники питания, и она покрылась бы трупами. Одноклеточные состав­
ляют основу цикличной струк­
туры жизни, и ат того, успевают ли они справляться со своими ~обязанностяNLИ», за,висит ее прочность. Этот вывод, как мы дальше увидим, представляет отнюдь не только теоретический ин­
терес ... ПРИРОДА МСТИТ ... Е стественные сообщества живых организмов (биоценозы) устойчивы благодаря разнооб­
разию и богатству видов, кото­
рые входят в их состав. Они, пользуясь научной терминоло­
гией, многокомпонентны. На­
пример, биоценоз, именуемый «сосновым бором», процветает лишь благодаря совместной деятельности тысяч видов расте­
ний и животных. Каждый из этих видов что-то значит в био­
ценозе, чем-то ему полезен. Мы разобрались здесь далеко не во всех причинных связях, 65 но ясно уже и теперь, что если уничтожить в лесу, допу­
стим, муравьев, то лес начнет хиреть. Настолько все отлаже­
но и притерто в «биологиче­
ских машинах», что порой изъятие одного-трех, казалось бы, крошечных «винтиков» способно разладить всю струк­
туру. В эволюции стихийно «испы­
тывались!>, конечно, самые раз­
ные варианты, и если стойкими оказались многокомпонентные биоценозы, то это не случайно: они-то и есть самые жизне­
способные. Мы, люди, убедились в этом еще на заре цивилизации. На­
ши культурные биоценозы ма­
локомпонентны. И потому не­
устойчивы (всем известно, сколько усилий приходится при­
лагать для защиты полей и са­
дов от сорняков, насекомых, вредных грибков и микроорга­
низмов; всем известно, что про­
исходит с запущенным полем или садом, оставленным без присмотра). Естественные био­
ценозы, как более стойкие, жизнеспособные, стремятся по­
глотить культурные, и послед­
ние могут существовать лишь благодаря неустанной поддерж­
ке --Iеловека. Так возникает противоречие между «дикой» и «культурной» природой. Люди вынуждены ве­
сти энергичную борьбу с теми естественными биоценозами, которые окружают искусствен­
ные. Иногда это борьба оборо­
нитеЛI>ная, но часто и насту­
пательная. Для расширения искусственных биоценозов при­
ходилось уничтожать естест­
венные (леса, степи). J{ чему порой приводило такое безу­
держное наступление -
изве­
стно: к эрозии почвы, уходу воды, пылевым бурям и так да­
лее. Междуречье Тигра и Ев­
фрата называли когда-то «рай­
ским садом!>. Сейчас это по­
лупустыня. Создается ~арадоксальное положение: стараясь изменить в своих интересах природные процессы, человек вступает в конфликт с силами естествен­
ной саморегуляции, нарушает равновесие биосферы, что в ко­
нечном итоге нередко обра­
щается ему во вред. Естественная саморегуляция биосферы дает перебои и по другой причине. В круговорот вводится все больше искусст­
венных материалов и веществ, которые микроорганизмы «не 66 умеют» перерабатывать. Или в таких количествах, что они не успевают справиться с ними. А некоторые из этих веществ ядовиты для. организмов. Так биотический круговорот, оче­
видно, впервые за миллиарды лет становится в каких-то «ни­
тях!> незамкнутым. Происходит нарушение уже не отдельных биоценозов, а в некоторых случаях и самой структуры биосферы. И природа, по выражению Энгельса, мстит. При этом на­
до иметь в виду, что у одно­
клеточных поколения сменяют­
ся чрезвычайно быстро, и по­
этому они успевают приспосо­
биться к меняющимся услови­
ям среды (отчасти это удается и насекомым). У наиболее вы­
сокоорганизованных многокле­
точных поколения, наоборот, сменяются медленно. И у них возможности приспособиться К быстро меняющимся условиям соответственно гораздо ниже. Они первыми сходят со сцены. МОЖНО ЛИ ЗАМЕНИТЬ БИОСФЕРУ? Т еперь уже ясно, Ч'j'О взаи­
моотношения с природой надо совершенствовать основательно. Но как? Еще десятилетия назад в принципе некоторым казалось теоретически возможным во­
обще полное выключение че­
ловека из биосферы -
со­
здание искусственной «среды жизни», целиком поддержи­
ваемой техникой. Заманчиво? Возможно. Ис­
полнимо ли? Давайте обсудим. Недавно было открыто, что и люди и животные использу­
ют для дыхания не только кислород. За один лишь год и лишь растения выделяют в атмосферу 490 миллионов тонн летучих соединений, что состав­
ляет 0,001 про цен та веса атмо­
сферного воздуха. Всего же в атмосфере постоянно присут­
ствуют миллиарды тонн органи­
ческих соединений. Некоторые из них ~ атмовитамины, судя по всему, выполняют в организ­
ме важные физиологические функции. Мы дышим, таним образом, не тольно нисло­
родом! Повторяю: этот фант колос­
сальной важности мы выяснили совсем недавно. А скольно фан­
тов мы еще не знаем? Можно ли на таком уровне знаний на­
деяться, что номплекс техниче-
ских сооружений окажется рав­
ноценным биосфере? Но это не главное возраже­
ние. Допустим, мы узнали все, что надо. Допустим (оговари­
ваемся еще раз, что рассужда­
ем мы сугубо теоретически), во власти человека уничтожить биосферу и заменить ее равно­
ценной техносфероЙ. Допустим, работа уже осуществлена. Хо­
рошо ли нам будет? Нет, очень плохо. Даже владея сверхсверхтех­
никой, вряд ли удастся уни­
чтожить всех. без исключе­
ния микроскопических обита­
телей планеты, которые обосно­
вались и в морях, и в воздухе, и в почве, и в самом человеке и которые обладают исключи­
тельными приспособительными способностями. Итак, человек остается наедине с микроорга­
низмами. Это ужасная ситуа­
ция. На человека -
теперь уже единственную «кладовую!> органического вещества -
не­
медленно обрушиваются неис­
числимые полчища простейших и вирусов. Масштабы возника­
ющих в этой ситуации по­
следствий даже трудно пред­
ставить. Столь же малореальна и мо­
дель техносферы, которая су­
ществует параллельно с биосфе­
рой, но от нее совершенно не­
зависима. Выбора, собственно, не остается! Надо примиритъ техносферу и биосферу, точ­
нее ~'включить ее в биосферу так, чтобы возник единый со­
знательно управляемый челове­
ком природный организм. Необходимо усилие, чтобы принять эту мысль. До сих пор техника казалась нам чем­
то противостоящим живой при­
роде, чем-то несовместимым с ней. Тем не менее диалектиче­
ский синтез того и другого возможен. Техника должна стать неотъемлемой частью биосферы -
это магистральная линия дальнейшего хода собы­
тий. На этом узловом моменте надо остановиться особо. «СФЕРА РАЗУМА» 3 волюцию органического ми­
ра можно подразделить на не­
сколько этапов. Первый этап­
возникновение биоТИческого круговорота, биосферы. Второй этап -
усложнение 'цикличной структуры жизни, появление надстройки из' многоклеточных, увенчанной человеком. Все это периоды биогенеза, • когда развитие шло под влия­
нием биологических факторов. Третий этап начался с появ­
ления и развития человече­
ского общества. Здесь разум­
ная по своим намерениям дея­
тельность людей в большинст­
ве случаев, как отмечал еще Энгельс, оказывалась в мас­
штабе биосферы малоразумной, более того -
разрушительной. Ноне будем забывать, что этот стихийный, основанный на конкуренции, частной соб­
ственности и угнетении этап развития человечества всего лишь, по выражению Маркса, его «предысторию>. Подлинная история развернется лишь на уровне совершенной материаль­
но-технической базы, высоко­
развитого сознания и гармо­
ничных общественных отноше­
ний, что найдет свое высшее воплощение в коммунизме. От этого зависит и судьба ПеШроДы. В свое время В. И.' Вернадский назвал гря­
дущий четвертый этап разви­
тия биосферы ноосферой -
эта­
пом разумного «<НООС» по гре­
чески «разум») регулирова,ния отношений человека . и природы. Эта мысль по своему содержа­
нию совпадает с мыслями Маркса и Энгельса, которые рассматривали коммунистиче­
ское переустройство общества в качестве залога гармонич­
ных взаимоотношений между человеком и природой. Замена стихийного сознатель­
ным и планомерным в сфере общества неизбежно влечет за собой торжество дальновидно­
го, научного подхода к управ­
лению биосферой. Следова­
тельно, управление природой, ее разумное переустройство и сохранение не есть благая мечта: все это лежит на маги­
страли социально-технического прогресса. Да, и технического тоже. До поры до времени техника могла развиваться без учета закономерностей естественной саморегуляции биосферы. Глав­
ной задачей технологии было производство -
возможно бо­
лее эффективное, массовое, дешевое -
все новых и новых веществ' и изделий. Забота об их полном уничтожении после использованяя была чем-то третьестепенным (это относится даже не столько к С.~мим из­
делиям, сколько к отходам про­
изводства). Велико было убеж­
дение, что природа сама «пе­
реварит» любые отходы. И до поры до времени так оно и было. Теперь, как видим, по­
ложе:.'.ие меняется. Поэтому технология неиз­
бежно должна пере строиться. И она постепенно перестраи­
вается. Появляется все больше заводов с замкнутым циклом водоснабжения и водоочистки. В лабораториях все интенсив­
ней идет разработка элементов безотходной технологии, при ноторой сырье перерабатывает­
ея целиком, без остатков. Так, например, в Армении уже раз­
работана безотходная техноло­
гия производства алюминия. В качестве сырья здесь берет­
ся бorатая алюминием поро­
да . -
нефелиновый сиенит; из нее получают и окись алюми­
ния, и хрусталь, и разнообраз­
ные химикаты, так что отбро­
сов совершенно не остается. Для Ленинграда спроектирован центр полной переработки всех без исключения отходов город­
ского хозяйства. Таких при­
меров немало, но они лишь СМАЗКА ЛЕДНИКОВ Так, пожалуй, можно озаглавнть сообщение об открытии, сделанном недавно в Антарктиде. Когда ученые одной из американских полярных станций пробурили двухкиломеТРОВУIQ толщу антарктического льда, то внизу они встретили ... водуl Но откуда она могла взяться~ Известио, что в самой толще ледника царит 'почти тридцатиградусный холод. Однако дальнейшие исследования подт~ердили удивительный феномен­
выяснилось, что исполинские ледники действительно покоятся на слое незамерзшей воды толщиной не менее миллиметра ... Как предполагают исследователн, под влиянием земного тепла тем­
пература льда с глубины восемьсот метров медленно повышается н у скальной поверхности оказывается близкой к нулю, хотя еще и мину­
совой; дальнейшнй эффект обусловлен давлением ледника, Достнгающим примерно двухсот атмосфер: такое .... аВление понижает температуру плавления льда до _1,60 ... До сих пор исследователи затруднялись объясннть, каким образом во время великого оледенения огромные массы льда смог ли дойти С северных широт цочти до низовий Днепра. Может быть, секрет такой подвижности ледников объясняется их «во­
дяной смазкой»~ 5* первые проблески эры безот­
ходной технологии. Промыш­
ленность должна не только производить, но И «перевари­
вать» произведенное. Таким об­
разом, чтобы отходы производ­
ства не разрушали биосферу, а были фактором ее развития. С этим не просто свыкнуть­
ся -
мешают психологические навыки прошлого, -
и тем не менее это единственный путь. В создании замкнутого про­
изводства нам сильно может помочь все та же живая при­
рода. В оч!!стительных уста­
новках уже давно пользуются услугами микроорганизмов. Со­
временной биол()гии под силу выведение куда более активныx форм «разрушителей»; она спо­
собна увеличить их «набор», расширить спектр их действия. Тан уже былО' с пеницилли­
ном: его естественные произво­
дители вскоре были заменены «окультуренными» формами, и это позволило сделать лекар­
ство широкодоступным и более действенным. Путь, таким об­
разом, разведан. И на этом пути, между прочим, происхо­
дит обогащение биосферы. Вы­
водя човые формы одноклеточ­
ных «разрушителей», мы тем самым У13е.lичиваем регулирую­
щие ВuЗ1'<i')ЖНОСТИ биосферы и укрепляе1'<, ее «фундамент». Так интересы техники слива­
ются с интересами живой природы. Точно такой же синтез воз­
можен не только в микробио­
логической промышленности. Очень интенсивно ведутся сей­
час работы по совершенствова­
нию биологических методов защиты искусственных биоце-
. нозов. Ученые и практики стре­
мятся увеличить многокомпо­
нентность этих биоценозов та­
ким образом, чтобы новые виды растений и животных, вписан­
ные в структуру полей, садов и огородов, ограждали их от нашествия вредителей. Этот путь, конечно, не нов -
он известен еще древним земле­
дельцам. Но сейчас подобные работы приобретают все более массовый, осмысленнь'й, науч­
ный характер. Очевидно, в пер­
спективе искусственным биоце­
нозам можно будет придать стойкость естественны;;:. Про­
изойдет новое обогащение био­
сферы, которое одновременно снимет тягостное противоречие междУ культурными и естест­
венными сообществами -
био­
ценозами. 67 Пока возможности наши еще не столь велики, как хотелось бы, и тогда, когда мы пытаемся улучшить первозданную приро­
ду, и тогда, когда мы стремим­
ся усовершенствовать культур­
ный ландшафт. Положение, од­
нако, радикально изменится, очевидно, уже в недалеком бу­
дущем." В общих чертах мы уже по­
няли, например, как рабо­
тает механизм наследствен­
ности. Не фантастика, а пер­
спектива завтрашнего дня -
управление генетическим меха­
низмом растений и животных. То, что сейчас делается понево­
ле медленно, иногда на ощупь, -
создание новых форм растений и животных путем се­
лекции,- будет делаться бы­
стро, целенаправленно. В прин­
ципе существует возможность создания бесконечного разнооб­
разия форм жизни, наделенных заранее заданными свойствами. И вот тогда сознательное обогащение биосферы, укреп­
ление ее структуры станет всецело инженерно-биологиче-
ской задачей. Возможности . тут поистине беспредельны. Мы сможем сообщить живой природе такое разнообразие и великолепие, которое превзой­
дет творчество эволюции. Мы бу­
дем создавать биоценозы по плану на основе глубоких тео­
ретических знаний, предвари­
тельного моделирования и точ­
ных программ осуществления. Вот чем будет характерен новый этап развития земной природы. Человек преобразует биосфе­
ру, выведет ее за пределы :Зем­
ли, может быть, перебросит на ДРУГИе планеты. Уже сейчас возникает потребность в такой отрасли науки, которая бы занялась общетеоретическими проблемами управления приро­
дой, а практически разраба­
тывала бы дальновидную стра­
тегию и тактику работ по урегулированию обострившихся сейчас противоречий между че­
ловеком и биосферой. Потреб­
ность в такой науке огромна, потому что столь сложное де­
ло требует глубочайших теоре­
тических исследований, точных прогнозов и научно обоснован­
ных рекомендаций. Прекрасная Земля не страница из уто-" пии, это закономерная реаль­
ность будущего. Но для прет­
ворения ее в жизнь нужны огромные, массовые усилия, вдохновенный творческий труд. 68 РЗА 6РЕД6ЕРИ s1 Рассказ Послышался тихнй стук в ку-
хонную дверь, н когда мнс­
сис О'Брайен отворила, то уви­
дела на крыльце своего лучше­
го жильца мистера Рамиреса и двух полицейских, по одному с каждой стороны. Зажатый меж­
ду ними, мистер Рамирес" ка­
зался таким маленьким. -
МистерРамирес\ -
оза­
даченно воскликнула миссис О'БраЙен. _ Мистер Рамирес был совер­
шенно уничтожен. Он явно не мог найти слов, чтобы объяс­
ниться. Он пришел в пансионат мис~ сие О'Брайен больше двух лет назад и с тех пор постоянно жил тут. Приехал на автобусе из Мехико-Сити в Сан-Диего, а затем сюда, i3 Лос-Анджелес. Здесь он нашел себе малень-
кую чистую комнатку с лосня­
щимся голубым линолеумом на полу, с картинами и календа­
рями на цветастых обоях и узнал миссис О'Брайен -
тре­
бовательную, но приветливую хозяйку. В войну работал на авиазаводе, делал части для самолетов, которые куда-то улетали; ему и после войны удалось сохранить. свое место. С самого начала он зарабаты­
вал хорошо. Мистер Рамирес понемногу откладывал на сбе­
регательную книжку и только раз в неделю напивался -
пра­
во, которое миссис О'Брайен признавала за каждым честным тружеником, не докучая чело­
веку расспросами и укорами. В печи на кухне миссис О'Брайен пеклпсь пироги. Ско­
ро они лягут на стол, чем-то похожие на мистера Рамиреса: блестящая, хрусткая коричне­
вая корочка и надрезы, чтобы выходил воздух, сильно смахи­
вающие на узкие щелочки, сквозь которые смотрели его черные глаза. На кухне вкусно пахло. Полицейские чуть на­
клонились вперед,соблазненные заманчивым ароматом. Мистер Рамирес упорно глядел на свои ноги, точно это они завели его в беду. -
Что произошло, j~истер Рамирес? -
спросила миссис О'ВраЙен. Подняв глаза, мистер Рами­
рес за спиной миссис О'Врайен увидел знакомый длинный стол с чистой белой скатертью, и на нем большое блюдо, холод­
но поблескивающие бокалы, кувшин с водой и кубиками льда, миску свежего карто­
фельного салата и миску фрук­
тового салата из бананов и апельсинов, нарезанных куби­
ками и посыпанных сахаром. За столом сидели дети миссис О'ВраЙен. Три взрослых сына были увлечены едой и разгово­
ром, две дочери помоложе ели, не сводя гл~з с полицейских. -
Я здесь уже тридцать ме­
сяцев, -
тихо сказал мистер Рамирес, глядя на пухлые ру­
ки миссис О'ВраЙен. -
На шесть больше, чем положено, -
добавил один из полицейских. -
У него ведь временная виза. Мы уже нача­
ли его разыскивать. Вскоре после того, как ми­
стер Рамирес поселился в пан­
сионате, он купил для своей комнатушки радиоприемник; придя с работы, он с непод­
дельным удовольствием вклю­
чал 'его на полную мощность. Нроме того, он купил часы на руку, которые тоже носил с удовольствием. Вечерами он часто гулял по примолкшим улицам, разглядывал в витри­
нах красивые рубашки и неко­
торые из них покупал, любо­
вался брошками и некоторые покупал своим немногочислен­
ным приятельницам. Одно вре­
мя он по пяти раз в неделю ходил в кино. Еще он катался на трамвае, иногда целую ночь напролет, вдыхая электриче­
ство, скользя черными глазами по объявлениям, чувствуя, как вращаются колеса под ним, глядя, как проплывают мимо маленькие спящие дома и боль­
шие отели. Нроме того, он хо­
дил в роскошные рестораны, где заказывал себе рбед из многих блюд, посещал оперу и театр. И он приобрел автомо­
биль, но, потом забыл про взно­
сы, и сердитый агент из мага­
,зина увел машину со стоянки перед пансионатом. -
Понимаете, миссис О'Врайен, -
продолжал ми­
стер Рамирес, -
придется мне выехать из моей комнаты. Я пришел только забрать СВОЙ' чемодан 'И одежду, чтобы по­
следовать за этими господами. -
Обратно в Мексику? -
Да. В Лагос. Это малень-
кий городок севернее Мехико-
Сити. ' -
Мне очень жаль, мистер Рамирес. -
Я уже 'собрал. свои ве­
щи, -
глухо произнес мистер Рамирес, часто моргая черны­
ми глазами и растерянно шеве­
ля руками. Полицейские не трогали его. В этом не было нужды. -
Вот ключ, миссис О'Врай­
ен, -
сказал Мli:стер Рами­
рес. -
Я уже взял чемодан. Только теперь миссис О'Врайен заметила стоящий у его ног чемодан. Мистер Рамирес снова обвел взглядом Просторную кухню, блестящее серебро приборов, обедающих молодых людей, сверкающий воском пол. Он по­
вернулся и долго глядел на c~ седний дом, высокое и красивое трехэтажное здание. Глядел на балконы и пожарные лестницы, на ступеньки крылец, на ве­
ревки с хлопающим на ветру бельем. -
Вы были хорошим жиль­
цом, -
сказала миссис О'Врай­
ен. -
Спасибо, спасибо, миссис О'Врайен, -
тихо ответил он. И закрыл глаза. Миссис О'Врайен правой ру­
кой придерживала наполовину открытую, дверь. Один из сы­
новей за ее спиной напомнил, что ее обед стынет, но она только кивнула ему и снова по­
вернулась к мистеру Рамиресу. Когда-то ей довелось гостить в нескольких мексиканских по­
граничных городках, и вот те­
перь вспомнились ей знойные дни и несчетные цикады =-
они прыгали, падали, лежали мерт­
вые, хрупкие, словно маленькие сигары в витринах табачных лавок, -
вспомнились, каналы, разносящие по фермам воду из реки, пыльные дороги, иссу­
шенные пригорки. И тихие го­
рода, и теплое пиво, и непремен-
ные обжигающие рот сытные блюда. Вспомнились, вяло бре­
дущие лошади и тощие зайцы на' шоссе. Вспомнились ржавые горы, запорошенные пылью до­
лины .и океанский берег, сотни километров океанского бере­
га -
и никаких звуков, кроме прибоя. -
Мне искренне жаль, ми­
стер Рамирес, -
сказала она. --
Я не хочу уезжать обрат­
но, миссис О'Врайен, -
тихо промолвил он. -
Мне здесь нравится, я хочу остаться. Я работал, у меня есть деньги. Я выгляжу вполне прилично, ведь правда? Нет, я не хочу уезжать! ' -
Мне очень жаль, мистер Рамирес, -ответила она. -
Если бы я могла что-то сделать, -
Миссис О'Врайен! вдруг крикнул он, и по щекам его покатились слезы. Он про­
тянул вперед. обе руки, пылко схватил ее руку и тряс ее, сжимал, цеплялся за нее. -
Миссис О'Врайен, я никогда вас не увижу больше, никогда не увижу! .. Полицейские улыбнулись, но мистер Рамирес не видел их улыбок, и они пересталиулы­
баться. -
Прощайте, миссис О'ВраЙен. Вы были очень доб­
ры ко мне. Прощайте! Я никог­
да вас не' увижу больше! Полицейские ждали, когда мистер Рамирес повернется, возьмет свой чемода'н и пойдет. Он сделал это, и они последо­
вали за ним, вежливо козырнув на прощание миссяс О'ВраЙен. Она смотрела, как они спус­
каются вниз по ступенькам. По­
том тихо затворила дверь и медленно вернулась к своему стулу. Она выдвинула его и се­
ла. Взяла блестящий нож и вилку и вновь принялась за свою котлету. -
Поторопись, мам, -
ска­
зал один из сыновей. -
Все остыло. Миссис О'Врайен отрезала кусок и долго, медленно жева­
ла его, потом поглядела на за­
крытую дверь. И положила на стол нож и вилку. -
Что случилось, мама? -
Ничего, -
сказала мис-
сие О'Врайен, поднося руку к лицу. -
Просто я подумала, что никогда больше не увижу мистера Рамиреса ... Перевел с английского Л. ЖДАНОВ Р"сунок К. ЭДЕПЬШТЕАНА 69 А Н Д Р Е В И Л Л Е Р С, французский журнаnист ПЯТЬ УРОКОВ ЗАКЛИНАНИЯ In естное слово, различить H~ мог только искушенныи взгляд. Факиры вс'е были одинаково одеты в широкие дхоти, одинаково усаты. Садились они все на одном и том же месте -
в углу сада отеля « Кларкс ». В этой самой дорогой гостинице Бенареса селились богатые тури­
сты, преимущественно амернкан­
цы, приезжающие смотреть д н­
ковины священного города Ин-
дии. Факиры- з аклинатели лов-
ко раскладывали инвентарь и за десять рупнй извлекалн флейту, чтобы в ыманить и з круглых п л е ­
теных корзин своих гро з ных пи­
томцев. Тут были все -
от КОРО-
левекой кобры, чей укус влечет почти мгновенную смерть, до уда­
ва, чьи объятия тоже гарантируют смертельный исход -
разве что чуть позже. Я стал самым прилежным зри­
телем факирского номера. Через два дня у меня завязались прия­
тельские отношения почти со все­
ми заклинателями. Как большин­
ство индийцев, они были очень внимательны к чужестранцам. Од­
нако сразу же напрочь забывали английский, едва я переходил К покачиваться, причем именно в такт мелодии, которую она, по дружному мнению зоологов, была неспособна услышать. Здесь крылся какой-то трюк. Но какой? Просмотрев с дюжину се­
ансов, я так и не смог его обна­
ружить. Пронзнтельный визг дуд­
ки и лу/{авые улы б ки факиров на­
чинали уже действовать мне на нервы. Т ог да я решил к обычному трюку. тоже прибегнуть журналистскому к концу срока обучения журналист Андре Виллерс, как ви­
дите, уnравлялся со своими ядовитыми партнерами по номеру не хуже, чем еи учитель -
факuр-nрофессионал (Ф о т о с л е в а). обстоятельным вопросам, касаю­
щимся секретов их ремесла. В ответ на мою тираду: "Я знаю, что флейта не играет ника­
кой роли в заклинании, потому что змеи лишены слухового аппа­
рата», -
я получал лишь вежли" вую улыбку. Т ем не менее эта научная исти­
на, почерпнутая из статей в попу­
лярных изданиях, отступала перед лицом фактов. Факты же были следующие: едва факир открывал корзину, оттуда стрелой вылетала кобра, чья раскрытая пасть не остав:/\яла ни малейших сомнений по поводу ее намерений. И тут происходило чудо. Факир начинал играть на флейте, вернее, истор­
гать из нее тонкий пронзительный зву/{, качая при этом головой сверху вниз. Рептилия тут же ус­
покаивалась и, не отрывая ледяно­
го взора от инструмента, начинала -
Я хотел бы научиться закли­
нать змей, -
сказал я собрав­
шимся факирам. Мое предложение, похоже, оза­
дачило их, и они довольно долго обсуждали его М.ежду собой на урду. Наконец старший из закли­
нателей, Рам Дасс, дал ответ: -
Мы возьмем тебя в учение. Но это будет стоить дорого. -
Сколько? -
Четыреста рупий. Я бы кровно обидел их, если бы пренебрег традицней Востока и не начал бы торговаться. В ре­
зультате получасовых дебатов бы­
ло уговорено, что я пройду пол­
ный курс «змеезаклинательства» В пяти уроках по 25 рупий за уро/{. Рам Дасс самолично будет препо­
давать мне. Внеея задаток, я счел возмож­
ным при ступить к вводной части. своими ГЛАЗАМИ Кстати, она изрядно беспокоила меня. -
Вы удаляете у своих кобр ядовитые зубы? -
Нет. ВС.е равн" они очень быстро отрастают ... Вот увидишь, сахиб, это вовсе не обязательно. -
)\ еслн она укусит меня? -
Боги этого не допустят. Но даже если это случится, у нас есть свои лекарства. С/{орей все­
го ты не умрешь. Я подумал, что ни одно стра­
ховое общество не дало бы и ло­
маного гроша за мою жизнь. Мне оставалось уповать на сыворотку Пастеровского института, но боль­
ше на собственное везение. Первый мой урок начался на­
завтра в десять утра во дворе храма Сарнат. Рам Дасс явился в сопровождении двух ассистентов. Мы сели напротив друг друга. Факир приказал: -
Протяни мне руки ладонями кверху и ничего не бойся. Я повиновался. Рам Дасс поло­
жил мне на ладони двух змеек свет ло-коричневого цвета, внима­
тельно следя за моим лицом. Метр ожидал, наверное, что я инстинк­
тивно отдерну руку. Я сдержался. Рам Дасс удовлетворенно кивнул. -
Это цветочные змейки, важно сказал он. -
Они не ку­
сают. Разверни их и обмотай во­
круг запястий. Г ады вели себя спокойно, слов­
но были веревочками. Учитель забрал их и положил мне на колени зм е ю подлиннее и потолще. -
Двухголовая змея, -
сказал он, продолжая наблюдать за мной. Я постарался самым непринуж­
денным образом вернуть ему на­
зад питомца. То, что в Индии на­
зывают двухголовой змеей, не что ино.е, как развившийся родствен­
ник земляного червя. Тело его по­
крыто тонкими чешуйками, оба конца неотличимы на глаз. Это бесхвосто-безголовое существо са­
мое безобидное из воспитанни­
ков Рам Дасса. Округлым жестом циркового фо­
кусника учнтель извлек из корзи­
ны и сунул мне под нос следую­
щую длинную ТОН.енькую змейку ярко-изумрудного цвета. Та широ­
ко раскрыла пасть, дабы я мог убедиться, что все четыре ее за­
гнутых зуба длиной не меньше двух сантиметров в целости и со­
хранности. Я узнал ее: это была банановая змейка, самая быстрая 71 из рептилий. Когда она мелькает между ветвей, за ней невозможно проследить взглядом. К счастью, это ядовнтое создание никогда (или очень редко) не кусает чело­
века, ее агрессивность -
простой рефлекс страха. Факир удовлетворился демон­
страцией, опустил змейку в корзи­
ну, тщат.ельно прикрыл крышкой и достал из соседней плетенки трехметрового удава. На весах он потянул бы не меньше восьми ки­
ло. Как все змеи его вида -
боа­
констрикторы, анаконды и т. д.,­
питон в оБLцем не агрессивен, осо­
бенно в период ПИПJеварения (эти периоды иногда растягиваются до нескольких недель). Рам Дасс об­
вил питона вокруг моей шеи, и я тут же понял, что данный экземп­
ляр уже очень давно работает на голодный желудок. Кольца змеи начали сжиматься -
сначала мед­
ленно, постепенно, но потом все быстрее, быстрее. Лицо мое нали­
лось кровью, в висках нещадно молотило, глаза должны были вот-вот выскочить ИЗ орбит. Что­
бы взять себя в руки, я стал рассуждать: «Рам Дасс не может дать своему питону спокойно уда­
вить меня... ведь ему придется за это отвечать ... в уголовном поряд­
ке!» -
хотелось кричать мне. Ког­
да лицо мое стало лиловым (метр потом подтвердил это), заклина­
тель взял дудочку и заиграл хо­
рошо мне знакомую мелодию. Змея мгновенно разжала объя­
тия, и я глотнул толику воздуха. Хотя «мгновенно» не совсем вер­
ное определение: кольца питона стали разжиматься за еекунду до того, как флейта издала первый звук. ... Однако не будем предвосхи­
щать событий. Первый урок имел единственной целью приучить меня к прикосно­
вению рептилий. Я не верю в тео­
рию, г ласящую, что животные «чувствуют» у человека страх. Думается, все проще: страх пара­
лизует человека, и тот становится добычей хищника. Чтобы победить врага, надо вначале побороть са­
Moro себя. Я был непререкаемо убежден, что дрессировка змей и крокоди­
лов невозможна. Действительно, вот уже сколько лет выступают на арене дрессировщики львов, тиг­
ров, пантер и белых медведей, но до сих пор еще не появился никто, кто бы заставил аллигатора сде­
лать что-либо более содержатель­
ное, чем сожрать на глазах у публики дрессировщика. Ласка не имеет действия на пресмыкающих-
72 ся, на змей в частностИ. И все же и к этим упрямцам подобрать ключи можно. Я в этом убедился следующим утром. На сей раз я был просто зри­
телем. Рам Дасс опустил на газон корзину, при крытую тряпкой. За­
тем развязал веревку, стягиваю­
щую горловину большого кожано­
го мешка, и вытряхнул оттуда великолепную кобру больше двух метров в длину. Та встрепенулась, распустила капюшон с явио ви­
димым рисунком очков и кинулась на дрессировщика. Но тот был настороже и встретил ее во все­
оружии. Этим оружием, как уже дога­
дался проницательный читатель, была флейта. Получив по зубам, кобра упала, но тут же вновь бросилась в нападение. Нет нуж­
ды говорить, что и оно закончи­
лось для нее плачевно. Раз за разом кобра выказыва­
ла свой злобный нрав, пока совсем не выбилась из сил и не обрати­
лась в бегство. Не тут-то было! Рам Дасс вновь оказался у нее на пути, грозя своей музыкальной дубиной. Опасная игра длил ась уже с четверть часа. Змея, полу­
чая при каждой попытке нападе­
ния жестокий удар, теряла драч­
ливость и под конец, обессилев. юркнула в dриготовленную для нее корзину. Укротитель закрыл ее плетеной крышкой и сел ря­
дом. Пот ручейками бороздил смуг­
лое лицо Рам Дасса. Мы заку­
рили, и факир, жадно затягиваясь, отвечал на мои вопросы. Да, он только что получил эту кобру -
привез из леса один из обычных поставщиков. Как их ловят? С по­
мощью расщепленной бамбуковой палки. А отыскивать их помо­
гают прирученные мангусты. Сколь­
ко стоит змея? Кобры, например такой великолепный экземпляр, как эта, идут по двадцать рупий за штуку, питоны -
ПО пяти ру­
пий за ярд длины, гадюки шесть рупий за дюжину. Что он делает с гадюками? Выпускает их на бой с мангустами: туристы, чи­
тавшие в детстве Киплинга и за­
помнившие бой Рикки-Тикки-Тави с кобриной четой Нагов, обожают это зрелище. Взрослая мангуста дерется иног­
да по пять-шесть раз в день, если каждый раз отнимать у нее жерт­
ву: сытый зверек не станет напа­
дать. А если змее удается уку­
сить зверька? Рам Дасс подни­
мает глаЗа к небу: мангуста уми­
рает. Вопреки распространеиному мнению организм этого маленькогр легко прнручаемого зверька не вырабатывает противоядия. Де­
рется лн мангуста с коброй? Рам Дасс цокает языком: если нет другого выхода. Кобра -
очень серьезный противник, быстротой она вполне может соперничать со своим мохнатым врагом. За вре­
мя, меньшее чем полсекунды, кобра успевает бросить тело в атаку, укусить, выпустить в рану солид­
ную дозу яда и ретироваться. Как правило, мангусты не напа­
дают на кобр, разве что сильный голод толкает их на этот безрас­
судный шаг. Или настойчивость туриста: за десять долларов, щед­
ро предложенных американцем, фа­
кир готов пожертвовать коброй или мангустой, а то и обеими, ибо мангуста часто успевает про­
кусить кобре шею прежде, чем по-
чувствует смертельное действие яда. Мне удалось сделать довольно четкие фотографии боя мангусты с гадюкой при выдержке 1/500 се­
кунды. Это максимум, который позволяла моя репортерская каме­
ра. Так вот, при бое мангусты с коброй все снимки у меня вышли расплывчатыми ... Однако вернемся к нашей кобре, сидящей взаперти в своей корзине в саду храма Сарнат. Мой учи­
тель, придя немного в себя, за­
ключил: -
Кобра, она очень быстрая, глазами за ней не уследишь. На­
до еще иметь чувство. Да и по­
остеречься не мешает. Он поднял свой дхоти, И Я уви­
дел, что ноги его обуты в тол­
стые кожаные башмаки армейско­
го образца, а лодыжки замотаны в толстые лоскутья одеяла, пере­
вязанные веревочками. Потом он закатал правый рукав -
от зашt­
стья вверх рука была обернута длинным куском кожи. Я вспом­
нил, что во время выступлений он часто прятал левую руку за спи­
ну, а единственно уязвнмая ладонь правой руки была закрыта, как Эфесом шпагн, широким раструбом «заклинательной флейты». -
Ты всегда так одеваешься?­
спросил я. -
Нет. Только для первого урока. Гляди! Он поднял крышку корзины. Кобра, должно быть, за это вре­
мя тоже собралась с силами: ее мерзкая прнплюснутая голова взвилась, будто подброшенная пру­
жиной, и метнулась вперед. Полу­
чив мощный «музыкальный удар», она рухнула на тряпки. -
Вот что я скажу тебе, сахиб. Кобры так и ие выучиваются, они просто боятся флейты. Поэтому, откидывая крышку, убедись, что змея успела рассмотреть твою флейту! -
А сколько надо учить змею, прежде чем она сможет выступать на публике? -
Долго... Есть кобры, которые быстро понимают, другие медлен­
нее. Есть такие, что не хотят ни­
чего есть в не воле. Их-то мы и пускаем драться с мангустами для американцев. -
Ну, а об этой ты что ду­
маешь? -
Это хорошая кобра. Я ее помотаю как следует, а потом ты с ней сам будешь работать. Час спустя я начал работать с моей первой коброй. Нельзя ска­
зать, чтобы я был вундеркиндом. Да и кобра настолько ошалела от «науки», преподанной ей моим и ее воспитателем, что едва шевели­
лась ... Назавтра Рам Дасс сказал, что будет учить меня заставлять коб­
ру танцевать под музыку. Он вы­
дал мне дрессированную, «верную» змею. -
Как же я буду играть, если не умею? -
СПРОСИk Я. -
Делай вид. Ты ж не платил мне за обучение музыке, а только за уроки дрессировки... Вообще кобре все равно, хорошо ли ты играешь, сахиб. Тебе нужно про­
сто двигаться вместе с флейтой в такт движениям кобры. Это ты следи за ней, а не она за тобой. Когда змея поднимет голову, ты поднимаешь флейту. Если она нач­
нет покачиваться из стороны в сторону, следуй за ней. Только не отставай, иначе все заметят. Вот смотри ... Вновь открывается плетеная крышка. Кобра выскакивает и ... замирает неподвижно. Рам Дасс тоже застыл с дудкой у рта, играя пока увертюру. Затем змея начала качаться, и голова музыканта с крохотным запозданием последова­
ла за ее движениями. Уже несколько веков в цирках Европы и Америки выезженные лошади танцуют под оркестр вальс. И мало кто из зрителей догадывается, что это оркестр при­
спосабливается к механическим движениям лошади, которая, увы, не отличается музыкальным слу­
хом. -
Давай, теперь твоя оче-
редь, -
сказал Рам Дасс. Он вытащил из своего бездон­
ного мешка новенькую дудку и церемонно протянул ее мне. Я знал, что этот дар означает, что меня приняли в достославную гильдию заклинателей змей, и сердце мое наполнилось гордостью. Волнуясь, я приподнял крышку, закрывая ею свою левую руку как щитом, а правой прижал к губам флейту. Напружинив щеки, я из­
влек из дудки жалкий писк, под который не стала бы плясать ни одна уважающая себя змея. Я по­
благодарил провидение за то, что она создала их глухими. Кобра скользнула на траву. Я ожидал, что она приподним.ет­
ся и начнет качаться, однако все случилось не так. С поразитель­
ной быстротой она скользнула в мою сторону, через мгновение про­
никла в брючнну и обвилась во­
круг лодыжки. К счастью, я си­
дел скрестив ноги, поэтому она не смогла подняться выше. Нельзя сказать, чтобы я был подготовлен к этому маневру. Да и учитель, судя по всему, обес-
покоился не меньше моего. -
Сахиб! Сиди и не двигай­
ся! -
резко бросил он, шевеля усами. Я вовсе не собирался шевелить­
ся. Более того, мелькнула мысль, мне вообще больше не придется этого делать. Рам Дасс присел рядом со мной, с великими предосторожностями, сантиметр за сантиметром, он за­
катал мою брючину и обнажил змею. Другой рукой он приблизил к ней флейту. Кобра раздула шею и послушно закачалась из стороны в сторону, как ей и полагалось поступать с самого начала -
толь­
ко не у меня на ноге! Белые очки и крохотные колючие глазки кача_ лись почти у самого моего носа. На первый раз с меня было до­
статочно. Последующие уроки, правда, оказались более удачными, так что в конце курса обучения я смог даже выступить в саду отеля с двумя кобрами одновременно. Там меня и заснял кто-то из кол­
лег-журналистов. Рам Дасс, у ко­
торого была идеально развита де­
ловая сметка, обошел присутство-· вавших с тарелкой, а после вы­
ступления предложил мне разде­
лить с ним «гонорар». Я отказал­
ся, поправ тем самым все законы профессионалнзма. Рам Дасс в знак признательности сказал, что научит меня заклинать скорпнонов. Однако я решил, что с меня хватит и змей. Пусть смежную профессию -
заклинателей скор­
пионов -
осваивают другие жур· налисты! Перевел с французского М. МАРИКОВ заr~КJf nrteKT~1 'ТК~IТИ~ ИСКУССТВЕННАЯ МОДЕЛЬ ... КОМЕТЫ Эту модель создали ученые ле­
нинградского Физик о-технического института АН СССР. Физические условия космоса -
безвоздушное пространство, температуры, близ­
кие к абсолютному нулю, -
вос­
производятся в небольшой герме­
тической камере. Солнечный свет заменяет мощная лампа, дающая полный солнечный спектр, лучн которой направляются внутрь ка­
меры сквозь кварцевое окошко. r лавная цель уникального экспе­
римента ленинградских исследова­
телей -
установить, как влияет на ядра комет солнечное тепло, когда эти космические странники близко подходят к светилу. ... Многолетние наблюдения аст­
рономов позволили предположить, что ядра комет состоят в основ­
ном изо льда. Это предположение и было положено· в основу экспе­
римента ленинградских ученых. В течение долгого времени в ка­
мере испытывались самые разио­
образные модели ледяных ядер­
от замерзшей воды до смеси раз­
личных «замороженных» газов. Эксперимент уже дал объяснение одного из самых неясных «комет­
ных» явлений: почему, несмотря на то, что кометы проходят иног­
да в непосредственной близости от Солнца, действие его тепла на их ледяные ядра почти незаметно? Оказалось, что любой из видов льда в космосе превращается под действием солнца в пар, минуя «жидкую фазу», и при этом на поверхности ледяного ядра коме­
ты образуется рыхлый, пористый тугоплавкий слой, который мешает быстрому проникновению солнеч­
ного тепла вглубь ядра. Кроме того, ядра комет «защищены» от быстрого разрушения солнечными лучами и возникающим вращением вокруг оси -
это способствует более равномерному обогреву ядер. Причина явления -
определенная реактивная тяrа, вызываемая тем, что под действием давления сол­
нечного света частицы кометного льда, превращенного в пар, стре­
мительно отбрасываются в сторону от ядра. Как установили советские исследователи с помощью искус­
ственной модели, температура ядра кометы даже внепосредственной близости от «солнца» не подии­
мается выше минус 800 С. 73 САМОВАР КИПИТ, УХОДИТЬ НЕ ВЕЛИТ ... амовары вымирали стреМИТLЛЬ­
но, как мамонты. В тридцаты е годы кла дби ща этой ископае­
мой утвари быстро вздыби­
лнсь на базах Вторцветмета и столь же быстро растаяли. Эпоха самоваров, каз ало сь, кончилась ... Старинный дом Ннкиты Романова в За­
рядье. Закрывается' тяжелая дверь -
н ТЫ в прошлом. Ендовы, берестяные вед­
ра, изразцовые печи, золоченые голланд­
ской кожи обои. Если бы не глухой шум автомобилей и не массив гостиницы за слюдяными окнами, иллюзия была бы полной. По узким лестинцам почти корабель­
ной ,крутизны попадаешь на последний, третий этаж. Здесь комнаты заполнены теплым блеском потускневшей меди. Вдоль стен в несколько ярусов стоят самовары. Каких тут только нет! Говорят, достаточно беглого взгляда на привычное цветное пятно, чтобы воз­
никло целостное ощущение знакомой картины. Нечто подобное происходит и с самоваром. Вспоминаете ли вы, бродя по выставке, свою деревенскую бабушку, у которой провели детство, остывающую печь и тоненький голосок самовара на лавке, воспроизводите ли в памяти зна­
менитое "Чаепитие в Мытищах» или кустодиевских купчих, посасывающих чай из расписного блюдца, -
за всеми этими нногда совершенно личными воспомина­
ниями стоит одно ощущение -
лучше всего оно передается словом иеторопли­
воеть. Помните у Блока? ... ДаваЙ-ка наколем лучииы, Раздуем себе самовар! За верность старииному чииу! За то, чтобы жить не спеша! Авось и распарит кручину Хл,бнувшая чаю душа! XIX век был последннм не очень спешащим веком, н самовар восг.f'ИНИ­
мается его дети~ем. Но появился он раньше, хоть н не так уж стар. Во вто­
рой половнне XVIII века сталн попи­
вать нз него чаек на Русн. А вот отку­
да самовар взялся, ДОПОДЛИllnО н.ензве­
стно. Родословная его загадочна. Одни считают, что в петровские времена его вывезли откуда-то. Другие же полагают, что нечто подобное самовару было у на­
ших предков чуть ли не в XVI веке. По городским посадам ходили с при­
баутками бойкие сбитенщики. Свой фирменный напиток, одновременно горя-
i 2 1Й И горячительный, носили они в по­
хо жих на большие чайники сосу дах. А чтобы он не остывал, внутрь чайни­
ков впаивалась труба для жарких углей. Таким был прасамовар, тоже представ­
ленный, кстати, на выставке. Самовар. Очень русское название. Оно сродни скаЗОЧЕ:О!М скатерти-самобранке и ковру-самолету. ВОШ z,,\шее в моду сло­
вечко-конкурент «а вто» (СI.НОНИМ «само») гораздо холодней и Официальней, хотя, возможно, И динамичней. Оио уж никак не годится, чтобы им называли осиовное украшение семейного чаепития. Прошлый век -
золот:.ч пора самова­
ров. ОНИ L"ШЛИ тогда в каждый дом: в профеССОРСi<ие квартиры и крестьян­
ские избы, в тесные каморки рабочих и буржуазные особняки. В Туле сло­
жились целые династии « самоварных королей ». Это Балашовы и Баташевы, Воронцовы н Ваныкины. Но не им обя­
зан русский самовар своей славой. Русские самоварники, в большинстве своем нам неизвестные, с помощью не­
хитрых инструментов -
клещей да мо­
лотка -
«наводили» на своих наковаль­
нях «<кобылинах» ) из спаянных листов меди сосуды удивительиой красоты. В Москве и на Урале, на тульских заводах и в суксунских мастерских безы­
мянные умельцы превращали обычный предмет домашнего обихода в произведе­
ние искусства. Железные и медные, се­
ребряные и позолоченные самовары при­
обретали самые диковинные формы. В ннх отражались разнообразнейшне вкусы. Пузатенькне и в рюмочку, куби­
ком и бочонком, в стиле барокко или ампир, маленькие дорожные с отъемны­
ми ножками и гигаиты для купеческих чайных. Всякий человек, умеющий цеиить пре­
красное, не может остаться равнодуш­
ным перед сверкающим телом самовара. О нашем русском самоваре еще будут писать искусствоведы, как они пишут сейчас о тюменскнх дым никах и велико­
устюжских сундуках, городецких прялках и изделиях Хохломы. Да и сам он во­
все не сошел с арены, как, скажем, его дальний родственник -
паровоз, в ко­
тором тоже было что-то романтическое, какая-то особая выразительность. Судь­
ба же героя этой статьи другая, и не только потому, ЧТО он перешел на элек­
трическую тягу ... Уходя с выставки в Зарядье благо­
дарный и растроганный, я вспомнил строки современного поэта: .. Я завидую: Старый жестянщик был мастер. Это радость -
Оставить на жести иль слове Трепет паЛЬЦ.ев своих, Или мысли о счастье, Или красную капельку крови. Р. ЩЕР&АКОВ ФОТОКОМnО3НЦН. г. КОМАРОВА Л. минц КАЛIbЯУ АЙХА=ВРА ЧНЕВАТIEЛИl П
а-Пас -
удивительный город: куда ни пойдешь, все в гору. Чем беднее квартал, тем он выше. Внизу, в Баррио-Бахо, говорят по-испански -
тут министерства, красивые дома, отличные магазины. Во всех бесчисленных Барриос-Альтос (то есть «Верхних кварталах») говорят на языках кечуа и аймара, здесь живут индейцы и метисы-чолос. В самом да­
леком конце (или, лучше сказать, на самом верху) квартала Баррио-Альто-дель-Ориенте стоит церковь св. Франциска. Церковь окружен.а такими у з кими кривыми улицами, что нечего и думать о том, что­
бы добраться сюда на автомобиле, и знатным госпо­
дам из Нижнего города приходится, задыхаясь, под­
ниматься пешком. Но хоть и трудно добраться сю­
да, здесь всегда много людей: оборванные, больные туберкулезом индейцы, босые индианки с трахомны­
ми детьми на руках, метисы-чолос, у которых пере­
вязаны грязными тряпками то рука, то нога, -
сло­
вом, те, у кого нет денег на врача; а также бога­
тые дамы и сеньоры, которым не в силах помочь док­
тора; томимые неразделенной любовью юнцы, же­
ны, рев~ующие мужей, и все прочие, нуждающиеся в самой разнообразной помощи, -
все они приходят сюда, к индейским знахарям из племени кальяуаЙха. Само слово « кальяуайха» значит «обладающие ле­
карством». Под этим именем они были известны еще в гигантской империи инков и до сих пор из ­
вестны по всей Южной Америке -от Колумбии до Аргентины. Их знают и крестьяне-горцы н'а Альти­
плано, и пл е мена сельвы. Из своих деревень в боливийской провинции Бау­
тиста Сааведра, .что на северо-востоке от озера Ти­
тика ка, они уходят в странствия на год, а то и боль­
ше, закинув за спину пестрые домотканые сумки с лекарствами. В Ла-Пасе они постоянно останавли­
ваются в квартале у церкви св. Франциска. Тут же и их лавки. Перед домами на открытых прилавках разложены в коробочках сушеные травы всех цветов, куски ка­
меди, разноцветная глина, баночки, горшочки, буты­
лочки, запечатанные смолой. Продавцы сидят мол­
ча. Если тебе что-то нужно, сам придешь и расска­
жешь, в чем дело. Что у тебя? Ревматизм? Вот пу­
чок сухих трав, ра з мочишь i3 зине и приложишь к пояснице. Не везет в любви? Вот талисман -
дер­
жащиеся за руки фигурки из белого камня. Разбога­
теть хочешь? Возьми десять глиняных овечек, по­
ставь за образ Святой Девы Гваделупской -
и бу­
дет у тебя большое стадо. Вряд ли разбогатеет бедняк, купивший глиняное стадо, зато от многих болезней у кальяуайха дей­
ствителыlO есть лекарства, целебные свойства кото­
рых проверены поколениями. Поколениями больных, прибегавших к помощи знахарей, и поколения ми кальяуайха, изучавших лекарственные травы и сна­
добья и передававших их секреты от отца к. сыну. Интересная деталь -
для врачевания кальяуайха пользуются только травами, собранными у себя на родине. Тот же цветок, тот же корень, та же трава, но растущие в других местах, считают они, не го­
дятся для лечения. Кальяуайха одинаково хорошо говорят ина ке­
чуа, и на. аймара, и по-испански. К тому же есть еще и язык, на котором они переговариваются меж­
ду собой, -
он не похож ни на один другой. Но язык ли это в полном значении слова? Ведь вла­
деют им только мужчины, с женщинами они гово­
рят на кечуа или на аЙмара. Тайный язык кальяуайха не удалось пока никому исследовать -
индейцы берегут его от посторонних. Можно предположить, что этот язык не более чем профессиональное арго, которое возникает у людей, принадлежащих к замкнутой касте и объединенных общим интересом. С другой стороны, может быть, они говорят на языке инков? Известно, что инки распростращlЛИ среди покорен­
ных народов язык кечуа, но между собой говорили на другом языке, погибшем вместе с ними. А в ле­
гендах кальяуайха утверждается, что их предки­
колдуны и лекари, -
никогда не поднимаясь до уров­
ня инков-властителей, сопутств о вали им во всех их походах и знали их язык. Иссл е дование языка пле­
мени бродячих врачей могло бы пролить свет на происхождение инков. Кальяуайха рассказывают, что их предки были врачами при дворе великих инков. Более того, никто, кроме кальяуайха, не смел заниматься медициной в строго регламентированном государстве инков. В этом же убеждены и другие индейцы, живущие на территории уничтоженной испанцами империи ТиуатинсуЙю. ДеЙСТIJительно, знахари-кальяуайха умеют, как и древние инкские врачи, искусно делать трепанацию черепа и сращивать сломанные кости. Умеют они и определять пол ребенка еще во чреве матери. Как это им удается? Эти тайны упорные кальяуайха блюдут так же строго, как тайну своего языка. Почему кальяуайха стали врачами? Сами калья­
уайха любят в этой связи рассказывать такую ле­
генду. Когда Солнце и Луна еще вместе выходили на не­
бо, животные властвовали над людьми. Верховным владыкой был Лис, а своим помощником он назна­
чил человека-кальяуаЙх'l. Тот усердно трудился, был прилежен и искусен. Без помощи индейца Лис не мог ничего делать. Людям не нравилось, что ими правят звери. Они пришли к кальяуайха за советом и помощью. Калья­
уайха обещал помочь людям. Он перестал выпол­
нять приказы Лиса, и вскоре все государство при­
шло в упадок. Обеспокоенные звери-сановники Орел, Свинья и Собака устроили тайное собрание и при­
гласили на него кальяуаЙха. -
Друзья, -
сказал кальяуайха, -
наш добрый правите,% Лис уже стар. Он даже цыплят есть не в силах, не то что государством управлять. Лучше БЬJJJО бы, если 6 он уступил трон кому-нибудь из своих сыновей. Сыновья Лиса были слишком малы, чтобы взять на себя бремя власти, и, кроме того, каждый из зверей сам метил на трон. Звери начали совещать­
ся. Орел и Свинья устроили заговор против Собаки, Свинья же договорил ась с Собакой против Орла. Когда, запутавшись, они пришли за советом к калья-
уайха, тот дал им такие советы, что они оконча­
тельно рассорились и в результате стали просить кальяуайха стать правителем. Индеец собрал остальных людей и говорит: -
Я добыл для вас власть, как вы меня просили. Вы довольны? Люди поклонились ему и говорят: -
Ты хитрее лисы. Будь нашим правителем. -
Ну уж нет, -
ухмыльнулся кальяуаЙха. Правьте собой сами ... Так и не стал правителем. Зато стал врачом ... Привилегированное положение кальяуайха удалось сохранить и при испанцах. Они в некоторых облас­
тях знали много больше, чем европейские врачи, и испанцы быстро оценили их искусство. (Самого вице-короля Перу врачевал кальяуайха Серхио Уа­
най!) Потому кальяуайха не стали крепостными, как кечуа и ай мара. .. Летом собираются со всех концов Южной Аме­
рики странствующие лекари в родные места -
на­
брать трав, изготовить амулеты, рассказать друг дру­
гу о местах, где побывали, и решить, куда идти на следующий год. Кальяуайха освоили миогое из ев­
ропейской медицины, и летом в их деревнях откры­
ваются «курсы», где побывавшие в больших городах учат своих соплеменников пользоваться градусника­
ми и приборами для измерения кровяного давления. А когда наступает осень, из деревни кальяуайха уходят мужчины в красных пончо, коротких домо­
тканых штанах и шерстяных шапках. Через плечо­
маленькая сумка для листьев кока, помогающих пе­
реносить голод и усталость, а на спине большая пе­
страя котомка с лекарствами. К губам прижата тростниковая дудочка с шестью отверстиями. Индеец играет на ходу, а музыка по­
могает не замечать длинной дороги не хуже, чем листья кока. Путь одних лежит в города, других -
в горы, а третьих -
в сельву, в те места, где жива слава ис­
кусных лекарей племени кальяуаЙха. ПРОСТО Я РАБОТАЮ ИНСПЕКТОРОМ ... Мистер Виисент Патерсон нз Нью-Йорка спас жнзнь пятн тысячам кошек, зачастую рискуя собственной жизнью. Он вытаскиваJJ ИХ из труб городской канализации, караб-' кался по карнизам небоскребов, вбегал в горящие дома и последним выбег,л из ДОМОВ, подлежащих сносу. Только не подумайте. что м-р Патерсон занимается ЭТИМ ИЗ бес­
корыстной любви к ЖИВОТНЫМ. М-р Патерсон -
инспектор по несчаСТНblМ случаям с кошками при «Союзе з.ащиты ЖИВОТНЫХ». Ес-.1JИ человечеству вздумается произвести инвентариза­
цию профессий, то шансы быть ЛИЧНО упомянутым в Ka~ честве единственного представителя того или иного заня­
тия есть не только у м-ра Патерсона. Взять, • прнмrру, Снрила в. Смнта. Он дегустирует кон­
феты фнрмы .МеркуриЙ.. Причем не все конфеты подряд, а лишь одного традиционного для фирмы сорта, особо нравящиеся покупателям. Еще необычней ремесло Норберта Чини, «мылоеда» из города Сент-Пол в штате Миннесота. Он жует мыло, что­
бы определить наличие в нем необходимого щелочного прив.уса. Лондонские городские станции очистки воды держат на с .• ужбе дельтона СТQрджеса. Он пробует воду на вкус Ш<"стьдссят р,аз на день. С е.го профессиональной точки зрения, BJ\.YC этот делится на семнадцать основных групп: «земляной». «горчичный», «огуречный», «тухлый капуст­
ныА», «тухлыii сырный. И т. д. Про фесе ней Сторджес до­
волги, хуже у него складывается личная жизнь. «Не с кем даже [13Ю ПОПИТЬ», -
жалуется он на свое одиночество. Д сыр обrспечи.1 работу и сносную жизнь целому се­
мейству. Все IUooHxeTeHbI от lIН1/!a до велика славятся в голландском; тородке Эдам, родине эдамского сыра, как высококвалифицированные «слушатели сыра». Еще прапрадсд Шоонхетенов стучал по сыру, стучат по Н('МУ И праправнуки, успешно определяя на звук его зрелость и качество. Правда, Шоонхетены не единственные в своем деле. Они просто искусники. Американка Мадлен Ли представляет иную ветвь немас­
совых JlрофессиЙ. Мадлен спецнализируется на писко-
и крикоподражании. В с,амом деле, хлопотно разыскивать младенца каждый раз, когда по ходу раднопьесы требует­
ся довольное чмоканье или отчаянныА рев. Чмокает н ре­
вет за всех Мадлен. Если же ей показать погремушку, она разражается такими воплями BocTopra, что позавидовал бы любой младенец. у Хельги Нюстрём ИЗ Стокгольма обязаННОСТ11 совсем другие, далекие от искусства. Хельга НюстрёМ лает, по­
дражая собакам двадцати различных пород. Лает во имя закона на улице перед домами, где. как она подозревает, живут сокрытые от финансовых органов и НilЛОfОВ собаки. Если звучит ответ, фру Нюстрём записывает адрес и nept'~ дает его своему начальству в наЛОГОJJОЙ инспекции ... Когда инспектор Патерсон отмечал деСЯ1И_1'еПIнfi юбилеА своей благородной деятельности, РУJ{ОnОДСТfJ\ ~Союза за­
щиты животных~ преподнесло ему чудесt-.:ую ангорскую кошку. -
Что вы, что вы, -
воскликнул ин<..ле:кт')Р ..... ~ ла у. меня теперь ни минуты покоя не будет! Вы ceF,(' н пtl~д('таВИТh не можете, сколько несчастий может С,'У1iнrься (. hЛШКОЙ! .. Н. САВНИКОВ 77 НОВЫЙ ЭДИСОН П опробуйте це л ый день качать в лю льк е пл а к су сестрен}(у да еще успеть сде лать всю работ у по домуl Для мальчишек на вс ех ПЯТИ континентах т ака я доля в се гда казалась г орше са­
м ой горькой Х ИНbI. С гениальной про­
стотой р е ши." э т у, казалось бы, нераз­
р е шимую зада чу Митра Дас, тринадца­
тилетний ин ди йский ШКОЛЬНИК из шта­
т а Траванкор. Митра ухитрился при­
с пособить к колыбели микрофон, уси­
литель и мех а нический привод. Едв а ра зд авало с ь «уа - уа», как люлька на­
чинала к а чать с я: микрофон исправно пр ео бразовывал пл а ч младенца в элек­
трические импульсы, а те. в СЕ'ОЮ о чередь, включали механиче ск ий при­
вод. ГДЕ - ДЕВЯТКА», ГДЕ .ШЕСТЕРК А.? «огда с п о ртсмены, прыг ая на бату­
т е, стали перебрасыв а ться мячом, на све т ПОявила с ь н овая с п ортив на я игра, пошедшая теперь в моду в IIIвейца­
рии. Все было бы хорошо, но, как жалуются с ами игроки, в пылу спор­
ТИВНОЙ борьбы им частенько ТРУДНО разобрать. где верх, а где низ. П о ка у н овой игры нет строгих пра­
вил и неизвест н о. р ас пространится ли она широко, р аз ве что в условиях невесомости на космических трассах. МОЙТЕ САМОЛЕТ МЫЛОМI И нж е н е ры авиакомпании «Эр Фр а нс. установил и, что даже тонч а йший слой пыли на пов ерхности с а мол е т а ум е нь­
ша е т его обтека е мость и ув ел ичивает p ~ cxoд г орючего на таком коротком п е р е гоне, как П а риж -
Лондон, н а п ол тонны. Чн,т()та -
залог ... экономии! ДЛЯ НАЧИН АЮЩИХ РОКФЕЛЛЕРОВ Л юксембургский комитет подд е ржки мелких пр едп риним ателей издал книгу 4I.COReTbI бизнесмену ». "Ваше предприятие. -
г ово рит ся в преди сл овии. -
должно пр оизводить на клиентов солидное впечатление. П оэ тому, если у вас птиц е ферма с сот ­
ней кур, за которыми присматривает ваша су пр уга, ни в коем сл уч а е не следует этого афишировать. Счит а йте кур своими служ ащ нми. И сообщайт е с~о им клиентам: «С т о служащих мо е го предприятия день и н очь работают для вас!» Вопрос, правда, помог ут ли «Советы:> микророкфеллерам. К л иента - т о обма ­
нуть можно, а вот как быть с крупным бизнесом: проглотит вмест е с «сотней служащих » -
и не п о м('рщится ... СТРАЖДУЩИМ В ПУСТЫНF. П ри выезде и з марокканской столи ­
цы Рабата стоит б ензо к оло нк а н е ко е го Ахмеда бен - Ахмеда, у краш е нна~ ниж е ­
с ледующим пл ака т ом: «Единственная бен зо колонка в Саха ­
р е. Все остаЛL..ны е. к ото ры е вы увидите по дороге. не более чем мираж ». И ЯЙЦА КУРИЦУ УЧАТ В ернее, не курицу, а перепелку. Именно к т акому выводу пр ишла на­
у.чныЙ сотрудник Кембриджского уни­
верси т ета Маргарет Винс по сле тре х ле т исследований. Оказывается. еще за 48 часов до _ появ ления на свет пт ен ­
цы перепелки устанавливают устойчи­
вую двустороннюю связь между со­
бой: как-никак рождение на свет -
большое событи е в' их жизни. Мама­
п ерепелка снесл а яйца в р азное вре мя, а хочется родиться большой. дружной к о мпанией -
и вот тихое пощелкивание заставляет поторопиться заме шкавшихся птенцов и удерживает слишком нетерпеливых. СТРАНСТВУЮЩИЙ Д ВОРНИК К онкурс двор ник ов был пров е ден в венесуэльском город е Сан-Ферна н до - де­
.~п ура. П обедил Энрико Суса -
за рекорлное время ему удалось подмести д в о р. по дс тричь газон и ПОJJ ить клум~ G.... Чемпион п олучил первый приз -
ослика и полный набор дворницкого « ин ст рум е нт::'!». Зазнавшийся Суса по ­
ч е л, что родн ой город для него т е перь сл ишк о м мал, и тут же п осле ТQрже­
с тв е нн ой ц еl'~ М О НИИ н а ПРИ З0 ВОМ осле о тправился в Карака с -
себя пока­
зать н KOJI~ler п осмо треть. СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЯ ПЕС ... ... и я скажу тебе, кто ты. Т а к утверждает извеСТНblЙ француз­
Ский в е теринар, профессор Мишель f< лейн, который много лет лечит четве­
роногих. По его мнению, владельцы ... -
пуделей т а к ж е хитры и к тому ж -: бер е жливы. -
догов' так ж е дерзки, но вместе с тем отважны. -
эльзасских овчарок так Же лише­
ны чув ства юмора и смертельно серь­
езны. -
дворняжек т а к же прост одушн ы и чи с т осердеч ны. как и И Х собаки. СЕРВИС ПРЕВЫШЕ ВСЕГО Есть так о й ре с торан в венгерском городе Дебрецене -« Арань бика», что в перев оде на русский язык значит «Золотой бык»; и слави тся ОН не ТОЛЬ­
КО Сочной вырезкой и гуляшам из бычьего сердца, но и необычной сер­
вировкой. У каждого прибора стоят миниатюрн ые песачные ч асы. Тонкая струйка песка напоминае т официанту. что как только она ис ся кнет -
а де­
сять минут пролетают в вечной с пеш­
ке так н езаметно! -
гость, если еще у него не взят заказ, име е т право на бесплатный обед. Много людей прихо­
дит в «Золотой бык» в н адежде во с­
пользо ваться мед.лительностью офици­
ан т а, но платить за обед приходится п ока все клиентам ... ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ "Вонруг света", 1902 год ЛЮБОПblТНblЕ ГРАДИНbI Осенью прошлого года в шотланд­
ском городе выпал град совершенно необычного вида. Местный врач собрал несколько градин, на которые он обра­
тил внимаНИf по причине их черного цвета, и отослал их для исследования геологу, проф е ссору ГеЙки. Профессор исследовал градины и пришел к за­
ключению, что они СОСТОЯТ из сгорев­
шего угля. По всему вероятно, части угля были подняты на воздух с какой­
нибудь фабричной или паровозной тру­
бы. При этом Гейкн припомнил О дож­
де из рыб. бывшем несколько лет тому назад в Аiiрдри. Рыбы были выброше­
ны ураганом из одного озера и под­
няты на воздух. Известно несколько случаев, когда сельди бывали также выб расываемы ураганом на побережь е, которое они устилали на несколько вер ст. В Марокко известен дождь из хлебных зерен. ПОЧЕМУ НОСОРОГ ПОЛЫСЕЛ Н есколько пучков шерсти, разбро­
санные там н сям, -
ВОТ И В СЯ носо­
р о жья шерсть. Пре док же носорога еще в начале нашей эры был покрыт длинноil. густой шерстью. « П очему «полысел» носорог?» -
заинтересовал­
ся английский зоолог К. Дейв. Из учив эпидерму носорога -
т онКИй наружный слой шкуры, профессор Дейв с у див ­
лением отметил, что шерсть у носорога вов с е не исчезла. просто она укороти­
.1 ась до к орне й. Шкура носорога на­
столько т о лста, чт о, по мнению про­
фессора Дейва, в «ш убе» носорог не выжил бы в тр опическом климате. И чтобы спас тись от жары, носорог пр едпочитает ходить нагишом. ЖИВblЕ I(АМЕНЬЯ Посетители ФальклаljДСКИХ островов (Фолклендские. -
При/>!. ред.) могут наблюдать любопытное зрелище покры­
тых мохом И, по-видимому, выветрив­
шихси каменьев, которые покрывают на далекое пространство почву. При ближайшем рассмотрении оказывается, что каменья нельзя перевернуть или взять С занимаемого ими места, пото­
му ЧТО они обладают многочисленными корнями, вросшими в землю. Даль­
нейшее рассматривание обнаружило, что то, что С виду казалось каменья­
ми, на самом деле деревья. По-ви­
димому, ни в каком ином месте зем­
ного шара не существует такого дико­
винного лесного пространства. Своеоб­
разный рост этих деревьев объясняет­
ся тем обстоятельством, что Фальк­
ландские острова почти постоянно под­
вержены северным полярным ветрам, не допускающим, как известно, нор­
мального развития деревьев. ПРИРQДt:1 в этом случае вынуждена была подчи­
ниться, что и повело к произрастанию подобных анормальных деревьев. Эти живые каменья, как называют жители островов свои деревья, почти вовсе не обладают волокнами и непригодны для топлива. CXBATI(A ИЗ-ЗА БЛИНА Англичане отличаются своим консер­
ватизмом как в хорошем, так н в ху-
1\ОМ; консервативны они и в Qтноше­
нии многих старинных диких обычаев. Так, в 8естмиистерскоА школе ежегод-
НЕВОЛЬНО ПОЗАВИДУЕШЬ К огда в тропическом лесу путника застигает ливень и через минуту на нем не остается сухой нитки. ему ос­
тается лишь проклинать судьбу. А в о т жители Тимора в так ое б~звыходное п оложение не п о п адаю т. Оказывается, па льмовые листья могут служить от­
личными плащами, тем более что они всегда под руками. Пошел дождь -
сорвал. Рисунки В. ЧИЖИКОВА НО ВО вторник на масленице происхо­
дит уже более столетия уст · ановленная церемония так называемой «схватки из-за блина». В половине первого ДНЯ раздается звонок, созывающий всех ученнков в большую рекреационную залу. В зале каждыА класс, каждое отделение м · альчиков выбирают своего представителя для участия в схватке. Затем в залу торжественно входит по­
вар, предшествуемый важным швейца­
ром, вооруженным знаком своего дос­
тоинства -
булавоii. По знаку старше ­
го учителя повар из серебряиой сково­
роды бросает в группу боАцов блии, после чего между м,альчиками-боАцами происходит самая отчаянная, самая дикая схватка из-за брошенного в сое­
ду их блина. Все прочие ученики вме­
сте со школьным начальством с увле­
чением следят за этим побоищем, ко­
торое кончается тем, что победитель за свой подвиг получает в иаграду за­
в оеванныil блин и свеох того гииею, ВЕТА НI 2 ФЕВРАПЬ 1970 СОДЕРЖАНИЕ ВЛАДИМИР ПОНИЗОВСКИй -
По женевским адресам Ленина К. МИХАЛЕНКО -
Выхожу на цель ... Ю. ЛОЩИЦ -
Мыслию поля мерит ... &ОРИС ПИСЬМЕННЫй -
Соборов каменные струны КЕСРИ СИНГХ -
Людоеды из Рамгара А. СОЛОВЬЕВА -
Как находит дорогу летучая мышыl А. ЕФРЕМОВ, М. КОНДРАТЬЕВА -
Четверо и полюс Люди «второго сорта» СЕРДЖО ТУРОНЕ -
Украденная душа Загадки, проекты, открытия 47, В. ДЕМИДОВ -
Атака с ходу ПОЛЬ ЗАЛ -
Скульпторы моря ВN. ПЕРЦОВ -
Облака сверху и снизу И. ЦЫГАНОВ -
«Жду стою» М. КАМШИЛОВ, П. &АЗАРОВ -
Великая спираль жизни РЭй &РЕД&ЕРИ -
Я никогда вас не увижу АНДРЕ ВИЛЛЕРС -
Пять уроков заклинания Р. ЩЕР&АКОВ -
Самовар кипит, уходить не велит ... Л. МИНЦ -
Кальяуайха-врачеватели Н. САВИНКОВ -
Просто я работаю инспектором ... Пестрый мир Листая старые страницы Главный редактор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗАБЕЛИН, 63, 67, 2 6 16 20 28 33 34 42 43 73 48 52 58 63 64 68 70 74 76 77 78 79 М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместнтель главного редактора), Ю. Б. САВЕНКОВ (ответственный секретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукописи не возвращаются. Технический редактор З. Сутченко ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» Наш адрес: Москва, А-30, Сущевекая, 21. Телефон для справок 251-15∙00, доб. 2-29; отделы: «Наша Родина» -
4-09; иностранный -
2-85; литературы -3-58; 3-93; науки -3-38; писем -2-68; иллю-
страций -
3-16; приложеиие «Искатель» -
4-10. Сдано IЗ набор 8/ХII 1969 г. Подп. Н печ. 13/1 1970 г. А02502. Формат 84х 108'/1'. Печ. л. 5 (УСЛ. 8,4). Уч.-изд. л. 12 Тираж 2 520 000 энз. 3аназ 2469. Цена 60 ноп. Типография изд-ва ЦК ВЛКСМ (.Молодая гвардия». МОСНIЗа, А-30. СущеВСI,ая. 21. На первой странице о б л о ж к и: ЗАПАДНАЯ ЯВА. Кукла театра теней «Ваян~». у артистов театра «Ваян~» нет CBoe~o дома. От деревни к дерев­
не кочуют они на повозке, запря­
женной быками. Н а сельской площади ставят экран из промасленноu бума~и, , а за ним десяток масляных пло-
шек. Зрители, поджав Н02и, уса­
живаются прямо на земле, а пе­
ред ними тоже на землю садятся музыканты. Рядом нn невысоком табурете -
рассказчик. Секунда­
и польются древние предания о борьбе Рамы с повелителем демо­
нов и о nOДBи~ax царя обезьян Ханумана ... «Ваян~у» не нужно ни сцены, ни декораций, и актеры e~o' -
те­
ни, отбрасываемые на экран' пло­
скими куклами, которые умещают­
ся в паре сундуков. Куклы боль­
шие, в треть человеческо~о роста, сделаны из дерева, ~оловы обтя­
нуты раскрашенной -и позолочен­
НОй кожей буйвола. Т рудно ска­
зать, почему так обильно разукра­
шены куклы, почему так тщатель­
но прорисованы у них ~лазu ц рот, ведь на экране Bce~o это~о не видно . ... Кончен спектакль. «Актеры» ложатся в большие сундуки из TиKOBO~O дерева. И снова в доро­
~y -
к HOBb~ спектаклям В новой деревне. На третьей странице о б л о ж к и: БЕРЕГ СJtоновои КаСТ И. м ашческиzL танец пле­
мени сенуфо. Новый член семьи еще не ро­
дился, ,но е20 ждут С минуты на минуту. А чтобы быстрее по­
явился он на свет, чтобы не об­
манул надежд, чтобы родился .1(репкюк и здоровым, люди сену­
фо по традиции исполняют около хижины, lде лежит роженица, древний ритуальный танец. Чем выше сможет lлава семьи подбросить младшую дочь (а ес­
ли нет дочери, то племянницу или сестру), тем удачнее будут роды. 680РО мe_gVнapogHoro MOnog"Horo mурuзма СО88ТСКН" Пёl8НЛЬОН HёI «ЭКСПО-70». I Цена 60 коп. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
1 027
Размер файла
76 728 Кб
Теги
1970
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа