close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1971-03

код для вставкиСкачать
СТр. ~ СТр. 49 стр. 8 ~ 30 МАРТА 1971 ГОДА ОТКРblВАЕТСЯ XXIV СЪЕЗД КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА 1971~~BEТA ВOКP1~ Н!! 3 ~YPHЙA основан в /86/ 200у МАРТ НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСRЧНЫЙ ЖУРНАn uн вnкем ПУТЕШЕСТlиi, ПРИНnЮЧЕНИЙ И ФАНТАСТИКИ НАВСТРЕЧУ XXIV СЪЕЗДУ КПСС Поиск, непрерывный поиск -
в области науки, тех­
ники, хозяйства и культуры -
мыслимо ли без него движение к той великой цели, которая стоит перед на­
шим обществом, -
к коммунизму ... Об этом целенаправ­
ленном поиске, о людях, которые ведут его, и пойдет речь. в номере журнал а, выходящем в преддверии XXIV съезда КПСС. Стремительны шаги советской космоиавтики: от первого спутника к Луноходу, прокладывающему колею на поверх­
ности Луны. Вот, одно из многих свидетельств научио-тех­
нического прогресса в нашей стране. О социальном фун­
даменте этого взлета, новом для нас космическом взгляде на Землю и о практической ценности такого взгляда рас­
сказывается в статье «Вершины, уходящие в космос». Работа в жерле африканского вулкана Олдонио Ленгаи советских геофизиков, которые изучают верхнюю мантию Земли; ка жд одневный риск шоферов и скалолазов, прокла­
дывающих э лектрический мост высоко в горах Памира и создающих крупнейши й энергетический узел Средней Азии -
Нурекскую ГЭС; заботы лесника, решающего не­
легкую проблему -
поса д ить леса столько, чтобы и после сбора «урожаев,) он шумел на нашей земле; масштабная работа казахских исследов а телей -
раскопки мертвого го­
рода Отрара и поиски у никальной библиотеки прошлого; месяцы практики молодого зоолога у оленеводов-нганасаи, кочующих со стадами по тундре; напряженная «служба » аквалангистов, что спускаются в водопад «Черная Пасть» в поисках решения рыбной проблемы Каспия; экспе­
диция советских и монгольских археологов за древними наскальными рисунками и другими фактами, которые при­
бавляют к истории монгольского народа тысячелетия куль­
турно-исторического развития, -
вот темы очерков и ре­
портажей, публикуемых на страницах номера . . Годы и расстояния отделяют героическую биографию крейсера «Коминтерю), которой посвящен очерк «История трехтрубного крейсера,), от событий в далекой Анголе, рас>­
крытых в репортаже «Твой сын, Ангола!,) НО между ними существует неразрывная связь, освященная интернацио­
нальным братством народов, борющихся за наш, за новый мир. ВЕРШИНЬI, I оды как горы. Надо, пусть мысленно, отдалить взгляд, чтобы предстал масштаб сделанного страной в ми­
нувшее пятилетие. Этому самое место и время в канун XXIV съезда КПСС. Но какие журнальные страницы вместят все? Впрочем, о размахе и силе волны можно судить по взлету ее гребня. Такому хотя бы, который в минувшее пятилетие донес творения ума и рук совет­
ского человека до равнин дале­
ких миров солнечной системы ... А теперь отступим во време­
ни, чтобы шире был обзор. Голос человека унесся в кос­
мическое пространство задолго до полета Гагарина. В этой ушед­
шей с Земли радиопередаче не было ничего необычного; просто радио оказалось тем первым изобретением, которому стали тесны пределы земного шара. Не исключено, что волна, деся­
тилетия назад умчавшая в космос звук человеческой речи, неве­
роятно ослабленная и стертая, вибрирует сейчас где-то в окре­
стностях Сириуса ... Еще одна «космическая» черта проявил ась в радио: для его раз­
вития потребовались лампы со средой, отдаленно напоминающей межпланетный вакуум. На первые робкие признаки космизации техники никто, по­
нятно, не обратил внимания. Они, однако, множились. Эксперимен­
таторы достигли температур, близ­
ких к абсолютному нулю. Вспых­
нула нагретая до звездного жара плазма. Радиация стала инструмен­
том науки и практики. Все больше становилось зон, куда человеку нельзя было войти для работы и опытов из-за господствующих там неземных условий. Человек вы ­
звал к жизни космические силы прежде, чем столкнулся с ними лицом к лицу вне Земли. Назре­
вала научно-техническая револю­
ция, и искусственное создание этих сил, так же как и освоение пригодной для космической ср.е­
ды техники и технологии, было существенным ее признаком. «Новое свидетельство больших достижений -
и больших возмож­
ностей -
нашей науки и техники -
это успешные полеты космиче­
ских станций «Луна-16» и «Луна-17», впервые осуществивших авто­
матическую доставку лунного грунта на 3емлю и исследование по­
верхности Луны с помощью управляемого с t3емли автоматического лунохода>). Из речu товарuща Л. И. Брежnева в Ереваnе па nраздnоваnuu 50·летuя Советской ApMenulJ УХОДЯЩИЕ В КОСМОС Это было характерно и для тех работ, которые отнюдь не были нацелены в космос О чем писал академик Иоффе, занимаясь теорией полупроводни, новых преобразователей лучистой энергии в электрическую1 О до­
мах, покрытых батареями, КОТО'" рые обогревали бы и освещали город. Этого нет и по сей день, но солнечные батареи решили проблему питания лунохода, как перед этим они решили проблему подзарядки спутников и автомати­
ческих межпланетных станций. Нужды практики категорически потребовали сварить друг с дру­
гом металлы, которые известными способами надежно соединить не удавалось. Они вызвали к жизни теорию и метод сварки в вакууме до того, как поведение самопроиз­
вольно «сваривзющихся» В кос­
мосе металлических поверхностей прибавило забот конструкторам внеземных машин. Если бы рост гор не сдержи­
вался эрозией, их вершины одна за другой очутились бы в кос­
мосе. Развитие творений челове­
ческого ума не зна.ет ограниче­
ний. Они неизбежно должны бы­
ли выйти за пределы Земли. Это всем было ясно, этого все ждали. Но когда это случилось в октяб­
ре 1957 года, мир тем не менее ахнул. Чем выше пик, тем шире его основание. В технике то же са­
мое. Миру тогда впервые столь бесспорно открыл ась мощь науч­
но-индустриального фундамента нашей страны, когда первый в мире советский спутник и пер­
вый в мире советский космонавт пробили человечеству дорогу в космос. Научно-техническая револю-
ция -
вот двигатель, которым надо было овладеть для выхода в космос. Социализм показал здесь образец использования на­
учно-технической революции для направленного достижения вели­
кой цели. Когда Колумб причаливал к бе­
регам Америки, то его мечта не шла дальше пряностей и золота. Пряностей там не оказалось, зо­
лота, правда, нашлось немало (это, кстати сказать, затормозило развитие ремесел в Испании, рас­
строило экономику и способство­
вало крушению могучей империи). Золота в космосе никто не искал и искать не собирается. Есть руд­
ник куда богаче, чем все при­
иски мира, и его поля в космосе безбрежны. Этот рудник -
зна­
ния. Житель Магадана, включая те­
левизор, знает, что передача ста­
ла возможной благодаря спутни­
кам связи. Житель какого-нибудь тропического острова, вовремя предупрежденный об урагане, может и не знать, что его спас метеорологический спутник, сле­
дящий за движениями циклонов. Дело от этого не меняется. Все это стало реальностью за десять с небольшим лет благодаря освоению околоземного прост­
ранства. (Все-таки поразительно: какая­
то частичка нашего труда, вло­
женного в космос, где-то за три­
девять земель окольными путями вдруг сохранила чью-то жизнь ... ) Впрочем, реальностью стало не только это. Доказано, что спут­
ники могут предупреждать о лес­
ных пожарах, таянии льдов, бо­
лезнях растительности подчас го­
раздо быстрей и эффективней, чем наземные службы. Возникает вопрос -
в какой отрасли на­
родного хозяйства, в чьей сугубо земной деятельности не присут­
ствует или не будет завтра при­
сутствовать космос? В труде кол­
хозников, которые слушают ме­
теосводку, чья точность и надеж­
ность непрерывно повышается спутниками? В труде лесоводов? Ирригаторов, которым важно знать, как ведут себя горные ледники? Но не всякая отдача столь мол­
ниеносна. В 1893 году американ­
ский конгресс урезал ассигнова­
ния топографическому управле­
нию. «Топографическое управле­
ние стало настолько бесполез­
ным, -
заявлено было в кон­
грессе, -
что один из самых вы­
дающихся его работников (геолог Гро в Гилберт) не может найти лучшего применения своему вре­
мени, чем сидеть целую ночь и глазеть на Луну». Действительно, куда уж даль­
ше -
геолог глазеет на Луну! Даже сегодня трудно определить истинную ценность подобного за­
нятия. Но мерки изменилиСь. Ждем ли мы от лунохода изве­
стия, что он набрел на россыпь алмазов? Нет. Даже если бы та­
кое случилось, то значимость по­
добного факта определял ась бы отнюдь не обилием найденных драгоценностей, а вкладом в тео­
рию. Ибо нет ничего практичней хорошей теории. Прогнозисты озаБОЧ'ены тем, на сколько десятилетий человечест­
ву хватит нефти. Во многих стра­
нах, как, например, в СССР, гео­
логи непрерывно открывают все новые и новые крупные место­
рождения, -
мы богатеем, хотя добыча и растет. Но в некоторых странах запасы иссякают, несмот­
ря на усиленную разведку. Какое отношение имеет эта злободневная, казалось бы, чисто экономическая проблема к дале­
ким лунным равнинам? Имеет, однако. Нефть, по мнению большинства, продукт жизнедеятельности орга­
низмов былых геологических эпох. Раз так, то ее заПdСЫ, быть может, огромны, но конеч..-ы. Есть, однако, другая точка зре­
ния: нефть -
вся или частично _ результат глубинных химических реакций; поэтому ее источник практически неиссякаем. Спор длится со времен Менде­
леева, и от установления истины зависит многое. Как и на что тратить нефть? Хватит ли ее на­
шим внукам? Где ее искать, на­
конец? где искать. Вот именно olрактики свято верят теории органического происхождения нефти и верят не зря: она дает рекомендации, которые оправды­
ваются. Сильны и научные дока­
зательства правоты «органиков». А сомнения остаются. Поверхно­
стные слои земли столь богаты органикой, что нет места, кото­
рое дало бы «чистый» результат. Вот, казалось бы, граниты ..• Во всех учебниках сказано, что граниты -
это глубинные поро­
ды, которые возникли при осты­
вании расплава. Верх бессмыслен-
3 ного искать в них, допустим, ра­
ковины моллюсков. Тогда чего проще -
надо пробурить грани­
ты на большую глубину: нет там нефти -
конец теории неоргани­
ческого происхождения; есть­
да здравствует эта теория! Однако совсем недавно совет­
ские ученые нашли в гранитах фауну. (Это столь важное и ин­
тересное событие, что мы под­
робно расскажем о нем в оче­
редном номере.) Стало ясно, что по крайней мере часть гранитов возникла не из расплава, возник­
ла без участия высоких темпера­
тур. Не так-то просто на Земле н ай ти место, где природа поста­
вила опыт образования толщ без участия органики ... Этот опыт тем не менее по­
ставлен самой природой на Луне. Там не обнаружено ни малейших признаков жизни. Окажется там нефть -
значит, и на Земле она способна возникать без участия организмов. Не окажется .... Что ж, будет получен по крайней мере однозначный ответ. Вот, в частности, чего ждут гео­
логи, « глазея на Луну». Не одного этого, конечно. Странно, но до конца 50-х годов среди ученых господствовало мнение, что Луна -
геологически мертвый мир. Не очень даже по­
нятно, почему такое мнение сло­
жилось; были факты, которые явно показывали, что на Луне проксходят какие-то загадочные и крупные изменения. В 1645 го­
ду астроном Гевелий отчетливо наблюдал KfaTep, чей поперечник равнялся 1 километрам, -
кра­
тер Линнея. Вскоре после этого кр а тер ... исчез. Почти двести лет а строномы отмечали на его месте какое - то белое пятно. Однако в первой половине XIX века иратер снова появляется. Его наблюдают, зарисовывают, измеряют. Но в 1866 году е.го снова не обнаружи­
вают! Нет кратера Линнея на по­
ложенном месте и по сей день. Были и другие случаи « пропа-
ЖИ ». Сначала был, ПОТОМ и'счез, затем снова появился и снова исчез кратер Таке. "lTO ж, это ма ­
ленький кратер. Но менее ста лет н а зад пропал и больше не появ­
лялся кр а тер Альхазен, чей по­
перечник равен примерно ЗО ки­
лометрам! Однако убеждение, что Луна -
это мертвый геологическиii мир, было настолько велико, что ког­
да в 1958 году советский астро­
ном профессор Н. А. Козырев об­
наружил извержение лунного вул­
кана, то ему сначала не СЛИШКОМ поверили. Все это сейчас уже «древняя история ». Ясно, чт<? Луна имеет сложную геологическую судьбу и что с илы тектонизма там отнюдь не уснули. Изучение ее может решительно повлиять на все гео­
логические теории. И вот почему. Случай с гранитами, о котором уже шла речь, показывает, что наши знания каменной толщи Земли весьма далеки от совер­
шенства. Главная причина, пожа­
луй, та, что по-настоящему иссле­
дована лишь тонкая пленка по­
верхности; в глубины нам пока доступа нет. Земную же кору формировали как внутренние тек­
тонические процессы, так и про­
цессы внешние -
деятельность атмосферы, гидросферы и био­
сферы. Поэтому в явлениях гео­
логии не всегда просто< выделить долю труда каждого «скульпто­
ра». Ситуация примерно та же, как если бы по образцу бронзы мы пытались установить отдельно свойства меди и отдельно олова без надежды разделить смесь. На Луне нет атмосферы, нет гидросферы, нет БИОСферы. Ре­
зультат деятельности тектониче­
ских процессов там замаскирован куда менее, чем на Земле. Мож­
но даже сказать, что планетар­
ные глубины, скрытые на Земле толщей переработанных возду­
хом, водой, жизнью пород, на Луне предстают обнаженными. Конечно, тут необходимы поправ­
ки -
лунные породы подверга­
лись еще воздействию темпера­
тур, радиации, метеоритов. И все­
таки на том берегу космичеСf(ОГО пролива мы попадаем прямо в • кузницу Плутона, которая на Земле глубоко спрятана. И это не все. Представьте себе ботаника, которого подвели к не­
знакомому растению, предупре­
див, что препарировать и класть под микроскоп растение нельзя; выкапывать и пересаживать тоже; его можно лишь наблюдать и трогать, да и то в течение се­
кунды. А ВЫЯСНИТЬ нужно, как живет это растение, каково его «устройство» И какие надо пред­
принять меры, чтобы оно плодо­
носило круглый год. Безумные условия, но именно так прихо­
дится работать исследователям Земли. Одна-единственная плане­
та, над которой не постаВИLUЬ эксперимент, которую нельзя пре­
парировать и которая кажется взгляду застывшей, потому что наши столетия для нее миг. А от­
вет надо дать и чисто практиче­
ский: где, почему и как концент­
рируются руды; можно ли рудо­
образованием управлять; что та­
кое землетрясения и как с ними бороться. Вопрос задан самой жизнью, а ответ ... Есть все основания думать, что освоение космоса ускорит его, как ничто другое. Ибо природа, 6 как уже говорилось, сама ставит эксперименты. Если химик желает знать, как поведет себя объект при повышенной температуре, он ее повысит. С земной корой так не поступишь. Но есть Венера, чья кора нагрета с поверхности куда сильней, чем земная, есть Меркурий -
уж совсем раска­
ленная планета. Неясно, какую роль в распре­
делении элементов и рудообра­
зовании играет поле тяготения Земли? Пожалуйста, имеется Лу­
на, чья гравитация куда слабей, Венера почти с таким же, как у Земли, полем тяготения, Марс, занимающий промежуточное по­
ложение. И так далее. У исследователей появилась возможность сравни­
вать и сопоставлять планеты. Вот что приблизит искомый резуль­
тат -
способ управления геоло­
гическими процессами, будь то землетрясения или таинство на­
копления металлов. История, однако, свидетельст­
вует, что самым важным часто оказывается не то, чего ждешь, а, наоборот, то, чего заранее нельзя предвидеть. От Нового Света ждали вещей привычных. Не кукурузы, не картофеля, не того, что животный мир никому не нужных Галапагосских остро­
вов подскажет Дарвину идею возникновения видов. Вот это самое интересное -
что в космосе сыграет роль Гала­
пагосских островов? Странно, если первым таким местом не окажется Луна. И до полетов туда было известно не­
мало ее загадок •. Не только ис­
чезающе-возникающие кратеры. Были, например, еще кратеры­
призраки. Были и есть. На одно­
цветной равнине глаз наблюдате­
ля вдруг замечает какое-то блед­
ное кольцо. Кратер? Но его вал не отбрасывает тени. Кольцо ина­
че окрашенной породы? Тогда почему оно не всегда видно? Точно так же до сих пор не­
известна природа светлых лучей, которые радиально тянутся от многих кратеров, не считаясь с рельефом, на сотни, иногда на тысячи километров. Сейчас нелепо строить гипоте­
зы о том, что все это значит. Подождем немного -
и выяс­
нится. (Судя по последним сооб­
щениям с лунохода, имеются, на­
пример, кратеры, обнаружить ко­
торые непросто даже с близкого расстояния. Чем не кратеры-не­
видимки?) Но возможно, что выяснение одной загадки поставит перед на­
ми другую, еще более трудную. Мы уже знаем, что Луна на этот счет таровата. Уже были добыты первые образцы лунных пород, проанализированы,-
изучены. Рас­
пределение некоторых элементов в них заставило ученых заду­
маться. Но не успели выкристал­
лизоваться гипотезы, как лунный вездеход преподнес новые не­
ожиданности. В районе, который он обегал, породы оказались ку­
да разнообразней, чем это мож­
но было предполагать, глядя в телескоп на однотонные про­
странства лунных морей. Вот вы­
держка из доклада на госкомис­
сии: « ... Исследования химического состава лунного грунта проводи­
лись много раз. Любопытно, что количество титана резко колеб­
лется. Луноход прошел около 200 метров, расстояние не очень большое, и, казалось бы, содер­
жание элементов должно быть одинаковым. Однако нам уже удалось зарегистрировать разницу в содержании титана почти в два раза. Аналогичные данные и по другим элементам ... » Примерно за год до этого был обнаружен и другой феномен: Луна от удара гудит в течение долгих часов! Нет на Земле ко­
локола или пустоты, которые мог­
ли бы так долго вибрировать. Теоретически -
и то не слишком понятно, как это может быть. Огромные резонирующие полости в теле Луны? Видимо, так, но какие их свойства позволяют им так долго хранить возбужденные kuлебания? Сюрприз прямо и не­
посредственно затронул ту об­
ласть физики, которой вроде бы космические исследования никак не касались. И это характерно. Водоворот космизации стремительно ширит­
ся. Трудно сыскать науку, кото­
рая не была бы им затянута. Рас­
тениеводство? Но уже стаВИЛI1СЬ опыты по выращиванию огурцов в атмосфере Марса (камера, где велись опыты, находилась, понят­
но, на Земле). Лингвистика? Идет разработка и совершенствование «космического языка» -
линкоса. Геодезия? На нее работает уста­
новленный на советском луноходе французский лазерный отража­
тель. Продолжение этих работ по­
зволит замерить пока неуловимое движение материков, если они действительно удаляются друг от друга, как утверждает одна из гипотез. Насколько раздвинулись все Г~ РИЗ0НТЫ! Раздвинулись сразу. едва произоwеn прорыв в кос­
мос_ Пет десять назад советский инженер Черенков предnожиn ••• !otЗГl;lать с наwей пnанеты зиму и ночь (создав вокруг Земnи коnьцо отражающей соnнечный свет пы­
nи). Примерно в то же время со­
ветский географ И. Забеnин и позднее американский астроном К. Саган предnожиnи проект изме­
нения венерианской атмосферы путем «засева» пnанеты растения­
.,И типа водоросnей, которые бы переработаnи угnекисnоту вене­
рианского воздуха и напоиnи бы атмосферу кисnородом (в том сnу­
чае, разумеется, есnи пnанета безжизненна). Новые данные о Венере, переданные советскими автоматическими станц'иями, по­
казаnи нереаnьность проекта За­
беnина -
Сагана. Проект Черен­
кова сейчас осуществить nегче, чем десять пет назад, но он, на­
до попагать, никогда не будет осуществnен, так как .. изгнание ночи и зимы» разруwиnо бы зем­
ную биоСферу. Депо, однако, не в этом. Депо в том, ЧТО мы стаnи мыспить масwтабами космических реконструкций. Всем известны сnова Циолков­
ского, ч.то чеnовечество не мо­
жет вечно жить в копыбели. А по­
чему, собственно? Неnьзя решить пробnему долгосрочного и точ­
ного прогноза погоды без иссnе­
дования атмосферного и заатмо­
сферного пространства. Трудно, если вообще мыслимо, решить важные проблемы геологии без изучения других планет. И так далее. Но иссnедовать -
это одно, а рассматривать всю соnнечную систему (и только ли соn.нечную?) как грядущий дом человечества, куда мы закладываем сегодня первые камни, это, знаете ли, не­
что совсем другое. Зачем? Затем, что этого требует жизнь. Нельзя сравнить современный воздушный лайнер с «этажер­
кой» первых лет авиации. Каким риском были эти полеты, какой угрозой тут был сиnьный порыв ветра! Сейчас пассажирские са­
молеты спокойно летают над по­
люсом, и никто такой полет не считает опасным. Но дело здесь не только в мощи турбин и каче­
стве оборудования. Безопасность обеспечивается еще и многочис­
ленной службой, которая следит за облачными фронтами на всей планете, которая держит в поле своего зрения буквально всю ат­
мосферу. Авиатор начала века очень удивился бы, узнав, что без такой службы нельзя летать .... Одно, как видим, тянет за со­
бой другое. Хочешь летать на самолете -
изволь осваивать ат­
мосферу. Хочешь как следует освоить атмосферу -
выходи в космос. Вышел в космос... Нет последнего рубежа, возле кото­
рого можно остановиться и ска­
зс:.ть: «Нет нужды идти дальше». Тем более что, кроме заказа сегодняшнего дня, есть заказ будущего. Такой, например. Чем мощней энергетика, тем, понятно, сильней промышленность, но тем больше выделяется в атмосферу тепла. Сейчас этим можно пре­
небречь. И еще долго можно будет пренебрегать. Но уже к кон­
цу ХХI века деятельность чело­
века может ощутимо повысить температуру Земли, что по мно­
гим причинам нежелательно. Оче­
видно, развитие только земной индустрии имеет предел. Значит, производство должно выйти за пределы земного шара. Не сего­
дня, даже не завтра. Но плац­
дарм должен быть готов уже завтра. Поэтому, когда мы говорим, что полеты в космос, к Луне, к далеким планетам служат делу ВНИМАНИЕ, НЕФТЬ В МОРЕ! сЯ -
рыболовное судно "Пагго­
си» ... Вызываю морской патруль ... В 4 часа 30 минут 30 ноября, на­
ходясь в виду острова Ки-Ларго, южнее Маратона, во Флоридском проливе, обнаружил на поверхно­
сти моря полосу нефти. Ее дли­
иа -
около 75 миль, ширина­
полмили. Срочно принимайте ме­
ры к розыску виновных, опреде­
лению масштабов загрязнения ... Я -
"Паггоси» ... » "Говорит штаб морского патру­
ля штата Флорида, город Талахас­
си... Высылаю самолет-наблюда­
тель во Флоридский пролив. О результатах извещу отдел при­
родных ресурсов штата ... » «Борт самолета-наблюдателя у побережья вблизи Маратона. Прс.­
следовал до крайней южиой точки нефтяного языка. Здесь обнару­
жил танкер «Гелесия», порт приписки Кальяри (Италия), сле­
дующий в порт Тампа, Флорнда. Встречайте, ведите дознание ... » «Портовая служба Тампа­
д-ру Элгину Уайту, отдел природ­
ных ресурсов, Талахасси. Танкер «Гелесня» прнбыл в 3 часа 40 1 декабря. Капитан заявил, что видел полосу нефти у острова Ки-
всего человечества, то в этих словах заключен великий смысл. Это работа на благо своей стра­
ны, на благо настоящеrо и бу­
дущего, на благо всей Земли. В лазерном луче свет обр.етает яркость тысяч солнц. Таким «ла­
зерным лучом» научно-техниче­
ского прогресса стала работа лунного вездехода. Как до этого им был полет первого спутника. Полет первого космического ко­
рабля. Прилунение первой авто­
матической станции. Первый зон­
даж венерианской атмосферы. Лунный день не раз tменялся лунной ночью, температура пры­
гала от плюс ста с лишним до минус ста с лишним, за кра­
тером следовал кратер, -
более чем за три месяца луноход не знал ни одного отказа. Экзамен дер­
жал не только он. Отечественная радиоэлектроника, отечественное приборостроение, автоматика, ме­
таллургия, прикладная физико-хи­
мия -
все выкованные нашей наукой, техникой и промышлен­
ностью звенья работали столь безупречно, как будто по Луне двигался не опытный образец инопланетного транспорта, а дав­
ным-давно опробованная земная машина. Космический уровень техники -
это прежде всего вы­
сочайший уровень новизны, ка­
чества и надежности. Это и но­
вый уровень человеческого дер­
зания. 'Минувшая космическая пяти­
летка началась с мягкой посадки «Луны-9». А закончилась дли­
тельной экспедицией· лунохода, буднями разведки далекой Вене­
ры. Таков сегодняшний размах на-
ших свершений. Д. БИЛЕНКИН Ларго, но непричастен к ее воз­
никновению. Проба нефти, взятая из трюма етого судна, опечатана, отправлена на химический аналнз вместе с образцом нефти из язы­
ка с целью их сопоставления». « ... Сообщает заповедннк Корал­
ловые рифы Пеинекамп. Полоса нефти подступила к границе запо­
ведника на рассвете 1 декабря. Однако, к счастью, прилив н на­
правление ветра были благоприят­
ны. К полудню нефть отступила и, собираясь в крупные комки, на­
чала рассеиваться. Флоре и фау­
не заповедника ущерба не причи­
нено» . ... Обошлось. На этот раз обо­
шлось. 7 Ю. л ЕКС ИН, В. О Р Л О В (фото), наwи спец. корр. П~ТЕШЕ(;ТВИЕ ал РИСКО М ('К о мс о м ол в с егда делом доказ ыв а л с по с обность со­
с р ед оточ и ть ус илия моло­
дежи н а главны х направ­
л ен ия х. Мы высоко ценим ше ф с тво к ом с омола над кл ючевы м и объе к тами на­
шег о промьппленного стро­
ит ел ь с тв а» . Из р ечи т ов арища Л. И. Б режнев а на XVI съезде ВЛ КСМ IUJ ы остались одн и, да­
же не догадываясь, что с т оим не на том шоссе. Конечно, лучше бы выйти завтра утром, но очень уж не хотелось терять вечер: мы р а ссчитывали, что сегодня ж е выйдем к лавинной стан­
ции. Еще виден был свет неба и дорога до поворота; но небо меркло, а дорога уходила за ска лу. О с тавалось только ид­
ти и ждать, как скоро мы о станемся наедине с ночью и д а же не будем з нать точно, с к а кой стороны у нас про­
пасть -
везде б у дет ночь. Захотелось з а мереть, не дви­
гаться. Заглянув в пропасть, я не в сил а х был отвести в з гляд. Но глаза видели только глубину, отказываясь рассматривать дно: там едва з аметно сумерки ше­
велили темные глыбы облом ­
ков. Только лететь мину т пять, -
не удержался я. Но Орлов не захотел смот­
реть вниз. -
Может, кто подве з ет. Все­
гда так бывает: н а середине кто-нибудь, а подвернется . ... Еще утром над Яванской долиной мы иидели другую дорогу. Яван гляделся с нее игрушечн ы м г ородом без лю­
дей, и у обочин мы находили п е рья орлов. Ма шина встала на дыбы, о прокин у в нас на спин у. В вет­
р о в ом стекле стояло только н еб о, такое чистое и голубое, чт о его можно было ре з ать на к ус ки и устилать и м и минарет ы гд е -ниб у дь в Самарканде или Б ух аре. В стекле не дрожало ник а кого ориентира, и я дейст­
внтельн о не знал, поднимаемс я л и м ы в небо или нет. Машине с фермой на прицепе надо бы­
ло подняться на гору, и г ора 9 напоминала собой лежащего на зе мле бьша, припавшего к ней не от усталости, а чтобы прыг­
нуть. Путь лежал по самому его « хребту » среди торчащей шерсти трав. Я уже чувствовал противный холод внутри, а мы только в з бирались на «кре­
стец ». Трава вошла в небо сни з у, но так и не вытянулась в пол­
ный рост, дорога · опять запро­
кинула нас. И тут же справа открылся откос, весь желтый от высохшей травы. Теперь надо было развернуть машину на пятаке над пропастью, ина­
че передние колеса уйдут вниз. Тогда ферма, нанатившись сза­
ди, толкнет нас всем своим страшным весом. Ее масса бы­
ла теперь угрожающей нам си­
лой, готовой каждое мгновение изменить направление. Захоте­
л ось что-то сделать, но то единственное, что можно было предпринять, -
это поверить Борису. И я поверил ему, но лишь умом, понимая: не может же он так запросто убить нас всех троих, в том числе и себя. И когда он вывел машину из · крена и впереди до самого хребта легла з а стеклом пыль избитой дороги, когда колеса ра з брызгали ее фонтаном, как воду, и нас опять прижало к сиденью -
теперь уже надол -
го, -
захотелось заискиваю-
ще заговорить с Борисом. Но о чем? -
Я выскочу! Орлов прыгнул с подножки и сразу у тонул в пыли. Я видел, как он примерялся фотографировать, но лицо его было растерянным. Он уже знал, что должно быть в кад­
ре, и видел теперь, что ничего этого нет: в объектив не «уме­
щались » рев мотора и мой по­
давленный страх, дрожь желе­
за у нас за спиной и желваки на щеках Бориса. Мы были только железом, которое лезло и лезло вверх, потому что вниз пути не было. Мы должны бы­
ли доползти к тому месту, где встанет двадцать восьмая опора. Их было уже двадцать семь. Они возвышались на скалах и в распадках. В про водах, кото­
рые они несли на себе к дале­
I{ОЙ Нурекской ГЭС, еще не было электричества, но мачты уже готовы нести ток, который только будет. И навстречу этим двадцати семи из Нурека тянулись по скалам другие мачты, чтобы соединиться над Яваном в «электричесний мост». Я по давил смешок -
на не­
тр онутой пыли меж колеями л ежал и глубокие следы осли­
ных н о г, ровная цепочка давно продав ленных вмятин. «Он-то куда шел?» --
Подо ждем? вдруг спросил Борис. Я высунулся. Орлов бежал так далеко, что лица не разо­
брать, только фиг у р а, согнутая в беге пополам. OIl ввалилсл в кабину зады-
хаясь: -
Надо было Т3М снимать! -
Где? -
В самом ни зу. «Ногда во м не был хо-
лод», -
решил я. -
Там машина стояла вот так. -
он пок азал, нан она стояла, в скин ув ладонь пальца­
ми вверх. Я поймал взгляд Бо­
риса, он тоже гля дел на его ладонь. --
Еще будет так, -
усмех­
нулся Борис. -
Не бойся. Мы ехали уже в ни з и виде­
ли гор у, лежавшую I{ нам са­
мым широ ким боком. Месяц на за д по ней прошел пал, и СКЛОН возвышался мрачно и черно. Только на границе огня, где пла мя еще рвалось з а пе ­
р евал, но уже не валом, а язы­
ками, лежала сухая трава. Н у­
сты огромных, в рост человена, трав, росшие, как на болотах, из одного корня, распадались от пламени огненными цвета­
ми. Перегорая у с амо го к о рня, они па дал и веером по круг у. Огонь, как за р вавшийся в ста ­
де волк, не ус п евал и не хотел по жирать упав ши е травы -
подрезав их под корень пламе­
нем, он рвался вперед, к но­
BbI'V!. И те тоже лежали теп е рь желтыми веерами на черной земле. Орлов оплть выскочил, но это был совсем просто й уча­
сток спуска. « В н аг раду за пе­
реn;итое»? -
IIод умал я, когда Борис сказал: "Самое страш­
ное -
ехать вни з. При цеп бьет. И эта гармошка ». Двин,ения фер мы за спиной, ноторые только что на зал ись легкими ТОЛЧ IШ МИ, сра зу пре­
вратились в удары. Ре зко и си ль но они догоняли нас, ТОJJ­
I{ ая вниз коротко и жестно. Что,то oгpo"IНoe п одпихивало н ас вперед, уже не связываясь в сознаlJИИ с невидимой нам пл а тформой. И там, нуда стр е-
1\1ИJlась столкнуть нас эта от­
вр ат ительная сила, в самом ни зу, среди красных ка~шей черными жунами стояли лоша­
дн. Даже движения их не бы ­
ли в и д ны. Я отвел вз гля д, что­
бы ничего не д ума ть дальше. « А ОН-ТО ГЛЯДИТ на них?» Нет, Б о рис не с~ютрел. Мо жет, у него просто не хватало вре­
мени? Он поч у вствовал мой взгляд, и по чти УJJы бна тронула его губы: «3то ничего. На прошл о й трассе я ездил с ОТl{рытой дверцей». Все время? --
Д а, -
прос то ответил он. Он не хотел пуга ть или р ас пространяться. Было глупо ловить его на страхе, но, нак всяний человек, я жаждал убе­
диться лишний раз, что страх -
не толы{о моя привилегия. -
И так каждый день? спросил я. Он кивнул. Мы сползали по выжженной гриве «быка», все больше заваливаясь вправо. Я глянул вниз. То, что ждало нас там, если мы не выдержим крена, было огромным крас­
ным I шмнем. Все пути по от­
носу ве л и и нему. Вместе с при цепом мы уместились бы в одной его щели. Туда нельзя было смотреть. Борис согнулся над баран­
lЮЙ, впившись в нее руиами. На залось, у него не было ту­
ловища. Локти почти касались коленей, а ноги в черных ботин­
ках т ак мгновенно отвечали движениям рук, что движения эти будто таи и переходи­
ли из рук в ноги, минуя тело, да оно было бы и лишним. Меня ошеломила внезапность мы сли: я нииогда с такой же­
стоиой отчетливостью странно­
го сна не видел своих собствен­
ных ботинон, иак теперь его! « Надо сказать, что у него раз­
вязан шнурок ... Глупо! Не сей­
час же». Нас валило все сильней, и я поймал себя на том, что кло­
нюсь все больше влево, почти падая на Бориса, как будто этим мог поправить крен. И тут Борис ВЫСКОЧИЛ. на сТр. 54 ~ А. РОГ 01 Фото автора НА ПОРОГЕ КАРА-
БОГА3-
ГОЛА [j
}lИ недели подводной ра­
боты на Каспии проле­
тели быстро. Ходили мы под воду у Кулли-Маяка, и под Бекдашем, и у залива Кара­
Богаз-Гол, и в районе Кызылсу, что зна чит «красная вода». Но самым интересным было погружение в водопад в про­
ливе, идущем в Кара-Богаз­
Гол. Пролив этот единственная в своем роде морская река, те­
кущая из Каспия в залив, ко­
торый за свой ненасытный нрав именуют «Черной Пастью». Тысячи тонн морской воды ис­
паряет он под палящими луча­
ми солнца. Гол убой речной поток длиною в девять кило­
метров несется через пустыню среди барханных песков, по· росших верблюжьей RОЛЮЧКОЙ и тамариском. Реку посреди русла преграждает извеСТНЯRО­
вая гряда, создавая почти двух­
метровый водопад; река сры­
вается здесь вниз и с ревом и гулом несет клубы белой мор­
ской пены ... Это было наше особое зада ­
ние. Ученых интересовало, как много рыбы проходит через по­
рог в проливе Кара-Богаз-Гола. Известно, что рыба, прошед­
шая через Rаменную гряду в проливе, погибает в чрезмер­
но соленых водах залива. «Особое задание » было непо­
средственно связано с главной целью экспедиции ВНИРО 1, которая обследовала восточное побережье Наспия. Мы, аква­
лангисты, были одним из ее отрядов. И хотя наша основная з адача заключалась в том, что­
бы выяснить чисто практиче­
СIШЙ вопрос: сколько и где мож ­
но добывать раков (судя по статистике последнего столе­
тия, добыча раков в самом про­
дуктивном месте -
Нрасно­
водсном заливе -
значительно сонратилась), нам нередно при­
ходилось « переключаться» на другие работы. Наблюдения, полученные всеми звеньями экспедиции, должны были сложиться в еди­
ную картину подводной жизни восточного Наспия . ... Первым погружался в во­
допад Олег Яременко. Прыгнув в облако пены, он моментально исчез в водоворо­
те, утащив за собой несколько метров страховочного шнура. Мы вытащили его на поверх­
ность, протерли маску и очис­
тили лицо от пены, и только после этого он бодро сообщил нам, что погружаться можно. Олег вторично ушел в омут и пробыл там минут двадцать. После погружения, когда мы снова очистили его от пены и песка, он сказал, что там, под пеной, очень здорово, но если хотите знать подробности, то полезайте сами. Надо сказать, что, несмотря на летнее пекло, погружались мы в гидрокостюмах. Если на раскаленном, как сковородка, песке стоять голой ногой было невозможно, то в воде но­
ги моментально сводило судо­
рогой. Мы этого даже не ожи­
дали, потом поняли: перепад температур воздуха и воды -
почти в тридцать градусов! -
создавал обильное испарение и перемешивание потока. Нащупав ногой под хлопья­
ми пены потон воды, я соскольз­
нул в него, стараясь побыстрее смыть с маски белую пелену и « обрестИ» зрение. Поток под­
хватил и начал крутить меня, отрывая от страховочного шну­
ра и колотя о берег. И все же я сразу успел заметить, что под пеной так же светло, как и подо льдом, НО это было единственное сходство. Впер­
вые я пожалел, что взял с со­
бой фотобокс. Держа его в од­
ной руне и пытаясь свободной J Всесоюзный научно-исследователъ-
ский инстит у т морского рыбнOI'О хо­
зяйства и океанографии. рукой зацепиться за скалу, я крутился на поверхнос ти, вы­
носимый потоком. Након ец, и з­
ловчившись, я прижа лся к кр у ­
тому склону берег а и, как ал ьпинист, извиваясь, поп олз вниз по скалам. Все крутилось и р ев ело вокр у г, н о, плотно сжав зу бы и уд ержив ая во рт у за губнии от легочного aBTo~la ­
та, резиновые трубки иоторого уно сились водой, Я п ытался продвигаться вни з. Два жды п о­
ток срывал меня со склона, выбрасывая на поверхность. Все начиналось сначала. Я осво ­
бождал ноги, за п у тавшиеся в страховочном конце, барах ­
тался в пене, ощ у пью отыскивал берег и снова начинал п огру­
ж а ться. иарабкаясь по силону. Наконец мне у далось у пол з ти на пятнадцатиметров ую г луби ­
ну и там, обхватив но г ам и к а­
мень, торчавший и з склона, осыот реться. Во ир уг -
в г олу­
бой ревущей струе -
мелькали тысячи ВОЗ;l У ШНЫХ п узырей. ВиДиыость была около трех м етров. Сбоку от меня, как в ч е ртовом колесе, кр ужилась стал ИРУПНОЙ кефали. Рыбины Рil;~а ми выплывал и из г лубины 11, lIо п адая в ве рхнюю, ид у щу ю от порога струю, уносились прочь. На смену сметенным появлялись новые ря ды, гони­
мые до нны м противотечение:vJ; они также УfIОСИЛИСЬ потоком, и все повторялось вновь. Этой картине аККОl\шанировал гр оз­
н ы й р ев: ] {3 з алось, что надо MJloi-i нес утся сотни ЛОI{ОМОТИ­
вов. Кр утой береговой склон, к кото ро му я при ле п ился, бы.'! начисто вылизан и пригл аже н n O To~o~ I, а мно:нество зеле н ых) Jlитен-водорослеи, нев есть за что це п ляв шихся, -
словно при чесаны. Побы вав в потоие м ножество ра з, мы пришли к единодуш­
ному мне нию: ры бу « Черная П астЬ» пожирает с не мень­
шим аппетитом, чем каспийсиую воду. Это м ы и сказали уче­
н ым. Есть много проектов сохра­
нения рыбы в эт о м районе, и од ин из них -
это плотина по п е рек про лив а. Пос т авить п лоти н у, ви д и мо, технически возможно -
гл у бина пролива невели ка, но вот как повлияет за нрытие доступа морской во­
д ы в зал ив на хи м ические про-
цессы, идущие в перенасы-
ще нном соленом растворе? Этого пок а никто не знает. Ясно одно: нужны иомп ­
леисные исследования д ля ре­
ше ния этой пробл ем ы, и нам, аквала нгистаы, нав е рно, еще не раз придется погр ужа ться в <,Ч е рную Пасть ». заruКJf пr,еКТ~1 tТК~IТИJ ПОДЗЕМНАЯ ПРОПАСТЬ На болгарском геологоразведоч­
ном объекте «Эрма-реll:а» В Родоп­
ских горах шло бурение глубокой скважины. И вдруг, когда была пройдена отметка 2009 метров, бур оказался в... пустоте. Тяну­
лись минуты, но дна подземной каверны все не было. Его удалось нащупать лншь через полтора ки­
лометра. Размеры втого необыч­
ного огромного подземелья е.ще точно не установлены, однако специалисты считают, что оно од­
но из самых глубоких в мире. СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ БЫЛО ПУСТЫНЕЙ? Ряд неожиданных фак'тов был установлен учеными американско­
го научно-исследовательокого суд­
на «Гломар Челленджер» в отно­
шении геологической истории Сре­
диземиоморья. Выяснилось, что в течение определеииого времени Средиземное море было отрезано от Атлантики и .превратилось в пусты ию. Доказательством втого служат м~щные слои солей и ан­
гидридов -
минералов, которые, как известно, образуются при тем­
пературах, . превышающих 400 С. Весьма необычным фактом так­
же является и то, что слой соле­
вых отложеиий через определенные интервалы перемежается обычными океаническими осадками. Значит, возможно предположить, что в те­
чение довольно длительного вре-' мени, отстоящего от нас на 5-
1 О миллионов лет, Средиземное море попеременно то пересыхало, то снова заполнялось водой. НАДПИСЬ НА МЕЧЕ Древнерусскую надпись на ме­
че XI века прочитал ленинград­
ский исследователь Анатолий Кирпичников. До сих пор на. столь .древних мечах, найденных на территории иашеii страны, учеиым встречались лишь восточные или западноевро­
пейские надписи. Долгое время считал ось , что на Руси вообще от­
сутствовало искусство изготовле­
ния ВТОгО оружия. И вот на од-
ном из мечей, хранящемся в Киев­
ском историческом музее, уже око­
ло полстолетия и считавшемся скандинавским, исследователь по­
сле тщательной расчистки увидел слова «ЛjOдота» (или «Любота» ) и «Коваль». Эта -
вообще древнейшая рус­
ская надпись на металле --
свиде­
тельствует о том, что в Киевской Руси существовало собственное производство клейменых клинков. БРОНТОЗАВР С НА туры? В родезийских горах Горозомза некий фермер Паркс обнаружил пещеру с древними рисунками бушменов. И на одном рисунке фермер увидел изображение ... брон­
тозавра, выползающего из болота. Ученые, вслед за фермером об­
следовавшне вти рисунки, также заключили, что очертания чудо­
вища действнтельно напоминают облик втого ископаемого ящера. Объяснений ВТ ому феномену пока не найдено. ПОГОДА НА ЗЕМЛЕ ~етеорологи нескольких стран, входящих в ~еждународный гео­
физический комитет, решили про; вести вксперимент в тропическои зоне Атлантического океана. Уча­
ствовать в проведении его выра­
зили желание уже свыше двадца­
ти государств. Это мероприятие будут готовить три года. Одна из главных целей эксперимента --
изучение термодинамики так H~­
зываемых облачных скоплении, которые ведут в некоторых слу­
чаях к образованию ураганов. Этот опыт будет. предшество­
вать первому глобальному вкспе­
рименту, в итоге которого должны быть выработаны наилучшие ме­
тоды прогнозов погоды в масшта­
бах земного шара. НОВЫЙ ПРОЕКТ КАПИТАНА «ЕРЕТИКА» Знаменитый французский врач Ален Бомбар, в свое время в одиночку пересекший Атлантику на надувиой шлюпке «Еретик» с единствеииой целью --
доказать, что человек, очутившийся один в океане, может выжить, пользуясь лишь тем, что дает море, --
ста­
вит новый эксперимент. Только на сей' раз он не пустился в плава­
ние, а переселился на остров Амбьев, у южного побережья Франции. Здесь, в старом форте, под его руководством оборудова­
на лаборатория биологии моря. Uель ее -
изыскание наиболее рациональных методов вксплуата­
ции морских богатств. «Наша первейшая задача, ~ говорит Бомбар, -
борьба с за­
грязнением океана. Довольно ско­
ро ВО многих районах мира при­
дется пить опресненную морскую воду. Ее будут брать, естественно, из прибрежных бассейнов. А они­
то как раз более всего загрязне­
ны остатками мазута. Более того, оказалось, что многие химические средства очистки, так называемЫе детергенты, более губительны для морской флоры и фауны, чем неф­
тяная пленка! ~ы пытаемся найти биологиче­
скне средства очищения моря, что­
бы не нарушался биологический режим. С втим тесно связана вторая цель нашего проекта --
развитие аквакультуры. ~ы занимаемся проблемой интенсивного, я под­
черкиваю вто слово --
интенсив­
ного разведения морских живот­
ных. Делается это в выгорожен­
ных участках моря, своего рода заповедниках, если угодно. Животные должны кормиться есте­
ственными продуктами, а не чу­
жеродными белками. Чтобы «куль­
турная» креветка имела вкус дикой, мы кормим ее икрой малень­
кого рачка «артемия салина», ме­
чущего икру прямо в заповеднике. Японцы давно уже разводят в садках, размером до двадцати километров в длину, лангуст, мак­
рель и даже форель. У японских исследователей есть даже проект превратить внутрен­
иее Японское море в один гигант­
ский садок-заповедник. И мы обнаружили интересную вещь. Почему-то рыба предпочи­
тает металлические каркасы: до­
статочно четырех-пяти лет, 'и во­
круг искусственного металлическо­
ro рифа возникает место нереста. Для активизации жизнедеятельно­
сти мы подогреваем воду инфра­
красиымн лучами. В одной из кииг Жюль Верн иа­
писал: «Три треск'и смогли бы прокормить Англию и Америку, если суметь сохранить их маль­
ков». Сегодня 50 миллионов тонн морской рыбы дают 10 миллионов тонн белка, около трети мнровой потребности. Завтра станет необ-' ходимым утроить урожай. ~ope-­
это кухонный шкаф ,иашей пла­
неты. Только вот надобно найти ключи к нему ... » (по странщ~аJl( советсlCОЙ и :sарубежной печати) 15 [{ 100-ЛЕТИЮ ПАРИЖСКОй КОММУНЫ М. БЕЛЕНЬКИЙ ЭПИЛОГ НА СОСНОВОМ ОСТРОВЕ rn стория ведет отсчет на века и годы. Иногда она ведет счет на дни. Космическая пыль, сгущаясь, становится звездой. Время, сби­
ваясь с размеренного бега, то­
же уплотняется в звездные свои часы, и свет их тогда не гаснет. Семьдесят два дня в Париже весной 1871-го видны нам четче иных десятилетий. Мы всматриваемся в столетней давности портреты людей Ком­
муны: Луи-Эжен Варлен, рабочий-пе­
реплетчик, член Интернационала. Шарль Делеклюз, журналист. Лео Франкель, ювелир-венгр, делегат труда в рабочем прави­
тельстве. Рауль Риго, двадцати­
четырехлетний прокурор Комму­
ны. Ярослав Домбровский, поль­
ский патриот, русский офицер и главнокомандующий парижских повстанцев. Вайян, делегат про­
свещения. Гюстав Курбе, предсе­
датель Комиссии художников. Лу­
иза Мишель, учительница, «крас­
ная дева Монмартра» .. Эжен По­
тье, это его слова -
«Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов ... » Удивительные лица. Одухотво­
рение написано на них. «Париж рабочих с его Комму­
ной всегда будут чествовать как славного предвестника нового об­
щества», -
написал Маркс в день, когда пала последняя баррикада федератов. Это действительно бы­
ли новые люди. Противники революций напира­
ют всегда на то, что они несут с собой разрушение. Неправда. Революция -
непременно творче­
ство людей, отрезанных до этого сословными рамками или отвра­
щенных целями прежнего режи­
ма. Авантюрист -
тоже деятель­
ная личность. Но его установ­
ка -
«п р е ж Д е в с е г о для се­
бя». Те, кого мы зовем героями, вершат прежде всего для обще­
го блага. 2 «Вокруг света» Н. 3 Коммунары, по ленинским сло­
вам, «творили чутьем гениально проснувшихся масс». И в этом творчестве обрели себя люди, глядящие на нас сегодня с вы­
цветших фотографий. Палач Коммуны генерал Га­
лифе оставил для потомков не только штаны своего имени, но и знаменитую фразу. Остановив­
шись перед строем пленных ком­
мунаров, генерал сказал: -
У него интеллигентное ли­
цо, вот у этого. Расстреляйте его! Впрочем, убивали не только по этому принципу. Врываясь в до­
ма, требовали показать ладони. Если видели на них мозоли от рукоятки станка или следы ру­
жейного масла, тащили на убой­
ное место. Или Вот свидетельство версальца, председателя суда Гар­
сена: «Всех, кто носил итальян­
скую или польскую фамилию, предавали смерти без всяких объ­
яснений». Убивали также опо­
знанных как активистов. В эпоху инфляции слов, в эпо­
ху жонглнрования лозунгами коммунары жили жизнью своих взглядов. 30 марта было опубликовано воззвание Парижской коммуны: «Граждане! Вы только что создали учреж­
дения, которые оградят вас от всяких посягательств. Вы хозяева своей судьбы. Силь­
ные вашей поддержкой, избран­
ные вами представители испра­
вят ущерб, нанесенный павшей властью: расстроенная промыш­
ленность, прерванный труд, па­
рализованное коммунальное хо­
зяйство получат мощный тол­
чок ... » Одним из первых декретов был отменен ночной труд пекарей, ликвидирована задолженность по квартплате; Эли Реклю, на­
значенному директором Нацио-
нальной библиотеки, было пред­
ложено выдавать без ограниче­
ний любые книги желающим, а Гюставу Курбе, председателю Комиссии художников, открыть все музеи и выставки; «граждане актеры» прнзывались ставить на­
родные действа (напомним, что все это после шестимесячной осады прусских армий и под ору­
дийным обстрелом версальцев). 6 апреля перед мэрией Х! округа была «торжественно и навею> сожжена гильотина. Коммуна оп­
ределила размер жалованья чле­
нам своего правительства в 15 франков в день, заработок фабричного мастера. 18 апреля Делеклюз напишет в своей газете «Пробуждение на­
рода»: «Каков же будет резуль~ат народной победы? Свобода повсюду -
в комму­
не и в государстве; неприкосно­
венность жилищ; расцвет труда, освобожденного от всех пут, и свободное развитие его потенци­
альных сил; просвещение, излу­
чающее свет знания и устанавли­
вающее интеллектуальное равен­
ство -
единственный источник и единственную гарантию подлин­
ного равенства; наконец, едине­
ние сердец и воли». Обстоятельства жизни, как ни тяжелы они оказались, не смог­
ли одолеть идей Коммуны. По­
сле разгрома мартовского восста­
ния цвет парижского пролетариа­
та был сослан на Новую Кале­
донию. С одной из первых пар­
тий туда же доставили в цепях участников восстания в Каби­
лии (это гористая часть Ал­
жира). Темные крестьяне-каби­
лы мало что смыслили в идеях социализма. Но что такое спра­
ведливость, что такое друг, они знали хорошо. Немногие из них вернулись, отбыв каторгу, до­
мой. С собой они привезлн рас­
сказы об удивительных францу-
17 зах, так непохожих на колони­
альных чиновников. Прошло шестьдесят лет. Случилось так, что в Кабилии умер в научной экспедиции француз-ботаник, чей отец в свое время был сослан на Каледонию как участник Ком­
муны. В Алжире тогда шла вой­
на. Арабы пришли на похороны ботаника. Они принесли венок, на ленте которого было написано: «Сыну справедливого человека ... » ~ы всматриваемся в лица этих людей. Немнагим из них судьба позволила пережить свое дети­
ще. Погибли в бою генерал Дом­
бровский и Делеклюз. Риго и Варлен были растерзаны версаль­
ской солдатней (<<Характерная деталь, -
пишет Жак Дюкло, -
версальский офицер, приказав­
ший расстрелять Варлена, украл у него часы»). В полдень воскресного дня 28 мая прозвучал последний пу­
шечный выстрел Коммуны. Но залпы звучали еще долго -
это в страхе и злобе расправлялись с теми, кто провозгласил общест­
во равенства и справедливости. Вечером того же майского дня генерал ~aK-~aГOH, бездарный военачальник, заработавший га­
луны на расстрелах мексикан­
ских повстанцев, доложил: «По­
рядок, труд и безопасность восстановлены». Что это был за порядок, можно узнать, раскрыв газеты тех дней француз­
ские и заграничные: «В Люксембургском саду, в пар­
ке ~OHCO, у башни Сен-Жак бы­
ли вырыты огромные рвы... По­
встанцев -
мужчин и женщин приводили прямо туда» (<<Энде­
.панданс бельж» от 27 мая). • Эмиль Золя в газете «Сема­
Ф9Р» от 31 мая: «~He удалось совершит& прогулку по Парижу. Это ужасно... Скажу вам только о груде трупов, которые сложили штабелями под мостами». В Люксембургском саду было расстреляно несколько подростков 10-12 лет. Срёди арестованных был «инсургент» восьми лет от .роду. «Вряд ли когда-нибудь удастся узнать точное. число жертв этой боЦни. Даже организаторы каз­
ней едва ли могут сказать, сколь­
ко трупов они нагромоздили ... Такой резни Париж не знал со времен. Варфоломеевской ночи» (английская «Ивнинг стан­
дарт»). В переводе на язык цифр это означало следующее: по офи­
циальным данным погибло 20 ты­
сяч федератов. Историк Коммуны 18 Лиссагарэ, однако, называет цифру почти в три раза боль­
шую. «Республиканец» Тьер, полити­
ческий жулик, мнивший себя про­
роком, воскликнул: «Теперь С со­
циализмом покончено надолго!» Пророчеств оказалось недоста­
точно. В ход пошла клевета. Вер­
сальское правительство, уничто­
жив почти половину парижского пролетариата, понимало, что про­
тивопоставить что-либо идеям Коммуны ему не по плечу. По­
этому оно попыталось серией статей «очевидцев» и обвинения­
ми на процессах представить ми­
нувшие семьдесят' два дня как цепь беспрерывных преступлениЙ. Палачи, едва успев отмыться от КРОВИ,' с пафосом заговорили о «жестокостях». Была пущена легенда о «керосинщицах»: О том, что женщины-комму!lарки якобы поджигали дома и общественные здания. К своему позору, прило­
жил эдесь руку писатель Дюма­
сын, обозвав их «разъяренными .самками»... Это девушке-санитар­
ке, которая погибла на баррика­
де, перевязывая раненых, посвя­
тил поэт-коммунар Жан-Батист Клеман песню «Придет пора ви­
шен». Слова пронзительной неж­
ности, которые знает каждый француз ... В общей сложности было арес­
товано около 50 ты<;яч человек. .осудить всех не хватало военных прокуроров. 16 декабря 1871 года перед трибуналом предстала Луиза Ми­
шель. Сохранилась стенограмма ее выступления в суде: «Я не хочу защищаться и не хочу, чтобы меня защищали . Я всем своим существом принад­
лежу социальной революции и· принимаю полную ответствен­
ность за все свои поступки ... Если сердце бьется во имя сво­
боды, его можно остановить лишь порцией свинца... Если вы сохраните мне жизнь, я не пере­
стану взывать к отмщенью, в том числе к отмщенью убийцам из вашей «Комиссии помилования». Председател ь с т в у ю -
щи й: Лишаю вас слова! Л у и з а М и ш е л ь: Я кончи­
ла... Если вы не трусы, убейте меня». Военный трибунал удалился на совещание. Публика, пришедшая взглянуть, как судят «главную керосинщицу», не могла прийти в себя от волнения. Через восем­
надцать минут объявили вердикт: пожизненная ссылка на Новую Каледонию с содержанием под стражей. Двадцати трем товарищам Луизы вынесли смертный при­
говор. Семь с половиной тысяч отправили на каледонскую ка­
торгу. Но ставить точку в истории Коммуны на этом нельзя. Закры­
лась страница вооруженной борь­
бы. Открывалась глава истории нравственного противостояния, своего рода послесловие к Ком­
муне. Десятилетие каледонской ссыл­
ки представляется одним из са­
мых малоизвестных; слишком ма­
ло документов сохранилось о нем. Однако для понимания личности коммунаров эти скупые записи дают очень много. В библиотеке Ленина, в отделе редких книг, мне дали единствен­
ный экземпляр мемуаров Луизы Мишель, французское издание конца прошлого века. На фор.за­
це крупным решительным почер­
ком было выведено: «Нашему товарищу Петру Кропоткину -
Луиза Мишель». История ее жизни не могла, конечно, уместиться в одном то­
мике. Иногда о целом периоде упоминается в двух-трех строч­
ках. Итак, 24 августа 1873 года в шесть утра, после почти два­
дцати месяцев в Оберивской ка­
торжной тюрьме, Луизу Мишель, заключенную Ng 2182, повезли в порт Рошфор. «Накануне я ви­
дела маму, -
запишет она в дневнике. -
Она стала из-за меня седой». Репрессии обруши­
лись не только на самих комму­
наров, но и на их родных: уволь­
иения с работы, высылки из Па­
рижа. «Когда проезжали Лангр, из окна мне было видно, как из мастерской вышли рабочие. Их было пять или шесть. Увидев тю­
ремный вагон, ОИИ разом сняли картузы и подняли руки в при­
ветствии -
«Да здравствует Ком­
муна!». В порту Рошфор, на атланти­
ческом побережье, партию комму­
наров погрузили на старый па­
русный фрегат «Виржини». Судно было в таком состоянии, что лю­
бая серьезная буря грозила за· кончиться для него катастрофой. Капитан Лонэ велел поэтому дер­
жать шлюпки наготове. Но места в шлюпках хватило бы только для команды ... Ссыльные ехали в клетках, устроенных в межпалубном про­
странстве. . Вот отрывки из днев­
ника одного коммунара, подпи-
савшегося «Л. Р». Он отплыл ыа другом судне -
«Даная» -
вместе со 187 ссыльными: «Наше размещение на борту поистине являет собой шедевр тюремной выдумки. Мне думает­
ся, этот опыт достался со времен работорговли. С каждой сторо­
ны закрытой палубы расположено по два ряда металлических кле­
ток. Им суждено стать нашим домом на столько месяцев... Кор­
мят нас как в последние дни осады Парижа -
по 250 г хлеба, 100 г консервов и 50 г сыра. Между клетками стоят резервуа­
ры, окрещенные нами «бурдюка­
ми». На каждом -
по шесть кра­
ников, напоминающих детские рожки, из которых мы сосем воду, к вящему удовольствию команды ... Посему мы пьем в ос­
новном ночью, тем более что несносная жара тропиков не позволяет уснуть». «Виржини» шел до Новой Ка­
ледонии четыре месяца, день в день. На борту было 85 комму­
наров и 60 повстанцев из Алжи­
ра. Читаешь дневник Луизы Ми­
шель и удивляешься: для нее как будто нет ни клеток, ни тягот пути. Она пишет: «Я впервые еду по морю. Это дивное зрелище, я люблю эту массу воды ... Со сто­
роны «Биржини» выглядит, на­
верное, белым парусником, ски­
тальцем Эдгара По». Из клетки в клетку передают, несмотря на запрет, стихи, шут­
ливые эпиграммы. Душой этой партии ссыльных был друг Луи­
зы, блестящий полемист Анри Рошфор. Наконец «Биржини» прибыл !I гавань Нумеа, центр Новой Ка­
.1Jедонии. Длинный и узкий вул­
канический остров Новую Кале­
донию нелегко отыскать на карте в толчее Океании. Этот кусок суши, расположенный в 600 ми­
лях от Австралии, был отдан в 1864 году под каторгу. Условия жизни в райском уголке природы были самые жестокие. Пригово­
ренные к каторжным работам на острове Ну, вблизи Нумеа, рабо­
тали, волоча прикованное к ноге тяжелое ядро. Центром панорамы была кирпичная тюремная стена. Но Луиза Мишель записывает: «Нумеа, подобно Риму, располо­
жился на семи холмах. Они вид­
ны очень отчетливо, ибо здешний воздух до необыкновения прозра­
чен и местные жители недаром называют свою землю «Островом света». Когда приговоренных спустили на землю, начальник каторги ре-
2* шил отделить женщин и передать их в исправительную колонию под наблюдение монахинь. Луиза Мишель решительно заявила офи­
церу: -
Мы настаиваем на том, что­
бы отбывать наказание вместе. Мы прибыли не на дачу, я пола­
гаю! Заключенных посадили в шлюIl­
ки И перевезли на полуостров Дюко. Здесь уже успели обжить­
ся старые товарищи: Малезье, с которым они сражались на баррикаде на площади Отель- де­
виль ... Лакур, тот самый Лакур, который ворвался под вечер в церковь в Нейи, чтобы аресто­
вать человека, игравшего на органе, -
Лакур был уверен, что тот привлекает звуками версаль­
скую артиллерию. С ДЛИЩIЫМ «шаспо» наперевес он ворвался по лесенке наверх и увидел Луи­
зу Мишель; ее ружье было при­
слонено к инструменту, а руки самозабвенно перебегали по кла­
вишам... Сейчас, на Каледонии, Лакур обнял ее и первым делом сказал, что научился от канаков жарить в земле мясо -
делика­
тес, который редко когда перепа­
дает ссыльным. На Новой Каледонии, несмотря на пышную растительность, жи­
вотный мир весьма беден. До того, как белые поселенцы не завезли сюда скот, канаки не знали мяса. Ссыльным выдавал­
ся трехдневной давности хлеб и солонина. Мыло и: табак исклю­
чались. Последний пункт был нововведением начальника тюрь­
мы Алейрана. По сути, это был подлинный хозяин заморской тер­
ритории. Да приезда коммунаров. С их появлением Алейран натолк­
нулся на стойкое сопротивление и стал вынужден выполнять рас­
поряжения, поступавшие из Па­
рижа, касательно содержания за­
ключенных. Б десятИ милях от южной око­
нечности Новой Каледонии лежит остров Сосновый. Туда перевели получивших по приговору пожиз­
ненную ссылку. При этом рас­
считывалось, что плохое питание, неустроенный быт, тоска по ро­
дине и стычки с местными жителя­
ми значительно сократят срок жизни коммунаров. Формулы «возвращение нежелательно» тог­
да еще не существовало, но смысл каторжных мероприятий был именно таков. По первона­
чальному плану, Сосновый остров должен был принять 250 человек. Однако к 1874 году на нем жило уже около четырех тысяч. Расчеты колониальных властей блистательным образом провали­
лись. Они недоучли, что, собрав вместе цвет парижского пролета­
риата, оии тем самым возродили ячейку нового общества. Произошли вещи удивительные. Коммунары энергично и умело стали осваивать доставшийся им мир. Были образованы четыре комиссии, ра()lлаВlIше по следую­
щим программ;!м' Первая. Геологическое строение Соснового острова. Гипотезы о его образовании. Определение состава почв!>!. ПОJIезные ископае­
мые. Вторая. Происхождение канак­
ских племен, их история. Нравы и обычаи. Семейная организация. Формы общественного правления. Блияние колониальной админист­
рации. Третья. Общая география. То-
пография. Сельское хозяйство. Флора и фауна острова. Четвертая. Устройство прибывших. Распределение Мануфактура и торговля. тура. вновь труда. Куль-
Бот один из отзывов об их тру­
де -
«налаженное огородниче­
ство представляет собой заметное явление в экспериментальном земледелии». Отзыв датирован 1931 годом! Работы были выпол­
нены настолько квалифицирован­
но и тщательно, что иа Новой Каледонии и сейчас, через сто лет, действуют сооружения, по­
строенные коммунарами, в част­
ности водонапорная башня, водо­
проводы и тридцатиметровый ак­
ведук. Изыскания, проведенные ими, могли бы стать основой мо­
нографии об острове. Думаю, это был первый опыт научной организации труда. При­
чем в предельно неблагоприятных условиях. Парижане, непривыч­
ные к тропическому климату, бо­
лели. Не хватало витаминов. Двое покончили с собой -
не выдержал рассудок. Скончался от тоски по семье коммунар Бердур. Каждый раз, завидев парусник -
а они приходили раз в месяц,­
он мчался к причалу в надежде получить письмо. Но писем не было. Они прибыли уже после его смерти -
целая пачка писем разом; по небрежности их на­
правили в другое место ... Это грустные страницы. Но без них не обойтись при рассказе о каледонской истории коммуна­
ров. Отчаяние они победилн' тру­
дом, товарищеской взаимопо­
мощью, силой духа. 23 февраля 1875 года над островами пронесся жесточайший 19 циклон, унесший плоды стольких трудов. Коммунары начали все заново, с н уля. На каторжных островах пуль­
сировала мысль: орга низовыва­
лись научн ые дискуссии и теоре­
тические конференции. Быходили четыре пери од ич еских издания! «Ссыльный альбом» и «Альбом Соснового острова», серьезные е женедельники с по дробны ми обзорами. П убликовались там и стихи « < Б редакцию п осту пили отрывки из нов ой поэмы нашего товарища Биктора Гюго. Пре дла­
га е м их вашему вниманию ... »). Босьми ст р а ничны е «Каледонск н е вечера» со множеством ри сунков, практич еск их советов и объявле­
ний. Подписн ая цена -
полтора франка на Сосновом и 2 франка в Нумеа. П еча тался также са ти· рический журнал « Каледонский острослов ». На Кале донии действовал свой театр во главе с «артистическим комитетом ». Б театр е было две труппы -
драматическая и /Лузы­
кальная. Ставили опе р у «Роберт­
дьявол». При этом исполнитель главной женской роли пел басом и был одет tl плат ье, сшитое из арестантской одежды. Интересно сложились взаимо­
отношеиия коммуиаров с м ес т­
иым на селен ием канаками. Это были п е рвые белые люди, которые вс е рье з, а главное, доб­
рожелательно интересовались их жизнью. Более того, канаки уви­
дели, что эти белые перенимают у них многое. «Кто же выше? -
записывает Луиза .I\1ишель. -
Б елые? Как бы не так. Не будь примера канаков, мы бы не выжили на этом дьявольском острове». Э т нографы поныне пользуются записями, сделанными коммуна ­
рами в 70-х годах прошлого ве­
ка; поляк Б оловский даже сделал нотную запись канакской музыки. Кста т и, о музыке. Когда Луиза Мишель организовала класс для ка н ако в, оиа заметила, что кана ­
ки легче запоминают сло в а, если те положены н а какую-нибуд ь мелодию, и стала писать «гра м­
м атические песни». Б 1878 году канаки подняли бунт против адми н истра ц ии. Н а­
к ануне несколько юношей п ри шли ll о п ро щат ь ся с Луизой Мишель. « Я отдала им мой крас н ый шарф, -
пише т Луиза. -
О н был со мной н а бар р икадах К омму н ы, я сумела провезти его через все обыски. Этот шарф я разорвала по п олам, отдав им п оловину ». Бунт был жестоко пода в лен, н о 20 нескольким канакам удалось до­
браться до соседних островов. Мн ог ие коммунары тоже не расставались с мысл ь ю о побеге. П осле того как налетевший цик­
лон опустошил остров, Луиза ре­
шила, что при следующей буре, восполь зовавш ись замешательс т­
вом, она попытается убежать. «Барометр упал. Бозд ух, каза­
лось, остаиовился. Я поняла, что буря гряиет через иесколько ми­
нут. Б еспо койство охватило стояв­
ших в заго не коз». Луиза с боль­
шим трудом через густейший лес добр ал ась до хижины, где жил П ерюссэ, сед ой старик, в прош­
лом капитан дальнего плавания. Заслышав в непогоду стук в дверь, он долго не от крывал. Нак оне ц, отворив дверь, он уви­
дел вымокшую Луизу. --
Чт о с тоб ой? Куда ты в та­
кую погоду? -
П ерюс сэ, это единственный шанс! Патру л ьное судно, стоящее в бухте, ушло. Ес ли мы сможем п ост р оить плот, то, как стихнет ветер, сможем добраться до Сид­
нея. Там есть друзья, ты возь ­
мешь маленький баркас и вер ­
иешься за остальными». Старик, однако, не хотел рис­
к ова ть. По правд е говоря, он был прав. Попытка поб е га морем уже стоила жизни ш ес ти ссыльным, уто иувшим у австралийского бе­
рега. В е рная традиции профессио -
нальных революци о иеров, Луиза Мишель не желала ходатайство­
вать о помиловании. Б этой свя ­
з и интересно ее полное негодова­
иия письмо, адресованное губер ­
иатору Новой Каледоиии 25 июля 1878 года: «Прошу вашей защиты от оскорбительных выходок людей, которые, несмотря на мое катего­
рическое запрещение, публикуют от моего имени в газетах п ись м а 11 ходатайства о помилован и и. Я еще раз повторяю, что в ый д у о т сюда только вмес т е со всеми товарищам и -
ссыльными -
и ко м мун а ­
р а м и». Н а солдат, которые сторо ж или к о ммунаров, их п оведе н ие произ­
вело колоссальное вп е ч а т ле н ие. «Я знал одного старо г о ак т и в и с ­
та, ставшего членом Ф ра нц узс к ой компар т ии: его пр иобщили к со ­
ц иалистическим идеям к омму на­
р ы, которых он стерег на ка т орге в Н умеа», -
пишет в своей к н и­
ге Жак Дюкло. Лишь 11 июля 1880 года пала­
та депутатов в П ариже п риняла 312 голосами против 116 за к о н об амнистии коммунара м. .Ни одна страна не име­
ет столько природны х бо­
гатств, как наша прекрас­
ная Родина. Но, используя естественные ресурсы, мы обязаны проявлять хозяй­
скую расчетливость, чтобы природа не увядала, а про­
должала служить нам и радовать нас». Нз ОТ'l етnо г о до"л.ада товарuща Е. м. Тяже л.ьnu"ова па ХУI съе з де БЛЕем В. А Р С Е Н Ь Е В, Haw спец. корр. Фото автора в РУНСКИХ ЛЕСАХ ~ стал Сашка стоять на коленях на голых u де­
ревяшках розвальнеи соломенную подстилк у-то всю гостя м сдвинул. Соскочил на дорогу, побежал ря дом с конем. Гром пок ос ился диким лиловым глазом, удивился да так и по­
несся дальше -
один гла з на дорогу, другой -
на хозяина. -
Садись, Сашка... -
Лес­
ничий Шишлянников поворо­
чался. повороча лся, сполз к самому задку, потеснил меня тугим круглым плечом. А Сашка только весело ска­
лится, прыгает на затылке ку­
цая шапка, стучат по зале ­
деневшей дороге ка блук и са­
пог. Нак а тана дорога лесово зам и до зе ркального блеска. Да еще после вчерашней оттепели уда­
рил морозец -
каток, а не до­
рог а! Хорошо еще, что воскре­
сенье сегодня, а то непременно сидеть бы тяжелым МАЗам с пачками хлыстов по обочи­
нам, крутить вхолостую коле­
сами по льду. Т огда спасение одно -
искать под снегом не закос теневший пока окончател ь­
но песочек, таскать ведрами под скаты. До самого Пено все полсот­
ни километров от Руны до же­
лезной дороги отмечены ры­
жими пятнами. Глядит Шишлянников на пе­
сок в колеях -
нет, и лесору­
бам не выпадает хороших се­
зонов. Ну, ка залось бы, чем плох декабрь? Ни гн уса, ни летней жары. Сне жку по щи­
колотку, не то ч то в марте: от дерева к дереву про бьешься через сугробы -
телогрейку хоть выжимай. Сейчас и стуж настоящих п ока нет, и болота льдом затянуты -
руби где хочешь! Так нет, дороги заму­
чают. Вон конь на четырех но­
гах и то бежит кое-как, ра з ъ­
езжается ... -
Н у, ид ол! -
страшным нутряным гол осом подбадрива­
ет коня Са шк а и поправляет сползающий с саней мешок. В мешке мука, крупы, сахар. По случаю пр аз дника и сво­
бодного времени решил Сашка все это теще отвезти, на дале­
кую Нлинскую плотину -
не на лыжах же бабке бежать в магазин за десяток верст. Сашка предч увствуе т приятное изумление тещи и тихонько ра­
дуется собственной доброте и беско р ыстию. Хотя, к онечно же, неплохо бы теперь над лун­
кой в Любцах посидеть, бле­
сенкой потрясти. Вчера, рас­
сказывали, Чуркин там ,надер­
гал пуд окуней, еле д онес ... Давно уж мы миновали ред­
кие и зб ы деревни Хво шни, кладбище, и теперь дорога спряталась в лесах, lJыбеленных и зм оро зь ю. По левую ру к у стояла стена высоких п лотных ельников, и где-то скоро в ней должна была открыться п р осе ­
ка, ведущая к плотине. А .спра­
ва тян ул ись заросли корявых берез, осинники, ольха. Доро г а будто бы делила местность на два ра з ных лесных мира. -
Старые вырубки, -
кив­
нул направо Шишлянников, и нечто вроде горечи промелькну­
ло на его лице. -
Ногда - то прошлись пилой, да и бросили, не засадили. Ну, а береза да ольха тут к ак тут. И боло т о к самой дороге выползает ... Двенадцать лет он ездил и ходил по этой доро г е, и наж­
дый ра з болотистые за р осли н аго няли на него глухую тоску. Он был далек от мысл и обви ­
нять во всем лесорубов. Т акие гиблые места напоминали ско­
рее о неудачах и п р осчетах е г о предшественников на посту лесничего. А лесорубы... Ну что ж, рубить спелый л е с -
что урожай собирать: промед­
лишь -
сгниет на корню. Но­
нечно, глаз д а глаз за лесору­
бами н ужен. Н о тут уж, мож ­
но считать, ему, Шишляннико­
ву, пове зло. В РУНСКОМ лесо­
пункте большинство -
мест­
ные. Втолковывать о том, что н а до молодняк сохранять. или о перер уба х, много не прихо­
дится: кому же охота на пу­
стыре оста ться? -
Ты у на с на делянках бы- о вал? -
поворачивается ко мне лесничий. Ро зваль ни уже свер ­
нули с главной дороги и те ­
перь пробираются под пологом елей. llТишл ян ников до бровей присыпан ине ем. -
Да, быстро у нас рубят... Сл у чается, в день целый гектар, даже больше. Попробуй угонись с по­
саДJ\ами ... Ле сничий надолго заМОЛJ\ает и теперь лишь вертит головой н алево, направо. Ч то-то приме­
чает н у жное для себя в густых зарослях, иногда соскак ивает с саней и исчезает в чаще, а то на ходу подбе рет опавшую ШИШJ\У, лущит, р ас сматривает. -
С весны здес ь не бы­
вал, -
говорит он, когда вдруг 21 сани вылетают из тьмы ельни­
ков в светлый березнячок. -
Надо поглядеть... Сашка-то с оказией хорошо подвернулся. Да, рубят здесь действи­
тельно быстро. Дорога эта хо­
рошо мне известна по летним путешествиям. Стоял тут не­
тронутый лес. А сейчас вон справа вырубка, пенечки точно обугленные торчат. . На делянке, когда глядишь на работу вальщиков, вроде бы никакой спешки. Затрещит бензопила, ударит желтая струя опилок Не торопясь за­
сунет в пропил вальщик гид­
роклин, свалит лесину -
пе­
рекур. А там и обед, самое приятное время на повале. у костра сучкорубов собирается вся бригада. Кто бидончик с домашними щами в углях греет, кто просто так на хвои­
не лежит. Шестьдесят минут свободного времени -
можно вволю наговориться. Вспоминают медовую коло­
ду: повалили пустотелую оси­
ну, а внутри -
туча пчел и пуд меда. Рассказывают о бел­
ке-домоседке, которая не хоте­
ла расставаться со своим дуп­
лом и тогда, когда спиленное дерево грузили на МАЗ. В два­
дцатый небось раз хохочут, 22 припоминая, как погнались по вырубке за двумя зверятами, решив, что это еноты. Ошибку поняли позднее, увидав, как из­
за бурелома вылезла спасать своих детенышей лохматая мед­
ведица. Кончится перерыв, натянут лесорубы блестящие каски­
и не спеша к пилам, к тракто­
рам: валить, чокеровать, гру­
зить. А к концу дня гектар с лишком пуст ... Наши розвальни идут по снежной целине. Сашка ввалил­
ся в сани -
отдыхает. Чем ближе к плотине, тем значи­
тельней и благородней пред­
ставляется Сашке его миссия. Он любовно поглядывает на тугой мешок, стряхивает с него снежные комья, что набросал копытами Гром. Знай, теща, Сашкину доброту! -
На обратном пути к Чаи­
цам не заскочим? -
спраши­
вает у него Шишлянников. Давай, давай взглянем на пи­
томник. ... К концу дня гектар пуст, а к концу года таких гектаров набирается около двух сотен. И хотя лесничий строго следит, чтобы вырубки, как полагается, обязательно граничили с мас­
сивами лесов, которые по идее должны засыпать оголившиеся пространства новыми семена­
ми, надежда на естественное воспроизводство не всегда оправдывается. Потому что опять раньше всех сюда поспе­
ют березы да осины, а ель да сосну -
жди-пожди. Тогда МОбили з ует свой кор­
пус лесничий. Десять лесни­
ков, четверо рабочих, помощник лесничего да лесотехник, чуть стает снег, отправляются к Ча­
ицкому озеру, где разбит лесо­
питомник. Стоят здесь елочки­
трехлетки густыми ухоженными рядами. И начинается работа ... -
Интересная, между про­
чим, арифметика, -
говорит задумчиво Шишлянников, на­
блюдая за тремя снегирями, примостившимися на ветке у са­
мой просеки. -
План этого года у нас по искусственным лесопосадкам -165 гектаров. Считаем. На гектар при ручной посадке надо 6500 сеянцев вы­
садить. А норма на одного рабочего в день -
600 сеян­
цев. Итого на гектар надо один-
надцать рабочих, а на 165 гек­
таров? Так для меня и остается за­
гадкой, как выходит И3 положе­
ния лесничий. Однако выходит! В его распоряжении бывает весной всего десять-двенадцать дней. Это те оптимальные сро­
ки, в кот о рые нео бходим о вы­
садить на вырубленных п ло ­
щадях все сеянцы. Но сначала их надо выкопать в питомнике. Тща тельно упа ковать в корзи­
ны для пер е воз ки -
внизу сы­
рой мох, сверху мох, а посере­
дине тоненькие сеянцы, увязан­
ные по сто штук мягкими мо­
чалами. Подготовить площади под посадки. И, наконец, поса­
дить. Причем не просто поса­
дить, а предугадать, где и как лучше пристроить сеянцы: мож­
но в ло жб инке за тракт о рным плуго м, но если лето выдастся влажное, дождливое -
сеян­
цы захле бнутся в ни з инах. Можно на гребнях, но зде сь елочкам будет гро з ить сушь ... У ж е начинают синеть ран ­
ние декабрьские сумерки, ко­
гда м ы подъе зж аем к питомни­
к у у Чаицкога о зе ра. Ел очны е дете ныши протянули из-под снега мягкие зе леные па ль цы. Шишлянник ов стоит над ним и ч е рной угловатой глыбой. И тут я внезапно понимаю, 'что он н и­
когда не ув идит ни эти сеян­
цы, ни те, что высаживает и холит каждый год, вз р ослым и, не войдет в шумный свой ле с, Для это го слишком коротка одна человеческая жизнь. Еще кр е пче морозец к вече ­
ру прип ус тил, еще белее и пу­
шистее стали ели. Гр ом б ежи т к дому весело, ноги легко вскидывает, круп слегка теплом дымится. На п ло тине раст ро­
ганная бабка притащила коня ге п лете нку с душистым сеном. Се ном плетенка была полне­
хонька, сверху даже охапка не удержалась, свалилась под но­
ги Гро му, в желтый снег. Нонь ее копытом придавил, чтобы ветром не унесло. Са шк а трясется в розваль­
н я х, гордостыо переполнен, как т а плетенка, но уж чуть п ере­
rоре л -
дело-то сделано, ме­
шок на плотине ... «Что-то надо еще свез ть », вяло решает он про себя и начинает дре­
мать. Выплывают из-за поворота чахлые берез ники. Шишлянни­
ков пов о рачивается в соломе на другой бок, так, чтобы видеть высокие седые ели по правой обочине, и замечает, как среди остроконечных вершин начина­
ет скакать зеленая вечная звезда. Налининская область «Молодежь ценит подвиг своих отцов, но и сейчас не меньше, чем прежде, нужны и самоотверженность, и энтузиазм, и преданность идеалам, и готовность R подвигу». А Р с Е Н Н А Р Я Б Н К Н Н, Haw спец. корр. Из речи товарища л. и. Брежнева на ХУl с-ъезде БЛЕем истории ТРЕХТРУБноrо КРЕЙСЕРА с примечаниями о двух других кораблях, написанная по документам, найденным в архивах, и по воспоминаниям моряков, служивши х на крейсере lJ]
ыходим из порта. Громко стучит мотор, . отзываясь эхом от бетона и высоких , бортов синеватых военных кораблей. Раз­
дается вширь гавань. Каменный брекватер-волнолом. На правом мо­
лу перевернутая килем вверх деревянная шхуна. Зеленовато-рыжая с засохшими водорослями кор­
ма словно бы собралась перелезть чере з высо­
кий барьер мола и в последний момент разду­
мала, да так и осталась, зависнув на мо лу. Уходит за кормой город. И вот впереди уже про­
с.тым глазом можно заметить темную точку. Уве­
личенная в десять раз в кресте сетки мор­
ского бинокля, точка превращается в черную зубчатую черточку. Черточка -
цель нашего путешествия. Это старый, давно разоружен­
ный военный корабль. Хорошо ви де п тупой нос с якорной серьгой клюза. Видны ржавые поворотные каТI\И, на которых неког да стояли орудия главного калибра. Торчат остаТI\И над­
строек и полукруглые балкончики бортовых пушек. Голубеет небо, синеет вода, плавится в во д е солнце, и на этой яркой синеве длинным рыжим контуром выделяется остов MOPCI\Oro великана. Наш катерок осторожно кружит, выбирая ме­
сто, г де бы пристать. Задача нелегк ая, потому что давно уже люди не были на нем. Лишь раз в два-три месяца подходит к кораблю юркий KaTepOl( маячного смотрителя. Смотритель меня­
ет газовые баллоны И проверяет сис т ему маяч­
ного фонаря-мигалки. Пристаем с левого борта. Здесь и глубже, и можно пришвартоваться, а главное, ВСI ( арабкать­
ся по броне отвалившейся бортовой плиты. Вылезаем наверх и оказываемся в царстве пе­
рержавевшего, слоистого железа 1I стали. Мощ­
ная некогда броня местами легко отламывается РУЩIМII 11 рассыпается на меJIIше корнчневые пла­
стинки. И тогда она неожиданно напоминает сухой кофейный торт. Со вс ей предосторожностью ДВll гаемся по 1\0-
раб лю. Кругом перекрученные полосы железа, люки, с тояки, балки, с тальные корабельные реб ­
ра и переборки. Глухо шумит и шлепает вода в полу з атопленных трюмах, и, отражаясь, игра­
ют на железных рыжих стенах водяные зайчи­
НИ. Нигде ни кусочка дерева. Только железо и сталь. Неожиданпо попадается прислон е нная к пере­
борке лестница-времянка. Значит, ндем правиль­
но... Наверное, так же ходит и маячник, менял баллоны_ Еще одна лестница. По ней вылезаем на хо­
довое I,РЫЛО мостика. Погнутые, перекрученные поручни. Узкая длинная щель боевой рубl\И, тя­
желый броневой ржавый стакан. В нем остатки штурвальной колонки и гнезда приборов. И под ногой, в рыжей лужице воды, желтый, как про ­
шлого дний опавший лист, пустой конв е рт. Слово «Авиа», расплывшийся адрес: далекий город, не­
знакомая улица. И мы нагибаемся и рассм а три­
ваем этот конверт, как, наверное, р асс м а тривали бы его на необитаемом острове ... Прямо над голо­
вой высокая мачта с маячным фонарем-мигал ­
кой. И на самом ее верху, рядом с фонарем, кю, lIa тополе у хаты, одинокое гнездо аиста .. Так же как и великие люди, великие кораб­
ли имеют право на точную подробную биогра­
фию. В Севастополе на Матросском бульваре (когда­
то он назывался Мичманским) есть старый па­
мятник. Античная 'rрирема на высоком прямо­
Уl'ОЛЬНОМ пьедестале. Рядом -
бронзовые жезлы бога торговли и путешествий Меркурия. Под ни­
ми короткая надпись: «Казарскому. Потомству в пример». Сто сорок два года назад, в мае 1829 года, бриг «Меркурий», на борту которого было восемна­
дцать небольших пушек, в течение нескольких часов вел бой с двумя турецкими линейными Rораблями, вооруженными 184 орудиями. Зажатый с двух сторон неприятелем, бриг, умело маневри­
руя, бил по рангоуТам и парусам неприятельских кораблей. И заставил их выйти из боя. За этот ПОIIВИГ корабль был награжден кормовым Геор­
гиевским флагом. А через пять лет по проекту архитектора А. п. Брюллова был поставлен и первый в горо­
де памятник -
памятник командиру «Меркурия» liапитан-лейтенанту А. И. Казарскому и его эки­
пажу. Через три четверти века в память зна­
менитого брига был назван новый, только что спущенный на воду крейсер 1-го ранга. У него была долгая жизнь и два дня рождения. Первое, как и у всякого корабля, -
когда его спустили на воду. и второе -
когда корабль буквально воскресили. В ночь с 21 на 22 октября 1916 года крейсер в сопровождении эскадренного минонос­
ца «Пронзительный» совершил свой последний боевой рейс. До этого были бесконечные боевые по­
ходы первой империалистической войны, и корабль, страдавший ХРОНIIческой усталостью машин, теперь находился в резерве -
во «второй линии» флота. На прикол он встал под крутым берегом в севастопольской Южной бухте и, казалось бы, навсегда. 27 апреля 1919 года в бухте раздались несиль­
ные глухие взрывы. Убегающие белогвардейцы и интервенты взрывали в Южной бухте русские корабли. А на рейде за Константиновским фортом и остатками боновых сетей маячили серые контуры английских и французских дред­
ноутов и крейсеров. Их орудия смотрели на го­
род. В эти дни на севастопольском рынке можно было приобрести самые необычные и разнообраз­
ные вещи: глубомер с подводной лодки «Тюлень» и медный кран корабельного отопления с линей­
ного корабля «Синою>, кожаную диванную по­
крышку адмиральской каюты с «Евстафия» и главный компас с «Борца за свободу». С обре­
ченных кораблей ловкие люди тащили все, что подвертывалось под руку. «Память Меркурия», ржавый и запущенный, со ВЗ0рванными цилиндрами, с ободранными и ог­
рабленными каютами, стоял в это время на сво­
ем прежнем месте в Южной бухте. В море, за Константиновский форт, уходил в черной ту­
че дыма последний английский крейсер «Калипсо». «Уходят ... И лишь изуродованные трупы рус­
СRИХ кораблей, когда-то доблестно сражавшихся с «Гебеном», остаются несмываемым памятником бесславных «подвигов» могучего флота могучей Антанты», -
писала 29 апреля 1919 года газе­
та «Известия» Севастопольского революционного комитета. Но корабли еще могли быть восстановлены. 26 31 мая 1919 года в Москву из Севастополя был послан «Список учреждений и кораблей Мор­
ского ведомства... с указанием числа служащих на них военных морякоВ». В этом списке вместе с «Борцом за свободу» и другими старыми ли­
нейными кораблями и крейсерами упоминается и <-Память Меркурия». На нем в это время служи­
ло согласно списку всего десять военморов. Очевидно, это была лишь охрана корабля. Вскоре Крым заняли деникинцы. И еще че­
тыре долгих года стоял крейсер в Южной бухте. Со взорванными машинами, с рыжей замусорен­
ной палубой, длинный трехтрубный крейсер" ка­
залось, намертво прирос к берегу. Рядом с ним на корабельном кладбище «ПОКОИЛИСь» «Синоп», «Три святителя», «Иоанн Златоуст», «Евстафий» стоял и «Борец за свободу» (бывший «Потемкию> ) 1: Но недолго им оставалось так стоять. Насту­
пил 1923 год. Сначала на одном, потом на другом МОРСIЮМ великане зашипела газорезка, плавя тяжелую двенадцатидюймовую сталь. «Старые броненосцы грузно сидят в воде, как диковинные утюги, -
писала 10 октября 1923 го­
да севастопольская городская газета «Маяк Ком­
муны». -
Они отслужили свою службу и давно запросились в лом. Но разруха не пускала... И за­
бытые и страшные в своей заброшенности, год за годом они жутко маячили у пристани ... Пока работы ведутся на одном великане, но на очереди и другие ... Здесь сотни и сотни тысяч пудов стали, дорогие механизмы, цветные метал­
лы, цепи толщиной в детское туловище, желе­
зо различных форм... Можно из этого наделать сотни паровозов или тракторов. Можно много по­
лезного наделать. Ныне железо в цене. Все на переработку пойдет. \ Старые броненосцы, тени мрачного прошлого, гулко повторяют слова замасленных людей ... » -
с таким несколько мрачноватым пафосом описы­
вал журналист с псевдонимом «М-р» начало раз­
борки кораблей. Но «Память Меркурия» (теперь крейсер был пе­
ре именован в «Коминтерн») восстановить оказа­
лось возможным. Осиовной трудностью было то, что' на крейсере I Имя этого корабля, первым поднявшего в русском флоте флаг восстания, известио всем. Известно, что он был после восстання переименоваи царем (<<Потемкин:> стал «Св. ПантелеЙмоном:». Дальнейшая его судьба для многих оставалась загадочной. Куда же исчез броненосец? Большая Советская Энциклопедия считает его по­
топленным у Новороссийска во время знаменитой гибели эскадры. «Потемкин,. вместе с другими кораблями Черно­
морского флота бы.. по приказу Советского правительства затоплен у Новороссийска. По окончании гражданской вой­
ны ПОДНЯТ, НО ввиду сильных повреждений машинной ча­
сти был разобран. (БСЭ, том 34). Писатель Виктор Шкловский считает корабль уничтожен­
ным вскоре после переимеhования. «Сам опальный броне­
носец, -
пишет он, -
был сперва переименован, ПОТОМ уничтожен.... (В. Ш к л о в с к и Й, Жили-были). В «Списке кораблей русского парового и броневого фло­
та. С. П. Моисеева, в труде серьезном, скрупулезном, точ­
ном, в графе сПримечательные событня в нсторни кораб­
ля» ничего не сказано о последнем причал е «Потемкина:. -
таНIIственный прочерк. По некоторым другнм данным, корабль был уведен якобы в 1920 году бароном Врангелем во французскую Бнзерту. Но он не был затоплен у' Новороссийскаl Не был уничтожен царем! Не был уведен Врангелемl Он до последнего своего дия оставался в родной бухте. Стоял у родного причала. Всего два года он не дожил до своего знаменитого рождения на экране кино. -
ПрuJlt.. автора. взорваны цилиндры главной машины. Выточить такие цилиндры на заводе не могли. Не было ни станков, ни нужных марок чугуна. И все-таки старики мастера севастопольского морзавода во главе со старшим механиком крейсера Д. П. Вдо­
виченко нашли выход: старики вспомнили, что на Бал тине есть нрейсер, у которого безнадежно по­
врежден норпус, но цела машина. Это был «Бо­
гатырь» 1. «Коминтерн» и «Богатырь» строили разные заво­
ды, но корабли даже внешне были очень похожи. Одинановыми у них оназались и ЦИJfИНДРЫ глав­
ной машины. На Балтину отправилась специаль­
ная энспедиция ... Крейсер впервые отошел от стенки в Южной бухте -
второго места своего рождения "'--
в по­
следних числах апреля 1923 года. Началась погрузка угля, самые тяжелые обще­
корабельные работы. «Я подал оркестру знак играть «угольный» марш ... Был у нас и такой марш, -
вспоминает начальник команды музыкантов крейсера Никита Лаврентье­
вич БияковскиЙ. -
Под марш бригады грузчиков цепочкой заспешили с мешками угля на борт ко­
рабля. В мешках был отборный донецкий антра­
цит, «чернослив», так звали его моряки. От «чернослива» постепенно чернели лица, ру­
ки, волосы. Угольная пыль хрустела на зубах. Му­
зыканты вытряхивали из мундштуков тягучие чер­
ные капли ... Оркестр непрерывно играл марш. Потом пошли вальсы, польки-бабочки... У музыкантов беспощад­
но болели и ныли губы. У грузчиков -
руки и спины. При электрическом свете под черную метель угольной пыли грузили до поздней ночи ... » А через несколько дней, 1 мая 1923 года, сева­
СТОПО.lIЬЦЫ провожали крейсер на ходовые кон­
трольные испытания. Поблекшие адмиральши и каперангши, все мно­
гочисленные «бывшие» иронически переглядыва­
лись меж собой. Перед выходом крейсера по го­
роду, как писала несколько дней спустя севасто­
польская газета «Маяк Коммуны», «старорежимны­
ми обывателями» был пущен фантастический слух: «Коминтерн» сам идти не сможет, и его будет ве­
сти на невидимом буксире подводная лодка... Но крейсер шел самостоятельно и вскоре развил такой ход, который бы не смогла держать под водой в то время ни одна подводная лодка в мире. Через несколько месяцев «Коминтерн» во главе эскадры вышел в свой первый учебный поход. «Все произошло просто и неожиданно, -
расска­
зывал Андрей Александрович Дивавин. В 1922 году J «Богатырь» -
родоначальник знамеиитой корабельной «динаСТИlI» крейсеров l·го ранга. В японскую войну этот крейсер входил в состав владивостокской эскадры. Весной 1904 года по'герпел аварию в заливе Посьет. На скорости 10 узлов в тумаие сел на мель и свернул таран. Долго ре· монтировался. В 1906 году возвратился на Балrгику и вое· вал в первую мировую веЙиу. По его чертежам строился и ие менее известный балтий­
ский крейсер «Олег,., которы!! под флагом контр-адмирала Эиквиста догнал эскадру Рождественского на пути к Цу-
СИк;рабельными родственникам'и «Богатыря,. и «Олега" были и построенные в самом начале века пятитрубный «Аскольд» и четырехтрубный зиамеиитый «Варяг,.. Для черноморск,>й эскадры по проекту этого типа позж.е начали строиться сОчаков,. (<<Кагул,.) и «Память Мерку­
рия,. (<<Коминтерн,.). -
ПрШt. автора. он, ярославский комсомолец, посвятивший впо­
следствии всю жизнь флоту, был одним из тех двух с половиной тысяч, кто по первому шефско­
му набору пришел на флот. -
Воды шире Волги у Ярославля я не видал. А тут попал на море ... На Корабельной стороне нас развели по ротам. Я был зачислен в 5-ю. Одели нас в бушлаты из серого, буквально просвечивающего сукна, выдали тель­
няшки и ботинки с картонными подметками -
и то только тем, у кого, уже никуда не годи­
лась обувь. Так началось наше оморячивание. После окончанин школы корабельных электри­
ков я попал на «Коминтерн». Мало еще тогда было крупных кораблей на Черном море, и во всех приморских городах хоро­
шо знали наш трехтрубный красавец. «Коминтерн» стал частицей и моей судьбы». А через два года «Коминтерну» пришлось стать на экране кино тем, с кем он долгие годы стоял в Южной бухте. . Осенью 1925 года в Севастополь приеха'!lа кино­
съемочная группа Сергея Эйзенштейна. Режиссер искал «Потемкин». Но броненосца -
линейного ко­
рабля «Борец за свободу» -
уже не было. Он был разобран. Командование флотом поназало Эйзен­
штейну минный блокшив J'II2 8, бывший старый, разоруженный броненосец «Двенадцать апосто­
лов». Внешне плавучий снлад морских мин все еще напоминал броненосец и даже неСI{ОЛЬНО по­
ходил на «Потемкин». Но' на нем уже давно не было ни орудийных башен, ни характерных для броненосца надпалубных надстроен. Эйзенштейн ухитрялся снимать «Двенадцать апостолов» на фоне воды и неба снизу, с носа. Но режиссеру позарез были нужны сцены и на палубе, у орудийных стволов. Они были сняты на «Коминтерне». Так в знаменитой ленте, ко­
торая обошла весь мир, «Коминтерн» стал «Потемкиным». Шли годы. Новые корабли вступали в состав Черноморского флота, и «Коминтерн» уступил одному из них место во главе зскадры, а сам скромно стал учебно-боевым кораблем Черномор­
ского флота. Он был им до М-го года ... Летом и осенью М-го года в военном эфире над Черным морем можно было услышать: «Вни­
мание, внимание, серый трехтрубный крейсер при­
ближается к Одессе ... », «Большой крейсер идет в Одессу ... » Немецкие самолеты-разведчики откры­
тым текстом передавали та«ие донесения на свои аэродромы. Шифра не требовалось. И так все бы­
ло ясно. И для корабля, и для экипажей враже­
сиих бомбардировщиков. За этим следовали обыч­
но яростные воздушные атаки. С первых дней войны старый корабль нарав­
не с новейшими стал участвовать в напряженной военной работе. Возил воинские части, продоволь­
ствие, снаряжение, боеприпасы. Эваку~овал ра­
неных. Ставил минные поля у Севастополя, при­
крывал переход кораблей Дунайской флотилии в Одессу, артиллерийским огнем поддерживал наши сухопутные войска. Крейсер участвовал в круп­
нейшей Керченско-Феодосийской десантной опера­
ции. «Коминтерн» был флагманом отряда кораблей северо-западного района, а командовал отрядом 27 контр-адмирал Д. Д. Вдовиченко, сын старшего ме­
ханика крейсера. Севастопольские рейсы заслуженно считались самыми трудными. И часто крейсер шел на про­
рыв морской блокады вокрут города не совсем обычным курсом. Из Новороссийска, Туапсе или другого кавказского порта «Коминтерн» повора­
чивал в открытое море, но шел не кратчайшим путем, по диагонали, или, как говорят черномор­
цы, «через переваю), а параллельно берегам Тур­
ции и лишь на меридиане Севастопля брал курс на город. Так было несколько безопаснее. Но патрульные самолеты-разведчики залетали даJIеко в море и, постоянно сменяясь, кружили по большой кривой, просматривая на подступах }( городу все водное пространство. И каким бы курсом ни шел очередной блокадопрорыватель, в светлое время суток он почти всегда бывал об­
наружен. Ночью были свои трудности. Мины на входных фарватерах, атаки гидросамолетов, которые под­
жидали наши корабли на воде, атаки немецких и итальянских торпедных катеров ... А днем за десяток-другой минут самолет мог настигнуть крейсер, идущий со скоростью в десять­
двенадцать узлов. Тогда начинался бой. В вах­
тенном журнале появлялись лаконичные записи: «20 февраля, 1942 года. Везли мины. Были ата­
нованы торпедоносцами. Уклонились от четырех торпед ... » «9 марта 1942 года. Выйдя из Новороссийска, весь день подвергались атакам торпедоносцев. От­
били десять атак. 11 марта прибыли в Севасто­
поль». «11 марта 1942 года. Авиабомбой пробило на юте палубу. При взрыве разрушило часть правого борта, снесло надстройки. Есть убитые и ране­
ные. Сбили два самолета ... » ... 19 июня 1942 года «Коминтерн» с крупным нонвоем и военными транспортами вышел в оче­
редной севастопольский рейс. А еще 7 июня фа­
шисты начали третий штурм города. Теперь ге­
роические защитники морской дрепости особенно нуждались в ПОддtJржке. И с каждым днем все ус­
ложнялась доставка людей и грузов с Большой земли. Враг предпринимал все меры, чтобы нару­
шить морские. перевозки. В Крым была направле­
на особая группа из 150 самолетов, экипажи кото­
рь',к были спедиально «натасканы» на борьбу с кораблями. Из Германии, Италии, Румын ии были переброшены подводные лодки, катера-охотники, торпедные катера, сторожевые корабли. В начале июня в Крым перелетел и 8-й от­
дельный авиационный воздушный корпус генерал­
полковника Рихтгофена. Тот самый корпус, что бомбил Лондон, Ливерпуль, высаживал десантни­
ков на остров I\рит. На самом полуострове и бли­
жайших к Крыму аэродромах фашисты теперь имели почти 1100 самолетов против 53, которыми располагаJIИ защитники города. ... Сразу после выхода 19 июня начались атаки самолетов. ,«Хорошо было видно, -
рассказывал участник этого переход а старший лейтенант брига­
ды морской пехоты Иван Александрович Сухов,­
как очередной торпедоносец или «хейнкель» захо­
дили в атаку ... Мы все стреляли. Кроме корабель­
ных 37-мм зенитных автоматов, стреляли из стан­
ковых «максимов», которые везли. Даже из винто­
вок Напряжение доходило до высшей точки, ког­
да пикировщик, начиная пикировать, ложился на боевой курс и от желтого брюха самолета, из-под 28 блестящего прозрачного плексигласового носа ка­
пала черная капля бомбы или торпеды. Крейсер бросался вперед. Останавливался. С ру­
ле~ на борту ложился вправо, влево. Давал зад­
нии ход. Циркулируя и сотрясаясь. всем корпу­
сом, словно танцуя почти на месте, резко менял нурс... Белая дорожка торпеды проходила у но­
са, у борта, перечеркивала широкий кормовой след «Коминтерна». Белые столбы взрывов опада­
л!!: по бортам. Но сброшенная в воду торпеда по­
прежнему была опасна. Металлическая акула, ос­
таВJIНЯ за собой белый бурунчИI{ пены, продолжа­
ла обходить корабль по смертеЛЬНQЙ, сужающей­
ся спирали. А в атаку заходил новый торпедо­
носец. С другой стороны. С другого курсового угла. С разной высоты, с разных направлениi'r, знаменитым у фашистских асов «звездным» на­
летом. Отчаянно отбиваясь, корабли продолжали про­
двигаться вперед. Многие суда уже имели пря­
мые попадания. У других от близких разрывов тяжелых бомб и сотрясений корпуса садился в котлах пар. Из Новороссийска по радио пришел приказ: конвою и транспортам вернуться в порт. Возвращение кораблей прикрыли на меридиане I\ерченского пролива несколько наших истреби­
телей, поднявшихся с неблизких кавказских аэро­
дромов. Это был предел их дальности полеТа». «Коминтерн» вернулся. Но 16 июля 1942 года на стоянке в Поти во время налета бомба уго­
дила в высокую среднюю трубу крейсера, вто­
рая пробила трюм. Капитально ремонтировать старый корабль во время войны не имело смыс­
ла. Решено было разоружить «Коминтерю). С корабля сняли пушки и зенитные автоматы. Их врыли в землю и установили под Туапсе, за горой Индюк. 3а орудия встали артиллеристы «Номинтерна» . Разоруженный «I\оминтерн» оставался в гава­
ни. Его хотели разобрать. Но случилось так, что крейсер еще много лет послужил флоту. В устье одной из рек была во время войны база торпедных катеров и подводных лодок. И вот, чтобы оградить базу от торпедных ударов с моря и изменить режим реки, углубить ее, своеобразным брекватером-волиоломом был по­
ставлен старый крейсер. Длинный крепкий кор­
пус его надежно защищал вход к устью реки от тяжелых осенних и зимних штормов. И если бы во время войны пришла с моря вражеская тор­
педа, она бы ударилась в борт корабля... Старый крейсер-солдат прикрывал своим телом корпу­
са «малюток» и торпедных катеров. Так заканчивал свой боевой путь трехтрубный крейсер Черноморского флота, первый его флагман. .. 'эскадренный миноносец уходил после ремонта в свою базу. Л напросился на него пассажиром. Быстро надвигались стремительные южные су­
мерки. Впереди, с каждой минутой все раздвига­
ясь вширь, покачивалась бесконечная морская ДО­
рога. 3агорался и гас знакомый огонь маяка-мигал­
ки иа мачте далекого «I\оминтерна». И молодень­
кий штурман эсминца, ловко прицелившись, брал пеленг на этот проблеск. Отходил от пеленгатора, склонялся над картой и шагал по ней циркулем. Эсминец уходил, но еще несколько минут был виден далекий, мимолетный и радостный, как улыбка близкого человека, огонь. ~ огда перепуганный ма­
ленький человек ищет пристанища в незнако­
мом городе, знание, обуз­
давшее сверхъестественные силы, вдруг утрачивает свою власть над ним, оставляя его беззащит­
ным. Злые духи, что преследова­
ли первобытного человека, воз­
вращаются .из долгого изгнания. С лукавым торжеством они вновь заползают в невидимые глазу по­
ры камней и сосуды деревьев, откуда были вытеснены просве­
щеннем. Томимый одиночеством пришелец, пугаясь собственной тени и трепеща от звука своих шагов, идет сквозь бдительные ряды второразрядных духов, чьи намерения темны и загадочны. Уже не столько он глядит на дома, а сколько до­
ма на него. Улицы затевают что-то недоброе. Указательные столбы, окна, двери -
у всех Теннессн Унльямс нзвестен У нас в стране прежде всего как драматург. Публнкуя рассказ сПроклятие» (l945 год), мы знакомиМ иаших читате­
лей с Уильямсом-новеллистом. Лучшие рассказы ЭТОГО писателя-гуманиста по­
казывают безрадостное существование маленького человека в условиях совре­
менной Америки, проникнуты болью за него. Рассказ у них появляются глаза и рты, все они подсматривают за ним, обсуждают его втихомолку. Тре­
вога охватывает его все сильней, все туже. Если кто-нибудь из встречных вдруг приветливо улыбнется ему, это простое дей­
ствие может вызвать в нем фор­
менный взрыв: кожа его, натя­
нутая как новая лайковая пер­
чатка, лопнет по швам, и душа, вырвавшись на свободу, от ра­
дости кинется целовать каменные стены, пустится в пляс над конь­
ками дальних крыш; духи снова рассеются, сгинут в пекло, земля вновь присмиреет, станет покор­
ной и, как тупой вол, что без­
думно идет по кругу, снова при-
ТЕННЕССИ УИЛЬЯМС <1 • D ~ J Ift:_ ~~ " ИЕjj; Рисунки И. ГОЛИЦblНА мется вспахивать пласты времени на потребу человеку. ... Такое, в сущности, чувство было у Лючиб, когда он впервые встретил будущего своего дру­
га -
кошку. В этом чужом север­
ном городе она была первым жи­
вым существом, ответившим на его вопрошающий взгляд. Она глядела на него ласково, словно бы узнавая, и ему казалось, она окликает его по имени, говорит: «А, Лючио, вот и ты! Я сижу здесь давным-давно, поджидаю тебя!» Лючио ответил ей улыбкой. н... стал подниматься по ступенькам крыльца, на котором она сидела. Кошка не двинул ась с места. Напротив, она чуть слышно за­
мурлыкала от радости. Это был даже не звук, а едва ощутимое колебание бледного предвечернего воздуха. Янтарные глаза ее не мигали, только чуть сузились -
она явно ждала, что он ее погла­
дит, и не обманулась: его паль­
цы коснулись мягкого темени и стали спускаться вдоль тощей пушистой спины, слабо-слабо по­
драгивавшей от мурлыканья. Кошка подняла голову, чтобы взглянуть на него. Движение это было исполнено женственности: 29 казалось, женщина, вскинув голо­
ву, устремила взгляд на любимо­
го, который обнял ее, -
блажен­
ный, невидящий взгляд, непроиз­
вольный, как дыхание. -
Что, любите кошек? Голос прозвучал прямо над ним. Принадлежал он крупной светловолосой женщине в полоса­
том бумажном платье. Лючио виновато вспыхнул, и женщина рассмеялась. -
Ее кличут Нитчево, -
сооб­
щила женщина. Он, запинаясь, повторил непо­
нятное слово. -
Да, кличка странная, -
под­
твердила женщина. -
Так ее один из моих постояльцев про­
звал -
Нитчево. Жил тут у нас однн, покуда не свалился. Подобрал эту кошку в каком-то закоулке и притащил сюда, Уж и возился он с нею-
и кормил, и спать клал к себе на постель. А вот теперь от нее, окаянной, никак не избавишься. Сегодня два раза ее холодной водой ока­
тывала, а она ни с места. Все его ждет, видать. Только зря, не вернется он. Мне на днях ребята с его завода говорилн. Дело его дрянь. Вот-вот загнется. Он сей­
час где-то на Западе; как стал кровью харкать, уехал туда, ду­
мал, там ему полегчает. Да, не везет человеку, что ты скажешь. . А парень-то неплохоЙ. Голос ее постепенно замер, и, бегло ему улыбнувшись, она по­
вернулась, видимо собираясь вой­
ти в дом. -
А вы постояльцев пускаете с кормежкой? -
спросил он. -
Без, -
ответила женщи-
на. -
Все тут с кормежкой пус­
кают, а мы -
без. Муж"то у меня плох, попал на заводе в ава­
рию -
теперь ничего не может, еще за ним ходить надо. Вот мне и приходится работать. -
Она вздохнула. -
Я нанял ась в пе­
карню на ДжеЙмс-стрит. -
Тут она засмеялась и подняла ладо-· ни -
их складки были забиты бе­
лым. -
Там-то я ивыпачкалась в муке. Соседка моя, миссис Джейкоби, говорит: «Ты пахнешь, как свежая булка». Да, вот так­
та. Готовить на постояльцев у ме­
ня времени нет, просто комнаты сдаю. У меня и сейчас есть сво­
бодные. Могу показать, если интересуетесь. Она помолчала в добродушном раздумье, погладила себя по бед­
рам, и взгляд ее скользнул по верхушкам оголенных деревьев. 30 -
А знаете что, покажу-ка я вам комнату, из которой тот парень съехал. Если, конечное де­
ло, вы не боитесь, что она несчастливая. Вот, мол, поселился там человек и тяжело заболел. Говорят, болезнь эта не заразная, но кто ж его знает. Она повернул ась и вошла в дверь, Лючио пошел за нею. Женщина показала ему комна­
ту. В ней было два окна: одно выходило на кирпичную стену прачечной, и оттуда воняло мазу­
том, другое -
на узкий задний дворик, где капустные кочаны, зеленые с просинью, виднелись среди невы полотой травы, словно застывшие фонтанчики морской воды. Он подошел к заднему окну, а женщина, пахнущая му­
кой, встала у него за спиною, и ее теплое дыхание защекотало ему шею. И тут он увидел кош­
ку: грациозно ступая, она мед­
денно пробнралась меж огром­
ных кочанов. -
А вот и Ннтчево, ~ сказа­
ла женщина. -
Что значит это слово? -
спросил Лючио. -
Кто его знает. Наверно, что­
нибудь чудное. Он мне говорил, только я позабыла. -
Я возьму комнату, если мне можно будет держать кошку, как тому. -
Ишь ты! -
Женщина за­
смеялась. Хочешь, значит, чтобы тебе было позволено все, что тому? -
Да, сказал Лючио. -
Мы с ним были хорощие друзья. Он кое-что делал за мужа, тот у меня после аварии совсем плох стал. -
А... Ну так как же? -
Видишь, какое дело ... -
она присела на койку. -
Прежде чем' пустить человека, надо с ним маленько поговорить. Выяснить кой-чего, а уж потом договари­
ваться. Сам понимаешь ... -
Это да ... -
С виду ты чудной какой-то. -
Я иностранец. -
Иностранец? А из каких мест? -
Мои старики были родом из Сицилии. -
Это еще что? -
Остров такой, возле Италии. -
А... Ну что ж, тогда ладно. Она подмигнула ему н ухмыль­
нулась. -
Мусса! -
сказала она.­
Во,!, как я тебя стану' звать. Мус­
со! Потом с грубоватым кокетст­
вом вскочила, ткнула его боль­
шим пальцем в живот. -
Ну так как же? -
снова спросил он. -
Да живи себе. А с работой у тебя как? -
Пока никак. -
Тогда ступай на завод, спроси Оливера Вудсона. Ска­
жешь -
миссис Хатчесон присла­
ла. По моей рекомендации он тебя в два счета устроит. -
Спасибо! Вот спасибо! Она хохотнула и, медленно повернув голову, со вздохом про­
говорнла:. -
Радио-то у нас весь день орет -
муж все военные сводки слушает. Они у меня уже в пе­
ченках сидят. Но ничего не по­
делаешь -
больной, надо к нему прнноравлнваться. Но Лючио не слушал ее. Он снова выглянул в OKHQ -
где там кошка? Она все еще была во дворе -
стояла меж крупных кочанов и терпеливо ждала при­
говора. Сколько тоски и упова­
ния было в ее взгляде! Но и до­
стоинства тоже. Он проскочил мимо женщины и бросился вниз по лестнице. -
Ты куда? -
крнкнула она ему вслед. -
Кошку возьму! Сейчас приду. ... С помощью человека по фа­
милии Вудсон Лючио устроился на завод. Работа была такая же самая, какую он делал всегда: руки все время заняты, а думать особенно не приходится. Бежит, лязгая, лента конвейера, ты что-то прикручиваешь, и она бежит дальше. Но, пробегая мимо твое­
го места, конвейер всякий раз уносит частицу тебя самого. Постепенно нз рук твоих уходит сила. Сперва тело как-то попол­
няет ее, но потом ты слабеешь весь. К концу дня ты уже вы­
жат, как лимон. Что же ушло нз тебя? Куда ушло? И зачем? Ты покупаешь вечерние газеты, которые с громким криком тычут тебе в иос продавцы-мальчишки. Может быть, там ты найдешь от­
вет на все свои вопросы? Может, вечерний выпуск разъясннт тебе, для чего ты жнвешь, чего ради так тяжко трудишься? Но где там! Об этом газеты молчат. Они сообщают тоннаж потоплен­
ных кораблей. Число самолетов, сбитых в воздушных боях. Назва­
ния взятых городов и разбомб­
ленных населенных пунктов. Все эти цифры и факты мешаются в твоем отупевшем мозгу, газета выпадает из рук, голова раскалы­
вается от боли. А когда поднимаешься утром,­
господи боже ты мой: солнце снова там же, где было вчера в этот час, -
оно встает из сере­
дины кладбища за твоей улицей, и можно подумать, будто всю ночь его сторожили бесплотные мерт­
BeUbf; постоянно затянутое дыма­
ми города, оно кажется лепеш­
кой, румяной и круглой, а ведь оно с таким же успехом могло быть квадратным или же вытяну­
тым, как червяк, и вообще все на свете могло бы иметь совсем дру­
гой вид и нисколько не изменить­
ся от этого ... Похоже, что мастер невзлюбил его, а может быть, в чем-то за­
подозрил. То и дело останавли­
вался он у Лючио за спиной и смотрел, как тот работает. Стоял подолгу, непонятно зачем, и, прежде чем отойти, что-то серди­
то бурчал себе под нос, и в бур­
чанье этом чувствовался намек на возможность любых неприят­
ностей. Лючио все время думал: «Долго мне на этой работе не удер­
жаться». Он написал брату. Брат этот (его звали Сильва) отбывал де­
сятилетний срок в одной из те­
хасских тюрем. Они с Лючио были близнецы. Хотя характе­
ры у них были совсем разные, братья были привязаны друг к дру­
гу. Сильва был гуляка, любил вис­
ки и музыку, жизнь вел ночную, как кошка, ходил эдаким фран­
том, и вокруг него всегда веяли де-
ликатные женские запахи. Одежда его, валявшаяся по всей комнате, которую они с Лючио тогда, на Юге, снимали вдвоем, вечно была перепачкана пудрой. Из карманов падали всякие побрякушки­
свидетельства близости с какой­
нибудь Мэйбл,' Рут или Глэдис. Едва встав с постели, он тут же заводил патефон,а радио выклю­
чал, только когда собирался спать. Впрочем, Лючио видел его не слишком часто -
что бодр­
ствующего, что спящего. Свою жизнь они обсуждали друг с дру­
гом довольно редко,. но однажды JIючио обнаружил в кармане его пальто револьвер. Уходя на ра­
боту, он оставил револьвер на кровати, где: они спали поочеред­
но, и подложил под него напи­
санную карандашом записку: «Вот тв'оя погибель». Когда он вернулся, револьвер исчез. Вместо него на кровати лежали брезен­
товые рукавицы, которые Лючио надевал на работе, в литейном цехе. К одной из них был прико­
лот клочок бумаги, и на нем не­
ровным почерком Сильвы выве­
дено: «А вот -
твоя». Вскоре после этого случая Сильва уехал в Техас, и там его посадили на десять лет по обви­
нению в грабеже. С тех пор -
вот уже восемь лет -
Лючио писал ему письма. И в каждом письме сочинял что-нибудь новое о своих успехах. Писал, будто он стал мастером и купил акции предприятия, на котором рабо­
тает. Что его приняли в члены загородного клуба и он приобрел «кадиллак». Что недавно пере­
ехал на Север, где ему предложи­
ли место куда лучше прежнего, да и платят в несколько раз больше. Фантазии эти год от году ста­
новились все затейливее, теперь он жил в каком-то вымышленном мире. Всякий раз, как Лючио са­
дился за письмо, щеки его начи­
нали гореть, а руки так дрожали, что почерк под конец становился совсем неразборчивым. Не то чтоб ему хотелось вызвать у не­
везучего брата зависть, вовсе нет. Дело было в другом: он крепко любил Сильву, а тот всегда отно-
сился к· нему с ласковым прене­
брежением. Сильва как будто бы верил этим письмам. «До чего у тебя все здорово складывает­
ся!» -
писал он. Сразу видно бы­
ло, что он поражен успехами брата и гордится им. Вот почему Лючио со страхом думал о дне, когда брат выйдет из тюрьмы и узнает всю правду ... Мысль, что ему не удержаться на этой работе, мучила его неот­
ступно. Он не мог от нее отде­
латься. Хоть как-то забыться ему удавалось только по вечерам, с кошкой. Одним своим присут­
ствием Нитчево разгоняла целый сонм опасных ·мучаЙностеЙ, под­
стерегающих его. Видно было, что кошку· случайности не вол­
нуют: все идет естественным, за­
ранее предопределенным поряд­
ком, и тревожиться вовсе не о чем, считала она. Движения ее были медлительны, безмятежны, была в них законченная совер-· шенная грация. Ее немигающие янтарные глаза взирали на все с полнейшей невозмутимостью. Даже завидев еду, она ие прояв­
ляла никакой торопливости. Каж­
дый вечер Лючио приносил ей пинту молока -
на ужин и на завтрак, -
и Нитчево спокойно ждала, пока он иальет молоко в треснутое блюдечко, позаим­
ствованное у хозяйки, и поста­
вит его на пол у кровати. После этого Лючио ложился и выжида­
Te,lJbHO глядел иа кошку, а она медленно подбиралась к голубому блюдечку. Прежде чем приняться за ·молоко, она устремляла· на Лючио один-единственный долгий взгляд своих немигающих желтых глаз, а затем, грациозно опустив подбородок к краю блюдца, вы­
совыв!!ла атла~но-розовый язы­
чок, и комнату /наполняли нежиые музыкальные звуки ее деликат­
ного лаканья. . Он все смотрел и смотрел на нее, и ему станови­
лось легче. Тугие узлы беспокой­
ства слабели, распускались. Трево­
га, сжатым газом распиравшая его изнутри, исчезала. Сердце би­
лось спокойней. Он смотрел на кошку и делался сонный-сон­
ный, впадал в забытье: кошка все росла и росла, а комната умень­
шалась, уходила все дальше. И тогда ему начинало казаться, что они с кошкой одинакового размера, что он тоже кошка и ле­
жит рядом с ней на полу, и оба они лакают моло­
ко в безопасном уютном тепле запертой комнаты, и нет на све­
те ни заводов, ни мастеров, ни квартирных хозяек -
крупных, светловолосых, с дразнящей тя-
32 желой грудью. Нитчево лакала долго-долго. Порою он засыпал, не дождавшись, пока она кончит. Но потом просыпался и, ощутив у своей груди теплый комок, сонио протягивал руку, чтобы погладить кошку, и, когда оиа начинала мурлыкать,. чувствовал, как с.'1або-слабо подрагивает ее Спнна. Кошка заметно нагулива­
ла жир. Бока ее раздались. Ра­
зумеется, они не обменивались признаниями в любви, но оба понимали, что связаны на всю жизнь. Полусонный, 011 разгова­
ривал с кошкой шепотом -
он никогда не сочинял ей, как в письмах к брату, а только ста­
рался отогнать самые томитель­
ные свои страхи: нет ,он не оста" нется без работы, он· всегда смо­
жет давать .еЙ блюдечко молока утром и вечером, и всегда она будет спать у него на кровати. Нет, ничего плохого с ними слу­
читься не может, и бояться ей вовсе нечего. И даже солнцу, что .ежедневно встает, свеженачищен­
ное, из самой середины кладби­
ща, не нарушить очарования, которое каждый из них вносит в жизнь другого. Как-то вечером Лючио уснул, не выключив света. Хозяйке в ту ночь не спалось, и, увидев под его дверью светлую полосу, она постучалась; ответа не последова­
ло, и она распахнула дверь. Странный маленький человек спал на кровати, а кошка, свернув­
шись в клубок, приткнулась к его обнаженной груди. Лицо у него было преждевременно увядшее, заострившееся, н с от­
крытымн глазами он казался еще старше, но сейчас глаза были закрыты. И сам он -
тощий, тщедушный, бледнокожий, какой­
то недоразвитый, ни дать ни взять внезапно вытянувшиil:ся подросток ... Прежний жилец тоже был худ,мощи ходячие, и вечно кашлял, словно грудь его изнут-· ри раздирали орды варваров, а все-таки в нем полыхало пла­
мя, по временам придававшее ему невероятную силу. Вспомиив прежнего жильца, оиа подошла к Лючио, прогиала. кошку и по­
ложила руку на плечо спящего человечка ... Жизнь в доме стала дЛЯ него сладостной и привычной. Зимним вечером, в четверть шестого, вхо­
дя в прихожую, он громко и бес­
шабашно выкрикивал: -
Э-эй, всем привет, э-эй! Из шума радио, как одурма-
ненная,. выплывала светловолосая хозяйка, начиненная сладкими, словно мед, модными песенками про луны и розы, синеющие не­
беса и радуги, уютные коттеджи и закаты, сады и вечную любовь. Переполненная этим, она улыба­
лась, трогала свой широкий лоб, потом оглаживала себя, радуясь своей нежной плоти, ее оби­
лию... Да, да, розы, луны, влюбленные следовали за ним по лестнице в· его комнату и там извергались на него бурным пото­
ком, дикой мешаниной из всех этих· «Помии меня!», «Встретим­
ся мы лунной ночью», «Люблю навек» ... Зато дневное его существова­
ние становилось все тягостней,. все напряженней. Работал Люч'ио с лихорадочной торопливостью, и, когда мастер, подходя к конвейе­
ру, останавливался у него за спи­
ною, тревога так и скручивала его. Мастер что-то бурчал ему в спину, с каждым разом все громче, и это бурчанье ножом вонзалось Лючио между лопаток, из раны хлестала кровь, и он со­
бирал все силы, чтоб не упасть. Его пальцы двигались все быст­
рей и быстрей, под конец он сбивался с ритма, детали нагро­
мождались одна на другую, и машина ревела громко, неистово, разом уничтожая иллюзию, будто бы человек повелевает ею. -
Черт побери! -,-
орал мас­
тер. -
Ты что, ворон считаешь? Запарываешь тут все, глядеть тошноl Руки вон так и тря­
сутсяl ... Втот вечер он написал бра­
ту, что опять получил порядоч­
ную надбавку, вложил в письмо три доллара на сласти и сигаре­
ты и добавил, что думает нанять ему еще одиого знаменитого ад­
воката, чтобы снова поднял дело н, если нужно будет, довел его до верховного суда. «А пока, -
припнсал он в конце, -
сиди и не рыпаЙся. Тревожиться тебе не о чем, вовсе не о чем:.. Примерно то же он нз вечера в вечер повторял кошке. Но через несколько дней при­
шло письмо от начальника техас­
ской тюрьмы. Начальник этот со странным именем Мортимер Стойлпойл прислал .деньги обрат­
но, а . также сообщил Лючио кратко и сухо, что его брата Сильву застрелили недавно при попытке к бегству. Письмо это Лючио показал едннственному своему другу -
кошке. Та сперва оглядела лис­
ток без особогоинтереса, но по-
том с люБОIlЫТСТВОМ lIотыкала в него белой лапкой, словно ощу­
IIывая, замяукала и вцепилась зубами в уголок шелестящей бу­
мажки. Лючио бросил письмо на IIОЛ, 11 она тихонько стала ка­
тать его носом и лапами по ста­
рым половикам. Через некоторое время Лючио поднялся, налил ей молока­
оно уже совсем нагрелось, пото­
му что в комнате было жарко от батареи. Тихо шипели радиаторы. Чуть слышно лакал атласный язычок. Розы на обоях расплы­
ЛL\СЬ, из глаз потекли слезы, и с ними из тела маленького чело­
века ушли напряжение и тоска. Той же зимою как-то вечером, J<огда он возвращался с работы, с ним случилось весьма любо­
пытное происшествие. Недалеко от завода был кабачок под на­
званием «Веселое местечко». В этот вечер из кабачка, споты­
каясь, вышел какой-то человек, е виду обыкновенный нищий. Он схватил Лючио за рукав и, устремив на него долгий взгляд немигающих глаз, воспаленных, как предвестие дня над кладби­
щем, произнес странную тираду: -
Ты этих проклятых гадов не бойся. Растут как бурьян, их 11 KOCIIТ, словно поганый бурьян. Всё бегут, торопятся, ни минут­
к" не отдохнут -
хотят от своей совести убежать. А ты дождись солнца! Оно каждый день по­
дымается прямо с их кладбища! Пробормотав еще какие-то про­
рочества, он выпустил наконец руку Лючио, за которую крепко держался, и побрел обратно к вращающейся двери кабачка, откуда за минуту перед тем вы­
шел. Напоследок он крикнул: -
Да знаешь ли ты, кто я такой? Я бог всемогущий! -
Что? -
спросил потрясен­
ный Лючио. Старик молча кивнул, оскла­
бился и, помахав Лючио рукой, вошел в залитый светом кабачок. Лючио понимал, что старик, видимо, просто пьянчуга и фан­
тазер, но, как это свойственно многим людям, он иной раз -
рассудку вопреки -
верил в то, во что ему очень хотелось пове­
РI!ТЬ. И в ту злую зиму на Севе­
ре он не раз вечерами утешал и себя и кошку, вспоминая вы­
крики старика_ . Может, и вправ­
ду бог поселился в этом стран­
но безжизненном городе, где дома своим серо-бурым цветом напоминают высохшую саранчу. Может быть, так же, как и он сам, бог всего-навсего одинокий. 3 «Вокруг света» N' 3 растерянный человек, который чует неладное, но ничего не мо­
жет поделать; человек, который слышит спотыкливый сомнамбули­
ческий шаг времени, боится враж­
дебной власти случая и жаждет укрыться от него в каком-нибудь теплом, залитом ярким светом месте. А вот кошке по имени Нитчево иезачем было рассказывать, что бог поселился в этом заводском городе, -
и она и так обнару­
жила его дважды: сперва для нее был богом прежний хозяин, теперь -
Лючио. Вряд ли она отличала их друг от друга. Оба они были для нее воплоще­
нием беспредельной доброты. Они избавили ее от опасностей, сделали ее жизнь приятной. Оба подобрали ее на улице и взяли в дом. В доме бы­
ло тепло, на половиках и по­
душках -
удобно и мягко. Она жила в полнейшем доволь­
стве и покое, и если Лючиа знал покой только ночью, то кошка блаженствовала постоянно, ее по­
кой не нарушался никогда. (Пусть творец и не всем распо­
рядился как надо, зато живот­
ным он сделал великое благо, лишив их в отличие от человека мучительной способности трево­
житься о CfjOeM будущем.) Нитчево была кошкой и по­
тому жила лишь мгновением, а мгновение это было прекрасно. Ей не дано было знать, что арес­
тантов порой убивают при попыт­
ке к бегству (и тогда смерть их кладет предел всем попыткам бегства от жизни в мечту); что начальники тюрем уведомляют об их смерти родных в коротких сухих извещениях; что мастера становятся у человека за спиной и презрительно бурчат, и тогда руки у него начинают дрожать от страха, что он что-нибудь напор­
тит; что машина ревет, погоняет его, совсем как надсмотрщик, хлопающий бичом; что люди, ко­
торые воображают, будто смот­
рят на вещи здраво, по сути дела, слепы; что бога довели до край­
ности и он запил. Кошке не дано было знать, что Земля, это слу­
чайное, странное скопление ато­
мов, крутится с угрожающей быстротой, и в один прекрасный день ее движущая сила перейдет известный предел, и тогда она ра('сыплется в прах. Наперекор всем бедам, грозив­
шим их совместному существова­
нию, кошка радостно мурлыкала под рукою Лючио, и, может быть, именно за это он так ее любил. Был уже январь. Каждое утро ветер с неутомимой яростью под­
хватывал заводские дымы, гнал их на юго-восток, и они колышу­
щейся грядой повисали над клад· бищем. В семь часов поднималось ленивое солнце, красное, как глаза, нищего пьяницы, и с уко­
ром глядело сквозь дым на го­
род до тех пор, покуда не опу­
скалось за взбухшую реку, а ре­
ка, загаженная, опозоренная, спасалась бегством, -
не глядя 110 сторонам, она все бежала, бежала прочь из города. В последние дни января в го-
род на решающее совещание съехались держатели акций. Сверкая черным телом, прижи­
маясь к земле, словно осатанев­
шие от гонки жуки, к заводу мчались длинные лимузины; у служебных входов они изверга­
ли из своего чрева дородных се-
доков, потом сползались все· вместе на усыпанных шлаком за­
дворках и здесь, похожие на· скопление насекомых, тревожно ждали их возвращения. О том, что замышлялось там, в залах заседаний, никто из работавших на заводе не знал. Из яичек еще ничего не вылупилось -
для этого требовалось время, а пока что они лежали в тайнике плот­
ными черными гроздьями, и заро­
дыши в них медленно созревали. Проблема была такова: завод­
ская продукция затоваривалась, и держателям акций предстояЛ(,) решить: снизить ли цены и тем самым расширить рынок или же сократить производство. Ответ был ясен: надо свернуть произ­
ВОДСТВО и, сохранив прежний уровень дивидендов, выжидать, пока не повысится спрос. Сказа­
но -
сделано. Распоряжение бы­
ло отдано, машины замерли, и замеРJIИ люди у машин. Треть завода остановилась, и лишние были уволены. Скопление черных жуков исчезло с заводских за­
дворок. Проблема была решена. Лючио -
да, именно он­
оказался среди уволенных. Шестьдесят восемь рабочих получили в то утро уведомление. Не было ни протестов, ни демон­
страций, ни гиевных ВОЗГJIасов. Все шестьдесят восемь словно заранее знали, что им уготовано. Быть может, еще в утробе мате­
ри питавшие их сосуды нашепты­
вали им эту песнь: «Лишат теб!J работы, прогонят тебя от маши­
ны, оставят тебя без хлеба на­
сущного!» Сверкающей пустыней казался в то утро город. Всю неделю шел снег -
скучный, белесый. Но сей-
Ч{lС он засиял под лучам!! солн­
ца. Каждая снежинка ожила, за­
сверкала. Узкие крутые улочки безжалостным своим сиянием ра· зили как стрелы. Холодна, холодна, холодна не­
милосердная кровь отца твоего! В Лючио боролись два стрем­
ления: одно -
поскорее разыскать своего друга -
кошку; другое, столь же сильное, -
избавнться от невыносимого напряжения, расслабиться, упасть, чтобы его унесло, как уносит водь! реки. Лючио кое-как удалось доплес­
тись до кабачка. Там ему вновь по встречался тот самый нищий старик, что называл себя богом. Он выскочил из-за вращающейся стеклянной двери, одной рукой прижимая к груди пивные бутылки -
в ка­
бачке их не приняли, потому что пиво было куплено в' другом месте. -
Бурьян, сорняки, -
бормотал он угрюмо. -
Ядовитые сорняки! Он показал свобо:дной рукою на юго-восток. -
Дождись солнца. Оно встает прямо с кладбища. Плевок его просверкал в злове­
щем сиянии утра. -
Я сжимаю кулак -
это ку' лак господа бога. Тут он заметил Лючио и спро­
снл: -
Откуда ты взялся? -
С завода, еле слышно ответил Лючио. Налитые кровью Г.1аза вспых­
нули еще яростней. -
Завод, завод! -
застонал незнакомец. Он топнул, и из,лод его ма­
ленького черного башмака, за­
клеенного пластырем и заткнуто­
го бумагой, брызнул мокрый снег. Потом он погрозил кулаком дымовым трубам, злобно вонзив­
шнмся в небо. -
Алчность и тупость! -
вы· крикнул он. -
Вот две перекла­
дины креста, на котором меня распяли! Грохоча и разбрызгивая сля­
коть, пронесся гр.узовик с желе­
зом. При виде его щщо старика пе­
реКОСIIЛОСЬ от бещенства. -
Всюду ложь, ложь, ложь!-, снова закричал он. -
Обросли ложью, а очиститься -
где им! На что им чистая кожа?' Запар­
шиветь готовы, ПО!j:РЫТЬСЯ корос­
той жадности. И пускай! Пусть получают что хотят! Пусть полу­
чают больше и больще! Сперва вшей, а потом и червей! Да, да, завали их вонющ~й грязью на их 34 вонючем кладбище, зарывай их 1I0глубже, чтобы мне не было слышно, как они смердят! Слова проклятия потонули в грохоте другого грузовика, но Лючио их расслышал. Он остано­
вился возле старика. Тот так неистовствовал, что бутылки по­
падали на тротуар. Оба они на­
гнулись и стали их подбирать с молчаливой серьезной сосредо­
точенностью, словно дети, соби­
рающие цветы. Когда они кончи­
ли, незнакомец сплюнул душив­
шую его мокроту и схватил Лю­
чио за руку, устремив на него дикий взгляд. -
Ты куда? -
спросил он. --
Домой, -
ответил малень-
кий человек. -
Я возвращаюсь домой. -
Ступай, ступай домой,- под­
хватил незнакомец. -
Назад во чрево земли. Но это не навсегда. Смиренного уничтожить нельзя, он продолжает идти своим путем. -
Идти? Но куда-же? -
Куда? -
повторил за ним пророк. -
Куда? Я и сам не знаю куда. И он зарыдал. Рыдания сотря­
сали его с такой силой, что он вновь ра~ронял все бутылки. Лю­
чио нагнулся, чтобы помочь ему подобрать их, но тут силы вне­
запно покннули его, отхлынули волной, и он остался лежать пластом на быстро темнеющем снегу у самого кабачка -
совер­
шенню опустошенный, едва живой. -
Упился, -
сказал дюжий полисмен. ЧеJIовек, называвший себя бо­
гом, попытался было вступиться за Лючио, но безуспешно. Был вызван полицейский фур­
гон, и Лючио впихнули туда. -
Нитчево, Нитчево, -
только и смог пробормотать он, когда полисмен спросил его адрес. И его увезли. ... БитыЙ час человек, называв­
ший себя богом, простоял на углу у входа в кабачок. Казалось. он чем-то обескуражен. Наконец он пожал плечами и зашагал к ближайшей пивной. Как ваша фамилия? Отчего умерла ваша мать? Снятся ли вам сны? Нет, нет, ничего нет -
ни фа­
милии, ни матери, ни снов. Об одном прошу -
оставьте .меня в покое. Очень трудный пациент, реши­
ли врачи. Ни в чем не желает идти нам навстречу. и через неделю его lIаКОИЕ'tt выписали: Он направился IIРЯМО домой. Дверь оказалась незапертоИ. В холодной прихожей стояла ти­
шина. Но где же кошка? Здесь ее нет, это он понял сразу. Будь она здесь, до него донеСJIОСЬ бы в этой тиши ее дыхание. Хозяйка услышала, как он во­
шел, и появилась из глубины дома, где радио беспрерывным потоком извергало модные песен­
ки, дурманящие и слащавые. -
Говорят, тебя уволили?­
только и сказала она. Нетрудно было заметить, что она позабыла о вечной любви, лунном свете и радугах -
пере~ ключилась на суровую прозу. Ее большое тело, налитое враж­
дебностью, преграждало ему дорогу. Он шагнул было к лестнице, но она не дала ему пройти. -
Комната уже занята, -
объ­
явила она. -
А-а ... -
Не могу ж я позволить себе такую роскошь. чтобы комната lIустовала. -
Ну да ... -
Должна же я быть прак-
тичной, так? -
Так. -
Всем нам приходится БыIьb практичными. Такие дела. -
Понятно. Где кошка? -
Кошка? Да я ее вышвыр-
нула еще в среду. И тут что-то неистово вспых­
нуло в нем в последний раз. Энергия. Гнев. Протест. -
Не может быть! Не может быть! -
выкрикнул он. -
Тихо! -
бросила женщи-
на. -
Да ты как обо мне пони­
маешь? Стану я валандаться с какой-то больной приблудной кошкой! Вот нахальство! Больной? -
переспросил Лю-
чио. Он сразу сник. Ну да. А что с ней такое? Да почем я знаю? Орала всю ночь, такой был тарарам. Вот я ее и вышвырнула. -
А куда же она пошла? Женщина грубо захохотала. -
Куда пошла! Откуда мне знать, куда пошла эта поганая кошка! Да провались она ко всем чертям! Огромная туша повернулась и стала подниматься по лестнице. дверь в бывшую ,комнату Лючио была открыта, и женщина вошла туда. Мужской голос произнес ее имя, и дверь захлопнулась. Лючио побрел прочь 113 враж€'­
ского стана. у него возникло смутное безот­
четное чувство, что песенка его спета. Да, он понял -
все зем­
ное его бытие осталось' позади ... Он видел -
линии, казавшиеся ему параллельиыми, внезапно пе· ресеклись, и дальше дороги нет. В нем не осталось ни страха, ни жалости к себе, ни сожаления о былом. Он дошел до угла и, повинуясь инстинкту, повернул в переулок. И тут снова, последний раз в его жизни, свершился великий акт милосердия божия. Прямо перед собою он вдруг увидел хромавшую, странно обезобра­
женную кошку. Она! Нитчево! Его пропавший друг! Лючио стоял не шевелясь и ждал, пока кошка приблизится к нему. Она едва брела. Но гла­
за человека и кошки медленно подтаскивали их друг к другу, C,~OBHO на аркане, преодолевая сопротивление ее тела. Ибо кош­
ка была совершенно изуродована, она еле передвигал ась. Смерть ее наступала медленно. Но неотвратимо. И кошка, не отрываясь, глядела на Лючио. В ее янтарных глазах по-преж­
нему были достоинство и такая безмерная преданность, словно Лючио -отсутствовал каких-нибудь несколько минут, а не много-мно­
го дней, полных голода, холода, бедствий. Лючио наклонился, взял кошку на руки. Посмuтрел, отчего она 3* захромала. Одна лапа была пере­
бита. С тех пор, должно быть, IIрОШЛО уже несколько дней: она почернела, нагноилась, и от нее шел скверный запах. Тело кошки стало почти невесомым --
мешо­
чек с костями, а мурлыканье, ко­
торым она его встретила, -
поч­
ти беззвучным. Как же с нею стряслась такая беда? Кошка не могла ему этого объяснить. И он тоже не мог объяснить ей, что стряслось с ним. Не мог рассказать ни про бурчанье мастера, стоявшего у него за спиной, ни про спокой­
ную надменность врачей, ни про хозяйку, светловолосую и гряз­
ную, ДJISJ которой что тот муж­
чина, что этот -
все едино. fi10лчание и ошуuцение близости заменяли им речь. Он знал -
ей долго не про­
тянуть. И она это тоже знала. Взгляд у нее был усталый, по­
гасший -
в нем уже не горел упрямый огонек, говоряuций о жажде жизни, тот огонек, в ко-
тором таится секрет героической стойко,;ти живого cyuцecTBa. Нет, он больше не горел. Глаза ее по­
тухли. Теперь они были полны всеми тайнами и печалями, каки­
ми может ответит" мир на беско­
нечные наши вопросы. Полны одиночества -
да, одиночества. Голода. Смятения. Боли. Всем этим глаза ее были полны до янтарных ободков. С них было достаточно. Они уже не хотели ничего. Только закрыться, чтоБыl не надо было больше терпеть. Он понес ее по моuценной бу-
лыжником улице, круто сбегав­
шей к реке. Идти было легко -
!{ реке спускались все улицы го-
род!(а. _ Воздух потемнел, в нем уже не было злобного сияния солнечных лучей. отражаемых снегом. Ветер подхватывал дым, и он с овечь­
ей покорностью бежал над ииз­
кими крышами. Воздух был про­
низан холодом, сумрак густел, переходя в черноту. Ветер подвы­
вал, как тонкий туго натянутый IIрОВОД. Где-то вверху вдоль на­
бережной прогромыхала гружен­
ная железом машина -
металл с завода, все больше и больше Iюгружавшегося во тьму, по ме­
ре того как земля отворачивала одну свою сторону от жгучих затреuцин солнца и медленно под­
ставляла ему другую. Лючио говорил.с кошкой, а сам заходил все глубже в воду. -
Скоро, -
шептал он ей. -
Скоро, скоро, совсем уже скоро. Лишь на какой-то миг она вос­
противилась -
в порыве сомне-
НIIЯ вцепилась ему в плечо 11 в руку. Боже мой, боже мой, для чего ты меня оставил? Но вспышка эта тут же угасла, вера в Лючио снова вернулась к ней, река подхватила их и по­
несла прочь. Прочь из города, прочь, прочь из города -
словно дым заводских труб, уносимый ветром. Прочь на веки веков. Перевела с английского С. МИТИ НА 35 Д. ДОСЖАНОВ. В. МАЛОВ. наwи спец. корр. ltypra_1 crrPAМ Ш 11:11 расположены на северо-востоке Кы­
, зылкумов, неподалеку от желтой ленты Сырдарьи. Мощная гряда курганов про­
тянулась на километры, занимая площадь в не­
сколько тысяч гектаров.__ Курганы скрывают остатки едва ли не крупнейшего из древних горо­
дов Средней Азии, уничтоженного полчищами Чингисхана. Возможно, эти курганы -
хранители величай-
ших творений древней культуры. Но для того Ч'l,'О­
бы при коснуться К их тайне, потребовались сто­
летия и еще потребовались последние пятьдесят лет, которые позволили казахскому народу, ис­
пользовав все достижения современной науки и культуры, уверенно и бережно приподнять по­
лог, скрывающий уникальные ценности наци­
ональной культуры прошлого. .Газик. медленно ехал по городу, и под ши­
нами сухо поскрипывал песок. Сквозь заднее CTeK~ ло было видно, как ветер стремительно заносит песком колею, остающуюся за машиной. Ветер словно берег по кой Отрара и потому стремился тотчас стереть всякий след пребывания в нем ко­
го-нибудь из посторонних. Холмы и курганы мерт­
вого города, остающиеся позади, отступая к го­
ризонту, словно врастали в землю, уменьшаясь в размерах. И в какой-то момент с одного из· холмов город открылся нам весь. Отрар лежал внизу, превра­
щенный в курганы, лежал, как немая карта, на которой только контуры и нет названий. Перед нами было тысячекратное увеличение того Отра­
ра, что мы видели на листе ватмана, приколотом кнопками к стене одной из комнат Института ис­
тории, археологии и этнографии имени Чокана Валиханова Академии наук Казахстана. Карта была испещрена крестиками, отмечавшими места будущих раскопок невиданного прежде масштаба и размаха, которые начинают сейчас казахские археологи, и нашим собеседником был доктор исторических наук Кемаль Акишев. -
Раскопки последних лет, -
говорил уче­
ный, -
проведенные казахскими исследователями, выстраиваются в длинный и интересный пере­
чень -
самые крупные из них, например, комплекс­
ная Семиреченская экспедиция, несколько о,!,ря­
ДОВ которой вели разведку и раскопки' памятни­
ков разных эпох в долинах рек Кегень, Талес и Арысь:. или столь же масштабные исследования, которые были проведены под руководством ака­
демика Маргулана в Центральном Казахстане. Земля наших предков щедра историческими па­
мятниками, в разных уголках Казахстана посто­
янно работают малые и большие археологические отряды, масштаб исследований все время рас­
тет. И, пожалуй, закономерно, что именно теперь мы готовы начать работы, по значению и глобаль­
ности небывалые в истории нашей археологии ... С VH! века, как гласят древние хроники, на огромных просторах, тянувшихся от серебряной реки Инжу и склонов священной горы Харчук к берегам озера Балхаш и голубой стеriи Кулун­
да, на лугах величественных рек Ишим и Иртыш, на впадинах морей Хорезм и Абескун 1 жили" ко­
чевые и оседлые племена -
канлы, уйсуны, огы­
зы, коныраты, найманы, адаевцы, аргины, пече­
неги. Они объединились в одно сильное государ­
ство, Дешт-и-Кипчак. Со временем границы его протянулись до государства булгар на западе, до Сибири -
на севере, до Моголистана и Джунга­
рии -
на востоке, до Хорезма -
на юге, Караха­
нида -
на юго-западе. В начале IX века южная часть Дешт-и-Кипча-
I Хор е з м и А б е с к у н -
древние назвы"'" Аральско, го и Каспийского морей. Р"сунк" П. ПАВЛИНОВА ка, точнее, МОFущественный г.ород Отрар и его, как сказали бы сейчас, города-спутники вошли в состав государства Хорезм, обеспечивая себе этим безопасность от врагов. Но кипчакские ханы и тогда не утратили своей самостоятельности и даже спустя несколько веков, еще в начале XIII века, были ближайшими советниками Му­
хаммеда, стоившего во главе Хорезм8'. Они при­
нимали непосредственное участие в рещении важ­
нейших государственных дел, СОСТОЯJlИ членами Дуан.арза -
госудаРСТБеННI)ГО совета. Rипчакские города во многом лишь формально призиавали главенство Хорезма. Одним из наиболее иввест­
ных и богатых кипчакских городов был Отрар. Знаменитые караванные дороги древности -
и .Великая .Шелковая дорога., начин:а:Вшаяся с при­
брежья Мраморного моря и тянувшаяся на вос­
ток, и .Главна.я ше.лковая дорога. из древнего Вавилона через -Индию и Хорезм 'в сторону Ки­
тая, и так называемая .вражеская дорога. меж­
ду государством Сабир и Хорезмом ~ проходили через Отрар. Торговля в Отраре развивалась стре­
мительно. Земли были плодородными, воды­
вдоволь, люди жили оседлой жизнью, зани­
мались земледелием, бахчеводством и сар.овод­
ством. В двухсоттысячном Отраре, выросшем на том месте, где река Арысь сливалась с Сырдарьей, обосновались ученые, мудрецы, искусные музы­
канты, предсказатели, ювелиры. В городе было большое медресе, базар, мастерская-кузница, гурт­
хана (место, где распивали вина), баня, мечети, лавки, магазины ... И библиотека. Библиотека, слава о которой обошла в древно­
сти весь BOCTOR и которой, по словам летописцев, не было цены. Ее основал кипчакский философ и поэт, последовате:IЬ Аристотеля и учитель Ави­
ценны, пере ведший многие труды эллинских уче­
ных на кипчакекий язык, Абу-Наср Мухаммед бен Мухаммед Тархан аль-Фа раби. Древние хро­
ники единодушно. утверждают, что за столетия в Отрарской библиотеке были' соЬраны тысячи и тысячи книг со всего света -
кипчакские лето­
IJИСИ, обтянутые бараньими шкурами, арабские да станы, книги, написанные на белой шагреневой коже, индийские своды, украшенные рыбьей че­
шуей, инжали мусульман, евангелия христиан ... Книги научные и художественные, стихи и ре­
цепты лекарств, книги религиозные и описания путешествий, совершенных в древности ... И эта сокровищница все пополнялась и по­
полнялась. В конце ХН века Отрарская библиоте­
ка была крупнейшей в мире после знаменитой библиотеки в Александрии -
так единодушно ут­
верждают древние хроники. И они же называют имя человека, который был в ту пору хранителем отрарских книг, Хисамуддин' из рода Сунак ... Имя это окружено множеством легендарных, фантастических домыслов. Одна из дошедших до нашего времени легенд о Хисамуддине, напри­
мер, называет его ясновидцем, которому было от­
крыто будущее, -
он . наперед знал, какие собы­
тия ждут Отрар: когда следует готовиться к вра­
жескому нашествию, а когда к жестокой засухе. Все эти сведения Хисамуддин будто бы черпал в одной ИЗ книг Отрарской библиотеки, к которой никому из смертных, кроме него самого, не дозво­
лялось прикасаться. Эта книга состояла всего из нескольких страниц, и на каждой были пзложе-
37 ны события целоро десятилетия .•• Отрар жил без· бедно до тех пор, пока не RОНЧИЛИСЬ страницы волшебной RНИГИ, и тогда на цветущий город сра­
зу обрушились бедствия, которых НИRТО не ждал и к которым не успел приготовиться ... Другая легенда повествует о чудесных талан­
тах Хисамуддина: он мог читать одновременно сто книг сразу и мог запомнить содержание любой из них так прочно, что рассказывал его наизусть и год спуетя, и десять лет... Третья легенда утверждает, что Хисамуддин из рода Су­
нак умел писать так, что со страниц, которых ка­
салосъ его перо, сходили -настоящие, живые люди ... В этих легендах, упорно связывающих имя Хи­
самуддина с книгами, реальное растворилось в са­
мой необузданной фантастике, и сегодня можно считать доподлинным лишь то, что Хисамуддин­
реальное лицо, автор поэмы .ХаRая., в которой расска:зывается о роде правит елей Отрара. Не­
известны дата его рождения и дата смерти, под­
линные факты его жизни. И все-таки в числе легенд о Хисамуддине есть одна гораздо менее фантастичная, чем все осталь­
ные, несущая в себе сведения, которые мо­
гут показаться вполне достоверными. ... Поэт Хисамуддин, рожденный в городе Сы­
ганак, УЗRОЛИЦЫЙ юноша в пыльном дорожном халате, 'сидел у края ковра, раскрыв на коленях книгу, оплетенную в т'исненый сафьян. Он не поднимал глаз от черных букв и хрипловатым голосом нараспев читал, бережно,.. за верхние уг­
лы перелистывая пергамент. Напротив на троне, похожем на боевое седло, сидел сам повелитель Отрара и всех кипчаков Иланчик Кадырхан ... llIел апрель 1218 года по григорианскому кален­
дарю, месяц раба·,ахир шестьсот пятнадцатого го­
да Хиджры и месяц куши года Барса по лето­
счислению кипчаков. Негромко звучал голос поэта: -« ••• Поведу восемьдесят тысяч ВОЙСR в страну моголов 1. Чтобы отличить своих от врагов, пусть каждый наденет на голову черный колпаR. Так сказал. Сели на коней. Стремена звенели коло­
кольчиками. Колени касались ушей коней. Киш­
ки в животе сплелись от голода. Карабкались по снежным горам. Ночевали с туманами. Год Со­
баки провели бездомной собакой. Протерли шаровары до дыр. Из конских грив плели арканы. Войска поредели. Но дошли. Их хан оказался верзила с юрту ростом. Его звали .ТуЙе Палван., по-нашему -
«богатырь верблюд •. Предложил я попить кумыс из одного торсука. • Ба! Лучше KPOB~ иЗ ОДНОГQ TopCYKa!~ -
сказал он. Выстроил восемьдесят тысяч войска. Враги на,­
против. Туйе Пал ван вызвал меня на единобор­
ство. Кричал я, повторяя клич .поединок!~. Тако­
ва воля воинов. Сохраним же заветы предков. Туго обтянул чекмень. На голову 'надел шлем, на грудь кольчугу. Сел на верного Торттагана'. Т~йе Палван сел на дикого верблюда. Надел на грудь два щита, на голову чугунный котел. Взял соил со свинцовой головкой. Завязался бой. I Моголами кипчаки иазывали уЙгуров. 38 Мы были подобны диким зверям. Кольчуга моя изрешетилась, звенья рассьшались. Туйе Палван с быстротой молнии метнул копье. Припав к гри­
ве коня, я увернулся. Левой рукой нанес я страш­
ный удар. Не выдержав его, верблюд. опустился на колени.' Щnт врага разлетелся на RУСКИ, но он успел вонзить лезвие ножа мне под руку. Меч свой я поднял и опустил. Тело Туйе Пал­
вана выгнулось и рухнуло. Победа желанная, кровная за мной! Воины мои, ждавшие исхода поеДИНRа, подоб­
но горной лавине ринулись на врага. Сам припал R гриве. Единственный мой брат прибежал, успел поддержать. Стащил с RОНЯ. Оказалось, что нож до сих пор торчит под мыш­
RОЙ. Веки отяготились сном смерти. На 'мою до­
лю осталось мало воздуха. Чувствовал, что при­
шел конец. Жена останется вдовой, пряча лицо' в слезах. Сыновей назовут сиротами. Успел СRазать: .Пусть не бедствует мой сереб­
ряный народ! .. Храбрость была моей молитвой ... Оставляю брату улус свой ... но помните ... сабля доведет народ до беды! ... ...Хисамуддин RОНЧИЛ читать и выпрямился. пе­
ред Иланчиком Кадырханом. Во дворец доносил­
ся шум улиц -
голоса разносчиков и разговоры прохожих, смех и веселые КРИRИ. ПереRликались стражники, охранявшие дворец, нараспев читал мулла с вершины минарета ... Хисаму ддин бережно закрыл RНИГУ и положил ее у подножия трона. Раб поднял ее и протянул, сгибаясь до ,Ковра, повелителю. ИлаНЧИR все еще молчал, глядя на юношу. Он знал его отца, про­
исходившего из рода Сунак, с которым не раз бок о БОR бился с врагами. И теперь сын джи­
гита проклинал саблю, пророчествуя беду ... В круглые ОRОШКИ били пыльные лучи солнца и расплеСRивались на RИРПИЧИRах мозаики пола ... -
За прекрасные твои стихи, восславившие до­
блесть моих преДRОВ, -
нанонец проговорил мед­
ленно ИлаНЧИR, -
дарю тулпара, обгоняющего ве­
тер, охотничьего СОRола, видящего ВОЛRа за три полета стрелы, и пусть еще выше парит твое вдохновение! Хисамуддин молча соединил ладони и склонил­
ся перед владыкой. -
Мирхаба, хан ханов! Мне не нужен бело­
грудый сокол, чьи когти рассекают рослый тавож­
ник, мне не нужен и стремительный тулпар, чьи копыта дробят камень. Но в вашем городе есть на весь мир лрославленная библиотека Абуна­
сира аль-Фараби. Позволь мне, слуге твоему, до­
ступ к этому хранилищу книг. Таково мое един­
ственное желание ... -
Хисамуддин мой, будет по-твоему! Оставай­
ся в Отраре! Смотри за книгами, к которым меч­
-
тал прикоснуться. Закончи свой труд, запишешь повеление мое.... Сабля доведет народ до беды ... Но что тогда защитит народ от нее? .. Иланчик Кадырхан глубоко вздохнул и встал , с трона, накинув на плечи шелковый чапан. Же­
стом велел Хисамуддину следовать за собой. Под ногами ватой стлался ТУРRменский ковер. Тянулся впереди длинный зал, вернее, аллея между арками, поднимающимися над ней, не закрывая неба. По обеим сторонам аллеи шеве­
лились низкорослые деревья, пиния, тамаРИСR, вяз, пальма, хурма. Аллея привела на открытую ЩIOщадь, круглую, маленькую, как внутри юр­
ты. Тут стояли дивные статуи -
три бронзовых аиста с клювами, подобными стрелам. Из клювов аистов высоко взмывали струи, над фонтаном стояла кривая сабля радуги. у главных ворот здания, в котором была рас­
положена библиотека, стоял Анет-баба. Главный леТОЩfсец ха"нского двора, стодевятилетний ста­
рец, увидев своего повелителя, дрожащими рука­
ми едва ОТКрыл огромный замок. Зажег светиль­
ник, повел Иланчика и Хисамуддина в темноту. Большие комнаты соединялись между собой ар­
ками. На самом верху, под потолком, были ма­
ленькие окошки, через которые падали тонкие пучки света. Стены были без украшений, выло­
жены из темно-серого кирпича. -
Ско.лько всего книг? -
спро.сил Кадырхан. Анет-бабэ. ответил не сразу. Он поставил све­
тильник в нишу, сунул руку за пазуху и выта­
щил трубкой свернутую бумагу. Развернул и; на­
чал читать тихим, ро.вным голо.сом. -
.Кипчакская лето.пись, обернутая в баранью шкуру, -
семьдесят пять мотков, древних книг-­
десять, духо.вных книг, написанных на сафьяне козлиной шкуры, -
одна тысяча тринадцать,' рыбьей чешуей украшенные индийские книги, с рецептами великих лекарей и вобравших муд­
рость звездо.четов -
три кипа, арабские книги -
тридцать, РИМСRая летопись -
девять ... -
старик о.ткашлялся, -
ученые трактаты на языках фарси­
пехлеви, иудеЙско.м, китайском, славянско.м, кип­
чакском -
двенадцать тысяч семьдесят две, две­
сти тюков папирусных свитков, девяно.сто вави­
ло.нских плит, на которых выбиты священные сло.ва ...• Долго читал Анет-баба список. Хисамуддин уже зажег но.выЙ светильник. Кадырхан задум­
чиво. листал какую-то. тяжеленную книгу, его. по­
разили ее краски, ее сложные орнаменты, кото­
рые ни разу не повторяли друг друга. Видно, не­
мало. по.трудился писец, украшая каждый орна­
мент, будто. на ковре. Обло.жка была из золота. Очень тяжелая книга. Хан пробо.вал почитать, но. не разобрал ничего.. Книга была написана на не­
известном ему языке. До слуха все еще доносился надтреснутый го.­
ло.с старика. -
Ито.го, мо.Й по.велитель, в библиотеке хранит­
ся около тридцати трех тысяч очень ценных книг и рукописей! -
заключил Анет-баба, пряча свиток за пазуху. Наиско.сь прошли площадь, вышли на боко.вую улицу. Цо.кая копытами, про.скакал всадник. Проплы­
ла моло.дая красотка с кувшино.м на плече, про­
шел земледелец с верблюдом в поводу, маляр, густо пахнущий красками, раб с мешком за пле­
чами, юно.ша, сло.нявшиЙся о.т скуки. Все даль­
ше и дальше уходили Кадырхан и Хисамуддин в путаницу узких уло.чек. Поэт не спрашивал куда ... Зашло со.лнце, и с гор Каратау медленно на­
двинулась но.чь. На макушку крепостно.го. вала вскарабкался месяц. Впереди темнела сопка Ко.к­
мордан с черной, в каменных обручах, о.севшеЙ о.т времени мечетью. Вошли в мечеть. Гро.мадныЙ по.ртал централь­
ного помещения по.дпирали шесть каменных ко.­
ло.нн. За ним про.стирались про.сто.рная мо.лельня и по.мещение Для заклинаний и духо.вного песно­
пения. Кадырхан, едва переступив порог, по.вер­
нулся налеllо.. Здесь, на по.воро.те, шла к купо.лу винтообразная леСтница. Однако повелитель не ступил на лестницу. Наклонился, обеими руками нажал на третью снизу каменную ступень. Ка­
мень по.ддался, прямо. под этим камнем по.каза­
ло.сь устье пещеры. В по.дземелье уходили крутые ступени. У са­
мого входа по.толок был очень низок, но. дальше, в глубине, он ухо.дил вверх, и, только. подняв све­
тильник, мо.жно было разглядеть его. каменные своды. По.д ногами валялись обло.мки, осколки плит. Коридор вел их все дальше и дальше. Воз­
дух был тяжелый, сырой, но. чувствовалось, что. какими-то невидимыми о.тдушинами туннель вы­
хо.дил на поверхность. Туннель снова превратился в узкую щель. Вскоре ноги о.пять коснулись сту­
пенек, ведущих вниз. По.том они о.l(азались в но.­
вом коридоре, глубже прежнего. Коридор привел их в маленько.е проходное помещение. Отсюда тянулись две до.роги. Постояли у раз­
вилки, свернули налево, через несколько десят­
ков шагов очутились в просто.рной ко.мнате . • у хана есть одно тайное подземное по.мещение под названием гар. Там содержатся прекрасные пленницы отрарского хана, хранятся редчайшие драго.ценности., -
рассказывали старики. -
Так вот, мой Хисамуддин, все это построе­
но нашими предками во время прежних больших войн. Это их великое творение, наследство потом­
кам, священная тайна для черного часа всена­
родных бед и потрясений. Теперь растет опас­
ность... Чингисхан на востоке... Сейчас мы уже за пределами городских стен... .н показал тебе это, чтобы ты знал, что делать с книгами, если придет последний час Отрара ••. Ко.гда они вышли через потайной выход из устья какой-то ямины, густо заросшей саксаулом, вокруг была только степь. Величественные очер. тания стен великого города темнели далеко поза. ди. Была ночь ... Наш .газик. остановился во.зле сопки Кокмор­
дан, одного из курганов города, и совсем рядом с передними колесами машины мы увидели в земле трещину, по.чти скрытую глыбой о.плывшеЙ почвы. Под землю уходил узкий лаз, терявшийся в темноте... Быть может, именно здесь начина­
лась подземная дорога, сооруженная предками Иланчика Кадырхана, -
одна из тех, о которых оставили по.лулегендарные сведения историки древности. Случайно ли близ сопки Кокмордан тридцать лет назад собака одного из пастухов, забредшего сюда невзначай с отарой овец, прыг­
нув в одну из нор за барсуком, принесла в зубах старинную арабскую книгу в порыхлевшем от времени переплете?. И случайно ли последняя легенда о поэте Хи­
самуддине утверждает, что в черные дни жизни города он перенес все отрарские книги в таЙ,!iое и надежное место, в подземелье, куда не" узнал хода никто из врагов?. Подземелье, ход в ко.торое остался неизвест­
ным и тогда, когда в 1903 году А.Черкасов, из­
вестный русский археолог, первый из ученых со­
бравший по крупицам досто.верные и легендарные сведения о библиотеке, которую могли скрывать курганы' Отрара, начал раско.пки на месте погиб­
шего города. на сТр. 66~ 39 .и можно сказать с уверенностью: дело империалистов обречено, дело свободы народов непобедимо!» П. МНХАЛЕВ, спец. корр. «KOMcOMOnЬCKoli правды," ведет реп&рт_ж An. чнт_теnеli «BoKpyr свет_" н' БОРlOщеliс. Аиrоnы. твой СhIП, лпrОJIЛ! Нз доклада товарища Л. И. Брежнева на торжественном заседании. посвященном столетию со дня рождения Владимира Ильича Ленина. W ла 89-я минута матча. Ка­
залось, нули на башнях луанде кого стадиона так и не шелохнутся. Футболисты все чаще косили глаз в сторону цифербла­
та, а не мяча. И тут последовала передача слева. Мона рванулся навстречу бешено мчавшемуся тугому мячу, ударил что · есть силы и, потеряв равновесие, покатился по жесткой траве. Только по реву трибун он догадался, что попал в цель. Он был худощавый, без массы, как говорят спортсмены, и с кол­
кого газона выгоревшего поля его легко подняли чьи-то силь­
ные руки. Дружески похлопали по спине. Лишь тогда он огля­
нулся: а, это Эйсебио, молодой нападающий их соперников, мо­
замбикской команды. В то время он еще не успел стать в~ликим футболистом, и Мона с благодар­
ностью пожал ему руку. Позже он бы этого не сделал. Не сде­
лал бы потому, что Эйсебио уехал в Португалию, уехал играть за деньги. Но, главное, все же потому, что в Португалию. Да, в тот день на стадионе ан­
гольской столицы, когда клуб «Луанда», за который играл Мо­
на; победил мозамбикскую коман­
ду, Эйсебио еще не был Эйсе­
био. Да и он, Мона, носил дру­
гое имя, которое благодаря фут­
болу знала вся Ангола. Фотогра­
фии Моны печатали газеты и журналы, а его настоящую фами­
лию набирали самым крупным кеглем в аншлагах первых полос. А как гордился своим млад­
шим из пяти сыновей отец­
весьма преуспевающий бизнес­
мен, владевший кофейными, ман­
дариновыми и манговыми планта­
циями, имевший шесть собствен­
ных домов в Луанде! Большие деньг.и, громкая футбольная слава сына, служившая отличной рекла­
мой, позволили даже пожилому ангольцу получить у португаль­
ских колониальных властей специ­
альную карточку «ассимилядо». Своего рода мандат на право называться, несмотря на черный цвет кожи, почти что португаль­
цем, словом, человеком, а не «собакой», «свиньей», «СКОТИНОЙ» ••• И все это благодаря достатку, умению делать деньги на труде своих же собственных земляков, которые, увы, не отвечали хотя бы одному из правил «ассимиля-' до»: говорить И писать по-порту­
гальски, исповедовать христианст­
во, исправно платить налоги, не уклоняться от воинской повинно­
сти и отличаться «хорошим пове­
дением». Отец мечтал, что именно млад­
ший напористый сын впоследст­
вии поведет его дело. По настоя­
нию отца Мона параллельно с занятиями в частном лицее окон­
чил курсы машинописи и стено­
графии, которые пригодились бы в конторском деле. Но сын по­
шел другим путем и свои знания отдал революции. Первое, что мы услышали от Мо­
НЬ/. было: « Здравствуйте. товари­
wu ... » (Фото автора.) в лицее Мона познакомился с подпольщиками из МПЛА (НаРОА­
ное движение за освобождение Анголы,' а через некоторое вре­
мя уже печатал и распространял их листовки. Их слово нашло путь к народу. Когда 4 февраля 1961 года пат­
риоты МПЛА, среди которых был и Мона, атаковали тюрьму, ра­
диостанцию и военные казармы в Луанде, ТЫСЯЧИ анголезцев под­
нялись на борьбу. Португальцы ответили TorAa репрессиями, мас­
совыми .расстрелами, военно-поле­
выми судами. Только в OAHOi:i Луанде за три дня Сlllлазаровцы убили три тысячи патриотов. Но и реки ПРOl1IiIТОЙ крови не могл .. уже погасить пламени борьбы. Это пламя пылает на земле AI:t-
голы десятый год. Чтобы .рассказать об зтой борь­
бе, 1:[ июля 1970 года в О часов 10 минут по ангольскому времени в составе партизанского отряда патриотов границу Анголы неле­
гально перешли специальные кор­
респонденты «Правды» И «Изве­
стий» Олег Игнатьев и Анатолий Никаноров. кинооператоры Цен­
ТРdЛЬНОЙ студии документальных фильмов Юрий Егоров и Влади­
мир Комаров и автор этих строк. Мы были первыми советскими людьми, кто миновал (естествен­
но, без паспортов и таможенных досмотров) линию ангольской границы -
полоску чуть примя ­
той травы. От этой просеки, слов­
но ОТ Линии старта, начался длин­
ный, многодневный пеший мара­
фон через леса, болота, реки. Шли днем, когда жара в полдень достигала 40-45 градусов. Шага­
ли ночью, когда воздух остывал до 3-5 градусов тепла (в эту пору в Анголе была зима). Пере­
правлялись через десятки рек. Иногда вброд. Чаще всего на ка­
ноэ -
ИЛИ сооруженных из коры гигантского дерева и прошиты~ лыком на носу и корме, или вы­
долбленных из цельного ствола. Особенно много сил забирали бо­
лота. Они, казалось, были нескон­
чаемы. Топь предшествовала каж­
дой реке и завершала каждую переправу. Если с крокодилами кое-как справлялись выслан­
ный вперед партизанский патруль спугивал их с места предстоящей переправы, -
то змеи начиняли болота, как мины «ничейную» землю. Минуешь -
твое счастье. Наступишь -
будет беда. Имен-
но она подстерегла партизан, молодого парня, босоногого, одного из !8-летнего одетого в Один и з э пи зодо в борьбы с П ОРТУlальскими к оло ни з ат ора ми -
зас а да аНlольских патриотов на Дорои. (Ф ото и з и ТQЛЬЯ Н СКОlО журнала « Ви е н уове ».) разодранное подобие одежды, как и большинство бойцов на­
шего отряда. Его ужалила в ло­
дыжку африканская кобра, так называемая «змея Клеопатры». К счастью, оказавшаяся у нашего « айболита» кинооператора Юрия Егорова ампула с противо-
змеиной сывороткой «Антикобра» спасла партизана. Дня три он прихрамывал, а затем все как ру­
кой сняло. Мы удивлялись, откуда берутся силы у этих совсем молодых, не­
высоких, хрупких на вид ребят. у каждого, кроме автомата или 41 ВИНТОВКИ, К поясу с помощью лыка были приторочены лимон­
ки ИЛИ мины к базуке. За пле­
чами -
тяжеленный рюкзак, а на голове -
или стальная коробка с кинопленкой, или тренога, или метровый телевик. Хозяйство на­
ших кинооператоров всем своим шестисоткилограммовым грузом в буквальном смысле слова легло на плечи не всегда вдосталь сы­
ТЫХ бойцов. Довольно быстро ликвидировав консервный про­
виант, отряд жил охотой. Порой жареный или вяленый кусок анти­
лопы или дикого козла, мясо ко­
торых, похоже, состоит из одниХ мускулов, выдавался на целый день ... Конечно, для партизана или бой­
ца регулярной армии вооружение и боеприпасы -
привычный груз. С ними он не расстанется, как бы ни был этот груз тяжел. Но здесь, в Анголе, в каждом вещмешке есть еще одна такая же привыч­
ная для каждого бойца вещь: букварь. Зачитанный. до дыр, от­
печатанный с помощью ротатора на грубой темной бумаге, он для каждого вчерашнего крестьянина стал символом завтра. О чем бук­
Bapb~ Конечно, о нашей Земле, "0 временах года на ней, о том, что есть разные страны и разные люди. Правда, есть в этом бук­
варе бойца и свои ·отличия, но О них, -
позже. Пока же я хочу сказать, что наиболее способные бойцы, к тому же геройски про­
явившие себя в боях, как пра­
вило, направляются на учебу в так называемые центры револю­
ционного обучения, готовящие своего рода партизанских полит­
работников. К исходу пятых суток МЫ до­
С1ИГЛИ одного из таких центров, расположенного на территории большой партизанской базы. Ко­
гда отгремел барабан охотника Саюки, когда стих многоголосный хор жителей местной деревни, приветствовавших отряд, к нам подошел невысокий, худощавый, с черной бородкой человек, оде­
тый во все· зеленое и с автоматом Калашникова через плечо. Под сдвинутым набекрень зеленым беретом улыбались карие глаза. Они улыбались так, словно их владелец знал какую~то тайну, которой ему не терпелось поде­
ли"&ься с нами. Он приветствовал нас Г!О-РОТфронтовски поднятой правой рукой. Но вместо тради­
ционного «А витториа эсерта!» («Победа неизбежна!») произнес по-русски: 42 -
Добро пожаловать, товари­
щи! Как самочувствие, устали, на­
верное, с непривычкиr A~ После того как неделю назад командир нашего отряда камара­
да Дезабу, впервые увидев нас сидящими по горло в реке, ска­
зал нам по-русски: «С легким па­
ром, товарищи!» -
мы уже почти ничему не удивлялись. Многие из бойцов, те, что учились у нас во­
енному делу, неплохо говорипи по-русски. Но бородач в зеле­
ном, как оказалось, владел им блестяще: -
Камарада Мона, директор центра революционного обуче­
НИЯ, -
представился он. И уже вечером того же ДНЯ, обходя с Моной все его хлопотли­
вое хозяйство, мы узнали исто­
рию его жизни. -
Когда разгромили восстание в Луанде, я бежал.на судне в пор­
тугальский анклав Кабинда, а от­
туда· верные люди помогли перей­
ти границу Конго (Киншаса), где сразу же Я присоединился к пат­
риотам МПЛА. Помню, в те дни, воспользовавшись представившей­
ся оказией, я отправил письмо родителям, в котором в несколь­
ких словах разъяснил им свою будущую жизнь: вернусь в Луан­
ду, только свободную от салаза­
ровцев. В ответ получил от отца лишь одну строчку: «Чего тебе не хватало~» Тогда-то я окончательно понял: разные мы с ним люди. С тех пор вот уже десятый год я ношу другое, партизанское .имя -
Мона. В переводе оно означает «СЫН», сын Анголы. Конечно, больше всего я хотел сражаться с оружием в руках, но руководство МПЛА решило по­
иному и направило меня в 1963 го­
ду на учебу в Советский Союз, в Новокаховский техникум механи­
зации и электрификации сельско­
го хозяйства, что в Херсонской области. Будущей, свободной Ан­
голе, стране аграрной, понадобят­
ся твои знания, сказали' мне. Но все же, получив диплом техника, я еще год обучался в вашей стране военному делу. Сегодня у нас пока нужней военные спе­
циальности, чем гражданские. Так что диплому придется подождать. Никогда не забуду годы, что я провел в Советском Союзе. До сих пор отлично помню моих пре­
подавателей, товарищей по груп­
пе ... да и своих коллег по студен­
ческой футбольной команде тоже; конечно, не забываю ... Честно го­
воря, я и сейчас иной раз не прочь погонять мяч -
может, еще вспомнил бы какой-нибудь финт Стрельцов а, мне он очень нравился. Да вот беда, португаль­
цы все не дают. Хотя, с ДРУГОЙ стороны, -
тут наш Мона еще раз улыбнулся и подмигнул, -
у нас ведь не только Одни бои да дал!>­
ние переходы. Пойдемте-ка, я вам кое-что покажу. Эт-о «кое-что» оказалось шко­
лой-интернатом для сорока гал­
дящих сорванцов. Мы попали на занятия, которые проходили в классе, где грифельную доску заменяла высушенная шкура коро­
вы, натянутая между деревьев. Одна сторона «доски» вымазана сажей, и на ней партизанский учи­
тель Браганса, который для ребя­
тишек по совместительству яв­
ляется и портным и сапожником, куском известки выводил гордые слова: «А витториа эсерта!» -
Ну и как ребята учатся, Мо­
Ha~ -
спросили мы. -
Сегодня, кажется, неплохо ... -
Что значит «сегодня»~ -
не поняли мы. -
А вот посмотрите на того па­
ренька, у которого на ПИЛОТI{е октябрятская звездочка. Ему ТОЛЬ­
ко двенадцать, а он уже шесть раз )lдирал из школы к партиза­
нам. Но с:егодня и ОН на месте. Так что сегодня учеба идет нор­
мально ... На другоЙ день мы побывали и на уроке самого Моны. Класс -
сто­
лы и скамейки ПОд навесами, кры­
тыми тростниковыми матами. Ря­
доме учительским СТОЛОМ стол ДЛЯ разборки оружия. Сам учитель­
непривычно для нас серьезный, даже строгий, настоящий коман­
данте Мона. Над самодельными столами склонились десятки кур­
чавых крестьянских голов, медлен­
но шевелились губы. Листая свои азбуки, бойцы складывали в сло­
ва не мирные понятия: «дом", «ко­
рова», «трава», а другие, те, что уже сегодня нужны в борьбе: «Колониализм -
враг народа»: «Свобода -
это когда народ правит страной». <((Враг силен потому, что ему' помогает империализм». «У нас миллионы друзей». «Народ победит!» При нас принимали в партизан­
ский отряд группу молодых бой­
цов, вчерашних крестьян. И хотя событие это по нынешним време­
нам рядовое, в лагере собралась вся деревня. Несколько десятков мужчин, женщин с грудныМИ ре­
бятишками на руках. В центре круга -
вся родня вступающих в отряд. Глава рода -
дед Сакуун­
да -
в фетровой с поломанны­
ми полями шляпе, в рубашке с галстуком, в пиджаке и в глав­
ном предмете зависти всей де­
ревни -
резиновых галошах, на­
детых в честь такого торжествен­
ного случая. Все это ему обме­
няли в народном магазине на убитую на охоте дичь. Бебушка Насапату помазала каждому из будущих партизан лоб маниоковой мукой. Так она делала десятки лет, провожая во­
инов племени на охоту на львов. По народному поверью, мужчина после этого становится отважней. Свое первое боевое крещение новое пополнение партизан полу­
чило в бою за форт Каянда. Сна­
чала к нему во главе с Моной по­
шла разведка -
десяток парти­
зан, трое журналистов и киноопе­
ратор Юрий Егоров. Шли целый день, ночь провели в джунглях, а утром двинулись дальше. Шли неходко. Надо бы­
ло подойти к форту в так назы­
ваемый «мертвый сезон», часа в три, когда, сморенные дневной жарой, после обеда португальцы обычно спят или отсиживаются в прохладе казарм. Форт появился как-то неожидан­
но. Лес вдруг поредел, расступил­
ся, и в· бинокли мы увидели цин­
ковые крыши построек. Форт сто­
ял на огромном холме, господ­
ствовавшем над округой. Кустар­
ник перед ним был вырубле/i, трава местами выжжена, открыв большое, наверняка прострелива­
емое из пулемета пространство, за которым начинались ряды про­
волочных заграждений, а затем уже шла крутая стена, наподобие стен старинного сибирского ост­
рога. Мы решили подойти к форту так, чтобы солнце било в глаза португальцам, и для этого пере­
шли вброд речку и стали про­
двигаться к гигантскому термит­
нику, с вершины которого форт должен был быть хорошо виден. Стояла мертвая тишина, такая, какая бывает в предзакатный час. И вдруг мы явственно услышали португальскую речь. Как выяснi1-
лось позже, это двое паТРУЛЬНt>'Х сторожили стадо коров, пасущих­
ся перед фортом. Переждав, мы слева и справа от термитника выставили охране­
ние, затем взгромоздили на вер­
шину треногу с огромным, метро­
вым телеобъективом, и Юра Егоров начал съемки. Сначала он снимал обыкновенной камерой с рук, а затем уже телеобъективом со шта­
тива. В настороженной тишин.е стрекот его камер казался гро-
мовым. Но все обошлось. С по­
мощью биноклей и мы рассмот­
рели амбары, гараж, склад с го­
рючим, радиостанцию, увидели, как из гаража выехал тяжелый военный грузовик с открытой ка­
биной. В ней сидели двое в шор­
тах и белых рубашках. Вот они ВЫШЛИ и заговорили с только что вошедшими в форт двумя солда­
теми в маскировочных комбинезо­
нах, видимо теми, чьи голоса мы слышали на подходе к термит­
нику. Съемки длились недолго, не больше получаса. Потом с такими же предосторожностями, сложив всю аппаратуру, мы стали ОТХО­
дить назад. Самым авторитетным экспертом по итогам разведки стал наш Юра Егоров. Конечно же, теле­
глаз его камеры обшарил с трех­
сот метров все закоулки форта. Он нарисовал подробную схему. По ней сделали макет, на котором тщательно отрабатывались все де­
тали будущей огневой атаки, на­
значенной в ночь с 26 на 27 ию­
ля, опять-таки с учетом того, что вечером в воскресенье португаль­
ский гарнизон, возможно, примет лишку спиртного, ослабит бдитель­
ность. Прошла неделя. В точно назна­
ченный час поздним вечером 26 июля взлетел на воздух мост на дороге, связывающей форт Каянда с фортом Кавунга. Под­
чиняясь сигналу (<<Ангимоl»­
кричит Мона молодым новобран­
цам; ,«Ангимо» -
это «Ангола -
Гинея (Гвинея) Мозамбик»), ударили минометы, темноту про­
резали трассы автоматных и пу­
леметных очередей. Первые же мины накрыли радиостанцию, за­
тем запылала офицерская казар­
ма, раздались крики и стоны ра­
неных португальцев. Гарнизон был захвачен явно врасплох и отстре­
ливался вяло и хаотично. Полдень застал нас на марше, а в безоблачном небе ни точки, ни звука. Хотя обычно с рассве­
том после таких вот партизанских налетов на очередной форт в не­
бе появлялись португальские са­
молеты или вертолеты с десантом и начиналась бомбежка, а затем прочесывание местности. Тогда мы решили, что, видимо, попадание в радиостанцию не позволило са­
лазаровскому гарнизону послать сигнал «SOS» на натовский во­
енный аэродром в Луанде. Но, как оказалось, мы не знали глав­
ного -
по всей португальской ар­
мии в эти часы был объявлен тра­
ур. И вот почем,! При подходе к базе внезапно вышедший перед нами из зарос­
лей часовой вдруг произнес: -
Салазар а морте (Салазер мертв). Решив, что это партизанский пароль на сегодняшний день, мы проследовали в лагерь. Но то был не пароль. В ночь с 26 на 27 ию­
ля, в часы нашего «салюта» у форта Каянда, в Лиссабоне дей­
ствительно испустил дух палач Салазар. Я вспоминаю еще одну встре­
чу в Анголе. Как-то вечером мы сидели у костра, разговор давно смолк, и все задумались: мы -
вспоминая виденное, а Мона -
верно, о своих делах, близких зав­
трашних или более далеких. По­
том тихо, будто для себя, Мона сказал: -
Это время предвидел, нет, не только предвидел, всей своей жизнью приблизил ваш Ленин.­
И еще, помолчав, добавил:­
И наш тоже. Мона чуть откинулся, притянул к себе лежавшую в стороне план­
шетку, оттянул левой рукой ту­
гую резннку, прижимавшую ее плоский кожаный верх, и вынул брошюру, оказавшуюся изданием АПН на португальском языке. На обложке стояло название «Со­
лидарность», а под ним портрет Владимира Ильича. Встретить Ленина в KpaS'Jx, где мы за полсотни дней не видели ни одного колеса, ни одного гвоз­
дя, где велосипед показался б .. , луноходом" где повседневными орудиями крестьянского труда qB-
ляются предметы, чье место на стендах палеонтологических музе­
ев; в краях, где кажется, что все здесь заведено так, как было пять, шесть столетий назад, -
встре­
тить здесь Ленина, согласитесь, было удивительно. Мона полистал книжку, полную помет и подчеркиваний, и, вновь сложив ее, бережно отправил об­
ратно в планшетку. Мне показа­
лось тогда, что есть в этом мире для Моны и его товарищей такие идеи, что помогают им в борьбе не меньше, чем оружие и иная важная помощь, которую наша страна оказывает патриотам МПЛА. ... Когда я вспоминаю Мону, то чаще всего вижу: в самодельной школе с указкой у карты стоит чернобородый человек с красивы­
ми карими глазами. Он говор"т молодым партизанам о том, как бороться с врагом, о том, какая у них жизнь будет в будущем. Он говорит о победах и произносит имя «Ленин». 43 БЬIТЬ ПАСТУХОМ rn ночь на 22 июня за ­
t гудела последняя пур­
га. Чум дрожал от порывов ветра, а через верх­
нее отверстие беспрерывно сы­
палась снежная пыль, и мы про­
сыпались за порошенные ею. Бы­
ло мокро и зябко. Первыми поднялись женщи-
44 ны. Лентоле с помощью не­
большого меха раздула костер, повесила над ним чайник. Я по­
чу в ствовал, как она подоткнула мне под ноги одеяло, чтобы не прогорело. Зашевелился спав­
ший рядом со мной Мереме -
наш бригадир и муж Лентоле. Снаружи доносился голос Дин· тоде, подгонявшего стадо оле­
ней к чумам. Он дежурил но­
чью, я должен был сменить его с восьми. Сбросив меховое одеяло, я на ощупь нашел в го­
ловах кухлянку, стряхнул с нее снежную пыль и натянул на себя. Поднялся Мереме. Он то­
же оделся, взял аркан и вышел Л. 6 А СК И Н ФОТО ТАСС к стаду. Оберн у вшись у по:tJога, б росил мне: А втор ЭТОГО оч~рка. МО ЛОДОЙ ЗОО.JЮГ. на у чный С-J ТРУДНИК Ин с титута э в олю­
ЦIIOН IIO Й МОРфО ЛО ПIН И Э К ОЛО ГИИ Ж ~ I ­
UOTHbIX имени А. Н. Северцова АН СССР, од н о время жил и работ ал среди нг з­
на са н. кочующих со стадами оле ней IЮ Восточному Т а ймыр у. Его р абота была сниза н а с изучением пр обле м п л енеНQД-
08,!. -
Ты сиди. Мы сами пой­
маем ездовых. Поев, я старательно оделся: в еще одну кухлянку, плащ, ре з иновые сапоги. Стенка ч ума мешала выпрямиться, и Ленто­
ле помогла мне оправить одеж­
ду. Поскольку я живу у Ме­
реме, его жена ухаживала за мной. Я выбрался из чума, запряг пойманных Мереме оленей и, ведя их в повод у, начал подни ­
мать стадо. Олени были вялы­
ми и уходили на выпас неохот­
но. Прим ерно в километре от нашего стана я остановил их и, [!Овернувшись с пиной к ветру, отал ждать, пока олени н а ­
едятся. Мой Нула" оленегонная Лайка, залез на нарту и спал, СЩ~}JНУВШИСЬ в клубок: снег. не таял на его черной пушистой шкурке. J,-Jеподалек у протеI(ал ручей. Он широко ра з лился, вода про­
питала снег, превратив его в С\iежную кашу. Пурга поме­
шала мне вовремя заме тить, как голов пятнадцать оленей перебралось через ручей. Вско­
ре за ними потян улос ь и остальное стадо. Подняв ездо­
вых и столкн у в Нулу, я напра ­
вился через р у чей. Почти на середине нарта увязла в снеж­
ной каше. Олени, не в силах стронуть нарт у с места, легли. Слезать в воду мне очень не хотеЛОСh, но иного выхода не было. Едва я спрыгн ул, к а к вода потекла мне в, сапоги. Проклиная все на свете, я по­
н у кал ездовых и дергал нарт у. кри'!ал на пасшихся на той стороне оленей, из- за к о торых пришлось п олезть в эту каш у. Стоило мне выбраться на твер­
дое место, как они испугались и гуськом потянулись обратно. Н обеду пурга начала сти· хать. Подмораживало. Мне становилось все труднее: вода хлюпала в сапогах, сильно мерз ­
л и руки. В нетерпении я по­
сматривал в сторону стана. Пурга стихала, и два черных тре у гольника ч у мов становились все виднее. Додежурив, как положено, до восьми, я погнал стадо домой. Возле нашег() ч у ­
ма стояла чужая нарта. П одо­
ждав, пока стадо легло, я вы­
бил от снега одежду и поле з в чум греться. Нроме Мереме, Динтоде, женщин и детей, на шкурах ле­
жал здоровенный красивый па­
ре'нь, одетый IЮ-РУССКИ: мехо­
вые лётные брюки. у нты, клетчатая рубашка. Я узнал Афанасия Рудинского -
пред­
се;:jателя нашего колхоза. Мы пожали друг другу р у ки. Я сел на край шкуры поближе к огню. Лентоле быстро положила · пе­
редо мной к у сок мороженой оленины, хлеб, налила чаю. Хлеб, по-видимому, приве з гость. -
Н у как? Нравится в бригаде? -
спросил Афанасий. --
Нравится, хорошие лю­
ДИ, -
ответил я. Не трудно? -
Не -ет, --
я улыбнулся. После деж у рства, за чаем, жизнь казала с ь просто прекр а с­
ной. Дождавшись окончания еды, Афанасий попросил у меня до ­
.к уме нты. Он был в к о м а нди ­
ровке, когда меня за числи л и в колхо з н ую бригаду, и теперь внимательно, страницу за стра­
ницей читал мои н а правления и реко м ендации. Вы закончили у ниверси-
тет? -
Да. -
А теперь за ним ае тесь на у кой? На оленях ее дел ае те? Я нев ольно засмеялся. Это было х()рошо ска за но. -
Да. Хо'!у провеРИ1Ъ, мо-
гу ли сам ;:jержать оленей. И л и силен то ль к о в теории? .. А где работали р а ньше'! На Северной Н ам чатке. Долго? Три года. Он умеет, -
сказал Ме­
реме, наш бригадир. Значит, выдержал испы· тательный срок? Оставишь его в бригаде? Все, кто был в ч уме, по­
смотрели на Мереме. Я волно­
Еался, как на э к заме не. Мере · ме несколько минут молча л, п о том твердо сказал: _.-
П ус ть работает. Я согла­
сен. ПредседатеJIЬ пробыл у н ас часа три, а потом стал соби­
раться в соседнюю бригаду. Он торопился, потому что ездить по тундре становилось с каж­
дым часом труднее. Снег таял, питая водой реки. Мы вышли ПРОDО;:jИТЬ Афан а­
сия. Быстро ПОЙ ~ lали хороших ездовых оленей. помогли за­
пря,!ь. Уже с хореем в р у ках Р уд инский на минуту задержал­
ся. глядя вперед и, наверное, прикидывая в уме, каким п у ­
тем ехать. П у рга кончилась, хотя ветер еще не стих. Небо быстро расчищалось, и \'Жf там и тут ВЫТdивала голуЬи:' на. Пелена пурги УХО;:jила 45 к югу, и на десятки километров вокруг открывалась тундра с бесчисленными озерами. Ощу­
щение можно было сравнить только с тем, которое испыты­
ваешь, глядя на карту. Глаза невольно прослеживали знако­
мые . извилины рек, перевали­
вали с ручья на ручей, от хол­
ма к холму. Солнце стояло до­
вольно высоко над горизонтом. Было ослепительно светло. -
Во-он, видишь гору? -
показал мне Афанасий. -
Она отсюда нилометрах в семиде­
сяти. Туда ваша дорога, на север. --
Если lIУРГИ больше не будет, быстро пойдем впе­
ред, -
добавил Мереме. С того времени мы начали кочевать -
а.ргишить почти ежедневно. Иногда мы останав­
.1Iивались лишь для того, чтобы поспать. Мереме говорил, что, если бы не дети, не стоило бы и чумы ставить ... ' На . стоянках мы развязывали немногие из тридцати грузовых нарт с одеж­
дой и продуктами, которые везли с собой. 'Утром к назначенному сроку дежурный подгонял стадо к чу­
мам. Подбодрив себя крепким чаем, мы начинали ловить ездо­
вых оленей. Некоторые из них были ручными и не убегали. Большинство же приходилось ловить арканами. Наждого та­
кого ОJlеня надо Быоо заметить в стаде и окружить со всех сторон. Нак только он пытался прорваться мимо людей, над ним зависали петли брошенных арканов. Не всякий раз оленя удавалось .поЙмать сразу, так что на ловлю у нас уходило полтора-два часа. За это время женщины .. успевали разобрать чумы, сложить шесты и мехо­
. вые покрышки на нарты. За­
прячь ездовых и тронуться в дорогу было уже делом деся­
ти-пятнадцати минут. Мереме всегда ехал первым, обычно .стоя на нарте, чтобы лучше видеть дорогу. За ним длинной лентой тянулся аргиш. От головы в хвост каравана не­
престанно доносился протяж­
НЫЙ крик Мереме: «Э-хей, э­
хей, э-хеЙI. Чувствовалось, что Мереме нравится вестиаргиш, и он был очень красив в этой роли: в светлой замшевой лу', I Л У -
национальная одежда "ган:\· ,∙all. вид меховоil рубашки. 46 расшитой красными нитками и кожаной бахромой, с о~кинутым капюшоном, очень уверенный и неторопливый в своих движе­
ниях. Стадо, направляемое дежур­
ным пастухом, быстро обгоняло караван. На первых километрах олени почти не кормились. Что­
то неудержимо тянуло их на север, откуда сутками дул сла­
бый ветер. В бинокль можно было видеть, что тундра впе­
реди ничем не отличалась от пройденной, разве что снега было побольше. И все же север притягивал все живое: и птиц, и оленей, и даже людей. Чув­
ство севера было у оленей так сильно, что я не боялся на де-
журстве перепута ть дорогу. Приходилось лишь следить. чтобы стадо не слишком' растя­
гивалось: то я придерживал пе­
редних оленей. то подгонял от­
ставших. Часа через три-четы­
ре после ухода со стана надо было собрать стадо на отдых, в это время обычно мимо про­
ходил аргиш. Еще через два часа впереди возникали темные треугольники чумов. Тогда, распустив стадо IЩ выпас и не давая ему слишком быстро дви­
гаться вперед, я начинал ждать смены. Чем дальше на север, тем больше встречалось озер. Под­
таявший лед на них был ярко­
голубым. В полыньях отдыхали пролетные утки, а иногда со звонким кликом с них поднима­
лись лебеди. Нак прекрасно бы­
ло в те дни пастиl Я сбросил московский жирок, чувствовал себя легким и сильным. На льду озер, погнав ездовых бы­
ков галопом, я мчался, стоя на нарте и выпрямившись во весь рост. Приятно было смотреть на свою тень, чувствовать себя настоящим пастухом. Олени ка­
зались мне приятнейшими жи­
вотными: быстрыми, пугливы­
ми, красивыми. Но моя самоуверенность ока­
залась напрасной. Потребовал­
ся всего один жаркий день, чтобы куда-то улетучились и власть над стадом, и мое ма­
стерство. ... Я принял стадо около две­
надцати ночи. Солнце светило' почти так же ярко, как днем. БЫJIO очень тепло. Ночная тундра отличалась от дневной лишь тишиной: не кричали чай­
ки над озерами, не пролетали со свистом утки. Запрягая оле­
ней в нарту. я случайно бро-
сил взгляд на своего Нулу, как обычно привязанного цепочкой к нарте.' и подумал. что не стоит таскать его с собой -
в тундре сейчас. очень много воды. Я привязал собаку к од­
ной из грузовых нарт. Нула привык быть повсюду со мной и жалобно скулил, когда я уезжал. Разбудив стадо, я дождался, нока все олени тронутся на вы­
пас. Передняя часть стада быстро ушла вперед, в тундру. Одного жаркого дня было до­
статочно, чтобы вся она зазеле­
нела. Сквозь ПРОШЛОГОДl:lЮЮ ветошь повсюду пробивались ростки осоки, а на кочках бу­
кетиками распустились желтые соцветия пушицы. Олени БМст­
ро пере бегали от кочки к коч­
ке, жадно сощипывая эти пу­
шистые шарики. Направляя ездовых оленей вдоль края стада, я постепенно. оттеснял его «от ветра». Пе­
редние .. олени. уже успели обо­
гнать меня почти на километр. Я начал кричать, стараясь спуг­
нуть их и заставить приоста­
новиться. Одновременно я от­
ступал от .стада в стnрону, уступая ему дорогу «к ветру •. Нан и должно было быть, пер­
воначальноузкая лента живот­
ных начала быстро шириться, и стадо рассыпалось по тундре. Теперь все олени могли СПQКОЙ­
но, не мешая друг другу, пас" тись. Довольный своей работой, я поднялся на холм, привязал ездовых к нарте, вынул би­
нокль -
хотелось. узнэть, что делается на свете. На НI:'.шем стане было тихо. Скользя взглядом вдоль горизонта, я разыскал стан бригады сосед­
него колхоза. Потом повернул­
ся в другую сторону. Там пас­
лось стадо еще одной бригады нашего колхоза. Оно двигалось параллельно и былo не так уж далеко, особенно если смотреть в бинокль. Пока я осматривался, мое стадо снова потянулось впе­
ред. Олени двигались напере­
гонки, стараясь раньше поспеть к лакомому корму. Пришлось ехать в голову стада, чтобы остановить его. Однако стрем­
ление оленей вперед было так велико, что через несколько ми­
нут стадо начало обтекать меня с двух сторон. Мои крики и жесты действовали мало. Пока я «воевал. на одном краю, другой Успевал уйти далеко. Мне еще не приходилось ви­
деть оленей такими непослуш­
ными. Они словно обезумели от голода, потеряли чувство страха перед человеком, которое за­
ставляет их собираться в стадо. Без этого невозможно управ­
лять ими. Четыре ездовых быка с тру­
дом волокли мою нарту по сухой траве, по голой земле. Несколько раз я сходил с нар­
ты, чтобы дать ездовым немно­
го отдохнуть. В конце концов один из быков упал, не в силах работать дальше. Пока я ловил новых ездовых оленей, стадо расходилось все шире. Подняв­
шись на один из увалов, я огля­
делся вокруг и пришел в от­
чаяние: повсюду были олени. Н посмотрел в бинокль в сто­
рону соседней бригады: ее стадо было совсем близко. Если бы наши стада соединились, это было бы страшным позором Н ощутил прилив ярости: «Нет, проклятые, я вас все же доконаю!>. Поймав первых по­
павшихся ездовых, с удвоенной энергией я принялся собирать стадо. Олени казались мне сей­
час какими-то мелкими и ни­
чтожными, овцеподобными тва­
рями. С отвратительной жад­
ностыо, кося на меня глазами и все ж не убегая, они хватали, хватали зеленые травинки ... Н перепробовал десятки хит­
рых способов: надевал на хо­
рей шапку, делая вид, что я очень большой, падал на зем­
лю и вдруг бросался на бли­
жайшего оленя. Все было тщет­
но. За три года работы на Камчатке мне ни разу не при­
ходилось видеть, чтобы страх перед человеком отступал у оленя перед голодом. По заведенному порядку я должен был утром подогнать стадо к чумам. Но минуло де­
сять, одиннадцать, а сделать это не удавалось. За двена­
дцать часов ночного дежурства я ни разу не присел и очень устал; уверенности в том, что смена закончится нормально, уже не было. Все чаще и чаще я смотрел в сторону чума, на­
деясь увидеть товарищей, иду­
щих мне на помощь. Около часа дня я погнал ездовых к дому. На полпути мне встретился Динтоде. Улы­
баясь, он сказал, что давно смотрел в бинокль, как я бе­
гаю за стадом, но не мог по­
нять, почему не гоню оленей домой. В конце концов он ре-
шил идти мне помогать, а Ме­
реме и Чегоде пьют чай и скоро придут тоже. Когда я вошел в наш чум, Мереме уже собирался уходить. Молча я сел на свое место, скинул сапоги, дождался, пока Лентоле поставит передо мной столик, положит мясо, и при­
нялся за еду. Обстановка дома была совсем мирной. Как буд­
то и не было ужасной ночи. Лентоле что-то шила, а Ваня, ее сынишка, стоял рядом и те­
ребил медные бляхи, рядами украшавшие грудь матери. Ме­
реме молча сидел рядом со мной, видимо ожидая рассказа о дежурстве. Но я только с яростью поглядывал по сто­
ронам. Меня душила злость на свою беспомощность, на бесси­
лие имевшихся у меня знаний. «Сражение» С тысячью двумя­
стами тупыми животными я проиграл ... Почти неожиданно для себя я сказал Мереме: -
Не могу держать стадо. Больше не пойду один на де­
. журство. Буду работать под­
паском. Учиться надо. Мереме ничего не ответил. Тогда я лег спиной к нему и сделал вид, что сплю. На следующий день я отпра­
вился на дежурство вместе с Динтоде. Олени набросились на зеленые ростки осоки и пу­
шицы, как и накануне, мало обращая внимания на мои кри­
ки и жесты. Тогда Динтоде спустил с при вязи свою белень­
кую собачку. До этого мне не приходилось видеть, как рабо­
тают в стаде с собакой (на Камчатке пасут без собак). Нак будто волна ПрОRaТИ­
лась по стаду: это олени один за другим подняли головы. Че­
рез мгновение ближние к со­
баке бросились бежать, их ис­
пуг заметили другие олени, то­
же обратились в бегство, и очень быстро все стадо собра­
лось в плотный ком. Мы не со­
бирались прекращать выпас, и Динтоде отозвал собаку. Через несколько минут и я опробовал своего Нулу. До это­
го времени, помня наставления товарищей, я не решался спус­
кать собаку. Пастухи говорили, что телята еще малы, плохо бегают и собака пор вет их. Бы­
ло приятно смотреть, с каким азартом Кула помчался к оле­
ням. Куда де вались их хит­
рость и жадность! Передо мной снова были легкие, быст-
рые звери. Они мчались от собаки, откинув головы, поло­
жив рога на спину. Нак это было красиво и приятно: они снова были в моей власти .. У меня словно появилась длинная-длинная рука. Н доста­
вал ею до оленей, ушедших на полкилометра и дальше. Мож­
но было позволить себе рос­
кошь не спешить, видя, как уходят в сторону увлекшиеся пастьбой олени. Мой славный Кула, черный и лохматый слов­
но чертик, сидел рядом, погля­
дывая то на стадо, то на меня. Стоило мне пожелать, как он срывался с места и мчался, чтобы вернуть оленей. Я принялся внимательно на­
блюдать, как Динтоде исполь­
зует свою собаку, и тут же проверял его приемы на деле. Они были очень просты. Са­
мое главное было у собак врож­
денное: они никогда не пыта­
лись отрезать оленя от стада, гоняли только по краю, Впо­
следствии я наблюдал точно такое же поведение и у щен­
ков, впервые выпущенных в стадо. Оказалось, что так же ведут себя волки. Словом, в тот день для меня открылась целая новая группа явлений, я получил множество интерес­
ных сведений. Но самым глав­
ным были вновь обретенные власть над стадом и уверен­
ность в себе. Когда мы подогнали стадо к чуму, уложили его и отпра­
вились пить чай, я рассказал Мереме о своем открытии. До­
вольный удачей, я сначала не заметил, что он слушает очень хмуро. Вдруг Мереме перебил меня: -
Наверное, ты давай кон­
чай работать. Почему? Ты плохой человек. -
Но почему? -
Зачем так сердился. Я думал -
ты драться со мной хочешь. Привычная для меня озабо­
ченность на лице Мереме сей­
час сменилась какой-то ожесто­
ченностью. Он смотрел на ме­
ня, словно видя впервые и не зная, чего можно от меня ждать. Н попытался оправ­
даться: -
Да что ты, Меремеl Я же на себя был зол. Обидно было, что не смог пригнать стадо до­
мой, держать как следует. -
Любой человек может отпустить стадо. Если каждый 47 будет сердиться, как тогда ра­
боtать? Обида Мереме была для ме­
ня неожиданной. И уходить из стада мне очень не хотелось. Я сказал: -
Не сердись, Мереме. Наждый может сделать ошиб­
ку. На первый раз должен ме­
IIЯ простить. В моем багаже была бутыл­
ка. Я попросил у Лентоле не­
сколько кружек, разлил в них содержимое. Позвали всех па­
стухов и дружно выпили. Вскоре мои товарищи, разго· ворившись, перешли на родной нганасанский язык, который я понимал с трудом. Задумав­
шись о свОеМ, я поймал себя на мысли, что, даже не пони­
мая речи товарищей, я не могу смотреть на них как посторон­
ний. Я слишком свыкся с их лицами, манерой вести себя и разговаривать. Наше кочевье снова ускори­
лось. И оленей, и моих товари­
щей охватила лихорадка дви­
жения. Гуси, утки, чайки, со­
коль!, еще недавно обгонявшие нас, теперь загнездились, а мы все шли и шли вперед. Незамирающий день, теп-
лынь меняли тундру очень быстро. Она отмякала, станови­
лась пружинистой, местами топ­
кой. Все длиннее отрастала трава, и вместе с ней подымал­
ся комар. Все реже выдавались часы. когда дул ветерок и мож­
но было откинуть капюшоны. Все более непослушными ста­
новились олени. Возле одного из озер мы за­
держались на сутки, чтобы по· рыбачить. Ночью дежурил Ме­
реме. Утром он очень долго не пригонял стадо. Динтоде, ста­
рик Чегоде и я сидели возле дымокура, ждали Мереме. то и дело п()глядывая в тундру. Все молчали, не хотелось ни о чем говорить. Чегоде временами за­
крывал глаза: или дремал, или жмурился от дыма. Динтоде же сидел неспокоЙно. Все время мял левой рукой локоть про­
стреnенной правой -
навер­
ное, она ныла, -
иногда под­
нимал к глазам бинокль. Наконец показалось стадо. Мереме подошел к нам, присел отдохнуть. Через несколько ми­
нут он сказал: . Оленей в тундре оставил. Много? --
Может быть, сто. 48 Мереме сказал это очень спокойно, и точно так же мы восприняли его сообщение. Не­
вольно я вспомнил, как вел се­
бя и что переживал в тот день, когда не смог. собрать стадо. Чегоде остался с основным стадом, а мы с Динтоде. отпра· вились за ушедшими оленями. Они были уже далеко. Понача­
лу расстояние между нами почти не уменьшал ось. Олени часто пропадали из виду, спус­
каясь в распадки или скры­
ваясь за холмами. Потом мы начали их догонять. Было очень жарко, но комары не позволяли нам снять капюшо­
ны и рукавицы. Я старался не 'сердиться, зная, что «на кома­
ре» главное -
выдержка. Часа через полтора мы на­
стигли оленей, но завернуть их не могли. Собаки гоняли с хриплым тявканьем, но табу­
нок каждый раз уходил от них на ветер. Оленей можно было понять. Стоило нам повернуть­
ся к ветру спиной, как комары облепляли лицо и их приходи­
лось не сгонять, а стирать. С помощью Динтоде я усвоил хороший прием: чтобы догнать оленей, l\ibl двигались прямо к ветру, заранее зная, что они в конце концов двинутся в этом направлении. Было уже два часа, хотелось есть, а конца гонке не было видно. Вдруг Динтоде сказал, что надо отдохнуть. Он сидел, нисколько не волнуясь, что олени снова уходят от нас, и только повторял свое любимое: Да-да-да-да. -
Ведь опять они уйдут да­
леко. Напрасно мы бегали, -
не выдержал я. Динтоде повто­
рил свое бездумное «да-да­
да-да» и вдруг добавил: -
Такая наша работа. Не­
множко отдыхай, немножко ра­
ботай. Динтоде сидел нахохлив-
шись, спрятав руки под своей старенькой лу. Он был старше меня на двадцать лет, простре­
ленная на охоте рука у него плохо сгибалась. И все же мое терпение и выдержка всегда кончались раньше. Собаки пытались зарыться мордами в мох, терли глаза лапами -
их заедал гнус. Мне казалось. что началась сильная пурга. --
так бил по лицу рой комаров. Отдельных укусов я уже не чувствовал. Хотелось скорее приняться за работу. это .хоть немного ()твлекало. Но при первой же попытке послать со-
бак лайка Динтоде отказал ась гонять. Тихонько скуля. она следовала за нами метрах в де­
сяти, видимо боясь, что хозяин ее побьет. Вся надежда теперь была на Нулу. Но и он был не в лучшем виде. Дополнительные пальцы на его задних лапах -
признак чистокровной оленегон­
ной лайки --
были сбиты в кровь, а язык, вывалившийся наружу еще с утра, казался серым. Еще несколько раз мы отды­
хали. потом снова гоняли. Ес­
ли б не Динтоде, я бы, навер­
ное, заплакал. А он был по­
прежнему невозмутим. разве что все чаще повторял: «Да-да­
да-да». -
и только раз до­
.бавил тихо: <,Плохо немножко. Всегда так летом». В эти трудные часы я понял главную истину оленеводства. Дойти до нее было не просто. пожалуй, даже ·нельзя. если' не помучиться несколько лет с оленями. Я понял, что в тунд­
ре надо просто работать. Не пе­
реживать как тяжелое, но вре менное приключение. не одер­
живать ни над кем побед. Про­
сто жить. И впрямь, куда могли уйти от нас олени? Мы жили в од­
ной тундре, под одним небом. Они как могли боролись с гну­
сом, ели зеленый корм, наби­
рали жир, чтобы пережить зи­
му. МЫ немножко мешали. немножко помогали им жить, но уйти оленям от нас было не­
куда. Не в одну, так в две, три смены мы все равно догнали и подчинили бы их себе, потому что это была наша жизнь. Чтобы обрести спокойствие и уверенность Динтоде, я должен был порвать тот календарь. где отмечал дни, прожитые в тундре. Смог бы ли я это сде­
лать? Нам удалось завернуть оле­
ней лишь к вечеру, когда ста­
J10 попрохладнее и приутих гнус. Мы подогнали свое ма­
ленькое стадо к основному и­
слили их. Через минуту уже нельзя было отличить. какие олени так долго мучили нас. Пастухи ушли, а я дождался в стаде Мереме. Потом я брел к чуму из последних сил. Все уже спали_ Я пробрался на свое место. Лентоле вылезла из-под одеяла, поставила передо мной столик. налила чай. положила мясо. Прожитый день. сделан­
ная работа не вспоминались. Я думал лишь о том, чтобы скорее завалиться спать. э. н о в r о р о Д о в А, кандмдат мстормческмх наук Фото автора 10por04 J,Pfвиltх ХОА((НIIЦ ~ альше дороги нет,-
-. сказал начальник геологического от-
ряда, -
Ула н-дабан завален снегом ... Г еоло ги не могли пройти че­
рез эт от пере вал и довольно скептически смотрели на наш гр узов ой Г АЗ-66. Мы расста­
лись с ними И остались одни на дороге, ведущей из монголь­
ского гор ода Нобдо к отрогам Алтая -
цели и надежде на­
шего небо льшо го отряда совет­
ско-монгольской историко - ку ль­
турной э кспедиции. Эта рассчи та нная n<JKa на три года экспедиц ия -
один и з приме р ов давних тра диций со-
49 дружества монгольских и со­
ветских ученых в самых раз­
личных областях. Главная за­
дача экспедиции -
изучение проблемы происхождения мон­
гольского народа в свете по­
следних уникальных открытий советских и монгольских архео­
логов. Эти открытия «прибави­
ли» к истории монгольского народа многие тысячелетия культурно-исторического разви­
тия. За два года полевых иссле­
дований экспедицией открыты погребения и стоянки эпохи первобытнообЩИННОГО строя, памятники монументального древнего искусства -
«олен ­
ные стелы» и наскальные ри­
сунки разных эпох. Открыта и прочтена древнейшая в Монго­
лии надпись на согдийском языке, содержащая сведения о наиболее раннем проникно­
вении ламаизма. А летом 1970 года на берегу озера Тэр­
хин Цаган Нура при рас­
копках древнего тюркского по­
гребения впервые обнаружены две части большой каменной стелы с руническими письмена­
ми, прекрасно сохранившимися под землей. Уже эти открытия позволя­
ют говорить о том, что культу­
ра древней Монголии должна быть включена в число древне­
восточных цивилизаций, а па­
мятники ее искусства, открытые совсем недавно и еще неведо­
мые миру, бесспорно, войдут в сокровищницу мирового ис­
кусства. ... За Улан-дабаном нас жда­
ли еще никем не исследован­
ные, только недавно открытые древние наскальные изображе­
ния. И поэтому мы все же решили пробиваться. Улан-дабан -
Нрасный пе­
ревал -
был действительно по­
крыт метровым слоем снега. Мы прокопали траншею до зеРI,ально отполированного ле­
дяной коркой камня дороги и буквально на руках втащили на перевал машину. На самой высшей точке пе­
ревала мы увидели засыпан­
ную снегом кучу камней­
обо, жертвенник духу гор. Ногда-то первый путник, одо­
левший этот перевал, положил у обочины тропы камень. Про­
шедший за ним -
еще один. Так столетиями на вершинах перевалов Монгольского Алтая вырастали жертвенники. Путни­
ки оставляли в обо не только камни -
кто пригоршню кон ­
фет или сахара, кто творожную лепешку. По традиции эти приношения предназначались духу гор в знак благодарно­
сти и с пр ось бой быть велико­
душным к людям этих мест в будущем. Мы не нарушили древний обычай -
добавили к обо Улан-дабана по камешку и оставили коробок спичек: пусть какой-нибудь одинокий путник-арат с благодарностью помянет и нас, закуривая свою длинную серебряную трубку с прозрачным нежно-зеленым нефритовым мундштуком. От перевала дорога уходила в узкое ущелье Яманы ус. И здесь, в этом ущелье, мы увидели то, ради чего можно одолеть десятки снежных пере­
валов: от самого основания до вершины скалы были покрыты древними рисунками. Их было так много, что только для беГ7 лого осмотра нам потребова­
лось несколько дней. Основная масса рисунков была выбита на склонах горы Ханын Хад. Вся эта гора как бы сложена из крупных блоков, идущих широкими кольцами, образуя небольшие уступы над узкими нарнизами. Самые интересные рисун­
ки -
на вершине скалы, на высоте десяти метров. Чтобы добраться до них, пришлось со­
орудить деревянную лестницу, но карниз, на который ее по­
ставили, был столь узок, что лестница поднялась почти вер­
тикально, и попытку взобрать­
ся на нее можно было заранее назвать самоубийственной. То­
гда сотрудник экспедиции -
студент Монгольского государ­
ственного университета имени ЧЬйбалсана Циенрегцин, как оказалось неплохой альпинист, вскарабкался на гору по еле заметным уступам. Он закре­
пил там веревку, привязав к другому ее концу лестницу. Первым по этой «шведской стенке» полез монгольский фи­
лолог и журналист Дзориг. Едва он кое-как пристроился и начал снимать копию с первого петроглифа, с вершины сорвал-
ОТКРЫТА ЗАБЫТАЯ ПИСЬМЕННОСТЫ На 8ТОМ куске древней мантнн инкекого вождя, как считают перуанская исследовательница Викторня де Лахара н профессор Томас Бартель нз ФРГ, не просто орнаментальное символическое украшение, но образец до снх пор неизвестной древней пнсьмен­
ности, бытовавшей в империи инков, уничтоженной испа · нскими конкистадорами. В 1962 году Виктория де Лахара занялась систе­
матизацией рисунков и орнаментов на глнняной по­
суде древних инков. Через несколько лет работы ей удалось выделить 500 часто повторяющихся иерогли­
фических знаков. Миогие из 8ТИХ знаков так же часто повторялись н на ритуальных мантиях и одеяниях древних инков. Профессор Бартель, к которому обратилась иссле­
довательница, после статистического анализа полу­
ченных результатов выделил ряд знаков, образую­
щнх, по его мнению, конкретные понятия. Так, например, Бартель считает, что понятие «древ­
ний,. изображается четырьмя квадратами, рас поло-
ВЕСТИ ИЗ БРАТСКИХ СТРАН ся камень и попал художнику в голову. Каким-то чудом Дзо­
риг удержался на лестнице, -
когда мы его спустили вниз, он едва стоял на ногах. Его место на лестнице занял на­
чальник отряда В. Волков. ... А ведь по этим-то узким карнизам с риском для жизни карабкались и древние худож­
ники. Что толкало их на это? Какими традициями освящено было это ущелье? Проходили века, сменялись поколения, но неизменно появлялись на отвес­
ных склонах все новые и но­
вые рисунки. И так было по всей Монго­
лии. "Уже сейчас можно перечис­
лить десятки и сотни место на­
хождений петроглифов, откры­
тых по всей Монголии только за последнее десятилетие. Бла­
годаря комплексным исследова­
ниям монгольских и советских археологов стали известны па­
леолитичеСlше рисунки, нане­
сенные красной охрой в нишах пещеры Хой-Ценкер-Агу, а таи­
же более поздние гравюры на скалах Гоби, Архангая, Хубсу­
гула и других аймаков. В ущелье Яманы ус самые древние петроглифы изобража­
ют животных: оленей, горных козлов, баранов. Эти гравюры выполнены буквально с акаде­
мической точностью, и уверен­
но можно сказать: вот это ку­
лан, это конь, а чуть по­
одаль от коня замер· горный полуосел -
киянга. Рыси, бар­
сы, гиены, тигры различаются на рисунках древних художни­
ков и по форме лап, морд, ког­
тей, даже по форме пятен на шкурах. (Палеозоологическая дешифровка этих древних гра­
вюр и фресок еще впереди -
и она сулит немало неожиданно­
стей, и не столько историкам, сколько биологам, ибо на этих гравюрах, покрытых многовеко­
вым черным загаром, изображе­
ны десятки пород животных, ныне или частично ушедших из этих мест, или вымерших.) Лю­
ди, проходившие этим ущельем, рассказывали в своем древнем святилище и о том, как они охотились, танцевали, сража­
лись, путешествовали в загроб­
ное царство. Большая часть петроглифов была выбита более трех тысяч лет назад, в эпоху бронзы и раннего железного века -
эпоху выделения племенных вождей и разложения пер во­
бытной общины. И это во мно­
гом определило тематику ри­
сунков -
война. Война была постоянным промыслом и ис­
точником обогащения для пле­
мен и их вождей. Вот фигура лучника -
напряженная поза, ноги_ полусогнуты в коленях, он только что опустил тетиву лука. Но сзади к нему подо­
брался враг и занес над его головой боевой топор -
чекан. (Кстати, этот рисунок -
един­
ственное пока изображение этого древнего оружия в дейст­
вии.) ... Так началась наша работа в Яманы ус. Сколько она про-
длится -
год, два, десять, сей­
час сказать нельзя. И дело здесь не только в обилии рисунков, а ·еще и в том, что каждый из них надо расшифровать, прочесть и по­
нять: уже в первые же дни ра­
боты в ущелье В. Волков и монгольский археолог Н. Наван среди сцен битв и .охоты, ри­
сунков звере~ и ритуальных танцев обнаружили и изобра­
жения боевых колесниц. ... Несколько лет назад в юж­
ных отрогах Гоби среди тысяч рисунков на скалах в Ховд Со­
моне археологи обнаружили изображение одной четырехко­
лесной повозки. Тогда это от­
крытие показалось весьма не­
ожиданным: каким образом появилось изображение повозки там, где пролегали только вьючные тропы? И вот теперь в Яманы ус перед нами вереница таких же колесниц. Все на двух коле­
сах, в упряжках -
две, три или четыре лошади. Возницы стоят, широко расставив ноги, горделиво уперев руки в бока или держа боевой лук. И снова загадка -
откуда появился этот сюжет здесь, снова в недо­
ступном для колесниц горном ущелье? Пока рано делать какие-либо окончательные выводы. Есть только предположения. Примерно в XV веке до на­
шей эры на берегах Енисея по­
явились племена, принесшие культуру, неизвестную там ра-
женными по краям «священных» мантий; две пересе­
кающиеся полосы означают «военачальннк, вождь». Результаты этих многолетних исследований были доложены на 39-м международном конгрессе амери­
канистов, проходившем в 1970 году в Лиме. 3Ar АД КИ, ПРО ЕКТЫ, ОТКР ЫТ ИЯ ДРЕВНЕйШИй ПОРТРЕТ БУДДЫ Десять лет экспедиция советских археологов под руководством Б. Стависского ведет раскопки обшир­
ного холма -
Каратепа -
в черте города Старый Термез. Этот холм скрывает будднйскнй пещерный монастырь Кущанского царства -
огромного н во многом еще загадочного государства, расположенного около двух тысяч лет назад на террнторни Средней Азии, Афганистана, Индии и Пакистана. Почти два тысячелетия назад в толще песчаника были выдолблены пещерные святилища с нишами, в которых стояли статуи. Сейчас обнаружено восемь таких пещер; в двух из них ведутся исследования. Осеиью прошлого года на стене одной из пещер 4* скальпель археолога расчистил фреску с изображе­
нием Будды. «В самом начале формирования буддизма, -
ком­
ментирует это открытие Б. Стависский, -
присут­
ствие Будды могло изображаться только в виде ло­
тоса, тюрбана, неоседланного коня, священного дере­
ва и других предметов. Лишь в кушанскую впоху впервые начали появляться изображения Будды в ви­
де человека. Однако все известные изображении этого периода были скульптурными. В живописи портрет этого божества стал появляться лишь спусти двестн-триста лет после того, как пещерный мона­
стырь в Старом Т ермезе был окончательно по кинут. Таким образом, находка в холме Каратепа может быть самым ранним из известных сегодия живопис­
ных изображений Будды». (По страниуам советской и зарубежной печати) 51 нее. Эту культуру историки на ­
звали карасукская -
по име­
ни небольшой хакасской ре­
ч у шки Нарасук, возле которой были сделаны первые находки. В карасукских погребениях археологи находили бронзо­
вые зеркала и остатки кругло­
донных глиняных сосудов, рас­
писанных геометрическими узо­
рами, тончайшего художествен ­
ного литья боевые ножи и кин­
жалы, увенчанные скульптур­
ными головами диких живот ­
ных -
лосей, оленей, баранов и козлов. А среди всего этого странные бронзовые предметы, на з начение которых было непо­
нятно. Среди многих мнений о на з начении этих массивных предметов была высказана и догадка о том, что это деталь колесницы. Затем в глубине Алтайских гор, в Пазырынской долине, лежащей вдалеке от проезжих дорог, экспедицией советского археолога с. Руденко были рас­
копаны курганы так называе­
мых алтайских скифов. Нурга­
ны были расположены в слое вечной мерзлоты, и она со­
хранила бесценные дшi науки орудия труда, украшения, ору­
жие, одежду людей, живших в этих местах почти три тыся­
чи лет назад. И деревянную боевую колесницу. И вот теперь на скалах Яма ­
ны ус мы увидели на наскаль­
ных чертежах древних колесниц (их можно назвать именно чер­
тежами из - за пунктуальной точности их прорисовки В пла­
не) очертания похожих дета ­
лей. На нескольких рисунках Яманы ус перед колесницами изображены табуны коней и всадники. Значит, можно пред­
положить, что художник здесь рассказал о каком - то дальнем переходе большой группы лю­
дей ----, может быть, целого пле­
мени, -
переходе, для которо­
го были н у жны и конница, и л у чники, и табуны лошадей. Так, может быть, это была I{аменная летопись, повествую­
Iцая о давних походах предков карас у кцев? И прежде некоторые иссле­
дователи предполагали, что ис ­
токи во многом еще загадочной карасукской культуры следует искать в Монголии. Некоторые находки, сделанные на терри­
тории МОI:!ГОЛЬСКОЙ Народной Республики, д авали основание для такого предположения ­
здесь были обнаружены пре-
красного литья мечи и кинжалы со скульптурными навершиями, аналогичные « классическим » карасукеким образцам. Причем монгольские изделия, как пока­
зывает анали з, можно считать более древними. Изображения подобных ко­
лесниц находили в погребениях эпохи бронзы и южнее, но они. как пока зывают наблюде­
ния, возможно, появи л ись там позднее, чем на монгольском Алтае: об этом свидетельствует ~ стиль изображений, и сама конструкция повозки и колеса. А самые древние и зображения колесниц, похожие по констр ук­
ции на те, что найдены в Па­
зырыкских курганах и высе­
чены на скалах Яманы ус, исследователи об нар ужили за тысячи километров от Ал­
тая ... в Месопотамии. И можно предположить, что эти ближне­
восточные колесницы, прошед­
шие тр у дными п утями через хребты Алтая, распространи­
лись по всей Центральн ой Азии, а затем появились и в бо­
лее южных землях, и на се­
вере. Три тысячи лет на за д от бе­
регов Тигра и Евфрата отпра­
вились в многовековой п уть огромные деревянные колесни­
цы. Они преодолели тысячи и тысячи километров п ут и. Они шли через горные перевалы и реки, выжженные степи и бес­
крайние долины. Сменяли друг друга п околения, передавая, как эстафету, свои .умен ия, зна­
ния, опыт, искусство, а колес­
ницы, пово зк и, кибитки шли и шли. И может быть, сами древ­
ние колесницы, и их изображе­
ния оставлены в самых труд­
нодоступных районах Горного Алтая, и сейчас еще малопро­
ходимых для колесного транс­
порта, не случайно, но как па ­
мять об этом великом и мед­
ленном переселении, как дар истории на одном из п еревалов времени в память следом иду­
щим ПОI{олениям ... Исследования пеТРОГЛИфОЕ Яманы ус только начались. И сколько они будут продол­
жаться -
об этом, наверно, нельзя будет сказать и через год, и через два, и чере з де­
сять лет. Я уверена, да и не только я, но и все мои мон­
гольские и советские коллеги по этой экспедиции, -
Яманы ус скоро станет «ме ккой » ар­
хеологов и историко в-мо нголо­
ведов. ПеТРО2АUФЫ АрхаюаuеКО20 (е А е­
в а) u ЮЖНQ20бuuеКО20 (с n р а в а) аймаков. . ПУТЕШЕСТВИЕ ЗА РИСКОМ ""со стр. tt. Я только успел отметить: он не. выпрыгнул, соскочил. -
Выходи. Я лучше один ... Нолесо не в колее идет. Его дверца была открыта. Я повернуn.cя к своей, но взгля­
ду некуда было деться -
вни­
зу лежал все тот же красный камень... Я пополз, хватаясь за сиденье, к его дверце. Бо­
рис отстранился, давая мне вы­
лезти, но мне показалось, что он сейчас улыбнется, и, отвер­
нувшись, я прыгнул в свою. . Машина уходила, зависнув всеми правыми скатами. Она еле двигалась. «Лучше ехать. рывками, -
вспомнил я· слова Бориса. -
Успеваешь oceCTЬ~. Он тах и ехал. Но в одно из мгновений, когда он высунул­
ся, оглядывая ферму, и уже не· закрыл дверцу, я чуть не за­
свистел ему -
уже и пальцы были во рту. Нрик бы он не услышал, а смотреть, как он уходит к красной скале, было вьппе моих сил. И тут он сде-
лап рывок. . С глупой улыбкой радости смотрел я вслед ровно идущей машине. Так я и шел за ней следом, не замечая пыли, пока не услышал чье-то дыхание. Орлов догнал меня. -
Железо... -
он говорил почти с отчаянием. -
Не вый­
дет. Железо есть железо. Я молчал. -
Помнишь? Нак это ... «Плата за страх •. Все на ли­
цах, на движении, а остаJtови кадр, и ничего не выйдет. Нак здесь. Он не знал, что было на от­
косе. Не знал, что у Бориса в ДушаНбе жена, дети, а он У$е семь лет вот так -
с от­
крытой дверцей. Да и что тол­
ку было знать это? Железо действительно есть железо. И я не хотел говорить. Все сльппа­
лоСь мне: «Неужели тебя не тянет иа что-нибудь поспокой­
ней? Иnи нет TaKOГO?~­
«Есть. Почему нет? Спокойней много.. . Теперь мы все шли и ШЛИ в иочь по иезиакомой дороге. -
Ты зиаешь, что Борис тогда ска­
зал мие? -
спросил я Орлова. -
Что? -
Я все думаю: какими бывают та-
кие люди пocnе работы? Ничего он тогда. не сказал. Еруида какая-то ... Прквык, говорит. -
А ты '1его хотел] •.. Откуда-то снизу иа нас вынырнул старнк. Он появился в двух шагах и застыл, сповно материализовался из тьмы. Все было так иеожиданно, что ему пришлось здороваться первым, да ои, иаверио, давио спышал иаши шаги. -
Это ие та дорога, -
сказал ои. Старик оперся иа IIOCOX светлеющи­
ми В темиоте руками. -
Еспи торопитесь, идите иа новую дорогу. Там много машин. Не повора­
чивайте в сторону. Старая дорога туда пойдет. :Вы ие идите. Он словио появился, чтобы сказать иам это. -
Прямо будет малеиькая дорож­
ка ... -' и старик ушел в темиоту. Исчезая, еще раз огляиулся и качиул посохом в иашу стороиу: сТуда. Туда идите". '1.ерез минуту мы уже недоумевали: что ои иазывал ·смаленькоЙ дорожкой" ? Перед нами ие было иикакоЙ. Шоссе уходило вправо и иазад, крутясь обыч­
ным в горах серпеитином, ио там, ку­
да старик указывал посохом, был об­
рыв. Мы лазали в траве почти на чет­
вереиьках: су тебя иет?" -
сНет. А у тебя?" -
сНе видно,.. l(tO-То на­
долго замолкал, но проходнлн мннуты, шуршал в траве ветер ... сJ:iндишь, там огни,.. -
с~онечио, она должна ндтн вниз.. -
Хорошо, еще трава подсве­
чнвает немного". -
сДа. Она сухая, белая". И опять: сУ тебя нет?" -
«Нет,.. -
сМожет, ои так называл тропннку?" -
Нашелl -
по голосу Орnова я поияn, что ои стоит выпрямившись, но nицом не ко мне. -
l(ажется, на­
шел. -
сказаJl ОН тише. Что ж, зто можио быnо считать тро­
пинкой, у нее был тоnько один недо­
статок: она не шnа круто вниз, а огни машин светиnись гnуБОКО внизу. Нехо­
рошее сомнеиие пришло мне в гоnову. Тропинка то и дело каким-то стран­
ным образом пропадаnа. Тоnько ступ­
НЯМИ M~ угадывали ее, но. кажется, мы смениnи уже не одиу, уходя все даnьше И даnьше. -
Стойl -
вдруг выдохиуn он. Я замер. -
Там пропасть .... Влево. Меня качнуло в противоположную сторону от звука nетящего внизу кам­
ня. Но кnониться вправо было неnьзя: там пnечо подпираnа стена, и еспи лечь на· нее, то подошвы вставаnи на ребро, можно быnо соскользнуть вниз. Инстинктивно я провеn рукой по тра­
ве -
держаться не за что, сухне стеб­
ли рваnнсь, даже когда я захватываn цеnый пучок. Потные, тяжело дыша, мы стояnн на краю пропастн, держа в руках сум­
ки. «Вот OHol,. Это и быnо тем сом­
нением, которое я хотел проверить. На опалениой паnом горе, что мы видео'!и у Яваиа, весь cКnOH испещряnи та­
кие «ТРОПИИКИ". Оии не шли сверху вниз, ииаче легко бы подумать, что их промыnи весеиние воды, -
ОНИ тяну­
лись поперек скnона, их было множе­
ство. Тоnько потому, что трава выго­
репа, они И· стаnи видны. Я до снх пор не зиаю, как объяснить НХ ороис­
хождение, м}'жет, их протоптаnи овцы, но сейчас .. ы ходИJIИ по таким же. Перед гnазами всплыnа та опаnенная гора: сМы иикогда не спустимся !lниз, анн просто не идут вниз. Мы буде .. ходить по ним всю ночь,.. А как все хорошо было еще вчераl На Нурекской ГЭС мы ходи-
ли по котловану в поисках ска­
лолазов. Нашли их на скале. Где-то внизу стояла таблич­
ка: «Засыпка в тело плотины~. Ее отсюда не было видно. Тело было огромным, и по нему ползали HP АЗы: Оно ле­
жало меж двух скал, и проти­
воположную скалу мы видели, расположившись на крошечной скальной площадке. Тело не казалось мертвым, каким кажется всегда свежена­
сыпанный холм земли. Я никак не мог понять почему, пока не вгляделся до боли в глазах. Оживляли его даже не машины, они были слишком мелки, да­
же ничтожны по сравнению с ним -
сама незавершенность плотины оживляла ее. Намни оживляли -
свежие, корявые глыбы, не осевшие, не притк­
нувшиеся друг к другу. Отсюда, от будущей Нурекской ГЭС, и пойдет «электрический мост. К Явану. Я смотрел вниз, пока не упал первый камень. Он сколь­
знул, едва касаясь выступов скалы, он прыгнул, нырнул -
так падают только крупные обломки -
и ударился со взры­
вом, разбившись в прах. Еще видно было скалолазов, но пыль уже взвипась. Она шла снизу. Я лег на край площад­
ки, еще не зная, что скоро все здесь оденется пылью. Пока она только ползла по раСЕЦели­
нам, повторяя изгибами все по­
вороты трещин. Еще не подня­
лись клубы, они еще не от­
толкнулись от скалы, взлетая вверх и в сторону, еще их не закрутил ветер, мотая из сто­
роны в сторону и унося вверх. Ногда я оглянулся, Орлова не было. Я увидел его скользя­
щим по тросу вниз. Пыль осы­
палась, и он спускался, почти закрыв глаза. Четыре метра отделяли его от нижней, такой же, как наша, площадки, но она была под нами, и я не мог ее видеть. Трос перестал рас­
качиваться. Значит, он стоял внизу. Через минуту я уже видел его: он карабкался вверх туда, где раскачивались на ве­
ревках скалолазы. Пыль уже подбиралась к ним, но еще видно было, кан в котловане люди стоят и смот­
рят вверх. Не потому, что не могут работать, когда скалола­
зы «обирают~ скалу -
люди стоят далеко от подножия, -
но, наверно, нельзя не смот­
реть на тех, кто на твоих гла-
зах целый день рискует жизнью. Недавний взрыв отломил часть скалы, но расшатанные взрывом камни на образовав­
шейся стене могли в любой миг обрушиться лавиной. 4:Бы­
ло уже однажды, -
вспомнил я слова бригадира. -
Обру­
шился вот такой же склон'>. Лом самого близкого ко мне скалолаза вошел в щель под огромным, почти висящим кам­
H€M. Теперь скалолаз раскачи­
вался всем телом, вгоняя лом все глубже и глубже. Глыба шатнулась. Скалолаз прыгнул влево, но глыба обманула его -
она не упала. Ему снова при­
шлось орудовать ломом. Под­
летая на веревке к ее бокам, так похожий на муравья, кото­
рый пытается вЗять непосиль­
НУIO ношу, он не терял надеж­
ды. Глыба шатнулась еще раз, уже сильнее. Он уловил ее угрожающее движение, и теперь ему самому надо было уходить из-под нее, готовой рухнуть вниз. Он прыгнул, и, пока он плыл в воздухе, летя в сторону, глыба медленно вышла из гнез­
да, в кот.ором пробыла тысячи лет. Раз повернувшись, она уже не вращалась. Странно, но на улетающий большой камень они глядели, как глядят, наверно, все масте­
ра на произведение своих рук, -
скалолазы провожали камень, не принимаясь раска­
чивать другой, пока этот не до­
летал до земли. Уже пыль шла клубами, и коричневые клубы распирала изнутри какая-то сила. Порой пыль . совсем застилала скало­
лазов, тогда трудно было по­
нять, видят ли они там друг друга. Шлейф пыльного облака, тянущийся снизу, медленно та­
щился в мою сторону, когда заревела сирена. Она ревела в котловане. Ее крик заполнил все пространст­
во меж скалами. Невозможно было представить механизм, ко­
торый способен залить ревом все огромное ущелье, но этот заполнил. Случилось что-то страшное, а я на сваем 4:пятач­
ке,>, ослепленный облаком, не мог понять, что же произошло. Рев оборвался, глыбы летели вниз, и все окутала пыль. Уже не видно было ничего: ни ска­
лолазов, ни скалы -
все по­
глотила коричневая мгла. Толь­
ко где-то в самом ее центре все так же глухо ударяли ломы, и оттуда доносилось быстрое шуршание пробивали без грома похоже, дождь. мелких камней. Они пыль, разбиваясь огромных глыб -
стучал каменный Я подошел к тросу, и во­
время: у моих ног показалась голова Орлова, коричневая от пыли. Он вылезал. Мы спускались по пологой тропинке. По ней на скалу под­
нимались скалолазы, опасав­
шиеся сразу оказаться на вы­
соте. Странно, но были и такие. Остальные поднимались по от­
весному тросу. -
Нельзя так, -
сказал наконец Орлов. Он спускался быстро, и какая-то непривычная сутулость была в нем. -
День можно... два, -
говорил он, не оборачиваясв. -
Но когда-ни­
будь это должно случиться. Ч то можно было ответить ему? Все там будем? -
Он не упал, -
ответил он сам себе. -
Самый моло­
дой. Два месяца их учат в специальной школе, потом сразу сюда, на скалу... Камень ушел из-под ног. Это когда си­
рена завыла; там внизу наблю­
датель у них -
он и увидел. (Помню, как я спросил стоя­
щего у обрыва скалолаза: «Что самое страшное?,> Он задумал­
ся. Видно было, как из многого страшного он пытается выбрать одно и с какой неохотой он во­
обще размышлял об этом. «Страшно, когда камень уходит из-под ног,>, -
решил он.) -
У него был свободный ко­
нец, -
продолжал Орлов.­
Метра два. Он на них и ушел,­
и добавил удивленно: -
Зна­
ешь, он тут же опять начал вкалывать. Только суетился больше. Мы уходили все дальше. Звук лопнувшей под скалой глыбы догнал нас почти внизу: еще на один камень стала меньше угроза тем, кто рабо­
тал в котловане. ... я вспоминал все это, а между тем все так же шел за Орловым, не видя его в тем­
ноте. -
Стойl Слышишь? Я давно уже вслушивался в этот звук. -
Водопад ... -
Откуда? Мы снова двинулись, с каж­
дым шагом приближаясь к шу­
му. Наверно, мы были в уще­
лье. Слишком низко мы спусти­
лись -
редкие, несущиеся в теlllноте огни машин свети-
лись теперь наверху. -
Близко-то какl с за-
вистью сказал Орлов. -
Погоди. Посвечу. Я зажег сразу три спички и сложил ладони, пытаясь пре­
вратить их в отражатель, и так ветер не гасил огонь. Слева была стена. Огонь спички тускло осветил ее, но чувствовалось, что она уходит высоко вверх. Водопад ревел справа, мы не видели его, но удивлялись: слишком уж силь­
но он ревел -
речка у. самых наших ног хоть и бурлила, но была мелкой. Правда, мы не знали ее ширины. -
Посвети еще ... Я прыгну. Он прыгнул В темноту. Плес­
нула вода. Потом еще. -
Нешироко, -
услышал я его довольный голос и тоже прыгнул. Минут через пять мы. уткну­
лись В новую стену, но она уж была последней -
там, на­
верху, шло шоссе. Обрадован-
. ные, мы даже не спешили лезть на нее. -
Представляешь? Вылеза­
ем -
одни головы торчат -
и тут машина ... -
Шофер с ума сойдет. Но вСе случилось так, как мы совсем не ждали. Мы влез­
ли почти на десяти:метровую стену -
и застыли. Рядом на :iI:юссе в голубом свете прожек­
тора ворочался экскаватор. Ковш подбирал обломки скалы и ссыпал их в кузов БелАЗа. Там внизу мы могли слышать только рев водопада. Через минуту . мы сидели в ... кабине. Шофер с улыбкой слушал, а Орлов в третий раз принимался рассказывать, как мы решили не терять день, как думали, что нас подхватит ма­
шина. -
Хорошо, на отару не на­
летели. Собаки бы загрызли, -
добродушно сказал шофер. Я сидел, тихо улыбаясь. При­
ятно было вглядываться в про­
шедшее. Как никогда. Впереди час езды -
в тепле, с людь-· ми ... 4:Зачем они рискуют? Можно ли было задавать­
ся вопросом более глупыI?? «Какими они бывают после ра­
боты?'> Да вот такими и бывают. Я чувствовал каждую мышцу. Теперь, в теплой каби­
не, мне казалось, что я мог бы весь путь пройти лучше. В са­
мом буквальном смысле: даже лучше .. двигаясь. Красивей, ум­
ней и сильней. Тогда, в маши­
не, я точно знал это. 55 В.МИРИМАНОВ. кандидат искусствоведения ОГОНЬ ПРОМЕТЕЯ К
расные бизоны, чьи очертания сливаются ••• с неровностями каменных сводов, мерно и торжественно идущие в черноту пещеры, -
и кры­
латая женщина, чья мраморная плоть кажется не­
весомой, словно подхваченная встречным ветром, запутавшимся в складках ее хитона . ... РваныЙ, все ускоряющийся ритм безудержного охотничьего танца -
и безмолвная изысканность и отточенность движений на сцене, залитой светом юпитеров. ... Символ воинской доблести -
висящая у входа в хижину вождя маленькая, отполированная време­
нем, раскрашенная деревянная фигурка ~ и брон ­
ЗОВая мощ" венценосного всадника над Невой. Все это мы называем про изведениями искусства. Но СО!l3меримы JЩ эти создания человеческого та­
ланта и разума? Еще каких-либо пятьдесят-семьдесят лет назад большин, ство европейских искусствоведов ответили бы на ЭТОТ во­
прос категорически отрицательно. -
Если обратиться к быту современных нам диких нар:>­
Дов, -
провозглашал в начале ХХ века с кафедры Венско­
го университета один из крупнейших исследователей куль­
туры доисторического прошлого, М. Гернес, -
мы найдем у них начаJIЬНDlе стадии развития искусства в' виде ряда разнородных словесных и изобразительных воспроизведе­
пий ... А ведь в Европе в это время уже были достаточно зна­
КОМЫ с тем, что восхищает нас сейчас в музеях мира, -
с произведеlIИЯМИ искусства первоБЫТIIЫХ обществ Австра­
лии и Америки, Африки и северных народов: в то время в Европе находилось значительное количество художествен~ ных изделий, вывезенных из этнх стран. Но все это оста­
валось вне поля зрения искусствоведов. И дело не только в ТОМ, что понятие «искусство» для большинства европейскнх исследователей было равнозначно понятию «красота». Главное -
ТО, что эталоном красоты для них было искусство античности -
ОНО одно считалось ПОДЛИННЫМ. Лессинг, олицетворяющий высшие достижения эстетической мысли своего времени, считал задачей ЖИВQПП­
си и скульптrры единственно только «изображение прекрас­
ных тел». Гете также считал, ЧТО ХУДОЖНИК «должен дер­
жаться в р.амках прекрасного:.. Но давайте посмотрим, каким же было искусство, когда оно сказало свое первое слово. ... Десятки тысячелетий назад угасли костры, при свете которых первобытные люди рисовали красной земляной охрой ~aMOHTOB и бизонов, высекали из кости или мягкого ка~IНЯ статуэтки, наносили резь­
бу и орнамент на оружие и орудия труда. Десятки тысячелетий погребли под своей тяжестью те виды искусств, которые не оставляют следов на камне, глине или кости, -
танцы, песни, сказания. Но по отдельным «уликам» мы можем составить представ­
ление о том, что люди каменного века не ограничи­
вались только живописью, резьбой, скульптурой. То в толще торфяника, похоронившего свайное поселение каменного века, найдут свирель. То от­
печатки босых ног на окаменевшей глине вокруг остатков изображения медведя заставляют предполо­
жить, что в святилищах древнекаменного века ис­
полнялись ритуальные танцы. Все эти проявления художественнorо творчества почти неизменно при­
сутствуют и поныне в культурной деятельности со­
временных племен охотников и скотоводов. Иссле­
дуя эти племена, можно' составить более или менее общее представление о том, что же представляло собой искусство в момент его' зарождения мож­
но, как говорил Л. Н. Толстой, «посr:rотреть на происхождение искусства, на то, откуда взя­
лась та деятельность, которую мы называем искус­
ством», И тогда уже попытаться ответить на во­
прос: достойны ли быть в одном ряду палеолитиче­
ская женская статуэтка и античная скульптура, тан­
цыпигмеев и классический балет, изображения ма­
монтов в Каповой пещере и полотна эпохи Возрож­
дения? Изучение так называемых традиционных об­
ществ -
обществ, не достигших уровня индустриаль­
ной цивилизации, -
показывает, что различные виды художественной деятельности не только находятся в постоянном и тесном взаимодействии, но, по су­
ществу, образуют некое нерасторжимое единство. Например, у австралийских аборигенов среди культовых предметов имеются так называемые чу­
ринги -
небольшие продолговатые плитки из дере­
ва или камня, покрытые геометрическим рисунком. Для первых исследователей такие чур инги были просто ритуальными плитками, покрытыми экзоти­
ческими узорами. Для них назначение чур инги как бы «отщеплялось» от узора, нанесенного на нее. Но узоры чуринги -
это не просто художественный орнамент. Перед каким-либо событием, когда на помощь племени должны прийти «души предков», австра-
58 лийцы собираются в круг, в середине которого ле­
жит чур инга. Старейшина, ведя пальцами по узо­
рам чур инги, начинает повествование о жизни пред­
ка, о его подвигах и мудрости, и это повествова­
ние подхватывает все племя. Ритмический узор на чуринге служ!!т канвой, по которой старейшина вос­
станавливает в памяти и сами сюжеты повествова­
ния, и их последовательность. Рисунок на чур инге, память о предках, мифотворчество, народный эпос -
все здесь нерасчленимо, ни одно нз состав­
ляющих этого действа не живет само по себе. Можно предположить, что подобное значение имели и другие предметы налеолитического искус­
ства -
так называемые жезлы начальников (куски отполированной кости, покрытые геометрическими узорами), каменные и костяные пластины сотвер· стиями в центре и также покрытые насечками. То же самое можно сказать и о культовой скульптуре. Существование культовой скульптуры немыслимо без мифологических представлений, образы кото­
рых она воплощает. Подобно тому как эти мифы ВОСПРlUIимаются в традиционном обществе в каче­
стве доподлинной реальности, некогда существовав­
шей или существующей, точно так же и скульпту-
ра воспринимается как одно из проявлений этой реальности. Этнографические исследова-
ния показывают, что с точки зрения первобытных народов Африки, Океании, Австралии трудно выде­
лить, что имеет главенствующее значение, что пер­
вично -
миф, содержащий те или иные образы, или появляющиеся на торжественных церемониях культовые маски, воплощающие те же образы. Здесь ничто не иллюстрирует друг друга" и это не красочная мозаика, составленная из отдельных сверкающих плиток, но некий единый сплав, не-, мыслимый без какого-либо одного компонента. Чет­
кие ритмические формы масок как бы переводят на язык пластики ритм музыки и танца, сопровож­
дающий их появление; притчи и поговорки приоб­
ретают зримую форму в скульптуре, рисунках, ап­
пликациях и т. д. Повествования народных скази­
телей состоят из органического слияния поэтиче­
ских и прозаических текстов с пением, музыкой, рисунками. Художественное творчество является естественной потребностью для каждого члена традиционного общества; сам процесс творчества и его резуль­
тат -
это всеобщее достояние, и каждый член об­
щества -
это потенциальный производитель и по­
требитель искусства, художник и зритель, исполни­
тель и слушатель, слившиеся в одном человеческом «я». И мастер -
будь то скульптор или танцор­
ничем не отличается для членов, своей общины от всех остальных. У многих африканских народностей, австралийских аборигенов, жителей Ново-Гебрид­
ских островов все мужчины принимают участие в художественном творчестве. И даже тогда, когда изготовлением художественных предметов занимает­
ся постоянно тот или иной член общины, его, стро­
го говоря, нельзя назвать художником-профессиона­
лом в общепринятом смысле этого слова, так как он остается в то же время земледельцем или ско­
товодом, охотником или рыбаком. Известный этно­
граф Дуглас Фрезер, специально изучавший этот вопрос, отмечает, что в отдельных случаях (глав­
ным образом в Африке) бывает, что «художествен­
ное производство» контролирует какой-то род, и де­
ти членов этого рода обязаны продолжать дело ро­
дителей. Бывает и так, что художника просто­
напросто... выбирает племя. Причем выбирает не потому, что он более искусный жнвописец или скульптор, нежели остальные. Например, у народности мундугумор в Новой Гвинее выбира­
ют художника из числа тех, кто, по местным пред­
ставлениям, обладает от рождения особой магиче­
ской силой. Это не значит, что такой художник­
профессионал в нашем понимании. Здесь художник выступает в такой же необходимой для общества функции производителя материальных благ, как наи­
более удачливый охотник племени или искусней­
ший из рыболовов. По-видимому, и в каменном ве­
ке путь к занятиям художественным творчеством был таким же, если не еще более произвольным и широким. И таковы же были смысл и значение художественного творчества человека каменного века. ... Если так· можно сказать, первый художествен­
ный акт человечества был столь же естественным и закономерным, как и первая охота во имя жиз­
ни, продолжения рода. И вот, поэтапно прослеживая историю искусства, можно видеть, как в процессе неизбежного эконо­
мического и социального расслоения общества, ме­
няющего характер всех видов деятельности, искус­
ство из универсального нерасчленимого комплекса постепенно превращается в особый, специализиро­
ванный вид деятельности. Рано или поздно, минуя или проходя известные переходные формы, художественное творчество исторически закономерно начинает определяться как самостоятельный вид деятельности, более или ме­
нее свободно избираемая профессия. Последние отблески этого нерасчленимого един­
ства мы видим в искусстве античной Греции. Но уже в Римской империи искусство становится по преимуществу предметом роскоши, источником наслаждения и в таком качестве уже не является всеобщим достоянием. В Риме, может быть, впер­
вые в истории искусство утрачивает непосредствен­
ную связь с другими видами духовной деятельности. С изменением социальной структуры общества искусство становится не только классовым. Худо­
жественная деятельность превращается в специали­
зированный труд, она как бы отделяется от дру­
гих видов деятельности, и как следствие происхо­
дит расщепление монолитного первобытного куль­
турного комплекса. Но так как жизнь обществ, породивших перво­
бытное искусство, резко отличается от современной жизни с ее профессиональным художественным творчеством, то, может быть, и для понимания искусства каменного века и современных так назы­
ваемых традицИонных обществ требуются свои осо­
бые мерки? Да, многое из того, что вкладывал первобытный художник в свои живописные и скульптурные соз­
дания. для нашего восприятия пока загадка. Мы ие всегда в состоянии правильно воспринять смысл и значение, например, ритуального танца. или куль­
товой статуэтки. Но это не значит, что '·мнр этого искусства для нас в принципе непознаваем. Попробуем проанализировать -
естественно, в са­
мых общнх чертах -
тот нерасчленимый сплав, что называется традиционным искусством. Традицнон­
ное творчество, как правило, выражение не част­
ного, но общего коллективного взгляда на мир: образы, воссоздаваемые в мифах и легендах, в жи­
вописи и с,сульптуре, остаются неизменными на протяжении столетий и тысячелетий. С другой сто­
роны, маски, статуэткн, мифы, легенды, сказания-
это своеобразное вместилище практических знаний и навыков, накопленных и передаваемых из поколе­
ния в поколение. Все виды традиционного народно­
го творчества являются как бы проводника ми на­
родной мудрости. Это как бы учебные пособия университета жизни традиционных обществ. Изображення предков, имеющнх определенное культовое значение, являются в то же время родо­
вымн реликвиями, которые так же, как эпические поэмы, являются материальным воплощением памя­
ти ныне живущих о своей истории. Такое же зна­
чение . имеют и другие культовые изображения -
тотемные знаки, эмблемы, знаки собственности, власти, и т. д. Социально-политический уклад той или иной об­
щины так же четко выражается про изведениями искусства его мастеров. Статуи предков, например, африканского племени сенуфа лишены портретных черт, но надетые на них украшения и четко обозна­
ченная татуировка точно указывают на их принад­
лежность к определенному роду и социальной группе. И все это объединялось сложнейшими мифологи­
ческими концепциями мироздания, которые не толь­
ко лежали в основе всей жизни того или иного об­
щества, но были неотъемлемы от повседневной практической деятельности. Даже из такого краткого, схематического анали­
за функций традиционного искусства можно заклю­
чить, что в основе своей оно не содержит принци­
пиально ничего отличного от того, что составляло смысл и назначение искусства во все последующие эпохи, включая и современную. Действительно, памятник Петру 1 Фальконе, «Марсельеза» Рюда или берлинский монумент Со­
ветскому воину являются в первую очередь выра­
жением определенного мировоззрения, коллективной мысли. В этих про изведениях заключена необходи­
мая историческая конкретная информация. В то же время это обращение к будущим поколениям, ове­
ществленное воплощение памяти народов. Каждое из таких про изведений, кроме того, объективно яв­
ляется отображением определенной социально-поли­
тической структуры. И в наше время искусство в развитых, современ­
ных обществах продолжает выполнять в самых об­
щих чертах те же социальные и психологические функции, которые оно выполняло в той или нной мере уже в эпоху палеолита, то есть при своем зарождении. По древнегреческой легенде, жителей Земли на­
учил искусству титан Прометей, похитивший боже­
ственный огонь. Но он обучил не только искус­
ству -
он приручил для людей быка, научил людей ремеслам и охоте. В самом этом мифе как. бы зву­
чат отголоски тех времен, когда искусство в созна­
нии людей не было отъединено от всей практиче­
ской деятельности, когда творческий импульс для человека- охотника, землепашца, скотовода -
был столь же естествен, как охотничий инстинкт и стремление к продолжению рода. у Ф. Тютчева есть строки: ... Ты -
человеческое я! Не таково ль твое значение, Не такова ль судьба твоя! Искусство -
это овеществленное человеческое ся». И именно это человеческое ся» с его историей, на­
деждами, помыслами, свершениями -
та единая мера отсчета, что выстраивает в один ряд палеоли­
тическую статуэтку и Венеру Милосскую. 59 А.К РА С Н О В, ученын секретарь Советскон секции вулканологии Международного союза геодезии и геофизики ВУ.JIКАВ-
МЕСТО РАБОЧЕЕ lВJ ад вершиной вул-
а к а на взм ывали вве рх, на высоту до десятка кило-
••• метров, огромные черно-серые клу­
бы вулканического пепла. Еже­
минутно р аздавался грохот взрывов, выбрасывающих из жерла каменны е бомбы. Но ­
лыхаю щуюся тучу проре зал и яркие вспышки молний, а гро­
хот вулкана слив ал ся с рас­
н атами гром а. Пеп л ов у ю ТУ-
60 чу ветер сносил н северу, и и
з нее градом сыпались мелкие камни. Со склонов вулкана ска­
ты вались огромные раскален­
ные г лыбы. Мы стояли кило­
метрах в пяти от самого вулна­
на, но все вокруг нас очень быстро покрылось толстым сло­
ем серо го пепла. Так произошло наше первое знаномство с афринанским вулнаном О лдон ио Ленгаи. Этот вулкан за нимал особое место в общих планах исследо­
ваний нашей экспед иции, орга­
низованной Академией наук ссср, -
Со ветской комплекс­
ной Восточно-Африканской э кспедиции. А сама экспеди­
ция была одной из важнейших составляющих международной программы исс ле дования зем­
ных недр, получившей название « Верхняя мантия и ее влияние на ра зв итие земной коры », или -
коротко «Проект верхней мантиИ». Этот проент, поддержанный многими между­
народными научными организа­
циями и союзами, был принят де сять лет назад п о предложе­
нию советского ис сле дователя члена-корреспондента АН ссср В. В. Белоусова. А суть его заклю чалась в следующем. Известно, что глобальная си­
стема гигантских разломов земной коры проходит не толь­
ко по дну Мирового океана, но и прослеживается на террито­
рии Африки. Эти разломы, как бы приот­
крывающие исследователям дверь к глубинным породам, окружающим ядро нашей пла­
неты, видны на землях }{ении, Уганды, Танзании, Эфиопии. Исследование этих разло-
мов, как писал Н. В. Белоусов, «позволит человеку заглянуть с поверхности планеты туда, где начинаются землетрясения и вулнанические извержения, где скрыт механизм поднятия и опускания материков, где ле­
жат истоки полезных ископае­
мых». Предложения советских уче­
ных были поддержаны ми­
ровой геологической наукой. И сейчас участие в «Проекте верхней мантии» принимают ученые 45 стран мира. Среди геологов, петрографов и вулканологов Олдонио Лен ­
гаи знаменит совершенно не-
61 обычным составом продуктов своих извержений. Лавы и пеп­
лы этого вулкана состоят не из силикатных пород, как обычно, а из щелочных карбонатитов. Чем это вызвано, пока точно неизвестно. Большинство иссле­
дователей считают, что это свя­
зано с какими-то, пока еще не­
ясными, но необычными «взаи­
моотношениями~ вулкана с зем­
ными недрами. С карбонатитами связаны многие редкие и ценные полез­
ные ископаемые. Поэтому изу­
чение вулканических карбона­
титов, которые известны пока только в Африке, укажет путь к поискам этих пород и на тер­
ритории нашей страны. Когда мы впервые увидели Олдонио, наша экспедиция проводила лишь рекогносциро­
вочные работы, и на вулкан мы не поднимались. И вот спустя год мы, экипи­
рованные по последнему слову «вулканной техники~, двину­
лись к его подножию. Дорога то появлялась,' то бесследно исчезала среди за­
рослей кустарниковой акации и держидерева. И где-то за гори­
зонтом, еще не видимый нам, возвышался вулкан. Неожиданно небо затянулось плотной ДЫМНОЙ, и все вокруг нан-то посерело -
а часы по­
называли всего два часа. С наждой минутой тьма сгуща­
лась все больше и больше, -
Бог масаев рассердил­
ся, -
сназал наш проводнин, протянув руну В сторону вул­
нана. Дело в том, что, по пре­
даниям этого ночевого племени снотоводов-охотнинов, их бог живет в нратере Олдонио Лен­
гаи -
само название вулнана в перевод е с масайсного озна­
чает «жилище бога». И причи­
на извержения вулнанов, по мнению масаев, одна -
бог за что-то рассердился на них. Тут мы увидели и самих масаев. В нлубах пыли перед нами по­
явились рослые, стройные муж­
чины. Они гнали стадо норов и осликов, нагруженных домаш­
ним снарбом. На ослинах сиде­
ли женщины и дети. Они все что-то нричали, но слов из-за мычания и рева животных слышно не было. Все это созда­
вало впечатление если не бег­
ства, то, во всяном случае, спешного переселения. 62 Добрались мы до вулнана тольно н вечеру. Разбили ла­
герь в старом сухом русле. Не­
скольно дней тщательно, но спешно готовились н подъему. Наконец все было готово. И ранним августовским утром мы вышли из лагеря. Мы -
это советсние вулканологи: В. Ге­
расимовский, А. И. Полянов, автор этих строк, танзанийский геолог Макисунгва, его помощ­
ник Муши и проводник Айоб, уже неоднократно поднимав­
шийся на вершину вулнана. Налетавший порывами ветер обволанивал нас пеплом. Он снрипел на зубах, и в первые же полчаса глаза у всех воспа­
лились. Снлон становился все круче и нруче, а слой пепла предательсни маснировал тре­
щины и ямы. В середине дня наш про водник повредил ногу и вынужден был вернуться в лагерь. Пришлось пробирать­
ся дальше, полагаясь лишь на чисто геологическую интуицию и опыт. К пяти часам вышли на открытую ровную площад­
ку почти у самой вершины. От кратеров нас отделяло всего несколько сот метров. От­
дохнув, пошли на последний приступ. (Олдонио Лен гаи име­
ет два кратера. Сейчас актив­
ным был северный.) Эти несколько сот метров пришлось преодолевать не­
сколько часов, и, когда мы до­
шли до кромки кратера, насту­
пил вечер. А место для ночле­
га было только одно -
внутри кратера, на узком выступе: спускаться с гребня в поисках более или менее защищенной от ветра площадки было уже поздно. Вверив свои души гос­
теприимству огненного жили­
ща, мы завернулись в спальные мешки и улеглись на этот вы­
ступ. Ночь прошла спокойно, если не считать того, что мы так и не смогли сомкнуть глаз, -
все-таки прямо под нами неумолчно ворчал хозяин горы. Время от времени рядом с нами плюхались камни, по­
стоянно сыпался вулканический песок. Но до утра признаков интенсивного извержения так и не было. Рабочий день у кратера на­
чался с рассвета. До вечера мы собирали образцы вулканиче­
ских бомб, пепла и газов. ... За тысячи километров, в тиши лабораторий, дары Олдонио Ленгаи будут исследо­
ваны, проанализированы со всей тщательностью. Минеральный состав пеплов и лав этого вул­
Iшна, их физико-химические особенности и свойства расска­
жут нам о тех условиях, в ко­
торых происходило их обра­
зование. Сопоставление этих данных с полевыми наблюде­
ниями о сейсмичности рав­
нины, на которой возвы­
шается вулкан, поможет еще ближе подойти к решению од­
ной из основных проблем со­
временной геологии: как взаи­
мосвязаны глубинные процессы, протекающие в верхней ман­
тии, с поверхностными. Пред­
стоит длительное исследование составов вулканических извер­
жений Олдонио Ленгаи -
от самых древних до тех, что мы наблюдали воочию (а надо ска" зать, что, по определению со­
ветского исследователя М. Ара­
келянца, возраст Олдонио Лен· гаи около двух миллионов лет). Уже под вечер мы начали обратный спуск. Бесконечные расщелины заставляли нас под­
час буквально скатываться вниз, а тяжеленные рюкзаки, набитые образцами, делали это скольжение весьма беспорядоч­
ным и быстрым. Иногда же приходилось нарабкаться по отвесным стенам. При валы ста­
новились все чаще и чаще. Через каждые два километра мы в изнеможении опускались на землю.' До промежуточного лагеря добрались лишь в пол­
ночь и растянулись перед па­
латкой. ... А под утро нас разбудили масаи. Они были радостны и довольны -
бог перестал сер­
диться на них, и сноро пастби­
ща у подножия его жилища станут тучными и обильными. Масаи пренрасно знают, что Олдонио довольно отходчив И после «вспышни гнева», словно раскаявшись, посылает на землю обильный урожай трав. (Кстати, повышение урожайно­
сти после извержения Олдо­
нио -
фант установленный. Причина, по-видимому, нроется опять же внеобычном химиче­
сном составе изверженного вулнаном пепла.) Прямо перед нами в отблес­
ках лунного света острононеч­
ным нонусом возвышался Ол­
донио Ленгаи. Облано еще стоя­
ло над вершиной, но по всему было видно, что вулнан уже успоноился. ~ ноябре 1961 года в Ас­
~ мате, одном из глухих районов Новой Гвин е и, исчез Майкл Кларк Рокфел­
лер, сын американского мил­
лиардера. Сообщение это вы­
звало сенсацию именно потому, что исчез один из Рокфеллеров: ведь на Земле, к сожалению, ежегодно, не вызывая особого шума, ги б нет и пропадает без вести немалое число исс л едова · телей~ Особенно в таких местах. как Асмат -
гигантское, порос· шее джунглями болото. Асма т славится своими рез­
чиками по дереву, воу-ипи у а, как их там называют, и Майк л собирал коллекцию про из веде· ний асматского искусства. На поиски про павшего была поднята масса народа. Из Нью­
йорка прилетел отец Майкла­
губернатор штата НЬЮ-Йорк Нельсон Рокфеллер, и с ним тридцать. два американских кор­
респондента, да еще столько же из других стран. Около двухсот асматов добровольно и по соб­
ственной инициативе обшарили побережье. Через неделю поиски прекра ­
тили, не обнаружив следов про ­
павшего. Было высказано на основании имевшихся фактов предположе­
ние, что Майкл утонул. Кое-кто, правда, усомнился: n. ОП ьг Н Н ПОЧЕМУ АСМАТЬI а не стал ли он жертвой охотников за головами? Но вож­
ди асматских деревень отвергли эту мысль с негодованием: ведь Майкл был почетным членом племени. С прошествием времени имя погибш е го этнографа исчезло со стран и ц газет и журналов. Его дневники легли в основу книги, собранные им коллекции укра­
сили нью-йоркский Музей пер­
вобытного искусства. Эти вещи имели чисто научный интерес, и широкая публика начала за­
бывать загадочную историю, приключивш у юся в болотном краю асматов. Нов мире, где сенсация, как бы нелепа она ни была, озна­
чает верную возможность зара­
ботать большие деньги, истории с сыном миллиардера не суж­
дено было на этом завершиться ... В конце 1969 года в австра­
лийской газете .РевеЙль. по­
явилась статья некоего Гарта Александера с категорическим и интригующим заголовком: .я выследил убивших Рокфел­
лера каннибалов •. • ... Распространено мнение, что Майкл Рокфеллер утонул или стал жертвой крокодила у южного побережья Новой Гви­
неи, когда пытался доплыть до берега. Однако в марте этого года НЕ СЪЕЛИ РОКФЕЛЛЕРА один протестантский' миссионер сообщил мне, что папуасы, жи­
вущие неподалеку от его мис­
сии, убили и съели семь лет назад белого человека_ У них до сих пор хранятся его очки и ча­
сы. Их деревня называется Ос­
чанеп. ... Без долгих раздумий я от­
правился в указанное место, чтобы там выяснить обстоятель­
ства. Мне удалось найти про­
водника папуаса Габриэля, и вверх по реке, текущей среди болот, мы плыли три дня, пре­
жде чем достигли деревни. Две­
сти раскрашенных воинов встре­
чали нас в Осчанепе. Всю ночь грохотали барабаны. Ут­
ром Габриэль сообщил мне, что может привести человека, ко­
торый за пару пачек табаку го­
тов рассказать мне, как все было. ... История оказалась на ред­
кость примитивной и, я бы да­
же сказал, обычной. -
Белый человек, голый и одинокий, вылез, шатаясь, из моря. Он был, наверное, болен, потому что лег на берегу и все никак не мог подняться. Люди из Осчанепа увидели его. Их было трое" и они подумали, что это морское чудовище. И они убили его. Я спросил об именах убийц. Папуас промолчал. Я настаивал. Тогда он нехотя пробормотал: -
Одним из людей был вождь Уве. Где он сейчас? -
Умер. -
А другие? Но папуас упорно молчал. -
Были у убитого кружки на глазах? -
Я имел в виду очки. Папуас кивнул. -
А на руке часы? -
Да. Он бы;л молодой И стройный. У него были огнен­
ные волосы. Итак, восемь лет спустя мне удалось найти рый видел (а убил) Майкла давая папуасу стро спросил: человека, кото­
может быть, и Рокфеллера. Не опомниться, я бы-
-
Так кто же были те два человека? Сзади послышался шум. За моей спиной столпились мол­
чаливые раскрашенные люди. Многие сжимали в руках копья. Они внимательно прислушива­
лись к нашему разговору. Мо­
жет быть, они и не понимали всего, но имя Рокфеллера, не-
64 сомненно, было им знакомо. Допытываться дальше было бес­
полезно -
мой собеседник вы­
глядел перепуганным. Я уверен в том, что он гово­
рил правду. Почему они убили Рокфелле­
ра? Вероятно, приняли его за морского духа. Ведь папуасы уверены, что у злых духов бе­
лая кожа. А возможно, что одинокий и слабый человек по­
казался им лакомой добычей. Во всяком случае, ясно, что двое убийц еще живы; потому и перепугался мой информатор. Он и так сказал мне слишком много и теперь готов был под­
твердить лишь то, что я уже знал, -
люди из Осчанепа уби­
ли Рокфеллера, когда увидели его вылезающим из моря. Когда в изнеможении он лег на песок, трое во главе с Уве подняли копья, оборвавшие жизнь . Майкла Рокфеллера .... Рассказ Гарта Александера мог бы показаться правдивым, если бы ... ... если бы почти одновремен­
но с газетой .РевеЙль. подоб­
ную историю не опубликовал издаваемый тоже в Австралии журнал .Ошеаниа •. Только на этот раз очки Майкла Рокфелле­
ра .обнаружили. в деревне Атч, в двадцати пяти милях от Ос­
чанепа. Помимо этого, в обоих рас­
сказах содержались живописные подробности, заставившие насто­
рожиться знатоков быта и нра­
вов Новой Гвинеи. Прежде всего показалось не слишком убедительным объясне­
ние мотивов убийства. Если бы люди из Осчанепа (по другой • версии -
из Атча) действитель­
но приняли вылезавшего из мо­
ря этнографа за злого духа, то у них бы не поднялась на него рука. Скорее всего они бы про­
сто убежали, ибо среди неис­
числимых способов борьбы со злыми духами отсутствует сражение с ними лицом к лицу. Версия .0 духе. скорее всего отпадала. Кроме того, люди из асматских деревень достаточно хорошо знали Рокфеллера, что­
бы принять его за кого-то дру­
гого. А коль скоро они его зна­
ли, вряд ли они бы на него на­
пали. Папуасы, по мнению лю­
дей, хорошо их знающих, необычайно преданны в друж­
бе. Когда через некоторое время чуть ли не во всех прибрежньtх деревнях стали .находить. сле­
ды про павшего этнографа" стало ясно, что дело идет о чи­
стой выдумке. Действительно, проверка показала, что в двух случаях историю о пропаже Рокфеллера рассказали папуа­
сам миссионеры, а в осталь­
ных -
асматы, одаренные па­
рой-другой 'пачек табака, в виде ответной любезности рассказы­
вали корреспондентам то, что тем хотелось услышать. Реальных следов Рокфеллера не удалось обнаружить и на этот раз, а тайна его исчезновении осталась такой же тайной. Может быть, и не стоило бы вспоминать больше об .этоЙ ис­
тории, когда бы не одно обстоя­
тельство -
та слава канниба­
лов, которая с легкой руки лег­
коверных (а иногда и недобро­
совестных) путешественников прочно закрепилась за папуаса­
ми. Именно она в конечном ито­
ге делала правдоподобными лю­
бые догадки и предположе­
ния . Среди географических сведе­
ний глубокой древности пожи­
ратели людей -
антропофаги за­
нимали прочное место ридом с людьми с песьими головами, одноглазыми циклопами и жи­
вущими под землей карликами. Следует признать, что в отли­
чие от псоглавцев и циклопов людоеды существовали в дей­
ствительности. Более того, во времена аны каннибализм встре­
чался всюду на Земле, не ис­
ключаи Европу. (Кстати, чем иным, как не пережитком глу­
бокой древности, можно объяс­
нить причастие в христианскоЙ церкви, когда верующие .вку­
шают тела Христова.?) Но да­
же и в те времена он был ивле­
нием скорее исключительным, чем повседневным. Человеку свойственно выделять себи и се­
бе подобных из остальной при­
роды. В Меланезии -
а Новая Гви­
неи ее часть (хотя и весьма от­
личающаяс.я; от остальной Мела­
незии) ~ каннибализм был сви­
зан с межплеменной враждой и частыми войнами. Причем надо сказа·ть, что широкие размеры он принил лишь В XIX веке, не без влиинии европейцев и вве­
зенного ими огнестрельного оружия. Звучит это парадок­
сально. Разве не европейские миссионеры трудились над тем, чтобы отучить • диких. и .не­
вежественных. туземцев от их скверных привычек, не щадя как собственных сил, так и ту­
земцев? Разве не клялась (и не клянется по сей день) каждая колониальная держава, что вся ее деятельность направлена только лишь на то, чтобы при­
нести свет цивилизации в бо­
гом забытые места? Но в действительности как раз европейцы стали снабжать вождей меланезийских племен ружьями и разжигать их меж­
доусобные войны. Но ~eHHO Новая Гвинея таких войн не знала, как не знала она и на­
следственных вождей, выделив­
шихся в особую касту (а на многих островах каннибализм был исключительной привилеги­
ей вождей). Конечно, племена папуасов враждовали (и поныне во многих районах острова вра­
ждуют) между собой, но война межд;у племенами бывает не ча­
ще чем раз в год и длится до тех пор, пока не будет убит один воин. (Будь папуасы цив;и­
лизованными людьми, удовле­
творились бы они' одним вои­
ном? Это ли не убедительное доказательство их дикости?!) Зато среди отрицательных ка­
честв, которые папуасы припи­
сывают своим врагам. на пер­
вом месте всегда стоит людоед­
ство. Выясняется, что они, сосе­
ди-враги,- грязные, дикие, неве­
жественные. лживые, коварные и -
людоеды; Это самое тяж­
кое обвинение. Можно не сомне­
ваться, что соседи, в свою оче­
редь, не менее щедры в нелест­
ных эпитетах. И конечно, под­
тверждают они, наши враги­
несомненные людоеды. В общем, у большинства племен канниба­
лизм вызывает не меньшее омерзение, чем у нас с вами. (Правда, этнографии известны некоторые горные племена в глубине острова, которые этого отвращения не разделяют. Но­
и It этом сходятся все заслужи­
вающие доверия исследователи -
они никогда не устраивают охо­
ты на людей.) Поскольку же многие сведения о неизученных раЙоР.ах получены были именно путем расспросов местного на­
селения, то на картах и появля­
лись .племена белокожих папу­
асов», «новогвинейские амазон­
ки. и многочисленные помет­
ки: -
«район населен канниба­
лами •. ... В 1945 году множество сол­
дат разгромленной японской ар­
мии на Новой Гвинее бежало в горы. Долгое время о них ни-
5 «Вокруг ~BeTa. N. 3 кто не вспоминал -
не до того было, но иногда экспедиции, по­
падавшие в глубь острова, на­
тыкались на этих японцев. Если удавалось убедить их, что война кончилась и бояться им нечего, они возвращались домой, где их рассказы попадали в газеты. В 1960 году из Токио отправи­
лась специальная экспедиция на Новую Гвинею. Удалось оты­
скать около тридцати бывших солдат. Все они жили среди па­
пуасов, многие даже были же­
наты, а ефрейтор медицинской службы Кэндзо Нобусукэ зани­
мал даже пост шамана племен'и куку-куку. По единодушному мнению этих людей, прошедших «огонь, воду И медные трубы., путешественнику на Новой Гви­
нее (при условии, что он не на­
падает первым) не грозяг со стороны папуасов никакие опас­
нi)сти. (Ценность показаний японцев состоит еще и в том, что они побывали в самых раз­
ных частях гигантского острова', в том числе и вАсмате.) ... В 1958 году на реке Сепик перевернулась лодка австралий­
ской геологической экспедиции. Спастись удалось только кол­
лектору Килпатрику, молодому парню, впервые попавшему на Новую Гвинею. После двух дней блужданий по джунглям Кил: патрик вышел к деревне племе­
ни тангавата, записанного ни­
когда не бывавшими в тех ме­
стах знатоками в самые отчаян­
ные людоеды. К счастью, кол­
лектор не знал этого, поскольку, по его словам; «знай Я это, Я бы умер от страха, когда меня положили в сеть, прикреплен­
ную к двум жердям, и понесли в деревню.. Папуасы же реши­
ли нести его, потому что увиде­
ли, что он еле движется от усталости. Только через три ме­
сяца удалось Килпатрику до­
браться до миссии «адвентистов седьмого дня •. И все это время его вели, передавая буквально «из рук в руки., люди разных племен, о которых единственно известно было, что они канни­
балыl «Эти люди ничего не знают об Австралии и ее правитель­
стве, -
пишет Килпатрик. Но разве мы знаем о них боль­
ше? Их считают дикарями и ЛЮДJедами, а между тем я не видел с их стороны ни малей­
шей подозрительности или враждебности. Я НИКОl'да не ви­
дел, чтобы они били детей. Они неспособны к краже. Мне ИНой раз казалось, что эти люди го­
раздо лучше нас._ Вообще, большинство доброже­
лательных и честных исследова­
телей и путешественников, -
про­
биравшихся через прибрежные болота и неприступные горы, ро­
бывавших в глубоких долинах хребта Рейнджер, видевших са­
мые разные племена, приходят к выводу, что папуасы на ред­
кость' доброжелательные и смет­
ливые люди. .Как-то раз, -
пишет англий­
ский этнограф Клифтон, -
в клубе в Порт-Морсби у нас за­
шел разговор о судьбе Майкла Рокфеллера. Мой собеседник фыркнул: -
А чего ломать голову? СО-, жрали, у них это недолго. Мы долго спорили, я, не смог убедить его, 'а он меня. Даи спорь мы хоть год, я остался бы при своей уверенности, что па­
пуасы -
а я узнал их хорошо­
неспособны причинить зло чело­
веку, пришедшему к ним с доб­
рым сердцем. ... Все больше и больше меня удивляет то глубокое презрение, которое питают к этим людям чиновники австралийской адми­
нистрации. Даже для самого об­
разованного офицера патрульной службы местные жители «скальные обезьяны.. Сл,овечко, которым называют здесь папу­
асов, -
.бли •. (Слово это не-, переводимо, но означает край­
нюю степень презрения к чело­
веку, им обозначаемому.) Для здешних европейцев «оли. это нечто, что, к сожалению, су­
ществует. Никто не учит их языков, никто вам толком не расскажет об их обычаях и привычках. Дикари, людоеды, обезьяны -
вот и 'все .... Любая экспедиция стирает с карты .белое пятно., и зача­
стую в местах. обозначенных ко­
ричневым цветом гор, появляет­
ся зелень низменностей, а кро­
вожадные дикари, немедленно пожирающие любого 'чужеземца, при ближайшем рассмотрении таковыми не оказываются. На­
значение любого поиска и со­
стоит в то,м, чтобы разрушать незнание, в том числе и то не­
знание, которое делает людей дикарями. Но, кроме незнан~я, сущест­
вует еще и нежелание знать ис­
тину, нежелание увидеть пере­
мены, и это нежелание порожда­
ет и пытается сохранить самые дикие, самые каннибальские представления .•. 65 вай!» -
услышал старик над са­
мым ухом голос молодого парня. Он качнулся, поднял птицу н Ilобрел в ближний угол ринга­
небольшой площадки с деревян­
нымн бортами. В дальием бился в руках хозяииа рыжий петух. «Рыжий здороl' Тяжелее моего, пожалуй, фунта' на полтора»,­
шевельнулась в голове старика тревожная мысль и тут же про­
пала. МАЛЕНЬКОЕ СЕРДЦЕ Раздался гонг. Словно нетерпе­
ливые боксеры-новички, петухи броснлись друг на друга. Каза­
лось, каждый из них задалея целью сразу подавить волю про­
тивника. Однако этого сделать не удалось ни тому; ни. другому. Тогда они изменили тактику, стали медленно кружиться по квадрату ринга, как заправские бойцы, примериваясь и выжидая удобного момента. Потом рыжий не выдержал и снова рванулся jперед. Белый тотчас же под­
прыгнул и нанес мощный удар шпорой по шее. Это был его коронный удар. Рыжий' оста­
новился и пропустил еще два. «Будь на лапах петухов ножи, рыжий бился бы уже в агонии,­
подумал старик.- Но здесь, в Джакарте, этими специальны­
ми ножами для петухов пользо­
ваться почему-то не разрещают». Картина боя изменилась. Теперь нападал белый. Рыжий отчаянно защищался. Старик волновался. Это было заметно по его чуть дрожа­
щим рукам. Еще бы! Наступил тот решающий момент, с кото­
рым он связал столько надежд. что счастливчиков гораздо мень­
ше. И 011, увы, не принадлежит к их числу. Старик вновь обежал глазами ряды зрителей и ВЗДОХ!iУЛ. Тако­
го в деревне, конечно, не уви­
дишь. Публика разодетая, бога­
тая. Много военных. А справа два белых господина, неизвестно как попавших сюда. Видно, тоже решили посмотреть петушиные бои. А может быть, даже и по­
ставить на кого-нибудь. Ведь здесь почти все испытывают судьбу. Кому везет, кому .нет. Как и в жизни вообще. Жаль, Да, в шестьдесят лет, смешно уже верить в И все же... Его белый верно, удачу. петух мускулист, л'Овок. Он может выиграть у любого противника. Старик открыл клетку, выпустил петуха. Настал их черед. Шесть раундов по пять минут. И все станет ясно. Он тихонько погла­
дил петуха, подбадривая и не­
много жалея. Все-таки драка бу­
дет жестокой. Белый, наверное, догадался, Следующие четыре раунда про­
шли с полным преимуществом белого. Пожалуй, только те, кто сделал ставку н,а рыжего, верилн еще в какое-то чудо. Однако и их становилось все меньше и меньше. Слишком уж хорош был белый. Раз за разом он загонял в чем дело, и весь дрожал от нетерпения. «Давай, папаша, да-
КУРГАНЫ ОТРАРА '9'со СТр. 39 Многие тысячи древних книг... Если они дей­
ствительно уцелели, лежали где'то в земле,­
сколько они могли бы рассказать исследователям о прошлом? Ведь среди них должны были -оказать­
ся труды древних ученых, чьи имена затерялись в веках. _ Произведения безвестных писателей и поэтов древности. И не случайно так упорно и настойчиво шел по следам легенды русский ар­
хеолог. От древности нам досталось ничтожное количество книг. Погибли, сгорели в огне пожа­
ров, были уничтожены религиозными фанатика­
ми книги Александрийской и Карфагенской биб­
лиотек. Были уничтожены библиотеки в Хиве, Ташкенте, Самарканде, Бухаре. Здесь, в Отраре, тысячам книг, возможно, повезло больше, чем книгам всех остальных библиотек др!'вности. Со­
временники писали о разгроме крупнейших кни-
66 го хранилищ прошлого. О гибели Отрарской биб-_ лиотеки не дошло до нас ни единой строчки ... То, что ее книги до сих пор хранятся где-то под курганами, допускают сейчас многие ученые, и среди них крупнейший исследователь творчества Фараби А. Машанов. Черкасов провел на холмах Отрара несколько месяцев. Раскопки не дали никаких результатов. Средств, отпущенных Академией наук, оказалось явно недостаточно. Чиновники, ведающие финан­
сами, не верили в то, что в пустыне можно най­
ти 'l'ысячи драгоценных для историков древних рукописей, и раскопки .пришлось свернуть. Экспе­
диция покинула холмы мертвого города, архео­
логи вернулнсь сюда снова лишь совсем недавно. Несколько разведывательных экспедиций инсти­
тута имени Чокана Валиханова, работавших в Отраре летом прошлого и позапрошлого годов, провели рекогносцировочные работы, наметили районы будущих грандиозных раскопок. Тогда и была составлена археологическая карта Отрара, висящая теперь в кабинете Кама ля Акишева. рыжего в угол и превращал его гребень в кровавое месиво. Ища спасения, рыжий прибегнул к клинчу -
старому, испытанному приему. Он как бы прилип ад к белому, не давая ему наносить сильные, прицельные удары лапа­
ми и клювом. Со стороны каза­
лось, что' петухи затеяли забав­
ную, хотя и не очень понятную игру. Они толкались, терлись длинными, напоминающими тол­
стые веревки шеями, словно на­
мереваясь связать ими друг дру­
га. На исходе пятой. пятиминутки белый сумел оторваться от врага, подпрыгнул и нанес мощный удар шпорой. Старик привстал. Он ре­
шил, что это конец. Но нет, те­
ряющий последние силы, исте­
кающий кровью рыжий все еще не сдавался. Наверное, он был очень самолюбив. Раздался гонг. Кончился пятый раунд. Старик взял своего пету­
ха·й начал медленно массировать мышцы. делал он это машиналь­
но. Мысли были заняты другим. Наконец-то он достиг цели. Его белый наверняка победит. И он получит свои деньги. Ради них он проделал с петухом изнури­
тельное путешествие из малень­
I<'ОЙ суматранской деревушки в джакарту. Ехать пришлось в на­
битом до отказа поеЗll,е, в страш­
ной жаре и духоте. Дважды ста­
рику становилось плохо, и он начинал раскаиваться, что на старости лет предпринял столь рискованный шаг. В столице ждало новое разо­
чарование. Петушиные бои толь­
ко что кончились, И новых HIII:(O было ждать почти неделю. Все эти дни он провел в обще('тве каких-то бродяг и нищих. Они его не обижали, даже давали немного риса, чтобы он не умер с голоду. Свои же спрятанные в поясе рупии старик тратил только на петуха. Белый должен был сохранять свою лучшую боевую форму. Старик вздохнул. Теперь, слава аллаху, все позади. Он зарабо­
тает много рупий и купит на них новые соронги для дочерей и жены. дочери молоды, им нель­
зя ходить в лохмотьях. А петуха лучше будет продать. Правда, это будет небольшим предатель­
ством по отношению к белому. Но что делать, если жизнь так дорога? За такого великолепного бойца наверняка Аадут немало, а второй раз сюда все равно не попадешь. До начала последнего раунда оставались считанные секунды. Старик взял белого за голову и влил в клюв немного воды. Зри­
тели недовольно гудели: «Да что там, все ясно... У рыжего нет никаких шансов... Выпускайте следующую пару ... » Кое-кто пы­
тался возражать. Тем временем прозвучал сигнал к возобновле­
нию боя. Жестоко побитый ры­
жий готов был принять новую TpёhKY. Один его глаз вытек, другой продолжал грозно свер­
кать. Старик выпустил белого на площадку и... обмер. Петух раз­
вернулся и побежал назаl1. Он больше не хотел драться. На пе­
редних скамейках засмеялись. -
Э, да у него, отец, хати кечил -
«маленькое сердце»,­
изумленно протянул рядом мо­
лодой парень. Старик не отве· тил. Он ,тщетно пытался ВЫТО.1К· нуть петуха на площадку. Через несколько минут все было кuнчено. На ринг выпустили других петухов, заключилИ" новые пари. Старик взял клетку и по­
брел прочь. Его догнал молодой парень. -
Папаша, белого-то возьми,­
выдохнул он.- Зачем оставлять его здесь? Для петушиных боев он больше не годится. Ведь если петух однажды струсил, ему уже никогда не преодолеть страх. На­
верное, привык к слишком быст­
рым и легким' победам. Вот и не .Выдержал ... Парень еще что-то говорил. В такт его словам старик маши­
нально кивал головой. Тупое равнодушие охватило его. Э. СОРОКИН PMfYHKM П. ПАВЛИНОВА Карта, на которой причудливо переплелись кон­
туры древностн с условными знаками современ­
ных построек, что будут возведены в ближай­
шем будущем рядом с курганами Отрара. Гран­
диоаный план комплексных исследований преду­
сматривает и создание здесь крупного научного центра, постоянно действующей археологической базы. Солнце, медленно начинавшее клониться к за­
кату, теперь светило нам в спины. Мыnрибли­
жались к восточному краю городища . ... Мы медленно шли по мертвому городу. Из­
редка можно было заметить такие же оплывшие земляными глыбами узкие лазы, уходящие в тем­
ноту. Песок негромко шуршал под ногами. В песке вязли шаги, и ветер все так же стремительно сглаживал следы. Вскоре под песком уже исчез­
ла и колея, проложенная машиной, и сверху мог­
ло показаться, что 4газикt перенесенсюда, к под­
ножию кургана, каким-то волшебством •.. Над :курганами звенела тишина. Сейчас здесь были только мы -
два журналиста, археолог из Алма-Ат~ и шофер. В тишине был слышен лишь шорох наших шагов, ... Отрар сопротивлялся шесть месяцев. Сопро­
тивлялся даже тогда, когда пали кипчакские го­
рода Баба-ага, Сыганак, когда уже было разгром­
лено все Хорезмское государство, Бухара, Самар­
канд, Хива. Еще держалась цитадель Отрара, за­
щищаемая Иланчиком и его дружиной, когда всех уцелевших жителей Отрара выгнали в от­
крытую степь и перебили до единого. Потом была взята цитадель, и город был раз· рушен. Спустя века даже Сырдарья, когда-то про­
текавшая под самыми стенами укреплений, слов­
но поняв,· что ее вода не нужна больше людям, отступила в· пустыню. Остались только пески, ти­
шина, курганы ... Курганы Отрара. ... До нашего времени надежно укрывшие уни, кальные для историков ценности и среди них, можег быть, спрятанный в черный для города день невиданный клад мировой культуры -
ты­
сячи отрарских книг. 67 ЭРИК КОЛЬЕР ТРОЕ ПРОТИВ ДЕБРЕЙ IJЗ
' есь мир, казалось, был охвачен пламенем, t когда я увидел впервые Мелдрам-Крик. С холма, где я пока находился в безолас­
ности, было слышно, как пожар движется с севера в сторону ручья. Огонь легко перепрыгнул русло ручья и метнулся к соседним зарослям. Через ка­
кие-нибудь пять минут поляна превратилась в чер­
ное дымящееся пепелище. Невольно мелькнула мысль: «Умирает ручей, умирают деревья, умирает весь этот край». Однако именно здесь мне пришлось делить свою судьбу с Лилиан. Здесь, в бесплодной, выжженной дикой глуши, которая затем на тридцать лет стала нашим домом, нам предстояло В,ырастить сына Ви­
зи. Здесь мы испытали палящий зной лета и беспо­
щадность пронизывающей холодом зимы. Здесь мы узнали наших единственных соседей:, лосей, медвt'­
дей, волков и другил диких обитателей канадских мшаников и лесов. Здесь мы научились мириться с комарам)! и слеп­
нями, нередко доводившими почти до бешенства своей ненасытной жаждой крови и нас, и рабочий скот, и верховых лошадей. Мы приняли все это так же, как и радости жизни, среди окружавшей нас дикой природы. Отрывки из книги. ПОЛНОСТЬЮ книга выходит в издатель­
стве «Мысль». Здесь, в этом краю, который сейчас на моих гла­
зах превращался в обуглившееся, дымящееся пепе­
лище, нам предстояло пере жить немало минут мрач­
ного отчаяния, когда, казалось, катастрофически ру­
шились все нащи надежды. И здесь же нам пред­
стояло насладиться благодатными мгновениями не­
выразимого счастья и удовлетворения достигнутым, когда усилия наконец начинали приносить плоды. Это был Мелдрам-Крик -
ручей, куда в те вре­
мена, когда бабушка Лилиан -
индеанка -
была ребенком, приходили утолять жажду стада оленей, где шлепали своими хвостами бобры, а форель вы­
скакивала из воды в погоне за мухами, где тысячи уток и гусей копошились среди прибрежных зарос­
лей. Но теперь вода застоял ась, а кое-где и вовсе исчезла. Огонь сметал лес с лица земли, деревья уже были мертвы, и, наблюдая с безопасной точки на холме за агонией всего окружающего, я думал' лишь о, том, что этот край умирает и что нет ни­
кого, кто мог бы его спасти. Прожив здесь, в Чилкотинском округе, в глубине Британской Колумбии, уже целый год, я немало узнал об этом странном диком крае. И я с тревогой подумал, что причиноЙ лесного пожара, беспрепят­
ственно охватившего такую большую часть этого края, был не промысел божий, а коробка спичек в руках человека. Здесь все привыкли к тому, что, если нужно накосить для скота свежего болотного сена, следует прежде всего очистить поляну от про­
шлогодней травы. Надо выехать на поляну в сол­
нечный день в конце вес'ны и бросить в траву за­
жженную спичку, для того чтобы позже, летом, ко­
гда придет, пора косьбы, сухая трава не цепляла'сь и не застревала в раме косилки. Возможно, сотни акров леса стали жертвой пламени лишь потому, что кому-то по,надобилось освободить ОТ' старой травы какие-нибудь двадцать акров земли, предиа­
значенной для покоса. Примерио в миле от брода ручей струился по лу­
гу, где некогд'а жили бобры. Здесь застоявшаяся, вонюЧ1lЯ вода едва покрывала 'черную грязь на дне русла. Я выехал на луг. Сбившаяся, сухая, как порох, трава шуршала бумагой под копытами моего мерина. В конце луга маячили остатки плотины, построен-' ной бобрами. И дальше русло ручья терялось в ча­
ще крепких старых елей. Передо мной был большой гибнущий ручей. И гибель его не вызывала ника­
ких сомнеflИЙ. Тогда я не знал, сколько времени нужно природе, чтобы вырастить одну" могучую ель в шестьдесят футов вЫсотой и диаметром в двенадцать дюймов; по ту сторону луга было много таких' елей, и из каждой, если ,бы понадобилось, можно было напи­
лить полторы сотни футов хороших досок. Смоли­
стые ветви спускались до самой земли, и деревья росли так густо, что олень или лось, которому за­
хотелось бы укрыться в их прохладной тени, лишь с трудом пробрался бы между стволами. Когда огонь дошел до елей, пламя охватило их верхушки. Искры ракетами взлетали в клубящийся вверху дым и, гонимые ветром, падали на землю в сотне с лишним ярдов. И там, где падала искра, вскоре вспыхивало пламя. Я наклонился в седле, ухватившись за луку обеими руками и всматрива-
Рисунки' С. ПРУСОВ., ясь сквозь дым ,в остатки плотины, построенной бобрами. И дыра в плотине, через которую тек ру­
чей, показал,ась мне проемом в OI;,раде, закрывав­
шимся' когда-то воротами. Таково было положение дел в Мелдрам-Крике в тот июньский день, когда мы обследовали эту бо­
лотистую местность, чтобы узнать, что мы сможем получить от нее; и нам трудно БЫ/lО отделаться от мысли, что вряд ли здесь имелась возможность вер­
нуть природе хоть частицу .того, чем она была бо­
гата в дни детства индеанки Лалы, бабушки Ли­
лиан. После того как мы пять дней рыскали верхом на лошадях по лесам и болотам, я обобщил резуль­
таты наших наблюдений, заявив: «Это безнадежно». Лилиан взглянула мне прямо в лицо и спокойно сказала: -
Эрик, я не желаю никогда больше слышать от тебя слово «безнадежно». Мы лишены многого в этой дикой глуши. Но мы не' можем позволить себе лишаться надежды. ... В течение' целых пяти минут я не отрываясь 'смотрел на блюдце. Это было блюдце, из которого мы кормили кошку. Оно лежало на земле у хижи­
ны, перевернутое вверх дщ)м. Неизвестно было, кто так бесцеремонно с ним обошелся. Может' быть, тут были ,виновны ножки Визи, может быть, кошачья возня. Но дело было не в этом. ,Представление о перевернутом блюдце вторглось в ход моих мыс-
, лей и сли-лось с ними, как слнваются краски оленя с общим колоритом лесного пейзажа. , у сарая для сена Визи охотился на, воображае· мого оленя. У него были лук и стрела, которые я сделал ему. Сейчас Визи подкрался к зверю. Он пр'игнулся, приложил древко стрелы к тетиве и, вы­
прямившись, 'пустил стрелу в цель. Затем он ис-
69 пустил охотничий клич. Конечно, он убил самца с четырьмя ответвлениями на рогах. Он не при­
знавал менее крупную добычу вроде молодых оле­
ней с двумя ответвлениями на рогах или оленят, у которых рога едва намечаются. И конечно, он ни­
когда не охотился на самок или детенышей. Мы с Лилиан сидели у хижины, бездельничая и радуясь, что прошла зима. И по всему Чилкотину скотоводы и звероловы, лесорубы и охотники за ди­
кими .~ошадьми, их подруги и их малыши сидели в тот момент на бревнах у своих хижин, бездель­
ничая и радуясь, что прошла зима В конце концов, зима обошлась с нами не так уж плохо. За январь и половину февраля я выследил и убил тринадцать койотов. Насколько мне помни­
.1Ось, лишь пять койотов перехитрили и обошли меня. Это был неплохой счет в мою пользу. Но в середине февраля круглосуточный ветер чи­
нук и последующие глубокие заморозки образова­
ли на снегу твердую, как железо, корку, и койот мог весело помахать мне хвостом. Только глупец или совсем неопытный охотник стал бы надеяться, что лошадь обгонит койота на затвердевшем снегу. В течение последующих шести недель нам при­
шлось потратить почти все свое время иа дальней­
шее освоение двуручной пилы. Дрова как деньги: их всегда не хватает. Только похоже, что дрова испаряются при температуре -
450, а деньги при любой температуре. Итак, прилетели гуси, ручей бурлил водой, лед ломался и таял, а блюдце лежало в грязи, пере­
вернутое вверх дном. И, глядя на воду, струящую­
ся В ручье, я одновременно думал о блюдце. Вода и блюдце -
эти два представления прекрасно со­
четались друг с другом. Я подошел к хижине и поднял блюдце. Затем я снова сел на бревно и стал вертеть блюдце в ру­
ках. Визи сделал перерыв в· охоте, ибо любой охот­
ник в конце концов устает. Он подошел к хижине и стал наблюдать за блюдцем. Какие-то соображения зрели у меня в голове, и я внезапно воскликнул: -
Промокашка! Мне нужен кусочек промокашки! Лилиан подняла брови. -
Ну зачем она тебе? Я нетерпеливо повторил: -
Принеси мне промокашку, сделай . милость! И капельку воды! ~ Перо и чернила? -
спросила она, уходя в хи­
жину: -
Конечно, нет, -
ответил я. -
Только промо­
кашку и воды. Я оторвал кусочек промокашки и положил его на дно блюдца. Затем по капелькам накапал туда не­
много воды и перевернул блюдце. -
Куда девалась вода? -
заинтересовался Ви­
зи, увидев, что она не капает с перевернутого блюд­
ца. Визи еще не знал свойств промокательной бу­
маги. Я снова стал капать воду на промокашку. Через некоторое время в блюдце показал ась вода; я про­
должал капать, и вода заполнила половину блюдца. Я все капал и капал, пока вода не побежала через край. Я посмотрел на Лилиан поверх блюдца с видом учителя, стоящего перед классом, и начал объяс­
нять: -
Каждое пересохшее болотце у ручья похоже на это блюдце с промокашкоЙ. Болотистая почва, подобно промокашке, впитывает влагу от дождей и тающего снега. Если бы болота ПРОПfJтались во-
70 дой, как промокашка в- этом блюдце, то дожди и талая вода постепенно заполнили бы их н вода сно­
ва потекла бы из них в ручей. Это ясно, не прав­
да ли? -
Когда слушаешь тебя, это кажется ясным, но ... -
Лилиан покачала головой, как если бы это совсем не было ей ясно. -
Никаких «но». Давай подумаем, как бы напол­
нить одно или два таких «блюдца». у спех нашего плана зависел от того, насколько нам удастся уменьшить утечку воды. Восстанавливая первую бобровую' пло:rину, мы за­
имствовали у бобров их метод строительства. Осмот­
рев остатки плотин, мы увидели, что вместо цемен­
та там были прутики и всякая мелочь. Это нам подходило. Мы нарубили елок и других хвойных деревьев, ветви и сучья свалили у плотины, а за­
тем расположили их на развалинах в виде сетки, причем тонкие концы веток и сучьев были направ­
лены к истокам ручья. Наложив на остатки плотины слой веток, мы при­
везли на тачке грязь из ближайшей канавы и рас­
пластали ее на ветках. Сначала слой веток, затем слой грязи -
ветки и грязь, грязь и ветки, час за часом, день за днем, пока нам не стало казаться, что мы опустошили весь лес и вдобавок своротили верхушку холма. Но наконец работа была оконче­
на, и мы знали, что, когда скопится достаточное количество воды, на месте застойного болота обра­
зуется озеро не менее пяти футов глубиной. Ветки, составлявшие, пожалуй, половину массы плотины, сыграли двойную роль. Во-первых, нам пришлось копать' и возить меньше грязи и песка. Во-вторых, можно было не опасаться, что вода смоет все это сооружение, когда она будет переливаться через плотину. По такому принципу были построены бобровые плотины, а что было хорошо для бобров, было хорошо и для нас. Поднять уровень воды до пятифутовой глубины на десяти акрах заболоченного русла, если вода сочится по капелькам, -
дело небыстрое и нелег­
кое. Казалось, что «блюдце» никогда не наполнится. Но в конце концов его «промокашка» напита­
лась влагой, и вода дюйм за дюймом стала подни­
маться у плотины. А через три недели после завер­
шения нашей работы вода достигла верха плоти­
ны и стала переливаться через край. И тут погода пошла- нам навстречу. Вскоре после постройки плотины небо покрылось тучами, задул южный ветер, и начался дождь. Он шел не переста­
вая в течение двух суток. Легкий, моросящий дож­
дик перемежалея ливнями, заставлявшими нас не выходить из хижины. Но мы ничего не имели про­
тив этого. Лилиан занялась шитьем (ему никогда не было и, наверное, никогда не будет конца), у ме­
ня были книги Дарвина -
«Происхождение видов» И «Происхождение человека» (книги, вполне подхо­
дящие для того, чтобы занять ум мыслящего чело­
века в течение многих дождливых дней), а Визи мастерил из тополевой щепки лодочку. Пусть идеl дождь! Чем больше выпадет влаги, тем лучше по­
плывет лодочка, когда придет время спускать ее через порог. Затем наступили дни тревог и опасений. Прошло больше двух недель с тех пор, как у источников ручья была перекрыта утечка воды. Как только на заболоченную почву вновь верну­
лась вода, там появились водные растения. Их кор­
ни с давних пор сохранялись в земле, и не хватало только воды, чтобы оживить их. К концу июля с полдюжины различных видов растений поднялось над водой, и озеро окрасилось в живописные зеле­
новат'ые тона. Внезапно появились три дикие утки. Они осторожно вели сквозь колышущиеся травы свои выводки полуоперившихся птенцов. На мягкой грязи плотины норка остаВdла следы, похожие на следы кота, а ондатры начали устраивать хатки в заТОПЛeJ:!НОМ водой ивняке. Однажды вечером в начале августа низко над хижиной пролетело девять гусей, направлявшихся вверх по ручью. Наблюдая за ними, я увидел, что они спускаются, а через нескольк() секунд услышал всплеск крыльев на воде. -
Они спустились в наше первое озеро, -
ре­
шил я. -
Пойдем посмотрим, где они. Мы гуськом продефилировали вверх по ручью. Подойдя к плотине, встали на колени и, опершись на руки, осторожно заглянули через ее край. Гуси находились от нас на расстоянии пятнадцати ярдов. Они плескались в воде, сопровождая каждый всплеск приглушенным гоготаньем. Видеть гусей бы­
ло для нас не ново. Но новым было то, что они плескались в воде там, где не менее полстолетия было пересохшее болото. Жизнь возвращалась в наш опустошенный край. Человек, живущий в тайге, лучше чувствует по­
стоянное присутствие опасности, чем· люди, живу­
щие среди людей, где они постоянно ощущают ло­
коть своего соседа. В тайге смерть караулит чело­
века в качающейся верхушке каждого дерева. Кто знает, когда дерево упадет на землю, убивая все .. что попадет под него? Смерть караулит человека и на озерах, покрытых снегом, и на замерзших реках и речушках: там могут ПОfIасться полыньи, готовые поглотить любого, кто в них провалится. CMepTI, летит с арктическим ветром, ожидая и выискивая жертву: жестокий ветер притупляет силу воли и энергию человека, вызывая в нем почти непреодоли­
мое желание сесть и на секунду отдохнуть. А если человек поддастся соблазну и присядет? Может случиться, что, заснув на несколько минут, он заснет вечным сном ... Но у опасностей есть особенность появляться внезапно. . Конечно, не следовало отпускать Внзи одного на лед осматрнвать капканы. Это было прошлой зимой, в январе. Тогда мальчику не было семи лет -
оста­
валось шесть месяцев до его дня рождения, -
но он уже знал, как ставить капканы. Его рукам не хватало силы, чтобы сжать пружину, но он нашел выход из положения. Он очищал от снера валун или камень, клал на него капкан, прижимал пружину ногой, а рукой ставил защелку на тарелке с при­
манкой. Теперь ловушка была заряжена и могла прихлопнуть все, что коснется приманки, даже паль­
цы Визи. По всей вероятности, такое случалось, и не раз, но он держал это в тайне. Он все приставал ко мне, чтобы я пустил его ста­
вить капканы. Наконец против своей воли я согла­
сился. Лилиан, однако, сказала: -
Нет, он слишком мал, чтобы ходить на лед в одиночку и возиться с капканами для норок. «Так ли?» -
подумал я, стараясь заглянуть в ту­
манное прошлое С,воего детства и вспомнить, в ка­
ком возрасте я впервые убил дрозда из своего ма­
локалиберного ружья. Вероятно, мне было лет во­
семь, причем рядом не было никого, кроме, быть может; старшего брата, кто мог бы мне показать, как обращаться с ружьем. А Визи, как только на-' учился передвигаться на лыжах, частенько видел, как мы с Лилиан ставили капканы. -
Не мал ли он? -
повторил я. -
Ничего страш­
ного. если он поставит несколько капканов вокруг озера, здесь, около дома; это достаточно близко, чтобы мы услышали его крики, если что-нибудь случится. -
Он еще слишком мал, -
упрямо твердила Ли­
лнан. Чувствуя, что я колеблюсь, Визи обратился пря­
мо ко мне, хотя н знал, что мать решительно про­
тив: -
Неужели я не смогу поставить два-три кап­
кана на ближнем озере? 51 уже здорово могу бегать на лыжах. Быстрее, чем ты ходишь на своих сне­
гоступах. Это было правдоЙ. .. .51 увидел, как Визи шел домой после осмотра капканов. Еще издали я понял, что он поймал нор­
ку. Визи шел прямо через озе­
ро, и ему оставалось до меня меньше километра_ Он сколь-
. зил легко и быстро на лы­
жах, которые я ему смасте­
рил из гибкой еловой древе­
сины. Голову и лицо Визи по­
чти целиком закрывал капю­
шон, подбитый мягким мехом ондатры, ноги были обуты в· длинные, до КQлен, мокасины из оленьей шкуры, тоже под­
битые мехом оnдатры. Вот как он был одет. Шкуру для его мокасин я снял с оленя, которого убил на вершине холма, в полутора километрах от дома. Ондатры были пой­
маны на болотах у бобровых ((лотин. Нитки были куплены по почте, а остальное Лилиан сделала с· помощью иголки. Визи свернул к западному берегу озера, вышел на берег 11 вошел в лес, чтобы осмот­
реть капкан, поставленный в ельнике. Через пару минут он сАова появился и пошел через озеро. Но теперь ои был не один. Из, леса .на лед вышли пять волков. Они появились неожиданно и бесшумно. Мгно­
вение назад я не слышал и не видел никаких признаков того, jlTO волки так близко от дома .. Но вот они передо мной, всего в километре от Toro места, где я сидел·. Можно было подумать, что они появились из воздуха, как духи. Они остановились ненадолго на опушке, подняв головы, навострив уши и' принюхиваясь. Затем по-
72 шли гуськом по следам Визи. Они были примерно в двухстах метрах от него. Два волка были чер­
ные, два серые и один белый, как снег, по которо­
му они шли. Любой из них весил не менее сорока килограммов; любой из них мог жестоко потрепать лося весом в семьсот килограммов, если бы тот ,ис­
пугался при встрече с ним. 51 хотел встать, но снова опустился на переплет ступающих лыж. 51 инстинктивно схваlfИЛСЯ за вин­
товку, но отпустил ее. Визи был в полукилометре от ме­
ня, волки чуть дальше, и моя винтовка калибра 22 была не более полезна, чем детская ро­
гатка. Расстояние между мальчи­
ком. н волками сокращалось. Теперь между ними и Визи осталось ,лишь сто метров. Волки Д8игали{:u теперь легко, как тени, без шума: их шаги заглушал мягкий снег. Мне хотелось набрать побольше воздуха и крикнуть что было мочи: «Визи, оглянись! Сзади волки!» . Мне очень хотелось крик­
нуть, но я смолчал. Этого нельзя было делать. Визи мог испугаться и растеряться. Он мог со страху побежать в мою сторону. Тогда волки поймут, что он их боится, и, как все волки, бросятся за ним, как бросились бы за испугавшим­
ся 'оленем или лосем. Мне оставало~ь сидеть и наблю­
дать. Визи остановился и обернулся. Он увидел волков и остановился как вкопанный. Мне казалось,. что· время 'не движется. Я беспомощно СМОТ-, рел на происходящее, и мои губы беззвучно шептали: «Спо­
койно! Не беги, иди не торопясь. По,",нишь, что Я тебе· говорил о волках и лосях? Ни один волк, даже стая волков, не набросится на лося, если он стоит К ним лицом. Но если животное испугается и побе­
жит, то кил.ометра через два они свалят его. ∙ Спокойно, сынок! Иди так, как будто ты· один на всем озере». Визи снова задвигал толстыми ножками, передви­
гая лыжн по снегу. Меховые уши парки поднима­
лись и опускались в такт шагам, хлопая его по ру­
мяным щекам; он был похож на идущую по следу гончую, у которой так .же потешнобо.iIтаются уши. Он шел спокойно, ни разу не обернувшись. Поз·ади гуськом, теперь уже в семидесяти метрах, за Визи шла пятерка сильных волков, ИЗ которых любой мог перекусить человеку ногу одним движением че­
люстей. Я развязал свою парку и отбросил назад уши. По щекам струился пот. «Иди! Иди, сынок, не торопись. Так, хорошо. Не дай им обмануть тебя, не торопись. Ты ведь не боишься этих паршнвых волков, правда? Не спеши ... Не спеши». Наконец Визи подъехал ко мне, немного запыхав­
шись и моргая. Волки сгрудились и остановились в двухстах метрах о"" нас. Я поискал глазами вин­
товку; но не взял ее. Еще слишком далеко, но, ес-
ли они подойдут поближе.... . . , Один из черных отошел немног(\ в сторону и сел на снег. Упираясь передними лапами, он зад;рал морду и завыл протяжно, печально и жутко. Затем волки сн·ова построились гуськом, повернули к лесу и бесшумно скрылись в чаще. . -
Испугался, сынок?, -
.спросил я, хотя вопрос был глупым. -
Немножко. -
Он кивнул головой. Ерунда! Волков никогда не надо бояться'. Они никогда не нападут на тебя. Они' просто очень лю­
бопытны·. Как сейчас помню день, когда в Мелдрам-Крик появились бобры. Мы волновались: приживутся ли новоселы! Это был очеиь тревожный вопрос, так как у нас не было ни заборов, ни барьеров, чтобы помешать бобрам уйти, куда им заблагорассуди'l'(:Я. Рано утром на четвертый день прибытия бобров я вышел за дверь набрать воды в ирригационной канаве. . Я подошел к канаве, остановился в неДОУ!4ении и от удивления выроннл ведра. Еще вчера вечером канава была полна воды, а сейчас на дне не оста­
лось даже лужи! Я долго не мог понять, почему канава высохла, 8' когда наконец понял, в чем дело, вбежал в дом и возбужденна закричал: -
Онн законопатили канаву! Мы пошлн вверх по ручью. Немного выше ручей протекал по небольшой лужайке, окруженной осин,Э­
ми. Как только мы подошли к лужайке, тайна. пе-
, ресохшего ручья стада понятной.· Теперь вся лу­
жайка была под водой, и в том месте, где ручей из нее вытекал, поднималась плотина немногим больше метра высотой и около восьми метров дли-
ной.' . Казалось, что в осиннике хозяйнйчал какой-то сумасшедший с топором; Многие деревья наклони­
лись, другие свалились в воду, и все ветки с них были срезаны. O)l.HaKO много деревьев упало на сушу, и они' так и остал·Нсь лежать, как если бы тот, кто нх срубил, больше ими не интересовался. Установнть личность дровосека не представляло труда. Мы узнали о его присутствии по хатке, нам даже не нужно было виде.ть следы его зубов. Хат­
ка была слишком большой, чтобы за короткий срок ее мог построить бобр в одиночку. Видимо, пара· бобров пошла вверх по течению от озера и решила, что эта лужайка как раз, то, что ей нужно. Таким образом, бобры ие только ·вернулись на Мелдрам­
Крик, но, по всей вероятности, реШI\ЛИ остаться здесь навсегда. Мы довольно долго не могли понять, зачем онн так безжалостно уничтожали запасы пищи, свали­
вая деревья без видимой надобности. Обходя бере­
га запруды, мы видели, что' .местами были свалены десятки осин и ни одна из них не была тронута. -
Зачем это они делают? -
спросил я задум­
чиво. -
Несомненно, для этого есть причина, -
отве· тила Лилиан. -
Почти все, что происходит в этих лесах, имеет свою причину, -
проворчал я. -
Но до нее иногда очень трудно докопаться. -
Ты хочешь сказать, что, мы слишком глупы, чтобы понять, -
возразила она со смехом .. ВизИ' рассматривал кучу щепок, разбросанных во­
круг rЩя. Пнув ногой щепки, он сказал: -
Может быть, им не нравится вкус коры. Мо­
жетбыть, она кислая или еще что-нибудь, -
внес он свое замечание. -
Зачем же они' их валят? -быстро возразил я. -
Когда-нибудь узнаем. К зиме обе хатки были замазаны слоем глины толщиной около тридцати сантиметров. Под водой у входа в хатки были сложены запасы пищи, ко­
торых обитателям хватило бы на всю зиму до того, как весной растает лед. Бобры каким-то образом умудрялись -сохранять воду незамерзшей у входа в хатки довольно длительное время, хотя на боль­
шинстве прудов уже давно был лед., Наконец в начале декабря, когда температура упала 'ниже 20 градусов мороза, полыньи у хаток замерзли. Мы вновь увидели бобров только в апре­
ле следующего года. А в· конце лета сл'училась катастрофа. Прошел трехчасовой ливень, и на ручье началось наводне­
ние. В ирригационную канаву поступало больше во­
ды, чем могло нз нее вытечь. И поэтому вода иска­
ла слабое место в дамбе, чтобы про рыть новое рус­
ло. Таким местом оказалась земляная засыпка. За ночь вода у плотины поднялась и стала пере­
Jlиваться через верх, унося с собой частички земли. Через несколько минут она прорыла себе русло, и в него устремились потоки воды, ПЕрреполнившей ру­
чей. Промоина становйлась все шире и глубtке, и вода текла через нее с такой силой, что, когда я надел болотные сапоги и вошел в поток, чтобы по­
смотреть, можно ли сохранить остатки плотины, я едва смог· устоять на 'ногах. Мы стояли, не зная, что делать, и наблюдали, как плотина разрушается на наших глазах. Мы уже смирились с тем, что вся засыпка смоется водой и пруд 'высохнет, но мы не учли бобров. .. ОТ ХIIТКИ донесся резкий всплеск. На воде ·появи­
лас&. рябь,. мы увицеди темное пятно, направляю­
щееf:Я прямо к плотине. Бобр подплыл к земляной засыпке на расстояние нескольких метров, Р'азвер­
нулся и поплыл параллельно плотине, а затем, сно­
ва быстро повернувшись, почти вошел в поток, ·бе­
гущий через промоину. Появление бобра натолкнуло меня на блестящую мысль. , -
Беги в дом и принеси топор, -
сказал яВи­
зи. Когда он вернулся с топо.ром, я пояснил: -
Надо срубить несколько елок и обрубить с них 73 сучья, а потом мы сбросим эти сучья в воду иетю­
далеку от промоины и, может быть ... -
Ты с ума сошел! -
прервала меня Лилиан, прочтя мои мысли. -
Ни одна пара бобров не смо­
жет перекрыть такой бешеный поток. -
Но ведь они могут попытаться, не правда ли? -
возразил я. -
Во всяком случае, совершен­
но ясно, что нам нечего и пытаться что-либо сде­
лать, пока запруда не пересохнет. Я настоял на своем, мы уложили охапки сучьев вдоль дамбы и набросали кучу сучьев на расстоя­
нии метров двадцати от промоины. Потом мы вер­
нулись в дом и стали ждать. Всю ночь вода текла через промоину. Теперь она была больше метра глубиной и метров пять шири­
ной. Только бульдозер с мощным ножом мог пре­
кратить утечку воды -
так мы думали. Рано утром на следующий день я вышел на порог и прислушался. Ночью грохот воды, несущейся че­
рез про мои ну, был настолько громким, что нам при­
ходилось кричать, чтобы услышать друг друга, но теперь все было тихо и спокойно, и даже привыч­
ное журчание ручья ниже плотины стало глуше. Я осторожно прошел по канаве до ее начала, вы­
шел на дамбу и посмотрел туда, где мы сбросили еловые ветки. Ни одной не было видно. А там, где вчера была промоина, я увидел темную, утрамбо­
ваниую поверхность блестящего ила. Под илом ле­
жали ветки, придавленные камнями размером от мелкой гальки до футбольного мяча. Так всего лишь двое бобров за одну ночь перекрыли поток воды, который человек мог бы перекрыть только с по­
мощью тяжелой землеройиой машины. Бобры обнаруживают утечку воды через плотину с помощью чувствительных волосков своей шкурки. Им ие нужно полагаться на глаза и уши, чтобы выявить где-нибудь слабое место. Столовая бобров находилась в ивняке на глубине полуметра и на расстоянии двух метров от края пруда. Если ветер дул от нас, мы в су­
мерках садились на скамейку и сидели, подавляя желание курить, и терпеливо ждали. Конечно, ни один бобр не подойдет к столовой, если в воздухе виси"!" дым сигареты или если ветер доносит до него запах человека. Иногда они приходили засветло, но, как правило, уже совсем темнело, когда мелкие волны, появлявшиеся на гладкой поверхности воды, предупреждали нас о том, что надо сидеть очеliЬ тихо, затаив дыхание. На берег набегали волны, через иекоторое время беззвучно .поДплывал бобр и, сгорбившись, вылезал на кормушку. В первую очередь он отряхивал шкур­
ку. Затем тщательно расчесывал мех, пользуясь длинными когтями перепончатых задних лап, как гребешком. Теперь он был готов подкрепиться тем, что было припасено, а еда в столовой была всегда. Остатки осиновых или ивовых прутьев, очищенных от коры. постоянно плавали в воде вокруг кормушкЙ, и сре­
ди них всегда находилась какая-нибудь паЛ(i)чка, иногда ивовая, а чаще осиновая, на которой оста­
валось достаточно кор'ы, чтобы заморить червячка перед плотным обедом. Он крепко хватал передними лапами ветку и очищал ее от коры, как белка сос­
новую шишку. Иногда он оставлял обглоданную вет­
ку на кормушке, но чаще выбрасывал в воду, чтобы в дальнейшем отбуксировать к плотине и, может быть, использовать ее для постройки. Управившись с веткой, зверек тихо соскальзывал в воду и скрывался из глаз, но ненадолго. Вскоре он снова появлялся, держа в зубах осиновый прут 74 около полуметра длиной; мы понятия не имели, от­
куда он его взял_ Не было слышно звука падаю­
щих деревьев. Теперь в кормушке снова была еда, и в течение десяти или пятнадцати минут мы слышали ритмич­
ное постукивание зубов, говорившее нам о том, что бобр. голоден. Наконец, наполнив желудок и бросив остатки еды на кормушке, он уплывал. К этому времени' стало настолько темно, что мы увидели волны, только когда второй зверек уже подплывал к кормушке. На этот раз волны были не такими сильными: бобр был поменьше -
самка. Она вылезла из воды на кормушку, отряхнула воду со шкурки и принялас.ь расчесывать мех. Она также обгрызла палку, оставленную бобром, очистив по­
следние остатки коры. Затем она также соскольз­
нула с кормушки и через одну-две минуты вернулась со свежей веткой. Уже совсем стемнело, и мы едва различали ее, но слышали, как она обгрызала кору. Затем она ушла, и только время от времени изда­
лека ДОНОСИЛИСЬ звуки, говорившие о том, что в пру­
ду по-прежнему кипит жизнь. -
Ты заметил, -
сказала Лилиан, -
они всегда оставляют еду для следующего бобра, правда? -
Всегда, -
ответил я. МЫ пошли вместе к дому. Когда мы уже подо­
шли к двери, Лиnиан внезапно спросила: -
Почему люди на них непохо'жи? Я постоял, нахмурясь и глядя в землю, потом сказал: -
Мне кажется, бобры инстинктивно делают то, чему люди в I<онечном итоге должны научиться. Ка­
жется неправдаподобным, что бобр, хотя он всего лишь скромное животное, способен следовать золо­
тому правилу, а человек -
нет. Просто, Лилиан, люди непохожи на бобров, и это очень жаль. По всем законам человек не считается виновным до тех пор, как не будет доказано, что он действи­
тельно совершил преступление, в котором его обви­
няют. НИI~ТО не имеет права указывать пальцем на какого-нибудь человека и говорить, что «этот чело­
век -
убийца», до того, как все улики будут рас­
следованы и суд вынесет свой приговор. В тот день, когда я задумчиво ходил вокруг од­
ного из лучших наших поселений бобров, глядя на красноречивые следы погрома, учиненноrо кровожад­
ным волком, в моем сердце родилась черная нена­
висть и губы мои прошептали страшные слова клят­
вы. То тут, то там 'валялись остатки внутренностей бобров или несколько клочков шерсти, а немного поодаль лежал наполовину съеденный труп крупно­
го старого самца рядом с недавно сваленным то­
полем. Все это ясно указывало, что волк был почти сыт, когда он вонзил в бобра зубы. I<огда же я увидел, что он убил старую бобриху, моя ненависть зажглась ярким неистребимым пла­
менем. Бобриха лежала животом к солнцу в десяти шагах от хатки, раздутая. Она была уже старой, это правда, но ее материнство достигло самого рас­
цвета. На протяженни многих лет она могла бы при носить по четыре-пять крепких детенышей. Те­
перь .она была мертва, ее убили хищные челюсти Волка, и он не съел ни кусочка ее мяса. Тайга предстала предо мной с самой неприглядной сторо­
ны; я не видел никаких причин для убийства ма­
тери-бобрихи, я даже не мог придумать ни одной причины. Была середииа июня, осины и ивы уже покрылись листвой. Лилии И другие водяные растения выбро-
сили листья на поверхность, и на крыше бобровой хатки сидел молодой выводок гусей. Была середина июня, и повсюду в тайге. была молодая жизнь. Не­
сколько минут я стоял, прислушиваясь. Из глубины хатки донесся слабый плач бобрят, умирающих му­
чительной и жестокой голодной смертью. Тогда я поднял лицо к небу и поклялся: «Я до­
берусь до тебя, даже если .мне придется потратить на это вечность!» Произнести эту угрозу было лег­
ко; выполнить ее было гораздо труднее. Несмотря на огромный ущерб, который Волк при­
чинил нам за четыре года войны, я ни разу не мог отнестись к нему, как к заклятому врагу. Нас свя­
зывали узы, которые даже все его кровавые пре­
ступления не могли полностью порвать: мы оба бы­
ли частью тайги, нам обоим тайга давала хлеб на­
сущный. Каждый раз, когда я доставал из капкана норку, ондатру или. выдру, я тоже был убийцей. Тайга заставляла меня убивать. В противном слу­
чае мне нужно было бы собраться, уехать и нико­
гда не возвращаться назад. Ни один человек не сможет долго прожить в тайге, не убивая. Так же было и с Волком. Он не мог лишить се­
бя удовольствия (или необходимости) убивать, так же как самец 'лося не может избавиться от лихо­
радки брачного периода. Его кровавая страсть к уничтожению принадлежала ему по праву наслед­
ства, она была рождена в нем и вскормлена моло­
ком облезлой волчицы, давшей ему жизнь. За те четыре года, что я охотился за ним, я ча­
сто видел огромные отпечатки его ЩIП в грязи или ' в снегу, когда он проходил по нашей территории как привидение, но только один раз я увидел его живьем. Это было в середине декабря, когда я ста­
вил капканы на норку и выдру внезамерзшем ручье, журчавшем среди елей, окружающих ондат­
р,овое болото. Такие ручьи довольно часто встре­
чаются на севере, и вода в них не замерзает даже при 40, градусах мороза. Я подъехал к краю болота верхом, но затем привязал лошадь к дереву и по­
шел по льду пешком. Мое крупнокалиберное ружье было в чехле привязано к седлу,. а за плечом у ме­
ня было однозарядное ружье калибра 22 на слу­
чай, если в капкане будет живая норка или выдра. Внезапно в камышах показалось какое-то серое тело, такое большое, что я сначала принял его за оленя. Но когда он повернулся и побе;?Кал, я понял, что наконец мы с Волком встретились. Нас разде­
ляло всего сто двадцать метров льда. Несколько секунд убийца стоял, повернувшись ко мне боком,­
великолепная мишень для любого, достаточно мощ­
ного ружья. Но мое легкое ружье было бесполезно. Затем он повеРНУjlСЯ и легко побежал прочь, по­
хожий на серую м'олнию в слепящем солнце, Ii рас­
таял в неясной тени елей. Я направился в камыши посмотреть, что он еще натворил, и лед дал мне красноречивый ответ. Кры­
ши четырех хаток ондатр были разбросаны по льду; это означало, что четыре ондатры погибли в челю-
стях Волка. , О, У него был очень острый ум, не менее· острый, чем самое лучшее лезвие! Если я ставил на него три волчьих капкана и тщательно прятал их под опавшей еловой хвоей, а над ними привязывал голо­
ву оленя для приманки, как вы думаете, что он де­
лал? Он обходил опасное место кругом, задирал но­
гу и оставлял на кусте свою метку, а затем шел до­
бывать оленя сам. Однако, если в капкан попадала рысь или норка, он подходил, презирая запах ста­
ли, и упрятывал их в свою ненасытНую утробу. у индейцев существует предание, что все дурные индейцы после смерти возвращаются на землю в об­
разе волков. Если это действительно так, то инде­
ец, принявший образ нашего Волка, был очень ум­
ной, но омерзительной личностью. Куда бы ни отправился призрак-убийца, за ннм всегда шло не меньше полдюжины койотов, кото­
рые почтительно держались на безопасном расстоя­
нии. Койоты по натуре оппортунисты, и они пред­
почитают, чтобы убийства совершал волк; сами же держатся в тылу, а когда волк уходит, съедают ос­
татки. Когда Волк охотился на нашей террнтории, остатков было достаточно. Я осматривал капканы на берегу озера Мелдрам. Лед на озере был двадцать сантиметров толщиной, прозрачный, как стекло. Я ехал верхом и, глядя вниз, видел под копытами лошади стайки толстых рыб скво так же ясно, как если бы льда не было совсем. Поскольку подковы у моей лошади были новые, я не боялся, что она поскользнется и сбросит меня на лед. В озеро вдавалась узкая полоска земли, покрыта я несколькими сантиметрами снега. Я выехал иа по­
луостров, и, как только моя лошадь ступила на снег,Я понял, что где-то поблизости было совер­
шено убийство. Об этом говорили следы койотов на снегу. На противоположном краю полуострова, у са­
мого льда, я увидел след, по сравнению с которым следы волков казались такими же маленькими, как следы домашней кошки рядом со следом пумы. Как т<;>лько я увидел эти следы, я понял, кто их оставил. «Он опять принялся за свое, -
мрачно сказал я лошади. -
Но где?» Со временем я потерял счет койотам, погибшим в капканах, западнях или от стравы, предназначен­
ной исключительно для Волка. Но ни на минуту я не отступал от клятвы покарать его во имя справед­
ливости. Четвертая зима моей охоты за Волком была «чер­
товой», по местному выражению. Я пережил спол­
дюжины таких зим, и каждая оставляла на мне свою отметину. Как обычно, Волк промышлял на нашей территории всю осень. В тот день, когда он выгнал двухлетнюю лосиху из бурелома и прота­
щил ее к краю пруда, где жили бобры, я отставал от него всего на сотню метров. Я прибыл на место как раз в тот момент, когда ее· внутренности нача­
ли вываливаться через рану в брюхе, нанесенную Волком. Но, конечно, он услышал меня, и, когда я приблизился, он уже был, наверное, в километре от этого места. Между рождеством и Новым годом на нас с се­
вера поползли грязные тучи. Около полуночи я проснулся от дикого завывания ветра. Я встал и сразу .ПОНЯЛ, что пришла «чертова» зима. Когда я пошел в сарай, северный ветер почти разрубил ме­
ня надвое. Ветер нес с собой сплошную пелену колючего снега. Когда снег падает мокрыми пуши­
стыми' хлопьями, это означает, что метель скоро кончится, но, когда зловещий арктический ветер хлещет снежной крупой, я всегда озабочен. Никогда не знаешь, скоро ли кончится метель и какой глу­
бины будет снег, когда она кончится. Какой был мороз, 50 или 55 градусов? (Наш тер­
мометр перестает работать при температуре ниже минус 45 градусов.)' На этот вопрос я никогда не смогу ответить, но иногда я был готов поклясться, что были все 60 градусов. Январь почти прошел, когда наконец подул чину" Этот теплый ветер с Тихого океана прогнал массы полярного воздуха, так долго мучившие тайгу. 75 в те'Jение тридцати 'JacoB дул с океана теплый ве­
тер, и под его дыханием снег становился влажным, но глубина его не уменьшалась_ Затем так же вне­
запно ветер стих, на небе появились звезды, и снег стал замерзать_ -
К утру снег выдержит койота весом десять килограммов, -
заметил я с беспокойством, -
а че­
рез день он выдержит взрослого волка. Я мог бы добавить, что под копытами лося или оленя снег провалится, НО' это было излишне: Ли­
лиан знала сама. В тот Be'Jep, выйдя к проруби за водой, я вне­
запно замер, прислушиваясь. ТО, 'JTO я услышал, слабо доносилось с востока. Это был мрачный и жуткий пла'J. Он ие был похож на заклинания или ПРН'Jитания, это была ОТ'Jаянная, леденяшая ду­
шу песнь волка, сидящего на снегу и воющего на луну_ Я покачал головой: смерть снова на'Jала гу­
лять по земле. Не наш ли это Волк? Этого я не знал, но имел твердое намерение выяснить это возможно скорее. Вой раздавался ниже" по РУIJbЮ, вблизи нашей охот­
НИlJbей избушки. Когда я наполнил ведра водой, я уже знал, что нам надо делать, и, вернувшись в дом, поделился своими планами с Лилиан и Визи. -
Где-то у избушки на pYlJbe бродит Волк, -
сказал я, -
думаю, мне надо перебраться туда на несколько дней. -
Увидев, что Лилиан удивленно подняла брови, я пояснил: -
К утру на снегу про­
льется кровь_ Оленя или лося -
не знаю, но про­
льется. ВПРО'Jем, -
я пожал пле'Jами, -
нет боль­
шой разницы, где я буду: там или здесь. ОХОТНИIJbЯ избушка была всего в шести-семи ки­
лометрах от дома. Дорога к ней вела вниз по РУIJbЮ, и, если лед на запрудах был достаточно ПРО'Jным, мы шли по льду. Шесть километров! Я мог дойти туда на снего­
ступах по хорошему снегу за полтора часа, но, что­
бы добраться туда с гружеными санями, мне по­
требовалось целых три дня. Я выехал из дома на рассвете верхом и' гнал впереди себя лошадей в упряжи, но не запряженных в сани. Они просто прокладывали путь. Передние ноги лошадей были забинтованы хqлстом так же основательно, как кап­
каны, которыми мы.отлавливали бобров. Без повя­
зок они поранили БыI ноги о снежную корку и в километре от дома погибли бы от потери крови. Еще в конце октября я убил лося! невдалеке от избушки. Разделав тушу и погрузив мясо на лоша­
дей, я разбросал отравленные приманки возле внут­
ренностей и ПРО'Jих остатков туши, предполагая, 'JTO волки или койоты придут туда поесть. Вот по­
'JeMY меня теперь так тянуло к избушке: у меня теплилась надежда, что, может быть, острый голод заставил Волка прийти к останкам лося и, когда он рыскал по снегу, он по ошибке проглотил одну из приманок. В ту ночь погода была на моей стороне. Наст припорошило сверху слоем снега около сантиметра, н все следы были ясно видны. Я знал, что высле­
живать добычу на снегоступах будет гораздо легче, чем верхом, и поэтому смазал ремни лыж жиром койота. сунул в карман бутерброды с олениной, приготовленные Лилиан, и пошел в лес с ружьем в РУЕЭХ. подогреваемый надеждой. Наст ,под лыжа­
МЕ БЫj) крепким, как устоявшийся цемент, и я про­
ДIJI1Г~!ЛСЯ со скоростью не менее пяти километров 8 4Н{ ПР'1ближаясь к останкам лося, я немного замед­
лил 1"<11', так как мне стали попадаться следы койо­
тов. Множество следов. От внутреиностей почти 76 ничего не осталось. Койоты выкопали нх нз снега и съели. Я не стал тратить время, осматривая мерт­
вых койотов. Приблизительно в сотне метров от этого ~eCTa была голая возвышенность, на вершине которои росла огромная одинокая пихта. Я знал, что волки любят устраиваться на леж'ку в местах, откуда они могут видеть все, что происходит во­
круг. Итак, я пошел туда. Я был уже почти на вершине, когда вдруг увидел след и остановился. Это не был след койота. Волк! К этому времени я знал его следы так же хорошо, как следы своей верховой лошади. И вот передо мной был след Волка, который похищал у меня монх бобров, Bo.lКa, который убил беС'Jислен­
ное множество лосей и оленей, Волка, который гра­
бил наши капканы каждый раз, когда натыкался на них. Он лежал у подножия дерева достато'JНО дол­
го, чтобы тепло его тела могло растопить наст. ОН TO'JHO знал, где находятся внутренности лося, но он не подошел к ним ближе 'JeM на сто метров. О, он был o'JeHb хитер, он никогда не доверял добыче, которую не убил только что сам! Я обошел холм и увидел его следы, уходящие к северу. Он прошел вдоль низины, прошел через ельник, такой же густой, как мех рыси, взобрался на мра'JНУЮ голую гряду, спустился на противопо­
ложную сторону и внезапно резко повернул к вос­
току, в редкий сосняк; здесь он вдруг остановился и присел на снегу. Метрах в пятидесяти впереди меня по снегу про­
бирался одинокий олень. По обеим сторонам его следа виднелись тонкие полоски крови. Я остано­
вился и сказал себе: «Это олень пора нил ноги о наст». Волк подошел к следу оленя и понюхал кровь, затем пустился галопом, держась подветренной сто­
роны. Неравная борьба началась. Под большой сосной я 'JeTKo видел следы оленя -
крупного сам­
ца или не менее крупной самки. Шаг Волка стал шире, и через километр я подошел к тому месту, где он спугнул оленя. Волк пошел быстрее. Олень про­
двигался по насту семимильными прыжками. Шаг Волка стал еще шире. След оленя начал вилять из стороны в сторону, обре'Jенное животное то и дело спотыкалось. Теперь Волк бежал изо всех сил. Он догнал оленя, когда тот выбежал из леса и пересекал поляну. Там были сугробы высотой око­
ло трех метров. Олень лежа в одном из них. Он, вероятно, умер от испуга и усталости еще до того, как Волк прокусил ему печень. Во всяком случае. я надеялся, что это было так. Волк съел сердце н печень, сгрыз .большую часть задней ноги. Больше он ничего. не тронул, из 'Jeгo я заключил, что этот олень не был его единствен­
ной добычей с тех пор, как снег покрылся настом. Голодный волк может съесть оленя за один при­
сест_ Судя по всему, олень был убит на рассвете. У Волка было не меньше 'JeTbIpex часов в запасе, и теперь он мог быть далеко, на расстоянии БО.1iее десяти километров. Но у меня тоже было впереди много времени, поэтому Я· съел бутерброды, глот­
нул приroршию снега и осмотрел ремни снегост{ пов. Затем двинулся вперед по следам. Волк' около часа лежал под деревом, а затем снова пошел на восток ровной рысыс -
Он выйдет к Большим Озерам, если все время' будет идти в этом направлении, -
заметил я вслух. Большие Озера длиной десять километров лежали на восточной границе нашей охотничьей территории. Шаги Волка стали короче, когда он увидел покры-
тый снегом лед. В одном месте он недолго полежал в снегу, прежде чем встать и тронуться дальше. У самой кромки льда Волк снова остановился. «Что это он задумал?» Затем я посмотрел на лед и взорвался: «Ах ты, проклятый убийца!» . Впереди, на льду, повсюду виднелись клочья тем­
ной шерсти и снег был забрызган кровью, как будт? бы там одновременно дрались с полдюжины лосеи и столько же волков. Но, подойдя ближе, я увидел, что все это были следы одного молодого лося и од­
ного волка. Волк играл с лосенком и мучил его, как кошка мышку. И это на полный желудок! Я бы простил Волку даже этого лосенка, если бы он действитель­
но был голоден. Но он уже насытился оленем. Клочья шерсти и кровь на снегу рассказали мне о· том, что случилось дальше. Лосенок почти пере­
сек озеро, когда Волк выскочил между ним и бере­
гом. Убийца гнал лосенка все дальше и дальше на лед, а затем преградил ему путь, как корова пре­
граждает путь неразумному бычку. Время от вре­
мени, когда ему приходило в голову, Волк наска­
кивал на лосенка сбоку и своими острыми клыками наносил ему кровавые раны. Волк мог бы быстро покончить С лосенком на льду, но он предпочел про­
длить его мучения и свое удовольствие. Идя по следам на озере, я увидел место, где Волк залег в снегу и дал лосенку возможность скрыться на берегу. Некоторое время я изуч&л след, остав­
ленный его брюхом. Я ясно представил себе Волка лежащим на снегу с дьявольской ухмыIкойй на мор­
де !\ подумал: «Ты знаешь, что лосенок не может уйти далеко. Ты дал ему возможность спрятаться в лесу, чтобы потом снова броситься на него и еще раз получить удовольствие от кровавой игры». , Я прошел 110 следам лосенка в лес. Там Волк снова догнал его большими прыжками. Следы вели меня через густые ивы и редкие тополя к ельнику. Я уже видел помеченные деревья на просеке, вдоль которой были западни. Я шел по просеке, Г./Iядя вдоль нее. Вдруг я оста­
новился как вкопанный с раскрытыми от изумления глазами. Сердце забилось. -
Западня! -
возглас, сорвавшийся с моих губ, был криком удивления и возбуждения. -
Господи, неужели он попал в западню! Тут мне показалось, что огромное серое тело, бол­
тавшееся в петле, движется. «Он еще жив», -
IIРО­
говорил я, быстро загнал в ствол патрон и вскинул ружье. Затем медленно опустил его. «Он мертв, как соленый лосось», -
сказал я себе. Дерево, к кото­
рому был привязан шест с пружиной, слегка двига­
лось, и от этого тело Волка покачивалось, как если бы он действительно был жив. Затем мой взгляд упал на лосенка, лежавшего в снегу под петлей. На минуту я забыл о Волке и IIрошел мимо егв болтающегося тела, чтобы по­
смотреть на изувеченного лосенка. Он никогда уже не встанет на ноги, хотя в его теле еще теllлилась жизнь. Я приложил дуло ружья к его голове и тихо нажал курок. Так было лучше. Я снова повернулся к Волку. Он весил, вероятно, около пятидесяти килограммов и, несомненно, был самым крупным из всех мертвых волков, каких я когда-либо видел. Я медленно присел на корточки, раздумывая над тем, как и почему он просчитался. Будучи спокойным, Волк никогда бы не сунул го­
лову в западню, как бы хорошо она ни была за­
маскироваиа. Волк слишком хорошо знал запах стали. Может быть, действительно повадился кув­
JllИН по воду ходить... На мгновение ослепленный желанием догнать теленка, не видя и не чувствуя ничего вокруг, Волк сунул голову в западню, не успев учуять ее запаха. Его первый отчаянный прыжок освободил пр ужину, которая удерживала верхушку восьмиметрового шеста с прикрепленной к нему петлей. Шест поднялся, и Волк взмыл в воз­
дух, отчаянно стараясь освободиться от предмета, душившего его. Однако петля, как и сам Волк, не знала жалости. Она убивала все, что в нее по­
падало. Так погиб Волк. Он был убийцей всю свою жизнь и погиб смертью убийцы. В верхушках деревьев уныло рыдал ветер, и молодой месяц сардонически смотрел вниз и молчал, хотя он многое видел. Перевел с английского К МЕЛЬНИIЮВ 77 КОШКА-АРХЕОЛОГ Автором необычного археологическо­
го открытия в Поnьше стала ... простая деревенская кошка Данута. Гуляя по пол ю своего хозяина Юзефа Масикз, она упала в яму. Перепугзвшись, кош­
ка отчаянно замяукала. Явившийся на выручку хозяин обнаружил Дануту си­
дящеА на каких-то черепках, похожtlх на битые горшки, только какие-то странные. На вСЯКИЙ случай Масик со­
общил о них администрации окружно­
го музея в ЗеленоА Гуре. Прибывшие на место археологи установили, что обнаруженные в яме черепки -
оскол­
ки посуды IV-V столетия нашей ЭРЫ." 78 ПОТОМКИ · ИКАРА далеко не - все имена изобретател('й, создававших то аппараты с маШУЩII­
МИ крыльями, то некие подобия верто­
летов, винт которых приводился в дви­
жение ногами, известны миру. Боль­
шинству ИЗ них не суждено было ото-
рваться от земл и. u Н едавно это удалось англиискому студенту Дереку Пижо. Его « педалет» поднялся, правда, всего на полтора метра, а пролетел шестьдесят... Но главное -
радость свобод~ого полета! ПОЮЩИЕ ТЮЛЕНИ д атс кий ихтиолог, работавший на Гсбридских островах, был потрясен сценой, разыгравшейся на его глазах. В тот мом е нт. когда он, окруженный любопытствующими островитянами, устанавливал аппаратуру, у берега по­
явилось несколько тюленей. Гебридцы, увидев тюленей, немедленно хором проп ел и им народную песню. В ответ один из тюле.неЙ сразу же и доволь­
но точно спел ту же мелодию чистым контральто! Ихтиолог от удивления слова не мог ВЫМО .. '1внть. До сих пор в зоологии го­
ворилось только О пении соловья, ка­
нарейки, петуха ... За последнее время наука стала ин­
тересоваться « языком» животного ми­
ра и достигла в этой области интерес­
ных результатов. Только акулы и змеи -
действитель­
но немые Животные. Таково мнение ря­
да ученых после проведения соответ­
ствующих опытов. ПАПА НА ТРАНЗИСТОРАХ Демиис Вестом И3 Л идса в днг л ии сконструировал робота с телепередат­
ЧИf(ОМ, который частично взял на себя исполнение отцовских обязанностей: он во з ит сына изобретателя на прогулк у. Вестону же остается л ишь, сидя до­
ма, уп · равлять роботом и по телевизо­
ру присматрнвать за сыном. Кого-то еще назовет сын «папой», .. огда научится говорить ... ДЕЛО О ПОПУГАЕ lIадридскиА суд прнговорил некое­
го Фернандеса Гарсна к денежному штрафу в размере 10 тысяч песет за то, что тот научил своего попугая «крамольным словам». Кроме того, суд предписал Гарсиа в шестимеСЯЧНhlй срок отучить птицу от этих слов. Еслн это не удастся, то попугай должен быть умерщвлен. П · редостерегая своих читателей от «необдуманных выраже­
ний при общении с говорящими птица­
ми», мадридская газета « Аве» откро­
венно призналась, что она не решается воспрои зве сти Эти «крамольные слова», дабы не подвергнуться участи попугая. БЕГУЩАЯ ПО СТРОКАМ в 1946 год у на земном шаре было напечатано больше слов, чем за 40G предшествующих лет. ЕдннственныА способ совладать с обрушившейся на человека лавиной печатной информа­
ции -
это .научиться читать быстрее. Так, как, наПРJlмер, читает шестнадца· тилетняя филиппинская студентка Ма­
РИА-Тереза Калдерон. Если верить сооб­
щению журнала «Эйша мэгэзин», при­
иадлежащиА еА мировоА рекорд рав,,, 80 тысячам слов в минуту! Книгу сред­
него объема при такой скорости она «п роглатывает» за 16 чинут. Правда, в повседневно А жизни Мария-Тереза читает значительно медленнее -
в пре­
делах 20 тысяч слов. Любимые же ху дожественные произведения она, по ее словам, читает не торопясь --
всего 10 ТЫСАЧ СЛОВ В минуту. (Для сравне­
ния: средннА студент читает в два­
дцать раз медленнее.) .. :.. СКОЛЬКО ПОТЯНЕТ ТИГР? Тигров в наше время, как известно. осталось немного. Кому еще нужны Jl.оказательства, ТОТ МОЖ~Т взглянуть на эту фотографию. На ней запечатлен не трогающий сентиментальную душу ВИЗИТ тигрят к врачу, а пересчет «ЖИ­
ВОГО тигриного мяса» на доллары, про~ ИСХОДЯЩИЙ в Бристольском зоопарке. Ныне килограмм тигра СТОИТ 4 тысячl1 долларов -
почти в пять раз больше, чем килограмм золота! ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ •.. ... к спорту. Это мог бы сказать Хорхе Элосио, ныне ДОВОЛЬНО известный ар­
гентинскиА спортсмен. Года три назад, ИДЯ ПО шоссе, Хорхе подвергся напа­
дению громадного быка. Быка вывела из себя красная рубашка Элосио. Страх, как известно, пятки смазыва­
ет, а потому Хорхе улепетывал во все лопатки, НО и бык мчался с гигантской скоростью. ЛИСТАН СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ ,,80нруг света", 1904 г. СОБАЧЬИ КЛАДБИЩА В НЬЮ-ЙОРКЕ Приюты для собак и других домаш­
них Животных уже давио перестали б ыть новостью. Неск ол ько времени назад появилось в Париже и кладfщ­
ще для собак. НО и в это.м вопросе страна всевозможных чудачеств 11 оригинальных нововведений Аме· рика, как и 80 многих других, пре· взошла старую Европу. В Нью-Ylорке устроено недавно собачье кл адб ище, ·на котором нередко происходят такие похороны, к а ких не устр аиваю т даже для знаменитых людей. Кроме того, один изобре.rательныЙ янки открыл частное кладбище для собак, и, по· видимому, он не ошибся в с воих рас · ч е тах, и дела его процветают, если судить по следующему счету. пред­
ставленному им одной важной нью-
i'lOРК С КОЙ ми сс. Эта чувствительная особа похоронила несколько недель назад с большой церемонией свuю любимую комнатную собачку, кото-
РНСУНКН А. ЧИЖИКОВА Спас Элосио просзжавший автомо­
биль, за рулем которого сидел тренер Мануэль Калы. Минуты три он с удовольствием наблюдал всю гонку и лишь потом открыл дверцу. Хорхе Элосио теперь чемпион Арген­
тины в беге на короткие дистанции. А I(ал ье частенько ездит возле ското­
водческих ранчо ... БЕДНЯГИ ПОЧТАЛЬОНЫ После многочисленных жалоб на лондонский почтамт по поводу того, что письма приходят не по адресу, p~­
шено было выяснить причины непола­
док. Через неделю работы комиссия поч­
тенных связистов устаНОВИ,IIа, что труд­
но было бы не путать адреса: в Лон­
доне оказалось 139 Мэйн-стрит, сиречь Главных улиц, 91 Вокзальная. 79 цер­
ковных, 67 ПаРКОВhlХ, 51 ВИКТОРИЯ­
стрит. Благополучнее ДРУГИХ обстояло дело с адресатами, проживающими по Аль­
берт~стрит, которых (имеется в виду Альберт-стрит) всего 49 ... рая верно пр ослуж ил а ей 15 лет. Бальзамирование собаки 130 дол-
ларов. гроб с серебряными украше-
ниями -
280 долларов, за катаф алк и за похоронную приел угу -
360 дол­
ларов. цветы -
130 долларов. экипа­
жи для приглашенных -
200 долла· ров. что составляет всего 1090 дол­
ларов. Недурно для собаки! ПТИЧЬЕ ЛЮБОПЫТСТВО &ольшая ча с ть птиц отличается ос()­
бенным любопыт ством. Неск о лько пет назад R маленьком баденском ГOPOДK~ гусь обращал на себя в сеоб щее вни­
мание своими эксцентричными nыходкз­
ми. Всякий раз. как город с кой сторож. "ротрубнв по немецкому обычаю в ро­
жок, читал на площади какое-нибу д ь распоряжение властей, ОТ стаи отде­
лялся один гусь. который смешивалсSl с толпой, слушавшей чтение. Гу сь вы­
тягивал шею и внимательно слушал. Когда сторож переходил на другое мес; то, гу с ь следовал за ним, и так про­
должалось, пока сторож не обходил весь город. В сво"ем любопытстве пти­
цы иногда забывают про осторожность. Эт') хорошо известно охотникClМ сю ЗОНТЫ НА ПЛЕ-ЧО! в Лондоне -
королева, а в Бру­
нее -
султан .. (под протекторатом Ве­
ликобритании). В Лондоне перед двор­
цом, собирая толпы туристов, марши­
рует гвардия в медвежьих шапках, а в Брунее перед дворцом -
гвардия без медвежьих шапок (климат не тот). зато с зонтиками вместо ружей. Каждый час гвардейцы' единым дви­
жением берут зонты на руку и ать-два! -
раскрывают их. Красиво... Ничуть не хуже, чем в Лондоне перед Букингемским двор­
цом ..• королЕВСКАЯ KOPOHA~ Ничего подобного: просто обыкновен­
ная капля молока, упавшая на стекло и сфотографированная с сильным уве­
личением. болотной дичи и м орск им птицам. до­
статочно ста ть на ВОЗВЫШеННОСТИ и держать в руке белый ПлатоК, чтобы п ояв ил ось несколько любопытных птиц, по к о торым можно т о гда с тр еля ть с са мого близкого расстояния. Любо­
пытство же губит ласточек. подлетаю­
щих сл ишком близко к вращающимся 01:ражателям маяков, и перелетных птиц, привлекаемы х ослепительным светом Маячных о гней. ' Н! а МАРТ 1971 СОДЕРЖАНИЕ Д. БИЛЕНКИН -
Вершины, уходящие в космос Внимание, нефть в море! Ю. ЛЕКСИН, В. ОРЛОВ -
Путешествие за риском А. РОГОВ -
На пороге Кара-Богаз-Гола • Загадки, проекты, открытия • М. БЕЛЕНЬКИЙ -
Эпилог на Сосновом острове В. АРСЕНЬЕВ -
В' Рунских лесах АРСЕНИЙ РЯБИКИН -
История трехтрубного крейсера ТЕННЕССИ УИЛЬЯМС -
Проклятие . . . Д. ДОСЖАНОВ, В. МАЛОВ -
Курганы Отрара П. МИХАЛЕВ -
Твой сын, Ангола! Л. БАСКИН -
Быть пастухом Э. НОВГОРОДОВА -
Дорогой древних колесниц В. МИРИМА НОВ -
Огонь Прометея . . А. КРАСНОВ -
Вулкан -
место рабочее . . Л. ОЛЬГИН -
Почему асматы не съели Рокфеллера . Э. СОРОКИН -
Маленькое сердце . . ЭРИК КОЛЬЕР -
Трое против дебрей ПеС"Трый мир . Листая старые страницы . . . На пресные воды'. Ан. ДАЛЕЦКИЙ -
Хлеб араваКО8 3-я стр. 2 7 8 12 15, 50 16 21 24 29 36 40 44 49 56 60 63 М 68 78 79 80 обложки н а пер в О й с Т р а н и Ц е О б л О ж /( и: КРЕйСЕР «АВРОРА». ФОТО Георшя ЗЕАЬМЫ. Главный редактор А. В. НИКОНОВ '! r е н ы р е Д а н Ц и о н н о й к о л л е г И и: В. И. АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. конд­
РАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместитель главного редактора), Ю. Б. САВЕНКОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева н Т. Гороховской -------------------
Рукописи ке возвращаются Технический редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ». Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская, 21. Телефон для справок 251-1500, r,об. 2-29; отделы: «Наша Родина» -3-93; иностранный' -
2∙85; литературы -3-58; науки -3-38; писем -2-65; илл~стра-
ции -3-16; приложение «Искатель» -
4-10∙. Сдано в набор 7/1 1971 г. ПодП. н печ. 10/II 1971 г. А08027. Формат 84х 108'/" .. Печ. л. 5 (уел. 8.4). УЧ.-изд. л. 12. Тираж 2 ЗОО 000 энз. Заказ 2760. Цеиа 60 ноп. Типография изд-ва ЦК ВЛКСМ· «Молодая гвардии». Моснва, А-30. Сущевсная, 21. . ЕЩЕ РАЗ О ... НА ПРЕСНЫЕ ВОДЫ Инструкция, получеииая коман­
диром реактивногО' лайнера, была категоричной: максимальная вы­
сота в течение всего полета ни в коем случае не должна быть больше пятисот метров над уров­
нем океана. Летчик лишь серди­
то нахмурился, но спорить не стал. Конечно, рейс предстоял трудный, но тут уж ничего не поделаешь. Ведь предстояло до­
ставить из Парамарибо, центра голландской Гвианы, иа Большой Кайман, островок в Карибском море, девятерых весьма иеоБы-­
ных пассажирок, о которых ни­
кто не мог с уверенностью ска­
зать, как они пере носят высоту. Сами же пассажирки в это время лежали СО связаиными иогами в еагажном отсеке самолета и, тя­
жело ВЗДрlхая, роняли на метал­
лический пол крупные прозрачные слезы. Каждая из пассажирок ве­
сила за двести килограммов и ио­
сила звучное имя Chelonja MidOS-
карибская зеленая черепаха. Журнал «Вокруг света .. уже пи­
сал о печальной судьбе этих са­
мых больших в мире морских че­
репах (Н2 6 за 1970 год), которые подвергаются безжалостному ис­
треблению ради удовлетворения привередливого вкуса гурманов и прихотей модниц. Группа ·энтузи­
астов. организовавшая «Братство зеленых черепах» во имя спасе­
ния их от полно'го уничтожения, давно уже тщетно доказывала, что карибская черепаха может ска­
зать свое слово не только в зна­
~енитом прозрачном английском бульоне, но и в науке. Увы, про­
шел не один год, пока ученые вняли призывам братьев, и боль­
шие зеленые черепахи наконец-то отправились не в изысканный ре­
сторан, а на экспериментальную биологическую станцию на остро­
ве Большой Кайман. Ее сотрудники наметили обшир­
ную программу опытов по вос­
становлению черепашьего пого­
ловья. Прежде всего биологи на­
деются З'аставить черепах, вводя в их организм специальные гор­
МОНЫ, откладывать не по сто, как это было испокон веков, а по шестьсот яиц. Затем им будет предлон<ена новая диета. Вместо обычной для черепах морской травы, рыБЫ и медуз «к столу .. им еудут подавать различныe сор­
та пресноводных рыб. Н если они одобрят это меню, то их можно будет разводить не только у мо­
ря, но и в устьях рек. Наконец, для того, чтобы Совер. шить переворот в «черепаховодст­
ве», на Большой Кайман, кроме «великолепной девятки», доставnе­
но еще 25 тысяч черепашьих яиц, . которые с помощью инкубатора должны -. дать жизнь хотя бы 10 тысячам черепашек. Если эти маленькие зеленые новоселы --будут впослерств,"и считать остров своей родиной, то тогда будет' ре­
шена и проблема постепенного расселения карибских черепах по побережьям теплых морей iI тех местах, где им не будет угрожать человек, ХЛЕБ АРАВАКОВ &ез хлеба, как известно, не проживешь, а потому на­
училось человечество выращи­
вать его и добывать и в без­
водной пустыне, и среди бесплодных камней. Но печь хлеб из отравы не умудрился никто, кроме южноамериканских индеицев. Именно из отравы, потому что юкка -
корень маниоки, из которого делают индейцы лепешки, -
смертельно ядови­
та. Индейцы-араваки на ост­
рове Доминика, что располо­
жен в Карибском море, вырыв юкку из земли, растирают ее ка~нями, пока не превратится она в беловатую кашицу. Тог­
да ~TY кашицу плотно набива­
ют в очень длинный и очень узкий мешок, сплетенный из мягкой коры. Привязав ~TOT мешок к ветке де­
рева (как вы видите это на третьей странице обложки), араваки начинают его крутить, выкручивать, мять, жать и да­
вить, пока не отожмут из ка­
шицы весь сок. Если ~TOT сок собрать и вы­
лить в реку, чере:! некоторое время всплывет на поверхность брюхом вверх отравленная ры­
ба. Поэтому араваки обычно собирают сок юкки про за­
пас. (Вообще у ~TOГO сока масса применениЙ. Его сгущают над костром -
получается отлич­
ный яд, и в старое время ара­
ваки смазывали им наконечни­
ки своих стрел. Этим же соком можно обмазать столбы в хи­
жине, и они станут неf!ОСТУП­
ными для термитов и прочих вредных насекомых. А если добавить к нему из­
вестны/' аравакским колдунам травы, яд становится целеб­
ным, превратившись в лекар­
ство.) Мякоть, оставшуюся в мешке, выкладывают в плоские гли­
няные тарелки и придавлива­
ют сверху тяжелым камнем. Через некоторое время в та­
релках спрессуются твердые белые круги -
касаба. Вот эта-то касаба и есть, собственно, хлеб араваков, или, точнее говоря, полуфаб­
рикат хлеба. Хранить касабу можно очень долго, а приго­
товить лепешку проще просто­
го: достаточно сунуть касабу в уголья :..-
и индейский хлеб готов ... АН. ДАЛЕЦКНI'I Цена 60 коп. Индекс 70142 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
406
Размер файла
80 515 Кб
Теги
1971
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа