close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1971-09

код для вставкиСкачать
.стр. 32 стр. 26~ Тстр. 40 СТр. 22 197~.8EТA К! 9 СЕНТЯ&РЬ ~YPHa~ основан в /86/ гооу НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСRЧНЫЙ ЖУРНАЛ цк ВJlКСМ ПУТЕWЕСТ8ИЙ, ПРИКЛIOЧЕНИЙ М ФАНТАСТИКИ На страницах номера: РЕШЕНИЯ XXIV СЪЕЗДА КПСС­
В ЖIIЗНЬ Необычный денъ ледового года­
pa ссказывают молодые участники дрей­
фа научной станции «Северный по­
JlЮс-19.>_ Праздпику болгарских друзей -
25-ле­
тию образования народной республи­
ки -
посвящен очерк о свержении фа­
шистской диктатуры в Болгарии. Польский разведчик ведет репортаж из мюнхенской штаб-квартиры американ­
ской радиостанции «Свободная Европа». Станет ли Человек Ихтиандром? Сего­
дня в нашей кают-компании Жак Май­
оль -
чемпион мира по глубоководно­
му погружению без помощи техниче­
ских средств, космонавт Борис Егоров и врач Юрий Сенкевич. (.Полет инженера Андре» -
повесть-ги­
потеза о загадке трагического полета к Северному полюсу на воздушном шаре. «Великая I\илва» -
очерк советского журналиста об одном из центров афри­
канской средневековой цивилизации. 1 А. Ч н л н н г А РОВ. Э. С А Р У Х А Н Я Н. М. Е В С Е Е В ЛЙ:СБЕрr МЕНЯЕТ f 3 то не совсем ооычная дрейфующая стан· ЦИЯ. Комсомольско·молодежная станция «Се­
верный полюс-19_ отличалась ОТ всех восем­
надцати nреДbIДУЩИХ, начиная с папанине кой станции тем, что базировалась не просто на льдине трех-четырехметровой ТОЛЩИНЫ, а на гигантском ледяном острове в СТО квадратных километров, ТОЛЩИНОЙ в тридцать метров. (Казалось, это так надежно! .. ) Необычен был состав станции, в основном молодежь в воз­
расте до тридцати, большинству из них пред­
стояло впервые зимовать на дрейфующем льду: Необычны были и научные задачи: предстояло выработать новые программы науч­
ных наблюдений и исследований, ранее никог­
да не проводившихся на дрейфующем льду. Целый ГОД, полный событий, прожили моло­
дые ученые на дрейфующем ледяном острове. Получены интересные материалы. Научная про грамма завершена. Дрейф ледяного остро­
ва с:СП-19», однако, продолжается, и все так же изо ДНЯ в день несет научную вахту во льдах полярного бассейна новая смена поляр­
ников. 365 дней ... Мы приводим рассказ о событиях ТОЛЬКО одного ИЗ них. Рассказывают участники дрейфа: начальник станции Артур Чилингаров, океанолог Эдуард Саруханян, метеоролог Ми­
хаил Евсеев. КУРС ФОТО Г. КОПОСОВА э д у а р Д С ар} х а н я н. После Нового года у нас пошла спокоиная жизнь. Научные павильоны построены и оборудованы, системы, как у нас гово­
рили, «задействованы». Н домиках уютно и тепло, мягко светят настольные лампы, на нарах вместо надоевших спальных мешков -
чистые постели с шерстяными одеялами. Правда, Леня Васильев утверждает, что спать в постелях на «СП» -это ра з ­
врат, и принципиально спит в мешке, но остальные предпочитают «развращаться». Остров, который в течение двух месяцев суетливо перемещался то к северу, то к югу, тоже принял более или менее по­
стоянный курс на северо-запад. -
Какие у нас последние координаты? спра-
шиBaeT Артур. В руках у него бланковка, на кото­
рой мы прокладываем дрейф. _ 750 23' и 1590 06'. _ Значит, топаем прямо в пролив между тремя островами. Не заблудиться бы как в трех соснах. -
Да, райончик дрянной. Ведь именно зд есь по­
терпела бедствие экспедиция Де-Лонга: льдами раз­
давило «)Каннетту». А недалеко зажало «Фрам» И впоследствии -
«Георгий Седов». -
Что там вспоминать давно прошедшее. Тут всего пару лет назад четырнадцатую ломало. Но на­
шей махине это не грозит. Ты же видел по краям лед торосит, дальше -
ни шагу. _ Три дцать метров -
это тридцать метров. Вот только глубины не подвели бы. -
Ну что гадать, как понесет, так и понесет. С тем и заснули. Отрывок ИЗ книги «Под ногами остров ледяной». которая выходит в издательстве «Молодая гвардия» в конце 1971 год.а. 3 Нз вахтенного журнала ",4 января 1970 года 22 часа 40 минут мСк. Из гидрологической палатки поступил сигнал трево­
ги. Началось торошение ледяных полей, окружаю­
щих остров. Под угрозой оборудование». Резкий телефонный звонок разбудил нас одновре­
менно. Артур взял трубку. -
Вдоль края острова трещина. Дышит. По припаю тоже трещины, -
услышал я встрево­
женный голос дежурного. Сейчас выходим, -
коротко ответил Артур. Я уже одеваJiСЯ. -
Поднимай гидрологов, прихвати доктора. Я к механикам, пусть заводят трактор. На улице темень. Луны не видно. Впятером, осве­
щая путь фонариками, мы почти бежим к краю ост­
рова. Трещина до полуметра шириной проходит по краю острова, отсекая припай. За ней еще ряд тре­
щин. Артур с Вадимом бегут по припаю к гидро­
логической палатке. Мы начинаем откапывать домик и палатку с запасным оборудованием на самом краю острова. Трещина уходит прямо под них. Подошел трактор. Прицепили к нему домик. Но он сидит прочно, наверное, примерз полозьями. Воз­
вращаются Артур и Вадим: -
Глубина тридцать метров. Мы или уже сидим, или сейчас сядем на мель. Поэтому и отрывает припай. -
Сейчас главное -
оттащить домик. Продол­
жайте откапывать. Трактор ревет, надрывается, но домик ни с места. Раздается треск. Трещина множится, параллельно ей бегут бесчисленные узкие змейки. Еще немного, и трещина разойдется. -
Быстрее в палатку! Вытаскивайте оборудо­
вание! -
кричит Артур. Бросились к палатке. С трудом опрокинули ее на бок. Хватаем что попадает под руку и оттаскиваем от края. Один ящик, другой, третий ... Снова треск. Край острова вместе с нами и па­
латкой внезапно осел вниз. За спиной Михаила Ивановича открывается трещина. Он на краю. -
Миша! -
кричу я и хватаю его за грудь. -
Ну, что ты орешь? Что я, не бывал в подоб-
ных ситуациях? -
Выбирайтесь на берег, -
командует Артур, _. скорее на берег! Перед нами гладкая, совершенно отвесная ледя­
ная стена. Забраться HaB~px нет никакой возмож­
ности. К счастью, рядом с Артуром лестница. По­
вернувшись, он хватает ее и спускает нам. Мы взби­
раемся наверх. Домик на боку. Припай медленно отходит от края острова, и домик постепенно погружается в расширяющуюся трещину. Трактор уже отцепили. Помочь он не в силах. Душу надрывает пронзительный скулеж Жоха. Он оказался на припае и не может перебраться к нам. С глухим всхлипом домик проваливается в черс ную воду. На мгновение темноту прорезают голу­
бые вспышки -
это с сухим треском рвутся кабе­
ли, подводившие ток. На снегу остались карабин, ракетница и телефон, которые в последнюю минуту вынесли из домика. -
Пали ракеты, фотографируй, -
устало гово­
рит Артур. -
Потребуется для акта. 4 Зазвонил телефон. Артур взял трубку. -
Да, да. Ясно. Сейчас выезжаем. -
Он бросает трубку. -
Трещит в лагере. Я с Быковым -
туда. Вы пока оставайтесь здесь. Может быть, трещину сведет и удастся спасти гидрологическую палатку. Если в лагере будет все нормально, при шлю еще людей ... Вдвоем с Быковым на пятой скорости они несут­
ся в лагерь. М и х а и л Е в с е е в. Полночь ПО московскому вре­
мени. Здесь, на сто шестидеСllТОМ меридиане, утро, а по нашему островному времени -
двенадцать ча­
сов дня. Днем это можно назвать чисто условно: снаружи непроглядная темнота. Разгар полярной ночи. Сделаны последние наблюдения, записаны послед­
ние показания приборов, убрано рабочее место, аккуратно сложены рабочие книжки и тетради -
время сдавать вахту и идти завтракать. Я <пред­
вкушал хороший завтрак и возможность наконец поспать после непрерывной суточной вахты. Рез­
кий телефонный звонок прервал мои приятные мысли. Я снял трубку. Взволнованный голос Артура ско­
роговоркой произнес: -
Миша, все свободные от вахты должны немед­
ленно идти в лагерь гидрологов. Там трещииа разо­
шлась, надо спасать палатку... быстрее лопату ... лом... у кают-компании... -
он не ДОГОВОРИJI и бросил трубку. Я вскочил с места и стал быстро одеваться. Как назло, куда-то пропал один унт. Лезу под стол, осматриваю углы -
вот он где на­
конец. Услышав мою возню, из-за занавески появился Виталий. Физиономия заспанная. -
Что там стряслось? -
спрашивает он. -
Быстрее одевайся, принимай вахту, гово-
рю я. -
Меня срочно требуют в лагерь гидроло­
гов. Трещина разошлась, и что-то там произошло, а что, не знаю, Артур толком ничего не объяснил. Надев наконец унты и накинув шубу, бегом на­
правился к кают-компании. Посмотрев в сторону вы­
носного лагеря гидрологов, я ничего не увидеJI. Вместо привычных, ярко горевших ламп там сейчас была темнота. В душу закралась тревога: что же там случилось? у кают-компании остановился, по-прежнему на­
пряженно всматриваясь в то место, где должен на­
ходиться лагерь. В безмолвной тишине я отчетливо услышал тихий звонкий треск, как будто кто-то невдалеке разбил стеклянный стакан. Войдя в кают­
компанию, я застал там одного Артура. Он возбуж­
денно ходил из угла в угол и щипал ус. -
Миша, бери лопату и иди скорее, -
прого­
ворил он. -
Все только что ушли. Там такое ... -
он не договорил и махнул рукой. Я выбежал наружу, нашел лопату и догнал своих у аэрологического павильона. Впереди шел Толя Воробьев, в середине возвышалась фигура Волдае­
ва -
он нес несколько ломов и лопат. Рядом с ним шли Боря Ремез, Валерий Кривошеин и Воло­
дя Сафронов. Выйдя из лагеря, мы сразу же очу­
тились в полной темноте. Толя зажег фонарик, и тоненький луч света заметался по снежным застру­
гам и буграм. Снова раздался предательский треск, на этот раз ближе и отчетливее. -
Трещит, -
сказал кто-то впереди. Ему не от­
ветили. Молча прошли еще мину, пять. Внезапно затрещало совсем рядом. Луч фонарика идущего впереди ткнулся в трещину шириной в несколько сантиметров, зловеще протянувшуюся по снегу чер­
ной ломаной линией. Не останавливаясь, пошли дальше. Через несколько десятков шагов наткнулись на вторую трещину, идущую параллельно первой. Она была шире. Анатолий опустил в нее лом, но дна не нашупал. Снег сухо прошуршал по стенкам. -
Сквозная ... Стоять не было времени. Снова пошли вперед и через несколько минут окаэ.ались в лагере гидро­
логов. Я не узнал местности. Вместо пологого спуска к припаю перед нами был край ледяного обрыва вы­
сотой в два,три метра. Внизу хаотическое нагро­
мождение глыб льда, черная вода. Подальше, на припае, в свете ракет можно было разглядеть на­
кренившуюся гидрологическую палатку. На этом краю не осталось почти ничего, кроме нескольких ящиков с оборудованием, которые ребятам удалось спасти. Правда, чуть подальше от края уцелел склад горючего. На том берегу показался Жох. Пес отчаянно метался по краю, пытаясь найти спуск к воде. Наконец, подбадриваемый нашими крика­
ми, он каким·то образом сполз к воде и по кускам льда стал перебираться на нашу сторону. На сере­
дине разводья вместо крепких ледяных глыб ока­
залось мелкое крошево. Пес правалился сразу четырьмя лапами и, отчаянно воя, беспомощно за· барахтался в ледяной каше. -
Давайте пристрелим, -
не выдержал кто­
то. -
Все равно не выберется, замерзнет. Собака отчаянно боролась за жизнь. Наконец, нашли веревку, после десяти или двенадцати бес­
плодных попыток удалось накинуть петлю на голо· ву собаке. Осторожно подтягивая веревку, помогли Жоху вылезти на крепкий лед и втащили наверх. Все облегченно вздохнули. Зазвонил телефон. Трубку взял Вадим. Все вы­
жидательно смотрели на него. -
Хорошо, идем, --
произнес он наконец. Ребята, трещина в лагере под кают-компанией. Молча собрали лопаты и ломы и двинулись в обратный путь. Треск льда прекратился, и только увеличившиеся трещю.!ы на обратном пути в лагерь свидетельствовали о колоссальных напряжениях в толще льда. В лагере все спокойно. У каюты нас встречает дежурный по лагерю -
Леонид Васильев. -
Я убирал в каюте ... -
услышал я его голос,­
когда раздался громкий треск, я почувствовал, как каюта осела на один угол. Выбежал наружу, но в темноте ничего не увидел. -
Вот! -
воскликнул кто-то. Все бросились к нему. В слабом свете фонариков на снегу была отчетливо видна трещина, уходящая под кают­
компанию. Э Д уа р д С а р у х а н я н. Собрались в каюте. Время завтракать. НО все взбудоражены событиями. Впрочем, действительного положения мы пока не представляем. -
Ну что, Эд, все потерял или что-нибудь оста­
лось? -
спрашивает Толя Воробьев. Я безнадежно машу рукой. На душе мрак. Спа­
сти удалось очень немнагое, да и не самое глав­
ное. Не осталось ни одной лебедки, а без нее даже глубину не измеришь, не говоря уже о более слож­
ных наблюдениях. Один батометр, одна вертушка. Как будем работать, не знаю. Мои невеселые мысли прервал Артур: -
По-видимому, остров сел на мель. В резуль­
тате оторвало припай с палатками, uбвалился край острова, и вблизи лагеря и под каютой прошли трещины. После завтрака трещины обвесим черны­
ми флажками. Их подготовить аэрологам. Думаю, что особой опасности нет, но нужно быть внима­
тельными. Из лагеря без моего разрешения не вы­
ходить. Внезапно снаружи раздался мощный гул. Было такое впечатление, что над станцией кружится не­
сколько самолетов. Все мгновенно выбежали нару­
жу. Гул доносился со всех сторон. Кто-то в шутку высказал предположение, что это заработал прибор Миши Евсеева, на неисправ­
ность которого он жаловался последние дни. Гул смолк так же внезапно, как и начался. Стали понемногу расходиться. Близился полдень. Небо в южной части горизонта чуть посветлело. Артур сел составлять донесение в институт. Мы с Вадимом готовимся к определению координат. Дверь в домик распахнулась. На пороге -
Гена. -
Под складом продовольствия трещина! Расхо­
дится!.. -
выкрикнул он и кинулся обратно. Бросились за ним. Из соседнего домика выбежал Олег, на бегу схватил топор и заколотил в рынду. Ото всех домов к складу бежали ребята ... М и х а и л Е в с е е в. Я переодевался, когда раз­
дался громкий треск, идущий, как мне показалось, прямо из· под домика. -
Миша, выходи! _. предостерегающе крикнул Виталий и выбежал наружу. Кое-как надев валенки и набросив шубу, я последовал за ним. Новая серия громких звенящих ударов раздалась где-то совсем рядом. Была полная иллюзия, что зву­
КИ идут прямо из-под ног. Я завертелся на одном месте, пытаясь разглядеть трещину или хотя бы оп­
ределить, с какой стороны следует ожидать опас­
ность. Ничего не видно. В домике тревожно звенит телефон. Вбегаю, хва­
таю трубку. -
Быстрее к кают-компании!.. -
слышу голос Артура. -
Трещина! Ар'тур Чилингаров. В двадцати метрах от каюты, параллельно нашей «главной» улице, зияет широкая трещина. Она прошла совсем рядом со складом продовольствия, отрезав от нас запасы го­
рючего, газа, палатку с хозяйственным оборудова­
нием. В наиболее угрожающем положении -
склад с продовольствием. Просто чудо, что вся эта гора ящиков и мешков осталась на краю и не свалилась в пропасть. Отдаю распоряжение оттаскивать яшики в сто­
рону и раскладывать в нескольких местах на случай дальнейшего разлома острова. Закипела работа. Замелькали волокуши, ящики, мешки. Цепочка лю­
дей протянулась от склада к «главной улице» ла­
геря. Попробовали перебраться на другую сторону трешины и попытаться спасти хоть что-нибудь из палатки. Через трещину перекинули две широкие доски. Вадим первым очутился на другой стороне. В этот момент из трещины послышалось зловещее шипение и края медленно стали отдаляться друг от друга. -
Назад, назад! -
закричали Вадиму. Он мах­
нул рукой и побежал обратно. Трещина расходится на глазах. Доски неуклонно ползут к краю обрыва и через несколько минут рушатся вниз. Туда же сваливается несколько мешков и ящиков с продо­
вольствием. Подходят удрученные Толя Быков и Олег: -
Не удалось спасти соляр. Трещина бы.1а уже слишком широкой. Полного представления о случившемся у нас все еще нет. 5 -
Эд, давай на разведку. Пойдем обследуем, что у нас осталось. Взяв с собой запас ракет, мы уходим. Двигаемся вдоль разводья. Чем ближе подходим к краю остро­
ва, тем разводье шире. Видимость плохая, началась метель. Под ногами скрип и шуршание. Каждый шаг с опаской: не угодить бы в трещину. -
Дойдем до края острова, посмотрим, не ото­
рвало ли от нас полосу. Ведь там у нас основной запас горючего. По времени край острова должен быть уже где­
то рядом. Дали ракету. В ее зеленоватом свете уви­
дели невдалеке торосы и все то же разводье. До складов не добраться. -
Да. Дело дрянь. Рассчитывать можем толь­
ко на те запасы, что на краю острова. -
А много там? -
Бочек сорок наберется. До весны хватит. А там завоз. Лихо нас ломануло. Сколько же осталось от острова? М и х а и л Е в с е е в. Два с лишним часа непре­
рывной работы. Выдираем из снега последние ящи­
ки со сгущенным молоком. Боря пытался сфотогра­
фировать черную пропасть трещины в блеклом све­
те ракет -
по-моему, пустая затея. Несу последний ящик. Кидаю его в снег и сажусь рядом с ним передохнуть. Не хочется ни о чем думать. Вернулись из разведки Артур с Эдом. Артур со­
брал в своем домике старших специалистов и корот­
ко пояснил обстановку. Говорить много никому не хочется. Даже бывалым полярникам подобного раз­
лома наблюдать не приходилось. На морском двух­
метровом льду ведь все иначе: там края трещины возвышаются над водой лишь на полметра. Здесь же обрыв до шести метров. К тому же мы не уве­
рены, что при дальнейшем разломе куски нашего айсберга не будут переворачиваться. -
Словом, так, -
подытоживает Артур. -
Сей­
час первым делом передвинем подальше от раз­
водья домики врача, гидрологов, мой, метео и ра­
цию. Всем приготовить аварийный рюкзак с теплы­
ми вещами и самым необходимым, сложить на большую волокушу. Доктору и повару отобрать запас продуктов, Васильеву ПОДГОТОВИТЬ аварийную рацию. Держаться по возможности вместе. Сейчас переговорю с «восемнадцатой» И дам радиограмму в институт о результатах разведки. -
Вот тебе и тридцать метров, -
сказал Вадим, когда мы выходили из домика. -
Уж лучше обыч­
ный лед. Э д у а р Д С а р у х а н я н. Через несколько минуr по всему лагерю стоял треск отдираемых досок. За шумом работ мы уже не слышали шуршания и треска самой льдины. Ребята освобождают домики от тамбуров, так заботливо сколачиваемых прежде. Снимают электропроводку, телефонные провода. На­
ша спокойная жизнь длилась недолго. Я упаковывал в домике химическую посуду и приборы, когда в дверь заглянул Валя Дондуков: Эдик, я приготовил обед, а людей нет. Надо хоть немного поесть. Спасибо, Валек, не хочется. Ты это брось, поесть обязательно надо. В каюте Вадим, Олег, Володя Волдаев. -
Все неприятности лучше встречать на полный желудок, -
шутит Вадим. -
Налетай. Олега уговаривать не надо. Он и раньше не стра­
дал отсутствием аппетита, и сейчас наворачивает, не обращая внимания на подозрительные шорохи под полом каюты. -
А у нас сегодня, как назло, зонд лезет и ле­
зет. Нужно идти вам помогать, думаешь: «Скорей бы лопнул!» -
а он хоть бы что ... Дотянул до со­
рока двух километров ... Прямо рекорд. Это Володя. У него на лице такое благополучие, будто ничего не происходит. То ли деЙСТВИl;,ельно у парней крепкие нервы, то ли это храбрость от непо­
нимания всей серьезности обстановки. Ем с трудом. Первое кое:как проглотил. Шум под каютой резко усилился. Задрожали стены. Будто кожей ощущаешь, как ползет, царапая по дну, наш обломок. Выпил компот -
и скорее наружу. М и х а и л Е в с е е в. Треск, шум и скрип ломаю­
щегося льда приближался к лагерю со стороны ме­
теоплощадки. Через несколько минут затрещало где-то непосредственно под лагерем и отдельные звуки слились в сплошной гул. -
Срочно вынести все необходимое из доми­
ков' -
стараясь перекрыть шум, кричал Артур. -
В первую очередь материалы научных наблюдений. Все на волокушу! Побежали с Прозороным I\ своему домику. Здесь, на самом краю светлого пространства, за которым начинается сплошная темнота. наполненная гулом 11 скрежетом, было довольно неуютно. Б ДОЫlше схва­
тил ~апку с материалами, несколько необходимых вещеи, все бросил в чемодан и отнес на волокушу. Бегом возвращаюсь к радиорубке. За столо~\ у передатчика спокойно сидит Валерий Кривошеин. Он держит в своих руках единственную ниточку. связывающую нас с Большой землей. В тамбуре ба­
совито гудит умформер, в наушниках монотонно пищит морзянка. С «восемнадцатой» нас подбадри­
вают, там непрерывно следят за нами. Каждый час вызывает на связь радиостанция Певека, просит сообщать обстановку. Треск снова усилился. Выхожу на улицу и мед­
ленно иду к аэрологам. К треску и скрипу разла­
мывающегося льда внезапно присоединились какие­
то новые звуки: будто кто-то под тобой изо всех сил гигантской теркой скоблит лед. Это скрежетал о морское дно наш айсберг. Вся картина разрушения казалась мне теперь ясной. Под мощным напором окружающих льдов наш осколок потащило через подводную банку. Ото­
рвавшись от основного массива, айсберг теперь па­
хал дно, трещал и разваливался. Треск и скрежет ДОСТIIГ.1l1 апогея. Я остановился на бугре, напряжен­
но всматриваясь в поверхиость снега. С минуты на минуту можно было ожидать появления новых тре­
шин. Артур под скрежет ломающегося льда спокойным голосом отдавал распоряжения: -
Виталик, ты отвечаешь за оружие. Смотри, чтобы все оружие было в одном месте. Леня, как рация? Срочно тащи сюда аварийную. Миша, увидел он меня, -
ты к разводью, наблюдай за ледовой обстановкой. -
Сильно трещит, -
сказал я ему. -
Пусть трещит, не обращай внимания. -
И, по-
вернувшись, он пошел к радиорубке. Я побрел к разводью. С опаской приблизился к краю, посмотрел туда, где должен был быть про­
тивоположный край пропасти, и не поверил своим глазам. Тот край был на несколько метров ниже и смут­
но белел где-то далеко внизу. Я оторопело смотрел вниз, соображая, что бы это значило_ Потом, повер­
нувшись, кинулся в лагерь. В центре лагеря на большой волокуше было собра­
но наше нехитрое имущество: чемоданы, мешки, рюкзаки. Рядом бодро тарахтел трактор. Звук ра­
ботающего мотора вселяет в меня уверенность. На­
хожу Артура и Эда и рассказываю им об увиден­
ном. Артур слушает краем уха, глаза тревожно перебегают с одного человека на другого. Чув­
ствуется, что он волнуется. Я не успел закончить рассказ, как вдруг рядом ахнул Олег: -
Вот это торосы! Мгновенно обернувшись в сторону метеоплощад­
ки, я замер. Там, где только что был край обрыва, высились громадные глыбы льда; они медленно на­
двигались на лагерь. Под чудовищным напором ледяной стены с хрустом вспарывался тридцатимет­
ровый лед, ломался на огромные куски и вздыбли­
вался, сверкая острыми гранями. Вал торосов был уже метрах в двадцати от ра­
диорубки и неумолимо продвигался дальше. Его пе­
реднюю часть составляли самые крупные льдины, а вершину венчал громадный, почти правильной фор­
мы ледяной куб, выломанный изо льда какими-то уже совершенно фантастическими силами. -
Скорее к рации... трактор... руби кабель!._ -
закричал Артур. Трактор, как бодрая скаковая лошадь, рванулся с места и покатил к домикам. За несколько секунд перерублены все кабели, соединяющие домик с сило­
вой сетью и антеннами. Под ударами ломов затре­
щал и зашатался с таким старанием сделанный тамбур. На вертлюг трактора быстро накинули металли­
ческий трос, продетый под домиком. Судаков дал газ -
и домик, освобожденный от многочисленных проводов и тамбура, двинулся прочь от опасного места. Следя за отъезжающим домиком, я вдруг обна­
ружил, что не слышу треска и скрежета льда. Не веря себе, я опрометью бросился за кают-компа­
нию, к обрыву. Далеко внизу отсвечивала черная блестящая по­
верхность воды. Метрах в двадцати белела проти­
воположная отвесная стена. Было хорошо видно, как она медленно удалял ась. Неужели нас наконец протащило через эту про­
клятую мель и мы снова на плаву? 5.I закричал и замахал руками. Подбежали ребята. Борис выстре­
лил из ракетницы. В красноватом свете ракеты перед нами предстала страшная и величественная картина разлома. В черной воде медленно и безмолвно двигались голубовато-белые обломки бывшего ледяного остро­
ва с совершенно отвесными стенами. Их обгоняли бесформенные куски льда с рваными, нзломанными краями, мелкая ледяная крошка. Все это проплыва­
ло мимо нас, исчезая в черноте ночи. Э Д у а р Д С а р у х а н я н. К десяти часам собра­
лись в каюте. Надо же было так случиться, что именно в этот день Всесоюзное радио организовало для нас передачу с выступлениями наших родных. Несмотря на авральную обстановку, передачу слу­
шали, поочередно меняясь у репродуктора. Прослу­
шал своих -
выходи работать, уступай место дру­
гому. -
Желаем вам счастливого дрейфа, крепкого льда! -
доносится из кают-компании, сиротливо стоящей на краю шестиметрового обрыва, всего в пятнадцати метрах от линии разлома. -
Пусть ваша надежная льдина ведет себя нор­
мально! Наша льдина не такая уж надежная. Однако, жа­
ловаться не стоит. Нам еще повезло, могло быть хуже. Впрочем, успокаиваться рано. Артур отдает новые распоряжения: -
Эд, бери Вадима, Олега и еще раз обойдите обломок до берега. Проследите все трещины. По­
ставьте на них флажки метров так через -сто. Уходим. В кармане ракетница и несколько ракет (их у нас осталось немного). Начинаем с трещи­
Hы за аэрологическим павильоном. Она идет прямо от разводья, достигая там ширины около метра, потом сужается сантиметров до тридцати и через полкилометра пропадает совсем. Прощупываем снег чуть ли не руками, но найти ее не удается. По дороге к «берегу» обнаруживаем еще не-
сколько трещин, расположенных параллельно первой. К краю обломка подошли в том месте, где БыJI наш выносной лагерь. Дали ракету. Припай всторо­
шен. От наших палаток уже никаких следов. Идем вдоль края. Здесь припай местами сохра­
нился и есть пологий спуск на морской лед. Посте­
пенно у нас складывается более полное представ­
ление об обломке, на котором мы оказались. Раз­
меры его примерно километр в ширину и полтора в длину. Но если трещины разойдутся, придется нам куковать на обломке 200 на 300 метров, а может быть, и меньше. С момента выхода из лагеря прошло уже часа полтора. Пора возвращаться. По возвращении, советуясь с Вадимом и Олегом, быстро набрасываю примерные кроки льдины. В каюту тем временем сходятся старшие групп. До­
кладываю обстановку. -
По-видимому, отсюда нужно уходить на дру­
гой край обломка, -
говорит Леня. -
Там хоть нормальный спуск на лед, не то что эта стенка. Будет еще .1Омать, сойдем на паковый лед. -
Нам тоже важно, чтобы на припай был спуск. А то с этого обрывчика много не наработаешь, -
поддержал Вадим. -
А трактор через трещины пройдет? -
спра­
шивает меня Артур. -
Вероятно. На дороге он!!, прапда, шириной до метра. Как, Толя? -
Попробуе~1 проскочить. . -
Тогда так, ребята, -
подытоживает Артур. -
Завтра будем переезжать. Сегодня свободные от вахт могут часа три-четыре поспать: день предсто­
ит тяже.1ЫЙ. O.~eг, смени дежурного, -
обращается он к Смелкову. -
Обход лагеря каждый час._ -
Особенно поглядывай за трещинами, -
добав­
ляет Вадим. -
Не задышали -
бы. Легли, не раздеваясь, и мгновенно заснули тяже­
лым сном'. Радиогра~tма Весьма срочно Москва Г лавгимет Матвейчуку Ленинград Трешникову б января произвели переезд лагеря на наиболее безопасное место тчк новый лагерь находится рас­
стоянии 150 JrleTPOB прежнего раcnолржения лагеря гидрологов тчк -
Начальник СП-19 Чилингаров В тот же день была направлена радиограмма из института летчикам. Копии шли нам и на «СП-18». Связи значительным ухудшением обстановки рай­
оне сn18 зnт сn19 прошу выполнить наличии лун­
ного освещения полет район этих станций для озна­
комления состоянием ледяного покров а также воз­
можного оказания помощи тчк выполнение задания прошу поручить экипажу имеющему опыт ледовой разведки тчк Трешников Здесь, в Арктике, расстояния измеряются иначе. чем на материке. И три станции, дрейфующие в сотнях миль одна от другой, считаются соседями. По-соседски помогаем друг другу, по-соседски об­
мениваемся новостями. Каждый месяц у нас радио­
перекличка. Эта, январская, посвящена в основном разломам. Ломало всех. Почти одновременно с нами трещала льдина «СП-18», а сейчас вовсю крошит «шестнадцатую». . Первым вышел в эфир начальник «СП-16» Павел Морозов: -
Ломает нас, ломает... От восьми километроп осталось метров восемьсот... Полосы нет. Вот уже третьи сутки все время на ходу. Ионосферу пере­
возили два раза. Погода паршивая, метель. Стихнет, rтоищем место дЛЯ ВПП (взлетно-посадочная поло­
с;::). А пока кричим «ура!» Переезжать некуда. Сгур­
туемся! «СП-19» -
Артур Чилингаров: -
Поняли тебя, Паша, поняли. Держитесь! Мы уже «ура!» откричали. От нашего линкора осталсн торпедный катер. Теперь ждем, когда торпедируем Жаннетту или Генриетту. Переехали налегке. Если видел фильм «1000000 лет до нашей эры», так это примерно то, что здесь было ... Включается «СП-18». Илья Романов: -
Здравствуйте, ребята, здравствуйте, «СП-16», «СП-19» ... Ну, у нас вроде нормально. Трещина че­
рез лагерь подышала, успокоилась. Три дня уже не ломает ... Вслед за перекличкой из «восемнапцатой» полу­
чили радиограмму. СП-19 Чилингарову 22.00 МСХ нам выходит борт ли-2 прошу по воз­
можности пройти полосу 2 тире 3 раза тракто­
ром зnт обозначить ее кострами Начальник СП-18 Романов А р т у р Ч и л и Н, г а ров. Весть о вылете само­
лета' обрадовала и озаботила, Как принимать? По­
лосы нет. Подготовить ее не успеем. Может быть, не сажать? Но Романов сообщает, что может пе­
ребросить с «восемнадцатой» лебедку, несколько ба­
тометров -
для гидрологов это необходимо. Вызвал Быкова: -
Как думаешь, сумеем принять? Толя задумчиво протирает очки: -
Поехали, посмотрим ... Сразу за лагерем нашли Оl'Носительно ровную ЩlOщадку. Она тянется вдоль края обломка. -
Метров шестьсот будет, -
говорит Толя. Вепрев посадит. Но надо катать. Как назло, ломается трактор. А ЛИ-2 уже на подходе. Сажать или не сажать? Чтобы скрыть волнение от ребят, вышел из ра­
диорубки. Погода ОТJПlчная. Метель стихла, Пло­
щадка кажется абсолютно ровной. На снегу -
темные фигуры ребят, по моей ракете они должны зажечь плошки, -
Борт запрашивает посадочный! -
распахнув дверь рубки, кричит Валерий. Эх, была не была! -
Сто шестьдесят градусов, -
отвечаю и даю ра­
кету. Загораются костры. Самолет, сделав круг, захо­
дит на посадку. Коснулся лыжами поверхности сне­
га. Закачался на буграх. Несется прямо на гряду торосов. «Черт, неужели врежется?» Молодец Вепрев! Пря­
мо перед торосами самолет, взревев 'моторами, оста­
навливается. Обнимаюсь с Вепревым, Романовым, летчиками. -
Что, сломали остров?. -
Сила есть, ума не надо ... -
Главное, ребята, сердцем не стареть, -
го-
ворит Лев Афанасьевич Вепрев. В домике не присесть. Все завалено ящиками с теплыми вещами и продуктами. Освобождаю место на столе, чтобы Илья мог расстелить карту ледо­
вой разведки. -
Разломало вас по всем правилам, -
говорит Илья. -
Вокруг сплошная каша из обломков. Вам еще повезло -
оказались на самом большом. Но основная часть острова цела. Дрейфует вслед за вами, в километре. Полоса на 'нем сохранилась? -
Не видел. Летели почти в темноте. -
Давайте, ребятки, закругляться. Нам еще Илью домой забрасывать, -
озабо' "чно говорит Вепрев. -
Сейчас, только почту П"i"·ОТОВИМ. РеБЯта уже принесли кучу писем. Сажусь, бы­
стро набрасываю записку в институт. В последней фразе прошу извинения, что (;Jlомали остров. Пусть знают, что мы не киснем. Для письма домой вре­
мени уже нет. Короткий до предела разбег -
и самолет в воз­
духе. Там, где он только что стоял, осталось не­
сколько темных предметов: лебедка, ящики с бато­
метрами и термометрами -
подарок с «СП-18», Радиограмма из Ленинграда СП-19 Чилингарову Письма получены извинения приняты спасибо вы­
держку спокойствие иначе не ожидали тчк крепко обнимаем всех скоро солнце ПАГ (начальник высокоширотной экспедиции «Се­
вер-21» Павел Афанасьевич Гордиенко) О т в с е х у ч а с т н и к о в Д рей Ф а. Как-то уж так получилось, что в литературе о полярниках прежде всего рассказывается о борьбе человека со стихией. И это, вероятно, справедливо. Но, к сожалению, научная работа исследователей часто остается вне рамок повествования. Действительно, что делают люди на дрейфующих станциях -
а главное -
для чего это делают? Основная задача всех дрейфующих станций в Се­
верном Ледовитом океане -
наблюдение за состоя­
нием атмосферы, океана и ледяноГQ покрова, или, как принято говорить научным языком, сбор гидро­
метеорологической информации в Центральном По­
лярном бассейне. Наблюдения за искусственными спутниками Земли, изучение ионосферы с помощью радиоволн, аэрологическое зондирование атмосферы, наблюдения в приземном, а точнее, в приледном слое, изучение дрейфа льдов и физических свойств океана, подледного рельефа и грунтов -
вот крат­
кий перечень тех работ, которые выполняет неболь­
шой отряд исследователей на дрейфующем льду. Один из основных разделов этой обширной про­
граммы -
наблюдения за атмосферой: метеорологи­
ческие, актинометрические и аэрологические. Метео­
РО.l0ГllчеСКllе lIаблюдеllllЯ производятся сейчас в ос­
новном СОВРСЫСIIIIЫМIl приборами, работающими автомаТllческп 11.111 полуавтоматически. ИсследоваНIIЯ, ВЫПО.1неппые на основании этих на­
б.~j(ЩСIlIIЙ, нсоБХQДНЫLl В первую очередь для состав­
лении прогнозов погоды, l{aK длп аРКТllческих райо­
нов нашей страны, так и дли всей территорпи Союза. у становлено, например, что изменение характера циркуляции атмосферы в Атлантическом океане вы­
зывает изменение циркуляции атмосферы и погоды на европейской части территории Союза через два •• три дня, а изменение характера циркуляции атмо­
сферы в Тихом океане сказывается на изменении по­
годы в Европе через шесть-восемь суток. Точно так же изменение характера циркуляции в Арктике влияет на характер погоды в разлицных районах умеренных широт нашей страны. Таким образом, для прогноза погоды более чем на двое суток необходимо рассматривать всю атмо­
сферу, все происходящие в ней процессы сразу на всей Земле или по крайней мере на пространстве северного ТlOлушария. Большим шагом вперед в науке о прогнозах бы­
ло появление искусственных спутников Земли и свя­
занная с этим возможность фотографировать и пе­
редавать на Землю информацию о погодных про­
цессах в атмосфере в виде снимков облачности. Информация с искусственных спутников Земли. однако, в настоящее время еще не может заменить обычных метеорологических наблюдений на назем-
ных станциях, выполняемых ЛЮДЬМИ. Поэтому в ор­
ганизациях Гидрометеослужбы СССР продолжают самым широким образом использоваться и оБЫЧflые назе,lные ,>Iетеорологические наблюдения. Часть ,Iетеорологических данных идет в бюро по­
годы при штабах морских операций, данные астро­
номических наблюдений за дрейфом острова каждые сутки поступают гидрологам-прогнозистам. ОНИ I'IC-
ПОJlЬЗУЮТ их при составлении ПРОГIIОЗОВ ледовой обстановки на трассе Северного морского пути, по­
скольку ледовые УСJlОВИЯ в арктических морях тесно связаllЫ с характером дрейфа льдов. Навигация на севере (ак сельскохозяйственная страда -
день год кормит. И знание погодных и ледовых условий очень помогает морякам использовать каждый день, каждый час для переброски потока грузов. ПроДоюкая наш рассказ об изучении Полярного бассейна, необходимо заметить, что не всегда и не во всем удается следовать при этом букве про­
граммы, составленной еще в институте. Местные УС,10ВИЯ вносят свои поправки. Когда мы еще толь­
ко готовились К дрейфу, предполагалось, что ледя­
ной остров BCl<ope выйдет на БОJlьшие глубины, а затем будет пересекать район, простирающийся нал. подводным хребтом Ломоносова. Исходя из этого ста вились и задачи экспедиции: особое внимание требовалось уде.1ИТЬ изучению глубинных течений. с.1УЧИЛОСЬ, однаl<О, иначе. Вначале ледяной остров довольно долго петлял, кружился в одном районе, вБJlИЗИ островов Де-Лонга, пока не налетел на мель. После этого события его дрейф заметно уско' рился. ИзбаВIIВШИСЬ от одной пятой своего объема, наш «фрегат» словно сбросил с борта балласт и резко увеличил ход. В течение весны и начала лета мы шли на северо·запад так, что «только столбики мелькали»'. 1\ концу лета сильными северными ветрами остров был вновь отброшен почти к самой 77-й параллели, и совсем рядом мы увидели скалистые очертания острова Генриетты. Словом, к концу годичного дрейфа ледяной остров все еще находился в «пред­
горьях» хребта Ломоносова, и об изучении глубин­
ных течений не могло быть и речи. Однако изуче­
ние подледных течений и особенно дрейфа ледяного острова в этом районе имело особый смысл. В недавнее время выяснилось, что довольно инте­
ресные результаты получаются, если астрономиче­
ские наблюдения за дрейфом осуществляются одно­
временно на трех дрейфующих станциях, в плане образующих треугольник со сторонами 150-200 ки· ЛО~IСТРСВ. Именно такое расположение станций и наб.lюда.l0СЬ зимой, и мы вместе с астрономами двух других дрейфующих станций принялись за осу­
ществление этой программы наблюдений. два раза в сутки в один и тот же срок наводи­
лись на звезды трубы теодолитов и определялось местоположение всех трех станций. Один раз в ме­
сяц в точно указанный срок уходили на одни и те же глубины (горизонты) буквопечатающие вертуш­
ки, фиксирующие в течение суток направления и скорости течений. llодобные совместные наблюдения проводились в зимний период впервые, и мы на­
деемся, что полученный нами материал поможет ре­
шеНIiIО одной из задач в изучении дрейфа льдов. Благодаря нашим наблюдениям появляется возмож­
ность сопоставить дрейф ледяного острова с дрей­
фом обычных паковых льдов, на которых распола­
гались другие станции. Но, главное, получены новые данные для изуче­
ния так называемого глобального дрейфа, то есть дрейфа на значительных пространствах, по одновре­
менным наблюдениям. И здесь могут обнаружить­
ся интересные вещи как при изучении связи дрейфа льдов с ветровым режимом, так и в исследовании космических влияний на дрейф. В последние годы ученые все шире занимаются вопросами изучения крупных климатических изме­
нений в жизни Земли, стараясь понять характер кли­
матических ритмов и причины их возникновения. Большинство из них склоняется к МЫСJlИ, что круп­
ные или эпохальные изменения климата на Земле связаны с положением Земли в космосе и влиянием на ее оболочки различных космических факторов. Но гипотезы требуют доказательств. И тут неоценимым подспорьем служат материалы, доставленные нам из глубины веков самой приро­
дой. Кольца деревьев, ленточные глины, илистые отложения озер хранят летопись КJlиматических из­
менений. Они отразились в межгодовых изменениях площади колец гигантской секвойи и толщины слоев снегового покрова Антарктиды. Подобные же слои можно обнаружить, сделав вертикальный разрез ледяного острова. Задача эта очень сложная и трудоемкая. Но и здесь на помощь нам пришла при рода. Как говорится, нет худа без добра. В момент разлома ледяного острова неко­
торые обломки переворачивались вверх «килем», другие же опрокидывались набок, открывая пол­
ностью свой «борт». Тут уж слоистая история остро­
ва предстала во всей красе. Сквозь налет серого ила проглядывали слои различной толщины и даже различного цвета. По виду они были очень по­
хожи на те, что можно обнаружить, разглядывая выходы геологических пород на берегу реки. Интересовало нас не только прошлое, но и на­
стоящее нашего ледяного острова. Ведь дрейфую­
щая станция на айсберге создавалась впервые, и все здесь было неизведанным. ЗАГАДКИ, ПРОЕКТЫ, ОТКРЫТИЯ ДРЕВНЕйШИЕ КНИГИ МИРА в 1946 году недалеко от Лук­
сора, в Объеднненной Арабской Республике, местные крестьяне случайно откопали глиняный со­
су д, в котором обнаружили не­
сколько необычных книг: в пере­
плетах из мягкой кожи были скрепленные между собой и нног­
да пронумерованные папирусные страницы, покрытые исключитель­
но красивым почерком. Сначала ;пи манускрипты, разделенные на отдельные части, были раскупле­
ны коллекционерами-любителями просто как любопытные древно­
СПI ПО смехотворно низкой цене. Позднее, когда о рукописях ста­
ло нзвестно ученым, они' были прнобретены правительством ОАР. И тут после ознакомления с па­
пирусными книгами эксперты сде­
лали сенсационное открытие: 13 найденных томов оказались са­
мыми древними из известных об­
разцов рукописных книг! рые утверждали, что они якобы нашли путь к познанию тайн бытия. В декабре прошлого и в начале нынешнего года в Канре работа­
ла комиссия ученых из десяти стран, созданная под эгидой ООН и правительства ОДР и изучав­
шая этн ценнейшие манускрнпты. Шесть томов сохранились хорошо, а остальные состоят из сотен об­
РЫВКОВ папируса, которые переда­
ны сейчас для анализа экспертам. В скором времени будет В!>IПуще­
но факсимильное нздание лукеор­
скик книг, а с 1972 года начнется публикация их переводов на ан г­
ли~скам 11 французском языках. Находка крестьян стала настоя­
щим кладом для ученых еще и по другой причине. В 13 переплетах было собрано более 50 текстов на коптском языке, до сих пор неиз­
вестных специалистам. Это насле­
дие мистнческой секты гностиков, существовавшей на Ближнем Во­
стоке на рубеже нашей эры, като, Все сущее живет... Лампа ходит. " Шкуры, лежащие в мешках, раз­
говаривают по ночам. Дерево дрожи т и плачет под ударами топора. Дома имеют свой голос ... » -
сказано в одной чукот­
ской легенде. Люди всегда умели разговаривать с ве­
щами. И вещи всегда отвечают людям. Только иногда в своей повседневности мы забываем об этом. ... Но прислушайтесь -
И обыденная, привычная вещь вдруг от какой-то неожи­
данной малости явит тот изначальный, единый во все времена и для всех наро­
дов смысл, который -
осознанно или инстинктивно -
всегда вел руку мастера. Двери человек украшал во все време­
на -
будь то вход в дом, храм или кре-
Едва-едва добрел, Усталый, до ночлега ... И вдруг -
глициний цвет: (Средневековое японское стишье ) трех-
в улочке старой Хивы двери всех домов были закрыты. Солнце расплески­
вало свой жар по глухим стенам глино­
битных домов, и мы, случайные путни­
ки, застигнутые нестерпимым полуденным зноем, буквально физически ощущали прохладную полутьму пространства, за­
щищенную резными деревянными створ­
ками. Двери были закрыты, потому что они хранили оазис в этом расплавленном мире. И именно закрытые, они с восточ­
ной настойчивостью приглашали нас от­
дохнуть з а их надежной стражей -
от АВ ЕРЬ ВАОМ пость, в Африке и Индии, Поволжье и Египте. Наше сознание настолько к этому привыкло, что порой мы уже как бы от­
деляем резьбу, покрывшую полотнище во­
рот крестьянского дома, кованые релье­
фы 11 вычурные орнаменты порталов го­
тических храмов, оскаленных львов, не­
когда стоявших у входа в древний дво­
рец, от самой двери, ОТ ее простого и вечного назначения: быть доброй к друзьям и стать преградой для врагов. Отделяем настолько, что в нашем повсе­
дневном представлении открытая дверь­
как открытое забрало шлема -
симво­
лизирует гостеприимство, радушие, добро ­
сердечие, а закрытая говорит о замкнутости, настороженности, недобро­
желательстве. И только. (,Не закрывайте вашу дверь. Пусть будет дверь откры­
та», -
поэтизируют стихотворные стро­
ки устоявшийся В сознании стереотип. потрескавшейся колоды порога до при­
толоки двери были покрыты узором, ко­
торый многословно И красноречиво рас­
сказывал, что сберегли они для нас. Двери обещали сказочный сад, где взра­
щенные прохладной водой стебли, при­
чудливо сплетаясь, встают сплошным сводом между путником и палящим солн­
цем, где райские птицы доверчиво расха­
живают у самых рук человека. Это ли бесхитростное добросердечие по­
'будило когда-то покрыть дверь изощрен­
ным орнаментом, или простительная гор­
дость хозяина за свой дом, гордость мастера, или неосознанное следование древней традиции -
кто знает? Да и можно ли разложить по полочкам эти чувства. ... Б Поволжье у каждого уважающего себя хозяина дома был лев. Пышногри­
ВЫЙ, С ДЛИННЫМ хвостом, заканчиваю~ Дв('рн храма 8 Монголии. Васильевские врата изделие новгородских мастеров XIV в е ка; Троицкий собор г. АлеJ{сандрова. щимся, как и положено, кисточкой. Эти львы жили, как и всякие другие львы, в диковинных зарослях. Львы были ма­
ленькими -
в среднем примерно полмет" ра в длину. Звери были насторожены и махали передними лапами, стараясь изо всех сил быть грозными. Но этого-то как раз у них не получалось. Они совер­
шенно не походили на властелинов жи­
вотного мира, а смахивали скорее на бес­
численных «жучек» И «шариков», добро­
душнейших существ, бегающих «меж двор». Наверно, позтому-то этих ЛЬВОВ и назвали ласкательным деревенским прозвищем -
лёвики, как бы определяя тем самым их дворовую безобидную сущ­
ность. Рядом с лёвиками, держа в руках ветвь аканты, растения заморского, помогаю­
щего от многих скор бей,' всегда находи­
лась пышногрудая дева морская -
сире­
на, имеющая от головы до чрева образ человечий, а ниже -
рыбий. Какнми судьбами занесло эти замор­
ские дивы сюда, на фронтоны и вереи крестьян с ких ворот и дверей российской глубинки ? Только ЛИ любовь ко всему ска з очному, чудесному, дивному? А мо­
жет быть, хотели поволжские мастера сказать этим узорочьем: из каких бы краев ни постучал в ворота странник, найдет он в этом доме тихий приют, как нашли его здесь чужеземные девы мор­
ские, заморские единороги и кентавры, ставшие «инрогами» и «китов расами», да некогда грозные .львы, обратившиеся у добрых людей в таких добрых лёвиков ... «Вот Я пришел к тебе, владыка правды ... Я не творил неправды людям, не уби­
вал СВОИХ ближних, не делал мерзо­
стей ... Я чист, я чист, я чист, я ЧИСТ ••• » (<< Книга мертвых.. Древнеегипетский папирус) Войти в древнеегипетский храм Кар­
нак было не просто. Храм считался неким подобием мира: колонны, словно окаме­
невшие деревья, поддерживали окрашен­
ный в голубой цвет потолок с нарисо­
ванными золотыми звездами и птицами­
небо. Шествия, направляющиеся в храм, пышные и многолюдные, неторопливо двигались через длинную аллею совер­
шенно одинаковых каменных изваяний священных животных. Монотонность этой прелю д ии «вхождения ВО храм» как бы заставляла идущих к своему божеству от­
речься от житейских треволнений и мир­
ской с уеты. И в конце этого пути перед л юдьми вставали две иссеченные релье­
фами, рас с казывающими о жизни «верх­
него мира », циклопические башни, перед которыми высились колоссы -
огромные изваяния обожествленного царя. Здесь процессия останавливалась и совершались моления. Вся архитектура входа вела человека так, что он не мог сразу, «из мира зем­
ного», шагнуть через порог, где обитает божество. И так было везде. ... Соборы средневековья, втиснутые в теснину узких улочек, прячут свои две­
ри в глубине ряда уменьшающихся, как в перспективе, стрельчатых арок, кото­
рые словно сжимают то пространство, что на десятки метров отставило древне­
египетский храм от обыденной жизни че­
ловека. А в конце этого уже чисто сим­
волического пути человека останавлива­
ют кованые двери с изображениями «священных» сцен, открывающих основ­
ной смысл дома, что начинается за <JТИМ порогом. Недаром рельефы, во множестве украшающие двери романских и готиче­
ских соборов, называли когда-то «еванге­
лием для неграмотных» . ... «МаЙтхуна» -
в средневековой ии­
дийской эмблематике соединение пары животных, птиц, людей. Рельефы «майт­
хуны» первобытно откровенны, в них, фигурально говоря, нет многоточий меж­
ду скульптурными фразами. И в боль­
шинстве своем сцены «майтхуны» можио видеть именно над входами в храмы. Казалось бы, что может быть общего между сурово-аскетическим, непримири-
Полог-ковер монгольской юрты. мым К человеч ес ким слабостям убраи­
ством дверей европейского соборного средневековья н рельефамн на воротах индийских святилищ -
рельефами по­
истине непристойными с точки зрения христианской морали? Мотив « майтхуны», как пишет и з вест­
ный советский исследователь культуры Ин д ии А. Корецкая, «в едет свое проис­
хождение от древнего культа плодороди я. В этот жиз н е нный мотив брахманы вкла -
дывали мистический смысл, выражением воссоединеиия считая его двух боже-
ственных принципов: сущнос ти жизни и при родной энергии. П о сущ ествующему поверью майтхуна приносит счастье ... ». И здесь -
то же стремлен ие задержа ть входящего, чтобы смог он, прежде чем пе­
реступить порог, ведуu..!иЙ к «с вят ая свя­
ТЫХ», услышать нечто оче нь важное, на чем, по представлению тех, кто строил храм, держится мир. « Каждый, В зна к овладения ДОМОМ, вешал на две рях СВОЙ ЩИТ ... » (Из хроннкн крестовых походов) в западном портале Н ов городской Со­
фии в.резаны массивные бронзовые вра­
та с. рельефными изображениями иа биб­
лейские темы. Эти рельефы свид е тель­
ствуют об отточенном мастерстве, но мастерстве несколько натуралистического толка, отлично г о от того, что присуще было древнерусск им ваятеля м. Да и ла­
тинские поясняющие н ад пи с и убеждают нас, ч то врата эти и зготов лены были в Западной Европ е. Как попали эти чу­
жеземные врата в святая святых Новго-
Ворота-в з воз крестьянского дома в Кижах. рода, в Великую Софию, до конца не ясно. По-видимому, как военный трофей после разгрома шведской столицы Сигту­
ны В 1187 году. Но и Сигтуна, показали исследования, не родина этих дверей. tчитается, что изготовлены они были в Магдебурге, а лишь затем при неизвест­
ных пока обстоятельствах перекочевали в Швецию и только ПОТОМ БЫЛII « взяты на меч» новгородцами. Странствия этих врат -
пожалуй, один из ярчайших примеров того, какой сим­
волический смысл имели двери. Осквер­
ненные или разрушенные двери -
дома, храма, крепости -
были символом по­
зора или военного поражеиия. В одном и з индейских племен Южной Америки существовал обычай, согласно которому дотронуться без по з воления хозяина хи­
жины д о дверного полога считалось смер­
тельным оскорблением, а разрешение от­
кинуть его -
высшим признаком почета к гостю. Ра з ве не схож -
в принципе своем -
этот обычай с тем, который еще до не­
давнего времени я существовал в Европе, а ныне стал чистым символом: вручать победителю с низким поклоном ключи от городских ворот. Только тогда город считался ОI,ончательно покоренным, когда военное пораженне вынуждало I{ позорно­
му отказу от права владения дверью соб­
ственного дома. (А оборотная сторона этого обычая: торжественно вручать символические ключи от символических дверей как высший знак почета и дове­
рия к гостю? Как она перекликается с древним индейским обрядом!) 15 Фото В. АРСЕНЬЕВА, Ю. МОРГУНОВА, В. СУХОРУКИХ В ходные железные дверн "п­
занского собора, изготовлен­
ные По проекту выдающего­
СП русского архитектора Бу­
хвостова; конец XVJ века. Крепость, город -
что в принципе когда-то было одно и то же -
с особой бережностью относились к своим две­
рям, самому уязвимому месту обороны. Древнерусские «городы», например, пря­
тали их так, чтобы входящий вынужден был пройти мимо крепостной стены, по­
вернувшись к настороженным бойницам незакрытым щитом правым боком. Н" это защита чисто ФОРТИФПК;jЦПОНН;jЯ. А вы пройдите мысленно по тем тыся­
челетиям, что отделяют нас от первых крепостных стен первых городов зем-
ли, -
вы не только увидите шести но­
гих крылатых чудовищ, стоящих у вход­
ных пилонов ассирийских дворцов, оска­
ленных львов, охранявших циклопические ворота Микен, грозных стражников-два-
рапал, замерших у порога дворцопых и храмовых сооружений Индии, Кореи, Японии. Вы сможете услышать те маги­
ческие заклинания, которые ДОЛЖIIЫ были заставить остановиться чужсземuа, если подошел он к порогу с недобрыми мыс­
лями. ... Вот это, видимо, И было основным смыслом дверных украшений всех времен и народов: языком искусства встретить входящего -
радушно или высокомерно, гостеприимно или настороженно, житей­
ски обыденным словом или торжествен­
ным изречением, вобравшим в себя муд­
рость предков. В. ЛЕВИН, А. ЧЕРН Е ЦОВ 60рне попов САМАЯ ДЛИННАЯ НОЧЬ с ... НаСТУПИII решающий момент, чтобы спасти БОllгарию и БОllгарский народ от страшной катастрофы, котораи навис­
lIа над нашей страной. Единственный путь спасеиии -
активнаи вооруженнаи борьба повстанческих отридов и всеобщее восстание народа и армии ... Смерть фашизмуl Вси Вllасть в руки Отечественного Фронта!» (Из приказа ГIl8ВНОro штаба Народно-освободитеllЬНОЙ повстанческой армии от 26 августа 1944 года) IJЗ том ,ГОДУ я проводил отпуск внебольшом селе Шемшове,что неподалеку от TblpHD-
• ва. Поселился я у директора школы Стоя­
на Стоянова, чей новый дом из красного 'кирпича уютно спрятался в густой зелени огромного сада •. По вечерам мы с хозяином подолгу засиживались там на низенЬ1СОЙ скамейке, пока его жеНа сер­
дито не напоминала о времени. Попыхивая виш­
невой носогреЙ·коЙ, бай Стоян 'любил-'I'10размыш;; лять о прожитом и увиденном. И в9Т тогда-то в неторопливых рассказах этого грузного седого человека мне вдруг _первые от,крылось в конкреТ­
ных образах и деталях знакомое еще со студен­
чества выражение {(творить историю» ... ШемшовClCОМУ попу Косьо и В голову не МОГIIО прийти, 'когда благословлял он застенчивого дepe~ венского пареныса в наряде из домотканого сукна и самодельных царвулях I в 'СОфийскую семинарию, где выхлопотал ему место как «стипендиату фонда сирот», что лучший ученик его школы Стоян Стоя­
нов станет не пастырем духовным, а ремс'истом­
агитатором 2. Что пройдет он 'в полосатой одежде арестанта, окруженный поли'Цейскими в синих мундирах, по длинной улице Царя Симеона в цент­
ральную тюрьму. Что через несколысо лет перед самой войной выйдет на волю убежденный комму­
нист другарь Стоянов ... Каких только партийных поручений не вы,полнял скромный «СОфийский служащий» Стоянов, как зна­
чилось в его документах, в 'годы войны. Приходи­
лось быть и связником-курьером, и содержать нелегальную квартиру, и заниматься прonагандой, на софийежих фабриках. Случалось участвовать во главе небольшой группы боевиков и в рискованных операциях СQфИЙСКОЙ боевой организации ... -
Лето сорок четвертого было жарким,­
вспоминал бай Стоян. -
Что ни ,неделя, что ни день -
радостное известие. Немцы бегут, Красная Армия уже ·на Дунае. И наши партизаны -
их то­
гда в двенадцати 'повстанчес,ких зонах было тысяч тридцать, не меньше -
вовсю бьют карателей и жандармов. Одиннадцать бригад, тридцать семь отрядов да еще боевые груп'пы в городах. Фор­
мируется даже первая партизанс,кая дивизия в Кал­
не, есть такое село, русские туда доставляют самолетами оружие. В общем, сила большая. I Ц а р в у 11 И -
крестьяиская обувь из грубой кожн. 2 Р е м с н с т ы -
члены РМС -
Рабочего МОIIОДеж­
ного союза. 2 «Вокруг света. Н. 9 26 августа ЦК Iпартии и Главный штаб 'приняли решение готовить вооруженное восстание и кончать с фашистами. И' тут наши товарищи, те, что закон­
спирированными не один 'год работали в армии и в полиции, сообщили, 'что двадцать восьмого состоялось заседание Совета министров ... Как обычно, заседание проходило внебольшом зале первого этажа здания военного министер­
ства" ,которое больше напоминало крепость: мас­
сивныестены, собственная аварийная злектростан­
'ция 'и водопровод, а главное -
'глубокий инадеж­
ный подвал, переоборудованный в бомбоубежище. Совет министров 'перебрался сюда несколько меся­
цев назад, опасаясь «коммунистических террори­
стов». Зал был обставлен скромно -
лишь круг­
лый стол д\, дюжина глубоких ,кожаных кресел. Докладывали начальнI'IК военной разведки полков­
,ник Тумбин и его ,подчиненный КlI'Питан йолов, «ответственный за борьбу прот.ив КОilr\мунистических .влияниЙ». Сообщен.ия были неутешительными. «Ком­
мунисты, -
по: словам полковника, -
намерены взять власть, войдя в .коалиционное правительство или образовав чисто коммунистический кабинет ми­
нистров с помощью восстаКия». . После недолгих прен'ий было принято такое реше­
ние: «Всей армии, в том числе 'школе офицеров эа:паса и военному у·чилищу, немедленно ,прекратить за·нятия 'и включиться в операци·и п'о преследованию партизан и разгрому партиза·нского движения». Соответствующий :при·каз по всем воинским ча­
стям был оформлен сразу же после окончания за­
седания и отнесен на подпись военному министру ,генералу Русеву. По всей Болгарии начались спешные переброс'ки войск. ,в районе ПеРНI'Iка и оатоновцев сосредото­
чивались 2-я кавалерийская дивизия и 2-й мотори­
зованный полк; тр,И кавалерийских 'полка были бро­
шены в направлении Трын-Березник. К Софии под­
тягивались 1-я дивизия и танковая бригада. Однако приказ «о полном уничтожении 'партизан и повстан­
цев» так и не был выполнен. ПОДlпольщики, служившие в военном министер­
стве, уже через день-два достали и ,передали в ЦК и Главный штаб текст этого сверхсекретного при­
каза. Партизанские отряды успели избежать наме­
чавшихся ударов; а затем и сами перешли в на­
сту.nление там, 'где их не ждали. -
В те дни мне, -
рассказывал Стоянов, -
при­
Х00llилось встречать в Софии курьеров от партизан и доставлять их на конспиративные квартиры ЦК и Главного штаба. 'Всех уж явок сейчас не помню, но главные были на Царибродской, 154, на улицах Янтра, ,Святого Тертераи Ивана Асена. Особенно удобна была ,конспиративная квартира на улице Янтра в полуразрушенном доме Н2 3, в которой раньше, ,кстати, жил... начальник разведки 1-й армии капитан Цанев. Теперь, правда, в ней не было ни воды, ни света, стены все в трещинах. У одной стены -
кровать с ватным одеялом, у другой -
плохонькая кушетка. Bce-таlClИ есть где курьеру час-
17 9 сентября 1944 .ода. Поб еда наро д но.о во сстания положила конец фашистской дикт ату ре в Бол.арии. цругой подремать, пока в соседней комнате готовят приказ. А входипи МЫ В эту квартиру с улицы Черно море,карабкались 'через ра'звалины во двор, а оттуда попадали на яв'ку. Так 'что полиция врас­
плох не на,грянула бы. Я только потом узнал, что там и члены Главного штаба: «бай Коста» -
Благой Иванов, Петр Вранчев, Петр Илиев, Боян Болгаранов бывали, и Тодор Живков, который перебрался в Со­
фию накануне восстания из партизанских районов. Тогда-то и было решено начать восстание в Со­
фии 9 сентября. Сил у правительства было куда больше -
вчетверо I ПрОТИВ наших, только ведь арифметика еще не все. Правительство,перетру­
сило, I1"З военного министерства носа не показывает, а уж о провинции И говорить нече,го: каждый день партизаны нападают, стачки везде, де.монстрации. А 'главное, все ближе 'подходит 'Красная Армия ... 25 лет назад Боmария стала народной республикой. Ч етвер ть века соэидания, иэменившие л ицо страны. 18 1 сентября Главный штаб отдал приказ Шопско ­
му, Брезникскому, Радомирскому, Босилеградском у, Кюстендилскому, ДУПЮЩКОМУ партизанским отр я ­
дам, бригадам "Чавдар» и Трынской сосредоточить­
ся в окрестностях Софии для участия в предстоя­
щем штурме. План восстания строился на вне,за п ­
ности: нанести удар ночью в самом цен тре столицы. Ведь правнтельство рассчитывало, ч то если начнутся беспорядки, то первыми подним ут ­
ся рабочие окраины, соответственно были разм е­
щены и воинс,кие части. Но Главный шт аб основными объектами наметил военное минист е р­
ство, комендатуру, теле,граф, главный вокзал, С тем чтобы сразу же парализовать управление вой с ками и полицией. -
Конечно, обо всем этом знали толь'ко партий­
ное руководство да штаб. Кое о чем мы догады ­
вались, но с расспросами не лезли. Дисциплина. Пятого ночью вызывают на Царибродскую. Завт р а, говорят, вместе с другими боевыми группа'ми бу­
дете обес'печивать забастовку трамвайщиков, а к четырем часам дня подтягивайтесь на площадь к "Славянской беседе». Будет митинг. Прикроете от полиции. Что же, дело знакомое, мы и накануне охраня л и митинг перед Судебной палатой. Собрал ребят, проинструктировал, и на,правились мы к трамвай­
ному парку. Светает, а там уже толпа собралась, плакаты поднимают: "Долой монархо-фаши с т -:к ую власть! Да - здравствует Отечественный фронт!» Вожатые, ре,монтники, кондукторы -
все зде с ь. Утро настало, а ни один маршрут на линию не вы­
х одит. Полиция и штрей - к6рехеры было с у нули«:ь, так их сразу же завернули ... К - четырем, как и было приказа но, расположили:ь мы в одном из переулков около "Славянской {)е ­
седы». На ,площади -
море людское. Орато р ь' в разных концах п рямо с плеч товарищей реч и прои,знося т. И вдруг ИЗ окон гостиницы полицей­
ские и немецкие офицеры, что там жили, открыли стрельбу. Кое-кого ранило. Дали мы по ним залп в о т вет -
сразу з атихли. Чуть спустя на другую уловку пустились: включили сирены и объявили воздушную тревогу. Видимо, панику хотели вы­
з в ать, чтоб ы н арод разбежа лся и полицейские м огл и лю де й п оодиночке хватать. Но наши това­
р ищ и не рас т е р ялись и не допустили паники ... На сл е дующий день вместе с боевиками и пар­
Тl1зана м и рабочие уже стали захватывать фабри­
ки -
"Кабо», "Мушанов », бу.мажную. А мне с ребятами пришлось размещать по квартирам на Царибродской партизан из Шопского отряда. Еще накануне ночью они пробрались в Софию и целый день скрывались во рвах возле церкви на случай, если против демонс т рантов будут брошены войска. Обошлось все отлично, благо улицы кишели на­
родом. Никто и внимания на нас не обратил, тем более что автоматы и пулеметы мы переносили разобранными в мешках . .п оздно вечером опять вызывают на Цариброд­
скую: восстание в два НОЧI'i; пароль: "Обориште­
Во л ов ». Нам, СОфийским боевика - м,. вместе с шоп­
цами сосредоточиться в парке, напротив военного министерства, и ждать сигнала, чтобы прийти на по­
мощь во время штурма. Общее руководство воз­
ложено на Тодора Живкова ... в 21.00 8 сентября в комнате дежурного по штабу армии капитана Георгия Стоименова собра­
лись Офl<fцеры Петр Илиев, Димитр Томов, Борис Георгов, Марко Иванов, Асе н Сурдулов. Даже если бы кто-нибудь из начальства неожиданно нагрянул туда, ниче~о подозрительного он бы не заметил: капитаны-однокашни к и по военному училищу встре­
тились после работы обсудить последние новости. А н овос т и действительно были, да еще -
какие! КаШ.1тан Петр Илиев, на которого руководство партии в феврале 1944 года возложило обязан­
ности начальника Главного штаба Народно-освободи­
тельной повстанчес'кой армии, поставил своим то­
варищам задачи в связи с предстоящей опера­
цией. Затем все разошлись по длинным коридорам и переходам военного министерства, чтобы еще раз уточнить расположение караулов и постов, узнать, в каких комнатах ночуют новый военный министр генерал Маринов, министр внутренних дел Вергил Димов, директор полиции Куцаров, началь­
ники генштаба и военной разведки и другие от­
ветственные лица. И тут неожиданная удача: ока­
зывается, на втором этаже министерства­
в «надежно охраняемом помещению> -
безмятеж­
но спят почти все министры кабинета и сам новый премьер Муравиев. Стрелки показывают два часа. Пора. Капитаны Илиев и Томов спус'каются вниз к восточному входу в здание министерства, выходят мимо вытя­
нувшегося часового на улицу. «Сейчас прибудет дополнительная охрана, -
мимоходом приказывает часовому Илиев. -
Пропустите». Со стороны, улицы Аксакова слышны тяжелые шаги марширующих солдат. Увидев идущих впе­
реди двух капитанов, часовой с,пешит распахнуть тяжелые желе,зные ворота. 2 часа 15 минут. Стараясь не шуметь, заранее распределенные группы солдат и боевиков расте­
каются по коридорам военного министерства. Главное преи,мущество восставших -
внезапность и стремительность штурма. Все решают минуты. Нужно как можно быстрее блокировать многочис­
ленные канцелярии, кабинеты, залы, захватить те­
лефонный узел, а прежде всего караульное поме­
щение, где находится рота охраны, Группа капитана Томова устремляется в северное крыло, чтобы обезоружить ее. Люди неволь но сдерживают дыхание, но топот кованых сапог пре­
дательским эхом отдается в гулких ВЫСОКИХ кори­
дорах. Вот наконец и обитая железом дверь с аккуратной надписью по трафарету «Караулно помещение». Кто-то рвет ее на себя. В то же мгно­
вение раздается истерический вопль дежурного подофицера 1. -
Тревога! К оружию! -
что бы ни произошло, но он, подофицер Мехмедов, помнит инструкцию: «Любой ценой, безжалостно сокрушать всякую по­
ПЫl1КУ посягнуть на крепость царства Болгарии». С нар соскакивают полуодетые солдаты. Часть хватает оружие и бросается к подофицеру. Другие в нерешительности остаются на месте, не понимая, что происходит. У двери сгрудились люди капита­
на Томова. Две группы напряженно уставились друг на друга черными зрачками винтовочных дул. Один случайный выстрел -
моментально завоют сирены тревоги, и тогда не миновать тяжелого боя. В эти критические секунды раздается властный голос Томова: "Отставить тревогу! Оружие в пира­
миду!» -
проталкиваясь вперед, приказывает он подофицеру Мехмедову и солдатам караульной ро­
ты. -
Все на свои места! Распоряжение KOt,.l\eHAaHTa усилить охрану ... » Капитанские погоны и оказывают СВ9е действие. решительность офицера Обескураженные солда-
ты ставят винтовки, нехотя возвращаются на нары. Еще несколько минут, и все их оружие да и они сами уже находятся под бдительной охраной «гостей), I П О д О фи Ц е р -
сержантское звание в старой бол гарской армии. 20 -
Эта была самая длинная ночь в моей жизни. Шутка ли сказать, как это пишут в ,кни,гах, -
«lпе­
реход от одной ЭПОХИ 'к другой». Ведь толr.ко вче­
ра было фашистское рабство, а тут -
свобода... -
не спеша продолжает бай Стоян, и эта неторопли­
вость никак не вяжется в моем представлении с тем вихрем ,событий, о которых он расс'казывает. -
Перескакивая через ступеньки, мчимся мы по лест­
нице на второй этаж. Занимаем посты у каждой двери. Оружие наизготовку. Командир нашей группы ПРИlказывает: «Нико'го не выпускать. В слу­
чае сопротивления стрелять без предупрежде-
НИЯ». Вдруг из двери вылезает какой-то заспанный полковник. -
Прекратить бедлам! -
кричит. -
Это что за солдаты~! Я ему приказываю: назад. Он не унимается. -
Что здесь происходит~! весь побагровел, прямо на меня идет. Смотрю: и из других комнат лица выглядывают. Тут я ему винтовку в грудь на­
ставил и отвечаю: -
Сейчас поймете ... Полковник сразу же юркнул обратно к себе ... Под высокими сводами министерства все гудит. Одна из штурмовых групп врывается в комнату, где располагается узел связи. "Сюда входить за­
прещено!» -
кричит дежурный офицер, но в грудь ему упирается автоматное дуло. Трое рядовых, обслуживающих узел, в испуге замерли на свои,х местах. -
давать связь только с моего разрешения! приказывает командир группы. В этот момент раздается телефонный звонок. -
Алло, дайте мне четыреста четвертый ... слышится в трубке голос министра внутренних дел. Назовите пароль, -
дрожащим голосом отве­
чает солдат-телефонист. Как вы смеете! -
визжит трубка. -
Я ми­
нистр ... -
Так приказано ... В этот же момент безуспешно пытаются восполь­
зоваться телефоном и начальник полиции, и на­
чальник генерального штаба генерал Янчулев, и на­
чальник военной разведки Тумбин, несколько дней назад предупреждавший министров о готовящемся «коммунистическом восстании». Они все еще не мо­
гут поверить, что оно стало реальностью, что они проиграли. Парк и прилегающие к военному министерству улицы заполнены вооруженными рабочими и пар­
тизанами. Тодор Живков, Иван Бонев, Станко То­
доров отдают короткие приказы: «Товарищи, К по­
лицейским участкам!», «К арсеналу!", «К централь­
ному вокзалу!" Один за другим уходят отряды. Идут пожилые люди и молодые, в поношенных летних пиджачках, в рубашках с засученными рукавами, в мятых, грязноватых брюках, в стоптанных ботинках и сан­
далиях на босу ногу. Люди из швейных, слесарных, обувных мастерских, с фабрик и депо. До этой но­
ЧИ они варили сталь, пекли хлеб, строили дома. Ри,скуя получить полицейскую пулю, писали на сте­
нах лозунги, разбрасывали листовки, взрывали мосты, добывали оружие. Сейчас они идут за­
воевывать свою народную власть. Наступило утро 9 сентября 1944 года. ЧИТАТЕЛЬ СООВЩАЕТ КОСМИЧЕСКАЯ ПТИЦА н а первый взгляд этот рисунок, украшающий ста-
риниое восточное блюдо, кажется просто орнамен­
том. Кажется, что древний мастер был озабочен лишь одним -
как можно изящнее и щедрее разбросать по блюду бирюзово-голубые, изумрудные, розовые и. зо­
лотистые краски. Это блюдо хранится в фонде восточных рукописей Британского музея. Его опубликовал около 20 лет назад английский востоковед В. Минорский, однако каких-либо комментариев не представил. Меня заин­
тересовали многочисленные древнеперсидские надпи­
си, разбросанные по всему дну блюда, и .после де­
шифровки стало ясно, что рисунок на этом блюде .... карта Земли. Земли, какой ее представляли арабские и персоязычные ученые Востока более тысячи лет назад. В основу средневековой персоязычной географии был положен принцип, мало соответствовавший тепереш­
ним картографическим представлениям. Эти карты не имели градусной сетки географических координат. Они напоминали скорее геометрические чертежи, ко­
торые были заполнены всевозможными фигурами -
окружностями, треугольниками и квадратами, дугами и ПРЯМЫМII, соединенными между co-боЙ. Однако в свое время такие карты давали сравнительно точные сведения о землях, . народах и городах. Карт·ы до­
полнялись астрономическими таблицами для вычисле­
ния географических координат (<<зиджами»), по кото­
рым можно было установить местонахождение того илн иного населенного пункта. Ориентация полюсов на карте-блюде противополож­
ная современной. Север -
внизу, юг -
наверху, за­
пад -
справа и восток -
слева. В юго-восточной части (не забывайте, что ориента­
ция полюсов противоположная) изображены «лунные горы», расположенные на Африканском материке. К северу от них обозначены Эфиопия и Занзибар, а на юго-востоке -
Хадрамаут. Черный круг на северо-востоке окружают земли Средней Азии и ле­
гендарные племена Гога и Магога. На крайнем юге находятся земли русов и славян. К северо-западу от них -
Византия и соседствующие с ней государства Малой Азии. На блюде очерчены притоки Нила, рас­
секающие территорию Африки, западнее которой обо­
значен Египет, а на востоке -
Нубия. К югу ОТ «лунных гор» намечены бассейны Египетского, Пер­
сидского, Индийского и Китайского морей; обозна­
чены Кавказ, земли Европы. Земля окружена со всех сторон Мировым океа­
ном и горной системой Каф, которая, согласно пред­
ставлениям арабов и персов, играла роль баланса и удерживала нашу планету в космосе. Но, может быть, перед нами все же не карта, а нечто вроде географического справочника -
слишком уж странен рисунок: летящая вниз изогнутая в поле­
те птица с круглой ГО.l\овой, длинной шеей и мощным прямоугольным хвостом? Но именно это изображение птицы убеждает нас еще раз в том, что перед нами именно карта Земли. Арабский ученый УII века Абдаллах ибн Амр ибн ал-Аса писал, «что Земля по своей форме }:Iодразделе­
на на пять частей, как туловище птицы, где есть голо-
ва, два крыла, грудь и хвост». Изображение нашей пла­
неты в виде ПТIIЦЫ на некоторых старинных картах встречалось исследователям и раньше и, по-видимому, основывалось на древних космогонических представ­
лениях народов Востока, согласно которым Земля представляет собой космическую птицу-комету. Кто же автор этой карты? Исходя из историко­
географического анализа, можно предположить, что ее составил выдающийся среднеазиатский ученый­
географ, философ, путешественник, астроном Абу Зейд Ахмед ибн Сахл ал-Балхн, живший в IX-X ве­
ках' нашей эры. Известно, что· ал-Балхи написал около 60 научных трудов. Некоторые из них сохранились и дошли до нас. И один из сохранившихся трактатов -
«Сувар ал­
. акалим» (<<Изображение климатов» ), составленный в 920-921 годах, наиболее полно из всех известных географических сочинений того времени соответствует карте-блюду со сказочной космической птицей Землей. Ю. МАЛЬЦЕВ, научны.. СОТРУДНИК Института востоковедения АН Таджикско" сср 21 Г. м Е Т Е Л Ь С К Ий «Колеблющаяся земля», о пу­
тешествии по которой рассказы­
вает писатель Герман Метель­
ский, уникальна. Восемьдесят процентов всех вулканов планеты сосредоточено в Тихоокеанском вулканическом поясе, куда вх()­
д ит и Камчатка. Именно вулка­
нам обязаны своим происхожде­
нием многие богатства этой зем­
ли: ртуть, сера, вольфрам, золо­
то... Даже, возможно, нефть. По крайней мере, недавно ее впервые нашли в просевшем кра­
тере Узона. К тому же «колеблю­
щаяся земля» -
лучший полигон для ~ешения проблем развития земнои коры и выяснения про­
цессов формирования полезных ископаемых. Именно так смотрят на Камчатку, один из районов своих будущих исследований, ученые недавно созданного Даль­
невосточного научного центра. Очерк иллюстрирован участни­
ком вулканологических экспеди­
ций И. ВАЙНШТЕИНОМ. ВUЛЮЧUНСКtlu вулкан. по RОЛЕБЛЮЩЕ8СJl ЗЕМЛЕ П
оры опоясывают Петропав­
ловск, заполняют все про­
странство вокруг, как бы напоминая, что именно они зани-
мают почти две трети Камчатки, этого гигантского ивового лист­
ка, прикрепленного черенком к Азиатскому материку. Некоторые из вершин спят, некоторые ды-
мятся, выстреливают желтые пары из раскаленных жерл, а один, невидимый и далекий от­
сюда, Карымский, в это время действует, затмевая над собой небо плотной тучей ле J пла И вы­
ливая, выплескивая поток лавы на свой рыхлый склон. Семь лет назад было катастро­
фическое извержение Шивелуча. В 1956 году заговорил вулкан Безымянный, одним взрывом вы­
бросивший в в'оздух энергию, равную сорока атомным бомбам. В 1945 году работал король всех 22 азиатских ской. вулканов Ключев-
Нет года, чтобы не давали о себе знать таинственные, не­
уравновешенные недра Камчатки, начиненные магмой, удушливыми газами, водяным паром и горя­
чей водой. Нет дня, да что дня­
часа, чтобы не колебалась от оче­
редного землетрясения камчат­
ская земля. Правда, огромное большинство этих колебаний улав­
ливают лишь чувствительные приборы, людей же пугает при­
мерно РДНО землетрясение в неделю, когда сами собой на-
чинают дребезжать оконные стекла и раскачиваться люстры. С землетрясениями и цунами, с кипящими источниками и вул­
канами многие жители полуост­
рова сначала знакомятся на соб­
ственном опыте, а уже потом по книгам. На Камчатке сейчас двадцать восемь действующих вулканов. Наблюдать за некоторыми «ог­
недышащими горами» начал еще Крашенинников, прибывший на Камчатку в 1737году. Но это были преи'мущественно визуаль­
ные наблюдения: когда проснул­
ся вулкан, когда успокоился. По-настоящему изучать их нача­
ли лишь в наше время, а именно в 1935 году, когда была органи­
зована первая в стране вулкано­
логическая станция в поселке Нлючи. Туда я и лечу, но не прямо, а с пересадкой в Усть-Камчат­
ске. Есть, 'собственно, три Усть-
Камчатска: старый поселок, име­
нуемый Деревней, с маленькими деревянными домиками и огоро­
ДаМИ возле них, Первый завод -
нд косе между рекой Камчаткой и океаном, и Варгановка, где строится новый поселок .. Место, где недавно находился районный центр Деревня, пожа-
луй, живописнее, чем то, куда переселяется поселок, но не пе­
ренести его нельзя, и виной это­
му все те же камчатские недра. В поселке я встретился с одним знатоком, и он рассказывал мне, что километрах в пятидесяти от Усть-Камчатска есть подводный вулкан. Если он вдруг пробудит­
ся от с,пячки, то может поднять волну высотою в двадцать девять метров, так показал расчет. Огром н ые волны рождаются и от подземных землетрясений. Недавно, во время катастрофИ­
ческого землетрясения в Южной Америке, Усть-Камчатск с тре ­
вогой ожидал прихода цунами. Люди подготовились к эвакуа­
ции, но, к счастью, волна погас ­
ла раньше, чем дошла до Камчатки. А если бы дошла, не п ога с ла? Отто:го и пере носят на н ов о е место Усть- · Камчатск. Вар­
гановка в ы ше Деревни чуть не на двадца т ь метров. Волна цунами п риде т сюда ослабленной, р а з­
битой, однако ж все еще н е безо,пасной, и сейчас уже дума­
ют о дамбе, кr-орая опояшет по­
селок со стороны Камчатского залива. Вот и в Южно-Курильске, ко­
гда я впервые попал в него, ме­
ня удивили высоченные, в не­
сколько десятков метров, лестни­
цы, ведущие из г орода куда-то вверх и вверх. Там. на верхоту­
ре, откуда можно увидеть и Ти­
хий о к еан и Охотское море, оба в тот день ... ипящие, злые, валил с ног ветер .i было голо, уныло. Но именно здесь, на этом неуют­
ном плато, стояли новые дома и стучали топоры 'плотников. Внизу тоже дул ветер, однако ж не такой свирепый, к поселк у подступали заросли бамбука, на огородах росла всякая всячина, даже арбузы, а к океану жались аккуратные домики, образ уя длинную улицу Третьего сентяб ­
ря. Но на всей улице не было новых домов: здесь, внизу, уже запретили строиться. Только ввер х у, на безопасном при цуна ­
ми бугре. Рассказывали мне и о цунами 1952 года. Рассказывал начальник метеостанции в ,ключах Ми х аил Яковлевич. Учителев. В ту пору он работал на мысе Хадутка. Все liдчалось с землетрясения, впро -
с емя ч ик с кое о з еро, н есомн е нно, од н о из HeMHozux чудес cвeT~ Д е н ь за д н е.\{ по 'opHыM плато и кальд е рам шаlaЛ наш караван. чем обычного для тех мест, в пять утра. ,минут через сорок вдруг завыли ездовые собаки, привязанные возле землянки. Дежурный наблюдатель вышел, чтобы их успокоить, и тут уви­
дел нечто страшное: на берег по океану, от края и до края, шла черная стена воды; после выяснилось, что ее высота была двенадцать метров. Послышался протяжный гул, задрожала зем­
ля... Все кто в чем был выско­
чили ВО двор и побежали без оглядки на бугор, благо недале­
ко было. Через минуту от ме­
теостанции, от собак не осталось и следа ... Стоял ноябрь, шел мо­
крый снег, дул ледяной ветер. А люди-то раздеты. На счастье, подобрали "ринесенную волной охотничью двустволку, высыпали из одного патронапорох, другим выстрелили в него, разожгли ко­
стер. Чуть веселей стало ... Сейчас пока что в Усть-Кам­
чатске ничто не предвещает бед­
ствия. А вот 'погода плохая. Не­
сколько дней жду самолет, зво­
ню в аэропорт и каждый раз слышу в ')твет одно и то же: «На весь де,нь сегодня закрыты». Поселок те,м временем живет своей обычной жизнью. Отчаяв­
шись дождать,ся солнца, жители копают картошку и носят ее в дом сушить. Огородики обычные: с капустой, морковью, репой; кажется, они ничем не от личаются от других, привыч­
ных для средней полосы России. Но У местных огородов есть одна удивительная особенность: их удобряют вулканы. .. .последний ра,з это случилось 12 ноября 1964 года. Утром, в начале седьмого, Усть-Камчатск проснулся от далекого грозного гула. Выбежав во двор, люди уви­
дели на западе багровое зарево и молнии, рассе,кавшие небо. Это в восьмидесяти километрах от Усть-Камчатска вул,кан Шивелуч выбросил на двухкилометровую высоту тучу серого, чуть розо­
ватого пепла. В семь двадцать эта туча уже поднялась на восемь километров, еще через двадц,ать минут достигла пятнадцатикило­
метровой высоты. В тот день в Усть-Камчатске так и не расс'вело: на посело'( надвинулась темная, непроница­
емая стена, и из нее посыпалось нечто среднее между песком и мукой. Стало трудно дышать. В темноте от столба к столбу таинственно и страшно светились провода, это зажглись огни свя­
того Эльма. Прервалась радио­
связь. Перестал работать теле-
24 фон. Телефонные ап'параты не­
произвольно и бестолково зво­
нили сами по себе. Не могли подняться и вертолеты: как толь­
ко пилот запускал мотор, на лопастях вспыхивали огненные полосы. Все это время под неутихаю­
щий аккомпанемент гула и гро­
ма с неба продолжал сыпаться вулканический пепел; он по,крыл землю слоем в четыре сантимет­
ра. Наконец туча стала редеть, ее унесло ветром в сторону Ко­
мандор, и там, на острове Берин­
га, в 330 километрах от вулкана, тоже начался пеплопад. Необыкновенный сухой дождь состоял из кру<пинок вулканиче­
ской лавы и содержал фосфор, железо, калий -
то, без чего нет урожая. И все это было вы­
дано совершенно бес'платно, вы­
пало на огромной территории, правда, большей частью впустую, над океаном и тундрой, но пере­
пало и благодатной долине Кам­
чатки, первой реки, где с легкой руки землепроходца Владимира Атласова начали селиться рус­
ские люди. А вот и сам «завод минераль­
ных удобрений» -
вулкан Ши­
велуч. Я вижу его с борта ма­
ленького катера, которым еду в Ключи, так и не дождавшись самолета. Спокойная глыба вулка­
на кажется белее и чище, чем самые яркие кучевые облака, ко­
торые вулкан притягивает к себе. Натужно стучит мотор, преодо­
левая течение реки. И справа уже виднеется Нижне-Камчатск, вернее, то, что от него осталось. Древний городок недаа.но бро­
шен: жителям предложили пере­
селиться в другие поселки. Бро­
шен острог, основанный в 1703 году. Отсюда, из Нижне-Камчатска, вышла в 1728 году 1-я камчат­
ская экспедиция: В,итус Беринг повел свой бот «Святой архангел Гавриил» на север, 'к морю, ко­
торое потом было названо его именем. Здесь базировалась Се­
веро-восточнаясекретная геогра­
фическая и астрономическая экс­
педиция 1785 года. Здесь жива­
ли Владимир ATrIIICOB и С. П. Кра­
шенинников, знаменитый исследо­
ватель полуострова. Это он писал о «чрезвычайном наводне­
нии» В здешних местах в 1737 го­
ду, о трехсаженной волне, кото­
рая «при отлитии столь далеко ... забежала, что море видеть невоз­
можно было». И вот все это покинуто. Без­
людно, .пусто на берегу. Лишь один рыбак возится у лодки. -
Люди еще не уехали?­
кричит с катера работник рай­
исполкома, что плывет с нами. бак. Какие? -
откликается ры-
Не наши, Однако, чужие ... убыли. Что-то ме-
рили, в тетрадки записывали. -
Понятно... Прощевай то-
rAal .. -
И, повернувшись '<о мне: -
Должно, краеведы были. А может, ученые. Из Петропав­
ловска, что ли ... Разворачиваю только что из­
данную карту области, чтобы най­
ти там Нижне-Камчатск. Куда raMI Даже крохотного кружочка не осталось ... Долина реки между тем су­
жается, пейзаж делается суровее: топкие торфяные берега сменя­
ются скалистыми, высокими, по­
росшими лесом" и мы въезжаем в знаменитые Щеки -
грандиоз­
ный пропил в горном хребте Кумроч. Теперь уже близко до цели -
столицы вулканологов. Она видна издалека: живопис­
но раскинувшийся на холмах, одноэтажный, деревянный, «са­
мый большой из маленьких по­
селков Камчат,ки» ,посело,к Ключи. На вулканостанции пусто-
кто улетел на сопку, кто, забро­
сив на время науку, помогает в совхозе убирать карто,шку (<<вулканы вон уже с,колько сто­
ят, они подождут, а картош'ка нет -
замерзнет»), и я с трудом нахожу высокого молодого чело­
века с чаплинскими усиками на бледно~матовом лице -
началь­
ника станции Бориса Владимиро­
вича Иванова. Пv застеленной ковром скри­
пучей лестнице -
будто в ста­
ринном особняке -
мы подни­
маемся на второй этаж станции, минуем бильярдную, музей и попадаем в кабинет, ярко осве­
щенный солнцем. ,в раскрытое окно смотрит Ключевской. Гово­
рят, что в ясную погоду его ку­
пол виден с океана за четыреста километров. Более' тридцати пяти лет станция изучает вулканы. О том, что это знач'ит, я узнаю не только нз расс,каза Иванова, но и разгляды­
вая термометр, побывавший в вулканнчес,кой щели, от,куда со саистом вырывались удушливые газы, накаленные до шестисот градусов, рассматриваю образцы пород, поднятых людьми со дна кратера, из самого кипящего пек­
па, вижу сн,имl<и ученых, стоя­
щих на краю orlleHHoro. потока лавы. Изучать вулкан -
это не только наблюдать за ним, когда он дремлет, но и Быьb возмож­
но ближе к нему, когда извер­
жение уже началось, измерять температуру потока лавы, ее вяз­
кость, скорость движения, мерить давление, брать пробы газов ... Все зто сопряжено с риском, но люди привыкают, не останавли­
вает их и одинокая могила в ле­
су, на территории станции, с обе­
лиском и короткой надписью на нем: «Памяти Алевтины Алексан­
дровны Былинкиной, погиб шей при исследовании Ключевского вулкана. 1921-1951» . ... Назавтра я встаю с рассве ­
том. Выхожу из дома. Вулканы сияют на солнце. Только Шивелуч по-прежнему в венце лиловатых туч, они закрывают всю его среднюю часть наподобие колец Сатурна. -
Камчатка!.. добродушно хмыкает кто-то позади меня. Оборачиваюсь. На крыльце того самого дома, куда меня посели­
ли, стоит молодой человек, в клетчатой рубахе нараспашку, простоволосый, белобрысый, с чуть снисходительной улыбкой на открытом лице. -
Идемте завтракать, -
при­
глашает он. у людей, про водят в ях, У бродяг которые полжизни поле -
в зкспедици­
с дипломом или без него человеческие взаимоотно­
шения несравненно проще, чем у людей, так сказать, оседлых, выезжающих из своего города, преимущественно чтобы раз­
веяться. Бродяги из собственного опыта знают, как нелегко порой бывает одному, какая радость охватывает, когда учуешь вдали дымок костра или увидишь све­
жий след сапога на звериной тро­
пе. И все г,редельно ясно: если к тебе в палатку ввалился уста­
nый, вымотавшийся в маршруте незнакомый человек -
он ТВОЙ гость, и ты должен поделиться с ним всем, что имеешь. Зато и ты уверен: тот человек посту­
пит точно так же. -
Идемте завтракать, -
повто­
ряет молодой человек. Знакомимся мы уже за сто-
лом, щедро уставленным яства­
ми -
рыбой, которую он сам поймал и закоптил, помидорами, которые сам вырастил, грибами, ,которые сам собрал в лесу, яго­
дами, за которыми он сам ездил к вулкану ... -
Ладно. Не сам, не сам, с тобойl -
он шутливо подни­
мает руки, будто сдается на ми­
лость своей жены, очень милой молоденькой Лидии Дмитриевны, тоже работающей на станции. Борис Федорович Студеникин заведует сейсмогруппой -
тре­
мя сейсмическими станциями, где из года в год, днем и ночью выслушивают земные, на­
чиненные магмой недра. Именно здесь, на сейсмостанциях, пыта-
Вулкан карыJotкиu •. С 1965 l ода о н д е uствует ПОЧТU б е спр е рывно. ются решить -
быть изверже. нию или не быть, а если быть, то где и когда. Сейсмостанция помещается в соседнем доме. Отщелкивает время хронометр. Загораются и гаснут выпуклые пуговички ламп на сТр. 31 ~ «51 знаю, -
сказал капитан Немо,­
что есть пловцы, которые держатся ПОД ВОДОЙ почти минуту -
пятьдесят семь секунд, а некоторые, самые сильные, даже восемьдесят семь -
почти полто­
ры минуты! Но таких очень немного, да и у этих несчастных по во з вра шенин на борт И3 ушей и носа выходит окрашенная кровью вода». Ж юль В е р н, 80 000 километров под водой. С
егодня в нашей Кают-компа­
ннн Жак Майоль. Ему при­
надлежит официально зарегистри­
роваННblЙ мировой рекорд погру­
женнл без технических средств --
76 метров. Вместе с Майолем в нашу Ка­
ют-компанию пр"шли его москов­
ские друзья --
летчик-космонавт Борис Егоров, член презндиума Федерации подводного спорта, и врач Юрий Сенкевич, член комаи­
дь! паПИРУСНblХ кораблей Тура Хейердала «Pa-I» и «Ра-II». --
Жаку сорок четыре года. Бо­
лее десяти лет он занимается глу­
бинным нырянием. Те семьдесят шесть метров, что зарегистрирова­
ны Официально, для него не пре­
дел. На тренировках Жак достига­
ет глубины восемьдесят метров. Такой. глубины пока не достигал ни один человек в мире ... Почув ст вовав, видимо, что раз­
говор о нем пошел в превосходных степенях, Жак Майоль остановил переводчика: --
Хочу сразу сказать; что на­
звать себя человеком, нырнувшим без акваланга глубже всех в ми­
ре, я не берусь. Да, мой рекорд зарег и стр ирован я достал в присутствии судей, репортеров и прочих свидетелей флажок с циф­
рой «се мьдесят шесты >. Офици­
ально такой глубины действитель­
но пока не достигал никто. Но раз­
ве нельзя допустить, что где-то есть ныряльщики, у которых я мо­
гу ходить лишь в учениках? --
Вы хотите сказать, что рас­
сказы о профессиональных ловцах жемчуга и собирателях губок, в которых при водятся цифры 90--100 метров, --
это не легенды? --
Не з наю. Может быть, леген-
д ы. Но есть официально зарегист­
рированный отчет о том, что в 1913 году один греческий ныряль­
щик за три минуты достиг стомет­
ровой глубины. Uифра действитель­
но ошеломляющая. Но в принци­
пе достижимая. Значит, нельзя от­
рицать, что могут существовать лю­
ди, достигшие такой глубины. Мне с ними, правда, встречаться не при­
ходилось. Но ведь существуют же в Южной Америке индейские пле­
мена, где мужчины наш марафон­
ский бег могут посчитать за лег­
кую разминку. МЕНЯ ПУГАЕТ РАДОСТЬ ПОГРУЖЕНИЯ ... я только что был на Окинаве. Про тамошних ныряльщиков рас­
сказывают чудеса. Конечно, до сто­
метровой глубнны они не опуска­
ются. Их предел -
пятьдесят метров. Казалось бы, куда им до меня, или до Боба КРОфта, амери­
канского ныряльщика, или неисто­
вого сицилийца Майорки, с кото­
рыми у меня уже не один год идет спор за мировой рекорд и восьми­
десятиметровый рубеж. Но нельзя забывать, что для ныряльщиков Окинавы или островов Гуатам'ото море не стадион, а ныряние не вид спорта, а ежедневная изнуряющая работа. Поколения ныряльщиков эмпирически, ,на основе жизненно­
го опыта, вывели практический за­
кон: если ныряние твоя работа, то следует нырять каждый раз не глубже двадцати метров и оста­
ваться под водой не более полуто­
ра-двух минут'. Может быть, по­
этому ИХ опыт на протяжении ве­
ков не совершенствуется: они вы­
работали оптимальный режим для своей работы. -
Но ведь и для вас погру­
жение не спорт, особенно с тех пор, как Международная федера-
режим все необходимые мне прие­
мы из самых различных систем физической подготовки. Я учусь у борцов н прыгунов, бегунов и парашютистов. Но большую часть времени, понятно, занимают тре­
ннровки в воде, длительная за­
держка дыхания под водой, пла­
вание под водой И т. Д. В этом, конечио, профессионалы-ныряльщи­
ки мои главные учителя. Они по­
могли мне до конца осознать, что глубоководное ныряние -
это не погоня за рекордом во что бы то ни стало. ЖАК МАйО)[Ь: «Я уверен, что человек может и без помощи технических средств стать подводным жителем». ция плавания приняла решение считать глубоководное ныряние не спортивным мероприятием, а научным экспериментом. Исполь­
зуете ли вы опыт потомственных ныряльщиков в своей практике? -
Конечно. Но, естественно, далеко не весь. Основная разница между ними и мной и моими коллегами в том, ЧТО они не мо­
гут' позволить себе перешагнуть рубеж. оптимальности. Мы же сознательно идем на преодоление достигнутого. Все эти годы я тщательно анализирую, отбираю и включаю в свой тренировочный Раньше моей целью было ныр­
нуть как можно глубже. И все. Но потом что-то изменилось. Г лавным стало наблюдение за самим собой во время погруже­
ния, размышления о значении И пользе того, что я делаю. Я на­
учился работать, а не добывать рекорды. Многие ОТЬJСЯТСЯ к ЖИВОТНЫМ С высокомерным пренеб режением. По-моему, это свидетельство ог­
раниченности ума, не больше. Животные многому нас могут на­
учить. ДельфИНЫ, в частности. Это славные, умные существа; они об-
27 ладают качеством, которому чело­
век может позавидовать, -
ненз­
менной жнзнерадостностью. Луч­
шего партнера и учителя трудно найти. Они, как н мы, дышат воздухом, им точно так же иадо всплывать после нырка. Разгадывая секреты их умения долго находить­
ся под водой, я пытался им по­
дражать и с ними тягаться. Но у них всегда оставалась минута в запасе ... лишняя ю. СЕНКЕВИЧ: «Сколько суще­
ствует «человек разумный», столь­
ко ОН, вероятно, и стремится nоко­
рить ~лубины». Ф О Т О М. Х АРЛАМ П Н ЕВА Все же я многому у них на­
учился. Когда-нибудь я раскрою секреты, которые они мне сообщи­
лн. Но пока я · обещал им этого не делать. А все-таки? -
Один секрет, правда, можно уже и сейчас раскрыть. Они ве­
ликолепно умеют расслабляться под водой, давая мускулам от­
дых. Это половина успеха -
уметь расслабляться... И еще: плавая под водой, я часто воображаю себя дель фином. Хорошо помогает. Во ображен ие -
великая вещь ... 28 Физические тренировки -
ведь это · далеко-далеко не все. Важно твое душевное состояние. Расскажу о двух случаях, чтобы вы поняли, ЧТО это не просто сло­
ва. В 1968 году я готовился по­
бить мировой рекорд -
достиг­
нуть глубины семидесяти метров. В те месяцы, когда я готовился к погружению, у меня были сложные финансовые и домашние обстоя­
тельства. Меня терзали репортеры, довать их в первые же мниуты, чтобы хватило их на двести -
две­
сти пятьдесят секунд безвоздуш­
ного пространства, я уже не смо­
гу. Я почувствовал страх. И все же повторил вслух: «Превосходно. Превосходно, как никогда». . Этн доли мгновення никто, ко­
нечно, не заметил. Но они были СО мной, когда я нырнул. Я достиг семидесяти метр о в, побив мировой рекорд американ-
Б. ЕГОРОВ: «Н а 2Лубине пятисот-семисот метров ле2кие че­
ловека, по-видимому, CMO~YT усваивать кислород прямо из во­
ды ... Значит, человек сможет жить под водой. Н о ... » всякая падкая на сенсацию шу­
шера, меня рвали на части, и я стреми~ся (это проклятое тщесла­
вие!) понравиться И ублаготворить всех ... Настал день погружения. По­
следний диалог с репортерами:, « Как вы себя чувствуете?»­
«О, прекрасно». ... И в это мгновение я вдруг понял, что лгу самому себе. Суета предстартовых дней сковала меня. Я понял, что морально подготовить­
ся к глубине, расслабить «мышцы воображения», чтобы не израсхо-
ца КРОфта. Но на поверхность вы­
бирался уже из последних снл: в какое-то мгновение я почув­
ствовал, что теряю сознание. Я на­
рушил главную заповедь ныряль­
щика-не лгать самому себе, не на ­
снловать себя. И чуть было не поплатился за это. Последний свой рекорд я ставнл в Японии. Полтора месяца я жил в одном буддийском монастыре. Человек я не религиозный, и мо­
настырь как,. жилье привлек меня своей тишиной, недосJlгаемостью для репортеров и всяческой суеты, возможностью быть одному столь­
ко и тог да, сколько и когда хо­
чется. Монахи, у которых я нашел приют, исповедовали так назы­
ваемый дзен-буддизм -
одну из разновидно~тей буддизма. Премуд­
рост и этого вероучения я так и не понял. И дело ие только в том, что духовные ценности, создавав­
шиеся веками, за полтора месяца осознать невозможно. Я почув­
ствовал, что дзен-буддизм совер­
шенно недоступен мне, полярно отличен от моего мировосприятия. И неожиданно, в какой-то момент. это чувство стало для меня сродни моему отношению к морю -
та­
инственному, недоступному, кото­
рое мне, чужеземцу, открывается лишь на какие-то десятки метров и несколько минут. -
Иначе говоря, ваша психнка. если так можно сказать. начала тренироваться на встречу с неиз­
веданным? -
Не совсем так. Семьдесят шесть метров или семьдесят разница количественная, а не ка­
чественная. Это скорее новый ру­
беж физиоло-гическнй, нежели пси­
хический. Но это ощущеиие по­
могло предстартовому психологи­
ческому расслаблению. Воображе­
ние стало раскованным, а мысли о предстоящем испытании -
лег­
кими, радостными. И когда я шел в глубину, со мной был не страх, как во Фло­
риде, но именно нта легкая, пьяня­
щая радость. Я вынырнул, Ч"I'О называется, с запасом. Смешно ВСПОМ!fнать, но чтобы отдалить мгновение расстава­
ния с морем, я нарочно задер­
жался у самой поверхности, под­
няв ИЗ воды руку с флаж-ком, на котором была цифра «семьдесят шесты •. Чтобы там, на берегу, не волновал-ись. Как вы понимаете, я не призы­
ваю ныряльщиков перед ответ­
ственными погружениями идти в монастыри. Я только хочу сказать, что психологический тренаж столь же важен, как и физический. -
Расскажите о самих погру­
жеииях. Как они происходят, что вы чувствуете? -
Кроме физической подготов­
леиности, духовной собраиности, многое еще зависит от ·техиики. Сам я погружаюсь без всякой техиики, если не считать иосового заж-има и подводиых очков. Но ИЫРЯЛЬЩИl(а должеи увлекать груз. Груз скользит по каиату, вдоль которого движется сам ныряль­
щик. И тут начииаются трудио­
сти. Семьдесят шесть метров -
нто примерно высота двадцати двух нтажеЙ. У поверхности моря на человека давит одна атмосфера, на глубине семидесяти шести метров­
почти восемь. Кессонная болезнь нам не грозит, мы дышим только тем воздухом, который в легких. Но уши приходится беречь. Короче. чтобы организм успел приспособиться, спуск не должен быть слишком быстрым. А груз увлекает человека как камень. Приходится снабжать его тормоз­
ным устройством. Вот это. по­
верьте мне, ие просто -
изобре­
сти Tal(Oe устройство, чтобы груз ие р'вал тебя в глубину. но и lIe стопорил погружеllИЯ. И если бы тут конструкторы не добились успеха. то не было бы никаких се­
мидесяти шести метров. А само lIогружение происходит Tal(. Сначала опускается мерный каиат и в глубину идут ассистенты с аквалаигами. Это мои помощни­
ки. мои судьи, МОИ. в случае чего. спасатели. Глубоководное ны­
ряние -
~оллективное дело. оди­
ночка здесь ничего ие добьется. Последние две-три минуты перед нырком важио настроить дыха­
Itие и всего себя. В нти минуты Я люблю смотреть на облака в небе .•. А потом вниз, внизl Во­
да темнеет, я вижу уже другие облака -
клубы пузырьков, 1('0-
торые вырываются из аквалан­
гов моих друзей. Достиг предела. снял с каната табличку, }'казывающую глубину (ими размечены все последние мет­
ры). Теперь по канату вверх ... Бу­
дешь подниматься медленно­
дыхания не хватит; слишком бы­
стро тоже нельзя -
надо считать­
ся с организмом. который высво­
бождается из условий г лубоковод­
ного давления. Четыре с лишним­
почти четыре с половиной минуты под водой. Потом вылезаешь. Вот. собственно. и все. Кровь из ушей у меня ие сочится. да и не мо­
жет сочиться, раз правила соблю­
дены ... -
До каких пределов человек может погрузиться? -
Один американский профес­
сор, который измерял меня вся­
кими при борами, сказал, что я не смогу достичь даже tемидесяти метров. По-своему он был прав. Но я тоже _ был прав и ДOl(азал нто. Теоретически маl(СИМУМ глу­
бины ,погружения зависит от очень простого соотиошения между наибольшим объемом воздуха в легких при вдохе и иаименьшим при выдохе. Тут вот каl(ая штука. На глубине десяти метров давле­
ние сжимает легкие вдвое; на глу­
бине двадцат'и метров их объем уменьшается до трети; на тридца-
ти метрах -
до четверти. Ну и так далее. Наука считает, что легкие не могут сжаться до пре­
дела. меньшего. чем при глубоком выдохе. Объем моих легких не слиш­
ком велик -
7,4 литра; есть лю­
ди с куда большим объемом. Но я считаю, что объем всего не решает. Давление воды, отж'имая кровь из конечностей, увеличивает ее насы­
щение в легких. Этот компенса­
торный механизм дает человеку дополнительный резерв. И я счи­
таю, что человек может нырнуть на сто метров. не рискуя превра­
титься в труп. -
Жак, вы говорили. что во время глубоководных погружений вы ведете наблюдения за свонм состоянием. Можно ли вкратце об­
общить их? -
Конечно. Хотя I(раткий вывод может показаться параДОl(сальным. Анализируя свое состояние под водой, я вдруг обнаружил ужас­
ную вещь: мне не хочется ды­
шать. -
Как так? Простите, когда у нас. простых людей, кончается под водой воздух. то легкие, можно сказать, раздирает ... -
Это. всего лишь рефлекс, ко­
торый можно подавить трениров­
кой. Поясню, что я имею ввиду. Человек под водой лишается при­
вычного ему жизненного простран­
ства. Чуждая ему среда странно действует на психику. Понимаете. в каI(ОЙ-ТО момент погружения меня охватывает беспричиииая ра­
дость... Мне бывает так хорошо под водой, что время исчезает. Ни малейшего желания дышать; кажется, что под водой можно на­
ХОД'ИТЬСЯ вечно. Вот нто очень опасио: можио заБЬ1ТЬСЯ, пропу­
стить момеит, за которым_ уже иет возврата на поверхиость. Меня пу­
гает радость погружения. Но вообще я считаю, что орга­
низм человека. часто и долго на­
ходящегося под водой. приспо­
сабливается к морской жизии. На­
пример, под водой устанавливается другой ритм биения сердца: шесть­
десят с небольшим ударов в ми­
нуту. И я уверен, что человек может и без помощи технических средств стать подводным жителем. Попробую защ-итить свою точку зрения. Дельфины дышат возду­
хом, как и человек. Это ие мешает им быть обитателями моря. И раз­
ве человек в первые месяцы сво­
его пребывания на земле дышит воздухом? Нет, первый вдох он делает, лишь выйдя ИЗ утробы матери. И то иногда младенца шлепком приходится заставлять сделать первый вдох. Может быть, 29 в нас заложено биологическое свойство обходиться без воздуха, но мы его теряем, едва выйдя на свет. -
Но у человека нет жабр. -
у дельфина их тоже нет. Но оставим теоретизирования. Практи­
чески я ставлю для себя такую цель: разведать путь в глубины, доступные человеку. Чтобы люди, используя наш опыт, уверенно чув­
ствовали себя под водой, могли глубоко погружаться, долго там находиться. -
И последний традиционный вопрос. Каковы ваши ближайшие планы? -
Преодолеть рубеж восьмиде­
сяти метров. Потом девяноста. Мечта, как я уже говорил, -
до­
стичь сотни. Я верю в возмож­
ности человека. Я не против тех­
ники, но я убежден, что человек и без техники способен на большее, чем мы думаем. Наш диалог слушают еще два гостя Кают-компаиии: один из них подннмался в космос, другой вме­
сте с Хейердалом пересек океан способом, который до этого пла­
вания казался неосущеСТВilМЫМ. Все трое действовали на переднем крае человеческих сил и устрем­
лений: один -
без помощи тех­
ники, другой -
во всеоружин са­
мой новейшей техники, третий­
полагаясь на техннку древних. И все трое успешно способствова­
ли обогащению человечества но­
вым опытом. Мы попросили Бориса Егорова и Юрия Сеикевича прокомментиро­
вать сказаиное ~aKOM. Б о р и с Е г о р о в: В космосе, как и под водой, че­
ловеческий организм оказывается в необычных условиях, его физио­
логия заметно меняется. Полу­
чается, что люди, подобные Жаку, работают и на нашу науку, помо­
гая лучше понять поведение человеческого организма в не­
обычных условиях. Сопоставле­
ния могут дать много интерес­
ного. Может, конечно, возникнуть та­
кой вопрос: зачем сейчас нужны глубоководные погружения челове­
ка, когда есть акваланги, не говоря уже о подводных домах, мезоска­
фах и батискафах? Что ныне цен­
нО'го могут дать те же рекорды Майоля? Много чего. Здесь как бы испы­
тывается предел человеческнх воз­
можностей в водной среде. Каки­
ми резервами обладает человече­
ский организм, как меняется фи-
30 зиология, психика -
это не толь­
ко иитересно, но и важно знать. Не говоря о специальных разделах науки, таких, как космическая медицина, которой я занима­
юсь, знание возможнО'стей орга­
низма важно и для медицинской практики.Мы плаваем без аква­
лангов: с аквалангами это уже не спорт'ивная охота, а браконьерство. КонечнС1, никто из нас близко не подходит к тем глубинам, которых достигает Жак. Самодеятельность в таком деле невероятно опасная вещь, верное самоубийство. Но двадцать-пятнадцать метров погру­
ження -
при подводной охоте вещь обыкновенная. Соревнования длятся шесть часов, из них по меньшей мере часа два, ныряя, проводишь под водой. Это я гово­
рю в доказательство, что глубины до двадцати-тридцати метров от­
крыты любому здоровому человеку. И дело тут не только в охо­
те: ты изучаешь новые горизонты жизни. Несколько слов о том утвержде­
нии Жака, что человек в принци­
пе биологически подготовлен к жизни под водой, хотя еще и не подозревает об этом. Действитель­
но, при погружении объем легких уменьшается, но не беспредельно. Начиная с какого-то мгновения начнется их разрушение. Скорей всего давление воды, заставляющее организм увеличивать насыщение легких кровью, создает допол­
нительную опасность: может на­
ступить момент, когда сердце не справится с приливом крови, не в снлах будет протолкнуть ее. Ра­
счеты показывают, что действи­
тельно до ста мет'ров человек может погружаться. Но я считаю, что, основываясь только на том, что под водой ор­
ганизм как бы автоматически пе­
реключается на иной режим ра­
боты, делать вывод о доступно­
сти для человека постоянного пребывания под водой нельзя. Организм наш вряд ли приспосо­
бится К водной среде так, чтобы мы чувствовали себя в ней как рыбы. Другое дело -
глубины свыше пятисот метров ... Да, да, на г луБЧJIе свыше пяти­
сот-семисот метров у человека (во всяком случае, теоретически) есть все шансы стать Ихтиандром без помощи технических средствl Он сможет там плавать как ры­
ба. Жить как угодно долго. Важ­
но лишь заполнить легкие водой. На глубине пятисот-семисот мет­
ров легкие человека, во-видимому, смогут усваивать кислород прямо из воды. Подобные опыты стави­
лись на мышах, собаках. Они жили под водой. Значит, человек сможет жить под водой. Но ... Но сможет ли такой человек вер­
нуться на поверхность. Пока это дорога без возврата. Недавно по­
явилось обнадеживающее сообще-' ние -
собаку, долгое время жив­
шую под водой, удалось вернуть в обычные условия. Может быть, в будущем что-нибудь придумаем и для человека. А пока так. Путь в глубины океана нам открыт и в то же время закрыт. ю р и й С е R к е в и ч: Как врачу мне хочется сказать. что эксперименты по г лубоковод­
ному погружению очень ценны для науки. Ст'ремление достичь как можно больших глубин возникло не вчера. Из летописей мы знаем. что первая такая попытка была предпринята, по крайней мере, око­
ло трех тысяч лет назад. А на деле все началось, конечно, гораз­
до раньше. Сколько существует «человек разумный», столько он, вероятно, и стремится покорить глубины. Я думаю, что уже в бли­
жайшем будущем наблюдения Жа­
ка над своим организмом будут скрупулезно исследованы со всех биолого-меднцинских точек зрения. И результаты эти будут чрезвы­
чайно цеины. Жак, например, го­
ворил о той радости, которую ОН испытывает под водой. В основе своей это чувство имеет чисто фи­
зиологическое объяснение -
кис­
лородное опьянение. Но ведь в ос­
нове всякой психологической реак­
ции лежат' те или иные физиоло­
гические процессы, а на больших г лубинах человеческий организм еп.!е не испытывался. Теоретически мы можем представить, как на глубине будут' протекать физиоло­
гические процессы, какие новые яв­
ления могут тут возникнуть. Можно в конце концов смоделиро­
вать глубоководные условия в лаборатории -
давление, кисло­
родное опьянение и т. д. Но разве можно на земле смоделировать не только условия 70-100-метровой глубины, но и саму эту глубину? С ее привкусом соли, стаями рыб, мерцающей темнотой, таинствен­
ностью, неповторимостью? А без этого никакой эксперимент не бу­
дет «чистым». Это будет лишь тень того, чтО' испытывают Жак и его коллеги. Тень той радости от сознания преодоления «своего я», казалось бы, навечно прикованного к «земной оболочке", которая вседа была, есть и будет. Записапи Д. АЛЕКСАНДРОВ. В. ИЛЬИН по КОJIЕБJIЮЩЕа~в ЗЕМJIЕ .. со стр. 15 на покатой доске, над которой висит табп'о с надписью «Земпе­
трясение». Оно пока не светится, «молчит». Сами сейсмографы упрятаны в глубокие восьмимет­
ревые шурфы во дворе, оттуда они и посылают электрические I'Iмпульсы к другим чувствитель­
ным приборам, превращающим эти импульсы в свет. Острый лучик, подобный солнечному зайчику, непрерывно колеблется вслед за малейшими колебания­
ми Земли, падает на фотогра­
фическую бумагу, на ее бес·ко­
нечную движущуюся ленту, и оставляет на ней след. Бумагу проявляют, изучают и СО'постав­
ляют с сейсмограммами двух других сейсмостанций. По тому, что получилось на лентах, мож­
но, оказывается, судить обо всех землетрясениях мира. Ключевскую станцию, однако, интересуют не все землетрясе­
ния, а преимущественно те, кото­
рые происходят вблизи, вызван­
ные деятель,ностью вулканов Ключевской группы. Извержение начинается не вдруг, вулкан дол­
го накапливает энергию, растет давление внутри, все выше под­
нимается лава, земная оболочка трескается, вызывая не одно, а целый рой эемлетрясениЙ. Это уже тревожный сигнал, первый звонок ,«оттуда». С каждым днем и часом толчки учащаются, и это происходит до какой-то поры' когда вдруг начинает осла­
бевать их сила. Казалось бы, на­
до успокоиться, объявить отбой, но в деиствительности все об­
стоит ка,к раз наоборот: прозву­
чал второй, куда более грозный «звоною, из земных недр. Теперь вероятность извержения очень велика, пора бить не отбой, а тревогу. Лава поднялась, она уже стоит у кратера, она растек­
лась по трещинам и пустотам: оттого-то и у·пало ее давление. Но ненадолгоl Лава клокочет, дрожит от нетерпения, от пред­
вкушения вот-вот вырваться из плена. Только тонкая корка зем­
ли еще сдерживает ее ... 'Все это точно и бесстрастно фиксируют на ленте сейсмогра­
фы. К их ,показаниям подклю­
чаются показания барографов, магнитометров, акустических и тепловых приборов, заранее уста­
новленных в кратерах или побли­
зости от них. ,Сопоставляется множество данных, разгораются споры, летят радиограммы в ин­
ститут вулканологии, люди не спят ночами, и в результате по­
является возможность ответить на самые трудные вопросы: ко­
гда и гдеl Перед последним извержением Ключевского на стан'Ции уже зна­
ли о надвигающейся опасности. Время взрыва предсказали, од­
нако не сумели ответить на вопрос: гдеl Об извержении Шивелуча преду'предили за не­
'делю, ответив на оба во,проса. Извержение Безымя'нного тоже не явилось неожиданностью для учены.. А сейчас, в эти дниl Что ж, вулканы продолжают жить. Постепенно нарастает ак­
тивность Ключевского, ТолбаЧИК,а, того же Безымянного. И лишь старик Шивелуч лениво дремлет, ничем не проявляя пока свой буйный норов. ,Когда я попал к подножию Ключевского вулкана, какой-то странный, неземной вид открыл­
ся перед нами. Справа громоз­
дилась черная застывшая лаво­
вая река. ,Во время последнего извержения здесь встретились и переплелись друг с другом наподобие женской иосы не­
сколько базальтовых расплавлен­
ных потоков высотой с трехэтаж­
ный дом. Будто взяли обычную реку, с ее ямами, вирами, водо­
воротами, замороэили всю и пе­
ревернули вверх тормашками. Но и в черной пустыне есть свои оазисы -
небольшие соп­
ки, когда-то служившие кратера­
ми, настолько старые, что уже успели порасти кустами и тра­
вой; они уцелели, ручьи из рас­
плавленных камней обошли их стороной, огненный обжег их. вихрь не Мы идем дальше. Кругом по­
прежнему голо, мрачно, мертво, лишь кое-где зеленеют ,крошеч­
ные пятнышки мха. Впрочем, не только мха. Вот одинокий коло­
сок вейника, вот малюсень,кий то­
полек, от горшка три вершка, а у него несколькд вполне «взрослых» листьев, в эту пору уже болеэненно желтых ... Под двенадцатиметровой тол­
щей пепла погребен домик вул­
канологов. Черное голое поле усеяно тоже черными оплавлен­
ными камнями -
вулканическими бомбами -
от небольших до ог­
ромных, размером с избу. Все это было вынесено из кратера, подброшено вверх, в небо, было раскалено и уже в воздухе, па­
дая, приобретало свою тепереш­
нюю форму. Я откалываю и 'поднимаю ку­
сочек лавы. Сверху он весь в трещинах, наподобие хлебной корки, неровный, угловатый, а по цвету коричне,вый, с ,краснова­
тым оттенком пламени, из кото­
рого родился. Находим кусок ,пемзы. Должно быть, лавовый дождь упал в высокогорное озе­
ро; брызги лавы остывали не в воздухе, а в воде, и пузырьки насыщавших их газов не смогли выбраться наружу. Я иладу в кар­
ман похожий на губку, легкий, весь в мелких сотах кусок. Из пемзы можtlо делать бетон, который вдвое легче обычного. Можно строить дома. Или катать ею валенки. Или отмывать грязь на руках... Огромными толщами лежит она у подножий вулканов. В моей маленькой коллекции явно не хватает вулканической серы, но за ней надо дойти хотя бы до фумарол -
газовых и па­
ровых струй, выбрасываемых Ключевским; они километрах в шести от станции, в районе кра­
тера Карпинского. А может, мы найдем ее ближе, потому что в воздухе уже чувствуется острый запах серы. Но тут наползает на нас что-то похожее на облако, накрывает, обволакивает со всех сторон сво­
ей холодной серой массой, го­
ризонт суживается до двух шагов, хоть протягивай вперед руки и бреди ощупью, как слепой. Уже трудно угадать, ·где стоит ближ­
няя сопка; исчезли небо и земля под ногами, nе ,просматривается солнце, всюду, во всем окружаю­
щем нас мире только серая мок­
рая однотонная муть. Надо возвращаться... Как-либо набрести на лавовый поток и дер­
жаться за него, как за путевод­
ную нить. Так мы и делаем. Через три дня, когда я вновь по'палк океану, он дышал ровно. Нет барашков вдали, только широкие привольные волны с шумом набегают ,на берег. Да­
же не верится, что эта ле­
нивая вода может вдруг встать на дыбы и понести,сь, круша и сметая все на своем пути. Как только что, когда мы были в до­
ме и прислушивались к позвяки­
ванию посуды в буфете, слов'но это шалил ребенок, не верилось, что на этой колеблющейся земле тонкий перезвон посуды напоми­
нает о землетрясении. 31 AUSSTELLUNGSDATUM JUN -
1 1966 АНДЖЕЙ ЧЕХОВНЧ О ДИН из самых живописных уголков Мюнхена -
обшириый участок терри­
тории, носящий название АНГЛИЙСКОГQ пар ка. Сочная зелень деревьев и акку­
ратно подстриженные английские газо .. НЫ, зеркальная поверхность озера с пестрыми лодками, тенистые аллеи, ПО которым не спеша тянутся старин~ ные фиакры с извозчиками в черных цилиндрах, катающие посетителей, -
все здесь дышит локоем и чуть см,еш ... ной, но милой сердцу стариной. Ради ее сохранения закон даже не разре­
шает строить в ЭТОМ районе здания выше трех этажей. Если же посмотреть на Английский парк сверху, то среди редких домов бросается в глаза белая аляповатая постройка, смахивающая на гибрид ки­
тайского иероглифа с двухэтажной прусской казармой. У центрального входа медная табличка: Radio "Free Europe"-
Радиостанция сСвободная Ев­
ропа». Чуть ниже более мелким шриф­
том другая надпись: "Crusade for Freedom -"Free Europe" Committee !пс. New-Jork, Park Avenue 2"_ "Поход за сво бо ду » -
Комитет "Свободная Е вропа» "Ннкорп о рейтед, Нью-И о рк, П а рк -а в е ню, 2». История появления и 'амого комитета и принадлежащей ему радиостанции весьма любопытна. В небольшом конференц-зале на Парк-авеню в Нью-йорке шло секрет­
ное совещание. Среди немногих присут­
ствующих были заме стит ель директо­
ра, а позднее директор ЦРУ, Аллен Даллес, бывший посол США в Варша­
ве Артур Блисс Лейи, бывший замести­
тель госсекретаря Адольф Берл, один из создателей американской разведки, Дьюит Пул. Пентагон был представлен генералами Эйзеихауэром и Клеем, Уолл-стрит-президентом «Бзнк оф Аме­
рика» Лоуренсом Джаниии, одним из руководителей «Чейз нэшнл бэнк», Ар­
туром Пейджем, и банкиром Франком Альтшулем. Слово взял председатель­
ствующий, бывший американский посол в Япоиии Джозеф Грю. -
Я весьма признателен присутству­
ющим за высокую честь, оказанную мне, -
начал он. -
Смею заверить, что на посту президента созданного сейчас комитета .Свободная Европа» Инкорпорейтед я приложу все силы, чтобы наше частное общество выполии­
ло возложенные на него задачи в деле освобождения Восточной Европы ... КОМПО3НЦНЯ В. НЕМУХННА ".~.,' :;:; ~-
Это произошnо 1 июнн 19.49 roда. А нескоn"КО меснцев спустн опнт,,-таки «ПО частиой инициативе" новонвnенио­
ro KOMllTeTa в Мюнхене начма рабо­
тат.. радиостанцин сСвободнан Евро­
па., которую тот же ГpIO назваn сге­
нерм"ным штабом перебежчиков из Восточной Европы,.. Впрочем, прибыв­
ший из h .. IO-Йорка с инспекцией в нонбре 1951 roда советник комитета Джексон выразиnсн на совещании руководнщеro персонма РСЕ куда бо­
nее опредеnенно: -
Радиостанцин сСвободнан Евро­
па,. -
ато спужба психоnогической войны. Наша организацин учреждена дnн провоцированин внутренних Оеспо­
рндков в странах, на которые мы ве­
дем вещание ... Директор РСЕ Раn .. Ф Уоnтер и еro заместитеn.. Ричар. Кук, оба амери­
канцы, как, впрочем, и боn"шинство руководнщих СОТРУ.НИКОВ радиостан­
ции, немаnо потрудиnис.. над органи­
зацией подрывной дентеn"ности против социмистических стран Европы: Поn .. -
ши, Чехосnовакии, 60nгарии, Венгрии, Румынии.. Тридцать два передатчика общей мощност .. 1O в 2245 киnоватт еже­
диевно выпnескивают в афир ООn"ШС 100 тыснч спов. ОкO.IIО 1700 че .. овек -
в боn"шиистве своем перебежчики из социмистических стран, уronовники, nица, сотрудничавшие с ГИТ.IIеровцами во времн второй мировой войны, -
корпнт над составnением идеоnогиче­
ской отравы в штаб-квартире сСвобод­
ной Европы" в Мюнхене. Причем функ­
ции счаствой радиостанции" OTHIO." не ограничиваlOТСН nиш.. ведением пси­
хоnогической войны. Имеино П09ТОМУ все, что происхо.ит в двухатажном бе­
.. ом здании, окружено сугубой секрет­
ност"lO. Сразу за масснвными двер"ми цент­
раn"ного входа открываетсн бо .... шой вестибlO.ll", по стенам котороro разве­
шаны ф .. аги США и социапистических стран. Доступ во виутреиние помеще­
нин радиостанции бдитеn"но стерегут охраииики в серой форме с иаши­
тыми иа груди буквами RFE -
Радио сСвободиан Европа,., с безупречиыми сердечный привет читатепнм «Вонру!" света ... Анджей Чехович. проборами и гипертрофированными мышцами профессиоим"ных убийц. На боку -
пистопеты. Эта частнан поnи­
цин спужбы безопасности РСЕ подчи­
ннетси не руководству радиостанции, а непосредственно Центраn"ному разве­
дыватen"ному управnениlO США в JJаи­
гnи. Всем, у кого нет специапьиого пропуска, охранники рекомендуют по­
дождать в хоnnе, где в yrпy вывешена даже... старан местнан стенгазета с фотографиими сотрудииков РСЕ, раз­
вnекаlOЩИХСН в Хофбройхаузе, знаме­
нитой мюнхенской пивной, где когда-то дебlOтирова.. Гит .. ер. Впрочем, ожида­
нне ато может затинутьсн на неопре­
деаенное времи, так как у посторон­
них практически нет шансов попасть внутрь радиостанцни сСвободнаи Ев­
ропа,.. Именно сюда в течение почтн шести пет BI!Ji'CTe с соткнми других 9мигран­
тов ежедневно приходиn на раооту темновоnосый мужчина с открытым, чуть с:куnастым nИЦОМ. Как и остапь­
ные, он протнгиваn охранникам удо­
стоверение, в котором на ангnийском и немецком изыках значиnось: сУдо­
стоверение nичности .Nt 14132. Выдано в ФРГ 1 ИlOнн 1966 roда,., Вверху крупно: с Радиостанции «Свободнан Европа", Ниже: сгражданство -
без­
гражданств... .u;оnжность -
иссnедова­
теnь, местопребывание -
Мюнхен". Даnее подпись мадеаьца и виза аме­
риканскоro рфицера сnужбы безопас­
ности. Здесj, же дата рожденин -
17 августа 1937 roда и особые приме­
ты: рост -172 сантиметра, вес-
6Ii 'киnограммов, цвет воnос -
темный шатен, гnаза -
карие. Единственно, что не быnо указано в атом C.ilужебном удостоверении, так ато то, что Анджей Чехович, окончив­
ший исторический факуnьтет Варшав­
ского университета, ИВ.IIнетсн ПО.llьским разведчиком, который поnучи.ll зада­
ние проникнуть в аппарат РСЕ, из­
учить методы и формы ее подрывной деитеnьности, а также имеlOЩИесн у нее источники шпионской информа­
ции. Эта разрабатывавшансн в течение рида пет сnожнаи операцин начаnась в апреае 1963 roда, когда Чехович вы­
ехм в туристскую поездку в АнгnиlO. Как и все туристы, он приnежно осма­
тривап достопримечатеnьности пондо­
на, не прочь быn иногда заг.llИНУТЬ в традиционный анг.llИЙСКИЙ спаб,., а во времи иучайных разroворов до­
пускм даже кое-какие критические замечанни по адресу сдоброй старой Ангnии"., Сповом, ато быn ничем не выде"ившийси ридовой турист. На ро­
дииу Анджей Чехович поехаn через Западную Германию. И вот tam-то во времн остановки в Кenьие с .. учиnось неожиданное: поnьский турист Чехович ИВИ.llСИ в поnициlO, заиви.ll, что не на­
мерен воэвращатьсн в Поnьшу, и по­
просип предоставить ему поnитическое убежище ... -
Выслушав мою просьбу, дежурный офицер преж­
де всего... приказал меия арестовать. Мож!!!т быть, для того, чтобы я имел возможность еще раз взве­
сить свое решение. Конечно, я не ожидал оркестра и цветов. Но все же с первого шага оказаться в арес­
тантской камере ... «Неужели где-то допущеиа ошибка? ЧТО 8ТО, просто подозреиие или же провал?» -
8ТИ мысли не давали мне спать всю ночь. Да, тут было над чем задуматься. здании подъем в такую рань сам по себе был серь­
езным испытанием. Раз в день давали чуть теплую похлебку из мясных обрезков, что-то вроде BTOP~ГO блюда, полкило хлеба да кусочек маргарина. Вот и весь суточный рацион. Между тем огромное большинство людей, перешаги­
вающих порог Uиридорфа и других лагерей для бе­
женцев, не представляют себе, что их ожидает. При­
нимая решение остаться на Западе, они иаивно по­
лагают, что «свободное общество» встретит их с распростертыми объятиями. Открытие, что 8ТО от­
нюдь не так, столкновение с безрадостной действи­
тельностью становится первым, но, увы, далеко не последним трагическим разочароваиием. Весьма ско­
ро они осознают весь драматизм своего положения и непоправимость происшедшего. Оказывается, что ии­
кто их здесь не ожидает, не намерен делиться мате­
риальными благами. С первого их шага иа 8ТОЙ чу­
жой, прекрасной лишь в наивиых мечтах земле к ним относятся как к непрошеиым гостям, которые по соб­
ственной глупости потеряли родииу и уже никогда не обретут ее вновь. В итоге -
моральиая катастро­
фа, крушеиие всех надежд. Утром за миой пришли два господина в пальто с 'поднятыми воротниками -
совсем как в гаигстер­
ских фильмах -
и предложили следовать с ними. Часов десять-двенадцать мы мчались в машине -
как оказалось, в лагерь для перебежчиков в Uиридор­
фе под Нюрнбергом -
и уже поздио вечером въехали в ворота, ведущие внеизвестиость. Заспаииый де­
журиый из проходной молча суиул мне пару ветхих одеял, воиючий матрас и отвел в так называемый приемиик. Это было большое помещение со спертым возду­
хом, в котором размещалось человек тридцать или сорок 8миграитов. Здесь я и провел первые три дня. Затем меия перевели в комиату поменьше, где стояло лишь семь коек. Впрочем, и там условия были ужас­
ные. Несмотря на то, что я заранее готовил себя ко всему, настроение у меня было неважное. Помещения почти не отапливались, ноябрь выдался холодным, и «постояльцы.. то И дело крали друг у друга одеяла. Еда -
хуже некуда. Утром -
жидеиь­
'кий желудёвый кофе, но для того, чтобы получить чашку 8ТОГО «напитка», нужно было встать в 6 часов утра и ни минутой позже. А в промерзшем за ночь з :сВокруг света:. NI! 9 Итак, первым испытанием для меня стала психоло­
гическая акклиматизация в 8ТОЙ атмосфере безиадеж­
ности и уныния. Конечио, то, что для других было вопросом жизни и смерти, для меня оставалось лишь частью получеиного задания. Но сама встреча с че­
ловеческим горем, общение с оступившимися людьми, погружающимися в отчаяние после крушения воздуш­
ных замков, были далеко не легким делом. Причем я должеи был разделять иастроения 8ТИХ, людей и 33 выглядеть среди них абсолютио eC'reCTBeIfRO. В Uирн. ,!;орфе имелось достаточно опытных психологов И просто наблюдательных людей. Ведь тяжелая обста­
новка 8 лагере создавалась умышленно, чтобы попав­
ший туда человек был готов на что угодно, лишь бы избавиться, вырваться из нее. Позднее об этом откро­
венно сказал допрашивавший меня сотрудник западно­
германской разведки. На отличном польском языке с легким львовским акцентом он, улыбаясь, заявил: «Если столкнуть человека на дно, довести до потери чувства собственного достоинства, можно рассчиты­
вать, что он пойдет на все, поскольку терять ему больше нечего. Сытный ужин будет представляться неплохой оплатой за доносы, а каких-нибудь пять долларов покажутся достаточной суммой, за которую стоит продать все, что он знает и что интересует других». «Выдаивание» беженцев западными разведками на­
чиналось в Uирндорфе с первых же дней. Каждый вновь прибывший вместе с местом в лагерном бараке получает так называемый «обходной лист» с НОМерами комнат и инициалами лиц, к которым он должен явиться. Первый и самый важный визит к сотрудни­
ку БНД -
Федеральной разведывательной службы. Мы его называли «господином Б», ибо он всегда проставлял на обходном листке печать с буквой Б, подтверждая, что новоприбывший прошел ознакоми­
тельную беседу. Если человек производил на него хорошее впечатление, то получал шанс на дальнейшее пребывание. Беседы-допросы велись на польском языке, кото­
рым «господин Б» владел безукоризненно. В лагере, правда, говорили, что он немец из бывших «фолькс­
доЙчеЙ». В Uирндорфе в его руках была судьба всех беженцев-поляков. Чаще всего эти «беседы» затяги­
вались на недели, а то и месяцы. Бегая по разным комиатам и добывая печати от других лагерных офи­
циальных лиц, нужно было ежедневно являться к «господину Б», который занимался тщательныМ «про­
свечиванием» каждого кандидата и давал заключение относительно предоставления политического убежи­
ща. Только после этого дело формально рассматри­
валось так называемым «су дом». Наши продолжительные беседы с «господином Б» напоминали разговоры Раскольникова с Порфирием Петровичем у Достоевского. В них было все: и вполне конкретные вопросы, и философские рассуждения. Обычно они начинались с моей биографии, которую приходилось снова и снова рассказывать полностью или по частям. Мой «собеседник» расспрашивал обо всех знакомых и родных, их служебном положении и вэглядах, о товарищах по учебе, о том, не было ли у меня каких-либо контактов со службой госбеэопас­
ности, и даже о моих детских воспоминаниях. Он стрелял этими вопросами как из пулемета, упорно возвращался к отдельным деталям, чтобы тут же вдруг перескочить на совершенно другие. Первый экзамен оказался сравнительно легким. Что-что, а уж свою подлинную биографИЮ я знал. Родился в состоятельной семье. Шляхетское проис­
хождение, которым я привык гордиться, в гимназии, затем в университете стало источником несправедли­
вых обид и унижений. Это-то в конце концов и за­
ставило меня, «обиженного коммунистами дворянина», искать убежище на Западе. Конечно же, все это было досконально отработано еще дома, в Польше, в пери­
од подготовки. Да и изощренные приемы допросов, практикуемые в западных разведках, были хорошо знакомы мне. Поэтому сейчас нужно было только постоянно сохранять бдительность, чтобы ненароком не вызвать у «господина Б» подозрений относительно 34 кое-каких подробностей моей «карьеры» после окон­
чания университета. Например, о том, что я добро­
вольно пошел на службу в органы разведки. В тот день, когда я был передан американской раз­
ведке, чьи представители размещались в другом зда­
нии, первый «фильтр» остался позади. Теперь мною занялись сотрудник иРУ майор Райтлер и второй офицер, молодой парень с мягкими манерами, пре­
красно говоривший по-польски, по-украински и по­
русски. Затем допросы были перенесены в резидеи­
цию иру в Нюрнберге -
большое угрюмое здание на окраине города, куда меня ежедневно доставляли на машине. На монотонно безотрадном фоне лагерного быта эти поездки в Нюрнберг к тому же воспринимались как определенное разнообразие. Однако главным было то, что я сделал еще один шаг по опасной лестнице, которую нужно было пройти, чтобы завоевать доверие и обеспечить выполненне полученного задания. В иентре заранее было отработано несколько «го­
сударственных тайн», которыми могла бы заинтере­
соваться разведка. И вот теперь Я постепенно «выка­
пывал» их из глубин памяти и «продавал» предста­
вителям БНД и иру. Конечно, они не были столь уж важными секретам н, но, во-первых, свидетельство­
вали о моих «добрых намерениях», а во-вторых, по­
могали мне выглядеть «ценным материалом» в глазах разведчиков. Так, например, я охотно распространял­
ся в Нюрнберге о воинской подготовке, которую прошел после окончания университета. После этого американский офицер стал экзаменовать меня с по­
мощью толстого альбома-справочника, в котором со­
держались описания воинской формы и знаков раз­
личия, данные о вооружении И дислокации некоторых частей польской армии. Он расспрашивал, видел ли я танки, бронетранспортеры или самоходные пушки того или иного типа в определенных пунктах, кто командир воинской части, в которой я служил, женат ли он, чем занимается после службы -
словом, о целой массе мельчайших подробностей. Я лишний раз убе­
дился тогда, как из подчас, казалось бы, совершенно несущественных мелочей можно создать мозаику, даю­
щую определенную общую картину. Затем остается уточнять ее, внося недостающие детали, пока она H~ станет более или менее полной. Новых важных до­
полнений американцы от меня, естественно, не полу­
чили, но я прав диво подтвердил те факты, которые уже были им известны. Что ж, в любой игре, тем более разведывательной, приходится жертвовать пеш­
ками, чтобы выиграть всю партию. Так тянулись мои дни в лагере иирндорф в об щей сложности около четырех месяцев. Я не форси­
ровал развитие событий, но старался и не терять вре­
мени, исподволь подготавливая наиболее существен­
ные для меня контакты, и прежде всего те, что от­
крывали в перспективе путь в «Свободную Европу». Так называемым «корреспондентом», а точнее -
агентом иру от польской секции этой радиостанции, в иирндорфе был тогда некий Которович. Не то по­
ляк, не то украинец, он во время войны сотрудничал с немецкой разведкой, а затем поступил на службу к американцам. Удостоверение «Свободной Европы» позволяло ему прикрывать свою деятельность раз­
ведчика ширмой журналиста. Кое-какие предварительные сведения обо мне Ко­
торович получил от майора Райтлера. Остальное за­
висело от моего умення, и тут я старался вовсю. В одии прекрасиый день после нескольких довери­
тельных бесед ои обратился ко мне конспиративным шепотом: «Я О вас много слышал, пане Анджею. Вы человек образоваиныЙ. Не сделали бы вы какой-
яибу дь передачи для "Свободной Европы»? Конечно, не даром». Я с радостью согласился. Так началось мое сотрудничество с радиостанцией, которая и была моей главной целью на Западе, но куда еще пред­
'стояло проникнуть. Моя первая радиопередача скромно рассказывала все­
го-навсего ... о лужицких сербах. (В студенческие годы я бывал в их краях с экскурсией и кое-что читал об этом иитересном национальном меньшинстве.) Затем я написал несколько передач историко-политического характера. Поначалу я еще не особеино чувствовал тои, принятый в «Свободной Европе», и, как мне потом стало иэвестно, редакторы долго мучились над моими текстами, хотя они все же пошли в эфир. Для меня это было большим достижением. Тем более что после этого пан Которович проникся ко мне до­
верием и предложил время от времени выручать его по «корреспондентской» линии. «Вы будете писать рапорты о настроениях в лагере, -
сказал он, -
а 50 марок, которые я за них получаю, будем делить пополам». К чему сводятся такие рапорты, я уже знал. Кроме Офицеров разведки ФРГ и США, с каждым новым беженцем в Uирндорфе обязательно беседует также «корреспондент» «Свободной Европы». Его бе­
седа состоит из двух частей. Первая -
выяснить ан­
кетные данные; вторая начинается лишь тогда, когда имеются шансы что-нибудь «вытянуть» из беженца. Если он работал, например, на судоверфи, то у него узнают фамилию директора, неносредственного на­
чальника; стараются выяснить, какие суда строятся на верфи, для кого, в каких количествах, каково отношение коллектива· к дирекции и партийной орга­
низации, какие настроения у рабочих, раLспрашивают о расположеиии отдельных доков, причалов и т. д. Среди других задаются и вопросы, касающиеся от­
ношения населения социалистических стран к переда­
чам «Свободной Европы». Например, кто их слушает, что в них нравится или не нравится. Все это зано­
сится в рапорт-анкету. Кстати, любопытная деталь. Сталкиваясь с такими анкетами, многие беженцы испытывали немалое разо­
чарование. Ведь кое-кто нз них остался на Западе по чисто личным причинам, а тут вдруг из ннх пы­
таются сделать обыкновенных шпионов. Я встречался с людьми, которые наотрез отказывались сообщать какую-лнбо информацию. Случалось даже, что «кор­
респондента» выбрасывали за дверь вместе с предла­
гаемыми им пятью марками. Но были и такие, кото­
рые не брезговалн ни иуднными сребреннками, ни приглашением отужинать ... Конечно, заполнять эти анкеты за пана Которовича было унизительно. Но, с другой стороны, я должен был носнть маску убежденного «политнческого эмнг­
ранта», если хотел сохранить тоненькую ниточку, свя­
зывавшую меня со «Свободной Европой» ... В конце концов благодаря «примерному поведению» я получил полнтическое убежище и с документами в кармане без сожаления распрощался с UИРНДОРфом. Отсюда предстояло ехать на север, в Мюнстер, где находился так называемый «промежуточный лагерь». Все, кого осчастливили правом убежища, должны бы­
ли ожидать там распределения на работу в ту или. иную часть Западной Германии, радуясь милости судьбы. Моя же цель -
радиостанция в пригороде Мюнхена -
по-прежиему оставалась далекой мечтой. В Мюнстере я провел три месяца в обществе пре­
имуществеино законченных подонков всех сортов и мастей. Там, например, встречались типы, скитающие­
ся по лагерям еще с окончания войны, -
люди пол­
ностью деморалнзован:чые, опустившиеся, не пригодные Э'" ДОСЬЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ уже ни к какой работе, не пригодные вообще ни к че­
му. Их жалкого пособия не хватало даже на жизнь, и все 1Ке они отчаянно цеплялись за лагеря, в кото­
рых имели хотя бы крышу над головой. Эти отще­
пенцы уже не мечтали ни о чем, инстинктивно ста­
раясь держаться вместе, считая лагерь единственно безопасным убежищем и топя в вине опустошенность отчаяния. Девяносто дней пребывания в Мюнстере показались бесконечно длинными. Единственное, что несколь­
ко скрашивало томительную неопределенность ожида­
ния, была решимость как можно убедительнее сыграть свою роль, рано или поздно попасть именно ту да, ку да я был нацелен. А для этого я предпринял на первый взгляд парадоксальный шаг. Следуя доброму совету пана Лубеньского из польско-американского иммиграционного комитета, я подал заявление с прось­
бой ... разрешить выезд в Америку. «Вы должны сра­
зу держать несколько сорок за хвост, -
твердил пан ЛубеньскиЙ. -
Америка -
это шансы и пер­
спективы. Ради них стоит драться». Единственное, что утешало меня, когда я подавал заявление, так это то, что шансы отправиться за океан были мини­
мальными. К тому же американской визы нужно было ждать годами, а за это время многое могло переме­
ниться. Тем более что меня уже представили самому шефу польского вещания РСЕ пану Новаку, который милостиво заронил в душу «эмигранта Анджея Че­
ховича, способного молодого историка», зерно надеж­
дЫ. «В настоящий момент у нас нет свободного мес­
та, -
сказал Новак. -
Вы должны подождать. Но шансы есть». И я ждал. Промежуточный лагерь в Мюнстере настолько опо­
стылел мне, что я решил поступить на службу в английские караульные ПОДразделения. Несколько не­
дель муштры при главной комендатуре в Гамме, и я отбыл в местечко Штейрберг возле города Нимбурга. Так начался последний этап моего затянувшегося «бродяжничества», длившийся еще целых десять ме­
сяцев. Служба в караульной роте немногим отличалась от того, что пришлось испытать в Uирндорфе и Мюнстере -
та же опустошенность, горечь, страшная духовная приниженность, что И в лагерях для эмиг­
рантов. Да это и не удивительно, так как солдаты караульной роты набирались как раз из такой кате­
гории лиц. Трудно поверить, но среди них я встре­
чал кое-кого, кто лет по 10-15 не выходил за порог казармы. У них не было даже гражданских костю­
мов, так как все жалование они систематически пропи­
вали в солдатском буфете. Некоторые вообще не по­
лучали на руки денег, а просто подписывали дове­
ренность буфетчику. Когда же кончался счет в баре. клянчили у товарищей мелочь на бутылку пива. А ведь, удирая на Запад, каждый из НИХ надеялся не скажу, стать миллионером, но, уж во всяком слу­
чае .. иметь дом, машину, легкую денежную работу ... Сама по себе обстановка и в лагерях, и в казар­
мах была страшно изматывающей. Надоедало одино­
чество, да и материальные условия не способствовали хорошему настроению. Конечно, я всегда мог обра­
титься в иентр, и мие немедленно помогли бы день­
гами, легче было бы переносить участь изгнанника. Но как раз этого-то я и не имел права себе позво­
лить. Я должен был жить так, как жили окружаю­
щие, делить с ними все заботы и трудности -
сло­
вом, быть одним из них. Как и у осталы!ых, у меня была койка в солдатской казарме, где со стены улы-
35 балась какая-то кинозвезда, вырезанная из иллюстри­
рованного еженедельника; я стоял в карауле, пил в баре, играл в карты, как все другие. Ведь я был простым караульным солдатом в чужой армин, в чу­
жой стране. Немало нервов отнимало и вынужденное бездей­
ствие как разведчика, хотя я отлично понимал, что не Должен рисковать главным в погоне за мелочами. Мои рапорты в то время были рекордами лаконизма: "Сижу ожидаю». Между тем у самого нет-нет да и мелькнет мысль: "Удастся ли? Буду ли принят в "Свободную Европу»?» Наконец в апреле 1965 года прихожу после ка­
рау ла в казарму и вижу долгожданное письмо со штемпелем Мюнхена. Нетерпеливо вскрываю кон­
верт -
итак, сейчас решится моя судьба! -
и чуть дрожащими руками вынимаю фирменный бланк РСЕ: административный директор пан Шульчевский "име­
ет честь и удовольствие» сообщить, что после соответ­
ствующих проверок меня принимают на работу в польскую редакцию радиостанции "Свободная Евро­
па» в качестве «исследователя». Далее в пнсьме пере­
числялись условия работы и запрашивалось мое окон­
чательное согласие. Нет нужды говорить, что я выра­
зил его немедленно, в тот же день позвонив в Мюн­
хен. Следующее rrисьмо было еще более приятным: "Дорогой господин Чехович, -
писал шеф по кадрам Рассел Пулл. -
Нам доставляет удовольствие при­
ветствовать Вас в качестве сотрудника "Свободиой Европы». Надеемся, что Ваша работа у иас будет долгой, счастливой и плодотворной». Если говорить откровенно, то счастливой она не была, но продолжительной и плодотворной да. Только не для господина Рассела Пулла ... Вскоре я приехал в Мюнхен, где мне был уже за­
казан номер в гостннице, ставший на несколько ме­
сяцев моим домом, пока я не получил постоянную служебную квартиру. Признаюсь, что когда на сле­
дующий день я вошел в отнюдь не привлекательное здание в Английском парке уже как постоянный со­
трудник, впервые после приезда на Запад сердце мое радостно забилось ... Итак, мое внедрение в филиал иРУ -
"Свободную Европу», хотя и с задержкой чуть ли не в два года, осуществилось. Казалось бы, операцня развнвается гладко, и M02l<HO наконец-то вздохнуть с облегчением. Однако тут же возникла мысль: «А что, если я чем­
то расшнфровал себя и американская разведка ведет «двойную нгру»? И даже, если IIТО не так, все равно именно сейчас нужна максимальная осторожность и вы­
держка, чтобы случайно не выдать себя, не сорвать­
ся, достигнув цели», -
внушал я себе. Пришлось даже временно прервать всякие контакты с Uеитром. Последнее донесение было по необходимости кратким: «Удалось! Нахожусь в РСЕ!» Конечно, еще в период подготовки немало времеии было уделено изученню структуры "Свободной Евро­
пы», людей, которые в ней работали, особенно тех, кого следовало остерегаться. Однако IIТИ предвари­
тельные познания не исключали сомнений: как все пойдет дальше? Сколько месяцев или лет проведу я в IIТОМ здании? Сумею ли добиться того, что наме­
чено? Удастся ли проиикнуть в те места, которые ии­
тересуют иентр? В такие минуты невольно вспоми­
нались напутствия старших товарищей: «Никакой спешки. Каждый шаг должен быть продуман и взве­
шен, известные факты -
сопоставлены с конкретной действительностью, а выученные характеристики -
с реальными лицами». Этот период вхождения в обстановку продолжался долго -
несколько месяцев. 36 Моя шестилетняя работа в "Свободной Европt.» началась прозаически': выделили письменный стол и поручили сортировать старые газетные вырезки из польской прессы. Я терпеливо складывал в папки вырезки из "Трибуна люду», «2Колнеж вольности»., «2Киче Варшавы», а когда выдавалась свободная минута, ненавязчиво приглядывался к тому, что дела­
ют другие сотрудники, наблюдал за их поведением, словом, старался поскорее акклиматизнроваться в ро­
ли штатного сотрудника РСЕ, не забывая при IIТОМ о своем положеннн «троянского коня» во вражеской крепости. Через несколько месяцев мой новый непосредствен­
ный начальник пан Заморский вызвал к себе и ска­
зал, что меня переводят в картотеку отдела исследо­
ваний н анализа Восточной Европы. Все-таки акку­
ратность н безотказность принесли плоды, и руко­
водство сочло, что испытательный срок я выдержал неплохо! Картотека открывала возможность добраться до некоторых интересующих нас документов. С другой стороны, она была одннм из тех мест, где в «Свобод­
ной Европе» сосредоточнваются отнюдь не раднйные и, уж конечно, не ПрОFраммные секреты. Опять воз­
ннкли опасення: не слишком ли рано, не слишком ли быстро стремлюсь я к цели? Впрочем, все развивалось нормально. ШефЫ и кол­
леги постепенно стали относиться ко мне с растущей симпатией, а некоторые даже оказывали личное до­
верие. Вскоре я вполне освоился в' IIТОМ секретном отделе «Свободная Европа». Единственное, что не давало мне покоя, IIТО массивные сталъные шкафы, в которых хранилось немало тайн. Но как подступить­
ся к ним? Режим в отделе исследований был весьма жесткий и соблюдался неукоснительно. Чтобы получить доступ в наш коридор «Ф», даже сотрудник РСЕ ДОJ\.жен был иметь специальный допуск, выдававшийся по заявке шефа соответствующего отдела. И лишь комната, где хранились комплекты Вl>!Pезок из преесы, не попадала под IIТИ ограничения. Пользование же картотеками мог разрешить только сам Заморский или руковод­
ство РСЕ. Эти картотеки, над которыми я провел немало ча­
сов, делятся на предметные и персональные. По­
следние содержат данные относительно всех «важ­
ных» ли~ В Польше, начиная от секретарей иК ПОРП, членов правительства и кончая хозяй­
ственными работниками, писателями, артистами, ин­
женерами и, конечно, военными. В предметных кар­
тотеках собраны сведения о фабриках, завод.ах и шахтах, о воинских частях, о польском радио и теле­
видении, о государственных учреждениях и обще­
ственных организациях. Причем и те и другие почти не нмеют отношения к программам передач «Свобод­
ной Европы». Кое-что попадает в них из Официаль­
ных источников, например из польской прессы, одна­
ко большая часть -
из неофициальных. Интересовавшие же меня шкафы стояли в кабинете пана Заморского и в смежноit.комиате. Прислушива­
ясь к разговорам, следя за прохождением различных документов, я вскоре устаиовил, что в IIТИХ секрет­
ных хранилищах были личные дела всех сотрудников радностанции, в том числе от дела исследований, а главное -
так называемых «бюро», точнее шпион­
скнх ячеек в различных городах Европы; служебная корреспонденция из НьЮ-Йорка в основном с грифа­
ми «Секретно» или даже "По прочтении уничтожить». Короче говоря, я сидел буквально рядом с ценней­
шей инФормацией, но не мог· взять ее под контроль. В реЕ существует широко разветвленная, тщатель-
но законспнрнрованная контрразведывательная служ­
ба. Не забыта даже такая «мелочь», как невозмож­
ность запереться в комнате -
все дверные замки закрываются только снаружи. И профессионалы контрразведчики, и помогавшие им в каждом отделе тайные сотрудники подозревали всех и каждого . . Не составлял исключения и я. Установить сам факт наблюдения оказалось не так уж трудно.· Например, как-то раз после окончания работы шеф затеял со мной какой-то пустой разговор и продолжал его'и по выходе .йз здания. Пройдя вместе со мной не­
сколько кварталов, он вдруг распр~ался и отпра­
вился в противоположную сторону. Пока я добрался до своей квартиры, сомнения исчезли: «тень» увяза­
лась за мной. Этим не кончилось. Обычно я закрывал замок в двери на два оборота. Но однажды, вернув­
шись, я обнаружил, что он закрыт лишь на один обо­
рот. Проверил тщательно квартиру. Никаких следов: негласный обыск сделали поразительно чисто. Нечего' и говорить, что американская контрразведка постоян­
но подслушивала телефонные разговоры. АТМОСфера подозрительности и шпионажа царила во всех звеньях «Свободной Европы». Помимо аме­
риканской разведки, имелись шпионы и у пана Нова­
ка. Они доносили ему, кто что делает, с кем и о чем разговаривает. В моем отделе из семнадцати сотруд­
ников, по крайней мере, трое были явно негласными «глазами И ушами» Новака. Повтому ПРИХОдЩ\ОСЬ постоянно быть начеку. О том, с какой нервной на­
пряженностью вто связано, можно судить хотя бы ПО довольно забавному случаю. Мы работали в комнате, в которой среди других находился ас подозрительности и первый доносчик Микицюк. Был там и Кушмерчик, специально под­
ставленный Новаком для слежки за моим шефом Казимежем Заморским. Внезапно налетевший порыв ветра с шумом захлопнул оконную раму. Все вздрог­
нули, только я продолжал спокойно писать. Микицюк уставился на меня и ядовито сказал: -
Однако ... вас хорошо вышколили ... Если бы только Микицюк знал, как близок он к истинеl Но тогда мне было не до смеха. Я оторвался от бумаг и сухо ответил: -
Если бы вто было так, я бы сейчас сидел не здесь, а в Лвнг ли ... Впрочем, не менее сложным делом оказалось за­
воевать доверие и симпатии моих шефов -
пана За­
морского и паиа Нова ка, чтобы со 'временем добраться до тщательио охраняемых секретов. Заморский, поль­
зовавшийся репутацией грозного и подозрительного начальника, на самом деле был маленьким человеч­
ком, которого разные рааведки впутали в большие дела. Он пытался выглядеть крупным разведчиком и прирождениым конспиратором, хотя обладал мышле­
нием деревенского полицейского. К тому же судьба наградила его азартной жилкой. Он забывал о всяком благоразумии даже за невинным товарищеским брид­
жем, не говоря уже о рулетке. Вокруг же Мюнхена -
в Бад-Визене, Бад-Рейнгале -
и других местах было много игорных домов, в которых Заморский регуляр­
но отводил душу не только по выходным, но, случа­
лось, и в рабочие дни. А так как ему обычно не вез­
ло, он не вылезал из долгов, чему способствовали его постоянные разводы. Пожалуй, я был единственный, у кого он пока не одалживал денег. Однако дошла очередь и до меня. Однажды ночью меня поднял с постели телефонный звонок. Слышу расстроенный го­
лос шефа: «Пане Анджею, извнните, бога ради, что звоню так поздно, но приключилась глупая история. Я из Бад-Визена. У меня тут маленькая неприят­
ность -
нечем расплатиться. Убедительно прошу за-
хватить тысячу марок и немедленно при везти их мне ... » Делать нечего. Вскоч'ил в машину и помчался выру­
чать незадачливого ... азведчика. Оказалось, что За­
морский проигрался в пух и прах и хозяин игориого дома не котел его отпускать. На радостях после мо­
его приезда он так приналег на cn!lpTHoe, что ока­
зался в состоянии «невесомости». Когда Ji торже­
ственно вез шефа из игориого дома, то иамекнул, что никто ничего не будет знать. Это мне очень приго­
дилось в будущем. Не говоря уже о дубликатах клю­
.. ей от сейфов, слепки с которых я снял по дороге ... В западной литературе сложился стандартный об. раз разведчика с обязательными перестрелками, бе­
шеными гонками на автомашинах, кутежами в феше­
небельных ресторанах, когда между делом выведыва­
ются наисекретнейшие тайны. Увы, как далек он от действительности. Еще в Польше во время подготов­
ки к предстоящей работе я совершенствовался в ис­
кусстве вождения автомобиля -
могу сказать, что не один инструктор автодела снеодобрительным удивлением покачал бы головой, если бы ему довелось присутствовать при втом. Тренировался в стрельбе, в приемах рукопашного боя. Занимался боксом, лег­
кой и тяжелой атлетикой, бегом и гимнастикой. Безус­
ловно, все вто нужно разведчику, так же как и психо­
логическая подготовка с ее бесчисленными тестами. Причем последнее является отнюдь не второстепенным для разведчнка наряду с такнми чертами, как общая культура, образованность, доскональное знание стра­
ны, среды, в которой предстонт деЙствова'l'Ь. Работа разведчнка требует сегодня от человека не минутного порыва, а длительного напряжения мысли, нервов. Чтобы добиться успеха, он должен превзойти противника в тактике, хитрости, наконец, в выдерж­
ке. Особенно в последнем. Ведь как ни вффектны вскрытия сейфов и тех же конвертов с разведыва­
тельными донесениями, что стекались в наш отдел исследований на радиостанции «Своб(Jдная Европа», они результативны только тогда, когда носят систе­
матический характер, дополняются незаметным, КрО· потливым сбором ИНформации везде и 1'I0ВСЮДУ, каж­
дый день и каждый час. Эта неброская «канцелярская» работа и являлась главным моим делом на протя­
жении всех шести лет d РСЕ. В; иентре от меня ждали сведений, которые помогли БЬ! нейтрализовать усилия разведки противника, раскрыть ее агентов, помогли бы выработать противоядия от подрывной пропаганды. И я старался как можно лучше спра­
виться с втим. Во всяком случае, когда я получал ма­
леиькие записочки вроде: «Анджейl Мы рады твоим материалам. Поздравляем с успехом. Желаем счастья и хорошего настроеиия», чувствовал, что не зря сижу на «адской кухне» «Свободная Европа». Связь с иентром на протяжении всех втих лет была безукоризненной. Если бы возникла непосред­
СТВенная опасность, я всегда мог немедленно поста­
вить своих в известность об втом. Я все время чув­
ствовал, что в Варшаве думают и заботятся обо мне. Когда пришло время возвращаться на родину, иентр обеспечил вто так, что я был поражен продуман­
ностью и великолепной техникой всей операции. В пятницу 5 марта 1971 года я отработал свой последний день в «Свободной Европе», а в понедель­
ник был уже дома. Расскаэ А. ЧЕХОВИЧА эапнсапн &ОГУМНn СВЕНЦНЦКНА. ПАВЕЛ РОГО3ННСКНА 37 Ю. Х о л о n о В. Фото автора С ЕТУ ПЕРЕОДЕВА ЮТ СЯ Печорский район, д е ревни: Соко л ов о, Тр ынтово, Макарово, Раково, Кошельки, Манова и МНО ГО д р уг и х -
здесь живут сету. Деревни -
н еб о л ьwи е, чисты е -
удобно устроились на пологих холмах, меж сосн о вы х рощ и зеленеющих по­
.. ей. С тарая, обжитая зе м л я ... С ету родственны эстонцам, и их культура имеет общий источник, но в теч е ни е сто ле тий р азв и валась собственным путем. Экономическн с е ту были св язаны не с Эстонией, а с Псковом и др у гими русскимн г о ро дами. Да и влия-
38 ние русской культуры, особенно после того как в ХУI ве­
ке сету были обращены в православие, оказалось нема .. ЛЫМ •.• В деревнях сету и сегодня МОЖНО увидеть старинные об­
ряды и при шедшие И3 прошлого КОСТЮМЫ, которые не ста .. ли достоян и ем лишь музеев. Национальные традиции тща­
тельно сохраняются: не так давно в Печоре показывал и произведения прикладного искусства с е ту, национальны е песни сету звучали в Пскове и Таллине. Ю тот обряд сущ е ст вует уже много веков -
сва­
дебный обряд сету. На наших глазах происхо­
дит таинство превращения четырех кре с тья­
нок сету в сказочных королев. Вот в толстые косы вплетены две пряди белого ль на, и волосы, повязан­
ные длинным белым расшитым полотенцем -
лини­
ком, спуска ющимся своими кружевными концами до пят, образуют пышную корону. Поверх повязана ши­
рокая, расшитая узором шерстяная лента с бисерной каемкой по краям. И с верху ленты -
сло женный в толстый жгут с таринный парчовый платок с узором из диковинных цвет ов. Теперь дошла очередь до украшений. Сначала при­
крепляется большая (диаметром около 25 сантимет­
ро в) конусообразная пряжка -
сыльг, сверху -
ож е­
релье с медальоном, закрывающим отверстие пряжки. Затем в два-три ряда подвески из старинных серебря­
ных монет и несколько серебряных цепочек. Все зто может ве сить килограммы, но зто красиво, как кра­
сив предстоящий праздник . ... Вера Кейр, Аля Таро, Мария Пиле и Мария К адаямзке кружатся, взявшись за руки, потом ра с­
ходятся широкими кругами, снова сходятся. Звенят украшения. Это тан ец казроянь. Затем дли нная свадеб ная песня: Ах ты, ду шенька-девица, Что су лит тебе твой линик? Он сулит тебе заботу, Фартук -
тяжкую работу ... Сложное кружево пе сн и звучит слаженно и красиво. Так может звучать только песня, которую и с полняют веками. Низкий голос запевал ы выводит первую стро­
фу, хор ПОВТОРЯет сло ва. Но вот высота з вука ме -
няется -
исполнителям становится тру дно петь. То­
гдa за певала делает «внезапную модуляцию » -
кер­
гютамине, начиная "следующую строфу ниже, песня пе­
реходит в другую, более низкую тонально с ть. Это тра­
диция хоровой песни, красивая и самобытная. Здесь говорят, что без песни ни одна женщина не выходит из дому; знание возможно большего чи сла песен долго считалось, да в известной мере считает ся и се йчас, ценным приданым. Почти на каждый важ­
ный случай жизни есть своя песня: есть песня, с ко­
торой выходят на уборку ржи, с другой -
теребят лен, с третьей -
выгоняют впервые весной скот в поле. Многие песни с вя за ны с играми. Известные сету с кие певцы имеют в своем репертуаре до 100 тысяч стихов и импровизаций. Например, у Марии Кютте их свыше 70 тысяч. в деревне Т РЫНТОВО мы видели, как ткут пол о ­
тенца и широкие половики -
кангас -
с националь­
ным геометрическим орнаментом, ткут на старинных деревянных станках, а пряжу сучат на изящном рез­
ном станке XIX века. Плавно опускаются ножные педали неуклюжего на вид ткацкого станка, и в такт им движутся горизон­
тальные планки -
ремизки, в глазки которых про­
пущены нити основы. В ловких руках мастерицы летает челнок, потом весомо хлопает деревянная пе­
рекладина, плотно прижимая друг к другу пряди уточной нити. И так раз за разом: шесть метров половика-кангаса в длинные дни крестьянской зимы, когда готовят приданое к сваАьбе. Может, и не быст­
ро идет работа, но зато кангас красив. ПОЛЕТ ИНЖЕНЕРА Повесть Ш этот ноябрьский ~ечер, накануне столь важ­
ного дня в моеи жизни, мы собрались с , приятелями. Был не роскошный, но продол­
жительный ужин. Говорили все больше о писате-
лях, таких, как фон Хейденстам, Левертин и Стринд­
берг, о деле Гюстафа Фрёдинга, о Бьёрисоне и Ибсене, потом разговор перешел на Нансена, а от него, естественно, на Андре. Двадцать первого августа завершилась великая норвежская полярная экспедиция. Три года «Фрам» дрейфовал во льдах, наконец бросил якорь в гава­
ни Тромсё, и в тот же день, 21 августа, Фритьоф Нансен, который пятнадцать месяцев шел через льды вместе с лейтенантом Юхансеном, вновь сту­
пил н а палубу своего корабля. А 24 августа в первом часу дня в гавани Тромсё стало на якорь еще одно судно, а именно «Вирго», приписанное к Гётеборгу. На борту «Вирго» нахо­
дились Андре, Стриндберг и Экхольм, с ними был 40 АВАРЕ ПЕР У n у фею н Д м А Н, w8e,qcKHIt пнсатеnlt разрезанный на секции и упакованный аэроста т. Четырьмя днями раньше они были вынуждены оста­
вить свою базу на Датском острове около Шпиц ­
бергена. Все газеты мира славили Нансена как героя, го­
ворил я. Его полярная экспедиция самая замеча­
тельная и самая успешная в истории, если не счи­
тать плавание Норденшёльда и открытие Северо­
Восточного прохода. Три дня студенты Христиании не переставали пить, ходили толпами по улицам, пели патриотические песни и требовали расторжения унии со Швецией, но сперва король Оскар должен воз­
вести Нансена в дворянский сан и присвоить ему титул графа или ярла. Иначе сложились дела у Андре, продолжал я. Он задумал и начал .самую отважную из всех по­
лярных экспедиций, хотел достичь Северного полюса на воздушном шаре. Его провожали как героя сперва стокгольмцы, когда он вечером сел на ноч-
ной поезд, идущий в Гётеборг, потом гётеборжцы, когда он утром 7 июня вышел из гавани курсом на Шпицберген. На Датском острове он проследил за постройкой эллинга, наполнил шар водородом и принялся ждать попутных южных ветров. У него был самый совершенный аэростат, какой когда-либо конструи­
ровался, предусмотрено все до малейших деталей. Весь мир затаил дыхание. Немецкие, норвежские, английские суда пришли к Шпицбергену и Датско­
му острову, чтобы туристы могли быть очевидцами старта. И все напрасно, говорил я. Даже гениальный инженер не может взнуздать стихии и заставить ветры воздушного океана дуть, куда ему нужно. Полярное лето коротко. К тому же страховые документы «Вирго» не позволяли суд­
ну задерживаться на Шпицбергене дольше 20 ав­
густа. И вот 24 августа 1896 года норвежец Нансен и швед Андре встретились в Тромсё на севере Нор­
вегии. Нансен добился успеха, говорил я, и теперь его знает весь мир. Весь мир, весь цивилизованный мир знал имя Андре, его планы обсуждались не только в Швеции, но и в Берлине, Вене, Риме, Америке, Париже и Лондоне. Но ему так и не пришлось обрубить при­
чальные канаты. Он потерпел неудачу. Никому не известно, о чем разговаривали между собой эти два незаурядных человека, один из ко­
торых прославился тем, что сделал, другой -
тем, что задумал. Мои друзья решительно осуждали поведение Нильса Экхольма. Нам уже подали кофе и пунш. -
Представляю себе, как тяжело и горько было им возвращаться в Швецию, -
сказал один из нашей компании, служащий строительного департа­
мента. -
Сначала уезжаешь, и вся страна про ВО­
жает тебя восторгом и ликованием, а возвращаешь­
ся в пустоту неоправдавшихся надежд и ожиданий. Он нуждался в поддержке, и от кого ее ждать, как не от своих товарищей и спутников. Стриндберг поддержал его, а доктор Экхольм оказался преда­
телем. Я попытался защитить Экхольма, хотя бы смяг­
чить излишне категорические оценки. На Датском острове выяснилось, что оболочка не такая уж герметичная, как уверял Андре. Это озна­
чало, что аэростат не мог продержаться в воздухе так долго. как было задумано. Оказалось также, что трение гайдро­
пов о лед и воду намного больше, чем рассчитывал Андре. Из этого следовало, что шар будет двигаться медленнее, и ему надо продержаться в воздухе гораз­
до дольше, чем намечалось первона­
чально. Все это вытекало иэ исследований, проведенных доктором Экхольмом при участии Стриндберга, профессора Арре­
ниуса и инженера Стаке, отвечавшего за водородную аппаратуру. -
Временные допуски были настоль­
ко большими, -
стоял на своем мой друг-строитель, -
что возражения Эк­
хольма выглядят неосновательно, даже наивно. Какая разница, может ли аэро­
стат продержаться в воздухе сто или пятьдесят суток, если практически мож-
Рисунки С. ПРУСОВ'" но достичь Северной Америки или Сибири самое большое через неделю после старта со Шшщбер­
гена? Я сказал, что Экхольм вовсе не требовал, чтобы шар мог продержаться в воздухе пятьдесят или сто суток. Но меня не хотели слушать. -
Я могу допустить, что он испугался, когда попал на Датский остров, -
заметил кто-то из ком· пании, -
испугался, когда увидел шар в эллинге, испугался, когда увидел легкую гондолу и ощутил ледяное дыхание полярного ветра, когда уяснил се­
бе, какие там страшные расстояния, и вдруг осо­
знал, что ледяная пустыня беспощадна. Словом, понял, что прежде он не понимал, за что берется. Все это я могу допустить и Простить. -
Но? -
вставил я. -
Ему понадобилось непременно защищаться, он захотел оправдать ~вою трусость. И решил напасть на Андре. Вот чего мы не можем понять и про­
стить. Он обвинил Андре в недостаточной компе­
тентности и небрежной подготовке. Экхольм не ушел без шума со сцены. Он многого боялся, но сильнее всего был страх перед судом потомков. И он стал предателем. Написал вероломные письма жертвователям -
Альфреду Нобелю и гётеборжцу Оскару Диксону. И настоял на никому не нужных официальных дебатах с Андре в Физическом обще­
стве. -
Двадцать шестого сентября, -
сказал я. -
В тот день, -
заключил мой друг из строи-
тельного департамента, поднимая свой бокал,­
стокгольмцы могли лицезреть двух в корне различ­
ных людей: большого человека и маленького чело: вечка. -
Возможно, он написал письмо также и третье­
му из главных меценатов, -
сказал я. -
Иначе говоря, королю. Да только монархи обычно молча­
ливы и сдержанны. -
Кстати, когда вы осуждаете доктора Экхоль­
ма, -
продолжал я, -
вы забываете одну интерес­
ную вещь. А именно, что с его выходом из игры освоБО,iJ.илась вакансия, теперь Андре нужно найти замену, третьего человека, который сможет поле­
теть с ним на следующее лето. Вряд ли найдется :;;~.~, .. ющих "p~, • 8ООДУ"' '''"'ДУ .,бом и 1) I ... \ Взбодренный пуншем, я составил спинками два стула, снял пиджак и взялся правой рукой за гну­
тые перекладины. После чего под аплодисменты присутствующих я сделал то, что гимнасты называют горизонтальной стойкой на одной руке. -
Сколько ты так можешь выдержать? -
спро­
сил кто-то. -
Смотря сколько мне будут платить за мину­
ту, -
ответил я. И добавил: -
Я отдал бы пять лет жизни за то, чтобы участвовать в полярном перелете Андре в следующем году. Кто-то сдернул с меня правый ботинок и пощеко­
тал мне пятку. Я потерял равновесие и соскочил на пол. Тут-то я и ушиб маленький палец, задев им полуоткрытую дверь. .из~нец распух, это смахивало на большой си­
нии нарыв. Все сулило раннюю зиму. Мостовые и тротуары покрыла пелена холодного снега, он поскрипывал под башмаками, колесами и полозьями. Небо было ясное, солнце не грело, над крышами домов сто­
яли колонны дыма. Нога болела, мне было трудно ходить, но я ни­
куда не спешил и даже мог позволить себе зайти в паноптикум на Кунгстредгордсгатан. Восковая фигура Андре всегда производила на меня странное, почти отталкивающее впечатление, несмотря на отмеченное прессой портретное сход­
ство: гладкие волосы с про бором над левым гла­
зом, твердые скулы, усы, закрывающие верхнюю губу и уголки рта, энергичный нос, нахмуренные брови, соединенные глубокой поперечной складкой на переносице. Панорама Андре была OT~pЫTa в паноптикуме три года назад, сразу после его одиночного пер еле­
та на аэростате «Свеа» В штормовой октябрьский день через Ботнический залив у Аландских ост­
ровов. На кукле была та самая одежда, в которой Андре совершил свой полет. Говорили, будто он продал ее и научные приборы, пострадавшие при бурной посадке, кабинету восковых фигур за тысячу с лишним крон наличными. В этот ранний час в паноптикуме было мало посетителей. Молодая девушка на контроле могла спокойно оставить свою конторку. Она подошла ко мне, приветливо улыбаясь. Да, совершенно верно, я не первый раз в паноп­
тикуме. -
Я все пытаюсь представить самого себя в виде такой восковой куклы в ту минуту, когда я -
или кукла -
водружаю шведскир флаг на северном продолжении земной оси, -
сказал я. Она рассмеялась. Потом смерила меJlЯ глазами и заявила, что такая кукла обойдется недешево. Воск стоит немалых денег, даже если подбавить в него сала и стеарина. Она явно не знала, как делаются куклы. Патентное патентов с прошлого кеберг. бюро, или Королевское управление и регистрации, как его именовали года, помещалось на площади Брюн-
Извозчики, ожидающие седоков, уже начали строить свою традиционную снежную хижину воз­
ле большой водоразборной колонки. Фундамент из 42 плотного снега был готов, и теперь они поливали его водой для крепости. Впрочем, они трудились без особого рвения, хорошо зная, что первый снег вернее всего быстро стает. В патентном бюро меня принял инженер по фа­
милии Кюйленшерна; он попр()сил меня подождать, так как Андре занят с другим посетителем. В пытливом взгляде Кюйленшерны угадывалось любопытство, и после обычных вступительных реп­
лик он спросил, не ищу ли я места. -
Да, в известном смысле, -
ответил я. -
Я ближайший помощник главного инженера Андре, -
сказал он, -
но я не СЛЫШ<lЛ, чтобы у нас открылись новые вакансии. Кюйленшерна проводил меня потом вышел, пятясь, и закрыл Инженер Кнют Френкель? -
Да, -
ответил я. в кабинет Андре, за собой дверь. спросил Андре. -
Садитесь, пожалуйста. -
Он указал ручкой на потертое, расшатанное кресло, стоявшее перед его большим письменным столом. Я сел. -
Прошу извинить меня, -
продолжал он, -
мне надо сперва сделать кое-какие записи. Это зай­
мет всего несколько минут. Он наклонился. Перо заскрипело по бумаге. Портретное сходство с восковой куклой в паноп­
тикуме в самом деле было очень велико, но я за­
метил также небольшие явственные отличия: сетка мелких морщин под глазами, поперечные складки на лбу, седые волосы, особенно на висках, слегка впалые щеки, кривая складка между ртом и подбородком, признак забот или обманутых на­
дежд, и очевидные следы усталости, которые за­
труднительно описать. -
у меня тут лежит ваше письмо, -
сказал он. -
Ваш ответ у меня здесь, -
ответил я, под-
нося руку к пиджаку слева, где скрывался внутрен­
ний карман. Последовала долгая пауза. Андре испытующе смотрел на меня, но совсем по-другому, чем Кюй­
леншерна. Он глядел мне прямо в глаза, неподвиж­
но сидя на стуле. Его лицо было очень серь~зно. -
Я долго колебался, прежде чем написать . вам, -
сказал я. Почему? Наверно, боялся отказа. Вы инженер? Весной этого года окончил Высшее техническое училище. -
Почему вы хотите участвовать в экспедиции? -1 Мне очень хочется быть в числе первых трех людей, которые ступят на лед Северного полюса. -
Других причин нет? -
Есть, -
ответил я, -
пожалуй, есть еще при-
чина. -
Какая же? -
В своем докладе в Академии наук в феврале прошлого года ГОСПОДИII главный инженер отметил, что дрейфующие льды и торосы в районе Север­
ного полюса практически непроходимы для пешего исследователя. Вот почему следует использовать аэростат. Но с другой стороны, если в силу каког.о­
либо несчастного случая придется совершить вы­
нужденную посадку .на льду, или в Сибири, или в Канаде, или в Аляске, мне кажется, я мог бы при­
нести пользу. -
Не люблю эту проклятую шведскую и немец­
кую манеру всех титуловать: «господин главный инженер» и все такое прочее, -
сказал Андре. -
я вырас в Емтланде. -
продалжал Я. -
Снег, лед и :vюраз мне привычны, и я ха:щл выше границы .1еса бальше, чем Фритьаф Нансен перед егО' знаменитым .1ЫЖЕ,>IМ переходам через матери­
кавые .1ЬДЫ Гренландии васемь лет назад. Пасле этага надалго вац"рилась тишина. Андре не отрывал ат меня вдумчивага взгляда. На стене пазади него внеела маленькая каРТИ:1а па:!, стеклам, в узкай чернай рамке. Бальшая тал­
па, ваздушный шар, здание с башенкаЙ. -
Первый палет аэрастата в Швеции, -
сказал Андре. -
Он састаялся в сентябре 1784 гада, шар сканструиравали баран Сильверъельм и прафессар Ви.1ьке. -
Присутствавали Густав Третий и кранпринц, -
дабавил я. -
На паследний трас пере резала кара­
лева. Шар приземлился где,та в шхерах, кажется, на астраве Вермдэ. Пассажирам была кашка, ана убежала в лес, и ее патам так и не нашли. -
Я купил этат рисунок в маленькай книжнай лавке на Вестерланггатан, -
абъяснил Андре. Шар был вадарадныЙ. Я сабрался с духам ивазразил: -
Это не рисунак. Эта гравюра. Мнагие припи· сывают ее Элиасу Мартину. Андре неатступна глядел на меня. -
Угаспадина главнага инженера, навернО', есть из кага выбирать пасле тага, как дактар Экхольм вышел из игры. Он аторвал ат меня взгляд, аткрыл дверцу ле­
вай тумбы стала, выдвинул ящик, дастал из нега папки, палажил на стал перед сабай и принялся их перелистывать. -
Пять дактарав филасофии, сказал ан, --
плюс адин прафессар, итага шесть гуманитариев. Пять афицерав разных радав вайск -
артиллери· сты, инфантеристы, маряки. Два инженера, а с ва­
ми три, инженер Френкель. Один капитан таргова­
га флата, адин лесничий. Да еще нескалька ина­
странцев. На ведь речь как-никак идет а шведскам аэрастате, и экипаж далжен быть шведским. -
Разумеется, -
сагласился я. Андре аккуратна слажил письма и папки и снава убрал их в ящик левай тумбы. Я был рад атдахнуть нем наго ат егО' испытующе-
го, придирчивого взгляда. Вы интересуетесь литературой? -
сказал ан. Немнаго. Занимаетесь живаписью? Нет. Музицируете? Никагда не прабавал. Я пабаиваюсь всех этих беллетристов, -
ска­
зал ан. -
Им нечегО' делать на палюсе. М
Ы молча дашли да кафе «Опернu"", 111М нас встретил чрезвычайна учтивый и предупреди­
тельный метрдатель. -
На улице халадна, -
сказал ан, -
а здесь, в пагребке, и вавсе чистая Арктика. НедавнО' при­
шел баран Нарденшёльд, теперь вот гаспадин глав· ный инженер. В самам деле, за адним из сталикав абедал Адальф Нарденшёльд в абществе маладай дамы и афицера. Нарденшёльд встал, ани с Андре пода шли друг к другу и сердечна паздаравались. Стая пасреди зала, ани прадалжали беседавать. Прачие пасети­
тели аткрыто или тайкам пасматривали на двух знаменитастеЙ. Разгавар велся вполгаласа, на я аб-
ратил внимание на финляндский акцент Норден­
шёльда I! лишний раз вспамнил, ЧТО' чела век, ко· тарый на шведекам судне, пад шведским флагам пабедил льды Севера· ВастачногО' прахада, родился и вырас в Гельсингфарсе как финляндский и россий­
ский гражданин. Метрдатель памешкал, патам подвел меня к ста­
лику на дваих. На мне был серый повседневный кастюм, и я не пабрился. Я впервые попал в кафе «Опернае». Профессор Норденшёльд вазвратился на свое ме­
ста, и Андре сел рядом со мной. -
Я ТО'ЛblЮ Ч'Ю гаворил вам, что всем этим бел­
летристам нечего делать на Северном полюсе, -
оказал он. -
Пожалуй, стоит ута'Чнить свою мысль. Кое-ктО' УПОрНО' твердит, что Андре пень, закосне­
лый инженер и техник. Андре НИКО!1да не читает стихав. А:ндре не вынО'сит музьпш. Бсли он и захо­
дит в оперу, то лишь затем, чтабы найти пороки в механизмах сцены. Если Андре ПОlКупает роман, то затем, чтобы подыскать новые примеры того, как индустриализм повлиял на речь. J;:сли он посе­
щает вернисаж, на следующий день в скандальной ХРОНlИlКе можно прочесть, что Андре .на выставке тщетно и,скал 'Чертежи новых сепарю'оров, турбин, электро'моторов и геадезических инструментов. Кое­
кто считает, что тварчеокое воображение может про­
Яlвляться только В литературе, житописи и музыке. Но кто из поэтов или живописцев обладал такой фантазией, мечтал так, как Иоганн Кеплер, или Га­
лилей, или НЬЮ110Н, или Польхем, или Пастер? -
Или Норденшёльд, -
доба'в'Ил я. -
Трудна назвать человека, кО'торый сыграл бы в моей жизни такую роль, как Норденшёльд, -
подХ!ва11ИЛ Анд'ре. -
Без его поддержки, без его содеЙС11В:ИЯ в Ака\дf'МИИ наук не было бы моей эк­
опедиции. Я отнюдь не презираю поэтов, художников и КОМПОЗИ'l'оров, -
прадолжал он. -
Я далек от то­
го, чтобы недооцеНИlвать их значение. Но иногда, нет, часто их занятия напоминают мне овоего рода филателию. Поч'товая марка может быть использо, вана для предназ'начеНlНОЙ ей цели только один раз. Четыре года назад Британский музей в ЛOlндоне полу'Чил по завещанию нtJоколbIКО килограммов по­
гашенных марок, собранных НeкJИIМ джентльменом по фамилии Таплинг. Коллекция была оценена в два МИЛЛИOlна Шlведских К!рОН. Мнимая цe'НlНocTЬ. Фикция. Андре заказал омары, четыре маленькие порции омаров, свежего ржаного хлеба и белого вина. Я весь день не ел ничего гарячего и предпо'Чел бы распраlВИТJ>CЯ с 'li'отлетой или добрым куском го,вя­
дины. -
Два м'иллиона кран, -
за,метил я. -
С дву­
мя МИЛЛiИlOнами КРОН в баН:Ire Нансен маг бы сна­
рядить четыре экспедиции, четыре раза вмерзнуть в дрейфующие льды ПОЛЯРНOIго ба>()сеЙна. Я не привык есть омары в оБЩ&l1ве и старатель­
но подражал Андре, глядя, как он разбивает панци­
рiИ и высасывает мясо. Мы СИД,ели рядом, а не наПрО11ИВ друг друга. Андре поднял свой бокал. -
И на эти же дены!1И можно было бы снаря­
дить от десяти до пятна.щцати воздушных экспеди­
ций на Северный полюс, -
сказал он. -
Я никогда не собирал марки, -
ответил я. Андре улыбнулся во вторюй раз за этот день. Он откинулся наз,ад,. поднял бр ОВIИ , и су'ро'вые складки вокруг его рта разглаДlИЛИСЬ. На усах поб.леСКИlвала капелька вина. 43 -
Но вам понятен ход моих рассуждений, инже­
нер Френкель? -
Не знаю. Возможно. -
Подумайте, -
продолжал он, -
вы хоть раз слышали о художнике или поэте, которому пришла бы в голову мысль лететь на Северный полюс на во­
дородном шаре? -
Нет, -
О'Гветил я. -
Чтобы додуматься до таК'ой превосходной идеи, надо быть инженером. -
Или бывшим зубным врачом, -
замети:л я. Андре уди.вленно взглянул на меня, пот.ом ра·ссме­
ялся, как будто услышал добрую шутку. Он явно не знал, что англичанин Генри К:оксвелл, К'ото·рыЙ был зуб.ным врачом, а впослеДСТIlliИ служил в прус­
ском воздухоплавательном корпусе, еще двадцать лет назад опубликовал подробные планы полярных путешествий на аэростате. 51 решил умолчать об этом факте. -
Жюль Верн написал роман о путешесТlВИИ на аэростате, К'оторое продолжалось пять недель, -
сказаi Андре. -
Его книга имела'сь в библиотеке «Фрама:.. Мне рассказал об этом капИ'тан Свердруп летом, когда .он сошел на берег Датского острова и я показывал ему мой шар. Тогда же мы узнали от нею, Ч110 Нансен начал овой переход по льду. На корабле читали книгу Верна и в долгие зимы фантазировали, что вот сейчас появится аэростат и кончится ИХ изоляция. Они не слышали о моей экспедиции. ЕсJ:tИ бы ветер не подвел, они, возмож­
но,в самом деле увидели бы шар, летящий над по­
ляр,ным м.орем. Пасле скуднога обеда Андре заказал две большие порции апельсиновога мусса и бутылочку хереса, а потам -
слив.очный торт И кофе сканьяком. Видно была, Ч'Ю ан ищет разрядки. Мне даже па­
казалось несколько раз, чта ан забыл о причине нашей встречи. Я услышал от него, что молодая дама за столом Норденшёльда скарее всега ега невестка Анна, дочь генерального К'онсула Дж. Смитта, овдовевшая два года назад. -
А лейтена:нт служит в Наррландском артил­
лерийском полку, -
сказал я. -
Я вырос в Эстер­
сунде. -
Ве,рОЯТJlQ, какай-нибудь родственник Нарден­
шёльда, -
отозвался Андре. -
Я ею не видел раньше. У меня хорошая память на лица. У лейтенанта-артиллериста было узкае лицо, вы­
с.окий лоб, коротка остриженные валосы, низко по­
саженные уши, маленький подБОР'Одак, закручен­
ные вверх усы, внимательные, чуть выпуклые глаза под тяжелыми веками, острый нос. Голас высоко­
мерный и, хат,я не грамкий, .очень ВНЯ11Iый. Держал­
ся он крайне саМ'ОУ'веренно н решительно. -
Я тоже до сих пор не видел его, -
сказал я. -
Правда, у меня слабая память на лица, на есть лица, каторые трудно забыть. -
На «Свеа:. Я паднимался .один, -
рассказывал Андре. -
Пан.еволе один. Шар был попросту мал для двоих. Иногда мне казалось, что он мал даже для однога человека. Поале моего последнего пе­
релета, кагда я за три часа с небальшим покрыл· .окола двухсот шестидесяти километров, «Свеа» больше похадил на сита, чем на аэростат. Эта было в марте прашлаго года, на земле лежал снег. Уже в первом полете я .ощутил, как это несподруч­
но -
быть в гондоле одному. В одиночку аэронавт не паспевает выполнять все необходимые научные наблюдения, а ведь талька они оправдывают такое предприятие. ОсабенlЮ трудно ему при взлете и 44 посадке. Я уже не говорю об управляемом шаре, с гаЙДlJOпами -
и парусом. На моем полярном аэро­
стате будет экипаж из трех чеЛовек. Паале первога же моего эксперимента на «Свеа:. летом 1893 года я понял, что настаящий полет, .от которого может быть толк, требует наличия в гондале трех чело'век. -
Знаю, -
ответил я. -
Я читал ваш отчет в трудах Академии наук. Три человека: штурман, наблюдатель и секретарь. Андре взял в рук;и рюмку сканьяком, сагрел ее между ладонями, паднял к носу и несколько раз медленно втянул в себя воздух. -
Тогда я был новичком, -
говорил ОН.­
НО я стоял на вернам пути. Да, на поля'рном аэро­
стате должно быть три человека. Однако не уз·кие специалисты: штурман, наблюдатель и секретагь. К:1'о-та из них выпалняет обязанности начальника, и перед каждым стоят четко обозначеНi!lые научные задачи. Но .они должны также уметь заменять друг друга, ведь невозможно всем троим непрерыв'но БОДРС11Вовать неделю или месяц, пока длится пере­
лет. Мне нужны два спутника, которые умели бы обращаться с аэростатом и управлять им, дастаТ'Оч­
ию знающие и внимательные, чтабы вести объеК'I1ИIВ­
ные наблюдения, умеющие вразумительно записы­
вать результат наблюдений. Еще они должны обла­
дать мужест,вом и силай воли. -
Я НИlюгда не поднимался на аэростате, -
ска­
зал я. -
На думаю, чта быстро сумел бы усвоить самые необ~адимые правила. За научные наблюде­
ння можете быть спокойны. -
Сила воли и мужество у вас тоже, несомнен­
но, есть, -
добавил он. Я поднял пузатую рюмку так же, как Андре, со­
грел ее в руках, падержал около носа и медле.нна вдохнул запах. -
Теперь послушайте меня, мой дорогой Френ­
кель, -
сказал ан. -
Слушаю. -
Я НИ1Каго не уговарИ'ваю лететь со мнаЙ. Я не уговарИ'вал доктора Экхольма, только предло­
жил ему участвовать. Он согласился. Перелет не состоялся. Мы были вынуждены вернуться. После возвращения он раз,ными спосабами выражал свое сомнение в том, что экопедиция воабще была осу­
ществима. -
Знаю, -
ответил я. Ацдре продолжал: -
Я не уговаривал его участвовать в экспедИl!,И'И и не уговаривал потом держать свое слово. -
Вое это знают, -
сказал я. -
То же моЖ'на сказать про Нильса Стри,ндбер' га. Я выбрал его из многих желающих. Вот уж кого не нужно было угава,ривать. Он вызвался дабра­
вольна. Тем не менее он в отличие от Экхольма онова и снова заявляет, что твердо намерен уча­
ствовать и в следующем году. Я не собираюсь ега угаваривать, если он за зиму или весну переду­
мает. На несКI()JIЬКО минут воцарилась пауза, ncжа Анд­
ре даедал свой кусок торта, вытирал губы и зака­
зывал новую порцию кафе и коньяку. -
Мае ходатайство абсолютно доброволь·ное, -
сказал я. -
Послушайте меня, дорогой Фреикель. Я про­
чел ваше письма, вы получили мой короткий ответ, сегадня мы встретились. К:роме того, я разиыми путями собирал сведения о вас. Мы сидели рядом друг с другом, Андре гово­
рил, обращаясь в воздух, при этом он то откиды­
вал голову назад, то опускал подбородок на же-
сткий воротничок С галстуком, то изучал прочих посетителей погребка прищурениыми глазами. -
Я готов включить вас в экспеди~ию третьим участииком, взамен доктора Экхольма, -
сказал он, не повораЧllIIваясь ко мне. Послюнив указательный начал водить им по краю пока не родился слабый, -
Но, -
добавил он. -
Какие у вас «но»? палец правой руки, он рюмки, круг за кругом, режущий ухо звук. -
Сегодня вечером мы не БУАt>М окончательно договариваться. Я даю вам два дiня на размыш­
ления. -
Мне не нужно двух дней. -
И все-таки я даю вам два дня на то, чтобы еще раз все обдумать, инженер Френкель. Или три дiня. Вы должны отдаlвать себе ясный отчет в том, на '11'0 вы идете. Его палец все БЫС'J1рее скользил по краю рюм­
ки. Губы раздвинулись в широкую улыбку. -
Вы должны ясно осознавать, что ваше реше­
ние есть ваше решение. А не мое. -
Разумеется. -
Обдумайте все, обдумайте еще раз, два раза, три раза. Мой полет -
дело рн<жоваННiое и опаанnР.. Решайте сами! Он предупреждающе поднял руку. -
Приходите ко мне послезавтра или через три дня, -
сказал он. -
За это время вы можете по­
лучить все нужные вам сведения об аэростате и техническом оснащении экспедиции. Получите их либо у меня, либо у господина С'J1риндберга. Или же у этого скептика, доктора Экхольма. Но непре­
MeНiНo продумайте все основательно. Вы должны отчетливо понимать, на что ндете. И отчетливо по­
нимать, что вы свободный челоБeIК и ваше решение есть решение свободного человека. -
В котором часу можно прийти послезавтра? спроанл я. -
«Нью-йорк геральд», -
продолжал Андре, большая америкаlнская газета, она принадлежит Джемсу Гордону Бен нету младшему, ;ыlнy Джемса Гордона ста,ршего, -
Э'I10 не тОт ли, -
сказал я, -
который послал Стенли в глухие дебри Афpo!fl(И? -
Он предложил мне сто тысяч шведских крон. если я возьму третьим сотрудника его газеты, Сто тысяч крон. Если сложить вместе все, что уже по­
трачено на экспедицию, включая стоимость аэро­
стата, эллннга, проезд на Шпицберген и обратно, не будет и ста тридцати ты·сяч. Я ничего не имею проти,в американцев, скорее даже уважаю их энер­
гию и технические достижения. Но экипаж швед­
ского полярного аэростата. разумеется, должен быть шведским. И я послал Джемсу Гордону Бенне­
ту учтивый отказ. Помолчав, Андре продолжал: -
Во время моего пер.вого полета вместе с этим бесподобным итальянским норвежцем Франческо Четти я наблюдал за самим собой. Я ни секунды не кюлебался, перед тем как заявил о своем жела­
нии прИ'нять участие. Я не ощущал никакой нервоз­
ности до старта, только обычное, нормальное волне· ние, которое человек всегда испытывает, когда его ждет что-то новое и важное. Поэтому я решил про­
вести самонаблюдение. Мне хотелось выяснить, бо­
юсь я или нет. Этот полет я считаю первым. Прав­
да, в Брюсселе, на выставке, я поднимался на ги­
гантском шаре Жиффара. Но то был привязной аэростат, который осторожно пускали на небольшую выооту, если ветер был не очень СИЛI:iНЫЙ. Аэростат Жиффара был рассчитан на двадцать пять тысяч кубических метров водорода, в пять раз больше мо­
его полярного шара. И в гондоле было человек со­
рок -
сорок пять, в том числе много женщин. Да, так вот: во время перелета с Четти четыре года назад я проследил за собой. Это было в августе. Дул слабый западный ветер. Шар был небольшой, от силы пятьсот кубических метров. Отпустили чал· КIИ, и МЫ пошли вверх. Собралась большая толпа. Помню обращенные вверх лица, как они быстро уменьшались, пока совсем не пропали. Я контроли­
,ровал себя. И убедился, чro дышу спOlЮЙНО. У меня не было сухости во рту, я не потел под мышками. Мы поднимались все выше. Я перегнулся через край гондолы и увидел Стокгольм -
улицы, площади, ДО.ма, острова, мосты и проливы. При этом У меня 'нисколько не кружилась голова. В моем сознании не было и намека на страх. И однако, не исключе­
но, что я все-таки боялся. Я обнаружил, что в на­
чале подъема ухватился руками за два из шести или ВОСЬМII:I ст.ропов, словно опасался, что они лоп­
нут и гондола полетит вннз, а я тогда удержусь за стропы. У меня пальцы побелели, так крепко я держался. Мышцы рук были судорожно напряже­
ны. Четти тоже следил за мной. Когда мы по пока­
занlИЯ:М далеко не надежного барометра достигли шестиоот метров, Четти сказал: «Господин главный ннж'енер очень споксоен, это зловещее спокойствие». Он прекрасно говорил по-норвежски, если не счи­
тать нтальянского акцента. Эти артисты воздуха, эти аэронавты-дельцы привыкли считать, что их пас­
сажиры должны быть поражены ужасом. Я с виду был вполне сП'окоен и уравновешен. Словом, я ра­
зочаровал Франчеoroо Четти. -
Свободный аэростат, как извес'tно, передвигает­
ся с той же скоростью, что воздух, -
продолжал Андре. -
Конечно, я об этом знал еще раньше, и все-таки полное безветрие в гондоле поразило меня. Флаг и украшающие шар цветные ленты ви­
сели неподвижно. Аэростат поднимался медленно, с равномерной скоростью. Мои органы чув·ств не воспринимали ни подъема, ни нашего движения на восток. Мной владело странное ощущение, от кото­
рого я ника!К не мог отделаться, будто шар стоит на месте, а земля под нами уходит вниз и вращает­
ся на запад. Четти посадил аэростат на лугу воз­
ле дворца Богесунд. Сразу после посадки при мчался на одноколке барон фон Хепкен. Он велел сво­
им людЯ1М помочь нам с укладкой оболочки и уго­
стил нас отличным обедом. В остроумной застоль­
ной речи он выразил сожаление, что может пред­
л'ожить нам всего-навсего фазана, который, увы, не залетает высоко. Мы долго засиделись в погребке. Андре выглядел усталым, наша беседа -
говорил преимуществен­
но он -
перескакивала с одного предмета на другой. Он не встал с места, когда уходил профессор Норденшёльд, только поднял руку в прощальном жесте. -
Помню, как «Вега» Норденшёльда подошла к Стокгольму, -
сказал он. -
Эro было в апре­
ле, шеС'l1надцать лет назад, величайший день в исто­
РЩl нашей страны. Двадцатью двумя месяцами раньше «Вега» начала свое плавание. Она просле­
довала вдоль берегов Норвегии, обогнула Нордкап, пересекла Мурманское море, миновала северную оканечность Таймырского полуострова, пробилась через все Восточно-Сибирское море, зцзимовала там, где пролив Лонга переходит в Берингов пролив, и наконец достигла Иокогямы на востоке Японии. 45 Там имелся телеграф, и Нарденшёльд см аг изве· стить весь мир а там, что Севера-Восточный прахад наканец пабежден. -
Я был тагда ребенкам, -
атозвался Я,­
на памню, как прачел в «Эстерсундспастен» о ваз­
вращении «Веги». -
Вам двадцать шесть. -
Через нескалька месяцев испалнится двадцать семь. -
А мне сорок два. Нарденшёльду было сарак пять, когда «Вега» подняла якорь. Он улыбнулся в третий раз за день, подазвал жестам афицианта, папрасил убрать чашки и каньяч­
ные рюмки и заказал бутылку партвейна. -
Обажаю портвейн, -
сказал ан и павернул­
ся ка мне, все еще улыбаясь. Вдруг я заметил странную асабеннасть его взгляда. ЕгО' зрачК'и дрожали, бегали из ста'Раны в сторону, часта-часта мелькая. Раньше я ЭТОГО' не видел, даже в его к!Онтаре, хатя мы там сидели друг против друга. Э11И бегающие глаза азадачили меня, и Андре так поспешна атвернулся, что я панял: ан заметил мае смятение. -
В ТаК'ио Нарденшёльда принял сам микадО' МУЦУХИТО', -
ПРОдiолжал Андре. -
Обратный путь длился палгада и стал самым далгим в мире три­
умфальным шествием. Впервые адин карабль аба­
гнул весь Евразийский кантинент. -
Может быть, наш шар долетит да Японии,-
сказал я. -
Вераятность ачень мала, -
атветил Андре. На егО' лице промелькнула улыбка. -Май дорагай Френкель, -
сказал ан, -вы уже гаварите «наш шар». Очевидно, вы тоже не прачь вайти вечерам в гавань Стакгальма, и чтабы вас ПРНlвеТСТВOiВали сатни тысяч л,икующих людей, сверкали фейерверки, гремели ПУШКJИ -
верно? Мажете не атвечать. ТаКJие мечты талька есте­
ственны для маладых людей. Они не пративопаказа­
ны и пажилым. Бсли перелет удастся, участникав экспедиции Андре, вазмажна, будут приветстваtвать еще гарячее, чем людей «Веги». Я кивнул. -
А почему? -
Он поднял рюмку с партвейнам. -
Патаму ЧТО' они пакорят Северный палюс, -
атветил я. -
Паслушайте меня. Онtи будут величайшими гераями нашего времени не толька ПО110МУ, ЧТО' пра­
шли над Северным полюсом, но и па110МУ, чro осу­
ществили невыполнимае. Ягаварю дастаточно па­
няню? -
Пажалуй, -
сказал я. -
Вам дается два дня. За эта время прадумай-
те все. н ачь, де н?, патом еще начь и, наканец, еще пач­
ти целыи день. Я хадил, прихрамывая, по улицам Сток,гальма. Я плахо спал. Лежал в постели при зажженнай лампе. Патолок был белый. Из Че'Гырех углав к се­
редине тянул ась сеть черных трещин, смахивающих на паУ'I1ИНУ. В углах ани были чеТКiие, ширакие, славна начерченные тушью, на дальше заметна сужались, разве11ВЛЯЛИСЬ и савсем пропадали, так и не встрети~шись в центре патаЛiКа. Я еще раз перечел книгу Нансена а егО' дыжна,м перехаде через материкавый лед Гренландии, этат замечательный рассказ о том, как осуществить не­
выпалнимое. 46 Гренландская экспедиция Нансена с самаго нача­
ла была абречена на неудачу. Упрямае безрассуд­
ство, безумная затея, ее автар савершенно не пред­
ставлял себе ИСТИННОГО' лица страшногО' края льдов и стужи, который он вздумал пересечь. Гренландия, несматря на путешествия Пири It Нарденшёльда, оставалась до Нансена страной не­
ведомогО'. И выхадит, в его неведении не была ничегО' оса­
беннога. КТО' мажет знать чта-либа па-настоящему о неизученном крае? Отсутствие знания было исхад:най предпосылкой экспещиции. КТО' станет рисковать жизнью для исследавания уже исслеДOlВанных материков? Нансен осущест,вил невыпалн.имое, совершил та, Ч'Ю считал ась обреченным на провал. Сходство между Нансенам и Андре была аче­
ВИдJным. Андре считал исследавание палярных абластей ес­
тественной задачей для шв'едов. «Норвежцы, -
писал Нансен в сваем письме нар­
вежокаму правительству девятью годами раньше, -
не онарядили еще ни одной арктической эк,спедиции. И Э11а несмотря на та, что нар,вежцы, без сомнения, лучше всех годятся для полярных исследований, об­
ладают наибальшими предпасылками к то'му, чтабы выноаить арктический климат». Нансен нахадился в том же положении, ЧТО' паеле нега kндре. Он маг выбирать себе спутников сре­
ДlИ многих ахотников. Всегда есть люди, гатовые взяться за та, что ка­
ж,е11СЯ невозмажным, неосущес'\1ВИМЫМ. Сорок кандидатов. Нансен рассказывает об этом наверху двенадцатой страницы своей книги; цифру «двенадцать» легко запомН'ить. И не талько норвеж­
цы, а и датчане, голландцы, англичане, французы. Он не уп'оминает о том, что был и один швед­
сюий ка'Ндидат. Может быть, письмо не дошло, может быть, он посчитал меня насталько молодым, что даже не за­
JOател отвечать. Мне было всего семнадцать лет. Пусть лед, пусть снег, на, ЧТО' ни говори, rpelH-
ландокая экспедиция Нансена была сухопутным пу­
тешеС'\1вием. Пра'вда, бальшая часть маршрута пра­
лег ала на вьюате дiBYX тысяч с лишнИtМ метров, при маюcrи:муме в две тысячи семьсот метров. Воздушная экспедиция Андре представлялась мне спокойным путешествием на вьюоте дiBYXCOT пяти­
десяти метрав над уравнем моря. Зачем? ВО' имя чего савершать далгие и бессмыс­
ленные странс'\1ВИЯ через меР11вое белое аРК11ическое безлюдье? ЧТО' ищет человек в ледянай пустыне, где человеку невозмажна жить? А Северный полюс? Что такае Северный палюс? Эта белая точка на белой пласкасти? Есть вапросы, катарые хачется назвать сугубо женскими. Страх пустаты, природа не терпит пустоты... Отвращение к пустате, ненависть к неве­
домому инеисследованному -
не типично ли это для мужчины? Я был инженер, челавек техники. Мои пазнания в латыни астались на уровне гимназии. Natura аЬ­
harret vacuum -
кажется, эта слава старика Ари­
стотеля? Хатя ан говорил па-гречесКiИ? ПРОС!НУТI>СЯ зимним утром В детстве, проснуться зимним утрам и увидеть на лугах и полях свежий, нетронутый снег. Одеваешься, выбегаешь, таропишь­
ся первым пройти по земле, ставшей вдруг дев­
ственна чистой. Разумеется, радость 01' МЫСЛИ, ЧТО' ты первым ступил на Северный палюс, еще не веский по'воll.. ИсследО'вание и наука. Как уже гО'вО'рилось, Че­
ловеку трудно мириться с неизвестностью. Еще не­
да'вно шел спор, представляет ли соБО'й Гре'нландия остров или часть АмериканскогО' матери~а. Норден­
шёльд пО'лагал, чтО' в глубине Гренландии есть ле­
са, Нансен дО'казал О'брат,нО'е. Теперь нам извес'ГНо, что полярный бассейн в самом деле бассейн, по­
крыто,е льдами море, а не вторая Гренландия. Од­
нако в этом море могут быть еще тысячи неО'ткры­
тых и неопи,са'Н!ных остр'овов. Но и наука, исследование тоже всего не исчерпы­
вают. Наверно, есть еще что-то, что не так просто определить. Норденшёльд приводит странный случай, который произашел вО' время ад'най из егО' давних зимовок на Шпицбергене. ОДIИ'Н' плотник, па фамилии Снабб, вдруг паКИНУ,1 лагерь и пошел через замерзший залив на север. Он шагал решительна и быстра, как будтО' спеШi(lJ куда-та па делу. ЕгО' окли'Кнули. Он не атазвался. Стреляли в ваздух из винтов~и; Он даже гало вы не па'вер­
нул, упарна продалжал шагать на север. Норденшёльд послал за ним вдоl'OНКУ двоих, на была паздна, ани не успели дагнать егО' до су­
мерек. На следующий день два часа шли па егО' следам, потом их замела метелью. Платник ушел на север. Он не вернулся. Эта было в 1872 гаду. Краткий рассказ прафессора Нарденшёльда а платнике Снаббе легко исталкавать невернО'. Эта рассказ не сталько о человеке, скалька а стране света, имя которай «Север». Н
аступил втарай день пасле маей встречи с Андре. Облачная пагада, юга-западный ветер, павыше­
ние температуры и нудный мелюий дождик. На плащади Брюнкеберг не была уже ни льда, ни снега, когда я вашел в здание Упрамения па­
тентав и регистрации. Как и ДlBa дня назад, меня встретил инженер Кюйленшерна, аднако на этот раз он держался скромнее и не дакучал мне вапр,осами. Он правел меня в камнату, где стояла три-четы­
ре кажаных кресла и кожаный д'НlBaH. Он предлажил мне га.'lландскую сигару и па,днес СГlичку. В камнате было два акна. У одного из них стоял молодой чела век с прямО'­
душна улыбающимися глазами, прямадушна улыба­
ющИ'мся ртам, прямодушна улыбающиrмися, закру­
ченными вверх усами. У него была юнашеское лица: чистый и гладкий лаб, никаких складак или морщин вакруг глаз, акруглые щеки, гладка причесанные воласы с пра­
бором, маленькие уши, энергичный, хотя и скашен­
ный подборадок. Улыбка егО' была улыбкой ачень маладаго чело-
века. Он падашел ка мне. Я встал. -
КНЮТ Френкель? -
спросил ан, падавая мне правую руку. -
Да, -
ответил я. Он мог не представляться, я узнал его лица па сотням партретав, напечатанных в газетах и журналах этага года. -
СталоначальН!Н1К Нильс ст,риндберг, если не ашибаюсь? -
сказал я. У него была маленькая узкая кисть. Он низка поклонился. -
Рад вас увидеть, инженер Френкель, -
атве­
тил он. -
Разрешите мне працитиравать адну ав­
стрийскую газету. «Чтабы задумать полет на Се­
верный палюс и абратна на аэростате, должно быть лиБО' дураком, либо мошенникам, либо шведом». Кюйленшерна расхохатался. Стриндберг выпрямился, па-прусски щелкнул каб­
луками. -
Итак, кто вы: дурак, мошенник или всего-на всего абыкновенный простоватый швед? -
Я рад с вами ПОЗНЗlюмиться, -
сказал я. -
Позвольте процитировать английскую газету. «Шведский народ, права же, чересчур честолюбив. Народ, который саздал сведенборгианизм и гётеборг­
скую лицензионную систему, может пазволить себе оставить ча,сть лаврав девятнадцатого столетия дру­
гому народу, пускай даже не столь отважному и славному, как сыны Тора и Одена ... » Я все еще держал руку Стриндберга в оваей руке. . Его лицо представляло собай, ЧТО' называется, сплошную по-детски открьгтую улыбку. -
Ни дypalК, ни мошенник, -
продалжал я. -
А всего лишь абыкновенный швед датскаго проис­
хождения, возможно проставатый, но скарее из­
лишне честалюбивыЙ. У Стриндберга бьыа совсем юное лицо, округлые щtЖи, никакlИХ морщин на лбу, вакруг глаз и улы­
баюШiИХСЯ губ. Мне были приятны его улыбка и веселый взгляд. ЕгО' маленькая юисть совсем пропала в моей руке. Неажиданно рядам с Нильсом Стриндберга~ воз­
ник Андре. Должно быть, он вошел в ту же дверь, что и я. Он поздоравался и сразу же бесстрастна осведа­
мился, обдумал ли я все как следует. -
Мое ходатайство астается в силе, -
отве-
тил я. Андре ЮИlвнул. -
Прекрасна. Тем временем Стриндберг сел в одно из Iюжа· ных кресел. Он был одет элега'н1'НО, поч'ГИ щеголе­
вато. Он чиркнул спичкой, я наклонился над его протянутай рукой и зажег сваю потухшую гал­
ланд'скую сигару. На лев'ам мизинце у него был массивный золо­
той перстень, галстук украшала булавка с крупной жемчужинай, черные туфли пачти савсем скрывалисъ гамашами из сераго сукна. Прик:уривая от предлаженнай И!М СПИЧКJи, я вдруг подумал, что он похаж на Оскара Уайльда. -
Я знал, ЧТО' вы придете сегодня; а не завтра,­
сказал Андре. -
Ват почему я пригласил Нильса Стриндберга. Он недолго ждет, ат силы палчаса. У Андре было лицо усталого человека. -
По существу, нам бы следО'Вало сейчас соста­
вить контракт, -
продалжал он. -
Но есть еще адна, не менее важнае дело. Какое? -
спросил я. -
Пайдем-ка в «Рунан» и побратаемся. Д
окта
р Экхальм больше не претендовал на уча­
стие в экспедиции. Я понимал, что вопрос -
кто взамен нега станет третьим участником -
касает­
ся не толька этагu третьего и двух остальных, а представляет немалый общественный интерес. Это была видно хотя бы па всевозможным домыслам, 47 которым преда:валась пресса после сентябрьского конфликта между Андре и Экхольмом. . И однако я недооценивал масштабы общественно­
го интереса. Первой новость опуБЛИlJювала «Афroнбладет», она гюддеРЖlИвала близюий Iюнтакт с Андре. 51 купил два номера газеты -
оМ\н для себя, другой для моих родителей. На следующий день я был знамеим-roстью. Все газеты Швеци'и, да что там -всей Сканди­
на,вин, писали обо мне, раосказывал.и, где и когда я родился, где учился, сообщали, что я жил в Се­
верной Швеции. Печатали мои фотографии и по­
хвально отзывались о моей личности, моем нраве и крепком телосложении. Еще через день я был известен во всем про-
свеще.нном мире. Газеты Германии, ФранцНlИ, Ита­
лии, ИОШI!НИИ, РОСОИiИ, Америки, БразиЛiИИ и прочих стран З8в.ерял:и меня в телеграммах, что Андре не мог сделать лучшего выбора и что они готовы запла11ИТЬ мне щедрый гонорар за путевые репор­
тажи, причем щедрость их будет особенно велика, если им будет предоставлено и'с.ключительное право публюювать мои репортажи. Стать предметом всеобщего внимания не за то, что ты сщелал, а за то, что готов сделать. -
Привыкнешь, -
сказал Нильс Стриндберг. Весной и летом было еще хуже. Мир сперва отнесся недоверчиво к планам Андре. Но затем поверил, окепсис сменился растущим доверием и энтузи­
азмом. В Стокгольме и Гётеборге нас про:вожали ка,к герое.в. Правда, скептики еще оста~аЛiИСЬ. Кое­
кто утверждал, что нельзя построить эллин г на го­
лых островах Шпицбергена, на полпути между Нордкапом и Северным полюсом. Мы построили элл.инг за три недели. Это был не толь~о самый се­
верный, но и самый крупный эллинг в мире. Это была не только самая северная постройка, но и са­
мое большое деревянное сооружение, какое я !Ютда­
либо видел, -
от осно.вания до стропил двадцать метров, выше шестиэтажного каменного дома. Кое­
кто утверждал, что практически невозможно произ­
вести на Шпицбергене потребные для аэростата ты­
сячи кубических метров водорода. Наш водоРOtдный аппарат действовал безупречно, и мы наполимлiИ оболочку меньше чем за чеl1веро суток. Мы постро­
или эллннг. Мы наполнили оболочку. Ряды скепти­
ков редели. Энтузиаз.м возрастал. Все шло, как бы­
ло рассчитано. Все. Только ветры ПОдiвели -
оим дули с севера, а .не с юга. Арктическое лето коротко. В 1896 году л ...... ие ae'l1pbI упорно дули с севера. Мы не смотлiИ старто­
вать. Но мы успели стать всемирно известными не за то, что сделали, а за то, что задумали сделать. Пятнадцатого августа Андре велел наточить боль­
шие ножницы, чтобы разрезать оболочку аэростата. Через пять дней разрезанный шар был упаlюван, как полагается, и уложен в трюм «Вирго» вместе с ГОНд'олой, гаЙдропами, сетью, паР)'1сами и коль­
цом. Двадцатого августа началось наше прискорб­
JЮe отступление. Это был тот самый день, ко:гда газеты всего мира возвестили в экстренных выпус­
ках, что «Фра м» и Нансен вернулись после долгого и успешного IJ!Oлярного странствия. Мы прибыли в Тром:сё. Никто не обратил на нас внимания, ведь там находн.лись Нансен и «Фрам». Мы ДRИНУЛИСЬ на юг вдоль норвежского побережья, где каждый город, каждый рыбачий поселок иетерпеливо жда­
ли Нансена. Мы прибыли в Гётеборг, там нас встречала горстка людей. Газеты были полны фо­
тографий и репортажей по поводу экспедиции Нан-
48 сена. Когда мы уезжали из Стокгольма, накануне нас принял король Оскар. Когда мы вернулись в Стокгольм, кюроль уже выехал в Христианию, чтобы rij)!иве:тствовать Нансена и его людей. Иногда мне кажется, что Андре ненавидит Нансена, -
ес­
ли толь&о он вообще способен кого-либо ненави­
деть. Но тогда у него была ПРИЧlI:На для благодар­
ности, ведь за триумфом Нан·сена прошла незаме­
ченной наша неудача. Теперь, через два месяца пос­
ле того, как схлынула нансеновокая горячка, публи­
ка вспомимла, что Северный полюс все-таки остает­
ся непокоренным. И публика знает, что финансовая сторона нашей новой попытки, назначенной на сле­
дующее лето, обеспечена пожертвованиями Альфре­
да Нобеля, Диксона из Гётеборга и некоего дирек­
тора Бурмана, которого я не знаю. Шведы думают о том, что у нас еще есть возможность добиться успеха там, где норвежцы потерпели неудачу. -
Я попытаюсь свыкнуться с тем, что стал зна­
менит аваноом, -
отве11ИЛ я. И онечно, у Андре были и противники. Один из них -
Георг Люндстрём, а попросту -
Ерген, из газеты «ФiиlrафО». Однажды, Jюгда Андре, Стриндберг и я BMt>cre обедаЛiИ в кафе, он подошел к нашему столику с РЮМIКой и бутыл~ой пунша. -
Летун Андре, -
сказал он, -
разрешите по.ме­
шать вашей трапезе? -
Уже помешал, -
ответил Андре, Ерген опустился на стул, подставленный услужли­
вым официантом. -
Тебя и Стриндберга я интервьюировал много раз, -
сказал он. -
СеЙча.с меня интеР'есуете вы, инженер Френкель. Я воспринимаю вас как этакого ура-патри.ота. Сперва победа при Нарве. Потом злоочастное поражение под Полтав,ой, Победа над Северным полюсом ДОЛЖ1на стать компенсаL\iией за Полтаву. -
Редактор Люндстрём однажды сам поднимался на воздушном шаре, -
объяснил Андре. -
Вместе с Феллером. Они упали. К счаcrью, упали в залив у Юроорде:на. С тех пор он не переносит воздухо­
плавателей. -
Ошибка, -
возразил tipreн. -
Я ничего не имею протиlВ тех, кто поднимается на аэростате с научной целью. Взять, например, ва·с, кандщдат Стриндберг. Вы физик и фотограф -
преюрасный фотограф. От ва·с можно чего-то ждать. Я снял бы перед вами шляпу, будь я сейчас в шляпе. А ты, Андре, ты нИ!Какой не аэронавт, ты летун. Стал воздухоплавателем, чтобы попасть в риксдаг. Но продвинулся не дальше СТОКГОЛЬМClКого муници­
палитета, да и то там не могли снести твоих бе­
ЗУМСТ.в. Северный полюс? Надеешься стать членом праВ'IIтельства? Называешь себя либералом, а на са­
мом деле ты краснее любого социалиста. Но нам не нужны к·расные члены правительства. Упрям и одержи,м навязчивыми идеями, словно марксист. Ветрогон на Северном полюсе? Никто не вернется Жiивым с Северного полюса. Туда тебе, красному, и дорога. Вот только жаль кандидата Стриндберга. У него есть талант. Газ·етчик поднял свою рюмку. -
Господин инженер-'технолог Френкель, -
го­
ворил Ерген. -
Вы обучены искусству проклады­
вать туннели, строить дороги и мосты, корпеть на поверхности матушк,И земли. За каким чертом по­
надобилось вам подниматься в воздух? На кой черт вам этот Северный полюс? Хотите воз~вш:нуть там памятник Карлу Двенадцатому? Знаете, какая мысль меня сейчас осенила? Это же первая чисто инженерно-географическая экспедиция. Затейщик и организатор: главный инженер патентного бюро. В гондоле: он же и еще один инженер-ветр-огон. Финансирует: инженер-химик-изобретатель Альфред Нобель, IЮТОРЫЙ давно ПРИ1ВЫК поднимать на воздух людей. Жаль только кандидата Стриндберга. Он талантливый фотограф. -
С тобой не соскучишься, -
скаЗil,l Андре. -
Раоокажи мне, -
продолжал Ерген. -
что де-
лают инженеры-аэронавты. когда падают в море? -
Они тонут, -
ответил Андре. -
Если море не замерзшее, -
добавил я. Н аш маленький отряд пополнился четвертым чело-
веком, Вильгельмом Сведенборгом. Он должен был следовать до lllпицбергена как запасной участ­
ник на тот случай, если Стриндбергу или мне в по­
следнюю минуту что-то помешает лететь. -
Всякое может случиться, -
говорил Андре.-­
Френкель споткнется на трапе и сломает себе вто­
рой палец, Стриндберг возьмет да простудится, а как раз в это время подует нужный ветер. М'не показалось, что Стриндберг удручен назначе­
нием запасного. На мой вопрос, воспринимает .-юи он это как знак недоверия к нему со стороны Андре, он оreеТIIIЛ отрицательно. Правда, Андре не хуже меня знал, что HiI Стриндберга с разных сторон оказывали давление, чтобы он 011Казалоя участвовать в экспедиции. Через несюолько дней я смог сообшить Стринд· бергу, что Сведенборг женат на дочери НОРД~l!шёль­
да 11 что его сделали резервным членом экспедИJ..1МIИ по настоятельной просьбе тестя. -
А вовсе не потому, что Андре (О':.Iнсвается в тебе или во мне, -
сказал я. В декабре Альфред Нобель умер в своем доме в Сан-Ремо. Прочтя об этом в специаЛJ)НЫХ выпусках газет, я поспешил в патентное упраlвление. Секретарша Андре фрекен Люндгрен (с прошлой зимы она с особого дозволения графа Хам.нльтона вела так­
же дела экonедиции) сообщила мне, что он KY;J:a-то вдруг ушел. Его не было в кабинете, пальто и шляпа отсутствовали на веша.lке. На следующий день около двенаДЦill1lI я отпра­
вился в его дом на Барнхюсгатан. Мне пришлось долго стучать, прежде чем за дверью послышались шаги и голос Андре осведомился, кто там. На нем был короткий халат, мятые брюки и шлепанцы. Все жилье Андре составляла одна-еДIfJ!ственная комната, в ней было тесно от мебели, стены закры­
ты книжными полками. Я впервые увидел его квар­
тиру. После долгого, томительного молчания он по­
прооил меня сходить в IЮНдJитерскую поблизости, принести кофе и хлеба. К:огда я вернулся, Андре уже успел пе'реодеться и привести себя в порядок. Неубранную постель он нак:рыл покрывалом с длинной бахромой. Одно ок­
но было раскрыто настежь. -
Ну, с чем ты пришел? -
спросил он. -
Ни с чем, прос11О так. -
Нобель еще неоколько недель назад перевел новый взнос на экспедицию, -
сказал Андре. -
Это я говорю к тому, чтобы ты не тревожился. Я простужен, -
добавил он. -
У меня мигрень. в.озможно, небольшая температура. Ничего серь­
езного. -
Вы с Нобелем были друзья? -
спросил я. 4 «Вокруг света» х. 9 -
Мы встречались много раз, -
отве-гил он. -
Знали друг друга. Но у Нобеля Не было друзей. Есть такие люди, всю жизнь живут без друзей. Ве­
ликие люди всегда одиноки. У Нобеля была тьма идей. Он спешил их запатентовать и завалил нас в патентном управлении работой. Из ста нобелев­
ских идей девяносто были чистым безумием. Из остальных десяти восемь далеко опережали свое время. И НaJюнец, две были гениальными идоста­
точно актуальными, чтобы создать одно из крупней­
шиlX состояний нашего времени. -
Он вложил большие деньги в твою полярную экспедицию, -
заметил я. -
Но не потому, что верил в ее успех. -
А почему же? -
Потому что это была попытка осуществить что-то новое. Первые попы11КИ неиз'менно терпят крах. За ними неизменно следуют вторые попыТIКИ. ОНIИ тоже терпят провал, почти неизменно. Но за­
тем, извлекая из неудач горькие уроКJИ, можно на­
щупать верные пути. -
Значит, Альфред Нобель внес средства на наш провал, -
сказал я. -
Нет. На предприятие, которое он считал обре­
ченным на провал. Андр,е встал, держа чашку ,в руке. -
Я мог бы отправить телеграмму, но раз уж ты здесь -
тебя не затруднит СХОДИ'ТЬ в патентное управле-ни,е и передать от меня, что у меня пр ОСТУ­
да, температура, и я смогу выйти на службу только дня через два? -
Разум,еется, -
сказа.л !I. Первого марта мы со Сведенборгом покинули СТОКГОЛJ)М и напраВИЛ1ИСЬ в Париж, чтобы встре­
титься с изготовителем аэростата Анри Лашам­
бром и под его РУ'КОВОДСТВОМ на практике освоить редкое искусство управления воздушным шаром. -
Мне надо бы о многом перег,овор'Ить с то­
бой, -
оказал я Андре перед самым отъездом. Он заметно осунулся за зи'му. Его волосы поре­
дели, явственно выделялись седые пряди. У-сы он отрасl'ИЛ так, что они закрывали не только верхнюю губу, но весь рот. -
Я занят по службе, -
отвеl1ИЛ он. -
Хода­
тайство Юхана Петтера Юханссона о регистрации патента на новые клещи и гениальный разводной ключ заботит меня в данную минуту больше, чем поля'рная эюспедиrmя. Он уроженец Смола'нда. -
Есть ряд деталей, -
продолжал я. -
Относит-ельно полета на Северный полюс? -
Я хотел бы их обоудщть. -
К:огда вернешься из ФранцИ'и и Парижа, сказал он. Перед отъездом из Стокгольма мы со Сведенборгом ПОЛУЧiИли аналогичные памятные записки от Андре касательно предста'вИ'телей газет и других органоэ печати: «Соблюдайте достаточную вежлИ'вость и предельную осторожность. Не отказывайте в интер­
вью. Поскольку интервьюеры никогда не знают то­
го, что уже известно, не бойте-сь снова и снова по­
вторять все сказанное ранее. Не опровергайте слу­
хов без крайней надобности». И далее: «Прибыв в Париж, расспрашивайте обо всем, что относится к управлению аэростатом и к полярным областя.м, не только о том, чего не понимаете, но и о том, что вам кажется понятным. Вопросы -
всегда отличный способ расширить СВ'ОIl познания». Продолжение следует Перевел со шведского Л. ЖДАНОВ 49 ~~\.t!it",.,}:;:)~~'~h ~f,iiitf.,,~?y;!~.q~~~}).I1,~~ .....-;.. ~'L -kJi'~JJt;';/J~Z'aJ\-~У.L1.'~Л'1:1 ~'~1J.J.~ ~r1-'i1t~= J?('~.r')'.~~; ; .л.Ueit!:f=и,~~, .. ,fid ~F)I 1f1)1t\I. ~~.J'';.~ ~ tt.2.':L-,t 4:,~ ''i>'~)"",,~ I'~' ;.~ ~ ~.t/~\~)";:"~Jд,\~4}JАА 1.Jr..~ ~·.L.li 'i n).LJ~t ~:t.~~ J-;P!,"j 1:~ . Н 1·)'~:f~ 1:r~~~~~!i::~\L~~:~)1~,~ J!:~r~nv,р...~\Ф4Jt-~~~JЛ ",: -.-'''~i ~ 4 -iP)~j'!t /~~~~~ "T"Y"'fif:;-
~.:r~~"-t~, \~6.; 'ii12.:t17
DV1
p :.:-
~ tl~~ ~$~ ~P~~~~~!iIL'~d) · t~~~~"'* ~ ·· ~~~i ~ ~~.i~~ /~ I ,t-*J1 t · ~~jl_M J UП1?~ 1t~".иqЩ ~'.JI J t~~ 4Jt)f'~7t ... t .. &а ~~Г , ' 1f': '. . ! ~ f~~Я,J~ ~~= .. 1'j:;;:'А.f...t""~~,,\.~-· <с·.,...:= • .:.J'r6'" Отдел Древнего Востока Государ­
ственного музея нзобразительных нс­
кусств имени А. С. Пушкина в Москве по праву счнтается одням из ведущнх научных центров советской и МНРО­
вой египтологии. И те папирусы, ста­
туи, надгробные стелы, маски, произ­
ведення древней жнвописи, керамика, изде.лия из стекла и металла, что вы .. стаИJlены в залах, -
лишь малая часть сокровищ, собранных в музее. По просьбе редакции научный со­
трудник ГМИИ, заслуженный работ­
ник культуры РСФСР, кандидат ис­
торических наук Р. РУБИНШТЕИН рас­
сказывает о некоторых памятниках древнеегипетской культуры, что хра· нятся в фондах музея. « Я провел 29 дней в гавани ••• Бнбла, и правитель еже-
дневно посылал ко мне начальника гавани с прнказанием: "Удались отсюда,>. Я погрузнл все, что мне при­
надлежало, на корабль, который отправлялся в Егнпет, и ожидал наступления темноты. И в то вре­
мя, когда я находился на корабле, пришел ко мне начальник гавани и сказал: "Останься до завтра. Так повелел повелителЬ». И вот, когда наступило утро, привели меня во дворец на берегу моря. Я нашел правителя в поме­
щении сидящим спиной к окну. И волны великого Сирийского мо­
ря бушевали позади него. Я сказал ему: "Да возлюбит тебя бог Амун!» Он спросил меня: «Сколько времени прошло с тех пор, как ты покинул место, где пребывает Амун?» И я ответил ему: «Пять месяцев и один день до сегодняшнего дня» . ... Осенью 1891 года около мес ­
течка Эль-Хибе в Верхнем Египте был найден в земле глиняиый со­
СУд, в котором лежали древние папирусные свитки. Несколько свитков купил русский египтолог Владимир Семенович Голенищев и вскоре опубликовал их переводы. Все свитки были частью единого повествования, текст которого ока­
зался настолько удивительным, что до сих пор исследователи спорят не только по поводу отдельных «темных» мест, но и о том, что же такое оно вообще. Голенищеву не удалось собрать полностью все фрагменты папиру­
са -
конец его утрачен, местами текст безвозвратно испорчен. Од­
нако содержание папируса доста­
точно ясно, и о том, что написано на исчезнувших кусках, можно до­
гадаться. Примерно в 1060 году до нашей эры главный жрец бога Амуна в Фивах Херихор послал жреца Ун. Амуна в финикийский город Библ Погребальная картонажная мас­
ка -
двойник души «Ка», 111-
11 вена до нашей ЭРbl. Фрагмент папируса Ун-Амуна. ФОТО И. НЕВЕЛЕВА ИЗ ФОНДОВ МУЗЕЯ за строевым лесом для сооруження священной ладьи. Ун-Амун отправился из Фив, имея при себе рекомендательное письмо и серебро для покупки ле­
са. Но когда он проезжал дельту Нила, ему по неизвестным причи­
нам пришлось отдать письмо пра­
вителю дельты Несубанебдеду, а серебро похитил человек, бежавший с судна на стоянке у города Дор. Правитель Дора отказался возмес­
тить украденное, так как было не­
ясно, кто по хит ил серебро -
жи­
тель Дора или египтянин. Ун-Аму­
ну пришлось покинуть гавань, не имея уже не только письма, но и средств для покупки леса. Однако он продолжал двигаться на се­
вер к Библу. Следующий фрагмент сильно по­
врежден, но из сохранившихся от­
дельных фраз можно установить, что Ун-Амуну удалось кого-то ограбить -
захватить тридцать де­
бенов серебра -
и отправиться дальше. Наконец через четыре ме­
сяца после выезда из Фив он до­
стиг Библа. И тут начались иовые неприят­
ности. В течение двадцати девяти дней Ун-Амун оставался в гавани, ожидая, когда его впустят в город. Ежедневно к нему приходил по­
сланный от правителя Библа Че­
кер-Баала с требованием покинуть гавань. На двадцать девятый день Ун-Амун уже собрался отплыть на судие, возвращавшемся в Египет. И именно в втот день он получил приказание остаться и явиться во дворец правителя. Чекер-Баал по­
требовал от У н-Амуна рекоменда­
цию. Увы, письмо было отдано Не­
субанебдеду, и Ун-А муну СТОИЛО большого труда убедить правителя в том, что оно действительно суще­
ствовало. Тридцати дебенов сереб­
ра оказалось слишком мало для уплаты за лес, повтому пришлось отправить в Египет человека за до­
полнительными средствами. Спустя некоторое время из Егип­
та прибыли сосуды с золотом и се­
ребром, одежда из царского полот­
на, папирусы, бычьи шкуры, кана­
ты для судов, чечевица и рыба. Тогда Чекер-Баал послал триста че­
ловек рубить деревья и триста бы­
ков, чтобы вывезти лес в гавань. Наконец Ун-Амун отправился в об­
ратный путь. Он находился еще в открытом море, как вдруг разра­
зилась буря. Ветер прибил судно к берегам острова Аляшии. Здесь папирус обрывается, и ко­
нец его неизвестен. Надо думать, У н-Амун все же благополучно вер­
ну лся домой, так как до нас дошло его сочинение ... Египетские экспедиции в Фини­
кию за деревом известны еще со времени древнего царства, с III ты­
сячелетия до нашей эры, и поэто­
му само путешествие У н-Амуна в Библ ничего удивительного не пред­
ставляет. Но приключения У н-Аму­
на, географические описания зе­
мель, городов и народов, увиден­
ных в пути жрецом из Древнего Египта, сведения о политической и деловой жизни конца 11 тысячеле­
тия до нашей эры -
все это име­
ет огромное значение для науки. Достаточно сказать, что «Папирус Ун-Амуна» едва ли не единствен­
ное дошедшее до нас описание фи­
никийских городов }(I века до на­
шей эры -
оно составлено ·почти на шесть веков раньше Геродот о­
вых рассказов о Финикии. В па­
пирусе упоминается гавань Дор, о которой почти ничего не известно исследователям, и племя чекер, о происхождении которого до сих пор ведутся споры. Папирус сви­
детельствует о том, что в те вре­
мена влияние Египта среди стран восточного побережья Средиземно­
го моря было чрезвычайно велико. Ун-Амун во время путешествия обходился без переводчика -
по­
видимому, тог да древнеегипетскиi! язык был языком международным. Кроме того, У н-Амун приводит слова Чекер-Баала, которыми ·l1ра­
витель Библа как бы признает «первородство» Египта среди дру­
гих стран: «Амун ,создал все страны. Он создал их после того, как раньше всех он создал Египет, откуда ты пришел. Ведь искусство вышло из него, чтобы достигнуть моего местопребывания. Ведь наука вышла из него, чтобы достигнуть моего местопребывания». А ес­
ли учесть, что папирус У н­
Амуна уникальный, то есть нигде нет ни одной его копии, то ста­
нет ясно, какое огромное значение имеет этот текст для историка. Но что же такое это повество­
вание -
официальный экспеди­
ционный отчет или одна из древ-
нейших в мире приключенческих повестей? На это однозначного ответа до сих пор нет. Дело в том, что сугубо деловые сведения папируса, приличествующие, казалось бы, только официальному отчету, пере-
межаются с «приключенческим жанром», создающим впечатление, будто перед нами настоящая при­
ключенческая повесть. Исследования папируса продол­
жаются. В последнее время боль­
шинство египтологов, советских и зарубежных, склоняются к мысли, что это -
официальный отчет кон­
кретного исторического лица о вы­
полнении конкретного поручения, ... которыЙ автор сознательно изло­
жил в форме приключенческой по­
вести. • Несколько тысячелетий иазад умер египтянин по имени Нахт. В гробницу, сделанную задолго до его смерти, жрецы поставили сар­
кофаг Нахта, и главный жрец .. ;)-
вершил над мумией умершего мно­
жество сложнейших магических об­
рядов, которые должны были воз­
родить Нахта для вечной жизни в загробном царстве. Произнося та­
инственные заклинания, он при­
касался волшебным жезлом ко рту, глазам и ушам покойного: глаза должны были открыться, чтобы ви­
деть, уши -
чтобы слышать, рот -
чтобы говорить и есть. На лицо мумии положили кар­
тонажную, ярко раскрашенную мас­
ку, которой мастер придал порт­
ретное сходство с умершим. Эта маска тоже была магической -
она была как бы двойником его души, именуемой «Ка». Двойник души Нахта в загробном царстве должен был соединиться с его телесным двойником -
специально изготов­
ленной статуей, которую тоже по­
местили в гробницу. В гробницу положили также все, что сможет пригодиться для жиз­
НИ в загробном царстве Осириса. И рядом с украшениями, посудой, предметами быта, оружием, драго­
ценностями жрецы положили ма­
ленькую статуэтку из обожженной глины. Глиняный человечек был за­
пеленат, как мумия, но лицо и ру­
ки его были открыты. В руках, скрещенных на груди, чеАовечек держал кирку и мотыгу, а. за спи­
ной его висела корзинка Аля зер­
на. На одежде статуэтки были .вы­
ведены иероглифы: «Осирис Нахт 1, говорит он: «О, этот ушебт.и, со­
творенный для Нахта, если Нахт будет призван, если он буде'!' при-
I В Древнем Египте перед именем умершего всегда ставили ИМЯ Осириса. тем самым как бы уподобляя его богу. 51' числен ко всяким работам, произ­
водимым в загробиом царстве, что­
бы выполнять обязаиности -
сде­
лать цветущими поля, орошать землю, перевозить в лодке песок с запада на восток -
« Вот яl» -
ска­
жешь ты ». Что же снмволизировала эта гли­
няная скульптур ка, «этот ушебтн, сотворенный для Нахта», н что означает надпнсь на его одеждах? Сотнн тысяч таких человечков, открытых в древиеегипетских по­
гребениях, храиятся в музеях ми-
ра. Само название их -
ушебти -
по-древиеегипетски означает «от­
ветчик». А нз текста, который поч­
ти всегда сопровождает ушебти, ясно -
перед нами тот, кто дол­
жен в загробном царстве Осириса выполнять от имени своего «вла­
дельца» все необходимые работы. Египтяне представляли загроб­
ный мир точной копией земного. На земле правил фараон -
в за­
гробном мире царствовал Осирис. Все подданные фараона выполняли повинности на царских работах, царскнх полях -
все умершие обязаны работать на полях Осири­
са. В царстве фараона егнпетская знать свои повинности переклады­
вала на слуг и рабов, но в цар­
стве Оси риса все работы должен выполнять сам покоЙныЙ. Однако нелюбовь к царским по­
винностям на земле была так ве­
лнка, что египтяне придумали спо-
Деревянные, глиняные, каменные работннкн-ответчики царства осирнса. соб, как избаВИТЬС1l от работы в загробном мире, изобрели ушебти, которые при помощи магии «долж­
ны » выполнять за покойного его обязанности. И кто бы ни БыIл покойный, богатый или Qедный, каждый стре­
мился « переложить» на плечи ушебти « предстоящие ему» непри­
ятные повинности и поетому ста­
рался как можно больше человеч­
ков поместить в свою гробницу. В одной из древнеегипетских гроб­
ниц нашли 403 статуетки. 365 фигурок собственно самих ушебти -
по одному на каждый день (египетский год имел 360 дней плюс пять дней вне года). Для такого количества «работни­
ков» потребовалось 36 десятников­
надсмотрщиков, один главный над­
смотрщик и один писец. Писец си­
дел в обычной для него позе на скрещенных ногах с развернутым папирусом на коленях, на папирусе написано число 403. Надсмотрщи­
ки стояли с бичом в руке. Большинство ушебти, хранящих-
ся в фондах музеев, сделаны явно наспех, ремесленнически грубо, но в некоторых гробницах вельмож, высокопоставленных чиновников археологи нашли подлинные про­
изведения искусства. И ког д а вглядываешься в деревянные, гли­
няные, каменные лица таких ушеб­
ти, видишь в НИХ то изя ­
щество и твердость руки ваятеля или резчика, что восхищает в из­
вестных всему миру шедеврах мо­
нументального искусства Древнего Египта. ГЕОРГ ДАЛЬ с НЕБА НА ЗЕМЛЮ С ловоы «ангостура» в Колум­
бии обозначают узкое место на реке, теснину, и этот участок вполне отвечал своему названию. Русло становилось все уже, его стиснули крутые склоны, даш,­
ше их сменили отвесные стенки. Ск ал ы были отполированы водоii много выше теперешнего уровня реки. Сразу видно, как сильно разливаетс я Гуаяберо, когда в го­
р ах идут ливни. Сейчас, в засушливый сезон, вода была прозрачная, хорошо о к о н ч а н и е. В п е рв ой ч ас ти, нап е ­
ча тан н о й в N'l 8 «Вок р у г све т а». шв ед­
с кий писатель Г ео рг Даль ра сс ка з ы ­
вал о по след н ем путеш ес твии по джу нг ля м I(олумбии. гд е он пров ел лучшую пор у свое й жизни. Це ль ю экс­
п едици и была П Оll мк а Гlfгантской ана ­
КОН ДЫ. видпы черные каыни и топля ­
ки -
палисадос; кое-где целые деревья, принееенные сюда в раз ­
гар дождей, застряли в щелях между плитами. Не доходя пер ­
вого порога, мы пристали к бе ­
регу, чтобы осмотреться. Скальные уступы 'стискивали ненящийся поток, загоняя его u желоба, где из клочьев пены торчали каменные глыбы, словно зубы дракона. Пороги чередов а­
лись с заводями, посмотришь -
тишь да гладь, но вот снизу про­
парывает воду серо - ч е рная коря ­
га, делает несколько быстрых оборотов и снова проп адае т. Да, такая штука запросто может про­
бить днище ЛОДI<И. Не одну ТЫСЯ'IУ километроu прошел я по южноамериканским рекам, и были среди них доволь­
но буйные, но мне никогда не до'водилось иметь дело с таЮIМ монстром, как эта ангостура. Мы сразу убедились, что фор ­
сировать пороги на лодке н е ЛЬ З II. Придется разгрузить ее, вещи перенести по берегу, а затем по ­
пытаться провести пирогу на пе ­
ревках. К сожалению, не все вещи можно было тащить через здешние камни. Решили бочки с горючим и другие тяжести о с та­
uить на борту; наиболе е уязви ­
мое и ценно е имуще с тво пере ­
несем н а себе. Привязав покрепче груз в е рев­
ками и лиан а ми, мы повели лодку вниз по бурной стремни ­
не. Матеито сбросил свою лата­
ную ев ропейскую одежду и шел босиком, в одной набедренной повязке. Вряд ли нам удалось бы СП[JаUИТЬСЯ с ТaIЮЙ задачей без этого золотого ч еЛ ОВ()l{а. Вот он, 55 поднявшись на скалу, руководит, выбирает единственный проходи­
мый желоб, а вот уже стоит вме­
сте со всеми по пояс 8 воде, и жилистое тело изогнулось ду­
гой ... Мы трудились усердно, как бобры. Тянули, толкали, дергали, тащили. На иных участках уда­
валось продвинуться за час от силы метров на сто. Л стоял по грудь в воде, су­
дорожно сжимая борт долбленки окровавленными ладонями. Тече­
ние здесь было не такое стреми­
тельное. Л напрягся, приготовИIВ­
шись толкать лоДI{У да;rlьше. Кто­
то взял меня за кисти. -
В лодку, профеосор, -
до­
несся откуда-то И:Jдалека голос Луиса. -
Ниже иоротов можно и на пирвиий пасКоЧИТЬ. Фред бун'Вал:ыно выдернул меня из реки. j{ сел па дно пироги, мRшиналыIo В3ЯЛ черпак и при­
,нпся вычерпывать воду. Лунс, Мате ито и Карлос Альберто rpеб­
ли. Лодка обогнула скалу и от­
кръmся вид на широкий плес. Лркое cOJIНцe, речной простор, н никаких порогов. Никаких поро­
тов\ Пляжи, галерейиые леса, ни о~ой скалы. Цапли стоят иа бе­
регах, в воздухе летают утки. А вон и индеец дожидается. Мы подошли к берету, устано­
вили мотор, Луис дернул стар­
терный шнур. Мотор подавился кашлем, потом родился ровный рокот. Мы слушали еro, как лю­
битель музыки слушает БеТXDве­
на. Этот звук был словно бы окончательным, неопровержимым доказательством тото, что пороги антостуры остались позади, мы вышли на просторы Гуавьяре. Да, это уже дрyrая река ... Едва ли не самый приятный момент в таком походе -
это котда можешь себе сказать, что труднее уже не будет, дальше все пойдет леrч:е. Сейчас мы во­
всю наслаждалИiСЬ этим мо­
ментом. На друroй день рано утром, спустившись к воде со спинвив­
том, чтобы добыть что-<Нибудь на завтрак, я застал там Фреда. Он уже- сидел на большом камне и созерцал реку. -
Котда я умру 11 попаду на небо ... -
сказал терпетолог. -
Ты что это хихикаешь, гроза шелешперов? Так пот, нотда я умру и, конеЧIIО же, и()наду на небо, я сяду там Пil таком же удобном камне, а какой-нибуАЬ сма8JIИВЫЙ смyrлый анге;rоЧt)К будет варить мне кофе и подно­
сить сиrареты. И буду я сидеть и смотреть сверху на некоторых моих знакомых -
как эти жал­
кие JlИ1JИОСТИ ЖИJIЫ из себя мо-
56 тают, тащат лодки, вроде как мы вчера воломи, но только тащат их с полным грузом\ .. СУПАИ ИМА Розыск БOlIЬШОЙ анаконды идет ПOJIным ходом. Вот уже третий день мы прочесываем местность, после тоro как Матеито в десяти минутах хода от нашего лагеря обнаружил след супаи има (боль­
шой анаконды). Сколько проходит анаконда за ночь? В какой мере она привяза­
на к определенной территории? Мы знаем, что она ведет пре­
имущественно водиый образ жиз­
ни, но как далеко и на какой срок удаляется она от своеroво­
доема? Может быть, у нее не­
cКOJIЬК<' своих водоемов? Трудно переч:ислить все то, чего мы не знаем о самой крупной в мире ВОДИlЮй змее. Найденный нами след, попет­
ляв в ,IССУ, привел к речушке и здесь оборвался: анаконда ушла в воду. Мы прошли вдоль при­
тока три километра вверх по те­
чению, до тото места, тде русло перегораживают СЛОЖlНые пороти, но дрyrих следов обнаружить не удалось. Разумеется,это бъmо все равlЮ что искать Иl'OJIКУ, да не в O):IJIIOM, а в нескольких стогах сева. Даже зоркий индеец ТИlНИ­
туа не сыскал никаких приава­
ков супаи има. Может быть, анаконда притаи­
лась в самой речушке? 3абра­
лась в нору и лежит там. Конеч­
но, такой змее нуЖ!Ва не малень­
кая нора, но ведь убежища, ко­
торые отрывает себе в берегах крокодил, достаточно велики \ Да, она могла просто нырнуть и лечь на дно. Сколько часов про водит анаконда под водой? у рептнлий жизнеивые процессы протекают куда медnешее, чем у теплокровных. Особенно котда они отдыхают. Даже Фред, кое­
что 8IНающий о змеях, не берется сказать тут что-<нибудь опреде­
ленное. Нам остается только га­
дать и придумывать различные гипотезы по п_воду тото, что может и чеro не может анаков­
да. Цскать. Искать. Вечерами мы обсуждаем вол­
,нующий нас вопрос: в самом ли деле исполинская анаконда (если правомерво говорить о таком под­
виде) настолько редка? Или нам просто не везет? Почему нам до­
ныне не попадаются молодые ана­
к()Вды? Может, пока ови не вы­
растут, у них есть в природе свой враг -
какой это враг? Может, они в этом возрасте ведут скрыт­
ный образ жизни? Утром третьето дня Фред вме­
сте с нашими тремя спутниками опять уходят вверх по реке. Они решили подняться еще на два­
три километра к северу. Фред и Карлос Альберто обследуют один берег. Луис Барбудо и Матеи­
то -
друroй. Ивнуревный странствиями и поисками, я остаюсь сторожить лагерь. Идти с ними нет смысла, я буду им только помехой. Проводив друзей, достаю меЯКОllчеи­
стую сет" и црииимаюс" за сбор об­
разцов. Никто еще ие изучая меякой ихтиофауаы зтой реки. Вообще, о ры­
бах бассеllиа ОРИИОIIО известн!! пора­
зитe.n"но маяо. Хорошо, есяи ученые успеют открыт" и описать все виды ран"ше, чем оии бу,ll.уТ истребяены. А такаll опасиост" ест", есяи вспом­
НИТ", как поступает со средой чеяовек, не ВООРУЖИВШИС" иадяежащнми био­
яоrическими зиаИИIIМИ, не УIIСНИВ себе ПРИРО,ll.ных взаИМОСВllзеЙ. Может быт", в конечном счете удаСТСII разумно решит" гнrантскую пробяему снабжении быстро растущеro насe.nенни Южной Америки. Мне же пока остаеТСII тоя"ко брат" образцы в зтой и ,ll.руrих речушках и заспирто­
выват" их ДЯII ПОCJIе,ll.ующеro опре,ll.е­
яеНИII. Да, ПРИХОДИТСII убиват" меяких ры­
бок. Конечно, куда ПРНlIтнее быяо бы занитьси, скажем, ЗТOllоrией -
мояо­
,ll.ой наукой Коврада Лоренца и Нико Тииберreна, котораи иссяе,ll.ует пове­
,ll.ение животных и ero прнчины. Быт" может, она ПОЗВОJlИТ нам яучше по­
НIIТ" самих себи, вед" наше родство с животными предками несомненно. ГЯIIДИШ", преуспев в вовой науке, мы наУЧИМ!:1I не стоя" зверски обращат,,­
си ,ll.pyr с дpyroM, •• Но пока наши познаНИII в система­
тике страдают зииющими пробe.nами (о птицах в зтом смысяе мы знаем почти все, зато СКОЯ"КО еще неизвест­
но о рептияиих, рыбах и мноrих дру­
rих ОТРИ,ll.ах); даже обыкновенный коя­
JleKТOp, вооруженный сет"ю и ружьем, может принести пояьзу в пяохо изу­
ченных тропических районах. Система­
ТИllа так же необходима, как нужна азбука дяи СОЗ,ll.аНИII и сохранеНИII яитературы. Я закидываю сет". Но она рвеТСlI, и сажУС" ее чивнть, осаждаемый пес­
чаными мухами. Не О,ll.ИН час УХО,ll.ИТ ва почивку, затем и развешиваю сет" на ветках, чтобы просохяа. Снимаю очки и протираю их, поrЯlIдываи на реку. Bдpyr на дpyroM береrу раз­
,ll.аетси крик выпи. Ну и roяосокl Сяовно корова промычаяа. Снияас" с ветки и перебраяас" повыше. Похоже, заметияа в ВО,ll.е что-то опасное. Секуадой позже и и вижу: из-за яодки вниз по течению выпяывает ,ll.яинное теяо. НевеРОIIТНО дяинное. Мои перваll МЫСЯ" -
ЗТО сомы. Сей­
час как раз то вреМlI, Korдa они И,ll.ут на нерест вверх по Гуаllберо, идут кояоннами шириной с поя метра и ДIIиной в нескоя"ко метров. Но вед" зта штука пяывет вниз по течению, а сомы И,ll.ут в обратную сторону. К то­
му же rяаза меНII не обмануяи, 11 на самом деяе вижу спяошное извиваю­
щеесll теяо. Над водой поднимается roяова, н всем сомнениям конец. Это зменная I"OJIOBa. Самаll боя"шаll змеинаll гояо­
ва, какую и коrда-янбо видея. Ана-
КОН,II.а. . Она пропяывает с поднятой roяовой метра три-четыре, потом снова уходит под ВО,ll.у. Миновав яо,ll.КУ, дяивное те­
яо быстро пяывет мимо Moero пяяжа, БJlиже к дpyroMY береrу, rдe rяубкнв поБО.ll"ше. в радцати 'Метра" ниже ПО течению J( pe'l)'wlCe с обеих сторон ВПJlОТНУЮ подступает лес. Берусь за ружье, но ЗТО чисто рефJlекториое движение; стоит паJlьцам ощутить CTВJlЬ, как тор­
жествуe-r рассу.цок. Такую анаконду дробью с одного. .цаже самого мет­
кого, выстреJlа не убьешь. Кстати, не так-то просто попасть по ."вижу­
щейся мишени, когда она ВСII под во­
дой. Подранишь змею -
уйдет и спрячеТСII. Но допустим даже. 11 УJlОЖУ ее на месте. К чему зто приведет? Лнаконда утонет. А в ней весу КИJlО­
граммов триста, еСJlИ не БОJlьше. До возвращеННII моих товарищей 11 никак не CMOry ее вытащить на берег, а пираньи зевать не станут. Убийство такого э'кзеМПJlllра оправдано Jlншь в том СJlучае, еСJlИ можно его спасти ДJlII науки. ЕСJlИ бы я мог выманить ее на бе­
рег и заставнт" атаковать меняl Мо­
жет быть, тогда и удаJlОСЬ бы пара­
лнзовать ее выстрелом. Но она не об­
ращает на меНII никакого внимаНИII. Возможно, она вообще не ест Jlюдей, хотя при желании ВПОJlне МОГJlа бы расправиться с человеком. Возможно, я ей просто не ПРИГJlIIНУJlСII. ПРОСJlедить за ней, посмотреть, ку­
да она .l;eHeТCII? Все равно из этого ннчего не _,выйдет. Лучше всего не пу­
гать ее, ,оставить в покое. Дождусь товарищей, а там Фред что-нибудь придумает.-
Анаконда исчезает вдаJlН под на­
висшими над рекой ветвями. Я ие со­
мневаюсь, что !lта та caMall, чей СJlед нашел Матеито. Фред преДПОJlагВJI, что в ней метров восемь. По-моему, она будет поБОJlьше, но неспециаJlИ­
сту неДОJlГО и ошиБИТЬСII. Часа через два в Jlагерь возвра­
щаются четверо охотииков. Я ДOКJIa­
дываю о произошедшем. Фред ком­
ментирует не совсем академнчно, но в конечном итоге все же оправдывает мои деЙСТВИII. Да и что спрашивать с какого-то сортировщика меJlКОЙ рыбыl .. 'пирога скользит будто через туннель. Берега круто обры­
ваюreя в ВОДУ, и кроны высочен­
ных деревьев смыкаются у нас над головой. В туннеле полу­
мрак. С каркающими криками разлетаются спугнутые нами се­
рые кряквы. Мотор сегодня от­
дыхает, мы работаем веслами и жестами, стараясь не шуметь. Конечно, змеи глухи, но не ис­
ключено, что они воспринимают вибрацию от мотора. Лучше не рисковать. Русло становится глубже, бе­
рега -
выше, но зато они те­
перь не такие крутые. То и дело над' нами открываются просветы, и сверху свисают лианы с пур­
пурными или ОГИE!IIШо-краr,ными цветками. Серебристо-сизые зи­
мородки, проносясь мимо, щебе­
чут на пределе звукового спект­
ра свои солнечные песенки. ' Естественно, первым замечает супаи яма Матеито. Вон она, лежит на береговом откосе -
часть тела на суше, час-ть под водой. Толстая, даже бесформенная. Не иначе ночью заглотала крупную добычу. Речка тут широкая и прямая. Странно, что змея выбрала для отдьпrа :место, где ее видно со всеХ сторон. А ВПРО'lе:м., при та­
ких размерах кого из лесных обитателей ей бояться? Осторожно причаливаем к бе­
регу по соседству. МатеитО' и Карлос Альберто прыгают на су­
шу и углубляются в лес, совер­
шая обходный маневр. Первый несет несколько саженей каната из ЛlНlН, второй взял наши са­
мые толстые веревки. Выждав немного, Лупе Барбудо медлен­
но, остор()жно подводит лодку ближе }( 3M~C. Фред, lПl~Iенив своему любимо­
му малокаШlООРНОМУ оружию, за­
ряжает оленьей картечью ружье двенадцатого каJшбра. Но он мыслит вполне ~дpaBO. Когда я IIроверяю свой штуцер, мой друг шипит мне: -
Что бы ни llрОШЮШЛО, не стреляй в голоnу! -
Только в самом крайнем случае, -
шепчу я в отнет, что­
бы подразнить его. -
Все-таки наша жизнь дороже. Герпетолог качает го.1I1НОЙ, точ­
но я его не 'убеДИJI. Осталось метров два;щаТJ •. Ана­
конда кажется еще VОJlьше, чрм прежде. А вон на берt>гу J[ наш десант; змея их не JШДИТ. ОНИ уже обвязали свои веревки ОДJlНМ концом за толстые еТJJОЛЫ, на другом конце сделаJIII петли­
удавки. Собираются наброеIIТЬ арканы на шею анаконды, рань­
ше чем мы откроем огонь. Работа не для слабонервных . А без арканов змея может уйти в реку, и поминай как звали. Это было бы чистой катастрофой после стольких недель поисков. Луис разворачивает пироту так, чтобы нам с Фредом было удобнее стрелять, если анаконда примется слишком бурно возра­
жать против наших посяга­
тельств на ее личную свободу. Вот Мате ито крадется вперед, держа аркан наготове. Его дви­
жения напоминают замедленное кино., Что-то у него получится? .. Кажется, ровным счетом ничего. Пока голова анаконды прижата к u земле, невозможно накинуть еи веревку на шею. Надо как-то заставить зм~ю СД8инуться с места. Луис машет веслом, пытаясь привлечь 'ее внимание. Какое там... Анаконда остается недви­
жима. Дремлет, переваривая пи­
щу. Или что-то задУМала, гото­
вит сюрприз нарушителям спо­
койствия? На берегу качается ветка: это Карлос Альберто <шугает. змею. По телу анаконды -
во всяком случае, по первым двум-трем метрам как будто пробегает трепет. Но голова по-прежнему ле,кит на аемле. ПОp.lпrмаlO шту­
цер, прицеJПшаюсь. Фред знаком велит МНР подождать. Что Ж, ему лучше знать. Вдруг Карлос Альберто кидает палку прямо в морду чудовищу. Терпению змеи приходит конец, она с поразительной быстротой поворачивается к воде и букваль­
но стекает вниз по откосу, отры­
вая при этом голову от земли ладони на две. Б6JIьшего и не надо. Матеито бросает свой ар­
кан и рывком затягивает петлю. Несколько секунд -
и на шею анаконды накинута вторая ве­
ревка. Дальше события развиваются так быстро, что трудно уследить. Огромная, ленивая, разморенная рептилия внезапно оживает. Представые себе взбесивmийся пожарный рукав полуметровой толщины! Змея устремляется К' воде, но веревки ее останавливают, и она взмывает вверх метра на два. Фред стреляет раа, другой. Л ста­
раюсь поймать на мушку сере­
дину бешено извивающегосп зме­
иного тела, чтобы поразить по­
звоночник подальше от веревок. Но анаконда так мечется, что мне остается только ждать. А змея уже изменила тактику, она идет в атаку. Голова, как на­
конечник копья, летит вверх, и Карлос с Матеито прячутся за деревья. Атака тут .же прекра­
щается, анаконда опять отступа­
ет к реке. Одна веревка натягивается до отказа и рвется. Теперь только канат из лианы удерживает змею. Вдруг Фред выпрыгивает из лодки на берег. Этот поразитель­
HЫ~ человек подбегает к бесв:ую­
щеися анаконде, хватает брошен­
ную ему индейцем веревку и лов­
ко накидывает ее на шею змеи! Карлос Альберто живо обматыва­
ет другой, конец веревки вокруг дерева. Змея делает выпад, но Фред отскакивает, и анаконда промахивается. Наконец-то мне удае:rся при­
целиться. Л нажимаю спуск, пе­
резаряжаю, целюсь опять. Но вто­
рой выстрел явно не нужен. Голова и полтора метра длинно­
го тела безвольно упали на зем­
лю, хотя все остальное тело про­
должает корчиться. Разумеется, выстрел убил анакондУ, но она такая длинная, ''i'I'O весть об этом не сразу дошла до всех ее ча­
стей. Обе веревки натянуты, как скрипичные струны. Проходит не одна минута, прежде чем дви­
жения змеи становятся настоль­
ко вялыми, что можно планиро­
вать следующий ход. 51 Отвратительно?. Да, конечно, теперь есть время подумать и об этой стороне дела. Убивать всег­
да отвратительно, тем более каг­
да смерть не мгновенна. И мы ровным счетом ничего не можем сделать, чтобы ускорить события, положить конец этим конвуль­
сиям. Хребет перебит, анаконда мертва, как мертва курица с от­
рубленной головой. Можно выпу­
стить в нее еще пять пуль, и ничего не изменится. Все дело в том, что у рептилии, и особенно у змеи, процесс умирания проте­
Iшет не так, как у теплокровных. Но мне от этой мысли ничуть не легче. Причаливаем лодку и впятером беремся за обе веревки, чтобы вытащить на берег всю нашу до­
бычу. С таким же успехом мы могли бы тянуть вросшее в зем­
лю дерево. Анаконда обвила хво­
стом какую-то корягу под водой, и все наши усилия впустую. -
Этот червь-переросток мертв, никакого сомнения, -
го­
ворит наконец Фред, вытирая лоб. -
Только он сам еще этого не уразумел. Предлагаю разбить здесь лагерь и подождать, пока червь как следует не осознает, что случилось. Никто не возражает. Гляжу на часы. Десять минут десятого по среднеколумбийскому времени. Но лишь после двух часов дня сопротивление змеи ослабевает настолько, что нам удается вытащить наш роскош­
ный экземпляр под деревья и приступить к обработке. Фред решил взять не только кожу, но и скелет. Чтобы потом не было споров о размерах на­
шей анаконды. Естественно, мы первым делом растягиваем змею и тщательно замеряем рулеткой. -
Восемь метров сорок три сантиметра, -
объявляет герпе­
"IОЛОГ с довольной улыбкой. -
Не так уж плохо. Во всяком слу­
чае, побольше максимума, о ко­
тором писал Дитмарс. Но и ре­
кордом это не назовешь. Есть экземпляры покрупнее. Намиого крупнее. -
В его голосе звучит что-то вроде тоски. Опять недо­
волен? Надо же. Мы беремся за ножи. Не' про­
ето снять кожу с такого чудови­
ща. Голову наскоро очищаем и засаливаем вместе с кожей. До чего же маленький мозг у анакондыl Нам не удается из­
влечь его целиком, но приблизи­
тельно вес определить можно. От силы тридцать граммов. На каждый грамм -
не меньше десяти килограммов тела. Не-
58 вольно всноминаются драконы юрского и мелового периода. Они тоже не отличались высоким ин­
теллектом. Конечно, и внутренности пред­
ставляют интерес, однако всего заспиртовать мы не можем, по­
этому отпраВJшем их в реку, но сперва исследуем содеРЖИlllое желудка. Очковый кайман длиной около ста восьмидесяти сантиметров ... Грудная клетка раздавлена, по­
звоночник переломан. Змея, спо­
собная целиком проглотить тако­
го каймана, пожалуй, и с чело­
веком справится. Не удивительно, что анаконда сперва была вя­
лая: вон как живот набила. Воз­
можно, нам только потому и удалось ее добыть. Более фило­
софски настроенный автор, ве­
роятно, предложил бы тут чи­
тателю несколько нравоучитель­
ных суждений о вреде обжор­
ства ... С каким наслаждением мы ис­
купались в тот вечер! Осторож­
пости ради на берегу, поли­
вая друг друга из черпака. Меня отнюдь не манило нырнуть в речку, где пираньи и прочие або­
ригены, наверно, вошли в раж, отведав того, что мы выбросили. Интересно: они не тронули убитую анакондУ, когда мы ее вытаскивали из воды. Может быть, им ее запах не нравится? В одном из притоков Магдалены я пробовал удить на крокодилье мясо. Никто не клюнул. Но ведь я сам однажды видел, как ране­
ный крокодил спасается на берег от пираниЙ... Вот и разберись тут, что к чему. Все интересующее нас уложе­
но в лодку. Остальное -
гри­
фам. Пускаем мотор и идем по притоку вниз к большой реке. Собранный нами материал сложен на носу, накрыт брезентом и пальмовыми листьями. Он уже заНИlIIает немало места. Позади меня сидит Матеито. Л оборачиваюсь, предлагаю ему сигарету. Немного погодя показы­
ваю на наш багаж и говорю чуть ли не единственные слова, которые знаю на его языке: -
Супаи има, Има. Индеец отвечает не сразу. -
Gупаи има, има -
нет. Он качает головой, смотрит на наши свертки и объясняет: Супаи има. Снова пауза, наконец сигареты выкурены, тогда Матеито указы­
вает подбородком вперед и гово­
рит: -
Супаи има, ИlIIа! Он считает, что мы не нашли настоящую БоJlЫIIУЮ Анаконду. Встреча с ней еще предстоит. Вот так. СУПАИ ИМА, ИМА Фред и Карлос Альберто вер­
нулись. Они побывали в Боготе, отвезли в столицу собранный на­
ми материал. Заодно Карлос Аль­
берто залечил укусы, "IIOлучен­
ные от одной из двух молодых анаконд, пойманных нами на Гуавьяре. Попав в lшетку, она вознамерилась съесть свою I1О­
другу по несчастью, препаратор вмешался и был награжден дву­
мя укусами. Мы пополнили свое снаряже­
ние, я прочел самые важные письма и свежие газеты, 'отведал <щивилизованной» пищи, выпил стопочку разбавленного виски. Теперь снова идем вниз по реке, выслеживая настоящую большую анакондУ. Время поджимает. По­
ка что нам повезло с погодой, но сезон дождей уже на подходе, а тогда конец всем работам до следующего года. Сегодня мы должны подойти к тому месту, где в РЕЩУ вливают­
ся воды из обширных болотных озер. Эти озера не показаны ни на ОДiНой из известных мне карт. Матеито узнал о. них от тестя Геронимо. Старик индеец расска­
зал про большое озеро, на ко­
тором он держит лодку, хотя сам редко туда наведывается, потому что там собираются злые бесы. Вот и рукав, соединяющий ре­
ку с болотами. Первым его обна­
руживает всевидящий Матеито. Нелегко отыскать ворота озера духов: устье притока совсем за­
крыто кустами. Правда, в это !Время года прибрежный лес обычно не такой зеленый, но не­
посвященный человек может и не заметить этого. Или отнести за счет близости реки. Во всяком случае, Матеито оказывается правым. Как и следовало ожи­
дать. Разбиваем лагерь на песчаном берегу. Фред, Луис Барбудо п Матеито отправляются вдоль ру­
кава на разведку. Хорошо бы подняться на пироге возможно выше -
надежно укроем ее от чужих глаз, пока будем обсле­
довать озеро, и не так далеко тащить на себе снаряжение. Там, где живут только некре­
щеные индейцы, краж бояться нечего. Но здесь, у большой ре­
ки, слоняется всякий народ. Вспоминаю, что мне однажды сказал мой незабвенный друг Хаи из племени на мб и, когда мы еще были молодые и ходили на медведя в предгорьях Западных Анд: -
ПQнимаешь, старший брат, из наших людей никогда не выйдут настоящие христиане: мы не умеем ни врать, ни воровать. За два часа до заката развед­
чики возвращаются. Усталые и голодные, зато с добрыми ново­
стями. Километра три можно пройти на лодке, дальше путь преграждает бурелом. Мы стоим на пляже и совещаемся, в это время до нас доносится рокот мощного мотора. Матеито молча забирает свой узелок и ружье и удаляется в лес. Через несколько минут из-за поворота появляется большая лодка, полная людей. Она при­
стает к берегу рядом с нашей долбленкой. Пассажиры выходят. Патер из ближайшего селения и его служка, румяный полицей­
ский чин -
капрал, восемь жан­
дармов и два рыбака: провод­
ники и чернорабочие. Миссионер­
ская ЭI,спедиция за душами ин­
дейцев. Чин подходит к нам и справ­
ляется, кто мы. Предъявляем ему наши документы и рекомен­
дательное письмо губернатора. Прочтя письмо, он становится малость вежли,вее. Просит пока­
аать разрешение на оружие. Ему явно приглянулся мой штуцер, но бумаги в полном порядке, не придерешься. Затем он осведом­
ляется, не встречались ли нам индейцы. Услышав отрицатель­
ный ответ, говорит: -
Если встретите, стреляйте! Это опасный и коварный народ. И смотрю на патера, он ухмы­
ляется и кивает. Н-да, вот так обращают в праведную веру ин­
дейцев в шестидесятых годах нашего века... НеволlYНО вспоми­
нается миссионерский гимн, ко­
торый я слышал в молодости. О путешественнике в этом гим­
не говорилось, что он странству­
ет под защитой охранных гра­
мот и винтовок, а вот миссио­
нер идет впереди него тихо и скромно, имея только топор и ложку. И ни разу не видел миссионе­
ра, работающего топором. Зато частенько наблюдал, как они орудуют ложкой. В чужих кот­
лах. Великолепная компания от­
правляется дальше. Гул мотора смолкает вдали, после этого мы переносим лагерь на скрытый кустами рукав. Выходит Матеи­
то. Он стоял за деревом в десяти шагах от нас и, HaBep~7' все слышал. Что ж, ему это Ш),_JЗНО. Рано утром следующего дня, пройдя на лодке половину пути до озера, делим между собой но­
ши, остальное прячем в лесу. Товарищи настаивают на том, 'lтобы я шел впереди с РУЖIYCМ, они возьмут снаряжение. И по­
нимаю, что это просто уловка с их стороны, они берегут меня. Но не спорю: никуда не денешь­
ся, мои силы уже не те, что прежде. Три километра. Казалось бы, недалеко. А вы попробуйте одо­
леть их в тридцатиградусную жару, пробиваясь СК'Iюзь тропи­
ческие заросли с ношей за пле­
чами. Правда, я расчищаю путь мачете, но все равно моим то­
варищам приходится не сладко. Вот и берег озера. Мы прини­
маемся искать лодку старика. Конечно, ее находит Матеито. Она тщательно замаскирована сухими пальмовыми листьями. Должно быть, целый отряд ин­
дейцев оттащил ее волоком на катках подальше от воды, чтобы спрятать в укромном месте. Мы тоже делаем катки и спускаем лодку к воде. ll1ирокое озеро со всех сторон окаймлено дремучим лесом. Бле­
стящие водные зеркала чере­
дуются с полями водных гиацин­
тов. Цветки -
словно лиловые облачка над плавучим ковром из ли,стьев и корней. Тут и там тор­
чат темно-зеленые кочки камы­
шей, на плоских мысочках и ост­
ровках стоят деревья. Вижу поблизости на воде не­
что похожее на кусок коры. Гла­
за и конец морды небольшого крокодила. Похоже, он понял, что обнаружен. Стоило мне про­
тянуть руку за ружьем -
на пробу, вдруг в этой глуши реп­
тилии не успели еще узнать, что такое человек, -
как он уходит вглубь и исчезает. Луис Барбудо устраивает из листьев навес над нашими гама­
ками. Карлос Альберто, сидя на корточках, нарезает мясо капи­
бары для копчения. Фред и Ма­
теито ушли искать анаконду. Возвращаются и ДОRЛаДЬJ1вают, что обнаружили только следы. Завтра нач,нем системат,ические ПОИСlm. ... Раннее утро. Туман над озе­
ром, легкая, нереальная мгла, пронизанная лунным светом, на­
полненная птичьими голосами. С другого конца болота доносит­
ся дои,сторический рев. Буйный, свирепый и в то же время ка­
кой-то тусклый звук. Наверно, так вызывали друг друга на бой древние ящеры в ту пору, когда предки человека еще не успели стать полуобезьянами; сидели на деревьях этакие волосатые насе­
комоядные и дрожали, глядя, как внизу ревут и дерутся .дРа­
коны. Теперь потомкам ящеров при­
ходит конец. И потомки насеко­
моядных должны что-то сделать, чтобы спасти их, -
ведь кроко­
дилы нужны для естествеиного баланса в больших тропических водоемах ... Рассвело, МОЖно отчаливать. Лодка узкая-узкая, сел и сиди, уже не поменяешься местами, даже размяться нельзя. если но­
ги затекут. Мат,еито рулит. Карлос Альбер­
то и Лунс гребут. Мы с Фре­
дом сидим спина к спине, ПО'l"O­
му что В этой лодке не развер­
нешься и можно стреJIЯТЬ только влево. Три часа пополудни. Обследо­
ва,но больше половины озера. Воздух неподвижен, жарища -
хоть хлеб пеки. Несмотря на пробковый шлем, у меня голова раскаJIывается от боли, поташ­
нивает. Не иначе старая маля­
рия напоминает о себе. А может быть, новую подцепил. Как бы то ни было, самочувствие отвра­
тительное. Сейчас бы лежать в гамаке ... -
Все равно сегодня все озеро не осмотрим, -
не выдерживаю я в конце концов. -
Супаи с ни~, пошли обратно в лагерь. Поидем мимо того встровка, со­
кратим путь. Никто не возражает. Легким движением кисти Матеито за­
ставляет наш «стручок» развер­
нуться вправо. Встреча происходит посреди озера, возле гиацинтового поля. Матеито вдруг с шипением втя­
гивает в себя воздух. Это сигнал тре~ги' и в то же время знак краинего удивления. Потом он показывает подбородком. Я по­
ворачиваю голову и вижу. Ее. Супаи има, има. Никакого со­
J\шения. Она плывет в противо­
положном направлении. Нас не разделяет и десяток метров, но анаконда даже не глядит в нашу сторону. Она слишком велика, ей некого остерегаться. Исклю­
чая человека ... Никто из нас не видел еще такой огромной анаконды. Она длиннее лодки, а в лодке десять с половиной метро'в. Толщина со­
ответственная. Плывет под водой, извиваясь. будто уж. Только голова время 59 от времени приподнимается над поверхностью. И я вижу холод­
ный глаз. он кажется слепым, как это нередко бывает со змеи­
ными глазами при определенном освещении. Анаконда идет справа от лод­
ки. Моя сторона. Приклад к пле­
чу. Двустволка заряжена оленьей l\артечью, надо целиться в осно­
вание головы. Сижу наготове. Как только голова снова пока­
жется над водой... Вот она. Прицеливаюсь. Но что-то засло­
няет от меня мушку: смуглая руна Матеито легла на ствол ружья. Легкий всплеск, анаконда исче­
зает и уже больше не шшазы­
вается. Вижу, как по гшщпнто­
вому ковру пробегает извилистая волна. Дальше начпнпются гу­
стые, непроходимые камыши. Удивлепно смотрю нн индейца. Что он -
с ума еошрл?! Столь­
ко месяцев иекаJIИ, ЮШОIIСЦ на­
ПIли гигантскую змею, и ВдРуг Матеито не дает мне стрс.JIЯТЬ! В его ответном взгляде угады­
вается у.чыбка. Он ()ерет утпные ПОТРОХ1J, прппасснныо нами для наЖИВl\И, и бросает в воду. В тот же миг со всех сторон слетают­
ся темные силуэты. Мелькают желтые бока с темными крапин­
ками, короткие челюсти рвут кровавую добычу. Пираньи. Притом не малень­
кие, обычные, а величlШОЙ с ле­
ща весом один-два l\илограм­
'ма. Убей я здесь большую анакон­
ду, пираньи, несомненно, разо­
рвали бы ее в клочья. А что сталось бы с нами, если бы змея -
вполне вероятный слу­
чай -
конвульсивным движени­
ем опрокинула лодку и вывали­
ла нас в гущу прожорливых хищниц? Разумеется, Матеито правил;ьно поступил. Но до чего трудно это призиатыl -
Ладно, -
говорит Фред. -
Во всЯl,ОМ случае, мы знаем, что она здесь. Будем продолжать поиск, пока не найдем ее в над­
лежащем месте, при надлежащих обстоятельствах. Это великое ечастье, о сортировщик мелкой рыбы, что ты не выстрелил. Вот было бы досадно, если бы такая редкость досталась проклятым пираньям. Не отчаиваЙся. Пусть пока плавает. Ведь будут, как говорится, еще поеада ... -
Может быть, -
отвечаю я. Хотя знаю в душе, что мне-то уже не бывать на болотных озе­
рах у реки Гуавьяре. 60 ЭПИЛОГ Не один год прошел с тех пор, как мы выслеживали на Гуавья­
ре гигантскую анаконду и на­
шли ее, да не смогли взять. На­
ша компания распалась. Фред, как и раньше, профес­
сор университета, и Карлос Аль­
берто, если не ошибаюсь, по­
прежнему помогает ему. Может быть, им уже удалось взять большую анаконду, но я об этом пока не слышал. Не сомневаюсь, однако, что в один прекрасный день они ее добудут. Луне Барбудо несколько лет работал )!Uтористом в Северной КОJlумБПII. Потом уволился И вер­
нулся в ;lЬЯНОСЫ. Больше мне о нем Illlч.еl'О не известно. Агаппто, последний вождь ти­
нпгуа, решпл в нонце IЮНЦОВ отправиться в Боготу, чтобы про­
спть президента республики по­
мочь вымирающему племени. ТО}IМИ посадил его на свой ста­
рый самолет. В пути Агапито умер от паралича сердца. Матеито погиб как жил -
в лесу, вольным человеком. Под­
робностей не знаю. Из всего племени тинигуа осталось лишь шесть человек. Четверо мужчин и две женщи­
ны, давно уже не способные ро­
жать. Бесследно исчез целый на­
род вместе со своей культурой и языком. Это были гордые люди. Они не дали себя поработить, не поже­
лали стать «христианами». По­
этому за ними не признавали че­
ловеческих прав. Поэтому мис­
сионеры вкупе с полицией и сол­
датами охотились на них, как на диких зверей. Поэтому им пришлось умереть. Поэтому память о них стерта с лица земли. Такое же христианнейшее истребление грозит другим племенам: карихона, куива, ку­
бео ... Ч то до меня, то астма и слабое сердце навсегда закрыли мне ди­
кие дороги. Но они не могут ли­
шить меня воспоминаний. Неко­
торое время я еще смогу сидеть под деревом и рассказывать тем, кто меня пожелает слушать. Ес­
ли кто-нибудь не пожалеет дере­
ва для старика. Спасибо за все, что мне выпало увидеть, услышать и пережить. Спасибо, жизнь. Перевел со шведского Л. ЖДАНОВ АНАТОЛИЯ ОНЕГОВ Ш
' т избушки к озеру спу­
скалась пробитая моими , сапогами глубокая торфя­
ная дорожка, От озера до-
рожка поднималась по тростни­
ку, крапиве, малиннику, смо­
родине и сворачивала к выскоб­
ленной дождями и ветром двери. Каждое утро я открывал эту дверь, выпускал на прогулку пса, брал полотенце и спускался вниз, к лодке, умыться . ... До лодки оставались метры, я поднял глаза и увидел волчицу. Волчнца смотрела на меня вни­
мательными глубокими глазами умной собаки, которая не знала, что такое наказание. В глазах волчицы не было того хищного огонька, о котором рассказывают страшные сказки. Она долго и при­
стально всматривалась в меня, потом чуть наклонила голову, будто желала еще раз и немного со стороны увидеть, что за суще­
ство поселилось в тех краях, где положено жить только ей. Мы расстались .спокоЙно. Вол­
чица отступила на полшага. по­
вернулась и, не прячась, открыто и независимо ушла от лодки бе­
регом озера. Потом она перепрыг­
нула через ручей, потом я еще раз увидел ее серую шубу, мелькнувшую на противополож­
ном берегу озера. Первый раз об этой волчице я услышал год назад. Я жил тогда в небольшой лесной деревушке. Эта деревушка числилась нежи­
лой, и, кроме меня, здесь были лишь два пастуха, собаки и ста­
до телушек, которых отправили в лес на все лето пастись на бо­
гатых лесных клеверах. Лето клонилось к закату, к лес· ной деревушке все ближе и бли­
же подходила осень, густели но­
чи, холодней становилась вода в озере, чаще стали подниматься над лесом стаи журавлей. Первое известие о волках при­
несли пастухи. Неподалеку от на­
шего озера они встретили следы волчицы и двух волчат. В этот вечер я поднялся на бугор за де· ревней и несколько раз предло­
жил волкам на их собственном языке ответить: где они и сколь­
ко их тайно путешествует по ок­
руге? Подражать вою волчицы я умел не очень чисто, а потому препод­
нес свое предложение голосом волка-самца. Эхо долго носило Рисунок Г. ростковекого над вершинами елей мой вой, по­
том тайга успокоил ась, и я сно­
ва повторил свой призыв. Я подвыл третий и четвертый раз, но мне снова никто не отве­
тил. Я вернулся в деревушку и успокоил пастухов, что волки, видимо, случайные, проходные, и что бояться их не стоит. Пастухи внимательно выслушали мои до­
воды. но тут же после чая усе­
лись забивать в старые, позеле­
невшие гильзы сумасшедшие за­
ряды пороха. В этот раз на порох дроби не полагалось -
выстрелы предназна­
чались только для вежливого предупреждения хищникам. После Записки натуралиста таких предупреждений, произне­
сенных прямо с крыльца, на пол избы сыпалась давно высохшая замазка и глухо потрескивали ОКОНliше стекла. Что подействовало тогда на волков: то ли фальшь моего го­
лоса, то ли громовые выстрелы в небо, но обнаружить новые сле­
ды непрошеных гостей в последу­
ющие дни никому из нас не уда­
лось. В деревушку снова пришла тишина. Мирная тишина жила с неделю, но в конце недели волки снова удостоили нас своим вни­
манием. За озером завыла волчица. Она выла высоким, жутким голосом, будто кого-то звала. От такой песни становилось одиноко и страшновато рядом с темной сте­
ной сентябрьского леса. Волчица еще раз повторила свой призыв, !{ опять ей никто не ответил. Зная в общих чертах осеннюю жизнь волчьей семьи, я мог ожи­
дать в ответ на вой волчицы го­
лос волка-самца, скулеж моло­
дых, прибылых волчат, родивших­
ся в этом году, или почти постав­
ленные тенора волков-переярков, старших детей волчицы, которые появились на свет год назад ... Туман совсем затянул озеро, спрятал крыши наших домиков, а я стоял на холме за деревуш-
61 кой и слушал ночной лес. Волчица по-прежнему выла в одиночестве. Снова, как и в прошлый раз, я приложил ладони к губам и за­
тянул требовательную песню вол­
ка-самца. Я окончнл песню, пе­
реждал эхо и снова повторил вой. И почти тут же из дальнего кон­
ца озера мне ответила волчица. Прошло три, пять минут -
и я еще раз на волчьем языке объ­
явил о своем желании встретить­
ся с ней. Последний раз волчица ответи­
ла мне оттуда, где оканчивался лес и начинался выпас для ско­
та. Дальше она не пошла. На следующее утро я отыскал следы ночного визита волков и еще раз убедился, что ответила мне, постороннему «волку-самцу», волчица лишь потому, что рядом с ней не было отца ее волчат ... Рядом с волчицей не оказалось и ее прошлогодних детей, волков­
переярков. Только два прибылых волчонка следовали за матерью в ночном походе. Этот поход начал­
ся где-то в тайге и продолжился далеко на север от нашей дере­
вушки. Казалось, после ночного визита волков в нашем лесу ничего не изменилось. Так же беззаботно разгуливали телушки, так же бла­
гополучно собаки совершали свои лесные походы, но к пастухам пришла настоящая тревога. Днем они стали внимательней следить за стадом и не совсем спокойно ждали следующую пятницу. Имен­
но пятницу. Сначала появление волков в эту зиму у нашей деревни по пят­
ницам казалось мне случайным совпадением, но пастухи говорили об этом вполне серьезно, и сле­
дующая неделя полностью под­
твердила их предсказание -
вол­
чица вновь посетила наши места в ночь с пятницы на субботу ... Еще с вечера мы закрыли в из­
бах собак и чутко прислушива­
лись к таежной тишине ... Вой по­
вис над озером с первой ночной звездой. Он жил недолго, но был еще тоскливей, чем на прошлой неделе. И снова в ночном концер­
те принимала участие только вол­
чица. Она по-прежнему отвечала мне, но уже не так смело шла в мою сторону. Постепенно волчья пятница стала для меня законом волков. Волки никогда не задерживались долго на одном месте, они всегда куда-то шли, торопи.1ИСЬ, их марш­
рут, видимо, бьш точно распи­
сан, все охотничьи угодья надn бьшо обойти в ПО.10женныЙ срок, строго придерживаясь того рас-
62 писания, в котором за нашей де­
ревушкой знаЧИ.1ась только ночь с пятницы на субботу. Эти пятницы не приноси.1И нам никакой беды, но из других меС1 ста.1И поступать неспокойные еве· дения. Совсем недавно погиб хо­
роший охотничий пес. Потом ВО.1· ки СУНУ.1ись БЫ.10 К стаду овец. Иногда серых охотников удава­
лось увидеть, и всякий раз во Г.1аве отряда шла крупная быст­
рая ВО.1чица. Хотя и редкие, но достаточно точные сведения позво.1И.1И мне в общих чертах нарисовать тот маршрут ВО.1ков, по которому они С.1едовали в, течение недми. Этот маршрут начина.1СЯ и заканчива.1-
ся на нашей деревушке, и такой четкий круг ВО.1чьего пути приво­
ДИ.1 меня к сравнению во.1чьих походов с путями передвижения тигров в индийских ДЖУНГ.1ях ... Охотник В Индии, взявший на себя миссию избавить жите.1еЙ глухого се.1ения от тигра-.1ЮДО­
еда, никогда сразу не торопился к месту происшествия. Прежде все­
го он приобрета.1 карту окрестных мест и, сидя в своем кабинете, тщательно наносил Юi нее путь передвижения тигра, который от­
меча.1СЯ в ДЖУНГ.1ях очередными жертвами. Такая неторопливость МОГ.1а показаться чуть .1И не пре­
СТУП.1ением, но другого выхода не БЫ.10 -
.1юдоед все еще ше.1 сво­
им кругом, который охотник пока не зна.1. Но вот круг замк­
нут, расписание передвижений животного известно -
и охотник выезжает в джунгли, чтобы при­
вести приговор в исполнение. И вот год назад в пустой лес­
ной деревушке я тоже частенько подумывал о ружье, когда разби­
рал маршруты волков. Отношения с этими животными складывались у меня очень слож­
но, и в этом, пожалуй, прежде всего было виновато одно впечат­
ление военного детства. Мы поселились тогда в ураль­
ском селе и, как подобает вновь прибывшим, начали постепенно изучать законы местной жизни. Вот здесь-то мне и ПРИШ.10СЬ впервые узнать О волках. Безусловно, волки были в окру­
ге и до войны, но тогда были и охотники, и эти охотники, и их ружья сдержива.1И, видимо, вол­
ков. Но вот люди отступили, от­
ложили на время ружья, и волки ворвались в село... Утром по до­
роге в школу мы находили следы волчьей стаи, находили обронен­
ные в спешке остатки волчьей трапезы, и по клочкам собачьеii: шерсти с горечью узнавали, что на обратном пути нас уже не встретят ни Дружок, ни Жучка. По утрам мы жа.1ИСЬ у край­
ней избы, поджидали запоздав­
ших, зажигали самодельные фа­
келы и не слишком сммо отправ­
лялись в школу по той дороге, которая стала принадлежать ВО.1-
кам. Моя память еще и сейчас прочно держит густую метель­
ную тьму декабрьского раннего утра и далекие и близкие ве­
реницы факелов, по которым мож­
но было безошибочно определить, из какой деревни движутся в шко­
лу ученики. И вот это первое детское впе­
чатление словно наложилось на тяжелые воющие ночи прошлогод· ней глубокой осени, когда ветер ломился в дом, рвал крышу, гре­
мел дверью, когда на небе не бы­
ло ни луны, ни звезд и когда крик о помощи никуда и никогда не дойдет. Последняя встреча с волками произошла в прошлом году уже зимой. Тогда я спутал дни, у ме­
ня не работаJ! приемник, я забыл нанести на краю стола очередную зарубку, которой отмечал каждый новый вечер, и почему-то уверен­
но считал, что волки в этот раз все-таки изменили своему марш­
руту. Но они снова оказались верными себе -
вдруг нагрянули ко мне и снова ушли. С вечера я кинул на бугор за деревней клочок клевера и с по­
явлением луны выбрался на ули­
цу, чтобы дождаться зайцев. Я стоял, прислонившись К стене старого амбара, и любовался се­
ребристо-седой хребтиной косого­
ра. Оттуда, из-за косогора, вот­
вот мог появиться быстрый пуши­
стый зверек. Заяц должен был показаться мне сначала голубым призраком. Он обязательно немного постоит и потом осторожным шариком скатится вниз, ко мне, к клеверу. Луна уже немного прошла впе­
ред и вот-вот должна была по­
явиться у моего левого плеча. Стоило повернуть голову, и я уви­
дел бы ее, белую и чистую луну жесткой зимы. Но поворачивать голову не хотмось. Мороз был У щек, у носа и настойчивыми языч­
ками уже заползал под куртку. Морозные струйки холодно копо­
шились на спине под рубашкой, и стоило шевмьнуться, как они тут же разлились бы по всему телу. Еще немного -
и я ушел бы от мороза. Убежал бы, на ходу ОТ-
кинул дверь и остановился бы только у печи. Я бы убежал, но, может, нежелание ощутить холод именно в эту минуту и задержа­
ло меня еще у стены амбара. И тут на косогоре серым дым­
ком встала тень. Тень встала вдруг, как в теневом театре, но не так четко, будто не в фокусе ... Лиса. Еще далеко. Немного бли­
же -
и стволы закроют ее. Ты не увидишь зверя, полуприкрытого стволами, ты просто зна~шь сей­
час, что. верное ружье ляжет в плечо именно так за пол секунды до выстрела, за пол секунды до того, когда зверь рванется впе­
ред, тяжело осядет и свалится на бок. А потом в серебро снега вольется дымчато-бурый отлив лисьего хвоста ... А тень все стояла юf прежием месте, стояла слишком долго для непоседливого животного. Стояла в вымороженной тишине ноябрь­
ской ночи, неподвижно и смутно, как призрак, но уже не в одино­
честве. Рядом стояла вторая тень. Третья. Четвертая. Волки! Четыре ночные тени, четыре врага, и толь­
ко пяток патронов, да и то с бес­
. полезной сейчас дробью. Утром на снегу я отыскал сле­
ды волков. Их действительно бы­
ло четыре. Впереди шла мать­
волчица, за ней два небольших волчонка, а замыкал шествие крупный взрослый волк ... Откуда пришел этот волк? Был ли он отцом волчат? А может, он был просто одиноким н вот те· перь встретился с другими волка· ми, чтобы вместе пережить труд­
ное зимнее время? В том году я больше ни разу не слышал волчьего воя ... Прошла зима, наступила вес­
на -
шел второй год моей лесной жизни. Теперь я и моя собака жи­
ли в тайге в охотннчьей избуш­
ке, которая стояла на самом бе­
регу озера. До нашего появления на озере избушка и залив, которые мы на­
зывали своими, входили в летиее хозяйство той самой волчицы,ЧТО ПDОШЛОЙ осенью стюого по пят­
ницам заводила иочные коицерты lIеподалеку от лесиой деревушкн. И совсем скоро после нашего по­
селения в лесу я начал отмечать непрошеные визиты волчицы к мо­
ему домику. Обычно волчица выходила на тропу следом за мной. Про водив меня немного, она сворачнвала в сторону и исчезала в тайге. Но­
вый деиь, новые следы иа тро-
пе -
и теперь эти следы подходи­
ли к моему жилью совсем близко. Что она хотела от меня? .. Я сно­
ва вспомнил свое детство на Урале, вспомнил все прошлогод­
ние встречи и визиты волчьей стаи под мои окна и начал испытывать тревожное беспокойство за свою собаку. Иногда во время лесных похо­
ДОВ на своей тропе я встречал и след крупного волка-самца. Ско­
рей всего это был тот самый волк, который в начале зимы при­
шел в наши места. Встречал в тайге я следы и вол­
ков-переярков, что в прошлом го­
ду вместе с матерью бродили во­
круг лесной деревушки. За зиму волчата возмужали и теперь лишь изредка встречались с волчицей и волком для совместной охоты. Одна такая охота запомнилась надолго... Ступая след в след друг другу, волки ровной цепоч­
кой осторожно пробрались по ча­
стому ельиику, спустились к краю болота и улеглись в кустах. В кустах они лежали неподвиж­
но и ждали лося. Совсем рядом проходила тропа этого угрюмого таежного животного. По этой тро­
пе лось каждое утро возвращался с ночной кормежки к месту от­
дыха, по этой тропе он выходил из таежной чащи ивнимательио выслушивал и вынюхивал тиши­
ну леса, стараясь заранее узнать о возможной опасности. В этот раз тишина тоже не обе­
щала . ничего страшного. Лось шагнул на свою тропу и, тяже­
ло переступая ногами по мокро­
му мху, побрел вдоль кустов. Вот он поравнялся с первым кустом, шаг, еще шаг -
и из засады вы­
рвались четыре серые тени. Лось рванулся назад, вперед. Волки уже рядом. Ноги лося вязли все глубже и глубже. И наконец он выбился из сил. .. ,я долго и внимательно раз­
бирал следы Этой коварной охо­
ты, долго удивлялся точному рас­
чету серых охотников, конечно, жалел погибшего лося и в то же время довольно четко представ­
лял себе, что же будец если эти четыре водка устроят подобную охоту за моей собакой. Бурана я больше не оставдяд одного .цома даже тогда, когда совсем ненадолго уезжал ловить рыбу. Иногда мы надолго поки­
дали избушку, чтобы отвлечь внимание волчицы, но, возвраща­
ясь обратно, снова' узнавали о ви­
зитах непрошеной гостьи. Водчица -
гость и пока мвр-
ный -
это была для меня загад­
ка. Загадку хотелось решить. И тогда-то я и задад себе вопрос: «А может быть, здесь, в тайге, рядом с родовым имением вол­
ков непрошеными гостями были именно мы? Может быть, иаше появление в тайге и заставило волчицу кружить вокруг избушк,и, чтобы выяснить цели своих сосе­
дей:.. И вот теперь эта встреча у ручья. Не знаю, что осталось у вол­
чицы после нашей встречи, но она ушла очень спокойно, легко перепрыгнула через ручей, и я еще раз увидел ее серую шубу, мельк­
нувшую на противоположном бе­
регу озера, -
волчица уходила как раз туда, где, по моим пред­
положениям, должно было нахо­
диться ее логово. Я слышал, что волки не выдер­
живают взгляда человека, что они всячески избегают встречи с людь­
ми, и эта волчица озадачила ме­
ня своим поведением, и скоро я начал глубоко верить, что она все-таки ищет разгадку: кто по­
селился в ее владениях? По законам мирного соседства этот визит требовал и моего от­
ветного посещения волчьего хо­
зяйства. Своего пса я туда не взял, опасаясь, как бы появле­
ние собаки у волчьего логова не вызвало отрицательной реакции хозяев дома. Разыскать же без четвероногого помощника разбе­
жавшихся волчат мне, конечно, не удалось. Но зато теперь я со­
вершенно точно знал, что буду­
щие серые охотники подрастали неподалеку от моего лесного до­
мика. После встречи с волчицей нача­
лась мирная, спокойная полосА. Волки больше не крались за мной по тропам, а собака пребывала в хорошем настроении. Мир, установившийся между мной и соседями-волками, я объ­
яснил себе, вспомнив пожар на лесном болоте... Там, около лес­
ного болота, тоже была неболь­
шая деревушка, и люди в этой деревушке тоже никогда не зна­
ли нападения волков на свое хо­
зяйство, хотя следы хищников не­
редко встречались чуть ли не за огородами. Захламленное лесное болото загорелось в начале лета. Первы­
ми поднялись с горящего болота тетерева, а следом за птицами ушла и волчья стая. Волки шли открыто, оставили чут& в сторо­
не деревню и скрылись в лесу ... 63 Значит, логово их было прямо на болоте около деревни -
там волки из года в год приносили своих щенят и, боясь выдать ме­
сто нахождения волчат, строго поддерживали мир с людьми, сво­
ими ближайшими соседями. Видимо, точно такое же реше­
ние приняла и наша волчица, ло­
гово которой находилось совсем неподалеку от избушки. Но по­
добный мир, пожалуй, еще не был достаТQЧНЫМ оправданием близ­
кого соседетвв. человека и волка: логово рядом с селением -
слу­
чай единичный, и я ждал осени, ждал времени, когда серые охот­
ники отправятся в свои глубокие рейды, забыв всякие «договорные обязательства». Первый же рейд волков я при­
готовился встретить во всеору­
жии. На моем столе теперь все время лежала карта нашего леса, и на эту карту я тщательно на­
носил поступающие ко мне све­
дения о передвижении волков. Сведения пока были скудные-­
волки еще не показывались лю­
дям, они еще жили в тайге. Но вот чуть похолодало, чуть за­
дождило, и волки во всеуслыша­
ние заявили о себе. Первой в этом году снова за­
говорила волчица. Она заговори­
ла так же призывно, как и про­
шлой осенью. Почти тут же отве­
тил ей взрослый волк. Но голосов волков-переярков я пока не услы­
шал. Утром я разыскал на тропе сле­
ды волчьей семьи, разыскал и то место, где выла волчица. Рядом с волчицей было трое небольших волчат, родившихся в этом году. Я отметил на карте место и день первого волчьего воя -
день оказался средой. В четверг лес молчал, но собаку >r больше не оставлял ни на минуту без при­
смотра н с нетерпением ждал сле­
дующей среды. И в ночь со среды на четверг вой волчицы повторился. Я по­
пытался о.тветнть ей голосом вол­
ка-самца, но в этом году она мне не откликнулась- в этом году ря­
дом с волчицей и молодыми вол­
чатами был волк-отец. Кого же все-таки звала вол­
чица и первый и второй раз? Мо­
жет, своих прошлогодних детей? На следующий день в лесу я встретил следы волков-переярков. Они быстрой рысью прошли в ту сторону, где позавчера выла вол­
чица. Дни, оставшиеся до нового сбо­
ра, волки-переярки провели неда­
леко от моей избушки. Я встре­
чал их следы, видел, как волнует-
64 ся по ночам моя собака. Не­
сколько раз эти молодые волки встречали и мои следы, узнавали запах человека и тут же исчеза­
ли в чаще, но далеко от места ожидаемого сбора не уходили. И вот новый призывный голос волчицы. Она опоздала только на один день -
я услышал ее не в среду, а в четверг и тут же ра­
зобрал в стороне голоса волков­
переярков -
тех самых волков, которые год назад вместе с ма­
терью пришли на свой первый в жизни сборный пункт еще не­
складными щенками. Осень в этом году тянулась долго, долго стояли теплые ясные дни, и волчья стая пока не со­
биралась покидать лес. Раз в не­
делю стая исправно посещала свои летние владения. Эти визи­
ты всегда проходили тихо. Ка­
залось, что тот мир, который я и моя собака «подписали» с серыми охотниками, не будет никогда на­
рушен, и я уже готов был ду­
мать, что волки всегда могут быть вполне приличными соседя­
ми. Но волки все-таки оставались волками, настойчивыми и опасны­
ми, и вскоре мне пришлось вспо­
мнить ту лесную деревушку, где пастухи предупреждали выстрела­
ми в воздух своих серых соседей о возможной расплате за преступ­
ления ... Ночью меня разбудило злое ворчание собаки. Дверь у нас ни­
когда не запиралась, и я осторож­
но подошел к окну, чтобы зара­
нее узнать, кто это придумал ночью нарушить наш покоЙ. За окном никого не было, но собака зарычала еще громче и с хрипом двинулась к двери. Я при­
вязал собаку, взял ружье и от­
крыл дверь. Рядом с избушкой сидели вол­
ЮI, те самые волки, которые не так давно были моими мирными соседями. Тайга, ночь... А если бы я не привязал собаку? Остановили бы тогда волков какие-нибудь «мир­
ные договоры»? В волков можно было стрелять, у меня было много патронов, но я вспомнил жителей лесной дере­
вушки, вспомнил наших пастухов, которые разговаривали с волками несколько иначе. И мое ружье выстрелило, выстрелило несколько раз по вершинам деревьев. Волки исчезли. Нет, они не ушли из тайги, они еще несколь­
ко раз показывались в наших ме­
стах, по-прежнему выдерживая расписание своих походов, 110 мое хозяйство упорно обходили, как обходили прошлой осенью на-
шу деревушку, когда из нее раз­
носились по тайге громовые вы­
стрелы. Да, жители лесной деревушки хорошо знали повадки волков. Знали они и то, что волк в об­
щем-то осторожное животное, и, возможно, именно поэтому огра­
ничивались в разговоре с серыми соседями только внушительным предупреждением. Я долго расспрашивал пасту­
хов, почему они не убивают вол­
ков, почему не устраивают охо­
ты за этими хищниками, и всегда слышал один и тот же короткий, но убедительный ответ. Смысл этого ответа был такой: волк дол­
го помнит предупреждение, после предупреждения редко когда от­
важится заглянуть в хозяйство че­
ловека, и лучше, если рядом с людьми будет жить именно тае кой «знакомый волк», а если убить его, то на свободное ме­
сто придет новый, который еще не научился поддерживать мир с людьми, и от такого соседа жди неприятностей. Да, эти мудрые люди знали, как обойтись по-своему с гроз­
ным хищником. Эти люди научи­
лись жить рядом с волками, на­
учили и волков жить рядом с людьми. Правда, такую науку волкам время от времени прихо­
дится повторять, но ведь без по­
вторения не может быть и проч­
ных знаний, а волки пока сдают свои экзамены около нашей лес­
ной деревушки только на поло­
жительные оценки ... Хорошая, ясная осень окончи­
лась сразу после крепкого утрен­
него мороза и свирепого северно­
го ветра. Ветер разбросал с осин и берез листья, переломал по бе­
регу весь тростник и прижал к земле высокую сухую траву. Тут же за ветром и морозом пришел густой слепой снег. Снег засыпал тропы, дороги и лед на озере. С глубоким тяжелым снегом из тайги ушла вся волчья стая, ушла на дороги, ушла в долгое зимнее путешествие. А с первым весенним солнцем волки снова вернутся в тайгу, снова разделят лес на свои лич­
ные владения, снова проложат свои тропы и, может быть, снова та же самая волчица будет долго ходить за мной по лесу, чтобы узнать, что за существо посели­
лось там, где положено жить только ей. И конечно, с этой вол­
чицей мы снова подпишем «мир­
ный лесной договор». Килва представляет собой богатый мавритаиский город со миожеством прекрасных домов из камня и изве­
сти, н окна в 9ТИХ домах сделаны наподобие наших, и улицы города очень хорошо распланированы. Д. БАРБОША, сподвижник Васко да Гамы, 1501 год Пробнраясь сквозь заросли тропи­
ческого леса острова Кнлва, мы об на­
ружнли нищенскую деревушку, о суще­
ствовании которой вряд ЛИ кто-ни­
будь знал. Жалкие лачуги теряются там средн развалин некогда почтенного преуспевающего города. -4 i::»' '~YAOllOi'o журнала англнйского opitta сБАРРАКVТА., 1823 год Н и гостиниц, ни такси, ни ТУ­
ристских бюро в Килве не оказалось. За помощью пришлось обращаться к местным властям. Побродив · по коридорам здания, в котором размещались разом все административные учрежде­
ния города, я наконец остановил­
сяперед дверью с табличкой: «Реопублика Танзания. Главный чиновник-администратор района Килва». ,Им оказался сравнительно мо­
лодой, подвижный и t<омпаней­
ский афри.канец -
бвана Чунгу­
фу. За неимением лучшего он веА н КА! КНАВА предложил мне рас,полагаться на ночь на ДИВlIне в своем каби­
нете. На следующее утро я обратил­
ся к господину Чунгуфу С вопро­
сом, где можно арендовать «лендровер». -
Для этого надо обратиться к чиновнику по транспортным во­
просам, -
разъяснил он. -
Где его можно найти? -
Это я, -
церемонно покло-
нившись, ответил Чунгуфу. Он пересек свой кабинет, сел за другой стол и, написав на бланке записку в гараж, протянул ее мне. -
А куда собираетесь ехать? -8 Великую Килву. -
Вам известно, что напосе-
щение древних городов Танзании нужно разрешение главного хра­
нителя паМЯТНI+КОВ старины? Без него гид вам ничего не по­
· кажет. -
А где можно найти храни­
теля? 5 ,сВ о круг с вета:> N. 9 -
Это тоже я. Так я сделался обладателем еще одной за'ПIoIСКИ, поблагода­
рил Чунгуфу и На'правился к вы­
ходу. -
Вообще говоря, машина вам не понадобится, -
сказал он на прощание. -
Великая Килва, или, как мы ее называем, Килва-Киси­
вани, находится на острове, туда можно добраться только на лод­
ке. На машине, если хотите, съездите в Килву-Кивинже, воз­
никшую уже во времена работор­
говли. И не забудьте, что сейчас находитесь в Килве-Масоко -
са­
мой молодой из всей троицы. Смотрите не заблудитесь. у причала Килвы-Кивинже, рас­
чищенного от мангров, упрямо вылезавших отовсюду, долго пришлось ждать, пока разгрузят шаланду-доу, владелец кото­
'Рой согласился достав,ить меня на остров. Доу была малень · кая, тон-
С Е Р r Е я К у Л И К, корреспондент ТАСС в Восточноii Африке ДПII «Вокруг света» ФотС? автора нь. на две, доверху загруженная меwками, из дыр которых сыпа­
лась тапиока. Теперь это един­
ственный «экспортный продукт» порта, некогда слывwего самым богать.м в Африке. Заблудиться на острове, в са­
мом деле, было немудрено, хотя wедwие в'переди меня двое аф­
риканцев, без устали орудуя острыми пангами, расчищали до­
рогу. Лес, правда, в последние годы здесь сведен. Но высочен­
ная, по плечи, трава, такая же сочная и ароматная, как на на­
wих приококих лугах у Тарусы, только перевитая вьющимися ра­
стениями, заставляет ползти чере­
паwьим шагом. BbIT&I1TbIBaTb тро­
пинки к здеwним С8ЯТЬ'НЯМ афри­
канской культуры, к сожалению, некому. Был май, а 8 реестре посетителей, в котором я распи­
сался, моя фамилия С· начала го­
да оказалась четвертой ... Путеводителей по Килве не су­
ществует. Но солидный оксфорд­
ский труд по археологии побе­
режья, предусмотрительно захва­
ченный мною, сослужил хороwую службу. В ученой книге цитировали вез­
десущего путеwествеННИКi!I И5н­
Баттуту,который в 1331 году дo~ брался до Килвы. Кто-кто, . а он повидал средневековь,й' мирl И тем не менее Килва, по его словам, -
«один из наиболее прекрасных и мастерски распла­
нированных городов мира». Ве­
ликий путеwественник не остав­
ляет сомнений в том, кем был построен этот прекрасный город. То были чернокожие мусульма­
не -
зинджи. Они поразили Ибн­
Баттуту БОГi!lТСТВОМ своих одежд и добротностью домов -
«8се больwе дере8ЯННЫХ, крытых тростником». Бурная история, по­
жары и тропичеСl<ая CbIpoCtb ни­
чего не оста8ИЛИ от них. СЕМЬ ВЕКОВ ХУСУНИ КУ&ВА Сохраннлась и до сих пор по­
ражает С80Иlo1И размерами огром­
ная крепость Ху.суни Кубва -
ее иазваиие так и пере водится с суахили: «бол .. шая крепост ..... В",строеккая на крутом Обр",ве кад океаном. она сразу же дава­
ла всем заморским гостям пред­
ставление о горс:оде, о его. MO~'y­
ществе и богат("' ее. Крепост.. сло­
жека из корал"ового кзвестняка. котор",й доб .... али на соседних рифах. В оксфордской кииге • адрес строи~леА сказано много лестн",х сло.: «оригинал"н",й план... «уди.ител"ная кладка ... «СМВЛ".е форм...... Но. по-моему, лучшая рекомекдацня суахнлнй­
ским архитекторам и строите­
лям -
:tTO ТО. ЧТО Хусуни Кубва стонт над океаном вот уже сем,,­
сот лет, лнцом к прибою. отра­
жает циклоны. пожар... и осад... и вовсе не собирается разруwат"ся. Тол"ко I«Р"'ШУ унес ветер. Н по­
этому буйная растктел"ност" дав­
но уже заселила ее д.ор .... зал .... коридор... и бесчислеl«н ... е IЮмна­
т.... В одной из них трава Tal« HCI«YCHO замаСl«кровала древнее отхожее место, что даже мой 15 ... -
вал ... Й проводнии, .СIO жизнь ла­
заlOЩНЙ по этнм развалннам. провалился. Травм не было. Выл, как всегда б ... вает • таких слу­
чаях, смех. В добавление -
I«е­
ОЖl«данная I«аходка. Гид в ... лез из ям ... , держа в руиах фарфОРО."'Й че~еПОI« С синим орнаментом. другая яма -
поглубже. пре­
дусмотрител"но огорожена часто­
колом. Когда я наклонился над ее зияющей чернотой. один из про.однииов ухватнn меня за брlOlctf. ....; Очен" глубоко, бвана. Два­
дцат" шест.. метров. В стар ... е времена туда сбрас .... али преступ-
ников. . Те. ито не разбивался насмерт .. сразу. тонул чут" позже. Где-то яма связана с Ol«eaHOM и с наступ­
лением прили.. з.полняется во­
дой. Т ... сячи . крабо. поnзаlOТ по ее замшелой стене. Хусунн Кубва б ... ла скорее п",шным д.орцом султаl«ОВ. чем грозноА ирепост .. lO. Н. облУПИВ­
шейся штукатурке бесчисленн",х апартаментов кое-где. еще сохра­
нился. богатый орнамент. а в. двер­
иь'х; проемах -
рам.... унрашен­
ные .... чУрной рез .. боЙ. Рядом с дворцом -
султаиский бассейн, ВМещающий .де.яносто Т"'сяч лит­
ров воды. От самого океаиского побереж .. я к главному входу во дворец идет широкая nестница. Я представил себе, как подходила к этим берегам РОСl«ошная доу, иннрrстиро.анная бронзой и сло­
НОВОН I«ОСТ"IO, I«al« по но.рам схо­
ДИл с нее всемогущий султан и раболепно СI«ЛОНЯЛНС .. передним голо.... .изиреЙ и шейхов. Султан медленно поД,,'мался по парадной лестнице. бриз развевал его шел­
I«ов ... е одежд .... Когда' ходиш .. ПО Хусуни Кубва или стоиш .. рядом, не ощущаеш .. ее грандиозности. Но потом, отой­
ДЯ от берега и глядя на I«репост .. издалена, с развалин города. но­
тор"'й она неногда стерегла, осо­
знаеш.. размер... этого сооруже­
ння. Ибн-6аттута, хот.. и мно.го ездил по миру, не мог смотрет .. на Африку глазами наших совре­
менников, не мог М"'cnит" мас­
штабами всего континеНта. Живу­
щие ~егодня африканист.,. могут сделат" :tTO. 01«101 воздали должное Хусуни Кубва, признав ее сам",м бол"шим зданием, построенн",м в Тропической Африке в дое.ро­
пейски" период. Мусул"манские мечети. вяз .. арабских надписей Над двер"ми. Но, как и на все,. вос:точноафри­
канском побераж .. е, совершенно особый. свой стил", налет непов­
ТОJ.ИМОЙ. сам,оБЬ,тности. Это. пожа­
луй, особенно явственно просту­
пает в архитектуре Великой ме­
чети Килв .... Сорок кораллов",х колонн под" держивают висячие стрел .. чат ... е арки. перегородивwие огромн",й зал ме"ети на квадратн ... е отсени. Потолок каждого из таких отсе­
ков представляет собой идеал .. нуlO ПОЛУСферу, где местами можно угадат" вяз.. тонкого орнамента. Полусфер... не думают раз ру-
шат"ся. Подштукатур .. кое-где сте­
Н",, истреби лезущую из щелей траву. заделай пару в ... БОИН, МО­
тор ... е образовалис.. не из-за не­
оп",тности строитепей. а из-за вар­
варства человеческого -
и Вели­
кая мечет.. Кил в... внов" будет дивом. Такнм, каким она предста­
ла перв",м португал .. цам. сравнив­
шим ее со знаменитой мечет .. 1O Кордов .... Известняк. нз которого в ... строе­
на Килва. по природе своей бел. Со временем на нем селятся ко­
ричневые н красн ... е лишайники. и тогда говорят. что известняк «загорел ... Кое-где мхн деnаlOТ его зелено.ат",м. Эти краски преобла­
дают в Великой мечети. Но воз­
дух в ней -
отчетли.о-голубоЙ. красн ... е н зелен ... е тона просту­
пают в мечет.. через синеву, бе­
лес ... е колонн ... иногда вдруг тоже делаются небесного цвета. Я дол­
го искал источник этого удиви­
тел .. ного эффекта. но так и не нашел. Что самое удивител"ное -
голубизну уловила и фотопnенка. об",чно не поддаlOщаяся цветов",м обманам. Почтн все кадр.... что я делал в мечети. пронизаны го­
луб"'м воздухом. НА ПЕРЕПУТЬЕ ЗОЛОТОМ ДОРОГИ Крикливая курица, внезапно вы­
скочивwая из-под моих ног и с кудахтаньем скрывwаяся в про­
еме окна, вернула меня в сего­
дняwний день. В окне, среди истрепаI1Н"'Х листьев бананов, виднелось несколько глинобитных хижин. Хромая старуха, звкутан­
ная в иссиня-черное буибуи, гна­
ла перед собой иwака. Один из гндов, окликнув ее, спросил, не готова ли еда. Оказалос .. , это его мать. На обед подавали вареный рис с сырыми, нарезанн ... микружоч­
ками бёtнанами. В наруwение му­
сульманских понятий и мать и же­
н... сидели тут же, на полу, из 06щего горшка доставая руками щепотки пищи. Дряхлый, но бnа­
гообразн",й стармк с окладистой седой бородой, дождавшись, по­
ка я поем, обратился ко мке на суахили: Гост .. перв",й раз в Килве? -
На острове -
первый. -
Больwой город б ... л. Вели-
кий город. Больwе полусотни пра­
вителей ·долгие века жили в Хусу­
ни Кубва. -
Да, мзее 1, великий город. Я бывал во всех древних суахн­
лийс,ких городах, но такого еще не видел. Наверное, у такого го­
рода бол.,шое проwлое. Что со­
хранилось о нем в памяти? Когда он был создан? -
Ест., такая легенда. ОТ сво-
I М 3 е е (суахuлu) 06раще-
иие к старому. уважаемому человеку (Прuм. авт.). его деда слыwал я рассказ. Ты­
сячу лет назад сюда нз Шнраза прнбыл персндскнй прннц Ху­
сейн -
однн нз семн прннцев, создателей многнх городов на побережье. Но здесь, где стонт Кнлва, город уже был. Им правнл Мурнрн ва Барн, вождь афрнканцев. Хусейн мнрно дого­
ворнлся С Барн, женнлся на его дочерн, купнл у местных людей остров н основал на нем город, Кнлва...f{нснванн. Его сын сделался султаном н послал доу воевать с островом Мафня. Но пос-кольку он разговарнвал с ннмн не доб­
ром, подобно своему отцу, а сн­
лой, народ Мафнн сверг султа­
на. Вот н все, что я знаю. Слова старнка вполне согласу­
ются с даннымн древннх хроннк Кнлвы. Основанне Кнснванн от­
носят к 957 году, а ннжнне ар­
хеологнческне слон на матернке ученые датнруют IX веком. Кро­
ме того, по соседству с Кнлвой, на небольwнх островах Санье-Я­
Катн н Сонго-Манара, ученым не­
давно удалось найтн каменные строення еще более древннх по­
селеннй афрнканцев, очевндно первенцев суахнлнйскнх городов. Не нсключено, конечно, что wнразцы н арабы во многом епо­
собствовалн росту афрнканскнх городов, вдохнулн в нх быт н культуру новую струю. Интерес­
но, что по временн появленне больwннства прнбрежных поселе­
ннй Восточной Афрнкн совпадает с зарожденнем нслама, когда арабскнй мнр охватывают релнгн­
озные н дннастнческне войны, спасаясь от которых многне устремлялнсь в соседнюю Афрн­
ку. Одновременно на Аравнйском полуострове, в непосредственной блнзосtн от суахнлнйского побе­
режья, возннкают первые снль­
ные халнфаты. Их влады-кам нуж­
ны драгоценностн н благовоння, казне -
деньгн, ку-пцам -
рын­
кн, армнн -
оружне. Именно в это время, как можно суднть по обнаруженным недавно хро­
ннкам, Восточная Афрнка начн­
нает продавать черный металл. Все ку-пцы стремятся покннуть га­
ванн островов Кнлвы, Ламу н Ма­
лнндн с грузом железа. Из него ковалн лучwую в то время сталь, нз нее потом закалялн знаменн­
тые дамасскне КЛJ-fНКН. Огромные доу нз Адена, Омана, Перснн, Хнджаза, Снрафа устремляются к афрнканскому побережью. Так суахнлнйскне города делаются составной частью огромного н бо­
гатого средневекового торгового восточного мнра. Прнезжне к)'пцы, морякн, ре-
месленннкн селнлнсь на афрн,кан­
ском побережье, обращалн мест­
ных жнтелей в нслам, прнобщалн к мореходному нокусству н зна­
комнлн с навыкамн торговлн, бра­
лн в жены афрн-канок. Но нх бы­
ло слнwком мало, чтобы завое­
вать, поработнть местное населе­
нне, свонм влняннем н культу­
рой свестн на нет нх обычан н траднцнн. Наоборот. Прнwельцы­
арабы быстро асснмнлнровалнсь в массе афрнканского населення. А те, в свою очередь, не чура­
ясь, переннмалн у арабов нх опыт н знання. Так появнлся на­
род васуахнлн, что значнт «людн побережья». Так возннк кнсвахн­
лн -
коренной афрнканскнй язык, родня всем языкам группы банту, но со значнтельнымн за­
нмствованнямн нз арабской лексн­
кн. Влнянне нслама до снх пор снльно В архнтектуре, культуре, траднцнях жнтелей островов. По этнм внешннм прнзнакам культура Кнлвы, KalK н культура другнх суахнлнйскнх островных городов-государств: ' Пате, Ламу, Манде, Момбасы, Занзнбара, долго рассматрнвалась нсторн,ка­
мн всего лнwь как эпнгон ара6-
CKOI4 цнвнлнзацнн. И только за последнее десятнлетне, благода­
ря уснлням ученых незавнснмых афрнканскнх стран -
Танзаннн н Кеннн -
наследннц суахнлнйской культуры, благодаря сенсацнон­
ным находкам археологов на во-
сточноаФРlfканском побережье, взгляды нзменнлнсь. Самобыт-
ность, афрнканскне корн н суахн­
лнйской цнвнлнзацнн доказаны. «Начав археологнчес-кне нсследо­
вання на восточноафрнканском побережье, -
пншет крупнейwнй знаток суахнлнйского средневе­
ковья, англнйскнй нсторнк Мэ­
тью, -
Я предполагал, что разва­
лнны в осмотренных мною райо­
нах -
не что нное, -как остаткн арабскнх нлн персндскнх колоннй на побережье. Но с теченнем временн я начал думать, что нсторня -побережья в среднне века становнтся гораздо понят­
ней, еслн счнтать ее нсторней афрнкаНСКОI4 культуры, которая всего лнwь подверглась влнянню нслама». Суахнлнйокая цнвнлнзацня Кнл~ вы была мусульманской, но афрн­
канс-кой, не арабской. Она воз­
ннкла в непосредственной блнзо­
стн от афрнканского побережья н была создана рукамн афрнкан­
цев -
наследннков культуры зннджеЙ. Залогом богатства Ве­
лнкой Кнлвы была торговля с внутренннмн районамн матерн­
'ка, куда арабы тогда еще не про-
ннклн. В основе этой торговлн лежало золото. Море соеднняло Кнлву с внеш­
ннм мнром. Прнсмотревwнсь к судам, заходнвwнм в гавань Кнлвы, ее султаны обнаружнлн, что владыкн северных городов -
Могадншо н Маоката, плавают на юг, в Софалу, за золотом. Софа­
ла -
портовый город в полуто­
ра тысячах кнлометров к югу, в нынешнем Мозамбнке. Так ко­
му же, как не нм, султанам Кнл­
вы, находящейся как раз на пол­
путн между этнмн крайннмн пунк­
тамн «золотой торговлн», контро­
лнровать столь выгодное дело! Сделать это было не очень труд­
но, потому что нн одно судно, участвовавwее в этой торговле, не могло пройтн мнмо Кнлвы, не запасwнсь там водой н прнпаса­
мн. А еслн не заходнлн, султаны Кнлвы посылалн свон доу пере­
хватнть беглецов. Дальwе­
больwе. Древн'не хроннкн гово­
рят, что Кнлва прнбрала к рукам рынок Софалы н сделалась мо­
нополнсткой в торговле золотом в Восточной Афрнке. Это случн­
лось В ХIII веке. РАСЦВЕТ И ПАДЕНИЕ ВЕЛИКОГО СУАХИnИАСКОГО ОСТРОВА ДЛЯ обеспечення этой торговлн султаны Кнлвы началн чеканнть собственные монеты. Это самые первые афрнканокне монеты, най­
денные до снх пор К югу от Са­
хары. Их начеканнлн очень много: на следующнй день, когда я сно­
ва поехал в Кнлву в сопровожде­
ннн Чунгуфу, тот показал мне це­
лый ящнк медных н серебряных денег, которые время от временн выбрасывает на берег море нлн случайно подбнрают в траве жн­
телн острова. Но все монеты в очень плохом состояннн, разо­
брать на ннх надпнсь невозможно. Хорошо сохраннвwнеся монеты выставлены в местном музее. Первые в Кнлве собственные деньгн, по форме н рнсунку на­
помннающне монеты егнпетскнх Фатнмндов, начал чеканloIТЬ сул­
тан аль-Хасан нбн-Талуугу, пра­
внвwнй в Кнлве с 1277 по 1294 год. Последннм нх выпустнл Ибрагнм нбн-Мухаммед, правн­
тель Велнкой Кнлвы, взятый в плен португальцамн. Но больwе всего поразнло ме­
ня в Кнлве обнлне фарфоровых черепков. Голубые череrжн бле­
стят в траве, торчат нз-под раз­
валнн зданнй, нх собнрают все островные мальчнwкн. Не отсту­
пая от нас нн на шаг, анн настой­
чнво предлагалн купнть осколкн. 67 Семь стол е тий на 8 ад на о стро в е у поб е р е жья Вост о чн о й Аф р U1C1l воз в ел и э ти зд ания африк анск и е ма с т е ра. Чу жез емны е ~o'CTи ~OBO­
р и л и о Килве как о « дивн о м ди­
ве ». '. Фарфор -
благодарная наход-
ка для археологов, посколь к у без труда поддается датировке. Обна­
руженные в одн'ОЙ из беСЧ'l1с лен­
ных КОМ'нат Хусун'1 Кубва череп­
ки удалось склеить в роскошную вазу эпохи 1l 0здней династи и Сун, то есть ,конца XIII века. Итак, вывод на'прашивается сам собой. Дорогостоящий фарфор из Китая, .первые в Тропическо й Аф­
рике монеты, в которых нуж да ­
лась . торговля, РОС'КОШ'ные здания появились в Килве в XIII веке. Именно тогда, когда в глубинных частях материка возникли центра­
ЛИ3'Ованные могуще с твенные госу­
дарства, процветавшие на добыче золота. Когда в 1498 году каравеллы Васко да Га мы , вошли в Килву, . один из его СПУТНlfКОВ, нек т о Ло­
пеш, записал в своем дневнике: "К>,п'Цы-мавры го,ворят, что в Со­
фале есть таинственный рудник, а в местных К'нигах можно п ро -
68 читать, что Э Т О Офир, отк у да каждые т ри л ото ... » и' есть ц арь с т ра н а Соло мо н год а п о лу ч ал зо -
Португа льцы в п ервые в ст ре ти­
ли с ь в Ки л в е с чер н окожи ми мо ­
ряками, з на вшим и ,ко мп а с, квад ­
ран т и им е вш и.ми отл и чные к а рт ы, впервые увидали к у п цов, быв ав ­
ш'их в Ин д и и -
стра не, пу т ь в котору ю и при к аза л и м оты с ­
кать лисс абонский вл а ды'ка. "О ни у видели, -
п и ше т Б. Дэ в идсон,­
п роцве т ающ ую м орс к у ю торгов ­
лю. Они ув и д ели т ор г о вый ми р, который п о разм ер а м, а мож ет быт ь, 'и по бог а т ст ву пре в осход ил вс е:' что знала в то вр е м я Ев ро­
п а. П о сравне н ию с океанс к и ми су д ам и, боро з д и в шими в т о вр е­
мя Инди йс к и'l оке ан, корабл и да Га мы 'ка з а лись п о истине кроше ч­
н ым и». Э т о бы л п роцве т аю щи й, мир ­
ны й к рай. Ин дусы и а фр иканц ы, арабы и .ки таЙ'Цы, привыкш ие и ме т ь де ло д р уг с другом, н е и н т ересова лись ц,ве т ом · кож и. Да и п ор тугальцы на первых по­
ра х 05ра щалис ь с ме с тным и жи­
т ел я ми ка к с р ав ными. Но оче нь с кор о гро х от пуш ек возвестил зака т городов Восто ч­
но й Афри ки. Из всех э т их г о ро­
дов Вели,кой Ки лве досталос ь б о льше всего. Пораж ен н ые ее бо­
гат ст вом, порту г альцьr п о с пешили сокр у шить го р од, н ад е яс ь т ем са­
мым ста т ь хозяевам и з о л о т о й тор ­
говли С Соф а лой. Фл о ти л ия Вас­
ко да Г ам ы в 1502 году в новь поя ви л ась н а ре йде остро ва. Ч е­
рез тр и г од а к апит ан А льме й да предал Ки л ву ог ню и ост ав и л там гарнизон. Нем е LII КИЙ путеш ествен­
ник Ганс МеЙер. кот ор ы й в м е сте с Альмейдо'l прибы л в Килв у, ОF1исал, к а к б ыл вы жжен г ород, п еререзана боль ш ая часть ег о д в ена д ц ат иты сячн ого р а з гра б лены дв орцы, дер ев янные до ма, цветущие сады. населен'ия, с ожжены вырублены А еще через семь л ет Эд у ардо Парейра, зап р авлявший п орту­
га л ьским р а з б оем на су ахилий­
с ко м по б е ре ж ье, ра портовал сво­
ем у к оролю в Л исс абон: "К апи т а ны ва шег о величест ва о бна ружи л и бо льшой рудник и ов л аде ли и м. .п о ла г ают, ч т о э т о О фир, но с е йчас е го н азывают С о ф а ло й» .. Г. Мэ ть ю, Н. Читик, Д. К иркман и другие ист о рики, раб о т ающие сейчас в Восточно й А фрик е, уже не сомневаются в т ом, Ч Т О и с то ч ­
ником зол о та для Соф алы были р у д ники, нах од ивши ес я н а терри­
тории м о гу щес тв енных в,нутр и,ма -
териковых аФР'И 1 канских империй. Где-то там были загадочные «ко ­
пи царя Соломона» -
один из семидесяти тысяч древних забро­
шенных рудников, найденных в на ­
ши дни учеными в междуречье Замбези -
Лимпопо, на терр и то­
рии современ н ых Родези'и, Мо ­
замбика, Ботсваны. Семьдесят ты­
сяч рудников -
это внушительная цифра. Из них в Софалу ежегод­
но ПОСТУ'пало четыре тонны золо­
та и никем еще не оцененное количество железа. Португальцы застали закат эт ой торговли, но арабы писали о ней еще за пять­
сот лет до Ва с ко да Гамы. Португальцы п ришли на землю гостепрюotмных с уахили как вра ­
ги. Они не хоте л и делить богатств с местными пр авителями, не хо ­
тели торгова ть с купцами. Они пришли граби ть. И поэтому пор­
тугальцы не нашли в Килве и Софале с'оюзни к ов. Тайны Афри­
ки навсегда остались для них тайнами. Разгадки этих тайн ис ­
чезли вместе с самобытной, хрупкой, непов т оримой цивилиза ­
цией, разруш е нно й матросами Васко да Гамы. Не прошло и ве­
'ка, как из некогда цветущих и так много обещавших португаль ­
ской короне су ахилийских горо ­
дов полетели в Лиссабон новые депеши: золота нет, отбираемые у населения ценности не могут даже ПOlкрыть рас хо ды н а дорого­
стоящие экспедиции, 'колонии хиреют. Отобрав у людей золото и слоновую кость, дома и зеcl<\ЛИ, п ортугальцы под конец забрали п оследнее, что осталось у афри­
к анцев, -
их свободу. Начался век работорговли. Потеряв всякую надежду найти « копи царя Сол о мона», вконец сп ившись, заработав малярию, п ортугальцы пок ину ли Килву ... В'торой раз европейцы открыли К илву в начале прошлого века. Б ритаНС 1 кое адмиралтейст во отря­
ди ло к восточ,н'оа фр иканскому по­
б ережью бриг «!Барракута» под кома'ндой калитана Ботелера -
П рИСМОl'реться, выбрать хорошие г авани, составить карту будущих территорий, наме ченных к коло ­
низации Великоб рит анией. Капитан Ботелер по дос тоинству оц енил выбор, сделанный суахи­
лий скими морех од ами. Он при­
з нал гава'нь Килвы оД'ной из луч­
ШИХ в мире. Но все остальное П РОИ 1 звело на бр аво го английс'ко­
г о офицера гнетущее в,печатле­
н ие. Измазав свой белый мундир в тине, разодрав брюки в ман­
гр ах, Б'отелер добрался до бере-
,,' га. Идущие впереди матросы то­
порами расчищали ему путь сре­
ди леса. Наконец показалась стена каменной кладки, скрытая лианами. В ней зиял провал, че­
рез который англичане увидели огромные построй,ки под пальма­
ми, остовы жилых домо,в, купол" н еповторимой по своей красоте мечети. Но надо было обладать огромной ф"нтазией, чтобы пред­
ставить, что некогда этот город жил. На всем острове моряки с трудом нашли неQКОЛЬКО лачуг, в 'которых ютились боязливые люди. « Признаки былой роскоши и культуры резко контрастируют с современной нищетой и ди­
костью», -
за,писал Ботелер в су­
довом журнале. Через неделю, ,когда, исходив все лесные тропинки Килвы и с оседних островов, я собрался уезжа ть, бвана Чунгуфу пришел проводить меня в порт. -
За шесть лет, что работаю в Килве, ни разу не видел здесь журналистов, -
признался ОН.­
Постарайтесь рассказать об этом великом, незаслуженно забытом городе. Я обещал ему написать о Килве. Килва -
Найроби 69 О н бродил до вечера по ули­
цам Гамбурга. В нем жило непреодолимое влечение к кораб­
лям, .гаваням, морю. Были ли у его сверстников такие же за­
таенные, вышедшие из моды меч-
ты, ∙0 которых они стыдливо умалчивали? Он выпил ILИ'Ва с норвеЖQКИМИ моряками, отправ­
лявшимися в Бостон. Помощнику повара пришлось остаться на бе­
регу из-за аппендицита. Он не знал, шутили они нли нет, .пред­
лагая ему занять вакантное ме­
сто. Бостон не ВXIOдил в из·веч­
ный сказочный маршрут, начинав­
шийся в Александрии и кончав­
шийся в Вальпараисо. Но ,все-та­
ки. Он с увлечением читал Версе­
ля, Сендрара, Пейосона, Конрада. Потом -
как и все -
Сэнт-Эк­
зюпери и Камю. Сын мой, ты будешь человеком. Сла,вный парнишка, учивщийсяс ожесто­
ченИ'ем, чтобы заслужить стипен­
дию и оправдать принесенные ма­
терью жер'J1ВЫ. Май шестьдесят восьмого года сделал для Hero очевидным то, мысль о чем тер­
зала его уже давн.о: стои·т ли ка­
рабкаться иа ярмарочный шест, чтобы добыть в награду протух­
шие окорока? После зт,ой бури ни малейшего свежего ветерка, мертвый штиль, еДИНС'J1венная от­
рада -
побренчать на гитаре. Никакого желания попытаться спилить шест. Когда он ,вернулся из Божона, он нашел квартиру пустой и мать в больнице. Оче­
редная серия сеансов лечения сном. Так было с самых давних пор. Сын Венеры не знает, что ему-то еще повезло. Семнадцать расстрелянных, двадцать восемь сосланных в концлагеря и маль­
чишка, rюлучивший в наследство мать-неврастеничку: прекрасные трофеи, папочка. Почему она ему никогда ничего не говорила? Он долгое время ду,мал, что смерть его отца объясняет все, а также смерть Шарля, их пер,во­
го сына, его старшего брата, CJ(jончавшегооя от лейкемии в 1949-м, в шестилеТнем .возра­
сТе. Детство, благочестиво прове-
Окончание. Начало в Н2 8 70 жиль ПЕРРО, фраНЦУЭСКНI4 nHC8,enIt Повесть денное между алтарем отца -
на каМ1И'Не, ,и алтарем брата -
на ночном столике матери. Нельзя все время жить с мертвыми. Дру­
гие вопоминаюто них лишь в день всех святых, Он мог бы дать голову на от,сечение, что его мать никогда больше не знала мужчины. Совершенно зря. Роди­
телиего друзей раз,водились, за­
водили любовников ,и любо'вниц, а он оставался у IlOДО.1а без­
упречной матери, лезшей для не­
го из Кlожи вон, как в р,омане Бальзака. Мать Горио. Э'l'О было столь же lНевероятным, lКaK и его мечты о кораблях, бороздящих океан на пути в Такому. Но вот уже неделя, как его пресл·едует мысль о том, что все может быть объяснено ,ина'че, н болезненная преданность двум усопшим вов,се ни при чем. Его мать 'тоже занимает свое место среди трофеев. Думаешь, что вы­
шла замуж за порядочного чело­
В'ЕЖа, и оказываешься 'в постелн доносчика. Если бы старик еще был способен просто ПOlКончить с собой сразу, никому не мозоля глаза. Чем должны были быть эти четыре года агонии, с при­
зраками расстрелянных, с возвра­
щением ссыльных, превративших­
ся ,в жи'вые скелеты? Конечно, ма'ть не могла не свихнуться меж­
ду сорок четвертым и сорок вось-
мым. Смерть Шарля в сореж де­
вятом была последним ударом. Бедная старуха. Но она-то пони­
мает, почему ее муж все выло­
жил еще до первой зуботычины? А может быть, здесь и ПО!I.ИJМать нечего. А та сволочь, комиссар, он действительно искренне уве­
рен, что склонность доносить на своих товарищей может переда­
ваться от отца к сыну? Нет, да· же если норвежцы не шутили, да­
же если бы не требовались доку­
менты и профсоюзная карточка, он все равно бы не променял это­
го Рюди на Бостон. Он взял на обед кислую капу­
сту и, запивая ее пИ'Вом, жда.1J в забегаловке тюло бюро, адрес которог.о ему дала Грета. Он на­
правился туда сразу же по при­
быт,ии В Гамбург. Это была жал-
кая лаВЧОl!JКа, обклеенная афиша­
ми, восхваляlВШи.ми ДОСТОИНС1'Ва различных ночных кабачков. По­
жилая женщина, сидевшая за ПjJIИлз,вком, не говорила по-фран­
цузсООи н упорно старалась всу­
чить ему билет на экскурсию в «Гамбург-секси». В конце концов она велела зайти в десять часов. На этот раз в бюро был на­
род. Человек шесть мужчин раз­
ного возраста, черноволосые, с матовой кожей, курили, сосре­
доточенно раооматривая кончи·ки своих ботинок. Старушка улыбну­
лась ему и сделала З'нак рукой, предлагая набраться чуточку тер­
пения. Было всего лишь без чет­
вер'!1И десять. В,ошло еще несколь­
ко мужчин мрачноватого внда, с блуждающи,ми взглядами. В пять минут одиннадцатого кро­
хотный «фольксваген» остановился на краю тротуара, и старушка мотнула головой. Он понял это как знак, что из машины выйдет Рюди. Трудно сказать, сколько ему можно было дать лет. Он был маленького роста, очень худой, бледный, на лбу челка, жидкие, соломенного цвета воло­
сы, на носу очки, тонк.ие, еле за­
метные губы. Может быть, лет пятьдесят пять. Но, в контраст всему этому -
ж'ивая походка юноши, шаг твердый, как у заво­
евателя. -
Добрый вечер. Вы господин Рюди, не правда ли? Человек вздрогнул. Он был ошеломлен, что подтверждал ис­
пуганный взгляд, IЮТОрЫМ он об­
вел всех в комнате. -
Я был у Карла Рихтера и теперь приехал повидаться с ва­
ми. Я сын Мориса Ваннье, кото­
рого ,вы арестовали во время войны, мне бы очень хотелось по­
лучить возможность, если это вас не СЛИШIЮМ затруднит, побеседо­
вать с 'Вами о человеке, который был моим отцом. У нею был целый день на то, чтобы тщательно отделать эту первую фразу. Не спугнуть рыб­
ку, заж'и'мать тиски не спеша. -
Морис Ваннье? Группа «Марс»? Ах, боже мой! Ах, какой сюрприз! Если бы мне сказали, что в о.!щн прекрасный день ... На лице такая радость, будто он жил ,все эти двадцать пять лет в ожидании именно этого дня: сжал его ладони свои'м,и бледны­
ми пальцами, вцепился 'в запя­
стья, добрался до локтей. Можно было подумать, что перед ним сын однополчанина, свалившийся с н.,ба. Кто мог предположить, Ч10все это будет так отврати­
тельно? -
Я вижу, сегодня вечером вы заняты, но зав"гра ... -
О нет! Нет, стар,ина! Вы -
мой, я вас ие отпущу! ПО\ду,мать только, сын Ваннье. Единствен­
ная проблема -
это ваш костюм. Я бы не оказал, что вы хорошо экипированы для совместной по­
ездки с моими герцогами. Я гово­
рю «моими герцогами», полюбуй­
тесь на них, вы видели рожи этих метисов? .. Ни пиджака, ни галстука? Но мы для вас ·все по­
дыщем. Кстати, вы совершенно­
летний? Двадцать один год? Пре-­
красно, пр·екрасно. Заходите в эту клетушку. У нас был Д,ве недели назад оД'ин мексиканец ва­
шего роста, К'оторый облевал свой пиджак. Он 'отлично вам подой­
дет. Вы будете повыше ростоы, чем ваш папа? Ах, Морис Ваннье, вы только скажите! Нет, нет, ста­
рина, не нюхайте, все было отда­
но в хи.мчистку. И держитесь, вот отличный гал,стук. Превосход­
но одет для экскур'сии в «Гам­
бург-секси». Он переи'грывал, это было не­
сомненно, но тем не ,менее, ка­
залось, что он испытывает ра­
дость. Они вышли в большую комнату. Рюди обрз'ГИлся на ис­
панском языке к мужчинам, ко­
торые находились между дверью и прилавком. Один за другим все вышли на улицу, бросили окурки на тротуар, пригасили их подо­
швами бо'Гинок и стали залезать в маленький автобус. -
Я занимаюсь клиентами с испанским языком. На этот ве­
чер у нас как раз чистокровные испанцы. Работать с ними прямое наслаждение. Достаточно пока­
зать им полуобнаженную женщи­
ну, и они уже впадают в транс. Вы любите женщин? Прекрасно, старик, я обещаю, что у вас бу­
дет великолепный вечер! Он предпочел бы л,ечь спать. По,слен.очи у Рихтера и блужда­
ний по Гамбургу у него к вече­
ру уже слипались ресницы. Рюди расспросил его о Рихтере и заста­
вил его рассказать о том, как отец записался в дивизию Леклерка, какие получил раны, когда умер. -
Как это ГРУС'ГНО. А ваша мать, она еще жива? Вы знали также мою ма гь? -
Нет, нет. Абсолютно нет. Рисунки И. ГОЛИЦЫНА Что-то ТОРОПЛ,ИlВое и неесте­
C'ГIВeHHOe в голосе. -
Моя мать умерла пять лет назад. -
.А, очень хорошо. Почему это -
«очень хорошо»? -
Так, зна'ЧiИТ, вы теперь сиро-
та без всякой поддерЖ'юи в этом мире н, очевидно, без денег. Как бы я хотел иметь возможность помочь вам стать иа ноги. Он не знал, что ответить. Рю­
,!IiИ, разумеется, не произво~ил впечатления человека, который мог бы разыгрывать роль благо­
детеля. Ои чувствов.ал, что Рю­
ди все время не сводит с него глаз. Взгляд холодный и испыту­
ющий. Каждый раз, когда он сам поворачивал голову, чтобы по­
смотреть на Рюди, тот обращал к нему лицо, озаренное притвор­
ной улыбкой, и одновременно разглаЖ<ивал свои ЖlИдкие волосы на лбу. А эта маооя каждую ми­
иуту трогать ело за локти или плечи? Казало,сь, Рюди испытывал потребность убедиться в том, что все это не сон, и сын Мориса Ваннье действительно сидит ря­
дом с ним в маленьком автобусе, направляющемся к Сан-Паули. Они остановились перед ноч­
ным кабаре с ослепительной нео­
новой вывесК'оЙ. Рю,lЩ пере считал при выходе клиентов \и ввел свое стадо в пустой мрачный зал, где воняло недокуренными сигарами. Испанцы покорно заняли места за столиками. -
Идите сюда, здесь нам ни­
кто не будет мешать. ". : ....... : ".: "." " ...... о ,"о Три музыканта лениво подняли инструменты, затем на эстраде ПОЯrвилась девица в монашеском платье и 'Начала раздеваться под з.вуюи вальса «Дунайокие !Волны». -
Подумайте, всего лишь пят­
надцать человек. Еще год ,назад у меня их бывало до пя·т,wдесяти. Копенгаген нас скоро начисто 00-
жрет. Если вы не'J10роп'нтесь, мо­
жете полюбоваться. Я уже был здесь не .раз и ,вое это видел. -
Господин Рюди, я приехал в Гамбург, чтобы поговорить с вами об ,отце. -
Не называйте меня Рюди. Здесь я -
Пауль Мюллер. Рю-
71 ди -
это имя было у меня во время войны, Рюди фон Мер од. В Аргентине, где я жил с сорок пятого по шестьдесят первый, но там скверный климат, я на­
зыва.л себя Пабло де Сантанилла. А моя настоящая фа,милия Дю­
ран, Почему вы смеетесь? Мрачноватого вида официант поставил на их столик стакан воды и бокал виски. Рюди взял стакан с водой и вынул из кар­
мана маленький пузырек, содер­
жимое которого он вылил в воду. -
у меня такой желудок, ка­
кого я не пожелал бы и своему худшему врагу. Что вы ХОТ!ИТе знать о 'своем отце? Ваша мать должна была вам все рассказать. -
Она мне никогда ничего не говорила. Я узнал случайно, со­
всем недавно, что он участвовал в Сопротивлении и что вы его арестовали. Я IlIикак не могу по­
нять, почему он говорил. -
Ваш вопрос неправильно по­
ставлен, -
сказа.л Рюди. -
Ес­
ли бы ваш отец не говори.л, то я понимаю, что вы могли бы спрооить, поче,му? Все говорят, дорогой мой, все. -
Конеч'НО, если применены соответствующи-е средства. -
Вы знаете, тут многое пре­
увеличивают. Я, например, -
и, конечно, Рихтер вам это сказал,­
я не был зверем. -
Он говорил ·как раз ПРОТ<ll'во­
положное. -
Прекрасно. Я вижу, ЧТО он предпочел выступить перед вами в роли джентльмена. Ну что же, действит,ельно, ему не приходи­
лось пачкать себе ру.К1И, потому что это делали за него другие, и ему доставляли людей готов'ень­
ких, как на подносе. Если ему надо было еще что-то из них вы­
тащить, он шептал и.м: «Я, аб­
вер, немецкий офицер, не трону волоска на вашей голове, но ес­
ли вы будете упрямиться, я от­
правлю вас.в гестапо». Ловко придуман,о, не правда ли? Хоро­
. шо, я признаю, что И'lюгда мне приходилось прибегать к энеРI1ИЧ­
ным мерам, но это был·о неО'бхо­
ди.мо очень редко.· Зачем утом­
лять себя, зачем бить и пытать, когда достаточно просто слегка подействовать на воображение? Я сейчас объясню ,вам мои при­
емы. Однажды я проходил на бульваре Сен-Жермен мимо мага­
зина хирургических 'И,нструменто,в. Пове,рьте мне, ста,рина, это было какооарение свыше! Д'И!Кие шту­
ковины, знаете ли, блестящие и такие острые, что от одного взгляда на них мурашки начина­
ли бегать по спине. Я их держал 72 в ящиКе стола, и, когда ко мне приводили каКiОГО-НИIбудь упрям­
ца, я не говорИlJl ничего, но я вы­
·ни-мал свои инструменты один за други'м и клал их перед .собоЙ. Потом я бросал взгляд на парня и произносил грустным голосом: «Ты хочешь, чтобы мне пришлось прибегать к этнм вещам?» От­
веть он мне «да», я, право, бы не знал, что и делать. Но, как правило, этого было достаточно. Они ПОСМlотре.rnи трlИ следующих номера, после чего Рюд'И хлопнул в ладоши, чтобы собрать своих испанцев, которых он пересч'итал у двери. -
Вы не едете с нами дальше? -
Я почти не сомкнул глаз прошлую ночь. Я ду,маю, что мне лучше идти лечь спать. -
Но мы толыко ·начали наш разroвор~ Не валяйте ду.рака! Я еще должен вам .расоказать не­
вероятные вещи о 'вашем отце! Маленький автобус покинул Сан-Паули и бесконечно долго колесИrЛ по темным улицам. Он заснул, каждое резкое торможе­
ние его пробуждало, но он сно'ва тотчас же засыпал, несмотря на неприятное чувство, !Которое вы­
зывал постоянно уставленный на него взгляд Рюди. Он по-настоя­
щему проснулся, только когда ав­
тобус остановился. Рюди улыбал­
ся, при-глажи,ваяволосы на лбу. Казалось, что его улыбка включа­
лась автоматически, стоило ему толыко коснуться своей чел.ки. Автобус стоял QlКоло большого ст,роешия, стены которого были выкрашены известью. Здесь нахо­
дился манеж, 'над центральным скаковым кругом воз,вышались трибуны, где уже расположил ось с полсотни американцев, мужчин и женщин, ПРИlВетствовавших по­
ЯВЛelН'llе новых зрителей ра,до­
стными крика,ми. Испанцы про­
шли с выооко поднятыми голова­
ми и сели в стороне. Меж'ду дву­
мя группами воца.рился холодок. Но на дорожке уже появ;и.лось пять неоседланных лошадей с го­
лыми наездницами. Они сдела.ли несколько кругов шагом, затем перешли на рысь. Американцы на­
гибались, чтобы лучше видеть, ис­
панцы сидели на авоей трибуне прямо, одним глазом посматршвая на обнаженных амазонок, другим, презри'ТельнЫiМ, на амери:канцев, куривших и испускавших крики. -
Если я правильно· поня.л, вы заставили говорить моего отца, выставив перед ним вашу кухон­
ную батарею? -
Дело было не в этом, мой дорогой мальчик, 'он стал бы го­
ворить и без кухонной батарен, он был достаточно _ умен, чтобы все понимать. Вы бы предпочли, чтобы он дал себе выпустить пот­
роха? Героизм? «Марсельеза» на ложе пыток! ВЗГJIян:ите перед со­
бой и подумайте обо всех бравых солдатах, коroрые погибли под Стали-нградом или в Норвегии. Для чего? Для того чтобы их внучки за двадцать пять марок показывали авой зад иностран­
цам? Старик, надо оставить геро­
измиди,отам. Да послуж-ит он им утешеНlИем. Если бы я был на ва­
шем месте, я не стал негодовать из-за того, что мой отец, II'lfдите ли, ОТlCрыл рот, но я упрекнул бы его в том, что он три года разы­
грывал из себя героя, не положив себе в карман кругленькую сум­
му денег. А я хотел бы вам CKa~ зать, что монеток около него бы­
.110 много. Тридцать тысяч фун­
тов стерлингов, это сколько на нынешние франки? -
Не знаю. Но, конеч.но, со­
лидная пачка. -
А если я вам скажу, что есть тридцать тысяч фунтов, ко­
торые ждут вот уже двадцать пять лет, чтобы мы их подел·или между собой, чro вы мне на это ответите? -
Что вы сумасшедший. -
Тридцать тысяч фунrroв. Больше чем по двадцать мWIЛИО­
нов старых франков каждому, ес­
ли мы их поделим. Он действительно казался не­
много помешанным. На кругу ло­
шади мчались галопом, наездни­
цы ПР'кпали к их шея-м, вцепив­
шись в гривы. В воздухе стоял сильный запах KO!IICKOrO пота. -
Послушай, ты славный па­
рень, и я p!IICКHY рассказать тебе всю историю. В февра.ле сорок четвертого мы держа.ли под сво­
им контролем одну подпольную ращиостанцию, у которой была связь с Лощоном. Никто В Лон­
доне не знал, что их передачи попадают в наши руки. Однажды мы расшифровал'И сообщение о том, что некто Боб должен быть выброшен с са,молета во Франи:ии. Его основная миссия состояла в том, чтобы прин'ять к;омандование группой, осуще­
СТВЛЯ'вшей саботажные . акции в Норман:д'ИlИ, но он должен был 18 февраля быть проездом в Па­
риже и передать тридцать тысяч фунтов стерлингов оргаll'Изации «Марс», потребовавшей денежных фондов. Надеюсь, можно тебе и не' говорить, что я навострил ухо: тридцать тысяч -
это боль­
шиеденьги. Попади они мне в ру­
ки, я мог бы скрыться и отсидеть­
ся ·в каком-либо тихом уголке, пока кончится 'В'СЯ заваруха. К не­
счастью, время и место в'стречи межiдУ Бобом и пред'ставителем «МаР'Са» были переiданы по дру­
гой радиостанции, которая не на­
ХОiдИlЛась под наШИIМ контролем. Е,щИ'НС11Венный .()!lособ накрыть Бо­
ба и его сокровище состоял в том, ч'тобы 'iaJIIaCTb на след «Марса». Мы ТР)'Д;ИJLИIСЬ день и ночь, лезли из кожи, но я опу­
скаю в,се эти детали. Короче, во­
се,мнаддатою утром, когда я уже ротов был поставить крест на этом \деле, ПРОИIСJЮДИ'Т чудо: мне вы\дают Луну. Луна -
это твой отец. Я !быстро 'Узнаю, что У него встреча с Бобом за завтраком в ресторане «Ля КуполЬ», на бульваре Монпарнас. Я устраи­
ваю 'мышеловку с ПОМОЩJ>Ю щвух ре6ят. Теперь 'слушай вниматель­
но. Я вижу, как появился Луна, которого я опознал по, фотогра­
фии, и я сле>roу за ним ;внутри реоторана, полагая, чт.о он наве­
дет ,меня на Боба. Луна замеча­
ет моих ребят, у к-оторых был дейег!!ительно несколько по,дозри­
тельный iII!И\д. Он спускается вниз, где туалет, пакупает же-юн и за­
ходит в кабину телефона-аВТОlма­
та. Я стою как раз напр.отив у I!rиюсуара. Он гоВ'орит нять или десять секунд ,максимум, 'вешает 1\РУ<бку и направ.ляется к выходу. Что 'я дол'жен делать? Если я его а,рестую на тротуаре, в таком случае, очевидно, прощай, Боб! Ты знаешь «Ля Куполь»? Огром­
ный' зал, за стол,и,ка,ми человек двеC'J\И. Бсли Iбы у ,меня были .1Ю­
дИ, Я бы часть поставил у две­
рей, а с др,УГИМII обыскал iII'cex, но у ,меня ТО.1ЬКО два человека, чтобы \дело осталО'~ь ю~жду на'ми: нельвя же, чтобы деньги попали к Рихтеру. У.lавлИ'ваешь? -
Более или менее. Но я не понимаю, куда вы клоните? -
Терпение. Ясно, что твой отец позвонил кому-то, чтобы со­
общить о слежке и попросить осторожно вывести Боба, которого он, очевидно, уже заметил, когда шел в туалет. Сказано -
сдела но. Но Iбедня.ге Бобу в этот день решительно не -везло. Отпра:вив­
шись из «Ля Куполь» на Север­
ный Ilюкзал, он сразу же наткнул­
ся на полицейский контроль и пре\дпо,чел проглотить цианистый калий. Что же касае:'I'СЯ денег, он, очевИ1ДНО, -сказал товарищу твоего отца, где он их опрятал после приземления. Я знаю, что с со­
бой денег у него не 'было -
мои рвбята все-таки обшарили всех, кто выходил из «Ля Куполы> с [JaкeтOM или портфелем. И, слу­
шай меня как следует, с тех пор никто никогда не ,слышал ни сло­
ва об этих тридцати тысячах фунтов. Исчезли! Испарились! Че­
рез мои руки прошли все шефы «Марса», и ни один не знал, куда девался пакет. Кроме того, раз­
умеется, кто-то его слямзил, но у нвго не было охоты О'б этом бол­
тать. Хитрец, к,оторый уже тогда ДУiМа.л, как Iбу:дет жить после войны. -
Я не понимаю. Если кто-то взял \деньги, то как ,же их можно от него получить. Он же их, оче­
видн.о, растратил. -
Ты хочешь -сказать, что он пустил ИХ в оборот. Этого сорта люди не тратятся на танцовщиц. Держу пари, он оможет нам ОТ­
дать тр,идцать тысяч и у него еще останется на сигареты. Да­
же после всех девальваlЩЙ. -
А зачем ему щсотдавать? -
Так ведь он же их украл, старик. Это совсем нехорошо. В э11ом ею убеi1lИТЬ нетрудно. Вот тут-то как раз и ,нужен ты. Я в особо.м положении. Я могу, конечно, зая.виться но Францию, но до :[юры до времени лучше это.го избегать. Этот тип может послать меня ко ,всем чертям. «Убирайся прочь, поганый живо­
дер, или я позову полищию». А ты, ты -
сын Луны, и не твоя вина, чт.о твой папа был излишне раЖОВОjYЧИ.l. Твбя нельзя выста­
вить за дверь. У тебя есть право, ты понимаешь? Ты молод, и тебе нужны деньги, что(jы стать на но,гн. -
Но вам придется сказать ),lНe ею II,МЯ? ВЫ знаете, кто это'~ -
Ты очень хитрый! Нет, каж­
дому ого доля денег и его доля работы. Я ввожу тебя в курс де­
ла, ты ,находишь типа из «Мар­
са», который быстро разбогател по,сле 'войны, а потом уже мы бе­
ре'мся вдвоем доить золото'Го тельца. Ну, что ты 'о-б этом ду­
маешь? -
Я не 'Знаю, что вам О'тветить. Все это слишком неожиданно. Я должен подумать. И есть вещи, KO'I'0PbIX я не понимаю. -
НапрИ'мер? -
Ну вот хотя бы я не пони-
маю, почему вам не удалось узнать от ,мое,го отца, с кем он говорил 1[10 телефону, хотя .вы до­
били-сь тО'го, что он ,выдал вам всех своих товарищей? -
Так это потому, что он на­
чал говорить почти что сразу. Мы ещва толыю прибыли на аве­
ню Анри-Мартен, как он уже вы­
дал нам 'всю свою организацию! Я был не один, ты понимаешь, я не мог оставить у себя человека, который раак;рыва.ет нам всю сеть. Рихтер яlвился в отель «Лютеция» ро,вно через пять ми­
нут. Я позволил ему начать всю охоту, но ни слова не сказал о те­
лефонном раэ'говоре: пока три­
дцать тысяч ливров находились еще неизвестно ме, у !Меня ОСТа­
вала-сь надежда. Та же таК'I'Ика с другими типами из «Марса»; я допрашивал их о день'гах, но не гово'рил ни слова про телефон. Толыю твой отец знал, кто при­
своил деньги, но я подозреваю, что он прещпочел выйти из игры. Ему не было смысла ворошить грязное белье. Короче говоря, это что-то вроде на'следства, к.оторое он тебе оста'вил. Ты не находишь? -
Если вам у:годн.о. Но вы уверены, что этот тип раскоше­
л,ится? -
Ты его найдешь, ты вызо­
вешь меня, и I)стальное -
ЭТО уже не твоя заlбота. Может быть, Пуарье? Ei ульвар Монпар,нас. Парочки полицейских прогуливаются с меч­
тательным ВИ\дОМ, не сцепив, одна­
ко, свои мизинцы, как это сделали бы сенега.льские стрелки. Несколь­
ко бородатых юношей, сидя на Iюрточках, рисуют на тротуаре портреты Че Гевары и лики Хри­
ста, которые получаются похожи­
ми друг на друта и lНa рИlCующих. Недо'вольный глотатель огня упрямо требует, чтобы ему броси­
ли еще одну монетку. Одинна­
дцать часо_в -вечера. 31 июля. Обычный прилив машин, ищущих место для стоянки, ПlРИВЫЧIНое смешение маrюОИ-lПлатьев и мини­
юбок, ком,би,незо.ны и брючные косnомы, стирающие грань между полами. Он вошел в ресторан и увидел Рюди, сидящего в глубине на­
пра'во, который заметил его тоже и .начал 1П0глаживать свои ВОЛО· сы, что тотчас же вызвало на ли­
це автоматическую улыбку. Он сделал ему знак оста,ваться на месте, прошел дальше и опустил­
сявниз, где Iнаходился туалет. Он приобрел жетон у дежурной телефонистки и зашел в к&бину телефона-аВТOIмата. Его разговор длился ,всего несколько CeRlylНд. Он -вышел из кабины, поднялся навврх и пересек весь 'ресторан. РЮlди привстал с места, когда он проходил недалеко от него, и сде­
лал неуверенный жест правой ру­
кой. В ответ он покачал ГОЛОIВОЙ, предлагая тому еще немного по­
терпеть. Рюди опустился .на табу­
рет, улыбка исчезла, в глазах за очками без оправы поя,вилось 73 беспокойство. Он шел к двери, сдерживая себя, чтобы не бежать. Никогда в жизни он не был так счастлив. Высшая' радость. На сей раз в игре все зависело от него. Но это была не игра и да­
же не театральное действие, хотя он в точности ПОВ'J10РЯЛ жесты и поступки, совершенные его отцом двадца'Гь пять лет назад: это бы­
ла почти религиозная церемония. Ему трудно было бы объяснить, что он переж,ивает. Выйдя на террасу, он подошел к комиссару, перед которым сто­
яла рюмка кюньяка. Их круглый столик не был виден с того ме­
ста, где сидел Рюди. -
Все в порядке, -
сказал он, садясь за столик, -
еще несколь­
ко !Минут терпения. -
Но что за цирк! Если бы я знал, я не оставил бы свою жену O~HY укладывать 'Чемоданы. Комиссар собирался на следую­
щий день выбраться наконец из Парижа .в Бретань, где он все­
гда проводил отпуск. -
Я повторяю тебе, что не смогу занятьс·я ЭТJI1М ·делом. Было бы лучше сразу поручить все это другому коллеге. -
Нет, нужно, что,б это бы­
ли вы. -
Почему я? И за'Чем все эти клоунские выходки? Ну, если ты просто взялся меня дурачить ... Дежурная телефонистка, прой­
дя ве<:ь ресторан по стороне, про­
тивоположной той, где сидел Рю­
дн, вышла на терра'су, неГР()lМКО КРИ"Iа: «К телефону! К телефону!» Она держала в ру·ках маленькую черную доску, на которой было написано мелом: «Месье Рюди фон Мерод». -
Странное имя, -
пробормо­
тал комиссар. -
Оно вам что-нибудь напо­
минает? -
Я не сказал, что оно мне что-нибудь напоминает, я ска­
зал, что это странное имя. Ты перестанешь меня злить? Послу­
шай, мне все это надоело, и я ухожу ... -
Погодите, вот этот человек! Дежурная телефонистка закон­
чила свой обход, и Рюди больши­
ми шагами помчался к двери. Он вста,1, чтобы преградить ему дорогу. -
Добрый вечер. Пройдите, пожалуйста, сюда. Крепко сжав рукой щуплое плечо Рюди, который не оказы­
вал никакого сопротивления, он подвел его к столику и усадил на заранее приготовленный для него стул. -
Разрешите вас познакомить 74 с комиссаром Шалэ. Комиссар, перед вами господин Дюран, он же Пабло де Сантанилла, он же ПаУ,1Ь Мюллер. Вы узнаете его? -
Никогда не видел эту птицу. -
Он работал для абвера под именем Рюди фон Мерод, и вы, конечно, видели его на авеню Ан­
ри-Мартен после вашего ареста. -
Я чувствовал, что его имя мне что-то напоминает. Но я его вижу в первый раз. Я никогда не был на авеню Анри-Мартен. -
Я же вам объяснил, что Рихтер взял дело в свои руки,­
сказал Рюди, пожимая плеча­
ми, -
кроме вашего отца, все члены группы «Марс» были до­
ставлены в отель «Лютеция», и я беседовал затем только с шефа­
ми организации. -
Рюди фон Мерод, комиссар, наемный палач, скрывавшийся в Аргентине, потом в Германии. Вы можете его взять, я отдаю его вам. -
Ты говоришь о прекрасном подарочке как раз накануне мое­
го отъезда в отпуск. Но для на­
чала я хочу, чтобы ты объяснил, что к чему во всей этой истории. Он объяснил. Поездка в Гер­
манию, встреча с Рюди, рассказ об аресте отца, тридцать тысяч фунтов стерлингов. Его голос дрожал от волнения. -
Сначала я подумал на Гуа­
рье. Но Пуарье не было необхо­
димости воровать деньги, чтобы открыть контору «Импорт -
экс­
порт» на Елисейских полях: он унаследовал свое дело от отца. Другие члены группы, которым удалось выжить, стали работать там же, где и до войны, и никто из них не живет не по своим средствам. Пуарье, с которым ис­
подволь завел об этом речь, мне даже сказал, что товарищество нередко бывает вынуждено ока­
зывать то одному, то другому финансовую помощь. И тогда я начал размышлять ... Поставьте себя на место мо­
его отца. Его выдали Рюди только утром того дня, когда была назначена встреча, и он ни­
чего об этом еше не знает. У не­
го нет никаких оснований пред­
полагать, что ему грозит опас­
ность. Он приходит в «Ля Ку­
поль», он замечает Рюди IJ' его типов, но почему он должен ду­
мать, что они поджидают имен­
но его? Он видит Боба, он ви­
дит Рюди и его людей, и он, ко­
нечно, приходит к выводу, .что Боба засекли и теперь хотят воспользоваться им как приман­
кой. 'Следовательно, он не мог звонить товарищу, чтобы тот при­
шел· и вывел Боба. Это означало бы отправить товарища прямо в пасть к волку. Но в таком слу­
чае кому же звонил мой отец? Потому что он действительно звонил -
Рюди на этом катего­
рически настаивает. Ни один из бывших членов группы «Марс» ничего не знает об этом звонке, хотя они минута за минутой вос­
становили все малейшие обстоя­
тельства провала их сети. Не так ли, господин комиссар? Можно, конечно, предположить, что раз­
говор был случайный, не связан­
ный с Сопротивлением, но это маловероятно. Я не могу себе представить, что мой отец позво­
лил себе роскошь прогуливаться под носом у Рюди для того, что­
бы договориться о визите к зуб­
ному врачу. Телефонный звонок был рискованным делом, и долж­
на была быть причина, почему мой отец пошел на этот риск. Причиной был Боб. Мне потребо­
валась целая неделя, чтобы я до этого дошел. Боб может быть за­
сечен или даже уже задержан и затем посажен за столик как приманка? Этого предположения достаточно, чтобы мой отец не стал к Бобу подходить и не стал никого за ним посылать. Но если эта гипотеза ошибочна? В конце концов нет никаких доказа­
тельств, что Рюди явился в «Ля Куполь» из-за этого дела. Ловуш­
ка может быть расставлена ко­
му-нибудь другому, не имеющему никакого отношения к Бобу и «Марсу». Вывод: надо предупре­
дить Боба, надо дать ему понять, что контакт невозможен и что он должен как можно скорее оставить это опасное место. Как осуществить это, не прибегая к излишнему риску? Отец нашел решение за десять секунд. Я про­
сиживал здесь вечера, прежде чем сумел понять, что же он сде­
лал. «Ля Куполь» -
это един­
ственный ресторан, который я знаю, где не вызывают клиен­
тов через радиорепродуктор к те­
лефону: дежурная телефонистка обходит зал с черной доской, ко­
торую вы видели. Отец действо­
вал совершенно так же, как и я на ваших глазах. Он взял жетон, набрал номер «Ля Куполь» и попросил телефонистку найти господина Боба. Реакция Боба была как раз такой, на которую рассчитывал мой отец и какая только что была у Рюди -
он испугался и поспешил убраться из опасного места. Что же ка­
сается Рюди, то он ничего не по­
нял и даже не заметил телефони-
стки И ее черной доски. Вот как мой отец спас Боба. -
А что это меняет? -
спро­
сил комиссар. -
Бобу от этого не легче, -
сказал Рюди, -
он все равно сразу же влип на Северном вок­
зале и предпочел сыграть в ящик. Ну, а я признаю, что дал себя провести, но не так-то уж трудно распутывать все задним числом на холодную голову. Я был в са­
мом пекле. К:онечно, бывали ошибки. -
Мой отец был тоже в пекле! И однако он мгновенно понял, что надо делать! -
Никто никогда не отрицал того, что твой отец был очень умен. ,К:ороче, если я правильно понимаю, ты заставил этого ти­
па поверить, что ты нашел того, кто украл деньги, и он может явиться, чтобы завершить дело? -
Абсолютно верно. Я думал, что правильно поступлю, отдавая вам в руки этого поганого живо­
дера. Но теперь я не уверен, что это так, если судить по вашему лицу. Лицо по меньшей мере раз­
досадованное. К:ак будто вся эта история смертельно скучна -
и только. Он ни разу не взглянул на Рюди с самого начала встре­
чи. Посматривал на соседний столик, за которым громко смея­
лась смуглая девушка в костюме цыганки. Надо сказать, что об­
становка была неподходящая. Люди рассказывали о своем от­
пуске тем, кто уезжал. Завтра Бретань. К:расные носки и санда­
леты. Он будет удить рыбу. Рю­
ди был, вероятно, для него всего лишь старым протухшим карпом, вытащенным из бочки забвенья. Полицейские любят 'j'ОЛЬКО све­
жую рыбу. -
Ну нет, ты хорошо посту­
пил. Не беспокойся, этим подон­
ком займутся. -
Господин комиссар, -
ска­
зал Рюди, -
можем мы погово­
рить одну минутку наедине. Они встали и вышли на буль­
вар. Пять или шесть минут спу­
стя комиссар вернулся один. -
Его уже увезли? -
Нет, я его отпустил. -
Что?1 Вы хотите сказать, что он на свободе? -
Не горячитесь. Для профор­
мы его приговорили бы к смерт­
ной казни, помиловали, пожиз­
ненная каторга, ускоренное сокра­
щение сроков, на свободе через пять лет -
и все- это на де­
нежки, которые сдирают с нало­
гоплательщиков. -
Мне на них наплевать! я расскажу обо всем журнали­
стамl Я донесу на вас! -
Послушай меня и не валяй дурака. Твой Рюди нам полезен. Он поставляет информацию на­
шей службе разведки. -
Он? Да он таскает тури­
стов по ночным кабачкам Гам­
бурга! -
Вот именно, он возится с дерьмом, и иногда в его руки попадают любопытные вещи. На­
ши спецслужбы, как ты понима­
ешь, вынуждены работать с людьми самого разного сорта. Я этого не одобряю, заметь, но я констатирую. Такова уж их професеия. Я прошу тебя быть разумным и понять, что было бы очень неудобно, если бы это вы­
яснилось на суде и стало досто­
янием публики. Нас бы смешали с грязью, ты понимаешь? -
Я не собираюсь защищать честь французской специальной службы. -
Разумеется, но ты должен, может быть, подумать о чести своего отца и о покое своей ма­
тери. Если будет суд, дело группы «Марс» выплывет на по­
верхность. Подумай, прежде чем ответить. -
Мне не надо думать, я уже столько думал, что понял, почему мой отец выдал группу. -
Это интересно. Растолкуй мне, пожалуйста. -
Он хотел прикрыть Боба и дать ему достаточно времени для спасения. Боб был какой-то очень важной фигурой. Шеф, послан­
ный из Лондона, чтобы возгла­
вить всю сеть саботажа на севе­
ре Франции. Мой отец занял ге­
стапо или абвер -
короче, нем­
цев -
птицами помельче, чтобы избежать риска подвергнуться пыткам и выдать Боба, его при­
меты. Это как в шахматы, когда жертвуют пешкой, чтобы спасти короля. -
Спасибо за пешки. Семна­
дцать человек к стенке, чтобы спасти одного, которого никто не знает и которому ничто не грозит, ибо твой отец должен был полагать, что Боб сумел бес­
следно скрытьси. Что это тебе, кино, что ли? Я читал один рассказ, где шеф группы поступил именно так. Прекрасно. Вот что я тебе предлагаю: я задержу Рюд'и, устроим суд, и ты выложишь су­
дьям свое объяснение. Надо же их будет чем-то поразвлечь. Со­
гласен? -
Уходите. Оставьте меня в покое. Я больше не хочу вас видеть. К:омиссар встал, сделал два шага к тротуару, вернулся и снова сел. -
Скажи мне, малыш, тебя" действительно так мучает вся эта история с твоим отцом? -
А что же в этом странного? Если бы ты мне так не ха­
мил, когда мы встретились, я бы тебе ничего не рассказал. Я по­
том жалел. -
Ваши сожаления не помеша­
ли вам предложить мне адрес Рихтера при условии, что я бу­
ду работать осведомителем. Та же работа на факультете, какая у Рюди в его кабаках. Еще хуже, потому что у Рюди нет друзей среди его клиентов. -
Полицейскнй как дантист, он ищет гнилое место, червоточи­
ну, но это не значит, что он за нее несет ответ. Рюди тоже нскал червоточнну, предлагая те­
бе это дело с тридцатью тысяча­
ми, и факты говорят о том, что он ее нашел, ты все-таки провел некоторое расследование вокруг Пуарье. Ты видишь, все не без червоточины. Надо с этимсми­
риться. -
Я наводил справки о Пуа­
рье из простого любопытства. Тридцать тысяч меня не интере­
совали. Я только хотел расста­
вить ловушку Рюди. -
Ну, скажем, что у тебя еще нет червоточины. Потерпи, это придет. До свидания. -
А вы довольны? Вы сможе­
те спокойно отправляться в Бре­
тань? -
Разве у меня довольный вид? К:омиссар протянул руку, не­
сколько секунд она висела в воздухе, потом он пожал пле­
чами и ушел. -
Три плюс четыре, итого у нас получается семь, включая сервис, месье. Он забыл даже расплатиться, ' придется и это сделать за него. в действительности, теперь все было уже не до такой степени невыносимо плохо. Да, трус, а не герой смотрит с фотографий на камине. Только и всего. Не пу­
скать же себе пулю в лоб из-за старых снимков. К:уда хуже мате­
ри, которая бесконечно пичкает себя либриумом, чтобы как-то отделить живого человека, дер­
жавшего ее в своих объятьях, от предателя, который послал на расстрел товарищей. Банальные пожелтевшие фотографии и ря· 75 дом награды, которые кажутся смешными теперь, когда все зна­
ешь; что же до наследственной склонности к предательству, то комиссару теперь-то уже крыть нечем. Дело закончено. И если рассмотреть реа.1ьные итоги, то, честно говоря, 011 мог обойтись без этой пuездки в Германию и отправиться с ребятами на юг. Но он I1И О чем не жалеет. Ему многое стало ясно. Невероятно даже, как много он смог понять за какие-то несколько недель. Он и не знал в мае шестьдесят восьмо­
го, до какой степени он был прав. желая, чтобы все стало по-дру­
гому. Правда, он не знал тогда, что для этого мало баррикад в Латинском квартале. Не изме­
нишь общества, сдирая мостовую, словно его кожу. Подлецы на­
учились принимать удары. Не эти иесчастные ослы из полиции, а другие, те, которые, как гангре­
на, разлагают все живые ткани организма. Мировая война, пять лет планета в огне и в крови, тридцать или сорок миллионов убитых, ко как они ловко вывер­
нулись, чтобы склеить куски, подлатать машину, засунуть Си­
рио снова в гараж и построить дом для Рихтера из стекла и бе­
тона, еще более роскошный, чем тот, какой был у него раньше. Вплоть до Рюди, подобранного французскими спецслужбами пос­
ле его «работы» в гестапо. Или в абвере? Какая разница? Комис­
сар был прав: червоточина разъ­
едает все. И надо все выскоблить. Но это будет нелегко. Ничего не достигнешь, если ограничишь­
ся тем, что будешь считать себя непричастным ко злу и поигры­
вать на гитаре, как эти юные бо­
родачи-наркоманы, которые раз­
малевывают тротуары в надежде извлечь пару монеток из карма­
на комиссара или Пуарье, а то и самого Рихтера. Ничего не до­
бьешься, сколачивая банды дебо­
широв и крикунов, заканчиваю­
щих обычно свои гастроли по го­
роду в крепких руках жандармов. Нет, нужно быть целой армией. .Армия, она медлительна, она тя­
желовесна, она заставляет тебя идти шагом в ногу с другими, она иногда топчется на месте, не все ее генералы -
блестящие полководцы, но это -
армия. Бы­
вают солдаты, которым трудно­
сти оказываются не под силу, -
вроде того, на пожелтевшей фо­
тографии, -
но разве это так уж важно в конечном счете, если есть армия и она продолжает идти вперед, несмотря ни на что? Он присоединится к Этой армии, 76 приведенный в ее ряды странны­
ми и невольными вербовщиками, с которыми он встречался весь этот месяц. Комиссар, Пуарье, Рихтер, Рюди. И даже Сирио, которого в мрачные годы звали Солнцем и который с покорной почтительностью снова стал гнуть спину, потому что полити­
ка -
это не его ума дело. -
Браво, старик, вы нанесли удар, делающий вам честь! Улыбка вымученная, несмотря на энергичные потирания черепа. Рюди, .:оторый, значит, следовал за ним от Манпа;' .:зса до улицы Лекурб. Чего t;!VJY еще надо? -
Если бы не мое случайное сотрудничество с некоторыми гос­
подами, вам удалось бы вывести меня из игры и продолжать по­
иски одному. Но не стройте ил-
люзий, дело бы накрылось для вас тоже. Прежде чем меня от­
правили бы на галеру, я бы устроил хорошенький пожар. -
Что вы хотите этим ска­
зать? -
51 бы все рассказал, и вам бы не удалось прикарманить эти тридцать тысяч. -
Вы все еще о них думаете? -
Больше чем когда бы то ни было. Вот уже двадцать пять лет как я о них думаю и, поймите, я уже не могу отказаться от та-
кого лакомого кусочка. Кстати, один вопрос: вы обещали комис­
сару долю? Форменный псих. Он мог отде­
латься от него, дав ему пинка под зад, но они уже дошли до его двери, и, может быть, следу­
ет воспользоваться этим, чтобы получить ответ на вопрос, кото­
рый он задает себе с Гамбурга. -
Комиссару Шалэ? Вы бреди­
те? Долю чего? -
Не будем играть в кто ко­
го перехитрит. Вы умны, но и я не идиот. 51 попал пальцем в небо, считая, что ваш отец успел куда-то переправить денежки, но не пытайтесь меня убедить, что вы на этом успокоитесь. -
А что я, по-вашему, должен делать? -
Разыскать тридцать тысяч фунтов. Должны же они где-ни-
будь быть, эти проклятые банкно­
ты. Раз Боб никому их не пере­
дал в «Ля Куполь» и раз их у него не было с собой, когда он выходил из ресторана, значит он приехал в Париж уже без этих денег. 51 думаю, что он не за­
хотел рисковать и тащить их в поезде, где в любой момент мог­
ла быть проверка багажа, и он, иаверно, зарыл их, где-нибудь после своего приземления, решив, что укажет место кому-нибудь из группы «Марс». -
Не думаете ли вы, что я стану перерывать лопатой все по­
ля Франции, чтобы найти пачку гнилой бумаги? -
Не смешите меня, у меня больной желудок. Вы, разумеет­
ся, знаете, что в Лондоне сохра­
нились архивы. Нетрудно точно установить место, где был вы­
брошен Боб в ночь с семнадца­
того на восемнадцатое февраля. Невозможно мне отправиться в Англию по такому делу, но ничто не препятствует вам этим за­
няться. Как только мы получим координаты, достаточно прибыть на место и расспросить местных жителей. Очень редко бывает, чтобы кто-нибудь что-нибудь не заметил, даже если дело было зимней ночью. Держу пари, мы очень быстро узнаем, в каком секторе приземлилась наша птичка. Ему дико хотелось расхохо­
таться. Стивенсон, «Остров сокро­
вищ», пергаментные карты с на­
рисованными черепами, ройте на месте скрещенных теней двух пальм возле остроконечного уте­
са. Если бы ему предсказали что­
нибудь подобное, когда ему было десять лет, он бы обезумел от радости. -
Послушайте, я здесь живу, поднимемся ко мне, нам будет удобнее вести наш разговор. -
С величайшим удовольстви­
ем, старик! Я вижу, что вы ста­
новитесь разумным. Но не ду­
майте, что я на вас злюсь, совсем нет, на вашем месте я вел бы себя, вероятно, так же. Зачем де­
лить, если тебя никто не застав­
ляет? Но с этим покончено? Да? Мы идем локоть к локтю? -
Локоть к локтю ... Но, кста­
ти, Боб мог передать свои фунты людям, которые ожидали его на месте высадки? Рюди замер на ступеньке лест­
ницы, лицо у него побелело, гла­
за уставились в одну точку. -
Нет, -
наконец пробормо­
тал он, -
они должны были его выбросить blind 1, без встречаю­
щего пикета. В сорок четвертом было известно, что иногда наши агенты просачивались в группы Сопротивления, и поэтому пред­
почтение отдавалось прыжкам blind, чтобы парашютисты не по­
падали в руки наших людей сра­
зу на месте приземления. Логический бред маньяка. Он думал о своем сокровище слиш­
ком долго, чтобы позволить себе усомниться в его существовании. До самой смерти он будет изо-
I В 1 i n d -
вслепую (англ.). бретать все новые и новые дово­
ды, поддерживающие в нем эту веру. -
Входите, прошу вас. -
Кто это? -
Моя мать. Дверь в кухню была полуот­
крыта, и сквозь нее можно было видеть женщину, стиравшую белье в раковине под краном. -
Но вы же сказали, что она умерла? Прыжок Рюди назад был столь неожидан, что даже не бы­
ло времени как следует изумить­
ся. Он едва успел сгрести его в охапку и швырнуть в комнату. Потом он захлопнул дверь и запер ее на засов. Он никогда не задавал себе вопроса, была ли его мать кра­
сивой, до того как жизнь нало­
жила на нее маску, ставшую ее лицом, и он не знал, что нена­
висть может породить красоту. Прекрасная и внушающая ужас в своем порыве ненависти, она надвигалась на них с высоко под­
нятой головой, с прищуренными глазами, руки по локоть в пер­
чатках из мыльной пены. Она остановилась перед Рюди и ска­
зала приглушенным голосом, по­
чти шепотом: -
Это он приходил сюда ут­
ром восемнадцатого февраля за твоим отцом, и это он заставил меня сказать, куда ушел отец. -
Он тебя бил? -
Он до меня не дотронулся. Он вынул револьвер и приставил его дуло ко лбу Шарля, который спал, и он пригрозил мне, что убьет его на моих глазах, если я не скажу. Я знала все встречи, на которые должен был отпра­
виться отец, он не имел права ничего записывать и был так утомлен, что ему изменяла па­
мять. Я сказала, что он завтра­
кает в «Ля Куполь». Твой отец заставил меня поклясться, что я не произнесу ни слова даже под пыткой, но мы не подумали о Шарле. Я уверена, что он под­
дался им, потому что я подда­
лась первой. Мы никогда об этом не говорили, но я знаю, что он сам дал себя убить, чтобы не думать о моем и своем позоре. Самым поразительным -
по­
сле стольких криков, сцен и драм -
было ее абсолютное спо­
койствие, то, как она владела со, бой и своим голосом. Она сдела­
ла еще несколько шагов, и Рюди пятился, отступая, пока не ока­
зался притиснутым к стене -
глаза вытаращены, как у ночной птицы, застигнутой рассветом, --
прижат к перегородке, как те чу­
чела сов, которых он видел в де­
ревне на дверях овинов. Тогда она подняла обе руки, зажала пальцами щеки мужчины и же­
стом, которым рвут старую тряп­
ку, врезала в серую кожу десять глубоких борозд: кровь причуд­
ливо смешалась с хлопьями пе­
ны. Рюди даже не пытался защищаться, но когда он уви­
дел, как ногти поднимаются к его глазам, он заорал во все горло: -
Остановитесь! Выслушайте меня! Вы не знаете правды! Она опустил"а руки, и они по­
висли вдоль туловища. -
Он ничего не сказал. На­
кануне ареста он заплатил за квартиру, .KOTopa~ им служила центральнои явкои, и машиналь­
но сунул в карман квитанцию, вместо того чтобы ее выбросить. Ему нельзя поставить это в ви­
ну, поймите, это был совершенно измотанный человек. Я нашел квитанцию с адресом, когда обыскивал его на авеню Анри­
Мартен. Теперь наступил черед его ма­
тери отшатнуться с лицом, ока­
меневшим от недоумения. -
Я вам не верю. Мой отец не подставлял бы себя нарочно под пули в Эльзасе, чтобы ис­
купить всего лишь опрометчивый поступок. -
Но он не знал, что была найдена квитанция. Никто этого не знал. Было выгоднее заста­
вить людей из «Марса» поверить в предательство, чтобы их демо­
рализовать. И разумеется, ваше­
му отцу тоже ничего не говори­
ли о квитанции, потому что в тюрьме он мог общаться с дру­
гими заключенными. Вероятно, в 77 к онц е концов ем у б ы с к а з али, н о так как он бежал ... -
У него было время в тюрь­
ме п од умать о квитанции. -
Я повторяю ва м, эт о был с овер ше нно измотанны й ч е лов ек. Е два ег о привезли на а в е н ю А н ­
ри-Мартен, как он тут же у с нул на стуле. Даже посл е п о б е га о н н е смо г ничего вспо м нит ь. Твер д ая уверенност ь в то м, ч т о т ы ни кого н е предал, и не во з ­
можность доказать э т о в довам ра сс тр е лянных, товарища м, кот о ­
ры е ве рн у тся и з лаг е рей. Дил е м­
ма нашла свое реш е ни е на эль ­
з асск о м шоссе. -
П о чему Рихтер мне ничего н е ска за л? -
Мо жет быть, о н з абыл. А мож е т быть, он п о бо я л ся, не о бв инит е ли вы его в т ом, что о н у б и л вашего отца св о и м мо л ­
чани ем. -
А почему вы лга ли м не в Га мбу рге? -
Я хотел, чтобы вы п ом огли н ай ти тридцать ты с яч ф у нтов. Мн е ка з алось, что будет проще п о дбить вас на это, если вы б у ­
д ет е считать себя с ы ном п р е д а-
т е ля. Они дол гим обм е нялис ь с м ат е рью взгл я д о м, п о т о м о н ска-
зал так им же споко й ны м голос о м, к а к ой был у н ее: -
Убирайтесь пр о ч ь. О н открыл з а с ов и, ког да Р ю ­
ди пр о ш е л мимо, ного ю с ильно пн ул ег о к лестниц е. В ш ум от к а т ивше г ос я вниз п о с т у п енька м т ел а н еско лько р аз вры валс я при­
гл у ш е нный крик, п о т ом нас т у пи­
ла тишина, потом, как в коми ч е ­
с к и х фильмах, за в е р ша ющая т о ч ка -
хл о пну в ша я в ход н ая дверь. За т ем о н п о дош е л и взял в р у ­
к и ф ото графию, с тоя в шую на ка ­
мин е. Его о тец, так ой мол о д о й, что каз ался старшим братом. Л у­
н а, у сталый солд а т, у к о т о рог о у п рямо с мыка л и с ь р ес ни цы, н о н а цел ы й м е с я ц о н о чн улс я о т с в ое г о д о лгог о с на, что бы вы­
в е ст и с ына на ту дор о г у, г де е го с амого н астиг л а см ер ть, н о п о ко­
т о р ой сы н до лже н и д ти даль ш е. О н с п ря тал ф о тограф и и и о рде на в я щи к к омода. Он в и дел в з ер­
кал е, что м а ть смо т рела, как о н это дел а е т, и о н з на л, ч то о н а с н и м со гласна. -
Я вы йд у, -
ск а з ал о н н а­
ко н ец. Ем у н е обх о димо был о дв и же ­
ни е. Он н е о станов и т ся т е п е [J Ь п ос л е уже сдела н ны х и м ш а г о в. 78 Перевел с ф ранцу з с кого Н. РАЗГОВОРОВ ТЕОРИЯ ИЛИ ПРАКТИКА? Никаки х с о мн е ни й: кон е чно, важне е теория, -
сч итают чл е ны Общ е ства спасателей су дов из английского горо­
да Стокпорта. Судя по десяткам по­
з дравит е льиых посланий, пришедших в Стокпорт по случаю тридцатилетия общ е ства, такого же мнення прид е р­
живаются и многие судоходные компа­
нии. Чуть Л И ни единодушно онн под­
ч е ркивают, чт о е сли руководствоват ь ся ра з рабатыва е мымн Обществом р ек о­
м е н д ациями, то судно -
правда, т е о­
р ет ически -
МОЖНО спасти в люб о й, д аж е само й аварнйной обстановке. Т о т ф а кт, что теор ия так и н е становит с я практико й, л е г ко объясним: Стокпор т располож е н в 50 килом е трах от моря, а чл е ны Общ е ства ни ра зу за все го д ы е го суще ст вования н е участвовали ни в одном с пасе ини. ВРЕМЯ -
ДЕНЬГИ (В КАЗНУ) Телефоны- ав томаты могут вн ес ти сущ е ств е нны й вклад в бюдж е т стр а­
ны -
к т ако му мнениЮ пришл о У п­
рав ле ние т е ле фонной с л ужбы Яп о нии пос ле про веде нных им любопытн ы х ис­
сле довани й. Было установл е но, что разго в ор м е ж д у мужчинами в с р ед ­
н е м ДЛИТ С Я 3-4 минуты, женщин ы ж е обычно р аз го ва ривают н е менее два ­
дцати. Вн е с е но пред л ожение пост а ­
вить в т еле фоны-автоматы автоматич е ­
ские вык л ючат е ли, которые бы пр е ­
рывали ра з говор по истеч е нии тр е х минут. Хо че ш ь поговорить еще -
г о ­
ни мон ет у. Управл е ни е ув е рено, что редкая ж ен щнна откаж ет ся пож е ртво­
вать лишиюю монету, чтобы дослушать « самую посл е днюю новость:.. СОБАКА -
Д РУГ СОБАКИ То, что собаки п о могают инвалидам, никого н е уд ивля ет: с обак д ЛЯ 9ТОГО сп е циа л ьно вы д р е с си ровали. Но чтобы собаки помогали собакам ... Со спаниелем Микки случнлось н е ­
счастье: он ослеп. Вот тогда-то заботу о нем добровольно в з яла на себя о в ­
чарка Сампи. Осторожно схватив зуба­
ми длинное ухо Микки, она подняла его и стала водить по дому. Когда спаниель привык к новой жи з ни, Сам .. пи начала выво д и ть е го на прогулку во двор. С т е х пор Сампи и Микки неразлучны и вм ес т е г ул яют по улицам Хельсинкн. Дома Сампи открыв · ает Микки двери, п о д вод ит его к миск е с едой и терп ел иво ж д ет, когда друг кончит есть. МОЛОДЫМ Н А ЗАВИСТЬ с ем ь д е сят л е т н а зад шв е д Густав Хокансон впервы е прннял участне в велосипедных гонках. И до сих пор он продолжает в них участвовать. Не­
сколько лет назад он вышел победите­
лем в гонк е вокр у г Швецин протяжен­
ностью в две тысячи километров, ос .. тавив по з ади мн о г их моло д ых соп е р­
ников. Хотя теп е рь восьмидесятипяти­
ле тн е му вет е ран у и н е уда е тся занять перво е м е сто, с е р д ца публикн он завое­
выва е т неизменно. ГОРОД РАЗБИТЫХ КОРАБЛЕй к арракрос поселок на не-
большом скалнстом островке У запад­
ных берегов Ирланднн. Все дома здесь построены нз обломков кораблей, вы­
брошенных на побережье острова. Ко­
раблн, разбнтые где-то в другнх местах, попадали в мощное течение Гольфст р нма, н нх выноснл о К бере­
,гам западной Ирланднн. ЛИСТАЯ СТАР ЫЕ СТ РАНИЦ Ы "Вонр уг свет а", 1906 г о8 ЛЮ Б ОПЫТНЫЕ ОПЫТЫ С ПОД· ВОДНЫМИ ЛОДКАМИ И з Лонд она сообщают. что в самом непродолжительном времени бритаиское адмиралтейство намеревается предпри· нять в П ортсмуте целый ряд интер ес­
ных ОПЫТОВ с ПОДВОДНЫМИ JIодками. Предположено определить. каким обра­
зом возможн о удалить из лодки. на­
ходящейся в продолжение значитель­
ного времени под водой. испорченный воздух и еще испробовать новый пери ­
скоп. Для упомянутых опытов избрана подводная лодка N. 1. которая была пущена к о дну проходившим над ней пароходом вследствие ТОГО, ЧТО из-з:! ограни ченн ого поля зрения перископа экипаж лодки увидел приближающуюся опасность. когда было уже поздно изменить направление движения лодки. Новый пери ско п устроен таким обра­
зом, что люди, помещающиеся внутри подводной лодки. могут видеть все Первый дом поселка был соо р у ж ен из корпуса английского ф регат а, по­
терпевшего крушенне у ост ро в а в 1740 году. Полтораста лет затем жн ­
телн подбиралн н пускали в дел о де­
ревянные корпуса кораблей, а пото м у и дома, и хлевы, и сараи, и все п ро­
чее в Карракросе -
нз редких по ро д дерева: мореного дуба, орегонской СОСНЫ, ливанского кедра и тикового дерева. Однако за последнее время Каррак р ос снльно пообветшал: кораблн стали ме­
таллическими. Не удивительно, что со ­
общение о том, что вскоре кор а б лн, возможно, будут строить нз желез о­
бетона, вызвало у карра к росцев жи в ой интерес ... НЕ СЛЫШНО ШУМА ГОРОДС К О ГО Шум в городах надоел не тол ь ко людям. Птиц он тоже разд р а жа ет. Говорят, что аистов в Ев р опе ста ло меньше именно из-за шу м а. Аист, гнездо которого в ы види т е на снимке, видать, большой п а т ри от югославского города Сис а к. Вот у же несколько лет он упорно прн лет а е т сю­
да ка ж дый год н только здесь в ы в о­
дит потомство. Но нз центр а г оро да ему все-таки пришлось перебраться ту ­
да, где потише, .. окружающее их пространство моря. тогда как существующие перископы в ЭТОМ отношении очень несовершенны, обладая весьма незначительным круго ­
зором. ЖЕНСКИЕ ПР И ЧЕСКИ У ДИК ИХ Н АРОДОВ С тремление к украшению себя глу­
боко коренится во всем человечестве; у дикарей это стремление, пожалуй. еще сильнее. чем у народов цивили­
зованных. Одни покрывают свои воло­
сы едкою кораллов о ю известью, кото­
рой дают высохнут ь на солнце. после чего волосы получают красноватый от­
тенок; другие красят волосы углем или белой известью. Самоанки не столько придают значение само й прическе, сколько убранству голо вы листьями. цветами или раковинами, а самые бо­
гатые ИЗ них в торжественных случаях навьючивают себе на голову СJЮЖНЫЙ и тяжелый убор. похожий на диадему и состоящий из раковин. пучка фаль­
шивых волос. пестрых перьев и пер­
ламутрового зеркальца. Подобны е уборы часто весят по нескольку фун­
тов, а самоанки -
ярые танцорки. по­
этому можно себе представить. какие крепкие головы должны быть у иих для участия в полн ом параде на раз ­
личных празднествах. САМЫй мАлЕны( й й Г ОРОД В АМЕРИI(Е С амый маленький город в Америке и. может быть. на всем свете -
это Ат­
лантик Сити в штате Нью-Джерси. В городе вовсе нет частиых квартир: все дома в нем -
ЭТО гостиницы; на­
селение города состоит из 35 семей (150 душ); это постоянное иаселение ГОDода состоит из ад министрации и служащих гостиниц. Однако все гости­
ницы постоянно заняты путешествен­
никами. так что на са мом деле жите­
лей в городе бывает гораздо более 150 человек. В течение. целого года в гостиницах проездом бывает 35 ты­
сяч человек. I<AK ЗДОРО В АЮ Т СЯ АНГЛ ИЧ А Н Е Как известно. в Англии форма при­
ветствия у мужчин во мн ого м отли­
чается от обычаев. господствующих в этом отношении в других странал. Мужчины вообще не сиимают друг пе­
ред другом шляпы. будь то студент перед своим профессором. канцелярист перед своим министром или слуга пе­
ред своим хозяином «Низ ки е классы». привет ству я выше­
стоящих людей. могут в знак особого почтения коснуться рукой своего го­
ловного прикрытия. вообще же мужчи­
ны приветствуют др уг друга. кив ая лишь головой; и если уж кто хочет особенно выразить свою радость. то машет при встрече подиятой рукой. Обнажить голову -
значит выра­
зить такую почтительность. которая допустима только по отношению к да­
мам. но и тут хорошим тоиом счи­
тается не обнажать головы. а J/ИШЬ слегка приподнимать шляпу. Употреб­
ляющийся в иных местах смелый взмах книзу, по возможности ДО кол е­
ней. принимается здесь за унизительн ое паясничество. Рисунки В. ЧИЖИКОВА Н. 8 СЕНТЯ&РЬ 1871 СОДЕРЖАНИЕ А. чилинr АРОВ, Э. САРУХАНЯН, М. ЕВСЕЕВ -
Айсберг меняет курс Загадки, прое·кты, открытия В. ЛЕВИН, А. ЧЕРНЕЦОВ -
Дверь ·в дОМ &ОРИС ПОПОВ -
Самая длинная ночь Ю. МАЛЬЦЕВ -
Космическая птица • r. МЕТЕльсi<ИА -
По 'колеблющейся земле Кают-компания «Вокруг света» -
Меня пугает радость гружения: АНДЖЕА ЧЕХОВИЧ -
В осином гнезде Ю. ХОЛОПОВ -
Сету переодеваются ПЕР УЛУФ СЮНДМАН -
Полет инженера Андре Р. РУ&ИНWТЕАН -
О путешествии Ун-Амуна, работниках ства Осирнса и двойttи'ке души "Ка» rEOpr ДАЛЬ -
Последняя анаконда • АНАТОЛИА OHErOB -
Мои соседи -
волки CEPrEA КУЛИК -
Великая Килва . ЖИЛЬ ПЕРРО -
По следам бесслеДIiОГО Пестрый мир Листая старые ст·раницы Трое в океане по-
" цар-
2 9 10 17 21 22 26 32 38 40 SO S4 60 6S 70 78 79 80 Н а пер в о й с т р а н и Ц е о б л о ж к и: НОВАЯ ГВИНЕЯ, РАйОН РЕКИ СЕПИК, РИТУА.АЬНЫЙ ТОТЕМ. Различные племена это~о района традиционно известны как боль­
шие мастера рисунка и композиции. Самые любимые цвета худож­
ников -
красный, черный, охра, белый и серый. Главный редактор А. В. НИКОНОВ Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬ­
ЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместитель главного редак­
тора), Ю. Б. САВЕНКОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукописи не возвращаются Технический редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ. Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская, 21. Телефои для справок: 251-15-00, доб. 2-29; отделы: «Наша Родина,. 3-93; ииостранный -
2-85; литературы-
3-58; науки-
3-38; писем -2-65; иллюстра-
ции -3-16; приложение «Искатель .. -
4-10. Сдано в набор 7NII 1971 г. Подп. к печ. 12NШ 1971 г. А01265. Формат 84Х108'/. •. Печ. Л. 5 (уел. 8.4). Уч,-изд. Л. 12. Тираж 2300000 экз; Заказ 1441. Цена 60 коп. ТнпографИЯ изд-ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия •. Москва, А-30, Сущевекая, 21. 80 ТРОЕ В ОКЕАНЕ • 28 апреля 1971 года. ~400 миль к западу от Панамы. В 16.03 вахтенный матрос Каза­
ченко заметил красную сигналь­
ную ракету. Объявлена тревога .. Человек за бортом... Делаем по­
ворот на ракету. Бот Nt 2 подго­
товлен к спуску иа воду. 16.08. Мотобот на воде, отошел по на­
правлению к двум плавсредствам. 16_14. Три человека, малекька!! спасательиая шлюпка инадувнои спасательный плот подняты на борт мотобота... Трое пострадав­
ших, граждане ФРГ Эрих Нейд­
хард, Зигфрид Швайгхофер и Вольфгаиг Штельтинг, приняты на борт судна, им оказаиа необходи­
мая медицинская помощь. 16.52. Дали полный ход вперед ... Эта выписка из судового жур­
нала советского теплохода «Шота Руставели.. вместе с фотография­
ми была прислана в редакцию капитаном А. Назаренко. Описан­
ный в ней эпизод завершил не­
обычное пронсшествие, которое чуть не закончилось трагическн. 12 нюля 1970 года от причалов Гамбургского порта в кругосвет­
ное плавание вышла десяти мет-
. ровая яхта «Бичкамбер». Плавание «Бичкамбера» проте­
кало спокойно_ После посещекия Испаиии. Азор и островов Вест­
Индии яхта через Таманский ка­
нал вышла в Тихий океан. Беда пришла, когда ее меньше всего ждали. 5 апреля стояла яс­
ная безветренная погода. Насту­
пила ночь. В лунном свете за­
стывший океан отсвечивал туск­
лым серебром. Вдруг сильный удар в корпус сбросил путеше­
ственников с подвесных коек. Снизу в большую пробоину хлы­
нула вода. «Мелькнула мысль: .. На­
скочили на рИфы .. , -
вспомииал позднее Шваигхофер. -
Но откуда взялись они здесь, на многокило­
метровой глубине?» В этот момент с палубы донес­
ся отчаянный крик Вольфганга: «Китыl» Выскочившие наверх мо­
реходы успели разглядеть исче­
зающие во тьме спины двух мор­
ских исполинов, которые, видимо, и протаранили яхту. Судно быст­
ро наполнялось водой. О том, что­
бы заделать почти метровую про­
бои ну. иечего было и думать. Путешественники едва успели спустить на воду спасательный плот и пластмассовую шлюпку да погрузить на них пару канистр С водой и кое-какие при пасы, как «Бичкамбер.. затонул. Утром было принято решение добираться до Маркизских остро­
вов, держа курс по солнцу и звездам. Лодчонка под парусом едва тянула неуклюжий плот. Ску­
дость' рациона -
стакан воды, 50 граммов сухарей и 20 граммов консервов -
и начавшееся силь­
ное волнение, когда приходилось грести по многу часов подряд, быстро отннмали силы. А с ними уходила и иадеж!,а на спасение . .. и вот иа 24-н день, ногда ка­
залось, что все кончено, божест­
венное провкдение сжалилось над нами, -
писал в своей теле­
грамме с борта теплохода «Шота Руставели» Зигфрид Швайгхо­
фер. -
Заметили судно. Пустили ракету. Оно поворачивает к нам. Слезы душат нас... Помещены в лазарет. Чувствуем себя заново родивwимися. Находимся в бело­
снежных кроватях и в раю. Плы­
вем домой ... Фото А. rЛАЗКОВА 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
557
Размер файла
97 647 Кб
Теги
1971
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа