close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1971-11

код для вставкиСкачать
на с Тр. 7 .. на СТр. 58 Т --"j .-.J -1 I ---..: '"'---..;.. ! ---~ ,- - - ь " ,- - ~,~: '---'! ......... ~~ -"'" ~ -
........... -
'-'--~ ................ ( ,---.Н -----.i '-- ~ \\ i\ ~ l на сТр. 10 .. на сТр. 16 Т на сТр. 45 ~ 1971 воктО
ВЕТА Н!11 НОJlбрь ~YPHaA основан в /86/ гооу НАУЧНО·ХУ ДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕ.,ЕСRЧНЫЙ ЖУРНАЛ цк ВАКС., ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИКЛЮЧЕНИЙ М ФАНТАСТИКИ На страницах номера: Наши специальные корреспонден· ты на ударных комсомольских стройках: Урала, где создается новый науч· ный центр, и Усть·Илима, где возводится пло· тина, строятся дороги и мосты . .. Товарищ Дрозд» уходит на зада· ние. Воспоминания сотрудника во· енной разведки, работавшего в Поволжье в 1918 году. « L» -
привет от Лаки» -
доку­
ментальный очерк о том, как в го­
ды второй мировой войны амери­
канская разведка завязала сотруд­
ничество с итальянской мафией. О древнейших в мире небоскребах, о затерянной в горах земле благо­
воний, стране Хадрамаут, делится своими впечатлениями советский журналист Алексей Васильев . • Игрушечная история человече· ства... О ТРМ, как многое может она открыть и как берегут ее, -
очерк и репортаж с Богородской фабрики игрушки. Где живут лемуры? Шведский пи­
сатель Олле Страндберг делится впечатлениями о путешествии по островам в Индийском океане. 1 \.1.., в ГЕОЛОГИИ НАЗРЕВАЕТ РЕВОЛЮЦИЯ. ОКЕАН + МАНТИЯ ~. НА НОВЫХ ПУТЯХ -
но-
ВЫЕ КЛАДОВЫЕ ИНДУСТРИИ. МОЛОДЕЖЬ СТРОИТ УРАЛЬСКИй ЦЕНТР СУЩЕСТВУЕТ ЛИ УРАЛ! UЗ
' круглом Здле Прези­
ДИУМд Ак а д е мии наук СССР стояла НдСТОРО-
женная тишина. Предс е Ддтель н о в о р о жден н ого дКддемичес к ого Ур а льского научно г о центр а ака­
д е мик Ceprei1 Васильевич Вон­
с овскиi1 представлял науку сво е ­
го края: целая дивизия и с сле д о ­
вателеi1 -
30 тыячч человек, из них более двух десятков членов академии, 500 докторов и 5 ты .. сяч кандидатов наук. Правитель­
ство поступило дальновидно. Хва­
тит научному Уралу ходить в « СЫНОВЬЯХ », ИЛИ, говоря на ла­
тыни, быть филиалом. Теперь он с а м стал центром, объединяющим сорок вузов и 227 (двести два­
дцать семь!) исследовательских учреждений. Словом, бол'.,шому кораблю -
большое плавание. Но вот о том, куда же плыть кораблю, мнения в зале разде­
лились. « Только прикладные ра­
боты, поиски полезных ископае­
мых, -
говорили одни, -
ведь ур альские недр а уже не обес­
п е чивают уральскую инду­
с трию ». -
«Н ет, возражали о ппоненты, -
пои с ки нельзя ве­
сти вслепую. Нужны ф ундамен­
тальные исследо · вания, ко т орые восстановят историю фОрМИрОВд­
ния Уральских гор». -
"Но УРдЛ изучен еДВд ли не лучш е, чем любоi1 Apyroi1 pai10H земного шара. Все ГЛдвные геоло г ические теории опробовались на УРдЛЬ­
ском оселке ... » -
Так что, все еще ВПдДдет в Кдспиi1 ПРОКЛЯТдЯ Волга?­
MOi1 однокурсник по МГУ, ныне доцент, поманил меня в кори­
дор. -
Спрячь блокнот. Этот спор, да будет тебе известно, лишен смысла: Уральских гор все равно нет. Н е дав опомниться, доцент по­
тянул меня к карте. -
Разумеется, продолжал он, -
любоi1 студент у меня на экзамене может СКдзать, что Урал -
это гор н ая страна, про­
т я нувшаяся от Карского моря до Мугоджар, которая разделяет Русскую равнину и Западно-Си­
бирскую низменность, -
я буду вынужден поставить ему пятер­
ку. Такова традиция, хотя все же нехорошо обманывать мла­
денцев... Ты, брат MOi1 по МГУ, должен знать правду. Посмотрим на север; одни продолжают Ураль-
скиi1 хребет на HOBoi1 Земле, другие поворачивают его к Tai1-
мыру, третьи топят 1) Карском море. А что на ю г е? Мугоджары вовсе не южная оконечность Урала, горы продолжаются, но никто не знает куда -
то ЛИ ОНИ тянутся до Тянь - Шаня, то ли об­
рываются на Мднгышлаке. С за ­
падными и восточными граница ­
ми тоже история ... -
Но Уральскиi1 хребет все­
таки существует! -
Гм... Светило геологии прошлого века Импеi1 Мурч и с:он утверждал, ч т о горы Урала име­
ют западныi1 и восточныi1 склоны. Сотни исследователеi1 повторяют это уже м ного лет, хотя отлич-
но знают, что, например, в Свердловске никакого водораз-
дела нет. Река Чусовая спокоi1но течет через осевую линию с во­
сточного « склона » на западныi1, нарушая все «научные положе­
ния » Мурчисона и его последо­
вателеi1... Вот так-то. А уж если расс м атривать Урал как геологи­
ч е с.кое понятие, то вообще неяс­
но, тянется ли он с севера на юг или с востока на запад и есть ли этот хребет в природе. -
Ну, знаешы -
А ты поезжаi1 в Свердловск и сам все увидишь. В геологии сеi1час революция, и эпицентр ее на Урале. Там теперь такое тво­
рится ... Оттуда виднеi1 и будущее Уральского центра, и будущее caMoi1 геологии, и будущее са­
MOi1 что ни на есть будничноi1 практики. В СВЕРДЛОВСКЕ СПОРЯТ ОБ ОКЕАНАХ Свердловск один из самых « сухопутных » городов планеты. И не только потому, что по ре­
ке Исети не доплыть ни до ка­
кого моря: она многократно пе­
ре г орожена плотинами еще в п ределах города. Сюда не дости­
гает даже ДЫХдние Нептуна. Тихиi1 окедН слишком Ддлеко, дТ­
лантическиi1 ветер обессилевает еще ЗдДОЛГО до УраЛд. Чувствует­
ся близость Ледовитого, но это уже скорее не BOAHbIi1 бассеi1н, д леДЯНдЯ СТРдна. В общем, где море, а г де Свердловек ... И все-таки самым большим событием молодого научного цеНТрд летом 1971 года была как раз дискуссия об океане. Один уважаемыi1 московскиi1 3 академик только что вернулся из плавания на «Витязе». Он при­
вез с собом образцы таинствен­
ном мантии Земли. Ученые занимали места в про­
сторном зале: маститые ближе к трибуне, молодые сзади. -
Готовятся к дискуссии, как к битве. Даже места занима'ют, как боевые позиции -
«мобили­
сты» слева, «фиксисты» -
спра­
ва, -
шепнул знакомым мне мо­
лодом свердловский геолог. -
А где тогда нужно садить­
ся докладчику? -
Слева. Справа он уже. си­
дел. Понимаешь ли, очень долго геология была науком не о всем земле, а только о суше. Недав­
но были сделаны крупные откры­
тия в океане. Пришлось пере­
смотреть старые концепции, вы­
двинуть новые гипотезы. «Моби­
лизм» возродился, но уже на новом основе. -
А ты-то сам за кого? Какая гипотеза тебе ближе? Вместо ответа геолог подвел меня к стенгазете «Земля». От­
черкнутая красным карандашом, там красовалась надпись: «Гипо­
теза попытка перевернуть проблему с головы на ноги, не установив заранее, где у нее «ноги», а где «голова». Повесив свою стенгазету рядом с объяв­
лением о лекции, молодые гео­
физики, видимо, стремились при­
дать дискуссии нечто от КВНа. «Каждая низменность норовит стать возвышенностью, и это на­
стоящее стихимное бедствие». Пожалум, это не только о зем­
ном поверхности ... А вот, похоже, шпилька кое-кому из маститых: «Мало быть Магелланом. Нужно, чтобы где-то был открытым то­
бом Магелланов пролив». -
Присмотрись, рядом С то­
бом главным оппонент сегодняш­
него докладчика ... Оппонент пробежал глазами афоризм: ,«Чтобы быть полезным, не обязательно быть ископае­
мым». Задумался. Затем ещь один: «Всем силам на земле противостоит ОДНiI-единствен-
ная -
сила инерции». -
Что ж, без сопротивления нет и движения вперед, -
улыб­
нулся он моему собеседнику. Кому как, а мне этот настром молодого центра понравился. Человеку, впервые попавшему на научным диспут, пором бывает не по себе. Он часто даже не может понять, о чем же идет речь и где тут, собственно, спор. Идут доклады, задаются вопросы, и вроде бы нет ника.­
кого кипения страстей, и «дра-
4 мы идей» тоже не заметно. Но это только на взгляд непосвя­
щенного ... Чего прежде всего ждут лю­
ди, спешащие на диспут? Конеч­
но, фактов. Но сами по себе новые данные, как ни странно, мало что решают. Факты как кирпичи, из которых можно по­
строить и хижину и дворец. И вот дискуссии стремительно ускоряют темп укладки фактов. В этом их великим смысл: во всестороннем, критическом рас­
смотрении как самих фактов, так и/укладки их в здание новых гипотез и теориМ. Урал, как всем известно, шка­
тулка с драгоценностями. Рас­
сказывают, что один профессор, спрашивая на экзамене, где есть месторождения такого-то полез­
ного ископаемого, тут же до­
бавлял: «Кроме Урала, ко­
нечно ... » Урал долгое время был ста­
новым хребтом нашем индустрии, да и семчас его значение огром­
но. Источник этом мощи Ура­
ла -
его недра. Но их богат­
ства уже не соответствуют по­
требностям пором даже самого Урала. Неужели оскудела со­
кровищница? Нет, тут скорей дру­
гое. Открыто то, что сравнитель­
но легко было открыть, а то, что потрудней, плохо дается. Во многом потому, что до сих пор толком не поняты законы образования и размещения руд в глубинах земли, и на Урале в частности. А как их можно понять, если спорят, каким образом возник сам Урал? Раньше, по крамнем мере, «все было ясно»: Урал возник на том месте, где он находится по сей день, -
посредине Евразии при смятии складок земном коры. И вот теперь этот важнемшим как для теории, так и для прак­
тики факт поставлен ПОд сом­
нение ... То была точка зрения фИКСИ­
стов -
Урал находится там, где он возник. Но если еще недавно гипотеза мобилизма -
движения континентов -
считалась своего рода «геологическом экзотиком», то в последние годы изучение океанического дна дало веские аргументы в ее пользу 1. И про­
шлое Урала оказалось в центре таком полемики, какой в геоло­
гии давно не было. Напомню, что, по мнению мо­
билистов, многие сотни миллио­
нов лет назад на Земле был 1 См. «Вокруг CBeTa~ ,N'. 10 за 1971 год. один континент Пангея и один океан Тетис. Затем Пангея рас­
кололась на Лавразию и Гондва­
ну, а те, в свою очередь, дали начало современным континен­
там. «Обломки» Пангеи дрейфо­
вали по поверхности мантии, по­
добно льдинам, и Урал обязан своим рождением столкновению двух таких ·«обломков»: субкон­
тинентов Сибири и России. ... Как я уже говорил, на лет­
нюю дискуссию в Свердловске московские гости привезли с со­
бом добытые со дна океана образцы мантии Земли. Черные, чем-то напоминающие лунные породы камни пошли по рукам. Надо было видеть, как их рас­
сматривали! Рассматривали и сравнивали с теми породами Урала, которые тоже, не исключено, являются породами мантии. Но ведь мантия нигде не вы­
ходит на поверхность Земли! Ни одна самая глубокая скважи­
на не достигла ее поверхности! Мантия скрыта пока непрони­
цаемом толщем земном коры! Откуда же взялись океаниче-
ские образцы мантии и каким образом на Урале очутились по­
роды том же мантии? Вообще, почему такое внимание к мантии и ПJЭИ чем здесь океан? ПРОБЛЕМА МИРОВОГО ДУНИТ А В жизни великого химика Д. И. Менделеева был таком слу­
чам: он смог разгадать один тща­
тельно охраняемым секрет про­
изводства, анализируя, какие грузы поступают на завод. «Завод», где «производятся» месторождения полезных иско­
паемых, пока недоступен взгляду человека, -
как правило, про­
цессы шли и идут в глубинах земном коры и в еще большем мере, видимо, в мантии. -
Понимаете, мантию не ви­
дел никто, -
суммирую я то, что рассказали мне уральские геологи. -
Поэтому трудно ска­
зать, что мы ищем. Самую древ­
нюю породу? Пожалум. Субстрат, из которого рождается большин­
ство полезных ископаемых? Разу­
меется, это наша главная цель. Ответ даст глубинное бурение на мантию, оно уже ведется на континентах и в океане. Образ­
цов подлинном мантии мы, стро­
го говоря, еще не имеем. Мы довольствуемся образцами из глубочамших океанических впа­
дин и их «родичами», которые "а Урале, хотя и не только на Урале, ВЬ'ХОДIIТ пр"мо на по­
верхность. Их называют дуни­
тами. Мне ВСПОМНИЛСII инженер Га­
рин, который своим гнперболо­
идом пробил путь воливиновый ПОIlС Земли, под которым кипел океан золота. Гарина, как и нас, манило таинственное веще­
ство мантии. (Дунит, кстати, со­
стоит в основном из оливина.) -
Образцы, доставленн.,.е «Витязем», И уральские дуни-
ты -
отторженцы мантии. Су­
дить ПО 'ним о глубинном суб­
страте нужно с такой же осто­
рожностью, с какой по трупам разорванных давлением глубоко­
водных рыб мы делаем выводы об образе жизни этих рыб. И все-таки дуниты -
это уже синица в руках. Исследуя платиноносные мас­
сивы, геологи убедились, что дуниты выходят из глубин в ви­
де труб. К тому же эти матери­
ковые породы и те, что найдены на дне океана, безусловно, род­
ственны. Так, может быть, мы и в самом деле держим в руках кусочек пирога из той адской кухни, где природа «варит» по­
лезные ископаемые? В одном инженер Гарин был прав (недаром автор романа со­
ветовался с самим Ферсманом): глубинные мантийные породы сказочно богаты. Вместе с теми же дунитами залегают платина, железо, медь, хром ... Близящаяся революция в гео­
логии -
это не только пере­
смотр положения о незыблемо­
сти континентов. Еще недавно, казалось, не было никаких со­
мнений, что дуниты порождены огненным расплавом Земли ,-
магмой (еще бы: такие глубин­
ные породы -
как им не быть детищем MarMIoII). Выяснилось, однако, что дуниты никогда жидкими и горячими не были. «Было совершенно непонят-
но, -
пиwет директор Институ­
та геологии Уральского научного центра член-корреспондент АН СССР С. Н. Иванов, -
как такие тяжелые и тугоплавкие породы могли подниматься в расплав­
ленном виде из недр Земли и при этом не оказывать заметно­
го термического воздействия на окружающие их толщи. Сейчас мы можем предполагать, что пе­
ред нами не застывwая магма, а фрагменты верхней мантии Земли, залегавwие 'некогда под океаном, а затем надвинутые в виде гигантских чеwуй на бо­
лее молодые осадки, сминаеМЬfе в горные сооружения». Так вот зачем сухопутнь\м гео­
логам наука об океанеl Зная тектоническую историю края, они могли бы руководствоваться компасом, который указал бы кратчайwиii путь к пока неведо­
мым богатствам недр. «КУХНЯ МЕТАЛЛОВ», А МОЖЕТ 6ЫТЬ, ЛА60РАТОРИЯ АЛХИМИКОВ Когда думали, что под слоями земли залегает океан магмы, то и рождение металлических руд рассматривали по аналогии с процессами металлургии. Но да­
же под вулканами нет никакого жидкого и горячего океана -
так, небольwие озерца. Путь к истине оказался более длин­
ным, сложным и запутанным, чем думаl10СЬ. Залежи ископаемых -
итог очень длительных превращениЙ. Казалось бы, вот «живые» тре­
щины земли, выходы вулканов, по которым поднимаются флюи­
ды -
насыщенные газами рас­
творы руд. Увы, до поверхности они не доходят, и о процессах, которые верwатся в глубине, геолог вынужден судить, как по­
вар о пище, обоняя ее запах. И все-таки, предположительно об",яснив устройство «земного котла», легче понять, как в нем «варится пища». Так, С. Н. Ива­
нов считает, что руда возникает из глубинного флюида, но это происходит по-разному под океа­
нами и под материками. В пер­
вом случае участвует возникаю­
щая местами ювенильная, дев­
ственная магма, а часто и поро­
ды мантии. Процесс идет под гнетом мощного водяного прес­
са. Рудоносный флюид сбрасы­
вает свою ношу там, где напор давления ослабевает. Чаще это случается не в главных разломах земной коры, а в боковых опе­
ряющих трещинах, где давлеНие несколько меньше. Может быть, в океанах при этих условиях часть флюида попадает непо­
средственно в воду и ложе океа­
на за счет этого беднеет зале­
жами? Не потому ли так много солей растворено в морской во" де? И не значит ли это, что кон­
тиненты богаче «твердыми ру­
дами»? Д. И. Менделеев говорил, что лучwе пользоваться гипотезой, которая впоследствии может ока­
заться неверной, чем вообще не иметь никакой. Исследуя недра, свердловский ученый профессор Н. Д. Буданов особенный интерес ПРОJl8ИЛ к «живым» швам, рифтам, раз­
ломам, кратерам -
всем тем ходам, которые ведут в глубину. Некоторые данные уральской и мировой геологии привели его к предположению: не могут ли пересеченIoIЯ глубинных трещин быть теми «выходами из преис­
подней», по которым на бел",.Й свет выбираются руды и мине­
ралы? Еще недавно любой студент мог возразить профессору, что если даже эта гипотеза и верна, то для Урала она ttеактуальна и ничем не может помочь поиско­
викам. Пересечение ПОДНJlТИЙ, процитировал бы он самого В. А. Обручева, признают только исследователи старой wколы, а «современная геОЛОГИJl уже не допускает, чтобы участок земной коры... ,подвергwейся интенсивной складчатой дислокации одного направления, мог под влиянием давления другого направления изменить свою первоначальную складчатость". Проще говоря, это означало вот что. Уральские го­
ры -
древняи' складка земной коры, которая тянется по мери­
диану. Поперечные, wиротные складки на Урале не должны иметь место. Первыми с этим не согласи­
лись геофизики. Уже лет три­
дцать назад они заметили, что сейсмические волны лучwе рас­
простран.яются как раз поперек Урала. Провели магнитную с ... ем­
ку глубин. Что такое, на картах явно вырисовывался кряж, иду­
щий от города Кирова куда-то на востокl Последнее слово в этом исследовании' выпало на долю са­
мых молчаливых свидетелей­
камней. АМфиболит, вытащен­
ный из глубин, оказался весьма почтенного возраста -1,S мил­
лиарда лет. Анализ показал, что он рожден не магмой, а ~'OKea­
ном. Тем самым древним .0ДО8-
мом, который был на· месте Урала. Так был открыт погребенный Биармейский хребет, или, как' e~o еще называют, Третий Урал (второй, зауральский, КРJlЖ погре­
бен на востоке от современного хребта). А вместе с ним обрели гражданство в науке те самь.е поперечные трещины и «живые" ШВЫ, которые нужны для об ... JlС­
нения того, как на Урале фор­
мируются месторождения. Но каков он, этот «хорошо из­
ученный» Урал?, Кроме видимого, значит, есть еще Урал «невиди­
МЫЙ», И не меридиональный это хребет, а wиротно-меридиональ-
5 н",й, И скорее даже не хребет, а сочетание хребтов... ..Полно, ест.. ли сам хребет?» -
вспомни­
лис.. мне слова моего москов­
ского друга. Если ест.. дерево, то ест.. и корни. Считалос .. , что примени­
тел"но к горам это так же вер­
но, как и к дерев"ям: поднятиям над поверхност"ю должны отве­
чат" прогибы под поверхност"ю, могучие «корни» хребтов. И вот последнее открытие, верней «закрытие»: Урал не имеет ни­
каких таких особых «горных кор­
ней». Сейсмика показала, что толща земной коры под Уралом та же самая, что в Подмосков .. еl Вдавленност.. ест .. , но незначи­
тел"ная -3-6 километров, при толще коры, равной 38-40 кило­
метрам. Фактически и равнина и Урал"ский хребет лежат на од­
ном и том же основанииl Это переворачивает многие «геологи­
ческие устои», это противоречит; .. надо быт.. геологом, чтобь, по­
нят", какой это удар по прежним теориям. Итак, быт.. может, Урал -
это смятие, возникшее при стыковке двух субконтинентов;' итак, «Ура­
лов» нескол"ко -
ест.. привыч­
ный нам меридионал"ный хре­
бет, а ест.. широтные, погребен­
'ные хребты; итак, у этой горной страны нет погруженного в ман­
тию прогиба, как это горным странам положено; итак, просле­
живаются черты, видимо родня­
щие континентал"ный Урал с по­
рождениями океана ... Когда быстрое течение упи­
рается в препятствие, то струи его в поисках выхода разбегаются веером. Точно так же ведет себя и человеческая мысл... Скол.. ве­
лик «разброс» гипотез в мировой геологии вообще и на Урале в частности, могут Д~T" представ­
ление взгляды того же Буданова на источник формирования руд и минералов. Те минералы, которые мы на­
ходим вблизи· от поверхности,­
те же самые и в толще всей планетыl Нет, конечно; ест.. все основания думать, что ближе к ядру Земли давление стол .. велико, что там вообще нет при­
вычных нам химических элемен­
тов: оболочки электронов вдав­
лены там в ядре атомов. Нет там ни железа, ни меди, ни золота. И все же они там ест .. , потому что они оттуда берутся. Пара­
докс, не так лиl Как же они все-таки берутсяl Профессор Буданов считает, что этот процесс не обходится без ядерных превращений, что наша Земля -
мощный ядерный реак­
тор, где одни элементы перехо­
дят в другие. Такова крайняя, далеко отстоя­
щая от всех других, точка «веера» идей, который развернулся сей­
час на Урале. Шутливая стенга­
зета своеобразно, но точно отра­
жает тот дух искания, раздумий, сомнений, который утвердился в стенах нового научного центра. ТО, ЧТО &У ДЕТ я сказал: «В стенах нового на­
учного центра... Но это дан.. ли­
Tep.itType. Стен этих еще нет. Ест.. стены прежних институтов Свердловска, а новые, специал .. -
но для научного центра, еще предстоит возвести. Скол.. насущ­
на эта задача, говорит хотя бы то, что строител"ство Урал"ского научного центра объявлено удар­
ной комсомольской стройкой. Слишком велики и безотлагатель­
ны те проблемы, которые стоят перед урал"ской наукой. Ест .. , как видим, люди, ест.. опыт, ест .. интереснейшие, хотя порой и го­
ловокружител"ные идеи, ест.. дух нетерпеливого поиска -
нужны новые лаборатории, аппаратура, оснастка. Стратегический план, по которому будет жить новый ГИМАЛАИ -
АНАЛОГ УРАЛА? научный центр, более обширен, чем может показат"ся из этих записок. Исследование земного магнетизма -
в Свердловске на­
ходится ведущая в ~той области научная школа, которую возглав­
ляет академик С. В. Вонсовский. Ядерный каротаж -
новый ме­
тод «просвечивания" земных недр (метод новый, но на Урале его развивает старейшая в стране геофизическая станция). Исследо­
вания карста -
на Урале, в Кун­
гуре, есть единственный в мире стационар, который этим за­
нимается; его исследования по­
могают, например, обеспечить устойчивост.. плотины на Каме. Эти, как и многие другие направ­
лени.я, были в зареле. Но сейчас создан и первый в стране Ин­
ститут экологии -
не одной гео­
логией будет жит .. Уральский на­
учный центр. В лаборатории Ин­
ститута геологии с ПОi'\ощью сверхвысоких давлений модели­
руют условия земных глубин, то ест.. воссоздаются условия той «кухни», где при рода творит ми­
нералы и руды (бурение бурени­
ем, гипотезы гипотезами, а кое­
что можно уже и проэксперимен­
тироват .. !). Еще есть... Но хватит, пожалуй. .. Леред отъездом из Свердлов­
ска я снова подошел к стенгазете геофизиков. Там был новый рису­
нок. Идет по уральскому мери­
диану седой академик, чем-то по­
хожий на Эффелевского бога; а по бокам стоят Нептун, Вулкан, Плутон, и каждый манит ученого к себе. И кажется, ученый делает шаг к Нептуну. Но в то же время дружески улыбается и его колле­
гам по Олимпу ... Сегодняшняя ситуация в геоло­
гии обрисована тут с завидной точност"ю. В науках о Земле на­
зревает и, пожалуй, даже идет подлинная революция. В интерес­
нейшее время возник Урал"ский научный центр ... Проблема происхождения Урала вызывает ин­
терес не только у советских, но и у зарубежных геологов, о чем свидетельствует, например, не­
давняя гипотеза доктора наук Гамильтона (США). Проанализировав имеющиеся данные, Гамильтон пришел к убеждению, что Русский и Сибирский субконтиненты 550 миллионов лет назад находились, видимо, на значительном расстоянии друг от друга. Их столкновение про­
изошло много позже, примерно 225 миллионов дет назад. При этом становление Урала было результатом процесса более сложного, чем про­
сто «наползание» краев двух субконтинентов. его края океаническим бассейном. Однако впос­
ледствии земная кора под этим бассейном ста­
ла уходить вглубь. Примерно такое же поглоще­
ние участков коры имело место и в районе Си­
бирского субконтинента. В конечном счете ост­
ровные дуги и субнонтиненты «срослись~, дав начало Уральскому хребту. На этом деформа­
ция, однако, не закончилась, что еще более за­
трудняет расшифровку строения Урала. Гамильтон полагает, что русский субкЬнти­
нент обладал островной дугой, отделенной от 6 Исследователь считает, что его гипотеза при­
ложима к изучению Bt;;eX сходных с Уралом гор­
ных структур. С этих позиций он, в частности, приступил сейчас к переоценке истории образо­
вания Гималаев. ВИЛЬ ДОРОФЕЕВ на земле, опаленной ПОРОХОМ КОГДА МУЗЫ НЕ МОЛЧАТ Ш иц ер он был не прав, утв е рждая: « КО"да гр е ­
мит оружие, музы мол-
чат », Седьмой год во Вьетнаме не утихают гул разрывов авиабомб и рев самолетных турбин, седь­
мой год стволы скорострельных зениток и жала ракет нацелены в небо, откуда в любо й момент может при лететь смерть, срабо­
танная бог знает в каком далеке. Но «пуwечный разговор» не смог заставить музы замо л чать. В Ханое даже в дни самы х сильных бомбардировок были от­
кр",ты ворота храма литературы .и искусства. И люди приходили в этот тенистый парк, чтобы по­
бродить по дорожкам, выложен­
ным изразцовой плиткой, посто­
ять под рогатыми крыwами хра­
ма, от делан ~ ыми с и з ыском ма-
стера ми древности, полюбоваться карликовыми де ревьями в кад ­
ках, возраст которых не одна сотня лет. Каменные черепахи, символ мудрости и одареннос т и, зары­
лись по самые панцири в густую зелень травы. И лиwь ба з альто­
вые плиты, возвыwающиеся пе­
ред ними, тонкими узорами древ­
ней письменнос т и свид ет ельству­
ют о жарких схватках поэтов и художников, которые происходи­
ли здесь многие века назад. История вьетнамского наро-
да -
это история борьбы за свою независимость из поколе н ия в Г!околение. Э т о война против поработителей с севера, против завоева т ел е й с востока, против колонизаторов, мечом и « крестом господним » пытавwи х ся утвердить­
ся на э той благодатной земле. и в самые трудные для страны годы в храм приходили воины-
поэты, воины-певцы, воины-худож­
ники. Их ждали походы и битвы, их ждала суроаая работа воина, а зачастую смерть. Но это было в будущем, пока же они состя­
зались в поэзии, музыке, ж ивопи­
си. И победителей ждало бес­
смертие -
их имена и наиболее значимые изречения камнетесы тут же высекали на базальтовой плите. Потом, когда страна отражала опасность, художники, поэты, музыка н ты -
все, к то уцелел,­
собирались в храме вновь, чтобы определить нового победителя. И если прочесть надписи на ба­
заЛЬТQВЬ'Х плитах, то можно за-
П о д и З ЯЩ Н bl"lU, украшеНН bl"IU драконами к р ов л ями храма л ите­
р ату р ы и и с ку с ст в а н е одну с отню ле т зв уча л и ст и хи л у чши х п оэтов Вь е тнама. метить характерную эакономер­
ность. На плитах, где перед бит­
вами Зllпечат лены изречеНИJl и цитаты, оброненные во вреМJI по­
этических ристалищ, каждое сло­
во дышит романтической пыл­
костью. На плитах, свидетель­
ствующих о СОСТJlзаНИJlХ, СОСТОJlВ­
ШИХСJl после битв, в каждом слове -
спокойствие воина и мудрость человека, потеРJlвшего в бою брата и друга, познавшего горечь временных поражений, ПЬJlНJlщее чувство победы и не­
ПРОХОДJlЩУЮ боль утраты. СеГОДНJI РJlДОМ с базальтовыми плитами в храме литературы и искусства в Ханое белеют листы газетных полос. На них стихи и поэмы, повести и рассказы, напи­
санные непосредственными участ­
никами драматических событий. Может быть, позже, когда минует война, в храм'е литературы и ис­
кусства перед одной из черепах ПОJlВИТСJl новаJl базальтоваJl пли­
та с именами и изречеНИJlМИ ле­
тописцев нынешних суровых лет. Может быть. А пока в маленькой мастерской у входа в храм искус­
ные руки художника гравируют на куске обшивки сбитого амери­
канского самолета небольшую картину, повествующую о мирной жизни, -
буйвол ТJlнет плуг, и креСТЬJlНИН, наПРJlГШИСЬ, крепко сжимает его дрожащие ручки. Цицерон был не прав -
музы не молчат, ХОТJI и гремит оружие. ГОРСТЬ РИСА На паром ной переправе одной из многочисленных рек слепой солдат пел долгую песню. Слова, сплетенные нехитрой мелодией, под аккомпанемент нома и раз­
меренный стук катерного движка падали в души людей, словно зерна на вспаханную землю. И совсем как у нас в России, пригорюнившись, слушали певца креСТЬJlНКИ, везущие на воскрес­
ный базар то, что испокон веков выращивают в деревне, -
апель­
сины, грозди Jlнтарных бананов, СВJlЗКИ редьки. Мужчины загрубе­
лыми пальцами сосредоточенно разминали пересохшие сигареты и жестом просили огонька у со­
седа. А солдат, которому напалм выжег глаза, все вел свою не­
спешную песню ... Шепотом, слово за словом, то­
ропливо переводил песню пере­
водчик. И меНJI поразило, что бы­
ла она не об изнурительных БОJlХ, не о разрывах бомб и боли утрат. Ослепленный напалмом человек пел о горсти риса, о том, 8 как ломит спину у земледельца, когда тот по колено в воде са­
жает немощные стебельки, о вJlз­
кой глине, засасываЮщей ноги креСТЬJlнина, о земле, за которой любовно ухаживает человек уже многие сотни лет ... Была вьетнамскаJl зима -
нЕ'­
жаркаJl, МJlгкаJl осень России. На дорогах ПРJlМО под колеса машин мужчины бросали рисовую солому, чтобы она стала МJlгче. На отполированных временем ка­
менных плитах, вымостивших пло­
щадки перед буддийскими храма­
ми и пагодами, креСТЬJlне устрои­
ли тока, и столбы белесой пыли от сухих стеблей и зерна поды­
мались над рогатыми крышами пагод -
шла молотьба. Страна собирала второй -
зимний уро­
жай ... "Рис -
это основа нашей жиз­
ни», -
писал один из журнали­
стов провинции ТаЙбинь. "Рис -
это наша победа», -
сказал мне командир ОТРJlда опол­
ченцев. "Рис -
это стерженьчеловече­
ского БЫТИJl», -
услышал JI от руководитеЛJl кооператива в про­
винции ХаЙзыонг. И все же самое образное и мудрое определение дал семи­
деСJlтилетний креСТЬJlНИН Фан Ван Мао: "Горсть риса -
это Жrolзнь чело­
века. Зерна как горы. С первого ВЗГЛJlда все одинаковы. А при­
СМОТРИШЬСJl, все они разные ... » Самое трудное ДЛJl челове­
ка -
паМJlТЬ. Самое несовершен­
ное у человека -
тоже паМJlТЬ. С годами она, как и сам человек, слабеет... Но зимние дни сорок ПJlТОГО года Фан Ван Мао отчет­
ливо помнит до сих пор. Особен­
но помнит глаза реБJlтишек. Он просыпаЛСJl, а глаза уже смотрели на него. ПJlТЬ пар дет­
ских глаз, в которых в те дни не было ничего, кроме одного мучительного вопроса: "Рис?» Что он мог ответить им, своим деТJlМ, в зимние дни сорок ПJl­
того года, 8 голодные дни? .. В шестнадцати селеНИJlХ общи­
ны в те дни не осталось в живых НИ ,одного человека. РаботаJl в поле, он все вреМJI думал о том, что Будда неспра­
ведлив. На дворе у помещика есть все, риса хватило бы на всех в округе, но он лежит в ам­
баре, а люди умирают, даже те, кто не успел еще посадить ни одного стеБЛJl риса, -
умирают дети ... Фан Ван Мао мкого думал об этом, но не знал, что делать ... Он узнал это через год. Когда к ним в провинцию вновь вторг­
лись колонизаторы, а в ДЖУНГЛJlХ ПОJlВИЛИСЬ партизаны. До этого, времени Фан Ван Мао не знал, как обращаТЬСJl с винтовкой, как ее заРJlжать, как цеЛИ'l"ЬСJl, как стреЛJlТЬ. Он не знал запаха пороха, запаха кис­
ловатого и терпкого, быстро въе­
дающеГОСJl в одежду и кожу че­
ловека. СеГОДНJI ему семьдеСJlТ, а он ,может с закрытыми глаза­
ми, на ощупь разобрать и собрать винтовку. Еще Фан Ван Мао мо­
жет вслепую сажать рис ... Он с семьей ушел тогда в пар­
тизаны, в ОТРJlД ,,,белоголовых»­
так называли во Вьетнаме тех, кому было за сорок, у кого вре­
МJI уже выбелило голову и кто все-таки ВЗJlЛСJl за оружие. Колонизаторы построили дзот в центре самых плодородных по­
лей. И чтобы удобно было вести огонь, под страхом смерти за­
претили сажать там рис. Умирала зеМЛJl, ухоженнаJl мно­
гими поколеНИJlМИ людей. Уми­
рала зеМЛJl, которой так не хва­
тало. И тогда он предложил по­
садить' рис хоть на части этой земли. Ночью они вспахали землю на дальнем конце ПОЛJl. Ночью выса­
дили рассаду. Ночами из джунг­
лей носили на себе воду, поили землю. На границе джунглей, к кото­
рым примыкало это рисовое по­
ле, партизаны выставили охра­
нение: караулить рис. Одкажды, когда урожай уже почти созрел и оккупанты решили уничтожить его, пропел гонг, древний брон­
зовый гонг, пропел тревожно и печально. Партизаны брали его с собой в охранение, чтобы по­
дать сигнал тревоги ... Самое несовершенкое у чело­
века -
это паМJlТЬ, и Фан Ван Мао не помнит уже подробностей того ДКJI. НО он помнит, что они спасли урожай, разрушили дзот, перебили ОККупантов. Он 'помнит, что в' этой операции уча:тво­
вали не только паРТИЗr"НЫ, воору­
женные бамбуковыми КОПЬJlМИ, винтовками и пулеметами, но и дети, женщины, которые шли в атаку с серпами в руках. Еще он помнит, как через де­
сJlть лет те, кто уцелел, открыва­
л'и паМJlТНИК павшим в том бою. ПаМJlТКИК партизанам, жеНЩИнаМ ... Тем, кто сеJlЛ рис. САГ А О ДОРОГ АХ Дороги, Рима, где гнаны с сработанные рабами гигантские плиты при­
ювелирной точностью одна к другой. Автострады Евро­
пы, пронзающие маленькие го­
родки, прорывающиеся длинны­
ми тоннелями сквозь подножия горных хребтов. Широченные полотнища Америки, ошеломляю­
щие жителя Старого Света много­
рядьем несущихся автомобилей ... И серая лента дороги N2 1 -
основной магистрали Вьетнама, где черное асфальтовое полотни­
ще испещрено заплатами. В этой войне, где на жителя лишь одного города Намдиня пришлось по ракете или бомбе, дороги заняли особое место. Ут­
ром американские летчики выле­
тали бомбить шоссе. Они пере­
пахивали его ракетами и бомба­
ми, и воронки появлялись одна за другой чуть ли не в шахмат­
ном порядке. Американские асы устраивали настоящую охоту не только за одиночными машинами, но даже за крестьянскими повоз­
ками, запряженными буйволами. И скелеты сожженных грузови­
ков, разбитые в щепы повозки, а местами темные пятна засох­
шей крови на асфальте отмечали страшный путь « славных парней АмеРИЮ1 ». Но это было днем. А ночью происходило чудо. И летчики, Гlрилетавшие у тром, чтобы продолжить СВОЮ охоту, видели сплошную ленту шоссе, обочину, чистую от скелетов ав­
томашин. Лишь позднее, к полу­
дню, жаркое солнце высвечивало разноцветные заплаты на .асфаль­
товом полотне. Ночью происходило чудо ... В горных каменоломнях люди кайлами дробили известковую породу. Они работали с ожесто­
чением, потому что знали: война не на один день, и немало еще понадобится бута, чтобы з асыпать раны шоссейных дорог. Студен­
ты, постигавшие до этого пре­
мудрости математики и физики, покинули аудитории и взялись за лопаты. Они разбили все шоссе на десятикилометровые участки: студенческий отряд из двадцати человек должен был за ночь восстановить свой участок дороги. Американцы стремились нане­
сти удары по мостам и паром­
ным переправам. Только за ме-
« До р ога -
это ненасытный д р а­
кон. п оедающий камни», -
гово ­
р ят вьетн а мцы. О собе нн о ее ли эту д и р о,,!! надо ЧIIНUТЬ .ltно го .1 t'Т f ю U ряд. Jf JU Jн я в Jt!Hb .. сяц на небольшой железнодо­
рожный мост между Ханоем и Хай фоном было совершено пять­
десят налетов. По сводкам · амери­
канского командования -
пере­
правы больше не существовало. Но она была жива ... Стволы бамбука, расщеплен-
ные на тонкие пластинки, из ко­
торых раньше плели циновки, стволы бамбука, которые шли до этого лишь на временный водо­
провод для рисовых полей, пре­
вратились в незаменимый мате­
риал для саперов. И по понто­
нам, связанным из бамбуковых стволов, легким и непотопляе­
мым, двигались по ночам верени­
цы автомашин. Я сам не единож­
ды проезжал по этим « уничто­
женным » переправам ... Двадцатый век видел разное, в числе прочего он стал свидете­
лем и тому, как человек «обучил­
ся» стирать с лица земли создан­
ные им же города. Но разве мало на нашем же ве­
ку было случаев, когда созидание торжествовало над жестокостьюl Примером тому -
асфальтовые ленты вьетнамских дорог, ис­
пещренные пока что заплатами свежего покрытия, как рабочая рубах а вьетн а мского кр е стьянина. ---! ! i -, \ 1\ '\\ '1 \ .' 1 aBtYCTa 1918 tOAa В. И. .Аенин писал; «Сейчас вся судьба революции стоит на одной карте;, быст­
рая победа над чехословаками на фронте Казань­
Урал -
Самара. Все зависит от этоtо». Эти слова В. И. .Аенина моtли бы стать эnиtра­
фом к повести «Первые шаtи» Вячеслава Арсены­
вича ТиМОфеева, бывшеto сотрудника военной ра.з­
ведки. Место и время действия повести -
П оволжы, лето 1918 tOAa. В то время в Поволжье (я сам участвовал в борь­
бе с белоtвардейцами, а позже был одним из секре­
таре:;' CaMapcKoto tубкома партии) обстановка была сложной и трудной. Антисоветские заtОВОРЫ и мя­
тежи разноtо масштаба, явный и тайный саботаж­
все пускалось в ход для борьбы против революции. Контрреволюционные орtанизации, как правило, дей­
ствовали в тесном контакте и по указке иностран­
ных миссий. В качестве ударной силы контрреволю-
ВЯЧЕСЛАВ ТИМОФЕЕВ цией был использован чехословацкий корпус. COBeT~ скому командованию для успешной борьбы Бы4и необходимы д'остоверные сведения о планах, замыс­
лах и, разумеется, силах белоtвардеЙцев .. Основная сюжетная линия повести -
рассказ о первых шаtах молодоtо cOBeTCKOtO разведчика, ко­
торый под видом коммерсанта nроникает в tлубокий вражеский тыл и добывает ценные данные для командования Первой революционной армии. Стой­
кость, мужество, революционная убежденность по­
моtают ему решать сложные по тому времени зада­
чи и часто BblXOAUTb победителем из острых и дра­
матических ситуаций. В журнале печатается заключительная tлава. по­
вести. В ней, ка/( и во всей /(Hute, нет вымысла, автор рассказывает только О 'том, что сам видел и пережил. А.АЕКСАНДР СИРОТИН Ш
а пристанционноil: пло­
щади, где раньше стояли легковые из-возчики, ни души. От вокзала до ревкома две версты пришлось отмахать Mapa~ фонCiКИМ бегом. Но там, неомотря на середину дня, не было не только руководителей, но и слу­
жащих. -
Что произошло? -
спраши­
ваю уборщицу. -
Куда девались члены ревкома? -
Да ничего не произошло, -
отвечает старуха, подслеповато глядя на меня. -
А ты, часом, не Кузьмичов? -
Нет, не КУЗЬМ1ИЧОВ, а что? -
Коли не Кузьмичов, так и не опраш:и'ваЙ. -
Так где же начальст,во, мать? -
Знамо дело где. На МИТlИне. Это у них так за'ведено, утром оМИ11ИН, в обед тоже м.итин. -
А где сейчас митинг? -
Поди, в биоскопе аль на церковной площади. Зрительный зал театра пере" полнен. Дым, духота. Кому не хватило стульев, стоят в прохо­
дах, сидят на полу перед аван-
сценой, на подоконниках. , .jJ. начал пробираться к трибу­
не, за которой стоял Валериан Куйбышев. «Легче перейти Лj{'НИЮ фронта, чем пробраться к сце­
не», -
поду,мал Я, уоиленно ра­
ботая локтями и наступая людям на ноги. На полусогнутых про­
бежал перед столом президиума Рисунки г. Фил"пповского и только собрания -
Мне лериану шите. за спиной председателя встал во весь рост. бы словцо сказать Ва­
Владимиро,вичу. Разре-
-
Нельзя! Закончит доклад, тогда валяй сколько угодно, -
не глядя на меня, ответил пред­
седатель и, облокотившись о стол, продолжал слушать. Куйбышев кончил, и я тут же коснулся его плеча: -
Неотложное дело, Валериан Владимирович! -
Что случилось? Куйбышев недовольно смотрел на меня. Нашел, мол, время ... -
В любую минуту белочехи могут ворваться в город! -
Каким образом? От Мелекес· са до линии фронта ... Но я перебил его: -
Они обошли наш левый фланг и идут на Мелекесс. -
Откуда такие сведения? Куйбышев был явно смущен и озадачен. -
Я только что приехал с пе­
редовой, разговаривал там с пе­
ребежчиками. Куйбышев оглядел зал, поду­
мал, пятерней поправил шевелю­
ру и повернулся к президиуму: -
Предлагаю перерыв минут на пяток. Председатель поднялся, стук­
нул карандашом по графину, спросил: -
J30зражениев не И, получив согласие, дил: -
В таком разе с сходить! будет? -
предупре­
местов не -
Как это случилось? -
отой­
дя в глубину сцены, спросил Куй­
бышев. Выслушав мое сообщение, твер­
до сказал: -
Чтобы не оказаться в ло­
вушке, придется собрание за­
крыть и всем разойтись по своим местам. КО мне подошел связной Яко­
ва Кожевникова бородач Дуби­
нин и увел меня в домик с вы­
веской «Бакалейные товары», ко­
торый служил пристанищем для разведчиков. .-
Для тебя получено новое задание, и знаешь какое? Откуда же мне знать? -
Тебе предстоит добыть но-
вые сведения о численности войск на Волго-Бугульминской железной дороге. Дубинин оглядел меня с головы до ног.­
Прежде всего тебе надо сменить одежонку. В этой куртке ты уже появлялся на глаза белым. Только глупец не обратит на тебя внима­
ния. А так как в контрразведках дураки не водятся, облачайся в солдатскую рвань ... С этими словами он достал из­
под стола вещевой мешок и бро­
сил его к моим ногам. Пока я перешивал пуговицы, Дубинин одним пальцем отстукал на машинке удостоверение на имя выписанного из госпиталя ефрей­
тора. Захлопнув папку с бума­
гами, он отнес машинку и, пове­
селев, вернулся в комнату. -
С этой липой не пропа­
дешь! -
сказал он, размахивая бумагой. -
А на всякий случай мы тебе подыщем еще и подходя­
щего напарника. И ты сейчас же двинешься добывать достоверные сведения. Дубинин открыл дверь, веду-
щую в соседнюю комнату, и сказал: -
Маня! Сходи-ка, пожалуй­
ста; на вокзал и присмотри демо­
билизованного солдатика, едуще­
го на восток. Прикрытие товари­
щу. Понимаешь?. Со станции Мелекесс я ушел незадолго до ее захвата белыми. Суетились люди, пыхтели готовые к отправлению паровозы с при­
цепленными вагонами, откуда-то издалека бухала пушка. Влив­
шись в поток беженцев, я дви­
нулся пешком к ближайшей в сторону Бугульмы станции, а рядом со мной шагал обросший щетиной солдат Василий, шедший из нем·ецкого плена. С начала ПЯТ­
на'дцатого года он батрачил у не­
мецкого помещика под городом Котбусом. Газет не читал, им­
периаЛИСl'ического фронта не раз­
лагал, за революцию не дрался, в полковой комитет его не изби­
рали. Таких, ка,к Василий, петро­
градские . рабочие называли «об­
ломками империю). -
Как ты, земляк, разуме­
ешь, -
спросил он меня, когда нам уже посчастливилось сесть в открытый вагон товарняка, -
великая Расея без царя спра­
вится? А? Он громко прочистил свой при­
пухший нос, поправил за плечами тощий мешок и, прищурившись, с тоской посмотрел на заросшее бурьяном поле. -
Народ без царя проживет. Справится ... -
Чудно! Право слово, чуд­
но, -
покачал головой Васи­
лий. -
А вот в Германии от сво­
его хозяина я другое слышал. Он говорил: Расея в петлю попала ... Изголодавшийся, забитый в не­
воле солдат привязался ко м,не, охотно говорил о своей жизни в плену и удивлялся переменам, происшедшим в России. -... Раньше, на огне меня жги, того бы не сделал, а теперича все одно, закону-то настоящего нету ... Пропади пропадом, решил • запродать свой револьверт, а на вырученные денежки мамане по­
дарочек справить. Как ты сове­
туешь? -
Смотри, как бы шомполов не всыпали ... -
Шомполов? За что? У любо-
го демобилизованного найдешь обрез али гранату. .-
Так-то оно так, а все же будь осторожен. Нарвешься на офицера, вот и будет подарочек l'воей мамане. -
Хошь на ботинки, хошь на кашемировый платок променя,1l бы, -
стоял на своем Василий. На,конец револьвер Василия у меня, а у него мои керенки ... До станции К,1IЯВЛИНО тащились сутки: навстречу один за другим шли воинские эшелоны белых. Спешили к Симбирску. Эти сутки Я почти не сомкнул глаз -
все считал платформы, теплушки, орудия ... На остановке Василий вместе с кипятком принес новость: пар 0-
'воз отцеплен. И тут же ушел раз­
узнать о поездах, а я, избегая нежелательных встреч, остался в вагоне. Вернулся он быстро. -
С первого пути отходит 1'0-
bapo-пассажирскиЙ... Облюбовал там свободную тормозную пло­
щадку, пойдем! Нахлобучив фуражку и подняв воротник гимнастерки, я вышел на перрон. Обычная суета, какая бывает перед отходом поезда: бегут пассажиры с вещами, тор­
говки спешат получить деньги, снуют мальчишки. Тре1'ИЙ удар &олокола. Я под­
нялся на тормозную площадку, оглянулся и замер: на перроне, прямо перед моим вагоном, стоял начальник сганции И, указывая на меня, что-то говорил офицеру с нашивками конгрразведчика. К моему счастью, поезд уже тронулся. Я видел, ка'к начальник станции пытался его остановить. Офицер выстрелил из револьве­
ра сначала в воздух, а потом несколько раз в меия. Одна из пуль впилась чуть выше правого бедра. Василий исподлобья оглядел меня, подумал и спустился на нижнюю ступеньку ва'гона, а ко­
гда поезд на тормозах проходил разъезд Маклаущ не прощаясь, спрыгнул. В залигых кровью брюках я не мог показаться на люди. В глубокой выемке, когда поезд тащился со скоростью пешехода, 11 я спрыгнул и побрел к ближай­
шему селу. Ночь провел на крестьянской ПОДlВоде, а утром был в Бу­
гульме. Попросил остановить лошадь у дома Дедулиных. Едва держась на ногах, поднялся на крылечко парадного входа, дернул дере­
вян·ную ручку звонка и как под­
кошенный повалился на сту­
пени ... Очнулся точно после долгого сна и никак не мог понять: где я и почему в постели? В комнате с одним занавешен­
ным окном пахло лекарствами. В углу распятие Христа, над кроватью картина Васнецова «Иван-царевич И Серый волк». На стуле женское платье, халат темной расцветки, на столике круглый будильник. Тихо открылась дверь, и в ком­
нату осторожно вошла Аня. -
Наконец-то! бросилась она ко мне. Г лаза ее налились слезами, бледное, со впалыми щеками ли­
цо порозовело. -
Боже мой, огнестрельная ра­
на! Я думала, сойду с ума. Хо­
тела вызвать доктора, но не рис­
кнула. Решила врачевать сама. Слава боту! -
сквозь слезы про­
говорила она и провела ру.коЙ по моим волосам. -
Что творится в городе, Аня? -
Повальные обыски, аресты ... Но пусть это тебя не беспокоит, наш дом вне подозрений. -
Аня, а где мои вещи? -
Не волнуйся! Тетя Паша со-
жгла их! -
Как сожгла? -
с отчаяни­
ем воскликнул я. -
Там ... -
Револьвер и у достовере-
иие, -
досказала Аня. -
Да ... И ... солдатские ботинки. -
Сжигать ботинки на толстой подошве у тети не хватило духу, -
с усмеШКQЙ сказала Аня. -
Они нужны? -
Очень. -
Пусть полежат в погребе. На всякий случай я принесу дру­
гие и костюм брата. Ведь ты с ним одной комплекции ... Меня бил озноб, болела рана. Сведения я не мог доставить в штаб. Линия Мелекесс -
Бу­
гульма была забита воинскими эшелонами с солдатами и артил­
лерией, и я их видел. Если в бли­
жайшие день-два мне не удастся переправить этн данные, я НИJЮ­
гда не прошу себе собственного бессилия. -
Аня! Мне нужна твоя по­
мощь ... -
Ты знаешь, я ни в чем не могу тебе отказать. -
Нужно разыскать человека, которого зовут Сахабом. Живет он у татарского кладбища ... Когда Аня ушла, я взял каран­
;\аш, ученическую тетрадь и при-
11 Я ло! шифровать донесение. Пролетело несколько часов. Аня должна уже возвратиться. В городе, где власть принадле­
жит военному коменданту и контрразведке, можно ожидать всего, и я настороженно прислу­
шиваJ/СЯ к каждому шороху. На­
конец Аня пришла. -
Сахаба нет дома. Но я на­
шла человека, который хорошо знает твоего друга. ---
Надежный человек? --
Простой и совсем не похож на сыщика... Слава богу, я по­
немногу стала разбираться в лю­
дях ... Под вечер к дому подъехала грузовая подвода. Один из се­
доков остался при лошади, дру­
гой слез, нетОРОПЛИlво поднялся по ступенькам крылечка и кула­
ком постучал в дверь. --
Салям! -
поклонился во­
шедший. у порога стоял чуть выше сред­
него роста плотный мужчина в тюбетейке, в оборванном зипу­
не, с мешком и кнутом в руках. Он был похож на старьевщика, и пахло от него кожей и какой­
то кисля'J1ИНОЙ. -
Как тебя зовут? -
спросил я, вглядываясь в обросшее, заго­
релое лицо незнакомого человека. -
Я не опрашиваю, как зовут тебя... и тебе не надо знать моя имя, -
ответил татарин. -
Можно и так, -
согласил­
ся Я. -
Если ты знаком с Саха­
бом, не можешь ли передать ему, чтобы он зашел ко мне? Да ты садись, садись! Татарин сел, положил к ногам свой мешок, подумал и, прикла­
дывая руку к груди, сказал: -
Моя голова и руки будут служить тебе, если знать будут, что ты хороший человек. Я понял, что речь идет о· па­
роле. -
Тебе говорил Сахаб что-ли­
бо о «черном золоте»? -
А-а, якши! «Черное золото»! .. Якши! -
с удовольствием протя­
нул татарин. -
Сахаб потихонь­
ку сказал мне такое слово! Тогда слушай меня ... -
Он закрыл гла­
за и быстро заговорил: -
Когда ревком ушла из Бугульма, Сахаб вставал вместе с солнышком и ходил на вокзал. Там он считал, сколько вагонов пришел, сколь­
ко туда-сюда ушел... Его в Бу­
гульма за верста всё знают. «Вот идет Сахаб!» -
так скажет. Он одевал девчонкин юбка, кофта. платком закрывал лицо и шел на вокзал. Один день Сахаб девчонка, другой день старуха ходит. Праздник был, Сахаб хо­
рошо одевался -
и на вокзал. Руоский офицер глядел на хоро­
ший девчонка, побежал за ним, ласково говорит: «Э-э, куда, красавица, пошел?» «Сим­
бирск буду ехать», -
так сказал Сахаб. «Симбирск? Железный дорога кра,сный солдат ломал. Хочешь, лошадка возьмем, горо,. Мелекесс пойдем, потом Сим­
бирск. Якши?» -
«Якши, -
ска­
эал Сахаб. -
Возьму шурум-бу­
р)'1М и на вокзал приду»_ Сахаб приходил на моя квартира, ска· зал: «Передай моему другу Гарс­
еву, белые на Симбирск пойдут ... » -
А где сейчас Гареев?-­
перебил я. -
Гареев ушел, -
ответил татарин. Он открыл глаза, по­
смотрел на меня и, опустив голо­
ву, продолжал: -
Сахаб одевал­
ся красиво, взял корзинку, по­
шел на станция. Там увидел Са­
хаба наш торговец, тоже татарин, шибко сказал: «Г ляди, русский офицер, эта мальчишка!» Русский офицер хватал Сахаб за платок Мальчишка!.. «Вставай лицом к стенке», -
кричал офицер. «Пу­
скай смерть отвернется!» -
ска­
зал Сахаб. «Вставай на колен­
ка!» -
опять кричал офицер. «Ни перед кем не вставал на ко­
ленка», -
Сахаб так сказал ... Татарин рассказал, как на при­
вокзаЛIiНОЙ площади офицер за­
стрелил Сахаба и оставил труп тут же на устрашение. Проходя мимо, люди ДИНИ,JIИСЬ: татарка, а с короткими волосами! В ночь на . вторые сутки друзья похитили труп Сахаба и по му­
сульманскому обычаю похорони­
ли на татарском кладбище. Я слушал эту трагическую ис­
торию и ника,к не мог отделать­
ся от мысли: «Сахаба уже нет!» Убей меня аллах, но я дол­
жен ОТОМСТИТЬ за кровь Саха-
ба' -
сказал татарин. прижиман руку к груди. -
Отвезешь мое письмо в Сим­
бирск, это И будет т,воей местью за емерть Сахаба. Согласен? -
Якши, якши! -
поспешно ответил тот. -
Давай бумага, скажи, кому отдавать, завтра ме­
ня не будет в Бугульма. -
Бумагу получишь завтра ... Он встал и хотел уходить, но вошла Аня. -
Я помешала вам? -
Невеста? -
глядя на Аню, спросил татарин. -
Якши твой невеста! -
И, уходя, громко произнес: -
Салям! в ту ночь долго я не мог за· снуть, все думал о Сахабе. Только утром закончил копиро­
вать донесение. «Белые нацелива­
ют ОIJОЙ удар на Симбирск ... Ши-
ро~оприменяют переброски вонек на крестьянских подво­
дах ... Маневр дает огромные пре­
имущества в подвижности. и мас­
кировке резервов, тогда как на­
ши отряды прикованы к эшеЛG­
нам... Порожняк создает ложное предста'вление о численном пре· восходстве ... » -
Проходите. проходите! Чего тут в коридоре стоять, -
услы­
шал я голос Ани. Вошел :mакомый татарин, при­
ЛОЖИВ ру,кук сердцу: -
Салейкум салям! Давай бу­
мага! Я показал мешок и шов на нем -
здесь был зашит' сверну­
тый в трубку листок КУl'ительной бумаги -
и рассказал, кому ее отдать в Симбирске. Рана заживала плохо, но все же я решил немедленно про­
бираться к своим. Еще не окреп­
ший, я был пшюж на тень и вы­
зывал сострадание. Только 'паэта­
му с поиащью Ани мне не стаи­
,10 бальшага труда устраиться в санитарную летучку Нараднай армии, катарая абслуживала ча-
13 сти белочехов, нацеленные со сто­
роны У фы на Симбирск. Г ла,вврач летучки, толстяк с узенькими погонами подполков­
ННока, пр.'!дложил место в вагоне медпеРСО!fала. На этот раз мне повезло: я получил нижнюю полку в купе, в котором ехал на с.имбирскиЙ фронт за новостями редактор эсеровской газеты «Земля и во­
ля» Девятов. Официально я не был с ним зна'ком, лишь однаж­
ды видел его в Самаре, на вече­
ринке, в доме осв€домительницы американского резидента. И этого оказалось достаточно, чтобы сей­
час быстро установить с ним дру­
жеские отношения. Иван Иванович громил все пар­
тии: кадеты -
мошенники; анар­
~исты грабители; народные социалl':СТЫ -
реакционеры; ин­
тернационалисты _ и максимали­
сты -
болтуны; большевики че­
,ловека за человека не считают, если он не рабочий ... -
Эсеры -
вот единственные наследники героической эпохи наРОдiНlичества, -
шумел Иван Иванович. -
К нам, эсерам, пе­
решли блеок и обаяние Перов­
ской, Желябова, Фигнер. Наша партия обладает притягательной силой для интеллигенции, молоде­
жи, наша партия овеяна роман­
тическим блеском человеческой мудрости! .. Я знаю, что народ не любит, когда власть вымаливает у него любовь и доверие... За народ я готов ~TдaTЬ свою ду­
шу! траг",u'\СКИ восклицал Иван Иванович,' поднимая к не­
бу г,таза. Я же думал, что, возможно, в его портфеле хранится нечто поважнее, чем в секретном сей­
фе начальника штаба кадета Гал­
кина. Кому, как не редактору «Земли И воли», партия эсеров может доверить свои политиче­
окие тайны? Наутро пришло сообщение, что части 1-1'0 Чехословацкого полка, разбив отряды Красной Армии, подходят !к СИlМ1бироку. «Ошеломляющая» новость по­
вергла Ивана Ива'новича в не­
описуемый восторг. --
Послушайте, сказал он, -
я хочу выпить бутылку коиьяку по такому случаю. И вы­
'пить сию же минуту! ОН приоткрыл дверь и крикнул: -
Г'осподин фельдфебель! По­
жалуйста, одну бутылку коньяку из моих «боеприпасов». Пьянел он быстро н, допивая бутылку шустовского коньяка, уже не говорил, а кричал: -
Э... Да мы с вами завтра-
14 послезавтра поужинаем в Сим­
бирске! Ура! Теперь вопрос лишь в TOj'd, кто первый ворвется в Оимбирск: лихой подполковник Каппель или капитан Степанов? Все эти дни в вагоне только и говорили о том, что рус-с-ский капитан Ст,епанов, громя больше­
вистские войока, продвигается все ближе и ближе к Волге. Сестры милосердия сходили с ума толь­
ко от одного имени этого капи­
тана. Персонал летучки как губ­
ка впитывал все, чем «дышала» Волro-Бугульминская железная дорога. Слушая редактора, я не пере­
ставал думать о возможном па­
дении Симбирска. -
Но каким образом можно из Сызрани, минуя Волгу, по­
пасть в Симбирс,к? -
все- же спросил я. -
Очень просто: по правому берегу на крестьянских подво­
дах... Неожиданно ... Пpiиоткрылась дверь, и старший санитар просунул в нее голову: -
Гооподин главврач просит бутылку коньяку ... -
Гости, что ли, пришли? -
Так точно, полковник и штабс-ка'питан. -
Ишь ты, своего спиртиуса-ви­
ниуса не хватило, так он за конь­
яком прислал. -
Иван Иванович посмотрел на меня. -
Иного, сла­
бенького, бутылкой «вылечишь», а э'ют ведь по комплекции тот же купец. Не скоро его прой­
мешь -
пьет всю дорогу ... Редактор вышел из купе, а я смотрел на выглядывавший из­
под его подушки пузатенький портфель. Не раз приглядывлсяя я к нему и раньше, но редактор ревностно хранил его. Теперь, когда я остался в купе один, решил рискнуть. Я закрьш на запор дверь и заглянул в портфель. Какие-то бумаги, ти­
пографские бланки, воззвания, денежные знаки... Тут же револь­
'вер системы i«КОЛЬТ». Иван Иванович задержался у главврача, и к его приходу портфель лежал на месте. Вер­
нулся он со свежим'и новостями, полученными от штабс-капитана: -
С часу на час Симбирск бу­
дет взят. Он торопливо откупорил прине­
сенную с собой бутылку вина. Штабс-ка.Питан, заглянувший по какому-то делу к главврачу, оказывается, рассказал о том, что контрразведке Народной армии удалось припрятать на патронном заводе н Симбирске около двух миллионов винтовочных патро­
нов, а на старых артиллерий-' ских складах -
большое КОЛИ-. чество боевого артиллерийского имущества, одежды, сукна и ар­
мейскоГо оБМУНДИРОВI!НИЯ. -
Латыши тоже с нами! -
ликовал Иван Иванович. У красных осталась горстка КИ' тайцев, мадьяр и военнопленных немцев. Большевики доживают последние денеЧiКИ! Читай!.. ~ протянул он мне листок бумаги. , Это была копия перехваченной белыми телеграммы главкома Восточного фронта Вацетиса и члена Военного совета Данишев­
скоro командарму Тухач~вскому ~g 154 от 20 июля с требованием наказать l-й Латышский полк за то, что он, получив приказ командующего симбирской груп­
пой войск Пугачевского занять оборону Симбирска, самовольно погрузился на пароход и отбыл вверх по Волге. А когда Пугачев­
ский нагнал беглецов и приказал идти к Симбирску, пьяные латыш­
ские стрелки арестовали Пуга­
чевского и увезли с собой в Ка­
зань. В душе моей поднялась бурю «Ка,к могло случиться, что в Симбирске, где работают Ме­
стный и Самарский ревкомы, две Чрезвычайные комиссии, контр­
разведка Симбирского участка Восточного фронта, эсеры хозяй­
ничали как у себя дома? Как мог­
ло случиться, что с помощью агентов Комуча, этого белогвар­
дейско-эсеровского «правитель· ства», l-й Латышский полк вышед из повиновения?» Я не знал, как помочь своим. Иван Иванович начал новую тираду: -
Человек, опособный на угры­
зения совести, есть болван или преступник, а все остальные ско­
ты! -
Иван Иванович оглянул­
ся, пошатываясь, хuтел закрыть дверь, но не смог. -
Закрой дверь! И слушай, что я тебе ска­
жу. В конце концов свобода ро­
дит анархию, анархия приводит черт знает к чему. Разве это не порочный круг? Человек думает, что он добился свободы, на са­
мом же деле... Ты знаешь, что такое Комуч? Тоже не знаешь? Комуч -
печать временности, переходносги, текучести! Итак, мой милый, выпьем за глупость, которая дарует нам власть над дураками! -
Выпьем лучше за ваш свет­
лый ум, дорогой Иван Иванович. -
Ты мне нравишься, Дрозд! Образованьипiко у тебя не ахти какое, но вообще образование -
великий вздор. Вот, например, я знаю, как звали лошад,Ь Алек-
сандра Македонскою, а ты? Не знаешь, потому что ты неуч. Ну и черт с тобой!' Хочешь знать но­
вость? Она у меня в боковом KapMafle пиджака. Завтра эта сенсация будет на страницах га­
зегы., а сегодня это еще секрет. Итак, вот и Симбирск взят. Как мы и предвидели, задача выпол­
нена блестяще. Народная армия сделала феерический марш. В пя гь дней сто тридцать верст на телегах, оставляя вправо и влево от себя большевистские войска... И всего-то шло 1500 человек... Двигались, пере­
говаривались с Симбирском по телефону, так что большевики думали, что говорят их собствен­
ные войска. ЧехословаЦJШЙ полк под кома-ндованием Степанова во­
шел с левою берега Волги. Вот теперь и посмотри, что получает­
ся. Большевистокая Роосия без хлеба, без выхода к морю, без топлива, без железа. У больше­
виков осталось менее десяти гу­
берний из пятидесяти шести. У нас хлеб, мясо, уголь, морские пути, за нас Антанта, на нас ра­
ботает весь мир... А что У боль­
шевиков? Ленин в пиджачишке и поношенных штиблетах?! Наши генералы ведут войска под коло­
кольный звон на Москву, Казань и Петроград ... Наконец Иван Иванович на­
пился, и я рис~нул воспользовать­
ся этим. В полночь, когда сан­
летучка тронулась со станции Верхняя Часовня, с его портфе­
лем я покинул вагон и заросля­
минаправился к Волге. На рассвете 25 ИЮ;IЯ я добрался до ВолГ!' Вокруг НiИ души. Сел на песчаный бу:горок под ка,ким­
то деревом, открыл портфель, вы­
нул оттуда <~кольт», пачки денег и начал рассматривать то, ради чего рисковал жизнью. Папка с грифом «Секретно» ... Доклад начальника генштаба пол­
ковника Махина от 17 июля 1918 года ... Оперативное направ­
ление главного удара Народной армии; пункты сосредоточения резервов -
Вятка -
Пермь­
Сарапул; план восстания в тылу красных и инструкция для парти­
зан. В этой же папке шифр и описок «надежных лиц» В Сим­
бироке и Казани. Вырезки из газет, банковские счета и другие малоэначащие бумаги пришлось оставить в портфеле и по хоронить у дере­
ва в пеоке. Раосовав все осталь­
ное по карманам, я направился к переправе ... Симбир-ск оглашался колоколь­
ным звоном. В церквах и на пло­
щадях в честь «победы» шли торжест,венные богослужения. Появляться в городе было опасно: везде выJIвливалии подо­
зрительных лиц. Задержанных убивали на месте или передавали контрразведке. В сумерках я отправился на станцию. Там работал телеграфи­
с1'ом наш человек. Он, пожалуй, БыJl единственным, с кем я мог связаться в Симбирске. К сча­
стью, Сергей был на дежурстве. «Свой-то овой, а все же осго­
рожность не помешает», -
дума.1 я, оочиняя «телеграмму». Выждав удобный момент, по­
дошел к окошечку телеграфа. -
Примите срочную депешу. Телеграфист посмотрел на ме­
ня, худого, желтого, совсем не­
похожего на того, кого он видел совсем недавно, затем перевел глаза на телеграмму. «Самара, торговая фирма «По­
лярная звезда» ТЧК Закупка провианта проходит туговато ЗПТ цены растут ТЧК Дрозд». -
«Полярной звезды» больше не существует, гражданин Дрозд. -
Вы мне окажете большую услугу, если объясните... -
на­
чал я. Но телеграфист не дал мне дого.ворить. -
Через час встретимся в скве­
ре у вокзала ... В сквере он расоказал мне, что арестован руководитель боевых групп самарского подполья Са­
ша Мандраков. Я знал, что Мандра,ков был резидентом аген­
турной разведки штаба Первой армии, которой руководил комис­
сар штаба Мазо. Эта группа раз­
ведчиков работала непосреДС"flвен­
но в Самаре. Мандраков был опознан провокатором и схвачен. При нем находились доклад на имя начальника контрразведки, кодовая таблица, пароль «По­
лярная звезда» и описок ответ­
ственных руководителей боевых групп. Сергей сообщил мне и о том, что через Казань в Симбирск пробрался французский летчик капитан Борд, раосказавший, что ооюзники уже подходят к Вятке. Вдруг Сергей умолк и толк-нул красивой худощавой рукой мое колено, а глазами показал на проходившего мимо человека в форме железнодорожника. -
Провокатор! Тебе надо не­
медленно уходить... -
Он что-то прикинул В уме, а затем загово­
рил, опеша и волнуясь: -
Иди правее железной дороги, левее деревни Грязнухи на Выру, но только смотри в оба --
каппелев­
цы подозрительных расстрелива­
ют на месте. Уже прощаясь, Сергей задер­
жал мою руку: -
Да, вот что. Не забудь ска­
зать: большинство телеграмм из Москвы, Казани и Инзы бе­
лые перехватывают запросто ... -
Оглянувшись, он вынул из внут­
реннего кармана форменной ту­
журки сверток и сунул его мне: -
Тут копии перехваченных телеграмм той и другой стороны. И пер'JГОВОРЫ по прямому прово­
ду. Там разберутся ... Ну, прощай! Двое суток я петлял по незна­
комым лесным тропам и лишь в полночь третьего дня вышел на линию железной дороги. Изда­
лека угадывались постройки. Как на путеводный мая'к, я шел на одинокий вдали огонек. Подойдя ближе, увидел здание железнодо­
рожной стэ:нциiИ, эшелоны. «Чу­
фарово», -
прочел название стан­
ции. Меня остановил часовой и передал дежурному коменданту. В просторной комнате, куда де­
журный ввел меня, светилась на­
стольная керосиновая лампа. Над картой склонился военный с пышной черной шевелюрой, в туго перехваченном ремнями френче. В углу комнаты на соломе спал человек в краоноармейской гим­
настерке, темно-синих брюках, в желтых ботинках с обмотка:ми. Лицо спящего было закрыто фу­
раж'кой со звездой. -
Кто такой? -
глянув на ме­
ня, спросил военный. Он попра­
вил кавказскую шашку в сереб­
ряной оправе. -
К кому пришел? -
Ищу штаб армии. -
Документы! Я начдив Гай. -
Нет у меня ДOKYMeHTOIВ. От-
правьте меня в штаб армии ... -
Штаб армии на текущий мо­
мент в Инзе, а командарм здесь. -
Можно его увидеть? -
Увидеть iМОЖНО, а будить нельзя. -
Гай указал на лежав­
шего в углу военного. -
Коман­
дарм будет опать еще, -
он по­
смотрел на часы, -
тридцать пять минут. -
У меня срочная и очень важная информация. -
Это у кого срочная инфор­
мация? -
сквозь дрему спросил Тухачев-акиЙ. Я повернулся к нему: узнает или не узнает? -
Вы, наверно, помните меня, товарищ командарм? Я -
раз­
ведчик Дрозд ... 15 r А Л Н Н А Д А Й Н. научный СОТРУДНИК Загорского музе" игруwки ФОТО В. Орnова Куклы, КОТОРЫАtи давно не играют... Однако по НИАt ПОЧТИ С абсолютной точностью АtOЖНО восстано­
вить моды BpeAteH создания кукол. ИГРУШЕЧНая ИСТОРИЯ IJЗ сюду, где ж,ивут люди, • дети играют ... Скачут вер­
хом на палочках «всад­
ники», летят с протянутыми в сто-
роны ручонками «самолеты», пры­
гают, прижав к голове два паль­
чика, трусливые «зайцы». Куда более смелые перевоплощения, чем на театральной сцене, напол­
няют м,ир де-ГС11ва. Но ребенок не может l1ВОРИТЬ сам. Ему обяза­
тельно нужно что-то, ЧТО помо­
гало бы ему в его замьюлах. И это «ЧТО-ТО» -
игрушка. В науке есть несколько точек зрения на происхожден,ие игры и игрушки. Одни считают, что труд прямо породил иг,ру, другие по­
лагают, ЧТО в ж.изни первобыт­
наго человека сам труд нес в се­
бе элементы игры, третьи, от,вле­
каясь от истории зарождени я игры, видят в игрушке начало искусстна. Э11ногра ф ы п ридержи­
ваются теории, согласно КОТОРОЙ игрушки вначале имели культо­
вое значение и только позднее прев,ратились в предмет детСоКОЙ Для игрушек никогда не существовало специального поде­
лочного 'материала: «лесовики» из северной русской деревни -
из шишек, мха, бе р е­
сты ... забавы. Существует и более гиб­
кая теория, которая предполага­
ет, что в условиях первобытного существования предметы могли быть многозначными. «Как КВа­
лифицировать их -
как предметы искусства, или украшения, или культа, или магии, или как иг­
рушки? -
этот порой неразреши­
мый вопрос в реальной действи­
тельности мог иметь совершенно иное решение: как то, и другое, и третье », -
пишет педагог про­
фессор Е. А. Аркин. Первообразы игрушек были и есть еще у животных. Наблюде­
ния ученых и путешественников говорят, что животные не толь­
ко играют, но и используют в иг­
ре различные предметы. Так, об е ­
зьяны копают палкой землю, бро­
сают пригоршнями песок, ра с ­
крашивают глину, прыгают с пал­
кой как на ходулях, украшают себя лоскутами материи и ветка­
ми. Но игры эти принципиально отличаются от игр даже самог о маленького ребенка. Ученые задумали научить об е ­
зьяну играть подобно человеку, но попытки оказались напрасны­
ми. Очень смышленая обезьяна не могла создать из кирпичиков самую примитивную башенку, хо­
тя на ее глазах экспериментатор строил ее не однажды. Но те ж е кирпичики в руках уже трехлет­
него ребенка оживают, выраста я в дома, мосты, крепости, сказоч­
ные двсриы. В очень раннем воз­
расте ребенок через игру и иг­
рушку не только познает мир, но и мысленно преобразует егn. Возможно, первые игрушки на­
шим далеким предкам дарила са­
ма природа: ракушки, камни, ЛI1' стья и цветы, кости животных или причудливые древесные сучья. Однако об этом можно только догадываться. По анал о ­
гии с современностью можно предположить и то, что любой предмет самого серьезного назна­
чения в быту взрослых, попадая в руки ребенка, становился иг­
рушкой. А быть может, первые «настоящие» игрушки стали де­
лать для себя сами дети, а потом взрослые, наблюдая за детьми, поняли необходимость игрушек и стали изготавливать их специ­
ально. Археологи нашли только те из игрушек, что не поддались разрушительному действию вре­
мени. К тому же таких находок очень мало, чтобы строить версию совершенно достоверную_ Происходили смены цивилиза­
ций, умирали одни и рождались новые. Изменялись дети, и изме­
нялись взрослые. Изменялись иг-
кукла эскимосов --
из кусочков кожи ... вожаlC с АlедаедеЛl (Загорск) ­
из nаnье-.м аше ... р у шки. Но есть сред и них обшие для всей истории человечества. Погр ему шк а, мяч, волчок и кукл а. Эти игрушки 130ЗШ I КЛИ 130 времена ч еловеческо го деТСТlJа. Пр ойдя СК130ЗЬ м н о гогр анны й ка­
лейдоскоп нравов, укладов, п ри­
вычек, вкусов, реЛИГ IIЙ, они жн­
вут И сейчас. Однако при всем их удив ительном сходстве есть не менее удивительное глубокое р азл ичие в содержании игры с этими игр у шк ами у разных на­
ро дов. Ни один малыш н е l3ырастает без погр ему шки. Археологи из­
влекли из могил п огремушки ты­
сячелетней давно с ти. В П ерv Прll раскопках древне го горо д а П аХil­
Tel~ бы.1а обнаружена мумия ребенка, рядом с которой лежала погремушка -
морская раковина с песчинками в н утри. Отверстие было залито вещеСТl30М, на ПОМII­
наюшим де готь. Археолог Шли­
ман при раскопках д ревней Тр о и нашел чудесную погремушку с металлическими частицами внутри. Погрем ушки делали IIЗ плодов деревьев, с п елых головок мака, сплетали из пр утьев, лепи­
ли из глииы ... Несомненно, погр е­
мушка была связана с культом. Наприм ер, бакаири и другие пл с­
мена Южной Ам е ри ки украшали свои ре.,иги озные пля ски ш умо м погремушки. Она была «обере­
гой » -
ее ш ум устрашал злых духов. Но только в мире взро с ­
лых обладала погр ему шк а это й та и нствеиной силой, для ребенка она была п росто игрушкой -
ра­
достью и забаво й. Т ак им же двуликим был мяч. У американских индейцев 011 был священным п редметом, до которого нельзя было касаться 18 руками. Он был СИМВОЛО~I солнца, луны и земли. А эскимосы нгрой В мяч встречали чужестранцев. Они ж е в 1,01щ е года, такж е IIГ­
рая, праз д новали по беду над зло -
IН'ЩIIМ мифическим существом 3една. В Древней Гр еции мяч таl,же БЫ.1 одновр еме нно 11 Ilr-
рушкой И прннош е ние,), угодным богам, которым г реки приписыва­
ЛII е го 1IЗ0бретение. БОГIIНЯ красо­
ты Афро д ита ГOB O PIIТ Эросу: «Я дам тебе ч удес ную игруш­
к у: это шар бы стро леТУЧIIЙ, IIНОЙ лучшей забавы ты не до бу­
де ш ь себе из рук Г е феста». Мя­
чи, сшитые веревкой IIЗ кожи, бы­
ЛII н а й де ны при раскопках 13 Египте. Дошли до lIас I! авст ­
раЛlIйские мяч и, сделанные из мо­
ч ево г о п уз ыря ЖIШОТНЫХ, IIЗ шку­
рок сумчатых крыс, скрученные 113 волос. [,[ еще о д ин ПРlIм е р -
волчок. I3 его сонном г удеlll lll, в сколь­
зящем дв иж е ннн, до лг о,) 11 РО13-
1 10М, чу д или сь когда-то пр едка м нез ем ные звуки. Его и употребля­
ли на праз д никах в честь мерт ­
вых. Н о тот же волчок был од­
ной из любимейши х игр у шек в Египте, Сиаме, Бнр.\1е, у ЭСКИ­
мосов и у негров Южной Амери­
ки, где его погоняли КН У Т1IКОМ 11 б е жали за иим. И З ГОТОl3леНllе волчков было ПРОСТЫ,I. У п лемеll Восточной Африки их дел али I!З кр у глого кусочка тык ве НIIОЙ кор­
ки, в котор у ю пр одевал и палоч­
КУ, у IIндейцев -
I!З восковой пл ас тинки или п ус т о г о П.10 да, на­
сажен н ого на палочк у. Но нигде среди игр у ш е к не бы­
ло и н е т нич е го равного к ~ кле. Ярч е всего переп леЛ II С Ь 13 неи та магическая сила, какую I3клады­
вали в н ее взрослые, и трогатель­
ная при в язанность к н е й детей. Н а самых ранних ступенях циви­
Лll заЦ IIИ и в эпохи самых высоко­
ра зв итых культ у р она будила в ребенкс I3СIO гa~1MY человече­
с ких Ч Уl3с тв: любви, покровитель­
СТl3а, заВIIСТ И, власти, добра, же­
стокости и бла г ородства ... И звестны й этнограф АН,1ре е го-
130рИТ: «Я д олжен был бы пере­
чи сл ить все страны н народы, ес ­
ли бы хотел очертить сферу рас­
про странеllИЯ к у клы». Археологи нахо д илн ее всюду: в раскопках ант ичных горо до в и РИМСКIIХ ка ­
т акомб, в е гип етских гробницах. в языческих захоронеllИЯХ и в мо­
гил ах хрис ти а н. И служила она О Д Н ОВРб!е нно игрушкой, и идо­
лом, и магическим cpe;J.cTBoM. В Дреl3н е й Гр е ции дев ушки, вы­
ходя замуж, прин осили на жерт­
ве нный алтарь свою любимую куклу в знак готовн ости испол-
нить материнский долг. А де ­
вушки на Ч укотке, вступая в брак, прятали свои куклы в из­
головь е. Кукол з д есь никому не отдавали, нх берегли как тали с ­
ман материнства. У дреВНI!Х гр у ­
зииских кукол лицо обоз н аче но крестом в подражание солнцел и­
кнм богам. К ак и фигурки ЭТIIХ богов, куклы н аделены пе с тро ра з рисованным т ело~! и головой с символом креста. У эскимосскоii куклы тоже н ет лица, а вместо носа часто при шит птичий клюв ­
эск и мосы боялись, что кукла с лицом может приобрести ду ш у и навредить ребенку. Свой особый характер у рус­
ской наро д ной куклы. Ловко с кр у чены и з соломы по дбоченив ­
Ulll ес я, CIOBHO по ДСDевенской пр н­
вь'чке, куклы-«стригушки». Л ес о­
в ики из мха и шншек будто прн­
ШJlИ II З с траны сказок, столько в них загадочной лесной П ОЭЗИi!. « П а НЮI » ИЗ АрхангеЛЬСКОII оБЛi\­
сти с П J IOСi<ИМИ, еДl3а нам е ч е ННЫ ~ IИ Лlщ ами -
скорее ИО.lча.lllвы е идо­
лы. мзленьки е « каменны е бабы », ч е м куклы. Их пр осто та сим 13()-
лична, как язык п ервобытного иск ус ства, понятный се го д ня де­
тя м всего мира. Ребенок свобо.1.­
но облекал такую к у клу в обра­
зы С130ей фанта з ии. Он мо г пр ед­
ставить ее и женщиной, и р ебе н­
ком, и крестьянкой, н барыней, и человеком вообще. Народные м ас те ра остаl3ЛЯЛИ за ребенко:.! пр аrю на Т130рч еСТ130, доверя­
ЛИ ему. у ДИl3итель н ую изобретатель-
ность в ИЗГОТОl3лении кукол про­
являют ее реВНИl3ые покровите­
ли -
детн. Достаточно намека на чеЛОl3еческую фиг урку, чтобы ку­
кур у зный початок, све рн утый ку­
сочек лыка или простое полено пре вра тили сь в пре _1 мет самых нежных забот, в сущности од ин а­
ковых у африканских де тей, у ин­
де йцев Северной А мерики и у крестьянских детей Рос с ии. Средние l3ека остаl3 ИЛИ НilМ ины х СВllдетеле й_ В с тр а нах За­
п адной ЕI3РОПЫ -
Франции. Ис ­
п ании. Италии, Г ермаНIIИ -
ПРI! королевских дворах появились роскошные куклы, п о костюмам которых изучали мо д ы. Извес т но, что уже в [391 году ПРlIнцесса Англии желала иметь кукол, оде­
ты х по новейшим модам парюк­
ско го двора. Е сть леген да о том, что во время одной из КрОI30ПрО­
литных войн между Францией и Анг лией м инистры обоих Д130РО13 Версаля и Сент-Дж е мса выдали СБободный пограничный пропуск к у кле, костюм и приче ска кото­
рой служили образцом т о г да шней барынu -
из чуроК ... ~ моды. Стоили таки е к у клы иног да целого сос тояния. При них были сунду чки при да н о го с одеждой и обувью и даже к у кольные дома с мебелью из д орогих пор од де ­
рева и п осудо й из ф а рф о ра, стек­
ла и серебра. Д аже владелица могла на такую к уклу только смотреть. « К аждая н а ря д ная к у кла делае т одиу дево чку высо­
ко мерно й, а сто дру гих -
за ви­
стливыми», -
пи са л итальянский у ч ены й К ОЛО ЦIl3. С ей час челов ечес т во, н ау ч е н ное осторожности в своих отнош е ниях к прошлом у, бережет свою «lIf-
р у ш еч н у ю » и с т о рию, ХР1НИТ ре ­
ликвии далеко го де т ства в музе­
ях Б ерл ина, Uюри ха, Н юрнбе р ­
г а, Мюнхен а, Пари жа, Лон до на, Москвы, Л еНЮl гра да. Уникальная колл е кция игруш ек в наш е й стра­
н е прина дле жит Загорску, г ороду старе йшего промысл а русско й ку­
старно й игр у шки. Древняя ле г енда связывает по-
явленне здесь пер во й де ревянной игр у шки с имен ем осиоватедя знаме иит о го Троиц е-Се рги ева мо­
н ас тыря игум ена Сергия Ра до ­
н ежско го, который будто 'бы да­
рил де тям самоделки. Интерес­
ны е и стор ич ескне све~ения сохра­
Iшли сь в расходных дворцовых киигах XVII века, г де упоминает­
ся о пок у пк е для цар ск их детей « пот е шных возков, дерев янных коней, птичек ». Историк И. К. Снегирев сооб щает, что «крес тьяне И крестьянки лежз­
щих по Троицкой дороге селений подно сили царю и царице хлебы, к алачи, пироги, блинки, сыр, квас, пи во, бражку, мед, соты, орехи, репу, брусиику, зеМЛИIIИКУ и дру ­
ги е овощи, а для царевичей -
игрушки и поте хи». В народе же долго жило пр е­
дание о том, что в сереДИliе XVIII века п оивился сред и по­
садских людей глухонемой Т аты ­
га и п оложил н ачало всему иг­
р у шечному производств у. Он вы­
р еза л из липы большую деревин­
н ую куклу И про дал ее в лавку к у пца Ерофеева. Тот вы с тавил ее как ук раш ение, ио скоро на ­
шелси неожиданный ПОКУllатель. И тог да Т атыга п олуч нл еще за­
каз, пот ом еще, и начал с я игру­
шечный промысел в Сергиевском по саде. В середине XIX века он стал крупнейшим в России -
здесь жило 1500 кустарей-игру -
шечников. Ч е г о только н е прода­
валось в монастырских лавочках: и резные крашеные фигурки ба­
рынь и г уса ров, и разные солда­
тики поо ди ночке, взводаМlI, I{OHHbIe, пеши е, и куклы на вся­
кий вкус -
пикзнтны е бле;J.НОЛН­
цые « тални », черног Ле]3ые «~lOp­
г алки», н еваля шки, кланяющиеся барышни и франты. Самые разные стороны ЖИЗНII нашли в игр у шк е с[юе отраже-
ни е: кр естьянскн и и Г ОРО.1скоЙ быт с их обычаямн 11 iI10:lOЙ, IJО Й­
на, религия, IIСКУССТIJО 11 сказоч­
ный, фа нт астичеСК II i∙j ~ III р. В начал е' XIX века 1l0ЯВllml С Ь в поса де совсем новые II ГР УШ­
I{JI -
л е пны е IIЗ папь е-маше, --
тогда и был сделан rз РОССIIН п ер­
ВЫII шаг на П У ТII к массоrзоii про­
мышл е нной IIГР УШ КС. Эюотиче­
ские собаки 11 ль вы с г олуб ыми гривами, забавные зайцы с « пи с­
ком », п е т ух и «lIа I'РIlКУ», маня-
щие лакироваиной п оверхнос тью, словно п естрые ярмарочные вы­
веск и, не имели конкурентов ни у нас, ни за гр аницей. Любопыт­
но, J,aK смело и находчиво ОЖIIВ­
лял кустарь свои игр у шки Te~1, что было п од рукой. Вот погонял ­
ка с козой, а в руках у погонял­
ки настоящая пушинка, или птичка «с пи ском», какие быва­
ют только в сказках, а хвост -
из наСТОЯЩIIХ перы"в! В конце XIX века эта мера со­
четаНIIИ реалыюго 11 услов н ого CTa.~a нар у шать ся. ИГРУШКII об­
сы пали крупой, ОПlIлками, др об­
леноii ш е р с тыо, обтягиваЛII КРО­
.1IIЧЫIМИ шк урка ми -
и все ради близости к ЖИВО I"I натуре. Игруш­
ка терпла свой ПРIIСУЩИЙ только ей «и гр у ш еч ный » я зы к И выход и­
ла за пределы граНIIЦ искусства. Особенно губит ель н ым было вли­
ЯНllе де ш ево й немецкой промыш­
ле нн оii игрушки, которая за пол-
ю. л Е К С Н Н, наш спец. корр. ЗВЕРЬ ТРЕТИИ НОМЕР 1> . нила в XIX веке все рынки Ев­
ропы. Сергиево~ие кустари не вы­
держивали конкуренции, разоря­
лись, промысел терял прежнее художественное лицо и к концу века пришел в полный упадок. Так погибли в разных местах де­
сят,ки промыслов. Но что-то оста­
лось. Влечет ощущением естества чистого дерева, не тронутого краской, богородская резьба «в белье». По-прежнему драго­
ценно сияют тонкие лепестки зо­
лота на ярких дымковских иг­
рушках. Несравненна красота бе­
лой, как фарфор, глины, из кото­
рой лепят и сегодня игрушки в деревне Филимонова Тульской области. И, как когда-то раньше, по-своему удивительны свистуль­
ки из села Абашево Пензенской области. Рога козлов и оленей, украшенные бронзой или алюми­
нием, то согнуты полумесяцем, то круто откинуты назад, то ве-
личест,венно, как корона, венча­
ют головы сказочных животных. Их блестящие фантастические морды напоминают маски свя­
точных игрищ. метного мира. Не случайно уче­
ных многих стран тревожит на­
рушение равновесия эмоциональ­
ного и рационального начал в со­
временном человеке. Особенно опасно утерять остроту эмоцио­
нального восприятия в детст,ве, когда духовная сторона лично­
сти только зарождается. Что-то может сделать здесь и игрушка. Народная игрушка стала экспо­
натом. С ней больше не бегают, не возят,ся, не играют. Но на нее еще смотрят. Смотрят вниматель­
но, с иокренним любопытством и радостью. Смотрят, как без уста­
ли клюют богородские «куры на IКpyгy», как в ритме дергаются веревочки. Слушают постукивание деревянных клювов ... Но это уже не игрушка. Она лишилась той среды, для которой была рождена, превратившись в музейный экспонат или в памят­
ный подарок. Подарок, дорогой тем, что ощущаешь в нем теплоту ручного труда и почти детскую наивность, чистую и откровенную. Сейчас дети живут в ином ми­
ре. Их увлекают космодромы, ра­
кеты, радиоуправляемые плането­
ходы, космонавты и куклы, кото­
рые могут делать все, что умеют люди. Ку,клы ходят, бегают, пла­
чут, смеются, плавают, сидят на горшке, поют, разговаривают ... Словом, в игрушке наступил век техники, с его прогрессом, с его потоком разнообразной информа­
ции, с его трезвой оценкой пред-
Дети, получавшие от игры во всю историю человечества одина­
ковое наслаждение, слышат са­
мих себя и, может быть, отго­
лоски давних-давних времен. (J] едведи окружали нас, но в их белых мор­
дах не было жадности и злобы. Один, сутулый, уставившись тупо в землю, нес на хребте бревно, неловко поддерживая его пе-
редними лапами. Корявая лесина почти вывалива­
лась из лап, но не падала. Другой занимался веселым делом грабежа: об­
хватив колоду, он раскорячился и, улыбаясь дол­
гой улыбкой сытого зверя, лизал мед. Странным казалось только, что колоду ему поддерживал с дру­
гого конца очень заДУМЧIjВЫЙ заяц с непомерно длинными ушами. Косой не понимал, что можно найти хорошего в меде, но не смел бросить коло­
ду и убежать. Еще один медведь тащил за собой соху, а за ней вышагивал мужик с громадной облысевшей почти головой, но с бровями и носом великолепно мудрыми. И взор, и лоб -
все было мудрым, и го­
лова чья-то знакомая -
не Льва ли Толстого? Еще медведи плясали под балалайку, и на бала­
лайке тоже играл медведь. А два других, совсем уж чудно, резались в шахматы, но ударяли фигура­
ми по доске с таким «звериным» азартом, будто было это домино ... И все это происходило в тишине. Только деревянная. ручка стамески терла мозо­
ли на руке Василия Степановича. Сухой звук этот едва слышен был в комнатушке. Порой Василий Степанович взглядывал в окошко, но торопливо. Не знаю, успевал ли что там увидеть: просто давал отдохнуть глазам. В окне же -
за «игрушечной» фабрикой, за бе­
лым развалом липовых бревен у дороги, а там за последним отбившимся от села домом -
нежились в солнце холмы. В их траве прятались гнезда. Птен­
цы уже были большими -
с большими клювами, раскрытыми в писке. Птицы падали к ним в траву, задевая ее,-значит, опять был шум, пусть даже лег­
кий. Там стрекотали кузнецы, наверняка быстро про­
бегали мыши -
значит, опять шуршала трава, про­
пуская их и закрывая за ними дорогу. И ничего этого не было слышно. Только холмы за окном ле-
жали такие ясные, что при одном взгляде на них все это слышалось -
и птицы, и мыши, и трава. Василий Степанович начал посапывать от усер­
дия. Будто сейчас заснет. Иногда у него так полу­
чалось, когда он вот-вот заговорит. -... умер отец,- сказал он без печали, -
а мне годов -
вот как пальцев на руке... Нет, шесть,­
поправил себя с укоризной. Он ковырнул медведя, сидящего на ладони, но уже без интереса, самой маленькой стамеской. Не взял никакой стружки. «Готово. Сейчас поста­
вит». Тринадцать генералов Топтыгиных уже сидели перед ним на столе, каждый в своих санях; теперь и этому нужны сани. -
Когда жив был, мать лапки резала для зверя. А он тушки ... У нас все зверем зовут: мед­
ведь -
зверь, и заяц -
зверь, курица тоже. Кото­
рый двигается -
игрушка, нет -
значит, будет скульптура ... Чтобы не сидеть без дела перед мастером, я то­
же . взялся резать скульптуру. Это был зверь третий номер. Всех номеров семь. Первые два -
совсем ма­
ленькие звери, седьмой -
чуть ли не в полметра ро­
стом, а третий самый удобный: не так мал, но еще и не велик. В большом каждый грех в пропорциях виден сразу, а третий номер -
с хороший кулак, на­
чинать лучше с него. В руках Василия Степановича медведь вылезал из белого дерева так легко, как будто все, что де­
лал старик, было только помощью зверю, на самом же деле тот давно уже тяготился своей деревянной тюрьмой и теперь вылезал сам, только что не ревел от радости. Морду ему помочь высунуть, лапы "сво­
бодить, а тушка вроде бы даже готова, в заготовке видна. Не освободившиеся от деревянных пут звери ле­
жали тут же на полу -
горка липовых поленцев. Липовый чурбак разваливают топором пополам, по­
ловинки -
от середки -
надвое, четвертушки, если велики, -
еще раз, еще. И в каждом белом куске си-
Биография ремесла дело по зверю. Только старик знал, в каком спря­
тан конь, где томится медведь, где заяц. Оп знал это так хорошо, что видел выпуклый бок зверя сквозь тонкую липовую кору: в коре уже был из­
гиб, нужный зверю, -
так дерево уходило в струж­
ку совсем мало. (Потом, уже много спустя, увидев в лесу никудышный кусок дерева, я никак не мог отделаться от мысли, что и в нем сидит зверь, толь­
ко никто не умеет освободить его.) Морда из моего дерева вылезла странная. Не хо­
телось, чтобы старик видел ее. Но он и не видел. Делал свое и говорил, когда самому хотелось: -
Мать так и резала лапки, соседу носила. Тот согласился брать. И я за то ж взялся. Осмелел­
тушки стал резать ... Четырнадцатый Топтыгин уже сидел, развалив­
шись в санях, но, оглядев весь ряд, Василий Сте­
панович стал поправлять зверю пасть. Он выбирал стружку, тонкую, как лепестки, почти прозрачную. Белая стружка липы становилась от тонкости чуть желтоватой, уже свет проникал в дерево. Старик строгал, но морда у медведя не менялась. По крайней мере, я не видел перемены. Зверь был такой, как те тринадцать. Я еще раз вгляделся, как старик держит нож. Нож не ПРИ,1Ипал к его ладони, большой палец левой руки помогал ему входить в дерево, но тут же отскакивал от ножа, как только лезвие готово было выйти из дерева, и опять наскакивал на нож, опять отпрыгивал -
кле­
вал нож, как клюв птицы. Научить палец помогать ножу, чтобы нажим получался сильным и быстрым, было самым трудным. Не усвоив этого, никто не шел дальше. Три месяца из трех лет начинающий резчик учится держать нож: ровный надрез -
вер­
тикальный... горизонтальный... вертикальный... гори­
зонтальный ... Не может же быть, чтобы в одной де­
ревне рождались, как грибы, люди, от природы умеющие резать, и именно в БОГОРОДСI(ОМ. А за хол­
мами, в соседней деревне, вдруг одни портные. Но чужая ловкость так легка в мысленном подра­
жании, что про три года не хочется помнить. Все легко и просто, а значит, просто для каждого. А почему не для меня? Медведи сидят в санях такие одинаковые, что отвернись, старик поменяет их местами -
и уже никогда не поставишь их, как прежде. Старик взглянул на мои руки быстро, как в окно. -
Третий номер я год резал, -
сказал он. Не думаю, чтоб он жалел дерево или укорял. Скорее так вышло. Может, только не случайно. Наверное, любой мастер, отдавший жизнь одному делу, при всей доброжелательности к начинающим и дилетантам испытывает то ревнительное чувство, которое всегда сопровождает опыт при взгляде на неопытность. Так что не знаю, укорял ли старик, но он стал говорить не о себе, о дереве: -
Липы здесь и никогда-то не было. Откуда ей тут? Рубили, конечно, -
по садам. А в лесу ее нет. Вон они, леса-то ... Осина шла. А что осина?­
вскинул он голову. -
Не согласишься резать, а ре­
жешь. Иудино дерево. Желтеет, сохнет, чертово дерево. Потом через всю игрушку трещина ползет. Скорей бы избавиться от такой игрушки! Он долго молча резал и сказал, не поднимая вэг ляда: -
Липа белая ... Вон она какая! За белой липой три человека ездили от фабрики постоянно. В прошлые годы возили из Горьковской области. Кончилась там, теперь с Урала. Липы 22 в лесах вообще немного, а ее надо выбрать на ле­
соповале, отделить, доставить -
и не просто так, загодя. Год-два липа должна сохнуть на воздухе. Когда-то в селе каждый резчик свой кусок' липы выделывал сам: топили русскую печь, выгребали все до последнего уголька, только тогда в печь клали липовый чурбак. Лежал он там, пока не остывала печь: сох, но не отдавал влагу сразу, словно варился сам в себе, в своем же соку. Дерево выходило из печи в меру сухое и в меру волглое: его резали -
оно ПОДдавалось легко, но не «бежало» впереди ножа -
не трещало. Когда начали резать в селе, никто не знает. Те, для кого народная игрушка предмет изучения, утверждают -
это и причина, и следствие, -
что начинается игрушка с изобилия поделочного мате­
риала. Это верно и с глиной, и с берестой. А в Бо­
городском? То же самое с медведями. -
Почему все-таки медведи? спросил я Васи-
лия Степановича. -
Все почти игрушки с ними. И теперь, и раньше ... -
Веселый зверь. Я лично для себя так дvмаю. -
А в лесах здесь много медведей водилось? Старик глянул насмешливо, явно радуясь тому, что сейчас скажет: -
Никогда не было, вот! -
Чудно это, Василий Степанович. Ни волк, ни лиса ... --
Волки есть, как же. Ребятишки видели про­
шлой зимой. -
Может, собака? -
Нет, волк. В темноте видали, глаза с~етились. У собак не светятся. \ Он долго резал, но думал, наверно, о медведях. -
Одного-то медведя убили, -
сказал вдруг.­
Давно, не на моей памяти. Да как убили ... отрави­
. ли. На волков охотились, тушу отравленную оста­
вили, он и нажрался. Сдох. Странно выходило. -
Как же, Василий Степанович, липы не было, а резали вон с каких времен. И медведи... Не во­
дились сроду, а режут почти их только? Я уж давно не пытался ковырять ножом свою деревяшку, слушал. -
В сказках погляди сколько их, медведей ... И говорят про него. Не скажут, зверь -
получело­
век, говорят, полузверь. Он всем зверям зверь. Полетел наш Гагарин в космос, а мы уже игрушку ему сделали. Он вернуться не успел, а игрушка го­
това: медведь к ракете шагает ... То думай, какого человека резать, рабочего там, или крестьянина, или еще кого, а медведь, он всегда медведь. Удоб­
ный зверь. -
А почему все-таки здесь? Ведь не где-нибудь, а именно в Богородском резали? -
Сам я этого не знаю, -
задумался Василий Степанович, -
а тоже интересовался. Люди-то и старее меня есть ... -
Он перестал резать и держал стамеску, как карандаш. -
Дева здесь жила... С пастушком они ребеноч­
ка прижили, она 11 сделала ребеночку куклу. Из редьки вырезала. А потом из дерева стала де­
лать. Так говорят, -
пожал он плечами. Я начал сожалеть, что где-то в разговоре, не за­
метив, отвлек Василия Степановича от его жизни. Но вышло так, что он сам об этом вспомнил. Опять он резал, изредка поглядывая в окно, и говорил: -
В сорок третьем году, был я как раз под Ста­
линградом, приходит от жены письмо. Так, мол, и так, начинают у нас в деревне поднимать игрушку. Промысел, значит. А насчет тебя все договорено, жди бумаги. Кроме тебя, говорит, отзывают Стуло­
ва еше и Максимова. Он передохн ул. -
И правда. Бумага пришла вскоре. Я и поехал ... Только в Белоруссии, под Барановичами, задержали нас. Набрали нас таких, кто в отпуск, кто куда, сто восемьдесят человек. Читать, сказали, бумаги ваши после войны будем, тогда и разберемся. Так я и воевал до конца. А Максимов доехал. На пенсии сейчас. здесь живет. А Стулова убили. Бумаги пришли, а его уж нет, убили ... Мы посидели еще. Вечерело. Свет над холмами струился такой же яркий, но в комнатушке заметно потемнело. За стенами слышался шум: резчики кон­
чали работу, мастера обходили их с плетеными кор­
зинами -
собирали сделанное, тут же оценивали. Василий Степанович заметил, как я засуетился, не зная, куда деть испорченный мной кусок белого дерева. -
Да вон т уда положи... Клади, клади, здесь все равно ПО,J.мета ют. Василий Степанович в который раз стал выравни­
вать фигурки медведей: те оставались на ночь одни, без него. Звери не отпускали его. Наконец, он поправил последнего, вылезшего из ряда, на-
шел, что все похожи и хороши, ссутулился и, на­
дев пиджак, стал случайным прохожим, ид у щим по улице, не р ез чиком, -
и медведи отпустили его. Сойдя с крыльца, мы сразу оказались в ясном и теплом свете. Он бежал по всей земле, не касаясь нас. Три женщины во дворе метали стог, и, неуклю­
же гикая, на тяжелом коне проскакал мимо всад­
ник. Даже конь был доволен, что на нем едут. Ка­
залось, вместе с травами, с картошкой в земле, с яблоками по садам созрело над деревней время, вот-вот что-то должно случиться с ним -
тепло уже наб ухало осенью, и где-то грезилась зима. Время в Богородском было самое короткое: все поспевало, звало, а надо резать игрушки. План подбивали к осени. От фабрики, едва перег лядываясь, сосредоточенно шли резчики, несли в авоськах вылезающих из дере­
ва медведей -
доделывать дома. Когда же в авто­
бусе, уходившем меж холмов от деревни, шофер спросил: «Кукольный... Выходят?» -
я, неудивлен­
ный, даже не заметил этого -
просто так назывался поворот шоссе на Загорск. Иностранные корабли приходят за игрушками ле­
том. В Японском, Черном и Балтийском морях они ждут, когда из-под Загорска, из села Богородского, им привезут игрушки из белой липы. Медвед и ... Ручная работа. -
JI нас все звереЛI зовут: /rleaeeab -
зверь, и заяц -
зверь, курица тоже. Кото­
рый двигается -
игрущ"u, нет -
значит, будет скульптура. , .. -.....,' ---.-. '- ~ ,/ /~/,. • ,. ,,..-/ > _.,-/'" .~ Са ЛlJва то р е Лучано звали Л аки -
Счастлив ч ико,"!. И е му дейс т в и тельно везло во взаимоотношениях с n олицuей и nр авосудиеА! -
п р оку р о р закрыл. его де ло. Л учано не везло ТОЛIJКО с д РУ ЗЬЯЮ I ... А Л Е Н Д Е К О, французскин журналист " L
"-ПРИВЕТ ОТ ЛАКИ визит Ш Даннеморе снег выпадает рано. Да и не • мудрено -
этот городишко лежит на севе­
ре Соединенных Штатов, у самой канадской границы. До весны округу заносит толстым белым покровом, а весна здесь не торопится с приходом. ВРЕМЯ РАСКРЫВАЕТ ТАЙНЫ 24 Даннемора состоит из одной-единственной улицы. По одну сторону ее тянется стена в двенадцать­
пятнадцать метров высотой. По другую -
тесно стоят двухэтажные дома, пара лавок, OA"lH бар. Все лицом к стене. Это глухое место отцы Соединенных Штатов вы­
брали для того, чтобы построить в 1845 году КЛ"lп­
тонскую тюрьму. За стенами ее предполагалось изолировать от общества самых опасных преступни­
к о в. В 1942 году -
время, к которому относится н а ш расска з, -
в тюрьме обитало около двух ты­
сяч человек, "цвет » преступного мира Америки. В е р­
н е е, те его представители, которые не смогли про­
ле з ть скво з ь дыры в з а коне. Ит а к, осень 1942 года. Перед порт а лом Клиптон­
с ко го завед е ния остановился автомобиль с нью­
йо ркским номером. Из него вылез человек, преду­
предительно встреченный и сра з у же отведенный в к а бинет дир е ктора. Чуть по з же надзиратели затопа­
ли п о коридор а м и привели одного заключенного. Д о шлые а р е ст а нты з аметили, что е г о повели не в к ом н а ту для с видани й, а в к а бинет директора. Тю­
р е мное правило гл а сило, что при свидании должны прис у тствовать два вооруженных надзирателя. На сей ра з, одн а ко, они не только почтительно остали с ь ждать у директорской двери, но и с а м господин ди­
р е ктор выш е л, оставив приезжего гостя и заключен­
н о го с г л азу н а глазl Гост я з в а ли Мозес Пол я к о в. Адвокат Мо зес Поля ­
к ов. Эту фамилию знали все, кто чит а л газетные о тч е ты о судебных дел а х воротил нью-йоркского пр е ступного мира. Мало кто мог сопернич а ть с По­
л я ковым в мастерстве допроса неугодных свидете­
л е й обвинения, расставляя им ловушки и поднимая н а сме х и х утверждения. На его счету было нема­
ло выигр а нных, к а з а лось бы, безнадежных дел. Что касается зак люченного, приведенного в ди­
ректорский к а бинет, то имя его было не менее громким: Лаки Лучано. Осужденный в 1936 году сроком на ше с тьдесят лет -
практически пожизнен­
но, -
Луч а но уж е шестой год глядел из окна своей к а м е ры на х мурое небо Даннеморы. Свид а ние а двок ат а с з а ключенным было стран­
ны м. Странным потому, что Поляков не был адво­
к а том Л у чано. И он прибыл не для того, чтобы со­
ст а вить к а ссационную ж а лобу или прошение на по­
милов а ни е. Адвокат приехал с поручением от пра­
вит е льства Соединенных Шт а тов Америки. Он пере­
д а л Л у чано предложение внести вклад в военные ус или я СШд. Ведь за спиной Лучано с тояла мафия. ЕМУ КРУПНО ПОВЕЗЛО Сицили й ская маф"lЯ', напомним вкратце, роди­
л а сь в XIII в е к е к а к движение сопро гивления про­
тив вторгши х ся на Сицилию французов. Но после у х од а фра н ц у з о в отряды мафьози не были рас ­
пущены, а остались вооруженной гв а рдией сицилий­
ских баронов. Подобная вещь не редкость в исто­
рии многих стр а н. Но Сицилия ока з алась исключе­
нием; мафия бл а гополучно просущ е ствовал а до на­
ших дне й, не и з менив практичес к и своей структуры. Члены этого тайного общества кл я нутся в беспре­
кословной верности главе мафии, свято обещая хранить закон молчания -
омерт а. Нарушивших закон немину е мо должна настигнуть смерть. За семь веков власти так и не смогли, несмотря на все 1 П одробно о "еятелыlОСТИ "пф!!!! р ассказ ыв плось в очер· ке И. Г op e ~10Ba « Убить ,1Ia С ицилии ». опубликованном в NIJ G нашего ЖУРНDЛ.з за ЭТО Т г од. усилия, сломить этот закон. Ни в Италии, ни в Америке. Как известно, в конце прошлого -
начале нашего века миллионы итальянцев в поисках работы поки­
нули страну и переехалн в Соединенные Штаты. Среди них оказалось немало мафьози, немедленно включившихся в деятельность преступного мира Нового Света. К 20-м годам нашего столетия империя мафии расползлась по всей территории Соединенных Шта­
тов. После окончания первой мировой войны в стра­
не был введен сухой закон, и для членов преступной организации настали горячие денечки. Подпольное производство и торговля спиртным, рэкет -
вымога­
тельство денег у торговцев под предлогом их «за­
щиты», начавшийся бизнес на наркотиках -
это лишь часть сферы деятельности американской ма­
фии. Конечно, размах дел заставлял сицилийцев ре­
крутировать людей самых разных национальностей, но у кормила мафии по-прежнему стояли главным образом уроженцы этого итальянского острова. Сальваторе Лучано, родившийся в деревушке Лер­
када Фридди на Сицилии, оказавшись в Америке, быстро вошел в роль. С шестнадцати лет его фи­
зиономия уже украшала полицейские досье. Своим прозвищем, ставшим впоследствии именем -
Лаки (Счастливчик), он обязан одному опасному эпизоду своей биографии. Зимой 1929 года в НьЮ-Йорке его выкрала конкурирующая группа мафии. Лучано при­
везли в укромное место за городом и стали требо­
вать от него выдать место, где хранятся подпольные запасы спирта. Лучано молчал. Его пытали самыми изощренными способами, потом изуродованное тело мафьози бросили под забором. Утром его кто-то обнаружил -
Лучано подавал признаки жизни. Вра­
чи ближайшей больницы сказали, что он не протя­
нет нескольких часов. Но он выкарабкался. С тех пор Сальваторе стал Лаки -
Счастливчик. С того же времени его звезда стала стремительно подниматься на небосклоне нью-йоркского дна. Нет '-акого преступления, на которое бы он не решился. Нет такой клятвы, которую бы он не нарушил. Вот Лаки поцеловался «в знак вечной дружбы» с бос­
сом бруклинской мафии Джо Пертано -
и выстре­
лил ему в спину, когда тот выходил из комнаты. Он пригласил на деловой разговор Сальваторе Марид­
зано -
того нашли с пере резанным горлом... Сча­
стливчика боялись, Счастливчика уважали. Не на­
шлось только человека, который бы его полюбил. с ЭТАЖА НА ЭТАЖ К 1936 году Лучано занимал этаж в «Уолдорф­
Астории», фешенебельной гостинице НьЮ-Йорка. Знатоки оценивали его долю в синдикате, ведавшем организованной проституцией, в 250 миллионов дол­
ларов. Большинство женщин из «заведений», которые контролировал Лучано, быстро становились нарко­
манками, так что Счастливчик наживался на них дважды: ведь наркотики поставлял он же. Несмотря на отдельные выступления в прессе, требовавшие положить конец разгулу мафьози, Ла­
ки Лучано считал себя в безопасности. Лично он ведь давно не пачкал рук -
сотни его мальчиков готовы были совершить для него любую «любез­
носты>. К тому же немалое число законодателей штата и блюстителей порядка получали от него (через посредников, разумеется) ежемесячl-\O мзду. Борьбу против Лучано повел прокурор штата Нью-йорк Томас Дьюи. Ему удалось добиться спе-
циальных ассигнований на борьбу с организованной преступностью. Несколько обеспокоенный Счастлив­
чик отбыл отдыхать во Флориду, предоставив дове­
ренным людям отбиваться от Дьюи. Но прокурор явно хотел упрочить на этой кампании свою полити­
ческую карьеру. Он воспользовался отсутствием страшного босса и арестовал 11 О женщин, которых Лучано принудил заняться малопочтенным ремес­
лом. Прокурор обещал, что Лучано никогда не вер­
нется в Нью-йорк, если они дадут показания про­
тив сицилиЙца. Но запуганные женщины молчали. Лишь посулив им наркотики, Томас Дьюи получил необходимые показания. Приоткрылась дверь в омерзительнейший мир на­
силия и пыток, полнейшей нравственной деградации и звериной жестокости. На основании полученных данных Лаки Лучано и восемь его подручных были арестованы. 18 июня 1936 года он был осужден и отправлен в Клиптонскую тюрьму. Свора друзей и батальон адвокатов ринулись на защиту «невинно пострадавшего бизнесмена». Адвокаты требовали пересмотра процесса, цепляясь за процедурные крючки. Друзья занялись свидетельницами. Кое-кто из женщин исчез. (Их тела находили по­
том в таком состоянии, что газеты не решались да­
вать описание.) Большинство же явилось в прокура­
туру с заявлением, что они лгали на суде, возведя напраслину на безупречного мистера Луча но. Не имевшие американского гражданства ~енщины по­
спешно отбыли на родину -
кто-то предупредитель­
но купил им билеты и проводил на пароход. Но две -
только две -
свидетельницы из 110, жившие под круглосуточной охраной полиции, подтвердили факты. Счастливчику пришлось остаться в негосте­
приимной Даннеморе отбывать шестидесятилетний срок. Впрочем, тюрьма не была для него особенным препятствием: он по-прежнему занимался бизнесом, жил в комфортабельно обставленной камере, имел в услужении преданных людей. Да и администрация не могла смотреть на человека с таким годовым до­
XOdoM как на рядового заключенного ... В газетах Лучано читал, что какой-то Гитлер раз­
вязал войну, в Европе, потом -
что японцы напа­
ли на Пирn.Харбор. К ноябрю 1942 года война вплотную приблизилась к его родному острову: союзники высадились в Северной Африке. Но какое ему было до всего этого дело? Пусть себе вою­
ют ... Так обстояли дела к моменту приезда в Клип­
тонскую тюрьму адвоката Мозеса Полякова. Многое в том, что произошло дальше, осталось тайной, многое было впоследствии "домыслено». Мы остановимся только на фактах. Факт переговоров, имевших место между представителями американ­
ского правительства и заключенным Лаки Лучано, подтвердил сенатор Кефовер, председатель сенат­
ской комиссии по делам преступности в 1950-
1951 годах. "к сожалению, -
сказал сенатор, -
не настало еще время рассказать о существенных услу­
гах, оказанных находившимся в заключении Лучано военному командованию, готовившему высадку в Сицилии -
на родине Лаки». Итак, по Кефоверу, услуги были существенными. Свидетельство Мозеса Полякова более простран­
ное. Он утверждает, что разведывательное управ­
ление штаба военно-морских сил обратилось че­
рез его посредство к Лучано за помощью. Идея этого необычного «сотрудничества» исходила от близких друзей Счастливчика. Агент Федерального бюро по борьбе с наркотиками Джордж Уайт заявил 25 ,!. -
под присягой, что осенью 1942 года к нему обратил~ ся контрабандист по. имени Аугусто дель Грацио с предложением использовать заключенного Лучано для установления контактов с сицилийской мафией: «Захват Си·цилии В этом случае будет очень облег­
чен», -
уверял дель Грацио. Вновь предос'!"авим слово Мозесу Полякову. О чем говорил он с Лучано за пятнадцатиметровой стеной Клиптонской тюрьмыl Видимо, разговор свелся к следующему: союзники готовят высадку в Сицилии. На этом острове, занимающем ключевое положе­
ние в Средиземном море,· находятся сильно укреп­
ленные позиции BOi'iCK фашистской оси. Нужно най­
ти там людей, готовых оказать содействие союзни­
кам. Что Лучано думает о мафииl Лучано хорошо думает о мафИ·И. Вскоре после отъезда Полякова покинул тюрем­
ные чертоги и Лучано. ·Нет, нет, он еще не на сво­
боде, его просто пере возят в местечко Грейт-Ми­
·доуз в штате Нью-Йорк. Туда к нему приезжают многочисленные визитеры, и каждый из них сразу 'же получает неограниченное время для свидания с мистером Лучано. Позднее бы BI..L: "1 е заключенные .греЙт-Мидоуза заявят, что в этот , '<JРИОД Лучано часто отлучался из тюрьмы «на ·несколько дней, а то и недель». Состоялась и встреча .Лучано с его заместителем Джо Адонисом, оставшимся управлять делами пре­
ступной империи. Адонис -
уроженец Палермо, где у него было множество друзей, с како,ВЫМИ он -
с чьей помощью, неизвестно -
благополучно связал­
ся в· разгар войны. ШЕЛКОВЫЕ ПЛАТКИ С НЕ&А Заглянем теперь на солнечный остров Сицилию и посмотрим, каково было положение там в описы­
ваемый период. Утвердившись у власти, Муссолини повел в 1924 году наступление против мафии. Дуче видел в ·неЙ потенциальную угрозу, н.О главное -
он хотел ПРlfбрать в казну доходы баронов этой полулегаль­
ной организации. В Сицилию был назначен намест­
ником 'свирепый префект Мори. Он сотнями аресто­
вывал мафьози, сажал их в яму, как зверей. К ан­
тичным методам пыток Мори добавил достижения века электричества. Но основную часть улова пре­
фекта составляли мелкие крестьяне. Уважаемый землевладелец дон Кало, о котором даже пятилет­
ние дети знали, что он возглавляет мафию, по-преж­
нему жил хозяином в своем поместье. Еще быl Ведь он посылал деньги дуче, еще когда тот толь-
ко задумывал CBOi'i поход на Рим. . Префект Мори, правда, осмелился было аресто­
вать дона Кало. Но уже через пять дней государ­
ственный Cei<peTapb прислал срочную депешу о том, чтобы его выпустили. Дон Ка110 вернулся в родное местечко Виллальба, торжественно встреченный рас­
троганными земляками. С начала 1943 года союзники медленно готовились к захвату-
Сицилии. Секретные агенты на острове искали поддержки у населения. Британцы -
решили делать ставку, на аристократов. Что касается амери­
канцев, они выбрали иной путь ... В Алжире .разведывательными операциями амери­
канской армии руководил полковник Анджело Чи­
нотта -
фамилия его не оставляет сомнениi'i в итальянском происхождении. Точнее -
в сицилиi'i­
Ском. Его сотрудники также одинаково хорошо 'го­
ворили между собой на СИЦИЩIi'iском диалекте. Ни-
26 чего удивительного: их рекомендовал Лаки Лучано. Нигде не упоминается о . каком-либо писанном контракте между высокими, Договаривающимися сторонами. Но тем не менее услов"1Я были оговоре­
ны. Прежде чем баржи с морской пехото~ подошли к сицилийским берегам, мафi.ози получили обеща­
ние полной свободы действий в случае успеха опе­
рации. Что касается Лаки Лучан,о, то он получал просто свободу. 1 О июля 1943 года согласно выработанному плану силы союзников высадились на южном и юго-восточ­
ном побережье Сицилии. Один плацдарм заняли американские войска, другой -
англо-канадские подразделения, усиленные солдатами «Свободной Франции». И вот примечательный факт: англичане и канадцы натолкнулись на сильное сопротивление. Им потребовалось пять недель, чтобы дойти до Мес­
сины. Потери исчислялись тысячами человек. Если мы взглянем на карту; то увидим, что аме­
риканцам достался более трудный участок. Им предстояло очистить гористый центр острова, где были сильные укрепления, взять Палермо, потом повернуть на восток к Мессине. Маршрут был не­
легкий. Но уже семь дней спустя американцы до­
стигли цеЛlf, пройдя весь остров с юга на север. 7-я американская армия двигалась, не встречая прак­
тически сопротивления. Генерал Паттон сказал впо­
следствии, что «это был наш маленький блицкриг». Логически американцев ждали тяжелые бои, осо­
бенно в гористом районе Каммараты. Здесь итальян­
ские и немецкие части держали под обстрелом единственную дорогу. В Каммарате была сосредото­
чена аРТИЛлерийская бригада, несколько зенитных батарей, батальон немецких танков, укомплектован­
ный «тиграми». Историк Норман Льюис подчерки­
вает, что во главе группировки стоял полковник Са­
леми, известный cBoei'i фанатической I'1реданностью Муссолини. Обилие укреплений, бетонных дотов грозило превратить Каммарату в .<подобие Монте­
Кассино» '. Но Каммарата расположена по соседству с Вил­
лальбоЙ. А в Виллальбе жил· дон Кало. Это обстоя­
тельство существенно' изменило ход событий ... Четыре дня. спустя после высадки -14 июля 1943 года -
над Виллальбой появился самолет «пайпер-каб» без опознава .... елЬных знаков. Он ,про­
стрекотал над деревней, потом' зашел на второй круг. Женщины кинулись хватать детей; чтобы спря­
тать их за толстые стены домов. Но самолет не со­
бирался сбрасывать бомбы. От него отделился па­
рашют с пакетом. Ветром парашют отнесло на KilM-
марату. Какой-то солдат подобрал пакет и отдал его капралу Риколли. Тот развернул бумагу. В па кете был желтый шелковый платок с большоi'i черной буквой «L». Ничего больше. -
Да; да,_ это случилось четырнадцатого июля со­
рок третьего года, -
рассказывают старожилы Виллальбы. -
С неба пришел пакет. И мы уже зна­
ли, что американцы -
наши друзья. . Откуда? Платок явно нес в себе какое-то известие. Но какое? Капрал Риколли этого не знал. На следующее утро СIIмолетик вновь появился над Виллальбой. И вновь сбросил на парашюте па­
кет. На cei'i раз он опустился в деревне. Пакет тут же принесли к воротам дона Кало. Он-то знал, что означает «L» -
это была весточ·ка от Лаки Лучано. 'Укрепленныil немцами раilон в 1944 году союзннки понеслн Приж. ред. в Среднеil Италии, где значнтельные потери. -
ГЕНЕРАЛ МАФИЯ в тот же вечер оборванный крестьянин верхом на муле покинул деревню. Он должен был передать американскому полковнику Чинотте, что дон Кало самолично встретит передовые части 7-й армии !'1 проведет их сквозь опасную зону. Сцена, которая разыграл ась на рассвете 20 июля на площади Виллальбы, могла бы показаться стран­
ной для непосвященных глаз. Из проулка осторожно • выехали три американских танка. На баwне головно­
го развевался флаг. Это не был звездно-полосатый американский флаг. Просто желтое полотнище с больwой черной буквой «L». Маwина встала. Из люка вылез американский офицер. Дон Кало не торопясь двинулся ему на­
встречу. Он был, как обычно, в рубаwке с закатанными рукавами и подтяжках. Больwой живот колыхался при ходьбе. Дону Кало было wестьдесят шесть лет, седые волосы и приветливое лицо делали его похо­
жим на доброго дедушку. Только глаза закрывали черные очки -
роскошь В Виллальбе. Он минуту пристально вглядывался в американца, потом так же неторопливо вытащил из кармана желтый пла­
ток, помеченный черной «L». Американец вежливо осведомился, не помочь ли дону Кало влезть в танк. (По случайному стечению обстоятельств офи­
цер великолепно изъяснялся на сицилийском диа­
лекте.) Тот покачал головой и сам поднялся в ма­
wину. На следующий день -21 июля -
две трети лич­
ного состава укрепленного района Каммараты отсут­
ствовали на позициях. Как показали впоследствии пленные итальянцы, ночью к НИМ явились мафьози со свертками гражданской одежды и сказали, что американцы обоwли позицию и их положение безна­
дежно. Уйти сейчас, переодевwись, -
единственный шанс на спасение. Что касается полковника Салеми, то еще днем накануне, когда он проходил мимо здания мэрии Виллальбы, его зазвали туда, связали и заперли в подвале,' Итог: американць. проwли Каммарату без выстрела, не потеряв ни единого человека. Дон Кало провожал 7-ю армию до местечка Чер­
да. Дальwе путь танкам показывал его племянник. А посыльные дона Кало заспеwили дальwе. Стоит поразмыслить над следующими строками из книги американского историка Нормана Льюиса: «Без сомнений, мафия расчистила путь американцам, в то время как англичане и канадцы вели тяжелые бои на склонах Этны: лиwь после трех нед~ль боев они достигли Мессины. В зоне же наступления аме­
риканской армии продвижение wло быстро и без пролития крови,. к вящему удовлетворению всех». Дон Кало мог со спокойной дуwой возвращаться в Виллальбу; односельчане радостно встречали его. А вскоре американский комендант публично назвал его с одобрением «генералом Мафией». В тот же день на площади Вю1лальбы майор Бир, уполномо­
ченный американского командования по граждан­
ским делам, назначил дона Кало <<<администратором освобожденного района снеограниченными права­
ми». В качестве подарка при вступлении в долж­
ность друг Лаки Лучано получил от американцев два грузовика, трактор и цистерну бензина. Полу­
ченный транспорт тут же поwел для создания ши­
рочайшего «черного рынка». Дальwе -
больwе: поставленный «следить за по­
рядком» дон Кало получил оружие для своих «мили-
':; ционеров»-мафьози. Настали золотые денечки. Пол­
ным ходом подручные дона Кало переправляли про­
довольствие и медикаменты, украденные с амери­
канских военных складов, в Италию. Пропуска и ре­
комендательные письма открывали им дорогу. Воен­
ные патрули козыряли маwинам дона Кало, пере­
возивwим ворованное. Условия договора были со­
блюдены ... ПОСЛЕДНЯЯ ЧАШКА КОФЕ Ну а что же герой нашего рассказа -
Лаки Лу­
чаноl Не ус.пела закончиться война, как губернатор штата Нью-l'Iорк удовлетворил ходатайство о поми­
ловании заключенного Лучано. В документе было особо подчеркнуто, что кандидат на досрочное ос­
вобождение «внес жизненно важный вклад в воен­
ные усилия страны». В свое время -
в 1936 году -
прокурор Томас Дьюи, требуя сурового приговора для Лучано, сказал, что «сегодня на скамье подсу­
димых находится. один из самых мерзких преступни­
ков, когда-либо представавwих перед правосуди­
ем». Теперь тот же Томас Дьюи, только ставший губернатором, подписал постановление об освобож­
дении «примерного заключенного Лучано, Доказав­
шего свое искреннее раскаяние». 9 февраля 1946 года Лучано выслали из США в Италию. Ему предстояло жить в Неаполе под наблю­
дением полиции. Друзья и соратники приwли по­
желать боссу счастливого пути, все честь по чести. Была даже пресс-конференция. Лучано отечески глядел на остававwихся в Америке собратьев, махал им рукой, обещал писать. На пристани царил образ­
цовый порядок: мафия давно уже контролировала нью-йоркский порт. В Неаполе Луча но повел тихое существоваНl1е. В течение пятнадцати лет его имя не всплывало в связи с операциями мафьози. Официально он жил' на ренту с состояния, вложенного в некий бизнес в Соединенных Штатах. Но люди посвященные знали, что человек, оказавwий услугу американскому BoeH~ ному ведомству, никоим образом не удовольство­
вался тихими пенсионными радостями. Лучано был одним из инициаторо!! создания «моста наркоти­
ков» -
подпольного пути, ведшего с Востока через Италию в США, пути, по которому за океан достав­
лялись героин и гаwиш.' Его богатые связи по обе стороны океана оказались как нельзя кстати. Правда, говорили, что с годами он становился еще менее сговорчивым, чем раньше ... 27 января 1962 года Счастливчик -
Лучано, как обычно элегантно одетый, прибыл в аэропорт Неа­
поля встречать прилетавwих из Америки ,црузеЙ. В зале ожидания он заказал чаwечку кофе. Офи­
циант почему-то задерживался. Лучано раздраженно повернулся к ~тоЙке. Тотчас же гарсон с виноватой улыбкой поставил напиток на стол. Лучано сделал несколько глотков и медленно сполз на пол. Похороны Лаки Лучано были грандиозными. Ко­
роли мафии, вынужденные при жизни вести более или менее незаметное существование, только после смерти обретают полагающийся их рангу почет. Сот­
ни венков, десятки черных лимузинов. Несколько операторов снимали процессию, на кинопленку. Как заявил представитель американского Бюро по борь­
бе с наркотиками Мартин В. Дайзингс, «на похоронах нас очень интересовали друзья Лаки. Их оказалось больwе, чем значилось у нас в картотеке». Перевел с французского Б. тишинекий 27 А ЛЕКСЕЯ ВАСИЛЬЕВ Фото автора rJIНПВПhIЕ ПЕБОСКРЕБhI ХЛ~РЛМЛ~ТЛ БЕ ЛЫ й Г ОРО Д МУКА ЛЛ А ~
. ка З К(~J1 и з «Тысячи И однон ночи» встает над синим заливом Мука л­
ла. Многоэтажные здания пе­
п ел ьно-белесого цвета с узкими высокими окнами поднимаются ярусами по крутым безжизненным склонам. А на гребне горы в струящемся, раскаленном возду­
хе плывут йеменские сторожевые башни. Ты входишь в лабиринт узких улочек, где подчас не разойтись двум ослам с поклажей, и ока­
з ываешься как бы на дне колод ­
ца. так высоко над тобой небо. Поворот, подъем, закоулок. Зда­
ния с первого взгляда кажутся столпившимися в беспорядке, но э то только на первый взгляд: легкий прохладный ветерок напо­
минает, что Мукалла построена так, чтобы ее насквозь продувал м о рской бриз. В малюсеньких кофейнях боро· датые МУЖ'iины тянут крепчайший ч а й с молоком. В кузне без стен бл е стящие от пота кузнецы куют наконечники для сох, большие ры­
боловные крючки и кинжалы. Грохоту ку з нечных молотов вто­
рит деликатный перезвон моло­
точков ювелиров, их мастерские рядом с кузней, и здесь чеканят пояса, с е рьги, браслеты. ножны. Праздничные наряды, доставши­
еся от матерей и бабушек, бедуин­
ки х р анят в сундуках и очень ред­
ко их надевают. Зато узоры на лице -
свои у каждого племени­
ж е нщины подновляют каждое утро. J1aBKU торговцев прячутся в те­
ни галереи «гостиного ряда» А1у ­
каллы. Покуnатель может целый день бродить по база р у, не сту­
пивши и шагу под палящими лу­
чами солнца. Неподалек у снуют возл е чанов, гд е мокн у т шкуры, темнокожие п олуголые кожевники. Улицы-ущелья полны наро ду. Стремительным шагом прохо д ят бедуины -
обнаженные п о п ояс, в коротких черных юбк ах, с кри ­
вым кинжалом на п оясе. Бе ду и­
ны невысокого роста, с ух и е и мускулистые, у них н е г уст ы е бо­
ро д ки, дл иины е вол ос ы схвачены пл е тен о i', кожаноi', BepeBKoi∙,. Они прох одя т сквозь т ол п у, не глядя ни на кого, а за ними, п оотстав на два шага, идут их п ес тро оде ­
тые жены с открытыми лицами. Н а лбу, щеках и п одбородках бедуинок выведены зелено i:, крас­
кой узор ы. Пр оскал ьзывают, прижимаясь 30 к стенам, горожанки в темной чадр е, закутанные во все ч е рное, открыты лишь ст у пни ног, выкра­
ш е ниые хной. Жен воинов уз н ае шь п о крас­
н ой ча д р е с ч е рными нашивками. К рест ьян ок -
по ора нж е вым на­
кидк ам. Но больше всего в то л п е муж чин-г о р ожа н в разноцв е тных юбках и р у башках. Толпа за полняет улицы, за топ­
л я е т п ло щади, ropTaHlIbIl' г ово р судки автомобилей, зау ны вную арабск у ю музыку, рв у щу юся и з сотен тран з исторов, два -три ки но­
театра и б ес конечные ря д ы лавчо ­
нок -
и вот вам самое кратко е описание Мукаллы, порта и столи-
цы пятой провинции Южного йемена, в н еда внем прошлом таинственного Хадрама ута ... Ха д рама у т, хотя и лежал он совсем н е п одале к у от больших Эти юноиlU, кот о р ых я встретил в Мука Л,lе, -
люди Ашрные. Кuнжалы за их 110я саА Щ -
дань традиции, сог л асно которой ,\t ужчине-бедуu н у неnрилиЧflО nока зы ваться на людях б ез о ружи я. заглу ш ает ш у м моря. П оворот, по д ъ ем, з ако уло к. Хр ус тящий п е­
сок п од но г ами. Запах пряност ей, п олус гнивш ей рыбы, верблюжьего пом ета, пыли. добавьте ко всем у этому довольно пря мую ц е нтраль­
н у ю ул иц у, т ускло освещенную по вечерам элек тричеством и неоном, торговых дорог, был открыт ев ро­
п е йцами сравнит ел ьно н едав но. П ерв ым проник сюда не ме цкий п уте ш естве нник Адольф фон Вр е ­
де. В 1843 году он добрался до города Хурейба в Ва д и-Д уа н. При этом он едва н е поплати лся жизнью: в оазисе С иф е г о чуть не растерзали жители, принявшие его за английского шпиона. Лишь вмешательство сп у тник ов-а рабов спасло фон Вреде от распр ав ы. В Европе е го расска зам о Хадра­
мауте никто не поверил, может быть, потом у, что он объединил в своих записках то, что видел собств ен ными глазами, с фанта­
стически м и рассказами, слышан­
ными от других. Например, вроде того, что веревка чуть ли не в сотню метров длиной с привя за н­
ным на конце камнем погружает­
ся в белые зыбу чи е пе ск и, как в воду. Дальнейшая су д ьба п уте ше­
ственника малоизвестна ... Не так-то много исследоват елей побывало в Хадрамауте п осле фон Вр еде, так что не случайно даже само на зван ие княжества, а ныне провинции -
Хадрамаут -
вызывает споры. Многие ис с л едо­
ват ел и полагают, что на зван и е «Хад р амаут» восходит ко време­
ни .~eгellдapHЫX обитат еле й юга Аравии -
«хадов», или «адов». Коран рассказывает, что хады бросили вызов аллаху, попытав­
шись со з дать райские са ды на земле. Аллах не мог оставить так ую дерзость без наказания и разрушил г орода ха дов, а самих их пр ев ратил в обезьян. На языке библии Хадрамаут на зывае т ся «Хадыр-Мавэт», что п еревод ится как «Дво р смерти». Но ес ть, однако, и такие иссл едовател и, которые выводят имя Ха драмау т от арабского «х адыр », эт им сло­
вом обоз начают жителей оазисов и оседлых зем л еде льцев. Когда-то, тысячи лет назад, до­
лину, в которой расположен Хадрамаут, пр о пилила р ека. брав­
шая начало в горах Восточного й емена. Р ека т е!<ла почти парал­
лельн о берегу моря, п овора чив ала на ЮГО-ВОСТОI( и впадала в Ин­
Дийский океан. Р ека п осте п е нно высыхала, и, следуя за уходя щей водой, жители долины двигались на за пад. Задолго до наш ей эры возникли здес ь Минейское, Са бей­
ское, К атаба н ейское и Химьярит­
ское ц арс тва. Во зн икли и исч езл и, оставив лишь за тян утые п еском развалины, и причины их гибели плохо выяснены до сих пор ... Осторожно двигаясь в толпе, я внезапно попал и з п олумрака улицы на открытое простран­
ство -
зал ит у ю солнцем пл ощад ь п еред гл ав ной мечетью. Н е будь и здесь спасительного БРИЗ<l ка­
жется, что и площа дь и лю д ~ й на н ей спалили бы до тла б ес по­
ща д ны е лучи. я остановился у решетчатой ограды меч е ти и заглянул во вн у тренний двор. Покол е бавши сь, как отнесутся люди к том у, что я, «неверный», зайду в мечеть,­
в ед ь хадрама у тцы испокон века известны религио зным фанатиз­
мом, -
я снял обувь. В мечети царили пол умра к и прохлада. Люди н е обратили иа меня осо­
бого внимания, д вое-трое подняли могло показаться со двора при взгляде иа ее свежепобеленный фасад. Не могли ли здесь сохра­
ниться какие-нибудь древние ру­
кописи или хроники? Конечно, вряд ли му фтий откроет' незна­
комцу дост у п к хранящимся здесь книгам ( есл и они хранятся, разу­
h l ее тся), но п о чему бы не попы­
таться? Наши сведения о Хадра­
мауте скудны, и зд анны е крошеч-
...А го рожан е п е ре стали уже ходить с кuнжалаhtu. Горожане вообще го разд о более восп риилчивы к иЗ.ltенениЯА!, чем кочев­
ники-бедуины. на меня г лаза скорее равно ду ш­
но, во всяком случае без всякой враждебности, и лишь один невы­
сокого роста старик -
муфтий устремился ко мне. Вн у три м е четь прои звод ил а впе­
чат ле ни е оч ен ь древнего здания, зна чите льно более д ревнего, чем ным и тиражами пол уку старным способом арабские книги давным­
давно стали библиографической редкостью, но ведь как-никак на Восто ке книги скапливались ве­
ками им енно в храмах. Н о в самой мечети ни книг, ни р ук описей не оказалось. Муфтий, 31 ." отнесшийся к моему интересу вполне сочувственно, посоветовал зайти в книгохранилище. Книгохранилище располагалось поблизости -
в небольшом доме за мечетью. Согбенный годами библиотекарь, с седой LЦетиной на шеках, встретил меня не слишком дружелюбно. -
Мы не продаем рукописи, уважаемый господин, -
категори­
чески' заявил он. -
Я и не собирался ничего по­
купать, -
сказал я ему, -
толь­
ко посмотреть, познакомиться. Библиотекарь стал поприветли­
вее и вынул из шкафов толстые фолианты летописей Хадрамаута, которые хранились здесь в един­
ственном экземпляре. Часов пять просидел я в библиотеке, разби­
рая замысловатые почерки лето­
писцев. Многое осталось мне не­
понятным, поскольку рукописи оказались разрозненными. Самые ценные из них, сказал библиоте­
карь; скупили и вывезли англи­
чане. На некоторые из моих вопросов он попробует ответить сам. -
Может быть, вечером? Вы свободны? -
спросил он. Мы договорились С библиотека­
рем о встрече, и я вынырнул из прохладной полутьмы книгохра­
нилища в раскаленную, слепящую глаза белизну площади. ВРЕМЕНА И НРАВЬ) Рыбаки, темнокожие, похожие больше на сомалиицев, чем на арабов, выволакивали на берег из лодок-самбуков крупных, мет­
ровых тунцов и королевскую макрель. Тут же разделывали их под сваями рыбного рынка и та­
щили наверх, туда, где кипел рыбный аукцион. А неподалеку от берега, там, где навечно сел на камни какой-то пароходик саудов­
ской компании, КРУЖIIЛIIСЬ в при­
чудливом хороводе деревянные самбуки. На суденышках такой же конструкции, только больше размером, арабы Южной Аравии миого веков назад избороздили чуть ли не весь Индийский океан, раскидав по его берегам поселе­
ния. Я встречал их и в Африке -
в Судане, в глубине сомалийской саванны, и даже в Сингапуре. Было это незадолго до приезда в Хадрамаут. Бродя по сингапур­
ским улицам, увешанным бумаж­
ными фонариками, по переулкам, пропахшим китайским супом, сое­
вым соусом и чесноком, я на­
ткнулся на лавки, где торговцами были не похожие ни на кого. из 32 окружающих невысокие горбоно­
сые люди. До меня донеслась арабская речь, и я сам обратился к торговцам по-арабски, чем при­
вел их в несказанное удивление. То были хадрамаутцы ... Когда-то в Хадрамауте был распространен такой обычай: мо­
лодые люди, главным образом го­
рожане, женились, обзаводились детьми, а затем уезжали на 15-
20 лет искать счастья на чужби­
не. Там многие снова женились и навсегда оставались в далеких краях, но большинство, скопив какие-то деньги, возвращались на старости лет домой. Тот, кто наживал на чужбине состояние, вернувшись, строил пышный дом, окружал себя слу­
гами и прихлебателями, чтобы прожить остаток жизни безбедно и спокойно. Впрочем, мечты о по­
кое не всегда сбывались: иной раз в пыльных переулках между высокими роскошными дворцами со звоном скрещивались сабли и грохотали ружейные выстрелы­
то сводили счеты двое соседей, не видевшие друг друга лет два­
дцать-тридцать. Возможно даже, что до этой трагической встречи они вообще никогда не виделись, но законы клановой вражды тре­
бовали от них мстить даже незна­
комым людям за какую-то обиду, истинную или ~iнимую, нанесен­
ную бог весть когда и бог весть кем. Законы эти не менялись ве­
ками в не менявшемся веками хадрамаутскомобществе. Такими же незыблемыми были строгие перегородки, делившие до революции хадрамаутцев на со­
словные группы, похожие на на­
стоящие касты. Наверху общественной лестни­
цы стояли сей иды. Все сей иды вели свой род от некоего Ахмеда эль-Муджахира, потомка пророка, переселившегося в Хадрамаут из Басры около 800 года нашей эры_ Сей иды держали в своих руках дела религии, духовные суды и школы. Светские правители обыч­
но не вмешивались в их дела. Сейиды никогда не носили ору­
жия, оно им было ни к чему -
поднять на них руку считалось смертным грехом. Светские правители -
шейхи и султаны были вождями бедуин­
ских племен. У бедуинов лишь скотоводство, караванная торгов­
ля и грабительский набег счита-
лись достойными занятиями. Племена бедуинов враждова-
ли между собой, нападали на кар.аваны. Каждый султан .и шеих имел и свое личное вой­
ско -
частью набранное из рабов, частью из наемников. Эти наем­
ники -
яфаи тоже составляли отдельную Ka€TY. Когда-то их предков пригласили на военную службу правители Хадрамаута, и ремесло воина стало наследствен­
ным. Горожане -
купцы, ремеслен­
ники -
считали себя, как и сей­
иды, потомками выходцев из Ирака. Тут выше всего стояли купцы. Среди них было больше всего людей светски образован­
ных. Рабы попадали в Хадрамаут из Черной Африки. Часть их жила в домах хозяев, и когда рабство отменили -
это произошло полто­
ра десятка лет назад, а в некото­
рых районах лишь после револю­
ции, -
большинство этих рабов остались у своих хозяев, ибо жилось им гораздо лучше рядо­
вых горожан. Другие рабы зани­
мались тяжелым физическим тру­
дом в поле, в порту. Кроме рабов, такую же работу выполняли ахдамы -
каста от­
верженных. Ахдамы попали в Южную Аравию тоже из Афри­
ки (хадрамаутцы убеждены, что ахдамы потомки эфиопов, обосновавшихся здесь в III-
VI столетиях). Уделом этой касты был самый тяжелый труд: дуб­
ление кож, стирка белья, вывоз нечистот, работы в каменоломнях и в порту. Они жили за город­
ской стеной и не имели права входить в дома других людей. Но были люди, стоявшие на этой социальной лестнице еще ниже ахдамов, -
бродячие музыканты. Ахдамы, по крайней мере, имели право ходить в мечеть. Музыкан­
там этого не позволяли. ... Библиотекарь, побритый, оде­
тый, несмотря на жару, в евро­
пейский костюм с галстуком, пришел вечером ко мне во дво­
рец. Дело в том, что нас, совет­
ских гостей, поселили во дворце бывшего правителя султаната Куайти -
одного из нескольких, на которые был разделен Хадра­
маут до получения независимости. В султанской опочивальне, про­
дуваемой морским ветром, все поражало размерами: чудовищная кровать, гигантский гардероб. кресла, достойные разве что Гар­
гантюа. Во дворце в качестве реликвий хранились султанский трон из ли­
того серебра, сюртук с золотыми эполетами, сабля, подаренная «его величеству» английской короле­
вой, зеркала. китайский фарфор, камин с инкрустациями. И здесь же -
одна из любимейших игру­
шек султана: большая бутылка из- п од виски, в дно которой вде­
лан стеклянный колпак, а в нем п од музыку органчика крутятся в фокстроте две фигурки. То был подарок последнего английского резидента последнему султану. Султан любил выпить виски с ре­
зидентом. Султан вообще любил англичан и чувствовал себя за их спиной очень уютно. Больше все­
го же он страшился, что наступит день, когда англичане уйдут и он останется с глазу на глаз с соб­
ственными подданными. Но в день, когда это случилось, судьба улыбнулась султану в по­
следний раз: он вовремя успел подняться на судно, плывущее в Индию ... Библиотекарь (конечно же, сейид) оказался знающим челове­
ком'. Мы пили чай с тмином и разговаривали о древних рукопи­
сях, о новой истории Хадрамаута, которая пишется сейчас, и о том, что напишут в хрониках Южного й е мена в будущем. Я сказал ста­
рику, что на з автра мы уезжаем во внутренний Хадрамаут­
вСеюн, Шибам, и библиотекарь посоветовал мне порыться в книж ­
ных лавках на тамошних базарах. ЗА П АХ МИРРЫ ... Дорога ч е рез пустыню заняла часов десять. Она пролегала по каменистой равнин~ спускалась в пересохшие русла рек, карабка­
лась на высоки е плато, t.илась · серп е нтнной по склонам гор. Цвет пустыни был не желтый, а скор е е п е пельно-бежевый. П у стыня была совершенно бесплодной, лишь иногда попадался колючий кус­
тарник, в е тви которого срослись так плотно, что на его верхушке спокойно паслись ко з ы. Раз мы повстречались С обо­
рванными бе ду инами -
пастуха­
ми. Они подб е жали к машин е и попросили -
н е т, не милосты­
ню, а свеж е й воды. После д ни е две н е дели, сказали нам паст у хи, они пили лишь козь е и в е рблюжь е молоко. Дорога п е тляет через гл у боки е в ад и, ка же т с я, что мы сбили с ь С 'п у ти, хоч е тся выйти и з машины, з але з ть хотя бы на ту в о н гор у и проверить маршр у т. Но тут до­
рога вырыва е тся на равнин у, и прямо перед нами, будто мираж, в з аходящ е м солнце неожиданно во з ника е т многоэтажный белый город. Мы спустились с плато в г лав­
ную д олин у Хадрамаута и оч у ти­
лись В оа з исе, поражающ е м в о­
ображение своими размерами. 3 .Вокру г света» N, 11 В разгар лета я впервые увидел в Аравии проточную воду, мы с радостью выкупалис ь, забыв о всех страхах перед болезнями, которые здесь она всегда таит в себе. Вода, финиковые паль ­
мы... только в такие минуты и становится п онятным, почему му-
« Мой дом -
.моя крепость »» -
эти слова в устах х ад Р аАШУ Т­
це в зв уча л и бы особо убедительно. ДостаТОllНО в з г ля нут ь на обычные двери обычного дома -
l>taCCUBHble, толст ые, о к ов ан­
ные тяжеЛЫl>tu г воздЯАtu, чтобы в это по в ерить ... 33 ~УЛh",ане свой рай представляют в виде оазиса с густыми деревья­
ми и журчащими, прохладными ручьями. Видимо, д,тя эскимосов рай был бы у жарко натопленной печи. Мы помчались по хорошо вы­
мощенной брусчаткой дороге, ми­
новали северную столицу Хадра­
маута -
город Сею н, утонувший в пальмовых рощах, а еще через полчаса перед нами сказочным видением встал город «небоскре­
бов» Шибам. Его дома поднимались в вади гигантской квадратной глыбой, сп стоявшей из десятков соединен­
ных между собой крепостей. Шибам лишен обычной городской стены: массивные фасады зданий образуют неприступную преграду для бедуинов. Хадрамаутцы называют Шибам «хадрамаутским Манхеттеном». Справедливость требует отметить, что шибамские «небоскребы» стоя­
ли задолго до того, как была открыта Америка, А все же срав­
нение точное -
я его оценил, когда увидел в центре города мечеть: белоснежная и изящная, она в окружении небоскребов чем-то напомнила известную всем по. фотографиям старую церковь на нью-йоркском Бродвее. Шибам стоит на скальном осно­
вании, а потому ему не страшны грозные сели, которые во время редких, но бурных дождей в го­
рах проносятся по иссохшим вади. Город не мог разрастаться вширь, а потому потянулся вверх. Здесь мне удалось увидеть, как строят дома. Выведя первый этаж из тесаных камней, кладут с не­
большим наклоном внутрь кир­
пичи из глины, смешанной с реза­
ной соломой. Кирпичи эти доста­
точно прочны и не боятся ничего, кроме дождя. Дождя, впрочем, в этих местах чересчур опасаться не приходится. Для защиты же от тех скудных капель, что выпа­
дают (да и то не каждый год), верхние этажи отделывают гип­
сом. Нижний, каменный, этаж очень высок, метра три, и узкие его окна напоминают бойницы. Да это и есть бойницы, потому что Во время частых еще недавно кровавых стычек враждующие семьи неделями отсиживались в домах, и тогда нижний этаж щетинился ружьями, а то и пу­
леметами. Между окнами верхних этажей тянутся от дома к дому веревки: не бегать же за каждой хозяй­
ственной мелочью к соседям с пятого этаЖII на пятый этаж! А так, вращая деревянный бара-
34 бан, можно перетащить по верев­
ке завернутую в тряпицу щепотку соли или пачку табаку ... Книжные .павки Шибама, увы, ничем меня не порадовали. Базар был довольно обычен для Юж­
ного йемена: японские, западно­
германские, индийские товары, пе­
стрые покрывала, транзисторы, консервы из тунца. Один из торговцев, оцtнив на глаз мою покупательную способ­
ность, зазвал меня в сВою лав­
ку . . _-
Интересуетесь древностями, уважаемый господин? -
Старыми книгами больше всего. --
Книг у меня нет, но если уважаемый господин почтит меня своим посещением ... Мы поднялись на второй этаж. В жилище полы были чисто под­
метены, в комнатах постелены ци­
новки или линолеум. Торговец от­
крыл дверь в гостиную и зажег свет. Комната засверкала, как пе­
щера Али-Бабы. Чего тут только не было: кремневые ружья с круглыми прикладами, древние деревянные замки с деревянными же ключами, похожими на гре­
бень, кальяны, пряжки для рем­
ней, браслеты, светильники, свер­
кающие щиты, медные кружки и ступки для размола кофе, сун­
дучки из меди, саб,ти, монеты, кинжалы... lV\.Horoe из того, что здесь было собрано, могло бы, бес­
спорно, стать желанным приобре­
тением для любого музея. -
Я бы взял в подарок для друга кинжал, -
начал я. -
Пожалуйста, :Iюбезный хозяин уже протягивал кинжал, его клинок блеснул «каплей голу­
бого огня», как сказал бы средне­
вековый поэт. На клинке прогля­
дывали сделанные чернью изрече­
ния из корана, в рукоятку были вделаны золотые и серебряные монеты, ножны покрывало сереб­
ряное и золотое кружево. Стоил кинжал по меньшей мере динаров тридцать. -
Мне бы поп роще, за динар ... -
Вот совсем простой, без украшений ... прошлого века... все­
го лишь за полтора динара ... Поторговавшись, хозяин усту­
пил кинжал за динар. Кинжал стоил раза в четыре дешевле, но как тут откажешься ... И все-таки кинжал был хорош: простой, без украшений. массив­
ный. На весь Хадрамаут осталось всего несколько человек, которые '.умеют делать такие кинжалы. Когда познакомишься с Хадра­
маутом поближе, покровы «ара-. вийской экзотики» слетают. Это радостно, потому что ХХ век при­
ходит сюда школами и больница­
ми, профсоюзными организациями и книгами, водопроводом и авто­
мобильными дорогами: НО это и печально. Мировой капиталистиче­
ский рынок, ворвавшись сюда со своими железными законами кон­
куренции, паровым катком про­
шелся по местным ремеслам, вза­
мен оставив лишь штампованные суррогаты. Спаслись лишь те ре­
месленники, которые ориентирова­
лись на специфический местный и постоянный спрос -
производ­
ство шляп, корзин, циновок, пря­
жи . ... На базаре пожилая женщина протянула мне несколько лом­
ких, ноздреватых, пахучих ку­
сочков смолы. Мирра!.. Од­
но И3 знаменитых благовоний, ко­
торыми столь слаВИJЩСЬ в древ­
ности Южная Аравия! Плато и горы Хадрамаута и Дофара, лежащего дальше к во­
стоку, несомненно, те самые, ко­
торые имели в виду и Птолемей и Плиний, когда писали о стра­
не благовоний в Южной Аравии. Первая египетская экспедиция за благовониями в эти края, о ко­
торой до нас дошли сведения, со­
стоялась в XXVIII веке до нашей эры. С тех пор торговля благово­
ниями знала периоды расцвета и упадка. По сведениям Геродота, арабы каждый год преподносили персидскому царю Дарию в виде дани тысячу талантов ладана. В значительно меньших разме­
рах торговля благовониями про­
должалась и в средние века. Мар­
ко Поло упоминает, что в порту Шихр (недалеко от Мукаллы) местный правитель собирал бога­
тую дань с торговцев этими аро­
матическими веществами. С течением времени торговля ;благовониями пришла в упадок.' Но все же благовония -
это, на­
верное, единственный местный то­
вар. которому не страшна кон­
куренция. За высокими домами опусти­
лось солнце. Пустыня, открываю­
щаяся из городских ворот, окра­
силась в розоватый цвет, затем стала лиловой и, наконец, чер· ной. Выглянул месяц, и рога его бы­
,1Jи обращены вниз -
к плоским крышам глиняных небоскребов Шибама. В вечернем воздухе ноздрева­
тые кусочки смолы пахли печаль­
но и нежно ... Хадрамаут -
Москва -----
------
15 На прощаНl1е седоголовый друг моего друга посоветовал: смот­
реть вперед и, следовательно, не плыть в темноте. ,палатку ста.ВИТ~ повыше, так как скоро должен начатьсяосеННI1Й паводок, кото­
рый в этом году БУДЕ!Т высоким. В устье реки, !<Qторая «впадает как из ВИНТОВКИ», лристать к бе­
регу и осмотреться. Может быть, лучше будет спустит.. T<lM лодку на бечеве. •.. От берега я оттолкнулся 13 августа и к закату доплыл до охотничьей ""збуш"и, где медведь когда-то <::лушал "СПИДО!1У». Избушка стояла на сухом га­
леЧНI4КОВОМ берегу под OrPOMHbl-
ОНQнчание. Начало в Nl 10. З* ---
~~~~=-------_.----'----------
.. -:;-
:::-..:----
МI1 ивами -
чозениями. нары были устланы тальниковыми вет­
ками. печка горела очень хоро­
шо, 11 между двойными за<::ыпан­
ными стенами бегали мыши. По­
<::те.пенно они привыкли ко мне 11 IIЫШЛИ на стол -
темно-коричне­
вые зверьки с любопытствующи­
ми глазами. Я I<ИНУ'nиМ корок, мыши корки утащмли и пришли <::нова. Видно, хотели посмотреть на прие:;!жего. На столике горела свеча, I! НОчной темноте шумели деревья, хрустел валежником кто­
то неведомый, кто всегда хрустит 1'10 ночам, когда ты один. Я ле­
жал на нарах и, естественно, ду­
мал о том, как хороша такая жизнь, когда есть время пораз­
мыслить, не торопясь подумать и так далее. Потом пожалел, что не взял собаку. Но взять ее не было никакой возможнос-ги. За такую дорогу сживешься с со­
бакой' как с лучшим другом. Бро­
сить поэтому в конце маршрута ее никак невозможно. Взять с со­
бой также нельзя, потому что в коммунальных квартирах суще­
ствуют соседи, согла<::ие которых необходимо, и даже если всех убедить в том, что собака человек очень хороший, то все равно плохо: я очень часто уез­
жаю из дому, и собаку надо ко­
му-то оставлять. Короче, в тем­
ноте I1збушки, под потрескивание дров в печке, которая распали­
лась и светила, как домашнее за­
катное солнце, я пришел к выво· ду, что надо жить так, чтобы было кому оставить собаку ... Ночью был сильный холод. Ког­
да я вышел. на улицу, то ступни РНСУНОК В. НЕМУХННА " А. КУРКННА леденил иней, севший. у порога на гальку. Я подкинул в печку и стал в темноте думать про свой маршрут. До ближайшего жилья таежной метеостан-
ции -
было около трехсот кило­
метров, затем около пятисот до устья Реки. При хорошей осени я планировал еще попасть в прото­
ку, на берегу которой когда-то давно стояла база партии, где я был начальником, и тот сезон мы, наверное, не забудем до конца своих дней. Так что хорошо бы там побывать. Такого маршрута должно было с избытком хватить, чтобы вернуть равновесие мыс­
лей и чувств, утраченное в го­
роде ... За ночь на всех березах и на ивняке пожелтели листья. Стволы и листья чозении также были по­
крыты инеем. Мир был очень про­
зрачным. На западе выступал Си­
ний хребет. Ближний хребтик, который ниже избушки обрывался в скалистым прижимом, не чуть Реку был виден из-за кустарника. Я решил .сходить на него, чтобы посмот­
реть Реку сверху. Дорога шла через заросли чо­
зении, кустики ивняка. Потом на­
чался мшарник. Он был кочкова­
тый, кочки переплетены стелю­
щейся березкой. Выше березок торчали кусты шиповника. Шипов­
ник шел сплошь километрами, и ягоды на нем висели длинные, прозрачные и очень большие. Подлесок казался красным от этих ягод. Кое-где были кусты смородины. Ягоды свисали с ку­
стов огромными гроздьями. Так я и ломился сквозь этот лес, как сквозь огромный склад витами­
на С. Дорога шла через высохшие протоки, кое-где заполнявшиеся уже водой осеннего паводка. Потом снова галечная площадка и снова протока. Так до беско­
нечности. Протоки уходили на юг, как ленты стратегических шоссе, которые вымостили, но не успе­
ли залить бетоном. ,в озерцах у борта долины сидели на воде утки. Они не улетали, а только отплывали к противоположному концу озера. У подножия хребтика было сыро. С трудом я преодолел нижние метры подъема. Мокрые камни покрывал скользкий мох, и не было видно звериной тропин­
ки, по которой так удобно под­
ниматься, хотя тропинка, несо­
мненно, должна была где-то быть. Выше яростно верещали кед­
ровки. Я обогнул их треск, так 36 как сквозь кедровый стланик продираться вверх почти невоз­
можно. И сразу попал на тропин­
ку. Тропинка с бараньими и ло­
сиными следами вела вверх ми­
мо тоненьких, чахлых лиственниц. Потом кончились лиственницы, кончилась березка, и начался го­
лый камень, где посвистывал ве­
тер. Я оглянулся. Синий хребет вышел полностью со своими снеж­
никами, оголенными вершинами, красными от увядающей березки распадками и розовым кое-где камнем вершин. Но все-таки, не­
смотря на многоцветие, он был именно синий и никакой другой. С вершины я увидел на своем хребтике кекур, и на кекуре по­
лоскался флаг. Часа через полто­
ра я добрался туда. Флагом была ковбойка, привязанная к длинной палке. Ковбойка полоскалась на ветру как победный клич. Чело­
век, который забрался сюда и повесил рубашку, наверное, был веселым парнем. Отсюда хорошо просматрива­
лась лента Реки, желтые галеч­
ные острова и другие хребтики, которые обрывались в нее. Вни­
зу, у подножия, зеленел лосиный выгон с пятнышками озер, куда любят приходить по ночам лоси. Все кругом было чрезвычайно чистым, подернутым легкой дым­
кой умудренности бытия ... 16 На следующий день. Река напо­
мнила cTapylC заповедь о том, ЧТО в этих краях нельзя особен­
но размягчаться. В километре ни­
же избушки начинался прижим. Я подплыл поближе к скалам, чтобы оценить, трудно ли управ­
лять лодкой возле них. tlстречный поток сразу затащил лодку в длинную глухую протоку. Вдоль скал, где была «труба», тянул очень сильный встречный ветер. Попытавшись выйти на веслах, я понял, что это не удастся, и наладил бечеву. Но бечевой можно было дойти только до первого уступа. Дальше скалы уходили отвесно в воду. Я делал заход за заходом, и каждый раз течение относило обратно. Ничего не осталось пос­
ле мноrих часов возни, как пе~ реплыть заводь, уйти оечевой вверх по течению и проплыть по­
дальше от скал. День почти кон­
чился. За восемь часов я про­
плыл что-то около двадцати ки­
лометров. Кое-как натянув палат­
ку, я залез в мешок. Потом чер­
тыхнулся, вылез и натянул палатку по всем правилам, закре-
9ИВ где можно борта камнями. Разгрузил лодку, вытащил ее по­
дальше на берег и перевернул. На всяк.ий случай привязал длин­
ным шнуром к ближайшему ку­
сту. Теперь, когда все меры пред­
осторожности были приняты, я спокойно залез в мешок. Про­
снулся оттого, что горящая си­
гарета. обожгла Грудь. Оказывает­
ся, я заснул, едва успев прику­
рит!>. «Докурю и засну», -
поду­
мал и снова проснулся от ожога сигареты. Так продолжалось раза четыре. Наконец, я затушил си­
гарету, выкинул ее из палатки и отключился мгновенно, как будто выдернул себя из розетки. ...Уже перед утром я слышал, кдк мимо прошла моторка, за ней вторая, третья. Все они шли на ПОлной мощности двигателя, и рев, отражавшийся от воды, ка­
зался особенно громким. Где-то в дальней протоке моторки соеди­
нились, гул слился, перешел в не­
кий отвлеченный авиационный рев. И тут, наверно впервые в жизни, в наивной попытке от­
ступничества от века я проклял двигатель внутреннего сгорания и того, кто его придумал. I;!ечером я слышал, как мотор­
ки с тем же адовым воем про­
шли обратно другой протокой. И теперь я твердо знал, что долго их не услышу. Дальше, вниз, совхозные рыбаки не плавали. Мы остались с Рекой с глазу на глаз. Как будто почувствовав' это, пере груженная лодчонка ста­
ла лучше слушаться весла. Силь­
но холодало. Я долго плыл в этот вечер, до самой темноты. На берега давно уже легла ночь, но на реке свет держался. Так я плыл по речному свету, обо­
стрившейся интуицией угадывая в тишине топляки, которые могли перевернуть лодку, прижимы с донным течением и заломы, под которые могло затащить. Могу сказать, что я совершенно при этом не думал. Забитая городом интуиция проснулась, и я снова стал тем, кем по, возможно, оши­
бочному, убеждению родился быть -
странником домоторной эпохи. 17 Речное плавание вниз по тече­
нию описанию не поддается. Оно состоит как бы из мелких отдель­
ных событий, вплетенных в мо­
нотонные дни. Трудно передать напряжение каждого дня и то, как устают от гребли кисти рук, и режущие блики солнца на во­
де, и минутн ... е всп",шки опасно­
сти, котор ... е осозна!'ш .. , когда опасност.. уже позади, и берега, заваленн ... е т ... сячами кубометров леса, и лосей, котор ... е в вечер­
ний час в",ходят полежат.. на гал"ке -
т... их вспугиваеш.. в последний момент, потому что пл",веш.. без всякого шума, чи­
ст"'й. индеец из Фенимора Ку­
пера. У одного из .прижимов Я столк­
нулся с феноменом, именуем",м «кружило». Вода у скал б ... ла гу­
сто-зеленой от глубин .... Я греб в одном направлении и вдруг уви­
дел, что пл",ву перпендикулярно. И в тот же момент весла как будто уткнулис .. в резину. Сопротивле­
ние лопасти б ... ло тугим и сил .. -
н"'м. Я попл ... л назад, потом вбок с к.акоЙ-то ужасающей медли­
тел"ной равномерност"ю; которая вовсе не зависела от направле­
ния и сил... гребка. Я бросил гре­
сти и увидел, что ничего не из­
менилос". Попробовал грести изо всех сил и сдвинулся примерно на метр. Лодка равномерно и мертво двигалас.. по какой-го таинственной траектории. Я поко­
рился суд .. бе и стал ждат". в ... -
глянуло солнце. Скал ... б ... ли свет­
ло-коричнев ... ми. В одном месте они б ... ли испачкан... пометом, и, задрав голову, я УВИДеЛ на при­
ступке огромное гнездо из хво­
роста. Но птиц не б ... ло. Солнце просвечивало воду, на­
верное, метров на десят". Я по­
смотрел вниз и увидел спин ... плотн"'х упругих р ... б, котор ... е метрах в полутора подо мной медлител"но передвигалис... Спи­
н... их также казалис.. зелен",ми. Я лихорадочно в",тащил коробку с блеснами, нацепил на спиннинг и, заб",в про кружило, стал блес­
нит .. , подергиват" блестящую -приманку. Но рь.б... как будто не в.идели ее. Я менял блесн", одну за другой: бол .. шие,зимние, лет­
ние, бел ... е, желт ... е, с красниной и без краснин.... По временам блесна наталкивалас.. на р ... бу и тут же отскакивала, 'как будто р ... б... б ... ли изготовлен... из тя­
желого и плотного материала. В азарте я не заметил, как ре­
ка в",несла . меня из кружила по тем же непонятн",м законам, и я попл ... л вниз, притихший и оше­
ломленн",Й. Огромн ... е лиственниц... в",си­
лис.. по берегам, прям ... е и ТОЧ­
н ... е, как древние афоризм .... Вда­
линедосягаемо и странно в ... де­
лялся Синий хребет. И в этот момент я начал понимат.. Реку. В это понимание входили речной шум, т ... сячетонн ... е завал... дере­
ва по берегам, наклоненн ... е в во­
ду лиственниц ... , солнечн",й свет, хребт"" за котор"'ми торчали еще хребт"" а за теми торчали нов ... е. Сюда входили и ЛОСИ, ко-
тор ... е лежали гигантскими туша-
ми на отмелях и, если стукнут .. веслом, убегали. Из-под их коп",т со шрапнел"нь,м ·свистом летела гал"ка, а рога, чудовищн ... е рога кол",мских лосей,· самых крупн",х лосей мира, пл ... ли в воздухе тяжко и невесомо, как корона монарха в торжественнейшей из церемоний. И эти проклят ... е ры­
б... тоже сюда входили. Тол"ко тепер .. я понял, почему все говорили о Реке с каким-то оттенком мистического восторга и уважения. Я благословил ден", когда решил пл"'т" по .... ей. На ноч" я остановился у не­
бол .. шого руч .. я, котор"'й СО звоном влетал в реку из зарос­
лей топол"ника. На коренном бе­
регу стоял МОЩН"'Й лиственнич­
н"'й лес. В темноте его б ... ла тор­
ная тропинка, по которой, ве­
роятно, В"'ХОДИЛИ с хребтов к реке пастухи. Я пошарил глаза­
ми и увидел лабаз, приколочен­
н"'й на в",соте к трем лиственни­
цам. На лабазе стояли ящики, обтянут ... е брезентом, а сбоку б ... ла прислонена сколоченная на живую нитку лестница. t8 Вода. поднималас... Это можно б ... ло узнат" без всяких футшто­
ков по речн",м звукам. Склонен­
н ... е в воду дерев"я, хлопан .. е ко­
тор"'х б ... вает сл",шно за кило­
метр, тепер.. стучали ч&ще и оживленнее. Затопленн ... е сухие куст... издавали пулеметн",й треск. На перекатах б ... ло сл ... ш­
но, как о дно лодки постукивает гал"ка, а на некотор"'х участках вокруг поднимался шорох, как будто лодку тащили по хвое. На­
верное, это лопалис.. пуз"'р"ки воздуха. Река кругл ... е сутки б ... ла на­
.полнена звуками. В уст .. е одной из речек я сл ... шал,. как кто-то, птичка или зверек, громко жало­
вался: «А-а, уай, а-а, у-ай!» Потом раздавался щенячий визг и снова «а-а, у-ай!». Может б ........ , это ску­
лил медвежонок. Дважд... я ви­
дел медведей на отмели. Они шли, мотая головами, смешн ... е, огромн ... е звери, и, завидев лод­
ку, убегали, как-то по-собач .. и подпр",гивая и вскид",вая зад. По ночам вокруг палатки тоже не б ... ло тишин.... Однажд... треск б ... л так громогласен, что я не в ... держал и напихал в магазин браунинга пулев ... е паТроН .... Треск на минуту затих, ПQТОМ на опушке чей-то громкий голос ска­
зал: «Бэ-э-уз», затрещали· суч .. я, и все стихло. Я заснул, так KalC "а ден" уставал до того, что заснул б ... , наверное, рядом с медведем. На ДРУГОЙ стоянке меня разбу­
дили солнце и странн",й . звук: свистели кр"'л"я бол .. ших птиц, котор ... е одна за другой пролета­
ли над самой палаткой. «Глухари! -
ошалело- сообразил я. -
Глухари прилетают на от­
мел .. ». Я наскоро зарядил руж .. е, в"'­
путался из мешка и ·в",гляНул в щелку палатки. Я увидел всего­
навсего одного глупого старого ворона. Он летал над кострищем, где лежали сковородка с остатка­
ми ужина и нескол"ко в",потро­
шенн",х р ... б. Ворон никак не мог решит"ся. Он от.летал на отмел .. , делал круг и снижаncя к костри­
щу, пролетая над самой палаткой, и опят.. делал круг. Наверное, так он летал все утро. Я в",сунулся из палатки. Ворон сказал «кар-ра» И негодующе удалился, очен" черн",й и очен" желчн",Й. Чтоб... закончит.. разговор о р ... бах, расскажу, как все-таки я начал их ловит ... Меняпредупре­
АИЛИ, что в уст .. е реки, которая впадает за Синим хребтом, живут огромн ... е щуки. Уст .. е я прозевал, но по ме­
стности догадался, что оно долж­
но б ... ло б ... т .. где-то здес ... Я в",­
брал крутой торфяной берег, заросший шиповником и голуби­
кой, и попробоваn. блеснить. Б ... -
ло на глаз видно, как плавают крупн ... е темн ... е хариус ... , стоят в затопленн",х кустиках пятнист ... е ленки, котор ... е здесь б ... вают до вос"ми килограммов весом, при­
таилис.. в тени небол .. шие поло­
сат ... е щуки. Воистину это б ... ла земля р ... б. ~ начал бросат" спиннинг, но интерес р ... б... б ... л вял",Й. Нескол"ко хариусов хва­
талис.. за блесну, но тут же ср ... -
вались. Я ~лго метался по бере­
гу и в довершение всех бед уви­
дел в тени затопленного куста громадную щуч .. ю голову. Щука смотрела· на меня недобр"'м чер­
н",м глазом. Цепляя самую бол .. шую блесну из коллекции, я шептал слово, молитв ... , стихи и еще черт знает что. Руки дрожали. Наконец JI все-таки нацепил блесну, отошел в сторону и закурил трубку, что­
б... успокоит"ся. Я покурил, сде-
37 1: лал вдох-выдох, даже присел и помахал руками. Потом закрыл глаза и припомнил берег и реч­
ку, затопленные кусты, утонувшие стволы, о которые мог зацепить­
ся крючок. Припомнив, Я вышел вверх по течению и забросил спиннинг так, чтобы блесна про­
шла сзади щуки метрах в по­
лутора от нее. UЦYKa не среагировала ни на первый бросок, ни на второй, ни на третий. Я подошел ближе и поднес блесну почти к самому ее носу. Но щука не смотрела на блесну. Она все так же смотрела на меня тяжким, свинцовым, не­
добрым взором. Потом медленно повернулась и вдруг, дав беше­
ный водоворот, исчезла. Я старался убедить себя, что здешние щуки жестки на вкус, что здесь едят только кишочки, которые хорошо жарить. Но все это мало утешает, когда нечего есть. Я вытер пот, уселся на землю и стал думать. "Что-то не так в основе, -
думал я. -
Рыбы хоть отбавляй. На блесну не идет, червяков нету. Ягодой будем пи·· таться~» В сомнении я открыл блесенную коробку. В ней лежала самодельная блесна ,Шевроле, ко­
торую тот дал мне перед отплы­
тием. Блесна была просто винто­
вочной пулей, в которую с одной стороны был впаян загнутый гвоздь от посылочного ящика, с другой петелька. Я нацепил эту блесну и кинул ее в стрем­
нину под берегом. К ней кинулся хариус, но, опе­
режая его, из кустарника молни­
ей вылетел двухкилограммовый ленок, и спиннинг в руках согнул­
ся. 'Через мгновение ленок уже плясал на траве, выгибая тело и сверкая на солнце. Вместе с лен­
ком приплясывал я. 19 На шестой день случайно и, если так можно сказать, без умысла я убил медведя. Не уве­
рен, что надо П<,)яснять это, но скажу, что возраст, когда этим гордятся, уже прошел и вообще медведи глубоко симпатичные звери, если только ты не стал­
киваешься с ними НОС в нос. До той же стадии самообладания, когда, столкнувшись с медведем нос в нос, ты остаешься спокой­
ным, я не дошел. Все началось с шиповника ... Если искать первопричину. Про­
плывая мимо обрыва, я заметил 38 огромное даже для этих мест скопище шиповника. Как-то маши­
нально я пристал к берегу, при­
вязал лодку к камню, машиналь­
но подергал веревку и так же, точно во сне, полез наверх по плотному, спрессованному галеч­
нику. ,вдоль Реки дул упрямый ветер. Я задержался около куста смородины, которая буквально гнулась под огромными кистями, потом перешел на шиповник. Ши­
повник был чуть кисловат, полон мякоти, а волосистые семечки было очень легко выплевывать. Заросли шиповника тянулись, мо­
жет быть, на многие десятки ки­
лометров. Я привстал на цыпоч­
ки, чтобы хоть на глаз прики­
нуть это изобилие, и в метре увидел лобастую голову с дрему­
чими глазками. ·Медведь коротко и как-то утробно рявкнул. Все было слишком неожиданно. На ночевку я остановился чуть миже, где начинались скалы. В скалах торчали желваки кон­
креций, я тоже их машинально отметил, когда натягивал палатку и поглядывал на них, когда сни­
мал и растягивал шкуру и разде­
лывал зверя. В конкрециях впол­
не могли быть аметисты, как в знаменитом месте невдалеке от Магадана. Я лег спать поздно ночью. А утром при ярком солнце по­
шел к подножию скал, чтобы по­
смотреть, не вывалились ли кон­
креции, потому что лезть на ска­
лы было рискованно. Но у под­
ножия был гладкий, поросший зе­
леной травкой вал и никаких ка­
мушков. И опять, как сомнамбу­
ла, я сходил за топором, так как геологического молотка, конечно, не взял, и, как был в резиновых болотных сапогах, полез вверх по расщелинке. Грело солнце, но ка­
мень скал был приятно-прохлад­
ным. И я думал о том, что по глупости порву О какую-нибудь З1!зубринку носки сапог, где их не заклеишь, а впереди холода, знобящие холода на воде, и ду­
мал про то, что есть ли там аме­
тисты, и еще о каких-то пустяках. Вниз я не смотрел, так как знал, что сразу станет страшно, и тогда все пропало. Потом нога сорва­
лась, и руки тут же сорвались с выступа. Я успел только отшвыр­
нуть топор в сторону и другой рукой отпихнуться от скалы, что­
бы не ободрать лицо. ... Очнулся в палатке. Я лежал на спине, на полу. Вход не был застегнут, мешок лежал рядом, на улице шел дождик, и спина была мокрой. Мягко гудел заты­
лок. Наверное, затылком я и уда-
р,"лся о спасительный травяной валик у подножия. Очень сильно болела спина, всей плоскостью, и соображалось туго. я понял, что лежу давно, так как полез при солнце, сейчас был дождик, неизвестный час дня. Часы сто­
яли. Я выбрался из палатки. Лодка ПОЧН-I стояла на плаву, хотя я вы­
тащил ее высоко. Медвежьей туши, которую я положил в воду, чтобы она хранилась подольше, не было. «Может, приснилось мне все это~» -
тупо подумал я и пошел к тому месту, где растягивал на колышках шкуру. Шкура была на месте. Потом я сходил к шел топор. Значит, приснилось. Значи~ скале и на­
ничего не просто рас-
плата за зверя, который, может, и не собирался нападать, а рявк­
нул от ужаса. Дождик шел холодный, и ветер по временам прыгал поры вами С севера. Порывы были сильные. Наверное, от сотрясения в голове у меня что-то перестроилось, и вдруг я почувствовал себя тем парнем, каким был десять лет назад. И еще почему-то испугал­
ся, что у меня воспаление лег­
ких. Когда-то на острове Врангеля я схватил воспаление легких, и это время осталось в памяти как время, когда ничего не помнишь. Надо было плыть к людям. До метеостанции оставалось ки­
лометров сто пятьдесят. Я очень опасался потерять со­
знание, но все-таки чувствовал себя прежним, когда ничего не боялся. Во всяком случае, пока есть палатка, спальный мешок, ружье и патроны. Это Река плати­
ла за то, что на нее приехал. Я загрузил лодку. ,ветер стано­
вился все сильнее, начинался снег. Мне очень хотелось скорее уплыть с этого места. Кисти рук сильно мерзли. В аптечке у меня были только марганцовка, и йод, и еще была мазь от комаров -
диметилфталат с вазелином. Я смазал ею руки, и стало легче. Конечно, это было глупостью­
плыть одному. Все-таки техника безопасности. которую нам так вдалбливали' в голову, на что-то существует. «Восемьдесят семь процентов несчастных случаев происходит из-за '1арушения тех­
ники безопасности». Я это по­
мнил, как помнил и сводки о слу­
чаях по Министерству геологии, которые нам зачитывали. На реке ветер был еще силь­
нее. Я натянул кухлянку и поверх нее штормовку. Но секущий дож-
дик, сменившийся вскоре снегом, быстро промочил штормовку, за­
тем кухлянку. Там, где встречный ветер шел по руслу реки, лодка почти не двигалась. Вырванные с корнем деревья плыли вниз, об­
гоняя лодку, так как у них почти вся поверхность была под водой и ветер им не мешал. Было бы хорошо уцепиться за одно из них, но это было опасно. Дерево могло зацепиться, и тогда струя сразу подожмет лодку, перевер­
Нет ее. Сверху я натянул кухлянку, верхнюю. еще одну Но и она промокла насквозь, и я прямо подпрыгивал от холода на мок­
ром сиденье. Я пристал здесь прыгал слушались, и к берегу. Ветер сверху. Руки не я извел коробку спичек, прежде чем развел ко­
стер. Но костер тут же затух. Я чертыхнулся от злости на себя. Есть нерушимое праllИЛО: чем медленнее ты будешь раЗЖ!4гать костер, тем быстрее он заго­
рится. Я нашел в лесу сухую таль­
никовую ветку и сделал !4З нее «петушка» -
комок из стружек. Потом заготовил еще двух «пе­
тушков» потолще. Костер загорелся. Я повеС!4Л над ним штормовку и одну ИЗ кухлянок. А на тело натянул сухой свитер. И вдруг обнаРУЖ>ll', что не помню, как ПР!4вязал лодку. Похолодев от ужаса, К!4-
нулся к реке. Но лодка была привязана проч­
но: двойным узлом к стволу ивы и еще страховочно к поваленной лиственнице. Сработал автомати­
-
чески. Вернувшись, я обнаружил, что от штормовки остался один ру_ кав и карман, где в металличе­
ской коробочке и целлофане ле­
жали документы, деньги. Везетl Потом снова плыл по реке. Во­
да была свинцовой, и ветер не давал плыть. Оглянувшись, я уви­
дел в двух-трех километрах ска­
лу, с которой упал, и место, где разжигал костер. Смытые лиственницы теперь летели мимо меня, как торпеды. А снег все так же шел под очень крутым углом навстречу. Есть две заповеди, когда маршрут не получается: «жми ЧТО есть силы» И «остановись». Сейчас было явно место второй заповеди. Остановиться. Поставить палатку. Натаскать как можно больше дров. Сварить очень сильный обед. Залезть в мешок и пере­
ждать. Так я и сделал, 10 я не очень удачно выбрал мес­
то стоянки. Лодку привязывать было не к чему. Вдобавок она опять разбухла и сильно текла. Я заносил то нос, ТО борт и от­
тащил ее максимально далеко от воды, потом засыпал дно лод­
ки галькой и поставил палочки, чтобы мерить уровень воды. Я возился с лодкой часа два, а затем еще приходил проверять. Лишаться лодки было нельзя. Я был на острове. Найти же ис­
чезнувшего человека среди ты­
сяч этих поросших островов почти невозможно даже с вер-
толета. Потом я наносил дров. Натя­
нул палатку так, что она Зllенела. Постелил медвежью шкуру и за­
варил крепчайший и очень слад­
кий чай. Варить было нечего, и я даже не шел искать зайцев. Есть объективный закон приро­
ды -
когда исчезают продукты, автоматически исчезает и дичь. Надо просто переждать момент невезухи. <в истовой добродетели я вы­
весил кухлянки не к огню, где они могли быстрее высохнуть. но где их сушить не положено, а на ветер. Над ними устроил навес из запасного куска брезента, при­
готовленного на парус в ни­
зовьях. Затем, решив, что имен­
но сейчас и есть крайний случай, я открыл банку сгущенки -
не­
прикосновенный запас. Потом выпил чай, залез в мешок и по­
думал о том, что если я все­
таки не схватил воспаления ле~ ких, то жить можно в любую по­
году. Над головой скрипели чозении, и палатка все-таки протекала. Но тут уж ничего нельзя было сделать, кроме вывода .не брать впредь непроверенные па­
латки и выкинуть по приезде до­
мой синтетический спальный мешок. 11 Через сутки небо стало ясным. Ледяной ветер так же дул вдоль реки. По тому, как стукало сердце и с каким трудом я дотащил лодку до воды, обдирая гудрон о галь­
ку, я понял, ЧТО порядком ослаб. Потом я загрузил лодку. Река была мутной и текла очень бы­
стро. Деревья плыли теперь поч­
ти непрерывно, деревья, сухие валежины, как взмахивающие ру­
ки тонущих ... Спина, где верхушки легких, сильно болела, и болели мышцы рук -
наверное, я пере,",тарался позавчера. К полудню ветер усилился, ста­
ло совсем ясно, и вышло солнце. Я держался главной струи, где течение все-таки пересили-
вало. За одним из речных поворотов я увидел заваленные снегом гор­
ные хребты. Хребты сверкали под солнцем, и небо над ними было ослепительно синим. И всюду бы­
ла тайга лимонного цвета. Я видел, как рушились подмы­
тые берега и как медлительно падали в воду огромные листвен-
ницы. Некоторые стояли, угро-
жающе накренившись, и под ними я проплывал, боясь взгля­
нуть наверх, чтобы не нарушить равновесие материальностью взгляда. Все-таки одна из ли­
ственниц ухнула за лодкой и добавила воды, которой и так было в лодке по щико­
лотку. Чем дальше, тем стремитель­
нее становилось течение, и по очертаниям гор я знал, что ско­
ро устье реки, которая «впадает как из винтовки». То тут, то там вспыхивали водовороты, где лод­
ка начинала колебаться с борта на борт, как будто центр тяже­
сти вынесли на высокий шест. Над рекой стоял неумолчный шум воды. Я увидел излучину, которую никогда не забуду. Высокий га­
лечный берег здесь уходил изги­
бом, и струя воды била прямо в него. Берег с мачтовыми листвен­
ницами осыпался на глазах. Огромные лиственницы кренились и падали в воду медленно и без­
звучно, вздымая тонны воды. За ними виднелся край завален­
ного снегом хребта и синее небо над ним. Встречный ветер резал лицо. С отрешенным восторгом я по­
думал, что если суждено по­
гибнуть, то хорошо бы погибнуть, как гибли эти деревья, -
это была бы чистая, нестыдная смерть. Затем река разлилась, и я уви­
дел справа желтый бешеный поток воды, который несся вниз рядом с Рекой. Это было устье, и от устья до метеостанции оставалось кило-
метров тридцать. Надо было только разыскать избушку в хао­
се воды, островов и сметенного паводком леса. 39 22 Метеостанция, судя по имев­
шейся у меня карте, стояла на левом, коренном, берегу Реки, у подножия длинного и низкого хребта. Я все время выбирал левые прот~ки, чтобы как можно ближе подоити к 'коренному берегу. Поздно вечером я очутился в ста­
рице, видимо соединявшейся с главным руслом только в высо­
кую воду. Течения здесь почти не было. По берегам росли чахлые лиственнички. Было очень тихо. Где-то вдалеке, справа, стоял не­
УМQЛЧНЫЙ грохот, точно трясли огромное решето с камнями. Я все плыл и плыл по черной зеркальной воде. Лиственнички исчезли, и начался темный мок­
рый ольшаник, стоявший непро­
ходимой стеной по обеим сторо­
нам протоки. Хребет справа уже почти кончился. Я понял, что проскочил метеостанцию. И ду­
мать было нечего найти ее пеш­
ком. Уже спустилась ночь. Но на бе­
регу не было места, где можно поставить палатку. Был и затоп­
ленный кустарник, черный, зам­
шелый, и неподвижная вода. С воды взлетали выводки гагар. Они долго раз гонялись для взле­
та. Взлетев, гагары делали круг над лодкой. Я слышал свист кры­
льев и знаменитый гагачий вопль, от которого сходили с ума путе­
шественники прошлого. Солнце еще держалось на гребне хребта. Он был красный. И тут я увидел лебедя. Лебедь летел высоко над этой неизвест­
но куда ведущей протокой, летел медленно и как-то торжественно. Его еще доставал свет ушедшего за кустарники и тайгу солнца, и лебедь тоже был красным. Крас­
ный лебедь и красный горный хребет над черной тайгой. С трудом я нашел выемку в кустарниковой стене, где можно было поставить палатку. Я при­
ткнул лодку и посмотрел на ча­
сы. Получалось, что я просидел в лодке без передыха часов де­
сять. Впервые со дня отплытия я захотел увидеть кого-нибудь из людей. Покурить, перекинуться словом. И точно в ответ на это мое желание раздался металлический удар, видно, кто-то ударил по железной пустой бочке, потом я услышал приближенный плотным воздухом голос, ответ, и тут же затарахтел движок. В жизни я не разбирался в двигателях, но го-
40 лос движка узнал, как голос дру­
га. Это был двигатель для заряд­
ки аккумуляторов, который при­
меняется на «полярках» И метео­
станциях. Я выстрелил. В ответ также услышал выстрел. 23 Четверо мужчин стояли у бере­
га протоки. Они были в ватных куртках и тапочках на босу ногу. Несколько серьезных псов зали­
вались лаем. А теперь я скажу, почему по­
ходная палатка иногда кажется более надежным убежищем, чем городской дом. Потому что в па­
латке ты прежде всего рассчиты­
ваешь на живую силу: свою и то­
варищей. Камень же городских зданий мертв, но дает иллю­
зию, что можно на него поло­
житься ... Дружеские руки вытащили лод­
ку на берег вместе с грузом. Псы кончили рычать и нереши­
тельно замахали хвостами. Мы прошли в бревенчатый низ­
кий домик. Горела лампа. Дыша­
ла теплом печь, и был ритуал, с которым ты встречаешь вернув­
шегося товарища и с которым он встречает тебя: сухие носки, чай и так далее. На этом, собственно, можно бы кончить рассказ о Реке и о том, почему я на ней очутился. Щелкнул некий невидимый меха­
низм, и на счетчике высо<очил вы­
вод О том, что все пока идет правильно и что я не сбился с дороги в глухую протоку. Закончить же этот рассказ мне бы хотелось стихами Славы Пти­
цына, потомственного метеороло­
га и таежника. Стихи его кажутся мне непосредственным ответом на многие вопросы, мучающие нас в беС.сонные городские ночи, а также лучше меня расскажут о четырех парнях, ~ и сегодня жи­
вущих на этои метеостанции. Слава писал эти стихи только для себя. Но использовать их он мне разрешил. Синеет даль обветренной тайги, Кровавые лоскутья на закате. Лентикулярисы I плывут, как пироги, Вода студеная на перекате. Фырчит, как тетерев, смоленый котелок, Чайку глотнешь -
и холод нипочем, Ночь пронесла дырявый свой , мешок, Алмазы яркие роняя в чернозеl\J. I Л е н т и к у л я р и с ы -
разновид­
ность облаков (латин.). Попив чайку, перемещу костер, На место теплое кладу ветвей охапку Их парный дух и прянен и остер, Под голову -
потрепаljНУЮ шапку. Встает передо мной родной отцовский дом, Н СЫН, И ТЫ, СО сна полуодета, Сон обнимает бархатным крылом, Уносит в царство радости и света. 24 Утром над тайгой действитель­
но было <щарство радости и све­
та». В этот день началось бабье лето -
время заморозков, зали­
того желтым сиянием мира и ще­
мящего сознания быстротечности дней, потому что дни ЭТИ идут, а хотелось, чтобы так было вечно. Слава Птицын показывал мне хо­
зяйство станции, и· тут я увидел этот совершенно новенький дом бледно-голубого цвета. По неиз­
вест ной причине я не заметил его ночью. Он был совсем новый, даже стружки вокруг него He~o­
желтели. -
Это чтоl -
спросил я. -
Заботы начальства. Решили, что старый дом уже "гар, вот осенью привезли' самолетом но­
вый. Мы в нем не живем. Почему? В старом привыкли. Там ра­
ция, печь, вообще ... Да-а, к жилью привыка­
ешь, -
откликнулся я. -
Или мало ли кто вниз по реке поплывет. Или вверх. Или просто захочет пожить и поду­
мать. Вот ты, например. Часто проплывают? За три года ты первый. Нет, выходит, бродягl Желание .странствовать не профессия, а склонность души. Она или есть, или ее нет. У ко­
го есть, тот уж изменить не мо­
жет. У кого нет, тому незачем. Как считаешы1 -
Что тут обсуждать-тоl Так и есть, -
согласился я. Мы уселись на крыльце и вдумчиво закурили. Подошли со­
баки и, тихонько повизгивая, на­
чали что-то объяснять Славе. -
Ничего, ребята, сегодня не выйдет, -
сказал им Слава, и собаки улеглись. Один рослый черно-белый красавец поразмыс­
лил и ПОЛОЖИЛ голову мне на войлочные шлепанцы, в которых я вышел из дома. Так мы и сидели в единении собачьих и человеческих душ. 'КРУГ9М была тайга и желтый свет бабьего лета, когда жалеешь о быстротечности дней. с:с:БЛА Т ЗА ОБЛАКАМИ» в тот день Смит вовсе не соби-
рался летать. ОН заехал на авиационный завод компании «Норс-Америкэн», что в Калифор­
нии, только для того, чтобы напи­
сать отчет о самолете, который ис­
пытывал накануне. Моросивший с утра дождик внезапно прекратил­
ся, и лучи солнца заиграли на фюзеляжах новеньких «супер сэйбр», стоявших на заводском аэродроые. Диспетчер предложил Джорджу испытать Ng 659, толь­
ко что сошедший с конвейера, и летчик решил «немножко размять­
ся». Смит даже не переоделся, только поверх костюма натянул комбинезон. Близ Лагуна-Бич опять начал моросить мелкий дождь, внизу по­
висла сплошная серая пелена туч. Смит стал набирать высоту, ско­
рость достигла звуковой, а затем сверхзвуковой. На высоте прибли­
зительно в 37 тысяч футов, когда Смит перевел самолет в горизон­
та.llЬНЫЙ полет, отказала система управления. «Я проделал все, что предписы­
вает инструкция, -
рассказывал впоследствии летчик, -
безуспеш­
но. Машина свалилась в пике. Я включил рацию и успел крик­
нуть: «Я -6591 Управление отка­
зало!» С пронзительным воем «супер сэйбр» несся по вертикали к зем­
ле со скоростью почти 800 миль в час. «Остаться В самолете? Верная смерть! Выброситься при сверхзву­
ковой скорости? Тоже самоубий­
ство, хотя все же есть один шанс на миллион, -
лихорадочно сооб­
ражал я, сидя в кабине, -
про­
должает свой рассказ Смит.­
И я решил прыгать с парашютом. Больше я ничего не помню». К счастью, пулей вылетевший из кабины пилот потерял сознание И не почувствовал той жесточайшей пытки, которой подверг лось его тело. Вес Смита мгновенно увели­
чился до 8 тысяч фунтов, г лаза вылезли из орбит. Страшный удар по животу и груди вызвал силь­
нейший прилив крови к голове. Мощный поток воздуха сорвал шлем и кислородную маску, ото­
рвал кончик носа. Некоторое представление о яро­
сти, казалось бы, безобидного воз­
духа, который трепал беззащитное тело пилота, дают такие цифры. Ураган со скоростью 100 миль в час давит с силой в 120 фунтов на квадратный фут. На тело же Смита обрушился удар десятка ураганов -
1240 фунтов на квад­
ратный футl Через две секунды после того, как Джордж Смит выбросился из обреченного самолета, автоматиче­
ское приспособление открыло его парашют. Инженеры завода «Норс Америкэн» вычислили, что в тот момент, когда Смит покинул ка­
бину, самолет находился на высо­
те 6500 футов. Если бы летчик колебался еще две секунды, то, учитывая скорость пикирования, его парашют не успел бы рас­
крыться над поверхностью воды. Далее начинается вторая г лава истории этого невероятного при­
ключения. В то время когда Смит на высоте семи миль над Тихим океаном безуспешно сражался с заевшими рычагами управления, небольшая яхта «Белебес» проби­
paJ\aCb под дождем к берегу. Вла­
делец яхты, лос-анджелесский юрист lVIэлвин Саймон, выехал на рыбалку с пятнадцатилетним сы­
ном Робертом и другом Артом Бе­
келлем. Внезапно раздался ог лу­
шительный взрыв, гигантский фон­
тан воды поднялся в воздух приблизительно в двухстах ярдах от кормы суденышка, чуть не пе­
ревернув его. «Я решил, что мы попали в зо­
ну учебной стрельбы кораблей военно-морского флота, -
расска­
зывает юрист. -
«Скорей, скореи отсюда!» -
крикнул я моим спут­
никам. И тут Роберт схватил меня за руку: «Смотри, папа!» -
взвол­
нованно закричал он». Из-за туч показался изорванный парашют. Под ним висело непо­
движное тело человека. Схватив бинокль, Саймон увидел, что на трупе -
он имел все основания по­
лагать, что пилот был мертв, -
не было ни ботинок, нн носков. От одежды неизвестного остались одни клочья. Из носа, ушей, ран на лице и ногах лилась кровь. Саймон моментально направился к месту падения пилота. Через пятьдесят секунд, после того как тело Смита упало в воду, быстро­
ходная яхта была уже около него. Полумертвого от шока и ранений пилота доставили в больницу в Ньюпорт-Бич. Пять дней он на­
ходился между жизнью и смертью и в бреду кричал: «Не бейте меня. о каменную cTeHyl" Когда же Смит пришел наконец в сознание и вновь мысленно пережил катастрофу, он впал в тяжелейшую депрессию. Много дней Смит испытывал по­
стоянные острые боли и был слиш­
ком слаб, чтобы двигаться. Однако выздоровление, хотя и медленно, все же наступило. К ве­
ликому изумлению врачей, зрение пилота восстанавливалось и нако­
нец стало нормальным. Через три с половиной месяца после несчаст­
ного случая его выписали из боль­
ницы. Сейчас Смит чувствует себя хорошо, хотя иногда немного по­
баливают колени да глаза болез­
ненно реагируют на чересчур яр­
кий свет. Однако спустя некоторое время Джордж Смит успешно прошел медицинский осмотр, а затем на­
чал летать, правда, теперь уже на легких самолетах гражданской авиации. В кругу друзей Джордж часто повторяет фразу лечнвшего его врача Сэма Фризера: «У вас опре­
деленно большой блат там, за об­
лаками!» У. КОУ ЛИН Р. S. Случай с летчиком-испытателем Джорджем Смитом стал настоя­
щей сенсацией в авиационных кру­
гах США: ведь Смит оказался первым человеком, который остал­
ся жив, катапультировавшись на скорости 1250 километров в час. На следующий день после того, как его доставили в больницу в Ньюпорт-Бич, туда прибыла ко­
миссия ВВС США в составе двух десятков специалистов-медиков и инженеров, которым- было поруче­
но тщательно изучить все обстоя­
тельства рекордного катапультиро­
вания. Их выводы гласили, что Джордж Смит уцелел буквально чудом, так как совершил серьез­
ную ошибку. Не поставив ноги на специальные подножки и не при­
няв наиболее выгодного положения для катапультирования, Смит по­
тянул рычаг сбрасывания фонаря кабины и был тут же оглушен обрушившимся на него воздушным потоком, а его голова оказалась прижата К коленям. В этой опас­
ной позе Смит нажал на рычаг катапультирования и вылетел из кабины. На катапультируемом кре­
сле к тому же не было системы стабилизации, оно беспорядочно кувыркалось ч бешеном воздуш­
ном потоке, и тело летчика оказа­
лось изранено ударами о его жест­
кую спинку и подлокотники. И это, повторяем, происходило на ско­
рости в 1250 километров в часl 41 с .~ ФРЕСКИ В ПЕСКАХ В се началось с того, что советскне и афган ­
••• ские геологи открыли в Северном Афгани­
CT ~ He, вблизи города Шибаргана, богатейшие запасы природного га з а. От Шиl5аргана до Ам у дарьи 11 дальше по территории Советского Союза решено было протянуть газопровод. 11 вот, когда давно уже остались по з ади последние пригородные деревушки Шибаргана, а трасса газопровода углубилась в бе з ­
в е дную пустыню, совеТСКИJ! инженер Алексей Мар­
к о в з аметил в отвалах песк а, выброшенн о го земле-
ройными машинами, черепки древней по с уды. Мар­
ков пока з ал эти черепки археологам. Находки Маркова оказались столь сен с ационными, что маршрут нашей Советско-аф г анской археологиче­
ской экспедиции, органи з ованной в 1969 году, бы.' и з менен едва ли не в тот же день, когда мы впервые у в идели эти нев з рачные глиняные обломки. ... Т ра сс а газопровода проходила по территории Бак­
три а ны -
так в древних письменных источниках на-
зывались эти земли. В 1 II веке до нашей эры здесь были города Г реко-Бактрийского царства. Это госу­
дарство, образовавшееся после крушения империи Александра l'vlакедонского, просуществовало немно­
гим более ста лет, пока не было завоевано кочевыми племенамн и впоследствии вошло в состав Кушан­
ской империи 1. До завоевания Александром Македонским в тече­
ние двух веков Бактриана была под властью персид­
ских царей Ахеменидов. О греко-бактрийском цар­
стве и эпохе владычества в этих землях Ахеменидов сохранилось достаточно много свидетельств путеше­
ственников и хронистов. Они позволяют довольно точно представить, чем занимались и как жили здесь люди в то время. И несмотря на многие пробелы, не­
ясности и противоречия, с которыми сталкиваются исследователи, можно сказать, что в общих чертах ис­
тория Бактрианы, начиная с УI века до нашей эры, когда сюда пришли персы, не составляет тайны. О том, что собой представляла Бактриана до ахеменидского завоевания, мы знаем, по сути дела, уже только по древним легендам, дошедшим до нас в пересказах античных историков и писателей. А са­
мые древние сведения о Бактриане, содержащиеся в «Авесте» -
свяшенных текстах зороастрийцев, -
столь туманны, -что какие-либо определенные факты о жизни, быте, социальной организации народов, жив-
. ших В то время на землях Бактрианы, приходится буквально выцеживать по каплям . ... Да и эти сведения обрывались на рубеже II-I ты­
сячелетий до нашей эры. Дальше начиналась полная неизвестность. Находки Маркова были первыми вестниками жизни из глубины совершенно неизвестных археологам ты­
сячелетий Бактрианы. Наибольшее количество находок было сделано на участке газопровода, ПРОХОДЯIl.Jего севернее города Акча. Там и начала разведочные работы экспедиция. И вскоре под песчаными курганами были найдены пе~вы~ следы древнейшего поселения Бактрианы. u Т ридцать пять веков назад здесь был цветущии оазис. Тут было вдоволь воды -
ее с избытком хва­
тало для выращивания пшеницы и ячменя. Люди, по­
селившиеся по берегам многочисленных речушек, огра­
дили свои дома, построенные из прямоугольных сыр­
цовых кирпичей и обмазанных цветной штукатуркой, мощными крепостными стенами с грозными башнями. Жители этого поселения еще не были знакомы с секретами железа -
серпы, кинжалы, ножи, наконеч­
ники копий, женские украшения они изготовляли ИЗ бронзы. На одном из поселений Акчинского оазиса было раскопано монументальное круглое здание -
35 метров в диаметре! Сложная планировка, замысло­
ватая архитектурная отделка интерьеров, алтари на кирпичных возвышениях -
все указывало на то. что найдено сооружение явно культового назначения. Раскопки этого уникального храма еще далеки от за­
вершения, но уже сейчас можно утверждать, что оби­
татели акчинского оазиса, бесспорно, находились на высоком уровне культурного развнтия. Своих покойников онн хоронили В могильниках на окраине поселения. Вместе с умершими заботливо укладывались в могилы погребальные приношения. Иногда в могилах были погребальные приношения, но ... отсутствовали скелеты. В чем дело? Скорее все­
го перед иами были «символические» могилы купцов или воииов, погибших на чужбине. А в некоторых могилах в окружении десятков погребальных сосу-
t О загадках Кушанскои ИМПЕРИИ и ПОСЛfДНИХ открытиях советских археологов СМ. «Вокруг света» N'! 8 за 1968 го,.'!. ДОВ находились скелеты... молодых баранов! Все это свидетельствует о сложнейших культовых обрядах, соrrУТСТВУЮJЦИХ всегда лишь развитому обществу. И все это: мощные крепостные укрепления, мону­
ментальная архитектура, развитые ремесла, сt;льское ХОЗЯЙСТВО, основанное на поливном земледелии, -
дает основания говорить, что открыты следы иовой, ранее неизвестной науке древней цивилизации. Откуда же появились люди в Акчинском оазисе? Этого мы не знаем. Но контуры дальнейшей истории этих поселений можно очертить уже сейчас. Затерянный в глубине Азии, этот народ не был изолирован от остального мира древневосточной куль­
туры. При раскопках были найдены «импортные» из­
делия из Ирана и даже далекой Месопотамии. Едва заметные, но пр очные культурные связи протягиваются от Акчинского оазиса через области Южного У збеки­
стана и Таджикистана в районы Северо-Западного Па киста на. ... И эти связи могут пролить свет на одну из самых значительных проблем современной археологии. Вот уже 200 лет в науке идет дискуссия о том, откуда пришли в долину Инда загадочные племена арии -
одна из древнейших народностей индоевропей­
ской системы языков. Известно, что арии появились на территории Индийского континента в конце 11 ты­
сячелетия до нашей эры, и, как считают многие ис­
следователи, путь их пролегал по тем землям, где ра­
ботает наша экспедиция. И именно в это время, как установлено раскопками, поселения Акчинского оазиса неожиданно пустеют. По-видимому, можно сде­
лать следующие предположения: Акчинский оазис или «перевалочный пункт» на пути движения этих племен на новую родину, или, быть может даже, эти поселения -
один из центров образования всей группы племен, в состав которых входили арии. На эти предположения наталкивает и тот факт, что запустение оазиса, совпадающее по времени с прихо­
дом ариев в Пакистан, было кратковременным. Спустя некоторое время эти поселения вновь отстраивают­
ся, и жизнь, по-видимому, не прекращалась здесь уже на протяжении тысячелетий: рядом с Акчинским оазисом экспедицией был открыт город Дальверзин­
Тепе, который возник в ахеменидское время, наивыс­
шего расцвета достиг в греко-бактрийское и был оставлеи людьми в кушанское время. В укрепленной мощными стенами цитадели нахо­
дились дворцовые здания и резиденция местного пра­
вителя. Город вел интенсивную междуиародную тор­
говлю -
при раскопках найдеио большое количество не только монет кушанских царей, но и украшения из соседнего Ирана, глиняные статуэтки богинь в греческих одеяниях, воинов, всадников на лоша­
дях II Т. д. Свои храмы горожане украшали стениы­
ми росписями и скульптурными изваяниями. Жилые здания также были расписаны художниками. Так, в одном из помещений была частично расчищена стенная фреска, на которой изображен царственного вида муж­
чина в богатых одеяниях. По обе стороны от него женские фигуры в сложных уборах и ниспадающих одеждах. А рядом с этой фреской археологи увидели многострочную вязь кушанской надписи. В этом году раскопки в Северном Афганистане продолжались. Снова по унылым серым такырам, сквозь монотонные гряды песчаных барханов, куда, кажется, с сотворения мира не ступала нога человека, ползли наши тяжело груженные экспедиционные машины в поисках давно ушедшей жизни. И. КРУГЛИКОВА, кандидат исторических наук, В, САРИАНИДИ, кандидат исторических наук 43 Ш е поломаемся -
не за­
мерзнем, -
бросил Яков в нашу сторону. Олег сделал последнюю попыт­
ну убедить нас остаться и пере­
ждать ночь у него: -
Ночью обещали пятьдесят шесть ... -
Ничего, -
уверенно сказал Яков. -
Надо лишь успеть про­
скочить КП, пока не стемнело.­
Он влез в кабину и положил свою ручищу на баранку. -
Са­
дись ... Олег сурово и молча, так же как и неделю назад, когда встре­
чал меня, протянул руку, хотел было уйти, но еще раз, только для меня, повторил: -
Ночью пятьдесят шесть бу­
дет ... Олег пошел по дороге, затем круто свернул и по тропинке так же круто спустился вниз, где в тумане утонула замерзшая Ангара. День клонился к вечеру, и мо­
роз постепенно сковывал даже воздух. Под впечатлением рас­
ставания я не заметил, как мы пролетели дома поселка, КП и очутились на трассе между дву­
мя стенами тайги. Яков быстро обернулся, словно заметил пого­
ню, потом еще раз и наконец проговорил: -
Успели. После восьми вече­
ра в такой мороз контрольный пункт не пропустит... Ну как мост? Еще неделю назад, утром, я сидел в Братске в КП, на проти­
воположном конце трассы, и ждал, когда будет машина, что­
бы добраться наконец до строя­
щегося моста. В КП ваходили один за дру­
гим шоферы, отмечали путевки, а девушка-диспетчер меня все еще не выпускала. Мне неважно было, с кем и на какой машине ехать, лишь бы скорее на трас­
су. И я решил ехать с первым, кто войдет. Но он не вошел, он ворвался, ввалился и сразу же заполнил собой всю диспетчер­
скую. Как бы между прочим по­
ложил путевку, нагнулся к де-
вушке и громко стал осыпать ее нежными словами, будто бы именно за этим и приехал. Но ни шоферов, ни девушку это ни­
сколько не смутило, напротив, на него смотрели так, как в компании смотрят на самого обаятельного человека. -
Еду с ним, -
сказал я де­
вушке. Парень выпрямился, кивнул мне: «ПоехалИ» -
и направил­
ся к выходу. Поразила его фи­
гура: мощный торс гимнаста; ка­
залось, сквозь телогрейку видно, как играют на его теле мус­
кулы. Забравшись в кабину КР АЗа, он протянул мне руку: -
Будем знакомы?. Яша. А через пять-шесть часов, уже в Усть-Илиме, Яков выгрузил цемент, провез меня через весь поселок строителей на крутой берег Ангары и показал: -
Это Усть-Илимская ГЭС, а вот твой мост, видишь? .. Я видел только опоры, ухо­
дящие одна за другой в створе, к другому берегу. Ближние с крутого мыса казались приземи­
стыми и в опалубке были похо­
жи на вмерзшие в лед корабли. Правый же берег был очерчен темно-серой кромкой леса, и там опоры, окутанные туманом, уга­
дывались силуэтами. Когда видишь недостроенный мост, мысленно сам соединяешь берега и пытаешься представить: каким он будет? Сейчас смотрю на эти опоры в застывшей Ан­
гаре, и мне кажется, что берега тянутся друг к другу. Может быть, потому, что мостам свой­
ственно соединять, а не разъеди­
нять ... Есть что-то притягатель­
ное в мостах, даже небольших, деревянных, не говоря уже о тех, что высят свои спины над бетонными опорами. Когда такие большие мосты приходят на неосвоеннуюземлю -
это значит, человек обживает ее, приспособ­
ляет к себе. Этот километровый мост со-
Н. С А Ф Н Е В, Haw спец. корр. Фото В. МНШННА единит левый берег Ангары, где строительные площадки У сть­
Илима, с правым берегом, по ко­
торому прокладывают ветку же­
лезной дороги, берущей свое на­
чало от магистрали Тайшет -
Лена, от станции Хребтовой. Вет­
ка почти уже подошла к Усть­
Илиму. Задумано так, что, когда полотно железной дороги уткнет-
. ся в берег Ангары, мост должен быть выстроен! Пока строится Усть-Илимская плотина, мост бу­
дет служить именно ей. Ведь сейчас необходимые для плотины грузы подходят по двухсотпяти­
десятикилометровой трассе Братск -
Усть-Илим и везут их машины. Десятки, сотни машин. Но для полного развертывания строительных работ на плотине в скором времени будут нужны целые составы стройматериалов, и в первую очередь -
цемент. Дальше, в перспективе, через мост должна пройти магистраль­
ная железная дорога в самое низовье Ангары, а может быть, и в Богучаны, где предполагает­
ся строить еще одну гидростан­
цию в цепи Ангарского каскада.' Трудно предвидеть все, чему будет служить этот мост, но яс­
но, что будет и многотысячный город Усть-Илим, И лесопромыш­
ленный комплекс, и алюминие­
вый вавод, и ... и ... А пока есть левый берег-
строительная площадка У сть-
Илима. Справа, на расстоянии трех ки­
лометров от моста, -
плотина. Ее не видно, она в тумане, только высоко в проврачном мо­
розном небе висят стрелы кра­
нов. Туман закрыл горизонт стройки. Кругом взрытая земля и какой-то. общий рокочущий гул. Невозможно сосредоточить внимаНИе на чем-нибудь одном. Масштаб подавляет, впечатления наслаиваются... Дороги, подъезд­
ные пути, снова дороги. В Управлении строительства дорог коридоры пусты, только в дверь главного инженера входят двое. -
Передайте Белову, пусть РЕПОРТАЖ С УДАРНОЙ КОМСОМОЛЬСКОЙ СТРОЙКИ проверит результаты остальных свай и толыю после этого при­
нимает решение. Второму вошедшему быстро сказал: -
Повезешь Белову цемент. Мне показалось, что на мосту происходит что-то неладное. Главный инженер поднял те­
лефонную трубку: -
Алло, 2-11... послушай, нам позарез нужен кран на правый берег. Да не лично мне! Для всех, говорю, мост строим, и кран прошу для моста, не для себя. Жду... -
И, взглянув наконец на меня, уточнил: -
Вот на такие дела уходят все силы ... -
Простите, где сейчас на­
чальник участка? -
Белов? На реке, конечно. Сорокаградусный мороз можно легко перенести в лесу, но на реке, где ветер гуляет каи в поле и обжигает лицо, даже двадцать-тридцать минут кажут­
ся пытиоЙ. И ВОТ В этих усло­
виях на реие идет работа и что-то не ладится. Думая, что все еще иду по берегу реки, неожиданно вижу под ногами трещину и понимаю, что подо мною Ангара. Сквозь туман видны только ближние опоры и на льду возле них бур­
машины, трубы, шланги, дере­
вянные строения и черные на снегу фигуры людей. На льду тихо, все чего-то ждут, тольио рычат моторы грузовых машин, снующих по реие с од­
ного берега на другой. Неожи­
данно от группы людей отде­
ляется человеи И останавливает одну из машин. Это Белов. Он громио иричит шоферу, чтобы тот водил ПО окружной дороге, а не по льду возле моста... Лед ослабнет, не выдержит техшшу ... Люди стоят возле полыньи. Вся площадка в торчащих из­
подо льда сваях. Люди вполголо­
са переговариваются, а из дина­
мииа, висящего на буровой, раз­
дается приятный голос: «Лучше гор могут быть тольио горы, на иоторых еще не бывал ... }) Таиое впечатление, что люди у по­
лыньи неторопливо беседуют и слушают песню. Но вдруг из то­
го же динамииа тот же прият­
ный голос вьшрикивает: «Когда же дадите цемент?}) -
и я пони­
маю, что это пел водолаз, стоя на дне Ангары, пока здесь, на­
верху, решают какую-то про­
блему. Надо льдом из-под воды тор­
чит горловина трубы диаметром больше метра. Вода в трубе бур­
лит. Это специально в трубу под напором пере гоняют воду по черному шлангу, чтобы на силь-
ном морозе отверстие не затяну­
ло льдом. Туда же в бурлящую воду уходят розовый и синий шланги водолаза. Сначала пора­
жаешься, как в такой мороз можно работать на глубнне в де­
сять метров, но, глядя на зарос­
lшlе инеем брови, ресницы и бо­
роды людей, понимаешь, что и эдесь, наверху, не легче. Цодъехала машина с цемен­
том, и Олег Белов сразу подо­
шел к микрофону: -
Будем опускать десять меш­
IЮВ твердого цемента, -
сказал оп водолазу. -
Принимай. Люди захлопотали воируг трубы. Так случилось, что в месте бурения дно оказалось скальным, скошенным, и бур скользит в сторону. Необходимо скос зало­
жить цементом. Это последняя опора на воде. Останется одна, на берегу. Надо успеть закончить все работы со сваями, пока стоят морозы. Весь декабрь и январь строи­
тели ждали, когда же ударят морозы. Лед на Ангаре был ХРУПКИМ, и нельзя было загру­
жать его технииой. Когда же наконец морозы наступили, ОIlИ оказались такими свирепыми, что стал ирошиться металл. Но вре­
мя поджимает. На правом берегу уже стоит кран и лежат прону­
мерованные пролеты моста. По­
этому Белов нервничает. Силь­
ный мороз спутал все карты. Приходится задерживать цемен­
тирование опор или придумы­
вать подогрев, с тем чтобы бе­
тон внутри опоры схватывался прочно. Вдруг на правом берегу раз­
дался взрыв, лед вадрожал, и за лесом поднялся черный столб. Это приближались к мосту строители железной дороги. Лю­
ди у свай переглянулнсь ... ... Мы вслед за дорогой то иа­
раб каемся на сонку, то съезжаем вниз, и посеребренная луна, словно ныряльщица, появляется и исчезает в тумане замерзаю­
щего воздуха. -
Слышишь, иаи ввенит ре­
зина? -
спрашивает Яков. Мелкие кристаллики оседают на землю плотным туманом. Ка­
жется, что от мороза сжимаются даже стекла в кабине. Прошел встречный КРАЗ. Яша опускает стекло и на ходу, высунув го­
лову, всматривается в темноту. Точнее, в рыхлую стену сизого морозного воздуха. На спидомет­
ре 20 километров. Нервы напря­
жены. Ждешь красные ТОЧЮI впе­
реди идущих машин, всматри­
ваешься до боли в глазах. и все-таки они показались неожиданно, эти красные точии, и Яков еще сбавил скорость. Наши фары высветили два лесо­
воза. Мы потихоньку -стали объ­
езжать их слева. Машины шли очеиь медленно одна за другой, причем у задней были включены И передние фары, и красные сиг­
нальные огни. Первая машина казалась бесномощной и шла с погасшими огнями. Было что-то очень трогательное в этой кар­
тине. Чтобы ночью в такой мо­
ров неиснравная машина не оста" лась одна на трассе, догнавший ее МАЗ не проскочил мимо, не поехал внереди, а пристроился в хвост, потому что так надеж­
нее, так она не отстанет в ночи. Убедившись, что все в поряд­
ке, Яша прибавил скорость, и мы уехали далеко вперед. Уже хоте­
лось выйти из машины и встряхнуться, и Яков, верно чув­
ствуя это, остановил машину: -
Посмотрю, на месте ли ио­
леса, -
словно в шутку заявил он. Но в шутке этой была И своя правда. Не мудрено, если на таком морозе шины потреска­
лись и развалились. Яков куда­
то исчез, и я слышал лишь го­
лоса, среди которых выделялся его веселый голос. Постепенно глаза привыили к темноте: я всмотрелся и сквозь ночной ту­
ман разглядел одноэтажный до­
мик и силуэты людей. Стало яс­
но, ЧТО это второй КП уноселка Эдучанка, где работала дисиет­
чером Катя, и Яков был уверен, что кого-кого, но уж его-то, Яшу, опа пропустит даже в такую морозную ночь. Голоса, поутихли, и всиоре Яков вернулся. Усев­
шись за баранку, он, не глядя на меня, сказал: -
Поехали пока . поужинаем. Это «покю) меня насторожило и позабавило. Похоже, что Катя даже такого парня, как Яков, не собирается выпускать из по­
селка. Мы открыли тяжелую, обле­
деневшую дверь столовой. За на­
ми внутрь ворвался морозный воздух, превратился в l{Лубящий­
ся пар, и пришлось несколько минут постоять на месте, всмат­
риваясь. Очень светлая, теплая, с аккуратно застеленными ска­
терками, столовая эта показалась чудом среди вечной мерзлоты. Яков не терял времени. Пока я раздевался, он уже завел иг­
ривый разговор с большой краси­
вой женщиной ...:... хозяйкой это­
го райского уголка. ЖеНЩИIlа наирыла на стол, подала горячее, присела за сто­
ЛИИ напротив и, пока мы ели, смотрела на нас тихими добры" I I ~. ми глазами, как мать на свопх детей. Всю ночь поддеРЖJlвает она огонь в печи, готовая каж·· дую минуту поставит!, на стол горячую ПIIIЦУ, встреТIIТТ, тех, кто с дороги. Я не заметил, как ЯRОВ передал женщпне термос, но, когда мы встаЛl!, чтобы идти, она поставила Hfl стол lJаполпрн· ный термос и ПОЛОЖ!Iла Т\В8 го­
РЯЧ:J!е, ТОЛl,RО на печ:и, булю!. Мы вьштлп. Мне llOказаЛОСI" что моро:) УСПJIШ!СЯ И что, ПОЮ\ мы дойдем до рычащего НРА:Зз, кофе в термосе ()етыПf)Т. В ЯЮJВе что-то изменилось. Он и сел за баранку как-то равно­
душно, 11 тронулся С места без жеJIанпя ехать. Мы снова ВРр" нулиеь к контролытому пупкту. И Яков остаНОВIIЛ маШIIНУ на ][лощадке, где СТОНЛО еще не­
сколько ГРУЗ0ВIIНОВ. И3 темпоты вынырнул че;ТОRf'1\. Яков ПРОТН­
нул RМУКЛЮЧИ. _. Пошли, теперт, ОН ХОЗНН/I. Когда мы вошл!! В КП, ДIIС­
петчер в вязаной орапжевой кофточке, взглннув на Якова, ПРОГОВОРПЛfl: -
Ну вот, TflK-ТО лучше. Куда тебн <!РРТ несет в такую ночь? Мы прошли неСКОЛЬRО KOMHflT с заправленными по-солдаТСЮl кийками. Видно было, что ЯШJВ СМИРПJ/СН. Поназыван на кровати, широко, ПО-ХО3НЙСКИ предложил: -
Выбирай любую. Сам Яков пошел к ребятам. те, видимо, ждали его. Я ПОНII­
мал, что такой человеI(. как Яков, необходим на тяжелых трассах. Он ВНОСИТ с еобой лег­
кость, люди етрлхивают уста­
лuсть, и даже после того, кан он уходит. ощущение бодрости остается. Приятно было лежать и чув­
ствовать теПJlО и запах чистых иростынь иuсле обжигающuго мороза. Приятно было сознавать, что здесь не ватеряешьсл в поч­
пой дороге среди тайги. И ееJlИ ты выехал И3 одного l{П, об атом известно на другом. Сnу­
чисъ авария --
тебя отыщут, не броснт. ДJ!Я тебя всегда fJCTЬ горячая еда, чистая постель, [[ от сознания этого легче жить, Jlегч!'! .закрывать ГJlаза, засыпая. Прплтно БЫJlО сознавать, что там, в передней, сидит l{ати И,как бы ты ни торопилен, скажрт: «Куда тебя несет R такую ночь?» Сейчас, на обратном пути из Усть-Илима, все виденное посте­
пенно обретаJlО реальные черты и восстанаВJlивалось в памят!!, прокручивалосъ юш в замедлен­
ной киноленте ... Побыв в Уеть-Илиме. на мосту, проехав по ЭТОЙ трассе, досо-
3I1а;[ связь прошлых и буцущих дорог, 1I0чувствовал их едпную цепь. Неснолько Jlет назад, в свой пеРiJЫЙ нриеад в Братск, и ехад с аэродрома в город. Шо­
фер ПОПflЛСЯ молчаштвый И не НРОJfзнес ни слова. Но на раз­
Вlшке, где стон л стремительный указатель, шофер наРУШIlЛ мол­
чапие: «Трасса на УСТЬ-ИЛIJМ». На пут!! мы встречали много УХОДШЦIIХ В тайгу дорог, но он отмеТIШ только одпу. Тогда мепя это УДIIВШ!О, по позже л понлл: в неПРОХОДI1МОЙ тайге каждая новая трасса -
событие. l{ OCT3.'IL-
1l0МУ уже ирпвьшли, а к повой дороге еще нет... По сторонам ее начнут обживать землю, СТРО!lТЬ города, ][ она додго еще будет, как ПРИТОR. реки, бежать и бежать, пока не впадет в дру­
гую J1 толы{() вместе г Ангарой остановптся перед !<:пrrceeM где­
ПlrбуДl, в Богучанах . И это дело БЛ!lжайшего будущего. А наЧlша­
лось все в 1957 году с Иркутстюй ГЭС, С первого тока в ;)тпх х,ралх, с первых дорог, что шли на Братск На протяжении всей трассы мы с Яковом но раз проезжали маленькие мосты, JI л опять вспоминал Олега Белова. Ведь 11 эти маленькие мосты строил он. !I:огда в шестьдесят втором году Олег прпехал на трассу, но­
торой еще IIе было, он вместе с брпгадой шел вперед!! дорож­
ников. Надо было успеть по­
строить мост к тому времени, когда подойдет дорога. Бригада шла в обход, через глухие места, деревушки, которые иритa:rшись у речек. Дорожники валили лес, очищали его, сыпали дорогу. По все их усилил могли ока­
затьсл напрасными, если, подой­
дл к чахлой речушке, онп не обнаружили бы через нее мост. А дорога эта была позарез нуж­
на Усть-Илиму, и потому иона­
чалу ее сдавали такой, какая была: .кривал, горба та л, узкая. Красоту наводили потом: расши­
рали, ставили столбики, знаки ... Но мосты должны бышт встать прочно еразу, беа скидок па бу­
дущее. .. Я вздрогнул, думая, что пора вставать. Но это была диспетчер И.атя, оставившая нас на ночлеr в КП. Она принесла нам с Яко­
ВОМ ПО второму одеялу, укрыла, но спать оставалось недолго. В иять утра в плтидегятидвух­
градусный МОр03 мы уже' сидели в холодной кабине . КР АЗа. Впе­
ред ушел лишь один цементовоз. Подошедшие ночью МАЗы с ле­
сом стояли в стороне, уткнув-
шись друг в друга носами, как два живых существа. Открываем термос, чтобы вы­
пить по глотку .кофе. Яков до­
садует, что кофе остыл. -
Иa:r, же ему не остыIь,' -
говорю,- когда такой мороз. -
Да не в морозе дело,­
ворчит Яша. -
Машину-то про­
грев али. Термосы хреновые де­
лают. 106-й километр. Нрутой спуск Яков, СОГНУВШИСЬ, напряженно вгллдывается в дорогу. Его на­
прлжение передаетсл и мне. То­
же нa:rшонлюсь вперед, всматри­
ваюсь. Дорога, дорога, и только справа и слева темнал стена тайги ... УIшчивает, .клонит в сон. -
Поспи, -
предлагает Яков. Отказываюсь: вдвоем легче бодрствовать. -
СКОJlЬКО уж езжу ночами,­
говорит ЯIЮВ,- а без бега не получаетсн, сон мучает. Вый­
дешь на дорогу, пробежишь ки­
лометр туда и обратно, IШК заяц, среди ночи, смотришь -
часа на два со!! разогнал. Поатому и температуру в кабине держим низкую. А вообще обратно всегда труднее ехать, особенно когда дом близко ... Яков снова иритормозил: на обочине стон.л одинокий кр АЗ. ЯНОВ посигналил. -
Уехал, -
заКJlЮЧИJl он и понсни.П: --
Закон: если полома­
.лас!, машина, шофер должен ос-
1 ав!Тть ее JI на попутной уехать. .-
Да, дорога... -
подумал н, но, очевидно, произнес это вслух, потому что Яков подхватил мои слова: -
Дорога это хорошо. Сказа.'! он об этом нак-то про­
сто, обыденно. Сколько людей на дорогах... а снолько этих дорог? В кабпне ХОJЮДНО. Прибор по­
казывает, что температура воды падает. Мороз как бы сжимает машину. -
Руль туго идет, -
говорит Янов, -
масло стынет ... Кан часто бывает в долгой дороге, мы уже привыкли друг к другу и больше разговариваем про себя, нежели вслух. И я по­
думал, что, .когда достроят же­
Jrезную дорогу, мост и цемент повезут дли ГЭС составами, на­
добность в Яшином цементовозе отпадет. Но не менлть же про­
фессию. Может быть, придется сесть за другую баранку. Ведь наверняка Я.кова железной хват­
кой держит ДОРОГА. -
Куда ты потом, Яков? -
Найдется. -
Помолчал и добавил: -
Ведь дороги никогда не кончаются ... Светает. « ... К РАСПРОСТРАНЕНИЮ ПОЗНАНИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ» Сто пятьдесят лет назад закончилось плавание п е рвой русской Антарктической экспедиции, Два с половиной года шлюпы «Восток» и «Ми рный » под кщtанаованием Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева ходили, как тогда говорили, «около света» для «ос­
мотрения тех частей океана, кои J,шновали взоров прежних мореплавателей; главная же цель была в достижении самых больших широт как на юге, так и на севере». Значение экспедиции Б еллинсгаузена -
Лазарева переоценить невозJ,ЮЖНО. Открыты были двадцать восемь групп островов в Тихом океане, проведены обширные астрономические, океанологичесюие иссле­
дования в тех районах, которые оставались «белыми пятнами» на картах мира. И главное -
была откры­
та Антарктида, целый континент. В составе экспедиции был выпускн ик Академии художеств Пав ел Михайлов, который специальной «Инструкцией от Адмиралтейского департамента» обязан был «за пи сывать все, дабы сообщить сие бу ­
дущим читателям... не оставлять без замеча liия ни­
чего, где случится увидеть tlTO-liибудь новога, полез­
ного или любопытного н е только относ ящ егося к _Itорскому искусству, но вообще служащега к рас­
пространению познаний ч еловеческ и х». Михайлову не принадлежит честь открытий геог ра­
фических, но каждый лист его живописного дневни­
ка, хранящегося в Г осударственном и стори ч ес ком Аtузее, -
это этнографические, антропологические и прuродоведческие наблюдения столь точные, что u по сей день служат источниками для научных изыска­
ний. В этом ном ере мы приводим некоторые страницы живописного дliевника П. Михайлова с выде ржками из воспоминан ий u писем других уча стник ов экспеди­
ции. Часть работ П. Михай лова публикуетс5J. впервые. ВИД ОСТРОВА МАКВАРИ
1 «Многие тысячи п ин гви нов, один возле другого стоявших, покры­
вали собой значительную ее (рав­
нины ) часть и походили издалека на большую армию. Над г оловами нашими во множ'естве летали аль-
I Остров Макуори в Тих ом оке­
ане. батросы, эгмондские курицы, мор ­
ские чайки и другие птицы, даже попугаи. Из высокой травы вы­
глядывлии иногда большие черные блестящие глаза больших зве р ей, которых промышленники на зыва ­
ют морскими слонами... Большая часть их погружена была в глубо­
ки!! сон. Мы пробовали бросать камни IJ слонов, животные лениво пробуждались, испускали страш~ ный крик И убирались в воду ... » (мичман ш лю па «Мирный» П. Но­
восильский) . « На оном острове лесу нет, травы премножество. Есть про­
мышленники, лов ят разных зве рей, и есть премножество птиц разных, особливо п ендвин, и пребольшие, тян у т весом по пуду, а другие более» (матрос l -й ста тьи Егор Киселев). ИЗ ФОНДОВ МУЗЕЯ ВОЕННЫЕ ПЛЯСКИ НаВОИ ЗЕЛАНДИИ «Первые путешествеННИКII изо­
бразили новозеландцев самыми мрачными красками, но это про­
исходило большею частью от не­
знания обычаев этих островитян. Они имели обычай встречать ино­
странцев военной церемонией, ко­
торую европейцы, не поняв, при­
ним али за вызов к бою и отве­
чали им ружейными и пушечными выстрелами. Новозеландцы, в свою очередь, мстили европейцам, попадавшимся в их руки, отчего и утвердилось мнение о зверстве и кровожадности этих островитян . ... Новозеландцы любят посмеять­
ся, пошутить и очень забавно передразнивают европейцев. анн деятельны, постоянны в своих за ­
HяTияx' способны к искусствам механическим и понимают тор­
говлю... Между родными и близ­
кими существует у них величай­
шая дружба. Можно похвалить новозеландцев за почтение, которое они оказывают старым» (П. Но­
восильский) . « ... Живут народу дикого пре­
множество и народ разрисован­
ный: лицо, руки и ноги... платье ЗАВТРАК КОРОЛЯ ОТАИТСКОГО « Во зле Малого дома на посте­
ленных матах король со своим се ­
мейством сидел, сложив ноги, 11 завтракал поросячье мясо, обма­
кивая в морскую воду, налитую в гладко обделанных черепках коко­
совых орехов; завтракавшие п ере-
носит на себе из травы, на голо­
вах украшения -
перья из разных птиц, и мажутся красной краской, давали кушанье из рук в руки с большой охотою, облизывая паль­
цы, оставшиеся куски бросали со­
баке. В левой стороне от сего места островитянин приготовлял кушанье из хлебного ПЛQда и ко­
коса; в правой возле самого дома стоял разный домашний прибор. ... МихаЙлов, отощед шагов на десять в сторону, срисовывал всю в ушах продетые костяные шпиль­
ки и к ноздрям проведены ... » (Егор Киселев). королевскую группу... прочие ос­
тровитяне окружили художника; сердечно смеялись и о каждой вновь изображенной фигуре до­
кладывали королю ... Разговоры их были обыкновенные -
здоровы ЛИ вы, как нравится вам Отаити 1 и тому подобное» (Ф. Беллинсгау­
зен) . I Таити. L'\ Г I I • • I I j • • ∙ '"'\ ВИД Jl Е ДЯНЫХ ОСТРОВОВ \. « П ришли К полюсу, где страш­
ные ледяные горы 11 большие ставны е поля и носит их 6ли:< 1I 0JIюса, н страшный холод, час­
тые ш квалы со снегом ... » (Е г ор Киселев ). « П одумай ты О п оложении на­
ш е м, в котором находились мы множес т во р аз: п робегая между ледяными ост р овами в ясную по­
г оду и надеясь на продолжение оиой, за 6ираJ!l{СЬ иногд;, f\ r:'I,! 1(1 чащу, '11'0 u Oll;(e 11:\ ;)1,1:111 u <)11110 время дО 1I0Л УТО РЫ 'IЫ С ЯЧII, 1I вдруг я сный де нь пр евра ща JJСН R самый мрачный, в е т е р кр е пча.:I, 11 шел с н ег, -
горизонт наш ТОГ Да ограничивалея не более как н а 2U саже!!, и в каком положении мы тогда оставал и сь? Одно ша с тие, можно сказать, спасало на с, и даже до т()г о ОН () нам сопутство­
вало, что мы ВО ВСР время н е ра з­
лучались » (и з ПИСЬМА КИ lll1таН 8 М. Лаз арева ), .)t,IП Е JlИ ОСТРО В А ОНО ~ О il И были нагие, иск л ючая у. KJI" пuясков. Волосы р а зд еляют 01111 lIа н ес кольк о п у чк ов, перевя­
з! .13;:1<)1 IIX ТОНК IIМI1 веревочками и 11 ,I'('\! hОНЧII!(II вз бl!вают; в э т у Н, r!i'("ЛСI I II\'Ю, Jl ОХОЖУЮ на пар"к !I r1Ч,'С К\ вт ыкают длинные чер е·· 11,' ,0'\I,!е шп I!J!bKII, которыми бе'> П I ,,('., ,IIIIIU чешут гuлов у На шее у 1111.\ бl,[ЛН ,)ж е релья Н З жемчуж ­
Н!," ,'''''О В IIII, а на pYJ;ax кольца Т,· "Ж,· 113 ра"ОВIIН. О с тровитяне 61, 111 ,!ар();! "ecl'Jlbli,! 11 с кор о С Н,:\!!I 11O:IPY ЖIIJII!Сi, Капи тон щед ­
р. o,rapl1J! госг е(! С ВОIIХ, которые О' CIII, ш".I!1I К себ t> на бере г, но 11(;1\: Н\"Жf!(J 6LIJIO ]IOCneUloTb') (1: н, "HJClI;JI,CI(lli\), "". ;\I\l>1 1\ течен ие 4-" с ПОЛО В I\-
Hoii Мt ~с яr\еlJ t:КО1ТiJЛ II СЬ т у м анов, ,'крываl;Ш НХ '10 мраке rpUM<lilbI ЛЬ ДОВ, 1<0 fOpl>le ежем 11/1\'THO ГОТИ­
НЬ! БЫЛ!1 р а:та BllTb дер~ ких l1JI а· u з'('е.lJ е i'l, ~ KJ H <U 1JI Ci., 13 TClKIIX с:.'ра ­
н>!х. г де луч сил ниа р ед к о, о ч е нь reilKO corpel3aJr lI ас н гд е мы были Il г ра Л llщ ем т аКIIХ жестоких BOJJHe-
КИЙ, KiJКlIX Ile в и дел!! CoMblt '~o­
реплав атеЛl I 13 ll у тешеСТIJИЯХ Сl;() ИХ п" ра З ЛIIЧ!IЫМ морям» (и з IJИсьм а а<'Троном а ~4 f{ t:П (';IllЦ Нl1 И Симо-
11\)11 а) ЮЖНЫЕ СИЯНИЯ « Здесь только одн о некоторое вре,\IЯ 11 пленяло юо р 11 ПРIIВ ОД IIЛО плаВ3ЮЩlIХ в посторг -
э то южное СIIЯlIllе. РазноцвеТllые радужные О Г I-I II зтн, MfHoBefll1O П О>lВ НВШIIСЬ б е ЛЬ!)1 столбом 113-110.:\ Г ОРlIЗон та на южноi'l стороне, IIOТОМ п е р ел и-
ваЛllСЬ 113 цп е та п ц пе т, пере6егая с iI'ieCT3 н а место, ПМIIГ по]<рыпзя в е сь гори з онт, 11 МГllопеllНО исч ез а ­
ЛII, чтобы о пять пояпиться СIIОП3 U ином в ид е. T a КlIM превосходным зрелнще м lIа С Л3Ж Д3 ЛIIСЬ со 2 по 7 ыарта. i v\оrеходы ут верждаЛII, что, СI\JIТilЯСЬ п о ДРУГИ.\! морям, Н llч е г о [lО.:\06110ГО не Вll.:\елн. П о -
т о м все СIIО[)iI погр у ж злос ь во мрак, облзка, Т У ЧII, снег» (II З ПИСЬМ3 И. Сн!Онова). Публикацию подготовили Н. ГОН­
ЧАРОВА, д. КОСИЦКАЯ, научные сотрудники Государственного ~сторического музея 51 Л. о л ь Г И Н ПОТЕРЯНЬI НА ЮКАТАНЕ 52 в ноябре 1962 года маленький геологический отряд безнадежно заблу дился в сельве южной части полуострова Юкатан. Ночью, когда геологи спали, их лодка исчезла. У несло ли ее течение реки Рио­
Пума, притока реки Белиз, или «одолжил» неизвестный человек из породы лесных авантюристов -
не все лн равно? Беда заключалась в том, что в лодке остались карты, компас и геологические образцы. Поначалу геологи жалели именно эти образцы, результат долгого из­
нурительного труда. Ближайшее по­
селение чиклерос, сборщиков сока саподильи 1, должно было быть г де­
то рядом: день, максимум два, пу­
ти, если верить пропавшей карте. Поэтому компас представлялся ут­
ратой не столь уж знаЧИ'l'ельноЙ. Тем более что ружья и съестные припасы, вытащенные с вечера на берег, остались нетронутыми. Через неделю стало ясно: то ли врала карта, то ли ошиблись люди, но" никакого поселка нет и в по­
мине. Можно было попытаться вер­
нуться по течению Рио-Пума к границам Белиза, а там, двигаясь по реке, выйти к морскому побе­
режью. Но это значило, что пред­
стоит путешествие еще, по край­
ней мере, на неделю, а припасов оставалось на два-три дня при самом скудном рационе. Поселку же положено было быть где-то совсем рядом. Ну, еще день, ну, два. На десятый день пути пропал подсобный рабочий, индеец Диас. Геологи остались вдвоем: америка­
нец Дэниэль Юнгвирт и мексика­
нец Фульхенсио ОроЙо. В поисках Диаса потеряли еще два дня и окончательно заблудились. Г олод, усталость и отчаяние притупили чувства, и впоследствии они не смог ли вспомнить, сколько дней брели по сельве, равнодушные ко всему на свете. Они падали на землю там, где настигала их ночь. Утро -
бог знает какого дня -
з астало геологов на обширной по­
л я не. Вчера, в темноте, она ничем не отличал ась от всех остальных. Но сегодня ... Никаких сомнений не было: поле! Участок, выжженный в лесу и засеянный маисом, -
ин­
дейское поле! У путешественников не было уже сил искать тропу в деревню. Да и деревня могла оказаться да ­
леко. Р ешили, чтобы сэкономить силы, остаться на поле и дождать ­
ся людей. После мучительных дней блужданий это казалось блажен-
I С а П О Д И Л Ь Я (исnаn.) -
дере­
во, дающее смолу чикле, идущ у ю иа приготовление жевательной ре з инки. ством: лежать в тенн и ждать, ко­
гда придут люди. И знать, что люди обязательно придут. ... Женщин было четверо. Обна­
женные -
лишь в коротеньких травяных юбочках, с мотыгами на плечах. Весело переговариваясь, они сложили принесенные с собой припасы и присели отдохнуть перед работой. Потом встали и разбре­
лись по полю. И когда одна из них была совсем рядом, Фульхен­
сио прошептал: «Невероятно!» Дэ­
ниэль И сам отказывался верить глазам: то была негритянка ... ... Наверное, наши путешественни­
ки -
исхудавшие, бледные, зарос­
шие -
пуще всего напоминали при­
видения, потому что, когда они поднялись на ноги, негритянки за­
стыли в ужасе, а потом бросились в заросли. В том месте, откуда они вышли на поле, начиналась еле за­
метная тропка. r еологн шли по ней, пока, выбившись из снл, не. упал н, оставшись лежать пластом. Здесь их и нашли поднятые по тревоге мужчины из деревни. r еологи не могли сами идти, и их понесли на импровизированных носилках. ... Дэниэль прншел в себя через два дня. Первое, что он увидел, был божок -
дисковидная голова, длннная шея, руки крестом. Божок висел на стене хижины, а Дэниэль лежал на полу на шкурах. Рядом мерно дышал Фульхенсио. В углу сидел сморщенный чернокожий ста­
рик в иабедренной повязке нз шку­
ры пумы. Негр! Значнт, все это не почу днлось... Но ведь в этих местах никогда не было негров ... ВУЛКАН НА ВСЕ РУКИ ТеПJlЫМ апреJlЬСКИМ днем наш теп­
JlОХОД сЧеРНlIХОВСК" ощупью ПОДХОДИJl к порту Арресифе, что на восточном побережье острова Лансароте, в Ка­
нарском архипеJlаге. Из-за неожидан­
ного назначения в этот порт капитан не успеJl при обрести подходную карту и потому осторожно, на «самом ма­
JlОМ" подкраДЫВaJlСЯ. к неведомому городу. Границы отмеJlИ приходилось определять по белесому цвету воды. СОJlнце, БJlиками отражаясь от СJlО­
манного зеркала океана, ·СJlепило глаза. ОшвартоваJlИСЬ к молу, СJlужащему одновременно пирсом. Других сооруже­
ний ДJlЯ швартовки судов здесь нет­
порт совсем МaJlенькиЙ. Зато представитеJlей местной ВJlасти на борт сЧерняховска,. ПОДНЯJlОСЬ не­
обычно много. Как потом выяснилось, БОJlьшая часть посетителей не имеJlа отношения к ОфОРМJlению прихода, они просто пришли познакомиться с рус­
ским капитаном и посмотреть судио. -
Мы рады приветствовать вас, ка­
питан, -
скаЗaJI самый ПОЖИJlОЙ из них. -
Ваш кораБJlЬ -
первое совет­
ское судно, которое посетило Арреси­
фе. ЖеJlаем вам приятно провести время, На СJlедующий день агент испанской оБСJlуживающей фирмы господин Орте-
Увндев, что геолог проснулся, ста­
рик подал ему плошку с какой-то резко пахнущей жндкостью н зна­
ками показал: «Пей!» Через силу Дэниэль выпнл жндкость, оказав­
шуюся на у дивленне безвкусной, н тут же снова заснул. На следующее утро оба геолога чувствовали себя вполне прнлич­
но. Все попыткн договориться с хо­
зяевами оказалнсь безрезультатны, те не понимали ни нспанского, нн английского, ни языка майя, кото­
рым немножко владел Фу льхенсио. r остей ни в чем не стеснялн, но никуда и не пускалн одних. Всю­
ду, куда бы они ни пошли, нх ок­
ружала галдящая толпа голых мальчишек, и трудно было по­
нять -
детское это любопытство или слежка. В деревне жнло человек сто. Т оч­
но сосчитать было трудно, потому что часть людей, очевндно рабо­
тавшая на дальннх лесных участ­
ках, все время отсутствовала. По­
рой Дэниэлю казалось, что среди непонятного потока речи негров слышались .слова, смахивавшие на искаженные английские. В кармане рубашки у него' сохранился блок-
. нот и карандаш, и он время от вре­
мени записывал слова н целые фра­
зы, зарисовывал божков, амулеты. Через некоторое время уда­
лось -
знаками, жестами -
дого­
ворнться: геологи оставят в дерев­
. не ружья (патроны все равно дав­
но кончнлнсь), а негры выведут их к реке и помогут построить плот. Так и сделали. К реке шли трое га ПРИГJlаСИJl нас осмотреть местную достопримечательность -
ВУJlкан Мон­
танья-де-фуэго (Огиенная гора). Дорога -
типичная канарская доро­
га, ПРОJlоженная по Jlавовому ПОJlЮ,­
огибает сопки с раскрытыми, как пасть хищника, кратерами, взбираясь все выше к нашей цели. Вокруг -
иеиз­
вестно СКОJlЬКО тысяч Jlет назад обра­
зовавшиеся наПJlЫВЫ Jlавы, красные, черные, пепельно-серые, коричневые, жеJlтовато-зеJlеные. Машина останаВJlивается на вершине сопки у искусственной каменной стен­
ки, на которой при креплена табличка с горделивой надписью: «Высота 300 метров". ОГJlядываl(lСЬ. На самой верхушке сопки строится какой-то круг­
Jlый павильон, вокруг мертвое, непри­
вычное для ГJlаз неземное простран­
ство. -
Когда же приедем? -
спрашиваю. -
Мы уже на ВУJlкане, -
отвечает сеньор Ортега. Он подходит к парню, стоящему с Jlопатой, н что-то ему говорит. Па­
рень КОПНУJl грунт сантиметров на де­
сять, подцеПИJl гравий и поднес нам. 11 и мой спутник, ничего не подозре­
вая, взяли горсть гравия, чтобы рас­
смотреть его, и тут же отдеРНУJlИ ру­
ку -
ладонь не выдеРЖИВaJlа высокой температуры. -
Выходит, зто уже остывающий суток, по ночам. Днем отдыхали. Через неделю геологи доплыли до реки Белнз, а там посчастлнви­
лось наткнуться на чнклерос. Еще через пару иедель геологи были уже в Мехнко-сити. Их рассказам сначала никто не верил: откуда взяться неграм в джунглях Юкатана? Потом, когда Дэниэля и Фульхенсио выслушали этнографы из университета, к их рассказам отнеслись серьезнее. По­
моглн записи Дэниэля: фразы из языка лесных жителей оказались несколько похожи на язык эве, од­
ного из племен Западной Африки, живущего именно в тех местах, от­
куда шел основной поток рабов. Высказано было предположение, что негры всельве Юкатана -
потомки рабов, бежавших с потер­
певшего крушение невольничьего корабля. Джунгли не очень отли­
чались от лесов нх афрнканской родины, и потому они устроились В них без особого труда. В 1964 году уннверситет снаря­
днл экспеднцию на поиски лесных негров. Дэниэль принял участие в этой экспедицин. ... Но ученым не удалось обнару­
жнть следа таинственной деревни. Лишь под самый конец онн на­
ткнулись на заброшенную хижину странной для этих мест конической формы, да неподалеку от нее -
на висящего на дереве божка с длнн­
ной шеей, дискообразной головой и крестом растопыренными ру­
ками ... ЧИТАТЕЛЬ СООБЩАЕТ ВУJlкаи. А я иадеЯJlСЯ заГJlЯНУТЬ в кра­
тер, -
разочарованно ПРОТЯНУJl я. -
На месте кратера строится ресто­
ран, но в вестиБЮJlе' будет остаВJlен коJlодец. Так что заГJlЯНУТЬ ВПОJlне можно будет, -
ПОЯСНИJl господин Ор­
тега. Мы ПОДОШJlИ к колодцу. Пареиь с ло­
патой ПРОДОJlжаJl демонстрировать скрытые возможности ВУJlкаиа. Набрав сухого канарского можжевеJlьиика, он БРОСИJl его в метровой ГJlубины яму. Нескыько секунд -
и можжевеJlЬНИК заНЯJlСЯ ярким ПJlаменем. Затем он принес ведерко воды и ВЫJlИJl ее в во­
ткнутую в грунт трубу. Едва хозяин «гейзера,. ОТСТУПИJl, В трубе заКJIОКО­
таJlО, фЫРКНУJlО, и вверх взмеТНУJlась КОJlонна белого, как сиег, пара метров в пятнадцать высотой. Следующим аттракционом этой «го­
рячей точки,. БЫJlа ниша, в которой Jlежа.nи метаЯJlические решетки, а под ними -
КОJlодец с естествеиным жаром (совсем как в Грузин ДJlЯ ПРИГОТОВJIе­
ния шаШJlыка). Парень БРОСНJI на ре-' шетку две морские рыбины. Минута, другая -
и вот мы уже иаCJIаждаем­
ся печеной рыбой. Сеньор Ортега пря­
чет в карман выписанный парнем счет. За рыбу и зреJlище ... Л. ПЛЕСОВСКИХ, Леиниrрад 53 с. с о з и н А, кандидат 1(оСЗЕАВИЙ a~ЬAopAA;;Y' или повесть о трагедии народа, уничто­
жен н ого только потому, что земля его была богата золотом и иЗУАtрудами, и он хотел быть свободНЫАl ДЕйСТВИЕ ТРЕТЬЕ, В «ОТО­
РОМ «ЕСАДА ЗАБЫВАЕТ О СВОЕй РЕЧИ Т
олько обещание Кесады ••• вернуться на озеро ото­
рвало солдат от озера, скрывающе­
го несметные сокровища. Распрощавшись с Гуатавитой, испанцы двинулись на восток. Однажды, спустя несколько не­
дель, высланный вперед на раз­
ведку капитан.Ванегас привел с собой странного индейца. Он БЫJI в черных одеждах, и волосы его в знак глубокого траура были ко­
роткоподстрижены. Из расспро­
сов выяснилось, что испанцы вот уже два месяца находились на земле саке Кемуинчаточи, прави­
теля северных муисков. Его сто­
лица Хунза была в одном дне пу­
ти 01' испанского лагеря. Индеец уверял, что этот саке, давний враг и соперник сипы Тискесусы, немыслимо богат и что он ведет борьбу за власть над всеми земля­
ми муисков. Скорее по коням. Двадцать пять лучших всадников и двадцать пять пеших солдат построились мгновенно. Отряд шел весь день, пешие бежали рядом с лошадьми, дер­
жась за стремена, и перед заходом солнцаl испанцы подошли к Хун­
зе. От ворот' отделилась толпа разодетых индейскнх сановников: они просили подождать до утра и не нарушать покоя властелина. Но не тут-то было! Кесада пришпорил коня и на полном ска­
ку врезался в толпу индейцев. За ним последовали остальные. Стремительный рывок -
и вот уже цокот копыт ворвался на центральную площадь. То, что увидели они, захватило дух: в ко­
сых лучах заходящего солнца, слегка позванивая на ветру, по­
блескивали золотые щиты, при­
чудливой формы пластины, изо­
бражения соколов, змей, птиц, каких-то еще непонятных живот­
ных. Они свешивались с дверей и крыш, придавая городу почти фантастический вид. Впереди по­
казался дворец самого саке в зубцах мощного частокола. Вход­
ные ворота скреплены толстыыи канатами. Вокруг грозная толпа вооруженных индейских воинов. В эту минуту Кесада оконча­
тельно позабыл про <азбуку за­
воевания», преподанную им три месяца назад своим подчиненным. Он был конкистадором, как гово­
рили. тогда в Испании -
«пор куатро ладос», с ног до головы. Кесада прыгает на землю и Окончанне. Начало в М 10. Рнсункн П. ПАВЛИНОВА несколькими взмахами меча пере­
рубает канаты у ворот. С десят­
ком солдат -
остальные встали у входа -
он врывается во внутрен­
ние ПOIюи. Прямо перед ним на низком де­
_ревянном троне величественно си­
дел старик с суровым неподвиж­
tlЫМ лицом. Ноги его утопаJIИ в пушистом ковре из перьев какой­
то птицы. Он спокойно и выжи­
дающе смотрел на приближавше­
гося к нему Кесаду. Испанец выхватил м-еч и поло­
жил руку на плечо саке. Вско­
чив со своего трона, Кемуинчаточа приказал свите убрать наглецов. Мгновение -
и Кесада оказался в кольце индейских копий и боевых палиц. И неизвестно, чем бы это кончилось, если бы на помощь не пришли капитан Суарес и его солдаты, стоявшие у ворот. Увидев подоспевшую помощь, саке прекратил сопротивление. Солдаты заперли его в одной из комнат и выставили часовых. Грубость и бесцеремонность, с ко­
торыми испанцы обошлись с вож­
дем, сдовно парализовали ин­
дейских воинов. Это было ве­
ликим святотатством, ибо никто не смел не только притронуться к Кемуинчаточе, но и посмотреть ему в лнцо. Даже приближаться к нему могли лишь знатные санов­
ники ... Теперь, узнав, что вождь в плену, жители города сложили . оружие. Вслед за этиы начался великий грабеж. Реестровая запись бес­
страстно свидетельствует: всего в городе Тунха (так прозвучало на испанском языке индейское «Хун­
за») было собрано сто тридцать шесть тысяч песо высокопробного и четырнадцать тысяч песо низко­
пробного ЗОJIота да в придачу двести восемьдесят изумрудов. Но Н этого показаJIОСЬ мало. Кесада предложил саке выкупить свою свободу. На настойчивые прнставання испанцев Кемуинча­
точа презрнтеJIЬНО ответил: «Мое тело в ваших руках, делайте с ним что хотите, но никто не мо­
жет командовать моей волей!» Вскоре грозный повелитель се­
верных муисков скончался, не пе­
режив свершившиеся в одночасье разгром государства, падение столицы и позор плена. Но умер он достойно, не покорившись. В июне 1538 года Кесада решил устроить раздел захвачеииой до­
бычи. Первая доля -
знамеиитая коро­
левская пятина! Оиа составила 38 259 песо тонкого золота, 7257 низкопробного ЗОJIота, 3690 зо­
лотого и серебряного лома и 363 изумруда разных размеров. Все это причиталось испанскому королю Карлу 1. Всего же было награблено более тонны золота! А в августе 1538 года состоя­
лась торжественная церемония за­
кладки столицы и введение земель муисков во владение нспанской короны. В живописном местечке Теусакильо, где -раньше распола­
галась летняя резиденция сипы, собрался весь отряд Кесады. Сол­
даты обнажили мечи и шпаги. Ге­
нерал Кесада несколькими удара­
ми меча очистил от травы неболь­
шую площадку и громко произ­
нес: «Именем самого достойного короля Карла 1 я беру во владе­
ние эту землю!» Краткий моле­
бен закрепил новое владение ис­
панской короны и на небесах. За­
тем Кесада указал места для постройки двенадцати домов, крытых на индейский манер тро­
стником и пальмовыми листьями. Посредине было оставлено место для будущего кафедрального со­
бора. Новый город нарекали Сан­
та-Фе-де-Богота (Богота святой веры), а страну -
Новым Коро­
левством Гранадой, или просто Новой Гранадой ... Теперь можно было вернуться в Испанию, чтобы поведать королю о свершенном открытии, предоста­
вив другим завоевателям продол­
жить грабеж земли муисков, ибо богатств в этой новой испанской колонии оставалось еще предо­
статочно . « ... И сейчас еще могут под­
твердить все индейцы, что луч­
шие золотые украшения, радость живых и мертвых, самую краси­
вую посуду делали у нас. А по­
скольку у сеньоров и правите­
лей индейских было в изобилии благородных металлов, то наши ювелиры как про слав ленные .'Кас­
тера золотых дел расходились по соседним народам и' подолгу там жили, выделыв·ая ca.1tIble уди­
вительные ук;рашения. Особенно дорого стоили браслеты и бусы из нанизанных на золотые шнур­
ки маленьких фигурок лягушек, ящериц, змей, птиц, обезьян, рыб. И были все зти фигуры веща,'Ки священными, так как многие на­
ши боги принимали облик этих зверей. Славились также и другие зо­
лотые вещицы, без которых не мог обойтись ни один индеец, как бы он ни был беден. И называлиСl> они «чунео». «Чунсо» были нашими портрета­
ми-двойниками. И как же могло быть иначе? Если просила жен­
щина удачи в ткацком ремесле, то заказывала деревенскому ювелиру «чунсо-женщину» со станком в руках. Просил земледелец уро­
жая -
и изготовлял ему ювелир по его nросьбе «чунео-мужчину» с мотыгой и киркой. А славные воины заказывали «чунсо» С верев­
кой через плечо, чтобы взять в плен знатных иноплеменников. Без этих человечков ни одно моление не было действенным. Вот почему у нащих ювелиров хватало работы. Правда, они делали вещи не из чистого золота, а всегда пополам с медью, и назывался этот сплав «тумбагой». Смещивая золото с медью, мы получали сплав очень прочный и твердый. Но у тумбаги некрасивый цвет. И чтобы заста­
вить сиять вещи из тумбаги или плохого золота ярче солнца, при­
меняли нащи ювелиры один тай­
ный способ. Есть у нас одна тра­
ва. Берут ее и с положенными це­
ремониями выжимают из нее сок на укращение. Затем подносят его к огню и высущивают. [1 чем больще соку пощло на вещь, тем больще 'времени надо держать ее над огнем. А чем больще она на­
каляется, тем ярче гореть будет ее лицо, как будто бы сделана эта вещь из самого что ни на есть лучщего золота. Любимым занятиелt женщин бы­
ло ткать плащи. Мы называли их «бой». Плащи ткались всегда прямоугольной формы. Их разу­
кращивали узкими красными или черными полосками. Сколько по­
лосок было на каждом плаще, во столько он и оценивался. Краски на плащах были столь яркими и прочными, что ни время, ни дождь ничуть не вредили им. Плащами мы согревались от хо­
лода, вместо циновки клали их на тростниковые ложа-постели, пла­
щами завещивали стены дома, плащами укрывались на ночь; осо­
бо изукращенные плащи были на­
градой лучщим певцам и бегунам на праздниках; плащ был частью приданого невесты и обязатель­
ным подарком жениха. Прежде чем обратиться к верховному правителю или нанести визит жрецу, каждый муиск должен был запастись красивым плащом. Плащи были для нас тем же. чем деньги для христиан. Н а плащи у нас можно было приоб­
рести все. Христиане не сразу по­
няли это. После захвата саке Тунхи и его дворца во дворе была сложена огромная груда золотых поделок. А бесчисленное множест­
во плащей и. тканей, цветных бус было небрежно выкинуто на ули­
цу. И только позднее испанцам стало ясно, что за плащи и бусы они приобрели бы втрое больще золота, чем было награблено, так как были эти вещи излюбленными для муисков. Были в нащих землях и бога­
тейщие россыпи изумрудов. Кеса­
да сам говорил, что едва ли кто­
нибудь из смертных видел подоб­
ное богатство. Изумруды, священные камни, считались любимыми камнями на­
щих богов. Каждый рядовой касик и верховный правитель, сипа или саке, копили изумруды в течение всей своей жизни, чтобы как мож­
но богаче были укращены их по­
гребальные плащи. ... У муисков было множество храмов -
общественных и семей­
ных, -
расположен,ных в селениях больщих и малых, вдоль дорог, на берегах рек, озер, в пещерах. у каждого из них был свой бог­
покровитель. И говорили нам жрецы, что ду­
щи бессмертны, что после смерти они отделяются от тела и спус­
каются в центр земли по дорога},! и оврагам с желтой и черной землей, проходя сначала через больщую реку в лодках из пау­
тины. Вот почему индейцы никогда не убивали пауков. чтобы не уменьщать паутины на земле и тем самым облегчать себе путь в другую жизнь, туда, где все пьют, танцуют и веселятся. ... Христианские отцы, как злые собаки-ищейки, выискивают и вы­
нюхивают места, где еще сохра­
няются нащи священные алтари и жертвенники. И хоть священные стражи переносят их с одного тайного места на другое через каждые восемь дней, нетронутых святилищ остается все меньще. Не так давно· отец Алонсо Ронки­
лм привез в Боготу триста почи­
таемых муисками идолов и под горестные вопли и стенания ин­
дейцев, которых специально со­
гнали на главную площадь, бросил все статуи в жаркий костер. Да и сейчас по округе рыщут целые от­
ряды охотников за индейскими святынями. Третьего дня отец Мансера напал на верный след и в поздние часы ночи ворвался в укромную пещеру около селения РамирикиЙ. Там при свете чадя­
щих факелов увидел он индей­
цев, коленопреклоненных перед царь-птицей, королевским орлом. вырезанным из дерева в три мет­
ра РОСТО,U. Вокруг него стояли другие образы. Всех их испанцы вытащили наружу, разрубили то­
порами и бросили в огонь. Индей­
цы схватились было за палки, ви­
дя, как уничтожают священных богов да устращились они видом мущк~тов. И так, каждый день. Погибают нащи боги, вместе с ними медленной смертью умирает народ муисков ... » ДЕйСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ, В КО­
ТОРОМ КЕСАДА ВИДИТ ПЛО­
ДЫ СВОЕй ДЕЯТЕЛЬНОСТИ прошло одиннадцать лет, преж­
де чем Кесада вновь появился в Новой Гранаде. В Санта-Фе-де-
Богота были уже вымощены ули­
цы, вместо соломенных хижин вы­
росли первые двухэтажные камен­
ные здания с резными деревянны­
ми балконами. Оделся в камень 11 кафедральный собор. Монастыри и церкви виднелись и вокруг Бо­
готь!. Однако куда девались шумные, ярко одетые толпы местных жите­
лей? Кесада отдал приказ провести перепись индейского населения -
и результаты ошеломили его. За какие-нибудь десять лет МУИСКII оказались на грани полиого выми­
рания. Многие сотни индейцев были истреблены испанцами сразу же после отъезда Кесады из страны. Первым погиб Акиминсаке -
мо­
лодой юноша, наследник скончав­
шегося саке Кемуинчаточи. Осе­
нью 1539 года он праздновал свадьбу. Красавица Кухумина, избранная великим жрецом и~ числа самых знатных девушек, должна была стать его женой­
«саончеЙ». Множество индейцев собралось в Тунхе по этому слу­
чаю. Среди них -
правители и вожди, знатные воины и родовые старейшины. Все принесли бога­
тые подарки. Но кто-то из испан­
цев пустил слух о том, будто бы свадьба молодого саке -
только маскировка вооруженного заговора. Ни сам Акиминсаке, ни прекрас­
ная Кухумина, ни знатные гости не успели попробовать свадебного i!апитка -
пенистой «сапкуа»: все гости были схвачены испанцами. у Акиминсаке пытками хотели вырвать признание о готовившем­
ся мятеже. Юноша не сказал ни слова. На следующее утро его вместе с другими знатными гостя­
ми обезглавили на центральной площади города. Предназначав­
шиеся Акиминсаке свадебные да­
ры разделили между собой «отли­
чившиеся» в этой бойне солдаты. Смерть молодого вождя взбудо­
ражила страну. Его отрубленную голову индейцы выкрали и, как призыв к восстанию, пронесли по всем племенам. Новые сипа и са­
ке, избранные тайно, тайно же об­
менялись золотыми коронами в знак единения против пришельцев. Осенью 1539 года муиски со­
брали армию в 20 тысяч воинов. В один и тот же день -
его должны были установить жре­
цы -
каждому касику со своим отрядом предстояло убить постав­
ленного над ними испанского сеньора. Однако сохранить в тай­
не подготовку к восстанию муис­
кам не удалось. Чтобы предупредить заговорщи­
ков, испанцы решили уничтожить всю родоплеменную знать. И вот -:./-
снова огонь и меч загуляли по землям муисков. ДQлина замков превратилась в долину пожарищ 1I пепелищ. Индейцы защищались отчаянно. В кровавых расправах гибли знатные и незнатные. На вападе под Белесом капитан Гальегос; захватив в плен триста индейских воинов, обрезал им но­
сы и большие пальцы рук. Мир­
ные жители прятались в убежи­
шах среди неприступных скал. Ни уговорами, ни угрозами завоева" тел!! не могли заставить индейцев покинуть эти укрытия. Тогда было решеио брать осажденных измо­
ром. Начался голод, за ним мас­
совые самоубийства стариков, женщин и детей. Целые индейские селения, покинув насиженные мес­
та, уходили в тропическую сельву на восток. К концу 1540 года в Новой Гранаде стало тихо. Но это была кладбищенская тишина. Обуглившиеся опоры вместо рас­
писных домов и причудливых дворцов, обнажившаяся земля вместо зеленых террас, едкий за­
пах гари вместо уютных дымков над очагами. Страшное увидел вокруг себя Кесада. Муиски пере­
стали быть хозяевами не только своей земли, но и своей судьбы. Народ, который называл себя «люди», был превращен в рабов ... « .. я, последний правитель из рода Орла, молодой Гуатавита, чудом избежал смерти 8 дни кро­
вавой расправы над муисками. у моего дяди Гуаски Тикисоке на­
готове был тысячный отряд вои­
нов, чтобы уничтожить незваных nришельцев. Но индейцев предали, и не успели они сосершить свя­
тую месть. Однажды в дом ста­
рого Гуатавиты ворва>'lСЯ отряд испанцев. Они вытащили его на площадь и зарубили мечами на глазах жителей. Я был тогда совсем юным. Воины, лишившись предводителя, не сумели оказать должный отпор завоевателям. Се­
мья наша укрылась 8 пещерах. От селения остались одни обгоревшие столбы. Так я стал вождем без армии, королем без королевства. Последнuм среди индейцев я и мои близкие приняли христианст­
во. Иначе бы и нас не оставили в живых. Я стал называться до.ч Хуан де r!JflTaaaTa. Испанцы, которые уже твердо укреnились 8 стране, не трогали меня: Эльдорадо без позолоты пе­
рестал их интересовать. По веле­
нию Кесады мне даже вернули селение и оставили небольшую власть над жившими там индей­
цами .. Я пережил Гонсало Хименеса де Кесаду на несколько лет, и мои дочери вышли замуж за испанцев. Все, что я мог сделать для своего народа, я сделал -
я рассказал все, что знал о его истории, его славе, его мастерах. Н а этом кончаю я свои расска­
зы о народе муисков. И пусть не забывают его наши дети и дети наших детей. Пусть знают они свое начало и свои корни и чтут своих славных предков. Об одно", жалею я, что не передам моему племяннику и наследнику Диегито священной тотумы, полной золо­
того песка, дабы мог он совер­
шить желанное о"ювение. Прерва­
лись наши традиции ... » эпилог у ОЗЕРА ГУАТАВИТА ... Давно утвердил ась испанская речь среди потомков древних МУ­
исков. Талантливые ученики, лег­
ко перенимавшие испанские сло­
ва, муиски удивляли своими спо­
собностями еще Кесаду и его спутников. В конце XVI века муиски уже свободно говорили по­
испански на рынках и ярмарках, на исповеди в католической церк­
ви и в прием ной королевского суда. Вскоре родную речь индеец мог услышать только в своей се­
мье, в тесном кругу родственни· ков. А через двести лет языку муисков не OCTa~ocь места и там: даже колыбельные своим детям индейские матери пели по-ис­
пански. Язык муисков был провоз­
глашен мертвым языком уже тог­
да, когда Александр Гумбольдт в 1801 году встречался с индейцами на торговых площадях и сельских дорогах, -
потомки муисков отве­
чали ему по-испански, хотя в их речи слышалось, пожалуй, слишком много шипящих звуков. Однако было бы неверно ска­
зать, что муиски забыли свою древнюю историю, дела своих славных предков. В 1781 году по селениям вокруг Боготы и Тунхи разнеслась весть о том, что Амбросио Писко, пря­
МОЙ потомок древних правите­
лей -
боготских сип, созывает во­
оруженные отряды. В селение Со­
корро потянулись отряды С на­
следственными касиками во главе. Индейцы Немокона и Сипакиры, работавшие на древних соляных разработках, сожгли усадьбу уп­
равляющего и объявили себя единственными владельцами этих промыслов согласно «исконному праву предков». Вождь восстав­
ших Амбросио Писко объявил себя королем Боготы и призвал индей­
цев бороться против грабитель­
ских налогов, засилья испансК'Их чиновников, притеснения со сто­
роны владетельных сеньоров. Од­
нако разногласия, неорганизован­
ность, нехватка оружия привели к тому, что инициатива вскоре перешла к испанцам. К тому же местные власти лицемерно по­
обещали восставшим удовлетво­
рить все их требования. Крестья­
не разошлись по своим домам. Как это часто случалось ·в исто· рии, их подло обманули. Но и после поражения потомки муисков не сдались. В глубине души каждый из них продолжал считать себя индейцем, существом, отличным от испанцев. Оставались неприкосновенными священные лагуны -
там по-преж­
нему никто не ловил рыбу, ие ломал ни веточки, ни тростинки на их берегах. И все же тишина этих свяшен· ных мест была потревожена людьми. Это были, конечно, испан­
цы, которым не давали покоя со­
кровища, сокрытые в их водах. Особенное внимание привлекало священное озеро Гуатавита, на котором в древности совершал ась церемония Эльдорадо. Уже в 1625 году жителями Бо­
готы было основано первое со­
общество по осушению озера. С тех пор попытки добыть золото из священного озера муисков следовали одна за другой. Самая крупная из них была предприня­
та в 1912 году. Английская фир· ма «Контрэкторс лимитед» потра­
тила 150 тысяч долларов на за­
купку партии мощных паровых на­
сосов для откачки воды, перепра­
вила их в Колумбию и приступила к осушению озера. Голубые струи озерной воды со скорбным шумом полились вниз, в долину. За три недели работы уровень озера понизился на двенадцать метров. Обычная его глубина составляла сорок метров, но был разгар лета, сухого сезо­
на, и вода в оз,ере стояла невы­
соко. Вскоре показались скопле­
ния топкой вонючей темно-зеленой тины и ила. Теперь предстояла самая «приятная» часть операции: вычерпывать эту благос.~овенную грязь и выуживать из нее дра­
гоценности. Первые же корзины принесли находки: золотые под­
вески, мелкие изумруды. И тут произошла неожидан­
ность. Как только горячее летнее солнце прогрело обнажившуюся толщу ила, он начал затверде­
вать и через несколько дней пре­
вратился в закаменевшую массу, прочную, как бетон. Пробиться сквозь эту непроницаемую броню оказалось невозможным. Спустя некоторое время чаша начала мед­
ленно наполняться водой, а вскоре грянули дожди. ... Живших окрест крестьян все это ничуть не удивило. С их точки зрения иначе и быть не могло. Ведь древняя богиня по-прежнему защищала покой своих вод ... ~ убу почтп две тысячп лет, ~ но выглядпт он еще мо­
лодцом. Ствол могуч, I\РП­
ашст, СJJльные lШрJ[П вздулпсь, uуд то IШГТЮШ вцешшшпсь в 3L')[,11O. Ровпо посередке ствод Пj1НОТl;РЫЛСЯ, ПОЗВОЛШI ВОЙТJI В те:-III0ТУ своего нутра. Л п шь вет­
ВII, похоже, не выдеРЖlIвают ТН­
жеСТl! многпх веlШВ: возмож­
но, онн давно оБРУШПЛIIСЪ бы, н е поддержи людп пх слабеюще­
го достопнства. РаСПОРЮI 11 стальные цепи, l\al( ванты на IШ­
рабле, удерживают гордого пат­
рпарха давно угасшего рода. Нетрудно понять, что дает ему сплы держаться; оп ведь не про ­
сто дуб, оп дуб МИфИ'lеСКIIЙ, де­
I'епдарныЙ. Дуб РоБП!l Гуда. Под этими ветвямп распола­
гаJlСЯ штаб Робин Гуда п его веселых Jlеспых сотоварпщеii. Здесь они обсуждалп плаllЫ Пi1-
Пi1деппя на еПИСIШПОВ, Jlюдеii 1\0-
роnя 11 lIоттипгеМСIШГО шерпфi1, Здесь онп ппроваш[, раздеЛi1В туш/[ Iшбапов 11 oJlelleii, добытых меТ1ШЙ стреJlОЙ в ];ого ле ВСI;IIХ УГОДl>ЯХ, здесь он н ГJlI!111 !'l'I;J\II' 3 1IрОВ i1 IШ О,' ВIlIЮ, ;;iicrl. oH11 1\(,:11, д опраU fпв а:r li П Л(;!i I ~ I,{'\ H ~' ра ч а с'f.. с раЖ <l J ШСI. др уг с ;\1'.\'1 (ш -
[;" .. pOГJC, ШШI][. Та" 11L>[J('f'Т ВУЮТ lIам (Jб этом ПЩЮДIII.!(' [ Н'С 1111, ВПО.i lll(' "'I'IIЦllclЛ Ыlые мпфы, более 1I.'l11 )Iспе с удачные оБРi1 3 ЦЫ ШIтсра ­
тур ы П, накоп вц, ЮIlIO. О смо трпмся. ВОЩJУI' пусто, '111 ю'шп; ТIIХIlЙ ветер шелеСТIIТ с р еД I, ПОIПШШIIХ ВО Л IIЕl1110В, ш('­
в mlll т ветви НУСТО В, .i IlН· · lЪ Н еже -­
ВНЮI, п а ПОРОТППЮl. Мы '! ро рыва ­
:1'lIСТ. с юда С.КDОЗf, IlOшмарпый ИПДУСТРПi1ЛЬНЫЙ Ll сйаllЖ, и нас ТОJПШ J IО вперед З3J\Лятне нашего BeI;it. Про нынешнее ПО11ОJlеште говорят, что хоти оно и ие с тр е мится заменпть реаш,пость ПАТЕНТ НА А Л Ь Б Е Р Т О О Н Г А Р О, итальянский журналист оБин ~ уоа ,~lПфашr. 110 BCCr,la lICfO;lYCT I[ протест у ет, едва 1,ТО - ТО Ilн'ш е т срывать МНфll'IеСI,11C ПОЩJOвы. l\Iы ПРJJмчаЛIIСЬ сюда, чтобы за­
ЩlIТIIТЬ РоБШI Гуда. Нам стало известно, что на­
ше л ся человек, который р е шнл ПОIЮНЧИТЬ с ПIlМ нав с егда. a'Ie-
peДIIOro мпфоборца зовут Чарльз Уайт,с; он профессор II С ТОрШI па пеНСIII!, БЫВШIII'[ РСIПОР 'шст ­
ной ШIЮ Л Ы В горо д [( с П С IШРIIДЖ. Пе то, чтобы проф с с.С ОР п е рвым O Тl'PЫ;[ 1Ia,! г,~аза на Робпн Гу­
да, оп ре дс л е ПIlОС прсдставлешш о I1 e ~!, пусть, может, н е сколыю су мб у рное, у нас было, п, ПО 'l ес т][ с.I,азать, оно пас вполне ус трапвало. Мы зналп, что ЖПЛ ОП во вто­
рой ПО.'IОВШIС двенадцатого века в царствованпе Генрпха II. CI{O-
р е й всего оп был СЮ(СОНСIШМ вонном, с ражавшпмсл против за хв а ТJlВШJlХ страну пормапн­
С IШХ [(Оролей. РоБШI Гуд отбпрал землю у богаче ii п раздавал дсш,г п I'реСТЬЛllам. Нас УМШIЛлп II потешалп его СТЫЧIШ с шери­
фОМ I - Iоттипгеиа, с еПИСl{опамп II стражей королл; мы помины, !ШI( он охотплся В l{оролеВСIШХ поместьлх II как часто загонлл он в угол представителей вла­
стп. Для нас он был спмволом беСIюнечпо смелой игры, мальчи­
ком -м ужчпной, сохраНlIВШПМ в себе ю(ус к детству II любовь l{ пгре, тлеющую в душе !{аждого 59 взрослого. Конечно, он был для пас еще II полнтпчеСЮIЫ сныво­
лом вечной борьбы протпв угне-
. тения, а I\роые того, СIlМВОЛОЫ, тю, Сl\азать, пспхологпчеСЮIЫ: жпзпп против смерти, радости протпв грусти, пспхологичеСI\ОЙ свободы против жеСТI\НХ раЫОI' многочисленных запретов. Нам страшно нрав ил ось, что Робин Гуд И его друзт,я звали себя «веселым лесным братствоМ», 11 нам таl\ хотелось, чтобы они 1I в самом деле были веселыми. Увы II ах! Похоже, что все-все обстояло по-иному. Роб ин Гуд И его друзья -
Малеиышй Джоп, брат Таl\, Вильям Скарлет и все остальные, Оl\азывается, бы­
ли просто-напросто меРЗЮIМИ бандитами, головорезами, начи­
ето лишенными геропческого ореола. Но и этого мало! Оl\а­
зывается, они водились всюду, НО толы\o не в Шервуде. Таl\ полагает профессор Чарльз УаЙш,с. Нам надо было выяс­
нить, на l\аl\ОМ основании. Проф ессор живет на ОI,раИllе ПеНl\риджа в доме из I\paeHQTO Iшрпича -
стандартном для Анг­
лии. Профессор не СI\РЫЛ от иас неl\ОТОРОГО недоумения. Оно не проходнт у него с того дня, I\аl\ газеты оповеетили читателей о т оы, что он, Чар.IIЬЗ Уайлкс, иа­
мерен написать ЮlИгу о Робии Гуде, в осиове I\ОТОРОЙ лежат ДОl\ументы, еобранные им n графстве Стаффордшир, и что I\нпга эта, наl\онец, должна ПОJI­
ностью изменить устоявшееся представление о фигуре Робин Гуда. Сообщение было встрече­
но с ОТl\ровеиной враждебностью в графстве Ноттингеышир, вла­
стп I\ОТОРОГО вспоминают о Ро­
бин Гуде лишь в тех случаях, I\огда I\ТО-ТО грозит Уl\расть у них Роб ин Гуда. Они решитель­
но заявили, что не намерены НJшому уступать даже части их собственной граф СI\ОЙ истории и собственной графСI\ОЙ легенды. Знаем МЫ этпх исследователей, говор или в Ноттпнг еме, I\аждые ДВ1.-три года они вы ступают с очередной теорией, что, дескать, Роб ин Гуда не было, а если и был, то совсеы другой и жил не в Ноттингемшир е, а где-нпбудь в Дербшире ИЛIl ЙОРl\шпре. УаЙЛI\С навеРНЯl\а из таI\IlХ ... ... Мы просим профессора обрп­
совать наы фигуру Робин Гуда, l\аl\НЫ он его увидел после из­
учения ДОl\ументов. -Главное -что Робин Гуд был не один. Робин Гудов было 60 много, -
говорит наы УаЙш\с.­
Трудно даже Сl\азать, СI,ОЛЬКО. По сле 1066 года, то есть посде завоевания АНГШIII норыаннами под водительством Вильгельма, множество саl\СОНСI\ИХ феода­
лов -
баронов, баронетов, гра­
фов, I\ороче, тех, 1\1'0 лишился земель, ушли в леса. Неl\оторые ушли одни, другие -
с семьями, третьи -
с челядью Иl\рестья­
нами. Да, да, я знаю, в Ноттингеме перед замкоы стоит паМЯТНИI\ Робин Гуду, I\ОТОРЫЙ, таl\ CI\a-
ЗflТЬ, символизирует борьбу с деспотичеСI\ОЙ властью в этом городе. Но ведь подобное по ло­
жение, в том ЧИСJIе ЭI\Спроприа­
ция земеJIЬ, имело ыесто не в одном Ноттингеме, это происхо­
ДllЛО И В других графствах. Всех, нто в то время боролся, УI\РЫВ­
шись В лесах, с 1\0ролеВСl\ОЙ властью, зваJIИ Робин Гудами, что, I\аl\ вы знаете, означает «лесная птаХа», или, если угод­
но, (<Лесной вор ». По началу онп вели своего рода партизаНСI\УЮ войну против норманнов, IIмев­
шпх обьшновенпе передвигаться по старой римской дороге. Роб ин Гуды устраивали на деревьях засады и нападали на их отря­
ДЫ, на I\урьеров I\ОРОЛЯ и епи­
crюпов, поддерживавших, I\al\ то­
же известно, завоевателей Анг­
лии. Но политич еские принципы Робин Гудов очень СI\ОрО стали не в честп. Тут надо замеТIIТЬ, -
продол-
жпл профессор УаЙЛI\С, -
что знатные саI\СОНЦЫ, хотя II стали жертвами завоевателей-норман­
нов, в большинстве своем былп отмеинымп нанаЛЬЛМII -
завпст­
ЛIlВЫМИ и I\оварными .по отно­
шенпю друг 1\ другу, способными лпшь на грабеж I\рестьяп. Нор­
ыаПНСl\ие I\ОРОЛП в ОТJIичие от саl\СОНСI\ИХ баронов стремилпсь объединить страну и, I{al\ след­
ствие, лишить баронов власти. В этой объединительной полити­
ке их лучшиыи ПОМОЩНИl\аып стали шерифы, утвеРДИВШllеся в заМI,е Ноттингем, равно I\аl\ и в заМl\ах других графств. Их за­
дача состояла в постоянноы на­
блюденпи за выполнением IШРО­
леВСI\ИХ заI\ОПОВ. Поймите менн праВIШЬНО, я не хочу Сl\азать, что заl\ОНЫ эти были справедли­
вы -
они были жеСТОЮIМИ, да и что не было жестоким в те времена?! Например, человеl\У, застигнутому за охотой в I\ОРО­
леВСI\ОМ лесу, -
а Шервудсний лес был I\аl\ раз таl\ИМ, -
отру­
бали РУI\У. Убившему оленл вы­
I\алывали глаза. Что и говорить, это жеСТОI\О, но разве до нор­
маннов было ле гч е'? Нравы эпо­
хи остались прежними, но те­
перь 1\ ниы прибавилась хотя бы политичеСl\ая идея. У саl\СОНСI\ИХ баропов политичеСЮIХ принцппов не было вообще, потому-то они не случайно из «партизаю) пре­
враТIШИСЬ в обычных лесных разбойюшов, готовых напасть на первого встречного. оказав-
шегося в досягаемостп полета стрелы. Легенда далее утверждает, что награбленное онп раздавалп бед­
нл!{ам. На самом деле это не так Каю1Х бедня!{ов онн моглп облагодетельствовать? Бедня!{п ведь не ЖПШI в лесах, в лесах вообще НIШТО не жил, !\роме са­
мих разбойни!{ов! Поверпть же, что Робин Гуды добирались из леса до города илн деревни, чтобы передать добычу беДНЛI\аМ, весьма ТРУДНО. Если это и слу­
чалось, то вовсе не было а!{том благотворительности: разБОЙНИЮI просто платили дань за молча­
ние тем, с !{ем время от времени стал!{ивались. За головы Роб ин Гудов всегда назначали прплпч­
ный ВЬШУП. Первым норманнс!{им !{оролем, нанесшим удар но самостолтель­
ности баронов, был Генрих I. Когда в 1135 году он. умер, на трон взошел его племяннин Сте­
фан. Если Генрих СJШВИЛСЯ своей твердой руной, то Стефан отли­
чался млг!{остью, нерешителI.­
ностью, С!{ЛОННОСТЬЮ !{ I{ОМПРО­
миссам. Он ЗaIШЮЧИЛ с баронами договор и вернул им земли. Робпп Гуды вышли из лесов и в ернулись !{ своей прежней жиз­
ни. Более того, они создали не­
что вроде баРОНСI\ОЙ мафии, I\оТОРОЙ удалось ослабить власть королл и восстановить в перво­
начальном виде власть баронов. Теперь зададим вопрос: против ного была направлена эта власть? Да ПРОТIIВ тех же бедня!{ов плп чуть болое зажпточных поменов. Именно на нпх обрушплпсь ба­
ронс!{пе налоги, баРОНСЮIe нана­
занпя тюрьмой, ПЫТ1\аМП Н увечьем за неуплату ПЛlI потра­
ву. ДРУГИМII словаМII, БЫВШlIе Робпн Гуды велн себя та!{ же по отпошешпо !{ l{рестьлнам, l\а!{ до этого норманны по отно­
шеНlIЮ !{ нпм. Ч то же случплось дальше? А то, что в лес теперь подалпсь l{рестьяне, представпте­
лп МeJшоii знаТII, помепы. Их тоже, естественно, называлп Ро­
бпн ГудаМII, но целп lIХ уже от­
ЛlIчаЛIIСЬ от целей предшествен­
НИ!{ОВ. Прошло l{a!{Oe-тО время, и вновь ситуация lJзченила с ь. В 1154 году на трон ноднллся стороншш идеп централпзован­
ной власти -
Генрих II. Его первой цеJIЫО стала ЛИI{Видацил власти баронов, раЗОРЯВШJ!Х страну своими беСЧIIнстваМJI. ПоследоваЛII ЭI{спроприацпя зе ­
мель, налоги, то есть те же ме­
ры, !{оторые бароны прпмеШIЛII по отношению 1( I(рестьлнаы. Результат: снова в лес потлпу­
.ТJ:HCЬ Роб ин Гуды -
аристо!{ра­
ты, снова онн начали с борьбы против нороля, а I\оНЧИЛII бан­
ДIIТИЗМОМ. Средн новых Робпн Гудов можно назвать та!{ие IIме ­
на, !{а!{ Рендл Бландвиль, граф Честерс!{ий, Роберт де ЛОI{СШI, Альфред де Хантерден. ДОI\азат е льств того, что !{ТО-ТО IIЗ ЭТlIХ людей с!{рьшался имен -
ПО В ШеРВУДСI\ОМ :recy п выбрал местом своей штаб-Iшар т пры большой дуб, не существует. Рендл БлаНДВIIЛЬ «работа л,> в Стаффордшпре, Роберт де Лонслп действовал в Хедвудс!{ом лесу, а АJlьфред де Хантерден -
в лесу КеюIO!\ Чейз, что в семн­
ДРСНТII с лпшtШ:~I ю!Лометрах от Шервудс!{ого. Исторнн ЭТIIХ ЛIо ­
дсй, ЭIIlIЗОДЫ достоверные н вы­
д у манные, п соеДIПШЛIIСЬ позд­
н е е в ба л лады, прослаВlJвшпе нмл легендарного Робпн Гуда. n легенд е, например, говорнтся, что Робпн Гуд был заШlючеп в замо!{ НОТТlIнгем, отнуда его освободилп друзья -
брат Тю, 11 Маленышй Джон. На самом же деле Рен дл БлаНДВIIЛЬ был арестован ЛЮД&МП шерпфа 11 по­
сажен в I-Iыо!,асле, а пе в Нот­
THHreMe. Его освободшш не мо­
нах с I{реСТЬЯШ1ll0М, а группа менестрелей, ВОШСДШНХ во двор за~ша под удобным предлогом праЗДНlша. МенестреЛl!, НЮ( пз­
вестно, БЫЛII не ТО J IЫЮ музьшан­
т а м и, по п весьма СIIМ1ШТIlЧJГЬ!­
мп броднгаМI!, I1СIштеШIМlI ПРН ­
шпочешrЙ. Дал е е в легенде гово­
рится, что РобlIН Гуд жепнлсл па ДОВПЦ С Мейд Марпон в церк­
В УШ К С :Jд вппстоу. Па самом же д е ле Ш\ де DIщ е МСЙД Марпоп, i\,) ч е рн ба Р О[lа Феррера; жеНII Л СЯ Р обер т де ЛОI(СЛll. Легенда у т не:mщае т, чт о Робпн Гуд БЫ;1 Г Ра фом Ха il ТНJfГТОIlС.ЮIМ, па са­
~iOM ж е де ле с ущ е ствовал Робпн Гу д, в л адевший Хантерденом, деревней в графстве Стаффорд­
шир. Он Il пе мог быть графом ХаНТПНГТОПСЮIМ, ПОСI{QЛЫ{У этот тптул Генрпх I, раЗГРОМIIВ шот­
ландцев, презентовал IЮРО.ТJ:ЯМ Шотландип. Стоит прояснптт, еще один мо­
м е нт, связанный с Робпн Гу­
ДОМ, -
его дружбу с Ричардом Львпное Сердце. Тут дело обстоя­
ло слеДУЮЩrIМ образом. УдашIВ­
шпеся в леса аристо!{раты до­
вольно с!{оро поняли, что сопер­
l[пчать с Генрпхом II IlМ не по сплам, поэтому онн п сталп ис­
IШТЬ поддеРЖIШ у Рпчарда Львп­
ное Сердце, известного свошш таЛЮIТамп воина и полной бес­
талапностыо IШ!( аДМШПIстрато­
ра. Бароны знали, что еслп им удастся вернуть на трон Ричар­
да, для них это озпача.ТJ:О бы возвращение н прежней В.lIастп. В самом деле, едва Ричард на· дел !{орону, !{а!{ бароны с триум­
фом вернулпсь в свои заМIШ, а в леса снова потянулись !{ресть­
яне и иомены. Ситуацпя вновь поменялась, !{огда Рпча рц отпра­
вплся в Крестовый поход. Иоанн. 61 -
ero брат, начал войну против баронов, вынудив их отсиживать­
ся в ожидании возвращения Ри­
чарда Львиное Сердце все в тех же лесах. Korдa же Ричард умер п Иоанн стал законным монар­
хом, для баронов пробил послед­
нпй час. Под Шервудским дубом, прозванным «парламеНТСЮIМ», Иоанн объявил о своем решении ЛИI\ВидироваТJJ благородных раз­
бойников. l{ончились времена Робин Гудов -
началась зра легенды о Робин Гуде. Речь профессора "Уайлкса стер­
ла Робин Гуда в порошок. Нам стало даже неудобно оттого, что мы не нашли хоть парочку ар­
гументов, чтобы хоть как-то за­
щитить нашего Роб ин Гуда. Но вот мы выходим от профессора, и... на душе становится легче: разве впервые история грозит своими фактами раздавить миф, и разве погибла хоть одна леген­
да даже под тяжестью самых точных доказательств? Мы са­
димся в машину и едем в Шер­
вуд п еще дальше на северо-во­
сток, туда, куда нас манит ле­
гендарная география. Останавливаемся в деревне l\1ирфилд около таверны под ска­
З0ЧНЫМ названием «Три мона­
хиню}. Само здание недавнее, но фундамент сохраНIIЛСЯ еще от древней таверны. Внутрн народу мало. Блеклое солнце пробивает­
ся сквозь прекрасные стариннью витражи. На них -
главные ге­
рои легенды о Робин Гуде: сам Роб ин, Маленький Джон, брат Так и настоятеЛ1!ница ЭЛIIзабета Стейнтон, согласно легенде те­
тушка Робин Гуда и виновница его гибели. Теории профессора "Уайлкса не произвели впечатления на посе­
тителей таверны. "Услышав их в нашем изложении, старый так­
сист и хозяин таверны рассмея­
лись: -
Ну и что ж, что их было много! Вон и про Шекспира вся­
кое говорили: и что его не было вовсе на свете, и что он, мол, ни строчки сам не написал. Ва­
жен результат. Так вот с Роб ин Гудом тут такой результат: все эти ученые могут хоть в лепеш­
ку разбиться, а легенда останет­
ся как была. Особенно горячо говорнл так­
сист, человек весьма симпатич­
ный п, чувствовал ось, не без об­
разования. -
Этот миф, -
сказал он, -
не просто миф, он уже MHoro раз получал подтверждение. 62 Мы просим объяснить, что он имеет в виду. -
Хорошо, -
отвечает он. -
n районе, где жил Робин Гуд, всегда жил коллективный дух сопротивлеиия насилию. О луд­
дистах вы, наверное, слышали. 11 то время наступление машин выбросило на мостовые тысячи рабочих, иочти так же кан: при­
ход норманнов выбросил со сво­
ей земли тысячи сю,сов. Так вот, рабочие поступили так же, как поступили саксы. Они, ко­
нечно, не убежали в Шервудский лес, он уже в начале прошлого века не мог никого укрыть, онп СI{рывались в лесу, имя которо­
му город. Онп выходили пз сво­
их убежищ ночью, пробирались на фабрики п уничтожали ма­
шины, которые их сделали безра­
ботными. Так вот одно из их иервых собраний состоялось IIменно здесь, в Мирфилде. Раз­
ве вы не видите в зтом ничего 03' духа Робин Гуда?!. В нише, упрятанная в раму, впсит картина, изображающая трех монахпнь. Монахиня в цен­
тре -
Элизабет Стейнтон, на­
стоятельница монастыря Кирк­
лес, в котором укрылся раненый Робин Гуд. Легенда ГJIaСИТ, что настоятельница, решив добиться благосклонности короля, вместо того чтобы лечить Робин Гуда, открыла ему рану и оставила так умирать. Старый таксист до­
бавляет, что тут, неподалеку, на­
ходится могпла героя, но она, к сожалению, на террптории част­
иых владенпй, точиее, на террп­
тории виллы сэра Джона Армп­
теЙджа. --
Бессмысленно просить раз­
решения: сэр Джон ншючем не иустит. Во-первых, потому, что ему с детства опротивели отцо­
вы И Д~ДOBЫ бесконечные рас­
сказы о Робин Гуде, во-вторых, потому, что совсем недавно ка­
кие-то ворюги забрались I{ нему на виллу и вынесли добра не меньше чем на нять тысяч фун­
тов. Жаль, конечно, -
говорит старик. -
Но вообще-то, попро­
бовать можно. Я вас сам под­
везу, и бесплатно. Въехать-то в иарк не проблема, он такой большой, что никто не заметит. Вы, главное, спрячьтесь, чтобы вас не увидели в машине ... В парке нас встречают агенты полпции и ученые овчарки, об­
нюхивающие землю в поисках исчезнувшпх воров. Таксист им весело машет, и агенты, рассту­
пившись, пропускают машину. -
Вон, видите то строение, -
говорит паш друг II ПОI{азывает на старое приземистое здаЮlе в три невысоких этажа. -
Это и есть старый монастырь, где пря­
тался раненый Роб ин Гуд. Там его, истекающего -кровью, и оставпла настоятельница. Из од­
ного из этих окон Робин Гуд выпустил свою иоследнюю стре­
лу. <й{уда она упадет, -
сказал он своему другу Маленькому Джону, -
там меня и похоро­
ните ... » Стрела упала вон там, в конце иоля, рядом с деревья­
ми. Но мы, -
говорит таксист,­
туда не поедем, а то нас заме­
тят хозяева и иоймут, зачем мы сюда пожаловали. Да и смотреть там особенно нечего: ограда, мо­
гпла и надгробная плита. Я иытаюсь на глаз определить расстояние междУ монастыре]',! и деревьями -
получается метров пятr.сот-шестьсот. Может стрела ПРОJlететь столько? Маловероят­
но... Но ведь Робин Гуд был редкостным стрелком, он был способен и не на такое! Такси между тем трогается. На мокром лугу все так же ко­
пошатся агенты и их ученые со­
баки. -
Люди ноттингемского шери­
фа, -
смеется таксист. Нам осталось нанеоти ПОСЛdд­
ний визпт, на этот раз реке Ма­
ун. Помнпте: на мосту через 3ТУ реку встретились Роб ин Гу,д II Маленький Джон и для первого знакомства устроили поедпнок на дУбинках? Реку оказалось найти проще иростого. Только она оказалась не рекой, а кро­
хотиым, мирно журчащим у иод­
ножья продрогших деревьев ру­
чейком. Моста мы, однако, не нашли. Нам говорили, что он существует, но вот где? Ни в турпстском агентстве, ни в по­
лиции этого не 3!~ают ... Мы снова в Ноттпнгеме, снова на станции и ждем свой поезд на Лондон. В Iшоске я куиил «Дейли эксиресс». Некий Том Фой, специалист по стрельбе из лука, сообщает, что, когда он слышит о Робин Гуде, его раз­
бирает смех: Робин Гуд был не опытным мальчишкой, лука в рунах держать не умел. Я выки­
дываю газету II в последнюю минуту иеред отходом иоезда покупаю в киоске книжку с кар­
ТIПшами. С зеленой обложкп на меня глядит человек в остро­
верхой шапке с луком в руке. Будет что иочитать в дороге: <<lIастоящая история Робин Гуда» ... Перевел с итальянского С. РЕМОВ ~ аждый раз, вuспомипая старые скаЗЮI «Ты ­
сяч!! II ОДНО Н НОЧШ), Я нахожу в них все новые добродетели. На мой взгляд, в этих скаЗIШХ очень хорошо показано положенпе жур­
наЛIlСТОВ и писателей. Ведь мы, совсем I{aK Шахе­
розада, должны каждый день поставлять своему властелину-нздателю новую исторпю, если хотим )ЮIТЬ. Кроме того, будучп в Афрпке, я убедился, что это пропзвед е нпо может служпть довольно точным путеводптелем. Древняя араБСI{ая сназна оживает IШЖДЫЙ сен­
тябрь, Iшгда северо-западный муссон ГОШIТ флот Синдбада из ПеРСПДСIШГО заЛIIва в «Южное море», и замирает, ногда юго-западный муссон уносит хрупкие суда обратно в залив. В наши дни флот, вышедший в ИНДПЙСIШЙ OI{eaH, -
это самое боль­
шое в мире скоплешrе парусных судов, а доу, IШ­
торые СТРОJIТСЯ n Кув е йте, мало чем ОТЛllчаются от тех, что Шlаnал!! здесь задолго до BacI\O да Га­
мы. Эти суда по-прежнему несут с собой дыхание снаЗЮI и призран опасностп: изящный I{ОРПУС из малабарского ТIша, блестящий от акульего жпра; эюшаж, состоящнй нз негроп, пндусов п рыбанов­
арабов из Бахрейиа, I{ОТОРЫМП номандует шюшер в широком белом одеянпп, с разв е вающейся боро­
дой и НРИВЫМ серебряным кпнжалом на поясе. Вот на таЮIХ судах п рождалпсь МОРСЮIе исторпи: по ночам ветер ДОНОСШI с берега звунп тамтамов, рычанье неизвеСТIIЫХ зверей смешивалось с гулом прибоя. Где-то впередп были острова, населеииые ЦIшлопами, злоБНЫМJI карлпкамп п гпгаптсювш змеями... Что н гоnорпть, впечатляющпй набор! Что осталось сейчас от «Тысячи II одной ночш) на островах ИндпiiСI\ОГО OI{eaHa? 3аглянем на ми­
HYTI,y на некоторые овеянные легендам!! КУСОЧЮI суши. Первый IIЗ ннх -
ЗАНЗИБАР От Момбасы ncero час л е та до 3анзпбара. Лететь над кораЛЛОВЫМ1I рпфамп ИПДПЙСI{ОГО oI,eaHa -
все равно что заГЛЯlIУТЬ сверху в I<расочный мнр диснееВСЮIХ фпльмов. Белые пятна съежпвшихся пеЛIшанов за полосой ПРllбоя, метнуnшаяся ИЗ глу­
БШIЫ стая рыб, напуганная тенью нашего само­
лета, 11, наконец, сахарно-белые ДОМИЮI, раСIшдан­
ные среди чего-то похожего на пгрушечиую мир­
ту -
на самом доле это ОIшзывается гвоздикой, источюшом богатств 3анзнбара. Пробыв на острове два дня, я почувствовал себя сбптым с тол ну, IШI{ гпмназист, которому нужно писать первое сочиненне. Что рядом с 3анзиба­
роы -
Таити, ВаЛII ИЛI1 Капрп? Это добрый и гостеПРИIIМНЫЙ ГОРОД, пропизанный солнцем и об­
веянныii муссонам!!, город, где еще живут ПОТОМНИ Рисунки В. ЧИЖИКОВА О Л Л Е С Т Р А Н Д Б Е Р Г. wведскин писатепь Синдбада-морехода, где у индусов, Iюторые во мно­
гих городах мира (кроме Индпи) ПОХОЖII часто на сварлпвых сорок или на раненую лань, открытые и nece.'IbIe лица, где афрнканцы переноваЛI1 свои старые цепи рабов на отлпвающпе серебром брас­
леты, ноторые они носят на лодыжках . ... Раха Лео, бесспорно, раЙСЮIЙ уголок В пере­
воде «Раха Лео» 0значает «Отдыхай сегоднш). Дети разных цветов НОЖII играЛII в крикет II футбол па зеленевшем IIоле, а взрослые -
ара­
бы, индусы и негры -
СIIделп, потягивая свой вечерппй кофе, который здесь подают в огромных ](онусообразных латунных нружках, начищенных до горячего блес](а. Рядом с площаДI{ОЙ для игр Rозвышалось нрасивое белое здаппе, напомпнаю­
щее по архптентуре смесь нафе, родильного дома, мечети п радиостанции; в данноы случае, у мнк­
рофопа выступал толстеньний человек Он спдел на столе, скрестив ноги, И читал коран, а перв­
дача шла прямо на репродукторы, развешанные ио всему Раха Лео. Когда появился гость, то есть я, вечерняя мо­
ЛlIтва была прервана, п я с ужасом сообразпл, что мне прпдется выступать с речью перед жите­
ляып Занзибара. Любезный ГОСПОДIIН в нрасном, I,aK помидор, тюрбан е и сюртуке ВIШХНУЛ меня в стенляиную нлетну и на звенящем незнаномом язьше . попросил внлючпть звун; потом он пере­
шел на английский, и я, н своему удивлению, по­
нял, что, описывая снежный север, где жпвет «э](зотичесюrй пностранец», он очень ловно впле­
тает в свой рассказ реIшаму НaIЮГО-ТО ЭСIЩМО. Маленькпе заН3IIбарцы с восхпщеппем II завпстью смотрелп иа человена, ноторый, если веРIIТЬ ком­
ментатору, проводит значительную часть своей жизнп, бродя по нолено в мороженом, так что Iюгда мне наrюпец дали слово, у меня не хватпло духу рассказать 11М правду о ноябрьсной СЛЯlютп В Швецrш -
то, что она несъедобна, еще далеко не все ... Вторым островоы на пути был МАДАГАСКАР Снндбад-мореход, раССI<азывая о загадочпом ост ­
рове Вакпак (в нотором псследователь без труда узнает Мадагаскар), утверж­
дал, что остров населен ж!!ву­
ЩИМII на деревьях наршшами, слонаМII II носорогами. Еще там жпвет ужасная птица Рох. «Носорог ющается на слона, поддевает его рогом и ПОДШI­
мает в В03ДУХ, но, Iюгда нровь слона зальет носорогу • , \ глаза и ослепит его, сверху на них бросается птп­
ца Рох и -
о ужас! -
поднимает в IШГТЯХ IIX обоих к себе в гнездо, на корм прожорливым птен­
цам». Здесь, конечпо, есть некоторые преувеличе­
ния: на Мадагаскаре не водится ни слопов, НИ но­
сорогов, а что насается птицы Рох, то хотя она и появляется, но всякий раз оназывается самоле­
том Iшмпаиии «Эр-Франс». Мадагасн:ар -
это не Африка. МадагаСIШР -
сам себе континент, по величине равный Франции и странам Бенилюкса, вместе взятым. Здесь мож­
но встретить вперемеЖI~У образцы самых разнооб­
разных Iшиматов и ландшафтов: пустыню Сахару, саванны Центральной Афрrпш, рисовые поля Даль­
него Востона, виноградники Оверни и альпийские озера Шварцвальда и ТЮРИНГШI, снрятавшиеся в темных хвойных лесах. За I{аких-нибудь два часа лета вы перенесетесь из Женевы на Таити, с Явы на снлоны Килиманджаро. Кроме этих собранных со всего света ландшафтов, на Мадагаснаре есть и свои собственные, неповторимые: ДИЮIе, крова­
во-красные утесы, леса баобабов, серых, HaI{ г лина ИЛИ цемент, И похожих на КОЛОIПIЫ застывших мастодонтовых ног. ЖИВОТIiый мир острова первобытен. Тание био­
логичесние НОВИНЮI, нЗI~ слоны, носороги, нрупные хищнини и обезьяны, увы, отсутствуют. Зато в ре­
нах и озерах живут двоюродные братья бронто­
завров юрсного периода, в море, у берегов ост­
рова, плавают живые ископаемые -
целеканты, а в лесах живут тихие, добродушные лемуры -
особый внлад Мадагаснара в мировую фауиу. Тан же своеобразна п первобытна флора острова. Ботанин может нривезти домой в своем багаже 740 различных сортов орхидей; если он по-настоя­
щему JIlобит цветы, в дорогу ему придется взять мясны е ноисервы, чтобы нормить хотя бы самых прожорливых из мадагаснаРСКlIХ растений-хищни­
нов. Бродя · по острову, он имеет большие шансы встретиться и с наКИМ-Нllбудь представителем ше­
сти тысяч видов ЖУIШВ, Iшторые здесь водятся. Население Жlшет, по-прежнему разбившись на группы по пл е менам. Это таналы (<Те, что из ле­
СЮ», они живут охотой и считаются мастерами резьбы по дереву; бецимизарarш (<<Множество . неразлучных»), Iюторые возделывают кофе и ва-
ниль на своей части острова; аптапморо (<Те, что из долиш», В ЖJIJIах ноторых течет араБСI{ая нровь. В восточных районах острова жпвут сана­
лава ( «Те, что из НИЗШI») -
СIютоводчеСЮIЙ на­
род, рослый II статный, их женщины ногда-то счи­
тались жемчужиной любого ПРIIJIИЧНОГО гарема; махафали (<<Те, нто держит много запретного » ) -
кочевнини, слав я щиеся бюрократией, ноторую можно сравнить разве толыш со швеДСI\ИМ I\РЮЧ­
котворством. ЗаШIIочают этот рнд амбанитанитра (<Те, что под пебесамю», бецилео (<<Множество непобедимых» ) и мерина, И}IИ хова, -
малайцы. Мы прпзеМiIИЛИСЬ на аэродроме Аривонимамо­
для Мадагаснара это очень KOpOTI{Oe название, почти нан Хыо у нас в Швеции. Обычно здесь го­
рода называются нуда красивее -
Амбатофпнан-
III.~~. . драхаиа И АмБОХIlмахасоанфа­
надиана, если упомянуть лишь пару из-за ЭIЮНОМИИ 'места. Заглянув в учебюш, мы прониклись глубочайшим со­
страданием н маленьнпм ма­
дагаснарцам, которым прихо ­
ДIIТСЯ учить историю и гео­
графию своей родины. Самн мы не решились углубляться в славное ирошлое острова; дело в том, что I\Зждая страница пестре­
ла та ними фразамн: «Когда Андрианампойниме­
рина стал норолем, он заключил мир со своими родителями Андрианамботсимарофи п Раворомба­
тодамбохндратомо ... » Тут мы с Хасснером сдались. Позднее я узнал, что мадагаСIшрцам н середпне XVIII вена это то­
же надоело, и онн прнбегли н J шнгвистичес!юму нри ему, состоя:вшему в том, что I{аждый второй слог проглатыва J IСЯ. В полном соотвеТСТВШI с тра­
дициями и этой спстемой аббревиатуры портье в гостинице называл меня п Хасспера <<Мсье Страю) и «мсье Ас». Путь от аэродрома к городу идет по нрасным илистым дорогам между зеленых СIШОНОВ. МЫ при­
ехаЛII на Мадагаскар в период дождей; над зем­
лей плыл туман, з а ползая в ложбины. Люди были одеты наСТОЛL!Ю одинarюво, что это наПОМIIнало униформу. МУЖЧIIНЫ, женщины, дети -
все раз­
гуливали в одном II том же: на плечах бе JIa Я па­
ЮIДка, на макушне -
обычпая МУЖСIШЯ фетровая шляпа. К тому ше у каждого в pYI~e был зонт. (Позже мы ОТI{РЫШI, что одной из важнейших ста­
тей фраНЦУЗСI\ОГО ы~спорта на Мадагаснар были шляпы II зонты; наждый уважающий себя мада­
гаснарец имел большой набор зонтов п НОСЮI ипогда две нлп три шляпы сразу, чтобы ПОlшзать свой богатый гардероб.) Мы приехали в Тананариве (Тана по-местному) в пятницу -
день, когда на ГОРОДСI{УЮ жизнь нла ­
дет свой отпечаТОI{ большой бааар -
зоман. Ба­
зарная площадь была ПОШIa людей, БРОДIIВШI!Х под тысячами белых зонтов. На зеленых I,амьппо­
вых подстплнах возвышаШIСЬ пирампды фРУIПОВ, овощей, лепешer~, цьшлят, япц, а угол, отведенный ДШI ТОРГОВJIИ цветамп, горел . золотым п ЩJасным от мимозы и беГОIШЙ. Я не могу перечислить все те базары, па IЮТОРЫХ мы побывали аа время пу­
тешествия, но этот был чем-то не похож на нпх. Сначала я пе мог сообразить, ч е м зоман в Тапа­
нариве отличается от других базаров, но потом вдруг понял: здесь стояла мертвая тишина! 3а ­
нрыв глаза, я слышал JШШЬ МЯГIШЙ гул И щебет ласточен, гпездившихсн под крышаШI. Здесь ни­
кто не торговался, надрывая горло, НIШТО не ру­
гался, не стучал по пустому жестяному подносу, чтобы прпвлечь I{ себе внимаиие, здесь не lIЫЛl! нищие и уличные певцы. Зоман -
это спокойные люди, I{OTOpLIe встречаются для того, чтобы НИВ­
ном или леrrшм нarшоном головы НУПИТЬ или пред­
ложить товар, это случай проявпть свое достоин­
ство и выдеР,IШУ. Проезжая IШI{-ТО через город, нам пришлось ПРИТОРМОЗlIТЬ на перенрестке: мы встреТНЛIIСЬ с каннм-то праздиичпым шествием. Мужчины II жен­
щины танцевали под ЗВУI\И фл е йты н барабана, их накидки I\IЯГIЮ нолыхались, бе лея в вечерннх сумернах. Впереди шел юноша, испошшвший, I;ar~ видно, роль ведущ е го: его глаза гореЮI от азарта, а в рунах он нес нечто заиелепатое в (<JIамбо» -
ТЗl{ называется наIшдна. Когда мы подошли по­
ближе, то увидели, что это нечто -
мумия с пусты­
ми глазницаМII. На шее у нее был венок, руюr, напоминавшие две сухие ветни, сложены на груди. Дело в том, что на Мадагаскаре умерший не СЧIIтается онончательно умершим, его власть над семьей остается, и у него, нак и у живых, есть потребность в перемене . мест и развлечениях. Мертвеца помещают в большой и краСIIВЫЙ Сlшеп, унра шеIПIЫЙ деревянными скульптурами и рогами жертвенных быков, и раз в году навещают. Му­
мию пеленают в новое ламбо и идут с ней на прогулку в поле, навещают старых друзей, а вече­
po~ устраивают более или менее скромную по­
поику. , Мадагаскарцы, кстати сказать, сумели приспосо­
БIlТЬ старый обычай к новым условиям; мумии те­
перь разъезжают в автобусах и даже летают на самолетах. Случается, что вместе с ними .идут В кино на какой-нибудь ковбойский фильм и кон­
чают вечер в бистро. ... Б столице открывался Большой туристский нонгресс, на который мы с Хасснером были при­
глашены в качестве почетных гостей. (На другой день местная газета сообщила: «Гость из Швей­
царш! (!) выступпл с коротким докладом о пер­
спектпвах морского рыболовства в его стране>). Я, конечно, знаю, что мой французский далек от совершенства, но чтобы простую благодарность за еду и прием можно было истолковать как до­
клад о рыболовстве -
это уже выше моего пони­
мания.) Среди ораторов на этом конгрессе мне понра­
вился господин Леблон, произнесший доклад «Род­
ственные острова, или Потерянный рай.' Героизм и динамизм во франко-английском альянсе Индий­
ского океана>}. l"Iecbe Леблон был из тех ораторов, которые настолько хорошо владеют, СЛ0ВОМ, что мысль уже не имеет никакого значения. Его опи­
сание родственных островов, то бишь Реюньоюi и Мавриюш, начиналось так: «Посредине, иет, поч­
ти в центре, чтобы не сказать, в самом сердце моря очарования и загадок, которое мы зовем Индийским о!(еаном, из волн вздымаются два острова. О! Они уж видны!>) -
Не вздумайте туда ехать, -
тихо сказал мне мой сосед. -
Я могу вам раССI\азать об этом ост­
рове такое, что вы ахнете. Конечно, этого было для нас достаточно. Мы с Хасснером сочли, что посетить этот своеобразный остров -
наш журналистский долг. Итак, следую­
щим был РЕЮНЬОН Мы \ приземшIЛИСЬ в аэропорту Сен-Дени ночью на посадочной полосе, зажатой между морем и крутой стеной гор. Стояла изнуряющая жара, океан вздыхал и стонал, как больной зверь. Мы долго бродили по темному городу, где воздух был липким и пах жженым сахаром, пока наконец не разыскали «Отель Кольбер». Нас с Хасснером уж никак не назовешь при­
передами, нам приходилось ночевать по-разному, но тут даже мы заколебались. Причиной этому была не грязь и даже не курицы, которые кудах­
тали в пустых номерах, охотясь за тараканами,­
а запах. Я в жизни не встречал такого воздуха -
опьяняющего в самом прямом, буквальном смысле слова. Как будто нас засунули в бочку из-под рома и закрыли крышкой. Казалось, если выжать влажную простыню, то набежит добрая порция того, что так красиво называется (<водой жизню). Б баре впсело объявление, которое возвещало: Средняя продолжительность жизRи 57 л е т -
Д л я пью Щ и х в о Д у r 70 л е т Д л я пью Щ и х в и н о БЫБИРАЮ Нам с Хасснером не оставалось иного, как про­
жить на тринадцать лет дольше. 5 «Вокруг света» Н. 11 Утром IIСТОРИЯ повторилась: наши попытки за­
казать что-нибудь безалкогольное воспринимались как плохая шутка или как следствие наших скверных характеров. Другой особенностью Реюньона оказалась систе­
ма кредита. Очень трудно было заплатить:-' деньги не хотеЛII брать. «О, мсье наверняка ,зайдет I( нам еще раз и купит еще что-нибудь ... >) Полу­
чать наличными считается и невежливым, и неум­
ным: покупателя нельзя выпускать из рук с такой легкостью, он еще пригодится! Конечно, и здесь есть свои исключения -
в этом я убедился. Остров не колония, а французский департа­
мент; он имеет такую же социальную организа­
цию, как французский провинциальный город во времена Наполеона. Здесь есть своя маленькая академия и «Общество поощрения наук и ис­
кусств>). А слово (<Креош) по-прежнему значит «белый, родившийся в колонию) (как, например, наполеоновская жена Жозефина). Обо всем этом нам рассказал любезный хозяин нашей гостиницы; в его автомашине мы немало, поездили по Реюньону. Хотя площадь острова все­
го-навсего в шесть раа больше площади Парижа, здесь есть горы высотой с Монблан. У подножия одной из них мы встретили «пети блан» -
«ма­
леньких белых>}. Они сидели возле узкой горной тропы, по которой не могла пройти их тележка с овощами, и обедали. Черный хлеб и вода­
классический обед нищего. У куста ежевики стоял стреноженный тощий осел, судя по виду -
боль­
ной. !\.огда мы подошли, мальчик и его взрослый спутник встали и низко поклонились. -
Как тебя зовут? -
спросил я. -
Флер д'Амур, -
прошептал мальчик. Б пе-
реводе это значит «Цветок любвИ>). -
Мы живем на Илет-де-Малёр (<Островке несчастью}), там, на­
верху. -
Он ПОI{азал на маленький зеленый вы­
ступ где-то у самой вершины горы. Когда мы поехали дальше, я услышал печаль­
ную и странную историю «малены{хx белых>). Б 1642 году губернатор Фор-Дофина на Мадагас­
каре отправю! несколько судов с мятежниками, IIолитичесними занлюченными и распутными жен­
щинами на необитаемый остров -
тогда он нааы­
вался Иль-Бурбон. На острове было велиное мно­
жество морских черепах, которые и стали спасе­
нием колонистов. Затем на остров привезли афри­
нанцев. Они не страдали от тропической жары, полевые работы в таких условиях были для них делом обычным, и с годами они стали жить все лучше и лучше, тогда как бывшие матросы и солдаты бедствовали -
черепах больше не стало. Кончилось тем, что французы перебрались в горы: там им было привычнее, и многое НaIIOМИИало родину. Они обосновались на (шлет» -
полянах на склонах гор, где можно было жить и выращи­
вать овощи. Здесь они и живут до сих пор -
осколок народа Франции времен «Короля-Солнца», забытые, вырождаю­
щиеся, больные... Бнизу жизнь идет своим чере­
дом, не задевая их, до них не доносится эхо революций и войн, они по-прежнему говорят на яаыке эпохи Людовика XIV, у них есть свои церкви и священники, свои песни и свои обычаи. Они -
«маленькие бе­
лые», оставшиеся в стороне от прогресса; они жи­
вут в мире, где время ~ не река, текущая вперед, а застойное болото. МАВРИКИИ Реюньон и Маврикий -
рядом. В ясные дни с берегов одного острова видно другой -
дрожащее марево в зеленой, как перно, дымке Индийского океана. Маврикий выдержал тяжелую борьбу с нашест­
вием людей. К концу XV века это был еще неот­
крытый остров с огромными лесами черного дерева JI потухшими и выветрившимися вулканами, на­
стоящий рай для дронтов, или «додо», как их еще называют. дронт -
это создание, меньше всего приспособленное к борьбе эа существование: мед­
лительная и добродушная птица не умела ни ле­
тать, ни кусаться, ни брыкаться, а мясо ее было на редкость вкусным. Дронт стал любимцем моря­
нов, и морякам потребовалось не так уж много лет, чтобы полностью его истребить. К началу XVIII века последний дронт уже успел угодить в котел. После дронта хозяевами острова стали корабельные крысы, завезенные голландцами. Гол­
Лlшдцы, ввезшие на остров еще и оленей из Вест­
Индии, занимались в основном тем, что система­
тически вырубали леса черного дерева. В' 1712 го­
ду голландцев выставили француэы, назвавшие остров Иль-де-Франс. Здесь начали выращивать сахарный тростник и табак, черные рабы подни­
мали целину и разбивали парки, в которых коло­
низаторы могли ПРОГУЛИВ[lТЬСЯ, философствуя О близости к природе. Иль-де-Франс входил в составленный Наполео­
ном список имущества несостоятельного должника и достался англичанам. После отмены рабства зем­
леделие стало держаться на импорте индийских кули, которые тоже неплохо выдерживали жару и довольствовались нищенской оплатой. История острова, таким обраэом, напоминает сказку «дедка за репку, бабка за дедку» и так далее; начинают ее дронты, кончают индусы, а где-то посредине -
англичане и французы. Маври­
кий -
двуязычный остров, но говорить по-англий­
ски считается неприличным. Это язык бизнесме­
нов, а не аристократов, проводящих жизнь' В замкнутом 'мирке клубов «Додо», где они обсуж­
дают мировые проблемы и женщин. Такоьа ирония судьбы: беспомощная птица, не умевшая летать, дала имя самой замкнутой группе на острове -
клубу сахарных баронов и рантье. Наши последние дни на Маврикии мы проводили не на самом острове, а на воде и под водой около Ле Морна. Ле Морн -
«Одинокий» -
это огром­
ный величественный утес, встающий из моря поч­
ти вертиItaльно, но у его подножия все же есть узенькая J;lолоска белого песка, на которой поса­
жены деJ:>.eВЬЯ касарина. Как-то после обеда я решил поохотиться под ВОДОЙ В одиночку. У меня было гарпунное ружье, и, к своему удивлению, мне уда­
лось загарпунить большую рыбу-попугая, красную, кан кардинальская мантия. Я был метрах в двухстах от берега и раздумывал, куда бы поло­
жить свой трофей; внизу, на дне, виднелся выступ, кото­
рый показался мне подходя-
щим. Я нырнул, держа рыбу в руке, и стал искать щель, в которую ее можно было бы пока сунуть, как вдруг -
фьюить! -
мимо меня молнией про­
несся какой-то снаряд, и моя добыча исчеэла. Удивленно осмотревшись вокруг, я увидел метрах в десяти от себя барракуду длиной метра два с половиной; она жевала рыбу-попугая, мрачно ко ­
сясь на меня. Похолодев от страха, я быстро дви­
нулся к поверхности, по дороге вспоминая рас­
сказы о свирепости l'I прожорливости барракуд. Вынырнув, я увидел, что барракуда выплюнула хвост, оставшийся от рыбы - попугая, и тихо СКОЛЫI­
нула вслед за вторым мясным блюдом, то есть за мной. Я мгновенно нырнул за коралловый утес, стараясь держаться вне поля зрения барракуды, но она принял ась описывать круги, разыскивая меня, а мне оставалось только держаться подаль­
ше. Помните сказку об охотнике, который бегал, вокруг дерева, спасаясь от медведя? То же самое было и здесь: я прятался за утесом, а она раз за разом проносилась мимо, как взбесившаяся тор­
педа. Время от времени мне приходилось всплы­
вать, чтобы глотнуть сквозь. трубку немного воз­
духа, но позвать на помощь я не мог -
маска плотно закрывала лицо. Наконец, я начал уста­
вать, меня разбирала злость из-за того, что при­
ходится кончать свои дни от зубов какой-то пога­
ной рыбы, но в это время, к счастью, забеспокоил­
ся Хасснер. Он загорал на берегу и смотрел, как я ныряю, удивляясь моей игривости. В течение получаса я болтался вверх-вниз, как поплавок, но потом стал слабеть. Хасснер в нонце концов запо­
дозрил неладное, сел в лодку и неторопливо по­
плыл выяснять ситуацию. Я увидел вдалеке тень лодки за секунду до того, как решил сдаться. Я нырнул, содрал с себя маску и из последних сил поплыл к лодке. Когда я переваливался через борт, мимо моих ног про­
неслась барракуда. Наверное, пройдет немало времени, прежде че~l я снова отправлюсь с гарпуном под воду. Когда я рыбачу, мне хочется быть рыбаком, а не уло­
.вом. Такой у меня принцип. ДОМОИ с островов Индийского океана мы вернулись не с пустыми руками. У нас было живое свиде­
тельство того, что диковины там есть: мы везли с собой двух лемуров -
священных полуобезьян Мадагаскара. Я всю жизнь мечтал о лемуре, с тех самых пор, когда еще ребенком прочитал легенду об этом сим­
патичном зверьке. Звучала легенда примерно так. На пятый день творения бог стал создавать жи­
вотных. Он сидел на берегу большой реки и, улыбаясь в бороду, лепил из глины зверей самого причудлив ого вида. Фантазия его работала вовсю. Бог рано кончил работу в тот день (ведь на сле­
дующее утро ему надо было создавать человека) JI уже собирался идти спать, как вдруг заметил, что у него остаются кое-какие лишние детали: лисья мордочка с черным носом и желтыми гла­
зами, тело, которое по идее предназначалось кен­
гуру, но потом было заменено другим, четыре чер­
ные обезьяньи лапы и черно-белый хвост длиною в метр. Бог осторожно сложил все это вместе, но вид у нового создания оказался настолько стран­
ным, что он долго колебался, прежде чем вдохнуть в него жизнь. -
Как же мне его назвать? -
бормотал он про себя. -
Лемминг? Нет, это уже было. Лем-лем­
лем ... Лемур! Вот это, пожалуй, годится. И бог вдохнул в эту глиняную фигурку жизнь и сказал: -
Стань, лемур! И лемур стал. Он посмотрел на бога ясными янтарными глазами и спросил: -
А почему у меня должен быть такой вид? Не так уж это весело -
быть скроенным из остат­
ков. К тому же хвост, хоть и красивый, будет волочиться по земле и весь облезет. Тогда бог улыбпулся и сказал: . -
Другим я дал силу, хитрость и злость. Тебе же дам кроткий нрав, добрые мысли и спокойную доверчивость. А насчет хвоста не беспокойся: я наделю тебя способностью держать его кверху, так что все будут завидовать тебе и говорить: «Ах, если бы я мог носить свой .хвост так же гордо, как лемур!» Лемуру стало немножко легче, но он все же подозрительно спросил: -
А как я буду говорить? -
Хэ? -
переспросил бог. (Он стал туговат на ухо после того, как сотворил грохочущие небеса.) -
Хэ-хэ, -
повторил лемур. -
Что ж, звучит неплохо. С тех пор лемур и говорит только «хэ-хэ». Это рассказ о происхождении лемуров. Дальней­
шая их история изобилует провалами и темными местами. Известно только, что после грехопадения лемурам пришлось уйти из рая -
хищники там стали показывать зубы, а люди -
бросаться кам­
нями. В конце концов лемуры очутились на пустынном морском берегу, построили плот и от­
правшшсь на нем в неизведанные дали. Пуши­
етые, торчащие кверху хвосты служили им пару­
сом, а в один прекрасный день на рассвете вре­
мен они причал или к зеленому цветущему ост­
рову. -
Хэ-хэ! -
сказал капитан лемуров, что в дан­
ном случае означало: «Здесь растут бананы. Здесь мы будем житы. Размахивая полосатыми хвостами, лемуры вы­
прыгивали на берег. Они шли по острову; раска­
чиваясь, как CTap~Ie моряки, жевали бананы и I\узнечиков, а когда солнце село, разбились по па­
рам. «Хэ-хэ ... » -
шептали они друг другу, глядя на яркую блестящую луну. Скоро в лесу уже трудно было найти дерево, на котором бы не было маленьких добродушных ЛЕ'мурят. С той поры остров стал называться Ле­
мурией. Однажды лемуры услышали чужие шаги, треск сучьев и увидели существо, созданное богом по своему образу и подобию, только без бороды и с черной кожей. Это был человек, который пришел в лес за медом. Он ловко вскарабкался на огром­
ный баобаб и у самой вершины нашел дупло, из которого пахло медом. Приложив ухо к дереву, он услышал, что внутри все гудит и звенит, будто ветер бьет по тамтаму, оставленному у хижины, и сунул в дупло руку, чтобы выгрести мед диких пчел. Но этого ему делать не стоило: в него тут же вонзились тысячи злых жал, и, не удержавшись на ветке, он полетел вниз. И вдруг из листвы бао­
баба высунулись сотни лисьих носов, меж ветвей замелькали сотни полосатых хвостов, сотни ма­
леньких черных рук подхватили человека и бе­
режно . опустили его на землю. Когда сквоаь щелки глаз, аапухших от пчелиных укусов, он рааглядел 5'" опечаленные черные мордочки и почувствовал, как черные морщинистые пальцы ласково гладят его по лицу, он вспомнил своего старого дедушку и ска"ал: «Бабакутеl~, что. "начило «дедушка снова стал · маленьким мальчикою). Так их "овут на Мадагаскаре. Теперь вы понимаете, почему я так хотел иметь лемура -
этого доброго зверька ив скавки. Когда я приехал в старую Лемурию, которая теперь вовется Мадагаскаром, я всеми вовможными путя­
ми пытался по"накомиться с этими существами, но они оказались "аповедными. Дело в том, что по древним поверьям мадагаскарцев в лемурах живут души их умерших предков, а разве можно допустить, чтобы почтенные предки трясли прутья решеток в чужеземных зоологических садах? И вот (судите сами о моей радости) я с по­
мощью шведского консула стал владельцем лему­
ра. На аэродроме нас с Хасснером ждали две Rлетки, в которых сидели два желтогла"ых кра­
савца. Один предназначался губернатору Джибу­
ти, другой -
самый красивый -
мне. Нам уда­
лось неааметпо протащить клетки в самолет и кое-как спрятать их, прикрыв плащом. Все шло нормально. Но в полете хорошенькая стюардесса почему-то смотрела на нас с непри­
нрытым любопытством. Не успеJI самолет в"лететь, как она поставила перед нами две бутылки шам­
панского и блюдо слив, и потом бевостановочно носила нам вино, фрукты и какие-то сушеные сласти. Время от времени она ваглядывала в бу­
магу, после чего доставала какой-то шуршащий мешочек; ее поведение было настолько странным, что в конце концов мы спросили, что это вначит. Она протянула нам бумагу. Это было официальное письмо на бланке Мадагаскарсного научно-иссле­
довательского института: С т юар д е с с е с а ..It О Л е т а л и n и и «3 р -
Фра n с)) Ваши..lt рейсо..lt отправляются в Париж два ..Itоло­
дых ле..ltура. Прошу учесть, что оnи ..Itnого и часто пьют. Кор..ltить их ..Itожnо фруnта..ltи и nусочnа..ltи хлеба, С..ltочеnnЫ..ltи в ..Itолоnе, одnаnо па всяпий случай я посылаю в..ltесте с nисьmо..lt ..Itешоn суше­
nых nузnечиnов, их люби..ltуЮ пищу. 3араnее благодарю за nо..ltощь. С уважеnие..lt (Подпись nеРазборчива.) До сих пор я считаю для себя большой честью, что меня приняли за лемура -
этого доброго, простодушного зверя' из лесов Мадагаскара. Если вы мне не верите, спросите самого Бабакуте: он живет теперь в зоопарке на Скансене, смотрит на посетителей прозрачными солнечными глазами и согласно говорит: «Хэ-хэ». Перевел со шведского Ю. ПОСПЕЛОВ \ ./ ПОЛЕТ r.-. а другой день, в воскресенье, 11 июля, рано ут­
LU ром нас со Сведенборгом разбудили громкие крики: . -
Южный /Ветер, оильный южный .ветер! Мы соскочили 'с коек ·в узкий проход, кое-как оделись и броои.iIись на :мостик. Лейтенант Норселиус встретил на'с двумя круж­
ками горячего кофе и бутербродами. Продолжение. Начало в но 9, 10. 68 А Нl1РЕ ПЕР уnуф СЮНДМАН -
Около четырех утра, -
оказал он, -
подул свежий зюйд-вест. Ветер порывистый, крепчает с каждой минутей. -
Где Андре? -
спросил я. Оказалось, что Андре уже съехал на берег вме­
сте с Цельсингом и ПОдiнялся !к эллингу. В небе быстро летели на север рваные тучи, из­
редка по «Свенсксюнду» скользили яркие снопы солнечных лучей. I I -
Теперь держись, -
сказал Сведенборг. -
Где Эренсверд? -
спросил я. -
Спит, -
ответил Норселиус. Сейчас вахту несет старпом. А старпом .-..: это я. -
Лембке? -
Он редко встает раньше десяти. На судне не осталось ни одной лодки, которая могла бы свезти нас на берег. Было ясно, что близится решающая минута. -
Ты боишься, -
сказал Сведенборг, повернув­
шись ко мне .. -
Тебе нужно, ЧТQбы кто-то решал за тебя. Но Андре находится на берегу. -
Потом он обратился к Стриндбергу: -
Ты был на Дат­
ском в прошлом году. Ты ,боишься еще больше, чем наш друг Френкель. Что страшнее? Стартовать или не стартовать? Норселиус подошел к Сведенборrу. ~ Между нами,. лейтенантЗIЫ'И, сказал он, -
прошу тебя заткнуться. Около восьми" Андре ,вернулся на «Свенсксюнд» вместе с Цельсингом, Стаке 'и одним из плотников. Он был очень серьезен инемногословен. Чу,вствовалось утомление -
вполне объяснимое, если учесть, как напряженно он трудился последние недели. -
Мне нужен час на раздумье, -
оказал он. -
За это время вам, Френкель и Стриндберг, следует уложить личные вещи и написать письма. Еще не было девяти, когда Андре снова появился на палубе и 'попросил ,меня позвать Стриндберга, Сведенборга и Алексис,а Машурона. Паровой катер доставил нас на берег. Мы молча поднялись к дому Пике и размещен­
ным там метеорологическим приборам, потом дви­
нулись вверх по тропе к эллингу. Вошли 'в зллинг, тут же снова вышли, обогну.1И здание и остановились у северной, подветренной стены. Рисунки С. ПРУСОВА -
Шар ведет себя спокойнее, чем в ту Ш'l'ор­
мовую ночь четыре дня назад, -
сказал я. -
Или это было пять дней назад? Чертовски трудно вести с'чет суткам без ночей. Андре обратился к Машурону на французском: -
Как по-твоему, стоит попытаться или-
нет? -
Ветер порывистый. Это не столь важно, когда шар уже в воздухе. Если удастся взлет, стоит по­
пробовать. Андре стоял, засунув PYK!I в карманы брюк. Вы­
слушав Машурона, он i!Iовернулся 'к Сведенборгу. Наш запасной сказал: -
Оильный ветер, сильный южный ветер необхо­
дим, чтобы аэростат достиг цели. А потому надо идти на риск, который связан со взлетом из эллин­
га в сильный ветер. Это элементарно. Затем пришла очередь Нильса Стриндберга вы­
сказаться. Он 'пожал плечаМIИ: -
Вряд ли мы можем рассчитывать на более подходящую погоду. Оболочка про пускает газ. Мы все это знаем. Но, сколько бы мы ни латали шар, лучше он не станет. Значит, надо лететь. Андре посмотрел на меня. -
Мне не нравится то, что 'ветер порывистый, сказал я. -
И не нравятся этишквалики с горы. Мы можем здорово нарваться. Но' если только нам удастся взлететь из эллинга и -выдержать шквали­
ки, все будет -в !IJорядке. Стриндберг прав, -
про­
должал я. -
Мы вряд ли можем рассчитывать на более благопр:иятную погоду. Машуронправ: если мы сумеем взлететь из ЭЛЛИlflга, у нас будут хо­
рошие шансы. Сведенборг прав: нам нужны силь­
ные южные ветры, без этого и стартовать нечего, поэтому надо 'идти на известный риск. Так что я голосую за старт. Стены эллинга колыхались под напором ветра. Дерево жалобно поскрипывало, ветер свистел во всех щелях, но не так громко, как в ту штормовую ночь. НескО'лькО' дО'лгих мииут все мО'лчали, пО'том Све­
денборг обратился к Андре: -
Ну, а ты-то? Ты что считаешь? Наш начальии·к ничего не ответил. Он скользнул взглядом по эллингу, посмотрел, при щурившись, на небо, на Датский пролив, на море на северо-северо­
западе. Потом, не вынимая рук из карманов, пО'шел вниз по тропе к берегу, сначала медленно, затем все бы­
стрее и быстрее ... На пО'лпути к «Свенсксюиду» мы услышали, как хриплые толоса . поют псалом; он звучал то тише, то громче, в заlJ!ИСИМОСТИ от порывов ветра. Шло несколько запоздалое богослужение. Эк,ипаж стоял .в строю в парадных мундирах. Норселиус что-то читал вслух -
очеВlИДНО, из военного сбор­
ника ,проповедeil:. Заметив нас, он ускорил чтение и закончил кратким «аминь». мы ждали. Кормовой флаг и топовый вымпел щелкали на ветру. Я встретил 'Взгляд Андре; он усмехнулся. Потом произошло небольшое замешательство. Нор­
сеJIиус отдал не ту команду, горнист протрубил ие тот, сигнал. Кто-то из младших офицеров рассмеял­
ся, строй рассыiIался, эки,паж окружил нас широ-
кой дугой. , -
Ну? -
спросил Эренсверд. -
Мы О'бсудили вопрос, -
спокойио И серьезно ответил Аидре. -
Машурон и Сведенборг считают, что условия ДЛЯ старта благоприятные. Мои два спутиика тоже так думают. Лично я' не ,уверен, -
продолжал Ои. -
Не могу даже сказать, почему . ....:.. И он добавил 'гром.ко, чтобы все слышали: -
Итак, решено: мы стартуем. -
Сейчас без двадцати двух минут одинна­
дцать, -
сказал Сведенборг. -
Без д'Вадцати двух минут одиннадцать по шведскому времени, истори­
ческий момент. И оманда «СвеНСК1Сюнда» переоделась 'в робы, и уже в начале двенадцатого первый отряд, вы­
садившись' на берег, под руководством Андре при­
нялся разбирать северную стену эллинга. На мачтах с южной стороны постройки подняли 'четырехметровый брезент для защиты от ветра при ~злете. ' Ветер явно усиливался; его направление было норд-норд-ост. Стрнндберг усердно фотографировал, как разби­
рают северную стену IН готовят взлет, а в проме­
жутках между съемка'ми запускал очередной шар­
зонд. Шары показывали, что в более высоких сло­
ях воздуха направление ветра в основном такое же, как у земли. Как только была разобрана северная 'стена, 'три гайдропа растянули на' земле 'в восточном направ­
лении. Норселнус 'и Стаке предло~или, свернуть их кольцами около самого эллинга. Андре отрицатель­
но покачал головой. Начали поднимать шар. Один за !другим от сети отцепляли мешки, с балластом. Три матроса, стояв­
шнх на прнчальных канатах, медленно отпускали шар, пока строповое кольцо не оказалось примерно в четырех метрах над полом вЛJlИнга. ШеСть человек поднеслн гондолу и поместили ее в яму в центре эллинга. ' К строповому кольцу подвесили ~BaдцaTЬ четыре мешка с песком, по двадцать три килограмма каж­
дый. Потом добаВlНЛИ еще мешки, общим весом около полутора тысяч килограммов, чтобы шар ие так мотало до взлета. 70 В иачале третьего Аидре поднял два' флага: иа­
циональный и свой собственный -
белый с синим якорем. Фал был пропущен через маленький блQ'К, укрепленный на сети аэростата. Одновременно подняли флаги иа обоих. флагшто­
ках эллиilга. Андре объявил в рупор, что шар' получает ИМЯ «Орел». Его слова были встреченЬJ приветственными возгласами. ' Последний шар-зонд из тонкой пленки был запу­
щен .в воздух, быстро поднялся -вверх и исчез на северо-северо-востоке. После этого началась проiцальная церемония. Нильс Стриндберг отошел в сторону вместе с Ма-
шуроиом и Лембке. , -
Что-то ои мрачиый, -
сказал Сведенборг.-
И глаза у него припухшие, красные. -
-
А ты заметно повеселел, -
ответил я. -
у Лембке есть лекарство. Фляга с коньяком, высший сорт. Я ощутил вдруг острое отвращение к Сведен­
боргу. -
Мы с Андре довольны, что не ты будешь третьим в гондоле, -
сказал я. Он широко улыбнулся. -
Прощай, дорогой друг. Мы расстаемся 111 боль­
ше никосда не встретимся. -
Это меня радует, -
ответил я. Он протянул мне руку, я не взял ее, 'повернулся, чтобы УЙТИ', зацепился за что-то ногО'й и упал плаш­
мя на пол. Сведен,борг расхохотался. В нескольких шагах от офицеров «Свенсксюнда» стоял Галшолд, кормчий одной из дiBYX норвежских зверобойных шхуи, которые ночью вошли в залив Вирто, спасаясь от шторма. -
И ты здесь, -
сказал Андре. -
'Случайно, -
ответил шкипер с квадратной бо-
родкой. -
А ты улетаешь? -
Я должен лететь. -
Почему? -
Что намечено, надо выполнять, -
ответил Андре. -
Понимаю, -
сказал Галшолд и стиснул его руки своими мозолистыми Л!IJпами. После этого Андре подошел к гондоле и вскараб­
кался на ее крышу-палубу. Мы со Стриндбергом заняли места рядом с ним. • ндре скомандовал в рупор, чтобы отвязали ве­
ревки и ремни, опоясыва,вшие шар посередине. Оболочку начало сильно бросать из стороны в сторону_ По I<оманде' Андре мы со Стриндб~ргом обруби­
ли веревки, на которых были подвеше,llЫ к кольцу мешки с полутора тоннами песка. «Орел» приподнялся на полметра, дальше его не пустили три причальных каната. Лихорадочная деятельность в эллинге сразу пр е­
краТlfлась. Все замерли на своих местах. Теперь главное было выбрать нужный момент, уловить десятые доли секунды относительного за­
тншья между штормовыми порывами. у каждого из причальных канатов стоял Marpoc с остро наточенным тесаком. Андре вкратце повто­
рил им в рупор свои наставления. Мы со Стриндбергом приготовилисьподнять три паруса нашего .сОрЛа:t. Мощный порыв ветра прекратился, воцарилась полная тишина. Пор~. -
Внимание! -
крикнул Андре в свой рупор. -
Раз, два, три, руби! Три тесака взметнулись И' разом упали вниз. Несколько секунд аэростат не двигался, как будто неожиданная свобода застигла его врасплох. -
Наконец, -
тихо произнес Стриндберг. У него были слезы на глазах. Андре стоял бледный, с каменным лицом, губы плотно сжаты, глаза полузакрыты. Как только «Орел» пошел .вверх, я начал ста­
вить ,паруса. Эллинг стал уходить вниз, я услышал крики «ура» и голос Андре, усиленный. рупором: -
Да здравствует наша Швеция! Собравшиеся -
офицеры, матросы и норвежские зверобои -
ринулись к выходу изэллинга, их го­
лоса слились в сплошной гул, в котором различа­
лись только наиболее энергичные выражения. «Орел» медленно и величественно шел вверх. Только он ,приподнялся над брезентом у южной стены, как новый порыв ,ветра бросил его на восточ­
ную стену. . Гондола тоже ударилась о стену, от сильного толчка Андре выронил рупор, и он упал на пол эллинга. Еще несколько секунд, и мне открылся вид на юг; мы благополучно вышли из эллинга и под­
нялись на высоту около пятидесяти метров. Ветер свистел в ушах, флаги распра,вились, пару­
са наполнились, сопротивление балластных тросов и гайдропов оттянуло гондолу слегка назад по сравнению с шаром. Несмотря на ветер, я отчетливо слышал голоса и шаги бегущих внизу людей. Стриндберг нвно позабыл о своих штурманских обязанностях, увлекшись фотосъемкой нашего старта. Андре стоял все на том же месте. Нас несло над заливом Вирго. Гайдропы и балластные тросы рассекали воду, словно форштевень быстроходного судна. -
Наконец-то летим, -
сказал Стриндберг, кончилось это проклятое 01fVиданиеl -
Мы идем СЛИШIЮМ низко, -
обратился я к А'ндре. ОН ничего не ответил. «Орел» начал вращаться вокруг своей оси, и па­
рус вдруг очутился с наветренной стороны. Аэростат быстро пошел ,вниз. Паруса размещались так, чтобь! тянуть шар вверх, -
пока они находились под ветром. Но шар сделал пол-оборота, и паруса потянули его к воде. Стриндберг что-то крикнул, Андре переводил рас­
терянный взгляд с гайдропов на шар. Убрать паруса было потруднее, чем поднять. Не дожидаясь приказа, я полез на снасти выше стропового кольца. Через несколько секунд !Гондола ударилась о по­
верхностьводы. Вися на сети~ я видел, как Андре и Стриндберг в панике сбрасывают балласт, мешок за мешком. Я окликнул их. Они меня не услышали; хотя я до сих пор различал голоса людей на Датском, слы­
шал даже работу весел. на двух лодках, которые были спущены на ,воду и полным ходом шли по проливу вдогонку за нами. Воз'можность воздушных ям, В которые мог про­
валиться шар, предусмаТРИlВалась и не раз обсуж­
далась нами, но мы никак не ждали, что гондолу прижмет к воде. Убрав паруса, я спустился на палубу. «Орел» снова шел вверх с нарастающей быстро­
той. -
Что случил'ОСЬ? -
спрос.ил я. -
Мы потеряли две трети гайдропов, -
ответил Андре. -
Муфты раскрутились, все три. Под нами был Голландский мыс с могилами· зве-
робоев. . Теперь «Орел» представлял собой свободно паря­
щий, неуправляемый аэростат. Мы прошли над Голландским мысом. Мы летели со скоростью ветра. Флаги поникли. Царила пол­
ная тишина, подчеркнутая криками птиц и далеким рокотом волн, разбивающихся о береговые скалы . . -
Десять минут, как мы стартовалн, -
сказа.'! Стриндберг. Мне эти десять минут показались часами. -
Сколько балласта вы сбросили? -
спросил я. Аидре пересчитал глазами обрезанные концы. -
Двести с лишним, -
ответил Стриндберг. Вместе с потерянными частямигайдропов это со-
ставляло около восьмисот килограммов балласта. Непосвященному трудно понять, что означало для нас потерять восемьсотхилограммов баJIЛаста. «аре.'!» поднялся до шестисот метров. Вместе с ветром мы прошли над проливом Шме­
еренберг и приблизились к острову с поэтичным именем Фогельсанг. -
Можно открыть выпускиые клапаны, потом дернуть разрывной и сесть па Фогельсанге, -
ска­
зал я Андре. -
Нас еще видно с Датского. -
Зачем? -
спросил он. -
Ты отлично I3наешь, зачем. «Орел» превратился в свободно парящий аэростат. Им больше нельзя YiПравлять. -
Ты' правда считаешь, что мы должны совер-
шить вынужденную ,посадку на Фогельсанге? -
Нет, _ ответил я. -
А ты? -
Андре обратился к Стриндбергу. -
Я хотел сбросить банку с письмом моей неве-
сте, когда мы ,проходили над Голландским МЫСОМ,­
сказал Стриндберг. -
Мы так условились с Ма­
шуроном. Но я забыл. Вся эта суматоха... Сброшу банку над Фогельсангом. .,--
З}lачит, мы согласны, -
заключил Андре. -
Все трое, -
добавил я. Через восемнадцать минут мы прошли над Фо­
гельсантом на. ВЫСОТе шестисот с лишним метРОВ. Последнее письмо Стриндберга было сброшено из гондолы в малеиькой алюминиевой банке; ее падение тормозила десятиметровая шелковая лента в. желто-голубую полоску. В бинокль я 'видел в проливе Шмееренберг, око­
ло са'мого Голландского мыса, ,паровой катер «Gвенсксюнда». Он ПОЛНbliМ ходом следовал за нами. -
Не догонит, -
сказал Стриндберг.-
Мы де­
лаем больше двадцати УЗЛОВ. -
Они IiIOBepHYT обратно, как только убедятся, что мы не собираемся садиться на Фогельсанге, заключил Андре. Н
ами овладело странное веселье. Солнце припекало, хотя градусник показывал всего плюс 10 С. Мы смеялись над потешным катерком, который тщился догнать аэростат. Смеялись н'ад любопытными птицами, которые окружили шар; одн!и ,парили недвиlfVНО, дрУГllе не­
уклюже, тяжело взмахивали крыльями. К югу и к :аостоку от нас простирался Шпицбер­
ген -
острова, фиорды, проливы, ледники 11 острые 71 пики. Косматые, рваные тучи отбрасывали темные тени на глетчеры. Мы не, ощущали Н'И малейшего дуновения. Далеко внизу быстро скользили назад, скользилн на юг море, острова, проливы. у нас царил полный покой, мы вознеслись надо всем, и только земной шар вращался под нами. Далеко на севере показались первые ЛЬДИJiЫ. -
С такой скоростью мы можем достичь Север­
ного полюса куда быстрее, чем iIредполагалось, -
сказал Андре. Оставшиеся концы гайдропов' были неравной дли­
ны: один -
сто пять метров, другой -
сто, тре­
"l1ИЙ -
девяносто пять. Чтобы снова сделать шар управляемым, надо бы­
JI() нарастить хотя бы один из них. Мы подняли один из восьми балластных тросов­
они были по семидесяти метров -
и принялись сра­
щивать его с самым длинным гаЙдропом. Прямо по курсу Вып.(IЫЛО облако, на глазах ста­
новясь все больше 'и плотнее. Солнце CKpbl,IIOCb. Со всех сторон струился ослепительно яркий бе­
лый свет. Видимость равнялась нулю.~. На смену теплу пришла холодная, подвальная сырость. Минут через пять гондола сильно дернулась. Три гайдропа натянулись, внизу громко забурлила вода. В белой мгле под нами разлиtiалась темная по­
верхность моря. Барограф ,показывал, что ,охлажде­
ние шара и водорода в несколько минут уменьши­
ло подъемную силу аэростата настолько, что с вы­
соты примерно шестисот метров мы опустились до восьм'ИдесяТlИ пяти. Тормозящее действие гайдропов сразу дало себя знать. Затишье кончилось, мы ощутили обгоняющий ветер,' флаги нехотярасправились, шцр медленно по­
вернулся вокруг вертикальной оси. По команде Андре мы снова подняли грот; парус наполнился ветром и повлек нас вперед. В каком направлении, судить было трудно, ведь мы летели в сплошном белом месиве. , Андре считал, что ветер по-прежнему дует на се­
веро-северо-восток. Мы переДВ1t:нули гайдропы так, что рея паруса смотрела на 'северо-восток. Чтобы шар шел под углом к ветру, то есть более север­
ным курсом. ,-
Навигаре нецессе эст 1, -
сказал я. Через четверть часа мы 'вышли ИЗ облака на СОJllНцепек. Шар реагировал почти молниеносно. Во­
дород расширился, подъемная сила возросла, гайдропы оторвались отводы и перестали тормо­
зить, наша скорость сравнялась со скоростью ветра. и на борту снова воцарились штиль и полная тиши­
на, парус и флаги повисли. Мы быстро набра,ли пятисотметровую высоту. Я ,видел,' KaiК море, облака и острова на юго-восто­
ке стремительно 'проваливаются вниз. Мы стоял'! на месте. Земля уходила вниз и медленно повора­
чивалась на юг. Я отыскал КОРЗ'llНУ с бутербродами и пивом, кото­
рую доктор Лембке положил в гондолу перед самым стартом. Когда я выбросил за борт пустую бутылку, шар поднялся метров на десять. Между мной и Стриндбергом возник небольшой спор. I Navlgare neces.se est, vlvere поп est песевве -
плыть, непременно ПЛЫТЬ, хотя бы 8ТО стоило жиз­
ни (латин.). 72 -
Первая бутылка пива ВЫ11lИта в пятнадцать двадцать один, -
записал он в своем дневнике. -
В шестнадцать пятнадцать, -
возразил я. Хронометр, Стриндберга показывал среднеевроп'ей­
ское время, а мои карманные часы -
истинное вре­
мя для меридиана нашей базы на Датском. -
Время, часы, минуты, секунды, -
сказал я, -
в мире, где в сутках нет ночей и лето представляет собой сплошной многомесячный день ... Но, делая записи в метеожурнале, я основывался на том же времени, что Стриндберг. Надставив балластным тросом самый длинный гайдроп, мы опустили его З11 борт. Теперь его длина ра,внялась ста семидесяти метрам.' Но нас отделя­
ло от моря больше пятисот метров. Мы быстро шли на северо-северо-восток. Все го­
ворило за то, что мы скоро проникнем 1Iа север дальше, чем Нансен и Юха'нсен. А ндре тревожило то, что мы потеряли нижние две трети наших гаЙдропов. , -
Все опасались, что гайдропы зацепятся за лед, -
говорил он, -
все, даже Норденшельд. Меня попросту вынуДtили сделать эти проклятые муфты. Я не хотел. Заста,вили. И вот результат: муфты раз­
винтились, концы потеряны, и мы не 'Можем управ­
лять шаром. -
Не огорчайся, -
возр'азил я. -
При взлете из эллинга события развивались' стремительно, но я хорошо все помню. Ты велел растянуть гайдропы в восточном направлении. Норселиус и Цельсинг ОТlговаривали тебя. Ты их не послушал. Мы взлете­
ли. Потянули за собой гаЙдропы. Они крутились вокруг своей оси, потому что были вытянуты, а не с.вернуты в кольцо. Оттого и раскрутились муфты. -
Вот именно, -
сказал Андре. -
Не упрощай, -
продолжал я. -
Аэростат по-
терял высоту, и гондола запрыгала. по волнам Дат­
ского ПРОJIива. Гайдропы оборвалН'Сь, и мы снова взлетели. Не оборвись они, гондола ушла бы под воду, и в несколько секунд все было бы кончено. Скажи спасибо этим проклятым муфтам, этому про­
клятому промахуl В половине шестого по хронометру Стриндберга мы очутились над более или менее сплошными по­
лярными льдами. Выпустили четырех почтовых голубей. Они покру­
жили около шара, потом улетели, но не на юг, а на запад. В восемь вечера, а затем в половине десятого Стриндберг определил наше место. Выяснилось, что мы идем все более восточным курсом. -
Если и дальше так пойдет, -
сказал Стринд­
берг, -
через сорок восемь часов мы окажемся, над полуостровом Таймыр. Мы заметили также, что тучи под нами идут под небольшим углом к курсу аэростата. Направление ветра, на нашей высоте было более северным. -
«OpeJI», -
сказал я. -
Наш шар называет­
ся «Орел». В Париже он назывался «Северный по­
люс». Андре все время говорит о своем шаре «он». Я не понимал, почему. Ведь воздушный шар -
своего рода парусное судно, следовательно, «оно». Теперь понимаю_ Он думал о названии «Орел». А орел, естественно, мужского рода. -
Никакой логики, -
заметил Стриндберг. Половина орлов женского пола. -
Конечно, нелогиЧlНО, -
согласился я. -
Я не­
логичен по натуре. Иначе я не находился бы в гон­
доле «Орла». В ночь с 11 на 12 июля, сразу после полуночи (если можно говорить о ночах летом к северу от Полярного круга) мы оказались в тени огромно­
го облака. Температура стала падать, и шар пошел вниз че­
рез тучи и туман, пока удлиненный гайдроп не коснулся льда. Наш ход замедлился, мы снова ощутили ветер. Часть гайщюпа легла на лед, и на высоте около ста метров установилосьравновесие. «Орел» медленно развернулся, паруса наполни· лись, кончилось свободное парение, мы снова могли управлять шаром. Лед под нами никак нельзя бы­
ло назвать сплошным; скорее, речь шла о скопле­
ниях льдин, разделенных большими полыньями. От­
четливо слышалось, как бурлит вода, когда ее раз­
резал гайдроп, шипение и частый стук, когда он скользил по льду. Глядя на льдины, было легко определить нашу скорость и курс. Мы проходили сто метров за пять минут. Курс -
ост. Нас поразило, что ветер та,кой слабый. Парус стоял под прямым углом к нашему курсу. -
Нет смьц:ла передвигать гайдроп, чтобы парус повернулся, -
сказал я. -
Все равно при таком слабом ветре курс не изменится. , Туман ограНИЧИlВал видимость примерно двумя километрами. Солнце скрылось, без хронометра и .компаса мы не смогли бы даже определить, в какой оно стороне. Мы заключили, что тумац -
или обла­
ко -
простирается в высоту самое малое до пяти­
сот метров. Шар впитал удивительно много влаги.' Около половины второго аэростат замер на ме­
сте._ Время от времени тянуло слабым ветерком с зюйд-зюйд-веста, но он не мог сдвинуть «Орел». Наша одежда намокла, словно мы очутились В 'бане. -
Стоять на месте отвратительно, -
сказал я. -
Конечно, -
согласился Нильс Стриндберг. -
Навигаре нецессе эст. Ровно в два часа ночи мы разбудили Андре. -
Где мой чемодан? -
спросил он. -
Здесь нет никаких чемода,нов, -
ответил Стриндберг. -
А твой халат остался на борту канонерки его величества короля, -
добавил я. Андре прислонился к приборному кольцу. -
Стака,н воды ... -
Здесь на борту худо с водой, -
сказал я. -
Пожалуй, это упущение. А стаканов и вовсе нет. Можем предложить тебе либо сухого песка, либо одну из оставшихся бутылок пива. И всю влату, которая капает с сети, такелажа и стропов. Я откупорил бутылку; Андре жадно прильнул к горлышку ... Стриндберг сделал небольшой глоток, я глотнул еще меньше и вернул бутылку нашему начальнику. Андре прошелся несколько раз по тесной палубе­
крыше 'гондолы. Поомотрел вниз на льдины и 'раз-. водья, пonытался отыскать солнце во мгле. -
Вот наше место, -
сКазал Стриндберг, вручая ему бумажку с координатами, определенными с той точностью, какую ДОПYJCКала обстанрвка. --:-
Ветер западный, слабый, мы стоим на месте. Андре отправил нас вниз, в гондолу, и задраил люк в крыше. Мы .устроились поудобнее, Стринд­
берг закрыл оба окошка, стало почТ'И совсем темно. Было холодновато, и мы нarкрылись одеялом. -
Откуда оно? -
спросил я. -
Предусмотрительный доктор Лембке бросил его в гондолу, когда ее крепили к шару в эллинге. -
Что ты думаешь об этом штиле? Может 'быть, мы очутились В центре циклона, который смещает­
ся на восток? Как по-твоему? Не ждут ли нас по ту сторону центра циклона северо-западные ветры? -
Кто его знает? -
зевнул Стриндберг., Даже при легком юто-западном или западном ветре мы меньше чем через неделю достигли бы сибирских берегов. Безбрежные тундры северной Сибири всегда драз­
нили мое воображение. Великие реки... Обь, Пур, Таз, Енисей, ПяС'Ина и так далее. Похоже на дет­
ский стишок. Но штиль мог смениться и сильным южным вет­
ром, который понесет нас до полюса и дальше, к арктическим равнинам Канады или нагорьям Ал!IICКИ. -
Если подует ЮЖЩ>lЙ ветер, -
сказал я, -
на­
до будет удлинить и два друтих гайдропа, тоже. Без этого нельзя. Понадобятся тр·и гайдропа, что­
бы, используя их тормозящее трение о лед и воду, управлять шаром при помощи паруса и взять KYP~ на полюс. При попут,ном ветре и.при солнце мь.: могли бы тогда суток за десять достичь Американ­
ского. материка. ПреДПОЛОЖIliМ, -
продолжал я,­
что подули- сильные южные ветры. Мы идем на се­
вер. Достигли полюса и сбросили полярный буй со шведским флагом. И продолжаем полет в том же на!1ра~лении. Но в одно м'гновение южный ветер превратился в северный, и наш северный курс сме­
нился южным. Представляешь себе? Стриндберг ничего не ответил. Он спал. Царила полная тишина, лишь гондола поскрипы­
вала от шатов Андре и глубокого, спокойного ды­
хаlJlИЯ Стриндберга. Туман, облаlКа, сырость, капающая влага иапор­
"l1ИЛИ мне настроение. Толкуя о полярном перелете, Андре всегда упирал на круглосуточное яркое солн­
це, IfIОСТОЯИНУЮ температуру и значение этих факто­
ров для дальности полета шара. Я не мог припомнить, чтобы он хоть раз говорил о тумане и влаге. Зато я отчетливо помнил, что эти вещи неизмен­
но· фигурировали в выступлениях критиков Андре как в Швеции, та'к и за рубежом. Послышался характерный звук тросов; скользя­
щих по воде. «Орел» снова тронулся с места. 12 июля мы проснулись В начале восьмого и поднялись наверх через палубный люк. -
Сейчас стоим на месте, -
сообщил Андре. Но мы прошли не меньше морской мили. -
На какой высоте? -
спросил Стриндберг. -
Двадцать-тридцать метров. -
Курс? -
lfI()'ИIнтересавался я. -
В основном западный. Облако -
или тума'н -
стало плотнее. МЫ ОТ­
четливо различали ледяные. глыбы под нами, но го­
ризонтальная видимость не превышала тысячи мет­
ров. Балластные тросы покоились на льду и воде, и шар опять развериулся Ta~, что паруса очутились с наветреиной стороны. То и дело проглядывало солнце, пелена облаков явно редела. С помощью превосходного универсального инстру­
мента Глеерупа мы со Стриндбергом сумели несколь­
ко раз iQпределить наши координаты. -
Аэростат неправильно скОО\'Струирован, ~ ска­
зал я. -
Вернее, га(fдропыи балластные тросы раз­
мещены не так, как следует. Гайдропы укреплеиы слишком близко к центру шара, их надо было от-
73 HeCTI:I подальше от паруса. А балластные тросы при­
вязаны к строповому кольцу поДо самым паРУСQМ, тогда как их 'нужно было подвесить в противопо­
ложной стороне. Ведь у шара есть и нос, и корма, хотя он и:руглый. В итоге, как только балластные тросы ложатся на лед или воду, шар поворачивает­
ся на девяносто градусов, и паруса, которые долж­
ны и-м управлять, перестают работать. -
Ты совершенно пра,в, -
подтвердил Андре. Только вместо девяноста ты должен был сказать сто восемьдесят градусов. Мы пионеры, -
продол­
жал он. ~ Это первый в истории продолжительный полет на "управляемом шаре. Наш опыт сыграет большую роль для конструирования определенных деталей второго шара. . -
Как ты оцениваешь ситуацию? -
спросил Стриндберг. Андре улыбнулся, насколько мож-но улыбнуться с полным ртом. -
Оцениваю? Оценивать бессмысленно, -
отве­
тил он. -
Мы находимся в йсключительной ситуа­
ции. Сейчас важны не оценки, а -наши наблюдения: Мы двигаемся. У меня всегда спокойно на душе, когда я в пути, когда куда-то двигаюсь_ От его дружелюбной, ничем не омраченной улыб­
ки веяло спокойствием и уверенностью. -
К тому же мы первые летим на шаре над по­
лярны,м морем. Либо мы безумцы, либо у нас бу­
дет много последователей. О коло трех часов дня 12 июля гондола дважды ударилась о лед. В Э'Ю время наш курс был несколько севернее, чем в полдень. Окорость достигала двухсот метров в минуту. Чтобы набрать высоту, мы сбросили знаменич",й рюкзак Тёр.нера, один я-корь поменьше, несколько тросов и ДlВaдцaTЬ пять килограммов песку. Через час мы обрубили один из балластных тро­
сов: пятьдесят килограммов веса, не считая влаги. Но гондола снова и снова задевала лед. Оболочка, сеть, пояс, СТРOlIlы, гондола и гайдро­
пы впитали, наверно, не меньше тонны влаги. Наша срещняя высота над плотными дрейфующи­
ми льдам'II состаlВляла от силы пятьдесят метров. Андре поднялся в' грузовой отсек над строповым кольцом и вернулся оттуда с большим пробковым буем, тем самым, который должен был отметить на­
ше прохождение над .полюсом. -
Ну что, сбросим? -
ОПрOC1lЛ он. -
У нас еще есть песок в мешках, -
ответил я. -
Правда, его немного осталось. А что, это необхоЮl'МO? -
Бросай, черт с нимl -
сказал Стри-ндберг. Вскоре после этого «Орел» остановился. Один 113 балластных тросов застрял в торосах. Шар медленно покачивался из стороны в сторо­
ну, но трос не отцеплялся. Мы поневоле стали на якорь. Сила -ветра не превышала четырех--пяти метров в секунду, он дул почти точно на запад. -
На высоте двухсот метров скорость ветра должна быть не меньше десяти метров в секунду,­
сказал Андре. -
Выражайся яснее, -
попросил я. -
Если МЫ сброси'М еще неоколько сот килограм-
МiOB балласта, -
пояснил он, -
оторвемся от льда. Достаточно обрубить зацепившийся трос и еще два или три троса. -
А дальше? 74 -
К утру сможем совершить посадку в Гренландии. -
Вы сбросили ПОЛЯРНЫЙ буй, -
сказал я. -
Ладно, он много весил. И он, возможно, не так уж нужен. Ш:ведский флаг мож,но сбросить над полю­
сом на багре. И все-таки это был акт отчаяния. Ты потерял надежду дойти до -полюса, Андре. Уже. В Гренландию ходят на пароходе, а не на воздуш­
ном шареl Так что, мы сдаемся? Последние девять-десять часов полета были до­
статочно напряженными и утоми:гельныМ'и, потому что гондола 'Ю и дело уда'рялась о' лед. Прибавьте сюда :rYMaH, влагу, холод. И, что хуже всего, невер­
ный курс, западный вместо северного. Теперь мы и вовсе останов'ились, став на якоре поневоле. -
Подъемная сила «Орла» сейчас очень ма­
ла, -
сказал я. -
И не столько потому, что он по­
терял газ, сколько из-за метеорологической обста­
новки, из-за. облаков, тумана, моросящего дождя. Предположим, что облака или туман разойдутся, будет ясное небо и яркое солнце. 3а. час-другой из оболочки и гондолы испарится тонна влаги. -
И что тогда? -
спросил Андре. -
«Орел» снова станет свободно парящим шаром. Или в какой-то мере управляемым. -
Останемся пока здесь. В двенадцать часов ночи он попросил нас спу-
ститься ·в гондолу И поспать. -
Сперва я промерил расстояние до льда. Оно КО­
лебало.сь от сорока пяти до пятидесяти метров. Стриндберг притотовил койки. -
Полярный буй сброшен, -
сказал я. -
Он уже не надеется доститчь Северного полюса. -
Говори тише. Тише. Прутья ,гондолы скрипели, паруса хлопали, шипеЛII тросы, ВОJЮчась по онегу и льду, ветер дул со скоростью четыре-пять метров в секунду. -
Он нас не слышит, -
возразил я.-
А как понимать его слова о том, что можно обрубить тросы и идти на Лренландию, совершить там по-
садку завтра утром? . -
Он говорил об Э'fом как' о чисто теоретической возможности. -
Нет, он ГOIВOрил об этом в надежде на то, что . мы предложим взять курс на Гренлаидию. И освободим его от ответствен;ности. Он боится. Или тревожlНТСЯ. Он не pa-ссчиты'вал на т:уман и влагу. Теперь ему нужно, чтобы мы сделали выбор, а он потом сообщит газеТчика'М всего мира: «Учи­
тывая неблагоприятную -поroдную Обстаиовку, оба моих спуТ'Н'Ика потребовали, чтобы мы отказались от нашего первоначального плана и попытались до­
стичь суши на северном побережье Гренландии». -
Ты, вероятно, и пра,в и не пра'В. -
В самом деле? -
Только бы появилось солнце, подъемная сила шара сразу MHoГOlКpaTHo возрастет. -
Ты обратил внимание на странную особениость (Взгляда Андре? -
опросил я. -
Когда он прищу­
ривает' глаза и зрачJCИ начинают быстро бегать из стороны в сторону. Не помню, ответил ли мне Стриндберг что-нибудь или нет. -
И тем не менее рядом с liИМ я почему-то чув­
ствую себя сцокоЙ'llО, -
добавил я. Гондола раока'Ч'I!1Валась и убаюкивала меня, как люлька. В о вторник, 13 июля, в половине одиннадцатого 'Меня раз(iудил Стриндберг. Через люк' в крыше ГOIIдолы он' JCИдал мне в лицо маленькие Сilежки, . слепленные из инея. я выбрался на палубу. -
Доброе утро, -
приветствавал меня Андре. Губы у него пересохли и потрескались, щеки и подбородок обросли серой щетиной, под глазами залегли глубокие складки. -
Ветер переменился, -
сказал он. -
Около половины третьего подул норд, его скорость была три метра в секунду, потом она возросла ~o че­
тырех-пяти метров. Теперь ветер западный, с тех самых пор, как С1'риндберг поднялся. А то все был северный. Правда, недостаточно сильный, чтобы освободить этот проклятый трас. Если бы мы от­
цепились и поднялись метров на .д;вести-триста, где ветер намного сильнее, сейчас мы опять были бы над Шпицбергеном. -
Он добавил: -
В остальном ночь прошла без происшествиЙ. Ни птиц, ни тюле­
ней, ни белых медведей, ни моржей. Туман и белое безмолвие. Полное одиночество. Время от времени солнце проглядывJIоo сквозь облака, и мы со Стриндбергом сумели определиться с помощью нависазимута Г леерупа. Ветер все больше отходил к западу. Он был по­
рывистый и неустоЙчивыЙ. Около полудня 13 июля от нескольких сильных порывов аэростат дернулся так, что гондолу бросило на лед. Мы с Андре потеряли равновесие и упали на палубу. Пожалуй, мы могли вылететь за борт, ес­
ли бы не ухватились судорожно друг за друга и за один из шести стропов гондолы. Стриндберг незадолго перед тем забрался в отсек над строповым кольцом, там было потише. ПQсле этого шар поднялся lIIa .высоту пятидесяти метров с лишним и по~л на восток со скоростью около трех метров в секунду. Балластные тросы шелестели по снегу и часа два безупречно выпол­
няли сною роль, обеспечивая сравнительно посто­
янную высоту гондолы над льдом. Стриндберг заметил следы белого медведя, кото­
рый прошел на север. Они четко выделялись на снегу. -
Выпьем малинового сока за нашего четвероно­
гого брата, -
предложил я. Стоя на тесной палубе в-оздушного шара, к се­
веру от восемьдесят второй параллели -
так да­
леко на север не проникал еще ни один летатель­
ный аппарат, -
три человека выпили малиновый СРК за белого медведя. -
Малиновый сок! -
сказал я. -
Как будто нет на свете более благородных напитков. Джон Франклин вел куда менее спартанский образ жизни на борту своих кораблей «Террора» и «Эребуса». Хрустальные бокалы, серебро. Библиотека на две тысячи четыреста томов. Два автоматических ор­
гана -
по. одному на каждое судно, -
которые исполняли не меньше пятидесяти музыкальнЬ\х про­
изведений .. Уж они, наверно, выпили бы не -мали­
новый сок, увидев первые медвежьи следы. И пи­
ли бы не из кружек, а из хрустальных бокалов. -
Тем lIIe \Менее Франклин и оба его корабля плохо кончили, -
сказал Стриндберг. а дно было совершенно ясно. Надо что-то ре­
шать. -
Мой первый вопрос, -
сказал я. -
Ты счи­
таешь, у нас еще есть шанс достичь Северного по­
люса? Андре улыбнулся своей обычной спокойной улыб­
кой, прищурив глаза. -
Или хотя бы пробиться на север дальше вось­
мидесяти шести градусов и тринадцати с половиной минут, достигнутых этим проклятым, Нансеном? -
До вылета, -
ответил Андре, -
меня беспо­
коил вопрос об утечке. Потом меня встревожила потеря гаЙдропрв. Теперь меня, нас волнует пробле­
ма метеоролo:rичеокого свойства. Туман, мелкий дождик, облака, температура. «Орел» получил до­
полнительную нагрузку, около тонны влаги и льда. -
Это мы знаем. -
Если мы выйдем на солнце, под ясное небо, ситуация в корне изменится. -
Но мы явно попали в очень мощную полосу .облачности, -
возразил я. -
Нас несет почти с той же скоростью, что облака. Идем куда-то на крайний восток Сибири. Скорость очень мала. Впе­
реди безбрежный океан. Обледенение усиливается. Шар становится все тяжелее. Тут простая логика. Либо идти дальше и потерпеть аварию во льдах через несколько часов. Либо сбросить еще балласт и подняться настолько, чтобы балластные тросы оторвались от льда, н с помощью гайдропов по­
пытаться выйти из облачности на север или на юг. -
Чертовски курить хочется, -
обратился я к Стриндбергу; он слушал наш разговор через от­
верстие в парусиновом полу верхнего отсека и про­
тянул мне свою табакерку. -
Ты упрощаешь, -
сказал Андре. -
Это как же? -
Karк только мы окажемся на солнце, как толь-
ко лед растает и вла'га иопарится, мы пожалеем о каждом грамме балласта, который ты теперь со­
бираешься сбросить. Андре опустил за борт ЛОТ. Коснувшись «грунта», 'ан запрыгал и задергался, через десять минут ста­
ло ясно, что он волочится по снегу, а знаЧ'Ит, «Оре.1» опять потерял высоту. По к.оманде Андре я в()карабкался на строповое кольцо, в наш грузовой отсек. Здесь я должен пояснить одну вещь. у нас было мало песка, если учесть, сколько бал­
ласта обычно берут на аэростаты такого размера. Взамен Андре взял лишний правиант, который был уложен так, что при необход;имости его можно бы­
ло по частям сбрасывать за борт, увеличивая тем са'мым подъемную силу «Орла». Конечно, провиант -
дорогосroящий балласт по сра.внению с песком, но ведь мы получили ПОЧТJI, все продукты в подарок от разных фирм, притом в таком количестве, что большую часть все равно пришлось оста'вить на острове ДатсКом. И вот по указанию Андре я пр'ИiНЯЛСЯ сбрасывать за борт ПРОНУ'мерованные У'паковки с провиантом. Оперва сто килограммов, пот,ом еще пятьдесят. «Орел» пошел вверх. Семидесятиметровые балластные тросы оторва­
лись от льда. Три гайдропа (два примерно ст.омет­
ровой длины, третий -
надставленный балластным тросом) принудили шар развернуться так, что па­
рус стал на место, под ветер. Парус наполнился и заметно прибавил на'м скорости. Конечно, могло случиться чудо: солнце, безоблач­
ное небо, сильный ветер несет «Орел» на большой высоте со скоростью двадцати-тридцати узлов на ЮГО-1ЮСТОК. ИЛИ на север, через полюс к Аляске. Но я никогда не верил в чудеса. Я был убежден, Ч1'О мы сядем на лед. Для нас было -бы лучше, если бы Андре попытался идти на юго-'восток, к Земле Франца-Иосифа. Тем lII'e менее я его понимал. Если ветер немного приба,вит и если облака по­
редеют, мы за несколько часов прорвемся на север дальше, чем доходил Нансен. 75 О коло часа ночи в среду, 14 июля, после того как гондола несколько раз подряд ударилась о лед, я выбрался на палубу. -
До.брое утро, -
привеТ1ствовал меня Андре.-­
Очень жаль, если наш ход потревожил твой сон. Вокруг шара летала одинокая птица. Она прибли­
зилась, и мы убедились, ч1'о это голубь. Вероятно, од'Ин из четыр'ех почтовых голубей, которых мы вы­
пустили почти двенадцать часов назад. Наконец он с·ел на С1'роповое кольцо. Стриндберг попытался его поймать, но голубь взлетел и снова беопоря,дочно заметалс}! в воздухе окол·о аэростата. -
На что ты надеешься? -
спросил я. Андре пожал плечам'и. -
А ты? -
На то, что наш пеший переход по льду начнет-
ся, возможно, ближе к Земле Франца-Иосифа или к Ш'пицбергену. -
Ты боишьоя. Я подумал. -
Нет, ПО-1моему, не боюсь. Просто я теперь уверен, что наша затея безна,дежна. -
Черт с н.им, -
сказал Андре и ,велел нам сбрасывать балласт, чтобы «Орел» поднялся и гай д­
ропы еще раз могли повернуть парус на место. С половины второго мы шли прямо на восток. Около трех ветер несколько сместился к югу, и наш курс изменился на ОСТ-НОРД-ОСТ. Отяжелевший от 'влаги и льда аэростат терял высоту, и снова гондола запрыгала по льдинам, как мяч. Стриндберга опять укачало, у него началась рво­
та с сильным кашлем. В начале шестого тучи развеялись, открылось си-
нее небо, солнце с востока дохнуло на нас теПЛО~f. «Орел» медленно пошел ,вверх. Андре вопросительно посмотрел на меня. . _.-
Решай сзом, -
ответил я. Андре надолго призадумался. Потом осторожно открыл клапаны и снова закрыл их, как только бал­
.nа'стные тросы коснулись льда. После этого он спу­
стил на лед якорь, и наш полет прекратился. Это ,было в половине седьмого утра, 14 июля. Мы находились на 82"56' северной широты и 200 восточной долготы 1. Т
ебе надо решать, -
сказал я Андре. -
Либо -
мы от~аливаем и идем дальше, либо садимся. -
Я не единственный член экипажа «Орла». Он повернулся к Стриндбергу. -
Твое мнение? -
Ветер дует в ооновном на северо-восток, от,ветил тот, нерешительно улыбаясь. -
Не очень­
то похоже, чтобы нам удалось подойти близко к по­
люсу. Разве что ветер Вдруг усилится и сместится к югу. Мне это кажется маловероя1'НЫМ. Можно также допустить, что он вдру,г подует на юг или юго-заlпад и в несколько часов принесет нас в Рос­
сию. Но это тоже маловероятно. Если продолжать идти нынешним курсом, нас понесет над Ледовитым океаном к Новосибирским oCTpoвalM. Ветер слабый, мы пойдем медленно. А сброшено уже очень мно­
го балласта. Вряд ли HafM удастся достичь Сибири или островов к северу от нее. --
Ты считаешь, что мы должны сесть? -
спро­
сил Андре. Губы его распухли, потрескались, во рту пересохло. Я достал из гондолы бутылку «Лучшего Коронно­
го Пива», откупорил и подал ему. 1 От условного начальногО' меридиана. По Гринви­
чу -
290 вост. делготы. 76 Андре повторил авой вопрос. Стриндберг опять улыбнулся. Его лоб изборозди­
ли морщины, брови насупились, щетина на щеках и подбородке казалась пегоЙ. Он поминутно обли­
зывал губы. Глаза припухли и покраснели, на рес­
ницах налипли желтые комочки. Я заметил нервные движения его рук -
Трудно оценить все «за» И «против», -
сказал он наконец. -
Не знаю. Но если лететь дальше, то на такой высоте, чтобы мы могли поспать и отдох­
нуть. А что думаешь Tbl'r -
Андре обратился ко мне. Ты уже знаешь мое мнение. -
Сформулируй его. -
Ты пола,гал, 'что «Орел» сможет лететь не мень-
ше тридцати суток на высоте сто пятьдесят-две­
сти метров на/д льдами, -
сказал я. -
Наш фра!!­
цузокий Д'руг Алексис Машурон считал, что мы продеРЖИfМСЯ в воздухе еще месяц, если переберем-' ся на строповое кольцо и обрубим гондолу и Ile-
CKOJjbKO балластных тросов. Однако не прошло и сорока восьми часов после старта, ка'к подъемная сила. шара уже уменьшилась на,столько, что гондо­
ла удар:илась о лед. -
Туман, влажность, обледенение, сказал Стриндберг. -
И потеря гаЙдропов. -
Продолжай, -
сказал Андре. -
Приходится признать, ч'ю наш полет техниче-
ски не удался. Проcltолжать ею -
знаЧIIТ, скорее всего, уйти еще дальше от островов и материка. Следовательно, надо сесть. Нам придется идти по льду гораздо меньше, чем прошли Нансен и Юхан­
сен. AlНдpe опустил голову на ладони. -
Тебе нужно время на размышление? спро-
сил Я. G~ОЛНIЮ часов всего удалось нам поспать после старта с острова Да1'СКОГО? .. -
Все дело, в усталости, -
произнес Андре. он встал и осторожно о~крыл клапаны. Засипел газ, «Орел» медленно пошел вниз. Андре дал КOMalН\дy тормозить опу,ск, сбраlсывая остатки песка, чтобы посадка была возможно мягче. Почтовый гол~бь продолжал летать вокруг аэро­
стата. Вдруг -
мы В'идели это все трое -
он сло­
жил крылья, камнем упал вниз и исчез в снегу. О коло восыми часов гондола коснулась «земли». Мы продолжали стоять на палубе; если бы мы опрыгнули на лед, «Орел» снова поднялся бы вверх на несколько минут. ГОН'z!)ола повалилась на бок и поползла, вспахивая ОН6Г. МЫ держались за прлборное кольцо и стропы. Клаlпаны были малеНЬКlИе, и только в десять ми­
нут девятого «Орел» огромным куполом лег на по­
лярный лед. Мы покинули гондолу и сту,пили на льдину, по­
крытую пяти сантиметровым слоем тяжелого, мокро­
го снега. -
Голова кружится, -
сказал Стриндберг. -
Такое ЧУ,ВС1'во, буд1'О лед ка,чается на волнах. Он отыскал в гондоле один из своих фотоаппа­
ратов, у~репил его на штатив'е и отошел немного на юг, чтобы сделать снимки нашей посадки. --
Хорошая посадка получилась, -
сказал Анд­
ре. -
Мя'гкая, без единого ТОJl1Чка. А то, что гон­
дола прокатилась H6МHOГ.Q по льду, это неизбежно. Потом медленно обошел вокруг шара. Первым делом надо было ставить пала1'КУ; тут я не нуждался .в указаниях Андре. Мы еще раз каждый паразнь правели апределение места, и прежний результат падтвердился. Мы наха­
дились на 82056' севернай шираты и 20052' вастач­
най далготы. Стриндберг взял наудачу две банки кансервав. -
Из мяса и воды палучается суп, -
сказал он. -
А суп всегда идет легка. Даже если ты устал до омерти. Мы окликнули Андре. Он не учаС11вовал в работе. Он медленна хадил вакруг шара. Андре нехотя падошел к нам. -
Обалачка, пояс, сеть, страпы -
все пакрыта толстой каркай льда, -
а11метил ан. -
Не меньше тонны льда. Паев, мы со Стриндбергам падашли к гандале,ат­
крепили стропы и не без труда поставили ее прямо.. Андре привязал национаЛI>НЫЙ флаг к 2,5-мет­
раваму шесту и приторочил его к ГOlНдале. -
Вы двае. мажете спать в гандале, -
распаря­
дился он. -
Траим будет слишком тесно. Я лягу в спальнам мешке в палатке. у нас не была ни сил, ни ахаты спорить. Я смертельна устал, -
сказал Стриндберг. КаК приятно быть смертельно усталым, когда зна­
ешь, что можно в .~юбую минуту спакайна лечь и поспать. Даже оттягиваешь эту минуту, чтобы потом сильнее насладиться. ОН стаял на коленях, глядя наружу в адно из двух· акашек гандалы. -
Андре пытается влезть на шар, -
праизнес он немнаго погодя. -
Мажет, ан еще не уразумел, что. ситуация в корне изменилась, -
заметил я. -
В абала'lке осталось много. газа, -
сказал СТРЩlДберг. -
3'наешь, что я думаю? -
Знаю. Ты думаешь, что Андре закрыл кла­
паны. П роснувшись В четверг, 15 июля, я пачувствовал, как меня всего. ломит. Так бывает, когда дол­
го лежишь на не слишком мягкой пастели. Мы приготовили завтрак и расселись в палатке на большом опальнам мешке. -
Нам надо обсудить ситуацию, -
сказал Анд­
ре. -
И принять решение, как действовать даль­
ше. У нас есть три альтернативы. -
Это какие же? -
спросил Стриндберг. -
Начнем по порядку. Мы мажем остаться на льдине. Она медленно дрейфует на юг. (Перед завтраком, когда солнце на минутку про­
глянуло сквозь тучи, Стриндберг апределил наше место, И оказалось, что со вчерашнего дня нас 'От­
несло на юга.юго-запад.) -
Мы дрейфуем к югу, -
прадалжал Андре. -
Во всяком случа'е, в южном направлении. Путь дрейфа мажет измениться. Эта не исключена. Никто не знает ничего наверное о течениях полярного бассейна и их особенностях. Преимущества первого варианта очевидные: ОТ нас не патребуется никаких усилий. Минусы таже ачевидны. Рано или поздно­
точно 'Определить, когда это будет, нельзя -
мы достигнем границы дрейфующих льдов. Дальше мы всецело будем зависеть от нашего, мя,гка выража­
ясь, утлого суденышка из деревянных реек и шел­
ка. Вариант втараЙ. Мы нагружаем сани и идем к Северо-Восточной Земле Шпицбергена, точнее, -
к Семи островам, что севернее нее. Доктор Лернер, корреспондент «Кельнише Цай­
тунг», вызвался, используя зафрахтованный им па­
роходик «Экспресс», возможно севернее на этих остр авах устраить на видном месте склад и оба­
значить его четким ориентирам. У нас не было ни­
каких оснований полагать, что Лернер не выполнил оваего обещания, тем балее что. на барту «Экспрес­
са» нахмился также ею каллега и конкурент, дак­
тор Фиолет из «Берлинер ЛокальанцеЙгер». К тому же Сведенборгу была поручено проследить пос.г.е нашего старта, чтабы склад был устроен. -
Наша третья вазможнасть. Идти через льды на юго-,восток к малоисследованному архипелагу, который наЗЬi'вает,ся Землей Франца-Иосифа и са­
стоит по меньшей мере из пятидесЯТИ остравов и островкюв. Этот путь выбрали Нансен и Юхансен, когда оставили «Фрам» в 1895 году. На этом ар­
хипелаге они зимавали. И весной 1896 года встре­
тили СПОР1'Смена и полярною исследователя Фре­
дери ка Джексона, неподалеку от его базы Эльмвуд на мысе Флора. У нас там тоже есть склад. -
Вы неточно выражаетесь, -
сказал я. -
Они оставили «Фрам», чтобы попытаться дойти до Се­
BeplНoгa палюса. И только кагда сдались, пошли на мыс Флора. -
Проклятая восемьдесят шестая параллель, -
пробурчал Стриндберг. -
Меньше четырехсот два­
дцати километров до полюса. -
Итак, -
подытожил Андре, -
три альтерна­
тивы. ОстаТI>СЯ там, где мы сели, и дрейфовать ту­
да, куда нас нанесет. Идти к ШrrицбеРiгену, к Семи острова.м. Идти к ЗемлеФраlНца-Иосифа, на МЫС Флора. -
Сам-то как считаешь? -
спросил я. -
Я не мыслю себе неподвижного сидения на дрейф)'ющем льду, -
ответил Андре. -
Я тоже, -
сказал Стриндберг. -
Ничего не знаю хуже пассивности, -
добавил я. -
Значит, тут мы все трое согла,сны. Мы не дрейфуем вместе са льда'Ми, мы идем через них. Мы сидели в палатке на тройном спальном меш­
ке, пили горячий Iюфе и обсуждали сложившуюся ситуацию. -
Да Семи островав около треХсСОТ двадцати киламетров, -
говорил я. -
До северной части Земли Франца-Иосифа -
не меньше трехсот пятиде­
сяти, да там еще несколько десятков километров до джексонава мыса ФJ10ра. Верно? Элементарный здравый омысл говорит за Т'О, что нам надо по­
ПЫ1'аТliСЯ дойти да Семи островов, -
закончи,,! я.­
Но, кажется, полярные исследователи органичеоки лишены элементарного здра,вого с'Мысла? Нансенов «Фра,м» дрейфавал вместе 00 льдами с востока на запа~. Очевидна, идти в сторону Земли Фран­
ца-Иосифа, то есть на юго-восток, -
значит, риско­
вать, что льды в это же время будут относить нас на запад. Ка,кую скорость может раэвить человек, который тащит тяжелые сани? И какава встречная скорость дрейфа?. В кастрюле было много кофе. Ветер был слабый, мелкий даждичек нам не ме­
шал. -
Мы должны что-то решить, -
е:казал Андре. -
Ты уже ДQст,аточно ясно выраi3ИД овое мне-
ние, -
01\ветил я и повернулся к Стриндбергу. -
Твое предложение? -
Мыс Флора, -
оказал он, бросая окурок в снег. -
Значит, решено, -
подвел я итог. -
Сейчас без десяти од:иннадцать по Гри.нвичу,--
сказад Стриндберг. -
Пятнадцатое июля 1897 года. Окончание следует Перевел со шведского Л. ЖДАНОВ 77 ПРЕССА ПОМОГЛА Сейчас уже ТРУДНО установить, кто первым пустил летать эту утку. (Впро­
чем, какую там утку -
страуса! Стра­
уса, который якобы бегает с почтовой сумкой иа шее между Чачве и Куч­
ве -
двумя городками н Ботсваие.) Ут­
ка, пардои, страус победоиосио об еж ал страницы прессы, миогократно пр евы ­
сив расстояние между Чачве и Куч­
не. В коице коицов, известие о ф ен о­
меиальном страусе дошло и до Бот­
сваны и соответственно до Чачве и Кучве. Сначала чачвинцы и кучвинцы возмутились: что это про иих приду­
мывают? ПОТОМ, когда гнев улегся, горожане сообразили, что между Чач­
ве и Кучве действительно нет связи. Конечно, можно было бы приучнть страуса, НО ВЫЯСННJlОСЬ, ЧТО В окрест­
ностях страусов, как назло, не ВОДИТ­
СЯ. Тогда горожане скннулись, КТО скоЛько мог, приобрели подержан ный мотоцикл и отиыне раз в неделю из Чачве в Кучве и обратно доставляют почту. А почтальону Джеймсу Мдлате к форменной фуражке при крепили плюмаж из страусовы х перьев. Чтобы все-таки было сходство с сообщения­
ми прессы. И ТО И ДРУГОЕ Одии растения скромно исполняют свой долг, поставляя человечеству пи­
щу. Растення же, не имеющие утили­
тарного назначения, служат обычно це­
лям декоративным. Помочь исполнять эстетические функции капусте взял­
ся Франко Ковач из 'югославского го­
рода Црквеница. Посл е упорных тру­
дов ему удалось вывести брюссельскую капусту в пять метров высотой! Ка­
пустное дерево не только украсило двор, где живет Ковач, но и оказа ­
лось на редкость вкусным. 78 ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЯ НАБОР Зажигалку в виде ручной гранаты иовейшего образца рекламирует за­
падногермаll'Cкая фирма сДМБ.: сЭтот предмет, стоящий на вашем письмен­
НОМ столе, может значительно упрос­
тить самые трудиые переговоры •. Та же фирма пред лагает: пресс-па­
пье в виде танка, шариковые ручки­
патроны, машннку для точки каран­
дашей -
пул е мет .. о Короче говоря, полный иабор вещей, необходимых де­
ловому человеку, отягощенн ому вос­
помннаниями. ПРОПИСКА сЛЕТУЧЕГО ГОЛЛАНДЦА. с Летучий голландец> иаводил ужас на моряков всех морей не одну сотню лет. Как известно, пуще всего страшит неи звест ное: а ЧТО, как не миф, таит в себе такую бездну неведомого? Отиыне каждый моряк может соб­
ственными глазами удостовериться в ТОМ, что ничего страшного в кораб­
ле-призраке нет: самый о б ычный па­
русник. Парусник, навечно приписан­
ный к порту канадского города Торон­
то. Построен сГолландец' (ТGчнее го­
воря, его модель в натуральную вели­
чину) по описанию моряков, вндевших его за последние четыреста лет. Чтобы ни у кого не осталось сомне­
ний, на корме его красуется бронзо­
вая надпись: сЛетучий голландец •. ТРУДНО ЛИ СЧИТАТЬ ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ?. Животные-математики -
собаки, сло­
ны и даже ослы -
давно уже стали траднционным цирковым аттракцио­
НОМ; им сегодня никого не удивишь. Новое слово в зтой области удалось сказать австралийцу "лайду Гроувзу. Гроувз -
человек практичныЙ.- Он владелец мотеля и занят круглые сут­
ки напролет. Его возмущало, ЧТО кош­
ка Тоффи, выполнив свои основные обязанностн по отлову мышей, предает­
ся безделью. с Надо бы ей, -
решил Гроувз, -
овладеть второй професси­
ей!» И взялся за обучение. В конце концов Гроув з научнл кошку передви­
гать ла пой банкноты -
строго по од­
ному -
и каждый раз при зтом нажи­
мать на клавиш табулятора. '1 ~lleph по вечерам Тоффи подсчитывает дневную выручку мотеля КлаЙда. ИТЧЕН НОВЫА ЛИМПОПО &ззилу Стоунтомбу, рыболову-лю-
бителю И3 англнйского города Саут­
гемптона, наконец-то улыбнулось сча­
стье: после двух часов бесплодного сн­
дения с удочкой на берегу реки Ит­
чен у него клюнуло, да' еще как! Так клюнуло, что потребовался час, чтобы с помощью товарища вытащить добы­
чу на берег. Добыча была неСКОЛЬJ[О необычной для Южной Англии: то был молодой полутораметровый крокодил! Друзья бросилнсь в полнцию; Там все дело прояснилось: из террариума Саутгемптонского универснтета бежали пять крокодилов. Отчаявшийся заве­
дующий террариумом сидел здесь же, в полиции. После краткого совещаиия решено было дать объявление в газете: с Лиц, желающих поймать крокодила, просят пожаловать к р еке Итчен'. Расч е т был верен -
запылали рыбацкие страсти, десятки людей устремились к реке, и к вечеру следующего дия все пять бег­
лецов были возвращены к месту за­
ключения ... ~ III/~, '0/ --..; -
.~ .~ /;;;//( \~ МОНСТРОВ НАДО БЕРЕЧЬ Шотландня нзаестна миру юбками, пледами, волынками, ШО'lландскнм виски и лох-несским чудищем. Наш рассказ -
только о двух последних. Фирма сКатти CapK~, выпускающая благородиый напиток, объявила о том, что roTOBa преМИJlовать десятью тыся­
чами фуитов лицо, которое поймает змея из озера Лох-Несс. Правление фирмы заявило, что ею движут моти­
вы исключительно научиого свойства: мол, поскольку толком монстра никто не видел, хорошо было бы его поймать и изучить. Ну, а премия послужит хо-' рошим стимулом для зитузиастов-при­
родолюбов. Британская общественность дружно заступил ась за чудовище. Об­
щество защиты животных предложило I<I{!'IOЧИТЬ в закон об охраие живот­
ttыл ПУIl?i:Т, гласящий, ЧТО спрнчинение вреда животным особям, .. ье существо ­
вание скорее сомннтеJlЬНО~, карается в судебном порядке. Фирма сКатти CapK ~ поторопил ась опубл"ковать в газетах разъяснение, что еВО и збе­
жание мучительства чудовище долж!'о быть поймано исключительно голымн Р ll к ами-. ДОМ, I{ОТОРЫА ПОСТРОИЛ ДЖЕАМС 102 квартиры за два месяцаl Совсем иедурной результат в домостроитель­
иом деле. С зтой оценкой согласны и специалисты, и, иадо полагать, буду­
щие жильцы числом 1004. Пока еще дом пустует -
скорее всего птицы штата Вискоисии спорят между собой, кто из иих получит прописку В иовом пятиадцатизтажном доме, который по­
строил ДжеАмс. ЛНСТАН СТАРЫЕ СТРАННЦы, "ВОНРlг света", 1908 год КУРЫ-БАРОМЕТРЫ Некот орые любители подмешивают своим канарейкам в пищу известное колнчество красного стручкового пер­
ца для придачи их оперению того красноватого оттенка, который так це­
иится у этих птиц. Пробовали перец подмешивать в пищу и белым курам. благодаря чему ОЩi делаются нежно ­
розовыми, прич ем заметили, что эт а окраска у кур меняется сообразно с погодой. Напрнмер. куры делаются красными. и тем краснее, чем сильнее должен быть ожидаемый дождь. Та ·· ким образом куры. окрашиваемые прн­
месью стручкового п ерца к их пище. являются настоящими живыми баро­
метрами. Если вы увиднте. что у вас по двору вместо бледно­
розовых кур бегают багряно-красные, го чеРt:З н есколь ко времени смело м ожете ждать СИJlЬНОГО ливня. По ме­
ре же тлго. как в высших СЛОЯХ ат­
мосферы становнтся суше. куры посте­
пенно вновь превращаются в нежно-ро­
зовых. Сделать этот интересный опыт может каждый имеющий белых кур; куры же от небольших доз красног о перца ннсколько не страдают. ПРОРОЧЕСТВА ПИСАТЕЛЕR­
УТОПИСТОВ Жю ль Верн предви дел в своих р о­
манах автомобиль и подводную лодку. Пророчество известного английского писателя Бульвера Литтона еще заме­
чательнее. В своем ромаие сРаса бу­
дущего~, вышедшего 50 лет тому назад, он с удивительной точностью описы­
вает открытие радия. Ои говорит, что люди будущего открыли таинственное вещество Wrill, обладающее всеми ка­
чествами, свойственными р адию. Самое крошечное колнчество врнля разруш ает в несколько минут' такой город, как Лондои; освещает дороги и дома и из­
лечивает всякую болезнь. Не проро­
чес тв о ли это оради н? Рисунки 8. ЧИЖИКО8А ПРОИ'СХОЖДЕНИЕ ДОЖДЕВОГО ЗОНТА. М нагим известно. что зонт -
изо ­
бретение кнт а Йское. но о том, когда и как он попал в Европу. знают, веро ­
ятно. очень немногие. Это случилось следующим образом. В 1780 году из­
вестный в то время английский писа­
тель Хенвай путешествовал по Персии. от куда и привез с собой на родину дождевой зонтик. Острые языки его современников дали следующее опн­
сание этой диковинки: «Пресмешная крыша, устроенная из натянутых на рыбьн кости шелковых лоскутков и снабженна я длинной палк о й, в кото ­
рой есть приспособление для раскры­
вания и складывання этого безобраз­
ного сооружения -. Когда Хенвай в первый раз показался на лондон ­
ских улицах с таким п олезны м имен­
но в этом вечно сыром городе оруди­
ем. дети устраивали ему кошачьи кон­
церты и бро сали в него комками гря­
зи. кумушки едко осмеивали его. Даже люди интеллигентные и те смеялись над нном н называли его сумасшедшим. Но если бы Хенвай дожил до наших дней и увидел бы, каким почетом польз ует ся теперь везде его «перенос­
ная крыша», то, на'верное, не пожалел бы о тех иеприятностях, которые он испытывал в качестве первого челове­
ка. рискнувшего ввезти в Европу упо ­
требление дождевого зонта. НОВАЯ ВЕСЕЛАЯ ЗИМНЯЯ ИГРА НА ЛЬДУ Англичане,спортсмены увлекаются теперь иовой зимней игрой иа льду. состоящей в том. что играющие стаио­
вятся друг против друга на известиом расстоянии. причем дамы вооружаются · веерами. Между противниками прове­
деиа иа льду черта. Дамы. стоящие по одну сторону, начинают игру тем. что каждая из них катит ПО льду, по на­
правлению к своему противиику-кава­
леру. крутое яйцо, подгоняя его вее­
ром. Кавалеры же должны отгоиять катящиеся яйца иа позиции своих про: тивниц. дуя на них ртом. Победителем или победительницей является тот игрок. который подкатнт яйцо на по · зицию своего пр от ивиика, несмотря на его контратаку. Н! 11 НОЯ&РЬ 1971 СОДЕРЖАНИЕ А. ХАРЬКОВСКИй -
Путешествие в поисках Ур ала 2 Гималаи -
аналог Урала? 6 ВИЛЬ ДОРОФЕЕВ _ На земле, опаленной порохом 7 ВЯЧЕСЛАВ ТИМОФЕЕВ -
Последнее задание 1 О ГАЛИНА ДАЙН -
Игрушечная история 16 Ю. ЛЕКСИН -
3веоь третий номер 20 АЛЕН ДЕКО -
«L» -
привет от Лаки 24 АЛЕКСЕй ВАСИЛЬЕВ -
Глиняные небоскребы Хадрамаута 28 ОЛЕГ КУВАЕВ -
Дом для бродяг 35 У. КОУЛИН -
«Блат за облаками» 41 И. КРУГЛИКОВА, В. САРИАНИДИ -
Фрески в песках 42 Н. САФИЕВ -
Дороги не кончаются 45 Н. ГОНЧАРОВА, Д. КОСИЦКАЯ -
« ... К распространению позна-
ний человеческих» 48 Л. ОЛЬГИН -
Потеряны на Юкатане 52 Л. ПЛЕСОВСКИХ -
Вулкан на все руки 53 С. СОЭИНА -
Последний Эльдорадо 54 АЛЬБЕРТО ОНГАРО -
Патент на Робин Гуда 58 ОЛЛЕ СТРАНДIiЕРГ -
Два молодых лемура проездом 63 ПЕР УЛУФ СЮНДМАН -
Полет инженера Андре 68 Пестрый ммр 78 Листая парые страницы 79 М. КЛИМОВА -
Семнадцатил етнмй город 80 Н а пер в о й с т р а н и Ц е о б л о ж к и: JlЕНИНГРАД. Мимо этих атлантов шли на штурм 3иМНС20 отряд ы матоосов и краСНО2вар­
деЙцсв ... Фото В. ОРJlОВА. В. И. ЕВА, Главный p~дaHTOp А. В. НИКОНОВ Члены реданционной ноллегии АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬ­
В. Л. КУДРЯВЦЕВ, Ю. Б. САВЕНКОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕWКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукописи не возвращаются Технический редактор А. Бугрова ИЗДАТ,ЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ .. МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» Наш адрес: Москва, А-30, Сущевсная, 21. Телефон для справок: 251-15-00, доб. 2-29; отделы: .. Наша Родина» -
3-!:I3; иностранный -
2-85; литературы -3-58; науки -3-38; писем -2-68; иллюстра-
ций -3-16; прмложенме "Искатель» -4-10. -------
Сдан о в набор 10/lX 1971 г. Подл. к леч. 13/Х 1971 г. А08235. Формат 84 х 108'!,б. Печ. л. 5 (уел. 8.4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2300000 экз. Заказ 1913. Цена 60 К0П. Типография изд -ва ЦК БЛКСМ « Молодая гвардия~. Москва, А -3 0, Сущевекая, 21. 80 СЕМНАДUАТИЛЕТНИй ГОРОД Знаменитый Ле К орбюзь е решил п о строить этот город с мыслью о чело веке. Не только в том при­
вычном смысле, что город должен удовлетворять многочислениым че­
ловече ским потребностям -
мате­
риальным и духовным, но и в том парадок са льном смысле, что город может быть похож на человека. Корбюзье вдохновляла симме т­
рия и гениальная функциональ­
ность человеческого организма­
может быть, и город такого же строения сохранит достоииства че­
ловека? И вот: комплекс админи­
стративных зданий, Капитолий -
голова; университет и музей -
мозг, торг о вый центр -
сердце, пром ышленная зона -
рука, доли­
на Лейжер и река -
легкие. Городу Чандигарху, построенно­
му на севере Индии, всего 17 лет --
не возраст для города. Можно лишь гадать о его судьбе, как гадают о судьбе 17 -летнего подростка. Чандигарх зарождался в то время, ког да страна делала лишь первые шаги на трудной дороге самостоя­
тельной жизни. Чандигарх, как и его более старшие собратья, города Индии, вндел разные дни. Его на­
стоящее до сих пор не усто ялось. Так, например, сейчас на него пре­
тендуют два штата -
Пенджаб (в г о роде в основном говорят на пенджаби) и новый штат Хариана (город находится на территории, г де основной язык хинди, офици­
альный язык штата). Граница меж­
ду штатами подошла к самому го­
роду, а вот куда она повернет даль­
ше, где о ставит Чандигарх -
в Пенджабе или Хариане, -
пока­
жут события. В здаиии Верховно ­
го су да, которое вы видите на тр етьей страиице обложки, сейчас работают три с уда -
два от шта­
тов и один -
представитель цент­
ральио г о правительства. В 17 лет характер еще не вы ­
работался. И не каждый в эти го­
ды находит свое место в обществе. Многие, к примеру, говорят, что пока Индия могла бы обо йтись и городом поп роще, бе з ШИРО!Jайших лент шоссе, без огромных пусты­
рей, г де должиы быть разбиты зоны отдыха, -
в обще м, бе,з то­
го размаха, что вл ожил в свой город Ле Корбюзье. Тут уместно только всп о мнить слова Джавахар­
лала Неру, ска з анные им о Чан­
дигархе: «Это новый город -
сим­
вол свободной Индии, не скован ­
ный традициями прошлого... он выражает веру нации в свое бу­
дущее ... » М. КЛИМОВА ~~ МС)nОQlеЖНСIГО mурuзма Цена 60 коп. Индекс 70141 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
460
Размер файла
94 213 Кб
Теги
1971
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа