close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1973-01

код для вставкиСкачать
~TPOM Енисей прячет себя и горы в тума­
нах_ « Земля с нурганами на наждом шагу » -
тан издавна называли Ханасию путеше­
ственнини_ Отары в предгорь­
ях -
нан снопища ЖИВЫХ и МЯ Гl<ИХ ва­
лунов, ночующих от «травы Н траве» це­
лыми неделями_ Н! 1 ЯНВАРЬ 1973 Журнал основан в 1861 lОДУ ХАКАССКАЯ ЗЕМЛЯ БОГАТА ЗВЕРЕМ И ГУСТЫМИ ЛЕСАМИ. СЕРЕБРО, МЕДЬ И ЗОЛОТО ДОБЫВАЮТ В ЕЕ РУДНИКАХ. ПО БЫСТРЫМ ЕЕ РЕКАМ ПЛЫВУТ ПЛОТЫ ДЛЯ СТРОЕК ... НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ЦИ ВЛИСМ ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИНЛЮЧЕНИЙ, И ФАНТАСТИНИ [8 лова из хакасской песни о богатстве края справедливы. В лесах предгорий Саян -
ка­
барга и соболь, медведь и марал, в ни х к орни лечебных трав ... Поля здесь огромны, а луга необозримы. И в этой же земле лежат не только серебро, медь и золото. В ней марганец и железная руда, каменный уголь и мрамор, мрамор нескольких десятков тонов: от красного до нежно - голубого. Сама столица Хакасии -
Абакан -
родилась лишь при Советской власти. О перспективах же развития области в Директивах XXIV съезда КПСС по пяти­
летнему плану на 1971-1975 годы сказано следую­
щее: « Приступить К формированию Саянского тер­
риториально-производственного комплекса в составе Саянской ГЭС, алюминиевого и вагоностроительного заводов, крупного завода стального литья, пред­
приятий по переработке цветных металлов, пред­
приятий электротехнической, легкой и пищеl'ОЙ про­
мышленностИ». Саянская ГЭС объявлена Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. По проектным данным, энергия ГЭС будет самой дешевой в стране, а изо­
билие ее повлечет за собой развитие всего края. Еще не так давно в Хакасии, где две трети терри-
тории занимают горы, единственным пут е м на юг Сибири был Енисей. Теперь от Транс с ибирской ма­
гистрали отходит дорога Ачинск -
Абакан, а отсю­
да начинается одна из самых молодых дорог стра­
ны: Абакан -
Тайшет -
последнее звено Южсиба. Кратчайший путь соединил между собо й такие важ­
нейшие края, как Урал, Кузбасс, Казахстан. А от Абакана идет, пересекая равнину, другая важная магистраль -
шоссе. Оно уходит на вершины Саян и спускается с них уже под Кызылом, в Туве ... Люди, сделавшие то, что уже есть, и которым развивать этот край дальше -
те, кто родился здесь, и те, кто приехал сюда работать, -
называют себя « сибиряками по профессии ». О них -
ИХ жизни и работе -
очерк наших спе­
циальных корреспондентов. в ВЫХО Д НОЙ день они при ехал и н а строительство ГЭС специально. чтобы ТОЛЫ{Q увидеть взрыв в к:отпова llе. 3;<есь добывают ~ 1О л ибден. Н ациональные укра· ш ения хан:аССl<ИХ жен­
щин просты. НО ярки. Живя в суровом краю гор и тайги. н ельз я было не отдать пред­
почтения расцветкам вызывающе ЯСНЫМ -
голуБОИУ и красному КРА Й БУДУЩЕГО в ПРЕДГОРЬЯХ САЯН СВЕРХУ И СНИ ЗУ спросил Бр уос е. Н ад на ми было толы\o не­
бо. До р о г а к о нчила с ь ка­
м е нны м за валом, а Енисей Ю. ЛЕКСИН. В. ОРЛОВ (фото). наwи специапьные корреспонденты Н у иаи? Поражает?-
" II I\о т ло ван н а ходились О сы п и сuускались п од нами одна за друг о й, и камни в самом низу лежа л и мел к ие и нес т раш­
ны е. Н о только несове рш енс т во нашего зрени>! дела л о их т аки­
ми -
они были о громны. И там, рядом с ними и далеко от них, шевелилось неч т о игрушечное, изображав шее бульдозеры и 2 вн п зу. Двес ти м е тров от д еляло нас от д на. На э той вы с оте свободно м о г ли ле т а т ь малены\еe самоле­
ты, и ес ли бы самолет появился сейчас и прош е л рядом с нами, то прон з ил бы тело будущей пло­
ти н ы, потому что над нами она ещ е д олжна возвышаться на пять д е с ят метров. Межд у двумя I\лыками гор, ко ­
торы е с жимали здесь Енисей, го ­
в орил главный инженер, буде т уложено д е сять миллионов I\убов б е то на. -
А на Кр а сноярской только пять! -
он в с кинул руку с рас ­
ТОПьfр е нными пальцами. Ме ж дву х СI\ал надо было вог­
н а ть «Ю IИЮ > вы с отой двести п я т ь ­
дес ят метров. То есть из - под НОВОРО СС ИЙ С I\а, с Мархотского пе ­
р е вала, в з ять целиком гору из мергеля ( э то поч т и цемент), пе ­
р е н ес ти е е сюда, из Европы в А s ию, п е ре вернуть вниз верши­
н ой и ОПРОI\ИНУТЬ пр я мо В Ени­
се й. -
Только обтеса ть и при­
гнать, -
рассмеялся Б р у ссе, ког ­
д а я с казал о таном в ариан т е. -
По д ав а йте рацпредложение ... Тог­
да мы управимся Р Jilьше восьми ­
д е с ятого го д а. Мы НИI\ак не могли оторваться от созерц а ния пропасти. ираны. Это сознани е, ч т о камни там безмерно велики, а люди -
от­
сюда едва видные -
в се же обьшнов е нны, l\al\ мы вс е, р аз­
рушало то впечат ле ние, которое, иак хотелось Брус с е, д олж е н ис ­
п ыт ыва т ь всякий прив ез е нн ый сюда. ВИl1елось, что т ем оБЫIШО­
венным людям, чтобы выполнить задуманное, по т ребуется l{(,ЛО С ­
сальный т руд. А сейчас, когда кажд ы й из них БЫJI занят сво е й очень маJIОЙ работой, труд их не казаJIСЯ ни грандиозным, ни пора­
жающим, по т ому что бьш таким, каI\ИМ ДОJIжен быть, каI\ИМИ были сами люди, -
оБЫI\новенным. -
Все шевеJIИТ С Я ... Порядо!\! -
удовдетворенно СI\азаJI Бруссе. Г JIЯДЯ отсюда, он провеРЯJI, I\Ю { работает теХНИI\а в нотдоване и работает JIИ вообще. Инженер" вовсе не собираJI С Я забирать с я сюда, чтобы (шариты>, это был прос т о веJIИI\ОJIепный пост ДJIЯ наБJIюдения. И в с е ж е мы с удовольс т вием спус т или с ь вни з, потому что здесь челов е н ЧУВСТВОВЮf себя са­
мим собой, а не парящим на д всеми. Э т о, п ожалуй, больше по­
ражало, потому что из ко т лована при взгляде вверх видно было, Енисей в верховьях -
это каньоны. перекаты, шиверы. И мало кто отважится идти здС"с ь в лодкС" ночью. куда в конце I,ОНЦОВ люди должны ПОДННТI,сн вместе с плотиной -
к вершинам «l{ЛЫ-
1,08». В гостинице, 1\уда н вернулся, со мною жил юноша. При зна­
комстве мы назвали друг другу имена, но, I\aI\ часто бывает, тут же забыли их, спросить еще раз стеснялись, время шло -
спра­
шивать и совсем стало нехорошо, тю, что мне приходилось про се­
бн называть его Юношей, а вслух -
НИI\аI,. ЭТО был румннощеюrй, со свет­
лыми длинными волосами маль­
ЧJШ, обладавший столь могучими плечами, что его детспое лицо и эти необъятпые плечи, БУlшально торчащие в стороны и делавшИl) ого неУIШЮЖИЫ, производили вне'laтление радостное. И, глндн па него, хотелось всо времн улыбаться. За вечер оп ТРИЖДЫ заполнил О!{УР I\аМИ пепельницу, потому что l{УРИЛ всего два мосяца и но знал, !{ан и зачем это д елают, СО З llавансь, что хочет Шl з атьсл взрослым. А в перерывхx между этой непосильноii длн пего рабо­
той раСС!\азал свою жизнь. И вот для него должна начаТI,­
ся новая. Я с улыб ной думал о том, на!{ это произойдет. Дома по утрам ого будила мама, а завтра ему впервые в жизни предстояло подпнться самому. Машины ухо­
дили из поселна па СТРОЙI(У в по­
ловипе седьмого. Я вышел побродиТI> по I(ОРИДО­
ру, потому что увидел, что стес­
нто IОношу. Толыш не ПОНlIмал в чем. Вернулся через полчаса. Юноша стоял посреди номнаты. Он с испугом повернул в мою сторону лицо. Н:раска стыда за­
лила его щеI\И, тут же он по­
бледнел, онять зарумянился ... А что? -
сназал оп нако­
нец. -
Хорошая еще. Правда? -
Да, вполне, -
подтвердил я, оглядывая ого споцовну. IОноша глядел на себя с плохо скрытым восхищением. -
НеМНОЖ1\О великоваты, СI\азал он о сапогах. Но тут же добавил: -
Сназали, э то ПОI\а, потом подберут !(а" раз ... А I\OM-
бинезоп староват, правда? -
Да пет. Вполне прилич­
ный, -
пастаивал я. -
Нет, стиранный уже ... Ну, один раз... Подумаешь! Вы уверепы, что один? Абсолютно. Нет, правд а? Я пе мог снры ть зависти ... IОпоша приехал из Томс!(а, хотел попасть пепремеппо на «большую стройку». Родители:, I\Опечпо, бы-
4 ли против; к тому же из товари ­
щей его НИI(ТО с пим не поехал, с!,азали, что будут ждать его письма: если хорошо, то тоже приедут. Уже неделю он жил здеС1" I(аждый день ходил по начаJIЬ­
ству, ждал п ереселения в обще­
житие, а пона безропотно платил по рубль трIIДцаТJ, з а номер. Я го­
ворю об Эl'ОМ потому, что видел: деньги у него на исходе. А оп, устроившись и зная, что завтра выходит бетонщином третьего разряда, тю{ и не решился спро­
сить в отделе кадров, С I {ОЛЬНО же будет получать. -
Стыдно 1\Ю{-ТО, -
объяснил он, пряча глаза. -
СI,ажут, но путеВ1\е приехал, а о деньгах спрашивает ... Нарочито небрежными движе­
ниями он стал снимать номuине ­
зон, но не удержался и все )l(е сназал: -
ХОРОШИЙ еще... Наверно, ПР ilвда один раз стирали ... И не рва
JJЫЙ. Вот здесь толыш дыроч­
l{a. Я зашью. Мы легли. В темното Юноша раССI(азываJI. Оназывается, I\ТО JJ Н поселится в этой 1\омнате, вее ему говорят о себе: археолог хо ­
тел, чтобы 011 стал археологоы, химин -
химИIШМ. Последниii был географ. -
Старыi1: уже, воевал: .. О гео­
графии ](аждый вечер раСС1\а з ы­
вал. Лучше, говорит, иаУI(И пет. Ои в ЭlшлогичеСIЮЙ ЭI.;спедиции работал тут, проперяли, можно ГЭС строить здесь или вредно это... А что? -
ОJЮIВИЛСЯ IOJlO-
ша. -
Может, I! нравда стать гео ­
графом? .. l-\aI( вы думаете? ... Утром меня разбудило радио. Значит, было шесть. Я прнслу­
шался и удивился. IОноша пе спал. Я понял ЭТО по дыханию. Что же он пе встает? Он заворочался и вздохнул. Ему не хотелось подниматься -
тю, тепло и нрлятно было ле­
жать. В темноте за степами уже ур­
чали машипы. Я решил молчать. Мамы его здесь не было, мама была далеl{О. «Ты, Юноша, про­
спишь свой депь. Сейчас уйдут машины, ты проснешься в девять, тебе станет стыдно, и ТЫ приду­
маешь наную-пибудь причину. Опа будет смешная ... Это уж точ­
но». И тут Я не выде >;ЮlJI. -
Вставайте, IОноша, -
позвал н тихо. -
Я сейчас, -
извиняющимся голосом отозвался он. -
Я ТОЛЬ­
!ш чуть-чуть полежу ... ЧУТЬ-<IУтr. още ... Ладно? « ЗУ Б » П.lLОТ ИНЫ М
ежду работавшими в 1\ОТ­
ловане вознинла связь, 1\0-
торую не могли не ощу­
щать даже ТОЛl,1\О что при­
шедшие. I-\онечно, подоб­
ная свнзь существовала ы:егда: С самого начала люди, работая, давали работу друг дру­
гу, идя 1\а1\ бы следом; теперь же, "огда готовилось место для «зуба» плотины, все попнли, что ({з у б» и есть самое главное, и е с л!! завтра ВЗРЫВiI не бу )\ет, то в !ютловане в ближайшие днн станет просто He'Iero делать. И, кю( всегда, на БОJfhШОЙ стройне нашлись люди, знавшие наперед, что этот момент всеоб ­
щей и явной зависимости насту­
пит. Больше того, тание люди I( этому моменту готовилисъ. Про раб взрывпИ!(оп, например, стремился запести со всеми, Т(РО­
ме служебных, еще и другие от ­
пошения. Их нельзя было ОЩJo­
делить точно -
например, Ila-
звать дружеСI\ИМП, И, !Н'тат и, П (' имей он их, дело бы нсе раЩIО двигалось: те, от !\ОГО ЭТО :ЩIнr ­
село, таюне ({ТЯIIУJlИ» бы до lIеПJ энергию, другие -
воздух длн бурильщИl\ОВ, а огромный С!1\с!,а­
ватор, иаходившийся прямо под ПJlощаДIШЙ, где бурили епои Сlшажипы взрывнИJ(И, все равпо бы разгребал завалы от прежних взрыпов... Вопрос ЗaJшючалсп лишь в ТОМ, I(:lJ{ быстро это дела­
лось. И вот пастал момепт, Iюгда делать это медленно стало певоз­
можно: до взрыва оставались по­
ловина рабоqеl'О дня и ночь, и за это время взрыпнИIШ едва-едвн успепашr всо НРJIl·ОТОDИТЬ. ПРО[1абу lIич его н е оставалось, Шll; обоi1ТИ все уqасп,и и СЛОВ II О бы Jlal!OMJII∙ITT, о себе. На <cJyue» вее шло хорошо. Ку -
сок скалы буквально напичкали взрывчаткой, но этого было мало. Когда взрывом вырвет этот кусок, то в образовавшую ся яму зало­
жат бетон -
это как раз левый конец плотины, и тогда весь на­
пор Енисея, СIШЛЬКО бы лет ни стояла плотина, будет падать на залитый в яму бетон, и он дол­
жен все выдержать. Так что не зря эту часть плотины назвали «зубом». Потом прораб договорился со взрывниками, что работать при-
Обеспечить о све щение ночью тоже удалось легко. И вообще «с вязю) сработали хорошо. Кому­
то он еще раньше рассказывал о двух братьях-взрывниках, кото­
рые по р азу ошиблись: теперь у одного пе было кисти правой ру­
ки, у другого -
левой, но опи продолжали работать. История не могла не трогать, J,[ теперь те, кто знал ее, глядели на фигурки взрывников не просто как на чу­
жих, незнакомых людей, но не­
вольно искали среди них ДВУХ Бсрсzа Енисся -
это скалы. И рушить их можно только так. дется всю ночь. Оказались и пе­
довольные -
завтра начиналась охота, было самое открытие, но прораб ловко вверпул, что и сам собирался завтра за ягодой, «по видишь, как вышло ... ». братьев, а значит, п е могли отка­
зать, если прораб попросит ос­
таться на полчаса и помочь увес­
ти технику в котловане подальше от взрыва ... Другие знали, что прораб на этой своей третьей ГЭС уже со ­
бирался остаться совсР,м, а это была самая большая т аина. Все с троители постепенно оставались рядом с какой-то ~тройкой, но реrпение об этом принимали вс ег­
да трудно и долго -
можно ска­
за ть, всю ЖП J;~ Ь, и люди часто изменяли ему, так как привьш али в конце концов к переездам и уже нуждались в них. Но про раб па этот р аз решил твердо, и те, кто знал это, конечпо, не могли отказать ему в I<аких -пибудь там реЙI<аХ, при помощи IШТОРЫХ взрывники засовывали в скважи­
ны зар яды, или в другой мелочи, которая нужна была именно сей­
час, и позарез. Тarшм образом, уже к концу 5 рабочего ДНЯ выяснилось, что СО взрывом они успевают, это точно. Ночью вывозили бурильные ус­
тапоВI{И, отгопяли все, что можно отогнать из техники; ожидание взрыва все нарастало. До этих минут больше думали о том, чтобы со взрывом успеть, теперь же стали тревожиться: а так ли все выйдет, не даст ли трещину фундамент плотины? До этого оптимисты говорили и доказывали, что все будет хоро­
шо, сейчас же, когда время шло 1\0 взрыву, больше молчали. Взрыв есть взрыв, и, сколько НlI ;на з ывай его «мирным», сила его не станет от этого менее страш­
ной. Теперь уже хотелось, чтобы время шло дольше. Но утро на­
двигалось. На НП -
под перевер­
нутым новшом энснаватора­
в с е уже было готово, и все знали, нто же те двое, что останутся под новшом, чтобы сделать последнее движение ... И тут всем стало не то что не страшно, а словно бы безразлич­
по, что произойдет. Сделано все, и, сколыю ни оттягивай, другого не будет. -
Ну что? -
пошутил !{то-то из собравшихся. Дернем ('зуб»? И через мгновение земля раз­
верзлась. Взрыв словно вылезал из-под зеюIИ, освобождая сам себя­
свой ЗВУ1{, свои намни, -
и мож­
но было тольно удивиться тому, ЧТО J\3ЖДЫЙ звук В его жутком грохоте, наждый вырванный им l{aMeHb были рассчитаны ... Даже случайно видевших взрыв было много. Рано утром, еще на рассвете, ехавших по pel{e в ЛОДJ\3Х задержали. Мно­
гие и задержались с удоволь­
ствием. Теперь и они, сидя в ЛОДJ\3Х, тоже видели взрыв. И те, JПО бродил по сопнам, со­
бирая ягоду, при первом звуне взрыва тоже постарались по­
смотреть, ню{ это произойдет, тоже сумели увидеть его. Это тем более было странно, так как в з рывали в нотловане часто. НОСТРОЙl{У в посеш{е знали хо­
рошо, то ест!, в каждом доме даже не работавшие на стройно знали, что деJlается на ней сей­
час, и всякий мог предложить­
совершенно точно! -
что надо делать там сегодня, чтобы дело шло лучше... Пока же в котло­
ване гремел взрыв, глыбы пере­
летали рену, и намни опадали сверху, онутанные дымом и пылью. И всем хотелось снорее спуститься в нотлован и узнать Пal{онец: нак там, на ('зубе»? Там все было благополучно. 6 ВАНЬКИНЫ с.ЛЕЗЫ В зоне затопления собирались ночные гости, и мир она­
зался теснее, чем можно было ожидать. Федор-леснин, сидя по­
турецни на нровати, лю­
безно подавал наждому руну и улыбался: (,О-о! Кто н нам при­
шел!» Ритуал был старинным. В ночь на воскресенье гидростроители разъезжались из поселна в тай­
гу: нто за ягодой, нто за рыбой, но, чтобы не про водить ночь на холоде, набивались в избушну Федора, добравшись до нее на моторках. Здесь ночевали, а ут­
ром расходились по тайге. Расположились по углам, ГЛI1-
дЯ на Федора из темноты. Тот си­
дел рядом с неросиновой лампой и объяснял каждому новеныюму, что стенла нет, он случайно раз­
давил его. (,Травили» о медведях. 1\ан и во всех мужсних разговорах, це­
нились случаи страшные или со всевозможными конфузами, и пе­
рещеголял всех Володя. С тех пор нан он начал говорить, ни­
кто уже не решался перебить его ничем, нроме смеха. Он тольно что три иедели шастал по тайге, оглядывая ее перед зимой, что­
бы вернее ходить на соболя. . С медведей пересночили на взрывы, и оказалось, все любят смотреть, ногда в нотловане взры­
вают. Потом связь между рассна­
зами стала неуловимой, потому что вспоминали людей разных и непохожих. Прораб -
он все же выбрался за ягодами -
рассказал об :жс­
наваТОРЩИI{е... Тот Ю1ал па 1\3-
мень свои нарманпые часы П, ед ­
ва принасаясь н ним OfPO~.fHbIM новшом, заl{РЫВa.J1 их нрышну. Кан он умудрялся делать свой фонус, ПОНЯТЬ было невозможно. Оказалось, ЭНС1\аваТОРЩИ1,а все зпают иди слышали о пем, пе знали толы{о, что д есять машин едва успевают отвозить ка~ши, чтобы он не простаивал. Не зна­
ли еще, что его сменщпк до сих пор ыечтает на спор сделать то же самое; он тренироnа,I.СЯ: за­
крывал новшом спичечный 1{OPO-
БО1\, и почти все удавадось ... -
Тольно под 1\онец давит, -
сообщил под общий смех прораб. Когда умошши, я спросил Во­
JIОДЮ, где они будут охотить с я, 1{огда зальет здеСI, псе. ИзБУШ1>а стояла п OI{ружении гор на берегу Енисея, и трудно было представить, ЩIТ ( пода под­
ни~reтся на двести пятьд е сят ыет­
ров, и все эти СI,ДЛЫ, Iшзалось, с ыедведями и собошп>!И, ра с паДIШ, солонцы, ягоднИl{И исчезнут под водой, а там, где мы сидим, бу­
дет дно. -
А чего нищемv бояться? -
пошутил Володя. ---= Эта деревня СГQРИТ, в другую пойдем ... Засмеялся толы{о Юноmа. И РГ() нто-то привез за лгодоi-i, ТОдЬКО до этого он JlомаЛЮШ8д. Володе не 'Понравился емех. -
Охотимся мы ие зде с ь, без желапия объяснил ОН, толь­
но чтобы не оставить его в н е ве­
де нии. -
А где? -
смущенно спросил Юноша. -
Там, дальше ... Откуда ты во­
обще взялся? -
Ладно, примирительно сказал Федор. -
Путного леса мало, где затопит ... Да и тот вы­
рубить хотят, -
сообщил он спо­
койно. -
Только нан, однапо, де­
лать это будут, не знаю, -
Фе­
дор поначался на ноЙке. -
Тут ме с та есть: снала, прям, стоит, -
он махнул отвесно руной, -
на ней сосны ... Хорошие! Но нан их снимешь? Тольно если сналолаз туда влезет, вниз их махнет. Больше нинак их не взять. Юноша оназался храбрым, или его пренрасно защищала наив­
ность. Все молчали, СЛОВIIО знали какой-то верный СIIособ, только не желали о нем говорить. А он СIIРОСИЛ: -
Так нак же будет? Горы, обстуnивUlие Енисей, одеты таЙIоtl. Но u сюда поднялись бульдозеры. дор. все. А никак! -
удивился Фе­
Зальют, поди, да и Юноша, только что выходив­
ШИЙ из избы, наверняка почув­
ствовал себя IШI{ на дне IШЛОД­
ца: над Федоровой избушкой звезды, их охраняют вершины гор,· и в ночной низине, на са­
мом дне -
все мы, и полуголый освещенный Федор во главе ... Странно прозвучал голос: -
Вапы;а с е ли толы;о согла­
сится ... ГОВОРЦЛ прораб. -
Субботин, что ли? -
усмех-
IIУJlСЯ Володя. -
Ну. -
Два раза с ним летал ... Все согласились, что другого такого тракториста в Союзе нет. Володя работал с ним, прежде чем податься в охотнИIШ. Толь­
ко Субботин со своим бульдозе­
ром лез снимать лес на склоны, куда от!{азывались подниматься другие. -
Второй раз с ним падали, -
вспомннал 130ЛОДЛ, -
два раза пере вернулись. Н рядом сидел ... Чувствую, толыю 1I0ГИ зажало, вот здесь. Попробовал -
ниче­
го ... Выполз кое - как. «Ваньк!» -
зову. Слышу, не стонет даже. Ну, думаю, плохо дело... Выпи­
лили мы его, прлм из I\абипы вырезали... Его там таl\ с тисну­
ло -
не шевельнуться... И ниче­
го! Худой, черт, тощий, а I\аl\ I\уда вот па таl\УЮ гору, других лучше пе зови -
не полезет НИ­
IПО, один он ... А ипогда -
прям ни С того ни с се го -
плачет. Спрашиваешь: «Чего ты?» -
мол­
чит ... Чудной МУЖИI\! -
Ч е го Т е Ш? -
испуганно спро­
с ил Юноша. Ншпо не ответил. В и ас тупивш еll тишиие у с лы­
ша ли шум мотор а. -
Еще I\ОГО-ТО несет! -
ра­
достно сообщил добрый Федор. Мотор с тих, и в с е стали СМОТ­
р е ть па дверь, ра д улсь в душе, '!то разговор пр е рвал с я. Послы­
ша ло с ь шар!шнье: I\ТО-ТО отгонлл с обак в темноте. -
Нто это там? -
лишне спро­
сил Федор. -
По з дненько уже! НИI,то пе прие зж ал в избушну пу с тым, И поэтому I,аж д ому при­
ех авшему Федор ра д овался чисто­
се рд е чпо и оп ( рыто. Дп е рь з а с крипела. -
Нто ты? -
грозно спросил Федор. -
Спои, Федя! -
ласково отве­
тил голос. -
Свои? -
Н, и ... Вапыш л ... Ты уж пе-
резабыл тут в с ех, в лесу-то ... ваны\a я, Субботин. Чего молчи­
те-то? -
И ОН снил шаПI\У, что­
бы по з дороваться со всеми сра­
зу. -
Я вот решил тоже Яl'оду погля д еть, может, и мне оста­
лось ·... Или уж нет ничего? Воп ва с тут СI\ОЛЬКО собралось ... ... Через ча с, !юг д а мы все еще с и д ели, с гру д ивши с ь вокруг лам­
пы, а малепьки й тощий Ванька обнимал за могучие пл е чи расте­
рянного от сч ас тья Юиошу, л уб е дился, что в с е, о чем расска­
зывали, одна правда. 8 . аЕ!1 === = = = == = = = = == . "МОИ КАМНИ" ~ ДBaдцaTЬ первое» изваяние ру­
бил лицеМtJР или челове!{ со скуч­
ной старостью в душе. Ему ка­
залось, что он выше других или праведней, и его изваяние гля­
дело на людей осуждающе. Теперь изваяния стояли во дворике абаканского музея. Они стали экспонатами, люди же, приходившие рассматривать их, были всего лишь посетителями музея, а не просителями. Это была аллея !\аменных идо­
лов, !шторых называли «енисеii­
скими». У осповапиii их белели маленькие номера, выведепные !{раской, и идолов удобно было называть этими цифрами. Чело­
век, собравший хакасские извая­
ния, с сожалением говорил, что они «художественно не осмы с­
лены», но он счатал ах чуть ла не значительне!I тех, о которых знает вес!, МlIр, изваяний острова ПаСХII. «ОсмыслятЬ» по­
ка приходилось н.аждому само­
му. Но не надо бы"о иметь боль­
шой фантаЗll!!, чтобы видеть, на­
пример, что (<Двадцатого» делал некто, кому лlOДП И их мораль уже с тали безразличпы. Его из­
ваяние было выше людс!{ой суе­
ты, толыш l{амепные губы с опу­
щенными уг лами явпо говорили, что когда-то и;J,ол знал и суету ... «Седьмое» IIзuаяпие само моли­
лось, хотя должно было помо­
гать женщинам иметь де тей, -
похоже, автор не верил в силу того, что делал. У «восьмого» же было совсем человечеСI\ое ли­
цо страдающего, и я тан и на­
звал его про себя: страда­
лец .м 8. Все в них ОI\ружала тайн а. Таинственные лучеобразпые уг­
лубления на пеI\ОТОРЫХ -
объ­
яснения им пе мог найти НИI\ТО; загадочные глуБОlше и ровные ЯМI\И... Нан говорил тот же че­
ЛОВeIС «НемеЦI\аЯ археологи я то­
же знает их, но она зафIШСИРО ­
вала их, не объяснив... Может, это глаза? МНОГОЛИI\ОСТЬ в одном лице? А может, нет?.» И глав­
ная тайна, I\ОТОРУЮ хранили из­
ваяния: нто же жил в древн ости на хаI\аССI\ОЙ земле? В ханассном язьше есть безус­
ловное сходс тво с I\ИРГИЗСIШМ, но есть И груп па слов совсем не ТЮРI\СI\ИХ. Дал еJше преДI\И I\ИР­
гизов приходили на эту террито­
рию в начале нашей эры, но нак раз в это время изваяния уже Ile почиталиr ... : их з;н;а пывали в МОГИЛЬНИI\ах головами впиз, I\ла­
ли в стен ы, о!{ружавшие J\ypra-
вы. Тан пе могли поступать т е, I~TO их СДeJ l ал ... У 11 31JаПlll1Й нахо-
диш! явное сходство с тотемны­
ми столбами североамериканских индейцев. Были на них и чисто егинетские рисунки. А в могиль­
никах находили скифские чаши. Так кто же жил на хакасской земле раньше? Изваяния стояли во дворике, глядя друг на друга, и молчали. Все это рассказал мне мой спутник, он уже видел человека, собравшего сюда идолов, но че­
ловек показался ему странным. Звали его Альберт Николаевич липский. О себе он говорил толь­
ко намеками, и эта неясность, раздражавшая собеседника, каза­
лось, даже нравится Липскому: она словно возвышала его над со­
беседником, как возвышает обла­
дание тайной. И мой спутник спросил наконец, зачем он все-таки свез сюда камни. Че­
ловек не мог потратить на одно дело тридцать лет жизни и не решить, зачем он его делает. Ответ тоже был странный: «Жить-то надо было». Он собирает безмолвные камни с сорок четвертого года, ему сей­
час восемьдесят два ... Он встретил нас у музея. Тем­
ные брюни, коричневая -
от лыжного костюма -
куртна, по­
ношенный, но отглаженный гал­
стук. Вид вполне экспедицион­
ный. Да мы и собирались в ко­
роткую экспедицию. Где-то под Абю{аном, недалеко от Белого Яра, на могильном кургане стоя­
ло изваяние. :Мой спутнин уже искал его, но не нашел. -
И не найдете! -
обрадовал­
ся старик. -
Я и то не нахо­
дил! -
Он был доволен, что без его помощи не обойтись. -
Ес­
ли не возьмешь хакаса с со­
бой, -
говорил он с удоволь­
ствием,_ -
того, который расска­
зал, где оно стоит, не посадишь в машину и не иовезешь, ни за что не найдешь! -
И он гордо встряхнул головой. Волосы УI\рашали его. Седые пряди летели по ветру. Он знал, нак они красиво летят. В машине он сел впереди, с шофером. :Мы тронулись, и Я без обиняков спросил, почему он на­
чал собирать изваяния. Старик повернул к нам краси­
вую голову. ОН глядел, явно оце­
нивая нас: наной ответ может удовлетворить? И вдруг театраль­
но закричал: -
Не знаю! Не знаю я, зачем я это делал! -
Он сделал па­
узу. -
Я не задумывалея! Пони­
маете? Я кивнул, но быстрый отказ допытываться не понравился ему. -
Что вы понимаете? -
спро-
10 сил он вдруг тихо и с укориз­
ной. -
Вы не можете этого знать! :Может, это было так ... И он стал рассказывать, быстро поворачивая к нам голову. :Много лет он работал в При­
морье этнографом. Только в со­
рок третьем году судьба привела его в Абакан. Уже и второй сын погиб на фронте, уже умерла в Ленинграде в блокаду жена ... -
Жить надо было, понимае­
те, -
говорил он все так же ти­
хо. -
Не в смысле заработна да­
же. И не потому, что нечем бы­
ло заняться... Надо было психо­
логичеСRИ отвлечься. Вот что зна­
чит жить! Альберт Нинолаевич резно от­
вернулся. Нельзя было ни о чем спраши­
вать этого человена. Человена, ноторый в пятьдесят два года остался один и нашел в себе си­
лы начать жить заново. Но он сам не мог не говорить. В нонце прошлого вена, рас сна­
зывал он, здесь проехали два финна-путешественника. А мно­
го лет спустя у них вышла ннига. -
В ней был и рисунок кам­
ня-барана. Я решил отыскать его, но не нашел. Уже отчаял­
ся, ногда забрел в шнолу непода­
лену от того места, где, по моим предположенням, находился «ба­
ран». :Мы вывели с директором на поле тысячу пар глаз. Дети прошли раз, второй, третий ... И тут нто-то заНРИЧaJ:i: «Вот он! Вот!» Это было мое первое из­
ваяние ... И все-тани он настаивал: он не задумывалея, зачем их собирает. Он их спасал. Но, услышав это, просто взорвался. Лицо его по­
нраснело, старин развернулся н нам, нак для драки: -
Да, может быть! -
выдох­
нул он. -
Я умру когда-нибудь после такого вот разговора ... И накой смысл говорить вам об этом? Вам или ному-то еще! Но гнев уже утихал в нем. Он с болью говорил, что нурга­
ны распахивали, бесценные нам­
ни валили бульдозерами ... Хотелось сказать ему что-то приятное. Мы сейчас много езди-· ли по Хана сии, и я сназал, что видел: везде опахивают курганы, берегут ... Старик поглядел на ме­
ня с сожалением ... -
Вы видите те, ноторые есть. А я вижу те, ноторых уже нет ... Могу поназать их почти все. И опять мы ехали молча, и еще ни одно молчание в этой поездне не было отдыхом. Вдруг он встрепенулся: -
Я ведь пропущу поворот! Видите две вершинни? Это таы. Мы уже приближались н кур­
гану, ногда выяснилось, что подъ­
ехать к нему нельзя -
нурган окружало овсяное поле. -
Нельзя ехать, -
без сожале­
ния сна зал ЛипсниЙ. -
Идти придется; нельзя ехать по овсу. И мы пошли. Шагов двадцать уже прошли. -
Стойте! -
задыхаясь, оста­
новился он. -
Вот, -
прерыви­
сто дышал он, -
в прошлом го­
ду приехал молодой археолог ... Ходили мы с ним, тан он угнаться за мной не мог, отста­
вал. А сейчас стойте! Отдох­
нем ... Но мы все-тани дошли. Изваяние стояло огромным. Уходило в голубое небо, и от плывущих обланов назалось, что оно немного поначивается, но не хрупно, а торжественно. -
Каменный вен, -
гордо на­
чал Альберт Нинолаевич. -
Мо­
жет, самое начало меди. Это я уж для перестраховки так ду­
маю... -
И умолн. ... Их было в Хана сии больше ста. Спасти удалось немногим больше пятидесяти. В последний день я ходил по аллее один. Облака то загоражи­
вали солнце, то оно выходило, II наменные изваяния менялись до неузнаваемости. В тот первый раз я ошибся, пытаясь решить, нто из них кан выглядит. Масте­
ра, делавшие их для понлонения, изощрились в своем иснусстве ... Безразличные сейчас приобретали вид страждущих, молящиеся от­
чаивались, а снисходительные I!ДРУГ начинали ненавидеть. И те неизвестные предни ханасов, при­
ходившие н изваяниям в разное время, в течение многих лет, ви­
дели, кан изваяние их прощало или ГЛlIдело безразличным взо­
ром, а то и изгоняло от себя. Изваяния, еще (ше осмысленные художественно», были живыми ... Из музея вышел ЛипскиЙ. Он ходил, принасался н извая­
ниям и вспоминал: -
Недавно приезжали чешсние гости... Вы знаете, что они СIШ­
зали? .. Что эта «живая история хранилась бы у нас под стеклом». Я тогда чуть не планал от стыда! С преI{расными намнями проис­
ходило нечто странное. Для них, простоявших на холмах Ханасии тысячи лет, тридцать последних лет -
в сущности, мгновение!­
оназались трагичными. -
Я не узнаю их, -
СО стоном говорил старин. -
У меня есть их фотографии тридцатилетней давности. Хотите посмотреть? .. Трудно поверить ... Рисунок исче­
зает на глазах. Их надо спасти. пого н еобычные серь ги п ерех одили из рук в руки, и примерять их было удобно: медная проволочка не прод е валась в мочк и, а цепля­
лась за полосы. На ней н а низ ан ы пух, мон ет ы, н е ровны е красные к а мушки. И llУХ удиви т ел ьны й: б ольшой, голубоватый, легкий комок. -
Хвост п е сца? -
спросил я. -
Как вам сказать, почему-
то С МУТllла с ь Люда. -
У гуся это. В се р асс м ея ли с ь, а я спрос ил: Да r де ж у гуся такой? -
Ну, зн аете ... на з а ду, -
за-
смеялась и Люда. -
Это у нас с таринно е, всегда было ... Под за­
дом, в е рн ее. Потом на траве разложили пог о и стали рассматривать. Пуговицы на нагрудном украше­
нии во вс е времена ценились ста­
ринны е. Их нашивали на толстое тем но е сукно, и каждую окружали б и сер ом, распол а гая его кольца­
ми ряд за рядом. На более ста­
ринных пого внешнне кольца бисера свободно и просто перехо­
дили во вн е шние кольца вокруг сосед ннх пуговиц. Но как здесь, в горах Хака с ии, оказались рако­
вины? Р едкост ь н е может быть не ценной, и их ц е нили. Но по-
чему им е нно раковины стали излюбленным украшени ем на пого? Откуда они? Никто из женщин, с кем бы мы ни говорили, не знал этого. Исто ­
рия была так стара, что ее н е оказалось в п а мяти люд ей. Это были cauri -
рако в ин ы и з Ин­
дийского океана. ~ы вид е лн их на пого по вс ей Хакасии, и сей­
ч а с перед нами были они. И в том, как ласково девушки глядели на свои украш е ния, чу в­
ствовалось, что для НИ Х это не старина, они дорогн им сейчас. -
~ы т е п е рь и пл атья такие шьем, -
сказала Лю да. -
Н е­
давно начали. Прямо в ателье, в Аскизе... Раньш е -то забыли это. Правда, красиво? 11 ДОРОГОЕ - А вот меня украли. -
Люда посмо тр е ла с вызовом и стала рассказы вать, уверенная, что та­
кие истории человек бережет в се­
бе всю жи з нь. -
Он ушел в армию, я жда­
ла, -
вспоминала Люда. -
У не­
го только деду шка с бабушкой, родителей н ет... А это было в суббот~ Собиралнсь на т а НЦЬL Ч то -то я чувствов а ла, но что ... Т ревожно было, но я ни чег о не знала. И от е ц ч увст вовал -
буд­
то прощался, поц еловал... П е р е д эт и м мы н е д е лю решилн н е ч аться, пров е рить себя, а в гляжу: его друзья... И как-то н е так: в б е лых 12 встре­
клубе о де ты рубаш-
ках -
други е какие-то, стран ны е. А он не подходит, только глядит, гляд ит ... Л е кция сначала была, а потом он подходит: "Н ам надо поговорить »~ • "Говори ». "Нет, даваи выидем». -
"Лад­
но, -
говорю. -
Только я да­
леко не пойду ». Я И н е заметила, как мы ока з ались во зле его дома. "Надо зайти», -
он говорит. Старики, мол, одни, я их на весь в е чер оставил, мало ли ч то может случиться... А в окнах-то света нет ... Стоим мы, он меня уговарива е т, и тут и з т е мноты сбоку кто-то :.I еня за руку ... Крепко так! "Что ты с ней разговарива е шь? Так никог да н е женишься!» Т е тка е го. А в доме оказалось полно н а -
роду, это окна были занавешены. Гости. И друзья его. Все тут. Они смеются, рады все... Вот "uгда мне стало страшно. Ведь это знаешь, но об этом не думаешь до посл е днего мгновения: жизнь меняется ... Как' это я -
жена? Все вроде было договарена у нас, все я знала, но тут словно с со ­
б'ой прощаешься... А тут еще об ­
ряд у нас: волосы сплетают -
е го и мои... Чтоб жили дружно ... А у меня -
шиньон. Под плат­
ком... Стыдно!! Я -
руку под платок сзади... И вырвала его! Заколки все полет ели... Я уж не гляжу, в рукав его, R рукав ... Они оказались счастливы. И им есть что вспоминать. КРАСИ ВЫЕ И С Т Р АН НЫЕ Стадо спускалось в лог и мед­
ленно шло к нам. Девушки в яр­
ких платьях, сидевшие в зелени травы, наверное, казались пастуху необычными. П оэтому он и шел к нам. Стадо заполнило лог и не по­
местилось в нем. И я вспомнил ... Ког да-то в этих мес т ах жил очень богатый человек. Он не умел считать. Наверное, это ему не очень было нужно. Каждый вечер он заставлял своих пасту­
хов загонять стадо в самый боль­
ШОЙ лог. и, если тот был ПОЛОН, он спал спокойно. Когда я услы­
шал эту историю впервые, ~'O ожидал: вот сейчас скажут: «Но однажды ... » И удивился тому, ЧТО история на этом кончилась. Сейчас лог все еще был полон. Уже первые овцы подходили к нам, когда мы увидели, что за стадом медленно идет конь, а на нем -
две девочки. Первая держала поводья, но конь шел сам. Стадо окружило нас, овцы, не шарахаясь, уходили в стороны, и перед нами засты.~ пастух. -
Я так и знал, -
уверенно сказал он. -
Вы артисты. Мы рассмеялись. Девушки не были артистками. Пастух обидел­
ся. Смех ли его оскорбил или ОН не МОГ простить себе ошибки: ОН­
то спешил к артистам. Во всяком случае молчал он долго, а потом стал рассказывать то, о чем ни­
кто из сидящих перед ним не знал, -
о собаках. Мы их вна­
чале и не заметили. А одна, ле ­
жавшая вдалеке, два раза спасла его. Потом он говорил об овцах и показал десять овец, которые были главными в отар" и вели всех остальных, так что ему не ч е­
го было делать. Я спросил, кто эти дети, что сидят на коне, и как их зову т. -
Анна и Алевтина, сказал он. -
Первая моя дочь... А это подруга. -
Дочь! -
крикнул ОН вдруг.­
А ну, догони тех! Поверни их! -
И он показал на ушедших в сто­
рону ов е ц. И девочки поскакали ... 13 КАПJlИ из ТУЧ терял к нему интерес. Девушки, залезая в машину, случайно ка­
А попали мы на этот луг как. "Утром собрались в хакас­
СIЮМ поселке у дирекции совхоза. Ждали Чанкова. И наконец он появился. вот сались чатхана, кто-то сильно двинул его ногой, вскрикнул: «Ой!» -
но Василия Павловича это будто не трогало. Он больше берег CYМI{y. Черная старая сум ­
ка лежала на полу кузова, и что в ней хранилось, никто никогда бы не угадал. Он двигался в самом конце улицы в сопровождении жены. Та шла сБOI{У, чуть отстав, явно показывая, что не она главная, а глав ный он, Василий Павлович Чанков, и еще то, что он нес в руках. А он нес чатхан. Чанков шел с ним в обнимку, потому что инструмент был гро­
мо здки й -
с хорошую лавку дли­
ной, и что-то не верилось, что при помощи этого ящика можно услаждать слух. Хакас подошел, и все поздоро­
вались с ним первыми. Он же, ответив, продолжал прижимать к себе чатхан, даже не поставив его на землю, и постепенно, хотя Ва с илий Павлович никого и ни I{ чему не обязывал, все стали смотреть толы{о на него. Именно Чанков настоял на вы­
е зде. Он не хотел играть и петь в клубе. Нто-то предложил вы­
ехать в горы, и он согласился. -
Я бу д у там выглядеть... -
гордо с казал оп. Теперь стало ясно, что глупо залеза ть с таким инструментом в комнату. . Предстояло засунуть чатхан в машину. Слава богу, все обо­
шлось, и инструм е нт поместился. При де рживать его сел сам Васи­
лий Павлович, но как только он перестал обнимать чатхан, то по-
14 Мы тронули сь. И опять все ста­
ли глядеть на этот странный ин­
струмен т, потому что ничего ин­
тереснее в кузове не нашлось. Чатханы Василий П авлович де­
лал сам. Только п ервый его ин­
струмент принадлежал деду. Но все они выглядели одинаково: обыкнов енный длинный ящик, та­
кие стоят с цiJtп'ами на балконах, только стенки его тонки е, каж­
дая обязательно из одной ДОСIШ, и доски эти непременно листвен­
ничные. По дну, от края до кран, Василий Павлович натягивал семь струн. На чатхан е, что ле­
жал у нас под ногами, они при­
касались ко дну, тю { что не мог­
ли звучать. Что-то надо было еще сдела ть, чтобы они звучали. Но что? В 1943 го д у мальчишкой он поехал в Аскиз на конкурс. «До­
роги этой не было, -
рассказы ­
вал он, -
ехали на лошадях». А в Аскизе перед концертом вы­
шел из клуба -
и заблудился. «Три круга сделал по всему го ­
роду, пока не нашею), -
удив­
лялся Чанков. Он не зря удив­
лялся. В Аскизе и сейчас заблу­
диться невозможно, rOPOAOI, толь­
ко еще готовится стать городом, да и то небольшим. А после концерта ему дали премию: «Пакет конфет дали, круглые такие были... Нилограм­
ма три, наверное. Куда класть? Ничего нет... Перевязал вот тут сапоги веревкой, -
показал Ва­
силий Павлович, -
конфеты в голенища высыпал. Так и ше;! назад». От Аскиза до деревни километ­
ров сорок, а тогда, без дороги, наверняка было больше. «Пришел домой, мать спрашивает: «Пой­
дешь еще выступать?» -
«Пой­
ду», -
отвечаю». -
Теперь-то у меня грамот этих ... -
нараспев сказал Чанков. Мы уже сидели на склоне го­
ры и видели те же места, по ко­
торым когда-то шел Василий Пав­
лови'.! с конфетами в сапогах. Го­
ры, одетые лесом, окружали нас со всех сторон, но не · теснИJIИ. Светило солнце,. и травы качались волнами. Чатха н лt:жал поодаль в траве. Василий Павлович вроде бы и не собирался прикасаться к нему. Сусликов кто хочет? -
не­
ожиданно спросил он. -
А где они? -
Вот, -
поднял сумку Васи-
лий П авлович. Он запустил в нее руку и вы­
ложил на траву жареные тушки. -
Вкусные, -
не очень смело сказал он. -
Только привыкнуть надо ... -
Да, да, -
подтвердила его жена. Не попробовать было нельзя. Мы стали разбирать тушки. -
Еще бы! -
уже восклицал Чанков. -
Чистым зерном пи­
тают ся! ОI{азалось, что Василий Павло­
вич -
профессиональный ловец сусликов. Только за это лето пой­
мал восемьсот штук, так что сус­
лики не совсем безнаказанно ели чистое зерно. -
А по суше пожарить его ... -
расхваливал хакас. -
С картош ­
кой. Да чтобы хру с тел! Жир, между прочим, питательный. Я сдаю его. От язвы помогает здорово ... "Уж врачи-то знают! Суслики и впрямь были вкус­
ные. Василий Павлович с удо­
вольствием глядел, как мы едим, и словно невзначай поглядыва J I на чатхан. Видно, ничего уже не о с тавалось: как истинный артист, знающий себе цену, он оттягивал то, что должно про изойти, сколь-
1Ю мог, но НеЛьзя уже было от­
тягивать, нечем. Лицо его стало терять выражение любезности. "Уже ничего не осталось в нем, что принадлежало бы нам или нынешней минуте. Мы станови­
лись безразличны ему. Он по д ош е л к чатхану, как с лепой: С ПО'l'l\Нул с я и не с тал вы­
пра в лять п ад ающ е го тела, как е де л а л бы обычно, а тут' же сел, уж е д е ржа н а коленях свой с тр а нный ин с трум е нт. В е го pYI{e ока зал и с ь пож е лтевшие от време­
н и IЮ С ТИ о в цы, И он бы с тро под­
лож и л их под с труны. И замер. Горло е го в д руг н а чало B3AYBaTJ,-
ся, ж и л ы п а прягли сь, заходили ... В ид но бы л о, что он уже поет, но, с тр а нно, з вуко в не было. Н е бы л о их ещ е долго. П е вец вбир а л в с е бя в о зд у х, с ловно не с о б ир аяс ь е г о вьшу с нать, тяже-
лые желвани натались по шее. Кадык нырнул вниз, под ворот, поднялся -
и мы услышали го ­
лос ... Это было самое странное пение, наное мне доводилось слышать. Певец не раснрывал рта, вернее, почти не раскрывал, но звун все усиливался, креп, гитарный звон чатхана -
сначала легний, поч­
ти неслышный, нан и голос, -
вдруг обрел очертания мелодии, и уже чувствовалось, нан этоii мелодии хорошо быть рядом с голосом, кан они согласны друг с другом и нат( IIМ трудно, на-
верное, и плохо был о жи т ь в отдельности... И потом, уз н а в слова песни, нельзя было и з­
бавиться от этого же ощущ е­
ния. «Вот большая гора, -
пел пе­
вец. -
Там собираются напли из туч, что сошли с ь на д горой. Там, в нашей тайге, I { апли ро ж ­
дают ручей. А ручей бежит н нам, и получается рена... И мы пьем из нее. И наш скот живет, потому что пьет из этой реIШ. И звери в тайге. И мы вс е... Те­
чет рена, и мы в с е -
тоже тшп­
ли из туч». Было бы н е верно думать, что ЭТО только край lOp. Т акай вид ОТКР,ывается почти с любой сопки. Участок ~оловно~о моз~а под электронным микроскопом. ~ « Живопис ь» косltlич е ско~о старта. т о ч ка на крыле птицы . . '. , ',-
Кристалл · cax~pa. увеличенный в 21 ра,ч. ~ f у пороrл DЕаРИМЬIХ МИРОВ Э. к и л Ь Ч Е В С К А Я. кандидат искусствоведения Ш Нdчале были фигуры би-
,. ЗОIIОВ И скульптуры жен-
", щин. Нарисованные зем-
ляными kрdсками красные и чер-
ные бизоны, мамонты, носороги, антилопы на стенах пещер и скальных навесов и маленькие скульптурки из камня и мамон­
товой кости. (Говоря точнее, и би­
зоны и скульптуры женщин -
это еще не начало. К тем десят­
кам тысячелетий, что отделяют время появления этих произведе­
ний искусства первобытного чело­
века от наших дней, надо приба­
вить не поддающиеся строгому подсчету сотни тысячелетий раз­
вития человека, пока рука его обретала уверенность мастера, а глаз -
художественную зор­
кость.) До сих пор идут споры о том, что именно хотел выразить пер во­
бытный художник своими произ­
ведениями, какие мысли, надежды и чувства вели его руку, но неос­
поримо одно -
первобытное ис­
кусство было важнейшим для человека средством освоения мира. Монументальный реализм древ­
некаменного века сменился искус­
ством неолита, основой которого стал изощренный орнамент­
стихия сложных «спиралевидных» И «вихревых» композиций. Но и-:­
кусство и тогда оставалось сред­
ством познания мира -
только на миром даже тогда,I(огда человек заДУМ"iБJЛСЯ над законами ми­
роздания и создавал мифологиче­
ские и религиозные концепции. ... Но вот открыто строение ато­
ма, и началось изучение жизни клетки, осваИВ2ЮТСЯ глубины океана и космос -
перед чело­
веком ХХ века предстали совер­
шенно неведомые ранее миры. Не просто неведомые, но и каче­
ственно новые для его психоло­
гии, его органов чувств. Причем число этих вновь открываемых миров множится буквально на глазах. (В журнале «Вокруг све­
та» уже писалось: «Исследова­
ния, проводившиеся во многих странах, доказали, что разные группы живых существ видят окружающий мир не так, как его видят другие. У каждой возни­
кает перед глазами свой «зритель­
ный мир», не схожий с другими; в разных глазах запечатлеваются субъективно разные картины объективного мира» 1_ Даже при­
вычный и, казалось бы, неизмен­
ный для глаз человека мир, ока­
зывается, дробится на неведомое пока число неведомых миров.) Некоторые из них, хотя мы давно н'аучились пользоваться их «услугами», человек пока не в со­
стоянии не только ощущать свои­
ми органами чувств, но даже вообразить их себе, ибо наше Будучи качественно различными формами отражения действи­
тельности, чувственное и логическое познания находятся в нераз­
рывном единстве_ Это одно из основных положений ленинской теории познания_ Но как же сохраняется такое единство в век атомной физики и космических полетов; в век, когда данные от природы человеку чувства уже не могут непосредственно воспри­
нять реальность открывшихея его разуму новых миров? Эта важная философская проблема охватывает множество ас­
пектов_ Об одной из них -
о роли искусства в процессе позна­
ния человеком ХХ века новых для него об.~астеЙ действительности мы начинаем разговор на страницах журнала_ новом этапе более углубленного его осмысления. Тысячелетиями совершенство-
вался арсенал искусства. И -
если продолжить сравнение -
все орудия, что накопились в нем, бы­
ли подчинены одной глобальной задаче, которая всегда стояла пе­
ред человеком, -
овладеть миром с помощью чувств и разума. Этот мир был сомасштабен человеку_ Тем органам чувств, ко­
торые даны ему от природы. За пределами возможностей, отпущенных ему природой, человек ничего не видел, ничего не слы­
шал. И поэтому проблемы, кото­
рые решались искусством, были ограничены видимым, осязаемым 2 "Вокруг света:. ;м, 1 воображение ограничено тради­
ционными представлениями и образами. Из привычного, по сути дела, уже обжитого за долгие и долгие тысячелетия, осязаемого, зримого мира вдруг открылись двери в неисчислимые анфилады новых, невиданных ранее за­
лов. Очертания одних человек угадывает, в других он уже чув­
ствует себя привычно, существо­
вание третьих предвидит. А искус­
ство, то самое искусство, без ко­
торого было бы немыслимо освое­
ние «старого» мира, остановилось у порога этих дверей. И человек I В. С к у р л а т о в, Миры чужих глаз (<<Вокруг света>, 1969, N2 3). путешествует по тем залам, куда уже открыт ему доступ, без своего привычного посоха, кото­
рым он ощупывал дорогу, привед­
шую из века каменного в век атомный ... Могут возразить а искусство научной фантастики? Разве не вторгается оно в ЭТИ [н!Овь обре­
тенные сферы бытия человека, разве не пытается присущими традиционному искусству спосо­
бами решить эти проблемы? Да, пытается. Но .. _ Арсенал прежних средств искус­
ства остается пригодным, он не умирает (и вряд ли умрет когда­
нибудь) , но он «привык» выра­
жать образы мира видимых ве­
щей и событий. Искусство всегда было обраще­
но к человеку, к его сегодняш­
ним психическим стереотипам. Не исключени~ и современное фантастическое искусство -
ведь свои образы иных миров оно строит, исходя из видимых форм и стереотипов земной фантазии. И вряд ли этих стереотипов нам достаточно для того, чтобы эмоционально воспринять жизнь клетки, атома, электромагнитных волн или разумных обитателей иных галактик. Значит, в привычных своих формах искусство не может помочь обществу решить одну из основных проблем, вставших пе­
ред людьми: освоить и завоевать новые миры? Эта проблема в той или иной формулировке, с той или иной степенью остроты ставится сейчас в науке и литературе. И возни­
кает ряд вопросов. Первый из них: а вообще, насколько необхо­
димо чувственное, эмоциональное познание этих миров? Пока это вопрос во многом лишь теоретический. Завтра же он встанет практически. А кое-где решать практически его прихо­
дится и сегодня. Одна из самых значительных, новых для челове­
чества областей -
космос; пер­
спективы дальних полетов в меж­
звездном пространстве, столкнове­
ния человека с жизнью других планет ставят не только научно­
познавательные, но и эмоциональ­
но-психологические проблемы. (Скажем, хотя бы проблемы по-, давленности, растерянности перед величием, грандиозностью иной природы.) Такие же эмоционально-психо­
логические проблемы возникнут, когда станут возможны контак­
ты землян с Iинопланетными циви­
лизациями, где все, начиная от окружающей среды и ее восприя-
17 тия, природы чувств И эмоцио­
нальных оценок до системы мыш­
ления и общих законов жизни, может оказаться принципиально иным. Может быть, в первый момент такая постановка вопроса пока­
жется несколько, мягко говоря, преждевременной. Но ведь на Бюраканском международном сим­
позиуме проблемы общения с дру­
гими мыслящими мирами, совсем не похожими на наш земной, ни у кого не вызывали улыбки 1. Напротив, порой звучали тревож­
ные ноты, и ученые спрацшвали себя с пониманием всей глубины и ответственности перед челове­
чеством: насколы{o готовы мы, земляне, к этому общению? В этом плане интересны итоги некоторых, пока первых, чисто физиологических опытов, веду: щихся в области космическои медицины. В экспериментах, вос­
создававших условия долгого по­
лета, у испытателей появились определенные эмоциональные сдвиги --
апатия, скованность позы и мимики, раздражитель­
ность, нарушение сна. Для опыта были разработаны две музыкальные программы: одна --
по заявкам экипажа (ее можно было слушать когда захочешь) и другая --
из незнакомых про­
изведений, неожиданных по фор­
ме и содержанию (причем она все время варьировалась; ее мож­
но было слушать только во время от дыха). Вывод от их воздей­
ствия был сделан крайне любо­
пытный для нашей темы: необыч­
ная музыка будоражит, никого не оставляя равнодушным, она раз­
ряжает будничность и монотон­
ность обстановки. Это хорошее средство для того, чтобы в подоб­
ных условиях вызвать эмоцио­
нальный взрыв. И еще больше: в условиях эксперимента у неко­
торых людей неожиданно появи­
лась склонность к рисованию, лепке, другие начали писать сти­
хи, петь ... Как видно, эмоциональная оцен­
ка необычного налицо. Отсюда следует важный вывод: без чув­
ственного познания космоса --
как и иных ранее недоступных миров-­
не может быть и научного освое­
ния их. ЭлектроilНЫЙ микроскоп, рентгеновские лучи или новейшие радиотелескопы -
словом, все новые средства познания можно рассматривать ведь и как некие новые органы чувств человека, позволяющие ему проникать в недоступные без этих средств аспекты действительности. И, ви­
димо, наступит все-таки такой I «Жизиь и разум ИНblХ миров» (<<Во­
круг света., 1972, N. 1). 18 этап развития художественной мысли, когда станут необходимы образы, которые бы отражали, передавали и доносили до наших чувств области бытия, пока еще лишь -умозрительно воспринимае­
мые нами. .И возникает вопрос--а в состоя­
нии ли в принципе человек пере­
дать своим искусством тот стран­
ный мир, который неизбежно откроется перед нами? «Человек творит также и по законам красоты» --
эти слова К. Маркса являются путеводной нитью в поисках ответа на по­
ставленный вопрос, ибо они по­
лучили совсем недавно подтверж­
дение со стороны точных наук. Как установлено рядом откры­
тий, общие законы мироздания, законы его гармонии поразитель­
но едины с законами эстетиче­
ской гармонии. Например, совет­
ские исследователи Ю. И. Артемь­
ев и М. А. Маратуев на XIII Международном конгрессе по истории наук, проходившем в 1971 году в Москве, в своем докладе «Музыкальный ряд В таб­
лице Менделеева» писали, что Ньютон «обратил внимание на общий ритмический порядок, свой­
ственный и солнечному спектру, и музыкальной гамме», и «суще­
ствование аналогичного порядка можно предположить во многих. явлениях природы, например в системе элементов Менделеева». Ритм, определенные закономер­
ные чередования форм, явлений, процессов пронизывают жизнь атома, жизнь клетки, строение материи, жизненные функции че­
ловека, его разума, чувств и дея­
тельности; пульсацию жизни на­
шей планеты и, наконец, жизнь космоса. А достижения современ­
ных наук все больше и больше убеждают в том, что существуют какие-то общие, единые гармони­
чески-структурные основы нашего «земного царства» --
от жизни, «дыхания» самой Земли, ее стра­
тосферы, атмосферы, литосферы и гидросферы до пульсации и жизни клетки, молекулы и атома живого существа, до законов ху дожественного творчества. Это подтверждается и опытами новой науки --
киматики, занимающейся изучением структурных колебаний материи, и теорией приливов и отливов, И изучениеjVI жизни в пределах микромира, и многими другими современными данными самых разных точных, естествен­
ных и гуманитарных наук. Иными словами, че,~овек всегда творил, в полном смысле этих слов, в соответствии с общими законами гармонии микро-
и мак-
ромиров. Всегда. «В некоторых пещерах, пишет академик А. П. Окладников, рассказывая о первобытной живописи, --
мож­
но видеть --
красочные пятна и закрашенные плоскости сочетают­
ся на их стенах «по законам кра­
соты». Внутреннее единство ри­
сунков, составляющих фризы Ляс­
ко (одна из пещер с палеолити­
ческой живописью. --
э. KJ, опр",· деленная тенденция к их декора­
тивному размещению выражены не только в соответствии их раз­
меров, не только в их симметрич­
ном расположении. Оно обнару­
живается в том, что можно на­
звать хроматической гармонией и цветовым ритмом». Этому ощущению ритма--
осознанному инеосознанному --
в той или иной степени подчинено все искусство человечества на всех этапах и стадиях его разви­
тия. Таким образом, человек, сам того не подозревая, изображая привычную окружающую действи­
тельность, тысячелетиями трени­
ровал свою психику, свои чувства для встречи с мирами, о суще­
ствовании которых он и не подо­
зревал: интуитивно постигая гар­
монию своего, осязаемого мира, он положил в основу своей твор­
ческой' деятельности законы, кото­
рые являются законами и для неведомых ранее областей бытия. Каким же должно быть наше эстетическое восприятие этих «сказочных» миров? Этого пока мы не знаем. Это подскажут опы­
ты и эксперименты. В отличие от древних эпох, когда все процессы развития и становления художе­
ственного сознания человека про­
текали стихийно, безотчетно, не­
осознанно, в наш век господства научной мысли, в эпоху познания человеком самого себя теоретиче­
ское осм~сление эмоциональной сферы играет далеко не послед­
нюю роль. И, пожалуй, можно говорить, как о последствии научно-технической революции, об эмоционально-эстетической рево­
люции ХХ века. Перед современной наукой об искусстве стоят острейшие пробле­
мы как в области исследования художественной культуры челове­
чества в целом (и в теоретиче­
ском, и в историческом аспектах), так и в вопросах оценки совре­
менной творческой практики, уже неотделимой от тех искусственных органов чувств, которыми ныне оснащен человек. А это, в свою очередь, обновляет, модернизирует саму науку о природе человече­
ских чувств, об их особенностях, о природе и импульсах художе­
ственно-творческой деятельности. Н а у лицах и площа ~ дях Запорожья, в приго~ родной сельсиой местно­
сти работала комплекс­
ная экспедиция Главной геофизической обсерва­
тории имени Воейкова. Задача перед геофизи-
нами стояла УJlин:аль-
ная изучить ИЛИМ8Т города. Таких исследо-
ваний в номплен:се не велось еще нигде, ни в нашей стране, ни за ру­
бежом. А между тем результаты экспедиции важны не толы-со ДЛЯ запорожцев и даже не TO.JIbHO ДЛЯ городов вообще. хотя разница в климате города и окре­
стностей обычно бывает немаЛRЯ и ее важно изу­
чить для многих практи­
чес них целей. Важны итоги работы геофизи· НОВ и в планетарном масштабе ---
климат го­
рода может служить в известном смысле мо­
делью климата Земли в будущем. В Якутии в поселке Чуранги на глубине двух метров были обнаруже­
ны 1i.~9J]:I шерстистого HocoR,\2[a жившег.9.---l@ нашеи земле OHo~a -;z..a::-:тт;rёяч л~ Расиопии скелета ред­
чайшего животного про­
вела экспедиция Инсти­
тута геологии Якутско­
го филиала АН СССР. с 1968 года работает на ледниках Памира вы­
сокогорная гляциологи­
ческая экспедиция Ин­
ститута географии АН СССР в содружестве с сотрудниками таджик­
ского Управления гидр 0-
метеослужбы. Работа прошлого лета была свя­
зана с составлением ка­
талога ледников бас­
сейна реки Гунт. Институт палеонтоло-
гии Академии наун СССР самую крупную по объему работ и тех­
нической оснащенности экспедицию направил в Монголию. В пустыне Гоби советские палеон­
тоЛоги ведут исследова-
1 ния совместно с учены . ми Монгольской Народ ной Республики. Эта пу­
стыня для историков животного мира -
по­
НСТИНе бесценный район земного шара, ибо суша здесь не затапливал ась морями почти 200 мил­
лионов лет. Значит, здесь возникали и раз­
вивались многие груп­
пы животных, затем расселявшиеся на терри­
тории, которые освобож-
1, дались от морей. Поэто­
\, му по ИСl<опаемой фауне ;; Гоби можно судить о 1
" геологическом строении, животном мире прошло­
го Европы, Азии, Север­
ной Америки. э к с П Е А и Ц и я -
72 nенинградские этно графы, побывавшие в нескольких районах Лат­
вии, привезли в Госу­
дарственный музей этно­
графии народов СССР богатую коллекцию ору­
дий труда, бытовой утва­
ри, украшений латышей. СобраН/iые предметы во­
шли в новую постоян­
,ную энспозицию «Латы~ IIIИ», ноторая создана в музее к 50-летию обра­
зования СССР. Сотрудники Киргиз-
ского научно-исследова­
тельского института жи­
вотноводства и вет<,;ри­
нарии (во Фрунзе) по­
ставили задачей своей летней экспедиции вы­
явить опасные для до­
машнего снота ядови­
тые травы на пастбищах Тогуз-Тороуского райо­
на. Учеными будет раз­
работан метод диагно­
стики отравлений жи­
вотных. В горной зоне Кара­
тау на Мангышлаке экс­
педиция Института гео­
логии имени Сатпаева АН КазССР обнаРУЖИJJа уникальные меденосные горизонты. О том, что на Ман­
гышлаке есть медь, из­
вестно с древних вре­
мен, ее и добывали там в древности, но современ­
ная геология до послед­
него времени утвержда­
ла, что масштабы рудо­
проявлений в тех местах невелики. Однако казах-
ские ученые К Джа-
минов, С. Сейфуллин, Д. Хайфутдинов просле­
дили многокилометро­
вые меденосные пласты. 10 июня 1972 года на ЧУКОТI<е прошла полоса полного солнечного зат­
мения. Для наблюдений затмения выехали науч­
ные экспедиции астро­
номов и радиоастроно­
мов из Москвы, Ленин­
града, Киева и других городов страны. Во вре­
мя солнечного затмения можно производить та­
ние эн:сперименты и по­
лучать такую информа­
цию, какую в обычных условиях получить не­
возможно. Это, в свою очередь, позnолит выяс­
НИТЬ многие вопросы, связанные с физичесни­
МИ процессами, происхо­
дящими на Солнце, и не­
которые солнечно-зем­
ные связи. Ветеран научно-иссле­
довательского флота «Витязь» осенью прово­
дил исследования в Охотском море. В его программу входило I<омплексное исследова-
ние морского дна, изу­
чение тектоники зоны перехода от материка к ложу Тихого океана. В этот район «Витязь» вернулся после долгого перерыва. Здесь он про­
вел свои первые рейсы в 1949∙-
1954 годах. ,'._ 1 i Зверобойное I судно I «Крылаткю> с' экспеди-
I цией биологов на борту обследовало на Коман-
I дорских островах кор­
мовую базу ценного морского зверя калана. Налан был взят под охрану государства пос· ле установления на Дальнем Востоке Совет­
ской влвсти. К тому I времени он был почти полностью истреблен. Сейчас стада каланов U
асчитывают по тыся-
че -
тысяче двести осо­
бей. Нынешняя экспеди­
ция -
часть обширной программы по изучению морского зверя. ~ Археологическая экс­
едиция Академии HaYI' СССР завершила чет-
вертый сезон полевых сследований в Иран-
ской Республике. Районом действия экс­
педиции был север Ме­
'сопотамии, долина Синд-
жара, изученная архео­
логами сравнительно ма­
ло. Важным итогом ра­
бот советских ученых явилось отирытие по-
селка самых ранних земледельцев этой до­
лины-поселения 7-го ты сячелет еи э ы Восьмой раз ученые Полярного института рыбного хозяйства и океанографии вместе с коллегами из Норвегии и Англии приняли уча­
стие в исследованиях, цель которых -
состав­
ление прогноза промыс ла океанической рыбы на ближайшие годы. Co~ трудники Полярного ин­
ститута вышли в море на судах «Фритьоф Нан­
сен» и «Поиск». По онон­
чании исследований был подготовлен совместный научный доклад, пред ставленный на 60-ю на· учную сессию Между­
народного совета по изучению моря. В Антарктиде на бе­
регу Хобса (Земля Мэри Бард) организуется но­
вая --
седьмая -
сон:ет­
сная антарнтичесная станция. Берег Хобса­
один из наименее изу­
ченных районов мате­
рика. Расстояние от но­
вой советской станции до ближайших соседей: новозеландской базы Скотта и американской Маи-Мердо превыша­
ет полторы тысячи ки­
лометров. Станция в этом районе станет фор-
постом сQветсних поляр ников. щ>иступающих к изучению западной ча сти ледового конти нента. Три года назад ОТРЯi\ археологов, созданныи Ленинградским област­
IIЫМ отделением Все­
РОССИЙСКОГQ общества охраны паI\'lЯТНИКОВ исто­
рии и культуры и Ле нинградским отделением Института археологии Академии наук СССР по" руководством сот­
руднииа института О. В. Овсянникова, при­
шел в крепость Копорье. В летописи название «ffопорье» впервыIe упо­
минается в 1239 году. С тех пор там несколь­
ко раз строили крепость ливонцы, новгородцы, московиты. Та цитадель, что существует поныне, сооружена в ХУ -
ХУ1 веках. Наряду с Орешком, Ямом, Иван­
городом она входила в систему оборонительных сооружений Московской Руси. А какова судьба «города наменна», по­
строенного перед тем? Лето 1972 года принес­
ло археологам большое открытие -
были найде~ ны octatJ-CИ крепости XIII века. Кто и когда точно ее построил­
еще не решено. Но уже совершенно ясно перед учеными предстал уникальный объект, по­
добных иоторому насчи­
тываются единицы, Флагман академиче-
ского флота, крупней­
ший научный корабль в мире ,<Космонавт Юрий Гагарию>, завершил в начале августа свой пер­
вый рейс по морям и океанам. Основная особенность корабля -
огромные ча­
ши радиотелескопов; судно предназначено для связи с носмичесними объектами и для управ· ления их полетом, ногда они не видны с террито­
рии Советского Союза. .Космонавт Юрий Гага­
рию> провел свои пер­
вые исследования на разных широтах Мирово­
го онеана, побывал на Канарских островах, у берегов Африки, Южной и Северной Америки, в портах Уругвая, Кубы и Мексики. Группа краеведов, членов Географичесного общества СССР, отправи­
лась в августе из Влади­
Бостона в поход по мар­
шруту выдающегося ис­
следователя Дальнего Востока В. К Арсенье­
ва. Поход был посвящен исполнившемуся в сен­
тябре столетию со дня рождения знаменитого путешественника. 19 Если судить по законодатель­
ным актам, то рабство и рабо­
тор~овля были запрещены Анг­
лиеи в 1807 году, Франциеl1-
в 1819-м, США -
в 1810-м, Бра­
зилиеl1 -
в 1888-м_ В 1966 году Социальны" комитет Экономиче­
ского и социального совета ООН принял резолюцию, в которо" при звал всех членов ООН под­
писать международную конвен­
цию о запрещении рабства_ И все же рабство в ХХ веке не ушпо в прошлое_ Оно пишь изменило форму, но не содержание_ 20 ЦUВRJIuаОВАПНОЕ РАБСТВО . дPCЬ~ ПРЕ(~Т)1IЛЕНИН ИМПЕРИАЛИ~IМА С. милин ПУТЕШЕСТВИЕ В НЕВОЛЮ лица Ваксхолл Бридж в Лондоне, проходя­
щая неподалеку от станции Виктория, ни­
чем особенно не примечательна. Дома на ней ни старые, ни новые, магазинов ни мало, ни много. И трудно сказать, попал бы когда-нибудь сю­
да такой «король горячего репортажа», как Брюс Уорден, если бы не вчерашний разговор с шефом. Уорден заскочил в редакцию «Дейл И ньюс» бук­
вально на секунду, но Найджел, скорее всего не покидавшая свой стол даже на ночь, все же суме­
ла поймать его и препроводить к шефу. Не отры­
вая глаз от гранок воскресного номера, тот махнул своим карандашом-дубинкой в сторону красной корзинки со срочными сообщениями: «Куда ты за­
пропастился, черт побери ... Прочти «Рейтер». Уорден взял широкую телексную ленту с голубо­
ваТЫМI1 строчками и направился было в угол к ста­
рому кожаному креслу, чтобы не мешать шефу. -
Садись ближе и читай вслух, -
потребовал шеф, продолжая яростно черкать парламентский комментарий на третьей полосе. «Опять из себя Цезаря изображает», -
неприяз­
ненно подумал Брюс и начал нарочито громко чи­
тать сухой текст телеграфного сообщения. «В день национального праздника 14 июля в жан­
дармерию французского городка Экс-ле-Бен обра­
тился некий Мишель Пито с просьбой помочь най­
ти механика дЛЯ ПОЧИНКI1 его автофургона со швей­
ными машинамl'1. Узнав, что ремонт потребует не меньше суток, он потребовал вскрыть фургон со словами: «Иначе они все задохнутсяl» Внутри ока­
залось 59 чернокожих из Сенегала, Мали, Маврита­
нии, Берега Слоновой Кости. Все они были завер­
бованы для работы во Франции. Из Туниса при по­
средничестве некоего Адаррамани они были паро­
ходом переправлены в Палермо, а затем поездом в Рим. Оттуда их в опечатанных автофургонах долж­
ны были нелегально доставить во Францию. В Ри­
ме представителем синдиката «раБОТОРГQlщев», по сведениям полиции, является Карло Брюссель, он же член мафии Альдо Пушедду, в Париже -
Ама­
ду Сью. Следствие продолжается». -
Что ты можешь предложить по этому пово­
ду? -
на сей раз шеф соизволил поднять голову от окончательно исчерканной полосы. -
Сначала нужно лететь в Паrиж. Центр синди­
ката наверняка там.- Уорден не прочь был на не­
делю-две махнуть во Францию и Италию, хотя в ду­
ше и сомневался, что удастся собрать сенсацион­
ный материал. Слишком велика фора у тамошней оравы, которая сейчас уже мчится по горячим следам. Шеф, словно прочитав его мысли, иронически фыркнул: -
Дохлое дело. Завтра будет во всех газетах. Нужна собственная изюминка. Уорден в недоумении уставился на него. -
Сколько у нас в Англии иностранных рабо­
чих? Миллион восемьсот тысяч. Ручаюсь, что доб­
рая половина прибыла не через Гатвик 1 или Дувр, И не с британскими паспортами. Тогда как, а? В поисках ответа на этот вопрос и попал на Вакс­
холл Бридж ведущий репортер газеты «Дейл И ньюс» Брюс Уорден. l Г а т в и к -
международный аэропорт близ Лондона. Перед домом N!? 49 под названием Дэнисон Хаус репортер остановился и принялся изучать таблички у подъезда. Одна из них извещала, что Британское общество по борьбе с рабством действительно на­
ходится здесь. Несмотря на громкое название, его контора на третьем этаже оказалась всего двумя маленькими, плохо проветренными комнатками, уставленными полками с досье и картотеками. В первой сидела безликая секретарша, во второй -
сухой старик с аккуратной щеточкой усов, в котаром за милю можно было угадать отставного полковни­
ка БРl1танской армии. На стене позади него висе­
ла оставляющая тягостное впечатление картина: мо­
лодая негритянка с железным крюком в пред­
плечье -
«Чтобы привязывать ее на ночь, -
по­
яснил старик, заметив удивленный взгляд репорте­
ра. И тут же, встав и протянув руку, представил­
ся: -
Патрик Монтгомери, секретарь Общества. Чем могу быть полезен?» -
Брюс Уорден, репортер «Дейли ньюс», -
и, усевшись на предложенный полковником стул, он сразу же перешел к интересовавшему его вопро­
су. -
Как вам, может быть, уже известно, недавно французская полиция накрыла ... -
Вы имеете в виду этих простофиль С автофур­
гонами? -
презрительно хмыкнул Монтгомери. -
Кустарщина. Эти трюкм ... -
Полностью С вами согласен, -
подхватил Уорден. -
Поэтому мы и решили обратиться к вам. Наша редакция хотела бы рассказать читате­
лям о том, какую лепту в борьбу с этой современ­
ной работорговлей вносит ваше Общество в Анг­
лии ... Отставной полковник еще больше выпрямился, хотя это и казалось невозможным, и начал торже­
ственно патетическим тоном: -
Наше Общество основано в 1823 году. С тех пор оно собирает документы, систематизирует и изучает их. Нам пишут изо всех уголков мира. Часто анонимно. Ведь тот, кто доносит на работорговца, рискует в случае огласки досрочно отправиться в лучший мир. И все же мы собрали горы докумен­
тов и тысячи ужасающих фактов, в которые трудно поверить. Как по-вашему, сколько сейчас в мйре рабов? По крайней мере, 10 миллионовl Конечно, эти десять миллионов мужчин, женщин и детей не все и не все время содержатся в цепях, -
Монтго­
мери сделал жест в сторону картины. -
В распо­
ряжении современного общества есть другие сред­
ства для того, чтобы держать человека в рабстве. Например, нужда. Человека заставляют работать по 10-12 часов в день, а платят «бонами», которые принимаются только в лавке хозяина. Заработок та­
кого человека всегда меньше того минимума, ко­
торый нужен для поддержания своего существова­
ния. Вот и получается, что чем дольше он рабо­
тает по контракту, тем глубже залезает в долги. И так до самой смерти. Скажите, разве это не раб­
ство? -
Но зачем тогда человек нанимается на рабо­
ту на Зllведомо невыгодных условиях? -
поспешно вставил Уорден, чувствуя, что отставной полковник забирается в слишком высокие теоретические ма­
терии. -
Видите ли, когда он подписывает контракт з~ тысячи миль от предстоящего места работы, буду­
щее представляется, со слов вербовщика, в радуж­
ных красках. А потом протестовать уже поздно. Возьмите хотя бы недавний случай с индийцем Сатиндером Сандху. Парню едва исполнилось во­
семнадцать, когда у них в деревне появился вер­
бовщик. Собрал молодежь и стал сулить золотые горы: «Вы получите работу. В Европе. Надежную, 21 хорошо оплачиваемую. О формальностях и проезде можете не беспокоиться. Платите 13 тысяч рупий, и мы все сделаем». Сандху и еще один парень, Дхарам Бхатия, соблазнились. Родители продали последний клочок земли, чтобы оплатить проезд, хотя билет на самолет по классу «люкс» стоит три тысячи. Молодых людей под видом туристов до­
ставили в Лондон. Поселили в трущобах на окраине Ханслоу, пристроили на работу за 17 фунтов в не­
делю. Парни пробовали протестовать -
на эти день­
ги самим трудно прокормиться, не то что домой посылать. В ответ -
угроза выдать полиции, если бу­
дут ерепениться. Сандху не выдержал и от отчаяния повесился. -
Монтгомери сделал паузу, давая ре­
портеру возможность записать услышанное. -
Или история с сорока индийцами, которые буквально умирали от голода в подвале в Брэдфорде, ожидая обещанной работы. С каждого из них содрали по восемь тысяч рупий за переправку в Англию. Со своими фальшивыми документами бедняги боя­
лись даже показаться на улице ... Уорден лихорадочно заполнял ,исток за листком в своем блокноте. Так, основные центры тайной переброски иностранных рабочих -
Шербур, Гавр, Остенде, Гамбург. Штаб-квартира подпольного син­
диката, видимо, находится в Мюнхене... Высажива­
ют приезжих по всему южному побережью, но в основном в районе Дувра. На месте их встречает агент и провожает на ближайшую станцию... Под­
польная «дорога» действует по строгому графику. хотя бывают и накладки. В Пуле, например, недав­
но попались 26 индийцев, так как перевозивший их агент по имени Джассал остановился около паба в неположенном месте и был задержан полицейским. В другом случае в том же районе возле шоссе А 30 прямо в поле обнаружили десять сикхов, пря­
тавшихся там в ожидании агента-проводника. По иронии судьбы все они прибыли на яхте «Лету­
чая мечта», принадлежащей не коему Джону Пенде­
ру. Пендер получил полтора года тюрьмы, а его помощники братья Питер и Майкл Томпсоны -
П9 шесть месяцев условно ... -
Простите, мистер Монтгомери, но разве нель­
зя через задержанных выяснить, кто именно пере­
брасывает их сюда, и упрятать этих контрабанди­
стов живым товаром за решетку? Отставной полковник отрицательно покачал го­
ловой. -
Вы плохо себе представляете ситуацию, мистер Уорден, -
снисходительно заметил он. -
Во-пер­
вых, все эти индийцы, пакистанцы, негры никого и ничего не знают. Доверенное лицо синдиката до­
ставляет их группами куда-нибудь на побережье во Франции или Бельгии. Разумеется, с фальшивыми документами. Там они сидят, не показывая носа, в подпольной «гостинице», пока не придет моме"'т плыть в Англию. Ночью погрузят их на катер или яхту и высадят через пару-тройку часов в укромном уголке. Что они могут рассказать? Пусть так, но ведь Пендера и Томпсонов все­
таки взяли ... -
По чистой случайности. В проливе их Сфото­
графировали с вертолета береговой охраны. Так что улики были налицо, когда пассажиры попались. А без этог6 ни один судья не признал бы их ви­
новными, что бы там ни утверждали эти сикхи. Не забывайте, что мы живем в демократической стране. А главное, у контрабандистов живым това­
ром такие связи, какие вам и не снились. Ну возь­
мет полиция нескольких агентов и посредников, на следующий же день на их место синдикат найдет новых. -
Скажите, мистер Монтгомери, а ваше Общество 22 разве не может помочь властям ликвидировать тай­
ную сеть синдиката. Вы же сами говорили, что со­
брали массу фактов ... -
Увы, большинство из них не имеет юридиче­
ской силы, -
перебил репортера седовласый джентльмен, горестно по качав ,оловоЙ. -
Чтобы вы поняли, я вам расскажу о последнем деле, ко­
торое мы расследовали ... Норман Пай пер, черноволосый 40-летний кре­
пыш, считался в Кале типичным прожигателем жиз­
ни. Во всяком случае, редкая неделя обходилась без того, чтобы он не устроил для своих много­
численных друзей грандиозную попойку в ресто­
ране «Уэлком бар» или на борту своей 32-футовой моторной яхты «Раре». Никто толком не знал, да, впрочем, и не интересовался, на какие средства он живет, но деньги у него, несомненно, водились. Во всяком случае, Пай пер не раз говорил друзьям, что собирается купить виллу в Испании, которая всегда будет к их услугам. Пока же этот типичный «плейбой» жил на борту своей бело-голубой «крошки», время от времени на день-два выходя в море, когда было настроение. Правда, ходили слухи, что эти прогулки не столь уж безобидны, что в таких случаях на борту «Раре» наверняка найдется 'не одна сотня порнофильмов, соответ­
ствующих буклетов или швейцарских часов «Омега)', НО В тех кругах, где вращался Пайпер, не принято было совать нос в чужие дела. И кто знает, как долго продолжалась бы безоблачная жизнь Нор­
мана Пайпера, если бы не случай. Письмо, которое в этот день доставил на Вакс­
холл Бридж почтальон, настолько заинтересовало секретаря Британского общества по борьбе с раб­
ством, что мистер Монтгомери трижды перечитал его, прежде чем отдать для подшивки в досье. Один из его информаторов сообщал, что в бельгий­
ский город Остенде прибыло на двух автобусах человек шестьдесят пакистанских туристов. У всех были транзитные визы в Англию, а то, что предва­
рительно группа заехала в Остенде, еще не состав­
ляло криминала. Однако информатор обратил вни­
мание на две любопытные вещи. Во-первых, все пакистанцы были из одного и того же места -
из Лаялпура, а во-вторых, являлись членами «Обще­
ства Роберта Бернса» и направлялись в Англию с единственной целью посетить дом-музей поэта. После того как мистер Монтгомери связался с «Обществом Роберта Бернса» и узнал, что там ни­
чего не известно о «любителях поэзии» из Лаялпу­
ра, он тут же принял решение послать в Остенде одного из своих немногочисленных сотрудников. Через пару дней поступило его первое донесение. Пакистанцы остановились не в гостинице, а в част­
ном доме в трущобах неподалеку от порта, причем группа, судя по результатам скрытого наблюдения, заметно поубавилась. В конце донесения агент п",сал, что ему удалось познакомиться с одним из «туристов» по имени Фази Ахмед, который в раз­
говоре подтвердил, что они направляются на ро­
дину, «представьте себе -
«Рэбита» 1 Бернса!». -
После этого у меня исчезли последние сомне­
ния. Совершенно ясно, что синдикат переправлял очередную группу завербованных рабов. С фаль­
шивыми английскими транзитными визами попасть в Бельгию еще можно, но об Англии нечего и ду­
мать, -
мистер Монтгомери сделал паузу. -
Сле­
довательно, у них был один выход: переправить па­
кистанцев контрабандой. Действительно, мой чело-
I р Э б и т ---
кролик -
популяриый герой англнйских ска­
зок. век сумел установить, что после появления «тури­
стов» В Остенде минимум дважды заходила яхта «Раре», приписанная К Кале. Судя по ее описаниям, она могла взять на борт человек десять-двена­
ДЦIПЬ. Значит, оставалось ждать следующего захо­
да. Я немедленно связался с таможенными властя­
ми у нас на побережье и в Остенде и предупре­
дил их. На третий день к вечеру «Раре» пришвар­
товалась к причалу яхт-клуба в Остенде, а ее вла­
делец отправился в ближайший бар промочить гор­
ло. Хотя раньше темноты Пайпер все равно не рискнул бы выйти в море со своей «живой контра­
бандой», таможенники держали наготове быстро­
ходный катер. Тут мистер Монтгомери многозначительно откаш­
лялся. Уорден уже предвкушал эффектный конец рассказа, но то, что он услышал, оказалось совер­
шенно неожиданным. й Е Н С Б Р А Н Н Е Р, датский журнаnист БЕЗ НАДЕЖДbl ~ олгое время никто из местных жителей не ~ обращал внимания на усадьбу Дампгорден в датском местечке Херстед. В конце концов, ничего примечательного в ней не было: ветхие зда­
ния, проданные строительной фирме, которая на­
меревалась снести их и проложить дорогу. И все же, когда один из соседей случайно заглянул в усадьбу, он был настолько поражен, что тут же поспешил сообщить об увиденном местным властям и пред­
седателю комиссии социальной помощи Бенту Йохансену. Оказывается, в постройках в ужасных условиях жили рабочие-эмигранты, турки и юг<;>­
славы. Вместе с Бен том Йохансеном и переводчиком мы выехали в Дампгорден, чтобы самим убедиться в совершенно немыслимом положении этих бедняг. Кое-как, скользя и спотыкаясь, нам удалось все же по узкой тропинке добраться до полуразру­
шенной конюшни и каких-то сараев, которые и ока­
зались усадьбой Дампгорден. Именно здесь, разго­
родив сырой сарай на крошечные клетушки карто­
ном и фанерой, И ютились рабочие-змигранты. Хотя площадь такой клетушки не превышала 3-4 квад­
ратных метров, в каждой жило не меньше 5-6, а то и все восемь человек. Впрочем, назвать их су­
ществование жизнью было бы слишком большим преувеличением: полуистлевшие матрацы; через щели забитых досками окон несет промозглым хо­
лодом; старые керосинки, которые больше коптят, чем обогревают помещение. Мы вошли в одну из каморок. Лежавшие на по­
крытых рваными ватными одеялами и газетами кро­
ватях рабочие-иностранцы поднялись, чтобы мы могли )(оть как-то втиснуться внутрь. -
Нам еще повезло, хоть крыша над головой есть, -
начал разговор один из турецких рабочих по ,"мен," Мехмет Полат. -
Правда, платJo1ТЬ за эту «ГОСТJo1НJo1цу» ПРJo1ходится целых 400 крон в месяц. Еще крон 50 уходит на злектричество. Зато у нас своя комната. А так за койку дерут крон триста ... Он явно не разделял н," нашего возмущенJo1Я, ни нашего ужаса от этой конюшнJo1, которую обороти­
стые дельцы превратJo1ЛJo1 в приют для приезжих рабочих. Легально ли он и его товарищи приехали в Да­
нию, имеют ли право на работу здесь? О, конечно, -
Увы, Норман Пайпер ни в тот вечер, ни в по­
следующие дни больше не появился на борту сво­
ей «крошки». Ничего не дало и наблюдение за его белой «вол во» со шведским номером, оставшейся на стоянке в Кале. Кто предупредил синдикат, ан­
глийские таможенники или бельгийские... -
мистер Патрик Монтгомери пожал плечами. «Разоблачать работорговлю в наши дни весьма трудно, -
заявил мне на прощание секретарь Британского общества по борьбе с рабством. -
Ибо сегодня, как и прежде, рабы -
не больше, чем кость в большой игре, в которой сплетаются самые различные зкономические интересы». И зто на самом деле так, как я сумел убедиться». Ведущий репортер «Дейл И ньюс» Брюс Уорден удовлетворенно поставил точку и, вытащив странич­
ку из машинки, понес материал к шефу. ЦИВИЛИЗОВАННОЕ РАБСТВО конечно. ЕслJo1 бы МЫ только зналJo1, чего им стоило ПОЛУЧJo1ТЬ драгоценное разрешение на это у датско­
го консула в Гамбурге. Я предпочел не уточнять, каким образом он," попалJo1 в Западную Германию, чтобы не пугать ,"х. Ведь это разрешение, которым он'" так дорожат, дало им ЛJo1ШЬ право выполнять самую грязную и тяжелую работу на леСОПJo1лках, КJo1РПJo1чных заводах, стройках, да Jo1 то за половину жалованья датчаНJo1на. Их зксплуатJo1РУЮТ и обманы­
вают все кому не лень. -
Конечно, если бы нас в этой комнате было меньше, мы бы устроились лучше. Но мы все из одного города Конь я, все были там безработны­
ми, -
рассказывает Мехмет Полат. -
Поэтому, ког­
да я встречаю на УЛJo1це ТОljаРJo1ща, которому негде ночевать, я зову его к себе. Датчане не понимают этого. Но ведь на улице холодно, а скоро зима, и я говорю: приходите сюда. И люди все идут и ,"дут. Мы уже не знаем, как их разместить ... Хотя на родине УСЛОВJo1Я жизнJo1 турецкJo1Х рабочих были лучше, чем здесь, он," довольны. Пускай при­
ходится ночевать в конюшне, но они хоть зараба­
тывают на жизнь себе и семье. -
Мы платим за жилье шефу. ИменJo1 его мы не знаем, зовем просто шеф, но он добрый человек. Не выгоняет никого, кто сюда ПРJo1ходит. Датчане все добрые люди ... Когда мы направлялись к .машине, побывав в са­
рае-холодильнике у югославов, в тени здания мас­
терской рядом с ЖИЛЫМ домом, окна которого бь,­
ли занавешены кра,сным," гаРДJo1нами, я увидел пер­
вого за весь вечер датчанина. Он подозрительно оглядел нас и передвинулся ближе к своему «фолрксвагену». Я спросил его, кому ПРJo1надлежит усадьба. Ответ был более чем красноречJo1В: -
Во всяком случае, не тебе. Это частная соб­
ственность, и тебе здесь нечего делать. И иностран­
цам здесь тоже нечего делать. Почему эти обезьяны не уБJo1раются туда, откуда приехали? -
В его голосе чувствовапась неприкрытая злоба. -
Они свиньи, Jo1 ничего другого Jo1З HJo1X не получится ... Мы можем в любой момент вышвырнуть этих обезьян. И HJo1KTO в стране не захочет связываться с ними. Нам они не нужны ... Он отступил в тень. Я не мог разглядеть его лица, но представлял его выражение. Неволь но пришла мысль, что все это я уже слышал. Только где? В Алабаме, Джексоне, Миссисипи? Но нет, все это происходило в Дании, хотя с TaKJo1M же успехом могло быть и у кого-нибудь из нашJo1Х соседей. Перевел с датского д. ЛИХАРЕВ 23 о с в А Л Ь Д О О Л Е А Р И, бразильским журналист КУПИТЕ ЭТОГО РАБА ~ тарая пыльная дорога ве-
дет прямо к пансиону «Сан Жозе». Запыхав-
ший с я грузовичок, дребезжа все­
ми своими внутренностями, резко тормозит у самого крыльца пан­
сиона. Через борт из кузова спрыгивают люди. Большинство мужчин босы, одежда -
дыра на дыре. Они молча тянут из маши­
ны мачете, ржавые грабли, лопа­
ты и раскладывают их на траве. На пороге дома, вытирая руки о «Р ас пи с к а» I llы д а нн а я бrЗЗ И ЛЬСI":О\IУ ЖУj1 11;! IlIt'IY () 1(';1]111 в \IIH.!JI L llO К У П Koii и м « р апа » ::> ~рипи ltеса tc \\ и '1 О К U н и 1 у ): « ПО ЛУ Ч РII() ОТ l'elll.upa () с­
B3:1J.;lo О Jl еаРI! J;jJ кр у зсiijЮ 11 ~ П.lату 1:\ «нео н а» ЭВР И ПI1:lеса КаРЛ() l'а :le ~ОУЗC:l, 1\(JTOPI,lii rll'IH~XO;l.H T 11 l'o(H:TBeJl-
lI() r T]~ ~'ка'lrl IIН(lГО ('f'III..,nra. I 11)\'HJ1,1 I~I 1~1;-:.! 1. :.:> 11 I Р :1 \' I! ~I Б Р 11-
Т О». / ,1;, фартук, появляется хозяйка пан­
сиона дона Энграсия. Цепким взглядом она внимательно осмат­
ривает каждого, словно припоми­
ная что-то. Всем своим видом до­
на Энграсия дает понять, что она не просто хозяйка захудалой ноч­
лежки, а полновластная госпожа. Дом, в котором приютился пан­
сион «Сан Жозе», старый и низ­
кий. Он стоит на углу улицы Ка­
ражас в том районе бразильского города Барра ду Гарсас, где жи­
вут одни бедняки. В задней ча­
сти дома -
узкие каморки с койками и rумбочками, как в ~олдаТ<.t<их казармах. Постояльцы пансиона доны Энграсии исключительно пеоны, наемные батраки. Жизнь этих людей мало чем отличается от жизни рабов. Хозяйка распоряжается их судь­
бой по своему усмотрению. Она может послать их на любую ра-
боту, «одолжить» на какое-то время подрядчику или просто продать. Цена каждого из них зависит от того, сколько задол­
жал пеон доне Энграсии. -
Извините. Я ищу пеона Се­
бастьяна Мартинеса де Оливей­
ра. Он бывает здесь~ -
Да, -
сухо отвечает хо-
зяйка. Если желаете видеть его, пройдите туда ... Небрежный жест в сторону ко­
ридора, хорошо видного через обеденный зал. Молча меня про­
водят в комнату Себастьяна. Вкратце я уже знаю его историю. В течение нескольких лет Себа­
с тьян работал на вырубке леса. Два года назад упавшим деревом ему сломало ногу. Хозяин лесо­
разработок отказался выплатить потерпевшему компенсацию. Тот обратился в суд. Судебный про­
цесс тянется до сих пор ... Себастьян встретил меня, по­
лулежа на кровати. Правая нога его покоилась на стуле. Взгляд настороженный и хмурый. Мне стоило немалого труда вызвать его на разговор, но постепенно он все же поведал свою печаль­
ную историю. -
На рубке сначала платили сносно, -
вспоминает он, -
за­
т е М, когда сюда, на юг дмазо­
нии, съехал ось много безработ­
ных пеонов, -
гроши. Работать там ДИRИЛИ3UНАIiIiШ; РАБ С ТВО очень трудно: днем жара, вече­
ром дождь, сырость, одолевают москиты. Рубщики почти все бо­
леют бронхитом, малярией, жел­
ТОй лихорадкой. Чтобы лечиться, нужны лекарства, а они стоят безумно дорого. у большинства денег на них не хватало, прихо­
дилось брать лекарства в долг. Поэтому после окончания сезона при расчете мы не только ничего не получали, но еще оставались должны хозяину. Вот и шли до­
БРОВОЛbfЮ В такие пансионы, чтобы не умереть с голоду ... Живя в пансионе доны Энгра­
сии, Себастьян спустил все до по­
следнего цента. За койку и еду он должен хозяйке за несколь­
ко месяцев, поэтому уехать до­
мой не может. Ждет решения суда, надеется, что ему заплатят страховку. -
Жизнь пеонов здесь неслад­
кая, -
грустно улыбается Себа­
стьян. -
Все они разбросаны по пансионам. Когда появляется ра­
бота, их собирают «коты» -
так мы называем подрядчиков. Обычно нас посылают на фазен­
ды. Работа почти всегда одна и та же: вырубать лес или кустар­
ник. Расчистим участок и возвра­
щаемся в городок. То, что зара­
ботали, «КОТЫ}) выплачивают ТОЛЬ­
КО в пансионах, с разрешения хо­
зяев. Дона Энграсия в любое время может послать Себастьяна к «ко­
ту», даже если тот будет платить половину обычного. Впрочем, хо­
зяйка паНСИQна понимает, ЧТО Себастьян теперь не работник, и надеется только на то, что ему присудят страховку. Тогда эти деньги цел~ком перейдут К ней. Поэтому она и держит Себастья­
на у себя в качестве заложника. Пока мы беседовали, в камор­
ку протиснулось еще несколько пеонов. Эдсон Калестино дос Сантос, выходец из провинции Гойяс, тоже не раз бывал на ле­
соразработках. -
Там людей называют «горя­
чие рты», -
рассказывает он. -
Почти всех трясет лихорадка. Я видел негра, который умирал прямо под открытым небом. Хо­
ронят тут же на вырубке. Так уж заведено, ведь никто не хочет терять время и везти мертвых в поселок. Закон и суд вершат са­
ми подрядчики. Они и на работу назначают, и жалованье устанав­
ливают, и сколько часов вкалы­
вать. Кто недоволен, того без всякого разговора взашей выго­
няют. Если кто провинился, по-
ступают по-разному. Могут день, два, а то и неделю работы в оплату не зачислить. «Здоровяк» Луисан, один из самых жесто­
ких подрядчиков в Барра ду Гар­
сас, поступал по-своему. Он лю­
бит сам истязать своих пеонов. При вяжет человека к дереву и бьет тонким хпыстом с костяным наконечником до тех пор, пока бедняга не начнет кашлять кро­
вью. Так он, например, часа два бил одного пеона по имени Адри­
ано. А когда Луисан поняп, что тот совсем ппох, вывез его на доро­
гу и бросил. Несчастный так и умер там. Да что говорить, на лесораз­
работках с людьми обращаются хуже, чем со скотиной ... Себастьян предлагает прогу-
ляться. -
Здесь недалеко. Вам надо посмотреть, как отправляют лю­
дей на работу. Сегодня как раз такой день. Мы выходим. Себастьян сильно хромает на правую ногу. Чув­
ствуется, что каждый шаг причи­
няет ему страдание. На пыльной, усеянной мусором, окурками, клочками сена площади оживле­
ние. Снуют люди, «чихают» мо­
торы машин. Шофер одного из грузовиков, стоя посреди площа­
ди и покрикивая, с начальствен­
ным видом подгонял пассажиров­
батраков. -
Если доберемся до дальней фазенды, довезу туда и этих во­
семнадцать, -
громко объяснял он «коту». -
Триста километ­
ров -
путь не ближний. Тут он прервал свой разговор и устремился к грузовику, где возникла небольшая заминка. Один из пеонов, видимо, разду­
мал ехать и попытался вылезти из битком набитого грузовика, но ему не дали сделать этого. Водитель, которому помогал сол­
дат, грубо перебросил его обрат­
но в кузов. Наконец посадка за­
кончилась, шофер вскочил в ка­
бину, и машина запылила по пло­
щади. Нельзя было спокойно смотреть на этих несчастных, ко­
торых увозили, словно скот на бойню. Себастьян познакомил меня еще с одним пеоном по имени Мираси. Пожимая ему руку, я едва не вздрогнул, когда почув­
ствовал его шершавую мозоли­
стую ладонь, всю бугрившуюся шрамами. Ему еще нет тридцати, с 15 лет -
пеон. За последние четыре месяца работы Мираси заплатили всего каких-то 190 кру­
зейро, которых не хватило, чтобы покрыть даже половину долгов. Он один из немногих пеонов, имеющих «картейру», удостове­
рение личности, хотя тщательно скрывает это от подрядчиков: «Если они узнают о картеире, ме­
ня выгонят с работы». -
и все же, -
недоумеваю я, -
почему вам заплатили так мало? мираси достает из кармана за­
саленные ьумаги и поясняет: -
Вот это счета из аптеки за лекаRства, это -
налоговыи соир, это -
за обеды на лесосеке. Когда он называет цены, мне многое становится ясным: они чуть ли не вдвое выше обычных. -
Мне еще повезло. Слава бо­
гу, на этот раз обошлось Ьез ли­
хорадки, ее лечить втрое доро­
же, -
продолжает знакомить меня Мираси с грустными реа­
лиями своего мира. -
Когда я приехал, выложил последние 14 крузейро за мачете. ьрать на прокат -
по ~ крузенро в день -
вообще немыслимо. Что вы хотите, если здесь за литр керосина платят больше крузей­
ро, а в городе в десять раз меньше ... -
Почему люди мирятся с та­
кой жизнью! -
А куда денешься? По этим дорогам без денег и запаса про­
дуктов не пройдешь и двухсот миль. Сожрут москиты. HeKoro-
рые бросали все и уходили. Больше о них никто никогда не слышал ... Становится жарко, и мы воз­
вращаемся в пансион. Себа­
стьян сразу отправляется k се­
бе -
у него сильно разболелась нога, а я остаюсь в столовой. Вскоре туда же вышла и дона Энграсия. Я попросил принести стакан воды и, когда она подо­
шла к столику, приступил К делу: -
Нет ли у сеньоры какого­
нибудь хорошего пеона? Я хотел бы его купить. -. Мне показа­
лось, что на какое-то мгновение в глазах доны Энграсии про­
мелькнула тревога. Чтобы не упустить благоприятный момент, тут же добавил: -
Заплачу хо­
рошие деньги. В ответ хозяйка понимающе улыбнулась. -
К сожалению, Себастьян еще не может как следует хо­
дить, -
она, видно, на самом деле надеялась получить его страховку, -
а вот Эврипидес ... -
хозяйка пансиона на секунду за­
думалась. -
Ну конечно, Эври­
пидесl Он и молод, и здоров ... Она тут же послала за ним, а сама стала вслух подсчитывать его долги. -
За девять дней -
по 15 крузейро, -
загибала паль­
цы дона Энграсия, -
потом еще 8 крузейро за стирку. Итого 153 крузейро. В своей арифметике она ошиб­
лась на 1 О крузейро, разумеется, в свою пользу. Но цена была на­
звана. Я выложил деньги, а дона Энграсия стала писать расписку. Эврипидес Карлос де Соуза, уроженец Северо-Востока, одно­
го из самых бедных штатов Бра­
зилии. Ему 32 года, хотя выгля­
дит намного старше. У него силь­
но выгоревшие волосы, груст­
ные, меланхоличные глаза. О лю­
дях с такими глазами говорят: он поставил на себе крест. И вот те­
перь за 153 крузейро я стал хо­
зяином этого человека. Странно и дико. Я мог распоряжаться им, как хочу, заставить делать любую работу. Эврипидес, судя по всему, воспринял сделку как нечто само собой разумеющееся. Я сообщил ему, что завтра решил вместе с ним покинуть Барра ду Гарсас. В ответ он лишь утвердительно кивнул головой. -
Поедем С тобой в Сан-Пау­
лу. -
Снова молчание. -
Ты бы­
вал когда-нибудь в Сан-Паулу? Отрицательное покачивание го­
ловой, затем глубокий вздох. В тот вечер мы собрали чемо­
даны, а рано поутру уже были на остановке автобуса. На пло­
щади снова оживленно. Напротив пансиона сеньора Диогенеса стоял ГРУЗОВИI(. К нему верени­
цей подходили пеоны и влезали через борт в кузов. Через не­
сколько минут они должны были отправиться за сотни километров в лесные дебри, где трудятся современные рабы. Мы заняли свои места в авто­
бусе, как вдруг с той стороны улицы меня кто-то окликнул. Я увидел, что к автобусу спешит хозяин другого пансиона мет­
рах в ста отсюда. -
Я не знал, что сеньор ищет пеонов, -
подойдя к окну с мо­
ей стороны, затараторил он. -
Я бы мог продать нескольких. Возьму недорого -
от 50 до 200 крузейро за голову. -
Он так и сказал «за голову», речь шла о коровах или Так, наверное, торговали в словно овцах. Брази-
лии во времена рабства лет сто пятьдесят назад. Я ответил, что еду вАрагасас, и обещал вернуться дня через три-четыре. Признаться, это была выдумка, другого повода отка­
заться от его предложения я в тот момент просто не придумал. Он ушел. Позднее я действитель­
но выкупил еще двух пеонов. Все они оказались бесправными, забитыми людьми, давно поте­
рявшими всякую надежду на из­
бавление от Э'гой ужасной жизни. Перевел с португальского И. ГОРАнекий 25 3АГАПНИ ПРОЕНТЫ отнрыия Бронзовые CK1J.11,nrypbl вр с ­
.и с н Hypaz, нuiiденные н а Сардинии. Нураш (реконструкция). ИЮ>. А может, их производили умельцы где-нибудь в одном месте и торговали по Европе, обменивая на хлеб и сиот. Одним словом, теперь обсуждают, иаи возниили, иаи распространились общие для многих древнеевропейсиих народов иультурные тра­
диции, но сам фаит, что они таи простран­
но и долговременно заполняли континент, не удивляет нииого. А вот явления совер­
шенно оригинальные вызывают у истори­
иов множество недоуменных вопросов. От­
иуда? Почему? Иаи сохранилось? И таи далее. Древнесардинсиие башни-ирепости, нура­
ги, могут оспаривать иаиое-нибудь из пер­
вых мест на право считаться загадочно ­
неповторимым jiсторичесиим явлением. Эти циилопичесиие постройии сложены из больших и малых и<:шн~й. Ируглые у основания, с толстыми стенами, сужи­
вающиеся иверху. Жить в таиих ирепостях могла допрая сотня человеи со сиарбом и сиотом. А воируг теснились обычные хижины, загоны, БРОНЗО.rJитеЙные мастерсиие, точь­
в-точь иаи много-много позже ремеслен ­
ные поселения обступали феодальный за­
мои, постепенно образуя города. Тольио здесь, на Сардинии, тогда ни городов-ире­
постей, ни городов-государств не образова­
лось. Хотя могли бы. В ту эпоху, иогда сардинцы строили свои оригинальные жи­
лища, -
три тысячи лет назад -
::уще­
ствовали уже на Средиземноморье Троя, Иносс, Минены, не говоря уж о египетсиих городах или империи хеттов. Почему же жители Сардинии предпочли идти совершенно самостоятельным путем? На это нет еще оиончательного ответа. Историии лишь утверждают, что подобных ирепостей не встречалось больше нигде. (Правда, они тут же поправляются: нураги обнаруживают удивительное сходство с ... совр е менными деревнями в Нигерии. А иа­
иая тут может быть связь -
неизвестно.) Сиорее всего, нииаиоЙ ... Вознииает естественный вопрос -
мо­
жет быть, иаиое-то время остров был в изо­
ляции? Нет, говорит история, не было та­
иого периода. Следы общения с другими народами находят на Сардинии в не мень­
ш е м числе, чем в иных м е стах. В частно­
сти, в нурагах были найдены предметы, с очевидностью связывающие их обитателей с Мииенами и Иритом. А египетсиие хрони­
ии оиоло 1100 Т'опа до нашей эры упоми­
нают о мореш,,,-вателях, иоторых египтяне называли ,< шардана ». Шар дана носили ро­
гатые шлемы, круглые щиты и были воору­
жены точно таиими же мечами, иак брон­
зовые статуэтии из сардинсиих нураг. При­
были ли эти воины на Сардинию, иаи этру­
сии в Италию, с востоиа, или они были по­
томиам" MI::':THbIX жителей -
связь их с островом в эпuху нураг неоспорима. Мало того, археологи убедительно доиазывают, что опыт, приобретенный племенем шарда­
на на Востоие, был стимулом для разви­
тия всего западного Средиземноморья. И все же города на Сардинии не воз­
ниили, и причины этого остаются зага­
дочными. Т. ЗМНЕВА 28 . К о р а б л и н а р е к е. (tОЛЛАНА~Ц G МОСКОGИИ (переводы стали ВblХОДИТЬО.ДИН за другим) и, само собой раЗУМеется, приглашение Петра I. Сухопутная .дорога на Восток,неудержимо манив­
ший путешественников XVII века, лежала через Московию. И саМа Московия казалась в первона­
чальных планах 'lутешественника лишь пунктом на пути следования. Но открытие этой ,:траны затя­
нулось для де Брюина на целых два года, ибо этот «летучий голландец» не был заурядным путеше­
ственником. Подготовиться к поездке значило для него проштудировать труды всех, кто когда-либо в этой стране был, узнать все заранее, но ни в чем не полагаться на других. Правило де Брюина -
.. строго держаться истины и описывать только то, чго он сам видел и дознал на месте». Той же цели служили и зарисовки, и специально перед поездкой в Россию приобретенное умение заспиртовать расте­
ние или животное . ... Архангельск. 3 сентября 1701 года. Де Брюин сходит с голландского военного корабля, сопровож­
давшего караван русских купеческих судов. Все здесь полно дыханием шведской войны -
шведские корабли только что сожгли селение вблизи города, и все говорит о мирной жизни. В огромном каменном гостином дворе -
«Палате» хранятся и .продаются товары русских и иностран­
ных купцов. Иностранцев множество. Они обзаве­
лись собственными домами и успели, подмечает де Брюин,найти свою моду. В отличие от русских, они обивают рубленые -дома изнутри досками и украшают большим числом картин. На торгах пол­
но дешевого мяса, куропаток, тетеревов, рыбы. Но все это как бы между прочим. Главным увле­
чением путешественника оказываются «самоеды», коренные жители архангелогородских земель. .зна­
комству с ними де Брюин отдает четыре месяца. Внешний вид, характер, одежда, ремесла, конструк­
ция детских люлек, упряжь оленей, охота на мор­
ских животных, впервые увиденные художником .'IЫЖИ, описанные как обшитые кожей широкие де­
ревянные коньки, -
все для него важно. Де Брюин успевает разобраться и в основах ве­
рований, и отметить, что за невесту дают от 2 до 4 оленей, а надоевшую жену за ту же цену пере­
продают или возвращают родителям. Он беседует с шаманами и с ру<:скимкупцом Астафьевым, ко­
торый знает все северные народы на Руси вплоть до юкагиров и чукчей. Будf, хоть малейшая возмож­
ность, де Брюин отправилсSj бы сам его путями. Но такой возможности нет, и 21 декабря де Брюин выезжает в Москву. .... Холмогоры, где местный архиепископ Афана­
сий -
де Брюин отмечает, что он высоко образован и Jjюбll1ель искусств, -
устраивает в честь путеше­
ственника пыШный прием. Вологда, где де Брюин останавливается в доме -
одного из -
обоснО'вавшихся здееь голландских купцов, -
город с редкой красо­
ты каменными и деревянными церквами. Де Брюин сообщает, что город служит украшением всей стра­
ны и что вологодский собор -
творение итальянско­
го зодчего, построившего один из соборов в москов­
ском Кремле. ... Еще один из «знатнейших» городов Моско­
вии -
Ярославль. Наконец, подробно описанный Троицкий монастырь, будущая лавра, больше напо­
минавший де Брюину крепость, с пестрой россыпью его богатейшего посада. И среди самЫх разноха­
рактерных подробностей точное перечисление дере­
вень, расстояний, самого способа езды. Как не отметить, что в Московии для путешествия надо было иметь собственные сани, и уже к соб­
ственным саням нанимались ямщики с лошадьми. 30 Необычно и самО' устройство саней. Задняя стенка обита рогожей, все остальные -
кожей или сукном от сырости и снега. Ездок укладывался в сани как в постель, под ворохом шуб и обязательной. пол­
стью из меха или подбитой сукном кожи. Езда б~dЛа спокойна -
не больше Б верст в час. Лошадей меняли каждые 15 верст. И так через- пятнадцать дней по выезде из Архангельска де Брюин оказался в Москве. Только что наступил Новый, 1702 год. МОСКВА,МОСКВА ... Это оказалось совсем не просто -
определить для себя Москву. Облик города, дома, улицы --
все отступает перед первыми впечатлениями московской городской жизни, слишком многолюдной, СЛИШком шумной и, конечно же, необычноЙ. На второй день по JJриезде де Брюина праздник Водосвятия. И путешественник боится пропустить какую-нибудь подробность в этом сказочном зрели-
ще на льду. -
«В столичном городе Москве, на реке Яузе, подле самой стены Кремля, во льду сделана была четы­
рехугольная прорубь, каждая сторона которой была -в 13 футов, а всего, следовательно, в О'кружности прорубь эта имела 52 фута. Прорубь эта по окраи­
нам своим была обведена чрезвычайно красивой деревянной постройкой, имевшей в каждом углу такую же колонну, которую поддерживал род кар­
низа, над которым видны были четыре филенки, расписанныle дугами... Самую красивую_ часть этой постройки, на востоке реки, составляло изображение Крещения ... » Но странно -
отдавая должное мастерству живо­
писцев, де Брюин не поинтересовался ими: как живут, что собой представляют. Может, не уви­
дел никакой разницы с их европейскими собратья­
ми? Да и откуда было ему узнать, чтО' каждый рус­
ский живописец в те годы -
доверенное лицо царя, самого Петра. Об исторических личностях принято слагать леген­
ды. Об их поступках, словах, увлечениях. О Петре писали, что он интересовался живописью, положил начало нашим музеям и особенно любил голланд­
ских маринистов -
художников, изображавших ко­
рабли и морские пейзажи. Но с легендами, как со слухами: их достоверность, в конце концов, можно определить вопросом «откуда» --
откуда все это известно. В личной переписке Петра, документах его _лет нет ничего, что бы говорило об увлечении искус­
ством. Гравюры? Да, Петр вспоминает о них, по­
тому что ими можно и нужно иллюстрировать науч­
ные издания. Рисунок с натуры? Петр ценит его, потому что он заставляет зафик~ировать -то, в чем может отказать человеческая память. Обращаясь к нашим сегодняшним понятиям, это еще и интерес к пространственному мышлению, которое COBpeMeH~ никам Петра представлялось необходимым для всех -
строителей, хирургов, механиков, артилле­
ристов, навигаторов. Ну а живопись -
на царской службе уже давно было много живописцев . Те русские живописцы, к-оторые в отличие от ико­
нописцев писали с натуры -
«с живства», выпол­
няли самые невероятные с точки зрения западно­
европейских мастеров работы. Обратимся к архив­
ным «столбцам», которые _ сообщают о мастерах почти всех специальностей Оружейной палаты. Взять одно только время Великого посольства. Михайла Чоглоков, с детства знакомый Петру, учивший его «кра_скам», пишет персону матери Петра Натальи Кирилловны «во успении». -
Такой портрет умершего должен был точно соответствовать его росту -
своеобразный двойник, который ставили для па­
мяти у могильной плиты. Бухгалтерию не волнуют особенности живописи. Куда существеннее, что ма­
териалов пошло на один рубль 18 алтын и 4 деньги. Другому мастеру поручалось «написать на полот­
не живописным письмом перспективо длина аршин, ширина аршин без двух вершков». Срок исполнения и размеры картины здесь были главным: спустя три дня фантастический, выдуманный художником пей­
заж поступил в царские хоромы. Много живописцев отправлялось из Москвы в Во­
ронеж для «прописки судов» -
первых военных кораблей никто себе не представлял без украшений. Беспокойная и многотрудная жизнь живописцев складывалась так, как писал в прошении один из них: «И В походе потешные дела и знамена писал, и в прошлом году посылан он был из Оружейные полаты в вотчины боярина Льва Кирилловича На­
рышкина в село Кунцево да в село Покровское для письма живописных дел и работал во все лето, да он же работал в селе Измайлове у дела камеди (декораций для комедии. -
Н. М.), и на ево вели­
кого государя службу знамена и древки писал да он же работал у корабельного дозорщика Франца Федорова Тимермана, корабельные знамена писал ... » Узнать, передать прзнанное другим -
это то, че­
му должно был(j4':Помочь искусство. И сам художник. Ибо, убежден' Петр, человеку, заНlIмающемуся таким искусством, понятен и близок смысл всех происходящих в государстве перемен. Он не повер­
нет к прошлому, не изменит духу реформ. И сопро­
вождают живописцы транспорты с оружием, чтобы «доглядеть всякое воровство». Наблюдают за изго­
товлением и распределением только что введенной гербовой бумаги, проверяют военного значения стройки -
те самые живописцы, кто писал Ч'атры над прорубью Москвы-реки (с рекой де Брюин все­
таки ошибся!). Спустя еще несколько дней по приезде де Брюина пришло известие о победе русских войск над швед­
ским генералом Шлиппенбахом, и совсем особый праздник -
представление из живописи и иллюми­
наций. Де Брюин видел достаточно всякого рода праздников, но здесь иное: наглядный урок и пояс­
нение зрителям, что, если пока еще не все благо­
получно складывается в войне со шведами, победят все же русская правда н русское оружие. « ... Около 6 часов вечера зажгли потешные огни, продолжавшиеся до 9 часов. Изображение по­
ставлено было на трех огромных деревянных стан­
ках, весьма высоких, и на них установлено множе­
ство фигур, прибитых гвоздями и расписанных тем­
ною краскою. Рисунок зтого огненного потешного увеселения был вновь изобретенный, совсем непо­
хожий на все те, которые я до сих пор видел. По­
середине, с правой стороны, изображено было Вре­
мя, вдвое более натурального роста человек; в пра­
вой руке оно держало песочные часы, а в левой пальмовую ветвь, которую также держала и Фор­
туна, изображенная с другой стороны, ос следующею надписью на русском языке: «Напред поблагодарим бог!» На левой стороне, к ложе его величества, представлено было изображение бобра, грызущего древесный пень, с надп~ью: «Грызя постоянно, он искоренит пень!» На 3-М станке, опять с другой стороны, представлен еще древесный ствол, из ко­
торого выходит молодая ветвь, а подле этого изо­
бражения совершенно спокойное море и над ним полусолнце, которое, будучи освещено, каза.l0СЬ красноватым, и было со следующею надписью: «Надежда возрождается»... Кроме того, посреди этой площади представлен был огромный Нептун, сидящий на дельфине, и около него множество раз­
ных родов потешных огней на земле, окруженных колышками с ракетами, которые производили пре­
красное зрелище, частью рассыпаясь золотым дож­
дем, частью взлетая вверх яркими искрами». Не меньшее впечатление производит и музыка. Де Брюину приходится ее слышать повсюду -
го­
боистов, валторнистов, литаврщиков в военном строю и во время торжественных шествий, целые оркестры из самых разнообразных инструментов вплоть до органа у триумфальных ворот, на улицах и в домах, наконец, удивительное по стройности и чистоте звучания пение певческих ансамблей. Без этого не обходится ни один праздник в Моско­
вии. Но И много позже, когда приходит привычка к пышности и распорядку московских торжеств, де Брюин словно не может сосредоточиться на «мерт­
вой натуре» -
архитектуре города. Для него это всегда впечатления разрозненные, неожиданные, подчас ошеломляющие. Разве можно себе представить что-нибудь велико­
лепнее игры солнца на золоте московских куполов, когда на них смотришь с высоты колокольни Ивана Великого! Правда, де Брюин верен себе -
он и здесь успевает добавить, что церквей вместе с ча­
совнями в Москве считается 679, а монастырей 22, и что сам Иван Великий построен еще при Году­
нове и это с него упал самый большой колокол, отлитый русскими мастерами. Или вид Москвы с Воробьевых гор! Отсюда де Брюин по совету самого Петра рисовал, устроив­
шись наверху Воробьевского дворца, панораму города и не мог не отдать должного его размаху. А дворец этот, добавляет он, деревянный, двух­
этажный и такой большой, что только на первом этаже он насчитал 124 комнаты, не меньше должно . быть и на втором. Живет же здесь летом любимая сестра Петра, царевна Наталья. Впрочем, такой размах домов в Москве быстро перестал удивлять. Чего стонт один дом Лефорта на Яузе -
громадное каменное здание «в итальян­
ском вкусе» с превосходно обставленными комна­
тами и фантастическим количеством серебра. «Там стояли два громадные леопарда, на шейной цепи, с распростертыми лапами, опиравшимися на щиты с гербом, и все это было сделано из литого сереб­
ра. Потом большой серебряный глобус, лежащий на плечах Атласа из того же металла, и, сверх того, множество больших кружек и другой серебряной посуды». И В то же время строится колоссальное здание Арсенала в Кремле, а на Красной площади, напро­
тив Никольских ворот, закончен городской театр­
Комедийная хоромина. За актерами дело не станет. Труппа уже прибыла из Гданьска и начала давать спектакли на первых порах в доме Лефорта. Но все это для де Брюина как бы частности. Очень скоро предметом подлинного его интереса станет повседневная жизнь, начиная от обычая оставлять в доме, из которого уезжаешь, хлеб и сено -
пожелание благополучия новым жильцам, вплоть до манеры шить, надевая наперсток на ука­
зательный палец и придерживая полотнище ткани не коленями, а большими пальцами ног, или кра­
сить пасхальные яйца в самый любимый «цвет го­
лубой сливы». 31 НА ОГОРОДАХ И ТОРГАХ Конечно, можно было сказать о Московии и так, как безымянный автор рукописной Космографии XVII века: большой здесь «достаток и много родит­
ся яблок, грушей, вишен, дынь, огурцов, тыков, арбузов и иных всяких ягод». Но разве де Брюину этого достаточно. Он без устали колесит по подмос­
ковным дорогам, заглядывает в огороды и сады, приценивается на торгах -
сколько, почем, как на вкус. Он не прочь побывать и в погребах -
что запасают, как и надолго ли хватает. В чем-то он да­
же не путешественник -
обстоятельный и хозяйствен­
ный голландский бюргер. Ягоды? Больше всего в подмосковных лесах ко­
стяники. Едят ее с медом, едят и с сахаром. Гото­
вят из нее похожее на лимонад питье, которое особенно полезно при горячке: снижает жар. Много под Москвой земляники, но куда больше при возят на торги брусники. Эту ягоду готовят только впрок -
заливают водой, подмешивают сахар или мед и употребляют как питье. Пожалуй, это основ­
ное, что приносят к столу московские леса, осталь­
ное -
огороды. Впрочем, под огородом понимался и плодовый сад. Садом же назывался только цветочный, а было таких слишком мало и у слишком богатых людей. Вспоминает де Брюин сад в голландском стиле в Сетуни у Данилы Черкасского. У других он не видел хитро нарисованных клумб, ни стриженых деревьев, ни фонтанов. Зато любовь к цветам у всех очень велика: «Для русских нет большего удоволь­
ствия, как подарить им пук цветов, который они с наслаждением несут домой». Но это как бы для души, а вот для жизни са­
мое главное капуста. Хотя бы потому, что ели ее все русские самое меньшее два раза в день. Так же много потребляли они, пожалуй, только яблок и огурцов. Огурцы ели и свежими, и солеными -
круглый год. Весь год не исчезали из московских домов и яблоки. «Яблоки там разного рода хороши, --
поясняет де Брюин, -
красивы на вид, кислые, ровно как и сладкие, и я видел такие прозрачные, что насквозь видны были семечки». Вот эти «наливные» И закла­
дывались на хранение в погреба и вылеживали до нового урожая. Плодовые деревья в московских дворах -
когда они появились? Де Брюин видит Москву цветущим садом, но ведь заботились о них еще в ХУI веке. Знаменитый Домострой устанавливал особо дорогое наказание за воровство и поломку в садах и огоро­
дах. Куда еше дороже, если за каждое испорчен­
ное -
не то что сломанное! -
дерево полагался штраф в три рубля. Превосходны дыни, пусть чуть водянистые, зато душистые и огромные. Средний их вес достигал полпуда, и ценились они от 1 до 4 алтын за штуку. Восторги де Брюина разделяли и другие иностран­
цы. Москва, именно Москва, славилась своими ды­
нями. Первые из них вызревали к началу (по­
нашему, к середине) августа, поздние встречались со снегом. Секретарь Австрийского посольства Адольф Лизек, побывавший в Московии 20 годами раньше де Брюи­
на, умудрился разузнать их секрет: «Посадивши ды­
ни, русские ухаживают за ними следующим обра­
зом: каждый садовник имеет две верхние одежды для себя и две покрышки для дынь. В огород он ВЫХОДИТ в одном исподнем платье. Если чувствует холод, то надевает на себя верхнюю одежду, а по­
крышкою прикрывает дыни. Если стужа увеличи­
вается, то надевает и другую одежду, и в то же 32 время дыни прикрывает другой покрышкой. А с на­
ступлением тепла, снимая с себя верхние одежды, поступает так же и с дынями ... » И словно предвидя недоуменные вопросы людей ХХ столетия, де Брюин успевает отметить особен­
ности московского климата -
так ли уж он разнит­
ся от нашего сегодняшнего?! «Месяц Апрель начался такою теплотою резкою, что лед и снег быстро исчезли. Река от такой вне­
запной перемены, продолжавшейся сутки, поднялась так высоко ... Немецкая слобода затоплена была до того, что грязь доходила тут по брюхо лошадям ... » Летом особой жары не случалось, а в конце сентяб­
ря выпадал первый снег. В начале октября насту­
пали морозы, вскоре и надолго сменявшиеся дож­
дями, так что, 'когда в середине ноября Яуза стала и на ней начали кататься l\a коньках, снега еще не было. И снова «под исход года время настало дождливое ... Но в начале Генваря, с Новым годом, погода вдруг переменилась: сделалось ясно и наста­
ли жестокие морозы». И так повторялось из года в год. ИЗМАйловеКИЕ ЦАРЕВНЫ Первое московское жилье де Брюина -
в доме одного из прижившихся В Москве голландских куп­
цов. Нахлынувшая толпа гостей --
хозяину прихо­
дится выставлять столы на триста человек. И сре­
ди них -
сам Петр. Другой купеческий дом. Те же столы на несколько сот человек. Де Брюин ждет случая быть официаль­
но представленным царю. Случайно зашедший . в комнату человек завязывает с ним беседу по­
итальянски: князю Трубецкому достаточно знаком этот язык. Появляется Петр, и разговор переходит на голландский. Петру ничего не стоит СЛУЖI'ТЬ переводчиком для остальных. И голландцу остается удивляться, с какой свободой и совершенством Петр это делает. Расспросы о Египте, Каире, разливах Нила, о портах Александрия и Александретта­
спутники Петра достаточно сильны в географии. День за днем де Брюин втягивается в круг при­
дворной жизни. И спустя несколько недель -
пеD­
вый царский заказ. Петру срочно нужны портреты трех племянниц -
дочерей его старшего брата и соправителя Иоанна. Иоанна давно нет в живых, но царевны при случае могут превратиться в дипломатический капи­
тал. Их будущими браками Петр рассчитывал укре­
пить политические союзы России. Слов нет, хватало и своих живописцев. Но от де Брюина ждали ино­
го -
полного соответствия европейским вкусам и модам. Русские невесты ни в чем не должны были напоминать провинциалок. 4 февраля 1702 года Меншиков везет д: Брюин< в Измайлово к матери царевен, вдовои uариUE Прасковье. Хоть и поглощенный придворным цере­
мониалом, де Брюин успевает заметить, что дворец здесь совсем обветшал, что царица Прасковья была когда-то хороша собой, а из дочерей красивей всех средняя, Анна Иоанновна, белокурая девочка с тон­
ким румянцем на очень белом лице. Две другие сестры -
черноглазые смуглянки. Отличаются «все три вообще обходительностью и приветливостью оча­
ровательной». Подобной простоты обращения в мо­
наршьем доме объездивший много стран путеше­
ственник и представить себе не мог. Да, радушие и приветливость царицы и царевен поразительны. Да, простота обращения с художни­
ком Петра невозможна для других коронованных особ в J::вропе. И все же ничто не может скрыть от де Брюина смысла существующей в Московии государственной системы. «Что касается величия Русского двора, -
приходит он к вывnду, -
то следует заметить, что Государь, праВЯЩIIЙ сим Го­
сударством, есть монарх неограниченный над всеми своими народами; что он все делает по своему усмотрению, может располагать имуществом и жизнью всех своих подданных, е низших до еамых высших; и наконец, что всего удивительнее, его власть простирается даже на дела духовные, устроение и изменение богослужения по своей воле». И РОДИЛАСЬ КНИГА Де Брюин не торопился покидать Россию. Только 15 апреля 1703 года он решает тронуться в даль­
нейший путь. За Коломенским, у села Мячкова, он садится на судно армянских купцов, чтобы по Оке и Волге спуститься к Астрахани. И мелькают на­
звания -
Белоомут, Щапово, Дединово, Рязань, Касимов -
одни отмеченные дорожными происше­
ствиями, другие запомнившиеся постройками, пейза­
жами, иные просто отсчетом верст. Прошло четыре года. Позади Персия, Индия, Ява, Борнео. Летом 1707 года де Брюин снова в Астрахани, чтобы пройти теперь уже вверх по Волге. Но' сейчас уже не исследователь -
добрый знакомый радуется произошедшим переменам в об­
лике Москвы. На Курьем торгу выросло здание аптеки, которая должна снабжать лекарствами всю МОАНИЯ русскую армию. Работают здесь 8 аптекарей, 5 под­
мастерьев, 40 работников. Лечебные растения разво­
дятся в двух садах и к тому же собираются по всей стране вплоть до Сибири, куда готовится за ними специальн,оя экспедиция. На Яузе появиласI, городская больница, иначе странноприимный дом для больных и увечных, с двумя отделениями на 86 человек. Есть здесь своя большая аптека и соответственно один аптекарь, один медик и один хирург. Рядом с больницей построена суконная фабрика с выписанными из Голландии специалистами. На бе­
регу Москвы-реки, около Новодевичьего монастыря, начал работать стеклянный завод, где делают вся­
кого рода зеркала до трех аршин с четвертью в вы­
соту. Де Брюин видит, что исправлена Китайгород­
ская стена, отремонтирован Кремль, а со слов мо­
сквичей ему известно, что в местном Печатном дворе появился латинский шрифт, выписанный из Голландии. Отсюда такая уверенность в заключении путешЕ'­
ственника: «Многие писатели полагают. что некогда город Москва бы.r. вдвое больше того, как он есть теперь. Но я, напротив, дознал по самым точным исследованиям, что теперь Москва гораздо больше и обширнее того, чем была когда-нибудь прежде и что в ней никогда не было такого множества ка­
менных зданий, какое находится ныне и которое увеличивается почти ежедневно». Н. МОЛЕВА, кандидат искусствоведения в АОМЕ шестнадцатого августа' 1972 го-
Аа, на исходе очень жаркого дня, в городе r розном произо­
шло рr:l;чайшее явление природы. Надвигались грозовые тучи. Вда­
ли сверкали частые молнии. Еле­
еле накрапывал дождик. В центре города во дворе дома сидели лю­
ди, как это бывает в душные ве­
чера. U10фер )\копов позвал находив­
ш~гося в квартире восемнадцати­
летнего сына. Когда тот вышел на порог, в лицо ему внезапно у дарил ослепительный свет. Па­
рень с испугу вскочил обратно в комнату. И тут он заметил, что висевшая на ручке открытой две­
ри рубашка отца за какую-то се­
кунду (пока он выходил из ком­
наты) изменилась: иа правом ру­
каве появилась круглая, размером почти в куриное яйцо дыра с ров­
ными, будто вырезанными ножни­
цами краями без каких-либо опалин. сетку окна в коридор. Стоявшая там женщина инстинктивно нагну­
ла голову, и шар метнулся через ОТКР"IТУЮ дверь во двор. Там раздался оглушительный взрыв, сопровождаемый необычайно яркой вспышкой. Этот взрыв, подобный выстрелу ИЗ крупнокалиберного орудия, был слышен во многих уголках города более чем за де­
сять километров. опустился светящийся белый, с чуть голубоватым отливом шар, который по форме, размерам, по траектории и скорости падения напоминал обычный футбольный мяч. К полянке он прикоснулся как-то крайне осторожно; все это напоминало показ по телевидению замедленного полета футбольного мяча., Коснувшись земли, а может быть, и нет -
не могу сказать точно, -
шар так же медленно поднялся метров на десять, CHOBR опустился, уже подальше, и тут Тем временем светящийся шар пролетел сквозь металлическую Люди, находившиеся во дворе, увидели, как со стоявшего рядом тополя посыпались искры. Никто не пострадал, все отделались вре­
менной глухотой. В доме перего­
рели пробки электросчетчиков. Судя по признакам, это была шаровая молния. Нечто подобное мне пришлось также наблюдать на отдаленном белорусском хуторе, окруженном со всех сторон лесом. На исходе летнего дня надвига­
лись страшные грозовые тучи. Вдруг я заметил необычное: мет­
рах в ста от моего окошка на ровную травянистую полянку ____________________ чиТАТЕльсООБщАЕТ 3 «Вокруг света,. М 1 исчез. Мельчайшие искры осве-
ТИЛlJ окрестность совершенно белым и ровным светом. Взрыва не помню.' Кругом грохотала гро­
за. Но я внимательио следил за этим загадочным шаром, и мне кажется, что исчезновение его произошло без взрыва, а толь­
ко с потрескиванием, вроде как от костра из сухих хвойных веток. В. ДРУНЧЕНКО, учитепь 33 Журнал «BOKPyr света.. в разные годы вел х р о ­
JlJlКy экспедиций и путешествий под рубрика м и «~олумбы земли нашей .. , «Попутного ветра!», «l<де они теперь? ... В этом году мы откры в а е м редакционный клуб под девизом « Via est vita» -
«Дорога -
это жизнь». Хотя выражение за им­
ствовано нами у древних, гостями нашего кл у б а будут современники: мореплаватели, землепрох од ­
цы, путешественники. Имена одних широко и з ­
вестны читателям, других мы надеемся пр ед ст а­
вить; ведь когорта тех, кто «странствования м и приумножает разумение», становится все бо л ьш е. VIA ESTVITA ПОРОГА­
ЭТОЖИЗНЬ ш ынешний выпуск хрони­
ки нам приходится на­
чинать с печальной ве с-
ти: минувшим летом не ста л о ФРЕНСИСА ЧИЧЕСТЕРА -
че­
ловека, заслужившего восхищ е ­
ние всего мира своим одиноч ­
ным кругосветным походом п о д парусом. Вспо м ним: 28 авгу с та 1966 года 65-летний англичанин вышел из Плимута, чтобы 225 дней спустя, обогнув Землю, вернуться в порт приписки. Его ждала за с луженная слава, коро, лева возвела морехода Френ с и с а в рыцар с кое дост о инство мечом Др ей к а, ях т а Ч ичестера (, Джип­
с и-М от IV» «,Мотылек») заняла ме с то н а вечной стоянке у На­
цион ал ьн ог о морского музея в Гринвиче, его книга вышла на де с ятк ах я зыко в. Но лавры не со зд а ны д ля людей такой неуем ­
но с ти и т акой в оли, как Чи· че с тер. В се зн али, ч т о он болен. Т ри ме ся ц а после похода капитан пров ел в п лиму т ской больнице. Одн ако именно испы т ания, спор т п оз в олял и ему и прежде и те­
п ерь по дн иматься над своими не­
д у г ами. В N2 1 «Вокруг света» за 1970 г о д поя ви лся очерк Ч ичес­
т ера .С ебя п р еодолеть., кото ­
ры й, с удя п о обилию писем, в ы ­
з в а л жи в ой ин т ерес на ших чита­
т еле й. Оч ерк заканчивался сле­
д ую щей фра зой: « Я: начал д ум ать н а д к онс тр ук ц ией сле ­
дующей я х т ы, ко т орую назову .Д ж ип с и-М о т V., а это самый в е рный пр изнак того, что оче­
редно й к ри зис поза д и •. С тех п о р п рошло д ва года. Фр е нс ису Ч и ч ес т еру исполнился 71 год, к о гд а он объявил, что б у дет уч ас т вовать в гонках яхт ­
о диноче к ч е р е з А т лантику по ма ршр у ту Пли му т (Ан г лия)­
Ньюпорт ( С ША). Э то т путь был хо рошо зн ак ом ему: ведь он б ы л по б ед и т е л ем п ервой регаты, сос т о явшей с я в 1960 г о д у. В о вторы х г он к ах ( они ус тр аи ­
ва ют с я в оли м п ийс ки е г оды) он б ыл вторы м. И в о т -
четвертая ФРЕНСНС ЧНЧЕСТЕР г АРУН Т АЗНЕВ КАРЛО МАУРН СВЕН ЙНЛЬСЕТЕР АЛЕН БОМБАР регата. Многие говорили об опасности для него такого пред­
приятия, но Чичестер столько раз избегал верной гибели ­
в 30-е годы, когда совершал в одноместном самолете переле­
ты через океан, и позже, во вре­
мя своих плаваний. 17 июня 1972 года в 11 часов по Гринвичу пушечный выстрел в Плимуте дал старт четвертой трансатлантической регате. Сре­
ди 35 участников снова был яхтенный капитан сэр Френсис Чичестер. Однако все случилось иначе, чем он предполагал ... Де­
сять дней спустя британский военный фрегат .Солсбери. вы ­
нужден был с полпути доставить его в Плимут, где неделю спустя он скончался. Незадолго до смер т и в пли­
мутской больнице Френсис Чи ­
честер наговорил д ля газеты .Санди таЙмс. текст, который мы приводим ниже: .Многие люди отговаривали м еня участвовать в дТОЙ г онке о д иночек через Атлантику, го ­
в орили, что испытание окажется мне не по силам. Трудно что­
нибудь ответить на это, однако не д умаю, что мне следует про ­
сить прощения за то, что я ввя­
зался в соревнование. я: перенес серьезную болезнь, и, конечно, р ешение участвовать в гонке не вызвало восторга у моих врачей. Н О в конечном счете, кто решает за человека, делать ему что-то или нет? Никто не знает мое тело лучше, чем я. Я прожил с ним семьдесят лет и подвер­
гал его испытаниям во всех мыслимых ситуациях. Я знаю себя и знаю возможности «Джипси-Мот у •. Я был уверен, что смогу одолеть океан, в про­
тивном случае я ни за что бы не отошел от берега... Я просчи­
тался. Но, ilO крайней мере, я заблуждался честно. С полдороги я · решил повер­
нуть назад. Это случилось в ночь с 24 на 25 июня. Мне стало очень плохо, а лекарство, которое я принял для облегче­
ния болей, парализовало меня. Если бы я не принял этого ре­
шения, яхта, шедшая на авто­
штурмане, могла наскочить на мели возле Азорских островов. Уже на следующее утро лоп­
нул трос автоматического управ­
ления. Нужно было срочно убрать часть пару сов, чтобы уве­
личить остойчивость судна. Мне пришлось собрать весь остаток сил, чтобы опустить бизань. Пос­
ле этого я занялся починкой автоштурмана. Это тяжелая и' очень тонкая работа. Я был на­
столько пог лощен ею, что не заметил, как яхту вновь развер­
нуло носом в сторону Америки. В этот момент меня заметило торговое судно и сообщило мои координаты. Капитан решил, что я продолжаю путь к Америке, и п е р е д ал об этом в эфир. На са.' мом ж е деле, как только авт()­
штурман был починен, я вновь в з ял кур с назад, на Плимут. Потом надо мной прошел английский самолет. Но, вы знаете, сегодняшние самолеты летают так быстро, а если к то­
му же вы один на яхте, подать сигнал ему почти · невозможно. Я попытался связаться С ним по радио. Я хотел передать, что принужден к радиомолчанию, на­
деясь, что на берегу догадают­
ся, в чем дело. Но этот час уси­
лий изрядно измотал меня, и я сообщил, что чувствую сильную слабость и озноб. В пятницу на рассвете произ~ шла моя встреча с французским кораблем. Я спал, когда рядом вдруг заревела сирена. Я вы­
шел на палубу и увидел фран­
цузский флаг -
это было метео­
рологическое судно .Франс-II». Мне не хотелось подниматься на борт чужого судна, я все еще надеялся войти в порт сам. По­
этому я просигналил : 4 У меня в с е о'кэй. Спасибо. У меня все о'кэй. Спасибо •. Однако они на­
чали спускать резиновую шлюп­
ку, поэтому я продолжал сигна­
лить: • Все в порядке •. 3* Видимость была скверной. Мне захотелось выпить кофе, и я спустился в каюту вскипятить воду. Но тут вновь раздалась сирена: .Франс,П. подошел поч· ти вплотную. Я поднялся на па­
лубу. С борта прокричали: «Ку­
да вы идете? Я должен сооб­
щить, куда вы идете? -
Плимут! Плимут! отве -
тил я. Тут-то и произошло то, чего я боялся: волной подняло яхту, и бизань-мачта зацепилась за иллюминатор .Франс-П •. .Вам нужен врач? -
спроси­
ли с борта. .Он нужен .Джип­
си-Мот., -
ответил я, показы­
вая на бизань-мачту. Но экипаж не видел поломки, потому что верхушка тогда только согну· лась, а отломилась она уже после их ухода. Обычно я говорю по-англий­
ски, так что попытки собрать наличный запас французских слов вконец измотали меня. Надо было еще зарифить паруса и достать сломанный кусок мачты длиной в два с половиной метра, болтавшийся в опасной близости от головы. Тщетно! Це­
лый день борьбы закончился ничем. К счастью, за ночь ниче" го не случилось, а на следующее утро ко мне подоше;rx фрегат «Солсбери., и на борт яхты поднялся МОЙ сын Джил ... Еще на старте я знал, что у меня нет шансов выиграть эту гонку. Но я продолжал путь. Согласитесь, если бы все .'f\ачали отказываться участвовать 11 ':;р­
ревнованиях, полагая, что он1 1 не будут победителями, что ста­
ЛО б ы с "амим духом спорта? ... ГАРУН ТА3ИЕВ, вулканолог и путешественник, в прошлом году вновь приехал в Москву для участия в геофизическом конгрессе. Здесь он встретился с нашим корреспондентом. -
К вашему журналу у меня особое чувство. Благодаря пуб­
ликации в «Вокруг света. (.Это мои встречи с дьяволом., ;м 1 за 1971 год), -
улыбается он, -
меня разыскали двоюродные 'сестры. Они живут в Ташкенте, откуда был родом мой отец. (Отец Г. Тазиева, служивший врачом в русской армии, погиб в первую империалистическую, после чего мать с сыном уеха­
ла в Бельгию.) Отвечая на вопрос о м а ршру­
тах последнего времени, Тазиев сказал, что весну и лето он, как обычно, провел в своем «рабо­
чем кабинете. -
на вулкане Этна. Вулкан этот не переста-
вая извергает лаву. В минувшем году его добычей стала дере­
вушка Сан-Альфио. Нет, на сей раз обошлось без жертв. Но ви­
ноградарям, которые долгие го­
ды буквально по кирпичику собирали свои домики, теперь надо было уходить. «Это как война», -
сказал Тазиеву один из них. Деревенский священник размахивал крестом перед пол­
зущей лавой -
не помогло ... Дело осложняется тем, что по закону, принятому в Сицилии, запрещено отводить лавовый по­
ток, иначе тот · будет угрожать соседу. Закон этот датиров~н 1669 годом, но до сих пор деи­
ствует. Попытки изменить его на толкну лись на сопротивление политиков: скоро выборы, и кое­
кто из крупных собственников хочет в буквальном смысле «по­
греть руки» на извержении. -
Есть ли перспектива вы­
являть размеры грядущего из­
вержения? -
Наша франко-итальянская группа занимается на месте изучением газов. Я убежден, что извержение дает о себе знать изменением состава газов. Ре­
гистрация этого явления очень сложна и требует особой аппа­
ратуры, которую мы конструи­
руем. Достаточно вам сказать, что температура и скорость вы­
хода газов в кратере Этны ме­
няются каждые двадцать пять секунд! ...Кроме Этны, у нас есть еще постоянная точка для полевых работ. Осень, как правило, я провожу в Африке, в Афаре, на границе с Эфиопией и Сома­
ли. Это идеальный полигон для изучения разломов и движения земной коры. Неудобство по­
прежнему одно: адская жара. Мы работаем там уже пятый сезон, неподготовленный же че­
ловек оказывается в сложном 35 положении ... Американский .На­
циональный географический журнал~ послал к нам свое го корреспондента Виктора Энгле­
берта. Это здоровяк, два метра ростом, побывавший в Антаркти­
де, прошедший с караваном всю Сахару --
словом, и ПО виду и по существу, что называется, «бывалый~ парень. В Афаре бы­
ло бы пятьдесят градусов в тени, если бы таковая нашлась: котло­
вина покрыта соляными отложе­
ниями толщиной до двух кило­
метров, и там ничего не растет. В дороге наш .джип~ в стал: как на грех, лопнул ремень воздушного охлаждения. Пошли пешком --
двое моих спутников, Виктор, я и про водник-эфиоп. Через два часа Виктор не вы­
держал и упал без сознания. Мы дали ему воды, но нести журналиста (в нем сто кило­
граммов веса) было нам не под силу. Разбили палатку для за­
щиты от солнца, стали сове­
щаться. Молчал т олько провод­
ник-эфиоп. Когда все высказа­
лись, он вдруг встал... и побе­
жал! Да, именно побежал к ба­
зовому лагерю в 18 километрах от вынужденного привала. К ве­
черу за нами прибыл вездеход. Не знаю, как бы все обернулось без этого уникального проводни­
ка... В лагере Виктор пришел в себя. Он сожалел лишь о том, что я не снимал в то время, ког­
да он был без сознания. --
Как видите, --
заключает вулканолог, --
занятие нашей наукой требует не только хоро­
ших лабораторных навыков. Сам Гарун Тазиев сухой, под­
жарый, по виду --
прирожден­
ный спортсмен. Оказалось, это действительно так. В университе­
те он был чемпионом Бельгии по боксу, участвовал даже в Олимпийских играх в Берли­
не, затем много играл в футбол и регби, он мастер по альпиниз­
му. «Кроме того, у меня есть маленький рекорд по нырянию ... В будущем году мне стукнет шестьдесят, но я надеюсь по­
прежн ему вы ст упать за между­
народ ную команду регбистов­
ветеранов .). Гарун Тазиев показал в Мо­
скве св ой новый цветной фильм, снятый в жерле вулкана. «Этот вулкан --
Нирагонго в Заире-­
мне особенно дорог. Спуск в его кратер стал моим боевым кре­
щением в 48-м году. Двадцать лет спустя я вернулся, чтобы запечатлеть на п л енку его .со­
держимое.)_ --
Наука, спорт, кино... Вы перечислили все свои занятия? 36 --
Ну, я еще пишу популяр­
ные книги, их вышло полтора десятка, и очень жалею, что остается мало времени занимать­
ся живописью . • Рыцарь ХХ BeKa~, --
сказал о нем выдающийся французский биолог Жан Ростан. Профессор Тазиев, несмотря на всю лест­
ность этого титула, предпочитает называть себя .человеком, кото­
рый сле дует своему призванию.). КАРЛО МАУРИ, итальянец; в годы войны --
партизан, по­
том --
путешественник, прошед­
ший амазонские ДЖУНГЛИ, аль­
пинист, участник восхождений в Андах и Гималаях, наконец-­
спутник Тура Хейердала в пла­
вании на папирусной ладье. На­
ши читат ели смо г ли познако­
миться с ним ближе по рассказу Юрия Сенкевича «На «Pa~ через Атлантику~, опубликованном в журнале «Вокруг света.) в про­
шлом г оду (в N2 9 и 10). Минувшей осенью Карло Мау­
ри недолго был в Москве и от­
ветил на вопросы нашего кор­
респондента. --
Мы вряд ли ошибемся, ес­
ли скажем, что вы затеваете но­
вую экспедицию. Куда на этот раз? Боюсь, что подробное опи­
сание маршрута порядком уто­
мит вас. Я задумал по случаю круглой даты --
семисо т летия со дня выхода в путь Марко По­
ло --
повторить маршрут знаме­
нитого венецианца. Причем сде ­
лать это в условиях, максималь­
но приближенных к оригиналу. Перед стартом предстоит еще не­
малая подготовительная работа. Пока же --
в проекте --
все вы­
глядит следующим образом. Мы выйдем из устья Большо­
го канала Венеции на парусной шаланде в лагуну, потом через море --
в Турцию, оттуда --
в Ирак и Иран, через перевал Гин­
дукуша --
в Кашгар и, в случае удачи, дойдем до Пекина. Я го­
ворю «в случае удачи~, потому ·!то у нас нет еще согласия ки­
тайских властей. --
Каковы будут средства пе­
редвижения? --
Все как у нашего предше­
ственника. Мы вырабатывали маршрут с книгой Марко Поло в руках. Двигаться будем вер­
хом, в пароконной повозке, на верблюде. Через Гималаи --
на яках. Реки будем преодолевать в весельных лодках или на па­
руснике. --
В чем сказался здесь опыт плавания в составе интернацио­
нальной команды на «Ра.)? --
Ну, во-первых, это прида­
ло мне, так сказать, чувство масштабности. До .Pa~ мои пу­
тешествия, хотя были и продол­
жительными, не простирались столь далеко. Во-вторых, «Ра.) доказал мне преимущества ста­
рых добрых средств передвиже­
ния перед теплоходом, аэропла­
ном и в особенности автомоби-
• лем, закабалившим жителей со­
временных западных городов. --
Состав вашей новой экспе­
диции? --
Видимо, с нами будет опе­
ратор итальянского телевидения, историк средневековья, один зна­
ток лошадей и повозок --
его, кстати, оказалось не так-то лег­
ко найти. Как вы помните, Мар­
ко взяли в путь отец Николо и дядя Маффео --
венецианские купцы. Я тоже беру с собой сы­
на, которому исполняется шест­
надцать лет, --
это в точно с ти возраст Марко Поло. Его глаза­
ми я хочу написать книгу обо всем увиденном. СВЕН ИИЛЬСЕТЕР, беседуя с нами в редакции, назвал себя фотографом. Только вот снимает он в таком дальнем далеке о.т родного Стокгольма, что без путешествий ему не обойтись. Читателям .Вокруг CBeTa~ С. Иильсетер знаком по фраг ­
ментам из его книги о Фолк­
лендских островах 1, которая 1 Отрывки ИЗ КНИГИ опубликованы в N, 12 журнала « Вокруг света» за 1972 год. вслед за предыдущей -
«Волна за волной~ -
должна выйти вскоре на русском языке. Теле­
зрители 1Jидели его чудесные фильмы о медведях Аляски, о редкой фауне Галапагосов. В Советский Союз йильсетера привел маршрут птиц -
ему хотелось выявить и, естественно, запечатлеть на пленке зимовки пере летных птиц Швеции. -
Советская С!1едняя Азия -
зимняя родина наших сканди­
навских птиц. Было очень лю­
бопытно встретить старых зна­
комых в новой обстановке ... Дол­
жен сказать, что чувствуют они себя у вас привольно. У нас бы­
ли очень интересные разговоры с любителями природы, учены­
ми-орнитологами, работниками заповедников Узбекистана, Турк­
мении, Таджикистана. В вашей стране охрана природы возведе­
на в ранг государственного ме­
роприятия, и это очень обнаде­
ж.ивает. Л I'· нимал об этом фильм. -
Можно ли ждать очередной книги? -
Думаю, да. Столько инте­
ресных и забавных эпизодов случилось за это короткое путе­
шествие ... Скажем, мы записыва­
ли на пленку голоса птиц, потом я стал прокручивать на магни­
тофоне особенно заливистую трель, а *оригинал., сидевший на дереве, счел запись за вызов соперника и начал надрываться, стараясь пересвистеть машину. В конце концов я пожалел его горло и выключил пленку ... Человек и его деятельность вольно или невольно стали сей­
час главнейшими факторами естественного отбора, -
продол­
жал Свен Йильсетер. -
Это за­
ставило в последнее время фор­
сировать биологические исследо­
вания и во многом заново открыть для себя природу. Идеальный способ сохранения фауны -
по крайней мере, до лучших времен -
это создание заповедников, заказников, на­
циональных парков и т. п. -
Считаете ли вы, что чело­
век должен не только охранять, но и взять на свое иждивение животных? -
Что касается крупных жи­
вотных, то, безусловно, да. В вашей стране, кстати сказать, это уже давно сделано с зубра­
ми, оленями, лосями. Срочно требуется *посадить на дота­
цию. африканских слонов, но­
сорогов, индийских львов. А заядлых хищников? Ска­
жем, белого медведя? -
Л рискую тут показаться пристрастным. Дело в том, что я люблю медведей, провел сре­
ди них немало времени, и не один, а с шестилетней дочкой. В Арктике становится тесно: идет добыча полезных ископае­
мых, строятся поселки, дей­
ствуют оживленные транспорт­
ные линии. Медведи необходи­
мы для поддержания равновесия в природе и уже поэтому нужда­
ются в охране. Всем известно о создании Международного коми­
тета по изучению белого медве­
дя. Человеку придется сосуще­
ствовать с этим зверем, а для этого его надо хорошо знать. -
В Советском Союзе охота на белого медведя полностью за­
прещена с 1956 года. Как об­
стоит дело в других странах? -
Да, ваша страна выступила здесь с ценной инициативой. На Аляске и в К>lнаде отстрел сейчас ограничен, но разве мож­
но уследить за "'ем, что делается в ледяных просторах! В Грен­
ландии ОХАта разрешена только коренному населению эски­
мосам, которые добывают зверя в пределах собственной потреб­
ности. Самое насущное сего­
дня защитить медведя от охотников с воздуха. На Аляске этот вид развлечения очень мо­
ден, в любом аэроклубе можно зафрахтовать маленький самоле­
тик и ... Словом, необходимо меж­
дународное соглашение по это­
му вопросу и согласованные дей­
ствия всех полярных стран. ... Возвращаясь к вашему во­
просу о .Дотации., могу сослать­
ся на собственный опыт. Л уже много лет снимаю и подолгу жи­
ву в непосредственной близости от крупных хищников, но не знаю случаев, чтобы зверь без всякой причины напал на чело­
века. Единственный раз, когда это СЛУЧRЛОСЬ, я снимал кино­
камерой белого медведя. Вдруг он пошел на меня. Л так увлек­
ся, стараясь воспользоваться крупным планом, что медведь буквально влез р объектив. Спут­
Н>lК, опасаясь за мою жизнь, вы­
стрелил... Мы не поленились и вскрыли зверя. Наше предполо­
жение оправдалось : медведь был голоден, что называется, звер­
ски -
в желудке у него были одни водоросли! Льды далеко отошли от островка, где он на­
ходился, и медведь, по сути де­
ла, был обречен... Так что под­
кормка в подобных случаях со­
вершенно необходима. АЛЕН БОМБАР • французский врач, оказавшийся за портом по своей воле на спасательном пло­
тике с лерзким названием .Ере­
тик._ Человек, поставивший се­
бе целью научить людей не бояться моря, ибо .убивает не море, а страх перед ним •. А кроме того, прирожденный организатор, глава бесчисленных начинаний, за которые он брал­
ся с такой же решимостью, с какой пустился без .Пре с ной воды через 'соленый океан. Не­
которое время назад, встретив­
шись с корреспондентом .Во к руг света. в Сочи, он сказал: .Одн а из пробле м, над которой я сей­
час работаю, -
это борьба с загрязнением воды. Ведь мо­
ре -
международный капитал, и его потеря -
беда для всего человечества... Если человек против моря, то и море будет против него •. Не так давно мы сообщалl" о том, как работает руководимая им лаборатория биологии моря на юге Франции. Совсем недавно, после Мюн­
хенской олимпиады, доктор Бои­
бар возглавил еще одну органи­
зацию. Она называется .Спорт­
смены -
навсегда.. Ее цель -
помочь чемпионам, покинувшим большой спорт, найти свое место в жизни. .Тот, кто познал мед ­
ные трубы славы, легче уяз ­
вим, -
говорит Ален Бомбар. -
Чемпионы представляются пуб­
лике эдакими колоссами, кото­
рые всегда идут вперед как ло­
комотив. Это совершенно не соответствует действительности. Большинство из них начали вос­
хождение HI\ спортивный Олимп слишком рано, оставив ради это­
го учебу. Они не знают никако­
го другого дела; а когда прихо­
дит время складывать медали, эти люди оказываются непри­
годными к обыденной жизни. ... Кики Карон, олимпийская чем­
пионка, пыталась устроить с я тренером в бассейне, но у нее нет аттестата зрелости. Он а по­
пробовала свои силы в кино, в рекламе, даже в эстрадном пении, но безуспешно... Сегодня вся Франция знает имена Мирей Гуачель (олимпийская чемпион­
ка по лыжам) или бегуна Ми­
шеля Жази. Но что ждет эти х .идолов. завтра? Цель наше й организации, созданной на обще­
ственных началах, -
помочь им избежать отчаяния •. Доктор Бомбар знает цену отчаянию. В тяжелую минуту, десять лет назад, когда ему по ­
казалось, что все планы рухну­
ли, он пытался покончить с четы с жизнью. Но он выстоял, сот­
ни писем с поддержкой хлынули к нему со всех концов света ... -
Мой долг как врача, как бывшего .чемU,иона., просто как старшего товарища -
протянуть им руку, дать возможность пе­
реключиться на новое дело, где тоже возможен успех. Ведь не­
даром же они стали чемпио­
нам;и! Хронику Ben М. 6ЕЛЕнькИА 38 ВЕРОНИКА ТОМА С ОСТРОВ БЕСХВОСТЬIХ НОШЕН (8 коро М Ы будем у Мо с т а -
ф е й, -
улыбаясь, преду-
пр е д ил меня Гарт, снмпа-
тичны й ч ер нов олосый водит е ль такси. -
Это ПОЧТ И рядом. Шосс е и з аар о порта Рональд­
с у ай в Д уг л ас, столицу острова Ман, дово л ьно узкое и не тако е у ж пр я мо е, т ак что приходится ч а ще жа т ь н а тормоза, чем н а г а з. Но зато ато самая зел е ная и т е ни с та я д о рога, какую мне толь­
ко прихо ди л ось в идеть: по обеим сторон а м в здымались могучи е с тв олы д е р е в ьев, кроны которых об ра зовы вали ажурно-прозр а чный св о д. -
В ы п е р вый раз на нашем ост­
ров е? -
Улыбка Г арта приобр е л а отт е н ок лу к авс т ва, когда я с каз а­
л а, что о н н е о ш ибся. Тут ж е мой авто ч ич еро н е устро и л мне неболь­
шо й акзаме н на знание остров а Ман. Сл о вн о п р и мерная учениц а, я от ба р аба ни ла то немногое, что у сп ел а в ы чит ать в кн и гах. Остров мо ж н о с чит ат ь самоуправляющим­
ся. Ра с по л о же н в Ирландском мо­
р е приб л и з ит ел ьн о на равном р ас­
стоянии О Т Шо тландии, Уэлса, С е­
в е рной Ирл а н ди и и, конечно, Анг ­
лии. С вершин ы Снейфелла (2036 футов) мо жно сразу увидеть « шесть к оро л ев с тв » -
Англию, "Фестuваль BUKUHtOB» в tороде Пuле. Набережная СТОЛUЦЫ Мэна Думаса. Шотландию, Уэлс, Ирландию, Мэн и... небеса. На этом кусочке суши размером 32 на 16 миль разместились 56 тысяч человек, горы, долины, прибрежные скалы и пальмы, для которых здесь впол­
не подходящий, мягкий климат. Жители Мэна ... -
Очень суеверны. Да, да, на самом деле, -
прервал меня Гарт, словно прочитав мои мысли. -
Особенно рыбаки. Если бы кто-ни­
будь из них сейчас встретнл вас­
женщину, да еще рыжеволосую, -
то вместо причала повернул бы обратно домой. Все равно удачи после этого не будет. Гарт замедлнл ход н торже­
ственно объявил: -
Перед вами Мост фей. Пом­
ните, о чем я вам говорил: громко и повежливее. Под небольшим мостиком жур­
чал ручеек, исчезавший в высокой, по пояс, траве. -
Добрый день, феи, -
хором проскандировали мы. -
Еще раз, громче, а то они не услышаТ,-покачал головой Гарт.­
И не забудьте помахать им рукой. Я послушно выполнила его ука­
зания, ПОСЛе чего машина опять обрела свойственное ей состояние движения в пространстве, а Гарт продолжил лекцию об особенно­
стях острова Мэн. -
Никогда не следуе'" прене­
брежительно относиться к феям. Недавно я вез одного приезжего из аэропорта. Прилетел из Лон­
дона. Так он посмеялся, когда я предупредил его о Мосте фей. Даже рукой махнуть им отказал­
ся. Посмотрели бы вы на него че­
рез пять минут, когда в кармане пиджака протекла авторучка. Мо­
жете поверить, он не смеялся, хо­
тя, видит бог, после его высоко­
мерных насмешек над феями ви­
деть, как по пиджаку расплывает­
ся чернильное пятно, было ве­
село ... Миновав белый маяк на мысе Дуг лас, мы, наконец, въехали в сто­
лицу острова Мэн С ее 20-тысяч­
ным населением и 30 тысячами спальных мест для иностранных туристvв, которых манит сюда не с1'vлько возможность познакомить­
ся с бойким торговым центром, выросшим из захудалой рыбацкой деревушки, сколько местное кази­
но. Может быть, поэтому витрины на узеньких улочках торгового квартала Дугласа в районе Стрэнд-стрит забиты лишь все­
возможными сувенирами и почто­
выми открытками. Они переме­
жаются с маленькими кафе, тор­
гующими мясными пирожками, со­
сисками, копченой селедкой и чип-
40 сами, чипсами, чипсами -
обо­
жаемым американцами жареным картофелем, который они почему­
т" называют «французским хво­
ростом». Гарт высаживает меня у неболь­
шого отеля на набережной и сму­
щенно отмахивается от моих бла­
годарностей за столь содержатель­
ное ознакомление с Мэном. -
Во всяком случае, располо­
жение фей вам обеспечено, -
за­
веряет он. Действительно, в течение после­
дующих недель его предсказание оправдалось -
трудно сказать, благодаря ли расположению фей или по какой-то другой причине­
например, благодаря гостеприим­
ству жителей Мэна. Куда бы я ни приезжала, меня встречали не ка" иностранку, хотя бы и приятную хозяевам, а просто как одного из членов единой семьи. Хотя Мэн и невелик, история его весьма бурная и разнообраз­
ная. Кельты, пришедшие на остров из Европы за 500 лет до на­
шей эры, говорили на своеобраз­
ном мэнском диалекте галльского языка, который позднее был вы­
теснен английским. Затем в 798 году нашей эры на острове появились викинги. Наконец, тре­
тий период истории Мэна начал­
ся в 1405 году, когда английский король Генрих 'У отдал остров семейству Стэнли, в течение трех t;толетий управлявшему им. В 1765 году, стремясь покон­
чить С мэнской контрабандой в Англию, британская корона выку­
пила остров назад. С тех пор анг­
лийский король или королева но­
сят титу.' «лорда Мэна», хотя своим сюзереном жители острова считают кельтского бога Мэнанна­
на Мак-Лира, властителя моря, от имени которого и произошло наз­
вание острова. Сей бог пользует­
ся славой весьма могущественного волшебника. Например, тради­
ционные британские туманы, мо­
лочной пеленой окутывающие Мэн, там называют «мантией Мэнанна­
на». Другая характерная черта Мэнаннана Мак-Лира -
непри­
язнь к членам королевской семьи Великобритании. Во всяком слу­
чае, когда в 1847 году королева Виктория и принц Альберт пожа­
ловали на Мэн, кt:льтский волшеб­
ник напустил в бухту Дуг ласа такой густой туман, что их вели­
чествам пришлось плыть в Рам­
си, чтобы высадиться на остров. То же самое повторилось и во вре­
мя визита Георга У. Короче. если верить MeCTHblM легендам, Мэнан­
нан так ревностно относится к своим правам сюзерена столи­
цы -
Дугласа, что чуть ли не все анг лииские короли и королевы, приезжавшие на остров, были вы­
нуждены довольствоваться заштат­
ным Рамси. В итоге его ирониче­
ски окрестили «королевским». Сами же мэнцы в старые вре­
мена ничего не имели против «ман­
тии Мэнаннана», которая была идеальным прикрытием для при­
быльной контрабанды, процветав­
шей в районе Дуг ласа. На остров не распространялись английские таможенные законы, и ту да везли шелка и коньяк из Франции, ром с Ямайки... Ну а переправить их затем «на тот берег», как говорят мэнцы об Англии, не составляло большого труда для опытных мо­
ряков. Правда, сейчас островитя­
не предпочитают зарабатывать на жизнь более прозаическими спосо­
бами: обслуживанием туристов, рыболовством, сельским хозяй­
ством и... разведением бесхвостых кошек. Мода на мэнских кошек -
а остров ежегодно посещает пол­
миллиона туристов, причем многие хотят купить такую кошку,­
привела к тому, что они почти исчезли. Восемь лет назад власти были вынуждены создать даже специальную ферму для их разве­
дения, иначе этой породе грозило полное исчезновение. «Правда, на­
ши масштабы слишком скромны,­
пожаловалась мне директор «ко­
шатню> миссис ХолроЙд. -
Всего 30-40 чистокровных мэнских ко­
шек в год. К сожалению, не все они родятся бесхвостыми. Бывает. что у бесхвостых родителей из ше­
сти котят пятеро оказываются ХRостатымю>. Обратно в гостиницу я добира­
лась в бело-красном вагончике конки, не спеша катившем по на­
бережной Дугласа мимо выкра­
шенных в пастельные тона отелей и ярких цветников. Многие пожи­
лые туристы считают конку идеальным транспортом для про­
гулок -
за час-два они успевают надышаться воздухом, «наездитЬ» аппетит, людей посмотреть и себя показать. Впрочем, на следующей неделе мне не только пришлось отказаться от этих поездок, но и вообще бежать из Дугласа. Дело в том, что дважды в год -
в июне и сентябре -
его неспеш­
на я, безмятежная жизнь взры­
вается оглушительным грохо­
том мотоциклов: несколько сот УЧ'lстников оспаривают призы меж дународных соревнований гонщи­
ков-любителей -
серьезного испы­
тания ВОJlчтелей, моторов и терпе­
ния MeCTItDIX жителей. На сей оаз соревнования привлекли в Дуг-
лас, помимо участников, 40 тысяч болельщиков из Англии. «Две не­
дели сплошного сумасшествия»,­
со вздохом сказала мне хозяйка гостиницы и посоветовала на это время уехать из Дугласа. Первым пунктом моего маршру­
та стал птичий заповедник на не­
большом островке Саунд в полу­
миле от юго-западного побережья Мэна. Если не считать птиц, все его население состоит из смотри­
теля заповедника, его помощника да трех рабочих маяка. С первым из них я познакомилась через каких-нибудь пятнадцать минут после того, как катер высадил ме­
ня на крошечном причале, от кото­
рого едва заметная тропинка вела к стоявшему на холме старому ка­
менному дому. В маленьком сади­
ке перед входом над клумбой с не­
обычайно пышными алыми напер­
стянками склонился бородатый мужчина. Увидав меня, он выпря­
мился, протянул руку и без тени удивления -
словно принимать рыжеволосых посетительниц было для него самым обычным делом­
радушно приветствовал меня сло­
вами: -
Заходите, заходите, рад с вами познакомиться. Я здешний смотритель Малькольм Райт. С этого момента я почувствова­
ла себя желанным, хотя и несколь­
ко неожиданным гостем. -
Давайте перекусим, а потом я покажу вам наш заповедник, -
продолжал Райт. -
Доставайте вашу провизию и прошу к столу ... -
Провизию? Мое изумление было, видимо, достаточно красноречиво. Райт огорченно вздохнул. -
Разве вас не предупредили, что у нас здесь на Саун де с про­
дуктами не слишком роскошно? Ладно, не расстранваЙтесь. Как­
нибудь обойдемся ... В холодильнике нашлась банка томатного супа и консервирован­
ные бобы. После обеда Райт повел меня к береговым утесам, усеян­
ным тысячами гнезд. У самого края почти отвесной стены он до­
стал из гнезда серое в крапинку яйцо и протянул мне. В ту же се­
кунду сверху с пронзительным криком, похожим на какой-то са­
танинский хохот, на меня спики­
ровала чайка, едва не выбив из рук невесомый шарик. Райт поспе­
шил положить яйцо в гнездо, что­
бы успоконть донельзя разгневан­
ную хозяйку, которая долго еще сопровождала нас возмущенными криками. -
Удивительно, она настолько чувствует себя дома, что не боит­
ся отчитать не воспитанных чужа­
ков, хотя оии и во много раз боль-
ше. Видимо, уверенность в соб­
ственной право те даже в живот­
ном мире подчас бывает важнее силы, -
заметила я. -
Удивительно, говорите вы, -
вздохнул Райт. -
Удивительно, что наши пернатые нашли безопас­
ный прнют хоть на этом клочке суши. Другим повезло меньше. Вот вам пример. Наш остров сла­
вится на весь мир бесхвостыми кошкамн. А знаете ли вы, что раньше здесь была своя порода ·пони? Их так и называли «мэн­
скими лошадкамИ». На горных склонах и тропннках они могли дать сто очков вперед кому угод­
но. Исчезли. Так же как и мэн­
ские коровы, у которых рога сер­
пами загибались не вверх, а вниз, словно у баранов. Тут Райт прервал свой вдохно­
венный монолог во славу уннкаль­
ности Мэна и лукаво взглянул на меня: -
Впрочем, кое-чем мы можем у дивить вас и сейчас ... Заинтригованная, я поспешила за ним по узкой тропинке, петляв­
шей меж зеленых холмов. После бог уже знает какого поворота мы вышли в нешнрокую лощину, где паслось несколько овец с густой коричневой шерстью. Райт оста­
новнлся и жестом пригласил меня полюбоватьс.я ими. Признаться, я сначала не поняла, в чем дело, что смотритель заповедника находит необычного в овцах. Но вот вожак стада вскинул голову, и ... я не по-
верила своим была увенчана глазам: его голова четырьмя изогну-
ТЫ ми могучими рогами. -
Это наша чистокровная мэн­
ская порода. Иног да у баранов бывает даже по шесть рогов, но это редкость, -
объяснил РаЙт.­
Они тоже почти вымерли, поэто­
му в 1969 году несколько пар привезли к нам в заповедник, чтобы· хоть так сохранить породу. Сейчас у нас их двенадцать штук.,. Позже я узнала, что происхож­
дени!: мэнских овец, коров, да и бесхвостых кошек твердо не уста­
новлено. Так же как, впрочем, и бесхвостой породы кур, которая, правда, не является монополией Мэна. -
Зато вы нигде не встретите такого множества фей, колдунов и легенд, как на нашем острове, -
смеясь, прощался со мной РаЙт.­
Только смотрите, чтобы вас не приняли за невесту и не застави­
ли платить выкуп, когда будете путешествовать '1(' острову. Старинный обычаи, о котором упомянул он, действительно, до сих пор существует на Мэне. Ко-
гда невеста отправляется венчать­
ся в церковь, подростки обяза­
тельно протягивают поперек улицы веревку и не про пускают свадеб­
ный кортеж до тех пор, пока род­
ственники невесты Н'" откупятся от «разбойников с большой доро­
ги». Иногда через два-три квар­
тала засада повторяется, если ро­
дители девушки состоятельньiе люди. Этот обычай носит шутливый характер, а вот в фей и колдуний на острове верят всерьез. В цер­
ковных архивах, например, можно найти сколько угодно отчетов о судах над ведьмами, хотя только одна из них была приговорена к смерти. Чаще же всего «ведьму» заставляли стоять возле церкви одетой во все белое. Счнталось, что это раз и навсегда отобьет у нее охоту заннматься черным кол­
довством. В наши дни этот варварский обычай ликвидирован. Во вс"ком случае, Моника Уилсон, у кото­
рой я побывала в гостях, была одета в простое темное платье, и лншь традиционные украшення ведьм -
серебряное ожерелье и такие же широкие браслеты -
вы­
давали ее прОфессию. Причем эта бледная, нервная женщнна с пронзительным взором горящих глаз не просто Официально при­
знанная колдунья, а верховная жрица мэнского шабаша ведьм, ре­
гулярно собираю!цегося в Касл­
та уне на юго-восточном побережье острова. В число тринадцати его членов входит и муж Моники Кэмпбелл. Миссис Уилсон приняла меня у себя дома, на «Мельнице ведьм», к которой примыкает амбар, по­
строенный в XVI веке, где пред­
приимчивые супруги устроили своеобраяный музей колдовства. Рогатые маски, мечи, амулеты, сломанное распятие, череп, злове­
ще оскалившиli желтые зубы, кук­
.Н с проткиутыми булавкой губа­
ми, серебряная рука, оправ.~енная в бирюзу, агат, и лунный камень, и другие прииадлежности кол­
довского ремесла оккупировали в нем все стены от пола до по­
толка. -
Скажите, эти экспонаты ... э-э ... действующие? -
обратилась я к директрисе музея. -
Конечно, только мы редко пользуемся ими. Ведь они пред­
назначены для черной магии, а мы практикуем исключительно белую. -??? -
Вся разница в цели колдов-
ства. Если вы стремитесь причи­
нить зло, то ?'то черная магия. Мы же, Кигда собнраемся на ша-
41 баш и таицуем голые в магическом кругу, сосредоточиваемся иа ка­
кой-нибудь одной конструктивной идее. Например, на том, чтобы по­
мочь выздороветь больному ... Бу дучи не специалистом, я не могу судить обо всех тонкостях и различиях белой и черной магии, не знаю, практикуется ли послед­
няя на острове Мэн. Но то, что мэнцы привязаны к старине и не только в виде легенд, фей и колдовства, -
в этом я убедилась сама. Море, которое столетиями кор­
мило жителей острова, в 798 году принесло им смерть И страдания, ког да на Мэн вторг лись викинги. В память об этом событии в го-. родке Пил ежегодно устраивается красочный фестиваль, во время ко­
торого разыгрываются все перипе­
тии тогдашней битвы. Для этого на берегу строится настоящая кельтская деревня с палисадом, ма­
ленькой часовенкой и домиками с соломенными крышами. Я приехала в Пил под вечер, когда холмы, окружающие место предстоящей битвы, были густо усеяны зрителями. Мне, есте-
ственно, хЬтелось рассмотреть вблизи диковинную деревню, и я уже направилась туда, как за спи­
ной раздался испуганный возглас: «Послушайте, мисс, В таком виде на берегу появляться нельзя!» Какой-то викинг-администратор в рогатом шлеме с ужасом указывал пальцем на мою мини-юбку. Да викинги действительно суровы, но мне от этого было не легче: ведь я здесь на задании. К счастью, даже в те жестокие времена встре­
чались добрые души. Одна из почтенных матрон, входивших в фестивальный комитет, взяла надо мной шефство, и вскоре длинный оранжевый балахон и сандалии превратил и меня во вполне прием­
лемый дубликат кельтской леди. После этого ничего не стоило при соединиться к участникам предстоящего спектакля. Прежде всего нам пришлось, преклонив колени, выслушать молитвы, кото­
рые заунывно гнусавили три про­
поведника в черных одеяниях. Правда, когда все поднялись, я осталась на коленях, пытаясь най­
ти в песке мой оброненный «пар­
кер». Внезапно на берегу вспыхнул огромный сигнальный костер. Раз­
дались крики: «Викинги! Викин­
ги! Спасайся!» На самом деле, я давно уже заметила четыре длинные ладьи с драконами на носу, курсировавшие неподалеку в море. Но женщины и дети, спо­
койно копошившиеся на берегу, видимо, поголовно страдали бли-
42 зорукостью -
а очков во времена викингов, естественно, не суще­
ствовало, -
ибо теперь они с виз­
гом И криками бросились под за­
щиту палисада. Между тем на берегу разгорелась ожесточенная схватка. Звенели мечи, летели на­
земь рогатые шлемы. Спрятавшись за поленницей дров, я с I'Iнтересом наблюдала, как, оттеснив аащитии­
ков-кельтов, викииги штур~уют деревню. С грохотом рухнул пали­
сад, иападающие растеклись меж­
ду домов. Вскоре викииги появи­
лись опять, причем каждый нес на плече яростно отбивающуюся женщину-кельтку. «Да, О своих деньгах зрителям жалеть не при­
дется», -
успела подумать я, как вдруг сзади навалился здоровен­
ный викинг. -
Попалась, голубка. Теперь от меня не уйдешь, -
прорычал он с явным шотландским акцентом. Как выяснилось позднее, большин­
ство викингов было актерами-доб­
ровольцамн из 71-го шотландского саперного полка, который проводил летние маневры на острове Мэн. -
Пустите! Я на работе! -
мое возмущение и попытки вырваться были напрасными. Пленивший ме­
ия викинг окаЗался настроен весь­
ма решительно, да к тому же был сильнее меня. В пылу рукопашной с ноги у меня свалилась сандалия. Мой похититель осторожно опус­
тил меия на землю и помог на­
деть ее. В этот момент мы очутились в самой середине похоронной про­
цессии, которая со скорбной тор­
жественностью сопровождала тело предводителя викингов, погибшего в схватке. Под горестные стена­
ния одетых в белое девушек с фа­
келами в руках его тело в полном боевом наряде -
хотя и сделан­
иое ИЗ воска -
положили на ладью. Само же суденышко подо­
жгли и столкнули в море. Фести­
валь был окончен. Мой улыбающийся викинг лю­
безно пожал мне руку и, сняв свой рогатый шлем и утирая пот, с улыбкой спросил: -
Небось думаете, играем в ковбоев и индейцев, да? А хоть бы и так. Все равно спектакль у дался на славу ... Перед отъездом с Мэна за фунт стерлингов я посадила на память сикомор. Конечно, можно было бы посадить и другое дерево, но я предпочитаю не портить отиоше­
ния со здешними колдуньями. А сикоморы особенно раскидисты у Моста фей. Перевел с английского С. БАРСОВ КАК ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ ЭТА КНИГА П
ОМНЮ ОТЛИЧНО, как я впервые прочитал «ОСТ­
ров сокровищ_. .я: начал читать в шесть ча­
сов вечера. Два часа спустя настойчивый стук в наружную дверь вызволил меня из осаж­
денного блокгауза. Сбегая со второго этажа по лестнице, что­
бы открыть, я был готов уви­
деть на пороге Билли Бонса или Черного Пса... Это были всего-навсего мои тетушка и дядюшка, внезапно нагрянувшие в гости из Лондона. Тетушка была моей любими­
цей, к тому же ее появление сулило мне ПОЛ кроны на кар­
манные Ifасходы. Тем не менее я всей душой желал, чтобы на­
ши гости лежали на дне Север­
ной бухты рядом с Хендсом и О'БраЙеном. В тот момент я мечтал лишь об одном -
скорее вернуться в блокгауз. С того далекого дня я пере­
читывал «Остров сокровищ_ не менее раза в год. Он никогда не надоедал мне и -
я знаю это! -
никогда не надоест. Когда подросли мои детн, Ве­
роника и Поль, я стал читать им вслух «Остров сокровищ». В тот вечер, когда я перевер­
нул последнюю страницу, мне пришлось тут же начать чтение снова. А после третьего раза на меня градом посыпались во­
просы. Вопросы Поля был н обычного свойства. Что случилось с тре­
мя пиратами, оставленными на острове? Удалось ли кому-ни­
будь найти оружие и серебря­
ные слитки? Как получилось, что Бен Ганн нашел сокровище? Вероннку занимали дела по­
сложнее. Почему такой одарен­
ный человек, как Сильвер, стал преступником? Кому принадле­
жал корабль, который затонул в Северной бухте и у которого «на палубе расцвел настоящий цветник»? Почему такие дру­
зья, как Хендс н О'Брайен, схватились насмерть друг С дру­
гом? И, самое главное, как мог стать пиратом такой безобидный человек, как Бен Ганн? Ни один из этих вопросов не был для меня новым. Я сам уже чуть ли не тридцать лет ломал над ними голову н даже пытался -
безуспешно -
до­
биться ответа у друзей, как и я, любящих «Остров сокровищ». В конце "онцов оставалось лишь одно: ответить самому. Таким образом, настоящая книга не является продолжени~ ем «Острова сокровищ». От ду­
ши надеюсь, что она не будет воспринята и как плохое по­
дражание. Это скорее всего дополнение, притом такое, ко­
торое, сдается мне, заслужило бы одобрение Стивенсона. Да, мпе хочется верить, что он одо­
брил бы ее: ведь он очень лю­
бил своих героев. Иначе чем объяснить, что они так полю­
бились многим поколениям чи~ тателей? R. Р. D е 1 d е r f 1 е 1 d. ТЬе Adventures of Веп Gunn. London, 1956. Р. Ф. Делдерфилд английСкий романист, драматург И журналист. Герои его много· численных книг -
«маленькие люди» современной Англии. Р. Ф. ДЕЛДЕРФИЛД ПРИКЛЮЧЕНИЯ Написано в 1805 году Джеймсом ГОКИНСOi,I, сква,йром, в его доме, в поместье Оттертон, графство Девон. Бен Ганн, в прошлом пират, скончался восемь месяцев тому назад, дожив до весьма почтенного возраста --
восьмидесяти лет Мы похоронили его на маленьком кладбище в Ист-Бэдлей, в том самом приходе, где он родил­
ся в 1725 году. Он лежит меньше чем в двадцати ярдах от могилы своей матери, которая дала ему жизнь и сердце которой он, по его собственным словам, разбил. Впрочем, мне всегда сдавалось, что Бен относился к числу бедняг, склонных взва­
ливать на свои плечи более тяжелое бремя вины, нежели они того заслуживают. Лично я никогда не видел в Бене Ганне пирата. Для меня он всегда оставался тем человеком, ко­
торого я встретил в тот страшный день на Остро­
ве сокровищ, когда он окликнул меня в лесу и я услышал историю, nоказавшуюся мне тогда бес­
связным набором слов. В конечном счете, Бен являлся скорее nрислуж­
ником, вроде Дарби Мак-Гроу, чем настоящим пи­
ратом, и люди Флинта относились к нему с на­
смешливым презрением. Вместе с тем он отнюдь не был таким простаком, каким казался. Хитрость, расчетливость и осторожность Бена не раз сослу­
жили ему хорошую службу на протяжении его сумбурной жизни. Мы с Беном стали большими друзьями еще за­
долго до смерти сквайра Трелони и доктора Лив­
си. Он всегда относился ко мне особенно тепло --
ведь я первый встретил его на острове. Бен охот­
но рассказывал мне истории, которые ни за что не поведал бы ни сквайру, ни доктору. И если я теперь предаю его рассказы гласности, то лишь потому, что он сам разрешил сделать это после его смерти. -Сдается мне, что Бен, соглашаясь на опублико­
вание своей истории, видел в ней нечто вроде по­
смертной исповеди. До самых последних дней его угнетал страх перед возмездием. Мне никак не удавалось убедить Бена, что смелое поведение во время борьбы против бунтовщиков с «Исnаньо­
лы» полностью искупило все его nрегрешения. Вначале я собирался изложить историю Бена Г анна так, как он сам поведал ее, но это оказа­
лось мне не по силам. Дело в том, что рассказ Бена никогда не был стройным и последователь­
ным: он начинал говорить об одном, затем nере­
скакивал на другое. Вместе с тем повествование много потеряло бы, если бы не велось от первого лица. Я пошел по среднему пути, позволив себе произвести отбор эпизодов и изложить их в соот­
ветствии со взглядами и мышлением Бена. Я уверен, что он ничего не утаивал от меня. Он относился ко мне с полным доверием, и я наде­
юсь, что оправдал это доверие Одинокая жизнь на острове сделала Бена другим челове­
ком, и он никогда больше не ЧАСТЬ ПЕРВАЯ до конца. к сему: Джим Гокинс. преетупал закона. Сын ГЛАВА ПЕРВАЯ IUJ не было всего семнадцать лет, когда священник Аллардайс поселился со своей семьей в Ист-Бэдлей, при-
няв приход, предложенный ему новыми владельцами Большого поместья. К тому времени мы уже свык­
лись С переменами, потому что с тех пор, как умер старый сквайр и имение за отсутствием прямых наследников перешло к Кастерам, в приходе все пере­
BepHYJIOCb вверх дном. Кастеры и раньше-то, видно, не были хо­
рошими людьми, а внезапное бо­
гатство не сделало их лучше. Именно их плохое обращение с приходского Поместье Оттертон, 1805 год. священника мелкими владельцами и аренда­
торами в округе и привело к тому, что должность приходско­
го священника оказалась свобод­
ной: Гиббинс предпочел стать капелланом у одного из Бофор­
тов, а Щl его место прибыл свя­
Аллардайс с женой и двумя детьми. Я тогда был у Аллардайсов садовником, выполнял для них также различную другую работу, а сверх того помогал отцу, когда начинались зимние дожди и тре­
бовалось особенно много могил. платил мне фруктами и овощами со своего огорода. Семья у нас была большая, и мать с радостью принимала все, что я только мог принести в дом, 43 тем более что новый сквайр запретил собирать на его полях колоски после жатвы. Аллардайсы относились ко мне хорошо, особенно дочь, мисс Далси, прекрасная девушка с независимым характером. Брат Ник был года на два, на три моложе ее и учился в колледже на врача. Мисс Далси очень лю­
била брата и не уставала гово­
рить о его способностях. Тогда я не очень-то прислушивался к ее словам. Знай я, как тесно пере­
плетутся наши с Ником пути в последуюшие годы, я расспросил бы о нем побольше. Священник был человек пря­
мой, суровый и непреклонный и мастак читать проповеди. Мы понимали лишь отдельные слова, когда он говорил с амвона, та­
кой он был ученый. Жена его носила роскошные платья, каких мне никогда не приходилось ви­
деть. Дела мужа ее не занима­
ли, она жила исключительно сы­
ном ис малых лет испортила его своим баловством. Зато мисс Далси всегда сопровождала отца в его обходах и меньше чем за месяц стала в приходе всеобщей любимицей. Мы жили в маленьком домике из двух комнат у самой церков­
ной ограды. Кастеры никак не могли собраться ее починить, и зимой грязные ручьи с кладбища текли через наш двор. Как я уже говорил, в приходе царил полный разброд, а все из-за того, что Кастеры ввели строгий запрет против охоты в своих владениях и огораживали земли, которые при старом сквай­
ре всегда считались обществен­
ным выгоном. Зачинщиком всех этих притес­
нений называли Бэзила Кастера, сына нового владельца. Ему тогда было лет около двадцати пяти. Высокий, бледный, рыжий, хилого сложения, он чем-то на­
поминал хорька. Бэзил Кастер твердо решил стать настоящим сквайром но ездил только верхом. Однако он был никудышным на­
ездником и то и дело шлепался с седла наземь. Зато Кастер хо­
рошо стрелял из охотничьего ружья; однажды с расстояния в двести шагов он ранил в руку Эйба Гудинга, когда тот ставил силки на ОПУ'llке Бэйкерских за­
рослей. Эйбу удалось уйти, но пришлось бежать из дому и за­
вербоваться в солдаты, чтобы из­
бежать ссылки за море. А вско­
ре после этого мой дядя Джейк подстрелил последнего в своей жизни фазана, положив начало событиям, которые забросили ме­
ня. на другой край света. Но об этом я расскажу чуть дальше. Сначала нужно объяснить, каким образом оказался замешанным во все это Ник, сын священника. Через несколько месяцев после того, как приехали Аллардайсы, появился и их сыночек. Он на­
бедокурил в Лондоне: променял учение на игру и на скачки и так залез в долги, что сидеть бы ему в долговой тюрьме, если бы мать вовремя не подбросила денег. Ник вовсе не производил впе­
чатления неисправимого повесы. Он был рослый, широкоплечий, густые волосы курчавились, на открытом лице весело сияли го­
лубые глаза. Руки Ника белиз­
ной и нежностью кожи напоми­
нали женские, но в силе не усту­
пали рукам нашего кузнеца Неда Саммера, и Ник почти всегда одолевал· Неда, когда они летни­
ми вечерами затевали корнуолл­
скую борьбу на траве. По речи Ника сразу было слышно, что это настоящий джентльмен, однако с нами он держался как с равными. Ник и Бэзил очень скоро стали врагами, и моя семья оказалась замешанной в их ссоре, потому что все началось из-за дяди ДжеЙка. Бэзил убил его, да так жестоко и подло это сделал, что стал самым ненавистным поме­
щиком во всей округе от Экса до ТэЙмера. Под рождество чуть ли не все торговцы дичью в округе упова­
ли на Джейка, и он не жалел сил, чтобы оправдать их надеж­
ды -
за счет Кастеров. Конеч­
но, это было нехорошо и проти­
возаконно, однако не давало еще права Бэзилу Кастеру расстав­
лять в лесу капканы на людей. Сторожа -
другое дело. С ними у нас шел честный поединок, в котором побеждал наиболее лов­
кий. НО капкан с зубьями, как у пилы, и с хваткой голодной акулы -
от такой штуки хоть у кого душа закипнт смертельной ненавистью. Однажды ночью Джейк не вер­
нулся домой. Он часто проводил под открытым небом по два-три дня -
когда охотился, когда от­
сыпался в одном из своих тайни­
ков после особенно бурной вы­
пивки,· но теперь его отсутствие очень уж затянулось. Мы от­
правились на розыски и прочеса­
ли чащу до береговых утесов на юге. На второй день поисков мой брат нашел его мертвого. Дядя Джейк попал в один из капканов Кастера и истек кровью. Его дворняжка Тафти лежала полумертвая от голода рядом с хозяином и жалобн(' ску­
лила. Если бы Джейк не выучил собаку вести себя тихо на охо­
те, он еще дожил бы, возможно, до выездного суда. Хоронить Джейка собралось очень много людей, пришли даже из Попплефорда. Много недоб­
рых слов было высказано и мно­
го сумрачных взглядов обраща­
лось в сторону помещичьей усадьбы, но дальше этого не по­
шло. Впрочем, нашелся смельчак, который не побоялся выложить то, что у него накопилось на ду­
ше. Это был Ник АллардаЙс. Ник не участвовал в похоронах, но когда мы с отцом принялись засыпать могилу, он появился на клаД9ище и остановился около нас в раздумье, покуривая длин­
ную виргинскую сигару. Наконец, он сдвинул сигару в угол рта и сдержанно произ-
нес: Вы, Ганн, по-видимому, не собираетесь посчитаться за брата? Отец поднял голову и осмот­
релся кругом, чтобы убедиться, что его никто не услышит. -
Дом, в котором я живу, принадлежит Кастерам, и ваш отец платит мне из десятины, ко­
торую получает от Кастеров. Нас дома тринадцать ртов, и всех-то надо накормить и одеть. Мне ли думать о том, чтобы сводить сче­
ты, мистер Аллардайс? Он был благоразумен, мой отец, и знал свое место. Ник ухмыльнулся и пошел прочь, кивнув мне на прощанье. Он знал, как я смотрю на это дело, но знал также, думается мне, что в словах моего отца за­
ключен здравый смысл. В этот миг за оградой послы­
шался стук копыт, и Бэзил Ка­
стер взбежал по ступенькам и зашагал через могилы туда, где мы работали. Ник замер на месте в нескольких ярдах от нас. Кастер постоял около свежей могилы, похлопывая по тощей ноге своей тяжелой плеткой с набалдашником из слоновой ко­
сти, и вдруг рассмеялся. Это был резкий, скрипучий смех, заставив-
ший меня вспомнить звук боро­
ны, скребущей по гравию. -
Что ж, Ганн, -
сказал он,­
одним браконьером стало мень­
ше, притом, если я верно слы­
шал, самым отъявленным изо всех них' -
Будь у здешних людей хоть капелька мужества, Кастер, ле­
жать бы и вам в этой могиле!­
раздельно произнес Ник. Змеиный взгляд Бэзила Ка­
стера скользнул по Нику. Кра­
ска залила его лицо, тут же сме­
нившись смертельной бледностью. -
Побереги лучше свое остро­
умие для черни Ковент-Гардена, Аллардайс, а не то как бы не остаться твоему отцу без прихо-
да! -
взвизгнул он. -
Ник стоял все так же непо­
движно, не спуская глаз с Бэзила. -
Если ты расставишь свою западню для меня или для кого­
нибудь из нашей семьи, -
про­
изнес он наконец, -
я вызову тебя на поединок. Мне все еди­
но -
кулаки, дубинки, пистоле­
ты или шпаги! Я ведь тебе не какой-нибудь льстивый аренда­
тор, Кастер! Я ждал, что Бэзил тут же на­
бросится на него. Он подалея вперед, потом вдруг остановился, повернулся кругом, сбежал по кладбищенской лестнице, вскочил в седло и поскакал прочь; толь­
ко искры засверкали из-под копыт его кобылы В тот день Ник по-настоящему завоевал мое сердце. Он посеял что-то новое в моей душе, и это­
му посеву суждено было дать всходы, которые продолжали ра­
сти даже тогда, когда от могу­
чего тела Ника остался лишь скелет -
этот скелет ты видел сам, Джим ... ГЛАВА ВТОРАЯ о следующей стычке Бэзила и Ника я узнал с чужих слов. Случил ась она в ночь Охотничье­
го бала, который давали в Боль­
шой усадьбе накануне рождества. На этот раз причиной раздора оказалась женщина, красавица мисс Фейрфилд из Эксминстер­
Холл. По-видимому, Ник произвел на балу ,выгодное впечатление своей внешностью и искусством танцо­
ра. Так или иначе мисс Энн ре­
шила стравить его с Бэзилом. Да и какая хорошенькая жен­
щина не поступит так, если пред­
ставится случай! Кончилось тем, что молодые люди крепко по­
вздорили, и Ник предложил тут же решить дело поединком. Ему явно не терпелось увидеть, како­
го цвета кровь у Бэзила. Разумеется, до дуэли не до­
шло. Об этом позаботился сквайр Кастер. НО он не ограничился этим: вызвав священника Аллар­
дайса, сквайр предложил ему l'!a выбор -
либо священник отпра­
вит своего сына обратно в Лон­
дон, а еще лучше за море, либо расстанется с приходом. По этому поводу в доме Ал­
лардайсов состоялся семейный совет. Мать Ника была целиком на стороне сына и говорила, что нельзя давать спуску этим Касте­
рам. Отважные поступки Ника сделали его героем в наших гла­
зах. Каждый из нас, молодых, только обрадовался бы, увидев Бэзила на носилках. Мы ни ми­
нуты не допускали мысли, что Ник может проиграть единобор­
ство. Но священник судил более здраво. Он не собирался терять хороший приход из-за сына, ко­
торого буйный нрав сделал прит­
чей во язьщех. Короче, он пред­
ложил Нику готовиться к новой жизни в колониях, а пока дер­
жаться подальше от Бэзила Ка­
стера. Ник встретил это· решение без особой радости. Я подозреваю, что мать и сестра подбивали его не повиноваться отцу. Мы виделись с ним часто в это время. После случая у мо­
гилы Джейка Ник стал относить­
ся ко мне с особым расположе­
нием и сделал меня чем-то вроде личного слvги. Главной моей обя­
занностью -
было доставлять его по ночам домой из таверны и других злачных мест. Нелегко мне приходилось, когда нужно было заставить его, мертвецки пьяного после очередной пируш­
ки, держаться в седле. Однажды мы пустились вперегонки с пли­
мутской почтовой каретой и чуть было не попали под нее. В другой раз мы загнали стадо коров Кастера на посевы. Сле­
дующая выдумка Ника заключа­
лась в том, что мы нацепили черные маски и под видом раз­
бойников остановили карету на йеттингтонской дороге. Ник ото­
брал у ехавшего в карете сид­
мутского нотариуса и его жены кошельки, драгоценности и часы, но на следующий же день ото­
слал добычу владельцам, присо­
вокупив письмо, В котором ГОВО­
рилось, что он прозрел и отныне решил стать честным человеком. Месяца три-четыре мы теши­
лись такого рода забавами, но Рисунки УИЛЬЯМА СТОБСА тут вмешалась моя мать. Она пошла к священнику Аллардай­
су и заявила, что либо это пре­
кратится, либо ей придется об­
ратиться к скваЙру. На следую­
щий же день священник Аллар­
дайс отправился в Плимут и оплатил сыну проезд на бриге до Чарлстона. Вернувшись, он вручил Нику сотню гиней на до­
рогу и дал ему три дня срока на то, чтобы собраться в путь. Ник решил ехать. Сдается, бес­
путная жизнь ему не очень-то нравилась -
просто он не мог придумать ничего лучшего. При­
няв решение, он тут же начал строить планы. А задумал он стать плантатором в Каролине. Не знаю, собирался ли Ник Ал­
лардайс сеять табак или хлопок, или думал вести хозяйство на английский лад, но только пла­
нам его не суждено было осуще­
ствиться, потому что хотя мы в конце концов и очутились В тех краях, но в обществе таких лю­
дей, которые сколачивали себе богатство совсем иными путями и собирали урожай не в поле, а в OTKf1bITOM море. На прощание приятели Ника в Эксетере решили устроить пи­
рушку. Я поехал с ним. Теплой весенней ночью мы воз­
вращались домой через общин­
ные земли. ПО пути мы проезжа­
ли мимо усадьбы Кастеров, ле­
жавшей в двух милях на восток от деревни. Полная луна ярко освещала широкий фасад и пор-
45 тик с колоннами. На западе, где местность понижалась к морю, чернели притихшие леса. И тут Ник предложил такую штуку, которую можно объяснить то,лько тем, что он был еще пья­
нее меня. -
Бен, -
сказал он вдруг, -
давай-ка сыграем сейчас Кас­
терам утреннюю зорю! Через не­
делю si буду уже далеко, и мне никогда больше не представится такой случай! Не дожидаясь ответа, он при­
шпорил свою кобылу, ворвался в ворота усадьбы и помчался по главной аллее, стреляя в воздух из пистолетов и честя во всю глотку Кастеров так, как их, на­
верно, еще никто не честил. Примерно на полдороге аллея круто поворачивала, и на мгно­
вение я потерял Ника из виду. Наконец я миновал поворот и в тот же миг увидел выскочивших из усадьбы людей. Их было двое или трое, один из них -
тощий и высокий. Я признал в нем са­
мого Бэзила Кастера. Пожалуй, Ник все-таки был трезвее, чем хотел казаться, по­
тому что он тоже заметил их и 'круто свернул с аллеи на узкую дорожку, которая вела между купами рододендронов в сторону большой рощи. Я был готов повернуть и спа­
саться бегством, предоставляя Нику самому расхлебывать за­
варенную им кашу, но сзади уже подоспел вооруженный сторож. Остался только один свободный путь. Я ринулся следом за Ни­
ком и успел проскочить в рощу перед самым носом у тех, кто выбежал из усадьбы. Под деревьями было темно, как в мешке, и мне пришлось сбавить ход. Шум погони стих. Я подумал, что преследователи вернулись домой, и, привязав пони к дереву, решил отыскать Ника, прежде чем он выкинет еще какую-нибудь штуку. Это было опрометчивое решение, у оно обошлось мне дорого, но ведь я был еще мальчишкой да к тому же успел привязаться к Нику. Через рощу вела узенькая тропка; я двинулся по ней, мед­
ленно и осторожно, как учил ме­
ня когда-то на охоте дядя Джейк, и дошел до небольшой прогалины. Здесь стояла малень­
кая хижина, которой сторожа пользовались ночью. Только я ступил на прогали­
ну, как из-за деревьев выглянул краешек луны, и я увидел Бэзи­
ла. Он стоял неподвижно перед хижиной, держа ружье наперевес в левой руке. 46 в ту же секунду на другом краю поляны R свете луны по­
явился Ник; он вел лошадь в по­
воду. Кастер круто повернулся и выстрелил, даже не .вскидывая ружья к плечу. Ник вскрикнул и покачнулся, продолжая держаться за повод, а его лошадь поднялась на дыбы. Я увидел, как Бэзил, швырнув ружье на землю, бросился к Ни­
ку, но тут плотные облаю' ча­
слонили луну, и поляна погрузи­
лась в густой мрак. Я услышал тяжелое дыхание, треск кустарника и ринулся туда. Тут снова выг.'1янула луна, и я увидел Ника. ОН прислонился к дереву, а его лошадь беспокойно переступала с HOr!f на ногу чуть поодаль. Бэзил Кастер стоял на коленях между Ником и ло­
шадью, опираясь на руки и на­
клонив голову. Крикнув: «Мистер Аллардайс! Это я, Бен!:., я подбежал к Нику. В этот момент Бэзил как-то странно кашлянул и упал замерт­
во на траву Я обернулся к Нику -
он медленно валился наземь, цепляясь руками за ствол. Даже при слабом лунном свете я видел, что его рубашка и lJтарФ потемнели от крови; пра­
ва)' рука Ника сжимала нож. Размышлять было некогда. На тропе, по которой я пришел, слышались крики, шум доносился и со стороны усадьбы. Я подвел к Нику лошадь. -
Вы можете сесть в седло? Он ничего не ответил, через си-
лу поднялся на ноги и стал ис­
кать стремя. Я помог ему вдеть левую ногу и под садил его. Ник вскочил в седло и повалился на шею лошади, а я взялся за по­
вод. Мое былое увлечение· охотой спасло нам жизнь в эту ночь. Я знал владения Кастеров как С60И пять пальцев. Мне удалось без труда провести сторожей и выйти через пролом в ограде со стороны Колитон Рейли. По кон­
ной тропе мы добрались до ста­
рого форта, и когда в небе над Оттерхедом зарделась заря, были уже на дорожке, ведущей к ска­
лам. Зайдя в густой ельник, я оста­
новился и дал Нику выпить доб· рый глоток бреНДh· из фляги, под-
,вешенной к седлу. Потом я осмотрел его и увидел, что пуля вошла в мякоть левой руки. Не­
трудно было сообразить, что за нами от самой поляны должен был протянуться кровавый след и как только совсем рассветет, нас без труда разыщут. Видно, Ник подумал о том же, потому что он сказал: -
Наложи-ка мне жгут, Бен, пока я не истек кровью... Они в любой момент могут "'IСТИГНУТЬ нас. Я срезал ветку и затянул с ее помощью жгут, свитый из· его шарфа. Ник глотнул еще бренди и попытался изобразить улыбку. -
У меня не было выбора, Бен. Либо я его, либо он меня. Ты ведь видел? Он выстрелил без предупреждения и riодбежал прикончить меня! -
Нам сейчас некогда гово­
рить об этом, мистер Аллар­
дайс, -
ответил· я. -
Надо най­
ти меСТО,где можно будет укрыть вас, пока я схожу за по­
мощью. -
Поступай как знаеш", Бен, -
сказал Ник. Инстинкт заставил меня идти к скалам. Примерно в миле от того места, где мы сейчас стояли, на­
чинался глубокий овраг, полого спускающийся к берегу моря. Если нам удастся незаметно до­
браться до оврага, мы успеем спрятаться в одном из тайников дяди Джейка -
маленькой пе­
щере в песчанике над ручьем, в четверти мили от моря. Прежде всего надо было отде­
латься от лошади, тем более что подковы оставляли слишком за­
метный след. Я ссадил Ника и хлестнул как следует кобылу пру­
том, погнав ее в сторону Оттер­
хеда. Нас выручил туман. Дважды Ник терял сознание, но каждый раз тут же 'прююдил в себя и брел дальще. Мало-помалу, почти через час после того, как броси­
ли лошадь, мы добрались до пе­
щеры Джейка -
укромной рас­
щелины с песчаным полом, вход в которую надежно прикрывали ПЛЮIД и кустарник. Ник был еле жив после пере­
несенного и лежал совсем без движения, пока я раздевал его и промывал рану. Я ослабил жгут и перевязал руку, порвав на бинты подкладку куртки Ника. Час или два я еще кре­
пился, но потом и сам уснул. Тем временем люди Кастера об­
шаривали скалы, не подозреваll, что мы тут же рядом. За час до заката я проснулся и выглянул из пещеры. Кроваво­
красное солнце спускалось к'Хэл­
донским холмам, кутаясь в тя­
желые багровые облака. Я при­
слушался -
с берега доносился какой-то скрипучий звук. Не­
трудно было сообразить -
то Сэм Редверс крал гравий. Мне сразу стало легче на душе: Сэм пре6ратился в бунтаря с тех пор, как Кастеры прибрали к рукам все права на прибрежную поло-
су, лишив его средств к суще­
ствованию. Я прополз через кустарник и выглянул из него; совсем рядом орудовал Сэм. Заметив меuя, он тотчас смекнул, в чем дело, и, продолжая свою работу, посте­
пенно приблизился к кустам. -
Я спрятал мистера Аллар­
дайса в пещере Джейка посере­
дине оврага, -
сообщил я ему. На лице Сэма отразилось силь­
ное удивление. -
А мы считали, что он уже мертв, -
ответил он. -
Сторо­
жа говорили, что из него кровь хлестала, как из зарезанной свиньи, они прошли по вашим следам до старого форта. И как только вам удалось спуститься по оврагу? -
Что происходит в дерев­
не? -
спросил я его вместо от­
вета. -
Сквайр Кастер обещал сто гиней тому, кто найдет вас жи­
выми или мертвыми. Этим было сказано все. Я по­
нял, что чуть не все население к западу от Дорчестера будет уси­
ленно разыскивать нас. Я объяснил Сэму, что надо сделать. -
Прежде всего доставь нам чистые бинты, теплую одежду, одно-два одеяла и хоть сколько­
нибудь еды. Потом дай знать мисс Далси, но только не про­
говорись никому, где мы укры­
лись. Я не сомневался, что мисс Далси готова сто миль пройти босиком, чтобы помочь брату. -
Я вернусь, как только стем­
неет, -
сказал Сэм. -
Но к пе­
щере подходить не стану, чтобы не навести никого на след. А по­
ложу все в мой кожаный мешок и оставлю его вон под тем уте­
сом. Он показал на большую скалу, возвышавшуюся в таком месте, куда не доходил прилив. -
А еще я скажу вот что, Бен, -
продолжал он. -
Один из вас рассчитался сполна с Ка­
стерами, и я этого никогда не забуду. Я вас не брошу, хотя бы мне за то пришлось стоять рядом с вами на суде. Край солнца уже коснулся холмов, и начало темнеть. Я вер­
нулся обратно к пещере и обна­
ружил Ника сидящим. Он шарил вокруг себя, пытаясь найти фля­
гу. Я разыскал ее и дал ему выпить глоток, после чего пере­
дал то, что услышал от Сэма, и спросил, верно ли я поступил, попросив сообщить обо всем его сестре. Ник пробормотал в ответ что­
то неразборчивое. Видно, его уже начинала одолевать лихорадка. Вскоре он опять уснул, а я, скре­
стив ноги, сел караулить у вхо­
да в пещеру. Должно быть, я вздремнул, по­
тому что звук шагов по гравию заставил меня вздрогнуть от не­
ожиданности. Я не решался вый­
ти, но тут трижды раздался крик козодоя, причем третий крик по­
следовал с перерывом. Это был один из наших старых охотничь­
их сигналов, и я понял, что спо­
койно могу спускаться на берег. Там меня ждал Сэм с полным мешком всякого добра, а рядом с ним -
мисс Далси собственной персоной. -
Вы подождите, Сэм. -
по-
просила она. -
Спрячьтесь по­
ка. Бен приведет меня 'обратно. Я взял ее за руку и повел вверх по оврагу. За четверть часа мы добрались до тайника. В пещере царила непроглядная тьма. Слышно было только тя­
желое, свистящее дыхание Ника. Сэм догадался положить в ме­
шок потаIiной фонарь, который я и зажег. Ник лежал на спине, красный от жара, весь в испари­
не. Мисс Далси велела разо­
брать мешок, а сама стала раз­
бинтовывать рану. Я как раз выкладывал съестные припасы на выступ и стоял к ней спиной, когда раздался громкий щелчок и Ник протяжно застонал. Обер-
47 нувшись, Я увидел, что мисс Дал­
си улыбается. -
Нашла, -
сказала она, по­
казывая мне хирургические щипцы, в которых была зажата пуля Бэзила. Из маленького над­
реза под самой ключицей Ника сочилась кровь. Мисс Далси наложила на обе раны мазь, затем плотно и на­
дежно перевязала их. -
Здесь нельзя разжигать огня, -
снова обратилась она ко мне. -
Я пришлю одеяла и побольше теплой одежды. Укры­
вайте его хорошенько и не да­
вайте шевелить рукой, даже ми­
ску держать не давайте. А это возьмите себе, Бен, вам приго­
дится. Она протянула мне плитку табаку v короткую глиняную трубочку. -
Я буду здесь завтра в это же время, -
сказала она на про­
щанье, когда я отвел ее на берег. ГЛАВА ТРЕТЬЯ м ы провели в пещере девят­
надцать дней и двадцать ночей, и не было ночи, чтобы к нам не приходила мисс ДаJIСИ, когда с Сэмом, когда одна. И это не­
смотря на то, что Кастеры и их подручные день и ночь прочесы­
вали окрестные деревни и патру­
лировали побережье. Они знали, что мы где-то поблизости, но так и не смогли нас найти. Я все ду­
мал, что будь у них хоть капля здравого смысла, они должны были установить наблюдение за мисс Далеи и проследить ее до ручья. Может, они и пытались, да она их перехитрила. Так или иначе нас никто не нашел. Тем временем рана Ника заживала с чудесной быстротой. Вы спрашиваете, почему я H~ взял ноги В руки и не улизнул, раз я не был замешан в убий­
стве? Так вот, дело в том, что мне это и в голову не приходило, 48 я чувствовал себя надежнее ря­
дом с Ником. Меня брал страх при одной только мысли о том, чтобы расстаться с Ником и обо· роняться в одиночку. Я был молод тогда, теперь мне куда ближе до могилы, но на вопрос, почему я не задал стре­
кача из пещеры и не попытался поладить с Кастерами, выдав Ника, могу только сказать, что лучше я убил бы самого себя на месте. И ведь, когда Ник и мисс Далси разработали свой план, Ник предлагал мне покинуть его. Сказал, что мать прислал а до­
статочно денег, чтобы мы могли оба уехать за границу, а если я останусь, он готов поделить со мной деньги пополам. Но я от­
ветил, что какой бы путь он ни избрал, его выбор подойдет и мне, что я скорее всего попадусь, едва уйду от него, и только на­
веду на его след шерифа и Ка­
стеров. Услышав эти слова, Ник улыб­
нулся и ответил: -
Хорошо, Бен, дружище, я втянул тебя в эту переделку, и я должен тебя выручить! Ты по­
ступил, как настоящий товарищ, и я этого никогда не забуду. Ник не счел нужным обсудить свои замыслы со мной, и я толь­
ко много позднее узнал, что при­
думали мисс Далси, ее мать и один их родственник, бывший военный моряк, нашедший себе хорошее местечко на суше, в Плимуте. Весь их план основы­
вался на том, что Ник как-никак без пяти минут врач. И вот однажды вечером Ник велел мне сложить все наши вещи в принесенный мисс Далси саквояж и быть готовым выхо­
дить в полночь, как только Сэм подаст сигнал. Сказал, что мы поплывем морем, поскольку вод­
ный путь для нас единственно безопасный. Сперва доберемся до Фалмута на побережье Кор­
нуолла, а там пересядем на во-
енный корабль, который доставит нас через океан в Кингстон, или в Порт-оф-Спейн, или еще какой­
нибудь порт, откуда потом мож­
но будет перебраться в МэЙн. -
Свое плавание мы отрабо­
таем, -
объяснял Ник. -
Я в качестве судового врача, ты бу­
дешь моим С,lVГОЙ. Тебя никогда не манило море, Бен? Я ответил отрицательно. Маль­
чишкой я ходил на лов макре­
ли и убедился, что плохо пере­
ношу качку. К тому же мне во­
все не улыбалось очутиться на борту военного корабля. Я знал в деревне людей, которые слу­
жили на флоте, и все они пред­
почли бы умереть, чем попасть туда снова. Видно, Ник разгадал мои со­
мнения, потому что он продол­
жал: -
Да ты не тревожься, Бен! Хорош я буду, если в награду за верность помещу тебя на полу­
бак военного корабля. Нам бы только добраться, а там нас ждут плантации и богатство, и никакие королевские указы нас не достанут! Мне хотелось еще спросить, почему нельзя было устроиться на обычном торговом судне, но тут с берега донесся сигнал Сэ­
ма. Мы вышли из пещеры и ста­
ли пробираться вниз по оврагу. Из мрака донесся скрип уклю­
чин, потом скрежет киля о гра­
вий. В то время я так плохо раз­
бирался в морском деле, что ду­
мал весь путь до Фалмута про­
делать на шлюпке. А когда мы отошли подальше от берега и нас стало бросать на волнах, я силь­
но усомнился, что мы вообще доберемся туда. Ник чувствовал себя ненамного лучше, чем я. Он сидел молча на корме, погруженный в мрач­
ные размышления. Внезапно из темноты вынырнул, заставив ме­
ня вздрогнуть от неожиданности, корпус судна. Мы вскарабкались по веревоч­
ному трапу. Для Ника с его рукой это было не так-то просто, но все же он справился. Чело­
век, который доставил нас, подо­
гнал шлюпку к корме, где ее при­
вязали, и тоже поднялся на судно. Едва мы ступили на борт, как на корабле началось движение, послышались слова команды. Судно быстро заскользило по ветру, а нас повели вниз, в ма­
ленькую каюту, где мы могли спать на рундуках. После столь­
ких тревожных ночей я здорово устал, и необычность обстановки меня не трогала. Я заснул как убитый и проснулся только две­
надцать часов спустя. Проснувшись, Я первым делом увидел Ника. Он сидел у столика и уписывал баранину с белым хлебом. Должно быть, Ник за­
хватил собственные припасы, по­
тому что на бриге в отношении еды были не очень-то разборчи­
вы. Мы провели на нем двое с половиной суток, и все это вре­
мя команда в составе семи че­
ловек получала только пожелтев­
шую солонину да червивые су­
хари. Приключения -
вещь хорошая, Джим, для того, кто их любит; я же, оглядываясь теперь назад, вижу, что был рожден для мир­
ной, спокойной жизни, а не для суровых испытаний. Тем большее восхищение вызывал у меня Ник. Он получил утонченное воспита­
Hиe, всегда имел все, что только можно купить за деньги, и тем не менее сразу почувствовал се­
бя на море как рыба в воде. Мне мало что запомнилось из этого моего первого путешествия. Бриг назывался «Милость гос­
подня»; это был голландский контрабандист, шедший из Гааги с грузом цветочных луковиц на палубе (голландские тюльпаны как раз вошли в моду в Англии) и с какими-то бочонками в трюме. Обращались с нами на бриге любезно, как и положено с плат­
ными пассажирами. Постепенно мой желудок перестал бунтовать, и я свыкся с качкой гораздо бы­
стрее, чем ожидал сам. Вскоре я уже с удовольствием стоял на носу, слушая пение ветра в ван­
тах и провожан взором бегущие вдаль зеленые валь!. Я забывал о своем положении, в то время мне еще не было и девятнадца­
ти, . и будущее рисовал'ось мне в радужном свете. Мы достигли Фалмута без про­
исшествиЙ. Однако здесь Ник предупредил меня, что нам при­
дется оставаться на борту, пока к судну, на котором мы поплы­
вем через океан, пойдет плашко­
ут. Шлюпка доставит нас на этот плашкоут, и наше путешествие начнется всерьез. ... Это произошло два дня спу­
стя. Мы стояли на якоре довольно близко от берега, и я увидел тол­
пу людей, спускавшихся к при­
стани между двумя шеQенгами солдат морской пехоты в крас­
ных мундирах. Я одолжил под­
зорную трубу и стал рассматри­
вать эту группу, которая тем временем начала грузиться на 4 «Вокруг света" Н2 1 плоскодонное суденышко. Вскоре я понял, что это каторжники, скованные вместе по четыре. Плашкоут взял курс на КОl)абль, стоящий у самого горизонта, ми­
лях в шести-семи от берега. Я все еще следил за этой не­
обычной сценой, когда Ник тро­
нул меня за локоть. Он стоял в новом плаще, держа в руке сак­
вояж. -
Пошевеливайся, Бен! -
ска­
зал он. -
Вот и наш транспорт. Мы спустились в шлюпку и по­
дошли к плашкоуту, который в это время достиг уже середины пролива. Сидевший на корме сер­
жант вежливо поздоровался с Ником и сухо кивнул в ответ на мое приветствие. Всего на плашкоуте плыло де­
сятка четыре ссыльных; и только один, сидевший вблизи меня, не был подавлен своим положением. Он устремил зоркие зеленые гла­
за на горизонт, и было в его лице нечто такое, что я поду­
мал -
этот оставляет Англию без всякого сожаления. Осталь­
ные жадно всматривались в род­
ную землю. Время от времени, когда вни­
мание сержанта отвлекалось раз­
говором с Ником, каторжиик устремлял на охранника взгляд, полный холодной ненависТи. Я содрогнулся бы от такого взгляда, хотя ноги и руки ка­
торжника были надежно закова­
ны в кандалы. Около полудня мы подошли достаточно близко к кораблю, чтобы прочитать его название, написанное большими буквами на корме. Он смахивал на фре­
гат четвертого-пятого ранга, но и в то же время от него отличался: на корме и на носу было не­
обычно много надстроек. Уди­
вило меня и то, что девять из десяти пушечных портиков заби­
ты. Это не был обычный тюрем­
ный транспорт перевозкой ссыльных занимался предназна­
ченный для этого корабль «Не­
истовый». Многочисленные над­
стройки и забитые пушечные пор­
тики лишали «Моржа» всех ка­
честв военного корабля. Было что-то зловещее в этом судне, сочетавшем в себе призна­
ки фрегата, «купца» И плавучей тюрьмы. Я ступил на его палубу с предчувствием чего-то недоб­
рого, чему и сам не мог найти названия. Словно здесь притаи­
лась сама смерть, и всем, кто на­
ходился на борту -
капитану, команде, солдатам, каторжни­
кам, никогда не суждено было больше увидеть сушу. Возмож­
но, Ник тоже ощутил нечто по­
добное. Когда он полез через больверк и я протянул руку, что­
бы взять саквояж, я коснулся его ладони -
она была влажная и холодная. Вдруг он поежился, и его глаза точно сказали: «Ну что ж, Бен, кажется, дело начи­
нается всерьез!» Нас встретил капитан, степен­
ный пожилой человек в синем мундире без эполетов. Он дело­
вито обратился к Нику: -
Мистер Аллардайс, если не ошибаюсь? Ник улыбнулся и кивнул, а ка­
питан продолжал: -
Вы с вашим слугой поме­
ститесь в средней части корабля, рядом с солдатами. Когда про­
бьет шесть склянок, я распоря­
жусь, чтобы фалмутские пасса­
жиры были выстроены для осмот­
ра. Мы уже двоих зашили в брезенты, мистер АллардаЙс. На­
деюсь, что теперь, когда вы при­
соединились к нам, у нас больше не будет больных до самого Порт-РоЙяла. -
Это зависит, -
ответил Ник учтиво, -
от их нынешнего со­
стояния, сэр. Капитан выразительно взгля­
нул на него, но ничего больше не стал говорить. Минут десять спустя, пытаясь разместить наши вещи в отведенной нам тесной клетушке позади грот-мачты, я почувствовал, как «Морж» накре­
нился и заскользил по волнам. Выглянув в открытую дверь, я увидел расправляющиеся на ветру паруса. По вантам и реям, словно обезьяны, сновали мат­
росы. Ник обратился ко мне: -
Раньше это был сорок авось­
мипушечный фрегат, Бен. Рас­
считан на команду в сто десять человек. Угадай, сколько теперь людей на борту? Я ответил, что не имею ни ма­
лейшего представления и не по­
нимаю, как он может это знать, едва ступив на борт. -
Человек всегда должен стремиться знать, что происходит вокруг него, -
ответил Ник. оза­
боченно потирая свой длинный подбородок. -
Я беседовал с нашим спутником, сержантом морской пехоты Хокстоном. Команда насчитывает шестьде­
сят человек, а этого совершенно недостаточно. Далее, на корабле находится два десятка солдат под командой двух офицеров. А под палубой, там где раньше из портиков скалились пушки, закованы в цепи двести сорок человек, Бен, -
слишком много, сдается мне, чтобы можно было устроить для них моцион на па­
лубе, даже если разбить их на группы! 49 ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ .•• Стоит подробнее рассказать о судне, которому суждено было сыграть такую большую роль в дальнейших событиях. Это был фрегат водоизмещени­
ем всего в триста тонн, манев­
ренный и быстроходный. В свое время «Морж» мог, вероятно, обойти большинство судов той же оснастки, но переоборудование из военного корабля в транспорт ухудшило его остойчивость, он сильно кренился на волне и ува­
ливался при встречном ветре -
очевидно, из-за нагромождения шатких надстроек. Мне еще предстояло хорошо узнать этот корабль и его по· вадки, Джим. Я уже говори.lJ, что быстро почувствовал себя на море, как прирожденный мо­
ряк, -
вероятно, потому, что был крепок и вынослив, хотя и маловат ростом, и еще потому, что от моего родного дома было рукой подать до пролива. Мне сразу при шлись по сердцу лихие обводы «Моржа», его стройные мачты и послушание рулю в неожиданный шквал, и потому, что я полюбил судно, мне было жаль его, обреченного ежегодно мотаться через океан с грузом несчастных узников, вме· сто того чтобы меткими залпами гнать французов и испанцев с морских просторов В порты, за­
делывать пробоины. «Морж» был двухдечный ко­
рабль; нижнюю, пушечную па­
лубу превратили в плавучую тюрьму для каторжников. Командир корабля, капитан Айртон, был моряк лет пятиде­
сяти, высокий и сухощавый, весь в шрамах. Он взялся перевозить каторжников лишь потому, что состояния не имел, а пенсии на жизнь не хватало. Должность помощника капита­
на занимал лейтенант Окрайт, совсем еще юноша; однорукий 50 боцман, старый морской волк, опекал его, словно бабушка лю­
бимого внучка. Охраной коман­
довали два хлыща, совершенно не подходившие к должности офицера; они направлялись к месту своей службы в Вест-Ин­
дии. Собственно, все их обязан­
ности выполнял сержант Хок­
стон -
тот самый служака с бычьей шеей, который доставил нас на борт, -
и он очень скоро снискал всеобщую ненависть на корабле не только у каторжни­
ков, с которыми обращался са­
мым варварским образом. но и у команды и солдат. Списанный с флота фрегат не самое подходящее судно для пе­
ревозки каторжников. Но в том году в портах западного побе­
режья сильно Rозросла преступ­
ность; после заключения мира последовало несколько неурожа­
ев, а неурожаи повлекли за со­
бой возмущения, и весенние су­
дебные сессии в Уинчестере, Дорчестере, Эксетере и Тонтоне приговорили к высылке шестьсот сорок мужчин, женщин и детей. Мало кто из них, даже осуж­
денные на короткие сроки, мог надеяться когда-либо вновь уви­
деть родные места. Война замет­
но сократила приток черных ра­
бов, и безжалостные надсмотр­
щики-метисы заставляли белых невольников работать до изнемо­
жения. Даже английские власти были смущены последним отчетом с «Неистового»: около сотни ка­
торжников отдали богу душу в пути, еще тридцать человек скон­
чались вскоре по прибытии на место. Мертвый невольник плантатору ни к чему, да и не­
мощный тоже. Из Порт-Ройяла посыпались жалобы, и власти постановили, чтобы очередную партию каторжников сопровож­
дал судовой врач. Все это я узнал, понятно. го­
раздо позже, когда жизнь свела меня с беглыми каторжниками и рабами из Вест-Индии. В то вре­
мя там часто встречались муж­
чины и парни, которым нечего было продать, кроме собственных рук, и которые шшl в кабалу на плантации за скудное вознаграж­
дение, стол и жилье. Карибские пираты пополняли свои ряды почти исключительно за счет беглых каторжников и рабов, а также насильно завер­
бованных моряков. Последние, попав в плен к пиратам, пред­
почитали примкнуть к победите­
лям и променять солонину и ли­
иек на буйную жизнь в тени виселицы. Видя, как судовла­
дельцы и офицеры обращаются с моряками, я только удивлялся, что они все не перебегают к пи­
ратам. Если вы относитесь к че­
ловеку, как к тупому, злобному животному, Джим, он скорее все­
го таким и станет и вцепится в вас зубами, едва вы зазеваетесь . .. я затрудняюсь даже описать вам, что делалось на пушечной палубе, где были собраны люди, которым предстояло стать грозой морей под главенством этого ар­
хидьявола Флинта. Прежде всего вас поражало зловоние: около двухсот пяти­
десяти человек, скованных по че­
тыре, занимали пространство, в котором могло разместиться от силы полсотни подвесных коек. А пушечные портики, как я уже говорил, были забиты, и воздух проходил только через два заре­
шеченных отверстия -
одно у носа, другое у кормы, -
если не считать дважды в пищи. люки, отпираемые день для раздачи До того, как очутиться на «Морже», эти люди не один день провели в застенках, умирая с голоду, и к нам попали только самые выносливые, уцелевшие от страшных эпидемий, подобно ан­
гелу смерти опустошавших тюрь­
мы между судебными сессиями. Всякие люди собрались здесь: молодые деревенские парни и престарелые, седые бедняки. рос­
лые верзилы с огромными кула­
чищами и жалкие калеки, жерт­
вы законов против бродяжни­
чества. И всех их объединяло мрачное отчаяние, из-за которого вольному человеку было опасно приближаться к ним иначе. как в сопровождении вооруженных до зубов солдат. В тот день, когда трое каторж­
ников скончались и были зашиты в брезент для похорон на мор­
ском кладбище, Ник попытался убедить капитана регулярно вы­
пускать узников на палубу, что-
бы они прогулялись и ополос­
нулись морской водой. Он объ­
яснял, что ежедневное пребыва­
НИЕ: на морском ВОЗJ.'ухе и отно­
сительная чистота тела помогут предотвратить эпидемию, спо­
собную за неделю скосить две трети каторжников. Но капитан и слышать не хотел о массовых прогулках. Он отвечает за без­
опасность на корабле. Людей у него в обрез, и он не может выделить никого в помощь мало­
численной охране. Двадцать два человека на двести сорок него­
дяев! Ник заметно помрачнел после этого разговора. Он все чаще прописывал своим подопечным больничный рацион и прогулки у люка, чем изрядно обозлил солдат, которые должны были час за часом стоять в карауле, вместо того чтобы отдыхать меж­
ду вахтами. Однажды вечером, когда люки задраили после очередного об­
хода, Ник, опираясь на борт и глядя, как заходящее солнце пре­
вращает море в чашу с червон­
ным золотом, облегчил передо мной свою душу. -
Бен, -;-
сказал он. -
Я ско­
рее за них, чем против! Если бы они вырвались наверх и пошвы­
ряли за борт всех людей коро­
ля, я стоял бы рядом и разма­
хивал шляпой, приветствуя это справедливое дело! От таких слов у меня по спи­
не побежали мурашки -
это го­
ворил человек, получивший хо­
рошее воспитание и сам занимав­
ший на борту должность офи­
цера! Ник продолжал: -
Есть там, внизу, один чело­
век, способный на это, человек, которого ни угрозы, ни голод не заставят плыть по течению. Этот человек не будет невольником. Бен. Он уже испытал эту долю и вырвался на свободу, и сдела­
ет это снова. Ник выпрямился и сплюнул в море. -
Будь прокляты те, кто спо­
собен гнать за море своих со­
братьев, словно скот на прода­
жу! -
выпалил он. -
Это Ка­
стеры и им подобные толкают людей на беззаконные дела, а кто раз провинился, у того уже нет никаких надежд снова стать че­
ловеком! Ты понимаешь, как это действует на людей, Бен? Их сердца превращаются в сгустки ненависти! Я знал человека, о котором он говорил, -
это был Пью. И вам тоже довелось его узнать, Джим, только он был лет на двадцать моложе, когда я впервые столк­
нулся с ним. Он был прикован к главной цепи, тянувшейся во всю длину пушечной палубы, вместе с тре­
мя другими узниками, такими же головорезами, как сам Пью. Пер­
вым слева от него сидел могучий детина лет двадuати, у которого руки были как дышла, а буйный взор с трудом пробив алея сквозь заросль темных волос и бакеи­
бард. Звали его Андерсон, уже тогда он прославился неукроти­
мым, вспыльчивым нравом. Дальше следовал Черный Пес, щуплый рябой юноша, проходя ученичество у замочных дел ма­
стера, он проявил повышенный интерес к чужим замкам. Свое прозвище он получил благодаря длинным черным волосам, кото­
рые оттеняли его бледное лицо и придавали e~y сходство го спаниелем. Черный Пес с самого начала подпал под влияние Пью и все те годы, что я их знал, оставался его подручным. Последний из четверки, сидев­
ший у самой переборки, был тоже 51 ваш старый знакомый -
не кто иной, как Израэль Хендс. До тех пор он еще ни разу не встре­
чался с остальными тремя, кото­
рые попали на судно из одной тюрьмы. Угрюмый от природы, Израэль держался особняком и все время усердно обрабатывал какую-то поделку из кости, не­
устанно шлифуя ее о звенья сво­
ей цепи. Я решил тогда, что он трудится над моделью парусника, намер~ваясь продать ее за не­
сколько пенсов по прибытии на место. Позже оказалось, что Хендс ухитрился из столь необыч­
ного материала изготовить корот­
кий, но страшный нож. Я говорю об этом потому, что оружие, из­
готовленное Хендсом во мраке под палубой, сыграло нем алую роль в нашей судьбе. Здесь уместно, пожалуй, рас­
сказать вам несколько больше об этом милом квартете, ставшем ядром дьявольской шайки, с ко-
торой мне пришлось плавать в последующие годы. Пью -
признанный главарь четверки до появления Джона Сильвера -
начинал свою жизнь мальчиком на побегушках в Дептфорде; я слышал от него, что он не знал ни отца, ни ма­
тери. Может быть, это было к лучшему, потому что они скорее всего кончили свою жизнь на ви­
селице. Юношей Пью попал в море, в первые годы Испанской войны был капером. Подобно большинству приватиров, он бы­
стро разобрался, что выгоднее­
иначе говоря, предпочел капер­
ству открытое пиратство и стал грабить подряд все суда, незави­
симо от национальности. В отличие от Сильвера Пью никогда не связывлсяя с рабо­
торговлей, а продолжал пират­
ствовать у берегов Аравии, пока военные корабли не очистили 52 Персидский залив; тогда он вер­
нулся на родину и стал контра­
бандистом. На берегу близ Фоуи в схватке с таможенной полици­
ей Пью был ранен; приятели скрылись в ночном мраке, а его взяли. Его ожидала виселица, только молодость и могучее сло­
жение спасли ему жизнь: раб Пью представлял для правительства большую ценность, чем труп на виселице на перекрестке корну­
оллских дорог ... Туповатый Джоб Андерсон был портовым грузчиком; его схвати­
ли в той же стычке. Он родился в Бристоле и еще в юности столкнулся с контрабандистами. Подобно большинству этих лю­
дей, Дж об любил выпить; глот­
нув вина, он превращался в льва, а трезвый был послушен, как ягненок. Израэль Хендс, которому тог­
да было около тридцати, успел уже стать прожженным негодя­
ем. Он плавал с самым пресло­
вутым из всех пиратов, знамени­
тым Эдвардом Тичем, более известным под кличкой Черная Борода. Незадолго до моей встречи с Хендсом кровавой карьере Тича положил конец сметливый лейтенант из колоний, молодой парень по фамилии Мэй­
нард. Израэль Хендс был у Тича пушкарем и спасся только бла­
годаря тому, что находился на берегу на излечении после одной из милых забав своего капитана. Черная Борода любил подшу­
тить: в разгар веселой пирушки в каюте он вносил еще большее оживление, незаметно опуская под стол пистолеты и посылая наугад пули в ноги своим собу­
тыльникам. Дня за два, за три до встречи с кораблем Мэйнарда у капитана как раз проходила очередная попойка, и Израэль Хендс, сидевший напротив Чер­
ной Бороды, получил пулю в ко­
лено; с тех пор и до конца сво­
их дней он всегда прихрамывал. После гибели Тича Израэль бе­
жал в Нью-Провиденс, островную республику пиратов, и плавал со многими капитанами, в том чис­
ле сИнглендом, Девисом и Стид­
Беннетом. Израэль явно родился под счастливой звездои. Ингленда высадили на остров, Стид-Беннет был пойман и повешен, но пуш­
карь каким-то образом вышел сухим из всех переделок и вер­
нулся в Бристоль, намереваясь зажить в довольстве на свою долю в пиратской добыче. Однако ром погубил Хендса, как губил других его приятелей, и уже через полгода ему при шлось заняться мелким воров­
ством, чтобы добыть средства к существованию. Летом он уча­
ствовал в ограблении таможен­
ного склада в Уотчете и в ито­
ге оказался в кандалах рядом с Пью. Ну вот, Джим, это, собственно, все. Должен сказать, что, на мой взгляд, этой четверке еще по­
везло, потому что уже к двадца­
ти годам они были самым под­
ходящим украшением для висе­
лицы. Что поделаешь, так пове­
лось -
люди, которых толкает на преступление нужда, рассчи­
тываются сполна и отправляются на тот свет, а негодяи вроде Пью и Хендса благополучно здравствуют и бесчинствуют до глубоких седин. А теперь расскажу, как мы в этом злополучном плавании столкнулись с самым прожжен­
ным изо всех них. Как я уже говорил, в безвет­
ренный вечер мы с Ником стоя­
ли, беседуя, возле носового люка. Вдруг у самого горизонта с ле­
вого борта вспыхнуло яркое пламя. Впередсмотрящий поднял тревогу, и капитан вышел на па­
лубу узнать, что случилось. Сначала мы подумали, что там горит корабль, но минуту или две спустя пламя превратилось в красную точку, а затем и вовсе исчезло. Мы решили, что это был сигнал бедствия. Капитан Айртон тотчас велел рулевому править в ту сторону. Последующие события показа­
ли, что лучше бы капитан прояв­
лял человеколюбие на своем судне. Мы внимательно наблюдали за горизонтом, но новых сигналов не последовало. Должно быть, потерпевшие крушение, заметив огни «Моржа», подожгли свой парус в последней отчаянной по­
пытке привлечь наше внимание. Мы подошли к ним только под утро. Розовое сияние зари осве­
тило безбрежный океанский про­
стор и на нем -
одиноко дрей­
фующий баркас. Ник вооружился подзорной трубой, потом передал ее мне. Я увидел рослого, широкоплече­
го человека. Он был одет в ко­
стюм из доброго сукна, отделан­
ная позументом шляпа оставляла открытым высокий чистый лоб. Он улыбался во весь рот, зато его товарищ, коренастый моряк с почерневшим от солнечных лучей лицом, лежал при послед­
нем издыхании плашмя на бан-
ках. Вы подниметесь сами, или вам надо помочь? крикнул капитан АЙртон. Человек в шляпе лихо отдал ему честь и звонко ответил: -
Я поДнимусь К вам мигом, сэр, но за Томом придется спу­
стить люльку: бедняга чуть жив' Здоровяк поднялся по трапу и ступил на палубу, приветствуя капитана почтительным жестом и широкой, до ушей, улыбкой, от которой его кроткие голубые гла­
за вспыхнули мальчишеским за­
дором. -
Докладывает капитан Силь­
вер, сэр, -
заговорил он при­
ятным и вежливым голосом, -
бывший шкипер и совладелец барка «Розалия» -
невольничье­
го судна, вышедшего из Гвинеи двадцать девять дней тому на­
зад! Господь благослови вас, сэр, мой добрый плотник и я не забудем, что вы спасли нам жизнь, во всяком случае. мне, так как боюсь, что бедняге Тоыу уже ничто не поможет. Айртон спросил, сколько дней они пробыли в лодке. --
Двадцать три, -
последо-
вал ответ. -
От всей команды осталось только четверо после того, как на корабле вспыхнул пожар, спустя неделю после от­
плытия! -
Что же случилось с осталь­
ными двумя? -
осведомился ка­
питан. -
Отдали концы, сэр. как честные моряки, служившие свое­
му капитану до последнего вздо­
ха, -
отчеканил Сильвер. -
А теперь, сэр, я ваш слуга на всю жизнь, прошу извинить меня, только дайте мне добрую кружку холодной воды. Отныне я пью одну воду, сэр. Скорее умру, чем разбавлю ее чем-нибудь! Пока они беседовали, два мо­
ряка спустились в баркас и по­
ложили бесчувственного плотни­
ка в люльку. Затем его подняли на борт и отнесли в каюту. В тот день и последующую ночь я больше не видел спасен­
ных. С ними обращались хорошо, и Ник, которого вызвали осмот­
реть плотника, сообщил мне. что он встанет на ноги через день­
два, а Сильвер пребывает в пол­
ном здравии, словно не было ни­
какого бедствия. -
Уж если кого удачником, то именно боторговца, -
сказал называть этого ра­
Ник. -
Чтобы такое вынести, нужно иметь сложение и запас сил. как у хорошего быка. Продолжение следует Сокращенный перевод с английского Л. ЖДАНОВА ШТЕФАН ГЕОPrИУ, PYMbIHCKH'i журнапнст ХОJЛIОДНОIEПJЛIАМS1J Х
ребет Бихор в народе назы­
вают «водонапорной башней». С его уходящих под облака круч стекают сотни бойких ручейков, весной, во время таяния снегов, превращающихся в бурные пото­
ки. Немало удивительных творе­
ний создала природа с помощью этих необычных резцов в толще горного массива: причудливо извилистые коридоры с отвесны­
ми стенами, таинственные подзем­
ные дворцы-пещеры, глубокие про­
валы, на дне которых спрятались ледники. ...Тропинка, петляющая по хвой­
ному лесу, ведет вас от живопис­
ного местечка Падиш к Пояна Флорилор «Поляне цветов», встречающей гостя ярким аромат­
ным ковром естественной высоко­
горной оранжереи, и тут же сно­
ва ныряет в прохладный полу­
мрак векового бора. Сквозь гу­
стую хвою местами пробиваются тоненькие ручейки солнечных лу­
чей. Но вот стволы реде.ют,. и вы оказываетесь у края заполненной мглистым туманом котловины. По­
чти правильной круглой формы, необычная на вид, темная и со­
всем не гостеприимная, она не очень-то заставляет путника то­
ропиться со спуском. Но мысль о том, что на дне ее кроется од­
но из замечательнейших творений природы, побеждает нерешитель­
ность. В эту впадину спускаются за несколько часов до полудня. В зеленом рассеянном свете, струящемся между ветвей деревь­
ев, узенькая тропинка неожидан­
но ныряет в расселину. По сто­
ронам угадываются очертания ле­
дяных колонн, массивных, мону­
ментальных, покрытых толстым слоем молочно-белого, матового инея. Кругом холодное и безмолв­
ное застывшее царство -
и сами причудливо изрезанные выступа­
ми и трещинами каменные стены, и фантастическое нагромождение нанесенного потоком бурелома, и засохшая хвоя на ветвях елей, ломкая, как стекло. Чем глубже спускаешься в пещеру, тем боль­
ше окутывает тебя настоящий зимний холод. Наконец своды не­
ожиданно расступаются, уходя в темноту. Медленно тянется время, и с каждой минутой в пещере свет­
леет. ОТ входа яркое пятне све­
та неслышно крадется ко дну. К полудню стенки начинюст сле­
зиться -
это тает скопившийся за ночь иней. Ледяные колонны по­
степенно стаНОВilТСЯ прозрачными. Косые лучи солнца и тут гонят стужу прочь, словно магнитом притягивая к себе тонкую дымку тумана, курящуюся на дне. Ту­
ман густеет и вот уже легким об­
лачком устремляется к светящей­
ся арке входа, исчезая в куще растущих там деревьев. Долго­
жданный спектакль сейчас начнется. В момент, когда солнечный шар появляется у восточного края входа в пещеру, его лучи озаря­
ют основание первой ледяной глыбы. Еще несколько мгнове­
ний, и он расплавленным стеклом брызжет на цоколи колонн. И то­
гда основания колони прямо на глазах начинают словно бы испа­
ряться. Когда солнце доходит до середины пещеры, ледяные стол­
бы становятся совершенно про­
зрачными, и лишь обильно высту­
пившие иа них капли «пота»· вы­
дают их присутствиР Ледяные кристаллы окрашиваются в золо­
тисто-розовый цвет, бросая пла­
менеющие отсветы на тянущие­
ся к выходу из пещеры клубы пара. Робкая радуга загорается воз­
ле кол )Нн. В этой неповторимой игре света на поднимающихся вверх легких волнах тумана тре­
пещут радужные переливы и раз­
ноцветные блики. Лед сверкает все ярче и ярче и вдруг, когда солнце приходит в зенит, вспыхи­
вает ослепительным пламенем. От основания колонн «огонь» струит­
ся вверх, пылает и ширится. Не­
обычное зрелище длится до тех пор, пока лучи солнца проникают в подземный «театр». Затем, слов­
но в настоящем зрительном зале после окончания спектакля, «огонь» начинает медленно гас­
нуть, все холодеет и застывает, чтобы в следующий ясный пол­
день вновь вспыхнуть неповтори­
МОЙ' фантазией волшебного, жи­
вого фейерверка. 53 / Война м ежду плеАiенаАfU начина лась так: длинны е ПИ Р 0 1 И, н а п О.1Н с нны е во инами в бо ево й раскраске, отчаливают от б е риа и для начала -
что­
бы обманут ь злых духов и возможных вражеских ла з утчиков -
плы­
вут в совершенно ДРУlУЮ сторону. СКРЫ8ИfU С Ь от любопытных в з Iля­
Дов, воины при ста нут к бере1У, зато п ят лодки н а .м е лком м ес т е и ч е р ез .r.ec подб ер ут ся к вражеской деревне. Во рвавш и сь в н ее, напа д ающи е н е щадят ник01О: ни мужчин, НИ женщин, ни детей. У мужчины, кото­
РОI0 вы видите на нижн еА t с нимк е, люди и з д е р е вни Вар ес уби л и с ына в то время, КОl да дерев ни Вар ес и Басим враждовали. К01 д а ж е ,и е ж д у д с реВ НЯ l> fU з ак л ючили мир, старей шины Вар ес а р е шили отд а т ь е му .\iа.lI,чика, оставшеl0СЯ с иротой, -
е10 ро д и т е л е й убили лю д и и з Б ас има. Н о это было дав но, КОlда дерев ни еще враждовали ... л. МА РТЫ Н О В B03bMU моеrОСЬIИU • -
оmдаuмие свое сердце Ш Щ';II'Т IIТl, Р ОИО I II;" На Но ­
'. , Hoii J'III[IIOO J;y;\a 'I'руднuе, '[('~ I n других мостах IJла -
1:,'1'1,1, СУД I[ТО сами: Rодостаточ-
IIЩ' IIILтапнс, от су т с твио ме ДИ ЦIIП ­
"J;oii НО,ЧОЩП, маляриiiный IШIl­
"<lТ болотнстых дmу нглей; до­
G'IBJ.ТO \, ;этому ядовитых па со­
"()ЫЫХ, ЩЮ"О Д ИJIОВ, С ТИХJ\iiпыо ij{';i С ТВIIП -
J[ пы пойм е те, 110-
Ч('~IУ 113 ннти JlОВОРOJЕДОТШЫХ пы ­
;1"llIaeT lIa НОВОЙ Гвине е ОДИН и IIO'II',\JY пuпуасы относпт ся н ево-
55 им детям как к величайшему со­
кровищу. Еще не так давно человече­
ская жизнь на Новой Гвинее це­
нилась крайне низко, иной раз дешевле пачки черного прессо­
.ванного табака. Племена и дерев­
ни воевали между собой, и бес­
престанная вражда разделяла близких соседей так, как не мог­
ли разделить горы и леса. Нель­
зя сказать, что межплеменная вражда прекратилась в наши дни, но, во всяком случае, по мнению людей, хорошо знающих Новую Гвинею, нынешнее поло­
жение нельзя даже сравнить с недавним прошлым. И в этом сыграла свою роль свойственная папуасам любовь к детям. Вражда между племенами до­
ходила до того, что обычно па­
пуасы боялись уходить далек? от своей деревни, ибо на чужои территории их обязательно бы убили. Недаром исследователи отмечали, что на Новой Гвинее жители деревень, расположенных в пятнадцати минутах ходьбы от моря, ни разу в жизни не бывали на морском берегу и знали о том, что в море соленая вода, лишь понаслышке! Чтобы лучше понять все ска­
занное выше, нужно чуть подроб­
нее разобраться в том, что такое папуасская война и каковы ее причины. Война могла начаться с экспе­
диции за головами. Поводов для экспедиции за головами бывает множество. !( примеру, в деревне умер человек. Не то чтобы его утащил крокодил, или упало на него дерево, или утонул он в ре­
ке -
все это показалось бы со­
вершенно нормальным. Нет, про­
сто почувствовал себя плохо, ме­
тался в бреду, мучился и без всяких видимых причин умер. Для папуаса дело совершенно яс­
но: колдовство. Наслать порчу могли только враги, скорее всего жители враждебной деревни. Им необходимо отомстить, и не толь­
ко потому, что должна быть вос­
становлена справедливость, но и для того, чтобы дух умершего обрел покой и не строил козней против живых. Приглашают союзников, готовят яства для будущего пира победи­
телей, бьют в барабаны -
и вот раскрашенные воины гуськом уходят из деревни. Может быть, им придется много дней выжи­
дать удобный момент, когда они стремительно ворвутся в чужую деревню, поражая копьями и ду­
бинками всех встречных. Потом вернутся домой с головами вра­
гов, распевая победную песнь: 56 «Мы убили человека, мы убили человека, нам хорошо!» Надо сказать, что все описан­
ное нами еще далеко не совсем ушло в область преданий, и кое­
где в наиболее недоступных мес­
тах острова существуют охотники за черепами. А лет тридцать­
пятьдесят назад в вечном страхе перед нападением соседей жила большая часть новогвинеЙ· цев. Колониальной администрации приходилось бороться с этими межплеменными войнами потому хотя бы, что они мешали любому ее начинанию: от картирования территории до обыкновенной ин­
спекционной поездки чиновника. О какой поездке вообще могла быть речь, если, дойдя до границ территории своего племени, но­
сильщики складывали груз и на­
отрез отказывались сделать хоть шаг дальше! Администрация, конечно, боро­
лась своими методами: судила зачинщиков войн (а что они по­
нимали в законах белых людей?); сажала в тюрьму папуасов, пой­
манных в боевой раскраске (па­
пуасы же, вернувшись в родную деревню, удивленно рассказыва­
ли, что их бесплатно кормили и заставляли жить в домах с по­
лом и железной крышей -
но за какие заслуги?). Австралий­
ская администрация требовала, чтобы папуасы строили свои де­
ревни по утвержденному и едино­
образному плану -
с площадью и улицей, идущей через деревню. За такой деревней удобно было следить с воздуха. Папуасы строили деревню по плану, а жи­
ли рядом -
в хижинах, разбро­
санных в джунглях. Индонезий­
ская администрация на Западном Ириане, выяснив, что люди пле­
мени асматов перед своими .воен­
ными вылазками собираются в мужских домах (<Джеу», а после вылазок вырезают из дерева «бис» -
изображения предков, запретила «джеу» и «бисы». Эти меры, естественно, не могли при­
нести пользы: с таким же успе­
.хом человека, больного туберку­
лезом, можно лечить от кашля и торжествовать ОТ того, что ка­
шель на время исчез. Нет, заслуга в том, что войны между папуасскими племенами все-таки в большинстве мест пре­
кратились, ПРИl\адлежит в основ­
ном самим напуасам. Встречаясь друг с другом в городах, посел­
ках и на плантациях и убежда­
ясь, что и в других племенах жи­
вут такие же люди, наиболее развитые из папуасов все больше приходили к выводу, что вечные войны мешают жить. И они ста-
ли бороться с враждой, особенно с враждой с ближними соседями. Но бороться по-своему, так, как это было естественно с точки зре­
ния их традиций и обычаев. Тут надо подробнее рассказать об обычае усыновления. Обычай этот стар и распространен был по всей Меланезии. На островах Гильберта, например, дети вооб­
ще росли не в семьях своих ро­
дителей. Еще до рождения ребен­
ка отец с матерью присматрива­
ли для будущего чада приемных родителей, обычно из числа хоро­
ших друзей или просто людей за­
житочных. Если обе стороны при­
ходили к соглашению, приемный отец брал пуповину приемного сына и заворачивал ее в лист пандануса. Потом из этого листа делали браслет, который носили на предплечье. Когда лист п.3яда­
нуса, истлев и .. поистершись, сам падал с руки (приемный отец старался, чтобы он упал в море). считалось, что ребенок стал род­
ным. Его же собственные родите­
ли брали на воспитание детей других людей. Это, конечно, край­
ний случай, но и на других островах, в том числе на Новой Гвинее, практиковался обмеч детьми для укрепления дружбы между семьями и родами. Была и еще одна причина, по которой папуасы принимали в свою среду детей других племен. Причина эта -
язык, точнее, не­
обходимость общего языка. До сих пор ученые не могут точно сказать, на скольких язы­
ках говорят на Новой Гвинее. В 1870 году Миклухо-Маклай писал: «Почти в каждой· деревне -
свое наречие. В деревнях, отстоя­
щих в четверти часа ходьбы друг от друга, имеется уже несколько различных слов для обозначения одних и тех же предметов; жите­
ли деревень, находящихся на рас­
стоянии часа ходьбы одна от дру­
гой, говорят иногда на столь раз­
личных наречиях, что почти не·' понимают друг друга». При более подробном изучении выясняется, что между язьшамИ папуасов зачастую нет резкой границы, что они постепенно (ше-
Союз меЖДУ4~ревнями отмеча· ют праздником. Гремит барабан, обтянутый кожей яцi'ерицыl'' Эп не про-тои барабан. а барабан дружбы. Вместе выдалбливали для Helo ствол дерева, вместе об. ТЯlивали. а lлавное -
освятили кровью. Для этOlО взяли кровь из вены у вождя Вареса и вождя' Басима. смешали ее и окропили ею барабан. реходят» один в другой. Это явле­
ние ученые называют (шингви­
стической непрерывностью». Лю­
ди из сосед н их деревень еще мо­
гут довольно свободно между со­
бой объясняться, но уже с тру­
дом понимают людей из деревни, чаходящейся через деревню от них, и почти совсем не понимают людей из более далеких мест. Отчего это происходит? Позво­
лим себе такой пример. Суще­
ствуют люди с разными дефеI\та­
ми произношения: один не умеет произносить ('р», другой -
(Ш», третий -
(,Г». Представьте себе, что сын чеЛОВeJ\а, произносящего вместо (Ш» -
(,в», никогда не слышал, l\al{ говорят другие лю­
ди и У'lИJ I СЯ ГО 1\0 ри Тl, толы{о У своего отца. Естественно, что для него ОТЦОВСI{ая картавость станет нормой, а вместо, скажем, «голо· ва» он будет выговаривать «гово· ва». Для его детей это таЮl\е бу­
дет нормальным, а если в одном из следующих ПОl\Олений злу" (,Г» заменится на (,х», (,о» -
на (<а», то лет через сто из «головы» получится «хавава», а то и «ха­
уауа», что хотя и похоже на «го­
лову», НО все-таки уже не одно и то же. А теперь представьто се­
бе, что на это уже искаженное слово наложатся другие искаже­
ния, и вы не удивитесь, если в результате появится слово, совсем не напоминающее на слух перво­
начальное: (,голова». Однако вернемся к папуасам. Немыслимое множество языков мешало папуасам объяс­
няться, а договариваться между собой kaK-[НШal{ надо. Поэтому каждое племя старалось воспи­
тать своих переводчиков. Дела­
лось это так. Мальчиков пример­
но одного возраста -
достаточно больших, чтобы хорошо владеть родным язьшом, и достаточ[]о юных, чтобы леп{о научиться чу­
жому, -
на несколько лет отда­
вали в племя, с I\OTOPblM достиг­
нут был об этом ДOJ"овор. Все это время таl\ОЙ мальчик считался сыном людей, в доме которых жил. В это время их собственныii сын жил у родителей ПjШСМНОl'О сына. Через некоторое время оба «дипломирова ll НЫХ переВОДЧИI\а» возврarЦdЛИС[, 1, себе домой, но HaBel, уже оставались сыновьями своих вторых родителей и брать­
ями всех людей в их племени. А это значило, что пиногда и ИИ при l;аl,ИХ условиях они не MOl'-
ли поднять против них оружис. И породнившиеся т,шим обра з ом племена НЮ, бы подпи с ывали «до­
говор о дружбе и взаимопомощН». С ближайшими сосе;:\ями, язык ноторых был и Tal, ПОl!ят е н, пс­
реводчюшми не обмсннвали сь. Кроме того, IПО-IПО, а уж c oce;~IO( вссгда СЧllтались врагами, и обою д ныi! переqснь обl1д и не-
58 спраuеДЛl1lJостей был б есн онечсн. Ле["че поэтому было объяснить папуасам, что Земля имеет фор­
му шара, ч е м убедить их в том, что с ближайшими соседями можно жить в мире. Баре с и Басим -
две деревуш­
ЮI па КазуаРI!НОВОМ берегу. Меж ­
ду пими -
УЗI(ая речна И стена столетнсii ненависти. Случило с ь тан, что два человена из двух дс­
ревень, Йоханнес Томпала нум бул и Каарел Кунда, работали вместе на строительстве д ороги за много с отен ЮlJIом е тров от ро д ных мест и l,реПIi:О ПОДРУ"iИлись. Тогда-то и вознинла у них МЫСЛЬ, что лю­
дн из деревень Ба рес и Басим могут жить между собой в мире. Неизвестно, I,a!, долго пришлось им убеждать односельчан, по можно догадаться, что это было нелеГIШМ делом. И вот на УЗЮIХ длинных лод­
IШХ, на носах ноторых СIШЛИЛИ зубы иснусно вырезанные нро!ш­
дилы, прибыли из Бареса в Ба­
сим шесть челове!{ -
трое муж­
чин и три женщины, мужья и жены. Три семьи из Басима бра­
ли их себе в «детИ». Будущие По С 1учаю « РОЖДСIШЯ » новых ч ле н о в п ле М е ни люди в Басиме р а скрас и л и сь n o -nра з дниЧНО.lty. н адсл и лу чши с ож е релья и брас­
лет ы. в отк ну л и в воло с ы п е рья к аз уа ра. Н окон е ц выне с ли и з хи­
жины « но в орожд е нных ». Их н е ­
с ут на руках. ведь они такие ма­
.1 е н ь ки е. сл абы е и е щ е н е умеют ход ит ь ... « м а теРII » вп лел и 11М в волоt;ы во­
Л Оl{lI iJ СН I'О lюii п а JIl,МЫ и тщат е ль ­
но ра с кра С II Л II J!lща, На ш е и нз ­
;leJIII ОГJ,е р еJ II.я и:J JJьш а, к кото ­
PЫ~1 ПРllвн:~аны БЫЛl1 маленькие к а м е нны е топоры -
С IIМВО" тр у · :I ОЛ НJОIIН. Потом « Р() Д lIт е лн » ПjJ t'-
по;.( н еС;llf «('ЫII()ВI,ЯМ» IIгруш е'l -
ны е nу тl 11 с тр ел ы. а «;:(o'le∙ рям » -
fiaMfiYKOBbIe щипцы, J\(). торымн выним а ют и з ()чага ра с­
I{ але нны е ЮН1НII. В с ем ше с т е рым н<:це ли бр ас л е ты ][з ли а н, что HOCIH ПО l(lp,l\eCTBr.HHbIM с л ~'­
Ч а ЯМ ;( е тн. I3 пр о ч е м, « [ ( е п!» е ще не БЫЛl1 (';.J,eTblH"), IIбо онн ОфИЦИ;\ЛЫlfJ е ще lI е ро д и;rиrь на евет: с ам обря д IIX «[JOнщсния» С О С ТОНЛ С II то л ы,() н а СЛ f> Д УК)JциiI денъ. Со ­
ПРОВОrJ.;дае мые тапцорами в ма с­
"а х, по д грохот оБТНl-lУТЫХ IЮ:fн .. ii ящ е РI!ЦЫ 6аРilбilflОВ «поворон;­
;:(CHllbIe» С при е мпыми РО Д НТСЛН ­
ми про еJ JСДОВf\Л И в специаЛI.ILU по с тро е нп у ю рн Д ОМ с ЫУЖ С f;IIЫ Д ОМОМ ХИЖИIfУ, 3~ l ec b МУЖЧИIIЫ и ж е НЩИllЫ IJ ~ Gа с има обра:юпС\ли I;al, бы а;и вой J{ОРI ЩОР. npI1eMFlbIe д е ти Д ОЛЖНЫ былИ' пропол з ти ПО этому « кори ­
д ору ) }, а при е Юlы е их MaTepfI с то ­
нали, как с тонут при родах, По ­
TO.\I они OT1\pы~a ЮТ «Г!О~орож;.\е ll ­
IIЫМ )} гла~а. Обряд O1;oFl'fell. lIleCTb ч еJ [()в е 1\ РО Д lfJfИ С Ь в д ер е в ­
н е Ба с им! Ра Д О С Тllы е « ОТЦЫ ) }, ПО С il Д ИI1 «НО ­
JJ О РО Жl.(е llН ых )} се бе н а плечи, п е­
с ут и х IJ де р е вню: « Вот ОП!! -
шес т е ро зд оровых, "реmшх ,1('-
т е й!)} «Д ет е il )} б е р ож но у"ла;:(ыГl3ЮТ с п а ть Jlf\ ~ Iнпш е ЦJНIOВl;и, их ofi-
Мi\Хffв а ют от м у х п а ЛЪМОВЫМI! JlII-
СТЬ ЯМН, 11М н е да тот Jlиq е го ('[\.\111.\1 ;:(eJI<lTI,. J\OI";.\a ОIlИ ПРОСЫПf\ЮТСЯ, ИХ IJРД У Т ПО д е р е вне. -
С ~lОтри, Э ТО д ом, а это peJ(a, а э то -
де рево. А ВОТ с а 1'0-
в ая п ал ь,!а! Бу д ешь ХОРОШII\! м аЛ f.ЧИI;ОМ, получишь Bl,YCIIYIO I;а ш у и:з са го. А пот это -
,TI\";; с о с трелаМII. Его на д о паПJГИllil'Тl, вот т а ](. А ну - ];а прицелr.с л ,О · рош е ны;о, се iiча с ПО ДС ТР С ЛII.\I ПТIЩ У ... И в з ро с л DIii мужчина, J\OTopbIii с ам от л ичпый охотПI{К и пе 01.(0111 го д у же с оБ С ТП 8 ПНОРУЧПО д ела е т Л УЮf, п е умело повтор нет д виже ­
н IIЯ приемпог() отца, А женщин тем временеы уч.iТ ловить рыбу, -
Ну не бойся воды! Ничего с трашвого, держи ТОЛЬ1\О сеть по­
l\j)8пче! .. Во с питание ДЛИТСЯ шесть дней, и шесть дней будут (<новорожден­
ные)} ИI'рать с деревенской ;r,eTBo-
рой, тание же голые и покрытые с головы до ног грязью, н:ак ма­
ЛОНЬЮ1 е дети. И те будут играть с 1-111:,111 с оврршеПilО норыаЛЫfО, 1,<11; ('О ('11011\111 ('н!'рrТНИ I (;lМl1. А потом на узких лодках, на носах "оторых скалят зубы дере­
вянные крокодилы, шестерых приемных детей деревни Баеиы везут на другой берег -
в де­
ревню Варее, бывшую деревню врагов, а теперь дружественную. И I(OfAa они ступят на берег, старейшина из Басиыа с]{ажет старейшине из Вареса: -
Возьыи моих детей, oTAaii \НI(' CBO~ сердце, 11 TOP,I;CCTBeHH() СЛОМii~Т I-'()П[,(' .. U3 мотри не залетай дале-
_ ко!-Мальчик кивнул и сразу забыл наставле­
ние. Еще бы! Солнце греет, мама заботится, все в порядке вещей, и думать тут не о чем. Он стоял на крышto Аома на­
пряженный, как тетива. Лодыжки и запястья охватывали сверкаю­
щие браслеты движков, а шлем и широкий пояс антигравитатора делали его похожим на звездо­
летчика -
таким же подтяну­
тым, мужественным, снаряжен­
ным. Он чувствовал, что мама тоже любуется им. -
Милый, ты слышал, о чем я говорю? -
Ну мам ... Мальчик обиженно шмыгнул носом. UЦурясь на солнце, он принял стартовую позу. Вот так! «Команда готова, капитан! Есть, капитан! Уходим в Пространство, капитан!» При чем здесь мама? 60 Старт! Словно чья-то рука мягко и властно взяла его под ноги, приподняла, так что от макушки до пяток прошел холодок, и -
ух! -
сердце учащенно забилось, когда плоская крыша, мама на ней, деревья вокруг дом<! плав­
но и быстро стали уходить вниз. Они уменьшались, как бы съеживались, а мир вокруг, ото­
двигая горизонт, расширялся. Воздух стал ощутимым и зри­
мым. Он приятно обдувал вер­
тикально взмывающую Фигуру мальчика и от одного распахну­
того вдаль края земли до дру­
гого заполнял собой все -
про­
зрачный, бодрящий, солнечно­
голубой. Чуть-чуть небрежно и горделиво мальчик помахал ма­
ме. Она стала теперь совсем крошечной. Земля уходила все дальше, делал ась плоской, кра­
ски ее грубели, наливаясь туск­
лой синевой. Этот вид земли РНС:УНОК С. ПРУСОВА никогда не нравился мальчику. Он наклонил голову, биодатчики шлема уловили безмолвный при­
каз, и вот он уже парил, сни­
жаясь к вспыхивающему сереб­
ру далекого озера. Прежний антигравитатор, ко­
торым мальчик пользовался с пяти лет, слегка шумел в полете, а этот новый «Икар» был совер­
шенно, дивно беззвучен. Ни рука, ни нога не зависали, как это было прежде, -
мечта, а не машина! Впрочем, что тут такого? Вче­
ра хорошая машина, сегодня от­
личная, завтра еще лучше -
ина­
че и быть не могло. Машины ведь тоже взрослеют. Ближе к земле ощутимей ста­
ли мерные токи воздуха. Тело скользило в струях; чуть теплей, чуть прохладней, немножко вверх, немножко вниз, как с гор­
ки на горку, как с волны на волну. От удовольствия мальчик зажмурился. Даже так он знал, над чем пролетает. Сухо и терпко пахнет травой -
луг на пригорке. Те­
перь чуточку колыхнуло -
ни­
зина. Горячий, смолистый аро­
мат с земли -
он над сосно­
вым бором. Влажная, с запахом глины прохлада -
берег озера. Душистая струя цветущего ши­
повника ... А ну-ка! В мальчике точно рас­
прямилась пружина. Открыв глаза и вытянув вперед руки, он ринулся наискось и вниз, вниз, тараня близящуюся стену деревь­
ев. Вокруг все мчалось и слива­
лось. Он был ракетой, он летел в атаку, впереди была сельва чужой планеты, там насмерть бились его друзья и он, жертвуя собой ... Та же мягкая и властная рука подхватила его вблизи сомкнутых ствОЛов и, отяжелив перегрузкой, подняла НаД лесом. Как всегда ... Это было обидно, что его лиша­
ли воли, но всякий раз, когда, замирая от сладкого ужаса, он пробовал вот так врезаться в преграду, спасительное вмеша-
тельство автомата доставляло ему невольное облегчение. Пото­
му что, кроме азарта и упоения, все-таки был и страх, совсем кро­
хотный, но все же страх, что автомат не убережет. НО он уберегал всегда, иначе и быть не могло. Мальчик перевел дыхание. Вер­
шины густого ельника, над ко­
торыми он плыл, порой открыва­
ли внизу темные провалы со скатами мохнатых ветвей; оттуда тянуло сырым грибным запахом. Можно, конечно, нырнуть и спо­
койно исследовать такую пещеру, но нет, энергия требовала дру­
гой разрядки. Он круто взмыл вверх и ку­
выркался, переворачивался, вер­
телся, пока все зеленое, голубое, солнечное не закружилось в глазах радужным колесом. Тогда он лег на спину. Мало-помалу мир ВСТ:;IЛ на ме-' сто. Теперь в нем были тишина и покой. Над головой синело не­
бо, в которое нельзя было смот­
реть без прищура и которое зва­
ло вэг Л;IД вдаль, вдаль. Ослепительная белизна редких кучевых облаков тоже манила, но это было совсем не то. Внутри облаков промозгло, зябко и скуч­
но. Облака годятся разве что для шумной игры в прятки, ко­
гда под тобой столько белоснеж­
ных, соблазнительных издали гро­
тов, невесомых арок, причудли­
вых мостов, но все это зыбко, изменчиво, и нужен точный рас­
чет, чтобы туманное укрытие вдруг не растаяло в самый не-
подходящий момент. Да, играть там в прятки -
это здщJOВО! И еще отыскивать радуги. Радуг там, конечно, много, но надо най­
ти великолепную, такую, чтобы все признали -
лучше нет. А ведь он когда-то боялся ле­
тать. Судорожно хваталея в воз­
духе за отцовскую руку. Смеш­
но! Глупый он был тогда. И год назад, как вспомнить, тоже был еще глупый: мечтал пролететь сквозь радугу. Теперь-то он пони­
мает, что такое радуга. «Каж­
дый охотник желает знать, где сидит фазан». Красный, оранже­
вый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый, а все вме­
сте -
белый свет! Ну еще там ультрафиолетовый, инфракрас­
ныЙ... Очень даже все просто. Он повернулся на бок. Так он лежал некоторое время между не­
бом и землей, пока не пришло желание новых действий. Тут он заметил парящую вда­
ли птицу. Птицы в воздухе -
что кузнечики на лугу; он давно уже, как подрос, не обращал на них особого внимания, разве что ино­
гда с криком врывалея из засады в стаю горластых ворон. Посту­
пок, за которым дома следовало внеурочное MbITJ,e' (вороны пачка­
ли метко) и огорченные попреки: «Ведь говорили же тебе -
не бес­
покой птиц; тебя бы вот так кто­
нибудь напугал, каково?» Взрос­
лые любят все усложнять, и если всегда их слушаться, то и паль­
цем не шевельнешь. Они вот ни­
когда не врываются в вороньи стаи и не знают, какая это поте­
ха. И еще неизвестно, кто тут ко­
го должен бояться, -
ведь стая разозленных ворон и поцарапать может... Тут ему видней, потому что в детстве ни папа, ни мама не летали по воздуху -
антигра­
витаторов тогда не было. Даже представить трудно, как это они без них обходились. Одинокая птица не представля­
ла особого интереса, но, пригля­
девшись, мальчик внезапно на­
сторожился. Уж слишком вели­
чественно парила птица! Такой размах крыльев мог быть только ... Ну конечно же, это орел! Орел! Уиу-у! Тело мальчика ввинти­
лось в упругий воздух. Расстоя­
ние до орла сокрашалось, но тот все так же лениво парил, не ше­
веля крылом. Орел был могуч и, видимо, стар; его царственный вид взбудоражил мальчика. Сре­
ди перьев хвоста виднелось не­
сколько белых, и у мальчика да­
же слюнки потекли при мысли, что трофеем может стать н а -
с т о я Щ е е о р л и н о е перо. у всех ребят для игры в индей­
цев перья синтетические, а у не-
го будет добытое им самим, на· стоящее! Крылья орла наконец дрогну­
ли. Он уже не парил, а летел прочь от преследователя. Но и удирал он как-то надменно-сни­
сходительно. Мальчик не думал об опасно­
сти, об изогнутом клюве и ост­
рых когтях, от которых благора­
зумней держаться подальше. До сих пор орел был для него символом, персонажем мультфиль­
ма, иллюстрацией в книге, а тут он был живой, настоящий, как и подобает орлу, величественный. Такую добычу нельзя упустить! Ветер стал тугим, воздух об­
текал, как вода, из глаз потекли слезы, но на шлеме были очки, и мальчик поспешно опустил их. Однако -
вот отчаяние! -
рас­
стояние почти не сокращалось. Б ы с т р е е! Греющая, если холодно, термо­
одежда плотно облегала тело, но ветер уже и ее вспарывал, выду­
вая тепло. Руки коченели, но что значат такие мелочи, когда идет охота? Крылья орла мерно и сильно били воздух. Но расстоянrtе со­
кращалось! Лицо жгло, ветер ревел в ушах, дыхание сбивалось. Орел казался мощным автома­
том, так ровен, быстр и бесстра­
стен был его полет. И все-таки мальчик нагонял его. Теряя величие, а заодно и сходство с машиной, орел метнул­
ся в сторону, вниз ... Мальчик по­
вторил маневр. Соревнование шло не на рав­
ных, потuму что орел тратил свои силы, а мальчик нет. Но мальчи­
ку, который превозмогал давящую нагрузку воздуха, казалось, что это он сам летит, сам борется и сам побеждает. Еще немного выиграно, еще не­
много ... Орел вдруг КРУТС нырнул, И не­
сколько сантиметров оказались потерянными, потому что длинное 'Тело мальчика не смогло описать Clоль же крутую дугу. Уходит, уходит же! .. Но нет, мощь аппарата превоз­
могла силу орла. Хвоста уже можно было коснуться пальцами ... Но окоченевшие, сжатые в кулак пальцы плохо повиновались. Он чуть не заревел от разочарования, потянулся так, что в глазах по­
темнело. И кончик заветного пе­
ра очутился в негнущихся паль­
цах ... Что-то непонятное произошло, едва он дернул перо. Тело орла странно перекосилось, смялось в нелепый комок и пронеслось под ногами мальчика. 61 Он лихорадочно затормозил, не понимая, отчего орел падает, от­
чего крутится его тело и под не­
лепым углом встает то одно кры­
ло, то другое. Тишина смолкшего ветра Or'IY-
шила. Ставшее каким-то мохна-. тым тело орла продолжало на­
дать, то планируя, то резко про валиваясь. Ничего не ПОНИМ<JЯ, мальчик ринулся вслед за уходя­
щей добычей. Но орел упал раньше. Маши­
нально приняв позу посадки -
ноги полусогнуты, руки прижа­
ты, -
мальчик спустился непода­
леку. Ослабевшие мускулы плохо смягчили толчок, он завалился на спину, но тотчас вскочил и в смятении кинулся к орлу. Одно орлиное крыло лежало великолепно распластанным, дру­
гое неестественно топорщилось, как сломанное. Не было в орле уже ничего царственного, ничего от бесстрастия могучего воздуш­
ного автомата, ии чего от загнан­
ного, но даже в панике велича­
вого сушества. Был смятый, не­
опрятно взъерошенный труп. По­
лузатянутый пленкой глаз мутно смотрел в небо. Мальчик, еще не веря, но уже зная, что орел мертв, с усилием глотнул воздух. Ведь он не хотел ничего тако­
го. Как же так? Вот это, то, что он видит, и есть смерть? Так жутко молниеносно, так просто и нелепо -
смерть? Оттого лишь, что орел мог чувствовать, как чувствует он сам? Так хрупка жизнь -
и его, значит, тоже? Но это же несправедливо, неспра­
ведливо!!! Мальчик едва сдержал крик и оглянулся, как бы ища поддерж­
ки. Зеленела на ярком солнце трава, в воздухе сновали бабоч­
ки, и была во всем этом такая пустота, такая неумолимость на­
вого, открывшегося ему порядка, что мальчик похолодел от ужаса. Затем все облегчили слезы, ко­
торые он пыта.тrся сдержать и не мог, они мучительно текли, за­
волакивая мир. Он хотел бе­
жать, немедленно бежать к ма­
ме, папе, любому человеку, лишь бы не оставаться в одиночестве. Но что-то удержало его на месте. Он знал причииу. На ближнем пригорке в обрыве золотился пе­
сок, там можно было вырыть мо­
гилу. Он пошел туда, вытирая слезы. И тут он заметил, что до сих пор сжимает в руке перо. Он раз­
жал кулак. На ладони· лежало измятое, серое от пыли перо, ко­
торое там, в- вышине, казалось ему таким желанным и белым. 62 КАК УИЛЬЯМ ЧАIitЛДРЕС, IIMepHKIIHcKHH ЖУРНIlПНСТ -~ 11\\ll ДЕВЯНОСТО зим НАЗ АД ... Томагав-к надо бросать легко -
в этом в-есь секрет, -
так счи­
тает Олф Халв-еЙ. -
Очень мно­
гие почему-то полагают, что в- бро­
сок нужно в-кладыв-ать в-сю силу. И напрае-но -
это только снижает точность». Семидесятидвухлетний Олф Халв-ей из Норм ала, штат Илли­
нойс, один из самых больших эн­
тузиастов-, стараииями которых сейчас в-озрождается интерес к то­
магав-ку, быв-шему когда-то в- ру­
ках индейцев- опаснейшим оружи­
ем. Так, в- прошлом году на в-стре­
че метателей томагавков- в-о Френдшипе, штат Индиана, за каких-то три дня Халвей обучил 3 тысячи начинающих. «Я гарантирую им попадание с третьего броска, -
резюмирует он. -
Так оно обычно и быв-ает». Сегодня 20 тысяч бледнолицых томагав-щиков- бродят по лесам и лугам Соединенных Штатов-, бро­
сая св-ое экзотическое' оружие в- пни, в- пов-аленные в-етром дере­
в-ья и в- специальные мишени. «Научиться бросать томагав-к не поздно в- любом в-озрасте,­
в-от еще одно мнение Халв-ея. -
Среди моих учеников- есть и че­
тырехлетние, и восьмидесятичеты­
рехлетние, и все они получают от этого огромное удовольствие. Сам я взял в руки томагавк пят­
надцать лет назад, после сердеч­
ного приступа, когда врачи посо­
ветов-али мне найти какое-нибудь хобби. Вот тогда-то я и стал де­
лать и метать томагавки. С тех пор это увлекательное занятие до­
ставило мне немало радостных минут». Халвей -
виртуоз каких мало. Вот один из его трюков: скре­
стив руки перед грудью, он смот­
рит .в цель; через какую-то долю секунды он бросает сразу четыре томагавка, по два каждой рукой. Все четыре вонзаются в толстый конец брев-на на расстоянии ше­
сти метров: причем дв-е рукоятки смотрят вверх, а две -
вниз. Хал­
в-ей утв-ерждает, что такое может удаться только с томагав-ками его собственного изготовления: «Я особым образом обстругив-аю ру-
коятки. Иначе их ладоиью просто не обхватишь». Есть у него и другой, не менее поразительный номер: между дв-у­
мя палочками, торчащими из яб­
лочка мишени для стрельбы из лука, зажимается дерев-янный брусок. Халв-ей пускает св-ой то­
магавк таким образом, что конец рукоятки в-ышибает дерев-яшку, а сам топорик, подскочив, переле­
тает через мишень и вонзается I;I нее с обратной стороны. Это, конечно, образец в-ысшего мастерств-а, которое достигается долгими годами трениров-ки. Про­
сто же бросить томагав-к и по­
пасть в- цель нетрудно. «Самое главное, -
не устает повторять Халвей, -
бросать не слишком сильно -
сам по себе бросок и так уже 'требует боль­
шого напряжения трехглавой мышцы». «Попробуйте метнуть томагавк как мяч в бейсболе -
и вам по­
надобится новое плечо», -
пред­
упреждает один томагав-щик со стажем. Впрочем, у настоящих мастеров есть и другие обяза­
тельные правила. «Выпускайте ручку так, чтобы она буквально выr.кальзывала у вас из пальцев, -
обычно на­
ставляет своих учеников- Хал­
b-еЙ. -
Не пытайтесь делать «кру­
ченые» liроски, не дергайте для этого запястьем. Томагавк сам по себе пере вернется на лету. На рас­
стоянии шести метров-
и дальше можно рассчитыв-ать на один-пол­
тора оборота. И еще смотрите не. в-ыпустите томагавк слишком поздно, иначе в-садите себе нена­
роком Лt'звие в ногу». Чтобы овлздрть основами мета­
ния томагавка, обычно бывает до­
статочно часовой трениров-ки. По­
том можно пробов-ать ('в-ои силы на различных мишенях и дистан­
циях. Мишени могут быть самые разнообразные, кроме, естеств-ен­
но, жив-ых дерев-ьев-, за пов-режде­
ние которых вам придется пла­
тить штраф. Ну а расстояние каждый в-ыбирает по своему раз­
умению. «Лично я, -
поясняет Хал­
вей, -
не придерживаюсь посто­
янной дистанции или каких-то оп­
ределенных целей: разные там щепки, соломинки для содовой воды, игральные карты -
все го­
дится. ~He случалось попадать и с полутора метров, и с восемна­
дцати, но чаще всего я бро,:аю с расстояния от пяти до восьми метров. Однажды я видел, как один малый метнул томагавк на тридцать шесть метров. Правда, он так и не попал в сарай, в кото­
рый целился». (Хочу похвастать, что и сам я однажды тоже ухит­
рился послать томагавк, велико­
лепно сделанный Халвеем, на три­
дцать шесть метров и был бы вознагражден отличным ромштек­
сом, окажись моей J мишенью слон ... ) Хотя преДСТdвление о томагав­
ке обычно ассоциируется с индеА­
цами, коренным населением США, оружие, которое называют теперь томагавком, пришло в Новый Свет из Европы. Своей формой оно похоже на недавно найден­
ный древневавилонский медный топор, возраст которого не мень­
ше 4 тысяч лет. ~ы не располага­
ем данными, что им пользовались для метания, но зато совершенно точно знаем, что подобным смер­
тоносным оружием был «фран­
ЦИСК»- боевой топорик франков в УI веке. Умело бросив е[-о, пе­
ший воин мог вышибить врага из седла, а то и вообще отправить его на тот свет. Сакс же, если только франк промахивался, не оставался в долгу, используя свое метательное оружие -
миниа­
тюрный топорик с кривым лез­
вием. Само название «томагавК» про­
исходит от слова «тамахакею>, ко­
торое было в ходу У индеАцев­
алгонкинов. Первые колонисты, од­
нако, называли томагавком самые различные инструменты и виды оружия, включая индейское доло­
то, каменный топор, всевозможные палицы и дубинки, в том числе с шипами, и, наконец, железные топоры, пользовавшиеся популяр­
ностью среди индейцев. Во време­
на колонии отцов-пилигримов (первая половина ХУII века) у индейцев были лишь каменные топоры, служившие главным обра­
:юм орудиями труда. Европейские поселенцы начали сбывать им ме­
таллические топоры в обмен на продукты и пушнину, о чем им вскоре пришлось здорово пожа­
леть, ибо томагавк стал основным оружием индейцев. С ним они на­
учились управляться гораздо ис­
куснее, чем со своими неуклюжи­
ми луками, стрелявшими на счи­
танные шаги. «дикари бросают свои крутящи­
еся топоры с ужасной точно­
стью, поражая в голову или спину тех, кого преследуют», -
писал оди-н перепуганный колонист. «Они обладают каким-то сверхъестест­
венным даром направлять полет томагавка, свидетельствует другой поселенец, -
так что, хо­
тя он и крутится в воздухе, ост­
рие всегда вонзается в дерево рядом с намеченным местом». ~ежду тем ничего сверхъестест­
венного тут не было: в зимних стойбищах индейцы тренировались в метании томагавка буквально с утра до ночи. Для них это был вопрос жизни и смерти. Когда в ХУП веке индейцы стали выменивать томагавки на золото и пушнину, они могли вы­
бирать между тремя видами топо­
ров: французским в форме ле­
пестка; испанским, представляв­
шим собой просто уменьшенную алебарду; и английским, который и стал известен большинству аме­
риканцев под названием томагав­
ка. К 1765 году европейские фир­
мы, узнав, как велик спрос на ме­
таллические топоры среди индей­
цев, стали изготовлять их тонна­
ми, причем ручки некоторых из них делались даже в виде тру­
бок для курения. В последующие десятилетия Америку наводнили миллионы томагавков. К началу XIX века их было столько похо­
ронено в земле Новой Англии, что фермеры организовали форменную «разработку недр» на своих полях и продавали лезвия как металло­
лом. И все же из многих милли­
онов томагавков, завезенных ко­
гда-то в Америку для обмена, бы­
ли найдены лишь тысячи. К кон­
цу прошлого Lтолетия почти пере­
велись и настоящие томагавщики; да и сами некогда боевые топори­
ки стали изготовлять из ... свинца, а то и из дерева, просто как де­
коративные безделушки. Таков был бесславный конец когда-то грозного оружия. В наши дни, когда возрос инте­
рес к общедоступным, не требу­
ющим ни больших затрат, ни зна­
чительных физических усилий ви­
дам спорта, древний томагавк обрел новую жизнь. Официальные состязания по метанию томагавка состоялись впервые в общенацио­
нальном масштабе в 1970 году. Когда я решил прибавить свое слово к тому обидно малому, что известно о замечательном искус­
стве метания томагавка, мне захо­
телось разыскать старика, кото­
рый видел, как бросали их сами индейцы. Мне повезло. В Кали­
форнии я познакомился с ФРЭН­
ком Эдсоном. В свои 90 лет он продолжает по 10 часов в день работать в прачечной, которую со­
держит вместе с дочерью. При ви­
де моих томагавков у него забле­
стели глаза. Посмотрев, как я вы­
полняю бросок, он одобрительно закивал головой: «Да, точно так метали индейцы ... » Я протянул ему томагавк. Эд­
сон сжал рукоятку, худое старче­
ское тело его разогнулось, глаза заблестели. Тяжесть девяноста зим, казалось, вдруг перестала да­
вить на его усталые плечи. Выпря­
мившись и устремив затуманив­
шийся взгляд в прошлое, он про­
извел великолепнейший бросок. Перенела с английского Л. Г'Е3НИ!{()В.-\ f -, / i/ " / А/ М. КЛИМОВА к т о ПЕР Е Т Я Н Е Т С Л О Н А? « С лоновьи ДУЭЛИ » В Таи-
ланде и Бирме, когда схваты в ались монархи, сидящие верхом на слонах, а подданны е, стоя поодаль, с трепетом ожи­
дали исхода боя, отош ли в о б ­
ласть нево зв ратного прош ло го вместе со nсей пышной и наив­
ной эпохой средневековья. Па­
мять о них сохранилась лишь в летописях, на сценах театро в да еще на страницах десятого номера нашего журна л а за 1972 год. С тех пор слону уготованы были лишь мирные профессии, и поныне в южных с транах он выполняет обязанности бу льдо­
зера, трактора, подъемного крана и гр уз о в ика. Однако память о боевом прошлом сло­
нов е ще жи ва, и лу чшим том у доказательством служит «сл о­
новья олимпиада », которую 64 устра и вают каждый год 21-
22 ноября в таиландской дерев­
н е Сурен. По л торы с отни слонов со всей с траны добираются «сво -
11М ходом» до Сурена, чтобы пров ес ти свое о бразное ч етырех­
борье. Состя зания начинаются с бега: по команде слоны ус тр емляются в п еред и мча т со ск оро с т ью сорок километров в час. Пра вда, разглядеть самих у ча с тников забега тр уд но, ибо при этом поднимаются густые тучи пыли. Судьи с опасност ь ю для жизн и аккуратно за писы­
ваю т очки. После краткого -
часа четыре -
от д ыха начи­
нается п арад. Ра зук раш енн ы е животные лег ким слоновьим шагом двигаются по улицам, а л юбой из зр ит елей за н еболь ­
ш у ю плату может взобраться на спину по любив ш емус я ему слон у. Последний при эт ом ста­
новится перед седоком на ко ­
л е ни. Чем грациознее пок лон и прис е данье сл она, т ем боль­
ше очков в е го сумме четырех­
борья. Судьи идут рядом и фиксируют каждый промах. Следую щий д е нь начинается с Рам Сак -
общего танца слонов и людей. Тан е ц эт от ин ­
тересен тем, что, собс тв е нно говоря, никто не танц уе т, ибо слоны... св и ст ят, а люди за ни­
маются акробат икой. Орк ес тра н -
,. ты бамбуковыми палками рит­
мично ударяют о землю, и с каждым ударом танцор должен ухватиться за бивень своего слона-партнера и повиснуть в воздухе. Ну льминационный момент со ­
ревнований перетягивание каната. С одной стороны Bbl-
страивается цепочка из самых сильных мужчин, отобранных специальной комиссией, с дру­
гой -
всего одна слониха, опоясанная цепью, к которой привязан канат. На спине у нее сидит погонщик-махаут, кото­
рый подбадривает ее и разре­
шает двигаться только вперед. Результат этих состязаний все­
гда однозначен: слониха пере­
тягивает канат на свою сторо­
ну, но все равно каждый год самые сильные мужчины са-
мым серьезным образом пыта­
ются одолеть слониху. Спортивный праздник окон­
чен. Завершает его -
к вечеру второго дня -
военный парад. На слоновьих спинах крепят маленькие крепости. Ощетинив­
шись КОПЬЯМИ и мечами, крючь­
ями для захвата слона «против­
ника», занимает в них места экипаж в средневековых доспе ­
хах. Звон мечей, сверкание ко­
пий, победный рев боевых сло­
нов -
вот-вот сцепятся клыка­
ми и хоботами соперники, вот­
вот, зацепив « проти вника» крю­
ком, ринутся на абордаж вои­
ны ... Но вдруг все утихает, и «врагИ» из разных экипажей, протянув руки, вежливо благо­
дарят друг друга за доставлен­
ное удовольствие и выражают надежду встретиться на буду ­
щий год на слоновьем праздни­
ке в Сурене. 5 «Вокруг света» Н. 1 В. Л Е В И Н КОСТЕР AПI ОМО НУ 1 1UJ
0n ami! -
оглушительно рокотал Славчо -
ЧеРНliшей хорошо поставленным пират~ . . ским голосом, от которого огонек древне-
го милетского свет ильника испуганно шарахался в сторону. --
Мой друг! Ты приехал в злой ветер! Скорбный греческий нос Славчо навис над чашей тончайшего болгарского вина, а свобод н ую от этой чаши руку он щедрым античным жестом протянул к ночному окну: -
Греос леванти летит над Созополем! Этого робкий светильник, изготовленный за два с половиной тыс я челетия до нашей со Славчо встре­
чи. и явно рассчитанный для беседы учтивой и не­
торопливой, не выдержал: огонек сорвался с тонко­
го горлышка и исчез в накуренной темноте. В чер­
ное окно сразу же углом врезалась заснеженная кровля старинной церкви с двуМя белыми зимни­
м,и звездами над нею. 66 Пока Славчо искал спички, я выш ел во двор, с пустился в подвал, где связк и сушеной и вяленой рыбы висели над запыленными обрубками римских богов и стояли, прислонясь К их мраморным плечам, широкие и приземистые, как триремы, оплетенные бутыли с вином. (<<То исмарская лоза, топ ami! Об этом вине распевал Гомер и причмокивал от удовольствия .. Древние греки спекулировали им по всему Средиземному Понту!») ... В этот город меня привели слова, которые я прочел в академически пухлом справочнике: « Три­
дцать ветров овевают Созополь». Оди ссее вская эта фраза казалась каким-то реликтовым обломком, античной колонной, проросшей сквозь асфальт со­
временной улицы. Желание увидеть город, который смог столь бережно сохранить свои ветры «с италь­
янскими и греческими названиями», что они уже стали неким определителем его, оказалось, видимо, сильнее командировочного предписания -
и судьба свела меня с болгарским поэтом и моряком Слав-
чо Чернишевым. «Моп ami, -
наклонялся Славчо над миниатюрным, только на две чашечки кофе и две маленькие рюмки коньяка, столиком софийско­
го кафе, -
я хранитель Созополя, я знаю там ме­
сто, где стоял Аполлон. Я один знаю. Мы там по­
ставим огонь. Ты любишь огонь, который ночью?» На следующий день, отложив все дела, я был в Созополе, тихом рыбацком городе с узкими ули­
цами, которые всегда кончались морем. Старые, из серого камня, обшитые потемневшим деревом двухэтажные дома были спокойны и молчаливы, как болгарские старик н за вечерней чашкой кофе, и так же дружелюбно-вежливы друг с другом -
эр­
керы, выступающие над обледенелым булыжником мостовых, шахматно чередуясь, уступали друг дру­
гу солнце и воздух. Туристский прилив давно схлы­
нул с улиц Созополя, и город остался только со своим морем и со своими ветрами -
маленький трех­
тысячный город, который можно бы назвать и по­
селком, если бы не те почти двадцать шесть сто­
летий, что отсчитал он на своем фракийском, гре­
ческом, римском, византийском, генуэзском, турец­
ком веку. В 610 году до нашей эры здесь высадились пер­
вые древнегреческие колонисты с острова Милет, основав город, который они нарекли в честь Апол­
лона Аполлонией. Геродот в своей «Историю> лишь мельком упоминает о нем -
один раз описывая некие целебные источники, «исцеляющие чесотку у людей и лошадей», другой -
при рассказе о по­
ходе персидского царя Дария. Причем оба эти ра­
за «отец истории» упомянул Аполлонию только лишь В качестве географического репера, чтобы гре­
к", путешествующие знали о том, что целебные «ис­
точники эти находятся на одинаковом расстоянии двухдневного пути от города Герея у Перинфа и от Аполлонии на Евксинском Понте», а греки лю­
бознательные -
что «фракийцы из Сальмидесса и живущие севернее Аполлонии... называемые смир­
миадамJt и нипсеями, подчинились Дарию без боя». Фракийцы занимали земли от Вардер-Моравского бассейна на западе до западного побережья Чер­
ного моря и междуречья Прута и Днестра, от Кар­
пат до эгейских вод и малоазийского побережья. Этот сложный, многолюдный конгломерат родствен­
ных племен был знаком грекам давно: Гомер пишет о союзе фракийцев и греков в войне против Трои и о столкновении Одиссея с фракийцами из племени киконов, а в истории аргонавтов мы читаем о борь­
бе фракийцев с греческими колонизаторами в За­
падном При черно морье. И, видимо, для Геродота, историческим своим взором парившего над всей Ойкуменой, виделась Аполлония Понтийская всего лишь одним из окра­
инных греческих ПОЛИСОВ,не заслуживающим осо­
бого внимания историка. Но была, очевидно, в этой неприметной в начале своей жизни Аполлонии та человеческая необходи­
мость (здесь, видимо, нужно другое слово, не столь строгое), что подарила городу его века. В IV веке до нашей эры знаменитый греческий скульптор Каламид по просьбе жителей Аполлонии поставил 13-метровую статую покровителя города. Три века простоял красивый бог (<<Он был, топ ami, как маяк над гаванью!»), и мореходы разноси­
ли о нем молву по всему миру. И признана была исполинская статуя одним из семи чудес света, а римский полководец Марк Лукулл выломал ее ИЗ аполлонийской скалы и в качестве трофея устано­
вил в Капитолии. Во времена римлян город разросся настолько, что жители его сами, в свою очередь, основали коло­
нии -
в Помории И Турции. Прошло два века, 5* принявшие христианство аполлонийцы забыли язы­
ческих богов и назвали свой город Созополис, что означает «Город спасения». Византийцы писали о нем как о месте «многолюдном И очень богатом», украшенном многочисленными храмами. В 1352 го­
ду генуэзцы, ограбив, дотла сожгли город, а то, что осталось, спустя сто лет было захвачено турка­
ми. В 1884 году в городе, как свидетельствуют ста­
рые переписные книги, насчитывалось три тысячи жителей: «Греки выехали, и дома их были заняты болгарскими беженцами из Южной Фракии». Так и остался до сего дня Созополь трехтысяч­
ным городом, который можно бы назвать и по­
селком ... 11 -
Славчо, -
сказал я, входя и опуская непоча­
тую «трирему» у его ног, -
когда мы пойдем к Аполлону разжигать костер? -
Ты сошел с разума, топ ami! Мы замерзнем, как маленькие собачки... Греос леванти не любит огня ... Вообще-то о КОСТР'е я сказал просто так. Я по­
нимал, что в такую левантийскую ночь никакого костра быть не может, но мне хотелось еще раз убедить себя, что этот костер мог быть Реально­
стью сегодня, сейчас. Что я мог ('пичками, еще оставшимися с Москвы, зажечь огонь ТI м, где стоял красивый мраморный бог, известный Rёему антич­
ному миру, напротив той скалы, куда прибило пер­
вые корабли милетцев. Днем я видел эту скалу-остров Святого Кирил­
ла, Мы стояли со Славчо на берегу, обрывающемся в пену прибоя, -
в однотонном сумереЧНQМ свете и остров казался плоским, как декорация. Милетцы, видимо, были столь же осторожны, сколь и отчаян­
ны. Преодолев тысячи стадий Негостеприимного Понта в поисках новой родины, они все же оста­
вили между собой и варварами чуть-чуть этого вспененного моря. -
Хранитель Созополя! крикнул я Славчо тогда, днем, указывая на остров и пробиваясь сво· им немощным голосом сквозь прибой. -
Расскажи мне, как они прибыли. Я затевал легкую игру, но Славчо ответил мне неожиданно и странно -
строками из поэмы Лу­
гавского: -
«Я, ничтожный, гребу на веслах. Рыжий, боро­
датый, в седой от пота бедряной повязке, я должен умереть. Мы все умрем, и только ты, мой капитан свирепый, мой Одиссей, поднимешься над нами ... » Отвечая какой-то своей мысли, Славчо не вспо­
минал подряд всю поэму, но отбирал в ее строках только те, что были необходимы ему: -
«Громады скал восходят __ нам навстречу, смертельный ветер пробует канаты. Я должен уме­
реть, а ты, крылатый, останешься в живых... Мы все погибнем, греческие люди, чтобы один из нас доплыл как должно, Оl3еянный великой нашей ела' вой, до берегов ... Как тяжела на свете справед­
ливость». И, помолчав, Славчо сказал, указывая на остров: А у них каждый раз другой Одиссей. И каж­
дый раз они приплывали по-разному. 111 ... Я разлил «трирему» по чашам и вновь вернул Славчо к его монологу: -
Но ведь первые милетцы приплыли лишь од­
нажды, и не тебе, и не мне менять Историю (я про­
изнес это слово напыщенно, с большой буквы). 67 И здесь, на Святом Кирилле, как и там, под Тро­
ей, был только один Одиссей. А если бы ты узнал --точно узнал из какой-нибудь древней кни­
ги, --
как все это произошло? ~ Я бы бросал свое з н а ю в огою,. Нет, я бы бросал его в Понт. Я бы бросал его так, чтобы он превратился в камень на дне. Да, в камень, на ко­
тором спят. глупые крабы... Как можно то, о чем мыслишь, закончить навсегда! И тогда мне стало ясно, о чем думал Славчо, когда вспоминал Луговского. .. .3а день до моего знакомства со Славчо я был в гостях У народного художника Болгарии Цанко Лавренова. Он сидел в глубоком кресле спокойно и молча --
мастер в своем доме и возле своего дела, а его жена Иорданка выносила из соседней комнаты и ставила один возле другого его холсты, смахивая с них белоснежным платком несуществу­
ющую пыль. Она же и рассказывала о картинах --
о чем думал ее Цанко, когда писал каждую из них, где и как они жили тогда. Мне было вначале неловко, оттого что я отнимаю время у ПОЖ\lЛЫХ и уставших за день людей, --
смущало строгое, как мне показалось, укоризненное молчание мастера. Но ИОj}данка показывала и рас­
сказывала с таким оживленным удовольствием, что мое смущеН\lе прошло быстро \1 незаметно. Она зна­
комила меня с картинами, как знакомят в добрых . домах с добрым человеком стеснительных своих детей -
не хвастаясь, но гордясь их статью, умом идаже именами. В облике этого, видимо, отлажен­
ного за долгие годы ритуала была графическая за­
конченность средневековых цеховых гравюр, а в са­
мих картинах --
средневековая доверчивость ма­
стера к своей фантазии. Картины Цанко казались отстраненными от се­
годняшней жизни --
мягкого софийского вечера с робким, как застенчивый гость, снегом, от шурша­
ния шин по мокрой мостовой, от неоновых витрин с тонконогими красавицами и падающей из окон быстрой музыки... Я видел патриархальное изоби­
лие пиршествеНЩ,IХ столов, заваленных наЛИТЬJМН солнцем плодами;, спрятанные в скалах и лесах мо­
настыри; .1)' дереВЯriНЫМИ лестницами, опоясываю­
щими дозорные башни; сказочные, заМК\I Велико­
TbIPHQ,BO, возрожденные крестьянск\! трезвым во­
Ображением; , бесхитростно-веселые сельские яр мар-
. кн, где, ,кружатся скрипучие карусели, ходят в об­
нимку хмельные ycaTbie дядьки, дородные женщи­
ны . торгуют тканями фантастических расцветок, взлетают к пряничному небу качели с девицами, визжащими от страха и неловкости за свои неп()­
сJiушные подолы; улицы старого Пловдива, где скачут ск~зочнойкрасоты КQНИ, которым не нужен сrрОГИЙ повод, чтобы лебедино' изогнуть сво!! коро­
левские шеИ. «Словами !lеI\ОЗМОЖНО передать». Фраза триви­
альная, но, увы, и'меющая силу закона' над тщетны­
ми --
во все, времена --попытками найти словес­
ный эквщ~ал~нт.,языкувысокоЙ жнвопнси, ... То ЯI!~'I\веНI;I(}jвндел я покачивающиеся лодки под обрыв(?м' '\30ЛЖСКОЙ деревни Паншино и чу.в' ств()вал :jаЦ:а:хприбрежной воды, который ,,С того Boet/Horo;,' эд~куирОl\анного детства для меня все, гда ~·заnДхВоJiгИ: .. ... То· риiУ1li.зд. неО~ИJlаJiНО , теплые камни Избор' скр,' ',' "н~,t:\Q\l!ЬЫОЙ I1СКОВСКОЙ' крепости на границе СJiИвон4~~fr,·Зе~:леЙ'i .. <:;'9л'нце , окрашивает камни втеПJП>lК~ТН"'IЦ'\\:tвеt, ,,!lад ·башнямив вечер!!ем не»с1'О* ружа'):с:~~' 'н!Яептицы, а далекий', ры-
бацкий" " ,,~HaT(1~ "ГУЩJикреIТостного.~ера кажет61 .:JJ:f!фК(lщ.ii~ikазеМJI~;38~3·ДОЙ;( , .1',:_, 68 ... То оказывался под Архангельском вместе с Владимиром Семеновичем Чернецовым, большим и мудрым русским художником, с которым мне по­
счастливилось несколько лет работать вместе в журнале «Вокруг света». Мы сидим на сухой зем­
ле напротив шатровой деревянной церкви, --
ее об­
ступили реставраторы и архитекторы, высоконаучно переругиваясь по поводу каких-то принципиальных частностей ее конструкции. Владимир Семенович тихо ГОВdрит о том, как это мудро придумали лю­
ди --
поминать умерших высокими словами: ОIlИ нужны не для того только, чтобы высказать ушед­
шему несказанное в суматохе жизни, но чтобы услышавшие их смогли дотянуться до этих слов, пока еще отпущены для этого дни. Именно дотя­
нуться, а не вымаливать их своими бедами и го­
рестями. (Сам он так и жил --
неизбежные в судь­
бе каждого большого мастера горести и беды Вла­
димир Семенович, не опуская себи до того, чтобы кто-то прикасался к ним, незаметно и навсегда укрывал в своем сердце, пока оно не переполнилось ими ... ) Картины Цанко безошибочно выбирали в моем прошлом самые честные дни, которые я мог безбо­
язненно положить под увеличительное стекло сво­
ей памяти. Наверное, то же испытывал Славчо каждый раз, когда рисовал себе картину того милетского исхода. И не мог он закончить ее, как невозможно оборвать поиск честных своих дней. 'У --
Это преступление, продолжал греметь Славчо, --
остановить хотя бы один день истории навсегда. То убийство. Он станет холодным, как в пустом музее. После прогулки по берегу мы зашли в созополь­
ский музей --
старую, аскетической КЩIДКИ цер­
ковь. В музее было холодно и чисто. Это БЫJI ти­
пичный провинциальный музей, где R одном-двух залах собрано все, чем какой-нибудь до сих пор неведомый тебе клочок земли горделиво связывает себя со всем остальным человечеством. Такие музеи у дивительны своей стремительной заКОtJченностью. В столичных древлехранилищах века торжественны и обильны: встав у начала какого-нибудь столетия; трудно угадать его завершение и увидеть начало следующего. В таких же музеях вся история спрес­
сована так, что ее можно охватить единым взглядом; Но именно эта иероглифическая лаконичность тре­
бует неторопливого прочтения каждого своего зна­
ка. И незаметно для себя начинаешь ощущать каж­
дый экспонат не просто отголоском какого-то кон­
кретного исторического события, но некой обобща­
ющей его эпитафией, в которой нельзя отделить друг от друга четкие факты,' возвышенные домыс­
лы и мудрые предостережения. ... На круторогом быке в легкой до пят тунике сидела тонколодыжная дева, увенчанная виноград­
ной лозой. Поодаль похожие на нее женщины со­
вершали какой-то таинственный ритуал вечерней беседы,ибочувствовалась окружающая их некая предзакатная прохлада --
движения женщин были столь изящны, что даже аисты, стоящие тут же, не пугались их. Рядом, но где-то,в. другом про­
стран,С:тве Земли, стояла снаряженная трирема с курчавобородым кормчим в накинутой на плечи шкуре когтистого зверя --
все было готово кот­
плытию, и парус ждал своего ветра. Сейчас, спустя тысячелетия, все' они --
и жен­
щины, и дева, и КОРМЧИЙ,замерыие на тонких стен-
ках сосудов, -
уже стали одинаковы в своей ре­
альности с теми милетцами, что первыми вскараб­
кались на скалы Святого Кирилла. И одинаково беззащитны перед нами в своей безымянности. И эта безымянность делала их жизни бесконеч­
ными ... -
Славчо, -
сказал я, когда созопольские звез ­
ды начали терять свой свет, -
я хочу рассказать, как это было... Милетцы, долго с и дя у своих ко­
стров на острове, смотрели через пролив на другой берег. И однажды, поняв, что здесь они навеки, сели в лодку, сколоченную из остатков разбитого своего корабля, -
курчавобородый старик со шку­
рой на плечах и тонколодыжная дева. Они выш.~и на берег там, где стояли мы с тобой, и старик бра· сил у ног фракийского вождя -
курчавобородый сразу угадал его среди прочих -
свой меч, а жен­
щина подошла к самому молодому воину и поло­
жила руку на его плечо ... Славчо недаром называл себя хранителем Созо­
поля -
он сразу угадал, откуда я набрал дей­
ствующих лиц своей немудрящей исторической сен­
тименталии. /JaHI<.O Аавренов. Старый 20рОД (Пловдuв). -
А куда ты дел быка, топ ami? И мы рассмеялись, потому что уже стало све­
тать, ночные слова растратили свою силу и попря­
тались до следующих звезд, и неудержимо захо­
телось выскочить в свежий мороз,ный воздух, ска­
титься с обледенелого горба мостовой, хорошо и сытно поесть и вообще возрадоваться наступающе­
му дню. Да и греос леванти притих. Он уже не летал над Созополем, а протискивался в лабиринте обшитых старым деревом стен, чтобы залечь где-нибудь в укромном уголке на дневку перед дальнейшим пу­
тем. Наверно, так же и остальные двадцать девять ветров (западный боненти, юга-восточный сирекос, южный лодос, северо-западный мойстро и другие, о которых расска зывал мне С лавчо, пока искали мы с ним каких-то его знакомых, где особенно хо­
рош ут ренний кофе), когда приходит их черед гу­
лять над морем, безошибочно, как весенние аисты старые гне зда, вот уже более двух с половиной ты­
сячелетий находят Созополь, чтобы навсегда оста­
'вить в нем какую-то чаСТI\ЧКУ свою, прежде чем обессилеть у далеких гор. [В амым первым воспоминанием, раньш~ кото­
рого он ничего толком не мог припомнить, была ссора с Дедом. Больше он никогда не видел Деда. Но Дед так отчетливо врезался в память, что и сейчас, много лет спустя, он мог бы узнать своего апаппиля 1. Голова у Деда была бритая, лишь иа макушке торчал смешной клок волос. Внук вцепился в этот клок, рассмеялся. 1 А пап п и n ь -
дед (ICОРЯICСIC.). ВЛАДИМИР ВОРО&ЬЕВ Но Дед насупился, оттолкнул Внука. И бросил хлесткое, точно ремнем ожег: -
ATTЬDКa! 1 Внук расплакался. Старуха Мамушка напусти­
лась на Деда. А он сорвал с гвоздя кухлянку, пе­
рекинул через плечо ружье и, не взглянув на Вну­
ка, громко хлопнул дверью ... Много позднее, связав воедино события того вре­
мени, Внук понял, почему его невинная выходка 1 А т т ы к а -
нельзя (ICОРЯICСIC.). вывела Деда из себя, почему апаппJль совсем пе­
рестал появляться в селе. Дед пас оленей по не­
объятному Парапольскому долу, ходил от средин­
ной Чукотки к Беринговому морю и обратно. Он жил в тундре и потому в новеньких избах чувство­
вал себя стесненно. И если появлялся дома не на день-два, непременно ставил возле избы юрту. В тот раз молодой ретивый председатель сельсо­
вета, пока Дед отлучился на рыбалку, велел сло­
мать юрту. Одна-единственная, она, По его словам, портила современный вид корякского села. Пред­
седатель приехал на тракторе, заглянул в полог и, убедившись, что внутри никого нет, раздавил юрту. А тут еще Сыну Деда надоело пасти оленей, устро­
ился истопником в школе. Дед сказал, что истоп­
ник -
это так, тьфу, что их род всегда пас оле­
ней, любой пастух на Чукотке и Камчатке знает Киявов. Но Сын не стал спорить, лишь заметил: -
Тогда не было школы ... Все были против старого Киява. Даже Внук­
несмышленыш. И апаппиль не выдержал. В село он больше не приходил, хотя дважды в год -, вес­
ной и осенью -
маршрут его табуна пролегал ми­
мо села, и видно было, как течет и течет на гори­
зонте серая река оленей. Старуха Мамушка ходила к Деду, носила ему новую одежду -
кухлянку, торбаса, меховые шта­
ны; не чужой ведь. у Внука тоже судьба сложилась так, что в род­
ном нымныме I он перестал бывать, едва подрос. Дома школа всего на четыре класса, а ему пона­
добилось в пятый. И он уехал в интернат в рай-
I Н ы м н ы м -
село, селен не (корякск.). онный центр, а закончив восьмилетку, отправился еще дальше -
учиться на оленевода. И в том, что он выбрал именно этот путь, были «виноваты» Дед и его табун, протекавший на горизонте. И вот теперь судьба наконец должна была све­
сти Киявов -
старшего и младшего. Третий час тень вертолета скользила по зеленой глади тундры, пропадала в светлых речках и озер­
цах и тотчас выныривала и неслась к горной гря­
де, которая вырастала и надвигалась, заслоняя путь. Кияв-младший то и дело поглядывал на часы, хотя не знал, сколько еще лететь. Он представлял себ~ встречу с Дедом. Вот удивится тот и обра­
дуеfся: род Киявов-оленеводов не окончился. Мо­
лодОй Кияв примет у старого чаут. Он так же без промах а будет набрасывать ,его на рога самого быстрого оленя .. : Интересно, какой он, Дед? По­
мнит ли он выходку Внука? Наверно, помнит, ведь она-то и стала последней каплей в чаше обид, ко­
торую поднесли оленеводу в нымныме. Горная гряда отделяла тундру от океана. Где-то там сейчас олени Киява... Внуку хотелось успеть к тому дню, Когда стада перевалят через сопки и спустятся к неоглядной сини. Олени изопьют оке­
анской горы~о-соленой воды, омоют израненные ноги в 'жгучем целительном прибое и вновь повернут ту­
да, откуда пришли. у подошвы гор летчик разглядел бледный пред­
вечерний костер. Вертолет ухнул вниз. Набежали пастухи, молодые и старые. Кияв-млад­
ший помог им выгрузить ящики с провизией, меш­
ки с газетами и журналами. Спросил, где найти Киява. Те, в свою очередь, поинтересовались, кто Рисунки А. ГОЛИЦЫНА он и откуда, и послали к самому дальнему костру; велели заоДl!О сказать, чтоб Кияв прислал кого-ни­
будь поделить провизию, здесь на несколько бригад ... Вертолет взмыл и растаял. Внук отправился к Деду. Он шел по осенней, багряной и зеленой тундре. Звенели, кружась роем, комары. Пришлось сломить ветку кедрача и отмахиваться -
комары в тундре особенно злы, нигде таких больше нет. Быстро темнело. Потянуло холодной свежестью, трава наливалась росой. Трава была густая и вы­
сокая, и ноги вмиг промокли. Внук миновал один костер, второй, третий... Когда остался последний, он больше не мог вышагивать спокойно, все в HtM рвалось навстречу Деду ... Когда он вышел на свет последнего костра, там уже закончили ужинать и теперь пили чай, разва­
лившись вокруг потухающего огня. Лиц не разо­
брать было, но Кияв-младший не мог ошибиться. Он двинулся к старику, удивленно глядевшему на пришельца. -
Амто! -
воскликнул Кияв-младшиЙ. -
Привет, привет! недружно откликнулись у костра. -
Я вот гостинец от бабки привез ... Он скинул рюкзак и выхватил оттуда узелок. -
А ... Спасибо ... -
поднялся сухощавый старик. Неужели это и есть его апаппиль? В памяти он был плечистым, большим. А сейчас Внук глядел на него сверху вниз. Дед принял гостинец, положил рядом с собой и даже не поинтересовался, что там. Внуку протянули кружку чаю и забыли о нем. -
Так будем сдавать Одноухого? -
спросил кто­
то. -
За двух олешек потянет, дьявол больше­
рогий ... -
Уйне 1, -
отмахнулся Дед. -
Но ведь с ним столько мороки. Мало он кося-
ков уводил? Да мы ноги стерли, пока искали его... -
загорячился плотный длинноусый пастух. -
Нет, Манруни. Он мне жизнь спас, а ты -
под нож. Знал Внук, что не все олени, испив воды из оке­
ана, возвращаются в тундру. Часть из них, самые полнотелые, идет под нож; каждая бригада обязана сдавать мясо государству. И где-то здесь, где Па­
рапольский дол выходит к океану, каждую осень идет забой. И сейчас назывались имена оленей, ко­
торых Внук уже не увидит. -
Там надо продукты взять, -
негромко сказал он и кивнул в темноту. -
А, продукты... -
Дед повернулся к Манру­
ни. -
Бери оленей. Поедем. -
И, чуть помолчав, уколол пастуха: -
Одноухого бери. Увезет много ... Манруни резко вскочил и пропал в темноте. Внук подсел поближе к Деду, тронул за рукав. -
Апаппиль... меня к вам направили... Я -
от-
личник ... и вот -
по желанию ... Тот не ответил, поднялся, исчез в палатке. Сквозь тент стало видно, как там затеплился огонек. У костра молчали. Потом послышался звон бу­
бенчиков, и из темноты вырос Манруни с двум\! оленями на длинных алыках. Один из них был громадный. Рога метра по полтора, и над самым лбом -
тяжелый зубец. Внук разгл\!дел, что у оле­
ня недоставало одного уха. Но какой же это Од­
ноухий? Это Кояна 2, самый настоящий Кояна, хо­
зяин тундры. Наверно, раньше такими и были оле­
ни. А теперь, когда люди находят им выпасы, обе­
регают от болезней и зверей, олени из не жились, помельчали ... 1 У й н е -
нет (корякск.). 2 К О Я Н а -
олень (корякск.). 72 Дед, увидев, что Внук смотрит на Одноvхого, сказал: -
Подумать только, и это я нес его на руках много дней. Он не мог ходить, когда родился. Не мог разбить копытцем наст, приходилось разры­
вать ему снег, чтобы достать ягель: .. Он взял алык и хотел потрепать оленя по шее, но тот сердито дернул головой и чуть не угодил рогом в лицо Киява. Кояна, настоящий Кояна ... Дед не осерчал. -
Ну пошли. -
А я? -
поднялся Внук. -
Уйне, -
коротко отрезал Дед. -
Увидимся заВ1'ра, а может быть, послезавтра. -
Дед легонь­
ко ударил Внука по плечу. -
Бери ПОl:\а мой КУ­
куль. Он теплый. Старик'и любят тепло ... -
И, то­
ненько засмеявшись, Дед потянул за собой Одно­
ухого. Огорченный Внук налил себе чаю, пожевал га­
леты. Пастухи, позевывая, полезли в палатку: бы­
ло уже поздно, и костры вдоль сопок едва крас­
нели. Через два дня, еще в предутреннем тумане, Кияв­
старший двинулся вверх по Парапольскому долу. Из тумана доносился приглушенный топот копыт. Олени шли кучно, мешая друг другу. Справа и сле­
ва слышались резкие окрики пастухов. Начался переход, который закончится лишь к весне. Где-то там на Чукотке, когда начнут та­
ять снега и появятся молодые оленята, стадо раз­
вернется и до самой осени будет спускаться к оке­
ану, чтобы опять напиться на целый год соленой воды и омыть в прибое израненные ноги. Кияв дал Внуку самую беспокойную должность, поставил его замыкающим, а сам ушел в голову стада. -
Приглядывай за Одноухим! -
крикнул он из­
дали. Развиднелось. Олени вольготно разбрелись чуть не до самого горизонта. Они неторопливо, щипали ягель, неторопливо двигались вперед. Пастухи вре­
мя от времени сбивали стадо в кучу. Потом оно снова раСПО.валось. Внук носился из стороны в сторону, подгоняя оле­
шек, кричал, размахивая чаутом. Но они обращали на него внимания не больше, чем на комаров, что тучами висели над каждой спииой. Одноухий шел в самом последнем косяке. Он спокойно рвал ягель и никуда не убегал. Другие олени доставляли больше хлопот. Стадо гнали до самой темноты. Внук, дойдя до костра, как поваЛИJlСЯ между двух кочек, так и не встал. Поспел ужин, его растолкали. Но он по­
ГJlядел на ярко пылавший костер, на низкие тучи, готовые вот-вот пролиться дождем, заполз в палат­
ку и, не раздеваясь, провалился в тяжелый сон. Под утро он услыхал тихий монотонный шум. Кто-то тысячью пальцев барабанил по стенкам па­
латки. И, убаюканный, Внук уснул еще слаще. Чуть свет в палатку заглянул мокрый Кияв и поднял всех на ноги. Одноухого нетl Показал-таки себя! Ушел, проклятый, и еще пятнадцать важенок увел ... -
Говорил ведь, надо было пустить его на мясо ... Мороки с ним не оберешься... -
раздраженно це­
дил Манруни. Кияв, низко согнувшись, пролез в палатку, поста­
вил большой чайник и глубокое блюдо с горячим мясом. Внук накинулся на еду. -
Давай, давай заправляйся, -
сказал Дед.­
Однако, твоя очередь искать Одноухого ... -
Как же, -
улыбнулся Внук. Разыгрывают его, конечно. Куда ему, рано еще. Но вот, почаевав, бригада собрала скарб, сняла палатку. Манруни навьючивал оленей. Пастухи по­
шли к стаду. Дед, сняв свой карабин, протянул его Внуку. -
Держи. Нож есть? Внук кивнул. -
Там, у костра, тушенка и хлеб для тебя, -
сказал Дед и нахлобучил капюшон дождевика.­
Без Одноухого не возвращайся! Он где-то здесь ... --
Дед обвел рукой еле выступавшие из дождя хол­
мы и, не ()ГJТянувшись, пошел к стаду, которое неохотно задвигалось, встревоженное пастухами. -
Как же я найду? -
воскликнул растерянно Внук. Но его никто не услышал. Он ощутил раздраже­
ние против Деда, Манруни и остальных. Самим лень, вот и нашли крайнего ... И Дед хорош. Неуже­
ли не жалко Внука? Мягкая тундра была нетронутой, точно ничья но­
га не ступала по ней. Внук шел к холмам, про­
дирался сквозь заросли жимолости, шиповника и кедрача. Ветви осыпали его брызгами. И, несмоl'РЯ на плотно запахнутый дождевик, Внук скоро вы­
мок. Зацепившись за корень, он разодрал правый сапог, и теперь внутри булькала холодная вода. Целый день он бродил по окрестным холмам. И все без толку. Стало смеркаться. И с сумерками в душу Внука закрался страх: В тундре полно мед­
ведей, волков... Внук выбрал открытое место, на­
резал молодых побегов кедрача и, торопливо изве­
дя П01коробки спичек, развел костер. Коробка от­
сырела, расползлась, и он раздраженно швырнул ее в кусты. Костер разгорался. Внук бросал целые кедрачо­
вые лапы. Они, мокрые, шипели и окутывались ды­
мом. Огонь на мгновенье припадал к земле, потом, шумно -вздохнув, вскидывался на дыбы, далеко раз­
гоняя темень. Одежда исходила теплым паром. Горячая тушенка с хлебом казались лакомством. И никакой зверь не был страшен, пока бушевал огонь. Но кедрач подходил к концу. Внук оглянулся на темные кусты и не решился пойти за ветками. Он поджидал Деда. Ему казалось, тот непремен­
но должен прийти -
узнать, как да что, ободрить. Ему даже слышались шаги. Но никто не прихо­
дил. А может, Кояна давно в стаде, а его поджи­
дают, чтоб поднять на смех: вот, дескать, какой следопыт... Но он не пойдет искать бригаду. Не пойдет. Вдруг оленей нет, и все подумают он испугался ночной тундры. Небо не прояснялось. Ни одной звездочки не сверкало, а ведь сколько их там, за дождем ... Внук сидел, согнувшись, у огня. Захотелось спать. Страх притупился, но не исчез. Внук взвел карабин, поставил его между колен, привалился спиной к кочке и, закрыв лицо капюшоном пла­
ща, уснул. Поднялся он, когда едва начинало светать. Дождь не переставал. Но теперь у Внука не было огня, и он, злой и озябший, закружил по холмам, помаленьку продвигаясь вслед ушедшему стаду. К полудню он наткнулся на остатки костра. Зна­
чит, здесь ночевала бригада. Обугленная палка торчала в середине выжжеН!lОГО круга, наклоняясь к северу: пастухи сообщали, куда лежит их путь. Эх, какой же он незапасливый! Были бы спички -
можно было обсушиться и поесть горячего, а в бан­
ке из-под тушенки вскипятить чэ,ю ... К вечеру он вышел к реке, неширокой, метров на двадцать, чаут перекинуть можно. Сломив длин­
ную иву, очистил ее от листьев, сунул в воду. Палка не достала дна. Он прошел вверх, вниз­
брода не было. Не зимовать же перед этой речкой! Внук разделся, привязал узел с одеждой к кара­
бину и ПQлез в воду. Поднятая рука занемела, не было мочи держать карабин. Внук перевернулся на спину, перехватил карабин другой рукой. Раз и еще раз голова скры­
лась под водой. В уши ударил шум реки, быстрой и многоводной. «Утону -
и никто не придет на помощь, -
мелькнула мысль. -
И никто не узнает». Внук отчаянно заработал ногами, немеющая рука тяжело загребала- воду, приближая его к берегу. И когда ноги наконец нащупали дно, Внук отды­
шался и, качаясь, вышел -
на берег. Натянув влаж­
ную одежду на мокрое тело, он побежал вдоль бе­
рега. По окоченевшему телу медленно поднималось тепло. Взобравшись на небольшой холм, он огля­
!lУЛСЯ И увидел в распадке... оленей. Впереди вы­
шагивал Кояна, разве можно было не узнать его? Вспыхнула радость. Внук заплясал, заорал во все горло и, сорвав с плеча карабин, выстрелил в воз­
дух. «Ага, попался!» -
крикнул Внук и, ухватив­
шись за шею, вскарабкался на крутую оленью спи­
ну. Кояна недовольно закрутил головой. Но Внук, сдавив его бока ногами, наГ!lУЛСЯ вперед и дер!lУЛ за толстые окаме!lевшие рога. -
ПошеJI, пошел! Хак, хак! КОЯ!lа оглянулся на косяк, робко жавшийся за ним, и неторопливо двинулся. Следом легко и ладно­
затрусили молоденькие оленихи. Внук даже не по­
думал пересчитать их: был уверен, что Кояна при­
вел всех. Такой разве даст в обиду своих? В серой мгле, затянувшей небо, появились про­
моины, голубые и бездонные, как весенние озера. Дождь перестал, и ветерок, пробегая по тундре, СУЩИЛ кусты и травы, разгонял хмарь. В сумерках Внук увидел огонек. Он подбоченился, подъехал к костру и, лихо спрыгнув, хлопнул Кояну по шее: -
Пошел в табун! Конечно, Дед нарочно послал его в тундру. Идти с бригадой невеликое дело -
топай да топай. А вот побудь один-одинешенек да найди пропажу, если ни следа, ни следочка ... Пастухи встали, приветствуя его. Дед тоже при­
поднял свой тощий зад, пожал когтистой сухой рукой руку Внука, выплеснул остатки чая из своей кружки и протянул кружку ему. -
Повезло тебе, -
сказал Манруни. -
Я зимой четыре дня блукал, пока нашел Одноухого. -
Да, да, -
польщенно кивнул Внук. -
Ну, где нашел? -
поинтересовался Манруни. -
А это ... Возле речки, вон там ... -
Внук ткнул рукой в темноту. -
Кхе, кхе, -
кудахтающим смехом отозвался Дед. -
Вот походишь с нами годика два, так все речки назубок знать будешь ... Внук лежал в палатке н слышал разговор у кост­
ра. Говорили о том, что завтра пойдут грибные ме­
ста и где, в какой пади надо особенно зорко сле­
дить, чтоб олени не напали на мухомор. -
Его поставь в голове табуна! .. Внук догадался, что это о нем говорил Манруни. -
Да, да, -
тоненьким голоском согласился Дед. «Не доверяют ... » Внук улыбнулся и потянулся блаженно. Ничего, он им еще покажет, какой он оленевод! у костра заговорили об Одноухом. -
Опять пришел... -
донесся до него голос Де­
да. -
Думал, теперь не удержать... И откуда он 73 такой взялся? Наверно, до той поры будет с нами, пока не встретит согжоев 1 ••• А встретит -
прощай! Внук оторопел. Так, значит, это не он нашел КО­
яну, а Кояна нашел erol.. А ему-то казалось, что он выдержал самое главное испытание в жизни. И как горделиво подъехал он на Кояне к самому костру ... Утром Внук не мог отыскать своих сапог. -
Апаппиль... Где-то мои обутки здесь были ... -
тихонько сказал Деду. -
Вон твои обутки. -
Дед кивнул на tорбаса. -
А мои сапоги?. . -
В костре твои сапоги. Здесь не нымным в са­
погах форсить. Однажды утром в начале сентября Внук вылез из палатки и не узнал тундры. Еще вчера такая красочная, . зеленая, багряная, сейчас она была бе­
лой и бескрайней, точно выросла. И вокруг была такая светлынь, что непривычно глазам. Олени разгребали копытами снег, быки-хоры сши­
бались грудью, трещали рога. Кояна, высоко под­
няв голову, жадно вдыхал зимний воздух и точно прислушивался к чему-то далекому. . Лица пастухов посветлели, словно и на них лег отсвет зимы. Манруни, увидев Внука, скатал тугой снежок и влепил ему в лоб. Снежок брызнул, а Внук от неожиданности шлепнулся на зад. -
Ну погоди! .. -
Он захватил пригоршню снега и швырнул в Манруни. Но тот на лету поймал и мгновенно отправил об­
ратно. На груди Внука вспыхнула белая звезда. Весело плясал костер. Клокотала вода в котле. Дед опустил туда мелко нарезанное мясо, и в хо­
лодном чистом воздухе поплыл СЫ'l\Ный дух. Вот И пришла зима. В этом году она пришла чуть раньше обычного. И пастухов радовало, что празд­
ник зимы они встретят в родном нымныме. До не­
го всего суток трое. Обычно зима застигала бригаду, когда родное се­
ло оставалось позади и приходилось праздновать у чужих огней. И там так привыкли, что праздник встречают у них, -
даже выстроили Дом nриез­
жих. И он не пустовал. На праздник съезЖались пастухи из всех бригад, поднимавшихся на север от океана ... Снег был мокрым, рыхлым. Идти было трудно. Но через день подморозило. Подул ветерок, снег сбило в легкий наст. Пошли места,. знакомые Вну­
ку с детства. Вот. Столовая сопка, гора со срезан­
ной вершиной. Вот, еще не схваченная льдом, за­
чернела меж высоких белых берегов родная Олхо­
ваям. Уж здесь-то не надо бро.саться вплавь, каж­
дый брод известен ... Показались огоньки. Ветер донес запах родных дымов. Кия в отпустил пастухов, оставив при себе Вну­
ка. С утра они будут объезжать оленей, готовиться к гонкам. Ох как хотелось Внуку показаться на родных улицах! Но он теперь научился ждать. Он приедет в нымным после оленьих бегов, когда рога КОЯНЫ украсит алая лента победы. С Rаждым ДHe~ прибывало народу. По в~черам вокруг села пылало много костров. Это с востока, от дальних океанских гор, подходили оленьи та­
буны. BHYR целыми днями объезжал Кояну. Искал и не . мог найти напарника в упряжку, из двух тысяч I С о г ж о Й -
ДИКИЙ олеиь (lCOряк.ек..). 74 оленей не мог найти равного в беге Кояне: он, раз­
горячась, мчал так, что тащил на себе бедного на­
парника. Наконец вроде подобрал. Внук, гикая, летал на упряжке по окрестным снегам. Ветер высекал слезы, за спиной поднима­
лась снежная метель, а в радужном далеке видел­
ся финиш, и себя Внук видел пришедшим первым. Он даже слышал, как родной нымным и все гости рукоплескали ему ... Ночь перед гонками Внук спал плОХо. А утром, едва показалось морозное дымное солнце, привел к юрте Деда свою упряжку. На околице села зачернел народ. Внук увидел, что уже несколько нарт по пустынному долу по­
ехало туда. Он торопил Деда, а тот точно не со­
бирался на гонки, подшивал прохудившиеся торба­
са. Внук нетерпеливо расхаживал возле юрты, ста­
рался унять дрожь, поправлял новенький малахай, который был немного ве,ликоват,. и меховая опушка мешала ГЛЯДеть. Наконец Дед вышел. Ему подвели оленей. Дед протянул Внуку темные очки. Сам он тоже был в очках. Внук отказался. Снег ему не помешает. И свет тоже. Разве можно видеть сего­
дняшнее в черноте? А между тем народ все прибыв ал. Околица цве­
ла расшитыми кухлянками и малахаями. Где-то уже заухал бубен. )Зетер надувал широкую ленту кума­
ча с вывеДенными громадными буквами: «ФИ­
НИШ». На столике возле финиша лежала дву­
стволка. Это первый приз. Второй -
часы. К дву­
стволке еще дадут белого олененк<! -
редкую масть. Вот закричали, чтоб упряжки' выстраивались. Три­
дцать упряжек сгрудились возле кумача. Внук с Де­
дом были позади всех. Внук хотел протолкаться вперед. -
Говорил, надо раньше, -
раздраженно бро­
сил он Деду. Но тот улыбнулся, показав корешки желтых, дав­
но сточенных зубов. -
Там разберемсяl На них оглядывались гонщики. Зрители плотной стеной обступили участников гонки и громко вос­
хищались Кояной: «Какомей!» 1 -: и громко прищел· кивали языками. Знакомые спрашивали Деда, поче­
му он уступил такого бегуна Внуку. Дед не от­
вечал. Вперед вышел одетый в меха директор совхоза. Он оглядел СГРУДИВI.8ИХСЯ участников, поднял ра­
кетницу. Внук судорожно сжал элой -
гибкий прут с ко­
стяным наконечником. Выстрела он не услышал. Видел только, RaK поднялось об,IIако взрытого СНР­
га, и ощутил, RaK дохнуло на него морозным ветром. Упряжки двинулись, а чуть отстав, рванулся и Кояна, и снежинки остро впились в лицо. Широким веером развернулись по тундре нарты. Теперь никто никому не мешал. Размашистой ры­
сью неслись олени к далекому, невидному еще столбу, возле которого будет поворот. А после стол­
ба начнется самое главное -
кто займет прямую, а значит, и самую короткую дорогу к заветному кумачу. . Дед шел рядом. Он велел не вырываться вперед до поры до времени. Внук краем глаза видел его. Подавшись вперед, припав к нартовой дуге -"-
ба­
ранте, Дед слился с нартой и застыл, толькохо­
.дил и ходил над спинами оленей гибкий элой. После столба непостижимо как он обошел Вну­
ка и, оглянувшись, кивнул: дескать, держись за мной. 1 к: а К о м е йl -
3д6ровоI (к.оряк.ек..). Ветер засвистел сильнее. Слезы мешали глядеть вперед. Но Внук все-таки видел, как мимо, точно застыв на мгновенье, пролетали назад расплывча­
тые тени упряжек. Одна, другая, третья... Напрягая глаза, он взглянул вперед. Перед ними с Дедом больше никого. Но позади слышалось частое ды­
хание погони, резкие выкрики и дробный топот. Скоро завиднелось село, пестрая слитная толпа пе­
ред ним. Резкая, как первая полоска восхода, за­
алела на снегу лента финиша. -
Проезжай! -
крикнул, оглянувшись, Дед. Внук не успел сообразить -
куда, зачем, как вдруг его олени сбили ритм и подались влево, за передовой упряжкой. Что с Дедом? Почему он свернул в глубокий, нетронутый снег? -
Проезжай! -
закричал Дед, и Внук увидел его разъяренные глаза. Он бешено задергал правый алык, выворачивая упряжку. Кояна неохотно подчинился. Внук поле­
тел вперед. Но время было потеряно. Мимо про­
неслась одна упряжка, вторая ... Внука обдало жар­
ким дыханием. Он вонзил элой в спину Кояне. Потом в спину молодого оленя. Они рванулись во весь дух, так, что казалось, разнесут нарту. Внук кидал упряжку вправо, влево, но всюду перед мордами оленей ока­
зывалась спина обошедшего гонщика. А финиш летел навстречу. И Внук с отчаяни­
ем видел, что передовые не дадут обойти себя. Вот взорвалась горячими возгласами толпа. Вот еще раз ахнула она. Внук пришел третьим. В горячке соскочил с нар­
ты, сорвал малахай и бросился в бешенстве топ­
тать его. Толпа окружила победителей. Туда потащили и Внука. И директор, обняв его, всунул. в руки кри­
чавший транзистор. Но Внук точно оглох. Он не поблагодарил за приз, не улыбнулся. Упряжки победителей выстроили под кумачом. На рога оленей накинули по широкой алой ленте. Но разве такой ленты был достоин Кояна, если бы не он, олух! Тоже нашелся гонщик ... Внук, понурясь, пошел прочь, туда, где недалеко от финиша стояла упряжка Деда. Понурых оленей Деда, у которых так и ходили ходуном подведен­
ные бока, вывели и угнали. Дед поднял лицо, посопел трубкой. -
Загнал олешек ... -
сказал он мрачно. Внук сел рядом, уронил голову на руки. Вете­
рок просушивал мокрые волосы, и они брались ледком. Ветер забился за шиворот, точно кто-то гладил спину мерзкой, холодной лапой. А Внук все не мог остыть и успокоиться. Как же он не понял замысла апаппиля? .. Дед хлопнул его по плечу. -
Пошли, однако, ИЗ моих олешек похлебка, по-
ди, готова .. . -
УЙне ... -
устало откликнулся Внук. Мне стыдно. Люди смеяться станут. -
Ничего. Через год еще попробуешь, про-
ворчал Дед. Годl Легко сказать, год! Табун Киява двигался вверх по Парапольскому долу навстречу зиме и всему, что ожидало людей и оленей на долгом пути. Шкуры на олешках сделались серыми, жесткими. Кусты кедрача стояли мохнатые и белые. Чуть тронет ветерок -
и сыплются с кустов серебряные сережки... Тундру жег сухой мороз, прошивали .ветры. Солнце не показывалось. Днем пастухи уходили к оленям, отбивали в от-
дельный косяк важенок, молодых, медлительных и потяжелевших олених, у которых весной появятся маленькие каюю -
оленята. Дед и Манруни ухо­
дили в разных направлениях в тундру, потам со­
обща выбирали путь -
где таньше и слабее наст. А вечерами, когда в юрте жарко гарела печка и была светло ат пяти-шести свечей, читали, гова­
рили а том, а сем и слушали транзистор, пере­
полненный далекай, неведомай жизнью. Самым тяжелым в эти зимние времена были ноч­
ные дежурства. Дважды в неделю Внук праваДИJI начь на снегу вазле стада. Ни кастер, пылавший всю начь, ни мехавые адежды не спасали. Скинет Внук утром кухлянку в юрте, и она дымится -
эта из нее выхадит стужа. А впереди было самое труднае -
январские и февральские гололеды, кагда наст станавится как камень и оленям угражает rибель. НадО' была скарее дойти до спасительных горных распадков, где льдом не заковывало снег. В последние дни пастухи заметили в бригадире перемену. Нет, старик Кияв не перестал работать, как работал всегда, и, как прежде, был легок на шаг, и была тверда рука, без промаха бросавшая чаут на рога норовистого оленя. Но что-то притих по­
следнее время старый, все больше отлеживался в своем завешенном шкурами пологе в уголке юр­
ты. Собирался, как только табун минует опасное от­
крытое место, съездить в нымным повидать Мамуш­
ку Кияву. Имелось у него к ней какое-то неотлож-
ное дело... . Но не суждено было этому желанию сбыться. Однажды его что-то долго не было с ночного де­
журства. Думали, заработался старик и в тепло не хочет. Манруни пошел за ним. Через час вер­
нулся белее заиндевелой кухлянки. Он что-то ска­
зал. Внук не разобрал слов. Но все пастухи браси­
ли чай, засобирались, и он, надевая на ходу кух­
лянку, побежал за ними к табуну. Еще издали в смутном свете дня увидел серое, понурое стадо, и в стороне -' замирающий, блед­
ный костер, и Деда, скорчившегосяу огня, и возле него Кояну с опущенными рогами. Дед весь в инее, успел закостенеть. Его раскрытые остановившиеся глаза глядели на мир, но уже не видели его ... Внука отправили за Мамушкой. Манруни повез черную весть в ближнее село. Старуха возилась у печки, когда Внук ввалился в избу и молча сел у порога. Она оглянулась, из рук ее выпала тарелка, и звонкие осколки разлетелись по полу. -
Я знала, что так будет ... -
тихо сказала Ма­
мушка. -
Он тайком забрал погребальные одеж­
ды. Со дня на день я ждала тебя ... Хоронили Киява немногие старые друзья. Почти всех успело повыбить время. Кто утонул в бурной весенней реке, кто был растерзан зверями, кто про­
пал без вести; редкие окончнли свой земной путь в нымныме. Но никто из друзей Киява не замерз, не умер позорной на севере смертью оттого, что мороз его одолел. Вот н Кияв, уже отошедший в друГО'й мир, сидел у огня, а костер еще теплился, и возле него лежало несколько веток кедрача. Старые друзья, посидев в юрте и вспомнив тех, кто окончил свой путь, запрягли в нарту Одно­
ухого, уложили хозяина, обряженного в празднич­
ную, расшитую бисером кухлянку и белые как снег торбаса, не надеванные ни разу, -
их надевают, чтоб не снимать. Надвинули на самые брови ма­
лахай, отороченный дорогим мехом, и повезли от юрты в широкую тундру. За нартой шла немногочисленная осиротевшая бригада. 75 Промерзшая земля звенела, как огромный, туго натянутый бубен, и далеко разносила стук копыт оленя, на котором ехал Кияв в последний раз. Ста­
руха плелась позади всех. Внук подождал ее, хотел сказать участливое слово. Но она прошипела что-то невнятное и сердито махнула: «Иди!» Всегда, сколь­
ко Внук помнил ее, она была вредной, и маленькие черные ее кулачки дрались больно. В тундре развели большой костер, сняли Киява. Внук отвернулся. Он не мог видеть того, что сей­
час свершится. Он подошел к костру только тогда, когда огонь сник и самый старый пастух, стащив с головы малахай, взял горсть горячего пепла в бесчувственную руку и подбросил над собой. На­
летевший ветер поднял облачко и, унося, развеял его над Парапольским долом. Здесь родился Кияв, здесь породил детей. Здесь он всю жизнь пас оле­
ней, поил их из океана и поднимался от него в глубь земли. Внук никак не мог осознать, что Деда нет и никогда больше не будет. Он пошел, пошел за этим облачком. И казалось Внуку, он ви­
дел его, пока не стемнело. Озябнув, он вернулся в юрту. Старые друзья Киява выпили привезенную водку, вспомнили один, другой случай с ушедшим и на ночь глядя уехали. Они жили, и, как всегда, их ждали заботы. Да и хотелось каждому поскорей остаться наедине с собой и с КИЯВОМ, ведь теперь он всюду, над всем Парапольским долом. А стару­
ха осталась ночевать. Теперь ей некуда и незачем было спешить. И слезинки не уронила, словечка не молвила старая Мамушка. Как сомкнула беззу­
бый рот, так и не открыла за все последние три дня. А сейчас, выпив и проводив стариков, она за­
ползла в угол полога, подальше от света. Примолк­
ли в юрте, прислушались ... -
А ведь он хотел замерзнуть из-за меня ... При­
ехали на ярмарку в Палану. Олени устали, а он ввязался в бега. Хороши были олешки. Но путь дальний. Не отдохнули. Ну и проиграл. А я, крас­
нощекая, толстая, в толпе стою, смеюсь. Мне не больно... Победитель думал, я его любить буду. Олененка белого, свою награду за победу, мне от­
дал. я: не дура отказываться, смешной такой оле­
ненок. Поговорили, посмеялись, гляжу, а моего-то нет. Ударил ась я искать. Нашла за нымнымом. Сел на снег, голову свесил. я: его тормошить -
не встает. Обиделся. «Замерзнуть хочу». -
«Глупый,­
говорю, -
олень-то совсем не белый. я: его отда­
ла назад. Зачем он нам? Ты мне белого, самого белого добудешь ... » Внук подсел к старухе и впервые в жизни обня.~ ее за острые плечики. -
Вы не уезжайте от нас. Нам все равно стря­
пуха нужна, -
сказал он. Дед не разрешал никому из бригады брать с со­
бой жен, чтоб никому не обидно было. Всех не возьмешь, нечего им всем тут делать. А мясо и сами варить умеют ... Но теперь-то можно было Ма­
мушке Кияве жить в кочевой юрте. Старуха затрясла головой. -
УЙне ... Завтра поеду ... Табун кочевал вверх по Парапольскому долу. Па· стухи лихо обманули гололед, проскочив опасные места до оттепели. Вот-вот должно было показать­
ся солнце, а с ним недалеко и весна. Внук воз­
мужал. Работа подсушила тело. Стужа и ветер отожгли до красноты лицо. Он теперь на равных ходил в ночное дежурство. Вот и в этот раз он плотно, по-мужски наелся, запоясал кухлянку и по­
шел к стаду. Он отпустил дневного пастуха в юр-
76 ту, обошел лежавших олешек, разглядел в темно­
те морду Кояны. Но подходить не стал. Не любит Кояна, кОгда его тревожат. Костер садился, и пришлось идти за дровами. У подножья холма Внук разрезал ножом твердый наст, докопался до кустов кедрача. Он вытаскивал из-под снега гибкие лапы, сгибал их и рубил по сги­
бу ножом. Лапы были жилистые, а нож такой лег­
кий; пока вырубил куст, вспотел. На морозе сладко запахло хвоей и незамерзшей смолой. И вспомни­
лось, как наряжали елку в Палане, в Доме культу­
ры. Девчонки, ребята мешали друг другу, руки у всех перепачкано! смолой... На жердь прибив али лапы кедрача, вешали игрушки и крутили всю ночь музыку, дурачились. И не ушли бы, наверно, до утра, если бы не пришел директор училища и не погнал спать. Хорошо бы сейчас в людской шум, в яркие огни ... Мгла окутывала тундру, и даже звезд над нею не было видно. И тишина, такая вокруг стояла ти­
шина, что было не по себе, и казалось -
ты один живой на всей земле. Внук превозмог себя. Развел большой огонь, по­
весил чайник. Поворачиваясь к костру то одним боком, то другим, он думал о теплом лете. Неуже­
ли есть страны, где совсем не видели снега? Внезапно олени всполошились, легко вскочили на ноги. Послышался беспокойный стук копыт, треск рогов. Внук поднялся, поправил на поясе ракетницу и только хотел осветить стадо, как олени все разом сорвались с места и шарахнулись мимо костра в ночь. «Волки!» -
обожгла догадка. Он стал рвать с пояса ракетницу. Олени, закинув головы, в ужасе мчались и мчались мимо него. Проклятый узел! Топот стада стих, когда последним, чуть повер­
нув голову и косясь назад, показался Кояна. Он уходил медленной рысцой, прикрывая стадо. Внук отступил к костру. Настывшая рукоятка ракетницы жгла ладони. Крепкий шнур не подда­
вался. Взглянув на костер, Внук не увидел ни од­
ной подходящей головни. Он растерянно вглядывал­
ся в сумрак. Из темноты появились три волка. Пе­
редний, лобастый и широкогрудый, на миг приоста­
новился и повернул к нему. Двое других, не останавливаясь, широким махом пронеслись мимо, точно не заметив человека. На мгновенье Внук встретился с глазами волка, в которых плясали отсветы красного пламени. В них не было ни злобы, ни ярости, ничего. Глаза равнодушно разглядывали человека, и сердце Вну­
ка оборвало бег. Волк прыгнул, ударил вс,ем телом. Падая, Внук успел подумать: какие, окаЗЫВilет­
ся, большие, эти волки. Раза в два больше собаки. Плечо сдавило раскаленными клещами. Внук чуть не закричал. Он лежал на правом боку, и что-то уперлось в самые ребра. Нож... Это давил нож. Волк стриг зубами плечо, перебирая все выше, выше, пытаясь добраться до шеи; рвал лапами кухлянку. Он был тяжелым, и Внук с трудом по­
вернулся нз спину и успел загородить лицо локтем. Волк схватил за локоть, и рука онемела. Но в дру­
гой руке теперь был нож. Внук вытащил его, отве.1 в сторону и, изловчившись, ударил волка в бок. Нож не пробил шкуру, точно был тупым и беспо­
лезным. Внук, сцепив зубы, ударил еще раз и по­
чувствовал, как лезвие ушло по самую рукоятку, и рука стала мокрой и теплой. Волк дернулся и ослаб. Внук согнул колени, вы­
вернулся из-под туши, вскочил и еще раз со всего размаха ударил в шею. Волк поднялся на перед· них лапах, упал и пополз, оставляя на снегу чер­
ный С,lед. Внук вспомнил о стаде. Прислушался. Откуда-то издалека доносился топот. Он хотел взять ракетни­
цу левой рукой, но малейшее движение родило не­
стерпимую боль в локте и плече. Топот приближался. Внук, обрезав проклятый шнур, бросил нож, подхватил ракетницу и взвел курок. Он стоял как остров, а волны оленей, набегая из темноты, обтекали его и останавливались за спи­
ной. Слышалось их шумное, тяжелое дыхание. Мелькнула тревожная мысль: «Как там Кояна?» Внук хотел было бежать в темноту, но вот пока­
зался и Кояна. Впереди него, заступая дорогу, бе­
жал волк. Второй заходил сбоку, готовясь прыгнуть на спину. Внук выскочил навстречу и в двух шагах от вол­
ка нажал спуск. Прочертив яркий след, ракета сшибла зверя. Запахло паленым мясом. Волк взвыл и начал кататься по снегу. Кояна на ходу раз­
вернулся, опустил голову, повел рогами. Бежавший за ним волк прянул В темноту. у костра Внук, зажав в коленях ракетницу, то­
ропливо вытащил пустой патрон, вложил новый и выстрелил. Тундра осветил ась красным, тревожным светом. Он еще раз выстрелил в ту сторону, куда ушел волк. И там, метрах в пятидесяти, ракета упа­
ла, и на снегу заплясал костерок. Замерзшие лапы кедрача взялись огнем, затре­
щали весело и искристо. Темень раздвинулась. И стало видно, как, окружив костер плотным коль­
цом, стояли олени, точно решили погреться у огня. Красные отсветы скользили по их внимательным глазам, серым, заиндевелым бокам. Где-то позади всех едва угадывался в слабом свете Кояна. Сцепив зубы, Внук стащил кухлянку, за ней га­
гаглю. Локоть опух и посинел. Плечо было разо­
драно до крови. Внук захватил горсть снежку и присыпал рану. Боль отступила. Внук оделся, поправил над огнем чайник. Сумрак начал редеть. Скоро, теперь скоро придут из юр­
ты сменить его. А он уснет в теплом пологе Киява. Он уснет и во сие вновь будет переживать драку с волками и вспоминать Кояну, хозяина тундры, ко­
торый стал теперь служить ему, Внуку. Теперь уже он, Кияв-младший, достигнет со сво­
им стадом северного предела, дождется веселой иг­
ры смешных оленят. И когда они чуть окрепнут, а снега начнут расползаться, и слабым копытцам можно будет добраться до ягеля, табун повернет на восток, к Великому океану. Испив морской воды, омоют олени в прибое ноги этой целебной водой, чтобы никакая болячка не приставала, и вновь дви­
нутся навстречу зимним снегам ... Петропавловск-Камчатский э к с П Е А и Ц и я -
72 В июне суда Арктиче­
ского и Антарктического научно -
исследователь­
ского института, Управ­
ления гидрометеослужбы Украинской ССР, Инсти­
тута океанологии АН СССР и других научных ноллеНТИВQВ вышли в тропичесние воды Атлан­
тического онеана. Одна из главных про­
блем века -
это мате-
матическое описание циркуляции атмосферы и создание совершенных численных прогнозов погоды. На пути реше­
ния этой проблемы сто­
ит несколько трудно­
стей, в том числе и не­
достаток метеорологиче­
ской информации, осо­
бенно с анваторий онеанов. Исследование атмо-
сферы над всем земным шаром, а значит и над океанами, возможно лишь в рамках между­
народного сотрудниче­
ства. Для этого разрабо­
тана обширная между­
народная про грамма. Первым мероприятием в ее выполнении явился компленсный междуна­
родный Атлантический тропический экспери­
мент. Советские суда наХОДИ:IИСЬ в плавании с июня по сентябрь. Был решен ряд научных за­
дач. проведены работы и получены материалы, ноторые помогут со­
здать новые модели цир­
НУ':IЯции атмосферы в тропиках. А это позво­
лит уточнить прогнозы погоды, необходимые для нашего морсного и рыболовецкого флота в Атлантике. и совершен­
ствовать долговремен­
ные прогнозы для уме­
ренных широт. Олюторсная комплекс­
ная геологоразведочная экспедиция на Камчатне завершила разведну ртутного месторождения и перешла к поиснам нефти и газа на Ильин­
сном полуострове_ Энспедиция Института паразитологии и тропи чес ной медицины имени Варсаладзе (в Тбилиси) выезжала летом по се­
лам для сбора народных рецептов, старинных ле­
генд и преданий, затра гивающих медицинсние проблемы. Необычно продолжи-
тельное и жарное лето оказалось особенно пло­
дотворным для многочис­
ленных энспедиций, раз­
бивших свои палатни на Кольсном полуострове. Богатый материал соб­
ран физико-географиче­
ским отрядом Северного филиала Географическо­
го общества СССР, изу­
чавшим влияние метал­
лургичесного номбината 4Северонинель,> на окре­
стные леса и воды. Исследованиями ихтио­
логичесной энспедиции на Серебрянсном водо­
хранилище установлено, ЧТО в ЭТОМ самом моло­
дом на полуострове во-
доеме успешно идет процесс формирования ихтиофауны для сиговых и других ценных пород рыб. Всесоюзный институт охотничьего хозяйства и звероводства организо­
вал свой стационар в районе реки Лисицы. Специалисты будут изу­
чать здесь запасы боро­
вой дичи и пушного зверя. Ученые дадут ре­
комеН'1ации по рацио­
нальному использованию ресурсов западносибир­
сной тайги. Тание же стационары организованы в нес ноль­
них других местах. В Талассной долине и в иотловине СОЛf,;}НОГО Иссьш-Куля, в Южном Прибалхашье и в песках Средней Азии, в По­
волжье и на Унраине работали гидрогеологи­
чесние разведочные пар­
тии. Вода нужна полям, пастбищам, жилым мас­
сивам, промышленным предприятиям, а между тем все чаще и чаще служба охраны приро­
ды налагает запрет на реки и озера страны_ Но на сегодняшний день в СССР эксплуатируется лишь оно,-1О десяти про­
центов потенциальных ресурсов подземных BO'1. Поэтому то буровые гид­
рогеологичесние установ­
ни, разбросанные по стране, работают нруг­
лые сутни. Результаты их поиснов неоценимы. В одной ЛИШЬ Чуйсной гидропартии за три по­
следних года сдано 365 снважин для снаб­
жения водой городов, сел, заводов и ПО':Iевых станов. Энспедиция Института археологии Ана'1емии наук СССР, возглавляе­
мая доктором историче­
сних наун Н. И. Соколь­
сним, обнаружнла на Та­
мансном полуострове в раснапываемом городе 1 вена до нашей эры уникальное сооружение античности -
фолос. До сих пор известно было во всем мире не больше десяти подобных соору­
жений. Найдены они бы­
ли в Олимпии, Афинах, Дельфах и других нруп­
нейших нультуриых центрах Древней Греции_ Известно, что в афин­
ском фолосе происходи­
"ЛИ -
судебные заседания, общественные трапезы. хранилась назна, оружие. Наную же роль играл фолос в святилище не-
большого города остается загадноЙ. 77 ВЗРЫВ РАДОСТИ ... ••• К счастью, не состоялся. Когда француз Патрис Ансон, коллекционер настольных ламп, пригласил своего приятеля -
военного инженера, что­
бы похвастзть НОВЫМ приобретением -
оригинальноА лампой на массивном цилиндрическом постаменте, ТОТ по­
бледнел и поспешил покинуть кварти-
ру коллекционера. Вскоре прибыла команда саперов. Все ЖИЛЬЦЫ дома были спешно эвакуированы, а лампа с величайшей осторожностью вынесена. Дело 8 ТОМ, ЧТО постаментом для купленной на Блошином рынке лампы служила Нt"разорвзвшаяся немецкая фугас к а ... КЛЕРК ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ ЛондонскиА клерк Дэвид ХаргреАвс с увлечением читал все, что относится к жизни и подвигам средневеКО Dl"Х рыцареА. Наконец он настолько вжил­
ся в средневековье, что заказал себе шлем, латы и прочее рыцарское об­
мундирование, в котором даже стаn появляться на улицах города. В сво­
бодное от работы время, разумеется. -
Все отлично, -
утверждает он.­
ВОТ только с транспортом прuблема: в автобус не влезешь. а коня купить не по карману ... ТОЛЬКО ПЛОХОЕ Полезно знать, что о тебе говорят твои недруги. 8идимо, этими мотивами руководствовал ось одно лондонское издательство, когда выпустило в свет солидную «Антологию критических вы­
сказываний и оскорблений». В томе добросовестно подобраны цитаты отри­
цательного своАства. Все они об Анг­
лии. Начинает книгу фраза Цицерона, предупреждавшего: « Остерегайтесь хит­
рых Jlозчиков-британцев~. Есть там и фраза Гёте: .Нигде в мире не сыщет­
ся столько лицемеров и ханжей, как в Англии». Докопались составители и до авторства знаменитого выра'жения « коварный Альбион». Оказывается, его придумал великиА французский оратор XVll века Боссюэ. Авторы антологии остановились в своих изысканиях на начале 60-х го­
дов нашего столетия. «8 дальней­
шем, -
пишут они, -
Великобритания стала объектом столь частой критики, что цитирование просто "е имеет смысла». ГЛАШАТАЙ И ТРАНЗИСТОР у жителеА югославскоА деревнн Болфану радиоприемник не принадлежит к числу предметов первоА необходимо­
сти. И вовсе не потому, что жители деревни с недоверием относятся к пло­
дам технического прогресса, -
просто они привыкли узнавать последние но­
ВОСти со всех концов света от штатно­
го деревенского глашатая Стево Дура­
цевича, который вот уже три десяти­
летия ходит с барабаном по деревне и зычным, ХОРОШQ поставленным голо-
сом выкликает последние события, происшедшие в мире, стране и соб-
ственной деревне. Новости он, есте­
ственно, у з нает по транзистору ... АДСКАЯ МЕСТЬ м иссис Бебе Даниельсон из Кливлен ­
да со слезами на глазах поясняла су­
дье: .В жестоком обращенин со мноА моА супруг достиг вершин изобрета­
тельности. Зная, что я обожаю детек­
тивные романы, он тайно похищает у меня только что начатые книги и стра­
нице этак на двадцатоА пишет на по­
лях нмя убийцы. Так что дальше чи­
тать бывает неинтересно, и я страш­
но нервничаю. По вышеупомянутой при­
чине прошу незамедлительно расторг­
нуть наш брак~, Суд удовлетворил просьбу несчастной женщины н дал развод «по причине особенно утончен­
но~жеtтокого обращения мужа». ПРЫЖКИ И ГРИМАСЫ Эти странные великовозрастные гос­
пода, которых в ы видит е на снимках, вовсе не забавляются. Какая там за­
бава, если идут между н аро д ные' сорев­
нования по прыжкам среди лягушек, а первыА приз равен двум с половиноА тысячам доллар о в! Победил на этом ристалище в Ка л ифорнии канадец Де­
ни Маташи. 8 е рнее, не он сам, а его питомица (длина 26 сантиметров, кличка Тюрли), сиганувшая на 6 мет­
ров. Сразу скаж е м, что р е корд дался нелегко. Долгими тренировками лягуш­
ку нужно научить прыгать строго по прямой, фиксировать свое положение на финише и -
главное -
не пря­
таться от судеА. замеряющих расстоя­
ние, в ближайшей луже. А педагоги­
ческиlt метод тут единственный­
личиыА при мер ... Ш~МОВОА ЭФФЕКТ Сотрудники одноА из лабораториА 110 борьбе с шумом в Париже устано­
вили, что храп спящего мужчины мо­
жет достичь уровня в 70 децибел (с та­
чим .шумом подходит К платформе по­
e~д метро). В этоА связи борцы с шу­
мом разрабатывают различные модели устройства, имеющего целью заставить спящего дышать носом, а рот держать на З3М"f'. ЗОНТ-ВЫРУЧАЛОЧКА Зонт -
орудие универсальное. Он защищает нас не только от ДОЖДЯ и солнца. Еще не так давно блюстители порядка советовали женщинам в случае нападения на улицах, больших ГОРОДОВ отбиваться зонтиком, используя его как копье или палицу. Но инженерная мысль не дремлет. В Соединенных Штатах появились зонтики, которые пОсле простого нажима на ручку ВЫПУ­
скают облако слезоточивого газа 8 сто­
рону агрессора и одновременно вклю­
чают сирену. ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ ,,80Нрfг света", 1913 год СВЯЩЕННЫЕ ЦИРЮЛЬНИКИ Хотя ремесло цирюльнииа и служнт для украшения жизни. все же мы в Европе далеки от мыс­
ли считать особу парикмахера священной. Совсем не так думают обитате­
ли острова Фиджи. Вожди этого народа особенно тщательно относятся к своей при­
ческе и свое й бороде. у каждого из вождей есть свой цирюльник, единственной обязан­
ностью которого является зави вка волос на голове вождя по по ­
следней фиджианской моде и смазывание его бороды аромат ­
ными маслами. Ремесло цирюльника считаетс я священным, а также и его осо­
ба. Цирюльники посвящаются на свою должность жрецами и толь ­
ко после этого обряда получают доступ к голове вождя. Цирюльник не имеет права ни обрабатывать землю, ни зани­
маться рыболовством, ни даже подносить ко рту пищу своими св ященными руками для того, КОГДА КОРСЕТЫ НЕ В МОДЕ КИТОВЫЙ ус замечателен своей проч­
ностью и гибкостью. Это хорошо было известно модницам еще в прошлом сто­
летии. Но с тех пор, как капризница мода выбросила из своего арсенала КРАСНОРЕЧИЕ МУСОРНЫХ ЯЩИКОВ в австралийском городе Перт решеио бороться за чистоту на улицах. сЧто нужно, чтобы человек подходил поча ... ще · к уриам?» -
спросили себя мужи муииципалитета. И сами себе ответи­
ли: «Сделать уриы привлекательны­
ми». И вот на перекрестках и в пере­
улках появились приятно оформленные 8 классическом стиле мусорные ЯЩИКИ, оборудоваННloIе громкоговорителями. В уши прохожих полил ась приятная музыка. В антрактах ее сменяли раз­
влекательные программы и анекдоты. Прохожие начали толпиться возле урн, покатываясь с хохоту. Так ЧТО тем, кто желал использовать уриу по на­
значению, было нелегко протолкнуться к агрегату и потому приходилось бро­
сать окурки рядом ... чтобы не осквернить их. Вожди держат особых слуг, которые кор­
мят цирюльников. На военных советах и вообще в государ с'гвенных дела:-i: цирюль· ники играют. важную роль ~ они являются по большей ч!lсти дове­
ренными людьми и СОI;lетчиками вождей. Люди кланяются им, па­
дая на колени, и одежда их по роскоши мало уступае:г одежде вождей. В честь их установлен даже особый праздник, отличаю­
щийся своей пышностью. ПЕШКОМ ВОКРУГ СВЕТА (Корре с понденция из Киева) 3 марта из Киева вышел в кругосветное путешествие В. Г. Непомнящий, который отпра · вился по пор уче нию редакции журнала «К расота и Сила~. Редакцией сос тавлен шествия и намечены выполнить каковые г. Непомнящий. план путе ­
маршр уты, и взялся Б.'1ижаЙшиЙ путь Киев Чернигов -
Москва путеше-
с твенник совершает пешком, из MOCRBbI до Владивостока нВ­
велосипе де. Да.'1ее намечен грандиозный план: пройти пешком от Влади­
востока по берегам Японского, Охотского и Берингова морей к корсеты. спрос на китОВый ус упал. )'пал, к вящей радости эскимосских мальчишек, приспособивших эту часть китового организма ДЛЯ развлечений. 8ыявились его отменные качества как скоростных саней. Достаточно неболь­
шого ветра и пологого склона, чтобы развивать прилнчную скорость. Рисунки В. чижиков. Берингову проливу, каковой путе­
шественник думает перейти пеш­
КО11 по льду. Переправившись таким образом на Аляску, г. Непомнящий будет спускаться на юг Америки. Для контроля пути у г. Непом­
нящего имеется специальная кни­
га, в иоторой будут отмечаться все этапные пути должностными лицами и спортивными обще­
ствами. РЕКОРДЫ ВЫСОТЫ НА АЭРОПЛАНЕ в настоящее врем н в связи с улучшением аэроп лсшов и их двигателей авиаторам удается по­
дыматься на все большую высоту и брать с собою все больше пас­
сажиров. До последних дней авиаторами достигнуты следующие высоты. Высота, кото рой достиг сам лет­
чии: Гарро в Туни се, 5610 мет ­
ров. Высота, иоторой достиг лет­
чик с 1 пассажиром: Блашкэ в Вене, 4360 метров. Высота, кото­
рой достиг летчик с 2 пассажира­
ми: Блашиэ в Вене, 3580 метров. Высота, которой достиг летчик с З пассажирами: Шевильяр в Этам­
пе, 1З50 метров. Вы сота, которой достиг летчии с 4 пассажирами: Гугенгайм в Этампе, 1120 метров. 79 ВЕТА Н. 1 ЯНВАРЬ 1973 СОДЕРЖАНИЕ Ю. ЛЕКСИН, В. ОРЛОВ -
В предгорьях. Саян . Э. '" КИ!lЬ~~.!<,МI....=.АХ..II.IЩ!_ У. порога незримых мир~ ~с:.п.=~ция-12 ЦИВИЛИЗОВАННОЕ РАБСТВО . . . . . ~
' С. МИЛИН -
Путешествие в неволю . ! ЙЕНС БРАННЕР -
Без надежды . , ОСВАЛЬДО ОЛЕАРИ -
Купите этого раба Т. ЗМИЕВА -
Нураги . 2 16 .19, 77 20 21 23 24 26 Н. МОЛ ЕВА -
Голландец в Московии 28 В. ДРУНЧЕНКО -
Молния в доме . 33 КЛУБ "ВОКРУГ СВЕТА». Via est vita -
Дорога -
это жизнь 34 ВЕРОНИКА ТОМАС -
Остров бесхвостых кошек 38 Р. Ф. ДЕЛДЕFФИЛД -
Приключения Бена Ганна. 42 ШТЕФАН ГЕОРГИУ -
Холодное пламя . 53 Л. МАРТЫНОВ -
Возьми моего сына, отдай мне свое ДМИТРИЙ БИЛЕНКИН -
Догнать орла. сердце 54 УИЛЬЯМ ЧАЙЛДРЕС -
Как деаяносто зим назад ... М. КЛИМОВА -
Кто перетянет слона? В. ЛЕВИН -
Костер Аполлону . ВЛАДИМИР ВОРОБЬЕВ -
Кояна Пестрый мир . Листая старые страницы . Взреви, двурогая тр-убаl 60 62 64 66 70 78 79 80 На первой страnиуе о б л о ж к и: СЕйШЕАЬСКИЕ ОСТРОВА. Черепаха -
жuвотnое смирnое, объезжать ее, как MYCTanza, nе тре­
буется. Нужnо только nабраться смелости, чтобы в первый раз за­
лезть к пей па спиnу, а дальше сама повезет ... Главный редантор А. В. НИКОНОВ Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬ­
ЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ (заместитель главного ре­
дактора), Г; В. МАКСИМОВИЧ (ответственный секретарь), Ю. Б. СА­
ВЕНКОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В . .м. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ Оформление А. Гусева и Т. Гороховекой Рукописи не возвращаются Технический редактор А. Бугрова иЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ "МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» Наш адрес: Mockba,A-30, Сущевекая, 21. Телефоны для справок: 251-15-00, доб. 2-29; отделы: «Наша Родкна» -3-93; иностранный-
2-85; литературы -3-58; науки -3-38; писем -2-68; иллюстра-
ций -3-16; приложение .. Искатель» -
4-10. Сдано в набор 4/ХI 1972 г. Подп. к печ. 12jXII 1972 г. А12534. Формат 84Х108'/'б. Печ. л. 5 (усл. 8,4). Уч -изд. л. 12. Тираж 2500000 экз. Заказ 2155. Цена 60 коп. Типография изд-ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Москва, А-30, Сущевская, 21. 80 ВЗРЕВИ, ДВУРОГАЯ ТРУБА! в достоверность того, что стены Иернхона палн от звуков труб, в которые разом заду дели нападаю­
щие, можно верить н не верить. Тот, кому довелось побывать в марокканском городе Надор на любом из местных праздников, по­
жалуй, повернт истории о штурме Иернхона. Дело в том, что в Надоре играют как раз на тех самых трубах (по крайней мере, так утверждают в Надоре). Одну из них вы вндите на фото справа . ... Торжественное шествие откры­
вают трубачи. В белоснежных бурнусах, вздымая двурогне тру­
бы, медленно движутся они по площади, обходят ее кругом и останавлизаются в центре. Их' четверо, по одному на каждую сторону света. Все стихает, и в наступнвшей тишине рога нздают глубокий низкнй рев -
он стано­
вится громче н громче, и тут на­
чннают вибрировать серебряные монеты, подвешенные между рога­
ми. Их звенящне нежные звуки контрастнруют с ревом трубы. Рев бьет по барабанным пере­
понкам слушателей, оглушает нх и, как пншет свндетель праздника, заставляет рисовать в воображе­
нни картины разоренного, опусто­
шенного мнра, гнпнотизнрует всех людей вокруг. И в этот момент сквозь рев проступает печальная песнь смычковых ннструментов: то вошли незаметно и селн вокоуг остальные музыканты. Трубы ревут, но уже не так настойчнво, не так громко, почти не нарушая музыкальной ткани. Время от времени онн прорывают­
ся сквозь нее, потом ненадолго умолкают. И лишь в заключнтельный мо­
мент, когда смолкают и флейта, и бубен, и смычковые, двурогие трубы снова взрываются ревом, тем самым ревом, от которого пали некогда глнняные стены древнего города ... I Цен. 60 коп HH,qeKC 70f42 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
604
Размер файла
102 470 Кб
Теги
1973
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа