close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1975-02

код для вставкиСкачать
-
-
-
-
ВЕТА 2 1975 ФЕВРАЛЬ -
, } , } я н в л А Д И Н, А. Л Е Х М у С (фото) Ш
отам у. l<aK деСil НТНИКII вп е рвые идут к люку, каПlfтан Ф ед ор Сердечный старает­
ся опре деЛ IIП, их ха ракт е ры. Педагогиче­
ска я ННТУИЦI1Я К 2Il ИТ <1на lI О ЧТИ безошибочна, хотя е му в сег о двад цать семь л е т. Он уже давно пры­
г ае т, Д3В IЮ работает с людьми -
и как командир, и как ВОСПllтатель. Он помнит, как еще в у чилищ е шел к люку первый р аз. Было немного жуткова­
то, и п лохо слу ш ались н ог и. Но впереди шли дру­
гие и сзади тоже. Ра збираться в собст вениых чувствах не было времени, нужно только подойти к люку и прыгнуть... Федор так и сделал: за жму­
рил гла за И брО С IIЛ С Я вни з, В ярко-голубой квад ­
рат, дум а я, что сейчас произойдет что-то ужасное. Но НJfЧ С ГО такого не ПРОИ З ОШJlО: в лицо удар ило ветром, рвануло лямками грудь, и 011 повис н а стропах. А все страхи остались там, в самолете. С тех пор комаllДИРУ гва р де йск о й десантной ро-
.Qecaнm на рассВёme НI 2 ФЕВРАЛЬ 1975 ~урнал основан в 1861 10ДУ © .Во круг с вета., 1975 г. НАУЧНО.ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ • ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИНЛЮЧЕНИЙ И ФАНТАСТИНИ ты Федору Сердечному приходилось прыгать ночью, в непогоду, при сильнейшем ветре, со всеми вида­
ми стр е лкового оружия и со всех видов транспорт­
ных с а молетов. ... Он пойдет сегодня вни з последним, хотя это и необяз а тельно. Но сегодня п ус ть будет так. Прос­
то капитан должен сам убедиться, что все в по­
рядке: никто не задержался, и вниз ушли и снаря­
ж е ни е, и бо е припасы. Он ув е рен в своих ребятах, но все же люди есть люди ... Иной идет на двадцатый прыжок и волнуе:гся, будто в первый раз. Пока капитан размышляет, самолеты сбрасываЮ1 скорость и зависают над районом десантирования. Чере з несколько минут вспыхивает сигнальная лампочка, распахиваются створки люка. И хотя всем я с но, что должно произойти дальше, капитан идет к люку и, машинально посмотрев на часы, шевелит губами: «Пошел». Евгений Донеи ид е т к люку деловито, спокойно, 2 глядя. прямо перед собой. Он нетороплив и на первый взгляд несколько неуклюж. Так кажется из-за его высокого роста. Следом за ним -
Вла­
димир Симушин : этот стремителен и по-кошачьи мягок в движениях. Даже сейчас, перед выброс­
кой, ВлаДllМИр немного франтит. Он шагает вниз с улыбкой, крича что-то озорное, совершенно не вяжущееся с ситуацией ... В это раннее утро Симушину предстоит выпол­
нить особую задачу. Но об этом пока не знают ни он, ни его товарищи. Знает только командир роты, точнее, предполагает, что поручит ее, вероят­
нее всего, Симушину. Десятки людей выходят в небо один за другим, с интервалом в три-четыре секунды. Выходят прЬ­
фессионально, даже с блеском, но каждый по· своему. Хамис Зарифулин почти шагом, разме­
ренно, чуть согнувшись, Виктор Андреев с разбе­
гу, головой вперед, зло. Николай Коровин стреми­
тельно, с улыбкой. Сверху мишени едва заметны и КаЖУТСЯ грязно ­
белыми клочками бумаги, в беспорядке paCCbIllaH-
ными по полю. Их не так уж много, может быт", двадцать -
двадцать пять. Но будь они одушев­
ленными -
а каждая мишень означает вооружен­
ного «противника», -
десантникам пришлось бы нелегко. Ведь парашютист в воздухе -
отличная цель, поэтому десантники должны уметь начинать бой еще в воздухе, таково их правило -
обруши­
вать на врага лавину огня прямо с неба, не до­
жидаясь, пока он придет в себя, опомнится, орга­
низует оборону. Успех такого боя -
внезапность, помноженная на отличную воинскую выучку. Сло­
вом, в идеальном варианте десантники должны еще до приземления поразить большинство целей, если их к этому вынуждают обстоятельства. ... Освободив автомат от ремней, Донец ждет, ког­
да четыре мишени, почти сливающиеся с белесой пыльной степью, окажутся левее его. Он отпускает стропы, и ветер несет его к краю неБUЛЫllОГО плато. Почти догоняя Евгения, в нескольких десятках мет­
ров за его спиной летит Хамис Зарифулин. Они уходят в сторону от квадрата приземления спе­
циально; Донец и Зариф у лин, не сговариваясь, ре­
шают поразить те самые четыре мишени, которые поставлены за песчаной грядой, в стороне от дру­
гих. Первым' ударил короткой очередью Зарифулин. Пули ложатся пыльной строчкой рядом с фанер­
HbIM силуэтом. Донец смотрит вверх -
лнцо Ха­
миса, обычно улыбчивое и доброе, сейчас стянуто на скулах. -
Твои две левые! -
кричит Евгений. -
Согласен, -
кивает Хамис и машет рукой. Взяв правее и чуть выше одной из своих мише­
ней, Донец нажимает на спуск н видит, как опро­
кидывается силуэт. Потом Евгений смотрит вдоль гряды -
у Хамиса осталась одна мишень. До земли около сотни метров, до края плато сто пятьдесят, дальш е крутой обрыв. Они должны 3 успеть покончить с оставшимися целями и призем­
литься на плато, пусть даже на самом его краю. Частыми короткими очередями Донец кончает со своей второй мишенью и, потянув задние стропы, замедляет падение. У него еще несколько секунд, чтобы помочь Хамису. Не успевает Евгений нащу-' пать в прорези мушки силуэт, как слышит крик Зарифулина: «Я сам!» И в тридцати метрах от зем­
ли Хамис Зарифулин поражает цель ... Им обоим повезло, приземлились у самого края довольно глубокого оврага. Погасив парашюты, де­
сантники слышали, как еще трещат очереди где-то за их спиной. Это рота капитана Сердечного от­
воевывала у «противника» площадку для выброски техники. Хамису и Евгению предстояло догнать подразделение, и поэтому ребята спешили. Они знали, что операция в тылу «противника» только начинается ... ... После полуторакилометрового броска через по, ле передовой взвод лейтенанта Валентина Горба­
чева скатился по склону и залег на дне узкого оврага. Но овраг не укрыл людей от утреннего, уже жаркого солнца, которое било в их спи­
ны и· затылки, раскаляло железо и сушило губы. Хотелось пить, но воды было мало; кроме того, наученные опытом, все знали, что несколько глот­
ков не спасут, напротнв, вызовут одышку и уста­
лость. Собрав сержантов, Горбачев выслушал их до­
клады о состоянии людей, оружия, боеприпасов, Лейтенант разрешил ослабить ремии и перекурить .. Его взвод, выйдя к заданному рубежу раньше вре­
мени, заслужил эту короткую передышку. Пока все шло хорошо. За исключением пустяка, касав· шегося лично его, Горбачева. При приземлении он ударился плечом об острый камень. В горячке' Валентин не почувствовал боли, теперь же каждое движение правой рукой вызывало резкую боль. Конечно, надо было расстегнуть портупею и осмот­
реть ушиб. Но он считал, что не к лицу ему, коман­
диру, проявлять слабость. Послав дозорных вести наблюдение за местно­
стью, Горбачев по рации передал «Вереску» (он же капитан Сердечный), что взвод готов для ВЫ-' полнения дальнейшей задачи. Через минуту за ру­
кав его тронул связист: «Товарищ гвардии леЙте.­
нант, «Вереск» просит взять наушники». Голос командира был резче обычного. Но это не. означало, что капитан сердит, просто, когда речь' шла о чем-то важном, он говорил коротко, резко, не оставляя пауз для возражений. Прежде чем идти в тыл «противника», десантникам надо унич­
тожить склад его боеприпасов, расположенный не­
подалеку от места высадки. Ближе всех к складу находился взвод Горбачева. План прост группа десантников незаметно пробирается к караульному помещению, обезоруживает часовых и подает взводу сигнал для атаки. Основные силы роты прикрывают Горбачева с фланга. Выслушав капитана и повторив задачу, Горба-
чев задал только один вопрос: -
Кто возглавит группу захвата? -
Симушин. Соображения, которыми руководствовался Сер­
дечный, назвав Симушина, были понятны Горбаче­
ву: если есть хоть'/ малейший шанс на успех, Вла­
димир использует его; если шансов нет, он их изобретет;. f1pавда, Владимир не любит ждать и порой: излишне рискует там, где нужна элементар­
ная выдержка. И все же выбор пал на него. Сначала Владимир и Горбачев уточнили марш­
рут группы захвата, потом Симушин сам отобрал тех, KT<;J пойдет с ним. Горбачев не вмешивался, понимал, что не тот случай. Владимир отобрал ре­
бят верных и поltимающих друг друга. Четверо десантнЙков сняли с себя лишнее снаряжение, по­
.7J.учили ;ракеты и ушли цепочкой вдоль оврага. Но сидеть и ждать Горбачев не собирался. По­
скольку. его взводу предстояло атаковать объект, расположенный прямо перед ним, лейтенант ре­
шил выдвииуться вперед как можно ближе. В це­
лях маскировки он приказал десантникам запы­
лить маскхалаты. Через пять минут ребята выгля­
дели так, будто искупались в море пыли. Впереди, метрах в четырехстах, возвышался не­
большой холм, от которого до объекта «противни­
ка» один бросок. Но прежде чем скомандовать: «Ползком по направлению к холму!» -
Горбачев доложил «Вереску» о своем решении. Капитан дол­
го молчал, пото~ вдруг произнес совсем не по­
уставному: -
Тебя могут засечь и накрыть огнем, ты это учел? -
Постараюсь, чтобы не накрыли, товарищ гвар­
дии капитан. -
Ну, тогда вперед. Плечо по-прежнему болело. Горбачев старался не налегать на правую сторону, двигался рывками, и все равно было больно. Он стискивал зубы If полз дальше. Рядом с ним шумно дышал свя­
зист, который, кроме обычного снаряжения, тащил рацию и запасные аккумуляторы. Валентин плохо знал этого парня, его недавно перевели из другого подразделения, но, судя по тому, как ловко и быстро он полз за Горбачевым, не отставая ни на метр, это был десантник что надо. -
Передайте «Вереску». По моим подсчетам, Симушин подаст сигнал минут через пять-десять. -
Сигнал уже есть, товарищ гвардии лейте­
нант, -
сказал связист и показал глазами вверх. В небе, разбрызгивая искры, плавно взлетели две красные ракеты. Забыв о боли, Горбачев стремительно вскочил на ноги и, сдернув с плеча автомат, закричал: «Цепью; в атаку, бегом!» Десантники рванулись. к песчаному холму, из-за которого взметнулись крас­
ные огоньки. В этот момент группа Симушина уже вела огонь из узких окон захваченного караульного помеще­
ния. А трое солдат «противника» уныло сидели в углу под присмотром Виктора Андреева, которо­
му совсем не хотелось кого-то сторожить в то время, когда начиналось самое интересное. Взбежав на гребень холма, взвод Горбачева ска­
тился вниз и, преодолев проволочные заграждения, ворвался на территорию складов. Дальше все было несложно. Натаскав в кучу деревянных ящиков, ветоши, жестянок, десантники заложили несколь­
ко взрывпакетов и разнесли кучу вдребезги, ими­
тируя взрыв склада. Теперь можно уходить, тем более что дозорные доложили о приближении не­
скольких бронетранспортеров «противника». Взвод' Горбачева догнал роту у входа в горное ущелье. Коротко поблагодарив десантников и осо­
бенно группу Симушина, капитан Сердечный спо­
койно объявил, что отдыха не будет. Подразделе­
ние получило новый приказ -
атаковать населен­
ный пункт, где размещался штаб «противника». Десантникам предстояло пройти маршем пятна­
дцать километров по крутым склонам серо-желтых холмов, УСеЯННЫХ острым сыпучим гравием, через мутные горныеречкн. И победить~ : ":-. ,./ . ... «Быть 'может, во ,мне говорит nрофессио н альное nристрастие, но я н е знаю другого 'места, где бы поэзия и n роза так TeiHo соnрика­
сал и сь друг с друго'м, как в 'море. Оно с одинаковы'м изящество'м укладывается в рит,Мы риф'мова н ­
ных строк и в строки nроизвод­
ственных отче т ов. Я н е п е р вый год хожу п о Бал тике, н о до сих пор н е ,Могу отказать себе в удовольствии хотя бы н.есколько 'минут постоять на каnитан.ско,М ,Мостике н.е у штурвала, а просто так -
любу­
ясь, как вечерн.ее сол нц е при .без ­
ветрии опускается в воду, х о тя од н овре'ме н.но разу'м дикт у ет ,Мне: « Штиль -
твой враг!» В nолн.ыЙ шт и ль оnущен.ныЙ за борт трал слипается ... » -
говорил Ян ис Шу­
ба, когда ,мы возвра щалuсь в п орт. Н А Д Н Р С А Ф Н Е В, Haw спец. корр. Фото В. ЧЕЧЕТКННА ПОПРАВКА НА ""I'OPMOBVIO ПОI'OAV Рас с ка:з () оелегате Х \/IJ съезда В Л к е м ~ ыло около четырех часов ночи. Яниса Шубу я ждал на окраине Лиепаи,воз­
, ле управления рыболовецкого колхоза Боль ш евиК». Рядом шумело море, и после оБИ"lЬНОГО дождя в свежем воздухе стоял запах водорослей. П ройдя за бетонную стену здания, я оказался на узком песчаном пляже. В лицо уда ­
рил холодный и резкий ветер. Темное Балтий ­
ское море было неспокоЙно. Волны неСIюнчае­
мой чередой нака т ывались на берег. Где-то да­
леко звездное небо и море сливались в единое целое, куда, кажется, можно смотреть бескон е ч­
но, и чем доль ш е смотришь, тем явственнее чув ­
с т вуе шь округлость моря и слышишь его вол­
нение ... Постепенно перед зданием управления затиха ­
ет тарахтение мотоциклов и шуршание велосипе ­
дов. Люди исчезают за калиткой порта ... Час назад Янис Шуба позвонил мне в гости­
ницу и сказал: «Выходим ». Всматриваюсь в фигуры и лица шагающих к калитке рыбаков, чтобы угадать среди них моло ­
дого напитана. О нем л пона знаю мало. Знаю, что он был делегатом XVH с ъ езда номсомола, ч то ему 26 лет и что в нолхозе его зовут «мас­
тером нильни». Веро я тно, Я нису было проще узна т ь меня, тан нан в этот час среди шагаю-
Щи:l. рыбаков я был единственным, н т о праздно стоял на меСте. Янис подо ш ел, протянул руну и делинатно спросил: -
Вы меня жде т е?. Идемте посмотрим, мо ­
жет бы т ь о т бой. Высоний, широноплечий, он шел быстро, пря­
мо держал спину. Уже на пирсе я спросил Ян и ­
са, по ч ему они выходя т в море ночью. -
Чтобы успеть поставить трал до восхода солнца. У т ром хороший лов. -
Он говорил мед ­
ленно, тщательно подбирая руссние слова.­
Сейчас, осенью, частые смены ветра, потому да­
лено в море не уходим. По обе стороны пир са ошвартованы небольшие с уда. Слышен гул ма шин. Во внутренней бухте м а леньние рыболовные боты -
Р Б, почти без надстроек, но и на тех и на других судах через грузовые стрелы перекинуты сети. Два-три суде ­
нышка уже выходят в море, и в темноте видны уд а ляющиеся гакобортные огни. -
Вот и на ши суда, -
нивнул Янис на о ш­
вартованные в три ряда друг н другу и н пирсу суда. -
На них новей шие приборы и машины в триста ло шадиных сил ... Люди все подходили и исчезали в своих куб­
ринах. Т олько слышалось короткое: « С вейки!» -
«Здравс тв уй т е ... » Мы прошли через д в а т раулера 5 на третий. При тусклом освещении я прочитал на спасательном круге: ТБ-7. Янис провел меня через корму на правый борт и пригласил в свою небольшую каюту. Даже для одного Яниса каюта с двухъярусной койкой была явно тесновата. Я вышел на палубу и поднялся на крыло мос­
тика, откуда увидел немолодого, крестьянского сложения латыша в шестигранном картузе: сидя на крышке трюм ... , он -
в луче прожектора -
перебирал сеть. -
Это Вилис Гинтерс, -
послышался голос капитана, -
наш тралмастер. -
Янис подошел и, как гостеприимный хозяин, начал пояснять то, что меня интересовало. -
Вилис двадцать лет ловит рыбу. Я как-то спросил у него, как он стал тралмастером. Он ответил: «Я умею держать в руках иглу ... » А вот и Брунес Рубежис­
механик. -
По палубе прошел плотный латыш в твидовом пиджаке, с портфелем и скрылся в носовой части. -
Брунес перегонял это судно из Астрахани. Он говорил, что на Волге отвел ду­
шу: ловил рыбу на удочку и однажды вытянул сома на четыре килограмма. Ела вся команда ... С остальными познакомлю позже. Надо отходить. Тралмастер все еще сидел на крышке трюма, не вынимая изо рта сигарету. Перебирая сеть, он достает иглу и быстрыми движениями нара­
щивает новые ячеи. Затем вынимает из кармана нож, обрезает нить, прячет нож в карман -
и снова крупные задубелые пальцы быстро пере­
бирают сеть. Движения давно отработанные. Он словно и не замечает, что траулер оставил по­
зади порт, мол и вышел в открытое море. -
Хотите молока?·- спросил Янис. Его предложение было. неожиданным, пока я не сообразил, что он рад бы угостить гостя, но ночью в камбузе ничего, кроме молока, нет ... -
Может быть, поспите пока в каюте? До «хлебного квадрата» еще часа три. Идем на северо-запад. Впереди в море видны тусклые огоньки колхозной флотилии. Ровно сту­
чат машины. Небо по-прежнему звездное, и лишь у самого горизонта слегка наметился про­
свет. Ночь так постепенно переходит в утро, что увидеть грань между ними почти невозможно. Если только запомнить первый, почти пастель­
ный просвет у горизонта, а затем через час вос­
становить его в памяти и сравнить с тем, что видишь в данный миг, то вдруг заметишь, что поблекли звезды, а у самого горизонта совсем погасли, и небо приоткрылось, и в рваных тучах появились светящиес:я надрезы ... Совсем незаметно прошли три часа. Янис все так же стоит за штурвалом, то и дело погляды­
вая на светящуюся шкалу эхолота. Улавливая мой взгляд, говорит: -
Глубина давно уже сорок метров. То, что нужно. Через пять минут будем ставить трал. Судно идет от волны к волне, как скакун, преодолевая препятствия. Видимо, капитан вклю­
чил авральную сирену, потому что на палубу ВЫШ.1И пятеро в оранжевых штормовках и рези­
новых сапогах. Двое встали у лебедок: одного я уже знал -
механик Брунес, а другого увидел впервые. -
Андис, -
заочно познакомил с ним капи­
тан, --
у него всегда найдется взаймы хорошее настроение. -
Янис открыл дверцу рубки, вы­
глянул, что-то крикнул невысокому парню и продолжил: -
Мой помощник, недавно окончил училище ... Ничего не могу сказать о нем -
тре-
6 тий день с ним работаю, я только пришел из отпуска. Не знаю еще, получится ли из него ры­
бак. Если человек начинает с заработка, а не с постижения своего· дела -
хорошего не жди, хотя я считаю, что, если умеешь работать, должен получать ... Это я так просто. К нему не относится. Парень он тихий, молчаливый, -
заключил Янис и отвел рукоятку телеграфа на «стоп машина». Легли в дрейф рабочим бортом к ветру. За­
стучали о борт и палубу кольца с цепями -
на­
чали выпускать нижние подборы трала с гру­
зом, чтобы трал не слипался. Капитан все вре­
мя удерживает судно правым бортом к ветру; ребята перегнулись через борт, волна бьет в ли­
ца, но что-то держит трал, не пускает ... Трал­
мастер кричит Янису, жестикулирует, но ветер относит слова. -
Сейчас волна врежет, -
говорит Янис, пе­
рекладывая руль. Затем ставит его на стопор, моментально выскакивает из рубки и, убедив­
шись, что трал пошел нормально, возвращается. Постепенно капитан выводит судно на курс траления. -
Отдать вайера! -
кричит Янис. И загуде­
ли лебедки, заработали тали и блоки, зазвенели натянутые как струна ваЙера ... На мачте судна появляются два черных треугольника -
судно идет с тралом. Поставить трал -
дело нескольких минут, но заняты все. Предельно собранны, предельно точ­
ны. Когда уходят с палубы в свои кубрики, не­
вольно напрашивается сравнение с хоккеистами, которые так же, отыграв трудную и короткую смену, устало садятся на скамью. -
Сколько идти? -
спрашиваю Яниса и смотрю на эхолот, который показывает все ту же глубину -
сорок метров. -
Часа три-четыре, -
отвечает капитан. Между солнцем и морем уже широкий про­
свет, но красный диск еще холоден. Краснова­
тые облака и солнце словно нарисованы на зад­
нем плане огромной сцены... Впереди и справа видны остальные суда, которые движутся в од­
ном направлении. Капитан не спускает глаз с эхолота и только иногда бросает взгляд на ком­
пас. Он должен удерживать судно именно над глубиной в сорок метров. Сойти в сторону нель­
зя, там камни, а трал идет по дну. Эхолот как бы следит за грунтом и по песчаному дну опре­
деляет необходимый курс траления. Янис вклю­
чает рацию и поясняет: -
Надо слушать остальных, чтобы кучности не было. За нами тянется четырехсотметровый трал. А в нашем квадрате тридцать судов. На самопщ:ной ленте эхолота рядом с сочны­
ми дорожками, показывающими песчаное дно, плотные точечки -
это треска. Янис берет лен­
ту и, словно читая ее, просматривает сверху вниз: Разве это рыба? Вот в сезон кильки -
в феврале, марте, апреле бегаешь, бегаешь по мо­
рю, ищешь кильку -
и вдруг на ленте густая по­
лоса. Значит, над грунтом повис плотный косяк. И потом поднимаешь тонн двадцать на зависть другим капитанам. Буквально не успеваешь ста­
вить трал ... Было понятно, что Янис скучает по размаху, который требует не только полной отдачи, но и таланта. После окончания училища он пришел помощником на судно капитана Иманта IIIтал­
берга, которого называли королем кильки. В кол-
хозе есть мастера и по ловле трески, камбалы ... Одним словом, Янису повезло: он два года пора­
ботал с большим мастером промысла. И когда в конце 1971 года капитан Шталберг ушел пла­
вать на больших судах, его место занял Янис Шуба. Когда-то в Латвии секреты рыбацкого ре­
месла передавались из поколения в поколение в пределах одной семьи. Теперь чаще встретишь другое -
секреты передаются от старшего то­
варища младшему, неважно, какой он фамилии, был бы ученик способный ... -
'Пока все идет хорошо, -
разглядывая ленту, заключает Янис. -
Может, пойдете на камбуз, закусите? На меня не смотрите, я те­
перь до конца дня не сойду отсюда. Погода портится, видимость ухудшилась. Небо затянули низкие тучи. Эфир по-прежнему полон голосов. «РБ-ешки. возвращаются домой. При такой погоде работать не могут, да и поговари­
вают, что рыбы мало. Янис повернулся к рации, покрутил ручку и, поймав какую-то станцию, вслушался в английскую речь, затем перевел: -
Шведы передают штормовое предупрежд'е­
ние. В северной части Балтики ожидается семь­
восемь баллов, ветер юго-восточный... Знаете, каждая рыба имеет свой ветер и по-разному ощущает атмосферное давление. Например, кильке вот этот ветер не нравится -
и косяк рассыпается. А треска, чувствуя, что начинается шторм, уходит в камни, и именно в это время ее очень много попадает в трал. Один хороший трал мы уже подняли, и у меня не было осно­
вания. не поставить второй ... ' Подержите минут­
ку штурвал, -. неожиданно попросил он и вы­
шел из рубки. Вернувшись, протянул мне буш­
лат: -
Наденьте, ветер крепчает. Я с трудом натянул на себя бушлат и, глядя на Яниса, вдруг представил, каким еще маль­
чишкой вышел он из мореходки. Он был шире меня в плечах, но этот бушлат и на меня был мал. Увидев, что рукава коротки, Янис сказал: -
Бушлат еще со второго курса, а может, это и не мой -
брат тоже учился в мореход­
ном ... Я понял, почему Янис вдруг осекся, извинил­
ся и взял бинокль: -
Тут должен быть буй, его нельзя выпус-
кать из виду. , Несколько лет назад старший брат Яниса по­
гиб в Атлантике. В СРТ, где он был старшим помощником капитана, врезался иностранный танкер, пересекавший курс траулера. На шедшем неподалеку судне не успели даже увидеть, как это произошло, только вдруг заметили: напарни­
ка нет. Ногда после гибели брата Янис уходил в море, мать просила сына' не делать этого ... -
Ребята сожалеют, -
ставя бинокль на место, сказал Янис, -
что не могут угостить гостя хорошей ухой: сильная качка. Действительно, судно болтало на ВО.1не как яичную скорлупу. Ни одной секунды покоя, все время надо находить опору для ног и рук. Вол­
на стала крупнее, и капитан переложил ручку телеграфа на «средний ХОД.. На «полном» мо­
жет сорвать трал. Надеясь услышать от Яниса рассказ о каком-нибудь критическом случае, я сказал, что на таком суденышке их, вероятно, не раз трепал шторм и что на высокой волне траулер может перевернуться. Нак и следовало ожидать, Янис ответил одной фразой: -
Накой рыбак скажет, когда ему было труд-
НО?.. -
Но, смутившись, стараясь быть вежли­
вым, нехотя стал вспоминать, как однажды в шторм решили они укрыться в Вентспилсе, но у ворот порта создалос~ мощное ветровое те­
чение и войти в порт было непросто... Янис вдруг С тревогой посмотрел на эхолот и быстро начал перекладывать руль право на борт, одер­
живать и снова перекладывать его. -
Мы сошли в сторону, на эхолоте глуfiина пятьдесят пять. Здесь на дне должны быть ва­
луны, можно порвать трал. -
Янис умолк и, по­
ка эхолот снова не показал глубину сорок мет­
ров, не произнес ни слова. Попросив меня встать за руль, Янис выскочил на открытый мостик и посмотрел за корму на уходящие в глубину ваЙера. Если трал порван основательно -
вайера обычно расходятся, но все было нормально. И все-таки' Янис был неспо­
коен. Он даже подумал вслух: -
Поднимать или не поднимать? .. А вдруг порвал и зря таскаю? В море виднелись лишь два судна, да и те, кажется, возвращались. Янис вызвал по рации ТБ-11 и после короткого разговора по-латышски пояснил: -
Это мой друг, поднял последний трал, идет домой. Сейчас и мы поднимем, -
закончил он с долей сомнения и нажал аварийную. Номанда быстро появилась на палубе, словно давно ждала этот сигнал. Снова загудела трало­
вая лебедка, зазвенели натянутые ваЙера. Мы легли в дрейф и начали выбирать трал. Судно сильно накренилось на борт, соленая и холодная волна заливает палубу. Янис, словно бы невзначай, поглядывает на куток трала, кото­
рый то серебрится на волне, то исчезает за ближним валом. Янис понимает, что трал все­
таки цел. Над кутком кружат чайки, голосят и пикируют вниз. -
На берегу их тоже крутится МНОГО,­
вдруг обронил капитан, -
ленивые такие, пи­
таются отбросами, дальше гавани не уходят ... Но это уже другие чайки ... В два приема перенесли улов в трюм и взяли курс в порт. Я спросил у Яниса, добрались ли они благополучно в тот шторм до Вентспилса, и Янис ответил нехотя: -
Добрались... Все оценивается потом, на берегу, когда вспоминаешь. А в момент трудно­
сти о ней не думаешь, просто не замечаешь ... Янис переключает ручку телеграфа на «пол­
ный вперед.. Ногда утро перешло в день и день в вечер? Впереди постепенно lllИрится полоса го­
рода, и можно уже видеть трубы водокачки, бе­
'реговые строения. Ребята рассортировали трес­
ку по тарам, сложили на палубе и разошлись. Остался один Гинтерс. Он перебирает сеть, вы­
брасывая маленьких рыбешек за борт чайкам. Интересно, доволен ли Янис уловом? Дневная норма около полутора тонн, а они подняли че­
тыре. -
Нет, -' коротко ответил он. -
Почему? -
спросил я. -
Вообще-то должен быть доволен... Ну а если ветер задует на несколько дней и выiодаa в море не будет? Мы должны вносить поправку на завтра, на послезавтра ... Наши старики гово­
рят: «Рыбака день кормит •. В рубку ворвался по рации взволнованный го-
лос диспетчера. ' Возвращаюсь, -
спокойно ответил капи-
тан. 7 д у н л н о n А л О т т Е Л Л Н, итальянским журналист • НА БЕРЕГАХ РЕКИ ПРОШЛОГО CY/JLlNO.\/, 1)('I\u МU;Ю{](ILIНС, ш()ли /974 гоиц, Ш ервую ночь на реке Ма­
ровийне я чувствую себя как человек, в изнемо­
жении остановившийся после трудного пробега. В ушах еще городские шумы, рев самолетов, на которых я летел; в костях еще девять часов автобуса, тря­
сущегося по дороге, усеянной бесконечными рытвинами, ямами и дохлыми собаками, иссушенны­
ми солнцем. Рубашка и брюки прилипли к телу, голову покры­
вает корка пыли, смешанной с потом, на шее первые ожоги тропического солнца. Впереди --
долгий путь по реке Маровийне в земли лесных негров, «буш I_
tier
-
ров». Я должен добраться до этих странных, скрывшихся в не­
проходимых джунглях людей, история которых так же уникапь­
на, как и их образ жизни. Суринам --
бывшая Голланд-
ская Гвиана --
страна величиною с пол-Италии, а населения в ней --
около трехсот пятидесяти тысяч. И десять процентов насе­
ления --
лесные негры, «буш-
~Ierpbj». История их неповтори-
ма и почти невероятна. Это потомки рабов, бывших раба-
ми самое короткое время, по­
томки тех, кто взбунтовался и сбежал с кофейных плантаций, едва попав на них. Здесь, в Су­
ринаме, не было массовых бун­
тов рабов, как, скажем, на Ямай­
ке или на Гаити, но зато убегать рабы стали сразу. В Голландской Гвиане рабы прыгали чуть ли не прямо с кораблей, везших их из Африки. Дело, может быть, в том, что природные условия Гвианы очень похожи на Запад­
ную Африку, и это способство­
вало бунту и бегству. На Ямuйке же и Гаити африканец попадал сразу в условия настолько чуж­
дые, что проходило много време­
ни, прежде чем он мог освоить­
ся с обстановкой. Гвианские бег­
лецы собирались на берегах лес­
ных рек и подымались по ним, пока не были уверены, что меж­
ду ними и белыми солидное рас­
стояние. Они останавливались в местах практически недосягае ­
мых и создавали свои деревни. Это, естественчо, были африкан-
ские деревни, точь-в-точь как те, которые они не по своей во­
ле покинули за океаном. Из поколения в поколение беглецы сохранили почти не тро­
нутыми африканские традиции, язык смесь всевозможных африканских диалектов, искус ­
ство, свое представление о том. как жить и выжить в непроходи­
мом тропическом лесу. J ОТ ГОЛJ13НДСКО I'Q слова «буш» зарос,и. -
Прим. перев. Лесные негры I1РОИСХОДИЛИ из разных африканских племен: работорговцы ведь разрывали роды и семьи: им нужно было лиwь податливое, растерянное стадо, которое можно сбыть бы­
стро и без хлопот. В джунглях оказывалась толпа беглецов, друг друга никогда не видавwих, оказавwихся вместе по воле случая, говоривwих на разных языках. Но здесь быстро уста-
навливалось взаимопонимание. Лес вокруг них был такой же, какой они знали дома. Там, где белый чувствует себя неуверен­
ным и движется вперед еле-еле, с трудом продираясь, они были в своей стихии. Начавwись однажды, побеги все учащались и учащались. Потом приходила очередь налетов на плантации: они уводили женщин, забирали орудия труда, оружие. А по­
том -
вверх, вверх по огромной реке, все глубже в сельву, все дальwе от белых. Индейцы, краснокожие люди, искони живwие в этих лесах, почти не обращали на беглецов внимания. Они позволили неграм спокойно воссоздать свой мир по берегам рек. Эти два мира­
американский и африканский -
едва соприкоснулись. Они никог­
да не смеwивались. В иных слу­
чаях индейцы и негры· жили в нескольких десятках метров друг от друга, но даже следов хозяй­
ственных сноwений, смешанных браков, вообще взаимопересе­
чений двух миров обнаружить не удается. И ни следа битв и сра­
жений между ними. ... Уже почти ночь, и свет свечи в моей хижине стал столь силен, что затмевает тусклый свет ухо­
дящего дня. Окружающий нас лес мрачен и черен. Ночные гo~ лоса, исходящие из него, тысячи немолкнущих, неотступных голо­
сов образуют как бы звуковой купол над рекою. Негр Виано, хозяин каноэ с мотором, готовит рис на спирто­
вой плитке. Ганс Роуве, голлан­
дец, учитель начальной wколы, суринамский старожил, присое­
динивwийся к нам, прилаживает свой гамак к столбам, на кото­
рых держится крыша. Путеwествие в каноэ началось в поселке Альбина, лежащем в двадцати километрах вниз по ре­
ке. Двадцать километров, разде­
ляющие Альбину и остров Тапу­
дам, где мы остановились на ночь, мы "роwли за полдня. -
Гамак не должен висеть ни слиwком высоко, НИ слиwком низко, он не должен быть слиwком натянут, объяс-
10 няет мне Ганс. К гама­
ку, правда, надо привыкать не­
сколько ночей: завтра ты будеwь себя чувст,вовать как избитый. Ганс обожает поучать -
про­
фессиональная, видать, болезнь -
и этим иногда .действует мне на нервы. Но он хорошо знает образ мыслей лесных негров, знает их язык и потому может быть очень полезен в экспеди­
ции. У него сейчас каникулы, .14 он просто хочет посетить места, где никогда перед тем не был. .. .по мере того как мы подни­
маемся по реке, она становится все более живописной и дикой. Время от времени сквозь з·арос­
ли проглядывает негритянская деревушка. Но мы идем б.ез остановок. Самое интересное вы­
ше, и незачем тратить время на другое. На карте я отметил де­
ревню Назон -
почти на пол­
пути между Альбиной и остро­
вом Стульман; Ганс пока молчит. Утром, перед тем как тронуться в путь, он не смог отказать себе в удовольствии прочесть мне коротенькую лекцию об отличии культуры индейцев от культуры негров; и ту, и другую он наблю­
дал с близкого расстояния. Ка­
жется, Ганс действительно мно­
гое знает о лесных неграх. -
Индеец, -
говорит Ганс, -
сам себе шаман и жрец. Остав­
wись один в лесу, он прямо об­
ращается к своим богам, пре­
красно устраивается в джунглях и подолгу может жить вне кол­
лектива. Возьми, к примеру, индейскую деревню: хижины очень просторны и никогда не стоят близко одна к другой. А у негров -
маленькие хижины, ле­
пящиеся почти вплотную друг к другу. Негр никогда не обратит­
ся к богам сам. Ему всегда ну­
жен жрец-руководитель. Одна из самых значительных фигур в об­
щине -
это «обиаман», колдун. Иногда он даже влиятельнее, чем «гранман» самодержавный вождь племени. ... В деревне Назон мы провели три дня. За· это время мало что можно было узнать, но я старал­
ся привыкнуть к миру здеwних жителей. Они относились к на­
шему визиту вполне спокойно. Неприятности начались, когда мы попытались уехать. Сперва у нас сломалея лодоч­
ный мотор, и мы возвратились на веслах, проплыв меньше ки­
лометра. Во второй раз, после того как был "рочищен карбlO­
ратор и мотор заработал, мы на­
скочили на камень, и у нас заело винт: снова вернулись на веслах. На третий раз -
мы уже плыли с . полчаса -
Динджийое, пле­
мянника Виано, нашего лоцмана, вдруг скрутила какая-то болезнь. По-моему, это отравление (па­
lpeHb согнулся пополам от бо-
ли в животе, его рвало), но Виа­
но убежден, что тут какое-то колдовство. И, несмотря на мои возражения, он снова поворачи­
вает на Назон. Виано хочет, чтобы Динджийое посмотрел местный обиаМ8Н, колдун этой деревни, известный по всей верхней МаровиЙне. Жители Назона безмолвно на­
блюдаlOТ, как мы высаживаемся на берег 'в т.реl'ИЙ раз. Их около сотни, они следят за нами с от­
коса, поднимаlOщегося в не­
скольких десятках метров от бе­
рега. Они молча глядят, как мы несем на руках беднягу Дин­
джийое, который уже и не кор­
чится; сдался, кажется, страда­
ниям и едва-едва заметно сто­
нет. Такой оборот дела начинает тревожить меня, потому что ма­
лый в самом деле выглядит скверно. Виано советует мне не подыматься в деревнlO, а остать­
ся с Гансом на песчаном бере­
гу. Он придет за нами после то­
го, как обиаман взглянет на Дин­
джиЙое. Нам, белым, напрочь запрещено присутствовать при обрядах обиамана. Я, однако, не могу удержать­
ся и через несколько минут ре­
wаю пойти посмотреть, что про­
исходит. Как упустить такой слу­
чайf Маленькая деревня кажется необитаемоЙ. Странно, ведь еще несколько часов назад я спокойно сннмал занятия жи­
телей. Утром многие женщины гото­
вили «квак,", основиой продукт пита­
ния буш-негров. I(BaK -
зто смесь кукурузной муки и мелко растертой сушеной рыбы. Рыбу с кукурузой за­
мешивают на воде, а потом закла­
дывают в «матапи,", нечто вроде длии­
ной кишки,· подвешенной к дереву, чтобы стекала вода. Потом влажный квак отбрасывают на огромные желез­
ные сковороды, установленные прямо на пылающих дровах. Женщины бес­
прерывно помешивают массу больши­
ми Jlожками, похожими на Jlопаты. Еще несколько часов назад квак гото­
вили в десятке хижии. Женщины не замечали моего присутствия, позволя­
ли мне беспрепятственно наблюдать за их работой. Только некоторые с кри­
КОМ убегали, заметив, что я нацеJlИJJ на них объектив. Человек тридцать­
сорок ребятишек молча следовали за миою, плотно сгрудившись вокруг. Шаг вправо -
и весь зтот рой делал шаг вправо. Движение влево -
и они двигались влево. Никто из них ниче­
го у меня не просил. Под конец я сам решил вознагрвдить всех: конфе­
ты и ШОКОJlадки -
малышам, сигаре .. ты -
взрослым. ...А теперь деревня словно вымерла. Сквозь ВЫСОКУIo и очень ГУСТУIo растительность со­
чится красный свет заката, из ле­
су доносятся первые звуки, объ-
являющие наступление вечера. Под большими сковородами, в которых готовили квак, огонь почти потух, и в воздухе стоит еще приятный запах пищи. Я про­
хожу немного вперед, но никого не вижу. Наконец деревня кон­
чается, я высматриваю какую-то тропинку. Я иду по ней и через несколько шагов замечаю, что деревня вовсе не кончилась, на­
против, рядом новая поляна с несколькими хижинами. И вокруг хижины побольше в молчании собрал ось все население Назона. Я уверен, что в большой хижи­
не должен быть обиаман. И в самом деле, слышу голос, до­
носящийся изнутри. Пригнувшись немного, я могу различить кое­
что в полутьме хижины. На полу распростерт Динджийое, а рядом с Динджийое на коленях старик, громко произносящий какие-то невразумительные слова. Он по­
качивается будто в трансе. Гля­
дит в пустоту и, не останавли­
ваясь, читает что-то вроде лита­
нии. Когда я метров с десяти от хижины вслушиваюсь вниматель­
но, мне начинает казаться, будто улавливаю совершенно одинако­
вые звуки, повторяющиеся через постоянные промежутки време­
ни. Слова, которые мне удается уловить, звучат приблизительно так: «Джедеунсу Афкодрей, Дж е­
деунсу АфкодреЙ». Никто не обращает на меня внимания. Но когда я нацеливаю фотоаппарат, Виано, стоящий подле двери хижины, замечает зто, бросается на меня и силой оттаскивает прочь. -
Ты с ума сошелl -
кричит он. -
Если тебе дорога жизнь Динджийое, ты не должен вме-
шива'l"ься. Великий Дух может отомстить, если ты оскорбишь обиамана. Обиаман не должен даже видеть белогоl Делать нечего. К Виано присо­
единяются другие мужчины, с криком они теснят меня по тро­
пинке назад. Несколько раз меня пинают ногами, толкают. Виано, положив мне руку на плечо, ускоряет шаг. Мы чуть ли не бежим. Вдруг Виано останавливается и толчком бросает меня наземь. Потом решительно поворачивает­
ся к другим мужчинам, пресле­
дующим нас, и что-то выкрики­
вает. Некоторое время они что­
то бешено говорят на высоких нотах, но через две-три минуты доводы Виано, кажется, берут верх. Люди удаляются, продол­
жая возбужденно спорить. -
Зря ты все это сделал, -
твердит Виано. -
Слишком нам д6роги некоторые вещи, чтобы их видел белый. Снова могут проснуться наши страхи, наша ненависть к вам. Никто из нас еще не забыл, что с нами сде­
лали белые. Я кладу руку ему на плечо. -
Прости, Виачо. Спасибо те­
бе, что вытащил меня из беды. Виано хватает меня за руку и притягивает к себе. -
Я-то кое-что могу ПОНЯТЬ,­
говорит он, -
НО они ... Как тебя и в ТОТ миг, когда я уже про­
валиваюсь в глубокий сон, слышу шорох возле себя, что-то при­
касается к моей руке. Открываю глаза ~ хватаю фонарик. В луче света в нескольких метрах от ме­
ня застыли Виано и старик, кото­
рого узнаю сразу. Это старейши­
на деревни, Каптен Амактаи: утром я не раз фотографировал его, но, сколько ни обращался к нему по-французски, по-анг-
В этнографической литературе есть термин «Нндоамерика». Это те области, где индейцы -
большинство населения. Но есть и «Афро­
америка» -
районы, где преобладают потомки черных рабов. Доставка рабочей силы через Атлантический океан была организо­
вана как солидное предприятие -
с рынками сбыта, с компаниями работорговцев, со своими маршрутами и зонами влияния. И СО свои­
ми агентами в Африке. Не только на гвинейском побережье, но и в глубине Африканского континента местные вожди и царьки нередко жили тем, что ПРОД,авали соплеменнииов и пленных в рабство. Для захвата «живого товара» завязывались войны, организовывались дальние набеги. Пути работорговцев пересекали весь материк и до­
ходили до Занзибара. На один корабль попаддли люди из разных племен, но, каи пра­
вило, в каждой партии бывал десяток-другой рабов из близких мест­
ностей. Да и те, что были взяты в плен в разных краях, за несколь­
ко месяцев ожидания невольничьего корабля успевали выучить -
хотя бы немного -
местное наречие. Так они могли в результате сговориться между собой, а прибыв в Америку -
бежать. Бежать обязательно группой, потому ЧТО одному всельве -
верная гибель. Кстати, автор репортажа не совсем прав, когда пишет, что лес Гвиа­
ны похож на африканский, а потому беглецам нетрудно 'было в нем освоиться. Это на, взгляд европейца-горожанина -
«что не степь -
то лес». Сельва Америки для человека из африканской бруссы -
чужой мир. Но плантатор был страшнее опасностей незнакомого леса. В каждой группе беглецов всегда бывало больше выходцев из какого-нибудь одного района, и их язык, их обычаи преобладали в той деревне, где они селились. Конечно, и меньшинство вносило свой вклад в местную культуру. Так на территории Суринама и Гвианы появились небольшие, но устойчивые зтнические группы: аукан, бони, сара-маккан, -
члены которых сохраняют некоторые старинные обычаи, говорят на диалектах африканских языков -
йоруба, ашанти, эве, разумеется, с примесью чужой лексики, как африканской, так и из европейских языков. Кажущаяся неизменность жизни «буш-негров», как называют по-гол­
ландски лесных негров, привлекла к ним внимание тех их собратьев из США, которые ищут идиллическое общество негров, не существую­
щее в Африке. В книге негров-профессоров Гарвардского университе­
та А. Каунтера и Д. Иванса весь быт лесных негров описывается как архаичесиий, не изменившийся за четыреста лет. Тем не менее изоли­
рованности «буш-негров», по-видимому, ПРИХОд,ИТ конец: лодочные моторы, кухонная утварь, инструменты и другие предметы современ­
ного мира вошли в жизнь суринамских негров. Пока еще, правда, они живут в стороне от жизни всей страны, ведя натуральное хозяйство. Но все больше молодых людей уходят из своих затерянных всельве деревень, становясь рабочими на нефтяных разработках, лесорубами, грузчинами. Все чаще контакты лесных негров с окружающим ми­
ром. И уже очевидно, что будущая судьба «tiуш-негров» неотделима от общей судьбы народа Суринама. С. СЕРОВ, кандидат исторических иаук теперь на ночь устроиты После того, что случилось, ни одна со­
бака в деревне не согласится провести ночь в одной хижине с тобой. -
Успокойся, Виано, я буду спать в каноэ. Что с Динджийоеl -
Пока рано говорить: узнаем ночью. Сейчас лучше подумаем о самих себе. К счастью, Ганс, кажется, раз­
решил вопрос. У берега есть пу­
стая хижина, и там он прилажи­
вает гамаки. Он даже поставил кастрюлю с водой на спиртовку. Вечер проходит тихо, почти приятно. Виано вернулся в де­
ревню, чтобы узнать, как дела у ДинджиЙое. Он пообещал нам, что новости сообщит немедленно. лийски, по-испански, даже по­
итальянски, он обхватывал голову руками и делал знак, что не по­
нимает. Я совсем уже проснул­
ся, и не верить своим глазам у меня нет оснований. Но ушам своим поверить не могу. Амактаи на правильном англий­
ском приглашает меня следовать за ним, он хочет поговорить со мною. -
Не бойся, Виано, -
все -
Пойдемте вмешивается в порядке. на реку, го-
ворит Амактаи, там можно по­
болтать спокойно, никто нам не помешает. Я удивляюсь все больше. Амактаи, когда хотел сказать «поболтать», употребил англий-
11 ский глагол «10 cllal». Но никто ведь не скажет по-английски «!о chal» вместо «10 lalk», если не владеет языком в совершенстве ... Я быстренько сую ноги в баш­
маки и иду к реке. -
Странно, начинает ста-
рик, -
как с возрастом человеку нужно все меньше сна. Мои но ­
чи очень коротки, зато я очень много размышляю и думаю. И когда я размышляю во мраке, я чувствую в сердце великий по­
кой, огромное счастье. Я бы сказал, что только теперь, в ста ­
рости, испытываю что-то очень похожее на полное счастье. -
Где ты научился английско­
му, Амактаи1 -
В Английской Гвиане. Меня отвезли туда еще совсем моло­
дым. Мой отец был деревенским старейшиной в ту пору, и он ре­
шил, что мне предназначено по­
нять Истину. Ведь перед нами всегда две истины. Истина нег­
ров -
наша, и истина белых -
ваша. Всякий из нас слепо верит в свою истину и готов драться, чтобы защитить ее. Но если две группы людей так упорно верят в противоположные вещи, значит, кто-то ошибается. А ведь истина есть TOllbKO одна, двух быть не может. И чтобы правильно су­
дить о ней, нужно знать все и об одной, и о другой. Тогда, мо­
жет, и узнаешь, какая из них ложна. Чтобы знать истину бе­
лых, мало видеть их, когда они подымаются по реке, надо вы­
учить их язык, жить с ними, по­
нять, как работает у них голова. Отец сказал мне, что я должен понять истину белых, а когда пой­
му -
вернусь в деревню и рас­
скажу, что видел и что понял. И вот меня провели сквозь джунгли, это было долгое путе­
шествие, потом я стал ходить в школу при миссии. Там выучил английский и многое другое. -
А как же ты сумел не за­
быть свою деревню, свой народ? Ты же был так молод в то вре­
мя и столько перенял разного от белых? -
Я был не один. Со мною были еще люди из деревни, старшие, они жили в лесу рядом с миссией. У них была точная задача не дать мне забыть, кто я. Сейчас уже толком не помню, сколько меня не было дома. Через несколько лет, ког­
да я уже хорошо выучился, мы решили возвращаться в Назон. Я рассказал все, что знал, отцу, но он нашел, что этого мало. Тогда я снова спуст,ился по реке до Альбины, а оттуда на большом корабле от,правился в Джордж­
таун. В Джорджтауне я рабо ­
тал, научился многим ремеслам. Дольше всего я был садовником. у разных хозяев. Потом служил у одного священника. Следил за садом, варил, готовил чай. Но на этот раз я был один. Я уже был достаточно взрослым, чтобы по­
мнить без всякой помощи, кто я и откуда. В один прекрасный миг я почувствовал, что пришло время. Теперь, если бы я еще и оставался с белыми, то уже ни­
чему больше бы не научился. Тогда-то я и решил вернуться. Трудно высчитать в точности, сколько лет было проведено в Джорджтауне. Когда же я вер­
нулся в Назон, отец уже умер, многие мне были незнакомы, а молодые казались мне людьми другого, не моего рода. Но в любом случае я знал, что это­
мой народ и что хорошо, что я вернулся. Много дней я расска­
зывал старикам обо всем, что видел и выучил. Под конец они решили, что я ст ану новым ста­
рейшиной деревни. -
Почему ты это рассказыва­
ешь мне, Амактаи? -
Мне ты не давал покоя. С .утра за тобою наблюдаю. Се­
годня, когда ты нарушил цере­
монию, я даже почувствовал к тебе ненависть, а потом понял, ЧТО ты не виноват. Просто ты неопытен в известных вещах. И тогда, именно в тот момент, я ощутил какую-то тоску по Джор­
джтауну, по людям, которых знал там, по тому, что там делал. Мо­
жет, это была только тоска по молодости, не знаю. Но мне за­
хотелось поговорить с тобой. Здесь, по реке, белые проходят часто. Я стараюсь избегать их, ведь они всегда приезжают за делом. Кто хочет продать, кто­
купить, а то врачи, лечат даже болезни, которых не может вы­
лечить обиаман. А у тебя вроде бы нет точной цели. Вот почему мне стало любопытно. Может, кроме любопытства, во мне и какое-то подозрение. Я хочу, что­
бы ты М'не сказал; то ли ты при­
творяешься, то ли у тебя и вправду нет тайной цели? -
Никакой, Амактаи. Навер­
ное, я тоже хочу знать вашу истину, чтобы иметь возможность сравнить ее со своей и посмот­
реть, кто прав. Я занят вроде бы тем, чем ты в Джорджтау­
не, тем же самым. Остается только решить, правда ли, что истина лишь на одной стороне, Амактаи. Ты ненавидишь белых? -
Ответить не просто. Мы хо­
рошо помним, ЧТО вы, белые, сделали. Мы прекрасно знаем свою историю, нам известно, что вы оторвали нас от нашей земли и привезли сюда. Лично я даже знаю, где наша земля и как устроен мир. Я знаю, где Афри­
ка, хотя никогда там не был. Остальные здесь, большая часть из них знают только, что они из той части света, которая за мо­
рем, и что они проделали очень долгий путь, прежде чем попасть сюда. Знают, что нельзя дове­
рять белым, потому что белые бросали нас в тюрьмы, потом из-за них мы вынуждены были бежать. Все это мы знаем пото­
му, что с самого начала, в каж­
дой деревне был человек, а то и несколько, которые должны были знать нашу историю и пе­
редавать ее от отца к сыну. Так мы и сумели выжить, выдержать. Мы ведь знали, всегда знали, что мы часть чего-то б о льшего, чем эта река. Мы знали, что по ту сторону океана наш мир был гораздо больше и что там были еще миллионы таких же людей, как мы. И всегда 'ждали: что-то должно случиться. Ты спросил меня, ненавидим ли мы еще бе ­
лых. Настоящей ненависти, по­
жалуй, нет, но мы им не очень­
то верим. Белый цвет для нас -
цвет, при носящий зло. Мы пред­
почитаем черный. Именно поэто­
му мы никогда не убиваем пан­
тер или воронов. Черный и наш Великий Дух. -
Но вы общаетесь с белы­
ми, торгуете с ними, наконец, вы не можете обойтись без лодоч­
ных моторов. Моторы-то ведь изобрели мы, белые. -
Видишь ли, белый человек изобрел и принес на реку кучу фантастических вещей, которые нам очень нравятся. Ну возьми, например, кастрюли, такие бле­
стящ ие. Наши женщины теперь без НИХ не могли бы обойти сь. В самом деле, половину своего времени они тратят на то, чтобы сделать их еще ослепительнее, надраивая песком с водой. По­
том возьмем, как ты говоришь, моторчики. КТо попробовал хоть раз подняться по реке на мото­
ре, никогда больше не захочет от него отказаться. Вот почему многие из МОЛОДЫХ, и таких все больше, спускаются вниз, чтобы найти хоть какую-нибудь работу. И мноrие, правда, уже не воз­
вращаются. Но я в свое время вернулся. Я спускалея по реке, чтобы овладеть истиной белых, а не для того, чтобы она завла­
дела мной. И пришел к выводу, что истине белых чего-то не хва­
тает. Это неполная истина. Ви­
дишь, вы принесли на реку мно­
го красивых и полезных вещей, просто чудесных вещей, кото­
рые изобрели. Но мы, пришед ­
шие сюда раньше вас, принесли на реку то, чего у вас нет: чело ­
вечность. А вы, кажется, потеря­
ли ее. Что такое человечность! Это значит: уметь понимать друг друга без слов. Знать, когда тебе никто ничего не говори~ что то ­
го ИЛИ этого делать нельзя. Ува ­
жение к иным вещам и людям. Не скажешь в нескольких сло­
вах, что такое человечность. А может, и да: это что-то, что намного больше нас, чему мы принадлежим и что мы очень любим. -
Все-таки, Амактаи, наша истина, пусть и неполная, силь­
нее. Ваш мир уступает нашему, ты сам это признаешь. Через не­
сколько лет, вполне вероятно, окажется, что никто уже и не по­
мнит о негритянской истине и о ее ценностях. -
Не надейся на это. Чело-
вечность не убьешь вещами изобретеННРIМИ, сделанными че­
ловеческими . р Х ками. Человеч­
ность всегда умеет выжить, про-
жить век, который дольше века ПРО Сf ОЙ вещи. Мои сыновья и МОИ внуки никогда не станут бе ­
лыми. Они будут неграми, только немного другими. -
Но, Амактаи, наш мир ... -
Ну хватит, мы достаточно поговорили, даже слишком, и мое любопытство удовлетворено. Лучше, пожалуй, немного отдох­
нуть. -
Амактаи, ты думаешь, Дин­
джийое поправится! -
Он МОЛОД, может flOпра­
виться... Ни дух, ни обиаман не излечат тебя, если ты сам не хочешь излечит ься ... Я замечаю по серому свету, вдруг заливающему лес и реку, что провел целую ночь не смы­
кая глаз со старым вождем Амактаи. Я н аправляюсь к хижи­
не, где висит мой гамак. По от­
косу, ведущ ему к деревне, спу ­
скается Виано, поддерживая Дин­
джиЙое. Амактаи исчез. -
Отъезжаем, -
говорит Виа­
но.-Отъезжаем как можно ско­
рее. Динджийое теперь хорошо ... П е р евел с ит а льянског о Н. IЮТРЕЛЕВ 13 3 ти 540 километров от Каи­
ра до Х у рг ады по ра скален ной Ар авийско й пустыне измотали нас весьма основательно. Единств е н­
но е, 4ТО у теш ало: мы ехали нако­
н е ц на корабли. Восемь дней у шл о в Каире на то, 4тобы пол уч ить ра зреше ни е властей н а э т у поез д ­
к у: Ар абс кая Р ес п убли к а Еги п ет по- п р еж н е му на воен ном положе ­
нии, а Х ургада -
город фронто­
вой ... Мы н е р вничали: в столице до н ас доходили пр отиворечивые слу ­
хи о ДОСР04НОМ оконча нии работ в Суэцком заливе, о провокациях и зраильских военных катеров и са мо летов против советских ко­
раблей ... Хургад а -
небольшой, проп е ­
ч е нны й на солнце п ортовыи го ­
.родок. Зелени нет, вдоль п устьш­
н ых ули ц -
серые глинобитные дом и к и с плоскими крышами, по­
хожие на выц ветшие детские ку­
бики; окопы, м еш ки с песком, ча­
совые, вооруженные автоматами с прим кнутыми штыками. В полу­
денный з ной горо д зам и рает, но 14 П. с Т У Д Е Н И К И Н, спец. корр ... Правды» для «В округ света» Фото А. ЕВТУХОВА за пыльной и ж а ркой тишиной маленьких площадей угадывается настороженность и тревожное внимание к э тому безмолвию: в н есколь ких десятках километ­
ров к сев е ро-востоку, з а проли­
вом Губаль, южная оконеч-
но с ть С инайского полуострова, оккупированного и з раильскими в ойсками. Хургада -
место стоянки совет­
ск их тральщиков. Отряд во е нных кораблей под кома ндов анием ка­
питана 1-го ранга А. Аполлонова прибыл сюда 14 июля 1974 года, за вершив почти полуторамесяч ­
ный переход из Владивостока в Красное море для выполн е ния важного правительственного з ада­
ния: очистить Суэцкий зал ив от мин и таким образом открыть для судов всего мира путь в Суэцкий канал. Чтобы лучше представить себе все сложности р ейс а и работы в заливе, обратнмся J( записям не­
посредствеиных учас тников со-
бытий. . Из дневника капнтана l-го ранга А. Аполлонов а «3 июня 1974 года. ...прощай, Владивосток! Скоро ли увидим­
ся? Путь долгий, задачи слож­
ные. Пройти на такого класса ко­
раблях 5000 миль по Южно-Ки­
тайскому морю, Тихому и Индий­
скому океанам -
ой как непро­
сто! Даже для бывалых моряков. А у меня много молодежи сре­
ди личного состава. Моря по-на­
стоящему и не нюхали ... 14 июля 1974 года. Прибыли в Хургаду, бросили якоря на рейде. Нас изрядно потрепали щторма, прищлось уходить от тайфунов ... Лопались буксиры ... Сколько было таких моментов, когда казалось: крохотные наши корабли уже не смогут противостоять бешеному натиску волн и ветра. Но я сча­
стлив: моряки все как один с честью выдержали испытание ... 15 июля 1974 года. Так долго мечтали о Хургаде, а прибыли -
сразу же масса проблем: в пор­
ту нет кранов -
пришлось вруч­
ную перегрузить чуть ли не ты­
сячу тонн грузов, трудно с пита­
нием и водой. А ведь времени в обрез -
к 20-му нужно протра­
лить 'фарватер, чтобы пропустить в Суэцкий канал отряд американ­
ских, французских и английских кораблей (они будут расчищать непосредственно канал). 16 июля 1974 года. Идет раз­
грузка. Солнце здесь нестерпимое: зной, обжигающий ветер ... Прихо­
дят египетские портовые рабочие, удивляются: как в такую жару русские могут работать по 12-
14 часов! .. Приступили к боевому тра­
лению. 20 июля 1974 года. Гора с плеч: по протраленному фарватеру про­
шли американцы ... 27 июля 1974 года. Вот это но­
вость: со времени издания ло­
ции и карт в Красном море прои­
зошли большие изменения. Не указаны затонувшие суда. По­
явились неизвестные коралловые рифы, банки... Как в таких усло­
виях проводить боевое трале­
ние? Ставим трал в уверенности, что под килем не менее 100 мет­
ров, а трал вдруг наМ'ертво за­
стревает в кораллах ... Приятное известие: «Сахалин­
ский комсомолец», которым коман­
дует капитан 3-го ранга Ш. Зия.­
ев, уничтожил две мины. 21 августа 1974 года. Обезвре­
жено уже семь мин. Это не может не радовать. Семь мин -
семь спасенных кораблей ... » Быстро стемнело. Я сижу в каю· те капитана 1-
го ранга А. Аполло­
нова и беседую с ьфицерами отряда. Через иллюминатор вид­
на затемненная Хургада. Во мра­
ке еле заметны призрачные си­
ние огоньки: все окна зданий и фары машин закрашены кобаль­
том. Засечь такой свет с возду­
ха практически невозможно. -
Фронтовая обстановка, бли­
зость израильских войск, -
го­
ворит Александр Николаевич Аполлонов, -
создает для нас немало дополнительных трудно­
стей. Надо было согласовать с египетским командованием систе­
му опознавания и оповещения, чтобы нас ненароком не прИНяJIИ за израильтян. Надо согласовы­
вать выход и вход в порт каждо­
го катера и корабля ... Это труд­
но, но мы довольно быстро нашли с египетским командованием об­
щий язык. Республика делает все возможное, чтобы наискорейшим образом открыть судоходство по Суэцкому каналу ... -
Здешние условия для нас действительно необычные, труд­
ные, -
добавляет политработник капитан 2-го ранга Ю. Блинов.­
Но все понимают, что мы выпол­
няем ответственную боевую зада­
чу... Походите по кубрикам, по рубкам и боевым постам, погово­
рите с людьми ... Так я и делаю. Хожу, разгова­
риваю, читаю стенгазеты, боевые листки. Слова откладываются в памяти, впечатления ужимаются в блокнот, и сейчас, уже в Мо­
скве, перелистывая его, разбираю записанные тогда наспех фразы. Начальник плавучей ремонтной мастерской Г. Нохрин: « ... Мы два года не были дома. Работали в Читтагонге, потом нас сюда пере­
бросили. Работы сверх меры. Мы израсходовали полторы тон­
ны электродов. Говорит это вам о чем-нибудь?.» Командир отделения 'минеров М. Караульных: «Задача нелег­
кая: часто теряем тралы -
цеп­
ляемся за рифы. Приходишь в кубрик, засыпаешь как убитый. Ребят совсем не узнаю: смот­
ришь, еле держится на ногах че­
ловек, но попробуй «посочувство­
ваты> -
так на тебя взглянет ... Трудно привыкнуть, что ходим по боевому минному полю. Все вре­
мя ждешь взрыва». Мичман Г. Гороедский: «Да нет, мины, видимо, не так уж и страш·· ны, если внимательно работать. Страшны здешние ветры ... » Вот что сказано о местных ветрах в лоции Красного моря: « ... хамсин (по-арабски «пятьде­
сят» -
столько дней в году бес-
нуется этот знойный, сухой ве­
тер) резко повышает температуру. Когда дует хамсин, люди зады­
хаются от зноя, мельчайшая пыль прони·кает в поры тела ... ». Еще опаснее самум «страшный ураган, который местные жители называют «огненным ветром» или «дыханием смерти». Он зарож­
дается в Сахаре, где поднимает массу песка. Но, даже долетев до Аравийской пустыни, самум не теряет своей буйной силы, а рез­
кие перепады давления пагубно действуют на людей: вызывают головную боль, рвоту, иногда смерть. Впрочем, нашим морякам отно­
сительно повезло. Хамсин дует в конце зимы -
начале весны, а самум набрасывается в мае -
июне, но даже и без знакомства с безжалостными «пятьюдесятью днями» и «дыханием смерти» коз­
ней климата хватило, чтобы за­
помнить его надолго. Ибо от по­
истине адова зноя (август -
са­
мый жаркий месяц) и непродол­
жительных, но свирепых песчаных бурь укрыться было негде. В дни, когда налетает яро­
стный ветер, масса раскален­
ного песка поднимается в воздух и несе1СЯ с ошеломительной ско­
ростью. Крохотные песчинки впиваются в кожу, режут гла­
за, забиваются в уши. Во рту сухой и в то же время масляный вкус пыли, на зубах хрустит, язык распухает и становится по­
хож на необструганную деревяш­
ку, слюна останавливается в гор­
ле н распирает его колючим ком­
ком. А посмотришь вверх­
сквозь бурые клубы пустынного сора, которые несутся и размазы­
ваются по небу, сквозь пылевой кокон, обволакивающий все во­
круг, проглядывает тусклое, бес­
полезное, как источник света, пер­
ламутровое солнце. Но все это мы узнали и ощути­
ли позднее. А тогда, ночью, после. долгих разговоров, уже в кромешной темноте, меня и моего спутника, корреспондента ТАСС, доставили -
по нашей обоюдной просьбе -
на борт «Сахалинского комсомольца». Из вахтенного журнала базового тральщика «Сахалинский комсомолец». «"ролив Губаль. Воскресенье. 25 августа. Вошли в район .J\!1 2, легли на галс, начали боевое тра­
ление. 15.30. На пересечение курса стремительно выходит израильский сторожевой катер. Подняли флаг 15 «05» -
этот район опасен минами. Катер -
бортовой номер 873 -
подошел с правого борта на 15 метров. Орудия расчехлены, расчеты на своих местах. Мы заявили решительный протест. 17.00. С левого борта подошел еще один израильский катер. Оба катера опасно маневрируют в не­
посредственной близости от ко­
рабля. 17.30. Израильский самолет ти­
па «Фантом» произвел 8 облетов корабля ... » «Пролив Губаль. Вторник. 27 ав­
густа. 10.55. израильский сторо­
жевой катер опасно маневрирует по курсу корабля на расстоянии 10 метров. 11.50. Самолет типа «Скайхок» израильских ВВС произвел 4 об­
лета корабля. 12.30. Второй израильский катер подошел к кораблю. 12.50. Четыре израильских кате­
ра опасно маневрируют вокруг корабля. 13.30. Самолеты типа «Фантом» и «Скайхок» продолжают облеты корабля ... » «Пролив Губаль. Среда. 28 ав­
густа. 9.25. Четыре израильских катера легли в дрейф по курсу ко­
рабля. (Катера предупреждены, что вина за последствия ляжет на них.) ... » Как нам рассказали на траль­
щике, каждый день повторялось одно и то же: несколько израиль­
ских торпедных катеров, словно осы, кружили и кружили вокруг тральщиков, «Фантомы» и «Скай­
хоки» С ревом на предельно ма­
лой высоте проносились над со­
ветскими кораблями. На следующий день мы и сами стали свидетелями очередного «ви­
зита». После обеда в каюту лей­
тенанта В. Бобровского, где мы беседовали с вахтой машинного отделения, вошел командир ди­
визиона капитан 2-го ранга А. Копылов и спокойно произнес: «К нам вновь незваные гости по­
жаловали ... » Резко и тревожно прозвучали колокола громкого боя. Мы под­
нялись на мостик: к тральщику на большой скорости приближал­
ся израильский торпедный катер, на носу которого была нарисова­
на огромная акулья пасть. У пу­
шек и пулеметов, наведенных на ют и бак тральщика, стояли в боевой готовности комендоры. Вскоре катер подошел на 8-
12 метров к правому борту. На палубу вышел какой-то длинново-
16 JlOСЫЙ человек, как выяснилось, переводчик, и между советским тральщиком и сторожевым кате­
ром состоялась следующая бесе­
да. «В. По Ш и б а й л о: Ваш катер грубо нарушает правила судовож­
дения, что может привести к столкновению. Командование со­
ветского корабля заявляет реши­
тельный протест против ваших провокационных действий ... Пер е в о Д ч и к: Вы находи­
тесь в израильских территориаль­
ных водах ... В. По ш и б а й л о: По просьбе египетского и по решению Со­
ветского правительства мы прово­
дим боевое траление в египетских водах. Пер е в о Д ч и к: С июля 1967 года эти воды вместе с Си­
найским полуостровом принадле­
жат Израилю. В. П о ш и б а й л о: ООН счи­
тает их временно оккупированны­
ми. ООН признает эти воды еги­
петскими. Пер е в о Д ч и к: Когда вы уй­
дете из этого района? В. По ш и б а й л о: Когда вы­
полним правительственное зада­
ние». Эта встреча была не последней. Израильский торпедный катер скрывался в миражах близкого Синая, и тогда тревога отступа­
ла. Но она тут же накатывалась снова, лишь только катер возни­
кал серым пятном в сверкании воды и с ревом пересекал курс корабля на таком расстоянии, что столкновение казалось неиз­
бежным. В однообразном напря­
жении проходил, склоняясь К ве­
черу, день. Все это время траль­
щик точно, как по ниточке, шел по курсу: комендоры в касках­
у расчехленных орудий, минеры­
на юте, машинисты и электри­
ки -
в машинном отделении. Все спокойны и сосредоточенны: бое­
вое траление не должно быть прервано ни на минуту, ибо, что бы там ни случалось, моряки не имеют права оставить без вни­
мания хотя бы ничтожный клочок залива. Именно там может зата­
иться мина. ... В штабе отряда капитан I-ro ранга А. Аполлонов показал нам крупномасштабную карту Суэцко­
го залива. Акватория походила на мозаику: она была сплошь покрыта заштрихованными квад­
ратами. --
Это означает. -
пояснил командир, -
что площадь залива протралена уже несколько раз. Но работы продолжаются: на минах могут быть установлены коварные ловушки -
девять ко­
рмблей, например, пропустит та­
кая над собой, а десятый пошлет на дно ... С тех пор, когда в 1807 году бы­
ла сконструирована первая под­
водная мина, появились тысячи образцов новых: мины контактные и неконтактные, гидроакустиче­
ские и так называемые «блуж­
дающие» мины с га.nьваноудар­
ными и магнитно-акустическими взрывателями. Есть мины, кото­
рые поджидают жертву на мор­
ском дне, и такие, что стоят на минрепах на различной глубине ... Одни мины взрываются от воз­
действия электромагнитного поля корабля, другие -
от гидродина­
мического возмущения в воде, от прочих физических полеИ. В русско-японской войне от мин погибло более половины всех по­
топленных японских кораблей. В первую мировую на минах по­
дорвалось и затонуло 200 военных кораблей и около 600 судов тор­
гового флота. Наконец, во второй мировой войне -
около 5 тысяч тех и других. Мины на длительный срок за­
крывают важные для судоход­
ства районы. В 1941 году, напри­
мер, немецкие самолеты, сбросив в Суэцкий канал акустические мины, надолго вывели его из строя. Во время войны в Корее минное заграждение, поставленное перед портом Вонсан, сорвало крупную американскую десантную операцию, в которой принимало участие около 250 боевых кораб­
лей. В Пентагон тогда было по­
слано сообщение, которое начина­
лось словами: «Флот США поте­
рял господство в корейских во­
дах ... » На борьбу с минной опасно­
стью после второй мировой вой­
ны быЛи брошены огромные силы: в составе флотов воюющих стран насчитывалось более 650 эскадрен­
ных и базовых, 1080 рейдовых тральщиков и несколько тысяч су­
дов, переоборудованных для бое­
вого траления. Сотни из них по­
гибли ... . .. Над перегретой АравиЙс.коЙ пустыней белой каплей расплав­
ленного металла висит солнце. По волнам залива бегают ртут­
ные блики. Огнедышащее небо и прохладную (хочется в это ве­
рить) воду делит на горизонте береговая линия Синайского по­
луострова. Наш корабль на «ней­
тральной полосе». Командир­
капитан д-го ранга Виктор Мед­
ведев -
прощупывает биноклем стоянку израильских торпедных катеров. Разделяю его озабочен­
ность: дадут ли !jзраильтяне се­
годня спокойно поработать? Виктор Яковлевич опускает би­
нокль, берет микрофон: -
Форма одежды- тропиче­
ская, без рубашек! Личному со­
ставу ... -
Боевая тревога! -
звон ко­
локолов громкого боя, и... не успел я оглянуться, как на юте возник и сосредоточенно засновал тральный расчет. Оранжевые спасательные жиле­
ты, надетые на голое тело, изме­
нили людей до неузнаваемости. Неприятно, конечно, в сорокагра­
дусную жару, но что поделаешь­
каждую минуту можно ждать под кормой рокового взрыва. В дей­
ствие вводятся все новые и но­
вые механизмы и приборы. На хо­
довой мостик ежесекундно посту­
пают доклады о готовности бое­
вых постов. И наконец долго­
жданный (так кажется, хотя на самом деле все произошло очень быстро) момент: -
Трал поставлен! Буи, как дельфины, неудержимо прыгают по волнам -
обознача­
ют ширину захвата. Стальные ре­
заки тралов рассекают необыкнЬ­
венно прозрачную воду -
попа­
дется на пути минреп якорной ми­
ны, перекусят, и тогда мина всплывет на поверхность ... На корме у динамометра стоит вахтенный минер Виктор Корни­
лов. Его обязанность -
следить за при бором и не прозевать рыв­
ка стрелки -
сигнала о попада­
нии мины в трал. У орудий за­
стыли артиллеристы. Мина всплы­
вает на секунды -
за это время они должны успеть ее расстре­
лять. Впередсмотрящий до рези в глазах всматривается в слепя­
щую огненную гладь залива, что­
бы тральщик ненароком не напо­
ролся на другую мину, не менее коварную -
плавающую. Если не обращать внимания на жару, здешняя природа может по­
казаться удивительно красивой. Даже в августе. Особенно когда любуешься ею с берега. Вдали, на западе, вздымаются красно-ко­
ричневые -
не бурые, не рыжие, а именно красно-коричневые­
отроги горного плато. Под ногами и вокруг, к югу и северу, на­
сколько хватает глаз, серо-жел­
тая, казеиново-желтая, палевая, местами чуть ли не цвета хаки . пустыня, впрочем, ничуть не од­
нообразная, как принято считать умозрительно. А в двух шагах -
прекрасное сияющее зеркало за­
лива. Хочется сказать ~ малахи-
2 «Вокруг света» М 2 товое, настолько изумителен этот оттенок и непохож на цвет других морей -
БаЛТИЙСКОl'О, Черного, даже Средиземного. нодныlй простор чудесным обра­
зом контрастирует с небом, отте­
няет его, как бы подчеркивает его пресность, ибо небо над пустыней не синее и даже не голубое. Ле­
том в Африке оно таким не бы­
вает. Небо белесое, словно вы­
цветшее, Однако все это -
«если не обра­
щать внимания на жару». А если обращать, да еще прибавить к ней сложности боевого траления (ри­
фы и прочее), то для любования природой ни чувств, ни желания не хватит. Во всяком случае, пусть о своих впечатлениях рас­
скажут те, кто пережил все сам. Из дневника старшины 2-й статьи М. Караульных «25 июля 1974 года .... Вот мы и В Хургаде. Полное у ребят разо­
чарование: серые, плоские домиш­
ки. Белая мечеть. Дом губернато­
ра. Десяток тоскливых пальм. Вокруг ни травинки. Песок Кам­
ни. Нестерпимый зной. Старший лейтенант В, Поши­
байло рассказал: в Египте 95 про­
центов территории -
мертвая пустыня. Здесь дождь выпадает раз в два-три года. Мы стоим в порту Сухна. Сухна -
это значит пекло, огонь ... 12 августа 1974 года. Красное море действительно удивительное. Вода чистая-чистая. В ней ко­
раллы, морские ежи, коралловые акулы, которых местные жители за невиданную свирепость прозы­
вают «кальб-эль-бахр» -
«мор­
скими собаками», ядовитые змеи, сказочной расцветки рыбы, дель­
фины... А мы все скучаем по об­
лакам, по снегу, по дождю. Когда же домой?! 15 августа 1974 года. Ровно месяц, как мы в Суэцком заливе. Из тридцати восемнадцать штормовых дней. Всю душу они нам вымотали: в шторм произво­
дить траление нельзя. Шторма нам весь график поломали. Если бы разрешили, пошли бы тралить и в шторм. 21 августа 1974 года. На счету отряда семь мин. А поставлено наверняка несколько десятков. На двух «Сириус» 1 подорвался. Все­
го девять. А где остальные? По­
становка мин производилась в шторм, при налете авиации. Мо-
I Либерийский танкер. рискнувший пройти ПО Суэцкому заливу до начала траления. жет, в такой обстановке забыли взвести взрыватели? Тогда мы совершенно зря пашем здесь за­
лив. • 3 сентября 1974 года. Вот и на нашей улице праздник -
утром мы подорвали мину. Ребята виду не показывают, но чувствуется -
каждый доволен, каждый в душе гордится собой ... 15 сентября 1974 года. Тревога! Подорвался на мине тральщик Свиридова. Боль за ребят мечом по сердцу полоснула. В считан­
ные минуты снялись с якоря, вы­
шли в море... К счастью, мина ВЗ0рвалась рядом -
тральщик пострадал, но жертв нет. А если бы взрыв про изошел под кораб­
лем?1 Нет, рано мы заскучали по до­
му -
работы тут еще достаточ­
но. Не можем ведь мы допустить, чтобы после нас кто-то тут по­
дорвался!» ... Распрощавшись с моряками, мы на автомобилях уносились в Каир. Выбрались на бетонку, и сразу же далеко впереди, там, где шоссе упирается в горизонт, по­
казалось ... озеро. Или бассейн чи­
стой воды. Или просто дорога была только что вымыта и свер­
кала на солнце. Конечно, влагой там и не пахло. Обычный мираж, точнее, подобие миража: воздух над ровным покрытием раска­
ляется, и вследствие преломления лучей света создается впечатле­
ние свежевымытости. Как бы то ни было, а благо­
устроенность дороги давала знать: приближаемся к столице. И мне подумалось: через день-другой мы будем снова в Москве, а сколько еще мужества и самоотверженно­
сти потребуется от каждого из тех, кто выполняет благородную, гуманную миссию в далеком Красном море. Я еще раз вспом­
нил неестественную живописность воды в заливе. Окидываешь его взглядом, и не верится, что под этой красотой таится смерть. Правда, мое неверие имело реаль­
ную основу. Я знал: скоро Суэц­
кий залив избавится от своей смертоносности. Но не потому, что он «слишком красив для это­
го», а совсем по другой причине: советские моряки с успехом за­
вершат свою опасную работу. Хургада -
Каир -
Москва ОТ РЕДАКЦИИ: Когда эта статья была уже получена, стало известно: отряд военных кораблей под командованием капитана 1-го ранга А. Аполлонова закончил боевое траление. Суэцкий залив свободен для прохода судов. 17 Сегодня в нашем кпубе доктор исторических наук профессор Р. Ф. НТС рассказывает о работе этнографа История этнографических экс п едиций в нашей стране насчитывает уже п очти два с половиной века и берет начало с l-й Акаде ми ческой экспедиции -
сухопутного отряда Вел и кой С еверной экспедиции 1733-1743 годов. В составе ее работали Г. Ф. Мил­
лер, И. Г. г мел и н, С. П. Краше ни нников, Г. В. Стел­
лер, Я. И. Линденау и И. Э. Фи шер. В задачу экс п е ­
диции входило изучен и е народов Сибири и )Zаль н его В остока. Матер и алы, собра нны е выдающимися уче ­
н ыми Р оссии, и сегодня пре д ставляют собой огром­
ную научную це н ность. Ю тно г рафическая работа в поле окружает особой романтикой профессию этнографа. Но прежде чем из-
брать ее, задай себе вопрос: спо ­
собен ли т ы быть полезен лю­
дям, способен ли ты уважать и ценить привычки, дела других, поначалу, может быть, и не очень понятных тебе людей? Профессия этнографа т ребует самопожертво­
вания, доброжелательства, высо­
кого гуманизма и ответственно­
сти за собранные материалы и выводы, которые должны служить людям ВО имя дружбы и брат-
ства народов. Я вспоминаю один, казалось бы малозначительный, случай, ко­
торый чуть было не стоил нам полевого сезона. Группа кетов, которую мы изучали, жила на одном из притоков Енисея. Нас приютила у себя чрезвычайно приветливая, добрая украинская семья, живущая на правом бере­
гу. Семья была небольшая -
ро­
дители шестидесяти лет и двое взрослых сыновей. Родители бы­
ли пенсионеры, сыновья работали охотниками и рыболовами в кет ­
СКОМ колхозе, что располагался на левом берегу Енисея. Один из сыновей и возил нас на лодке по стойбищам. Семья жила в рубле­
ном доме, где в горнице были постелены половики, а на сунду ­
ках -
белоснежные с вышивкой дорожки. Некрашеный пол всег­
да блистал чистотой, хотя на ули­
це было слякотно и глина приста­
вала комьями к подошвам сапог. Все было хорошо и спокойно в наших взаимоотношениях. Мы ожидали приезда археоло-
н а протяжении почти 250 лет не прекращались в России и СССР этно.рафические полевые работы п о и зучению народов своей страны и зарубежных стран. С ростом зтно г рафических знаний оттачива­
лась методика полевых исследований, которая за­
креплялась многолетней п рактикоЙ. И естестве н но, я н е берусь рассказать 8 журнально:.t очерке пол­
ностью о работе этнографов. Я хочу сказать о том осн о вном, что никогда и нигде не исчезает и з этой работы, где бы ни находился исследователь: в поле, з а п исьменны м столом. О ц ели и смысле профессии. я кутс ки u охот ник. (стар инная 1рав ю ра ). Д ОЛ1а н с к иu оле н евод. Н е н ецка я сумка. ФОТО В. ОРЛОВА га -
надо было копать к етские могиль н ики. Археолог -
о чень молодой парень -
приехал днем. Радушная хозяйка пригласила его в дом выпить молока. И архео­
лог вошел в горницу п ря мо В' грязных сапожища х, о с та в ляя н а п о лов и ке к омь я гл и н ы, уселся на белоснеж ную д о ро ж ку, п о кры ­
вающую с ун ду к. Хозяй ка все ж е спокойн о да ла ем у ст акан и по ­
ш л а з а к р ин кой. О н а бы ла сли ш­
к ом дел икатн а, чтобы сделать гос т ю х о тя бы зам е ч ание. А п а-
19 рень поднял стакан на свет: на нем остались разводы от воды, насыщенной известняком. -
Стакан-то грязноват, -
не­
возмутимо заявил он, затем до­
стал платок и стал вытирать его. Хозяйка несла кринку, но руки ее дрожали, а глаза были полны слез. Только через три дня уда­
лось упросить наших друзей про­
стить эту обиду, о которой уже говорило все село как о событии неслыханном. .. .этнографическая работа в по­
ле начинается задолго до' дня отъезда, за письменным столом. Нельзя отправляться за тридевять земель, не узнав, что сделано до тебя, какие проблемы известны больше, какие меньше. Жизнь так быстра, ее темп столь существен­
но отражается на переменах в традиционном хозяйстве и куль­
туре, что явление, бытовавшее в прошлом, можно уже не встре­
тить сегодня и сделать ошибоч­
ный вывод. Это очень важное требование для этнографа, отправляющегося в путь, -
оставить дома пред­
ставление, что наука начинается с него самого, что до него никто ничего толком не сделал. Зара­
женный подобной «звездной 'болезнью» исследователь может пренебрежительно отнестись к трудам предшественников и не­
ожиданно повторить, а не допол­
нить их материал. В багаже этно­
графа всегда должны быть выпис­
КИ из других работ, словарь (тре­
бование знания языка ИЗУ'lаемо­
го народа -
важное условие, однако как трудно в наш век быть полиглотомl) и много чи­
стых блокнотов. Даже если этнограф поехал только за сбо­
ром материала, например, о се­
мейно-брачных отношениях, он не имеет права не записать и то­
го, что увидел в хозяйственной деятельности народа, те эпиче­
ские сказания, которые услышал в минуты отдыха или торжествен­
ных церемоний. Может ведь слу­
читься и так, что эта поездка на долгие годы окажется последней, и, когда приедут другие, они уже не смогут всего этого увидеть или услышать. И здесь нельзя не сказать об обязательном для этнографа ка­
честве -
умении вести беседу. Мало знать, о чем нужно спросить или как спросить, -
надо быть уверенным, что получаешь наибо­
лее точный ответ, точную инфор­
мацию. Так может случиться, если правильно сделан выбор инфор­
матора. В любой среде есть мно-
гоуважаемые и малоуважаемые 20 люди-те, кто пользуется автори­
тетом за ум и знания, и просто болтуны, пустобрехи. Вступать в контакт с первыми -
добиться успеха, со вторыми -
провалить дело. Кстати, чаще всего первых труднее разговорить. Но ведь известно, что легкий путь не са­
мый верный путь. ... Озеро Мундуйка большое заполярное озеро в Сибири. В длину оно больше 50, в шири­
ну ;SO километров. Летом на озе­
ре промышляют рыбаки Курей­
ского кетского колхоза, но зимой и ранней весной здесь стоят все­
го два жилища -
на противопо­
ложных берегах. Бревенчатые из­
бушки с плоской крышей, без се­
ней, с одной комнатой и желез­
ной печкой посредине. В одной живет восьмидесятилетний кет Федор Агафонович Серков с же­
ной, сыном и племянницей, в другой, на дальнем берегу, шес­
тидесятилетний кет Николай Ми­
хайлович Ламбин с женой. Мы, два этнографа, поселились в из­
бушке у Ламбина. Это был(! наша вторая экспедиция на МундуЙку. В прошлом году мы познакоми­
лись и с Серковым, и с Ламби­
ным. Тогда, летом, мы пробыли у курейских кетов больше трех месяцев. Вместе с ними рыбачи­
ли, многое узнали, но не сумели записать неповторимые легенды и сказки этоrо почти загадочного народа, которые, как нам сказа­
ли, в неисчислимОМ количестве знал Федор Агафонович Серков. Федор Агафонович, крепкий и мудрый старик с густыми, чуть подернутыми сединой волосами, пользовался непререкаемым авто­
ритетом среди курейских кетов как самый старый и опытный ры­
бак-охотник, заслуженный колхоз­
ник и как человек, наделенный, по представлениям его сороди­
чей, способностью привлекать до­
бычу для охотника и врачева­
ния. Но уговорить его исполнить хотя бы одну песню или расска­
зать сказку было невозможно. Причину такой, в общем-то не­
обычной, скрытности мы узнали в самом конце экспедиции: ста­
рик прогневался, когда один ту­
рист попытался купить его песни за деньги или охотничьи товары. Этот случай заставил Серкова быть настороже и с нами. И вот через несколько месяцев, в марте, когда еще вовсю цар­
ствует зима, мы вновь прибыли на МундуЙку. Озеро было CI<OBaHO льдом. От поселка нас на оленях доставили к Ламбину, с которым мы хорошо поработали в про­
шлый сезон и у которого соби­
рались записать тексты для ис-
следования кетского языка, По дороге в избушку Ламбина мы заехали и к Федору АгафОНО­
в~чу, Нас приняли очень радуш­
но, тем более что мы выполнили просьбу хозяйки и привезли би­
сер, а также фотографии, отсня­
тые в прошлый приезд. Нас на­
поили чаем, и мы поехали через озеро. у Ламбина мы прожили боль­
ше месяца. Из запаса магнито­
фонных кассет осталось всего две, когда ранним утром (прав­
да, уже наступал полярный день и разобрать, когда раннее утро или поздняя ночь, было трудно) я проснулся от четкого скрипа оленьих санок. Накинув полушу­
бок, выглянул наружу. К избуш­
ке приближались две оленьи упряжки. Вскоре вошел сын Фе­
дора Агафоновича и сообщил, что отец ждет нас в гости. -
Отец сказал, чтобы ты ма­
шинку взял тоже, -
сказал младший Серков, показывая на магнитофон. В избушке Федора Агафонови­
ча, куда мы прибыли только к полудню, оказалось почти все взрослое население поселк~ при­
надлежащее, как мы уже знали, к одной родовой группе с хозяи­
ном. Огромная кастрюля стояла на печке. В ней варилось мясо лося. Кипел чайник. Хозяин сер­
дечно приветствовал нас и уса­
дил на шкуру рядом с собой. -
Ну что, парень, настраивай свою машинку, а я петь буду. Через два дня начнется перелет птиц с юга на север. Я петь бу­
ду, чтобы они сели и на нашем озере. Весна идет. Голодное это время. Реки и озера подо льдом. Рыбы нет. В тайгу не уйдешь -
наст не держит. А оленей у нас мало, их забивать грешно. Одна надежда на перелетную птицу, пока рыбы нет ... Собравшиеся отведали мяса, выпили густого черного чая и расселись вдоль всей стены -
получился своеобразный круг, в центре которого была печка, хо­
зяин и я с магнитофоном. Медленно прекращались разго­
воры, и, КОГ.да наступила тиши­
на, старик посмотрел на меня и кивнул головой. Я включил маг­
нитофон. Федор Агафонович запел. Мне никогда не передать волнения, охватившего нас, nриезжих, впер­
вые слышавших песни поистине седой древности. Среди еще за­
снеженной тайги, на берегу за­
полярного озера, за тысячи ки­
лометров от городов и привыч­
ного быта нам довел ось услы­
шать песню, напоминающую сво-
ей мелодией ГИМН"I древних ин­
ков. Голос Федора Агафоновича то взлетал вверх, то шелестел по земле, то становился звонким, то глухим. Так продолжалос.. много часов. Давно кончилис.. пленки, а старик пел самозабвенно, обра­
щаяс.. к небу, звездам, солнцу и спешащим на север птицам. Нам был сделан редкий подарок -
нас пригласили быт.. соучастника­
ми церемонии, открывающей ве­
сеннюю охоту. Даже сейчас, когда я слушаю эти записи в Ленинграде, голос мудрого старца внов" вызывает странное ощущение какого-та вневременного события, отдален~ ного от реал"ности на века в прошлое ... Наблюдател"ност" -
одна из естественных человеческих черт, но для зтнографа она должна быт.. просто ПРОфессионал"ной обязанност"ю. Разве можно при похоронах бегат.. с фотоаппара­
том или обращат"ся с расспро­
сами, держа наготове блокнот, к родственникам умершего. Надо выработат" такую наблюдател .. -
НОСТ", чтобы можно было с фото­
графической точност"ю запоми­
нат .. ход той или иной церемонии, отмечат" непонятное. Тол"ко про­
фессионал"но наблюдател"ный человек способен подметит.. не­
заметные постороннему глазу факты, которые могут леч.. в основу научного исследования, открытия. Однажды мой друг, кочевав­
ший с сел"купской сем .. еЙ, среди ночи проснулся от истошного, по­
хожего на хохот крика какой-то таежной птицы. Он выглянул из­
за полога и увидел, что хозяйка чума стала торопливо подкиды­
ват .. хворост в затухавший костер. Когда пламя разгорелос .. , хозяй­
ка спокойно легла на свое мес­
то. Прошло нескол"ко дней, но друг не забыл ночного костра и как бы между прочим спросил: зачем надо разжигат.. ого н .. , ког­
да хохочет птицаl -
Это смеется дух смерти, но он боится огня и уходит от чу­
ма, -
спокойно, буднично отве­
тила хозяйка. Мой друг был наблюдател"ным и, запомнив сказанное, собрал интересный материал об отноше­
нии людей к огню -
охранителю и сородичу. Он написал интерес­
ное исследование о магическом значении огня, который представ­
лялся нашим предкам живым су­
ществом. В этнографической экспедиции нет ни свободных от работы ча-
сов, ни выходных дней. Ибо экспедиционная жизн", помимо каждочасной, плановой, лабора­
торной работы, еще и непрестан­
ное ожидание таких мгновений, которые становятся «экспедици­
онным пиком». Мгновение услышанной леген­
ды и неожиданного ответа через много дней позволило однажды нашей экспедиции сделат!> ма­
лен"кое, но очен" важное для истории кетов открытие. В сибирском шаманстве был очен" широко распространен кул"т почитания различных птиц­
покровителеЙ. У одного народа такими птицами были журавл" и гус .. , у другого -
гагара, у трет .. его -
лебед .. , у четверто­
го -
орел или ястреб. Шаманы принадлежали к тому же роду, к которому относилис.. ИХ сороди­
чи. Может быт .. , в шаманских пти­
цах-покровителях отразилис.. са­
мые ранние представления чело­
века о его связи с живой и мерт­
вой природой. Именно в природе человек искал своих предков или, как говорили индейцы Се­
верной Америки, своего тотема. Тотемами у индейцев Северной Америки были бобры и волки, вороны и касатки, у жителей монгол"ских степей -
кон.. и беркут, у притибетских народов­
тигр, як и каштан. У енисейских кетов -
лебед.. и гагара. Лебед .. и гагара -
главные шаманские птицы кетов. И по сей ден" те, чей род в прошлом был «по рож­
ден» лебедем, не будут ест.. ле­
бединое мясо, как бы ни было голодно. Не будут бит .. и ест .. га­
гару те, ч .. и предки вели свой род ОТ этих птиц. Именно с шаманской птицей га­
гарой и была связана случайно услышанная нами легенда . ... Очен" давно, когда тол .. ко земля народилас.. и появилис .. люди, много кетов жило на об­
ширном просторе. Там много бы­
ло рыбы в озерах и реках, мно­
го проходило дикого оленя по весне и осени, много росло бе­
рез, кора которых шла на изго­
товление тисок -
покрышек для чума, и много гладкоствол"ных осин, из которых долбили лодки. Люди из поколения в поколение жили на тех местах. Им бы"о хо­
рошо. Но наступил год, когда пропала рыба. Пришел год, когда погибли березы. Однажды высох­
ла и сгорела осина. Дикий олен .. в страхе переменил тропу. И тог­
да пошли обессилевшие от голо­
да люди к великому шамаtlу До­
ху и стали просит.. его спасти на­
род. Ничего не ответил шаман. И трижды приХ'Одили к нему люди • VIA Е5Т VITA &::'.O:' ........ ':!i":i ПОРОГА­
-это ЖИЗНЬ и просили спасти живых. Разжег костер шаман. Нагрел свой бубен, вскочил на него и унесся к небу. Вернулся с неба Дох и так ска­
зал кетам: -
С утра я поведу вас на но­
вые земли, но пуст.. никто не по­
смеет взят .. с собой что-нибуд .. старое из одежды или утвари. Так и поступили люди. Тол"ко жена самого Доха спрятала в свои нарты старую деревянную колыбел .. , в которой когда-то спал ее первенец. Все оставшиеся в живых собра­
лис.. вместе. Мужчины и женщи­
ны в одежде из новых шкур, с новыми туесками из бересты, с новыми нартами. Появился Дох с женой и семилетним сыном. У да­
рил великий шаман в бубен, за­
пел. Опустилос.. с неба бол .. шое облако, и все взошли на него. С облаком люди поднялис.. на первое небо, увидели землю, где росли мален"кие березки, и не захотели остат"ся там жит... Под­
нималис.. на второе, трет .. е, чет­
вертое небо. Видели много раз­
ных земел .. , где березы были выше, чем на первом, где в ре­
ках появилас.. рыба, а меж де­
рев .. ев лежала олен"я тропа. Кто­
то оставался жит.. на тех землях, но многие просили Доха поднят .. их выше. Они надеялис .. , что ве­
ликий шаман приведет на самую прекрасную землю, где всего много. Поднялис .. люди на пятое небо, где была пятая земля с бе­
резами и осинами, с рыбой в озерах. Но какими-то тонкиМи были дерев"я, и захотел сам Дох поднят .. людей выше. Вдруг по­
явился гром. Он испустил огон .. , загорелис.. дерев"я, и выхватил тогда коп .. е Дох, и успел пора­
зит .. гром, но древко коп"я сло­
малос... Разгневался Дох и крик­
нул: «Кто старое прячет, лю.диl» Но никто из людей, кроме же­
ны Доха, ничего старого не пря­
тал, а жена испугаnась сказат .. 21 правду. И Дох поднялся на ше­
стое небо, с ним ушло много на­
роду, хотя кто-то остался и на пятой земле. На шестом небе бы­
ла шестая земля с огромной ре­
кой и маленькими реками, впа­
дающими в нее. Здесь было уже хорошо, и люди захотели остать­
ся здесь. Они стали ставить чу­
мы, но вдруг появился опять гром. Он был больше прежнего. И опять в огне сразился с ним Дох и победил его, но сломал древко второго копья. С гневом Дох покинул людей, и только с женой и сыном умчался на седь­
мое небо, на седьмую землю. Великий шаман думал, что люди прячут старое и обманывают его, но обманывала его жена. На седьмом небе была седьмая земля, где всего было вдоволь, только деревья стояли железные. Но взмахнул посохом Дох, и ста­
ли деревья наполовину желез­
ные, наполовину обычными. И хо­
тел было позвать людей Дох, но появился самый огромный гром. Загорелись деревья. Поднял по­
следнее копье Дох и пошел на гром. Испугалась жена, хотела было выкинуть колыбель, но бы­
ло поздно -
сломалось копье, и огонь сжег жену и нарты. Он не мог уничтожить Доха, ко­
торый не знал смерти, но мог убить его сына. Дох превратил сына в гагару, одел гагарой, рас­
сек небо и бросил в дыру, нака­
зав ему опуститься на лбу -
сос­
новом бору у реки, что течет в огромную реку, и остаться с людьми. Падает сын Доха, видит сосно­
вый лоб и опускается около него на реку. Бегут люди, поднимают стрелы, что-то говорят, очень по­
хожи их слова на кетские, но не­
понятные, кричит сын Доха, что он не гагара, а человек. Но те люди его не понимают и пускают стрелы. Люди убили сына Доха, ставшего гагарой, и съели. Все те, кто ел, тотчас умерли. И не стало тех !1юдей, которые гово­
рили почти так же, как говорят кеты, но не совсем так. Да и на­
звание тех людей было иное -
юги. -
И нет теперь такого наро­
да, а мы не едим гагару, -
за­
кончил повествование о Дохе и его сыне рассказчик. Так у слу­
чайного ночного костра мы услы­
шали название древнего наро­
да -
юги, который, как предпо­
лагали некоторые исследователи, действительно существовал и был родствен кетам. Тщательно запи­
сав эту легенду, мы наутро. тро­
нулись В дальнейший путь. Через несколько месяцев мы 22 прибыли в поселок Ворогово, что стоит на левом берегу Енисея, чуть ниже правобережного станка Атаманово. (Сколь примечатель­
ны эти названия! Они сохраняют память О тех давно прошедших днях, когда с высокого берега у Атаманова ушкуйники по сигналу дозорных устремлялись на купе­
ческие караваны. Жили же ушкуй­
ники в селе Ворогове. От тех, видно, дней осталась своеобраз­
ная планировка дворов русских старожилов, напоминающая ма­
ленькую крепость с глухими и толстыми воротами и стенами.) Нас в Ворогово привело сооб­
щение о существовании особой группы местного населения, где очень распространена фамилия Латиковы. Мы были уверены, что эта группа как-то связана своим происхождением с кетами. Наши предположения могли не оправ­
даться, если бы мы ограничились лишь материальной культурой Латиковых, уже давно не отли­
чающейся от сибирско-русскоЙ. Но мы пошли дальше -
мы ра­
зыкалии и разговорили самых старых Латиковых и услышали ... вариант той же легенды о сыне Доха. Вплоть до заключительной части обе легенды совпадали. Но в конце латиковы рассказыва­
ли ее так, что получал ось, будто сына Доха, превращенного в га­
гару, убили именно их предки. Но ведь по первому варианту Cbl-
на Доха убили легендарные Bbl-
мершие юги? Так, может быть, клан Латиковых -
это далекие потомки югов, которых наука счи­
тала исчезнувшими? И вот уже буквально в конце беседы старый Матвей Латиков сказал: -
Наши отцы и деды говорили, что до .прихода русских они уже жили в этих местах по речке Сым и их называли югами. Так просто на первый взгляд и буднично началось сенсационное открытие, казалось, уже исчез­
нувшего народа. Жаль, что мы приехали слишком поздно -
мы опоздали почти на два столетия. Процессы естественной ассимиля­
ции с окружающими народами эашли у по-,:омков югов столь да­
леко, что нам удалось собрать всего лишь несколько десятков югских слов.' Но мы не теряем на­
деждь, восстановить по еле за­
метным особенностям югской культуры в быту Латиковь,х и их сородичей в Ворогове какие-то вешки на пройденном кетско­
югском пути. Не удастся нам, удастся другим ... Конечно, метод «непосред-
ственного наблюдения» -
чудес­
ны,' проверенный годами прин-
цип работы этнографа. Однако как применить его, когда речь идет о народе, давно сошедшем с исторической сцены? Как побо­
~Tb время и стать соучастником событий, развертывавшихся на обширных пространствах Европы и Азии, Америки и Африки два, три, десять столетий назад? Как восстановить пройденные этапы этнической истории и от­
ветить на самый жгучий вопрос: кто наши предки? Ведь первей­
шая обязанность этнографа­
разгадать, а не домыслить, что было, а чего не было. Здесь, по­
жалуй, трудностей больше, чем при живом общении с людьми, ЧЬЮ культуру надо познать и по­
нять. Здесь объективность, добро­
совестность и компетентность ДОЛЖНЬ' быть вне сомнений и спо­
собны выдержать строгий суд истории. И поэтому настоящий этнограф обязан уметь путешествовать во имя науки не только по реальной земле, но и во времени. Не толь­
ко уметь разговаривать с живы­
МИ людьми, но и с музейными экспонатами и письменными сви­
детельствами. Время -
это тоже «поле» эт­
нографа, где музейные экспона­
ть' и письменные сообщения являют собой как бы остановив­
шиеся мгновения. «Оживить» эти мгновения и беспристрастно изучить их движения в «поле вре­
меню) -
вот в чем первая и основная задача исторической этнографии. Благодарна работа этнографа, приближающего людей к пони­
манию друг друга, чтобы пред­
стоящие встречи дарили благо­
родную и добрую радость узна­
вания. Весной ли, осенью, зимой или летом -
в любое время го­
да мои товарищи упаковывают походное снаряжение и отправ­
ляются в путь. Для этнографа во­
истину жизнь -
это дорога. Может быть, иногда им, устав­
шим от холода или едкого дымо­
кура, чуть-чуть обидно, что они не у Черного моря. Однако, где бы ни были этнографы 17 июля, в день рождения своего замеча­
тельного предка, великого путе­
шественника и гуманиста Н. Н. Миклухо-Маклая, -
в сте­
пи, пустыне, тайге или на широ­
ких речных просторах России,­
они отмечают свой день. День этнографа. По "'радиции в этот день у дальних костров память восстанавливает прожитое и пройденное, все то, что еще надо рассквзап. людям о них самих ... Ш одитель посигналил на прощанье, и его в идавший виды трехосный зил лихо запры-
• гал по рытвинам, оставшимся на месте за­
сыпанных бомбовых воронок. Маскировочный тент, укрепленный, на бамбуковых шестах. над кабиной и кузовом, закачался из стороны в сторону, словно и машина дружески махала Нгуену на прощанье. Поймав себя на этой мысли, он невесело усмех­
нулся: просто даже здесь, в Г'Л'Убине ОС 1 вобожден­
ной южновьетнамской провинции Куангчи, выез­
жая в рейс, водители и после установления мира предпочитали не с;нимать ,маскировку. А во время стоянок обязательно забрасывали на тент пальмо­
вые ветви. Неровен час ~ прилетит«фа-ныок» -
«фурункул» 1. Кто знает, что у него на умеl Неда­
ром же говорят: «Всегда остерегайся 'лошадиных КОПЫТ», Машина скрылась в клубах красной пыли, и Нгуен оглядел,ся. Солнце еще не село, но на дороге бы­
ло оживленно. По обочине длинной вереницей бой­
ко семенили женщины. Видимо, с рынка. Мягко пружини,ли у них на плечах коромысла, на которых покачива'лись плетеные корзины с рисом, 'Утками, бананами, кокосовыми орехами. Женщин то и де­
ло обгоняли велосипедисты. Они весело перезва­
нивались, и спицы их маШИ I Н сверкали в закатных лу'чах солнца. Все это казалось Нгуену странным, почти не­
реальным. 3а долгие годы BOi:'tHbI ОН СВЫ!ОСЯ С тем, что дорога оживала только с наступлением ночи. Ночью ш'ли женщины на рынок, ночью отправля­
лись дети в школу, укры11)'Ю где-то под .землей; и только ночью осторожно пробирались по доро­
гам колонны BoeHHblx машин с потушенными фа­
рами. Всходи,ло сол,нце, и дорог.а вымирала. Вся жизнь перемещалась под покров джунглей, в пе­
щеры, зеМ · ЛЯ I НКИ ... Оживленное движение на дороге, за которым Нгуен с радостным изумлением наблюда · л послед­
ние несколько часов из кабины гр,узовика -
да и сейчас, стоя на обочине, -
несмотря на обыден­
ность и прозаичность, представи,~ось ему каким-то праздничным шествием. Не хватало только флагов и барабанов. «А ведь мир, -
подумал он, -
это и есть праздник. Даже такой неустойчивый и не окрепший еще мир». Солнце коснулось зубчатой кромки iI1еса на скло­
нах гор. Надо идти. Скоро cTeM!ieeT, а до Йенфу, родной деревни Нгуена, еще пять километров. Он свернул с дороги и зашагал по дамбе, оберегав­
шей рисовые поля от раз,ливов коварной Тяу. Правда, сейчас, в «с'ухой сезон», Тяу напоминала скорее скромный ру'чеи, который с трудо,м про­
бивал себе путь среди отмелей и заросших трост­
ником островов. Дамiба возвышалась liaA ним не­
приступной крепостной стеной. Сходство еще боль­
ше усилива'л косо торчавший из плотно утрамбо­
ванной земли орудийный .ствол. Подойдя К краю дамбы, Нгуен увидел внизу, почти у самого осно­
вания, большую нишу -
«Не иначе рванула двух­
сотка», -
в которую кто-то умудрился затащить изрядно покореженный танк С развороченной баш-
I Так в ЮЖН О М Вьетнаме на Зblвают самолеТbI Ф · IО 4. наХОДЯЩllеся н а qооружеllИИ у с айгон ской арм ии. ВАН ФАМ ней и нелепо задранным орудием, подпиравшим откос. Нгуен и раньше встречался с тем, 'что крестьяне, укрепляя дамбы, укладывают в них гильзы артиллерийских снарядов. разряженные авиабомбы, крылья сбитых самолетов -
в общем, весь этот «боевой» металло'лом, что густо усеял МНОГQстрадальную вьетнамскую землю, а теперь наконец обрел «.мирную ,специальность»: помогал защищать поля и посевы. Но ';тобы целый танкl «30Й лям» -
«Ну И ловкачи», -
вслух похвалил Нгуен. Быстро сгущались сумерки. Нгуен ощутил на лице ласковое прикосновение прохладного ветерка. СЛОВ I НО и банановая роща, к которой он прибли ­
жался, и горный лес, темневший далеко впереди, приветствовали его, усталого путника, возвращаю ­
щегося к родному очагу после долгого похода. Тишина. Только поскрипывает под резиновыми зе­
паМI1 1 красный песок на дамбе да плещется где-то среди побегов риса карп в ПОl1сках корма. Нгуен ВСПО,МНI1Л, с какой СВl1репой СI1ЛОЙ ревел 11 завывал здесь ветер во время тайфуна. Это бы­
ло много лет назад, еще до войны. Тайфун нагнал в устье Тяу морскую воду, и она вот-вот готова была перехлеСТ I НУТЬ дамбу 11 залl1ТЬ поля. А для Рl1са соленая вода ГI1,бель. Казалось, что, как в древней легенде, дух гор 11 дух моря схваТI1ЛI1СЬ между собой в смертельном поеДl1нке I1з-за вьетнамской зеМЛI1. Весь уезд был поднят по тре­
воге. Нгуен, тогда еще подросток, работа'л наравне со ВЗРОСЛЫМI1. Пару раз, ОСТУПI1ВШI1СЬ на СКО,ЛЬ3 -
КОМ склоне дамбы, он чуть 'не сваЛI1ЛСЯ в бушую­
Щl1е волны Тяу. Сколько носилок с ГЛI1НОЙ пере­
таскал он тог даl КаКl1е сI1лы ыыe у него БЫЛI1 руки! А вот теперь, еСЛI1 налеТI1Т тайфун, немного будет по'льзы от Нгуена. Он тряхнул култышкой в пустом рукаве выгоревшей Гl1мнастеРКI1. Какой от него теперь вообще прок внелегком крестьянском труде? ВеСТI1 плу,г вслед за буйво­
лом? ПерекаЧl1вать черпаком воду на поле? Управ­
лять трактором, с трудным назваНl1ем "Бе-ла-луты>, которые в последнее время начаЛI1 ПРИВОЗI1ТЬ в освобожденные районы I1з далекого Льен-со '. Вез­
де, везде нужны креПКl1е МУЖСКl1е PrfKI1. РУКI1, а не рука. А главное -
как Прl1МУТ его дома? Нгуен до слез жажда l Л встречи с отцом, матерью, сест­
ренкаМI1 11 одно:временно страШI1Л I СЯ ее. СтраШI1ЛСЯ пото,му, что ОНI1 еще не знаЛI1 о его беде. Нгуен Пl1сал 11М I1з ГОСПl1таля, сообщал, что ранен, 'но как именно -
написать не реШI1ЛСЯ. Ладно, хваТI1Т об этом. Что СЛУЧI1ЛОСЬ, того не вернешь, 11 нечего зря МУ'ЧI1ТЬ себя. Шагая по дамбе широким и раз­
MepeHIHbIM солдаТСКI1М шагом, каКI1М ИСХОДI1'Л СОТНI1, а может быть, и ТЫСЯ I ЧI1 Кl1лометров по ДРУГI1М дамбам и лесным ТРОПl1нкам, Нгуен постарался предстаВI1ТЬ, что он уже в РQДНОЙ Йенфу . ... Вот он ПРОХОДI1Т по узкой деревенской улочке МI1МО кустов ананаса с аромаТНЫМI1 плодаМl1, МI1,МО пруда с ослеПl1тельно беЛЫМI1 J1ИЛI1ЯМI1. ВОТ он свораЧl1вает 'налево в узеНЬКI1Й проулок. Вот за ЖI1ВОЙ бамбуковой изгородью видит зеленые став­
НI1 11 череПI1ЧНУЮ крышу ... Тут Нгуен поймал себя на мысли, что Нl1какого дома сейчас нет, ведь ему Пl1саЛl1, что перед самым концом войны в него попа'ла бомба. Хорошо, хоть вся семья в это вре­
мя пряталась в щеЛI1 неподалеку. Добl1раясь до до,му через освоБQжденные райо ­
ны, Нгуен 'Вl1дел, как <ЛЮДI1 прежде всего спеша, побыстрее ВЫСТРОI1ТЬ себе ЖI1'лье, ПОКI1НУТЬ опосты­
леВШl1е подземелья. Всюду на месте Prfl1H 11 пожа­
рl1Щ РОСЛI1 новеНЬКl1е дома -
то леГКl1е, бамбу ­
ковые, на ВЫСОКI1Х сваях, наПРl1мер, в ПРl1гранич­
ной с Лаосом горной меСТНОСТl1, то СО'ЛI1Д1ные, сло ­
женные из КI1РПl1ча, в ПРИМОРСКI1Х районах. Всюду Кl1пела работа, стучаЛI1 топоры, звенели ПI1ЛЫ. Только 'что сможет построить он, инваЛl1д, со ста ­
PI1KOIM отцом? ... Нгуен всегда горди,лся своей I1нтуицией, необъ­
ЯОНI1МЫМ умением почу,вствовать в бою опасность, когда в какой-то короткий, как МОЛ-НI1Я, МI1Г -
В слеДУЮЩI1Й будет поздно нужно броситься на АНО окопа или ог'лянуться 11 вскинуть свой без­
отказный карабин . ... Бе'сшумно ра'здвигая тростник носом ЛОДКI1, ОНI1 пробирались тогда с напарником-разведчиком по одной из .бесчиоленных проток Меконга. Огнен­
ный солнечный диск заливал землю словно бы I 3 е n ы -
распространенная во Вьетнаме обувь ПIII < I сандал ий с подошвой из автопокрышек. , Льен,со -
Советский Союз (вьет.). 24 не л-учами, а потокаМI1 расплавленного металла. Трудно было представить, что kaKl1e - то Жl1вые существа способны, затаl1ВШI1СЬ, подстерегать до­
бычу в этом пекле,. Нl1чем не выдавая себя в зве­
нящих тучах МОСКI1ТОВ. Пулеметную очередь, раз­
давшуюся из зарослей с левого берега, Нгуен ус,лышал, казалось, еще до того, как неВИДI1,МЫЙ пулемеТЧI1К нажал гашетку. Нгуен рухнул в воду через правый борт и, хватаясь за ТРОСТНl1ковые стеБЛl1, стал резко забирать под водой в сторону. Когда он, задыхаясь, наконец осторожно выглянул на nOBepXIHocTb, предваРl1 тельно ПРI1КРЫВ голову пучком водорослей, то успел увидеть, как лодка УНОСl1ла по течению беЗЖl1зненное, перевеСI1В­
шееся через корму тело товарища. По мутной повеРХНОСТI1 Меконга тянулся алый след. ... Мгнове,нная реаКЦI1Я. Она спасла его 11 во вре­
мя одной из подводных Дl1веРСI1Й на Меконге. Собств~нно, задание он тогда уже выполнил. Вы­
ПСЛНI1Л грамотно, 'чисто, технично -
так, как де­
СЯТКI1 раз отраба ты вал перед этим на базе. Не­
сколько 'часов он ПDджидал на леСI1СТОМ островке вражеский транспорт с боеприпасами. и вот I1з-за поворота реКI1 показался ШИРОКI1Й, точно обруб­
ленный 'нос десантной баржи, груженной, по доне ­
сеНI1Ю развеДКI1, аРТl1ллерийскими снарядаМI1. Нгу­
ен ПРИКI1НУЛ ее скоросоь, засек на лимбе компа са нап р а в л ение и, поправ и в ремни акваланга, бес­
шум но с п о л з ск воз ь тростники в реку. Вода была настол ь ко мутной от ила и песка, что он с трудом различа л све т ящ у юс я с т р ел ку на плавающей кар­
тушке комп ас а. П о жалуй, к уда более надежным ориент и ро м е м у слу ж и л о глу х ое тарахтенье мотора двигавшег ос я п ротив т е чен и я транспорта. Он точно вышел н а встречу к о раб л ю, б ез с у ет ы с нял с поя с а м и ну- « присосок » И з а к а кую-то с екунд у, ког да те ­
чение прижало его к ше р шавом у борт у су дн а, при ­
лепил ее. Потом с ил ьно отт ол кн у л ся о т борта и бешено з ар а б отал ластами, чт о.бы не о к а з а т ься затянутым под винт. Течение снесло Н гуена, и обратн ый путь к о <,т­
рову занял больше време ни. Н г уену о ст ава л о с ь несколько метров до п р и брежного тро с тника, ког д а он почувствовал, чт о его левы й ласт за ч то ­
Т О з а цепился. И тут же как ая - то н е умолимая сила потянула el'o назад, н'! глу б и ну. Не раздумывая. Нгуен сорвал С пояса нож, полоснул ПО пяточному ремешку, державшему ласт на ноге, и рванулся вперед. Схватка с крокодилом, грозой здешних вод, означала почти верную смерть. Два коротких сильных удара оставшейся правой ластой -
и ВОТ он, спа с ительный трост - ник, на пологом берегу острова. Нгуен обрезал ремень акваланга и туго пер ет янул щиколотку, - чтобы остановить кровь, ручьем лившуюся из раны. Да, сомкни крокодил св о и челюсти чуть выше и ... ®
. ' .... ) в 6ОРЬ6е ~ eВ06Og&J . ,. UA'Y-IaA.t':r . ~ ___ UМOCll1b 17 Ко г да спустя несколько минут со стороны ушед­
шего вверх по реке транспорта ахнул громовой взрыв, он прозвучал в ушах обессилен но лежав­
шего на песке Нгуена подобно радостной трели дудочки сао. Ну а с рукой Нгуену не повезло. И никакой опыт, никакая интуиция не смогли выручить его в том кромешном аду, когда в шестой раз захлебывалась их атака на ожесточенно огрызавшийся пушками и минометами укрепленный лагерь американо-сай­
г онских во й ск в Батьзыонге. .каждый раз перед ними вставала сплошная стена раскаленного желе­
за. А стоило роте Нгуена залечь, как проклятые минометчики из форта принимались методично расстреливать ее на открытом двухсотметровом участке болотистой равнины. Когда в последний, шестой, раз поредевшая рота откатывалась под покров лесно;; чащи, Нгуен вдруг почувствовал жгу­
чую боль в левой руке. Тогда, в горячке боя, он не обратил на это внимания. Вместе со всеми бе ­
жал, стрелял, при близких разрывах ничком падал за срубленные осколками стволы. Он даже не пом­
нил, когда потерял сознание. Потом был госпиталь, вернее, не госпиталь, а небольшая пещера с десятком коек и бегающи­
ми за дощатым потолком крысами. Быть может, руку и удалось бы спасти, если бы его успели отправить в тыл, в глубину освобожде - нной зоны. Но как раз в те дни полк Армии ос,вобождения, в котором воевал Нгуен, оказался отрезанным от главных сил в тесном горном ущелье. Шли упор­
ные, кровопролитные бои. « Ждать эвакуации нель­
зя, -
сказал полковой врач, осматривая Нгуена.­
- Лучше потерять руку, ч ем жизнь ». ... Под ногами мягко зашуршали опавшие листья. Ночная птица те-рао подала с,вой голос в г - лубине рощи, и ее мелодичная трель привольно понеслась к вершинам гор, залитым лунным светом. Бойцы освобождения дали птице новое имя -
« хак фук хо хан» -
«преодолевающая трудности» -
по со­
звучию с песней, которую поет те-рао. Услышав ее где-нибудь на ночном при вале, в часы пере­
дышки между боями,· Нгуен всегда вспоминал о до­
ме. У них те-рао свила себе гнездо на лесной опуш­
ке в ветвях раскидистого баньяна, совсем рядом с деревней. Бывало, вечером, когда они сидели за ужи,но,м, раздавался ее то - ненький посвист. Отец в таких слу'чаях ставил на циновку чашку с рисом и многозначительно поднимал палочки для еды: «Упустишь те-рао из гнезда, назад не вернешь». Все почтительно замолкали, ибо знали, что имеет в виду отец. Древняя легенда гласила, 'что однаж­
ды во дворе у крестьянина поселил ась птица те­
рао. Дела у него сразу пошли хорошо, стал он собирать ,богатые урожаи риса и маниоки, в семье никто ,не болел. Как-то те-рао принесла в клюве золотое зернышко. Крестьянин очень обрадовался, схватил зернышко и тут же снова погнал птицу за золотой добычей, не давая ей сесть в гнездо. Дол­
го кружила она над хижиной, рассыпая свои трели, словно увещевала неразумного, но крестьянин все гнал ее длинным шестом. Тогда те-рао уле­
тела и больше уже не возвращалась. А счастье и достаток с _ тех пор покинули дом крестья­
нина. И Нг'уену казалось, что при словах отца лицо у матери становилось виноватым. Неужели он на­
мекал на маленького Тханя? Это было двадцать лет назад. Пятилет - ний Нгуен с братишкой Тханем гоняли,сь за щенком среди корзин для риса в углу двора. Пришел дядя Хиен, принес ребятам пакетик С засахаренными зе,мля­
ными орешками -
у него в лавке их было много, а потом обратился к матери . Сестра Бинь, я еду в Сайгон. -
Все-таки решил? -
Да, -
дядя Хиен пристально смотрел в лицо матери. -
Ну так как наСЧР.7 Тханя? -
Ой, боюсь я, Хиен. -
Ведь это ненадолго, сестра. Пусть поживет . немного со мной в Сайгоне. Я там открою лавку, будет помогать мне. Тебе ведь сеЙ l час трудно одной. -
А что скажет муж, когда вернется из армии? -
Когда это еще будет? Да и потом сама уви -
дишь, он тебя не осудит. А Тханя я выращу, выучу и верну тебе, ты и глазом не успеешь мор-
гну т ь. Эй, Тхань, хочешь поехать в большой город? Там много машин, велосипедов, и у тебя буде1 велосипед. Тхань уставился на дядю, от восторга разинув рот. Ч,уть орехи не выронил. С тех пор ни дядю, ни Тханя Нгуен больше не видел. Вскоре по всему Южному Вьетнаму запы­
лало пламя патриотической борьбы против сайгон­
ских правителей и их заокеанских хозяев. Йенфу 27 была одной из первых деревень, освобожденных от ,марионеточных властей. Но брат оказался по ту сторону фронта. Ни одного письма от дяди и от него они не полу,чили, сайгонский режим ~a­
претил всякую связь с освобожденными районами. А отец, когда наконец верIНУЛСЯ, никак не мог простить матери, что она поддал ась на уговоры Хиена. Он не попрекал ее. Только вот эта его поговорка про птицу те-рао . ... Впереди замелькали огни. Потян'уло ароматным дымко,м, который всегда растекался по окрестным полям, когда в деревне готовили ужин. Нгуен сра­
зу определил: в горячеи золе запекают рыбу, обернутую в пальмовые листья. Вот и старый зна­
комый -скрипучий мостик через ручей. Хоро­
ший был здесь раньше клев. Нгуен жадно вгляды­
вался в вытянувшуюся впереди темную улочку. Вроде все, как и прежде: темные силуэты высо­
ких баньянов, тусклые светля,чки ламп во дворах за бамбуковыми изгородя,ми. Только по обе сто­
роны улицы там и сям непривычно темнеют во­
ронки, наполненные I водой, да на месте, где стоял дом почтенного Нама, скорбно горбится груда битого кирпича. Заглядевшись по сторонам, Нгуен больно споткнулся о 'Чтомто твердое. Нагнулся: на траве валялись какие-то обломки. Да ведь это ста­
туя одного из четырех священных коней, 'Что укра­
шали пагоду и были пред,метом гордости одно­
сельчан! Да, война не обошла тебя стороной, Йенфу. Никто из домашних не заметил, как Нгуен подо­
шел к бамбуковой изгороди. Он на секунду оста­
новился, не в силах поверить, что нако,нец-то своими глазами, 'воочию видит картину, которую много раз представлял себе там, на фронте, в болотах, в джунглях, во время дли,нных ночных переходов. Вот и семья пред горящим сошлась очагом. Мать на собравшихся смотрит встревоженным взглядом. Все здесь, как прежде, и тоnько на месте твоем-
Миска пустая и палочки сложены рядом 1. Две керосиновые лампы освещали всю семью, расположившуюся на большой тростниковой ци­
новке. Мать, ВИДIНО, только 'Что сняла с углей бам­
буковое колено с рассыпчатым рисом и расклады­
вала его сейчас по 'чашкам. Отец открывал г,линя­
ную бутыль с «ныок мам» 2. О чем-то шептались сестренки ... близнецы. Их блестящие черные косы, перетянутые ленточками, подрагивали от смеха. Как они выросли: встретил бы где-нибудь, 'не узнал! А кто это рядом с ними? Какой-то незнакомый парень. Чуть ,моложе Нгуена. Неужели одна из се­
стер вышла замуж? Мать подняла голову и выро,нила чашку. Через секунду Нгуена окружили, сестренки стаскивали с него рюкзак, мать с плачем прильнула к его пустому рукаву, отец в волнении потряхивал своей реденькой седой бородкой. И только парень как поднялся с циновки, так и остался Iна месте, сму­
щенно поглядывая на Нгуена. -
Что, сынок, не узнаешь родного брата? -
Голос отца был хриплым. I Из стихотворения южновьетнамского поэта Тху Бона «Песня о птице те-рао»_ Пер. М. Матусовского. , Н ы о к м а м -
соус из перебродившей рыбы. 28 Тхань?! Здравствуй, Нгуен. Все-таки вернул.ся. Это было lijепросто. Да садитесь, садитесь, -
засуетилась мать, поспешно вытирая слезы. -
Отведай родного ри­
са, сынок. Ведь сколько времени ты не пробовал его. Пусть он станет концом разлуки. Вот тебе чашка, вот пало,чки. -
Она осеклась, видя, как он неуклюже взял все одной рукой. -
Ничего, ничего, -
все так же хрипло сказал отец. -
Все печали забываются,все Iбеды прохо­
дят. Главное -
мы снова вместе. Вы были далеко, сы,новья. Забота о вас посеребрила мою бороду. Страшный тайфун пронесся над нашей землей. Но тайфуну пришел конец, и вот вы у родного очага. Ведь дети без родителей что кэй дан 1 без струн. Пусть же дух мира, счастья и согласия ца­
рит над нашим Йенфу. Отец взял свою диеу кой 2, забулькал водой, и его постаревшее морщинистое лицо исчезло 'в гу­
стых клубах дыма. ... HryeIH с Тханем лежали на широком топчане под арековой пальмой. Пробиваясь сквозь ее кро­
ну, луна бросала на их лица бледный отсвет. Где­
то совсем недалеко прокричала те-рао. -... Бежать я решил сразу, как только меня моБИS1изовали, рассказывал Тхань. Но там у нас каждый следил друг за другом. За попытку дезертировать -
расстрел. Ты, наверное, слышал? -
Да, слышал. -
Устраивали показательные казни в сайгонских казармах. Прямо на плацу. А дядя ,не мог выкупить из армии? Дядя дав,но умер. Он считал, что искалечил МQЮ жизнь. А ты как с'читаешь? -
Что толку ругать покойника? Но жизнь дей­
ствительно не удалась. -
Как же ты все-таки сумел уйти? -
Повезло. Мы засели в форте в Батьзыо,нге. Отбили, по-моему, шесть атак Вьетконга 3 ... прости ... патриотов. Крепко держались. Да, если бы не минометы, нам бы крышка. Минометы у вас были хорошие. Потом меня и еще одного отправили разве­
дать, далеко ли ушли Вьет... патриоты. Это был мой друг. Мы заранее припасли листовки Фронта. Ну и предъявили их вашему патрулю. -
Зде,сь давно? -
НеСКОЛЬКQ дней. Вот разгребли с отцом завал, связали решетки для стен ... -
Теперь надо будет напилить опоры. ... СОЛlнце палило с раннего утра, тщетно пытаясь пробиться сквозь густую листву камфаРIНОГО дере­
ва, в тени которого работали двое мужчи,н. В углу двора среди корзин резвился щенок. Матово по­
блескивало полотно пилы, пахло свежими досками. -
Берись! крикнул Нгуен брату, поднимая с земли за ручку заходившее из стороны в сто­
рону полотно пилы. Он старался не думать о боли в левой руке, потерянной в бою под Батьзыонгом. После шестой атаки. Тхань обеими руками крепко сжал вторую руч­
ку. Матовая ,лента стали с острыми ЗУ'бцами вытя­
нулась и замерла. В Йенфу строили новый дом. I к: эй д а н -
вьетнамский музыкальиый ииструмеит. 'Бамбуковая трубка для курения. Табачный дым в ней охлаждается водой, которая находится в нижней части трубки. 3 В ь е т к о н r -
так сайгонские власти называют Народ· ны"" вооружениые силы освобождения Южного Вьетнама. Ш
. г.l\· бllнах Стурьшемарка, в cT"polle от дорог и троп, t П" ,\Оторым ходят ж ит ел и .\' ,'H\,I'\ ма l'СИВОВ, находится узкое \ "le.1i>e. По дну его среди камней 11 6УРl'лоча течет ручеек. Мн о ги е сотни .1ет трудился он над т ем, чтобы пробllТЬ Б горах этот путь. С востока ущелье ограждает почти отвесная стена с небо.%ши· ми уступами. Н а скудном слое земли растут НИЗКОРОСJIЫЙ можже­
вельник и карликовая бе р езка. Н а одном из ус т упов, в самом центре стены, сидит филин. Это Желтый глаз. В бледно-зеле ном мерцании луны птица кажется се­
ребристо-серой. Над ее круглой головой торчат наискосок два длинных "учка п е рь е в, напоминаю­
щих рога. Это СОВИНl> l е «у ш и». Пт ица долго сидит неподвижно. Каж е тся, будто она высечена и з камня. Но вот она резко п оворачивает голову, и лу нн ый св е т падает пря­
мо в глаза. О т яркого света за го­
раются два янтарно - желтых глаза, т емные зрачки сужаю т ся. Птица что-то высматривает в т ен и, на другой сторо н е ущелья. Н ако н е ц она наХОДIlТ то, что искала. Дрожь пробегает по телу филина, о н вы­
тягивается и раздувает опере нн е. Перья, словно колючки, торчат во все стороны. Какое-то время Желтый глаз сидит в этой позе, з атем вытяги­
вает ш е ю и кричит: «Ху-ху - у ». Г луховатый. ГЛ\l БОКllii знук иапо­
мин ает человеческий К р1l К ... ОБ АВТОРЕ в не бо л ь шом м е с теч к е Клеммет ­
е рюд, ч т о в 30 к и л о мет р ах от нор­
вежс к о й ст олиц ы, ж и ве т МОЛОДОЙ сим патичный чел ов ек. Зим ой иле · т ом, д н е м н НОЧЬ Ю ег о МОЖНО в стретить в л ес у. Он н е о хо тник, ко т ор ый внима т е л ь н о в ы см а три ­
в а ет д обычу. У нег о нет пр и себе руж ья, зат о все гд а в и с ит сбоку фото а пп арат и л и кин ок а мер а, а в рюк за к е за спи н ой ви да вш а я вкды н еб о льшая палат к а. Эт о го человена з н а ю т б у квально все -
м илл ионы телезрителей с н етер п е нием ЖДУТ его появления на голуб ом э к р ане в очередной передаче « Журк а л природы », столь же п о пуля рно й в Скандинави и, как и пере д а ч а нашего телевидения «8 м ир е жи ­
вотных,,_ Зо в ут ег о Сверре Ф ье ль ­
стад, ОН страстный ор н итоло г -л ю ­
битель, писатель-натуралист, О ДИН из самых активных в Н ор в еги и Крикнув еще ра з, ф и ли н засты ­
BaeT в ожидании ответа. П РОХОдll1 н ес колько минут. « Т ии-йюкк», -
вдру г громко и р е зко доносите>! " крутого обрыва по ту с т орону ущелья. Желт ый глаз вздрагивает. Вн е ­
за пно дл инные острые когти кр е п ­
ч е впиваются в землю, лапы, слов · но мягкая пружина, отталкиваются от с калы, и сова взлетает с ус ­
тупа. Слов но гигантская летуча>! мышь, Жел тый глаз лет и т над до ­
линой, е го полет бесшуме н, ка" сама ночь. Попав в тень, к о т о р ую отбрасывает крутая вер ши на по другу ю сторону у щелья, птиц а вдруг пропадает, и к ажется, БУ I 1 ТО ее п о глотил мрак. А чуть погодя с запад н о й сто р о­
ны I\урпосского ущелья в н о ч ноi! тишине доносятся уд и витеЛЬ Н Ыl' звук и: ще лчки и ши п е ни е, гр о м к и е и резкие «тии-йюкк», п е р е м ежают­
ся с мяуканьем: «I\и - з-з-ю », « I\и- з-з -ю ». Это любовный дузт двух фи л и ­
нов. Желтый глаз ходит раз м е р е н ­
ным, важным шагом, п оворач и ва я корпус из стороны в сто р ону I\рылья раскинуты ги гантс ким полукругом, крайние руле в ы е п е рья волочатся по ве р ес к у и с нежному наст у, оставляя поза l l l l широкий сле~ П е рья на затылке торчат. Вид у филина злове щи (1 Вр емя от времени пти ц а г лу х о ухает. В от в ет Серое ушко щел ­
ка ет клювом. Обы'!Но она делае r п о бор ников ох ра ны природы и ок ­
ружающ ей среды _ В совершенстве зн а я всех ПТИЦ, которые обитают в Ск а ндинавии, Сверре стремится запеч а тлеть на пленке и описать на бумаге их особенности и повад.­
ИИ, донести ДО читателя и зрителя те тайны, которые ОН сам сумел раскрыть ценой огромного терпе­
ния, труда и безотказной выдерж­
ки ученого. С. Фьель с т а д -
автор многих книг о животном мире Норвегии _ От его взгляда не укроется ни одно н а рушение законов об охране ПРНРОДЫ, да и сами ЭТИ законы п ринимаются в немалой степени благодаря а ктивной деятельности и творчеству таких энтузиастов, как Фьельстад _ Не так давно у нас в стране впервые издан на рус ­
с ком языке сборник рассказов Фь ел ьстада « Летела птица». Доктор филологических наук, профессор В _ ЯКУБ с в Е Р Р Е Ф Ь Е Л Ь С Т А д' норвежскин писатель это лишь тогда, когда чует опас­
/юсть. Едва Желтый гла з прибли­
жается к ней, как она ж е манно отворачива етс я и мяука е ~ хотя и з аията только своим избранни­
ком ... Алы е проблески за нимающейся зари окрашивают небосвод, к огда обе птицы поднимаются с обрыва на западной с т о р оне I\ур п осского ущелья, пересекают долину и са­
дятся н а усту п е крутого скл о на. Этот усту п Жел т ый глаз облю ­
бовал для гнезда, и теперь он с волнением ожидает, одобрит ли супруга его выбор. Он н ач ин ает семенить вокруг нее, как бы ж е лая показать, что места здесь вполн е хватит на двоих. Уступ обращен на юго-запад, и вот уж е н еск олько нед е ль, ЮIК на н ем стаял с н ег. Зе м ляной покров 29 на Ka~'lНe очень тонок, и, когда ког­
ти филина касаются земли, раз­
дается скрежетание. Самка раз­
гребает когтями небольшую ямку в земле у самой скалы. Иного гнезда ей не надо -
ведь скала дает отличную защиту. На следую­
щий день Серое ушко ложится в гнездо. И вот филины снова гнездятся на Курпосе. Лет десять назад тут пристрелили последних филинов, и с тех пор жители Стурьшедалена не припомнят, чтобы в лесах, к во­
стоку от долины, водились фи­
лины ... Через неделю приходит весна. Мягкие юго-западные ветры с дождем уже смыли почти ·весь снег, и теперь лишь кое-где на склонах виднеются белые пятна. Всюду журчит вода. Ручей на дне Курпосского ущелья превратился в большой и бурный поток; низ­
вергаясь с камней, он оглушитель­
но грохочет. На пологом склоне с южной сто­
роны Курпоса снега совсем нет. Последние островки его исчезли давно, и в прошлогодней траве уже пробиваются свежие побеги. Это любимое лакомство зайцев. Каждую весну, в сумерки и на рассвете, здесь всегда можно уви­
деть нескольких зайчат. А в лун­
ные ночи они и вовсе не спят. Неслышно, словно сероватые тени, прыгают они с места на место. Их легко заметить по весеннему на­
ряду. Желтый глаз все это знает -
не потому, что бывал здесь раньше или кто-нибудь поведал ему об этом, а потому, что может прочи­
тать все по местности, как по от­
крытой книге: пологие, обращен­
ные к югу склоны с мелким кус­
тарником и сочной травой очень хороши весной. Здесь всегда есть чем поживиться. Вот филин, медленно и беззвуч­
но работая крыльями, вылетает из густого ельника на дне ущелья. Его большие -
размах полтора метра -
округлые крылья не заде­
нут ни веточки. Трудно даже по­
нять, каким образом птица умуд­
ряется так незаметно пролетать сквозь лес. Но у Желтого глаза удивительное зрение -
для него лунный свет все равно что для человека свет солнца. Вес его тела по отношению к размерам также не особенно велик, кости полые, а оперение рыхлое и пушистое, весь организм приспособлен к тому, чтобы он мог бесшумно летать. Желтый глаз мягко опускается на ветку скрюченной сухой сосны и, приведя в порядок оперение, за­
мирает, точно каменное изваяние. Широко раскрыв глаза, он внима­
тельно изучает склон, залитый лунным светом. Желтый кружок вокруг зрачков сужается и как бы отодвигается в уголок глаза. Несколько минут птица сидит не шелохнувшись, лишь незаметно поворачивает голову. Как у всех сов, глаза у филина неподвижно закреплены в глазницах, и, чтобы посмотреть в сторону, птице прихо­
дится поворачивать всю голову. Но вот филин замирает и опять напоминает изваяние, он что-то обнаружил и должен сосредото­
читься -
чуть выше в вереске на склоне подозрительно качнулись два серых листка. Желтый глаз проявляет любопытство. Беззвучно взлетев с дерева, он парит на не­
подвижных крыльях, пока не ока­
зывается над «листьями», И только теперь взмахивает крыльями. И тут же в ответ бурный взрыв на земле -
сквозь заросли вере­
ска гигантскими прыжками мчится заяц. Филин, сложив крылья, уст­
ремляется вдогонку. Тело его вы­
тягивается -
так легче резать воз­
дух, «уши» торчат вверх. НО уже поздно; заяц первым кинулся бе­
жать, и это дало ему преимуще­
ство, награда которому -
жизнь. Всего на какую-то секунду он опе­
режает птицу, успевая скрыться в буреломе. Желтый глаз резко тор-
мозит своими огромными крылья­
ми. Едва не налетев на повален­
ные деревья, он отворачивает в CTqpOHY, взмывает ввысь и опус­
кается на сухой сучок. Где-то там, под корнями, нашел себе укрытие заяц. Он знает, что опасность ему не грозит, пока он лежит не ше­
лохнувшись. Ноздри у бедняги су­
дорожно ходят, он напряженно вслушивается, сердце гулко стучит, в глазах -
ужас. Проходит час-другой. Луна уже катится вниз к горизонту, а заяц все сидит в укрытии. Прав­
да, теперь он чуть осмелел: пово­
рачивает голову, шевелит ушами. Широко раскрытые ноздри· втяги­
вают запахи свежих побегов. Зве­
рек проголодался. А в нескольких метрах от него, пересев на голую ветку чуть по­
дальше, в стороне, дежурит Жел­
тый глаз. Карауля зайца, он почти все время просидел, опустив вниз голову. Он давно ничего не ел и теперь начинает терять терпение. Желтый глаз привык голодать по два-три дня, но вид живой добычи вызваетT у него обостренное чув­
ство голода. Заяц делает несколько пробных прыжков к выходу -
тельце его выгнуто дугой, передние лапы поч­
ти касаются груди. Все тихо. Ни­
где не видно тени широких крыльев. Qсмелевший заяц появляется в дыре. Глаза возбужденно бегают по сторонам, но он по-прежнему не видит ничего для себя подозри­
тельного. Тогда он выходит из ук­
рытия и делает несколько метро­
вых прыжков. Никого. Заяц успо­
каивается, страх перестает сковы­
вать его тело, и беззаботный зве­
рек н~чинает прыгать по прошло­
годнеи траве . . В это мгновение в воздух без­
звучно взмывает птица, но заяц замечает опасность не раньше, чем его накрывает огромная тень. За-
кричав от страха, он отчаянно пытается спастись. Но поздно. Длинные, острые, как шило, когти впиваются ему в бока, проникая так глубоко, что едва не сходятся посередине. Заяц несколько раз брыкается задними лапами и вме­
сте с филином катится по земле. Перья летят во все стороны, клочья заячьей шерсти носятся по воздуху. НО силы такие неравные, еще мгновенье -
и заяц безжиз­
ненно повисает в когтях филина. Весеннее солнце застает филинов спящими -
каждый из них на своем уступе. Оба сидят непо­
движно; их серовато-бурые перья сливаются с мхом и камнями. Вечером в тот же день Серое ушко откладывает последнее яйцо; .теперь в мелкой ямке-гнезде надо согревать уже три круглых яйца ... Желтый глаз появляется из своего укрытия лишь после того, как над холмами выкатывается большая круглая луна. Ему, ко­
нечно, надо бы подняться в воз­
дух, как только зашло солнце, но после утреннего столкновения с воронами он чувствует себя уста­
лым. Филин потягивается со сна,' выпрямляет свои пушистые лапы с длинными когтями -
два пальца вперед, два назад, они созданы затем, чтобы хватать и держать накрепко. Желтый глаз летит на запад. Над Курпосским ущельем его об­
дувают струи холодного воздуха. По дну, громко журча, течет бур­
ный ручей. Филин не любит гром­
ких звуков, но к голосу ручейка он привык. В тот вечер он случайно зале­
тает дальше, чем обычно, лунный свет манит его к незнакомым ме­
стам. Скоро ему и впрямь придет­
ся расширять участок для охоты: когда в гнезде появятся птенцы, придется кормить много ртов. Через некоторое время Желтый глаз замечает, что деревья стано­
вятся реже, и вскоре в лесу от­
крывается большая поляна. Фи­
лин делает круг и неожиданно встречает взгляд двух огромных глаз, устремленных прямо на него. Вздрогнув, он садится на строй­
ную сосну на опушке поляны. Там, на дереве, он пристально всмат­
ривается в огромные .немигающие глаза. Постепенно любопытство его становится столь неудержимым, что он не в силах усидеть на вет­
ке. Дело кончается тем, что птица срывается с дерева и, едва рабо­
тая крыльями, летит к тому зага­
дочному месту. Тут он замечает удивительное существо о двух ногах, и по не­
уловимым признакам догадывает-
Рисунки п. ПАВnИНОВА ся, что лучше держаться от него подальше. Кружа высоко над зем­
лей, он замечает еще одно суще­
ство. Желтый глаз не может на­
смотреться на эти странные суще­
ства, так непохожие на зверей, которых он привык видеть в лесу. Филин возвращается на сосну, но по-прежнему не сводит глаз с окон дома в Бьерке. Желтый глаз' отлично видит ночью. Человек никогда бы не за­
метил в лунном свете кошку, ко­
торая вылезла из-под сарая, но Желтый глаз ее тотчас обнаружил и внимательно следит за всеми ее движениями. Вот кошка перебе­
жала лужайку и появилась в зоне, ярко освещенной луной. Филин никак не мог определить, что это за существо -
походкой напоми­
нает лису, а тело почти как у ку­
ницы, только куница, пожалуй, по­
стройнее. Впрочем, зверек хорошо упитан, и Желтый глаз замечает, как лоснятся при движении его черные бока. Кот Монс направляется в поле, только что сбросившее снежное покрывало. Весной там много по­
левок. Полевки строят подснеж­
ные гнезда, всю зиму прикрытые спасительной толщей снега. Теперь же гнезда открыты зоркому взгля­
ду ворон и чуткому нюху кошек. Кот, как и филин, хорошо видит в темноте, но все же он не заме­
чает в воздухе большую тень, ко­
торая приближается со стороны неосвещенной части поляны. Кот находится в полосе яркого лунного света, это ослепляет его и делает хорошо видимым. И лишь когда тень почти накрывает его, кот за­
мечает опасность. Реакция молние­
носная -
он галопом бросается вперед, видит перед собой большое, поле и резко останавливается. Потом неожиданно прыгает в сто­
рону, поворачивается, выгибает спину, ощетинивается и громко шипит. Но при виде огромной те­
ни, которая несется прямо на него, снова поворачивается и бешено мчится вскачь, поднимая на ходу истошный крик. Ноттов не сп·еша направлялся к маленькому домику, когда услы­
шал голос Монса. Он даже похо­
лодел -
никогда прежде не дово­
дилось ему слышать, чтобы кот так кричал. Резко повернувшись, он едва успел заметить, как огром­
ная птица кинулась на кота. Нот­
тов бросился на помощь, но не успел он пробежать и несколько, шагов, как птица уже поднималась вверх с добычей в когтях. Ноттов только обратил внимание на ее величину и широкие округлые крылья. Неужто филин? Пролетев немного, желтый глаз опустился на землю. Ноттов припустился бегом. Мо­
жет быть, еше не поздно и ему удастся заставить хищника выпу­
стить добычу? И он бежит так, что лишь комья летят во все сто­
роны, одним прыжком перемахи­
вает через ограду и устремляется в поле. Но птица снова взмывает в воз­
дух. Мощно работая крыльями, она набирает высоту, медленно приближается к опушке леса и ис­
чезает за высокими елями. Ноттов резко останавливается, прислуши­
ваясь, как после бега бурно. стучит сердце. Он дышит часто и корот­
ко. Да, в его возрасте, пожалуй, не следует этого делать ... Тяжело ступая, Ноттов идет к месту сражения. Несколько свет­
лых перьев да темные клочки шерсти -
вот и все, что говорит о трагедии, разыгравшейся здесь несколько минут назад. Теперь у Ноттова уже нет сомнений в том, что это был филин, ни одна дру,­
гая сова не в состоянии взлететь с такой тяжелой добычей в ког,­
тях. Ноттов В бессильной злобе сжи­
мает кулаки, устремляя взгляд в сторону леса, темной стенкой вставшего вдоль поля. Значит, в лесах Стурьшедалена после ,Де­
сятилетнего перерыва снова объ­
явились филины. Помнится, В прошлый раз они устроили гнез­
до на отвесной скале под Курпо­
сом, но продержались там всего лишь год -
обе птицы были застрелены еще до того, как на свет появились птенцы. Толлеф Лисэтра, сосед, получил тогда положенную премию, да еще зара· ботал на птицах, которых продал 31 на чучела. А ведь по справедливос­
ти это он, Ноттов, должен бblЛ по­
лучить деньги, потому как он пер­
ВblЙ обнаружил гнездо и расска­
зал Толлефу о птицах ... По пути к дому Ноттов клянет­
ся отомстить за Монса, лучшего КРblсолова в Бьерке. Завтра вече­
ром он отправится на Курпос и осмотрит скалу с западной сторо­
Hbl. Будь он проклят, если фИЛИНbl не обитают на том же месте, что и десять лет назад. Уж на этот раз Толлеф его не обойдет! ... Добblча безжизненно повисла в когтях Желтого глаза. Лететь ему бbl.1() трудно, и вскоре филин спус-
тился, чтобbl немного итдохнуть. Он Вblбрал поросший вереском холмик и положил добblЧУ перед собой. Несколько раз он Пblтался добраться до тела кошки OCTPblM КРИВblМ клювом, но словно бbl не мог решить, с какой сторонЬ! ему лучше начать, -
мешала шерсть. Наконец Вblбрал голову; обblЧНО фИЛИНbl приступают к добblче с ГОЛОВbl. Но голова этого зверя настолько велика, что ее одной вполне хватит на завтрак. БblЛО уже около полуночи, ког­
да ЖеЛТblЙ глаз направился на Курпос, неся в когтях обезглавлен­
ную кошку. Филин летит сейчас Вblше, чем обblЧНО, направляясь кратчайшим путем домой, но и на такой BblcoTe он замечает, что на южном склоне пасутся две косу­
ли -
самец и самка. При виде летящего хищника косули зами-
. рают, но филин пролетает мимо, и ЖИВОТНblе снова щиплют траву. Через несколько минут он про­
летает над Курпосским ущельем, разворачивается, садится на узкий ВblСТУП в скале над гнездом и зовет супругу. ... Ноттов пересек поле и Вblшел на лесную дорогу восточнее Бьер­
ке. На опушке он обернулся, чтобbI полюбоваться местностью, живо­
писно ВblРИСОВblвающейся на фоне закатного неба. 32 Сколько раз доводилось ему бblвать на этой опушке. За долгие ГОдЬ! здесь, пожалуй, ничего не изменилось. Хутор расположен да­
леко в лесу, и хозяйство ведется так, как бblЛО заведено испокон веку. Люди в здешних местах не­
требоватеЛЬНblе. Живут они тем, что приносит им лес инебольшое поле, довольствуются маЛblМ. Са­
мому Ноттову перевалило за пять­
десят, да и жене его не меньше. Детей судьба им не послала. Кто будет жить в Бьерке, когда их не станет? . Ноттов отгоняет от себя груст­
ные МbIСЛИ, поправляет ружье и решительно шагает в глубь леса. Спустя какое-то время Ноттов доходит до Курпосского ущелья. По другую его сторону виднеется скала, на которой десять лет назад обитали фИЛИНbl. Ноттов убежден, что и в этом году они поселились здесь. Лучшего мес­
та для них не CblCKaTb. ФИЛИНbI любят селиться там, куда почти невозможно добраться, где их не могут обнаружить. Но человек оказался сильнее птиц. Ноттов не при помнит, чтоб за последние десять лет ему приходилось СЛblшать о HOBblX филинах в районе СТУРblпедале­
на. Филинов уничтожают, так как за них хорошо платят. К тому же чучела филинов пользуются спро­
сом, и за удачно подстреленную птицу платят в двойном размере. После долгой, утомительной ходьбbl по РblХЛОМУ снегу Ноттов ВbIХОДИТ наконец на восточную сторону ущелья. Ему осталось преодолеть гряду больших валу­
нов, и он окажется у подножия отвесной скаЛbI -
цели похода. Она видна впереди, крутая, слег­
ка нависшая, со множеством ус-' тупов. Ноттов внимательно изучае:; скалу, всматривается в каждыи уступ, каждую расселину. Мрак не позволяет различить на окру­
жающем фоне серовато-коричне­
вую птицу. Неожиданно в полосе лунного света появляется большая птица. Плавно работая КРbIЛЬЯМИ, она спускается на сосну. Несмотря на расстояние, Ноттов уверен -
это филин! Силуэт сидящей ПТИЦbl четко ВbIРИСОВblвается на фоне ЛУНbl. r лаз ее Ноттов не видит, но уве­
рен, что филин смотрит прямо на него. От этого ему становится не по себе. Видимо, перед ним самец. Зна­
чит, решает Ноттов, поблизости должна бblТЬ и самка; возможно, на том же месте, что и десять лет назад. Не спуская глаз с ПТИЦbl, он делает несколько шагов к усту­
пу, на котором раньше находи­
лось гнездо филинов, и осторож­
но туда заГЛЯДblвает. Так оно и elTb на уступе, всего в двух-трех метрах от него, сидит о,'ромная взъерошенная птица. Она громко щелкает клювом, ши­
пит и еще сильнее взъерошивает оперение, так что становится по­
хожей на раЗДУТblЙ шар. Ноттов срывает с плеча ружье, наводит его на горящие глаза фи­
лина, но в последний момент, почти что нажав на спусковой крючок, ОДУМblвается. Успеется, он при­
шел не убивать; надо подождать, пока появятся птеНЦbl и их мож­
но будет взять. Сейчас перед ним огромная, опасная птица, полная решимости сражаться и защи­
щать свое гнездо и будущих птенцов. Ноттов, по-прежнему с ружьем в руках, не спускает с нее глаз. Но постепенно он догаДbIвается, что сейчас самка вряд ли будет нападать, она сможет только обо­
роняться. Она прижимается к ус­
тупу, вплотную к скале, не тро­
гается с места и лишь ПРИКРbl­
вает яйца. Потому-то она взъеро­
шила оперение и широко раски­
нула КРbIЛЬЯ. И Ноттов опускает ружье, но, очевидно, делает это слишком резко -
птица вздрагивает, опус­
кает оперение и ВЗМbIвает в воз­
дух. Три-чеТblре МОЩНbIХ взмаха, и она уже далеко от гнезда. А в ямке на уступе лежат три круг­
ЛblХ яйца, бледно-зелеНblе от лун­
ного света ... С приходом веснЬ! Серое ушко начала ИСПblТblвать смутное бес­
покойство. К тому времени она уже месяц как сидела на яйцах и со дня на день ждала появле­
ния птенцов. Ей надоело полу­
дремотное состояние и хотелось снова подняться в воздух. От долгого сидения в гнезде МbIШЦbI ПТИЦbl ослабли и стали ВЯЛblМИ. Чтобbl размяться, Серое ушко иногда вставала, Вblтягивала лаПbl, подходила к краю уступа и, усев­
шись на землю, принималась взмахивать КРblЛЬЯМИ. Как-то ночью Серое ушко по­
чувствовала под собой какое-то движение. Она поднялась, ВbIТЯ­
нула лаПbl и, взъерошив оперение на грудке, наклонила голову. И впрямь, одно из яиц слегка шевельнулось. Серое ушко осто­
рожно повернула его клювом, чуть отодвинула в сторону и снова улеглась на яйца. Но тут же поднялась: ей почудился писк. Она прислушалась, Когда писк повторился, Серое ушко вздрог-
нула всем телом, хотя и ждала этого звука. В это мгновенье кро­
хотный клювик пробил скорлуп­
ку, дырка становил ась все боль­
ше, и вот уже показалась малень­
кая головка, а затем и сам мок­
рый, взъерошенный слепой сове­
нок. Мать заботливо прикрыла малыша своим телом. Первую еду птенец получает лищ,ь следуюшей ночью. Серое ушко дала ему крохотный кусо­
чек от заячьей тушки, которую принес самец. Чтобы привлечь внимание слепого птенца, мать Дотронулась до перышков у осно­
вания его клюва; малыш тотчас раскрыл клюв и получил порцию мяса. Так она делала каждый раз, когда нужно было накормить со­
венка. Стоило ей промедлить, как малыш вытягивал шею, желая этим показать, что он голоден. Через три дня семейство Серого ушка увеличил ось. За это время первый птенец успел стать вдвое больше. Он; очень прожорлив, и матери то и дело ПРИХОдНтся его кормить. Миновала неделя, в гнезде ПО~ВИдся третий птенец, а стар­
шии покрылся ровным серова­
то-белым пуховым одеянием и начал ПОХОдНть на маленькую со­
ву. К этому времени у него лоп­
нула перепоночка вокруг глаз, и он впервые увидел мать, других птенцов It огромный удивитель­
ный мир вокруг. Теперь матери не приходится дотрагиваться до перышек у основания клюва; при виде еды птенец широко раскры­
вает клювик. Он, как и птенец, появившийся последНИМ, был са­
мец. Серое ушко не решалась поки­
дать гнездо и помогать супр}ту в охоте -
птенцы были еще слишком малы. К тому же самый младший оказался слабеньким -=--
он еще не прозрел и требовал осо-
бого внимания. Приходилось до­
трагиваться до перышек у клюва, чтобы он начинал есть. Но мать делала это все реже -
ей хвата· ло хлопот с кормежкой старших птенцов. А с едой становилось все хуже: в светлые ночи филину трудно охотиться, зверьки стали осто­
рожнее, и им чаще удавалось скрыться. Желтый глаз, прежде такой разборчивый, теперь не брезгует -
ничем. Он даже доволь­
ствуется певчим дроздом, хотя это не то, что ему нужно. Воро­
нов, обитающих на скале, он, как правило, не трогает, но сам­
ке и птенцам нужна еда, и тут уж не приходится считаться с тем, что вороны -
ближайшие соседи. А кроме того, Желтый глаз презирает этих крикунов, которые не осмеливаются охо­
титься в одиночку. В гнезде с каждым днем еды все меньше. Едва самец появля­
ется с добычей, как Серое ушко набрасывается на нее, а самого самца прогоняет прочь. Ест очень мало -
в основном отдает все птенцам. Стоит отцу задержать­
ся, как она принимается звать его, ее громкие «кью-итт» разно­
сятся по округе, словно клич ястреба. Наконец и самый младший пте­
нец раскрыл глаза. Теперь при ви­
де мате~и он, как и старшие брат с сестрои, жадно раскрывает клю­
вик. Но он слишком слаб и с тру­
дом ПРИПОдНимает головку, когда мать приносит еду. Первое время Серое ушко еще делала попытки втолкнуть еду в его раскрытый клюв, но вскоре ей надоело с ним возиться, If. она перестала его кор­
мить. Постепенно и старшие птен­
цы перестали с ним считаться, они отбирали у него еду, подминали под себя, бесцеремонно отталки­
вали. Как-то ночью, когда Серое ушко отправилась на промысел, малыш настолько ослабел, что почти не мог двигаться. Только слабая су­
дорога- пробегала по его тельцу, когда на него наступали. Старший птенец охрип от го­
лодных криков. Глаза его с жад­
ностью всматривались в темно­
ту -
он ждал мать. Внезапно он почувствовал, что под НИМ что-то шевелится. Посмотрев вниз, он обнаружил, что держит в когтях младшего брата. Хилый совенок делал отчаянные попытки вы­
рваться, но где ему было спра­
виться с крупным птенцом! Опья­
нев от голода, тот с такой силой сжал когти, что ОНИ почти сошлись на тощем тельце. Еще мгновенье­
и он вонзил маленький кривой, но острый клюв в жертву ... Серое ушко, вернувшись в гнез­
до, сразу обнаружила исчезнове­
ние птенца. Быть может, она по­
няла, что он стал достоянием двух оставшихся в живых, но отнеслась к этому спокойно. Возможно, она даже обрадовалась, что одним голодным птенцом стало меньше. А маленькие хищники, сытые и умиротворенные, впервые за дол­
гое время спокойно спят под пыш­
ным оперением матери. Когда птенцам исполнился ме­
сяц, внешне они мало чем отлича­
лись от взрослых сов. Одеяние, прежде серовато-белое и в основ­
ном состоявшее из пуха, приобрело серовато-желтый оттенок, кое-где его украшали черно-коричневые поперечные полоски. Оно стало толстым и теплым; совята уже давио не нуждаются в защитном тепле матери. Днем они обычно отдыхали каждый в отдельности, а мать устраивалась в полуметре от гнез­
да. Птенцы время от времени из­
давали забавные, "похожие на скрип несмазанной двери, звуки. С каждым днем совята стано­
вятся все беспокойнее. Они уже научились ночью бродить ПО усту­
пу. И хотя пройдет не ОдНа неде­
ля, прежде чем они смогут под­
няться в воздух, уже теперь они начинают тренировать крылья, подолгу взмахивая ими на месте. Благодаря непрерывной ходьбе по уступу ноги становятся крепкими, черные кривые когти тоже растут, но от гранитного уступа тупятся. На голове наискосок вверх торчат два «уха» из перьев, они придают птенцам сердитое и вместе с тем горделивое выражение. Обычно совята получают еду к вечеру, сразу же ПОС.lIе захода солнца, но случается, что родители запаздывают и лишь после полуно­
чи приносят им съестное. Что тог-
33 да творится на уступе! Птенцы шипят, щелкают клювами, взъеро­
шивают оперение, совершают быст­
ро, словно атакуя, прыжки, чтобы схватить очередной кусок добычи. Серое ушко иногда делит добы­
ЧУ на две доли. Что же касается Желтого глаза, то он лишь швы­
ряет при несенное на край уступа и исчезает до того, как птенцы успевают к нему при близиться. Видно, он до сих пор считает ус­
туп запретной для себя зоной. Птенцы осмеливаются на даль­
ние прогулки. :Как-то ночью стар­
ший решается покинуть уступ и направляется вверх по узкому вы­
ступу в скале. Он боится сорваться вниз и держится плотнее к ска­
ле -
ему ведь не приходилось подниматься в воздух. Там, где ему приходится прыгать с выступа на выступ, он помогает себе широ­
кими, но еше короткими крыльями. Молодой самец продвигается впе­
ред весьма энергично, и вскоре он уже сидит на вершине горы, над гнездом. Нельзя сказать, чтобы он чувствовал себя уверенно, -
не­
смотря ни на что, он всего лишь маленький детеныш филина, кото­
рый впервые отправился изучать мир. Чтобы набраться храбрости, совенок вытягивает широкие силь­
ные лапы, покрытые перьями поч­
ти до когтей, сгибает пальцы с толстыми когтями и долго их рас­
сматривает. Это придает. ему уве­
ренности, и осмелевший птенец окидывает взглядом местность во­
круг себя. Поскольку глаза у него неподвижно сидят в глазницах, ему приходится поворачивать всю го­
лову, которая очень подвижна, -
когда он смотрит назад, тело его по-прежнему обращено вперед. Широко раскрыв глаза, он вгля­
дывается в новый, незнакомый для себя мир: здесь нет ни одного де­
рева или камня, которые он мог бы узнать. И его снова охватывает чувство неуверенности. Ему хочет­
ся броситься с обрыва и полететь в гнездо. Там, внизу, он в безо­
пасности, там осталась его сестра, и кто-нибудь из родителей скоро принесет поесть. Птенец уже собирается в обрат­
ный путь, когда вдруг замечает какое-то движение за мшистым пригорком, чуть В стороне. Сове­
нок замирает, плотно прижимает крылья к телу и вытягивает шею. Так инстинктивно принимает он «позу испуга». В этой позе его трудно отличить от пенька. Из-за холма появляется лисица. На кончике ее пушистого хвоста белая точка, и в лунном свете ка­
жется, будто хвост припорошило снегом. Птенец не впервые видел лиси­
цу. Однажды, когда сидел на краю уступа у гнезда, далеко внизу, по каменистой гряде пробежал точно такой же зверек. А лисица, почуяв запах совы, замирает. И хотя она смотрит пря­
мо на птицу, не отличает ее от пня. Она делает несколько нереши­
тельных шагов в том направлении, откуда доносится запах, готовая при малейшей опасности пуститься наутек. Птенец, скованный стра­
хом, по-прежнему сидит непо­
движно. Но когда видит, что лиси­
ца движется прямо на него, ре­
шает ее предупредить: он сипло шипит, разок-другой щелкает клю­
вом, взъерошивает оперение и сра­
зу становится большим и грозным с виду. Хищница в недоумении. Если су­
дить по запаху, опасаться ей как будто нечего, но с этим большим и злобным пернатым созданием, так неожиданно возникшим вблизи, пожалуй, лучше не шутить. Птенец переваливается с боку на бок, поднимает вверх лапки и растопыривает пальцы. Он ин­
стинктивно чувствует, что убежать ему не удастся, -
если зверь на­
падет, то мигом его догонит, и по­
тому решает действовать первым, пока есть время. Он внезапно ки­
дается на лисицу, быстро переби­
рая лапками и не переставая шипеть. Лисица вздрагивает: этого она не ожндала. Некоторое время она стоит, не зная, как ей поступить, • затем припускается вверх по склону от греха подальше -
кто знает, что еще выкинет это созда­
ние, оНО шипит, как змея, и щел­
кает почище глухаря. Совенок опускает оперение, но еще долго не может прийти в себя. И, только когда спускается к гнез­
ду, успокаивается. На следующую ночь в стран­
ствия отправляются уже оба птенца. Старший взбирается вверх тем же путем, что и прежде, а самочка прыгает с выступа на выступ вниз. Она меньше брата да и развита хуже -
сказывается, что он по­
явился на свет первым. (Обычно самки филинов крупнее самцов.) Но она стала красивой молодой птицей; оперение у нее того же светло-серого цвета, что и у мате­
ри, и «уши» торчат так же чуть наискосок. Спускаясь с горы, она не торо­
пится, чувствует себя неуверенно и делает несколько нерешительных шагов назад. Но чутье подсказы­
вает ей, что спуск следует про­
должать. Чуть погодя птица достигает большого уступа, который нахо­
дится под родным гнездом. Здесь растут можжевельник, береза, и даже небольшая сосенка прижа­
лась к самой скале. Уступ покрыт мхом И вереском. Птица ступает на мягкий ярко-зеленый мох. Идти по нему очень приятно. Неожиданно прямо перед ней вы­
прыгивает какое-то удивительное серо-коричневое существо. Птица вздрагивает, вытягивает шею и, распушив оперение на за­
тылке, впивается взглядом в зем­
лю. Еще прыжок. И тогда она отталкивается, хлопает крыльями и с такой силой вонзается в пры­
гающее существо когтями, что вдавливает его в мол. :Когда птица поднимает вверх лапу, в когтях у нее извивается лягушка. Она сдавливает ее еще крепче, лягушка перестает биться, тело ее безжизненно обвисает. Птица с жадностью впивается клювом в лягушку и вскоре про­
глатывает ее целиком. Насытив­
шись, она взъерошивает оперение и отряхивается, как это делают после еды взрослые птицы. Через несколько часов над горой взошло солнце. В его ярких лучах показалась молодая птица. Впер­
вые она провела ночь за предела­
ми родного гнезда, в полном оди­
ночестве. Но мудрая природа дала ей на­
ряд, неотличимый от окружающей местности, поэтому даже самому зоркому хищнику непросто будет обнаружить неподвижно сидящую птицу, плотно прижатую к скале ... Летняя лунная ночь на Фю­
рюфлаке. На невысокой пышной сосне от­
дыхает серовато-коричневая птица. Неожиданно она кидается с ветви, быстро взмахивает крыльями, хва­
тает насекомое, после чего возвра­
шается на дерево и вытягивается, спрятав под оперением короткие лапы. Своими движениями она удиви­
тельно напоминает летучую мышь. Отдыхает в защитной позе. Благо­
даря серовато-коричневому опере­
нию птицу трудно отличить от ветки, на которой она сидит. Но вот птица заводит песню. «Эрр­
рэрр-ррэрр-эрр», выкрикивает она, почти не раскрывая клюва, и звук этот поразительно напоминает скрип старой прялки. Ноттов прошел почти весь по­
росший лесом склон, когда услы­
шал козодоя. -
Ага, козодой сегодня разыг­
рался, -
бормочет он. Ноттов отирает пот; в частом ельнике жарко, как в печке, -
де­
ревья долго хранят тепло. Преодолев две долины, Ноттов выходит на длинную пологую гря­
ду. Здесь прохладно и дышится легко. Слабый ветерок приятио овевает его разгоряченный лоб. Сам того не подозревая, он спу­
гивает козодоя. Ноттов следит глазами за поле­
том птицы, затем поворачивает и направляется на северо-восток, к Курпосу. За спиной у него бол­
таются два холщовых мешка и торчит ствол старого дробовика. Через час он уже спускается в Курпосское ущелье, идет осторож­
но, стараясь не спугнуть филинов. Вскоре он взбирается на уступ с гнездом. Но птенцов в нем нет. Ноттов не может скрыть досады. Он так надеялся заработать на фи­
линах. Надо бы ему прийти сюда раньше, пока птенцы были малень­
кими и сидели в гнезде! Он делает попытку найти птен­
цов, лазит с выступа на выступ. Вскоре он добирается к краю об­
рыва и, отойдя чуть назад, оказы­
вается как раз над уступом с гнездом. В ту же минуту он за­
мечает на выступе прямо под со­
бой филина. Ноттов ложится на живот и, свесившись, насколько можно, вниз, разглядывает птицу. В пер­
вый момент ему кажется, что пе­
ред ним одна из взрослых птиц, и он осторожно снимает ружье с плеча и кладет еro рядом с со-
3* бой. Но вскоре он обнаружи­
вает, что у филина короткие «уши» -
значит, это птенец. Но какой большой! Быть может, он и летать умеет? Филин не сводит с него янтар­
но-желтых, широко раскрытых глаз; они буквально светятся, хо­
тя птица сидит в тени. Ноттов бросает в него камешек. Камень попадает в спину, раздается мяг­
кий шлепок. Филин вздрагивает, резко дергает головой, а затем взъерошивает оперение, шипит и принимает угрожающий вид. Ноттов понимает, что спустить­
ся к филину ему не у дастся, -
по обе стороны от выступа, на котором сидит птица, поднимает­
ся крутая гладкая скала, и нет ни одной трещины для опоры. Но ведь в мешке у него веревка! Правда, она потертая и взрослого человека не выдержит. Но если сдеЛаТЬ из нее петлю, спустить вниз и попробовать накинуть пти­
це на шею? Ноттов роется в мешке, нахо­
дит веревку и делает петлю. При виде длинной «змеи» филин начи­
нает щелкать и угрожающе ши­
петь. Но передвинуться в другое место он не может -
выступ не­
велик, на нем едва можно повер­
нуться, а внизу камни. Ноттов нацеливается, рассчиты­
вая накинуть петлю птице на голову, и резко опускает веревку. В последний момент филин наклоняет голову, и петля прохо­
дит мимо. Птица в ужасе смот­
рит на веревку, но продолжает сидеть, всем своим видом выра­
жая напряжение. Веревка опуска­
ется у лап птенца, и тот молние­
носно впивается в нее когтями. Ноттов начинает тянуть верев­
ку вверх. Почувствовав движе­
ние, филин цепляется еше креп­
че. Сильные когти держат верев­
ку железной хваткой. Ноттов продолжает тянуть -
он уже поннмает, что подцепил добычу. Но филин и теперь не разжимает когтей. Все же Ноттов оказывается удачливее: он поднимает птицу с выступа. Повиснув на одних ла­
пах, вниз головой, та несколько раз резко взмахивает крыльями, но затем сдается на милость по­
бедителя. Ноттов медленно под­
нимает ее вверх. Он уже готов набросить на птицу мешок. Но когда наконец она оказывается прямо перед ним, замечает, что не петля затянута вокруг лапы, а сам филин четырьмя острыми когтями вцепился в узел на ве­
ревке! Ноттов мгновенно набра­
сывает на него мешок. Птица начинает биться, хло­
пать крыльями, царапаться. Но Ноттов упорно держит мешок. Его ~лые руки защищены мешко­
виной, в которую впиваются ког­
ти птицы. Филин делает отчаян­
ные попытки освободиться, но в этот момент охотник набрасыва­
ет на него второй мешок, и птица перестает сопротивляться. Тогда Ноттов осторожно завя­
зывает мешок с филином и при­
крепляет его к ближайшему пню. Ноттов почти уверен, что и другой птенец находится побли­
зости; должно быть, сидит где-ни­
будь на выступе рядом. Луна светит так ярко, что можно раз­
личить каждую трещину и рас­
селину в скале. Он начинает поиски с края обрыва. Но навер­
ху птицы не видно. Тогда Ноттов решает спуститься к уступу, где находится гнездо. Ружье на вся­
кий случай он прихватывает с собой. Ноттов минует уступ с гнез­
дом. Странно, думает он, ему так и не попались взрослые птицы. Но погода отличная, и сейчас они, видимо, охотятся где-то далеко ... Свесившись, чтобы получше рас­
смотреть склон под собой, он замечает чуть в стороне, пони же, -большой, довольно ровный уступ. Он делает шаг вперед, и в этот момент взгляд его падает на фи­
лина. От неожиданности он 'вздрагивает. Молодая сова уже давно услы­
шала его шаги, но продолжала сидеть. Когда же человек подо­
шел ближе, она встрепенулась, «ощетинил ась» и превратилась в огромный шар из перьев. Ноттов направляется к птице, но, увидев ее оборонительную по­
зу, не решаеТся приблизиться. Он не сразу понимает, что перед ним птенец: по размеру птица почти не уступает родителям, и лишь короткие «уши» указывают на ее молодость. Ноттов прислоняет ружье к скале, берет в руки мешок и, держа его перед собой, осторож­
но приближается к сове. Сейчас он настолько близко от нее, что ее щелчки звучат как удары хлыстом. Янтарно-желтые глаза горят яростным блеском, «уши» торчат в разные стороны. НОТ­
тову не приходилось видеть ниче­
го более устрашающего ... Сокращенный перевод с норвежского В. ЯКУБА Онончание сnеАует 35 ПО ДОРОГА М АМЕРИКИ: п YCTbl НЯ в. n Е с К о В, Б. С Т Р Е Л Ь Н Н К О В Ш
. споминая, какой отрезок • пути лучше в сего запо­
мнился, решили без коле ­
баний: пустыня. В чем дело? Ведь мы проезжали по живопис­
ным горам, видели край озер, ви­
дели островные леса в холмистом штате Теннесси, видели побе­
режье на западе и востоке. И все же пустыня... Возможно, что-ни­
будь объяснит многим знакомый момент: идешь по зеленому лесу и вдруг на поляне видишь сухое дерево. Кора опала, а задублен­
ный ветром и солнцем остов ког­
да -то шумевшей жизни образует темный, как будто тушью про­
писанный силуэт. Суро в ая, стро­
гая красота! Вспоминая прогул­
ку, это дерево ясно видишь перед собой. То же самое и с пусты­
ней ... Пустынь в Америке много. И хотя условия, их породившие, одинаковы (избыток солнца и не­
достаток воды), облик пустынь различен. На севере, в штате Вайоминг-
Продолжение. Начало в No 1. это холмы красной глины, в ко· торую при замесе ПQдсыпали бе­
лых камней. По холмам -
чер­
ные крапины можжевельника, а в долинах -
зеленые коврики трав. Невада поражает размерами, монотонностью, тишиной и без­
людьем. Зубцы размытых маре­
вом гор, серебристые волны полы­
ни, отсутствие знаков о скорости на дорогах -
выжимай сколько хочешь! Идеально е место для фи­
лософов и пророков ... Дикая жутковатая красота у пустыни, зажатой между хребта­
ми Сьерра-Невады и горами, идущими вдоль берега Калифор­
нии. Волны покатых холмов и по ним -
черны е хвойные деревца. С весны земля окропляется вла­
гой, и холмы зеленеют. Но в на­
чале июня мы видели травы уже сгоревшими. Земля походила на яичницу из очен" крупных желт­
ков. Казалос ь, е ще чуть-чуть -
и желтки задымятся ... Аризонс кая пустыня сложена из коричнево-красного ПЛИТНЯКа. Будто землю эту каЛIIЛИ в огне и потом ост уд или, чтобы сно в а нагреть -
уже солнцем. К а мен ь слоится. Индейцы из этих чешуек строят приземистые жилища. Ничего, кроме мусора, нет возле этих убогих домов, похожих на эскимосские иглу. Они слнвают­
ся с общим тоном пустыни, и ес­
лн бы не дымок, с дороги их да­
же и не заметить. у каждой пустыни свое лицо. В Неваде это сухие пыльные земли. В Аризоне nри­
мечательнои частью пейзажа являются кактусы. В калифорнийских пустынях ~opы чередуются с nроnаленными солнцем рав­
нинами. Вот одна из них -
Долина смерти. Аризонские сланцы источены в е тром, глубоко пропилены вода­
ми, бегущими во влажный сезон с отрогов Скалистых гор. Этих пропилов-оврагов тут множе ст во. Самый большой из них -
Гранд­
Каньон, расположенный в север­
ной части пустыни, где влаги уже хватает лесам -
пахучим, смо­
листым, сухим, как порох, гото­
вым воспламениться даже от иск­
ры, рожденной ударом камня о камень. К востоку от Аризоны лежат пустыни штата Ныо-Мексико. Ту­
ристские карты этот район поме­
чают рисунком радуги или палит­
рой красок, напоминая: .именно тут лежат знаменитые · «окрашен­
ные пустыни ». Любой путеше­
ственник в этом месте свернет с магистральной дороги -
увидеть ра зл ивы желтых, сиреневых, крас­
ных, розовых, синих и черных холмов со всеми оттенками цвета. Мы так, увы, поступить не мог­
ли маршрутное предписание повело нас на север ... С пустыней обычно связано чувство страха. Но тут на хоро­
ших дорогах ничто путнику не грозит. Однако положение резко изменится, если оставить бетон и двигаться целиной. Даже для очень смелых людей на везде х о­
дах и с запасо м воды эти затеи кончались п е чально. Особо з ловещей нам показал ась пустыня Мохаве в Калифорнии. Это было самое жаркое м есто и самое пустынное из всех, какие мы прое зжа ли. Солнце не оста­
вило тут ни единой капли воды. Желто-бурый п есо к с пятнами черных холмов. Мутноватый от жары воздух и что-то похожее на озера у горизонта. Жестоко об­
манулся бы тот, кто не знает, что такое мираж. Озер тут нет. При­
рода только в насмешку дразнит глаза блеск6М воды и призрачной тенью. Сахара могла бы взять в сестры эти встающие друг за дру­
гом перекаты мертвой земли. В Неваде открытые окна помога­
ли нам освежиться рожденным скоростыо ветерком. Тут, в Моха­
ве, это не удается -
жар паро­
возной топки ударяет в лицо. Единственный выход -
закрыть­
ся плотнее и включить кондицио­
нер. Но двойную нагрузку даже очень мощный мотор выносит не­
долго, приходится выключать, и машина сейчас же становится частью · пустыни. Апельсины, при­
пасенные на дорогу, нагрелись, жевать их противно. И все же влага нужна ... Район рекордной жары -
До­
лина смерти лежит чуть севернее нашей дороги по Мохаве. 57 гра­
дусов! Это всего лишь на один 38 градус ниже самой горячей точки Земли, лежащей на севере Афри­
ки, в Ливии. Речь идет о темпе­
ратуре воздуха. Земля нагревает­
ся много сильнее -
до 90-93 гра­
дусов! Что значит такая жара? Доли­
ну смерти индейцы называли «го­
рящая земля». «С июня по ок­
тябрь, -
пишет один путеше­
ственник, -
земля действительно тут горит. Мухи не летают, а пол­
зают, чтобы не опалить крылы­
шек; ящерицы Ilсреворачиваются на спину, ЧТОnl,l охладить обо­
жженные лапки, а дождевые кап­
ли испаряются в воздухе, так и не достигнув земли. В такую жа­
ру на руках подгорают волосы, человек теряет литр воды в час, и, если нет пополнения, кровь у него сгущается, сердце колотится сильнее, появляются тошнот а, го­
ловокружение, поступки становят­
ся нерациональнымИ». Характер у Мохаве лишь ма­
лость помягче. Ни зверя, ни пти­
цы. Никакая козявка не стукну­
лась в ветровое стекло с того часа, как нам протерли его у «въезда» В пустыню, В Сан-Бер­
нардино. И все же какие-то кро­
хи жизни держатся в этом пекле . . Змея, размятая на дороге. Чья-то норка в песке. Печатный след вездехода в сторону от шоссе ... Но до ночи никто не высунет но­
са под солнце: все спряталось, затаилось. Темнота прохлады не принесла. Остановились поразмять ноги -
полное ощущение щедро натоп­
ленной бани. Потолок в ·этой ба­
· не черный и низкий. Звезды -
с кулак. Их кажется больше, чем полагается быть. И это все отто­
го, что воздух необычайно чист ­
ни пыли, ни облачка. Как очень близкая родственница, смотрит с краешка неба Большая Медведи­
ца. Но непривычно повернут к Земле этот милый домашний ков­
шик ... Дорога в пустыне. особая. Есть на ней все, чему полагается быть на хорошей дороге. Но бетонный холст по пустыне проложен с осо­
бой заботой, с поннманием: доро­
га в этих местах -
единственное, что может внушить человеку уве­
ренность. Строители знали: пут­
ник будет спешить поскорее про­
ехать пугающе длинньiй безжиз­
ненный путь. Ну что же -
гони! Все устроено так, чтобы гнать ты мог без помех. Тут, в Мохаве, ночью мы обнаружили: путь обо­
значен двумя ожерельями огонь­
ков. Разумеется, никаких лампо­
чек! Вдоль дороги установлены стекла, горящие в свете фар. Чет­
кий пунктир огоньков, слабея и уменьшаясь, бежит к горизонту. Кажется, едешь между рядами жарко горящих свечей. И вс е они ~aCHYT мгновенно, как только ма­
щина пронеслась мимо них. Впе­
реди -
яркий четкий пунктир, назад оглянешЬся -
темнота. За­
бота о безопасности? Да. Но бы­
ло и что-то еще в огоньках, ограждающих путника от пусты­
ни ... В каждой пустыне есть свой оазис. В Америке пальмы и ру­
чеек заменяет бензоколонка. Воз­
лее нее, бывает, не растет ни еди­
ного деревца, но есть самое глав­
ное -
вода в потных холодных бутылках, жестянкн с пивом и что-ннбудь дающее тень. В ноч­
ной Мохаве такой отрадой, сверк­
нувшей на горизонте щепоткой огней, был Нидлс -
бензоколон­
ка Нидлс. За полночь, но жара лишила оазис сна. Хранитель воды и бен­
зина за банкой пива ведет ра з ­
говор с пожилым, похожим на. пророка из Библии комм е рсантом. Собеседникам скучно, они позе­
вывают, но уснуть в такую жару. как видно, несбыточная м е чт а. Жена владельца колонки ·в ышла из домика, простоволосая, в май­
ке навыпуск и трикотажных тру­
сах. Попросила мужа riлесн уть ей на тело ковшик воды. Муж плеснул и равнодушно сел про­
должать разговор. Жена открыл а бутылочку кока-колы для себя и для мальчика лет четырех. Маль­
чонка хнычет, просит чего-то еще, мать дает ему подзатылы-lИК. Сын без обиды отходит и саднтся воз ­
ле рыжей, с высунутым языком собаки. Грязно. Под ногами пу с­
тые жестянки, смятые бум аж ные стаканы. Женщина, севшая ря-
м ятежныu индее,Ц из Южноu Да­
КОТЫ. ОН за~Ul,у,ает свои права на последнем из рубежеU. дом с мужем, похожа на ощипан­
ную мокрую курицу. Должно быть, жизнь давно уже загнала ее в эту дыру, и давно уже женщи­
не все равно, как она выглядит и что ее ждет. И мужу ее все рав­
но. Он рисует что-то ногтем пе­
ред носом «пророка». « Пле сни-ка еще ... » -
говорит женщина. Без слова выполнив просьбу, муж опять садится беседовать. Най­
дись еще охотники жить возле колонки, они давно бы вытеснили этих опустившихся, ко всему рав­
нодушных людей. Но, как видно, немного желающих поселиться в оазисе на краю Мохаве. Ночевать в Нидлсе было негде. В темноте мы переехали мост че­
рез главную реку пустынь, Коло­
радо. И опять оказались на зем­
ле без огней. Кончилась Мохаве. Начиналась другая пустыня­
Хилу. Что характерно для всех пус­
тынь? Первое, что замечаешь, -
отсутствие проволочных огражде­
ний. Тут нет еще частных земель. Впрочем, если захочешь, кусок пустыни можешь купить 15 долларов акр!' В Аризоне рек­
лама призывала сделать это воз­
можно скорее с помощью отто­
ченных афоризмов. «Прекрасная возможность для дальновидных людей!», «Аризонская земля быст­
ро делает деньги!» Рецепт обра­
щения пустыни в деньги, однако, держался в секрете, и потому воз­
ле конторки, где можно было оформить куплю-продажу, было пустынно. -
Ну, купим акров пятьсот. А что с ними делать? с бои иЗДелия -
бусы, посуду, цветные ткани -
индей,Цы про-
дают проезжаю~им мимо тури-
стам. Агент по продаже пустыни не· медленно разглядел в нас на-. смешников. -
Джентльмены, лет двадцать назад за берег Аляски никто не дал бы и цента. А сейчас, на­
д е юсь, вы в курсе, миллионы кла­
дут! Аргумент был весомый. И еслн учесть, что в Америке находились людн, готовые покупать «землю» и на Луне, существование скром­
ной конторки по торговле пусты­
ней вполне оправдано. Есть еще при меча тельность: пус­
тыня -
это индейцы. Глянем на карту в дорожной книжке. Сгуст­
ками точек на ней обозначены по­
селения аборигенов Америки. Гд е же рассыпаны точки? В штатах Невада, Юта, Аризона, Дакота, Нью-Мексико, в уголках Колора­
до, Монтаны. По топографии этих точек пустыни определяются без ошибки. Что это -
любовь ин­
дейцев к жаре и безлюдью? Справедливости ради на до ска­
зать, что есть lIлемена -
пу эбло, навахо, хавасупаи, -
искони жи­
вущие в этих местах. Укладом жиз­
ни они привязаны к пустыням ('Гочнее, к полупустыням), как эскимосы привязаны к жизни в снегах. Остальным племенам пус-
тыни достались как последний ру ­
беж изгнаний. Сопоставляя точки на к· те с огромной, некогда за­
селенной индейцаМh территорией США, нельзя не подумать: хозяев прогнал и из очень богатого дома и поселили в сарае. Чем занят индеец в пустыне? Если верить альбомчику для ту­
ристов, то индейцам в пустыне живется легко, беззаботно, почти как в раю. Старики в шикарных уборах из перьев стоят величе­
ственно, как и подобает стоять вождям, ИЛИ сидят у костра, ку­
рят длинные трубочки с пеРЬЯМII. Те, что моложе, засняты на вздыбленных лошадях либо во время воинственных танцев. Ста­
рушки на снимках вяжут корзи­
НЫ, ткут знаменитые индейские покрывала, шелушат золот и стую кукурузу или на дл инных дере­
вянных лопаточках достают из печей, похожих на термитники, аппетитные хлебцы. На фоне бе­
лоснежных вигвамов сняты юные индианки. Но это не жизнь инд ей ­
цев. Это опера для туристов _. индейцы изображают пр ежнюю жизнь индейцев. На костюмы не пожалели денег. Тщательно вы­
браны декорации: горы, голубая долина с цепочкой бизонов, биб-
лейский пейзаж п усты ни ... Купив ­
шему книжку н е терпится уви­
деть все это в натуральном об­
личь Р.. Во ~ пе бензоколонки за городом Санта' Ф е мы стал и у частникаМII забавной сцены. Сорванец лет се­
ми из племени бледнолицых, шле­
пая кра с очной книжкой по джин­
сам, требовал у мамаши: -
Ай уо нт индиэн с! (Хочу индейцев!) Мама не знала, где надо искать индейцев. Обр атил ась с вопроса­
ми к нам. Мы пожали плечами. Выр учить мог только зап р авщик машины. -
Индейцы ... -
Он повернулся в нашу сторо ну за сочувстви­
ем. -
У всех один и тот же во­
прос: « Гд е индейцы?» Бери я по центу за каждый ответ -
к осе­
ни стану миллион е ром. -
А в само м деле, где же ин­
дейцы? -
Мы тоже похлопали по шт анам глянцевитыми книжками. П арень захохотал: -
И вы туда же! .. Адрес индейцев и в придачу подробный перечень (со смеш­
ком) всего, что можно увиде ть в деревне, лежаще й в окрестностях Санта - Ф е, мы получили. Покол е­
бавшись, р е шили не ехат ь. Н ас ждало представлен и е, какое мы уже видели по дороге: старый ин­
деец наденет потертый наряд из перь е в -
и зоб разит вождя, ин­
дейцы во зрас том помоложе ис­
полнят фотографам тане ц. Мож­
но будет купить томагавк, изго ­
товленный по заказу в Японии ... в пу стын ях индейцев сделали приманкой туристов. Как солдата в чужеземном походе, туриста снабжают памяткой: чего не сле­
дует делать, встретив индейцев. «Помни: они тоже люди. Преж де чем войти в жилище -
спроси разрешения. Если индеец не дал согласия сняться -
оставь его в покое». И так далее. Какая-то часть индейцев, живу­
щих вблизи больших магистралей, позволила втянуть себя в инду­
стрию туризма -
за плату разре­
шают обозревать свои жалкие жилища, не отказывают в прось­
бе сняться (просьба -
гарантия платы). Однако большая часть индейцев предпочитает добывать сво й хлеб на той же туристской дороге иначе. Мы несколько ра з встречали этих молчаливых лю­
дей, сидя щих на прокаленной земле возле изделий, предн азна­
чeHHыx для продажи. Где-то в стороне от шоссе в глухих дерев­
нях искусные руки делают бирю­
зовые бусы, брошки в оправе из серебра, покрывала и шали с кра­
сивым тканым узором, глиняную посуду, трубочки, мокасины. А тут, у дороги, базар. Печать ширпотреба неизбежна на всем, что предназначено для массового спроса, и все же изделия привл е­
кательны. Их покупают. А зна­
токи индейского ремесла, ОТ­
правляясь в села, к «местам про­
изводства», за получают иногда подлинные шедевры вкуса и мас ­
терства. Продавцы у дороги хорошо по­
нимают, какая вещь чего стоит. Более молчаливых торговцев вряд ли можно встретить еще где-ни­
будь на земле. Ожиревший муж­
чина, старуха с лицом цвета кам­
ней пустыни, миловидная девуш­
ка -
все сидят у своих сокро­
вищ с непроницаемыми лицами. Никакой похвалы товару, ника­
кой видимой радости от толкотни покупателеЙ. Купил -
хорошо, не купил -
все та же непроницае­
мость на лице. Эмоции появляют­
ся лишь при виде фотографиче-
ской камеры. Молч ал ивый про­
тест -
отвернулся или прикрыл лицо уголком покрывала. А если турист проявля ет настойчивость, продавец хватает камень, кото­
рым прижат к земле угол его ма ­
терчатого прилавка. Что еще характерного видишь в пустыне?. Нескол ько раз мы наблюдали дождь, испарявшийся, не достигнув земли. Заметно ши­
ре в пустынях поля у шляп, и ЭТО отнюдь не ковбойский шик ­
солнце т у т беспощадно. И счезает в пустыне реклама. Никто не вну­
шал нам немедленно положить деньги в банк, купить автомо­
биль, съесть курицу по-кентукк­
СКiI или выбрать в градоначаль­
ники какого-нибудь улыбчивого джентльмена. Рекл а ма не осквер­
няла дорогу. И от э того пустын­
ные земли казались особенно про­
сторными и пустынными. Лишь кока-кола не сдавала позиции. И, возможно, пустыня -
лучшее Краски пустыни. Наш встречный БРОДЯ2а Слоте Говард. место для это й р~кламы. [ДСШЬ с СОЗНан и ем: если и су жд е но тут ]{ому-н иб удь умере т ь, то, конечно у ж, н е от жажды. Щиты кока­
колы с огромной выгодой для се­
бя используют в жарких местах коровы и лошади. Тень! Где най­
дешь ее, кроме как у щита. Зем­
ля тут утоп тана и удобрена. Лошадей и коров квадратик тени с кр епляе т очень над е жно -
стоят бок о бок в слад кой дремоте. Чел овека в пустыне встретишь нечасто. Обычно он тоже в ма­
шине и норовит тебя обогнать. Что это, чувство престижа, за­
ставляю щее обогнать? Или встречный зад умал недоброе? В Мохаве ночью, где-то на под­
лете к «оаз ису » Нидлс, мы уви­
дели у дороги двух волосатых ре­
бят в позах безнадежного ожида­
ния. За какие грехи оказались они в этом н еуют ном месте зем­
ли, можно было только гадать. Они явно хо тели выбраться из пустыни. Н а картонке в поднятой руке мы успел и прочесть: «Нам В Альбукерке!» Признаемся, мы прибав или скорос ть, хотя воз­
можно, что э ти двое были без-
обидными шалопаями. 110 даже fI ангел не поступил бы иначе. Пус­
тыня. Ночь. Предупреждения: «Не берите хичкайкеров!» Да еще и адрес: «Нам В Альбукерке!» Альбукерке город-рекордсмен Америки по преступности ... Днем позже на том же шоссе «66» в Аризоне судьба нам по­
слала встречных, экзотических и безопасных на все сто процентов. у дороги на перекрестке ветер раскачивал повешенного. (Рекла­
ма, характерная для пустыни, -
и н е хочешь, а остановишься.) Остановились. В лавочке сувени­
ров купили по какой - то безделице и поспешили наружу, ибо тут, возле виселицы, происходило не­
что занятное. Рядом с повешенным стоял фургон, за пряженный двумя осла­
ми, которым, судя по очень уста­
лым мордам, приятней стоять бы­
ло бы на траве или хотя бы У сена. Хозяин повозки тут же на маленькой наковальне гнул печку из оцинкованной жести. В данной местности целесообразней было бы мастерить холодильник, но владелец повозки уверенно следо­
вал к своей цели. Он заметил наш к нему интер ес ~1 уд u () ~ ~.'~ ("r;j∙ рания. JV\bl ~IOЧТ11ТеJI~,IIО ~,;~ ШJl\I~I) ­
ли, подойдя на дистанцию, ДОII У С ­
тим ую вежливостью. Мастер ~IO' ложил молоток И распрямился. Вспомнит е михалков с кого Дядю Степу. Добавьте е му л е т ЗА, од е ньте в необъятны х размеров понош е нн ый комбине з он, сшитый, наверно е, вот так ж е в минуты вдохновения возле пово з ки, когда ослы отдыхали. На ног а х Дяди Степы -
очень больши е и тоже са мод ельные башмаки. Ковбой­
ская «шестигаллонная » ШЛЯllа, се ­
дая апостольская бород а оконча­
тельно превратят зн а комого вам Степана Степанова в мист е ра Слотса Гов арда. -
Слотс Гов ард, путешествен­
ник -
так он представился. Мы тоже сказали, что тож е пу­
тешеству ем, сказали, откуда ед е м, куда в е рн е м ся. -
Т ак, так... -
ска з ал мистер Говард. -
Холодно т а м у ва с? Он явно соображал, к а к у ю ли­
нию пов еден ия избр а ть в бес е д е со столь неожиданным!! колл е ­
гами. Приняв решение, пут е ш е ствен­
ник полез в задний ящик пово з ки 41 и предложил нам купить открыт­
ки. На открытках была все та же повозка, но еще не побитая на дорогах. Хомуты осликов были украшены колокольцам!!. На об­
лучке восседал мистер Говард, ВИlвамы, но из ... бетона. молодой, бодрый, осанистый. Ны­
нешняя апостольская борода представляла собою щеголеватое украшение «а-ля шкипер». Рядом с моложавым жизнерадостным человеком стояла решительного вида женщина в сатиновой I{Оф­
те и ковбойской шляпе. Как вид­
но, в качестве символа самых добрых намерений «пожизненной эксп едиции» вместе с осликами и хозяевами повозки фотографу по­
зировал белый ягненок, возмож­
но ставший впоследствии шаш­
лыком. -
у вас тут возраст Христа ... Мистер Гов ард понимающе улыбнулся. Пустыня старит людей ... -
Все время тут, в Аризоне? -
Гл авным образом тут. Но за-
езжаем и в Новую Мексику,. и в Нев аду. ВосеМlJ'ltдцать лет на до­
рогах ... Жена по-прежнему с вами? А вон готовит обед ... В стороне у костра женщина вела разговор с хозяином лавки, пом ешивая какое-то варево в ко­
телке. Пол агалось задать вопрос: чем живет путешественник? Но мы догадались: в данном случае от­
вечать Слотсу Говарду было бы неприятно. Мы спросили: нельзя ли нам вместе сняться? Мистер Говард с готовностью согласил­
ся, поддержал идею снять его на повозке и в момент ухода за осликами. Благодарные, мы по­
бежали к машине и достали из чемодана ходовые в Штатах по­
дарки: мини-бутылочку из Моск­
вы и пару деревянных расписных 42 ложек. Обычного взрыва востор­
г а не последовало. 3а вежливой благодарностью скользнуло даже разочарование. Экзотический пу­
тешественник ожидал чего-то другого. Простившись, уже в машин е мы обсудили деликатную ситуа­
цию и пришли к выводу: тонкие правила пове дения иностранца в чужом государстве в данном слу­
чае были излишни. К чему мисте­
ру Говарду экзотическая ложка, если главной заботой профессио­
налыюго бродяги явно было до­
быть, что хлебать ложкой. Два доллара его бы обрадовали больше. Мы не успели отъехать, а Го­
вард уже беседовал у фургона с новой парочкой любопытных. Как и следовало ожидать, дело кон­
чилось фотографированием. Так пустыня кормит бродягу ... А как хозяйство в пустыне? Чем живет человек, осевший на этой земле? Индейцы, помимо ре­
месел, в пустынных и полупус­
тынных районах заняты ското­
водством, земледелием, о<Хотой и рыболовством. Белые люди в эти районы поначалу стремились в поисках драгоценных металлов. Все помнят золотую калифорний­
скую лихорадку. (Рецидив этой страсти недавно вспыхнул опять.) Неваду называли «серебряным штатом», и только позже, когда на рудных местах остались опус­
тевшие городки-призраки, за шта­
том утвердился титул «полын ­
ный». Серебро и золото есть в Аризоне. Но сегодня, пожалуй, важнее всего находки в пу стынях стратегически важных металлов. Аризона снабжает Америку медью. Нью-Мексико -
ураном. В Альбукерке, куда просились два парня с пустынной дороги,­
центр атомной промышленности. Северней, ,в городе Санта-Фе, рекламный листок в гостинице уведомлял: мы находимся в 25 ми­
лях от Лос-Аламоса, места рож­
дения первой атомной бомбы. А в 170 милях к югу от Санта­
Фе жаркой июльской ночью 1945 года бомба была испытана. Изделие, сработанное в пустыне, в том же году обратило в пус­
тыню многолюдный город, Эхо взрыва все еще слышится. «За год (1973) от болезней, вызван­
ных последствиями взрыва, в Японии умерло 2450 человею>, -
сообщают газеты. А тут, в Нью­
Мексико, безвестный и захолуст­
ный некогда городок Лос-Аламос, что по -испан ски знач ит «Одуван­
чики», стал местом, куда зазы ­
вают туристов, «Тут джинна вы-
пустили из бутылки!» зали­
хватски пр епод носится Лос-Ала­
мос в рекламном листке. Но в пустыне осталось много зло:е щих тайн, оберегаемых от проезжих. Неваду время от вре­
мени сотрясают толчки -
в этом штате находится полигон термо­
ядерных испытаний. В Неваде ба­
зируется и испытывается военная авиация. В пустынях прои звЬдят И хранят нервный. газ. (Жертва­
ми газа стали как-то большие отары овец.) Эти тайны пустыня скрывает за полынными, разбе­
ленными маревом горизонтами, Меньше всего секретов в пус­
тыне у пастухов .. Стада и отары при перегонах нередко за нимают дорогу, И пастухи с неудовол.ь­
ствием смотрят на увязший в ко­
ровьем стаде автомобиль, В поис­
ках влаги и корма пастухам при­
ходится кочевать. Жилища их _. едва приметные хижины -
сде­
ланы кое-как. Стада и отары встречаешь нечасто. Но, судя по цифрам статистики, скота в пус­
тынях немало -
миллионы го­
лов. Есть в лустынях И п а шня. Сеют поливную пшеницу, подсолнух, люцерну. Всюду, где удается из­
под земли или по трубам изда­
лека получить воду, пустыня пре­
ображается. Пожалуй, самый на­
глядный пример -
Калифорния. Тут поливают более трех миллио­
нов гектаров пашни. Союз солн­
ца, плодородной земли и влаги (разумеется, пот человека тоже что-нибудь значит) сделал чу­
деса. В Калифорнии собирают урожаи лимонов и апельсинов, арбузов, дынь, груш, персиков, хлопка, подсолнуха, сахарной свеклы, кормов для скота. Из каждых десяти килограммов аме­
риканского винограда девять собирается в Калифорнии. Райо­
ны бывших пустынь держат пер­
вое место в стране по т?варной продукции селрского хозяиства. Глядя на бурный рост Кали­
форнии, на счастливое сочетание природных условий, пущенных в оборот, полынная Невада может только вздыхать. Тут разбейся в лепешку пустыня остается пустыней. И поэтому штат вы­
нужден «подрабатывать». Какны же образом? Нашли ста тью до­
хода особо американского свой ­
ства -
игорные дома и быстрые, без проволочек, разводы. Во всех штатах азартные игры запреще­
ны. В Неваде игра узаконена и обставлена всеми удобствами ве­
ка. Ц епи супружества тут спа­
дают сами собой, но все-таки на­
до немножко в Неваде пожить, хотя бы день-два. А поживешь ­
непременно сыграешь, а играть начнешь -
проиграешь. Игорные страсти влекут сюда, разумеется, не фермеров из Айовы, не стале­
варов из Питтсбурга. В Неваду встряхнуться едут люди с деньга­
ми. Но и случайный проезжий тоже, конечно, сыграет хотя бы по маленькой, иначе никто не поймет -
«был в Неваде и не сыграл!». Столицы игорных домов извест­
ны: легендарный Лас-Вегас и го­
род поменьше, но столь же страстный, честолюбивый, также сверкающий шиком позолоты и бахромы, -
город Рино. Лас-Ве­
гас на юге Невады, Рино -
на северо-западе. Наша дорога лежала через Ри­
но. Уже километров за двести от городка пустыня устами реклам­
ных пингвинов и белых медведей обещала в Рино прохладу, а де­
вицы на живописных плакатах с повязками вокруг бедер, раз в десять более экономными, чем у туземцев Новой Гвинеи, подми­
гивали: земной рай размещается как раз на пути в Рино. Как бы точнее представить вам этот город?. Всем приходилось видеть разодетого фата с перст­
нями, с золоченой булавкой на галстуке, с платочком в нагруд­
ном кармане, прическа берберий­
ского льва, ногти оберегает ста­
рательней, чем Конфуции. Словом, весь напоказ. Идет такой человек, и кажется ему: земной шар слег­
ка прогибается под подошвами модных ботинок. Представьте те­
перь, что модник ступает не по сверкающей зале и не по улице в свете неона, а по безлюдной степной дороге. Таков и Рино в пустыне Невада. Тротуары из пластика. Цветы -
где живые, где тоже из пластика. Огни, по­
золота, никель и зеркала, три небоскребчика для престижа. На главной улице вроде перстня на пальце -
замысловатая арка и надпись: «Рино. Самый большой маленький город в мире». Вот так, знай, куда ты попал. На улицах толчея. В идущих рядом с тобою легко заподозрить приехавших разводиться. А по­
скольку всякий вакуум чем-ни­
будь заполняется, сюда, как мош­
ки на мед, спешат искатели счастья или хотя бы каких-ни­
будь приключений -
по укоро­
ченности юбок Рино занимает, не­
сомненно, первенство в Соединен­
ных Штатах Америки. Игра... Весь город играет! Игорные автоматы установлены всюду: в залах бесчисленных ка­
зино, в кафе, в лавках, аптеках, на мойке автомобилей (пока ожи­
даешь -
сыграй!), возле бен зо ­
колонок, на вокзалах, в холле гостиниц, в общественных убор­
ных, просто на улице. Играй! Играют. Сосредоточенно стоят у сверкающих никелем «слот-ма ­
шин» мужчины И женщины, ста­
рики и подростки, девушки и старушки, лысые и с шевелюрой до плеч, бедные и богатые. Сунул монетку в щель, повернул ручку, и сразу ясно, выиграл или нет. Мы тоже решили сыграть, и, ко­
нечно, не на ходу в какой-нибудь забегаловке, а в казино и по воз­
можности самом богатом... Лег­
ко открылась массивная дверь. Прохладно. Два десятка шагов через холл, наполненный ангель­
ской музыкой, и мы у цели. В огромном зале -
вовсю игра. Стены и потолок в этом храме азарта зеркальные. Играло с пол-
волнения, чуть склонившись, стоя­
ли серьезные игроки. Тут попахи­
вало сотнями и тысячами долла· ров. Н. выиграть или проиграть было до глупого просто -
швы­
рять по сукну янтарный кубик с точками домино мог бы, кажется, и ребенок. От того, где и какой стороной упал кубик, все и за­
висело. З а игрой наблюдал про­
утюженный, в черном и белом, стройный, невозмутимый посред­
ник -
служащий казино. Вуль­
гарных куч денег на столах не было. Служитель чем-то вроде граблей на длинной изящной руч­
ке при сдержанном шепоте на­
блюдателей двигал по полю кругляшки-боны, расчет по кото­
рым производится В кассе. Казино гудело ульем. Мы чув-
Одна из и~OPHЫX столиц -
ирод Рино. тысячи челов ек, но отражения в зеркалах заставляли подумать, что вся планета, забросив дела, предается тут па губной страсти. Посредине зала располагались столы, походившие на небольшие футбольные поля. Над столами сосредоточенно, не выка зывая ствовали себя зрителями гран­
циозной оперетты, но зрителями, которых затащили на сцену. Стоять просто так было нельзя. Надо играть. И мы начали. Раз­
умеется, мы не стали протиски­
ваться к зеленым столам. В опе­
ретте достаточно маленьких 43 скромных ролей -
повсюду стоя­
ли серебристые «слот-машины». Мы выбрали место рядышком с . накрахмаленной старушонкой, ре-
шившей обанкротить Рино с по­
мощью двадцаТlj:пятицентовых мо­
неток, и ~тали делать то же са­
мое, что и она. Сразу же убеди­
лись: ничего нет проще игры на деньги! Машина была маленьким индивидуальным «спортлото». Су­
нул монетку, крутнул и смотри: если в окошечках появились ри­
сунки четырех яблок (или четы­
ре груши, персика, сливы, виш­
ни) -
ты выиграл, машина от­
дает капитал в соответствии с твоей ставкой. Но если в окошеч­
ках получается фруктовое ассор­
ти, скажем три груши и одна слива, надо лезть в карман за новой монеткой. Довольно скоро мы убедились: машины очень на­
дежно сконструированы в пользу пустынной Невады. Понаблюдав за старушкой, забывшей обо всем на свете, кроме желания сварить компот из одних только груш или яблок, мы, как говорят, вышли из игры. С удовольствием подурачились. Полагаем, многие, проезжая Ри­
но, поступают именно так. Но До­
стоевский (сам, кстати, игрок азартный) превосходно знал сла­
.бости человека, когда описывал страсть игрока. Многие покидают Рино с потухшими взглядами. И как насмешка -
на выезде, уже в пустыне -
будочка с надписью: «Еще один шанс. Сыграй!» Сколько, вы полагаете, остав­
ляют американцы в игорных до­
мах? В год нашего путешествия эта сумма равнялась миллиарду долларов. Читая эту справку ста­
тистики, мы улыбнулись: в мил­
лиарде были и наши 2 доллара 50 центов .. Индустрия игры -
это не толь­
ко роскошные казино и прорва клюющих по feрнышку «слот-ма­
шин». Игорная индустрия -
это еще и гостиницы, бары и ресто­
раны, авиационные линии, вокза­
лы, ночные клубы, бассейны ... Кто ими владеет? UЦупальца игорного бизнеса длинные. Все, кто сумел присосаться к злачным местам пустыни, внакладе не остаются. Но пиявкам, говорят африканцы, достаются лишь капельки крови, крокодил же глотает бол,ЬШИМИ кусками. Назовем человека, KOll(Y до­
стаются большие куски от игор­
ного бизнеса. Официальная справ­
ка. «Говард Хьюз. Возра.ст -67. Нi\следственный миллионер. Вла­
деет авиационной линией «Хьюз эйр уэст», рудниками, гостиница­
ми, игорными домами в Лас-Вегасе 44 и Рино. Неваду называют «импе­
рией Хьюза». В империи цветут воровство и мошенничество. Сам Хьюз обвиняется в неуплате на­
логов со своих барышей (худшее преступление в Америке!). Богач, в свою очередь, возбудил скан­
дальное· дело против управляю­
щего делами Роберта Мейхью, который «слишком уж беззастен­
чиво грабил f' хозяина». А управ­
ляющий,' как прояснилось, когда катушку стаЛи раскручивать, со­
стоял в нежной дружбе с губер­
натором штата... Такие дела в пустыне Невада.' Говард Хьюз, меЖДУ!lРОЧИМ, имеет некое сходство с бродягой Слотсом Говардом. Оба любят пустыню. Оба c:rpacTHble путеше­
ственники. Оба фигуры несколь­
ко эксцентричные. Но Хьюз ведет с Америкой игру в прятки -
мно­
го лет никому' не показывается, говорит только по телефону, пу­
тешествует инкогнито. Слотс Го­
варД, напротив, старается всяче­
ски привлечь к себе внимание, этим только и кормится. Доход владельца двух осликов -
слу­
чайный . доллар. А Говард Хьюз, возможно, даже не знает, сколь­
ко у него «в кошельке». В спра­
вочной книжке о Хьюзе сказано кратко: «Миллиаlщер, один из самых богатых американцев». Между двумя цолюсами (Слотс Говард на осликах -
Говард Хьюз в личном комфортабельном самолете) живет в пустыне Нева­
да и трудовой люд: пастухи, ру­
докопы, обслуживающий персо­
нал на военны)!: базах, танцовщи­
цы, повара, электрики, мойщики автомобилей и ЧИСТИЛЬЩiJКИ боти­
нок... В Америке каждый хочет разбогатеть. Но в пустыне кли­
мат особый -
богатеть хотят быстро. Однако решать проблему хождением в казино никто тут не будет, это иллюзии для заезжих. Ищут другие пути. С одним из жаждущих быстро разбогатеть мы познакомились, у_же покинув Рино. Проезжая по Калифорнии, заглянули в газеты. Огромные заголовки сообщали о грабеже. Рядовое для Америки происшествие, но с финалом тра­
гикомическим, п'рямо в опереточ­
ном духе Рино. 2 июня в городе приземлился пассажирский «Боинг-727», совер­
шавший полет по маршруту Нью­
йорк -
Сан-Франциско. Житель Рино, служащий казино «Харра» РоМ Хедди (<<22 лет, рост 180, худощаВ,воевал во Вьетна­
ме») захватил самолет и, угро­
жая БО'мБой, потребовал 200 ты­
сяч долларов и два парашюта. Власти начали оттягивать вре­
мя -
в местном банке таких де-
нег, мол, нет. «Потрясите игор­
ные автоматы!» -
приказал Хед­
ди. Мешок с деньгами и два па­
рашюта доставили в самолет. HIftMepTb испуганных пассажиров служащий казино отпустил, оста­
вив заложниками пилотов и трех стюардесс. Ночью «боинг» под­
нялся. РоМ Хедди выпрыгнул с парашютом ... А когда над пусты­
ней поднималась заря, этот ма­
лый увидел, что окружен по,ли­
цеЙскими. Оказалось, парашюты незадачливому грабителю подсу­
нули С' радиодатчиками. Пока он опускался, квадрат приземления засеклн. Парень покорно ступнл под своды закона. -
А деньги? Давайте-ка день-
гн, -
сказал детектив. -
Деньгн ... Денег у меня нет. -
Это как же? Денег у парня действительно не было. Когда парашют раскрылся, руку рвануло так, что мешок от­
скочил. Бедолага-грабитель при­
знался, что в поисках денег на коленях ·ползал всю ночь. Вы­
вихнутая рука н продранные шта­
ны свидетельствовали: говорит истину. Стали искать мешок и до­
вольно скоро нашлн. Такова «жемчужина Невады», опереточный город Рнно. Если бы планета Земля вынуждена была время от времени прино­
сить жертвы какому-нибудь кос­
мическому дракону, с городом Рино можно было бы расстаться лишь с очень маленьким сожале-
нием. . Что же еще о пустыне? В гео­
графическом смысле земные пус­
тынн, к сожалению, растут. Рас­
тет Сахара. Растут пустыни кон­
тинента Евразии. Не является ис­
ключением и Америка. Триста лет назад пустыни на континенте за­
нимали два с половиной процен­
та. Сейчас они занимают 10 про­
центов. Причина: хозяйственная деятельность человека и, в част­
ности, казалось бы, безобидная вещь -
овцеводство. Перевыпа­
сы начис~о разрушают хрупкий покров земли. То, что вчера бы­
ло всего лишь. засушливой зоной, сегодня -
пустыня. Еще боль­
ший . урон хрупкой растительной жизни наносит всякого рода вез­
деходная техника. Следы от гу­
сениц и колес в засушливых зо­
нах не исчезают многие годы и часто дают начало мертвым про­
странствам песка и глины. Если не изменяет память, кажется, в штате Юта мы видели скромный пл'акатик, изготовленный, как видно, . местным философом. Мысль на фанерной дощечке бы­
ла очень древней: «Человек идет по земле, а пустыня следует за ним по пятам». ,! Окончание сnедует Ш есколь,ко лет назад перед строителями встал поисти­
не гамлетовский вопрос: быть или не быть скале, на в ис-
шей над железной дорогой 'в Бор­
жоми? « Дело ясное, -
говорили одни, -
скала уже дала трещи­
ну и может рухнуть при первом з~млетрясении". -
«Взорвать ска­
лу? -
возражали другие. -
А вы увере'ны, что взры,в 'не нарушит подземные стоки и Боржоми не лишится овоих источников мине­
ральных вод?" Положение было серьеЗНhlМ, по дороге шли поезда. Строители следили за состоянием ,скалы, а са:перы рыли шурфы, закладывали взрывчат,ку. Ожидали только при­
каза из Москвы. И вот 'В ка-бинете председателя Г осст,роя СССР ,собрались спе­
циалисты на последний совет. Ка­
залось, существ'ует од'но - един-
ственное решение взорвать. АЛЕКСАНДР ХАР Ь КОВСКИ Й Скала не плотина, тут не вызо­
вешь автора, чтобы он поручился за свое детище. -
Я ручаюсь за эту скалу. -
Весь зал поверну-"ся 'к иевысокому во сьмиде,сятилетнему человеку. Это говорил директор Междуна­
родной ассоциации по сейсмостой­
кому строительству академик АН Г РУЗ 1 НlНОКОЙ ССР Кир иак Самсоно­
вич За,врие'в. -
Я осмотрел с ка ­
лу в Бо,ржоми. Тр ещины неопас­
ны. Взрывать скалу не нужно. Более того, при данном положе ­
нии дела, когда мощный взрыв не­
возможен и з -за близости города, слабый только бы расшатал, но не обрушил скалу, и она, вполне воз­
можно, рухнула бы при следую­
щем, даже не очень сильном со ­
тр я сении земли. В этом зале знали, как весомо каждое слово «ант исейсмика N2 1". Ведь он не только со­
здатель новой теории сейс мо стой-
JI РУЧAlOСЬ3А ЭТУ СКАЛУ кого строительства; его подпись стоит под проектами самих ответ­
ственных сооружений всей,смически опасных районах -
зданий, мос­
тов, 'плотин. Но ,скала ведь не творение рук человека. -
Вы, конечно, понимаете всю ответственность, которую берете на 'себя. Вероятно, вам нужно по­
думать? Следующее, последнее заседание председатель Госстроя СССР на­
значил на утро. -
Итак, вы настаиваете на своем решении? -
Да, скалу взры'вать не сле­
дует: OIHa неОlпalcна. -
Необходимо письменное за­
ключение. СколькО' на это потре­
буется дней? Кириак Самсонович протянул председателю конверт с заключе­
нием. В нем был труд одной бес­
сонной ночи и вывод теории, кото­
рую он начал создавать erp;e сту­
дентом. Взрыв был OTMeHe~H. А вскоре после этого, в 1.970 го­
ду, в Боржоми произошло силь­
ное, восьмибаЛЛl>ное землетрясе­
ние. К. С. Завриев выехал К своей «подопечной». Как он и предсказал, скала стояла прочно, даже старые трещины не стали шире. «ВОКРУГ ОДНИ БРОНТОЗАВРЫ ... » Начало века. Тбилиси: глино­
битные дворнки, пузатые купече­
ские особняки, которые сохрани­
лись до наших дней разве что на полотнах Пиросмани. И Санкт­
Петербург: высо'кие дома, двор­
цовые . ансамбли, огромные мосты, соединившие берега полноводной реки. Что должен чувств'овать юноша, приеха'вший ,с Кав,каза в город на Неве, чтобы ,стать строи­
телем, инженеР9}'1? Восторг, вос­
хищение перед бессмертными тво­
рениями зодчих? Боль за родной город, г,де подземные силы за­
ставляют дома при~иматься к земле? Да, Iпожалуи. Желание строить как лучшие мастера? Вряд ли. Нет. «Все подвергай сомнению». Ес­
ли бы этот принцип не выдвину ли древние философы, его бы пред­
ложили современные инженеры. У ,студента Петербургского ин­
ститута путей сО'общения были ру­
ки рабочего, голова инженера и глаз художника. Студентом чет­
вертого курса он уже работал на строитеЛЬСТlве Дворцового моста и делал не уче6.ные, а заказиые проекты. Он пытался рассчитать новые конструкции, старые не у довлетворяли его эстетичес·кому чувству: все эти .здания, дворцы, ... 46 мосты, которыми восхищался мир, казались ему недостаточно легки­
ми, изящными. И он решил про­
верить видимую гармонию соору­
жений алгеброй строительной ме­
ханики. Дерзкая идея: архитектура -
древнее искусство, инженеры в начале века ст,роить. Но под сомнение сами методы умели великолепно Завриев поста,вил не их способности, а расчета, на которых покоилась вся мировая строитель­
ная 'практика. Тогда гооподствовал метод до­
пускаемых напряжений. Истинных напряжений, которые вызывает на,грузка, получить по нему было нельзя: рассчитанные по этому методу конструкции работали, 'как говорится, в четверть силы и по­
лучались массивными. Завриев ПрИlкинул: миллионы тонн ,камия, дерева И металла укладывались, по сути дела, напрасноl Настоя­
щие могилы для строительных ма­
териалов. «Бронтозавры, вокруг одни бронтозавры», -
говорил он, проделывая расчеты. В таком положении повинен был и невысокий уровень строитель­
ной 'механики. Однако главная причина была в другом: фирмам выгодно было расходовать лишний материал -
это увеличивало их доходы. И проектировщики тоже могли спать спокойно: они созда­
вал'и надежные, хотя и тяжелые, конструкции. Но сравнивать бы­
ло не с чем -
лучших тогда в ми­
ровой практике не существовало. За'вриев предложил нечто новое: посмотреть, на что способна кон­
стру'кция, если довести ее до раз­
рушения. А уж потом вполне со­
знательно дать сооружению запас прочности. Он создал новый ме­
тод расчета -
по разрушающим нагрузкам. Рассчитанные по-ново­
му, СООр'УжеIИlИЯ СТ3!НQlВН:ЛИСЬ лег­
кими, изящными, рациональиыми. Сегодня это азы строительной науки. А в 1913 году профессор, впоследствии академик С. П. Ти­
мошенко, прочитавший записки своего студента, увидел в них на­
чало революции в методах расче­
тов. ВЗВОJl:иованный вошел он в кабинет ректора господина Янков­
ского и потребовал доложить сту­
денческую работу на ученом со­
вете. -
Но, господин Тимошенко, вам же известно: студентам стро­
жайше запрещено выступать перед профессорами! Достаточно и того, что они пытаются поучать нас на своих сходках. Ректор был непреклонен, и про­
фессор решился на хитрость. -
Приглашаю вас, господа, при­
сутствовать завтра на экзамене ... Коллеги, сидевшие в кабииете ре'ктора, поклонились. А на следующее утро состоялся саМjlЙ страиный в истории инсти­
тута экзамен. На нем от'вечал лишь один студент, Завриев. И, странное дело, попался ему как раз тот самый вопрос, который он осветил в записке. Тимошенко и его коллеги засыпали Завриева вопросами. Потом было обсужде­
ние. Фактически это был не экза­
мен -
доклад. А вскоре статью Завриева опубликовали в научном журнале. И появилась она не в плохой компании: 'В том же ном'ере был напечатан труд самого Тимо­
шенко и статья Н. А. Рынина, энтузиаста межпланетных полетов. ИЗ1вестно, как важен в науке первый шаг. У Завриева он был удачным, даже чересчур: первая серьезная публикация еще на сту­
денческой скамье, золотая медаль по окончании института, поощри­
тельная командировка в Германию (которая не состоялась из-за вой­
ны), на:конец, предложение О'ста'ть­
ся при кафедре -
его он принял. Казалось, что впереди обеспечен­
ная ЖИlзнь, профе,ссор,ская карье­
ра. Однако ни преподавание, ни «чистая» наука Завриева не при­
влекали. Он знал: созданный им метод -
это рычаг, которым мож­
но пере'вернуть всю строительную практику. Но в царской России между наукой и строительством зияла пропасть. К тому же «нет пророка в овоем отечестве»: строи­
тельные фирмы ориентировал'ись на Запад. Завриев покину л институт; он строит мосты В Бессарабии, затем возвращается в родной Тбилиси. Теперь он практак: восстанавли­
вает мосты, заводы. Так что же, забыты юношеские мечты? С гру­
стью смотрит он на родные ка'В­
казские земли: каждый клочок здесь дорог, способен дать боль­
шие урожаи, а люди за,страивают Кавказ низкими, при·земистыми домами. «Живем как на шкуре беспокойного зверя», -
думает Завриев. В 1920 году он пережил земле­
трясение в Гори. Если бы только знать т'е СIИЛЫ, чтО' IвЫзывают тря­
сение земли, тогда дома можно было бы рассчитывать иа подзем­
ный удар! Если бы, если бы ... Завриев обращается к мировому опыту землетрясений. Перед ним встает одии из сложнейших во­
просов, который изда'вна волнует человечество. СТРОИТЬ ВСЕ РАВНО НАДО На Земле нет мест, абсолютно неуязвимых для подземной стихии. Так, летопись сообщает, что 10К-
тибри 1445 года «потрисси град Москва, Кремль и Посад и храм IЮколебашеси». А ОДН'Н из героев Шекспира, ОПИСblваи лондонское землетрвсение 1580 года, заме­
чает: «Землв до основаньв со­
дрогалась, как жалкий трус». И все-таки на равнинах земле­
трвсение -
ввление редкое. Иное положение в районах сейсмических повсов -
по обе СТОРОНь! Тихого океана и в МОЛОДblХ горах на юге Азии, -
здесь подзеМНblе толчки случаютсв особенно час·то. Тут И бед и ка'верз -
всего ополиа. 13 апрелв 1950 года в США, в Пьюджет-Саунде, произошло очень сильное землетрвсение. А год спуств АмерикаНСК'ое сейсмологи­
ческое общество проводило 'свое заседание в соседнем с Пьюджет­
Саун дом Сиэтле, К'ОТОРblЙ тогда тоже пострадал. В США число 13 считаетсв роковым, под этим номером в стране, как правило, не найдешь нн квартнр, ни этажей, ни самолеТНblХ рейсов. «13 апре­
лв, -
решили репортеРbl, -
мо­
жет случить св всвкое». И они, как говоритсв, в лоб спросили уче­
ных: будет ли в этот день в Сиэт­
ле землетрвсение'? Сейсмологи рассмевлись и, обвинив журнали­
стов в суеверии, поместили в га­
зете Официальное заввление: «В этот день'В Сиэтле никакого землетрвсенив не будет». Однако 13 апрелв в 15 часов 8 минут, когда Американское сей­
смологическое общество собралось на новое заседа'ние, раздал св ог лу­
шитеЛЬНblЙ подзеМНblЙ толчок. Правда, не такой СИЛЬ'НblЙ, как год назад, но зато какова точность! Как говоритсв, комментарии из­
лишни ... Это, правда, не значит, что про­
гноз землетрвсений всегда бblвает неудаЧНblМ. Бblвают и у.даЧНblе. Так удалось предсказать повтор­
ные толчки после землетрвсенив 1966 года в Т ашкенте, сот~всение земли на Дальнем Востоке -
это только по Советскому Союзу. Ана­
лоmЧНblе успехи есть и за гранн­
цеЙ. Но успехи пока ннгде не ста­
ли правил ом. Между тем сейсмически опаСНblе . ЗОНbI охваТblвают огромные густо заселеННblе раЙОНbI. Только в Со­
ветском Союзе онн занимают пв­
тую часть территории страны, там прожнвает около 50 миллио­
нов человек, расположеНbI сотни городов, средн них деввть столиц СОЮЗНblХ республик. Не может бblТЬ и речи о том, чтобbl даже замедлить в них строительство. Строить надо. Но как? В 1906 году Сан-Франциско по­
страдал от сильнейшего зеj\lлетрв­
сенив. А вскоре после этого через пролив ЗОЛОТblе Ворота начали возводить саМblй ДЛИННblЙ в мире мост. ФИРМbI, осуществлввшие строитеЛl>Cl1В'О, вовсе не действова­
ли «рассудку вопреки, наперекор СТИХИВ'м»: они застраховали свое гигантское детище, и за бесчин­
ство стихий теперь отвечал'а стра­
ховав компания. Вот эта компа­
ния ка'к раз и решила приостано­
вить строй,ку вплоть до Вblяснения степени риска. Для беспокойства имеЛИ$:Ь вес­
кие оанования, так как вход в бухту у Сан-Франциско пересе­
кае..: в недрах земли гигантс,каи, заКРblтая, но акти·вная треЩlI'На -
разлом Сан-А:ндреас. В 1857 году Сан-Андреас разрушил ФОРТ вбли­
зи Лос-днД'желеса, в 1906 году сместил участок граНИЦbl между США и Мексикой. Заметим, .кста­
ти, что Сан-Андреас не утихоми­
рилси и до сих пор; по данным то­
пографической съемки, он расши­
ряется ,примерно со скоростью пять са,НТ1Иметров в год. Более того, сог ла'сно некоторым прогно­
зам Калифорния вообще может отколоться от материка. Мост через залив тем не менее бblЛ построен, да и не только мост, Калифорния сейчас, как известно, один из самых населен­
ных и богаТblХ штатов Америки. Ну а прогноз сейсмологов ... Строить возле «живblх т,рещин» опасно, зто ясно 'всем. Но даже извеСТНblЙ американский сейсмолог Байерли, 'Не раз утверждавший это, построил свой дом как раз в зоне разлома. Ведь сейсмологи и по сей день находятся в положе­
нии воображаемого диспетчера, ко­
ТОрblЙ знает, что поезд Ilридет, но не знает когда -
заuгра или че­
рез Тblсячелетие. И понятно. lIО'чему рекомендации сеЙ,смо.логuв до сих пор не всегда однознаЧНbI. Им прихо.zfИТСЯ из­
учать землетрясения по тем раз­
рушениям и сдвигам, которые они проиэводят. А это так же непро­
сто, как судить по обломкам о причинах аварии 'Неизвестного инопла·нетного корабля. Удивлять­
cя приходит('и не тому, что их ре­
комендации неПОЛНbI и неТОЧНbI, а тому, что ими все же можно руко­
водствоватьси при строительстве, можно определить заранее, какой силbl толчки будут здесь и какой т,ам. Но строителям этого, естествен­
но, недостаточно. КОЛОННbI и трубbl, падая в од'Ну сторону, подскаЗblвают, с какой СТОРОНь! ,налетела подземная бурв; памятники, сброшеННblе со своих мест, позволяют судить о силе ВОЛНbI. Однако здесь все не так просто. До сих пор считается, что от подземного толчка груз может бblТЬ подброшен или перемещен в сторону. Но вращатьси? С чего? И, словно насмехаись над здра­
вым СМblСЛОМ, памятники нет-нет да и за.ружатся в вальсе. В по­
следний раз это произошло на кладбище в Ташкенте в 1966 го­
ду. Повернулась даже верхняя часть минарета. Вот и делай здесь однознаЧНblе выводы! А в 1952 году во время земле­
трясения в Кал,ифорнии пропал ... рельс. То есть не просто исчез, а изогнулся и спрятался под массив­
ной стеной туннеля. Как это про­
изошло, до сих пор непонятно. Чтобbl как-то объвснить столь странное явление, сейсмики пред­
положили, что стена ПОДПРblгнула, а рельс в это мгновение влез под нее ... А что при кажете делать в этой ситуации строителям? Если бbl инженерbl ждали, пока о характере землетрисений стане'т известна все, им бbl не удалось расс'Чит.ать ни одного сооруженив в сейсмически опаСНblХ районах. Еще в начале века ПРОфессор Ф. Омори предложил всю пробле­
му упростить. Он рассудил так: какие колебання чаще -
те, что сотрисают землю прямо под соору­
женнем, илн те, что приход вт из­
далеКа? Природа не Вblбирает це­
лей, значит, обblчнее вторые. Вы­
ходит, чаще всего на сооружение наваливаются горнзонтаЛЬНblе, са­
мые опаСНblе' нагрузки: они Пbl­
таются с'валнт" и зданив, и мос­
ты, И трубbl (вертикаЛЬНblе же СlluсоБНbI только ненадолго как бbl понизить их вес). Так родил ась сама в первав, ипонакая, теорня расчета конст.рук­
цнй, которая исходила из того, ЧТО к основа,нию сооружении п·ри­
клаДblваются горизо'нтаЛЬНblе си­
лbl. Это бblЛО большнм достиже­
нием наукн, наконец-то сооруже­
ния мож'но бblЛЮ раССЧИТblвать и на случай землетрясения. В Токио, Киото и ИокогамеВblРОСЛИ дома, которые, как сообщала реклама, не боятси подзеМНblХ толчков. И сразу же эти здания бblЛИ объ­
явлеНbI строительной ,классикой, а книги японских сейсмологов ста­
ли почитаться как священное пи­
сание. МОЯ ДОМ -
МОЯ КРЕПОСТЬ Японский ОПblТ: призеМИ·СТblе, маССИВНblе зданив на мягких, как матрац, основаНИJlХ, ЗОНbI безопас­
ности в цент'ре ГOlpoдJOlВ, там, г де ИЗо\Эа ВОЗМOЖIНblХ толчков зап'ре­
щено строить, -
НУЖ1Но ЛИ копи­
ровать его? Не значит ли это просто ОТСТ'}'1пать перед стихией? 47 Bce-таlКИ дом крепостью быть не долже,н. Чем больше К. С. Заврнев зна­
комился с последствиями земле­
трясений, тем меньше верил в аб­
солютную правоту японских сейс­
миков. Нет, их работы очень по­
лезны, но... Только горизонталь­
ные силы, а если толчок придется под самим сооружением? Японские сейсмики отказывали зданию в праве на сопротивление и оборону. Массивное сооружение всей своей мощью воспринимает удар, гибкое -
смягчает его, по­
добно дереву в бурю ... Так перед Завриевым встала задача, с кото­
рой он уже встречался в первой своей ,научной работе: расчет внеш­
них 'воздейст,вий с учетом гиб­
кости конструкций. Молодой ученый не надеялся на легкую победу над землетрясе­
нием, он был готов 'к долгим го­
дам исследований. В середине двадцатых годов он создал и воз­
гла'вил Закавказский и,нститут со­
оружений. Перед новым институтом Зав­
риев поставил исключительио трудиую задачу. Представим, что земная твердь вдруг превратилась в буриый, бушующий океа'н. На­
ши дома, мосты, плотины нужно сделать легкими, прочными и ,не­
потопляемыми, как лучшие кораб­
ли. Взаимодействие 'корабля­
сооружения и земли -
океана: Завриев ограничил проблему TO,l\b-
ко этим. Но в те времена уче'ные мало что зиали и о первом, и о втором. А тут бывает всякое. К приме­
ру, не раз случалось, что дома по одну сторону улицы сметены под­
земными толчками, а по другую -
стоят целые, как ни в чем не бы­
вало. Выяснилось в конце концов, что причина в подстилающих грунтах. Гравиii и песок лучше «принимают» толчок, чем глина, тем более г лина, насыщенная во­
дой (вorпреlКИ библейской притче не так уж плохо строить на пес­
ке). Но самым надежиым основа­
иием в по,ру зеМlлетрясений ока­
зывается прочная скала (на такой каменной горе, кстати, располо­
жеиа ныне тбилисская гостиница «Иверия» ). По сути, это островок безопас,ности в пору подземных бурь: сейсмичность там всего лишь шесть баллов, а на более рыхлых грунтах в том же Тбили­
си на 1-2 балла выше. Определив опасность того или иного грунта в сейсмических paii:o-
нах (теперь это называется микро­
районированием), уче,ные создали точные к'арты более ИЛlИ менее опасных участков 'в Тбилиси, 48 Т ашкенте, Душанбе и' других городах. Здесь, в Закавказском институ­
те сооружений, впервые землетря­
сение ,начали нзучать крупным планом, отдельные сооружения по­
пали как бы под микроскоп науки. Японские сейсмики считали: зем­
летрясение наносит удар, и здание испытывает вынужденные колеба­
ния, зиачит, нужно его запроекти­
ровать так, чтобы тол'чки эти не были для него опасны. АЗавриев, изучая землетрясения, определил иное: дома, как правило, рушатся от первых ударов, нечему «дро­
жать» от под\земных ТОЛЧRОВ, пото­
му что здание уже превратилось в руины; если же оно сохранилось после первого сотрясения, то ника­
кне удары ему уже не страшны. у каждой 'конструкции свой ритм колебания -
та'кой же, как у маятника, в который попал ка­
мень. Но как создать сооружения, которые будут и недвиж'ными и пода т ливыми одно:в ремен,но? В 1926 году К. С. Завриев пред­
ложил «,подпоясывать» дома антн­
сейсмическнми поясами. Они скре­
пляют здание, как обруч бочку, как стальной каркас борта кораб­
ля, и не дают ему разваЛlИТЪСЯ от напора подземной бури. В таких подпоясанных домах проживают сей'час миллионы людей. Здание в сейсмичес'ком районе должно быть легким и прочным, чем меньше его вес, тем слабее его колышут сеЙClмИlЧlЮКJие вол'ны. И вот из института Завриева выходит первый в стране легкий бетон для стен, первый в мире преднаПРЯlженный бетои -
мате­
риалы, определившие в строитель­
стве целую эпоху. Однако и легкие доспехи тоже доопехи. А ведь строить нужно не только надежно" но и иедорого. Завриев ставит вопрос так: в по­
ру землетрясений нужно защи­
щать не все, прежде всего людей, ценное оборудование, памятники культуры. Если в пору подземной бури обвалится железнодорожный мост или вода прорвет горную плотину, целый район лишится помощи или дополнительно под­
вергнется наводнению. Эти соору­
жеиия должиы быть особенио прочными. Что же касается зда­
иий, то самое главное, чтобы они не обвалились, а трещины ие­
сложно заделать потом. Подсоб­
ные же помещения, коровники, склады, вряд ли стоит особенно укреплять. Это еще одна из идей академи­
ка 3авриева: оценивать на сейс­
мичность ие только грунты, но и сами сооружения. Он любит гово-
рить, ЧТО В сейсмических районах нужно строить так же, как в спо­
койных, ТОЛЬКО много лучше. Ши­
рокие улицы, зеленые бульвары н. только 'удобны, они встают барьерами на пути столь опасных прн эемлетрясен'иях ПОЖIIJРОВ. Ста­
туи на крышах, большие карнизы не толь'ко некраси'вы, они могут упасть от подземных у даров и по­
ранить, убить людей. СТРОИТЬ КАК МОЖНО ЛУЧШЕ ... Несколько лет назад 'в Перу произошло сильное землетрясение. Пострадал Куско -
тот самый город, где когда-то была древняя столица инков. Но вот что инте­
ресно: разрушенными оказались как раз более новые здания, по­
строе'нные испанцами, строения же инков полностью сохранились. В чем дело, быть может, инки владели некими неизвест,ными нам стронтельными секретами? Нет, испа'нские дома, по идее, должны быть прочнее, ведь инки не скрепляли камни раствором. Но качество у 'инко'в было выше: онн очень точно пригоняли друг к другу ма'ссивные бло~и. Качество строительства -
при­
мелькавшиеся и даже надоевшие слова, но иного пути к созданию сеiiсмостойких констру,кций нет. Бе:i! этого все предложения уче­
нЪrх, теории и данные лаборатор­
ных экспериментов -
блаl'ие на­
мерения, которыми, как известно, вымощена дорога в никуда. Но что значит самый прочный дом, если корнями своими, фунда­
ментом он уходит в беспокойную землю? Не напоминает ли он мо­
гучий корабль, бессильный перед еще более могучей стихией? Однажды на лекции для моло­
дых строителеЙК. С. 3аВIЖеву задали необычные вопросы: «А нельзя ли полностью изолнро­
вать зданне от подземного удара? Например, оторвать его от зtilo(Л1И как раз на время землетрясения?» Старый ученый улыбнулся, раз­
вел руками: увы, пока ew;e никто не додумался до воздушных зам­
ков, строить приходится на эемле. Однако сильно ослабить свяэь со­
оружения с его ос'нованием, само!' тиэировать ТОЛЧ,~Н, не пропустить вверх самые раэрушительные вол­
ны -
это, пожалуй, мож'но. Сооруження должны сочетать и жесткость И I'ибкость: куда, к примеру, годится мост, дрожащий от ветра, нли' зданне с пружиня­
щими полами? Поэтому инженеры прибегают к ухищрениям. В Лос­
Анджелесе запро~ктирован дом, ннжннй втаж которого ПОКОНТСJl на катках. Предлагают ДЛJl втой же целн применять шары н даже смыку. Расчет простой: подзем­
ный удар передвинет сооруженне, но ·не разрушит его. и Интересный проект сделал воплотил в жизнь инженер Ф. Д. Зеленьков. Под его руко­
ВОДС'l'llом в Ашхабаде построен трехwrажный каменный дом, кото­
рый, по ут~ерждению 'а'втора, со­
вершеИ'Ио не ОТКЛИlКаеТСJl на COTPJl-
сеНИJl земли. Дом опнраеТСJl на ОГРОМlИые рессоры, вес одного лишь болта 120 килограммов, од­
нако металл расходуеТСJl не ЗРJl: ОВJlЗЬ IЖспериментального дома с землей в ",рннадцать раз меньше, чем у оБЫ'Чных зданий. Счнтает­
CJl, Ч'l'O н при деСJlти6алльном зем­
леТРJlсенни в доме даже не зазве­
нит пасу да, а ведь обычно в райо­
нах, где возможны толч:ки более восьми баллов, строить 'не реко­
мендуеТСJl. Так что же, найдена универ­
саЛblНаJl защнта от землеТРJl.сенИJl~ Здесь опециалисты отнюдь не еди­
нодушны: считают, что рессоры оБХОдJr'l'CJI дорorо и многовтажные здания ни 'на к_ие пружины не поставншь. Вероятно, послед'Иее слово останется за природой: дом Зеленысова ~роеи IЮOле ашха­
бадского землетрясення 1948 года .и не ~ыл ~РОбован сильной под­
зем,нои бу.реи. Вероятно, ОД·IЮГО какого-то сред­
ства защиты СООj>уженнй просто не сущест.вует. Делают под зда­
нием ленточный фундамент, свое­
образную подушку, ослабляющую колебания, -но вто Вффективно, ес­
ли грунт под ней прочный и не проседае.т. ПОДИIНIМают сооружен не на бетон-ных столбах, защищая его от самых внерг,ичных, высоко­
частотных колебаний, но более ча­
стые низкочастотные волны его сотрясают. И, наконец, нс·пользуют в качестве буфера первый ilтаж высокого здаlНИЯ. Никаких допол­
нителblНЫХ средств ilТО не требует, обычно там расположены простор­
ные помещения -
ателье, мага­
зины, которые ограждают выс~ие, а значит, гибкие колонны. Такой «гибкий,. ilтаж действительно спо­
собен (хоть не полностью) защи­
тить здание при сильных земле­
ТРJlСе.ииях. И все же есть сооружения, ко­
торые ни на какие амортизаторы ие поставишь. Т рехсотметрова,. плоти-на Нуреж:кой ГЭС должна выдержать толчки силой в деВJlТЬ баллов. В не менее сложных усло­
ВИJlХ должна будет работать и ги­
гантская высотная плотина, кото­
рая перегороднт Ингури. Их мо­
дели уже прошли иопытания в ла-
4 сВокруг света» ом 2 бораториях. Решено сделать 'их не только прочными, но И лег-кими, тонкостенными, так чтобы в ко­
лебllJИИJl не были вовлечены боль­
шие массы. А в теле плотин и в их основании заделают сторожа­
автоматы и спецнальные сейсмо­
графЫ. Высочайшие в мире ГЭС будут служить не ТОЛЬ'КО внерге­
тике, но и сейсмологии. ... У СНЛl>ИЫХ землеТРJlсений есть о.ц,ио пренеПРИJlт-ное свойство: они ВСJlчески 'избегают встреч с уче­
ными. ПРЮЮДИТСJl имитировать подземные тол_и, ТРJlСТИ кон­
струкции на мощных МlИогопро­
граммных виброплаТформах, раз­
рушать дома на полигонах силь­
ными взры·вами. И все-таки никог­
да нельзя сказать заранее, так ли пов~Дут себя сооружеН1ИЯ в пору подземной бури. Землетрясение и коварно и многолико, его буйство мало напоминает то, что у дается организовать в лабораториях. По­
зтому ученые и ннженеры решили устроить на него засаду. В Душанбе на проспекте Лени­
на есть дом 90. Дом как дом, МНОГОilтаж'ное здание из железобе­
TOIНa пост-роено по послеДIНИМ ре­
комен'дац'иям на}'1КlИ. Живут в нем люди. И ТОЛЬ'КО одна квартнра на первом зтаже -нежилая. Здесь ,контрольный пост, CTOJlT приборы, провода от которых ПРОТJlНУЛИСЬ К датчнкам на зтажах. Идет необычный ilкспернмент: режим его наВJlзывает прнрода. Но не веч-но нам пасси.вно выжи­
дать приход подзем.ноЙ бури, укреплять свои дома, мосты, пло­
т·ины только затем, чтобы они удержались на гребне подземной волны. Прor.иоз землетрясений, даже самый точныи, -
все-такн полдела. Предвндеть подземные толчки ДЛJl того, чтобы их пред­
отвратить, -
вот достойная цель. И кое-что для ее достижеНИJl де­
лаеТСJl уже сегОДНJI. Од·нако до­
стижение ilТОЙ цели -
дело ДНJI завтраш.него. ... Прнборы сообщlИЛИ: через не­
сколько дней содрогнетс,. зеМЛJl. ПодземиаJl тетнва HaTJI'HYTa, и ilнергия недр должна получить выход. НА ЛЮДIН не ждут нас туп­
леНИJl буйства стихии. Мощные заряды в глубоких шурфах сраба­
тывают, возбуждаJl вибрацию подземной тетнвЫ. И вместо мощ­
ной бури, сильных толчков -
це­
лаJl серНJI слабых, которые не ощу­
щают ни люди, ни дома. Это не фантаЗИJl, так в опытах уже «га. CJlT» грозную ilнергню недр. ЗемМl, надежнаJl, ка-к... зеМЛJl. И легкие сооружеНИJl, устремив­
шиеся к солнцу. Таким вндится завтрашний день планеты. • вирус.сОЮЗНИК Лет десять тому назад на стра­
ницах O,ltHoro зарубежного журна­
ла можно было увидеть такую рекламу: JlPKO сверкающне JIII'OAbI клубники встали, подобно красным OfHJlM светофора, на пути гусениц, СЛИЗЮfКОВ и про чей нечисти. А сИ'Изу текст, приглашающ-ий обрабаты'вать ПОЛJl и сады «не­
сравненным ДДТ». Сегодн,. та'КУЮ рекламу уже не встретишь. ДДТ и ему подобные Jlдохимикаты окончательно дока­
зали, что они ПРИНОСJlТ не ТОЛЬ'КО пользу, но И вред, уничтожаJl как опасных ДЛJl урожаJl, так и полез­
ных насекомых, заодно отраВЛJlJl животных и птиц. Очередь за дру;гимн средствами -
за теми, которые имеют узка направленное, избирательное деЙС'l1вие. Среди них особенно мнorо обещают ви­
русы -
re, что вызывают заболе­
ваНИJl у насекомых -
наших вра­
гов, а друзей и «аейтралов» ща­
AJlT. Из тиши лабораторий они уже ·перекочевали в цехи спе­
циальных предприJlТИЙ, где произ­
водст-во «союзных» нам вирусов поставлено, что называеТСJl, на поток. Так, летом 1973 года американ­
ска,. КOIМпаИ'ИJI .. Иитернешнл мине­
ралз внд kem-ИIКЛ корпорейшн» получила разрешение на коммерче­
ское прон,зводство внрусного пес­
тнцида «Вирон-Н,.. После тща­
'reльной проверки власти ПР'нзна­
ли, что «Вирон-Н» ни человеку, Н1И ЖIIIВОТНЫМ не Y'I' рожает. За 'l'O стоит его «спустить С цепи» на ПОЛJl, как БОЛl>ШУЮ часть личинок, KO'l'OPbIM преДСТОJlЛО стать гусени­
цами, пое.цающмми хлопчатн·ик н табак, охватывает наСТОJlЩИЙ мор. «Внрон-Н» становится ПОПУЛJlР­
ным у фермеров США, где ДДТ совсем запрещен, а другой Bpar табачных и хлопковых гусениц -
меmл -паратион -
тоже чаreЛblНОСКОМ'ПРOlМети-ровал высокой ядовитoiCтью. ОКОН­
сеБJl 49 [В тенные часы пробили шесть. Радист уже рабо­
тал. Посылая ПОЗ~IВные, он просил наши станции выити на связь. Затем переходил на прием, тшетно пытаясь уловить среди множества звуков свои позывные, снова и снова работал ключом. -
По расписанию станции должны явиться через час, подо­
ждем, -
сказал он, снимая науш­
ники. -
Ждать нельзя ни минуты. Самолет просрочил более трех часов, у него давно кончилось горючее. Что-то случилось. За­
прашивай Экимчан, нет ли его там? Радист долго связывается с Экимчаном. -
Самолета ус нас нет, -
отве-
тила метеослужба. -
Учтите, се­
годня ночью прошел ураган в се­
веро-восточном направлении, длив­
шийся более трех часов. -
Если ураган застал их в воз­
духе -
трудно будет на По-2 справиться с ним, -
замечает главный инженер Хетагуров.­
Они, вероятно, вернулись в Уд­
скую губу. -
Нет, -
ответил радист.­
У меня с Губой была вторичная связь. У них ничего не было для сообщения, значит, не вернулись. Наконец, откликнулась станция с устья речки Шевли. Ни о каком самолете там не слышали. Они подтвердили, что над Удской рав­
ниной пронесся в сторону Охот­
ского моря ураган ужасающей Читателям хорошо известно имя писателя и путешественника Григория Анисимовича Федосеева. Помнятся его повести: «Мы идем ПО Восточному Саяну», «Тропою испытаний}), «Смерть меня подо­
ждет», «Последний костер» и другие. Инженер-геодезист, Григорий Федосеев более 30 лет возглавлял экспедиции, работавшие в ма­
лоисследованных районах Сибири и Дальнего Востока. Тяжелый труд изыскателей в недавнем прошлом нужен был для нынешких строителей Байкало-Амурской магистралн, для того, чтобы росла гидроэлектростанция на Зее и осваивались новые месторождения ... Последняя повесть писателя -
«Живые борются» -
увидела свет в альманахе «Кубань» и уже после смерти автора -
в журна­
ле .. Дальний Восток». Появилась она и в молодогвардейском сбор­
нике «Приключения-74». Но во все опубликованные варианты не вошел один большой фрагмент -
по сути дела, самостоятельный рассказ. Автор собирался еще вернуться к повести ... Рассказ документален, как документальна и повесть, воспроиз­
водящая события, случившиеся в начале 50-х годов с топографиче­
ским отрядом в приохотской тайге. Григорий Федосеев и его товари­
щи по экспедиции организуют поиски отряда, застигнутого на марш-
..f руте лескым пожаром. Ушел на разведку и самолет По-2. Ушел -
и не вернулся ... На борту самолета -
молодой пилот Степан Никишкин и проводник-эвенк Тиманчик. Поискам пропавшего самолета и по­
священ рассказ, который (с небольшими сокращениями) мы пред,ла­
гаем вниманию читателей. 50 силы, что погибло много леса и сейчас идет дождь. Затем связались с топографиче­
ской партией, расположенной в юго-восточной части Удских ма­
рей. Но и оттуда не получили сколько-нибудь утешительных вес­
тей. А ведь воздушная трасса экспедиции, связывающая штаб с охотским побережьем, проходит примерно посредине этих двух полевых станций. Куда же мог исчезнуть самолет? Он или погиб, захваченный урага­
ном в воздухе, или совершил где­
то вынужденную посадку. Одно ясно -
случил ась беда, и, если люди живы, им требуется немед­
ленная помощь. В штабе задержались до полу­
ночи. Надо было принимать сроч­
ные меры. Первым делом попы­
таться обнаружить самолет, сбро­
сить продукты, медикаменты, затем уже в зависимости от об­
становки оргаиизова]ь спасатель­
ный отряд. Но где искать? Терри­
тория огромна, безлюдна; несколь­
ко эвенкийских поселков -
и те ютятся по реке Уде, вблизи мо­
ря, вот и все. Рано утром я с заместителем Плоткиным был на аэродроме. Транспортная машина Ли-2 уже готова подняться в воздух. Небо чистое, кажется, вымерзшее до синевы. Только резкий, холод­
ный ветер омрачает день. Берем с собой палатку, желез­
ную печь, валенки, полущубки, продовольствие, медикаменты. Все это упаковано с расчетом, что будет сброшено с большой высо­
ты. Наша задача обследовать трассу и главным образом рав­
нину, расположенную вправо от реки Уды. Именно где-то там са­
молет, вероятно, столкнулся с ура­
ганом. Летим на большой высоте. Ка­
жется, что мы застыли на одном месте, а земля проплывает мимо. Ни жилья, ни дыма, ни костра, ни следа человека. Горизонт на востоке залит густым багрянцем, который тает на глазах. Огнен­
ный диск появившегося солнца бледнеет. Я смотрю, как вспыхи­
вают от ярких лучей вершины гор, застывшие над черными пропастя­
ми, как тают по ущельям тени, как все на земле оживает, почув­
ствовав тепло солнца. Ulире распахивается необозри­
мое пространство восточной ОКО­
нечноС1И материка. Слева, вдали,­
отроги Джугдыра, подбитые снизу бархатом темных лесов. Нашим курсом тянется Сектант -
плос­
коверхий, сглаженный временем хребет. Ничто не нарушает покоя. Только мы одни плывем над обширным безмолвием. Самолет незаметно набирает вы­
соту, переваливает последние греб­
ни гор у Экимчана, и вдруг взо­
ру открывается Удская равнина. Мари, мари, бесконечнь;е мари, уходящие до Охотского моря, слитого с синевою горизонта. Идем на высоте семисот метров над ноздреватой землей. Взору все доступно. Каждое деревце, каждая выемка ~ словом, то, что 4* приковывает взгляд. Но глаза ищут дымок костра. Без огня в такой холод нельзя прожить и часу. Мы надеемся на опыт Тиманчи­
ка. Он и в бурю и в дождь су­
меет разжечь костер, тем более зная, что сегодня их будут иокать с воздуха. А гул мотора они услышат издали. Я прошу пилота делать облет кругами, так мы сможем более тщательно обследовать местность. Машина описывает огромный зллипс от реки Уды до Селиткан­
ских гор. Толыко стада диких сок­
жоев, вспугнутых ревом мото­
ров, рассыпаются под нами ... Неужели люди погибли? Летчик Никишкин недавно кон­
чил училище, у него еще нет опы­
та в борьбе с бурями ни в возду­
хе, ни на земле ... А что, если они еще живы, еще продолжают бо­
роться, ждут помощи, а у нас истекло время, и мы вынуждены прекратить поиски, вернуться? Нет, без огня и палатки им не спастись! Обратно летим южным краем равнины по-над Селитканским хребтом. Снова мари и тайга и нигде дыма костра. Завтра мы исследуем северную часть равнины от реки Уды до Чагарских голь­
цов ... По пути садимся в Экимчане. На метеостанции определяем по времени приблизительные коорди­
наты встречи бури с самолетом и возможной катастрофы. Место это находится где-то в середине Удекой равнины, но мы ничего не нашли! Как выяснилось, циклон пронес­
ся над всей огромной территорией Приохотского края с силой I! де­
сять баллов. Для По-2 это непре­
одолимая преграда. Опытный пи­
лот, заметив непогоду, повернул бы обратно, а если у него уже не было времени добраться до ба­
зы -
сел бы при первой возмож­
ности. Никишкин слишком молод, слишком самонадеян и невыдер­
жан. Надо же было мне послать именно его! Этого, кажется, я не смогу Сtбе простить ... Когда мь' снова были в возду­
хе, я заметил на далеком гори­
зонте у Охотского моря полоску 51 тумана. Скоро потускнело и солн­
це. Небо казалось выцветшим, старым. «Что бы это значило?»­
не без тревоги подумал я. В шесть утра в штабе рассмат­
риваем сводку погоды, передан­
ную нашими полевыми подразде­
лениями. Восточный край матери­
ка охвачен непогодой. Ветер 6-
7 баллов,. видимости нет. Ветер бьет с размаха в окна, в помеще­
нии полумрак, тучи заслонили утро. В железной печке нет-нет да вспыхнет огонек и обольет алым заревом безмолвные фигуры собравшихся людей. На лицах, внезапно выхваченных из темно­
ты, безнадежность. Говорить не о чем. Рухнули последние надеж­
ды спасти экипаж По-2 ... Мысли неволь но возвращаются к прошлому. Встают в памяти походы, подъемы на пики, тропы по неизмеримым болотам, всегда манящие к себе дали; Тиманчик, с которым мы делили походные дни и ночи. И где-то в душе сно­
ва зашевелил ась надежда, непро­
стительным показалось уныние. Надо что-то предпринимать ... На вся'кий случай даю распоря­
жение загрузить самолеты Ли-2 и Ан-2 и держать их в готовности для вылета. Обязали все наши полевые станции на побережье Охотского моря давать погоду че­
рез каждые два часа. Но даже чудо не спасет людей в такой хо­
лод и ветер. И обнаружить с воз­
духа место катастрофы будет трудно. Проклятая буря, что на­
делала! ... Много дней ярилось море. Пол­
чища туч, подхваченных BeTpOl'o\, день и ночь проносились над во­
сточным краем материка. Все жи­
вое, способное сопротивляться, не смело покинуть убежище. Вымер и поселок. Ни .дая собак, ни люд­
ского говора. Только воет и злит­
ся в трубе ветер, да на душе за­
твердевшая боль ... И вот однажды, это было, ка­
жется, на седьмой день после ка­
тастрофы, меня разбудил резкий стук в окно. Я вскочил. С аэро­
дрома доносился гул разогревае­
мых моторов. -
Приехали за вами. В восемь назначен вылет, -
услышал я го­
лос шофера. Сборы недолги, все давно при­
готовлено. Тороплюсь, тут уж не до завтрака. Старушка хозяйка, добрейший человек, засовывает в карман моего полушубка свер­
ток с едой. -
Пошли вам господь удачу!­
по ее морщинистому лицу катят­
ся крупные слезы. 52 Бури как не бывало! Исхлестан­
ные ветром деревья стоят безволь-. ные, в мертвом покое, да вдали сквозь сумрак виднеются на фо­
не синевы горы. В прозрачном воздухе -
неподвижные столбы дыма из труб. Подъезжая к аэродрому, мы ви­
дели, как оторвался от земли Ан-2 и, не разворачиваясь, лег курсом на Уду. l(aK договорились, он бу­
дет базироваться вблизи поселка Удское. Наш Лн-2 еще заправ­
лялся. -
Предупредите все станции по­
бережья: сегодня дежурить весь день, -
сказал я радисту. -
Если будут какие сообще­
ния? -
Передадите на борт. Никогда я не отправлялся в путь с таким волнением. Мы с Плоткиным не отходим от иллюминаторов. Настороженно ка­
раулим пространство. Оно мертво. Вот и Удская равнина. Она по­
является внезапно из-за хребта, вся сразу, залитая ярким светом. Машина забирает вправо, обхо­
дит равнину большим кругом, на­
правляется к Чагар'СКИМ гольцам ... Самолет рассекает всю эту огром­
ную площадь мари на мелкие квадратики. Летим низко. Глаза устают от долгого напряжения. Время на ИСХQде. Пора возвра­
щаться на базу. Последний раз смотрю на седую пустыню с блюд­
цами озер, простроченную узкими перелесками. Она молчит. Маши­
на набирает высоту. Наш путь ле­
жит на запад. Мельчают Чагар­
ские гольцы, уже не просматри­
ваются озера на обширных марях, далеко в синеву уходит горизонт. -
Дым! .. -
кричит Плоткин. Я подбегаю к его иллюминато­
ру. Жадным взглядом окидываю всхолмленную местность. Ничего не вижу. -
На дне пади, справа от ре­
ки! -
поясняет он. Теперь и я замечаю дымок. Он лежит на лесе серым расплывча­
тым пятном, точно клочок тумана. -
Это не КОСТеР. 1( тому же наши не могли 'МIK далеко зале­
теть от трассы, -
сказал я не без разочарования. Самолет разворачивается. Быст­
ро снижаемся. Идем на дымок. Узнаю местность: мы над Удыги­
ном -
левобережным притоком Уды. Не могу успокоить вдруг разбушевавшееся сердце. Неужели удача? .. Плоткин на радостях обнимает меня, трясет изо всех сил. -
Наши!.. Честное слово, на­
ши! .. -
Да, да, это наши, больше тут некому быть, -
шепчу я. Еще несколько напряженных ми­
нут -
и мы увидели под собою небольшой участок сгоревшего ле­
са. Упавшие деревья скрестились, C~BHO пики в бою. I(ое-где на обугленной земле еще дымились голо'вешкки. I(TO поджигал лес? Почему не осталось следов? На втором заходе машина опус­
тилась до предела, проносится низко над землею. И вдруг общий крик -
все увидели в центре по­
жарища скелет сгоревшего По-2. ~ Бензин у нас на пределе. Мы не можем терять ни мину­
ты. Идем на базу, -
доложил командир экипажа: Мы еще пытаемся что-нибудь разглядеть внизу, но машина быстро уносит нас на запад. Совещаемся на борту самолета. Приходим к единому мнению, что люди погибли при катастрофе, иначе они подали, оставили бы какой-то знак. Еще раз с боль­
шой высоты осматриваем холмис­
тые пространства, прикрытые хвойным лесом. Ни дыма костра, ни следа человека. Все кончено. Но где-то в глубине души все­
таки копошится упрямая надеж­
да. Она не дает покоя, убеждает, что не все кончено, что есть на свете чудеса. Я поддаюсь этому состоянию. А что, если они живы, слышат гул моторов, но не могут дать о себе знать? И меня охва­
тывает ужас от промедления. Прошу радиста срочно связать­
ся с Ан-2. Пока он вызывает н обе станции настраиваются, я успеваю написать радиограмму. «I(омандиру l(едровки-2. Не-
медленно направляЙтесь ... I(оорди­
наты ... Место катастрофы отмече­
но дымкой затухающего пожара. Обследуйте прилегающий район, установите, живы ли люди. Сроч­
но направляйте на место катаст­
рофы нарты с опытными провод­
никами, аварийным грузом, ра­
дистом и запасными оленями. Дальнейшие указания радист по­
лучит в пути». 1(0rAa мы были уже далеко от Удыгина, получили ответ с борта самолета Ан-2. «Идем по вашему заданию. За­
пас горючего для обследования один час. Затем вернемся в Уд­
ское. Переходим на связь со шта­
бом». Мы уходим на запад. Солнце слева. За последним хребтом, оконтуренным полуденными теня­
ми, показалась знакомая излучина Зеи. Машина разворачивается, па­
дает на землю, устало бежит по грунтовой дорожке. На радиостанции пискливо ра­
ботал приемник. Радист, не отры­
ваясь от ра60ТЫ, показал рукой на радиограмму. «Километров пятнадцать не до­
летая до места назначе.ния,-сооб­
щил командир Ан-2, -
обнару­
жили на Удыгине человека, пода­
вавшего руками знаки о помощи. Мы сразу узнали Тиманчика. Ря­
дом были видны волокуши, и, как нам показалось, на них лежал че­
ловек. Затем Тиманчик впрягся в волокуши, стал тянуть их дальше, все время падая, видимо, он хотел этим сказать, как трудно ему пе­
редвигаться. Мы сбросили аварий­
ный груз и вымпел с запиской. В ней предупредили, что при на­
личии погоды утром будем, сооб­
щим о выходе спасательной груп­
пы». Это сообщение было для нас наградой. Трудно было что-то сра­
зу решить. Однако не было сомне­
ния, что и Степан жив, мертвого Тиманчик никуда бы его не пово­
лок. Но он, видимо, в тяжелом состоянии. -
Предупредите экипаж Ли-2, пусть отдыхает, через пару часов летим на Удское, -
сказал я Плоткину. Проконсультируй­
тесь с врачами, что нужно при данной ситуации сбросить потер­
певшим. -
Все остальное решим в Удском. Сам я иду домой обедать. И, хотя еще далеко до конца, еще много трудностей впереди, все же верю, что все кончится хорошо и мы снова с Тиманчи'КОМ пойдем одиой тропою. Уж теперь-то он выпутается из беды. Ему важно было стать на землю ногами, а дальше он не сдастся ... Хозяйка встретила меня в пе­
редней, настороженная, вопрошаю­
щая. -
Живы, по вас вижу, жи­
выl -
вскрикнула она. -
Да, Евдокия Мироновна, жи­
вы, а самолет сгорел. -
Бог с ним, с самолетом, -
неожиданно согласилась она,­
живы бы были люди. Вот уж на­
смотрелись-то смерти в глаза, го­
лубчики мои, -
и она на радос­
тях заплакала. И вот мы снова в воздухе. Ло­
жимся курсом на Удское. Теперь самолет кажется быстрокрылой птицей, несущейся высоко над землею. Вместе с облегчением пришла неодолимая усталость. Гул моторов убаюкивает. Я быст­
ро засыпаю ... В liоселке Удском домО'В немно­
го, за1:елены они плотно, до отка­
за. Геодезическая партия разме­
щается в старой, заброшенной ба­
не. Мы не воспользовались госте­
приимством хозяев, поставили па-
Р"сунк" r. Фипипповскоrо латку, разожгли печь и чувство­
вали себя великолепно, хотя тем­
пература воздуха была низкая. В Удском от экипажа Ан-2 мы услышали устный пересказ того, что сообщалось в радиограмме, и ничего больше. Нарты с радистом вышли к месту аварии два часа назад. Утром мы летим к Тиман­
чику. Теперь у него есть палатка, печка, продукты, сбросим медика­
менты и письменный совет врача. И попросим его как-нибудь сооб­
щить нам, в каком состоянии Сте­
пан. Вот и закончился день. Теперь дождаться бы утра ... Утром выхожу из палатки. Ни­
чего не узнать: ни старой бани, ни поселка, ни пней -
все со снеж­
ными надстроями, в праздничном наряде, в блеске раннего утра. Внезапный гул мотора будит посе­
лок. Залаяли собаки, заскрипели промерзшие двери в избах, послы­
шался стук топоров. «Утро, утро, утро», -
вестит какая-то пичуга ... Короткий завтрак -
и мы на антоновской машине снова в воз­
духе. Время тянется страшно медлен­
но. Я не отрываю взгляда от на­
плывающего на ,нас горизонта. Ми­
нуем устье Шевли. Слева, вдали, обозначилось ледяными пятнами озеро Лилимун. И на-конец, в си-
неве лесов блеснул знакомыми извилинами Удыгии. Забираем вправо, идем над ре­
кою. Еще несколько минут -
и мы увlдим дымок. Тиманчик, на­
верное, с вечера наготовил суш­
няка для костра и сейчас, услы­
шав гул моторов, запалит его ... Идем низко lНaд лесом. Исхо­
дят минуты. Глаза устают. ДЫМlКa не видно. Пилот смот­
рит на меня вопросительно. -
Тиманчик, навер-ное, намаялся за эти дни, проснуться не мо­
жет, -сов~ал я скорее не ему, а себе, чтобы рассеять -вдруг вновь нахлынувшую тревогу. Тиманчик не может проспать, усталость не усыпит его, это я твердо знаю. Неужели еще что случилось? .. -
Может, он не нашел сбро­
шенного вами вчера груза с запис­
кой? Пилот не отвечает, показывает рукою вперед. Там, за береговы­
ми ельниками, появилось ледяное русло Удыгина. Глаза ловят на нем какие-то черные, неясные по­
лоски. -
Вчера этого не былоl -
кри­
чит пилот, резко сбавляя скорость и подбираясь ближе к реке. Машина проносится над руслом Удыгина. Черные полоски на льду -
это буквы. Успеваю про­
честь: «ПОМС» ... Что это значит? Их, несомнен­
но, выложил Тиманчик, но что-то помешало ему дописать слово, и рядом с надписью остались две копны неиспользованных еловых веток, из которых он выкладывал буквы. Что могло случиться с ним? Пока пилот разворачивает ма­
шину, я мучительно пытаюсь рас­
шифровать недописанное слово. Беспрерывно повторяю: «Прмс ... помс ... » -
кажется, нет слова с такими начальными буквами. Неужели Тиманчик перепутал буквы? И наконец, где он сам, почему нет дыма. поблизости? И вот мы снова проносимся над заледеневшим руслом Удыги­
на. Разгадка пришла неожиданно, с первого взгляда. на надпись. -
Он хотел написать «помо­
ГИТЕ»! -
крикнул я не то от ра­
дости, не то от страшного смысла, заключенного в этом слове. Пилот утвердительно кивнул. Мысли не успевают зародиться, как из-под машины исчезает надпись; в последний момент, пролетая над ельником, я заметил край палатки. Ни дыма возле нее, ни живой души. Предчувствие не­
поправимого вмиг овладевает мною ... -
Наверное, ушли, -
кричит радист Михаил Степняк, тоже за­
метивший палатку. Я отрицательно качаю головою. -
Значит, замерзли, -
заклю­
чает 0'11. -
Не может быть! Уж если они поставили палатку, то уж поесть и забраться в спальные мешки нашлось бы время. Спускаемся километров десять над Удыгином, извивающимся по просторной долине. Никаких C-!le-
дов. Земля тут неприветливая, пустынная. Даже зверя не видно. Одолевает тревога за людей и досада, что не имеем времени на размышления -=-
ведь нас ограни­
чивает горючее. И в то же время мы не можем улететь отсюда, не узнав, что случилось с людьми. Идем обратным кругом к палат­
ке. Солнце высоко. На тайгу лег­
ла теплынь. Настороженными взглядами караулим лесные про­
светы. Нигде ничего. Вот и знакомый ельник. Он на­
плывает быстро. -
Собакаl .. -
вдруг кричит пи­
лот, показывая пальцем вправо. Я гляжу туда. Кто-то черный выползает из ельника на лед, но не успеваю рассмотреть -
слиш­
ком быстро проносимся мимо. -
Да ведь это человек ползет по снегу! -
и Степняк хватает меня за плечи. -
Человек, пони­
маете?! .. 54 Машина уходит на запад, раз­
ворачивается на 180 градусов, идет точно на ельник. Пра­
вый берег Удыгина, откуда мы летим, голый, и нам издалека видны и копны еловых веток на льду, и черное пятно, прилипшее к снегу. Самолет снижается до предела, совсем сбавляет скорость. Летим на высоте ста метров над землею. Уже рядом русло. Чело­
век зашевелился и, разгребая ру­
ками снег, ползет навстречу зву­
ку, тащит за собою по глубокой борозде безвольные ноги. Никаких знаков не подает, ничего не про-
сит. Это Степан. Я узнаю его по каким-то необъяснимым приметам. Не успеваем мы еще разо­
браться во всем увиденном и за­
помнить детали этой ужасной кар­
ти.ы, как самолет выносит нас за ельник. Первое, что приходит в голову: где Тиманчик? Не­
ужели он ушел куда-то, бросил тяжело больного Степана? Иначе в палатке горела бы печь. Ничего не можем понять. Машина снова выходит к Уды­
гину. Идем над руслом реки. Сте­
пан слышит гул мотора, повора­
чивается к нему, тяжело ползет навстречу, впиваясь голыми паль­
цами в снег. В трн секунды вре­
мени, пока мы проноснмся над ним, я успеваю заметить, что у него вместо головы клубок из тряпок и безжизненные, как пле­
ти, ноги, завернутые в какую-то рвань. -
Он слепойl -
слышу резкий голос пилота. Я вздрогнул. Мне стало не по себе. Теперь все ясно. Степан слепой. У него нет ног, только руки, да где-то под дырявым бушлатом теплится жизнь. Значит, нет возле него Тиманчика, он один. Я прошу пилота отойти в сто­
рону. Надо решить, что делать со Степаном. Было бы бесчеловечно бросить его одного, слепого, без ног, в этой снежной пустыне, где на сотни километров ни единой души. Нарты же сюда могут прийти, в лучшем случае, дней че­
рез семь. Ему не дождаться. Пилот с тревогой смотрит на при боры, прики.!!,ывает что-то в уме, дает на размышление все­
го десять минут. Мы должны воз­
вращатloСЯ на базу. До нее более трехсот километров. Отходим на север. Вот и попробуй найти правиль­
ное решение, когда над тобою ви­
сит как дамоклов меч неумоли­
мый закон времени. -'Мы должны любой ценой вывезти сегодня Степана и узнать, что же с Ти­
манчиком?. Чувствую, что с ним стряслась беда и что промедление с нашей стороны для него смерти подобно. -
Георгий Иванович! -
обра­
щаюсь я к пилоту. -
Можно ли тут близко к ельнику посадить По-2? Пилот отрицательно качает го­
ловой. -
Надо посадить машину так, чтобы не разбилась она и пилот смог бы подняться в воздух, а для этого надо нормалblНУЮ пло­
щадку, -
говорит он. -
А если риск;нуть, ведь люди погибают? Он холодно сдвинул брови. -
Не забывайте, кроме всего прочего, в авиации существует еще и закон, запрещающий всякий риск ... -
Кроме разумного, -
переби­
ваю я его. Пилот недоверчиво посмотрел на меня. -
Все же, Георгий Иванович, прошу на обратном пути осмотри­
те русло Удыгина, может быть, обнаружите место для посадки, а я дам сейчас распоряжение вuтаб экспедиции немедленно направить из Экимчана в Удское машину По-2 на лыжах. Там, в Удском, мы примем окончатель-
, ное решение. Самолет незаме'I'НО развернулся, идет вниз по Удыгину. Мелькают темные купы берегового леса, за­
мысловатые кривуны рек. Вот и ельник. Степан лежит неподвижно, головой к противоположному бе­
регу, далеко от палатки, в бес­
силии разбросав по снегу руки. Как же больно будет ему, когда смолк;нет гул мотора и с ним по­
гаснет последняя надежда ... -
На крайний случай можно, рискнуть, -
кричит пилот, пока-' Зbl'вая вниз, Я припадаю к окошку. Под на­
ми более или менее ровная полос-, ка русла, ограниченная с двух сторон высокоствольным берего­
вым лесом. Георгий Иванович еще раз облетает ее, и я вижу, как он мрачнеет. -
Сядет? Пилот колеблется, молчит. По­
том тяжело раскрывает рот. -
Подхода нет, мешает лес, надо падать на площадку. Может быть, только опы'I'НОМУ пилоту тут повезет, -
и он, развернув маши­
ну влево, ложится курсом на Удское. Его слова поколебали во мне и. без того слабую надежду. Неуже­
ли Тиманчику и Степану не до­
ждаться помощи? Чем оправ­
даюсь я? С болью смотрю, как в лесной синеве теряется УдыгИн. Дождут­
ся ли помощи? Опускаюсь на си­
денье, закрываю лицо руками, призываю на помощь спокойствие. Хочу разобраться во всем случив­
шемся. Перед глазами распластан­
ный Степан. И вдруг возникает вопрос: почему он лежит головою к противоположному берегу от палатки, куда ползет? Неожндан­
ная догадка потрясает меня. -
Назад, к ельнику! -
кри­
чу я, вскакивая и хватая пилота за плечи. -
Степану не найти па­
латку, он сбился с нужного на­
правления. Надо проверить. -
У нас нет для этого и мину­
ты времени. -
Мы должны вернуться! -
Это приказ? -
И прнказ, и наш долг! Пилот долго смотрит мне в глаза. -
Не дотянем до Удского. -
Сейчас другого решения не может быть, поворачиваем назад! Снова летим над Удыгином. Не могу унять нервную одышку. Гла­
за напряженно караулят где-то впереди знакомую полоску русла. Она появляется вся сразу, вмес­
те со Степаном. И тут все прояс­
няется. Степан действительно по-' терял свой берег, ползет по сне-
гу, как слепой щенок, волоча за собою бездействующие ноги. Те­
перь уж ему не найти' палатки. Ни у j{oro не находится слов, мы онем!ли от мысли, что Степа­
ну грозит верная смерть, что он замерзнет раньше, ~eM По-2 ',смо­
жет прийти на помощь. -
Что делать? И опять этот 'проклятый закон быстро несущегосявремени не дает сосредоточиться. К тому же· какая-то апатия вдруг овладевает мною. Кажется, я уже не спосо­
бен думать, решать или что-либо предпринимать. И надо было при­
звать на помощь всю волю, чтобы стряхнуть с себя это омерзитель­
ное чувство беспомощности. -
Садимся! категорически заявляю я. ' Пилот смотрит .на меня удив­
ленными глазами. -
Поймите, Георгий Иванович, нам никто не простит гибели Сте­
пана, ни совесть, ни закон, хотя в нем отрицается риск. Надо са­
диться. -
Нет, нет! -
и пилот энер­
гично отмахивается руками. -
Вы же, Георгий Иванович, только что считали возможной по­
садку для опытного пилота. К какому разряду летчиков вы причисляете себя? -
Разговор шел о По-2 на лы­
жах, а у меня шасси. -
Но ведь вы садитесь на лед, где не может быть глубокого сне­
га. Притом ваша машина по. Ma~ невренности имеет преимущество перед По-2 ... Пилот колеблется. Он подвора­
чивает к площадке, проходит низ­
ко над ней, сосредоточенно осмат­
ривает запорошенный снегом лед и берет направление на Удское. -
Мы уже потеряли время,­
говорю я. -
Все равно у вас не хватит горючего до места. При­
дется делать вынужденную по­
садку. -
Но без риска. Там на любом озере и на реке можно выбрать надежную площадку, -
OTBe~ чает он. Я кладу ,руку на штурвал. -
Георгий Иванович! Поверьте в себя хотя бы на' несколько ми­
нут во имя двух жизней! Он отстраняет мою руку от' штурвала, и в кабине самолета как будто становится просторнее. -
Задержитесь в воздухе, пока радист свяжется со штабом экспе­
диции. Надо передать обстановку, чтобы они были в курсе дела и готовы к любой неОЖИД"8ННОСТИ. Когда моя радиограмма была передана и мы уже готовились к посадке, я написал распоряже­
ние пилоту. 55 .. .." «Командиру Ан-2 Г. И. Юди­
ну. Предлагаю вам совершить по­
садку на реке Удыгин. Хотя это И сопряжено с большнм риском, но мы должны попытаться спасти по­
терпевших аварию Никишкинl3 Степана и Тиманчика. Всю ответ­
ственность за последствия беру на себя». Пилот прочел распоряжение, и ироническая улыбка ис~ривила его губы. ан положил бумажку в бо­
ковой карман бушлата, но тотчас же вытаfЦИЛ ее и порвал. «Кажется, я допустил непрости­
тельную глупость, -
мелькнуло в голове. -
Ведь ему .лучше, чем мне, известно, на какой шаг он идет и во имя чего. Тут действи­
тельно моя запнска оскорбитель­
на». -
Простите, Георгий Иванович, я не должен .р.ыл писать этого. Все мы одинаково ответственны, н прежде всего перед Тиманчиком и Степаном, а вы к тому же еще и за наши жизни. Но до его слуха мои слова не доходят. Машина с чудовищным наклоном проносится над площад­
кой. Пилот решает последнюю за­
дачу. Я вижу, как нервно Шевелят­
ся пальцы, сжимая штурвал, как набегают на лоб и долго не исче­
зают глубокие морщины, как нерв­
но дышит он. Видно, не дается ему ответ ... Самолет круто берет высоту, уходит в небесный простор. Геор­
гий Иванович привычным движе­
нием головы отбрасывает назад волосы, нависающие на глаза, растирает ожесточенно лоб. Я и радист, затаив дыхание, ждем, не 56 повернет ли он на Удское. Но нет. Этот взлет в высоту, вероятно, нужен ему, чтобы додумать ответ, унять сердце, а может быть, рас­
сеять сомнения. Никто из нас не смеет нарушить напряженность. Ровно, победно гудит мотор над молчаливыми холмами ... Машина выходит на Удыгин. Мы следим за пилотом. Он уса­
живается поудобнее, расправляет плечи, быстрым взглядом окиды­
вает приборы. -
Садимся!.. -
кричит он с облегчением, и его лицо смяг­
чается. Эта уверенность пилота обод­
ряет нас. Гоню прочь мысли об опасности. Самолет идет низко, кажется, вот-вот заденет лес. Уже обозна­
чился дальний край площадки, все ближе, все яснее. Время разби­
вается на доли секунд, подвласт­
ные только пилоту. Еще миг ... Мотор глщ,нет. Са­
молет выносит за щербатый край лиственниц, и он падает. Состоя­
ние как бы невесом ости охваты­
вает меня, и я теряю физическое ощущение самого себя. Но это длится мгновение. Снова ревет мотор, машина рвется вперед и, не преодолев земного притяжения, хлопается на землю, торжествую­
ще бежит вперед ... -
Тут нам и зимовать, -
гово­
рит с облегчением пилот, выклю­
чая мотор и растирая уставшими руками коленки. -
Стоит ли, Георгий Иванович, омрачать этот день! Давайте то­
ропиться. я пишу коротенькую радиограм­
му в штаб о благополучном при­
землении. Георгий Иванович уже бродит по снегу, ищет, где поста­
ви~ самолет. Михаил посылает в эфир позывные. Мне трудно по­
бороть в себе нетерпение. Реша­
юсь, не дожидаясь никого, идти. Беру карабин, сверток с лекар­
ствами, ощупываю, со мною ли нож, спички. -
Догоняйте! -
кричу пилоту. Тот утвердительно кивает голо­
вою, и я исчезаю за кривунам. Иду руслом. ПО сторонам стеной стоит тайга. Надо дать о себе знать. Сбрасываю с плеча карабин, стреляю в синеву неба. Вздрогнула тайга, откликнулось эхо и смолкло. Я, кажется, слишком понадеял­
ся на себя, с места взял большую скорость. Ноги отвыкли от такой нагрузки, быстро устают. Я все чаще задерживаюсь, чтобы пере­
дохнуть, и 10рОПЛЮСЬ дальше. Мне все думается, что я запаздываю. По времени уже скоро должен быть ельник. Дважды стреляю. Стою, прислушиваюсь, как в ближних холмах смолкает эхо. Кричу изо всех сил и снова жду­
и опять предательская тишина в ответ. Надо торопиться, иначе опоздаю ... Из-за кривуна показались ели, врезанные макушками в небо. Беру последние двести метров. Почти бегом огибаю мысок и на­
тыкаюсь на Степана ... Трудно угадать в этом уродли­
вом куске человека ... Со страхом наклоняюсь к нему. -
Степан, ты слышишь ме­
ня? -
и я начин~ю легонько тор­
мошить его. Степан с трудом поднимает го­
лову, забинтованную тряпьем, и из уст, точно из подземелья, доно­
сится стон. -
Спасите Тиманчика ... -
с тру­
дом разбираю его слова. Я хочу приподlНЯТЬ его, но он ловит мою руку, словно клещами, не выпус­
кает, боится остаться один. -
Потерпи, сейчас придут лю­
ДИ, мы перенесем тебя в палат­
ку, -
и я с силой отрываю его руку, бегу в ельник. Раскрываю вход в палатку. ат­
туда пахнуло заброшенным жиль­
ем, устоявшимся холодом и мерт­
венной ТИШlиной. Со страхом вхо­
жу внутрь. Сквозь сизый сумрак вижу -
кто-то скрюченный лежит без движения в спальном мешке. Подхожу ближе. Какое-то худое, черное, обросшее волосами суще­
ство: Ни единого знакомого при­
знака, но я знаю, это Тиманчик. Припэ,даю ухом к груди -
где-то далеко и слабо стучит сердце. ан жив! .. Первая радость за столько вре­
мени! .. Теперь за дело. Не знаю, с чего начать. Мысли возвращаются к Степану. Бегу к нему. Он лежит на снегу, протягивает мне синие руКIИ с окоченевшими пальцами. Я оттираю их снегом. Долго не могу вернуть им тепло. Осторожно ощупываю его ноги, обернутые в лубок и перевитые лосевыми ремешками. Бедный же ты, Степан, что ты пережил и 'что еще ждет тебя! Мне даже стало совестно, что я так нелестно ду­
мал о нем. Мне ·самому не дотащить его до палатки. Вот-вот придут на по­
мощь товарищи. Приношу спаль­
ный мешок, укладываю на него больного, а руки завертываю в свою телогрейку. И только теперь, с каким-то облегчением замечаю, что стоит тихий, безветренный полдень. Собираю сушняк. Хорошо, что в еловом лесу его много. Разжи­
гаю печь в палатке и, пока она накаляется, осматриваю: стоянку. У палатки леЖ\ит огромная ко­
жа сохатого с загнутыми краями в виде плоскодонного корыта, шерстью наружу. На этой коже Тим~нчик тащил Степана. Это видно и по тому, как она истер­
лась. Рядом в снег воткнуты два посоха с нз моча ленными концами. Трудный был путь! Тут же на ста­
ром IШе лежали Дова куска све­
жего мяса. Откуда все это они взяли? .. Глушу любопытство. Сейчас не до этого. Прежде всего надо боль­
ных отогреть чаем. Набираю пол­
ный чайник снега, ставлю на рас­
каленную печь. Из-за кривуна до­
носятся людские голоса. Пришли! .. Наскоро готовлю для Степана место в палатке и выбегаю. Юдин и Степняк молча стоят возле сво­
его товарища. На их лицах и ужас и недоумоение. Они вопроси­
тельно смотрят на меня. -
Оба живы! -
говорю я, но им трудно поверить в это ... Мы втроем осторожно подни­
маем Степана. На руках, медлен­
ным шагом несем в палатку. Он не стонет, не жалуется. Настра­
дался, бедняга. Видно. и к боли можно привыкнуть. Какое, дей­
ствительно, чудо спасло их? А впрочем, не время сейчас об этом думать. Укладываем больного на хвою, разопревшую в тепле и заполнив-
. шую приятным запаХQМ палатКу..: Подбрасываю в печку дров," . Тиманчик, разметав обо~жен-
' ные, в волдырях 'руки, тяжело дышит, то и депо хватает. сухим ртом воздух. Чувствуется, орга­
низм уже устал в борьбе за жизнь. По худому, измученному лицу Тиманчика бродят тени без­
надежности. Прежде всего придется заняться Степаном. Надо перебинтовать ему голову, смазать ожоги и про­
верить, не сползли ли лубки на сломанных ногах, Размачиваем горячей водой ссохшиеся тряпки на голове. Как это трудно -
все прикипело, присохло, превратилось 8 жесткую корку. К больному вдруг возвращается боль. Он неис­
тово кричит, умоляет пощадить. Но у нас нет жалости ... CTacKi!ВaeM разрезанные по шву ватные брюки. Они-то и спасли ноги от ожогов. Переломы ниже колен. Лубки на месте. Лучины для иих нащепаны из тальника; тонкие, гибкие, они наложены ак­
куратно, будто опытным хирургом, и с какой-то удивительной забот­
ливостью. Это ~идно не только по лубкам, но и по ремешкам, стягивающим их строго симмет­
ричным рисунком. Сложная и на­
дежная вязь была как будто спе­
циально придумана для этого слу­
чая. Мы решаем оставить все как есть до врача. Пока товарищи поят Степана чаем, напихивают ему в рот сквозь распухшие губы полужид­
кую кашу из сливочного масла и хлеба, я осм!атриваю «нарты» из кожи сохатого. Надо приделать к ним вторые лямки, и можно отправлять больного к самолету. Через десять минут все готово. Степан лежит на коже в спальном мешке, спеленутый лоскутами, как большой ребенок. На кожу кладем и мясо, и всю походную утварь, появившуюся у пострадавших за эти дни борьбы за жизнь, и часть снаряжения, продуктов, что вчера сбросили с самолета. Юдин и Степняк накидывают на плечи лямки, делают пробные шаги, груженая шкура по снегу скользит необычайно легко. -
Торопитесь, день пошел на убыль, -
говорю я. -
Вы, Геор­
гий Иванович, как договорились, воз'вращайтесь сюда, а ты, Ми­
хаил, останешься с больным, пере­
дашь в штаб положение дел. Пусть ПлотКlИН немедленно сооб­
щит, где нам сесть поблизости Усть-Удыгина, куда бы По-2 до­
ставил горючее. Договоренность должна быть точной. Понял? -
Постараюсь до вашего пр!!­
хода все сделать. Как только этот странный транс­
порт скрылся за лесом, ко мне вернулась тревога за ТиманчиКа. Т.ороплюсь к нему в палатку. Он не приходит в сознание. Высохшие губы пытаются сложить из хрип­
лых звуков какие-то невнятные слова. На сильно похудевшем, смуглом, как древний пергамент, лице крайняя измученность. Я oI!ускаюсь около Тиманчика на колени. Вытираю влажной тряпкой вспотевшее лицо, смачи­
ваю губы. На этом, кажется, за­
канчиваются мои позна!Ния в ме­
дицине. Я еще могу предполо­
жить, что у больного воспаление легких и что очень важно не под­
вергать его влиянию разных тем­
ператур. Тиманчик дышит тяжело. Над левой бровью неровно бьется пульс. Пытаюсь напоить его слад­
кой водой, лью на губы тоненькой струйкой. Вода копится во р.ту, и слышно, как тугим комком хлю­
пает в горле. Потом я вижу, как медленно, трудно раскрываются тяжелые веки ... -
Тиманчик, это я, ты знаешь меня? Никакого впечатления. Он про­
должает смотреть в пространство. Взгляд остается бессмысленным, и скоро веки вновь опускаются. Я не знаю, что делать с Тиман­
чиком, но он должен жить! Вид­
но, он долго не сдавался, пытаясь вырвать из рук смерти Степана, но болезнь пересилила ... Через три с лишним часа мы уже грузили больных в самолет. Нам предстоит посадка на Уде, немного выше устья Шевли, куда уже отправлен По-2 с горючим. . В последний раз я смотрю на тайгу, на могучие колонны ли­
ственниц, вставших по берегам Удыгина. Еще суровее, еще гроз­
нее стала она к вечеру, точно до­
бычу какую-то ценную вручили ей на сохранение, а она не укараули­
ла, прозевала ... Вот и стоит, не шелохнется. Не долетая до устья Шевли, мы увидели струю ryctoro дыма. Нас ждут. Садимся на заснеженную площадку, на ней уже оставил свой след По-2. Принимаем бен­
зин, заправляемся и, не теряя ни минуты, уходим на Экимчан. Там Степана забирает санитар­
ный самолет и улетает с ним в Благовещенск. Санитарный авто­
бус с Тиманчиком исчезает в тем­
ноте. -
Он должен жить! -
бросает пилот в наступившую тишину свое последнее пожелание. Вот и :закончнлся трудный день. 3а . далеким горизонтом гаснет солнце .. Тени взбираются по за­
падным отвесам гор, окуты'вают густым сумраком скальные остан­
цы, купы темно-зеленых сосен, густого 'береЭIНяка ... Точно из-за. угла, внезапно на­
валилась Ifе~долимая усталость. 57 ОЛЕГ ЛАРИН ФОТО А. ЭСТРИНА Ш ткель ты выпал, вьюнош? I Хозяин пил крепкого завара чай, проце­
живая меж пальцев длинную ухоженную бороду, и 'был похож на Льва Толстого и атамана­
разбойник,а Oд'Н'OBpeM e НlHO. На е'го голых по ло­
коть руках синели якоря, звездочки, ромбы, резв и­
лись волоокие наяды... Старик с шумом отхлебывал из стакана, шев е лил губами и недовольно морщил­
ся: чего-то не хватало. Он добавил в чай ложку сгу­
щенного молока, л ожку сгущенного какао, пере мешал все это, отхлебнул, причмокнул. Вот теп е рь порядок! И тогда снова повторил свой вопрос: -
Откель ты выпал, вьюнош? Его глаза спрятались в глубоких складках мор­
щин, заросли кустиками бровей, а на самом дне, в голубой прорези, прыгали шальные черти. -
Из другой деревни, -
сказал я, принимая его игру. Он, конечно, знал, кто я н откуда, -
еще с утра Замежную облетел слух оприезде «скусствоведа», который ложками интересуется, -
но изменить сво­
ей натуре не мог. Такой уж он человек, Савелий Ипатович! -
Из какой же из другой? -
лукаво при щурился старик, отодвигая стакан. Видно, ответ мой его за­
интриговал. -
Из Боровской, Скитской аль с За­
гривочной? А можа, с самой Усть-Uильмы? -
Из Москвы. -
Ишь, бедовый какой! -
Ипатыч хлопнул меия по плечу и рассмеялся. -
А у нас ведь не хуже, согласен? Только вот дома пониже, да асфальт по­
жиже ... Документы имеешь? Я протянул ему удостоверение, и старик долго и придирчиво крутил его на свету, сверяя верность фото и оригинала. Не скрывая разочарования, сказал: -
А я думал из фонда ты, от советских ху дож­
ников. Думал, поможешь мне, старику, пенсию худо­
жественную сполучить. Имею полное право. Он достал С полки мятую, захватанную руками бумажку, разгладил ее блюдцем и, придав голосу торжественность, зачитал: «Проектно-конструктор­
ское бюро Министерства местной промышленности Коми АССР в лице начальника тов. Куклина Алек­
сандра Петровича, с одной стороны, и мастера по пронзводству деревянных ложек тов. Мяндина Са­
велня Ипатовнча, с другой стороны, заключили на­
стоящий договор: Мяндин С. И. выполняет дЛЯ ПКБ, с росписью согласно образца, покрытый тремя слоям н лака 4С в количестве 70 (семндесятн) штук изделий художественный заказ ... » Ипатыч перевел дух, выдержал паузу, как бы проверяя впечатление, какое произвел на меня договор, н добавнл: -
В прежно-то время как бывало? Прибежит со­
седка и давай шуметь: «Савелка, а Савелка, наделай ложек, моим мужикам исти нечем!» Я и делаю, коли время есть. Ложки разные, черпа'кн да половники. Как не сделать-то, ковды люди хорошне просят! -
Он поднял палец. -
А ноне нет. Ноне тебя типо­
графским бланком с печатными буквами охажи­
вают. Ложку-то, слышь, художественным заказом кличут, а тебя самого автором. И не Савелкой, как прежне, -
упаси бог! -
Савелием Ипатычем. Ува­
жение старику! Он вытащил из ящнка стола толстую пачку пи­
сем, развязал голубую тесьму, и на меня посыпа­
лись конверты с видами городов: Ленин град, Сверд­
ловск, Пятигорск, Херсон, Москва, Ворошиловград, Архангельск, Тула. Почеркн были разные, а прось­
бы одинаковые: пришлнте, дорогой Савелий Ипато­
вич, ваши замечательные изделия, век будем благо­
дарны ... А началось все с маленькой заметки в од­
ной из цеН'I1ральных газет, сообщавшей, что живет в далекой северной деревне Замежной искусный резчик Мяндин, ложки да черпаки выделывает, а ра,списывает их обычными школьными красками, обычным ученическнм пером. И такие пышные узо-
ры цветут на этих лож'ках, говорнлось будто сошли они 'со старинной басмы строгановекого письма ... в заметке, на иконе Был Ипатыч безвестным кустарем, а проснулся всесоюзной знаменнтостью: от заказов отбою не стало. Пишут ему и частные лица, и целые органи­
зации, а он посылкамн отвечает. А в посылках ле­
жат ложки, одна д,ругой наряднее: розовые, баг­
pobo-закатlJы,' желтые, с завитками черных, крас­
ных и зеАеных узоров, со сказочным полудереном­
полуцветком. На многнх конвертах стоял штамп Певека. -
Это Чукотка меня 6лагодарит, -
с. гордостью поясннл ложкарь. -
Полежаева Ннна Васильевна с семьей. Пишет: ковды мои робята ист и за стол са­
дятся -
тебя вспоминают, Ипатыч... Да что там Чукотка! Сама Америка· с моих ложек кушает ... Что касается Америки, тут Ипатыч, видимо, преувеличил. Может, для красного словца, а может, поверил байке какого-нибудь заезжего доброхота, перепутавшего хохломские изделия, которые идут за границу, с замежеНСКIИМИ, мянД'инс~им'и. Но, как бы там ни было, красота вещей его от этого не стра­
дает. Напротив. Там фабрика, план, графики и не­
избежная при поточном методе спешка. А тут де­
ревенская, в зеленых заплатах мха изба, березовый дух в избе, заваленная свежими чурбачками-заго­
товками скамья, на которой ВОССедает дюжий пен­
сионер с бородой, один-единственный на Печоре ма­
стер-ложкарь. У него хватает времени и чтоб в лес сходить, выбрать подходящую фактуру, и чтоб вы­
резать, оскоблить ложку, и чтоб вывести на ней за­
тейливый, «душеугодный» узор. (<<Захочу -
ра'бо­
таю, а не захочу -
дак и неволить ,некому».) Как утверждал писатель Юрий Арбат, побывав­
ший в Замежной лет десять назад, этот узор взят со средневековых русских заставок и буквиц, кото­
рые встречаются в старинных рукописных книгах. Красно-зелено-черные кресты, прямоугольники, ром­
бы, петельки, завиткн, точки -
символы древнего декоративного культа. В наше время многие нз атих символов расшифрованы. Крест и расположенные вокруг него фнгуры ромба и овала, о смысловом значении которых долго спорили ученые многнх стран, -
знаки птиц, их птенцов, янц н гнезд. Это знаки добра, счастья и благополучия, символы BeC~HHeгo пробуждения. Конечно, узор на замеженской ложке нельзя сводить только к древнему пласту. Народное искус­
ство постоянно обогащалось новыми мотивамн и изображениями; новые времена создавали иные символы. В первоначальный орнамент вплетался и окружающий пейзаж, и повседневная жизнь, наблю­
даемая мастерами. И таlКИМИ пестрымн получались у них ложки, что в красках плавился узор, и оттого нужно смотреть на них как на картнну, издалека, прищурив глаза. От чистоты и свежестн красок за­
хватывает дух. Не случайно, наверное, для OTT~HKOB красного цвета в Древней Руси придумали назва­
ния: червчатый, багровый, гвоздичный, малиновый, рудо-желтый, кармазинный, брусннчный, смородино­
вый, маковый, жаркий; для желтого -
песочный, шафранный,соломенный, лимонный и т. д. Я спросил у Ипатыча, почему ложка светится, ког­
да поднесешь ее к огню. Такое впечатление, что она от лита из воска. -
Видимо, особую краску применяете? -
В олифе все дело, -
веско пояснил мастер. -
В олифе да 'в березовом соку, что виутри дерева живет. Вот тебе и прозрачность! .. А олифа в преж­
но время -
ой какая Быа!! Из конопляного семени ее получали, много тогда конопли сажали. Сушили семя, толкли, месили, выжимали. А как выжмут, иа печь ставят. А чтоб узнать, готова олифа аль нет, глухариное перышко туда бросали. Свернется перо­
значит, порядок ... О том, коrда возник промысел в деревне, старик уже не помннл. -.~ С отцов-дедов повелось, -
сказал он неопре­
деленно. -
Как знаю себя -
все режем н пишем. Прежно-то в Замежной семнадцать тысяч штук в год производили. Жили-то, вишь, бедно, вот и ста­
рались лншнюю копейку заробить. А нынче что ... повывелись нынче мастера. Один вот остался. Как перст. Курносая, быват, заглядыват, снежки в окна пускат. Зовет ... За разговорами не заметили, как зашелестел дождь по крыше. Ипатыч поспешил во двор при­
крыть брезентом березовые полешки, -чтоб зря не мокли. А я вс,nомнил невеселое северное п-рисловье: дождь --
что гость: если утром пришел, то долго не задержится; а если к вечеру нагрянет, обяза­
тельно ночевать останется. Низкие угрюмые облака занавесили весь горизонт. Дальние леса за рекой, избы, амбары, озябшие тракторы на полях --
все растворилось в неподвиж­
ной туманной слякотн. Черная, прнжатая тяжестью свинцового неба Замежная выглядела унылым островком среди распутицы и ненастья. Утром дождь продолжался, и оптимизма у меня заметно поубавилось: хотелось увидеть Филяшову гарь, где мастер ищет материал для ложек --
лад­
ные, гладкоствольные березки, да в мокром, сыром лесу не разгуляешься. Ипатыч тем временем готовил завтрак из перло­
вого концентрата. Он влил в кастрюлю простокваши, подсолнечного масла, остатки вчерашнего супа, до­
бавил перцу, зеленого лука, соленых грибов, раз­
огрел -иа плитке, и мы стали уписывать за милую душу. Крепкое было угощение, с фантазией. --
Ну KaK~ --
спросил хозяин, облизывая лож­
ку. --
Порядок~ --
Порядок! --
согласился я. Мы сообща помыл н посуду, подмели пол, и ста­
рик засел за работу. Распилил полено по длине ~ожки, ра,сколол, обтесал, за.круг лил и длинным рез­
цом стал «выкапывать» ямку. Руки его двигались легко и проворно, как два слаженных механизма. Ложки росли на глазах, как грибы, ложась аккурат­
ными рядками вдоль скамьи. Неожиданно грохнула дверь, и в горницу загляну­
л-и ~Be соседооие девочки Леночюи, ~Be смеШЛlI!вые подружки-болтушки. --
Вы OTKeДOBa~ --
спросил мастер, не прерывая работы. --
А мы оттедова, где яга обедала, завереща-
ли Леночки, рассыпаясь короткими смешками. --
Ишь, мокрохвостки! --
усмехнулся в бороду ложкарь. --
Зачем пожаловали? Наделай ложек, дедко. Матерь просила. --
НаделаJO';'" как не наделать, --
пообещал он. --
А одна чтоб маленькая-маленькая была. Ладно~ Будет вам и маленькая. --
И чтоб с цветочками и с грибами. А посередке чтоб ромбик был. Сделаешь? Пошушукались Леночки, похихикали, постреляли глазками на незнакомого человека и выпорхнули на улицу. Тихо стало в избе. Только сверчок звенит на пе­
чи, да тюкает топор в проворных дедовых руках. Тонкий, напевный звYR, рожденный прикосновением к дереву, подтверждает качество будущей ложки. Если она поет под топором, значит, век прослужит, а то и больше. Материал --
мастеру мера! --
Что замолчал, вьюнош?-- сказал Ипатыч, усмехаясь из-ж;JОД бровей. --
Работа наша веселая, музыкальная. Песни требует. Запевай, вьюнош! Али слов не знаешь~ .. И, не дожидаясь ответа, он затянул старинную шуточную песню, с которой обычно замеженские женщины водят хороводы на Иванов день. 60 Иванов монастырь становился, Молодой чернец прнвострился. Захотелось чернечнщу погулятн, По заулка" переулкам колотати ... В песне пелось о том, как встретились чернецу деревенские бабы н давай его уговаривать: «Черне­
чище, колпачище, не ломайся». А чернечище не слу­
шается, ломается: непутевый, видать, -парень. Сулит­
ся одной ИЗ молодок 'купнть «самолучш)'ю» юбку, а та смеется над ним и дразннтся ... --
Ты вот все молчишь да слушаешь, --
возоб­
новил разговор Ипатыч. С ложками было поконче­
но, н он СЛОЖИЛ нх на печь, чтобы просушились. --
Пошто не учишь старика? Меня тут часто приезжие учат: то не так, это не эдак. По старинке, говорят, пишешь. А ведь по-новому-то я и не умею. --
Он снял фартук, -ст{'яхнул стружки с колеи. --
Приез­
жал тут ко мне один удалец из Архангельска, с фирмы «Беломорские узоры». Натуристый мужик, с манерами. Бабы наши как увидали его, так с ума и тронулись. Приворожил их, чеРТЯRа. Бывало, глази­
щи-то наведут, рот намажут --
и в избу ко мие: «Савел Ипатыч, у вас соли HeT~ Савел Ипатыч, у вас спичек не найдется?» А он 8дак из-под бровей как глянет, они 8дак, как с ветру, и падут. У-у-у, мокрохвостки! .. А то начнут подмазывать: «Савел Ипатыч, давайте вам в магазин схожу, белье пости­
раю да воды натаскаю». Да ты про 8ТО не пиши, ба­
ловство все 8ТО... На чем же-т я оста,иовился? --
Приехал человек из «Беломорских У30рОВ» ... --
Вот-вот... Приходит, зиачит, ко мне, шапку скидавает: "Позволь, --
говорит, --
твоему узо­
рочью поучиться, уму-разуму набраться». --
«Лад­
ио, --
отвечаю. --
Для милого дружка и сережка из ушка. Садись!» Стали мы узор писать. Он кисточ­
кой колонковой, а я пером CRРIШУ'ШМ, у-ченич-еским. Пишет он, значит, а сам одним глазом на меня по­
глядывает, посмеивается: вот, думает, пенек дрему­
чий, лапотник неумытыЙ. Научу тебя, деревенщину, художественную иауку уважать... Гляжу и я: пи­
санина-то у него гладкая, как на икоие, а узор вот не прорисовывается. Вроде бы и кривульки иаши, и клеточки, и штришки, а все как чужое. Глазами-то, вишь, он усвоил, а душой нет... «Брось-ка ты кисть, --
говорю, --
да бери перышко металличе­
ское. Так-то оио лучше пойдет ... » Способиый учеиик оказался, шибко способный. Так наловчился,_ что никто и отличить не мог, чьи ложки --
мои или евонные. Нынче в Нарыт-Маре, -говоря'!', живет, БОЛЬWlие деньги полу-чает ... Ложки /ЮЧТИП1jЮ'COхли, и мастер ,и'ача'J\. старательио скоблить их с двух сторон --
ножом, стеклом, по­
том наждачной бумагой. Ложки лежали на столе, похожие :на ме\цлеН'Ных лебедей, обнажив чистый ри­
сунок слоев. Они словно готовились К тому, чтобы принять на себя старикову краску, которую он сей­
час разводил. С сумрачно-торжественным лицом Ипатыч уселся у окна, давая пои ять, что приступает к делу не­
обычайной важности. о.н обмакиу<'\. 'перо 'в красную охру и, затаив дыхаиие, стал наводить привычный узор. Вот· зацвел, закачался на тоненькой ножке сказочный бутон. Вот побежали от него, как лучи от солнышка, разные черточки, ромбики, меандры --
символы живой при роды. Запрыгали по окружности крошечные черно-красные кривульки, завитки, кре­
стики. Почти ка-к струги на быстром течении. Дей­
с"вительно струги! Сиияя краска с блантиксом, кос­
нувшись дерева, тут же подтвердила мОЮ догадку ... А на обратной стороне ложки в ультрамариновых водах заплескалась северная царь-рыба --
семга ... Роспись как бы перебрасывала мост в мир зага­
дочного и непостижимого, давая в скупом, грубом рисунке простор воображению. Раскрашенный кусок дерева говорил со мной безмолвным языком ассо­
циаций. Так, наверное, человек, услышавший слово «лошадЬ» И остановивший на нем внимание, неиз­
бежно представит себе ржание этой лошади, ее пер­
ламутровое око в кровеносных сосудах, насторожен­
ные уши; а там, за ушами, за выгнутой гривой, он увидит росный луг, реку, перевитое ветром поле в высоких хлебах и дурмане вянущих трав ... -
Бери себе ложку на дорожку, -
сказал Ипа­
тыч, протягивая мне самое нарядное из своих руко­
делий. -
I,Uи будешь хлебать -
старика вспоми­
нать. -
Он потянул меllя за рукав. -
А можа, останешься на недельку? Можа, на рыбалку съез­
дим, поохотимся, а? Один человек -
что ГОЛОВНЯ в поле, а две положи -
глядишь, и закурятся. Жалко было расставаться со стариком. -
Не могу, Ипатыч, -
сказал я. -
Команди­
ровкаl -
Суета заела. Больно шибко живете, молодежь. Ипатыч сидел не шевелясь, высунув кончик языка, как школьник на диктанте. С несокрушимой яс­
ностью, рукою твердой, лишенной сомнений, писал он красную траву и синие листья. В СИНЮЮ кудря­
вую ..листву вплетал розовые' бутоны, а в желтое, как морошка, не60 пус'кал черных птиц с зелеными крыльями... Колорит росписи был праздничный, ли­
кующий, созданный бесстрашной фантазией, не ско­
ВдJННОЙ рас,судком. Той фантазией, что питается ку­
цым северным солнцем, а вернее, долгим ожиданием его. Изредка видя солнце, мечтая о нем, северный человек находит в его мимолетных улыбках больше радоста: нежели южанин в палящем зное. Все бегом, бегом... -
Он напоследок оцарапал мою руку мозолями, дружески хлопнул по плечу. -
Ну да ладно, бывайl -
И, круто развернувшись, зако­
вылял к своей избе. Его длинная, с густыми, седы­
ми прядями борода реяла на ветру ... Я шел узкой полевой тропинкой -
овес по пояс, сырой аромат трав и тишина. Ноги скользили по размякшей земле, грязь мягко и податливо уплывала из-под подошв... В пепельно-синем небе кудряви­
лись облака. В глубине ближнего бора долго и могу­
че набухал горячий оранжеВ'зIЙ шар, ворочался, рас­
сыпался искрами, и вскоре запели птицы, задвига­
лись синие тени, и вся земля задымилась в невер­
ном желтом свете... Солнце висело на острых пиках елей -
молодое, розовое, звонкое. ... Рано утром над Замежной, как прыгуны с трам­
плина, разлетались самолетики местной авиалинии, и я заспешил в авропорт. Как мяндинская ложка. УБИйУА-АВТОМОБИЛЬНЫй ВЫХЛОП Специалыно созданная Нацио­
нальной Академией США комис­
сия пришла к выводу, что загряз­
нение воздуха автотранспортом лежит в основе примерно четвер­
ти всех за60леваний, регистри­
руемых ежегодно в крупных го­
родах Америки. Количество смертных случаев, прямо или кос­
венно связанных с транспортным загрязнением воздуха, составляет в год до 4 тысяч; следствнем втого же фактора является поте­
ря приблизительно 4 миллионов рабочих дней в году. Большое число заболеваний происходит в результате того, что загрязнение серьезно влияет на людей, и без того страдающих сердечно-сосудистыми и респира­
торными заболеваниями. Особен­
но подвержены такому воздей­
ствию престарелые и дети. МАРТЫШКА, В ЗЕРКАЛЕ УВИДЕВ ОБРАЗ СВОй ... В результате длительных пси­
хологических исследований группа ученых из Зоологического инсти­
тута Мюнстерского университета (ФРГ) под руководством Юр гена Летмате пришла к выводу, что некоторые животные, бесспорно, обладают способностью к абстра­
гированию" и могут составлять представление даже о том, что в нашей речи определяется сло­
вом «Я». Так, наблюдения шимпанзе, стоящей за перед самкой зерка-
лом, показали, что она понимает связь отражения со своим телом и располагает целым комплексом представлений о собственном ин­
дивидууме. Для доказательства, что и дру­
гие виды обезьян обладают такой способностью, были проведены вксперименты с шестью орангу­
тангами, шестью гориллами и пятью видами низших обезьян. Все представители низших ви­
дов и гиббоны реагировали на свое отражение в зеркале так, словно перед ними был против­
ник; они делали угрожающие жесты и всячески демонстрирова­
ли перед ним «свою мощЬ». Чело­
векообразные обезьяны, напротив, проявляли бесспорную способ­
ность узнавать себя в зеркале. Однако и они ,не сразу приходили к такому пониманию. Шимпанзе сначала носились по 'клетке со вздыбленной шерстью, строили своему отражению гримасы и, возбужденно вытягивая руки, из­
давали гневное уханье. Самцы­
орангутанги вызывающе раскачи­
вались на трапеции и с силой встряхивали «мебелЬ» В клетке; самки же ограничивались плевка­
ми в зеркало. Гориллы выражали свое возму­
щение, останавливаясь nеР,ед зеркалом, и, с силой' барабаня ,~e­
бя кулаками в грудь,: бросали' в него находящиеся в клеТ'I(е пред­
меты, за-брасывали его пометом и остатками пищи. Но очень скоро они успокои-
лись, а шимпанзе и орангутанги раньше, чем другие обезьяны, на­
чали проявлять реакцию «само­
узнавания». Так, одна из самок шимпанзе уселась перед зеркалом, открыла рот и, вглядываясь в свое отражение, начала указа­
тельным пальцем чистить зубы. Такую же «чистоплотность» про­
явил И с'амец-орангутанг. Особенно интересно было блюдать за поведением на­
самки орангутанга, когда она, подойдя к зеркалу, старалась «принарядить­
ся», пристраивая на разные лады лист салата на г,оло-ве, и, повора­
чивая его в разные стороны, лю­
бовалась собой, внимательно сле­
дя за отражением в зеркале. Чрезвычайно успешно проходи­
ли тесты с цветно.я маркировкой человекообразных . обезьян. Все взрослые шимпанзе тут же обна­
руживали незаметно для них на­
несенное на лоб цветное пятно и, заг лядывая в зеркало, старались его соскрести. Из четырех же по­
меченных взрослых орангутангов два самца и одна самка увидели в зеркале пятно и пытались его удалить, а одна самка его просто не заметила. Интересно, что обезьяны от полутора до двух с половиной лет на маркировку во­
обще никак не реагировали. В целом можно прийти 'к выво­
ду, что высокоразвитые обезьяны довольно быстро' понимают, что именно анн видят в зеркале, и на­
чинают относиться к нему при­
мерно так же, как и люди. ЗA.IAlJНИ ГPOEНТbi ОТНРЫТИR ~ слышав за спиной тихий скрип двери .
... подумав, что это служитель дона Ансель­
мо, Витторио не обернулся. Франко и Джу­
лиано тоже не шелохнулись -
все трое почти­
тельно слушали лежащего в кружевной постели старца, который говорил, с трудом преодолевая одышку. Его хрипящий голос звучал все тише и тише, а паузы, заполненные тяжелым дыханием, становились просто невыносимыми. И тут вдруг раздались слова, бесстрастные, как тиканье ходиков: -
Руки В'верх и ,не шевелиться. Чуть ЧТО,стре­
ляю без предупреждения. Затем послышался тяжелый топот, и в комнату ввал!"лись какие-то люди. Чьи-то руки, ища' ору­
жие, ловко ощупали карманы пл~нников. Витторио сразу сообразил, что кто-то ИЗ этих двоих решил разыграть комедию и что обыски­
вают его «гориллы». Только ЧЬИ это люди? Кто рискнул силой захватить трон -
Франко или Джу­
лиано? Но, едва по'вернув голову, он так и застыл 'впол­
оборота: в глазах зарябило от полицейских мун­
диров. Давно уже Витторио Матта приучил себя ничему не удивляться. И за последний десяток лет вряд ли что-либо произвело на него большее впе'чатление, чем эт"! полицейские. Он скорее мог ожидать их в ПОЛIНОЧЬ У себя в ,спальне, чеlМ здесь, в тайной резиденции босса боссов, о которой знали одни «ка'по» -
самые надежные члены мафии. Безгра­
ничная растерянность Витторио даже помешала ему обрадоваться, что это не номер, подстроенный одним из конкурентов, -
в таком случае он не успел ,бы и перекреститься. Пятидесятидвухлетний Витторио Матта возглавлял отделение организации в южных штатах. Сегодня ot't без энтузиазма ехал сюда, в Дейтон, понимая, что шансов у не,го почти нет. Еще бы: он моложе двух других и любимчиком дона А'нсельмо его никак не назовешь. Хуже того, три года тому на­
зад Витторио вызвал яростный гнев дона Ансель­
мо, пойдя на операцию в Лас-Вегасе, после кото­
рой полиция чуть ,было не раскрыла их каналы по переброске наркотиков из Мексики. Впро'чем, успехи у него тоже были: ни одного десятиграм­
мового пакетика героина нельзя было продать или купить 'на юг от Денвера и Канзаса без его ведо­
ма, да еще сеть магазинов самообслуживания, бан­
ки 'в Техасе, нефть ... Джулиано, шеф мафии в во­
сточных штатах, и Франко, «капо» западного побере>ltbЯ, ни в чем ему не уступали, да к то­
му же могли похвастаться большим стажем и Си­
цилией как местом рождения, тогда как он родился в Далласе, в семье сицилийских иммигрантов. А дон Ансельмо приехал в Америку после первой мировой войны и любил таких, как gH сам, «ребят с острова». Дон Ансельмо угасал. Старику стукнуло уже 87 лет, и последние одиннадцать из них О'Н правил организацией, заслужив прозвище «Великий босс­
победитель». Ему здорово везло, Витторио знал об этом по рассказам, которые звучали фантастич­
нее историй о Фантомасе. Он решил заХl!ёlТИТЬ вер­
ховную власть и добился ее, орудуя пистолетом, методично убивая тех, кто СТО!lЛ на е,го пути. Пер­
вые два года его правления 1\.\,афИя переживаnа 62 • ВАЛЬДЕМАР БОЛДХНД, ПОльСКИЙ писатель Рассказ кризис -
члены ее сводили старые счеты и мсти­
ли друг другу. Справившись с хаосом, дон Ансель­
мо поклял,ся никогда ,больше не допускать ни'чего подобного. И поэтому теперь, когда врачи сказали ему правду, О1Н призвал к себе трех «капо», чтобы одного из них провозгласить короле,м всей орга­
низации -
«капо ди тутти капи». Полиция ворвалась в комнату в . тот самый мо­
мент, когда дон Ансельмо подавал им крест для присяги. Они должны были поклясться, что подчи­
нятся любому его решению и что не будут пы­
таться захватить власть силой. Это был чисто сим­
волический жест, один из многих, что шеф так полюбил к старости. Жест тем более бесполезный, что за исполнение·м принятого решения все равно проследила бы секретная карателыаяя группа, что­
то вроде внутренней жандармерии, которую шеф создал восемь ,лет назад и руководителя которой, «капитано», знал только сам дон Ансельмо. Стоя неподвижно, Витторио физически ощущал закипающую в нем ярость и бессильную злобу. Когда им разрешили опустить руки и обернуться, он увидел с десяток вооруженных полицейских и высокого шатена в костюме цвета моренго. Дер­
жа руки в карманах пиджака, человек этот Вlнима­
тельно разглядывал их и ,мол'чал. Первым не вы­
держал Джулиано: -
Это грубое насилиеl Что означает этот театр? Я пожилой че,ло'век, всеми уважаемый гражданин, регулярно плачу налоги, приехал сюда навестить друга, так по какому праву ... -
Заткнись. Мужчина в штатском сказал это тем же спокой­
ным голосом, И ТОЛЬКО В глазах его заискрилось что-то такое, что заставило Джулиано сжаться, как от удара плеткой, и замолчать. Собрав все свое мужество, Витторио попытался вмешаться: -
Так нельзя, господин полицейский, вы не имеете права. Видимо, произошла ошибка, и я хо­
тел бы связаться с моим адвокатом. Услышав это, МУЖ1чина в штатском быстро сде­
лал несколько шагов, остановился перед Витторио и, глядя в упор, от'чеканил: -
Пока я не могу тебе этого обещать. Но я готов пообещать кое-что иное: е,с,ли кто-либо из вас посмеет раскрыть рот без разрешения, то по­
лучит ПО физиономии. Ясно? Витторио не отвел ВЗГ.ляда. Ему хорошо знаком был подобный тип титулованных подонков, кото­
рых распирает уже от самого обладания властью и от минутного перевеса в игре. Не стоит нервни­
чать, следует просто переждать бурю. Сбоку по­
слышался голос Франко: -
Это скандал, конституция Соединенных Шта­
тов гарантирует ... Шатен повернулся, и его правый кулак резко ударил Франко в лицо. Солидный шеф нью-йорк­
ской мафии отлетел назад и, перевернув кадку с эвкалиптом, скользнул по кровати до·на Ансель­
мо, окрашнвая простыню и одеяло в красный цвет. Хотя ситуация в целом выглядела далеко не бле­
стяще, Витторио в душе усмехнулся. Франко таких зазнаек, как этот полицейский, любил топить в ре­
ке, предварительно опустив их ноги в бадью с це-
'исунок Е. ШУКАЕВА ментом и дождавшись, когда цемент затвердеет, -
это было его собственное изобретение, принесшее ему славу и кличку .. Бетонщию>. А теперь какой-то фараон выбил ему зу,бы, и Франко сидел на полу, словно обиженный ребенок. Между пальцами, которыми он заслонял лицо, со'чилась кровь. Вит­
торио поч'увствова.л удовлетворение -
это дей­
ствительно было чудесное зрелище, жаль, что под­
данные Франко не ,видели его. Теперь, мужчина в штатском внимательно по­
смотрел на тяжело·. дышащего дона Ансельмо. ,Старика проверили? -
отрывисто бросил он. Полицейские отрицательно пока'чали головами. -
Тогда быстроl Подскочил и двое. Один рванул из-под головы старца подушку, а другой откинул одеяло и вы­
двинул ящик ночного столика. Оружия они не на­
шли,. так!Ке как не нашли его ранее у Витторио, Франко ,и Джулиано, -
все они вынуждены были раЗОРУЩИТЬСR'В 'коридоре, перед тем, как войти ,к шефу.. " Wтатс~иii заложил руки за спину и Iнесколько раз прошелся от стены до стены; Пото,м он оста­
,новилс·я . посере.~ине ,комнаты и заговорил: 63 ." ,. :;, -
я старший инспектор ФБР, комендант секции по борьбе с мафией в штате Невада. Меня зовут Рамсей Каллаген. Я представился, теперь ваша очередь. Витторио хотел было сказать, что о мафии он знает только по газетам и телевидению, но, во­
время при помнив себе лицо Франко, пробормо­
тал СКОРОl'"оворкой: -
Витторио Матта. -
Мало. -
Инспектор возвысил голос. -
Про-
фессия, происхождение, всеl -
Мои документы у вас, -
напомнил Витторио. Каллаген посмотрел на него, прищурившись, и Вит­
торио поспешно выпалил: -
Витторио Матта, ро­
дился 21 февраля 1922 год.а в Дал ассе, профессия: промышленник. -
Я спрашивал о происхожденииl -
Итальянское. Конкретнее -
место рождения отцаl Сицилия. Очень хорошо, а вы? Джулиано Грам'чи, родился 23 сентября 191 О года в Палермо, пенсионер. Франко... Франко Бонфортуна... род... родился в июле ... 1912 года в Кальтаниссетта ... банкир. -
Смотрите-ка, -
Каллаген впервые усмехнул­
ся, -
одни сицилиЙцы. Семейная идиллия, не правда ли? -
Наш друг тяжело ,болен, он тоже сицилиец, мы приехали его навестить, поэтому мы здесь, -
объяснил Витторио, -
это, кажется, не запрещено? -
Нет. Запрещено организовывать мафию, ис­
пользуя террор и преступление в целях наживы. -
Мы ,не имеем ниче,го общего с мафиейl -
закричали все трое с самым благородным возму­
щением почти одновременно, так что голоса их слились в еди,ный хор, тональность которого пор­
ТИЛИ только хрипы, слетающие с разбитых губ Франко. -
Неправдаl Вы лжете, а это очень некраси­
во, -
Каллаген погрозил им пальцем, -
и я до­
кажу вам, что вы лжетеl «Интересно, как, -
подумал Витторио, -
только за Франко тебе уже придется ответить, дорогуша. Все, что ты здесь делаеwь, незаконно, ты не по­
казал нам даже ордера на обыск. Все это кончится перед судом, а потом мы займемся тобой, лу'чше все'го по методу Франко: ножки в цемент. Или нет, можно придумать и кое~что полу'чше, спе­
циально для тебя». Трудно было понять слу'чив­
шееся: в полиции, в каждом штате, у них сидели свои осведомители, и вдруг такая неожиданносты Проклятье, ФБР создает новое отделение, а дон Ансельмо уже~ слишком стар, чтобы держать руку на пульсе. И им теперь приходится за это распла­
чиваться. В общем-то, все можно было объяснить, кроме одного: как полиции удалось проникнуть в резиденцию ДО'на А'нсельмо без единого вы­
стрела?1 ЭТОI"О он 'не мог понять. Каллаген, сло~но разгадав его мысли, объяснил: -
Вас интересует, как я сюда проник? Очень просто. Направляясь сюда, двое из вас проезжали место, где в автостраду вливается строящееся шоссе на Джексонвил.л. Оттуда мы и провели тун­
нель к вашему домику. Два года назад из тюрьмы в Чикаго вышел ваш приятель, некий Ломбарди. Мы следили за маЛЬЧJ1КОМ, и он привел нас сюда. Два года велось наблюдение за домом, участком автострады, бензоколонкой... Длина туннеля до­
сти,гла 300 метров -
неплохая работа, правда? Две 'недели назад мы ударили, заступом в стену подвала и устроились в ·нем. А· потом оставалось ждать только· появления таких' . гостей, к<1К вы. 64 я слышал, о чем вы разговаривали на первом эта­
же, у нас есть такие маленькие штучки, которые крепятся к потолку, и тогда становится слышно все, даже через ПОЛУТОlМметровую стену. Но то, . о чем вы собирались беседовать здесь, на втором этаже, я бы уже не СМОI'" услышать из подвала. Поэтому мне пришлось составить вам компанию. Теперь я буду с,лушать вас ,без всяких там электрон,ных игрушек; хорошоl Я знаю, что вы многое можете порассказать: по крайней мере, один из вас «капо мафИОЗО». Он расскажет мне то, что я хочу знать, а знать мне хочется очень многое -
я любопытен от природы. Витторио обессилел, мысли el"o путались. Этот прок.лятый полицейский, с ХОЛОДИЫМ взглядом И мягкими движениями ПРОфессионального убийцы, был прав. Работа действительно была неплоха, да что там -
это быnа тонкая, красивая, до тошноты отлич,ная работаl Они слышали все, что происхо­
дило на первом этаже, где их приветствовал шеф телохранителей дона Ансельмо -
Андре а Риджи. Витторио лихорадоч,но старался припомнить, что он тогда говорил и не сказал nи он чего-нибудь, что теперь затруднит его защиту. Неожиданно на ночном столике затрещал телефон. Каллаген д,остал револьвер, подошел к кровати и, приложив дуло к виску дона Ансельмо, прика­
зал: -
Сними. Бросив на него презрительный взгляд, старец отвернулся к стене. Телефон продолжал надры­
ваться. Тогда инспектор прыгнул к двери, резко распах­
нул ее и крикнул: -
А 'ну, тащите того, nысогоl Только быстроl На лестнице загремели торопливые шаги, и в комнату вбежал Андреа в сопровождении двух полицейских. Он бежал с высоко поднятыми рука­
ми, бледный, вытаращив глаза. -
Снимиl -
рявкнул Каллаген. -
Быстро, если хо'чешь житы Андреа поднял трубку. Потом он растерянно по­
вернулся к инспектору и проговорил дрожащим го.лосом: -
Просят вас. Каллаген подошел к телефону. -
Инспектор Калnаген... так точно, господин полковник, все в полном порядке... да... что?1 Но, шеф... шеф, послушайте же ради бога... если мы их передадим сейчас этим у,мникам в управпение, то конец, все будет как всегда: процессы, осво­
бождение под залог, старые трюки... нас снова надуют, шефl .. Я понимаю, господин полковник, но у нас есть шанс, ничего подобного не было уже столько летl Шеф, оставьте их мне ,на неделю ... шеф, четыре дня, всего на четыре дня... УМОЛJlЮ вас, в понедельник я доставлю их в Карсон-Сити. Есnи я прои,граю, то готов взять всю ответствен­
ность на себя -
вы меня знаетеl Но JI не про­
играю, здесь верный выигрыш, клянусь BaMI .. Шеф, умоляю, дайте мне эти четверо суток... так точно, благодарю вас, шеф. Положив трубку на рыча!", Каллаген вытер со лба пот и приказал своим ЛЮДАМ: -
Отведите их вниз. Стариком займемся позже. На первом этаже Витторио увидел врача и всю охрану дона Ансельмо. Они СТОJlЛИ лицом К стене, опираясь о нее поднятыми руками. Полицейские приказали врачу, отправиться к умирающему, а «горилл» по одному вывели из сапона. Им троим приказано было сесть в кресла и ждать. Витторио закрыл глаза. Давно уже он ничего не боялся -
I это все вокруг боялис.. его. Но тепер.. он вдруг припомнил, что такое страх. Каллаген устроился напротив них, за пис"менным столом черного дерева, погасил в пепел"ниЦе оку­
рок и сказал: -
Вы слышали: у нас ест .. четыре дня и четыре 'ночи. За эти четверо суток я узнаю от вас все об организации. Я буду вашим исповедником, а эта комната -
исповедал"неЙ. Чем быстрее вы это поймете, тем лучше для вас. Кто ,начнет? Избегая смотрет.. на него, все трое молчали. Витторио подумал, что комедия эта не может тя­
нут"ся слишком долго, -
он не сомневался, что вес.. спектакл.. рассчитан на запугивание и что их вот-вот заберут отсюда, чтобы перевезти в Карсон­
Сити. Уж там-то он су,меет связат"ся со своим адвокатомl Вдруг он услышал: «Может, ты?», и за­
метил, что инспектор смотрит в его сторону. -
Я уже говорил, что -не имею ничего общего с мафией и что все это похоже на трагическую ошибку. Ваще поведение противозаконно, нам да­
же не предъявили ордера на арест. Вы ответите за это -
в нашей стране ест .. еще справедливост .. ' Каллаген скол"знул по его лицу ирони-ческим взглядом. -
Не пугай, пугат" это ,моя специал"ност". Как раз во и,мя справедливости я выжму из вас все, что вам известно. Я всю 'ж из н.. работаю в по­
лиции, начинал с рядового, и у меня хватило вре­
мени наглядет"ся, как вы превращаете справедли-' вост" в проститутку. Четверо суток вам не дадут ни ест .. , ни пит .. , по ,но-чам вас будут поливат.. во­
дой, и таким образом я лишу вас сна. Даю вам нескол"ко часов на размышление. Если вы не ре­
шитес .. , вечером мои ребята приступят к делу. Инспектор встал и, ни на кого не глядя, вышел. о.ни осталис.. наедине с двумя рослыми полицей­
скими, каждый из которых держал руку на рас­
стегнутой кобуре. Сначала Витторио не замечал, как быстро летит время. Ему казалос .. , что прош.ло минут сорок, но, когда он ОТОГIНУЛ манжету у рубашки, удивлению его не было предела -
про­
летело уже более четырех часовl Инспектор не­
скол"ко раз входил в салон и спрашивал,. не гото­
вы ли они. о.тветом служило молчание. Полицей­
ским принесли горячую пищу. Витторио не чув­
ствовал голода, а тол"ко сухост.. в горле. Вечером его отволокли в подвал и жестоко из­
били. Заслоняя лицо руками, он изо всех с"л ста­
рался не кри,чат". После очередного удара в желу­
док, Витторио потерял сознание. о.ЧIНУЛСЯ ОН в своем кресле, в салоне. о.дежда и лицо его были мокрые. Первое, что он заме­
тил, был полицейский, поливающий из кружки бесчувствен-ного Франко. Полицейские менялис .. каждые Ава часа и' ре-гулярно поливали их водой. Витторио дрожал от холода, бел .. е его прилипло к телу, по коже бегали мурашки. Подобное, види­
мо, испытывали и остал"ные пленники -
он слы­
шал, как зубы Джулиано выбивали дроб ... Утром появился Каллаген и коротко спросил: -
Хватит с вас?.. Начнем? о.ни ничего не ответили. Полицейские завтракали и обедали в салоне, по­
глядывая при этом на них с явным удовол"ствием. Витторио, как IНИ странно, все еще не чувствовал голода. Жажда тоже бол .. ше не мучила его: он слизывал влагу с рук и сосал мокрую рубашку -
этого вполне хватало. Тол"ко в животе вдруг нача­
лис.. сил"ные боли и оттуда, снизу, подкат",валас .. к горлу тошнота. После полудня, когда Каллаген вошел в какой­
то там очередной раз, Франко взмолился: 5 «Вокруг c!l1!1'a» Н. 2 -
Господин инспектор ... пожалуйста ... дайте что­
нибуд .. поест .. , я умру без ед ...... вы не можете так посту пат.. это бесчелове-чно ... -
Могу, уверяю тебя, я могу это еще двое с половиной суток, -
прервал его стоны Каллаген.­
А способ, каким в",приканчиваете свои жертвы, человечен? Оон более б",стр"'Й, не спорю, но я не спешу, пока не спешу. Когда мне придется поспе­
шит .. , я под ... щу метод получше. Т... говориш", что умреш.. без еды -
так это твое дело. Ты хозяин с-воей суд .. б ... , дай показания -
и получиш .. ' жрат­
в ... стол"ко, скол"ко пожелаеш... Ясно? -
Какие показания, о -чемll -
О. мафии, об организационной структуре, кон-
тактах, осведомителях, явках. Фамилии, сферы дея­
тел"ности, пароли, всеl -
Я не мафИОЗО, клянус .. вам, я ... '--
Тогда тебе не повезло. Каллаген отвернулся и в ... шел. Витторио подумал, что если бы такие люди, как этот фараон, входили в мафию, до провала бы де­
ло не дошло. Оон восхищался Каллаге'ном и одно­
временно ненавидел его. о.н ненавидел многих лю­
дей в своей жизни и многих из них убил, но до сих пор ОН никого так не ненавидел и никого так сил"но 'не желал убит .. , как этого человека. Перед его глазами возникали кровавые картины, он при­
думывал для инспектора самые раЗЛИ-ЧНloIе виды казни,ОДИН страшнее другого, и все они казалис .. ему недостато'чно жестокими. К вечеру его начали беспокоит.. ноги. о.ни не­
мели. Он пробовал шевелит.. пал"цами, но это не помогало. Тогда он встал. -
Тебя посадит .. , или сам сядеш .. ?1 Полицейский шагнул к нему, и Витторио поспеш­
но упал в кресло. Когда опустилис .. сумерки и их снова было со­
бралис.. отвести в подвал, Франко заскулил: -
Нет, не-еет'" Я буду говорит .. , я все скажуl Витторио и Джулиано догадалис .. , что эадумал Франко, и тоже согласилис.. дат.. показания. Кал­
лаген вызывал их по одному в соседний кабинет, нажимал клавишу кассетного магнитофона и слу­
шал. Витторио говорил почти целый час. Сообщал какие-то липовые адреса, названия и фамилии, пока, наконец, его воображение не иссякло. Потом, в Карсон-Сити, когда их вызволят из-под власти этого садиста, он, конечно, от всего отречется. Это была отлич'ная идея. Когда они опят.. собралис .. в салоне, Франко спросил инспектора: -
А еда? Вы обещали... Если м... скажем ... -
Я выполняю свои обещания, но я не обещал, что позво,лю себя одурачит... Если вы рассказали правду, то скоро пол)'чите свою жратву. Калла,ген вышел, и Витторио вдруг осознал, что идея вовсе -не была так хороша, как ему показа­
лос.. вначале. Инспектор, без сомнения, передаст информацию по телефону, и агенты быстро ее проверят, хотя бы частично. А этого будет доста­
точно. о.н догадывал,ся, -что сделают с 'ним через нескол"ко часов. Всю ноч" ИХ ,мучил яркий свет люстры, а откуда-то из-за дверей долетал до них дикий, полный безграни-чной боли вой парня из лltчной охраны дона Ансел"мо. Их избили на рассвете. У Джулиано распух глаз, а Франко, которому сломали палец на левой ру­
ке, протяжно стонал. Голод все СИЛlo1нее давал о себе знат", и Витторио-тепер .. 'чувствовал его так же остро; как и, двое остал,",ныtX; После полудня в салон :вошел : 'инспектор Калла­
ген. 'По его усмешке 'Внтториовдруг по'нял, что произошло-нечто; в корне меняющее ситуацию. 65 -
я ДОГОД"'8алс", что 8'" 80жн",е ПТIЩ"', но что токие вожн",е, мне и в голову не приходило, --' сказал Коллоген, потиро" руки. -
«Горилл",» Ан­
сел"мо раскололис". До еще срозу двоеl Итак, " нанес вам визит • момент коронации, один из 8ас ,несосто"вшийс" «копо ди тутти копи». Спешу вам сообщит", что трон свободен: дед отдал кон­
ц"'. Врач увер"ет, что 8 этом виновот ", НО это нагло" лож" -
он сам себ" доконол. Ему не хо­
телос" говорит", поэтому он не получол пищи. Вот до чего доводит упр"мствоl Коллаген зомолчал, 8гл"д",ва"с" , их лица в по­
искох эффекта от своих слов. Потом ОН б",стро подошел к р"ду кресел. -
Я думаю, 8'" уже достаточно разм"кли, но проверит" это трудно. У нас осталос" слишком мало времени, каких-то 36 'чесов. Господа «капо», услови" игр'" мен"ютс,,1 К веЧfilРУ В'" должн", ре­
шит"с". Ве·чером вом додут бумогу и ручки, и в'" напишите в,се, что энаете о мафии. Это ,будет свое­
го родо конкурс -
победител" В"'ИГР"lВает жизн". Прежде чем покинуТl. этот' дом, " про изведу отбор. В", все ть,с",чу раз заслуживаете смерти, но один из вас будет нужен живой, как приманко и помощ­
ник в дол"нейшем ходе следстви". Тот, кто нопи­
шет бол"ше всех, провдивее и подробнее всех, останетс" в живых. Но тол"ко ОДИН -
двоих " зо­
стрелю лично. Это все. Подойд" к двери, он обернул с" и добовил все тем же своим спокойн",м голосом: -
Я не шучу и не запугивою, ДО' сих пор" в",­
поnн"л все свои обещани", в",полню и это. Если " из вес ничего не в",жму, 'мне нечем будет опров­
датьс" и мен" упекут за решетку. У мен" нет те­
пер" в ... бора. Коллоген осторожно притворил зо собой двер", и в комноте воцарилас" напр"женна" тишина. Пер­
в",м норушил ее Франко, умол",ший полицейских помоч" ему бежат" за 100 т",сяч 'долларов, -
чек он готов , ... писат" немедленно. Витторио и Джу­
лиано добовили от себ" стол"ко же. Витторио, за­
метив колебоние полицейских, удвоил ставку. Один из 'них, крупн",й, веснушчат",й блонди·н, пожал пле­
чами: -
Перестаньте бредит". То, что здес" происхо­
дит, дело Каллагена, .м", тол"ко ,,,,полн,,ем прика­
з ... , за это. нас никто не осудит. Мне не нравитс" все это, но мое дело слушот"с" ... Если м ... возьмем ден"ги, Келлаген нос прикончит. Он расправитс" и с вами и с номи, он И под землей ,нас найдет. Витторио ДОСТОЛ чековую книжку. Оно б ... ло мок­
РО", со слипwимис" листочками. -
Я гото, ,ам в",писат" чек, если в", скожете, что здес" творите". ДеЙСТ8ительно ли он соби-
роетс" нас убит,,? . Не знаю. Он никогда не шутит, а кроме того ... -
Что кроме того" -
Нескол"ко лет назад, в шест"дес"т вос"мом или в шест"дес"т дев "том, " точно не помню, .... уби­
ли его младшего брата. Парню б",ло двадцат" три года, и он вперв",е У'частвовал в облаве. Каллаген тогда 'чут" с ума не сошел. Витторио уже не сомневалс·", что КаЛЩlге'н ДfilЙ­
ствитеЛI>НО сошел с ума и что они наход"тс" в ру­
ках безу,мца, котор",й мест" ,озвел в ранг В'ер"'. Вечером они 'начали писат". Витторио дол·го роз­
м",шл"л, С чего нечат", в то врем" как Франко и Джулионо сторотел"но заполн"ли строницу за стро­
. ни·цеЙ. ,Он .~У8Ствовал себ" ,безгранично устол",м, . 'руки erq' ДРQ~ари~ ,l:fаn"Ц'" с трудом удерживали авторучку. ~ .. у,~рУ;.СЖ "ОК"Л, что У него 'Нет шонсов. Он МОJ10же' 14/t, шефОМ М"фИ" в южн",х штотах его наэночили всего три 'годо ;Г.ОМУ нозад, до и дон Ансел"мо не питол к нему того двум другим «капо». Поэтому он чем они. довери", что к знол мен"ше, Когдо на россве,е Коллаген вошел в комнату, Франко и Джулионо б",ли гото,,,,, О Витторио ско­
зал: -
Осталас" последн"" фроза. -
Пожолуйсто, -
усмехнулс" Коллоген. Витторио 8З"Л овторучку И НО чистом листе 6у­
моги напксал нескол"ко слов, котор ... е не от,ажил­
с" б... напечотат" сам",й смел",й порногрофический журнал в мире. Ин,спектор собрал листки и в ... шел. Витторио от­
кинулс" В кресле, вздохнул. Ему стело легче, строх прошел, он доже сом не знал ПQчему. Тепер" ему тол"ко хотелос" за6",т"с", зоснут", кок можно ско­
рее зоснут". Ровно В полден" Каллаген вошел в салон с револ"вером , руке. Лицо его перекоси­
лос" от '''рости. -
Я проверил воши бойкиl В", сново решили мен" обмонут", подонки!!1 Перво" пул" досталось Фронко. Фронко свернул С", кок кокон, и м"гко осел но ·пол. Д'жулионо вскочил, закричал «Heeel .. » И упал навзни'ч" с простреленной головой. Затем Каллаген подошел к Витторио, под­
н"л его за пол", пиджака и толкнул к лестнице, ведущей наверх. -
А теб" за твою писанину " прикенчу там, и ток легко, как эти, т'" 'не етдел.еш"с,,1 Виттерио с трудом ПОДНИМ.ЛС" по ступен"кам, 'Ноги и все тело его ужасно Оолели. Инспектор распахнул двер" 'в спол"ню босса, и петр"сенн",й Витторио Мотта увидел перед собей жи,ого и не­
вредимого дона Ансел"мо, котор",й сидел се сто­
коном молока в руке. Коллаген педешел к крово­
ти, почтител"но поцеловал руку старца. -
Все? -
прохрипел дон Ансел"мо. -
Да, падре, все. -
Спасибо тебе, Тони, т'" молодец. Дон Ансет.,мо сн"л тру6ку И +lабрал номер. Витторио догадолс", что бо" звонит шефу таинеи карател"ной групп ... , котора" дол~на б"lла просле­
дит" за исполнением его решени.ll о наследнике. Сторик говорил тихо, часто остонавливо"с,,: -
... Это т ... , Луиджи?.. Это Ансел"мо. Слушой мен" внимательно... Фронко и Джулиано предате­
ли, их нет ... с этой минут ... будете слушать Витто­
рио, с этой минут... ОН «Кitl'Iо ди тутти капи,)... Т ... пон"л мен,,? .. Живи с миром ... Спуст" час Витторио вызвал на виллу своих тело­
хранителей. -
Я уезжаю, -
сказол он Тони, -
увидимс" В Далласе. -
Надеюс", вы не сердитес" но мен", дон Вит­
торио, -
усмехнулс" Тони. -
Я в",нужден 6",л УСТРСИТ" этот маскарад, так пожелал нош падре. -
Я понимаю, не ВОЛНУЙС", СТДОХНИ. Кстати, где мой пистолет? -
Пожалуйста, -
Тони су·нул руку В карман, -
не .раЗР.llжен. Дон Витторио не спеша вз"л оружие, молние­
носно ,звел его и всадил две пули в жи,от чело­
веку, котор"'й мучил его сем"дес"т часов и кото­
РСГО он ·всзненовидел, как никогО' на свете. В ту же секунду трое егО' «·ГОРИЛЛ», выхватив из-под пла­
щей автсмат"" уложили всю охрану дона Ансельмо и мафиозо в полицейских мундирах . Потом Витторио Матта подн"лс" по лестнице, отворил дверь спал,,'ни и с удовольствием разр"­
дил пистолет до конца. Перевел с польского НИКОЛАЯ ПАЩЕНКа ПОЛ А. ЗАЛЬ, американским журнаnист Фото автора ЗАГАДКА ЧЕРЕПАШЬЕГО ПЛЯЖА Ш
а теплом, мягком песке этого дико'го клочка ти­
~ хоокеанского побережья Коста-Рнк,и мои босые ступни оставляли глубокие отпечатки, ко­
торые тут же стирали набегавшие волны. А чуть подальше от бере­
га с грохотом рушились пенные валы прибоя. На ВОСТО'ке уже по­
казалась алая тнара наступаю­
щей зари. И словно по команде, несколько десятков стервятников, которые только что сидели на­
хохлившнсь неподалеку на песке, взмыли в воздух. В зловещем молчанни они покружили над бе­
регом, а затем камнем спикиро­
вали вниз. Пронзительные кри­
ки завязавшейся на песке драки перекрыли грохот прибоя. Когда я подбежал к месту схватки, птицы взлетели. Только теперь я рассмотрел, из-за чего разго­
релся весь сыр-бор: на песке ле­
жали кожистые синевато-серые комочки размером не больше серебряного доллара -
только что вылупившиеся тихоокеанские черепашки. . Восемь из них были мертвы -
острые клювы обезгла­
вили их не хуже гильотины. Чет-' веро уцелевших лихорадочно ме­
сили песок своими слабенькими ластами в отчаянной попытке до­
браться до с'пасительного океана. -
Из СОТНИ это у дается в луч­
шем случае одной, -
заметил подошедший ко мне Дэн Макда­
фИ, который тоже прочесывал бе-
5* рег. В руках он держал с полдю­
жины черепашек. -
По крайней мере, хоть эти не достанутся стервятникам, меланхолически произнес он, бросая малюток в пенящиеся волны при.боя. Каждое утро Дэн и его жена Джоун обходят полмили песча­
ного пляжа, регистрируя число следов, оставленных черепахами, которые под покровом ночной темноты выходят на берег откла­
дывать яйца. Оба они прикоман­
дированы к университету Коста­
Рики для участия в исследовании загадки тихоокеанской черепахи (Lepidochelys оliуасеа) -
суще­
ства, совершенно отличного от других морских черепах, таких, как блисса, кожистая, ЛОЖ'jая каретта, зеленая, Среди всех "тих гигантских видов тихоокеанская наименее изучена. Возможно, она ведет мигрирующий образ жизни, однако никто точно не знает, от­
куда она ,приплывает и куда уплывает. Во I!сяком случае, она встречается и в, Тихом, и в Ат­
лантическом, и в ИН'дийском океа­
нах, в местах, отстоящих друг от друга на огромные расстояния. Взрослая черепаха, чей панц'ирь достигает 30 дюймов в длину, весит свыше 100 фунтов. О про­
должительности ее жизни можно только гадать, хотя, по некото­
рым предположениям, она равна человеческой. Не больше извест­
но и о других особенн~стях ее по-
веден.ИЯ, например, о спаривании. И что любопытно, пока еще не было зарегистрировано ни едного слу'чая поимки молодой тихо­
океанской черепахи после того, Ka~ она вылупилась из яйца и уползла в океан. Однако, бесспорно, самым зага­
дочным в поведеиии "той репти­
лии является ее появление в огромном числе на одиих и тех же участках побережья для клад-
. ки яиц ВО второй половине года. Сравнительно немногие жител'и прибрежных районов от Чили до Калифорнии были свидетелями "того 'иевольно внушающег · о страх спектакля: из пены прибоя волна за огромные, волной накатываются закованные в панцирь самки, словно их гонит какая-то неведомая, прямо-таки космиче­
ская сила. Десять, двадцать, да­
же тридцать тысяч за одну ночь! Чтобы самому увидеть "то не­
объяснимое явление, я и приехал на побережье Коста-Рики. Каж­
дое утро у нас в лагере наблю­
дателей за черепахами на доске объявлений вывешивался очеред­
ной бюллетень. С 8 по 12 окт яб­
ря черепахи не 'появлялись. 12-го на песке осталось восемь дорожек, которые проложили че­
репахи, выползавшие за rра ~ ницу наибольшего прилива, чтобы вы­
рыть с,ООн '«,ГН,еЗда»' Н отложить В каждо(}др 120" · ян~. Спариванне . у них !.1роисходит · В океане, и сам-
67. цы оч е н ь р едко сопро во ждают подр у г на бере'г, еслн э т о в о обще с лу чаетс я. О т утра к утру ч ис ло сл е дов росл о: 13 ок т я б ря -26, 15-1'0 -
у ж е це л ых 116. -
Мне к а ж е тс я, можн о о жи ­
дать наш ес твия со д н я н а день, -
сд е л а л за кл ючен и е док­
т ор Д у г ла с Ро бинсон, профессор биолог и и в у нив ерситете К оста­
Рики, который руко в одил на ши м иссл едо вани е м. П о е го сло в а м, пос л ед н ее на ше­
с т ви е 'на это м у ча с тк е б ыл о в ко н це с ен тяб р я. С л е д у ющ ее? Проф ес сор п о жал пле ч ~м и: о б эт ом можно т ол ь ко догадыва тьс я. 68 Л уна, при л ив ы, погода, биологич е ­
ск и е часы -
л ю бо й и з этих фак­
т о ров или их сов о ку пно сть с п о­
с обны выз в ать о ч е р ед н у ю массо­
в ую высадку тихоокеа н с ких ч ере ­
пах. « Впрочем, С у в ер е н нос т ью э то не предс к а ж ет, пож а луй, и са м господь бог, -
не у д е рж ал ­
ся, чтобы н е I10 д драэ нить м е н я, доктор Робинсон. -
Н е исключе­
но, что вам придется п р оси де ть на пляже ещ е целый м е с яц, а то и два ». Ув ы, на сей раз ми л ейший про­
ф ессор не дост н г желае мого ре ­
зультата: Пf дОбная п е рсп е ктива ме ня вов с е н е пуга л а. П е р е д н а ­
ши м м аленьким лаг е р ем рас к и­
н у лс я самый великоле п ный п ляж в мире, а з а к а ты на Ти х ом ок е а­
не б ыл и просто по тр яса ющи. Н е-
хв а tки в спальных мешках и га­
м а ках не ощущалось, а Джоун Ма К,!I,а фи умела готовить рис с фасолью по самым изысканным местным рецептам. Как-то на ужин она угостила нас даже вос­
хитительным .БИфштексом из игуаны. Прибрежны е джунгли оживля л ись порхавшими меж вет­
вей яркими попугаями и хриплой ,пере б раНКQЙ об е зьян-ревунов. Не слишком обрем е нительные требо­
вания в отношении кос т юмов -
мы ограничивалнсь лишь шорта­
ми, а что такое обувь, и думать забыли -
превращал'и ожидание в приятный отдых ОТ строгой ре г л а мен т ированности городской жи з ни. « Д арв ин пришел бы в восторг ОТ э того м ес т а», -
эта мы с ль вс е '"~""'''' < ,'<' ~." AI-~ . .( r ~\:,~ ~ " , '';:'-'''',-
.. -,. ., .. чаще приходила мне на ум по мере того, как шли дни. Борьба за существование проявлялась здесь впечатляюще наглядно, как, пожалуй, мало где еще. Во-пер­
вых, жесточайшая конкуренция за место для кладки яиц. Затем эмбрионам предстоит выжить в течение 65-дневного инкубацнон­
ного периода, будучи зарытыми в песке. Только что вылупившимся черепашкам нужно ускользнуть от поджидающнх нх хищников иа полном опасностей пути к океа­
ну. А там им грозят акулы, мор­
ские окуни, барракуды. Шансов на то, что отложенное яйцо превратится 'во в'зрослую чере­
паху, -
не больше одного из тысячи, но природе этого очевид­
но достаточно: каждый год во время очередного нашествия взрослые особн появляются в не­
уменьшающемся количестве. В отличие от сотен и тысяч других пляжей мира сероватый песок усеян не бумажными таре­
лочками, стаканчиками, бутылоч­
ками из-под кока-колы И прочим «цивилизованным » мусором, а сплошь покрыт белыми кожисты­
ми клочками -
остатками чере­
пашьих яиц, ставших добыч е й стервятников, енотов, крабов и даже домашних свиней и собак. Как-то утром я увидел на бе­
регу крестьянина из находившей­
ся неподалеку деревни. Его со­
провождал сынишка, тащивший за собой небольшую тележку, и несколько собак. Вся компания была занята сбором черепашьих яиц. Процедура эта не отлича­
лась особой сложностью. Мужчи­
на шел по пляжу, внимательно приглядываясь к песку, и в по­
дозрительных местах втыкал в него тонкую палочку. Если конец ее окрашивался в желтый цвет, , он опускался на колени и при ни­
мался осторожно разгре б ать пе­
сок. Чаще всего в ямке оказыва­
лось несколько десятков яиц, которые тут же отправлялись в тележку. Хотя наш е ствия в по­
следнее время не было, через час в ней набралось н е м е ньше пяти сотен кожисты х шариков разме ­
ром с мячик для пинг-понг а. Не­
кото р ые яйца были отложены пр е дыдущ е й н очью, д ругие п ро ­
л е ж ал и в свои х под з емных гнез ­
дах недели. Когда т е л е ж ка напо л­
нилась, сы н к ресть я нина п от ащил ее в деревню по живописной ал­
лее мимо заросшего з е л е нью кладбища с покосившимис я д ер е ­
вян н ыми крестами. я отправился вслед за процес­
сиеЙ. Мы еще только приближа­
лись. к ферме крестьянина, но на ее скотном дворе уже звуча)\ це­
лый хор голосов, к оторый словно бы в о схвалял всевышнего за ни ­
спо сл а н ный завтрак. Когда же м а л ь чо нка прннялся горстями швыря ть ч е р е пашьи яйца за не­
высокую загородку, свиньи, ин­
д юки, ут к и, куры так дружно на­
бр о сились на эту трапезу, что буквально в счнтанные минуты на утоптаниой земле · остал'ИСЬ лишь жалкне клочки кожистой скорлу­
пы. Зрелище, надо признать, бы­
ло не из приятных, НО что поде­
лаешь, если яйца тнхоокеанской черепахи традИЦИОННО являются немаловажной составной частью местной · зкономики. С другой стороны, крестьяне ннког да не при чинят вреда взрослой черепа­
хе, не говоря уже о том, чтобы пустить ее на бульон, ибо для них она служит куда более цен­
иым источииком калорийиого кор­
ма для домашнего скота и птицы. Здравый практицизм здесь одер­
живает верх над гурманством. На следующее утро на берег опять вышел тот же самый кре­
стьянин вместе с десятком дру­
гих. На сей раз каждый привел С собой свинью, и ОНИ принялись. энергично рыть песок своими пя­
тачками, довольно когда нападалн на похрюкивая, склад яиц. С ними соревновались деревен­
ские собаки, а стервятники и кра­
бы под,бирали остатки яиц, ие замеченные главным'и сборщи­
ками. Kocta-РИКaJНСК'ИЙ сту,дент Вилли Наварро обратил мое внимание еще на одну опасность, через ко­
торую неизбежно проходят яйца, прежде чем дать жизнь новому поколению тихоокеаН'Ских черепах: «Еще до того, как до яиц добе-
рутся свиньи, собаки или хищни­
ки, эмбрионы подвергаются иапа­
дению вирусов и 'бактерий, осо­
бенно если песок слишком влажен или слишком сух». Вилли вскрыл одно из собраННf>IХ яиц: под внешне, казалось бы, неПО8реж­
денной оболочкой зародыш был 70 весь покрыт отвратительными сн­
не-зелеными пятнами следами работы микробов. Дни шли за днями, но массовая высадка тихоокеанских черепах все не начиналась. Впрочем, уче­
ные члены нашей группы не сн­
дели без дела. Каждую ночь на берег выходила очередная не­
большая партия мамаш, и биологн рыскали в темноте с огромными циркулями-измерителями и веса­
ми, регистрируя их длнну, вес, окружность панц'иря. Одновре­
менно они подсчитываЛl~ и число откладываемых ЯИ'Ц, а 'г лавное, как объяснил мне прОфессор Ро­
бинсон, занимались «кольцева­
нием» черепах, чтобы выяснить пути их миграции. Он же позна­
комил меня С работой профессо­
ра ДЭ8ида Хьюза, который в 1971 году дал достат,очно точное описание одного из нашествий: « Даже по самым скромным под­
счетам, в течение четырехдневного периода на выбранном нами для наблюдений участке побережья от ложили яйца не менее 120 ты­
сяч черепах. Словами почтIi не­
возможно передать 8печатл е ние от пребывания темной ночью в гуще неуклюже ползущих, пыхтя­
щих, копающихся в песке гиган­
тов. Бесчисленные шеренги их наступают на бере'г, "ГОЛ'ка ютс я , переползают друг через Pipyra, чтобы в конце концов в немыс-
лимой давке ,разрыть песок · и сделать клаДlКУ ». В одну из следующих ночей я ЛИЧ!80 стал свидетелем того, на­
сколько силен ннстинкт продол­
жения рода у тихоокеанской чере­
пахи. Я подошел к Дэну Макда­
фи в тот самый момент, когда он «ОКОЛЬЦОВЫ8ал » большущую че­
репаху прямо в гнезде. Упер­
шись коленом ей в панцирь, Дэ ­
вид С помощью огромных щипцов прикреплял металлнческую бирку на передний ласт. Черепаха ле­
жала неподв'ижно, как камень, словно находилась в трансе., Я направил луч фонаря ей на го­
лову, 8 ярком свете которого большие печальные глаза показа­
лись мне прямо-таки остекленев­
шими. Луч фонаря скользнул вдоль панциря, высветив ямку в фут глубиной, которую пленница кончала копать, действуя задними ластами почти как рукамн. Пока я рассматривал будущее гнездо, шея черепахи вытянулась и на­
пряг лась, рот су дорожно приот­
крылся как бы в беЗМОЛ8НОМ кр'и­
ке. В следующую минуту в гнез­
до посыпались яйца, а черепаха словно бы облегченно вздохнула. ИЗ печальных г лаз выкатились две крупные слезы, которые, впрочем, не были свидетельством боли или проявления каких-либо чувств. Позднее биологи объяс­
нили, что морским черепахам сле -
зы просто, помогают избавиться от избытка сохи в организме. Процедура кладки яиц продол­
жалась не менее получаса, после чего в гнезде набралось около сотни маленьких кожистых шари­
ков. Последовала непродолжи­
тельная пауза, пока разрешившая­
ся от бремени мамаша, похоже, собирал ась с силами. Наконец она вышла из транса и бешено зара­
ботала задними ластами, забра­
сывая песком гнездо с его' Aparo-
ценным содержимым. Когда вы­
емка заполнилась, черепаха при­
поднялась на всех четырех лаСТ,ах и вдруг с силой плюхнулась на песок. Так 'повторилос'ь несколько раз, пока двухсотфунтовая живая трамбовка безукоризненно не за­
ровняла свое гнездо. После ,этого она не спеша повернулась в сто­
рону океана и тяжело поползла к воде,оставляя за собой две не­
г лу60Jtие бороздки, похожие на следы гусениц, маленького танка. Прошло Bcero иесколько минут, и черепаха исчезла в пене прибоя. На этом ее материнская 'Миссия была окончена. В ту ночь мы насчитали полсот­
Н'И черепах, откладывавших яйца на нашем пляже. Зрелище было внушительным, ио не шло ии в какое сравнеиие с тем, что мы увидели через неделю ... В полночь я проснулся от гула возбужденных голосов. В общем '. хоре отчетливо выделялся крик Дэна Макдафи, патрулировавшего иа 'побережье в эту ночь: «Высад­
ка началасы Высадка началась!» Я моментально вскочил, схва­
тил, фонарь и помчался вслед за остальными к берегу. Увы, преды­
ДУЩИЙ опыт не 'подготовил меня к тому, с чем 11 столкнулся. Столкновение было буквальным и к тому же весьма болезненным. В первую секунду мне показа­
лось, что я налетел на камень. И только затем, когда, падая, я трахнулся плечом о второй валун, до мен,. дошло, что я врезался в передовые ряды наступавших 'Из моря черепах. Перевернувшись через голову и застонав от боли, JI тщетно попытался разобраться в обстановке. Мои товармщи были ГАе-то впереди, а на MeHII неумо­
лимо наползали серые глыбы. Хо­
телось зарыться 'в песок, ибо ка­
залось, что еще минута, и эти живые танки раздавят меня. В свете фонаря 'прямо иа меня двиталось чудовище, которое яв­
но не собиралось сворачивать в сторону перед такой ничтожиой преградой, какой был в данный момент 11. Черепаха была уже в' каКИJt-нибудь двух футах, KorAa я догадался откатиться в сторо-
ну. Едва я успел вскочить на но­
ги, как тут же с ужасом обнару­
жил, что нахожусь в окружении. Серые глыбы ползли в таком не­
вероятном количестве. что мне' прншлось уподобиться слаломис­
ту, чтобы проскользнуть между ними вперед к берегу. Потирая ушиблениое плечо, я прыгал в узенькие промеЖУТf<И между дви­
ЖУЩИМИСIl сплошной лавиной пан­
цирями, каждую 'секун'ду рискуя. оступиться, ,в неверном свете .фО" нарика и оказаться смятым не­
уклюжими гРомада,МИ. Их ряды' накаты вались из темноты с неумо-' л.имостыо рока. Это было дей­
ствнтельно нашествие. Через какое-то время я догнал прОфессора Робинсона, который тоже едва переводил дыханне пос­
ле беЗУМНОЙ джиги .среди тихо­
океанских черепах. «Их высади­
лось уже, по крайней мере, Ifе­
сколько тысяч! Да, да, ТЫСIlЧ! И каждую минуту прибывают сотни новых!» -
я впервые видел нашеГО невозмутнмоГО ученого в таком возбуждении. Он непреу:величивал. Черепахи выползали на 'берег подобно тан­
kam-аМфнбним, без видимых уси­
лий Расталкивая своими 'крепкими панцирями валявшийся на берегу выброшенный морем плавник. Чуть дальше уреза воды их дви­
жение замедлялось по мере Toro, как одна за другой мамаши об­
любовывали место для 'гнезд. За­
то члены нашей группы металнсь по берегу, словно одержимые. Дэн и Джоун Макдафи пыталнсь найти особей с металлическими бирками, которые были окольцо­
ваны во !ремя предыдущего на­
шествия. Профессор Робиисон ли­
хорадочно. подсчитывал число че­
репах в заранее размеченном квадрате, с тем чтооы потом мож­
но было прикинуть их общее ко­
личест.во. Даже делая скидку на возможную ошибку, на его'участ­
ке их за ночь побывало около семи с половиной тысяч. Билл и Оливер собирали отложенные яйца, чтобы позднее тщательно из­
мернть и взвесить их. Я же то­
ропливо щелкал кадр за кадром, моля бога, чтобы лампа-вспышка не отказала в этОТ критический момент. В довершение ко всему хлынул тропический ливень. Промокшие, усталые и, возбужденные до пре­
дела, мы 'продолжали лавировать среди блестящих в потоках воды черепах. И все-таки в конце кон­
цов ливень заставил нас укрыть­
ся в небольшой хижине чуть дальше на берегу. Мы, шестеро, сидели молча, слишком пере пол­
ненные 'только что увиденным, чтобы обсуждать это. Крыша над нашими головами больше всего походила на барабан, на котором дождевые струи отбивали какую­
то беilIеную африканскую мело­
дию. Время от времени стены хи­
жины сотрясали сильные удары тыкавшихся в ннх в темноте чере­
пах. Я хотел было Bblr лянуть на­
ружу, но вход оказался заблоки­
рованным одной из них, бог зна­
ет почему решившей устроить гнездо у самой двери. Под утро дождь перестал, и мы смогли наконец выйтн на бе­
per. Пляж был пуст. Высаднв­
шиеся ночью орды отступили. Но каждый квадратный дюйм песка был исполосован их следа­
ми. А под НИМ, подобно минам, скрывались бессчетные ~ысячи яиц, которым предстояло дать жизнь новому поколению тихо­
океанских черепах. Впрочем, приглядевши/:ь повни­
мательнее, я обнаружил, что не все из участников ночиого втор­
жения вернулись в океаи. Там и здесь на ,песке лежали беспомощ­
иые серые глыбы, оказавшиеся перевернутымн на спииу в ночной давке свонми же товарками. Не приди мы им на помощь, солнце в считаиные часы оборвало бы их жизиь. После завтрака биологи приня­
лись обрабатывать собраиные за ночь даниые. Они пунктуально фикс'ировали все, что могло про­
лить свет на загадку черепашьего иашестви,Я: число участииков, по­
годиые условия, величииу прили­
ва в ту ночь, число окольцован­
ных черепах и количество уже имевших бирки на ластах. Самое любопытное, что' из iO тысяч, которые, по приблизительной оценке, высаживалнсь иа этом участке побережья в течеиие че­
тырех ночей, окольцованных об­
наружили лишь две. Работа группы на этом берегу продолжалась уже два месяца н должна была закончиться месяцев через десять. ,Но и TorAa -
в этом можно не сомневаться -
за­
гадка тнхоокеанской черепахи еще не будет полностью раскрыта. Откуда приплывают OHH~ Куда отправляются после очередного вторжения ~ Какая неведомая сила собирает их в таком orpOMHOM ко­
личестве~ Сколько раз высажи­
вается на берег каждая нз них в период кладки яиц~ Сколько из отложенных яиц превращаются в черепах, а сколько погибают~ От­
носится ли тихоокеанская черепа­
ха 1( числу существ, которым f'pO-
зит вымирание~ ,Только время и дальнейшие исследоваНия смогут дать ответы на эти вопросы. Перевел с английско.го С. БАРСОВ 71 с и Д ф n Е А W М Е Н, американскин писатеп .. 2. БОЛЬШОй ВЕТЕР Ш е могу отрицать: в прерии бывает иногда • чуточку ветрено... Вот, скажем, в прошло~ ____ году порыв ветра промчался по нашеи ферме и унес ведро парного молока. На следую-
ший день он вернулся за коровой. Но не об этом ветре я хочу вам рассказать. Он не в счет. Так, обычный степной ветерок. О нем вроде бы не стоит и рассказывать. Ногу мне сломал большой ветер. Я не жду, что вы мне поверите сразу же. Начну лучше с мел­
ких случаев, а уж потом дойду и до костоломного. Я хорошо помню первый ветер, подувший из прерии после того, как мы купили нашу чудесную ферму. Да, земля была богатая. Лучшая в Айове. На ней созревало что угодно, да еще с быстро­
той молнии. В то утро, о котором я говорю, старшие маль­
чики помогали мне приколачивать дранки к кры­
ше. Я купил бочонок гвоздей, но они оказались чуть коротковатыми. МЫ посадили их в нашу за­
мечательную землю и хорошенько полили. За ка­
кие-нибудь пять-десять минут гвозди выросли на целых полдюйма! Так вот, сидим мы на крыше, приколачиваем дранки. В небе сначала не было ни облачка. Млад­
шие ребята играли в шарики, носились по всему участку, а девочки прыгали через веревочку. Я при­
колотил последнюю дранку и сказал себе: «Джош Мак-Брум, а крыша-то вышла на славу. Сто лет продержится». И ,тут вдруг почувствовал, что мне дует в за­
тылок. А минутку спустя кто-то из девочек -
ка­
жется, Полли -
окликнула меня. -
Па, -
говорит, -
разве у кроликов есть крылья? Я засмеялся. -
Нет, Полли. -
Почему же они тогда летят, да еще целой стаей? Поднял я голову, смотрю: батюшкн! Кролики летят, то хлопая, то руля ушами. Аккуратненько так построились в клин И шпарят прямо на юг. И тут я понял, что нас ждет небольшой ветерок. -
Все бегом! -
крикнул я ребятам. Мне не хо­
телось, чтобы и они взмыли на ушах. -
Уиллджuлл­
эстерчестерпитерnоллuтимто.ммериларрuикрошкакла -
ринда -
все домой! Живо! Бельевые веревки уже начали крутиться, как скакалки. Моя женушка Мелисса пекла в это вре­
мя пышки и распахнула дверь. Мы все вбежали в дом -
и как раз вовремя. Ветер мчался за нами по пятам, как стая волков: ему хотелось ворвать­
ся вместе с нами в дом и похозяйничать там вво­
лю! Этот степной ветер такой невежа! Мы захлопнули дверь у него перед носом. Ветру это не понравилось. Он стучал и дубасил в дверь, а мы навалились всем скопом и держали ее, чтобы не открылась. Вот· это была битва! Весь наш дом трещал и шатался! -
Держите, ягнятки мои! -
вопил я. -
На­
вались! Дверные доски выгибались, как клепки у бочки. Но мы так и не впустили ветер. Увидев, что ему с нами не справиться, он прокрался вокруг дома к задней двери. Но Уилл, наш самый старший, ока­
зался хитрей. Он свалил у этой двери груду све­
жих пышек. Мелисса, моя женушка, отлично стря-
Продолженне. Начало в No 1. Рисунок В. ЧИЖИКОВА пает, но вот пышки у нее всегда получаются тя­
желоватыми. Они крепко держали дверь. Но что меня больше всего тревожило -
это наша чудесная, тучная 'fIочва. Негодник ветер мог утащить ее, оставив в земле только яму. -
Держите, ребята! -
кричал я. '-
Навались! Битва длилась целый час. Наконец ветру надое­
ло колотить в дверь своей глупоfl. башкой. Серди­
то запыхтев, он повернулся и 1J1'I4,1J1СЯ прочь, раз­
бросав всю изгородь. МЫ отдышались, и я чуточку приоткрыл дверь. Тишина. Ни один листок не шевелится. Заuирика­
,1Ia .какая-то птичка. Я выбежал из дому и по­
мчался взглянуть на наш многострадальный учас­
ток. Я увидел там такое, что у меня глаза на лоб полезли. -
Мелисса! -
закричал я весело. -
Уиллджuлл­
эстерчестерпитерnоллuтимто.ммериларрuикрошкакла -
ринда! Сюда, ягнятки мои! Посмотрите! Мы стояли пораженные. Вся земля была на мес­
те, до последнего комочка. Спасибо ребятам! Во время игры они разбросали шарики по всему полю, а те выросли и стали большими, как 'валу­
ны. Так и лежали они, сверкая на солнце, -
ага­
товые и стеклянные глыбы, прикрывая нашу дра­
гоценную почву. Но все же этот негодник ветер не ушел с пус­
тыми руками. Он сорвал с нашей новой крыши всю дранку, вместе с гвоздями. Позже мы узнали, что ветер вымостил дранкой все до одной канавы в соседнем округе. Да, это был довольно сильный сквознячок. Но еще не тот большой ветер, что сломал мне но­
гу. И все-таки он научил меня кое-чему. -
Ребята, -
сказал я, когда мы убрали с по­
ля каменные глыбы, -
в следующий раз, когда вО'!' такой ветерок заявится к нам без приглаше: ни я, мы будем к этому готовы. Всякая палка о двух концах. Мне кажется, ветер может быть да­
же полезен нашей ферме, если показать ему, кто здесь хозяин. И когда ветер налетел снова, мы заставили его на нас поработать! Я сделал ветряной плуг: при­
строил к моему старому плугу мачту с простыней и руль. Как только начинался ветер, я принимал­
ся ездить взад и вперед по участку и распахивал его. Наш сын Честер однажды таким образом вспахал весь участок меньше. чем за три минуты~ Утром в День благодарения жена велела девоч­
кам ощипать к обеду большую индюшку. Они эту работу не любят, но тут, как по заказу, налетел ветер из прерии. Девочки выставили индюшку за окно, и ветер ощипал ее начисто, до последней пу­
шинки. О, МЫ просто радовались, когда на ферму нале­
тал ветер! Ребята в этих случаях всегда просили отпустить их во двор поиграть с ним. А девочки, те любили прыгать через бельевые веревки, КОТО'­
рые крутил ветер. Но Мелисса баял ась, что их унесет. Тогда я им сделал ветровые башмаки из увесистых железных кастрюль. Много раз я видел, как ребята надевали свои ветровые башмаки и неуклюже выбирались из до­
му, захватив с собой большую жестяную воронку и все пустые бутылки и банки, какие только мог­
ли найти. Они до !отказа набивали их свежим се­
верным ветром и плотно закупоривали. А потом летом, в зной, откупоривали . бутылочку"' другую свежего ветра и наслаждались ПР()ХJIадоЙ. Нам, КОНеЧНО, приходилось каждую осень при­
нимать меры предосторожности, делать нашу фер-
73 му ветроупорной. Поэтому мы засевали поле лю­
тиками. Эти цветы блестящие и скользкие, словно маслом намазаны. Ветер, бывало, скользнет по ним и укатит с фермы, не тронув землю. Крышу мы с мальчиками покрыли заново. На этот раз крепили дранки шурупами, а не гвоздями. Но вот однажды задул большой ветер. Начал он с пустяков. По небу пронеслось не­
сколько кроликов да пара ворон хвостом вперед. Ничего особенного. Девочки, конечно, выбежали попрыгать через бельевые веревки, а мальчики усердно набивали ветром бутылки, пополняя запас на лето. Ма толь­
ко что испекла партию свежих пышек. Ох, как они вкусно пахли! Я съел их с дюжину, горячими, пря­
мо из печи. И это оказалось ужасной ошибкой! Ветер за окном продолжал набирать скорость и расшвыривать колья изгороди. -
Уиллджuллэстерчеетерпитерnоллuтимто.ммери -
ларрuикрошкакларuнда! -
крикнул Я. -
Домой, ягнятки! Ветер начинает безобразничать! Ребята вбежали гурьбой и сняли свои ветровые башмаки. И как раз вовремя! Бельевые веревки завертелись так быстро, что словно исчезли. По­
том мы увидели, как по воздуху летит курятник вместе с курами. Небо потемнело и нахмурил ось. Этот ветер нале­
тел на нас с далекого севера. Он завывал, свис­
тел и сотрясал весь дом. Чашки в шкафу дребез­
жали и стучали о блюдца. Вскоре мы увидели, что по степи катятся, слов­
но перекати-поле, большие комья шерсти. Оказа­
лось -
это лесные северные волки. А потом при­
мчался старый, дуплистый ствол и ударился о коло­
ду, на которой я колол дрова. Из него вылез черный медведь, и какой же он был сердитый! Он собирался зимовать в этом дупле, а его вдруг разбудили. Он свирепо зарычал и стал оглядываться -
кого бы съесть. Увидел нас в окне и решил, что и мы по­
дойдем. Тут даже наши ребята испугались и столпи­
лись У камин~, держась за руки. Я схватил свой дробовик и распахнул окно. Вот это и была ошuбк·а! Случились две неприятности сразу. Медведь был уже близко, и в спешке я не учел направление ветра. А ветер со свистом несся вдоль стены, и, когда я высунул из окна дуло, он согнул ружье, как кочергу. Дробь полетела прямо на юг. Позже я узнал, что она сбила пару уток над Мексикой. Но этого мало: когда я открыл окно, получился такой сквозняк, что ребят затянуло в трубу! Они держались за руки и вылетели цепочкой, как сосиски. Ма чуть не упала в обморок. -
Мелисса, дорогуша! -
крикнул я. -
Не тре­
вожься, я их верну! Я схватил длинную веревку и выбежал из дому. Высоко в небе виднелись мои ребятишки: они ле­
тели на юг. И тут я увидел медведя, и он тоже увидел ме­
ня. Он зарычал, и пасть у него была полна зу­
бов~ похожих на ржавые гвозди. Медведь встал на дыбы и пошел на меня, сверкая красными, как огонь, глазами. Мне не хотелось связываться с этим чудовищем. Я увернулся и очутился позади бельевой веревки. Одним глазом я смотрел на медведя, другим -
на ребят. Они улетели уже далеко и казались не крупнее майских жуков. Медведь кинулся' на меня. Ветер крутил бель­
евую веревку так быстро, что' ее не было видно. И медведь прыгнул прямо в нее! Ох и запрыгал 74 же он! Прыгал как на горячей сковороде, только еще быстрее. Он уже никак не мог вырваться. Я, конечно, не стал терять времени и тут же замахал руками, ка" птица крыльями. Ветер был такой сильный, что казалось -
я полечу вслед за ребятами. Ветер толкал, швырял меня, но не под­
нимал над землей ни на дюйм. Проклятье! Я съел слишком много пышек. Пыш­
ки были тяжелые, как свинец, и тянули меня вниз. Ребята уже почти скрылись из виду. Я кинулся в сарай, где стоял ветряной плуг. Едва я выта­
щил его, простыня вздулась, и я помчался пулей, вспахивая глубокую борозду. Ну и мчался же я! Даже быстрее, чем мои ре­
бята. Я держался за ручки плуга, то и дело сво­
рачивая, чтобы не налететь на дома и сараи. Я ви­
дел, как разлетаются от ветра стога сена. Будь этот ветер .еще чуточку сильнее, он сдул бы и солн­
це с неба. Я не удивился бы, если бы наше све­
тило зашло на юге средь бела дня. Я мчался очень быстро и скоро нагнал ребят. Они еще держались за руки и летели над самыми верхушками деревьев. Наконец я мог уже оклик­
нуть их. -
Смелей, мои ягнятки! -
крикнул я. -
Дер­
житесь! Вот они уже прямо надо мною. Но простыия так вздулась от ветра, что я не смог остановить плуг. Я выпустил ручки и выпрыгнул наземь, когда был уже далеко впереди своих ребят. Потом швырнул веревку в воздух. -
Уиллджuллэстерчеетерпитерnоллuтимто.ммери-
ларрuикрошкакларuнда! -
крикнул я, когда они пролетали надо мною. -
Держите! Эстер не поймала веревку, и Джилл не пойма­
ла, и Питер не поймал. Но Уилл поймал ее. Что­
бы удержать их, я врылся в землю каблуками. А потом повернул назад. Ребята оказались таки­
ми легкими, что повисли в воздухе, и мне при­
шлось за веревку тащить нх домой, словно связку воздушных шаров. Ну а на то, чтобы пробиться домой наперерез ветру, у меня ушло немало времени. Нелегкое это было дело, уверяю вас! Время уже подходило к ужину, когда показался наконец наш дом, а чер­
ный медведь все еще прыгал через веревку! Я втащил ребят в дом. Паршивцы! Им, видишь ли, очень понравилось летать, и они собирались повторить это когда-нибудь еще разок. Мать на­
деЛа им ветровые башмаки и уложила в постель. Ветер дул всю ночь, и наутро медведь все еще продолжал прыгать Язык вываливался у него из пасти, и он так полудел, что от него оставались лишь шкура да кости. Наконец ближе к rюлудню ветру надоело дуть в одну и ту же сторону, и он повернул в другую. Нам стало жаль медведя, и мы перерезали верев­
ку. Он так измучился, что даже не рычал. Тут же он направился в свой лес, чтобы подыскать новое дупло и забраться в него на зимовку. Но ходить он разучился. Мы смотрели, как он скачет на се­
вер, -
скок, скок, скок, -
пока не потеряли из виду. Вот этот-то большой ветер и сломал мне ногу. Он не только вытащил из земли все колья изго­
роди, но и ямки, оставшиеся от них, унес. Одну та­
кую яму он уронил у дверей сарая, и я в нее ухнул. Все это сущая правда. У нас в прерии каждый знает, что Джош Мак-Брум готов скорей ногу сло­
мать, чем соврать. Перевела с английского 3. ВОВЫРЬ Продолжение следует Ц
арь и принц поместились В " маленьком домике, по .. строенном в саду, на берегу мо­
ря, и названном Монплезир В подражание подобному домику вблизи Берлнна... В комнатах есть очень хорош не картины ... »-
так писал о любимом летнем дворце Петра 1 в Петергофе французс,кий посол Кампредон. Из окон дворца и с террасы от­
крывался взору простор моря, вдали виднелись синеющие очер­
тания Кронштадта и Петербурга. Отсюда Петр 1 любовался манев­
рами флота, здесь находил он не­
долгие минуты уединения. Сегодня в Монплезире музей. Восстановленные дворцовые ин­
терьеры XVIII века радуют изя­
ществом отделки, красочными росписями потолков, резными зо­
лочеными орнаментами. И по­
прежнему, как и во времена Пет­
ра 1, «в 'комнатах есть очень хо­
РОlIIие ,картнны ». Полотна Мон­
плезира -
часть императорской коллекции, приобретенной вла­
дельцем дворца во время его по­
ездок по Европе. Но две картины ­
из ЭТОI'О собрания вот уже более двух веков особо привлекают вни­
мание исследователей, искусство­
ведов, историков. Написанные тушью на дубовых досках в подражание одинаковы е по размеру, ЭТН запечатлели водный со множеством корабле'Й. гравюре, картины простор Обе они принадл ежат голландскому худож­
нику XVIII века Адриану ван дер Сальму и созданы по заказу Петра [. Одна из ,картин, говоря языком ис'кусствоведов, атрибути­
рована совершенно четко: «Суда на рейде Амстердама ». Действи­
тельно, внимание зрителя сразу АМСТЕР Д АМ? АРХАНГЕЛЬСК ... же прнвлекает большой фрегат, корма которого украшена гербом Амстердама. По это му-то н счи­
талось, что вторая картина с изображением кораблей, шлюпок, букснров, парусных лодок вокруг фрегата, стреляющего из пушки, и других трехмачтовых кораблей тоже изображает амстердамский рейд. И чаще всего в каталогах ее называли: « Рейд Амстердама » илн просто «А мстердам ». Но ... На дальнем плане первой кар­
тины действнтельно изображены постройки крупнейшего порта Голландии. А вот архите'ктура зданий на второй картине ничего общего с Амстердамом че имеет. Какой же город нзображен на второй картине Сальма? Об этом споры идут уже десятилетия. В течение нескольких лет глав­
ный хранитель дворцов-музеев и парков ПетеРГОфа Вадим Вал ен­
тинович Знаменов занимался ис­
следованием этих картин. Он об­
ратил вниманне на опубликован­
ную в журнале «Старые годы» В 1914 году статью Г. К оскуля, из­
учавшего живопись Монплези­
ра, -
«Адам Сило и некоторые нидерландскне маринисты вр еме­
ни Петра Великого». Описывая загадочную марину, Коскуль при­
водит мнение известного европей­
ского искусствоведа К. Г. Хооф­
та, хра,ннтеля музея «Fodor» в Амстердаме. Оказывается, ХООфТ первым высказал пред положен не, что на картине Сальма запечат­
лены китобойные суда. Но если это так, то весьма логично пред­
положение, что художник изобра­
зил голландскую флотилию перед Архангельском, который в то время был одним из наиболее час­
то посещаемых голландскими ки-
тобоями портов. В. Знаменов тщательнейшим образом -
по старинным гравюрам, описа-
ниям реконструировал вид архангельского рейда того време­
ни. И выяснилось, что архитекту­
ра сооружений, изображенных на дальнем плане картины, точно соответствует постройкам XVIII века в старом ру,сском Архангел-городе. На рисунке от­
четливо видны крепость с башня­
ми, увенчанны ми ша тровы ми кровлями, пятиглавая церковь, каменный гостиный двор, строив­
шийся С 1668 по 1684 год под руководством московского зодчего Дмитрия Старцева. Казалось бы, замысел живописца проясняется: на одной картине -
Амстердам, крупнейший порт Голландии, на другой -
Архангельск, крупней­
ший порт России, ведущий ожив­
ленную торговлю с Европой. Эти марины как бы символизировали выход России на широкие морские торговые пути. Итак, можно было считать, что на карте искусствоведения стерто еще одно «белое пятно». Но воз­
никли другие сомнения. Дело в том, что Адриан ван дер Сальм родился и ПОЧТИ всю жизнь про­
вел в Дельфсхафене близ Роттер-
~ PXUBHbIe Р.ОЗ".С ИU дама. И уже совершенно точно известно, что он никогда не бывал в России. Как же художник мог С такими подробностями написать Архангельск? Снова главному хранителю петергофских сокровищ предстояли кропотливые поиски. В начале XVIIIBeKa Архан­
гельск был знаком европейцам по книге знаменитого голландско­
го путешес'Гвенника Корнелиуса де Брюина. Будучи еще и одареи­
ным художником, голландец делал зарисовки достопримечатель­
ностей, попадавшихся ему на пу­
ти. Первое свое путешествие он начал в 1677 году и завершил в 1688-м, посетив Италию, Турцию, Малую Азию, Египет. Вскоре Брюин предпринял новое путе­
шествие. На этот раз путь его лежал через Россию в Персию, Индию, на Uейлон и в другие места. 28 июля 1701 года он отбыл из Голландии и, прой­
дя вокруг Скандинавского полу­
острова, вскоре прибыл в Архан­
гельск 1. Оживленный северный русский порт произвел на Брюина сильное впечатление: на рейде стояло немало огромных торговых кораблей, прибывших из Голлан­
дии и других стран. Привлекла гостя и живописная панорама го­
рода -
древнерусские церкви, постоялый двор, государева кре­
пость. И голландский путеше­
ственник зарисовал все это, преж­
де чем покинуть Архангельск. А 8 октября 1707 года по пути домой он снова посещает русский порт. И хотя к тому времени уже появился Петербург, Архангельск продолжал расти И процветать, количество побывавших здесь су­
дов с каждым годом увеличива­
лось. Возвратившись в Амстер­
дам, Брюин начал готовить книгу о новом путешествии. Труд пред­
стоял большой и сложный. Надо было не только привести в поря­
док записи, но и награвировать рисунки, сделанные самим авто­
ром с натуры. В 1717 году книга вышла в свет. Вот ею, видимо, И восполь­
зовался Адриан ван дер Сальм, позаимствовав оттуда зарисовку Архангельска для выполнения заказа Петра 1. Парные картииы подчеркивали тесную связь двух морских портов. И сегодня, украшая один из старейших пе­
тергофских дворцов, они иапоми­
нают нам о том далеком и слав­
ном . времени, «когда Россия мо­
лодая, в бореньях силы напря­
гая, мужала гением Петра ... ». 3. АФАНАСЬЕВА, М. ФРИДМАН Ле н и нг р а Д 1 Подробнее о путешествин де Брюи­
иа см. «Вокруг света» N. 1. 1973 г. Н. Молева СГОЛiIандеI( в Московин» . 76 rn зображение Георгия По­
бедоносца, поражающего змия, было гербом Моск­
вы в XVH -XIX веках. ДО 8ТОГО времени, начи·ная с XV века, на гербе Москвы тоже была фигура всадника, но в ко­
роне и без змия. Вне всякого со­
мнения, 8ТОТ герб изображал ве­
ликого князя московского или впоследствии царя. Несомненно также и то, что происхождение московского герба непосредствен­
но связано с древнерусским куль­
том святых воинов. Но когда и каким образ,ом кон­
IfЫЙ святой воин превратился в лицо светское --
в князя, а затем царя? Долгое время СЧlfтали, что пер­
вый «мирской ездец» находится на монетах великого князя мос­
ковского Василия Дмитриевича: в отличие от святых воинов он держит на руке сокола --
неотъ­
емлемый атрибут забав феодала, но никак не связанный с делами божественными. Однако произведенное членом­
корреспондентом АН СССР В. Л. Яннным исследование древнерусских печатей позволило отнести появленне 8мблемы в ви­
де светского всадника к ете бо­
лее раннему времени. На части печатей Александра Ярославича Невского мы находим с одной стороны сошедшего с коня и по­
ражающего змия святого воина Феодора Тирона (церковное имя отца невского героя --
Ярослава Всеволодовича --
Федор), с дру­
гой стороны --о святого Александ­
ра на коне с мечом. Таким обра­
зом, два с'вятых ВОIf·lfа на печати как бы представляют имя и от­
чество князя. На других печатях Александр «теряет» Нlfмб --
символ свято­
сти и «приобретает» BMec~o него корону. Но корона не могла заменять нимба; ни одии из св"я­
тых Александров не может на нее претендовать. Кто же изобра­
жен на печати Александра Ярос­
лавича? Сам князь? Но русские князья того времени не носили корон. Они на,девали традицион­
ные шапки, реже византийские тюрбаны --
туфы. На память неволь но ·приходит тезка Невского --
Александр Ма­
кедонский, который был весьма популярен среди древнерусских феодалов и книжников. Александр Великий и его под­
виги не были чем-то отвлечен­
ным для древнерусских грамотеев. Они были твердо уверены, что печенеги и половцы --
из числа тех «нечистых» народов, которых мудрые властители, а среди них самый мудрый Александр Маке-
Донский, загнали в пустыню Ни т­
ривскую «межю востоком И севе­
ром». Другие, еще более «нечис­
тые» народы были согласно пре­
данию по приказу устроителя все­
леннон наглухо замурованы в ска­
ле в «полунощных» --
север­
ных --
странах и отрезаны от остального мира. Известно также, что русские писатели домонгольского времени ~rавили Александра Македонско­
го в пример владимирским кня­
зьям. «Воскресни, боже, --
пишет Даннил Заточник в посланнн к отцу Невского Ярославу Все­
ВОЛОДОВНЧУ, --
снлу князю наше­
му укрепи, ленивья утверди, вло­
жи ярость страшливым в сердце ... Подай же им (князьям) Самсоно­
ву силу, храбрость Александрову, ИОСИфОВО целомудрне, Соломоно­
ву мудрость, Давндову кротость». С прославлением русских князей непосредственно связана и ком­
позиция на стенах Дмитрневского собора во Владнмире, где пока за­
но вознесение Александра в коро­
не. Он поднимается в воздух в КОРЗlI!не, в которую впряжены два грифона --
звери с 'птичьнмн го­
ловами и крыльями и туловищамн льва. Принцип приведения в дви­
жение воздухоплавательной по­
возки вполне анекдотический, до­
стойный барона Мюнхгаузена. Человек держит в поднятых руках двух маленьких зверьков --
при­
манку. Грифоны вытягивают шеи, тянутся к лакомому куску и заод­
но поднимают корзину все выше (стр. 76, 'внизу). Этот общеевропейскнй сюжет, кстати, встречается также на ви­
зантийских печатях и русскнх мо­
нетах XV века, на стенах собора Святого Марка в Венеции и на золотой диадеме ХН века, най­
денной под Киевом. И поскольку сюжет 8ТОТ с та­
кнм упорством "изорражался на видных 'местах стен "белОкаменных соборов, на княжеских диадемах и проходивших через тысячи и тысячи рук монетах, можно ду­
мать, что он был известен и по­
пулярен на Руси. Вознесение Александра Маке­
донского располагалось на стенах соборов в одном ряду с наиболее священными изображениями и как бы представляло собой апОфеоз княжеской власти. Образ великого завоевателя древиости пользовался популяр­
ностью не только в княжеской среде. В XVIII--XIX веках де­
шевые лубочные картины, иллю­
стрирующие жития Александра Македонского, были обычным украшением в простых крестьян­
ских избах. Были тут и «славное побоище царя Александра Маке-
донского с царем Пором индий­
ским», И «люди дивия», заклепан­
ные в горе по приказу завоевате­
ля, и ПIрадный портрет царя на коне. Эти картинки наглядно по­
казывают, как повесть о подвигах идеального царя и рыцаря, рас­
пространившись в народе, превра­
щается в занимательную сказку (стр. 76, вверху). Конечно, популярность на Руси образа Александра Македонского еще не доказательство того, что Александр Невский мог осмелиТl>­
ся поместить на своей печати изо­
бражение язычес·кого царя в об­
ход своего святого патрона. Но есть еще один факт, делающий ато предположение достаточно ве­
роятным. Известно, что о герое Невской битвы и ледового побоища его современники и ближайшие потом­
I(и написали несколько повестей. И одна из них открывается слова­
ми: «О велицем князе нашем Александре Ярославиче, о умном и КРОтком и смысленом, о храб­
ром тезоименитом царя Александ­
ра Македонокого, подобнике ца­
рю Алевхысу ( то есть Ахилле­
су)>>. Тезоименитый термин. у.потреблявшиЙся почти исключи­
тельно по отношению 'к одноимен­
ным святым. Только что приве­
денная цитата убеждает в том, что первый светский коронован­
ный всадник, появившийся среди русских феодальных амблем, вполне мог быть Александром Македонским. Если так, то ·про­
исхождение московского герба связано с двумя очень разными героями -
с прародителем мос­
ковских князей, стойким борцом за независимость своей страны, Александром Ярославичем Нев­
ским и великим полководцем ан­
тичной древности. Древнерусскuй «мuрской е.здец». НЕ ВЕРЬ УШАМ СВОИМ Кажется, магнитофон так давно и успешно применяется в различных ОТ­
раслях, что иайти для иего новую СПРОфессню» практически невозмож-
ио. Взять хотя бы сферу, так сказать, прикладной зоологии. Записанные на пленку голоса птиц отгоняют периа .. тых от аэродромов и полей. Техниче­
ски воспроизведенный рык льва отпу­
гивает мелких хищников от ферм в Африке. Охотннки во Франции исполь­
зуют магнитофоны для...' вымаиива­
нии зайцев из нор... Неужели пере­
пробованы все возможные хитрости? Куда там! Очередное (но, видимо, ие последнее) слово сказано по этому поводу в Австралии. Там «\\аучили,. маг\\итофо\\ ловить рыбу. В воду пе­
редвется запись звуков, издаваемых I{ормищейся хамсой. Естественно, тун­
цы и прочие хищники не прочь пола­
комиться увлеченной пиршеством ры­
беШl{ОЙ и несутся со всех сторон к «акусталюру" -
так называется при­
бор. Вряд ли нужно сообщать, что они находит вместо добычн: Пока у магни:гофонной рыбалкн выявился лишь один недостаток. Голодный ту­
нец, конечно, примчится на «зов» не­
замедлнтельно. А сытый? Он ведь н ухом -
ИЛИ что там у него вместо ушей? -
ие поведет. НЕССИ, ПОКАЖИСЬ! r оды ндут, а таинствеиное дои СТО­
ричеСl{ое чуднще нз шотландского, озе­
ра Лох-Несс, фамнльярно называемое Несси, так и не желает появляться перед многочнсленными турнетами. Ту­
ристы же, как известно, приносят до­
ход. И вот, дабы не потерять этот до­
ход, местные властн заказали у од­
ной ИЗ лондонских фирм огромную ПJlВСТИКОВУЮ фигуру Нессн. Она будет уствновлена на берегу ставшего зна­
менитым озера Лох-Несс, чтобы уте­
шать своим видом разочароваиных ту­
ристов, так и не повидавших Несси живую .. _ ПУТЬ В ВЫСШУЮ ЛИГУ n осле недавнего поражени" сборной канадских профессноналов в матчах с советскими хоккеистами в адрес Все­
мирной хоккеАной ассоциации пришло необычное послание. «Мне 28 лет, -
писал некиА Ферн Тесье. -
За последнне одиннадцать лет у меня не было ДНЯ, чтобы не­
СКОЛЬКО часов я не поработал с клюш­
кой и шайбой. Здоровье отменное: за все эти годы я не выпил НИ рюмки и не выкурил ни одноА сигареты. Прошу в следующем сезоне попробо­
вать меня в одноА из профессиональ­
ных команд. Ручаюсь -
не разочаруе-. тесь. Искренне Ваш Тесье, заключенный городской тюрьмы города Квебек. Р. S. По уголовной профессин я -
«медвежатник» I так ЧТО в моей агрес­
сивности не сомневаЙтесь. Р. Р. S. Мой срок кончается в ав­
густе:.. Такая преданность хоккею нашла отклик в сердце тренера мнннесотской команды «Файтинг сейнтс" -
«Сра­
жающиеся святые» Гарри Нила: «Мы дадим Тесье шанс показать себя в нашеА хоманде, -
заявил он. -
Со своим ОПЫТОМ он вполне может вне­
сти что-нибудь новенькое в нашу слишком уж мягкотеJlУЮ игру». «ХОРОШЕй ВАМ ПОГОДЫ!,. Обычно эти слова говорят отпускни­
хам. Но что делать, если во время отдыха вдруг зарядят дожди? Амери­
ханцам на этот счет можно не беспо­
коиться -
страховая фирма «Good Weather Iпсогрогаtеd,. (что можно пе­
ревести как «Хорошая погода и КО,.) гарантнрует нм наилучшую погоду в любой точке земного шара, куда онн соберутся отправиться в отпуск. Стра­
ховой взнос умеренный -
всего один доллар, в сутки. А если, паче чаSlНИЯ, погода все же испортитс", то фирма любезно выплатит страховую сум­
му -
40 долларов за кажды!i дожд­
ливый день. О том, что новшество привилось, свидетельствуют доходы фирмы полмиллиона долларов в год. Фирма явно не намерена разо­
ряться на этом сомнительном с пер-
вого взгляда метеомероприятии .ирид ли люди стреМЯТСJl провести от­
пуск JJ тех местах, где с хорошей по­
годой. де;"а плохи. Рисунки В. ЧИЖИКОВА • «УВАЖАЕМЫЕ ДАМЫ И ГОСПОДА!» К огда морского льва Рихарда, оби­
тателя бергенского .зоопарка в Норве­
гии, стали регулярно заставать в по· зе оратора, зоологи смутились: по­
скольку выступающих людеА Рихард никогда не видел, оставалось пред по· JlОЖИТЬ, что оратор он прирожденны/!. Пока ученые ломают голову над странными СКЛОнностями морского льва, адмннистрации парка пришлось соорудить для ластоногого оратора специальную трибуну. В слушателях недостатка нет. ИЗЯЩНЫй ЭНДШПИЛЬ А ргентинскиА актер Антонио Гомец и жительница Бразилиа Мариа-да­
Дилва не были лично знакомы. Зато 01lH прекрасно знали друг друга как опытных шахматистов: партнеры со­
общали о 'своих ходах в письмах, а длился их почтовый турнир целых два года. Бедняге Антонио не везло: он про ­
игрывал партню за партией. И вот недавно удачливая бразильянка вме­
сто конверта с записью хода против­
ника получила телеграмму. «Поздрав­
ляю, -
гласил лаконичный текст, -
сражен -
благодарен -
прошу Ва­
шей руки,.. После свадьбы счастливый супруг поделился с друзьямн секретом ус­
пешного брака. «Все дело в письмах, точнее, 8 ее манере нгры, -
сообщил он. -
У моей ж",ны отменный вкус, она наСТОЙlIива, но и весьма тактич­
на. Помимо Bcero прочего, чутка и деликатна. А как, спрашивается, я бы ЗТО ВЫSlснил, если бы не шахматы?.» СКОЛЬКО ГОЛОВ У КОРОЛЯ? 'nюбопытная вещь аукцноны. С од­
ной стороны, устронтелн нх всегда должны гарантнровать подлннность выставляемых объектов куплн-прода­
жн. Но с. другой -
кто может по­
ручнться, что самих аукционщнков не провелн за нос? Не так давно на парижском аукцио ­
не покупателям предлагался единствен­
иыil, неповторимый, бесценный... че­
реп Людовика XVII. Все бы хорошо, да одна беда: таких еаутеитичных» черепов в мире насчитывается уже штук шесть. В том, что у Наполеона было не­
СКОJlЬКО штопоров, ничего невероятно· го нет. Но навряд лн их насчитыва­
лось семнадцать, а как раз такое ко­
личество ЭТИХ изящных вещиц вы· ставлялось (конечно же, с полноil га­
рантией подлииности) на различных парижских аукционах. Самым же за­
гадочным образом дело обстоит с па­
рик.ми Талейрана. И их могло сме­
ниться немало за долгую жизнь кня­
зя-дипломата, но, судя по всему, «по­
следних пари ков» навряд ли было больше ОДНОГО, на аукционах ж.е их продано около сорока. Вот и верь пос­
ле этого е продажам с молотка»! .. ВЕК НЫНЕШНИИ И ВЕК МИНУВШИИ •••• ожно смело сказать, что по при­
менению бумага превосходит все дру­
гие материалы. Кроме обыкновенного употребления бумагн, достнгшего та­
кого развитня, о котором нашн пра­
отцы не имели ни малейшего пред­
ставления, бумага употребляется те­
перь н для другнх целей. Бумажное белье находнт теперь все большнй сбыт... По сообщению Нью-йоркской бумажной фабрикн, местный большой магазин белья стал продавать одея­
ла, подушкн н матрацы нз бумагн, отлнчающиеся легкостью, охлаждаю­
щие летом и согревающие зимой ... ... Пациеиты госпиталей скоро смо­
гут спать в бумажных пнжамах на бумажных простынях. Медсестры ста­
нут носнть бумажные униформы, а хирург будет оперироватu в бумажном ха"ате. Несколько фнрм работают н.д введен нем в госпитальную прак­
тику бумажноil одежды, а миогие ме­
дицинские организации вынашивают подобные идеи, веря, что новшество послужит на благо гигнене и сокра­
тит издержки н. стирку ... -
Ну и что? -
спросит читате"ь, ознакомившись с атимн двумя абза­
цами. -
Ничего нового. Разговор о широком и разнообразном при мене­
нии бумаги ведется давно. -
КАК давно? -
зададим мы встреч­
ный вопрос. И тут же поясним: ведь если второй абзац взят из современ­
ного английского журнала eWeekend», то первый позаимствован из журнала е Вокруг света» з.... 1886 год! АПОЛИТИЧНЫЕ ПОМИДОРЫ Согласно одноil из теориil, растения самым непосредственным образом реа­
гируют на отношение к ннм человека. И даже на разговоры, которые ведут­
ся в их присутствии. Но вот какие темы им больше по вкусу -
до по­
еле дне го времени оставалось неясиым. Группа энтузиастов-исследователей нз Питершема, что в штате Массачусетс, решила восполнить зтот пробе". Для опыта были взяты Аве теплицы с по­
мидорноil рассадоil. В одной устаиови ­
ли магнитофон, на котором в течение 600000 секунд (166 часов 40 минут) проигрывались д~баты в сенатской комиссии по .острым политическим проблемам. ЛИСТАВ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ ,,8онруг света", 1888 гоа ПОЧТОВЫЕ КУРЬЕЗЫ В «La Nature» опубликоаан не· давно . целый ряд почтовых курь, езов. заимствованных журналом и з отчетов почтового управления в Англии. В прошлом году в ящи­
ках для писем были находимы сушеная и вяленая рыба. чучела птиц. фрукты. ящерицы. шелко­
вичные черви. котята. сосиски; из ящика в Lombard Street был даже вынут щенок из породы бо· лонок. зашитый в клеенку. из но ­
торой торчала только одна мор­
дочка. В прошлом году лондон­
ским почтамтом уничтожено до 500000 писем. из них 25000 б.ы· ли кинуты в ящин совсем бе з адреса.. остальные не доставлены за неточностью и ошибочностью адреса; в некоторых из них бы· ли находимы деньги и даже цен· ные вещи. В одном И З лондон· ских ящиков для писем найдеf/ пакет с з олотыми часами и 50 фр. денег. пакет ока з ался не­
заклеенным и вдобавок без обозна· чения адреса; из другого ящика вынут конверт. в котором оказа· лись золотые часы и медальон. пакет был запечатан весьма не · брежно и адресован в Америку бе з ука з ания имени того лица, кому предназначается посылка. В прошлом январе вновь посту ­
пившим в почтамт чиновником был принят для отправки ящик. Ра з бирая посылки на месте по· лучения. чиновники заметили. что из ящика. полученного из Лондона. слышится какой,то необыкновенный шум. его вскры­
ли и нашли в нем живую сову. почти уж совсем задохнувшуюся . ее сначала накормили. дали ей воды. а потом уже доставили по принадлежности. Вторая, контрольная, теплица остава­
лась неозвученноil. Результаты опыта показали, что ра­
стения .не переносят ПОЛИТИКИ: ПОМИ­
дорная рассада в первоil теплице ока­
залась куда более хилоil и низкорос­
лой, чем в контрольной. Скептики, правда, утверждают, что Ael'0 не только в политике, сколько в длитель­
ном воздействин на растения звука силой в 30 децибел. Но энтузиасты не собираютсв сдаваться. В ближаil­
шее время они на",ерены раз и на­
всегда доказать свою право ту, транс­
лирув в одну теплицу дебаты' в кои­
грессе по поводу растущей иифляции, а в контрольную -
классическую му­
зыку. СЛУЧАИ В ТАМОЖНЕ Недавно прои з ошел кур ь езный случай в одной и з неБОЛЬШИХ пограничных таможен в Герма· нии. Несколько времени тому на з ад был пра з дник певцов в Неллинг.Уз ене. По зтому случаю был снаряжен экстренный пое з д, шедший из Альтоны. на локомо, тиве которого красовались две прибитые к нему дощечки с над· писью: сПраздник певцов в Келлин ­
гу з ене,.. Когда пое з д дошел до границы. он был остановлен, и учредители празднества принуж, дены бы л и уплатить таможенным властям пошлину з а зти две до ­
щечки как. з а живопись по де ­
реву. АМЕРИНАНСКАЯ РЕКЛАМА в одной американской га з ете было напечатано следующее объ ­
явление: сИзвещаю дру з ей и з на ­
комых. что вчерашнего числа внезапно скончалась во з люблен· ная жена моя. порадовав меия рождением здорового мальчика. для которого я ищу сильн у ю кормилицу. пока мне удастся встретить и сделать снова своею подругой жизни симпатичную да · му с дос т аточными средствами. которая могла бы временно заве · довать моим хорошо известным магазином белья. исполняющим все заказы в ДВенадцатичв,совой срок. так как я предnолагаю' ВЗЯТЬ опытную упраJ;lитЕщыJцуy на · жа· лованье 2000 доллвров. НО только по окон'!ании производящейся теперь · раonродажи товаров и пе· ренесении' магазина в ули ­
цу Х м 11. где я могу уступить один этаж за 500 долларов •.• 79 .1 _1 8 ФЕВРАJlЬ .878 СОДЕРЖАНИЕ 5IH ВЛАДИ Н -
Десант на рассвете • 2-я стр. обл. НАДИР САФИЕВ -
Поправка на wтормовую погоду 5 ДУИЛИО ПАЛОПЕЛЛИ -
На берегах реки 'проwлого 8 П. СТУДЕНИКИН -
Под килем -
мины 14 Р. ер. ИТС -
К людям ради людей 18 ВАН ФАМ -
Возвращение • 23 СВЕРРЕ ФЬЕЛЬСТАД -
Желтlo'Й глаз 29 В. ПЕСКОВ, &. СТРЕЛЬНИКОВ -
По дорогам Америки: Пустыня 36 АЛЕКСАНДР ХАРЬКОВСКИIiI -
я ручаюсlo за эту скалу 45 Загадки, проектlo', ОТКрlo.тия rp. ФЕДОСЕЕВ -
Дlo,м над Удыгином • ОЛЕr ЛАРИН -
Ипатlo'Ч ВАЛЬДЕМАР &ОЛДХИД -
Коронация ПОЛ А. ЭАЛЬ -
Загадка черепаWloего пляжа . 49,61 50 СИД ФЛЕIiIWМЕН -
Чудесная ферма мистера Мак-Брума Э. АФАНАСЬЕВА, М. ФРИДМАН -
Амстердам' АрхангелIoСК ... А. ЧЕРНЕЦОВ -
Кто у истоков гербаf • 58 62 67 72 75 76 78 79 80 Пестрlo.Й мир • • Листа" старые страницlo' В. НИКИТИН -
Дающая жизнlo • Н а пер в о й с т р а н и у е о б л о ж к и. БУТ АН. Королевская тануевальная труппа. В правой руке -
маленький барабанчик, украшенный лентами, в левой -
колокольчик. Пестрый традиуионный наряд, но вот нощ босые: для; истинных тануоров любая обувь тя.жела. Так вымядят участники пра.вднеств в Т ашичход.вОН1.е- ре.виденуии бутаНСКО1.0 правительства и одновременно самом большом в стране монастыре. Повод для пра.вдника может быть вполне современным. .вато та­
неу -
суены и.в старинной рели1.ио.вноЙ драмы -
остается бе.в и.вменении столетиями ... в иомере использоваиы материалы и фотографии из журналов (ФраIlЦИЯ). «Неllшнл джиогрэфик» (США). «Эуропео:о (Италия). Главный редактор А. В. НИКОНОВ Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н и о й к о л л е г. и и: «Атлас» В. И. АККУРАТОВ. А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗА6ЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬ­
ЕВА, В. N. КУДРЯВЦЕВ, В. А. ЛЕ6ЕДЕВ (заместител .. главного ре­
'дактора), Г. В. МАКСИМОВИЧ (ответственный секретар .. ), Ю. 6. СА­
ВЕНКОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕWКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукописи не возвращаются Технический редактор А. 6угрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ .. Наш адрес: 103030, Москва, К-30, Сущевская, 21. Телефон для спра­
вок: 251-15-00, доС5. 2-29; отделы: «Наша Родииа .. -3-93; иностран­
ный -2-85; лите"рату!'ы -3-58; науки -3-38; писем -2-68; илmострации -3-16; приложение .Искател .... -
4-10. Сдано в набор 8/Х1l 1974 г. Подл. к печ. 20/1 1975 г. А05018. Формат 84Х108'1.8. Леч. Л. 5 (усл. 8.4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2 500 000 ЭКЗ. Заказ 2430. Цена 60 коп. . Типография ИЗд'ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия •. 103030. Москва. K.3~. сущеfская. 21. ;i .... 80 'i~ , ДАЮЩАЯ ЖИЗНЬ Девятого повелителя инков з·ва· ли Пачакути. На языке кечуа это означает нечто близкое современ, Ho\ty слову «катаклизм». Впро· чем, есть иное толкование -
то, к которому склоняются нынеш· ние жители Анд, немного числен . ные хранители древних инкских традиций, «преобразующий землю». Именно во времена Па· чакути, первого великого импера· тора инков, горные склоны стали покрываться террасами возделан­
ных земель: расширяющуюся им­
перию нужно было кормить. Инк­
ские воины вторгались на тер­
риторию современных Аргентины и Чили, а за ними -
с грузом маиса и сушеного картофеля -
следовали караваны лам. Карто­
фель на кечуа назывался «папа», что вовсе не означало в букваль­
ном смысле «отец», а вот маис носил истинно благоговейное на­
звание -
«мать-кукуруза». Да и не удивительно: это растение испо­
кон веку составляло основу инк­
ского рациона. Более пяти веков прошло с тех времен. Давно рухнула под на­
тиском конкистадоров империя инков, город Куска из некогда могущественной столицы превра­
тился просто в центр департамен­
та в Перу, зато кукуруза по­
прежнему «мать». Остались, как и встарь, маленькие террасы Вилькабамбы или Альтиплано, расположенные на высоте 3-5 ты­
сяч метров. Это, конечно, не са­
мое лучшее место для земледе· лия: трактор сюда не затащишь. Вот и пашут здесь с помощью древнего «чаки таклья» -
прими­
тивного плуга. Крестьянин вон­
зает лемех в землю, наваливает­
ся всем телом на искривленный рычаг и отваливает пласт почвы ... Когда наступает время сбора урожая, возникают новые проб­
лемы. Во-первых, надо точно определить, сколько собрано ку­
курузы, чтобы по справедливости разделить ее между всеми жи­
телями селения. А во·вторых, со­
хранить ее, предварительно высу­
шив на солнце. Жители перуан-
ской деревушки Керос (см. 3-ю стр. обложки) внимательно следят за гребнем хребта, отде­
ляющего их 01' джунглей Амазон, ки. Появятся на гребне хлопья облаков -
все немедленно бро­
саются укрывать урожай, иначе труды пойдут насмарку. Да и как не позаботиться о «матери-куку­
рузе»? Ведь хотя многие нз за­
ветов предков уже забыты, один -
самый главный -
остал­
ся: «преобразовывать землю». В. НИКИТИН Цена 60 коп. Индекс 701.42 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
573
Размер файла
94 441 Кб
Теги
1975
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа