close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1979-01

код для вставкиСкачать
Ifl 1 ЯНВАРЬ 1979 Jrуонал основан в 1861 tоду НА учно·х. АОЖЕСТ.Енныl ЕЖЕМЕсячныl Ж.РНАII цК .IIHeM nУ1ЕШЦТ8иil, nРИНАЮIJЕниil и ФАНТАСТИНИ Л. ЧЕШКОВА -
От Сан-Антонио до · Кемадо ЕВГЕНИЙ ВОЙСКУНСКИЙ -
Трудовое море 4 Загадки, проекты, открытия . 7,46 ВАЛЕРИЙ РЫЖКОВ -
Нескопько кипометров Мюнхена . 8 ЮРИЙ ЦЕНИН -
На запопярной Куойке 12 С. АРУТЮНОВ -
Весепый дух Самбай-сама • 15 СЕРГЕЙ СМОРОДКИН -
Посох Эвереманна 18 В. ЕСАКОВ -
Ученый и путеwественник . 20 МАРИЯ ЖАРСКАЯ -
Край жизни 24 Л. МАРТЫНОВ -
Дхоу исчезает за горизонтом . 27 ЛЕОНАР Д КОСИЧЕВ -
Тараумара -
ппемя супермарафОН-
цев 30 НАДИР САФИЕВ -
Твой остров и чайки 36 О. БЕЛОУСОВ -
Монограмма Франциска Скорины 41 Е. ФРОЛОВА -
Оренбургский ппаток . 44 ЮРИЙ СИМОНОВ -
В поисках Виргинии . 47 ТЕОДОР СТАРДЖОН-Скапьпепь Оккама 51 С. БАРСОВ -
Какой характер у депьфинаt 58 Пестрый мир 62 Листая старые страницы . 63 ИНГВАР НИЛЬСЕН -
Поспедняя охота 64 Л. ОЛЬГИН -
Папа па как папапа. 64 Н а перво й ст р а ни це о б лож к и: ОСТРОВ ВАЛИ. .. ,,· Сол е дел» -
и н ым словом этого р а б о чего и н е н аз овеш ь. Ид е т о н POBkblM ша г ом, мер н о р аска ч иваются н а коро м ы с ле ко рзины-с о суды, и м о рская в о да выплескивается н а землю. П ройдет н е м ного в р е м е ни, и тр о пич еское со л нце испар и т влаг у, а с земл и можно б у де т с о б и р ать со л ь. С оль, пр о и з в е д е нную « соледелом » Главный редактор А. В. НИКОНОВ Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, А. В. ГУСЕВ, И. М. ЗА6ЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕS (заместитель главного редактора), Г. В. МАКСИМОВИЧ (ответственный секретарь), Ю. 6. САВЕНКОВ, О. ~. СОКО-
ЛОВ, А. И. СОЛОВЬЕВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, г. И. ЯНАЕВ Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукопнси не возвращаются Технический редактор А. 6угрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ .МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ. Л. Ч Е Ш К о в А, иа w с п е ц. кор.,. от САН -IВТОВIО 40 КВ 140 rw льфредо и Станислав ждали C.-.J меня во з ле монастыря св. Франциска. Л еще не знала Гаваны, и геологи предложили встре­
титься, чтобы вместе добраться до Центра геОJIогических исследований. Стоял uслепительный летний день. Ветер с моря не приносил прохлады, стены монастыря почти не отбрасы­
вали тени, и мы поторопились пере ­
сечь пустынную площадь с мрамор­
ным фОН1'аном, чтобы нырнуть в тень узкой удочки. Остановились, разгля­
дывая дома времен колониального испанского средневековья -
их по­
седевшую каменную кладку и кова­
ные балконы. -
Смо'грите, кусок стены словно отколот, -
сказал Альфредо, обер­
нувшись к высоким монастырским стенам. -
Это специально, чтобы видно было, из чего раньше строили ... РИфовый, или коралловый, извест­
няк. Местный, конечно, материал. -
Есть и меловой известняк, он пло'гнее, -
заметил Станислав. -
Да, _. СОГ J IaСИЛСЯ Альфредо, -
из него в основном и строили. И до­
ма, и крепости, и монастыри. А ка­
кой у нас добывали мрамор! АJIЬфрсдо на секунду задумаJIСЯ, потом решительно сверну" в боковой переулок, и через несколько мы входили в Кафедральный минут собор. Розовато - серая стертая поверхность стен и высоких колонн; витражи -
солнечные блики веером рассыпаются на серо - белом мраморном п о лу; вну т­
ренний прохладный дворик -
тень пинии падает на каменные плиты, ко ­
торыми устлан двор; мрамор карни ­
зов и кованый метаЛJI решеток ... -
Этот собор, -
сказал АJIЬфре ­
ДО, -
построен в ХУН веке, но зало ­
жен был гораздо раньше. И снова, смотрите, наш ракушечник, н аш мра­
мор, наши серпентиниты. -
Похоже, геологию острова мож ­
но изучать на улицах старой Гава ­
ны, -
улыбну.'lСЯ Станислав. -
В какой - то мере да, -
ответил Альфредо. -
А если еще полистать « Архив Индию>, который хранится в Испании... Думаю, что в тех доку ­
ментах можно найти упомина ни я об известных тогда месторождениях из ­
вестняка и мрамора, а также об асфальтитах, которые ИСПОЛЬЗ0вались для ремонта кораблей, о медных ру­
дах, россыпях золота. И все - таки мы можем сказать, что земля острова была тогдашним составителям «Архи ­
ва» знакома мало ... На ули ц е П радо, в Ц ентре г еодо ­
гическ и хисследований, Альфредои Станислав как - то сами собой пре ­
вращаются в вице - директора Ц е н тра геологических исследований Альфредо Н ормана и консудьтаН1'а ви ц е-дирек­
тора по 1'вердым полезным ископа е ­
мы м Станислава Иван о вича МОРЮШЯ. Беседа идет в кабинете Нормана. Рабочий стол, стол для заседании, карта Кубы на стене -
в кабинеге ничего лишнего. Единственная рос­
кошь, а точнее, необходимое УСJIовие рабо'.",,! -
это прохлада ... П ереводчик н е нужен. Норман пре ­
к р асно говорит по-русски: -
В 1961 году я поехаJI учшь­
ся в Москву, в МГУ, н а геОJIО Г ИIJ:е ­
ский ф акультет. Шес'г ь дет жиз н и в стране -
это ч то-нибудь да з н ачит. -
Альфредо уехал в Москву с одной из первых групп к убинцев, -
за м ечает СтаНИСJIав. -
Тогда нужна была смелость, чтобы реши т ься на это. Н е так JIИ, АJIьфредо? Ведь до это г о кубин цы -
из состоятеJIЫIЫХ семей, конечно, -
уезжали обычао учиться в С ША ... -
Действи'гель н о, в 61 - м э'го бы­
ло еще непривычно, -
сказал Нор­
ман. -
Н о к кuнцу года в Со ·· ве1'СКИЙ Союз поехало учиться уже девятьсот человек. П осле 59- г о у нас в стране БыJIo всего два-1'РИ геолога­
кубинца -
вот и в се кадры. АJIЬфредо встал, подошеJI к карт е. Н а н ей си н ева моря и БОJIЬШОЙ, плы­
вущий по воднам остров Куба. Мно­
жество м елких островков, похожих на НА МЕРИДИАНАХ ДРУЖ&Ы кипение воды, окружали его. А уже ближе к краям карты тянулись це­
ПОЧКИ Мадых АНТИJIЬСКИХ и Багам­
ских островов, выделялись в синеве Гаити, Ямайка, Пуэрто-Рико ... -
Видите, Itуба расположена в центральной части Карибско-Мекси­
канского бассейна, в пределах архи­
пеJIага Больших Антильских островов. Тектонически она приурочена к се­
верной ветви складчатых структур АнТlШЬСКОЙ ОСТРОВНОЙ дуги. ГеОJIОГИЯ ОС1'рова и морского обрамления край­
не СJIожна в первую очередь потому, что много разрывов, ГJIубинных раз­
домов. А изучалась она ... До революции 1959 года геологи­
ческие. исследования на Кубе велись под контродем aMep~KaHцeB .. Искали нефть, газ, рудные месторождения. Подход был один -
брать, и работы поэтому проводили на разрозненных учаС1'ках разные компании и акцио­
нерные общества, каждый раз по своей, весьма однобокой методике. Шла хищническая эксплуатация от­
дельных месторождений. Порой для обмана конкурентов публиковали лож­
ные данные. Да и поиски были на­
правлены только на сиюминутную потребность. О пеl)спективной оценке богатств острова не было и речи. А если страна хочет полностью ис­
ПОJIьзовать богатства своих недр, на­
ДО знать общую картину, выявить за­
!tономерности ... -
Паша геология, -
подводит итог Норман, -
делится на два эта­
па: до и ПОСJIе революции. ПОСJIе 59-го года мы национализировали фондовые I'еологические м.атериалы частных компаний и фирм, но мно­
гое, конечно, у'rеIШО в США вместе с бежавшими... МатериаJIЫ эти систематизировали, ИЗУЧИJIИ, дополни­
ЛИ, обобЩИJIИ И В 1962 году с по­
мощью советских специалистов со­
ставили, издали -
первую! -
геоло­
гическую карту Кубы. -. Карта БJ-ТJIа составлена в мас­
штабе 1 : 1 оои 000, --
сказал Ста­
нислав Иванович. ~ А именно. карты такого масш'rаба П03ВОJIЯЮТ выявлять основные особенности геологичеекого развития территории и главнейшие перспективные площади. Нужны нам и карты других масштабов для более конкретной работы. Министерство промышленности, при котором был создан Кубинский институт минераJIЬНЫХ ресурсов, воз-
2 главлял в те годы Че Гевара. Он и поставил перед геологами задачу: определить, что есть на Кубе и како­
вы вообще перспективы. Работа по­
ШJIa в двух направлениях: тради­
ционном -
поиск новых богатых сырьем районов, детальные поиско­
вые и разведочные работы на извест­
ных ранее и вновь выявленных месторождениях, прежде всего нике­
левых и медных. Худо ли, бедно ли, но такие работы велись на Кубе и раньше. Новым, совершенно новым бьшо другое напраВJ!ение -
плано­
мерное геОJIогическое картирование всей территории республики. Своих кадров и хорошей геологиче­
ской службы на острове не было, и справиться с этой задачей было не­
возможно без помощи Советского Союза. К тому же надо было еще восстанаВJ!ивать горнодобывающую промышленность. Альфредо Норман как раз тогда учился в Москве и больше всего боял­
ся упустить время: все казалось, что самые БОJIьшие, важные работы прой­
дут без него. Но когда веРНУJIСЯ, его ждаJIИ неисследованные горы Сьерра­
Маэстра ... Включили проектор. На свеТJIОЙ стене возникли снимки горных осы­
пей, коричнево-розово-синих скад, упирающихся в небо, поросшие гус­
тым лесом склоны. Легендарные го­
ры Сьерра-Маэстра, где еще, навер­
но, не заРОСJIИ партизанские тропы бородачей Фиделя ... -. Это один из самых трудных районов на острове, --
говорит Ста­
нислав Иванович. --
Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Я видеJI за­
падную часть острова -
БJIагословен­
ные равнины Пинар-дель-Рио, порос­
шие пальмами, и центральную боль­
шую равнину, и горы ЭскамбраЙ. Видел и горы Сьерра-Маэстра, они в юго-восточной части острова, в про­
винции Орьенте. Тянутся КИJIометров на 250. Высота их около двух тысяч метров, вроде и небольшая, но пере­
пады (равнины --
горы) очень рез­
кие. Сильная жара, градусов под тридцать и выше. Передвигаться мож­
но только на мулах ... Наши геологи начали там работать еще в начале 60-х годов. Карты геологической не было, надо бьшо ее создавать. В од­
ной из партий по съемке и поиску и работаJI Альфредо Норман. Три го­
да. Хорошая школа ... -
Да, горы Сьерра-Маэстра мне многое дали, -
соглашается Альфре­
до. -
Совьетикос учили нас всему, что знаJIИ сами. Мы их даже за ино­
странцев не считали. В 1972 году начата была планомерная геологиче­
ская съемка в стотысячном масштабе центральной и западной частей хреб­
та Сьерра-Маэстра, охватившая пло­
щадь в три тысячи квадратных кило­
метров. И в 1975 году все горы практически БЫJIИ засняты. Съемка в таком масштабе позволяет выявить строение отдельных площадей, зале­
жей полезных ископаемых. Так что года через два начнем в Сьерра-Маэ­
стре детальные работы по оценке из­
вестных рудопроявлений. Но Сьерра­
Маэстра -
JIИШЬ точка на карте Кубы, наше ПОJIе -
это весь остров, от Сан-Антонио до Кемадо... От за­
падного мыса до восточного. Да еще острова, среди которых самый боль­
шой остров МОJIодежи, бывший Пинос. Да работы в шельфОВОЙ зоне ... «Полем» геОJIОГИ называют район своих исследований, и счет времени у них идет от полевого сезона до по­
левого сезона, когда отправляются в путь экспедиции. --
Принято решение, -
ПРОДОJI­
жает Норман, -
к девяностым годам закартировать всю территорию Кубы в среднем масштабе. СеЙчас Кубин­
ская академия наук ведет интересную работу с академиями наук многих стран СЭВ. Совместно составляем гео­
JIогическую карту Кубы в масштабе 1 : 250000. Недалеко время, когда у нас будут геологические карты раз­
ных масштабов, а значит, надежная основа для работы на перспективу. -
Геологические карты, --
допол­
няет Станислав Иванович, --
это, еСJIИ хотите, тоже поле, на котором можно открывать месторождения. Ведь они суммируют все виды геоло­
гических исследований, поисковых, разведочных и других работ. Знаете, сколько было открыто месторожде­
ний кубинскими и нашими геологами только за последнее время? Вместе с Норманом он .начинает перечислять, припоминая название за названием. Хукаро, Манагуа, Унион, Санта-Люсия, Кастельяно, Карлота, Гуачинанго ... Провинции Пинар-деJIЬ­
Рио, Сьенфуэгос, Ольгин ... Месторож­
дения медных руд, полиметаллов, сульфидных руд, никелевых ... --
Сейчас, --
добавляет Нор-
ман, -
с помощью Советского Союза, стран СЭВ строН'Гся два никелепере­
рабатывающих завода. Это в провин­
ции Орьент е; обновляется цеJlЫЙ гор­
норудный район, реконструируем всю систему разрабuтки месторождений. Эта стройка объявлена молодежной. По запасам никеля и по экспорту его Куба занимает одно из первых меС1' в мире. -
Группа наших нефТЯНИКОВ, -
говорит Мормиль, -
постоянно рабо­
тае'г на Кубе. Вм есте определяем перспективы нефтегазоносности. Признаки ее обнаружены у северного побережья в полосе Мариель-Вара­
деро. Станислав Иванович не один год работал в Сибири, Казахстане, на Урале, в Монголии. Но Куба была совершенно особым ПО.тrем -
геоло­
гия ее очень специфична. 91'0-1'0 как раз и оказалось интересным: ухватить ЛОГИI\У, почувствовать за­
кономерности строения острова ... И еще -
очень приятно работа'гь с такими учениками, как кубинцы, -
вот-вот обгонят учителей. Г е о л огия Кубы пережива ет новый этап: нача­
лись научно-темат ические геологиче­
ские исследования. В контакте с Ми­
нистерством геологии СССР кубинские ученые приступили It созданию новых прогнозных метал логенических карт, дающих ключ к познанию закономер­
ностей распр еделения полезных иско­
паемых. В этом, конечно, принимает участие и Кубинский центр, который становится еще центром воспитания научных кадров. Сегодня геOJIОГИЧС­
ская наука Кубы выходит на совре ­
менный уровень исследований ... -
В згляните на геологическую карту Кубы, -
Норман раЗJlОЖИЛ огромный лист на столе. Я увидела остров, сплошь покры ­
тый разноцветными мазками -
сини ­
ми, желтыми, красными, серыми, зе ­
леными, розовыми. Кубики и кружоч­
ки, обозначения полезных ископае­
мых, сосредоточились группками на западе, в центр е и на юге. Но многие районы б1>IЛИ еще пу стынны. -
Пестрота карты -
подтвержде­
ние сложной геологии острова,­
пояснил Норман. -
А вот прерывис­
тость значков вовсе не значит, что эти зе!dЛИ пустые, бедные. Про сто они пока не исследованы. На нашем поле работы еще хватит ... Гавана -
Москва 4 ЕВГЕНИЙ войСКУНС~ИЙ ФОТО ав уор а тру АОВОЕ МОРЕ Ю то очень хорошнй обы ­
чай -
давать новым су­
дам имена старых, заслу­
женных капитанов. Наверное, Льву Михайловичу Соловьеву и в голову не могло прийти, что когда-то в будущем, в 70-е годы, его именем назовут крупный теплоход. В 1936 году он плавал вторым помощником капитана на черноморском парохо­
де «Харьков» и отвечал за грузы, а генеральным грузом была бое­
вая техника и военное снаряже­
ние для республиканской Испа­
нни. Пароход был захвачен фран­
кистами, и Соловьеву вместе с экипажем пришлось пройти через фашистские застенки. Вскоре по­
сле возвращения Лев Михайло­
вич стал капитаном-наставником управления Черноморского паро-
ходства. В начале войны повел судно на Дальний Восток, там принял пароход «Петр Великий », затем капитанствовал на пароходе «Кола». 17 февраля 1942 года в Восточно-Китайском море судно торпедировала «неизвестнаЯ» под­
водная лодка. Так на 42-м году оборвалась беспокойная, недолгая, но яркая жизнь капитана Льва Соловьева. В конце 1974 года его имя вспыхнуло на борту нового тепло­
хода, сошедшего со стапелей Ни­
колаевского судостроительного за­
вода. Теплоход замыкал серию сухогрузов, носящих имена чер­
номорскнх капитанов, -
«капнтан­
скую серию». Мы уходим в тропический рейс, везем различные грузы, что-то бу-
дем сгружа ть I! ОД НИХ за г рю ш'Ц­
ных портах, что- то принимат ь ---
так от Одес сы ДО .я понии. Капитан Бе р е е не в. Влади м и р Ив а нович родилс я н а Ал т ае, в сухопутн ейшем посел к е Жел е:ш о ­
дорожный. Одна ж ды, в ту п о р у О П окончил с е ми ле т ку, Бе ре сневу по .. пал о сь н а гла за объ я вле ни е о н а­
боре в О дессную МОР СК УЮ школу. Моря он н икогда не в и дел, ТОЛЬ ­
ко по книжк ам, по Но вик ову-Пр и ­
бою пр е д ста в лял: с ин ее, бушую ­
щее -
ещ е как ое? Б езб р е ж н о е? И пу с ти лся Ве рес н ев в да ль н ю ю дор о гу, в к онце к оторо й было мо ­
р е. R со р ок а г ода м о н стал к апи· таном да л ь н ег о п л а в а ния. R с о­
рока год а м? Бы в ае т, к о н ечно, что к а пита н а м и ст а нов я тся ра н ь -
р­
;J ше, но, в общем. это возраст нор­
мальный. Напитан не толыю по­
четная должность., Это еще и при­
звание, особое чутье моря и осо­
бая слитность с судном, ногда и 6е:; взгляда на приборы -
по скрипу переборон, гулу машины, почти иезаметному изменению ви­
брации -
знаешь и понимаешь, что делается на судне и вокруг. И ответственность напитана со временем. пожалуй, лишь возра­
стает. За судно, за груз, за сро­
ки, аа людей, за честь нрохотной, плывущей через моря и онеаны частицы Родины. И еще -
чего прежде не было -
за сохран­
ность самого Мирового океана, поскольку иная авария крупного современного танкера, да подчас и 'не только таннера, способна по­
губить все живое на огромных пространствах моря. Вен НТР не облегчил напитан­
скую жизнь. Обычный эпизод его работы. Средиземное море, Ме­
дитерраниа, виноцветное море Го­
мера, но вахтенному штурману некогда любоваться его красотой. Матрос lUаверин донладывает: «Слева 30 -
судно», и Нарплюк спешит на крыло мостика к пе­
ленгатору. Небольшой танкер идет на пересечку нашего курса. «Пеленг не меняетсЯ», -
оза­
боченно говорит вахтенный помощ­
ник капитану. Пеленг не меняется -
это зна­
чит, что оба судна сноро встре­
тятся в одной точне, то есть столнчутся. Танкер явно нарушает ППСС -
Международные прави­
ла предупреждения столнновений судов, предписывающие судну, ви­
дящему встречный норабль у се­
бя справа, уступить ему дорогу. Танкер видит нас снрава, значит, должен изменить курс, но он упрямо -продолжает идти на пере­
сечиу. Ничего не поделаешь, надо при­
нять меры безопасности. Срочно и безошибочно. Напитан Береснев прин:азывает перейти на ручное управление рулем... Удивительно, !ШН смещаются в море понятия «далена» и «близко». Только что встречное судно было слабым штришком на горизонте, за пол­
дня не доплывешь, и вот оно вдруг выросло, разом и грозно приблизилось. Разошлись .. , Старший моторист Апреленко. Осенью 1957 года это было.От­
СJJУЖИВ В армии, 22-летний Миша Апреленно возвратился в Одессу на судоремонтный завод, на кото­
ром перед службой работал сле­
сарем. Три дня проработал Апреленно, а на четвертый заболел. Сназа­
лось полуголодное детство на окну­
нированной Одессщине. Определи­
ли ему, проболевшему более полу-
6 года, группу инвалидности и на­
писали: «Может выполнять легную работу» «Слесарем пошли­
те». -
«Заладил -
слесарем да слесарем. Не вытянешь ведь." Ну вот что, иди в доковый цех. Там слесарь нужен по ремонту пнев­
матини». После работы Миша пластом валился на нойну. Гнал из голо­
вы одолевавшие сомнения: не луч­
ше ли все-тани податься в нла­
Довщини, в учетчини? Прошел год, опять переномис­
сия. «Ты здоров, Миша», -
УДИВ­
ленно сназал уже хорошо знавший его врач. Теперь он занимался ремонтом судовых дизелей, отмолотивших сотни тысяч морсних миль. Пото­
му ли стал Апреленно все чаще задумываться о дальних плавани­
ях, что хотелось ему постоянно видеть эти могучие двигатели в работе? Он сам затрудняется от­
ветить на этот вопрос. ... ВосьмибалльныЙ шторм подни­
мал н небесам таннер « Сплит», многотонным молотом нолотил по норпусу судна Биснайсний залив. В разгар шторма вырвало верх' нюю втулну выхлопного нлапана, в машинное отделение рванулись отработанные газы. Пришлось срочно остановить двигатель. Суд­
но без движения в штормовом мо­
ре -
это очень опасно. Мотори­
сты, среди них и моторист l-го нласса Апреленно, с трудом удер­
живаясь на уходящей из-под ног палубе, подняли нраном массив­
ный нлапан, занрепили оттяжка­
ми и заменили его запасным. Та­
ная работа требует обычно двух­
трех часов. Но тут положение бы­
ло необычное, и мотористы упра­
вились за сорон пять минут. Неснольно лет Апреленно пла­
вал на «Сплите» , втором своем судне, потом с таниерного флота перевелся на сухогрузный. В мае 1976 года приназом начальнина Черноморс~ого пароходства Ми­
хаил Антонович Апреленно был объявлен лучшим мотористом. Теперь он (<пожинает лавры». ... В этом рейсе у Апреленно и у других мотористов невпроворот ра­
боты при соронаградусной машин­
ной жаре. Одно утешение: после таной работы одноместная с нон­
диционером наюта, где можно хо­
тя бы поспать в относительной прохладе. На современных наших судах тание наюты прантичесни у всего энипажа. И нан толь но без них раньше в тропинах плавали?! А тан и плавали ... Поздним вечером из «подвала» наверх, на жилую палубу, подни­
мается старший моторист Апрелен­
но. В пропотевшей майне, в пят­
нах машинного масла, он стоит, сутулясь, у автомата с газиров-
ной, пьет холодную пузырящуюся воду. -
Что, Миша, спраши-
ваю, -
много еще работы? --
Начать да кончить, -
отве­
чает Апреленно, -
а нонца не видно. Электромеханнк Лопата. Наж­
дое утро появляется на мостине маленьний человен с высоним лбом. над ноторым стоит нлон светлых редеющих волос. У него в руне чемоданчин с тестером. Он осматривает щит пожарной сигнализации (если в наном-нибудь трюме появится дым. то сработает элентронина, датчин пошлет сиг­
нал на щит, и здесь загорится оношечно с номером этого трю­
ма). В цветных потрохах щита пощелнивают, поворачиваясь, ше­
стеренни. Маленький человен вдумчиво смотрит, чем-то похо­
жий на заботливого донтора. Владимиру Сергеевичу Лопате 47 лет. Он не тольно один из лучших, но и один из старейших элентромеханинов пароходства. Я спрашиваю Владимира Сер­
геевича о его «рацухе», рацпред­
ложении с рулевой машиной. -
Да ничего особенного, -
го­
ворит он. -
Тут нан было? В пер­
вом же рейсе обнаружились само­
произвольные нолебания при ра­
боте авторулевого. Требуется пе­
реложить руль влево, а он делает вправо, потом «спохватывается» и нладет влево. Но за это время судно' сбивается с нурса. Ну ста­
ли мы с «дедом» мозговать над схемой. И тут я нахожу, что за­
Еышено питание тахогенератора: 21 вольт вместо нужных 15. Став­
лю в цепь сопротивление. то есть снижаю напряжение, и сразу ра­
бота авторулевого пришла в нор­
му. ТОЛЬНО И всего. И верно: тан просто! Подума­
ешь -
снизить напряжение,.. Но ведь все дело в том, чтобы Д о Д у­
м аться. Владимир Сергеевич продол-
жает: --
В пароходстве сначала не поверили: не может быть. уж очень просто. Ну не может быть, тан не может. И плаваем мы се­
бе, и горя не знаем с авторуле' вым. Стали приходить механини с других судов нашей серии, с «систершипов» -
покажите вашу «рацуху». Ну нам не жално, по­
жалуйста. Тогда и начальство по­
верило нанонец И стало реномен­
довать другим судам ставить со­
противление «по Лопате» ... Боцман Таран. Давно утвердил­
ся в литературе тип боцмана: жестное, обветренное, пронален­
ное солнцем лицо. громоподобный голос, валная походна. Тип этот --
или, если угодно, стереотип -
не случаен. Боцману, и верно, нак ниному другому на судне прихо­
дится постоянно быть на верхней палубе, иметь дело с брашпилем, лебедками и другими палубными механизмами, трюмовыми покры­
тиями, кранами, канатами. Вечно он озабочен покраскоЙ. У него и в самом деле лицо не может быть не обветренным океанскими ветра­
ми, не прокаленным солнцем. Он хозяин палубы, ему приходится жестко требовать порядка на ней, и голос от этого вполне может при о брести хрипотцу и металличе­
ские раскаты, особенно если учесть, что боцману часто -
ох часто! -
нужно перекричать вой ветра, рев шторма или лязг рабо­
тающих кранов. Анатолий Николаевич Таран не вполне подходит под боцманский стереотип. Голос у него не такой уж громоподабный, походка ско­
рее прямая, лицо, конечно, жест­
кое, обветренное, глаза с красно­
ватыми белками. Солнце тропиков как бы подсушило его поджарую фигуру, а под этим солнцем Ана­
толий Николаевич, между прочим, плавает уже тридцать два года. РодиЛ'Ся он в Одессе в 1927 го­
ду. В 44-м, после освобождения города, поступил в мореходную школу, в 45-м окончил ее и был направлен матросом на пароход «Иурсю>. Рейсы в то время бы­
ли Одесса -
Ионстанца -
Вар­
на -
Бургас -
Одесса. Возили оборудование, зерно, фруктовые концентраты. Война оставила на Черном море тысячи плавающих мин, и каждый рейс приравни­
вался к боевому походу. В 47-м начал Таран плавать на дальних загранлиниях. Долго работал на сухогрузе «2-я пяти­
летка»: там и стал боцманом. Хо­
дил в Индию, Ирак, Индонезию. Однажды шли с грузом джута из Индии, и где-то в Аравийском море сломались зубья на ведущей шестерне редуктора, такая вот не­
задача. Идти вперед могли с пу­
стяковой скоростью -
три узла. Тогда-то ему, Тарану, и другому ПОСТОЯННА ЛИ ПОСТОЯННАЯ? Существуют гипотезы, доказы­
вающие уменьшение со време­
нем гравитационной постоянной в известной формуле Ньютона и тем самым ослабление тяготения, что должно вести к увеличению от эпохи к эпохе объема зем­
ного шара. Недавно с аргумен­
тированной критикой этих пред­
положений выступили австралий­
ские ученые М. Макэлхинни, С. Тейлор и Д. Стивенсон. Изу­
чив большое ~оличество палео­
магнитных данных, они пришли к заключению, что расширения Земли не происходит. матросу, Жоре Попову, пришла в голову мысль: паруса! Их подняли на смех: какие паруса на тепло­
ходе, откуда их взять, как под­
нять, придумают тоже, фантазеры. Но насмешки не охладили пыла «фантазеров». Из брезентов, по­
крывавших лючины трюмов, они сшили два паруса, закрепили на двух грузовых стрелах, прошнуро­
вали по шкентелю, концы закре­
пили к фальшбортам. Развернули паруса бабочкой, и они приняли попутный ветер. Несколько не­
уклюже, но довольно ходко по­
шла «2-я пятилетка», изумляя своим видом встречные суда. В июне 1976 года приказом ми­
нистра Анатолию НИlюлаевичу Тарану присвоено звание «Луч­
ший боцман Министерства мор­
ского флота». Матрос Толя. Меня зовут к се­
бе за стол матросы из палубной команды: Толя Подолич отмечает сегодня день рождения. В Дана н­
ге, в интерклубе, пьем светлое и легкое вьетнамское пиво, к кото­
рому девушка-официантка принес­
ла соленых арахисовых орешков. Она же . приносит нам больших -
я таких не видывал -
красно­
панцирных креветок и креветок, запеченных в тесте. Подолич родом из деревни в Иировоградской области, там . у родителей хата, хозяйство. -
Вообще-то, -
говорит То­
ля, -
хорошо бы бросить плавать и поселиться в Черкассах, вот это город! -
красивый, зеленый, ку­
да лучше Одессы ... Там, -
гово­
рит, -
у меня сестра замужняя живет ... Черкассы, -
го­
Тебе всего два­
стукнуло, поплавай -
Успеешь в ворю я ему. дцать пять еще. -
Посмотрим. -
Он быстро расправляется с креветками. Как известнО, направление магнитно-силовых линий Земли обладает свойством «запечатле­
ваться» в изверженных вулканиче­
ских породах по мере их осты­
вания и тем самым свидетель­
ствовать о положении магнитных полюсов планеты миллионы лет назад. Пользуясь этим, можно опреАелять изменения в ши­
роте между двумя пунктами, находящимися на одном и том же древнем магнитном ~ери­
диане. Такие изменения обязательно должны происходить, если радиус Земли (а с ним и ее объем) изменяется. Их можно вычис­
лить, исключив любые измене-
Мне хочется сказать этому смуглому стройному юноше, что нет на свете профессии прекрас­
нее, чем профессия моряка. Но я не знаю, уместно ли здесь говорить высоким стилем, ведь мы теперь стесняемся его. Иро­
ме того... С первого дня плавания судно наполнено C:rYKOM, звоном железа о железо: это матросы, как встарь, скребками обивают ржав­
чину. Влажный воздух и океан­
ская соль довольно быстро, осо­
бенно в тропиках, разъедают, раз­
рушают краску, в корпус ржавы­
ми зубами впивается коррозия. Вот, между прочим, проблема: еще не изобретен сорт стали, ко· торый бы не корродировал в мор­
ской воде. Создается впечатление, что морская среда стремится отторг­
нуть плавучие творения человече­
ской техники. Бывает, конечно, что море от­
торгает и моряков, они уходят на сушу. Все еСТественно: кроме мо­
ряцкой, есть множество других пренрасных профессиЙ... Но лад­
ного Толю мне почему-то хочется видеть моряком и дальше. К а n и т а н Л е в С о л о в ь е в. Где-то здесь это было, в Восточ­
но-Кнтайском море. Может, впе­
редсмотрящий увидел бегущий к борту след торпеды. Может,· ка­
питан Соловьев рваиул ручку ма­
шинного телеграфа на «стоп» или скомандовал поворот. Но было поздно, поздно... В следующий миг прогрохотал взрыв, раздирая стальной борт. Хлынула в про­
боину вода, и очень скоро на ме­
сте парохода «Кола» осталась лишь огромная крутящаяся ворон­
ка. Потом море разгладило ее ... Спустя четверть века капитан Лев Соловьев вернулся к месту своей гибели -
вернулось его имя на борту черноморского сухо­
груза. ния, предполагаемой причиной которых может быть движение плит земной коры. Австрали:.i:ские исследователи пришли к выводу, согласно кото­
рому за послеАние 800 миллио­
нов лет изменение радиуса Зем­
ли, если оно и происходило, не могло составить более 0,8 про­
цента. Более того, они утверж­
дают, что радиус Луны за этот период также не мог пре­
rерпеть существенных измене­
ний. Объем Марса, по-видимому, несколько возрос, а Меркурия немного уменьшился. ЗAJАПНИ ПРОЕНТЫ ~ ВАЛЕРИй РЫЖКОВ Ч
етыре ЦИJIИндра», полтора " МИJIЛиона жителей, 230 лит -
РОIJ пива в год на каждого ... Крестоносцы, наllолеоновские ар ­
мии, римские JIСГИОНЫ, германские племена «баювары » ... Швабинг, Людвигштрассе, AilыbI. ... ОдеОНСПilац ... Стоп... хвати'г, не могу БОilьше. у же несколько дней в дымчатом окне машины меilыю1'' статуи, <lелено ­
серый гранит, где - то высоко фигурки святых на соборах Мюнхена; отра ­
жающие солнце· бсзучас'гные глазни ­
цы офисов. Сегодня пойду пешком, медленно ­
меддснно вот отсюда, с Одеонсплац, и до самой МариеНШIaЦ... Первым остаНОВИil свой бег Людвиг 1, Itонная статуя которого с конца прошлого ве ­
ка надменно высится над OдeOHC ~ плац. }\оротко ПОД С 1'риженная изум ­
рудная трава вокруг постамента PC:J-
ко контрас'гируе'г с ГОРДСJIИВОЙ холод ­
ностью И отчужденностью правителя. Самое заметное сооружение на площади -
Теа1'инеркирхе. В ХУН ве -
, ке яркий разудалый И'I'альянский ба ­
рокко переваilИЛ через АJlЬПЫ и за­
воевал основательную баварскую душу. На верху Театинеркирхе гро ­
моздилось множес'гво резных баше ­
нок и куполов, а по фасаду струил­
ся, И:JвиваJlСЯ и пеJl разноцветный камень. Навязчивое соче1'ание BeItO-
вых стен, МОНО J IИ'ГНЫХ КОJlОНН и JlСГКОМЫСJlенной J lепнины фасада и башенок - суровая педантичность, ДОПОJlненная сентимеН1'аJlЬНОСТЬЮ ... ЧУ'I'Ь даJlьше из бетонных ПJlИТ ОдеОНСПJlац, охраняемые двумя насто -
рожившимися львами, вырастают мраморные ступеньки Фельдхеррен -
хаЛJlе -
торжеС1'ВСННОГО, немного тревожного мемориала немецки м пол ­
ководцам. Под арками стоят с'гатуи принца Т ИЛJIИ , командовавшего бавар ­
скими войсками в ходе Тридцатилет ­
ней войны, и принца Вреде, воевав ­
шего против французов в 1814 году. Предс'гавляю, с каким презрение м посматривали они на дергающегося ефрейтора, который вывел на ОдеОIIС ­
плац группки завсегдатаев из бли -
НЕСКОЛЬКО КИЛО МЕТ Р,ОН жайших пивных, пытаясь опроки­
нуть Веймарскую ре спубл ику. Отсю­
да же будущий фюр ер проследовал прямо в тюрьму. Не с мотря на старания итальянских архитекторов, весь ко мплекс Одеонс ­
плац выглядит пустынным и холод­
новато-помпезным. И барокко, словно устав под здешними неб ес ами от буйства, зас тывает на следующем здании --
дворце Прай з ингов,­
уже перелившись в стрельчатую устр е мленность рококо. Похоже, что вет е р с Атлантики остудил средиз е м­
номорские краски, а французская кур­
туазность добаВИJJa камню геометрии. Аристократические владе л ьцы не поскупили с ь на орнаментировку пор­
талов. Каменные узоры великолепны и неподражаемы. Английская и американская авиа­
ция в ходе второй мировой войны не жалела тротила, бомбя Мюнхен с его сотнями тысяч беженцев. Во время налетов серьезно пострадали и эти памятники архитектуры. Но сегодня они высятся, как прежде, и внешне в городе мало что напоминает о прошлом. Под ногами полз ет камень Теати­
н е рштрассе. Темно-серы е ПРЯМОУГОJlЬ­
ники домов. Нижни е этажи ГJlЯДЯТ на нрохожих витринами толстого стекла. За стеклом -
искусно подсвеченная всякая всячина. Черный бархат или ПО.'Iоводье цветовой гаммы создают переливающимся побрякушкltм психо­
логически неотразимый фон. Но от ц ен СJlе гка пробирает дрожь. Вот книжный магазин. При вхо­
де .-
крутящиеся стенды, набитые чтивом карманного формата: с оБJlО­
жек целятся, стреJlЯЮТ ПО.'Iуобнажен­
ные красотки. Продавщица немеДJlен­
но преД.'Iагае'г целый набор Jlитера­
туры о Мюнхене. Неру небольшой справочник -
полсотни страниц в мягкой об.'Iожк е. Улыбка, и мои 5 ма­
рок утонули в кассе. --
Что-ниб nь еще? /. Девушка с мотрит приветливо. Форменное шштьице Jlадно с идит на ее худенькой фигур е. Девушка по л на решимо сти помо%. Я н азываю н е -
МЮНХЕН А сколько книг по лингвистике, кото­
рые давно хотел приобр е сти. Н ет, ничего нет ... -
Ну, в такую жарищу, -
пы­
таюсь ее утешить, -
много не I1РО­
читаешь. Даже этого, -
и киваю на стенды. -
Согласитесь, скодько бумаги и краски затрачено впустую! Посмот ­
ришь одну, и не нужно даже откры­
вать остальные. Да и ту можно сме л о забросить куда - нибудь подальше, __ о девушка говорит уверенно, со зна­
нием дела, как опытный кулинар о дешевых эрзац-продуктах. Моя случайная собеседница умолкла, посмотре ла на часы: пора закрывать магазин. Мне тоже пора ... Ле1'НИЙ день клонится к вечеру. Влажная жара тормозит всякое дви­
жение. Даже машины -
и те ползут по - немецки: строго гуськом. Ветер сейчас, наверное, есть, но где-то вы­
сок о и далеко, а здесь, в центре го­
рода, что расположился у подножия Альп, не сл ышно плавает дур маня­
щее июльское мар ево. Улица Театинер после пересечения с улицей Маффей становится Вайн­
штрассе, которая как-то сразу упи­
ра етс я в булыжник площади ­
бульвара Мариенплац. По одну сторо­
ну этого бульвара высится ратуша: ее кирпич давно уже IIриобр ел зеле ­
новатый оттенок патины. На баш­
не -
« ГJIокеНШI1ИЛЬ ». П еревести трудно, словарь виновато предла гает только два варианта -
« колоколь­
ный звон» И «ку ранты ». Но В «гло­
кеншпиль» главное -
это двигаю­
щиеся разукрашенны е фигурки свя­
тых, совсем как в старинных ча сах. Площадь вытянутая, прогулочная, потому и получается бульвар. Зд~сь гу лял, сидел и рассматрива л ближай­
шие i!дания самый ра з но л икий на­
род. Изредка слышался мюн хенский «х охдойч », еще реж е -
ярко выр<t­
женный баварский диалект, зато с давних времен и по ~ю пору звучала и звучит иностранная речь, ч<tlце всего -
американСiше раскаты: джрр, джрр... Мюнхен --
магнит. Именно эти граждан е из-за океана, Старинные куранты «глокен­
шпиль», ультрамодерный дан­
син г, уличный худож н ик с «расписны м » лицом, «левые» э кстрем исты в масках". моэаllка современного Мю н -
хена. заглушая голос гида, важно покачи­
вая головами, выдают безапелля­
ционные суждения: «Мьюник­
гранд, Мьюник -
инормос ... » 1 Бы­
стро маневрируя в ТОJше, стрекочут камерами деловитые японцы. Мариен­
Iшац -
местная мекка для туристов. Впрочем, не только для туристов. В двух шагах на плетеном стуле, ка­
/шх немало расставлено вокруг, дрем­
лет небритая личность в балахоне, давно потерявшем цвет и форму. К ней подходит подобное же суще­
ство, на свет появляется устрашаю­
щих размеров бутылка, вскоре слы­
шится хриплый смех. Чуть подальше сидит, прислонив­
шись К тумбе, опухший человек не­
опредеJlенных лет. Одна штанина за­
катана, дабы все видели сизые язвы на ноге. Пожилой бюргер бросает мелкую монету в лежащую на тро­
туаре кепку и начинает стыдить по­
прошайку. Тот лишь качает морков­
ным носом и тупо смотрит в никуда. Еще дальше -
метров через сто -
слышатся гитарные переборы и за­
унывно-печальные песни на немец­
ком и английском. Длинноволосый тощий отрок в опоясанной веревкой хламиде пое'!' о смысле жизни, кото­
рый он будто бы обрел в скитаниях по выжженным солнцем дорогам Ин­
дии, Пакистана, Лаоса ... В скитаниях О'Г одной буддийской святыни к дру­
гой. Его загоревшее под нездешним солнцем лицо -
неплохая иллюстра­
ция к тексту песни. На .булыжник и в футляр от гитары часто падают монеты. Западные газеты пишут, что к тридцати· годам «аБСОЛЮ'rНое боль­
шинство хиппи начинают так же тща'геЛЫIО следить за внешностью и поведением, как до этого следили за отсутствием таковых». Впрочем, «хиппизм» можно назвать детской бо­
лезнью, которая для «взрослого» ор­
ганизма в конечном итоге не страш­
на. Надоедает людям романтика не­
мытого тела и пустого желудка. Вот только наркотики ... Здесь ванная, хо­
роший костюм и пища чаще всего не помогают. Хуже, гораздо хуже, катастрофиче­
ски, когда молодежь ударяется в по­
литику, полная нигилизма не только по отношению к себе, но -
в первую 1 «Мюнхен огромен, Мюнхен 6езме~ рен«.» (аliгл.). 10 голову -
к другим. Вспомнились де­
сятки фотографий членов террористи­
ческой организации «Роте армее фрак­
цион» -
РАФ, активно действовав­
шей в ФРГ 70-х годов. Эти фотогра­
фии были расклеены в аэропортах, гостиницах, на бензоколонках многих западноевропейских стран. Казалось, молодежь объявила войну системе «не на жизнь, а на смерть», только смерть была не системе, а отдельным, случайно выбранным личностям, вро­
де бы эту систему олицетворяющим. Терроризм... Один из руководите­
лей РАФ, Ульрика Майнхоф, провоз­
гласила: «Тот, кто не погибает, по­
хоронен заживо». Гремят автома тиые очереди. Падают, обливаясь кровью, генеральный прокурор Бубак, бан­
IШР Понто, председатель союза пред­
принимателей Шлейер. Совершаются налеты на банки. Основной револю­
ционной силой в соответствии с тео­
риями Маркузе, Сартра, Маригеллы объявляется студенчество в союзе с люмпен-пролетариатом. «Новые марк­
систы» считают, что ведущая рево­
JIЮЦИОlшая роль перешла от проле­
тариата к безработным, иностранным рабочим -
«гастарбайтерам» И уча­
щимся. От Сартра члены РАФ по­
своему восприняли его « ... важна только свобода, мораль -
это пустя­
ки», хотя даже ревностные католики со временем признали, что француз­
ский философ -
«самый благочести­
вый из тех, кто не верит в бога». «Революционная гимнастика» ла­
тиноамериканца Карлоса Маригеллы заключалась в серии вооруженных выступлений, пусть даже разрознен­
ных и СJIaбо подготовленных. Глав­
ное в его тактике и стратегии­
чтобы стычки следовали одна за дру­
гой, неважно, что они часто были просто террористическими актами. Маригелла написал целые руковод­
ства по городской герилье -
«пар­
тизанской войне». Все это напомина­
ло обыкновенный бандитизм и уго­
ловщину, и полиция справлялась с террористами без особого труда. События, связанные с РАФ, разви­
вались тем же чередом -
вплоть до неизбежного логического конца. Пе­
ренимается тактика латиноамерикан­
ских герильерос. На щит поднят IIО­
вый лозунг: «Не обсуждать -
раз­
рушать!» .-
В надежде, что страна всколыхнется от ужаса и сразу же начнется гражданская война. А пока в ход идут самодельные бомбы, писто­
леты ... Разлетаются витрины магази­
нов, горят автомашины, мечутся по­
павшие в перестрелку случайные прохожие, взывая о помощи ... Система обеспокоена". Особенно пос­
ле захвата террористами авиалайне­
ра: пассажиры были объявлены за­
ложниками, и в обмен на их жизни «левые» экстремисты РАФ требова­
ли освободить из тюрьмы своих руко­
водителей Баадера, Распе, Энслин ... Но ведь даже в «лучшие» времена РАФ имела не больше тридцати че­
ловек. Как сказал один западногер­
манский писатель, то была «война шести против шестидесяти миллио­
нов». Легко понять, что, если систе­
ма с должным вниманием оценит обстановку, то и эта «болезнь» не вызовет у нее страха, -
наоборот, поможет выраб01'ать важные «антите­
ла», готовые пойти в атаку против любых прогрессивных завоеваний. Кровавая краска брызжет с газет­
ных страниц «короля прессы» Аксе­
ля Шпрингера: «РАФ -
красные убийцы. Коммунизм наступает ... » Обыватель подготовлен ко всему: к массовым облавам, запрету на про­
фессии, введению новых «чрезвычай­
ных» законов. Средства массовой информации вбивают в голову ан­
тикоммунистические стереотипы, а ведь Германская коммунистическая партия решительно осудила терро­
ризм, да и сами террористы боялись показаться в рабочих предместьях, предпочитали разъезжать в элегант­
ных машинах и прятаться в фешене­
бельных кварталах. РАФ больше нет. Руководители организации застрелились в тюрьме «при таинственных обстоятельствах)). Остальные осуждены. Грустят их «симпатизерь!)), опечален и ... Шприн­
гер. По стране ходит едкая ШУ1'ка о том, что он готовбыл дать полмил­
лиона последним террористам, дабы они скрывались IIодольше: так хоте­
лось «дожаты), поставить последнюю . точку в пропагандистской кампании, расправиться с компартией ... Возникли пухлые монографии, объясняющие явление «левого)) экс­
тремизма в жизни Западной Герма­
нии. Выдвигаются «философские)) предположения о том, что ФРГ и подобным ей странам не хватает соб­
ственного Вьетнама, где можно было бы выплеснуть накопившуюся в об-
ществе жестокость; вспомянут уже традиционный тезис о пропасти меж­
ду поколениями, между отцами и детьми и прочее ... Не говорится лишь о ТОМ, ЧТО В этом «высокоадмини­
стрированном и организованною> об­
ществе около 1 миллиОна безработ­
ных, из них у двухсот тысяч моло­
дых людей никогда не было работы. О том, чта зреет ведь что-то среди тех, кто, отметившись на бирже, идет в пивную -
дальше пивной некуда. Я вспомнил разговор в самолете по пути в Мюнхен. Рядом в кресле сидел немец-пенсионер, проработав­
ший всю жизнь на хозяина предприя­
тия. Он раздраженно листал журнал и ворчал, тыча пальцем в страницы: -
Щенки! Этой левацкой гали­
ма~ъей напичканы все газеты Шприн­
гера, а там знаю~', что делают. Там специалисты по обработке обществен­
ного мнения. Сейчас, если полицей­
ский застрелит кого-либо «заодно» в стычке с бунтарями, никто и бровью не поведет. «Заодно» можно и проф­
союз оштрафовать, и с работы JIюбо­
го выбросить. А свалят все на ле­
вых... -
ворчал пенсионер ... Печальный отрок, песнопевец в хламиде, aKKy~aTHO уложил гитару в футляр и направился в ближайшую забегаловку. Мне тоже не мешает за­
кусить. Только где? Путеводитель подсказывает: две остановки метро, и я в Швабинге. Швабинг -
Монмартр Мюнхена. «Это не место -
это об­
раз мыслей», -
говорят мюнхенцы. В Швабинге писал Томас Манн, здесь впервые ставили:сь пьесы Бертольда Брехта. На ,1[еопольдштрассе масса народу. Странные фигуры в ярко-оранжевом, преображающем все неоновом свете. Много художников, почти художни­
ков, выдающих себя за художников. На тротуаре -
картины, мольберты или просто куски 'картона на прими­
тивных ~'peHoгax. Чаще всего изобра­
жено нечто несуразно-непонятное, к чему надо или ДОJIГО привыкать, или поверить автору на слово. Бродят сомнамбулические лично­
сти, пытающиеся что-то продать. Я бывал на восточных базарах и на­
хожу сейчас много общего: краски, толкотня. Но здешним торговцам чуждо суетное красноречие, они ста-
раются гипнотизировать взглядом, «весомыми» словами. -
Двадцать марок, двадцать ми­
нут, и героин ваш, -
вполголоса повторяет молодой аскет с потухши­
ми глазами. Множество столиков, иные прямо на мостовой: ВЫПJIеснулись с пере­
полненных тротуаров. Витает запах кофе и чего-то резкого -
«травки»? Так и есть: курят марихуану. Снова разноязыкая речь. Стайки молодых парней и девиц добрались сюда из разных стран, чтобы «залпом» по­
знать концентрат богемного искус­
ства и высоких филосОфских мате­
рий посредством наркотиков. Вон там, у одной из таких девиц, сосре­
доточенная медитация постепенно сменяется истерическим полусмехом­
полуплачем. Но на это никто не об­
ращает внимания: жара спала, кру­
гом масса развлечений ... Вот и заведение, напоминающее -
по многочисленнЫМ описаниям -
традиционную мюнхенскую пивную. Кованая дверь, массивная стойка, прочные, основательные столы. Хо­
зяин -
краснолицый бавареJ~ в «бундхозен» -
кожаных штанах на подтяжках. Женщины, разносящие блюда, в ярких п.1аТЬЯХ И узорчатых фаРТУRах. За столами шумные бавар­
цы из ШIТРОВЫХ кружек потягивают свое знаменитое пиво. Многие из них кажутся выхваченными из книг тра­
диционными «альтмюнхнер» -
«ста­
ромюнхенцами», людьми, которые твердо уверены в единоправильности своих вкусов и привычек и свято исповедуют веру «моя пивная -
моя крепость». Многие, но далеко не все. Я представ.1ЯЛ себе пивную и ее посетителей несколько иначе. Ожи­
дал -
тройные подбородки у всех, фигуры, расплывшиеся от каждоднев­
ного потребления пива, «бундхозен» на завсегдатаях. Но кожаные штаны только на хозяине. И слишком мно­
го никеля за стойкой. И вообще, эти мюнхенцы подтянуты, не «пивные бочки», костюмы -
общеевропей­
ские. Очевидно, время меняет и хре­
стоматийные образы. Я заказал темное пиво. Хозяин удивился: кругом ПШIИ ТШIЬКО свет­
лое. Солидная порция жареной сви­
нины с клецками -
«фирменное» блюдо заведения. Поев, я поблагода­
ри.'! хозяина, отметив в особенности пиво. Баварец расцве.'!: -
Вы обратили внимание, ца сто­
дах мало хлеба. У нас говорят:, «Пиво -
жидкий хлеб». Там, где есть пщшаJ]:, пекарня не нужна. Только естественные ПDолукпI, ни­
какой химии. ... ПоследниЙ день в :Мюнхене. :Ме­
ня пригласили пообедать в рестора­
не на телебашне, поднимающеися прямо Ha~. олимпийскими сооруже­
ниями. Ресторан раСПО.тJожен на вы­
соте около 200 метров и вра­
щается --
полный оборот за один час. Сквозь небольшую дымку легко просматривались гребни Альп. Внизу медленно поворачивалась панора.М:L города: кирхи, Офисы, многоквар­
тирные жилые дома, виллы. Рядом с башней -
административный кор­
пус фирмы «БМВ» в виде четырех высоченных цилиндров, прислонен­
ных друг К другу. Голубовато-сереб­
ристая алюминиевая обшивка, импор­
тированная из Японии, дымчатое стекло окон. Внизу ~- музей машин, в виде своего рода «JIетающей та­
релки». Зеленая, коротко падстриженная трава на искусственном холме. По­
следний был создан после воины из обломков разбомбленных зданий. Ча­
совенка на холме призывает помнить об ужасах войны. Помнить всегда ... Еще больше трагических воспоми­
наний связано с другим местом, что находится очень близко, в несколь­
ких киломе1'рах от Мюнхена. Вон там, к северу, протянулась низменность Дахау. Листаю справочник: «Дахау был любимым местом пребывания герцога Вильгельма IV... Из кафе замка открывается прекрасный вид ... » Неужели ничего больше?! А как же -
кошмарная Фабрика уничто­
жения, где на промышленные рельсы было поставлено истребление сотен тысяч людей разных национально­
стей?! Нет, чуть дальше: «На вос­
точной окраине города располагался один из самых ужасных концентра­
ционных лагерей «~'peTьeгo рейха?> ... » Несколько сентиментальных фраз о превращении «ужасного места» в «место памя~'и жертв» -
и следом: «Из Дахау посетителю следует про­
ехать в монастыри Индерсдорф и Альмюнстер». Все? В путеводите­
ле -
все ... Мюнхен -
Москва 11 Ю РИй ЦЕН!-Ш Фот/) автора НА ЗАПОЛЯРНОЙ КУОЙКЕ I JЗ. переь~е эти камни мне пока-
. зал Семе н о в еще на Лене. ~,. Мы возвращались утром (; ры балки. Шеф ос та нов ился и ткнул у доч ко~ В гальку. Я с начала ничего н е заметил, крем е присыпанных м елки м песк ом г олышей. Вдруг по­
ч удилось -
что - т о св е ти т ся из-под :'е м ли, бу дт о заб рызганны й грязью, f1ОКР ЫТl>lЙ слоем пыли стоп-сигнал (J lном ашины... Се м е но в поднял ка­
МЕН,Ь, попле ва л на него, потер о '.ит ормовку. В е г о pVI<e расцвел ма­
ле НI>К ИЙ костер. --
Ко пы т ит ь надо, старик, -
ска­
~а л он под ми г ивая и сунул камень ;; карм ан. На заполя рной KyotiKe «к аменная пю:о р ад ка» з атрясла нас с новой с илой. Мы с С емен о вы м, как луна-
1I 11<И, бр одили светлыми ночами по д иким п ля жам, до головной боли >l с м атри ваясь в бесконечные галеч­
н ые россыпи. Гlостепенно у меня в ыработалаtь особая технология по­
,",ска (хотя Семенов утверждает, что т ак делают вс е). Я,. чт о называется, 110 й маll угол. Под таким углом к солн цу са мо цвет ы, оправдывая t:э о е наЗ8ание, за г ораются в песке, !!iЩ с ве чи на елке. М ы находили ага ­
!'-", ханцР.Доны, сеРДО JlИКИ, яшмы ... Говор ят, если их' разрезать и от­
шлиф овать, ОН Н очень хороши. НО <)СТ Ь непередава~мое обаяние тайны u наl'ур альном, необ р або танном кам­
не. Я х раню находки как память о с окровища х ЯК У\,С I <ОЙ земли, к ко­
т ор ы м П Р И I(QС Н)fJl С ~. 12 Мы прилетели в Якутию не за са­
моцветами. Геофизическая экспеди­
цИЯ НИИ ядерной геофизики и гео­
химии -
это название вряд ли тре­
бует расшифровки. В наших ящиках и толстых брезентовых рюкзаках ле ­
жала аппаратура, с помощью кото­
рой предстояло изучать алмазонос­
ные кимберлитовые трубки. Нас бы­
ло пятеро. Руководитель экспедиции Георгий Сергеевич Семенов -
кан­
дидат наук, тридцать лет в геологии и раз десять бывал в Якутии. Его помощники -
геолог Александр Александрович, в обиходе Сансаныч, молодые геологи - лаборанты Таня, Лиля и я -
экспедиционный рабо­
чий. В Якутске чувствуешь себя словно в геологическом центре страны. Да­
же расписание самолетов похоже на перечень названий с геологической карты: Мирный, Алдан, Айхал, Усть­
'Куйча, Ленск, Нюрба, Усть-Нера ... За каждым названием крупное от­
крытие, экономическая проблема. ... Навсегда вошла в историю вели­
ких геологических открытий эпопея якутских алмазов. Но мало кто знает другую, тесно связанную с ней и не менее героическую историю строи­
тельства «алмазной дороги», связав­
шей речной порт Ленск с Мирным, Айхалом, У дачной. Автомобильная дорога длиной' в тысячу километров обеспечила развитие всего Вилюй­
СКОГО алмазоносного района. Строи­
тели тянули ее от Лены через глухую тайгу и болота, прорубали сквозь скалы, перебрасывали через десятки речек. Они преодолели свирепость шестидесятиградусных морозов и коварство вечной мерз­
лоты ... Еще недавно в Якутии осваивали лишь залежи тех полезных ископае­
MblX, в которых остро нуждалась страна. Это золото, алмазы, некото­
рые редкие металлы. То, что име­
лось, скажем, в земле Урала или Донбасса, или в других доступных районах с"раны, интереса пока не пред ста вляло. Геоло гическ ие откры­
тия наносиЛ11СЬ на карты и ... отправ­
лялись в архив .• До пор ы до BpeMe~ ни. Развитие горнодобывающей про­
мыленностии было сков ано бездо­
рожьем на трех миллионах квадрат­
ных километров (такова площадь Якутии) тайги, тундры, болот и веч­
ной мерзлоты ... И вот БАМ: он строится на южных границах Якутии. Теперь экономика республики получает мощный сти­
мул. Артерии железнодорожных ве ­
ток протянутся и на север, в глубь Якутии. Они вдохнут жизнь в рай­
оны, н ыне оторванные от е,АИНОГО ор ганизм а страны, откроют доступ к богатейшим недрам республики. И меняются геологические ориенти­
ры. То, что было невыгодным вчера, становится актуальным и выгодным сегодня. Тем более завтра. Скажем, на юге Алданского рай­
она давно известно уникальное со­
четание природных ресур со в для со­
здания металлургического комплек­
са: Пионерское, Таежное и другие месторождения руды находятся всего в каких - нибудь 80 кило-
метрах от мощных залежей коксую­
щегося угля. А севернее, в среднем течении Лены и Алдана, угольные пласты залегают так близко к по­
верхности, что добычу можно вести открытым способом. И все же до не­
давнего времени добыча угля в Яку­
тии считалась нерентабельной, уголь брали исключительно для местных нужд. Бамовская ветка от Тынды до Беркакита в корне меняет экономи­
ческую картину на юге Алданского района. Сегодня идет речь о созда­
нии четвертой металлургической ба­
зы страны. Потребности будущего Южно-
Якутского территориальн о-п ромыш-
ленного комплекса подстегивают геологов: они срочно ищут и нахо­
дят марганец, известняки и флюо­
риты присадки, под н имающие температуру плавления металла, ле­
гирующие металлы, огнеупоры. И прежде всего строительные мате­
риалы, которые необходимы БАМу и новостройкам. -
К ЭТой большой работе мы бы­
ли давно готовы, знали, что час якутской геологии пробьет, -
гово­
рил нам главный геолог Якутии Ви­
талий Андреевич Беланенко, с ко­
торым мы познакомились перед от­
плытием из Якутска. -
Карты маг-
нитных съемок, сотни ватманов с данными разведки -
словом, то, над чем мы работали все предыду­
щие десятилетия, легло в основу но­
вых проектов и поисков. Мы стояли перед огромной испещ­
ренной цветными пятнами геологи­
ческой картой Якутии как перед де­
шифрованной схеМой "Острова со­
кровищ». Глуховатым, монотонным голосом докладчика Беланенко чи­
тал ее ... Раньше здесь никто не интересо­
вался агрорудами. Теперь на том же Алдане исследуются для предстоя­
щих разработок мощные залежи апатитов. Тщательно 'изучается Ле­
но-Вилюйская газоносная провин­
ция: ведется сейсморазведка, глу­
бинное бурение до четырех тысяч метров. Уже выявлены промышлен­
ные запасы газа и сопутствующие месторождения нефти. Открыты мощные залежи олова на при иске Депутатском. В Верхоянье родился поселок .Звездочка, здесь крупное месторождение ртути. Обнаружены залежи свинца и цинка. В разных концах Якутии найдено рудное золо­
то. Уже дает стране драгоценный ме­
талл знаменитое Куранахское рудное поле на Алдане. Повсюду: на таеж­
ных ручьях и речных косах, в горах и долинах Якутии -
геологи нахо­
дят драгоценные и полудрагоценные камни: яшмы, опалы,. бериллы, аме­
тисты, гранаты, халцедоны, горный хрусталь ... -
Знаете, -
говорил Беланен-
ко, -
в геологии различают два по­
нятия: рудопроявление и месторож­
дение. Допустим, геофизики обнару­
жили магнитную аномалию, развед­
чики подтвердили наличие руды и даже оконтурили место ее залега­
ния. Пока это только рудопроявле­
ние. Но вот развился район, провели дорогу и электроэнергию, добыча руды стала возможной. Это ужэ месторождение. Иначе говоря, мес­
торождение -
понятие экономиче­
ское, и сегодня многие законсерви­
рованные рудопроявления "ревра­
щаютсяв месторождения. Но, обра­
тите внимание, «белые пятна» на гео­
логической карте все. еще занимают добрую половину якутской террито­
рии. Всматриваюсь в карту: большую часть пространства покрывает свет­
ло-коричневый цвет -
общее зна­
комство; голубым обозначены рай­
оны, изученные не до конца. И лишь отдельными вкраплениями, в основ­
ном по бассейнам рек, изученные и освоенные месторождения. Мы едем к крошечному голубо­
му пятнышку на севере геологиче­
ской карты, туда, где в большую ре­
ку Оленёк впадает ее приток Ку­
оЙка. Жиганск, небольшой деревянный городок, разбросанный по высоким берегам Лены в ста километрах за Полярным кругом, -
перевалочный пункт якутской геологоразведки. МАРШРУТАМИ ПЯТИЛЕТКИ Здесь собираются партии нз Москвы иЛенинграда, Якутска и Новосибир­
ска ... Отсюда по воздуху они проб и­
раются в глубь северной Якутии и на Яну и Индигирку, в Усть-Неру и в Верхоянье, на север Вилюйской впадины, в бассейн реки Оленёк. На отдаленные таежные базы по воздуху перебрасываются тысячи тонн горючего, снаряжения, продук­
тов. Других путей, кроме воздуш­
Hbix, в большинстве районов практи­
чески не существует. В этом краю расстояния честолю­
бивомеряют не километрами, а тер­
риториями государств: Оленёкский район -
полторы Франции, Анабар­
ский -
две Франции, Жиганский -
просто Франция; А потому родилась пилотская шутка: «Во Франции пять авиакомпаний, а у нас пять Франций, и летает один Кухто, а более нихто». Эта шутка уже анахронизм. Петр Аполлонович Кухто, бывший началь­
ник объединенного Маганского авиа­
отряда, теперь не летает. О нем рассказывают были и легенды его ученики. И отряд в Якутии теперь не один, их несколько. И старенькие вертолеты Ми-4· заменили более мощными и быстроходными Ми-В. Летчики не нарадуются: зимой в пя­
тидесятиградусные морозы можно летать в белых рубашках. Мы прибыли в Жиганск в самый разгар геологической "путины>.. На­
чальники партий вели осаду аэро­
порта по всем правилам экспедици­
онной науки. Осаждал аэропорт и Семенов. Наконец спустя несколько дней мы поднялись в воздух ... Под нами междуречье Лены и Оленька. Оленёкское плато сплошь изрезано каньонами речек и ручь­
ев, испещрено голубовато-белесыми пятнами озер. Берега их окантованы яркой зеленью тальника и хвоща: с вертолета кажется, будто водоемы отделаны изумрудными кружевами. Деревья стоят редко, сверху сквозь них хорошо просматривается желто­
ватый кустарник, а в распадках куд­
рявятся заросли ерника -
карлико­
вой березы и якутского багульника сахан-дальяна. Ковер разноцветных мхов -
от белого и ЗО/10тисто-жел­
того до темно-бурого -
стелется до горизонта. Почти пять часов полета над тай­
гой и лесотундрой, и никаких при­
знаков человеческого присутствия. Впереди широкой лентой заблестел Оленёк. На всем его двухтысячеки­
лометровом протяжении нет ни од­
ного города, ни одного завода, лишь изредка по берегам встреча­
ются рыболов но-охотничьи и олене­
водческие совхозы. Вода в бассейне Оленька не 'потеряла своей перво­
зданной чистоты, и рыба здесь во­
дится отменная: нельма, чир, ленок, хариус, сиг, таймень. Словом, как любит говорить Семенов, человек еще не вступил в природу этого края, будто слон в ПОI!УДНУЮ лавку ... Над Олень ком снижаемся до ста l;\eTpoB. На зеленом береговом от­
косе пасется семейство диких оле­
ней. Шум вертолета заставляет их чуть податься К лесу. Прямо под на­
ми, на острове, среди кустарника гуляет сохатиха с малышом. Гнус го­
нит зверей из тайги на продувные речные просторы. ~ Зоопарк!.. -
кричу я Семе­
нову. -
Заповедник! -
отвечает он. -
Оленёк должен стать заповедником. Место у-ни-каль-ное!., Мы летим над белыми от пены пе­
рекатами, мощными скальными при­
жимами. «Улахан», "Улахан-разбой­
нию>... Семенов произносит замыс­
ловатые якутские названия порогов и ручьев. Смысл большинства на­
званий, однако, по-житейски ясен и прост: «Здесь прошел Илья», «Здесь утонула большая собака», «Здесь сгорел чум» ... Вот И НуоЙка.Русло ее в широком каньоне изгибается так прихотливо, что порой не поймешь, в какую сто­
рону она течет. Пустив по реке гус­
тую рябь, вертолет приземляется на узком галечном берегу. Здесь мы разбиваем наш первый бивак. То­
ропимся -
пилот спешит, его лет­
ное время на исходе, -
выбрасываем на сырую гальку надувные лодки по восемьсот килограммов ГРУЗQПОДЪ­
емностью, шестиместную шатровую палатку, печку-«буржуйку», пуховые спальные мешки и матрацы, тару под образ,цы, ящики с продуктами. Осторожно, как новорожденных, вы­
носим из вертолета металлические цилиндры сцинтилляторов. Таня укладывает их отдельно. Это святая святых экспедиции. Ради них Mbl и забрались на КуоЙку. Помахав из кабины рукой, пилот ПОДН.ял вертолет в воздух. Ниточка, СВЯЗЫ6а~uая нас с цивилизацией, оборвалась. Удивительное это ощу­
щение: сразу осознаешь себя части­
цей при роды. Вначале происходит отталкивание, среда не принимает тебя. Тайга, река, горы из красивой абстракции превращаются В суровую конкретность, которая ранит, жалит, морозит, лишает сна и аппетита, сковывает движения непонятной апатией. Горожанину требуется вре­
мя на акклиматизацию, прежде чем он почувствует себя в тайге как до­
ма. И все же период вживания са­
мый волнующий, самый острый ... Наскоро перекусив, Семенов по­
бежал вниз по Куойке определяться. Ему не терпится: надо поскорее отыскать кимберлитовую трубку «Второгодница», чтобы приступить к запланированным работам. Трубку так назвали за <<плохую успевае­
мостЬ»: алмазов в ней не н.ашли. За-
13 то для геологической науки она представляет 'огромную ценность. Еще до экспедиции, вводя меня в курс дела, Семенов рассказывал о природе кимберлита. Зарождают­
ся трубки в верхних слоях мантийно­
го вещества. Здесь под влиянием не разгаданных еще до конца процес­
сов вещество прорывается в трещи­
ны земной коры, увлекая с собой и .севозможные глубинные образова­
ния -
эклогиты, гранулиты и другие минераJJЫ. Там же, в глубине, под воздействием высоких давлений и температур рождаются алмазы. Трубка «растет» не сразу, она вы­
давливается из недр земли толчка­
ми, разрывая по трещинам базаЛl,­
товый и гранитный слои земной ко­
ры, пробивая толщу осадочных по­
род. В вертикальном разрезе она на'поминает корнеплод, уходящий в землю на, сотню километров и до­
стигающий тонкими корешками-тре­
щинами мантии Земли: Диаметр трубки на поверхности обычно не превышает пятисот метров. Можно себе представить, как трудно отыс­
кать такую «морковку», проросшую где-то в бескрайности тайги, гор и болот Якутии. И все же трубки находят. Но да­
леко не во всех есть алмазы. Быва­
ет, что рядом, на расстоянии' двух­
сот метров, «растут» две трубки с совершенно разными характерис­
тиками кимберлита. Почему? Как объяснить это? Какая связь между элементным составом, плотностью, элеКIРОПРОВОДНОСТЬЮ, радиоактив­
ностью и другими параметрами ве­
щества и наличием в нем драгоцен­
ного сырья? . Сотни праК,тических вопросов, на которые должны, но пока не могут до конца ответить геофизики. -
Наша задача, -
говорил мне шеф, -
с помощью специальной ап­
паратуры регистрировать естествен­
ные гамма-излучения. Эти данные помогут разработать' методику выде­
ления кимберлитов среди '.вмещаю­
щих пород и поиска трубок с само­
летов. Кроме того, закономерность распределения радиоактивного ве­
щества в кимберлите связана с его алмазоносностью ... И началось: ПрОфИЛИ, пикеты, шурфы. ' «Копытим» от зари до зари, лазаем по трубке;,'на животе, ползаем с компасом по азимуту. Отсчитав деся,ТОК метров, я сры­
ваю лопатой полуметровый слой мха и начинаю долбить коричневую СЛЮ,­
дяно блестящую мерзлоту. Тщатель­
но вычищаю лунку под аппарат, став­
лю вешку с номером, продираюсь через кустарник дальше. По вешкам за мной с гамма-спектрометром дви­
Г,ается Татьяна. Из чащи, словно гном, в брезен­
товом колпаке и накомарнике воз­
никает Семенов. -
Ну-ка, старик, выруби .3десь шурфик. Нравится мне это место ... Д мне не нравится. Самое гиблое, 14 по-моему, место. Но я молча руб­
лю киркой звенящий лед, перепили­
ваю прочные, как стальной кабель, сухожилия лиственничных корней, пока не добираюсь до основной го­
лубоватой породы трубки. Семенов, урча, опускается в шурф и начина­
ет колдовать' с кимберлитом. Потом, зовет Татьяну, она устанавливает спектрометр, долго что-то записы­
вают, удивленно смотрят друг на друга и щелкают языками. Пока мне понятно только одно: сейчас при­
дется копать еще один, контрольный шурф, чтобы рассеять научное не­
доумение шефа. -
Ну-ка, старик ... Я снова вгрызаюсь в лед и до по­
мутнения в голове воюю с прокля­
тыми корнями. И так каждый день. То же самое на другом профиле де­
лают Сансаныч и Лиля. Ради разно­
образия, когда ни руки, ни ноги уже не работают, моем в ручьях или на берегу Куойки шлих, кимберлитовую труху. Ищем включения: крупные зерна хромдиапсидов, пиропы, оли­
вины. По идее, в россыпях может встретиться и алмаз. Это интригуРт, загружаешь корыто породой, будто> тянешь лотерейный билет. Но «би­
лет» не выигрывает -
на Куойке ал­
мазы редкость. За несколько дней наши лица словно обуглились, руки покрылись кровяными мозолями И ссадинами, незаживающими трещинами от воды. После работы наваливается такая усталость, что не соблазняют ни ры­
балка, ни сбор экзотических камней. И все-таки, передохнув, мы выхо­
дим на поиски самоцветов. В середине августа в Заполярье наступает удивительное смешение времен года -
весны, лета и осени. В МОl10ДОЙ траве лиловыми шапка­
ми еще цвеТеТ дикий лук вперемеж­
ку с лютиками и незабудками. Еще висят на ольхе пушистые сережки, и морошка пока зеленая. Но уже ударили первые ночные заморозки, СТУЖей дышит северный ветер, на­
гоняя низкие тяжелые облака. И по­
являются среди веселой зелени по­
ражающие глаз тревожной красотой, словно облитые кровью, деревья. И по воде плывут первые ржавые листья и золотистая хвоя. Завершив работы HjI «Второгод­
нице», Мы плывем вниз по Куойке к «Обнаженной». Об этой трубке хо­
дят легенды -
о ее красоте, богат­
стве минералами. Вокруг нас ли­
монно-желтые горы. Берега Куойки возвышаются над водой диковин­
ными башнями, крепостными стена­
ми. Отчетливо видна «кладка», «бой­
ницы», «ступени» ... Разбиваем лагерь в устье ручья и отправляемся искать знаменитую трубку. За кустарником в двух де­
сятках метров от берега виднеются отвалы голубовато-зеленого камня. Это и есть «Обнаженная» -
словно заколдованный средневековый за-
мок посреди леса. Ее башенки, пи­
ки, зубцы упираются в небо. Беру в руки зеленоватый кусок кимберли­
та" Гранитообразная кристалличе­
ская порода со множеством вкрап­
лений. Прозрачно-зеленые ОJJИВИНЫ, малиновые rpaHaTbl, пиропы, хромдИапсиды. Эти минералы часто сопутствуют алмазам, но вот алма­
зы не всегда сопутствуют им. Ку­
ойкское кимберлитовое поле, напри­
мер, пока не дает геОЛОГаМ основа­
ния для промышленной разработки трубок. Зато эти трубки позволяют УЧ1lНЫМ заглянуть намного глубже, чем, скажем, десятикилометровая скважина. Возраст трубок измеряет­
ся сотнями тысяч лет, за это время в них произошли химические и структурные изменения тем более существенные, чем ближе к поверх­
ности находится вещество. Сложные геологические и климатические про­
цессы принимали участие в разру­
шении кимберлитового ствола: в од­
них местах происходило поднятие платформы, и здесь трубки как бы «вылезали» на поверхность, подвер­
гались эрозии, разрушались и вымы­
вались, обнажая свои глубинные структуры (вот откуда, кстати, алмаз­
ные россыпи в руслах рек и ручьев). Так к самой поверхности Земли, словно на обозрение человеку, при­
рода услужливо подняла породы, до которых сам он никогда бы не смог добраться. «Привет из преисподней» -
так называет трубки на Куойке Семенов. Я вижу, как у него дрожат руки, когда он поднимает, тщательно осматривает и укладывает в мешок куски кимберлита, которые я отру­
баю от монолита с помощью моло­
та и зубила. В Москве эти куски бу­
дут исследованы мощной стацио­
нарной радиоактивной аппаратурой. Они либо подтвердят, либо опро­
вергнут измерения и выводы, сде-
, ланные нами . на натуре в тайге. ,д пока мы таскаем мешки в лодки, уже загруженные ниже всякой мыс­
лимой ватерлинии. И Kol1aeM шурфы, собираем образцы, моем шлихи ... Пройдет не так уж много време­
ни. Мы проплывем всю Куойку и добрую часть реки Оленёк, пробьем лодки и выкупаемся в порогах, на­
мерзнемся и наголодаемся на пес­
чаных косах Е! ожидании вертолета. Потом дома, в московской квартире, в луче проектора на стене мы уви­
дим эпизоды нашей экспедиции. И они вдруг покажутся нам далеки­
ми и нереальными. Чтобы избавить­
ся от этого странного чувства, я до­
стану ящик с матовой стеклянной крышкой и разложу на ней якутские самоцветы, тщательно протертые, слегка ,смазанные подсолнечным маслом (для сочности!). Потом вклю­
чу в ящике лампу, и камни засве­
тятся тихим мерцающим светом, как догорающие угли в костре на бере­
гу КуоЙки ... Веселый дух Самбай -
сама Ш о всех странах Дальне­
го Востока рис -
осно-
• ва благополучия и глав­
ная пища. Мы, например, едим обед с хлебом, а там рис с обе­
дом. Повсюду в Восточной Азии отношение к этому злаку осо­
бое, совсем иное, чем к любым прочим культурным растениям. На рис смотрят как на живое существо, со своим сознанием и волей; оно очень обидчиво, не тер­
пит малейшего неуважения и тре ­
бует, чтобы его всячески ублажа-
ли и развлекали. Это особое от­
ношение к рису сохраняют и лю­
ди, далекие от суевер ий. Вряд ли кто из современных японцев верит всерьез в старин­
ные предания о духе риса -
Самбай-сама, который нисходит с началом высадки рассады ранним летом с гор на поля. Синтоистские священники и те куда нак боль­
ше озабочены, чтобы не падали доходы храмов от свадебных и прочих церемоний, чем поддержа­
нием веры в древние обряды. Но старинные церемонии, общие длн всей страны и чуть-чуп> разные и свои в нан\Дом уезде, в наждой долине, до сих пор проходят по­
всюду, нан и вена тому на зад. Сажать рассаду риса с утра до вечера, не разгибая спины. с т оя по нолено в холодном ЖИДНОМ иле, сажать аннуратно по три росточна в лунну, строго по туго натянутой веревочке, точно на одинановом расстоянии друг от друга -
ра­
бота не из лег них и не из прият­
ных. Даже сознание того, что все 15 нрестьянское благосостояние зави ­
сит о т тщательно и вовремя про­
веденной посадки, не делает эту работу легче. Потому, наверное, и приду мали яркий и веселый праз дник, чтобы скраеить страду, тяжел ую и нудную. Нак бы там ни было, «тауэ-сай», праздник посадки риса, в мае -
июне празднуют во всех деревнях и ~Iаленьких городках Японии. Но нигде не справляют его так ПЬ JIlШО и красочно, как на юге страны, в районе Тюгоку, в пер­
вое воскресенье июня. Ранним утром оглушительный бой мален ьких барабанов разры­
в а ет сонную тишину. Впрочем, НИf;ТО давно уже не спит: горожа­
не участвуют в процессии, а ту­
ристы усеяли тротуары. Первы­
м и, притопывая и кружась в танце. идут девушки. Лица их закрыты бамбуко вы ми корзинка­
ми. На каждой корзине целая КJ1умба бумажных цветов на пру­
тиках, ниспадающая почти до зем-
ли. Это так ярко и так красиво, что, конечно же, Самбай-сама, услышав бой барабанов, выглянет из своей горной обители, увидит мелькание цветов и не замедлит пожаловать на зрелище. Но зачем же тогда прятать под норзиной лица девушек -
что они, хуже на вид, чем бумажные цветочки? Для японцев все очень ясно: а вдруг какая-нибудь из девиц так понравится напризному богу, что ему захочется забрать ее с собой? Нет уж, лучше не ри­
сковать ... В невинном нынешнем праздни­
ке сказываются отголоски крова­
вых обычаев древних племен Юго­
Восточной Азии. Ногда лет шестьсот до нашей эры нультура рисосеяния проник­
ла в узкие долины гористых Япон­
ских островов, вместе с ней при­
шли и связанные с рисом суеве­
рия. В тех краях, где развитие по той или иной причине заде ржа­
лось, еще сравнительно недавно можно было видеть картины, по­
хожие на далекое прошлое пред­
ков японцев. В те времена дух риса требовал ублажать себя не только танцами. Тогда в жертву приносили людей. В некоторых районах на стыке границ Бирмы и Нитая этот обычай сохранялся еще до начала нынешнего века. В верованиях горных народов Юго-Восточной Азии привередли­
вость и раздражительность духа риса доходят до нрайней етепени: упавшие на пол зернышни надо поднять с по клонами и извине­
ниями, а уж если, не ,дай бог, они просыплются Сh1ВО З Ь щели по­
ла и их склюют куры, тут уж не обойтись без искупительных цере­
моний и жертв. В жертву прине­
сут всех как минимум нур, а то, глядишь, и поросенка -
11 за ви­
симости от того, что скажет про­
рицатель, истолнователь воли ду­
ха риса. Но мясо этих жертв, да и любое другое есть можно толь­
ко отдельно от риса, но ннкак не вместе. Иначе мнительный дух опять обидится: что, деснать, плох людям рис, если им к нему еще и мяса захотелось! Со временем, дух Самбай-сама подобрел; правда, он и сейчас привередлив, хотя предосторож­
ность, о ноторой мы упомянули. не больше чем дань неосознанным воспоминаниям о глубоной древ­
ности. Самбай -са ма теперь многое прощает людям. Но посвященные ему пра з днини надо еправлять во­
время и точно, нак положено. И это требование много сот лет неуноснительно выполняется. За девушнами-цветами следуют ряженые в черно- зо лотых костю­
мах демонов. Это ребята из местной школы. В огромных масках с выпученны­
ми глазами, нроваво-нрасными ртами и нривыми нлынами, они танцуют «кагура» -
нлассичесний танец, рассна з ывающий о событи­
ях времен давних и легендарных. Обычно танцы нагура исполняют в синтоистских храмах, чтобы раз-
влечь духов-нами. Но в празднин посадни риса у танцев другое на ­
з начение: они должны отпугнуть ОТ рисовых полей насеномых-вре­
дителеЙ. Вслед за ними проводят бынов В ярмах, понрытых унра ­
шениями -
з олотыми и сер е бря­
ными, и на наждом ярме знам е на семей, ноторым они принадлежат . Двадцать молодых женщин -
« са­
отомэ » собираются на нраю поля. где начнется посадка. Вспыхнул ностер и з прош л огодн е й соломы -
началась работа. Поле з агодя пер е пахано, и, но­
н е чно, транторами, но б ыков в прягают в бороны, и под гр ом­
ний бой больших барабанов о н и б оро з дят пашн ю снова и сн о ва. Заиграл орк е стр -
барабанчини, флейты, бамбуновые трещотки, и, подчиняясь ритму му з ыки, вы­
с троившие с я в шеренгу саотом э, шаг з а шагом отст у пая на з ад, вы ­
саживают в пол е ра сс аду. Всей работой р у ков о дит ра с по ­
р я дитель танцев, он ж е и за п е ва ­
ла. Советы его следу ет ис пол нять неукоснительно. Плохого, впр о ч е м, о н н е посо ве т уе т. -
Точн о- т оч н о п о в е р е вк е са ­
жай, п () н а т я н утой с о ломе сажай. ни о дин зе л е н еньний росток п усть не выступит и з р яда l -
И точ­
но п о с о л ом е нно й веревке сажа ­
ют с а ото м э рассаду. К о г д а все п о л е п о к рылось ров­
НЫМИ Л ИНИ ЯМИ зеленых рост к о в, прин о с я т об р яд ов ую еду «са м бай­
м эсИ» -
огромн ые ярно- к ра с ные пи ро ги и з т ол чен о г о варено г о ри­
с а. С п е рва еду пр едлагают боже­
ств у, н ото ро е н езримо восседает н а с п е ци ал ьно устроенной для не­
г о п л атф ор м е. Потом едят все у ч ас тн и ни це р емони и. А п от о м, к о г да пр азднин далеко по зади и крест ь я н е ждут необхо ­
дим о г о для р и са дождя, они смот ­
р я т с н адеж д о й на г оры. Там с ка пли в аются ку ч евые п лотные об­
л ак а -
точ ь -в-точь «самбай-мэ­
СИ », по л ожен н ые н а алт ар ь. Чем бол ьш е эт и х п иро г ов пр и нял дух р иса, те м больше будет облаков. тем оби льн ее дожди. П осле этого работа в о зоб н ов-
ляется на следующем поле и про ­
д олжается до вечера под мерный б ой бараба н ов и _ жал о б ный напе в ф лейт. Н ескол ы ю недел ь тауэ -
са ­
мая с традная п ора в кале нд а р е я п онской деревни. И менн о в эт и дни п роявляется дух нрестьян с к ой сол и дарност и и взаимной ПОМО ЩИ. Ведь наждое п о ле должно б ы ть засажено за од и н день -
так хо­
чет С амбаЙ-сама. Р о'дств е н ник и И сосе д и объединяются и с оо бща за­
саж и вают поля сперва о дной, п о ­
то м Д РУГОЙ семьи, и так п о ка все поля в долине не ПО кроютс я зе ­
леной бахромой молодой рассад ы. Это уже не праздник, он нон чи л­
ся дав н о. Началась повседнев н а я рабо т а. Но, наверное, ПОТОМУ что делают ее все вместе, вместе едят, н астроение у всех праздн ич ­
ное. И люд и в МИНУТЫ отдыха шу ­
тят и п ()ю т. Об эт и х д н я х сна зал поэт и наллиграф Н а н сэ й К убори слова­
ми СКУПЫМИ и ТОЧНЫМ И: Н а г ое весеннее поле Од е л ос ь в зеленый шелк в с х одов. Н асту пи ло лето. С. АРУТЮНОВ C'EPrEIII СМОРОДКИН ПОСОХ эi3ЕРСМАННА ~ не знаю, где ceГOДH~' этот , посох. Бы т ь может, его еще касаются сухие легкие ста­
риковские пальцы и сл а бое тепло передается давно умершему дере­
ву; может, темнеет он за музейным стеклом, и туристы, скользнув взглядом по выцветшей этикетке "Посох дервиша. XIX век», быстро проходят мимо ... Но лет пятнадцать назад посох 18 вместе со своим владельцем еще бродил по дорогам. Весело, задум­
чив'о или печально, в такт настрое­
нию хозяина, бренчали его': кольца, а на узловатое дерево садил ась тон­
кая азиатская пыль, бледным узором въевшись в каждую царапину, в мельчайшую трещину, и, помнит­
ся, в тот момент, когда посох нена­
долго попал в мои руки, этот узор поразил меня, как и скрытая под история отпечаталась на с т аринной палке: читай, если понимаешь язык. Нам тогда удалось разобрать едва ли несколько строк. Но все по по­
рядку. С археологом Сергеем Николаеви­
чем Юреневым мы шли' к мазару Чашма-Аюб, что неподалеку от Бу­
хары. Было раннее утро. В небе еще торчали прозрачные рожки месяца, и слабый туман цеплялся за дувалы. Сергей Николаевич, громадный, по­
чти двухметроворостый человек, шел впереди меня и так размашисто, что на 'два моих шага приходился его один. Но огромные ступни в кедах не давили, не мяли землю, а легко, будто поглаживая, прикасались к тропинке, петлявшей среди де­
ревьев. Розовые, голубые, белые де­
ревья провожали нас и там, вдали, где в синеву вонзался купол 'маза­
ра, сливались с облаками. Небесный свод, цветущая земля казались од­
ним бесконечным садом. Одет Юренев был в серую про­
сторную блузу С костяными щерба­
тыми пугов,Ицами. Насколько я по-
мню, фас.он и цвет его блузы не ме­
нялись долгие годы. Разве что она изнашивалась, выцветала на плечах и спине. А вот о штанах надо сказать особо. Юренев изготовил их недав­
но, взяв за основу древнюю турк­
менскую выкройку. Секрет произ­
водства, видно, был известен только ему самому. Штанины несли Юрене­
ва как паруса. Его фигура в простор­
ной блузе и широченных штанах отнюдь не была мешковатой или не­
уклюжей. Накануне, когда Юренев решил испытать обнову, он одним махом взлетел на спину верблюда, который был приведен с базара. И, к радости детей старинной улицы Хиабан, важно проехал несколько раз по усохшей от зноя, пыльной и кривой улочке. , -
Штаны как принадлежность мужского костюма родились в Азии, -
говорил Юренев, похло­
пывая верблюда по шее. -
Я толь­
КО возродил древнюю традицию. Кто спорит -
бриджи, галифе или брюки по-своему удобны. Но даже джинсы не годятся для азиатских степей. -
Неповторимым по лукав­
ству жестом обращал он внимание на свои единственные в мире шта­
ны: -
Только для джигита. Для на­
стоящего джигита ... Я смотрел на археолога, на его наряд, и веселье спутника передава­
лось мне.Юренев не смеялся, но его настроение перелив а лось в тебя, как кумыс из турсука 1, н аполняя ка ­
кой-то опьяняющей радостью. Все­
таки поразительна была жи знера­
достность этого немолодого, уже не очень здорового человека ... В то утро, о ко т о р ом идет речь, археолог поднял меня ч у ть свет, п о­
тому что считал: каждый памятник в Бухаре надо видеть в определен­
ное время года и суток, и только тогда засветится его душа. Под ду­
шой Юренев п о нимал замысел зод­
чего, исторически е обстоятельства, при которых сооружался тот или иной шедевр, и что - т о еще, неуло-
1 т У р с у к _. м е ш ок из сы р ой к ож и. снятой с л ошадин ой но ги. вимое... Юренев разработал свою систему, когда надо смотреть Ар к, Мири-Араб, Кукельташ, Ходжа Зай­
нуддин, Балянд ... По мнению архео­
лога, суровый Чашма-Аюб, построен­
ный пленными хорезмийцами после разорения Тимуром их родного Ур­
генча, можно по-настоящему понять только ранней весной и к тому же пока солнце не поднялось еще на высоту копья. Почему? Быть может, потому, что необычный для бухар­
ских мазаров конический купол на­
поминал отсеченную от туловища голову в боевом шлеме? Или сирот­
ская кладка, лишенная украшений, глухие, прямо тюремные стены го­
ворили о тоске хорезмийцев, кото­
рая сильнее всего именно весной и на рассвете? Такая же весна, у которой не было ни берегов, ни края, бушевала и тогда. И так же, как и мы, пленники были захвачены, наверное, ее мощ­
ным течением. Бирюзовое небо, воз­
душные деревья, проснувшиеся ба­
бочки, похожие на цветы, виделись через необыкновенной чистоты кри­
сталл: так сочны и первозданны бы­
ли краски. Если бы не напряженное гудение высоковольтной линии неподалеку, можно было подумать, что мы пер­
вые люди на молодой, едва пробу­
дившейся Земле; Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса: Есть нескудеющая сила, Есть и нетленная краса ... Юренев читал негромко и вдруг остановился, оборвал чтение: -
Кажется, колокольчик? -
ска­
зал он, оглядываясь по сторонам. И верно, то звонкий, то глухова­
тый звук -
трень-динь, трень­
динь -
приближался к нам. Ближе, ближе. И вот из-за деревьев вышел старичок в синем халате, с истовой белой бородкой. Путник заметно прихрамывал, но шел споро, опира­
ясь на палку, унизанную металличе­
скими кольцами. Они-то и звенели при каждом шаге. Чудная эта палка сразу бросалась в глаза. И длина, и толщина чуть ли не в руку, и витые кольца медные, железные, брон-
зовые да еще острый шип на конце. Юренев и старичок уже расклани­
вались, как путник долго узкую ладонь, давнишние приятели: прижимал к сердцу а Юренев, говоря обычные слова восточного привет­
ствия, прямо сиял, обрадовавшись этой встрече. Даже отчего-то под­
мигнул мне, словно я свел его с этим патриархом. Аксакалы неторопливо разговари­
вали, а я, чтобы не мешать беседе, стоял поодаль и разглядывал посох старика. Обрывки узбекских фраз ДОНОСИЛИСЬ до меня. О чем они го­
ворили? О ревматизме и разных снадобьях от него. О весне, на ред­
кость удачной для хлопка. О стране «Ка над», куда поехали на выставку работы старика, -
он был гончар. О младшем сыне старика, который учится в Ташкенте и собрался же­
ниться. О новой печи, которую до­
страивал мастер, готовясь вот-вот обжечь в ней первую партию по­
суды. Сергей Николаевич неожиданно позвал меня, церемонно представил усто Ниязу -
так звали старика, -
а потом попросил у него посох. Лов­
ко, одним точным движением архео­
лог сдвинул широкое с прозеленью кольцо -
оно в отличие от осталь­
ных не болталось свободно, а при­
легало к дереву, -
и под ним вдруг остро сверкнуло -
как ужалилоl -
еще одно: стальное, тонкое, глубоко врезанное в орех. -
Читайтеl -
И Сергей Николае­
вич протянул мне посох. В голосе археолога чувствовалось волнение. Я поспешно взял посох. Гравировка на стальном кольце была мелкой, но четкой, читалась легко: Eversmann, 1815. Я верил и не верил. Совпадение? Но почему именно сегодня? Вчера мы допоздна говорили с Юреневым об этом странном человеке -
орен­
бургском враче Эдуарде Александ­
ровиче Эверсманне. Рассуждали о рискованном его путешествии: од­
ним из первых не только среди рус­
ских, но и европейских ученых по­
бывал Эверсманн в Бухаре, едва не поплатившись за любознательность головой. Гадали, кто же в чужом, враждебном городе {(выпросил кровы> -
как говорили тогда бухар­
цы, -
то есть предупредил ученого об опасности и тем самым спас от смерти?! -
Неужели это тот самый посох, с K01'OPbIM путешественник вошел в Бухару? -
Тот самый, -
спокойно под­
твердил Юренев. -
Хотя полагаю, что в Бухару Эверсманн с ним не входил. В том смысле, что палка была у него не в руке, а хранилась в караванном вьюке. Удивительно все же, как уцелел такой, в сущно­
сти, хрупкий предмет. Ведь 1815 год .... Я вопросительно взглянул на гон­
чара. Но владелец посоха стоял не­
возмутимо, словно ничего особенно­
го не было в том, что палка, при­
надлежавшая полтораста лет назад человеку, едва не зарезанному в Бухаре, теперь служит ему. Я смот­
рел то на гончара, то на посох. Усто Нияз пожевал губами, с достоин­
ством произнес какую-то ритмичную УЧЕНЫЙ И ПУТЕШЕСТВЕННИК миссия, в состав которой вошли натуралисты, военные географы и геодезисты, должна была собрать матерnа­
лы о природе и природных ресурсах, населении Бухары и о соседних странах. Участие в экспедиции' специалис­
тов различного профиля способствовало всестороннему изучению и описанию пройденного маршрута от Орен­
бурга до Бухары, а 'Также прилегающих к нему терри­
торий Средней Азии. Особенно тщательноизучались «киргизские» (казахские) степи и Бухария. & ухарская одиссея, описанная в очерке «Посох Эверсманна», -:--
это лишь эпизод из жизни большо­
го ученого. Эдуард Александрович Эверсманн рано проникся идеей путешествий в чужие страны и изучения неведомых территорий. Он специализировался по естественным на­
укам в ~агдебургском, Берлинском и другихуниверси­
тетах и в 1814 году в Галле защитил диссертацию на доктора философии. Через год Эверсманн заканчивает курс дерптского (ныне Тартуского) университета и за­
щищает диссертацию на доктора медицины. Подготовив себя к путешествиям, ученый поселился в Златоусте, где работал его отец, а затем в Оренбурге. Здесь он занимался медицинской практикой, проводил естествен­
ноисторические исследования Южного Урала и скоро завоевал авторитет у высшей администрации Оренбург­
ской губернии -
в частности, у военного губернатора П. к:. Эссена. В' 1820 году Эверсманн был включен в состав рус­
ской дипломатической миссии в Бухару. Основной целью посольства явились переГОВОРI;>I о расширении торговли между двумя государствами. Вместе с тем 20 f Вернувшись из экспедиции, ЭвеРСМ1!НН опубликовал в Берлине книгу под названием «Путешествие из Орен­
бурга в Бухару» на немецком языке. Она произвела большое впечатление и вызвала всеобщий интерес как' за рубежом, так и в России. Таких подробных сведе­
ний' о пройденном пути и Бухаре в литературе того времени не было. В 1828 году Эверсманн переезжает в Казань, где чи­
тает лекции в качестве профессора ботаники и зооло­
гии Казанского университета, исследует территорию Южного Урала и северо-западного Казахстана. Главное внимание он уделял изучению животного мира этих обширных территорий. В разные годы он путешество­
вал здесь с известным русским натуралистом Г. С. Ка­
релиным, принимал участие в экспедиции Ф. Ф. Берга (1825-1826 гг.) и ряде других. Каникулярное время, экскурсируя, проводит в своем имении Спасское, в ста фразу. Смысл ее я не уловил. Юре­
нев согласно кивнул и, подбирая' слова, перевел: -
Странника узнают по посоху, как льва по когтям. Вот что сказал усто. Приглядитесь ... я дотронулся до стального кольца с надписью, чтобы еще раз убедить­
ся • реальности синеватой полоски металла. -8 этой вещи весь Эверсманн. Только не тот красивый рыжеборо­
дый купец с внимательными синими глазами, который ходил зимой 1820 года по улицам Бухары. А дру­
гой -
восторженный, романтичный юноша, студент медицинского фа­
культета в Дерпте, бредивший Азией и путешествиями .. Тогда-то он и вы­
точил эту дорожную палку ... Сергей Николаевич говорил, а сам поглаживал темное дерево, .и коль­
ца тихонько звякали, словно под­
тверждая слова археолога. -
Эверсманн собирался пройти Бухарию, Кашгарию, Тибет и через Индию вернуться в Россию. Я ду­
маю, посох выдержал бы такое пу­
теШествие: сделан крепко. Но для Азии... Как бы поточнее? .. Для Азии посох слишком азиатский. Со странным чувством я рассмат­
ривал посох. Когда видиШь подоб­
ную вещь, пережившую не одного владельца, прежде всего поражает непрерывность истории. Сколько же . крепких желтых пальцев касались по-
соха, прежде чем невероятный жиз­
ненный круг столкнул его с нами "а дороге? Юренев считает, что посох сделал сам Эверсманн. Вполне веро­
ятно: он был человек практиче­
ский -
так называли в его время людей, многое знавших и умевших. Двадцатилетний Эверсманн учился в лучших университетах Европы, знал зоологию, ботанику, философию, был искусным механиком, всаживал пулю в пулю с двадцати шагов, фех­
товал левой рукой так же хорошо, как и правой, отлично рисовал, увле­
кался химией, а в верховой езде ему· не было равных не только среди дерптских студиозусов, но и местные офицеры-кавалеристы не все могли с ним соперничать. Эверсманн даже выучился показывать фокусы -
спе­
циально брал уроки у бродячего и'гальянца-престидижитатора 1. Авось ловкость рук пригодится во время путешествия на Восток. И все же ... Юренев, пожалуй, прав. В посохе есть что-то... от «черес­
чур... Длина? Правда, Эверсманн был долг'овяз, и 'палка под стать ему. Тщательность отделки? Вычур­
ные кольца? Посохи среднеазиат­
ских дервишей I1роще, грубее, стро­
же. Тот, что я держу в руках, немно­
го наивен, преувеличен. Как бы не сама подлинная вещь, а представле­
ние о ней. Я вспомнил рисунок Эверсманна, который он сделал тоже в Дерпте. Нарисован верблюд. И вместе с тем не верблюд. Нечто среднее между всем известным животным и драко­
ном или большим ящером. И все же сомнения нет -
это верблюд. Не мирный, домашний бактриан, а верблюд-сказка, верблюд-миф, ка­
ким он виделся Эверсманну из зе­
леного профессорского Дерпта, да­
лекого от выжжеНI<ЫХ степей, вой­
лочных юрт, глиняных ГОРО,l'lов . Эверсманн, конечно, видел верб­
люда в зоопарке или зоологическом музее, когда учился в Берлинском университете, и, как натуралист, мог скрупулезно и точно изобразить представителя отряда мозоленогих. Но дерптский студент явно хотел сказать о другом, намекнуть на не-
1 Престидижитатор вой актер-фокусник. цирко-
что фантастическое, даже дьяволь­
ское. Он мечтал о животных неви­
данных и приключениях необыкно­
венных. Ему хотелось пририсовать верблюду какой-ннбудь несуще­
ствующий рог, или крылья, илн еще два горба. Одним словом, дать во­
лю «азиатской.. фантазии ... Но верблюд остается верблюдом, каким бы ни рисовало его пылкое воображение. Через шесть лет Азия в упор, прямо и грубо, взглянула в глаза бывшему дерптскому студен­
ту. Как он ни готовился к встрече с ней, нзучая яэыки, коран, дороги, климат, болезни, ремесла, обычан, цены, этикет и многое другое, что можно узнать, пропадая с утра. до вечера на Меновом дворе под Орен­
бургом, куда со всего света съез­
жаются купцы, чтобы обманывать покупателей и друг друга, -
в дей­
ствнтельности все было так и не так. Вроде того посоха, который Эверс­
манн соорудил, кажется, уже дав­
ным-давно в тихом уютном Дерпте. Разве узнали бы его сейчас друзья? Где длинные темно-русые волосы н бархатный казакин? На брнтой голове ловко сидит белая чалма, синий халат расшит золоты­
ми цветами, а холеной, рыжей от хны бороде позавидует любой бу­
харский щеголь. Вот он пробирается по улице -
оренбургскнй врач Эду­
ард Эверсманн, выдающий себя за «татарского купца... Он В'идит лавки, заполненные шелком, лошадиными попонами, расшитыми женскими туфлями, чаем,. шафраном, ножами, благовониями, посудой, драгоценны­
ми камнями, кольчугами, инжнром ... Он слышит арабскую, персидскую, нндийскую речь. Слышнт молитвы и проклятия, клятвы и брань, завыва­
ння дервншей и мольбы нищих. Сот­
ни, а может, и тысячи лет торгует километрах к северо-востоку от Оренбурга. И так .до самой своей кончины, до 1860 года. Систематические исследования животного мира, и в особенности бабочек и перепончатокрылых, сделали Эверсманна одним из выдающихся русских зоологов первой половины XIX века: Его перу принадлежит ряд обстоятельных и глубоких монографических работ. Србранные им коллекции по количеству не имели себе равных. Так, только в личной коллекции Эверсманна к 1860 году находилось 50420 экземпляров насекомых (11 252 вида). Им: был написан ряд крупных работ по птицам и млекопитающим; они посвящены описанию редких животных, многие из которых уже исчезли. графических закономерностей и выделению зон приро­
ды -
географическнх зон, которые он называл полоса­
ми. Ландшафтные зоны (полосы) включали в себя всю совокупность элементов при родной среды. «Разделение это, -
писал Эверсманн, _. основано на самой приро­
де». Эверсманн предвосхитил идею географической зо­
нальности, глубоко разработанную позднее В. В. До­
кучаевым. Монография Эверсманна «Естественная история Орен­
бургского края» (1840 год) явилась крупным теорети­
ческим произведением в области физической географин. Она появилась в результате всестороннего и глубокого изучения природы Оренбургской губернии и сопредель­
ных территорий и продемонстрировала высокий теорети­
ческий уровень русской географической мысли. ЭIiерс­
манн сумел обобщить не только свои большие знания об этом крае, но и синтезировать то, что было добыто до. него и в его время русскими учеными и путеше­
ственниками. r лубокое изучение природы конкретного района позво­
лило Эверсманну подойти к пониманию глобальных гео-
Эверсманн внес крупный вклад в выяснение вопроса о происхождении чернозема, обратил внимание на зави­
симость черноземных почв от рельефа местности. Он одним ИЗ первых указал на проявление зависимости между почвами, материнскими породами и раститель­
ностью. Эверсманн дал довольно правильное определение сте­
пи и высказал эоловую теорию происхождения песков пустыни. Он много внимания уделял проблеме залесе­
ния степей. Эверсманна интересовала проблема колеба­
ний уровня вод Каспийского моря. По е.го мнению, уро­
вень Каспия в то время понижался; свои выводы иссле­
дователь подтверждал наблюдениями над обмелением моря, картинно описанными в его работах. Многие труды известного натуралиста, ученого-путе­
шественника не утратили своего значения и в наши дни. В. ЕСАКОВ, доктор rеоrрафических наук 21 Бухара, кричит и шумит на улицах, площадях и базарах. И сотни, а мо­
жет, и тысячи лет с высоких минаре­
тов смотрят вниз аисты, рассыпая барабанную трель над городом, слепленным из глины. Только они', эти священные белые птицы, могут окинуть сверху весь город, все один­
надцать городских ворот, стянутых серой стеной, точно толстым пыль­
ным арканом. К воротам бегут ули­
цы, минареты, люди, верблюды. По­
токи перехлестываются, и нет конца бесконечному движению. Но никто не обращает внимания ни на шум, ни на тесноту, ни на грязь, которая летит из-под копыт всадников. Так же как никого не интересуют отруб­
ленные головы, разложенные на площади, или хивинцы, болтающиеся на виселице, как пустые хурджины. Кто пропал, тот пропал. А кто жив­
думай о жизни. Вон он, на холме, белый дворец эмира. Винтом вьется к нему дорога. По этой дороге проходил и Эверс­
манн. Видел сарбазов эмира, воору­
женных кривыми саблями, фитиль­
ными ружьями и длинными пиками. Видел бухарскую артиллерию­
двенадцать пушек на деревянных ко­
лесах. «Эх, голова два уха, -
сер­
дился начальник артиллерии по-рус­
ски. И, спохватившись, заканчивал по-узбекски: -
Ты ружье к плечу приставь, а потом целься ... » Началь­
ник пушкарей Топчи-Баши был плен­
ный русский солдат, и в какой-то да­
лекой, снежной псковской дере­
вушке его звали Трофимом. Эверсманн был представлен само­
му эмиру Хайдар-хану -
довольно молодому, скучающему человеку с нездоровым, оливкового цвета лицом. «Пожалуй, больная печень»,­
отметил про себя Эверсманн. Куп­
ца представлял куш-беги -
первый министр: Эверсманн подарил ему халат из полосатого кашемира и вы­
лечил любимую жену от простуды. К вечеру раб принес Эверсманну записку от куш-беги: «татарский ку­
пец» получал разрешение наместни­
ка аллаха на земле -
да славится его благосклонность! -
следовать с караваном в Кашгарию ... Но есть ли на свете защита от предательства1 Может ли спасти от доноса знание языка, медицины, ис­
кусство фехтования или ловкость купца1 Худой как кощей бухарец Назарбаев, который видел Эверс­
манна на оренбургском Меновом дворе, окликнул его у медресе Улуг­
бека. Эверсманн сделал вид, что не слышит. Но Назарбаев впился в кя­
фира 1 как клещ. Он шел за <<татар­
ским купцом» до самого караван-са­
рая Абдулла-джан, где остановился Эверсманн, и отвязаться от него не было возможности. Верно говорят: когда счастье приближается, то его притянешь и волосом, а когда ухо­
дит, не удержишь и цепью. За день 1 к: Я фир -
иеверный, безбожник, не-
мусульманин. 22 до того, как караван, с которым Эверсманн должен был покинуть пределы бухарские и отправиться в Кашгарию, эмиру донесли, что ку­
пец и лекарь, которого он принимал при дворе и кому обещал высокое покровительство, на самом деле кя­
фир и русский подданный, оскор­
бивший основы ислама и правила веры. Эмир Хайдар-хан приказал не­
медля прирезать любопытного чуже­
земца, проникшего в благородную и священную Бухару. Но если ты хо­
чешь достичь вершин превосходства, выслушай речь любящих советников, которые предупредят, охранят и за­
щитят тебя от совершения риско­
ванных поступков. Кушебеги посове­
товал эмиру не спешить: надо убить купца без шума. Под Бухарой сто­
ит русская миссия, которая через день-другой уходит на родину, и тогда могущественный русский пади­
шах Александр не узнает о казни своего подданного. Эмир подумал и согласился ... Эверсманн ждал рассвета, чтобы выскользнуть из города. Он сидел на кошме, накинув на плечи два ха­
лата, и ловил каждый шорох: не идут ли убийцы? Он сделал все, чтобы опередить их: в один день свернул торговые дела, через под­
ставное лицо купил скакуна и даже сумел сообщить русскому посланни­
ку, стоявшему в Вабкенте с пятью пушками и двумя сотнями конвойных казаков, о своем положении. Тихо было в караван-сарае, где Эверсманн прожил зиму. Он привык к непрошеным посетителям, кото­
рых, как на каждом постоялом дво­
ре -
в России, Германии или здесь, в Бухарии, -
хватало, научился тон­
кому искусству, не нарушая госте­
приимства, выпроваживать гостей. Привык к тому, что, как актер, все время должен играть вызубренную роль, временами и думая уже как татарский купец. Привык даже к кло­
пам и блохам -
а ими кишели все комнаты и лавки. Не мог привык­
нуть только к постоянной сырости, которой дышали стены, потолок, пол и даже самый воздух. Эверсманн достал чернильный прибор. Что же еще он не записал в дневнике1 -Обмакнул изгрызенный калам 1 в тушь, задумался. Зачем он так стремился в этот го­
род? Ведь XIX век -
век науки, про­
свещения, вольности -
еще не до­
шел сюда. Сидя в Бухаре, начинаешь сомневаться: да какое же столетие на дворе1 Пятнадцатое1 Шестнадца­
тое? Есть ли на свете в самом деле Европа, недавно потрясенная вели­
ким Наполеоном? Существует ли Италия с ее небывалым воздухом, который излечил бы его грудь от простуды? А Германия, где он ро­
дился? Городок на холме с охот­
ничьим замком. Аккуратно распла­
нированные улицы. КамеННЬ1е дома и 1 к: а л а м -
тростииковое перо. мостовые. Из трактира слышна му­
зыка... Правда ли, что он, Эверс­
манн, видел когда-то самого бес­
смертного Гёте? Кажется, он знает только Бухару, только эти сырые глиняные стены, и другой жизни не было. Чего он ждал· шесть долгих лет? Может,прав был отец, назвав его намерение осуществить великое азиатское путешествие «Dummhei-
ten» 1. Вот лежит перед ним днев­
ник -
верный его друг и спутник. В нем записано с точностью и ста­
ранием, что он узнал о растениях и камнях, животных и болезнях, про­
мышленности и торговле, быте и нравах бухарцев. Пригодятся ли его записки кому-нибудь? Попадут ли вообще в Европу? Или будут достав­
лены эмиру в таком же кожаном мешке, как и его голова1 Кому могут помешать его ученые записки? Что за проклятие тяготеет над ним? Упорно скрипит тростниковое пе­
ро. Дневник надо закончить, « ... Нищие здесь в таком КОЛИ"lе­
стве, отличаются такой наглостью и кричат так громко, что вздумавший им подражать надорвал бы голос Q первые же полдня. Любой анатом с удовольствием взялся бы за пре­
парирование голосовых связок тако­
го нищего. В собственной комнате в караван-сарае от нищих нет покоя. Они врываются, требуют денег, при­
говаривая при этом: «Разве у тебя нет бога?» Я часто отвечал: «Нет!» И так как они никог.да в своей прак­
тике этого не слышали, то покидали меня с отвращением». Как он был наивен тогда, в Дерп­
те. Изучать природу Азии под ви­
дом купца или лекаря?! Лечить чи­
чак 2, вскрывать .гноЙники или тор­
говать круглыми зеркальцами, хной, ожерельями из кораллов, каждую минуту ожидая, что кто-то донесет на тебя, и вот оно, кольцо, вдетое в бревно, и палач подтягивает за шею неверного ... Ученый беззащитен перед деспотом. Рано или поздно это бы произошло. У медресе Улуг­
бека, на площади перед Арком или у караван-сарая. Улугбек. Он тоже был ученый. Астроном. Математик. Кому он мешал? Собственному сы­
ну, который сначала. выгнал его из дому, а потом подослал убийц, что­
бы они привезли ему голову отца. И они прив·езли ... Эверсманн снова взял калам. Мел­
ким, но ясным и четким почеРl(ОМ записал: «Одному ИЗ этих бухар­
ских нищих я сделал операцию бельма. Она повергла здешних вра­
чей в трепет, а меня наградила вер­
ным, но несколько наЗQЙЛИВЫМ дру­
гом. Дервиш таскается за мной це­
лыми днями, отгоняя попрошаек. Он из влиятельного здешнего ордена накшбендиев. Кажется, и сейчас я слышу его шаги ... » Здесь запись обрывается. Благоуханным весенним утром по 1 Глупости (нем.). 2 Ч И Ч а к -
оспа. улицам Бухары промчался на арга­
маке рослый всадник в белой чалме и парчовом халате. «По делам эми­
ра и государства!» -
крикнул ОН сонному стражнику в крас ной курт­
ке, бросив на землю серебряную теньгу. Стражник поспешно отомкнул замок огромным ржавым ключом. Заскрипели тяжелые ворота. Они от­
крывались медле нно, но шире и шире становилась полоска неба за ними, уже видна и дорога, розовая у горизонта. Свобода. Но почему та к пусто на душе? Нет, не тем покидал золотую от пыли утреннюю Бухару всадник, ка­
ким он вступил в нее полгода назад. Иначе он думал, иначе рас­
суждал, иначе грустил и любил. Он увидел безмерны й горизонт Азии, как бы новую планету, для изучения которой не хватит не только одной его жизни ... Нечто большее, нежели дорогой для него ореховый посох, сделанный на заре туманной юности, оставлял «купец» В Бухаре. Иллю­
зии? Молодость? Эверсманн убегал от смерти, с каждым фарсахом 1 приближаясь к тому сво ему образу, I Фар с а х -
м ера ДЛИНЫ. к о т оры й зна к ом не одному пок ол е­
нию з о о ло г ов и историков нау к и: су­
ховатый п роф е ссор Казан ск ог о у н и­
верситета, натура л ист с м ировы м именем, в чью че с ть многие фо рмы млекопитающих, птиц, рептилий и растений названы «eversmanni», со­
стоятельный человек, строгий, но справедливый отец пятерых детей. Разве мог он представляться татар­
ским купцом и истинным мусульма­
нином? Лечить от простуды жену первого бухарского министра? Нако­
нец, бежать из древнего города, спа­
сая свою жизнь? Да с ним ЛИ это было? Натурологом, доктором меди­
цины, философии, изящных искусств и членом разных ученых обществ Эдуардом Александровичем Эвер­
сманном? Когда? В какой жизни? И разве его рука записала однаж­
ды в дневнике: «Да принесет каж­
дый, что у него есть, что успел сде­
лать: я при ношу свое. Кому труд мой покажется слишком малым, тот покинь его; надобно было кому-ни­
будь приступить К началу, каждое же начало несовершенно, и мое, ве­
роятно, также. Но оно может быть полезно для появления другого, бо­
лее полного и совершенного сочи­
нения». ФОТО 11... ЛЕХМУСА. Полтора века спустя на бухарской дороге я держал в руках тяжелую, будто бы литую, палку Эверсманна. Тревожным красноватым плам енем горел и медные кольца, словно шра­
мами перехватывая ореховое дере­
во. Я передал палку усто Ниязу, и она, как живая, влил ась, В широкую, истертую вп ая лась гончарны м кругом ладонь, стала продолжением все еще сильной и точной руки. Посох Эверсманна продолжал жить. Но почему мы встретились с ним именно сегодня? Не на это ли « ве­
щественное доказательств о» намекал Сергей Николаевич вч ера, когда речь зашла об оренбургском враче? Почему он поднял меня ни свет ни заря? Только ли из-за Чашмы - Аюба? Я взглянул на Юрен ева. Лицо его откровенно светилось какой-то дет­
ской радостью. Ну как же я сразу-то не догадался?! Ведь Сергей Николае­
вич почти прямо, тютчевскими строч­
ками сказал о чудеса х, в которые на­
до упрямо верить ... Кон ечно, он спе­
циально столкнул меня с гончаром-
нынешним владельце м посо х а. 23 Столкнул, быть может, на том са ­
мом месте; где Эверсманн в послед­
НI1Й раз глядел на ЗОЛОТl1стые стены Бухары' навсегда прощаясь С TaKI1M ПРl1тягательным 11 TaKI1M HeHaBI1CTHbIM городом? Я сделал BI1A, что все еще не раз­
гадал юре невскую XI1TPOCТb, и спро­
СI1Л уст о Нияза о ПРI1Чl1не его столь раннего путешеСТВI1Я. Усто отвеТI1Л, что идет в Бухару к старшему сыну. И добаВI1Л: Внук родился. Седьмой! А где ваш сын Жl1вет в Бухаре? УЛl1ца Хl1абан. «Чему бы ЖI1ЗНЬ нас НI1 учила, но сердце верит в чудеса», -
по­
вторил я стихотворную строчку 11 искоса поглядел на археолога. Юре­
нев улыбнулся: -
ДогадаЛI1СЬ. Как говорится, у деРВl1ша лепешка не изжарится, пока весь город не сгорит... Придется выдать тайну. Я ведь еще третьего дня знал, что усто Нияз собирается навестить сына -
мы ведь соседи,­
и, когда накануне заговорили об Эверсманне, подумал: а что, если? .. Археолог не договорил, опять улыбнулся: так был доволен, что все ПРИLUЛОСЬ к месту -
и время, и до­
рога, и наш вчерашний разговор. -
Понятно. Но все же как попа.~ посох кусто? -
По наследству. брата. -
А к тому как? От старшего -
Тоже задавался этим вопросом, пока от усто Нияза не узнал семен­
ное предание. Слышали об ордене накшбендиев? -
Немного. -
Существовал в Бухаре такой мистический орден. Основан был еще при Тимуре, в четырнадцатом веке ... -
А при чем тут Эвереманн? -
Вспомните место из его днев-
ника, где он пишет, что сделал опе­
рацию какому-то дервишу из ордена накшбендиев и тот преданно ходил за ним по пятам. -
Помню. -
Вот в ЭТОМ BC~ соль: тот дер-
виш -
пращур усто' Нияза. Гончар стукнул посохом, как Бы удостоверяя слова Юрен.ева. -
Семейное предание говорит, что чужеземный лекарь вернул зре­
ние дервишу и подарил посох. На память. Я думаю, что именно тот дервиш и предупредил врача об опасности. Если рассуждать здраво, то кто в тогдашней Бухаре, где да ­
же прикосновение к предмету, при­
надлежащему неверному, считалось осквернением религии, мог прийти на помощь чужеземцу? Кто мог рискнуть головой? ДеРВИШI1 же были обычно в оппозиции к Официально ­
му мусульманскому духовенству. Да нередко и к самому « св еточу ве­
ры» -
эмиру. Один странник спас другого. Логично. И подарок символич­
НЫ'1 -
дорожная палка ... 24 МАРИЯ ЖАРСКАЯ Фото В; ОРЛОВА КРАй ЖИЗНИ L8 олнце изо дн я в день стояло невысоко, зато оно св е тило всегда. Светило днем, свети ­
ло ночью, хотя здесь странно звучит само это слово -
ночью. Ночь -
это ког да нет солнца. А здесь оно может исче з нуть только за облаками. Ночь --
это когда ложатся спать. А мы с п али между наблюдениями, после дежурств. И все-таки, когда красный шар зависал над морем и, казалось, еще немного -
он зака ­
чается на покрасневших волнах, зна­
ли: сейчас ночь. Живя на север н ом краешке огромного материка, мы де­
лили части света так: море -
сев е р, тундра --
юг. Поселились мы в маленькой избуш­
ке н а берегу небольшого з алива н а ­
проти в острова Кувшин. Неподалек у тек ручей. Были крыша над головой. п еч к а, вод а и продукты. Вот и все, к а ж е т с я. что надо челов е ку, за ня­
т ом у про б л е мой приспособл е ни я птиц к кр а Й ЫIМ, эк стремаль ным у с л ов ия м. Были е ще справочники по орнитоло­
гии, бинокл и, пол е вые дневники. И гитара. А кругом ни жилья, ни че ­
ловека. Только шум прибоя, пронзи­
тельные крики с п тичьего базара на Кувшине, вой ветра, а когда ветер утихал, то головокружительный звон комаров. Но ветер утихал нечаст о. По расщелинам даже в июле лежал снег. В округ лншайн ики, мхи да мел .. кие кустарнички: растения с « серье з ­
ной» корневой системой здесь не вы ­
живают -
вечная мерзлота. Скупая земля, голодная земля ... С этим и животные согласны, и птицы. Как-то раз, присев иа вал у н, я поджидала, когда на отмель при­
летят кормиться кулики-сороки. Из­
дали кажется, что некрупный черно ­
белый куличок одет в изысканный фр ак, но нескладные, притом н е вы­
разимо красные ноги и клюв наруша ­
ли всю гармонию. Поджидая кулич .. ков, я отвлеклась на стайку м е лких птиц размером с воробья. Они ловко отпрыгивали от наступавшей волны н бросались за ней вслед, мигом скле ­
вывая ра зложенные морем угощения в виде мелких рачков. Я. не верила своим глазам! Ведь это же пуночки ... Они близкие родственники воробья, да и клюв у них толстый, крепкий, ну тип ичн о зерноядный. Тут уж на но с у н а писано. что пуночка должна пи ­
таться сем е нами. Правда, в гн ез до ­
вый период в с е зерноядные кормят своих птенцов гусеницами и другими насекомыми: детям нужен легко ус ­
вояемый и питательный корм. А здесь пуночка, выходит, заменила на с ек о ­
мых рачками ... И н е только птицам приходит с я переходип, на необычную пищу. К ак­
то раз мы наблю д али за оленями. ОНИ вышли к береr'У в отлив и д олг о кормили с ь ... водорослями. Камни, камни, на многие килом е т ­
ры камни: мал е нькие, побольше и совсем большие. ОНИ же скалы. Каж ­
дая трещинка забита почвой. OTTY Д~ ее трудно выдуть в е трам. Всю д у л е ­
пятся, цепляю тс я растения. Серы е, зеленые, голубов а ты е, з олотистые. оранжевые -
все это лишайники. Они не напрасно получили на з вани е пионеров ср ед и раст е ний. Лишайники живут под сн е г о м, поселяются на камне и в с е, что нужно для жизнн, по л учают и з во з дух а и дОждевой в о ­
д ы. Они растворяю т горные пор од ы и, отмирая, обр аз уют почву, н а кот о ­
рой уже могут пос е.1ИТЬСЯ д руги е р а стения; сн а чала мхи, о с оки, потом м о рошка и да же северны е д е р е вья _. к а рликовая б е р е за, котор а я ст е л е т ся д линными пл е тями по з емле. И в се, что может, цветет. Ляжешь на ЗеМ­
лю, а над ней поднимается чуть терп­
кий запах ... Цв!'ты тундры па сотни кило­
метров вокруг. И ни одной живой ду ши. Только трепещущее белое пла­
мя чаек над островом, суетливые ку ­
лик и на берегу, силуэт лисицы на со пке ... Край жизни. Два смысла в этом выражении: край как предел жизни и к а к место, полное жизни. У дивитель­
н о, но на Севере одинаково верен и т о т и другой смысл. Да потому что в с редней поло с е, пробродив целый ден ь по лесу, не увидиш ь столько живнос ти. Да потому что этот край п р игоден к жи з ни лишь три месяца IIЗ две надцати. llо этому и живут :щесь в основном птицы. Им легче п о крыть огромные расстояния, они могут прилететь в этот край на ко­
ро ткое лето, а с наступлением з имы его покинуть. Зде сь жизнь --
это сп е шка. Ско­
рее, с корее! Надо до холодов п о ­
ст роить гнездо, высидеть птенцов, IL ОДН ЯТЬ их на крыло ... Это «с кор ее» оr:о бен но чувствуешь на птичьем ба ­
заре. Глядя на суетливость, с кото­
рой зд есь течет жизнь, хочется спро­
с ить птиц: « Ну куда вы так торопи­
T~Cb? llосмотри те, солнце и тепло». Но птицы не верят: ненадежно се ­
верное лето. Вот птиц а, спешно про­
то лкнув в глотку ры бу одному из неистовствующ их птенцов и на бегу, вер н ее на лету, с кем-то пов здо рив, уже снова пикирует в воду. Кругом шум, гам, н е разбериха... Что наш lЗоскресный базар, что т а м суета мно­
голюд ного города! Птицы, как у вас там со ст рессом? Жизнь на краю скалы, на краю обр ыва, за ним уже нет земли, нет о поры. Жизнь на краю существова­
ния, на пределе. Ос но вной кормилец Севера -
мо­
ре. Оно богато, и птицы, суме вшие ILриспособиться к с уровым требова­
"иям субарктического климата, полу­
ЧИJlИ в свое ра с поряжение неплохую к ладовую. Но как мало на Севере уд обных для гнездования мест! Где н а йти клочок, чтобы его не захлест­
нули штормовые вол н ы, чтобы он был недосягаем для лисиц, песцов, поморников и других хищников и ч roб ы там не буйствовал ветер?! Од иноко торчащие из воды скалы -
остро ва с глубокими расщелинами, <жружениые водой, точно средневеко­
вые за мки, -
оказались неприступ ­
но й крепостью. Но их мало. И вот птицы, используя каждый удобный ус т у п, вынуждены селиться вплотную друг к другу. Вот две сосед ние чай­
ки, что-то не поделив, пронзительно знс порили и подр ал и сь... не вставая с гн езд а. Тесн о! 3НТО так теплее. Чем больше раз­
ница между температурой тела и внешней средой, тем выше теплоот­
да ча, тем труднее прожить. Амери­
канский исследователь Ирвинг отме­
чал, что эскимосская собака сохра-
няет нормальную для нее т емперату­
ру тела плюс 38 градусов при минус восьмидесяти. Организм выдерживает п ере п ад в 118 градусов, н астолько велики «резервы жизни». Но они, ясное дело, не беспредельны, а уж птеНl~ОВ может убить и легкий моро­
зец. И вот в промозглый ветреный день птицы сбиваются в кучу. К с та­
ти, когда птенцы греют друг друга, то они и растут быстрее. Север поощряет птичий коллекти­
визм. Ч аячи й клюв не бог весть какое оружие. Но сотни птиц -
это уже гро зна я сила, выступит ь против ко­
торой не всякий решится. При по­
пытке подобраться поближе к гнез­
дам мы вдруг ощутили свою уя з ви ­
мость. Как взметенный снег, сотни, нет, тысячи птиц поднялись в во здух белым облаком. Мы не отступили. Видя нашу настойчивость, несколько птиц вдруг взмыли вверх, будто п од­
брошенные ударной волной, замерли на мгновение в воздухе и ринулись вертикально вниз, нацелив на нас о с трые клювы. Не долетев не сколь­
ких сант иметров, они взмыли вновь ... Мы не решились больш е испыты­
ват ь судьбу и ретировали с ь. Тем бо­
лее что накануне я была свидетелем п оучительно й сцены. П ара поморни­
ков, от дельно селящихся в т у ндре птиц величиной с чайку, вынудила отступить стадо оленей. Кл и н с во­
жаком впереди медленно надвигался прямо на их гне здо. Еще несколько метров -
и гнездо будет растопта­
но. Но птицы, пикируя, снова и сно­
ва кл е вали спину переднего олеия. Не вынеся этих отнюдь не безобид­
ных уколов, вожак бросил с я в сто ­
рон у, а за ним устремились и о с ­
тальные. Кстати, северные олени, эти, по распространенному мнению, веге­
тарианцы, с удовольствием лакомят­
ся леммингами, яйцами, птенц ами. Т ак что яйцам грозили не только копыта ... Да, здесь птицы умеют за себя по­
стоять. В их поведении пораж ает отсутствие скрытности. Впрочем, на пти чьем базаре э то оправдано. К а к замаскируешь этакую ораву? Птицы берут солидарностью. А вот одиночные птицы ОТКРblТОЙ тундры, К каким только уловкам они не прибегают, чтобы отвлечь врага! Кулик-галстучник при опасности осто рожно слезает с гнезда, отходит в с торону и вдруг делается замет ­
ным. Он еле-еле тащится, распушив хвост, и волочит за собой по земле «слома нное» крыло. Кулик- со рок а, тот начинает демонстративно наси­
живать пустое место. И так это здо· рово У птиц получается, что найти гн ездо можно, только вооружившись терпением и знанием их уловок. По ­
морники будут «обрабатывать» вас вдвоем. Одна из птиц прики дывается раненой и старается привлечь к себе внимание, а другая, не замет но подл е ­
тев, атакует с воздуха. Я. несколько раз засекала гнездо по насиживаю-
щей птице и шла прямо на него, ста­
раясь не сбиться. А это довольно трудно, ведь в тундре почти никаких ориентиров -
ровное каменистое про­
странство. И все-таки часто отвлека­
лась на птиц -
столь они назойли­
вы. А посмотреть в· птцчью сторону­
все, пропало дело, цель потеряна из виду. С некоторым смущением долж­
на признаться, что внутренний голос неоднократно уговаривал меня попы­
таться поймать «раненую» птицу. И Я поддавалась, прекрасно зная, что· это уловка! Затрудняюсь это объяснить психологически. ·Вообще птицы демонстриtJуют чу­
деса изворотливости, приспособления и маскировки. Кулики, утки, помор­
ники --
все эти северяне сооружают гнезда не на деревьях, а прямо на земле, там, где до них легче всего могут добраться четвероногие хищ­
ники. Что· делать, деревья здесь не растут! Кроме того, летом в север­
ных широтах лучше прогревается почва и приземный слой воздуха. Именно поэтому птицы селятся как можно ближе к земле, ведь у ново-
. рожденного птенца еще не сформиро­
вались механизмы подде,ржания тем­
пЕ'ратуры тела. Только кажется, что птицы живут в одном районе, .. в оди­
наковом климате. Это совсем не так! Есть такое чудо -
микроусловия: небольшой бугорок, который укроет птицу и гнездо от ветра, ветровая «тень» С подветренной стороны ущелья, где птица может ловить ле­
тающих насекомых, и так Д:lлее. Пти­
цы широко используют pa:JllbIe мик­
роклиматические УСЛОВJlЯ или даже искусственно их создают: скучивают­
ся в холод, строят норы и гнезда. Да и чем, как не микрорельефом, являются сами гнезда! Живет на самом берегу Баренцева моря трясогузка, та самая, которую вы встречаете в средней полосе на берегу речки или неподалеку от жилья человека. Она относительно молодой иммигрант на Севере, при­
шедший вслед за отступавшим лед­
ником, и природа еще не наложила на трясогузку отпечаток здешних специфических условий. ПОЭТОI>1У и селится трясогузка на более мягких микроклиматических «островках» -
В маленьких оазисах тундры, в траве, где легче замаскировать гнездо. А крачки и галстучники приспособи­
лись к специфике Севера вполне. Вместо гнезда у них небольшая ямка в песке, а в ней яйца -
зеленоватые, пятнистые. Контуры яиц сливаются с окружающим фоном, и вместо них видишь лишь темные пятна, которые приннмаешь за камушки. На каме­
нистых россыпях, где эти птицы устраиваются для выведения птенцов, гнездо из пуха, травы, прутиков сразу бросится в глаза, да и ветром его раскидает на открытом простран­
стве. А тут ямка, ветровое затишье, птице уже теплей. На птичьих базарах самые удоб­
ные, широкие карнизы в центре ко-
26 лонии заняли кайры. На уступах победнее расположились чайки-моев­
ки, самые многочисленные обитатели базаров. Стоя столбиком на един­
ственном яйце, кайры напоминают со­
бой пингвинов. Гнезда нет и в по­
мине. Когда один из родителей уле­
тает в море кормиться, его сменяет другой. При «сдаче караула» яйцо осторожно перекатыаетсяя с лапки на лапку. Большое, зеленоватое -
в нем теплится будущая беспокойная жизнь. Оно почти конусовидное и поэтому совсем не катится на на­
клонной плоскости, а, сделав пово­
рот вокруг острого конца, остается на прежнем месте. Важное биологи-
ческое приспособление, учитывая узость карниза и ту суетливую жизнь, что царит в колонии! ... Ночь. Странная белая ночь по­
лярного лета. Небо над морем рас­
черчено оранжевыми и зелеными по­
лосами заката. А 'над ним солнце. . Ночь и тишина. Как связаны в при­
роде и в сознании эти два слова! Но lJe здесь, не в птичьем царстве. Сей­
i:rac ночь, но отлив, а значит, птицы на отмели: выискивают среди водо­
рослей рачков. Вон, кажется, косяк рыбы подошел. Какое оживление на птичьем базаре! А в колонии крачек, расположенной на большой камени­
стой луде неподалеку от нас, царит, на наш взгляд, просто хаос. Как пти­
цы находят свои гнезда в такой не­
разберихе? Решили понаблюдать. Для эксперимента соорудили из меш­
ковины небольшой шалаш, замаски­
ровали его под куст и обосновались на луде. Шалаш показался крачкам довольно безобидной вещью, а про наше присутствие внутри птицы уди­
вительно быстро забывали. Очень скоро мы убедились, что жизнь колонии идет организованно и упорядоченно: ни разу птицы не спу­
тали своих гнезд. Осмотрев яйца в нескольких гнездах, мы не обнару­
жили двух одинаковых. Может быть, птицы узнают свои яйца? Мы их по­
меняли в двух соседних гнездах. Крачки, вернувшись, не обратили вни­
мания на подмену. Тогда мы откати­
ли одно из яиц немного в сторону: которое из них крачка будет наси­
живать? Увидев «непорядок», крачка клювом закатила яйцо обратно в ям­
ку. Когда мы откатили его еще дальше, птица вообще перестала обращать на него внимание. По-ви­
димому, птицы ориентируются на са­
мо гнездо, на его местонахождение по своим особым птичьим ориенти­
рам, тем более что присыпанные пес­
ком яйца крачка легко откапывала. Эксперименты, поставленные био­
логами, показали, что чайки обла­
дают инстинктом возвращать обратно выкатившееся из гнезда яйцо, ведь ветер да и сама птица могут его вы­
толкнуть. Но в природной обстановке это может быть только яйцо. Поэто­
му в процессе эволюции у птиц не вырабатывалась способность отли­
чать его, например, от пинг-понгово-
го шарика, а тем более от другого, чужого яйца. В литературе описан случай, когда чайка насиживала под­
ложенную ей в гнездо электрическую лампочку ... Но вернемся к нашим крачкам. Позже вылупившиеся птенцы начали совершать прогулки в отсутствие ро­
дителей, и крачки, вернувшись с кор­
мом, пихали его в любого птенца, который оказался рядом с их гнез­
дом. Свой -
чужой, разбирать не­
когда, заморозки на носу! Только так, в коммуне, и можно вынянчить потомство. Холодно, очень холодно, хотя еще далеко не осень. Только пригрело солнце, и вот уже снова задул ве­
тер, принес хлопья снега. Птицы на гнездах повернулись головой к летя­
щему снегу, так' ветер легче обте­
кает тело. Снег ложится на цветы, чтобы завтра растаять, ведь все-таки лето . Гнездо надолго не может оставать­
ся открытым холодному ветру. По­
этому родители насиживают его по очереди. Такой порядок у куликов, у чаек. А как же утки? Ведь у них на­
сиживает яйца и выводит птенцов одна самка. Но эволюция и тут на­
шла выход из положения. Один из них -
знаменитый пух северной ут­
ки -
гаги. Из него гага сооружает гнездо, и яйца надежно укрыты от непогоды. Гагачий пух ценится как уникально легкий и теплый материал. Самка выщипывает его из свОей гру­
ди, а если при постройке гнездо гиб­
нет, тут привлекается супруг. Самка выщипывает из него пух, и он, громко протестуя, спасается бегством. Итак, утепленное гнездо, подогрев его соб­
ственным телом ... Но этого мало. Кай­
рам часто приходится класть яйца прямо наз;;снеженные карнизы, а найденные нами яйца гагары были наполовину затоплены холодной озерной водой. Видимо, здесь дело еще в биохимии белков -
яйца и эмбрионы обладают какой-то особой физиологической и биохимической мо­
розоустойчивостью. Масса тонких, поразительных при­
способлений -
и все затем, чтобы вывести потомство именно здесь, на суровом Севере. И многотысяuекило­
метровые перелеты ради того же. Не­
много странно вес это. То есть гипо­
тез, объясняющих перелеты и особую тягу птиц к Северу, хватает. Но окончательного ответа, зачем все это так необходимо многим и многим птицам, у нас нет. Похоже, что-то в самой жизни стремится к пределу, и вот птицы лепятся к самому ее краю вопреки всему. Есть в этом какая-то, еще до конца нами не по­
нятая мудрость. Или просто необхо­
димость? Может быть, только штур­
муя передний край, жизнь и спо­
собна развиваться? Многое за это говорит в теории эволюции. Но мы еще не знаем все­
го... И Север как раз то место, от­
куда еще многое может открыться. ДХОУ ИСЧЕЗАЕТ ЗА ГОРИЗОНТОМ ~ огда яркий свет дня без пере~ода сме~яется тем­
IIOTOH, по узкои улочке, ве­
ду щей к порту, с пускается к бе­
р егу старый человек с бидоном керосина в руках. Темнота не ме­
шает ему -
за долгие годы он выучил дорогу. Обходя выбоины и бухты канатов, он уверенно идет к каменному столбу у самой воды и отодвигает пре д охранительное стекло большой лампы, укреплен­
ной на вершине столба. Старик доливает в ее резервуар керосин, подправляет фитиль и идет даль ­
ше: осталось еще пять фонарей. Недалеко о т берега тускло отражаются на воде огни. То све­
тятся угли в глиняных очагах нз палубах дхоу. На 'уг лях кипит очень крепкий­
черный -
и очень сладкий чай, лучшее средство от жажды в ду­
хоте пр едмус сонной ночи. Ветер 27 все еще дует с северо -во стока, по­
тому дхоу ж д ут на рейде в пuрту Мом басы. В етер дует слабо !! ровно, вдруг с меняясь р езкими по­
рывам!!, и тогда мелко дребезжат жестяные вывески лавок и хло­
пают полотнища пар усины н ад шт абелями гру зов. Эти резкие по­
рывы --
верный при з н ак того, что с коро ветер сме нит направление. Старик фонарщик не сет свою службу с тех .--
т еперь уже почти леге н дарных -
вр еме н, когда на момбасском рейде видиио-неви д и­
мо было легких де ревянных п а­
ру сников; тогда свет его. ф о на ­
рей --
и их тогда было куда больше! ---
служил для капитанов ориентиром. Теп ерь керосииовые фоиари зажигают больше по при ­
вычке: для больших нынешних ко­
р аблей они ни к чему, но капита­
ны дхоу по-прежнему платят фо ­
Нарщи ку. Дхоу тоже можно со ­
считать по п аль ц ам двух рук: вряд ли больше десяти очагов с в ет ят с я н а воде. Да и само слово «дхоу» -
это теперь их так на зываю т все. А ведь это Л I 1ШЬ общее название ДЛ Н па­
русников, с н ующих вдоль поб е­
режья Восточной Африки, Ара вии и Индии. Знающий чеЛОi!ек сразу отлнчает индийские «коти В» от оманских «баггала» или крас н о­
морских « самбук». Теперь все го­
ворят просто «дхоу»; на санскри­
те это обозначает дл инный _. метров в двадцать -
корабль, с р абота нный из грубо обтесанн ых досок, с ма чтой, н аклоне нн о й к корме, и высоким треугольным I1 а ­
ру сом. Им е ино н а таком корабле пу­
теш ествовал Син дбад -мор еход. Мы говорим "С нн дбад» с боль шим С, 28 как нмя собственное, а это ведь и с к а же нное индийско е «си н дху па­
ти» -
«вла дыка мор ей». Т ак назы­
вали капитанов и владельцев су­
дов. Нын е шние си н дбады в основ­
HlJM иранцы, ио их корабли по­
ст роены в Кувейте и Ом а н е. Каждый вечер, пока н е задул нужный ветер, капитаны схо д ятся в портовой чайной. Туда же при­
ходят торговцы: кто хочет купить что-то и з доставленных грузов, кто uтправляет свой товар. Разго­
нор идет н а ст р ан ной с месн я з ы­
ков: арабского, суахили и а нглий­
ского, и все это разбавл~но пер­
с и дск и м и хиндустани. -
Ас - салам алейк у м! -
Ва -але йкуму ас - салам! Гуд ивнинг, сэр! -
Хау ар ю? К а к дела? -
Рахмат, квайис, сэр! Сп а сибо, хоро шо .. -
Ку да напр ав ляете сь? -
В Оман, если даст аллах по-
п ут ный ветер. Ве зу мангровые ст в uлы. -
И со вершенно напра с но. В Омане, иншалла, ДаВНО с троят только из бетона. ---
Ничего, найдется еще что-ни­
будь иа продажу. А стволы, ма­
ш алла, пр одам и в другом месте. --
Был бы только КУЗИ ... Кузи -
юго-восточный ветер, иеукоснительно дую щий с а преля по декабр~ гонит дхоу от афри­
канского побережья к Хоррамшах­
ру в Пер еидско м заливе. В де­
кабре он меняет направление иа противоположное. От Хо ррамшах­
ра до порта Нов а -Соф ала в Мо­
замб ик е -
конечной точки пути дхо у -
четыре тысячи миль вдоль аравийских и африканских бере-
гов. Т уда и обратно -
восемь ты ­
сяч миль за год проходят дхоу. движутся они куда медленнее, чем огромные современные суда, зато не бре з гуют никаким грузом, захо­
дят В богом забытые места, что ­
бы принять на борт сотню корзин фиников или десяток бочек керо ­
сину, выгрузить сотню овец, а то и ящик контрабандных японских ч асо в. С капитаном легко догово­
риться, не нужно никакой писани­
ны, раздражающе трудной для малограмотных людей; сделки за­
ключаются на честность -
умение де ржать слово также входит в профессиональные качества синд­
б адо в. А потому мелкие торговцы предпочитают -
пока есть воз­
можность -
пользоваться услуга­
ми дхоу: медленнее, конечно, зато привычно и просто. Больше тысячи лет ходят дхоу, и ве зд е, где они бросали якоря, во зн икали прибрежные поселения, вырастали В города -
с крытыми базарами, величественными мече­
тями и улицами, такими узкими, ~TO чуть не соприкасались парад­
ные резные двери домов. Почти. от всех этих городов, бо­
гатых и щумных, остались лишь развалины. Мом баса В' Кении вы­
росла; новый современный город кольцом окружил старую часть, превратившуюся в один из квар­
талов. На острове Ламу город того же названия постепенно пус­
теет -
молодежь уезжает на ма­
терик, старики коротают время на набережной. Большие корабли сюда не заходят, десяток дхоу можно насчитать на рейде. Но дхоу теперь не делают погоды ... Ибо основным товаром, кото­
рый они перевозили, товаром, на котором богатели портовые горо­
да, выгодным, всегда нужным то ­
варом были рабы. Черные рабы, схваченные в африканской глуши. Где-нибудь к западу от озера Танганьика цена взрослого моло­
дого мужчины была не больше доллара (по нынешнему пересче­
ту) . До побережья, правда, до­
бирался живым лищь один из восьми, зато цена его возрастаЛ<i уже в шестнадцать раз. На остро­
ве Ламу раб стоил уже в двадцать ра з больше и тем окупал и труд р або торговца, и смерть семерых товарищей по несчастью. А где­
нибудь в Маскате на невольничьем рынке раб, привезенный на дхоу, стоил в сорок пять раз дороже, чем в нач а ле своего скорбного пути. Что за времена были по мило­
сти аллаха! Только из Багамойо каждый год вывозили по сорок тысяч рабов! А что тако е Бага­
мойо теперь? Захолустная дере­
вушка в Танзании ... Вторым по важности товаром были финики из Басры. До сих пор грузоподъемность дхоу и с чис- · ляется в корзииах фиников. Сред­
няя дхоу может взять шестьсот шестьдесят кор зин. Если пересчи­
тывать это на д ругие показатели, то получится тысяча триста манг­
ровых ст волов, темно-красных, тон­
ких, в три метра длиной каждый, а это примерно равно тысяче во с ьмистам живых овец. Считает­
I:Я, что пару- дру гую овец может смыть в море или подохнут овцы две-т ри в пути, но известно одно: сколько плавают дхоу, никогда стадо на борту не уменьшается больше, чем на три-четыре овцы. (В конце концов, моряки тоже имеют право · полакомиться свежим мясом; хотя, разумеется, и не каждый день.) Есть на борту дхоу и йеменские парфюмерные товары (резкий, ду рманящий их за п ах до сих пор предпочитают в Восточной Афри­
ке), и африканская соль, и япон­
ские транзисторы. Не редок и га­
шиш, и другая контрабанда, но в не очень больших количествах. Прячут ее обычно в глубине фини~ ковых кор з ин, поскольку не родил-
ся еще таможенный чиновник, ко ­
торый стал бы на жарком солнце рыться в липких финиках. Куда лучше принять небольшой пода­
рок-бакшиш от синдбада ... Задул кузи, и тронулись ИЗ Мом­
басы в путь дхоу. Обычно они выходят по три: в случае необхо­
димости есть кому прийти на по­
мощь. Морская служба Кении как­
то проверила штурманское снаря­
женне дхоу и выяснила, что оно состоит из магнитного компаса и английских морских карт 1836 го­
да, дополненных и исправленных в 1937 году. Впрочем, никто и з капитанов не умел прочитать сде­
ланные латинскими буквами над­
писи. Ветер -
ветром, а на всякий случай на каждом дхоу установ­
лен теперь небольшой мотор: так надежнее. Приходится запасаться топливом, но надо быть осторож­
ным: могут продать бочку с водой, где только сверху налит бен з ин ... Днем дхоу расходятся далеко, глазом не В;1ДНО, а к вечеру спускают квадратный дополнитель­
ный парус и собир а ются вместе. Команда ловит рыбу. Когда пове-
зет, вытягивают маленькую моло­
дую акулу. Мясо ее довольно неж­
но и вкусно. Если же на крюк по­
пада ет акула постарше, то прежде, чем ее пустить в ПIlЩУ, проверяют содержимое желудка: н ет ли у нее на совес ти человека. Тог да она «ха рам» пог аная, есть ее нельзя. А кроме того, гов орят, вытащи­
ли как-то акулу, а в желудке у нее золотые украшения. Правда это или нет -
почему не прове­
рить? .. Кроме обычной морекой работы, команда занята нсе время, дело всегда найдется. Если купили в порту отправления, наприме р, тра­
ву минджир, годящуюся ни ци ­
НОВКИ, 1'0 до следующей останов­
ки можно много наплести: четыре стебля налево, четыре направо и опять четыре налево. Спрос на циновки и корзнны никогда не ослабевает. Каждые четыре часа меняются рулевые. Растет гора LИНОВОК и свежес плетенных корзин. Кончают­
ся запасы табака -
вот и повод бросить якорь в ближайшем порту. Три недели пути от Момбасы до Хор-Факкана в Объединенных арабских эмиратах. Здесь, на пол­
пути к ираI":К ИМ портам Персид­
ского залива, дхоу заде рживают ­
ся. Капитаны и местные коммер ­
санты сход ятся по вечерам 'в чай­
ной. -
Ас-салам алейкум! Хау ар ю? -
Ва-алейкуму ас-салам! Ин-
шалла, нот со бэд, сэр! -
Мангровое дерево не берут? -
Здесь нет. Ничего, в Бендер-
Аббасе с руками оторвут. --
Машалла, сэр, вы правы. Бу­
ду здесь ставить сильный мотор, надо куда-то вырываться с э той дороги, торговля совсем ие идет. -
Пожалуй, вы правы, я денег вот подкоплю и сделаю то же самое ... Три дхоу вышли караваном из Мом басы, три прибыли в Хор­
Факкан. Дует тот же кузи -
по­
СТОЯIIНЫЙ, сильный юго-восточный ветер, но лишь два корабля под­
нимают паруса. Два дхоу исчезают за горизонтом. Путь их лежит в Бендер-Аббас, иран ск ий п орт на Персидском заливе. Третье судно остается в порт~. На нем будет поставлен сильныи мотор. Какие грузы будет оно во­
зить теперь? Куда? Море велико. И портов хватает. У кого есть хороший мотор -
к чему ему те­
перь ветер? Да и вся Великая Муссонная Дорога, проложенная тысячи лет назад синдбадами на их длинных дхоу ... Л. МАРТЫНОВ 29 ЛЕОНАРД КОСНЧЕВ ТАРАУМАРА­
ПЛЕМЯ СУПЕРМАРАФОНUЕВ · ~ далявшмеся за перевал рас­
. каты грома сотрясалм горы. По ступеням гмгантскмх рас­
щелмн катмлось ЭХО. Молнмм вспы­
хмвалм над зубчатымм вершмнамм, как будто вы · сеченные мз нмх гм­
гaНТC~MM кремнем. Хотя впередм небо было темно-грозовым, за спм­
ной оно уже смяло чмстой см невой в лучах солнца. От нас уходмла по-
следняя гроза затянувшегося сезона дождей. Но что сделало «время большой воды» с горной дорогой! .. Размытая лмвнямм, она швыряла мз стороны в сторону наш «фордмю>, прмвыкшмй К городскому аСфальту. Еслм бы не попутный грузовмчок-тя­
гач С лесоразработок под Крмлем, взявшмй нас на буксмр, прмшлось бы возвращаться в Чмуауа м ждать, пока солнце высушмт дорогу. Наконец за перевалом, сквозь см­
зые клочья разогнанных грозой об­
лаков, внмзу замелькалм пестрые крышм Крмля, крошечного городка. Его называют воротамм в «страну мндейцев тараумара», за которымм утвердмлась слава непревзойденных в ммре бегунов. Когда в Европе восхмщалмсь пер­
вымм спортсменамм-марафонцамм, пробежавшммм 42 кмлометра на I Олммпмйскмх мграх в Афмнах в 1896 году, в глУхмх горах Мексмкм норвежск · мЙ мсследователь Карл Лум­
хольтц наблюдал поразмтельные со­
стязанмя тараумара на куда более длмнные дмстанцмм. «Две мндейскме команды «самых смльных НОГ» легкой рысцой бежал · м по гмгантскому, пет­
лявшему между горнымм склонамм кругу, подбрасывая пальцамм босых Ин де й с к ий ~с уn е рмара фон » продол ­
жае т с я и но ч ью при с ве т е факелов, к ото р ые несут болельщики, сопро ­
вож да ю щи е ~ K O.M a H ды самых силь­
ных но г». ног деревянный мячик, -
рассказы­
вает он. -
Час за часом, упорно и неутомимо, они бежали весь день, не останавливаясь. Сколько же силы и выносливости было в этих людяхl Позади уже остались 80, 90, 100 ки ­
лометров, а индейский «супермара­
фон» все не прерывался. Он продол­
жался и ночью при свете ярко пы­
лавших факелов, которыми размахи­
вали болельщики». Традиция необычного «супермара­
фона» переходит у тараумара из по­
коления в покол~ние; и ныне захва­
тывающие состязания порой длятся целые сутки. Но ведь не «бегом единым» живут эти индейцы. У них есть своя исто­
рия, свой язык, свои обычаи, о кото­
рых пока, увы, известно куда мень­
ше, чем о спортивной « феноменаль­
ности» жителей гор. Наша поездка как раз и ставила своей целью зна­
комство с их миром, окруженным горными вершинами . ... Криль послал нам .« покровителя» В лице знатока здешних мест мекси­
канца Хуана Виньегаса. Ранним ут­
ром он ожидал нас у «джипа», кото­
рый МЫ ВЗЯЛИ В аренду, так как сразу за городом начиналась непроходи­
мая для нашего «фордика» «земля больших теснин». Кругом горы, горы и горы. Приро­
да поработала здесь как ИСКУСНЫI4 художник. Солнце, ливни и ветер за тысячелетия разрисовали каменные стены ущелий причудливыми узора­
ми и фресками. Нагромождения скал напоминают развалины замков, церк­
вей, КОЛОfiнад, устремивших е я через пропасти остатков мос т ов. Среди этих творений природы стоят ове я н­
fibIe легеfiдами индейцев тарау м ара «KaMeHfibIe великаны». ОfiИ действ и­
теЛ Ь fiО п охожи на огромные челове­
ч е ские ф игуры, которые неподвиж­
н о з а ме рли между колышущимися деревья м и. По п р едаfi И Ю, эти суровые мест а осва и вали к огда-то люди-г и га нты. Они дробили с к алы, расч и щали с кл о ­
ны 14 узкие долины от валунов, fiO так и не смогли полностью одолеть горы: сами окаменели. Фантазия ин­
дейцев отразила в этой легенде их трудное, не прекращающееся ни на ОДИfi день сражеfiие с дикой при­
родой. Предки тараумара поселились здесь не по своей воле. Их колы ­
белью было Тихоокеанское побере­
жье МеКСI4КИ. Около трех тысяч л ет назад, спасаясь от набегов враждеб ­
ных племен, индейцы тараумара сня­
лись с насиженных мест и пустились в дальнее с транствование на восток. На пу ти, как неприступная крепость, встали высок и е горы. Но они не смог­
ли остановить тараумара, которые упорно продолжали двигаться впе­
ред по речным долинам и камен­
ным коридорам глубоких ущелий. Однажды они увидели скалистые склоны, изрытые пещерами. Этих ес­
TecTBefiHbIX укрытий было так много, что хватило бы для нескольких пле­
мен. И все- та ки вожди повели соро­
дичей дальше, пока не вышли на зе­
леные равнины нынешего Чиуауа. Когда же туда «с мечом и крестом » начали проникать испанские конки­
стадоры, тараумара скрылись в глу-
С а м об р аз ж и зн и т а р ау ма ра в го ­
рах за м еняет тре ни ров к и -
и м п ри­
ход и тся пр еодолевать боль ши е рас ­
с т оян и я <Кна сво и х д в оих» да еще нередко с т я желой н о шей. бине гор и ущелий, поселившись в пещерах. -
Сегодня вы увидите «пещеру Себастьяна», где и сейчас живет ин­
дейская семья, -
заверил наш гид. Пронизанный солнечными лучами влажный воздух был напоен густым ароматом соснового леса. Вымытые ливнями, в прозрачной дымке выде­
лялись своим ярко-изумрудным цве­
том жесткие колючие стебли агавы, караб":ё!вшиеся по каменистым скло­
нам. Хуан остановил «джип» у под­
ножия небольшой горы, окруженной кольцом полузасохших кустов. Он раздвинул руками ветки, и мы уви­
де1!И замурованный вход. -
Тараумара, -
продолжал сво" рассказ Хуан, -
не только жили в пещерах, но и хоронили в них умер­
ших. Без гроба. Покойника оставляли внутри завернутым в шкуру или плот­
ное одеяло. После этого вход в пе­
щеру заделывался камнями и гли­
ной. Это как раз один из таких се­
мейных склепов. Кое-где до сих пор следуют этой традиции. Неподалеку от «пещеры Себастья­
на» мы увидели, как старый индеец с легкостью юноши спускался по крутой тропе среди скал. -
Да это же Себастьян! -
затор­
мозив, воскликнул Хуан. -
Куира!­
радостно приветствовал он старца на языке тараумара. Но в ответ Себастьян сдержанно поздоровался по-испански: -
Буэнас диасl Смуглый рарик с загорелым мор­
щинистым лицом, на котором из-под густых бровей молодо сверкали тем­
но-коричневые миндалевидныe глаза, был невысокого роста, но широк в плечах. Белая тесьма перехватывала длинные черные волосы без единой сединки. Одет он был в свободную накидку тоже из белой ткани, стяну­
тую у талии плетеным цветастым поя­
сом. Присмотревшись, я обнаружил, что это был просто сложенный попо­
лам прямоугольны~ кусок материи с простроченной по краю прорезью для головы. Но больше всего меня поразил и босые ноги Себастьяна, крепкие и мускулистые. Старик явно не был расположен к разговорам и остаток пути до своего. родного очага молчал. Мы, было, по~ думали, что он недоволен нашим ви­
зитом и, чего доброго, не пустит на порог своего жилища, но Хуан раз­
веял наши опасения: «Пещера Се­
бастьяна» называется так просто по привычке. Старик уже давно пересе­
лился в деревянную хижину, а там живет его сын Луис Глория». За поворотом среди серых скал зеленел пятачок земли, засеянный маисом и фасолью. Около него на привязи паслись две овцы. Себа­
стьян первым вышел из ,«джипа», ПРИДИРЧИIiIО оглядел огород, даже потрогал руками молодые побеги, будто поколдовал, и торопливо за­
шагал к дальнему склону, где среди огромных камней виднелся темный 32 вход в пещеру. Там, присев на кор­
точки, молодая смуглая индеанка со спрятанными под косынку иссиня­
черными волосами одной рукой дои­
ла козу, а другой сдерживала двух малышей, нетерпеливо тянувшихся к кастрюле с молоком. Себастьян коротко приветствовал невестку традиционным «куира», пос­
ле чего она опять принялась доить козу, не обращая внимания на гос­
тей. До самого отъезд'а она ни разу не взглянула в нашу сторону, не улыбнулась,' не сказала ни слова. Услышав наши голоса, из пещеры вышел молодой хозяин в сомбреро из пальмовыx волокон, в клетчатой старой рубахе и синих затасканных брюках. Лишь ременные сандалии в отличие от одежды были самодель­
ными. Старый Себастьян обменялся с Луисом фразами на родном языке и куда-то заспешил. Сын, к счастью, оказался менее замкнутым, когда мы стали расспрашивать его. -
Луис, что бы ты сейчас делал, если бы не приехали мы1 Индеец на миг задумался: -
Наверное, вырезал бы из де­
рева. -
А не можешь ли ты этим за­
няться сейчас? -
А зачемl -
Ты видел когда-нибудь в' Криле киноl -
Дa~ -
Так вот, точно так же мы сни-
мем и тебя. Луис подошел к дубовому чурбаку, который служил ему рабочим сто­
лом. В руках иНдейца сверкнуло ши­
рокое закругленное лезвие ножа. Луис орудовал им с такой ловкостью и быстротой, что казалось, не из ку­
ска твердого дерева, а из комка воска вырезал головку оленя. Свои незатейЛивые поделки -
фи­
гурки людей и животных -
Луис от­
носит в Криль и продает туристам. Я купил у него статуэтку «повели­
теля нечистой силы». Одна рука у него была короче другой, уши­
огромные, одно торчало назад, 'дру­
гое -
вперед. -
Луис, почему он такой некраси­
выйl -
спрашиваю я. ~ Чтобы люди его никогда не по­
любили. -
А не расскажешь ли ты нам о себе и своей семье на языке тарау­
мара, тоже для кино? Несколько минут Луис думает, за­
.тем молча кивает головой. На лице никаких эмоций. Я включаю магнито­
фон и записываю гортанные слова загадочного языка, которые нам пе­
реводит Хуан Виньегас: «Я родился в этой пещере ЗА лет назад. Отец мой тоже родился здесь 60 лет на-. зад. Это ,наша родовая пещера ... » -
А можно ли нам заглянуть в нееl Вместо ответа Луис делает пригла­
шающий жест рукой, идет впереди нас и открывает деревянную дверь, вделанную в каменную стену, кото-
рая наглухо перегораживает широ­
кую горловину пещеры. Внутри это естественное творение природы вы­
глядит как специально вырубленное человеком в каменном массиве жилье. В глубине «холла» еще одна каменная стена с такой же, как и первая, дверью из тщательно подо­
гнанных гладких' дубовых досок. За ней .вторая «комната». На камен­
ном полу закопченный круг -
место для костра, ёi рядом низкий стол ИЗ толстых плах. В сумраке дальне(о уг­
ла светлеет настил для хранения ку­
курузы и фасоли. Почти у самого входа на полу постели -
расстелены шкуры и плотные накидки из овечь­
еЙ шерсти. Воздух в этой ,пещерной квартире оказался, как это ни стран­
но, сухим, хотя и .прохладным. Когда часа через два мы попро­
щались с Луи сом и уселись в «джип», то не скрывали радости от того, что так легко удалось установить контакт с первыми же тараумара, с которы­
ми свел случай. Однако Хуан лукаво улыбался, и вскоре я понял почему ... НАПИТОК ТЕСГУИНО И ИНДЕЙСКИЙ МАРАФОН Мы остановились неподалеку от зе­
леной ложбинки между обрывисты­
ми склонами, где около кукурузного поля перед покосившейся избушкой собрались добрых две дюжины муж­
чин, женщин, подростков. Большин­
ство было в стандартной, купленной в магазине одежде. Четверо -
в традиционных мужских костюмах: на них свободные туники, вместо брюк -
низко спускавшиеся широ­
кие набедренные повязки из излюб­
ленной тараумара белой ткани. И только одного индейца почтенного возраста украшала пестрая накидка такого же бесхитростного покроя, какую я уже видел на Себастьяне. По манере держаться чувствовал ось, что, этому человеку с острым подбо­
родком и крупными чертами лица здесь принадлежало старшинство. -
Вы ведь свящеНI:IИКИ? -
спросил он после традиционного приветствия. -
Нет, мы иностранные журна­
листы. -
Кто, кто1 -
удивился он. Несмотря на прос;транные объясне­
ния Хуана, старик так до конца и не понял, что это значит, а за священ­
ников принял из-за... нашей съемоч­
ной аппаратуры. Дело в том, что из редких в горах приезжих тараумара чаще всего сталкиваются с католи­
ческими миссионерами,' которые пользуются порой магнитОфонами с записями проповедеЙ. Старец заговорил со своими соро­
дичами, показывая рукой то на тем­
ные ры·хлые междурядья кукурузы, то на вороха вырванных с корнем сорняков, будто принимал завершен­
ную работу. Потом сказал по-испан­
ски, явно для нас: -
Сколько же «злой травы» на­
слал на маис в дни большой воды повелитель нечистой силы! Теперь мы ее одолели. Можно после этого от­
ведать тесгуино. Тар'аумара мигом стол пились во­
круг ведра с густой желто-зеленова­
той жидкостью -' перебродившим в глиняных сосудах хмельным напит­
ком из кукурузы. Это все были род­
ственники, друзья и знакомые, кото­
рые пришли пособить семье, остав­
шейся без мужчины. У тараумара издревле принято помогать «всем миром» больным, слабым и тем, у кого не хватает рабочих рук. По тра­
диции такие коллективные работы завершаются распитием тесгуино. Ковш шел по кругу. Старец ок.,шул нас острым взглядом черных глаз и, пока зав на ведро мотыгой, почти по­
велительным тоном сказал: -
Попробуйте! Индейцы затихли в ожидании. С лю­
бопытством на смуглых лицах наблю­
дали они за чужестранцами: решат­
ся ли те отведать тесгуино. Затаив дыхание, подношу ковш к губам. И делаю первый глоток. На вкус не слишком-то аппетитный по виду на­
питок отдаленно напоминал крепкий кумыс. Быстро делаю второй глоток, и напряженная тишина взрывается оглушительными криками одобрения. -
Понравилось1 -
снова по-испан­
ски спрашивает старик. -
Хороший напиток, -
осторожно отвечаю я. В ответ на мою похвалу индейцы разразились неудержимым смехом. Мы решили, что наступил самый под­
ходящий момент для озвученных съемок. Наш оператор Леонид При­
дорогин. вскинул кинокамеру, а >1 включаю магнитофон и начинаю за­
давать вопросы nо-испански, прося индейцев отвечать на языке тарау­
мара. Но -
увы! -
никто не согла­
шается произнести хотя бы слово на своем родном языке. Так вот поче­
му та.к лукаво улыбался Хуан Винье­
гас, когда первая .встре'ча с тараума­
ра, как нам показалось, лепко от­
крыла их жизненный мир. Лишь позже я понял причины та­
кого поведения. Сопротивляясь ис­
панским конкистадорам, не желая склонить перед ними головы, тарау­
мара стремились сохранить свое единство, отстоять свои обычаи, ве­
ками сложив.шийся уклад жизни. И хотя за время, прошедшее после конкисты, тараумара утратили страх перед белым человеком, многие из этих гордых, независимых людей, обитающих в глубине гор, до сих пор верны заветам своих предков, выра­
женным в крылатой пословице: «Язык -
от бога. Его нельзя про­
дать или отдать людям чужой расы». Тем более что' другие народы, по древним верованиям тараумара, со­
здал «повелитель нечистой силы» -
дьявол, В то время как их самих со­
творил бог. 3 «Вокруг света" М 1 По преданию тараумара, поведал Хуан Виньегас, когда бог спустился с неба, у него в земном прибежище было много глиняных сосудов с хо­
рошим, крепким тесгуино. А у «пове­
лителя нечистой силы» лишь неболь­
шой кувшинчик, да и то пл'охого тес­
гуино. Мы не знали, каким было качество преподнесенного нам хмельного ку­
курузного напитка. Он не привел нас в восторг. Но мы, не желая оби­
деть индейцев, на вопрос старца: «По­
нравилось?», отвечали: "Да», хотя, как оказалось, женщины, приготовившие тесгуино, предупредили его, что очень спешили и потому «конечный продукт» получился неважным. Но вот тесгуино для религиозных цере­
моний всегда должно быть добрым, дабы бог смилостивился и ВНЯЛ моль­
бам тараумара, когда долго нет дож­
дей и от знойного солнца сохнут, не набравши силы, кукурузные стебли, или когда, наоборот, затяжные лив­
ни грозят размыть посевы на горных склонах. Культ тесгуино связан с те.м, что маис -
основная пища у индеi:iцев тараумара. Мы не переставали удив­
ляться, когда видели вкрапившиеся среди валунов и скальных глыб зеле­
ные лоскутки огородов с безукориз­
ненно ровными рядами молодых стеблей. Реже, и на меньших клоч­
ках, мелькали посевы фасоли. Сколь­
ко же упорства и трудолюбия тре­
бует эта нафаршированная камнями земля! И разве без милости всевы·ш­
него соберешь с нее щедрый уро­
жай маиса, считают тараумара, чтобы намолоть д·остаточно пиноле ~ ку­
курузной муки для жидкой похлебки. -
Дичь в горах, особенно олени, исчезает, -
рассказывает Хуан Винь­
егас. -
Вот и стараются индейцы обзавестись овцой или козой. Но ре­
жут животных только на праздники. Зависят тараумара, конечно, пол­
ностью ОТ того, ЧТО им дает земля. А уж если у семьи есть вол -
это целое состояние. По сравнению с мо­
тыгой -
это настоящий трактор. Но если урожая не хватит даже для про­
питания, каждая семья все равно за­
пасется хотя бы парой кувшинчиков тесгуино. Он нужен только для са­
мых важных событий в жизни: свадь­
бы, рождения ребенка, похорон, для завершения коллективных работ, сме­
ны жилья в горах, для праздников и просто для удачи перед любым боль­
шим делом. Только перед состяза­
нием «самых сильных ног» -
а они собирают индейцев из всей округи­
бегуны не должны делать ни одного глотка тесгуино. Нам не пришлось присутствовать на соревнованиях индейцев, до них оставался еще не один месяц. Но вот «дорожку», на которой они п'ро­
водятся, мы видели. Собственно, трассы как таковой не было. Просто зарубки на деревьях, пометки на камнях и скалах очерчивали 15-кило­
метровое кольцо. По нему во время состязаний индейцы бегут круг за кругом. Сколько кругов будет прой­
дено на ближайших состязаниях? Это зависит от того, как договорятся сами бегуны и старейшины. Может, решат бежать четыре круга, а мо­
жет, пять или шесть ... Я не удержался и вышел на трас­
су «супермарафона», пролегавшую по каменистым подъемам и спускам, по расчищенным лесным просекам. Да­
же шагом идти по ней не слишком-то легко: сквозь ботинки я почувство­
вал, что под подошвой далеко не пух. А ведь индейцы бегут часами, да еще подбрасывают пальцами бо­
сых ног деревянный мячик. Когда он залетает в расщелину или застревает в камнях, его нельзя доставать от­
туда рукой, только ногой. Если же учесть, что вырезается он из дубо­
вого корня, можно представить, ка­
ково гнать его десятки километров по горным склонам. Поражает и то, что. тараумара не занимаются специально тренировка­
ми для подготовки к своим сорев­
нованиям. Их заменяет сам образ жизни, когда индейцам приходится круглый год преодолевать в горах «на своих двоих» большие расстоя­
ния. Охотничье прошлое тараумара тоже сыграло немаловажную роль: раньше индейцы по нескольку дней преследовал и по пятам. оленя, пока животное не падало, обессиленное. Впрочем, за несколько дней до «су­
пермарафона» участники команд де­
лают пробежки по его трассе, чтобы заранее посмотреть, как изменили .ее за год ливни и камнепады. Решающим в ПО,цготовке к сорев­
нованиям тараумара считают пра­
вильное питание. По их мнению, бе­
гуна «отяжеляют» жир, картофель, яйца, мед диких пчел. Укрепляют же и придают легкость мясо оленя, на­
стои дикорастущих трав, пиноле. Щепотками пиноле и теплой водой бегуны подкрепляют силы и во вре­
мя состязаний, задерживаясь лишь на считанные секунды у <<питатель­
ных пунктов», где дежурят болель~ ·щики. Удивительны физические способ­
ности тараумара! А смогут ЛИ они победить' натренированных по всем правилам спортсменов? Чтобы полу­
чить ответ на этот вопрос, индейцев привезли в город для пробного уча­
стия в марафонском беге. С напря­
жением стадион ожидал сенсацион­
ных рекордов. Что такое для тарау­
мара 42 километра, .если они пробе­
гают у себя в горах куда большие расстояния1.. Однако вопреки ожи­
даниям первыми финишировали представители цивилизованного спор­
та. Tapa~apa от них отстали на,мно­
го. Но в то время, как победители забега после финиша чуть ли не ва­
лились с ног, тараумара готовы были бежать еще столько же, Тогда-то вспомнили, что писал о них норвеж­
ский исследователь Карл Лумхольтц: «Нет никакого сомнения в том, что 33 П е ще рн ая ",кв а ртира» тараумара. Д о с и х п ор в з имни е м е с яцы, когда в горах дуют с ильн ые вет р ы и в ы­
падает снег, мн огие се м ьи та раума ­
ра п ере6ираются в п е щерные ",ква р­
т и ры». тараумара -
лучшие бегуны в мире, скорость, а на выносли­
вость, так как индеец может пробе­
жать не останавливаясь 170 миль. Известен случай, когда один индеец проделал бегом путь туда и обратно из Гуасапарес в Чиуауа, ПО крыв за пять дней расстояние около 600 миль. Причем все это время он питался, как это привыкли делать тараумара, только пиноле и водой». ТРУДНОЕ ПРОЩАНИЕ С ПРЕДКАМИ Бурые МОНОЛИТЫ скал нависали над правым берегом стремительной ре­
чушки. А слева к зеленым склонам прижималась песчаная полоса строя­
щейся дороги. -
Видите, вверх тропка вьется, -
показали нам строители, мексикан­
цы из Криля. -
Там живет индеец Сантьяго. Он работает здесь на до­
роге. Наверняка он расскажет вам, что нужно, на своем языке. Мы-то с ним говорим по-испански. Тропинка привела к серому доми­
ку из грубо отесанных сосновых бре­
вен с деревянной покатой крышей. Не доходя до него метров тридцать, Хуан Виньегас остановился и пояс-
нил: По обычаям тараумара нельзя стучаться в чужое жилище. Это де­
лают только злые духи. Надо, как в давние времена, когда индейцы жи­
ли только в пещерах, издалека кри.к­
нуть «куира» И ожидать. Если никто не выходит, удаляЙся. -
Ку-ии-ра! -
протяжно прокри­
чал Хуан Виньегас. -
Куира! -
раздалось в ответ. Но явно не из домика. Мы осмот­
релись вокруг. Пониже, в горной расщелине, мелькнула яркая клет ­
чатая рубашка и желтое сомбреро, а рядом -
цветастая косынка. -
Смотрите, там двухэтажная пе­
щера, -
воскликнул я. В густой зелени расщелины спря­
талась глинобитная стена с двумя ок­
нами внизу и двумя -
вверху. К уз­
кому проходу в стене было при­
строено деревянное крыльцо. Чу в­
ствовалось, что опыт работы на строительстве дороги не прошел даром для тараумара. Пока мы рас­
сматривали сверху жилище, к доми­
ку поднялся его хозяин с маленькой полной женой. Хотя за плечами у обоих были тяжелые мешки с ка­
кой-то поклажей, они даже не запы­
хались. -
Куира! Буэнас диас! -
Куира! Буэнас диас! -
ответили индейцы. Сантьяго и его жена Мария слегка растерялись, увидев, что при­
шли не их соплеменники. Чтобы хоть как-то расшевелить наших новых зна­
комых, я включил магнитофОННую запись с рассказом Луиса Глория на языке тараумара. -
Поговорите, пожалуйста, между собой на своем я зыке. А о чемl -
спрашивает Санть-
яго. О чем угодно. Только между собой. Хозяин смущенно улыбается, а женщина поспешно скрывается за дверью. Сантьяго разводит руками. Что ж, приходится ограничиться его скупым монологом. Оказывается, в деревянном жилье семья проводит теплую часть года. В зимние месяцы, когда в горах дуют сильные ветры и иногда выпадает снег, перебира­
ются в пещеру. Надо сказать, что семья Сантьяго отнюдь не исключение. В 1977 году из 50 тысяч тараумара 8 тысяч че­
ловек продолжали жить в пещерах, причем не только в сезон холодов. Дело в том, что часть индейцев до сих пор верит, будто бы покинуть их, значит, изменить заветам предков, Н елегко обраб атывать ин де Йц а.,к К Л ОЧКИ ка.,к е нистоЙ зе.,к л и на г орны х с клонах. О д ин из ст а р ей шин та рау.,ка ра. навлечь на себя [нев богов, кото­
рые когда-то создали для своих из­
бранников зти естественные убе­
жища. Однако цивилизованный мир на­
стойчиво стучится в последние гор­
ные пещеры индейцев тараумара. В речной долине мы увидели поса­
дочную площадку, где приземлилась авиетка с сотрудниками Института по делам индейцев. Они прилетели по­
мочь тараумара заключить контракт с лесопромышленниками и научить сеять пшеницу. Может быть, дети этих индейцев лет через десять уже смогут обойтись в подобных делах без посторонней помощи. Я подумал об этом, когда неподалеку от Кри­
ля перед нами возникло длинное одноэтажное здание с вывеской « Школа». В классах было пу::то. «Сейчас каникулы», -
пояснила по ­
жилая индеанка, присматривавшая за школ ом. Эти обыденные слова в устах женщины тараумара говорили о многом. И Хуан Виньегас не пре­
минул подчеркнуть это: -
Когда открывал ась школа -
ой как трудно было убедить индейцев посылать сюда своих детей. Они с недоверием встретили новшество. Со временем отношение изменилось. И помогло то, что преподаватели со­
здали учебник языка тараумара, хотя дети здесь одновременно учат и ис­
панский язык. Это школа начальной ступени. Она призвана помочь ма­
леньким тараумара найти свое ме­
сто в жизни, приблизиться к совре­
менному миру, миру «белого чело­
века», от которого их соплеменники были изолированы сотни лет. п р аэ дники у тарау.,к а ра д л ятся ча­
са.,ки, и все э то вр е.,к я н е nрекраща­
/С тся традиционны е п л яски. НАДИР САФИЕВ. Фото А. МАСЛОВА твой остров и ЧАЙКИ I ,.. J IHI шел ДlJО Р~М И, СВОРаЧИ-
.... 1 вал на тропинку, снова сре -
_________ зал путь, пе р еп р ыг и вал ч е -
I'С'З югорс,ди; худой и дли н ны й, как MIIHora, он ,быстро пр и ближался к моему до му, Иног да казалось, что его выцветшие куртка и б р юки в прон з ит ель но чистом воздухе слива ­
ются с ра з вешанным между де р евь ­
ями бельем, лристройкам и, забора ­
ми, .. Но, как бы ни рябило в глазах, ч е рез мгнове н ие-д р угое я снова р аз ­
личал меж яблонь его светлую, как выгоревший лен, голову, длинные ру­
ки и взлетающие lIад травой белы е кеды .. --
Тере
l -
тягивая руку. -
Сегодня мы пойдем с тобой на лиму. На пески. Юри повернулся, сорвал несколь­
ко слив и вдруг, широко раскрыв глаза, удивленно воскликнул: -
Смотри! -
Он показал на по­
мятую, лежащую веерами высокую траву перед окнами. -
У тебя се­
годня ночевали косули ... Понимаешь, когда они ночами выходят из леса и приходят во дворы, то хозя ева, уви­
дев утром помятую траву, отмечают, что наступают холода ... Ладно, пошли .. Остров казался одним большим двором. Клубились И таяли над ост­
ровом запахи горьковатых дымов можжевеловых костров, запахи коп­
чений, скотных дворов. Со всех сто ­
рон на остров гулко обрушивались волны, шум их сливался с шумом ветра в верхушках деревьев. Этот неумолкающий шум слышался в скрипе старого дерева прялок, в упру ­
гом журавле колодца или неожи­
да н но отдавался в высохшей масло­
бойке как воспоминание о песне пред­
ков. А то вдруг доносился из зияю­
щей темноты давно погасшего оча ­
га неизвестно когда покинутой курной 13бы ... Он отдавался в большом вися­
чем замке старой деревянной ц е рк­
вушк и с заколоченными ставнями каким - то древним звуком, сухим и седым. Как вздох старого человека. Впе р вые я попал на Рухну случай­
но и пробыл на нем всего около ча­
са. Четырех мачтовый учебный барк ш ел к датским проливам. Проходя мимо острова, капитан решил убрать скисшие паруса, встать у Рухну на якорь и ждать ветра. Остров был окутан туманом. Но ког да где-то да­
леко на востоке пока залось красное за рево, горизонт стал проясняться и холодное утреннее солнце по дня ­
лось н ад Риж с ким зал ивом, мы спу­
стили шлюпку н пошли на остров ... Пон ачалу казалось, чт о весь ост­
ров -
сос н ов ый лес, и этот Jlес ра­
стет как бы прямо из моря. Когда до острова оставалось совсем немно ­
го, и з -по д воды наконец покаЗ3J1ась зеМJlЯ. И тогда остров по деЛИJlСЯ вдруг на три цветовые полосы: бу­
рая с темно-желтыми пятнами над водой, выше и более широкая -
ко­
ричневая полоса -
ствол ы сосен, и е ще выше temho-зеJlеная, кое-где разбавленная красными, отдающими в золото J lучамн солнца ... Пирс тянулся узкой п олосо й на юг. Вдоль берега, на п одходе к нему крупные рыжие валуны, даже не ры­
жие, а скорее ржавые от воды. Вол­
на подмывала берег снизу, и он БЫJl похож на разломленную буханку хлеба, у которой, оставляя корку, постепенно вынимали и з нутри мякоть. В этих местах проступали, как щу­
паJlьца осьминогов, изогнутые чистые желтовато-серые корни деревье в. Ос­
тров уже не казался плоским, как из­
дали, в глубине леса открывалось пространство, где мелькаJlИ 11 белая кора 6ерез, и се ро- зеле ны е стволы осин ... Выйдя на пирс, мы успели доб рать­
ся по грунтовой дороге, разделяю­
щей остров 11 лес на две половины, к усадьбам, но по земле опять пополз­
ли туманы, 11 нам ничего не остава ­
лось, к ак срочно вернуться обратно. Пре дсто ял трехмильный путь на шлюпке, а туман мог отрезать нас от l(Орабля надолго. ... От того посещения в памяти оста­
Jlась лишь короткая беседа с предсе­
дателем исполкома Норманом Эн­
делем; мы узнаJlИ, ч · то на острове живут в се го шестьдесят человек: ры ­
баки, колхозники, дети' и старики ... В этот с вой приезд я увидел Рух­
ну сверху, с воздуха. О с тров лежал поср ед и сверкающего моря, вытянув­
шись на северо-восток, зеленовато ­
темный и п олзущий, словно туман ... Как только я прилетел на остров, сразу же зашел к Энделю. Когда я постуч ался и вошел, он сидел перед какими-т о схе мами. На столе лежа­
ло два яблока: он предложил сесть, протяну л од но яблоко мне, а дру ­
гое, разр езав маленьким п е рочинным ножом на дол ьки, стал есть сам. Отложив в стороиу ч е ртежи, Эи­
дель сказал: -
Остала сь привычка от службы на флоте... После бумаг в исполко ­
ме за нимаю сь ра д иотехникой. Это мое хобби. Да и к тому же у нас на ос тр ов е все дела с Большой землей ведутся в основном через связь. По ­
том мало ли какое срочное дело, вы­
звать, например, самолет или кто серЬеЗИО заболел ... Бошла мать пр едседателя -
круп­
ная женщина с властным взглядом. Она, краем глаза посмотрев на ме­
ня, молча прошла во внутреннюю комнату. Это и было моим зиаком­
ством с ней. Чтобы н е мешать ей заниматься уборкой, мы вышли во двор. Показав на второй дом по другую сторону двора, Норман объяснил, что там живут его родители. Потом подвел меня к старой приземистой избе с почерневшей камышовой крышей. Эта изба вм е сте с П-образным скотным двором как бы составляла третью стену усадьбы. Норман потянул на себя тяжелую дверь с большим ко­
ваным кольцом, и на нас дохнуло из темноты старым деревом. Вошли. По ­
черневшие от дыма стены, низкий потолок, три бурых камня перед оча ­
гом ... -
Пыль веков ... -
как-то грустно сыронизировал Норман. -
Все под одной крышей. Наши предки разжи­
гали огонь в этой печи, сушили ко ­
лосья и тут же вручную молотили. Видите, дым поднимался наверх, расстилался по стенам и потолку, кроме дверей, некуда было ему деть­
ся. Там, дальше, хранили зерно ... Вообще-то здесь многое не раз пе ­
ределано. В закутке была своя баня, а там, в пристройке, позже появи­
лась клеть ... Глаза постепенно привыкали к су ­
меречной темноте избы, и я стал раз­
личать предметы: выдолбленные пеньки с крышкой, стул со спинкой, похожей на тело скрипки, старые глиняные горшки вдоль стен на лав­
ках; лучинодержатель, на земляном полу зубчатое деревянное колесо, похожее на шестерню. Норман про­
вел ладонью по створке небольшого шкафчика, и из - под пыли глянул . бесхитростный рисунок: цветок и листочки ... Норман со своего двора показал мне на «дом гостей острова», дал мне в руки IIлетенную из прутьев корзину: -
Картоф е льное поле за домом, где вы будете жить, это по пути на коровье пастбище. А молоко можно взять в любом дворе. По ту сторону о г рады проходил высокнй, полнеющий, респектабель­
ного ви д а человек. Заметив нас, он сня л шляпу из жесткого фетра, це­
ремонно поклонился, но при этом спи ­
на его оставалась ровной, как доска. -
Наш фельдшер Куузик. Плотный приземистый Норман по­
казался мне рядом с этим челове­
ком простым мужиком. После, вечером, я еще раз ви­
дел Нормана, но не решился подой­
ти. Мэр острова -
так его звал Юри -
сидел с хозяйками на тра­
ве и ждал стадо с пастбища. Нор ­
ман жил вместе с двумя стариками, и я понимал, что ему приходилось самому выгонять скот, встречать и привечать куском хлеба ... Юри шел впереди, а я остановил­
ся у большого двора, за забором которого было много цветов: астры, гладиолусы -
вокруг дома и пе­
ред ним; вдоль забора росли кусты роз. Глаза мои приметили грядки, но за ними опять цветы. Было такое впечатление, будто любой клочок 38 свободной от фруктовых деревьев и строений земли принадлежит цветам. Когда я догнал Юри, он, не гля­
дя на меня, сказал: -
Это усадьба Ливи Пульк ... Го­
ворят, когда-то она была самой кра­
сивой девушкой Пярну. -
А что она делает со столькими цветами? -
Ничего... Любуется... Приходит время, и они увядают ... Нам сюда.­
Он толкнул' калитку Энделей и с хитрой улыбкой сказал: -
Нам еще надо будет раздобыть чай · ку ... Я промолчал. Не понял смысла его последней фразы ... Нормана Энделя дома не было. У круглого колодца посреди двора сидел сухонький старичок. Увидев нас, он перестал разминать «Приму», и, пока Юри о чем-то говорил с ним, его маленькие, не потерявшие еще синевы глаза сверлили меня, незна ­
комца. Мать Нормана окатывала и~ красного шланга клетку с лисой, ко­
торая, свернувшись в маленький ры­
жий клубок, забилась в дальний угол своего непривычного жилья. Ря­
дом с клеткой лежал дворовый пес и не спускал с лисы глаз. По взгляду матери я понял, что она меня признала. Она оставила шланг, легонько тронула журавель колодца, и оттуда в скрипе под­
нялся большой белый би д он. Приняв его, расставила на краю колодца две кружки, налила молока, з атем позва­
ла Юри и что - то сказала ему по-эс­
тонски, посмотрела на меня. Е е плот­
но сжатые губы тронула улыбка. -
Подой д и, сказал Юр и, -
нас угощают. -Выпив молоко, и поблагодарил опять обратилась несколько слов. я вернул кружку женщину, а она к Юри, уронила Когда мы затворили за собой ка­
литку, Юри передал мне: -
Старуха просила не стеснять­
ся, заходить к ией за MO.~OKOM. -
Он вскинул на плечо двустволку и, лукаво взглянув, раскрыл ладонь: на ней лежали три патрона. -
Это еще зачем? -
спросил я. -
Похоже, ты собрался охотиться на чаек? Вместо ответа он пустился в рас­
суждения: -
Странно устроен человек... Вот пришла во двор лиса за кроликом, старик накрыл ее своей телогрейкой и посадил в клетку. А теперь вот надо заботиться о ней, кормить ее ... С Юри мы прошли усадьбы, мага ­
зин и у почты свернули на старую лошадиную дорогу, ведущую к мо­
рю. Солнечные лучи проникали через кроны ровных, как спички, сосен, ло­
жились дрожащими бликами на за­
росшую · колею. Иногда от этой до ­
роги уходила в сторону другая, но вскоре она терялась в зарослях плот ­
ного леса. Увидев на обочине доро г и лежа­
щий на траве велосипед, мы поня ­
ли, что неподалеку должен быть и его хозяин здешний фельдшер. Велосипед с облупившимся никелем был таким же старомодным, как и его владелец. -
Когда на него садится весь за ­
тянутый в свои жилеты Куузик, он звенит, как консервная банка, сказал Юри и остановился. Юри посмотрел по сторонам, и я тоже поискал глазами меж деревь ­
ями статного фельдшера, -
хоте­
лось. увидеть, как же он одет на лесной прогулке. -
Тебе ничего не послышал ось? -
спросил Юри, прислушиваясь к лесу. Сверху доносился лишь шелестя ­
щий шум моря и ветра. -
Нет, -
сказал я и в то же са­
мое время услышал одинокий скрип. Он напоминал скрип оставленной на малом ветру калитки. Мы вошли в лес и пошли по плот­
ной траве, так густо усеянной спелой брусникой, что с трудом выбирали, ку ­
да бы ступить. Мы не заметили, как отдалились от звука. Остановились. Тишина. Сделали шаг-второй и сно­
ва пр.ислушались. Пошли тихо, буд­
то боялись спугнуть - КОГО-ТО.И вдруг совсем рядом над. го,л9в6j1: .' опять услышали этот пружиюфщй ~ близкий скрип: мы набрели на' ~лоМ.iIеilную ветром молодую' сосну. Видно .было, что она в падении · л~гJiа .на стоя шее рядом более сильное' дерево, и' те­
перь на ветру они' 'раскачивались вместе .. : . ,. . . . .:<. . -Не' . ,мо}!{ет . быть, ч'тобьi это осталось после ypar'<lHa, -:-
,бормотал Юри себе под нос, рассматривая де ­
рево на сломе. -
Рана свежая ... Когда мы вышли на до рогу, Юри сказал: -
Несколько лет назад на остров н очью налетел ураган... Каж е тся, было э т о по зд ней осенью, для Балти­
ки самое н ес покойное время. CHeCJIO крышу уВет ти ка Хейно, а у него старушка мать. П олил с ильный дожд ь со снеж ным зарядом. Хейно прикрыл мать плащ-п алаткой, но ее с рывал ветер... Лю ди утром не узна­
вали свои дворы: ведра, корыта -' все было ра скидано. Потом некото ­
рые находили свои вещи далеко от дома, в лесу. Л е са пав "л и л у раган мног о, осо­
бенно I3 северо-восточной части остро ­
ва. Пр авда, с.l0мленныЙ лес быстро убрал и ... Больно было СМОТ1)еть. Тог­
д а-то Хейно согласился принять маяк у с т арого ма ячника и переселился к нему н. Никто до сих пор не знает, кака я была сила ветра. Стрелка при ­
бора остановилась на пределе. До ­
ма шатались ... Хейно Веттика я впервые увидел вч е ра н а пирс е, когда на остров при­
шла за скотом баржа из Пярну. Хей­
но с Юри осматрив аJ IИ дос тавлен­
ную на барж е красную с беJI ЫМИ по-
ласами пож арную машину. 'Маячник был челов еком н е р осл ым, с вьщвет­
шими словно от до лгого глядения в море гла:'ами. О братив в ним ание н а его бушлат с ра з ными п угови цами мо рскими, а рм е йскими и даже старинными, с гербом и драко ном, я спрос ил его: -
На флоте с луж и ли? -
Нет, -
ответил он. -
Бушлат море выкинуло. Он с нова стал осматривать маши­
ну, а Юри, ра зм атыв ая шл а!!г, ска­
з ал вдруг: -
Вообще-то у на с д аж е старик и не вспомнят, когда на ос т рове б ыл пожар ... -
Машин а П ОJlожена по инвен­
тарному списку, -
сухо замети л Хей­
но, -
у нас все ДОJJЖ НО быть как на материке. Хорошо, что теперь у ме н я есть ПОМОЩНIIJ\, -
это он у же обращался ко мне. -
О дному мн е с этой т ехн икой н е управиться. Осм отрев и провернв комп лек т­
но с ть детаJlей, Хейно посадил н ас в пожарн ую машину, и мы с кол о к ол ь­
ным зво н ом п од ъехали к усадьб е м а ­
яка. дам бы л бол ьшой, с веж е выкра­
шенный в КОРlIчн еват ый цвет. За ним на холме выси лась к р ас ная стальная колонна маяка. От ворот к до му в е -
.1а бетонная дорожка, по краям ко ­
торой стояли деревья со свисающими к земле от обилия слив ветками. Х е йно н е торопился вылезать из кабины и, прислушив а я с ь к работе мотора, говорил м не, что эта усадьба построена в 1855 году и что рань ­
ше, в царское вр ем я, в этом доме БЫJlа каза рма. А на ча л ьник маяка БЫ,1 сам ым главным человеком на остр ове, и солдаты -
нх было три­
ч е тыр е чел овека -
работа.1И на н е ­
го: уб ира л и дом, двор, готови л и дро ­
ва. Вот к ак раз отец Нормана и нес службу в этом доме. Вы кл ючив мотор, Хей но пригласил по дняться на маяк. Над тяжеЛЫМl1 с та ль ными дверями маяка бронзовая мемориальная до­
ска: « Маяк Р ухну. В оз наменование 1 00 - летия со д ня постройки. 1877-1977 П.». -
Как видите, вся коло нна кле­
паная, -
сказал Хей но. -
Заклеп­
ки стаВИJlИ вручную .. На д ругой доске французская над­
пись с дато й П()(тройки -1875 год. -
Нав ер ное, пояснил маяч-
ник, -
изготовили конструкцию фран ­
цузы в 1875 году, а соб ра ли маяк спу с тя д ва года. Внутри пахло краской. Белые сте-
ны, чернаJ винтовая ребристая лест­
ница вокруг белой трубы. Каждый шаг отдается высоко над головой. Маленькие окошки -
полтора витка и окошко. Наконец первая площад­
ка и с нее, как на корабле, трап на мостик с реллинговыми стойками ... Деревни не было видно, только на северо-западе над лесом торчал шпиль церквушки. Когда мы вошли в фонарную, Хейно сел на металли­
ческий пол и сказал: -
Садитесь. Вы чувствуете, какой ветер? -
Потом встал и, схватив­
шись за борта, стал раскачивать маяк еще сильнее: вся колонна захо­
дила как маятник. Хейно открыл люк, через который мы входили в фонар­
ную, внизу гудело. Это была тяга воздуха ... Юри еще долго и подробно рас­
сказывал о недавнем урагане, а я вспомнил, как мы возвращались с острова в тумане, -
рыбаки нам го­
ворили, что кругом подводные валу­
ны,-
и никакой видимости. Но вдруг мы услышали со стороны берега тре­
вожный голос маячного ревуна, предупреждающего моряков об опас­
ностн, а затем и увидели светлое пятно, похожее на полную луну в мглистую погоду. Я рассказал об этом ЮРII, идя по дороге сквозь лес, 11 еще сказал о том, что капитан, узнав о моем на­
мерении снова приехать на остров, просил поблагодарить от его имени маячника. -
А мы с Хейно не заметили, как вы пришли на остров, -
сказал Юри, -
только позже с маяка уви­
дели в тумане кресты -
верхние части' мачт с реями, а потом в не­
БОЛЬШQЙ чистой полосе моря и шлюп­
ку. Давай, говорит Хей но, включу ревун и фонарь ... -
Ты знаешь, Юри, я ведь вчера забыл передать Хейно благодарность капитана. -
Ничего ... Успеешь. Хорошее де­
ло не заржавеет. Меня удивляла в Юри его правиль­
ная русская речь и почти полное отсутствие акцента. У небольшой поляны с высокой тра­
вой мы увидели «хозяйку» магазина Мэри. Когда мы подошли, она взгля­
дом смерила Юри так, словно соби­
ралась подарить ему по крайней мере костюм, потом снова нагнулась к зем­
ле и стала собирать бруснику. Мэри плавно подносила побирушку иглами вниз к траве и, поглаживая сверху зелень, как бы направляла ягоды в ящичек, да так, чтобы листья кусти­
ков не повредить. Слегка удивленный этой бережливостью, я подумал, что весь лес усеян ягодами и, сколько ни собирай, все равно останется ... Наконец Мэри поднялась и каждо­
му из нас высыпала на ладони по гор­
сти спелых ягод. Еще раз пристально посмотрев на Юри, она сказала с хи­
тринкой: -
Ну какой же ты помощник ма­
ячника без картуза? 40 Юри оставил ее реплику без виима­
ния. -
Вот она, Ливи Пульк! -
вы­
рвалось у него. В стороне, за поляной, женщина в желтом свитере загружала коляску скошенной травой. -
Тервист, Ливи! --
крикиул Юри И широко зашагал к ней. -
Ты иа меня ие сердись! -
гово­
рила ему вслед Мэри. -
Я всю жизнь мечтала о солидном человеке в картузе и капитанском сюртуке ... Юри с Пульк ОТОШJIИ К краю поля­
ны и позвали меня. Он говорил с ней J10-ЭСТОНСКИ, речь его теперь была ти­
хой и сдержанной. -
Смотри, -
10ри показал на не­
приметное деревне, -
это единствен­
ная черемуха на острове. Ливи гово­
рит, что пролетала над островом пти­
ца, уронила из клюва зерно, и вот выросло дерево. Черемухи даже ста­
рики на острове не помнят. Мы попрощались с женщинами и снова двинулись в путь. -
Ливи приехаJfа на остров погос­
тить к сестре сразу же после войны. Двое суток они с маленькой дочкой добира.~ись из Пярну на рыбацком баркасе. Ее сестра была здесь Jlесни­
ком... Кстати, первое упоминание о лесниках на Рухну относится к 1678 году. Так вот, как только Ли­
ви ступила на эту землю, она сказа­
ла, что никуда отсюда не уедет, бу­
дет жить здесь. Построила дом, двор ... Ты же видел ее хозяйство. Пока мы стояли с Пульк, мое вни­
мание было приковано к ее рукам, они' у нее и впрямь казались соста­
рившимися раньше глаз, лица. Лес уже реДNI, все чаще встреча­
лись задубелые от ветров кряжистые деревья. Оставив в стороне маяк, мы вышли к кустарникам и пескам. Сразу же во рту пересохло, лицо покрылось испариной, но, поднявшись к дюнам, мы почувствовали прохлад­
ное дыхание воды. Перед нами рас­
стилаJIОСЬ море. Оно светилось как переливающийся голубизиой шеJIК. Чаек была уйма. Они сидеJIИ на вол~ нах и издали были похожи на кораб­
лики. Но, когда волны приносили их ближе к берегу, они уже напоминали JIОДОЧКИ, качающиеся на тихой воде ... Мы сеJIИ на теплый песок. Почему­
то я вспомнил наш разговор с Нор­
маном Энделем: «Советую подру­
житься с Юри, он знает при роду острова ... Наши чувства немного при· тупи.JIИСЬ, а он, человек, выросший на Большой земле, ко всему, что откры­
вается ему здесь, относится востор­
женно. Прошлым летом, -
говорил Норман, -
он снова приехал к нам и остался на острове. Для нас характеристика ч·еловека это то, как он относится к нашей природе, тянутся ли его руки к де­
лу ... » Многое и мне нравилось в Юри. Сижу рядом с ним и вижу: смотрит он на воркующих чаек, а скрыть своего волнения не может ... Юри! -
окликнул я его. -
Хочешь что спросить? -
Скажи, а у кого ты приобрел старый ткацкий станок и зачем он тебе? -
У Сутта. Впрочем, 'у одного из Суттов, на острове их много. А за­
чем? Это как смотреть. Он повернулся ко мне. --
Через ремесла, через предметы быта можно многое узнать о своем прошлом. Вот, например, этот ста­
нок... Я еще только разбираюсь. Очень простая конструкция -
ни единого гвоздя, все деревянное, ду­
маю, мне удастся и поработать на нем. Осваивая его, я представляю себе движения рук тех людей, их смекалку ... Стариков, знающих прош­
лое острова, мало. Да, пожаJIУЙ, из самых древних остался лишь. отец Нормана. Вот с ним и дружу. От не­
го я узнал, что деревянная церковь самая старая на всем побережье. Ее строили в 1644 году, строили из дерева выброшенных на берег парус­
ных кораблей. Такое дерево не под­
дается гниению... А семья Нормана самая древняя на острове. Он мне рассказывал, что раньше землю удоб­
ряли водорослями. А какие строили амбары для хранения зерна! Они стояли на западном берегу высоко над землей. Полы выкладывали из булыжников, поверх стлали бревна, снова булыжники и опять бревна. С такой закладкой зерно в амбарах хорошо проветривалось, да и мыши не могли забраться, запасы сохраня­
лись в ннх три года ... Юри встал, достал патрон, заря­
дил двустволку и, приметив ближ­
нюю чайку, стал прицеливаться, но вдруг поднял ружье вверх и нажал курок. Услышав сухой треск, чайки заголосили, вспорхнули в небо, не­
много покружили и снова опустились на волны. -
Пошли ко мне, -
сказал он рез­
ко, -
я тебя угощу жареной салакой с брусничным вареньем ... -
А как. же чайка для лисы? -
Ничего. Найдут чем покормить ее. Понимаешь, когда я напросился принести чайку, не думал, что не смогу стрелять в них. Пошли. Сказав это, он облегченно вздохнул и посмотрел на море: одну из чаек накатившаяся волна оставила на пес­
ке, и она в ожидании следующей волны спокойно озиралась по сторо­
нам. -
Какой же остров может быть без чаек ... Так же, как без лодок, сетей, рыбаков... И без прошлого. От Юри я возвращался поздно. Шел через лес. Ветер шуршал.в тра­
ве, кустарниках... Впереди робко вставала луна. Ее свет между де­
ревьями колыхался, как легкая ткань. О. 6ЕЛОУ СОВ МОНОГРАММА ФРАНЦИСКА СКОРИНЫ 1] ГО имя выбито на мрамор­
ной доске вместе с именами . самых знаменитых выпускни­
ков Падуанского университета, где в 1512 году он с блеском защищает звание доктора меДI1ЦИНЫ. Он осно­
ватель древнейшего в Европе Праж­
ского ботанического сада. Однако не только успехи в лекарских науках и в ботанике прославили имя Францис­
ка Скорины, поставили его в один ряд с величайшими людьми Высоко­
го Возрождения, теми, кого Энгельс называл титанами по силе мысли, страстности характера, по многосто­
ронности и учености. В 1517 году в Праге выходит первая книга Ско-
рины -
первая печатная книга на старобелорусском языке, первая рус­
ская печатная книга. В предисловии к ней читаем: «ЗУПОЛНЬ ВЫЛОЖЕНА НА РУС­
СКИй ЯЗЫК ДОКТОРОМ ФРАНЦИС­
КОМ СКОР ИНОЙ, ИЗ СЛАВНОГО ГР АДА ПОЛОЦЬКА, НАПРЕД БОГУ КО ЧТИ И ЛЮДЕМЪ ПОСПОЛИТЫМ К НАВЧЕНИЮ». Вот это -
«людемъ посполитым к навчению» -
стоит в предисло­
виях ко всем книгам Скорины. «Лю­
демъ посполитым» -
значит не ца­
рям, не духовенству, не князьям и боярам, а простым людям к «навче­
ННЮ». И потом здесь же, в Праге, он проделывает поистине неимоверную работу -
на протяжении всего лишь трех лет Скорина издает почти все основные книги Библии, Психоло­
гию ... А в книгах -
прекрасные гравюры такого класса, что Стасов сказал о них: «То изящество рисунка, то мастерство гравюры, которые на столь короткое время проблистали в изданиях венецианских и скори­
нинских, никогда уже больше не по­
вторилось ни в одном издании цер­
ковнославянской печати второй ПО­
ловины XVI века, всего XVII и пер­
вой половины XVIII века. Но зато и 41 Gttрхuвиь.е РО.Ь'СИU те, и другие издания имели впослед­
ствии прямое влияние на судьбы русской гравюры на дереве». Все, кто писал о гравюрах скор и­
нинских- книг, а среди них, кроме Стасова, Равинский, Каратаев, Влади­
миров, известный белорусский искус­
ствовед Щекотихин, отмечали их вы­
сочайwий художественный и техни­
ческий уровень. Но кто автор гравюр? На этот во­
прос ответа не было. Сбивало с тол­
ку, запутывало следующее обстоя­
тельство: великолепные гравюры, о которы'х было сказано столько восторженных слов, существуют только в пражских книгах Скорины. Гравюры «Малой подорожной кни­
жицы», которую он напечатал в 1525 году в Вильно, разительно хуже. Иллюстрации пражских изданий от­
личаются блеском Фантазии, изыс­
канностью техники, юмором и в то же время точной направленностью, которая позволила сказать Скорине о них: « ... абы братие моя, Русь, чту­
чи могли лепей разумети», а в «Ма­
лой подорожной книжице» -
су­
хость и аскетизм, характерные для поздней немецкой готики. Это несоответствие бросалось в г-лаза всем и давало основание предполагать, что не сам Скорина был художником (не мог же он за десять лет разучиться рисовать!), а пользовался услугами двух масте­
ров -
одного в Праге, другого в Вильно ... Опровергнуть эту гипотезу не так легко, х,отя много в ней и слабых мест. Ведь если в Праге в то время жил столь блестящий художник, от него должны остаться хоть какие-то сле­
дыl К тому же мы знаем, сколь бе­
режно относился Скорина ко всем, кто помогал ему в' работе, а в кни­
гах -
ни малейwего упоминания о художнике ... Но факт есть факт. Прежде чем двигаться дальwе, нужно попробо­
вать найти следы мастера, с кото­
рым Скор ина, вполне возможно, ра­
ботал в Праге. Переворачиваю десятки ИССiiедо­
ваний по гравюрам ХУI столетия, просматриваю старинные книги, из­
'данные в то время в Праге, -
да­
же намека нет на что-либо похожее на гравюры скорининских книг. Сно­
ва и снова просматриваю гравюры в, книгах Франциска Скорины ... Их автор был не просто прекрас­
ным художником, он был удивитель­
но смелым человеком, человеком 42 с wирокими гуманистическими взгля­
дами, да к тому же и насмеwник. Ну чего хотя бы стоит титульный ЛИСТ к книге «Иисус Сирахов». Во-первых, он никоим образом не иллюстрирует канонический текст -
на нем изображен диспут ученых мужей-схоластов, судя по ,костю­
мам, современников Скорины. Но что за фигуры -
жирные, само­
влюбленные, с выпирающими из-под ряс животами. Какая уж тут свя­
тость -
это же самая настоящая ка­
рикатура. Карикатура в Библии? .. А вот титульный лист 'к ,кни~е «Руфь». И тоже что-то не видно святости в персонажах -
просто крестьяне работают в поле, склонились под жарким солнцем жнецы, женщина вяжет снопы. Нарисовано со знани­
ем дела, видно, что крестьянский труд хорошо знаком автору... Ти­
тульный лист книги «ПреМУДРОСТIt божия... На престоле, поджав ноги, господь бог, а перед ним -
сам Франциск Скорина. Только глядит он не на бога, а на землю. И не благо­
лепие у него на лице, а грусть, и руки его простерты не к богу, а к греwной земле ... Отсюда уже один шаг до ереси или до атеизма... Так и есть -
на иллюстрации к первой книге «Бы­
тия,,' господь нарисован без нимбаl Среди всей сущей на земле живно­
сти стоит не бог -
Человекl' Оwиб­
ка? Забывчивость? Ну нет. Богобояз­
ненный человек в те времена таких оwибок 'не делал, за меньшее мож­
но было угодить на костер. Это по­
зиция. Позиция принципиальная, рожден­
ная твердыми убежден",ям"" созвуч­
ными тем, которые руководили Ско­
р",ной, когда он советовал в своих предислови'я,х «лю,демъ посполитым» по Псалтырю учиться грамоте, по кн ... ге «И ... сус Нав",н» знакомиться с геометр ... еЙ, по кн ... ге "Судей» -
с основами права, по кн ... ге '"ч ... -
сел» -
счету. Те самые убеждения, согласно которым Скорина помеща­
ет в "Малую подорожную кн",ж"'цу» светский календарь, дает в ней некоторые астроно'м ... ческ ... е све'де­
н""я. Итак, если и был в Праге худож­
н",к, который делал для Скор",ны гравюры, то он должен был думать ... чувствовать так же, как Франц"'ск Скорина, быть его единомыwленни­
ком, впитать его гуманистические идеалы ... , пожалуй, не будет натяж­
кой сказать, прож",ть его ж",знь .. Так откуда же он возник, этот таинствен­
ный художник, столь похожий на Окорину, ... ,к)'да же иочез? .. Может быть, лог",чней согласить­
ся с тем, что сам Скорина был aBTO~ ром гравюр? Ведь Скор",на, как уста­
новил белорусский "'С'fорик С. Алек­
сандрович, был доктором наук "вы­
зволенных», а в эт", наук... в те вре­
мена входил ... и философ ... я, и мате­
мат",ка, и музыка, и рисование. Кро­
ме того, Скорина -
ботаник, а бо-
танику ХУI века никак нельзя обой­
т ... сь без рисования. А есл ... ,к тому же вспомн ... ть букв",цы, застав к ... , виньетки его книг -
он ...... зобилуют растительным орнаментом: в букву Г изящно вплетен василек, А пере­
в",та цветами льна, в букве Ж -
мальва, П -
клевер, И .....: фонар",ки, К -
мак. И подбор цветов-то очень своеобразный -
простые полевые цветы, и выполнены они со знанием дела. Но все это только намеки, только косвенные доводы. А для того что­
бы утверждать авторство Скорины в создан...... гравюр, необходимы ос­
новательные, недвусмысленные св",­
детельства. Снова обращаюсь к текстам Ско,­
рины. Должно же быть что-то, что помогло бы выйти на прав ... льныЙ путь, подтвердить или опровергнуть столь соблазнительную гипотезу. "Песнь песней». Послеслов ... е: «А СОВЕРШЕННА ЕСТ ПОВЕЛЕНИ­
ЕМ, ПРАЦЕЮ ИВЫКЛАДОМ УЧЕНА­
ГО МУЖА В ЛЕКАРСКИХ НАУКАХ ДОКТ,ОРА ФРАНЦИСКА СКОРИНЫ СЫНА ИЗ СЛАВНОГО ГРАДА по­
ЛОЦЬКА ... » Послесловие к книге "Бытие»: ((IБОЖЕЮ ПОМОЩЬЮ ЗУ­
ПОЛНЬ ВЫЛОЖЕНЫ И ВЫТЕСНЕНЫ ПОВЕЛЕНИЕМ И ПИЛЬНОСТЬЮ УЧЕНАГО МУЖА В ЛЕКАРСКИХ НА­
УКАХ ДОКТОРА ФРАНЦИСКА CKO~ РИНЫ». "Иисус Сирахов»: " .. 'nИЛЬ­
НОСТЬ ЕГО ПРИМЕН,ЯЕТЬ МАЛЕВА­
НИЕ... СЕРДЦЕ СВОЕ ВЫДАСТЬ КО ИСКОНЧАНИЮ ДЕЛА И ПИЛЬ­
НОСТЬЮ еВО,ЕЮ ОКРАСИТЬ НЕДО­
КОНАЛУЮ РЕЧЬ». Опять только намеки. Их, правда, становится все больwе и больwе, но от этого не легче, ведь нужно твер­
дое: «Это -
Moel» А такого утверж­
дения обнаружить не удается. Кроме того, камнем преткновен",я, о кото­
рый спотыкаются все рассуждения, лежат иллюстрации того, второго художника, в Вильно. Ведь если сам Скорина делал гравюры для сво",х книг В Праге, кто же ему меwал сделать ... х и в Вильно? Какая-то просто детективная история ... И вот однажды, когда, честно го­
воря, уже отчаялся распутать ее, я вып ... сал в Библиотеке имени В. И. Ленина редчайwее издан ... е ~ на весь Советский Союз сч",танные экземпляры ...;.. «Всемирной хрони­
к ... », изданной Шеделем в Нюрнбер­
ге, в ТIotпографи... Кобер,геров, лет на 15-20 рань'ше скорининскиос: кн",г. Выписал так, на вся,кий слу­
чай. ... И вижу в «Хронике» гравюру, до мелочей знакомую мне по «Малой подорожной книжице», изданной Скориной в Вильно. Сверяю: да, одна и та же гравюра! Бережно, унимая нетерпение, переворачиваю :II"'СТЫ .. Всемирной хрони.ю .. »... на­
хожу остальные три гравюры (,Ма-
лой подорожной книжицы»: титуль­
ные листы «Акафиста богородице», «Акафиста Иисусу», «Канона Иисуса». Совпадает все -
формат, компози­
ция, рисунок! Сч;наю количество штрихов, кото­
рыми обозначены круги на воде в «Каноне Иисуса Нави на» и в гравю­
ре из «Всемирной хроники» ... Совпа­
дает! А на складках плаща? .. Подсчи­
тываю штрихи, а сам уже уверен -
совпадет! Совпало. Но зто значит, что мы установили, кто был тот, вто­
рой художник, чьи гравюры исполь­
зовал Скорина в Вильно. Во всяком случае, его адрес -
Нюрнберг, ти­
пография Кобергеров, и ~время, ког­
да он сделал свои гравюры, -
за­
долго до. того, как Скорина в Праге напечатал первую книгу. Установить его имя теперь дело техники. Но неизмеримо важнее дру­
гое -
Скорина, печатая «Малу'О по­
дорожную книжицу», никому гравю­
ры не заказывал, не было с НИМ в Вильно никакого художника, он воспользовался уже готовыми, дав­
ным-давносделанными досками. Вот откуда различие стилей, манер, ком­
rl0ЗИЦИИ. Вот откуда эти неожидан­
ные сухость и педантизм -
прями­
ком из Германии, из Нюрнберга ... Таким образом, можно считать, что камня, который столько лет сби­
вал с толку исследователей творче­
ства Скорины, просто-напросто не существовало, как не было в Вильно И художника, который якобы делал гравюры для Скорины. Значит, исследуя возможность уча­
стия Скорины в создании иллюстра­
ций к его книгам, мы должны опе­
рировать только материалами праж­
ского периода, поскольку авторство гравюр виленских теперь установле­
но -
они никакого отношения к Скорине не имеют. Обращаюсь к академику А. Алек­
сандрову, крупнейшему специалисту по книжной графике XVI века. Пока­
зываю ему фотографии, рассказы­
ваю о своих затруднениях. Александ­
ров долго разглядывает снимки, то­
же, как и я, штрихи подсчитывает. Наконец поднимает голову, глядит куда-то в пространство, чуть поше­
веливая губами, словно пробует, как бы половчей начать фразу. -
Видите ли... В начале XVI века в типографии Кобергеров, знамени­
той, между прочим, типографии, в которой работали ученики Дюре­
ра, произошел скандал. Три гравера нарушили какие-то цеховые законы, за что и были изгнаны ",з Нюрнбер­
га. Вполне возможно, что, собираясь, так сказать, в путь-дорогу, они при­
хватили с собой и несколько досок гравюр. След их потом затерялся. Вполне возможно, что где-то они встретились со Скориной и про.сто продали ему доски. А я вспоминаю: уже начав печа­
тать «Малую подорожную книжицу», Скорина срывается с места и едет в Кенигсберг. Зачемl Вполне воз­
можно, что изгнанные из Нюрнберга граверы (или кто-то один из них) осели а Кенигсберге и именно там встречается с ними Скорина ... -
Но почему же он не сделал оригинальные гравюры, не заказал их, в конце концов, если ме мог сде­
лать сам, а воспользовался, если можно так сказать, уже бывшими в употреблении? Александров усмехается: -
Я не думаю, чтобы Скорина располагал необходимой суммои, чтобы заказать оригинальные гравю­
ры, -
купить доски было дешевле. -
Но еще дешевле было бы сде­
лать их самому. Чувствую, что эта фраза уже чуть ли не развеселила моего собесед­
ника. -
Вы знакомы с техникой обрез-
ной граВЮР!.I? .. Нет? Объясню. Преж­
де всего делается рисунок, потом он переносится на деревянную. дос­
ку из груши, бука или вишни. Обре­
зается. То есть наносится ножом каждый штрих, а потом выбирается фон. Работа эта требует незауряд­
ного умельства и опыта. Некоторые художники делали гравюру от нача­
ла и до конца, но чаще всего два последних этапа -
обрезание и вы­
емка фона -
выполнялись под­
мастерьями. Это объяснял ось и тем, что художнику просто не хватало иногда времени и тем, что у мно­
гих из них не было достаточно сно­
ровки в работе с деревом. Так что вполне возможно, что в Вильно У Скорины просто не на-
шлось подхоДящего мастера-граве­
ра, ну а свободным временем он, кажется, никогда не располагал. Александров гляд.п на меня уже с откровенной улыбкой ... -
Скажите, молодой человек, а почему вы, пытаясь доказать при­
частность Скорины к созданию гра­
вюр в его книгах, упускаете такой веский аргумент, как его личная мо­
нограмма -
изображение солнца и луны, соединенных вместе? Сейчас она уже "работает» не косвенно, а прямо. Ведь этой монограммой, ко­
торой отмечено большинство гра­
вюр пражских изданий, Скорина словно сам уже говорит: "Это -
Moel» Ну вот и произнесены зти слова. Франциск Скорина был, по словам Александрова, делатель книг. Он от­
вечал в книге за все ... Помните его «БОЖЕЮ ПОМОЩЬЮ ЗУПОЛНЬ ВЫЛОЖЕНЫ И ВЫТЕСНЕНЫ ... »? Есте­
ственно, что он при столь серьез­
ном отношении к делу не мог прой­
ТИ мимо такого важного фактора, как оформление книги, фактора, ко­
торый должен был помочь читателю "ЧТУЧИ ЛЕПЕй РАЗУМЕТИ». Несомненно, он был автором боль­
шинства гравюр в пражских изда­
ниях -
он их задумывал, рисовал, следил за исполнением в материале и, поставив на них свою монограм­
му, засвидетельствовал через века: "Это -
мое!» Поэтому сегодня мы можем ска­
зать о Франциске Скорине -
Мыс­
ли:rель, Гуманист, Просветитель, Пер­
вопечатник и ... Художник. 43 Е. ФРОЛОВА, наш спец. корр. Ш е близок путь от Орен­
бурга до районного центра Саракташ, ста­
ринного «гнездовь я. пуховязаль­
щиц, и оттуда до села Желтого, где живут и работают извест­
ные мастера. Зимняя степь, как пуховый платок, стелется за окном автобуса, наводя на раз­
мышления об истоках оренбург­
ского промысла и его истории . ... Одним из первых ученых, рассказавшим об оренбургском крае и его богатствах, был Петр Иванович Рычков. В 1762 году в журнале «Ежемесячные сочи­
нения, к пользе и увеселению служащие. появилась его статья «Топография Оренбургской гу­
бернии.. Рычков описал жизнь степи и ее обитателей, серьезно заинтересовался козами, КОТО' рые «около Яика, а особливо на Заяицкой степи табунами случа· ются и так резвы, что никакой собаке угнать невозможно •. Уче-
Оренбургский платок ный побывал у чабанов, увидел образцы изделий из пуха и пред­
ложил наладить в крае пуховя­
зальный промысел. Уральских казаков, обосновав­
шихся в свое время на Яике, также не могла не привлечь одежда местного населения­
калмыков и казахов. В лютую стужу, когда даже русская шу­
ба плохо держала тепло, ското­
воды гарцевали на своих низко­
рослых лошаденках в легкой с виду одежде из козьих шкур и войлока. «Как же они терпят такой холод? -
дивились каза­
ки. Дивились до ТОЙ поры, пока не узнали, что под легкими ду­
шегрейками у скотоводов наде­
ты поддевки и шарфы, связан· ные из шелковистого пуха, на· чесанного с коз. Стали казаки выменивать пух и изделия из не­
го на чай и табак. У калмыков · и казахов вязка изделий из пуха была «глухой •. Уральские же казачки, знавшие кружева и вышивание, стали использовать в вязке растительный орнамент, живые мотивы природы. Под Т'И-
хий треск лучин длинными зим­
ними вечерами вязали они неж·, ные шали и тонкие, как паутин­
ки, белоснежные ажурные платки_ Оренбургская пуховая коза ... На земле много пород коз, живу­
щих ПОЧ'l'И во всех широтах. Бе­
лая безрогая швейцарская; ма­
ленькая аспидно-черная афри­
канская; крупная грациозная, с белой шерстью ангорская; гор­
боносая грубошерстная ниль­
ская; безрогая, с белой длинной шерстью альпийская; серая мо­
лочная немецкая... Но у всех этих коз нет такого пуха, как у козы оренбургской. Французский доктор Бернье, путешест'вовавший в 1664 году по Тибету, обратил внимание на прекра'сные т:кани И головные уборы из кашемира. Бернье за­
интересо'вался, откуда берется сырье для этих теплых и лег­
ких изделий, и узнал, что это пух кашмирских коз. Доктор воепылал желанием развести та­
ких коз во Франции. Но про­
шло немало лет, прежде чем французы начали осуществлять его идею. В 1818 году за каш­
мирскими козами отправилсЯ\ профессор-востоковед Жубер. По пути в Тибет он остановился в Одессе и узнал у местных предпринимателей, что между Оренбургом и Астраханью чаба­
ны пасут пуховых коз, потомков кашмирских. Профессор Жубер исследовал пух оренбургской ко­
зы и нашел его намного лучше, чем у чистопородной тибет'скоЙ. Жубер закупил 1300 коз. Эта огромная отара была пригнана на побережье Черного моря и на корабле отправлена в Марсель. Долгое плаваНlие в тесных и душных трюмах выдержали только четыреста коз и всего не­
сколько козлов. Оставшихся жис вотных холили И берегли как за­
поведных зверей, но козы, увы, стали безнадежно терять свои выдающиеся «пуховые. качества и в течение нескольких лет пре­
вратились в грубошерстных. Не прижились они и на прекрас­
ных лугах АНГJl!ИИ и Латинской Америки. Стало ясно: для со­
зревания пуха нужны климати-­
ческие условия, такие, как в оренбургских степях. Оренбургский пух и шали из него настолько славились во всем мире, что в начале XIX ве­
ка английская фирма «Липнер. организовала крупное предприя­
тие по выработке изделий «Ими­
тация под Оренбург». Село Желтое встретило меня морозом и солнцем. Голубоватые сугробы на обочинах широких параллельных улиц, аккуратно подкрашенные хатки с синими ставнями, бурые отроги Ураль­
ских гор вдали... Село cTiapoe, построено с размахом. Еще в 1825 году здесь был создан форпост казачества. На одной из улиц -
Почто­
вой -
свежевыбеленная хатка Шамсури Абдрафиковны Абдул­
линой. Хозяйка, круглолицая, в домашнем фланелевом платье, усаживает меня З3 чашку чая, поинтересовавшись сначала, бу­
ду ли я пить по-местному, с молоком, или по-городско­
му. После чая Шамсури пригла­
шает в горницу, садится за стол и, достав узелок с пухом, гово­
рит: -
Первым делом из пуха на­
до выбрать волосы и другие за­
метные гл,азу примеси. -
Раз­
вязав узелок, она отделяет не­
большой клочок и предлагает мне проделать эту операцию. Я тщательно рассматриваю на свет крохотный комочек пуха.: Долго и упорно пытаюсь очис­
тить его от мелких семян трав. Медленная и утомительная рабо­
та, которая и сто и двести лет назад выполнялась точно так же. -
Теперь надо сделать пер­
вый прочес на двухрядной гре­
бенке. Сейчас я вам .ее покажу. Нашей гребенке лет уж сто бу­
дет. И мама на ней чесала, и бабушка. Деревянный угольник с ост­
рым стальным гребнем Шамсури приспосабливает на колене и, полоmив немного пуха на гре­
бень, протаскивает сквозь зубья тончайшие нити. -
При перво'м прочесе отде­
ляются короткие волок.на. Потом пух промываем в мыльной воде и сушим на воздухе. Сухой чис­
тый пух прочесывается еще два­
три раза, пока не появится блеск. Теперь можно начинагь прядение. -
Мастерица берет веретено в правую руку, а в ле­
вую -
горсть уже готового пуха. Быстрыми движениями пальцев вращает веретено, и вот уже на нем растет холмик нежнейшей, тоньше волоса, пуховой нити. -
Пух спряден, но вязать еще нельзя, -
поясняет мастери­
ца. -
Пуховую нить сматывают с тонкой нитью натурального шелка, одновременно скручивая для прочности. Вот' тогда пря­
жа готова. -
Шамсури развора­
чивает сверток с вязаньем. На колени падает почти закон­
ченный ажурный платок. -
Вяжу узкую тесьму из со­
рока пяти зубчиков, потом по длине тесьмы набираю четыреста петель, тут важно не ошибиться, иначе не выйдет рисунок. Да вот посмотрите сами. ---
Шамсури надевает очки, привычно прика-
sиоrРАФМ РЕМЕМА лывает вязанье булавкой к сво­
ему платью -
для ровности пет­
ли. Тонкие, короткие и острые как иглы спицы только мелька­
ют в гибких пальцах. Вяжет ли она простую платочную петлю или накид, уловить при этом не­
возможно. -
А откуда вы узоры бере­
те? -
интересуюсь я. _.-
Узоров много всяких­
соты, глухотинка, кошачьи лап­
ки... Каждая вязальщица знает их, издавна из рук в руки они пере'даются. Вот посмотрите: эти мелкие дырочки называются пшенки, а эти покрупнее -
ко­
РОЛI>КИ, а цепочные дырочки -
мышиные тропки, а тут косоряд­
ки. Круг У меня состоит из угольничков, пшенки, рыбок и косорядок, а кайма из снежинок и глухотинок. т- Шамсури рас­
правляет платрк и показывает четыре одинаJtовых прямоуголь­
ника и в центре непохожий на них ромб. -
Во время работы я мысленно делю платок на четыре одинак'овые части. Расчет делаю в самом начале работы, а потом пальцы сами чуют, какие петли вязать и сколько их надо сде­
лать в каждом ряду. Я ведь с се­
ми лет вяжу. Сначала маме ПОМОI1ала, потом и сама стала «паутинки. вязать. Всех племян­
ниц обучила, а у меня их семь. И как расчет новых рисунков де­
лать, и как каждый узор провя­
зывать, и чтобы спицы близко к глазам не держать, и нить не перекручивать при прядении. Та­
кое наше ремесло. Очень домаш­
нее оно, От потомства к потом­
ству все лучшее передается. От матери -
к дочери, от бабуш­
ки -
к внучке. У нас в отделе­
нии двести вязальщиц, и все они своим мастерством делятся. От быстрых и ловких движе­
ний рук Шамсури невозможно отвести глаз. На указательном пальце ее левой руки маленькая, как хрящик, мозоль. По этому месту много лет струится пухо­
вая нить ... Про вязав последние зубчики, мастерица затягивает петлю. Те­
перь платок надо выстирать, от­
белить, обшить по зубчикам тесь­
мой и аккуратно натянуть на деревянную раму. --
Сколько же часов вы вяза­
ли эту «паутинку.? --
Когда быстрее вяжется, а когда тише. План у нас, работ­
ниц Оренбургского комбината, -
сдать в месяц большой платок и палантин. Но у меня, бывает, и по два платка выходит. Последний раз оглядываю чис-
45 тую горницу с высокой кро­
ватью, множеством пышных по­
душек, красно-синих ковриков и пестрых половичков на светлом полу... Правду говорят, что хо­
рошая мастерица плохо ничего делать не умеет. Всю обратную дорогу, пока .газик. прыгает по обледенелым буграм проселочной дороги, я не­
отрывно смотрю на ровную и плоскую степь, на редкие, сизые, не сбросившие инея кустарники карагача и жимолости, на бар­
хатные метелки не засыпанного снегом камыша. На обочине -
следы заячьих набегов: две ямки покрупнее вместе и две помень­
ше врозь, а вот и лисичка пробе­
жала, как машинкой прострочи­
ла. Видно, эти-то снежные равни­
ны, крутые морозы да раздоль­
ные степные песни помогли оренбургским мастерицам-вязаль­
щицам найти орнамент своего рукоделия, язык и ритм его. Но славой своей оренбургский пуховый платок во многом обя­
зан и многотрудному искусству козоводов. На Оренбуржье пять козоводческих совхозов, и самый большой из НИХ в Губерлинских горах. Соль-илецкий совхоз .южный. раскинул свои угодья за Илеком, на самой границе с Казахстаном. .Осталась позади солончаковая степь и колючие шары перекати­
поля, загнанныР. настойчивым ветром в канавы. Миновали ста­
ницу Изобильную, переправляем­
ся по деревянному мостику через Илек и въезжаем в центральную усадьбу совхоза -
село По­
кровку. С главным зоотехником Ми­
хаилом Павловичем Кутыревым идем по необычной, из одних кошар, улице села. Останавли­
ваемся у .резиденции. чабана Ивана Григорьевича Якубенко. Длинный добротный сарай, двор, отгороженный от соседней коша­
ры крепким забором, заполнен коричневатыми, с серыми подпа-
КЛИМАТ 2000 ГОДА Двадчать четыре виднейших климатолога мира порознь пред­
ставили свои прогнозы, каким будет . климат земного шара че­
рез двадцать пять лет. Сейчас ати прогнозы суммированы, и усредненное мнение крупнейших спечиалистов оказалось следую­
щим. Вероятность катастрофиче­
ских изменений климата до на­
чала ХХI века крайне незначи­
тельна. До конча текущего сто­
летия климат скорее всего будет 46 линками козами. Пахнет свежим сеном и степным ветром, двор застлан пшеничной соломой, и на золотистом фоне коричневые козы кажутся акварельными. Большой румяный человек идет нам навстречу. Знакомимся, просим чабана рассказать о его работе. -
Коза -
животное неприве­
редливое в еде, -
говорит Иван Григорьевич. -
Но нельзя счи· та ть, что если большую часть года она пасется, то ее можно и не кормить. У нас чабаны так говорят: с худой козы и пух худой. Мы с женой кормим коз соломой, сеном, зерном, концен­
тратами, едят они и ветки ивы, липы, вербы. Пух на козе растет и зреет сам, конечно, но и до.­
гляд чабана нужен. Оставь козу без соли -
пух уже не тот; переела белковых -
пух совсем захирел; опоздали козу чесать­
пух перезрел. Вот посмотрите, -
Иван Гри­
горьевич берет за рог ближай­
шую козу, которая пристально наблюдает за новым человеком в отаре, -
пух закладывается в сентябре -
ноябре. Видите, как он подрос?. Я дотрагиваюсь до дымчато­
шоколадной «одежды. козы И отдергиваю руку -
животное вздрогнуло и резко бодну лось. Чабан отпускает козу, и та сразу смешивается с отарой, через ми­
нуту я уже не могу отличить ее от остальных. У всех маленькие загнутые рога, крошечная бород­
ка и челка. Спина прямая, не­
много приподнятая сзади, ноги крепкие. Следующий наш визит к чаба­
ну Жумабаю Каражанову. Худенький, подвижный, с тем­
ным от неистребимого загара ли­
цом, аксакал J'lce пытается по­
удобнее устроить нас на ска­
мейке. -
Дождь нужен, ветер нужен, мороз крепкий нужен, чтобы пух на козе хороший был, -
расска­
зывает он хрипловатым от про-
сходен с тем, какой наблюдался последние сорок лет, с большей возможностью глоба.,,,ьного по­
тепления, чем похолодания. Считается доказанным аффект потепления, вызываемый ростом поступления углекислого газа в атмосферу ввиду интенсивного сжигания человечеством угля, нефти и газа. Однако атот аф­
фект в значительной степени должен уравновеситься похоло­
данием, которое связано с есте­
ственным климатическим чик­
лом. Иначе говоря, если бы не деятельность человека, климат студы голосом. -
И еще чест· ность в работе нужна, очень большая честность. Почему Ка­
ражанов сдал 145 килограммов пуха сверх плана? Я валушка два-три раза верну чесальщику­
тут, покажу, и тут оставил -
и заставлю вычесать все до грамма... Пух чесать -
дело трудное. Пытались заменить руч­
ной гребень машиной -
пока не вышло. И ныне работаем вруч­
ную. Норма -
десять-двенадцать коз за смену. В совхозе тысячи коз, обработать их надо быстро, в течение двух недель, не то пух перезреет. Чешем коз дважды -
в феврале и марте. Пух первой чески самый ценный. Поглажу овцу по спине, и если пух в руке останется -
не­
отложно чесать надо, -
продол­
жает Жумабай Каражанов. Да и сама она знак подает, трет­
ся о камни или кустарник. В теплую зиму линька наступает раньше, чем в холодную. Пух быстрее созревает у хорошо от­
кормленных коз, у взрослых жи­
вотных раньше, чем у молодня­
ка, у козлов позже, чем у ма­
ток... Вот, говорят, -
замечает Каражанов, -
ученые предла­
гают соорудить диспетчерские вышки, с которых пастухи с помощью приборов будут пасти отары и даже следить за состоя­
нием здоровья животных. Но как бросишь отару? С какой вышки волка заметишь? Кто напоит в жару? Кто ночью костер зажжет, ободрит? Так и сказал: «ободрит., слов­
но речь шла о человеке. Текут пуховые реки из совхо­
зов в Оренбург, на комбинат и фабрику пуховых платков. Там молодые работницы на станках с программным управлением ткут добротные серые платки и белые «паутинки., а в деревнях Орен­
буржья, в двадцати отделениях комбината, рождается оренбург­
ский платок ручной работы, сла­
ва которого не стареет. 3емли к началу ХХI века слег­
ка посуровел бы. Спечиалисты не предвидят чрезвычайных засух и «срывов» муссонов. По их мнению, в Ин­
дии и других районах Азии вос­
становятся благоприятные для сельского хозяйства условия. Положение африканского райо­
на Сахель, который граничит с Сахарой и в последнее десяти­
летие пережил беспречедентную засуху, очевидно, нормализуется. ОТКУДА НАЧАЛАСЬ АМЕРИКА ~ тот день не было еще ни ~ Нью-Йорка, ни Калифорнии, ни Техаса. В тот день, 1 3 мая 1607 года, три маленьких анГ\лийских I корабля после четыре'хмесячного -плавания вошли в устье Чеса'пикско­
го залива и, пристав к берегу, выса­
дили на сушу 104 колонистов во главе с их предводителем, капита­
ном Ньюпортом. Первое, что сделали вновь при­
бывшие, ступив на берег, -
это воз­
благодарили господа, проведшего их сквозь опасности морской стихии в «рай земной», а затем объявили всю территорию Северной Америки между испанской Флоридой и фран­
цузской Канадой владением короля Джеймса I и нарекли свое поселе­
ние Джемстауном. Они называли эту землю Виргинией. Собственно, автором названия был не ка­
питаи Ньюпорт, а сэр Уолтер Рэли, окре­
стивший добрую половииу Севериой Аме­
рики Виргинией в честь _королевы-дев­
. ственницы» Елизаветы. Название закре-
пилось н в течение века обозначало rpo-
мадную территорию: на английской кар­
те 1651 года Виргиння простирается от берегов Атлантикн до Калифорнии. До прихода белых по берегам всего Че­
сапикского залива были разбросаны ИН­
дейские поселения. Об этом до сих пор свидетельствуют названия населенных "унктов: Чинкотинг, Онанкок, Киптопик ... Но посnе появления английских поселен­
цев число индейцев в этих краях стало резко сокращаться. этому в огромной степени способствовали болезни, которые принесли с собой белые люди. Стремясь к неуклонному расширению владений, ко ­
лонисты исполь з овали любые «методы вытеснения» коренных жителей, по д купом и обманом отбирали у них земли, а ино­
гда просто убивали краснокожих и за­
хватывали их территории. В начале XVH века на берегах Чесапик­
ского залива жили 32 индейских племени из группы прибрежных алгонкинов общей численностью десять тысяч человек. Уже через сто лет после основания Джемстау­
на их численность С'.ократилась до полу­
тора тысяч. По данным же 1960 года, на территории Виргинии про,,,ивали 2155 по­
ТОМКОв прибрежных алгОНКh~ОВ. Долгое время Виргиния была действи­
тельно «раем земным:. для колонистов. Плодородные земли давали богатые уро­
жаи высокосортного табака, а обилие вод­
чых путей делало ненужным строительствQ. дорог. Собранный урожай табака на ме­
сте грузи л ся в лодки и корабли и снача­
ла по рекам, а потом по заливу и Атлан­
тическому океану отправлялся в далекую Англию. Табак. В т е времена он продавался в Анг лии буквально на вес зоnота, а в аме­
риканских колониях служил денежным эквивалентом. Расписки с табачного скла~ да заменяли колонистам бумажные день­
ги. Налоги выплачивались табаком, им 'Ке погашались долги. Табаком или табач­
ными расписками получали жалованье священники. Даже «служанок:., которых первое время доставляли из Старого Све­
та в Новый исключительно для того, что­
бы ПО прибытии они вышли замуж за колонистов, отдавали будущим мужьям за 120 фунтов табака. Производство табака достигло своего расцвета в XVHI веке. Этот период в истории Виргинии часто наЗblвают «зо­
лотым веком Гордой матери штатов». Впрочем, основания для гордости имелись лишь у крупных плантаторов. Хуже при­
ходилось · мелким землевладельцам и уж совсем плохо черным рабам, а вот таба-
ЮРИА СИМОНОВ в ПОИСКАХ вирrипии ководы-рабовладельцы жили тог да припе­
ваючи. Например, один из ВИРГИНСКИХ плаитаторов, Роберт Картер, кстати, дво­
юродный дед нынешнего президента США, владел тремястами тысячами акров з ем­
лн и тысячей рабов. В Новом Свете его называли «королем:. Картером. -
После гражданской войны Вир­
гиния постепенно отошла на второй план, бblла лишь сельскохозяйствен­
HblM районом, -
объяснял мне в ма­
шине мой спутник Джон Уайт, с ко-
торым мы вместе колесили по это ­
му штату в поисках « настоящей » Виргинии. -
Она выбралась из это­
го плачевного состояния лишь по окончании второй мирово й войны. Главное в штате -
это, конечно, Ныопорт-Ньюс, крупнейшая в мире частная судостроительная верфь, на которой работа ет о к оло ЗА тысяч человек. Кстати, боюсь, что из- з а нее вас скор о попросят прекрати т ь фотосъемку. И дейс т ви т ельно, н е успели м ы съехать с длиннющего, в двадцать восемь километров, Чесапикского моста-тоннеля, как наш гид вежли в о, но непреклонно попросил все х от л о­
жить фотокамеры. С моста, перебро­
шенного через устье реки Дже м с, я увидел два атомны х авианосца. Они были далеко, но даж е на боль­
шом расстоянии казались гро м адны­
ми. От одного ИЗ них о т делила с ь едва .заметная точка, и в с коре круп­
ный военный самолет с ревом про ­
несся над наши м и го л овами. Позд­
нее я прочитал, что самое тревож­
ное детище доков Ньюпорт-Ньюс­
авианосец « Нимиц ». Его вер х няя п а ­
луба по своим размерам превышает площадь тре х полей для американ ­
ско г о футбола. Впрочем, Ньюпорт-Ньюс с его авианосцами и прочей опасной для дела мира техникой оказался в сто­
роне от нашего маршрута. Мы съехали с автострады Хамптон -
Ричмонд и по местному шоссе на­
правились в сторону реки Джемс. Нас приветствовал большой голубой щит, поставленный у дороги: « Добро пожаловать в Колониальный Виль ­
ямсберг!» КОЛОНИАЛЬНЫй ВИЛЬЯМС6ЕРГ ... КаждыЙ год полтора миллиона туристов при езжают в Колониаль­
ный Вильямсберг, который был ос­
нован в 1699 году как вторая столи ­
ца Виргинии. Приехал туда и я и, попав на улицы Вильямсберга, как бы сам перенесся в двухсотлетнее прошлое Соединенных Штатов. Во т с колокольни церкви только что под восторженный свист и ликование ко­
лонистов спустили англи й ски й флаг и подня'ли первый американс.киЙ. Я вхожу в здание виргинского Капи­
толия, сажусь на ска м ью в зале, и, оказывается, это именно то место, где двести лет назад сидел Вашинг­
тон, а в следующем ряду, где сей­
час си4ИТ мой товарищ, было место Джефферсона. А в многочисленных кустарны · х мастерских на улицах ре­
месленники в колониальных костю­
мах демонстр и руют свое мастерство в плетении корзин, изготовлении све­
чей, деревянных кадок и ведер, в гончарном, кузнечном и пекарном деле. Формально Колониальный Виль­
ямсберг не считается частны м пред ­
приятием, но ведь есть .. н ефор-
48 «Ферма мягких крабов » на острове Танджир. Большим опытом долж е н обладать рыбак, чтобы рас'!:ознать «г олыша » -
краба, которыи вот­
вот сбросит nанцирь. Если упустить момент, краб снова оденется в бро­
ню, и «самый-самый» деликат ес про­
пал. мальная сторона дела... Все-таки полтора миллиона туристов ежегод­
но, а стоимость экскурсии по музею­
заповеднику колеблется от 6,5 до 25 долларов с человека. Это если не говорить о целой системе ресто­
ранов и таверн с «чисто колониаль­
ными» названиями, где официанты подают «чисто колониальные» блю­
да и напитки по, увы, не колониаль­
ным ценам. -
Как вам понравился Колони-
альный Вильямсберг1 -
спросил ме-' ня Джон Уайт на обратном пути. Я искренне признался, что понра­
вился. -
Естественно, -
улыбнулся мой спутник, -
он про изводит впечатле­
ние. Но, видите ли, это, так сказать, музейная Виргиния. Костюмирован­
НЫЙ спектакль, ежедневно разыгры-
ваемый для привлечения туристов. Через два дня мы с вами отправим­
ся на остров Танджир. Хотя в по­
следние годы его активно стараются превратить в тот же самый музей, все-таки до сих пор он продолжает оста.ваться подлинным. Вы увидите настоящую Виргинию ... ЖИВАЯ ВИРГИНИЯ -
Вы не виргинец. У вас акцент не виргинский, -
сказал мне танд­
жирский рыбак. -
и вы не из Мэ­
риленда. Откуда вы, кстати1 -
Я вообще-то из Москвы, -
от­
ветил я. -
Из Москвы1 -
переспросил ме­
ня танджирец, ничуть не удивив­
шись. -
Понятно. Мне показалось, что он так ничего и не понял. И словно в подтвержде­
ние моих мыслей рыбак снова спро­
сил: Ну а все-таки, из какого вы штата1 Откуда-нибудь с Запада1 -
Нет, с Востока. Из Советской России. -
Из России1 -
переспросил ры­
бак и только теперь оторвался от починки сетей, вперив в меня дол­
гий изучающий взгляд. -
А вы коренной танджирец1 -
спросил я, чтобы прервать молча­
ние. -
Можете быть уверены, -
от­
ветил рыбак и вдруг широко и при­
ветливо улыбнулся. -
На нашем острове все коренные. ... Остров Танджир расположен в глу­
бине Чесапикского залива, вблизи ВОДНОЙ границы между двумя соседними штата­
ми, Виргинией и Мэрилендом. Его дли­
на -
три с половиной МИJlИ, ширина -
полторы. Большую часть острова покры­
вают топкие БОJlота, и лишь в трех «в ы­
соких- точках острова (не более пяти футов над уровнем моря) стоят l!0Ma. На­
селение его едва превышает 900 человек. Остров был открыт в 1607 или 1608 го­
ду капитаном Смитом, отправившимся из Джемстауна к «Южному МОРЮ », где, как ему рассказывали" серебро лежало просто под ногами. Он не нашел ни серебра, ни сопи, которая была гораздо нужнее коnО­
НИИ, чем серебро, но зато отыскал в r nубине залива несколько островов, ОДИН ИЗ которых был назван Танджиром. Колонизация острова началась триста лет назад. Н а нем обосновал ось около двухсот семей, переселившихся сюда из Англии, главным образом из 1(0рнуолла. До сих пор на острове сохранилось харак­
терное прои з ношение первопоселенцев. Основной источник существова-
ния танджирцев -
залив. Его здесь называют «морем». "Все меняется в нашей жизни, кроме моря. Оно всегда неизменно, всегда с нами. Оно наша жизнь, наша смерть, наши дороги, наша · ферма, наша тюрь­
ма», -
говорят танджирцы. Поэто-
Плантация табака. «Д ра го ценным зл овонием » на зыв али табак пер в ы е ам е рикан ск ие поселенцы. «Виргиния родилась из табачно го дыма »,­
утверждают их потомки. му все трудоспособное мужское' на­
селение острова рыбаки, ловцы крабов. В два часа утра точнее было бы сказать, ночи -
море поднимает ры­
бака-танджирца с постели и отпра в ­
ляет на лов крабов. В 7.30 рыбак возвращается домой на завтрак, по ­
том снова уходит на лов и возвр а ­
щается домой лишь в половине вось ­
мого вечера. Выходные дни случаю т ­
ся нечасто. -
Рыбак все время на воде, -
сказал мне Томас Эванс, с которым я познакомился у пирса. -
С утра до вечера и всю жизнь. В три-четыре года местные маль­
чишки, как правило, уже умеют пла ­
вать, причем не попусту барахтают­
ся в воде, а ныряют на илистом мелководье в поисках крабов. В че­
тырнадцать они уже настоящие «морские ВОЛКН». Единицы ИЗ них после окончания средней школы уезжают на материк, чтобы там про­
должить образование высшего учебного заведения на Танджире не имеется. И почти половина из тех, кто уехал, возвращаются обратно. Почему1 «На материке тобой всегда кто­
нибудь командует, -
отвечают танд­
жирцы. -
Ты встаешь по свистку, работаешь по свистку, ешь по свист­
ку. А на воде поступаешь как хо­
чешь .. ,» Собственно, и среднюю школу на Танджире кончают далеко не все: многие уходят в море не доучив ­
шись. Дело здесь не только в при­
тягательности морской стихии и тра­
диций отцов и дедов. Прежде все­
го море -
это кра-бы, а крабы -
это день,ги, вот и весь секрет. Жил на острове в начале про­
шлого века пастор Джошуа Томас. До сих пор люди с любовью и по­
чтением вспоминают его доброе имя: с 1831 года на Танджире за­
прещено продавать алкогольные на­
питки. Островитяне и поныне строго соблюдают эту традицию. Самы й крепкий напиток -
кофе. Даже на свадьбах никто не пьет вина. Машин на Танджире почти нет. Да они здесь и не нужны. Общая про­
тяженность дорог на острове -
три мили, к тому же танджирские улицы так узки, что, если на одной из них встретятся две машины, они не смо-
гут разъехаться. . Но велосипедов и мотоциклов на Танджире множество. Поэтому с мо­
тоциклистами у единственного поли­
цейского много хлопот. Нарушите­
лей привлекают к общественным ра­
ботам: заставляют подметать улицы, полоть сорную траву на кладбище. Обычный срок наказания -
от од­
ной до двух недель. На ночь «осуж­
денный» возвращается домой, но на следующее утро обязан снова пред­
стать перед полицейским. -
Госпиталь1 переспрашивает нас гид. -
Нет, у нас, к сожалению, нет своего госпиталя. И врача нет 49 Понимаете, если вы не родились на Танджире, то не сможете здесь дол­
го продержаться. Зато у нас есть чудеснаll медицинскаll сестра, очень квалифицированная женщина. Сама .принимает роды, лечнт несложные заболевания. Если же болезнь но­
сит серьезный характер, приходится отправлять больного на материк. Нет, что вы, мы вовсе не страда­
ем от изоляции. Конечно, в некото­
ром смысле мы изолированы от ма­
терика, но мы не изолированы друг от друга. Никто нами не командует, мы пьем чистую артезианскую воду, не знаем энергетического кризиса, загрязнения среды, дорожных ката­
строф... И, главное, поймите, мы ни от кого не зависим! .мы НИ от KOrO НЕ ЗАВИСИМ. В «Чесапикском доме», единствен­
ной гостинице на Танджире, ХОЗlIйка ХИ11ьда Крокетт (Крокетт наряду с Эвансом ~Ha из 20-30ф_нлий, которые носят все жители острова) уже накрыла для нас стол. Чего там только не было! Пироги из жареных , крабов, котлеты из крабов, жареные моллюски, жареные и сырые устри­
цы с тремя ви\Ц_и приправ, жарен­
ные в масле бобы, запеченная в фольге картошка, кукурузный пу­
динг, домашний хлеб -
такой горя­
чий, что до него невозможно дотро­
нуться голой рукой, а надо брать салфеткой, «фунтовый» торт, ДЛII приготовления которого берут по фунту !Саждого из его составных эле­
ментов. И конечно, «ти-гляссе», чай со льдом, а на десерт самый креп­
кий напиток на Танджире -
черный ~офе. Обычная трапеза танджирца куда скромнее. Как правило, она состоит лишь из одного-двух выwеописан­
ных блюд. И все же танджирцы не в силах устоять от соблазна увели­
чить свой довольно скудный «кра­
бовый» бюджет. Как бы ни любили они природу своего острова, на ко­
тором в громадных количествах жи­
вут виргинские погоныwи, серые и белые цапли, а осенью прилетают на зимовку дикие утки и канадские гусн, однако, когда начинается охот­
ничий сезон и с материка на остров приезжают состоятельные охотники, многие рыбаки забывают о крабах, перекраwивают свои лодки в защит­
ный цвет и нанимаются в качестве проводников к заезжим любителям дичи. Ибо крабы крабами, море мо­
рем, а за эту работу плаТIIТ болы!Jе ... СИДII за wироким и длинным сто­
лом в «Чесапикском доме», мы на­
слаждались l<улинарным мастерством миссис Хильды Крокетт, а она все говорила: -
Главное, мы ни от кого не з'а­
висим. Мы зависим только от моря. Только от моря. От мор" ... Я не хотел с ней спорить. Я не говорил ей о том, что знал уже от 50 других танджирцев: море дает' ост­
РОВИТlIнам только крабов и устриц; все остальное они вынуждены поку­
пать на материке за деньги, выру­
ченные от продажи 'крабов и устриц на «материковых» рынках. А значит, в первую очередь весь Танджир и все танджирцы заВИСIIТ от этих рын­
ков и господствующих на них цен. И «саМОСТОlIтельность» Танджира зиждется на изнуряющем беспре­
рывном труде рыбаков-островитян, вынужденных работать в два, а то и в три раза дольше установленного на материке рабочего дня. Почти каждая промысловая лодка на ост­
рове оснащена мощным подвесным мотором -
без них рыбаки-танд­
жирцы вовсе не смогли бы угнаТЬСII на крабовых рынках за «материко­
выми» 'коллегами'*<онюурентами, -
а этот мотор, как известно, приводит­
ся в движение отнюдь не артезиан­
ской водой, но «материковым» бен­
зином, в ценах на который в полной мере отразились все последствия энергетического кризиса, якобы не затронувwего Танджир. Первые со­
оружеНИII, которые видиwь при въез­
де в танджирский порт, это здоро­
венные башни-резервуары «Эссо» -
одной из богатейwих нефТIIНЫХ ком­
паний, господствующие над город­
ком. ... Томас долго смотрел на меНII и улыбаЛСII. Потом сказал: -
Здорово, что вы приехали сюда. И ,вдруг, ожививwись, бросил сети и принялся рассказывать мне, как танджирцы ЛОВIIТ крабов, какие ло­
вуwки, «скребки» и драги для этого используют, о том, что голубой краб самый сочный в мире, что самка краба ежегодно откладывает от 1 до 2 миллионов яиц и что из этого чис­
ла лиwь 2-3 особи достигают зре­
лого возраста. (<<Если бы все выжи­
вали, то мир был бы съеден кра­
бами».) Потом вдруг повел меня по доща­
тым переходам и пр"мо по лодкам к плавучим разноцветным домикам без окон они усыпали вход в бухту, -
то были «фермы мягких крабов». -
Здесь мы сторожим наwих «го­
лыwеЙ». Так называЮТСII крабы, ко­
торые вот-вот должны сбросить пан­
цирь. Это самый больwой делика­
тес, а следовательно, самаll ценнаll добыча для рыбака. Но и возни с ним достаточно. Во-первых, голы­
wa надо распознать, отыскать его в куче других пойманных крабов. Во-вторых, его надо положить в со­
леную воду и дождаТЬСII того мо­
мента, когда он сбросит панцирь. В-третьих, если неправильно опреде­
лиwь момент линьки или зазеваешь­
ся, ,через какие-нибудь полчаса го­
лыw уже «наденет» новый панцирь, а значит, пиши пропа.ло... ' Томас Эванс долго и подробно рассказывал мне о своем ремесле. ПризнаТЬСII, я понимал его лиwь отчасти: слишком много было в его объяснениях специального, доступ­
ного лиwь пос.вllщенному, такому же рыбаку, как и он. Но одно 11 по­
нял навеРНlIка: этот человек ·был ис­
кренне гостеприимен. И я ни на се­
кунду не усомнился в, чистосердеч­
ности Эванса, когда' он повторил: -
Здорово, что вы приехали сюдаl .. MOHOllor НА ПРОЩАНИЕ -
Да, мы попали в богом забы­
тые места, -
говорили мне на Танд­
жире наши спутники-ваwингтонцы. -
Вы попали в богом охраняемые места, -
уточняли островитяне. Но именно здесь, на «богом забы­
том» или «охраНllемом» Танджире, Джон Уайт разразился монологом, которого я после всех споров и дис­
куссий на непрофессиональные темы во вреМII поездки по Виргинии от него не ожидал. Разговор начался с традиционных и вполне естественных рассуждений о том, xopowo или плохо жить «вда­
ли от цивилизации», а потом перерос в обсуждение глобальных. проблем человечества: что ожидает гряду­
щее поколение1 Возможна ли третья мировая во.Йна и что надо сделать, чтобы ее никогда не было? И конеч­
но же, что значит ДlЛЯ «дв)"х вели­
кил наций» сотрудничество и взаи­
мопонимание между ними . . -
Мне как ученому, -
сказал Джан Уайт, -
очень хотелось бы, чтобы наwи народы выбрали имен­
но путь сотрудничества и мира. По­
верьте мне, это просто необходимо для наwей и ваwей науки. Да, боже мой, разве только для науки1! Лич­
но я считаю, что у нас с вами прос­
то нет иного пути. Я всей душой за сотрудничество, мы обllзаны его до­
стичь, если хотим, чтобы наwи по­
томки вспоминали о нас не как о виновниках кровопролитных войн, а как о собеседниках, первыми всту­
пивших на трудный, но единственно правильный путь переговоров -
путь к миру меж,llУ народами ... ... Когда экскурсия по Танджиру подошла к концу, мы поблагодарили Хильду Крокетт за интересные рас­
сказы и стали прощаТЬСII. -
Нет, так легко вы от меНII, не отделаетесь, -
улыбнулась она. -
Я пойду провожать вас на пристань. -
Но ведь до отправления паро­
ма еще целых полчаса! -
удиви­
лись мы. -
А разве вы, когда встречаете у себll дорогих гостей, смотрите на часы1 -
сказала она. Она стояла на пристани и отве­
чала на наwи вопросы. Она .пожала нам руки, когда настало время от­
плытия. Она махала нам, когда па­
ром отоwел от причала и ВЗIIЛ курс на Крисфилд. Она махала и махала нам вслед, пока не CKpbIl1aCb из виду ... Виргиния -
Москва ТЕОДОР СТАРДЖОН, американский писатепь Фантастический рассказ ~Джо Триллинга был необыч­
~ ный способ добывать себе средства к существованию. Зарабатывал он неплохо, но, конечно, ничего похожего на те денежки, ка­
кие он мог бы огребать в большом городе, у него не было. Зато он жил в горах, в полумиле от живописной деревушки, на свежем воздухе, вокруг раскинулись рощи -
сосна, береза и горный лавр. Конкурентов у него было немного, заказов он получал больше, чем мог выполнить. Жена и детишки всегда рядом. Образ жизни Джо вел полуночный: когда семей­
ство укладывалось спать, он спокой­
но, без помех занимался своим делом. Короче, он был счастлив. Однажды ночью, точнее -
очень ранним утром, его спокойствие было 4* нарушено. Тук-тук, тук ... тук ... Стуча-
ли в окно: точка-тире, тире ... тире ... Джо замер, узнав этот знакомый ему с детства сигнал. Он увидел лицо за окном и набрал полные легкие воз­
духа, готовясь издать радостный вопль, который, наверно, разбудил бы дремлющего постового пожарной команды в деревушке. Но палец, при­
жатый к губам, заставил остановить­
ся, и он бесшумно выдохнул воздух. Палец поманил его. Джо круто повер­
нулся, погасил горелку, глянул на шкалу манометра, записал что-то, вы­
ключил свет и бесшумно рванулся к дверн. Выскользнув наружу, он осторожно прикрыл дверь и стал вглядываться в темноту. Карл! -
Тс-с! Карл был недалеко, на опушке ро­
щи. Джо подошел к нему, и они при­
нялись дубасить друг друга и шепо­
том, потому что этого требовал Карл, обзывать последними словами. Это означало: «Я хочу К тебе прикоснуть­
ся, я люблю тебя». Какой-нибудь слу­
чайный наблюдатель не мог бы по­
JiЯТЬ, что, собственно, тут происходи­
ло. Но они были мужчины и родные братья, поэтому колотили друг друга по рукам и по плечам и выражались самым непечатным образом, пока на' конец и эти слова оказались недоста­
точны, чтобы выразить все, что их переполняло, и они просто стояли, широко улыбались и смотрели в глаза один другому. Потом Карл Триллинг мотнул головой В сторону дороги, и они пошли туда. -
Я не хочу, чтобы Хейзел услы­
шала нас, -
сказал Карл. -
И во­
обще никто не должен знать о моем приезде. Садись в машину. Тут мы можем поговорить по душам. Честно говоря, я просто боюсь этого по­
ганца. -
А-а ... -
протянул Джо. -
Как ПОЖивает великий человек? -
Плохо. Но только речь идет о другом поганце. Велнкий человек про­
сто богаче всех в мире, но я его не боюсь, особенно сейчас. Я говорю о Кливленде Уилере. -
Это кто еще такой? Они уселись в машину. -
Это не моя. Взял напрокат, сказал Карл. -
Точнее, вторая про­
катная машина сегодня. Прилетел на служебном самолете, сел в слу­
жебную машину, пересел в про кат­
ную, а затем уже в эту. Теперь я 51 более или менее уверен, что меня не подслушивают. Вот тебе уже ответ на вопрос, кто такой Кливленд Уилер. А кроме того, человек у трона. Вто­
рое лицо. Многогранный гений. Аку­
ла-людоед. -
Второе лицо... -
повторил Джо. -
Старик, значит, сдает? -
Официально -
строго секрет-
но -
показатель гемоглобина у не­
го четыре. Это говорит вам что-ни­
будь, уважаемый доктор? -
Еще бы, дорогой доктор. Голод­
ная анемия. Д-да-а, самый богатый человек в мире и умирает с го­
лоду. -
Старость ... упрямство... и еще одержимость ... Так ты хочешь послу­
шать про Уилера? -
Рассказывай. -
Счастливчик. Всем наделен от рождения. Медальный профиль. Мус­
кулатура Микеланджело. Очень рано открыт наблюдательным директором начальной школы, направлен в част­
ную школу, там повадился по утрам ходить в учительскую и рассказывать, что прочитал и о чем размышлял. Затем назначили отдельного учителя заниматься с ним, ходить с ним по­
всюду и все такое. В двенадцать лет -
средняя школа, легкая атлети­
ка, баскетбол, футбол, прыжки в во­
ду -
по всем видам высшие показа­
тели. Вот так. Закончил он школу за три года, аттестат с отличием. Все учебники прочитывал в начале каж­
дого семестра и больше уже их не раскрывал. Из всех привычек самой прочной у него была привычка пре­
успевать. В колледже все шло так же успешно. Он буквально глотал зна­
ния. Популярность огромная. Окон­
чил, конечно, опять с самыми высо­
кими баллами. Джо Триллинг, который, как тяже­
ло груженный вол, переползал с кур­
са на курс в колледже и. на медицин­
ском факультете, завистливо пробор­
мотал: -
Я видал двух-трех таких. Карл мотнул головой. -
Да, Кл ив Уилер был уж так оборудован от природы. Он себя чув­
ствовал как четырехсотсильный авто­
мобиль среди малолитражек. Ког да требовалось, он и мускулы свои пус­
кал в ход, я хочу сказать -
лез в драку самым настоящим образом. В общем, на все руки парень. Ну, ко­
нечно, работу ему искать не пришлось, мог выбирать любую карьеру. Посту­
пил он в архитектурную фирму -
там могли пригодиться его математи­
ческие и технические знания, админи­
стративные способности, представи­
тельность, знакомство с искусством. Конечно, быстро взлетел на самую верхушку и стал партнером. Мимохо­
дом получнл докторскую степень. Удачно женился. -
Счастливчик, черт, -
сказал Джо. -
Да, счастливчик, конечно. Ты слушай. Уилер, значит, стал партне-
52 ром, и дело свое он знал, однако одних знаний и таланта бывает не­
достаточно, чтобы оградить человека от жадности людской, от непроходи­
мой глупости и избежать встречи с несчастьем или неуда чей. А случилось вот что: два его партнера заклю­
чили незаконную сделку. Уилер по­
чуял что-то неладное, пошел к ним, поговорил. Они сказали «да-да», а сами продолжали свои махинации, да такие, какие Уилер не мог даже себе и вообразить. Видишь ли, способно­
сти, чистое моральное воспитание и хорошее образование дают много, они только не избавляют от невин­
ности. Клив Уилер был невинен как младенец. В общем, катастрофа, которой опа­
сался Клив, произошла, но все оказа­
лось куда хуже, чем он предполагал. У таких делишек есть одна особен­
ность -
когда они вылезают на по­
верхность, то тянут за собой кучу других грязных дел. Фирма, конечно, разорилась. Клив Уилер ни разу за всю жизнь не терпел неудачи, так что в этом деле у нею практики не было. Любой мало-мальски разумный чело­
век вовремя понял бы, что надо уно­
сить ноги. Но, я полагаю, такой ход даже не пришел Уилеру в голову. Карл Триллинг внезапно расхохо­
тался и затем продолжал: -
В одном из романов любопытно описаны лесной пожар и бегство жи­
вотных, спасавшихся от него. Лисы и кролики бежали рядом друг с другом, совы летели при дневном свете, что­
бы опередить пламя. Так вот там описан один жук, медленно ползущий по земле. Он натыкается на горящий участок, останавливается, шевелит усами и сворачивает в сторону -
решает обойти пространство, охва­
ченное пожаром, -
тут Карл снова рассмеялся. -
в()т в этом заключает­
ся то особое свойство, которое отли­
чает Кливленда Уилера, помимо его мускулатуры, ума и всяческих талан­
тов. Если бы ему пришлось оказать­
ся на месте этого жука, он не отсту­
пил бы и не стал спасаться бегством: он обошел бы пожар стороной и про­
должал бы идти вперед. -
Что же он сделал? -
спросил Джо. -
Он не отступился от прогорев­
шей фирмы. Он использовал все, чем только располагал, -
свой ум, свой авторитет, свою репутацию и все свое состояние. Он влез в долги и работал, работал ... Спал не более че­
тырех часов в сутки, но фирму все­
таки спас. Очистил ее от всякой дря­
ни, перестроил снизу доверху. А когда дело пошло на подъем, он потерял свою жену. -
Ты же сказал, что он удачно женился. -
Он женился на девушке, какие выходят замуж за преуспевающих молодцов. Я полагаю, она была в об­
щем-то милая девушка, и, пожалуй, ее не следует осуждать, но она не привыкла к неудачам, как, впрочем, и он сам. Правда, он был в силах обойти пожар стороной. Он мог снять себе одну комнату, ездить по делам на автобусе. Она этого просто не умела, а потом, как всегда бывает с такими женщинами, где-то сбоку при­
таился отвергнутый претендент ... -
Как он это перенес? -
Тяжело. Ведь он и женился так же, как и играл в футбол или сда­
вал экзамены, -
с полной отдачей. Этот удар ему было труднее пере­
жить, чем все остальные события. Но Клив Уилер не бросил своего де­
ла. Его ничто не могло остановить, пока не были оплачены все счета до последнего цента. И все проценты_ Он продолжал, пока чистая сумма всех активов не достигла той же цифры, какая была до того, когда его бывшие партнеры начали вы­
едать ее сердцевину. И, едва закон­
чив это, он бросил фирму. Пони­
маешь, послал ко всем чертям! Про­
лал буквально за бесценок. -
Все-таки сорвался под конец? Карл Триллинг насмешливо взгля­
нул на брата. -
Сорвался? Смотря что под этим понимать ... Ты в силах прелставить себе, что у Клива Уилера, может, и цель-то была -
прийти к нулю? В конце концов, что такое успех? Че­
ловек принимает решение, чего ему достичь, и затем добивается этого. -
В таком случае, -
задумчиво сказал Джо, -
самоубийство тоже успех. Карл долго и пристально смотрел на него. -
Справедливо, -
сказал он и то­
же задумался. -
А потом, -
спросил Джо,­
почему все-таки нуль? -
Я давно пытаюсь понять Клива Уилера, но под черепную крышку че­
ловеку не заглянешь. Не знаю, но догадываюсь. Он не хотел никому быть обязанным, не хотел оставаться даже в пустяковом долгу. Я бы ска­
зал так -
он хотел уйти, но уйти на своих собственных условиях. -
Дошло, -
сказал Джо. А Карл Триллинг глядел на него и думал. Самая славная черта у стари­
ны Джо -
он умеет ждать. Сколько лет разлуки, почти никакой перепис­
ки, кроме поздравительных открыток ко дню рождения, и то не всегда, --
и все же вот он здесь, рядом, такой же, как прежде, как будто мы и не разлучались. А я ведь· и не при­
ехал бы, если бы это не было так важно для меня, если бы не был уве­
рен, что он мне поможет. Обо всем этом мы не сказали ни слова. Не нужно. Пусть я сорву какие-ни­
будь его планы -
мне не надо об этом тревожиться. Он сам обо всем позаботится. Вслух Карл сказал только: -
Я рад, что приехал, Джо. -
Правильно сделал, -
ответил Джо, и этим было сказано все то, о чем думал Карл. Карл улыбнулся, ударил Джопо плечу и продолжал рассказ: -
Короче, Уилер ушел. Проследить его путь в последующие годы не так­
то легко. Он принимался за разные дела -
и всегда за что-нибудь новое. Скажем, магазин самообслужива­
ния -
никаких стеллажей, никакой магнитофонной музыки, просто акку­
ратные штабеля открытых ящиков, из которых покупатель брал, что ему нужно, и помечал цену по ярлыку на ящике; карандаш висел тут же на шнур очке. Мороженое мясо, рыбу, яйца, продукты местного производ­
ства Уилер продавал по ценам всего на два, процента выше оптовых. Поку­
патели честно соблюдали правила: во-первых, никто не мог быть уверен­
ным, что кассир и контролер не знают всех цен, а во-вторых, обманывать, когда цены и без того так низки, бы­
ло бы просто свинством. Накладные расходы были ничтожны -
никаких лишних затрат на продавцов и под­
собный персонал -
ведь Уилер ·эко­
'1\q,мил тысячи человеко-часов, отме­
Ij:ИВ разметку цен на всех штучных товарах; немудрено, что цены у него были вне всякой конкуренции. Но он продал этот магазин и принялся за l{pyroe. ОН создал производство на­
туральных продуктов для грудных де­
тей без консервирующих добавок, а потом продал и его и начал новое дело. Он, понимаешь ли, разработал рецептуру производства пластмассо­
вой посуды, которую можно уничтос жать сжиганием, причем воздух не загрязняется вредными газами. Это изобретение он запатентовал, а па­
тент продал. -
Об этом я слышал. Правда, по­
суды самой еще не видел. -
Может быть, еще увидишь,­
сказал Карл. -
Во всяком случае, у него все это было налажено. Я не слышал ни об одной неудаче -
за что бы он ни брался, у HeFo все по­
лучалось. -
Похоже на омоложенное издание твоего уважаемого босса, великого человека. -
Ты не единственный, кто это по­
нял. Мой босс не лишен слабостей, но деловое чутье ему никогда не от­
казывало. Он всегда был готов ухватить своими щупальцами любого подвернувшегося ему ценного челове­
ка, а Кливленда Уилера, .насколько мне известно, он взял на прицел давно. Время от времени он делал ему предложения, не сомневаюсь, но тогда Клив Уилер еще не был готов работать на такого босса. Весь строй его характера требовал самостоятель­
ности, 'а в прочно утвердившейся империи это невозможно. -
Кандидат в наследники, -
ска­
зал Джо. -
Именно, -
подтвердил Карл.­
Я знал, что ты поймешь, к чему я клоню, раньше, чем я закончу ... -
Но ты все-таки закончи. -
Правильно. Понимаешь, мне нужна твоя помощь, а если ты не бу-
дешь знать всей истории, то по-на­
стоящему помочь мне не сможешь ... -
Давай выкладывай. И Карл Триллинг принялся вы­
кладывать: -
Уилер нашел себе девушку. Зва­
ли ее Клара Приета, родом из како­
го-то техасского городка. Она была дьявольски умна. И хороша собой не­
обычайно. Так вот, ей понадобился Клив -
сам Клив, а не то, что он мог ей дать. Она влюбилась в него, когда он сидел на очередном нуле. Они были радостью друг для друга каждый день и каждый час. Я пола­
гаю, что примерно в это время Клив снова принялся за дела. Вскоре он купил, маленький домик JI машину, а затем вторую машину для Клары. Она не очень-то и хотела эту маши­
ну, но ему всегда казалось, что он слишком мало для нее делает. И Клив настоял на покупке. Однажды вече­
ром они поехали в гости к друзьям -
она прямо из дома, а он после дело­
вого дня из города, ведь машин у них было две. Домой они поехали тоже каждый в своей машине, Клара впереди. Она потеряла управление, и машина перевернул ась на его глазах. Она умерла у него на руках. -
О господи. -
Да, вот такой счастливчик. Но это еще не все. Через неделю, где-то в центре города, он оказался у одно-
, го. банка в самый момент его ограб­
ления. Подцепил случайную пулю -
пропахала ему затылок, пришлось не­
подвижно лежать семь месяцев­
хватило времени обо всем подумать. Когда он вышел из больницы, ему со-
. общили, что его управляющий удрал на юг, прихватив все денежки. Все до цента. -
Что же он стал делать? -
Принялся работать и оплатил больничный счет. Они долго сидели в машине, не за­
жигая света, и молчали. Потом Джо спросил: --' Интересно все-таки, о чем он думал в больнице? Карл Триллинг ответил: -
Неважно, о чем он думал, важ­
но, что решил. Клив вел чистую игру, упорно работал, был честен, лоялен и прямодушен; он был в отличной форме, он был умен. Когда он вышел из больницы, у него остались только два последних качества. Куда дева­
лись все остальные, один бог знает. -
И тогда он пошел работать на старика? -
Да .. Уилер теперь вполне созрел для этого. Старик, как ты знаешь, стал современным мифом. Никто его не видит. Никто не в силах предуга­
дать, что он прикажет через минуту. Кливленд Уилер укрылся в его тени и исчез для людей почти так же, как и сам босс. Старик всегда был за­
творником, а после появления Клива еще больше отдалился от людей. Впрочем, с ним это дело обычное -
то долгие периоды полного покоя, а потом вдруг неожиданные выезды с рекламной шумихой, деловые встречи. Можно предположить, что какой-ни­
будь могучий гений из его подруч­
ных все это придумывает -
кто мо­
жет знать? Только люди, наиболее приближенные к H~MY, -
Уилер, Эпстайн И' я. Я лично ничего де знаю. -
А ЭпстайН: умер. -
Да, Эпстайн умер. Таким обра-
зом, остается один Уилер. Что касает­
ся меня, то я личный врач старика, а не Уилера, причем нет никаких га­
рантий, что когда-либо стану его ле­
карем. Джо Триллинг пошевелил затекши­
ми ногами и откинулся на спинку сиденья, задумчиво глядя в темноту, наполненную шепотом древесной листвы. -
Начинает проясняться, -
про­
бормотал он. -
Старик на излете, ты тоже легко можешь вылететь. Правд;с-. к счастью, в другом направ­
ленни. Уилер останется один, без присмотра. -
Вот именно, и я до конца его не понял и не знаю, что он станет делать. Знаю одно, что в его руках будет сосредоточена такая власть, какой не обладает ни один человек на Земле. У него будет столько денег, что вряд ли он захочет дальше обо­
гащаться. Масштабы его богатства будут превосходить все, что мы мо­
жем себе представить. Но меня трево­
жит другое: Уилер -
это человек, которому жизнь, можно сказать, убе­
дительно доказала, что быть добрым, сильным, великодушным, честным не очень-то выгодно. Возникает во­
прос -
куда именно толкнет его этот жизненный опыт? Если предположить, что за последние годы все больше ре­
шений исходило от него, можно попы­
таться экстраполировать, куда он на­
правит свою энергию. Пока можно быть уверенным только в одном -
ему будет удаваться все, 'что он за­
думает. Такая уж у него привычка. -
Короче, ты пытаешься . уясиить себе, чего он хочет? Что может же­
лать такой человек, как он? -
Я знал, что ты тот самый па­
рень, который сейчас мне нужен, -
сказал Карл, и в его голосе прозву­
чали чуть ли иесчастливые иотки.­
Именно так. Что касается меня лично, то работу я себе найду без малейшего труда. Был бы' тут Эпстайн, все было бы проще. Но он мертв и сожжен. -
Сожжен? -
Да. Тебе это, конечно, неизве-
стно. Таковы инструкции старика. У нас много пишут о частных плава­
тельных бассейнах с холодной и горя­
чей водой, но ручаюсь, тебе ни­
когда не доводилось слышать о чело­
веке, у которого в нижнем этаже двухэтажного подвала имеется лич­
ный крематорий. Джо развел руками: -
Конечно, если ты можешь 'в лю­
бую минуту вытащить из кармана два миллиарда долларов наличными, те­
бе легко получить все, что угодно. 53 Между прочим, а как насчет закон­
ности? -
А так, как ты сказал: все за­
конно, если у тебя есть два миллиар­
да наличными... Все было как поло­
жено. Окружной медицинский эксперт прибыл и подписал все бумаги. Когда старик отдаст концы, он тоже при­
едет -
это особо предусмотрено в завещании. Стоп! Ты не подумай, что я хочу бросить тень на эксперта. Он не был подкуплен. Тело Эпстайна он освидете,1ьствовал самым строжай­
шим образом. -
Это все ясно. Тревожит тебя другое -
что будет потом. -
Правильно. Что сделал старик за последние десять лет после появ­
ления Уилера и чем это отличается от предыдущего направления его дея­
тельности? И в какой мере это раз­
личие следует приписать влиянию Уилера? Вот в чем нам надо разо­
браться, Джо, а отсюда мы можем уже экстраполировать, как Уилер на­
мерен использовать величайшее эко­
номическое могущество, которым ко­
гда-либо в мире обладал один че­
ловек. -
Об этом давай и поговорим, -
сказал Джо, и на губах у него появи­
лась тень улыбки. Карл Триллинг знал характер бра­
та и ответил ему таким же намеком на улыбку. Они еще долго разгова­
ривали. Крематорий в нижнем этаже двух­
этажного подвала был построен в строго функциональном стиле: ника­
ких ритуальных деталей, ничего та­
кого, что могло бы вызвать эмоции. Мы располагаем подробным описа­
нием всего, что произошло, когда после долгих-долгих ожиданий старик наконец умер. Все было сделано в строгом соответствии с его указа­
ниями немедленно после того, как смерть его была медицински засвиде­
тельствована, и до официального опо­
вещения о случившемся ... И вот с пу­
гающим лязгом раскрылась квадрат­
ная пасть печи, и оттуда вырвались волна жара и сноп света того оттен­
ка, какой у кузнецов в давние време­
на назывался соломенно-желтым. Простой, без всяких украшений гроб медленно вкатился внутрь, по его углам сразу вспыхнули язычки пла­
мени, и дверки печи с грохотом за­
хлопнулись. Медицинский эксперт наклонился над маленьким столиком и поставил свою подпись в двух местах. Карл Триллинг и Кливленд Уилер сделали то же самое. Эксперт оторвал из блока копии документов, сложил их и положил в нагрудный карман. Он взглянул на квадратный проем печи с железными дверками, открыл было рот, снова закрыл его и пожал пле­
чами. -
Всего хорошего, ,октор, -
ска­
зал он, протягивая руку Триллингу. -
Всего доброго, доктор. Ругози 54 ожидает вас за дверью, он вас про­
водит. Молча пожав руку Кливленду Уилеру, эксперт ушел. -
Я понимаю, что он сейчас испы­
тывает, -
сказал Карл. -
Что-то нужно было сказать. Что-нибудь за­
поминающееся -
как-никак конец це­
лой эпохи. Что-нибудь вроде: «Один маленький шаг человека ... » Кливленд Уилер улыбнулся: -
Если вы думаете, что процити­
ровали первые слова астронавта после высадки на Луну, то сильно оши­
баетесь. Первые слова он сказал на стремянке, выйдя из кабины, когда ткнул носком башмака лунный грунт. Он сказал: «Грунт здесь мягкий, я легко могу расшвыривать его башма­
ком». И мне это всегда нравилось го­
раздо больше, потому что было естественно, а не придумано и зауче­
но заранее. Так и тут: .эксперт по­
прощался, а вы ему сказали, что шо­
фер ждет его за дверью. Мне это нравится больше, чем какие-либо торжественные слова. Я думаю, что тому человеку это тоже понравилось бы, -
добавил Уилер, мотнув своим сильным, слегка раздвоенным подбо­
родком в сторону излучающих жар черных дверок. Но он-то был не совсем чело-
век. Говорят, -
бросил Уилер с по­
луулыбкой и отвернулся, и в эту се­
кунду Карл ощутил, что наступил решающий момент. Он произнес нарочито бесстраст­
ным голосом: -
Я сказал насчет человека в бук­
вальном смысле этого слова, Уилер. И тут не столь уж важным было, что именно сказал Карл. На это Уилер мог ответить еще одной полу­
улыбкой и промолчать. Но интонация и, пожалуй, само обращение­
«Уилер»!.. У деловых людей всегда существует определенный ритуал. Для нескольких человек его уровня и бли­
жайших подчиненных он был «Клив». Для нижестоящих он был «мистер Уилер» в глаза и просто «Уилер» за спиной. Но никто даже из равных ему никогда не решился бы назвать его в глаза «Уилер». Как' бы там ни было, слова Карла заставили Кливленда Уилера отпустить дверную ручку, за которую он уже было взялся, и обер­
нуться. Лицо его выражало любопыт­
ство и настороженность. -
ВЫ уж скажите мне, доктор, что все это значит. -
Я сделаю нечто большее. Идемте со мной, -
ответил Карл и без лиш­
них объяснений пошел к углу комна­
ты, за печью, лредоставив Уилеру самому решать, идти ему за ним или нет. Уилер пошел. Дойдя до угла, Карл повернулся к нему. -
Если вы когда-нибудь кому-либо скажете о том, что сейчас увидите, я просто откажусь от всего. А если вы вздумаете вернуться сюда, вы не най-
дете здесь ничего, что подтвердило бы ваш рассказ. Он вынул из-за пояса широкую, дюйма в четыре, стальную пластинку сложной формы и воткнул ее куда-то в шов между массивными камнями, из которых была сложена стена. Весь угловой участок стены начал бесшум­
но и тяжело подниматься вверх. Глядя на глыбу, можно было легко убедиться, что это настоящие камни и что обратно пробиться сквозь них, не зная секрета, было бы нелегкой задачей. Карл пошел по коридору, по-преж­
нему не оглядываясь и предоставляя самому Уилеру решать, идти ему дальше или нет. Уилер шел. Карл слышал его ша­
ги позади и отметил с удовольствием, что, когда, тяжелые блоки, шурша, опустились вниз и прочно сели на свое место, закрыв путь назад, Уилер, может быть, и оглянулся, но не оста­
новился. -
Вы могли заметить, что сейчас мы -шли вдоль боковой стены печи,­
сказал Карл с интонацией гида.­
А сейчас мы позади нее. Он посторонился и пропустил Уиле­
ра вперед в маленькое помещение. Задняя стенка печи была точно такая, как и передняя. На рельсах, входящих в печь, стояла тележка с уже знакомым гробом; углы его были обуглены, верх и бока мокрые; над гробом вился легкий парок. В глуби­
не помещения на маленьком столике лежал небольшой черный чемодан. Уилер не отводил взгляда от гроба, сохраняя внешне полное спокойствие. Карл прекрасно понимал, чего стоит Уилеру это самообладание. -
Я хочу, чтобы вы мне все объ­
яснили, -
сказал Уилер и рассмеял­
ся. Смех его прозвучал вымученно. И Карл про себя отметил, что это первая неуверенность Уилера, какую он наблюдает. -
Сейчас я объясню. Он щелкнул замком чемодана и раскрыл его. Внутри были различные инструменты, сверкающие хромом и сталью, и небольшие флаконы в кар­
машках. -
Когда кремируют, крышку не приколачивают, весело сказал Карл и подсунул нож под один из углов. Затем он ловко ударил ла­
донью по рукоятке, и крышка гроба приоткрылась. -
Прислоните ее, пожалуйста, к стене позади вас. Кливленд Уилер молча выполнил то, что ему было поручено, храня по­
прежнему спокойное выражение лица. «Это мужчина, -
подумал Карл,­
настоящий мужчина ... » Они стояли по сторонам гроба, глядя на покоЙника. -
Здорово состарился, -
произнес Уилер. -
Вы его не видели последние дни? -
Я его не видел в гробу, -
ска-
зал Уилер, -
но за последний месяц я провел в одной с ним комнате боль-
ше, чем за все предыдущие годы. К:О­
нечно, каждая встреча продолжалась всего несколько минут ... Ладно. Луч­
ше расскажите мне об этой бутафор­
ской печи. -
Она ьс;;,се не бутафорская. К:О­
гда мы здесь все закончим, она от­
лично выполнит свое предназна­
чение. -
Тогда к чему весь этот театр? -
А это все для медицинского эксперта. Бумаги, которые он под­
писал, пока ЧТи не больше чем липа. Вот когда мы закатим этот ящик на­
зад в печь'и включим ток, они ста­
нут совершенно законными. -
А почему не сожгли его сразу? -
Вы сейчас все узнаете ... К:арл потянулся к гробу и распря­
мил скрещенные руки покоЙника. Они неподатливо разогнулись, и ои при­
жал их к бокам. Затем он расстег­
нул пиджак, откинул его полы, рас­
стегнул сорочку и раскрыл «молиию» на брюках. Покоичив с этим, ои под­
нял голову и встретился глазами с острым взглядом Уилера.Тот смотрел не на тело старика, а на иего. -
У меня такое ощущение, -
ска­
зал Уилер, -
что я до этой минуты НИКОгда вас не видел. К:арл Триллинг ответил ему мыс­
ленно: «Зато видишь теперь». И по­
думал: «Спасибо, Джо, ты был со­
вершенно прав. Ты нашел ответ на этот мучительный вопрос: «К:ак мне поступать?» Ты сказал тогда: «Говори его языком. Будь таким, как он, все время». «Хорошенькое дело! Попробуй-ка быть таким, как он. Человеком без иллюзий (от них никакой пользы!) и без надежд (кому они нужны?), об-
о ладающим нерушимой привычкой пр е­
успевать. Человеком, который может сказать: «Сегодня хорошая погода»­
таким тоном, что все вокруг вскаки­
вают по стойке «смирно» И отвечают: «Так точио, сэр!» Вслух К:арл ответил только: -
ВЫ были слишком заняты все время. Он снял пиджак, сложил его, по­
ложил на столик рядом с инструмен­
тами. Надел хирургические перчатки и вынул из СТщ>!lЛЬНОГО чехла скаль­
пель. -
Некоторые падают в обморок, когда первый раз ПРИСУТСТВУ19Т при вскрытии. Уилер натянуто улыбнулся. -
я: не умею падать в оnморок. Он действительно не упал в обмо-
рок: у него только вырвался подав­
ленный возглас удивления. -
Так и знал, что вы удиви­
тесь, -
почти весело· сказал К:арл. -
Если вас ·интересует... впрочем, он действительно мужского пола. Су­
дя по всему, этот вид яйцеродный. Они млекопитающие, но откладывают яйца. Интересно было бы поглядеть на самку. -
До этого мгновения, -
сказал Уилер деревянным голосом, словно загипнотизированный, -
я думал -
ваши слова, что он не человек, были просто фигурой речи. ' -
Нет, вы так не ду!\{али, -
отры­
висто бросил К:арл. Оставив слова висеть в воздухе, он ловко рассек скальпелем труп от грудины до низа живота: Неопытно­
му человеку всегда нелегко это ви­
деть. Трудно осознать, что труп ни­
чего не чувствует. К:арл ожидал, что Уилер содрогнется или ахнет, но тот только затаил дыхание. -
Чтобы разобраться во всех де­
талях, нам потребовались бы многие месяцы, -
сказал К:арл, искусно де­
лая поперечиый разрез в нижней час­
ти живота, -
но одну вещь я хочу вам показать. Ухватившись за ткань тела слева от крестообразного пересечения надре­
зов, он оттянул ее кверху и влево. Подкожные слои отделялись легко, вместе с жировым слоем. Они были не розовые, а беловато-зеленоватые. Теперь обнажились полосчатые мус­
кулы на ребрах. -
Если бы вы прощупали его грудь, -
сказал К:арл, показывая пальцем на нетронутую правую сто­
рону, -
вы бы почувствовали совер­
шенно иормальные ребра, как у че­
ловека. А теперь поглядите сюда. Несколькими умелыми взмахами он отделил мускульные волокна от кости и поскоблил ребро -оно обнажи­
лось, но К:арл продолжал скоблить в промежутке между этим и следую­
щим ребром, и сразу стало ясно, что ребра соединены между собой тонкой пластиной кости или хитина. -
Похоже на китовый ус, -
ска-
зал К:арл. -
Смотрите. Он вырезал кусок и согнул его. -
Боже мой! -
А теперь посмотрите иа это. К:арл взял хирургические ножницы и рассек грудину сверху вниз, затем сделал поперечный разрез по нижне­
му краю ребер. Поддев пальцы под этот разрез, он приоткрыл одну сто­
рону грудной клетки, словно дверку. Обнажилась легочная ткань. Она была не розовая, не черно-коричневая, какая бывает у курильщиков, а жел­
тая, цвета чистой серы. -
Метаболизм у него фантастиче­
ский, -
сказал К:арл, устало распря!\{­
ляя плечи. -
Точнее, был фантасти­
ческий. Он нуждался в кислороде, как и мы, но мог потреблять его толь­
ко химически связанным в виде окиси углерода, окислов серы, а больше все­
го углекислого газа. Свободный кис­
лород старик переносил с трудом. Пока он был молод, У него хватало сил проводить целые часы в воздуш­
ной среде, но с годами он все боль­
ше и больше времени вынужден был оставаться в привычной для него сре­
де -
это примерно похоже на смог. Так что его затворничество и редкое появление на людях вовсе не такой уж каприз, как считала публика. -
Но что он такое? Откуда? .. -
спросил Уилер, растерянно показав рукой на труп. -
я: знаю об этом не больше вас. Прилетел каким-то образом откуда­
то... К:ороче, пришел, увидел и ... А теперь глядите. К:арл раскрыл вторую половину грудной клетки и отломал грудину: легочная ткань не была разделена на две части, на два легких, а занима­
ла всю внутренность грудной клетки. -
У него одно сплошное легкое, хотя оно и делится на 'две доли. -
Верю вам на слово, -
сказал Уилер внезапно охрипшим голосом. -
Но что же это такое,' черт возьми? -
Двуногое существо, лишенное перьев, как некогда охарактеризовал человека Платон. я: ие знаю, что оН такое. я: только знаю, что он суще­
ствует, и решил, что вы тоже должны знать. -
Но вы уже знакомы с его ана­
томией, вы· где-то это видели раньше, это совершенно очевидно. -
Правильно. ЭпстаЙн. -
Эпстайн? -
Именно. Старику нужен же был какой-то посредник, который прово-
,дил бы помногу часов и с ним и с нами. Эпстайн был, можно сказать, его правой рукой. Он был вынужден дольше старика дышать нашей атмо­
сферой, но в конце концов ему при­
шлось за это расплатиться. Он и умер от этого. -
Но почему же вы раньше об этом не сказали? -
Ну, прежде всего, потому, что мне дорога моя шкура. я: бы мог сказать -
репутация, но «шкура» будет точнее. я: подписал контракт на работу в качестве личного врача. Ему действительно нужен был обыч­
ный земной врач -
это тоже своего рода маскировка. Но лечил я его в основном по телефону и,. как я те­
перь понимаю, больше для отвода глаз. Мне звонили от него и сообщали СIlМПТОМЫ, я осторожно предлагал диагноз и назначал лечение. Вскоре мне снова звонили и сообщали, что больному стало лучше, и на этом все кончалось. Да что там, мне даже при­
носили на анализ кровь, мочу и тому подобное, и я их исследовал. К:онеч­
но, мне и в голову не приходило, что они не имели никакого отношею{я к старику, равно как и тот труп, об осмотре которого медицинский экс­
перт только подписал П20ТОКОЛ. -
К:акой еще труп? К:арл пожал плечами. -
Ему все было доступно и до­
зволено. -
Значит, медицинский эксперт осматривал не его? -
Уилер пока~ал рукой на гроб. -
К:онечно, нет. У печи есть заД­
ние дверки. Фокус здесь простой. Этот гроб был в печи. А двойник -
бог его знает, откуда 'он появился, только я тут ни при ч;ем, клянусь вам, -
лежал с той стороны в гро­
бу, в ожидании медицинского экс­
перта. К:огда мы там нажали ~нопку. ток в печи выключился, гроб с двой­
ником вкатился в печь, а этот был 55 вытолкнут из печи да еще полнт во­
дой. Я имел личные строго секретные инструкции, они каса,лись как Эпстай­
на, так и самого босса. Мне было предписано после осмотра тела экс­
пертом и кремации двойника вернуть­
ся сюда одному через час,' убедив­
шись, что никто за мной не следит, и нажать BTOPW кнопку с задней сто­
роны печи, чтобы отправить этот гроб на кремацню. Мне было запрещено задавать вопросы, предпринимать ка­
кие-лнбо исследовання и тем более кому-либо сообщать об этом. Это бы­
ло типично для многих его распоря­
жений и также не поддавалось объ­
яснению. -
Он неожиданно рассмеял­
ся. -
Вы знаете, почему старик и Эпстайн тоже никогда никому не подавали руки? Вы, наверное, этого не замечали? -
Нет, но я полагал, что он про­
сто боится заразы. -
Нормальная температура его тела была 47 градусов. Уилер потрогал одну свою руку другой и ничего не сказал. Когда Карл почувствовал, что мол­
чание уже достаточно сгустилось, он весело спросил: -
Ну, босс, что мы будем делать дальше? Кливленд Уилер медленно перевел взгляд с гроба на Карла, как бы с трудом отрываясь мыслями от по­
койника. -
Как вы меня назвали? -
А, это просто фигура речи,-
улыбаясь, сказал Карл. -
Я ведь, по существу, работаю на компанию, а компания -
это вы. Приказы, кото­
рые я получил, будут выполнены до конца, когда я на жму эту кнопку. Других распоряжений у меня нет. Так что решать вам. -
Вы имеете в виду его? Что нам делать с ним? -
переспросил Уилер, снова переведя взгляд на гроб. -
Да, именно. Либо мы его сей­
час сожжем и обо всем забудем, либо вызовем сюда все правление и ба­
тальон ученых. Или перепугаем до смерти все население Земли -
для этого достаточно только вызвать сю­
да репортеров. Вот это и надо вам решить. Меня лично тревожат более широкие проблемы. -
Да? -
Зачем он 'здесь 'появился? Что успел сделать? Чег.о добивался?. -
Продолжайте, пожалуйста,-
сказал Уилер, и в его голосе впер­
вые прозвучало нечто похожее на неуверенность. -
У вас было хоть немного времени обдумать все это, а я ... -
И он беспомощно развел ру­
ками. -
Я вас вполне понимаю, -
мягко сказал Карл. -
До этого момента я выступал наподобие платного лекто­
ра. Не собираюсь приводить вас в смущение комплиментами, но скажу: вряд ли найдется другой человек на свете, который смог бы проглотить все это так спокойно, как вы ... Итак, пошли дальше. В математике есть 56 метод построения графиков. Вы ста-
. вите в системе координат точку, от­
мечая этим значение определенной величины. Когда вы получаете дру­
гие значения, вы ставите вторую точ­
ку, затем третью. Располагая тремя точками и соединив их между собою линией, мы можем построить отрезок кривой. Лучше, конечно, когда точек больше, но трех уже достаточно. По­
строенная нами кривая обладает определенными характеристиками, и мы вправе продлить ее несколько дальше в предположении, что после­
дующие данные подтвердят правиль­
ность нашего прогноза. -
Экстраполяция. -
Совершенно верно. Так вот, по оси «х» будем откладывать рост бо­
гатства нашего покойного босса, а по оси «у» -
время. Кривая, кото­
рую мы получим, характеризует рост его богатств во времени, то есть рост его влияния. -
График получится высокий. -
Да, больше тридцати лет, -
от-
ветил Карл. -
А теперь на этот график наложим другую кривую: из­
менения в состоянии среды обитания человека за те же тридцать лет,­
он поднял руку, как бы предупреж­
дая возражение. -
Нет, я не соби­
раюсь читать вам трактат по эколо­
гии. Будем называть это просто из­
менениями. Скажем так: повышение средней температуры в результате содержания С0
2 в атмосфере и так называемого тепличного эффекта. Вы­
чертим кривую. Содержание тяжелых металлов, ртути и лития в органиче­
ских тканях. Еще одна кривая. Затем построим кривые по хлористым угле­
водородам, по разрастанию водорос­
лей под воздействием фосфатов, по частотности коронарных заболеваний ... и наложим все эти кривые на тот же график. -
Я вижу, куда вы клоните, но такие статистические упражнения требуют осторожности. Не то, чего доброго, можно обнаружить зависи­
мость роста дорожных происшествий от увеличения потребления алюмини­
евых банок и детских булавок с пластиковыми головками. -
Сколько угодно. Но я, кажется, избежал этой ловушки. Я просто хо­
чу найти логичные ответы на два во­
проса. Мне хочется найти объяснение некой весьма нелогичной ситуации. Первый вопрос такой: если все пере­
мены на нашей планете -
результат беспечности, то есть явления более или менее стихийного, почему же то: гда беспечность идет обязательно во вред, а не на пользу среде, окружаю­
щей нас? Нет, нет, Я· обещал -
ни­
каких лекций по экологии! Спрошу иначе: почему вся эта беспечность по­
могает не сохранению среды, а имен­
но переменам в ней? Теперь второй вопрос: каково на­
правление этих перемен? Вы, конечно, читали абстрактные мудрствования насчет «планетарной инженерии»-
переделки других планет, чтобы при­
способить их для жизни людей. А ес­
ли предположить, что нашу Землю другие существа пытаются приспосо­
бить для себя? Скажем, нм нужно больше воды, н они хотят распла­
вить полярные ледовые массивы с помощью тепличного эффекта? Хотят увеличить содержанне окислов серы и уничтожить все формы морской жиз­
ни -
от планктона до китов? Сокра­
тить численность человечества с по­
мощью рака, эмфиземы легких, ин­
фарктов и даже войн? Оба, не сговариваясь, взглянули на безжизненное лицо лежавшего в гробу. . -
По глядите только, -
тихо ска­
зал Карл, -
чем он занимался: уголь, нефть, нефтехимия, пищевая промышленность, рекламное дело -
все это либо само изменяет среду, ли­
бо помогает тем, кто ее нзменяет ... -
Я вижу, вы не очень-то и вини­
те его за это. -
Конечно. У него нашлись мил­
лионы добровольных помощников. -
Но вы же не думаете, что он хотел искалечить целую планету толь­
ко ради того, чтобы лишь ему одному было удобно жить на ней? -
Нет, не думаю. Тут мы подо­
шли к главному, что я хочу сказать. Я не знаю, есть ли на Земле еще та­
кие существа, как он и Эпстайн, но могу предположить: если про исходя­
щие сейчас перемены будут продол­
жаться -
и ускоряться, тогда мы можем ожидать многих таких гостей. -
Чего же вы хотите? -
спросил Уилер. -
Мобилизовать человечество на борьбу против захватчиков? -
Ничего подобного. Я бы только медленио и без шумихи дал обратный ход всем переменам. Если наша пла­
нета в своем естественном состоянии непригодна для них, я бы постарался и сохранить ее такой. Не думаю, что нам придется изгонять их. ОНИ просто не придут ... -
Или попробуют добиться своего другнм способом. -
Вряд ли, -
сказал Карл.­
Если бы они надеялись, что эскадры космических кораблей и всякие там супербомбы помогут им, они бы так и сделали. Нет, у них свой метод, и если он у нас не привел к успеху, они БУ'ДУТ искать другую планету. Уилер принялся сосредоточенно по­
щипывать нижнюю губу. -
Для этого ведь не так много нужно: ясное понимание цели, поболь­
ше денег и умная голова, чтобы с толком и прибылью пустнть их в де­
ло. Если угодно, они смогли бы даже терпеливо направить жизнь какого­
либо человека по определенному сце­
нарию -
чтобы сформнровать такого, какой нм нужен. И, не дав Уилеру ответить, Карл поднял кверху скальпель. -
Я попрошу вас сделать для ме­
ня одну вещь, -
сказал он резко, с совсем иной, повелительной интона­
цией, типичной скорее для Уилера. -
Я хочу, чтобы это сделали вы, пото­
му что мне противно, черт побери, оставаться единственным человеком на свете, на чью долю это выпало. Наклонившись над изголовьем, он сделал поперечный разрез по верхней границе лба трупа от виска до виска. .Затем, упершись локтями в боковые стенки гроба и сжав скальпель обеими руками, он проделал надрез от середины лба по переносице, носу, губам и подбородку до самого горла. Распрямившись, он приказал: -
Положите руки на его щеки. Уилер нахмурился на мгновенье, помедлил -
с ним уже давненько никто так не разговаривал! -
и по­
виновался. -
Теперь сильно прижмите .ладони и сдвиньте руки. Надрез слегка расщирился, и вдруг кожа под руками подалась и легко соскользиула вниз. От неожиданно­
.сти Уилер чуть не упал грудью на гроб, и лицо его оказалось в не­
скольких дюймах от страшного осве­
жеванного лица трупа. Подобно легким и почкам, глаза тоже сливались в один глаз, немного суженный посередине. Зрачок был овальный; длинная ось овала шла поперек. Кожа была бледно-лавандо­
вого цвета, сосуды на ней желтые, на месте носа дыра с лохматыми кра­
ями. Рот имел округленную форму, зубы неровные, беспорядочно распо­
ложенные, подбородок едва выде­
лялся. Уилер, не шевелясь, зажмурился; прошли одна-две секунды, пока он наконец отважно раскрыл глаза. Карл в два прыжка обежал вокруг гроба и одной рукой подхватил Уилера под грудь. Уилер на мгновенье тяжело повис на его руке, но тут же распря­
мился и отбросил руку. -
Вам не надо было· заставлять меня это делать. -
Нет, надо было, -
сказал Карл. -
Вам хотелось бы быть един­
ственным человеком на свете, кото­
рый испытал все это и не мог бы да­
же никому рассказать. И тут Уилер смог даже расхохо­
таться. А потом, оборвав смех, ска­
зал: -
Нажмите эту кнопку. Давайте крышку. Рисунки В. КОЛТУНОВА \ Уилер послушно принес крышку, и они закрыли гроб. Карл нажал кнопку, и гроб плавно скользнул в полыхающий жаром зев печи ... У Джо Триллинга был необычный способ добывать себе средства к су­
ществованию. Зарабатывал он непло­
хо, хотя, конечно, ничего похожего на те денежки, какие он мог бы огре­
бать в большом городе, у него не было. Зато он жил в горах, в полу­
миле от живописной деревушки, на свежем воздухе, вокруг раскинулись рощи -
сосна, береза и горный лавр ... А главное -
он был сам себе хозяин. Конкурентов у него почти не было. А занимался Джо изготовлением анатомических муляжей различных частей человеческого тела. Главными потребителями были военные, но мно­
го заказов поступало и от медицин­
ских учебных заведений, киностудий, а ииогда и от частных 'ЛИЦ, причем в последнем случае Джо лишних во­
просов не задавал. Он мог изгото­
вить модель любого внутреннего ор­
гана, любой части тела. Он мог де­
лать модели, неотличимые от нату­
ры на глаз, на ощупь, по запаху и как угодно еще. Он мог изобразить гангренозную язву, от которой нес­
ло трупным запахом. Он мог делать уникальные экземпляры и целые партии. Короче, д-р ТРИЮIИнг был в своем деле первым человеко!о' в Шта­
тах. -
Настоящим шедевром, --
ска­
зал Кар.'! (в более благоприятной обстановке, чем при предыдущей встрече, уже днем, а не ночью, и с кружкой пива в руке), -
была твоя выдумка с лицом. Первоклассная ра­
бота, черт побери. -
Ерунда. Вся сила была в тво­
ей идее '-. заставить его положить руки на лицо. -
Не понял. -~ Я тут как-то вспоминал об этом, -
сказал Джо. -
Ты, наверно, сам не отдавал себе отчета, какой это был блестящий ход. Устроить че­
ловеку такой спектакль само по се­
бе умно, но заставить его прикос­
нуться к этому собственными рука­
ми -
вот в чем блеснула гениаль­
ность. Как бы тебе объяснить ... Ну вот, пожалуй, такой пример. Я еще совсем мальчишкой шел од­
нажды из ШКО,1bl и схватился рукой за прут садовой решетки. А на пру­
те был плевок, обыкновенный пле­
вок, он показал ладонь правой руки и брезгливо. отряхнул ее. -
Сколько лет прошло с того дня, но я до сих пор не забыл этого ощуще­
ния. Годы не стерли его, никакое мыло, никакие щетки не смогли его соскоблить. И сидит это не в мозгv не в психике, это не просто памят~ о неприятном эпизоде. Мне кажется существует какой-то запоминающиЙ механизм в самих клетках, особенно 58 в клетках рук. Он-то и работает ... Это я все к тому, что Уилер, сколь­
ко ему ни суждено прожить, бу­
дет до конца дней своих ощущать, как кожа соскользнула с черепа мертвеца под его ладонями, и вспоминать, как он чуть не уткнул­
ся носом в него. Нет, дорогой брат, гений ты, а не я. -
Брось. Ты знал, что делаешь, а я нет. -
Не заливай, -
Джо откинул­
ся назад в своем шезлонге так да­
леко, что сквозь дно своей кружки смог увидеть солнце. Лениво следя, как поднимались в пиве пузырьки газа и вопреки зако­
нам перспективы увеличивались, уда­
ляясь от него (просто потому, что ближе к поверхности жидкости они расширялись), он пробормотал: -
Карл ... -
Да? -
Ты когда-нибудь слышал о «Бритве Оккама» '? --: Гм... Давно. Кажется, философ­
скии принцип какой-то. Или из логи­
ки? Постой-ка... Одну минуту... Вот так. Если даны следствие и ряд воз­
можных причин, то наиболее веро­
ятн?й, истинной причиной будет про­
стеишая. Правильно? -
Не совсем точно, но довольно близко, -
сказал Джо. -
Гм-м ... Ну так вот, ты и я знаем, что чело­
веческая жадность и беспечность сами по себе вполне достаточны, что­
бы разрушить нашу планету. Но мы считали, что для людей, подобных Кливу Уилеру, которые располагают реальными возможностями пресечь этот процесс, эти причины неубеди­
TeJIbHbI, и сфабриков;lЛИ для него инопланетянина, дышащего смогом. То есть он ничего ие стал бы делать ради спасения мира, пока мы не подсунули ему довод, убедительный для него. Выдумали и подсунули. Да, но выдумали, оправдав этот довод всеми доступными данны­
ми... К чему ты, собственно говоря клонишь? ' -
Так... Видишь ли, наша хитро­
умная афера в своем существе очень проста, потому что она сводит все к одной-единственной причине. «Бритва Оккама» этому и учит -
сводит явления к простейшим при­
чинам. Это я все к тому, что един­
ственные причины, весьма вероятно, и есть истинные. Карл со стуком поставил свою кружку. -
Черт возьми, я до этого не до­
думался! Слишком занят был А что, если мы оказались правы? . Они глядели друг на друга совер­
шенно потрясенные ... Перевел с английского Я. БЕРЛИН , О к к а м а У и л ь я м (род. ОК. 1300 г. -
умер ОК. 1350 г.) -
аиглийский философ и богослов. В этом рассказе автор применил игру ::1ОВ. иазвав хирургический скальпель ! РИ::IЛин;а, раскрывающий перед УИJ!ером якоfJы инопланетное происхожденне его босса, «скаЛЬП€u'1ем Оккама». КАКОЙ ХАРАКТЕР у ДЕЛЬФИНА? Ш ер вое появление Дональ­
да было неожиданным и весьма эффектным. В марте 1972 года Джоанна Джоунз и Майкл Вейтс, сотрудники океа­
нологической станции в Порт­
Эр ине на' острове Мэн, занима­
лись сбором i'еологических об­
разцов на дне моря у побе­
режья. Устав вглядываться в шевелящийся ковер водорослей проплывавший в каком-нибуд~ метре под нею, Джоанна подня­
ла голову и... оцепенела. Прямо на них из зеленоватого подвод­
ного сумрака стремительно нес­
лась огромная черная торпеда. Увернуться ни она, ни Майкл уже не успеют. Секунда-другая, и их искромсанные тела лягут на дно, навсегда унеся с собой тайну страшной смерти. Однако в Е.аком-то полуметре от аквалангистов "торпеда~ остановилась, и на них лукаво поглядел дельфиний глаа. Джоанна ясно видела корот­
кое рыло, которое с характер· ным переломом переХОДИJ!О в покатый лоб с большим белым шрамом. Это была афалина. В самом ее появлении не было ничего особенного: не такая это редкость в Ирландском море. Но дикие дельфины не пnдплы­
вают к людям и уж, во всяком случае, не нападаЮ1' на них. "Выть может, он удрал из океа­
нариума и теперь, соскучившись по людям, хочет возобновить контакт с ними? --
подумала Джоанна и тут почувствовала на плече руку Майкла. Он в не­
доумении показывал на невесть откуда взявшегося гостя. Доктор Джоунз выразительно на­
сколько это возможно в гидроко­
стюме с аквалангом за спиной -
пожала плечами. Минут десять люди и дельфин неподвижно ви­
сели в воде, пристально разгля­
дывая друг друга. Наконец Бейтс потянул Джоанну вперед, недвусмысленно показывая, что пора вернуться к делу. Не слишком охотно она после­
довала за Майклом, то и дело оглядываясь, чтобы посмотреть, ).taK поведет себя дальше этот необычный дельфин. Некоторое время он смотрел вслед аквалан­
гистам, а затем развернулся и исчез в зеленоватой толще воды. В тот день доктор Джоанна Джоунз и не предполагала, что ей придется еще не раз встре­
чаться с этим дельфином, а сам он станет знаменитостью не только острова Мэн, но и побе­
режья Англии. Дональда, как окрестили его позднее, непрео­
долимо тянуло к людям. Вскоре он свел знакомство чуть ли не со всеми ПЛQвцами и ныряльщи-
ками в окрестных водах, хотя не обошлось и без недоразуме­
ний. Увидев рядом с собой вне-
запно вынырнувшее огромное тело, кое-кто из пловцов пугал­
ся и спешил как можно скорее добраться до берега. А там на­
чинались рассказы о том, как .чудовищный дельфин. хотел утопить человека, разрезать по­
полам своим .острым как брит­
ва. спинным плавником, .защ е­
котать до смерти. и так далее, в зависимости от богатства фан­
тазии рассказчика. Между тем это внушительное животное -
длиной Дональд был больше трех с половиной метров и весил никак не меньше трехсот килограммов -
держа­
лось неизменно дружелюбно, проявляя при этом поразитель­
ную осторожность. Дельфин был настолько силен, что ему, будь он злобно настроен, ничего не стоило бы искалечить или даже убить челове}<.а подобно тому, как его собратья расправляются с крупными акулами. Другое дело, что Дональду оказалась свойственна прямо-таки порази­
тельная игривость. Первой это испытала н а себе доктор Джоанна Джоунз, по­
стоянным компаньоном которой во время подводных работ стал Дональд. Как-то раз она соби­
рала на · дне образцы и склады­
вала в ведро, а ее ассистент Бейтс на веревке поднимал их в лодку. Дельфин вертелся рядом и с любопытством наблюдал за ней. Когда очередное ведро на­
полнилось и медленно поползло вверх, Дональд устремился за ним и толчком рыла перевернул. Образцы вывалились на дно. Ре ­
шив, что это произошло с лучай ­
но, Джоанна погрозила озорни­
ку, который отплыл в сторону и, казалось, едва сдерживая смех, ожидал, как она поступит. Док­
тор Джоунз вновь собрала рас­
сыпанные образцы в ведро. Но едва оно стало подниматься, дельфин опять перевернул его. Э~'О повторилось и В третий, и в четвертый раз. Утихомирить или прогнать расшалившегося Дональда оказалось невозмож­
ным: Пришлось прервать рабо­
ту. Однако на следующий день все началось сначала. В итоге график исследований оказался под угрозой срыва. Выход нашел слесарь-умелец на океанологической станции, снабдивший ведра крышками с запорами. Когда через три дня Джоанна Джоунз спустилась с ними на дно, дельфин был тут как тут, явно намереваясь про­
должить игру. Он плавал вокруг, пока Джоанна наполняла их об­
разцами,и при этом, как утверж­
дает она, лукаво подмаргивал. Когда та стала прилаживать крышки, Дональд подплыл поч­
ти вплотную и стал внимательно следить за ее манипуляциями. Доктор Джоунз сделала вид, что ее ничуть не беспокоит его при­
сутствие. И вот первое ведро пошло вверх. Дельфин настиг его в нескольких метрах от дна и сильно поддел рылом. Увы, крышка плотно сидела на месте. Дональд повторял свои атаки до тех пор, пока Майкл не втащил ведро в лодку. То же самое про­
изошло и со второй партией об­
разцов. Когда же стали подни­
мать третье ведро, дельфин со­
провuждал его до самой поверх­
ности, «обнюхивая. запоры и крышку и даже пробуя их на зуб. После этого игра с опроки­
дыванием ведер прекратилась. Впрочем, объектом внимания общительного дельфина были не только сотрудники океанологиче­
ский станции. В ранние утрен­
ние часы, когда пловцов и ны­
ряльщиков на пляжах еще не было, Дональд повадился наве­
щать вышедших на промысел рыбаков. Он вел себя вполне прилично : не рвал сети и не по­
хищал улов. Разве что позволял себе попрыгать да окатить водой сидевших в лодке. Однако и этого было достаточно, чтобы распугать рыбу. Рыбаки проща­
JШ все это лишь потому, что у дельфина не нашлось любимчи­
ков ~ каждый раз он выбирал новую жертву для своих акро­
батических упражнений. Прошло больше двух лет с тех пор, как Дональд избрал своим постоянным местом жительства прибрежные воды у острова Мэн. Постепенно он стал мест­
ной знаменитостью, о которой непременно рассказывали каж­
дому приезжему. Услышал его историю, правда, изрядно при­
украшенную, и научный сотруд­
ник крупной фармацевтической фирмы Гораций Доббз. Он сразу же загорелся желанием лично познакомиться с общительным дельфином. Хозяйка гостиницы, в которой остановился Доббз, 60 посоветовала обратиться к мест­
ной аквалангистке Мауре Мит­
чел, считавшейся одним из бли­
жайших друзей Дональда. Мисс Митчел сначала никак не могла понять причины стран­
ного возбуждения, с которым гость уговаривал ее как можно скорее показать Дональда. -
Раз вы пробудете здесь це­
лый месяц, то наверняка увиди­
те его на пляже, -
пожала пле­
чами Маура. -
Но я хочу не просто полю­
боваться играми, а понаблюдать за дельфином в процессе повсе­
дневного общения с человеком, понять, что заставляет дикую афалину искать контактов с ним. Ведь после Пелорус-Джека и Опо это лишь третий подоб­
ный случай, если не считать ле­
генд о дельфинах, служивших богу моря Посейдону. ... В 1888 году почтовое судно, еженедельно ходившее между Северным и Южным острова­
ми Новой Зеландии в проливе Пело ус у острова Д'Юрвиль, стал регулярно сопровож­
дать дельфин. Каждый р~з он плыл впереди, словно ука\Мы­
вая путь. Шли годы, наладилось регулярное пассажирское сооб­
щение между Веллингтоном и Нельсоном, и каждый пароход в водах близ острова Д'Юрвиль встречал дельфин-лоцман, полу­
чивший имя Пелорус-Джек. Мол­
ва о нем распространилась по всему миру. И поскольку на­
шлись коллекционеры, предла­
гавшие большие деньги за чуче­
ло этого дельфина, то по требо­
ванию общественности новозе­
ландское правительство 26 сен­
тября 1904 года издало спе­
циальный указ, который объяв­
лял вне закона «всякого, кто поднимет руку на Серого дель­
фЮlа в водах пролива, заливах и прилежащих эстуариях •• Все, кому довелось видеть Джека вблизи, рассказывали о поражав­
шем их чисто человеческом вы­
ражении добрых глаз. И лишь его гибель в 1911 году положи­
да конец многолетней дружбе дельфина с моряками. Сорок четыре года спустя у небольшого новозеландского по­
селка Опонони к лодкам мест­
ных рыбаков начала подплывать молодая дельфиниха-афалина. Она быстро подружилась с людь­
ми, позволяла чесать себя вес­
лом, шваброй и даже гладить ру­
кой. Любопытно, что Опо, как назвали афалину, никогда не ла­
комилась рыбой, которую ей предлагали, а предпочитала до­
быва ть пропитание самостоятель­
но. Она стала каждый день при­
плывать на многолIOДНЫЙ пляж. где играла с купающимися и даже катала на спине ребяти­
шек. Особенно подружилась дельфиниха с тринадцатилетней девочкой, жившей у самого бе­
рега моря. Известность Опо рос­
ла. Некогда" пустынный поселок превратился в крупный турист­
ский центр. Жители Опонони организовали комитет защиты дельфина и вывесили перед въездом в поселок плакат: «Доб­
ро пожаловать в Опонони, но не пытайтесь стрелять в нашего дельфинаl. В Новой Зеландии началось движение за принятие специального закона, охраняю­
щего Опо, как это было пятьде­
сят лет назад с Пелорус­
Джеком. Такой закон был при­
нят и вступил в силу с полуно­
чи 8 марта 1956 года. Но на следующий день дельфиниха бы­
ла найдена мертвой в неболь­
шой расселине между скалами. Причина ее смерти осталась загадкой. -
•.. Кста ти, при жизни Опо была не только игрива, но и страшно любопытна; ее особен­
но интересовали подвесные ло­
дочные моторы. Она могла часа­
ми плыть за лодкой, держась буквально у самых лопастей, -
закончил Гораций Доббз свой рассказ. -
Совсем как наш До-
нальд, -
заметил кто-то. -
Ну да сами увидите ... В то время научный сотрудник фармацевтической фирмы не мог и предположить, какую роль сыграет в его жизни знаком­
ство с весьма коммуникабель­
ным дельфином-афалиной. Действительность превзошла самые смелые. ожидания Добб­
за. И больше всего Горация по­
разила сообразительность дель­
фина, ибо тот умел не только быстро разобраться в новой об­
становке, но и, казалось, делал соответствующие выводы. Осо­
бенно запомнился Доббзу один случай. В этот день он решил сфотографировать Мауру Митчел вместе с Дональдом на дне мо­
ря. Он усадил аквалангистку на ковер из водорослей и, чтобы она не ВСПJ;lывала, положил ей на колени внушительный ка­
мень. Едва дельфин увидел это, как пришел в страшное возбуж­
дение и стал метаться вокруг Мауры. Ни она, ни Гораций не понимали, в чем дело, пока До­
нальд рылом не сбросил камень с коленей. -
Он, видимо, решил, что я попала в западню, -
знаками объяснила Доббзу Маура. Чтобы проверить ее догадку, они повторили все сначала. Дельфин опять столкнул камень. И лишь после того, как Маура сама сняла его, поплавала рядом с Дональдом, а затем опусти­
лась на дно и положила камень на прежнее место, дельфин успо­
коился. .Это был переломный момент, -
вспоминает Доббз. -
Именно тогда мне пришла в голову мысль, что между чело­
веком и одиноким дельфином возникают совершенно особые, сложные взаимоотношения •. Вскоре по возвращении с острова МЭ~ Гораций Доббз цо­
лучил от Мауры Митчел весьма расстроившее его письмо. Выве­
денный из терпения шалостями дельфина один из рыбаков вле­
пил в него заряд дроби. После этого Дональд исчез из прибреж­
ных вод. Огорченный Доббз, есте­
ственно, решил, что никогда больше не увидит афалину. Ка­
ково же было его удивление, ко­
гда, при ехав на следующее лето отдыхать в небольшое курортное местечко Мартинз-Хейвен на по­
бережье Уэльса, он опять столк­
нулся на пляже с... Дональдом. Дельфин и здесь стал всеобщим любимцем. Тогда-то и пришла Доббзу мысль оставить работу и всерьез заняться наблюдениями за дельфином. «Новая встреча с ним стала поворотным пунктом на моем жизненном пути, -
пи­
шет Гораций Доббз. -
Главное, почему я решил отказаться от обеспеченной и размеренной жизни научного работника, была возможность сохранять контакт с дельфином, в каком бы месте он ни находился.. И действи­
тельно, Доббз провел с Дональ­
дом три летних сезона -
в 1975 году у побережья Уэльса и в 1976 и 1977 годах у берегов Корнуэлла. За это время он снял фильм о своем друге До­
нальде и написал заниматель­
ную книгу .Вслед за диким дельфином., в которой попытал­
ся нарисовать его психологиче­
ский портрет. Вот один из штрихов этого портрета: стоило дельфину при­
метить цветной мяч, и он не отставал от купающихся, пока ·не выпрашивал его. Заполучив игрушку, Дональд балансировал ею на кончике рыла, подбрасы­
вал вверх, и не успевал мяч коснуться воды, как резким ударом дельфин опять посылал его в воздух. Иногда Дональд делал вид, что пытается утопить мяч, наваливаясь на него грудью и слегка придерживая плавни­
ками, а тот стремительно выска­
кивал из-под огромного тела. Если же мяча не было, он жонг­
лировал пустыми бутылками. Дельфин сам разыскивал их на дне и приносил в зубах к пляжу. Наблюдая за Дональдом, его биограф вскоре обнаружил, что тот тонко реагирует на OI<PY-
жающую обстановку. Он частень­
ко резвился на мелководье сре­
ди купающихся, но ни разу ни­
кого не толкнул и не задел, словно понимая, что при его размерах это могло бы иметь неприятные последствия. Доббз был уверен, что именно поэтому дельфин, если им овладевала потребность разрядить запасы энергии, уплывал подальше в море и в отдалении от людей бурно плескался, высоко выпры­
гивал из воды, делал сальто. Иной раз забавы Дональда не были столь безобидны. Почему­
то ему пришлось по вкусу про­
казничать с якорями. -5 августа 1977 года мы с Доиальдом с утра в течение двух часов плавали в бухте Коверак на побережье Корнуэлла, -
рас­
сказывает Доббз. -
Устав, я устроился отдохнуть на мостках спасательной станции. Вскоре в бухту вошла 7 -тонная яхта «Аквариус оф Эрн., бросившая якорь неподалеку (позднее я узнал, что он весил шестнадцать килограммов без цепи). Ее эки­
паж на маленьком ялике отпра­
вился на берег. Погода была прекрасная: полный штиль, яр­
кое солнце. И вдруг яхта сама собой медленно пошла к выходу из бухты. Моментально надев маску, я свесился в прозрачную воду. Так и есть: зажав в зубах якорь, Дональд преспокойно бук­
сировал за собой «Аквариус •• Хорошо, что я вовремя заметил его проделку и яхтсмены успе­
ли на ялике догнать свое суд­
но, а то бы он запросто увел его от берега. Но чаще всего он просто вытаскивал якоря из грунта, а затем перепутьшал якорные цепи. Я предоставляю вам самим судить, являлись ли его продел­
ки следствием врожденной про­
I<азливости и чувства юмора или же были просто результатом по­
вышенного интереса к якорям, как и к другим техническим приспособлениям. Сам Гораций Доббз, который общался с Дональдом несколько лет, делает вывод, хотя и лако­
ничный, но достаточно недву­
смысленный: «Наблюдения за точностью и тонкостью его реак­
ций в подобных случаях застав­
./Iяют считать их сравнимыми с мыслительными процессами, ко­
торые традиционно считаются присущими только человеку ...• Наиболее показательный при­
мер вполне сознательного пове­
дения, который приводит Доббз, выглядел следующим образом: «Дело происходило в курорт­
ном местечке на побережье Кор­
нуэлла. Группа начинающих пловцов решила потренироваться в нырянии под руководством спа­
сателя Боба Карсуэлла. Есте
С ственно, что Дональд тут же при­
соединился к ним. Он, видно, подметил неопытность новичков и заботливо сопровождал каждо­
го при погружении. И надо же было так случиться, что одному из них свело судорогой ноги. Каким-то чудом он все же вы­
нырнул, хотя и изрядно нахле­
бался воды. Как только его го­
лова показалась на поверхности, дельфин устремился к бедняге и стал рылом поддерживать его, пока не подплыл Карсуэлл. До­
нальд помог спасателю подта­
щить пострадавшего к шлюпке и даже деликатно подталкивал его в мягкое место, когда он взбирался на борт. Дельфин вы­
совывался из воды и, казалось, с состраданием смотрел, как ны­
ряльщику массируют ноги. Ког­
да судорога прошла и человек с облегчением выпрямился на бан­
ке, Дональд счел свою миссию выполненной и уплыл в море •. Об осознанности действий дель­
фина говорит, по мнению Добб­
за, и его поведение во время съемок фильма. По сценарию, Доббза должен был буксировать за собой быстроходный катер, чтобы наглядно показать зрите­
лям, какую скорость способен развить сопровождающий чело­
века дельфин. «Для моей транс­
портировки мы решили исполь­
зовать акваплан, -
рассказы­
вает Доббз. -
Но как только ка­
тер отошел от причала и по­
мчался вдоль берега, догнавший меня Дональд дал ясно понять, что хотел бы занять мое место. Поскольку я не спешил выпол­
нить его желание, он стал все сильнее и сильнее покусывать мне руку, пока я не выпустил доску акваплана. Дональд тут же схваТilЛ ее зубами и в тече­
ние часа с видимым наслажде­
нием катался за катером •. Гораций Доббз открыл в ха­
рактере афалины немало и дру­
гих весьма характерных черт. Временами дельфин приплывает к пустынным участкам побе­
режья, кажется, чтобы насла­
диться ритмическим шорохом перекатываемых волной камеш­
ков. Или его любовь к детям, с которыми он готов играть целы­
ми днями. «И все-таки сколько бы я ни описывал Дональда, его портрет никогда не будет за­
вершен. Ибо за каждой замечен­
ной мною чертой наверняка кроется еще какая-то, оставшая­
ся неразгаданной. Чем больше я узнаю дельфина, тем больше нового открываю в нем •. С. &АРСОВ По матернапам нностранно" печатн 61 ВУЛКАНИЧЕСКИЕ КУВШИНЫ Как же много написано о гончарном деле! И все-таки вернемся е ще раз к этой теме. Ибо речь пойдет н е про­
СТО о гончарах, а о сан-марин с ких. В крохо т ной респ у блике Сан - Марино всего две фабрики керамики -
«ф а б ­
рички» I лучше сказать. НО продукция их известна по всему Апеннинскому полуострову. Делают, например, на фабрике кувшин. Поначалу процедура общеизвестная: гончарный круг, гли­
на... сосуд с у з ким горлом. ручка ... Ка з а л ось бы, можно и в печь. Нет. впереди самое главное. Мастера (а среди них часто бывают четырна­
дцати-пятнадцатилетние) старательно обмазывают кувшин « лаванико ску­
РО » -
черным вулканическим пеплом. ВОТ только тепер ь и можно обжигать. Ничего, ЧТО сосуд кажется н е ряшли­
вым, з ато необычен на вид. Теперь в любом мага з инчике, 8 любом уголке Ита л ии покупатель повертит в руках кувшинчик и скажет: «Тот самый, сан­
маринекий -
ни с чем не спутаешь ... :' ЕЩЕ ОДНА НАСКА? г игантские рисунки в перуанской пустыне "аска известны многим. До сих пор не смолкают дебаты по пово­
ду того, зачем древним индейцам нуж­
ны были эти колоссальные иероглифы и как они добивались идеальной точ­
ности прямых линий, тянущихся ино­
гда на ки.u ометры, или изящной закон­
ченности изображений животных, кото­
рых, стоя на земле, не охватишь взглядом. Впрочем, речь сейчас не о загадке Н аски, а о том, что такие рисунки вовсе не уникальны. Стили­
з ованная фигура человека, запечатлен­
ная на нашей фотографии. вычерчена в пустын е близ города Блайт (Кали­
форния, США) -
от Наски его отде­
ляют тысяч семь километров. Здесь тоже пока не ясно, с какой целью местные индейцы тратили массу труда на такие изображения. А вот смысл кольцевых линий расшифровывается без труда: это следы колес современ­
ных автомобилей. И, кстати, рисунок может пОстичь печальная судьба (как это случилось уже с некоторыми фи­
гурами в той же Наске): при нынеш­
н е м развитии автотуризма его просто «за т о пч у т » шинами. С земли-то фигура н е ви д на, только с высоты птичьего полета ... НЕ КАК ВСТАРЬ Вооруженный мечом конкистадор-
испанец нападает" инка в соломенной шляпе защищается, конкистадор разит, инка падает, сраженный... Так было на территории Перу четыре с поло­
вино~ столетия назад. И так есть ... сегодня. С той лишь разницей, что ныне победителем выходит инка: пос­
ле долгой борьбы он стаскивает за­
'воевателя с коня, я испанец тут же попадает в руки «разъяренных», ско­
рых на расправу местных жителей. Так или примерно так разыгрывается еже­
годное театральное представление на народном празднике в перуанском го­
родке КахакаЙ. После славной победы «инков» над «испанцами» веселье до­
стигает кульминации: в воздухе взры­
ваются шутихи, по улицам проносятся всадники. И никого не смущает, что когда-то, в эпоху конкисты, все было не так. Главное -
историческая спра· ведливость восстановлена. КУРИЦА -
ПТИЦА! Ито сказал, что курица -
н е пти­
ца? Птица, и не только по определе· нию, а еще и по тому, что летает. Да! Надо только пробудить в ней тя­
гу к полету, а для этого лучшее с р е д­
ство -
СПОртивный азарт. Именно с целью доказать, что ку­
рица все-таки птица, в американском городе Рио-Гран д е-Снти (штат Техас) ежегодно проводится междунаРОДНblЙ конкурс на дальность п о лета кур. В прошлом году второе м е сто заняла талантливая спортсменка «Леди Лак» из Великобритании. Ее результат -
36,2 метра. Но на псовом месте ока­
з а лся все же сил ь ный пол. Япон с кий петух « Кинг Флюк», выступавший в отличной спортивной Форме, пролетел це л ых 90,7 метра. Согласитесь, что д о « куриной стометровки» совсем неда· леко! ПРОЖОРЛИВЫЕ ДОМОСЕДЫ Еще не так давно француз с кие пев­
чие дрозды перед наступлением з и ­
мы вели себя так: собирались в стаи н отправлялись в дальний путь через Пнренеи, над долинами и го­
рами Испании -
в Марокко. Теперь же они решнли с этим обременитель­
ным обычаем покончить и остают с я на з иму во Франции. В чем причина? Ученые считают, что в изменении э ко­
логических условий. 3а пос лед ние го­
ды европейский климат стал несколькО мягче, а во Франции расшири л ись по­
са д ки КУКУРУЗ bl. Кукур уза же для ДРОЗДО8 -
т а кое лакомство, ч т о уже один вид з релых початков н ач исто от· бив а ет у птиц охоту к перем е н е мест. Подсчитано, ч то R течение четырех месяцев, пока д лится зима (а в зто время, разумеется, кукурузы уж е н е найдешь), дроздам требуется минимум 20 ТЫСЯЧ тонн корма. Г де же его взять? И птицы начннают разбойни­
чать -
тащить все. что плохо лежит. Французские учеНblе призывают фер ­
меров не прнбегать к крайним ме­
рам, а сами лихорадочно ищут способ. как же спасти птиц, чем заманить их снова в теплые края? ДВОРЕЦ ПОЧТАЛЬОНА Для чего строят дворцы? Ясно, что­
бы в НИХ ЖИТЬ. Это правило, однако, нельзя отнести к фантастическому дворцу, который соорудил > сельский почтальон Фердинанд Шеваль из французского департамента Дрсм. ОН строил его СВОИМИ руками в течение 33 лет, с 1879 по 1912 год, все свобод­
ное время посвящая возведению этого величественного н в то же время на­
ивного сооружения, не слу(Кзщего ни­
какой практической цели. В колоннах, башенках, мостиках и фантастических скульптурах из резного камня старый почтальон старался воплотить своеоб­
разно понимаемую им чистую красоту. Он неутомимо СВОЗИЛ на тачке со всей округи подходящие камни. обра­
батывал и шлифовал их, скреплял це­
ментным раствором, а ПОТОМ высекал на стенах своего «Идеального двор­
ца,. всевозможные морализаторекие надписи. В 1969 году, в пятидесятую годовщи­
иу СО дня смерти Фердинанда Шева­
ля, «Идеальный дворец» объявили памятником культуры, н с тех пор не­
обычное сооружение стало местом па­
лом,ничества многочислеННblХ туристов. Впрочем, дворец можно обозревать лишь снаружи, внутри по нему не особенно-то погуляешь. Ведь един­
ственным функциональным помещением та м была и есть ... неб'~Jlьшая каморка, где мастер хранил свои инструменты. ПОБЕДИТЕЛЕй НЕ БЫЛО в Японии, в курортном местечке Атагапа, в присутствии многочислен­
ных зрителей из числа отдыхающих состоялись очередные «гонки года» (как известно, «г онок года» может быть и десять, и сто, и тысяча -
был бы популярным вид спорта, а за громким названием дело не станет). На сей раз ЭТО были гонки на ко­
рытах по реке Мацукава. Участникам предстояло проАти ди­
станцию в один километр. Гонщики уселись в тазы и ванночки. взяли в руки маленькие, размером с ракетку для настольного тенниса, деревянные лопаточки-весла и приняли старт .. Мно­
го было смеха, криков, ажиотажа. не было только... победителей. Н и один из участников не смог дойти до фи­
ниша -
все корыта перевернулись на­
много раньше. АРБУЗЫ В КУБЕ Вот это арбузы! Всем арбузам арбу­
зы! Не круглые, а ... кубические. Мож­
но сказать: « Надо же,. до чего дохо­
дят· бахчеводы, когда им нечего де­
лать!» А можно и сказать: «Молодец Томоюки Оно -
очень нужную фор­
му арбузов придумал!» Правда, япон­
ский селекционер, автор «изобретения», держит в секрете способ их выращи­
вания, но заявляет, что не поль - зовался металлическими « клетками» для фор­
мирования плодов, равным образом не применял никаких химикалий, так что его арбузы ничем не хуже традицион­
ных, шарообра зных. Столь же сочны и сладки -
это раз. Арб уз ы Томою,,,, 01-10 очень удобны ДЛЯ транспортиров­
ки -
ЭТО два. Наконец. их легко осво­
бождать От корки и делить на равные qасти (что менее знаЧJlТельно, но все равно приrодится, например, в кон­
сер"ном хозяйстве) -
ЭТО три. Вот и получается, llТО кубические арбузы -
хороши в кубе! ПОБЕДИТЕЛЕй -
СУДЯТ с отни любителей сенсаций и острых ощущений -
как англичан, так и французов ежегодно пересекают пропив Ла-Манш на всевозможных « плавучих средствах»: в железных или пластмассовых ваннах, на надувных резиновых матрацах, на бревнах, на огромных, специально для этой цели изготовленных бутылках с пестрыми этикетками (реклама, например, шот­
ландскоrо ВИСКИ!), на плотах из раз­
нообразных материалов, на лодках, опрокинутых вверх дном. Но дело~то ведь в том, что оживленное движение идет не только поперек пролива, НО, главным образом, в Д о n ь него, и пла­
вающие ванны и бревна, н - е говоря уже о гигантах~бутылках, создают серьезную угрозу судоходству. Фран­
цузские власти на побережье ЛаwМан­
ша думали, думали и придумали поло­
жить этому виду «спорта» конец, ка­
тегорически запретив пересекать канал подобным способом. На французском берегу победителей теперь встречают не фотографы и не девушки с цвета ­
ми, а полицейские с наручниками. ПРИЧЕСКИ ИНДЕАНОК Для индеанок многих племен, насе­
ляющих Бразилию, прическа -
нечто большее, чем дань моде или кокетст­
ву. Тот, кто знаком с местными обы­
чаями, может по прическе узнать о возрасте женщины, ее социальном ПО~ ложении и иные подробности. Так, Ha~ пример, индеанки бороро бреют голо­
ву в знак траура. С помощью при­
чески Вblражают с.хорбь по умершему родственнику и индеанки шаваНти. Если женщина из племени апина но­
сит длинные волосы, зто верный при­
знак, что ее муж находится в дли­
тельной отлучке. Но как только он вернется, почтительная супруга тут же укорачивает волосы и собирает их в пучок. ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦы. 11 Вонруг света", 1913 ЛЕГЕНДА О ВОЗДУШНЫХ КОРАБЛЯХ год в последне е время в газета х ча­
сто приходит"я читать о «загадоч­
ных воздушных кораблях». свет прожекторов ноторых виден быва­
ет по вечерам на северо-западе. Следует заметить. что эти «воздуш­
ные корабли», может быть, явля­
ются ие чем иным. как плаиетой ВенеРОй. котор,я теп ерь по в ече ­
рам горит как отдал ен ный элек­
трический фонарь. Очень вероят­
но. что ее и принимают за аэро­
плаиы и проч. Вообщ е во время вечерней ви­
.димости Веиеры при ходи тся чи­
тать известия о каких-то особен­
ных метеорах. кометах и проч ее, известия, являющиеся лишь пло­
дом слабых астрономичесних по­
знаний общества ... СТРАНА ПРАВДЫ Ту зем цы острова Борн ео, даяки. ниногда н е лгут. Сна зать не­
правду считается У ии х самыМ большим преступ лением. и тот. кто окажется лгуном. преследу ет­
ся неми лосер дио. и с НИМ поры­
вают всякие сношения. Но самое большое наказаин е ожидает лгуна после его сме рти. Для того чтобы и все следую­
щие поколения знали. что он был лгуном, ему воздвигается памяг­
нин из груды в етвей. Такой па­
мятник называется tugong bula. и старания всех должны быть на­
правлены иа то, чтобы сохранить его как можно дольше. Tugong bula ставится невдалеке от дороги. соедиияющей дв е д е ­
ревни, для того чтобы каждый да­
як. проходя мимо такого памят­
нина лжи и лицемерия. вспоми ­
нал о необходи.мости быть всегда честным и правдивым и. назыв ая имя лжеца. кл ал ,одну И-'IИ две в ет­
ки иа эту груду. Заботиться о сохранении тан о­
го памятника -
долг каждого дая­
на. и виновный в прен ебрежении этого обычая доказывает свое не­
уваж е ние к истине и навлекает на себя этим гнев богов. Потомки человека, заклейменно­
го именем лжеца. должны пок а ­
з ать. что они также разделяют об­
щее презрение к нему. Рисунки В. ЧИЖИКОВА 63 и н r в А Р Н И Л Ь С Е Н, норвежский писатепь ПОСJlЕ)I;паа ОХОТА Фантастический рассказ На трет,ий день непрерыв,ных поисков на экране нацеленного в х,мурое небо локат,ора гол,овной маШIИНЫ показалась точка. ЭВМ в фург,оне с,луж­
бы информации молниеносно рассчитал(\ координаты цели, и с платфор­
мы сопровожден,ия СНЯJJ'СЯ I"pa'Bl-lлет с ОХО'l'ником на борту. Чт,обы наст'ичь цель, ему ПО'l'ребов,апось всего семьдесят секунд. Нажи,мая на пуск биопо­
гического магнит,а, Охотни'к едва подав,ил ОJCiватившее его волнение: на,сту­
пал величайwий момент в его жиз'ни. Что-т,о МeJlЬ'К'НУЛО В ИПЛЮМ,ИiНoаторах правого борта, раз,дался JJепк'ИЙ щелчок, и Охотни'к обле,гченн,о вздохнул: из раструбоа ,прием'Ни,ка к его ногам, уже упаюованное в три крон, упало то, ради чего была с,наряжена вся их экс,педиция. Начальник коло,н'ны с,комаlН'д,овал ВОЗВращение. ГраВ,l-IЛет соверш,ил круг почета над вездеходом Адмирала и, круто набрав высоту, пронес,ся над лесом. Пролетая над третьей про,секой, Пилот увидел внизу зеленую а'вто­
гусеницу разведки. -
Они уже в,се знают! -
Крlo+КНУЛ он ОХО'l'ни'ку И вывел руч,ку упраВJJе­
ния до отказа на себя. Атако,в,али их на подлете к о,кеану. Грав'ил,ет надзора незаметно под-
крался онизу и уже выпу,стил приоосы, чтобы, припипнув к фюзеляжу, мгновенн'о прожечь в нем отверст,ие и пустить У'СЫПI11ЯЮЩИЙ газ, но Ох,отнику вторично пове3l11'0 за эт,от Аень: автомат,ичеокая прот,и,воабордаж­
ная защита оработ,ала, несмотря на помех,и, создав,аемые нападающими, и чужая машина резко пошла вниз, к зеленым волнам. Оставш,аяся часть пути прошла без происшеСl1В'ИЙ. Через в,осемь часов ОХО11НИК сидел в св,оем люби,мом баре «Три ру,с,ал,к,и» и, привыч,но потяги­
вая виоки с содо,вой, всем сущеСl1ВОМ своим ощущал ПРИ'СУТСl1вие во, внут­
реннем кармане куртки чека, на КОТ'ОРОМ извеС1!Ны.м в,сему фина,нсовому миру почерком было нап,и,с,ано: «Один МИ,ЛЛИОН кредит,ов». ... А еще через час перед владельце,м знамеН'И110ГО теха,сс,ког,о ранчо по­
став'или плат,и,нов,ое блюдо, накрытое крыш,кой. GH!lB ее, хозяи,н ранчо уло­
вил расширив,шИlМИСЯ в преДВ1К'У,шении чу,да ноздрями неповторимый аромат: перед ни,м, окр'уженная изыс,каннейшим гарниром, розовея поджа­
ристой корочкой, лежала, бес'помощно раскинув обрубленные лапки, последняя на Земле куропатка. Перевел С норвежского И. УСОВ Рисукок Г. КОМАРОВА в номере ИСПОJlьзованы Фотографии из журнаJlОВ: «НЭШНJI джиогрэфик» (США), с}"аilJlДJlаЙФ,. (ВеJlикобритания). Наш адрес: 125015, Москва, Новодмитровская ул., 5а. Телефоны для справок: 285-88-83; отделы: «Наша Родина» -285-89-83; иностранный -285-89-56; литературы -285-80-58; науки -285-89-38; писем -285-88-68; иллюстра­
ЦИй -285-89-36; приложение «Искатель» -
285-80-10. © «Вокруг света», 1979 г. Сдано в набор 01.11 1978 г. Подп. к печ. 12.12 1978 г. А0625З. Формат 84ХI08'!16. Печать офсетная. Условн. печ. л. 6.72. Учетно·изд. л. 10.9. Тираж 2 795 000 экз. Заказ 1909. Цена 70 коп. Типография ордена Трудового Красного Знамени изд-ва ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Адрес издательства и типографии: 103030. Москва. К-ЗО, Сущев-
ская, 21. 64 ПАЛАПА КАК ПАЛАПА у став от однообразия типовых за­
строек, архитекторы в последнее вре­
мя все чаще обращаются к нацио­
нальным мотивам. Ведь не секрет, что, очутившись в каком-нибудь но­
вом квартале, человек с трудом от­
личает Хельсинки от Сингапура, а То­
ронто --
от городка Гобернадор-Гре­
горес в Южной Аргентине. Так стали появляться бетонные дома, фронтоны которых украшены орнаментом, П{)­
вторяющим резьбу по дереву, панели, уже на заводе выложенные восточны­
ми изразцами, цельноотлитые окон­
ные рамы с затейливыми налични­
ками. В области строительства, кото­
рая обслуживает туризм, бетонных резных наличников, оказалось недос­
таточно. У туристов свои требования: чтобы пообедать в стандартной столо­
вой, не стоит тратить денег на далекое путешествие. Начали строить гостиничные по­
селки из африканских хижин, «отели» на вершинах деревьев, рестораны в виде юрты. Очень большой юрты. В Мексике за основу туристского центра взяли индейскую хижину-­
палапу. Архитекторы объездили де­
сятки деревень, осматривали хижины, договаривались с мастерами. Вообще­
то каждый крестьянин в мексикан­
ской глубинке строит себе дом сам, но здесь нужны были самые искусные строители. Оставалось ознакомить ин­
дейцев с проектом и строить па­
лапу. Первое оказалось самым трудным: неграмотные специалисты никак не могли взять в толк --
зачем нужны эти листы бумаги, исчерченные непо­
нятными линиями? Понятно было только одно --
общий вид будущего строения, выполненный в красках. Но зачем было это рисовать? И так видно, что это палапа. Чтобы построить палапу, нужно знать множество вещей: стволы каких деревьев пойдут на столбы, как 'свя­
зать каркас крыши, как нарезать пальмовые листья и связать их, чтобы в тропический ливень вода скатыва­
лась по кровле. Весь материал строители загото­
вили сами, тщательно рассчитав: ведь высота обычной Пал.апы метра три, а тут только стены --
без крыши поднялись на восемь. От лесов индейцы отказались и не согласились пользоваться гвоздями: в настоящей палапе все перевязано гиб­
кими и прочными лианами. Через' две недели строительство было заверше­
но --
на берегу моря встала гигант­
ская хижина, '.nегкая И изящная. Туристская компания устроила по этому поводу банкет, приезжие архи­
текторы обмеряли сооружение, все поздравляли мастеров. Те по-индейски невозмутимо отмал­
чивались. И только капатас --
брига­
дир дон Сегундо Санчес пробормотал: --
Чего тут удивляться? Палапа как палапа,.. Л. ОЛЬГИН ГОРОД-ГЕР ОЙ НОВОРОССИЙСК .,., .. " 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
874
Размер файла
86 614 Кб
Теги
1979
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа