close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1981-06

код для вставкиСкачать
... _IOНЬ 1881 •• ' .. HO-X •• OНlECTBEH Hыl IEНlE8Eca"Hыl JН.PHAn ",ВNИСМ RYTElUEcr .. ,. RPNHAIO'EHN' И ФАНТАСТИНИ JIl//РНОII основан в 1861 10'" АЛЕКСАНДР ХАРЬКОВСКИй -
Лу чистый венец п ла -
иеты • В. ЗАДОРОЖНЫИ -
Оазисы творят люд и . 2- я стр. обл. 5 В. СУПРУНЕНКО -
Вода, бегущая к с о лн цу . ВАЛЕРИАН СКВОРЦОВ -
Клоду ну жна р а бота. НАДИР САФИЕВ -
ПЯТЬ Фотограф ий В асилия Стукал о -
, . ва, матроса и адмирала. 10 12 16 Новости экологвв 21, 29 и. ХУЗЕМИ -
Не ведавшие надежд. 22 АНАТОЛИИ СУХАНОВ -
.ВеликиЙ отшель ник. вых одит к людам • ИЗН ДУГЛАС-ГАМИЛЬТОН -... Как ша греневая кож а. АНТОНИО МЕДИС БОЛЬО -
Приицесса Са к-Ник т е. ВАЛЕРИИ ГУЛЯЕВ -
Майя за триста л ет до Колумба. ю. УСТИМЕНКО -
Мальчик на холм е. ВЯЧ. ЗОЛОТОВ -
Вслед за песней . ОЛЕГ ИГНАТЬЕВ -
.СаМЫЙ кокосовый о стр о в. ВИТ АЛИИ СОБОЛЕВ -
C~\\e..a. ~R:Ии.\\. ~~\\'1;\\,\,\,\\, МАй ШЕВАЛЛЬ и ПЕР ВАЛЕ -
В туп ик е. С. МИЛИН -
AвreJJЬсвая: спартакиада. Пестрый мир • .ВокРуг света. 50 лет'назад . ДЖОН БРАУН -
ЧeJIовек, который гов орил с картиной. Н. БАРАТОВА -
Плетни на лагуне. 26 30 36 40 41 42 46 ~l 54 61 62 63 64 64 На первой странице обложки: ИР ЛАНДИЯ. Самый з ападный nОIlУОСТРОВ стршш -
ДиН2l1. О судьбе мальчика из крестьянск о й семьи .,итаЙте э(utетку Ю. Устшсенко « Мальчик на холме» на СТр. 41. r" ...... 1II р.".ктор А. В. НИК О НО В ч" ..... p.".K"IIOllllolII Konnerllll .. и. АККУРАТОI. А. В. rYCEI. Р. Ф. ИТС. М. М. К О НД РАТЬЕВА, В. п. К УДРIIВЦЕВ, .. A.IIE.EДEI ('.Мест..,. ..... r .. _ .. oro pe,q.KTOp.I, r. В. МАКС И МО В ИЧ IOT8eTcT8eHKwlll C8IIp8T ... I. 10. А. СЕНКЕIИЧ. О. и. СОКОЛОВ, Е. В. ХРУНОВ, Л. А. ЧЕ WКОВА, .. М. ЧИЧКОI. r. и. IНАЕI 0.0,_". А. ryc ••• 11 Т. rOpOX08CKOIII ". ....... 8018' __ ТС. Т еХКllчеСК lI 1II реА.КТОР А. &yrpo •• ИЗДАТЕЛЬСТIO ЦК алксм .MOnOAAII rВАРДИII» Ш е было ни снежных вершин за стеклом, ни ут~мительноrо серпантина горнои дороги­
наш "Москвич» свернул с ровного тартуского шоссе, легко взял уклон, въехал на большое плато, и мы уви­
дели к у пола обсерватории, которые тут же перечеркнули косые струи дождя. С погодой в Тыравере, поселке, где расположен Институт астрофизики и физики атмосферы Академии наук Эстонской ССР, нам, прямо скажем, не повезло. Дождь лил несколько дней кряду, и мой коллега, фоторепортер, каждое утро подходил к окну, смотрел на экспонометр, потом на небо, закры­
тое облаками, затем уже на меня­
как, мол, в таких условиях работают aCTpOHO M Ы~ -
Да, небо у нас, конечно, не такое, как в горах,- сказал академик Аксель Киппер в тот день, когда из - за туч робко показалось солнце. -
Но в Эсто­
нии лучшего места для обсерватории нет, всюду лишь низменности да хол­
мы,-
р а звел руками ученый, словно приглашая нас полюбоваться влажны­
ми зеленеющими полями и лесом, уходящим за горизонт. -
И обсерва­
тория наша, если можно так сказать, самая низкогорная. Но небо наблюдать, однако, нужно. Последние с лова Киппер произнес подчеркнуто твердо. А мне слышался за ним девиз древних мореходов, борозд и вших океан на утлых челнах: "Плавать, однако же, необходимо ... » Обсерватория в Тыравере -. детище старого учено г о. Он был одним из ее основателей, руководил ее строитель ­
ством, з атем много лет работал ди­
ректором и лишь недавно передал бразды правления молодому ученому Вейно Унту. -
У нас, как в Пулкове,- продол­
жал а к адемик,- бывают отличные НОчи для наблюдений, ясные дни, в обсе р в атории Тыра ве р е в е дут по· стоя н н ы е наблю де ни я з а с ер еб рис т ыми облак а,м и. Молодые уч е ны е -
у пульта управ ­
ле ни я и у м оде ли все л е нной. АЛЕКСАНДР Х А Р Ь К О В С К И Й, наш спец. корр. ЛУЧ ИС1[Ь~ йJ (В3'[E1НJ [ЕЦ ПЛАIНJ [E1[b~ хотя, увы, н е та к уж много. Однако обс е рват о рия -
это не только хороший астрокли м ат (хотя и это важно), а прежде в с его люди -
упорство, изо­
щрен н ост ь ума. Кстати, наша обсерва ­
т ория п е реживае т как бы второе рождени е... Она продолжательница обсер в ат о рии в Тарту, построенно й еще в на ч але прошлого века. В Тарту р а б от ал в ели к ий ученый В. Струве, о сн о в атель на ш ей а ст ро н ом.ич ес к оЙ столицы -
Пулltова. Тыраверская же обсерватория -
ровесница космиче­
ской эры. И вообще вся наша работа тесно связана с космосом: мЬ. теперь наблюдаем не только с земли, но и с заоблачных высот. Мне показали некоторые документы из архива Института астрофизики. 1957 год. Больwая фотография, чем­
то напоминающая известную картину, «Три богатыря»: профессора Аксель Киппер, Харальд Керес и Григорий Кузмин: один в бинокль, двое по-про­
стецки, из-под руки, осматривают местность, где будут воздвигнуты астрономические купола. Тот же 1957 год. Осень. Киппер выступает перед колхозниками, просит уступить' землю в Тыравере дл!! строи­
тельства на ней обсерватории. -
Впрочем,- вспоминал ученый,­
особенно уговаривать не приwлось. Лучwим агитатором за строительство обсерватории стал первый в истории советский искусственный спутник Зем­
л .... Читаю следующее сообщение: «3. Крээм И Ю. Туулик, студенты Тарту­
ского университета, выwли из Таллин­
ского порта 12 апрел!! 1961 года на судне «Иоханнес Варес»... Маршрут: Балтийское море -
Северное море­
остров Ньюфаундленд и обратно. Цель: наблюдение серебристых обла­
ков ... » -
Вы, наверное, знаете, что здесь, в Тарту, находитс!! Мировой специаль­
ный геофизический центр по серебри­
стым облакам,- продолжает Киппер и прот!!гивает мне газету. В ней со­
общен ... е: за успехи в изучении этих оБЛёlJ(ОВ летчики-космонавты, дважды Герои Советского Союза Виталий Севастьянов и Петр Климук, а также тартуские астрономы Чарльз Виллманн и Олев Авасте удостоены Государст­
венной премии Эстонской ССР. С. П. Королев не раз подчеркивал, что успехи в космосе нач",наютс!! на Земле. И вот передо мной два, конечно же, ... есоизмеримых событи!!: старт Гагар",на и скромное плавание сту­
дентов ... з Тарту, Впереди, через MHoro лет, успех больwой работы по изуче­
нию серебристых облаков. Два событи!!, а дата одна -12 апре­
л!! 1961 года. Совпадениеl А может, есть в этом какой-то символический смысл? С этими вопросами !! обратилс!! к заведующему отделом косм ... ческих исследований института Чарльзу Вилл­
манну. -
Еще до старта Гагарина ученые понимал.... что серебристые облака, ... аходящиеся на больwой высоте. где­
тона границе атмосферы и межпла­
нетного пространства, тянутся на сотни. а· то и на тысячи километров. Условия же наблюдений из той или иной обсерватории могут меняться. Над Тар-
2 ту. Пулковом. К примеру, могут навис­
нуть тучи. а где-то в Америке в это время будет сиять солнце. Отсюда и родился стратегический план -
создать сеть станц"'й наблюден",я за серебристыми облаками на материках и на океанах. Чарльэ Виллма'н ... -
крепк",й, wиро­
кокостный. по-воен",ому подтя"'утый человек. И говорит четко. как солдат. возвративw",йся ... з разведки. -
Чем привлекают вас серебристые облакаl -
спраwиваю Виллма ...... а. -
О. это ОД"'О ... з самых загадоч ... ых явле ... иЙ природы. По!!вляютс!! ... ечасто и в ... езапно. светятся как",м-то метал­
лическим блеском ... лиwь тогда, когда' Сол ... це уже скрылось за горизо",том.­
их пока ... аблюдали ... ем",огим более тысячи раз. И это чуть ли не за сто лет со д"'я открытия серебр",стых облаков! К тому же.- тихо говорит Виллма",н.­
о ... и ведь уд ... в ... тель ... о крас",вы. Пом­
ните. как поэтическ", сказал о ... их Пуw­
к ...... : «И тихая луна, как лебедь вели­
чавый, плывет в сребристых облаках». Любопытно. поэт нап ... сал эти строки за много десятилетий до того, как это явлен ... е открыли астрономы. Но он был удивительно точен. Виллманн вспом",нает: во время войны ему, офицеру. был положен полевой б ... нокль. О ...... спользовал его не всегда по НазНаче ...... ю. ведь и между боями выпадал ... тихие, ясные сумерки, когда вдруг Har\l горизонтом появл!!­
лись странные облака, ил ... "'ОЧи с небо­
сводом, усе!!нным крупными звездами. Вот тогда-то он смотрел не на позиции врага, а в небо. Однажды по блеску стекол выследил его вражеский снай­
пер. выстрелил, но. к счастью. угодил лиwь в бинокль. В первые самые тяжелые месяцы войны из осажденного Таллина уплыл Виллманн в Ленинград: на безоружном пароходике. под бомбами фаwистов. Затем работа на заводе имени Кирова К«;Iчегаром, жизнь в голодном и холод­
ном. окруженном врагами Ленинграде. В 42-м «Дорога жизни» через Ладогу. Отсюда Виллманна послали на Каспий возить нефть из Баку в Астрахань. Когда враг приwел под Сталинград. Виллманн вступил добровольцем в Эстонский корпус, окончил артучили­
ще. Боевое крещение принял под Великими Луками. Командиром орудия освобождал Нарву и Таллин. Войну окончил на эстонском острове Сааре­
маа ... -
А давно вы увлекаетесь астроно­
мией? Виллманн смущается. словно разго­
вор идет о любви. Астрономи!! стала его любовью, наверное, еще с той поры, когда до войны попался ему учебник по этой науке на родном язы­
ке -
тогда это была редкость. На фронте сам составил таблицы логариф­
мов, чтобы рассчитывать время появле­
ния некоторых звезд. После войны остался в армии, окончил артиллерий­
скую академию и заочно. педагоги-
ческий институт -
получил два дипло­
ма: как физик и как математик. -
Астрономией занимался всю жизнь ... Помню. как-то в начале пяти­
десятых годов я выступал перед кол­
легами. рассказывал о своих исследо­
ваниях вращения галактик. Выступал. как положено офицеру. в форме. И вдруг женский голос. помню, это была Алла Генриховна Масевич. теперь она известный ученый. профессор: «С каких это пор астрономы ходят в погонах?» А я ей в шутку: маскировка, мол. Вскоре нас сблизили научные интересы. Уволивwись из арм",и, Виллманн работал в Таллине. Там, на небольwоi' обсерватории в Мустамяэ, наблюдал серебристые облака. Защитил по этой проблеме диссертацию. Но чувствовал: это только начало ... В Тарту серебристые облака изучают почти сто лет. Еще в 1885 году один из первооткрывателей этого явления. эстонский астроном Эрнст Гартвич. видел их одиннадцать раз. «Они ярко светились в ночном небе белым и серебристым светом. пере­
ходящим иногда в голубой с золо­
тисто-желтым оттенком возле горизон­
та. Случалось иногда, что здания были заметно освещены их светом и можно было даже различить далекие предме­
ты». Так описывал только что открытое явление при роды московский астроном В. К. ЦерасскиЙ. Не случайно серебри­
стые облака взволновали именно астро­
номов: они столь эфемерны. что лиwь вуалируют даже неяркие вечерние звезды, ночью же эт", «призраки воз­
душного океана» вообще невидимы. Однако облака эти совсем не исчезают. Значит, реwили ученые. они ослабляют свет звезд, и поэтому мы видим иска­
женную картину вселенной ... Поражала также высота. на которой с завидным постоянством держались серебристые облака.- около восьми­
десяти километров (прежние рекордс­
мены-высотники в мире облаков­
перистые или перламутровые -
не поднимаются выше тридцати). Но и на этом загадки не кончались: «серебри­
стые призраки» наблюдали почему-то только летом и лиwь в высоких wиро­
тах. примерно от 50 до 70 градусов северной wироты. Почему, отчего? Ученые терялись в догадках. Что это -
пыль косм и­
ческа!! или земная? А может быть, вода. лед -
но как их частички под­
нялись на такую высоту? Чтобы распутать этот клубок вопро­
сов, ученые реwили выяснить, какие силы вызывают появление серебристых облаков. Первое подозрение пало на вулканы. а именно на Кракатау. В 1883 году эта огнедыwащая гора взор­
валась, выбросив на больwую высоту десятки миллионов тонн пыли. А два годя спустя ученые впервые наблюдали серебристые облака сразу на огромных пространствах над Европой. Однако шли годы, а появление серебристых облаков часто не совпада­
ло с извержениями. К тому же вулканы расположены на всех широтах плане­
ты, серебристые же облака облюбова­
ли, как считали ученые, далекий Север. Вулканы не избирают для извержений определенного времени года, тогда как «призраки воздушного океана» предпочитают появляться весной и ле­
том. Почемуr Не сумев ответить на эти вопросы, вулканическая гипотеза, просущество­
вавшая, как справедливо замечено, «непристойно долго», была сдана в архив. За ответом специалисты обрати­
лись к силам небесным: родилась новая гипотеза -
метеоритная. В 1908 году упал гигантский Тунгус­
ский метеорит, а в последующие годы, в пору аномальных белых ночей и светлых зорь, было зафиксировано особенно много серебристых облаков. Метеоритная гипотеза отвечала на мно­
гие вопросы. Серебристые облака по­
являются редко, однако ведь и «не­
бесные камню> выпадают нечасто и тоже, как правило, летом. И все-таки было неясно, почему эти облака облю­
бовали именно высокие широты, если больше всего метеоритов вторгается в атмосферу около экватора. И отчего пыль от «камней» держится на почти­
тельной высоте, не спускаясь нижеr Рядом с метеоритной гипотезой появилась новая -
конденсационная, или ледяная. Рядом потому, что ее сторонники готовы были искать ком­
промисс не только с «метеоритчика­
ми», НО И С «вулканистамю>. Они предположили, что серебристые обла­
ка состоят из частичек воды, которая конденсируется вокруг пылинок, пре­
вращаясь в лед (на высоте 80 кило­
метров очень холодно). Пыль может быть и метеоритной и вулканической. Что же касается воды, то частицы ее либо как-то попадают с Земли, либо образуются из «солнечного ветра», космических протонов, атомов водоро­
да и кислорода верхних слоев атмо­
сферы. Гипотезы, гипотезы -
их особенно много, когда объект недосягаем. А до начала космической эры верхние слои атмосферы наблюдали главным обра­
зом с Земли. Именно в это нелегкое для проблемы серебристых облаков время занялся ею Чарльз Виллманн. Однако вскоре в верхние слои атмо­
сферы стартовали первые ракеты. Была получена интересная информа­
ция: оказывается, в той самой зоне, где обитают «серебристые призраки», и температура понижена, и летом холоднее, чем зимой. Значит, рассчита­
ли теоретики, там может конденси­
роваться вода, образовываться лед. А что на самом делеr В 1962 году ученые Швеции и США поставили эксперимент в верхних слоях атмосферы, недалеко от Полярного круга. В августе туда стартовали две ракеты: одна пронзала серебристые облака, другая -
чистое небо. Каждая из них несла ловушки, которые рас­
крывались в зоне «серебристых обла­
ков». «Облачная» ракета обнаружила частицы пыли, окруженные венчи­
ком -
гало. Вначале решили, что это следы испарившейся воды. Потом после тщательных исследований ока­
залось: их оставила сера, вещество, которого очень мало в метеоритах. Откуда она TaMr Ледяная гипотеза, как говорится, зашаталась. В 1964-1965 годах были поставлены новые ракетные эксперименты. Они дали отрицательные результаты: ника­
ких частиц в серебристых облаках вообще обнаружить не удалось ... По­
явились сомнения, можно ли чего-ли­
бо добиться, идя таким путем. Да и что такое ракетный экспериментr Ведь он кратковременен. Это почти то же самое, что проткнуть пальцем воздух и на этом основании судить о его составе. К этому времени в нашей стране и за рубежом была уже создана боль­
шая сеть наземных станций для наблю­
дения за серебристыми облаками. Советские ученые считали, что взгляд снизу нужно дополнить взглядом сверху, из космоса: оттуда можно увидеть планету целиком, там наблю­
дениям атмосферы не мешают погод­
ные условия. Так думал и Виллманн. А в Москве у него был единомышленник, способ­
ный превратить мечту в реальность,­
академик С. П. Королев. В начале шестидесятых годов в Тарту приехали представители от С. П. Коро­
лева. Виллманн вспоминает: -
Мы обращались к Королеву за помощью. Нам нужно было обнаружить серебристые облака с борта космиче­
ского корабля. Вместе с сотрудниками Королева стали конструировать прибор для этих целей -
«Микрон». Сергей Павлович был энтузиастом нового дела. В 1965 году в Тарту приехал Виталий Севастьянов. Виллманн сумел увлечь его серебристыми облаками. Затем эстонский ученый не раз ездил в Звезд­
ный городок, читал космонавтам лек­
ции, вместе с ними конструировал приборы, чтобы наблюдать эти облака с орбиты. 24 мая 1975 года стартовал косми­
ческий корабль «Союз-18». Командир корабля -
Петр Климук, бортинже­
нер -
Виталий Севастьянов. Два дня спустя была про изведена стыковка со станцией «Салют-4». ТАСС сообщал: «Впервые в практике космических полетов выполнено комплексное фОТО­
и спектрографическое исследование ... редкого явления природы -
серебри­
стых облаков, изучение которых пред­
ставляет большой интерес». . Подробней об этой работе писал Виталий Севастьянов: «2 июля 1975 го­
да. Среда, 40-е сутки полета. Астро·· физические исследования. Серебри­
стые облака. Земля приняла экстрен­
ное решение: разрешить нам в тени Земли провести ориентацию станции в сторону восхода СОЛI·ща.и, обнару­
жив серебристые облака, провести их исследование спектральной аппарату­
рой и фотографирование ... Серебристые облака завораживают. Холодный белый цвет -
чуть матовый, иногда перламутровыЙ. Структура либо очень тонкая и яркая на границе абсолютно черного неба, либо ячеи­
стая, похожая на крыло лебедя, когда обiiака ниже «венца». Выше «венца» они не поднимаются ... Лучистый венец нашей голубой планеты!» Далее Севастьянов вспоминает тот сеанс связи, когда он сообщил на Землю об открытии, а командир кораб­
ля Климук прибавил в микрофон: -
Видим серебристые облака! Тут очень интересно! Такой картины я еще никогда не видел. Вы представляете, что такое ночной горизонтr Очень интересная гамма красок. И над цвето­
вым ореолом ярче всех цветов сереб­
ристые облака! Никогда такого не видел. Солнце находится внизу и под­
свечивает их. Они пока невысоко над горизонтом. Яркие. Севастьянов дополняет: «Сначала мы наблюдали облака, находясь над Саха­
лином. А потом пролетая над Казахста­
ном. Странно, но ощущение было такое, что они вращаются вместе с атмосферой,- за три часа от Солнца не отодвинулись, но мощность их уве­
личилась, и лучше всего их было видно на границе светового ореола ... Возможно, что облака состоят из твердой углекислоты или какого-либо иного вещества. Проверить трудно. Слишком на большой высоте «живут» серебристые облака. Космонавтам, летавшим до нас,. не удавалось видеть таких облаков, поэто­
му и Земля приняла наше сообщение как настоящую сенсацию ... Мы же не только сфотографировали серебри­
стые облака, но и сделали их спектро­
графирование... Еще один пример того, как наблюдение из иллюминатора космической станции может дать науч­
ную информацию, которую не полу­
чить и за многие десятилетия очень интенсивных наблюдений с поверхно­
сти Земли ... » После полета прошло два года. Виталий Севастьянов сделал Hay'"",~ выводы из наблюдений в статье на' санной им совместно с Ч. Виллманном и другими специалистами. Отметив, что 1975 год был «урожайным» на серебристые облака -
их наблюдали более двадцати раз одновременно из космоса и с Земли,- авторы пишут: «Предположения О существовании серебристых облаков в виде сплошного кольца вокруг земного шара высказы­
вались на основе наземных наблюдений и раньше,- ссылаются они на одну из 3 прежних публикаций тартуских астро­
номов. -
Космические наблюдения с борта "Салюта-4» еще раз подтвер­
ждают этот очень важный вывод. Кос­
мические наблюдения подтвердили многоярусность облаков... показали, что поля серебристых облаков могут иметь глобальные масштабы на широ­
тах более 45 градусов». Так не являются ли эти облака столь же характерными для нашей планеты, как кольца для Сатурна или полярные шапки для Mapca~ На этот вопрос науке еще предстоит ответить. И снова строки из дневника Севастья­
нова: ,,7 июля 1975 года ... Выходной наш, как всегда, был в работе. Вдоба­
вок мы выпросили у Земли разрешение поработать по серебристым облакам». Почему же так интересны для науки серебристые облака~ Ученые считают, что в этих удивительных образованиях где-то на грани воздушного океана и космоса хранится ключ от великой тайны процессов верхней атмосферы. Профессор Григорий Кузмин и Чар л ь з Виллманн. Попытки разобраться в этих процессах предпринимаются одновременно и из космоса и с Земли. Каждую среду, в так называемый Международный геофизический день, стартуют в небо ракеты на "ракетном» меридиане с советского острова Хейса в Арктике, в Тумбе (Индия), с острова Кергелен в Индийском океане и со станции "Молодежная» в Антарктиде. Ракеты несут метеоприборы для опре­
деления "самочувствия» атмосферы. ПО ЭТИМ данным, которые кодируют­
ся и передаются в Москву, в Централь­
ную аэрологическую обсерваторию, строится синоптическая карта, которую дополняют американские исследования по тому же меридиану в западном полушарии. И вот эти-то данные принесли новые загадки и проблемы. Обнаружено вре­
менное потепление зимой на высоте 50 километров. Скачок температуры огромный -
40 градусов. Затем тепло спускается до высоты 20 километров. Причем в северном полушарии процесс этот повторяется с пока необъяснимой регулярностью. За решением этих проблем видится модель атмосферы, объяснение ее процессов, в том числе и образования серебристых облаков. .. .после возвращения из космоса Севастьянов заразил своей любовью к серебристым облакам Георгия Греч­
ко. Перед полетом Гречко приехал к Виллманну в Тарту. Досконально изучил проблему, освоил "Микрон». А через несколько месяцев вызвал Виллманна уже с орбиты, с борта стан­
ции "Салют-6». -
Я просил пригласить вас в Центр управления, чтобы уточнить данные съемок серебристых облаков. Виллманн объяснил, дал советы. А вскоре космонавты Романенко и Гречко обнаружили серебристые обла­
ка над Южным полюсом! "Над Южным полюсом видели очень красивые серебристые облака. Много ­
слойные. Вот бы пройтись по ним всей нашей аппаратурой»,- сообщал с ор­
биты Георгий Гречко. Это январь 1978 года, борт орбитальной станции "Салют - 6». С Чарльзом Виллманном мы встре­
тились снова накануне отъезда из Тарту. Были сумерки. Ученый охотно отвечал на вопросы, поглядывая, однако, то и дело на небо: может, ожидал сегодня снова увидеть "свои» облака~ -
Предварительную обработку вы­
полненных Гречко и Романенко съемок мы закончили. Вместе с космонавтами докладываем о них на международных конференциях. Попробуем впервые прогнозировать появление серебри­
стых облаков. -
Чарльз Иоханнесович, расскажите чуть больше о значении ваших совмест­
ных работ. -
Нас интересуют не просто сере-
бристые облака, а атмосфера со всей ее неоднородностью. Изучение же атмосферы, влияющей на климат и жизнь на Земле, я считаю важнейшей задачей. Однако есть у нас и, так ска­
зать, конкретное приложение. Известно, что для разведки при род­
ных ресурсов или изучения морей и океанов необходима цветовая оценка объектов. Но толстый слой атмосферы искажает цветовую картину: лес и луга кажутся из космоса какого угодно цвета, только не зелеными. А серебри­
стые облака -
это как бы передовой форпост атмосферы на пути из космоса. Нужно знать, как искажает цвета и этот экран, чтобы восстано­
вить действительную цветовую гамму. -
Однако чтобы все это учесть, следует разгадать природу этих "се­
ребристых призраков». Сейчас все большую популярность приобретает ваша гипотеза ... -
На высоте примерно 80 кило-
метров микроскопические частицы кремния или железа, занесенные туда в виде микрометеоритов из космоса или поднятые извержением вулкана, а то и заброшенные высотными само­
летами, соединяются с водой, которой, кстати говоря, на такой высоте быть не должно. Вот вам инерешенная задача,- улыбается Виллманн. -
При температуре 130-140 градусов из этих частиц и образуются облака. А слои­
стыми они бывают потому, что зоны этой температуры могут располагаться одна над другой. По движению се­
ребристых облаков можно наблюдать за перемещением воздуха в верхних слоях атмосферы. Но они очень не­
стойки и по прошествии двух-трех дней полностью исчезают, возможно, под действием ультрафиолетовых лу­
чей Солнца. Данные космических полетов во многом подтверждают эту мою гипо­
тезу. Так, еще до исследований Рома­
ненко и Гречко специалисты предпо­
лагали, что серебристые облака летом образуются над Северным полюсом, а когда в северном полушарии зима­
над Южным. Наблюдения с борта "Салюта-6» свидетельствуют, что по крайней мере в отношении Южного полюса это действительно так. Пока мы разговаривали, наступила ночь. На небе высыпали яркие, как в горах, звезды. Открылось забрало большого тартуского телескопа. Астро­
номы были уже на своих местах. Нача­
лась рабочая ночь. Виллманн показал на небо: -
Знаете, как эстонцы называют Млечный Путь~ Линнутяэ -
Птичья дорога. Наши предки верили, что звезды зажигаются затем, чтобы и по ночам перелетные птицы не сбивались с пути ... Я смотрел на жемчужную россыпь на черном небе и думал о пути, по котором у эстонский народ пришел к большой науке ... Тарту-Москва В. 3 А Д О Р О Ж Н Ы й ОАЗИСЫ ТВОРЯТ ЛЮДИ РАБОТА КАК РАБОТА Ш аваждение: раскидистое дере · во растет из макушки облака. Нет, не мираж. Густые закат· ные сумерк и пр евращают горы на горизонте в нечеткую сизую массу ­
будто подол н еба испачкан ч еРН li ЛЬ' ными пятнами. Только одинокое дерево рассеивает обман. Который вечер я выхожу пораньше -
автобусы за ночной сме ной еще н е приехали. Но ожидание в свежем полумраке не в тягость. ДОJlи на отходит ко сну. дневной шум, сладко зевая. свора чивается в клубок, выставин колючки редких звуков ... Главный «наруш ит еJlЬ» спокойст, вия -
ЭJlь-Хаджарский металлургиче ­
ский комплекс, даже его на звание бросает вызов благозвучности приро ды . ночи, моря, чт о прячется за горами. Многокилометровый гигант, не знаю · щий сна и отдыха; над ним СТОJlб дыма, и з ноздрей конвертеров вырыва ­
ется пламя. Грохочет состав с рудой ДJlЯ завода. На освеще нном переезде шарахается в сторону одинокий бесхозный ослик и перепуганно мчится за поездом. На холме, за цехами завода,- рос ­
сыпь пяти этажных домов. Это С и ди ­
Ам ар -
посеJlОК, где обитают советские специаJlИСТЫ с семьям и. Я работаю на заводе переводчиком и живу во втором поселке, поменьше. Будни в наших пос елках обыкновенные, размерен · ные -
работа, отдых. Спо ртивны е пло­
щадки, библиотеки, БОJlЬШОЙ КJlуб, самодеяте.1ЬНОСТЬ, ()ркестр, театр м и­
ниатюр. Часто заезжают с концертам и моряк и с торговых кораблей, прихо ­
дящих в порт Аннабы -
одного из крупнейших городов Алжира, раСПОJlО ­
женного в пятнадцати километрах от металлу ргическо го комплекса. С начала строительства прош ло свыше десяти лет, большинство объектов построены, строителей сменяют эксплуатационни­
ки. Наконец подъезжают автобусы. -
Добрый вечер! Как рыбалка? ~ Пи сьма уже получили? Что пи ­
шут) Начинается обычная ночная смена. Минут ч ерез десять работа смены входит в ритм, и вокруг стола в диспет­
черской доменной печи собираются НЕ'СКОЛhК() чеJlовек. Сме нный мастер Лахдар кричит в телефо нн ую трубку: -
Где ковши? Что значит «еще не опо рожни л и »? два часа ПРОШJlО после ПОСJlедней плавки' -
Тебе сте ны крушить бы с таким голосищем,- восхищается один и з наших газоспасателеЙ. То л ько что красный от ярости ­
даже на кремовой коже заметно,­
Лахдар успокаивается и без паузы переходит к серьезной теме: -
Хорошо, ЧТ О вы так ско ро нала ­
дили и пр акти че ское и теоретическое обучение. Знаете, э нт уз иа зм -
это заи нт ересован ность в р або те, стремле­
ние К. высоким результатам. Но откуда возьмется за инт е ресованно сть у тех людей, кто ничего в работе не пони­
мает? Неинт ересно работать -
з н а чит и н е хочется. Пог одите, вот научимся -
покажем, на что способ ны. Сам Лахдар восьмой год на заводе, проходил практику в Советском Союзе. -
Откуда энтузиазм, есл и оборудо­
вание работает не на полную мощ­
ность? -
наступает Лахдар. -
Ещ е не все звенья комплекса закончены, прихо­
д ит ся искусственно сде рживать про ­
и звод ит ельность. Вон проволочный цех работает в полную с илу, а сб ыт про­
дукции не налажен -
заваливаем про­
волокой территорию завода ... Вообщ е жизнь слож ная, да? .. Рабочий класс у нас только формируется. Люди воспи ­
тываются прямо на глазах. Обождите, все будет, обязательно будет .. Неожи да нно раздается ст ранный звук. Наш га зовщ ик вскакивает, опро­
кидывая скамейку. Его лицо белеет. « Во здуходу вка остановилась!» -
кри­
чит о н и кидается от од ной ~укоятки На вид однообраз н ы и скучны города, вырос шие в n y cT(> tн e, од н ако их п ла ­
нировк а и н ех и т р ая а р х и текту р а зд а ­
ний надеж н о защи щает жителей от. палящего солнца и зной н ых ветров. к другой. Мастер сломя голову бежит на литейный двор. Сейчас важны . четкость и быстрота их реак ц ий -
ина­
че быть аварии. А газовщик, между прочим, работает вторую вах т у' п од­
ряд -
два сменщика забoJIели, замены нет. Опыт спасает положение. Запасной дизел ь включается сразу. Бывали слу чаи, когда он не включался .. , -
Где переводчнк? Звони на возду­
ходувку! Швейцарцы, которым принадлежит проштрафившаяся установка, огор ч е­
н ы: -
Просим извинить, это вы ш ло случайно .. Видите ли, алжирцы на нашем пу л ьте не очень опытные, и ногда ошибаются ... Л адно. А аг лофабрика почему до сих пор стоит? Ведь через н асколько часов домна останется б ез «пищи». Ид ем с Лахдаром и советским начальником смены Борисом' Александровичем Ку­
рен ковы м узнавать, в чем дело. В агломерацио н ном цехе сонный бельгийский инженер и несколько алжирцев. Прич и на сбоя ясна: срабо-
НА МЕРИДИАНАХ ДРУЖБЫ тались уплотнен ия. Послали на склад за запасными. -
Вы не волнуйтесь, если на складе нет, и з Бельгии приш лют,- успокаива­
ет н ас инженер. -
Бельгия-то вон где, за морем,­
взды;;а е т Куренков. Сидим ждем. Возвращается рабочий со склада. Там закрыто. Делать нечего, авар ию устранят в лучшем случае утром. Идем обратно на пульт управле­
ния печью. Едва верн улись -
неприятность: Давление пара падает! -
Будем переходить н а азот? -
Позавчера была та же ситуация, а перейти не смогли! .. Где переводчик? Звони, почему пара нет? Звоню. Извиняются -
н е обратили внимания, что вода кончилась. Сейчас все будет в порядке... Минут через десять ... Или тридцать ... Словом, · ско­
ро ... -
Сходим посмотрим. Может, испра­
вим,- говорит наш инженер по конт­
рольно-измерительным приборам ал ­
жирскому. Дело в том, что а з отная установка французская, мы к ней прикасаться не можем; французы ночуют дома, а алжирец пока слабо разбирается в КИПа х. Он крутит вентили и бормочет: -
Только бы они, спаси аллах, не откры л и заслонку с пульта, пока я здесь закрываю... А то нас придется со стенок соскабливать! .. Я как на иголках -
«киповец» шутит? -
Очевид н о, что-то в электросхеме. Тольк о я ее не знаю. Возвращаемся. Пар появился,- устало констати­
рует кто-то. Уфф! .. Отбой. -
Да-а, работка,- Коля Лагута вытир а ет лоб. , ДА НЕ ИССЯКНЕТ ВОДА ... Проворные мальчишки тычут в руки полиэтиленовые п акеты для продуктов: «Купите, мсье!» Шебечут птицы в клет ­
ках, к а кие-то пестрые пичужки пищат, зажатые в ладонях юных продавцов. Шу м, гам -
восточный базар в Аннабе. На земл е, на коврик е с вышитым мрачногла з ым крокодилом, с и дит пр о­
д авец снадобий. Видом алхимик: возле него полсотни склянок. Поджав Одн.овремен.н.о и nрост и н.елегок быт кочевн.иков в nустын.е. Верблюды и овцы -
главн.ое богатство алжирских крестьян.-скотоводов. ж ен.щин.у с открытым лицом н.е часто встретишь н.а алжирском базаре ­
обычн.о н.ижн.яя часть лица скрыта треугольн.иком вуал и. под себя ноги, он сливает в баЩ<у разноцветные жидкости и, помешав коричневым пальцем, разливает в ма­
лен"кие пузырьки. Вокруг плотная толпа, запах больницы и одновременно кондитерской фабрики. Громко коммен­
тируя свои манипуляции, торговец обмазывает чем-то желтым и резко пахнущим полуголого ассистента, ле­
жащего на одеяле. Еще дальше два негра -
негры в Алжире не менее экзотичны, чем в Европе,- с каменными лицами равно­
душно восседают на ковриках, окружен­
ные тюбиками с мазью от простуды. Кому надо, сам подойдет. Апельсины, мандарины, помидоры, арбузы. И пряности, пряности ... Мужчины почти все в европейской одежде, летом многие в длинных белых рубахах. Старики ~ высохшие, дряхло­
го вида -
носят чалмы и предписанные традицией штаны: бедра и икры в ·обтяжку, а центральная часть штанин свободно болтается у коленей. Так одеваются выходцы из района Мзаб. Женщины частью в европейском платье, частью закутаны поверх обык­
новенной одежды в огромный кусок черного материала, по плотности близ­
кого к брезенту. На лице открыты только любопытные, живые глаза, а нижнюю часть -
нос, рот, подборо­
док -
скрывает закругленный тре­
угольник вуали. Летом, стоит лишь . взглянуть на черные женские одеяния, пот прошибает. В черной одежде и черных покрывалах ходят алжирки из района Константины. В других районах Алжира женщины одеты пестрее, светлее. В Аннабинской вилае носят исключительно черное в знак вечного траура по погибшим во время войны за независимость. Здесь были самые большие потери среди мирного населения -
десятки тысяч. На аннабинском базаре сравнитель­
но тихо, а в некоторых алжирских городах еще сохранились «базары горлопанов», где торговцы что было силы выкрикивают названия и хвалят свои товары -
кто кого перекричит, тот и с барышом. Но самый оригинальный базар Алжира в Бени-Исгене, престранней­
шем городке в Сахаре. По легендам, никто из посторонних -
ни житель иного города, ни тем более иностра­
нец -
не смеет провести ночь в Бени­
Исгене. Каждый вечер городские ворота наглухо заl\рываются. Совершать эк­
скурсию разрешается только с местным гидом. Жителей нельзя фотографиро-
. вать. Никаких шорт или мини-юбок. Лучше не курить. И базар порази­
тельный: покупатели сидят большим треугольником, а продавцы снуют с товарами между сидящими. Рядом рудники, заводы, аэродром. То, что принято называть «контрасты» ... -
Добрый день, как дела? -
окли­
кает меня знакомый алжирский инже­
нер Ахмет Сату. Мы жмем друг другу руки. -
Если вы не спешите, давайте посидим, выпьем кофе,- предлагает Ахмет. Кафе в каждом городе невероятное множество. Здесь неспешно обсуждают­
ся все насущные проблемы. Подходят новые знакомые, троекратно целуются со всеми, и беседа струится дальше. ... В кафе прохладно и уютно, а на улице раскаленный ветер из Сахары: будто тебя на многие часы привязали к духовке, где пекутся пироги. Когда в такую жару размахиваешь руками, то кажется, что кисти в меховых перчатках: так и норовишь их снять, пока не опомнишься. Поблескивают никелем два кофейных автомата, молодой хозяин уверенно ору­
дует ручками: «Вам покрепче?» -
Нравится у нас? -
спрашивает Ахмет. -
Очень хорошая страна, хорошие люди. -
Мы делаем только первые шаги ... -
Уверенные шаги. Беседовать с Ахметом интересно­
ои учился во 'Франции, был на практике у нас в Донецке. Его, как и всех интел­
.~иГентов Алжира, с которыми я встре­
чался, отличает страстность в разговоре и гордость за успехи родины. -... Оазисы, оазисы ... их все больше и больше! .. И в этом счастье! -
с пафо­
сом, достойным уважения, восклицает Ахмет. -
И в этом прогресс! Он говорит об освоеиии Сахары, о том, какое важное значение это имеет для алжирского сельского хозяйства. В ответ я рассказываю о наших успехах в борьбе с пустынями. -
Да, да, мы то же самое хотим сделать в Сахаре! -
восторженно под­
хватывает Ахмет. -
Пустыня -
это от­
вратительно. В природе, в жизни. Хо­
рошие люди как оазисы среди равно­
душных барханов. В песках истории дружба народов -
тот же оазис, в котором отдыхает душа. И счастье­
оазис, сотворенный самим человеком ... Наша' земля знала стольких завоева­
телей: римлян, турков, испанцев, фран­
цузов ... Теперь в жизни нашего народа начинается исторический оазис, и мы готовы день и ночь трудиться, чтобы не погибла его робкая зелень, чтобы не иссякла вода. Вы, русские, нам много помогаете. Спасибо! .. Он кладет свою руку на мою. На улице под нудно палящим солнцем течет поток машин, суетится пестрая толпа с черными пятнами жеl'СКИХ одеяний ... «ТОЛПЫ НАРОДА -
ФАКЕЛЫ -' МУЗЫКА» С некоторых пор я сколлекционирую» экскурсоводов. Попадаются преинтерес нейшие типы. Например, солидный настоятель ба­
зилики св. Антония возле Аннабы. Или экскурсоводы, напоминающие учени­
ков-зубрил, бестолково заучивающих текст. А также экскурсоводы, похожие на дипломатов. Особая фигура в этой «коллекции» -
старик из Гельмы, небольшого алжир­
ского города. Кроме римского театра, иных древ­
ностей в городке нет. На месте других памятников истории в стране бесчислен­
ные развалины, а тут вдруг кольцо почти не тронутой времеием светло-ко­
ричневой каменной кладки. Стены вре­
заны в холм -
арена у подножия, амфитеатр скамей из крупных обтесан­
ных плит на крутом склоне. Несмотря на немалое количество мест, скамьи не . разбегаются от арены, а чудиым образом стекаются к ней. С любого сиденья до актеров рукой подать­
такая иллюзия. Проход к театру загораживала проволочная ограда :\1ы пошли вдоль нее и наконец заметили ворота и запер­
тую дверь-решетку в пристроЙке-башне. Разочарованно подергали замок. И тут из-за могучей стены выскочил старичок с огромной связкой ключей, поздоро­
вался и отпер решетку. Солнце взбиралось к полудню. Рим­
скому театру не полагается крыши, но внутри было приятно прохладно':"­
взгляд холодил влажный цвет каменных плит. Голова кружилась -
так круто уходили вниз скамьи. По жесту старика мы остановились. Время и африканское солнце изрядно подсушили его -
одни кости под поно­
шенным пегим костюмчиком. Прямой, без сутулинки, на щеках черные с седи­
ной колючки щетины -
как кактус в пустыне. Он начал служение музе с гонорара. -Шакён дё динар,- строго говорит старичок. сС каждого по два динара». ... И вдруг словно взвился занавес. Глаза гида -
воспаленные, прищурен­
ные -
вспыхивают вдохновением. Он отходит на несколько шагов и выкрикивает: -
Вы понимаете, где находитесь? Молчим. Кто не знает французского, с тревогой перешептывается: что случи-
лось? . -
Да, вы правы! Вы внутри Исто­
рии! -
говорит старичок тихим прими­
рительным голосом и снова переходит на крик: -
Выв самом чреве Истории! И внезапно зловеще тихо, доверитель-
но:' . -
Эти стены видели ужасное. Его манера рассказа напоминает человека. с мухобойкой: медленно кра­
дется -
шлеп по какой-нибудь мыс­
ли! -
и рывком, на' цыпочках вперед. -
Римляне. Много римлян. И все в тогах_ Сидят здесь, здесь и там. Внизу гладиаторы. Один повержен. Победитель спрашивает благородных мсье и Мадам: да или нет? Палец вверх -жизнь. Палец вниз -
смерть. Да, ГОСПQда", палец ВНИЗ,- старик энеРГИЧIiО демонстрирует жест ,~' и смерть. Не приведи господь увидеть руку судьбы в таком положении!., А смерть? Вы думаете, смерть от кинжала? Нет! Львы,ЛЬВЫ! Видите д;линнуюяму между ареной и сценой? Туда! Туда-
7 ковроткачей. в узких улочках традиционных осли­
ков как средство nередвllжения давно уже сменили велосипеды. а львы не кушали две недели
l .. Т е п е рь спускаемся. Н е ко л ьвам -
на арену. Мы направляемся вниз, а он остается наверху и бре згл иво наблюдает за нами. Акустика в те атре н еверо ятная -
шепот с одного конца сл ышен в другом. Поэтому старик говорит, не повышая голоса: -
Вы барановl сбежали вниз, как стадо Благородные рим л яне так н е сvет и лись. O~ берет в прав ую руку пол у пи д­
жаЧllшка и, придерживая ее, как край то ги, с высокомерным выражением .n иц а ме длен но ше с тв уе т по с тупеням, роняя репл ику в сто рон у: -
Они в се были в тогах -
белых! Тоги -
это как простыни, еСJIИ вы не знаете. -
И нап ус ка е т на лицо брезгли­
во-римско е выражение. На арене он тычет па ль цем в серо­
белую с тат ую с права от сцены -
вдох­
новенно: -
Эскулап. Бог врачеванья. Знаете: «Я клянусь ле чить ... » -
старик грома ­
гласно, с яростным воодушевлением выпалива ет клятву Гиппократа. Еще несколько секунд, и старик снова меняет маску: теперь он говорит скуч­
ным будничным тоном. словно в очереди парикмахерскоЙ. -
Слева от сцены -
Афина. Зевс открывает го лову, как сейф, и -
оп! -
Афина. Богиня. Все просто. На то и боги ... дух великого Uе за ря витает в этих стенах!. -
А Карфаген а? -
кав ерз но сп ра­
ш~ваю я. -
И великого Карфаг е на тоже витает,- ни секунды не медля отвечает экскурсовод. -
Кто знает, может быть, вы видит е перед со бой потомка Uе за ­
ря .. Мы ошеломленно молчим. Н еб р е жно броси в эту «информацию К размышле­
нию », старичок продолжает экскурсию. Он открывает дверь справа от сцены -
в двух комнатах собраны бе з го ло вые, безрукие, безногие боги и герои. Старик живописует кажд ую статую, загораясь до такой степени, что дергает нас за рукава, при з ывая внимать и восхищаться. -
Гермес -
крылышки на щиколот ­
ках -
с верх з в у ковая скорость -
быст­
рее «бо инга»! Он изображает в лицах бой Герку ­
леса и гидры. Г але рею портретов завер­
шает изображение Артемиды. Ее и зва я ­
ни е б ез головы, поэтом у он забегает за статую, пристроившись так, что е го собственная голова точно вырастает из п ле ч богини, и, потупив глаза, изобр а жает девственность· на своем сухоньком плутоватом лице. В нише соседней комнаты мо за ика из м е таллических пластинок -
Зевс. -
Золото! Чистое золото! Как цепоч ­
ка у вас, мадам! В п омещен ии слева небольшо е собра­
ние старинных монет. -
Р им ские динары! Много - много,­
восторж е нно комментирует старик. Вес ело злясь на его напористо е п усто з вонство, я придерживаю экс кур­
совода и сп рашиваю с иронией: -
Как же могло здесь сохраниться столько золота? Неужели никто н е пыта лся растащить? Ведь и берберы тут были, и ванд ал ы, и испанцы, и турки ... -
При чем здес ь золото, молодой челов е к? -
Старик отв · ечает неожидан­
но спокой н о, без по зе р ства, устало.­
П овторяю вам: вы в цеитре Истории. Вслушивайтесь в нее! Монеты -
и ст о ­
рия т еа тра. Театр _. история Гельмы. Гельма -
история Алжира. Мы -
весь народ -
сейчас сам и творим собствен­
ную историю. Вы, русски е,- вы ведь и з COBeTcKol∙O Союза, не так ли?­
бескорыстно помогает е нам творить ее. Спасибо. Я -
маленький человек -
по ­
могаю вам понять прошлое Алжира, а с настоящим вы свяжете его сам и. Вчера, Сегодня, Завтра -
цепочка не рветс я. Она не из золота -
из людей ... Плеснув хо,~одной воды на мою иронию, старичок философ возвращает­
ся к группе, делает нам жест: « П одо­
ждит е»,- семен и т за угол стены и воз­
вращается с .. двумя зажженными фа­
келами. -
Любимое ра з влечени е: толпы народ а -
факелы -
музыка -
ночь! -
захлеб ыва е тся · с таричок. Взобравшись на самый верх амфитеатра, он потря ­
сает горящими факелами, торжествен но шеств ует по полукругу скамей. И вдруг срывается в пляс, смеш н о взбрыкивая ногами. -
Музыка -
ночь -
слава богам -
факельное шествие -
торжество! Каменные стены гудят, словно здесь и впрямь собрались сотни возбужден­
ных римлян ... Странно: новой информации из его россказней мы не почерпнули, но, как никогда, во время этой экскурсии ощу­
тили: римляне были, жили, вопили: «Добей его!» -
и их каменные театры были не менее многолюдны и бурливы, чем современные стадионы. Амфитеатр полон призраков. Старичок теряет дыхание, обессилен­
но садится на камни. Вытирает платком лоб. -
Римляне... Алжир... История ... Экскурсия закончена. Он спускается с небес искусства и патетики к земным делам: раскладывает на камнях открыт­
ки с видами театра ... Прощаемся, выходим из театра, са­
димся в автобус. Мальчишки у края дороги размахи­
вают цветами: «Купите, мсье!» Автобус обгоняет трактор, потом двух навью­
ченных осликов. На небе ни облачка. Кактусы растопырили уши -
жарко. ЕСТЬ ДОМНА! О-ля-ля! Если бы я все знал, то давно правил бы не «своими двумя», а «мерседесом»,- быстро и весело говорит старик бельгиец, худой, высо­
кий, высушенный солнцем десятка стран. -
Вы думаете, меня трогают эти бункера, эстакады, домны? Оши­
баетесь! Я здесь делаю деньги. Чуть­
чуть монет на старости лет -
это ведь неплохо, не правда ли? Меня вокруг пальца не проведешь, при мне рыбу не утопишь и слона в космос не за­
пустишь -
я старый кавалерист! А еще было дело -
чуть ре умер от жажды в пустыне ... В домик советских строителей загля­
дывает бельгийский инженер и говорит с упреком: «Жак!» Старик (он у бель­
гийцев что-то вроде курьера) убегает, а я долго еще перевожу его слова. Каши строители сидят у стола, за­
валенного чертежами. Кондиционер гонит ледяной ВОЗД)lХ: когда входишь с тридцатиградусной жары, кажется, что провалился в погреб. -
Наговорnл, наговорил -
и про кавалерию, и про пустыню ... А чертежи балок от бельгийцев принес? -
ворчат строители. Несколько дней назад поздно вече­
ром на аглофабрике рухнул бункер, построенный бельгийцами,- тонны ме­
таллоконструкциЙ. А значит, пуск ДП-2, доменной печи номер два, которую строим мы, откладывается до восста­
новления бункера. Бельгийцы брались отремонтировать бункер за два-три месяца. Посоветовавшись с рабочими, наше руководство предложило свои услуги -
рассчитываем восстановить за две не­
дели. Бельгийцы пожали плечами: пробуйте. Всякий раз, когда я возвращаюсь в общежитие или встречаю знакомых в столовой, в поселке, меня забрасы­
вают вопросами: что с бункером? Скоро ли? Получится ли? Казалось бы, какое им дело -
и переводчикам, и рабочим, которые трудятся у конвертеров, в про­
волочном цехе,- до того, что творится на домне? И все-таки их трогают «бункера, эстакады, домны». Они беспокоятся. Обучение -
спутник строительства. Алжирцы учатся на рабочих местах, в центре профобучения. Перед первым занятием с десятком рабочих ОТК про­
волочного цеха я здорово робел, хотя вести урок должен был многоопытный инженер из Новокузнецка Николай Григорьевич Шеглаков, обучивший многих алжирских рабочих. Час моего дебюта прошел скованно, напряженно. А на перемене подходит улыбчивый парень из моей группы -
Мессик, расспрашивает о Советском Союзе, о семье. И под конец говорит: -
Эти занятия с нами -
очень хоро­
шо. А то работаем как слепые: нажали кнопку, установили вал, привесили бирку --
а зачем, почему? Слепой хоро­
шо работать не будет! Его простые слова успокоили меня. Значит, десять учеников понимают важность учебы! Напряженность про­
пала. Учеба шла трудно. У алжирских рабочих была тяга к знаниям, но объяснять все приходилось с азов. Выяснилось, что мои ученики считают землю плоской. Попробовал втолковать, но они только посмеялись: «А как же те, которые снизу, не падают?» -
и даже, кажется, с тех пор стали меньше меня уважать. После этого я не удивил­
ся, когда обнаружил, что они не знают ни про атомы, ни про молекулы -
в Коране, главной книге жизни мусуль­
ман, ничего этого нет. Один из учеников, Бугаба Хамади, тяжело вздохнул: -
А откуда нам знать про эти ... как их... молекулы? Мы в лучшем случае четыре года в школе учились -
надо работать, поддерживать семью. Вот подрастет новое поколение -
у всех будет как минимум среднее образова­
ние. В перерывхx расспрашивают обо всем на свете -
от тех же молекул до жизни'В нашей стране. Два вопроса вызывали резкое рас­
хождение в наших беседах. Первый­
отношение к женщине. -
Почему вы, Бугаба, не были вчера на занятиях? -
спрашиваю. И степенный, всегда хорошо одетый и гладко выбритый Бугаба отвечает: -
Сынишку водил к врачу. -
А ваша жена была занята, не могла?. Все содрогаются от моих слов, а Бугаба с тихим ужасом говорит: -
Чтобы она без меня вышла на улицу?! Второй вопрос, по которому нет согласия в спорах,- религия. Алжирцы очень удивлялись, когда узнавали, что в СССР -
свобода ве­
роисповедания,' что мусульмане в нашей стране ходят в мечети ... Однажды я рассказал о наших кавказских долгожителях. Оказалось, что в Алжире немало столетних стари­
ков -
и тоже горцев. -
Моей бабушке восемьдесят лет,­
заявил Джебелькир,- но, похоже, ра­
маданы ее подкосяl'. Не может она теперь целыми днями ни есть, ни пить -
тает на глазах. -
Моему отцу под девяносто,- по­
хвастался Мессик,- а мне всего лишь 28, и я не последний сын! Вот какие у нас крепкие мужчины! ... Опоры для бункера упрямо и быстро вытягивались вверх. И наступил день, когда была смонтирована вся конструк­
ция. Через две недели, как и обещали ... А в разгар Московской олимпиады, за которой мы все с нетерпением сле­
дили по телевидению, состоялся запуск доменной печи номер два. В торжественной обстановке алжир­
ский министр металлургии повернул рукоятку -
этого легкого движения достаточно, чтобы разжечь домну. На следующий день толпы советских и алжирских рабочих, все руководство комплекса собрались на литейном дворе, где должен был произойти первый выпуск чугуна. Самые любо­
пытные взобрались на парапет, на лесенки. Горновые вскрывают чугунную лётку. Из нее вырывается золотистый факел -
печь продувается. Струя газа, несущая раскаленные куски кокса, бьет на де­
сятки метров. С парапета горохом сыплются испуганные зрители, неосто­
рожно пристроившиеся прямо против лётки. Через секунду испуг проходит. Все любуются мощной гудящей струей газа -
в первую плавку печь дает _J:амую малость чугуна, в основном ВЫХО'ДяТ Г-3З И шлак. Серебристая электрОПУШКа-:й.еЙстви­
тельно напоминает крупнокалиберное орудие -
медленно, торжественно раз­
ворачивается и с хлопком закупоривает лётку. Есть домна! Все советские специалисты в эти мгновения испытывали особую радость. Мы помогаем Алжиру строить экономи­
ку, и наша помощь воплотилась в совершенно реальную вещь -
домен­
ную печь. Чувство выполненного дол­
га -
прекрасное чувство! . Мимо проходит алжирский обер­
мастер. Усики на его лице подрагива­
ют, в глазах блестят слезы. Опытный доменщик задувал во Франции не одну печь. Но то во Франции. Совсем другое делоусебя на родине. ДП-I, по­
строенная .фр~!Нцузами,- маломощная. Сvдьбу алжирской металлургии опреде­
ляет именно ДП-2. ВОТ почему так взволнован обер-мастер. Аннаба-Алжир-Москва 9 ... начать сооружение... первой очереди Приазовской оросительно. системы. Ос'Ков'Кые 'КОnрав.яе'Кuя Э1Со'Ко.мического 1.1. соцu.a.яъ'КОго развитuя СССР 'ко 1981-1985 годы 1.1. 'ко nерu.oд до 1990 года в. СУПРУНЕНКО ФОТО В. ЧИРКО Вoga. kOCМНЦlJ Ш
' , ременный полевой лагерь , , , строителей канала стоял на тридцатом пикете, в от­
крытой" приазовской степи. Возле вагончиков толпились механизаторы. -
Будем сыпать! -
лихо выкрик­
нул голубоглазый скреперист в вя­
заной шапочке.- Ждать себе доро­
же ... -
Пусть так, HQ сыпать все равно не будем,- спокойно возразил паре­
нек в зеленом бушлате. Это был мастер Владимир Давиденко. В одной руке он держал топорик, в другой наперевес, как скифское копье, была зажата лопата. Механизаторы в потертых телогрейках полукольцом обступили мастера, и Давиденко чувствовал их молчаливую поддерж­
ку. Вдруг Володя размахнулся и вонзил лопату рядом с сапогом голубогла­
зого скрепериста. -
ты чего? -
отпрянул тот. Лопата медленно падала, и Володя подхватил ее у самой земли. Выпря­
мился, с улыбкой спросил: -
Теперь ясно, почему следующий слой нагребать нельзя? -
Ладно, ладно, допустим, ясно,­
примиряюще заметил скреперист.­
Ну, промерзла земля. Так что? Ждать, пока дядя нам отогреет? -
А вдруг там вода? -
наступал мастер.- Сейчас она в лед схвати­
лась, а по весне оттает -
сколько бед натворит! Голубоглазого легонько оттер пле­
чом , грузный дядька. Спецовка, каза­
лось, вот-вот с треском лопнет на его покатых плечах; серо-белая кепка сидела на голове цепко, как шляпка на желуде. Он поднял руку, будто замедляя ход движущейся на него машины, и хрипло пробасил: -
ты видел когда-нибудь, как рыба в пшенице плещетсЯ? ,Как рельсы со шпалами в ВОЗдУхе висят?! Нет... А мне довелось. Мы уже за Джанкоем били траншею, когда под Красноперекопском размыло дамбу. за пятнадцать часов вся вода из канала, псу под хвост. Двое суток мы оттуда не вылазили. Краснопере­
копчане со своей Стороны, мы со своей землю гребли, чтоб заткнуть прорыв ... -
Что же делать? -
Что делать... Что делать ... -
заворчал скреперист.- Утро вечера мудренее. Пошли обедать. Володя сложил инструмент в ящик, прикрыл его кустиком перекати-поля и поднялся на бугор. Вокруг прости­
ралась степь. Распаханная, ветреная и пустынная. Местами проклюнув­
шаяся озимь была припорошена сне­
гом. Туманы смешались с облаками, и дальние лесополосы притаились во мгле ... Володя засунул озябшие руки поглубже в карманы и зашагал в сторону вешки, увенчанной флажком из куска черной клеенки. Такие вешки встречались через каждые сто метров. На границе тринадцатого nикета к каналу примыкала лесо­
полоса. Обрезок клеенки был при­
кручен проволокой к верхушке поща­
женного ножами бульдозеров дубка. на карте трассу магистрального кана.ца в этом месте пер,есекала прерывистая синяя змейка -
степ­
ная речушка Большой Утлюк. Реч­
ка -
полбеды, от нее давно и следа не осталось. Но на ее месте образо­
валась г.цубокая балка, куда весной со всех сторон устремлялись талые воды. В этом понижении и нужно было успеть до весны отсыпать шестнадцатиметровую дамбу, в ко­
торой проляжет русло канала. И не просто нагромоздить бульдозерами земляную гору, а после каждых двадцати сантиметров отсыпки прой­
тись по свежему слою кулачковым катком, чтоб в уплотненный грунт с трудом можно было вбить гвоздь, чтоб самый бурный ручей по весне не смог причинить дамбе вреда. Дорог каждый день. Механизаторы работали в две смены -
вторая смена при свете фар. И вдруг мороз. он ударил внезапно, ночью. Сковал, сцементировал, закупорил льдом все поры в отсыпанном слое гру'М:та ... Володя закусил губу, задумался. 1\1;\\)U JРУ1Л,V1И ПЯТИЛЕТКИ Его обветренное, кирпичного оттенка лицо было озабоченно и растерянно. Так некстати этот мороз! А вдруг не отпустит? Что же действительно делать? Володя остановился и с тоской оглядел дно котлована, куда еще нужно было сыпать и-сыпать. Когда он работал на Каховке скреперистом .. . Постой, когда он был скреперистом .. . это было не так давно, всего три года, назад ... А если ... После обеда мастер изложил пар­
ням свой план: сорвать верхний мерзлый слой ножом прицепного скрепера. -
А осилит? -
спросил осторожно го.цубоглазыЙ скреперист. Володя, пока рассказывал, все время смотрел на него. -
Сзади толкачом пустим бульдо­
зер. Скреперист первым рванулся к машине. За ним двинулись остальные. Грузный дядька в кепочке шагал к своему скреперу лениво, вразва­
лочку, но на высокую лесенку вскочил лихо, будто джигит на коня. И уже из кабины помахал Володе рукой. Когда я рассказал об этом случае, свидетелем которого был во время поездки на канал, главному инженеру проекта Приазовской оросительной системы Кемалию Алиевичу Алиеву, он навалился на стол так, что голова почти полностью ушла в плечи, и заговорил торопливо: -
Знаю, знаю, Большой Утлюк­
это самое начало магистрального ка­
нала. А дальше пойдет еще хуже, в этих приазовских степях сам черт ногу сломит; Вот смотрите ... Алиев не глядя выхватил из порт­
феля папку, бросил ее ребром на стол. Папка раскрылась именно в том месте, где была вклеена карта. Алиев разгладил ладонью места сгибов. -
Из-за всех этих шоссеек, бугров и балок мы вынуждены были раз­
работать пять вариантов про кладки трассы магканала. Пять,- повторил главный инженер, для подтвержде­
ния подняв руку с растопыренными пальцами.- Наиболее экономичным, максимально охватывающим остро нуждающиеся в воде районы оказался вот этот ... Алиев ткнул пальцем в карту, в то место, где на границе Херсон­
ской и Запорожской областей жирная красная линия, обозначающая ма­
гистральный канал будущей ороси:' тельной системы, соединялась с Каховским каналом. Вместе с Алие­
вым я следил за стремительным бегом линии на восток вдоль Азов-
ского побережья. -
Мне вспомнилась другая карта этой местности, на которую я наткнул­
ся в одной исторической. книге. на этой карте, составленной в XVIII веке, пространство на север от Азовского моря называлось «De-
serte sans eaux». С французского это словосочетание пере водится как « пустыня безводная ». « Полем без­
водным» называли Приазовье русские летописцы. А в « Книге Большому Чертежу » при описании приазовских степей обязательно упоминаются колодцы-копанки как места наиболее редкие и достойные странствующего люда ... Алиев продолжал путешествие по карте. -
Трасса канала пройдет в районе города Мелитополя. Здесь наиболее сложный участок -
переход через реку Молочную. При проектировании Краснознаменской и Северо-Рогачин­
ской оросительных систем мне, чест­
но говоря, не приходилось сталки­
ваться с подобными проблемами. Мы разрабатывали около семи вари­
антов прохождения Молочной. На­
сыпь? Дорого. Акведук? Громоздко и тоже недешево. Загнать труБGI под реку? Соленые воды, которые здесь залегают близко к поверх­
ности, разъедят металл. -Взвесив все « за » И · <<nротив », решили применить дюкер -
пустить трубы поверху ... Н обратил внимание Алиева на близость к магистральному каналу заповедных территорий и памятников природы. Отметил на карте зеленый островок в восемнадцати километрах севернее Мелитополя. Здесь располо­
жено одно из первых на юге Украины Старобердянское лесничество. Не ста­
нет ли канал для животных, обитаю­
щих в лесничестве, непреодолимой преградой, своеобразной границей, словно запертой мелиораторами замками и засовами? Алиев потер руки, приготовившись, вероятно, если не ошарашить собеседника, то по крайней мере в пух и прах развеять его опасения. -
Впервые при проектировании оросительной системы нам пришлось в таких масштабах решать экологи­
ческие вопросы. от них уже не от­
махнешься, сославшись на «произ­
водственную необходимость». Мы разработали специальные рекомен­
дации для хозяйств, поля которых будут орошаться водою системы. Ведь некоторые компоненты удобре­
ний вместе с дренажными водами тем или иным путем попадут в Азовское море. А это может отрица­
тельно сказаться как на его чистоте, так и на рыбных запасах. Алиев склонился над картой и, не примериваясь, щелкнул пальцами над неприметной речушкой Корсак, сбегающей в море восточнее Мели­
тополя. -
Вот здесь будет создано кефа­
левое хозяйство. Поэтому мы несколь­
ко изменили расположение дренаж­
ных труб -
они пролягут .в стороне от речки... Ну а теперь что касается лесничества ... Вдоль канала в районе Мелитополя будет протянута сетка. Пробираясь вдоль нее, животные волей-неволей наткнутся на проходы и по специальным мостикам смогут пере браться на другую сторону. -
Кемалий Алиевич, а если кос­
нуться отдаленных экологических последствий строительства ороси­
тельной системы. По силам ли реке такая нагрузка? Ведь водами Днепра и его притоков поливается основная часть всей орошаемой площади Украины ... Алиев прикрыл карту руками и пристально посмотрел на меня, будто оценивая степень серьезности ситуа­
ции. Потом с силой откинулся на спинку кресла, так что она косну­
лась стены, и улыбнулся: -
Что ж, з аглянем в будущее ... Днепро-Бугский лиман -
огромн е й­
ший резервуар пресной воды. Но е е приток в лиман с каждым годом сокращается, ученые обнаружили соленые воды Черного моря чуть ли не у Херсона. Представляете! При таких темпах засоления лиман через десять л е т станет морским заливом. Так что о пасения ваши небезоснова­
тельны. Какой выход? -
продолжал он.- Прежде всего спасти лиман. ll1ес т ики л ометровая плотина в устье отгороди т Днепро-Бугский лиман от Черного моря. После. чего уровень воды в лимане на 25-35 сантиметров превысит уровень моря. Из опреснен­
Horo' лимана можно .будет ежегодно брать более восьми миллиардов кубометров воды. Кстати, в Очакове уже ведутся подготовительные рабо­
ты по сооружению дамбы. Кроме TOro, полным ходом идет строительство канала для переброски стока дУиаяв Днепр. Трасса канала проляжет от Килийского устья Дуная, недалеко от roрода Вилково, вдоль MOPCKOro побережья к Днепро-Буг­
скому лиману. Из Hero дунайская вода будет перекачиваться мощными насо­
сами в Каховское . водохранилище. Причем зто произойдет одновременно с завершением прокладки Приазов­
cKoro магистрального канала ... , И палец Алиева опять заскользил вдоль красной линии на карте. Вот она пересекла одну речку, другую, третью, перепрыгнула через шоссей­
ную дорогу, железнодорожное полот­
но, исчеЗJIа в тоннеле под каменистым кряжем, расцве,-и.лась фиолетовой кляксой -
водохранилищем. То уста­
ло прижимаясь к ракушечниковым косам и прогретым солнцем лагунам, то пугливо шарахаясь от норовистых азовских волн, через балки с овра­
жистыми, осыпающимися склонами, через поля, выметенные ветрами, пески и солончаковые пустоши, все дальше и дальше на восток. Вот уже трасса пересекла .границу Запорож­
ской области, приблизилась к городу Жданову ... Алиев, все больше увлекаясь, рас­
сказывал о диспетчерском пункте с вычислительным центром, об авто­
матической регулировке затворов, датчиках влажности, дождевальных установках ,«Днепр» И «Фрегат». А я мысленно cHoda и снова возвра­
щался к началу нашего путешествия: к тем трем километрам уже про­
pblТOro русла канала, к той балочке на месте степной речушки Бo.ttьшоЙ Vтлюк, В которой скреперистам нужно было до весны отсыпать шестнадца­
тиметроilую дамбу. К мастеру Володе Давиденко и к истории, которую он :мне поведал по дороге от вагончиков к котловану. Ею и хочу закончить' рассказ о магистральном канале в приазовской степи. ... Давиденко работал тогда на строи­
тельстве KaxoBcкoro канала. Буль­
дозеристы уже подчищали откосы, когда Володя заметил людей, мчав­
шихся к ним со стороны села. Колхозники подбежали -
хлопанье по плечам, объятия ... А потом Володю подхватили на руки и несколько раз высоко подбросили в воздух. Сейчас Володе кажется,. что, когда он был наверху, глаза сами собой закрывались от невыносимого зеркального блеска ВОДЫ, которая плескалась в бетонном ложе канала. с. А н н о в к а -г. 3 а пор о ж ь е 12 В А Л Е Р И .А Н С К В О Р Ц о в, фОТО автора Клоду нужна работа Ш доль стены пятиэтажного дома леЗJIа вверх живая , пирамида из десяти· парней. на ее верхушке оказался щуплый паренек в куртке из серебристого пластика. Он 'рванул джинсы, висев­
шие на гвозде выше Bтoporo этажа. Пирамида п~палась вниз. Через минуту будто ничего и не было. Врезавшись в круговерть автомоби­
лей, будто нож в крутой торт, десяток мотоциклов, блеснув никелирован­
ными двигателями и выхлопными трубами, проскочил площадь Рон­
Пуан-де-Шанз-Элизе. В неподвиж­
ном воздухе главного парижского проспекта истаивало сизое облачко выхлопных газов. Нет, это была не кража. Это рекла­
ма. Через десять минут под вечным плакатом «Только -
Левис!» вместо исчезнувших повисли новые джинсы. Мигающий неон и ухищрения декора­
торов, фокусничающих ЭJIектроникой, примелькались, а вот живая реклама, с риском ... Негромкий гвалт, поднятый прохо­
жими, свидетельствовал, что фран­
цузов среди них почти не БЫJIО. В центре Парижа чаще услышишь английскую, немецкую, а то и япон­
скую речь. у ПЛОЩАДИ ТЕРТР у Еивительно смотреть на людей, читающих книги за рулем. Из-за пробок средняя скорость В Париже 13 километров в час. Потому я и ста­
рался ходить пешком -
скорость почти та же, а увидишь !>ольше. на Монмартре, на крохотной площади Тертр невозможно избавиться от ощущения, что бродишь среди деко­
раций на сцене. Она заставлена лав­
ками художников. Экзотически оде­
тые метры торгуют только «гениаль­
ными» произведениями и за несколь­
ко франков пишут моментальные­
иной раз довольно похожие -
порт­
реты заказчиков. Жизнь этой худо­
жественной богемы в прошлом веке и дала предприимчивым людям стереотип для организации «вечного праздника» на площади Пигаль, у старых ворот Сен-Дени и дальше, внизу -
на Елисейских полях и Боль­
ших бульварах. ' Я долго стоял перед зеленым полотном, на котором среди раЗJIа­
пистых, несуществующих в природе деревьев сиреневыми пятнами мель­
кали танцующие люди. Под НИМ висели невостребованные заказчика­
ми портреты, виды площади" Тертр, открытки; на коврике лежали кожа­
ные ручной кройки шляпы, сумки, походившие на патронташи, свистуль­
ки ~з глины, бусы из пестрых камней. Метр в свитере, вытянутом почти до коленей, попивал винцо, закусы­
вал длинной булкой, словно не видел ни меня, ни толпу ... Икона, которую я тронул, оказалась из папье-маше. Метр заметил не­
вольную усмешку и сказал: Десять франков. -
А картина? -
Триста. Но если это для вас дорого, можно сделать моментальный портрет ... Метр запихнул кулаки поглубже в карманы своей кофты, вытянув ее еще больше, и вдруг сказал: -
А вообще-то я архитектор, строитель. Он словно бы стыдился CBoero «салона». Хотя торговля у Hero ШJIа: в жестяной коробке из-под табака лежали бумажныеденьги, придавлен­
ные десятифранковыми монетами. Общительный, вежливый' и обхо­
ДИт.ельныЙ парижанин, как, впрочем, и большинство фРаНЦУЗОВ, к исповеди никогда не склонен. Она и не требо­
валась: бывший архитектор был просто безработным. С Монмартра, судя по всему, давно УWJIИ настоя­
щие художники. И тогда оказавшиеся не у дел люди приспособились здесь тoprOBaTb традицией. Нечто подобное, как мне кажется, случit:лось и со знаменитыми мон­
мартрскими кафе. Пожалуй, в точности никто и не зна­
ет, сколько же сейчас в Париже кафе и бистро. Возможно, потому, что они практически повсюду, и возни­
кают и исчезают довольно часто;, есть и исключения, имеющие сто­
летние репутации. Но и репутации иной раз губят суть. В "Ротонде», например, привечавшей в начале века стольких -
полунищих тогда -
зна­
менитостей, цены сейчас по карману лишь буржуа да богатым иностран­
цам. В появлении и исчезновении кафе, смене названий и моды на них очень по-парижски проявляются п е р е м е н ы в соц иальном составе жителей фр ан­
цузской столицы. На Больших буль­
варах бросаются в глаза оборудован­
ные на аме риканский манер стойки -
снэк-бары, п е р енятые у британц ев пивные -
« пабы », харчевни на азиат­
ский ман е р, которые д е ржат бежав­
шие в 1975 .году посл е освобождения Сайг о н а всякого рода бывшие гене­
ралы, о фиц е ры и пр осто проходимцы. Посетители, сидящие за столиками,­
непременно лицом к улице, словно она для них сцена,- больше помал­
кивают, чем г ово рят, да и шумных компаний что-то не видно даж е н а Монмартре. В оз можн о, вместе с пр о­
цессом « выживания » И З центра тру­
дящейся, рабоч ей прослойки вытра­
вился отсю д а и вольный настрой художников и по э тов, музыкантов и скульпторов. Когда-то они отк ры ­
вали здесь « салоны независимых » под дев из о м « Ни ж ю ри, ни награ д» и кабаре с поэтическими н аз ваниями, где гарсонов одевали в мундиры « Академии бессмертных » в знак протеста против официального омер т­
вело г о искусства ... П ожалуй, еди нств е нно е, что так и не привилось на Монмартре,- это автомобили. Туристские автобусы с мощными двигателями и л е гковушки хотя и заби р аются сюда, на высоту ста тридцати м ет ров, тут же и заст р е вают. Ра з в ер нуться им негде, хотя о ни уже д а вно держат в плену весь П а риж. «БОРЬБА И НАДЕЖДА» Можно считать высокую авто мо ­
билизацию д обрым при зна ком? Чи с­
тота парижского воздуха из-за мил­
лио нов кубических метров выхлоп-
ных газов становится серьезной проблемоЙ. И если бичом француз­
ской столицы прошлого века, века пара и угля, считалась копоть, то сей час ядовитые вых лоп ные газы наносят еще больший ущерб здо­
ровью парижан и сохранности их домов. Капитально очищенныи от копоти « века пара » собор Парижской богоматери вновь нуждается в защи­
те. Известняк, из котор о го построен Париж прошлого, с тех пор как авто­
мобили начали вытеснять извозчи­
ков (а их было в П ариже четырна­
дцать тысяч), сдает в прочности. Верхний слой строительного мате­
риал а крошится. И уже однажды р е ставрированн ые химеры зна мени­
того собора пон ем ног у р азвеи ваются в пыль, снова те ря ют четк ость выра­
жения. Чт о же кас ается парижан, то В летние месяцы, особенно в ав­
густ е, они прос то бегут из столицы. На площади генерала Катру, у памят­
ника Александру Дюма (за его спиной сидит «с амый красивый франц уз Парижа » -
бронзовый д' Артаньян), бабушка с карликовым пуделем жаловалась соседке на чах ­
лость своей Жюльки: « Все это авто­
мобильные выхлопы ». Дело, конечно, не в собачках, хотя закон и об­
щественное мнение Парижа окружи­
ли их почитанием. Нездоровый воздух' медленно убивает прежде всего людей. Война автомобилей с городом­
э то одна из примет наших дней. Вто ­
рое явление, типичное для нынешнего Парижа,-
исход из него трудящегося населения, превращение столицы в город для богатых. -
Париж сейчас почти освободил­
ся от многих промышленных пред ­
приятий, которые перев е дены в эко­
номически слаборазвитые, но богатые рабочей силой департаменты,-
рас-
Т акой П арuж пока н е nрu вblче н, но ведь u Э йфе лев а башня ко гд а-т о ка зал ась г орожанам «не nарuжской » и чуждой ... сказывал мне Жан Ланьель, активист профсоюза шоферов из района Сан­
Монде.- На месте бывших рабочих пригородо в выросли « г о рода-спаль­
ни ». В цен т ральных -
престижных­
столичны х кварталах самые дорогие квартиры, там и селятся только состоятель н ые семьи. Так п ос тепенно развязывается « красный пояс lIарижа ». Бросается в гла з а и другое. На улицах французской столицы все время ви д ишь людей с желтой и черной кожей. Ланьель по этому поводу сказал: -
Богатым, прибирающим Париж к своим рукам, нужна прислуга. При этом как можно ниже оплачиваемая и покорная, самая безгласная. Вот и появляются у нас « травайер имигрэ » -
африканцы, арабы, другие приезжие, согласные на любую ра ­
боту, на любые условия жизни ... Положение у них тяжелое, стараем­
ся им объяснить, что к чему ... Даже в старинных крутых улочках Монмартрского холма остатки ле­
гендарной парижской богемы вынуж­
дены потесниться перед этими при ­
шел ьцами. Это же относится и к Латинскому кварта лу на другом, левом берегу Сены. Иммигранты влачат ж а лкое существование, за­
частую вп ад ают в отчаяние. И что бы ни случилось в городе, полиция вымещает зло пр еж д е всего на них. Я видел в аэропорту « Шарль-де­
ГОЛЛЬ», как двое ажанов не торопясь шествовал и ч е рез зал ожидания, подтягива я, за собой на стальной цепочк е, прикрепленной к наручни-
13 тии, оказался мэром парижского района Сент-Этьенн, где находится завод « Манюфранс ». Власти намере ­
ны его закрыть. На заводе занято около двух тысяч рабочих. Это их голоса обеспечивают избрание « крас­
НОГО мэра ». Закрытие « Манюфранс » ­
очередной шаг парижской админи­
страции, чтобы этой ценой избавить Париж от пролетариата. Узнав, что я бывал во Вьетнаме, Жозеф улы­
бается: -
Рабочие « Манюфранс » в годы американской агрессии в Индокитае за свой счет отправили в Ханой тысячу велосипедов. Может, видели их там? В ресторанчике под J;lарусиновым навесом, купив у пожилой женщины в деревянной будке талоны (часть дохода. отчисляется в пользу « Юма ­
ните »), мы уселись за столиком, вынесенным прямо на траву. Выпол­
няющий обязанности официанта ком­
сомолец Клод Кловис приносит апе­
ритив и немного краснеет, обслужи­
вая нас: как-никак иностранные гости. За десертом -
сырами -
мы познакомились с ним основательнее, и тогда выяснилось, почему ячейка доверила ему столь ответственный пост на празднике. Оказывается, старший брат Клода работает офи­
циантом в ресторане на Эйфелевой башне и кое-что рассказывал о своем ремесле Клоду. Может, устро­
ит к себе и его? -
Так вот, товарищи, как у брата сложатся дела дальше, неизвестно. Их там сто восемьдесят два служа­
щих, и, возможно, всех их уволят. Ресторан хотят закрыть, и они соби­
раются протестовать там, у себя на башне, на весь Париж. Пусть закроют и Эйфелеву башню. -
А сам еще в школе учишься? ~ Какое там! -
вздохнул Клод. Через несколько дней я прочитал в газете « Паризьен »: « В этом учеб ­
ном году в Парижском районе отме­
чено нов ое снижение числа учащих­
ся: на две тысячи детей в начальных классах, на пять -
в средних и на три -
в старших ». Газета сообщала также, что преподаватели, требуя повышения зарплаты и улучшения условий труда, намерены сразу после начала учебного года объявить су­
точную з абастовку в · Амьене, Бордо, Кайе, Клермон-Ферране, Пуатье, Ренне, Руане, а затем и в Париже. ... В Парижском метро стены отданы рекл а ме. На линии, по которой я добирался д о станции. « Пуассоньер » неп о далеку от гостиницы, чаще дру­
гих попадался такой плакат: улыба­
ющаяся блондинка извещала пас­
сажиров, что отныне, перестав сидеть дома и п о йдя на р а боту, она всегда пребывает в прекрасном настроении. Губной помадой кто-то написал п о перек плаката: « А если этой работы нет?» По французскому социальному з ак о нодательству всякий работающий по найму отчисляет в месяц пятна­
дцать процентов от зарплаты в специальный фонд -
кассу социаль­
ного страхования. Такую же сумму вносит и предприниматель. Из этих денег и выплачиваются пособия по безработице. И хотя на первый взгляд кажется, что расходы и рабочего и патрона в данном случае одинаковы, на деле все обстоит иначе. Закон о выплате безработным пособия дает предпринимателю возможность по своему произволу закрывать. пред­
приятия, сливать их с другими или переводить совершенно безболез­
ненно для себя в иной департамент. Государство в любом случае субси­
дирует рабочих ... за счет их же самих, а предпринимателя, перемещающ е г о капитал в более выгодную сфер у его применения, избавляет от лишних хлопот во взаимоотношениях с тру­
дящимися. Народ гордый, а потому и не очень выставляющий напоказ свои не­
счастья, французы, однако, остро переживают безработи~у. Среди ква­
лифицированных рабочих, оказав­
шихся безработными, часты случаи самоубийства. Для французского ра­
бочего, осознающего себя в обществ е прежде всего тружеником, созидате ­
лем и гордящегося этим, потеря работы -
угроза не только его семей­
ному бюджету. Это угроза его чел о ­
веческому достоинству. «ТРЕБУЮТСЯ ... » Недалеко от Парижа, в Реймсе, где находится столица короля всех вин -
шампанского и где венчали на царствие французских королей, сотрудник газеты « Юнион » Жорж Периньон поинтересовался, какое впечатление осталось у нас от жизни французов. Мы вежливо похвалили кое-что, а наш собеседник с горечью принялся переубеждать нас. Он гово­
рил о том, что тысячи семей, набрав товаров в кредит, годами живут, как в тюрьме, не выходя на улицу, отказавшись от посещения кино и театра, встреч с друзьями и пригла­
шений к себе, страшась болезней и любых случайностей. И все же редко кто приходит к финишу. За пятнадцать-двадцать месяцев слу­
чается всякое, вне · сенные суммы пропадают, вещи увозят кредиторы. Оттого все так боятся увольнения. -
Вы не смотрите на вежливость. К людям у нас, знаете, как отно­
сятся? -
вставил с л ово в разговор шофер Алэн, возивший нас.- Я ра­
ботаю в автомобильном парке уже шесть лет, и каждый раз со мн о ю подписывают контракт только на восемь месяц е в. Хозяин, не скрывая, прямо говорит, ЧТО мы для него вроде запасных частей. Хочу -
п ол ь з уюсь, хоч у -
сменю и вы­
бр о ш у ... И м е няют и выбрас ы вают. Н а о дн о м углу парижской улицы Ша то д'О-
« Манюфр а н с» б у де т ж ит ь! -
г о во рит ра бо ча я Ф ранци я. нескольк о бумажек с предложениями работы. Требовались: квалифици­
рованный токарь, механик по ремон­
ту маши н и горничная в гостиницу. Смотри-ка, вот ведь и здесь требу­
ются люди, совсем как у нас ... -
Да, могут требоваться,- под­
тверждает Периньон.- Но на каких условиях? Вы заходили, интересов а­
лись? Ус л овия такие, что эти бумаж­
ки б у дут вис е ть там еще долго ... В канун отъезда из Парижа наша машина никак не могла проехать мимо эспланады дворца Инвалидов, где находится гробница Наполеона. Стояли м ашины, свистели ажаны, дирижир у я сложным объездом. В спе­
цовках и с тальных шлемах, с зажжен­
ными шахтерскими лампочками, с кусками антрацита в руках шли колонны горняков. Уверенно и спо­
койно они остановили автомобильное движени е. Пирам ид а угля, сложен­
ная им и во дв о ре министерства, д о лжна б ы ла н а помни т ь о тех сотнях и х т о вар и ще й, которые заняли шахты в з нак прот ес т а. Правительство намерева ет ся закрыть шахты. Рабочи е при е хали с севера -
путь небли з кий, и большинство и з них был и -молодыми. -
Мы, КТО трудится, не хотим быть ра б ами системы,-
звучало в мегафон н ад д е монстрантами.- Путь в будущ е е для нас -
это право на труд ... Париж-Москва 15 -<-" , ~.. .-
НАДИР САФИЕВ ПJlТЬ tOТОIВ'ИЙ ВАСШJI СТУШОВА, - -МАТРОСА И ААIИРААА ru н стоял в проход е у окна, . I вглядывался в темноту, где огни Москвы пост е п е нн о редели, исчезали за набирающ е й ско­
рость «Красной стрелой»... Подтя­
нутый, крупный мужчина в ч е рном кожаном пиджаке, в свитер е, плотно об.\егающем ше ю, крепко по са ж е нн ая с сильной проседью голова. Лиц о его я увидел лишь на мгновени е: когда вошел в купе, о н кивком г оловы ответил на мое приветстви е, встал и вышел. Но Этого было достат оч н о, чтобы в нем при знать знакомого, точнее, весь его обл ик, отлит ое раз и навсегда строгое лицо с выраже­
нием внутренней сосредоточенности вернули мне состояние, однажды испытанное в присутствии этого чело­
BeKдf Но гд е и когда? И лишь одно не lIызывало сомнения -
эта встр еча случилась в пути, в нелетн ую пог о ду, на аэродроме ... Утром он снова стоял в проход е свежий, выбритый, застегнутый на все пуговицы. Так ж е, как и в ч е ра, все его внимание оставало сь за окном. Он медленно. пил чай, пил сто я, с достоинством человека, н е желающе-
. го мешать остальным пассажирам купе, а может быть, не х отел всту ­
пать в дорожное знакомство. Но тут произошло то, что н ево льно сняло, наконец, барьер отчужденности. В соседнем куп е е хала молода я ч е та ан г личан, и когда по ез д шел уже по окраинам Ленинграда, пересекал Обводный канал -
узкий, с застояв­
шейся водой, выскочил ин ос тра ­
нец и воскликнул: « Н эва?» Какое-то время человек у окна молчал. Пот о м, спокойно, обстоятельно объясняя ему, какая на самом дел е Н е ва, заметил мо е с мущени е. И это, к ажется, нас сблизило. Когда англичанин отошел, мы разговорились. Оказалось, мой знакомый незнаком ец -
в прошлом кор е нной ленинградец, а сейчас е д ет навестить могилу матери и боевых друз е й. Он так и сказал: боевых друзей. -
Пр остите, а с к ем говорю?­
с просил он, почувствовав мою за инт е ­
ресованность. Я представился. По езд остановился. Мы вышли на перрон. Прощаясь, он пр о тян у л с вою визитную карточку: «Контр-адмирал Стукалов Василий Виктор о вич, город Москва ... » Прочитал и тут же вспом­
нил, гд е вид ел его. Н ес колько лет тому н азад я возвра-
. щался из Арктики, с др ей ф ую щей н ау чной станции. Наш са м о л ет сел на аэродроме. А пот ом сильно запур · жило, и небо дл я вылета закрыл ось. С лоняя сь в ожидании погоды, я и увидел его. В полной ад мираль ской форме, он степенно п е р есе к сонн ый зал ожидания, вышел на во здух и, поморозив себя, вернулся в помеще­
ни е. Прох о дя мимо ж енщины с ре­
бенком, сидящей в кресле, оста н о­
вил с я, п о иск а л гла зам и кого -то. Около н его с ра зу возник молодой 2 «Br)).;pyr света» ,N'Q 6 капитан-лейтенант, адмирал что-то сказал ему, и тот, взяв вещи женщи­
ны, проводил ее в депутатскую комнату. К оротая время, контр-адмирал всю ночь ходил прямо и с достоинством, нич ем не выдал своей усталости ... Так, по сча стливому стечению обстоятельств наше знакомство со­
стоялось. И теп ерь, ко гда я сижу у Василия Викторовича в его москов­
ской квартир е, листаю старый, по­
те рявши й ц вет альбом и знаю уже в общих чертах фронтовую биогра­
фию хозяина, мне вспоминается наш разговор в вагоне, Обводный канал ... Мог бы кто -нибудь из пас­
сажиров предположить тогда, что именно через этот канал незнакомец, стоявший у окна, возвращался посл е ожесточенных боев в голодный, дышащий холодом блокадный Ленин­
град. Он шел к себе домой повидаться с матерью, чтобы снова уйти воевать, но т е перь уже до конца, до послед­
не г о ... Старые фотографии в самом начале альбома. Они небо льшие, на бедной бумаге, пожелтевшие, как давние осенние листья. Ва силий Викторович рассматривает их мол ча, будто боится кого-то потр евож ить. Кажется, забыл и гостя, весь ушел в свое прошло е ... На лицах, тех лицах, какая-то особая строгость -
отражение того пред­
военного времени. Смотришь на едва различ имые, размыты е плохой п е­
чатью сним ки и думаешь, что люди тогда не были избалованы и фото­
графиров ались лишь в особых слу­
чаях. Вот как этот портрет военного моряка Василия Стукалова с нарукав­
ным знаком штурманск ого электрика. Чистые линии лица, открытый лоб, тщательно зачесанные волосы под ­
черкивает отглаженный форменный гюйс, а мгновение, застывшее в стро­
гом взгляде, говорит о тревожном пр ед чувствии того, что скоро должно остановить об ычный ход жизни ... П ортрет сде лан п е р ед самой войной, посл е учений Краснознамен­
ного Балтийского флота, фотокор­
респонд енто м флотской газеты. Васи­
лий Стукалов в зва нии старшины первой статьи уже был комиссаром эска др е нного миноносц а «Энгельс». Он приш ел на флот по тем временам ч еловеком, крепко стоящим на ногах. Окончив техникум то';ной механики и оптики -
а это было тогда солид­
ным образованием,- попал на Вы­
боргскую сторону: на завод, где ви д ел Сергея Мироновича Кирова, работал в астрономическом цех е рядом с и звестным мастером оптики Александром Василь евичем Морозо­
вым .-
«дядей Са ш ей», способным «подковать блоху». Прежде чем ступить на палубу миноносца, он прошел школу в учебном отряде подводног о плавания. К ажется, именно эту фотографию моряк всю войну НО С ИЛ в кармане: Васи лий Стукалав. 1941 г од. она пооб т р епа лась, и поэтому углы ее пришл ось обстрич ь. И хотя бумага высохла, п обле кла, потрескалась, изображение на ней осталось четким. Вот таким, думал я, Ва с илий Викто­
рович вст р ет ил в о йну на Балтике, таким и были и его товарищи, когда с окаменевшими лицами слушали своего командира Владимира Пав­
ловича Васильева, го ворившего о начале войны. Они почувствовали войну еще до официального сообще­
ния, увидели фашистские самолеты, слыша ли, как бомбил и где-то в рай­
оне Риги. Может быть, тогд а они еще не верил и, что война пришла долгая, изнурительная, В ел икая Отечествен­
ная .. Таким, ка ким смотрит из 1941 года Василий Стукалов, он пр инял п е рвый день войны, бой в Ирбенском про­
ливе. .-
Первый приказ «Энгельсу» ... -
говорит Василий Викторович,- взять на борт мины н а б е р е г у Двины и в составе корабле й: минного загради ­
теля « Марти», эскадренного мино­
носца «Сторо
жевой» ВЫЙТИ на поста­
новку мин в Ирбенском проливе. Перекрыт ь путь из Балтийского моря в Рижский зали в ... Вышли ночью. Пер е ход прошел n\аго получно. Но только начали став ить мины, как появились враже­
ские корабли. Ночь была на с только темная, что оп р е д ел ить, идут ли они строем или как-то иначе, не представ­
лялось возможным. И только зоркий сигнальщик сверху, со своего поста, увидел сквозь темноту белые «усы» -
БУ РУНЫ _ J:l:Аущих _ на большой ско рости торпед ны х катеров. Стали следить за ними, и тут командир «Э нгельса », капитан третьего ранга Васильев, заметил идущие на мино­
носец фосфоресцирующие буруны двух торпед. Мгновение команды, резкий п о ворот корабля влево, и «Энгельс» затормоз ил, торпеды с ши­
п ением, фонтанами· воды прошли, оставив миноносец в безопасном 1941-1945 коридоре. Но одна из торпед достала «Сторожевой». На рассвете увиде­
ли -у него оторван нос почти по первую башню, корабль стоит на плаву. Люди были уже подобраны "из воды, погибли те, что находились на полубаке. Постановку мин завер­
шили, стали оказывать помощь по­
страдавшему миноносцу -
взяли ла­
гoM -
ошвартовали его бортом к «Энгельсу» и пошли к. островам Эзель и Даго. Утром корабли обнару­
жила вражеская авиация. А для такой встречи маневренности не было; связанные в один узел, они вели огонь из всех орудий. И тут первый вздох облегчения: сбили пикирующий бомбардировщик с чер­
ным крестом -
он упал рядом с ко­
раблями. Потом прошли пролив между Эзелем и берегом материка и в одной' из бухт оставили «Сторо­
жевой», а «Энгельс» пошел в откры­
тое море ... В прошлую встречу, в конце беседы, Василий Викторович обещал расска­
зать о том, как судьба привела его в сухопутные войска. Но сейчас, гля­
дя, как хозяин дома задумчиво разглядывает старый альбом, мне показалось, что память его сопротив­
ляется. Но я ошибся: Василий Викто­
рович, как человек, привыкший к порядку, старался держаться в беседе стрОгой последовательности. -
Пришли мы в Таллин... Нет, продолжали нести дозорную службу. И вот в самое тяжелое время войны мы нанесли сокрушительный удар по группе кораблей врага. Эта победа вошла в историю Отечественной войны и значится как бой в Ирбен­
ском проливе 13 июля 1941 года ... Да, кажется, я рассказывал вам об этом бое. ... ВахтенныЙ сигнальщик старшина второй статьи Суевалов (Василий Викторович помнил его фамилию) доложил командиру: «Вижу на го­
ризонте дымы!» «Энгельс» и еще два миноносца сразу пошли на сближе­
ние. Четыре крупных транспорта шли в сопровождении крейсера, двух миноносцев, сторожевиков, тральщиков. ()НИ направлялись через Ирбенский пролив в Рижский залив. Но, обнаружив три со'ветских мино­
носца, немцы тут же открыли огонь. «Энгельс» дал радио в штаб флота: «Вижу корабли противника. Около десяти вымпелов ... Вступаю в бой». И «Энгельс» пошел на отчаянное сближение, а удачный залп его пер­
ВОй башии накрыл вражеский ми­
ноносец. Прямое попадание. Тот загорелся и повернул в сторону ... И в этот момент, когда вокруг «Эн­
гельса» от взрывов кипела вода, поя­
вились наши торпедные катера. Они базировались рядом, на Эзеле. Отряд вел Владимир Поликарпович Гума­
ненко. Василий Викторович говорил, что Герой Советского Союза, капитан первого ранга в отставке Гуманенко живет сейчас в Ленинграде, и они 18 до сих пор померживают дружбу. Так вот, катера Гуманенко пошли в лобовую атаку и первым же залпом повредили крейсер, который вскоре лег на обратный курс, чтобы не быть потопленным окончательно. Торпед­
ники наносили удары по остальным кораблям, но, когда появилась еще и наша авиация, фашистские военные корабли оставили свои транспорты и ушли. А бомбовый удар по брошен­
ным ими судам завершила авиация. Фашисты выбрасывались с тонущих транспортов, море кишело ,от их го­
лов. И здесь наши брали первых пленных: матросы, стоя на палубе, поддевали их за шиворот отпорными крюками и отправляли в трюм ... -
А до этого, 6 июля, произошел еще один важный бой,- Василий Викторович заглянул в свои запи­
си. -
Тоже недалеко от Ирбенского пролива. Эсминцы «Энгельс», «Сердитый», «Сильный», сторожевые корабли -
«Снег» и «Туча» С мина­
ми на борту выходили из Моон­
зунда. И тут мы встретились с вра­
жеским конвоем. Они шли в Рижский залив, чтобы помер жать фланг своей наступающей армии. И мы сразу же пошли на сближение с фашистами, вступили в бой: потопили эсминец и повредили крейсер и еще эсминец ... После этих боев гитлеровские над­
водные корабли больше не смели совать нос с моря для поддержки своих армий. Боролись с нами с по­
мощью авиации, подводиых' лодок либо минами. Да, минами! .. у Василия Викторовича вдруг в голосе появились жесткие ударные нотки .волнения, и это нужно было понимать так: то, о чем он только начал говорить, было спрятано до сих пор глубоко внутри -
он не хотел бередить душу, но, невольно наткнув­
шись в беседе на мины, с которыми у него особые счеты, его прорвало, разозлило. -
С минами случилось потом. Сначала нас перехватила вражеская авиация,- вспоминает Василий Вик­
торович. -
Мы находились в узкости, шли тихо, а бомбардировщик появил­
ся из-за берега, повис над нами и сбросил три бомбы. Одиа упала с левого борта, другая -
с правого, а третья -
за кормой. Взрывы были настолько мощными, что всех нас, стоявших на верхней палубе, сдуло, выбросило за борт. Корабль подбро­
сило на такую высоту, что, когда он приводнился, палуба оказалась разор­
ванной от борта до борта... это я потом узнал ... Матросы бросили нам концы, вытащили нас из воды. До сих пор помню: когда летел -
одна мысль, не удариться бы головой о торпедный аппарат или шлюпбал­
ки... Стали проворачивать винты, к счастью, вал оказался неповрежден­
ным. Залечили нас вТаллине. Прошили палубу, приварили по три рельса с каждого борта... Бои уже шли на окраине города. Получили приказ выйти первым эшелоном в Крон­
штадт. Мы ушли двадцать шестого августа, а основные силы Балтийского 'флота готовились выйти через сутки после нас. Помню, на рассвете было штилевое море, но нас огорчала эта хорошая видимость: мы с тревогой смотрели на прекрасное безоблачное небо. Шли кильватерной колонной­
тральщики, сторожевики и очень много транспортиых судов. Но беда пришла не с неба: приблизительно в ста милях от острова Гогланд идущие впереди два тральщика подорвались на мине. Нет, сначала мины разорвались в тралах... Наш миноносец подошел на помощь, и тут очередная мина грохнула у кормы нашего корабля. А в румпель­
ном отделении, как сейчас помню, находился боевой пост Николая Гав­
рилова, турбиниста, старшины первой статьи... От сильного взрыва вода стала поступать в кормовой отсек, который был наглухо задраен, а люк соседнего отсека отдраивать нельзя было, вода затопила бы его, что грозило гибелью кораблю. Но если даже Гаврилов решился бы на это, вышел бы в неповрежденный отсек, он не смог обратно задраить люк­
от удара покоробило переборку ... Николай Гаврилов передавал на мо­
стик... Его голос до сих пор у меня в ушах звенит. «Обеспечиваю работу рулевой маIlIИНЫ, произвел профи­
лактические работы ... Вода на уровне коленей ... груди ... -
И вслед мы услы­
шали его захлебывающийся голос: -
Прощайте, друзья! Отомстите за меня». Василий Викторович умолк, будто выдержал минутное молчание. По­
том, глубоко вздохнув, продолжил: -
А корабль по инерции все еще дрейфовал, его стало разворачивать, и тогда раздался второй взрыв в рай­
оне шкафута, в днище. Это был смертельный удар. Вода хлынула в нижние отсеки. И остались в живых только мы -
стоящие на мостике и на полубаке. Корабль стал погружаться кормой. Владимир Павлович Василь­
ев, командир миноносца, дал команду покинуть корабль. «Бросайся!»­
крикнул он и мне... Подошедший катер, до отказа набитый подобран­
ными ЛlQДЬМИ с других кораблей, взял на свой борт несколько человек. Выбросившись в море, я почувство­
вал, как засасывает меня воронка от уходящего на дно корабля. Стал отбиваться руками, ногами, чтобы отплыть как можно дальше. Когда выскочил на поверхность, миноносец исчезал под водой, остался один нос над гладью моря. Корабль уходил вниз свечкой. Взрывались котлы, лился мазут, и вдруг загудела сирена. Первая мысль: командир остался на мостике и, уходя вместе'с кораблем на дно, дает сирену, вторая -
корабль опрокинулся, и рычаги под собствен-
ным весом откинулись, пошел пар, и оттого заревело на всю округу. Где командир? Я увидел его далеко от себя, в сто­
роне, на какой-то миг мелькнула его огненно-рыжая голова, а потом я по­
терял его из виду. Налетела авиация, стала бомбить транспорты. Я вернулся на место гибели ко­
рабля, нашел всплывший деревянный брус, схватился, оседлал его и лег ... Меня обнаружили к вечеру, когда искали людей небольшие буксиры. Сначала я очнулся от боли в голове -
это за волосы меня взяли, приподня­
ли, схватили за плечи и положили на палубе. Кажется, ложкой открыли рот, влили что-то обжигающее. Спирт. Потом я снова потерял созна­
ние. Пришел в себя, лежа под кустом, на острове Гогланд. Передо мной стоял Владимир Павлович. Так же, как и я, весь в мазуте. «Живой?­
спрашивает. -
Ну-ка попробуй встать». С его помощью подиялся, сделал несколько шагов. «Пошли, если можешь, будем искать своих». Нашли только четверых. А позже выяснили, что из ста восьмидесяти человек остались в живых только одиннадцать. В тот же день на небольшом судне прибыли в Кронштадт, куда уже пришли главные корабли Балтийского флота, прорвались после нас, во главе с крейсером «Кировым». Немец уже подходил кЛенинграду . Бои шли около Урицка. Нас, моряков с погибших кораблей, собрали и направили в сухопутные части. Ва­
сильев остался в Кронштадте, а мы высадились на берег в районе Петер­
гофа. Со мной были наш боцман Липченко, главные старшины Бело­
зеров, Петров, комсорг корабля Веньямин Федотов... Многие моряки шли в бой в своих бушлатах, беско­
зырках, тельняшках. Кто сумел, опоясал себя пулеметными лентами ... Все это напоминало обстановку гражданской войны -
защиты Петро­
града. Конечно, мы были потрясены ги­
белью нашего корабля, гибелью това­
рищей, и все это усугублялось еще и тем, что несли потери и не видели близко врага. Но мы чувствовали: вот-вот встретимся с ним лицом к лицу. Заняли оборону в районе Стрельны, Урицка -
под станцией Володарская. Вот здесь мы и увидели фашиста таким, какой он есть... Гитлеровцы шли на нас во весь рост, с закатан­
ными рукавами, упирая ложу автома­
та в живот, поливали свинцом. «Почему же,- думали мы,-
фашист поливает меня огнем автомата, а я должен кривым затвором загнать в патронник всего лишь один патрон?» И матросы наши, прячась за деревья, пропускали немца мимо, а потом бросались на него, отнимали оружие и обращали против него. Вот таким был бой под Володар­
ской ... Я слушал Василия Викторовича, вспоминал где-то прочитанные слова старого солдата из гражданской войны: «Вот идет человек, и ты дол­
жен убить его, не убьешь -
он убьет тебя». Думая об этом, я спросил хозяина квартиры, помнит ли он лицо первого фашиста, с которым встре­
тился близко? -
Это был рыжий здоровенный солдат с сытой, как принято говорить, лоснящейся мордой. Со взлохмачен­
ными космами липких волос, торча­
щих из-под каски. Шел пьяный и тяжело дышал. Я лежал за деревом и сосредоточенно, весь напрягшись, целился ему в лоб. Видел, как пробил каску ... Фашист присел на колени -
снача­
ла на одно, потом на второе и рухнул лицом вниз. Я бросился к нему, схва­
тил его автомат. Это было на подступах к Стрельне. Пехоту мы уничтожили -
пошли на нас танки. Здесь пришлось мне защи­
щать дом своего детства. А случилось это так. За горячностью боя я не заметил, что пробираюсь мимо AOMd, где каждое лето жила наша семья. И вот я собираюсь бросить связку гранат в танк, идущий на этот дом, как вдруг из подвала, слышу, зовут меня по имени: «Вася! Вася!» Обер­
нулся, Анна Ивановна, хозяйка дома, в подвалах которого набилось много народу с других дач. На ее глазах я и метнул гранаты в танк, он закру­
жился и застыл на месте. Это были мой первый немец и первый танк. Потом -
бой в Петергофском пар­
ке, дрались уже врукопашную. Мы буквально выслеживали их, ловили и уничтожали ... Здесь, в Петергофе, и остановили гитлеровцев. Со. сторо­
ны Стрельны встал немец, со стороны Ораниенбаума-Ломоносова -
мы ... Вскоре, в декабре 1941 года, нашу 10-10 стрелковую дивизию направили на знаменитую Невскую Дубровку, где бои были такой жестокости, тако­
го накала, что тру дно представить. Положение ото дня на день стано­
вилось все тяжелее. Немец укрепился на правом берегу, которому наше командование придавало большое значение при прорыве блокады Ленинграда ... Те, кто до нас ходил на тот берег, принимали на себя яростную лавину огня. От кромки воды до вражеских укреплений было максимум с кило­
метр. Находясь на высоте, фашисты хорошо просматривали наши пози­
ции. Казалось, переправиться на пя­
тачок, уже занятый нашими войска­
ми, -невозможно. Под градом враже­
ского огня полегло много людей. Мы случайно рядом у себя обнару­
жили полусгоревший бумажный ком­
бинат. Огыскали там, в подвале, боль­
шие рулоны бумаги, выкатили их на лед и по три человека легли за ними; сами ползли, а рулоны катили перед собой. Представьте себе такую карти­
ну: катятся по льду рулоны бумiП'И И по ним бьют из чего только мож­
но -
из минометов, орудий, пулеме­
тов. Так удалось переправиться на правый берег, окопаться в мерзлой земле и включиться в бой. , А в новогоднюю ночь мы прорвали оборону и отбросили фашистов кило­
метра на два. Здесь, на участке Нев­
ской Дубровки, это считалось тогда колоссальным успехом ... Помолчав, Василий Викторович отыскал в альбоме маленькую тем­
ную фотографию и протянул мне: -
Вот я политрук роты десятой стрелковой дивизии ... Фотография сиятав заснеженном лесу, после вручения медали «За оборону Ленинграда». На ней три офицера в сухопутной форме. И хотя лица на снимке различить трудно, узнать Василия Викторовича мне помогла флотская его осанка. Вот еще один снимок, покрупнее. Групповой портрет на фоне едва различимой надстройки корабля. Здесь Василий Викторович снова во флотской форме, в шинели с двумя рядами блестящих пуговиц. Глаза затемнены козырьком фуражки. На­
верное, думаю, снимок относится ко времени, когда флот готовился к на­
ступлению на море за освобождение наших военно-морских баз в Нарве, Таллине, Риге, Лиепае ... И тогда был создан дивизион бронированных мор­
ских охотников. Но что это за гражданские люди с ним, одетые как попало? Двое в каракулевых ушанках, один в кепке и комиссарской кожан­
ке. Скуластые лица ... -
... Это на крейсере «Киров»,­
Василий Викторович вынул фотогра­
фию из альбома и, близко разгляды­
вая ее, сказал: -
Здесь я старший лейтенант, а гражданские -
делега­
ция из Казахстана. Они прибыли сразу же после прорыва блокады с эшелоном продуктов. Четыре ваго­
на специально для «Кирова». Дело в том, что Казахстан шефствовал над нашим крейсером, на котором служило тогда много казахов ... Я еще не говорил вам, как снова вернулся на флот ... -,-
Василий Викто­
рович вложил на место фотографию и продолжил: -
Ведь как оно было ... Когда мы вышли из Невской Дубров­
ки, мне предоставили отпуск. Зима 1942 года, самое тяжелое время блокады. Я шел в Ленинград после страшных боев. Иду через Обводный канал домой, к матери. Вокруг обор­
ванные провода трамвайных линий, вагоны, застывшие в снегу, и тени­
город был без огней... Мать застал больной, укутанной в одеяло, в одеж­
де. В глаза бросилась мешковина на креслах. Понимаю, что ей при­
шлось сдирать с них кожаную обивку. Оказалось, что она толкла ее, пропу­
скала через мясорубку и варила ... 19 Достал свой паек, согрел воду и стал кормить мать. Я видел, как она ест хлеб, и в какой-то момент остано­
вил ее: взял 'осторожно за руки, боясь сделать ей больно. Мать была очень слаба. На следующий день пошел по блокадному Ленинграду. Дойдя до набережной Невы, увидел дорогие моему сердцу силуэты бое­
вых кораблей. Был я в сухопутной форме: в шинели, обожженной, про­
стреленной, на петлицах -
три куби­
ка политрука, ушанка. Иду и всматри­
ваюсь в лица, пытаюсь узнать знако­
мых моряков. Так дошел до моста Лейтенанта Шмидта. И тут увидел -
стоит крейсер «Киров». Не знаю почему, но что-то толкнуло меня подняться на корабль. Взбираюсь по трапу, а вахтенный офицер, стояв­
ший на юте, подтянутый, такой сияю­
щий, с надраенными пуговицами, всматривается в меня: зачем это по­
жаловал сухопутный человек? Поднявшись на палубу, я сначала, как и положено моряку, повернулся лицом к корме, отдал честь военно­
морскому флагу. Вахтенный, наблю­
давший за мной, видимо, признал во мне моряка. -
Кому и как доложить? -
спро­
сил он. -
Кому? Как?! Мой дорогой,­
говорю,-
я пришел с одним вопро­
сом, нет ли у вас на крейсере моряков с погибших кораблей? Ищу своих боевых друзей. Сам я служил на «Энгельсе». -
Как же, есть,-
обрадованно ответил вахтенный офицер. -
Капи­
тан второго ранга, бывший командир «Энгельса», наш старпом. -
Владимир Павлович Василь­
ев? -
почти крикнул я. -
Доложите: его хочет видеть Василий Стукалов. Вахтенный офицер послал за Ва­
cильeBыM рассыльного матроса. Прошло несколько минут, и на палубу выбежал Владимир Павлович, но, увидев меня, остановился и не­
которое время стоял растерянно. Еro смутила моя сухопутная форма. Потом бросился ко мне, сжал в объя­
тиях и стал колотить по спине: «Ведь мы же тебя похоронили. Говорили, что погиб под Петергофом»,-
и, не выпуская меня из объятий, повел в каюту. Вахтенный офицер стоял в стороне и грустно и тепло улыбался ... Разговорв каюте был коротким, первый вопрос: «Где воюешь?», вто­
рой: «Хочешь ли вернуться на флот?» -
Второго вопроса мог бы не за­
давать,- сказал я. -
Кажется несбы­
точным. -
Почему? Пойдем к командую­
щему эскадрой,-
и Васильев повел меня к вице-адмиралу Дрозду -
он держал свой флаг на крейсере «Киров». Адмирал Валентин Петрович Дрозд принял нас, выслушал Васильева, который говорил, что встретил друга,. моряка со своего корабля ... Адмирал 20 прямо при мне сказал, что такие люди нужны флоту и что есть решение Военного совета флота отзывать моряков с сухопутного Ленинград­
ского фронта ... Дивизион морских бронированных охотников был создан после прорыва ленинградской блокады. Василия Викторовича тогда назначили заме­
стителем командира по политчасти особого отряда кораблей. Вот две фо­
тографии того времени: одна, груп­
повая, снята на фоне разрушенной фашистской крепости Пилау. На палубе полукругом расположились моряки. Василий Викторович сндит с краю. Лица трудно различить, но в общем настроении фотографии чувствуется победная атмосфера тех дней. На втором снимке Василий Викторович крупным планом перед башней с мостиком сигнальщика и стволом зенитного орудия. Групповой портрет с разбитой фашистской крепостью я считал бы последней из военных фотографий. Но парадность второй заставила меня усомниться в этом. Капитан-лейте­
нант Стукало в на ней позирует стоя, при орденах, с высоко поднятой го­
ловой, с гордым прищуром. Этот взгляд остался у него и по сей день: смотрит на тебя, а будто видит про­
шлое... Я спросил его, которая из этих двух фотографий сделана по­
следней, и он ответил: -
Последней нужно считать ту, в которой видна наша победа.- Он сам принялся рассматривать лица на снимке, а потом с сожалением в голо­
се сказал: -
Отряд кораблей тогда был сформирован так быстро, что имена многих людей теперь не могу припомнить ... А начался этот завершающий этап Великой Отечественной для Василия Викторовича и его товарищей в марте 1945 года. Василия Викторовича Стукалова вместе с командиром отряда, в то время капитаном второго ранга, Ста­
ниславом Ивановичем Кведло вызва­
ли в освобожденный Таллин на Военный совет Балтийского флота. Военный совет под председатель­
ством командующего флотом адми­
рала Владимира Филипповича Три­
буца принял решение направить отряд кораблей для оказания помо­
щи штурмующим Кенигсберг вой­
скам и обеспечить взятие крепости Пилау с моря. Задача была трудной. Она услож­
нялась еще и тем, что наши корабли должны были прорвать оборону курляндской группировки противни­
ка, еще остававшейся в районе Лиепаи на траверзе Ирбенского пролива, хотя к этому времени наши войска уже продвинулись за Мемель и roтовились к штурму Кенигсберга... Надо было отряду кораблей пройти район Ир­
бенского пролива необнаруженным. в противном случае принять бой и прорваться. Выход был назначен на первые числа апреля. Корабли долж­
ны были подойти в квадрат Ирбен­
ского пролива в темное время суток, примерно в час ночи, в полной скрыт­
ности ... -
Помню, перед выходом в море пришли к HqM на головной корабль боевые друзня,- вспоминает Василий Викторович,- так было у нас заве­
дено -
собраться, пожелать друг другу счастливого завершения опе­
рации. Командир гвардейского двести пятого сторожевого корабля капитан третьего ранга Сорокин принес варе­
ную курицу, редкий сувенир для того времени. И когда сели за стол и нача­
лись напутствия, Сорокин от этой курицы отрезал, как говорится в на­
роде, царское место -
огузок и ска­
зал: «Вот, друзья, это вам на удачу». Вышли в ночное время, подошли к району Ирбенского пролива благо­
получно. Шли кильватерной колон­
ной, девятнадцать вымпелов. Связь между кораблями поддерживалась с помощью затемненного ратьера -
фонарика с малорассеивающимся лучом света. В эфир не выходили. Приближались к самому ответствен­
ному квадрату. Доэтого другая груп­
па кораблей уже пыталась прорвать­
ся, но не сумела, вернулась обратно. Так им было приказано: если встрети­
те превосходящие силы противника, возвращайтесь. То же самое было сказано и нам. Пройдя немного, впереди мы за­
метили несущие дозорную службу фашистские корабли. Несмотря на нашу скрытность, они обнаружили нас, видимо, с помощью радиолока­
ционных или акустических устано­
вок. И тут же открыли огонь. Вокруг головного охотника начали падать снаряды: перелет, недолет -
каза­
лось, вот-вот попадем в вилку. Стали обходить вражеские корабли, сами открыли огонь из башенных орудий, сбрасывали глубинные бомбы -
по­
близости могли оказаться подводные лодки. Завязался бой. Фашистам еще помогала тяжелая береговая артил­
лерия. В зто время подходит ко мне командир: -
Комиссар, что будем делать? -
Давай прорываться,- говорю. у нас на корабле уже появились раненые. Вокруг вздымались фонтаны воды. Командир дает команду: «Сиг­
нальщик! Всем право на борт!» Мы повернули значительно правее, к шведским берегам. Пока нас пре­
следовали, мы покалечили и вывели из строя несколько сторожевых ко­
раблей противника. А вышли мы из боя, потеряв лишь одного охотника, и то из-за попадания береговой артил­
лерии. На рассвете увидели, что все остальные корабли целы, правда, идут несколько разбросанно, но по сигналу снова выравниваются в киль­
ватерную колонну ... Еще на Военном совете Василия Викторовича и командира отряда предупреждали, что с рассветом после выхода в открыто\:! море отряд кораблей прикроет авиация, которая базировалась на Мемеле. Конечно, после тяжелой ночи ее ждали. И дей­
ствительно, где-то в районе шведско­
го острова Готланда появились два истребителя. На кораблях настроили УКВ для связи, надели шлемы с науш­
никами ... И вдруг командир слышит разговор между летчиками: «Андрей, это не наши, давай поработаем ... » Сигнальщик дает условную ракету, но она не разгорается, отсырела за штормовую ночь. И самолеты выпу­
стили пулеметную очередь. «Счаст­
ливая случайность,- говорил Васи­
лий Викторович,- меня немного ца­
рапнуло в правый бок, а одному матросу пробило мякоть ноги». Истребители улетели и опять раз­
вернулись, пошли на корабли, но в это время сигнальщик успел зарядить вторую ракету и дал ее как раз тогда, когда один из самолетов пикировал, ракета вспыхнула прямо под его носом, ослепила зеленым светом, и истребитель мгновенно отпряну л в сторону, снизился, покачал крыль­
ями: «Извините, мол, не разобра­
лись». Потом оба самолета «повисли» над нашими кораблями и уже не давали подойти фашистским самоле­
там. -
Мы не винили летчиков, пони­
мали, что причиной случившегося были обстоятельства,- объясняет Ва­
силий Викторович. -
Во-первых, ук­
лоняясь от огня противника, мы изменили свой курс. Во-вторых, за ночь штормовой волной смыло с по-
СОЛНЕЧНЫЙ ГОРОД Через двенадцать лет в Австралии должен появиться город с «самым чистым В мире воздухом». Для его возведения выделена солидная пу­
cToшь на востоке континента близ Брисбена. Здесь задумано возвести жилые дома в виде усеченных пира­
мид. Одна из таких эксперименталь­
ных пирамид уже построена. На ее крыше находятся солнечные коллек­
торы -
своеобразные ванны с зачер­
ненным дном, в которых вода лучами 'солнца нагревается до +60 ОС. На южном фасаде смонтированы полу­
проводниковые элементы, превраща­
ющие свет в ;электрический ток. Энергия идет на освещение, работу бытовыхэлектроприборов,кОНДИЦИО­
неров и телефонов. Даже пищу мож­
но будет готовить с помощью дневно­
го светила -
на кастрюли и сково­
родки направляется «зайчию> отража­
тельных зеркал. лубака опознавательные знаки для нашей авиации. Интенданты вместо масляной краски выдали на этот случай известку. Вот и оказалось­
идем не тем курсом и крестов белых нет ... Это было в дни тяжелых боев за Кенигсберг, мы торопились под­
держать наши войска с моря. По­
дошли к Пилау, зашли в пролив Фриш-Гафен, высадили десант на косе при ожесточенном сопротивле­
нии врага. Был у нас тяжело ранен штурман. Моряки сами рвались на берег, помогали наступающим вой­
скам. Фашисты пытались вырватъся из Пилау в открытое море, уйти, а корабли нашего отряда не выпускали их. Пришло время расплаты за пере­
житое, за наши потери, за погибшие корабли на первом этапе войны, за наш миноносец «Энгельс», за това­
рищеЙ ... Мстили завсе и до конца. Крепость Пилау пала. Помню, шли мы каналом, чтобы встать у маяка и выйти на берег, прошли мимо потопленного транспорта. На нем пы­
тались бежатъ из Кенигсберга фа­
шистские генералы, и судно было потопл'ено нашими кораблями. Гро­
мадное судно опустилось на грунт, а перекрестия мачт торчали над водой, как могильные кресты ... Василий Викторович положил пере­
до мной пачку свежих фотографий, а сам встал и начал ходить по комна­
те. Пока он вспоминал войну, у меня возникло много вопросов, но стоило хозяину поставитъ точку в своем рас­
сказе, как я понял, что все, о чем хотел спросить, касалось пережива­
ний и эмоций не воина, а просто человека. Как солдат, он говорил только фактами, как человек, он СОЛRеЧ~IЙ город, где не увидишь дымящих электростанций, рассчитан на 4 тысячи домов и 15 тысяч жите­
лей. Планируется в нем отменить и обычные автомобили. Панели с солнечными батареями обеспечат подзарядку аккумуляторов электро­
мобилей. Проект города разработан в основ­
ном специалистами Квинслендского университета -
членами общества ученых в области использования солнечной энергии. Будут применены и изобретения английских, японских специалистов. ОСТРОВ из ОТХОДОВ у южиого побережья Швеции появился новый остров. Он возник иа... мусора. Ежегодно крупнейшая шведская фирма «Супра» сбрасывала избегал эмоций. Казалось, боль войны в нем постепенно спрессовалась, но 'осталась тяжелой, незарубцевавшей­
ся раной ... Новые фотографии, так же как и множество парусников iia стенах кабинета -
в чеканке, дереве, репро­
дукциях,- лежали по эту сторону войны. С хорошо отпечатанных на добротной бумаге снимков смотрели морские офицеры и среди них хозяин дома. Вот Василий Викторович в зва­
нии капитана третьего ранга, замести­
тель командира дивизиона, а вот он среди выпускников военной акаде­
мии; а в другом снимке нетрудно угадать, что друзья позируют перед камерой вместе с Василием. Викторо­
вичем Стукаловым после присвоения ему звания контр-адмирала ... Наконец, когда Василий Викторо-
' вич вернулся на свое место, я спросил у него: -
Которая из этих фотографий занимает особое место в вашей после­
военной жизни? -
Ее здесь нет,- сказал Василий Викторович и, полистав альбом, извлек портрет жены, Нины Федо­
ровнЫ.- В 1968 rQAY вызвали меня в штаб флота и предложили послужить на Севере~асился ... Прихожу домой, думаю, ка~общи:рь , об этом Нине Федоровне: «Не кажет­
ся ли тебе, что в уюте Москвы мы за­
были моря?» -
«Скажи,- говорит она,- что-нибудь случилось?» «Предлагают на Северный флот ... »-
выложил начистоту я. «И что ты сказал?» -
«Что посоветуюсь с то­
боЙ».- «Да не говорил ты так,- по­
думав, сказала она.- И хорошо, что не говорил ... » в море отходы производства -
триста тысяч тонн сернокислой извести. На возвышении, образовавшемся на ме­
сте свалки, фирма начала в 1978 году строительство острова площадью 600 тысяч квадратных метров. Строй­
площадку в море обнесли валом и укрепили дробленым камнем. Обра­
зовавшуюся чашу наполнили отхода­
ми от производства гипса, откачав предварительно воду и покрыв дно пластмассовой пленкой. Остров озе­
ленят и создадут здесь зону отдыха. Опыт шведских коллег решили использовать американские специа­
листы: к югу от Манхэттена будет строиться подобный остров. Мате­
риалом для него послужит нью­
йоркский мусор. ' Н. Х у 3 Е М Н ив ВВААвmВI RААIЖА колько Ги помннл себя, вся их огромная семья жила в де­
ревне, но раз в году роднтели сажалн детей на борта повозки, полной овощей, отец впрягался в тележку,· а J,Hl'M uни о чень д uлг u тащили с ь к сто ­
л иц е по раскаленной дороге. Родители никогда не поднимались к белому го­
роду на холмах, им нечего было там делать, да и страшно заглядывать в недоступный, охраняемый свирепыми «тонтон-макутами» I мир богатых лю­
дей. Выдохшийся за дорогу отец из последних сил волок тележку по узким грязным улицам, мимо таверн, складов, кабачков и хибар с облупившейся шту­
катуркой и слепыми проемами окон. Распространяя зловоние, гнили сва­
ленные прямо на тротуар кучи фрук­
товых отбросов, в них привычно ко­
пошнлись дети и свиньи. На подступах к базарной площади все труднее было пробиваться среди лотков, корзин, тележек, лавировать между сидящими на мостовых крестья­
нами в выгоревших, заношенных до дыр рубахах. На базаре они долго не задерживались. Овощи старались сбыть в тот же день и выручку тратили тут же, в лавчонках, покупая необхо­
димую хозяйственную утварь и одеж­
д у. В основном семья жила на заработ­
ки отца во время сафры: плантации принадлежали американцу -
вла­
дельцу нескольких сахарных заводов. Старшие братья уходили на сафру вместе с отцом. Заботы об огороде ле­
жали на матери. А шестилетний Ги оставался за хозяйку и няньку трех сестричек. Таких детей-нянек в Гаити называли «гада». Ги научился ловко управляться с малышами: укачивал их, засовывал в голодиые рты жеваные стебли сахарного тростника в тряпице. Кроме того, таскал воду из ручья, кор­
МИЛ худую остромордую свинью. Се ­
стренки были легонькие -
с большими головами и раздувшимися животами. N\аленькая все надрывалась от крика и, не прожив на белом свете и года, умерла. К смерти детей в деревне ОТ­
носились как к неизбежности. Когда две оставшиеся девочки чуть подросли и ИХ можно было оставлять в доме одних, отец повел Ги в началь­
ную школу. Несколько километров они шли проселочной дорогой, и красная пыль, уже успевшая накалиться под утренним солнцем, жгла босые ноги мальчика. Школа была в большом ба­
раке, где на скамьях сидели дети са­
мого разного возраста. Ги с трудом улавливал смысл слов учителя, как ни напрягался. Литературный француз­
ский язык не имел почти ничего общего с диалектом, на котором говорили у НИХ В деревне. Занятия превратились в невыносимое мученье. Дома помочь Ги никто не мог. Ни неграмотные мать и отец, ни старшие братья, которых в школу никогда не водили. Занятия с опровождались окриками и пинками. Он, как и большинство других кре­
стьянских детей, оставил школу, так и не научившись читать. I При р е жиме « Бэби док а» ча с ть ТОН ТОН ­
\1 а к у т о в с м е нила с в о е о д и оз н ое н аз в а ни е н а <"(.lео п а р д ы », н е и змен ив, впр о ч е м, ни в малом l'во е й "i:ут и.- П рu Jt е ч. ред. Ри к ша ц е л ы ми днями таска е т т ележ к у 1/0 к р у ты м у л ииам П о рт- о -Пр е н с а. Еще на Военном совете Василия Викторовича и командира отряда предупреждали, что с рассветом после выхода в OТKPЫTO~ море отряд кораблей прикроет авиация, которая базировалась на Мемеле. Конечно, после тяжелой ночи ее ждали. И дей­
ствительно, где-то в районе шведско­
го острова Готланда появились два истребителя. На кораблях настроили УКВ дЛЯ связи, надели шлемы с науш­
никами ... И вдруг командир слышит разговор между летчиками: «Андрей, зто не наши, давай поработаем ... » Сигнальщик дает условную ракету, но она не разгорается, отсырела за штормовую ночь. И самолеты выпу­
стили пулеметную очередь. «Счаст­
ливая случайность,- говорил Васи­
лий Викторович,- меня немного ца­
рапнуло в правый бок, а одному матросу пробило мякоть ноги». Истребители улетели и опять раз­
вернулись, пошли на корабли, но в это время сигнальщик успел зарядить вторую ракету и дал ее как раз тогда, когда один из самолетов пикировал, ракета вспыхнула прямо под его носом, ослепила зеленым светом, и истребитель мгновенно отпряну л в сторону, снизился, покачал крыль­
ями: «Извините, мол, не разобра­
лисы>. Потом оба самолета «повисли» над нашими кораблями и уже не давали подойти фашистским самоле­
там. -
Мы не винили летчиков, пони­
мали, что причиной случившегося были обстоятельства,- объясняет Ва­
силий Викторович. -
Во-первых, ук­
лоняясь от огня противника, мы изменили свой курс. Во-вторых, за ночь штормовой волной смыло с по-
СОЛНЕЧНЫй ГОРОД Через двенадцать лет в Австралии должен появиться город с «самым чистым В мире ~оздухом». Для его возведения выделена солидная пу­
стошь на востоке континента близ Брисбена. Здесь задумано возвести жилые дома в внде усеченных пира­
мид. Одна из таких эксперименталь­
ных пирамид уже построена. На ее крыше находятся солнечные коллек­
торы -
своеобразные ванны с зачер­
ненным дном, в которых вода лучами . солнца нагревается до +60 ОС. На южном фасаде смонтированы полу­
проводниковые элементы, превраща­
ющие свет в ;злектрический ток. Энергия ндет на освещение, работу бытовыхэлектроприборов,конДИЦИО­
неров и телефонов. Даже пищу мож­
но будет готовить с помощью дневно­
го светила -
на кастрюли и сково­
родки направляется «зайчик» отража­
тельных зеркал. лубака опознавательные ЗНdКИ для нашей авиации. Интенданты вместо масляной краски выдали на этот случай известку. Вот и оказалось­
ндем не тем курсом и крестов белых нет ... Это было в дни тяжелых боев за Кенигсберг, мы торопились под­
держать наши войска с моря. По­
дошли к Пилау, зашли в пролив Фриш-Гафен, высадили десант на косе при ожесточенном сопротивле­
нии врага. Был у нас тяжело ранен штурман. Моряки сами рвались на берег, помогали наступающим вой­
скам. Фашисты пытались вырваться из Пилау в открытое море, уйти, а корабли нашего отряда не выпускали их. Пришло время расплаты за пере­
житое, за наши потери, за погибшие корабли на первом этапе войны, за наш миноносец «Энгельс», за това­
рищей ... Мстили за ·все и до конца. Крепость Пилау. пала. Помню, шли мы каналом, чтобы встать у маяка и выйти на берег, прошли мимо потопленного транспорта. На нем пы­
тались бежать из Кенигсберга фа­
шистские генералы, и судно было потоплено нашими кораблями. Гро­
мадное судно опустилось на грунт, а перекрестия мачт торчали над водой, как могильные кресты ... Василий Викторович положил пере­
до мной пачку свежих· фотографий, а сам встал и начал ходить пОкомна­
те. Пока он вспоминал войну, у меня возникло много вопросов, но стоило хозяину поставить точку в своем рас­
сказе, как я понял, что все, о чем хотел спросить, касалось пережива­
ний и эмоций не воина, а просто человека. Как солдат, он говорил только фактами, как человек, он СОЛl'lеч~й город, где не увидишь дымящих электростанций, рассчитан на 4 тысячи домов и lS тысяч жите­
лей. ПЛанируется в нем отменить и обычные автомобили. Панели с солнечными батареями обеспечат подзарядку аккумуляторов электро­
мобилей. Проект города разработан в основ­
ном специалистами Квинслендского университета -
членами общества ученых в области использования солнечной энергии. Будут применены и изобретения английских, японских специалистов. ОСТРОВ из ОТХОДОВ у южного побережья Швеции появился новый остров. Он возник из... мусора. Ежегодно крупнейшая шведская фирма «Супра» сбрасывала избегал эмоций. Казалось, боль войны в нем постепенно спрессовалась, но 'осталась тяжелой, незарубцевавшей­
ся раной ... Новые фотографии, так же как и множество парусников на стенах кабинета -
в чеканке, дереве, репро­
дукциях,- лежали по эту сторону войны. С хорошо отпечатанных на добротной бумаге снимков смотрели морские офицеры и среди них хозяин дома. Вот Василий Викторович в зва­
нии капитана третьего ранга, замести­
тель командира дивизиона,. а вот он среди выпускников военной акаде­
мии; а в другом снимке нетрудпо угадать, что друзья позируют перед камерой вместе с Василием Викторо­
вичем Стукаловым после присвоения ему звания контр-адмирала ... Наконец, когда Василий Бикторо-
' БИч вернулся на свое место, я спросил у него: -
Которая из этих фотографий занимает особое место в вашей после­
военной жизни? -
Ее здесь нет,- сказал Василий Викторович и, полистав альбом, извлек портрет жены, Нины Федо­
ровНЫ.- В 1968 ГQAY вызвали MeH~ в штаб флота и предложили послужить на Севере~асился ... Прихожу домой, дfмаю, ка~оБЩlR'Ь . об этом Нине Федоровне: «Не кажет­
ся ли тебе, что в уюте Москвы мы за­
были моря?» -
«Скажи,- говорит она,- что-нибудь случилось?» «Предлагают на Северный флот ... »-
выложил начистоту я. «И что ты сказал?» -
«Что посоветуюсь с то­
боЙ».- «Да не говорил ты так,- по­
думав, сказала она.-
И хорршо, что не говорил ... » в море отходы производства -
триста тысяч тонн сернокислой извести. На возвышении, образовавшемся на ме­
сте свалки, фирма начала в 1918 году строительство острова площадью БОО тысяч квадратных метров. Строй­
площадку в море обнесли валом и укрепили дробленым камием. Обра­
зовавшуюся чашу наполнили отхода­
ми от производства гипса, откачав предварительно воду и покрыв дно пластмассовой пленкой. Остров озе­
ленят и создадут здесь зону отдыха. Опыт шведских коллег решили использовать американские специа­
листы: к югу от Манхэттена будет строиться подобный остров. Мате­
риалом .для нег?, послужит НЬЮ­
иоркскии мусор. в ·сельских раЙон.ах Гаити топливо, н.eo6xoдuмoe для освещен.ия и обогрева жилищ,- дефицит. Своих машин. у жителей н.ет. Вот и приходится отправ­
ляться в порт Каn-Аитьен. и «заправ­
лять» дорогим бен.зин.ом nривычн.ую тягловую силу·- 06ыкн.овен.н.ых осли ­
ков, н.авьючен.н.ых кан.истрами . ... В \97\ году старый диктатор Франсуа Дювалье отдал богу душу. Более трех десятилетий он и его прис­
ные, как пауки, высасывали из страны со ки. Двести .семеЙств богачей купа­
лись в роскоши, проживая миллионы гурдов, а множество деревень вымира­
ли от голода. За эти годы жертвами репрессий пали десятки тысяч патрио­
тов. Немиогим лучше отца оказался и сын диктатора Жан-Клод Дювалье, к которому перешла власть. Кличка, прилипшая к Жан-Клоду с детства, благозвучностью не отлича­
лась -
« Сундук». Чтобы оправдать в глазах окружающих тугоумие и ле­
ность своего дитяти в школьные годы, отец его прибег к фальсификации: уменьшил возраст сына на три года. Почувствовав приближение конца, «Папа Док» решил объявить недорос ­
ля своим преемником на посту «по­
жизненного президента» -
для этого ему пришло с ь внести коррективы в конституцию страны: снизить возраст­
ной ценз для кандидата на президент­
ск ий пост с сорока до двадцати лет. Но тут оказалось, что согласно под­
деланным некогда бумагам сын не достиг даже этого возраста. Тогда кон­
ст итуцию подправили вторично . .. . Отец увез Ги в город. С помощью живущих там родственников мальчика удалось определить в услужение в семью состоятельиых мулатов -
к их сыну. Клод, подопечный Ги, оказался старше и намного крупнее его. Ги учил его деревенским играм и водил гулять в местный «кони-айленд» -
парк с увеселениями и аттракционами, со­
зданный по американскому образцу. А когда Клода определили в частную французскую школу, Ги дважды в день, при хватив сумку с книгами, сопрово­
ждал его. Он научился извлекать кое-какую выгоду из своей городской жизни. Вы­
полняя поручения в торговой части го­
рода, успевал раньше швейцара под­
скочить к автомобилю, притормозив­
шему у входа в магазин, и услужливо распахивал дверцу. Порой Ги дежурил у светофоров на набережной. И пока горел красный свет, успевал стереть тряпочкой с ветрового стекла соль, ос­
тавшуюся от морских брызг. Он ста ­
рательно закатывал полу ч енные моне­
ты в пояс, чтобы дома их не обна р ужн­
ла служанка, в комнате у которой ему выделили угол. Потом у хозяев родился второй ре­
бенок. Маленькое кричащее существо, только с более светлой кожей, чем у него. Теперь Ги мало спал по ночам. Ему по-прежнему ничего н е платили. Питался вместе со служанкой. Дона­
шивал одежду Клода, только вот к бо­
тинкам, как его ни принуждали, при­
выкнуть не мог. Хозяйская девочка подрастала, ей подыскали бонну. Клод совсем уже вырос, и Ги стал больше не нужен. Он решил пробираться домой. ... В их хижине жили чужие люди. Сосед сказал Ги, что последние меся­
цы в деревне свирепствовал голод. По­
ловина жителей вымерла. Нужда по­
гнала крестьянские семьи через грани­
цу -
в Доминиканскую Республику. Отец Ги снова нанялся сезонным ма­
четеро · на плантации сахарного трост­
ника, а когда мать умерла от голода, увез детей с собой. Куда -
никто не знал. . .. В день празднования шестидеся­
тичетырехлетия отца многопудовый «Сундук» важно принимал с балкона презид е нтского дворца военный парад. А неделю спустя отец освободил для него кресло «пожизненного» прези­
дента. « Мой отец совершил политическую революцию. Я совершу экономическую. Жан-Клод Дювалье, пожизненный президент Республики Гаити». Такой плакат теперь встречал путешествен­
ников в аэропорту Порт-о-Пренса . ... Ги вернулся в Порт-о-Пренс. Но­
чевал на базарной площади: спал, за­
вернувшись в газеты, на пустых при­
лавках вместе с другими бродягами. Нанялся разносчиком к торговцу ово­
щами. По двенадцать часов в день тас ­
кал лоток по городу, надрывал горло, рекламируя товар. Потом нанялся в велорикши. Изо всех сил крутил педали, развозя на тележке мешки с сахаром или цемен­
том, лавируя между лимузннами и яр­
ко раскрашенными ф у ргончиками так­
си. , )(~b.: IIРI~(~Т)'IIЛЕНJ;JИ ИМIIЕI)J;J;\.I IJ;J~IМЛ ' Ги удалось найти ночлег в прибреж­
ном районе Ла-Салина: хибары из фа­
неры и картона, зловон ие, разворочен­
ные тротуары, забитые мусором водо­
стоки. Люди здесь делили кров с кры­
сами. Однажды, возвращаясь в Ла-Са­
лину после тяжелого дня, Ги ув идел над кварталом багровое зарево и дым. Городские власти сожгли Ла-Салину и разогнали жителей, чтобы туристы не видели ужасных лачуг. Уже не раз сносили и жгли Ла-Салин у, район трущоб, и каждый раз он возрож­
дался из пепла. Как-то, пробираясь с нагруженной тележкой сквозь уличную толчею, Ги увидел в толпе знакомое лицо. Он уз­
нал родственника, который когда-то рекомендовал Ги в слуги. В автомастерских для юноши на­
шлась подсобная работа. Снова под­
затыльники, ругань хозяина и старших рабочих. Ночевал он теперь в доме родственника -
тесном, с убогой об­
становкой. Иногда там собирались мо­
лодые рабочие из мастерских. С на­
ступлением темноты света не зажига­
ли, чтобы не привлекать внимания по­
лицейских, разъезжавших ночами по улицам. Ги, притаивши сь в углу, си­
лился понять, о чем шла речь. Вр еме­
нами ему ка залось, что он слышал свои, в порту столицы Гаити: рыбаки перед в ых одо м в мор е. еще не оформившиеся в слова смутные мысли о тяготах жизни и несправед ­
ливости. ... Первым «большим достижением» «Бэби Дока» в экономической области было основание им на острове трехсот весьма доходных пр ед приятий, а имеll, 110 -
домов т ерпимост и для к у р о рт · ников -а мериканцев. Но если отвлечься от эт их заведений, от пляжей и коко­
совых пальм, то в Гаити ныне, как и при Дювалье-старшем, чрезвычайно ни з кий доход на душу населения, во ­
пиющий уровень неграмотности -' 90 ПРО\l-ентов, очень невысокая про­
должительность жизни -47 лет. И ре ­
кордная в Uентральной Америке дет­
ская смертность -147 на каждую ты­
сячу новорож денных. По саркастиче ­
скому оп ределен и ю экономистов, единственное «преимущество» Гаити -
это баснословно дешевый труд. Сред­
ний уровень зарплаты здесь -1 дол­
лар 30 центов в день. О чудовищных поборах с населения Гаити при жизни «Папы Дока » в стра­
нах Карибского бассейна ходили леген­
ды. «Бэби Доку» удалось превзойти отца. Налогами обложили даже ... сти­
хийные бедствия. Дважды в год, после весенних и осенних дождей, прави ­
т ельство собирало с гаитян и живущих в стране иностранцев пожертвования на ликвидацию последствий наводне ­
ний. Правда, гаитяне как - то не ощу-
щали реальной поль зы от этих пожерт ­
вова ний. Деньги таяли, словно дож ­
девые облака пос ле грозы. Миллион ­
ны е суммы были соб раны на восста ­
новл е ни е мо ста через реку в Порт -о­
Пр е нс е, а стоимость работ, по подсч е­
там специалистов, н е пр е высила и пя ­
тидесяти тысяч долларов... Куда де ­
л ись 10 миллионов долларов, мино ­
вавшие госу да рственную казну, гад ать не при ход ится ... Как-т о днем в мастерскую, где ра ­
ботал Ги, ворвались вооруженные по ­
лицейские. Они стремительно обежали все пом е ще ния, оставив стражу у две­
рей. Тыч а дулами пистол е тов в спины людей, погнали не скольк их рабочих к выходу. Хлопнули дверцы фургона. Больше эти люди в мастерскую не вер­
ну.r.ись ... Н ес колько раз по поручению дяди и его друзей Ги расклеивал ночью н а стенах маленькие серые листочки с от­
печатанным в типографии текстом. Он не знал, что в них говорилось: читать Ги по-прежнему не умел. Однажды он попал в облаву. В полицейском участке всех арестованных з верски избили, но улик, подтверждавших антигосударст­
венную деятельность, не нашли. И вы­
пустили. В тайных собраниях рабочих Ги участвовал 'как равный. Ар естовал и дядю. Кто - то до н ес, что о н коммунист. Лишь н есколько м ес я -
Обы'tная для ГaиТll картина: хижина в одну KOAtнaTY, мно годет ная сеАtья ­
мать и CeAtepO детей ведут ХОЗЯl lство, отец на заработках ... цев с пустя ро дс твенникн узнали, ч то он брошен в центральную тюрьм у Ф орт-д иманш. Соб р а ния в доме, где жи л Ги, пр е­
кратили с ь. Т огда юноша ра з ы с кал т о­
варищей дяди и с казал, что хотел бы сотрудничать с ними. У входа в маст е рские, так ж е к ак возле большинства промышленны х пр ед приятий города, теперь постоянно дежурили полиц е йски е наряды. И в се же стачки и забастовки вспы х ива ли одна за другой. Доходили сведения о крестьянских мятежах, об убитых и исчезнувших без следа людях. Уже через н ес колько месяц ев по с ­
ле ареста дяди к Ги пришел ч еловек -
и з мож де нный, со следами пыток н а ли ц е и руках. ОН не на звалс я, сказа J l л ишь, что до ареста работ ал инж ене ­
ром. В Ф о рт - Диманше он в с третил дя­
дю. Много дней провели они в одной к а м ере три на три м е тра -
он и двое и еще 21 ч е лов е к. -
Кам е ра никогда не пров е трива ­
лась и не дезинфицнровалась. Спали по очереди,- расска з ывал инж е нер.­
Мы жили среди клопов и блох, страда­
ли от малярии. Зак л юченные по оче ­
реди выносили парашу. И если узник, ослабевший от боле з ни и голода, не мог удержать ее и ронял, на него об­
рушивался град ударов, а с обират ь содержимое параши он был обязан руками. Нам не давали ни туалетной бум а ги, ни мыла. Воды не было. За­
ключенные в Форт-Диманше никог да не моются. Каждый узник получает ежедневио по 20 граммов хлеба, горсть риса, ва ­
рево из полусырых макарон -
его и супом-то нельзя назвать. Люди едят н а полу, в спешке, потому что, едва вручив миску, тюремщик тут же заби ­
рает ее назад. Рацион воды -
два ста ­
кана в день. В этих условиях распространяют ся болезни: туберкулез легких, авитами­
но з, дизентерия, расстройства психики. Лекарства от су т с твуют. Поэтом у почти вс е заболевшие узники умирают, н е выдержав в Форт-Диманше и года. Н е вынес ужасов заключения и дядя Ги. Он страдал от приступов лихорадки и попросил таблетку хинина. -
Лекарства стоят дороже, чем такие ничтожества, как вы,- ответил тюремщик. -
Я у мру, если мне не дадут ле­
карства,- сказал дядя. -
Мы никому здесь н е запрещаем умирать! -
зая вил надзиратель и вы­
шел. Ч е рез час дядя умер ... Семья дяди решила тайно п о кинуть Гаити. Говорили, что число э мигр а н ­
тов уж е превысило миллион. Отчаяв ­
шиеся люди бежали из страны. Многи е гибли в море: неустойчивые лодчонки, в которые н а бива J lИ С Ь Ц eJ lы е семьи, н е выдерживали ударов ветр а и волн. Суде нышко, где бы ло с полсотни гаитян, в их числ е и родственники Ги, бур е й выбро с ило на флори дс кий б е рег. Сам Ги остался в с тран е. У него появи ­
лась ясная ц ел ь в жи з ни: бороться за све
рж е ни е диктатуры. Он с та л член ом организации « Моло де жь Объединен­
ной партии гаитянских коммунистов ». За э то гро з ила смертная казнь. Или про с то смерть. Исчезновение ... Теперь Ги Лемуан часто сам выс ту пал на тай ­
ны х собраниях молодых рабочи х Порт -
о - Прен с а: рассказывал о своей судь ­
бе, о бесправии, царящем в стране, призывал к за бастовкам. Помогал рас ­
пространять марксистскую литературу и са м учился читать. ...Однажды, возвращаясь поздно ночью после собрания, Ги неслышно скользнул в знакомую улицу. В н е сколь­
ких шагах от двери его дома от колон ­
ны навеса отделились две тени. Чернота ночи скрыла лица «тонтон-макутов », преградивших ему дорогу. Лишь от ­
б:Iеск далекой лу ны лег на дл инный ст вол кольта ... 25 А Н А Т О Л Н й с у х А Н О В. наш спец. корр. Фото В. КНЕНКО с<ВеЛИJ(ИЙ отшельник» выодитT J( ЛЮДЯМ D ам, где шумит Теберда, голу­
быми петлями обметывая от­
весные кручи Главного Кав­
казского хребта, находится единствен­
ная в Европе и одна из самых высоко­
горных в мире опытная плантация знаменитого «корня жизни» -
женьше­
ня. О том, как рождал ась эта планта­
ция, лучше всех знает научный со­
трудник Тебердинского заповедника доктор биологи ч еских наук Алексей Александрович Малышев. Невысокая сухощавая фигура, глу­
ховатыI,' неторопливый голос, словно его обладатель и в разговоре не переста­
ет думать о чем-то своем, главном, хотя карие глаза твердо и внимательно смотрят на собеседника. Рассказать же Алексею Александровичу есть о чем ... Это начиналось более четв е рти века назад . ... Прянул и з-за горы первый дымный луч солнца, и засвистал в соседнем ельн ике дрозд; дрогнула за окном ветка, обронив прозрачную каплю,- день начался. Возле конюшни Малышева уже ждал лесник Юнус. Жгутом се на он растер ноги верховых лошадей, смахнул с седла росу. У запряженных в бричку, где сидела его жена Салимат, лишь проверил сбрую: для джигита и до седых волос только тот конь, который под седлом. Потом подв ел Малышеву высокого иноходца Башки­
ра, весело прищурил темные глаза: -
Айда, начальник! давай догонять солнце! Но Малышев сначала проверил ящик с семе нами женьшеня, инструмент, сложенный в бричку, и лишь потом шагнул к всхрапнувшему иноходцу. Полутропа-полу до рога петляла меж серых, словно отлитых из олова стволов бука, шла вдоль реки. Через час в мед ­
ленном кружении тропы гляиула за деревьями поляна с темными высоким и грядами и кучами лиственного перегноя. Рядом солнеч но светилась свежеостру­
ганными досками сторожка Юн уса: женьшень -
корень дорогой, р едкий, без охраны нельзя ... В 1952 году вызвали Малышева и з Приокско- Террасного заповедника в Москву и предложили за няться опыт­
ным разведением женьшеня. Потом была полуторамесячная по ездка по Кавказу и Закавказью, и вот нак о н ец он здесь, в Теберде, чтобы начаТI, п ервые опыты. В Т е бердинском заповед ­
нике ему довелось работать еще до вой ­
ны, « поднимал » некоторые видыI куль­
турных р астен ий высоко в горы, так что местные почвы и климат он в общем-то з н ал. Но ведь это не свекла или картофе.~ь, это женьшень! Реликто­
вый житель, ведущий свою родо слов­
ную еще со времен третичных лесов. Те леса давно упали, погрузились во тьму болот, ста в каменным углем, а он уцелел. Потому-то так трудно ему «прописаться» В нашем времени ... у ж е ньш е ня снаружи только тонкая кож у р а, которую легко повредить. Прочно сть И упругость корни получают за счет клеточного сока -
т у ргора. Если вовремя н е обработать повреж­
денный участок, хлынут внутрь к л еток ядовитым потоком грибки, бакт е рии -
и «сгор ит » таинственный «кор е нь жизни», пот еряет свою ц.елительную силу. Случается и так: утратив наряд­
ный стебель и листья, которыми корень как бы откупается от болезни, женьш е нь замирает, погружается в сон. длит с я такой сон у дикорастущих корней го д ы. Есть и еще одна особенность у женьшеня -
способ н ость перемещать' свой корень. Случись го д теплым, а почвы тяжелыми, по д натужится корень, напряжет сокрашающи е ся кольца и двинет свое главное сокро­
ви щ" -
почк у, И З которой родит с я но­
вый побег,- вверх, поближе к ВОЗД УXl и свету. А навалится осень ранними метелями, стылыми морозамн, прони ­
зывая легкий суглинок до «самых. костей », до пластов грани'тных,- снова охранительно напряжется корень, вжи ­
мая себя глубже в толщу почвы. Не эта л и редкая способность жень­
шеня послужила пищей для многи х леге н д? По од но й из них женьшень зародился от молнии. Ударит огненный клин в ст у деную вод у горного источ ­
ника, разворотит д н о -
и уйдет вода подземными темными коридорами, а на том месте вырастет женьшень, который таит в себе силу небесного огня. По ­
разному объясняла молва и ПРОИСХ(J­
ждение женьшеня. По одним поверьям, корню дал жи знь мальчик-оборотень, по другим -
он сын тигра и красной сосны. На Востоке верили, что жень­
шень может превращаться в дикого з веря и даже в человека. Самым старым корням-самородкам, найденным в Уссу­
рийской тайге, давали собственные имена, как крупным алмазам. В свое время их называли красиво и звучно: «Великий отшельник», «Император», «Уссу рий ский старец». Но тайга скупо дарила подобные находки. Такие корни попадались не чаще одного раза в тридцать-пятьдесят лет ... . С первым весенним теплом на корнях ж е ньшеня образуются крохотные се­
з онные корешки, и вся дальнейшая с удьба растения на целый год теперь зав исит от них. В этих корешках его сила, но в них и его слабость, потому что корешки особенно чувствительны к изменению внешних условий. Пройдет сильный ливе нь или вдруг поднимутся грунтовые воды -
корешки «захл еб ­
нут с я », погибнут, съеденные гнил ью, а прu х ватит почву теплым летним вет­
р о м -
опять беда: засохнут они, ото -
ЧЕЛОВЕК И ПРИ РОДА 27 мрут, а вслед за ними быстро ,увянут, опадут стебли и листья. Почвы жень­
шень выбирает бурые, горно-лесные, богатые перегноем, где легкий суглинок лежит на жесткой подушке гранитов и потому легко пропускает влагу. Температуры почвы и воздуха днем и ночью, зимой и летом должны «дер­
жаться друг за друга» на ртутной шкале. Иными словамн, ему нужен умеренный, приморскнй тип климата с прохладным, достаточно влажным летом. К тому же женьшень прихотлив' к свету. Если его мало, он хиреет, если много, может погибнуть -
ПОТОКИ пря­
мого солнечного света его угнетают. Немногочисленные поры-устьица, рас­
положенные на нижней стороне листьев, не в состоянии регулировать темпера­
турный режим и испарять влагу. Есть и еще одна особенность у женьшеня. Его семена, как бы помня все превратно­
сти судьбы древнего корня, сначала росшего в душной чащобе лесов, а по­
том противостоявшего ледяному прессу эпохи оледенения, дают всходы лишь через 18-22 месяца, то есть по истече­
нии двух зим. В семени женьшеня очень мал зародыш, и растет он медлен­
но. Чтобы ускорить его рост, надо как бы воспроизвести в сокращенном виде, перелистать страницы «биогра­
фии» растения. Для этого семена сме­
шивают с влажным песком и четыре месяца выдерживают при температуре плюс 18-20 градусов по Цельсию­
это так называемая теплая стратифи­
кация. А минует этот срок -
начнется пора «оледенения»: семена содержатся при плюс 1-3 градусах -
холодная стратификация. Лишь после такой подготовки семена будут готовы к посеву ... Малышеву предстояло с ювелирной точностью высчитать, отмерить и дать женьшеню нужное количества света, тени, воды, тепла и питательных ве­
ществ. А для этого надо было прежде всего отыскать участок, на котором, как в фокусе, сконцентрировались бы все необходимые условия. Но как его выбрать, найти на огромной территории заповедника? И после тщательного изучения литературы начались поиски, проложившие тропу к первому участ­
ку ... и первым сомнениям. Привязав лошадей и разгрузив под­
воду, путники на минуту присели. «Посидим, ЧТО ли, перед дорогой, не знаю, куда она нас приведет!» -
по­
шутил Малышев и, вс,тав, сжал в горсти землю. Почва не склеилась в ком, но и не рассыпалась -
влаги в самый раз. Юнус принес лопату, грабли, посевную доску, утыканную колышками, и на­
чалась работа, какой не знали, не видели на тысячи километров вокруг: начался сев женьшеня. Юнус, приме­
рившись, накрывал грядку доской, оставляя на мягкой, словно взбитой земле четкие, ружейно чернеющие глазки лунок. Малышев осторожно доставал из ящика с влажным песком семя с бледной каплей проклюнувше­
гося ростка, передавал Салимат, кото-
28 рая, пустив с ладони в лунку пороховую струйку молотого перегноя, опускала туда семя корешком вниз. И снова текла темная струйка, укрывая росток. Наконец горсть просеянной лесной земли наполняла до краев лунку, ровняя ее с поверхностью грядки. Каждый раз, подходя к новой грядке, Салимат накло­
нялась над ней и, быстро коснувшись ладонью лба, что-то шептала. Что это она? -
не понял Малы-
шев. А, пустое дело, понимаешь,­
усмехнулся Юнус. -
Просит землю не сердиться, принять семена, быть им матерью, Совсем глупая женщина! Но когда последнее семя исчезло в земле, Юнус взбил за оградой ворох прошлогодних листьев и, чиркнув спичкой, обронил огненную стружку. Скоро белый, как туман, дым повис над плантацией. -
Ты что? Забыл, что мы в заповед­
нике? -
нахмурился Малышев. Юнус смущенно погладил бороду: -
Чтоб шайтан, понимаешь, близко не ходил, по кустам не прятался! Тогда твой корень будет совсем здоровым! Но его предсказание не сбылось, хотя, как и положено, пробили через четыре недели влажный суглинок и по­
бедно закачались над темными полоса­
ми гряд зеленые трехдольные листки­
перволетки. Однако, поднявшись на пол-ладони над грядками, 'они начатl тускнеть, гаснуть, траурно свисая l' вялых стеблей. Малышев знал, что женьшень по­
спешно вянет при отсутствии любого из «тысячи И одного» необходимого условия. Но какого именно? «Просту­
чали» гряды, осмотрели листья и стебли -
повреждений как будто нет. Осторожно развернули черный пласт почвы, глянули на корни, а белая бахромка сезонных корешков на них уже съежилась, пообносилась. Малы­
шев, чувствуя, как тихо заныло сердце, вдруг захватил землю в кулак, стиснул, но ком тут же разжался, рассыпался по ладони. Так и есть -
мало влаги! Но воду ЛИЛИ точно по инструкции: одно ведро на квадратный метр, А если инструкция ошибочна? Составлялась-то она на Дальнем Востоке, в Приморском крае. Там условия чем-то похожи, но ведь не копия же кавказских ... Водный <<п а ек» увеличили, но вода все равно уходила, словно текла сквозь пальцы. 'И тут Малышева осенило: угол склона! По инструкции быть ему должно от 10 до 15 градусов. Но то на дальневосточных плантациях, где почвы более густые, вязкие и вода крепче держится за пласт. А здесь почвы легче, «прозрачнее», Потому вода и скатывается, соскальзывает при такой крутизне пласта, как ведро с намылен­
ной лавки. И тратиться здесь на BOД~. все равно что лить ее в pellleTO -
обя­
зательно уйдет. Так каким же должен быть угол склона? Этого никто не знал. Надо было искать, И потому однажды сняли ограду, поставили сторожку Юнуса на полозья, и старенький трак-
тор, повесив дымные кольца в утрен­
нем голубоватом воздухе, двинулся с ней на новое место. Так появился второй участок, за ним третий ... А сле­
дующий эпизод снова поставил под сомнение непререкаемость инструкции. ... Все чаще, все настойчивее начинала бить утреннюю зорю мартовская капель, но потом замолчала, стихла. Зато Те­
берда с каждым днем все громче воро­
чал ась среди каменистых, с галечни­
ковыми косами берегов, кипела, набира­
ла силу. Наступил апрель, В те дни Малышев особенно волновался. Закан­
чивалась первая зимовка женьшеня, как он ее перенес? Корень не боялся сильных морозов: закалка, полученная в период оледенения, сказывал ась и по сей день, но резкие перепады темпе­
ратуры, на которые шедра кавказская зима, были губительны для его почек. Потому с октября, когда засохли и отмерли стебли, «грелся» женьшень под шубой из листьев, впрок запасен­
ных тут же. Но какой толщины ДОЛJl,{на быть эта шуба, во сколько слоев? Приходилось экспериментировать. На одной грядке запеленали новосела в двухслойную «доху» ИЗ сухого мха, ибо что-то подсказывало Малышеву, что листья тут -
шуба никудышная, нена­
дежная. Внимательно, метр за метром, vченый осматривал перезимовавшие корни и убеждался: листья женьшеню не защита. Там, где они лежали тонким слоем, мороз взломал почву, разор­
вал корни, исчертив их длинными бороздами. Там же, где листьев было в избытке, вовсе не стало корней: все растворила гниль. А вот мох исправно держал земное тепло и не пускал к корням шалую ростепельную воду. Когда же последний снег с шумом скатился в Теберду и на лесных про­
галинах сиреневым огнем затеплились кусты волчьего лыка, из грядки, зимо­
вавшей подо мхом, часто проклюнулись зеленые иглы женьшеня. С той веснь! и был вписан в инструкцию охранитель­
ным материалом вместо листьев мох, Следующий участок заложили на опушке, помня, что в Корее и Китае, где еще столетия назад приручили лесного отшельника, плантации, как правило, разбиты на открытых местах, хотя и защищенных от солнца сплош­
ными щитами. А чтобы знать, сколько тепла и влаги здесь скопилось в возду­
хе, поместили в будках приборы-дат­
чики: термографы и гигрографы. Изме­
няется температура, влажность -
не­
дремлющие стрелки вычертят на бумаге кривую, и ползет в течение суток она то вверх, то вниз, рассказывая о со­
стоянии воздуха, На лесном участке приборы согласно метили бумагу в течение всего дня почти параллельно идущими линиями. Но как здесь, на опушке? Разглядев еще издали вялые стебли женьшеня, Малышев шагнул к приборам, и выражение лица у него бы­
ло при этом решительное и злое, словно стекло и никель приборов оказались погибельной причиной. Все с тем же выражением осмотрел он один прибор, другой ... Ломаная линия на термографе горб ил ась, бесстрастно сообщая, что в полдень солнца здесь было 'слишком много И температура шагнула за дозво­
ленную черту. Кривая же на гигрографе шла зеркальным отражением первой, проваливаясь к середине дня острым углом вниз, и это означало, что влаги в воздухе к этому времени оставалось опасно мало .... ... В тот вечер Малышев долго не мог уснуть. На втором этаже, где раз­
мещалась лаборатория, горел свет и уборщица негромко двигала стулья. Потом прошелестели ее шаги, и все стихло. Только беззвучно колыхались под окном листья буков. Малышев размышлял. Теперь ему многое стано­
вилось ясным. Женьшень здесь, в горах, может нормально расти только под пологом леса. Лучше всего под буками. Но почему? Малышев взял со стула одну из книг, густо переслоенную за­
кладками, начал листать, уже пред­
чувствуя рождение догадки. И вот: «Восточный' бук -
порода мягкого МОРСКОГО'климата, требующая довольно высокой влажности воздуха... Ши­
рокое распространение бука в пре­
делах лесного пояса Северо-Западного Кавказа почти на всех BЫ~OTHЫX уров­
нях связано с отсутствием резких температурных колебаний и относитель­
но высокой влажности во всей этой области». Малышев еще раз прочел абзац и негромко засмеялся. до чего же просто! Ведь то же самое можно .. сказать о женьшене, и, значит, участки надо создавать там, где длнтся прозрачный летннй день, не пропадает развернутая тень буковых листьев. Самое главное Малышев теперь знал. Но ему еще предстояло выяснить, что на низких грядах влажность почвы увеличивается и корни гннют, а на высоких -
сохнут, что, если рано снять защитный слой, это приведет к вымораживанию корней, а если позднее -
к их загниванию и что лесные мыши неравнодушны к женьшеню. Прошло одно лето, другое, третье ... Нешелохнутая тишнна стояла над делянкой, над заповедным лесом. Толь­
ко кричала где-то в его глубине ночная птица, словно не могла в наступившей ЗАПОВFДЕН ЛИ ЗАПОВЕДНИКl Шведское общеёi'во охраны живот­
ных очень гордилось заповедником, который оно сумело организовать для диких оленей в северной части страны. Недавно там с контрольными целями побывал ветеринарный врач Карл Ребиндер. То, что он затем рас­
сказал в газетах, про извело большой скандал: у четырех из каждых пяти диких оленей обнаружена язва же­
лудка. Животные явно страдали от темноте найти свое гнездо. Потом затихла и она. Не слышно было и собак. Раньше, различив среди летучих шоро­
хов леса торопливую побежку лисы или приглушенное хрюканье кабана, они заходились в громком лае. Выско­
чивший под голубые звездные сполохи Юнус видел порой неверный силуэт зверя, мгновенным махом уходящего в темноту, или зеленый отсвет в его глазах. Но со временем собаки при­
!3ыклн к постоянному круженню .звереЙ вокруг ночного лагеря и поднималн тревогу только при появленин человека. Такое случалось редко: кого занесет в глухую пору в лесные дебри? Не лаяли они и в ту ночь, и уж накатывали на Юнуса мягкие волны дремы, хотя каждый раз он встряхивался, поднимал голову, прислушивался. А затем не­
ясная тревога все отчетливей стала схватывать сердце. Не веря уже соба­
кам, включал он фонарь и, сбивая карабином капли росы с буковых ве­
ток, выходил. в угольную темень, водил лучом по ограде. Однако никто не выскакивал, не трещал сучьями, не бросался во тьму. Лишь хоровод теней бесшумно кружнл вслед за лучом, плавно очерчнвая, повторяя силуэты деревьев. И Юнус возвращался в сто­
рожку, бормоча: «Лес молчит, собака молчит. Кто тогда приходил? Старость моя, наверно, приходнла!» А на рас­
свете, когда в кустах орешника за­
трещала ранняя сорока, оглядел Юнус гряды и понял, застонав от негодования, что мучило его всю ночь. Многие стебли женьшеня были подгрызены мышами, а семена съедены ... Приехавшнй днем Малышев, выслу­
шав Юнуса, расстроенно оглядел плантацню. Надо было во что бы то ни стало сохранить уцелевшие плоды н дождаться созревання семян. Но как? И вдруг Алексей Александрович вспом­
нил первый сев женьшеня и «охраняю­
щий» дым разведенного Юнусом костра. А что, еслн ... И, уже обретая радостную YBepel!HOCTb, сказал Юнусу: -
Будем жечь по ночам костры. Дым не поможет, так огонь отпугнет. И с этого дня каждую ночь, едва только cOJ\Hue скатывалось за ледники, несколько костров брали участок в огненное кольцо, огромными цветами разворачиваясь среди серых CTBOJ\OB. глубокого стресса. В чем же его причина? Дело в том, чТо организация за­
поведника ограничилась в основном установлением зон лесных и боло­
тистых массивов, где· запрещена охо­
та. Не был предусмотрен запрет' на въезд туда туристам. Никто не по­
думал о том, что над .этими зонами проходят трассы местных вертолет­
ных авиалиний. С ближайших дере­
вообрабатывающих заводов доносят­
ся неприятные индустриальные запа-
Запах дыма, танцующее пламя тре­
вогой лесного пожара наполняли ок­
ругу, и серые грабители, уже начинав­
шие мелькать у края гряд, с писком разбегались, не тронув ни единого стебля. А ягоды женьшеня с каждым днем все гуще наливались румянцем, словно впитывая цвет охраняющего их огня. . В конце августа плоды были сняты, а затем пришла пора еще одного, как оказалось, последнего кочевья и еще одного участка, уже на четверть гектара раздвинувшего на пологом восточном склоне буковый лес. Шли своей чередой дни, и пробили на новом месте терпкий суглинок первые всходы. В подземной тиши зрели, наливаясь силой, молчаливые корни ... и настал наконец день, когда пришел на имя Малышева пакет с Дальнего Востока. В нем находились данные биохимическнх анализов. Они утверж­
дали, что тебердинские корни в два­
три раза превосходят по биологической активности своих собратьев с зарубеж­
ных плантаций и близки по этому показателю к дикорастущим. Это была победа. Однажды Малышев, осматри­
вая лес, поднялся выше плантации и наткнулся на подгнившие колья. При­
смотревшись, он увидел на одном из них потемневшую табличку с размытой дождями надписью: «l-й участок». Это было начало ... Последний участок был тринадцатым. Как далеки и как близки оказались они, если учесть, что их разделяли по времени несколько лет, а по расстоянию -
всего двести метров! И до чего же чуток был гость из при­
морской тайги, если уловил и не принял доступную лишь тонким приборам разницу условий. Но все это теперь было позади. Отныне плантация полу­
чала постоянную прописку. Поднима­
лась надежная ограда. Строился дом. Закладывались рядом новые делянки. «Великий отшельник» выходил к людям. Сегодня уже в трех районах Ставро­
польского края созданы в лесхозах опытно-производственные посадки женьшеня -
основа и прообраз буду­
щих промышленных плантаций, и своим рождением они тоже во многом обязаны Алексею Александровичу Малышеву. хи. Кроме того, в заповедник свобод­
но заходят оленеводы со своими стадами. А пасут их зимой на гусе­
ничных мотосанях, летом -
на везде­
ходных мотоциклах. Словом, в запо­
веднике причин для нервных потря­
сений от современной техники более чем достаточно. «Найдется ли вообще в стране под­
ходящее место для тихого запо~д­
ника?» -
спрашивает К. Ребиндер. НЭН ДУГЛАС-ГАМИЛЬТОН ... КАК ШАГРЕНЕВАЯ КОЖА ~ разу после Нового года я от­
правился по национальному парку оз е ра Маньяра. Я пу­
стился в путь один на стареньком помя­
том « лендровере », надеясь на встречу со слонами. Предстояло подобраться к ним поближе и для начала знакомства сфо ­
тографировать их. Мне встретился самец, который ПаС ­
ся на обочине дороги. Растительность его скрывала невысокая, но из-за пло­
хой освещенности пришлось подбирать­
ся к нему с другой стороны, причем так, чтобы вет е р д у л от слона в мою сторону. Ни треск веток, ни рев мотора не потре ­
вожили мирно пасущееся животное. Вскоре слон исчез в густых зарослях, и съемка закончилась ... Я принялся было искать других животных, но они, види­
мо, попрятались в те н ь от знойных лу ­
чей предполуд е нного солнца. Для про -
Отрывк и Н З книги а НГ.lllI Й С КИ Х н а Т У РЗЛl1 С Т ОВ Орни ".Н И э н а Дуглас- Г а м ильто н « ЖН 3 НЬ cprm
t СЛО II О В », повес тв ующ(:'н о ра бо т е 6lt0.'lOrOB в н а­
циональных п а рк ах Т а ~l за нии. П о лно с тью КНIIГ З выходит В 1981 год у в из д ат е льстве « На у к а». (П рим е ч. р е д.) 30 должения съемок следовало ждать вече­
ра. День прошел впустую. Н евелик Маньяр а, но бе з проводника обойт и сь трудно .. УХО КАК ВИЗИТНАЯ КАРТО Ч КА Однаж д ы меня сопровождал молодой с мотритель по имени Мхожа Буренго. Его замечательная наблюдательность помогла мне сразу же обнаруж ить сло­
нов -
их спины торчали над кустарни­
ком. Добр у ю часть короткого сухого п е­
риода сло ны проводили в гигантском м а ссиве Граунд Уот е р Фор ест (Лес Гр у нтовой Воды) в северной оконечно­
сти парка. Мхожа предложил от пра ­
виться туда. Чтобы обнаружить слонов, мы остановились и прислушались. Они ведь никогда не обходятся без шума -
то хрустят ветви, то ревет отбившийся в с торону слон, то пронзительно протесту­
е т малыш, когда мать отгоняет его от « в з рослой » пищи, то гневно хрюкают .\10лодые самцы, пробующие друг на друге растущие бивни. Мхожа с большой тщательностью определил направление ветра, наблю­
дая за дымом сигареты. Мы медленно пошли на неумолчный хруст веток, пока наконец н е замет или среди пальм гро­
мадные подрагивающие уши. Мхожа наш ел подходящее дерево. С трудом устроив шись на тонкой ветви, я начал снимать метров с десяти. Животные были грязно-белого цвета. Мхож а объяснил, что цвет их зависел от того, где они побывали за п ослед н ее время. Б елизна означала, что они выва ­
лялись в лес ной луже ря дом с одним из высоких термитников. Темно-охряный цвет происходил от грязевой лужи среди зарослей акаций тортилис в саванне, а грязно-серая окраска указывала на пребывани е в р е чке Эндабаш. До сих пор я и не по дозревал, что су­
ществует столько комбинаций форм бивней и ушей. Некоторые уши бы­
ли и зрезаны, словно фьордами. Запомнить к аждого слона «в лицо» стало для ме ня чем-то вроде урока гео­
графии, когда изучают очертания стран на контурных картах. Часто ухо было совершенно ровным, с одной или двумя небольшими выемками, но форм а выем­
ки -
прямые или закругленные края, ее глубина и точное расположение -
да­
вала необходимые опознавательные элементы. Некоторые уши были ра з о­
драны шипами, другие имели такой вид, словно по ним прошлись портновскими ножницами. Иногда они были проды­
рявлены во .многих местах. Я так и не у з нал происхождения этих отверстий. Сдается, они вызваны неким физиологи­
ческим расстройством, придающим ушам столь болезненный вид. Со временем выяснилось, что разо­
дранные и пробитые уши встреча л ись чаще, чем уши с ровными разрезами. На чистых, не запачканных грязью ушах под тонкой кожей вырисовывалась сет­
ка кровеносных сосудов, похожая на рельефную вышивку, которую можно было сфотографировать под определен­
ным углом при косом освещении. Если удавалось сделать такой снимок, его ценность оказывалась непреходящей, хотя со временем новые разрывы на ушах или пов'режденные бивни могли полностью изменить' внешний вид слона. Теперь о бивнях. Изломы, отбитые края их подвержены постоянному изно­
су. Бивни слона растут всю жизнь. док­
тор Ричард Лоуз занимался изучением износа бивней и рассчитал, что, ос­
танься эти клыки целыми в течение шестидесяти лет жизни слона, они до­
стигли бы пяти метров в длину у самки и шести метров -
у самца. Но бивни л о-
Выкупаться в грязевой ванне для сло­
на -
истинное удовольствие. маются и стираются, приобретая сов е р­
шенно иной внешний вид. У каждого слона есть главный бивень -
живот­
ное пользуется им чаще, а следователь­
но, и быстрее изнашивает. Поэтому он обычно короче, а его конец более за­
круглен. Часто у края' главного бивня имеется бороздка в том месте, которым слон обычно подрывает траву. Однажды жарким вечером на пляже я наткнулся на большую группу слонов, разгуливающих на открытом месте. Они напоминали плотную греческую фалан­
гу, идущую в бой за своим предводите­
лем. Когда еамка-матриарх' очутилась шагах в сорока от меня, я завел двига­
тель, и она тяжело бросилась в атаку, скрутив хобот в тугую пружину под бивнями. Я рванулся с мест а и помчал­
ся прочь, держась, однако, от самки на неизменном расстоянии, дабы сохранить в ней уверенность, что она догонит меня. ~eTpOB через пятьдесят предводитель­
ница остановилась, выпрямилась в пол­
ный рост и издала пронзительный рев. ~ожно было подумать, что она позиру­
ет. Слегка дрожа, я направил на нее фо ­
токамеру. Эта самка так напоминала величественную и надменную воитель­
ницу, что я нарек ее Боадицеей -
по имени древней королевы бриттов, кото­
рая до самой своей трагич е ской гибели вела народ на борьбу с римским за­
сильем ... 1 Пр ед в од ит еле м семе йн о й гр у п п ы у сло н о в uб ычно быва е т с а мк а, п оэ т о м у н еОJ10 ГИ З М « м а три ­
ар х » впо л н е умес т е н. ( П р uм.е ч. п ер.) НАПАДЕНИЕ ОднаЖДbl в поисках слонов я очутил­
с я в устье реки Ндала. Я добрался туда в разгар дневного пекла, ~YTb раньше того времени, когда на пляже появляют­
ся слоны, и решил исследовать белые пески пересохшей реки, поднявшись по руслу до обрыва. Вдруг за поворотом моего слуха коснулась тихая музыка -
я глянул в стор()ну обрыва и заметил тонкую серебряную нить водопада, па­
давшего с отвесной скалы в каменистую расщелину. Чуть дальше появились вод­
Hble растения. И наконец я достиг мес­
та, где речка уходила в песок. Широкая з вериная тропа, пробитая множеством животных, проходила между скалами прямо к ложбине, куда скаТblвался во­
допад. Виднелись четкие следы львов, носорогов и буйволов, но в основном с леды принадлежали слонам. Вода бbl­
ла чистой и прохладной. Над водоемом высился скалистый берег, и, к моей не­
описуемой радости, я заметил, что раз­
лапистые кроны нескольких акаций ТОР­
тилис бросали тень на плоскую площад­
ку -
идеальное место для лагеря. То был нетронутый уголок Африки, и н ре­
шил как можно быстрее устроиться здесь. Лагерь посреди парка впоследствии стал отличным центром для моей рабо­
ты. Как-то у меня гостила приятельница Кэти Ньюлин. Она прямо-таки растаяла от наслаждения, когда увидела слонов в непосредственной близости. За семей­
ной группой, которую возглавляла Ко­
ролева Виктория, шествовал самец. Он переходил от дерева к дереву, тряс их хоботом, и дождь спелых плодов инжи­
ра сыпался на землю. Семейство броса-
32 лось на лакомство, ~ с амец сн ис ходи­
.тельно пог лядывал на сород ичей. Я не видел эту группу уже месяц и был ис ­
ключительно ра д встрече. Мхожа, стоявший в задне й части «лендровера», обнаружил сквозь листву Слонята -
nримерные дети; ни на шаг не отходят от матерей. другую группу сло нов. Мы их н е знали. Я направился в ту сторону, давя по пу­
ти ветки, и наткнулся на молодую самку с малышом. Они испугались и, перейдя на рысцу, ск рылись за кустами гарде­
нии. А несколько секунд спустя из-за них появилась громадная самка с круто и з огнутыми бивнями и ... б ез рева и коле­
баний вонзила их на всю длину в кузов «ле ндровера»! Мхожа и е го помошник С и мео н ув ид ел и под ногами бивни, над их головами нависла угрожающая тень. Оба с прыгн ул и на землю и исчезли в кустар нике. Первый уда р разв е рн ул машину. Сло ни ха выдернула бивни и снова· вон­
з ила их в металл. -
О ставайся в машине! -
рявкнул я К э ти. Она ра ст янула сь на полу кабины. Сп рав а и з-за кустов появились дру­
·ги е сло ни х и со слонятами и тут же рину­
л и с ь в атаку. Тре хлет ний слоненок уда­
рил головой в крыло и в потрясении отступил на за д. К счастью, размеры ма ­
ш ИН!,I позволяли одно временную атаку только тре х разъяренных слонов, но и э тог о хватало с избытком. Мы чувство­
вали се бя то мячом в момент схватки р егб истов, то лодкой, на которую разом с трех сторон накатыва ется девятый ва л. Ма шина ч у ть не п ереве рн у лась, но с нова вста л а н а колеса. Бивни появля­
л и сь и и с ч езал и С ужасающей быстро­
той. Мощный рев сотрясал во здух, со с кр еже том рв ался металл. Вдруг в прое­
ме д верцы показался огромный карий гла з, оправленный в шершавую кожу с длинными ресницами. Он принадлежал сло нихе, которая пыта лась головой про­
давить крышу кабины. Крыша затреща­
ла, немного осела, но выдержала напор. Т ут же наискосок чер ез две рцу прошли бивни. Я мог дотронуться до глаза паль­
ц е м. Потом, к моему облегчению, он ис­
че з, не ра з глядев, как мне показалось, н е тронутый мозг металлического зверя. Я на мгновение представил себе хозяйку гла за, срывающую с нас головы, как ба­
наны с дерева. Возникла еще одна громадина -
в ней одной ярости оказалось больше, чем во всех других,-
и нанесла удар в пе­
редок машины. Крыло СМЯЛ ось, ка · к кар­
тон, бивень проткнул радиатор. Слони­
ха ударила е ще раз и приподняла маши­
ну одним движением головы, словно с тог на вилах. Нанеся третий удар, она рванулась вперед, отчего « лендровер» прокатился задним ходом добрых трид ­
цать метров и уткнулся в термитник. Только теперь слоны оставили нас в покое. Они образовали плотный круг и исчезли в кустарнике. Все возбужденно трубили и ревели, а их бивни были из­
мазаны зеленой краской. Кэти Ньюлин поднялась с пола и от­
ряхнула платье. Она выглядела слегка потрясенной, но была в целости и со­
хранности. Первым делом я вспомнил о Мхоже. На мои крики и свист ответил "~ишь недовольный рев слонов. Машина казалась н еи с правимо и с ка ле ч е нн ой, но --
диво д ивное
l -
С Т ОИ J 1О мн е. н а­
жать на старте р, к-ак д ви г ате л ь за ве лс я. Одна шина спуст и ла Гlo c.~ e уд ар а бив ­
нем, а ку с о к с кр у ченного мета лла ц"Г!. лился за fl е р~днее колес о. Мы о т о гн ул и металл и, « х р омая » на сп у щенн у ю Ш f lНУ, пусти лись н а поиски возм о жны х ж е р тв. Слоны со все х с т о ро н окр у ж а ли н ас, но, по -видимому, они у же ут о л и л и я р ост­
ную жажду ра з руш е ния. На м е сте первого с тол кнов е ния я останов и л «лендров е р », в с к ара б кался на кры ш у и снова с т а"l з в а ть. с.1 аб е н ь­
кое и здевательское Э ХО д оне С JlОС Ь и з л е -
Обл оман н ые б ивн и -
n ри з н.а к ст а рост и и дока з ательство то г о, как н е л ег к о добыва е тся жи з н.е н.н.ыЙ оп ы т. « Во к руг св ет а » N. б са -
а может, т о был о т вет:' Уг л у бив ­
ши сь в к устаР Н II К, я с д ел а л II О В УЮ по ­
пытк у. Н а э т от ра з мн е от в е ТИ J 1 И. Нак о­
не ц ки л ом е тр а ч е ре з д в а и з г ус той тени п оказ а л а с ь з е,~е н а я ф о рма М хо жи. Мы так обрадов а л ис ь вст р ече, что з а ­
к а ти л и сь безvм ным с м ех ом. Мхожа р ас­
сказал, как II р обра лс я м е ж но г атаку­
ю щи х С J ЮН ОВ и б рос И JlС Я вк уст а р н ик, п ыта я сь ос т а но в ить у б е гающ е го С им е о ­
н а. У того б ы ло л ишь од н о н а ме р ение: д обраться до об р ы ва и в с кар абка т ь с я н а в е р х -
IlO Д3 J 1 ь ше о т э тог о у ж а сн о го места с м н о жес тв ом д и к и х з в е рей. М х о ­
ж а н асти г е г о лиш ь ч ерез по л т о ра К И J I О­
м е тр а. В лихорад к е с х в ат ки меня так захва ­
т и ли д е й с тв ия сло н о в, чт о .я н е обр ати л вни мани и н а их в н е шний ни д. --
К ТО П О был ) -
С llр ос и.1 Мх ожа. Неудобно признаться, но я не мог д ать ответа. Лишь р аз я ока зался сви ­
д е телем атаки в п ол ном б ез мо л вии, б ез предупр е жде ния и каких-либо угроз, тогда я т о же имел дело с четырьмя кр у п ­
ными с а мкам и. П о - в и д им о му, на на с н а­
пали те же сестры Торон -
так я на зва л э т у агр е с с ивную ч етве рку, по имени во­
инственно й ко р олев ы, героини греческой мифологии. Пор ажа ли полная тишина при атаке и непоколебимая решимо сть, что пр ед ставляло разительный кон­
траст с н ормальн ым у грожающим по­
ведением ма ньяр с ких сло нов. Слоны «эа каляю т» бивни, сражаясь с дереВЬЯА tu,' однако деревья посл е мн о ­
г ократ н ых атак тол сто кожих прои з­
в одят ужасаю щ ее впечатление. Как Qбъяснить ПРЯМQе нападение гла­
вы. семейства Торон? Быть может, она выбежала из-за гардении со слишком БОЛЬШQЙ скоростью и, не успев затормо­
зить, пересекла критическую границу, за которой животное вступает в смерт­
ный бой с предполагаемым агрессором? Дрессировщики львов знают о сущест­
воваиии этой границы -
они приближа­
ются к хищникам достаточно близко, чтобы вызвать яростный рев и фыр­
канье, но не переступают черты, за ко­
торой угроза переходит внемедленную атаку. Меня заинтересовало и то, что слонихи воспользовались своим преиму­
ществом массы, наваливаясь на против· ника и пытаясь его раздавить. Мы, в об· щем, обошлись малой кровью: «лендро­
вер» был поврежден не так уж сильно. Выпрямили кузов, залатали дырки, по­
чинили радиатор, и машина стала как новая. Я подумывал об установке брони на дверцу, которую пронзил бивень, ед­
Ьа не задев меня, но потом решил, что «МQдернизация» обойдется слишком до­
POfQ. РАДIЮФИЦИРОВАННhlИ М 4/3 В Серенгети Джордж Шалер и Ганс Круук работали совместно с Говардом Болдуином, американским специали­
стом по электронике, которого пригласи­
ли для создания радиопередатчиков, по­
зволяющих осуществлять слежение за львами и гиенами. Как только я узнал о его прибытии в Серенгети, то сразу же отправился познакомиться с ним и вы­
просить, если возможно, один передат­
чик для слона. Мне не пришлось долго уговаривать Говарда. Он считал вполне возможным приспособить «львиное» оборудование для слона, но при одном условии -
прежде всего слона надо поймать. К счастью, в Танзании жил ветеринар Тони Хартхоорн, КОТQРЫЙ последние де­
сять лет разрабатывал метQДЫ иммоби­
лизации -
обездвиживания -
слонов. Тони не раздумывая согласился при­
ехать на неделю, и в одно раннее утро он появился в моем лагере вместе со своей очаровательной чернокудрой женой Сью. Мы распределили обязанности: я за рулем, Тони -
стрелок, а Говард со своей женой и Сью будут находиться во втором «лендровере». У нас были ружья для стрельбы летающими шприцами, с транквилизатором М99. , В течение шести дней нас преследова­
ли неудачи. Одна из стрелок срикошети­
ровала после ПРЯМОГQ попадания в цель. В другой раз при ударе сломалась игла. Как-то нам удалось всадить стрелку в идеальное место -
мышцы плеча,- но и через два часа слон не подавал ника­
ких признаков недомогания. Кончилось тем, что он избавился от стрелки, потер­
шись о дерево. Еще один самец заснул было и свалился, но, к нашему неопи­
суемому удивлению, тут же поднялся. Когда выяснилась исключительная стойкость слонов к М99, Тони стал по­
степенно увеличивать дозу. На седьмой день мы покидали лагерь куда с меньшим оптимизмом, чем в пер-
34 вое утро. Но едва мы перебрались через Ндалу, направляясь к северу, как заме­
тили разделившееся на семьи сообщест­
во громадной Сары в сопровождении не­
скольких независимых самцов. Мы приблизились к одному из одино­
чек и всадили стрелку ему в бок, где она и повисла, словно обломившись. Живот­
ное было известно под странной кличкой Эм-Четыре- Трети, и я так к ней при­
вык, что не стал менять прозвище. М 4/3 убежал, затесавшись в группу самок и малышей, которые на ходу рвали траву и ветки. Вскоре он начал отставать и за­
тем остановился. Молодой самец тихо раскачивался вправо и влево, подбирал траву и подбрасывал ее вверх. Изредка он ощупывал хоботом стрелку, торчав­
шую в плече. Задние ноги М 4/3 стали подгибаться, но он по-прежнему отчаянно боролся против действия транквилизатора. Вре­
мя шло. Тогда Тони выпустил новую стрелку, однако она срикошетировала. Хартхоорн выпустил еще одну, но эта показал ась ему недеЙствующеЙ. Он вы­
стрелил снова. Дело КQНЧИЛОСЬ тем, что в левом плече слона торчал букет стре­
лок с красным, желтым и синим опере­
нием. Наконец через час после первого выстрела, когда Тони выпустил послед­
нюю стрелку в заднюю часть животного, слон, шатаясь, попятился, описывая все сужающиеся круги. Он отклонился са­
мым невероятным образом назад, но не падал -
боролся, хотя ноги его подги­
бались. Тут Тони, отбросив всяческие предо­
сторожности, выпрыгнул из машины, схватил животное за хвост и попробо­
вал повалить его. В конце концов слон упал, но сознания не потерял: когда мы подошли к нему с ошейником и прибо­
ром, он даже повернул хобот в нашем направлении, как бы защищаясь. Я тут же облил водой уши и бока жи­
вотного. Говард вскарабкался ему на шею, чтобы ввести под кожу датчик тем­
пературы, который соединялся прово­
дком с передатчиком. Последний следо­
вало укрепить на голове слона. Сью пе­
редавала Говарду инструменты, слон, размахивая хоботом, пытался на ощупь выяснить, что творилось позади него, Тони брал кровь на анализ, а мы с Мхожей старались пропустить под ше­
ей животного ошейник с главным пере­
датчиком, уворачиваясь от ударов. Наконец Говард наложил последние швы. Глаза животного медленно закры­
лись, а дыхание стало шумным. Ему внезапно стало плохо. -
Скорее веревку! -
закричал То­
НИ.- Обмотай ее вокруг бивней и при­
вяжи к «лендроверу»! Постарайся пова­
лить его на бок! Со всей возможной скоростью я прн­
вязал веревку, а затем, гоняя «лендро­
вер» взад и вперед, ухитрился перева­
лить тяжеленную тушу на бок .• Глубокий вдох, несколько быстрых выдохов, и дыхание слона успокоилось, стало глубоким. Лекарство подейство­
вало, хобот застыл. Мы установили на шее маленький микрофон. Говард скре-
пил концы ошейника проволокой, смо­
лой И заклепками. Так как заранее рас­
считать длину ошейника было невоз­
можно, отверстия для проволоки при­
шлось проделывать на месте. Наконец Сью передала Тони шприц с М285, наркотиком, с.нимающим дей­
ствие М99. Мы впрыснули концентри­
рованный раствор, который, замещая М99, пробуждал слона. Тони промыл ко­
жу за ухом слона и сделал внутривен­
ное вливание. Затем мы вернулись в'ма­
шину. Несколько минут спустя .слон ше­
вельнул ушами ... Целых семнадцать чудесных дней и ночей я следовал по пятам за молодым самцом в его скитаниях по склонам и ле­
сам, вдоль лесистых ущелий рифтового обрыва и по берегам озера. Отмечая на карте его маршрут, я записывал, что он ел и пил, с кем водил компанию. Дни и ночи сменяли друг друга, пере­
датчик слабел, исв конце концов позыв­
ные самца слышались лишь на расстоя­
нин 300-400 метров. За неимением дру­
гих Говарду пришлось поставить бата­
рейки местного производства, а они бы­
ли недолговечны. Ошейник вскоре по­
крылс~ грязью, И ни один турист не об­
ратил на него внимания. Затем износи­
лась капсула передатчика, сделанная из вспененного полистирола, отвалились клейкие ленты крепления. Капсула тем­
пературного датчика тоже оторвалась .. Но и после прекращения сигнала я еще несколько дней следовал за слоном. Итак, я непрерывно наблюдал М 4/3 в течение 22 суток. Опыт удался! .. слоны и люди ЭлеКТРИфИЦИРQванная Qграда парка Маньяра ПРQХQдила вдоль глаВНQЙ до­
РQГИ и спускал ась почти до самого бере­
га Qзера. Большая часть ее СТQяла на бе­
регу реки Кирурум, естественной грани­
цы между паРКQМ и деревней. СЛQНЫ и другие ЖИВQтные переходили реку и QKa-
зывались перед ограДQЙ СQвершеННQ мокрыми, а ПQТОМУ получали ужасный удар, хQтя напряжение не превышало стандарта для электрифицированных Qград. КонеЧНQ, неПРИЯТНQ Qграничивать пе­
редвижение СЛОНQВ таким QбраЗQМ, но это делаЛQСЬ для их же блага. Увы, се­
мейная группа Афродиты привыкла об­
ходить ограду почти каждый вечер и ла­
комиться бананами деревеНСКQГQ ста­
PQCThI. ПQД давлением оощественного мнения хранитель парка Дэвид Стевенс Бабу скрепя сердце СQгласился на от­
стреЛ одногС> СЛQна. Так как СЛQНУ все равно преДСТОЯЛQ умереть, я решил про­
вести операцию сам, чтобы избежать риска гибели матриарха. Моей жеРТВQЙ: стал МQЛОДQЙ самец. ЭТQ единственный СЛQН, КОТQРQГQЯ КQгда-либо убил. доорые взаИМQQТНQшения с населе­
нием -
QДИН из OCHQBHblX ПРИНЦИПQВ пQ­
литики парков, нс> ИНQгда с трудом уда­
ется убедить пострадавших жителей де­
ревни в том, что дикая фауна -
наЦИQ­
наЛЬНQе БQгаТСТВQ страны. HeCQMHeHHQ QДНО: теРРИТQРИИ маньярских СЛQНQВ были бы обширней, не будь постоянного давления человека на границах парка. Однако слонам пока вполне хватает пи­
щи, и они не стремятся расширить ра­
диус своих действий. Наибольшая угро­
за их будущему существованию -
рас­
ширение сельскохозяйственных угодий. Стоит слонам вернуться на свои быв­
шие территории, как они тут же входят в конфликт с человеком. Электрифицированная ограда охра­
няла слонов от людей, а урожай людей от слонов, но только вдоль границы пар-
. ка с деревней. В других местах, где не было спасительной ограды, к самой гра­
нице парка подступало настоящее море ферм. Однажды жители деревни убили молодого самца, который лакомился по­
севами. Это произошло на самой грани­
це парка, но вне заповедной зоны. В ла­
гере я достал аэрофотоснимки 1958 го­
да и разыскал место, где произошло убийство. На фотографиях не было и следа человеческого жилья и посевов. Фермеры поселились у границ парка за последние десять лет. Ущерб от слонов пока еще сдерживал их распростране­
ние, но проблема посевных площадей становилась все острее, фермы, конечно, в ближайшие десять лет вплотную по­
дойдут к границам парка. Под расту­
щим давлением демографического взрыва может стать нежелагельным и сам парк. И если окружающее населе­
ние не получит от него каких-либо вы­
год, его существование будет трудно оправдать. Вполне возможно, что терри­
тория парка -
учтем еще, что слоны влияют на численность акаций, при вы­
сокой плотности животных деревья гиб­
нут, лес разрежается -
начнет сокра­
щаться, как шагреневая кожа. У матриарха Боадицеи, конечно, со­
хранились горькие воспоминания о ко­
лониальной эпохе, когда охота была разрешена на западном берегу озера. Она выражала свои чувства частыми атаками против машин с туристами, хо­
тя никогда и не доводила их до конца. Наиболее терпимой к человеку была слониха из семьи Боадицеи по кличке Вирго. Она была смела и независима, но приручилась очень быстро. Я даже на­
шел в себе мужество идти рядом с ней пешком, когда следовал за группой, но прежде удостоверился, что матриарха поблизости нет. • Некоторое время я давал Вирго пло­
ды различных растений, чтобы выяснить пищевые привычки слонов, но вскоре прекратил подкормку по настоятельной просьбе директора Управле/:ия нацио­
нальных парков Танзании Джона Оуэна: он боялся, что, если слониха привыкнет к подачкам, она станет под­
ходить к машинам, клянчить фрукты и сердиться, не получая еду. Печальный случай произошел с одним взрослым самцом по кличке Лорд-Мэр Парра в парке Кабалега. Он привык искать про­
питание в помойных ящиках и автомо­
билях. К несчастью, слон также привык переворачивать и трясти машины, если не получал съестного. Его пришлось пристрелить. 3* я уверял Джона Оуэна, что у Вирго совершенно иной характер, но по раз­
мышлении осознал его правоту -
опы­
ты были ошибкой. Я хорошо знал, что Вирго неопасна, но был неверен сам принцип подкормки потенциально опас­
ных диких животных. Мое поведение могло дать пример другим людям посту­
пать так же, а это обернулось бы риском для них. Не один фотограф нашел смерть, пытаясь слишком близко подой­
ти к слонам в африканских националь­
ных парках. ПУТИ К ВЫЖИВАНИЮ Летом 1970 года исполнилось четыре с половиной года моего пребывания в Маньяре. Я сильно изменился за этот период. Начал я в одиночку, преследуя чисто научные цели, но после появления Ории и женитьбы на ней стал смотреть на жизнь иными глазами, оценив значе­
ние личных и семейных связей. Быть мо­
жет, я осознал эту перемену в результа­
те происшествия, случившегося в ·одну из последних недель. Однажды, оказавшись без оборудо­
вания и имея в запасе всего одну стрел­
ку с транквилизатором, я решил снять радиоошейник с молодого самца из се­
мейной группы Сары. Трудностей не предполагалось, но защитный круг не дал возможности приблизиться к повер­
женному слону: мать пыталась поднять еГО,а скрещенные бивни Сары держали меня на расстоянии. Через некоторое время стало ясно, что без противоядия слон погибнет. Пришлось подогнать машину к сло­
нам. Они разбежались все, кроме Сары. Слониха защищала молодого самца всем телом, поставив переднюю ногу на Jlежащее животное. Оставалось пойти на риск. Мне удалось подъехать на ма­
шине вплотную к животному и сделать укол, но тут же бивни Сары проткнули радиатор. Вначале она, как бы испыты­
вая прочность металла, нанесла проб­
HЫ~ удар, но затем, обретя уверенность, вонзила бивни на всю длину и толкнула машину. Я отпустил тормоз, машина по­
катилась. Мхожа выстрелил в воздух. Мы ударились о дерево, и бивни Сары скользнули по капоту, едва не задев оператора, сидевшего слева от меня и снимавшего происходящее. Я осторож­
но вылез из машины, чтобы оказаться вне пределов досягаемости Сары. Сло­
ниха с силой ударила бивнями по рулю и удалилась. Слоны ополчились на мою машину в третий раз, и это мне не нравилось. Кол­
лективная защитная реакция -
один из факторов, который позволил слонам вы­
жить в борьбе с хищниками в течение сотен тысяч лет, но сейчас она не сраба­
тывает. Изменились условия. Человеку с огнестрельным оружием ничего не сто­
ит истребить слонов. Отныне дело вы­
живания слона перешло в наши руки. Наступило последнее утро в Маньяре. Накануне я официально передал лагерь национальному парку. Мы продали часть наших вещей, а остальное погру­
зили в «лендровер», чтобы Мхожа и шо­
фер могли отвезти самый тяжелый ба­
гаж в Наивашу. Я был счастлив, что ла­
герь пригодится исследователям, слу­
жителям парка и визитерам, которые, может быть, чем-то помогут слонам -
Знаниями, любовью, деньгами. Однако не могу забыть пессимистические слова Бернгарда Гржимека, произнесенные, когда он гостил у нас: «Вы разбили здесь прекрасный лагерь, но тем самым создали еще одну человеческую коло­
нию среди дикой природы. Ваши не­
сколько домов могут оказаться ядром будущего города». Быть может, он прав, и следовало перед отъездом разрушить ндальский лагерь, как бы красив и оча­
рователен он ни был?. Два года мы прожили в Оксфорде, каменном городе, где стрелы зданий пронзают утренние туманы. Я работал над диссертацией, излагал свои наблю­
дения на бумаге вместо того, чтобы жить со слонами. В 1972 году я закончил диссертацию, защитил ее и... вернулся в Африку. Мы прибыли в гостиничный домик по­
здней ночью на машине со спущенными шинами. У въезда в Ндалу фары осве­
тили фигуру Мхожи. Утром нас разбу­
дили плеск воды у скал, крики птиц и хруст веток, которые жевали слЩlЫ по­
зади дома. Лагерь почти не изменился с нашего отъезда. Вокруг дома разросся кустар­
ник. Одна из больших тенистых акаций засохла, наверное, от старости. Если это так, то она одно из редких деревьев, из­
бежавших бивней слонов. Я пешком прошел по поредевшему ле­
су и заметил, что нетронутыми остались только сорок процентов из отмеченных мною деревьев. Именно такую пропор­
цию я и предвидел; значит, тенденция «шагреневой кожи» осталась неизмен­
ной. При таком темпе через десяток лет все деревья исчезнут. В Восточной Африке свирепствовала засуха. В Цаво, где слонам предостави­
ли возможность самим восстанавливать равновесие, умерло около 5 тысяч жи­
вотных. Маньяра избежала худших по­
следствий засухи, поскольку, когда все высохло, слоны укрывались в Граунд Уотер Форест или в лесу Маранг. А ког­
да пошли дожди, слоны сохранили хоро­
шую форму. Я без труда узнал их -
они мало из­
менились. Рисунок мелких отверстий в ушах Сары полностью соответствовал фотографии, сделанной шесть лет назад. Единственное заметное измене­
ние касалось ее скрещенных бивней, ,выросших на несколько сантиметров. Через несколько недель во время по­
ездки по парку я увидел громадную сам­
ку. Она тряхнула головой и повернулась к нам. Я узнал знакомую голову и рису­
нок уха. Пульс бешено забился: третья сестра Торон в очередной раз посещала северную часть парка. Местность была ровной, поэтому я развернул машину и остановился. Слониха яростно взревела и бросилась на нас, с непостижимым уп-
35 рямством пытаясь нагнать «лендровер», Она гналась за нами ровно три минуты, потом остановилась, перевел а дыхание и вернулась к своей семейной группе. Мне было очень интересно, узнает ме­
ня Вирго или нет. Отыскав ее, я вылез из машины и позвал. Она повернулась ко мне, затем медленно приблизилась, вы­
тянула х<?БОТ, коснулась моей руки и шумно выдохнула воздух -
« ву-ух». Разве можно остаться равнодушным, увидев такой знак доверия после двух лет ра злуки? Потеря страха перед человеком стала, по-видимому, роковой для некоторых слонов. Когда мы рассмотрели семейное сообщество Боадицеи, я обратил внима­
ние на отсутствие четырех крупных са ­
мок. Подозрительная и беспокойная Боадицея по-прежнему возглавляла стадо, возвышаясь на голову над дру­
гими слонами, но ее ближайшая подр у­
га Жизель исчезла. Также исчезли Иза ­
белла, Леонора и ее дочь Тонкий Би ­
вень. Какова причина смерт и этих слоних? За все время моего исследования у м ер лишь один член из сообщества Боади ­
цеи, а сейчас семейство лишилось че ­
тырех самок, которые к моменту мо его отъезда были в добром здравии. Я спро­
сил у смотрителей, не заметили ли они признаков болезни. Нет, они нич е го не заметили. Единственный фактор, спо· собный объяснить эти смерти,- резкий рост стоимости слоновой кости. За д в а года она выросла в десять раз из-за ми­
рового финансового кризиса. Браконь ­
е р ство превратилось в серьезнейшую проблему, н правительства Танзании 11 Кении полностью. запретилн охоту на слонов, что привело к исчезновению сло­
новой кости на обычном рынке. Но н а «
ч ерный рынок» она продолжала пост у ­
пать во все больших количествах. Смотрители Маньяры с помощью во­
еиных проч есали лес Маранг и на'шли тайные склады слоновых бивней и носо ­
рожьих рогов. Увы, этот успех 'Всего лишь капля воды по сравнению с оке а­
ном торговли слоновой костью. Избие­
ние слонов в Восточной Африке идет в масштабах, невиданных с начала века, И, возможно, слоны вскоре исч ез нут за пределами парков, а в самих парка х возникнут серьезные проблемы, связан­
ные с приходом новых «переселенцев». Маньяре н ужно пространство. Един­
ственное разумное решение -
расши ­
рить парк. Для этого следует откупить посевные площади, хотя бы те, что слу­
жат коридором для прохода слонов в лес Маранг. Возможно, в ближайшем будущем кризис Маньяры будет пр еодолен. Пар ­
ку уже обещали отдать лес Маранг, а если местные власти согласятся превра ­
тить в резерват коридор посевных пло­
щад ей, дикие флора 11 фауна будут со­
хранены, «шагреневая кожа» переста ­
нет сокращаться, и слоны вновь утвер­
дятся на землях, принадлежавши х им сто лет назад. 36 Переве л с английского А. ГРИГОРЬЕВ АНТОНИО, МЕДИС БОЛЬО npUlH,qecca , Майяб, слышали нежное имя Ш се те, кто жил на земле , прекрасной принцессы. Все знали, что Сак-Никте на языке майя -
Белый Цветок. Была она словно высокая луна, умиротворенная в ночи спокойные. И была она граЦИО'1н а. как лесная голубка, с пением сладким, и чистая и свежая, будто капля росы. Была прекрасна, как цветок, пол­
ный ароматов радостного поля, 'ча­
рующа, словно луч сол~ца, содержа­
щий в себе все озарения, и ласкова, как бриз, что несет в своих объятиях все песни. Такова была принц есса Сак-Никте, которая родил ась в гордом городе Майяпане, когда мир объединял, как сестер, три великих города земли Майяб, когда в могущ ественном му­
жественном Майяпане и в великолеп­
ном Ушмале, и в Чичен-Ице, алтаре мудро ст и, не было войск, ибо их правители договорились жить как брать я. Все те, кто жил на земле Майяб, слышали также .имя принца Канека, что означает на языке майя Черная Змея. Все <!нали его мужество и стой­
кое сердце. Когда исп олн ил ось ему три раза по семь лет, был назван он владыкой города Чичен-Ица. И в тот же день увидел правитель Канек принце ссу Сак-Никт е, и в ту же ночь не УСНУЛ храбрый и суровый владыка, и с той поры опечалился -
и надолго. Ч ичен- И ца. деталь фресконпй роспи си из «Храма воинов». Исполнилось принцессе Сак-Никте три раза по пять лет, когд а у видела она Канека, к оторы й вступал на престол Ицы, и затрепетало от радости ее сердце при виде его, и ночью спала она со с вет лой улыбкой на уст а х. А проснувшись, Сак-Никте знала, что ее жизнь и жизнь Канека потекут сло вно две реки, слившиеся воедино, чтобы соприкоснуться с мо" рем. Так начинается эта ист ор ия, и так восп евае т ее вс яки й, кому она памят­
на. В тот день, когда принц Канек стал повелителем ицев, вступил он в святой храм города Ицмаль, для того чтобы предстать перед своим богом. Его ноги, ноги охотника, дрожали, когда он отсчитал двадцать шесть Так выглядит сегод н я «Колодец Жерт в». ступеней .храма, и его руки, руки воина, бессильно поникли: принц Канек увиде.~ принцессу Белый Цве­
ток Большая площадь перед храмом была заполнена народом, которыи прибы:; со всего Майяба, чтобы по­
см отреть на принца. И все, кто стоял поблизости, видели, что произ ошло. Видели улыбку принцессы, а затем и принца, закрывшего глаза и сжав­
шего грудь холодны ми руками. И были там правители и принцы ИЗ прочих городов. Все смо тр ели, но не понимаJlИ, что С этого мгнов ен ия жизнь новог о царя и жизнь принцессы потекут как две реки вместе, чтобы исполнить волю высших богов. И этого они не поняли. Потому что знали, что принцесса Сак-Никте была предназначена своим отцом, могущественным правителем Майяпана, юноше У лилю, наследному принцу царства Ушмаль .. : Но принцесса Белый Цветок избра­
ла тогда жизнь принца Черная Змея, по з волив ей бежать со своей жизнью двумя соединенными реками к морю. Творения зод чих майя на берегу моря (X-XII ве ка). Миновал день, когда принц Канек стал царем Чичен-Ицы, и пошли на убыль тридцать семь дней, которые оставались до свадьбы принца У лиля и принцессы Сак-Никт е. Прибыли послы Майяпана к моло­
дому правителю Чичен-Ицы и сказали ему: -
Наш повелит ель приглашает своего друга и союзника на свадьбу дочери. И ответил правит ель Канек, вспых­
нув: -
Передайте своему господину, что я буду . ... Когда царь Чичен-Ицы остался один, глядя на звезды в воде, чтобы просить их совета, явился в полночь иной посол. Пришел мрачный карлик и прошептал ему на ухо: -
Белый Цветок ждет тебя среди зеленых зарослей. Можешь ли ты дозволить другому сорвать его? И карлик раст аял в воздухе или провалился в недра. Никто, кроме царя, не видел его и не знал о его посещении. В великолепном Ушмале готови­
лась свадьба принцессы Белый Цветок и принца Улиля. Из Майяпана приехал а невеста со своим отцом и свитой именитых сановников, которые сопровождали песнями их путь. Далеко за пределы города, далеко от ворот Ушмаля выш ел со своей знатью и воинами принц Улиль встретить принцессу и встретил ее плачущей. Весь город был увешан лентами, арки расписаны сверкающими краска­
~и и увиты лианами. Все танцевали и веселились, потому что никто не знал, что должно было случиться. Три дня продолжались в Ушмале празднества. И I'ород звенел весель­
ем ... Из государств, ближни х и дальних, прибывали в Ушмаль правители и дети правителей, и все приносили подарки для молодых. Одни приводили золоторогих оле­
ней. Другие вручали огромные панцири черепах и мерцающие перья птицы кецаль. Приходили воины с благовонными маслами, с изумрудными и золотыми ожерельями. Приходили музыканты с учеными птицами, дарующими молодым мело­
дии неба. Отовсюду жаловали гости с бога­
тыми подношениями; только не было среди них царя Канека из Чичен-Ицы. Ждали его до сумерек третьего дня, но он не пришел и не прислал никого от своего имени. Все были удивлены и обеспокоены, потому что ничего о нем не знали. Но сердц е принцессы знало и потому ждало. К третьей ночи празднества при гО­
товили брачный алтарь. Но король 38 !J!IIIHbl il<"'/)/Н1u.НllчеСКОII ()!>сериIJ.ТОРИU tI МutiяnаНt'. Мексиканский залив Чич ен -Ицы не приходил. И уже не ждали его те, кто не знал его тайны. На свадьбе принцессы Сак-Никте и принца У лиля ждали правителя из Чичен-Ицы три дня, но он не приходил. Принцесса Белый Цветок, одетая в неяркое платье и украшен ная цветами, стояла перед алтарем, и уже приблизился к ней тот, кому была она обещана. Ждет Сак-Никте, угадывая, какими дорогами идет царь Канек, человек, KO~'OPOMY она отдала свое сердце. Ждет Белый Цветок, между тем к ак ее повелитель, грустный Канек, мо­
лодой и сильный охотник, отчаяв-
шись, ищет во мраке путь, которым надо следовать, чтобы исполнить волю двух высших богов. На свадьбе Сак-Никт е с принцем Улилем ждали три дня царя из Чи­
чена, а он не приходил. Но царь Канек появился в тот самый час, когда должен был появить­
СЯ. Он вдруг ворвался в центр Ушмаля с семьюдесятью лучшими воинами своими и поднялся на алтарь, где курился фимиам и пели жрецы. Вторгся воителем с гербом ицев на Груди. -
Сын ицев! -
прокатился вопль толпы, как в военном лагере. Никто Золотой диск, найд е нный а рх еu логuми на дне «Колодца Ж е ртв »; изображе­
на сцена битвы майя с толь текам и. Храм в Чичен-Ице. не встал против них. Все произошло мгновенно: царь Канек влетел, как горящий вихрь, и похитил принцессу на виду у всех. Никто не посмел препятствовать ему. Когда люди решились взглянуть на него, его уже и след простыл. Остался один принц У лиль подле алтаря и перед жрецами. Принцесса пропала с их глаз, похи ­
щенная царем, который промелькнул, ItaK молния. Так закончились свадебные п р азд­
н е ства; и вслед за тем загудели трубы из раковин, зазвенели цимбалы, про­
несся по улицам, созывая воинов, гневный клич принца Улиля. Царь Канек пробрался от своего города Чичена до великого Ушмаля, и его не видел никто, никто не заме­
тил. Он шел тайными т р опами, кото­
рые были пробиты в скалах и спуска ­
лись под землю, в эту священную землю майя. Дороги эти просматриваются и поныне. А в те времена их знал только тот, кому судьба повелела их знать. Итак, незамеченным появился пра­
витель Канек, чтобы похитить неж ­
нейшую голубку, залучить отблеск лунного света в свое сердце. И во второй раз заострили оружие воины Майяба, и поднялись грозно знамена войны. И объединились про­
тив Чичен - Ицы Ушмаль и Майяпан! О! Месть готова упасть на город Чичен-Ицу, который изнемог и устал от сладкого сна и безудержных игрищ. На дорогах вздыбилась пыль от великого множества ног, в воздухе разнеслись крики, з азвучали торжест­
венные литавры и загремели воен­
ные трубы. Что станется с тобой, горо д Чичен, слабый и дремлющий в счастье своего царя! Так и оставили жители Чичен - Ицы свои дома и храмы, и покинули этот пр е красный город, склоненный над гол убо й водой. Все ушли плача, н о чью, с рожде­
ни ем звезд. Все уходили вер е ницей, чтобы спасти статуи богов и жизнь принцес­
сы и царя, света и славы Майяба. Впереди детей ицев шел Канек, ведя их открытыми ему среди гор тропами. Он был закутан в белый плащ, но шлема с перьями не было на его голове. Рука об руку с ним шла принцесса Сак-Никте. П р изывным жестом указывала она дорогу, и все следовали за ними. Однажды остановились они в мест ­
ности спокойной и зеленой, рядом с неподвижным озером, вдалеке от всех городов. И основали они там нов ое царство, и построили свои мирные и просты е дома. Так спаслись дети Чичен - Ицы любовью принцессы Сак-Никте, которая вошла в сердце последнего принца Чичена, чтобы защитить его от кары соседей и сде­
лать его жизнь чистой и правой. 39 Пустынным и тихим остался город Чичен-Ица ,среди лесов без птиц, потому что все они улетели за принцессой Сак-Никте. Вступили в город многочисленные и яростные воЙ.ска Ушмаля и Майяпа­
на, но не услышали ни одного голоса во дворцах и опустелых храмах. Ярость и месть положили тогда огонь ВАЛЕРИА ГУЛЯЕВ, доктор исторических наук Перевернута последняя страница. Прочитана последняя фраза. А тебя еше долго держит в плену очарование пре· красной легенды о майяской царевне Сак·Никте и ее современниках. Какие сильные и цельные характеры! Какой ураган высоких чувств и страстей! Пра­
во же, главные действующие лица этой легенды майя ни в чем не уступают хо­
рошо знакомым нам с детства античным героям из бессмертных поэм Гомера. Что же представляег собой эта леген­
да? На какой почве она родилась? Кто ее создал? Когда? Соответствует ли она реальным событиям из истории майя? Начну с того, что легенда о принцессе Сак-Никте вовсе не является легендой в ее традиционном понимании. Это от· рывок, взятый ИЗ книги известного мек­
сиканского писателя, историка и этно­
графа Антонио Медиса Больо «Земля фазана и оленя». Рассказ о любви Бело­
го Цветка и Черной Змеи -
произведе· ние художественное, в основе его поэти­
чески переработанные документы, пре­
дания и хроники доколумбовой эпохи. Здесь нужно, видимо, отметить, что и вся книга А. Медиса Больо довольно оригинальное явление в современной латиноамериканской литературе. «Я хо­
Чу,- подчеркивал ОН,- передать сло­
вами саму душу майя, изложить те представления, которые сохранились у индейцев еще с незапамятных времен -
об их происхождении и прошлом вели­
чии, о жизни, богах, природе, войне и любви. И мне хотелось рассказать все это с максимальным приближением к особенностям их языка и философии, Я задумал и выносил эту книгу в голове на языке майя, но написал ее по-испан­
ски ... Мои темы извлечены из уцелевших древних книг, преданий, из самой души индейцев, из их танцев, верований и больше, чем откуда бы то ни было --
из того, что я сам видел, слышал и чувство­
вал в своем детстве, проведенном среди этих людей и среди этих проблем». Напомню, что речь идег здесь о тра­
дициях и верованиях индейцев-юкате­
ков -
одной из крупнейших современ­
ных этнических групп майя, живущих на полуострове Юкатан, на юго-востоке Мексики; а сам Антонио Медис Больо был прекрасным знатоком майяского языка и наполовину майя по крови. Его книгу «ЗеМ-lIЯ фазана и оленя» (так майя называли в древности свою страну) можно назвать «опоэтизиро­
ванной историей». Этот своеобразный род литературы всегда пользовался в Латинской Америке широкой популяр-
. 40 пожара на прекрасный город, и с тех незапамятных времен остался Чичен­
Ица одиноким и мертвым, покинутым, рядом с голубой водой священного колодца смерти. Остался одинокий и мертвый город, источающий тонкий аромат руин, которые походят на улыбку или бледный свет луны. Весной распускается белый цветок МАftЯ ЗА ТРИСТА ностью. Подтверждение тому -
«Ле­
генды Гватемалы», произведение, пр"" надлежащее перу всемирно известного писателя Мигеля Анхеля Астуриаса. Какова же связь событий, описанных в рассказе о принцессе Сак-Никте, с действительной историей древних майя? Прежде всего необходимо подчер­
кнуть, что почти все главные действую­
щие лица из рассказа Антонио Медиса Больо -
реальные исторические пер-, сонажи, неоднократно упоминавшиеся в легописях и хрониках юкатанских майя за несколько веков д'о испанского вторжения. . Хунак Кеель действительно был пра­
вителем Майяпана в конце XII -
нача­
ле XlII века. Улиль, у которого украли невесту, стоял во главе города Ицмаля (Исамаля), а не Ушмаля, как говорится в рассказе. Наконец, Канек тоже лицо историческое, но правителей с таким именем в Чичен-Ице никогда не суще­
ствовало: родовое имя или титул «Ка­
нек» -
«Черная Змея» было обязатель­
ной принадлежностью представителей царской династии в городе Тайясале, на севере Гватемалы, в XVI-XVII веках. Принцесса же Сак-Никте -
персонаж вымышленный, хотя в одной из легопи­
сей майя упоминается царевна Иш ЦИIj­
нен, невеста правителя Ицмаля ,-
Ули­
ля, которую похитили во время брачно­
го пира воины Чичен-Ицы. Для воссоздания исторического фона, на котором происходили все описывае­
мые события, следуег обратиться к со­
хранившимся документам и источникам. Итак,' место действия -
полуостров Юкатан. Время деЙствия.,-- за триста лет до плавания Колумба. , Конец XII века. На полуострове Юка­
тан сложилась весьма напряженная по­
литическая ситуация. Правители Чичен­
Ицы -
самого могущественного города в этом районе -
собирали от соседей все большую дань. Десятки людей тре­
бовались для регулярного исполнения кровавого обряда человеческих жертво­
приношений в «Священном Колодце» Чичен-Ицы. «У них был обычай прежде и еще недавно,- писал в XVI веке ис­
панский священник Диего де Ланда,­
бросать в этот колодец живых людей в жертву богам во время засухи ... Броса­
ли также многие другие вещи из доро­
гих камней и предмеТЫ,которые они счи­
тали ценными. И если в эту страну по­
падало золото, большую его часть дол-' жен был получить этот колодец из-за благоговения, которое испытывают к нему индейцы ... » в Майябе, и украшаег деревья, и на­
полняет воздух душистыми вздохами. И сын земли майя ждет и привет­
ствует его с нежностью в своем сердце, пробуждая при виде его имя принцес­
сы Сак-Никте. Перевела с испаНСRОГО ВАЛЕНТИlJА ЕЛИЗАРОВА ЛЕТ ДО КОЛУМБА Засуха для этих мест -
явление ча­
стое. На полуострове Юкатан, плоской, выжженной солнцем, известковой рав­
нине, нег ни рек, ни ручьев, ни озер. Лишь редкие естественные колодцы (это глубокие карстовые воронки) по­
стоянно хранят здесь драгоценную жи­
вительную влагу. Майя назьщают эти колодцы сенотами. Там, где были се­
ноты, еще 1\ глубокой древности возник­
ли и развивались важные центры майяской цивилизации. Место, на кото­
ром в VI веке нашей эры возник город Чичен-Ица, особенно благоприятно в' этом отношении. Здесь желтая равнина прерывается сразу:, двумя огромными естественными колодцами, отстоящими на 800 мегров друг от друга. Само на­
звание «Чичен-Ица» навсегда увекове· чило этот феномен природы: «Чи» на языке майя означает «устье», «чеи»­
«колодец», а «ица» -
имя племени· майя, которое, по преданию, первым по­
явилось здесь. «Устье колодцев Ицев» -
таков перевод названия го­
рода. Один из этих колодцев был главным источником питьевой воды. Другой и есть знаменитый «Колод'ец Жертв». Он почти в неизменном виде сохранился до наших дней. Мне довел ось недавно по­
бывать там. Каких-нибудь пять минут ходьбы от. главной пирамиды города «Эль Кастильо» -
и вы у цели. Даже сейчас, через восемь веков после описы­
ваемых событий, испытываешь неволь­
ный .трепет, стоя на краю гигантского омута с его желтовато-белыми отвесны­
ми стенами, покрытыми зелен'ью ползу­
чих растений. Око круглой воронки диа­
метром свыше 60 метров заворажива­
ет, притягивает к себе. Изрезанные пла­
сты известняка круто опускаются вниз к темно-зеленой воде, скрывающей в своих глубинах тайны ушедших столе­
тий. От края колодца до поверхности во­
ды свыше двадцати метров. А глубина его, как мне сказали, более половины того. Стоит ли удивляться, что мрачная красота сенота и его относительная недоступность (высокие, почти оТвесные стены) . вызывали у древних майя почти суеверный ужас, и, видимо, поэтому они с давних пор избрали это место для жертвоприиошений в честь своих богов. Но сей мрачиый обряд был весьма удобным способом и для сведения лич­
ных счегов с соперниками. Именно так поступил правитель Майяпана Ах Меш Кук, отправив своего военачальника Хунак Кееля в Чичен-Ицу в качестве по-
сланца к богам, обитавшим, по преда­
нию, в· глубинах «Священного Колод­
ца». Правитель хорошо, знал, что эти «п'Осланцы» назад нико~да не возвра­
щаются. И вот на каменной платформе у края «Колодца Жертв» разыграл ась поразительная по драматизму сцена. Один за другим исчезали в зеленой пучине дьявольского омута сбрасывае­
мые вниз люди. Приближалась очередь Хунак Кееля. И в этот напряженный момент принимает он решение. Выско­
чив вперед, храбрец взбежал на плат­
форму храма и на глазах изумленной толпы сам бросился вниз. с двадцати­
метровой высоты. А несколько мгнове­
ний спустя зеленая вода колодца вспе' нилась, и на поверхности появился . Хунак Кеель. Он громко закричал, что лично разговаривал с богами и по воле богов он -
Хунак Кеель -
должен стать правителем МаЙяпана. Отвага мо­
лодого военачальника покорила толпу. Ему бросили сверху веревку и вытащили из колодца. Ах Меш Кук вынужден ПО-. кориться самозванцу и уступить цар­
ский трон: приходилось считаться и с не­
зыблемыми религиозными канонами, и с решительным настроением народа в пользу «избранника богов». Став полноправным хозяином Майя­
пана, Хунак Кеель решил сполна рас­
считаться с заносчивыми правителями Чичен-Ицы. Повода для войны долго ждать не пришлось. В Чичен-Ице в то время был царем (<<халач виник» -
на языке майя) Чак Шиб Чак. Его младший брат Хун йууан Чак, прави­
тель небольшого города Ульмиль, по­
хитил во время брачного пира невесту у владыки Ицмаля -
Улиля. Имя неве­
сты -
Иш Цив-нен. Это происшествие и послужило сигналом к войне союза трех городов -
Ицмаль, Майяпан и Ушмаль -
против' могущественной Чи­
чен-Ицы. Объединенные войска после ряда успешных сражений захватили Чичен-Ицу'И подвергли ее страшному опустошению. Остатки майя-ицев во главе с правителем Чак Шиб Чаком бе­
жали на юг в непроходимые леса в рай­
оне озера Петен-Ица, где создали новое . государство, просуществовавшее вплоть до конца ХУI века. Именно его правители носили родовое имя «Ка­
нек» -
«Черная Змея». С тех пор пальма первенства в непре­
кращавшемся соперничестве за господ­
ство над IOKaTaHoM более чем на два столетия переходит к правителям Майя­
па на. А Чичен-Ица больше никогда не возродилась. Правда, паломничество верующих 'майя к святыням заброшен­
ного города и особенно к «Колодцу Жертв» продолжалось вплоть до прихо­
да испанских завоевателей в ХУI веке. «Остался одинокий И мертвый город, источающий тонкий аромат руин. Здесь не звучит человеческая речь. И только временами вещает таинственный голос, которого никто не слышит. Но в один прекрасный день ты его услышишь!» Этими словами из книги Антонио Ме­
диса Больо я и хочу закончить рассказ о прекрасной принцессе Сак-Никте. МАЛЬЧИК НА ХОЛМЕ Ш
чера вернулись в город ребя­
, . та, гостившие на coceДH~X фермах во время школьных каникул. И на десять миль вокруг ос­
тался лишь Патрик -
единственный -девятилетний мальчик среди стариков и старух, доживающих свой век в не­
большом селении на по.пуострове Дингл на юго-западе Ирландии. В сельской школе новый учебный год начинается через неделю. По утрам Патрик будет бегать две мили до шоссе, где его под­
берет автобус. Школьный автобус со­
бирает детей со всей округи, ведь по­
близости школы нет. Вернее, она ког­
да-то была, но теперь на ее месте зияет пустыми глазницами окон никому не нужное здание. Его бросили задолго до рождения Патрика, потому что год от года классы все больше редели. Пар­
ни и девушки, не успев завести семью, покидали родные места в поисках счастливой доли. Кое-кто устроился на работу в ирландских городах, но боль­
шинство уезжало в Англию, США, а то и в Австралию, Новую Зеландию. Оттуда шли денежные переводы, кото­
рые помогали родителям сводить кон­
цы с концами. Старики оставались на своей' болотистой земле, где сеяли овес и сажали картофель, разводили овец и коров. Патрик стал жить с дедушкой и ба­
бушкой после гибели родителей. Те ос­
тавили его на ферме в один из своих нечастых приездов из Ливерпуля. На­
деялись, что вдвоем, не связанные ма­
леньким сыном, смогут больше зара­
ботать. На обратном пути их автобус неожиданно застрял на железнодорож­
ном переезде, а поезд не успел вовремя остановиться. Поначалу мальчик чувствовал себя в деревне неуютно. Родился он в Ли­
верпуле и не знал иного языка, кроме английского. А вокруг говорили только по-гэльски. Правда, дедушка и бабуш­
ка понимали и английский, но был он для них чужим' и неприятным. Маль­
чишка с трудом привыкал, но со време­
нем лихо заговорил по-гэльски и так стал одним из семидесяти тысяч ир­
ландцев, которые пользуются этим языком как родным. В середине прошлого столетия стра­
ну поразил великий голод, вызванный неурожаем картофеля. В те голодные годы, .когда трупы валялись на город­
ских улицах и проселочных дорогах, англичане продолжали вывозить из Ирландии зерно и мясо, которых с из­
бытком хватило бы, чтобы прокормить людей. от восьми с лишним миллио­
нов ирландцев в стране осталась едва половина. Одних унесла голодная смерть, другие отбыли в дальние края и тем положили начало самому страш­
ному бичу Ирландии -
массовой эми­
грации. Каждый год уезжали десятки тысяч самых здоровых и выносливых, самых энергичных и предприимчивых. И сейчас, как считают, за пределами Ирландии живет ирландцев раз в де­
сять больше, чем в самой стране. Перед теми, кто выжил, стоял жесто­
кий выбор -
научиться изъясняться на языке хозяев: ведь найти работу мож­
но было только У них либо эмигриро­
вать. Так английский язык вытеснил гэльскиЙ. Люди, говорящие на языке предков, живут в основном на западном побе­
режье и на островах. Здесь же сохра­
нился и старый уклад жизни. Патрико­
ва бабушка печет хлеб в железной кастрюле над очагом, где пылают бри­
кеты торфа. После завтрака мальчик отправляется с дедом рыбачить в лег­
кой лодке, обтянутой просмоленным брезентом. Нв ногах у них самодель­
ные «пампути», что-то вроде мокаси­
нов из грубой кожи мехом внутрь. В золе бабушка печет на обед рыбу с длинными языками зеленого лука и травами, названия которых Патрик никак не может запомнить. После обе­
да бабушка обычно садится за прялку, а дед ложится отдохнуть. Дают себя знать долгие годы тяжелой работы в вечной сырости, в левом боку' часто вспыхивает пронзительная боль. Патрик выходит погулять. Поиграть не с кем, и он садится на вершине хол­
ма. За ним на дальних склонах строго расчерченные каменной оградой участки соседей, справа развалины заброшенной фермы. Мальчику одино­
ко и скучно. Посидев, он возвращается домой. Многие ирландцы, уехавшие на за­
работки за границу, начинают воз­
вращаться. Эмигрировать сейчас вро­
де некуда: в Англии безработных пе­
ревалило за два миллиона, в других странах положение не лучше. И так в последние годы население Ирландии впервые стало расти. Но возросла и безработица. Молодым ребятам без опыта и профессии труднее всех. Может быть, Патрик останется на дедовской ферме, которая перейдет ему в наследство. Но с каждым годом все труднее удержать свою землю. Мелких фермеров медленно, но верно вытесняют кулаки: Не только ферму унаследует Патрик от деда с бабкой, но и кельтское их упорство, и привычку к тяжелой рабо­
те, и умение выносить лишення -
все, что дает возможность выжить в этом негостеприимном краю. Пока он еще маленький мальчик, живущий в опустевшей деревне среди стариков ... ю. УСТИМЕНКО 41 в я Ч. 3 О Л О Т О В А не посидеть ли нам в мо е й -
келье? -
предложил госте­
приимный хозяин, когда мы выпили чай с ржаным воронежским пряни­
ком. И он пригласил меня в малень­
кую комнатку. которая была одн о ­
временно рабочим кабинетом и фо­
нотекой. «Посидеть » -
значит послушать пленки с записями русских наро д ных песен. А их тут, на стеллажах, в к а с­
сетах, великое множество, что-то око­
ло трех с половиной тысяч. И это только на пленках, а если приплю­
совать песни, записанные до магни-
42 ЗЛг[Cl-1ЕV1 тофонной эры,-
те, что живут в блокнотах,- то будет все пять. Хозяин этой уникальной коллек­
ции -
Петр Антонович Макиенко, краевед, фольклорист, композитор. В Воронежском крае дед Петро (так его зовут многие) возглавляет об­
ластной клуб любителей русской пес­
ни. Собирание музыкального фоль­
клора для этого человека мало ска­
зать увлечение -
это неутолимая страсть, дело всей жизни. Сколько исхожено-изъезжено по проселоч­
ным дорогам, от деревни к деревне в центрально-черноземной России и Сибири! И все для того, чтобы от­
крыть доселе неизвестную песню, до­
нести до нас, современников, и сохра­
нить для потомков ее самобытную красоту. Целый вечер провел я в гостях у песни, то грустной и разудалой, то величавой и широкой, как душа рус­
ского человека. Были среди них и песни литературного происхождения. Помню, я тогда удивился: почему их называют народными, если авторы текстов хорошо известны? .. « Да по­
ТОМу,- ответил Макиенко,- что крестьянские певцы, переиначивая слова и даже сюжет, приспосаблива­
ли их к своей жизни, укладу, на­
строению. Они как бы становились соавторами поэта ». Поиск народных вариантов книж­
ной поэзии увлекателен, а установ­
ление подлинного авторства требует немалых тр у дов, обширных знаний, интуиции. Некоторые рассказы Петра Анто­
новича Макиенко я предлагаю чи­
тателю, стараюсь при этом передать их так, как услышал. «В ДОЛИНЕ ДОЛГИХ СТАНОВ" -
Так вы по фольклору, говори­
те? -
п е респросил у меня председа­
тель с е льсов е та. Он вопр о сительно и с тенью недо­
верия см о трел мне в глаза. -
Вот гляжу на вас: мужчина представит ел ьный, видный, а такой, извинит е, чеп у хой занимаетесь. Не­
ужел и мало других специальн осте й? Иван Ф е дорович был местным жи­
тел е м, к у рун з улайским, хорошо знал историю сво е го села и края. Он гор­
дился ро д н о й ДауриеЙ. Даурские сте­
пи, даурски е сопки, даурская т а йга то и д е л о мелькали в его рассказах о Приаргунь е. Особенно запомнилось, с каким пылом говорил Иван Федо­
рович о местных целебных источ­
никах. -
Бол о то, понимаете, обыкно­
в е нно е болото! Трясина топкая, вол­
нами п од тобой ходит, а ты от нее вперебежку. И вот он -
родничок, фонтанчик! То подпрыгивает, то раз­
ливается. И, кажется, небольшой, а в е чный! Силы в нем много. Старики рассказывают, что забайк"л ьц ы на-
род кр е пк ий от «криштальных к лю ­
чей ». О ни х д аже легенды с к лады­
вают. Т а к у ю, н а пример, до в одилось слыш ать? Б е лы й а т а м ан Семенов п р и к азал взять н а у ч ет в се даурск и е исто чни­
ки и на ч ини ть их от р а в ой. П олезли белобандиты по бо л о т а м, д а там и остались. З а х лес тн ули и х ф о н таны даурски е. Т ог да атаман п ри ка з ал пе ­
ререзат ь ж и л ы « криш т ал ь н ы м к лю­
чам». И т у т дело н е в ы шл о. П ере К О­
пают одну ж и л у, а кл юч раз в е твля ­
ется на не с к ол ь ко фонт а н о в, кот орые бьют пущ е пр е жн е г о. Н и с че м о стал­
ся белый ата м ан. -
Ну в о т и ф о л ькло р! -
о бр а д о ­
вался Я.- Д а еще и з ус т предс е да-
те ля сел ьсовета. Такое случается не­
ч ас т о. -
Д а к а кой эт о фольклор! -
мах­
н ул о н рук о Й.- Т а к, байки ... Хотите, с нашими ст а р и чками познакомлю? Т аких небось нигд е не встречали. С ел о Курунз у лай старинное. Его о кружают таежны е сопки и пади. Де­
с я т кам покол ен ий курунзулайцев приходилось ви д еть и разгулы дикой конницы, и кар а ваны торговцев, что шли через село из Китая в Нерчинск. Нерчинская дорога была свидетелем к а торжных пес е н, бряцанья кандалов и сабельного зв о на бо е в за Советскую власть. -
Вот мы и пришли,-
сказал Ив а н Федорович.-
Тут живет ста­
рый кавалер ийс кий рубака, лично з навший Серг е я Лазо. Поср е ди двор а, обнесенного жер­
д яной изгород ь ю, СТОЯЛ хозяин -
Ив а н Павл о вич Миронов, коренастый, с з агорелым лицом, в темном картузе, надвинут о м на брови. -
Н у че ст о им? В ногах правды не т,- ска за л он. Вскоре пришел его д руг -
односельчанин Петр Ивано­
вич Уваровский. Они рассказывали о том, как в го­
ды гражданской войны, невдалеке о т пади Алтагачан, построили зем­
лянки, собрали оружие и партизани­
ли. Рассказ продолжила песня: И з пади Алта г ачаnа, из ко.м.муnь, лесовой Подъезжал к Курупзулаю взвод разведки боевой. Зас в истели пули г радом-
г рохот выстрелов, граnат. Уnичтожuли па месте в ес ь с емеnовский отряд ... Около тридцати песен было запи­
сано на магнитофон, когда зазвучала вдруг та, которую, казалось, я искал всю жизнь. Зап е вал тенорком Петр Иванович Уваровский. Он пел задумчиво и, казалось, вид е л себя в песне: 43 в 1l.0лдневныЙ жар в долине долгих ста'll.Oв С свинцо./К в груди лежал недвижu./К я ... Да это же Лермонтов! Удача небы­
валая! ни в жизни, ни в одной фоль­
клорной картотеке, ни в одном своде я не встречал народных вариантов стихов этого поэта. Провожая вто­
рично Лермонтова на Кавказ, В. Ф. Одоевский вручил ему неболь­
шого формата альбом с просьбой вер­
нуть его исписанным стихами, ко­
нечно, нов.ыми. Поездка поэта на Кавказ оказалась последней, но просьба Одоевского была выполнена. ~хаил R)рьевич поместил среди первых записей стихотворение «Сон». И ВОТ 6но здесь, в таежном Курун­
зулае, обернулось народной песнью. -
Че, пондравилось? -
спросил Уваровский, окончив пение. -
Да, понравилось, и очень! -
не скрывая волнения, ответил я. И спро­
сил: -
А почему вы поете «долгих станов» вместо «Дагестана»? Ведь стихотворение Лермонтова начина­
ется словами: «В полдневный жар в долине Дагестана ... ». -
Дак то ж Лерll'lОНТОВ,- усмех­
нулся зanевала.- Он ведь тут не жил и Забайкалья не знает. А у нас дол­
гие станы были повсюду, где прохо­
дило пешее войско или кавалерия. Стан -
это долгая стоянка . ....,.. И до­
бавил: -
Нет, «Дагестан» нам не подходит. Я прочел несколько стихотворений Лермонтова и последним -
«Сон». Старики сидели молча, слушали вни­
мательно, качая головами. А когда я закончил чтение, Уваровский вдруг запел: И в разговор весеЛЪLй не вступая, Сидела с HU./К заду./Кчива ом. В его груди, дыJКЯСЪ, чернела рам. Кровъ из нее бежала ка1С струя. Да... Конечно, у Лермонтова стройнее,- сказал он, закончив куп­
лет.- А может, вставить в песню все его слова? -
ни в коем случае! -
замахал я руками.- Пойте как пели. В зтом са­
мая ценность.-
И я подумал, .как ин­
тересно, со смыслом редактирует иной раз народ поэта ... Обратную дорогу мы с Иваном Фе­
доровичем шли молча, оба взволно­
Ba'lHble. КАК КАЗАКИ ПУШКИНА . «ПОПРАВИЛИ» В станицу Вилоновскую мы при-. были в субботу. -
Вот вам самая настощцая ка­
зачья станица! -
сказал шофер, по­
могая достать поклажу из кузова. Председателъ райисполкома, к ко­
торому я зашел познакомиться, дал странный совет: -
Если хотите послушать песни разных станиц, приходите завтра ут-
44 ром на базар... Какие песни понра­
вятся, в ту станицу вас и отвезем. Кажется, ясно, но не совсем по­
нятно: какие на базаре песни, да еще с выбором! Однако в седьмом часу утра я уже был в самой гуще клоко­
чущей толпы. Огромная площадь забита телега­
ми, фурами, пролетками. Год выдал­
ся урожайным, и воскресный. базар праздничен и весел. Опустошались повозки с фруктами и овощами, клет­
ки с живностью, ведра с рыбой. Ча­
сам к девяти оживление спало. И вот на другом конце рынка послышалась протяжная песня; Пели два голоса -
мужской и женский. В записной книжке я успел набросать главную те­
му мелодии и несколько слов текста ... Увы, песня удалялась. Бричка вы­
ехала из ворот и загрохотала по до­
роге. Записанное не имело закончен­
ного смысла: «не В чистом поле, лес, дубрава ... переправа», но Я надеялся, что по словам и мелодии как-нибудь разыщу ее. Поэтому и не отчаивался. К тому же, как обещал председатель райисполкома, песенный рог изоби­
лия был раскупорен, и я услышал множество других песен. Сойдясь вместе, встретив земля­
ков или бывших однополчан, казаки не могут обойтись без пения. Вот они встали в кружок в непринужденных позах: кто скрестив руки на груди, кто заложив их за спину, кто спря­
тав в карманы шаровар. Запели ста­
ринную казачью песню, мерно пока­
чиваясь, и, казалось, рассказывали друг другу о чем-то важном. Запе­
вала искусно дирижировал головой и локтями. Он же сообщал певцам нюансы, смену темпа, бросал реп­
лики: «давай вторым», «дишкань», «голоси», «тихо» ... Казалось, весь рынок слушал на­
пев, но IpIKTO не останавливался, не глазел на молодого казака, который мастерски «дишканил», то есть ук­
раШал 'пееню подголосками. Для всех это было привычным. Коль сегодня воскресенье, значит, казаки будут петь -
давно укоренившаяся тради­
ция Хопра и Дона. Переходя от одной группы к дру­
гой, я сделал' несколько записей, но песни, которая уехала на бричке, не услышал. Решил расширить поиски. Услышав мою запись «не В чистом поле», пожилой казак по фамилии Пономарев запел, и все подхватили: «Не В чистом поле огонек горел, пред огнем-то расстилали ковер шелковый, на ковре-то вот лежал казак ране­
ный ... » -
Песня хороша, да не та,- ска­
зал Я.- ВОТ бы отыскать «лес-дуб­
раву», да еще бы в придачу «пере­
праву». -
Постой, постоЙ! .. -
стал припо­
минать Назар Михайлович ПОНQма­
рев.- Наверное, тебе надо «Казак при звёзде». Там есть слова «Ой. да не в чистом поле, не в дубраве, не при опасной переправе». Она 'ай нет? Это была она, но, к сожалению, Пономарев пропеть всю песню не смог, однако назвал адрес стариков Бирюковых, которые проживают в станице Первая Березовitа: «Эти, по­
ди, все знают!» Тимофей Кузьмич Бирюков, пер­
вый, к кому я обратился, был еще молод, «до шестого десятка не до­
тянул». . -
Дойдите до моего бати,- сказал ОН,- с ним И решайте. Наше дело второе: кликнут -
пойдем сыграем. Только,- предупредил Тимофей Кузьмич,- к моему старику под­
ход нужен. Тяжел характером. Старик Бирюков жил неподалеку от сына. Он сидел на крылечке и читал старую, в потрепанном пере­
плете книгу. Увидев незнакомца, приосанился, лихо сдвинул набок выцветшую казачью фуражку, подо­
звал старуху, сунул ей в руки книж­
ку и сделал знак оставить нас. У знав, что я приехал «по поручению МоС­
квы» (от Всероссийского хорового общества) и разыскиваю по важному делу старого казака Кузьму Назаро­
вича Бирюкова, он на мгновенье рас­
терялся. -
Чем это Бирюков или, скажем, наши станичные казачки провини­
лися, что сама Москва к нам пожа­
ловала? Но, проведав о цели приезда, быст­
ро спохватился, пригласил в комнату. Старуха подала холодного молока. Вскоре в хате зазвучали песни. За­
певал высоким басом мой знакомый Пономарев, «дишканил» сам старик Бирюков, его сын «водил голосом», подлаживаясь то под Пономарева, то под отца. Прозвучали песни, которые я слы­
шал на колхозном рынке. Но той, не­
допетой, среди них не было. -
Как же не помнить, помню,­
сказал старик, когда я напел ему ме­
лодию.- Только не «Казак при звез­
де», а «Кто при звёзде, при луне так поздно едет на коне». ТИмка,- об­
ратился он к сыну,- не отставай, тяни сразу. Кузьма Назарович осторожно по­
вел запев, нащупывая каждый звук, бережно шлифуя голосом каждое слово, чувствуя каждый слог: А кто при звёзде, при луне Так поздно едет м коне? .. И только здесь вступил хор: Ой, да не в чисто./К поле, не в дубраве, Не при оnаenой переправе, Казак м север держит nутъ, Казак не хочет отдохнутъ ... Что это? Очень-очень знакомое­
«Казак на север держит путь ... » Бирюков пел дальше: Булат, '/Сак шкло, его блестит, Мешок за пазухой мбит. Ой, да червO'l/.ЦЫ нужны '/Саза1С1/, И '/Сонъ, и шаш'/Са JКOJ10дцy ... «Отчегошашка?» Догадка была совсем близка. И тут как молнией блеснУло: не шашка, а шапка ему 'дороже, потому что в ней донос за­
шит! Дош>с на гет.ман.а злодея Царю Петру от Кочубея. Вот так у Пушкина. Я попросил повторить песню и сделал дубль за­
писи, окончательно убедившись в пушкинском авторстве -
это 'был отрывок из поэмы «Полтава». Был поздний час, к тому же я не помнил твердо текст о гонце, кото­
рого полковник Искра и Кочубей снарядили в столицу. Поэтому я не читал певцам подлинника, ограни­
чившись замечанием, что песня при­
надлежит Александру Сергеевичу. Позже, сличив пушкинский текст и казачий вариант, я не ругал себя за это. Разговор вызвал бы спор, и бе­
резовцы с жаром защитили бы свой вариант. И по-своему были бы правы. У поэта в эпизоде с гонцом, везу­
щим донос на Мазепу, самой ценной вещью являлась шапка, так как в ней зашит документ, и гонец ее вы­
даст «только С бою, и то лишь с буй­
ной головою». Ну а для казака шапка не имеет ценности .. Вот. шашка -
это другое дело. Без шашки он не казак ... Убрав в песне то, что касается государст­
веНfJЫХ дел, народные певцы создали на основе пушкинских стихов свой песенный вариант. Оставалось не­
объяснимым -
почему «казак на се­
вер держит путь». Что ему там де­
лать? Забыли переделать на казачий лад? На.это станичники, вероятно бы, ответили, что казак -
вольный чело­
век, куда ему вздумалось, туда и по­
ехал. И я думаю, нет надобности по­
правлять их песню, подгонять под Пушкина. Пусть поют как есть! . вМрон ... В АКАТУЕ В рабочем поселке Алекзавод, как именуется теперь бывший Александ~ ровский каторжный завод, я записы­
вал у ветеранов гражданской войны песни о волочаевских боях и уссу­
рийских походах. Расставаясь с Алек­
заводом, заглянул в местный Дом­
м~зей Н. Чернышевского расспро­
сить хранителя, в каких окрестных забайкальских селениях можно по­
слушать народные песни. Среди про­
чих пунктов был упомянут АкатуЙ. Сердце мое учащенно забилось. -' Далеко ли до Акатуя? -
спро­
сил я. -
Да часа полтора езды. АкатуЙ... С детства, когда я дис­
кантом подтягивал взрослым: «Дол­
ГО Я тяжкие цепи носил, долго бродил я в горах АкаТуя ... », o~ был для меня загадочным и· таинственным. К Акатую ведут две дороги -
со­
временная шоссейная и старинная «секретная», ПО которой вели катор-· жан. Я выбрал последнюю. Это была скорее широкая тропа. Слева возвы­
шались голые сопки, справа прости­
ралась долина мелководного Газиму­
ра. Суровый и неприветливый пей­
заж. «Каторгой каторг» называли здешние места. По этой дороге по предписанию царя некогда провезли декабриста Михаила Сергеевича Лу­
нина, трагически погибшего в камен­
ном мешке акатуйского острога. При­
помнились строки из «ЕвгеНI!IЯ Оне­
гина»: Тут Лунин дерзко предлагал Свои решитеЛЬНЬtе .меры ... Это был блестящий кавалергард, человек высокой культуры, кристаль­
ной честности, несгибаемой воли. Он знал несколько языков, хорошо вла­
дел пером и кистью, слыл незауряд­
ным музыкантом. О нем писали А. Дюма, Сен-Симон, П. Вяземский, А. Герцен. Его личностью интересова­
лись Л. Толстой и Ф. Достоевский. Один из немногих декабристов, он и на каторге продолжал борьбу с са­
модержавием, окольными путями пе­
ресылая своей сестре Е. Уваровой политические памфлеты, чтобы их распространить в России. Одна из рукописей попала к Николаю I, и участь Лунина была решена: он был тайно умерщвлен. У въезда в поселок Акатуй шофер притормозил у высокой сопки, на которой виднелось кладбище. За железной оградой зеленый холмик. На медной плите выгравировано: «Любимому брату М. С. Лунину от любящей сестры Е. С. Уваровой». Договорившись о встрече со знато­
ками местных песен, я отправился знакомиться с Акатуем. Рабочий по­
селок разбросан по берегам Газимура меж отлогих сопок. Рудник работает и поныне, но от каторжных времен и следов не осталось. ТQЛЬКО мрачные темно-серые стены бывшей тюрьмы свидетельствовали о трагической участи ее узников. ... В рудничном Доме культуры со­
брались пенсионеры, любители хо­
рового пения. Я заговорил о местных песнях. -
У нас они шибко горестные, та­
кой уж у нас беспокойный край,­
сказала Агафья Антоновна Шестако­
ва.- Встарь сюда каторжников в кандалах водили. Редкие выжива­
ли -
или сам помрет, или замучат. Поди-ко, видели могилку Лунина Михаила Сергеевича? Он сидеть-то сидел, а царю не поддавался и ми­
лости не просил. Вот и придушили. А песня его осталась. -
Какая песня? -
ухватился я, .предчувствуя находку. -
Нин, твоя песня, запевай;­
ласково тронула она плечо подруги Нины Ивановны Пичизубовой, и та, прокашляв голос, запела: Отцовский до,м сnокинул, .мальчик, я. Травой .он за-ой, зарастет. Собачка ве-ох, верн.ая .моя Залает у-ой, у ворот ... Песню эту я знал. Впервые запи­
сал ее у донских казаков. В текстах дончаков и акатуйцев большое рас­
хождение, и мелодии разные, но сти­
хи я узнал. В станице Ярыженской на Бузулуке казаки пели: ПРОC1f.ется день красы .моей, Украсит белый свет. Увижу .море, небеса, А родины .моей уж нет. Как провожал .меня отец, Не .мог слезу сдержать.· Пока не возвернуся я, Лить будет слезы .мать ... Уже тогда меня как-то стукнуло: а не литературного ли происхожде­
ния песня? Стал расспрашивать, от­
куда она, и рассказали мне, что в старину будто пел ее перед расстре­
лом за какую-то провинность каза­
чий офицер. Конвоирам понравилась, и они принесли ее в станицу. Это еще . более укрепило меня в мысли, что стихи принадлежат поэту -
офицер, как человек образованный, несом­
ненно, был знаком с книжной· поэ­
зией. И не ошибся. Спустя время, перечитывая Байрона, я обнаружил, что в основе песни -
монолог пажа из поэмы «Паломничество Чайльд Гарольда». Проснется день; его краса Утешит божий свет; Увижу ,море, небеса,­
Отцовский до,м покинул я. Травой он зарастет, Собака верная ,моя Выть станет у ворот ... Байрон ... в Акатуе. Какими судь­
бами оказались его стихи в каторж-. ном крае? Местные жители твердо приписывают песню Михаилу Сер­
геевичу Лунину. Скорее всего это так. В русском обществе Байрон был особенно популярен в 20-30-е годы прошлого века. Лунин, как передовой человек того времени, несомненно, знал творчество Байрона, был бли­
зок с его первым переводчиком И. И. Козловым. Английский поэт уехал в Грецию сражаться за свобо­
ду, русский офицер Лунин намере­
вался отправиться в Латинскую Аме­
рику к Симону Боливару ... Могут спросить: а не мог ли кто­
нибудь из других узников оставить· песню в Акатуе? Вряд ли. Кроме Лунина, декабристов здесь не было. И потом, кто другой мог в Акатуе сочинить мелодию к стихам великого поэта? Только Лунин, одаренный му­
зыкант. Осчастливленный драгоценной на­
ходкой, покидал я Дом культуры. Михаил Сергеевич Лунин знал, что в каменном мешке Акатуя он погре­
бен заживо, что родины он уже не увидит. Как и Байрон, покинувший берега своей отчизны. Песня объединила для потомков их имена. 45 ОЛЕГ И ГНА Т ЬЕВ ФОТО ав т ора «(Ам .. 1I ноносо.wи ОСТРО.» rn MeH~O так переводится на рус­
скии язык название острова Ниуафооу, входящего в состав королевства Тонга. Если поискать на карте юго-западной части Тихого океа­
на, то можно легко обнаружить коро­
левство Тонга, состоящее из трех групп островов -
Тонгатапу, Хаапай, Ва­
вау -
и, как пишут в справочниках, «нескольких др. островов, раскинутых на значительном расстоянии от трех упомянутых групп». В число «др.» И вхо­
дит Ниуафооу. Откровенно говоря, в здешних назва ­
ниях запутаться очень просто. Особен­
но если вы вздумаете выяснить, как же 46 называется тот или иной остров у мест­
ных жителей. Возьмем, к примеру, Ниуафооу. Тонганцы часто называют его просто Ниуа. Но есть в этом районе остров Ниуэ, никакого отношения к ко­
ролевству Тонга не имеющий. А еще есть остров Ниуатопутапу, который тон­
ганцы тоже называют Ниуа. Покупает. скажем, пассажир билет на пароходе до Ниуэ, а его доставляют на остров Ниуа­
топутапу! Хоро ш о, что штурманы на «Каллисто» ведут наше судно, п ользу­
ясь официальными картами, а каково было древним мореплавателям, пола ­
гавшимся на сведения, сообщенные им полинезийцами. Ниуафооу -
островок небольшой, довольно необычный по форме. Пред­
ставьте себе бублик диаметром в десять километров и толщиной примерно в два. Дырка бублика заполнена пресным озе­
ром Ваи-Лахи, на ровной глади которо­
го лежат два о с тровка, и на одном из них, в свою очередь, находится неболь­
шое озеро. Возник Ниуафооу на вершине гигант­
ского вулкана, поднявшегося с двухки­
лометровой глубины Тихого океана. За последнее столетие вулкан трижды про­
сыпался и буйствовал. Последн е е мощное извержение лавы наблюдалось в 1946 году, а последнее землет ряс ение -
несколько лет наз ад. «Каллисто» и дет к острову Ниуафооу. Есть ли там причал, этого никому знать не дано. Вот что говорится в ЛfJЦИИ про Ниуафооу: «Административным цент­
ром является селение Ангаха на север­
ном берегу. На восток от этого селения у низкого скалистого мыса, являющего­
ся северной оконечностью острова, по­
строен н еболь шой причал, на котором установлен кран. В тихую погоду на причал удобно высаживаться. Против причала на берегу стоит склад с крас­
ной крышей для хранения копры, вблизи которого находится дом управляющего островом. Малые суда становятся на якорь в 185 метрах от берега против се­
ления Алелеута». Но «Каллисто» нельзя считать ма­
лым судном, з начит, якорь придется бросить не в 185 метрах от берега, а зна­
чительно дальше. И притом сохранился ли причал, неизвестно. Впрочем, утро в е чера мудренее. Завтра все прояснит ­
ся ВЫСАДКА НА ОСТРОВ На побережье у Ангаха причала не оказалось, и волны непрерывно бились о скалистый берег, подойти к которому не представлялось никакой возможно­
сти. Несколько местных жителей, по­
явившихся на крутом обрыве, стали по­
казывать знаками, что попасть на ост­
ров можно только с противоположной стороны. Было два часа дня, когда «Каллисто» обогнуло Ниуафооу, и по селектору был отдан приказ первой группе спуститься на «Дору». Мы перебрались по шторм­
трапу на ботик и пошли к берегу. Та м уже соБРaJl аСЬ ТО,lпа ч ело век в три ­
дцать; среди встречавши х не БЫJlО ни одной женщины. Через «причал» -
вы ­
ступавший на два десятка метров в мо­
ре прямоуго ль ник, сложенный из бу­
лыжников,- перекатывались волны, и от экипажа катера требовалось больш ое искусство, чтобы очередной массой воды нашу посудину не швырнуло на очень неприветливо торчащие' камни. Ви д я за­
труднительное положение гостей и пра­
вильно оценив обстановку, с причала прямо в одежде ПРЫГНУJlИ в воду не ­
сколько челов е к. Один миг, и трое из них уже п еревалились чере з борт катера. Что делать? Судя по всему, на «Дору» пожаJlоваJlО вс е местное начальство. Значит, вопросы, связанные с высадкой ученых, можно решить с ними на « Кал­
листо». И мы решили вернуться с гостя­
ми на судно. -
Ниу Тауфа, офицер ПОJlИЦИИ ост­
рова,- предст ав ил ся самый солидный из них. -
Саймон Кенете Ката,- назвал свое имя молодой стройный парень лет двадцати -
полицейский острова. Третий -
юноша атлетич ес кого сло­
жения с вьющимися волосами, ниспад а­
вшими на плечи, в немыслимо рваных штанах до КОJlен е й -
н е сказал, как его зовут, а только молча УJlыб н улся и про -
тянул бронзовую мускулистую руку. Видимо, он не говорил по-английски, а мы, соответственно, н е знали ни одно­
го слова на языке тонга. Может быть, подумал я, он тоже за нимает какой-ни­
будь важный пост в местной админист-
рации. . Однако когда на корабле Ниу Тауфа представлял своих спутников, то, мах­
нув рукой в сторону юноши, пренебре­
житеJlЬНЫМ тоном произнес: «А это ме­
стный житель»,- давая понять, что он­
то -
Ниу Тауфа -
стоит на какой-то другой, более высокой ступеньке иерар­
х ической лестницы острова Ниуафооу. Пригласили всех в кают-компанию, собрали оперативное совещание, руко­
водство экспедиции предложило на одобрение Ни у Тауфа наш ПJlан высад­
ки на остров. Водолазы должны были укрепить мет­
рах в двадцати от берега два буя, п ере­
бросить от них на остров канат, вдоль которого станет ходить ПJlастмассовая шлюпка -
все на судне ее называли « мыльница». Ча сть команды и научный состав, включенные в группу для работы на острове, будут доставляться ботиком до буйков, затем по одному станут пе­
ресаживаться в «мыль ницу», И, улучив момент, когда набежавшая ВОJlна под­
нимет шлюпку на гребень, стоящие на берегу местные жители потащат за трос скорлупку вместе с сидящим в ней пас­
сажиром. Таким же образом на берег переправят весь багаж. Мы думали, что Ниу Тауфа -
глав-
ный начальник острова, но, оказывает­
ся, на Ниуафооуштатное расписание административного состава было разду­
то в соответствии с океанскими масшта­
бами, н выработанный план требовалось согласовать с самым большим началь­
ником. Он и только он мог разрешить и установку буйков, и выделить на подмо­
гу местных жителей. Поэтому нашу пер­
вую группу решили вbIсаживать без по­
мощи «мыльницы». Как и следовало ожидать, все обо­
шлось донельзя удачно. На берегу нас' встретил самый главный местный на­
чальник ~ администратор острова Джек Туипулогу Ката (<<Называйте ме­
ня просто Джек!») -
грузный мужчина лет сорока, с приветливой улыбкой Н.а полном лице. Джеку, оказывается, еще неделю иазад сообщили по радио о на­
шем предстоящем прибытии и дали указанне оказывать всяческое содей­
ствие. Он заверил нас, что для выпол­
нения программы научных исследова­
ний он выделит людей, которым поручит доставку в лагерь воды и топлива, обес­
печит ученых транспортом (на Ниуа­
фооу есть три небольших трактора и один грузовик) и, безусловно, завтра ут­
ром пришлет самых ловких и сильных парней для переброски людей и грузов с «Каллисто». -
Советую вам,- сказал Джек,­
высадку начать часов в девять утра. Ла­
герь можете разбить вот здесь, на тер­
ритории, принадлежащей сельскохозяй­
ственному департаменту Тонга. Я обратил внимание на сожженный остов какого-то здания метрах в два­
.:щати от берега. -
Это,- пояснил Джек,- каркас церкви. Тридцать один год назад рядом с ней прополз поток лавы во время по­
следнего извержения. Естественно, цер­
ковь сгорела. Всех жителей острова эва­
куировали тогда с Ниуафооу, и верну­
лись они в свои родные места лишь око­
ло десяти ,лет назад. Так что очень мно­
гие ниуафооуанцы провели большую часть своей жизни' в других местах. Но ностальгия -
чувство очень сильное, и все вернулись домой. Джек поинтересовался,СКОЛЬКО вре­
мени мы пробудем на острове. -
у нас,- ответил руководитель группы Юрий Петрович Баденков,~ по программе только четыре дня работы. Так что придется потрудиться и в субб,О­
ту ив воскресенье. Джек почему-то смутился: -
Вы собираетесь работать и в вы­
ходные? Да,- подтвердил Юрий Петро-
вич. Но это невозможно! -
восклик­
нул аДминистратор.- По обычаю ко­
ролевства Тонга в суббОту и в воскре­
сенье для всех, кто находится на остро­
вах, заниматься какой бы то ни было ра­
ботой запрещено.. Исключение может быть сделано только с разрешения его величества, а он, как вы знаете, нахо­
дится в столице KOpOJJeBCTBa в гор.оде Нукуалофа на острове Тонгатапу. Может быть, не стоит беспокоить его величество,- зам'етил Баденков,­
а попросить разрешения у премьер-ми­
нистра? -
Премьер-министр, его высочество принц Фатафехи Туипелехаке, все равно передаст вопрос на paccMoTpeH!le его величеству. -
А может быть,-
сказаля,- не ст'анем утруждать премьеР-МИI;IИстра, пошлем сегодня радиограмму министру иностранных дел. Кажется, .наше Ми­
нистерство иностранных дел связыва­
лось непосредственно с вашим минист­
ром, обговаривая программу работ «Каллисто»? -
Миннстр иностранных дел, его вы­
сочество принц Фатафехи Туипелехаке, непременно согласует свое решение с его величеством,- ответил Джек. -
Но так как цель нашего визита,­
деликатно перебил Баденков,- изуче­
ние природы на островах Океании с целью наиболее рационального исполь­
зования местных ресурсов и защиты окружающей среды, то, может быть, об­
ратиться лучше за разрешением к ми­
нистру сельского хозяйства? -
Министр сельского хозяйства, принц Фатафехи Туипелехаке, не может принять единоличного решения по тако­
му важному вопросу,- уже несколько суше произнес Джек. -
Видите, мистер Джек,-- снова вмешался я в разговор,'придумав, каза­
лось бы, неопровержимый аргумент,­
а нельзя ли нас рассматривать как ту­
ристов, интересующихся природой и коллекционированием гербариев, а дру­
гие виды нашей деятельности не назы­
вать «работой», считая их «активным отдыхом»? Тогда мы сможем попасть под категорию туристов и обратиться к министру по туризму за разрешением соверша;гь прогулки в субботу и воскг­
сенье., -
Может быть, так и сделаем,- об­
радовался Джек по~леднему предложе­
нию,-
я сообщу министру по туризму, его высочеству принцу Фатафехи Туипе­
леЧlке, о том, что на· нашем острове на­
ходится группа советских туристов, ко­
пающих ямки и собирающих цветочки. На том и порешили. Улучив момент, я отвел администратора в сторону и спросил: -
Скажите,. мистер Джек, они что, однофамильцы: премьер-министр, ми­
нистр иностранных дел и другие минист­
ры? -
Нет. Принц Фатафехи Туипеле­
хаке занимает несколько постов: он и премьер-министр, и министр иностран­
ных дел, и министр сельского хозяйства, и министр по туризму, и еще министр связи. Правда, за все эти должности зарплаты он не получает. Ему выделя­
ются лишь определенные средства как принцу -наследнику престола. Джек обещал к утру следующего дня дать ответ, сможем ли мы «активно от­
дыхать» в субботу и воскресенье. -
А теперь,-
улыбаясь, произнес ОН,-,-- хочу сообщить вам приятную но­
вость: послезавтра вечером в деревне Эсиа состоится праздник по случаю за-
кладки новой церкви, и мы приглашаем всех наших дорогих гостей прибыть :для участия в торжестве к четырем часам вечера. А накануне ,вашего отъезда все жители острова ждут вас на специально приготовленный для «каллистян» «фа­
каафе» -
фестиваль с угощением. Жи­
тели каждой деревни покажут на нем свои музыкальные программы. Надеем­
ся, что большинство членов экипажа «Каллисто» сойдет по этому случаю на берег и примет участие в столь бо.~ьшом для нас событии. Славный Джек даже не подозревал, в какое затруднительиое положение по­
ставил он Юрия Петровича: каждый час пребывания на острове необычайно до­
рог для ученых, а при такой программе сразу выпадали почти полностью два рабочих дня. Проявив максимум такта, Б аден ков стал витиевато разъяснять Джеку, что согласно древним традициям на особо значительные мероприятия у нас принято направлять наиболее полно­
мочных представителей, которые высту­
пают от имени и по поручению всего кол­
лектива. И вот послезавтра на праздни­
ке по случаю местного торжества в де­
ревне Эсиа советскую экспедицию бу­
дут представлять несколько таких вы­
дающихся личностей, причем Баден­
ков обещал сам присутствовать на це­
ремонии. Кажется, Джека это вполне удовлет­
ворило. Договорившись обо . всех деталях, связанных с высадкой, мы вернулись на «Каллисто». ПЯТЬ ЧАеТЕИ ЗЕМЛИ Высадка прошла благополучно. Ко­
нечно, кое-кому пришлось принять мор­
ской душ, но при тропическом солнце и теплой воде вреда он не причинил, кроме разве кинооператора Виктора Бабаева. Он сошел с «мыльницы» неудачно и не­
много замочил аппаратуру, хотя перед высадкой аккуратно завернул ее в плас'-
. тиковый мешок. Справившись с переброской багажа за два часа, стали разбивать лагерь на территории, принадлежащей сельскохо­
зяйственному департаменту Тонга. Земля разделена на пять неравных частей. Одна часть, большая, принадле­
жит королевской семье. Вторая -
госу­
дарству, остальные являются собствен­
ностью трех семей -
Фуситуа, Фотофи­
ли и Туита. Каждое из семейств возглав­
ляет вождь. Два вождя -
Фотофили И Туита -
живут на другом острове, а семейство Фуситуа -
здесь, на Ниуа­
фооу. Сам Фуситуа умер четыре года на­
зад, и теперь островом формально пра­
вит его вдова. Администратор Джек Туипулогу Ката является представите­
лем короля и центрального правитель­
ства. Итак, наш лагерь расположилс!! на участке, относящемся к государствен­
. ной земле. До наступления с>:;мерек устанавли­
вали палатки. Джек оказался человеком слова. Ве­
чером несколько раз в лагерь приезжал трактор -
привез на при цеп е . сна ч а .. lа дрова, а потом две бочки воды, с ,()Т()­
рой здесь туговато. Правда, жит ели xu-
дят купаться и стирать белье в кратер на озеро, но оно от нашего лагеря 'далеко, километров пять, да и спуск нелегкиЙ. За вчерашний и сегодняшний день мы не видели на острове ни одной жеНЩII­
ны. Видимо, сидят по домам в деревнях и не хотят беспокоить гостей. ЭТО ВАМ НЕ ТАЙГА! Сегодня рано утром наша группа, за­
хватив надувную лодку, отправил ась к озеру. Основная задача -
взять пробы воды на разных участках акватории. Вода в озере оказалась очень невкус­
ной, хотя и пресноЙ. Пить ее мы не соби­
рались, зато с большим удовольствием выкупались. Удовольствие получили двойное: и вода пресная, и акул нет. На берегу роща кокосовых пальм. По ­
ка гидрологи Копцев с Цыганковым брали пробы, а потом поплыли на распо­
ложенный в центре озера островок, мы нашли несколько орехов, разбили их, попили кокосового молока, съели мя­
коть и стали собираться в обратный путь. Вернувшийся с острова Копцев при­
вез гриб. Обычный наш гриб-боровик. Как он сюда попал, науке неизвестно. На базу мы шли с первым помощни­
ком капитана Олегом Кондратьевичем несколько позади остальной группы. Старый таежник, он много л ет живет на Дальнем Востоке, и любимое его за­
нятие -
бродить по тайге, разыскивая корни женьшеня. Он может без конца говорить о найденных сокровищах, о том, какой это корень, как готовить и з него целебный напиток. Рассказывал Олег Кондратьевич ув­
леченно, и я шел, не обращая внимания, куда мы идем,.-
кто же станет беспоко ­
иться о маршруте, если рядом идет опытный таежный следопыт? На девятом или десятом рассказе я случайно взглянул на часы и с удивле­
нием обнаружил, что идем мы уже вто­
рой час, хотя утром от базы до кратера ходу было не больше сорока минут. -
Мы,-
говорю,- Олег Кондрать­
евич, идем не по той дороге. -
Что вы,- обиделся таежный волк.- Тут дорога прямая, а я не заблу­
жусь даже в дремучей тайге. Тут нас догнали двое из наших -
Ба­
баев с Ткачуком, и Бронислав Ткачук ехидно спросил, правильно ли мы идем. Может быть, в тайге Олег Кондрать­
еви ч и выходил всегда к дому, но в джунглях крошечного Ниуафооу он, к сожалению, заблудился. Мы шли еще полтора часа и еще минут пятнадцать. Затем вынуждены были повернуть об­
ратно. Короче говоря, вернулись мы в лагерь с противоположной стороны, практи­
чески обойдя остров кругом. 4 « Вокруг света» N, 6 НИУАФООУАНСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО К вечеру в л агерь прибыл трактор с при цепом -
везти гост е й на праздник. Поехали п я ть человек во главе с Бад ен­
ковым. Остальными поч ет ными гостями были переводчица Ольга Григорьевна, Олег Кондратьевич, Виктор Бабаев и я. Проселочная дорога проходила по . гребню кратера вулкана и частично шла через места, где три десятилетия на зад двигался огненный поток лавы. Застыв­
шие волны черной лавы у ходили далеко за горизонт, местами создавая хаоти­
ческие нагромождения. Ка залось, ги­
гантский циклоп долго трудился здесь, создавая абстрактные скуль пт уры. Лишь в очень н ем ногих местах из тре · щин робко тянулись к солне чном у свету зеленые ростки. Прой дет еще много вре ­
мени, пр ежде чем восстановится почва и появятся условия для жизни трав, ку­
старников и деревьев. Все участники празднества уже сиде­
ли за столами, когда трактор въехал на деревенскую площадь. Нас посадили за почетный центральный стол, распо ло­
женный под навесом, крытым пальмо­
выми листьями. Позади каждого гостя встали нарядные девушки. В руках они держали легкие веера, которыми слегка помахивали, не давая назойливым му­
хам садиться на блюда, приготовленные для гостей. Напротив меня, несколько наиско ­
сок, сидела пожи лая женщина в очках. которой все окружающие оказывали з наки особого уважения и внимания. Я тихонько спросил у сидящего рядо\! мужчины: кто эта почтенн ая особа) -
Глава нашего острова,- таКЖ е шепотом ответил сосед.-
Ее зовут П и­
сила Фуситуа, ее муж был нашим вож­
дем, а госпожа Писила получила свой титул по наследству. Стол был накрыт с тонким вкусом. Среди разбросанных по с катерти цв е­
тов стояли блюда с яствами. Здесь было все, чем богаты земля и прибрежные во ­
ды Ниуафооу: нежнейшие моллюски в кокосовом молоке; запеченные в плод ах хлебного дерева ломтики акульего мяса; жареных паJIЬМОВЫХ воров - крабов­
отшельников подавали на поднос е в окружении тонко нарезанных кусочков таро, и пурпурные раки очень живопис­
но смотрел ись среди фиолетовых ово­
щей. Мякоть коко са была представлена в жареном, тертом и пареном виде. Ку ­
рицы, откормленные на копре, возбуж­
дали аппетит, источая аромат, к которо, му примешивался дразнящий запах слегка поджаренных орехов. Но, без сомнения, центром всеобщего внимания были поросята. Каждая деревня при ­
HeCJIa на пра зд ник по поросенку, и луч­
шие кулинары священнодействовали у костров, поворачивая то одним, то другим боком к огню насаженные на вертела тушки. Кроме «с тола президиума», перпен ди­
кулярно к нему стояли в lieKoTopoM от­
далении еще три стола. За первым ра с­
положились гости, приглашенные и з всех деревень, за вторым -
государ­
ственные,служащие острова и их жены, а за третьим -
официальные лица ост­
рова тоже с женами. В число официаль­
ных лиц острова входили старосты де­
ревень, священники церквей, учителя школ. Нужно сказать, что на Ниуафооу восемь деревень. В них насчитывается семь церквей, четыре к.nадбища и три начальные школы. Время от времени кто-либо из высоко­
поставленных представителей, сидящих за главным столом, выходил из-под на­
веса и через мегафон произносил речь на языке тонга. Мой добровольный тол­
мач пояснил, что по традиции должны выступить все наиболее почетные гости. Джек выступал последним, и мы уло­
вили в его речи знакомые слова: «Кал­
листо», «Юрий Баденков», «Москва». Правила дипломатического протокола требовали ответного слова с нашей сто­
роны. Баденков говорил по-русски, Оль­
га Григорьевна переводила его слова на английский, з' сам Джек доносил их смысл собравшимся уже на тонганском языке. Судить, что в конечном итоге по­
лучалось после двойцого перевода, нам было трудно, но слушатели остались до­
вольны. На этом праздник завершился, и мы, усевшись в кузове знакомого уже нам прицепа, отправились в лагерь. По тон­
ганскому обычаю хозяева положили на пол прицепа сплетенную из листьев пальмы корзину, в которой находились поросята и другая снедь. ПТИЧКА БОГА ВУЛКАНА Лео Суренович Степанян, наш орни­
толог, с полицейским Саймоном Кенети Ката сегодня добывал пернатых. После одного из выстрелов Степаняна птица, сидевшая на вершине кокосовой паль­
мы, застряла в кроне дерева. Орнитолог очень огорчился и уже поставил было крест на добыче. Тогда Ката отстегнул ремень с пистолетом, снял рубашку, сбросил ботинки и пошел на вершину пальмы. Да, да, не полез на пальму, а спокойно пошел по стволу прямой, как свеча, пальмы. Он обхватывал ствол пальмы одной рукой, затем делал два шага, плотно прижимая ступни ног к стволу, рывком приближал тело к дере­
ву, сразу перехватывал этой же рукой на метр выше и снова делал два шага, опять подтягивался к стволу и так пока не дошел до вершины. Сбросив тушку вниз, он таким же способом спустился ца землю, к пораженному Лео Сурено­
вичу. Подъем и спуск заняли у Саймона Кенети Ката меньше минуты. Возвращаясь через участок, покры­
тый лавой, в лагерь, Лео Суренович увидел стайку каких-то птиц, перелетав­
ших с одной глыбы лавы на другую. Сте­
панян подстрелил одну и был уверен в точности выстрела. Однако добычу не нашли. Лео Суренович чуть ли не полз­
ком обшарил метр за метром большую площадь, но Ката и не думал помогать· ему в поиске. Надвинув на глаза широ-
50 кополую шляпу, он равнодушно следил за усилиями своего подопечного. -
Мистер Ката,- обратился к поли­
цеЙ.скому Лео Суренович,- может быть, вы подскажете, где нужно искать птицу, я же попал в нее, я видел? -
Мистер ученый,- ответил поли­
цейский,- напрасно ищет птицу, она ему не принадлежит, и он никогда ее не найдет, СКО,1ЬКО бы ни искал. -
Почему же? -
удивился Лео Су­
ренович.- Мне очень нужен этот эк-
, земпляр. Мне дано официальное разре­
шение на отстрел нескольких птиц. Мы еще не израсходовали отпущенный нам лимит. -
Разрешение вам дал мой брат, ад­
министратор Джек, а птичку забрал бог вулкана, забрал к себе. Видимо, она ему тоже очень нужна. -
Какой бог вулкана? -
удивленно переспросил Лео Суренович. -
На острове есть вулкан, бывают извержения, вы это знаете,- объяснил Ката.- Извержение бывает, когда гне­
вается бог вулкана, у него есть там,­
полицейский показал рукой себе под но­
ГИ,- дОМ С садом, с кокосовыми паль'­
мами, и птицы там тоже есть. Вот этот бог и забрал к себе птицу: вероятно, он считает ее своей. Так что напрасно вы ищете. Когда у нас пропадает что-то, лежашее на земле, мы знаем -
это за­
брал бог вулкана. Так коллекция Лео Суреновича лиши­
лась птицы, которая, видимо, в настоя­
шее время поет себе в подземном саду бога вулкана. ТОЛЬКО КОПРА Пяти владельцам принадлежит земля острова. Государственная и королев­
ская части неприкосновенны, зато вож­
ди наделяют землей жителей подвласт­
ных им деревень, и те выращивают на своих участках овощи, держат кур, по­
росят. Кокосовые же пальмы считаются общественной собственностью, и весь урожай копры, извлеченной из кокосо­
вых орехов, поступает в общий котел. Раз в год на Ниуафооу за копрой прихо­
дит судно. В течение года ее добывают около тысячи тонн. За каждую тонну жителям платят наличными или распла­
чиваются товарами первой необходи­
мости: спичками, сахаром, солью, сига­
ретами, обувью, тканями. Если разде­
лить полученные деньги на всех жите­
лей острова, то на одного чеJIовека в год придется 186 долларов, или же 50 цен­
тов в день. Нужно еще учесть взносы на общест­
венные нужды. Ведь имеющийся на острове транспорт --
трн трактора, гру­
зовик и несколько лошадей -
приобре­
тен на «артельные» деньги. Горючее для тракторов и грузовика тоже покупают сообща. Потому-то на вопрос, как жи­
вут люди на Ниуафооу, я отвечу -
бед­
но. Семьсот чеJIовек живут на островке, затерянном в океане. Кроме копры, с острова вывозить нечего. И некуда. В обычный год заготавливают тысячу тонн. В наиболее удачные годы -
тыся­
чу двести. Это потолок доходов ниуафо­
оуанцев, а ведь бывают урожаи и мень· ше тысячи тонн. Тогда островитянам совсем плохо. В последннй день пребывания на Ниуафооу мы с кинооператором Викто­
ром вышли из лагеря, поставив перед собой единственную задачу: заснять процесс добычи и обработки копры. То тут, то там у дороги виднелись некази­
стые сооружения, похожие на печи для обжига гончарных изделий или на печи, где получают древесный уголь. Это и были местные «заводы» по сушке копры. Недалеко от тропинки, ведущей к по­
чти вертикальному спуску на берег Ваи­
Лахи, мы встретили средних лет муж­
чину с сынишкой. Мужчина держал в руке мачете -
непременную принад­
лежность каждого местного крестьяни­
на, отправляющегося на сбор кокосовых орехов. Недадеко от дороги видне­
дась довольно солидная куча неочищен­
ных плодов. Мальчик забирался на паJIЬМУ и сбрасывал вниз созревшие ко­
косовые орехи. Мужчина собирал орехи в рогожку, связывал ее узлом и ПОДНОСИJI К дороге, где складывал в кучу. Когда орехов скапливал ось нескодько сот, мужчина шеJI за лошадью, запрягал ее в двуколку и доставлял орехи к «заводу». Потом орехи очищаJIИ от толстого волокнисто­
го слоя кожуры (она называется «койр») толщиной примерно в два сан­
тиметра. Делалось это так: в землю вка­
пывали кол заостренным концом вверх, и, взяв двумя руками ЩJOД, мужчина с силой насаживал его на кол, обдирая койр в несколько приемов. Очищенные плоды он разрубал затем ударом маче­
те на две половинки и бросал в большой железный ящик метра полтора высотой, пяти длиной и трех шириной. Над ящи­
ком возведен навес от дождя, а под дни­
щем разведен костер. Так сушат копру. Чтобы добыть тысячу тонн копры, ну­
жно обработать пять МИJIJIИОНОВ орехов. Добычей копры на острове занимаются сто человек. За один прием с каждой пальмы снимают в среднем десять оре­
хов. Каждому добытчику приходится обрабатывать пять тысяч пальм. В день он обрабатывает паJIЬМ по пятьдесят и получает с них сто килограммов копры. Вот за эти сто килограммов ему и при­
читаются пятьдесят центов. Здесь, прав­
да, нужно учитывать сезонность работы (сбор копры ведется примерно в тече­
ние ста дней) плюс то, ЧТО продукция ста сборщиков раскладывается на все население острова, то есть на семьсот человек. Так что на прекрасном острове Ниуа­
фооу не текут молочные реки меж ки­
сельных берегов. Человек ВЫЖИJI здесь благодаря тяжелому труду и кокосовой пальме, ПаJIьма же и определяет весь ритм жизни на Ниуафооу, который не зря называют «наикокоснейшим из всех кокосовых островов». Б о р т н а у ч н о -
и с с л ед о в а­
т е л ь с к о г о с у д н а «К а л л и­
с т о» -
Н И У а Ф о о у -
М о с к в а ВИТАЛИй СОБОЛЕВ СЕРАЯ ГАННА СЕРТАНА fi] НТОНИО лепил его из темно­
, серой глины споро и сноро ­
висто, почти не отрываясь. Хотя он выполнял. индивидуальный мой за к аз и у фигурки должны были быть нестандартные ра · ЗМер ы и поза, его руки сами придерживались при­
вычного темпа и приемов. Антонио уверенно отрывал нужной величины куски, макал пальцы в миску с водой и раскатывал на столе шарики или колбаски в зависимости от т ого, что хотел вылепить: голову или ногу. Он выглядел за работой как добро­
совестный трудолюбивый рем есле н­
ник, а не скульптор, и все же это бы.1Io рождением не просто статуэтки, а но в ого вида народного искус ства Бразилии. Отец Антонио был простым гонча­
ром, как совсем недавно и многие жители поселка Ал то-д о -М ора в штате Пернамбуко. Стояла зима -
так на засушливом северо-востоке Бразилии называют время года, когда дожди становятся более вероятными. Но небо было ясным, а жара в тех, близких к эква­
тору, м естах достигала со рока граду­
сов в тени, даже под черепичной крышей мастерской Антонио. Не приносил облегчения и ветер, врывав ­
шийся в незастекл е нное, как у всех кр ес тьянских хижин, окно. Ветер приносил незнакомые евро пейц у за-
Р ети рант е -
беженцы от засухи. Ра ­
бота Анто ни о. Сам А нт онио лепит, а семья ему по­
мо г а ет: кто гли ну заме ши вает. кто ее ра з минает. пахи растительности, собранные им над раскаленной солнцем пол упусты ­
ней, заросшей кактусами и колючими кустами. Только у самых домиков Алто-до­
Мора ютилась кое-какая зеле нь, обязан н ая жи знью ручейку, проте­
кающему у п одножия холма. По его склону и взбиралась ед инс твенная улица посе л ка. Алто-до-Мора сущест­
вовал лишь благодаря ручью и глине. По с елок с незапамят ных врем ен снабжал посудой окрестных жителей, а в соседнем гор оде Каруару, крупном ярмарочном центре, гончары и по сей день занимают несколько торговых рядов. Но те перь наряду с горшками на прилавка х теснятся обожже нные глиняные фигурки, плод фантазии и таланта местре Витали но. Звание « местре » получают в Бра­
зилии м ас тер а разных искусств. А местре Вита л ино был -
он уже отошел в лучший мир -
еще и осно ­
вателем нового в народно м искусстве жанра глиняной скульпту ры. Нельзя с каз ать, что прежде бра зильск ие умельцы н е де л ал и фигурки. Еще индейцы неко т ор ы х племен лепили из глины свои х б о ж ков, а на северо­
востоке, наприм ер, на берегах реки С ан-Ф ранци ско, ЖИЛИ ре зч ики по дереву, которые у к рашали носовые части р еч ных судов крупн ыми фигу-
РCtми чудов ищ -
({ Kapp iIНKac». подо б­
ных хим ерам собора Парижской богоматери: Но н е они вдохновили гончара из Алто - до - Мора, когда он стал ле пить обы кнов е нных г л иняных мужчин И жteнщин. Портр ет местр е Вита л ино -
един ­
стве нно е, н о не случайное украше ние В ма с т teрской Антонио. О местре ["ОВОР >l Т с благоговени ем: нынешнее иt:ку(;(;тво Алто-до-Мора в основно м КОllирование созда нных им образцо в, и ногда удачнu~, п орой пl'ОСТО подра­
ж а'l'teJlЬ НОte. АНТОJIIИО --
один из луч ­
ш их 11 0следоваТ"Jн е Й Виталино, его pOAHuro дяди. Он в ид ел, как ПО яви ­
_ IИ(;'ь и з его рук "ервые фигурки KpEet:Tb>lH "еверо-востока. У местре ВИ'lа JI ИН О под руками им ел сл нуж­
ный, исстари и до сих п ор чтимый I1роф ессионаJlЬНЫМИ СКУЛI,птора ми материал, БЫJlИ навыки работы с н им. Да и потом хороший горшеч ни к всегда художник. Так что ему остает­
(;>1 сде лат ь лишь м аленький шаг, чтобы стать скульптором; его около П>lтидеt:яти JI"Т назад сделал местре Витали но. -
Он был хорошим гончаром, и искать др у го го дела ему не было никакой нужды,- рас сказы ва л Анто­
нио, н е отрыва ясь от работы. -
Но сколько НИ мудрил С ГОРШ I{ ами, ему это го было ма ло. Поч ему' Никто не з нает. Душа просила ... --
А ра зве в Ал то -до-Мора не л е llИJlИ куко лок, хотя бы для своих детей? --
К о н еч но, ле пи ли. Но зарабаты ­
ват ь этим себе на хлеб. изготовлять на продаж у никто и не пытался ­
не надеялись найти покупателеЙ. -
А почему местре Витали но по­
IIытался? Эт о п олуч и лось ~ лучаЙно. У н его наКОIIИJIOСЬ (;то лько CJтих фигурок. Ч ТО люБ И Т"JlИ керамики обратил и но. них вним а ни е. Н о гл авное. кон ечно. в то м, КАКИЕ У него пол учал ись фи гурк и. Пр одук ци я последоват елей местре, в то м числе и Антони о, продается примерно п о три штуки на один америк а нский доллар. Многофигур­
ные компо з и ции, правда, сто ят бuл ь ­
ше. Н о изделия самого м ест р е В ита ­
ЛИНU, если удается их н а йти и дока зать его авторство, о ц ен иваются в деt:я тк и и сотни раз дороже. Их коллекционир уют бра зильские мил­
лионеры: э то выгодное помещение капитала -
со вр еменем н абор фигу­
рок местр е Витали но будет цениться не дешевл е произвед ений с тарых маст"ров. Одн ако самому мсстре пла­
г или в свое время столько же, сколь ко теп"рь Антонио. И з ма те риальных благ всё, что он получил в жи з ни,­
"ТО домик, немног о просторн ес обыч­
ных мазанок северо - восток а, по­
строенный ему за счет администра­
ции штата н а окраине Алто-до -М ора. Не разб о г ател и Антонио, хотя е м у помогает вся семья. П ока он выпол-
нял мой заказ, д е ти -
их восемь­
то же работают: готовят отдельные несложные дет али для фигурок лю­
дей и животных. После обж ига в гон­
чарной печи, когда фигурки приобре­
тают цвет те рракоты, жена их рас кр аш ив ает. Для многофигурных композиций раскраска просто необхо­
дима, чтобы они не сливались в глиня­
ную неразбериху. И, кроме того, каж­
дой для выразительности капелькой белил отмечают глаза и ставят в центр 'Iерную точку зрачка. Жена обычно и отвозит продукцию на ярмарку. -
Ну и СКОЛЬКО вы вместе зараба­
тываете в месяц? Хватает на жизнь? -
Н е хва тило бы, чтобы прокор­
миться, НО У нас есть огород. А в засуху ручей не пересыхает? -
Воды станов итс я мало, это бы­
вает. Однажды мне и з -за этого при­
шлось ста т ь р е тиранте и попытать сча стья в Сан-Паулу. Р ет иранте -
беглец от засухи и нищеты. Чаще они месят красную пыль дорог северо-востока ц е лыми семьями. в установленном обычаями поход ном порядке: впереди хозяйка с младшим р ебе нком на руках, за ней отец с котомкой, ружьецом и всеобщим люб имцем -
зеленым ама­
зонс ким попугаем на плече. А сле­
дом -
сыновья и дочери, зятья, не­
вестки и внуки. Бе гст во от засухи­
одна из самых разработанных тем в бразильском профессиональном искусств е. Не обошл и ее и г ончары Алто-до -Мора. В мастерской Анто­
нио среди нагромождения готовых фигурок на углу стола сплоченные с емей н ые от ряды ретиранте выде­
ляются пестротой одежд и подвиж-
Вьолейро -
дуэт ярмарочн.ых гита­
ристов. Работ а Ан.тон.ио. ностью. Движение -
непременная, объединяющая всех персонажей гли­
няного калейдоскопа черта. Пешие путники, извозчики на арбе, водоносы, кружевницы, склони вшие­
ся над п одушкой с коклюшками, и хозяйки, толкущие зерно в ступе. Может быть, именно это пойманное движение, талантливо схваченное и переданное бывшими гончарами, превратило их фигурки из семейной забавы в национальную ценность. Бывает, что отдельные трудовые процессы скульптор из Ал то-д о-Мора р азделяет на эпизоды, как кадры киноплен ки, останавливает отдель­
ны е м о менты работы. Вот пастух гонится верхом за коровой, пытаясь свалить ее наземь рывком за хвост -
обычный прием на северо-востоке Бразилии. А вот другая группа -
тот же пастух, спе ­
шившись, вяжет поваленной корове ноги. Одно только не воспето в глине мастерами: покой, тот самый покой, неудержимое стремление к которому, как отмечают добросовестные, но заезжие исследователи жизни северо­
востока, приписывается его жителям. Выдающийся писатель Эуклидес да Кунья, открывший северо -в осток для читающей Бразилии в· начале века, писал, например: « Непобедимая лень, вечная вялость мускулов заметны во всем, в замед­
ленной речи, в неопределенном жесте, в неуклюжей походке, в томительной каденции « модиний » (жанр народной песни, характерный сентименталь -
ными грустными интонациями. -
В. с.), в постоянном стремлении к неподвижности и покою... Остано­
вившись, он непременно обопрется о ближайшую притолоку или стену. Всадник, едва придержав коня, чтобы пере кинуться двумя словами со встречным, тут же съезжает набок, опираясь на. одно из стремян. Пеший, если задержит шаг -
свернуть само­
крутку, выбить огонь кресалом, по­
болтать с приятелем,- тут же падает (именно падает, точнее не скажешь) на корточки и проводит немалое вре­
мя в этой неустойчивой позе, опираясь на пятки и поддерживая равновесие большими пальцами ног. В полудреме, двигаясь не спеша за неторопливым стадом, пастух превращает своего коня чуть ли не в тот баюкающий гамак, где он проводит лучшую часть жизни». Правда, да Кунья пишет, «что эта видимость вялости обманчива, и житель засушливой глубинки северо­
востока преображается за секунду, лишь только обстоятельства пробудят спящую в нем энергию». Но глиняная энциклопедия Алто­
до-Мора, детально отразившая все подробности быта небогатой события­
ми жизни крестьянина, вовсе не обна­
ружила в ней покоя. При всем много­
образии деталей, воссозданных в гли­
не, вы не найдете, как не нашел я, с~ди них гамака. А ведь это порта­
тивное и пригодное на все случаи жизни изобретение индейцев заслу-. жило быть запечатленным гончара­
ми-художниками. Гамак -
повсеме­
стно распространенная, для бедня­
ков -
главная, нередко и единствен­
ная мебель в доме. В нем спят и на нем сидят -
верхом. Однако фигурки Антонио и его коллег не лежат в гамаках. Не сидят они на корточках, не прислоняются к стене, что отнюдь не лишает основательности наблюде­
ния да Куньи. ПИсатель за внешней вялостью сумел увидеть скрытую силу крестьянина северо-востока. Об этом же говорят и глиняные фигурки из Пернамбуко. Все они на одно лицо, словно на древнеегипетских росписях, эти копии героев местре Виталино: с короткими носами и вытянутыми подбородками. Мужчины отличаются от женщин лишь одеждой и бородой. Поэтому кажется, что гончары Алто-до-Мора лепят одного и того же человека в разные моменты его жизни, длин­
ную глиняную биографию работаю­
щего без прередыху, но бедного бразильского крестьянина-сертанежо. Многие мастера в поисках новизны соединяют фигурки в композициях. Кому-то, например, пришло в голову вылепить «дом маниоки», помещение, в котором этот корнеплод разрезают и, выжав из него ядовитый сок, под­
сушивают, растирают и получают не­
что вроде манной крупы. Маниока -
главная кормилица бедных кресть­
ян -
~еприхотлива, а они возделыва-
ют лишь землю весьма примитивно и не пользуются удобрениями и по­
ливом. Особенно выручает маниока в засуху, когда погибают рис и куку­
руза, но с маниоковых плантаций все-таки можно получить урожай. Зато после уборки она требует специальной обработки, и для ее облегчения крестьянский ум давно ,придумал простеньки~ механизмы: их приобретают в складчину и поль­
зуются ими сообща. Гончары трудо­
любиво вылепливают все детали пресса, привод с колесом, печи и фигурки работников со знакомыми нам лицами. Но технология тут засло­
нила искусство. Тем не менее компо­
зиции представляют немалый инте­
рес для этнографов. «Домов маниоки» становится все меньше -
их теснит технический прогресс. Только там, на северо-востоке Бразилии, я открыл для себя, что ярмарка представляет собой не только базар, но и целый фестиваль народ­
ного искусства. Этот источник открыл еще местре Виталино. В его время были многочисленные, тоже посте­
пенно исчезающие вьолейро -
бродячие гитаристы. Если повезет, и сегодня в ярмарочl'ЮМ шуме раз­
личишь особенно пронзительный звук -
голос певца эпических сказа­
ний, лирических эмболад или юмори­
стических кантиг. Подыгрывая себе на шестиструнной гита'ре, певцы скороговоркой выводят вереницы строф. Наполеоновские шляпы -
когда-то парадный головной убор местных крестьян -
раскачиваются в такт песне, посверкивая звездами из фольги. Главная тема, конечно, сердечная: «Ты кусай, змея, сильнее, не боюсь твоих зубов, на руках у моей милой меня вылечит любовь». Певцы предпочитают выступать вдвоем, они подзадоривают друг друга язвительными уколами вир­
шей. «Хочешь знать, Жоан, откуда на земле ослы берутся? Из твоих нескладных песен, из твоих мысли-
шек куцых!» , Вдвоем лучше еще и· потому, что пока один поет, другой успевает обойти публику со шляпой. Пение может длиться часами, пока ярмарка не кончится. Но заключает речитатив непременная концовка: «У меня была коровушка. Я назвал ее Витория. Померла моя буренушка, вот и кончи­
лась история». Но редки стали поющие вьолейро, зато множатся в бесконечном коли­
честве гончарами Алто-до-Мора их глиняные памятники. Очевидно, из устного фольклора пришли в фольклор глиняный и ста­
туэтки кангасейро, вольных разбой­
ников, бразильских Робин Гудов ... В ту пору, когда местре Виталино. с чувством вины откладывал в сто­
рону пригодные для продажи горшки, тратя время и материал на как будто бесполезных куколок, еще были живы капитан Виргулино по прозвищу Лампиао, его подруга Мария Красивая и их товарищи. Но даже если местре сам видел живого капитана, в глине он воссоздал того Лампиаа, которого донесла до него народная·традиция: борца за счастье бедняков, гонителя богатых и власть имущих. На прилавке у Антонио целый батальон кангасеЙро. Глиняные бойцы с оружием, в пулеметных лентах крест-накрест, стоят по двое и вы­
деляются в толпе куколок, как нетан­
цующиена веселом балу. Среди куда­
то стремящихся крестьян, хлопочу­
щих домашних хозяек, среди действи­
тельно танцующих ряженых много­
фигурного действа «бумба, мой бык» кангасейро стоят, как гвардейцы на посту, строгие и торжественные. Они не атакуют, не колют и не стре­
ляют. Они берегут, охраняют то, что доверил им в легенде народ,- его мечты о справедливости, его надежды. Эта надежда ведет в дальнюю дорогу ретиранте, и кому лучше понять их, как не мастеру из Алто-до­
Мора Антонио, который тоже совер­
шил неблизкое путешествие в Сан­
Паулу ... -
А что же вы там не остались? -
спросил я, наблюдая, как заказанная мною, блестящая от влаги темно­
серая фигурка приобретает закончен­
ность. -
Там за все надо платить и все дорого. Тут у нас хоть дом есть свой, картошка своя. , -
Но фигурки там, наверное, шли лучше? -
Шли хорошо, и платили дороже. Зарабатывал я в Сан-Паулу вчетверо больше, чем здесь. Но с семьей МЫ' там не свели бы концы с КQнцами. А жить без семьи радости мало. Путешествие все же не прошло для него совсем без пользы. В серии фигу­
рок появились новые персонажи: врачи в белых халатах у операцион­
ного стола. Наверное, нужно быть жителем нищего северо-востока, ли~ шенного самых элементарных благ современной цивилизации, чтобы так точно и мудро избрать из ,йсех носи­
телей прогресса именно врачей. Впро­
чем, лица у них -
все 'те' же лица сертанежо с северо-востока. Антонио заканчивал мой ~каз. В мастерской по-прежнему Шла работа, разговоры прекратились, и только его жена что-то напевала. Гончар расшлепал кулаком на столе кусок глины и в центре получивше­
гося блина пальцами выдавил донце шляпы. Мой работник с мотыгой стоял готовый на столе. Ему еще предстояло пройти закалку в огне, чтобы окончательно родиться на свет. Нечего было добавить к глиняно­
му изображению прокаленного вет­
рами и солнцем мужика -
Жоао НИнгема -
безымянного ИВана, за­
печатленного в' тот момент, когда он совершал святой подвиг бесконечного труда. Пе РН а м б у к о-М оскв а 53 МАЙ ШЕВАЛЛЬ и ПЕР ВАЛЕ Ром,ан Ш
еред одним из домов на Клуб­
баккен стоял облепленный снегом человек и при скупом свете уличного фон аря пытался разо­
брать расплывшиеся буквы н а мокром клочке бумаги, Затем решительно по ­
дошел к д вери и позвонил, Ожидая, пока ему откроют, о н снял шляпу и стрях н ул с не е с н е г, Дверь приоткрыл ась, и оттуда вы­
глянула пожилая ж е нщина в халате и фартук е; руки ее были в муке, -
П олиция,- хрипло сказал муж­
чи на,- Старший следователь Н у р д нн, -
У вас есть удостоверение? -
не­
доверчиво спро с ила женщина, П рuдo.rIЖ~Нttе. Н CJЧ:J.Н J li .\~ 3-
5. 54 Мужчина переложил шляпу в левую рук у и н а чал р ассте гивать пальто и пнд жак, Наконец вын ул бумажник и п оказал удос товерен и е, Женщина с тр е вогой следнла за его движениями, словно боялась, что он вытащит из карм а на бомбу или писто­
лет, Нурднн де ржал удосто верение в ру­
к е, и ж е нщина чи тала его сквозь узкую щель приоткрытой двери, С н ег па дал Нур д ину на голову и та­
ял на лыс ин е, Ему было неудобно сто­
ят ь с удост оверением в одной руке и шляпой в другой, Конечно, шляпу мож­
но было надеть на голову, но Нурдин сч ит ал это н еве жливым, « У меня на родине,- подумал ОН,- любого гостя н е держат на порог е, а н епременно при ­
глашают на кухню, усаживают около плиты и угощают чашечкой кофе, Хо­
роший обычай! Но, наверное, не для больших городов», -
Это вы зво ни л и в полицию о ка­
ком - то мужчине в гараже, не так ли? -
након е ц спросил он, -
Мне очень неприятно, что я вас поб ес покоил а", -
Отчего же, мы благодарны вам, Женщина обернул ась и посмотрела в глубь коридора, Наверное, беспокои­
лась о печенье в духовк е. Затем чуть шире при о ткрыла дверь и указала ру ­
кой к уда"то за спину Н урдину, -
Гараж вон там, Н у р д ин посмотрел туда, куда пока-
зы вала ж е нщина, и ска з ал: Я ничего не вижу. Его видно со второго эт а жа. А тот мужчина? Он был какой - то чудной. А теперь у же н едели дв е его нет. Такой неболь­
шой, черн явый. -
Вы в се время смотрите, что де­
лается в гараже? -
Да", из окна спальни.,,- Жен ­
щина вдруг покраснела,- Г а раж дер­
жит какой - то иностранец, Там слоня ­
ется много по дозритель ных людей, По­
э тому интересно з нать." -
А чт о было чудного в том иевы-
соком чернявом мужчине? Ну", Он смеялся. Смеялся? Д а. Очень громко. Вы не знаете, есть ли кто сейчас в гараже? -
Недавно там горел свет. Когда я была наверху и выглядывала в окно. Нур д ин вздохнул И на дел шляпу. -
Ну я пойду туда и рас с прошу,­
сказал ОН,-- Благодарю вас, Женщина еще немного приоткрыла две рь, пристально посмотр ела на Нур ­
дина и с жадностью СПРОС НJI а: --
А будет ли мн е како е -то вознаг­
ражд е ние? За что? -
Ну", --
До свида ния. Нурдин побрел по снегу в указа нном н ап р а влении, Ж е нщина с разу заперла ftве рь И, вероя тно, мгнов е нно броси­
лась нав е рх, к о кну, Гараж был неБОJIЬШ ИМ строением из асбестовых плит, покрытых гофриро ­
ванным ж е лезом. В него могл и вме­
ст ить с я самое БОJIьшее д в е машииы, Нурдин отк ры л одну половинку две­
р е й и з аш ел внутрь. Там стояла зеленая « шкода » вы ­
п ус ка 1959 года, По д машиной непод­
вижно лежал на с п ине какой-то муж­
чина, Видны бы л и только е го ноги в с и­
них брюках. « Ме р т вый»,- по думал Нурдин и по­
холоде JI, Он подошел к машине и тол­
кнул мужчину ногой. Тот вздрогнул, словно от электриче ­
ского ток а, вылез из-под машины и под­
нял с я, Полиция,- - сказал Н урдни, ,-
Мои докуме нты в п о ря дке, Мужчиие было лет тридцать. Ои был стройиый, кареглазый, кудрявый, с холеиыми бакеибардами. -
-
Ты итальянец? -
спросил Нур­
дии, который ие различал никаких иио­
страниых акцентов, кроме финского. Нет, швейцарец. -
Ты хорошо говоришь по-шведски. -
Я живу здесь шесть лет. Какое у вас дело? -
Мы хотим связаться с одним тво­
им товарищем. -
С которым? -
Мы ие знаем его имени.- Нурдии присмотрелся к швейцарцу и приба­
вил: -
Он ниже тебя, ио немного пол­
нее. У него темные длинные волосы, -
карие ГJI.аза. Ему лет тридцать пять. Мужчина покачал головой. -
у меня нет такого товарища. Я не имею порядочно знакомых. -
Много знакомых,- дружелюбно поправил его Нурдин. -
Да, не имею много знакомых. -
Однако я слыхал, что здесь бы-
вает много людей. -
Приезжают ребята с машинами, если что-то слом-ается.- Он немного подумал и пояснил: -
Я механик. Ра­
ботаю в мастерской на Рингвеген. Все немцы и австрийцы в Стокгольме зна­
ют, что я имею здесь гараж. Поэтому по вечерам и приезжают , чтобы чинил их машины даром. Некоторых я впер­
вые вижу. Правда, последние дня два никого не было. Знают, что сейчас во­
жусь вот с нею.- Он показал замаслен­
ным пальцем на машину и прибавил: -
Хочу закончить до праздников, чтобы поехать домой, к родителям. -
Как тебя зовут? /..-
Хорст. Хорст Дике. -
А меня Ульф. Ульф Нурдин. Швейцарец усмехнулся, показав бе-
лые крепкие зубы. Он производил впе­
чатление симпатичного, порядочного парня. -
Следовательно, Хорст, ты не зна-
ешь, кого мы ищем? -
К сожалению, не знаю. Но швейцарец явно хотел помочь ему. -
А вам больше ничего не известно о том парне? -
спросил он. -
Он смеялся. Громко. Лицо швейцарца сразу засияло: -
О, кажется, я уже знаю, кого вы ищете. Он смеялся вот как. Дике раскрыл рот и крикнул как-то резко и пронзительно, подобно бекасу. Нурдин от неожиданности даже рас­
терялся. -
Наверное, он. -
Да, да,- молвил Дике.- Теперь я знаю, кого вам надо. Такого низень­
кого чернявого парня. Он был здесь раза четыре или пять. А может, и боль­
ше. Но имени его я не знаю. Приез­
жал сюда с одним испанцем, хотел про­
дать мне :\апасные части. Но я не ку-
пил. Почему? Слишком дешевые. Наверно, кра­
деные. -
А как зовут того испаица? Дике пожал плечами: Не Помню. Пако, Пабло. Как-то так. Какая у него машина? Хорошая. «Вольво амазон». Бе-
лая. А у того мужчины, что смеялся? ЭТого я не знаю. Он приезжал только с испанцем. Был как будто пья­
ный. Но он не сидел за рулем. Ои тоже испанец? Не думаю. Наверное, швед. -
Когда ои был здесь в последний раз? Три недели назад. А может, две. Я хорошо не помню. -
Испаица ты после того еще видел? Пакq, или как там его? Нет. Он, наверное, уехал в Испа­
нию. Ему нужны были деньги, поэтому он и продавал детали. Во всяком слу­
чае, так мне говорнл. Нурдину было над чем подумать. -
По-твоему, тот мужчина, который смеялся, был пьяный? А может, нарко­
ман? Швейцарец пожал плечами. -
Не знаю. Я думал, что он пьяный. Хотя, может, и наркоман. Почему бы и нет? Здесь почти все такие. Если не пьют, то употребляют наркотики. Разве нет? -
И ты не можешь вспомнить, как его называл тот испанец? -
Нет. Хотя ... однажды с ннми при­
езжала девушка. Такая высокая, с ру­
сыми волосами. -
А ее как зовут? -
Ее называют Белокура" Малин. Я ее видел раньше. -
Где? -
В ресторане на Тегнергатан. не-
далеко от CBeaBe!~H. Туда ходят ино­
странцы. Она шведка. Нурдину не приходил на ум больше ни один вопрос. Он посмотрел на зеле­
ную машину и сказал: -
Надеюсь" что ты счастливо добе-
решься домой. Дике усмехнулся. -
Да, наверное, доберусь. -
А когда назад? -
Никогда. Швеция -
плохая стра-
на. Стокгольм -
плохой город. Толь­
ко лишь насилие, наркот.ики, воры, ал­
коголь. Нурдин ничего не сказал. С этой оценкой он, в общем, был согласен. -
Паскудство,- подытожил швей­
царец.- Только и всего, что иностранец может здесь заработать деньги. А остальное не стоит доброго слова. Я живу в комнате еще с тремя рабочи­
ми. Плачу по четыреста крон в месяц. Настоящая эксплуатация. Свинство. И это потому, что нет квартир. Только богачи и пр\еступники могут позволить себе ходить в ресторан. Я сберег денег. Вернусь домой, открою маленькую ма­
стерскую, женюсь. -
А здесь ты не познакомился ни с одной девушкой? -. Девушка-шведка не для нас. Раз­
ве только студент или еще кто-то там может встретиться с порядочными де-
вушками. А рабочий -
только с девуш­
ками определенного сорта. С такими, как Белокурая Малин. Нурдин покачал головой. --
Ты видел только Стокгольм, Хорст. А жаль. -
Разве где-то лучше? Нурдин мягко улыбнулся ему и вы­
шел из гаража. Под ближайшим фо­
нарем он остановился и вынул блокнот. -
Белокурая Малин,- молвил он про себя.- Трупы, наркотики. Ну и вы_' брал я себе професеию! По тротуару к нему приближался ка­
кой-то человек. Нурдин поднял над го­
ловой шляпу и сказал: -
Извините, вы бы мне ... Человек подозрительно посмотрел на него, втянул голову в плечи и прнбавил ходу. . .. Не сказали, в какую сторону идти к станцни метро? -
тихо и неем ело бросил Нурдин свой вопрос В густую пургу. Потом покачал головой и записал на открытой страничке несколько слов: «Пабло или Пако. Белый «амазон». Чудно смеялся. Белокурая Малин». Потом убрал ручку и блокнот, вздох­
нул и вышел из круга света, падавшего от фонаря. Кo.rlльберг стоял перед дверью квар­
тиры Осы ТуреJ1ЛЬ на втором этаже дома на Черховсгатан. Чувствовал он себя очень неловко. Звонок ие работал, и Колльберг, как обычно в таких случаях, забара­
банил в дверь кулаком. Оса Турелль сразу открыла, уставилась на него и сказала: -
Да, да, я здесь. Не надо ломать дверь. --
Извиин,-- молвил Колльберг. В квартир(, было темно. Ои снял паль­
то и зажег свет в коридоре. На полке, как и в первый раз, лежала фуражка Стеистрёма. Провод к звонку был отор­
ван и болтался над дверью. Оса Турелльпроследила за взглядом Колльберга и буркнула: -
Сюда звонила масса всяких идио­
тов. Журиалисты, фотографы и еще бог знает кто. Непрерывно. Колльберг ничего не сказал. Он за­
шел в комнату н сел на один из стульев. -
Хоть зажги свет, чтоб мы видели друг друга. -
Мие и так видно. Но, пожалуйста," могу зажечь. Она щелкнула выключателем, однако не села, а беспокойно закружнла по комнате, как будто была заперта и хо­
тела вырваться на волю. Воздух в комнате был тяжелый н за­
стойный. Кровать в спальне не застлана. С того времени, когда Колльберг ви­
дел Осу _ Турелль в последний раз, она очень изменилась. Брюки ее были обсы­
паны табачным пеПJIOМ, средний и ука­
зательный пальцы пожелтели от нико­
тииа. Волосы нечесаны и всклокочены, под глазами виднелись синяки, губы по­
трескались. 55 -
Чего ты хочешь? -
неприветливо спросила Оса. Подойдя к столу, она вытряхнула из пачки сигарету, зажгла дрожащей ру­
кой и уронила непотушенную спичку на пол. -
Ты не работаешь? -
спросил Колльберг. -
К сожалению, в нашей фирме есть свой врач. Он сказал, что мне необходи­
мо отдохнуть, и дал освобождение от ра­
боты. Оса Турелль затянулась сигаретой, пепел просыпался на стол. --
Уже прошло три недели. Было б куда лучше, если бы я работала. Она круто обернул ась, подошла к ок­
ну и выглянула на улицу, перебирая руками занавеску. , Колльберг беспокойно задвигался на стуле. Разговор оказался тяжелее, чем он себе представлял. -
Чего ж ты хочешь? -
спросила Оса Турелль, не поворачивая головы. Как-то надо было начинать. Но как? Колльберг пристально посмотрел на мо­
лодую женщину. --
Садись,- скомандовал он. Оса пожала плечами, взяла новую сигарету и, зажигая ее, пошла в направ­
лении спальни. -
Садись! -
рявкнул Колльберг. Она вздрогнула и посмотрела на него. В ее больших карих глазах светил ась ночти ненависть. Однако подошла к креслу и села против Колльберга. -' Нам необходимо выложить карты на стол,- сказал Колльберг. -
Отлично,- молвила она звонким голосом. -
Беда только, что у меня нет никаких карт. Но у меня они есть. --
Да? --
Прошлый раз мы были с тобой не совсем откровенны. Она насупила темные густые брови. -
В каком смысле? -
Во многих смыслах. Но прежде всего я тебя спрошу: ты знаешь, что Оке делал в автобусе? -
Нет, нет и еще раз нет. Совсем не знаю. --
Мы также не знаем,- сказал Колльберг. Он на миг умолк, глубоко вдохнул воздух и прибавил: ----
Оке тебя обманывал. Реакция была мгновенной. Глаза ее метали молнии. Оса стиснула кулаки, раздавив сигарету. -
Как ты смеешь мне говорить такое! -
Смею, так как это правда. Оке не дежурил ни в понедельник, когда его убили, ни в субботу предыдущей не­
дели. Вообще у него было много свобод­
ноt(')с,времени в течение всего октября и первые две недели ноября. Оса только молча смотрела на него, -
Это факт,- продолжал Колль­
берг.-
И еще одно я хотел бы знать: носил ли он пистолет, когда был не на службе? Она ответила не сразу. Да. По крайней мере, последнее 56 время почти всегда. Хотя это его и не' спасло. -
Слушай, Оса,- сказал Колль­
берг.-
Он часто куда-то ходил. Ты не " думаешь, что он мог с кем-то встречать­
ся? То есть с какой-то другой женщи­
ной? на. Нет. Ты думаешь, что это невозможно? Не то что думаю. Я в этом увере-
«Пора измеиить тему»,- подумал Колльберг и сказал: -
Собственно, я и пришел сюда по­
тому, что не верю в официальную вер­
сию, будто Стенстрём -
одна из жертв сумасшедшего убийцы. И независимо от твоих заверений, что он тебе не изменял, или, как бы лучше сказать, независимо от причин, на которых основывается твоя уверенность, я все равно не верю, что он ехал тем автобусом просто так, ради удовольствия. --
А ВО что же ты веришь? -
Что ты с самого нача,~а была пра-
ва, говоря о том, что он работал. Что он занимался каким-то служебным делом, но почему-то не хотел, чтоб об этом зна­
ли ты или мы. Например, вполне воз­
можно, что он длительное время за кем­
то следил и преследуемый убил его в от­
чаянии. Оке умел очень ловко наблю­
дать за людьми, которых в чем-то по­
дозревал. Это его забавляло. Я знаю,- сказала Оса. -
Можно наблюдать за кем-то дву­
мя способами,~ продолжал Колль­
берг.--
Или ходишь за ним как можно незаметней, чтобы узнать о его намере­
ниях, или преследуешь его совершенно открыто, чтобы довести до отчаяния и принудить взорваться или как-то иначе выдать себя. Стенстрём владел обоими способами лучше, чем кто-либо другой. -
Кроме тебя, еще кто-нибудь так думает? -
спросила Оса. -
Да. По крайней мере, Мартин Бек и Меландер.- Он почесал затылок и прибавил: -
Но такое предположение имеет много слабых сторон. Мы теперь не будем на нем останавливаться. Он"а кивнула. -
Так что' ж ты хочешь узнать? -
Я и сам хорошо не знаю. Как-то надо двига~ься дальше. Я не уверен, что во всем тебя понял. Что, например, ты имела иа уме, когда говорила, что он последнее время носил оружие? Когда это -
последнее время? -
Когда я встретила Оке больше че­
тырех лет тому назад, он еще был маль­
чишкой,- спокойно молвила она. -
В каком смысле? -
Он был несмелый и наивный. А когда его убили три недели тому назад, он был уже взрослый ... -
Оса помолча­
ла, потом неожиданно спросила: -
Ты сам считаешь себя храбрым? Мужест­
венным? -
Не особенно. -
Оке был трусоват, хотя делал все, чтобы перебороть свой страх. Пистолет давал ему определенное чувство без­
опасности. Колльберг сделал попытку возразить. / -
Ты говорила, что он стал" взрос­
лым. Но с профессиональной точКи зре­
ния этого не видно. Ведь он же был по­
лицейский, а дал себя застрелить сзади. Я уже говорил, что мне трудно этому поверить. . -
Именно так,- молвила Оса Ту­
релль.-
И я этому совсем не верю. Что­
то здесь не согласовывается. Попробую объяснить, чтобы тебе стало понятно, как изменился Оке за время нашего зна­
комства. Когда мы впервые оказались в этой комнате, последнее, что снял с себя Оке, был пистолет. Видншь 'ли, хотя он на пять лет старше меня, более взрослой тогда была я. Но нам было очень хорошо вместе, и большего ни он, ни я не желали. Теперь ты понимаешь, почему я сказала, что Оке не мог мне изменить? Постепенно я почувствовала, что он становится в чем-то мудрее меня. Он уже не приходил ко мне с пистоле­
том, был весел, уверен в себе. Может быть, это я так на него повлияла, может быть, его работа. А скорее и то и другое. Да и я изменилась. Забыла даже, когда последний раз ходила в театр. Но вот этим летом мы поехали на Майорку. Как раз в то время произошел очень скверный, тягостный случай в городе. -
Да, убийство в парке. -
Вот именно. Когда мы возврати-
лись, преступника нашли. Оке был раз­
досадован, что не принимал участия в раскрытии преступления. Он был често­
любив, тщеславен: Я знаю, что он все время мечтал раскрыть что-то важное, чего другие недосмотрели. Кроме того, он был моложе всех вас и считал, по крайней мере раньше, что на работе над ним подтрунивали, Мне он говорил, что именно ты был в числе тех, кто· больше всех это делал. -
К сожалению, у него были осно­
вания. -
Он не очень тебя любил. Предпо­
читал, например, иметь дело с Беком и Меландером. Когда мы возвратились с Майорки, работы у вас было мало. Оке целыми днями не выходил из дома, был очень нежен со мной. Но где-то в сере­
дине сентября он вдруг замкнулся в се­
бе, сказал, что получил срочное задание, и стал пропадать целыми сутками. И вновь начал таскать с собой пистолет. -
И он не говорил, что у него за ра-
бота? -
спросил Колльберг: Оса покачала головой. -
Даже не намекал? Она вновь покачал а головой. -
А ты не замечала ничего особен­
ного? -
Он возвращался мокрый и за­
мерзший. Я не раз пр осыпал ась, когда он ложился спать, холодный как лягуш­
ка. И всегда очень поздно. Но послед­
ним случаем, о котором он говорил со мной, был тот, что произошел в первой половине сентября. Муж убил свою же­
ну. Кажется, его звали Биргерссон. -
Припоминаю,- молвил КОЛЛЬ" берг.- Семейная драма. Обыкновенная история. Я даже не понимаю; почему ее передали нам на рассмотрение. Как будто взята из учебника криминалисти-
ки. Несчастливый брак, невро з ы, ссоры, плохие материальные усл о вия. В конц е концов муж у бил ж е ну. БQ J!ее или м е н ее случайно. Потом хотел нал ож ить н а се ­
бя руки, но не смог и пош ел в полицию. Да, верно, Стенстрём в са мом деле зани ­
мался этим делом. Прово д и л до про с ы. -
Подожди, во время тех до пр о с ов что-то прои з ошло. -
Что именно? -
Я не з наю. Н9 однажды в е ч ером Оке прише л оч е нь во з б ужде нный. -
Там не бы ло из-за ч е го возбуж­
даться. Типично е преСТУП,lение. Оди­
нокий муж и алчная жена, которая вс е время гры зла е го, чт о он мало зараба­
тывает. Что они н е могут купить себе мо­
торную лодк'у, дачу и т акую хоро ш ую машину, как у соседа. -
Но во время до про сов тот муж ска зал что-то Оке. -
Что? -
Н е з наю. Н о что-то такое, чт о о н считал очень важным. Я, конечно, с пр о ­
сила то же самое, ч то и ты, однако о н только з а смеялс я и с к азал, что ско ро са ­
ма увижу. Они немного помо л ча л и. Н а кон ец Колльб е р г встрепенулся: -
А ты н е находила блокнота ил и календаря, где он делал заметк и? В к ар­
ман е у него лежала за пи с н ая книжка, но мы н е наш л и там нич е г о '1Нт ерес но­
го. -
Кон е чно, у н е г о был еше о д и н блокнот. Вот он, лежит там, н а письмен ­
ном столе. Колльб е рг под ня лся и взял блокнот, такой же самый, как тот, что они н а ш ли в кармане Стенстрёма. -
Там почти ничего н е з апи с ано,­
сказала Оса. Колльб ер г п е р ели с та J I блокнот. Оса была пр ава. На п е рв ой с тр а ниц е был и основные с в еде ния о бедняг е Бирг е рс ­
со н е, который уб ил свою жену. Вв е рх;! на второй странице стояло только од но слово: "Мо ррис ». Оса загля нул а в блокнот и пож ала плечами. -
Нав ер но е, это н азва ни е маш и ­
НЫ,- сказала она. -
И л и фамилия литературного аг е н ­
та и з Нью-йорк а,- с ка з ал Колльб е рг. О са стояла около стола и вдру г хлоп ­
ну ла ладонью по столешнице. -
Если б я хо ть имела ребенка!­
почти в ск рикну ла она, з атем .. при глуши­
ла го лос и прибавила: -.-
Оке говорил, что мы е щ е ус п еем. Что н адо п одождать, пока его повы сят п о службе. Кол л ьберг н е р е ши тельно н аправ и лся в п е р ед нюю. -
Вот и успе J l И,- пробормота Ла она. За те м спросила: -
Что т е п е рь будет со мной? Кол л ьберг обернулся и сказал: -
Так дальше н ельзя, Оса. Пойдем. Она молниеносно п ове рн ул ась к нему и с ненавистью с пр осила: -
Пой дем? Куд а? Колльберг дол го смо тр ел На н е е. -
Пойд е м ко мне. Места у н ас хва ­
тит. Ты уже достаточно н асидел а сь од-
н а. Моя жена с У ДОВОЛЬ СТВ II С'М гю з н а ­
ком ится с тобой. В машине Оса з аплакал а. Дул пронзительный ве те р, к о г да Н ур ­
.'1.ин вышел из м е тро на перек р ест к е Свеавеге н и Родмансгат а н. Св ерн ув за­
тем на Тегнергатан, о н о к азалс я с н а­
в е тренной стороны и пош ел м еllле нн ег"l. Метрах в двадцати от у г ла н аход и лся н ебольшой ресторан. В пом е щен ии было по л н о м олод е ж и. Гр ем е л а м уз ыка, СЛЫШ aJ lИ С Ь г олоса. Нурдин огля н улся вокр уг В пои ск а х ево ­
"')дн о го столика, но его, каже тс я, н е бы ­
ло. К а к о е-то время он ра з мыш л я л, с ни ­
мать л и шляпу и п альто, но након ец ре ­
ши л не рисков а ть. В CTOKГO J lbM C ник ому нельзя доверять, в э том о н был убежде н. Н урдин принялся из у чаТl, г ос т ей ж е н ­
с ког о пол а. Б е локуры х бы л о мн ого, Н О ни о д н а н е отвечал а опи са ни ю МаЛ ИН. Зд есь преобладала нем е цк а я р еЧh. Око ло худ ошавой брюн е тк и, что похо ­
д ила на шв е дк у, ока за лось св об од н ое м е сто. Н урдин р асс т е гн ул п ам,то 11 CeJl. Положив ш л яп у н а к оле ни, о н 1I 0ДУ М il J I, что В с во е м непромока емо м пальто и охотничь е й шляп е н е оч е н ь ОТ;1f lч ае т ся ОТ б оль шин с тва немц е в. Ког д а након е ц е му прин еСМ1 ко ф е, он, м е шая е го, nOCMOTpeJI на свою соседку. С тар а ясь го ворить н а СТU I\ГQЛI,МСКОМ диал е кт е, чтобы пох од н ть н а пuпоян ­
ного посет и т е ля, о н С П РОС И Л: Рисункн г. НОВОЖИЛОВА --TI" н е з н ае шь. где сегод ня f) РЛQ · к урая Малин? Брюн ет ка вы т ара щи ла II а н е г о Г ЛЭ1~. Гl птом усмех н улась Н, о бр а Т I 1ВIlI Исt, к подр\'I'~, сндеВ l uе й за сосед ни м п оли ­
ком, С КiJзала: --
С:IЫllIНШЬ, Э в а, э т u т норлан де ц С l1 раlllика rт о Б е л о к у р о й Маm1Н. Н е з н ае ш ь, I'Дl" она? П ОЩ) УГil пос м отр·ела н а Н у р д ин а, по · то м КР"К Н У,lа ко м у-то за ДilЛ hНИМ ст п ­
ликом: J;J,eCb ка кой -то ле г ав ый с пр а lllИ · вает о Бе J IОКУ Р О Й М али н. Г де он,,, I-k-e-c
' --
П ОСЛ Ыlll а л ось птт ул,'" Н У Р J\ИIl, поп ив ая ко ф е. р аЗ МЫIII.1 Я/I, как они Y311":II1, ч то О Н ПОЛ ИIl ('Й СК ИЙ Ему (\ы"о ТР У Д II О ПО Н ЯТh СТ ОКГО Лh МllеR. Koгlt J он ВЫХОД И Jl из по"е щ е ния. rгn ОСТЭНОВНJlil Оф Иllll а н тка, п одаВil lШl а я кофе: -
Я с.lыха.lа, что в ы ищет е n е.nn ­
ку р ую Ма.1И Н. Вы в са м ом деле из по ­
М!ЦIIИ ) HYP:UIH н а ~ I ИГ з аколебалс я, з ат е м по ­
II\'Р О канну., головой. --
Ee.'III арестуете эту обез ь я н у, я б у ­
д\ ст р;ш,"о pilJ.a,-
\lОЛlJ и ла О фИllи а н т­
ка.-- Она, H3Bl'pHOC, сРi i ЧаС А ка ф е 113 П i lOUlilДИ ЭН ГI:.ll,брект. 57 Нурдин поблаго д арил и выш еJ l на холод. Белокурой Малин не оказалось и в указанном кафе. Одн ако барменша по­
советовала заглянуть в ре стора н на Кунгсгатан. Нурдин поплелс я даЛЫ!lе нен авистны­
ми стокгольмскими улиuами. Но на этот раз он был вознагр а жден за свой труд. Движением головы он отослал гар­
деробщика, к ото ры й подошел в з ять у него пальто, остановил с я в дверях и ос ­
мотрел ресторан. И почти сразу заме­
тил ту, к оторую искал. Ее белые волосы были уложены в высоку ю и скусную прическ у. Ну рд ин н е сомневался, что это Белокурая Ма лин. Она расположилаCt. с бока/IOМ вина на ку шетк е возле стены. Рядом сидела женщина н емного по с тарш е, черны е во­
лосы которой. с висая длинными за кр у­
ч е нным и прядями на плечи. еще с ильне е с тари ли е е. Ну рдин обратил с я к гардеробщику: --
Вы н е З Н<J е те ИМЯ той б е л о к у рой дамы на кушетке? -
Нич его себ е дам а,- фыркнул тот.-
Ее все зов у т Малин. Толстая Ма­
лин или как -т о так. Нурдин от д ал ему пальто и шляпу. ЧеРНОВО"10с а я выжидающ е посмотре­
ла на него, когд а о н подошел к их сто ­
лику. -
Извини те. ч то п е ребиваю вас,­
сказал Нурдин.-- Н О мне хотелось бы поговорит ь с фрёк е н Малин. Белок у рая М а л ин в з глянула на него: -
О чем) -
Об одно м в аш е м прияте л е,- от-
ветил Нурдн н.·-- Может, пер е сядем на минуту к от д е лы ю~.у с толику, чтобы нам никто не мешал? Белокурая МаЛ ИН п()('м отрел а на свою прия тельниц у, и о н П О С ll е шил при ­
бавИlЪ: -' Ко неч н о, f'сл и ваша по д руга н е !IOзражает. -
Если Я м е шаю, то пой д у сяду око­
ло Туре,- о б иж енн о ото з в а ла с ь черно­
волосая.-" До св и да ния. Ма лин. Она взяла свой Б ОЕал и пошл а к с то ­
л ик у в глубине за лз. Нурдин п ододвину л стул И с е л. Бело­
кур а я Малин пр ез рит ел ьно ВЗГ"1янула на него. _. Я ни н а ког о не доношу. Нурдин в ын у;] и з кармана пачк у с и ­
гарет и п редложи л eii. Малин В З Я./l а од­
ну, и он з ажег с пич к у. _ .. Ре чь и д.,т н е о до но се.- сказал о н.- НеСКОJlЬКО н еде л ь н аза д вы пр и­
езжал и с двумя м у жчинами G белом «во л ьво амазо н » в г а раж на Клуббак­
кен. который прина д лежи т швейцарцу п о имени Хорст. Тот, что в е л маши н у, бы л исп · а н ец. Вы помнин') -
Да -да, х о рош о помню,-- отв е тила БеJlокура я Ма.llИ Н."-- Н у и ч то? J',1\bI с. Нис се сопр о вож дал и Пако. Ни сt:е п ока ­
зыв аJI ем у дор о г у в га р аж. В ко нц е кон ­
цов, Пак о у ж е в И с паНИ fi. Малин ДОП И Лil бокал и в ы л и л а в не го ос т аток вина И 3 г р афи на. Мо жн о м н е вас ч ем-нибудь у го-
58 стить? Может, ХОТ 11 Н' е ще ви н а?­
с про сил Н урдин. Он а к ивну ла головой, и Н урд ин п о ­
дозвал оф ици а нт а. Он за казал полгра­
фина вина и кружк у пина. -
Л кто такой Нисс е' -
спросил он. -
Фам илия его Ёранссо н. Ни льс Эрик Ёра н ссо н. А чт о де лает -
не з н аю. Я не видела его несколько иедель. -
Почему? -
сп р ос ил Н урд ин.- Вы же с ннм часто встреч а лись? -
-
Мы не и з одной ком пании. Может, он в стрет ил ка к ую - то д ругую деву шк у? Отк уда Я з н аю? Во в с яко м слу ч ае, я дав но его не видела. Официантк а прин есла вина и пиво для Н у рдин а. Белокурая М ал ин сразу налил;; себе бокал. -
Вы з н ае т е, где он живет? -
с пр о ­
сил Н у р д ин. -
У нег о, наверное, нет квартиры. Он жи л у м е ня, п отом у од н о го прият еля в Сёдере, но мне кажется, что т ам его уже нет. А г де, я н е з н аю. А ест] б и з н а­
ла, то н е уве р е н а, ска з ала л и. Я ник о г о н е выдаю. Н урдин глотнул пи ва и ласково по ­
смотрел на б е ло к ур у ю женщину. что с и ­
де л а н апротив него. -
Вам не надо никого выдавать, фрёкен ... И зв ини те, вас з ов у т прост о Малин, или как-то ещ е? -
J\\oe имя М а гдале иа Русе в. Н о меня про з вали Белок у рая Малин и з-
за моих светлых волос.- Он а провела рукой по г олове. -
А что вам нужно от Ни ссе? Он чт о- т о сделал? Я не буду от­
вечать на ваши вопросы, е сли не буду з нать, что вам нужно. -
П о ним аю, фрёкен Рус е н,- сказал Ульф Н у рдин.-- Можн о мн е зада ть е ще од ин вопрос? Она кивнула. -
Как Ни ссе одевался? Она н аморщила лоб и на мгновение задумалась. -
В основном ходил в бежевом ко­
стю ме,- н ако н е ц сказала она.- Н у и, конечно, им ел руб аш к у и туфли, как все мужчины. -
И но сил п лащ? -
Ну, то был н е совсем плащ. Такая тонкая ч е рная тря пка из нейлона, что ли. Н у и чт о? Она вопросительно п ос мотрела на Н урд ин а. --
Ви д ит е, фрёкен Р усе н, ес т ь подоз­
рение, чт о он умер. -
Умер? Ни ссе? Н о почему ... почему вы говорите, чт о ес ть подо з рение? Отку­
да вы знаете, что он умер? -
Д ело в том, что в морге лежит од ин ч ело в е к, которог о мы не можем опознать. Есть основания считать, что э т о Ни льс Эрик Ёран ссо н. -
С чего бы это он мог умереть? -
н едоверч ив о спрос и ла Бе ло курая Ма­
л ин. -
Он был одним из пассажиров того автобуса, о котором вы, наверно е, чита ­
ли. Пу ли Гlопали в голову, и он сразу умер. По скольку вы единственная и з знакомых Ёранссона, котор у ю нам по­
счастливилось найти, мы бы л и бы очень б ла год ар ны, ес ли бы вы приш л и в морг и по смотрели, в само м л и деле э т о он. Б елокурая Малин исп у ганно вытара­
щил а гла за на Н урдина: Я? В морг? да ни за что н а свете' В среду, в девя ть ч асов утра, Нур д ин и Бе локурая Ма лин вышли и з так с и пр­
ре д Инстит утом суде бной мед и ци н ы. Мартин Б е к уже минут пятн ад цать ждал их, и они вместе за Ш,1И в мор г. Обрю з гш ее, б лед но е лицо Белокурой Ма л ин было по д кр а шено н ебрежно, а б е лы е волосы н е так ста ратеJII,НО уло­
жены, как в чер а вечером. Р аботники мо рга были Гlр еДУflрежде­
ны, и сл ужи тель с р азу же пр овел Н у р ­
дина и Б елокурую Малин в мороз и ль­
ник. На лицо Гlокойник а набросили платок, но так, чтобы были видны воло сы. Бело­
курая Мал и н сх ватил а Н у р ди и а за ру­
ку и прош е пт ала: -
Чер т воз ь ми! -
Хор оше ньк о Гlрисмотри теСh, -
сказал Н у р дин тих и м голосом,- -' И ска­
жит е, узнаете л и е г о. Б елоку рая Ма л ин зак ры ла рот ла­
до нью и ВГlилась глазами в го лое т е ло. -
А что с его лицом? -
с пр ос и ла о н а.- Можно ГlocMoTpeTb на него? -
Л у чш е не смо три те,-- ска зал Мартин Б ек.- Вы и так дол жны его уз­
нать. Б ел окурая Ма л ин кивн ула. -
да. Это Н иссе. Вот тот шрам и .. д а, это он. -
Спасибо, фр ё к е н Р усе н,- сказал Мартин Б ек.- А т е п ерь приглашаем вас н а чашечку кофе. В у пр а в ле нии ПОЛlшии М а ртин Бек и у льф Н урд ин ПРIIН ЯЛ И СЬ у гощ ать ее коф е с булочками, а через м ин уту к ним присо ед инились К олльбе рг, М еландер и Рённ. Б ело курая МаJIИН быстро ус поко­
и лас ь -
видимо, не то ль к о благодаря у гощению, но и том у вниманию, к оторое к н ей было проявл е но. Она охот н о отве­
чала на вопросы н, уходя, пож ала всем р у ки и сказал а: -
Бл а го да рю, я ни когда не думала, что лег.. что П ОJIицейские мо г у т бы т ь такими мир о выми парня ми. Когда дверь за н ей за крыл ас ь, КО J I JIьберг с каз аJl: --
Ну, мировые п арни, Гlo ДBeдeM IITOr? Итог был т а к ой: Нильс Эрик Ёранссон. Возраст: 38 и ли 39. С 1965 года или е ще р аньше беа по ­
с тоянно г о места ра бо ты. С марта п о ав густ 1967 год а жил у Магдалены Ру се н (Белоку рой Ма ли н), Стокгольм, Ар бе тар гатан, 3. далее до нача л а октября жllл у Сюне Бь ё рка в С ёдере. Гд е жил посл е дние н еd е л и перед с м е ртью, н е и звест н о. Наркоман. Во з можно, так же тор говал н аркоти­
ками. По следний ра з Ма гдале на Русен ви­
дела его 3 и л и 4 н оября пер ед рестора­
н о м Дамб е р г а. Он был в ТШt само.М ко­
ст юме и п ла ще, ч т о II 13 н оября. В сегд а, как правило, илtел деньги. И з в сех, кто за нимал ся делом об уб ий стве в авт об усе, Н урд ин первый до ­
бил с я т о го, что при желании мож н о бы­
л о н азвать ПОЛОЖIJт ель ны м ре зул ьта ­
т о м. Н о даже здес ь мн ен ия ра здеJl ИЛIJСЬ. -
Н у ХОРОIl10,- сказал Гюнва льд Ларссо н,- теп е рь вы з нает е фами л ию того типа. А что дальше? -
Так, т ак,- задумчив о молвил М е­
ландер.- Тот Ёра н ссо н ни н а чем не по­
пался. А вс е же мн е каж е тся, ч т о я 110-
мню ЭТО и мя. Оно всплывал о в свя з и с к ак им - то следс т вием. -
Ты хочешь сказать, что когда-то допра ши вал е г о? -
Н ет, э т о го бы н е заБЫJI. Я никог да н е ра з говари вал с ним и даже н е ви дел е го. Ниль с Эрик Ёр а нссон. Г де-то я в с треча л это имя. Меланде р пыхтел тр уб к ой и рас сея н­
н о CMOTpeJl перед собой. Гюнва JI ЬД Ларесон р аз м ах ива л перед лицом сво ими ручищами. Он не те рп е,l никот ина, и табач ный дым е го раз д ра ­
жал. -
Ме ня оче нь интер есует эта с винья А сса р ссо н,-- сказал он. -
Я вспомню,- ск азал Меланд ер. -
Еще бы. ЕСJlИ раньш е н е умрешь от рака легких.- Гюнваль д Лар сс он подня лс я и п одошел к Мартину Б е ку.­
Отк уда эт от Ассарссо н брал деньги? -
Н е з наю. Ч то дел а е т е го фирма? -
Импортир уе т разны е вещи. От п одъемных кра н ов до искусстве нны х рожд ес тв Е'Н СК ИХ ел ок. Я ВЫЯС НИ JI, какой налог за Гl ОС.1ед ни е годы п ла ТИ Jl И эти гос п ода и их фирма. --
И чт о? -
При бл и з ит ел ьно третью ч асть то-
г о, чт о в ын у жд е ны выкладывать я и л и ты. А когда -вс поминаю, к ако й ви д и меет квартира вдовы Ассарссона, то у меня ч е шут ся р у ки привести ревизора в их лавочку. -
А ч ем ты будеш ь мотивир ова ть свое желан и е? --
Н е З llаю. Мартин Б е к пожал п ле чами. Гюн ­
вальд Ларе сон п о ш ел к двери, но н а п о­
рог е останов и лся и с к азал: -
Тот Ассарссо н был хорош г усь. И его братец, наверно е, н е лучше. Срюу же П ОСJlе этого в дверях по ­
явился КО Л,lьберг. Он был какой-то уставший, г JIаза у н е го покра с н еJIИ. -
Ч то ты теперь делае шь? -
с про ­
сил Марти н Б е к. --
Ц ел у ю н о чь С J l ушал за писи разго­
воров Стенстрёма с Бирг е рссоном, уб ив ­
шим с в ою жен у. -
И что? -
Нич его. АБСОJlЮТНО нич е го. Е сл и я ч его-то н е ПРUГl УСТИJl. -
В се ГД<-l мо жнu ч то-то пропустить. -
Очень уте шит ел ьное за меч а н ие,-
сказал КОJlльберг. Мар тин п е к по ло жил J 10КТИ н а стол и по дпер р укам и голов у. Был а уже пятница, восьмое де кабря. Прош ло двад цать пят ь су ток, а след ­
ствие стояло на м ес те. Бы л и да же опре ­
деm,нные пр из н а ки, что оно ра сс ып а­
ло сь. Каждый крепко цеплялся з а свою соло минк у. Ме J 1а н де р вспом ин ал, гд е и ког да он сл ы хал и мя НИЛh са Эр ик а Ёр а н ссо н а. Гюнва льд Ларссо н раЗМЫШJlЯJl, к а к бра тья Ас са рс со ны за р аб атывали день ­
ги. К олльберга инт е р есов ало, каким об ­
р азом п с и хически н е норм аль ный убий ­
ц а с во ей ж е ны Биргерссон мог пов л и ­
ять н а Стенстрёма. Н у рднн пробовал найти как у ю-то свяЗh между Ёранссоном, уби й ством в автоб у се и ['а р ажом н а Кл у ббакк е н. Эк та к У ГJIубил свои техни ч ес кие з н а­
ни я о кра с н ом двухэтаж н ом автобус е, что пр актически с ним МОЖНО БЫJIО го ­
вор ит ь О ЦИРК УJlЯ ЦИИ ток а в лю бом е г о проводе. Монссон воспринял неверную теорию Г ю нва льда Ларссо на, чт о Мухамм ед Б усс и мог играть основн у ю ро л ь в эт ом деле, потому что БЫJl алж ирц ем, и си­
стематичЕ'С КИ д о п рашиваJI в сю а р аб ­
ску ю колонию в Стокгол ьме. 59 Сам Мартин Бек размышлял только о Стенстрёме -
что он делал в автобусе, не следил ли случайно за кем-то и не тот ли, ·за кем он следил, застрелил его. Этот путь не Кi\зался убедительным. Ибо как опытный полицейский мог до­
пустить, чтобы его застрелил тот, за. кем он следил? l(a еше в автобусе? Рённ не мог оторваться от мысли о том, что сказал Шверин в больнице за несколько секунд до смеРТII. . Накануне Рённ разговаривал с экс­
пертом из Шведского радио, который попробовал проанализировать запись на ленте. -
Очень скупой материал,- сказал эксперт.- Тем не менее я сделал опре­
деленные выводы. Хотите услышат" их? -
l(a,-
ответил Рённ. -
Прежде всего я попробовал иск-
лючить из ленты все побочные звуки, шум и прочее. Рённ ожидал, приготовившись запи­
сывать. -
Что касается ответа на первый во­
прос о том, кто стрелял, то здесь вы­
деляются четыре согласных: д, н, р, к. Но при более обстоятельном анализе слышны определенные гласные и диф­
тонги после согласных. Например, «а» между «д» И «н». -
l(aHpK,-
сказал Рённ. -
Именно, для' неопытного уха от-
вет звучит где-то так,- сказал экс­
перт.-l(алее, как будто слышен чуть заметный дифтонг «ай». -
l(aHpK ай? -
спросил Рённ. -
Что-то похожее, хотя «ай» не очень четкое.- Эксперт на миг умолк, а потом задумчиво прибавил: -
Тот че­
ловек был в очень тяжелом состоянии, так? -
Так. -
И видимо, чувствовал страшную боль? .' Возможно,':'" ответил Рённ. -
Ну тогда можно объяснить, по­
чему он сказал «ай»,- С облегчением молвил эксперт. Рённ кивнул. -
Теперь я почти уверен,- продол­
жал эксперт,- что эти звуки образуют целое предложение, а не одно слово. -
И как звучит это предложение? -
спросил Рённ. -
Трудно сказать. В самом деле трудно. Например, «дань реки, ай» или «день рока, ай». -
«l(aHb' реки, ай»? -
удивился Рённ. -
Это, конечно, только предположе­
ние. Ну а что касается второго ответа ... -
«Самалсон»? -
Вам кажется, что оно звучало так? Интересно. А у меня сложилось иное впечатление. Я услыхал два слова: сна­
чала -
«сам», а затем -
«алсон». -
И что это означает? -
Ну, можно допустить, что второе слово означает какую-то фамилию, Алсон или, что вероятней, Ольсон. -
«Сам Алсон» или «Сам Ольсон»? -
Именно так. Вы тоже выговари-
ваете «л» твердо. Может, он говорил на этом же диалекте? -
Эксперт HeMHO~O 60 помолчал, а затем добавил: -
Вряд ли, чтобы кто-то носил имя Сам Альсон или Сам Ольсон, не правда ли? l(a, ---' ответил Рённ. -
У меня все. -
Благодарю,- сказал Рённ. Подумав, он решил не докладывать начальству об этих результатах,' по крайней мере, сейчас. Хотя часы показывали только без чет­
верти три, было уже совсем темно,. ког­
да Колльберг добрался до Лонгхоль­
мена. Он замерз, устал, а тюремная атмосфера также не прибавил а ему ра­
дости. Комната свиданий была голая, . убогая, неприветливая, и Колльберг понуро ходил от стены до стены, ожи­
дая' того, с кем должен был встретить­
ся. Заключенного, по фамилии Биргер­
ссон, который убил свою жену, обследо­
вали в клинике судебной медицины. В свое время его, вероятно, освободят и передадут в какое-либо заведение для психически больных. . Примерно через четверть часа дверь открылась, и надзиратель в темно-си­
ней униформе впустил лысоватого муж.чину лет шестидесяти. Колльберг подошел и пожал ему руку: -
Колльберг. -
Биргерссон. Он оказался человеком, с которым было приятно разговаривать. -
Следователь Стенстрём? l(a, я его помню. Очень симпатичный. Передайте, будьте любезны, ему привет. -Он умер. -
Умер? Трудно поверить. Такой мо-
лодой ... Как это случилось? -
Именно об этом я и хочу с вами поговорить. Колльберг объяснил, что ему необ­
ходимо. -
Я целую ночь прослушивал маг­
нитофонную запись,- в заключение сказал ОН.-- НО думаю, что вы не вклю­
чали магнитофон, когда, например, пи-
ли кофе. . Не включали. , Но и тогда разговаривали? l(a. По крайней мере, часто. О чем? Обо всем на свете. Вы не могли бы. вспомнить, что больше всего заинтересовало Стенстрё­
ма? Биргерссон подумал и покачал голо­
вой. -
Это был обычный разговор. О том о сем. Ни о чем особенном. Что его мог­
ло заинтересовать? -
Именно это я и хотел бы знать. Колльберг вынул блокнот, который да-!lа ему Оса, и показал его Биргер­
ссону. -
Это вам ни о чем не говорит? По­
чему он написал слово «Моррис»? Лицо Биргерссона просветлело. -
Мы, наверное, разговаривали о машинах. У меня был «моррис-8». знаете, большая. модель. И наверное, в связи с чем-то вспомнили об этом. -
Ага. Когда вы что-то вспомните, позвоните мне. В любое время. -
Машина у меня была старая и не­
казистая. Зато как ходила! Моя ... же­
на стыдил ась ее. Говорила, что у всех новые машины, а у нас такая рухлядь. Он заморгал глазами и умолк. Колльберг быстро закончил разговор. Когда надзиратель увел убийцу, в ком­
нату зашел молодой "Врач в белом халате. . -
Ну как вам понравился Биргер­
ссон? -
спросил он. Он производит приятное впечатле-
ние. l(a,-
сказал врач.- Он молодец. Единственное, что ему было надо,- это избавиться от той ведьмы, на которой он был женат. ' Колльберг пристально посмотрел. на него, спрятал бумаги и вышел. Была суббота, половина двенадца­
того ночи. Гюнвальд Ларссон замерз, хотя надел теплое пальто, меховую шапку, лыжные брюки и обул лыжные ботинки. Он стоял в подъезде дома на Тегнергатан, 53. Стоял здесь' не слу­
чайно, и его трудно было бы заметить в темноте. Он провел здесь уже четыре ча­
са, и к тому же это был не первый вечер, а десятый или одиннадцатый. Он уже хотел возврашаться домой, когда погаснет свет в тех окнах, за ко­
торыми наблюдал. Однако без четверти двенадцать перед домом с противопо­
ложной стороны остановился серый «мерседес» С иностранным номером. Из него вышел !{акой-то человек, открыл багажник и взял чемоданчик. Затем пе­
решел тротуар, отпер ворота и исчез во дворе. Через минуту вспыхнул свет за спушенными шторами. Гюнвальд Ларссон быстрым широким шагом перешел улицу. Соответствую­
ШИЙ ключ он подобрал еше две недели назад. Зайдя в дом, он снял пальто, пе­
ревесил через перила мраморной лест­
ницы, а сверху положил меховую шапку. Потом расстегнул пиджак и поправил кобуру пистолета. . Он давно уже знал, что дверь откры­
вается внутрь. Глядя на нее, он в тече­
ние нескольких секунд думал, что если ворвется в комнату без серьезной причи­
ны, то нарушит закон, и ему определен­
но сделают выговор или даже уволят. Потом ударом ноги распахнул дверь. Туре Ассарссон и человек, который вышел из иностранной машины, стояли около письменного стола. Оба были как громом пораженные. Ибо как раз от­
крывали чемоданчик, что лежал на сто­
ле. Гюнвальд Ларссон, направив на них пистолет, подошел к телефону и левой рукой набрал 90000. Никто не произ­
нес ни звука. Все было понятно и без слов. В чемодане оказалось двести пятьде­
сят тысяч таблеток с фирменным клей­
мом «Риталина». На нелегальном рын­
ке наркотиков они стоили около мил­
лиона шведских крон. ПРОАопжение спеАУ.' Перевел со шведского СТ. НИКОНЕНКО АНГЕЛ Ь СКАЯ СПА Р ТАК И АД А Два года слишком короткий срок в спорт е, чтобы ожидать кардиналь­
ных перемен. Даже если речь идет всего лишь о лягушках. Однако, по мнению специалистов, последняя общенациональная спартакиада аме­
риканских 'квакуш в некогда малень­
ком рудничном поселке Анг е л' по­
казала, ЧТО' лягушки вовсе н е сидят на месте. За какие-то два ГОАа они сделали гигантский скачок вперед, доказав скептикам, что не зря покину­
ли свои кочки в никому не ведомых болотах. Впрочем, судите сами. На юбилейной 50-й спа ртакиад е в 1978 году квакуши состязались в п рыжках в длину и высоту да под­
нятии тяжестей. В дальн е йшем нам е­
чалось включить в программу со­
ре в нований еще и акробатические прыжки. П ри этом специалисты исходили из того, что, по скол ьку Дэниел Уэбстер, герой рассказа Мар­
ка Т вена о знаменитой скачущей лягушке из Калавераса, в свое время умудрялся перекувыркнуться в воз­
духе, сделать сальто вполне по силам квакушам. Дальше их фанта зия не шла. Кто знает, возможно, развити е большого лягушечьего спорта на этом бы и остановилось, если бы не «про-
J См. заметку «Раз, два.. прыгн ули!».-
« Вокруг света)), '1979, Ng 7. фессор» -
так он себя называ ет ­
Билл Сти д. «Лягушки -
прирожд ен­
ны е многогранные спо рт смены. Пр о­
CTQ мы е ще плохо знаем, на что они способны»,- заявил он и взялся на дел е доказать свою правоту. Для подготовки квакающих атлетов высо­
кого класса Стид открыл специаль­
ный тр ен ировочный центр -
«К роу ­
кер колледж», куда начал принимать мо лодых одаренных лягушат, чьи владельцы готовы были выл ожить по 65 долларов за семестр. П е р еход на «научно обоснованные методы» тренировок -
наприм е р, после за нятий каждый спортсм е н оБЯЗ'-lтельно восстанавливает силы в индивидуальной «сауне» С болот­
ной водой -
прин ес свои плоды. На про шедшей спартакиаде все первы е места завоевали пит омцы « Кро укер колледж», опередив своих собратьев, которых готовили их тренеры -хо -' зяева. Правда, воспитанникам центр а не удалось установить ни одного нового ангельского рекорда. Н о Билл Стид ничуть не огорчен этим, по­
скольку считает, что у них вс е е ще впереди. «Сделать классного спортс­
мена из зеленого лягушонка -
дело трудное,- говорит он. -
Возьмит е хотя бы тройной прыжок. Победит ель первой спартакиады в Ангел е в 1928 году Будвайзер прыгнул на 10 футов. Позднее он дважды пер е-
крыв ал этот результат, д ове дя в 1932 году рекорд до 13 футов 5 дюй­
мов. Он продержался более пятна­
д ц ат и лет и был побит одной и:! в ел ичайших прыгуний, квакушей Мэгги', сиганувшей на 16 фут ов 2 дюйма. Подождите год-другой, и мои лягушки докажут, что не зря е ли мух в « Кроук е р колледж» .. Вот хотя бы Долли-Доу. Она занимается тяжелой атлетикой всего год, а уже повторила рекорд Уильяма Сида - ­
подняла штангу с шестью блинами». Любит ел и квакуше чьих соревнова­
ний считают главной заслугой «про­
фессора » Стида н е только разработку новой научно обоснованной систе мы подготовки атлетов в традиционных видах спо рта, но и то, что ОН выявил их досрле с крыты е возможности. С выш е :LU т ысяч зрителей а п лод ирова­
ли пок азател ьным выступлениям е го квак у ш, в о время которых «('порт('­
м е ны» со р е вновались в МОТОГОНК ·'l]( и CKa'IKax (пока на заво дных лошад · ках и мотоциклах ). Что же касается акробатич ес ких прыжков, то С тид пош еА дальше. Его восходящая «з вез­
да» Джон Арент успешно высту пает на перекладине, прич е м при сос кок е выполня ет сальто с о дним обо ротом. «Мы еще н е достигли предела,­
утверждает шеф « Кроукер кол ­
ледж». -
Моя мечта вырастить ля ­
гушк у- десятиборца. И я добьюсь :1 ТОГО». С. МИЛИН 1 На с партакиадах квакуш в Ангеле пр едста ­
вители слабого и с ильного пола выступают вмест е. 61 ~. ~,!F..'" t~" "Р .. , " ~ БЕРЕГИТЕ ЛАНГУСТОВ ... Хотя Гебридские острова расположены к северо-западу от Великобритании, а Се ­
верное море -
к востоку, тем не менее загрязнение вод, связанно е с расширением морской нефтедобычи. уже чувствуется и на Гебридах. Неуклонно сокращается добы­
ча лангустов: эти ракообразные (кстати, важнейшая добыча дл я гебридских рыба­
ков) весьма чувствительны к состоянию воды. Теперь их разводят в искусственных условиях, в огромных садках под крышей. "ыход на время найден ... ... И ПТИЦ Это не чучело и не подсадная, а самая Н;lтуральная птица -
буревестник обыкно­
венный. Судя по его спокойному поведению R руках биолога Питера Дэйвиса, который усаживает птицу в норку, буревестник вполне «,осознает» важность проводиln U Й над ним операции. До последнего врем е ни буревестн ик и обитали близ западного rlOбережья УЭЛ l.с а на острове Скомер. На его пустынных скалах устраивали они гнездовья дл я птенцов в земляных норках. В связи с расширением нефтяног о порта Милфор д ­
хейвен возникла серье з ная угроза загря з ­
нения извечного гне з д о"ь я буревестню,ов. Птицам решили помоч ь е с т е ствоиспы т а­
тели Западного Уэль с а -
они выкоп а.,и полсотни норок на о строве Кардиган, в 40 милях от Скомера, и на лодках пер е .. везли туда птиц. Бу ре вестникам вр иде нравится новое место жительства: лю де й на острове мало, nO'183 -
такая же, Ч Т О и на Скомере, а нефти в водах пока е щ е нет. в ОДНУ ОСЛИНУЮ СИЛУ Санторин (Тира) -
небольшой ос т ров в Эгейском море -
в последние десяти л е­
тия принес немало научных новинок иеС./lе­
дователям. Как стало я с но. именно зд е сь. 80 8ТОрОМ тысяч еле тии д о нашей ;jPbI произошло катастрофич ес кое изверже н ие вулкана, которое, во з можно, породил о и мифы о гибели Ат ла нтиды, и легенды о всем ирном потопе ... Ныне на Санторин ежегодно приезжают тысячи туристов: может быть, Атлантиду найти не удастся, но ве д ь поглядеть на останки древнего н с толь знаменитого вулкана тоже инт е ре с но. Туристов мно ­
го, а с транспортом -
проблема. Поэтому и встречаются на Санторине такие при­
дорожные заведения под солидной вы­
веской «автобусная станция». А вся тягло­
вая с ила -
один ослик. Экипаж на одно посадочное место. ПЕРНАТЫИ ПОВОДЫРЬ Поводырями для слепых издавна служи­
ли собаки. Однако, по мненню американ­
с кого орнитолога Рея Беруика, эту роль с еще большим успехом могут выполнять попугаи. «В отличие от собак они не страдают дал ьтонИЗМОм и вообще облада­
ют более острым зрением.- утверждает он.- Их можно обучить произносить такие команды, как «стой», « ИДИ», «поверни направо » и т. д. В зависимости от цвета огня светофора, наличия транспорта на проезжей части или преПЯТСТ8ИЙ на пути человека. Во время прогулки попугай ведет себя идеально. не отвлекаясь ни на встречных собак, ни на фонарные столбы. К тому же содержан ие птицы обходится дешев л е, а продолжительность жизни на­
столько в еol lика, что слепой до конца дней может обхо д ить с я одним и тем же « ПОВО~ дырем •. Предприимчивый орнитолог уже открыл специальную фирму « Птичьи глаза., кото­
рая снабжает нуждающихся дипломиро­
ванными попугаями по цене от 250 до 400 долларов в зависимостн от величины « словар я команд». ПО ДНУ, КАК ПО ЛЬДУ Не да вно в а нглийском языке появилось нов о е слово « октопуш' (производное от с ущест в ительного « октанус » -
«осьминог» И глаг о ла «луш » -
« толкать»), которое быстро стало весьма популярным среди молодежи. Дело в ТОМ, что так названа новая спортивная игра, Я8ляющаяся разно­
видностью хоккея. Правила ее просты: с помощью миниатюрной клюшки нужно в буквальном смысл е протолкнуть за линию ворот противника свинцовую шайбу, кото­
рая получила название «мормышка •. Это равноценно заброшенной шайбе или заби­
тому мячу в обычном хоккее. В матчах участвуют две команды из шести полевых игроков. И хотя игра длится всего 33 мину­
ты, от спортсменов требуется отменная атлетическая подготовка. ибо играют 8 «ОК­
ТОI1УШ » не на льду. а ... по д водой на дне басс е йн а. ЛЮДОЕДЫ ПОНЕВОЛЕ В Индии зарегистрировано немало тра­
гических случаев,. связанных с тиграми­
людоедами. Причем до последнего времени сч италось, что нападают на человека лиш ь те звери, которые в силу различных причин -
например, болезни, увечья или старости -
не могут добыть себе традици­
онного пропитания в джунглях. Однако, как показали последние исследования, проведенные Международным фондом ох­
раны диких животных, иа людоедство тигров толкает не голод, а жажда. Ее вызывают химические процессы, начинаю­
щиеся в организме хищника, если он напьется солоноватой воды. Мягкие же ткани человека оказывают корректирую­
щее действие, способствуя его прекраще­
нию. Чтобы сократить число людских жертв, составляющее около 40 человек в год, начато сооружение больших ре­
зервуаров с питьевой водой в лесах тех районов, где случаются нападения тигров. Рисунки В. ЧИЖИКОВА НАШЕСТВИЕ Западногерманские водители обеску­
ражены. у них появился враг, злокознен­
иые намерения которого обличают сущ­
ность ярого противника автомобилизма. Враг дырявит шины. обрывает шланги радиаторов и утаскивает «дворники» С ветровых стекол. Впрочем, речь идет не о новоявленных луддитах, а лишь ... о ено­
тах, обнаруживших повышенный инте­
рес к резине и пластикам. Когда-то их завезли как объект охоты, а ныне 150 ты­
сяч этих животных обитает в лесах и перелесках. Массовой антиенотовой кам­
пании никто не начинает из опасения вплотную столкнуться с обществом защиты животных, а страховые фирмы отказыва­
ются возмещать убытки, расценивая напа­
дения енотов на машины как... «игру природы». Еще один представитель экзотической фауны подверг атаке город Франкфурт. Орды броненосных пресмыкающихся на­
воднили городские сады и парки, вытапты­
вают и пожирают цветы и кустарники. Полагают, что начало нашествию поло­
жили «любители животных», подбрасыва­
ющие надоевших черепах в оранжереи. Тепличный климат понравился пресмыка­
ющимся, и они принялись усиленно размно­
жаться. -
Они хуже сарйнчи,- ВQсклицаНII представители городских властеЙ.- Там. где мы ЛОвим одну черепаху, тут же появля­
ется с полдюжины новых! ЯЗЫК-ТЕЛЕГРАФ Известно, что гуанчи -
былые жители Канарских островов -
переговарнвались между собой на больших расстояниях свистом. Но, оказывается, гуанчи не един­
ственный народ на иашей планете, избрав­
Ший в качестве средства общения свист. Впрочем, речь пойдет не о целом народе, а лншь о жителях одного района в Тур­
ции ... Примерно в 600 километрах к северо­
востоку от Анкары расположен вилает Гиресун. В центральной части его подни­
маются высокие горы, места здесь мало­
'доступные, селений немного, телефонной связи между ними, естественно, нет. ВО'Т' жители 35 деревень и изобрели свой собственный язык, который можно было бы назвать «язык-телеграф». Если кому­
нибудь из крестьян нужно сообщить родственtiику в соседней деревне о. рожде­
нии ребенка, свадьбе. смерти друга, поде­
литься иными НОВUСТЯМИ, разузнать о погоде или попросить о помощи -
он под­
'нимается на вершину. ближайшего холма и с помощью свистков,сигналов передает нужную информацию. Свистеть местные жители' умеют: могут переговариваться на расстоянии до трех километров. «Язы­
ком-тедеграфом» владеют всего две тысячи человек, а о чем они говорят -
остальным и зиать не дано • ПО СТОПАМ СЕНБЕРНАРОВ Еще Чарлз Дарвин писал, что свиньи ПО своим умственным способностям не уступа­
ют собакам. Больше того, в ходе экспери­
ментов, проводившихся в Кембриджском университете, в ряде случаев они показыва­
лн даже лучшие результаты. Когда, напри­
мер, свиней и собак помещали в холодное помещение и показывали, как с ПОМОЩЬЮ клавиша включать отопление, то первые овладели этой операцией в течение мину­
ты. У собак времени уходило в два-три раза больше. Причем и те и другие нажимали на клавиш не рылом или носом, а ногами. Кроме того, оказалось, что хрюшки облада­
ют хорошим нюхом. После соответствую­
щей дрессировки оии чувствовали куропа­
ток и другую пернатую дичь на расстоянии до 40 ярдов, хотя отказывались искать зайцев, а также обнаруживали человека под трлстым слоем снега. Как полагают специалисты, это открывает реальные воз­
можиости при поисково-спасательных ра­
ботах в зимних условиях использовать специально обученных свиней вместо доро­
гих сенберн аров. СУдНО-ЛОВУШКА «И на старуху бывает проруха!" Увы, эта поговорка иногда бывает справедли­
вой в отношении знаменитых ученых и инженеров, прославившихся своими откры­
тиям и или изобретениями. Вот, например, какой казус произошел в прошлом веке с английским изобретателем Генри Бессе­
мером, запатентовавшим, в частности, известный конвертерный способ передела чугуна в сталь. Бессемер сконструировал судно с колоссальным цельным пассажир­
ским салоном стометровой длины, укреп­
ленным на шарнирах. По замыслу изобре­
татt>JIЯ, при любой бортовой качке салон должен был оставаться в неизменном горизонтальном положении. Судно построили. Спустили на воду_ На борт взошли пассажиры-лuбровольцы. Бортовuй качки салон действительно не испытывал -
он испытывал килевую. При­
чем его так качало от носа к корме, что пассажиры поголовно испытали все "ре­
лести «морской болезни» в худшем ее варианте. А вот выйти на палубу. хотя бы проветриться оказалось для них трудным делом: так уж был задуман «гарантиро­
ванный» некачающийся изолированный салон. Люди все же остались целы и невредимы, но судно пришлось списать. В анналах истории техники оно осталось лишь как изобретательский курьез. • «ВОКРУГ СВЕТ А» 50 лет НАЗАД ИСТОРИЯ КАЛЕНДАРЯ Основой всякого календаря служат' астрономические явления: обращение Земли вокруг Солнца, Луны вокруг Земли, Земли вокруг своей оси. Наиболее интересным и научно 060СНО.­
ванным являлся календарь республикан­
ский -
календарь французской революции, введенный Конвентом 5 октября 1793 года. Год устанавливался в 365 дней, подраз­
делялся на 12 месяцев, по 3() дней в ме­
сяце, каждый месяц содержал три декады. пять дополнительных дней в конце каждого года считались праздничными. Каждый четвертый год получал еще добавочиый, Зб6-й, день. Начало первого года было приурочено к провозглашению республики и совпадало с осенним равноденствием 22 сентября 1792 года Григорианского стиля. Месяцы были названы по-новому: осенние полу­
чили название Вандемьер, Брюмер, Фри­
мер; зимние -
Нивоз, Плювиоз, Вантоз; весенние -
Жерминаль, Флориаль, Пре­
риаль; летние месяцы -
Мессидор, Тер­
мидор и Фрюктидор. Во время провозгла­
шения этого календаря во многих фран­
цузских городах были устроены специаль­
ные празднества. В городе Аррасе, напри­
мер, 20 тысяч человек участвовало в сим­
волической процессии, изображавшей шествие года. 12 групп обозначали 12 ме­
сяцев. Во главе каждой группы шла мо­
лодежь. Пять восьмидесятилетних стари­
ков шли сзади, изображая дополнительные дни. СтолетниА старец под балдахином замыкал шествие, он должен был символи­
зировать 366-й день каждого четвертого года. Календарь французской революции существовал всего лишь 13 лет. В 1806 го­
ду ОН был упразднен Наполеоном. 63 ДЖОН &РАУН ,Человек, которыи говорил С картинои , т Ы, конечно, понимаешь, ЧТО да­
---. же мысль, будто разговариваешь с .картиноЙ,- неJIепость? Правда, Дже­
ром? -
Само собой,- отвеТИJI Джером. .,... Надеюсь, ты не забраJI себе в ro; o/I0BY, будто и вправду можешь разго­
Вllривать с картиной? -
освеДОМИJIСЯ дя­
дя Гарри. -
Кто ero знает,- ОТКЛИКНУJIСЯ Дже­
po~,,- Мне известно одно -
я СJIЫШУ ro-
лос. И все тут. -
О, разумеется! -
отозваJIСЯ дядя Гарри.- Раз тебе чудится rOJIOC, идущий от картины, тут уж ничего не подеJIа­
ешь. -
Нечего остроумничать! -
ОГРЫЗНУJI­
ся Джером. .,-
Ну что ты, мой маIlЬЧИК;- усмех­
НУJIСЯ дядя Гарри.-
А знаешь, в чем твоя беда, Джером? Нет? Я тебе скажу. Ты СВИХНУJIСЯ -
вот она, Джером; твоя бе­
да. Уж конечно, доктора, эти умники­
разумиики, наверняка выискlLJIИ ДJIЯ зто­
го СJIовечко помудрее. Но как там ни назови -
суть одна. В мое время не муд­
РИJIИ. СказаJIИ бы просто и ясно: ты СВИХНУJIСЯ, да и заПИХНУJIИ бы в ',соот­
ветствующее место. -
Но я вовсе не СВИХв;}'JIСЯ! -
выкрик­
нул Джером.- А ты же знаешь, я сове­
товаJIСЯ с психиатром. -
Конечно! -
сказаJI дядя Гарри.­
ВЫJIОЖИ он так вот напрямик, что ты свихнутый, да ты бы перепугаJIСЯ до смерти, и поминай как зваJIИ. Чего же ему пациента-то терять? Ты -
«змоцио­
HВJIЬHO неуравновешенный, ИJIИ «raJI-
JIюцинируешь под ВJIиянием стресса •. НаСJIушаJIСЯ я всех этих выдумок. -
Нет, мой врач совсем не ТI,КОЙ,­
эаупрямИJlСЯ Джером.- Я ему все рас­
сказаJI, и он очень, очень мне сочувст­
. вовал. -
Так уж и все рассказВJI? -
ПОJIюбо­
ПЫТСТВОВ8JI дядя Гарри.- И про то, что чеJIовека уБИJI? . -
Нет! Про зто-то, конечно, не сказаJI! -
Уж я думаю. Ты только и скаЗВJI ему, что с тобойразговаривает картина. Но не оБЪЯСНИJI, что зто портрет чеJIО­
века, KOToporo тыуБИJI. Очень бы тебе этот добряк~доктор посочувствоваJI, вы­
JIОЖИ ему это! . ..:.. Я реШИJI, что 'подробности ему знать неважно. -
Очень даже важно. Одно дело, он считает, что все это так вот вдруг -
раз, два, три -
и ХJIОП: с тобой говорит кар­
тина. Тут он станет ИСCJIедовать твою психику. А объясни ему, что это портрет чеJIовека, KOToporo ты уБИJI, ОН бы не сомневаJIСЯ, что говорит не картина­
твоя совесть. -
Подумаешь, совесть! Чушь одна и чепуха! ' -
Конечно, совесть. Будь у тебя тогда совесть, ты бы riодсыпаJI какой-нибудь быстродействующий наркотик, а то под­
мешаJI медленный и БОJIезненныЙ. -
Да откуда же мне знать, 'как дейст­
вуют наркотики? Я-то их не ГJIотаю. -
Нет, Джером, не ГJIотаешь. Но ты парень сообразитеJIЬНЫЙ. И жадный. Ух, какой жадный! Да, я тебя еще не поздра­
ВИJI с успехом -
мастерски ты поддеJIаJI подпись на завещании. ДОJIГО трениро-
, ваJIСЯ? -
Месяца три. -
ОтJIИЧНО сработано. Но знаешь, вся зта СООбразитеJIЬНОСТЬ тебе сейчас не по­
может. Денежками-то, которые YHaCJIe-
довал, тебе так и не ПОПОJIьзоваться. Ты ведь и сам это знаешь, а, Джером? -
Почему зто не ПОПОJIьзоваться?­
поинтересоваJIСЯ Джером. -
Потому что психиатр, умник зтот, разумник, засадит тебя в сумасшедший дом из-за зтих разговоров с картиной. -
Да он и: в МЫСJIЯХ Toro не имеет! -
Не имеет? Я что, ОСJIышаJIСЯ: ты ведь ГОВОРИJI горничной, будто завтра идешь в БОJIЬНИЦУ сдавать анаJIИЗЫ? -
Ну, иду, но это самые обычные ана­
JIИЗЫ. Такие всегда деJIают. .. -
Ты так считаешь? Ну да не рас­
страивайся,- ласково успокаиваJI дядя Гарри.- ЕСJIИ тебя туда запрячут, я при­
ду навещу. -
Еще чего! -
Джером повеРНУJIСЯ и пошеJI прочь . , -:-
Джером! -
В rOJIOce дяди Гарри прозвучаJIа новая, повеJIитеJIьная, нотка. Джером веРНУJIСЯ. -
ПОJIИЦИЮ, Джером, ты надул здоро­
во, ничего не скажешь,- сказаJI дядя Гарри,- но уж не думаешь JIИ, что удаст­
ся УJIИЗНУТЬ от Moero возмездия? Джером ВЫРУГВJIся и зашагаJI прочь' от портрета дяди Гарри. Перевелз с знг л ийскогр , И. МИТРОФАНОВА в "омере "соользова"", фОтограф"" "3 ЖУР"8Лов: сНэш"л ДЖ"огрэфнк," (США), сМернан:, (ФРГ), «Эоока:. (Италня). н.ш .АРес: 125015, моек •• , .-15, НовОАМИТР08ска. уп.,5а. ТeJlефОН" Ав. спра.ок: 285-88~83; ОТАеп .. : .Наша РоАииа. -
285-89-83; иностранн"й -285-89-56; науки-
285-89,38; питер_тур" -
285-80-58; писем -285-88-68; ИППlOCтраций -
285-89-36; приn_еНII8 .Иск_теп&» '-285-80-10. ,С© «Bp~PYГCBeTa~; 198Ir. ' ---------...-.....--,~.----------------------------~ Сдано' в набор 01.Q.f.81. ПоДn. к печ. 22.05.81. А09762. Формат 84 Х 1081/16' Печать офсетная. УслоВ. печ. Л; 6,72. УчеТ!:IO-ИЗД. Л. Н,8. Тираж 2850000 экз. Заказ 418. Цена '70 коо. Типография ордена Трудовогр I(pacHoro Знамени изд-ва ЦI( ВЛI(СМ ,«Молодая гвардия,.. Адрес издательства и типографии:' 103030, Москва, 1(-30, Сущев-
СИ!!§{, '2.1.., ' ПЛЕТНИ НА ЛАГУНЕ Не так уж давно груженные това­
ром долбленки ходили из Нигерии через Дагомею (ныне Народная Республика Бе:нин) в Того по длииной цепи лагун. Путь получался долгий, зато пЛавание 'торговцев бы,ло куда безопасней' путешествйя по открыто­
му океану. Тянущиеся вдоль побе­
режья Гвинейского залива лагуны прочно и, казалось, на века соеди­
нялись вi надежную водную систему; их питали воды рек, а через протоки у Гран-Попо и Котону пополняла океанская вода. Но лет сорок назад что-то нарушилось в этой системе. Протоки стало заносить илом, песком, сами лагуны обмелели, разомкнулись на длииные солоноватые озера -
то широкие, в десятки километров, то узкие, вроде канав. Морская соленая вода ПОЧТIiJне проинкает в лагуны, " в них оСВ()и­
лось около двухсот видов пре<що­
водных рыб. В наши дни даже после сезона дождей, в паводок, судоход­
ными лагуны уже не становяТся. Однако напор воды все же . силен: заболочеиные протоки размывает, с приливом океанская волна порой разобьет перемычКу и отКроет вход морской живности. or капризного норова лагун зависит и промысел местных рыбаков: они совмещают и морские и озерные методы лова. Им приходится учиты­
вать и колеблющийся уровень воды, и течения, и ветры, инепостоянную соленость, и меняющl!йся рельеф дна. Orroго и рыбачий арсенал здесь весьма разнообразен -
сети, вершИ, ловушки, запруды, гарпуны и даже .... плетни. Когда' спадает паводок, на меЛIЦ>­
водье всей артелью вбивают жерди, шесты, спешно оплетают их бамбу­
ком, оставляя в ПРll,ll,оиной части, лазы, ведущие к вершi'lМ. В КОРЗIIИе над плетнем подвешИвают керосино­
вые фонари. они горят всю ночь, подманивая рыбу. А когда собьется она в плотный косячок, ее подстере· жет парнишка с круглой сетьЮ­
«тчкедо». Когда течение меняется, плетин перетаскивают на другое место. Так, порой не раз на неделе, lIJe-
няется загадочный рисунок из беско­
нечных заборов на глади вод .. Эrо только на первый ,взгляд лагуны ле­
нивы и неподвижны -
океан и_РЩtИ, дожди и сушь не оставляют своей вековой игры. И ПОТОllJунеустан~н труд рыбаков, собирающих нелеrкий инепостоянный «урожай» СО с~о1П -
то ли морских, то ли' озерных--'­
УГ!JДИЙ. , H~&APATO,8A '<,'-
ГОРОД-ЗАПОВЕДНИК -
РОСТОВ ВЕЛИКИЙ J--~~I---~,------i МОЛОДЕЖНОГО ТУРИЗМА Цена 70 HOn. Инденс 70141 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
611
Размер файла
92 805 Кб
Теги
1981
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа