close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1987-04

код для вставкиСкачать
41987 ". Моя фамилия Сандино. Увы, пря­
мого родствеиного отношения к на­
шему национальному герою Аугусто Сесару Сандино не имею ... Хотя все мы, Нllкарагуанцы-революционеры, дети и внуки СаllДИНО «,Тревожиая граIlИЦ3», с. 10). Молодым принадлежит будущее, и они хотят построить его своими руками -
мирное и счастливое. Ярослав Роузек -
председатель местного совета общества защиты при роды (,Янковице». Так, впрочем, называются и лесничество, где 011 работает, и ближайшая деревня в Южной Моравии «,Три шага (, Брон­
тозавра», с. 6). Шестнадцатилетним пареньком пришел Мамасалы Сабиров в ущелье Джаз-Кечуу, где только-только зак­
лады'вался будущий город :шергети­
ков Киргизии ("Каскад», с. 2~. в зкспеДllЦИЮ просят с я многие. Поисковый отряд будет создан в СимфеРОПОJl/.ском университете. Но начнут ра ск опки те, кто уже имеет опыт работ в Аджимушкае,- отря­
ды Од есс ы и Ростова .. Их в Керчи уже ждут... «,Солдатский медаль­
о"') • с. 22). 1 ЕЖЕМЕсtI~ЫА НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ЖУРНАЛ цк ВПКСМ ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА ПРАВО НАПОИСR Рассказывает АЛЕКСЕЙ ЧЕРНОПЛЕКОВ, кандидат Физико-математических наук, член ЦК ВЛКСМ Совет молодых ученых и специалистов ЦК ВЛКСМ уже прошел испытание временем и стал надежной организующей силой творческого поиска научной молодежи. Одно из направлений его деятельности -
комиссия содействия развитию атомной энергетики, председателем которой я и являюсь. Свою работу комиссия начинала с организации шефства ряда комсомольских организаций страны над созданием первого советского серийного энергетического ~aKTopa на Нововоронежской АЭС. В 1970 году ЦК ВЛКСМ поддержал эту инициативу и рекомендовал комсомольским организациям предприятий и учреждений отрасли последовать примеру курчатовцев. Для координа­
ции всей работы была создана наша комиссия при Совете молодых ученых и специали­
стов ЦК ВЛКСМ. Сейчас в поле нашего зрения находится вся <щепочка» создания атомных станций -
от научных, проектно-конструкторских работ до' стройплощадок и подготовки молодых специалистов. Теперь мы можем провести любой общественный эксперимент, создать такую атмосферу общения, в которой обязательно рождается творчество. Опыт накоп­
лен немалый. Но и здесь существует проблема, волнующая молодых ученых. Казалось бы, всем хорошо известна польза соединения обучения специалистов с ак­
тивным участием их в научно-техническом творчестве, в практической работе на произ­
водстве. В Московском физико-техническом институте так и поступают: первые три курса студенты учатся, а на остальных совмещают учебу с работой в базовых научных институтах, например, у нас в Институте атомной энергии имени И. В. Курчатова. Здесь они знакомятся с производственным процессом, людьми, планами исследовательских заданий и разработок ... И в то же время приобретают, вырабатывают в себе масштаб­
ность мышления, широту знаний. Наконец, они учатся работать в составе исследователь­
ских групп, объединенных общей целью -
решением какой-либо конкретной проблемы. Очевидно, что это самый разумный и результативный путь подготовки высококвалифи­
цированных специалистов. Надеемся, что в процесс е перестройки высшей школы опыт МФТИ станет достоянием других вузов и научно-исследовательских коллективов. Академик Петр Леонидович Капица как-то поделился интересным воспоминанием. В лаборатории Резерфорда он однажды обратил внимание на физика, который работал над явно нелепой идеей. В ответ на недоуменный вопрос Капицы Резерфорд заметил, что прекрасно об этом знает. Пусть даже работа и не выйдет, но она научит молодого ученого мыслить и, возможно, приведет его к интересной идее. Молодым.ученым надо доверять. Без доверия невозможно воспитать самостоятельно мыслящую творческую личность. Разве существует познание без тупиковых ситуаций, без заблуждений и ошибок?' Нет, конечно! Право на эксперимент, на поиск должно быть обеспечено. Какую пользу принесут молодые ученые, делающие по указке «беспроиг­
рышные» темы, впоследствии пьmящиеся на архивных полках? Сегодня, в период ре­
волюционного обновления всех сторон нашего общества, науке нужны люди смелые, способные идти на штурм неведомого ... Современные мировые научные и технические достижения несут в себе громадные возможности для прогресса человечества. Но эти же открытия могут быть использова­
ны и не для благих целей. Вот почему гражданская, нравственная позиция молодого ученого становится такой же насущной потребностью, как и его профессиональная под­
готовка. Встречаясь с зарубежными коллегами, молодые советские ученые понимают и разделяют их озабоченность судьбами мира, решением глобальных проблем нашего времени и вместе выступают против гонки вооружений, за прочный' мир на планете. ю Р и Й ПЕР Е С У Н Ь К О, наш спец. корр. Фото В. ОРЛОВА КАСКА Д ень был необычным: го­
товился запуск второго агрегата Таш-Кумыр­
ской ГЭС, одной из гид­
ростаlЩИЙ Нижне-На­
рынского каскада. «Пускачи» не любят суеты в такой момент. А посему к рукоятке пускового меха­
низма встал регулировщик, обладающий хорошей реак­
цией не только на поступаю­
щие команды, но и на любые шумы в машине: и турбина пошла. Спохватившись, я в блокноте: «15 1986 года». записал августа День был радостным и торжественныI,' хотя на ду­
ше бригадира комсомольско­
молодежной бригады Мама­
салы Сабирова, как он сам признавался, было немного грустно. -
Почему?! -
удивился я. В ответ он только пожал плечами. Грустно -
и все. Может, оттого, что с пуском нового агрегата третьей на его счету ГЭС в прошлое ушел еще один отрезок жизни. А на его счету были Токто г ульская, Курпсайская, а теперь вот Таш-Кумыр с кая. Вроде бы и успокоиться можно, а сердцем рв а лся уже дальше, на Камбаратин­
скую, где три года на з ад высадился первый д е с ант гидростроителей, что­
бы, освоившись на бе з людном мес­
те, уйти дальше в горы, туда, где бу­
дет с твор будущей плотины ... Подкатила вереница автобусов, со­
провождаемая машиной ГАИ. Это У Таш-Кумыра горы немного сглаже­
ны, в распадках поросли у з ловатыми деревцами фисташки и оттого кажут­
ся бе з оби д ными. А чу т ь ближ е к Ка-
ра-Кулю зажмут узкую полосу сер­
пантинной дороги крутолобые и ост­
роверхие скалы, и начнет она вилять над рекой, одной стороной обрываясь в стремительный Нарын, другой­
упираясь в скалы. Оттого и сопро­
вождают автобусы работники Кара­
Кульской автоинспекции, чтобы предотвратить возможную беду. Са­
ма река здесь, в излучине, кажется спокойной, и цвет ее не ярко-бирю­
зовый, как на Токтогулке, а голубо­
вато-зеленый. Однако ветер в этих местах, набирая силу с верховьев На­
рына, врывается в ущелье и разгоня­
ется до сорока-пятидесяти метров в секунду, чтобы потом вырваться из ущелья упругим, словно резина, ва­
лом. Случись такой ветер в городе, беды не миновать. Крыши, деревья и столбы -
все окажется на земле. 2 Мамасалы дождался, пока его ре­
бята рассядутся в автобусе, послед­
ним залез сам. Стащил с головы кас­
ку, вытер пот со лба. Август стоял знойный, столбик термометра, ос­
тавленный как-то на солнцепеке, подпрыгнул до предельной отметки. А здесь, на голых, выветренных скло­
нах, негде ни от солнца спрятаться, ни от жаркого, иссушающего ветра укрыться. К тому же ветер гнал пыль, бросая песок в глаза, мешая рабо­
тать. Колонна из десяти автобусов, сбав­
ляя газ на особо опасных участках дороги, ходко шла к Кара-Кулю. Пристроив какой-то ящик вместо сто-
На строительстве Таш·КумырскоЙ гид­
ростаиции. Кубаиычбег Рахманкулов -
"рораб проходчиков ropHblX С КЛОIIОВ. 3 ла, ребята из бригады Сабирова за­
стучали костяшками домино, а сам Мамасалы, устало откинувшись на запыленное сиденье, смотрел в окно на бирюзовую кипень воды. О чем ду­
мает, что вспоминает сейчас этот че­
ловек, лауреат премии Ленинского комсомола Киргизии, которого в два­
дцать девять лет избрали депутатом Верховного Совета республики, а по­
том и СССР? Может, о том, как шестнадцати­
летним пареньком, прочитав в газете о строительстве Токтогульской ГЭС, он добрался в ущелье Джаз-Кечуу, где только-только закладывался бу­
дущий город энергетиков Киргизии, и попросился, чтобы его взяли на стройку. Мамасалы говорил мне, что его отец Сабир долгое время не мог понять, как он мог решиться на та­
кое. Однако решился -
и приняли его рабочим. Трудно ли было? Конечно, нелегко. Он вырос в горах, может, оттого и приметил шустрого, крепко сбитого паренька инструктор по скалолаза-
нию Владимир Ак с енов. По началу он обучал своих ребят азам альпи­
низма, а потом и в профессионалы стал выводить. Сабиров до этого за­
нимался борьбой, так что крепость в руках и ногах была. Страшно, конеч­
но, поначалу было, но ничего -
и к высоте привык, и к немалым физи­
ческим нагрузкам, которые выпадали порой на его долю. Как это случи­
лось, например, зимой семьдесят чет­
вертого -
семьдесят пятого года, когда Мамасалы, тогда уже бригадир, тянул со своими ребятами провод на горе Тегерек. Да разве только там выковывался характер бригадира? А участок Айры- Таш, где рас с тояние между опорами до километра, а то и поболе... К тому же снега было по горло. Места лавиноопасные. И, вид­
но, до конца жизни незаживающей травмой останется гибель бульдозе­
риста под лавиной ... Лентой стелился по правую руку Нарын, а сзади осталась пропылен­
ная, солнцем прожженная Таш-Ку­
мырская ГЭС, строители которой вы­
ходили на финишную прямую. Дорога вильнула, и на крутом из­
ломе, внизу, у самой реки, показалась старенькая юрта, подле которой пас­
лось несколько овец, а чуть поодаль, чутко насторожив уши, стоял на крутом взгорке тонконогий жере­
бец. у откинутого полога копоши­
лись трое мальчишек, а чуть в сто­
роне, у огня, занималась стряпней женщина. Я увидел, как Мамасалы невольно вздохнул. Его детство тоже прошло в юрте, на отгонных пастбищах, где он вместе с братьями и сестрами по­
могал отцу пасти колхозные отары. А детей в их семье было ни много ни мало -
восемь человек. И сколько таких вот детей чабанов, как Мама­
салы Сабиров, трудятся сейчас на Таш-Кумырской ГЭС! Взять хотя бы того ж е Эркетая Жапарк у лова, о котор о м мне расска з ыв ал М а масалы и с которым мне удало с ь по з нако­
миться вчера вечером. ... Мы стояли с Сабировым око ло управленческого корпуса, когда к нам подошел плечистый, плотно сбитый парень в спецовке и о чем - то по-к ир­
гизски спросил Мамасалы. Тот от­
ветил, потом повернулся к о мне, ска-
зал: -
Знакомьтесь, тот самый Жа­
паркулов, который со с воей брига д ой грозит с я обогнать мою.- И увидев, что парень засмущал с я, добавил, улыбнувшись: -
Ничего, ЭркетаЙ. Плох тот учитель, который не мечта ­
ет, чтобы его обошли ученики. Эркетай Жапаркулов мол о д, но гу с тые волосы уже слегка тронуты се­
дин о й. Впрочем, для своих ребят в бригаде он -
ветеран. Еще бы, стро­
ил Курпсайскую ГЭС. у же потом, ра з говорившись, я уз­
на л судьбу Эркетая. Судьбу, удиви­
тельно типичную для молодых гидро­
строителей-кирги з ов. Недаром, вид­
но, кто-то назвал университетом мо­
лодых национальных кадров Нижне­
Нарынский гидрокаскад. Мать и отец Эркетая, колхозники, думали, что и сын пойдет по их стопам, как здесь было принято исстари. А он закон­
чил десятилетку, поступил в техни­
кум, отслужил в армии, работал та­
келажником в шахте. И буквально с первого колышка -
на Курпсай­
ской ГЭС. Здесь его наставник о м стал брига­
дир .Евгений Смирнов. Он-то и посо­
ветовал Эркетаю и д ти учиться на сварщика. Правда, курсы были ве­
черние, и надо было изучать те о рию и познавать практику, когда от уста-. ЛОСТИ не разгибалась спина, дереве­
нели ноги -
в то время Эркетай у же работал в бригаде Мамасалы, и были это далеко не легки е дни. -
Мы как раз передвигали тогда опоры ЛЭП, которые должны были попасть под затопление,- вспоминал те дни Сабиров. И сейчас, когда едешь от Кара­
Куля к Курпсайской ГЭС, эти опоры, словно сторожевые башни, горделиво возвышают с я на обрывистых скалах, у подножия которых з амедлил с вой бег Нарын. И трудно даже вообра­
зить, как, каким образом могла не ­
большая ком с омольско-молодежная бригада парней, даже обученных ска­
лолазному делу, размонтировать их на прежнем месте и поднять сюда, на крутые выступы. Это потом уже на помощь пришли вертолеты, а по­
началу буквально все, д о последнего болтика, поднимали в рюкзаках на скалы Мамасалы Сабиров, Эркетай Жапаркулов и их товарищи по бри­
гаде. -
А потом меня как-то вызвали в управление,- продолжал вспоми­
нать Мамасалы,-
спр ос или, кого бы я мог рекомендовать из ребят для поездки в Москву, чтобы учиться на бригадира. Достойных кандидатур было предостаточно, но остановились на Эркетае. Знаете, из чего я исхо­
дил, говоря О нем? .. Этому парню можно бblЛО доверить таких же на­
чинающих ребят. каким он сам при­
шел на стройку. Так, постепенно для меня выстраи­
валась цепочка преемственности: пер­
вым учителем МамасаЛbl был Влади­
мир Аксенов, наставниками Эркетая стали Евгений Смирнов и МамасаЛbl Сабиров, а сейчас уже сам Эркетай обучает МОЛОДblХ ребят сложному де­
лу гидростроителей. Как-то я попросил Сабирова рас­
сказать о том, как он постигал аЗbl альпинизма. Мы как раз стояли на гребне плотины Токтогульской ГЭС. В ущелье с вистел ветер, разгоняя далеко внизу барашки волн, и было немного жутко от ЭТОЙ дикой, не­
обузданной красотЬ! отвесных скал, на которых сиротливо висели над пропастью шаткие деревянные пе­
реходы, щетинились сваями ловушки для камней: -
Как, говоришь? -
переспросил МамасаЛbl и задумался надолго, ви ­
димо, восстанавливая в памяти про­
шлое.- Да очень просто,- вдруг сказал ОН.-
Учитель бblЛ толковый ­
Владимир Аксенов. Он знал, что мы всего лишь дети чабанов и хлопко­
водов... Понимаешь, страх высоты бblЛ Вblше наших сил. Тогда-то Ак­
сенов постепенно стал отучать нас от ПРИВblЧКИ глазеть по сторонам. Ну а потом уже появились у нас и сме­
лость, и необходимая сноровка ... По­
началу дух захваТblВало, когда мь! видели, как Володя вбивал тонкий железный крюк в щели скал и завя­
Зblвал на конце капроновую веревку, а другим концом ее перевязав себя, повисал затем над скалой. Заставлял он делать то же самое и нас. Но мь! боялись ... ОднаЖДbl Аксенов, повис­
нув на скале, подозвал нас к себе и буквально заставил всех вместе дер­
нуть его веревку. Мы не решились. Тогда он крикнул нам: -
За всех отвечаю я! Давайте, не бойтесь! Сначала робко, потом сильнее мы стали натягивать веревку. Как сей­
час помню, все время казалось, что или этот тоненький капрон лопнет, или выскочит из расщелинки колы­
шек. Но ни того, ни другого не слу­
чилось. Мы молчали, разинув рты, смотре ­
ли на Володю. Он пояснил нам, что острый и тонкий желеЗНblЙ клин, вбитый в щель скаЛbl, сгибается там и закрепляется намертво. -
Понятно? -
спросил он. -
Ага,- радостно ответили мы. Но прежде чем постигнуть все навы­
ки альпинизма, ой как д(rлго с вели ­
кой недоверчивостью повторяли на занятиях все то, что показывал нам инструктор. Настоящий профессионализм при­
шел к ребятам, конечно же, позже. Стояла зима 1974 года. До ново ­
годних праздников оставались счи­
танные дни. На Токтогульской ГЭС к пуску готовился первый агрегат. И задача бригады Мамасалы Сабиро­
ва была непростая. На одном из участков требовалось от опоры к опо­
ре в кратчайший срок протянуть про­
вода. Сами-то опоры поставили лэ­
повцы, а вот провода ... Технику сюда не доставишь -
скалолазы едва уп­
равлялись, оттого и приходилось вручную перебрасывать тяжеленные БУХТbI пятидесяти миллиметрового про вода с уступа на уступ, с площад­
ки на площадку. Но главное -
переход через На­
рын на обыкновенной лодке, которая от тяжести черпала бортами студе­
ную воду и готова была в любой мо­
мент перевернуться. Белесое от снега, мглистое, пас­
мурное утро начало понемногу пере­
ходить в день. Где-то очень далек.о, над гребнем островерхих заснежен­
ных гор, прорезался одинокий сол­
нечный луч, чтобы тут же скрыть­
ся в кутерьме облаков, и Сабиров отдал команду расходиться по мес­
там. Легко сказать -
«расходиться». Его ребята, подстраховывая друг друга, спустились по склону, и каж­
ДblЙ занял свое место, готовясь при-
ни мать провод. Дело было привыч­
ное, может быть, даже ставшее обы­
денным, и этого он остерегался боль­
ше всего: ребята порой забывали о подстраховке. Мамасалы спустился вниз и, преж ­
де чем отдать команду «травитЬ» ПРОВОД, внимательно осмотрел от­
весные скалы, где, ра~l'редuточив­
шись, ожидали сигнала реб я та. Бри­
гадир невольно остановил взгляд на небольшой, с рваными краями пло ­
щадке. Это было самое канерзное место на склоне. Спускаемые с греб ­
ня провода цеплялись за острые скальные края. ОБРЫВИСТblе перепа-
Многие строители Ннжне-Нарынского каскада родились и выросли в горах Киргизии. ды, зубастые скаЛЬНblе выступы­
все это мешало работать, отнимало массу времени и сил. И хотя бригада старалась как можно аккуратней раз­
матывать бухты и спускать провода вниз, все равно случались «жучки»­
перекруты ... Чуть выше скалистого выступа на­
ходился Нурик. Еще выше пригото ­
вился принимать провод Юрий Тон ­
ких ... В роде бы работа шла нормально, они приняли конец провода, как вдруг 4 5 кто-то закричал наверху. Громко, предостерегающе. Сабиров вскинул голову и поначалу даже опешил, хо­
тя и сам не раз попадал в такие си­
туации. Над обрывом, чуть ниже злополуч­
ного выступа, как потом выяснилось, сбитый проводом, раскачивался на страховочной веревке Нурик, а сверху набирал силу камнепад. -
Под навес ... Под навес уходи!­
крикнул кто-то рядом с Сабировым. Крикнул, будто парень мог услышать эти слова за шумом накатывающего­
ся камнепада. Снизу было видно, как мимо Нури-
щитную каску, вытер холодный пот со лба. Этот случай Мамасалы Сабиров вспомнил потому, что именно в те го­
ды шло становление не только его бригады, а всего коллектива Нарын­
ского каскада. Когда отсеивались случайные люди, оставались те, кто готов был работать на Нарыне до конца. -
Ну, первым путь к створу на Токтогулке по нависающим над бур­
лящей водой скалам прокладывал мастер альпинизма Владимир Аксе­
нов,- продолжал вспоминать Саби­
ров. Он внимательно посмотрел на ---
-
._--------_._-
--
ка пролетел один камень, второй ... Он, видимо, сам понял всю опасность и вертко ушел под скальный навес, который как щитом прикрывал его от камнепада. А грохот несущихся по склону, на­
бирающих силу камней все рос, Ма­
масалы со страхом смотрел, не за­
цепит ли камнепад кого-нибудь из прильнувших к отвесным стенкам ребят. и когда грохот обрушившего­
ся в расщелину камнепада утих, к Нурику уже спускался Юрий Тонких. Вот он встал на карниз и, убедившись, что товарищ невредим, помахал ру­
кой ... А бригадир, еще не веря, что все обошлось благополучно, откинул ка­
пюшон брезентовой куртки, снял за-
меня и сказал: -
А вообще-то с пер­
вого раза просто невозможно уяс­
нить всю грандиозность Нарынского каскада, для этого здесь надо побы­
вать не один раз.- Выдержав не­
большую паузу, спросил у меня:­
Впервые у нас? Я отрицательно покачал головой. -
В мае восьмидесятого был ... Когда Нарын перекрывали ... Автобусы скрываются в тоннеле, позади остается плотина Курпсай­
ской ГЭС, местечко Курпсай, что оз­
начает «Бурлящее русло». А те, кто возводил здесь гидростанцию, назва­
ли бы его по-другому: «Ущелье вет-
ров». Они хорошо знают, что зимой в этих местах дня не проходит без ураганного ветра, который порой сби­
вает с ног, забивает глаза снегом, смешанным с песком, а ущелье гу­
дит, как сопло двигателя реактивного самолета. Многие спрашивают, почему имен­
но здесь, в этом узком каньоне с эти­
ми сумасшедшими ветрами, решили возводить плотину. На это отвечает короткая, но емкая справка, которую мне дали в Нарынгидроэнергострое: «Токтогульское водохранилище, способное аккумулировать почти двухлетний сток Нарына, является своего рода регулятором главной вод­
ной артерии Киргизии. Работая пG энергетическому графику, Токтогул­
ка будет сбрасывать, к примеру, в зимнюю пору суточный сток реки. Такие пульсирующие пропуски воды сгладятся в водохранилище Курп­
сайской ГЭС. Причем здесь не тре­
буется никаких затрат на затопле­
ние -
Нарын на протяжении многих километров течет в горной теснине, глубина которой и использована под естественное водохранилище. Курп­
сайка уже начала давать стране мил­
лиарды киловатт-часов дешевой электроэнергию>. Дорога по-прежнему петляет по обрывистому берегу Нарына, с другой стороны ее подпирают скалы. Теперь уже река бежит по левую от нас руку, позади остаются опоры высоковольт­
ки, которые бригада Сабирова пере­
носила из затопляемой зоны. Жаркое августовское солнце купает свои лу­
ЧИ в зажатом каменными берегами Нарыне, и прямо перед нами выраста­
ет архитектурно-скульптурная ком­
позиция: рука человека -
на раскры­
той ладони лучащимся светом брыз­
жет солнечный кругляш. Мамасалы поворачивается к нам, говорит: -
Символично, правда? А ведь я помню еще, как некоторые чабаны зажигали чырак, чтобы осветить свою юрту. Над Кара-Кулем звезды, как ма­
ленькие фонарики, мерцали в темно­
те. Звенели цикады. А чуть в стороне от города, упав хвостом в каменный каньон, где удерживала напор реки высоченная плотина Токтогульской ГЭС, и ковшом зависнув над горой Тегерек, светила Большая Медведи­
ца. Казалось, протяни руку -
доста­
нешь. Я смотрел на Большую Медведицу и невольно вспоминал древнюю кир­
гизскую легенду о сказочном же­
ребце Тулпаре. Скакал он над мрачными пропас­
тями и суровыми скалами. От его ди­
кого ржания гремело в горах эхо, а глаза блестели неукротимым огнем. И куда падала пена с его вздраги­
вающих губ -
разливалась вода, а там, где касались его копыта,­
сверкали десятки солнц, озаряя вер­
шины Ала- Тоо ... Кара-Куль, Киргизская ССР АЛЕКСАНДР ГЛАЗУНО~ Haw спец. корр. Фото автора ТРИ ШАrА «5POHT03ABPAt С вечера небо над Пра­
rой затянупи низкие обпака, а утром заря­
дип ну дный моросящий дождь. И спучипось это именно TorAa, KorAa я вместе с корреспондентом журнапа Чехосповацкоrо социаписти­
ческоrо союза моподежи ((Мпади свет" инженером Йозефом Вепеком допжен бып ехать в YrepcKe Гради­
ште -
районный центр Юж­
но-Моравской обпасти. Уви­
дев, что я тоже запасмур­
неп под стать noroAe, Йозеф, садясь в видавшую виды ((шкоду", самоуверенно, как мне показапось, заявип: -
Не беспокойся, Мора­
вия обязатепьно встретит нас сопнцем ... я лишь безразлично пожал пле­
чами, думая совершенно о другом. С OДHO~ стороны, Я был рад, что со мной едет Велек, ведь именно он 12 лет назад стал инициатором дви­
жения «Бронтозавр» 1 -
молодых защитников при роды в республи­
ке. Но, с другой ... Я даже растерял­
ся, когда узнал, сколько он запла­
нировал в Угерске Градиште посе­
пнь мест и провести встреч, кото­
рые, как мне казалось, никак не отвечали цели моего приезда в Чехословакию -
познакомиться с деятельностью молодежи респуб­
лики по защите и сохранению окружающей среды. -
Ты зря думаешь,- остановил мои возражения Велек,- что наша программа не имеет к защитни­
кам природы никакого отношения. Забегая вперед, признаюсь, что Моравия встретила нас действи­
тельно отличной погодой. Но Йозеф оказался прав и в другом. Правда, несколько изменить про­
грамму пришлось в первый же день ... РОЖДЕННАЯ В САФА, НЛН О пользе сомненн" Вечерний Угерске Градиште полон огней. Но не ослепительно ярких, как в Праге, а несколько при­
тушенных, разливающих мягкий матовый свет. Йозеф немилосердно гнал ма­
шину по вечерним улицам, так как мы здорово опаздывали в лю­
бительскую киностудию САФА. А виноват в этом был я ... Когда сегодня Угерске Градиш­
те еще только вырастал на холми'­
сто м горизонте остроконечными красными крышами, мне все же удалось уговорить Велека в первую очередь встретиться с доктором Франтишеком Кенигом -
заведу­
ющим санэпидстанцией и предсе­
дателем районного Совета Чеш­
ского общества защиты природы. Тем более что до 1984 года Фран­
тишек долгое время был членом Комиссии по охране при родной среды ЦК ССМ Чехословакии. А уж к концу дня, пожалуйста, можно и в студию. Йозеф только вздохнул и сказал: -
Франтишек не предупрежден и, вполне ВОЗМОЖНО, окажется за­
НЯТ. Так и получилось. Внебольшом кабинете заведующего санэпидстан­
цией за столом сидело несколько человек, внимательно разглядывая испещренную цветными значками карту. Доктор Кениг, высокий, худой, в длинном зеленом свитере, с вну­
шительной бородой и в очках, напоминал художника. Франтишек очень кратко рассказал о том, что благодаря усилиям защитников при­
роды в районе сейчас 35 заповед­
ников. Они оказывают постоянную 1 См. «Вокруг света» N<? 4 за 1976 г. помощь лесникам, устраивают мес­
та гнездования птиц ... При сельско­
хозяйственных кооперативах орга­
низовано 9 природоведческих стан­
ций, работой которых руководит главный агроном района доктор природных наук Зденек Г аброван­
скиЙ ... -
Если считать с момента зарож­
дения движения «Бронтозавр»,­
продолжал доктор Кениг,- то за­
щитниками при роды в районе было проведено более 350 акций. Да, цифры всегда впечатляют, но мне подумалось: «А может, все эти акции -
всего лишь запланирован­
ные мероприятия, за которыми нет ни инициативы, ни тем более пони­
мания?» Надо было сразу разоб­
раться в этом, и я попросил доктора Кенига рассказать хотя бы об одном интересном деле «бронтозавров». -
Нас ждут на СТУДИИ,- пото­
рапливал Велек.-
И доктора Кенига тоже ... Однако я уговорил их задер­
жаться ... "Б ронто зав ры •• и з села Траплиц е со би­
рают се м е н а бук а вме с те со св оей учи­
т ел ьниц е й ШтефковоЙ. Йозеф останавливает машину у распахнутых стеклянных дверей ка­
фе, из которых доносится негром­
кая музыка. Вслед за Франтишеком мы входим туда, но он сворачивает по коридору влево, мы протиски­
ваемся в дверь -
и щуримся от яр­
кого света. Большая комната запол­
нена людьми, на столе у окна заме­
чаю кинопроектор, на стене -
эк-
ран. Выходит, это и есть любитель-
6 ская киностудия САФА. 7 Франтиwек называет имена при­
сутствующих: техник Ян Гайдук, ра­
ботник автомастерской Мартин Ма­
нясек, врач Иван Шприхал, дирек­
тор Словацкого музея Юрай Демл ... Я ловлю себя на мысли, что уже слыwал о них. Не сразу, но вспом­
нил. Об этом мне рассказывал йозеф еще в Праге. Ну конечно же, это они во главе с Франтиwеком Кенигом десять лет назад появились в редакции .. Млади свет» и предло­
жили провести в Угерске Градиwте общереспубликанский конкурс­
смотр любительских фильмов о проблемах экологии. Юрай Демл, руководитель сту­
дии, работавwий в wколе учителем, говорил тогда: -
Приwел к нам Франтиwек и сказал, что пора заниматься полез­
ным делом, чего, мол, зря пленку переводить. Мы же и сами видели, что творится вокруг. Еще совсем не­
давно купались в Ольwаве, рыбу ло­
вили, а теперь там и лягуwки исчез­
ЛИ -
в фабричную сточную канаву превратилась. Да paHbwe как-то не очень-то и думали об этом. Вот и реwили снимать такие фильмы, что­
бы и другие задумались ... Велек тогда мне признался, что почему-то сразу поверил ребятам. Возможно, понравился придуман­
ный Франтиwеком девиз смотра: "Это касается также тебя» -
сок­
ращенно по-чеwски получалось .. ТSТП» -
тукА SE ТО TAK~ ТЕВЕ. В нем были четко отражены и пози­
ция, и цель, и программа дейст­
вий -
такая серьезная продуман­
ность дела ребятами из Угерске Градиwте внуwала доверие к ним ... -
Многие акции «бронтозавров» сняты на пленку,- вмеwался Фран­
тиwек.-
Фильмы показывают и wкольникам и взрослым. А вот .Проблемы Ольwавы», который сделал Демл, демонстрировался пе­
ред депутатами районного нацио­
нального комитета, на предприяти-
ях. После этого и я не раз выступал в комитете, доказывая необходи­
мость строительства очистных соо­
ружений. Специалисты подсчитали, что их нужно 97, чтобы вернуть реку к жизни. И мы своего добились­
есть реwение начать строительст-
во ... В комнате погас свет, и сразу же засветился экран, побежали титры. -
Узнаеwь1 -
заwептал мне на ухо Велек.- Операция «Грач», о ко­
торой тебе рассказывал Франтиwек. Но доктор Кениг поведал нечто больwее -
продолжение этой исто­
рии. Она-то и убедила меня -
мо­
лодым защитникам при роды от­
нюдь не безразлично, что окружает их ... КОШКА Дnl .•• ПОЛЕВЫХ МЫШЕfI, НIIН Мнф О п_тн МНlIlIнонах крон Когда я попросил Франтиwека рассказать о каком-нибудь конкрет­
ном деле, он, поглаживая бороду, проwелся задумчиво по кабинету и неожиданно спросил: -
Вам, очевидно, известна такая птица -
грач? -
Конечно,- пожал я плеча­
ми.- У нас говорят: грач -
птица весенняя. -
Ну, здесь грач -
зимний гость, к тому же нежелательныЙ ... Как выяснилось, все дело в том, что по реке Мораве, на которой и стоит Угерске Градиwте, проходит теплый климатический коридор. И столетиями грачи пользуются им, тысячи их прилетают сюда, опуска­
ются на поля и уничтожают посевы озимых. В других районах Моравии их нет, а в Угерске Градиwте сель­
скохозяйственные кооперативы от налетов грачей терпели убытки до пяти миллионов крон в год. В рай­
онном сель хозуправлении реwили применить против птиц ядохими­
каты ... Однажды Франтиwек увидел, как сотни грачей на поле деловито раз­
гребали лапами снег и крепкими клювами долбили мерзлую землю, добывая себе пропитание. Но вот, чем-то напуганные, птицы стаей взметнулись в воздух. На снегу ос­
тался десяток грачей ... Доктор Кениг сразу понял, что они были отравлены. Но тогда ведь могут погибнуть и другие пернатые? А этого допустить нельзя ... Однако такой, казалось бы, весо­
мый аргумент в сельхозуправлении был отвергнут как бездоказатель­
ный. И все же заведующий санэпид­
станцией отказался дать Официаль­
ное согласие на повторение экспе­
римента. Наблюдая за грачами, Франтиwек обратил внимание на то, что птицы почему-то кормились на одном только поле, хотя на сосед­
них тоже были посеяны озимые. Это ему показалось довольно с т ран­
ным. Специалисты же ничего конк­
ретного о таком поведении птиц доктору Кенигу сказать не могли. Значит, необходимо было сначала изучить жизнь грачей, выяснить, ку­
да и почему летают птицы утром кормиться, чем питаются. Хотя хо­
powo представлял себе, что сделать это будет нелегко, ведь нужно орга­
низовать наблюдения за перелета­
ми грачей по всему району. Потре­
буется немало людей, и без помо­
щи «бронтозавров» не обойтись. Выходит, в первую очередь придет ­
ся поговорить в райкоме ССМ. Но главное -
в таком деле обязатель­
но потребуется участие специали­
стов сельского хозяйства. Франти­
weK xopowo знал агронома коопе­
ратива Бабице Станислава Штефку. И в конце концов тот согласился участвовать в разработке и подго­
товке операции, которую назвали «Грач» ... Это была, наверное, самая массо­
вая акция молодых защитников при­
роды в районе. В ней участвовали комсомольцы и wкольники ИЗ 23 wкол, учителя, студенты, рабо­
чие. Около сотни групп должны бы­
ли вести наблюдения за птицами с 6 часов утра до 6 часов вечера по всей территории района в 260 тысяч гектаров. Штаб по проведению операции во главе с доктором Кенигом и инже­
нером Станиславом Штефкой нахо­
дился в помещении санэпидстанции. В кабинете заведующего на полу была расстелена больwая карта рай­
она, расчерченная на квадраты. К вечеру она вся сплоwь покрылась стрелками, обозначавwими пути миграции птиц. Оказалось, что птицы не трогали поля, где посевы озимых к этому времени успели прорастн. Но насто­
ящий сюрприз преподнесли ребята из села Траплице: они заметили,_ что многие грачи копоwатся в скирдо­
ванной соломе и ведут еебя при этом довольно странно. Долго ребя­
та наблюдали за птицами в бинокль, пока не увидели, как крупный грач гонялея ... за полевой мыwью ... Значит, вполне достаточно немно­
го раньше проводить сев озимых, и птицы их уже не тронут. Тогда им ничего не останется, как заняться мыша~. Какое же решение приняло сель­
хозуправлениеl --
Сначала не очень поверили в добытые нами сведения,-- улыб­
нувшись, ответил доктор Кениг.-­
Результаты наблюдений мы переда­
ли Институту позвоночных животных в Брно. На их основе там и разрабо­
тали собственную пятилетнюю про­
грамму исследований. Ученые дока­
зали, что 95 процентов грачей пита­
ются пищевыми отходами на город­
ских окраинах. Тогда химическую травлю птиц в районе у нас отмени­
ли. А от кооперативов сельхозуп­
равление потребовало проводить сев озимых на неделю раньше ... Из этой истории со счастливым для птиц финалом неожиданно ро­
дилась другая, и в центре ее сно­
ва оказались ребята из села Трапли­
це и их учительница Павла Штеф­
кова. О полевых мышах в кооперативах тоже ничего не знали, потому что не интересовались ими. Просто трави­
ли химикатами, и все. А тут впервые задумались : сколько все-таки оби­
тает на полях мышейl Ведь от этого зависело, каким количеством хими­
ческих веществ обрабатывать поля, что, с точки зрения экологии, дале­
ко не праздный вопрос. Да, но как мышей сосчитатыl Тогда доктор Франтишек Кениг вместе с инжене­
ром Станиславом Штефкой и докто­
ром Зденеком Габрованским и раз­
работали операцию «Мышь». Смысл ее состоял в том, чтобы весной пе­
ред посевными работами группы школьников выходили на поля и за­
таптывали мышиные норки. А на следующий день считали свежевы­
рытые. Если до этого специалисты в кооперативах думали, что чем боль­
ше внесешь ядохимикатов в почву, тем лучше, то теперь расход их зна­
чительно уменьшился. А в конечном итоге выиграли и кооперативы, и природа. --
Но главное,--
как позже при­
знавалась Павла Штефкова,--
ребя­
та почувствовали, что их работа нуж­
на. Ответственность свою почувст­
вовали. Я это поняла года три назад ... Той весной ребята тоже считали полевых мышей на полях своего ко­
оператива --
это теперь делалось ежегодно по всему району. Закон­
чив, они передали данные в сель­
хозуправление, и вскоре саМолеты начали опыление ядохимикатами. Дело сделано, можно, как говорит­
ся', расходиться по домам. Но ребя­
та остались и, к удивлению своему, увидели, что некоторые участки са­
молеты опыляли дважды, а другие ни одного раза. Выходит, что мыши там останутся живы-здоровы? Зачем же тогда считать их, время тратить? С этими вопросами они' вместе С Павлой 'Штефковой и пришли к аг-
рономам. Те задумались. Вспомни­
ли и о трактористах, которые нес­
колько раз за год тоже вносят хими­
каты в почву и постоянно забывают, какие участки обработали. И решили тогда во время па хоты оставлять на полях для ориентации так называе­
мые «колове жатки» --
узкие про­
дольные полоски земли. Правда, на свой страх и риск, ведь незасеянная земля --
прямой убыток. Но весь год обрабатывали поля химикатами строго в соответствии с этими на­
правляющими полосами. Урожай оказался прибыль нее, чем ожидали. Таким нововведением заинтере­
совались и в ЦК ПРОфсоюзов Чехо­
словакии. Опыт кооперативов Угер­
ске Градиште применили в райо­
не Наход. И там урожайность ощу­
тимо поднялась. Значит, целесооб­
разно? И все же, думаю, самое главное и важное. в том, что ребят такие акции заставляют .по-иному относиться к земле. Они начинают понимать ее, тянуться к ней, сохраняя то, что растет на ней ... В этот вечер в студии мы просмот­
рели не менее пятнадцати фильмов. Они были, конечно, любительскими, но, уверен, для многих. жителей Угерске Градиште, пожалуй, ценнее иных художественных лент. Потому что заставляли людей задуматься о завтрашнем дне, о будущем. На конкурсах «Т5ТТТ», которые теперь ежегодно организовывали ЦК ССМ Чехословакии, ЦК Чешского союза защиты природы и Южно-Морав­
ский обком ССМ, участвуют пусть и любительские, но опытные коллек­
тивы. А все же не раз фильмы сту­
дИИ САФА завоевывали призовые места. Недаром доктор Ян Черовс­
кий, ученый секретарь Восточноев­
ропейского комитета комиссии по просвещению Международного со­
юза охраны природы при ЮНЕСКО, узнав о проводимых в Угерске Гра­
диште смотрах, на одном из заседа­
ний Комитета выступил с предло­
жением сделать их международ­
ными. Расходились мы из студии поздно. По дороге я в шутку спросил Демла, до этого снимавшего фильмы об исторических местах своего района, что заставило его изменить своим интересам. А ответил он вполне серьезно: --
Изменить? Не думаю. Мы так­
же не можем допустить, чтобы за­
грязнялись и гибли реки или леса, как и разрушались исторические па­
мятники или канули в вечность на­
родные традиции, искусство, Ведь это все вместе --
наше национал .. -
ное достояние. Так мне говорил профессор Груби, и он прав. Это о нем ваш фильм «Два года с профессором»? --
догадал­
ся я. Удивительный человек. Если хотите, я вам расскажу о профессо­
ре Груби ... у КРАЛОВА СТУЛА, нnн Как профессор rpy6H все 06ЪJIIСННn Мы не спеша шагаем по извили­
стой лесной дороге, шурша устила­
ющими ее опавшими листьями. Во­
круг осенний лес так и горит под лучами яркого солнца оранжево­
золотистым огнем. Впереди' идет Ярослав Роузек, невысокий крепыш в защитного цвета форме лесника. Ярослав --
председатель местного общества защиты природы «Ян КО­
вице». Так, впрочем, называются и лесничество, где он работает, и ближайшая деревня. С защитниками природы, которые помогают леснику справляться с его обширным хозяйством, мы уже се­
годня познакомились. Они работали на склоне глубокого оврага, порос­
шего СОСНЯКОМ,-- спасали родник. Божена Влчкова --
лаборант сан­
эпидстанции, а Мирослава Псотко­
ва --
студентка. Они вдвоем расчи­
щали и обустраивали русло родни­
кового ручейка. А учащийся Вацлав Сильни и железнодорожник Иржи Малек обкладывали родник камня­
ми, сооружая что-то вроде неболь­
шого грота, чтобы ключ не засорял­
ся листвой, снегом или землей. Здесь же ребята мне рассказали, какое жаркое время для них было весной. Две тысячи саженцев поса­
дили они на озере. Есть тут у них не­
далеко, места для купания там от­
личные --
вот пляжи и озеленяли ... А на лесистом холме, утопающем в шуршащем ворохе листвы, учени­
ки Павлы ШтефКОВОЙ собирали се­
мена бука. «Бронтозавры» делали это весело и с охотой ... Ярослав Роузек остановился на поляне, и мы увидели видневшуюся сквозь деревья металлическую ог­
раду с калиткой. За оградой высил­
ся массивный камень, почерневший, в проплешинах проросшего мха. --
Кралов Стул, по-русски --
Ко­
ролевский стол. Историческое ме­
СТО,-- поясняет Ярослав,-- находит­
ся под нашей охраной. В здешних лесах в 1228 году охотился король Пршемысл Отакар 1, а во время от­
дыха обедал на этом камне. Такой случай упоминается в исторических документах. Вот ведь как бывает --
обычный на вид валун, пролежавший в дебрях леса, наверное, лет с тысячу, и не привлекал внимания людей. А «бронтозавры» увидели, и простой камень стал для всех памятником исторического прошлого. Но меня это уже не удивляло. Многое помог мне понять профессор Груби, о ко­
тором поведал Юрай Демл ... Места археологических раскопок были разбросаны и находились сре­
ди плотно застроенных улочек ста­
рой части города. Они то поднима­
лись по невысоким холмам, то оги­
бали их. На вершине одного из хол­
мов Демл и заметил работающих археологов. Подойдя, он увидел на ровной площадке выступающий из земли фундамент древнего костела, 8 9 а рядом расчищенное захоронение, в котором белел скелет человека. Мужчина и женщина, опустившись на колени, осторожно очищали щет­
ками останки погребенного. Про­
фессору Груби и докторке Море­
шовой, как они представились, Демл сказал, что хотел бы снять фильм об их работе. И тут же, не удержавшись, поинтересовался, кто в этой могиле похоронен? -
Простая девушка, совсем не знатного рода, молодая,- охотно ответил профессор.- А захороне­
ние произошло в 830-900 годах ... -
Что-нибудь новое науке дали эти раскопки? -
Сенс:-ацию ищете для кино?­
прищурившись, ученый пристально взглянул на него.- Что ж, пожалуй­
ста. Я, например, теперь уверен, что здесь, в районе Старе Место, за­
рождалась Великая Моравия. Но эта тема не для сиюминутного раз­
говора, молодой человек. Да и в один день не уложиться ... Демл прекрасно понял профессо­
ра. Прежде чем снимать фильм, на­
до и ему хорошо знать то, к чему ученый шел, возможно, не один год. Два полевых сезона провел Юрай Демл на раскопках вместе с архео­
логами. За прОфессором из Брно ходил, можно сказать, по пятам. А по вечерам они беседовали о прош­
лом Моравии, древней культуре, рассматривая бесценные археологи­
ческие находки . ... Когда-у<> 'l'а окруженных омута­
ми и болотами возвышенностях пра­
вого берега Моравы располагалось центральное ГОРОдf4ще Старе Место Ростиславова, о котором упоминает­
ся и в Фульдской хронике 871 года. Городище занимало площадь в 18 гектаров и главенствовало над прилегающими поселками земле­
дельцев, рыбаков, ремесленников, над поместьями знати и костелами, находившимися на важных торговых дорогах. Отсюда они выводили на древний «янтарный шлях», который соединял Подунайскую область с далекой Балтикой. Сейчас в районе Старе Место изу­
чено около 140 объектов -
жилые дома, различные ремесленные ма­
стерские и хозяйственные построй­
ки, расположенные по склону холма с центральным кладбищем, где от­
рыто более двух тысяч могил. В от­
дельных захоронениях обнаружены костровые погребения с урнами. Те, которые были без орнамента, ока­
зались заполненными пожертвова­
ниями: железными секирами, огни­
вами, мечами, топорами и серпами, глиняными сосудами, деревянными ведерками с художественной кера­
микой античных образцов, бронзо­
выми, стеклянными, золотыми и се­
ребряными украшениями, отделан­
ными самоцветами или жемчугом. Однажды вечером профессор Груби разложил на столе несколько потемневших и невзрачных на вид золотых вещей древних мастеров, долго смотрел на них, а потом за­
думчиво сказал: -
Богатый здесь стоял город, большой. И, наверное, многие древ­
ние торговые караваны приходили к нему. Любопытно и то, что Старый город -
одно из немногих мест в Моравии, которое столько веков хранило следы своей истории и где до сегодняшнего дня продолжает­
ся жизнь. Считаю и это доказатель­
ством того, что именно отсюда по­
шла Великая Моравия ... Заканчивался второй полевой се­
зон. В последний вечер перед отъ­
ездом ученого в Брно Дем л сказал ему, что отснятого материала впол­
не хватит на хороший документаль­
ный фильм. На что профессор Гру­
би, помолчав, с ноткой сожаления в голосе произнес: -
И все-таки полного счастья от своей работы я не испытываю.-
За­
метив изумленный взгляд Юрая, объяснил: -
Места раскопок, да и все здешние памятники истории на­
ходятся в ведении Института исто­
рии в Брно. Давно бы уж;е пора пе­
редать их Словацкому музею Угер­
ске Градиште. Самое главное­
сохранить для людей это осязаемое прошлое. Нам только кажется, что оно безвозвратно ушло. Нет, ОНО всегда с нами, в нас ... Должно быть в нас, иначе мы лишимся корней. А долго ли прошелестит крона де­
рева, если его не будут питать корни ... Тревога ученого взволновала и Демла, она остро прозвучала и в фильме «Два года с профессором». Археологические и архитектурные памятники вскоре были переданы в подчинение Словацкому музею, но профессора Груби уже не было в живых. А спустя полгода инженеру Юраю Демлу предложили стать директором этого музея ... Когда мы подходили к домику лесника Роузека, рядом, на взгорке, ярко полыхал костер. Школьники из села Траплице вместе с Павлой Штефковой, обступив его, грелись у огня. До нас долетали их громкие веселые голоса. Да, неравнодушие молодых за­
щитников природы к тому, что их окружает, имеет более глубокие корни. Они -
в неравнодушии к своей истории, прошлому народа, его национальной культуре. Не слу­
чайно в Угерске Градиште и нахо­
дится Центр народных художест­
венных производств, и знаменитый на всю республику этнографический ансамбль «Ольшава», ВОТ уже 35 лет пользующийся огромной популяр­
ностью. Я помню, как на открытии фестиваля, посвященного его юби­
лею, корреспондент одной из цен­
тральных газет сказал: «Река Оль­
шава должна быть такой же чистой, как чисты .~ сполняемые ансамблем народные песни и танцы ... » Без этих «родников ЖИВОЙ воды» невозможно по-настоящему оце­
нить и полюбить то, что тебя окру­
жает. А тем более сохранить. Москва-Прага­
Угерске Градиште НЕПОДАЛЕКУ ОТ БРОДВЕЯ В. Владимиров из Свердлов­
ска пишет: «Несколько лет я собираю снимки и рисунки необычных скульптурных па­
мятников -
например, жи­
вотным, литературным геро­
ям. Не могли бы вы ... » Далее в письме следует перечисле­
ние почти сотни скульптур во всех концах мира, фотогра­
фии которых В. Владимиров хотел бы видеть на страницах нашего журнала. Спасибо чи­
тателю за маленькую энцик­
лопедию. Он задал нам задачу на много лет: разве раньше разыщешь снимки стольких раритетов? Но с его подсказки мы публикуем фотографию одного необычного памятника. С восьмидесятых годов прошлого века предпринима­
тели в США широко исполь­
зовали дешевый труд имми­
грантов в пошивочных ателье. Рабочий день -
двенадцать часов. Тариф -
по пять цен­
тов в час. Женщины брали ра­
боту на дом и шили, не разги­
баясь, с рассвета до заката. Им помогали дети. Только в 1900 году был создан профсо­
юз швейников. Недавно у входа в штаб­
квартиру профсоюза устано­
вили памятник портному. Его автор скульптор Юдит Уэллер изобразила своего отца за швейной машинкой. А.. С Е Р И К О В, корреспондент Гостелерадио -
специально для «Вокруг света» Фото автора ТРЕВОЖНАЯ ГРАНИЦА Н
ОЧЬЮ над Манагуа гро­
хотал гром. Тропической зимой он особенно яро­
стен ... С первыми лучами солнца я уже был в аэропорту Сан­
дино, где меня ждал старый американский вертолет «уэй», выделенный для на­
шего задания. Он с трудом оторвался от бетонной взлетной дорожки аэродро­
ма и стал медленно наби­
рать высоту, то и дело вздра­
гивая и скрипя всеми своими узлами, словно ревматиче­
скими суставами. -
Рад старик, что опять может полетать,- улыбнул­
ся летчик. С этим невысоким светловоло­
сым крепышом, одетым в зеленую военную форму, мы познакомились еще вчера, когда упаковывали нашу кино- и радиоаппаратуру. -
Моя фамилия Сандино. Увы, прямого родственного отношения к нашему национальному герою Аугусто Сесару Сандино не имею,­
заранее предупредил он, протя­
гивая руку.- Хотя все мы, никара­
гуанцы-революционеры, дети и вну­
ки Сандино.- На его лице, обсы­
панном веснушками, появилась ши­
рокая улыбка. Уже высоко в воздухе Сандино так объяснил странное поведение своего надрывно гудящего .. воз­
душного коня»: -
Незадолго до нашей победы Штаты подарили Сомосе несколько таких вертолетов. Машина, конечно же, не виновата в том, что попала в руки палачей. Но когда вертолет на­
чинает вибрировать, мне кажется, будто ему хочется стряхнуть с себя воспоминания о тех временах, когда с него сбрасывали людей в кратер вулкана Масая. Видишь, вон там, на горизонте, столб AbIMal -
Сандино кивнул в сторону горной гряды, по­
лукольцом опоясывающей Мана­
гуа.-
А вот оттуда,- ткнул он паль­
цем через плечо в хвост фюзеля­
жа,- на жилые районы восставших городов Зстели, Масая, Манагуа ле­
тели бочки с белым фосфором. Ты представляешь, что случается с че­
ловеком, если на него попадает эта адская штукаr В маленьком музее города Зсте­
ли, почти полностью разрушенного и сожженного по приказу Сомосы, я видел снимки людей, пораженных белым фосфором. Смотреть на них без содрогания было невозможно. Теперь на борту видавшего виды .. уэя» совсем иной груз, и цель по­
лета иная. Военный вертолет нап­
равляется на север страны, в дале­
кий департамент Селая Норте, что­
бы советский журналист мог рас­
сказать о хуторе возле городка Сиу­
на, где были зверски убиты четыре мирных жителя -
два кубинских учителя и два никарагуанских крес­
тьянина . ... Тень вертолета побежала по коричнево-свинцовой поверхности озера. -
Надо же, что с ним стало,­
вздохнул Сандино.-
А ведь я пом­
ню времена, когда оно было голу­
бым-голубы •... Никарагуанские друзья не раз рассказывали мне о тех временах, От рук •• контрам оснротела семья доньи Росалин Кастельоне. Смерть и разрушении несут их банды, BTopralO-
щиесн из Гондураса. Поэтому боiiцам­
С8н.цинистам приходите,. nOCTOJlHHO быть начеку. когда до землетрясеиия 1972 года у Манагуа был свой центр, площади, бульвары. Днем предупредительно распахивались перед клиентами стеклянные двери банков и контор, бойко торговали магазины. Вечера­
ми гремели переборами гитар ор­
кестры маленьких ресторанчиков, которых здесь было несчетное мно­
жество. Парни обнимали своих деву­
шек под раскидистыми ветвями де­
ревьев на мраморных скамейках парков. А люди постарше, вытащив 1 О на остывающие от дневной жары 11 тротуары кресла-качалки, блажен­
ствовали в струях слабого ветерка, набегавшего с озера, и вели беско­
нечные разговоры о превратностях жизни. Так было и в ту роковую ночь с 22 на 23 декабря 1972 года, когда перестала существовать Манагуа. Она готовилась встретить рождест­
во, а к ее порогу подкралось неви­
данной силы землетрясение. Итог: более десяти тысяч погибших, почти ни одного пригодного для жилья дома. На полуразрушенном зда-
нии кафедрального собора стрелки часов замерли на трагической От­
метке: О часов 36 минут. Плач, сто­
ны, крики, треск пламени, пожи­
равшего обломки зданий, свист вет­
ра ... Но убил некогда изумрудные во­
ды озера Манагуа не только пепел пожарищ разрушенного землетря­
сением города, значительную лепту внесли и зловонные сбросы, и про­
мышленные отходы фабрик, стояв­
ших на берегу и никогда не знав­
ших, что такое очистные соору­
жения. Озеро хранит в своей памяти не только воспоминания о стихийных бедствиях и экологических катаст­
рофах. -
Я сам видел,- рассказывает Сандино,-
как целые флотилии трупов медленно плыли по воде, когда национальная гвардия Сомо­
сы учиняла очередную расправу над беззащитным населением. Я и сам чуть не попал в лапы Черного Дья­
вола -
так звали шефа участка на ­
циональной гвардии в нашем райо­
не,- когда мы С ребятами обсуж­
дали на углу улицы только что пока­
занный по телевизору бейсбольный матч. Молодежь тогда арестовы­
вали лишь потому, ЧТО сомосовцы видели в нас будущих сандинистов. Впрочем, что касается меня, то они бы не ошиблись. Я уже в семьдесят пятом стал помогать товарищам из Сандинистского фронта националь­
ного освобождения. Расклеивал на улицах листовки, писал ло­
зунги, разносил по адресам доне­
сения ... Сандино замолк. Я смотрю вниз, где, вливаясь в озеро, блестит на солнце серебром тоненькая струй­
ка речки Типитапа. Она могла бы стать знаменитой на весь мир. По ней шли бы сейчас океанские ко­
рабли. Но судьбе было угодно, что­
бы канал между Тихим и Атланти­
ческим океанами пролег не здесь, в Никарагуа, а через Панамский пе­
решеек, и речка Типитапа так и ос­
талась простым ручейком, соеди­
няющим два озера. Отсюда, с почти километровой высоты, хорошо вид­
ны оба озера: Великое, или Коси­
болка, которое раз в пятнадцать больше Балатона, и Манагуа, или Ксолотлан. Великое озеро соединено с Ат­
лантикой рекой Сан-Хуан, между озерами -
речка Типитапа. А Ксо­
лотлан отделен от Тихоокеанского побережья небольшим участком су­
ши -
всего километров двадцать по прямой. Ну чем не межокеанская артерия, почти полностью подго­
товленная самой природой? «Уэй» летит над ровной лентой Северного шоссе, которое огибает озеро с юга, а затем, круто повер-
нув на север, стремительно уходит в окружающие Манагуа горы. Сколько раз уже приходилось отп­
равляться по этой дороге из столи­
цы на север страныl И, казалось, все это знакомо: каждый поворот шоссе, каждый спуск к мосту, подъем, каждая деревенька на обо­
чине. Сверху все выглядит по-ино­
му: квадраты и трапеции полей ку­
курузы, хлопка, сорго. А эти мала­
хитовые разводы -
рисовые чеки. Ветер гнет к земле изумрудные соч­
ные стволы сахарного тростника, а с высоты кажется, будто чьи-то не­
видимые пальцы гладят темный ворс бархата. Еле-еле ползут по уз­
кой ленте груженные доверху крес­
тьянские арбы, запряженные парой волов. Но вот долина, в которой ле­
жит озеро, начинает поднимать свои края, и тень нашего вертолета па­
дает на первые холмы, за которыми начинаются горные гряды Цент­
ральноамериканских Кордильер. Поросшие густой тропической растительностью горы стремитель­
но летят прямо на нас. Такое впе­
чатление, что мы вот-вот врежемся в мягкую подушку широких и влаж­
ных пальмовых листьев. Но, напря­
гаясь из последних сил, наш «уэй» взмывает вверх, увеРТЫ8аясь от ост­
рых каменных пиков. За очередной вершиной, пронесшейся под нами, открылась неширокая долина, а за ней -
нагромождение окутанных облаками высоких гор. Меня стал донимать пронзительный холод. Температура за бортом все падала. Сандино, казалось, не чувствовал холода. Возможно, привык к нему. И тем более не хотелось мне, «се­
верному» человеку, стать предме­
том язвительного комментария южанина, если бы он заметил мое состояние. Но летчику было не до меня. -
Дорого бы я дал за то, чтобы узнать, что там, впереди,- тихо произнес Сандино.-
Видишь вон те тучи? Как будем продираться че­
рез них? .. Вертолет резко лег на правый бок, у моей щеки, совсем рядом, пронеслась верхушка бразильской сосны араукарии, холодный ветер со свистом ворвался в кабину, и мы врезались в колючую вату облаков. А когда выбрались из нее, то по вы­
ражению глаз пилота я понял, ЧТО он не узнает местность. Долина под нами ровная, как арена цирка. Ам­
фитеатром поднимаются по ее кра­
ям горные кряжи. Безмолвный ка­
менный мешок ... Но вот возглас ликования Санди­
но перекрывает рев мотора. Он что­
то заметил внизу и кивает в сторону скалы. Там, на самом краю обрыва, я едва различаю крохотное ранчо. Может быть, в нем есть люди, кото­
рые подскажут дорогу? «Уэй» замирает над чашей доли­
ны, как акробат над ареной цирка. Кто знает, что ждет там, внизу?! В Манагуа нам говорили перед отле­
том, что возле Сиуны бродят банды «контрас». I Сандино отжимает штурвал, и вертолет начинает медленно спус­
каться. : Садимся среди сухих стеблей ку­
курузы, чуть не задев винтом густую крону апельсинового дерева. Сан­
дино спрыгивает на землю и, держа руку на потертой кобуре с револь­
вером, бежит к ранчо. Возле дома падает, напряженно вглядываясь в открытый дверной проем. Кажется, что проходит целая вечность, преж­
де чем он медленно входит в ран­
чо. Секунда. Две. Три ... В доме, ви­
димо, 'никого нет, так как пилот выс­
какивает оттуда один, держа в руке тлеющее полено. Значит, люди, только что разжигавшие огонь, где­
то поблизости. Сандино озирается по сторонам. Я тоже верчусь на сиденье и в едва приметном отсюда окопчике, вырытом неподалеку от ранчо, вижу торчащие, как грибы, головы ребятишек. А рядом -
чья-то голова, покрытая цветастым платком. Из-под платка робко выг­
лядывает сморщенное старушечье лицо. Кричу Сандино, указывая в сторону людей. Но он и сам их за­
метил. А те вылезают из укрытия, идут к пилоту ... Уже садясь в кабину, Сандино объяснил: жители думали, что вер­
толет прилетел из Гондураса -
вы­
нырнул как раз с северной стороны. А кто оттуда может при лететь? Ко­
нечно же, «контрас», сомосовцы, поэтому-то все и спрятались в тран­
шею ... Наш трудяга-вертолет опять ур­
чит, затем, собрав все силы, прыга­
ет вверх навстречу солнцу. Сандино все же удалось выяснить у крестьян, что хуторок Эль Кон­
суэло, куда мы летим вот уже часа полтора, находится милях в пятиде­
сяти к северу. -
Теперь-то я не заблужусь,­
уверяет Сандино. И вновь мелькают под брюхом вертолета блестящие на солнце тон­
кие жилки ручьев. Наплывают из­
вивающиеся между холмов речки. Большие и маленькие. Их здесь так много, что удивляешься, как Санди­
но может отличить их друг от дру­
га. Куда ни глянь, нет никаких приз­
наков жилья, никаких заметных ориентиров. Только густой ковер темно-зеленой сельвы с белым ор­
наментом переплетенных голых стволов каких-то неведомых мне деревьев. -
Эту часть Никарагуа мне приш­
лось изучить еще до победы рево­
ЛЮЦИИ,- заметив мое недоумение, говорит Сандино.-
И изучал я ее не с воздуха, а ... ногами. Знаешь, сколько миль пришлось пройти? Тысячи. Потому-то каждый уголок мне здесь знаком. Знал всех жите­
лей в лицо. Кстати, и ту старушку вспомнил, которую МЫ только что видели на ранчо. Она меня, конечно же, не при знала. Нас-то было мно­
го ... Но !от острые отроги плавно пе­
реходят в равнину, поросшую раз­
весистыми акациями, высокими, как гигантские канделябры, мясистыми кактусами и похожими на веер вели­
кана пальмами. На изумрудной тка­
ни сельвы вдруг показался оранже­
вый шов. -
Видишь эту полоску~ -
лет­
чик кивает за борт головоЙ.-
Слы­
шал о «дороге жизни», которая должна соединить два наших побе­
режья: Тихоокеанское и Атланти­
ческое~ Мне приходилось читать в газе­
тах и журналах о том, что начатую еще до победы народной револю­
ции дорогу сейчас достраивают ку­
бинские специалисты. Работают в труднейших условиях: непрекра­
щающиеся ливни размывают по­
лотно, вокруг банды сомосовцев. На рокот вертолета высыпают на лужайку, загроможденную пере-
мазанными в глине тракторами, бульдозерами и скреперами, обна­
женные по пояс люди, машут нам руками: «Садитесь!» Как и прежде, у одинокого крес­
тьянского ранчо, Сандино не вык­
лючает двигатель вертолета. Вмес­
те спрыгиваем на землю, жмем ру­
ки строителей. Слышен быстрый уп­
ругий кубинский говор, который от­
личишь от десятков других латино­
американских говоров. Жара, запах солярки, разбитые тракторные гу­
сеницы, а через их ржавые звенья -
о чудоl -
проглядывают крупные орхидеи. -
Так, значит, летите на хутор Эль Консуэло~ -
переспрашивает пожилой кубинец.-
Боюсь, там сейчас никого нет. Старик, отец уби­
тых крестьян, был у нас по дороге в Манагуа. Он сопровождал третье­
го сына, раненного тогда же на ху­
торе. Рассказывал, будто мать и сно­
хи, боясь новых нападений, куда-то подались. Как бы не пришлось вам возвращаться обратно. Но возвращаться, не выполнив за­
дания, мы не могли. Нужно было во что бы то ни стало найти родствен­
ников пострадавших, учеников ку­
бинских учителей, в конце концов отыскать друзей, знакомых, сосе­
дей ... И опять под нами пышные вер­
хушки пальм, стройные колонны ги­
гантских кактусов в безбрежном мо­
ре множества других тропических растений, перевитых лианами и ду­
шистыми цветами. Вертолет делает крутой вираж и, поднимая тучи пыли и мусора,­
откуда только он взялся в сельве~ -
садится в густую траву. Вижу бегу­
щих к машине мальчишек со стри­
жеными затылками и девчонок с торчащиМи в разные стороны коси­
цами. Ормигеро -
название неболь-
шого поселка на округлой вершине холма -
по-испански означает «му­
равеЙн·ик». Возможно, раньше по­
селок был густонаселен, но сейчас здесь живет около ста человек, в основном женщины и дети. Под хол­
мом -
речка Уани. Отсюда, вниз по ее течению, километров десять до Эль Консуэло. На поляне около двадцати ранчо, покрытых пальмо­
выми листьями. За последним до­
миком, возле которого сидит, сгор­
бившись, старик,-
темнота и влаж­
ная жара неriроходимого тропи­
ческого леса. Жара смрадная, тяже­
лая, нездоровая. Да и здесь, на по­
ляне, возле навеса из пальмовых листьев -
это и есть школа,-
солн­
це печет немилосердно. Мужчины кто на полевых работах, кто на при исках. В двадцати кило­
метрах отсюда городок Сиуна. Там золотодобывающие шахты. Все это узнаю у подошедшего старика, ко­
торый с любопытством наблюдает, как я готовлю к работе аппаратуру. и вдруг под рокот вертолета ко мне уже бежит Сандино. Лицо тре­
вожное. -
Пожалуйста,-
прошу его,-
12 13 заглуши мотор. У меня в таком гро­
хоте ничего не запишется на пленку. Пилот мнется, чешет затылок, медлит с ответом. Наконец решает­
ся и говорит: -
·Видишь ли, Алехандро,-
я скорей догадываюсь, чем слышу, что он произносит,- если я выклю­
чу мотор, то нам придется ждать не меньше двух часов, чтобы он вновь заработал. Такой уж он у меня кап­
ризный ... -
Ну и что? -
возражаю пило­
ту,- Кто нам мешает подождать? -
Как? Ты разве ничего не понял? Ты же видел, как ребятишки неслись чуть ли не под винт нашей машины? Это они хотели предупредить, что кто-то бродит поблизости. Скорей всего банда, которая напала на ху­
тор Эль Консуэло. В любой момент может появиться здесь. Так что же, улетать? Нет, надо действовать, не теряя времени. Про­
шу Сандино в случае чего при крыть от возможного нападения и обра­
щаюсь к стоящему рядом мальчу­
гану: -
Итак, как тебя зовут? -
Сантос Гранадо,- едва слы-
шен робкий ответ. Сколько тебе лет? Восемь ... Значит, второй класс ... Да, второй класс. Скажите, а когда придет учитель дон Педро? Малыш, очевидно, пока никак не может поверить, что его учителя-ку­
бинца нет в живых. -
Это был очень добрый дядя,­
говорит мальчик. И вдруг из его глаз брызжут сле­
зы, он прячет лицо в ладони стоя­
щей рядом матери. Ее зовут Мариленой. Учителя зна­
ла хорошо. Он каждый день по пути в школу заходил в ее ранчо за сы­
ном. Приезжал в село обычно на ослике, привязывал у ее двери. Ни­
когда не отказывался от предложен­
ной чашки кофе, сваренного по­
крестьянски, вместе с желтым нера­
финнрованным сахаром. Действи­
тельно, стал им почти родным. И вот его нет. Нет такого простого, при­
ветливого. Донья Марилена с тру­
дом сдерживает рыдания, но ее кра­
сивое лицо сохраняет строгое спо­
койствие ... Так же спокойно, строго, выжи­
дающе смотрела на меня донья Ро­
салия Кастельон, мать двух ника­
рагуанских крестьян Хесусито и Флорентино, зверски убитых контр­
революционерами на хуторе Эль Консуэло. Я нашел ее позднее в низ­
кой сырой и темной комнатушке в католической миссии Сиуны. Мать убитых крестьян не скрывает своего горя. Поникшая, она сидит на нарах церковного приюта, худень­
кая, простоволосая. Подхожу к ней, здороваюсь. Понимаю, что ей будет тяжело говорить о сыновьях, вспо­
минать недавние страшные событи.я. Но все же стараюсь найти слова, чтобы высказать и утешение, и просьбу рассказать опережитом. Выцветшие, некогда красивые ка-
рие глаза доньи Росалии вдруг ожи­
ли, ресницы задрожали, и слезы по­
катились по морщинистым щекам старческого лица. С трудом сдер­
живаемые рыдания заставляют ее делать длинные паузы .. Донья Росалия кивает в сторону трех молодых женщин: «Мои снохи, две из них теперь вдовы, муж треть­
ей, мой сын Даниэль, сейчас в Ма­
нагуа, в военном госпитале. Семеро детей остались без отцов». Двое -
старшего сына, Хесуси­
то. Два мальчика и девочка -
вто­
рого сына, Флорентино. Еще двое -
младший мальчик совсем крошечный, ему нет и трех не­
дель -
дети Даниэля. Одеты в зас­
тиранную и перештопанную оде­
жонку. Донья Росалия объясняет, что все имущество, даже нижнее белье, унесли бандиты. Возвращать­
ся на хутор боятся. Кто знает, что их там может ждать. ... Банда, прорвавшаяся с террито­
рии Гондураса, напала на хутор ЭЛЬ Консуэло внезапно. Было раннее утро, и густой туман еще властвовал в дебрях сельвы. Сначала бандиты вытащили из крайнего ранчо на по­
ляну Паулино и его жену, которая была на шестом месяце беремен­
ности. Его долго и жестоко били, все пытались узнать, где он спрятал оружие. Видно, знали по чьему-то доносу, что Паулино и братья Кас­
тельон состояли в отряде народной милиции. Только вот оружие, старые винтовки Бесета -
как жаль! -
они оставили в Сиуне, в казарме отря­
да. Тащили Паулино за волосы до следующего ранчо, где ночевали Даниэль и двое кубинцев. Всех, и мужчин и женщин с детьми, также выволокли во двор. Когда услышали кубинскую речь и узнали, что на ху­
торе кубинские учителя, стали звер­
ски избивать их ногами, приклада­
ми. Всех молодых мужчин заставили лечь ничком. Стариков вместе с женщинами и детьми отвели в сто­
рону. И пока под прицелом караби­
нов мужчины лежали на земле, а женщины с детьми не смели тро­
нуться с места, боясь расправы, их бедняцкий скарб -
какое уж это бqгатство, а все же позарилисы­
бандиты выносили из домов и на­
вьючивали на лошадей ... Донье Росалии пришлось немало пережить на своем веку. Но то, ЧТО случилось в это трагическое утро, старая женщина пока не в силах осмыслить. -
Как только стали стрелять в мужчин,- рассказывала донья Ро­
салия,-
я хотела подбежать к ним, но 'нас, женщин, отогнали. Начали реветь ребятишки. Бандитов было восемь человек. Одного я узнала. Он был сержантом национальной гвардии, сам из Сиуны. Его все боя­
лись еще при Сомосе. Страшней из­
верга было не найти. Звали все его "Очо», ТО есть «Восьмерка». Клич­
ка такая, наверное. Он приказал сначала убить кубинцев. Те умерли стойко. Педро и Барбаро пришли к нам только накануне вечером. Пед­
ро сказал, что его переводят в дру­
гую коммуну, тоже учителем. А к нам теперь назначили Барбаро. Вот они вместе и шли пешком из Сиуны полдня, чтобы забрать кое-какие вещички. Вечером мы еще посиде­
ли, поужинали, погрустили. Жаль было расставаться с Педро, уж боль­
но привыкли к нему, такой паренек был хороший, добрый. И вот на те­
бе ... Донья Росалия замолкает, выти­
рает уголки рта платком, покрываю­
щим худые плечи. Молчат ее снохи. Молчат дети. Только опять звенят в раскаленном воздухе цикады, да хрустят сухие ветки под ногами ох­
ранников -
молодых бойцов Сан­
динистской народной армии, соп­
ровождавших нас в Сиуне. -
Сначала никто не мог разоб­
раться, в чем дело,- продолжает рассказывать старая женщина.­
Люди в форме бойцов народной ми­
лиции: рубашки кофейного цвета, а брюки оливкового. Мы и подумали, что это, наверное, ребята из Сиуны, тоже милисианос, как мои сыновья, пришли за ними. Их часто вызывают то на занятия, то на задание. Я уж хотела собрать им что-нибудь в до­
рогу, стала возиться на кухне. И все никак 1Ie могла понять, чего это они ругаются. А сынок мой, Флорен­
тино, даже смеялся, все никак не мог поверить, что это на самом деле бандиты, думал, что разыгрывают. Тогда они стали бить его приклада­
ми. Смеялся мой мальчик, а по­
том смерть -
голова женщины упа­
ла на грудь. Но она пересилила себя, заговорила снова:- Да, я в ТО утро потеряла не двоих, а троих сыно­
вей ... ... Потом я долго вспоминал эти слова доньи Росалии. В тот день мы так и не смогли побывать на хуторе Эль Консуэло. Военные власти стро­
го запретили Сандино даже сни­
жаться над ним: где-то рядом с ху­
тором затаилась банда «контрас», имевшая на вооружении несколько пулеметов. Поэтому только с возду­
ха, метров с пятисот, я увидел квад­
ратики крыш осиротевших ранчо. «Эль Консуэло» по-испански значит "утешение». Но не прихоД~т оно к жителям приграничных поселков. Прощаясь в аэропорту Манагуа, Сандино озабоченно спросил: -
Ну как, Алехандро, удалось Зd­
писать то, что ты хотел? Я все не мо­
гу успокоиться, не сорвал ось ли из­
за рева мотора моего "уэя» ... Увы, магнитофонная запись и в самом деле получилась не такой уж качественной. Контролеры на телевидении сначала даже не хоте­
ли принимать ее. Но искренность чувств малыша Сантоса, неподдель­
ное горе его матери Марилены и старой доньи Росалии были по-че­
ловечески настолько трогательны, что пленка пошла в Эфир. Свое за­
дание мы выполнили. Манагуа-Москва АНДРЕЙ ДY6POBCKH~ кандидат исторических наук Я ос~ановился на обоч~не глад­
кои, отполирован нои, как ру­
коять крестьянской мотыги, дороги, соединяющей круп-
нейший центр Бенина -
Котону -
со столицей средневековых королей Абомеем. По обе стороны проез­
жей части -
вереницы празднично одетых крестьян. Женщины несут на головах корзины, подносы с ово­
щами, фруктами, хлебом и прочей снедью. Мужчины на велосипедах и мопедах торопятся на работу. Каждый встречный приветствует: «Добрый дены Как поживаете?» Иные подъезжают, спешиваются и вежливо осведомляются -
все ли в порядке, не нужна ли помощь? «Спасибо. Все нормально». Утро. Совсем не жарко. Я вспомнил свои ощущения го­
дичной давности: едва открыли дверь самолета, струя горячего парного воздуха ударила в лицо. Двести шагов до здания аэропорта Котону -
словно В парилке Сан­
дуновских бань. Второе ошеломле­
ние постигло меня в здании аэро­
порта: симпатичный молод о й тамо­
женник, позевывая -
пятый час утра,- нахлобучил на голову ... ГОД НАЧИНАЕТСЯ С ГАНИ шапку-ушанку и, зябко поеживаясь, натянул довольно плотное пальто. -
Вам повезло,- сказал ОН.­
Нынче у нас похолодание. Прошел год, и теперь, кажется, я и сам испытываю желание одеться потеплее, когда ртуть в градуснике падает до отметки плюс 30 ... ... Громко загорланил петух -
не «ку-ка-ре-ку», а «кьюн-го» называ­
ют здесь его клич. По обочинам за­
шагали мальчишки и девчонки в бежевых форменных костюмах: вот-вот начнутся занятия в школах .. Страна, раньше почти сплошь не­
грамотная, говорящая на десятках языков разных народностей и пле­
мен, сегодня учится. В начальные и средние школы, политехническне и сельскохозяйственные училища, колледжи и институты в прошлом году пришли более шестисот тысяч молодых бенинцев. Государс т во, учитывая возрастающую роль моло­
дежи в обществе, важность подго­
товки квалифицированных нацио ­
нальных кадров, более трети бюд­
жета отводит на образование. Если же сюда прибавить ассигнования на строительство и оборудование школ, других учебных заведений, то речь пойдет уже о доброй поло­
вине бюджета. Это, конечно, гово­
рит о многом, если иметь в виду нелегкое финансовое положение страны. На всем протяжении пути от Ко­
тону до Абомея мелькала знакомая школьная форма. Она виднелась в распахнутых окнах классов, на школьных дворах: уборка террито­
рии -
дело рук самих учащихся ... Вообще, одно из первых впечат­
лений человека, попавшего в Бе­
НИН,- это обилие молодых лиц. Действительно, в стране больше половины населения составляет мо­
,лодежь. Для меня была важна не только дорога из Котону в Абомей, как символ перемен в жизни страны, но и день, когда я отправлялся в путь. 30 ноября -
торжественная дата для бенинцев. В этот день в 1972 го­
ду Республика Дагомея провозгла­
сила политику национальной неза­
висимости; в этот же день два года спустя государство объявило о вы­
боре социалистического пути раз­
вития. А в 1975 году, вновь 30 нояб-
14 ря, на карте Западной Дфр .. к .. ро­
д"лось новое государство -
Народ­
ная Республ"ка Бен"н, .. Парт"я народной революц .... Бен"на стала во главе борьбы за эконом .. ческую незав .. с .. мость .. соц .. альныЙ про­
гресс страны. СКОЛЬКО стоит ПУШКА! Когда-то (по историческим мер­
кам не столь давно) в Дагомее мог­
л .. дать такой ответ на этот вопрос: пятнадцать мужчин и двадцать одна женщ"на. Именно эту цену назна-
О С НОВНЫМ б ога т с тв о м с тран ы в се г да С ЧИТ8Л8СЬ ма сл ичная п а л ь м а. Н е слу­
чаАно колони з ат о ры К О Г Д В-Т О н аз ыв а ли Даго ме ю (,Кр ае м ма с личны х п ал ьм »: блаГОП О Jlучи е к о л о нии за ви се л о О Т с пр о ­
с а на пр о дукты э того ра с т е ния -
п а ль ­
мовое ма сл о и я д р а. Т е ж е пр одук ты и ныи е со с тав л яют о с нов у э к с порт а Бен и­
иа. В стран е на с чи т ыв ае т с я с выш е 30 МИJlЛИОН О В ма с личны х п а ль м. 3 а г о ды н ез ави с имо с ти со з да ны но в ы е кр у пны е плантации. Од н а ко Б е нин все б ол ьш е пр е вр а ща е т с я в г осуда р с т в о с мн о г оо т ­
ра с л е вым се ль с ким х о з я йс т во м. Здесь возд е лывают с я ра зл ичны е экс п о ртны е культуры -
хл о п о к, т а б а к, выр а щив а ­
е т с я коко с ов а я п ал ьм а. Н а вн у тр е ин ее потреб л ени е ндут а р ах и с, коф е, к у к у р у -
38, нас е зав. И к о н е чно ж е, р ас ширяют­
ся плантации а п е л ьс иновых д е р е вь е в -
культуры, котор а я щед ро пл одо н ос ит на б е нин ско й п о чв е. чал .. португальцы за пр"м"т"вное чугунное оруд .. е. Пушки были нуж­
ны абомейск"м королям для борь­
бы с французскими колонизатора­
м ... Сейчас тридцать пушек -
сви­
детели позора .. геро"зма -
стоят в дбомее перед дворцами королей Г езо и Г леле. Двенадцать королей, сменяя друг друга, вершил .. судьбами народа. Немало драматических страниц бы ­
ло в истор"и королевства. Сегодня о них напоминают железный бог войны Гоу, черепа врагов в основа­
ни .. трона, стена королевской гроб­
ницы, раствор которой был замешен на порохе, вине, воде из священных "сточн"ков .. крови десятков плен­
ных, а также туники амазонок­
во"нственной женско й гвардии, состоявшей на службе у абомеЙ -. ск"х королей, картины средневе­
ковы х пыток и жутк .. е железные меч ... Знание своей истории -
в крови бенинцев: спрос"те любого -
и вам расскажут, напр"мер, что ко­
роль Дгаджа избрал своим тотемом пароход, веря в его неодолимую с .. лу, а король Дконгло, бывший кузнец, сам оковал свой трон сереб-
. ряной чеканкой. Но, конечно, больше всего здесь чтут одного из последних коро­
лей -
Беханзина. Возглавив неболь­
шую армию, он в течен .. е четырех драматических лет самоотверженно с ражался с французам ... Увы, Бехан ­
з"н не добился победы: в 1882 году войска под трехцветными знаме­
нам .. занял .. дбомеЙ. Однако народ помн"т мужество борцов: несколь­
ко лет назад, уже пр.. народной власт .. , Беханз"н был про возглашен нац .. ональным героем Бен"на. И еще одна важная деталь. По решен"ю народного революц .. он­
ного прав .. тельства в бывшей рез .. -
денц.... королей дбомея, на месте пыток .. казней, будет создан меж­
государственный африканский центр поощрен"я ремесел. НАСТУПЛЕНИЕ НА ПЕСКИ ... Много лет назад здесь шумела пальмовая роща. Сегодня, чтобы посад"ть росток пальмы, нужно сначала вырыть в безж"зненном песке колодец .. наполнить его пло­
дородной землей. -
Моей семье все труднее св 0-
Д"ть концы С концами,- жалуется крестьян .. н.- Ведь земельный учас­
ток совсем истощился ... Опустынивание, обезлесение, « сахел .. зац"я» -
у этой проблемы много названий, а суть одна: на­
рушение экологического баланса может пр"вести к печальным пос­
ледств"ям во многих странах дф­
р"к". Действительно, проехав не одну сотню к"лометров по пыльным красно-бурым проселкам континен­
та, я много раз в .. дел одну и ту же тревожную картину: клочки лесов, словно осажденные крепости, пы­
таются сдержать натиск наступаю­
щих песков. По данным Национального управ­
ления орошения, пустыня на севере Бенина наступает со скоростью 7-10 к"лометров в год, поэто'му правительство страны считает борь­
бу с опустын"ван .. ем одной из важ­
нейших задач .. моб .. лизует на ее решен .. е все населен .. е. В двух северных пров"нц"ях­
Боргу .. дтакора, которые на .. более подвержены «сахелизации»,- раз­
вернуты ш"рокомасштабные рабо­
ты по восстановлению лесов. В Боргу, напр"мер, уже высажены 234 м"лл"она саженцев -
такую внушительную цифру назвали побы­
вавш .. е там журнал"сты правитель­
ственной газеты ( сЗуз». Всего же в этой пров .. нц .... за два года бьiли восстановлены леса на площади почт .. семьсот тысяч гектаров .. ... Необычную карт"ну можно было наблюдать воскресным утром в самом начале лета прошл6го года: тысяч .. бен"нцев вышли на ул .. цы городов и деревень с саженцами эвкал"пта .. пальмы, акац .. и .. ман­
гового дерева, тика и мандар"на. Каждый год 1 "юня В Бен"не прово­
Д"ТСЯ Национальным день леса. В этот раз он прошел под девизом: « Пусть каждый посадит AepeBol»-
и в землю пустили к~рни 280 тысяч саженцев. Вся страна считает себя моб .. ли­
зованном на борьбу за сохранение природнь,х богатств. и земля щедро вознаграждает за вложенный в нее труд. Урожай зерновых культур по сравнению с прошлым годом вырос на десять процентов, клубневых­
на семь, овощных и технических­
соответственно на 30 и 17 процен­
тов. В последние годы в Бенине стало правилом: каждая семья, отмечая торжественное событие -
свадьбу, рождение ребенка,- обязательно сажает дерево. А в городе Абомей­
Калави возник Пар к интернацио­
нальной солидарности -
его созда­
телями стали дипломаты, предста­
вители находящихся здесь между­
народных организаций, гости с Кубы. Крепости лесов, осажденные пустыней, получают все новые под­
крепления: контрнаступление на пески продолжается. ДИАЛОГ МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ Знакомая картина: разноцветные шары в праздничных витринах,. ба­
зары, гирлянды, серпантин... Если бы не раскаленное солнце экватора, то вполне похоже на старый добрый Новый год, и во многих отношениях новогодний Котону ничем не отли­
чается от других городов. Но если отважиться на пятисоткилометровое путешествие, то выпадает уникаль­
ная возможность присутствовать на редкостном зрелище -
празднике Гани в древне'й столице народа ба­
риба Никки, что расположена на северо-востоке Бенина. Якубу Аласан, сын одного ИЗ вож­
дей бариба и футболист националь­
ной сборной, стал нашим гидом. Его двойная популярность сделала невозможное: нам удалось присут-
На пл е чи бенинской женщины ложится немало забот. Во-первых, как и повсюду на план е т е, семья. Во-вторых, ДОМ с его непростым хозяйством. В-третьих, ра­
бота в поле или на огороде. Ну и, конеч­
НО же, плоды труда своего надо еще вы­
годно продать. Коммерческие хлопоты также удел женщии, Ранним утром на сельских дорогах Бенина всегда МОЖНО увидеть нагруженных товаром пред с тв­
вительниц слабого пола, спешащих на базар. ствовать на таких церемон",ях, куда обычно туристов и близко не под­
пускают. -
Существует множество вер­
сий происхожден",я праздника Га-
Один из самых популярных видов на­
родного творчества в Беннне -
апплн­
кацня_ На любом базаре можно встре­
тить умельцев, складывающих из ярких кусочков ткани диковинные картины. Подлннные пронзведення искусства попадают В центры ремесел, в городские музеи_ Наиболее распространенный сюжет -
изображение льва или леопар­
да: старинных символов царской власти. А если попадется аппликация, на кото­
рой запечатлена акула, знатоку ясно: перед ним -
СИМВОЛ короля Беханзина, вставшего на пути завоевателей. ни,-
рассказывал Якубу.-
Напри­
мер, его связывают с ритуалом провозглашения нового короля у баатону -
одной из главных ветвей народа бариба. Старики считают Ган и обрядом почитания предков. Вообще же это -
освященный ве­
ками церемониал, корни которого теряются в тех временах, когда в Е[ипте правили фараоны. На Гани съезжаются все бариба. Наш народ живет в Бенине, Того, Буркина Фасо, НигеРИI1, но встреча Нового года происходит обязательно в Никки, колыбели нашего народа, основан­
ной непревзойденным охотником на слонов легендарным Сунон Серо еще в ХУ веке. Обычно Гани прихо­
дится на второй день третьего лун­
ного месяца. Для нас это, пожалуй, главный праздник года. Впрочем, увидите сами ... Перед въездом в Никки -
вере­
ница машин: приехала представи ­
тельная делегация из Котону, мно­
жество туристов. Но больше всего самих бариба -
восторженных зрителей и самозабвенных участни­
ков праздника, радостных, I1СКРЯ­
щихся весельем, несмотря на паля­
щее солнце и тучи красной пыли. Ритуал Гани сложен. Накануне праздника на заходе солнца зароко­
тали четыре гигантских священных барабана -
бара-бакану, символи­
зирующих власть и мощь королев­
ства баатону. Всю ночь продолжа­
лись песни и танцы. А утром на центральной площади Никки глав­
ный гриот Ору Токура возвестил об открытии Гани. Снова бьют бара­
бакану, пронзительно ревут шест­
надцать двухметровых медных труб -
канкангуи, и праздник вы­
плескивается на улицы города. Виртуозно играют музыканты: звучат деревянные флейты гуиру, небольшие барабаны самгбаны, коро-танду -
это нечто вроде лют­
ни с двумя-тремя струнами. Но глав­
ное, конечно, танцы. Разыгрываются Вода неравномерно распред е лена по Бенину. На юге, ближе к океану, много рек, болот, влажных лесов. В централь ­
ных и северных районах частый гость -
засуха. Зде с ь не только по многу меся­
цев не проливаются дожди, но нет и значительных источников воды. Поэто­
му каждый колодец -
сокровнще. А каждая колонка -
своего рода общест­
венный центр: стоя в очереди за драго­
ценной влагой, можно и посудачить, и обменяться новостями, и завести друз е й. 2 « Вокруг с вета » N. 4 сцены охоты на диких быков и птиц, изгоняются «злые духи", а вот и зна­
менитый танец бариба -
сесиину: мужчины в нарядах, обшитых рако­
винами каури и зеркальцами, рит­
мично приплясывают под бой самг­
ба нов, задорно топая ногами, уве­
шанными соломенными погремуш­
ками. После небольшого перерыва­
кульминация Гани: верховный вождь -
король бариба Серо Тассу на белом скакуне объезжает свяс щенные места в окрестностях Ник­
ки: мечеть Баа-Демам, Анаимиру­
резиденцию мусульманского духо­
венства, Тем Якv Вакару -
место хранения военной и охотничьей до­
бычи, могилы предков. Короля сопровождает кавалерия -
знаме­
нитые всадники бариба, вожди ос­
новных племен. В средние века эти всадники, во­
оружениые длинными пиками, копь­
ями, дротиками, мечами «КОНСУ", наводили ужас на соседние народы. И хотя бариба -
непревзойденные стрелки из лука, они всегда пред­
почитали сражаться с врагом лицом к лицу. Военное искусство бариба испытали на' себе и французские колониальные войска. Колониальная администрация, желая наказать не­
покорный народ, пере несла в нача­
ле века столицу из Никки В Бараку, полагая, что город будет обречен на забвение. Но Никки не сдался, он и по сей день сохраняет свое значе­
ние как центр культуры и традиций бариба. И наконец, заключительная цере­
мония: вожди племен в богатых, расшитых серебром и золотом, одеяниях приносят дары священ­
ным б~ра-бакану, а затем, гарцуя на скакунах, демонстрируют высо­
кое искусство верховой езды. Народная власть -
и нынешний Гани тому подтверждение -
забо­
тится о сохранении исторического и культурного наследия, ремесел и традиционного искусства. Если в прошлом Гани носил чисто рели­
гиозный характер, то теперь это прежде всего праздник националь­
ной культуры. Колдун-гриот пре­
вращается в поэта, певца-глашатая, бара-бакану гремят, приветствуя не только короля, но и выпуск­
ников начальных школ провин-
Всадннкн барнба всегда отлнчно владе­
лн нскусством верховоА езды, в совер­
шенстве метали копья и дротики, слыли непревзойденными стрелками из лука. И ныне на празднествах бариба демон­
стрируют свои способности наездников и стрелков, только смысл конного риста­
лища изменился. НИКТО никого не соби­
рается устрашать. Военное искусство превраТИJlОСЬ в спортивное мастерство, а сами праздники, символизируя "реем­
ственность культурных традициii, во­
площают в себе дань уваженни предкам_ ции Боргу, которым на празднике вручаются награды. А активисты Организации революционной моло­
дежи Бенина под занавес праздника устраивают концерт революцион­
ной песни. В одной из местных газет я про­
читал такое определение Гани: «диалог между ценностями Tpaд~'­
ционной цивилизации и новой идео­
логией революции». Да, действи­
тельно диалог, а проще -
встреча. Ежегодная встреча прошлого и бу­
дущего'. Котону-Москва 18 19 МИХАИЛ ЕФИМОВ РЕВНИТЕЛИ ГОРОДА НА ТУРЕ Небольшой кирпичный дом в цент­
ре Тюмени всегда останавливает на себе взгляд прохожего -
и узорной кладкой стен, и островерхой башен­
кой, в проеме которой когда-то ви­
сел колокол. Это здание бывшего костела, построенного ссыльными в начале века. Ржавый амбарный за­
мок долгое время держал его двери, а сквозь оконное стекло можно было разглядеть лишь голые стены. Но весной прошлого года к забыто­
му зданию стали одна за другой под­
катывать машины. Молодые рабочие выгружали доски, цемент и кирпич, кровельное железо и бетонные бло­
ки. Застучали топоры, заскребли мас­
терки. Реставрировать историческое здание взялись студенты Тюменско­
го университета. ... Едва поспеваю за двадцатисеми­
летним проректором Игорем Худо­
рож ко. Он привычно меряет шаги от главного университетского корпуса до костела. Мне уже рассказывали, что, едва став проректором, Худо­
рожко загорелся идеей переобору­
довать этот пустующий дом роман­
тического вида в студенческий клуб. Он и возглавил дело, в которое мно­
гие из его коллег по началу просто не верили. Сформировал бригаду из сту­
дентов, уже имевших строительные специальности, организовал снаб­
жение материалами, техникой. Мы подошли к строительной пло­
щадке. Двери костела распахнуты настежь. Входим внутрь. Чувствует­
ся запах шпаклевки и краски. Зал небольшой, каких-нибудь сто квад­
ратных метров. Пол застлан заново, уже навешаны радиаторы отопления, потолок пока раскрыт -
видны све­
жевыструганные стропила и оцинко­
ванное железо кровли. -
В нашей бригаде десять чело­
век,-
рассказывает бригадир Сергей Шпрейер, студент историко-юриди­
ческого факультета, а на площадке -
каменщик и штукатур.- За три лет­
них месяца мы справились с основ­
ными работами, а теперь ждем кран: надо вернуть на место снятую для реставрации башенку. Немного опасливо ступаю за ним на временные дощатые лестницы, ведущие на антресоли. -
Зря волнуетесь, замечает Виталий Шевяков, однокурсник бригадира.- Отвечаю за свою ра­
боту. И раньше приходилось плот­
ничать. Потом мы спускаемся по другой 2∙ временной лестнице. Идем u под­
вальный этаж. Раньше подвала не было. Как он появился -
целая ис­
тория. При работах по монтажу пола Худорожко обратил внимание на полузасыпанную арку. Подземный ход? Углубились в грунт, расчистили фундамент снаружи и вскрыли под­
земную галерею из бутового камня. Она вела, как выяснилось, в сосед­
ний дом. На месте его теперь был пустырь, и Игоря Борисовича о с е­
нила идея: вырыть под костелом под­
вал и сохранившуюся галерею и с ­
пользовать для будущего клуба. А над ней, на пустыре, разбить неболь­
шой скверик. Мы шли по подвалу, вырытому под костелом, дивились просторным ком­
натам и высоким потолкам. -
Наверху устроим зал и сцену, в нижних комнатах разместятся ар­
тистические, оборудуем и универси­
тетскую фотолабораторию, куда смо­
жет прийти каждый студент,- рас­
сказывает ШпреЙер.-
Полезную площадь удалось увеличить в четыре раза, при этом ничего не меняя во внешнем облике старинного здания ... Познакомился я еще с одним че­
ловеком, для которого дорога исто­
рия Тюмени. В свободное от рейсов время опе­
ратор грузового самолета, обслужи­
вающего нефтяные промыслы, Вадим Шитов, словно на службу, шагает по старому городу в деревянный особ­
няк. Этот осанистый, на каменном фундаменте, разукрашенный слож­
ной резьбой дом построил в конце прошлого века купец Колокольни­
ков. В 1919 году в нем размещалась штаб-квартира В. К. Блюхера, где он формировал 51-ю стрелковую диви­
зию, которая участвовала в разгроме Колчака. Теперь в этом доме музей полководца. Несколько лет назад здесь отвели Шито ву мастерскую. И теперь, не зная устали, он вырезает витиеватые кружева наличников, чтобы восполнить многие утраты не­
заурядной тюменской деревянной архитектуры. Недавно Вадим, сообразуАсь со старыми фотографиями, вернул пер­
воначальный вид дому Колокольни­
кова. Помогал он и профессиональ­
ным реставраторам восстанавливать колонны, парадную лестницу, двери, паркет областного краеведческого музея, который разместился в зда­
нии бывшей городской управы. Знаю по себе,- убирая со сто­
ла стружку, сказал Вадим,- как хо­
чется, вернувшись из рейса, пройтись по тихим тюменским улочкам, по­
любоваться сочной резьбой налич­
ников и затейливыми дымниками. Думаю, те же чувства испытывают возвращающиеся с северных вахт геологи, газовики и нефтяники. Нет, что бы там ни говорили, Тюмень не должна терять своего исконного об­
лика, такого родного и теплого. Рассказ о тюменских подвижниках был бы неполным, если не упомянуть о субботниках в Троицком монасты­
ре -
памятнике сибирского зодчест­
ва XVIII века в старой Тюмени. С призывом помочь реставраторам выступила прошлым летом областная молодежная газета « Тюменский комсомолец». Каждый выходной при­
ходила журналистка Наталья · Тереб на реставрационный участок, и вме­
сте с ней те, кто откликнулся на призыв,- Любовь Захарова, Татьяна Яницкая, Елена Писарева, Виктор Хаючи, Виктор Аликов... Всех доб­
ровольных помощников и не пере­
числить. Когда горком партии попросил списки участников, Наташа' Те­
реб даже растерял ась. Приходившим на субботник горожанам и в голову не приходило отмечаться. -
Не бумажная благодарность людям нужна,- нашлась она,-
луч­
ше приходите-ка на субботник. Однажды на реставрацию монас­
тыря приехал секретарь райкома партии, собрал людей, но произнести речь не успел -
кто-то сунул ему в руки лопату. Поработав немного, секретарь сказал, устало вытирая пот: -
Спасибо вам, горожане, спаси­
бо за урок труда ... Стою напротив монастырского хра­
ма Петра и Павла, с которого сняли недавно строительные леса. На этом месте четыреста лет назад начина­
лась Тюмень как казацкий острог. Смотрю на бесшумную Туру, на ее плавную дугу под обрывом, на раз­
ноцветные крыши, среди которых разбросаны тут и там белые кубики посадских церквей, на далекие квар­
талы новостроек. Не ошибся тот, кто назвал когда-то этот город «воротами в Сибирь,), здесь есть что сохранять на века. (См. 4-ю стр. обл.) г. Тю ме н ь Г Е О Р Г И Й Д Р А Г У Н О В, ВЯЧЕСЛАВ КРАШЕНИННИКОВ ДОМ НА УЛИЦЕ ПЛАНТАПОРЕ в Женеве на улице Плантапоре есть пятиэтажное желтовато­
серого цвета здание. По фа­
саду -
небольшие балкончи-
ки С металлическими решетками. Это дОМ N!! 3. По соседству распо­
ложено музыкальное училище, от ­
куда во время перемен доносятся ребячьи крики. Дальше еще не­
сколько домов -
вот и ВСЯ корот­
кая улица Плантапоре. Совсем ря­
дом катит свои зеленоватые волны Рона. 4 ноября 1967 года на фасаде до­
ма N!! 3 была установлена мемо­
риальная доска с надписью на фран­
цузском языке: «Владимир Ильич Ульянов-Ленин, основатель Совет­
ского Союза, жил в этом доме с 1904 по 1905 год». В тот день сотни людей собрались здесь. Среди присутствовавших бы­
ли глава правительства кантона Же ­
нева и посол СССР в Швейцарии. Оркестр исполнил « Интернацио­
нал». Десятки, сотни огненных гвоз­
дик легли у мемориаль н ой доски. ... И ВОТ мы поднимаемся по узкой лестнице (лифта в доме нет). На площадке верхнего этажа тоже сто­
ят цветы. Яркие лепестки герани краснеют на фоне серых стен и по-
темневшего потолка. В день рожде­
ния Владимира Ильича здесь можно видеть гирлянды роз, перевитых лентами, и скромные букетики, при­
несенные теми, у кого на учете каж­
дый франк. В период своей вынужденной эмиграции В. И. Ленин прожил в Швейцарии в общей сложности око ­
ло семи лет, из них в Женеве­
почти четыре года, включая крат­
кие посещения в 1895, 1900, 1903-
1905 и 1908 годах. Отсюда он руко ­
водил социал-демократическим и рабочим движением в царской Рос­
сии, вел огромную работу по под­
готовке 11 и 111 съездов РСДРП. Под руководством Владимира Ильича здесь издавались газеты « Искра», « Вперед » И « Пролетарий ». Конечно, за время, прошедшее с тех пор, город значительно изме­
нилс~ особенно в последние два­
три десятилетия. Многие здания, кварталы и даже целые улицы ис­
чезл и совсем. И все же в Женеве сохранилось немало мест, связан ­
ны х с жизнью и деятельностью В. И. Ленина. Нам повезло: посе­
тить вместе с нами ленинские ме ­
ста согласился сам мэр Женевы, видный деятель Швейцарской пар-
тии труда Роже Даффлон. Едва ма­
шина тронулась, как он, полуобер­
нувшись к нам, задумчиво произ­
нес: -
Для трудящихся Женевы да и всей Швейцарии Ленин не просто вождь русской революции, который возглавил борьбу народов России за их освобождение. Для нас он и сегодня учитель -
живой, борю ­
щийся вместе с нами. Классовая борьба в капиталистическом мире обостряется, лучше и правильно оценивать ее нам помогают работы Ленина
. Многие из них ведь были написаны Владимиром Ильичем в Швейцарии. В 1895 и 1900 годах Ленин приез ­
жал в Женеву для установления связей с марксистской группой Г. В. Плеханова « Освобождение тру­
да». Встречи проходили как на квар­
тире Плеханова в доме N!! 6 по улице Кандоль, существующем и сейчас, так и в пригородах Бельрив и Кор­
сье. А в 1903 году Ле н ин вместе с Крупской уже поселился в Женеве. Они снимали квартиру в разных ме­
стах, но особенно долго жили в до­
ме на улице Плантапоре и в двух­
этажном домике розоватого цвета у парка Мон-Репо в рабочем пред­
местье Сешерон ... Национальная черта швейцар­
цев -
долго хранить даже самые незначительные, казалось бы, доку­
менты, например, домовые книги. В одной ИЗ них значится, что на пер­
вом этаже дома N!! 91 по улице Ка­
руж 5 июля 1904 года поселился «Ульянов Владимир, литератор». Первый этаж давно перестроен : вместо квартир здесь кафе и булоч­
на я. Из подъездов внутрь дома ве­
дет небольшой коридор, увешанный почтовыми ящиками. На них обозна­
чены фамилии: Бертран, Серена, Волантэн. И неволь но думаешь о том, что на одном из ящиков стояла в 1904 году фамилия « Ульянов » И широким потоком шли сюда пись­
ма, газеты, которые он так ждал. Квартиру семьи Ульяновых пред­
ставить нетрудно, обставлена она была просто. «Кухня у нас была и приемной,­
вспоминала Н. К. Крупская.-
Не­
достаток мебели пополнялся ящи­
ками из-под книг и посуды ». Ленинские места в Женеве­
это, естественно, не только те, где он жил. На улице Кулувреньер есть пятиэтажное здание, которому за сто лет. Здесь в «Типографии же­
невских рабочих» печатал ась « Ис­
кра », самое активное участие в вы­
пуске которой принимал В. И. Ле­
НИН. -
Рука об руку,-
продолжает рассказыва т ь Р. Даффлон,- рабо­
тали тогда в этой типографии рус­
ские и швейцарские печатники. Идейную сплоченность, солидар­
ность рабочих Владимир Ильич це­
нил превыше всего. Угнетенный­
он ве з де бесправен, а капиталист -
везде эксплуататор. И не случайно перед отъездом русских революци­
онеров в 1917 году в Россию Ленин 20 21 написал благодарное "Прощальное письмо к швейцарским рабочим». В сохранившемся до наших дней доме N!1 13 по той же улице Каруж, по которой, как и 80 лет назад, по­
званивая, проносятся узкие трам­
вайные вагоны, помещалась тогда редакция газеты "Пролетарий». Известно, что многие из ленин­
ских работ были написаны на основе материалов, собранных в двух биб­
лиотеках Женевы -
"Общества лю­
бителей чтения» и университета. К первой из них, расположенной в доме N!1 11 на Граl-<Д-РЮ, надо под­
ниматься по извилистым улочкам Старого города, мимо старинной ратуши и ряда чугунных пушек. Мас­
сивные ворота, за ними небольшой двор старинного особняка в три эта­
жа с мансардой. Ступени во весь фасад и три двери. Бережно хра­
нится в этой библиотеке абонемент­
ная карточка Владимира Ильича, выданная 8 февраля 1908 года. Как бы ни были заняты здесь немного­
численные сотрудники, они всегда любезно покажут все те книги, которые читал Ленин. Храните"ль библиотеки открывает Золотую кни­
гу "Общества любителей чтения» с фотографиями его наиболее знаме­
нитых постоянных членов. Среди них -
портрет В. И. Ленина. Эта часть Старого города пред­
ставляет собой ансамбль средневе­
ковых домов, видевших Кальвина и Руссо, французских гугенотов, на­
шедших убежище в Женеве, нашего российского историка и писателя Карамзина, жившего, кстати, совсем рядом с домом, где сейчас "Об­
щество любителей чтения». -
Ленин работал и в универ­
ситетской библиотеке,- говорит Даффлон.-
А по пути я вам покажу исторически знаменитые места на­
шего города ... По длинной улице выходим из Старого города и оказываемся на большой площади перед Оперным театром. Здесь в 20-30-е годы про­
ходили манифестации женевских рабочих, служащих, студенчества против наступления реакции и в под­
держку Советской России. В после­
военные годы -
митинги и демон­
страции против агрессии во Вьетна­
ме, за мир и безопасность, за разо­
ружение. Особенно впечатляющим было массовое факельное шествие женщин со всех концов страны в 1983 году, протестовавших против размещения американских ракет на Европейском континенте. На стыке улиц Кандоль и Консей­
Женераль находится кафе "Лан­
дольт» -
одно из самых известных в городе. Здесь на заре ХХ века про­
ходили встречи и совещания женев­
ской группы большевиков, в кото­
рых принимал участие Владимир Ильич. В кафе Ленин встречался с посланцами из России, давал напут­
ствия тем, кто снова нелегально возвращался на родину, чтобы про­
должить борьбу... В "Ландольте» за простыми столами с исцарапан­
ными или изрезанными инициалами посетителей досками (одну из них и сейчас хранит и показывает гостям хозяин ресторана) сиживали Плеха­
нов и Бауман, Воровский и Бонч­
Бруевич, Луначарский и Литвинов. В наши дни небольшая площадь перед зданием университета с боль­
шим гербом Женевы на фронтоне заставлена автомобилями, мопеда­
ми, массой велосипедов. Директор университетской биб­
лиотеки предлагает мэру и нам пройти в "Зал Ами Люллена»­
своеобразную сокровищницу этого огромного книгохранилища. На сте­
нах -
портреты великих писателей, философов и военных деятелей, посредине зала и вдоль стен­
застекленные столы-витрины с ма­
нускриптами и первыми печатными книгами, а также историческими документами. Подходим к стенду с надписью: "Ленин в Женеве». Здесь портрет Владимира Ильича периода швейцарской эмиграции, снимки до­
мов, где он жил в Женеве, фотогра­
фия читального зала университета в начале века. Посередине -
фото­
копия 142-й страницы из регистра­
ционной книги читателей библиоте­
ки. Запись: "Ульянов Владимир, Рос­
сия, журналист» и далее -
женев­
ский адрес и подпись Владимира Ильича ... Рядом у стены стоит стул с гнутой спинкой и табличкой: "Стул из того читального зала, который знал Ленин». -
А У вас в Москве,- говорит Даффлон,- в музее Ленина стоит кресло из библиотеки «Общества любителей чтения», где мы только что были. Это -
подарок нашего города ... Ну а вам я советую съез­
дить в Цюрих и обязательно побы-
вать на Гельвециа-плац. Мы расстаемся с Роже Даффло­
ном -
у мэра Женевы свободного времени немного. Но почему он упомянул именно о Цюрихе~ В этом городе мы были однажды, правда, лет двадцать назад. Тогда и позна­
комились с Титусом Каммерером, отцу которого, сапожнику, принад­
лежала квартира на Шпигельгассе. Ему в ту пору уже исполнилось 78 лет, но он хорошо помнил Вла­
димира Ильича. "Ульяновы,- рас­
сказывал ОН,- жили очень скромно. В их комнате стояла простая мебель, и вещей было мало, а освещение -
керосиновая лампа. И одевались до­
вольно скромно ... Мой отец часто вспоминал Владимира Ильича после его отъезда. Кстати, на нашей улице никто не знал, кем в действительно­
сти был Ульянов. И какой же под­
нялся переполох, когда в газетах написали, что вождь русской рево­
люции -
ЭТО тот самый Ульянов, ко­
торый жил в доме N!1 14, словом, жил среди нас». И вот мы снова едем по дорогам Северной Швейцарии. Этот район по площади занимает примерно пятую часть территории страны, но здесь проживает около половины всего населения. И Цюрих -
круп­
нейший город Северной Швейца­
рии. Он возник когда-то из поселе-
ний, находившихся на том месте, где из Цюрихского озера вытекает река Лиммат. Поднимаясь от реки в гору, попадаешь в лабиринт узких сред­
невековых улочек, переулков, ту­
пичков, аркад, крохотных площадей с фонтанчиками. Синий трамвай долго вез нас по цюрихским улицам, словно стре­
мясь показать, что, кроме описан­
ных во всех путеводителях знаме­
нитых соборов, дворцов, музеев, кроме фешенебельной Банхоф­
штрассе и дышащих седой стариной набережных Лиммата, кроме всего того, что надо посмотреть туристу, если уж ОН попал в Цюрих, есть и другой город. Из трамвайных окон мы видим необольшие магазины, какие-то мелкие конторы, серые фасады, пахнущие сыростью подъ­
езды и выщербленные лестницы. ... Гельвециа-плац, большая пло­
щадь в виде трапеции, находится в районе Аусерзиль, близ военных казарм и цеЙхгаузов. На ней нет ни сквера, ни газонов с клумбами, ни фонтанов. Камень да несколько деревьев перед массив­
ным четырехэтажным Народным домом с большими окнами и круты­
ми скатами крыш, построенным, су­
дя по архитектуре, лет 80-100 на­
зад. В этом рабочем клубе собира­
лись в начале века швейцарские социал-демократы, революционе­
ры-иностранцы. Здесь бывал и В. И. Ленин, а 22 января 1917 года выступил с докладом о значении русской революции 1905 года. В честь столетия со дня рождения ос­
нователя Советского государства в апреле 1970 года в Голубом зале (где он тогда выступал) была откры­
та мемориальная доска с барель­
ефом Владимира Ильича. Эта площадь видела большие ми­
тинги цюрихских рабочих и в дни первомайских праздников, и в бур­
ные 1917-1918 годы, когда проле­
тариат Швейцарии решительно вы­
ступал против ущемления демокра­
тических свобод. Здесь состоялись демонстрации, участники которых приветствовали Октябрьскую рево­
люцию в России, а в ноябре 1918 го­
да отмечали первую годовщину соз­
дания Страны Советов. Здесь звуча­
ли выстрелы, слышались стоны ра­
неных ... В ноябрьские дни 1918 года рабочие Цюриха стояли в авангарде прокатившейся по всей стране Все­
общей политической стачки, в кото­
рой участвовало почти 400 тысяч трудящихся. И это был тоже отзвук свершившейся Октябрьской рево­
люции. Да, нужно, обязательно нужно было приехать на Гельвециа-плац! Именно здесь нам вспомнились слова хранителя Музея истории и искусств в Женеве Мориса Пианзо­
ла, автора книги о жизни В. И. Лени­
на в альпийской республике: -
Мы гордимся, что у нас жил такой великий человек! Ж е н е в а -
Ц ю р и х­
Москва АЛЕКСЕй ТАРУНОВ Фото автора IцaeT) " ВЛАДИМИРА ЩЕРI»АНОВА СОЛДАТСКИЙ МЕДАЛЬОН Д о сезона отпусков было еще далековато, и, на­
верное, поэтому пусто­
вала часть мест в аэро-
бусе, вылетавшем в Симфе­
рополь. Меня пригласили на организационное совещание, которое проводил Крымский обком комсомола перед нача­
лом полевых работ в Аджи­
мушкае. Самолет вошел в облач­
ность, потекли однообразные минуты недолгого перелета. В'спомнилась командировка в Аджимушкай 1985 года, вздыбленный пустырь, ветер с моря, терпкий запах полы­
ни, зеленые кусты шиповни­
ка с похо~ми на капельки крови ягодами на дне рваных провалов и воронок. Более сорока лет держит в тайне ад-
в марте 1986 гада после обсуждения результатов экспедиции «Аджи­
,~ушкай» в Центральном штабе Всесоюзнога похода комсомольцев и молоде­
)/:и по местам революционной, боевой и трудовой славы Коммунистической партии и советского народа начался новый э тап поиска военных реликвий и документов, вот уже почти двадцать лет ведущийся в подземельях Аджимуш­
кая по инициативе наш его журнала молодежными отрядами из разных горо­
дов страны. В прошлом гаду наш корреспондент несколько раз noбывал в Керчи. жимушкайская земля подробности событий, происходивших здесь в мае -о ктябре 1942 года. Десятки экспедиций прошли под сводами ка­
меноломен, исследованы километры подземных коридоров, просеяны тонны щебня и тырсы. Находки про­
яснили многие неизвестные до тех пор страницы героической обороны, но не все. Не установлены еще име­
на сотен защитников подземной. кре-
пости ... В последнее время поисковики не испытывали удовлетворения от ре­
зультатов своей работы. Руководи­
тель одесского отряда Константин Пронин, показывая мне карту каме­
ноломен, которую он тогда состав­
лял, убежденно говорил: -
Надо вскрывать завалы, под ни­
ми лежат останки солдат, военные реликвии, документы. Возможно, был накрыт взрывом и архив подземного гарнизона, который тщетно пытают­
ся отыскать и сегодня. Об этом же г о ворил и Владимир Щербанов, руководитель отряда из Ростова-на-Дону, на заседании шта­
ба Всесоюзного похода в Москве. Выслушав его, председатель штаба маршал авиации Сергей Игнатьевич Руденко заметил: -
Хорошее дело задумали ребята. Экспедицию надо поддержать техни­
кой, инструментом, подключить воен-
ных специалистов. Поисковики уже доказали, что работа их не испугает. В обкоме комсомола, куда я при­
ехал прямо из аэропорта, долго за­
сиживаться не стали. -
В экспедицию просятся мно-
в прошлом году ОСНОВ"ые работы экспе­
Д1ЩИН развернулнсь у главного входа в Центральные каменоломнн. гие,- сообщил первый секретарь об­
кома ЛКСМУ Александр Божко.­
Поисковый отряд будет создан в Симферопольском университете. Но начнут раскопки те, кто уже имеет опыт работ в Аджимушкае,- отряды из Одессы и Ростова. Их в Керчи уже ждут ... Туман клубился в долинах, холод­
ные голые горы чернели на горизонте. Примерно в то же время года, в со­
рок втором, фашисты сосредоточи­
вали здесь силы, чтобы ударить по скопившимся на Керченском полу­
острове частям Красной Армии. На­
поминая о былом, в каждом поселке сквозь прутья придорожного кустар­
ника виднелись свежевыбеленные воинские обелиски... За Феодосией по сторонам шоссе раскрылась широ-
кая, покрыта я жухлой прошлогод-
22 ней травой керченская степь. = 23 Едва мы переступили порог Кер­
ченского горкома комсомола, первый секретарь Валерий Пальчук потянул­
ся за курткой. -
Едем в АджимушкаЙ. Специа­
листы из горного надзора уже там, осматривают места будущих раско­
пок. Из центра Керчи до Аджимушкая ехать минут двадцать. Пронеслись по эстакаде над железнодорожными путями, миновали склады бочарного и стеклотарного заводов, потом за­
мелькали беленькие особнячки из ракушечника. За керченской окраи­
ной тянулось поле, на горизонте вид­
нелись Царский курган и труба заво­
да ВоЙкова. Автобус проехал по ухо­
женной улице Аджимушкая и оста­
новился возле музея. Важный вопрос, от которого, быть может, зависела судьба новой экспе­
диции, был решен скоро и буднично. Опытный горный инженер Георгий Яковлевич Щербатюк, специально командированный из Кривого Рога, уже успел обойти с картой камено­
ломни, сделать необходимые изме­
рения. -
Считаю, что разработку завалов можно будет начать уже в этом го­
ду,- сказал он.- Наш ВНИИ безо­
пасности труда в горнорудной про­
мышленности даст необходимые ре­
комендации, специалисты подскажут правильные методы работы, помогут выбрать виды крепей, инструмент. А как уж пойдет работа, зависит от исполнителей. Мы прошлись по краю камен('ло­
мен. Остановились у завала главного входа, который был помечен на карте красным кружком. Ветер пронизы­
вал насквозь, но холода я не ощущал: думал о предстоящих горячих день­
ках экспедиции ... В июне в Керчь приехал Констан­
тин Пронин. На этот раз не с двумя­
тремя помощниками, как раньше, а во главе довольно большого отряда. Теперь одесситы могли вести работы в разных направлениях. Одна группа завершала топосъемку Центральных и Малых каменоломен, другая долж­
на была тщательно обследовать «пер­
спективные» осыпи внутри подземе­
лий, уточняя точки приложения глав­
ных сил. Основные раскопки, по сути дела археологические, намечалось провести в августе силами ростовско­
го отряда, куда должны были войти и молодые горняки. Пронина я застал в музейном до­
мике. Надев каски и прихватив фона­
ри с подзаряженными аккумулятора­
ми, мы опустились В холодные ката­
комбы. Луч фонаря, рассекая тьму, указывал направление движения. Шагать по усыпанному острыми кус­
ками ракушечника полу было труд­
но. Через нескол/>ко поворотов я уже не представлял, где нахожусь. Но Константин чувствовал себя уверен­
но. -
Мы проходим вдоль обвала­
рассечки, которым, если помнишь по карте, немцы хотели расчленить ка­
меноломни и так сломить сопротив­
ление оборонявшихся,- пояснял он на ходу. Свет фонаря выхватывал из тьмы серые конусообразные осыпи, кото­
рыми были забиты проемы длинного кривого коридора. Через несколько метров потолок будто надвинулся на нас -
каски то и дело задевали об острые выступы. В небольшом зале, куда мы вышли, я не сразу разглядел темные фигуры людей, работавших у завала. -
Аккумуляторы подсели, лампы почти не светят,-
пожаловался Про­
нину Владимир Васильев.- Но мы доследуем этот зал и тогда выйдем на обед. -
Нашли что-то? Владимир оперся на лопату. Не­
большого роста, щуплый и резкий в движениях, он походил на подрост­
ка. Под стать ему был и Виктор Ми­
хайлович Соколов, между прочим, капитан милиции, который, как я уз­
нал потом, приехал сюда в свои от­
пускные дни. -
Наткнулись на захоронение,­
отозвался Владимир. Соколов вытянул руку и медленно разжал кулак. На ладони лежал чер­
ный эбонитовый пенальчик величи­
ной'с два наперстка. В такие прятали бумажку с фамилией и адресом, что­
бы можно было установить личность погибшего. «Смертнию> осторожно открыли: увы, он был пуст. Останки солдата-аджимушкайца остались бе­
зымянными ... Тихо двинулись к выходу. К нам присоединились поисковики Татьяна Дробышева и Сергей Ашкалуненко. Около выхода на поверхность Сергей отодвинул камень, показывая тайник, на который случайно натолкнулись утром. Матово блеснули темные до­
нышки бутылок с зажигательной смесью. Представляю, что могло слу­
читься, если бы их нашли отчаянные керченские мальчишки ... В провале, на окаменевшей осыпи, встретились с топографами. Укрыв­
шись под каменным навесом от на­
крапывающего дождя, ребята пили чай из алюминиевых солдатских кру­
жек. -
Усаживайтесь и ВЫ,- говорит, ставя на камень горячую кружку, Ира Лебедева, дежурная по лагерю. Кроме Игоря Грека, в топогруппе я никого не знал. Новички? Завожу разговор с соседом по каменному столу, высоким светловолосым пар­
нем. Александр Гайвоненко, член одесского клуба спелеологов, при­
знается, что сюда привело его спор­
тивное любопытство, но увлеченность ветеранов экспедиции поиском воен­
ных реликвий передалась и ему. По­
хоже, с Сашей был согласен и его товарищ по клубу Вадим Зерницкий: сегодня он полдня снимал на фото­
пленку надписи военной поры, отыс­
кивая их в самых труднодоступных уголках каменоломен. Смотрю в провал: небо заволокло тучами, похоже, дождь разошелся не на шутку. -
Идем дальше,- торопит Про­
нин. Уходить ОТ кухни, честно говоря, не хотелось. Но Пронину надо обойти все рабочие точки. Только через час­
другой мы добрались до «базы», уст­
роенной тут же, в катакомбах. Бро­
сились в глаза разложенные на ка­
менных топчанах спальники и целая батарея гильз-светильников на ка­
менном столе. В глубокой нише гор­
ками лежали патроны, рубашки гра­
нат, ржавый наган, пухлые папки со спекшимися коржами солдатских треугольников, обрывками продо­
вольственных накладных, медицин­
ских карточек, клочками газет. Поду­
малось: сколь не исхожены аджи­
мушкайские каменоломни, но еще многое скрыто в камнях и пыли ... Когда мы вышли на поверхность, дождь уже стих. Ветер разметал ту­
чи, и мокрая трава засверкала на солнце, по которому мы успели со­
скучиться. Духота, казалось, сковала, размо­
рила приморский город. Асфальт пла­
вился под палящим августовским солнцем. Окна в кабинете Валерия Пальчука были растворены настежь, но хозяина на месте не оказалось. У края стола в неудобной позе сидел смуглолицый парень и накручивал диск телефона. Я узнал комиссара ростовского студенческого отряда Алика Абдулга­
мидова. Успев лишь кивнуть, он при­
НЯЛСЯ выяснять у кого-то на Камыш­
бурунском обогатительном комбина­
те, когда ушла от них машина с кре­
пежным лесом и домкратами. Поло­
жив трубку, сказал: -
Валерий на заводе строймате­
риалов, договаривается об аренде трактора, а Игорь Ищенко, инструк­
тор обкома, уехал на судоремонтный завод, там обещали экскаватор ... Зазвонил междугородный. -
Привет, хлопцы,- зарокотал в трубке голос Олега Бандуренко из Крымского обкома комсомола.­
Экспедиции придан отряд саперов под командованием старшего прапор­
щика. Встречайте военную автома­
шину! Закрученные организационными делами, комсомольские работники попали в Аджимушкай только утром следующего дня. Алик уже ждал у входа в музей. Вчера, почти затемно, он успел при везти в лагерь несколько бидонов питьевой воды, с ней в Ад­
жимушкае всегда трудно. Ни одно керченское предприятие не отказало экспедиции в помощи. На небе по-прежнему ни облачка. То спускаясь, то поднимаясь по буг­
рам, сухая тропинка ведет через пус­
тырь. Трава уже успела пожухнуть, лишь кое-где торчали зеленые кусти­
ки колючек. То там, то здесь видне­
лись горелые проплешины. Сухая трава, объяснил комиссар, занялась, когда устанавливали палатки. Сбива­
ли пламя брезентом, засыпали зем­
лей и в конце концов справились. С бугра мы увидели ровный ряд армейских палаток, разбитых в неглу­
бокой лощине. Палатки выделило для экспедиции Багеровское летное училище. Легкий ветерок трепал красный флажок на длинном шесте и бело-голубой вымпел «Вокруг све­
та». Владимир Щербанов отвел нас к «соленому» колодцу, где стояли в боевой готовности старенький буль­
дозер и экскаватор. Поисковики и просто любопытные расположились на высотках по верхнему срезу каме­
ноломен. Горный мастер Александр Горшков в последний раз осматрива­
ет завал. Момент ответственный, ведь основная задача нынешней экс­
педиции расчистить Главный вход, обрушенный взрывом в начале мая 1942 года. По воспоминаниям оставшихся в живых аджимушкай­
цев, недалеко от входа стоял дизель­
ный двигатель, дававший свет под землю. Попала под обвал и пушка­
сорокапятка с боевым расчетом. Горшков отходит, Владимир Щер­
банов с бугра делает знаки бульдозе­
ристу. Керчанин Николай Егорович Данилов вопросительно смотрит на саперов, которые успели уже проче­
сать осыпь. -
В земле много металла, рабо­
тайте не спеша,- предупреждает старший прапорщик Евгений Сивак. Данилов вытирает вспотевшие ру­
ки о спецовку и проворно лезет в ка­
бину, берется за рычаги. Дизель ре­
вет: край ножа цепляет израненную землю. Падают кусты, поднимается густое облако желтой пыли. Бульдо­
зер оттаскивает породу в сторону и снова идет на приступ. Прикидываем с Горшковым при­
мерный объем земляных работ: если все пойдет нормально, к концу экс­
педиции вход будет пробит. Однажды к Владимиру Щербано­
ву, командовавшему техникой, подо­
шел его старший брат Дмитрий, зве­
но которого работало с другой сторо­
ны большого завала. -
Снаряды ... -
произнес он одно слово. А случилось вот что. Работавший в пятерке Дмитрия житель поселка Аджимушкай Валерий Лесков, не­
много углубившись под осыпь, уви­
дел комплект неразорвавшихся бое­
припасов. Поисковики знали, что именно в этом подземном зале в мар­
те-апреле 1942 года базировался склад боепитания Крымского фронта. Случившийся примерно тогда же по­
жар уничтожил сотни ящиков с пат­
ронами, разметал полуметровым сло­
ем тысячи гильз и осколков. Когда точно и по какой причине произошел взрыв, так и осталось неизвестно. Трудно поверить, но под слоем зем­
ли, перемешанной с металлом, уцеле­
ли нетронутые 45-миллиметровые снаряды. Валерию «везет» на такие находки не случайно: еще мальчишкой, не ду ­
мая об опасности, он облазил эти ка­
меноломни. Не один документ ра­
зыскал в камнях и передал в Керчен­
ский музей. С возрастом стал, конеч­
но, осмотрительнее, в каменоломни теперь спускается только с экспеди ­
циями. Саперы подошли к яме у завала. Для начала насчитали 53 отливаю­
щих никелем «карандаша». Саперы к таким !lаходкам внешне относятся спокойно, считают, что главное­
действовать умело и осторожно. Ак­
куратно берут снаряды в руки, выно­
сят на свет и укладывают в кузов мащины. я обратил внимание, как дельно помогает солдатам сухощавый пожи­
лой человек в синей спецовке. Захо­
телось узнать, кто он, как оказался среди поисковиков -
студентов и мо­
лодых рабочих, что привлекло его сюда. -
Татарников Николай Федоро­
вич,- представился он.-
Из Омска. В экспедицию пригласил Щербанов. Почему меня? Да потому что я был здесь в мае сорок второго. Тогда мне не исполнилось и двадцати ... -
Как вам удалось спастись? -
В начале обороны наша развед-
группа, выйдя на поверхность для связи с партизанами, была схвачена фашистами. Потом были перевалоч­
ные лагеря для пленных, Бухенвальд. Уцелел чудом -
бежал с каторжных работ, вышел к своим. Татарников помолчал и добавил: -
Через столько лет приехал сю­
да обожгла память. Пока есть силы, ре:Пил помогать. ребятам. Разг овор прервался с появлением двух женщин -
пожилой и молодой с ребенком. -
Сейчас же иди домой, Валера!-
строго скомандовала мать Лес ко­
ва.- Картошку копать надо, жена тебя обыскалась, а ты вот где, в вой­
ну играешь! Смущенный Лесков распрямил бо­
гатырский загорелый. торс, с досадой воткнул лопату в осыпь: -
Тише! От крика вашего снаря­
ды вот-вот разорвутся! Вон сколько их накопал. Женщин сдуло как ветром. Сапе-
ры, укладывавшие снаряды в машину, засмеялись вместе с Лесковым. На­
пряжение схлынуло. Машина с над­
писью « Разминирование» отправи­
лась в поле ... По д первым слоем снарядов от­
крылся второй... Тракторист надол­
го заглушил двигатель. Две недели солдаты не отходили от завала. Все­
го они извлекли более трехсот взры­
воопасных предметов -
45-милли­
метровых снарядов, мин, гранат. Однажды в руках Щербанова я увидел немецкую газодымную шашку, которая была в довольно хорошем состоя нии. Позже мы передали на­
ходку военным химикам. Эксперти­
за устщювила: при сгорании этой шашки возможно получение фосге­
на -
сильного отравляющего ве­
щества, которое фашисты, как мы те перь знаем, при меняли против за­
щитников Аджимушкая. К концу августа отвал возле глав­
ного входа в Центральные камено­
ломни напоминал террикон. В осыпь продолжал вгрызаться ковш экскава-
24 тора. При малейшем подозрении на опасность машинист Спиридон Кузь­
менко останавливал механизмы. К раскопу медленно приближались са­
перы, буравя потревоженную землю щупами, выслушивая миноискателя­
ми. В наушниках не смолкал кома­
риный писк, но то не был взрыво­
опасный металл. ... Перед завалом сосредоточенно орудуют лопатами студенты Ростов-
Сколь ни нехожены каменоломни, ю:tЖ· ДЫЙ день работы экспедиции приносит находки. Иногда такие.,. 25 ского университета в стройотрядов­
ских куртках. Подходим. Дмитрий Галактионов и Сергей Показанник поднимают потные, покрытые пылью лица. -
Вот кирпичная кладка пошла и противни. Как будто печь?. Щербанов придирчиво ощупывает контуры откопанного сооружения. -
Очевидцы вспоминали, что у r лавного входа располагалась ста ­
ционарная кухня резерва Крымского фронта,- подумав, говорит он.­
Значит, по правильному пути идем ... И снова натужно ревет бульдозер, оттаскивая обрушенную породу. Земля перемешана с осколками, ржа­
выми остатками карабинов, винто­
вок, наганов, кусками противогазов и амуниции. Реликвии очищают и от­
носят в палатку. Рассматривать не­
когда, изучать находки будут в музе е. И вдруг, разгребая тырсу, Игорь Бессарабов наталкивается на челове­
ческие останки. Осторожно освобож­
дает их от грунта. С волнением сле­
дим за его движениями. По сохранив­
шимся обрывкам обмундирования, личным предметам, обнаруженным рядом, можно предположить, что здесь погибли два бойца и командир. Оставляя на пальцах след земли, на ладонь Игоря лег эбонитовый солдат­
ский медальон. Голос чуть дрогнул: -
«Смертнию) ... В этот день нашли еще два подоб­
ных медальона. Трудно сказать, при­
надлежали о н и погибшим или же их ­
обронили в бою другие. Но заполнены ли их вкладыши? Удастся ли прочесть новые имена защитников Аджимуш­
кая? Открываем медальоны под зем­
лей -
в естественных условиях, не вынося на тепло и свет, больше ве­
роятности прочитать текст. Разби­
раем по слогам: «Давыденко Петр Георгие­
вич год рождения 1922, воинское звание ЛЕЙТЕНАНТ, адрес жительства: РСФСР Алтайский край flЧиnуновский р-он с. Михайловка». Слово « лейтенант » бьшо написано сверху стертой строки. Видимо, крас-
ноармейцу Давыденко офицерское звание присвоили уже в ходе боевых действий или после окончания ко­
мандирских курсов. А вот и другая ленточка вклады­
ша -
тонкая бумага, посеревшая от влаги. Прочесть можно: «Петра (я) ков Иван Семенович год рождения 1918, воинское звание ВОЕННЫЙ ТЕХНИК 2 ранга, адрес жительства: РСФСР Орловская обл. Жуковский р-он деревня Лелятино Ад рее семьи: Лебковская В. Ф. Грузинская ССР г. Тбилиси ул. Ленина Ng 3, I1 подъезд, 3 этаж». Еще один вкладыш удалось прочи­
тать неделю спустя в Симферополе с помощью криминалистов Крымского управления внутренних дел. Записка была заполнена не до конца: «Мейлахе Б. э. 192 / / год рождения адрес жительства: Омская обл. г. Тюмень ул. Володарского Ng 2 / / ». Еще три судьбы ... Живы ли родст­
венники этих защитников Аджимуш­
кая? Может, откликнутся? ... Свернуты палатки, вернулась к месту при писки техника, сданы в му­
зей по описи найденные реликвии и документы. Останки погибших захо­
ронены на Керченском воинском кладбище. Находок на этот раз было столько, сколько принесли вместе взятые экспедиции последних лет. Но мно­
гие из них в плохом состоянии. Ка­
рандашные надписи на документах читаются плохо, слипшиеся в комья солдатские письма иногда не в силах разобрать даже опытные специали­
сты в реставрационных лаборатори­
ях. Изучение материалов экспедиции продолжается. А сейчас уже ведется подготовка к летней экспедиции «Аджимуш­
каЙ-87 ». Организаторами ее вновь выступают комсомольцы и молодежь Крыма, Ростова-на-Дону, Одессы. От этого лета исследоваТС:l •. ждут многого: ведь расчищен пока один, не самый большой завал, а, по под­
счетам топографов, их насчитывает­
ся, напомним, более шестидесяти. Под любым из них, возможно, по­
коится И архив подземного гарни­
зона. Симферополь- Керчь­
Москва П
ультын отрицательно покачал головой: -
Уйнэ,-
сказал он.-
Нет. Не улетают. И зи­
мой тут. Как песец. Как Вэтлы -
ворон. А когда совсем холодно и темно -
спят. Как КэЙнын. Только в длинных норках. -
Как медведь? Спят?! -
И-и ... Да. Мы уставились на Пульты на в изумлении: птицы спят всю арктическую зиму в норках?! А старый пастух достал из-за выреза кухлянки сигаре­
ты, сунул одну в мундштук, сооруженный из винтовочной гильзы и корешка курильского чая, осторожно прикурил от керосиновой лампы и сказал: -
Я был нэнэнэкэй, ребенок. Залезал на обрыв и вы­
таскивал их из норок. Там много, оммаЙ ... куча. Все спят. Возьмешь в руку, чувствуешь -
один бок холодный, как лед. Другой бок теплый. Послушаешь ухом, сердце чук ... чук ... совсе-е-ем редко. Замерзли и спят. А когда станет тепло -
растают и полетят ... Пульты н помолчал, потрогал ложкой накрошенные в чай галеты и продолжил: -
Я их доставал и кушал -
сильно был голодный: тогда война на земле жила. -
Где ты видел этих птиц? -
спросил я. -
Там,- Пульты н посмотрел в окно и махнул рукой в сторону гряды, блестевшей литым снежным панцирем.­
Далеко-о-о ... Где живет охотник Вельвын. Я мысленно представил себе карту. Да, неблизко. Ки­
лометров полтораста напрямую. А тут горы. Считай, триста с гаком ... Говорят, что Север -
край нераскрытых тайн. И это действительно так. Вот потому рассказ старого охотника Пульты на мы восприняли всерьез, но не настолько, чтобы очертя голову бежать в сопки и искать сказочных птиц. Прошло около года. Я расспрашивал охотников, оле­
неводов о чудесных птицах, которые зимуют за Полярным кругом в норках. -
Да, есть такие,-
утверждали жители тундры.- Зи­
мой не улетают. Ложатся спать, только не осенью, а когда наступает полярная ночь. Просыпаются тоже не весной, а с появлением солнца и еще когда дуют теплые южные вет­
ры -
южаки. Стоит подуть такому ветру, а цепям гор оплавиться в первых золотых лучах -
они тут как тут. -
Какие солнечные птицы! -
прошептал СЫН.-
Пап­
ка, надо их найти! .. И наконец мы услышали последний рассказ, который заставил нас действовать. -
Я знаю другое место, близко,-
сказал как-то пас­
тух ИнаЙме. (В дальнейшем рассказе пастуха я намерен­
но изменил географические названия, ибо все знают, как, к сожалению, обращаются некоторые «путешествующие» С уникальными уголками природы.) Отсюда всего три дня идти надо. Это мимо наших яранг по Реке до сопки Эльгыквынайкай, Белокаменной. День прошел, видишь -
сопка Желтая; за ней сопка Левтыпильгын -
Голова барана с шеей; дальше бугор с большим камнем на вер­
хушке -
Вувэвыйгын, Каменный. Все три, как валуны, от гор к речке выкатились. В их обрывах много дырок. Там и ищи Кайпчекальгын, крохотных птах ... -
Тащи бумагу,- сказал я сыну, когда Инайме уехал.- Будем составлять список снаряжения ... НИКОЛАй &АЛАЕВ СОАНIEЧIНIIbllIE nТИUIbn Повесть С СС ,.'С' С У
/С' Рисунки П. ПАВЛИНОВА 26 27 Прежде всего -
продукты. Сварили два куска моржо­
вого ласта, разрезали на порции -
и на мороз. Два плот­
ных мешочка для проб, которые нам подарили летом бро­
дячие люди -
геологи, решили заполнить пельменями. Галеты, сахар, сгущенное молоко, соль. Конечно, по горсти конфет. Все? -
задумалась жена. -
А собачкам? -
напомнил сын. -
Им надо сварить месиво, разделить на порции и заморозить. -
Из налимов? -
предположил сын. Налимов по первому льду мы заготовили на зиму пол­
ный мешок. Клюет он осенью превосходно. -
Сварим моржовое мясо с горохом, а налимов нару­
бим свежими, для витаминов. Чтобы не было цинги. -
А что такое цинга? -
Смотри-ка, как времена изменились, -
искренне удивился я.-
··Житель Севера даже не знает, что такое цинга! Была, братец, не так и давно, на Севере очень страшная болезнь. Много путешественников погибло от нее, и никто не знал, что спасение всегда под рукой -
в строганине. Мясной и рыбной. Теперь цинга называется по-научному -
авитаминоз и случается, когда не хватает витамина С. Но сейчас такого почти не бывает. Особенно с тем, КТО любит нерпичий жир. -
Я его люблю,-
воскликнул сын.-
Только он С язы­
ка выливается ... Перед нашим выходом сопка Скрипучка подарила ти­
шину и вселенский покой. Под густым синим небом, усы­
панным красными, желтыми и белыми звездами, свети­
лись розовые зубья отдаленных гор. Над головой Скрипуч­
КИ короной сиял ковш Большой Медведицы, и мерцала на звездных подвесках Полярная звезда. К югу небо светлело, размывалось и стекало в полыхавший на гори­
зонте малиновый рассветный пожар желтыми потоками. Градусник показывал минус пятнадцать. Скрипучка лу­
чилась белыми боками, точно накинула горностаевую мантию. -
Сударыня-матушка, спасибо за хорошую погоду,­
поклонился я. -
Надо сделать жертву-подношение,- сын собрал в горсть мороженые крошки мяса у деревянной колоды и посыпал в сторону сопки. -
Пусть каждое утро нашей дороги будет таким!­
поставила точку жена. Сын солидно поправил висевший на поясе поверх кух­
лянки ОХОТНИЧИЙ нож, подаренный ему пастухами, и по­
весил через голову одноствольную тульскую курковку. Я не стал возражать -
пусть несет оружие, оно не так тя­
жело, а если устанет, место на нартах для отдыха есть. Там груза всего килограммов двадцать, для трех упряж­
ных собак -
чепуха. Почти всю еду несли мы с женой. У сына тоже был рюкзачок, в который поместили примус. Получилось все, как у взрослых: нож, оружие, рюкзак. Последняя проверка! -
объявил я.-
Оружие? Взяли! -
хором ответили жена и сын. Карта? Взяли! Еда? Взяли! Спички? Везде! .. В нашем оленеводческом совхозе ходило много страш­
ных рассказов и легенд о людях, лишившихся В дороге огня. Мы помнили их и разложили сухую растопку и спички почти в каждый карман рюкзаков и одежды, упа­
ковав вначале в полиэтиленовые мешочки. Нетерпеливо топтались и повизгивали упряжные соба­
ки. Их было три: трехлетний вожак упряжки Дуремар и полуторагодки Огурец и Шушка. Красавец серой масти Дуремар получил такую кличку в детстве за то, что был тощ, нескладен и казался туповатым. Потом выровнялся в прекрасного, сильного и умного пса, а кличка осталась. Огурец был действительно похож на огурец. Тело, как с детского рисунка -
продолговатый овал. А к нему при­
леплены тонкие.ДЛинные ноги и голова на тонкой длинной шее. И все эти «прилепихю>, как говорил сын, вихлялись вокруг огуречного тела, словно на круглых шарнирах, в разные стороны, причем совершенно немыслимые с точки зрения биологии. Однако в упряжке собака преобража­
лась, становилась красивой и работала за двоих, утвер­
ждая поговорку «труд красит». А работал Огурец за дво­
их, потому что был рыцарем. Вид запряженной «дамы», бегущей справа, приводил его в возмущение, и он неистово рвался вперед, стараясь облегчить ей работу. А Шушка, «прекрасная дама» с карими очами, ярко-красной пастью и отливавшей шелком черной шерстью, бежала себе поти­
хоньку, умненько соображая, что все время пользоваться услугами кавалера нельзя, надо ему давать хоть изредка отдых. И на подъемах тоже включалась в работу, натяги­
вая постромок с такой же силой, что и сородичи. Зато на ровном месте постромок частенько висел дугой. Но мы не ругали Шушку. Она была ласкова и услужлива, посему ей многое прощалось. Кличку Шушка получила за то, что любила секретничать с женой. Уставит ей нос в ухо и пыхтит, шепчет что-то, блаженно повизгивая от такого близкого общения с хозяйкой. Со мной и сыном она свои­
ми секретами не делилась. Пуфик был длинноног, курчав и умен. Даже мало ска­
зать умен. Это был мудрейший из породы болонок пес, занесенный предначертаниями судьбы из Парижа на Чу­
котку. Да-да, из того самого Парижа, что лежит на дру­
гом конце континента, прямо с Монмартра. История Пу­
фика поучительна, интересна и достойна отдельного опи­
сания в другом повествовании. А тут достаточно сказать, что, кроме имени, у него была заслуженная кличка­
Мудрый Келет, то есть Мудрый Добрый Дух. Пуфик руководил нашей упряжкой и занимал долж­
ность старшего «конюшего». Он был взрослее Дуремара, а у собак подчинение по возрасту -
главное в табели о рангах. Поэтому и Дуремар, и Огурец, хотя имели клыки раза в три покрупнее И были в пять раз массивнее, бес­
прекословно опрокидывались на спину и из такого поло­
жения, виновато поскуливая, пытались облизать морду властелина, когда он решал, что соплеменники в чем-то провинились. Исключение составляла Шушка, но ведь она была «дама», а прекрасная половина звериного мира так же не подчиняется возрастным категориям, как и у людей. Да Пуфик ни разу и не повысил на нее голос: утон­
ченный интеллигент, он был безнадежно влюблен в креп­
кую -
кровь с молоком -
сельскую работницу ... Итак, Пуфик руководил упряжкой. Каждую нашу команду он сопровождал лаем, забегая вперед и повора­
чивая голову к Дуремару. И давно уже сын, отдав очеред­
ной приказ вожаку, добавлял: -
Пуфик, переведи! Пуфик переводил точно, судя по поведению вожака. Правда, случалось, что Дуремар неправильно понимал его, но мы списывали такие случаи на издержки пере ВО­
да: Пуфик, видимо, не до конца избавился от французской лексики ... -
Вперед? Мы поднялись, надели лыжи. -
То-ок! -
крикнул сын.- Поше-ел! За трехкилометровой далью озера, подковой охватив­
шего Скрипучку, начинался пологий подъем километров в пять длиной. Только наверху мы догнали нарты. Сын шел без лыж: наст хорошо держал и его и упряжку. Постепенно склон выпрямился, закруглился, и далеко впереди и ниже открылась широкая долина Реки. Там лежало царство ольховника. Фиолетово-серые полосы кустов, постепенно понижаясь, уходили на северо-запад, куда текла Река, и поднимались к востоку, в горы, откуда она щJиходила. За долиной крутым иззубренным часто­
колом стоял могучий горный хребет, и прямо напротив нас в нем выделялась стройная сопка. Словно раздвинув плечами каменные стены, она подступала к самой Реке, и нижние террасы ее обрывались крутыми штрихованны­
ми осыпями. Сопка носила название Нирвыкин -
Ост­
рая. Вершина ее, отполированная ветрами, обычно т')же была темного цвета со стальным блеском, но в это время утра на высоте уже царило солнце, и острие горы свети­
лось темными рубиновыми гранями, а ниже, по склонам, полыхали в рассветном пламени снега. Собаки почуяли уклон и снова побежали, мы заторо-
пились следом. Наст под тонкой снежной при сыпкой был так крепок, что металлические штырьки лыжных па­
лок не пробивали его, а только чуть вонзались. На полпути к Реке за нашими спинами из горной сед­
ловины поднялось солнце. Сразу пропали вокруг цветные тона и оттенки, снег стал белым, складки гор -
синими. Пока мы опускались в долину, солнце быстро, словно от­
бывая порядком надоевшую за полгода бессонного све­
чения провинность, прокатилось над двумя-тремя дальни­
ми вершинами и упало за ними в блаженное тепло тропи­
ческих морей. Вспыхнула, но быстро погасла волна вечер­
них зоревых красок, небосвод засинел, и его проткнули первые укольчатые лучики звезд, а на востоке небольшим полукольцом зажглось зеленое сияние -
там восходила . луна. Перед полосами кустарника, прикрывавшими Реку, мы повернули вправо. Теперь до яранг оставалось километров десять. -
Не пора ли чего-нибудь перекусить? -
осведомил­
ся сын. -
При вал! -
сказал я. Очень неуютно останавливаться посреди голой снежной тундры. Поэтому сын подогнал упряжку к большому оль­
ховому кусту. Достали термос и приготовленные еще до­
ма для первой тундровой трапезы дорожные «чукотские слоенки»: галеты с маслом, прикрытые янтарными лом­
тями подвяленного малосольного гольца. -
А собачкам ... это самое? -
Собачки будут есть на месте, когда придем в брига-
ду. Помнишь, как говорил старый охотник: «Хороший хозяин кормит собак два раза в сутки, а настоящий­
один раз». -
Бедненькие собачки,- вздохнула жена.- Они же видят, как мы едим, и думают: ну и доста-ались нам хо­
зяева-жадины. -
Гуф! -
одобрительно брехнул Дуремар, глядя на меня. Огурец высунул мокрый язык почти до колен и мягко семенил лапами. Пуфик кивал головой. Шушка отвернулась и застенчиво разглядывала куст. -
А давай будем хороше-настоящими хозяина ми? -
подпрыгнул сын. Я махнул рукой: понимал, что спорить бесполезно. Сын раздал работникам транспорта галетки, жена ти­
хонько добавила по кусочку сахара. Поели, выпили весь термос. -
Желательно больше не останавливаться,- негром­
ко сказал я. -
А вдруг заблудимся? -
Где? Говорил же Инайме: вправо по Реке, вдоль кустарника, прямо в яранги упремся. Пошли, уже темнеет. Собак далеко не отпускать ... Луна расстелила по снегам мерцающие зеленые ковры, стало светло ... так и захотелось сказать -
как днем. Но свет этот обманчив. Кажется, при нем можно читать за­
просто, а попробуй открой книгу даже с крупным шриф­
том: строка сливается в черную линию. Однако кусты, собак, людей видно далеко: подсвечивает отраженное снегами холодное пламя. -
А там что, смотрите! -
остановился СЫН.- Во-о-он, за Рекой! По далекому склону одного ИЗ отрогов горы Нирвыкин медленно ползло желтоватое пятнышко. Со стороны бригады, из верховьев. Огонь мерцал, разгорался и совсем пропадал, а потом возникал вновь и все полз вперед, к низовьям Реки. -
Что это? -
таинственно спросил сын. -
Блуждающий огонь,-
прошептал Я.- Осколок се-
верного сияния ... Конечно, это был трактор, но ужасно не хотелось пор­
тить волшебное очарование наступающей северной ночи. Огонь плыл и плыл вперед. -
Дороги в тех местах нет,- забеспокоил ась жена.­
Странно ... Смотрите, он не один! В тот же миг глаза уколол тонкий белый лучик, за ним второй. Они появились словно ниоткуда и, как мотыльки, закружили вокруг расплывчатого пятна. -
Это Летучий Огонь и его Огнята! -
уверенно объяснил СЫН.- ИХ солнышко оставило смотреть зимой за порядком ... -
Там же медведь Моква спит! -
тревожно сказала жена. -
Он на той стороне СОПКИ,- возразил Я.- ДО него никакой Летучий Огонь не доберется, слишком крутые осыпи. Хотя пешком ... Наконец огни пропали за отрогом. Часа через два впереди вопросительно тявкнула собака. Дуремар тут же остановился и повернул голову левым ухом на звук. Вопросительный лай повторился, а через се­
кунду вспыхнул уже разноголосо и без сомнительных оттенков: бригадные собаки уверенно сообщали хозяевам, что идут гости. Наши в ответ возбужденно и радостно за­
скулили: предстоят новые знакомства, а также встречи с теми сородичами, что уже бывали у нас на перевалбазе. -
Держи! -
Я помог сыну управиться с упряжкой . Пуфик побежал вперед и исчез. Он выполнял обязанно­
сти парламентера. Мы пошли за ним на звуки собачьего хора. Минут через двадцать обрисовались зыбкие неяс­
ные тени, затем они приняли конические, с заметным овалом в боках, очертания, и мы различили три яранги. у крайней стоял человек, на него наскакивал Пуфик и весело крутил хвостом, погавкивая: -
Ах-ах, ах! Вот мы и пришли! -
Тпру-у-у, ребята! -
Сын воткнул у передка нарт палку. _ Еттык! -
раздался женский ГОЛОС.- Здравствуйте! _ Етти! -
ответили мы хором и узнали Олю Кеунеут, нашу частую гостью, добрую и милую женщину. В керке­
ре -
меховом комбинезоне,- с непокрытой головой, она взмахнула руками: -
Заходите, заходите, вы мои гости, теперь вы мои гости! Коля, привяжи собачек вот ТУТ,-
она показала сыну на дугу тяжелых грузовых нарт, протянула жене тивыйгын -
распиленный вдоль кривой кусок оленьего рога для выбивания снега из меховой одежды. Только те­
перь я обратил внимание, что наши кухлянки покрыты густым слоем инея. Мы выбили кухлянки очень тщательно. Иначе в тепле они обмокнут, шкура покоробится, полезет ворс, и засо­
чится под одежду вездесущий полярный холод. Сын при­
вязал собачек, распаковал мешок: -
А где тут собачье месиво, а где тут собачье кушево? Вот оно. Бот. Держите, ребята! -
Он выложил три куска моржатины с горохом. Дуремар отвернулся. Огурец часто завертел языком по морде, нетерпеливо затопал передни­
ми лапами, заерзал по снегу задом, но еду не взял. А когда стало совсем невмоготу, прыгнул к Шушке и, глотая слю­
ни, нетерпеливо и жалобно гавкнул: -
Взз-зав! Шушка обнюхала «кушево», выбрала себе кусок и ото­
двинулась в сторонку. Дуремар словно увидел это затыл­
ком, повернул голову, подошел, тоже понюхал оставшее­
ся и выбрал себе. Последний торопливо подхватил Огу­
рец. Пуфик питался с нашего стола, поэтому в распреде­
ление собачьего корма не лез. По-видимому, он и считал себя не собакой, а представителем того самого биологи­
ческого звена между звериным царством и хомо сапиен­
сом, которое давно ищут ученые. Мы с женой вошли в ярангу. Посредине, перед пологом, в круглом очаге, выложенном валунами, весело прыгали красно-желтые стебли огня, над ними на цепи, привязан­
ной к высокой треноге, пыхтел мохнатый от пара чайник. Раздевайтесь -
и в полог,-- сказала Кеунеут. -
А что пастухов не видно? -
спросил я. -
Они ... -
Кеунеут отвернулась, подобрала что-то с земли,-
они в стаде. Меняться пошли. Утром будут. Мы не стали ждать второго приглашения, скинули кухлянки, валенки и, приподняв оленью шкуру, скользну­
ЛИ в меховую комнатку. Мягкий многослойный пол, стены и потолок ИЗ двойных оленьих шкур -
мехом внутрь и наружу -
начисто исключали просачивание холода. В самодельном подсвечнике горели две свечи, и тепло их мы почувствовали сразу. В ярангу вошел сын и деловито заявил: -
Собачек накормил, что еще делать? -
Смотри, совсем настоящий чавчыв, оленевод,-
улыбнулась Кеунеут.-
Ты устал. Иди в полог, отдохни и согрейся чаем. Потом будешь кушать. Проголодался, на­
верное? Чем тебя угостить? 28 29 рэм. Всем,- решительно сказал сын.-
И еще хочу прэ-
Како! -
удивилась Кеунеут.-
Ты запомнил? Ого! Мы только и помним. Очень вкусно! Прэрэм -
чукотский пеммикан. Толченое свежее мясо и жир с добавлением костного мозга и съедобных тунд­
ровых трав. Формуется колобком или лепешкой. Травы отбивают запах сырого жира, придают кушанью пряный острый аромат. В общем, даже сытый человек не откажет­
ся от этого блюда. А уж голодный! .. В прошлую зиму, когда Кеунеут часто навещала нас -
бригада стояла близко -
и учила жену кроить и шить чи­
жи -
меховые носки, оленьи рукавиuы и малахаи, она всегда приносила лепешки прэрэма. В полог забрался сын, потер у свечей настуженные при кормежке собак руки, огляделся: -
Как тут здорово! Нам бы такой сделать.- Он впер-
вые был в яранге. ., -
Держите! -
Кеунеут подсунула под край полога деревянный поднос. На нем стояли чашки, лежали галеты, лепешки, сахар. Потом она дала чайник. Мы действитель­
но намерзлись, но почувствовали это только сейчас, в бла­
годатном тепле. Быстро выпили по чашке чая, а потом на­
чалось пиршество. Вначале Кеунеут подала рыбную и мясную долбанину -
это когда мороженое мясо и рыба не строгаются, а крупно крошатся пестом в тазу, сшитом специально для этой цели из шкуры лахтака. К ней в де­
ревянном туеске нерпичий жир. Затем свежий костный мозг, лежавший, как в корытцах, в расколотых костях, лепешки прэрэма, вяленый голец, истекающий жиром. Затем последовало горячее: печенный на углях хариус, вкуснейшее блюдо тундры. _. Мэчынкы! -
попыталась перекрыть этот рог изоби­
лия жена: -
Довольно, Оля! Иди сама покушай! -
А вот уже иду.-
Кеунеут появилась в облаке горя­
чего пара с новым подносом. На нем исходили немысли­
мыми ароматами крупные куски оленины, стояла каст­
рюлька с бульоном. -
О-го-гой! -
в восторженном ужасе простонал сын. Женщины Чукотки обладают особым умением варить оленину. При их способе варки в мясе ничего не разру­
шается. Чувствуешь присутствие соли и тонкий аромат каких-то необычных диковинных специй, хотя в кастрю­
ле нет ничего, кроме воды и мяса. -
Оля, как получается такое вкусное мясо? Кеунеут стала объяснять, а я подумал, что ужин наш имеет одну странность -
никто не пришел из других яранг. Обычно к гостям сходятся все, чтобы послушать новости. Если даже все мужчины в стаде, тут должны ос­
таваться женщины и дети. Почему же никто не заглянет в полог Кеунеут? Или она обманула и в бригаде что-то случилось? Но обман у этого народа -
одна из самых тяжких провинностеЙ. А раньше вообще не существовало такого понятия ... Женщины закончили с рецептами и перешли на ново­
сти, полученные разными путями с центральной усадьбы и из соседних бригад. Сын, раскинувшись у задней стенки полога, уже засыпал. Я выбрался наружу. Собаки лежали клубками, прикрыв носы кончиками хвостов. Пуфик уст­
роился на Дуремаре, они часто так проводили ночи, осо­
бенно морозные. Увидев меня, Пуфик вопросительно под­
нял голову. Я огляделся. В лунных лучах серебрились белые ретемы соседних яранг. Они казались холодными и какими-то неживыми. Где же народ? Мне еще не дово­
дилось бывать в стойбище, где присутствует только один житель. Что стряслось? -
Идем, Пуфик. Пуфик вскочил и побежал впереди. За дальней, третьей ярангой возникла полоска исковерканных глыб наста. Сделав полукруг, мы вышли туда. Пуфик заворчал. Я по­
дошел. Наст изломал трактор. Ясно. Всего несколько ча­
сов назад в бригаде были гости. Приехали на тракторе с балком и на двух «Буранах». Это их огни мы видели в от­
рогах сопки Нирвыкин. В бригаду пришли с верховьев Ре­
ки, из мест, где лежит Нутэнут, страна таинственных птиц. Тревожно защемило сердце. Надо срочно узнать, что за люди. Если геологи -
полбеды. У них зимой в тундре хватает работы. А если горняки или старатели -
тут при-
чина одна: поиски новых рыбных и охотничьих угодий. Вокруг приисков все выбито, вот и лезут дальше в горы, благо под рукой могучая государственная техника, конт­
роль за использованием которой на приисках практиче­
ски отсутствует. Пуфик поцараllал в одном MecTt: развороченный снег, там что-то блеснуло. Бутылка из-под вина ... Мы вошли в ярангу, я чиркнул спичкой. На полу валя­
лось еще несколько пустых бутылок. Пуфик понюхал край полога, чихнул. Я откинул шкуру. Внутри, прямо в меховой одежде и торбазах, лежал лицом вниз пастух. Густой сивушный запах потек на нас. Пуфик опять чих­
нул и отскочил в сторону. -
Понятно ... Я закрыл полог. Вот почему Кеунеут не захотела ска­
зать правду: стыдно. Такие наезды «добытчиков» -
страшный бич для оле­
неводов. Пастухи после пьянки приходят в себя тяжело и медленно, стада оказываются брошенными порой на несколько суток и разбредаются либо разгоняются вол­
чьими' стаями, которые четко определяют отсутствие в них дежурных. Опьяневшие люди выдают браконьерам места богатых рыбалок и охотничьих угодий, которые столетъями кормили их предков, а те уничтожаются в два-три наезда. Ночью, пока мы спали, хозяйка яранги просушила на­
шу одежду, вывернула кухлянки мехом внутрь: -
Будет мороз, так лучше. Мы положились на ее опыт и не пожалели. Мороз по­
крепчал градусов до двадцати трех, сразу стало прихва­
тывать обмороженный когда-то нос. Я развернул защит­
ную полоску на малахае. В чукотской одежде есть все, чтобы оградить человека от холода. По краю малахая, ох­
ватывающему лицо, пришита полоска из плотной двойной шкуры. Когда лицу тепло, ее можно отвернуть, как ворот­
ник на шее. Но стоит задуть ледяному ветру или усилить­
ся морозу -
расправь ее, стяни внизу завязкой, и перед лицом возникает меховая, выдающаяся вперед, труба. И никакой встречный ветер не в состоянии выжать из нее теплую прослойку воздуха, образующуюся при дыхании. Не надо отворачиваться вбок, не надо хватать воздух су­
дорожными короткими глотками, чтобы согреть его. Че­
рез эту трубу в десяток сантиметров он поступает к тебе уже теплым. И щуриться не надо: летящий навстречу мел­
кий твердый снег упирается в подушку тепла и обтекает ее. Мы отошли от яранг километра три, и я рассказал об увиденном ночью. -
Я почувствовала беду еще там, когда увидела ОГНИ,­
кивнула жена. -
Это браконьеры, да? -
спросил сын. Жена достала рацию. Но «Карат» есть «Карат». Такой маломощной станцией можно пользоваться на строи­
тельной площадке, а в горах трудновато. Мы не услышали ничего, кроме шумов. Дважды слабо звала бригады цент­
ральная усадьба, но могучие трески и вой затерли голос радиста. Однако жена много раз повторила в эфир: «Кто меня слышит, передайте в инспекцию Охотскрыбвода: от сопки Нирвыкин на север, вдоль Реки, идут трактор с бал­
ком и два «Бурана». Необходима проверка». -
Может, кто услышит,-
сказала она, убирая ра­
цию.-
В обеденный сеанс повторим. Кустарники тянулись вдоль Реки длинными лентами: ивняки разных видов, высокие, метра в три, ольховники. Ольха росла и лентами, и отдельными кустами, разбро­
санными по тундре далеко от Реки. Между ними лежали ложбинки, невысокие увалы, тянулись нескончаемые ве­
реницы пойменных озер, засыпанных снегом. Середины их были вылизаны до зеркальной голубизны ветрами. И везде торчали эннольгены -
термальные бугры. Невысо­
кие, метра в два-три, они почти все имели на верхушках следы полярных сов. Такой бугор -
излюбленное место хищниц для наблюдения за дичью: вся ближайшая окру­
га -
как на ладони. Если путь наш проходил метрах в ста, птицы не взлетали, только головы их снеподвижными глазами медленно и равномерно поворачивались за кар",­
ваном, словно под контролем часового механизма. В кустах кричали куропатки. Семейные стайки их пор­
хали розоватыми клубками, птицы купались в пушистых белых наметах. Все полянки были исчерчены причудли­
вы ми дорожками, по бокам которых словно кто-то на­
хлопал раскрытым веером. При беганье в рыхлом снегу куропатки помогают себе крыльями, точно гребец весла­
ми. Курочки на открытых местах разгребали засыпанные снегом ягодники, клевали семена растений и почки, а пе­
тушки самозабвенно орали на всю долину: -
Ке-крр-р! Ке-ке! Ке-кер-ра! И совы и куропатки почему-то совершенно игнориро­
вали друг друга, как будто одни не были грозными хищ­
никами, а другие -
их извечной добычей. Совы, навер­
ное, сыты. Снег во всех направлениях был испещрен бисе­
ром мышиных следов. Мыши сновали и днем: появлялись из снежных норок под кустами, пробегали несколько мет­
ров и за считанные секунды ввинчивались под другой куст. И куропатки, по-видимому, чувствовали обилие легко до­
ступной для своих врагов пищи, поэтому вели себя так бесшабашно. Но однажды и они были перепуганы. Мы шли по длинному узкому озеру, древней старице Реки. Внезапно куропатки как по команде взмыли свеч­
ками, сбились плотной кучкой, а затем брызнули широ­
ким веером в кустарник. «Ш-ш-шу-у-ух-хх!» -
прошеле­
стели крылья, и все смолкло, только подрагивали ветки там, где птицы камнями шлепались в снег и зарывались несколькими резкими движениями. -
Смотрите! -
тихо вскрикнула жена. Вдоль края кустарника летела сероватая, почти белая птица. Чуть меньше «истуканов». -
Молодая сова? -
подумал я вслух. -
Нет же, нет. Приглядись. Полет птицы никак не походил на плавный и полупаря­
щий совиный. И высота была раза в три выше излюбленно­
го «эшелона» сов. Движения крыльев резкостью напоми­
нали соколиные. Н есколько секунд -
и птица растаяла впереди, а над тундрой повисло тревожное молчание. -
Кто это? -
спросил сын. Я пожал плечами: ничего подобного до сих пор не видел. -
Мы же читали, что зимой в заполярной тундре, да еще горной, нет летающих хищников, кроме совы и воро­
на,- сказала жена. -
Н о вот ведь пролетела ... кто-то. А тут северная сто­
рона Анадырских гор, самая стужа и мрак ... -
А как испугались куропатки? Весь день орут рядом с совами -
и ничего. Только от этой птицы точно волной смыло ... Да, куропатки исчезли. И еще минут тридцать мы шли в таинственном безмолвии. Потом какой-то храбрый пе­
тушок спросил: Кто-кто-кто? -
Вор-вор-вор! -
ответил второй. -
Кок-крах,- жалобно сказала курочка. -
Какой страх! -
Нич-чего-чего! -
бодро сказал первый. Птицы постепенно разговорились, и Пуфик снова при­
нялся гонять краснобровых красавцев, пока один из них не сразил пса, да и нас заодно совершенно неслыханной речью. С желтой заснеженной кочки он четко -
мы хо­
рошо слышали,- с расстановкой сказал подбежавшей собаке: -
Аф-аф! Аф! Пес остолбенел, мы расхохотались. Пуфик перестал прыгать мячиком по кустам и, удивленно оглядываясь, побежал следом за нартами. А может, Пуфик притих по­
тому, что по дороге стали попадаться более серьезные следы. Вначале появились отпечатки песцовых лап, потом лисья цепочка, а когда дорогу пересек широкий, вспахан­
ный крупными когтями след росомахи, упряжные собаки подняли шерсть в загривках, а Пуфик, вытянувшись, из­
далека понюхал отпечатки, поежился и прыгнул в нарты. И целых десять минут ехал на своих подопечных, пока не исчез витавший в воздухе тревожный запах свободного жителя тундры. Уже вечерело -
шел четвертый час,- когда впереди, в легкой кисее при плывшего откуда-то тумана, показались колеблющиеся серые очертания сопки. Они плыли· над темными пятнами кустарников, проявлялись все резче. Вначале сопка виделась на фоне высокой гряды, отора­
чивающей долину, потом отпала, отодвинулась к берегу Реки, выросла и стала медленно закрывать горизонт. -
Это, наверное, Белокаменная,- сказала жена. -
По времени должна быть она. Там и остановимся ночевать. Едем, едем, а все без ТОЛКу,- сказал огорченно сын. -
То есть как? -
А так, никаких приключений ... И в ту же секунду собаки резко затормозили. -
Ггруфф! -
басом рявкнул Дуремар, а Огурец и Шушка ощетинились, но Огурец сразу же начал дрожать и попятился, а Шушка напряглась и зарычала. В нескольких метрах перед собаками дорогу пересекала узкая свежая звериная тропа. Взгляд поймал один отпе­
чаток лапы, чуть выбившийся ИЗ литой цепочки. Волки! -
Ух ты-ы! -
тревожно прошептал сын.- Кто это? -
А помнишь, на ручье за домом наследили наши со-
седи из Дремучего Распадка? -
Волки?! -
Только этого не хватало! -
воскликнула жена и по-
вернулась к сыну: -
Это все ты со своими приключения-
ми ... Звери шли след в след, но не везде это получалось, и, обследовав тропу, мы посчитали стаю. Два следа явно матерых, очень крупного размера. При кинули спичечным коробком, универсальной линейкой путешественников,­
четырнадцать сантиметров. -
Какой ДЛИннолапыЙ ... Наверное, вождь? -
Вожак. А второй, видишь, чуть меньше -
волчица. Остальные следы были в пределах восьми-десяти сан­
тиметров. Значит, родители с детьми. Детей трое или чет­
веро -
точно не разобрать. Один среди них тоже крупно­
ватый. Сеголеток? -
Папа с мамой, годовичок и двое-трое щенков,­
как можно спокойнее произнес я. Встреча серьезная, хотя, если разобраться, волки сейчас не полезут к людям: еды вволю, на одних мышах можно прокормиться. Да и карабин под рукой. \ \1 ~~ f1! .. ~~~ \ // t (~ . /t4, .1' '~ '\ \,-
\, Gff/! [/-:',-' 30 31 -
Вдруг где-нибудь лежат в кустиках? -
Жена огля­
делась. -
Подумаем спокойно. Я хлопнул рукой по прикладу карабина, торчавшего в нартах из-под веревки. Пуфик понюхал приклад, и в ду­
ше его явно прибавилось отваги: что такое оружие в ру­
ках человека, он знал. Я вытащил карабин и перекинул ремень через плечо. Демонстрация силы вселила уверен­
ность в моих соратников. Храбрость Пуфика расшири­
лась до такой степени, что он подошел к тропе почти вплотную, зарычал и бросил на нее снег задними лапами. Остальные собаки тоже приободрились. Пуфик, заметив их повеселевшие морды, совсем воспрял духом и на глазах у всех с презрением задрал лапу и обрызгал тропу, чем окончательно утвердил в глазах упряжки свой исключи­
тельный героизм. Потрясенные его доблестным поступ­
ком, псы наверняка забыли конфузливую историю, в ко­
торой их властелин спасался на нартах от запаха росо­
махи. -
Пошли! -
приказал я собакам, но увы -
тут же убедился, что демонстрация -
еще не действие. Сделав несколько шагов, псы перед тропой все равно уперлись, пока мы в одном месте не отгребли целый ку­
сок и не накидали туда свежего снега. Лишь тогда упряж­
ка, озираясь, миновала след своих родственничков. Зато на той стороне наши доблестные трудяги, поджав зады, рванули от волчьей дорожки со всей силой. Ведь теперь причина испуга оказалась за спиной, а это всегда страш­
нее. Огурец пронзительно завизжал «гав-вай-зза-ай!» и, скрючив спину подковой, просунув хвост под брюхо так далеко вперед, что при желании мог упрятать морду в его кончilк, попытался обогнать Дуремара. Но вожак, даже изрядно испуганный, обязанности и права свои знал, а табель о рангах соблюдал. И, конечно, понимал, что ужас в той степени, когда теряется контроль над собственным поведением,- прямой путь к гибели. Бояться никому не возбраняется, но не терять же разум при этом! Последо-
вал грозный рык и удар зубами в плечо обезумевшего подчиненного. Боль от укуса мгновенно оборвала истери­
ку. «Гзав!» -
взвизгнул Огурец и сразу опомнился. Уви­
дел рядом ощеренные клыки вожака, готовые для нового удара, увидел расширенные от страха, но смотревшие с укором карие глаза «прекрасной дамы» Шушки и осадил, заняв свое место в упряжке. -
Так его, труса, Дуремик! -
не забыл сын подкре­
пить воспитательный поступок не менее могучим воспи­
тательным фактором -
словом: -
Молодец! Сопка выросла и надвинулась на нас серыми обрывами. Вот, кажется, и Белокаменная. В горной цепи справа воз­
никли ворота, и в них открылась узкая долина. Двумя темными лентами с извилистым прогалом оттуда выполз­
ли кустарники. -
Устье речки Номкэн,- сказала жена.-
Порог та­
инственной Нутэнут.-
Она подняла руку к обрывам.­
А это сопка Белокаменная. Только не видно белых кам­
ней. -
Темно уже. Утром сориентируемся лучше, а сейчас ставим палатку. Мы распаковали нарты, отмерили под крутой стенкой, прикрытой широким уступом, квадрат по размерам палат­
ки, и, пока жена с сыном привязывали по углам колышки, я расчистил площадку до подушки из пружинящих ржа­
вых зарослей кассиопеи. Кассиопея -
прекрасный при­
родный матрасик. Под торцы конька пошли две ЛЫ,<,<ные палки, и через полчаса палатка, до скатов крыши утоп­
ленная в снег, уже стояла. Сунули внутрь шкуру и одеяло, продукты, наладили примус. Жена осталась внутри гото­
вить ужин, а мы забили в наст колья и развели собак мет­
ра на два, привязав постромки так, чтобы они, вытянув­
шись, могли лизнуть носы друг друга. Это всегда успо­
каивает. Ближе нельзя: наведаются родственнички, и воз­
никнет паника. Тогда постромки перехлестнутся, и воз­
никнет неуправляемый клубок из первобытных зверей. В таких случаях даже самым умным псам начинает казать­
ся, что их держат не постромки, а враги. Они безумеют и могут не узнать хозяина. А клыки у них, между прочим, чуть поменьше волчьих. . Пустить свободно собак тоже нельзя: в любом маршру­
те упряжная собака, испугавшись чего-либо, чаще всего удирает не к хозяину, а домой. Но сейчас дом далеко, и удерут наши псы прямо в пасть серых братцев. Конечно, волки едва ли подойдут даже к такому -
временному -
жилью человека: научили их люди держаться на при­
личном расстоянии. Но раз на раз не приходится. В про­
шлом году одного старателя, сторожа участка, стая три дня держала в осаде. Хорошо, трактор пришел с прииска, снял осаду. -
А вот и месиво, а вот и кушево! -
мурлыча под нос, сын раздал еду, и псы заработали челюстями, круша мо­
роженый ужин.-
Дать им налимий добавок? Витамин­
чики? -
Можно, сегодня наработались. И самим пора от­
ведать ... кушева. Чувствуешь ароматы? -
Старается мамика.- Сын шмыгнул носом, ловя за­
пах пельменного бульона. В палатке было тепло. Жена успела и фланелевый по­
толок подвесить. Между ним и крышей образовалась воз­
душная прослойка, а воздух держит тепло надежно, луч­
ше всяческих наполнителей. Мы поели рыбы -
Кеунеут ухитрилась запихнуть в нарты огромного вяленого гольца,-
затем мясо и бульон с пельменями. На десерт я пил чай с сахаром, а осталь­
ные -
и Пуфик, разумеется,-
со сгущенным молоком. Львиная доля досталась, конечно, сыну и Пуфику. -
Благодать какая,-
задумчиво сказала жена.-
Ти­
шина-а ... И не верится, что мы на краешке земли. Одни, в горах, да еще зимо-о-ой... Ох, только бы эти собачьи братцы не пожаловали ... -
Придет серенький волчок, схватит Пуфку за бо­
ЧОК,-
промурлыкал сын. Пуфик поднял голову, махнул ушами и передвинулся от двери к нему в ноги, а потом постукал хвостом по пят­
кам. -
И вовсе у меня душа не в пятках,-
возразил сын.­
И про тебя я знаю, что ты вовсе не боишься, а просто хо­
чешь меня погреть. -
Уг-гуф! -
подтвердил Пуфик. -
Значит, Мудрый Келет на страже! -
объявил я. Он действительно через часок разбудил, ткнув влажным носом в ладонь. Из жестяной коробки сочился уютный желтый свет. От­
ражение свечного огня висело на белой фланели потолоч­
ного полога золотистым плафоном. За стеной тихо, на одной ноте, скулил Огурец. Словно набрал в легкие огромное количество воздуха и теперь медленно выдыхал его через какую-то тоненькую пи­
щалку. -
Рруф-грр! -
тихо вторил Дуремар, и Пуфик снова ткнул меня в ладонь носом: вожак, мол, зря будить на­
труженный народ не станет. Я знал этот рык Дуремара, он означал, что в округе появилось что-то подозрительное. Дома он ночами дремал под окном нашей спальни, кото­
рое выходило на дорогу в сторону совхозной усадьбы. Огни вездехода зимой видно далеко, километров за три-
дцать. И Дуремар всегда, заметив огонь, произносил свое неизменное «Рруф-грр!». Если мы стучали в ответ по стек­
лу -
слышим и видим! -
он успокаивался. Если нет -
минут через пять повторял"сообщение. Пока не среагиру­
ем. -
Слышу,- прошептал я и осторожно полез к выходу. -
Дуремик уже третий раз оповещает,- сказала же-
на.-
И Огурец поет минут десять. Заворочался сын. И· в этот момент' над палаткой, над тундрой и горами разнесся далекий низкий голос: -
О-о-оу-у-уоо! Волчий крик. Большинство людей слышало его толь­
ко в фильмах, а записывающая аппаратура дает слабое предста~ение о колоритности волчьего голоса. На основном фоне, сложенном из звуков «о» И «у», возни­
кают и гаснут множество других, но они переплетают­
ся в таких сочетаниях, что изобразить общий строй лично я не могу. Да в любом воспроизведении исче­
зают удивительная певучесть и жуткое, заворажива­
ющее очарование. Гипноз волчьего голоса действует на человека, наверное, так же, как взгляд удава на мелкую живность. А если бы у человека, помимо его воли, при восприятии этого голоса, не освобождался из глубоких тайников сознания оставшийся с первобытных времен дремучий, неподвластный разуму ужас, выключающий зачастую аналитические устройства,- музыка волчьего голоса показалась бы ему, уверен, красивой. Говорят­
тоскливый вой. Но вот МЫ редко слышали в волчьем голо­
се тоску. И на сей раз он был энергичен и решителен. -
О-о-у-у-ю-у-у! -
снова поплыло над снегами. Пуфик еще раз ткнул носом ладонь, а жена поймала и сжала мою руку. Й-ю-ю-у-у-у! -
прозвучал второй голос в ответ. -
Пойду гляну,- Я расстегнул входной клапан палат­
ки. Мороз поджимал. Звезды на юге мерцали стеклянной зеленью, а в северной части неба налились радужным све­
тящимся соком и пульсировали красными, фиолетовыми, оранжевыми шарами. Вот-вот начнут лопаться. Луна уже ушла за горы на северо-западе, там висела бледная, почти белая дуга, а над головой, разделяя небо на две половины, с хрустом корчились горячие свитки таинственных не­
бесных письмен -
сполохи полярного сияния. Я обошел собак, потрепал загривки. Псы успокоились. -
Не трусь, ребята. Отдыхайте, скоро утро. Огурец поплясал, поочередно поджимая передние ла­
пы, поерзал задом по снегу, повизжал: -
Стра-аш-ш-шно! Утро пришло в розовых, серых и теплых туманах. Они плыли с верховьев речки Номкэн клубами, шлейфами, низ­
кими ползучими дымами. В просветах по бокам долины открывались крутые сопочные осыпи, из которых пооди­
ночке и группами торчали кекуры. Туманы вытекали в долину Реки, ложились там на бесконечные кустарники и таяли. Мы быстро собрали палатку., -
А где наш помойный мешочек? -
Сын достал из кармана рюкзака брезентовый мешок и сунул туда пустую банку из-под молока. У нас было жесткое правило: в мар­
шрутах не оставлять стеклянные и жестяные банки, по­
лиэтилен. Появиться этому правилу помог случай. Когда­
то, впервые обходя наше озеро, мы после ночлега остави­
ли у кострища банки из-под компота и молока. Через неделю их принес шедший на перевалбазу пастух Ольвав. Не сказал ни слова, просто достал из рюкзачка и бросил в яму, где копились отходы. Но мы узнали их. Стало стыд­
но. С тех пор и завели для маршрутов помойный мешо­
чек. 32 33 Сопка, у которой мы ночевали, была испещрена молоч­
ными пятнами. Выходы кварца. Всю стену не видно, ее затягивал туман, но и так стало ясно -
перед нами Эль­
гыквынайкай -Белокаменная. -
Надо отколупнуть кусочек на память,- я потянул с нарт топорик, но жена неожиданно дернула за локоть. Туман чуть сполз, открылся просвет, и мы увидели пятни­
стый склон, торчавший в нем ржавый кекур и сидевшую на его каменной макушке птицу. Она была чуть меньше полярной совы, стройнее, белое брюхо в серой штрихов­
ке, серая шапочка на голове, небольшой изогнутый вниз клюв. Глаза казались живыми блестящими бусинками. Птица тоже увидела нас и быстро закрутила головой, наклоняя ее вправо, влево, вниз, резко качнула телом, тряхнула крыльями. А глаза так и пронизывали нас ост­
рыми черными лучами. Приоткрылись крылья, и стало заметно, что снизу они тоже белые, а резкий поворот позволил увидеть внешнюю сторону -
темно-серую. Туман стал опадать, прижался к земле. Птица легко распахнула крылья, крутым виражом опала со скалы и полетела над кустами в верховья речки Номкэн. -
Вчерашняя птица! -
закричал сын. -
Кречет! -
удивился я. Может, вчера я бы и узнал его, да никогда не читал, что зимой в АнадыIскихx горах он остается, а не улетает на юг. -
Начинается царство таинственной Нутэнут!­
торжественно произнесла жена.- А царь -
Зимний Кре­
чет. Видите, какой гостеприимный -
второй день пока­
зывает дорогу. -
Пошли быстрее,- заторопил сын. Но быстрее не вышло. Кустарники стояли непролазной стеной. Частые туманы заледенили ветви, превратив их в хрустальный частокол. Мы промучились часа полтора, а прошли не более километра. Снежные наметы в кустах то­
же были схвачены коркой. Местами она держала, а места­
ми лыжи с хрустом рушились под нее и внизу проскаль­
зывали вперед. Поднять их, проломив корку, было не­
возможно. Приходилось, задирая задники, пятиться назад, а там концы лыж крепко ухватывали всяческие рогульки и переплетения ветвей. А с нартами еще тяже­
лее: ветви застревали между постромками, в каждой ще­
ли деревянного каркаса, под веревками. Наконец я не выдержал, скомандовал остановку и пошел на разведку. у борта долины, под сопками, была свободная от кустов полоска, но там шли усыпанные гранитными валунами и каменной дресвой увалы. Можно идти без лыж, а с нар­
тами соваться нечего. Зато русло реки оказалось удобным. В меру извилистое, гладкое, припорошенное снегом, оно вело нас в страну туманов. Прекрасная дорога, подумал я, но тут же вспомнил предостережение: «Повернешь на Номкэн, по льду не хо­
ди, берегом». Почему? В горячке расспросов это-то и забыл узнать ... я осторожно опустился с пойменного уступа на плот­
ный лед. Держит. А куда он денется? Третий месяц ра­
стет. Я попрыгал. Даже не пискнет под ногами. А моло­
дой, только намерзший, хоть и толстый, всегда выдает се­
бя: шуршит, покряхтывает. Тело его под ногами чувствует­
ся каким-то мягким, податливым. Но тут монолит. Слона водить можно. А туманы? Значит, впереди есть открытая вода. На чу­
котских горных реках такое встречается часто. Вот Инайме об этом, видимо, и предупреждал. Но такую от­
душину мы всегда заметим, уже приходилось видеть. -
Давайте сюда! Постепенно туманы редели, а потом ветер повернул и погнал их вверх, к истокам Номкэн. По сторонам откры­
лись горные гряды, все в разноцветных осыпях, рассе­
ченных темными выходами коренных пород. С террас над глубокими трещинами и обрывами висли синие наплывы снега, надутые ветрами. Гряды потихоньку сужались, русло заметно забирало вверх. Скоро долину пересекла низкая морена. Прорезая ее Koгдa~TO, Номкэн сузилась до десятка метров. На краях русла под обрывами распиленной морены высились гру­
ды валунов. Как опилки по бокам могучей пилорамы. -
Что-то долго идем, а Желтой сопки не ВИДНО,- не­
громко сказала жена. 3 «BoKpyr свеТа» N. 4 -
Спокойно, мамика. Куда денутся висящие над реч­
кой обрывы? Речка-то вот она; под ногами. Так что мож­
но не волноваться, доберемся в конце концов. И словно вопреки моему призыву «не волноваться» впе­
реди раздался треск, затем какой-то стеклянный звон, и Дуремар ... исчез! Я успел только заметить, как вздерну­
тым флагом мелькнул надо льдом и опал пушистый хвост. -
Авария! -
завопил сын, натягивая ременный пово­
док, шедший от упряжки вожака. С визгом, шарахнув­
шись в стороны, уперлись и заскользили по льду Огурец и Шушка. Общими усилиями нарты удалось остановить и развернуть боком к открывшейся впереди дыре. Ближ­
ний край ее хрустел и осыпался под постромками во­
жака. Сын рванулся к дыре, и не успел я слово сказать, как он с криком: «Держись, Дурёма!», скатился вниз. Я выдернул с нарт топорик, воткнул его сбоку, у поло­
за, и бросился вперед ... .. ,Дуремар висел, схваченный упряжью, в метре над су­
хим галечным дном речки Номкэн. Висел, перегнувшись подковой, и молчал. Событие, видно, было так мгновенно, что он не успел испугаться. -
Сейчас мы тебя с-спас-с-сем! -
стоя на галечном дне, сын с натугой толкал Дуремара вверх. Вокруг дыры прыгал Пуфик и прямо по-человечески кричал: -
Ах-ах! Ах-ах! Скулили переПУFанные Шушка и Огурец. Один Дуремар был спокоен. Он уже разглядел, что зем­
ля недалеко, а младший хозяин стоит на ней: значит, нечего бояться. я ухватил постромок вожака, подтянул чуть вверх и сказал жене: -
Отпускай нарты, иди сюда. -
Тяните его! -
увидев нас обоих над дырой, скоман-
довал сын, вновь пихая Дуре мара: -
Спас-сем, куда ты денешься! Пес махнул хвостом -
«Я иного И не мыслю!» -
и продолжал безмолвно висеть. Вдвоем мы подтянули постромок выше, я ухватил во­
жака за шиворот и выдернул на лед. Тут же началось неописуемое собачье ликование. Но мне, как руководи­
телю экспедиции, стоило Дуремара выдрать: вожак, а не заметил тонкого льда. А случись там вода? Тоже мне «бригадир», вспомнил я уважительное слово, сказанное о нем Кеунеут. Гнать таких бригадиров в шею. В разнора­
бочие. Жена лежала на льду и, сунув голову В дыру, перегова­
ривалась с сыном. Конечно, ахала. Я опустился рядом. -
Царство,- восторгалея сын.- Ледяное все, зеленое. ПрыгаЙте. Тут, наверное, много будет приключений! Пришлось доставать из нарт и разматывать кусок реп­
шнура. Его хватило от валунов на берегу до дна ямы. Внизу висел зыбкий зеленый сумрак. Откуда-то плы­
ло журчание воды. Звуки подо льдом обретали глухую рас­
катистость и медленно утекали в сумрак. -
Какие чертоги! -
прошептала жена и потрогала заиндевевший потолок. Шурша, посыпался инеЙ.- А не обвалится? Висело же до нас. -
Вода журчит. Где она? -
Посмотрим. Только осторожно. Мы прошли с десяток шагов и оказались на берегу ручья. Он был шириной метра четыре. Вода прозрачная, но в то же время какая-то черная. В ней приглушенными цветными пятнами светились галечники. -
Смотрите, халцедончик! -
Сын выхватил из воды плоскую плитку. В воде мелькнула тень, за ней еще несколько, а потом проплыла темная, сбитая в комок масса. -
Рыбы! Это были хариусы. Следом за косяком медленно потя­
нулись отдельные рыбины. Крупные, не меньше килограм­
ма каждая. Вот они где зимуют! А удочки на нартах! На местах зимовки ловить запрещено,- сказал я. А кто узнает? Мы сами. Разве этого мало? Хм ... -
Сын задумался. Окончание следует ЛИСТАЯ НОВЫЕ «СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ» Сколько раз, отвечая на оче­
редное письмо читателя С вопросом, сотрудники редак­
ции припоминали: а ведь жур­
нал наш об этом уже писал ... В подшивках «Вокруг света.)­
накопилось-таки за сто два­
дцать пять лет! -
дремлют тысячи ответов на вопросы, которые задают или только собираются задать наши чи­
татели. Но теперь часть этих сведе­
ний «разбужена» -
есть воз­
можность обратиться не к по­
желтевшим архивным страни­
цам, а к свежим, пахнущим типографской краской. «В связи со стодвадцатипя­
тилетием журнала «Вокруг света.) было решено издать антологию журнальных пуб­
ликаций разных лет, объеди­
ненных темой путешествий. Очерки, статьи и заметки, пуб­
ликуемые в книге, принадле­
жат перу ученых, писателей, журналистов, моряков, летчи­
ков, геологов, археологов, гео­
графов-путешественников. Они разные по форме и значи­
мости, но дают читателям представление об изучении и освоении нашей страны, о на­
шей планете, ее морях и океа­
нах, об атмосфере и космосе, об открытиях в различных об­
ластях знаний о Земле. Ду­
маю, что чтение этой книги будет интересно людям всех возрастов -
от пионеров до маститых ученых». Эти слова президента Географическо­
го обшества СССР академика А. Ф. Трешникова предваряют сборник «Человек открывает Землю», вышедший в прошлом годУ в издательстве «Мысль.). Признаемся, создавать эту книгу было неимоверно труд­
но. Отобрать лучшие за мно­
гие десятилетия статьи и очер­
ки -
тут не обошлось без споров. Но когда пришлось из лучших отбирать самые луч­
шие, от сожалений трудно бы­
ло удержаться. А уж когда и из этих... Да еще иллюстрации: рисунки Миклухо-Маклая, фотографии еще недавно не­
ведомых миру племен, запе­
чатленные мгновения восхож­
дения на Эверест, первого за­
пуска космического корабля «Востою)... Триста страниц книги формата «Вокруг света» вдруг показались с овчинку -
и в результате у нас осталась тайная досада. что в сборник вошла разве что десятая часть из того, что хотелось увидеть на его страницах. В пяти разделах книги: «Первопроходцы», «Дорога­
ми предков.), «Свершения.), «Земля людей», «Поиск,}­
созвездия имен. Выдержки из камчатских дневников В. К. Арсеньева. Записки ака­
демика П. К. Козлова о Ноин­
ульских курганах, Монголь­
ские впечатления писателя­
фантаста И, А, Ефремова. Дневниковые записи Т. Хейер­
дала. Публикации Эрнста Кренкеля, Сергея Маркова, Френсиса Чичестера, Фолько Куиличи, Жерара Буто ... Од­
на пробежка по оглавлению с кратким комментарием заня­
ла бы весь наш "Спутник.}. Многочисленные добрые по­
желания 'lИтателей, высказан­
ные в письмах, были ДЛЯ нас лучшей наградой u юбилейном годУ. Останутся ли довольны читатели нашим подарком ­
сборником <,Человек открыва­
ет Землю» ,-
покажет почта. ПОЗВОЛЬТЕ ДАТЬ СОВЕТ О защите природы мы гово­
рим широко и громко. Причем обычно рассуждаем, так ска­
зать, в глобальном масштабе. Но часто ли нам приходит мысль сделать что-нибудь са­
мому? Многие наши читатели справедливо считают, что на­
до не упускать и малой воз­
можности к слову присоеди­
нить дело. Вот два характерных пись­
ма из текущей почты. Сколько раз Я читала в «Во­
круг света» (вьtJlисываю жур­
нал уже несколько лет) очер­
ки О природе разных стран. Восхищалась красотой, удив­
лялась экзотике, огорчалась по поводу небрежного отноше­
НиЯ людей к живому. И в один прекрасный день заявила му­
жу: надо что-то делать самим, так сказать, вносить посиль­
ный вклад в дело охраны ок­
ружающей среды. Начали мы с того, что всту­
пили в Общество охраны nри ­
роды. Купили велосипеды. И теперь каждый свободный день ездим за город. Что мы уже сделали? Огородили не­
сколько муравейников, nро­
чистили маленький родничок u вкопали в землю бочку, что­
бы было удобней из него пить, постоянно сажаем ивовые пру­
тья по берегам речки, чтобы не оползали. Не очень много, конечно. Но уже занимаются тем же двое наших друзей. У меня растет дочь, и она знает, что не стои'!' рвать чветок или ло­
ма'сь .ветку просто ради балов­
ства. Желаю всем читателям «Вокруг света» как можно ча­
ще бывать в окрестностях своего города или села, смот­
реть, запоминать и помогать природе. При вашем постоян­
ном деятельном учас'гии ваш край станет прекраснее. Л. Плевако, Харьков Виданное ли дело: аисты­
родители губят своих nтен­
чов -
выталкивают из гнез­
да! Корма все меньше, летq.ть за ним непомерно далеко, вот взрослые nтичы и в отчаянии: не прокормить nривычных че­
тырех-пяти аистят. Приходит­
ся оставлять в живых одного­
двух. По меркам природы тут не жестокость, а логика вы­
живaltия. Но мехаl/ИЗМ-ТО этой логики мы, люди, вклю­
чаем. За аистами я наблюдаю много лет, веду подробные .за­
писи, Подобное детоубийство видел своими глазами, и не раз. Прежде в нашей деревне что ни дом был -
то гнездо аистов. Две сотни гнезд мож­
но было насчитать. А теперь едва ли двадчать сыщешь. Птичы гибнут при перелетах, особенно в непогоду. Разби­
ваются о высокие строения, о мачты и провода линий элек­
тропередачи. А химизачия, осушение болот? Но ко всем бедам для аистов прибавилось еще и то, что современный дом для nтич больше не при­
ют. На железной или шифер­
НОЙ крыше гнезда не свить. И nтичы бросают некогда обжи­
тые ими места: вьют гнезда на столбах линий электропе­
редачи, так сказать, у врага на плече. Убежище для них и старые ольхи. На некоторых стоящих отдельно дубах мож­
но увидеть сразу три-четыре гнезда. На дубе, который Я сфотографировал, было че­
лых шесть, да два зимой сва­
лились. Скоро, скоро аист станет редчайшей nтичей, если мы сами не позаботимся о нем. Разве не могут старшие школьники или взрослые ус­
тановить крепкий шест дли­
ной семь-десять метров с над­
стройкой наверху? А на крыше дома или сарая достаточно ук­
репить старое колесо от теле­
ги -
вот и пристанище аис­
там. Старые сухие деревья сводить тоже не резон. Лучше верх спилить, nтичы сами со­
вьют там гнездо. И тогда не фанерные и жестяные аисты будут торчать на коньках крыш, а над вашим домом за­
кружат благодарные nтичы. И. 8акулич, внештатный инспектор охраны природы, дер. Гольцы Брестской области Можно отмахнуться от со­
ветов -
дескать, что за «тео­
рия малых деЛ». Любой буль­
дозер загубит усилия тысячи энтузиастов враз. Но, навер­
ное, против бульдозера, в са­
мом широком понимании, мо­
гут по-настоящему ополчиться только те, чьих рук дело этот механический зверь хочет по­
губить. Я даже дУмаю: не на­
верное, а точно. «ВОЗДУШКА» НАД ЧИА ТУРОЙ Нас, ((киношников», трудно чем-нибудь удивить: всегда в разъездах, видано-nеревидано мною. И в грузинский город Чиатуру мы приехали не удив­
ЛЯТЬСЯ, а работать. Город как город, только в юрах. Но впечатление незабы­
ваемое. Прежде .всею потому, что видишь Чиатуру почти по­
стоянно сверху -
с высоты «воздушки». Хоть есть там троллейбусы и автобусы, глав­
ный вид транспорта -
подъ­
емники-фуникулеры. На раз­
ных высотах -
тридцать де­
вять маршрутов общей протя­
женностью больше тридцати километров! Вагончики (один вы видите на снимке кинооператора А. Горчукова) пересекают улицы до тою низко, выныри­
вают из-за деревьев до тою быстро, что nрохожий, чело­
век нездешний, nоначалу ша­
рахается от неожиданности. Для чиатурцев же «воздушка» nривычна -
едут на работу, по делам, в гости. Почтальоны -
с nухлыми сумками. Хозяй­
ки -
с зеленью и даже с па­
рочкой куриц, связанных за ноги . ... Кабина мягко и круто идет вверх. Все, что остается внизу, сразу становится ма­
леньким и масштабно соизме­
римым. То открываются гла ­
зам, то снова пропадают за зе­
ленью черепичные скаты ста ­
рых домов, плоские крыши но­
востроек, изгибы коварной по весне Квирилы (название реки так и переводится -
«рыча­
щая», «свирепая»). А вот корпуса обогатитель­
ной фабрики « Чиатурмар га ­
нец» -
город возник когда-то Львове, одной из старейших в Европе, можно и в прошлое фармакологии окунуться, и лекарство купить. Двести пятьдесят лет существует «зе льница» и двадцать -
му­
зей. Сбор эксnонатов энтузиас­
ты начали еще в прошлом ве ­
ке. На их счастье, нашлись фармацевты, которые любовно сохраняли предметы своего ремесла, даже ставшие бес­
полезными. Так что в резуль­
тате поездок по Украине и розысков в старых аптеках собралась изрядная коллек­
ция. Открываешь массивную дверь и попадаешь в nростор­
-_.--"--_:.."" .... "----"--'-'.-
ный зал с высоченными потол-
возле рудника. Вот Дворец культуры, железнодорожный вокзал, драматический те­
атр -
и перед ним памятник Акакию Церетели, который в свое время ратовал за разра­
ботку здешнего марганцевого рудника. И все время кажется, что горы ласково хранят го­
род в шершавых своих ладо-
нях. А. Ключников, Москва ИЗ МУЗЕЯ С ПОКУПКОЙ В Москве есть фармацевти ­
ческий музей, вТаллине -
старинная апт е ка. А в аптеке, что на площади Рынок во ками. Прилавки, витрины, старин ны е шкафы красною дерева с вычурными украше­
ниями -
все как во времена основания аптеки. Конкуренция -
в городе, кстати, сохранено с десяток аптек, которым перевалило за сто лет,- побуждала аптека­
рей заботиться об интерьере. Вот и здесь мы видим поли­
хромную роспись высоких сводов, выполненную венски­
ми мастерами. На стенах­
аллегории четырех ст ихий, составляющих мир согласно древнегреческому философу Эмnедоклу: земля, во з дух, огонь и вода. А вот ручные машины для из готовле ния таблеток и пи­
люль, бронзовые ступы с брон­
зовыми же пестиками для рас-
тирания смесей и nорошков, nрессы для выжимания сока. Ручки кассовых аппаратов­
монстров сразу не повернешь, нужна мужская сила -
впро­
чем, встарь в аптеках и работа­
ли одни мужчины. Тут же память более близ­
кого времени -
универсаль­
ный дистилляционный паро­
вой механизм прошлого века. Этот агрегат nроизводства первого львовского фармацев­
тического предприятия носит броское название «Лаокоою>. Все еще действует! Несколько ступенек вниз, и посетители -
в год их быва­
ет больше ста тысяч -
по­
падают в кокторий, аптечную кухню. Здесь можно отведать необычные зелья, при готов­
ленные по древним предпи­
саниям. Основу их составляют травы. В картотеке музея со­
браны тысячи рецептов, «мод­
ных» в разные времена. На­
пример, в XVlII веке были по­
пулярны «эликсир молодо­
сти», « бальзам жизни». ИЗ этих чудо-снадобий лишь од­
но пережил о столет ия: со дня основания аптека выпускает настойку (,Железное вино». В пяти залах и во флигеле свыше двух тысяч экспонатов. Можно узнать о nристрастиях nровизоров Древней Греции. Увидеть, какие рецепты выпи­
сывал великий русский хи­
рург Н. И. Пирогов. Пере ли ­
стать страницы (,Кодекса здо­
ровья», составленного в XIV веке медиками салерн­
ской школы, и ознакомиться с их советами -
не переедать и заниматься физкультурой. Г. Некрасова, Львов Рilздеп ведет BnilAIfCnilB 3А.ДОРОЖНЫIi! СОО&ЩЕНИЯ, ВОПРОСЫ, МНЕНИЯ ЧИТАТЕЛЕЙ. СОО&ЩЕНИЯ, ВОПРОСЫ, MHEH!J , ГАРУН ТАЭИЕВ Фото автора В детстве я мечтал стать по­
лярником и с жадностью накидывался на каждую книгу об Арктике и Ан­
тарктике. Одной из первых были записки Джеймса Росса о плавании в южные широты на судне «Эребус» в 1841 году -
плавании, во время которого участники экспедиции ви­
дели извергавшийся среди льдов вулкан. Моряки назвали его Эребу­
сом -
в честь своего парусника. Полярника из меня не получилось, но профессия, которой я стал в кон­
це концов заниматься, доставляла мне не меньше радостей, чем су­
лило воображение. Я успел забыть о корабле «Эре­
бус» моего детства, как вдруг в од­
ной научной статье натолкнулся на упоминание о вулкане Эребус. Там говорилось, что его магма состоит из уникальных материалов -
кени­
тов, тех же, из которых сложена гора Кения, только в расплавленном состоянии. Эребус, единственный на Земле действующий вулкан, пи­
таемый подобной магмой, я~лял со­
бой геологическую причуду, и Ан­
тарктида вновь привлекла мое вни­
мание. Пусть время Великих геогра­
фических открытий миновало -
что с того? Ледяной континент оставал­
ся широким полем для научных ис­
следований и во ~торой' половине нашего века. Меня всегда увлекала экспеди­
ционная работа, в которой добы­
вание крупиц нового сопряжено с испытан:.ем в экстремальных усло­
виях физической стойкости челове­
ка, его выдержки и воли. Употреб­
ляя вошедшее в моду слово «экс­
педиция», я не имею в виду псевдо­
научные путешествия, получнвшне сейчас такое распространение бла­
годаря развитию современных средств транспорта и стремлению людей оказаться подальше ()т го­
родского шума, вырваться из плена бытовых удобств. Моя идея свидетельствовала об изрядной доле наивности. Вулкано­
лог в Антарктиде?! С равным успе­
хом можно было хлопотать о полее те на Луну. Тем не менее в 1959 году про­
мелькнул лучик надежды. Меня пригласили посетить только что по­
строенную геотермальную электро­
станцию в Новой Зеландии, и один нз вечеров я провел в доме покори­
теля Эвереста Эдмонда Хиллари, который за год до нашей встречн пересек Антарктиду на собачьих упряжках. Разговор зашел об Эре­
бусе, н мы без ложной скромности сошлись на том, что если кто и мо­
жет осуществить в связке первый спуск в кратер легендарного вул­
кана, так это двое людей, сндящих сейчас у уютно потрескивающего камина. «Решено!» -
воскликнули Окончание. Начало см. в N2 3. CTE:II E3:II. МЫ И решили тут же взяться за де­
ло. Но затем бесчисленные препят­
ствия, неизбежно возникающие при попытке снарядить любую экспеди­
цию, скучные мелочи -
получение разрешенlo1Й, выбивание кредитов, неотложные обязательства, не го­
воря уже о расстоянии в 20 тысяч километров, отделяющем Окленд от Парижа, а также моем возрасте, с каждым годом напоминающем, что намеченное предприятие рис­
кует превратиться в авантюру,­
все это постепенно погасlo1ЛО пыл. И я похоронил проект, как уже слу­
чал ось не раз. Прошло пятнадцать лет (мне Io1с­
полнилось пятьдесят восемь), но, к счастью, сердце работало как у тридцатилетнего, как вдруг я полу­
ЧИЛ пнсьмо С ошеломляющlo1М пред­
ложением: молодой новозеланд­
СКlo1й геолог Фил Кайл, побывавший на Эребусе, где со СПУТНlo1ками пы­
тался спуститься в кратер, пригла­
шал меня на следующий год воз­
главить новую попытку! На мысе Ройдс греет солнце. Я стою на базальтовом поле. Темное пятно, зажатое между спускаю щи­
мися С Эребуса ледниками 101 ров­
ным припаем, выглядит какой-то нелеПlo1цей среди сверкающей без­
брежной белизны. Впрочем, сам факт, что я оказался в Антаркти­
де, с трудом укладывается в созна­
НIo1И. Я не любитель паломничеств к «святым местам». Прошлое для ме­
ня служит лишь отправной точкой для броска в будущее. За долгие годы я ни разу не отправился куда-
ТО Лlo1шь потому, что там жил вели­
Кlo1й человек ИЛIo1 ПрОlo1зошло досто­
славное событие. Если мне случа­
лось попасть в Арль, то не затем, чтобы благоговейно постоять у до­
ма, где Пlo1сал Ван Гог. Хотя для ме­
ня Ван Гог ... Не могу понять, что нашло на меня на сей раз,- захотелось не­
пременно побывать на мысе Эванс, откуда вышел к Южному полюсу Скотт, и на мысе Ройдс, где сохра­
нился базовый лагерь Шеклтона. Я прнвез с собой кннгу Эрнеста Шекл­
тона «В сердце АнтарктIo1КИ», чтобы перечитать еще раз, как ПРОХОДlo1ло первое восхождение на Эребус в марте 1908 года, как выглядел тог­
да кратер и что в нем увиделlo1 чле­
ны экспедиции. Сдержанность по­
вествованlo1Я, характерная для под­
линных исследователей, не мешала понять, каких трудов стоило 101М это преДПРИЯТlo1е. И вот передо мной хижина Шекл­
тона. Я намеренно остался в оди­
ночестве -
мои СПУТНIo1КИ отправи­
лlo1сь на мыс КРОЗIo1Р смотреть им­
ператорскlo1Х ПИНГВIo1НОВ, единствен­
ных обитателей этих негостеприим­
ных берегов. Жилище осталось точ­
но таким, каким было шестьдесят пять лет назад. Снаружи хижина об­
ложена как бы второй «стенкой» ИЗ ЯЩIo1КОВ С консервамlo1, Io1зготовлен­
НЫМIo1 в 1907 году. Мясо, бобы, ва­
ренье, фрукты в сиропе ... Хlo1жина Роберта Скотта, постро­
енная три года спустя на мысе Эванс, в восьми милях к югу, сохра­
Нlo1лась в естественном полярном «леднике» столь же хорошо. Отсюда, Io1з этих двух хижин, вы­
СТУПlo1ли -
Io1з одной В 1908-м, а из 36 37 другой в 1911 году -
две экспеди­
ции. На долю всех без исключения участников выпали тяжелые испы­
тания. По ходы экспедиции Шеклто­
на завершились благополучно, и уже одно это свидетельствует о за­
мечательных качествах руководите­
ля, сумевшего сберечь своих спут­
ников. Скотт и его спутники Уилсон, Боуэрс, Отс И Эванс не вернулись на базу ... Мы вышли из лагеря, поставлен­
ного новозеландцами на широкой террасе у подножия вершинного конуса Эребуса. Хотя склон был не слишком крут, я тут же ощутил, что на этой широте высота три ты­
сячи восемьсот метров пере носит­
ся с трудом. Первая вылазка продлилась все­
го несколько часов, возможно, по­
этому я был избавлен от неприят­
ных симптомов, так что мой вос­
торг -
иным словом нельзя пере­
дать мои чувства -
не был омра­
чен ничем. Нам предстоял первый спуск в антарктический кратерl Счастье от сознания свалившейся 'на меня уда­
чи рвалось наружу. К сожалению, в тот день кратер был полон дыма, так что оставался виден лишь верхний край стенки из скальной породы и льда, круто об­
рывавшейся вниз, в бездну, откуда поднимались сероватые клубы­
мрачные вестники грозных процес­
сов, происходивших в земной глуби. В этом месте край был узкий и за­
точен почти как острие топора; с внешней стороны склон уходил под углом тридцать пять градусов. Мы двинулись в обход кратера на вос­
ток, где ранее Фил наблюдал ин­
тенсивную эруптивную деятель­
ность. В следующий раз меня на Эребус должен был поднять вертолет. В ожидании вылета я провел неделю на новозеландской антарктической станции Скотт. Сюрпризам Антарк­
тиды не было конца. Оказалось, что полярным летом не хочется спать -
не из-за солнца, поскольку можно плотно закрыть ставни домика, нет, просто высокоширотным летом че­
ловек испытывает необыкновенный прилив сил. Такое впечатление, буд­
то организм людей, даже не соби­
рающихся зимовать за Полярным кругом, предчувствует, что после нескольких недель полного дня не­
избежно последует такая же пол­
ная, но очень долгая ночь. Описание антарктической ночи, которое мне вспомнилось после ви­
зита к кратеру Эребуса,- еще од­
на литературная реминисценция. Я имею в виду рассказ о походе, совершенном в июне-июле 1911 года (то есть в разгар зимы в Южном полушарии) тремя участни­
ками экспедиции капитана Скотта. Доктору Уилсону в то время было тридцать девять лет, морскому Офи­
церу Боуэрсу двадцать восемь, а биологу Черри-Гаррард.у двадцать четыре. Они отправились на мыс Крозир к колонии императорских пингви­
нов. Уилсон надеялся извлечь из зародышей этих птиц эмбрионы пе­
рьев: его интересовала история эво­
люции. А поскольку императорские пингвины откладывают яйца в раз­
гар зимы, ничего не оставалось, как покинуть «комфортабельную» хижину на мысе Эванс и идти на другой берег острова Росса -
сто десять километров туда и столько же обратно. Маршрут занял три­
дцать четыре дня. Книгу Черри-Гаррарда «Самый жуткий поход» Я прочитал в возрас­
те двадцати лет и на всю жизнь со­
хранил леденящее душу ощущение. Как ни парадоксально, после нее я еще сильнее прикипел сердцем к Антарктиде и не раз в мыслях по­
вторял маршрут отважной тройки. По сравнению с пережитым этими людьми нынешние «рискованные предприятия» выглядят прозаиче­
ски. Перечитывая рассказ о тридца­
ти четырех адских сутках, как-то да­
же неловко вспоминать о несколь­
ких наших легких обморожениях, о снежных бурях, которые мы пе­
режидали в отличных палатках, ле­
жа в спальных мешках рядом с за­
пасами пищи. Вот впечатления Чер­
ри-Гаррарда: «Ужас девятнадцати дней, кото­
рые потребовались нам, чтобы до­
браться от мыса Эванс до мыса Кро­
зир, может понять лишь тот, кто пройдет этот путь сам, но лишь бе­
зумец возьмется повторить подоб­
ную авантюру. Лично я достиг такой точки страдания, что перестал бо­
яться смерти, ибо она Могла при­
нести лишь облегчение. Те, кто го­
ворит О героизме людей, идущих на смерть, не ведают, о чем толку­
ют, поскольку умереть очень легко: доза морфия, приветливая трещина во льду;; умиротворяющий сон. Ку­
да тяжелее продолжать начатое ... Виной всему темнота. Думаю, что температуры минус 50-60
0
С не столь страшны днем, когда ви­
дишь, куда идешь или куда ставишь ногу и где находятся постромки саней, примус, котелок; когда раз­
личаешь собственные следы на сне­
гу, а значит, можешь отыскать мес­
то, где оставлен избыток поклажи, когда можешь взглянуть на компас, не истратив пятидесяти спичек; ког­
да не требуется пяти минут на то, чтобы завязать полог палатки, и пяти часов, чтобы поутру собраться в дорогу. Однажды утром -
столь же бес­
просветным, как и предшествовав­
шая ему НОЧЬ,-
я вылез из палатки, задрал голову, чтобы взглянуть на небо,- и больше уже не смог опус­
тить ее, потому что за доли секун­
ды вся одежда накрепко застылаl .. Так, с задранной кверху головой, мне и пришлось тянуть нарты четы­
ре часа кряду. С тех пор мы стара­
лись успеть принять «рабочее» по­
ложение для тяги прежде, чем пла­
тье превратится в броню. Весь день 29 июня температура держалась -46
0
С, легкий ветер время от времени обжигал лицо и руки ... Следующей ночью температура была под нартами _540, а над ни­
ми -60
0
С». Первые дни были лишь прелю­
дией к пятинедельному испытанию, ожидавшему этих людей. Им надо было тянуть двое нарт с поклажей, весившей в общей сложности три­
ста пятьдесят килограммов, по сне­
гу, смерзшемуся настолько, что по­
лозья отказы вались скользить. Пер­
вые двое суток дневные этапы были по пятнадцать километров, затем ОНИ сократились до пяти, потом до трех, и наконец путешественники стали проходить по два километра в день -
больше не удавалось. На девятнадцатые сутки они раз­
били базовый лагерь недалеко от цели -
на мысе Крозир. До коло­
нии императорских пингвинов, на­
ходившейся в трех километрах, эти отважные люди шли еще пять дней. Как они не погибли, преодолевая в ночи ледяные склоны, преда­
тельские трещины, торосы? Как они не погибли на обратном пути к ба­
зовому лагерю с драгоценными трофеями в руках -
пятью яйцами, из которых два разбились пр.' ,'д­
дении,- когда вдруг задула кош­
марная пурга? Говоря «кошмарная», я нисколько не преувеличиваю: ве­
тер достиг 12 баллов по шкале Бо­
форта, то есть максимума, и дул, не стихая, двое с половиной суток. Па­
латку сорвало, и они лежали под защитой -
если можно так выра­
зиться -
ледовой стенки, соору­
женной собственными руками. И они выжилиl Да, они вышли живыми из этого «самого жуткого похода». Но ПОл­
тора года спустя двое участников -
Билл Уилсон и Барди Боуэрс -
по­
гибнут, возвращаясь со Скоттом с полюса. Они умрут от голода, из­
неможения и стужи, лежа в палатке всего в семнадцати километрах от промежуточного склада, где их ждала тонна провизии. И именно Черри-Гаррард восемь месяцев спустя, 12 ноября 1912 года, обна­
ружит с двумя спутниками эту па­
латку и в ней тела товарищей. По странному свойству челове­
ческой памяти неудачи и трагедии отпечатываются в ней сильнее, чем триумфы .. А среди побед гораздо больше запоминаются те, что были связаны с тяготами и страданиями, нежели иные, доставшиеся легко,­
пусть даже легкость была весьма относительной. Трагический исход и беспрнмерное мужество Скотта и его .спутников обессмертилн его неудачу, в то время как победнтель гонки к Южному полюсу Руаль Амундсен не то чтобы обойден вниманием, но нзвестен сегодняш­
ней публике несравненно меньше, а имена его товарищей просто за­
бытьi. Точно так же удачный поход Дейвида, Муосона и Маккея к маг­
нитному полюсу упоминается куда реже, чем неудачная попытка Шеклтона пересечь Антарктиче-
ский континент. Такая реакция, видимо, объясня­
ется тем, что трудности придают приключению драматизм, а траге­
дии производят на публику куда более сильное впечатление, чем «просто» успехи. В какой-то степе­
ни легкость победного рейда Амундсена разочаровала публнку, зато трагическая развязка экспе­
диции Скотта всколыхнула страсти. Все это представляется мне вели­
чайшей несправедливостью. Ведь кажущаяся (для несведущих) лег­
кость экспедиции Амундсена объяс­
няется исключительным мастерст­
ВОм полярного исследователя, его опытом, виртуозным владением техникой и умением принимать единственно верные решения. А гибель экспедиции Скотта многие относят на счет неумения руково­
дителя оценить степень риска. Можно вспомнить об обвинениях в «нерешительности» (читай -
в трусости), которым подвергся нор­
вежец Борхгревинк, в 1898-
1900 годах руководивший первыми зимовками на континенте. Они про­
шли в очень тяжелых условиях. Ле­
том Борхгревинк с двумя спутника­
ми совершил поход по шельфОВОму леднику Росса, дойдя до 78050' юж­
ной широты, самой южной точки, достигнутой к тому времени. По возвращении в Англию (экспеди­
ция, которой руководил энергич­
ный норвежец, была британской) Борхгревинк был жестоко раскрити­
кован президентом Королевского географического общества за то, что повернул назад, а не двинулся дальше к югу. При этом не учи ТЫ­
валось, что кто-то из них, а то и все трое, могли не вернуться из похода. С аналогичной реакцией, которую можно охарактеризовать как пре­
небрежительное равнодушие, столкнулся и Черри-Гаррард, доста­
вивший в Лондонский музей естест­
венной истории яйца император­
ских пингвинов. «Являюсь,- пишет ОН,-
к стар­
шему смотрителю священных яиц. Представляюсь: «Черри-Гаррард, единственный оставшийся в живых охотник за яйцами императорских пингвинов». Не стану при водить протокольную запись нашей бесе­
ды, передам лишь ее дух. Старший смотритель: «Кто вы такой? Что вам угодно? Здесь не яичный склад. Вы мешаете работать. Мне что, вы­
звать полицию? Если вам нужны крокодильи яйца, обратитесь к мис-
38 39 теру Брауну». Нахожу мистера Брау­
на, который ведет меня в кабинет Главного хранителя. Представляюсь с приличествую­
щей скромностью, говорю, что хо­
чу передать музею пингвиньи яйца. Главный хранитель берет яйца и, не удостоив меня ни единым словом благодарности, поворачивается и заводит о них разговор с Важной персоной. Я жду. Кровь у меня на­
чинает закипать. Разговор продол­
жается, как мне кажется, до беско­
нечности. Внезапно Главный хра­
нитель замечает мое присутствие, и оное вызывает у него явное раз­
дражение. Главный хранитель: «Вы можете идти». Герой-путешествен­
ник: «Соблаговолите выдать рас­
писку». При этом выражение его ли­
ца не оставляет сомнений, что в действительности он жаждет не расписки, а убийства,- это, видимо, доходит до будущей жертвы, ибо Путешественнику весьма скоро вру­
чают бумагу. Он оставляет музей с сознанием, что вел себя как джентльмен, однако это служит слабым утешением, и до вечера Путешественник рисует в вообра-
жении урок вежливости, который ему хотелось бы преподать Главно­
му хранителю посредством удара сапога». От подобного эпилога не застра­
ховано ни одно предприятие, итоги которого затем оценивают распоря­
дители кредитов. Глядя из уютного кабинета, они могут счесть, что «ре­
зультаты не оправдали надежд», что исполнителям не хватило на­
стойчивости, смелости, умения и то­
му подобное. В кратере Эребуса перед нами возникла дилемма: спускаться в колодец, на дне кото­
рого ворочалось озеро расплавлен­
ной лавы, или нет? Опыт работы возле лавового озера у меня был; несколько раз мы проводили иссле­
дования в чреве Ньира-Гонго в Заи­
ре и Эрта-Але в Эфиопии. Соблазн сравнить результаты прошлых изы­
сканий с данными, почерпнутыми в Антарктиде, был огромеи. Но на Эребусе со мной находились еще не обстрелянные вулкани~ескими бомбами новозеландцы ... С одной стороны, мысль уехать несолоно хлебавши с вулкана своей мечты, когда имелся шанс добыть вожделенные пробы, была невыно­
сима. Следовало ясно сказать себе, что другой возможности у меня не будет. С другой стороны, мог ли я ставить коллег в опасное положе­
ние ради интереса, пусть и очень большого, который представляют эруптивные газы? Перипетии одиссеи UJеклтона не выходили у меня из головы долгие часы, когда я шагал вдоль кромки кратера, глядя то на колодец, то на безбрежные просторы матери­
ка, скованного льдом. О человеке, которому удалось избежать ковар­
ных ловушек, часто говорят: «Ему повезло». Так говорили и о UJеклто­
не. Действительно, без того, что на­
зывают «везением», «удачей», луч­
ше не выбирать себе профессию полярного путешественника. Одна­
ко, когда человек на протяжении многих лет совершает подвиги на грани невозможного, когда он воз­
вращается из жесточайших испыта­
ний живым, не потеряв ни единого спутника, это значит, что, помимо прочих качеств, он обладает способ­
ностью принимать, подчас в считан­
ные секунды, еДИНСТlilенно правиль­
ное решение. Искусство принятия решений с поразительной наглядностью мож­
но проследить на примере одиссеи экипажа «Эндьюранса» под ко­
мандованием UJеклтона, длившей­
ся шестнадцать месяцеlil. Ему надо было решать, что делать, когда судно попало во льды; решать, что делать, когда несколько месяцев спустя давление льдов стало реаль­
но угрожать корпусу; решать, когда и как покинуть корабль; решать, когда и как грузиться в спасатель­
ные шлюпки и куда направляться; решать, каким образом подобрать­
ся к пустынному островку Элефан­
ту, до которого они доплыли не по случайности или чудом, но благода­
ря знаниям, воле, выдержке, физи­
ческой силе и опыту капитана; ре­
шать, где и как устроиться на обле­
денелом куске скалы; решать, куда отправиться за помощью,- а затем пересечь в шестиметровой шлюпке семьсот шестьдесят миль по бушу­
ющему океану под дикими ветра­
ми ... Опыт подсказал UJеклтону, что плыть следует не к Фолклендским островам и не к Огненной Земле, до которых было четыреста миль, а к Южной Георгии, хотя этот остров отстоял почти .в два раза дальше. Любой (или почти любой) моряк двинулся бы к ближайшей обитае­
мой земле -
и наверняка погиб бы, потому что ветры не позволили бы ему дойти. Только человек, знав­
ший полярные моря, как UJеклтон, мог совершить такой на первый взгляд дикий выбор. То же отно­
сится и к выбору места подхода к Южной Георгии, а затем способу спасения оставленных товарищей. Подход при сильном ветре к это­
му скалистому острову -
вещь не­
шуточная. Немало моряков погибло у берегов Южной Георгии. UJеклтон и его спутники сошли на берег це­
лые и невредимые. Несколько дней они восстанавливали силы. Затем Шеклтон с двумя товарищами за тридцать шесть часов без альпи­
нистского снаряжения пересекли ледники и горный хребет высотой около трех тысяч метров. Девять человек из десяти попытались бы обогнуть остров по морю. Но про­
фессиональный моряк Шеклтон знал, что попытка эта почти наверня­
ка закончится гибелью. Он предпо­
чел альпинизм и через сутки с поло­
виной пришел в Грютвикен, крохот­
ный норвежский порт на восточ­
ном берегу, где жили китобои. я вспоминал о своих прославлен­
ных предшественниках, думая о дилемме, поставленной передо мной Эребусом. Конечно, я не со­
бирался идти на риск только ради того, чтобы потом не быть подверг­
нутым критике со стороны высоких инстанций -
прежде всего потому, что не считал их компетентными. Но решение о спуске в колодец следовало принять в течение двух­
трех дней, дольше задерживаться в кратере было бессмысленно. Наблюдатели насчитали около шестидесяти взрывов за двадцать семь дней. Таким образом, в сред­
нем приходилось по два взрыва на сутки. Но ЭТО в среднем. На самом деле жерло молчало иногда целыми сутками, а однажды -
тридцать шесть часов. С другой стороны, слу­
чалось, Фил фиксировал по два, а то и по три взрыва в час. Таким обра­
зом, задача сводилась к тому, что­
бы, уловив затишье, успеть спус­
титься к лавовому озеру, взять пробы, произвести замеры и под­
няться на днище кратера. Нам показалось, что в ритме взрывов прослеживается законо­
мерность -
они чаще громыхали вечером и ночью. Затем в течение утренних часов воцарялась тишина. Я решил, что если в ближайшие два дня картина не изменится, на третьи сутки проведем спуск ... Мы ждали в полной готовности. Открывшаяся картина была по­
истине грандиозной. Внизу, на дне колодца, всполохами розовело озе­
ро расплава, впереди поднимался конус соседней горы, с которой сползали языки ледников, искрив­
шиеся под полуночным солнцем. Около четырех часов утра послы­
шался довольно сильный взрыв. До нас долетели клочья лавы. Ну все, теперь, если до следующего взры ­
ва пройдет хотя бы четыре часа, мы спускаемся в жерло! В течение следующих пятидеся­
ти минут раздались два взрыва. Эребус как был, так и остался не­
предсказуемым. Я отказался от по­
пытки спуска. Предстояло возвра­
щаться домой -
за тысячи кило­
метров от цели, лежавшей всего в ста двадцати метрах от нас,- ру­
кой подать. Перевел с французского Ю. МЕЛЬНИК 40 иrорь мосин. Haw спец. корр. ер., .. .... ,в.,.м Н ад кромкой леса только-только выгнулась горбушка огненно­
багрового солнца, а мы уже были на ногах. Валентин Сергеевич тщательно проверил накануне со­
бранное снаряжение и, придирчиво оглядывая меня, говорит: -
Готов, что ли? Пора идти ... Шагать по утреннему холодку, мяг­
кой проселочной дорогой -
одно удовольствие. Идем молча, вчера до­
поздна проговорили. В деревню Бубоницы, что находит­
ся в глубинке Калининекой области, Ji, приехал, узнав о необычном экс­
перименте, который провел кандидат биологических наук Валентин Сер­
геевич Пажетнов. В Москве специа­
листы вполне серьезно говорили о нем: (<Знаете, а ведь он несколько лет с медведями в лесу прожил. Порази­
тельные научные результаты полу­
чил ... » Валентин Сергеевич и его жена Светлана Ивановна -
сотрудники Центрально-лесного государственно­
го биосферного заповедника. А изу­
чают они влияние хозяйственной деятельности человека на природу. Вчера, еще только подходя к их дому, я увидел огромную клыкастую морду хозяина леса, вырезанную из обыч­
ного пня. Как я позже узнал, выре­
зал ее сам хозяин. А когда пере­
шагнул порог избы, многое сразу мне стало понятным и без объяснений Валентина Сергеевича. На шкафу стояли деревянные фигурки медве­
дей, на стене -
картины с изображе­
ниями сцен охоты на косолапых. И лишь на столе красовалась умело обработанная волчья лапа, из которой торчали карандаши. Подарил сын, как выяснилось, тоже биолог. Валентин Пажетнов -
один из ве­
дущих в стране специалистов по мед­
ведям. Практнчески всю свою ЖИЗНЬ в науке он посвятил изучению этого зверя. К тому же Валентин Сергее­
вич прекрасный рассказчик, слу­
шаешь его и времени не замечаешь. -
Всем только кажется, что мы про медведей все знаем. А на самом деле в них много загадочного. На­
пример, охотники еще осенью заме­
чают, где косолапый залегает в бер­
логу. Не беспокоят его; за десять верст, можно сказать, обходят это место, чтобы тот ничего не заподоз­
рил. А в один из зимних дней обкла­
дывают берлогу со всех сторон, осто­
рожно подкрадываются и... по сле-
дам вдруг узнают, что медведь за сут­
ки-двое до этого ушел. Но ведь его буквально никто не тревожил. Как прознал он про предстоящую охо­
ту? -
вопрошающе восклицает Па­
жетнов, но, не ожидая ответа, про­
должает: -
А назовите мне живот­
ное, которое более способно к обуче­
нию? В цирке медведи н в футбол иг­
рают, и на велосипедах катаются, и акробатикой занимаются. Причем, учатся с удовольствием, даже, скажу, осмысленно. Недаром в Якутии го­
ворят: «Медведь умен, как человек, и если не говорит, то ТОЛЬКО потому, что не хочет ». Раньше, бывало, цыга­
не ходили с косолапыми по ярмар­
кам, базарам и заставляли их пля­
сать, скоморошничать. При желании можно было и побороться с мишкой. Его довольно хитро дрессировали, что тоже целая наука. Один раз он по­
борол человека, а другой -
поддался. Иначе какой интерес почтенной пуб­
лике? В России медвежья забава бы­
ла широко распространена. Я и то помню присказку: «Ну-ко, мишенька, встань, перевались, с боку на бок пе­
ремостись, честным людям поклонись и молодцам покажись ... » -
Валентин Сергеевич смеется.- Кстати заме­
тить, у нас в округе новый медведь объявился. Утром познакомимся. -
Но вы обещали рассказать о своем эксперименте,- напоминаю я. -
Уже поздно, отложим на завт­
ра. В лесу и расскажу, нагляднее чтобы было ... С проселочной дороги сворачиваем на едва приметную среди деревьев тропинку. Идти становится труднее. Впереди размеренно вышагивает Па­
жетнов, а я думаю о том, что ему повезло в жизни на серьезных учи­
телей. Первым был столяр, дед Зин­
ченко, о котором, Валентин Сергеевич вспомнил сразу, как только я попро­
сил его рассказать о себе. Как выра­
зился Пажетнов, сознательная жизнь его тогда и началась. Как-то столя­
рам заказ дали -
ручки для лопат сделать. Большинство рабочих рубан­
ком заготовку «шуранут» -
и в сто­
рону. А дед каждую осматривал, ес­
ли попадалась с сучками, то брако­
вал
. Потом не спеша выбранную за­
готовку обстругивал, шкуркой наж­
дачной чистил. Вокруг смеялись: «Что ты, дед, для Эрмитажа ручки де­
лаешь?» А тот спокойно, с достоин­
ством отвечал: «Не могу халтурить, соблазну раз только поддайся -
про-
пал человек. То, что делает Зинченко, должно быть на совесть». Н а всю жизнь запомнил эти слова Пажет­
нов. Понял, что для старика сущест­
вовало не просто дерево -
материал, а средство выражения самого себя. Работа с деревом для Зинченко бы­
ла, говоря словами Валентина Сер­
геевича, «обоюдным уважением друг к другу». И после, за что бы Пажет­
нов ни брался, делал добротно, на совесть. Такое отношение к труду ковало 11 его характер -
упрямый, стойкий, и это ему вскоре очень при­
годилось. Во время службы в армии увлекся Валентин Сергеевич гимнастикой. Но однажды сорвался со снаряда. С тя­
желой травмой положили его в госпи­
таль. Врачи сказали -
хочешь хо­
дить, начинай двигаться, несмотря на боль. Пажетнов мог передвигаться лишь на четвереньках. Тогда привя­
зал он к коленям и локтям дощеч­
ки и по 18 часов в сутки, намертво сцепив зубы, чтобы не закричать, из­
мерял вдоль и поперек больничную палату. Когда же его выписали, на полу остались от таких тренировок отполированные углубления. У волившись в запас, Валентин по­
ехал в Сибирь, где четыре года добы­
вал пушнину. По три месяца из тайги не выходил. Он сумел окон­
чить заочно Всесоюзный сельскохо­
зяйственный институт, защитил дис­
сертацию. И вот уже более пятна­
дцати лет работает в Центрально­
лесном заповеднике. Вся его преды­
дущая жизнь стала как бы прологом к эксперименту с медведями -
про­
вести с ними в лесу два года не каждый решится и не каждый сгодит­
ся. Пажетнов к нему был готов ... -
Привал,- командует Валентин Сергеевич, сбрасывая рюкзак на тра­
ву. И я с радостью освобождаюсь от своей поклажи, растягиваюсь на мяг­
кой пружинистой траве. Над головой тихо перешептывается листва де­
ревьев, где-то рядом журчит ручей -
красота. Вполне возможно, что по­
близости притаился, наблюдает за нами и хозяин леса. От этой мысли лирическое настроение моментально исчезает. Я поворачиваюсь к Пажет­
нову и спрашиваю: -
Выходит, умный зверь -
мед­
ведь? -
А иначе,- пожимает плечами Валентин Сергеевич,- чего бы это народ складывал про Михайло Ми-
42 J I :: i с 43 хайловича Топтыгина столько басен, песен, сказок. А пословиц -
так и не перечесть. Да меткие какие! У многих народов по поверью медведь прежде был человеком-богатырем, которого злой волшебник превратил в зверя. Некоторые охотники в старину, встречаясь с ним, просили прежде извинения и только потом убивали ... Сейчас ученые уже установили, что по своему развитию медведь стоит на третьем месте после дель­
фина и обезьяны. Полное одиночест­
во и разобщенность с представите­
лями своего рода сделали косолапо­
го суровым и молчаливо-угрюмым. Медведи питаются в основном ко­
реньями, ягодами, плодами, грибами, хотя в их меню входит и мясное блюдо ... Причем у них довольно изы­
сканный гастрономический вкус­
червивый гриб есть не станут. К то­
му же зверь очень чуткий и осторож­
ный. Известны случаи, когда медве­
ди годами жили на виноградниках, а хозяева плантаций даже не подозре­
вали об этом. За триста метров косо­
лапый способен услышать любой не­
знакомый звук и вовремя принять меры предосторожности. Но вот бы­
вали и такие случаи. Нападал мед­
ведь на лошадь или корову, и если сразу свалить не мог, то в драке до того входил в азарт, что не замечал иногда, как верхом на своей добыче въезжал в деревню, к изумлению жи­
телей ... После короткого отдыха мы снова отправляемся в путь. Теперь и тро­
пок нет, продираемся сквозь буре­
ломы, густой кустарник ... Самая на­
стоящая глушь. Но именно в такой чащобе и должен обитать хозяин ле­
са. Каково же было мое изумление, когда часам к пяти вечера перед на­
ми открылось овсяное поле, окру­
женное со всех сторон деревьями. -
Видите медвежьи следы? -
по­
казывает Пажетнов.- Косолапые здесь частые гости, овсецом прихо­
дят лакомиться. На краю леса, под кроной разла­
пистой ели, устраиваем наблюдатель­
ный пункт. Отсюда хорошо видны ме­
ста, где, как предполагает Валентин Сергеевич, может появиться медведь-
новосел. -
А знаете, как в старину ло­
вили косолапых? -
минуту спустя спрашивает вдруг Пажетнов.- Так вот, дупло, где дикие пчелы устроили улей, обносили деревянным кру­
гом -
манжетом. Медведю надо бы­
ло его преодолеть, чтобы добраться до лакомства. Он хватался за слабо укрепленный помост и падал в ло­
вушку ... Проходит час, два, три. Сумерки мягко гасят все дневные шорохи. Я не отрываюсь от бинокля, НО от долгого лежания тело начинает неметь. И тут, почти рядом, кажется, над самым ухом, раздается громкий и резкий звук, похожий на выстрел. От неожи­
данности я вздрагиваю и роняю би­
нокль. В ту же секунду кто-то груз­
ный и тяжелый, треща сучьями, стал стремительно удаляться в глубь леса. -
Ай да косолапый! -
видя мою растерянность, рассмеялся Валентин Сергеевич.-
Обманул все же нас, на испуг взял. Ну молодчина! Охотники такой прием называют «медведь дуги гнет». Вот подкрадывается топтыгин к полю, а на душе у него неспокой­
но -
открытое все же пространст­
ВО,-
и чтобы проверить, нет ли рядом зевак вроде нас, выбирает лесину по­
суше и с шумом ломает ее. Потом слушает -
не выдаст ли себя чем че­
ловек ... Объегорил, выходит, и нас. Но как неслышно подобрался! Не зря, видно, ходит молва, что медведь ле­
шему родной брат ... Возвращаться домой далековато, да и поздно уже. Решаем заночевать в лесу. Собрали валежник для кост­
ра -
сухое дерево полыхнуло сразу. И тут я не выдержал, напомнил Па­
жетнову об обещании рассказать о своей жизни в лесу во время экспе­
римента. Шутка ли, два года провести бок о бок с осиротевшими медвежата­
ми, полностью заменив им мать! -
Да помню, помню,- кивает Ва­
лентин Сергеевич и задумчиво смот­
рит на пламя костра.- Сейчас для такого рассказа самое время подо­
шло. Ведь ты и сам видел, как мед­
ведь только что с нами обошелся. Значит, и понимать должен -
сов­
сем не простой это зверь ... Уже почти стемнело, огонь костра багрово высвечивает неторопливо на­
чавшего свой рассказ Пажетнова. Идея будущего эксперимента воз­
никла у члена-корреспондента АН СССР Леонида Викторовича Кру­
шинского, I\ОТОРЫЙ И стал научным руководителем Пажетнова. Крушин­
ский задумал взять осиротевших мед­
вежат и попытаться во всем заме­
нить им медведицу, ведь такой экспе­
римент дал бы возможность детально изучить образ жизни медведя в лесу, формирование его психики, привы­
чек, навыков буквально с первых шагов. Пажетнова это предложение увлекло. К эксперименту готовились серьезно и основательно, несколько лет. Но получилось так, что начать работать пришлось гораздо раньше, чем планировали. Валентин Сергеевич вел наблюде­
ние за берлогой, в которой должна была появиться медвежья семья. И вот, в один из дней, из своего логова вылезла медведица. Поднялась на задние лапы, долго осматривалась, нюхая воздух, и уж неизвестно, как случилось, но Пажетнова она запри­
метила. Недолго думая, бросилась наутек, оставив своих малышей на произвол судьбы. В этот период ма­
теринский инстинкт у них не слиш­
ком сильный, и медведица вполне спо­
собна на такой «бесчеловечный» поступок. Пришлось Валентину Сергеевичу забрать медвежат из берлоги. Было им не больше трех месяцев, весили они где-то килограмма по два с по­
ловиной. Выходить наружу еще боя­
лись, и Пажетнов стал с ними жить в палатке, которую пришлось разбить неподалеку. Назвал он их Катя, Яша и Тоша. Кормил из соски коровьим молоком, но понемногу, чтобы они по­
стоянно испытывали чувство голода. Кстати, медвежонок способен про­
жить без пищи три дня. Медведи­
ца не очень-то балует своих чад. А чувство голода заставляет их прояв­
лять повышенную активность, энер­
гичнее знакомиться с окружающим миром. Через неделю совместного прожи­
вания косолапые впервые решились выйти следом за Пажетновым из па­
латки. Вот тут-то и начались неожи­
данности. Медвежата, не обращая на него никакого внимания, вдруг нача­
ли ковыряться в трухлявых пнях, отдирать закисшую кору и искать ли­
чинки насекомых, словно их кто-то уже научил этому. А когда появилась первая травка, Валентин Сергеевич стал давать медвежатам молоко и совсем редко. Они же без тени сму­
щения спокойно перешли на поднож­
ный корм, будто давно знали, что можно есть, а чего нельзя. Пажетно­
ву оставалось просто наблюдать за ними. -
Однажды произошел забавный случай,- продолжал Валентин Сер­
геевич.- Раз в две недели жена при­
носила мне крупу, сахар, сухари ... Кстати, без ее помощи такой чисто­
ты эксперимент никогда бы у меня не получился. Так вот! Я уже долго жил в лесу, и она решила меня побаловать -
положила в рюкзак жареные пирожки. Но мне ничего об этом не сказала. Ведь мы с ней, встречаясь, объяснялись только зна­
ками. Нельзя было, чтобы мои подо­
печные даже случайно услышали бы человеческую речь. А после ее ухо­
да косолапые вдруг занервничали, начали на меня бросаться в букваль­
ном смысле. Пусть и маленькие, а задать хорошую трепку без труда мо­
гут. Я же не пойму, в чем дело. По­
том лишь догадался, что в рюкзаке что-то есть. Те пирожки и обнаружил. А куда их? Выбросить нельзя­
мишки съедят, нарушится экспери­
мент. Пришлось пятнадцать километ­
ров по лесу бежать до избушки, где была временная стоянка ... В первые месяцы после выхода из берлоги медвежата на удивление добродушны и бесстрашны. Они без боязни шли на любой звук, могли приблизиться не только к человеку, но и к зверю. Видимо, в этот период самая главная функция медведицы в том и состоит, чтобы оберегать ма­
лышей от подобных опрометчивых шагов. Ведь и сохатый, и кабан, и лошадь без особого труда могут по­
губить малыша. Но примерно в возра­
сте пяти с половиной месяцев у мед­
вежат уже начинает проявляться обо­
ронительная реакция. Из бесшабаш­
ных мишек они превращаются в очень осторожных и даже пугливых зверей: при малейшем незнакомом звуке мигом вскарабкиваются на де­
рево. За пять секунд косолапый взбирается на высоту до 30 метров. А всего за день медвежата «наби­
рают» по деревьям до километра. Причем могут просидеть несколько часов, пока не удостоверятся, что опасность миновала. Пажетнову в та­
ком случае приходилось спать под их деревом. Условиями эксперимента преду­
сматривался хронометраж и запись буквально каждого движения подо­
печных. За два года исследователь сменил четыре секундомера. Ночью он обрабатывал записи, анализировал их. На сон оставалось не так уж и много, потому ЧТО подняться медве­
жата могли и в семь утра, и в три ча­
са ночи. Проспать такой момент Ва­
лентин Сергеевич не имел права, он должен был всегда находиться с ними рядом и фиксировать, ЧТО они делают. Особенно нелегко приходилось Па­
жетнову в непогоду. Мишкам это все равно: густая шерсть предохраняет их нцдежно, а корм они ищут постоян­
но. И Валентину Сергеевичу прихо­
дилось днем питаться теми же расте­
ниями, что и медведи, но, конечно, выборочно. Лишь ночью, когда они засыпали, он мог себе кое-что при­
.готовить человеческое. Первый год огонь вообще не разжигал и питался исключительно всухомятку. Лесные скитания наложили на него своеоб­
разный отпечаток -
он сильно поху­
дел, осунулся, замкнулся в себе. Ког ­
да после возвращения домой жена накрыла на стол, Валентин Сергее-
вич искренне удивился обилию пи­
щи и пошутил: «Надо же, как много еды, мне бы иван-чая пучок, и хва­
тит ... » Малиново рдели, перемигивались пышущие жаром накаленные уголья костра. Они завораживали, гипноти­
зировали. Подброшенная Пажетно­
вым охапка сучьев выбила из огне­
вища сноп искр, и пламя осторожно стало покусывать свежую добычу. Да, в лесу без огня плохо, беда. Как же Валентин Сергеевич обходился? -
Самый сложный период был,­
продолжал задумчиво Пажетнов,­
когда медвежатам пришла пора зале-
гать в берлогу. На дворе ноябрь­
снег, мороз, а они бегают по лесу, веселятся. Я не выдержал, залег в свою « берлогу » -
палатку. Мишки тут же попытались пристроиться ко мне на зимовку под бок, но я не дал. Необходимо было выяснить, способ­
ны ли они сами построить себе берло­
гу. Лежу неделю, другую. Шевелить­
ся нельзя -
косолапые сразу поймут, что я не сплю. Даже придумал спе­
циальные упражнения, чтобы не за­
мерзнуть. Выйду ночью, разомнусь, Валентин Сергеевич Пажетнов. а все остальное время лежу тихо. Но медвежата и не думали залегать. Приблизятся к палатке и часами подслушивают, что там их «мамаша» поделывает. Отчаялся я, сам им леж­
бище построил -
никакого эффекта, ноль внимания. Наконец смотрю, не­
далеко от палатки медвежата уверен­
но начали по всем правилам мед­
вежьей науки устраивать себе берло­
гу. Причем проделали они эту опе­
рацию так привычно и умело, словно десятки раз ее выполняли. В общем, 44 45 с ни своим поведением очень убеди­
тельно мне доказали, что с самого рождения способны устроить свою жизнь в лесу ... Да, эксперимент Пажетнова позво­
лил по-новому взглянуть и на мно­
гие другие стороны жизни косола­
пых. Существовало укоренившееся мнение, что весна для медведей самое трудное время -
только вышли из зимовки, отощавшие, а растительно­
сти еще нет. Теперь ясно -
такое представление ошибочно. По наблю­
дениям Пажетнова, медведь после спячки по крайней мере первые две недели ест очень мало. В основном сухую хвою ели, которую использует, грубо говоря, для приведения пище­
вого тракта в норму. Кроме того, медведи выходят из спячки с еще не полностью истраченным жировым за­
пасом, и им не составляет никако­
го труда дожить до первой зелени. Когда Валентин Сергеевич встретил своих медвежат после их первой зи­
мовки и поднес им корочку черного хлеба -
любимое лакомство,- они даже не обнюхали его. Как ни удивительно, самый опас­
ный для медведей период -
осень. К спячке они должны накопить за­
пасы жира, а его косолапые наго­
няют с помощью какого-то главного корма, к которому привыкли с детст­
ва. В разных районах это может быть овес, рябина, кедровые орехи ... И если случается на них неурожайный год, то зверь оказывается в беде. Заме­
чено, например, что в Сибири, когда неурожай кедровых орехов, появляет­
ся много медведей-шатунов. В поис­
ках орехов они покрывают огромные расстояния. У шатунов, видимо, про­
исходит перестройка психики. Они никого не боятся -
нападают на до-
машних животных, даже на людей. Причем интересная деталь -
мед­
ведь всегда ищет только тот корм, к которому привык. При любых у с ло­
виях он не заменит кедровые орехи, скажем, овсом, и наоборот. В этом проявляется своеобразный консерва­
тизм медвежьей психики ... Ветки трещали, пожираемые огнем, искры летели во все стороны. От го­
рящих головешек вспыхнула листва у самых ног. Валентин Сергеевич быстро забил огонь еловой веткой. -
Катьки нет на наш костер,­
усмехнувшись, проговорил ОН.- Она бы его быстренько потушила. Медве­
ди по своей натуре -
пожарные, ни в жизнь не пройдут мимо огня, обя­
зательно загасят. Когда я на втором году своего прозябания в лесу раз­
жег погреться первый раз костер, Катька сразу возмутилась, заволно­
валась и ну лбом ветки тушить. Об­
горела даже немного, но костер уни­
чтожила. -
Как же вы согласились на та­
кой эксперимент? -
спросил Я.­
ВЫ ведь, наверное, и не представляли, с к олько вас ждет неожиданностей? -
С одной стороны,- вороша тлеющие угли, произнес Пажетнов,­
хотелось побольше узнать о медве­
дях, а с другой -
выяснить, можно ли медвежат, оставшихся без матери, вернуть в лоно природы. Сейчас это целая проблема. у нас в стране на сегодняшний день насчитывается около ста тысяч медведей, ежегодно почти две тысячи медвежат остают­
ся сиротами -
или охотники мать за­
губили, или просто ее спугнули. Ес­
ли же медведи попадают к людям, то через два-три года их все равно при­
ходится убивать. Выхода нет! Мед­
ведь по своей натуре зверь-одиночка. Когда он маленький, с ним приятно побаловаться, но взрослый мишка способен много бед натворить. А в лесу одомашненный зверь жить не может, зоопарки его брать отказы­
ваются -
СВОИХ полно, медведи в не­
воле прекрасно размножаются. Вот она, проблема ... Недавно Пажетнов закончил раз­
работку методики по во с питанию оси­
ротевших медвежат и надеется в скором времени создать у нас в стра­
не заповедник, в котором бы растили осиротевших медвежат. Два-три человека способны по ней подгото­
вить к жизни в лесу 10-15 малы­
шей. И Валентин Сергеевич уверен, что это дело пора поставить на разум­
ную основу. Тем более что и в зоопар­
ках страны каждый год рождается немало косолапых, которых не знают, куда девать. Медведь действительно драгоценный зверь, и относиться к нему пора по-хозяЙски. -
Кстати,- замечает Пажет-
НОВ,-
за рубежом также ПРОВОДИ­
лись опыты по возвращению мед­
вежат к лесной жизни. Их подкла­
дывали к медведицам зимой в бер­
логу или просто выпускали в лес. Но все попытки оканчивались неуда­
чей. Сейчас мы уже знаем, как пра­
вильно растить и возвращать в при­
роду медвежат. И этот опыт необхо­
димо применять на практике.-
Ва­
лентин Сергеевич на некоторое вре­
мя замолчал, глядя на затухающий костер, потом вздохнул и с улыбкой добавил: -
Однако светать скоро начнет, спать пора. Может, опять встречусь с косолапыми. Ведь мы с ними, бывает, и во сне по лесу бро­
дим ... Калининская область В. 3 А Д О Р О Ж Н Ы и ЧЕПОВЕК,СОТВОРИВШИЙ С
ловосочетание «Бермудский треугольнию> сразу настраи­
вает на тревожный лад. Но мы расскажем о созидании, о том, как одному из островов Бермуд­
ского архипелага -
Нонсачу -
был возвращен первозданный облик. Нонсач -
клочок суши площадью в шесть гектаров. До прихода ев­
ропейцев остров мог похвастаться многим: обилием живности, боль­
шим лесом, долиной, двум,я болот­
цами. Затем колонисты привезли сюда свиней и коз, которые стали свободно повсюду пастись и без меры плодиться. Люди жгли, руби­
ли, корчевали. Свиньи подрывали корни, козы обгладывали ростки и вытаптывали траву. Когда рубить, обгладывать и вытаптывать стало нечего, на Нонсаче расположился карантинный пункт для лиц, пора­
женных желтой лихорадкой. Толпы временных обитателей и вовсе не щадили остров. Исчезли птицы, рептилии и б6льшая часть насеко­
мых. Разор довершило нашествие крыс. К середине нашего века остров обрел вид голого камня в море, чуть при крытого чахлой травкой. Но там рос еще и кедр. Последний кедр из тысяч. Тощающие остров­
ные крысы наверняка сожрали бы тройку доживающих свой век коз, их опередили солдаты с соседней америкаиской военно-воздушной базы. Коз изжарили. Кедр срубили: дерево мешало протянуть антенну во время маневров. Именно в это время Нонсачем заинтересовался подросток по име­
ни Дзвид УингеЙт. Он родился на Бермуде -
самом большом остро­
ве архипелага. С детства возился с паучками, бегал на пруды наблю­
дать за цаплями и утками. В том воз­
расте, когда мальчишки мечтают о пиратских кладах, Дэвид грезил о сокровище, которое природа таит от людей очень давно. Он задался целью отыскать бермудского тай­
фунника -
птицу, которую чело­
век видел в последний раз в 1620 го­
ду. До того, как на островах появи­
лись первые английские поселенцы, здесь было не меньше миллиона тайфунников. Губернатор докла­
дывал в метрополию: «Кругом без счета жирной и вкусной птицы, ко­
торая сама идет в руки, словно про­
сится в котел». Колонистам хвати­
ло восьми лет, чтобы истребить тайфунника вчистую. Это была пти­
ца размером с голубя, но с мощ­
НЫМИ широкими крыльями. Меся­
цами тайфунники путешествовали над океаном, но неизменно возв­
ращались на Нонсач и соседние ост­
рова: здесь, в норах под кедрами, птицы выращива,ЛИ потомство. В период гнездования они пугали мо­
ряков тягучим «дьявольским» кри­
ком. И Дэвид Уингейт нашел-таки, что искал! Правда, не в одиночку, а вместе с орнитологами, которым взялся помогать. Но и ученые не предполагали, что на голом, опус­
телом Нонсаче тайфунники упрямо возвращаются к корням давно не существующих кедров. Окончив университет, Уингейт попросился на Нонсач: он решил вести наблюдения за найденными птицами. Но что такое для молодо­
го энтузиаста-биолога три десятка особей! В его голове уже сложился фантастический план: восстановить остров в экологической целостно­
сти, дабы тот мог со временем при­
нять тысячи и тысячи птиц. Засучив рукава, Уингейт принял­
ся творить свой собственный мир. Ни в шесть дней, ни даже в шесть лет он не уложился. Сотворение мира потребовало куда большего срока. Тогда, тридцать лет назад, Уингейт первым делом добился признания Нонсача заповедной зо­
ной. Начинать следовало с раститель­
ности. Семья неделями не видела ученого -
он пропадал на своем острове. Тщательно проверял все саженцы, все семена: страшно боял­
ся заразных болезней и вредителей. Случались дни -
высаживал по сот­
не, по две сотни деревьев. Поли­
вал, окапывал, пропалывал... Вско­
ре к Уингейту присоединилась мо­
лодая жена: супруги обзавелись до­
мом, приусадебным хозяйством­
жизнь пошла веселее. Не забывал ученый и о животном мире. Только завозил с соседних островов не всякой твари по паре, а лишь те виды, которые и прежде жили на Нонсаче. Перечисление их заняло бы страницу, если не боль­
ше. Достаточно сказать, что дело дошло даже до моллюсков в при­
брежной полосе -
их раковины нужны ракам-отшельникам, а раки нужны птицам, а птицы нужны ... ну и так далее. Все пищевые цепочки надо было продумать, организо ­
вать и отладить. Чуть зазевался, не рассчитал, и вот уже кто-то кого-то съел -
целой популяции как не бывало. Пока съеденных заменяешь новыми, того гляди перемрут по­
бедители. Вот и крутись! Первые пять лет лихорадочной деятельности прошли словно жут­
кий сон. Один вид растений пре­
красно приживался и внезапно по-
46 ОСТРОВ 47 гибал, другой так и не поднимался от земли. Взять, например, кедры ... Их Уингейт разве что за макушки не тянул, все шло прекрасно, и вдруг две тысячи деревьев иссохли от за­
везенной инфекции. Моллюскам понравилось на новом месте, но за неделю они погибли все до едино­
го. Крыс, казалось бы, всех извел -
и на тебе: объявляются недобитки, плодятся в несметных количест­
вах. Уингейт каждый раз с тяжелой душой отлучался с Нонсача -
какой разор еще застанет он по приездеl Как-то буря разбила лодку в щепы и заперла Дзвида с семьей на остро ­
ве. Полгода длил ось вынужденное заключение. Но вот кончилось пи­
тание для малютки сына, и Уингейту пришлось в шторм вплавь преодо­
леть полкилометра до соседнего острова. Работа кипела. Все больше расте­
ний и животных приживалось на Нонсаче. В Гамильтон, столицу ар­
хипелага, Уингейт наезжал только для того, чтобы не одичать и посо­
ветоваться с коллегами. И вдруг­
несчастье. От взрыва керосинки тра­
гически погибла жена УингеЙта. Наступила черная полоса. Беда усу ­
губилась тем, что ученый узнал о результатах исследований биоло­
гов: лесок, крепнущий на Нонсаче, оказался сплошь из нехарактерных для острова пород... Похожий, очень похожий на прежние лесок, да не тот! Десять лет пошли прахом. Дело в том, что главным замыс­
лом Уингейта было дать острову исконную при роду. Пестрота рас ­
тительности, которая поражает ту­
ристов на Бермудских островах, объясняется тем, что сюда были свезены растения из разных кон­
цов света, большинство быстро ак­
климатизировалось. Д первоздан­
ная флора Бермуд насчитывала не­
много видов, находившихся в иде-' альном равновесии. Уингеi:iт брался восстановить это равновесие. И вот его метод подвергся суровому ис­
пытанию. Породы были выбраны ошибочно. Многие сдались бы, пошли на компромисс. Но Уингей т взялся за топор ... Теперь он может расска­
зывать об этом с улыбко й, однако легкое подергивание губ напоми­
нает о тех годах. Сыновья уехали учиться на Бермуду, и долгие годы Дэвид оставался настоящим Робин­
зоном. Уингейт допустил единственный компромисс -
стал вносить удоб­
рения, чтобы новые и правильно по­
добранные породы (наконец-то!) не испытывали недостатка в пита­
нии. Однако, и здесь ученого ждал сюрприз: количество крабов уве­
личилось в десятки раз! Ночью по тропинкам нельзя было ходить­
они шевелились от кишащих кра­
бов, которым пришлись по вкусу органические удобрения. Уингейт не растерялся: он давно ждал мо ­
мента завести цапель. Правда, эн­
демичные цапли -
природа созда ­
ла их с короткими ногами, чтобы легче было гоняться за крабами в подлеске,- безвозвратно вымерли. Д переселенцев, принадлежащих к очень близкому виду, пришлось приучать к новой для них пище. Еженощно хозяин острова собирал по четыреста крабов и « доказывал » цаплям, что это очень вкусно. Те­
перь сотня птиц легко контролиру­
ет крабье население. Уингейт даже втайне надеется, что с г одами у них станут короче ноги. Ныне Дэвид Уингейт бывает на Нонсаче только наездами: он зани ­
мает важный пост главного инспек­
тора по охране природы всего ар­
хипелага. Но и остров теперь не нуждается в повседневной опеке. Он уже существует сам по себе, без челове к а, чего так целеустрем-
ленно тридцать лет добивался Уин­
геЙт. Нонсач теперь не узнать. Ветер шумит в кронах пальм и кедров. На острове все как полагается: мно­
го живности, большой лес, долина, два болотца. д у Дэвида Уингейта хлопот прибавилось -
хотя приро­
да островов пострадала несильно и есть заповедные территории, тем не менее каждый год постройки и дороги съедают десять гектаров земли -
почти два Нонсача. По масштабам архипелага -
много. Что до тайфунников, для которых Уингейт и сотворил остров, ТО их становится все больше и больше. Мелкие случайности уже не угрожа­
ют колонии -
в позапрошлом году прибавилось тридцать птенцов, а в прошлом -
тридцать пять. К 2020 году будет тысяча пар, «а вот К 2050 году ... » -грезит УингеЙт. Он не печалится, что не доживет до этого,- в завещании Дэвид распо­
рядился похоронить себя на Нонса­
че, рядом с женой. На острове, ко­
торый ОН сотворил. В сентябре 1986 года анг­
лийское водолазное суд­
но «Дипвотер-2» пришло в Баренцево море и вста­
ло в точке над затонув­
шим на глубине 260 метров бри-
танским крейсером «Эдинбург». По­
сле пятилетнего перерыва была про­
должена глубоководная операЦия по спасению золотого груза. Экспе­
диция 1981 года из-за начавшихся осенних штормов не смогла довести до конца спасательные работы: из предполагаемых 465 золотых слит­
ков весом 11-13 килограммов каж­
дый с борта крейсера был поднят 431 . ... Б конце апреля 1942 года «Эдин­
бург» во главе конвоя судов вышел из Мурманска в Англию. Крейсер был построен незадолго до войны. Его водоизмещение -
1 О тысяч тонн> длина 174 метра, толщина бортовой брони до 8 сантиметров; он был во­
оружен трех-, четырех-
и шестидюй­
мовыми орудиями, торпедными ап­
паратами. На борту крейсера находи­
лось, по имеющимся сведениям, око­
ло пяти с половиной тонн золота -
для бблыuей безопасности драгоцен­
ный груз поместили в артиллерий­
ский погреб. Золото предназнача­
лось для уплаты за военные поставки нашим союзникам по антигитлеров­
ской коалиции. 30 апреля крейсер «Эдинбург», оторвавшийся от кораблей противо­
лодочной обороны, был торпедиро­
ван фашистской подводной лодкой. По свидетельству очевидцев, первый удар был нанесен в борт, второй­
в корму, был поврежден винторуле­
вой комплекс; в результате чего «Эдинбург» потерял ход, но еще оставался на плаву. Из охраны конвоя на помощь крейсеру поспешили два английских и два советских эсминца -
«Гремя­
щий» и «Сокрушительный», а также буксир и посыльное судно. Созда­
лась благоприятная обстановка для отбуксировки в Кольский залив. Но второго мая возле неуправляемого крейсера появились три эсминца и самолеты-торпедоносцы противника и открыли по нему шквальный огонь. К этому моменту наши военные ко­
рабли, израсходовав запасы топлива, ушли бункероваться на базу, и в бой вступили английские эсминцы, кото­
рые вели непрерывный обстрел вра­
жеских кораблей, искусно маневри­
ровали, ставили дымовые завесы, не давая наносить торпедные удары по «Эдинбургу». Буксир и посыльное судно, сделав несколько выстрелов, вышли из боя, чтобы не мешать ма­
неврам эсминцев. К исходу сражения противник сумел послать третью торпеду в кор­
му крейсера, после чего «Эдинбург» еще больше накренился. Фашисты тоже понесли потери. Один эсми­
нец был уничтожен, второй сильно повре{КДен и под прикрытие м третье­
го ушел из района боя. Дополнительные подробности этих событий недавно сообщил Евгений Александрович Радуги н -
командир В. МЕРЦАЛОВ • зо.лоmоu ~руз •• ~АННБ~ГА.·· 48 49 отделения сигнал ьщиков СТОРО»-,,80ГО корабля «Рубин», направленного шта­
бом флота в район боевых действий (к этому времени экипаж «Рубина» имел на своем боевом счету сбитые самолеты и потопленную подводную лодку противника). Во время мор­
ского сражения обстановка непре­
рывно менялась, видимость была плохая, поэтому Радугин сообщает лишь некоторые штрихи боя -
как они ему запомнились. «30 апреля 1942 года,-
пишет Радугин,- сторожевой корабль вы­
шел из Полярного и взял курс на се­
вер с задачей: найти и вступить в охранение английского крейсера «Эдинбург», торпедированного не­
мецкой подводной лодкой в точке, ле­
жащей в 250 милях к северу от Коль­
ского залива. В штабе сообщили: око­
ло крейсера находятся два англий­
ских эсминца (видимо, как раз в это время наши эсминцы ушли бун­
кероваться.-В. М.), крейсер сильно поврежден, но все-таки имеет ход около шести узлов и движется к 4 «Вокруг света» N9 4 нашим берегам; из Кольского залива к нему на помощь вышли пять анг­
лийских тральщиков и один советский буксир; по данным разведки, с фа­
шистских баз на норвежском побе­
режье вышли в море несколько эс­
минцев и подводных лодок. Баренцево море было сравнитель­
но спокойным (4-5 баллов), но не­
прерывные снежные заряды ограни­
чивали видимость порой до нуля. Выйти в этих условиях точно на крей­
сер (при отсутствии радиолокато­
ра) было непросто. Но «Рубию> вы­
шел -1 мая в 17 часов 30 минут мы обменялись с крейсером опознава­
тельными сигналами и вступили в его охранение от подводных лодок. С крейсера запросили наши коорди­
наты. Мы их тут же сообщили. Как выглядел <<Эдинбург»? Уко­
роченным. Взрывом торпед у него оторвало корму вместе с нижней трехорудийной башней главного ка­
либра. Листы палубного настила за­
гнулись кверху и почти закрывали верхнюю башню ... Стоял он на ров-
I<оллаж А. ГУСЕВА ном киле. Тральщики и буксир, вы­
шедшие на четыре часа раньше нас, появились около 23 часов 1 мая, при­
чем не с юга, как мы, а с северо-за­
пада. С этого момента началась бук­
сировка «Эдинбурга». При этом не все ладилось, так как буксир был маломощным. Тогда утром 2 мая два тральщика встали по бортам, а бук­
сир -
впереди, и вот в такой упряж­
ке дело сразу пошло на лад -
ско­
рость заметно увеличилась. Но в на­
чале девятого появились немецкие эсминцы, о чем возвестил орудий­
ный выстрел по левому борту крей­
сера. Буксир сразу отошел на юго­
запад, а все тральщики и оба эсмин­
ца переместились на левый борт. Мы оказались с правого борта, помня о том, что на поиски «Эдин­
бурга» вышли и подводные лодки противника. Бой разгорался, но снеж­
ные заряды скрывали от нас не толь­
ко немцев, но и англичан. Сколь­
ко было немецких эсминцев и как они расположились, можно было только гадать по выстрелам. Зная, что со стороны англичан в бою участвуют семь боевых кораб­
лей, мы все внимание уделили поверх­
ности моря, ожидая появления пе­
'рископа или рубки подлодки. И когда вдруг из снежной пелены появился эсминец, нам оставалось только га­
дать -
чей он? -
так как силуэты английских и немецких кораблей схожи. Дальше события развива­
лись очень быстро. Эсминец, по­
вернув на 900 влево, поднял на мачтах фашистские флаги, дал залп по на­
шему кораблю и на самом полном хо­
ду устремился к крейсеру. Обогнув его с кормы, он лег на параллельный курс и выпустил торпеды. Ему на­
встречу спешил английский эсминец. Н о было поздно: в тот момент, когда оба эсминца, чуть не протаранив друг друга, отвернули от крейсера -
один влево, другой вправо -
раздался мощный взрыв -
торпеда попала в борт крейсера, и он стал крениться. Эсминцы удалялись, но расстояние между ними не превышало 50 мет­
ров. Первым дал залп из орудий анг­
лийский эсминец -
и промахнулся. Ответный залп немцев достиг це­
ли -
снаряд попал в машинное от­
деление, поднялся столб пара, и английский эсминец встал. А по уходящему эсминцу фашистов крей­
сер дал залп из носовой башни. Но дальше мы не могли ничего видеть­
снег опять накрьm корабли ... » Команда «Эдинбурга» и возвра­
щавшиеся в Англию моряки с погиб­
ших в предыдущих конвоях судов -
всего 750 человек -
перебрались на подошедшие вскоре корабли сопро­
вождения и были отправлены в со­
ветский порт Полярный на Коль­
ском полуострове, откуда со временем вернулись домой. Чтобы «Эдинбург», все еще оста­
вавшийся на плаву, и золотой груз не достались врагу, крейсер по при­
казу командира конвоя английского контр-адмирала Бонэма-Картера был потоплен тремя торпедными выстре­
лами. А вместе с ним в морские глу­
бины ушел и груз золота. Около сорока лет пролежал «Эдин­
бург» на дне Баренцева моря. За это время появились глубоководная тех­
ника, радионавигационное оборудо­
вание и водолазное снаряжение, позволившие приступить к поиску И спасению золотого груза. Накопился также опыт длительного пребывания человека под водой и последующей декомпрессии. По инициативе нашей страны в 1981 году было заключено советско­
английское соглашение и подписан контракт с фирмой «Джессоп марин рикавериз лимитед» на условиях «без спасения нет вознаграждения». Все расходы по проведению поиско­
вых и спасательных работ до бла­
гополучной выгрузки золота в согла­
сованных портах несла фирма. По контракту извлеченный драгоценный груз делился между Великобрита­
нией и Советским Союзом в пропор­
ции одна треть -
две трети. Выбор партнера для выполнения этой операции был обусловлен преж­
же всего тем, что «Эдинбург», зато­
нувший вместе с частью экипажа, считается английским военным захо­
ронением, и наша страна полностью признает этот статус -
неприкос­
новенность братской могилы -
и вытекающие из него соответству­
ющие права Великобритании. Ком­
пания являлась головной фирмой­
координатором, с которой сотрудни­
чали три фирмы, располагающие соответствующими судами, радиона­
вигационным и глубоководным обо­
рудованием и имеющие опыт работы на буровых установках в глубинах Северного моря. Поиски затонувших сокровищ предпринимались в мире и раньше. Только во время первой и второй мировых войн были потоплены тыся­
чи военных кораблей, транспортных и пассажирских судов. Вместе с ними ушли на дно грузы золота, серебра, бронзы ... Об этом уже писалось, а од­
на из книг называлась «600 миллиар­
дов под водой». Эта цифра является, конечно, плодом воображения авто­
ра, Гарри Ризберга, но стоимость погребенных на морском дне сокро­
вищ действительно очень велика. Успешными были следующие, на­
пример, операции. Пароход «Египет» потерпел крушение и затонул 20 мая 1922 года вблизи острова Уэссан на глубине 120 метров. На борту находи­
лось пять тонн золота и десять тонн серебра в слитках и монетах. Найден итальянской компанией «Сорима» в 1930 году, которая в течение четырех лет подняла 95 процентов драгоцен­
ного металла. Грузовое судно «Эмпайр Мэнор» погибло в январе 1944 года в районе острова Ньюфаундленд на глубине 90 метров. На расколовшемся попо­
лам судне находился ящик с семью­
десятью золотыми слитками общим весом немногим более тонны. Шесть­
десят два из них были подняты в 1973 году английской компанией «Рисдон-Бизли». Долгое время, до 1981 года, по­
пытки обнаружить место гибели «Эдинбурга» оставались безрезуль­
татными. 1 мая 1981 года английское поиско­
вое судно «Даммтор» вышло В рейс. На побережье Норвегии были уста­
новлены радионавигационные пере­
датчики для определения местона­
хождения экспедиционного судна с точностью до 30 метров, что обеспе­
чило точный выход его на промерные галсы. На дно был опущен специаль­
ный маневренный аппарат (так назы­
ваемое «око»), который по команде с борта мог плавно обходить зато­
нувшие объекты и с помощью теле­
камер производить их дистанционный обзор. Цветное изображение пере­
давалось наверх, на монитор, и одно­
временно шла видеомагнитофонная запись. Поиски увенчались успехом. В середине мая в судовом журнале появилась запись: «Эдинбург» обна­
ружен». Было установлено, что крейсер ле-
жит на глубине 260 метров с креном 90 градусов в наиболее благоприят­
ном положении для спасательных работ -
кверху пробоиной в правом борту. Казалось бы, через эту пробои­
ну, величиной пять на пять метров, будет легко проникнуть внутрь, к рас­
положенному неподалеку золотому грузу. Кстати, варианты спасатель­
ной операции отрабатывались на од­
нотипном крейсере «Белфаст», пре­
вращенном в плавучий музей, кото­
рый стоит сейчас на Темзе, в центре Лондона. Но золото, как известно, находилось в артиллерийском погре­
бе, рядом с боеприпасами. Хотя, по мнению специалистов, они не могли взорваться, но все же сохранили С!lОИ боевые качества. Поэтому операция, естественно, представлялась опасной. Для ее выполнения отобрали группу самых опытных водолазов-глубин­
ников из разных стран, возглавляе­
мую Майклом Стюартом. Затем, уже осенью, на смену поис­
ковому судну в точке над затонувшим крейсером встало спасательное судно «Стефанитурм», которое обычно ра­
ботает в Северном море, обслуживая буровые вышки на морских нефте­
промыслах. На его борту имелись барокамеры, колокол для подводных спусков и другое специальное обору­
дование для работ на больших глуби­
нах. Операция началась. Первый раз на глубину ушли три водолаза, но колокол оказался тесен для троих, и в дальнейшем стали по­
гружаться по двое. Впоследстви~. это обстоятельство учли и ВО второй экспедиции использовали колокол, рассчитанный для погружения втро-
ем. Итак, первоначально предпола­
галось пробраться к золоту через про­
боину в борту. Но там обнаружили груду искореженного металла. Тогда, чтобы добраться до переборки артил­
лерийского погреба, про резали от­
верстие в том же правом борту. Но промежуточное помещение -
то­
пливный танк -
тоже оказалось загроможденным обломками рухнув­
шей палубы и других конструкций. А когда вскрыли переборку, обна­
ружили целые завалы из песчаных наносов, водорослей, мазута, облом­
ков труб. Пришлось расчищать, рабо­
тая зачастую в сплошной темноте, на ощупь, в облаке ила, который отсасывали специальным устройст­
вом. Но полностью рассеять это об­
лако, не пробиваемое даже самым ярким светом, не удавалось. Так продолжалось до 16 сентября. Только через пятнадцать суток по­
сле начала работ по расчистке прохо­
дов к артиллерийскому погребу Джон Россье, двадцативосьмилетний водо­
лаз из Зимбабве, нашел первый сли­
ток под номером КР0620. Каждый на судне подержал его в руках ... Сначала слитки поднимали в свар­
ной металлической корзине -
по сорок штук, но корзина застревала в загроможденном обломками трюме, и тогда решили применить капроно­
вый мешок на двадцать слитков. 50 51 На борту «Стефанитурма» было двадцать пять специалистов-под­
водников (а всего шестьдесят членов экипажа), из них пятнадцать непо­
средственно участвовали в глубоко­
водных спусках -
работали в три смены по два человека. Находились они на судне в жилых барокамерах, а на крейсер их доставляли в свое­
образном подводном лифте -
водо­
лазном колоколе. Наступило время осенних штор­
мов. Сильные ветровые течения сносили судно с точки, да и водолазы устали: ведь на такой большой глу­
бине до них еще никто не работал. В день окончания глубоководных работ на воду был спущен венок и состоялась церемония в память по­
гибших моряков крейсера «Эдин­
бург». Тогда во время морского сра­
жения было убито шестьдесят анг­
лийских военных моряков. Сохранив­
шиеся чудом останки подняли на борт спасательного судна, накрыли госу­
дарственным флагом Великобрита­
нии, с тем чтобы отдать почести по­
гибшим ... Когда во время первой экспедиции я прибыл на борт «Стефанитурма», 431 слиток -
стоимостью более сорока миллионов фунтов стерлин­
гов -
находился в так называемой золотой комнате, а попросту в обыч­
ной боцманской кладовой, под тремя замками, три разных ключа от кото­
рых порознь хранились у предста­
вителей министерства торговли Ве­
ликобритании, компании, судовла­
дельца. Кстати, один из слитков купила английская газета «Санди таймс» и разыграла его в лотерею. Через иллюминатор барокамеры я увидел шестерых водолазов, кото­
рые ужинали, смотрели телевизор, во что-то играли, в общем, вели себя вполне обычно, хотя приборы на пульте управления показывали дав­
ление, соответствующее глубине 120 метров -
декомпрессия началась с отметки 260 метров и продолжа­
лась уже несколько дней. Я видел их лица крупным планом и не мог не заметить выражения глубокой уста­
лости ... В подсобном помещении ви­
сели перемазанные мазутом костю­
мы, в которых водолазы работали. С приходом в Мурманск участни­
ки спасательной экспедиции возло­
жили цветы к памятнику защитни­
кам Заполярья и к мемориалу в честь союзников по борьбе с фашизмом ... Тогда же в Мурманске генераль­
ный директор компании «Джессоп марин рикавериз лимитед» Кейт Джессоп сказал, что следующей весной экспедиция будет продолже­
на. Но только через пять лет в точ­
ке над затонувшим крейсером «Эдин­
бург» встало спасательное судно «Дипвотер-2». По новому советско­
английскому соглашению право ведения глубоководных работ было передано английской фирме «Вартон Вильямс», которая участвовала в качестве фирмы-партнера в преды­
дущей экспедиции. Еще до прихода в точку водолазы вошли в барокамеры, как бы начав 4* постепенный спуск на глубину. Пер­
вое погру жение, произведенное 4 сен­
тября, установило, что за прошед­
шие после первой экспедиции годы в рабочих отсеках крейсера скопи­
лось много наносов -
их пришлось удалять, используя специальную ап­
паратуру. 7 сентября, когда под­
няли пять ЗОЛОТЫХ слитков, спаса­
тельные работы были приостанов­
лены: даже самая совершенная техника не позволила продолжить глубоководные спуски во время штор­
ма. Участников экспедиции, кстати, волновала версия, основанная на ар­
хивных и литературных источниках, по которой количество погруженно­
го в 1942 году на «Эдинбург» золо­
та удваивается. К примеру, адмирал А. Г. Головко -
ОН во время войны командовал Северным флотом -
в книге своих воспоминаний «Вместе с флотом» пишет: «Крейсер был до­
бит английскими кораблями и пошел на дно вместе с грузом золота, со­
ставлявшим около десяти тонн». Водолазами, спускавшимися с «Дипвотер-2», был вскрыт и тща­
тельно обследован соседний с артил­
лерийским погребом отсек, куда, ве­
роятнее всего, могла быть погруже­
на предполагаемая вторая партия золотого груза. Все это помещение было заставлено ящиками с пиротех­
никой, на обследование и переста­
новку которых ушло полтора суток. Но золота там не оказалось. Двадцать три погружения совер­
шили с «Дипвотер-2» двенадцать во­
долазов-глубинников. На судне они находились в трех барокамерах с последующим периодом декомпрес­
сии двенадцать суток. На глубину 215 метров отправлялись в водолаз­
ном колоколе, который оборудован специальным устройством -
оно компенсирует при волнении раскач­
ку колокола и обеспечивает нормаль­
ное погружение. Далее -
до крей­
сера -
водолазы погружались са­
мостоятельно, по двое, неся за со­
бой целую систему жизнеобеспе­
чения из трубопроводов и кабелей; с их помощью подавались дыхатель­
ная смесь и вода для обогрева, велись связь, телевизионный осмотр, осве­
щение объекта и другие работы. При­
менялись эластичные водолазные костюмы мокрого типа с водяным обогревом до 75 градусов. Дело в том, что когда человек дышит гелио­
кислородной смесью под соответ­
ствующим глубине давлением -
в данном случае 23,5 атмосферы,­
он начинает мерзнуть даже при 35 градусах. К тому же в придонных слоях низкие температуры. При веде­
нии работ третий водолаз для стра­
ховки находился в колоколе. Как известно, в море судно дрей­
фует под воздействием ветра, волн, течений. Чтобы удержать корабль без якоря в нужной точке, на борту «Дипвотер-2» была установлена си­
стема динамического позициониро­
вания, которая по сигналам двух гидроакустических буев, опущенных на глубину, определяла отклонение судна от крейсера. Обработав эти данные, ЭВМ давала команду подру­
ливающим устройствам, удержи­
вающим «Дипвотер-2» в заданной позиции. И все же при сильном штор­
ме, когда скорость ветра достигала 22 метров в секунду, погружаться было нельзя. -
По документам, после первой операции на крейсере оставалось 34 золотых слитка, без учета пред­
полагаемой второй партии золота,­
рассказал принимавший участие в спасательной экспедиции предста­
витель Министерства морского фло­
та СССР Игорь Николаевич Ильин.­
Во время второй операции обнару­
жено и поднято 29. Остальные пять, находившиеся в носовой части артиллерийского погреба, разнесенной снарядом во время боя, бесследно исчезли сре­
ди искореженного металла. Это под­
твердил и телевизионный осмотр объекта. Расl'юложенные в непосредствен­
ной близости от золотого груза бое­
запасы -
снаряды различного ка­
либра, мины, гранаты, патроны­
к счастью, не помешали работам. От мазута, вытекшего из топлив­
ных танков, поднятые слитки от­
мывали керосином, возвращая им благородный блеск. Общий вес спа­
сенного во второй экспедиции золо­
та составляет 345 килограммов. Оно оценивается примерно в три миллио­
на фунтов стерлингов. В ходе двух экспедиций, названных в зарубежной прессе «операцией века», с крейсера «Эдинбург» на по­
верхность извлечено девяносто де­
вять процентов от примерно пяти с половиной тонн драгоценного метал­
ла. За последиее время это наиболее удачная крупномасштабная опера­
ция по поиску и спасению затонув­
ших сокровищ. С учетом всех об­
стоятельств можно сказать, что такие сложные глубоководные работы вы­
полнялись свободно плавающими водолазами впервые. После успешного завершения операции спасенный золотой груз был разделен на борту «Дипвотер-2» между Советским Союзом и Велико­
британией в оговоренной пропорции; обе стороны должны отчислить по 45 процентов своей доли в пользу фирмы, поднявшей со дна моря драгоценный груз. Десять слитков на борту «Дипво­
тер-2» отправились в Англию. Девят­
надцать были перегружены в Барен­
цевом море -
с помощью телеско­
пической стрелы двумя партиями (для уменьшения риска) -
на со­
ветское судно. ... Вряд ли когда еще придется подержать в руках слиток золота ве­
сом свыше 12 килограммов, проле­
жавший на дне Баренцева моря почти сорок пять лет. На благородном ме­
талле изображены серп и молот, вы­
бито «СССР, Москва». И проба-
999,9. ><,. Баренцево море­
Мурманск-Москва В. НИКИТИН САД ЮЖНblХ МОРей Т амбу есть тамбу. Это слово имеет совершенно опреде­
ленный смысл, и экзотики в нем отмерено полной мерой. Но об этом -
ближе к концу ... На северо-востоке Новой Брита­
нии I обитает племя толаи, принад­
лежащее к новогвинейской группе. В деревушках толаи, рассыпанных по берегам полуострова Газель,­
по 200-300 человек. Местные обитатели с давних вре­
мен слывут опытными торговцами и доблестными воинами. В наши дни толаи считаются зажиточным и раз­
витым народом, их уклад жизни и образ ведения хозяйства служат предметом подражания для многих , племен cTpaH~'. Гавань, глубоко врезающаяся в сушу в северной части залива Бланш, носит название порт Симпсон. Это место столь удобно для стоянки су­
'дов, что еще в бытность Новой Бри­
тании германской колонией времен­
ные хозяева острова осушили здес,Ь болота и разбили город -
четко спланированный, 'с тенистыми зеле­
ными улицами. Городу, ставшему в 1910 году сто­
лицей Германской Новой Гвинеи, оставили местное название -
Раба­
ул, что означает «Место, где растут мангры». В короткое время город утонул в пышной зелени. Здесь был открыт ботанический сад с великолепной коллекцией орхид­
ных, и Рабаул получил еще одно имя, уже неофициальное: Город­
Сад Южных Морей. 1 Н о в а я Б р и т а н и я -
остров в архипелаге Бисмарка, входящем в состав государства Папуа -
Новая Гвинея. На улицах Рабаула звучит мно­
гоязычная речь: слышен англий­
ский -
государственный язык, на котором говорит высшая админист­
рация и часть интеллигенции; очень популярен, как и повсюду на Папуа­
Новой Гвинее, ток-писин -
общепо­
нятный меланезийский пиджин. Но, конечно же, самым привычным для толаи остается их родной язык­
куануа. Порт Симпсон -
средоточие жизни города, его нервный узел. Отсюда морские дороги уходят и к прочим островам архипелага Бис" марка, и в крупнейшие порты стра­
ны -
Порт-Морсби и Лаэ. С раннего утра до позднего вечера акваторию бороздят большие и малые суда, по причалам снуют грузчики, наби­
вающие трюмы экспортными това­
рами -
копрой, какао-бобами или продовольственными товарами внутреннего потребления: авокадо, битой птицей, визжащими порося­
тами, плодами манго. Кстати, о фруктах: одна из центральных улиц Рабаула так и называется­
проспект Манго. Рабаул любит праздники. Одна из ежегодных официальных церемо­
ний носит название Фестиваль Франгипани. Главная ее отличитель­
ная особенность -
огромное коли­
чество сластей, способных удовлет­
ворить любой вкус. Поди узнай, ка­
кими путями пришло в Меланезию слово «франгипани», обозначающее на далекой отсюда Сицилии тради­
ционное лакомство. Наиболее популярное празднест­
во -
сингсинг. Как многие слова в меланезийском пиджине, термин "тот образован путем двукратного повторения глагола «СННГ» (<<петь»), заимствованного из английского языка. Это подчеркивает длитель­
ность действия. Впрочем, на синг­
сингах не только поют, НО и танцуют, и пируют, и отправляют религиоз­
ные обряды. Праздник открывают гулкие зву­
ки барабана «гарамут». Они созы­
вают окрестное население, предве­
щая веселье. На большой площадке, очищенной от растительности, начи­
наются танцы. первыии выступают женщины. Они одеты преимущест­
венно в канареечного цвета блузки и длинные юбки, лица BЫKpa~eHЫ минеральной краской, на головах -
уборы из листьев. Конечно, подоб­
ный наряд вызвал бы сильное удив­
ление в '.прошлом веке у Миклухо. Маклая, но времена меняются. Этот облик предписан традицией, сфор­
мировавшейся уже в позднейшее время, и изменить ей, явившись в набедренной повязке,- все равно что в Англии прийти на клубный обед в' джинсах. Перед женской процесс ией -
ча­
ще это три колонны -
обычно дви­
жется мужчина в ярко-красном го­
ловном платке «лаплапе». В руках он держит дубинку ... -
простите, тамбурмажорский жезл, которым одновременно и дирижирует бара­
банщиками, и повеле,вает танцовщи­
цами. Повинуясь указаниям цере­
мониймейстера, женщины ритмич­
но переступают взад-вперед. Если присмотреться, то можно заметить, что, дойдя до определенного пре­
дела, женская группа переминается на месте, не делая дальше ни шага. Это имеет свое объяснение. 52 53 На другом конце площадк", по­
являются люд'" в пышных нарядах "'з л",стьев. На головах -
ярко разу­
крашенные кон",ческ",е маск", с плюмажамО1. Два огромных нар"'со­
ванных глаза ПРО1дают маске устра-
шающ"'й в"'д. Это -
тумбуаны, тан­
цоры-мужч",ны. Их обл",к с",мвол"'­
з"'рует пр",надлежность к тайному обществу, объед",няющему пред­
став",телей с",льного пола. Женщ"'­
нам - тола", запрещено даже ПРО1блО1-
жаться к тумбуанам. Танцевальная · программа завер­
шается мужск",м", пляскам"'. В н",х участвуют", стар"'к"" '" зрелые му­
ж"" '" подростк", -
правда, уже без масок. Впрочем, трад"'ц"'я '" здесь требует от танцоров ",зменен",я об­
л",ка: л"'ца обязательно раскраше­
ны, а волосы убраны ПТ"'ЧЬО1М'" перь­
ям",. Заканч",вается с"'нгс",нг не",змен­
ной оБО1ЛЬНОЙ трапезой: запасенные заранее связк'" бананов", заколотые св"'нь'" делятся между всемО1 семья­
м'" так, чтобы н",кто не остался об",­
женным . ... Острову Новая Бр",тан",я дал назван",е англ"'йск",й мореплаватель У",льям Дамп",р, который остано­
в",лся здесь в 1700 году во время кругосветного плаван",я. Имя Б",с­
марка арх",пелаг получ",л во второй полов",не Х I Х века. Одновременно он пр ",обрел '" немалую популяр­
ность сред'" охотн",ков за копрой -
высушенной мякотью кокосового ореха. В ту пору копра начала поль­
зоваться огромным спросом как сырье для про",зводства мыла, св е­
чем '" кокосового масла. Пальмы, росш",е на богатой вулкан",ческой почве полуострова Газель, плодоно­
с"'л'" отменно. И тола"" торгуя оре­
хам"" получал", бусы, топоры '" табак. Впрочем, вопрос о торговле до­
вольно скоро был снят с повестк'" дня. В 1884 году ГерманО1Я объяв",ла северо-восточную часть Новом Гв",­
не", '" арх",пел"г Б",смарка своем ко­
ЛОНО1ем, '" с местным", ж",телям", больше можно было не церемо­
но1ться. После первом МО1ровой войны Гер-
манская Новая Гв",нея была переда­
на Австрал",,,, по мандату Л",г",· На­
ЦО1й, а в 1942 году ее оккуп"'ровал", японск",е войска. Рабаул стал цент­
ром военных операц"'й Япон",,,, в южной част", ТО1ХОГО океана: ч",слен­
ность военного персонала ",мпер"'О1 Восходящего солнца в эт",х краях дост",гала ста тысяч человек. В центре Рабаула до с"'х пор сох­
ран",лся бункер, где когда-то раз­
мещалась штаб-кварт",ра японского командован",я. Сейчас там создан военный музей. ПРl1брежные холмы ",зрыты ходам", сообщенО1Й '" прон",­
заны туннелям"" общая дл",на кото­
рых дост",гает 600 к",лометров. В эт",х туннелях японцы пытал",сь ук­
рыться от налетов амер",канской аВО1ац"''''. БомбаРДI1РОВК'" шл'" еже­
дневно, '" в результате город Рабаул был стерт с л"'ца земл",. Его отстро",­
лl1 В послевоенные годы, а преЖНI1Й обл",к города-сада вернулся к сто ­
л"'це Новой Бр",таНI1'" л",шь после то­
го, как в 1975 году государство Па­
пуа -
Новая Гв",нея получ",ло неза­
В"'С"'мость. В глуб",нной чаСТI1 полуострова Га­
зель есть селен",е Б",тапака. Здесь, в тен",стом парке, в густой траве в",д­
неются надгробья. Это мог"'лы авст­
рал",йск",х, новогв",нейск",х, ",нд",й­
ск",х 01 КО1тайск"'х солдат, пог",бш",х в районе Рабаула в годы второй м"'­
ровой войны. В водах заЛl1ва Бланш -
тоже кпадб"'ще. Кладб",ще пог",бш",х су­
дов. Множество потопленных ко­
раблей японского ",мператорского флота пр",влекает НЫРЯЛЬЩI1КОВ, I1С­
кателей подводных сокров"'щ. Впро­
чем, '" без мертвого металла гл у­
б",ны зал",ва пр",влекательны для акваланг",стов: все больше людем пр",езжает сюда полюбоваться !<расочным м"'ром коралловых р"'фов. Пожалуй, ед",нственное наслед",е колон",альной эпох"" достойное упо­
м",нан",я,- это дорог",. Их постро",­
лl1 еще германск",е спец",ал",сты. Хорош",е, даже по нынешн",м стан­
дартам, шоссе соеДI1НЯЮТ Рабаул с внутренн",м", районам", острова, что способствует "'нтенс",вной торговле. В воскресные ДН'" на эт",х дорогах, которые не знают, что такое транс­
портные пробк"" существует опас­
ность серьезных авар"'й: в Рабаул '" ",з Рабаула спешат грузов",к"" наб",­
тые людьм", '" товарам",. Как же, воскресенье -
главный торговый день. День, когда только '" можно понять, что такое рабаульск",й «бунг». Бунг -
это базар. И не просто ба­
зар, а базар на Новой Бр",тан",,,,. Место, где, как ",звестно, можно встрет",ть чуть л'" не всех тола", сразу. Что только не разложено на бана~ новых л",стьях в густом тен", манго­
вых деревьев. Груды клубней таро '" бататов, п"'рам",ды кокосовых оре­
хов, горк", авокадо 11 папай"" завалы тыкв '" ананасов. Продаются мол­
люск"" морск",е раков",ны, «б",лу­
мы» -
веревочные сумк", (дальн",е предк", наш",х авосек), ж"'вые угр'" '" вяленое черепашье мясо, цыплята, отл",чная керам",ка ... Но вернемся к загадочному слову «тамбу». Оно звуч",т на бунге по­
стоянно. Ибо тамбу -
это ун",каль­
ная валюта, ",меющая здесь хожде­
н",е наряду с Оф"'ц",альной денеж­
ной ед",н"'цем -
к",ном. Тамбу .представляет собой связк'" трад"'ц"'онных для здешн",х краев «монетою>, сделанных "'з мелк",х бе­
лых раков",н каур"'. Связк", ",меют свою меру дл",ны, которая так", на­
зывается -
«дл",на» (есть еще анг­
л"'мское за",мствован",е -
«фатом», морская сажень). «Дл",ной» сч",тает­
ся расстоян",е между конч"'кам'" пальцев раск",нутых рук. Бывает связка в сто «дл",н» -
это целое со­
стоян",е, одному человеку так"'м со­
стоян",ем '" владеть-то страшно, по­
этому хранят его обычно в деревен­
ском казначейском доме. Казначей­
ство у тола", не ",меет н",чего обще­
го с подвалам", ",л", тайным", сокро­
в"'щн"'цам",. Тамбу у всех на в"'ду. За безопасность казны можно не беспоко",ться: во-первых, связку в сто «ДЛО1н» НI1КОМУ не по СО1лам уне­
СТО1, а во-вторых, такая кощунствен­
ная мысль толаО1 01 в голову не ПрО1-
дет. Главное -
чтобы все ВО1дел",: эта деревня не беднее ДРУГО1Х, а может быть, даже 01 богаче. А чужак на тамбу тем более не позарО1ТСЯ. Потому что НО1КОМУ, кро­
ме толаО1, не понять, НО1какО1М'" чу­
жеземнымО1 деньгамО1 не О1змер"'ть, сколь велО1КУЮ ценность может О1меть связка белых морских рако­
вин, собранных на отмелях полуост­
рова Газель. р о Б Е Р Т с ... Л В Е Р Б Е Р Г. американский писатепlo Фантастический рассказ В день открытия нашего бюро п? найму ИНОlIлане­
тяне устроили очередь длинои в несколько сот футов. И потому трое моих служащих --
Аучин­
лек, Стеббинс и Лудлоу --
шли впереди, защи­
щая меня словно щитом, а я выглядывал из-за их спин, пытаясь оценить, что мы имеем. Инопланетян всяческих форм, расцветок и фактуры собралось видимо-неви­
димо. -
Запускай их по одному,- сказал я Стеббинсу и нырнул в свой кабинет. Из окна мне был виден наш яркий трехмерный плакат на фасаде здания: «Требуются инопланетяне'» Еще за месяц до прибытия мы начали заливать планету Гхрин, как ее называли местные жители, рекламой. Примерно в таком вот духе: «Хотите ли Вы хорошо заработать и испытать на себе прелести шоу-бизнеса на романтической Земле? Если Вы неземлянин, для Вас мажет найтись место в Институте Морфологических Наук Корригана! Сам ДЖ. Ф. Корриган будет проводить собеседования на Гхрине с Третьего по Пятый день Десятого месяца
' Это его последний визит в скопление Каледония. Не упус­
кайте свой шанс!» Подобные сообщения, распространенные одновремен­
но сразу на пятистах языках, завлекают ИНОПЛ;ШСТЯlj безотказно. И на Земле Институт Корригана собирает огромные толпы посетителей. Это одна из немногих приличных мест, где земляне могут увидеть других жи­
телей Вселенной, а кроме того, у нас всегда все самое лучшее ... -
К вам первый посетитель, СЭр,- произнес Аучин­
лек елейным голосом. -
Пропусти его. Или ее. Или ... . Открылась дверь, и в комнату вошло заСПIIЧИВОГО ни­
да существо на маленьких дрожащих ножках. О,ю было круглое, размером с большой баскетбольный мяч, желто­
вато-зеленое и имело па две коленки на каждой из двух тонких ног и по два локтевых сустава на BCt'X пяти рас­
положенных по кругу руках. Неожиданно тяжелым ба­
сом существо произнесло: -
Вы мистер Корриган? -
Верно.-
Я протянул руку за анкетоЙ.-- Прежде чем мы начнем, мне нужна кое-какая информация о ... я с Регула-2,- раскатисто ра'9далось в ответ. Baulc имя? Лауренс Р. Фитцжеральд. Я успел подавить удивленный возглас, скрыв его за нарочитым кашлем. -
Еще раз, пожалуйста. -
Пожалуйста. Меня зовут Лауренс Р. Фитцже-
ральд. «Р» -
это Раймонд. --
Но это, разумеется, не то имя, которое вы получи­
ли при рождении? Существо закрыло глаза и, топчась на месте, со­
вершило оборот на 360 градусов. На его планете такой жест СJ1УЖИТ эквиваJlентом виноватой улыбки. -
Мае имя на Регуле не имеет больше значения. Те­
перь я Лауренс Р. Фитцжеральд и всегда им буду. По­
нимаете ли, я террафил. Маленький регуланин мне подходил. Оставались лишь формальности. -
Вы знакомы с нашими условиями, мистер Фитц­
жеральд;J --
Я буду помещен ДJIЯ обозрения в вашем институте на Зсмле. Вы ОПJlачиваете маи услуги, транспортировку и с()держание. or меня требуется быть на виду не более ()ДНОЙ тр,'ти земногu астрономического дня. --
Плата будет э-з-э... Пятьдесят галактических до.пларов в нед~.nю ПJlЮС содержание и транспортировка. От радости сферическое существо захлопало в ладо­
ши: двумя руками с одной стороны и тремя -
с другой. Я вызваlJ звонком Лудлоу и быстро подал ему сигнал, означающий, что этого инопланетянина мы берем за половину обычн()й платы, и он увел его в другой кабинет ОФUРМJlНТЬ контракт. Дов()лышй собой, я улыбнулся. Зеленый регуланин нам был очень нужен: последний, что у нас работал, уво­
JIНJICH четыре года назад. Одна ко вовсе необязательно llpeДJlaraTL ему ИСКJIючитеJlьные условия только потому, ЧТО он Ha~! нужен. Инопланетянин-террафил, доходя­
щий дО ТОГ(), что даже переименовывает себя на земной манер, готов работать вообще задаром. Или будет при­
плачивать, чтобы его пустили на Землю. Совесть не ПОЗВОJlяет мне эксплуатировать инопланетян столь без­
жалостно, но выбрасывать деньги на ветер я тоже не люблю. 54 55 Поток посетителей не убывал. Гхрин находился в са­
мом центре звездного скопления Каледония, где пере­
секается множество галактических дорог. Мы полагали, что найдем тут значительное число новых экземпляров, и оказались правы ... С недавнего времени Земля оказалась закрытой для инопланетных существ зоной. И когда ворота за­
хлопнулись, инопланетянам осталась только одна воз­
можность попасть на Солнце-З -
в качестве образца научной коллекции. А если точнее, экспоната зоопарка. Но зоопарку нужен директор. Так я после долгих лет прозябания в качестве хозяина балагана в системе Бе­
тельгейзе превратился в преуспевающего директора Ин­
ститута Корригана. Наши экспонаты мы добываем не охотой. Мы рекла­
мируем дело, и они сами валят к нам толпами. За час непрерывной работы в то утро мы наняли одиннадцать инопланетян. За это же время отказа­
ли дюжине урсиноидов, пятидесяти земноводным мест­
ным жителям Гхрина, семи сирианским паукам и де­
вятнадцати дышащим хлором проционитам в газовых масках. -
Еще одного перед ленчем,- сказал я Стеббин­
су.- Остановимся пока на дюжине. Он взглянул на меня как-то странно и кивнул. Вошло еще одно существо. Я внимательно посмотрел на него и решил, что это какой-то розыгрыш: передо мной стоял самый обыкновенный землянин. Посетитель сел, не дожидаясь, когда его пригласят, и закинул ногу на ногу. Он был высок и до крайности худ, с голубыми глазами и грязными светлыми волосами. Хо­
тя одежда его выглядела в общем-то прилично, вид у по­
сетителя все равно был несколько потрепанный. С ров­
ным земным акцентом он произнес: Я согласен работать в вашем заведении, Корри-
ган. Это какая-то ошибка. Нам требуются только ино­
планетяне. -
Я и есть инопланетянин. Меня зовут Илдвар Горб. Я с планеты Ваззеназз-13. Сам я время от времени не возражаю чуть-чуть под-
шутить над публикой, но не переношу, когда пытаются разыгрывать меня. -
Послушай, друг. Сразу тебе скажу, что плохо меня знает тот, кто полагает, будто я обладаю чувством юмора. Или будто я щедр. --
Но мне нужна работа. -
Попытайтесь найти ее где-нибудь еще. И хватит тратить мое время, приятель. Ты такой же землянин, как и я . •• 0 Да я к Земле ближе, чем на дюжину парсеков, ни­
когда и не приближался ,-
сказал он спокоЙно.-
Я яв­
ляюсь представителем единственной в Галактике расы, подобной землянам. Ваззеназз-13 .. -
маленькая и мало­
известная планета в Крабовидной Туманности. В ре· зультате эволюционной флюктуации мое лицо I10ХОЖ(' на ваше. -
Очень ловко, мистер Горб.-
Я улыбнулся и пока· чал головоЙ.- Однако интерес к жителям Ваззеназ­
за-13 в последнее время сильно упал. Почти до нуля. Всего хорошего, мистер Горб! Он ткнул в мою сторону пальцем и сказал: -
Вы совершаете крупную ошибку. Я как раз тот. кто вам нужен. Представитель дотоле совершенно неизвест­
ной расы, идентичной землянам во всех отношениях. Вот проверьте мои зубы! Абсолютно такие же, как и у зем­
лян. И ... Я отшатнулся от его раскрытого рта и повторил: -
Всего хорошего, мистер Горб! Секунду он уничтожал меня взглядом, потом встал и неторопливо направился к двери. -
Я считал вас просвещенным чеJIовеком, КОРРИl·ан. Обдумайте все же мое преДJIожение. Возможно. вы по­
жаJIеете о своей поспешности ... Он хлопнул дверью, и угрюмое выражение моего ли­
ца смеНИJIОСЬ УJIыбкоЙ. Такого трюка я еще ,н· видел: землянин прикидывается инопланетянином! Но чтобы убедить меня беСГlJIатно доставить этого бродягу домой, нужны БОJIее веские доводы. Тогда я еще не знал, что к концу дня доводы будут. И вместе с ними куча неприятностей. Рисунки В. ЧМЖМКОВА Первым признаком надвигающейся беды стало по­
явление после ленча каллерианца. Даже для своей расы он был довольно велик: около девяти футов ростом и под тонну весом. Твердо встав на свои три толстенных ноги, он протянул вперед массив­
ные руки в каллерианском приветственном жесте и про­
рычал: -
Я -
Валло Хираал, вольный гражданин Калле­
ра-4. Ты немедленно заключишь со мной контракт. -
Садитесь, мистер Хираал. Я бы предпочел ре-
шать сам за себя. -
Я буду стоять,- произнес каллерианец с угрозой. -
Как пожелаете. У меня есть несколько приспособлений, иногда полез­
ных при общении с агрессивными или разочарованны­
ми формами жизни, и в этот момент мои пальцы нащу­
пали кнопку в подлокотнике, от нажатия которой выст­
реливается сеть. Каллерианец стоял передо мной неподвижно. Как и все жители Каллера-4, он был покрыт грубым густым мехом голубого цвета. Юбка в складку, пояс и церемо­
ниальный бластер его воинственной расы дополняли картину. -
Вы должны понимать, мистер Хираал,- сказал я,-
что это не в наших правилах держать в институ­
те более определенного количества представителей каждого вида. И в настоящий момент мы не нуждаемся в мужских представителях Каллера. Его два маленьких глаза заблестели в меху, словно огни маяка. -
Да, у вас есть четыре представителя, и все из клана Вердрохт! Ни одного из клана Гурсдринн! Три года я ждал случая отомстить за это оскорбление бла­
городному клану Гурсдринн! При упоминании о мести я приготовился выстрелить в каллерианца сетью-путанкой, если он хотя бы потя­
нется к бластеру, но он, не шелохнувшись, продолжал орать: -:-
Я дал клятву, землянин. Возьми меня на Землю или последствия будут ужасны! Как все откровенные лицемеры, я человек принципов, и одним из наиболее важных моих принципов является то, что я никогда не позволяю кому бы то ни было давить на меня. -
Весьма сожалею, что ненамеренно нанес оскорбле­
ние вашему клану, мистер Хираал. Уверяю, что я исправлю положение при первой же возможности и от­
дам предпочтение клану Гурсдринн, как только у нас бу­
дет вакантное ... -
Нет. Ты наймешь меня сейчас! -
Угрозы ни к чему хорошему не приведут, мистер Хираал. А сейчас прошу вас ... Я нажал кнопку на краю стола, и одновременно из двух дверей, слева и справа, появились Аучинлек и Лудлоу. Они окружили каллерианца и, заговаривая ему зубы, вывели его прочь. Видимо, он не был настроен на драку, иначе, я думаю, одним ударом волосатой ру­
чищи мог бы отправить обоих моих помощников в сосед­
ний город. Однако поток оскорблений и угроз не пре­
кращался до самого выхода. Я вытер пот со лба и собрался просигналить Стеб­
бинсу, чтобы он впустил следующего посетителя. Но еще до того, как мой палец коснулся кнопки, дверь рез­
ко распахнулась и в комнату влетел маленький инопла­
нетянин. Сразу за ним вбежал мой помощник. -
Стеббинс?! -
укоризненно произнес я. --
Прошу прощения, мистер Корриган. Я на секунду отl!лекся, и он проскользнул ... -
Пожалуйста,- жалобно пискнул маленький ино­
планетянин.- Мне очень нужно увидеться с вами, дос­
топочтенный сэр! -
Сейчас не его очередь,- запротестовал Стеб­
бинс.-· Перед ним еще по крайней мере полсотни. --
Ладно,- устало сказал Я.- Поскольку уж он здесь, я поговорю с ним. Но впредь, Стеббинс, будь вни­
мательнее. Стеббинс виновато кивнул и вышел. Похожий на белку стортулианин в три фута ростом всем своим видом вызывал сочувствие. Его мех, обычно черный, приобрел унылую серую окраску, а глаза были полны слез и печали. Хвост безвольно волочился по полу. -
Униже:!но прошу высочайше простить меня, важ­
ный сэр. Я со Стортула-12. Продал последние пожитки и прибыл на Гхрин, чтобы униженно просить вас уделить мне немного вашего времени. -
Лучше я скажу вам сразу,- произнес Я,- что у нас уже полный набор стортулиан. И мужчина и женщи­
на ... -
Это мне известно. Женщина ... Ее имя случайно не Тиресс? Я заглянул в инвентарную книгу. -
Да, ее зовут именно так. Маленький инопланетянин издал выворачивающий душу наизнанку горестный вздох. -
Это она! Тиресс! Она была моей ниспосланной Огнем супругой, моим покоем и моим теплом, моей жизнью и моей любовью. Странно,-- сказал Я.- Когда мы принимали ее три года назад, она сказала, что одинока. --
Она солгала' Она покинула мою нору, потому что хотела увидеть чудеса Земли. И теперь я один, связан­
ный нашим священным обычаем никогда не жениться вновь, изнываю в печали. Вы должны взять меня на Землю! -
Но ... -
Мне необходимо увидеть ее. Ее саму и этого не-
честивца, ее любовника. Землянин, разве ты не пони­
маешь, что я должен воззвать к ее внутреннему огню?! Вернуть ее! У меня нормальное сердце, но один из моих принципов гласит, что сентиментальности нельзя поддаваться никогда. Я действительно испытывал сочувствие к лич­
ным проблемам этого существа, но вовсе не собирался ломать хорошо постаВJlенное дело только для того, что­
бы осчастливить инопланетную белку ... -
Не представляю даже, что можно сделать,- в его же удрученной манере сказал я. -
Вы отказываете мне? Но, может быть, при шлете мою жену обратно? В каждом контракте есть пункт, позволяющий мне избавиться от ненужного экспоната. Мне достаточно лишь заявить, что он больше не представляет научного интереса, и его тут же вышлют как нежелательного инопланетянина на его родную планету. Но не мог же я сыграть такую грязную шутку с нашей стортулианкоЙ. -
Я спрошу ее насчет возвращения. Но не стану вы­
сылать ее против воли. Может быть, там она более счаст­
лива. Стортулианин весь сжался. Веки его опустились, что­
бы скрыть слезы. Он повернулся и медленно поплелся к двери, словно ожившая половая тряпка, потом сказал заунывным голосом: -
Все потеряно. Я никогда больше не увижу избран­
ницу моей души. Прощай, землянин. Все это он произнес так монотонно и печально, что я чуть не заплакал, однако сдержался и подождал, пока он не выйдет за двер.ь. Совесть у меня все-таки есть, и я чувствовал, что только что разговаривал с су­
ществом, которое вот-вот совершит из-за меня само­
убийство. Еще примерно пятьдесят посетителей мы пропустили без проблем. Девять из пятидесяти мы приняли. Осталь­
ных по той или иной причине отвергли, и они приняли от­
каз достаточно спокойно. Затем жизнь опять стала ус­
ложняться. Я уже почти забыл об инциденте с задетой гордостью каллерианца и беглой жене стортулианина, когда дверь отворилась и вошел землянин, назвавшийся Илдваром Горбом с Ваззеназза-13. -
Как ты сюда попал? -
удивился я. -
Ваш человек немного отвлекся,- ответил он ра-
достным тоном.- Ну как, еще не передумали насчет меня? -
Убирайся, пока тебя не вышвырнули. Горб пожал плечами. -
Я так и думал, что вы еще не передумали, поэтому решил сменить легенду. Если вы не хотите поверить, что 56 57 я с Ваззеназза-!З, давайте считать, что я землянин и хо­
чу стать вашим сотрудником. -
Меня не интересует твоя легенда. Убирайся, пока ... -
... меня не вышвырнули. Ладно, хорошо. Дайте мне только полсекунды. Корриган, вы ведь неглупы, я тоже, а вот ваш парень снаружи -
глуп. Он не умеет вести себя с инопланетянами. Сколько раз за день сюда без приглашения врывал ось какое-нибудь существо? -
Слишком много, черт побери,- проворчал я. -
Вот видите! Он некомпетентен. Что, если его уво, лить и нанять меня? Я прожил на разных планетах по­
ловину своей жизни и знаю об инопланетянах все. Я глубоко вздохнул и ВЗГЛ;J':УЛ на обитый панелями потолок, прежде чем ему отв<:, 'еНЬ. -
Послушайте, Горб, или KdK вас там еще, у меня сегодня трудный день. Здесь был и каллерианец, угро­
жавший мне смертью, и стортулианин, собравшийся из­
за меня ПОКОНЧИТЬ с жизнью. У меня есть совесть, и она меня беспокоит. Однако зарубите себе на носу: ваши предложения меня не интересуют. А теперь ... В этот момент дверь с грохотом распахнулась и в ка­
бинет ворвался каллерианец Хираал. Он весь с головы до ног был одет в сияющую металлическую фольгу, а вместо церемониального бластера держал в руках меч в рост человека. Позади каллерианца, вцепившись в его пояс, беспомощно тащились Стеббинс и Аучинлек. -
Извините, шеф,~ выдохнул Стеббинс.-
Я пытал­
ся его остановить, но ... Тут Хираал, остановившись у моего стола, заглушил Стеббинса своим ревом: -
Землянин, ты нанес клану Гурсдринн смертельное оскорбление! Держа палец на кнопке, выстреливающей сеть, я приготовился выдать ему по первое число при первом же признаке нападения. Хираал продолжал орать: -
Ты несешь ответственность за то, что здесь сей­
час произойдет! Я сообщил властям, и ты будешь осуж­
ден за то, что вызвал смерть разумного существа! Стра­
дай теперь, земная обезьяна! Хираал взмахнул своим огромным мечом, с силой всадил его себе в грудь и упал на ковер лицом вперед. Лезвие вылезло из его спины фута на два. Не успел я хоть как-то отреагировать на это чудо­
вищное харакири, как дверь снова распахнулась и в кабинет вошли трое рептилий с зелеными поясами, ка­
кие носила местная полиция. -
Вы ДЖ. Ф. Корриган? -
спросил один из поли­
цейских, видимо, главный. --
Д-да. --
Мы получили жалобу на вас. В указанной жалобе сообщается ... -
... что ваши неэтичные действия непосредственно вызвали смерть разумного существа,- дополнил второй гхринский полисмен. -
Доказательство лежит перед нами,- пропел глав­
ный,-- в виде трупа несчастного каллерианца,' не­
сколько минут назад зарегистрировавшего у нас свою жалобу. --
Следовательно, нашим долгом является аресто­
вать вас за совершенное преступление,- подвела итог третья ящерица.-
И объявить, что вы наказываетесь штрафом в сто тысяч галактических долларов, или дву­
мя годами тюрьмы. -
Стоп! -
возмутился Я.'- ВЫ хотите сказать, что всякое существо из любого уголка Вселенной может зайти сюда, выпустить себе кишки на моем ковре, и я же после этого еще и буду виноват? -
Таков закон. Вы отрицаете, что ваше упрямое нежелание уступить просьбе усопшего лежит в основе его печальной кончины? -
Нет, пожалуй, но." -
Отсутствие отрицания является признанием вины. Ты виновен, землянин! Закрыв глаза, я пожелал про себя, чтобы все они куда­
нибудь исчезли. Если бы понадобилось, я бы осилил штраф в сто тысяч, НО это вырвало бы огромный кусок из прибылей года. Однако тут я вспомнил, ЧТО в любую минуту сюда может ворваться маленький стортулианин, и, ('СJIИ он тоже себя прикончит, мне придется выложить еще сто тысяч долларов за его самоубийство ... J1.альнеЙшиЙ ход моих мрачных мыслей был прерван появлением того самого стортулианина. Он медленно вошел в открытую дверь и неунеренно остановился у IIopoгa. М('ня посетило видение непрекращающихся неприят­
носгей с .законом на Гхрине, и я поклялся никогда боль­
ше не прилетать сюда. Угрожающим тоном стортулианин заявил: -
Жизнь пuтеряла свой смысл. Моя последняя на­
дежда исчезла. Мне OCTaJIOCb только одно! Я задрожал при мысли о еще одной сотне тысяч. Остановите его кто-нибудь! Он собирается убить себя! Он ... Тут кто-то рванулся ко мне и вышиб из кресла, прежде чем я успел нажать кнопку, выстреливающую сеть. Я ударился головой об пол и секунд пять-шесть, видимо, не ВПОJlне соображал, что происходит. ЧСJIовек, назвавшийся ИJlдваром Горбом, встал с по­
ла, отряхнулся и помог встать мне. Извинитс, что ПРИШJlОСЬ вас TOJIKHYTb, Корриган, но этот стортулианин пришеJl сюда отнюдь не для само­
убийства, как вы думали. Он пришел по вашу душу. Lllатаясь, я доплелся до своего СТОJlа и рухнул в крес­
JIO с дымящейся по краям ОГ[10МНОЙ дырой в спинке. Полицейские профессионально быстро опутывали сопро­
тивляющегося стортулианина высокопрочной сетью. Вы :шаете о стортулианской психологии гораздо меньше, чем думаете, Корриган,---· непринужденно про­
должал Горб.--- Самоубийство для них совершенно IIсприемлемо. Впадая в печаль, они убивают того, кто повинен в этом чувстве. Я захихикал, скорее просто давая выход нервному напряжению, чем от того, что мне было смешно. --
Забавно,- произнес я наКОllец.--- Огромный буй­
ный Хираал влетел сюда с убийством во взгляде, но убил себя, а кроткий на вид СТОРТУJIианин чуть не отстрелил мне БОIllКУ. Кстати, спасибо за своевременный ТОJlЧОК,­
добавил я, вздрагивая. --
Не стоит благодарности,-- отвеТИJJ Горб. Я взглянул на гхринских полицейских. -
Ну? Чего вы ждете? Забирайте отсюда этого ма­
ленького убийцу! Или убийства не противоречат вашим законам? --
Стортулианин будет наказан должным образом,"-­
спокойно отвеТИJl главный из трех ПОJIицеЙских.- Одна­
ко осталась сще проблема мертвого каллерианца и штрафа в ... --
Сто тысяч долларов, я знаю,~- простонаJl я и по­
вернулся к Стеббинсу.-- Соедините меня с Земным Кон­
сульством. Горб шагнул вперед и жестом остановил моего по­
мощника: Консульство вам не поможет. Зато могу помочь я. -
Вы? Да. И довольно дешево. Всего пять тысяч налич­
ными и контракт на экспозицию в вашем заведении. Это гораздо лучше, чем выкладывать сто тысяч, а? Я в сомнении взглянул на Горба. Возможно, он прав, н 01' З"много Консульства действительно не будет ника­
KOI'O ТОЛК<J: за исключением очень серьезных проБJlем, оно старается не Jlезть в местные дела. Кроме того, из прошлого опыта я знал, что ни одному официальному лицу нет никакого дела до того, что будет с моей чековой книжкой. Но, с другой стороны, контракт с этим пройдо­
хой тоже неизвестно чем обернется ... -
Сог ласt'н,-~ ~ решился я HaKOHel\.-
Но только пос­
JIl' того, как ты выполнишь свои обязательства. Выру­
чишь меня --~ 1I0лучаешь контракт и пять тысяч. А нет -
:Щ<JЧИТ, нет. Ладно, мне терять нечего,~-- Горб пожал плечами и, прежде чем полицейские успели его остановить, по­
дошел к трупу каллерианца и изо всех сил пнул его но­
гоЙ.-·- Вставай, ты, фокусник! Хватит притворяться! Ты никого здесь не обманешь! Гхринцы бросили спеленатого маленького убийцу и попытались остановить Горба. --
Прошу прощения, но мертвые заслуживают YBa~ жения,-- начала урезонивать его одна из ящериц. Горб обернулся и раздраженно бросил: -
Мертвые -
может быть. Но этот тип -
жив! Потом он встал на колени и, наклонившись к тарель-
чатому уху каллерианца, сказал: -
Хватит валять дурака, Хираал. Слушай, ты, гора мяса, твоя мать вяжет салфетки для клана Верд­
рокх! Только что считавшийся мертвым каЛJIерианец вско­
чил, издав низкочастотный рык, от которого содрОГНУJI­
ся пол, затем выдеРНУJl из груди меч и взмахнул им над головой. Горб проворно отскочил, подхватил выпавший у стортулианина бластер и навел прямо в горло огром­
ному инопланетянину, прежде чем тот успел причинить кому-нибудь вред, каЛJlерианец поворчал немного и опус­
ТИJl меч. Я почувствовал себя нехорошо. Мне всегда казалось, что я отлично знаю чужие формы жизни, но сегодня я узнал сразу столько нового ... -
Я не понимаю, как ... Полицейские посинели от досады. -
Тысяча извинений, землянин. Кажется, произошла ошибка. --~ А мне кажется, что кто-то пытался кого-то на­
ДYTb,~-~ спокойно заметил Горб. Я наконец пришел в себя. ---
Ничего себе ошибка! ~_. РЯВКНУJl Я.-- Хотели вы­
тянуть из меня сто кусков, хотя никакого преступления и в помине не было! Если бы я не был таким добродуш­
ным человеком, я бы всех вас засадил в тюрьму за по­
пытку вымогательства. Убирайтесь отсюда! И прихвати~ те с собой этого неудавшегося убийцу! Они, конечно же, убрались, бормоча на ходу извине­
ния, и уволокли с собой запеJIенатого стортулианина. Воздух ОЧИСТИJlСЯ, и казаЛОСh, восстановился мир. ~- Ладно,-
я поглядел на Горба и ткнул пальцем в каллерианца.-- Теперь я хотел бы знать, что это за трюк? Горб самодовольно улыбнулся. -
Факт не особенно широко известный в этой облас~ ти Галактики, но каллерианцы клана Гурсдринн могут ОТКJlючать циркуляцию крови и реакцию нервной сис­
темы в больших участках своего организма на срок до нескольких часов -
ПОJIная имитация смерти. Каллерианец, которого Горб все еще держал под при­
[(eJIOM, СТЫДJlИВО опустил голову. Я повернулся к нему. _.-
Так! Хотел надуть меня, да? Подстроил, зна­
чит, вместе с полицейскими свое липовое самоубийство. -
Я сожалею о случившемся, землянин. Мне стыдно. Будь снисходителен и уничтожь меня, недостоЙного. Искушение было огромное, но у меня появилась но­
вая мысль. -
Нет, я не стану убивать тебя. Лучше скажи мне, как часто ты можешь ИСПОJIНЯТЬ этот фокус? -
Ткани регенерируются через неСКОJlЬКО часов. ~-~ Что скажешь, если я предложу тебе убивать себя по разу в день и дважды по выходным? Хираал поглядел на меня с сомнением: --
Ну, во славу моего клана, может быть ... --
Ты принят. Семьдесят пять долларов в недеJlЮ плюс содержание. Стеббинс, быстро подготовь контракт и впечатай туда пункт, оговаривающий, что Хираал обязан совершать свой самоубийственный трюк от пяти до восьми раз в неделю. Внутри у меня разливалось теПJlО. Ничто так не гре­
ет душу, как возможность превратить попытку надуть тебя в верное средство при влечения толпы. -
Ты, кажется, кое о чем забыл, Корриган,- с улыб­
кой произнес Илдвар Горб.- У нас вроде была дого­
воренность. --
О! Да.-
Я облизнул губы и пробежался взглядом по кабинету. Слишком много было свидетелей, и теперь я едва ли смогу отвертеться. Впрочем ... -
Секундочку,­
сказал 51.-
Чтобы попасть на Землю, потребуется доку­
мент, удостоверяющий твое инопланетное происхож­
дение. Он ухмыльнулся и вытащил из кармана пачку бумаг. -
Нет ничего проще. Все с печатями и в полном по-
58 59 рядке. А кто захочет доказать, что бумаги поддельные, пусть сначала разыщет Ваззеназз-13. Мы расписались, и я убрал контракты на место. Толь­
ко после этого мне пришло в голову, что события послед­
него часа были, возможно, гораздо сложнее организова­
ны, чем мне показалось сначала. «Предположим, ду­
мал Я,- что Горб сговорился с Хираалом, чтобы тот продемонстрировал свой трюк с самоубийством, пообе­
щав, что выбьет за свои услуги два контракта _ .. -
для се­
.бя и для него, а заодно и подключил к этому делу поли­
цию». Вполне возможно, что так оно и было. А если все это именно так, то меня окрутили, как самого [IOСJIсднего лопуха. С трудом сохраняя непроницаемое лицu, я молча поклялся, что Горб, или как там его зовут на самом деле, будет отрабатывать свой контракт до самого последнего пунктика. В конце той же недели мы покинули Гхрин, приняв около тысячи ста ИНО[IJIанетян и наняв пятьдссят двух ИЗ них. Илдвар Горб, ваззеназзеанин, признавшнй на обрат­
ном пути, что его настоящее имя Майк Хиггинс и 4ТО ОН из Сент-Луиса, оказался поистине кладрзем мудрости. Выяснилось, ЧТО он действительно знает про иноплане­
тян все, что только можно знать. За время шестиш'деJfЬ­
нога путешествия к Земле он здорово обле"ЧaJ[ мне жизнь. С пятьюдесятью двумя различными разумными существами на борту у нас возникло множество I<ОПРО­
сов по поводу кормления, распределения кают и нрочих подобных проблем. Каллерианец, например, напрочь отказался вселяться куда-нибудь, кроме левой половины корабля, но эту сторону мы зарезервироваJfИ для су­
ществ, привыкших к низкой силе тяжести. -
Почти весь путь до Земли мы пройдем в гипер­
пространстве,- попытался урезонить упрямца Горб­
Хиггинс.- Наша космастатическая полярность пере­
менится, понимаешь? -
Да? -
сказал Хираал, НИ4его не понимая. -
Космостатическая полярность. Если ты поселишь-
ся на левой стороне корабля, то почти всю дорогу про­
ведешь на правой! -
А-а-а! -
обрадовался огромный каллерианец. Я не знал. И он с благодарностью поселился там, где ему было назначено. Я мог бы описать еще с полдюжины инцидентов, в которых специальные знанин Горба-Хиггинса об ино­
планетных существах спасли нас от нервотрепки [10 ВРР­
мя этого перелета домой. В первый раз в моей ОР"аннзз­
ции появился человек с головой, и это наЧИНаЛО меня беспокоить. Когда я создавал свой институт, я делал это на свои собственные деньги, собранные по грошам за вре­
мя руководства демонстрациями ГIO сравнительной био логии на БетельгеЙзе-9. И постарался сделать ТаК, ЧТО·· бы я был единственным владсльцем фирмы. Jlюдей На­
нял компетентных, но невыдающихся --
ТаКИХ, как Стеббинс, Аучинлек и Jlудлоу. Но теперь в лице Илдвара Горба --
Майка Хнггинса я пригрел на своей груди змею. Мы с НИМ были, что на­
зывается, одного поля нгоды. А место наверху !J моем заведении было только одно. Сотрудники иммиграционной службы на Земле по­
пытались оспорить бумаги Хиггинса, но ИЛОТОВЛЕ'ны они были так ловко, что доказать, будто Горб не с Ваз­
зеназза-13, чиновники просто не смогли. Поместили мы его в самой главной экслозиции нашего здании. Каллерианец Хираал теперь один из наШIIХ главных номеров для привлечения публики. Каждый д,'НЬ р(гвно в два пополудни он совершает ритуальное самоубийст­
во, а через некоторое время восстает из MCpTBt,JX ПОД звуки фанфар. Те четверо каллерианцев, что были у нас раньше, страшно ревнуют из-за толп, которые он соби­
рает, но его трюку они просто не обучены. Однако «номером один» у нас, безусловно, стал этот мошенник Майк Хиггинс. Он числится под вш;еской «единственной абсолютно подобной человеку формы жизни, происходящей с другой планеты», Н, хотя нас много раз пытались разоблачить, интерес к нему только нозрастал. Я умею оцеНИТh стоящего мошенника, как некоторые ценят тонкие вина. Но иногда я очень жалею, что под­
писал с ним контракт, а не оставил его на Гхрине. Вчера он заглянул в мой кабинет после закрытия. На его лице играла этакая сладкая улыбочка. --
Джим, я тут разговаривал вчера с Лауренсом Р. Фитцжеральдом. --
Это такой маленький регуланин? Зеленый бас­
кетбольный мяч? --
Он самый. Он сказал, что получает только пять­
десят долларов в неделю. И многие другие парни полу­
чают ДОВО.1ЬНО мало. Внутри у меня заворочалось тяжелое предчувствие. Майк, если ты хочешь повышения, то могу наки­
нуть еще двадцатку. Он оста[[овил меня жестом. ---
Я пришел действительно по поводу повышения, но не для себя, Джим. Вчера у нас с парнями состоялось [[ебольшое собрание, и мы создали профессиональный союз. Меня выбрали IIредседателем. Я бы хотел обсу­
дить с тобой идею повышения ставок для всех экспо­
натов. Хиггинс, шантажист подлый, как я ... Спокойнее,-- сказал ОН.-- ТЫ едва ли захочешь потерять сбор за несколько недель. -. lIамекаешь, что вы начнете забастовку? Он JfИШЬ пожал плечами. После получасового торга Хиггинс выжал из меня повышение для всей оравы с определенным видом на рост ставок в будущем. Одновременно он неназойливо дал мне понять, как я могу избавиться от всех этих не­
приятностей. Он хочет войти со мной в долю и получить право на участие в управлении. Если это произойдет, он станет членом администрации и ему придется оставить пост председателя профессионального союза. Таким об­
разом, мне не придется иметь с ним дело как с против­
ником. Но тогда он прочно внедрится в организацию, а раз уж такой человек просунет ногу в дверную щель, то не успокоится, [fOка не доберется до верха. Но со мной не так-то просто покончить! Я сам прожил долгую жизнь, надувая других и вымогая то, что мне нуж[[о. Я миогое повидал и могу с уверенностью сказать: когда-нибудь любой мошенник сам себя перехитрит, ес­
ли дать ~MY шанс. Так случило('ь со мной, когда я свя­
зался с Хиггинсом. Теперь он сам споткнулся об меня. Через flолчаса он вернется, чтобы узнать, согласен я его взять в долю или нет. Уж я ему отвечу! На основании стандартного контракта, подписанно­
ного им, я собираюсь объявить ему, что он «не пред­
ставляет большl' научного интереса», после чего поли­
ция должна забрать его и отправить на родную планету. Это оставляет ему два в равной степени неприятных выхода. Его поддельные документы были достаточно хороши, чтобы он был принят на Земле как законный инопла­
нстянИI[. А вот каким образом возвращать его на Ваз­
зеllаЗ:J, это уже пусть у полицейских голова болит. И у него. Г:сли ж(' он признается, что бумаги поддельные, то выйти ИЗ тюрьмы он сможет, пожалуй, лишь когда она рухиет от старости. И тогда я предложу ему третий выход: подписать при­
знаиие во всем без ffроставления даты, которые я буду хранить как гарантию против его будущих выходок. Сами Ifонимаете, я не собираюсь жить вечно, хотя с помощью того маленького секрета, что я узнал на Рим­
бауде-2, t:щс долго смогу протянуть, даже с учетом не­
счаСГl[bfХ случаев. Я не раз думал, кому оставить пос­
ле себя Институт Морфологических Наук Корригана, и \ мне кажетсн, что Хиггинс станет достойным преемником. Пожалуй, ему придется подписать еще одну бумагу. О том, что заведение вечно будет называться Инсти­
тутом Корригана. Ну, кто кого перехитрил? Перевел с английского Александр КОРЖЕНЕВСКИй А. &ИРЮК ОПАa-IAЯ РАБОГА ~антастuческuй рассказ Звездолет опустился на планету. Первыми высыпали наружу микробиологи со своими пробирками и микроско­
пами, за ними, гремя рейками и сверкая объективами теодолитов, топографы, потом геологи, зоологи, ботаники и прочие. Капитан стоял на мостике и руководил вы­
садкой. -
ЭЙ, вы! -
сердился он на сейсмологов, которые суе­
тились у грузового люка, вытаскивая свою громоздкую аппаратуру.-
Не создавайте пробок! А у тех, как назло, что-то застряло, и сейсмологи пере­
ругивались с метеорологами, которые со своей аппарату­
рой напирали на них сзади. Рисунок В. ПОСЕВА Наконец все партии отправились в путь, и капитан смог позволить себе чашечку-другую кофе. Первые тревожные сведения стали поступать через час, когда вернулись топографы. -
Не можем сделать съемку. Берем одно расстояние, , а на деле оно оказывается совершенно другим! Капитан сердито их отчитал и велел в максимально сжатые сроки отладить приборы. Но не успел он еще по­
остыть, как примчались сейсмологи. -
И У вас тоже приборы? -
закричал капитан.-
Я, что ли, должен следить за вашей аппаратурой? Жаловались микробиологи: микроскопы словно ослеп­
ли, а экспресс-посевы не дают вообще никаких результа­
тов -
ни положительных, ни отрицательных. Зоологи разводили руками: следов животных -
тьма, самих же зверей не видать и не слыхать. Недоумевали бо­
таники: только сорвешь листок или цветок растения, его живая структура мгновенно разрушается и превращается в пыль. Такие же головоломки и у почвоведов, и у метеоро­
логов. А у гидрологов вообще волосы дыбом становятся: при их приближении реки пересыхали, а моря и озера вы­
ходили из берегов ... -
Ну и дела! -
ужаснулся капитан.- Все планеты как планеты, а эта -
паршивая овца в стаде! Необходимо полное и универсальное обследование. Но не успела команда приготовиться к выходу, как вдруг все услышали: -
Оставьте меня в покое. Опытный капитан сразу сообразил: -
Однако, я вижу, мы тут не первые. Ну что ж, давайте знакомиться! Мы ... -
Я -
планета! -
перебил его голос.-
Я сама по себе. Капитан и помощник переглянулись. -
Гм ... -
произнес капитан после некоторой паузы.­
Впервые встречаю планету, которая сама по себе. Но, так или иначе, мы должны тебя изучить и занести в звездный реестр. -, Я против. -
Нет уж,- возразил капитан.-
Всякая планета, по-
павшая в зону интересов нашей цивилизации, должна быть исследована, а уж решать, осваивать тебя или оста­
вить в покое, будешь не ты! -
Может быть, вы будете решать -
существовать мне или нет? -
Ты слишком много рассуждаешь! -
вскипел капи­
тан.-
Ты просто издеваешься над нами! -
Немедленно улетайте,- ответил голос. -
Мы заставим тебя подчиниться,- холодно подвел итог дискуссии капитан. И вдруг он почувствовал что-то неладное. Но что имен­
но -
он понял лишь некоторое время спустя, когда неве­
роятная сила ускорения вжала его в кресло и он на миг потерял сознание ... К капитану подскочил помятый помощник и помог под­
няться. -
Странно,- пробормотал капитан, Е" все глаза рас­
сматривая пейзаж родного космодрома, откуда стартовал год назад.- Мне кажется, что мы дома? Но каким об­
разом? -
Нас, вероятно, просто вышвырнули ... -
Опасная у нас работа. и неблагодарная,-- вздох-
нул капитан.- Никогда не знаешь, где и на какую гру­
бость нарвешься! 60 соседи вe.тIиканОD Республика Тринидад и Тобаго занимает одноименные острова и примыкающие к ним пять неболь­
ших островков в Карибском море_ Площадь -5,1 тысячи квадратных километров_ Население -1,1 мил­
лнона человек., Столица -
Порт-оф­
СпеЙн. До 1976 года -
колония Великобритании. 61 Д
ЛЯ соседних стран Карибского бассейна Тринидад и Тобаго скорее «сосед-великан», ибо и пло­
щадью и населением превосходит большинство из них в десятки раз. Но то среди островных государств. В Европе же, к примеру, республи­
ка заняла бы место где-то ря­
дом с Лихтенштейном и Люксем­
бургом. Главный остров -
Тринидад был открыт в 1498 году Колумбом, дав­
шим ему, как водилось у испанских мореплавателей, благочестивое имя -
«Св. Троица». Он переходил из рук в руки от испанцев к фран­
цузам, пока в 1797 году не был за­
хвачен Англией. Остров Тобаго тоже часто менял хозяев. С 1814 года остров прочно пе­
решел в руки Великобритании, и с тех пор его судьба оказалась свя­
занной с судьбой соседнего Трини­
дада: управлялись оба острова од­
ним губернатором из Порт-оф­
Спей на. Первым этапом колониального освоения всех карибских островов было истребл'ение местного насе­
ления, и Тринидад с Тобаго не были тут исключением. Индейцы-араваки, уцелевшие после охоты на них, стре­
мительно вымерли от занесенных европейцами болезней. Немногие араваки, попавшие на плантации, тоже долго не выдерживали. Никто об этом и не жалел: в рабы все рав­
но не годились, зато своим нециви­
лизованным видом и дикарскими привычками раздражали людей, прибывших осваивать новую землю и разбивавших здесь благоустроен­
ные плантации. И все-таки неболь­
шая часть араваков уцелела в труд­
нодоступных горных местностях острова. Но даже эта маленькая капля в пестрой смеси населения нынеш­
ней республики придает ей черты своеобразия, выделяющие трини­
дадцев из, ряда других карибских островитян. Для работы на плантациях стали завозить негров-рабов, и ныне они составляют большинство населения страны. Но когда в 1843 году отме­
нили рабство, негры дружно поки­
нули сельскую местность. Стали вербовать рабочих в Индии -
и так появилась вторая по численности группа тринидадцев (и тобагцев). Живут здесь и китайцы, и белые­
в основном из вышедших в отставку колониальных чиновников, предпо­
читающих уютную жизнь в тропиках промозглым родным туманам. Го-
ворят на островах по-английски, но в сельской местности сохранился карибский вариант французского языка, в более глухих местах -
ис­
панс'кий, оба как реликты давних завоеваний. Еще первые колонизаторы -
испанцы старались так перемеши­
вать рабов, чтобы не попали вместе соплеменники, объединенные язы­
ком, верой и культурой. Но негров вывозили с западного побережья Африки, и так или иначе, а люди из родственных племен попадали к одному владельцу, на одну планта­
цию, и прививались на новой почве обычаи старой родины. Три дня пе­
ред великим постом -
«жирные» воскресенье, понедельник и втор-
ник -
были свобор.ными от работ. В эти дни белые рабовладельцы уст­
раивали карнавал. Но чернокожие рабы под видом подготовки к празднику организовывали свои общества, отправляли африканские ритуалы, готовили побеги. Тогда же, очевидно, родились калипсо -
песни, прославившие Тринидад. В основе их лежат афри­
канские боевые, трудовые и быто­
вые песни, и еще в начале прошлого века исполняли их на африканском диалекте. (Увы, тогда их не записы ­
вали, а теперь уже не установить -
на каком.) Калипсо пели, под них плясали. Моряки разносили мело­
дии по всем островам Карибского моря. А поскольку все население островов примерно одинаково сме­
шанное -
калипсо воспринимались везде как свои. При англичанах все карнавалы были отменены. Пуритане и сами не предавались праздному веселью, а уж рабам не позволя'ли его и по­
давно. Более того, выяснив, что рабы помнят барабанный язык дале­
кой родины и могут быстро обме­
ниваться новостями, власти запре­
тили неграм изготовлять и иметь барабаны. А заодно и все музыкаль­
ные инструменты, отвлекающие от работы. Но все-таки несколько свободных дней у негров было оставлено (в конце концов и лошадям отдохнуть надо!), но только после окончания уборки урожая. И, собираясь танце­
вать, негры отбивали ритм на пустых бочках. Причем среди них нашлись мастера, освоившие нехитрую тару так, что и после отмены рабства и пуританских запретов не вернулись к другим инструментам. Ритмы ка­
липсо, виртуозно отбиваемые ан­
самблем мастеров, оказались столь колоритными, что положили начало истинно тринидадской музыкальной культуре стальных оркестров. В де­
ло пошли железные бочки разных объемов из-под нефти. Исполните­
ли знают, какая бочка лучше пустая, какая -
с керосином (и сколько в нее налить), какую нужно отдраить песком, а какую оставить немытой. Общаясь с индийцами, стальные оркестранты освоили их ритмы, добавили испанских, густо замеша­
ли все на африканской основе. И нет-нет, промелькнет в калипсо и меланхолическая аравакская мело­
дия. Тринидадцы часто называют свой остров «Родиной карибских карна­
валов». Это не совсем верно, пото­
му что карнавалы появились на дру­
гих островах примерно тогда же и так же, как и на Тринидаде и Тобаго. Поэтому островитяне-соседи всегда с этим спорят. Зато никто не спорит, что Тринидад -
родина калипсо. Замечательного ритма стальныx оркестров, ставшего для всего света символом карибского островного мира. (См. 3-ю стр. обл.). л. МАРТЫНОВ РАКУШЕЧНАЯ МОСТОВАЯ, ВЕДУШАЯ В НИКУДА Остров Самана, входящий в состав Багам­
ского архипелага,- крохотный необитае­
мый клочок суши, покрытый густым лесом. Есть основания считать, ЧТО Самана -
один из тех островков с «( лагуной посредине ~), которые Колумб посетил в октябре 1492 го­
да, во время своего первого путешествия в Новый Свет. Недавно на Самане побывала э кспедиция, отыскивающая следы великого мореплавателя на Багамском архипелаге. Ничто не подтвердило (но и не опровергло) версию о том, будто бы здесь побывал Ко­
лумб, однако ученые наткнулись на новую загадку. От побережья в глубь острова на двести метров тянется просекз, вымощенная тысячами и тысячами ВИТЫХ морских рако­
вин. Исследователи назвали феномен « раку­
шечной МОСТОВОЙ ». Кому И зачем понадо­
билось истр~лять столько моллюсков, кто гулял по столь необычной «мосто­
вой.>? -
вопросы пока окутывает полная тайна. СНЕЖНАЯ ОБЕЗЬЯНА Существует или нет сн е жный человек ­
вопрос спорный, а вот снежная обезьяна -
доподлинно известно -
существует! Зовут ее японский макак, и, как ВИДНО из названия, обитает это животное в Японии. Обезьяна крупная -
весит 11-18 килограммов, по­
крыта густой шерстью. Это неудивитель­
но -
ведь средняя температура января на Хоккайдо составляет от -3 до -11 граду­
сов. Здесь много горячнх минеральных источников, где обезьяны любят купаться. Они неплохо плавают и даже ныряют. Ко­
нечно, в холодный зимний день приятно посидеть в теплой воде. На курортах остро ­
ва в открытых источниках их можно неред­
ко видеть купающимися вместе с людь­
ми. Есть здесь и специальный бассейн, пре ­
доставленный т олько в распоряжени е обезьян. На Хоккайдо много лесов, поэтому даже в холодные времена обезьяны без труда на­
ходят пищу. Ею служат кора молодых де­
ревьев, ветки, корни растений, в целом ВИД сохраняется и даже процветает: на Хоккай­
до сейчас насчитывается около тридцати тысяч снежных обезьян. ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АКУЛЫ? Шести жаберные акулы считаются наиме­
нее изученными из всех акул. Они живут на больших глубинах, и поэтому их образ жиз­
ни исследован пока мало. Недавно группа американских биологов вплотную занялась шестижаберными в районе Бермудских островов. На глубину 600 метров была опу­
щена чувствительная видео-
и фототехника, лампы на иодиде таллия давали требуемую освещенность дна и в то же время не отпу­
гивали живность, люди в глубоководном спускаемом аппарате наблюдали за поведе­
нием морских животных. Исследования да­
ли богатейшие результаты. В частности, больше стало известно об органах чувств шестижаберных акул. На фотографии хорошо видна приманка, рядом с которой укреплена емкость, напол­
ненная пахучим красителем. Течение уносит краску в одну сторону, а акула появляется совсем с другой стороны. Вывод: зрение и обоняние у акул не обязательно играют главную роль при поиске добычи, здесь работают иные органы чувств. Какие именно -
это ученым еще пре д стоит вы­
ЯСНИТЬ. КРУГОМ -
ОДИННАДЦАТЬ Старинный швейцарский город Золотурн, раскинувшийся на берегу реки Ааре у под­
ножия гор Юра, гордится своими памятни ­
ками искусства и многочисленными здания­
ми в стиле барокко. Кроме всего прочего, город знаменит еще и тем, что его жители хранят стойкую привязанность к числу одиннадцать. -
Все началось в 1481 году, когда Золо­
турн стал одиннадцатым кантоном в Швей­
царской конфедерации,- рассказывает ди­
ректор местного туристического агентства Эрих Эли.- После этого события число одиннадцать стало здесь поистине свящеи­
ным и принялось диктовать свои порядки. Так, к концу прошлого века в городе на­
считывалось 11 церквей, 11 фонтанов, 11 ба­
шен, 11 пожарных кранов, 11 обществ ис­
кусств и ремесел, 11 старших и 11 млад­
ших кантональных советников, 11 рот сол­
дат. То ли в шутку, то ли в силу привычки, НО культ числа одиннадцать сохранился до наших дней. И сегодня гости могут заме­
тить 11 светофоров на 11 перекрестках, по­
сетить 11 музеев, их будут обслуживать в 11 банках и 11 ресторанах. А достоприме­
чательности города им покажут 11 экскур­
соводов в красной униформе. КОНТРАБАНДА В ... ИНКУБАТОРЕ Нелегальная торговля птицами, особенно соколами, приносит большие барыши. Ред­
ких птиц остается все меньше и меньше, у жеСТQчается их охрана, и тем не мене.е контрабаидистов это не останавливает­
ведь « товар » дорожает. Соколиная охота известна с незапамят­
иых времен. Искусство дрессировки этих птиц было известно в Индии, Китае, Япо­
нни, странах Малой Азии задолго до иовой эры. В Англии соколиная охота достигла расцвета в IX веке. И сейчас немало мест иа земном шаре, где этот вид развлечения счи· тается весьма престижным. По мнеиию специалистов, сокол -
самая подходящая птица для охоты: порой ои пикирует на до­
бычу со скоростью 280 километров в ч~с! Конечно, тайно доставлять этих птиц не так-то просто, и контрабандисты нашли спо­
соб -
они стали пере возить соколииые яй­
ца, которые помещают в специальные инку­
баторы. Недавио в <;ША был задержаи контрабандист, который пытался доставить из Северной Европы сорок соколиных яиц. Рынки их сбыта находятся и на Бритаиских островах, и в некоторых арабских странах. Р"суни" В. ЧИЖИКОВА 62 ЗЕЛЕНОЕ, КОЛЮЧЕЕ, А НЕ КАКТУС Кактусоводство -
одно из самых рас­
пространенных увлечений средн растение­
любов. Истинный коллекцнонер может ду­
шу заложить ради какого-нибудь уникаль ­
ного колючего создания, а чтобы приобре ­
сти редкостный экземпляр, он готов уехать даже на край света. Впрочем, есть коллек ­
ционеры и ... ~ коллекционеры ». К последним относятся индивидуумы, для которых ва­
жен сам факт наличия коллекции или хо т я бы виднмости оной. Вот потребности как раз этих людей и удовлетворяет Дуайт Хар ­
ди, живущий в городе Каунсил-Блафс (штат Айова, США). Он не выращивает как­
тусы, а ... делает их. В буквальном смысле. В ход идут деревянные чурбачки, мотки ста ­
рых телефонных проводов, вышедшие из употребления швейные иглы, щетина зуб­
ных щеток. Выкрашенные в зеленый цвет, кактусы Хардн неотличимы от настоящих. Продукция кактусодела пользуется боль­
шим спросом у коллекционеров. Простите­
у « коллекционеров ». КАМЕННЫЙ ЗООПАРК У кубинского крестьянина Анхелло Ини­
го-Бланко необычное хобби: с помощью кирки, долота и мачете он вытесывает из глыб известняка фи г уры различных живот ­
ных. Анхелло занимается этим с дет с ких лет, но известность пришла к нему после того, как работы умельца были показаны на выставке народного творчества. Рядом с кофейной плантацией, на которой работает Иниго-Бланко, находится немало известня­
ковых глыб. Здесь крестьянин-скульптор и создал свой каменный зоопарк. В экспози­
цию входят фигуры бегемота, коня, орла н других животных. 63 ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В РОЛИ ВАЯТЕЛЯ В двухстах семиде с яти километрах юго­
восточнее турецкого портового города Из­
мира лежит деревушка под названием Па­
мук кале. Это название можно перевести как « хлопковая крепость », а связано оно с тем, что поблизости расположено гигант с кое творение природы, которое можно отне с ти к чудесам Малой Азии. Здесь издалека видны гигантские белые волны, которые живопнсно стекают с двух горных вершин. Эти известняковые выходы образовались в результате проце с сов, про­
должавших с я многие ты с ячелетия, а в и т о­
ге -
сформировался ослепительно белый террасовыйкомплекс из сталактитов и из­
вестняковых вееров общей высотой при ­
мерно сто метр о в. Последние штрихи на эту картину нанесли ... землетрясения: только в первые два столетия нашей эры их было пять, да два крупных -
в 1710 и 1899 годах. Так возникли сдвиги и разломы, кот о рые придают этому явлению при роды вполне рукотворный внд. Склоны горы похожи на крепостные стены, б о йницы которых при ­
крыты толстыми «ХЛ О ПКОВЫМИ нач~ с ами ». СЛОН В ПОДНЕБЕСЬЕ Жители таи ла нд с к о й столицы н е раз се то ­
вали: в о Франции е ст ь Эйфел е ва башн я, в Риме -
Колизей, в Египте -
пирамиды, а что же в наш е м Бангк о к е? .. И л о мали г о ло­
ву над тем, что бы тако е при д умат ь поориги ­
нальнее. Выручил один мил л ион е р, который пожертвовал крупную с умму на изготовле­
ние « неповторимого с имвола » Бангкока. Им стал огромный аэростат в форм е слона, ко ­
торый отны .. е п о ст о янно ви с ит над т аи л анд ­
с кой сто л ице й. ГУ С ИНАЯ ЗАГАДКА В мире полным - полн о .. а се л е нных п у"к­
ТОВ, которы е Н ОС ЯТ н е обычны е, д аж е зага­
дочные .. а з вания. ГДР в этом с мы с ле не исключени е. Вот, например, что побудило некогда обитател е й одной деревни на з вать свое ме с тожительство Вассерзуппе -
Суп­
на - воде? Нет отв е та. И с торики могу т только гадать, как родился э тот топоним. Подобных названий немало. Как правило, о ни связаны снебольшими населеННblМИ пунктами, воз­
никшими в Xll1-XIV веках. Скаж е м, дерев­
.. я Беттен -
Кровати -
впервы е упоми .. а­
ется в хрониках 1376 года. Может быть, там жили м е бельщики, которые де л али кровати? Исторические д ок у менты об этом умалчива­
ют. Правда, сохранилась старинная печать мест"ого управ л ения, на кот о рой изображе .. гусь. Так возникла гипотеза, что жители деревни некогда р а зводили гусей и, должно быть, специа л изировались на изготов л енни перин. Впр о чем, возможны и .. ые толкова­
ния. ВПЕРЕД, К ПРИРОДЕ! В Габоне, в области Среднее Огове, созда­
ется .. ациональныЙ парк. Само по себе это сообще .. ие не несет элеме .. та "овиз"ы: на­
циональных парков в мире извест"о очень много и постоя .... о рождаются новые. Более того, без Всепла .. етноЙ сети .. ациональ .. ых парков, заповедников, резерватов и прочих охраняемых территорий .. емыслимо дело защиты природы, сохранения биосферы для будущих поколениЙ. И все - таки габонский парк, расположенный близ города Ламбаре ­
не,- случай особый. Ббльшую часть терри­
тории занимают озера. Живот .. ые будут обитать .. а островах, а туристам отводится деревня, архитектурные особенности кото­
рой пере несут жителей в Африку XIX века. Путешествуя по озерам в долбленых пи ­
рогах, туристы будут в би"окли рассматри­
вать красоты здеш .. их мест. Впрочем, .. е следует думать, что девстве"ная при рода националь .. ого парка лишит посетителей благ цнвнлизации: в хижинах «историче­
ской » деревни найдутся все необходимые удобства. ХРIQШКИ-РЫСАКИ Когда сотрудиик американской фирмы, занимающейся продажей свинн"ы, предло­
жил десять лет .. азад идею поросячьих бе­
гов, на него посмотрели как на сумасшед­
шего. Теперь гонки про водятся ежегодно во время ярмарки в городе Спрингфилде (штат ИллиноЙс). На них побывало уже три мил­
лиона человек. Заставить поросенка бежать сломя голову в иужном направле .. ии -
дело непростое. Дресснровка длнтся несколько недель: по­
росят приучают к тому, что на фи .. ише каж­
дого ждет миска сливок с шоколадом. После того как условный рефлекс выработался, вожделенные миски заме .. яются одной, ко­
торая достается только лидеру. Состяза .. ия проходят на овальном треке, посыпанном опилками. Дистанция -
всего­
навсего тридцать метров. В день бывает около двадцати забегов, в каждом участву­
ет пять-шесть бегунов. Победитель оп­
ределяется по сумме всех забегов -
в об ­
щем, все как у людей. Финальный забег ос­
ложняется барьерами в тридцать-сорок сантиметров, .. о и эти препятствия поросята преодолевают бесстрашно. Среди рысистых « пятачков» есть свои « звезды ». Хозяева изощряются в именах -
ведь за лучшую кличку тоже положе .. приз. В чемпионах ходили Ням-Ням, Пигмасви­
.. о .. , Хрюиз, Чарли Чоплин ( << чоп » no-анг­
лийски -
« ставить клеймо » ). В прошлом году состязания выиграл Гекльберри Свин. Он прошел ДНстанцию за четыре и сорок во­
семь сотых секу"ды! На первой страни­
Ц е о б л о ж к и: СО ВЕТ -
СКИЙ СОЮЗ. Изыскатели на трассе Амура-Якутской железнодорожной магистра­
ли. По трудной земле пройдет эта дорага: тайга, сопки, веч ­
ная мерзлота, бурные реки ... АЯМ откроет путь к уникаль­
ным природным кладовым, станет важнейШЕЙ транспорт­
ной магистралью Якутии. Фото А. АБАЗЫ и А. ЗЕМЛЯНИЧЕНКО Н а т р е т ь е й с т р а н и ­
Ц е о б л о ж к и: Республика ТРИН ИДАД и ТОБАГО. Лю­
ди ра з ных рас населяют Эl'У страну в Карибском море. У них -
свои культурltые тра­
диции, свои привычки. Н о, когда в дни карltава л а гремят сталыtеe оркестры, все остро­
витяне осозltают свою общ­
ItOCTb. (О стальных оркестрах читайте на стр. 61.) Главный редактор А. А. ПОЛЕШУК Редакционная к о л л е г и я: В. И. АККУРАТОВ, А. С. БОЧУРОВ, Л. М. БРЕХОВСКИХ, Ю. Ю. ЖИТКОВСКИЙ, Р. Ф. ИТС, А. П. КАЗАНЦЕВ, Ю. Б. КАШЛЕВ, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. А.ЛЕБЕДЕВ (заместитель главного редактора), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ, Ю. А. СЕНКЕВИЧ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГ АРОВ В. П. ШАПЛЫКО, А. В. ШУМИЛОВ Наш адрес: 125015, Москва, A-15, Новодмитровская УЛ., 5а. Телефоны: для справок -285-88-83; отделы: «Наша Родина ) -
285-89-83 иностранный -
285-89-56 науки -
285-89-38 литературы -
285-80-58 писем -
285-88-68 иллюстраций -
285-89-36 приложение « Искатель ) -
285-80-10 секретариат -
285-88-25 в номере использованы фотографии из журнала «Джиогрзфикал мзгэзин» (Великобритания). Художественный редактор М. Федоровская. Макет Т. Гороховской. Технический редактор О. Бойко. © «Вокруг света.>, 1987 г. Сдано в набор 28.01.87. Подп. к печ. 10.03.87. АО0991. Формат 84XXI08'/16' Печать офсетная. У с ловн. печ. л. 6,72. Уел. кр.­
отт. 28,56. Учетно-изд. л. 11,3. Тираж 2 820 000 э к з. Зака з 29. Цена 80 коп. Типография ордеНа Трудового Красного Знамени и з дательства ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардию>. Адрес издательства и типографии: 103030, Москва, К-30, Сушевская, 21. «Вокруг света », 1987, 1-64, издательство « Мо лодая гвар д ия», 70142. ХХ съезд ВЛКСМ Алексей ЧЕРНОПЛЕКОВ Право на поиск 2 Юрий ПЕРЕСУНЬКО Каскад 6 Александр ГЛАЗУНОВ Три шага «Бронтозавра» 10 А. СЕРИКОВ Тревожная граница 9, 34 Спутник «Вокруг света» о странах и народах 14 Андрей ДУБРОВСКИЙ Год начинается с Гани 52 В. НИКИТИН Сад Южных Морей Далекое -
близкое 19 Михаил ЕФИМОВ Ревнители города на Туре 20 Георгий ДРАГУНОВ, Вячеслав КРАШЕНИННИКОВ ДОМ на улице Плантапоре Экспедиция .. АджимуwкаЙ» 22 Алексей ТАРУНОВ Солдатский медальон 26 Николай БАЛАЕВ Солнечные птицы Повесть Экспедиция УХОДИТ в поиск 36 Гарун Т АЗИЕВ Степень риска Природа и мы 42 Игорь МОСИН Среди медведей 46 В. ЗАДОРОЖНЫЙ Человек, сотворивший остров На cywe, на море, в воздухе ... 48 В. МЕРЦАЛОВ Золотой груз «Эдинбурга» 54 Роберт СИЛВЕРБЕРГ Одного поля ягоды Q)антастuческuй рассказ 60 А. БИРЮК Опасная работа Q)антастuческuй рассказ Соседи великанов бl Л. МАРТЫНОВ Стальные оркестры 62 Пестрый мир Дли многих Тю­
мень -
город новый, выроcwий !ta нeфrи. Жители Тюмени счи ­
тают свой город ста­
рым. Да так оно и есть. Городу четыреста лет. И тюменцам дорога его истории, его СЛОJКИВ ­
шийси в веках облик. См. « Ревнители города на Туре ... Стр. 19. Фото А. ПАШУКА ISSN 031t-0669 и ..... екс 70t.1 Цен. 80 KOn. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
418
Размер файла
89 858 Кб
Теги
1987
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа