close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1987-08

код для вставкиСкачать
81987 СЕВЕРНЫМ МОРСКОМ ПУТЬ давно уже стал рабочей трассой. Идут по нему современные суда, начинен­
ные электроникой. А там, где мно­
голетние льды встают непреодоли­
мой преградой, проводке помогают атомные ледоколы ... Арктика не стала гостеприимнее с тех пор, как поморские кочи, а по­
том и дубель-шлюпки Северных от­
рядов Второй Камчатской экспеди­
ции прокладывали свой курс по Ле­
довитому океану, отыскивая Се­
верный морской путь. И тем дороже память о людях, шедших первыми, тем драгоценнее каждое найден­
ное в архивах свидетельство их жиз­
ни и подвига. 1 ЕЖЕМЕСЯЧНЫй НАУЧНО - ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ ~ ад далеким горизонтом под­
нимается словно заиндевелое мартовское солнце. Термо-
метр показывает минус тридцать во­
семь. Ветер семь баллов. Ночную -
«соба чью » -
вахту, по стародавней традиции и современно­
му судовому расписанию, несет стар­
пом -
тридцатилетний штурман д альнего плавания Николай Степа ­
нов. Рул е вой что-то пригорюнил с я, заскучал, видно. Старпом. упруго прошелся по рубке, склонился над компьютерной приставкой ло катора: «Значит, так, Володя. Слушай команду. Сейчас идем прямо. Когда бычок до усов докуришь, клади на ­
лево». «Есть, ч иф!» -
звучит ответ в тон. Далее следует краткая лекция о моряках Колумбовых времен, кото­
рые измеряли время в пути выкурен ­
ными трубками, « и, между прочим неплохие м о ря ки были ... ,> «Да, чиф ... ,> Оба по лярных море плавате­
ля, и « чиф,> И рулев ой, почти ровес­
ники, довольные прове д енным раун­
дом, вновь пристально вглядывают ­
ся в туманную даль ... На со тни миль вокруг корабля ­
голубоватые торосистые льды. Ве­
тер бьет снежными зар ядами в об ­
зорные иллюминаторы ходовой руб­
ки «Архангельска,>. Сухогруз усилен­
ного ледового класса, прозванный моряками за красную контрастну ю окрас ку корпуса «морковкой,>, идет по белой равнине Карского моря в Дудинку на Енисее. Везем в с ибир­
ское Заполярье оборудование, стро­
ительные материалы, корм для ско­
та. Обратно возьмем металл ... «Архангельск» -
корабль восьми­
десятых, все продумано здесь, и ком­
форт везде, от жилых палуб до ма-
ПУТ ЕШ ЕСТ В И Я ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА В ИК Т ОР Р УД ЕНКО Ф О Т О В nа дн мн ра ВЯТКИНА шинного отделе ния. О днако кажет­
ся: дыхание ледовых полей проника ­
ет в каждую каюту ощущением хо­
лода, оторванности, одиночества, не ­
смотря на дозированную кондицио­
нером сухость воздуха и стабильные плюс двадцать пять. Достаточно выйти на крыло мостика, чтобы по ­
чувствовать на себе арктический хо ­
л од. Фиг ура чел ове ка на льду вызы­
вает озноб. Каких же сил стоило ос ­
воен ие Арктики тогда, когда не было еще таких кораблей? Вот о чем ду­
мае тся н а мостике во время «собачь­
ей» вахты. «А рхангельск», шурша, скользит по разводью, затянутому новорож­
денным ниласом, между полями мощного, метровой толщины, мно ­
голетнего льда. Они еще преградят нам путь. Сухогрузу придется всей своей мощью врезаться или, как 1'0-
ворят полярники, « врубаться » в ле­
довые поля, натужно работая вин­
том. Сдавать назад, чтобы снова на полных оборотах пытаться пробить­
ся: раздавить, расколоть, раздви­
нуть их. «Малый ход!» Падает скорость. Вот они, торосы,- перед нами ... Начиненный современной элект ­
роникой корабль (приборы элек ­
тронного оповещения вызовут, если потребуется, «наверх» любого специалиста, предварительно пояс­
нив, зачем он понадобился) работа­
ет по усиленному варианту. Все вах­
ты «на местах», как это было когда­
то напароходах. На ходовом мости­
ке вахту несут, как правило, капи­
тан или его заместитель и один из судоводителей. Степанов стоит на вахте вместе с самым молодым, чет­
вертым помощником Ю. Бондарем. Степанов, тонкий, высокий, зало­
жив узкие нервные руки в карманы брюк, крылато оттопырив полы фир­
менного пиджака, вновь уприборов. Он знает, что пока чувствуется ды­
хание согретого Гольфстримом Ба­
ренцева моря, протаивающего мно­
гокилометровые полыньи в забитом торосами Карском море,- слалом между ледяными полями быстрее приведет к цели. Вот его пальцы бегут по клавиату­
ре компьютерной приставки, как на­
кануне -
по клавишам пианино в салоне отдыха командного состава. Довольно легко проходим ледовое поле метровой толщины -
лишь ра ­
за два бешено вращающийся винт задевает край сходящегося за кор­
мой канала, заставляя вздрагивать корпус сухогруза. и вновь шуршим, делая по д два­
дцать узлов по ниласу ... Шестое чув ­
ство в Арктике -
это чувство льда, его толщины и мощи -
так считают полярники. И если без среднего му­
зыкального образования все штур­
маны, кроме Степанова, обходятся, то без знания и ощущения нрава ле­
довых полей здесь совершенно нече­
го делать, даже на « Арханг ельске.>, для которого метровый лед н е пре­
града. Бьют склянки: время сдавать вах­
ту -
время считать. БО миль пройде­
но за 4 часа. Не так плохо, когда вок­
руг плавучие белые рифы. Всякий раз после вахты Бондарь гордо до­
кладывает: «Прошли больше всех!» Степанов сдержан. Обычное, дес­
кать, дело... Но зеленый проблеск взгляда выдает: азарт гонки, слало­
ма, работы захватил и его. Двойки соревнуются между собой -
кому больше удастся слалом. Удается­
пока ... Пока многолетние льды, которыми забивает Кар ское море к весне, н е встанут на пути сухог руз а непр еодо­
лимой прегра до й, пока не придет ся «садиться на усы» -
швартоваться в специальный паз в корме атомно­
го ледокола, без которого в это вре­
мя года в Арктике далеко не уйдешь, а тем более к Енисею. А там -
там другие льды, пресно­
водные, они и подавно крепче, чем кирпич, и лежат слоем в полтора метра вплоть до Дудинки. Нет нави­
гации весенней и осенней. Есть лет­
няя и есть зимняя. И сейчас, хотя солнце балует нас светом, ледовая обстановка в Карском море слож­
ней, чем полярной ночью. Разбирать-
ся в ней -
привычное и всегда пол­
ное не ож иданн остей дело, которое для Николая Степанова, мальчиш­
кой бегавшего по мо сковск им ули­
цам с огромной нотной папкой в му­
зыкальную школу и прилежно за ни­
мавшег ося рисованием, стало про­
фессиеЙ. Арктика, море вошли в жи з нь Ни­
колая с рассказами его д я д и, Алек­
сея Голубева, бывшего ра д и ста по­
лярной станции, но гл ав ным образом благодаря матери, Галине Александровне, радистк е узла связи Минморфлота. Это она, привыкшая вслушиваться в морзянку Мирового океана, приобщила сына к жизни, отзвуки которой доносили сь из на­
ушников. Ради это й жизни она от­
везла сына в Одессу, чтобы тот, ус ­
пешно сдав приемные экзамены, на­
дел бушлат и фуражку тамошней средней мореходки. Три года спустя мать Нико лая приняла телеграмму с борта «Ле нинс кого пи о н ера» о том, что с ухогруз, на котором сын проходил практику, полу',ил по ­
врежде ние в результате « нав ала.> либерийског о танкера. Мать не у шла с р аботы, пока не дождалась повтор­
ной радиограммы: никто н е постра­
дал, советский сухогруз поврежден куда меньше, чем «либериец.>. Да, на путь не самый спокойный под­
толкнула она сына ... Она подтолкну­
ла, он выбрал. Каж ды й год старшекурсник и мо­
реходки по д ним аются на эстакаду одесского морвокзала, чтобы, глядя на открывшуюся панораму порта, выбрать себе пароход. Традиция. Пришел однажды на эстакаду и Сте­
панов. В тот г од с тояла на редкость 2 3 суровая зима, и акватория порта превратилась в белое поле. По нему гуляла и билась о буны поземка. (,Вон твой идет!» -
крикнул кто-то из приятелей. А на рейд входил, лег­
ко круша неподцающийся портовым буксирам лед, дизель-электроход усиленного ледового класса «Нава ­
рин», присланный из Мурманска на выручку. И вот судьба: приехавший в Мурманск по распределению штур­
ман малого плавания Николай Сте­
панов получил назначение именно на «Наварин»! С тех пор Степанову пришлось по­
ходить на разнь~х судах. Застал, на­
пример, (,ЦимлянскГЭС », трюмы ко­
торого закрывались лючинами­
толстыми досками, их вручную укла­
дывали поверх стальных балок­
бимсов... Когда назначение вторым помощником было уже не за горами, на судах стали появляться системы автоматизированной радИолокаци­
онной прокладки курса, фазовые си­
~""MЫ определения места судна. Не ТО чтобы они вытеснили секстан из обихода, скорее сами вошли в оби­
ход. Степанов поступил в знамени­
тую ленинградскую «Макаровку ». Учился заочно и хорошо, благо знания сразу закреплялись на прак­
тике. И во время зимних рейсов в Дудинку -
в конце семидесятых они были еще экспериментальными. И во время снабженческих экспедИ­
ций, когда в короткую летнюю нави­
гацию приходилось забрасывать продукты и оборудование сразу в несколько точек на арктическом по­
бережье, едИнственный путь к кото ­
рым -
Ледовитый океан. Прича лов нет -
выгрузка идет на понтоны. А те пляшут в кипении волн, и брызги замерзают на одежде. Вся коман­
да -
на понтонах и в трюмах, лишь капитан на мостике -
руководит, да радист в рубке. На (,Архангельске » Степанов с мо­
мента рождения судна. Ходил на нем в 1983 году в Певек. Везли грузы. Р ейс проходил как обычно, хотя был экс перимента льным -
этот рай о н обычно обслуживает не Мурман ск, Владивосток. А закончил с я... Ка за ­
лось, вся ледовая шапка планеты сдвинулась вдруг, наползла кр ае м на Певек. Десятки судов ока з аЛИ СI, в ловушке. Белое безмолви е () гла с и ­
лось канонадой. Сжатие. Пугающий, с ловно вы ­
стрел, звук. Стремительно, черным змеем бежит во льдах трещин а. Льды начинают с неистовой сил о й давить на борта. Если борта выдер­
живают,- карабкаются по ним на палубу. ПОдИимутся, вползут льди­
ны на палубу -
пиши пропало. Чтоб не забрались -
аврал, (,все наверх ». Как защитники осажденного горо да на крепостных стенах, моряки ст о ят вдоль Фальшбортов, рушат и с талки­
вают ледяные многотонные глыбы. В ту осень погиб в Арктике с ух о ­
гру з (,Нина Сагайд а к,). О с тальн ые суда удалось спа с ти. <,Ар х анг е ль ск», работая как ледокол, вывел и з п ле н а 12 судов. А сам получил вмятину в восемнадцать квадратны х ме т ров ... Для второго тогда помощни к а капи ­
тана Николая Степ а н о ва эт о бы ло настоящее полярное крещt'ни е. У же много лет не была Арктика стол ь враждебна к людям ... -
А вообще-то во льдах даж е как-то спокойнее,- не о жиданн о заключает НиколаЙ.-- Качки н е т. Идешь, скажем, чере з Атлантик у. И -
шторм. День, второй, третий. Наносишь на карту курс, карандашом работаешь, ли­
нейкой. Хватился -
нет ре з инки. Уползла. П оймаешь резинку -
ли­
нейка пропала. Раздражает на тр е­
тий день ... А тут ... -
старпом по с м от ­
рел на сплошные, с подогревом, н е ­
замерзающие стекла капитан с ког о мостика. В свете встающего со л нца Арктика выглядела с нежным поле м в погожий январский день. -
В прежние времена,- гово­
рит старпом,-
берег манил теп ­
лом, уютом. Теперь сменил с я с ва х ­
ты -
спускайся в трюм, в саун у. Жарко стало -
прыгай в ба с сейн. НеобходИМОСТЬ работать на холо де, а холод, как известно, главный вр а г человека на Севере, све д ена к мини­
муму. Говорю не об и с ключениях, о правиле. Какая слу жба на бере гу может похвалить с я такими у словия­
ми труда и быта? Берег отстал. П о ­
нятно, очень дорого обу с траив ат ь так каждое северное ме с т о р о жд е ни е, каждый рудник. Н о нужн о -
и это окупится, как окупается з имняя н а ­
вигация в высоких широтах. Так говорил Степанов, уж е мног о опытный, хотя и са мый м о л о ­
дой старпом пароходства. Вахта отправилась отдыхать, а Степанова в кабинете-каюте у же ждал с текущими делами боцман. Нужно было окалывать палубу о т наледи: в Баренцевом море попали в шторм, который так и застыл вод о ­
падами на леерах и палубных мех а ­
низмах. У старпома начался новый рабочий день ... Мурманск - Ду д инка 1 \ д_ р ОМА Н 08, де"ствнтепьны" чnен IIIIКОI rвar'4фИ'ВСКDВ D'IДD'ИIТИI Перед вами старинная карта и карта-схема северных маршрутов Второй Камчатской экспедиции пер­
вой половины XVJJJ века. Первая Камчатская экспедиция работала в 1725-1730 годах. Одно из основных ее достижений -
отк­
рытие пролива между Азией и Аме­
рикой. Начальник этой экспедиции капитан-командор Витус Беринг пос­
ле ее окончания был поставлен во главе новой -
Второй Камчатской экспедиции (1733-1743 п.). В плане экспедиции было много поистине грандиозных задач. Обследование Сибири и северо-восточных окраин Азии, отыскание Северного морско­
го пути, плавание к берегам Амери­
ки и Японии, установление -
· через Тихий океан -
контактов с владе~ ниями европейских государств на Американском континенте, описа­
ние морского берега от Архангель­
ска до Японии и даже организация морского плавания на Дальний Вос­
ток вокруг Африки или Америки. Обширность поставленных задач побудила одних ученых называть вторую экспедицию Беринга «Си­
бирско-Тихоокеанской», других­
« Сибирской». Подчеркивая размах исследований экспедиции на Севе­
ре, ученые часто говорят о Север­
ных отрядах Второй Камчатской экс­
педиции. Отсюда и еще один тер­
мин -
«Великая Северная», столь популярный в наше время. Однако во времена Беринга экспедиция обычно именовалась Второй Кам­
чатской. Карта Западной Арктики (2-я половина лнста), составленная «3 жюрналу и об ­
сервации лейтенанта CYXOTHHa ~ _ ,,'::~ti""iB СDШU~СЛ ~ ожugаиuu мовм " "1 олуча дозволение осм о т­
реть архив Го су дарствен­
ного Адмиралтей с к о го Де-
парта мента, приступил я к оному с восторгом и надеждою открыть мно­
ГО любопытных рукописей и не ошиб­
ся в ожидании моем » -
так писа л более полутора веков назад Василий Берх, первый историк русско го фло­
та. Те же самые чувства испытал и автор этих строк, когдапри с тупил к пои с к а м архивных м а тер иал ов о гер о ях Великой Се ве рн о й э кспе ди-
ции. Толчком к пои с ку по сл ужи л и в о т какие о бстоя т ел ьс тва. На ур о ка х гео­
графии в школ е у ченики нередко с прашивали меня: « На карте е с ть мо ­
ре Лаптевы х, бере г Пр о нчищева, мы с Челюскин, бухта Марии Прончище ­
вой -
кто были ЭТИ люди?» Увы, кр о ме су х и х данных -
в какой экс-
педиции участвовали, какой точки достигли,- сообщить было нечего. Не могла помочь и литература. Био­
графические сведения о первопро­
ходцах почти отсутствовали. Вот что с ообщали научные труды и справоч­
ники о Василии Прончищеве: «Прон­
чищев Василий (ум. в 1736 г.) ... Ни­
каких биографических сведений о его предше с твовавшей (то есть до участия в экспедиции.- д. Р.) дея-
4 а.МУРАВЬЕВ, М'nАВлоь. 1734-1135гг. с.мдлыин,' А.СКУРА"ОВ' 17.3б-1737гг. Д.О5ЦЫН, И. КОШЕЛЕВ. 17.34-17.37гг. 'р. МИНИН, д. GТЕРЛЕГОВ. 1738-1740гr. в.ПРОНЧИЩЕВ, С.ЧЕЛЮСКИН, Х.ЛАПТЕ6.1735 -1742гг. П.ЛДVИНИУG,Д.ЛДnТЕв.1735-1742 ГГ. Обе экспедиции -
подвиг рус­
СКИХ моряков и всего народа. Работа Первой и Второй Камчатских экспе­
диций продолжает привлекать вни­
мание исследователей. В архивах хранится множество еще не изучен­
ных документов, которые' могут не­
мало р.ассказать об этом великом географическом предприятии и о людях, его совершивших. Кропотливый поиск приводит к удивительным находкам. Находки эти подчас меняют наши представ ­
ления не только о характере наших далеких предков, но даже об их именах. Предлагаемый читателям очерк Д. Романова -
пример тако ­
го поиска с неожиданными резуль­
татами ... В нем пойдет речь о людях, рабо­
тавших в Северных отрядах Второй Камчатской экспедиции. Колокол с дубель-шлюпки « Якуцк ~, точ­
нее, его макет, сделанный ДЛЯ съемки фильма « Потомкам для известия ~. 5 тельности до сих пор не найдено ». Даже отчество неизвестно! То же са­
мое о многих других: « Скуратов Алексей (XYHI в.) ... » « Сухот"н Иван (XYHI в.) ... » «Ртищев Васи­
лий (XYHI в.) ... » Что касается Алек­
с ея Чирикова и Семена Челюскина, т о к середине 1960-х годов были из­
вестны лишь их отчества и скупые, отрывочные факты служебной био­
графии. Восемнадцатый век... Век рацио­
нальный и суровый. Все подчинено разуму, логике, воле и ... инструкции. Никаких чувствований -
в литера­
туре даже слово «любовЬ» отсутство­
вало, его заменяло слово «привязан­
НОСТЬ», имевшее тогда какой-то жест­
кий, отнюдь не лирический оттенок. Может быть, поэтому лет двадцать назад, когда я только приступал к своим исследованиям, первопроход­
цы Арктики пред с тавлялись мне с у­
ровыми аскетами, абстрактными но ­
с ителями муже с тва, упор с тва, фана­
тичного исп о лнения слу же б н ого д о л­
га. Вспомним, ч т о в л итературе к имени Челюскина н акрепко пр ис т а ­
ли слова « суровы й п ол ярный штур­
ман » ... Но так ли это? Взглянем, к приме­
ру, на портрет лейтенанта Дмитрия Овцына. На нас смотрит юн о е, до­
верчивое и и с креннее лицо. Да нет, конечно же, у каждого из них был свой характер, свои мечты, и жили они не только инструкциями Адми­
ралтейств-коллегии. Однако где они • Q • о· . . родились, из каких семей происхо­
дили, как в о спитывались? Можно ли узнать об этом два с половиной века с пустя? ... nЛан был такой: во время отпус­
ка ознакомиться наудачу с докумен­
тами Тульского архива. В наших мес ­
тах е с ть населенные пункты Челюс­
кин о, Прончищево, Лаптево (Ясно­
го рск) -
не связаны ли они с имена­
ми п е рвопроходцев? Офицеры рус­
ского флота, думал я, в большинстве с воем бы л и дворянами, следователь­
но, надо порыться в родословных книгах Тульского областного архива: вдруг там обнаружится кто-нибудь из « моих » мореплавателей? А потом .У же я предполагал основательно по­
работ а ть в Ленинграде, в Централь-
L ном архиве Военно-Морского Флота. Удивительнее всего, что первые на­
ходки последовали в первый же день работы в архиве. Просмотр списка древних тульских родов поверг меня в изумление -
в нем значились Чи­
риковы и Челюскины, Прончищевы и Лаптевы, Скуратовы и Овцыны, Елагины и Чекины, Ртищевы и Сухо-
тины ... Конечно, то, что я обнаружил эти фамилии, еще не означало, что все отважные первопроходцы были туля­
ками: представители каждого рода могли жить и в других губерниях. Но все-таки начало вселяло надежду. Первым, на кого я «наткнулся», был Иван Сухотин. На ветвях родо­
словного древа увековечено 14 моря­
ков из рода Сухотиных, среди них и Иван Михайлович -
с указанием на то, что в 1730-х годах он служил в Обской экспедиции, то есть в отряде Малыгина-Скуратова, где был коман­
диром бота «Второй». В краткой био­
графической справке о нем сообща­
лось следующее: «1715 -
поступил в Морскую академию, 1718 -
отчислен из академии за «предерзостное пове­
дение» и направлен рядовым матро­
сом на флот (к слову сказать, из ар­
хивного дела видно, что принадле­
жал этот матрос к богатому роду, владевшему многими имениями и ты­
сячами душ крепостных крестьян), 1725 -
мичман, 1733 -
леЙтенант» ... А дальше следует вот какая запись: «1733 октября 3 разжалован в матро­
сы до выслуги за брань, будучи на корабле, на командующего капитана Бранта и в назывании оного вором». Этим вина лейтенанта не исчерпыва­
лась: «за безвинное битье в пьяном виде сержанта и боцмана». Тут уж ни прибавить, ни убавить. Какой там ас­
кет! Не за буйный ли нрав отправил его Малыmн из Югорского Шара обрат­
но в Архангельск на аварийном судне «Обь» в 1735 году? Забегая вперед, скажу, что буйным нравом характеристика Сухотина не исчерпывается. В архиве флота в Ле­
нинграде хранятся судовой журнал Сухотина и карта Западной Арктики, составленная «з жюрналу и обсерва­
ции лейтенанта Сухотина». В плава­
нии 1735 года он (уже амнистиро­
ванный) с поразительной тщательно­
стью произвел съемку берега от Ар­
хангельска до Югорского Шара, ост­
ровов Моржовец и Колгуев. На карту нанесены устья 67 речек (у каждой свое имя), глубины в 144 пунктах, мели, кошки и так далее. Во множест­
ве пунктов определены магнитное склонение и широта. И все это за два с половиной месяца, из которых поч­
ти месяц судно отстаивалось в ук­
рытиях из-за штормов или льдов. Неоднозначен человек! Иван Михайлович Сухотин про­
служил на флоте почти полвека, вый­
дя в отставку в чине капитан-коман­
дора в 1763 году. ... Следующим «обнаружился» Алексей Скуратов -
Алексей Ивано­
вич. Предок его, Иван Скуратов­
Бельский, брат Малюты, правой руки Ивана Грозного, служил «по Туле» засечным головой и строил крепости (Иван Грозный сам приезжал прини­
мать крепость Малиновые Ворота, по соседству с Ясной Поляной), за что пожалован был вотчиной в селе Журавине Чернского уезда. В этом' селе провел детство и последние годы жизни Алексей Скуратов. До наших дией там сохранилась церковь, по­
строенная им в память об успешном завершении первого плавания вокруг Ямала. Алексей Скуратов был одним из первых выпускников Морской ака­
демии и на экзаменах показал столь прочны.е знания, что был оставлен при академии для обучения «детей». Совершенствовался в науках во Франции. Навигацкая школа и Морская ака­
демия, любимые детища Петра, были самые передовые и прекрасно орга­
низованные учебные заведения. Но порядок в них держался на крутых мерах. При поступлении на учебу каждый, в том числе и Скуратов, да­
вал такую подписку: «А буде он (имя­
рек) ОТ школьного учения самоволь­
но отбудет и за то повинен он жесто­
кова наказания ссылкою на каторгу. К сей сказке руку приложил ... » При­
кладывали руку мальчики 12-13 лет! Как тут не вспомнить слова Пушкина о том, что распоряжения Петра «не­
редко жестоки, своенравны и, кажет­
ся, писаны кнутом». Об условиях жизни и учебы свидетельствует сам Петр, обнаруживший, что 85 учени­
ков академии «за босотою и неиме­
нием дневного пропитания» месяца­
ми не ходили на занятия, а 55 гар­
демаринов «кормились вольною ра­
ботою». А вот еще два штриха, характерных для того времени. В журнале Скура­
това содержится подробное описа­
ние трудных сентябрьских дней 1738 года, когда на обратном пути в Архангельск боты «Первый» и «Вто­
рой» на подходе к Карской губе по­
пали в сложную ледовую обстановку и получили тяжелые повреждения. «В сих сутках,- записано в журна­
ле,-
как от ветру нагнало воды боль­
ше обычного, то лед нажимал на бе­
рег так сильно, что льдины ставило, а в море воды ничего не видно». Че­
рез несколько дней ветер сменился на южный, льды отступили, открыв пространство чистой воды. С огром­
ным трудом моряки сняли боты с мели и отвели на более глубокое мес­
то. Однако ночью ветер опять изме­
нил направление, льдина срезала якорный канат на боте «Первом», ко­
рабль понесло ветром и стало бить об лед. Когда стало светать, то уви­
дели, что все кругом забито льдом. «Первый» находился в катастрофи­
ческом положении: льды разбили форштевень, руль, наружную борто­
вую обшивку. Скуратов приказал по­
кинуть полузатонувший корабль и выгружаться на берег. Бот «Второй» пострадал меньше, его удалось под­
тянуть к берегу. Общими усилиями двух команд «Первый» был также подтянут к берегу и спасен от mбели. В разгар работы по спасению ко­
раблей, доставке грузов на берег и оборудованию аварийного лагеря «наехал» солдат Мезенцев с «указом»: немедленно доставить в Пустозерск штурмана Великопольского для дачи показаний по делу лейтенантов Му­
равьева и Павлова, которые пере­
ссорились между собой и с подчи­
ненными. Измученный штурман тут же отправился в неблизкий путь (500 верст на оленях). Дело кончи­
лось тем, ЧТО злополучных лейтенан­
тов разжаловали в рядовые «за мно­
гие непорядочные, нерадетельные, леностные и глупые поступки». В том же 1738 году в Петербург был доставлен в кандалах лейтенант Дмитрий Овцын -
на него поступил донос, что во время зимовки в Бере­
зове он встречался со ссыльными князьями Долгорукими и говорил ' «злые и вредительные речи против императрицы Анны Иоанновны» ... В числе «найденных» в Туле ока­
зался и Василий Алексеевич Ртищев, родом из деревни Кутуково Кашир­
ского уезда. Он прослужил на Севере почти сорок лет, занимая должности от штурмана судиа до главного ко­
мандира Второй Камчатской экспе­
диции и командира Охотского порта. Правда, на старости лет первооткры­
ватель восточного Сахалина был уво­
лен в отставку «за слабостию и не­
распоряДИтельностию» ... Работа в Тульском архиве грозила приобрести характер бесконечный и весьма далекий от событий Великой Северной экспедиции. Родословные, ревизские «сказки», писцовые книги ... Пора было ехать в Ленинград. Впе­
реди ждал архив флота -
судовые журналы, старинные карты, пожел­
тевшие документы, хранящие до на­
ших дней ледяное дыхание Арктики и горячие помыслы упрямых перво­
проходцев. В Ленинграде поиски начал с Ва­
силия Ртищева. По описям и ката­
логам не составило большого труда разыскать нужные документы. Чте­
ние небольшого по объему журнала бота «Иркутск» показало, что изуче­
нием его фактически никто не зани­
мался. Подробности страшной зи­
мовки 1735-1736 годов нигде в лите­
ратуре не отражены. Когда держишь в руках вахтенный журнал с записями Ртищева, охва­
тывает волнение, которое трудно пе­
редать словами: это живой, говоря­
щий участник далеких событий! Еще больше поражает карта нижнего те­
чения Лены -
она вычерчена тушью в студеном зимовье на реке Харау­
лах, при свете тусклого коптящего светильника, среди умирающих от цинги людей. Двое ее авторов­
Дмитрий Баскаков и Осип Глазов­
умерли за этой работой, третий­
Василий Ртищев -
остался жив, рас­
писался на карте и вписал в ее титул имена умерших товарищей. Впечатления от журнала и карты были настолько сильными, что я на­
писал рассказ «Хараулахская траге­
дия». Его поместили в газете «Маяк Арктики» (Тикси), а позднее в сбор-
6 7 нике «Полярный круг». Публикация рассказа имела неожиданное послед­
ствие: комсомольцы Тикси решили соорудить памятник на месте зимов­
ки «Иркутска». Вскоре бетонный обе­
лиск с венчающей его моделью па­
русника был установлен при впаде­
нии реки Хараулах в море. Позже на памятнике закрепили плиты с фами­
лиями всех 36 моряков, погибших в ту зиму. Плиты изготовили И доста­
вили участники Тульской полярной общественной экспедиции во главе с Ю. П. Черноротовым. К немногим памятникам в Арктике добавился еще один ... Может показаться, что архивные поиски вести несложно, что они по­
хожи на чтение книг в библиотеке, где имеются каталоги и аннотации, что достаточно, мол, терпения. Одна­
ко это, конечно, не так. Для восстановления биографии Ва­
силия Прончищева потребовалось много раз выезжать в Ленинград и работать не только в архиве флота, но и в других архивах. С чего и как начинать? Если б было известно от­
чество Василия Прончищева, то дело обстояло бы проще: в Центральном историческом архиве в Ленинграде хранятся полные родословные, по ним, зная имя и отчество, можно вы­
яснить многое. Неужели среди доку­
ментов Великой Северной экспеди­
ции нет ни одного, где бы лейтенант Василий Прончищев упоминался по отчеству? Но, увы, таких документов не наш­
лось ни в рапортах Беринга, Челюски­
на и самого Прончищева, ни в инст­
рукциях Адмиралтейств-коллегии, ни в судовых журналах. Везде он назы­
вался одинаково: «лейтенант Василий Прончищев». Я просмотрел списки личных дел учащихся Навигацкой школы и Морской академии -
лич­
ного дела Василия Прончищева там не оказалось. Но недаром говорится: кто ищет, тот найдет. Просматривая все новые и новые описи, я увидел, что в фонде адмирала А. И. Нагаева значится де­
ло под названием «Списки гардема­
рин, окончивших Навигацкую шко­
лу. Экзаменации по навигации, сфе­
рике, фортификации. Рапорты о на­
значении гардемарин на суда». Начав листать это дело, я глазам своим не поверил: все выпускники названы по имени и отчествуl Вот если б здесь оказался Прончищев ... И он действительно оказался в этом списке, хотя найти его фамилию оказалось не так-то просто. Мало то­
го что документ написан крайне не­
брежным, трудно читаемым почер­
ком -
на фамилию Прончищева еще попала клякса. «Василей Васильев сын Про ... » -
дальше прочитать я не смог. По моей просьбе пригласили эксперта по палеографии. Эксперт долго разглядывал документ и нако­
нец произнес: «Здесь написано Прон­
чищев». Итак, Василий Васильевичl В этом же деле я нашел еще ряд документов, по которым устанавли­
вались основные факты учебы и службы Прончищева до отправления на Север: год поступления в Нави­
гацкую школу -
1715, год оконча­
ния школы -1718, гардемаринская практика на Балтийском флоте и сдача экзаменов в Морской акаде­
мии -1718-1724, направление на службу в Астрахань -
осень 1724, производство в подштурманы -
1727, сведения о специализации по астрономии и даже о выдаче обмун­
дирования. Теперь можно было отправляться в исторический архив. Дело калуж­
ских дворян Прончищевых нашлось быстро. В нем имелась подробная родословная, из которой следовало, что Василий Васильевич Прончищев являлся пятым, младшим сыном стольника и ротмистра Василия Пар­
феновича Прончищева, имение кото­
рого находилось в селе Богимово (Тарбеево) в Тарусском уезде. Места эти мне знакомы: в 12 километрах от Алексина, на речке Мышеге. И так, первые, основные биографические сведения о Василии Васильевиче Прончищеве выяснены! Дополнение их новыми деталями было, как гово­
рится, уже делом техники ... Гораздо сложнее оказался поиск сведений о его жене. В литературе ее называли Марией. Она -
первая в истории полярная путешественни­
ца -
стала героиней легенд, стихо­
творений, романов, кинофильмов, произведений живописи. Создан прекрасный поэтический образ юной женщины, сопровождавшей мужа в полярном плавании и умершей вслед за ним от горя. В действительности о ней было из­
вестно до обидного мало. Докумен­
тально установлено, что жена ко­
мандира дубель . .щлюпки «Якуцю> Ва­
силия Прончищева участвовала в полярном плавании 1735-1736 го­
дов. Василий Прончищев умер 29 ав­
густа, его жена -12 сентября 1736 года. Вот и все. Моmла супру­
гов Прончищевых в устье реки Оле­
нек сохранилась до наших дней. Работая с документами отряда Прончищева, я обратил внимание на некоторые странные обстоятельства, связанные с именем жены Прончи­
щева. В вахтенном журнале «Якуц­
ка», хранящемся в архиве флота в Ленинграде, имеются краткие записи о болезни, смерти и похоронах жены Прончищева, но в этих записях она не называется по имени. В других до­
кументах экспедиции -
даже в ра­
порте штурмана Челюскина, в рапор­
те Беринга о смерти Прончищева, в списках погибших -
она не упоми­
нается совсем. Объяснение этому могло быть только одно: женщина попала на судно «незаконно», вопре­
ки известной морской традиции. Взял ли Прончищев жену самовольно или с разрешения Беринга, сообщить об этом в Петербург -
значило вы­
звать расследование в Адмирал­
тейств-коллегии. Но в таком случае откуда известно, что ее звали Марией? Когда это имя появилось в литературе? Первое упо­
минание о полярной путешественни­
це удалось обнаружить в журнале «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие» за 1758 год. Участник экспедиции Г. Ф. Миллер посвятил несколько строк жене капи­
тана, «которая из страстной к нему привязанности с ним путешествова­
ла». Но имени опять нет. Тщатель­
ный просмотр всей дореволюционной литературы о Великой Северной экс­
педиции дал те же результаты: жена Прончищева нигде по имени не упо­
миналась. При обсуждении этого вштоса в Московском филиале ГеОГIJ",-!>иче­
ского общества СССР было высказа­
но предположение, что имя Прончи­
щевой почерпнуто из надписи на мо­
гильном кресте в устье Олене ка. Пришлось заняться историей этой надписи. Оказалось, что в 1875 году, когда экспедиция А. Чекановского нашла крест, прочитать надписи на нем было уже невозможно: на столбе (без перекладины) различались лишь отдельные, вырезанные славянской вязью буквы. То же записал Э. Толль, посетивший могилу почти двадцать лет спустя. Но в наши дни, по заве­
рению полярников, на кресте есть пе­
рекладина с надписью: «Памяти слав­
ного Прончищева и его жены Марии». Когда наконец фотокопия надписи была доставлена в Тулу, ТО выясни­
лось, что на перекладине есть «авто­
граф» тех, кто сделал эту надпись: «Ленск. гидрограф. эксп. 1921 Г.» Ленской гидрографической экспе­
дицией 1921 года руководил извест­
ный полярный исследоватеЛl, Н. И. Евгенов. В Ленинграде я разы­
скал его вдову, Наталью Николаевну. Она прислала выдержки из дневника мужа и фотографию могилы, сде­
ланную в том году. Выяснилось, ЧТ(1 еще в 1913 году Н. И. Евгенов участ­
вовал в экспедиции Б. Вилькицкого, которая открыла на восточном берегу Таймыра неизвестный большой за­
лив и назвала его бухтой Прончище­
вой Марии. Евгенов считал это имя само собой разумеющимся. Нужно было обращаться к архи­
вам экспедиции Вилькицкого. В поиск включались все новые люди: географ А. В. Шумилов, гидрографы С. В. По­
пов и Б. П. Водопьянов, студент МГУ R В. Богданов. Выяснились вещи удивительные. Надпись на карте <<бухта Марии Прончищевой» впер­
вые появилась в 1941 году! В литера­
туре имя жены Прончищева впервые названо Евгеновым в 1929 году. В ар­
хивах Вилькицкого имя жены Прон­
чищева не упоминается нигде. Нако­
нец пришли к выводу, ЧТО имя Ма­
рия -
результат случайной ошибки картографов. в 1913 году экспеди­
ция Вилькицкого назвала именем Прончищевой мыс у входа в неизвест­
ную бухту. Надпись «М. I1РОНЧИlllе­
вой» (мыс Прончищевой) была вос­
принята картографами как «бухта М. I1рончищевоЙ». А затем кто-то из картографов, ссылаясь на надпись на карте, превратил «М,> в «Марию}), Круг замкнулся. Цо как же звали первую полярную путешественницу в действительности? Можно Ни два с половиной века спустя найти сведе-
ния О женщине, ни имя, ни отчество, ни девичья фамилия которой неиз­
вестны? Оказалось, что можно. В начале апреля 1983 года я получил телеграм­
му от Валерия Богданова: «Ее звали Татьяной!» Как же молодой исследователь ус­
тановил это? Работая в Центральном архиве древних актов, он обнаружил в по­
местной книге города Алексина чело­
битную от 28 февраля 1754 года, в которой Анна Федоровна Кондырева, жена капрала лейб-гвардии Преобра­
женского полка Василия Незнанова, просила разделить между нею и ее братом имение сестры своей Татья­
ны, «морского флота лейтенанта Ва­
сильева жены Прончищева». Далее она сообщала, что «сестра Татьяна с мужем отлучились в дальние, имею­
щиеся за Сибирью, ГOpoДbl ••. и оные сестра моя и муж ее ныне где об­
ретаются, и живы ли или померли, о том подлинного известия я не имею». Дальнейшие поиски привели Бог­
данова к выяснению биографии Та­
тьяны ПрончищевоЙ. Будущая по­
лярная путешественница родилась в 1713 году в селе Березове Алексин­
екого уезда в семье стряпчего Федора Степановича Кондырева. Мелкопо­
местный дворянский род Кондыре­
вых известен в тульском крае с 1563 года, когда Иван Грозный пожа­
ловал Кондыревых землями в Алек­
синском уезде (в Тульском архиве сохранилась даже жалованная гра­
мота Ивана Грозного). Отец будущей путешественницы был среди тех со­
ратников Петра 1, которые заклады­
вали новую столицу России и строили первые верфи для молодого Балтий­
ского флота. В 1712 году Петр 1 выделил Федору Кондыреву земли на острове Котлин. После окончания Северной войны царь обязал многих дворян пересе­
лить свои семьи на новые земли. В 1721 году семья Кондыревых пере­
ехала на Котлин. Здесь, в Кронштад­
те, Татьяна Кондырева провела часть своей недолгой жизни, здесь позна­
комилась с будущим мужем -
под-
Страница вахтенного журнала дубель­
шлюпки «Якуцк» за 30 августа 1736 года с записью о смерти В. Прончищева. На таких судах участники Великой Се­
верной экспеднции ходили по рекам и пролнвам. 8 солнечныe часы. Предположительно они принадлежали С. Челюскину. Хранятся в краеведческом музее города Нориль­
ска. 9 Комсомольцы Тикси и участники Туль­
ской полярной общественной экспеди­
ции установили обелиск на реке Харау­
лах -
на месте зимовки бота « Иркутск ». штурманом Василием Прончищевым. Свадьба их состоял ась 20 мая 1733 года в одной ИЗ тульских дере­
вень. Василий получил отпуск и ме­
довый месяц провел с женой на роди­
не и в Москве. Этот месяц, однако, не был беззаботным -
молодой чете предстояла вскоре дальняя экспеди­
ция. В дальний путь с Прончищевым отправилась и его молодая жена. В тот год ей было 20 лет ... С каждым годом становится из­
вестно все больше и больше о поляр­
ных Колумбах ХУНI века -
«птен­
цах гнезда Петрова», воспитанниках его Морской академии. Пополнились сведения о Семене Челюскине, биография которого раньше обрывалась годом выхода в отставку -1756. Тот же Валерий Б о гданов, ныне сотрудник редакции районной газеты в городе Истре, на­
шел в документах о помещичьих зем­
левладениях сведения о том, что по выходе в отставку Челюскин прожи­
вал в деревне Мишина Поляна Белев­
ского уезда и умер в ноябре 1764 го­
да. Документы, подтверждающие это, обнаружил также Н. М. Чернов из Москвы. Изучением материалов Великой Северной эк с педиции занимаются многие полярные историки. В. А. Тро­
ицкий, работая на Таймыре, обследо­
вал места, связанные с деятельно­
стью первопроходцев, и сделал ряд интересных находок: им обнаружены остатки зимовья отряда Х. Лаптева на реке Блудной, развалины маяка Челюскина на мысе Фаддея. На осно­
ве архивных документов Троицкий восстановил географические откры­
тия отряда Прончищева -
Лаптева и внес исправления в морские карты. Ему же удалось найти в Игарке, у старого лоцмана, копию XYIH века с исчезнувшей карты Прончищева. И. В. Глушанков из Ленинграда еще в конце 60-х годов установил важные факты биографИИ Прончи­
щева. Он же выяснил происхождение и место рождения Харитона Лаптева (деревня Пекарева близ Великих Лук), собрал интересные материаль! о других участниках экспедиции и обобщил результаты своих поисков в книге «Навстречу неизведанному». Костромской историк-краевед А. А. Григоров собрал материал о Д. Л. Овцы не, который оказался ро­
дом из костромских мест. Сотрудник Тульского архива Н. К. Фомин уста­
новил, что родовое имение Чирико­
вых, пере шедшее по наследству ве­
ликому мореплавателю, находилось в селе Аверкиевском Тульского уезда. Плодотворную работу по изучению биографии В. Беринга ведет географ А. В. Шумилов. Но история Великой Северной экс­
педиции еще не дописана. В ней оста­
ется немало « белых пятен ». Поиски продолжаются. г. Щ е к и н О Т У л ь с к о й о б л. ЛЕОН СУДЖАН Фото В. ГИНС&УРГ А. С. СЕВРУГ А (цвет) " Г. НАДЕЖДИНА _,КОВАЯ ВЕТВЬ Я застал Идриса Мамеда Гу­
сейновича Ахунд-заде в тот момент, когда ученый соби­
рался в дорогу. Через несколько ча-
сов он улетал в Сухуми, в Централь­
ный институт субтропических куль­
тур. -
Можете называть меня Идри­
сом Максимовичем,- сказал он,­
как наши специалисты в Афганиста­
не ... В кабинете, на столе, заваленном бумагами и фотографиями, я заме­
тил, вернее, мне сразу бросились в глаза две банки консервированных маслин с афганскими этикетками. Я с интересом рассматривал плоды, которые были раз в пять крупнее маслин, созревавших в пригородах Баку. -
Неужели из Джелалабадской долины? -
не веря увиденному, уди­
вился я. -
Оттуда, оттуда,-
рассмеялся Идрис Максимович.- Мой сорт «АзербаЙджан-зеЙтую). Джелалабадская долина... Распо­
ложенная в северо-восточной части Афганистана, она окружена горами, которые не пропускают сюда холод­
ные ветры, и лишь горячий воздух с Индийского океана проникает в нее через Гиндукушский перевал -
единственную щель в горном масси-
1 О Ирригационная система, построенная с помощью СССР под джелалабадом. Садовник из госфермы « Хадда». 11 ве. Летом здесь температура подии­
мается до 60 градусов в тени, а зи­
мой падает до 5 градусов мороза. Климат сухой, осадков выпадает 50-60 миллиметров в год. И понят­
но, что не всякая растительность мо­
жет приспособиться к таким усло­
виям. Но главная беда -
в недо­
статке воды. Веками долина факти­
чески была мертва, возродить для сельского хозяйства земли ее не уда­
валось, несмотря на то, что афган­
ское правительство неоднократно обращалось за помощью к Турции, Пакистану, Египту и Ливану. Но специалисты и эксперты, приезжав­
шие знакомиться с Джелалабадской долиной, приходили к выводу, что здесь бросовые земли и вырастить на них ничего невозможно. В 1964 году правительство Афга­
нистана попросило советских уче­
ных и специалистов оказать помощь в освоении Джелалабадской долины. Главным консультантом был назна­
чен профессор Ахунд-заде. В науч­
ную бригаду входили профессор Ти­
мирязевской сельскохозяйственной академии А. Д. Александров и сот­
рудник Сочинской опытной станции субтропических и южных плодовых культур, кандидат сельскохозяйст­
венных наук М. и. ЛавриЙчук. Они пришли к выводу, что на этих зем­
лях можно выращивать апельсины, мандарины, пальмы и маслины. Только необходимо строительство ирригационного комплекса. И вот однажды долину огласили своим мощным ревом бульдозеры, тракторы, экскаваторы и самосвалы. Начали с расчистки земли от кам­
ней, которые занесла сюда река Ка­
бул, за свою историю не раз меняв­
шая русло. Одновременно в поселке Дарунча, в 18 километрах от Джелалабада, копали водоем. Потом от него про­
рыли первый канал для электростан­
ции и второй, протяженностью более 70 километров,-
для полива бобо­
вых и зерновых растений на создава­
емой государственной механизиро­
ванной ферме. Это было необходимо, чтобы создать в почве запас пита­
тельных веществ для будущих поса­
док ... -
Плантацию маслин,- рас-
сказывал Идрис Максимович,-
мы сразу заложили почти на пяти гек­
тарах. Весной деревья зацвели. Все! С каким нетерпеннем мы ждали уро­
жая. Но ... -
профессор вздохнул,­
плоды опали, еще не созрев. Ска­
зался дефицит маги. И не только ... А если честно, то в Джелалабадской долине неудачи преследовали нас четыре года подряд. Предстамяете? Но с какой надеждой смотрели на нас местные жители! Через долину проходят пути кочевников, а они пре­
красно понимали, что значит для страны, для них самих, если оживут эти мертвые земли. И уже во время строительства кочевники оседали в окрестностях Джелалабада, наблю­
дая за нашей работой, а потом и по­
могая нам. Вы бы видели их глаза ... Надежды афганцев не были обма­
нуты. и когда собрали 1000 ТОНН цитрусовых и 20 тонн маслин -
этот первый урожай стал настоящей победой. Теперь можно было закла­
дывать уже промышленную планта­
цию на площади около 4 тысяч гек­
таров. Одних маслин только на оро­
шаемых землях Джелалабадского комплекса посадили на 1200 гекта­
рах. Ирригационный канал гаранти­
ровал и два и три урожая в год. Слушая профессора Ахунд-заде, я вс.е чаще ловил себя на мысли, что очень уж обыденно звучал его рас­
сказ. Мне же прекрасно было извест­
но, что решению афганского прави­
тельства об организации в Джела­
лабадской долине государственных сельскохозяйственных ферм проти­
вились мадельцы этих земель. И особенно один из них -
Гульбетдин Хекматъяр. Но когда я спросил о нем профессора, Идрис Максимович сна­
чала непонимающе взглянул на меня и тут же нахмурился. -
Вон ВЫ кого вспомнили. Хозяи­
на, можно сказать, Джелалабадской долины. Не знаю, вероятно, мы с ним и виделись или даже разговаривали . . Не помню ... Профессора я прекрасно понял, ему просто был неинтересен какой-то бывший маделец земли. Но вот сам Гульбетдин советского ученого за­
помнил на всю жизнъ, как запомина­
ют самого заклятого врага ... Гульбетдин Хекматъяр бежал в Пакистан сразу после Апрельской революции. Когда солнце поднимал ось выше минарепlOЙ решетки, Хекматьяр со­
бирал в доме преданных ему людей. Здесь рождались самые коварные планы. В гостиной Гульбетдина, освещен­
ной мерцанием светильников и тлею­
щими углями камина, находился только один человек -
его ближай­
ший помощник и доверенное лицо Шахрияр. Сидя на ковре, он внима­
тельно слушал речь хозяина. -
Мы обязаны взорвать иррига­
ционный комплекс в долине, разру­
шить госфермы и другие сооруже­
ния. Пусть Нанграханская провин­
ция снова станет пустыней. И для этого,- он сделал паузу,- вы се­
годня нападете на госферму и при­
ведете мне моего бывшего слугу Се­
лима Хазара. ты все понял?. В эту же ночь после наступления комендантского часа душманы Шах­
рияра совершили налет на народных ополченцев, охранявших госферму «Хадда». Нападавшие потеряли пять человек, но задание выполнили. Хекматьяр тотчас же потребовал привести Селима. И того, избитого и связаниого, бросили к ногам Гуль­
бетдина. Долго смотрел он на по­
вергнутого наземь человека. -
Скажи, чем заманили тебя не­
верные, что ты пошел в услужение к врагам ислама? -
Хекматьяр кив­
нул слугам, и те поставили пленного на ноги. ,Селим взглянул на своего бывше­
го хозяина и с ноткой обреченности в голосе хрипло произнес: -
Они мне дали то, что ты отни­
мал у меня всю жизнь. -
Что же? -
брови Гульбетдина изумленно поползли вверх.- Зем­
лю? Деньги? -
Нет, они увидели во мне чело­
века, равного себе. Такое не оценить деньгами да и не сравнить со владе­
нием всей Джелалабадской долиной. Гульбетдин едва унял вспышку гнева. -
Судьба каждого из нас в руках аллаха,- произнес он.- Проти­
виться его воле -
преступление. А ты уже совершил это преступление. Ты не только умрешь, а будешь наве­
ки проклят. Но,- пристально взгля­
нул на бывшего слугу Гульбетдин,­
ты можешь заслужить прощение и даже награду, если поможешь нам в священной борьбе с неверными. От тебя требуется немногое -
пока­
затh, как и где лучше взорвать ирри­
гационный комплекс. А мои люди ... -
Я не предатель, Хекматьяр,­
сказал Хазар, понимая теперь, для чего он потребовался бывшему хо­
зяину. Профессор Ахунд-заде выезжал в Афганистан шесть раз и пробыл в этой стране в общей сложности четы­
ре года. Последняя его командиров­
ка длилась 16 месяцев. -
Вы знаете, о чем я тогда меч­
тал? -
неожиданно спрашивает Ид­
рис Максимович.- Чтобы Джелала­
бадский ирригационный комплекс помог обеспечить малоземельных крестьян орошаемыми сельскохозяй­
ственными участками. Поэтому вто­
рым этапом нашей работы стало ос­
воение земель зоны построенного оросительного канала площадью в 30 тысяч гектаров и создание здесь госферм. Срочно строились тепли­
цы, были организованы два питом­
ника по выращиванию саженцев цитрусовых культур и маслин, а так­
же пород деревьев для ветрозащит­
ных полос. Для защиты. от суховеев решили сажать эвкалипты, гуль­
бит -
по четыре-шесть рядов. Ну а сейчас,- заулыбался Идрис Мак­
симович,- коллекция маслин насчи­
тывает более 60 сортов. Самая бога­
тая среди таких восточных стран, как Иран, Турция, Ирак. В Джела­
лабадской долине, на некогда мерт­
вой, считайте, земле, плодоносят маслины! В этом есть заслуга, конеч­
но, и сотен советских специали­
стов -
гидротехников, мелиорато­
ров, строителей, механиков, агроно­
мов, учителей, экономистов ... О некоторых советских специали­
стах был наслышан и я. Например, о главных специалистах А. Ф. Мичу­
рине и А. М. Десятникове, агрономе В. А. Сидельникове, почвоведе М. И. Кочубее и о многих других. И сейчас, глядя на седовласого про­
фессора, я верил, что такие люди могли не только оживить бросовые земли, но и перевернуть души чело-
Про кладка труб обводного канала под Джелалабадом. веческие. Да так оно и было. Правда, Идрис Максимович, очевидно, об этом и не догадывался ... Когда Гульбетдин снова вызвал Шахрияра, тот сразу понял -
игра с Селимом не удалась. Не успел он войти в гостиную, как хозяин хлоп­
нул в ладоши, и из другой двери по­
явился его слуга Ганиб. -
Говори,- коротко приказал Гульбетдин. -
В самое ближайшее время не­
верные собираются пустить консерв­
ный завод в Джелалабаде,- не­
сколько поспешно и испуганно про­
изнес Ганиб. Отпустив слугу, Хек­
матьяр возбужденно зашагал по ковру. -
Ты слышал? -
он исподлобья взглянул на Шахрияра.- Этого нельзя допустить. Так вот! Все опе­
рации отменяю. Ты должен камня на камне не оставить от этого завода. Всех людей бросить на это. -
Всех? -
растерялся Шахри-
яр.-
Но мы уже готовы к нападению на нефтегазовое месторождение в Мезери-Шерифе, Шибергане, готовы 12 взорвать ГЭС в Пули-Хумри ... Гульбетдин не дал ему договорить: -
Маслины Джелалабадской до­
лины дороже нефти, газа, электриче­
ства. Если мы уничтожим ирригаци­
онный комплекс со всеми его соору­
жениями, земля там снова станет мертвой. Мы нагоним страх на сотни и тысячи НОВЫХ помощников нынеш­
него правительства. Мы сделаем из них солдат нашей веры и аллаха. Хозяин снова хлопнул в ладоши и, когда неслышно появился Ганиб, приказал: -
Утром казнить Селима и при­
нести мне его голову,- слуга исчез, и Хекматьяр вновь повернулся к Шахрияру.-
Я тебе верю, ты свято выполняешь мою волю и предан мне ... -
Он замолчал, хотя каждый понял, о чем идет речь. Несколько дней назад Шахрияр жестоко рас­
правился с каимом мечети в городе Герате, что усомнился в проповедях Гульбетдина, призывавшего всех мусульман встать на сторону дУш­
манов. -
Помни, Шахрияр,- жестко произнес Гульбетдин,- не взорвешь консервный завод -
закую в цепи и брошу в колодец. Как я это сделал с Селимом. В крепости Гульбетдина было око­
ло 30 безводных колодцев. В одних хранилось зерно, в других -
соль, а в наиболее глубоких, настоящих тай­
никах, которые сверху закрывались плотно подогнанными плитами, на­
ходились пленники. Когда-то здесь располагались жертвенники древне­
го Афганистана. -
Завтра на рассвете,- прика­
зал Гульбетдин,-
ты со своими ну­
керами сделаешь Джелалабадскую долину великим жертвенником ... Ни звука, ни лучика света не про­
никало в каменный колодец, где то-
мился Селим Хазар. Тяжелая цепь' оттягивала руки, нестерпимо мучила жажда. Глядя перед собой в черную стену тьмы, Селим сидел не шеве­
лясь. Скрежет отодвигаемой плиты гул­
кой волной про катился по колодцу и оглушил на мгновение Селима. И снова тишина. Но долгожданный живительный луч света так и не поя­
вился. Неужели уже ночь? И тут сверху послышался шорох, скатив­
шийся по каменным стенкам чьим-то шепотом: -
Селим, брат мой ... Хазар громыхнул цепями, припод­
нимаясь и вглядываясь вверх. Не по­
чудилось ли ему? Но в тот же момент послышался громкий отчетливый го-
лос: -
Селим, это я, Ганиб, прими наш привет из Джелалабадской до­
лины. Выше голову, герой ... -
Ты пришел забавляться?­
гневно отозвался Хазар.- Жаж­
дешь моей крови, хищный ворон из черной стаи Гульбетдина? -
Эй, Селим, ты, верно, утратил рассудок, сидя в этом каменном мешке? Прижмись к стене, я брошу тебе веревку ... Дальнейшее пленнику показалось похожим на сон. Его, дрожащего от холода и нервного возбуждения, вы­
тянули наверх в дУшную непрогляд­
ную ночную темень. Ганиб вывел ос­
лабевшего и ничего не понимающего Селима к наблюдательной угловой башне. Здесь Селим увидел почти всех слуг Гульбетдина и с ними еще четверых. Не сразу Хазар узнал в них своих товарищей из народного ополчения. -
у нас есть автоматы и ружья. Надо спешить: на рассвете Шахрияр со своими ну керами уйдет в Джела-
лабадскую долину. Мы должны по­
мешать им ... Рано утром Гульбетдина разбудил телохранитель. То, что он сообщил, ошеломило Хекматьяра. Потом, опомнившись, он бросился в штаб дУшманов, к верному Шахрияру, чтобы самому убедиться в случив­
шемся. Однако еще издали, увидев разрушенное взрывом здание, понял, что все сказанное телохранителем правда: его «верные» нукеры вместе с Ганибом уничтожили отряд Шах­
рияра ... -
Вскоре мы собрали великолеп­
ный урожай,- продолжал расска­
зывать Ахунд-заде,- около двух ты­
сяч тонн маслин. Тогда же на тер­
ритории госфермы N~ 3 заложили сад дружбы афганского и советского на­
родов, который теперь плодоносит ... На митинге в честь открытия сада дружбы от имени советских специа­
листов выступил профессор Ахунд­
заде. Всего несколько слов сказал: о цветущей оливковой ветви, прекрас­
нее которой ничего в мире нет, как нет для человека задачи бла­
городней, чем вырастить бо­
гатый урожай на некогда пустовав­
шей земле. Министр ирригации и сельского хозяйства Афганистана просил Ахунд-заде подытожить опыт по ос­
воению земель Джелалабадской до­
лины и на основании его составить рекомендации на БУдУщее. Над этим он сейчас и работает ... и я абсолютно уверен, что пре­
красная мечта о завтрашнем дне без вражды и крови, о БУдУщем, напол­
ненном запахом цветущих оливко­
вых рощ, дававшая силы бороться с дУшманами Селиму, Ганибу и дру­
гим честным афганцам, обязательно сбудется. Н а галечниковой пойме машину бросало из стороны в сторону. Река разлилась, и дорожная ко л ея проходила через расплетенные к о сы мн о жества водных рукавов. Ма­
шина ныряла в бурлящий поток, ур­
чание м отора сливалось с беспоря-
дочным шумом реки, брызги еще ох­
лестывали брезентовый борт, а маши­
на уже выныривала на пологий берег. Однако на очередной водной преграде двигатель вдруг взвыл, и машина, за ­
стряв, зашлась мелкой напряженной дрожью. Тут же пенистый мутный по-
ю р и А С У n р у н Е Н К О. кандидат rеоrрафических наук Фото автора штшьпи п ОБJIА МИ ток ударил в борт, вода хлынула в ку­
зов и стала прибывзть на глазах. При­
шлось забираться на брезентовую крышу. Безобидная поутру речушка вовсю проявляла свои скрытые каче­
ства, превратившись в свирепую и ко­
варную Кум-Тор. А вокруг простира­
лась совершенно плоская долина, окаймленная заснеженными хребта­
ми. с одной стороны высился Терс­
кей-Алатау, завешенный облаками, ПО крытый шапками ледников, с дру­
гой -
остроконечные зазубрины вер­
шин массива АЙ-ШыЙрак. Лобастые ледники спускались с гор в долину, оставляя по сторонам ледяного русла ровную осыпь морены. У подножья Ай-Шыйрака виднелся поселок гео­
логов. С полсотни домиков из кирпича и камня, за саманными дувалами де­
ревянные времянки; поодаль врытые в землю цистерны с горючим да столбы электропередачи. Вид без деревьев удручающий. Но на то и высота-
3800 метров ... Почти час простояли мы посредине бурной Кум-Тор, пока на помощь не пришли геологи. Мощный «Урал » легко выволок застрявшую машину на берег. Что же нас, гидрологов и гляцио­
логов, привело сюда? Главная на­
ша задача -
помочь геологам, веду­
щим разведочные работы в высоко­
горье на участке движущихся ледни­
ков. Решать ее предстоит не одной нашей экспедиции. Но пока ... У устоя портала штольни громоз­
дились развалы бревен и досок­
горные выработки в этих трещинова­
тых хрупких углистых сланцах погло­
щают горы крепежного материала. В темное чрево уходят узкоколейные рельсы, поблескивающие от воды и света электрических лампочек. Под сводами тоннеля гулко чавкает под ногами набухшая влагой земля, с по­
толка срываются редкие капли. Но когда встречается капеж, или, как го­
ворят спелеологи, водокапы, от них не отмахнуться. Сквозь водяную за-
14 15 весу приходится проскакивать, под­
няв капюшон штормовки. Шум буро­
вых перфораторов и отбойных мо­
лотков пока еще доносится издалека. Но вот включили вентиляцию, и все звуки поглотило это напряженное гу­
дение. С непривычки я не расслышал даже перестука колес идущего сза­
ди электропоезда с вагонетками. Только надсадный почти над ухом крик машиниста заставляет меня от­
скочить и прижаться к стене. Лампочки на касках высвечивают стену моренного конгломерата с льдистыми прожилками. Валентин Васильевич Никаноров -
главный геолог Учкашконской экспедиции­
время от времени останавливается и показывает участки, где штольня под­
ходит ближе всего к леднику. Мы устанавливаем в подготовленных взрывниками шпурах термометры и самописцы влажности, укладываем в полиэтиленовые мешочки образцы пород -
чтобы исследовать их в ла­
боратории, находящейся в поселке. Тут же делаем описание разрезов. Владимир Борисович Айзин -
на­
чальник высокогорного гляциологи­
ческого отряда Института географии АН СССР -
прикидывает содержа­
ние льда и MopeНbl, размеры включе­
ний, состав пород. Он не только гля­
циолог с десятилетним стажем, но и прекрасный альпинист, покоритель почти всех семитысячников Совет­
ского Союза. -
Всю массу этих отложений,­
отмечает Владимир Борисович,- ко­
гда-то перелопатил ледник, а теперь накрепко сцементировал. Эти ледя­
ные прослои -
такой же каркас, как и железная арматура. -
А если повысится температу­
ра,- с тревогой спрашивает главный геолог,-
и этот <<Цемент» начнет таять? -
Думаю, это пока штольне не грозит. Здесь отличная вентиляция, сильный ток воздуха ... Да и вообще лед хорошо держит холод ... Легкий морозец -
в штольне не­
сколько градусов ниже нуля -
за­
ставляет двигаться проворнее. Повы­
шенная влажность и низкая темпе­
ратура разрисовали стены лепестко­
выми ледяными узорами, и любой вы­
ступ, каждый шнур или кабель обра­
стают гирляндой ледяных кристал­
лов. Мы движемся все дальше и дальше. Стены штольни теперь сложены из углистых сланцев) похожих на спрес­
сованные пластины. Но все чаще в по­
роде встречаются вкрапления льда, сланцы сменяются глыбами морены, ледниковыми отложениями, спаян­
ными льдом, жилы и ЛИНЗЫ которого в разрезах становятся все толще, чи­
ще, и, наконец, перед нами открыва­
ется ледяная стена с редкими вклю­
чениями камней. Лед в стенах выра­
ботки оплавленный) сглаженный, пе­
ремежающийся темными и светлыми слоями. Вот мы и внутри ледника! Геологи прошли его вглубь всего на несколько десятков метров: хотели разведать, какие породы лежат под ним. Но ... -
Дальше продвинуться побоя­
лись,- говорит Ннканоров,-
все же ледник ползет. Там, где штольня под­
ходит к нему, часто случаются сме­
щения и разрывы. К тому же недавно при проходке мы вскрыли подледни­
ковую линзу воды. Один отсек зато­
пило, и пришлось откачивать воду помпами,- Валентин Васильевич уд­
рученно разводит руками.- Поэтому от вас, гляциологов и мерзлотоведов, мы ждем выводов о состоянии ледни­
ка и хоть какой-то прогноз на его бу­
дущее поведение. Закончить разведку и составить подробную карту место­
рождения мы должНbl к 1989 году. От вас потребуются точные данные о ме­
стных ресурсах -
воде, запасах веч­
ной мерзлоты, об объемах ледников, а также о просадках и оползнях на склонах. Тогда мы будем знать перс­
пективы развития нашего высокогор­
ного поселка ... До недавнего времени воздейство­
вать на ледники не умели. ЛеДЯНblе потоки, глетчеры, сползая со склонов, разрушали постройки, перекрывали тоннели и рудники, угрожали желез­
ным дорогам. Лишь с XVIII века люди стали пробивать во льду каналы стока для спуска паводковых вод, чтобы предупредить, смягчить прорывы под­
прудных озер. Ледники надо было изучать, а значит, прорубать экспе­
риментальные тоннели для система­
тических наблюдений за физико-ме­
ханическими свойствами льда. Когда такие тоннели были проложены в ма­
лоподвижных частях Гренландского ледникового щита, то под ним обна­
ружили месторождения свинцовых, цинковых, вольфрамовых руд, бblЛИ найдены следы редких элементов, за­
лежи мрамора, графита и бурого угля. Сейчас там уже добывают криолит -
сырье для выплавки алюминия. На территории СССР высокогор­
ные ледники тоже стали объектом изысканий. Здесь, у северного склона горного массива Ай-Шыйрак, геологи разведали месторождение ПОJlиме­
таллов. Оно занимает район трех мощных ледников: Сары-Тор, Давы­
дова и Лысый. Чтобы точно опреде­
лить расположение жил залегающих металлов, наметить граниЦbl скопле­
ний россыпей, приходится бурить ледники, пробивать под ними штоль­
ни, а в скором времени надо будет взрывать лед, прокладывать в его тол­
ще тоннели и, возможно, разрабаты­
вать карьеры. Да только взрывать лед непросто. Он пластичен, вязок, те­
куч и быстро затягивает свои раны. Поэтому наша научная группа и занимается изучением взаимодейст­
вия снежно-ледниковых процессов с окружающей средой, прогнозирова­
нием ледникового стока, чтобы затем дать практические рекомендации гео­
логам. Нам предстояло определить радиозондированием рельеф горных пород ложа ледника Давыдова. Ра­
диоволны, отражаясь, дают ясную картину горного русла ледника, но на сей раз получиля пять результатов и все ... разные. Какому же верить? -
Радиоволны могут отражаться не только от дна русла ледника,- го-
ворит Айзин,- но И от мореносодер­
жащего придонного льда, и от линии раздела пород, лежащих метров на 20-25 ниже ледника. Так ЧТО,-
ре­
шает Владимир Борисович,-
будем применять термобуровую иглу. Она всегда нас выручала.- Он взглянул на Юрия Яковлевича Мочарета, на­
шего главного специалиста по термо­
бурению, и тот молча кивнул. Термобуровая игла представляет собой в принципе что-то вроде паяль­
ника. Острие ее накаляется и протаи­
вает лед. Вот такую установку мы на следующий день и пустили в дело. Мочарет направлял иглу, а я травил трос лебедки, опуская раскаленный стержень все глубже. Сначала все шло нормально, пока, по нашим подсчетам, игла не достиг­
ла слоя придонной морены. Здесь она словно завязла, шла медленно, наты­
калась на камни. Бензоэлектрический агрегат болезненно тарахтел и часто останавливался, будто задыхался в разреженном воздухе. Проходка од­
ной 40-метровой скважины затяну­
лась на месяц ... Но вот однажды Мочарет выклю­
чил установку и облегченно произ­
нес: -
Готово! -
Опускайте в скважину гляцио-
логические термометры,-
торопливо махнул рукой Айзин. Вскоре МЫ вы­
ложили на стол начальника данные замеров. Приборы зафиксировали внутри ледника сначала резкое по­
нижение температуры до минус 6 градусов, затем ниже 30 метров она оказалась постоянной, близкой к ми­
нус 0,5 градуса. Такое температурное расслоение характерно для «теп­
лых» ледников. И эти данные были крайне важны, ведь на леднике Давы­
дова шли геологоразвеДОЧНblе работы. Теперь ясно, что проходчики могут встретить под ледниковым телом скопления воды, и к этому им при­
дется быть готовыми ... -
Вода у ложа ледника,-
замеча­
ет Айзин, поглядывая на главного геолога,- облегчает его скольжение, да и прочность льда снижается ... МЫ его поняли сразу. В ледниковой выработке установлеНbl датчики для измерения скорости движения лед­
ника. Через полчаса мы были в штольне, и всем стало ясно, что опа­
сения Владимира Борисовича не на­
прасны. Правый рукав ледника Да­
выдова за сутки сполз на 133 сан­
тиметра. Но и в других, относительно СПОКОЙНblХ участках, как показали измерения, ледник может за месяц сместиться на несколько метров. Но случаются и места, где ледниковое тело приморожено к ложу. -
Да, этого вполне достаточно,­
говорит Никаноров,-
для разрыва штольни, для того, чтобы технику по­
губить ... В тот день мы вернулись в поселок вместе со сменными рабочими, но нам предстояло еще просмотреть образ­
ЦbI, техническую документацию, уточнить расположение выработок, буровых скважин для дальнейших ис­
следований. ЛЮДМИЛА ШАПОШНИКОВА. лауреат лремии имени Джавахарлала Неру Фото автора к: попуги РЕРИХА 16 Хотя много написано о Ладаке, но чувствуется, что еще множайшее мо­
жет быть открыто в этих местах и мо­
ж е т дать потерянные вехи многих п у т е й. Н. К. РЕРИХ ПЕРЕКРЕСТОК о
кно, з анимавшее всю стену большой комнаты, было похо­
же на огромный экран. Отту­
да лился странный серебристый свет, заполнял комнату, менял формы предметов, находившихся в ней, де­
лал их легкими, призрачными. И в э т о м свете возникал и приближался с таринный невиданный город. Над ним стряла луна; в ярком ее свете мерцали голубые снега на изломан­
ных линиях Ладакского хребта. Гро­
мада королевского дворца бросала четкие густые тени на обрывистые скалы, на сухую утоптанную землю королевской дороги. Светились изъеденные временем стены уснув­
ших крепостей и массивных стороже­
вых башен. Лунный ветер раскачи­
вал гирлянды цветных флажков над вершинами скал, гулял по узким улицам, вдоль квадратных домов под плоскими крышами. На одну из крыш поднялся чело­
век в фиолетовой шляпе-цилиндре и, зябко кутаясь в халат, неотрывно и пристально стал смотреть на голубо­
ватую луну, повисшую над городом. Притянутый ее странным, магиче­
ским светом, он стоял долго и не­
подвижно, словно высеченный из камня. Я вгляделась в «экран» и увидела вдруг фантастический город, создан­
ный когда-то воображением вели­
кого русского художника: те же мас­
сивные, сложенные из тяжелых ка­
менных блоков дома, те же узкие улочки меж глухих стен, те же ароч­
ные проходы в толстых стенах ... Об этом поразительном сходстве картины, писанной в России в 1915 году, и старинным городом, расположенным в сердце Гималаев, писал и сам Н. К. Рерих: (,Развалины исполинских замков бледнеют перед этим живописным нагромождением, вознесшимся среди чаши разноцветных гор. Где мы встречали такие высокие террасы крыш? Где мы ходили по таким раз­
рушенным закоулкам? Это было на картине «Мехески -
лунный народ». Да, это те самые башню>. Читая эти строки, я еще не знала, чт о попаду в Ле, и даже не совсем по­
верила том у, ч т о написал Рерих. Казалось, что воображение худож­
ника соотносит несоотносимое. Те­
перь, лунной ночью, я поняла, как бы­
л а не права ... Рерих увидел Ле в 1925 году. Зага­
дочный народ мехески давно исчез где-то в легендарном времени, но дома, с которых они неподвижно и завороженно смотрели на голубую луну, остались в нашем веке . ... Утром я вошла в Ле. Он лежал в котловине, окруженной песчани­
ковыми горами и скалами. Изломан­
ные обрывистые линии этих гор и скал, подчеркнутые резкими тенями, складывались в причудливые рисун­
ки. Солнечный свет менял их окраску, и они то вспыхивали золотом чистей­
шего песка, то наливались густой сочностью коричневых тонов, то ста­
новились неожиданно сине-голу­
быми. Совсем рядом искрились снега. Я приехала сюда по древней кара­
ванной дороге, которая связывала Сринагар, главный город Кашмира, с Ле, окружным центром Ладака, ле­
жащим у подножия Каракорума. В 1925 году по ней прошла Центральноазиатская экспедиция Ре­
риха. ... В Сринагаре стояла солнечная прозрачная осень. Золотистая дым­
ка плыла над огромным озером Дал. По озеру и каналам, пересекавшим город, бесшумно и призрачно сколь­
зили ярко разрисованные кашмир­
ские лодки -
шикары. Над озером и городом стояли снежные горы. К этим горам через Кашмирскую долину уходил древний путь. В 1962 году рядом с ним проложили современное шоссе. И хотя караван­
ная тропа и шоссе составляли еди­
ное целое, жили они -
каждый -
своей отдельной жизнью. Шоссе­
современной, караванная тропа­
древней. По тропе брели, опираясь на сучковатые тяжелые посохи, люди в старинных плащах и ярких тюрбанах. Горный ветер трепал их черные и красные, крашенные хной бороды. Старик, седобородый и хитрогла­
зый, вел за повод низкорослую ло­
шадь, на которой надменно воссе­
дала пожилая матрона. В такт ша­
гам лошади позванивали браслеты на запястьях женщины, тяжелое ожерелье из серебряных монет спускалось ей на грудь. За ними следовал караван тяжело нагружен­
ных лошадей. -
Откуда вы? -
спросила я хит­
роглазого. Он махнул пергаментной рукой в сторону синих гор и сказал: -
Из Ладака. Везем соль. Матрона оживилась и поманила меня. Я подошла. -
Откуда ты? -
поинтересова-
лась она. -
Из Советского Союза. -
Где это? Я махнула рукой на север. Маmона,недоверчиво усмехнулась: -1 ам только очень высокие го-
ры. Даже мы, гуджары, там не 1<:0-
чуем. -
А мы кочуем,-
ответила я. Пастухи в древних одеждах гнали стар" овец и коз. Цокали копыта лошадей. Звенели колокольцы. На обочине ждали притомившиеся во­
доносы, ПОJlvЖИВ рядом кожаные бурдюки со свежей водой. Солнце клонилось к закату, близ­
кие вершины гор стали розовыми, когда мы въехали в долину. Она называлась Сонамарг, или «Золотой луг». Здесь по склонам гор росли березы и сосны, на ярко-зеленых лугах паслись овцы. Ночь провели в деревянном доми­
ке на склоне. В очаге жарко горе­
ли березовые дрова, ледяной ветер рвался и завывал за тонкими бре­
венчатыми стенами. Утром, когда еще не рассеялся ту­
ман, мы двинулись к Содж-ла, пер­
вому перевалу через Великий Ги­
малайский хребет. Снежные шапки гор нависали над дорогой. Она под­
нималась все выше, пробиваясь сре­
ди скал, ледников и заснеженных склонов. Прямо к перевалу спускал­
ся ледник: повеяло холодом вечно­
сти. Спрессованный многометровый снег гигантским панцирем поблески­
вал на солнце. Сперевала открыва­
лось неправдоподобное царство сне­
га и льда, стиснутое мерцающими заиндевевшими скалами. Морозный ветер метался среди этих нагромож­
дений, о чем-то плакал и пел. За перевалом начинался Ладак. Среди скалистых утесов изломанных форм и очертаний возникли квад­
ратные каменные дома тибетского типа. На склонах и вершинах гор стояли буддийские ступы. Разва­
лины старинных крепостей и сторо­
жевых башен венчали обрывистые скалы. По дну глубоких каньонов, вгрызаясь в горную породу, текли бирюзово-синие реки. Около Драсса я увидела стелы, о которых писал Рерих. Они стояли в узкой каменистой долине. Ветры десяти веков, прошумевшие над ни­
ми, смягчили четкость линий. Но кое-что еще можно было разглядеть: зубчатую тиару на Майтрейе, чашу в правой поднятой руке и чашу в ле­
вой. Стелы открывали серию памят­
ников самых разных эпох. « ... На скалах,- писал Рерих,­
изображения оленей, круторогих быков и коней. Где мы видели та­
кие изображения? На камнях Се­
верной Америки, на сибирских ска­
лах. Та же техника, та же стилиза­
ция и то же уважение к животным. Людских изображений мало». Упомянутые петроглифы порази­
тельно были похожи на те, которые я видела в Монголии и на Алтае. Круторогий козел неолита, несущий на себе таинственный знак Вре­
мени, захватил огромное пространст­
во Азии ОТ Индии до Алтая. Рерих называл эти петроглифы знаками Гесера, увязывая их с древним сол­
нечным культом. На одной из его картин камень с петроглифами был изображен ярко и точно. К вечеру мы добрались до Карги­
ла, небольшого городка, зажатого скалистыми горами. Когда-то город славился своим базаром, красочным и шумным. Теперь о базаре остались только воспоминания: улицы каза­
лись грязными и захламленными. Глинобитные, с плоскими крышами дома глухими стенами смотрели на горбатые извилистые улицы. Еще день, и на пути встал Муль­
бек. Стены крепости обветшали, местами обрушились. Снизу, от реки, этого не было видно: казалось, кре­
пость на скале продолжает нести многовековую сторожевую службу, охраняя покой этой горной долины. Помните, у Рериха? « ... в древнем Мульбеке гигантское изображение Грядущего стоит властно при пути. каждыIй путник должен пройти мимо этой скалы. Две руки к небу, как зов дальних миров. Две руки вниз, как благословение. Знают -
Майтрейя идет». Двадцатиметровое изваяние Май­
трейи, высеченное прямо в скале, прочно стояло на пьедестале, возно­
ся к небу голову, увенчанную коро­
ной. Глаза Майтрейи, полуприкры­
тые тяжелыми веками, спокойно взирали на древний путь . ... После полудня в окружающих горах и скалах стало что-то ме­
няться: они утрачивали свою углова­
тость и изломанность, становились более мягкими, скругленными. От спрессованного песка исходил рас­
сеянный золотистый свет -
как на дне морского мелководья. Казалось, едем по дну древнего моря, чьи при­
зрачные волны бьются о каменные вершины гор. Современная геология считает, что десятки, сотни миллио­
нов лет назад здесь плескалось Пу­
ранское море, а потом древний океан Тетис вздымал свои грозные волны. Машина медленно -
один круг, второй, третий -
взбиралась к пере­
валу Фоту-ла. С него открылись до­
лина и древний монастырь Ламаюру на песчаниковых скалах. По тропин­
ке я поднялась к высокой стене мона­
стыря. У входа во двор ,трое лам в красных длинных плащах отрешенно и методично били в разрисованные барабаны. Один из них сделал мне знак остановиться и исчез в боковой двери. Теперь двое лам били в бараба­
ны. я сделала еще шаг -
второй ла­
ма поднял ладонь и скрылся в той же двери. Третий отрешенно бил в бара­
бан. я стояла перед ним, но ОН смот­
рел куда-то сквозь меня. Я сделала еще одну попытку двинуться: пре­
дупреждающий жест, и третий лама изчез за той же дверью. Бить в барабан было некому, и я направилась к двери. Из нее вышли все трое лам, остановились перед дверью и ударили в барабаны. Сле­
дом появился четвертый, с коричне­
вым морщинистым лицом, похожим на печеное яблоко. -
ДжулеЙ. Здравствуй. Извините, что заставил ждать. Они не винова­
ты,-
приветливо сказал он и кивнул на барабанщиков. Барабанщики отрешенно и мето­
дично били в барабаны ... -
Это у вас такой ритуал приема гостей? -
спросила я у ламы. -
HeT-HeT,~ заторопился Бе-
жен -
так его звали.- Они хотели вам помочь, но объяснить не смогли. Они говорят только по-ладакски. Я покажу монастырь и все расскажу. Бежен открыл толстую деревянную дверь, и я оказалась в просторном помещении, по стенам которого тя­
нулись ячейки. В них лежали завер­
нутые в цветной шелк длинные ти-
18 19 бетские книги. Бежен снял одну, бе­
режно развернул желтый шелк и про­
тянул мне. По тонким продолгова­
тым страницам глубокого черного цвета бежали тибетские золотые бук­
вы. Бумага пахла тонко и тревожно. Мягко шуршали страницы, мелькали буквы, сливаясь в узорчатые цепоч­
ки. Я не понимала, о чем повествует эта рукопись, но глаза притягивала и манила золотистая вязь. История монастыря, уходившая в далекое прошлое, была неясна и про­
тиворечива. Определенно было из­
вестно, что буддийский монастырь Ламаюру вырос и сформировался на прочном фундаменте древних верова­
ний, которые, в свою очередь, оста­
вили неизгладимый след в ладакском буддизме. Сам монастырь принадле­
жал ламаистской секте красных ша­
пок, которую создал в YHI веке неистовый тантрист Падма Самбха­
ва. Еще в 1909 году доктор Франке из Моравской миссии обнаружил здесь древнее, добуддийское, бонское святилище. Когда Централь НО­
азиатская экспедиция Рериха оста­
новилась в Ламаюру в 1925 году, вы­
яснилось, что время сделало свое де­
ло. «Мы обошли также развалины бонского монастыря, о котором упо­
минал доктор Франке,- писал Юрий Николаевич Рерих.-
К сожалению, фрески, когда-то украшавшие стены храма, осыпались, и трудно было определить, что на них изображено». я ничего не нашла на месте преж­
него святилища бон. Здание рухну­
ло в 1971 году, ламы аккуратно убра­
ли и вынесли камни и засохшую гли­
ну, некогда скреплявшую их. В соседнем зале бил барабан, гор­
танно звучали голоса лам, заверну­
тых в красные тоги. Странное ощу­
щение безвременья возникло во мне: казалось, оно источало тонкий аро­
мат нездешних курений, звучало гор­
танной песней и тревожным боем барабана. Безвременье клубилось, свивал ось над масляными светиль­
никами, из его глубин выплывали оскаленные страшные лица древних богов. Восьмирукий Нагараджа в короне из черепов крепко сжимал в каждой руке по змее. Они извивались, пы­
таясь вырваться. Красные, синие, зе­
леные маски раскрывали клыкастые пасти, угрожающе выкатив круглые мертвые глаза. На их лбах таинствен­
но и призрачно светился третий глаз. Я прошла сквозь это наваждение, и Бежен, открыв боковую дверцу, поманил меня за собой в сумрачный коридор. Мы стали спускаться по древним выщербленным ступеням куда-то в темноту. Потом появилось светящееся пятно, и мы оказались в тесном маленьком дворике. Из двори­
ка попали в помещение, куда через отверстия в потолке проникал рас­
сеянный свет. На стенах проступа­
ли полустертые фрески, потом они уступили место грубому камню. я по­
няла, что попала в пещеру. Горел только масляный светильник, и из полумрака проступали двухметровые фигуры черноликого хранителя Ма-
2* хакала, Лхамо, скачущей на муле, и кого-то третьего·- грозного и во­
инственного, оседлавшего льва. Мас­
ки-лица мерцали сумрачно и загадоч­
но. Блики дрожали на коронах из черепов. -
Это самое древнее святилище Сен-ге-Ганг,- сказал Бежен.- Го­
ворят, его построил сам великий Наропа, когда осушил озеро. На этом месте когда-то было огромное озеро: оно тянулось на запад до Каргила и на восток до Ле. Оно бы­
ло и там, где стоит теперь Ле. Наро­
па был великим СИДДХИ. ОН все мог. На древней земле легенда и реаль­
ность смешались, переплелись, сби­
лись во времени. Солнце уже зашло за горизонт, на песчаных волнах и зданиях монастыря лежал красно­
ватый отблеск заката. Когда стем­
нело, громады гор прорисовались на звездном небе. Начиная от Кхальзе, древняя ка­
раванная дорога пошла вдоль зелено­
голубой ленты Инда. Здесь, между Кхальзе и Басго, Рерих записал: «Именно ЭТИ фор­
мы, нарочитые на Западе, здесь на­
чинают жить и делаются убеди­
тельными. То вы ждете появления Гуаньинь, то готова разрушительная стихия для Лхамо, то лик Махакала может выдвинуться из массива уте­
са. И сколько очарованных витя­
зей ожидают освобождения. Сколько заповедных шлемов и мечей притаи­
лось в ущельях. Это не правдоподоб­
ный Дюрандаль из Рокамадуры, это подлинная трагедия и подвиг жизни. И Бругума Гесер-хана сродни Брунхильде Зигфрида. Изворотли­
вый Локи бежит по огненным ска­
лам». Здесь Николай Константинович вспоминал Нибелунгов, и в этих эпи­
ческих изломах гор, древних ликах и бездонных ущельях ему чуди­
лись аккорды вагнеровских музы­
кальных картин. Его не по кидала мысль о том, что мифическая страна Нибелунгов Скандинавии и Цент­
ральной Европы в своей изначальной сути связана именно с Гималаями. Была ли это догадка или неожидан­
ное озарение -
сказать трудно. К следующему полудню нас при­
няла горная долина, где добротные массивные дома леПИJlИСЬ к лиловым скалам, взбирались на них и засты­
вали на вершинах. Террасы полей вплотную подступали к домам и ска­
лам. Вдоль дороги и на полях сновали люди. Одни пахали на яках, другие молотили собранный ячмень. Пахло свежей соломой. Женщины в плащах из ячьих шкур несли в корзинах дрова. Повсюду мелькали цилиндри­
ческие шляпы -
черные, лиловые, зеленые, красные. Доносились с по­
лей песни -
протяжные и звонкие. Иногда в мелодию вплетался звук барабана. в монастыре Ал "1 шла служба. Осеннее солнце пригре! \ло и щедро заливало землю. У подножий раз­
ноцветных скал полыхали багряными тонами осенние деревья; солнечные зайчики, отраженные от поверхно­
сти реки, скользили по деревьям, до­
мам и полям. На скалистых склонах стояли субурганы. На одном из них бежал «Конь счастью> с развева­
ющейся гривой. На седле коня в зо­
лотистом пламени горели три круга «сокровища мира». После Алчи, когда дорога стала вползать на Ладакский хребет, от­
крылся Басго среди безлесных жел­
товато-песчаных склонов гор. Снача­
ла казалось, что это первозданное место необитаемо. Но вот глаз стал различать массивные стены, прямо­
угольные башни и дома. Они выраста­
ли прямо из скал и повторяли мону­
ментальность и незыблемую мощь природных образований. Когда спустились вниз, крепости и башни Басго вознеслись над нами и появи­
лись побеленные деревенские дома с плоскими крышами. Они тяну­
лись вдоль голубого и узкого прито­
ка Инда. Потом среди каменных нагромож­
дений образовался проем -
с плос­
ким, похожим на степь дном, с вол­
нами песка по краям. И над песча­
ной равниной встали снега Карако­
рума. На равнину спускались их си­
не-зеленые отроги, пересеченные рез­
кими тенями ущелий, распадков и гребней. Дорога, как стрела, устрем­
лялась к снежным громадам, но на ее пути встали разломы нового хреб­
та. у самых снежных гор стал расти и приближаться удивительный старин­
ный город, который назывался Ле. Город лежал на перекрестке древ­
них путей. Каждый перекресток име­
ет свое точное положение. В Ле он был на базаре. Базаром была самая широкая улица, которая тянулась от королевского дворца к западной окраине, к холму, где стояли высо­
кие ступы. На одной из них белый конь нес на седле сокровище ми­
ра -
Чинтамани. Эту ступу Николай Константинович изобразил на карти­
не, которая называлась «Конь счастья» и входила в серию «Май­
трейя». Вдоль этой магистрали тянулись лавки со снедью, тибетскими и ла­
дакскими ремесленными поделками, стояли харчевни и чайные. От ма­
гистрали ручейками отходили улоч­
ки, также заполненные лав­
ками, постоялыми дворами, неболь­
шими гостиницами и снова харчевня­
ми. Над ними стоял аппетитный за­
пах бараньего бульона, поджарен­
ных пельменей-момо и свежеиспе­
ченных лепешек. Заведения назывались одно дико­
винней другого: гостиница «Я чий хвост», другая -
«Старая Антило­
па», бюро путешествий «Снежного человека», фотостудия «Дракою>. Когда-то на перекрестке сходились караваны из Средней Азии, Тибета, Индии, Китая. «С утра до вечера два главных го­
родских базара заполнены шумной толпой, осаждающей груды товаров. Особенно ценится туркестанский войлок, который привозят из Хота-
на, Гума и Яркенда ... Здесь же лежат тюки мягкой тибетской шерсти, до­
стаl!Jlенной с севера, из которой каш­
мирские умельцы ткут красивые шали. Большое ОЖИl!Jlение царит в лавках, торгующих высокими тур­
кестанскими башмаками, очень цени­
мыми ладакскими караванщиками. Немало продается на базаре и лоша­
дей. Возвращаясь домой, они везут европейские товары: английское сук­
но, английские и немецкие крася­
щие вещества, различные предметы галантереи и индийские специи, а также шафран, в большом количест­
ве экспортируемый из Кашмира в Туркестан и Тибет ... Вся эта пестрая толпа постоянно движется, выкри­
кивая и жестикулируя, то и дело по­
звякивают колокольчики вновь при· · бывающих караванов » -
так писал Ю. Н. Рерих, сын Николая Констан­
тиновича, в 1925 году. Теперешний базар в Ле был дру­
гим. Чем-то он напоминал описан­
ный Рерихом, но и отлич!IЛСЯ от н е ­
го. Караванные пути из Китая, Тибе­
та и Китайского Туркестана оказа -
лись отрезанными от горного Лада­
ка. Но караваны, позванивая коло­
кольчиками, время от времени появ­
ляются в Ле. Тогда через базар бре­
дут низкорослые лошадки, навьючен­
ные солью, шерстью и различной утварью, за ними шагают медли­
тельные приземистые яки. Караваны идут из глухих высокогорных райо­
нов Ладака. Они идут и из Кашмира, достаl!JlЯЯ кашмирские ковры, шали, шафран, кожи, меха. Но кашмирские караваны -
это традиционный пере­
ЖИТОК. Большинство товаров теперь Массивные стены, прямоугольные баш­
ни и дома вырастали прямо из скал н повторяли незыблемую мощь природ­
ных образованиii. С самого утра пестрая, разноязыкая, разноликая толпа заполняет улицы Ле: желтые и красные тоги, шапки лам, кре­
стьяне в лиловых, зеленых, сиреневых халатах, женщины, украшения которых горят бирюзой. 20 f , 21 '. I #," . . ... прибывают сюда из Индии на грузо­
виках, по шоссе. Базар -
это сердце города: так повелось в Азии исстари. Если вам нужно что-то узнать о городе, еС:Ли вы ищете кого-нибудь, идите на базар. С самого утра, как только встает солнце и в горном воздухе разлива­
ется прихваченная морозцем синева, пестрая, разноязыкая, разноликая толпа заполняет широкую улицу, пе­
реулки и тупики. Степенно идут ламы, перебирая четки. в своих красных тогах они похожи на римских патрициев. Их желтые и красные шапки мелькают то здесь, то там. Прижимая к темным пиджакам папки, торопятся клерки. Крестьяне в лиловых, зеленых, сире­
невых халатах, ПUДJluясанные крас­
ными кушаками, шумными группами кочуют из одной лавки в другую. Прицениваются, торгуются, покачи ­
вая шляпами. Кашмирцы в черных и серых бала­
хонах -
перенах и ярких тюрбанах ловко ввинчиваются в толпу, оста­
навливают кого-то, расспрашивают о новостях, переговариваются с лавочниками. Или просто снуют у лавок, задумчиво смотрят на про­
ходящую толпу. Проплывают сплошь шитые бирю­
зой пераки -
головные уборы жен­
щин. Бирюза горит на них синим ог-
нем, женщины негромко смеются, попрамяя пераки, тяжело падающие на спины, прикрытые плащами из ячьей шкуры. Из узкого переу лка поямяются навьюченные лошади, рядом шагают караванщики. Это кочевники с Чан­
танга. Чан-танг -
значит «плато». Кочевники приходят от восточных границ Ладака, некоторые из них -
из самого Тибета. В пограничном районе им известна каждая тропа, каждое ущелье, каж­
дая скала. Они продолжают коче­
вать там, где кочевали их предки. На кочевниках короткие овчинные тулупы, туго подпоясанные в талии. На вытертой, местами засаленной овчине проступает затейливое шитье. На поясах висят длинные ножи с пря­
мыми лезвиями в серебряных нож­
нах, на которых выгравирован орна­
мент и буддийские знаки счастья. Кочевники в мягких сыромятных или войлочных сапогах легко и упру­
го ступают по сухой земле городских улиц. Из-под меховых шапок на тулу­
пы спускаются две косы, в мочке уха сверкает серьга-кольцо. Кочевники с Чан-танга держатся свободно среди пестрой толпы, но что-то все-таки отличает их от нее. В них чувствуется детская беспо­
мощность, растерянность перед го­
родом, перед незнакомыми людьми, перед плутоватостью торговцев­
кашмирцев. Кочевники -
последние осколки когда-то огромного кочевого мира, теперь побежденного миром оседлым. Они приносят с собой дыха­
ние снежных гор и степей. Неутоми­
мая тяга к передвижениям живет в их настоянной веками крови. Они не боятся уходящих вдаль неизвест­
ных просторов, крутых перевалов и государственных границ. Как ты­
сячелетия назад, они пересекают преграды, чтобы появиться среди тех, чьим уделом стала неподвижность. Кочевники с Чан-танга гонят в Ле караваны с солью. Их обветренные, сожженные дочерна солнцем лица сразу выделяются в пестрой толпе базара. Вот в толпе возникает человек­
длинные прямые волосы перехвачены красным шерстяным шнуром, орли­
НЫЙ нос четкого рисунка, на ногах красные мягкие сапоги, похожие на мокасины. Он чувствует мой взгляд, останамивается и вопросительно смотрит на меня: он готов к разго­
вору. Если не заговорить, кочевник медленно отойдет, и во всей его позе будет сквозить разочарование. В этой странной чуткости, в мгновенной реакции на чужой взгляд -
еще од­
на черта этих людей. Подвижность жизни, видимо, сформировала дина­
мичность ума и реакции. Если бы это было не так, кочевые народы не смогли бы сыграть исторической роли того динамичного звена, кото­
рое соединяло различные страны, разли"нt.Iе культуры, различные ми­
ры. Наблюдая кочевников на пере­
крестке, я все более убеждалась в их особом, непохожем на других, характере. Придя сюда, в Ле, они никуда не спешили. У них была да­
же своя особая походка. Они вни­
мательно вглядывались в то, что их окружало, заинтересованно смот­
рели на каждого прохожего, ценили беседу с ним и бережно уносили с собой на снежные плоскогорья то, что УСПf>ЛИ узнать и услышать на перекрестке караванных путей. Через какое-то время кочевники исчезали с базара. Это значило, что караван отправился к себе, в родные горы. Потом они снова появлялись. Базар принимал их как свою неотъем­
лемую часть, насыщал информацией и товарами и провожал их яков и лошадей в дальний путь. . и только в конце ноября, когда пере валы засыпало снегом, кочев­
ники исчезли до весны. Шумная жизнь базара продолжалась без них. Каждый день на нем поямя­
лись новые люди. Они приходили ИЗ глубин огромного горного района. Они не были похожи ни на кочев­
ников, ни на местных жителей. На них были странные, не поддаю­
щиеся описанию одежды, немысли­
мые шляпы и колпаки. Отрешенно и безмолвно проходили сквозь базар­
ную толпу, озабоченные своими таинственными делами. Их лица, покрытые горным загаром, вскло­
коченные черные бороды свидетель­
ствовали о долгом и трудном пути. Они поямялись как призраки, нико­
го не касаясь, ни с кем не заговари­
вая. Казалось, они приходили в го­
род с важными вестями и сообщали их кому-то. И снова надолго исче­
зали, растворяясь за снежными пе­
ревалами и каменистыми нагорья­
ми. Они казались мне вестниками, преодолевающими не только прост­
ранство, но и Время. За ними стояла иная культура, иной мир. Где нахо­
дился их мир, я не знала. Но была уверена, что он существует. Я брожу ПО узким улочкам города, стиснутым каменными массивами двух-
и трехэтажных домов. Они напоминают приземистые, квадрат­
ные башни с узкими бойницами. По фасадам идут резные карнизы, окна забраны деревянными ставня­
ми с наличниками. На наружных подоконниках маленькие горшочки с цветами. И эти цветы, и раскрашен­
ные наличники смягчают облик до­
мов-башен. Дома плотно припаяны друг к дру­
гу, и пройти на другую улицу можно лишь по сводчатым каменным пере­
ходам, которые врезаны в нижние этажи. Целый лабиринт переходов: возникает ощущение, что идешь по древнему подземному городу и не знаешь, куда приведут его улицы. Но они выводят на очередную улицу­
щель меж каменных высоких стен. Стены кое-где обрушились, кое-где покрылись мхом. Чем ближе к коро­
левскому дворцу, тем круче стано­
вятся улицы, переходящие в камен­
ные ступени. Дома карабкаются вверх, ползут к скалам, где застыла девятиэтажная громада i-\Вopцa. До­
ма поднимаются друг над другом ги-
гантской лестницей, которую венчает королевский монастырь. Отсюда видна башня старинной крепости -
она стоит еще выше, на вершине скалы. Ветер треплет разноцветные гир­
лянды молитвенных флагов, и кажет­
ся, что крепость еще живет, что на подступах к ней стоят воины с тяже­
лыми луками и прямыми мечами. От­
сюда виден весь Ле: дома, дворец, хра­
мы, чортены, ступы, мани-пирамиДКи древних погребениЙ. Старинный город. Странный город, вынырнувший ИЗ глубины веков и застывший на лунных скалах среди снежных вершин Гималаев. Рерих бродил по улицам этого го­
рода, рисовал дома и чортены. Любо­
вался бирюзовыми пераками женщин и разноцветьем толпы на базаре. В Ле он много и плодотворно работал. То, что он видел, и то, что рисовал, еще не исчезло. ...ПоследниЙ караван ушел из Ле на восток в середине ноября. Пус­
теет древняя караванная дорога, по ней уже не пылят грузовики и автобу­
сы. На дверях книжных лавчонок все чаще попадаются объямения: «Газет сегодня нет». Над горами бу­
шуют снежные метели. Снег, густой и колючий, идет над перевалом Фоту­
ла. Скоро перевал закроется, и регу­
лярная связь с остальной страной оборвется. Наконец на почте вывеши­
вают объявление: «Все сообщения только через письма». Письма раз в неделю начнет достамять самолет, и то, если погода будет благоприятст­
вовать. Что она будет благоприятст­
вовать -"сомнительно. Морозный ветер поднимает над улицами Ле клубы желтой иссушен­
ной пыли. Он набрасывается на пес­
чаные скалы, выдувает из них все непрочное, все плохо укрепленное. Скалы стоят, окутанные желтой пес­
чаной дымкой. Ветер гонит в сторону Ле тяжелые снеговые тучи. Горы от­
брасывают эти тучи от города, но ве­
тер снова и снова шлет их в атаку, подгоняя их снежными буранами. Горы еще сопротимяются, защищая дома, людей и поля. Но день ото дня сопротимение слабеет. Сначала в город просачиваются передовые от­
ряды противника -
сухие редкие снежинки, смешанные с желтой пылью. Вслед за ними на штурм идут тяжелые черные тучи. Они прорывают ослабевшую оборону и обрушиваются на город снежным вихрем. Потом ветер успокаивается, удометворенный одержанной побе­
дой, а снег валит крупными белыми хлопьями. Он покрывает плоские крыши домов, оседает на башнях кре­
пости, ложится на опустевшие поля, замерзшие водоемы и источники. Старый сторож сидит на корточ­
ках у стены гостиницы, где я живу, и, полуприкрыв глаза тяжелыми ве­
ками, тянет длинную тоскливую песню без слов. Зимнюю песню. Теперь Перекресток оживет только весной ... Окончание следует 22 23 Погружение не сулило ничего не­
ожиданного -
обычная пещера во Флориде, каких здесь десятки, если не сотни. Правда, предыдущие ис­
следователи почему-то обошли ее своим вниманием. Все меньше и меньше становится светящееся пятнышко у вхо да в грот. Потом -
полная темнота. И только фонари и вспышки фотокамер вы ­
свечивают участки песчаного дна и заросшие мохнатыми водорослями стены пещеры Вакулла-Спрингс. -
Вода в пещере была теплая,-
скажет потом один из участников экспедиции.-
Бесчисленные рыбеш ­
ки резвились почти у са мых глаз -
они нас не боялись, вероятно, потому, что видели че ловека впервые. Аквалангисты забирались все даль­
ше и дальше в глубь пещеры ... Копа ть решили в одной из галерей, примыка­
ющей к подводному гро ту. Здесь, в толстом слое глины, был обнаружен полный скелет дюгоня. Как опреде­
лили позже в лабо ратории, его воз­
раст достигал ... 40 миллионов лет. А дальше, на песчаном дне пещеры, ис-
следователей ждала целая россыпь останков крупных до исторических аллигат о ров. Но пещера продолжается, и вот из песка торчит нечто напоминающее огромный зуб. Скорее всего это би­
вень мастодонта. Поверхность его разрушена водой, но зато на срезе ясно виден цвет слоновой кости. Под­
водные исследователи при ступают к раскопкам, и в полуметре от поверх­
ности дна -
челюсти древнего слона и внушительные зубы кархародона -
гигантской акулы, обитавшей милли­
оны лет назад. А если покопаться еще? Но уже истекает время, отве­
денное на погружение. Медленно, осторожно -
обратно к свету, к маленькому голубоватому пятнышку, что брезжит далеко впе­
реди. Два аллигатора -
стражи под­
водного грота -
поджидают иссле­
дователей у входа, но шум скутеров заставляет их убраться. Все находки подняты на поверхность. Френсис Ле Ген, руководитель экспедиции и автор опубликованного в итальянском жур­
нале «Аввентура» фоторепортажа, доставил находки в лабораторию естественнонаучного музея в Гейнс­
вилле, где они будут изучены. Знакомство с Вакулла - Спрингс со­
стоялось. Скоро сюда прибудет большая специально экипированная экспедиция, и исследования будут продолжены. (См. l-ю страницу обл.) Н. Н И КОЛА ЕВ НИКОЛАIit ЧЕРКАШИН не вернgпся О3 мори ... 3 а двадцать лет литературной работы мне доводилось лишь расспрашивать очевидцев подвигов. Этот произошел на моих глазах ... Луна светила ярче якорных огней. Над местом гибели парохода «Адми­
рал Нахимов» стояла армада спаса­
телей: плавкран и водолазные боты, буксиры и носители подводных аппа­
ратов, траулеры, катера, нефтесбор­
щики ... И хорошо было слышно, как динамики телефонных станций раз­
носили дыхание работавших под во­
дой людей. Их было много. Порой десятки водолазов уходили на грунт одновременно -
с разных судов. И возвращались они со страшной но­
шей ... Впрочем, эпицентр горя переме­
стился с места кораблекрушения в Новороссийск. Красные «Икарусы» с пассажирами в черных одеждах кур­
сировали между гостиницами, гор­
исполкомом и пятнадцатым прича­
лом, где стоял самый скорбный в ми­
ре поезд -
пять рефрижераторных вагонов с телами погибших. Сила ма­
теринского, отцовского, сыновнего горя была здесь такой, что каза­
лось -
она одна могла поднять за­
тонувший пароход. Но море не спе­
шило возвращать свои жертвы; день шел за днем, и те, кто неделями тщетно ждал своих близких, уже по­
глядывали, как на счастливцев, на своих невольных товарищей по не­
счастью, чье тягостное ожидание на­
K~Heц окончилось и они увозили до­
мой гроб с дорогим телом, чтобы пре­
дать его родной земле. Добрая сотня безутешных родственников с горькой надеждой вглядывалась туда, где кру жились чайки и вертолеты, где в непроглядной морской дымке сгру­
дились спасательные суда, где днем и ночью шел поиск ... Все было, как обычно. Водолазов облачали в гидрокомбинезоны, за­
жгутовывали, навьючивали дыха­
тельными аппаратами, вкладывали грузы-железяки, прозванные «шоко­
ладками». Затем снаряженные глу­
боководники становились в клети бе­
седок, их погружали в море метра на два-три, и в прозрачной воде, под­
свеченной изнутри мощными све­
тильниками, хорошо было видно, как люди в оранжевых комбинезонах и черных масках сноровисто перебира­
лись на платформу водолазного ко­
локола, усаживались на сиденья из сварных труб, а потом все это фан­
тастическое сооружение уходило вниз, и светозое пятно меркло в глу­
бине. Там, внизу, водолазов ждал на­
стоящий лабиринт. Путаные ходы ветвились не только по обе руки, но и уходили вверх, проваливались вниз многоэтажно -
на девять палуб. Лайнер лежал на боку, и потому все поперечные коридоры превратились в отвесные шахты, а продольные­
в многоярусные штреки, по которым передвигаться можно было разве что на четвереньках, как в старинных за­
боях. Этот мрачный лабиринт, опас­
ный сам по себе, таил множество ло­
вушек: в любой момент за спиной во­
долаза могла рухнуть мебельная баррикада, захлопнуться нависшая дверь или отклеиться дУбовая об­
шивка, потревоженная неосторож­
ным движением, и перегородить ко­
ридор, отрезать путь к выходУ... И командиры спусков, понимая, куда идУТ водолазы, едва ли не упраши­
вали: -
Ребята, если невмоготу, ска­
жите честно. Тут ничего зазорного нет ... . Но это было делом чести -
и муж­
ской и водолазной. Никто ни разу не отказался от спуска. И офицеры­
инструктор и медик,- прислуши­
ваясь к дыханию, усиленному дина­
миком связи, сами определяли: этого не посылать, тот годен лишь на стра­
ховку, а вот главстаршине Черкаши­
ну можно доверить самое опасное. И мичману Шардакову тоже ... Я сидел в командном посту водо­
лазных спусков спасательного судна СС-21. Была полночь. На грунт, точ­
нее, на левый борт затонувшего па­
рохода, только что опустилась оче­
редная пара -
мичман Сергей Шар­
даков и старшина 2-й статьи Сергей Кобзев. В рубке, заставленной аппарату­
рой подводной связи, нас было чет­
веро: командир спуска капитан 3-го ран!'а Владимир Стукалов, дежур­
ныи врач леитенант медслужбы Александр Гац, вахтенный матрос у воздухораспределительного щита и автор этих строк. Все шло как всег­
да. Стукалов смотрел в чертежи жи­
лых палуб парохода -
преподроб­
ные, с расстановкой 'мебели в сало­
нах и каютах,-
и сообщал водола­
зу кратчайший путь к цели: к каюте NQ 41 по правому борту палубы А, где могли быть тела детей, закрытых в злосчастную ночь на ключ. Врач Гац вел-протокол спуска, помечая на стукаловском чертеже места будУ­
щих выдержек водолаза. -
«Второй», где находишься? Что видишь? -
Стою на левом борту,- докла­
дывал из-под воды «второй», ТО есть мичман Шардаков.- Вижу откры­
тую дверь в палубу А. -
Спускайся в нее осторожно. Через четыре метра опустишься на переборку камбузной шахты, над го­
ловой у тебя будет винтовой трап в палубу В, а через два шага в нос­
увидишь под ногами поперечный ко­
ридор ... -
Есть поперечный КОРИДОр,­
доложил через несколько минут Шардаков.-
Уходит вниз, как коло­
дец. -
Хорошо, Сережа... Провенти­
лируйся и спускайся по нему еще на четыре метра. За спиной у тебя будУТ дверцы электрощитов, они открыты, смотри не зацепись. Шардаков благополучно спустил­
ся в поперечный проход междУ кам­
бузной и машинной шахтами и дви­
нулся по малому вестибюлю в сторо­
ну носа. Ширина коридора теперь была его высотой, и потому проби­
раться приходилось на четвереньках. Когда-то люди проходили, пробега­
ли здесь, не задУмываясь, сколько шагов им приходилось делать. Те­
перь же в расчет брался каждый метр этого перекошенного враждеб­
ного пространства. Мичман прополз под приподнятой и подвязанной по­
жарной дверью и стал осматривать каюты правого борта -
одну, дру­
гую. Обо всем этом Шардаков сооб­
щал наверх, и Стукалов наносил путь продвижения водолаза на схе­
му расположения помещений. Водолаз походил на спелеолога, проникшего в разветвленный пещер­
ный ход, чьи стены то, сужаясь, да­
вят на тебя со всех сторон, то нео­
жиданно расходятся, открывая про­
пасть, бездну. Но спелеологу лег­
че -
в пещере, пусть самой глубо­
кой, ВОЗдУх, а не вода, обжимающая тебя с пятидесятитонной силой. И в мирное, и в военное время у водолазов первые враги -
глубина, холод, «кессонка», УдУшье ... Сегодня выпало опасное задание, но завтра, быть может, им вьrnадет дело опас­
нее втрое. Откажешься сейчас, не преодолеешь свой страх нынче­
кто поручится, что завтра ты смо­
жешь пойти на еще больший риск? Военный человек выбирает в бою лишь позицию, но не сам бой, и знать ему не дано, чем закончится поеди­
нок -
СО щитом или на щите, в ко­
локоле или на платформе ... Осмотрев открытые каюты, Шар­
даков пробрался в самый конец ма­
лого вестибюля, пере крытого второй пожарной дверью. Отсюда уходил вглубь -
к правому борту, к каюте NQ 41, двухметровый коридор-аппен-
24 дикс. Мичман ДОЛОЖИЛ, что разд­
вижной упор, который он притащил с собой вместе со светильником и ло­
миком, упереть не во что и что он по­
пробует выбить дверь ногами. Одиа­
ко дУбовое дверное полотнище не поддавалось. -
Стоп! -
остановил его Стука­
лов.- Отдышись. Провентилируйся. Попробуй поддеть петли ломиком. Этот снимок сделан в конце августа про­
шлого года школьником-фотолюбителем Игорем 3арнИI.\ЫНЫМ из Киева. Спасательные суда в районе поисковых работ. Фото мичмаиа А. Гордиенко. Офицер пошутил насчет того, что водолазам не помешало бы пройти курсы взломщиков, и все прекрасно поняли, что незамысловатой этой шуткой он попытался скрасить глу­
хое одиночество Шардакова в нед­
рах затонувшего парохода. Сергей работал рьяно, поддевая ломиком петли неприступной двери. Только те, которые сами ходили на такую глубину, могли понять, чего ему стоило каждое у с илие. Он ды­
шал отрывисто, как молотобоец, но орудовал изо всех с ил и даже во­
шел в азарт: колотил ломиком в дверь и после того, как Стукалов ве­
лел положить инструмент (для дру­
гого водолаза ) и выходить. Время пребывания под водой истекало. Шардаков неохотно подчинился и двинулся в обратный путь. я уже собирался было отправ­
ляться в каюту -
подводиая рабо­
та заканчивалась, как вдруг из дина­
мика раздался приглушениый стон. -
«Второй», как самочувст-
вие? -
всполошился Стукалов. -
Хорошее,- скорее по привыч-
ке, чем по · правде, доложил мичман и т ут же поправился: -
ПЛохое ... Он процедил это сквозь зубы, с на­
тугой. -
Сережа! Провентилируйся! -
привстал из-за стола Стукалов. ДИll.амик бесстрастно передавал зв у ки возни, прерывистое дыхание, затем хриплое: -
Не могу ... Запутался ... Не могу до переключателя дотянуться ... Переключатель, которым водолаз вентилирует дыхательный мешок, висит на груди на трех коротких шлангах. Должно быть, его заброси­
ло на с пину, а спутанные руки не могли до него дотянуться. Что там случилось, понять было трудио. Шардаков надсадно хрипел... Мож­
но было только догадываться, что его что-то придавило там, в темной тесноте подводиого коридора. -
Перевести «Второго» на ава­
рийную смесь! -
приказал Стукалов матросу у вентилей газораспредели­
теля, и к задыхающемуся Шардако­
ву пошел по шлангу ВОЗдУх, обога­
щенный кислородом. Но Шардаков продолжал дышать надрывно ... -
Сережа, вентилируйся, если можешь,- уговаривал его командир спуска.-
Не шевелись, не дергаЙся. К тебе пошел страхующий водолаз. Вентилируйся! Страхующий водолаз -
молодой моряк Сергей Кобзев -
изрядно продрог на страховке, закоченел, срок пребывания его на тридцати ­
метровой глубине тоже подходил к концу, НО он не раздУМЫвая двинул­
ся на помощь командиру: спустился в кромешную темень коридора-ко-
лодца (светильник остался у ll1арда­
кова). Он на ощупь преодолевал по­
вороты и спуски, перебирая в руках llUIанг-кабель застрявшего мичмана. Кобзев лез сюда впервые -
до этого он всегда стоял на борту, у дверного проема -
и понимал, что тоже рис­
кует зацепиться, ибо одно неосто­
рожное движение -
и кабеЛЬ-llUIан­
ги его и ll1ардакова пере вьются, словно змеи. И все же он добрался до злополучного места и вытащИл командира из-под придавившей его двери, провентилировал его снаря­
жение ... Их было двое живых, всего двое в этом огромном, некогда густонасе­
ленном городе-судне, которое ухо­
дило теперь в придонный ил. Над их головами, точнее над палубами, тру­
бами, мачтами поверженного лайне­
ра покачивалась целая эскадра спа­
сателей, но сотни тысяч лошадиных сил ее ничем не могли помочь одному человеку вытащить другого. Едва Кобзев подтянул бесчувственное те­
ло командира к шахте коридора, как шланг мичмана снова за что-то за­
цепился. И зацепился крепко ... Коб­
зев выбился из сил, сорвал дыхание, и Стукалов приказал ему поднимать­
ся к выходу, к водолазному колоко­
лу, висевшему над опрокинутым бор­
том «Адмирала Нахимова» словно спасительный воздушный шар. При­
каз был отдан вовремя: Кобзев едва смог сам выкарабкаться из зева па­
лубной двери, ll1ел четвертый час ночи ... Я и не заметил, как в рубке со­
брался целый консилиум из кора­
бельных инженеров, водолазных офицеров и флагманских врачей. К то-то жадно пил воду из стеклянно­
го кувшина, Стукалов смахивал со лба холодный пот и твердил в микро­
фон, как заведенный: «Сережа, про­
вентилируйся! Сережа, провентили­
руйся ... » Он повторял ЭТО в сотый, а может, в тысячный раз, надеясь только на то, что у ll1ардакова в мгновения даже смутного проясне­
ния мог рефлекторно сработать во­
долазный навык -
пальцы сами со­
бой нажмут рычажок переключате­
ля. Так оно и случилось. Вахтенный у щита первым заметил, как дрогну­
ла стрелка манометра, и радостно закричал: -
«Второй» вентилируется! Мы все услышали шум воздуха, рвущего воду. ll1ардаков венти­
лировался в полузабытьи, подчи­
няясь настойчивым просьбам-прика­
заниям Стукалова. На шкафуте спа­
сательного судна лихорадочно го­
товилась к спуску партия новых во­
долазов. ll1ардаков дышал редко, отечно, страшно... Порой мне казалось­
ведь я больше слышал, чем видел,­
что все это происходит не наяву, а в каком-то радиоспектакле, и именно потому конец у этой драмы будет непременно благополучным. Непре­
менно! Я уверял себя в этом так, как будто это могло помочь ll1ардакову. А он дышал надрывно, слов­
но легкие его были избиты в кровь ... Все единодушно решили, что к ll1ардакову пойдет главстаршина Алексей Черкашин. Я втайне гордился своим однофа­
мильцем. Здесь, на «Адмирале На­
химове», он добыл себе славу отваж­
ного и толкового водолаза. О нем пи­
сали газеты. Его представили к ме­
дали Нахимова. С ним фотографиро­
вался командующий флотом. Но двадцатилетний парень из Сальских степей с безразличием мудреца при­
нимал обрушившуюся на него славу. Он проворно оделся и быстро ушел на глубину. А вскоре доложил, что стоит у входа в палубу А, что прошел первую шахту, обогнул элек­
трощиты, проник в малый вести­
бюль... Он шел на свет шардаков­
ского фонаря, который едва выби­
вался из-под ковровых дорожек, сто­
ящих торчком, словно огромные во­
доросли. Мичман полусидел в нише винтового трапа -
недвижно. Чер­
кашин провентилировал его аппа­
рат, распутал кабель-шланг, вынул из набедренных карманов IlIapAaKo-
ва грузы-«шоколадки') и стал вытал­
кивать его в первую шахту. Это было непросто -
мичман в своих водолаз­
ных доспехах весил более ста кило­
граммов. Тогда Черкашин обхватил его и попросил поднять обоих на ка­
беЛЬ-llUIангах. Их стали вытягивать, и тут связь с главстаршиной пjJOпа-
ла ... Уже потом, через долгие томитеJIЬ­
ные минуты, Кобзев доложит из водо­
лазного колокола, что все трое в ка­
мере и можно начинать подъем. Дрог­
нули тросы лебедок и поползли ИЗ воды... Колокол поднимали долго­
с остановками для физиологических выдержек. Но ll1ардакову они были уже не нужны ... Врачи курили на шкафуте молча. Офицеры расходились из рубки, пря­
ча глаза. Пусть спорят философы: гуманна или не гуманна ситуация, когда подъ­
ем мертвых оплачен жизнью чело­
века. Мичман ll1ардаков не задавал себе вопроса, а если и задавал, то ре­
шал его так, как решился он в ту ро­
ковую ночь. Он видел матерей, чьи сыновья и дочери остались в каютах «Адмирала Нахимова». Он верил, что поможет смягчить им горе. Он выпол­
нял, быть может, самое гуманное задание, какое вьmало ему в жизни. В старину его назвали бы братом мило­
сердия. Утром я отправился по кораблю, чтобы отдать свой последний долг по­
гибшему: узнать, каким он был -
как моряк, как командир, как человек. Я пытался разглядеть тот героиче­
ский ореол, который отличал бы его от сверстников, однокашников, сослу­
живцев, друзей. Но не сиял нимб над его головой. Ничем особенным мичман Шардаков не выделялся. По крайней мере внешне. -
Он был честен и справеДЛив,­
говорил его товарищ мичман Анато-
ЛИЙ Лоскутов.- Всегда любого под­
менит, если попросишь. Но сам вме­
сто себя никого не подставлял. Дело свое знал и любил. Бывало, выйдет из глубины -
мокрый, подзатек где-то. Мы его спрашиваем: «Сергей, ты бы доложил. Подняли бы. Чего зря мерз­
нуть?» А он отмахнется -
ерунда! Любое дело старался до конца дове­
сти. Себя не щадил. И еще. С матро­
сами в футбол как мальчишка носил­
ся. И всегда -
центральный напа­
дающий. Такой характер бьш. Мы сидели в четырехместной мич­
манской каюте, что в корме судна по левому борту. На нижней, шардаков­
ской, койке стоял картонный короб с цветным телевизором. Подарок Пра­
вительственной комиссии мичману ll1ардакову. На крюке висел его ки­
тель с колодками двух медалей: од­
на -
«За десять лет ... », другая­
«За пятнадцать лет безупречной службы». Ходил он в дальние походы, погружался и в Средиземном море, и в Индийском океане ... Провел под во­
дой более двух тысяч часов. И здесь раз десять на «Адмирал Нахимов» спускался ... Когда мичману Полищу­
ку стало плохо на глубине, первым вышел искать его он, ll1ардаков ... Он любил повторять слова одного летчи­
ка, слегка переделав их на морской лад: «Если водолаз идет на подвиг, значит, он не готов к работе». я бродил по кораблю, спустился в кубрик, заглянул в мичманскую кают­
компанию и всюду замечал следы не­
зримого присутствия Сергея: то встречал его фамилию в боевом лист­
ке, то попадалась она в графике де­
журств; в каюте старпома под стек­
лом лежал «Лист контроля исполне­
ния приказания», а в нем пометка: «Мичман ll1ардаков. Сменить мано­
метр». Наверное, это первое приказа­
ние за службу Сергея, которое он не выполнит. Не выполнит никогда. В кубрике водолазов кто-то пел под гитару: Друг, оставь покурить. А в ответ тишина. Он вчера не вернулся из моря ... То матросы пели о ll1ардакове. Здесь же, в кубрике, висела кора­
бельная Доска почета. С фотографии на меня смотрело кругловатое широ­
коскулое лицо, затемненное козырь­
ком тропической пилотки. Мне не до­
велось увидеться с ним здесь, на люд­
ном спасательном судне, хотя мы на­
верняка и пробегали мимо друг друга по трапам. Я видел, как он готовился к спуску, но лицо его уже было закры­
то маской. Я долго вглядывался в портрет ... Ну, конечно же, это он! Лет пять назад я приехал в Водо­
лазную школу с собственным аква­
лангом. Я купил его в Москве, в «Спорттоварах», И мне не терпелось опробовать аппарат в море. Тем более что в Карантинной бухте работала землечерпалка, и после нее на вскры­
том грунте могли лежать выверну­
тые черпаками амфоры. С Водолаз­
ной школой у меня были давние жур-
26 27 налистские связи, и потому началь­
ник, проверив аквалангистские доку­
мен1'Ы, дал мне в наставники корена­
стого улыбчивого мичмана. -
Сережа, подстрахуй товарища. Мы были почти одногодки, и .пото­
му мичман так и остался для меня Сережей .. Зарядили акваланги и ушли в мутноВатую воду Карантинной бух­
ты. Ближе к выходу в море глубина прояснилась, и Сергей, шедший веду­
щим, сделал мне знак: стой! Зеленова­
то-синюю толщу рассекала капроно­
вая браконьерская сеть. Он подплыл поближе и стал высвобождать из яче­
ек застрявших рыб ... Это был Шардаков. После трагической ночи 19 сентяб­
ря водолазные работы на «Адмирале Нахимове» были прекращены, и СС-
21 вернулся в Севастополь. Дочь и жена Шардакова жили в БЛQЧНОЙ новостройке на берегу Стре­
лецкой бухты. В однокомнатной квар­
тирке было тесно от горя. Сюда прие­
хали с Урала отец, мать и сестра Сер­
гея со своим двухлетним сыном. Пока шли печальные хлопоты, я пытался понять, что могут рассказать стены и вещи о своем хозяине. Вот стерео­
проигрыватель. Сергей любил музы­
ку, частенько пел сам песни морские и песни уральские. На красочном кон-
верте с пластинками -
дарственная надпись от болгарского моряка. Они познакомились на совместных учениях по спасению «затонувшей» подводной лодки. Сергей делился с болгарским водолазом эпроновскими навыками. Расстались друзьями на всю жизнь. Вот книги, подобранные с толком и вкусом: Гюго, Достоевский, Чехов, Дидро, Олеша, Гончаров ... Вот вертится под ногами белый ко­
тенок, которого он принес в дом ... Вот стопка почетных грамот: «За актив­
ное участие в спартакиаде» ... «За об­
разцовое выполнение воинского и ин­
тернационального долга ... » А балкон остался недозастеклен­
ным. На кухне протекли трубы, надо переклеивать обои ... Многое говорило о том, что не успевали хозяйские ру­
ки обихаживать жилище, что дома бывал он не часто. Всего лишь ночь подарила ему судьба на встречу с семьей после многомесячного плава­
ния. А утром постучался в дверь мат­
рос-оповеститель:спасательное судно выходило в Новороссийск по трево­
ге ... Что я знал о нем еще? То, что сооб­
щали строчки некролога во флотской газете: «Сергей Александрович Шар­
даков родился 28 декабря 1950 года НЕУДАВШИЕСЯ ВУЛКАНЫ Каждого, кто побывал в Кавказ­
ских Минеральных Водах, не могли не очаровать своей красотой горные вершины Бештау, Змейки или Раз­
валки. А на горе Горячей, располо­
женной рядом с вершиной Машук, можно наблюдать, как прямо на ва­
ших глазах образуются соляные от­
ложения из струящегося теплого минерального источника. Существует местная легенда, ко­
торая «объясняет» происхождение гор и здешних многочисленных ми­
неральных источников. В ней расска­
зывается, как очень и очень давно в одном кавказском горном селении, славившемся смелыми и ловкими джигитами, родилась прекрасная де­
вушка Машук. Пришло время, и она, нежная и стройная, гибкая и быст­
рая, как ветер, полюбила самого храброго джигита Тау. Но вот од­
нажды пошла Машук к реке, и уви­
дел ее правитель Эльбрус. Воспылал он страстью к красивой девушке и вызвал Тау на смертельный поеди­
нок. Но узнала об этом Машук. При­
бежала она и, когда Эльбрус метнул в Тау кинжал, заслонила собой лю­
бимого. Дико закричал от горя Эль­
брус, вытащил кинжал из груди де­
вушки, отбросил его далеко в сторо­
ну. И где он упал, возникла потом гора Кинжал. Тогда ударил Тау своего ковар­
ного соперника и рассек его папаху надвое. В ответ Эльбрус разрубил папаху молодого воина на пять час­
тей. Упал джигит, обливаясь кровью. Увидела это умирающая Машук, со­
брала последние силы и бросилась на помощь любимому. Но ей прегра­
дили дорогу посланные Эльбрусом бык, верблюд и змея. Поняла Машук, что не спасти ей Тау, оцепенела от горя и превратилась в гору. А сл'езы ее стали целебными источниками. Не смог перенести потери любимой и Тау. Он превратился в гору Беш­
тау с пятью зазубринами вершин. В тот же момент окаменели бык, верблюд, змея. В ужасе от содеянно­
го застыл и Эльбрус. Снежной белиз­
ной сверкает его двуглавая вершина ... Так гласит легенда. Однако дейст­
вительность не менее любопытна. Примерно 200 миллионов лет тому назад к северу от будущего Кавказа сформировалась тектоническая пли­
та, которую геологи называют Скиф­
ской. А к югу от нее -
глубочайшая впадина, часть огромного бассейна «океана» Тетис, который про стирал­
ся от будущих Альп на западе до Гималаев на востоке. В это же время образовывается и островная суша, напоминающая островную гряду. Дальнейшая геологическая исто­
рия Кавказа очень сложна: он не­
однократно опус кале я и вновь появ­
лялся над поверхностью океана. Эти процессы сопровождались активной вулканической деятельностью. Скиф­
ская плита продолжала упорно да­
вить на складчатые сооружения Кав­
каза. И вот в зоне Транскавказского поднятия формируется Минерало­
водский выступ. Однако Кубанский и Терско-Каспийский прогибы начи­
нают постепенно погружатьс~, обра­
зовывая огромные глубинные разло­
мы. Через них и устремляется на в городе Верещагино Пермской обла­
сти. Учился в ГПТУ на слесаря-теп­
ловозника. В 1969 году был призван на флот, а спустя три года окончил школу мичманов. В семьдесят вось­
мом вступил в партию ... » А то, что не сказал некролог, пове­
дала мать: -
В двенадцать лет вывезла его в Адлер, к морю. Вот с той поры он и заболел морем. Учиться стал хоро­
шо -
а то в моряки не возьмут. Все делал для того, чтобы на флот по­
пасть. А уж как попал -
то и гордил­
ся. На Урал только в отпуск приез­
жал. Уж тут душу на лыжах отво­
дил ... Зверье любил всякое. Не пил, не курил, слова черного от него не слыхали. И почему это так: как хоро­
ший человек, так первым на поги­
бель?! Вот и дед его в тех же летах в сорок первом году под Москвой убит ... А двухлетний племянник Шардако­
ва примерял его мичманку ... Новороссийск­
Севастополь Пока nисались эти строки, пришло сообщение, что Сергей Шардаков на­
гражден посмертно орденом Красной Звезды. ПЯТИГОРЬЯ поверхность раскаленная магма вул­
канов. Но то ли тектонические трещи­
ны были «малы», то ли по другим причинам, а движущая сила магмы иссякла, не пробив толщи осадочных горных пород, только куполообразно приподняв их. Именно поэтому пер­
вые исследователи образно назвали горные массивы Пятигорья неудав­
шимися вулканами. Хотя позднее выяснилось, что у таких горных вер­
шин, как Бештау, лава все-таки вы­
шла на поверхность, но из-за боль­
шой вязкости и относительно низ­
кой температуры она не могла раз­
литься по склонам гор. За десятки тысяч лет солнце, вода и ветер обработали приподнятые ку­
пола вулканов, придав им причудли­
вые формы. Отсюда и названия вер­
шин: Верблюд, Змейка, Тупая ... Все­
го их насчитывается семнадцать. Кавказские Минеральные Воды­
единственное на земном шаре место, где в таком количестве собрались не­
удавшиеся вулканы. Однако уже вы­
работаны для хозяйственных нужд и исчезли с лица земли горы Кинжал и Шелудивая, а на других продолжа
С ется добыча строительного камня. Больно видеть, как человек безогляд­
но и слепо уничтожает этот уникаль­
ный памятник природы. Ведь фак­
тически уже в недалеком будущем ему грозит участь уродливой жертвы человеческого леГКОМЫСJIИЯ, впрочем, правильнее здесь было бы сказать, что жертвой окажется сам разру­
шитель. Ю. КАРАНДЕЕВ, кандидат rеоrрафических наук ЮРИЙ ДОnЕТОВ U U IPOH30BbIM CDЯЕм,ме, l
огда нет обложных дож д е~, нашу тихую улочк у ни ге рии­
ской столицы Л а госа будят две зеленщицы. Они приходят с Г'е рвыми лучам и солнца, возвещая о с воем п о­
явлении прон з ительным крик ом: -
агеде! агеде! Улочка узка, стены домов мно го-
кр а тн о ус и ливают их зыч ны е выкри­
ки, та к чт о со сном п риход и тся про­
сти т ь с я: зелен щиц ы н е у й дут до тех п о р, п ока к то- ни будь н е куп и т у них «огеде» -
бананы. в отличие от н и х Алево Иленду п р и ход и л с боль шой ко ж аной сумкой в п о н едел ь н и к каждого м есяца, часам к восьми. Он выкладывал н а пе с трый коврик п еред входом в до м ч е рные статуэтки, мас ки, ф и гур ки животных, умело вырезанн ы е им са мим из э бе­
нового дерева, и лишь посл е этог о д а­
вал о себе знать коротки м н ег р омк им звонком. Однажды я ув и дел на ков р ике ря-
28 Барельеф с изображением обы и его са­
новников (бронза Бенина). дом с эбеновыми поделками неболь­
шую бронзовую статуэтку: женщина присела на колени, придерживая пра­
вой рукой на голове вместите л ьный кувшин, который только что подняла с земли. Теперь нужно встать, да, вид ­
но, ноша тяжела, и женщина боит с я расплескать воду. Раньше Алево Иленду никогда не приносил бронзу. -
Откуда? -
Знакомый литейщик про с ил продать. Мне давно хотелось узнать, как местные мастера делают удивитель­
ные по красоте отливки, и вот теперь представлялся подходящий случай. -
Послушай, Алево, а можно по­
видать твоего литейщика? -
Конечно . ... Мастерская располагалась в нев­
зрачной маленькой хижине. Хозяин, скрестив ноги, сидел у порога на ци ­
новке. Перед ним стояли бачок с гли­
ной и ведро с водой. Смачивая руки, он что-то лепил и при моем появлении быстро прикрыл заготовку тряпицей. Наверное, не хотел показывать н е за­
конченную работу незнакомому человеку. Кивнув в глубь хижины, Акпан Иро (так звали литейщика) предложил: -
Если хотите ч т о-нибудь купи т ь, выбирайте сами. я шагнул в хижину. После ярко го дневного света закопченная мас т ер­
ская сначала показалась с у мрачной. Справа, под ра стр убом-вы т яжкой, краснели в горне уг л и. Напротив, у стены, протянули с ь деревянные по л ­
ки с тускло поблескивающими бро н­
зовыми статуэ т ками: кре ст ьянка с м о ­
тыгой, охотник, натягивающий лук, рыболов на лодке ... Перед ними, вни­
мательно рассматривая отливки, т оп ­
т ался мужчина средн е го роста, не обративший внимания на мой при ­
ход. Не надо было обладать профессио­
нальными познаниями, чтобы п о ­
нять -
все это вышло ИЗ рук наст о я­
щего мастера. Не удержавшись, я ст ал громко ра с х ва л ивать с т а ту этки. -
Это что,-
с м у ти лся Ак п ан Иро, вошедший в с л ед з а м н оЙ.- Ви­
дели бы вы бронзовог о флейти с т а, тогда бы иначе заговорили. -
Флейтиста? -
Отлил его древний мастер, н о когда, никто не знает. Таких работ больше не было и не будет. Говорят, что тот, КТО увидит в натуре бронзово­
го флейтиста, станет великим маст е ­
ром в своем деле. А где же он находится? -
Вот этого никто не знает. -
Макети Зуру, служащий Фе д е -
рального департамента древнего ис­
кусства,- неожи д анно представил с я мужчина, рассматривавший стату э т­
ки, и продолжал: -
Мне на диях нужно побывать по делам в кое · -каких местах. Возможно, там нападем на след флейтиста. Маска верховного правителя Бенина (бронза). В назначенный день Макети Зуру заехал за мной на своей автомашине. В дороге мы разговорились. Макети Зуру, получив диплом местного ин­
ститута африканских исследований, уже несколько лет работал в феде­
ральном департаменте. Когда нача­
лись поиски старинных скульптур для музея в Лагосе, молодому искусство­
веду поручили заняться их подбором. Наш маршрут лежал в северо-во­
сточном направлении в обход круп­
ных городов. Довольно быстро выбра­
лись в саванну с редкими деревьями. Селения с круглыми хижинами под соломенными или камышовыми кры­
шами выглядели безлюдными: мест ­
ные жители от мала до велика убира­
ли на своих наделах маис и хлопок. Затем тряская грунтовая дорога поползла вверх на плато Джос. Кру­
гом громоздились рыжие скалы, за ними -
невысокие хребты, поросшие густым кустарником. Вни зу, в доли­
нах, змеились, поблескивая, быстрые горные речушки. Наглотавшись пыли, мы, наконец, остановились у заброшенного карье­
ра, который походил на древнегре­
ческий театр, размытыми уступами Голова женщины с модной прической (терракота культуры Нок). уходя вниз. От края карьера до «сце­
ны» было метров двадцать. -
Когда-то, двадцать пять, а то и тридцать веков назад, на это м месте жили люди.-
Макети Зуру кивнул на карьер.- Но современный мир узнал об этом лишь в 1944 году. А произош­
ЛО это так ... Горнякам, добывавшим открытым способом неподалеку отсюда касси­
терит, все чаще стали попадаться из ­
делия из терракоты -
обожженной неглазурованной глины: горшки для варки пищи, черепки, обломки статуэ­
ток. Рабочие переправили находки английскому этнографу Бернарду Фэггу, находившемуся тогда непода­
леку в городе Джосе. Образцы весьма заинтересовали англичанина, у кото­
рого возникло предположение, что все эти разрозненные обломки относятся к древней культуре. Нужны были до­
казательства этой гипотезы. Для раскопок были выбраны окре­
ст ности деревушки Нок, то есть место, где мы теперь находились. Осторожно снимая слой за слоем, ар­
хеолог и его помощники на неболь­
шой в общем-то глубине обнаруж и ли не скол ько терракотовых изделий ­
человеческие головы, слепк и рук и ног. Бернарду Фэггу было достаточно одного взгляда, чтобы определить: все эти предметы -
творения древ них мастеров. Радиокарбонный анализ позволил уточнить время их изготов­
ления: Увек до нашей эры -11 век нашей эры. Поиски неведомой «культуры Ною >, как она была названа Фэггом по мес­
ту первых раскопок, охватили огром­
ный район центральной части страны. Результаты превзошли самые смелые предположения. На всем участке, от местечка Кагоро на северо-западе до Кацина-Ала на юго-востоке, были найдены терракотовые головки, изо­
бражения животных, каменные топо­
ры, инструменты для обработки дере­
ва -
д ревнейшие из известных па­
мятников культуры Тропической Африки ... Наш путь лежал дальше. Перед Котон-Карифи, за крутым поворотом, Макети Зуру резко нажал на тормоз­
ную педаль. -
Полюбуйтесь на этого красавца! Метрах в двадцати посреди до­
роги стоял широкоплечий лохматый бабуин. я невольно вжался в сиде­
нье, но бабуин не проявлял ника­
кой агрессивности. Как заправск ий постовой-регулировщик, он стал к нам лицом, требуя остановиться. Убедившись, что машина не двига­
ется, издал командный рык. Тут же из кустов выскочили бабуины-малы­
ши, за ними вразвалочку гуськом по­
тянулись самки с п овисшим и на них детенышами поменьше. Вожак вел себя прямо-таки по-рыцарски: не сдвинулся с мес та, пока последний бабуин из его стада не пересек до­
рогу ... Ифе, куда мы въехали, внешне, 30 В наши дни продолжателями древних традиций стали и резчикн по дереву. 31 пожалуй, мало чем отличался от тех городов, что попадались на пути. Чистые улицы с зелеными дворика­
ми перед домами. У двухэтажных зданий -
навесы-козырьки над ниж­
ними окнами: непременный элемент архитектурного стиля городов А о ру­
ба. Вскоре мы остановились у неболь­
шого одноэтажного дома на пригор­
ке. Макети 3уру распахнул стек ­
лянную входную дверь, широким хо­
зяйским жестом предложил прой­
ти в дом. Переступив порог, я уви­
дел подернутые зеленым налетом бронзовые фигуры. Сила красоты этих таких земных и в то же вре­
мя таинственно одухотворенных из­
ваяний была настолько велика, что я застыл на месте. -
Это наш музей древнего иску с ­
ства Ифе,- сказал Макети 3уру, довольный произведенным эфф е ктом. Он оставил меня с Укомо Садипо, круглолицым, учтивым смотрителем музея, а сам ушел, сославшись на то, что ему нужно кое с кем пере­
говорить об экспонатах для музея в Лагосе. Прежде всего Укомо Садн­
по подвел меня к бронзовой голов ­
ке, изображающей, если верить таб­
ли ч ке на пилоне, бога моря и изо­
билия Олокуна. Она отличалась удн­
вительной точностью воспроизведе ­
ния черт лица, которое было прора­
ботано с такой тщательностью, до каждой морщинки, что невольно по­
думалось, не мумия ли это. Пре­
красной формы нос, выпуклые, ха-
рактерные для негроидной расы гу­
бы, раскосые глаза без зрачк о в, как в древнегреческих скульптурах,-
все свидетельствовало о высоком мас­
терстве древнего литейщика. Голову скульптуры венчала позолоченная конусообразная корона. Рядом с изображением Олок у на бы л а др у ­
гая, похожая на него изящная ску­
льптура, тоже с короной и позоло­
ченным кольцом -
маска о дного из древних правителей Ифе. Не менее впечатляюще выглядела и бронзовая голова без всяки х украшений. От бронзовых скульптур Сади по повел меня к терракотовым, песочно­
го цвета женским и мужским голо­
вам. Они были выполнены в той же реалистической манере, что и маски из металла. -
Интересно, откуда в вашем му­
зее такие памятники д ревности? -
Из наших краев! -
с гордостью ответил Укомо Садипо. ... Открытие бронзовы х и терракото­
вых скульптур Ифе с вязан о с им е нем немецкого этн о графа Ле о Фробениу­
с а. Путешествуя п о Нигерии, в 1910 году он попал в Ифе. Ученого заинтересовали легенды о происхож­
дении города, различные святилища, культовые обряды. Фробениу с решил заняться раскопками и сразу же, как говорится, напал на золотую жилу. В священной роще, которую йоруба считают обителью Олокуна, он обна­
ружил гончарню, глазурованные че­
репки, тигли для плавки с текла, бусы, а на глубине пяти с п о ловиной мет-
ров -
терракотовые скульптуры. Фробениус уже провел исследования в некоторых африканских странах, да и в самой Нигерии, и нигде не встре­
чал ничего подобного. И хотя на голо­
ве Олокуна имелись характерные ли­
нии татуировки, немецкий этнограф был далек от мысли, что ее сделал чернокожий литейщик. Ученый вы­
двинул наделавшую много шума ги­
потезу о том, что легендарная А т лан­
тида находилась некогда на по­
бережье Гвинейского залива и он наткнулся в Ифе на ее следы. Находки Лео Фробениуса оказа­
лись не единственными. В последу­
ющие годы в разных местах Ифе было обнаружено еще немало терра­
котовых и бронзовых масок, с тав­
ших украшением здешнего музея. Они изображают главным образом различных богов, правителей, чле­
нов их семей, придворных и делались, вероятнее всего, для культовых целей . У всех масок негроидные черты ли­
ца, на многих имеют с я племенные знаки йоруба -
продольные шрамы на щеках. У «полных » скульптур­
типично африканские пропорции: значительно увеличенная голова и укороченное туловище. -
Все это позволяет говорить о принадлежно с ти древнего и с кусст­
ва Ифе к одной художественной школе, существовавшей, как пола­
гают, в XII-XIV веках, о чисто аф­
риканских ее и с токах,-
подвел итог мой гид. Теперь было самое время спросить о бронзовом флейтисте, и я обвел зал глазами. -
Вероятно, я что-то пропус­
тил? -
Укомо Садипо перехватил мой взгляд. -
Говорят, есть такая статуэт­
ка -
бронзовый флейтист. Надеялся у вас ее увидеть ... -
Увы, такого экспоната в музее нет,- словно извиняясь, сказал Са­
дипо. К нам подошел Макети Зуру. -
Чем недовольны? -
спросил он, уловив на моем лице разочаро­
вание. ' Укомо Садипо сказал, что я спра­
шивал о бронзовом флейтисте. -
Не расстраиваЙтесь. Есть у ме­
ня на примете еще одно место. Наш дальнейший путь повел на юго-восток от Ифе, где лежит лес­
ной край. Густые заросли по сто­
ронам дороги, плантации бананов, речки с черной водой -
все это че­
редовалось в одной и той же после­
довательности, словно мы ехали не по прямой, а по кругу. Машина обогнула зеленый холм, и перед нами открылся город. Свое­
образие ему придавали приземис­
тые дома с поблескивающими белы­
ми крышами, стоявшие в стороне от новых построек. Со склона холмjl они казались кусками пиленого caxa~ ра, положенными плашмя длинными ровными рядами. Оставив позади с десяток квар­
талов, мы выехали на довольно прос­
торную площадь. Одну ее сторону по­
чти целиком занимало глиняное стро­
ение, вытянувшееся метров на шес­
тьдесят. На фасаде проступали раз­
мытые дождями барельефы, изоб­
ражающие людей, эпизодЫ баталий, сцены охоты. Оставив машину, через узкий проем в стене мы вошли в не­
большой двор, где теснились квадрат­
ные глиняные дома, обрамленные от­
крытыми галереями и окруженные невысокими стенами. По двору рас­
хаживали важного вида мужчины в белых агбадах, перебирая на груди коралловые ожерелья. Тут же рез­
вились двое мальчишек в шортах, с золотыми кольцами на ногах. Зуру подошел к одному ИЗ муж­
чин и о чем-то попросил. Тот оста­
новился, молча его выслушал и, не сказав ни слова, ушел. -
Вы знаете, где мы сейчас на-
ходимся? -
Понятия не имею. -
Во дворце самого обы I Бенина! Царский дворец в моем представ­
лении (и не только, наверное, в мо­
ем) должен блистать богатством и великолепием. Здесь же не было да­
же отдаленного намека на роскошь. -
В таком случае, кто эти люди -
мужчины с коралловыми ожерелья­
ми и мальчишки? -
Придворные и царские дети. Бенин входит в число городов, уже отметивших свое тысячелетие. А нынешние царские палаты нахо­
дятся на том самом месте, где по­
ставил свои хоромы первый оба. Ме­
пялись времена, менялись правители, I Царь. но каЖдЫЙ из них вселялся туда, где жил его предшественник. Прав­
да, палаты эти время от времени подновлялись, поскольку строители использовали кирпичи из необож­
женной глины, восприимчивой к воздействию дождей и ветра. Дворцовый комплекс, где жили оба со своими женами, жрецы и вель­
можи, служил центром Бенина. Пе­
ред дворцом была площадь, от кото­
рой в разные стороны расходились прямые широкие улицы, застроенные глинобитными домами с пологими крышами из пальмовых ветвей. Инос­
транцы, посетившие Бенин в Х V ве­
ке, отмечали его четкую планиров­
ку, восхищались проспектами, каких не имело большинство европейских городов. Бенин был не просто городом, а столицей одного из могущественных государств Западной Африки с до­
вольно развитым земледелием, реме­
слами, с обширными торговыми свя­
зями. Теперь он главный город штата Бендел с населением около 200 тысяч человек. За последние годы тут поя­
вились кварталы новых домов, адми­
нистративные здания, различные про-
мышленные предприятия. Нынешний оба уже не обладает той властью, какую имели его предшест­
венники, нет у него и былых обшир­
ных владений. Его обязанности сво­
дятся в основном к разрешению раз­
личных гражданских споров. Но, как и прежние цари, следуя традицион­
ным канонам, он ведет затворни­
ческий образ жизни и лишь изредка выходит из дворца к жителям города в дни культовых праздников. -
Какое отношение имеет все это к нашей поездке? -
не вытерпел я, прервав рассказ Макети Зуру. -
Самое прямое, скоро в этом убе­
ДИтесь. Возвратился грузноватый придвор­
ный, которого звали Нгале Агвара, и повел нас к глиняному строению без окон в глубине двора. Придворный распахнул дверь, за­
жег светильник на пальмовом масле и лишь после этого позвал нас к себе. Мы переступили порог и словно попа­
ли в сказочную сокровищницу. На де­
ревянных полках выстроились не при крытые никакими предохрани­
тельными стеклянными колпаками бронзовые скульптуры. Любой музей, несомненно, многое бы дал, что­
бы стать обладателем этой коллек­
ции. -
Фотографировать не разре­
шается, трогать ничего нельзя,-
пре­
дупредил Нгале Агвара.- Что надо, я объясню ... Гуськом мы последовали за ним. -
Женская головка -
это изо­
бражение принцессы,- начал наш придворный гид экскурсию, переходя от полки к полке.- На голове типич­
ный африканский убор -
высокая конусом шапочка с кисточками по бо­
кам. Все это, разумеется, сделано из бронзы. Две большие головы -
мас­
ки царей. Одну венчает плоская пле­
теная шапочка, вокруг шеи корралло­
вые бусы -
двадцать рядов. На дру-
гой -
шапочка островерхая, шея, как шарфом, тоже обмотана бусами. Ря­
дом на бронзовом барельефе -
оба с двумя сановниками в длинных одея­
ниях, охраняемые стражей, -
нето­
ропливо рассказывал гид-придвор­
ныЙ.- В правой руке царь держит короткий церемониальный меч -
символ власти. На груди у него, как и у сановников, коралловые бусы­
знак благородного происхождения ... Бронзового флейтиста пока не бы­
ло, но во мне росла уверенностъ, что он где-то здесь и скоро я его увижу. Характерные особенности масок напоминали бронзу Ифе, впечатления от которой были еще свежи в памяти. Я сказал об этом Нгале Агвара. -
Иначе и быть не может. Бенин­
цев бронзовому делу научил мастер из Ифе. Даже имя его известно -
Игве­
Ига. Литейщика где-то в году 1280-м прислали сюда по просъбе обы Огу­
олы ... Профессия литейщика была в Аф­
рике достаточно распространенной. В древнем Бенине бронзовых дел ма­
стера попали в разряд привилегиро­
ванных. Они жили в отведенном для них городском квартале, неподалеку от дворца обы, и работали под при­
смотром одного из царских вельмож. Приемы изготовления бронзовых скульптур держались в секрете, и за их разглашение литейщики платили головой. --
А как· сейчас они работают, все так же замкнуто? -
Я вспомнил, как Акпан Иро прикрыл свою работу при моем приходе в мастерскую. -
Приемы литья ныне ни для кого не секрет. Сами в этом можете убе­
диться. В Бенине улица есть -
Игун, где издавна живут династии литей­
щиков. Сейчас процесс изготовления отливки широко известен и называ­
ется «метод потерянного воска» ... То, что я сумел понять из рассказа Нгале Агвара, в общих чертах вы­
глядит так. Сначала мастер лепит из глины модель. Несколько дней она сушится на солнце, пока не затвердеет. На эту заготовку наносится размягчен­
ный воск толщиной около сантимет­
ра, после чего следует самая ответст­
венная операция. Нагретым ножом литейщик выводит на воске необхо­
димые рисунки и линии. Восковое изображение обмазывают толстым слоем глины, оставляя несколько от­
верстий. Когда оболочка высохнет (а это снова несколько дней ожида­
ния), заготовку нагревают и вытап­
ливают воск. В образовавшуюся меж­
ду внутренним и внешним слоями глины полость заливают расплавлен­
ный металл. Через некоторое время обе «скорлупЫ» разбивают и при­
ступают к чистовой отделке маски. При таком способе создается лишь одна скульптура. Конечно, изготовить другое подобное изделие можно, но оно будет схоже с первым лишь в общих чертах, а не в деталях, поэто­
му каждая маска неповторима. Бенинцы оказались смышлеными учениками. Они быстро научились не только делать портреты, но и пошли 32 33 дальше своего учителя: взялись за изготовление барельефов со сложны ­
ми композициями. у человека всегда была естествен­
ная потребность обозначить каким-то образом свое пребывание на Земле, В Бенине до появления миссионеров не знали письменности. Все деяния правителей хранили в своей памяти специально выделенные на то люди. Но человеческая память, как извест­
но, ненадежна: можно что-то подза­
быть или напутать. Так бронза стала вечным материалом для фиксации тех или иных событий. Смерть царя, коронация его преемника, победа или поражение в военном сражении, сюжеты из жизни обы, вельмож, об­
ряды в память предков, танцы, при­
езд неведомых белых людей (длин­
нобородых европейских купцов)­
все это переносило с ь на металл. По бронзовым скульптурам, как по кни­
ге-летопи с и, можно про с ледить исто­
рию, многие стороны жизни. -
А вообще наша коллекция­
лишь жалкие остатки былого,­
вздохнул Нгале Агвара.- Бронзовых изделий, что имели цари Бенина, хватило бы, не на один большой му­
зей ... В конце XIX века Бенин начал ут­
рачивать свое мо г ущество. От импе­
рии одна за другой стали отделяться и ближние и дальние провинции. К внутренним бедам добавилась внеш­
няя угроза. Англичане, которые к тому времени захватили немало рай­
онов в южной части Нигерии, решили сломить последний очаг сопротивле­
ния -
Бенин. В феврале 1897 года ан г лийский экспедиционный отряд подверг осаде г ород. Его защитники упорно сопротивля л ись, но не с могли устоять перед европейским оружием. Англичане подожгли Бенин, ворва­
лись во дворец обы. В руки колониза­
торов попало более двух с половино й тысяч художественных ре л иквий, ко ­
торые были переправлены затем в Европу. Да еще каких! -
насупился Нгале Агвара.- Один бронзовый флейтист чего стоит. На аукционе в Лондоне е г о продавали з а 180 т ы с яч фунтов с терлингов ... До самых последних слов Нгаш, Агвара во мне т еплилась надежд а что еще шаг - другой и мы, наконе ц. подойдем к полке с «музыкантом». И вот ... Макети Зуру развел руками и вздохнул, сочувствуя мн е. Но все же я увидел бронзового флейтиста. Месяцев через пять Макети Зуру заехал ко мне домой. Напустив на себя таинственный вид, он пригласил «кое-что посмотретЬ» здесь, в Лагосе. Я согласился, и минут через де с ять мы вошли в... национальный музей. Это был тот и не тот музей, который я посетил вскоре после приезда в Ни ­
герию. То же серое двухэтажное зда­
ние в парке, те же застеклеЩlые вит­
рины. И одновременно -
все иное. В залах полно людей, в витринах -
терракотовые маски культуры Нок, бронза Ифе, Бенина ... 3 « Вокруг света » Ng 8 -
Собирали по крупицам.-
Ма­
кети Зуру не скрывал своего удовлет­
ворения.-
Кое-что раздобыли у себя. Часть экспонатов из своих фондов выделили музеи Джоса и Ифе. Обра­
тились и к западным музеям. По­
просили вернуть хотя бы часть бе­
нинских масок, что были вывезены из страны. Кстати, флейтист наш на­
шелся. -
Где? -
Я уже потерял всякую надежду его увидеть. -
В Париже, в Музее человека. Как он туда попал, не знаем. Макети Зуру протянул мне толстый каталог с закладкой, который все это время не выпускал из рук. Я раскрыл отмеченную страницу с фотографией. Безымянный ваятель создал насто­
ящий шедевр. Выполненный в рост, бронзовый флейтист в расшитой узо­
рами одежде, с двумя нитками корал­
ловых бус на шее держал у припух­
ших губ флейту. Выражение лица, вся его поза были настолько « живыми», что чудилось: еще мгновение, и по л ь­
ются звуки нежной мелодии. -
Западные музеи наотрез отка­
зались вернуть Нигерии наши ше­
девры,- продолжил он свой рас­
сказ.- Это вынудило нас пойти дру-
гим путем: купить часть древних ни­
герийских отливок на западных аук­
ционах. Словом, наши древние изде­
лия все же вернулись на родину ... К этому следует добавить неболь­
шое пояснение. Мир познакомился с древним ис­
кусством Нигерии вперевернутой последовательности: бронза Бени­
на -
бронза Ифе -
терракота Нок. Разбросанные по разным местам тво­
рения нигерийских мастеров не дава­
ли целостного представления о мно­
говековой истории страны. Теперь в национальном музее все стало на свои места: терракота Нок -
бронза Ифе -
бронза Бенина. .. Страницы ранней биографии Ни­
герии заполнены еще не все: не най­
дены промежуточные звенья между культурой Нок и бронзой Ифе (раз­
рыв по времени достигает тысячи лет). Но я уверен, что за этим дело не станет. В последние годы были обнаружены бронзовые предметы в Игбо-Укву, которые относят к IХ ве­
ку, терракотовые скульптуры Ово ХУ века. Нигерийская земля продол­
жает открывать свои тайны. Лагос-Москва ЕВГЕНИЯ ГАВРИЛЕНКОВА, заведующая Домом-музеем Н. М. Пржеваnьскоrо Фото А. ЗВЕРЕВА ДОМ В ЕЛИКОГО слЕдоIIытA В июне 1881 года Николай Ми­
хайлович Пржевальский при­
обрел в глухом, бездорожном углу Смоленской губернии имение Слобода и поселился в большом де­
ревянном доме, построенном при прежнем владельце, отставном пору­
чике Л. А. Глинке. Пржевальский родился и жил в южной части Смоленской губернии, в бывшем Ельнинском уезде. Но ря­
дом с его родовым имением пролега­
ла колея строящейся Риго-Орловской железной дороги. На много верст вокруг вырубили леса, распугав зве­
рей и птиц. Стало шумно и многолюд­
но. В Слободе его привлекала тишина и красота природы. «Лес стоит как сибирская тайга,- пишет путешест­
венник друзьям.- Местность вообще гористая, сильно напоминающая Урал ... Озеро Сопша в гористых бере-
гах словно Байкал в миниатюре ... » Пржевал ьский приглашает сюда друзей, спутн иков по экспеди ции и неизменно повторяет, что лучшего, чем Слобода, места не найти. Н о охоте, рыбалке и прогулка м Прже­
вальский отдает считанные дни; здесь он много и плодотворно работает. в саду в маленькой «хатке» -
бывшей садовой сто рожке -
он устроил ка­
бинет, перенес туда карты, записные книжки, дневники, здесь его никто не тревожил; он обрабатывал собранные в экспедициях материалы, составлял отчеты для академии. Тут написаны книги о третьем и четвертом путеше­
ствиях в Центральную Азию -
« Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки ... » и «От Кях­
ты на истоки · ЖелтоЙ реки ... ». В Сло­
боде разрабатывал Пржевальский маршруты четвертого и пятого путе­
шествий. Летом 1887 года Николай Михай­
лов ич переселяется в дом, который построили рядом со старым в соот­
ветствии со вкусами и планами ново­
го хозяина. Дом был невелик, уютен и выглядел нарядно. В августе 1888 года Пржевальский уехал из Слободы в пятое путешест­
вие по Центральной Азии. В самом начале экспедиции Николай Михай­
лович заразился брюшным тифом. Умер он 20 октября. После смерти путешественника дом и усадьба перешли во владение его братьев. Они берегли здесь все, как было при Николае Михайловиче. И казалось: усадьба будет долго хра­
нить дух великого путешественника. Но в августе 1941 года фашис т ы сожгли дом, вырубили сад и березо­
вую рощу ... В мае 1964 года село Слобода было переименовано в село Пржевальское, 34 в местном Доме культуры открылась первая музейная экспозиция. У да­
лось восстановить и дом путешест­
венника. Музей в нем открылся де­
сять лет назад. С большим трудом собирались экспонаты, подлинные вещи Пржевальского. Судьбы их под­
час неожиданны и загадочны ... НАДПИСЬ НА КОЛОННЕ Отправляясь из Слободы в путе­
шествие, которое стало для него последним, Пржевальский был за­
думчив и печален. В се складывал ось так, что душе его не было покоя. Тя­
жело болела его любимая няня Ма­
карьевна ... «Николай Михайлович грустил и, видимо, не торопился ехать,-
вспо­
минал путешественник Петр Кузьмич Козлов, бывший в те дни рядом со своим учителем и другом.- Встав ранее обыкновенного, он наскоро напился чаю и распорядился о завт­
раке. Вск оре приехали соседи попро­
щаться и проводить отьезжающего; собрались также все служащие, не Новые поступления Дома-музея Н. М. Пржевальского: две <щаЦbl» и СКРОМНblЙ меЛЬХИОРОВblЙ чайник. исключая и рабочих. Не сказав нико­
му ни слова, с опущенной головой, Николай Михайлович вышел через террасу в сад, побывал в любимой хатке, обошел все знакомые места, словно прощаясь с родной слобод­
ской природой: на глазах его были слезы ... » Завтрак перед отъездом прошел в самом грустном, подавленном на­
строении. Перецеловав всех домаш­
них, Николай Михайлович вышел на террасу и на одной из колонн крас­
ным карандашом написал «5 августа 1888 года. До свидания, Слобода! Н. ПржевальскиЙ ». Затем подозвал друзей, чтобы те по старшинству рас­
писались: «В. Роборовский, п. Коз­
лов, Телешов, Нефедов ». Когда в Слободу пришла весть о безвременной кончине Николая Ми­
хайловича, надпись на колонне стала восприниматься как его прощальный привет. Управляющий имением Е. С. Денисов бережно прикрыл эту надпись стеклом в рамке. Так и со­
хранялась она многие годы. Но судь­
ба этой реликвии могла быть столь же плачевна, как и судьба дома, сожжен­
ного фашистами, если бы не случай. ... Было это в 1916 году. Ученик Смоленской гимназии Виталий Нек­
расов, сын священника и з Слободы, увлеченно слушал на уроке учителя географии (к сожалению, его имя и фамилия не сохранились). Тот рас­
сказывал о далеких странах, об экспедициях, о славном земляке­
путешественнике Пржевальском. -
Знаю, знаю! -
не удержался мальчишка.- Его дом рядом с на­
шим в Слободе! Я там бьUl, и не раз! И он рассказал учителю, что в доме много чучел зверей и птиц, каких-то диковинных ружей, что на колонне есть надпись, сделанная самим Прже­
вальским. В доме давно уже никто не жил, владельцы уехали, управляю­
щего взяли на войну. Учитель попро­
с ил Виталия осторожно вырезать эту надпись и привезти в Смоленск. Виталий выпилил целый кусок доски с надписью и отдал учителю, который был взволнован и обрадован, получив эту реликвию. Учитель пере­
дал ее в Смоленский музей, откуда она через много лет вернулась в дом великого следопыта. Эту историю рассказал работникам музея сам Виталий Михайлович Нек­
расов, ныне персональный пенсионер. БИБЛИОТЕКА ПРЖЕВАЛЬСКОГО В Доме - музее историки и реставра­
торы воссоздали рабочий кабинет исследователя. Это небольшая ком­
ната с окнами в сад. Обстановка стро­
гая и простая: большой письменный стол у окна, на нем книги, бумаги с записями, лампа под абажуром, не­
с колько чучел птиц, на стене болы,uая карта маршрутно-глазомерной съем­
ки, на которой сохранил ись каран­
дашные пометки, сделанные Прже­
вальским. Главная драгоценность кабине­
та -
библиотека путешественника, около тысячи книг, многие -
с дар­
ственными надписями авторов, есть и с автографами самого Пржеваль­
ского, его пометками. Книги на рус­
ском, немецком, французском язы­
ках. Настольными книгами Николая Михайловича были «Путеш ествие в 1286 году по Татарии и другим стра­
нам Востока венецианского дворя­
нина Марко Поло », издания 1873 го­
да, и «Статисти ческое описание Ки­
тайской империи, сдела нное отцом Иакинфом, главой русской духовной миссии в Китае» 1842 года ... Собирать библиотеку Николай Михайлович начал, еще когда рабо­
тал в Варшаве, примерно с 1864 года, и ко времени переезда в Слободу имел уже более тысячи книг. Они были тщательно разобраны по темам и расставлены в шкафах в специаль­
ной комнате, которая называлась библиотечной. Ученый постоянно обращался к книгам, делал выписки, отмечал то, что его заинтересовало, уточнял на полях какой-то спорный факт ... По заданию Наркомпроса в 1920 году, в самый разгар кулацко­
эсеровских мятежей, охвативших северо-запад Смоленщины, Петр Кузьмич Козлов вывез библиотеку Пржевальского из усадьбы и передал Смоленскому университету. Во время Великой Отечественной войны, когда фашисты заняли Смо­
ленск, следы библиотеки затерялись ... Летом 1945 года военный комен­
дант польского города Кротошина полковник А. С. Павлов узнал, что в окрестных лесах, умело укрытое от глаз, находится имение, видимо, недавно оставленное владельцем. Выяснилось, что оно при надлежало немецкому генерал-лейтенанту баро­
ну Штернбергу. Советские солдаты, посланные Павловым, увидели, что весь первый этаж дома забит нерас­
пакованными ящиками. Вскрыв по приказу коменданта ящики, они обна­
ружили старинные вышивки, распис­
ные балалайки с шифром Смолен­
ского музея. Это бhlЛа редчайшая­
коллекция М. К. Тенишевой, извест­
ной меценатки и собирательницы предметов русского народного при­
кладного искусства. Там же лежали книm со штемпелем Смоленского краеведческого музея. Были' и книги из библиотеки Н. М. Пржевальского. «Охотничий дом>} гитлеровского генерала был немедленно взят под охрану. А вскоре Павлов отправил спасенные музейные реликвии в адрес Смоленского обкома партии. Позже книm Пржевальского воз­
вратились в его воссозданный дом. МЕЛЬХИОРОВЫЙ ЧАЙНИК Почти сто лет прошло с той поры, как Н. М. Пржевальского не стало. Искать подлинные вещи, имеющие отношение к путешественнику, с каждым годом все труднее: многое погибло в огне войны, многое просто утрачено с ходом времени. Все, что лежало на поверхности, уже найде­
но ... И все-таки по крупинкам, по строчкам что-то прибьmает, фонды музея растут. Вот маленький мельхиоровый чай­
ник для заварки чая, с завитушками на крутых боках. За ним встает такая история ... Живя в Слободе, Пржевальский часто бывал в Смоленске у друзей и по делам, посещал Смоленский поч­
тамт: путешественник отправлял и получал немало корреспонденций. Там он обратил внимание на моло­
дого телеграфиста Васю Малахова. Познакомившись с ним, узнав о его жизненных затруднениях, Пржеваль­
ский отметил, что Малахов честен, умен и добр душою, и решил принять участие в его судьбе. Николай Ми­
хайлович порекомендовал Малахова домашним учителем в семью Нуром­
ских-Богдановых, в которой он часто бывал, с которой дружил. Всего в семье было шесть дочерей, и млад­
шим давно искали учителя. Так благодаря Пржевальскому Василий Малахов попал в Синюти­
но -
имение Нуромских. Учителем он оказался хорошим, был скромен, серьезен и мил. Через два года Ольга Нуромская, старшая из учениц, и молодой учитель попросили роди­
тельского благословения ... Николай Михайлович подарил им к свадьбе самовар на подносе в окру­
жении дюжины чашек и мельхиоро-
вый чайник для заварки. Увы, поте­
рялись и самовар, и чашки, а чайник ... Василий Малахов при всех жиз­
ненных перипетиях старался сберечь подарок Пржевальского. И сберег. Много лет после смерти отца сохра­
няла эту реликвию и Мария Василь­
евна Малахова, которую нам удалось разыскать в Москве. Маленький мельхиоровый чайник не открыл каких-то тайн из жизни великого путешественника, но сколь много он рассказал о его отношении к людям! ФОТОГРАФИИ В АЛЬБОМЕ Из фотографий, которые храни­
лись у Пржевальского, интересен портрет Таси НуромскоЙ. Чернобро­
вая, статная, с четкими крупными чертами лица, с густыми волосами, уложенными в строгую прическу. Тася училась в Смоленске, где и по­
знакомилась с Пржевальским. Он был старше, но они подружились. Николай Михайлович увлекся девуш­
кой, стал посещать имение ее роди­
телей. По семейному преданию, в последнюю BCTpe'lY с Николаем Ми­
хайловичем, перед его отъездом в экспедицию, Тася отрезала свою косу и подарила ему на прощанье. Она объявила сестрам, что коса ее будет путешествовать с Николаем Михайловичем до их свадьбы... Но свадьба не состоялась. Пока Прже­
вальский был в экспедиции, Тася умерла. Умерла неожиданно, от сол­
нечного удара во время купания ... Загадкой остается другая фотогра­
фия в альбоме Н. М. Пржевальско­
го -
молодая, нарядно одетая, пыш­
новолосая женщина с цветами. И стихотворные строчки на обороте фотографии: Взгляни на мой портрет -_. ведь нравлюсь я тебе? Ах, не ходи в Тибет! В тиши живи себе с подругой молодой! Богатство и любовь я принесу с собой! Ответ Пржевальского на это или подобное щ>едложение мы находим в дневниках путешественника. «Не изменю до гроба тому идеалу, которому посвящена вся моя жизнь. Написав что нужно, снова махну в пустыню, где при абсолютной свобо­
де и у дела по душе, конечно, буду сто крат счастливее, нежели в раз­
золоченных салонах, которые можно приобрести женитьбою>}. И все же интересно, кто была эта «ОНз», дерзнувшая взять такой тон? Или это просто дружеская шутка? ДВЕ ЦАЦЫ Редкий экспонат подарил музею Николай Владимирович Пржеваль­
ский -
внучатый племянник путе­
шественника. Это две <<цацы»­
овальные медальоны из обожженной глины, диаметром в семь сантимет-
ров с рельефным изображением на лицевой стороне. В древности цаца считалась предметом священным. Оценить этот подарок по достоин­
ству можно, лишь узнав его исто­
рию ... Европейские путешественники много раз слышали, что где-то в Мон­
голии, в ее самой пустынной части, существует древний город, занесен­
ный песками. Одни считали его пло­
дом фантазии, другие пытались ис­
кать. Слышал рассказы о «мертвом городе,> и Пржевальский, но зани­
маться его поисками не имел воз­
можности. На поиски отправился его ученик и последователь Петр Кузьмич. Коз­
лов. Начиная с 1900 года, он настой­
чиво изучал бескрайние степи Мон­
голии, пересекал в разных направле­
ниях ее пустыни. Настойчивость ученого привела к успеху. 19 марта 1908 года экспедиция Козлова по­
дошла к полузанесенным песком вы­
соким глинобитным стенам. Это и был «мертвый город» ХарасХото. Одни дома БЫ.IIИ совершенно разру­
шены, другие сохранили очертания. Виднелись следы оросительных кана­
лов, улиц, стояли полуразвалившиеся субурганы .-
ритуальные сооруже­
ния над могилами. В ХII-ХIII веках, как удалось установить, Хара-Хото был одним из крупнейших культурных центров Тангутского государства народов Си-Ся. В 1226 году город разрушила орда Чингисхана, а вскоре под уда­
рами завоевателей исчезло и все госу­
дарство Си-Ся. Взволнованный, стоял Петр Кузь­
мич перед стенами Хара-Хото. И вот он берется за лопату... Первые же­
раскопки превзошли всякие ожида­
ния. В сухом горячем песке сохра­
нились остатки посуды, оружие, тка­
ни. В одном из субурганов обнаружи­
ли книги, рукописи на неизвестном языке, предметы культа, много плос­
ких цац. Открытие Хара-Хото стало миро­
вой сенсацией. В 1923--1926 годах Козлов продолжает раскопки города. II составе этой экспедиции и Николай Пржевальский, внук брата Н. М. Пржевальского. Более пятидесяти лет хранил Ни­
колай Владимирович как память о той экспедиции две цацы, которые подобрал у субургана. В раскопках он больше не участвовал и путешест­
венником не стал. Но даль всегда звала его, видио, это бьuIO У него в крови. Николай Владимирович Прже­
вальс кий стал крупным специалистом по строительству автомобильных до­
рог. Он вел дорогу в районе Байкала, много работал на Севере, строил транскубинскую автомагистраль. В экспозиции Дома-музея Н. М. Пржевальского еще немало «белых пятен>). Но поиски реликвий продол­
жаются ... с. Пржевальское Смоленская обл. 36 37 АНТЕКУМЕ-
ДРУГ ИНДЕЙЦЕВ О том, ЧТО король прибыл в Па­
риж, сообщили многие газе­
ты и иллюстрированные жур-
налы. Особой экзотики в этом нет: на свете еще хватает коронованных особ, и все они рано или поздно на­
вещают Париж -
себя показать, других посмотреть, жену (а то и це­
лый гарем) приодеть. Этого короля не встречали офи­
циальные лица. Во-первых, визит но­
сил сугубо частный характер. А во ­
вторых, Андре Коньят, собственно говоря, вовсе не король: еще какие­
то двадцать пять лет назад он рабо­
тал фрезеровщиком на одном из ли ­
онских предприятий. Более того, он себя королем не считает и не име­
нует, предпочитая свое реальное зва­
ние -
старейшина (или вождь) де­
ревни Антекуме Пата у истоков реки Марони во Французской Гвиане, где живут индейцы племени ваЙяна. у лесных индейцев нет и быть не может никаких абсолютных наслед­
ственных владык, все взрослые члены племени равны. Конечно, к советам умудренных опытом пожилых людей прислушиваются СО вниманием, но этим и ограничивается власть вождя. Французским же колониальным влас­
тям привычнее и удобнее общаться с кем-то конкретным -
в данном случае со старейшиной деревни, но для других индейцев этот человек -
такой же, как и другие. Максимум доверия, который вайяна могут ока­
зать чужаку, это признать его пол­
ноправным членом племени. Правда, для этого нужно, чтобы пришельца кто-то усыновил. Андре Коньята усыновил влия­
тельный человек -
старейшина Ма­
лавате. Было это в 1961 году ... Тогда Андре было двадцать два го­
да, и после работы он ходил зани­
маться на вечерние курсы фельдше­
ров. (Педагогическое училище без отрыва от производства он к этому времени уже окончил.) Выходные дни проводил в библиотеке, прилеж­
но изучая историю и географию Французской Гвианы и этнографию ее коренного населения. Коньят ув­
лекся индейцами, как и все, еще в юном возрасте. У большинства это проходит. У некоторых остается. Коньят не любил городскую жизнь, не выносил суеты и спешки, да и род его деятельности вряд ли позволил бы ему подняться по социальной лестнице. Но, погружаясь в притя­
гательный для него мир на страни­
цах книг, он находил для себя покой и отдохновение. Можно было бы так и остаться мечтат е лем, живущим лишь в грезах, и, выйдя на пенсию, читать любимые книги. Но Андре Коньят был натурой предприимчи­
вой, рассудительной и деятельной. Он счита л, что если хочешь поселить­
ся в первобытном лесу среди индей-
цев, то должен стать им полезным. И потому учился прилежно и настойчи­
во. Франк за франком откладывал на дорогу и снаряжение. Тогда он не знал еще точно, где поселится, но на карте прочертил маршрут: от истоков Марони до Ама­
зонки через реки Оваки, Ойяпок, Же­
ри и Паро. И в одно прекрасное утро ... ... Утро было отнюдь не прекрас­
ным, и вообще оно могло стать по­
следним в жизни Андре Коньята. Во­
ды Итани, притока Марони, были спокойны, когда внезапная мощная волна перевернула пирогу. Ни с того, ни с сего река превратилась в свире­
по рвущийся поток, поглотивший пи­
рогу И все снаряжение. Андре уда­
лось уцепиться за скалу. Река успо­
коилась, и путешественник остался сидеть на скале в плавках. И это бы­
ло все, что уцелело из его имущест­
ва. Плавать он не умел. Тщательно продуманное путешествие грозило окончиться, едва начавшись ... Сверкнув на солнце, вырвалась из­
за поворота длинная пирога. В ней сидело трое индейцев. Пирога напра­
вилась к скале, длинные стрелы легли на тетивы луков. Андре поднял руки и, помахав ими в воздухе, скрестил над головой: безоружен и безобиден. На пироге его привезли в деревню Нанук. Целую ночь хохотала вся де­
ревня, слушая рассказ о ( <Палас с ис­
си » -
белом, как он дрожал, вце­
пившись в скалу. Рассказ этот вошел навечно в ле ­
генды вайяна, и Андре Коньят толь­
ко впо с ледствии с мог оценить его юмор, ибо за двадца ть л ет слышал е г о десятки раз. Тогда же он, не понимая ни с лова, с о образил, что речь идет о нем, чт о люди настроены добродУШНО и вооб­
ще, кажется, индейцы-вайяна народ смешливый. Он не ошибся. Индейцы г отовы смеяться по любому поводУ и над всем. За исключением разве ягуара. С энтузиазмом, но не без труда у чился Андре быть индейцем. Он привык есть мясо обезьян и туканов, слегка обжаренное на костре. Пере­
силил себя и выпил напиток из пе­
режеванных клубней маниоки. На­
учился бесшумно ходить по лесу и длинной с трелой бить птиц, а в ре ­
ке -
рыбу. Одевался в « калимб м -
к у сок красной ткани, укрепле нн' ii на бедрах. Освоил язык. Долг ие ч а.;ы проводил в бе с едах с колдуном и з на­
харем Молоке. И о днажды Малавате, с тар е йши­
н а д еревни Нанук, пр е дложи л ему: -
Стань моим приемным с ын о м. Ты пройдешь « мараке » и п о лу ч и шь им я Антекуме. Мара ке -
танцы, дл ящи ес я три д ня и три ночи без пе реры ва. Н а по­
с вящаемого напускают диких пч е л и черных муравьев, укус к о т о рых п о ­
добен раскаленным уго л ьям. Е с ли т ы мужчина, ты вынесешь мара к е с улыбкой. Так вместо француза Андр е К о нь я­
та появил с я на с вет ин д еец-в ай я на Антекуме. В 1972 ГОдУ индеец Анте ку ме ж е ­
нился на Ал ас авани, сам ой кр ас ив ой девушке деревни Нанук. Они отде­
лились от родителей и ос нова л и соб­
ственную деревню Антек у ме Па т а -
к югу от Нанука на о с тр о вке ре ки Итани. К ним при со едини л ось е ще несколько молодых сем е й. Ан т е ку м е стал вождем Антекуме, с тарейшин ой. Теперь в с воей д еревн е Анте ку м е Андре мог начать то, ради че г о и пе ­
ребрался в лес к индейц а м. Деревня должна бы л а с т а ть куль­
турным центром племени. Он отк р о ­
ет школу, где дети вайяна науча тся французскому я з ык у и п о луч а т н а ­
чатки нужны х знаний. Н о при это м они сохранят т о лучшее, ч то есть в исконной жизни племени. Они не бу ­
дУт оторваны от родит е ле й, о т о хо ты с отцами, от расска з ов с тарик о в. И в школе будет учить их не н е п о ня т ­
ный, а потому с трашный чужак, а свой, вайяна, Антекуме. А кр о м е школы, зде с ь будет амбу л ат о рия, где люди получат необхо д им у ю по­
мощь -
не все же умеет лечить к ол ­
дУН Молоке. Только с делать э то надо очень деликатно, чтобы не ра сс ер­
дить старика. Иначе превратишь е го во врага, и тогда -
пиши пропа л о. Не зря Андре провел со з н ах а ре м долгие часы: Молоке вс е пон ял. illкола и амбулатория зараб о тали. Антекуме с тал настоящим индей ­
цем, свои м человеком в лесн о м мире вайя н а, знающ и м их обычаи, ле ге н­
ды, предания. Одно и з н и х р а с с казы­
вало о таинственном племени орья­
куле т -
длинноух и х. Причем ни­
кто не мо г с увер е нно ст ью с казать: суще с твует ли эт о племя, слыв у щее среди вайяна диким. Тем не менее все вайяна отчаянно боя л ись диких длинноухих. Несколько стариков ут­
верждали, что встречались с ними да в но, в о время далеких охотничьих походо в. К оньят-Антекуме с тремя молоды­
м и па рнями отправился н а поиски. Ч е р ез мн ого дней пути по реке его о пы тный охотни чи й в згляд заметил л и а н у, протянутую как поручень в доль берега. Потом он заметил вб и ­
т ы й в з ем лю дл и н н ый шест. На дере­
ве в и днел и сь след ы у даров -
словно по ст в олу б и ли камнем. И в от о н и ВЫ ШЛИ к стойбищу орья-
кулет, низ к оросл ы х людей с серова­
той кожей. Цвет кож и с в идетельст ­
в овал о том, что люд и эти ни к огда не выходят из ве ч ного сумр а ка тро ­
пи ч еского леса. ПЛ е м я, ка к в ы ясни­
лось, находилось по раз витию е ще на уровне камен н ого века. Наст р оены они были в пол н е мирно, и т а к и е про ­
стые вещ и, как вайянс ки й га м а к, сплетенный из древесного в олокна, казались им чудо м. За га ма к А ндре ­
Антекуме выменял ка м ен н ый то п о р. Точно такой же он ви дел в П ар и же в музее. И это не единс тв ен н ая т ай на Ама­
зони и, кото р ой вл а деет теп ерь б ы в ­
ший лионский ф резеров щик. В ладе ­
ет, но ни с к е м, к р о м е с в оих ед и но­
плем ен н и ков в айя н а, н е дел и тс я. П о ­
тому что ц ель его ж и зн и -
з а щита А м а зо нии и ее о би тателе й 01' ч у ж а­
к ов. От коло ни ал ь но й админи с тра ­
ц ии, от ал к огол я, о т т у ри с т о в. В ед ь в д е ре в н я х вай я на лодоч ныl й 38 39 --_ .. -
мотор давно вытеснил весло, а лук со стрелами лишь потому еще успешно конкурирует с ружьем, что действует бесшумно и не распугивает дичь. Кроме того, патроны стоят денег, а денег у индейцев мало, и тратить они их, увы, предпочитают на скверный ром, завозимый торговцами. В райо­
не Антекуме Пата TOPГOBЦbI не смеют появляться. Коньят добился у пре ­
фектуры запрета на торговлю алко­
голем. Префект долго не мог пове­
рить в белого человека, живущего как ваЙяна. Потом долго не мог с этим примириться. И лишь когда по­
сетивший Антекуме Пата инспектор по здравоохранению убедился, что амбулатория, основанная там Конья­
том, работает безукоризненно, что у фельдшера есть диплом и, следова­
тельно, можно поставить большую галочку в отчетах, префект признал законность существования Андре Коньята. Тогда же и появились первые со­
общения о нем во французской пе­
чати и первое наименование « король ваЙяна ». Визиты репортеров в резуль­
тате сыграли положительную роль, расположив к Антекуме Пата общест­
венное мнение. Префектура выделила пять тысяч франков е жегодно на по­
купку м е дик а мент о в и оборудования, и Коньят смирил с я С раздражавшим его вначале титул о м. Спустя двадцать пять лет Коньят решил посетить родные места. Доч­
ке, трехлетней Кулику, нужна была операция, которую могли сделать только в Париже. Прилетели во Францию вчетвером: Антекуме­
Коньят, его жена Аласавани, семи­
летний сын Ланаки и девочка. Все, кроме отца, впервые вышли из леса ... Подниматься на Эйфелеву башню выше третьего этажа Аласавани от­
казалась: испугалась, что странное сооружение сейчас сломается. Ей ._------------._-
трудно было спать в комнате на кро­
вати. Она предложила: «Пойдем в парк, повесим там гамак». Коньят с трудом ее отговорил. По правде ска­
зать, ему тоже было тяжеловато. Д а и шум мешал, вкус воды раздражал и многое другое. Дети выносили город куда легче. Ланаки все повторял: « Не забыть бы ребятам рассказаты> Чере з четыре недели они верну­
лись на берега родной реки. С подар­
ками для односельчан, с ящиками медикаментов. Аласавани -
несколько напуган­
ная. Сын -
полный впечатлений, в которых виденное смешалось с в ы­
думками, а сам Андре Конь я т-Анте ­
куме с твердой уверенностью, что простой и мудрый мир лесных индей­
цев-вайяна надо защищать. И с четким намерением делать это, пока хватит сил. л. МАРТЫНОВ рА3ыIкивАЕтсяя СУМЧАТЫЙ ВОЛК « ... Песочно-желтого цвета. Рост около шестидесяти сантиметров. Длина метра полтора. Самый круп­
ный сумчатый хищник на планете. В разных языках известен как тила­
цин, зебровый волк, сумчатый тигр, тасманийский тигр. Может nрикиды­
ваться высшим млекопитающим -
бегает на кончиках лап, как собака. Его nринадлежность к сумчатым вы­
дают: кожная складка -
сумка на брюхе, форма морды и ушей, тол­
стый у основания хвост и сильно изогнутЫi! задние лапы, благодаря которым тилацин умеет nрыгать как кенгуру. Вооружен неnомеР1l0 боль­
шой nастью. Зубов -
на четыре боль­
ше, чем у волка. Крайне опасен: способен nереку­
сывать кости добычи. За жертвой не бежит, nреследует шагом, но неот­
рывно, доводя ее до изнеможения. При этом так увлечен погоней, что неоnасе1l постороннему зрителю. Впрочем, от человека бежит всегда, хотя не боится нападать даже на лошадь. Особые приметы: nятнадца'гь-два­
дцать темных полос на спине, зад1lих лапах и у основания длинного жест­
кого хвоста. Нашедшего ожидает награда в сто тысяч долларов». Этого объявления никогда 1Iе су­
ществовало, 0110 выдума1l0. Но все nриведенные сведения о неуловимом звере хранятся в памяти тасманий­
ских и nриезжих звероловов, биоло­
гов, любителей природы -
словом, всех тех, кто интересуется судьбой сумчатого волка. И последняя фраза насчет ста тысяч вовсе не вымысел: эту награду посулил американский издатель Тед Тернер. ДействитеЛЬ1l0, на Тасма1lии сей­
час разворачивается захватывающий детектив. Операцией по отлову зве­
ря, в подготовку которой вложено четверть миллиона долларов, руково ­
дит Питер Райт, глава туристской фирмы, Э1lергичный .заЩIlТ1Iик nри­
роды. К nремии Теда Терпера обе­
щано добавить еще двести тысяч от анонимного журнала: .за право пер­
вой публикации снимков тилацина. Для ТОГО чтобы понять смысл этой охоты, надо IIСПОМНИТЬ по порядку, как, когда и почему «ушел в подпо­
лье» сумчатый во.лк. Ископаемые останки свидетельст­
вуют, что тилацин некогда был вла­
дыкой лесов и равнин Австралии и Новой Зеландии. Однако двенадцать тысяч лет назад у него появился сильный конкурент -
дикая собака динго, при шедшая, очевидно, с пер­
выми людьми, перебравшимися сю ­
да. Менее проворные и сильные, с ум ­
чатые волки почти десять тысяч лет сражались за право на существова­
ние, но выжили только на острове Тасмания, куда соперники не добра­
лись. Хотя тамошние аборигены употребляли в пищу отчасти то же, что и тилацины,- опоссумов, валла­
би,-
а мясо самого сумчатого волка считали деликатесом, тем не менее человек и зверь сосуществовали в общем-то мирно. И постигла их об-
щая трагическая судьба. Коренных тасманийцев свели в могилу завезен­
ные европейцами болезни и кровавые конфликты с пришельцами: послед­
ний абориген умер в 70-х годах прош­
лого века. А тилацины, как менее до­
верчивые, продержались дольше и даже попали в герб Тасмании. Первые постоянные поселенцы, английские каторжники, увидели сумчатого волка лишь в 1805 году. Сиднейская газета сообщила: «Некое невиданное животное было загнано собаками 30 марта на холме воме поселка Йоркстон». Это была, похо­
же, первая и последняя победа собак над сумчатым волком. Впоследствии тилацин прославился на Тасмании тем, что ни разу не спасовал ни перед одиночным псом, ни даже перед це­
лой сворой. За первые двадцать лет поселенцы видели сумчатого волка лишь ч е­
т ы р е раза. Зверь оказался скры­
тным, обегал людей десятой дорогой ... В ХХ веке место отлова тилацина было выбрано с умом. В центре ост­
рова есть долина среди гор -
с озе­
рами Аделаида и Луиза, куда .зимой прячутся травоядные с окружающих плоскогорий. Хищники -
конечно, если они существуют -
просто обя­
заны спускаться в долину за дичью. в 1808 году натуралист Харрисон подробно описал внешний вид и ана­
томию «невиданного животного». Увы, никто не взялся наблюдать за поведением тилацина на воле, никто не зафиксировал места обитания, по­
вадки. Харрисон пророчески начер­
тал: «Когда сравнительно небольшой остров будет плотно заселен и доро­
ги пересекут его леса и долы от бере­
га до берега, оригинальному зверю придет конеЦ». Поначалу европейцы ополчились на тасманийского дьявола (не путать 40 с тасманийским тигром!}. Этот сум­
чатый хищник был поменьше разме­
рами, чем тилацин, и слыл отважным курокрадом. Но когда на острове по­
явились овцы, врагом номер один для скотоводов стал сумчатый волк. Б 80-х и 90-х годах прошлого века охотники перебили пять тысяч тила­
цинов -
ради премии, введенной еще в 30-е годы, а еще четыре тыся­
чи -
ради меха, ставшего моДИым в метрополии. На бедУ, разгул охоты совпал с какой-то серьезной эпиде­
мией среди сумчатых. Б 1909 годУ подстрелили всего лишь двух тила­
цинов. Б 1910-м -
одного ... Б зоопарке животные приживались плохо: от мяса отказывались, пита­
лись только живой дичью, болели. Экспедиции, специально посланные за тилацином, возвращались без ре­
зультатов. Наконец в городе Хобарт умер последний живший на Тасмании в не воле сумчатый волк. Это случи­
ЛОСЬ в 1936 годУ. Так что феномену тилацина идет пятьдесят первый год: уже полвека нет научного доказа­
тельства его существования, а нату­
ралисты все еще продолжают писать о сумчатом волке в настоящем вре­
мени! Бымер ли этот вид, или какие-то особи еще таятся в глухомани­
где-нибудь меЖдУ бухтой Макуори и озером Сент-Клэр? Может, они днюют под корнями эвкалиптов, в дУплах деревьев, в горных пеще­
рах, а ночами выходят охотиться? За полвека триста человек видели или как будто видели сумчатого вол-
По всем свидетельствам, сумчатые вол­
ки ни приручению, ни дрессировке не поддавались. Однако на редком снимке 20-х годов тилацин кажется достаточно дружелюБНblМ. ка. Однако никому не удалось ни сфотографировать, ни поймать зве­
ря, ни хотя бы стопроцентно иденти­
фицировать его следы. А ведь за де­
ло брались серьезные биологи и опыт­
ные охотники. Такое впечатление, словно на глаза людям попадаются лишь бесплотные тени сгинувших хищников. К примеру, в 1977 годУ тилацина наблюдали на проселочной дороге двое полицейских. Б 1979 годУ ле с ­
ник, заночевавший в машине посреди леса, выхватил фонариком бледно­
желтые гла з а: о н! Хищник обмер в луче света -
лесник успел даже пе­
ресчитать полосы на шкуре: двена­
дцать. Но тут зверь оскалился и ки­
нулся наутек. Ливень смыл все сле­
ды. А два года назад тилацина видели сразу шесть человек... правда, они возвращались с веселой свадьбы ... Самый эффектный рассказ относит ­
ся к 1949 годУ: крестьянин срубил дерево, а из дУпла с иганул насмерть перепуганный -
опять же он! Рай о н о зе р Аде л аида и Луи з а nрочесьюают с в е ртолетов. Д в а де­
сятка с nечиалистов ра з ных nрофес­
сий ра с ставили на поб е режьях о з ер сборные домики. В каждом -
ком­
пьютер. Аппаратуры в дело брошено столько, чт о б е з умных машин -
ни­
как. Все тропки, в е дущие к водопоям, все возможны е пути neремещения животных -
п о д наблюдением. Сту­
пит зв ер ь на з амаскированную пло­
щадк у -
клач, го тов п о ртрет. Про­
бежит между инфракра с ными дат­
чиками -
к лач, клач. И уж н икт о не скроется о т те ле камер с дистанчион ­
ным управ л ением и со норов, л о вя ­
щих малейший зву к ... Австралийский эколог Стивен Смит преисполнен скепсиса: -
За полвека,-
утверждает он,­
от сумчатого волка -
а это хищник, заметьте! -
не пострадала ни одна овца. Какие еще нужны доказательст­
ва его отсутствия? Да пусть его уви­
дит хоть сам мистер Никогда-Не­
Бру -
я все равно не поверю. Бедь и «летающие тарелки», и лох-несское чудовище люди видят с удручающей регулярностью. Сумчатый волк того же поля ягода, что и снежный чело­
век: их без конца ищут и без конца не находят. Оптимисты ядовито отвечают на это: -
Обломков «летающих тарелок», чучел снежного человека или костей лох-несского чудовища в музеях мира действительно нет. А вот чучело сум­
чатого волка -
есть! Большая раз­
ница ... Шесть лет назад Стивен Смит и сам был оголтелым « тилациноманоМ» и даже руководил поиском зверя. Теперь же Смит переметнулся в дру­
гой стан и называет своего бывшего партнера зоолога Эрика Гилера ту­
пым маньяком. А Гилеру оптимизма не зани­
мать. Он отзывается на каждый сиг­
нал о тилацине, мчится на место «по­
явления» сумчатого волка, ищет дока­
зательства, при необходимости посы­
пает некоторые участки мелким пес­
ком, чтобы иметь отчетливые следы. По утрам зоолог проверяет, нет ли вожделенных отпечатков. Увы ... Однако Эрик Гилер не унывает: -
Зверь скрытен, малочислен, его охотничья территория должна быть очень обширной. Случай может быть полезней коротких облав -
не иск­
лючено, что счастье улыбнется везу­
чему туристу с фотоаппаратом и он окажется удачливее тысячи иссле­
дователей ... Несмотря на изощренную методи­
ку, ученые пока еще вкушают одну лишь г оречь поражения. Полосатое тело так и не мелькнуло перед камерами. Характерный лай с хрипот чой не коснулся электронных ушей. И все-таки техника опробова ­
на. Пит е р Райт отступать не наме­
рен: верит, что рано или поздно «ком­
пьютер возьмет след лучше любой собаки ». Сколько же суеты, сколько сил на исправление былого легкомыслия! Как изобретательны люди задним числом! Но впору спросить: зачем же нам нужен тасманийский волк? За­
тем, что он приманит туристов? За­
тем, что на нем можно въехать в нау­
ку? Что скрывать, на каждый из этих вопросов множество людей дадУТ по­
ложительные ответы. Но главный ответ заключается в емком понятии, которое объединяет все больше людей -
и неважно, чем конкретно они озабочены: поисками тилацина или судьбой зайки серень­
кого в наших лесах. Имя этому поня­
тию -
экологическая совесть чело­
вечества. в. 3АДОРОЖНЫА н r о р ь М О Ж Е Й К О, доктор исторических наук МИГИСТОРИИ СМЕРТЬ ИМПЕРАТОРА еяния этого человека были Д столь невероятны, что ~орой трудно поверить китаиским летописцам, при всем ува­
жении к их объективности и глубоким познаниям. Император Цинь Ши-Хуанди ро­
дился в 259 году до нашей эры. В три­
надцать лет он занял престол в одном из царств, на которые был поделен Китай. Много лет он расширял свои владения, воевал, интриговал, преж­
де чем ему удалось впервые в истории объединить под своей властью всю страну. По сле этого первый импера­
тор Китая занялся устройством дел в стране -
разделил ее на провинции, ввел свод законов, систему мер и ве­
сов. А лишнее оружие, накопившееся в долгих войнах, приказал перепла­
вить на колокола. Окончание. Начало см. в NQ 7, 1987 г. Во всей Вселенной не осталось че­
ловека, способного сравниться вели­
чием с Цинь Ши-Хуанди. Правда, к западу лежали другие земли, извест ­
ные нам как Индия, Греция, Рим, но вряд ли император многое знал о них, а и знал бы, не поинтересовался. К моменту создания империи ему было сорок лет -
немалый возраст для тех древних времен. Настало время заняться поисками бессмертия -
беспокоили старые раны, сказывался возраст, а царство­
вать предстояло еще тысячу лет. Ра­
зумеется, при дворе появились люди, готовые помочь императору. Некий Сюй Ши сообщил, что посреди моря есть три острова, населенные вечно молодыми небожителями. Одного из них он даже встречал, но расстаться с секретом молодости тот был согла­
сен лишь в обмен на три тысячи са­
мых красивых юношей и девушек империи. Девушки и юноши тут же были отобраны и посажены на кораб­
ли. Флотилия отплыла в неизвестном направлении. Никто из посланных не вернулся. Возможно, небожители слукавили. Есть, правда, версия, что корабли достигли берегов Японии и их пассажиры поселились там. За делами личными Цинь Ши-Ху­
анди не забывал и о государственных. Именно ему принадлежит заслуга строительства Великой Китайской стены -
преграды от набегов коче­
вых племен длиной в несколько тысяч километров. Возводили ее миллионы крестьян, пленных и ссыльных, и число погибших на строительстве превышает всякое воображение. Нельзя сказать, что не существо­
вала оппозиция императору. Ему все время приходилось подавлять восста­
ния, бунты, расправляться с загово­
рами. Основной идеологической си­
лой в империи были конфуцианцы, претендовавшие не только на моно­
полию в области духовной, но и при­
выкшие к тому, что все предыдущие правители Китая признавали их ав­
тор итет. Судя по версии, исходящей 42 Одна из ве л ичайших находок наш его века: гл иняно е войско ЦИНЬ Ши-Хуанди, где каждый солдат -
точная копия ре­
ального человека. Над войском постро ­
ен теперь для защ иты от непогоды ог­
ромный свод. 43 из окруже ния императора, конфуци­
анцы посмели навязывать императору свое духовное руководство. Посов е­
товавшись с верными льстецами и придворными лакеями, император пришел к решению сжечь все книги и рукописи, кроме собственных указов и соч инений, дабы в будущем насе­
лению империи неоткуда было чер­
пать духовную заразу. А так как большинство ученых и писателей казнили, появилась надежная гаран ­
тия, что и новые книги не появятся. Дальнейшая деятельность импера­
тора в значительной степени была посвящена заботам о бессмертии. Ф ормал ьн о Ши -Хуанди вел себя как положено властителю -
уже не­
сколько лет сотни тысяч рабочих со­
оружали будущую усыпальницу. Н о мысль о собственной смерти была для него столь неприемлема, что строительство усыпальницы было не более как «страховка» -
С каждым годом имп ератор все более убеждал­
ся, что такой великий человек, как он, не умрет никогда. Мудрецы трудились над эли к сиром бессмертия, были разо с ланы экспедиции к границам и мперии для поиска осведомленных по части бессмертия мудрецов. Но плодов все это не давало. Император все чаще гневался, казни шири­
лись. Нашелся смеЛblЙ человек, который попросил имп ератора прекратить казни,- это был старший сын и нас­
ледн ик престола Ф у Су. Исход се ­
мейного спора таков: на следующий де н ь наследник бblЛ отослан на край-
ний север наблюдать за строитель­
ством дальнего участка Великой стены. Император спешил. Его все больше мучили болезни. Самое злое сердце на земле билось с перебоями ... и тогда он сам написал письмо стар шему сыну, опальному Фу Су, и призвал главного евнуха Чжао Гао с приказом немедленно скрепить письмо госу­
дарственной печатью и послать с гон­
цом на север. Евнух, пройдя к себе, прочел пис ь мо. Оно было коротким: «Встре чай траурную колесницу в Сяньяне и похорони меня». Евнух спр ята л письмо в шкатулку с двой­
ным д ном И доложил умирающему императору, что го нец отправлен. А за кулисами шли бесконеЧНblе совещания, в которых, помимо евнуха Чжао Гао и первого советника, при­
нял участие младший сын императо­
ра, распутный и слабодушный Ху Хай. Решено было смерть императо-
ра скрыть до возвращения в столицу и ни в коем случае не предупреждать Фу Су. Ход, на который решились заго­
ворщики, был, на наш взгляд, нелеп и наивен, но для тех времен эффек­
тивен и надежен. Они написали фаль­
шивое письмо и скрепили его под­
писью уже умершего императора. В нем Цинь Ши-Хуанди якобы отдавал престол верному Ху Хаю. Фу Су, как закоренелому и· непокорному прес­
тупнику, предписывалось немедлен­
но по получении послания покончить с собой. И Фу Су не замедлил почти­
тельно исполнить волю отца. Императора погребли в горе Ли­
шань, где, как уже было сказано, мнОго лет сооружалась гробница, и строили ее семьсот тысяч человек. Вот что сообщается о гробнице: «Склеп заполнили перевезенные и опущенные туда копии дворцов, фи­
гуры чиновников всех рангов, редкие вещи и необыкновенные ценности. Мастерам приказали сделать и на­
вострить самострелы, чтобы они стреляли в тех, кто попытается про­
браться в усыпальницу. Налив ртутъ, сделали большие и малые реки и моря. Наследник престола приказал всех жен и наложниц императора похоронить заживо вместе с импе­
раторо_. Затем туда согнали всех мастеров, которые оборудовали и сооружали склеп, слуг, которые знали о его ме­
стоположении. И тогда закрылись нефритовые двери... Несколько сот свидетелей остались внутри. Вход замуровали, посадили на холме кусты и деревья, чтобы никто не догадался, как туда проникнуть. Ху Хай, ставший императором под именем Эр-ши, начал свое правление с массовых казней всех чиновников и военачальников отца. Паранойя, охватившая Ши-Хуанди в последние годы, сжигала и его наследника. Но последыш был слаб. И казни уже не могли остановить всеобщего возму­
щения, копившегося десятилетиями. На окраинах государства поднялись мятежи, восстание охватило всю страну, и Чжао Гао тоже счел за луч­
шее предвть господина. В конце кон­
цов дворец Эр-ши был взят штур­
мом. Во дворец ворвались враги и по­
могли императору покончить с собой. Вскоре наступила очередь и Чжао Гао. Государство распалось. В одной из очередных войн, говорят летописи, полководец, нуждавшийся в деньгах, приказал разрыть усыпальницу Цинь Ши-Хуанди и разграбить ее. Само­
стрелы могли остановить отдельных грабителей, но были бессильны про­
тив армии. Так кончилась эра Цинь Ши-Хуан­
ди, и даже могила его была уничто­
жена. Воины, разграбившие могилу им­
ператора, не смогли, да и не хотели снести гигантский холм, сооружен­
ный над гробницей. Он так и стоит в сорока километрах от города Сиань в провинции Шэньси .. ~ Раскопок в тех краях не велось: столь велико было доверие к китай­
ским летописям, обычно весьма точ­
ным по части исторических деталей. Да и что можно найти, вскрыв холм: крохи, не замеченные грабите­
лями? Как всегда в таких случаях, на помощь пришла случайность. В нача­
ле 70-х годов ХХ века при сельско­
хозяйственных работах земля возле холма осела, и в яме показалась го­
:Лова глv.ИЯНОГО человека -
усатого, с воло.:ами, завязанными в высокий узел на затылке. Вызвали местного учителя, тот сообщил археологам. Из земли постепенно показались плечи глиняного человека, грудь ... Он был облачен в одежду древнего воина, в руке держал копье с бронзо­
вым наконечником. Почти двухмет­
ровая фигура воина сохранилась идеально. В тот момент никто не связывал находку с холмом по соседству. Но, откопав фигуру, археологи не пре­
кратили работ -
надо было понять, почему воин оказался здесь, выяс­
нить, нет ли рядом других предметов. И к концу сезона 1974 года по все­
му миру распространилась весть, настолько невероятная, что даже спе­
циалистам было трудно в нее пове­
рить ... Оказалось, что обширное поле к востоку от холма скрывало целую армию глиняных солдат: на сегодня обнаружено шесть тысяч статуй. В этой армии, замершей стройными колоннами, были не только пехотин­
цы -
между их рядами стояли бое­
вые колесницы, также в натуральную величину, причем люди и кони были изваяны из глины и обожжены, а сбруя, оружие, детали вооружения этой загадочной армии были настоя­
щими. Уже после первого сезона раскопок стало ясно, что воины эти были изва­
яны в III веке до нашей эры и служи­
ли символической охраной гробницы Цинь Ши-Хуанди. Чтобы установить эту армию, был выкопан котлован размером с футбольное поле, а когда армия заняла свои места, над ней сделали перекрытие и сверху засы­
пали землей. Затем посеяли траву, и армия исчезла. Исчезла насовсем, о ней не узнал ни один летописец, ни один грабитель. Смысл изготовления такой армии, создать которую могли лишь тысячи скульпторов и десятки тысяч рабо­
чих, заключался, по-видимому, в ве­
рованиях, которые заставляли древ­
них царей везде -
от Северной Ев­
ропы ДО Японии -
уводить за собой в загробную жизнь жен, рабынь и рабов, воинов и слуг. Но если вождь викингов или скифов ограничивался десятками жертв, которых убивали на его могиле, то смерть Ши-Хуанди, Повелителя Вселенной, повлекла за собой гибель сотен людей -
всех, кто знал доступ к гробнице. Хотя к тому времени человеческие жертвоприно­
шения в Китае уже не практикова­
лись, в лучший мир с деспотом ompa-
вили всех, кому следовало обслужи­
вать покоЙного. Но что делать с вооруженной ох­
раноЮ Убить десяток солдат? Не те масштабы. Убить несколько тысяч, чтобы составить достойный эскорт? А вдруг армия принесет в жертву самих инициаторов жертвоприноше­
ния? Поэтому военные жертвы были сделаны символическими. Скульпторы могли бы пойти про­
стым путем: сделать форму и изгото­
вить солдат и лошадей «на потоке». Но вскоре после начала раскопок стало ясно, что каждый из шести ты­
сяч солдат и офицеров глиняной ар­
мии был скопирован с конкретного человека. Это портреты в натураль­
ную величину шести тысяч живых солдат, старых и МОЛОДЫх, толстоще­
ких и худощавых ... Первый и единственный раз была открыта галерея скульптурных порт­
ретов такого масштаба. И понятно, почему эта находка -
неоценимый клад для историков, антропологов, социологов. Она, пожалуй, дала больше для понимания материальной культуры циньского Китая, чем вся предыдущая информация в сумме. Над «армией» теперь построена громадная крыша, как над большим вокзалом. Пока раскопаны далеко не все воины: ведь большинство статуй раздавлены когда-то рухнувшей кры­
шей и грузом земли; их приходится восстанавливать по осколкам. Ки­
тайские археологи не спешат -
их цель провести эти раскопки на высо­
ком уровне. Сегодня место смерти Ши-Хуанди -
самый популярный туристский объект в Китае, и ежегод­
но сюда приезжает более миллиона посетителей. Но это еще не Миг истории, а лишь приближение к нему. По мере того как разворачивались раскопки и возрастал интерес к ним во всем мире, археологи все чаще поглядывали на пологую зеленую го­
ру, под которой, как известно, ничего не было. И все же, как ни ничтожны были шансы, археологи начали зак­
ладывать разведочные шурфы, чтобы определить, чтб же находится под холмом и вокруг него. Эти работы ведутся осторожно и неспешно, что вызывает закономерное нетерпение современников. По сообщениям китайской печати, за десять последних лет в районе гробницы на площади более десяти квадратных километров пробурено более сорока тысяч шурфов и тран­
шей. Но эта исследованная площаДЬ представляет собой примерно шес­
тую часть той, что занимала усыпаль­
ница и сопутствовавшие ей соору­
жения. Разведочные работы уже сегодня позволили определить, что мавзолей представлял собой сложный комп­
лекс, обнесенный двумя стенами из сырцового кирпича. Внешняя протя­
нулась на шесть с лишним километ­
ров, внутренняя -
примерно в четы­
ре километра длиной. За внутренней стеной располагается сам мавзолей: подземное сооружение прямоуголь-
44 45 ной формы длиной в полкилометра и шириной несколько меньше. К нему подходят несколько туннелей. Вокруг мавзолея и даже за преде­
лами стен археологи обнаружили уже несколько сот «вспомогательных» гробниц, в которых найдены останки тысяч рабов, слуг, придворных и оби­
тательниц гарема. К погребению Цинь Ши-Хуанди относятся много­
численные могилы, в которых лежат останки редких животных и птиц. Это подтверждает рассказ летописцев о том, что император создал один из первых в истории зоопарков, куда приказал свозить зверей и птиц со всех земель. Найдены подземные камеры, в которых были сложены предметы искусства из серебра, брон­
зы и лака. Но как бы ни были впечатляющи эти находки, число которых продол­
жает расти, основное внимание ар­
хеологов обращено к усыпальнице. .когда закладывались шурфы с цель", nпределить размеры и конфи­
гурацию мавзолея, археологи дважды наталкивались на туннели, пробитые в древние времена грабителями. Оба туннеля утыкались в стену мавзолея, но не проникали сквозь нее. И хотя еще до сих пор не исследованы цели­
ком западная и южная стены гробни­
цы, по косвенным данным ученые все более убеждаются, что мавзолей императора не был разрушен и разг­
раблен, как сообщали летописцы. Это позволяет надеяться, что внутри мав­
золея все осталось таким или почти таким, как в день, когда закрылись нефритовые двери. И еще одна любопытная деталь: в образцах почвы холма повышенное содержание ртути. Естественным путем туда попасть она не могла, следовательно, сообщения Сыма Цяня о том, что на полу усыпальницы находилась громадная карта мира, с реками и океанами из ртути, соот­
ветствуют действительности. Ртуть -
драгоценность в те дни -
не была выбрана из гробницы грабителями и за прошедшие столетия про никла в насыпь. И последнее. Внутри стен, побли­
зости от гробницы, найдены 56 не­
больших усыпальниц, приготовлен­
ных к тому, чтобы принять высоко­
поставленных «обитателей». Но эти гробницы пусты. Нетрудио представить, что к мо­
менту похорон благородные родст­
венники и -
вельможи, вместо того чтобы избрать из своего числа дос­
тойных спутников императору, пред­
почли забыть о подготовленных для них могилах, здраво рассудив, что Цинь Ши-Хуа'нди довольно и тех жертв, что уже принесены. Пустые могилы были засыпаны, а вельможи и родственники прожили еще некоторое время, дождавшись того дня, когда их перебили по при­
казу подозрительного Ху Хая. Итак, чем бы ни КОНЧИЛИСЬ рас­
копки усыпальницы императора, яс­
но, ЧТО вскоре нам предстоит при­
сутствовать при рождении еще одно­
го Мига истории. в ЧАС ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ Минойская цивилизация на Кри­
те, предшественница античной Гре­
ции, давшая множество удивитель­
ных находок, тем не менее остается еще во многом таинственной, а от­
крытия археологов порой ведут ЛИШЬ к появлению новых загадок. К их чис­
лу относится, в частности, такая проблема: практиковались ли на Кри­
те в минойский период человеческие жертвоприношения? Ведь существу­
ет же легенда о Минотавре, которому приносили в жертву девушек. На определенном этапе развития практически любое человеческое об­
щество полагало, что умилостивить капризных и злых богов можно лишь жертвами чрезвычайными. Со вре­
менем жрецы научились лукавить, заменяя человеческую кровь бычьей или бараньей, порой изготовляя изоб­
ражения человеческих жертв вместо самих жертв. Блистательный пример тому -
армия императора Цинь Ши-Хуанди. Далеким отзвуком, вос­
поминанием о давних языческих вре­
менах сохранилось соотнесение хлеба и вина в христианской религии с плотью и кровью человеческой. Проблема человеческих жертво­
приношений -
вопрос, казалось бы, исторический, не имеющий отноше­
ния к нашим дням. Но порой людям не хочется, чтобы предки, какими бы далекими они ни были, нарушали правила морали, придуманные по­
томками спустя много веков после их смерти. Существует определенный стере­
отип, который вошел в мышление греков: минойцы были людьми, склонными к изящным искусствам, просвещенными, истинными осново­
положниками древнегреческого гу­
манизма. Поэтому неудивительно, что трактовка греческими археолога­
ми Янисом и Эфи Сакелларакис исторического события, открывшего­
ся в Миге истории во время раскопок небольшого храма на Крите, вызвало скептические возражения ряда ар­
хеологов и историков. Пожалуй, стоит изложить суть ЭТОЙ истории, чтобы читатель сам сделал выводы. Супруги Сакелларакис к момен­
ту своего открытия уже 16 лет рабо­
тали на Крите. На их счету было не­
мало значительных находок,' в том числе дворец в Арханесе и ценный раннеминойский могильник в Фурни. Однажды внимание археологов привлек небольшой холм, лежащий у подножия горы Юктас, на которой, по критским верованиям, находилась могила Зевса. Холм этот расположен всего в семи километрах от знамени­
того Кносского дворца. Обследуя холм, археологи обна­
ружили в кустах несколько обломков керамики со следами линейного письма «А», самой ранней и еще не расшифрованной минойской пись­
менности. Эти обломки лежали в руинах ушедшей в землю архаичной стены. Интуиция подсказала археологам, что холм может скрывать важные следы ранних минойцев, и потому в начале полевого сезона 1979 года на вершину холма пришли рабочие. Они выкорчевали кусты, и уже к сумеркам первого дня работы экспедиция Афинского университета обнаружила под слоем дерна следы здания. Квадратное в плане строение со­
стояло из трех узких комнат, двери которых выходили в такой же узкий коридор. Между собой комнаты не соеДИнялись. В коридоре было по три двери с каждой стороны. Двери од­
ной стороны вели в комнаты, двери другой -
наружу. Раскопки начались с коридора, где были найдены многочисленные амфоры и сосуды с остатками при­
ношений -
фруктов, зерна, меда и вина. Сосуды стояли впритык один к другому и в большинстве своем от­
лично сохранились. Затем был най­
ден скелет. Человек лежал поперек коридора, головой к средиему выхо­
ду, вокруг него обнаружились мелкие черепки сосуда: очевидно, он уронил его в момент гибели. Находка была важна для археологов по той причи­
не, что это были первые остан­
ки минойца, найденные не в могиль­
нике. Судя по сосудам в коридоре, мож­
но было с уверенностью сказатъ, что этот храм раннего минойского перио­
да был разрушен в дни страшных зем­
летрясений, погубивших города и дворцы на Крите примерно в 1700 году до нашей эры. Обладая этой информацией, архео­
логи приступили к раскопкам средней комнаты. Они были уверены, что там предстоит найти статую божества, которому был посвящен храм. Из­
вестно, что в минойских храмах устанавливались'деревянные статуи в человеческий рост, но пока не уда­
лось найти ни одной: дерево не сох­
ранилось. И здесь статуя исчезла, но была обнаружена древесная зола и глиняные ноги статуи, на которые когда-то была насажена фигура в длинном одеянии. Статуя стояла на возвышении у задней стены. Вдоль длинных стен комнаты и вокруг по­
стамента обнаружилось несколько десятков крупных сосудов -
в них хранились наиболее ценные прино­
шения., Затем была вскрыта левая от входа комната, где нашли «вспо­
могательный» алтаръ, а также мно­
жество храмового добра. Осталась последняя комната, правая. В пустой комнате, если не считать длинного каменного возвышения по­
середине, схожего с ложем,- по минойским фрескам -было известно, что так выглядели алтари для прине­
сения в жертву животных,- не было ничего. На нем были обнаружены кости, которые поначалу приняли за останки принесенного в жертву ба­
рана. При расчистке в спекшейся массе блеснул металл -
рядом лежал от­
лично сохранившийся жертвенный нож; полуметровое лезвие его было украшено великолепно выгравиро-
ванным изображением кабаньего рыла. А через несколько минут археологи поняли: на алтаре лежали останки скелета человека. Он лежал на пра­
вом боку. Перед смертью человек был связан, и ступни притянуты веревка­
ми к бедрам. Дальнейшие исследования, про­
веденные афинскими антропологами, показали, что скелет при надлежал юноше примерно восемнадцати лет. Следующее слово было за крими­
налистами, которые подтвердили до­
гадку археологов: юноша был при не­
сен в жертву за несколько минут до того, как землетрясение разрушило храм. Исторические источники свиде­
тельствуют, что человеческие жертвы не были приняты в Древней Греции. Но в моменты великих бедствий древние греки, даже через сотни лет после гибели минойской цивилиза­
ции, обращались как к крайней мере к человеческим жертвам. Есть сви­
детельства тому, что во время чумы в Афинах в УН веке до н. э. были при несены в жертву люди, чтобы пре­
кратить эпидемию. Известно, что перед битвой при Саламине, которая должна была решить судьбу Греции, Фемистокл приказал принести в жертву трех рабов. Так что ничего невероятно го в том, ЧТО в 1700 году до н. Э., когда землетрясение, сви­
репея, крушило города Крита, жрец храма на холме решился на отчаян­
ную меру -
умилостивить богов, по­
жертвовав им кровь юноши. Но вся эта сцена, высвеченная ар­
хеологами и криминалистами сквозь тысячи лет, была бы неполна, если бы не осталось следов других участ­
ников драмы. В углу той же комнаты лежал ске ­
лет молодой женщины, скорее всего х рамовой прислужницы. Третий, К исследов а нию критской драмы при­
влекли криминалистов. С их помощью установили п од р об н ост и жертвоприно­
шения. раздробленный упавшей балкой по ­
толка, обнаружился рядом с алта­
рем. Он при надлежал могучему соро ­
калетнему\ мужчине, ростом в 180 сантиметров -
на голову выше среднего минойца тех времен. На мизинце левой руки был драгоценный перстень из сплава серебра с желе­
зом. Железо тогда было и реже и ценнее золота. К запястью привязана тончайшего рисунка сердоликовая печать, изображающая гребца в ладье. Без сомнения, это был вер­
ховный жрец храма -
он же винов­
ник смерти юноши. Наконец, последний штрих: скелет, лежавший у выхода из храма. Б озле него находился разбитый на мелкие осколки сосуд. Бернее всего, человек нес сосуд в руках и выронил его. когда произошел разрушительный толчок землетрясения. Бедь это един­
ственный сосуд в храм е, найденный в таком плачевном состоянии. Когда осколки сосуда собрали (их оказалось 105) и склеили, об­
наружилось, '1ТО он сильно ОТЛИ'lает­
с я от ПрО'lих, обыкновенных хозяй­
ственных кувшинов и амфор. Это изумительно исполненный « ка мар­
ский » сосуд, С изображением жел­
того, в красных пятнах, быка. Именно такие сосуды употреблялись при жертвоприношениях для того, чтобы собирать в них кровь убитого. Миг истории, воссозданный гре­
'1ескими археологами, выглядел так. Несколько дней, нарастая, били остров землетрясения. Население было OXBa'leHO ужасом. Тогда жрец храма на холме решает принести богам человеческую жертву. Найден раб (однако доктор Кон­
стантинос А. Ромейос из Афинской академии наук предположил, '1ТО юноша -
сын жреца, покорно согла­
сившийся пожертвовать собой), опо­
ен, связан, при несен в храм. И вот жертва при несена. Теперь следует отнести сосуд с кровью к но­
гам статуи божества. Но только младший жрец вышел в коридор, как новый МОГУ'lий толчок мгновенно обрушил крышу храма, убив всех участников церемонии. Затем вс пы хнул пожар ... Б разрушенном землетрясением и приливными волнами, обезлюдевшем минойском царстве некому было скорбет~ что пропал какой-то храм, од ин из многих. Некому было копать­
ся в руинах в поисках драгоценно­
стей. А еще через несколько лет кус­
тарник поднял с я над золой руин, гиб­
кие жесткие ветви опутали камни стен. С тех пор прошло ПО'lТИ четыре ТЫ С Я'lИ л ет ... Несколько разных историй. Малая доля т ог о, что может пове­
дать любой археолог. Но все они объединены одним: как мгновенной вспышкой в беСС'lетной череде лет и событий они высве'lива­
ют один Миг и с тории. Каждый из них пробуждает к жизни одного ИЛИ многих людей, без трудов и усилий а рхеологов оставшихся бы безвест ­
ны ми. K~ьep СМЕРТОНОСНЫЕ ГРУЗИЛА С 1 января 1987 года на всей т ер­
ритории Великобритании вступил в силу закон, полностью запрещаю­
щий продажу свинцовых грузил с массой от 0,06 дО 28,З5 грам­
ма. Причиной принятия закона послу­
жила г..,бель за последние восемь лет ЗО тысяч лебедей. Птицы прог­
латывал.., рыболовные грузила и ум"'рал.., от свинцового отравления. Для того чтобы уб..,ть лебедя, доста­
точно двух-трех грузил. В теле 141 птицы, поступившей на обследова­
н..,е в В..,ндзорск..,Й ветеринарный центр, было обнаружено 712 гру­
з..,л. Од..,н лебедь ухитр"'лся прог­
лот..,ть зо кусочков с · в..,нца! ОРНl1Товетеринары разработали способ лечен..,я пр.., ПОМОЩ'" хим",­
ческих веществ, ВЫВОДЯЩ"'Х св..,нец из организма пт..,цы. Однако этот метод позволяет спасти не более трети жертв отравления. На пр..,зывы о добровольном от­
казе от св..,нцового грузила рыбаки в БОЛЬШ'1нстве не откликнулись. ОбеСПQкоенные власти обратились к местным органам водного хо­
зяйства с предложением принять меры, полностью запрещающие использование свинцовых гру­
зил. ИСКОПАЕМЫЕ ЛЕСА АРКТИКИ Экспедиция канадских, американ­
ских и австралийских ученых не так давно установила, что в 20 к..,ломет­
рах к востоку от полярной метео­
станции Юрика на Канадском Арк­
тическом архипелаге расположены четыре «ископаемые рощ"'>, а на ближайшем острове Аксель-Хей­
берг -
еще одна. Всего здесь най­
дено не менее ста ПОЛНОСТЬЮ и ча­
ст",чно окаменелых пней и большое количество лежащи х стволов ис­
копаемых деревьев. Все они имеют весьма почтенный возраст в 40-45 миллионов лет. Наиболее распространенной является раз­
новидность мамонтового дерева, современные представители кото­
рого встречаются только лишь в одной долине Китая. Леса на острове Элсмир, около мыса Бэйрд, очевидно, были густы­
ми: деревья находились в среднем всего в пяти метрах друг от друга. Четкие годовые кольца на ство­
лах свидетельствуют о том, что от дельные деревья достигали ты­
сячелетнего возраста. Сейчас их остатки в значительной мере еще сох ранили особенности древесины и способность к возгоранию. Ча­
сто здесь встречается и янтарь в в"'де медово-желтых шариков. Оче­
видно, в эпоху палеоцена -
эоцена здешний климат был теплым и влажным, что.., позволило сущест­
вовать ЭТОй богатейшей раститель­
ности. К. С А n о ж н н к о в На верш,",ну горы Ав,",ла можно подняться ПО тур,",стск,",м тропам '"'л'"' в удобном красном вагонч,",ке <пелефер,",ко» -
подвесной канат ­
ной дорог,",. Ав,",ла л,",шь одна '"'з верш,",н хребта, защ,",щающего /{а ­
ракас от кл,",мат,",ческ,",х С ЮрПр,",ЗОВ /{ар,",бского моря: рядом вздымает­
ся гора /{аракас, дальше -
п,",к Най ­
гуата, самая высокая точка окрест­
ных гор. С верш,",ны Ав,",лы открыва­
ется голубая дол,",на, сплошь усы ­
панная куб,",кам,", домов с красным,", крышам,"" поэтому не случайно од ­
но из названий венесуэльской сто ­
л'"'цы -
"Город красных крыш ». Утреннее солнце окрашивает дол'"'­
ну в мягкие, спокойные тона, и ка­
жется, что /{аракас -
ОД,",Н ИЗ ую т­
нейш,",х и тих,",х городов мира. В сталагм,",товой чащобе пос т ро­
ек новейшего времени можно оты­
скать самую старую -
колон,",аль ­
ную -
зону стол,",цы. Там угадыва ­
ется центральная площадь ,",мени С,",мона Бол,",вара -
нац,",онального героя, освободителя страны от гнета ,",спанской короны. Площадь окру­
жают невысок,",е, в один-два этажа, крытые черепицей дома с узорны­
м'"' коваными решеткам,", на окнах. В обш,",рных внутренних двор'"'­
ках-патио растут манговые и гра­
натовые деревья. Свое ,",мя венесуэльская стол'"'ца получ,",ла от назван,",я ,",ндейского племеНI1 каракас, некогда обl1тав­
шего на склонах горы АВI1ла. Много крови ПРОЛl1ЛОСЬ на плодородные зеМЛl1 ДОЛl1НЫ, прежде чем пр"­
шельцы-завоеватеЛl1 окончательно укреПl1Лl1СЬ здесь 11 почувствовали себя в безопасности. А теперь орли ­
ные ПрОфl1Лl1 Гуайкапуро, Терепай­
MI1, Манауре 11 других I1ндейских вождей-каСl1КОВ вычеканены на па­
мятных медалях, за которыми охо­
тятся "ностранные туристы. ТI1Пl1ЧНЫЙ сеГОДНЯШНI1Й "кара­
кеньо» -
житель /{аракаса -
невы­
сок, курчав, смуглокож. "Все мы -
немного кофе с МОЛОКОМ»,- гово­
рят венесуэльцы, потомки белых за­
воевателей 11 коренных Жl1телей -
индейцев. До двадцатых годов нынешнего века "Город красных крыш» Жl1Л безмятежно,", патриархально, собы­
тия внешнего мира словно бы и не касались его. Но со вступлением в нефтяную эру счастливый сон /{а­
ракаса ушел в прошлое. За не­
сколько десятков лет долина покры ­
лась сталью, бетоном 11 аСфальтом, а горожане, всегда отличавшиеся размеренностью и уравновешен­
ностью, превраТИЛl1СЬ в водителей и седоков десятков тысяч нервно гу­
дящих автомашин. -
Почему каракасцы с таким удовольствием убегают из своего города хотя бы на день-два! -
этот вопрос задал со страниц печаТI1 журналист Луис Буитраго Сегура. rOPOJl ИРАСНЫХ ирыw и сам же ответил на него: -
Они бегут из мегалополиса, враждебно­
го человеку, в тоске по свежей зе­
лени ... Они бегут, чтобы заряди т ься Жl1вительной любовью к своей зем ­
ле. Увы, этот заряд не вечен, его хватает лишь до следующего по­
бега ... Спец,",алисты по ЭКОЛОГИl1 города установили, что долина /{арака с а способна дать удобное пристанище не более чем миллиону обитателей. В столице же сейчас около четыре х миллионов каракеньос. Над узенькими улочками возвь~ шаются многоэтажные дома - улы1. С каждым годом их становится все больше и больше. Здесь селится средний класс. Бедняки же зани­
маются самостроем на склонах гор, окружающих город. Несмотря на запреты, вокруг богатых кварталов ежедневно вырастают десятки но­
вых "ранчос» из жеСТI1, фанеры, кирпичного лома. Над жильем, при­
лепившимс я к склонам гор, постоян­
но висит угро з а оползней, обвалов, вызванных затяжными 11 безжалост­
ными ливнями. Землетрясения унесли уже множество человече­
ских жизней. Постоянная нехватка питьевой во­
ДЫ, загрязненность воздуха выхлоп­
ными газами, превышающая все до-
48 49 пустимые нормы, постоянны.. ш у­
мово" фон, транспортны" х аос, кри ­
зис коммунальных служб -
с Ними бедами каракеньос сталкивают с я ежедневно. «Наш город вышел и з -под конт ­
роля,- сетуют газеты.- Анархия хозя"ничает в Каракасе. Е г о основа ­
тель дон Диего де Ло с ада был бы потрясен, увидев, во что пре"ратил­
ся город ... Самое нес ч астное суще­
ство в столице -
пешеход. С каж ­
дым днем сокращается его жи з н е н­
ное пространство: на тротуарах­
КИОСКИ рознично"торговли, припар ­
кованные автомашины, назойлив ы е нищие. Перегруженно с ть наши х 4 « В о кр уг света») Nq 8 улиц, отсутствие простора вызывают у горожан стрессы и клаустрофо ­
бию ». Безопасные для пешехода зоны Каракаса можно пересчитать по пальца м. Среди них наибольше" по­
п уляр н остью пользуется улица Са­
бана - Гранде, закрытая для транс­
порта. Здесь расположены магази­
ны, лавочки с сувенирами, кинотеа т ­
ры, М l iожество ресторанчиков -
их завсегдатаи чаще всего сидят прямо н а улице, под легкими навесами. Здесь же столики для игр -
все ве­
несуэльцы, от мала до велика, обо­
жают шахматы и домино. Никуда не деться от вездесущих буонерос-
самодеятельных торговцев, раскла­
дывающих сво" товар прямо на тро­
туаре под ногами у прохожих. По ­
добная торговля на Сабана-Гранде запрещена, поз тому, когда появля­
ется полице"ски" патруль, буонерос разбегаются в близлежащие пере­
улки, подхватив узлы с поделками из латуни и дерева, галантерее .. и бижутерие", самодельно .. обувью ... К сожалению, и Сабана-Гранде подвергается натиску строительных компани". Недавно чудом спасли одну из достопримечательносте" бульвара -
стену, покрытую роспи­
сями-муралями самодеятельных художников. А вот фрески, посвя­
щенные памяти Симона Боливара, известного писателя Ромуло Галь­
егоса и исполнителя песен социаль­
ного протеста Али Примеры, не уце­
лели: их за ночь, воровски, уничто­
жили строители, расчищавшие ме­
сто для нужд транснационально .. корпорации « Тропибургер». Как разрешить -
хотя бы частич­
но -
нелегкие проблемы Каракаса? Как разгрузить его от «лишних» оби­
тателей, автомашин, растущих, как грибы, многоэтажных здани,,? Как приостановить процессы, столь гу­
бительные для дегуманизации сто­
лицы? Многочисленные запреты, ог­
раничения и строгие указы админи­
страции не принесли городу желан­
ного облегчения. -
Осталось единственное сред­
ство,- считает историк Каракаса Гильермо Хосе Шаэль.- Надо строить города-спутники, связанные с Каракасом современными желез­
ными дорогами. Рельсовые пути су­
ществовали в Венесуэле в начале ве­
ка, но были демонтированы в угоду американским автомобильным ком­
паниям. Тогда говорили так: « Стра­
не, Л/lilвающе" на нефти, нужны ско­
ростные автотрассы. Железные до­
роги -
вчерашни" день цивилиза­
цию >. Последствия этих ошибочных оценок и демагогических заявлен и .. бедственно сказываются се"час на жономике страны ... Гильермо Шаэль -
страстны .. бо­
р ец за « железнодорожны" ренес­
с анс» страны. Он опубликовал де­
,:ятки стате .. на эту тему, создал Му­
зе .. транспорта, в котором почетное место занимают паровозы и вагоны н ачала века. В натуральную величи­
н у воссоздан вокзал то.. эпохи­
разумеется, с колоколом, как и по­
пожено. Только этот колокОл давно не подает поездам сигнал отправ­
ления. По мнению Шаэля, постройка первой очереди метро в Каракасе­
рельсовой нити в 12 километров, протянувшейся параллельно хребту Авила,- первый шаг к реализации его мечты. Подобно Гильермо Шаэлю, мно­
гие каракеньос верят в будущее, до которого их должен домчать «железный КОНЬ прогресса», обо­
шедший своим вниманием «Город красных крыш». Каракас БОЛЬШИЕ ПРОСТОРЫ МАЛЕНЬКОЙ СТРАНЫ ПЛощадь -
14 тыс. кв. км, населе­
ние -
124 тыс. человек. Занима:ет архипелаг Новые Гебриды и острова Банкс и Торрес. Столица -
г. Вила. До 1980 г. находилось под совмест­
ным управлением -
кондоминиу­
мом -
Aнr лии и Франции. Среди труднейших проблем любо­
го государства в наши дни далеко не последнее место занимает транспорт­
ная. Оговоримся сразу, речь идет о странах больших, средних и даже ма­
лых. Для государств карликовых та­
кой проблемы обычно не существует, разве что на уровне городского транс­
порта -
автомобиля или автобуса. В конце,КОНЦОВ, в Монако или Ватикане от границы до границы пешком дойти совсем не трудно, даже приятно и полезно. Но если крайне малую территори!О разорвать на клочки, а клочки эти разбросать по просторам океана, то выяснится, что без налаженного са­
молетного и морского сообщения здесь не обойтись. Поэтому в госу­
дарстве Вануату проблема транспорта стоит острее, чем у соседей-велика­
нов. Свыше восьмидесяти островов, из которых шестьдесят шесть оби­
таемы, разбросаны на огромной ак­
ватории. Так что с одной стороны площадь государства Вануату мала, с другой же -
слишком велика для страны, экономика которой в самом зачаточном состоянии. Шестьдесят шесть обитаемых ост­
ровов -
и каждый из них свой мир. А точнее, множество миров. Крутые горы, бездонные пропасти, непро­
ходимый тропический лес -
все это привело к тому, что на островах, уче­
ным языком говоря, «про живает око­
ло ста меланезийских общностей». Проще, это значит примерно сто пле­
мен с разными языками, разными уровнями культуры. Обычно горцев называют « бушменамИ» -
«людьми ИЗ зарослей» (не путать с их тезками африканскими бушменами), а при б­
режных жителей «мен сальва т еr>" -
«морскими людьми». Пред кч '<чорс ­
ких люд~й» тысячи лет назад оттес­
нили п~дков « бушменов » в горные чащобы, и все эти столетия между ни­
ми не утихала вражда. Еще в нашем веке ученые описали племена, жив­
шие в пятнадцати минутах ходьбы от побережья и никогда в жизни не бы­
вавшие у моря -
так велик был страх перед соседями. Сто племен, и у каждого свой язык, но какой же общий язык у государ­
ства? Другим странам от господства колонизаторов оставался хотя бы общий -
пусть чужой, но все же объединявший -
язык. В кондоми­
ниуме же Новые Гебриды оба кондо­
минанта-соправителя более всего бы­
ли озабочены тем, чтобы соперник не внедрил свое влияние и свой язык. Пока колониальные власти пре­
пирались, новогебридцы, завербован­
ные на плантации, куда попадали лю­
ди из разных племен, создали свое общее наречие «бислама»: из англий­
ских слов, в основном на меланезий­
ской грамматической основе. Инте­
ресно, что, во-первых, в нем почти не было французских слов, а, во-вторых, он оказался очень близким к языку «ток- писин», возникшему точно так же на Новой Гвинее. Соломоновых островах. Да, в общем, во всей Мела­
незии. И -
что самое главное -
на нем можно выразить не меньше, чем на любом другом языке. А значит, он вп олне может служить государст­
венным и общим языком для всего разноплеменного населения. В ласти молодого государства ши­
роко его внедряют, на нем говорят по радио, издают газету. Скорее всего именно этот язык поможет сплотить в единое целое племена Вану ату, что будет огромным успехом для государства. Для кро­
шечного государст ва, озабоченного немалыми проблемами. Л.ОЛЬГИН (См. 4-ю с тр ан ицу обл.) ∙50 51 ПАМЯТЬ в · КАМНЕ Лаосские и советские специалисты нашей изыскательской партии вели топографические, геодезические, мо­
стостроительные и ремонтные ра­
боты, искали залежи при родных строительных материалов для трас­
сы дороги NQ 9. Дорога эта, от Да­
нанга на Саваннакет, соединяющая В ьетнам с Лаосом, очень важна и для внутренних связей Лаосской Народ­
но-Демократической Республики. Ведь автомобильный транспорт берет на себя в этой стране почти всю тя­
жесть грузов -
и в буквальном и в переносном смысле слова. Когда в стране долго работаешь, интересуешься ее историей и культу­
рой. Меня поразило, что единствен­
ные памятники древней культуры в Лаосе -
это буддийские храмы «ва­
ты». Потом мне объяснили, что по традиции здесь возводили из камня только храмы, а все остальные зда­
ни я, даже королевский дворец,- из дерева. Во влажном жарком климате это обрекало их на недолговечность. Так и сохранились из прошлого одни ваты. Зато в Лаосе их тысячи. В центре любой сельской общины стоит ват, там хранятся документы деревни, там же ребятишки учатся грамоте. Самые пышные ваты -
в столице Вье н тьяне и особенно в бывшей королевской резиденции Луанг-Пра­
банге. 4' Бор и с РЕПЕТА г. Киев «Вокруг света » не вп е рвые з накомит с во их чит ателе й с п ро и зведе ния м и и з вестного а нгл и йского пи с а теля Х э.м.мо н д а Иннеса. В 1977 гаду журнал опубликова л его р о ман « Б ел ый ю г», з а те м в при ложени и « И скатель» вышел в т о р ой его ро_ ман -
f;Крушение « Мери Дuaр», в свое в ремя на страница х « В ок р уг све т а» п ояв и л и сь « Шан с на вы и г р ы ш» и «Льви н ое озеро». В письме в редакцию Хэ.м.монд Иннес заметил: « Так у ж п олу чи лось, ч то в ы впервые п редстав и л и ме ня сове тс к и м читателям, когда мне исполнилось шестьдесят пять ле т. « Ша нс на вы и гры ш» в в а шем жур н але стал п одарком к д р уго м у .моему юбилею. Я очень рад, что и « Больши е с леды» выйдут в вашей стране как раз в те дн и, ко г да я готовлюсь встретить свое семидесятиnятилетие ... » На этот ра з пи с атель обращается к о с т рым n ро б лемам охраны дикой n ри роды Африкu. Действи е романа « Больши е след ы» ра зв и в а етс я в вымышл е нной ст ран е -
В ос т о чн о а фри канской Федерацuи. Рисунни Е. МАРКОВИЧА х э м м о н Д н н н Е С, ангnн"ск"" писатеnь БОЛЬШИЕ СЛЕДЫ Р ом а н Ш
ел дождь -
непрерывный тропически й л ив ень. . Я закурил сигарету, уселся на разв ал ив а ющи й­
ся парапет того, что некогда было веран дой, и стал смотреть сквозь дождь на широкий пол у кр уг к о м­
нат, освещенны х керосиновыми лампами и с вечами. К ое­
кто из делегатов конференции уже готовился ко с ну. Д р у ­
гие, вроде меня, тихо переговаривались на веран дах. Хандра моя усилилась. Я ПОдУмал о тури с та х, которые, развалясь, некогда сиживали на этой веранде со ст ак ана ­
ми ледяной выпивки в руках и г л ядели на сл он о в, н о с о р о ­
гов и разную ме л кую дичь, тенью вы с к а льзывавш у ю и з темноты, чтобы напиться из залитого светом пруда. В те времена здесь, наверное, было славно -
усадьба хоро ш,:> спланирована, водоем похож на убранную сцену ... Теперь лужайка поросла ку с тарником, бас с е й н высох и растрескался, дома развалилис ь. Х о роший первы й кад р, но и только. Д а еще конференция п о диким животным п р и отсутствии этих самых дики х животных .. Я у с тави л с я н а свою сигарету, всл у шиваясь в д о ждь. Нет, ничег о н е вый-
© «Вокруг света > (перевод на рус с кий язы к ). Р о ман п е ч а т ает­
ся с сокращениями. Hammond Innes: The Big F o otpг i nt s (London, Collins, 1978). дет. Человек, из- з а которого я взялся за это зада н ие, р ади встре ч и с которым при е хал сюда -
Корнел и ус ван Дел­
ден, з н аток северной границы,- все ещt: не объяви л с я. Голоса на соседней вера н де зазвучали гром ч е: Говор я т вам, все без толку. Тур и сты уже не вернут­
с я, а без туризма ... Знач и т, вы согласны с Кэрби-См и том? Н асчет отстрела? Д а, если организовать его как следУет ... -
Вы хотите сказать «расст р ела »,- послышался еще один голос, резкий и сердитыЙ.- Бога ради, называ й те ве щи своим и имена ми. Пальба по всему, что дв и жетс я, ради того, чтобы освободить место для скота ... И вы назы ­
ваете это «отстрелом »! -
М айо р Кэ р би-Смит -
деловой человек, вот и все,­
раздался громкий пронзительный голо с с бостонским ак центом.- Так что давайте мыслить по-деловому, гос ­
п ода. Можете на з ываТI, его как угодно, но он толков ы й парень, и у него за с пиной правительство. Поэтому должен вам сообщить, что фонд, который Я предстамяю, считает его план помощи лучшей с истемой мероприятий, какую м ы ... Из дожд я и т емноты внезапно выступил человек. Шл я­
пой «с аф а р",> ОН прикрывал фотоаппарат. -
Б ас н ословно! 52 53 Кен Стюарт неизменно пускал в ход это словечко, когда ему удавалось снять нечто стоящее. От нечего делать он шастал вокруг со своей «лейкой» и фотографировал. -
Дождь, керосиновые лампы, дыры от пуль, отраже­
ния в лужах... Баснословно! -
Он вошел под навес ве­
ранды, встряхиваясь, как собака, и довольно улыбаясь.­
Я, конечно, снимал на черно-белую, но завтра, с цветной, будет нелегко. Это я об освещении ... -
Кен прошагал за мою спину в комнату и начал протирать фотоаппарат, не потрудившись раздеться и растереться полотенцем:­
Наши соседи по комнате уже в пути.-
Голос его звучал приглушенно; теперь Кен тер свою черную шевелюру.­
Два парня из Си-би-эс. -
Откуда ты знаешь? -
Каранджа сказал. Они едут на грузовике. Он как раз вывешивал на стену список гостей ... -
Ван Делден там числился? Кен потряс головой, энергично растираясь полотен­
цем. -
Был какой-то Делден от нескольких американских журналов. Но имя начиналось с М. А. Корнелиуса, ван Делдена не было. Значит, он все-таки не приедет. Единственный человек, действительно знавший район северной границы, человек, отец которого проложил маршрут через пустыню Чалби к озеру Рудольф и опубликовал на африкаанс книгу о своих странствиях. -
Ты уже прикинул, что делать? -
Нет. Я остался на веранде, думал о сценарии и о том, что моя затея -
бесполезная трата времени, коль скоро Корне­
лиус ван Делден не собирался приезжать. Я пошел в дом, сел за колченогий походный стол рядом С керосиновой лампой и стал разглядывать старые тури­
стские карты, которые нам выдали. Цаво, Серенгети, Ару­
ша, Нгоронгоро с его кратером (все эти имена националь­
ных парков и заповедников когда-то принадлежали усадь­
бам), а на севере -
Меру, Самбуру, Марсабит. И еще дальше к северу, возле озера Рудольф, на эфиопской гра­
нице -
Илерет, самый отдаленный и малоизученный. За обедом шел разговор об Илерете и о том, что (по неподт­
вержденным сведениям) дикие животные движутся на север по Рифтовой долине к озеру Рудольф. Говорили, ЧТО это единственное оставшееся у них прибежище. Но никто ничего не знал об Илерете, он был для них гранью неве­
домого -
пустыня И лавовые поля. Я потянулся за своей сумкой, чтобы достать карту и перевод той старой книги. Но ЧТО толку опять перечитывать машинописный текст? Целые отрывки я знал наизусть, ясно представлял себе карту. Да и кто еще поведет меня туда в нынешней обста­
новке? «Я на покое, но если меня пригласят, я приеду». Что ж, его -
ван Делдена -
пригласили, но он не при­
ехал, а утром открывается конференция ... Стена мокро блестела в свете лампы, а я сидел и думал о последней встрече с тем добрым неудачником, который помогал воспитывать меня. Минул почти год с тех пор, как он твердой рукой подал мне книгу Петера ван. Делдена и ее машинописный перевод, озаглавленный «Путешествие через Чалби к озеру Рудольф». Между страницами ру­
кописи я нашел карту, нарисованную на плотном пер­
гаменте. Через два дня неудачника нашли мертвым в маленьком тускло освещенном подвале его конторы на Дафти-стрит. Когда он принял дело от моего отца, это было маленькое процветающее издательство, занимавшееся книгами о пу­
тешествиях. Инфляция и перемены в мире убили его. И его владельца. А может, виноват был я, а не он? Если б я вошел в дело, как они оба надеялись ... Я отодвинул стул и поднялся. Сутки были долгие: ноч­
ной перелет в Найроби, нескончаемое ожидание на неров­
ной посадочной полосе аэропорта Уилсон (странное дело: традиция сохранила это старинное английское название), а теперь еще дождь, проклятый вечный· дождь, и этот мерзкий мрачный полуразрушенный дом. Кен Стюарт уже спал. Мне было слышно, как он дышит -
тихо, будто ди­
ТЯ,- И Я позавидовал его умению жить одной секундой, тем мигом, пока длится выдержка его очередного кадра, его способности с головой нырять в видоискатель. Снаружи послышались шаги. Полураздетый, я повер-
нулся и увидел солдата с зонтом в руках и двух мужчин, входивших в комнату. Они представились. Высокий, Эрд Линдстрем, был бело­
кур и синеглаз. Второй, Эйб Финкель, худой и смуглый. Оба с телевидения. -
Вы представляете Би-би-си, не так ли? -
обратился ко мне Финкель. -
Только ПО договору. -
А так сам по себе, да? Он посмотрел на меня и быстро передернул плечами. -
Что ж, наверное, в этом есть свои преимущества ... Вам кто-нибудь сообщил прогноз погоды? Сколько еще продлится этот дождь? Сейчас вроде бы сухой сезон ... -
Маленькие дожди так и не пролились, вот все тут и решили, что погода опять сбилась с пути. -
Значит, будем снимать на фоне дождя. А нам гово­
рили, тут засуха. Потому-то мы и поехали на грузовике: надеялись снять туши слонов. День, когда должно было открыться то, что официально именовалось «Конференцией по вопросам ресурсов дикой природы Восточноафриканской Федерации», начался с сырого мрачного рассвета. Воздух клубился над мокрой землей. Ливень перестал, но и только. Зловещие дождевые тучи нависли над усадьбой как влажное одеяло. Здесь было несколько женщин-делегатов, и Кен вволю повесе­
лился, пока они совершали омовение и пока появление Каранджи не оторвало его от этого занятия. Каранджа был в опрятном сером костюме. На лице -
заискиваю­
щая улыбка, большие уши торчали как паруса. В ру­
ках у Каранджи был мегафон, который он держал на манер базуки. -
Похоже, министр так и не выбрался,- произнес Эйб Финкель. Хлюпая по грязи, на веранду поднялась какая-то фигу­
ра. Я не сразу понял, что это молодая женщина: она была высока и широкоплеча, одета как охотник из команды са­
фари -
в выцветшие брюки хаки, охотничью куртку и са· поги с голенищами, достававшими до середнны икр. Нв голове у нее была шляпа с отвислыми полями, из которо. торчало страусиное перо. -
Есть ли среди вас Колин Тейт, ребята? -
голо( ее исходил из глубин гортани и звучал с легкой ХрИ· поТцоЙ. Я поднялся. -
Колин Тейт -
это я. Она посмотрела на меня тяжелым изучающим взгля дом. -
Могу я поговорить с вами? Она резко повернулась, сошла вниз и остановилаСI поджидая меня. -
Мое имя -
Мери Делден,- сказала девушка, КОГД' я приблизился.-
Прогуляемся до пруда? Здесь ГОВОРИТI нельзя. Вы писали Корнелиусу ван Делдену? -
Вы с ним в родстве? Она кивнула. -
Это мой отец. У нее было смуглое и очень необычное лицо -
доволь­
но продолговатое, с широким тонкогубым ртом и упрямы­
ми скулами. Но больше всего обращал на себя внимание крепкий орлиный нос. Девушка смотрела на меня больши­
ми глазами цвета аквамарина; белки на фоне смуглой ко­
жи казались еще белее. -
я отказалась от «ван», когда уехала в Америку. Да и потом, Мери Делден -
более подходящее имя для жур­
налистки.- Улыбка озарила лицо, смягчив его мужские черты.-
Так или иначе, моя мать была итальянкой, а не южноафриканкоЙ... Зачем вы хотели видеть отца?­
вдруг резко спросила девушка.-
В письме вы сообщили лишь, что у вас есть экземпляр «Путешествия через Чал-
би ... », в котором содержатся новые сведения о .. . -
Я рассчитывал, что встречусь здесь с ним .. . -
А мне вы ничего говорить не желаете, так? -
Она произнесла это легко, не переставая улыбаться, но чуть выступившая вперед челюсть и холод в глазах выдали не­
которую неприязнь.~ Отойдем подальше. Я заколебался, напомнив ей, что конференция откроет­
ся, как только прибудет министр. Она едко усмехнулась. -
Сегодня тут 'ничего не будет. Конференция начнет­
ся не раньше завтрашнего дня. -
Это вам Каранджа сказал? -
Разумеется, нет. Но вы знакомились с повесткой дня. Завтра все мы должны были ехать на грузовиках смотреть Серенгети и Hгopoнropo. На этом настояли аме­
риканские устроители. Представляете, какое настроение воцарится на конференции, если делегаты увидят пустые равнины и обнаружат, что мигрирующие стада вымерли? Ни хищников, ни даже стервятников. А кратер забит до­
машним скотом,-
тон ее голоса резко повысился. -
Им чертовски пофартило с погодой. -
Что вы имеете в виду? Она посмотрела на меня с удивлением. -
Нам вовсе не собирались показывать Серенгети. Они отыскали бы какой-нибудь предлог: опоздал министр или все грузовики вдруг поломались. Уж объяснение-то всегда найдется. Теперь у них есть великолепная отговор­
ка -
погода. Вы прежде бывали в Восточной Африке? -
неожиданно спросила она. -
Нет. Она кивнула так, словно мой ответ подкрепил уже сло­
жившееся у нее впечатление. А потом принялась расспра­
шивать меня, но не о причинах, по которым я ищу встречи с ее отцом, а о том, кто я и откуда. Ей явно хотелось знать, что я за человек, и чувствовалось, что она пытается при­
нять какое-то решение. Наконец девушка прекратила рас­
спросы. Мы были у дальнего берега пруда. -
Не знаю, как и быть ... -
в нерешительности прого­
ворила она.- Времени у нас много, все утро, но ... -
ее губы напряглись.- Рассказали бы вы лучше, в чем дело. -
Очень сожалею,-
ответил я. -
Может быть, вы сомневаетесь, что я дочь Корнелиу-
са ван Делдена? Я покачал головой, прикидывая, как давно она виделась с отцом. -
Откуда вы узнали о моем письме? Вы видели своего отца, прежде чем приехать сюда? Она не ответила. -
Он все еще на Сейшелах? Он написал мне оттуда. Он ведь там живет, не так ли? -
Да, теперь там. В старом плантаторском доме на Ла-Диг, который принадлежал семье моей матери. -
Но вы его видели или нет? Должна была 'видеть. Иначе откуда ей знать о моем письме? ' -
В своем ответе мне он написал, что если его пригла­
сят, он приедет. Я надеялся встретиться с ним ... -
Вы и вправду думаете, что ему позволят запросто обратиться к участникам конференции? -
резко спроси­
ла она,-
Вы читали его книгу «Человек против природы»? -
Нет,- ответил я.-
Но я о ней слышал. -
Как же тогда вы могли подумать> что его пустят сю-
да? Они озабочены лишь тем, как бы оттяпать побольше земли для скота, который принадлежит вождям племен. Во всем, что касается животных, министр Кит Кимани гнет свою линию, надев шоры на глаза. Не знаю, на чьей стороне сейчас Каранджа -
в старые времена в Марсаби­
те он был с нами,- но политика диктуется человеческой жадностью, да и нынешний демографический взрыв тоже оказывает давление ... -
Она чуть пожала плечами, словно считала, что зря тратит время, объясняя проблемы Афри­
ки человеку, который никогда прежде не бывал тут. Потом добавила, чуть спокойнее и не так громко: -
Когда он сел в аэропорту Найроби, у него отобрали паспорт. Пото­
му якобы, что он -
южноафриканец. Так они объяснили, хотя им хорошо известно, что отец не был в ЮАР с самого детства, а последние три года живет на Сейшелах. -
Значит, он все-таки приехал ... -
Четыре дня назад. Надеялся, что сможет повлиять на правительство. Не на Кимани, а на остальных. Он зна­
ком с большинством из них. -
Значит, вы видели его в Найроби? Он все еще там? -
Нет, разумеется, нет. Полиция безопасности про-
держала его в аэропорту до следующего вечера, пока там не приземлился самолет, идущий на Восток. Он заправля­
ется в Маэ, на Сейшелах. Стало быть, ван Делдена изолировали, и все на этом кончилось. Теперь у меня нет никакой возможности уз-
нать, бывал ли он на вершине Порра, или попытаться уго­
ворить его взять меня с собой в запретную зону. -
Вы говорите на африкаанс? -
СПРОСИЛ<l она. Я покачал головой, продолжая раздумывать о вожде­
ленном документальном фильме и об открытии, которое могло принести мне славу и, возможно, много денег. -
Но вы читали «Путешествие через Чалби к озеру Рудольф». Это можно понять из вашего письма. Вы гово­
рили о карте. В книге Петера ван Делдена никакой карты не было. Вы ее выдумали? Я снова покачал головой. -
Книгу никогда не издавали по-английски, только на африкаанс в Питермарицбурге в 1908 году. Как же вы мог­
ли прочесть ее? Я предпочел промолчать. -
Кажется, я начинаю понимать,- она улыбалась, но глаза ее оставались серьезными.- Существует неопубли­
кованный английский перевод? -
Если б я мог поговорить С вашим отцом ... -
Чего ради ему брать вас с собой? -
Она смотрела на меня, и мне вновь показалось, что девушка пытается принять какое-то решение.- Вас не волнует Марсабит и то, что произошло с тамошними слонами. Почему вы не обратились к Алексу Кэрби-Смиту, который пользуется кое-каким влиянием при новых властях? -
Она помол­
чала, ее необыкновенные глаза неотрывно смотрели на меня.- Дело в книге, да? Что-то такое впереводе? -
Пора возвращаться,- сказал я.-
Министр вот-вот приедет. -
Кима ни не приедет до вечера, а конференция не откроется раньше завтрашнего дня. Вы скажете мне, в чем дело? Что вам известно? -
Голос девушки зазвучал мягко, ее рука коснулась моеЙ.- Я ведь могу связаться с отцом. -
Каким образом? Но она только улыбнулась. Она была высокая, пример­
но с меня ростом, и в глазах ее, устремленных на меня, . была какая-то непонятная мне теплота. -
Пожалуйста, расскажите мне,- она вдруг стала очень женственной, от суровости не осталось и следа.­
Вы должны мне рассказать,- проговорила она.-
Я ниче­
го не смогу решить, если вы не расскажете. Я подумал, что она охотится за материалом для статьи, и высказался в том духе, что девушка, очевидно, пошла характером в свою мать. После этого ее настроение, похо­
же, претерпело еще одну перемену; она отпустила мою руку и ответила: -
Не знаю. Мать умерла, когда я была еще ребенком. Она произнесла это резко, губы ее сжались. -
Стало быть, со мной вы говорить не собираетесь? -
Нет,-
сказал я.-
Но если вам известно, где я могу встретиться с вашим отцом ... -
я замялся.-
Я не со­
бираюсь подносить эту историю на блюдечке какому-ни­
будь американскому журналу. Девушка рассмеялась. -
Думаете, я могла бы так поступить? Она повернулась, намереваясь уйти. Девушка постояла, потом резко обернулась ко мне. -
Я могу довериться вам? Этот вопрос не требовал ответа. Она просто думала вслух. -
Наверное, могу ... Но я даже не знаю, зачем вы хоти­
те ехать к озеру Рудольф ... Ведь вам нужно озеро Ру­
дольф, не так ли? Я кивнул: -
Озеро Рудольф и гора под названием Порр. Возмож­
но, и Кулал. -
Кулал ... -
Она произнесла это название тихо, слов­
НО в нем было нечто волшебное.- Мне все время хотелось поехать на Кулал. Тембо -
мой отец -
один из тех очень немногих людей, которые действительно знают это стран­
ное скопише вулканической породы ... Вы обещаете?. Но тут она замялась, покачала головой и улыбнулась. -
А, чего уж там! Придется мне довериться вам. В лю­
бом случае осталось каких-то два дня. В четверг Алекс выступит на конференции, потом все это выставят перед камерами, и все узнают ... Она опустила взгляд на мои ботинки, пожала плечами, потом повернулась и зашагала в кустарник. 54 55 -
Это недалеко,-
сказала она через плечо.- Всего полчаса или около того. Больше она не разговаривала и шла вперед свободной походкой, чуть покачиваясь. Я тоже молчал, потому что мы почти сразу угодили в неглубокое болото, и я едва ухитрялся не потерять башмаки. Однажды, поджидая меня, Мери указала на какие-то следы. -
Бородавочники. Они выживают даже там, где гибнут все остальные. И она пошла дальше, продираясь сквозь колючую ча­
щобу, карабкаясь среди скал по тропе, протоптанной, оче­
видно, диким зверьем. На верхушке скалы она останови­
лась и кивком указала на полоску земли, змеившуюся по выжженной равнине. -
Он там, внизу,-
сказала она.-
В люгге 1. -
Значит ... -
Я умолк, чувствуя, что вконец сбит с тол-
ку, и она с улыбкой кивнула. -
Отец -
очень решительный человек. Если уж он за что-то берется ... -
Мери помолчала и добавила: -
Он по­
шел к самолету с остальными пассажирами, но не поднял­
ся на борт: просто прошагал под брюхом и скрылся в ночи, и никто его не остановил. К утру он был среди холмов Нгонг, возле старого лагеря, где у него друзья. Она напряженно смотрела на меня. -
Отец подвергался опасности. Вы это понимаете? Они могут убить его, если узнают, что он здесь. -
Но раз ван Делден выступит на конференции ... -
Я не понимал, что говорю.-
Вы сказали, он непременно хотел произнести речь. -
На конференции -
другое дело. Там он будет под защитой делегатов и репортеров, вроде нас с вами. Но здесь ... -
Она смотрела на меня тяжелым взглядом.­
Здесь он одинок и уязвим. Вы понимаете? -
Я ничего никому не скажу,- заверил я ее. Она кивнула. -
Я бы не повела вас в люггу, если б чего-нибудь опа­
салась. И зашагала дальше, вниз, на равнину, где, как раскры­
тые зеленые зонтики, стояли акации. Через десять минут мы вошли в пояс зелени, росшей на мягком песке давно высохшего русла ручья. Сейчас вода текла здесь тонкой струйкой, лужицами стояла в песчаных ямках, а над головой тускло поблескивала и сверкала освеженная дождем листва. Цапля, стоявшая будто часовой, взмыла ввысь при нашем появлении, тяже­
ло взмахивая крыльями, а на открытом месте за полосой красноватой земли блеснула яркая вспышка -
зиморо­
док, как полагала Мери. Песчаные дюны были испещрены следами птичьих лапок. Стояла жара, парило, было очень тихо, только МЯГКО ворковали голуби да настырно журчал голос какой-то неутомимой птицы. -
Эту птицу называют «флягой»,-
сказала девушка, и в тот же миг из зарослей выступил пожилой человек, одетый лишь в шорты цвета хаки. Черное его тело матово блестело. Ружье, которое человек держал в руках, было нацелено на меня, пока он объяснялся с девушкой на суа­
хили. -
Он говорит, что Тембо идет по следу куду 2. Он не знает, когда тот вернется,-
Мери еще немного поговори­
ла со стариком, потом тот кивнул, улыбнулся и опять исчез среди деревьев. Мы пересекли ровную площадку мягкого золотистого песка.- Хорошо, что старый разбойник с ним. Его зовут Мукунга. -
Я-то думал, ваш отец ненавидит браконьеров,­
сказал я. -
О, господи! Мукунга -
охотник. Убивать, чтобы прокормиться и выжить, И убивать ради наживы -
совсем разные вещи, вот из-за чего отец схлестнулся с Алексом. А в Марсабите ... только один человек когда-либо пытался сделать это в Марсабите ... -
Ее голос стих, и мне показа­
лось, что она вздохнула, хотя не ·уверен.-
Тембо. Так они его звали. «Тембо» и «НДову» -
одно и тоже, эти слова означают «слон». И они правы: с годами он становится все больше похож на слона. Иногда я задумывалась ... -
Она умолкла, чуть повернув голову.-
Вы, наверное, удивляе-
-i Полосы густого кустарника, растущего ПО руслам пере­
сЬхших рек. (Здесь и далее -
прим. перев.) 2 Винторогая антилопа. тесь, почему я зову его Тембо, но' моя мать умерла, и я почти все свое детство провела в лагерях в буше, под при­
смотром людей вроде Мукунги. Они обращались к нему «Бвана нкубва» -
«Большой белый ВОЖДЬ», но меЖдУ собой называли его не иначе как Тембо. Я просто привык­
ла.-
Она отрывисто засмеялась.- Думаю, когда вы с ним встретитесь ... Она лезла на берег, продираясь сквозь низкую поросль, я карабкался следом. Вдруг к моей пояснице прижали что­
то твердое, и чей-то голос произнес по-английски: -
Не двигаться. Я застыл, кожа покрылась мурашками, между лопаток потек пот. -
Это ты, Мтоме? -
Девушка вернулась и с улыбкой протянула руку. Ствол ружья больше не упирался в мою спину. Я обернулся и увидел, что совсем рядом со МНОЙ стоит высокий худощавый и очень черный человек с дряб­
лыми отвислыми мочками ушей, привыкшими к украше­
ниям, которых сейчас не было. Человек был одет в рубаху и ш'ганы цвета хаки, которые держались на широком ко­
жаном патронташе. Он растерянно улыбнулся, глубокий шрам на левой щеке сморщился, показались сломанные корешки двух передних зубов. -
Тембо еще не вернулся? -
спросила Мери. -
Нет, миссамари. Обратно СКОрО,-
он взглянул на дешевые наручные часы. -
Тембо ушел один час. Вы хо­
тите что-нибудь? -
Чаю. У тебя есть чай? Мтоме кивнул. Его улыбка стала шире. -
Много чая, много сахара. Нет молока. Тембо ушел доить буйвола. Тихонько смеясь своей шутке, он продрался на неболь­
шую полянку, где стояла маленькая палатка и чернело кострище. В развилке дерева виднелись два ружья, на ветвях сушились куски мяса. Мтоме присел на корточки перед головешками и при­
нялся раздувать их, а мы с Мери растянулись на сырой земле. Потом Мтоме без умолку говорил что-то на быст­
ром трескучем наречии, обращаясь к Мери Делден. -
Мтоме сказал, что работал поваром у каких-то сол­
дат, стоявших на краю Рифтовой долины, и туда приехал патруль полиции безопасности. От них он и прослышал о возвращении Тембо.-
Ее голос звучал лениво, почти сон­
но.-
Лет, наверное, шестнадцать назад этого человека привезли с севера. Близ Самбуру , возле заповедника Меть­
юз Рейндж, его чуть не убил буЙвол.- И она добавила: -
У нас никогда не было лучшего кашевара. А еще Мтоме -
очень хороший стрелок. Я помнил Метьюз Рейндж по карте. Он был расположен к северу от тропы на Южный Хорр, ведущий к озеру Ру­
дольф. -
Он знает озеро? -
спросил я. -
Конечно. Он из племени туркана. Родился там и много раз путешествовал к озеру Рудольф с моим отцом. И на Кулал тоже. Он знает эту страну вдоль и поперек. Меня заинтересовало то обстоятельство, что Мтоме родился возле озера Рудольф. -
Спросите его, лазал ли он когда-нибудь на гору под названием Порр.-
Я произнес имя горы ПО буквам и объ­
яснил, что она стоит на восточном берегу озера Рудольф и похожа на пирамиду. Мери села, крепко обхватив рука­
ми колени. -
Теперь вспоминаю. Гора упоминается в книге Пете­
ра ван Делдена. Мтоме вручил Мери жестяную кружку. -
Вот почему вы хотите отправиться к озеру Рудольф. Чтобы взойти на Порр? Я заколебался. Но теперь, когда она привела меня сюда для встречи с отцом, уже не было смысла секретничать. -
Похоже, там бьи какой-то город. Не «город» в на­
шем понимании, а скорее кучка каменных жилищ на вер­
хушке пирамидальной горы.-
Мне сунули кружку с чаем, такую горячую, что я едва не уронил ее.-
Петер ван Дел­
ден считал, что это и есть гора Порр. Но он никогда не забирался на ее вершину. -
Этого нет в книге. -
Нет.-
Я умолк, гадая, сколь много можно ей рас-
сказать, и в этот миг за моей спиной раздался голос: -
Кто это, Мери? Голос был мягкий и в то же время очень сочный, почти рык. Я обернулся и увидел человека возле дерева, к кото­
рому были прислонены ружья. Его глаза неотрывно смот­
рели на меня из-под густых седых бровей. -
Я Колин Тейт,-
сказал я, поднимаясь. Он молчал, я тоже. Я был слишком удивлен мощью этого человека, необыкновенным ощущением силы, кото ­
рой веяло от него. Я знал по фотографиям в его книге, что он внушительная фигура, но среди этих фотографий не было ни одного снимка крупным планом, и вид этого боль­
шого, как бы высеченного топором лица, состоявшего, казалось, из одного носа в обрамлении густых седых во­
лос и бороды, застал меня врасплох, заставив вспомнить детство и иллюстрированную библию с портретом Иоанна Крестителя, молящегося в пустыне. -
Колин писал тебе,-
сказала Мери. Не сводя с меня глаз, он слегка склонил голову. -
Зачем ты привела его сюда? Я же тебе объяснил ... -
Он не пожелал сказать мне, в чем дело. А поскольку в усадьбе ничего не происходит ... -
Она резко пожала пле­
чами.-
После твоего выступления на конференции уст ­
роить встречу было бы нелегко. Он поднял руку и принялся теребить бороду. -
Значит, конференция еще не открылась? -
Нет. Все так, как ты и предполагал: Кима ни задер-
живается. Он кивнул. -
Стало бытъ, он не намерен позволить им смотреть Серенгети. Жаль, что я не смог поговорить с Майной или Нгуги в Найроби. Если б мне удалось встретиться с ними или выступить по радио ... -
Он стоял, поглаживая бороду и глядя на меня в глубокой задумчивости.- Вы с телеви­
дения, мистер Тейт? Так, кажется, вы сказал и в вашем письме. Я полагаю, у вас есть с собой камеры? -
Да, в усадьбе. -
Вы хотел и бы поснимать Серенгети вместо того, чтобы торчать на открытии конференции? -
Он вытащил из кармана линялой охотничьей куртки трубку, прибли­
зился и, присев возле меня на корточки, начал набивать ее. Табак он доставал из кисета, сшитого, судя ПО виду, из шкуры леопарда.- Раз уж вы здесь ... Он следил за мной, и я смутился под холодным взгля­
дом этих бледных глаз. Мтоме наполнял кружку и з закопченного чайника, а я молчал, думая о том, на с кольк о, должно быть, одиноко чувствует себя этот человек, за которым охотится служба безопасности. Он набивал трубку долго и неторопливо. У него были необыкновенно крупные, сильные руки с густой сеткой вздутых вен. За все время он ни разу не отвел глаз от моего лица. Наконец ван Делден сказал: -
у вас хватит смелости попытать счастья? Но есть ... риск. -
Мне еще не доводилось делать выбор такого ро д а. Он издал смешок, больше похожий на лай. -
Что ж, по крайней мере это че с тный ответ. Ван Делден потянулся за кружкой, которую по­
дал ему Мтоме, и выпил ее до дна. -
Так-то оно лучше.-
Поставив кружку, он принялся раскуривать т рубку. Теперь он смотрел на с вою дочь, а не на меня.- Прошел вдоль люгги мили две, потом пере с ек открытый участок. Трудно идти, и воздух тяжелый. Нашел куду? -
с просил а Мери. n ;.~ -
Нашел тушу или то, ЧТО от нее осталось. Силок, который ее задушил, все еще свисал с мо л одого деревца, и кострище там было. Еще кто-то пытается про кормиться дарами земли. Ты видела какие-нибудь признаки жизни? -
Следы бородавочника, а е ще сл оновий помет при ­
мерно двухдневной давности. Он кивнул. -
Этот слон сдохнет. Все о ни обречены, все те, кому не удалось выбраться. Но бородавочники живучи. Жирафы, наверное, тоже. Я ви д ел мельком двух взрослы х и молодого, но не с мог приблизиться к ним. Дичь, кот о рая еще о с талась в этих ме с тах, знает, что на нее идет охота. Все нынче пуганые. Ты уже ви д ел а Мукунгу? Мери рассказала ему, как тот появился из-за деревьев. Ван Делден кивнул и улыбнулся. -
Мукунга был с нами еще в нашем старом ла­
гере на Олдув а е, когда Алек с у с троил с вою бойню. Вот почему мне изве с тно, что твори тс я на окраине Серен ­
гети. Это было больше г ода назад, перед с амым началом миграции. Алек с приехал? -
Нет. Каранджа говорит, 'ITO он прибудет вместе с Кимани. М н е надо поговори т ь с эт им мальчиком. -
С Каранджей? Бессмы с ленно. --
Видимо, да. Сейчас он, д о лжно быть, из м ени лс я, как и все о с тальные здесь. Ему в с егда нравился свет рампы. Помнишь, как он ринулся в заросли за тем львом? Маленький негодяй, склонный к театральным жестам. Нынче он чиновник ПО с вязям с общественностью,- доба­
вил ван Д е лден, глядя на меня,- но когда мы были вме­
сте, он под конец с тал лучшим среди на с с трелком. Ван Делден покачал головой, и я ощутил его тоску по ушедшим дням. Затем, вновь повернувшись к дочери, он сказал: -
Стало быть, ты еще не видела Алекса. Когда уви­
дишь, спроси его, что произошло на Олдувае год назад. Мукунга говорит, Алекс вырезал там по меньшей мере пятьдесят тысяч зебр и столько же антилоп гну. -
UIла война, и надо было кормить армию. Он кивнул. -
И еще тот холодильный комбинат, о котором я тебе рассказывал. Будь угандийцы поумнее, они бы догадались, что будет война, как только кончат строительство этого громадного холодильника. А иначе с чего бы правительст­
в о стало давать какому-то коммерсанту ссуду наличными на постройку такой большой фабрики? С той минуты стада Серенгети были обречены. у Алекса был только один способ наполнить этот холодильник.- Ван Делден опять посмотрел на меня.- Побоище прекратилось толь­
ко восемь месяцев назад, и улики до сих пор налицо. -
Но ведь это вина армии, а не Алекса. Мукун­
г а мне говорил ... Он отмахнулся от ее замечания и подался вперед, вперив в меня взгляд своих бледиых глаз. -
Вас это интересует? Склеп для четверти мил­
лиона зверей? Я неуверенно кивнул, не зная в точности, чего он от меня ждет. -
Тембо, ты, верно, с ума сошел.- Его дочь подалась вперед, уперев подбородок в колени, гла­
за ее ярко сияли.-
Единственный транспорт в этих местах ... -
На конференции первым делом спросят, какие у меня доказательства. Что я отвечу, если не увижу все своими глазами? Вероятно, Каранджа мог бы все им рассказать. -
С чего вдруг? -
Он любит ,животных. Хотя теперь, когда он забрал-
ся на другую колокольню, вряд ли ... Мери засмеялась, потрепав отца по руке. -
Опять старые трюки -
меняешь тему разговора. Я хочу знать, как ты намерен завладеть грузовиком. -
А я хоч)[ выяснить, что известно этому моло­
дому человеку об озере Рудольф такого, чего не знаю я. Успокойся, Мери.-
Он снова повернулся ко мне.­
Вы понимаете, что никто не знаком с этой местностью так, как я? -
Понимаю, сэр. Он кивнул, хмуро посасывая трубку. -
Я, наверное, побывал везде, куда забирался мой отец,,- он снова смотрел на меня.-
В вашем письме вы дали понять, что дело как-то связано с его книгой. Вы читали «Путешествие через Чалби к озеру Рудольф»? -
В оригинале -
нет, только в переводе.- И я рас­
сказал ему про то, как ко мне попал машинописный эк­
земпляр.-
Думаю, моего дядю мучила совесть, потому что он не смог ничего сделать с этой книгой. Похоже, он отыскал ее в кипе заброшенных рукописей, когда взял дело в свои руки после смерти моих родителей. Он гово­
рил, что сохранил рукопись только из-за карты и еще по­
тому, ЧТО в самой книге было вложено несколько страниц, написанных от руки. -
Почерком моего отца? -
Я так предполагаю. По крайней мере, все это было написано на африкаанс. Я сверил с перево­
дом. Неподшитые страницы наверняка вошли в него. И вы привезли его с собой. -
Да, и карту тоже. Ксерокопии, разумеется. Мне всегда казалось, что в книге должна быть кар­
та, но, возможно, в те времена в Питермарицбурге не было гравера, или они не смогли изготовить печатную форму. На карте отмечен его маршрут? Я, как мог, описал ему карту, и он весело сказал: -
Все это есть в тексте. Если знаешь эту страну, можно идти по ней и без карты. -
Н() расположение наскальных рисунков без карты не уста'.Jl!ИШЬ,-
возразил Я.- И старые пустоши, где он нашел .,"репки. -
Наскальные рисунки? -
Ван Делден уставился на меня.-
В книге ни словом не упоминается о черепках и наскальных рисунках. Он извлек трубку изо рта, несколько мгновений изучал ее, потом снова сунул в зубы и медленно покачал головой. -
Боюсь, это не моя епархия,- сказал ОН.-
В любом случае вряд ли сейчас подходящее время ... Он не был археологом. Древнейшее поселение ничего для него не значило в сравнении с резней диких живот­
ных в Серенгети и даже в сравнении с подвешенной на дереве петлей, отмечавшей место гибели какой-то винторогой антилопы. -
Порр я, конечно, знаю,- тихо сказал он, словно стараясь смягчить мое разочарование.- Если смотреть с островов Лойангалани и Эль-Моло, ,гора торчит над ровным и изогнутым восточным берегом озера как пира­
мида в пустыне. А если ветер позволит вам перебраться на Южный остров, то оттуда сходство с египетской пирами­
дой еще заметнее. Конечно, гора намного выше -
за три тысячи футов. -
Вы когда-нибудь поднимались на нее? Он покачал головой. -
Нет, обошел вокруг вдоль берега по маршруту, что проходит в глубине суши. Но на их острых красных скалах нет никакой жизни. К то-то описал их как один из самых разоренных памятников природы. Гора, которую разнесло на куски. Кажется, это были слова Хиллаби.­
Он передал пустую кружку Мтоме, чтобы тот снова напол­
нил ее.-
Мне кажется странным, что эти сведения были вписаны в книгу только тогда, когда отец захотел опуб­
ликовать ее по-англиЙски. Там нет никакого объясни­
тельного письма? -
Наверное, сначала ОНО было,- ответил Я.- НО когда материалы передали "не, там оставались только оригинал книги, карта и пеrевод. -
Очень странно,- пробормотал ОН.- {)Jeц был аф­
риканером. Он жил по закону библии и (;вОего ружья. Великий охотник и чертовски фанатичный человек. Труд­
но поверить, что он стал бы добиваться публикации в Англии, да еще включать в книгу подробности, которые утаил в оригинале на африкаанс. -
Разве он никогда не говорил с вами об этом? Ван Делден покачал головой. -
Не припоминаю. Но ведь он умер незадолго до того, как мне исполнилось восемнадцать. Он страдал малярией и был тяжело ранен слоном, которого не сумел уложить с первого выстрела.- Он взглянул на меня.-
Вы говори­
те, дополнительный материал был вписан от руки на афри­
каанс? Когда я сообщил ему, что почерк был крупный и угловатый, он кивнул. . -
Возможно, это рука моей матери. Он мало что оставил ей на жизнь, и публикация в Англии не могла бы ей повредить. Больше ван -
Делден ничего не сказал. Он сидел, пил чай, погрузившись в раздумье. Потом вздохнул: -
Теперь уже никто не увидит его находок. Весь тот район закрыт.- Он поставил кружку и взглянул на часы.-
Вам пора идти, если хотите поспеть к ленчу. Может быть, когда все это кончится и жизнь вернется на круги СВОЯ ... -
Тут он рассмеялся и пожал плечами.­
Когда я возвращусь на Ла-Диг, пришлите мне перевод. А лучше приезжайте навестить меня. Животных там нет, но птицы занятные. к: рассвету я рассчитываю добраться до озера Идоло. Он проводил нас до ручья. Скалистая гора на краю равнины была едва видна. Она мерцала в зной­
ном мареве. -
Запомните: если на выходе с территории усадьбы вас заметят, если окликнет кто-нибудь из солдат, не приходите. И для ваших соседей по комнате надо при­
думать убедительное объяснение вашему ОТСУТСТВИЮ.­
Он взглянул на небо.- Лучше захватите непромокае­
мую одежду, скоро опять польет. Будь осторожна, То­
ТО,- добавил он, потрепав дочь по плечу. -Ndio, Тембо.-
Она засмеялась, как мне показа-
лось, от радостного волнения. Ван Делден повернулся и помахал рукой. -
Значит, встречаемся около двух часов ночи. И он легкой походкой зашагал по люгге. На нас он не оглянулся. я валялся на койке, но не мог уснуть из-за шума: делегаты болтали и спорили, возобновляя старые зна­
комства, завязывая новые. В начале пятого над усадьбой низко пролетел лег­
кий самолетик, а спустя полчаса министр уже фото­
графировался рука об руку с председателем конферен­
ции, сэром ЭДМУНДОМ Уиллоби-БлэЙром. Рядом с огром­
ным белокурым председателем Кима ни казался совсем крошечным, но нехватку роста он восполнял энергией; движения его были проворны и ПОЛНЫ жизни, на широ­
кой и ПЛОСКОЙ физиономии то и дело вспыхивала веселая улыбка. Пока длилась эта сцена, солнечный свет померк, уто­
нув в урагане, который громыхал вокруг нас больше часа. Когда дождь наконец перестал, 'наступил вечер, и мы за­
хлюпали по грязи на ужин. Вдруг какой-то француз у веранды крикнул: -
Смотрите-ка, слон! Все повалили на улицу, в ночную тьму. Прожекторы еще не включили, но сквозь рваные облака проглядывал молодой месяц, мерцали немного численные звезды, и на какое-то мгновение все увидели на дальнем берегу пруда неподвижную серую массу. Ее накрыла тень от облака, и, когда вновь выглянула луна, слон уже исчез. Каранджа кричал, чтобы включили прожекторы, но было поздно. Здоровяк-американец с бостонским выговором, стоявший совсем рядом со мной, возбужденно воск­
ликнул: 58 59 -
Слон! Я видел его своими глазами! -
И добавил, обращаясь к окружившей его группе людей: -
Вот вам и доказательство тому, о чем я говорил: дела не так плохи, как хотел бы внушить нам этот малый Уинтроп. Чья-то рука коснулась моей, и я повернулся. Это была Мери. -
В половине первого,-
сказала она.- Хорошо? И возьмите только ручную камеру, никаких громоздких вещей. Остаток вечера я продремал на веранде в единственном кресле. Рядом стояла зачехленная камера. Я без труда убедил Кена, что нам лучше разделиться. Он будет снимать открытие конференции, а я тем временем по­
пробую отснять несколько кадров рассвета, пригласив в проводники какого-нибудь знатока здешних мест. Видимо, Кен догадался, что «знатою> этот -
Мери Дел­
ден, но он был не из тех, кто пускается в расспросы. В девять прожекторы потушили, и час спустя домик затих -
лишь несколько лампочек еще поблескивало в темноте; луну заволокло тучами, ветра не было. Долж­
но быть, я уснул, потому ЧТО помню только, как рядом со мной возник силуэт и послышался шепот Мери Делден: -
Пора идти. Вы готовы? На плече у нее болтался фотоаппарат, а карманы курт­
ки топорщились от пленки. Я кивнул, поднялся, подхватив «Белью» и плащ, и пошел следом за Мери, держась чуть сзади, ощупью отыскивая дорогу в темноте и размышляя о слоне, ко­
торого видел сегодня. Если поблизости водится слон, то почему тут не может быть других зверей -
носо­
рогов или львов? Может, в это время они приходят на водопой? Под моей подошвой треснула ветка. Мери взяла ме­
ня за руку. -
Теперь ТИХО,-
шепнула она.- В миле от усадьбы на дороге выставлен патруль. -
Как, по-вашему, он сможет завладеть грузови­
ком? -
шепнул я. -
Не знаю. -
Почему он не ответил вам на этот вопрос нынче утром? -
Он не очень доверяет женщинам.- Она произнес­
ла это бесцветным тоном, но в ее голосе слышался оттенок горечи.- Мы никогда не были особенно близки, да и вообще отец никого не посвящает в свои намерения. Он из тех людей, которые ведут себя так, словно в мире, кроме них, никого нет. Вдруг Мери застыла. Она смотрела мимо меня на тем­
ную тень дерева. Та раздвоилась, и одно из деревьев вроде бы сдвинулось с места. Или мне померещилось? Мери быстро зашагала вперед, потом остановилась, ус­
лышав стук дерева о дерево и тонкий писк. Может быть, это кричала какая-нибудь ночная птица? Мери молчала до тех пор, пока мы не забрались на залитую ясным лунным светом верхушку холма и не увидели дорогу, зигзагами уходившую вниз. -
Похоже, патруль мы миновали. Каранджа гово­
рил, ЧТО ОН стоит на вершине холма, на дороге к люгге. Дождь полил, когда мы добрались до дороги и зашагали по ней к броду. Здесь мы отыскали врос­
шее в люггу поваленное дерево, уселись на него и ста­
ли ждать. -" Еще полчаса,- сказал я, глядя на свои часы. -
Он прибудет раньше срока. Как всегда. Если не считать шума дождя, тишина тут стояла пол­
ная. Я едва видел черты лица Мери и ее силуэт, а за спиной девушки -
белесую полоску дороги, взбиравшей­
ся вверх к горизонту. Мери сидела совершенно непод­
вижно, без напряжения, но была настороже, и я ощу­
щал ее старательно скрываемое волнение. Ван Делден был персоной нон-грата, по сути дела, в бегах, а угон армейского грузовика -
это ... -
Далеко ли до озера, о котором он говорил?­
В тишине мой голос звучал неестественно громко. Лгария? Часа три-четыре. Точно не знаю. -
И как долго мы там пробудем? -
На съемку вам времени хватит. Вы ведь умеете управлять машиной? -
В ее голосе звучала едва улови­
мая нотка веселого любопытства. Она повернула голову и посмотрела мне прямо в глаза. Вы понимаете, что задумал отец? -
Думаю, да. -
Не знаю ... -
Она помолчала и спросила: -
Вы го-
ворили с делегатами? -
Кое с кем. -
Тогда вам ясно, что они безнадежно застряли на перепутье. Они приехали сюда по приглашению Восточ­
ноафриканской Федерации. Состояние усадьбы, продо­
вольственное снабжение и прочее -
все это напоминает им, что в Африке была война, и многие делегаты боль­
ше озабочены сиюминутными делами. Вопрос о диких животных связан с политикой, и если отцу не удастся встряхнуть делегатов, принудить их к согласованным действиям... Вы умеете работать с камерой? -
Не так профессионально, как Кен. -
Я тоже любитель, но по нашим снимкам мир мо-
жет понять, что творится сейчас там, в саванне. Она умолкла и снова прислушалась. Дождь почти перестал, ветер усилился, шелест листьев зазвучал громче. Вы еще не встречались с Алексом Кэрби-Смитом? -
Мне сказали, что он не приехал. -
Он приехал вместе с министром. И уже разговари-
вал с некоторыми из делегатов, с теми, на кого они могут положиться. Сегодня он постарается в частном поряд­
ке уломать и остальных. И она добавила: -
Алекс всю жизнь относился к животным совер­
шенно не так, как отец. Я чувствовала это, даже когда была ребенком. Он -
коммерсант и смотрит на живот­
ных точно так же, как дровосек на лес. -
Выходит, вы с ним знакомы? Она резко засмеялась. -
Разумеется, знакома. Он был напарником Тембо, и они вместе водили сафари. Оба тогда были охот­
никами и имели лицензии на отстрел в пределах квоты. Для Тембо в э+ом заключался смысл жизни: он лучше узнавал страну, знакомился с животными, и ничто другое его не интересовало. А вот дядюшка Алекс... В те дни я звала его ДЯДЮШКОЙ,-
Мери снова засмеялась корот­
ким нервным смехом, похожим на хихиканье маленькой девочки.- Он смотрел на все это совершенно иначе­
как на бизнес. Он начал сколачивать целую организа­
цию, подрядился вести для правительства научные иссле­
дования и давать советы, сколько отстреливать львов, слонов и всего остального. А после отстрелов при­
гонял в саванну рефрижераторы и брал свое. в его рас­
поряжении были все пищевые комбинаты, поэтому он пускал в дело и шкуру, и кости, и каждый кусочек мяса убитых им животных. Он работал «по науке» и чертовски здорово умел убеждать людей. "-
Тогда-то ваш отец и расстался с ним? -
Нет. Еще раньше, когда мне было лет девять, вскоре после гибели моей матери. Я тогда, помнится, все время плакала. -
Значит, Алекс вам нравился? -
Да. Гораздо больше, чем отец. Дядюшка Алекс был великий мастак очаровывать. Да он и сейчас такой. А что нужно маленькой девочке? -
Она вздохнула.­
Понимаете, Тембо -
человек суровый и неугомонный, крепко битый жизнью. На уступки не способен ... -
и в четверг он собирается встретиться с Кэрби­
Смитом? -
Тихо, слушайте! Несколько мгновений я ничего не слышал, но потом до меня донесся едва различимый шум мотора. Вдалеке показался свет, и в следующий миг из-за холма поя­
вились фары грузовика. Мы вышли на дорогу. Свет слепил нас, но скоро фары потушили, двигатель зара­
ботал на малых оборотах, и грузовик остановился возле нас. Оба человека в кабине были африканцами. Один раз­
глядывал нас из-за руля, и я не сразу узнал его, пото­
му что черная кожа приобрела пепельный оттенок, на лбу у него выступил пот, а белки глаз безумно блесте­
ли. Это был" Каранджа. Продолжение следует Пере8еn с ilHrnMMQCOro А. ШАРОВ ВЛАДИМИР лоrинов ПОСЛЕДНЕЕ УСИЛИЕ q)антастuческuй рассказ Ч
ерепаха плакала. Глухов стоял рядом С ней и гла­
дил узкую, стянутую морщинистой кожей головку. Потом черепаха напряглась, и тело ее стало су-
дорожно выползать из панциря. Она зажмурилась от бо­
ли и рывком выскользнула из сдавливающей брони. Тогда Глухов рванул на ней морщинистую кожу ... «Скорее, скорее!.на земной модуль!» Они выскользнули из пещеры... Какое-то огромное черное покрывало словно ждало их. Оно живым студнем наползало на скалы. Коймаологией I занимались давно, хотя институту, ис­
следующему биоэнергетические возможности человека было не так уж много лет. Одни специалисты в нем за~ нимались проблемой использования каналов воображе­
ния в лечебных целях. Другие засыпали в дарфонах 2 и после пробуждения давали точную информацию о пла­
нетах, куда были «команднрованы». Посылать в иные ми­
ры космические корабли и автоматические станции после открытия коймаологии уже просто не имело смысла. Владнмир Глухов работал над проблемой установления каналов обратной коймасвязи с гуманоидами. Однажды вечером, когда Глухов как обычно засиделся в лаборатории, ему позвонил однокашник по институту Алексей Круглов и попросил о встрече. Владимир спустился в холл института. Привет. -
Здравствуй. -
Сказать кому -
не поверят,-
засмеялся Круглов, крепко пожимая руку.-
Человек ПРИХОднТ спать на ра­
боту. Выспится -
и домой ... О подобном даже самые отъявленные лентяи прошлых веков не мечтали! -
Этот. сон не дает отдыха,- мрачно возразил Глу­
хов.-
И, наверное, нас ждет расплата за вмешательство в естественное течение человеческой жизни. ~есяц такого I ": о й м а о л о г и я (фант.) -
от греческого слова kojma-
та! -
спать. Наука, изучающая возможность переноса био­
энергетического потенциала человека в пространстве. 2 Д арф о н (фант.) -
прибор, позволяющий переносить био­
энергетический потенциал человека в пространстве или на дру-
гой человеческий организм. . Рисунок А. rYCEBA «сна» без контроля -
и самый здоровый коймаолог прев­
ращается в развалину! И процесс этот необратимыЙ ... -
Я привез больную,-
неожиданно серьезно сказал Круглов.- Всего шестнадцать лет. Но ... безнадежна. -
Что с ней? -
Никто не понимает, в чем дело ... Девушка с траги-
ческим восприятием действительности. Говорит невпо­
пад, беспричинно плачет, пыталась наложить на себя руки. я очень прошу тебя посмотреть ее ... Когда она спит -
улыбается. Очевидно, ей снятся чудесные сны, которые длятся по десять-двенадцать ча­
сов, а проснувшись, она плачет ... и дышит, как старый и тяжело больной человек ... -
И как давно? -
С самого рождения. Глухов помолчал, что-то прикиДЫвая. -
Ничего не обещаю... Приезжай дня через два. Глухов считал, что человек совершенен и вечен и людям было суждено жить на всех планетах. Но произошла страшная катастрофа, в результате которой уцелел толь­
ко один гуманоид -
земной. Все остальные -
жители ближайших планет, оказавшиеся после катастрофы на Земле,-
патология, которую мы никак не можем понять. А ведь они имеют не меньше прав на жизнь, чем счастлив­
цы земляне. Глухов верил, что человек может адаптиро­
ваться в любых условиях. Неограннченные возможности его организма заставляли Владимира задумываться над самыми, казалось бы, бредовыми идеями: можно жить без атмосферы, пищи и даже воды ... Он был убежден, что в че­
ловеке заложено все, что есть во Вселенной. ~ила действительно была тяжело больна. Глухов это понял сразу. С минуту он рассматривал болезненное белое лицо девушки, с удивлением чувствуя, как его пульс уча­
щает ритм. Коймаолог вдруг подумал, что он уже где-то видел эти припухшие, слегка воспаленные глаза. Где же? Перед ним внезапно пронеслись сотни навсегда запом­
нившихся картинок. « ... Пещеры ... панцирь ... глаза черепахи ... Стоп!» Он впился взглядом в зрачки больной -
они! ~ила опустила веки. Над ее левым глазом запульсиро­
вала тоненькая жилка. -
В дарфон ее!- Глухов вздрогнул от собственного голоса.- По-моему, она с созвездия Центавра. Набрать информационный код планеты из созвездия было делом мига ... Синеватая кривая на дисплее анали­
затора биоритма подтвердила его догадку. Ну и что ИЗ это­
го следует? Он обхватил голову руками и замер. -
ПЛохи дела? -
чуть слышно спросил Круглов. Не знаю... Она похожа на долго спавшего коймао­
лога... и живет во сне, а действительность для нее­
все равно, что для нас кошмарные сны. Но это не все ... Дuевушка -
гуманоид со звезды Альфа Центавра. Если еи создать в дарфоне параметры родной планеты, а потом перевести на земные ... «Еще немного,- лихорадочно думал коймаолог, переп­
рыгивая через трещину,- осталось чуть-чуть ... » Девушка дрожала в его руках как в сильном ознобе. Глухов видел: черное покрывало скоро настигнет их. За спиной пахнуло леденящим холодом. Владимир сделал последнее усилие и огромным напряжением воли послал импульс своей биоэнергии в дрожащее тело девушки с ог­
ромными воспаленными глазами. И тут она легко, словно воздушный шарик, выскольз­
нула из его рук и устремилась туда, где ждала ее далекая голубая Земля ... ~ила проснулась. Сквозь прозрачный купол дарфона она увидела белые стены и океан солнечного света в окне. Странное чувство овладело ею, раЗЛИВШИСЬ теплом по всему словно оттаявшему телу. Она оглянулась. Рядом с ней в синевато-черном халате с капюшоном, туго обтяги­
вающим голову, лежал мужчина. ~ила наклонилась к его так странно знакомому лицу. И вот дрогнули веки, откры­
лись глаза. ~ужчина улыбнулся. -=-
Кто вы? -
прошептала ~ила, невольно радуясь этои улыбке. -
Я... я тебе потом объясню... Все! 60 61 МИХАИЛ ЕФИМОВ ЛЕСТНИЦА НА МИТРИДАТ Н
евы сока гора М итрида т, всего около 90 метров. Но с какой бы точки подковообразного п обережья, вдоль которого растяну ­
лась современная КерчЬ, я ни смот ­
рел -
отовсюду видел яркую точку Вечного огня на могучем горбе I'ОРЫ. Быть в Керчи и не подняться по каменным ступеням на вершину Мит­
рида та -
все равно, что не пройти в Одессе по Потемкинской лестнице или по Невскому проспекту J! Ленин­
граде. Иссеченная ветрами, в зной будто раскаленная добела, старин­
ная керченская лестница, подобно Пропил еям, ведет в глубину истории города, и счисляемую в два с полови­
ной тысячелетия. На склонах Митридата работают археологи. Этим раскопкам почти полтора с толетия. Встает из земли античный Пантикапей -
столица Боспора Киммерийского в IV -11 ве­
ках до нашей эры. Нынешний начальник Пантика­
пейской археологической экспеди ­
ции Владимир Толстиков -
брон ­
зовый от загара, мускулистый, с вы­
цветш ей на солнце золотистой боро­
дой -
кажется, с тал одним и з оби ­
тателей античного полиса. Слушая его, я живо представляю исчезнувшие крепостные стены и башни Пантика ­
пея, его пыльные улочки, наполнен­
ные разноязыким говором, вижу г о ­
рожан -
ремесленников, торговцев, моряков и важных пританов -
го­
родских чиновников. К «пританею,>, зданию, где реш а­
лись все городские дела, ведет улочка, опоясывающая Митридат. Из ка­
менных обломков археологам удало с ь собрать две торжественные дори­
ческие к олон ны, перекрытые архит­
равом; это пока единственный памят­
ник, дающий непосвященн ому пред­
ставление об утраченном в веках ... В самом названии горы, как бы бес­
сознательно унаследованном от ан­
тичности, живет память о малоазий­
ском правителе Митридате Евпаторе, грозном и жестоком владыке Черно­
го моря, яростном противнике Древ­
него Рима. Те с нимый римлянами, Митрида т нашел в акрополе Пан ти ­
капея свое последнее пристанище. От сюда, окруженный горсткой вер-
ных телохранителей, наблюдал он за цер е монией возведения в царское достоинство предавшего его сына Фарнак а. Если в ер ить легенде, яд, который принял Митридат, не по­
действова л, и, не желая сдаваться врагу, царь приказал заколоть себя мечом. ... Ветер срывает с волн пенистые гребни. Стальная водная гладь и голу­
бое небо без единого облачка сли­
ваются на гор изонте. В ясную погоду с развалин акрополя можно разгля­
деть темную поло с ку кавказского берега, где когда-то была Тмутара­
кань, самое удаленное русское кня­
жество. В Х - -Х III веках, войдя в состав Тмутаракани, бывшая столица Бос­
пора стала называться Русским Кор­
чевом. Тог да выстроили здесь бело­
каменный храм Иоанна Предтечи, удивительным образом уцелевший в огне пожарищ, кот орым и наполнена последующая тысячелетняя история города. Средневековая Керчь, куда сбегают ступе ни лест ницы, умеща­
лась под горой, на небольшом полук­
руглом мысе, вдающемся в Керчен­
скую бухту. Византийцы, ген уэзцы, татары и турки, последовательно сменявшие друг друга У подн ожия Митридата. обносил и Керч ь новыми и новыми укреплениями. В 1771 году крепостью у пролива овладела русская эскадра, а спустя полвека ветхие стены и баш­
ни ее разобрали до основания. Город у горы предполагалось сделать гу­
бернским центром, и стали перекраи­
вать его в духе того времени. В основу плана легла идея «с вязи времен». Она родилась в кружке местных интеллигентов -
«энтузиас­
тов античности». Душой кружка был градоначальник Керчи полковник Иван Алек сееви ч Стемпковский, чи­
новник и ученый одновременно. Он первым предпринял научные раскоп­
ки Пантикапея и скифских курганов. На с клоне Митридата до войны стоял el'o мавзолей. напоминавший антич­
ный храм. «Энтуз иастами античности» лест­
ница на Митридат мыслилась как главное соор ужение Керчи, призван-
ное связать многоликие пласты вре­
мени. Ее строил один из соратников Стемпковского архитектор Алек­
сандр Дигби. Итальянец по проис­
хождению, он почти тридцать лет прожил на юге России, строил в Одес­
се, Астрахани, Херсоне . ... Приехав в Керчь прошлым ле­
том, я не узнал лестницу. Густой плющ, обвивавший прежде пилоны и парапеты, был убран, балясины сня­
ты. -
Лестница давно нуждалась в ремонте,- сказал мне Сергей Став­
рович Канев, архитектор Крымских научно-реставрационных мастер­
ских.- И было решено восстановить ее в первозданном виде. Пока мы поднимались по лестни­
це, архитектор успел рассказать, что ему удалось разыскать в архивах под­
линные чертежи Дигби. А накануне моего приезда, расчищая груду му­
сора около пилонов, каменщик Ва­
лентин Тыняный и бригадир рестав­
раторов Владимир Алексеевич Ло­
гавской случайно обнаружили камен­
ные туловища двух грифонов. Изо­
бражение грифона считалось симво­
лом Керчи и напоминало о древних, догреческих обитателях этих мест­
скифах. Скульптуры эти ВО время войны были, видимо, сброшены взрывной волной и погребены под обломками. Предстоит вернуть гри­
фонов на прежнее место. Закончив облицовку подпорной стенки, каменотес Василий Семено­
вич Слепа отошел чуть назад, при­
дирчиво оценивая свою работу. Уви­
дев рядом Канева, он поделился: -
Судя по кладке и швам, мой предшественник был большим мас­
тером. Хочется, чтобы и о нас, рестав­
раторах, осталась достойная память. Дальше мы поднимались уже по старым, выщербленным ступеням, еще не тронутым реставрацией. За­
тем стали взбираться по крутому от­
резку лестницы без поворотов. Ее построили недавно, рационально и просто, но уже не столь выразитель­
но в сравнении с замыслом «энтузиас­
тов античностИ». Ступени привели к обелиску Славы и Вечному огню. В годы Великой Отечественной войны за город велись ожесточенные бои. Его дважды освобождала Со­
ветская Армия. Сначала в'конце 1941 года в ходе Керченско-ФеоДосийской операции и в апреле сорок четверто­
го в результате' Крымской операции. В городе действовали подполье и партизанские отряды в окрестных каменоломнях. В Керчи никогда не забудут тяжелых лет оккупации. Каждый год здесь звучит артилле­
рийский салют. С Митридата виден весь город: крыши, полузакрытые высокими то­
полями, волнистая линия холмов, мо­
ре, а прямо под ногами -
частокол корабельных мачт, труб и кранов у причалов. Лестница на Митридат по­
прежнему связывает древность Кер­
чи с ее сегодняшним днем. Г.Керчь (См. 4-ю страницу обл.) ШЕСТКИ ДЛЯ СОЛИСТОВ Пение сверчка знакомо, наверное, каж­
дому человеку. Впрочем, слово «пение » зву­
чит В данном контексте непривычно. Сверч­
ки-запечни~и не поют, а свиряют, сверещат, свиристят, верезжат, свищут, визжат, скри­
пят, цвиркают, чирикают... более десятка глаголов есть в русском языке для передачи ощущения от сверчковой «музыки •• Кстати, сверчки вовсе и не подозревают, что уб­
лажают наш слух: песни самцов предназ­
начены не для нас с вамн, а для дам серд­
ца. На свете более двух тысяч видов сверч ­
ковых. Миогие из них знакомы людям толь­
ко понаслышке: можно жизнь про жить, слу­
шая песню сверчка, но так его и не увидеть. Есть такая русская поговорка: « не велик сверчок, да звонко поет». Наверное, н в Ки­
тае есть соответствующее выражение. Уж очень популярны сверчки в зтой стране. На городских улицах часто можно видеть та­
кую сценку: продавец выносит на продажу сверчков в ячеистых коробочках (эда­
кие многоквартирные « шестки.), и его тут же окружают любители сверчкового пе ­
ния. <,ВСЕ МЫ ГАУЧО. Гаучо -
пастухи аргентинской степи­
пампы. Веками вырабатывался их быт, при­
вычки, кодекс чести: настоящнй гаучо не прощает оскорблений, способен провести в седле несколько суток, может спать под открытым небом. И каждый, кто считает себя истинным аргентинцем -
где бы ни родились его предки: на Сицилии, в Авст­
ралии или в Белостоке,- всегда в душе немного гаучо, будь он банковский клерк, аптекарь или строитель. Вот только самих гаучо становится все меньше, потеснил их техническнй прогресс. Да и желающих вести тяжелый пастуший образ жизни -
такой романтичный в песнях и легендах -
не очень-то много находится. Разве что дети самих гаучо. Ведь тот, кто хочет стать гаучо, должен выдержать эк­
замен перед старшими пастухами: показать, как он умеет бросать лассо, стреножить бычка, приготовить « асадо. -
мясо на уго­
льях. А зтому не научишься нигде, кроме степи. Если в ней родиться и вырасти. БЕДНЫЙ РОДСТВЕННИК ЖУРАВЛЯ Эта птица именуется кагу. На журавля она похожа мало, да и ростом не вышла -
длина ее всего около 50 сантиметров,- но тем не менее относится к отряду журавле ­
образных. В энциклопедическом словаре о ней можно прочитать: «Обитает в горных лесах острова Новая Каледония ••• находит­
ся под охраной •. Последиее очень важно: на нашей планете осталось не более тысячи кагу. Птица эта очень уязвимая. Гнездится на земле. Если ее потревожить, не улетает, а убегает, причем внезапно останавливает­
ся, поворачивается к обидчику, машет на него крыльями, снова бежит ••. Не лучшая тактика для выживания. Кто только не охотился на кагу -
люди, собаки, даже ди­
кие свиньи. А теперь «охотятся » ученые -
конечно, с самыми лучшими намерениями: желая спасти редчайшую mицу. Кагу удали­
лись в самые недоступиые уголки Новой Каледонии. Только новейшая техника, при­
шедшая на помощь орнитологам, например крохотные передатчики, позволяет вести за птицами пристальное наблюдение. ТСС! •• КОКА-КОЛА! •. Кока-кола -
один из популярнейших на­
питков в мире. Почти сто лет химики кон­
курирующих фирм бьются над анализом его состава. На сегодняшний день установ­
лено, что напиток почти на сто процентов состоит из газированной ВОДЫ, жженого са­
хара, фосфорной кислоты, кофеина, экст­
ракта из опавших листьев кока и орехов ко­
ла. « Почти. -
это значит за исключением таинственного состава, носящего название «Мерхандиз 7-икс •. Фирма, выпускающая напиток, никому не открывает его секрета и даже отказывается сообщить, кто из осо­
бо доверенных лиц знает химическую фор­
мулу « 7-икс ». Существует легенда, что зта формула известна лишь десяти персонам в мире. Если эти господа вдруг позабудут сла­
гаемые, им нужно собраться вместе -
ком­
панией не менее семи человек -
и пойти в коммерческий банк « Траст компани оф Джорджиа., где в подвале в дальнем сейфе под семью замками и за семью печатями лежит конверт с запиской, содержащей полную формулу «мерхандиза •• Чтобы открыть сейф, нужно собрать со­
вет директоров банка, который на своем за­
седании решит, обладают ли данные пред­
ставители фирмы <,Кока-кола. всеми полно­
мочиями, чтобы ознакомиться с запиской. Только после этого сейф может быть от­
крыт, причем в строго определенное время: ни минутой раньше, ни секундой позже! По-видимому, в сейф вмонтирован часовой механизм, но так ли это -
никто не знает. Некоторые социологи считают, что скорее всего в банковском сейфе лежит пустой конверт и иикакого состава «7 -икс» в приро­
де не существует, а легенда о записке и иг­
ра в сверхсекретность нужны фирме для рекламы. КТО РАСТОЧИТЕЛЬНЕЕ ВСЕХ? По мнению Стенли Клинтона Дэвиса, вер­
ховного комиссара Европейского сообщест­
ва по охране окружающей среды,-
это англичане. В доказательство он приводит следующие данные: англичане пускают во вторичную переработку только 9 процентов использованного стекла, тогда как францу­
зы -
25%, бельгийцы -36%, а голланд­
цы -
даже 53%! Нынешний год Стенли Дэвис об'Ьявил го­
дом защиты окружающей среды. В ходе этой кампании он надеется доказать, что из двух миллиардов тонн мусора, выбрасываемых Землей ежегодно, более 1,6 миллиарда тонн (то есть 80 процентов) может быть вполне использовано как вторичное сырье. 62 КОНКУРС КРИКУНОВ Обычно японцы спокойны, выдержанны и не npоявляют внешне своих чувств. Одиа ­
ко раз в году, в канун НОВОГО года, им вы­
падает случай снять накопившееся напря­
жение. Этот период можно назвать сезоном крика. Японцам не возбраняется пинать но ­
гами уличные фоиари и мусорные ящики и орать во весь го л ос, давая выход эмоциям. В Токио даже про водят конкурс крику ­
нов, в котором оценивается как сила крика, так и его содержание. Кричать можно на про ИЗ вольную тему, но есть и конкурсные задания, например: « Что меня больше всего разозлило в этом году *. На прошлом состя­
зании одной из конкурсных тем была коме­
та Галлея. Победил студент, гаркнувший с силой свыше ста децибелов: «До встречи через семьдесят лет!» Среди женщин победу одержала одна домохозяйка, возопившая с силой 110 децибелов: «Кто украл у меня белье?I!!» Накричавшись, японцы снова замыкают ­
ся в себе, вежливо улыбаются, сгибаются в поклонах и тихо накапливают напряже­
ние, которому дадут выход только под конец следующего года. НЕ СПЕША ... Итальянская почта работает не то чтобы плохо, но ужасно медленно. Не так давно в Риме был произведен следующий экспе­
римент: в почтовые ящики опустили 400 пи­
сем, адресованных в Милан. Оказалось, что корреспонденция преодолевала расстояние между двумя городами от 6 до 16 дней. Римские легионеры Цезаря во время 6но передвигались немногим медленнее. Чтобы ускорить доставку корреспонден­
ции, итальянская служба связи выпустила новую почтовую марку стоимостью 20 ты­
сяч лир. Почта обязана доставлять адреса­
ту письмо с такой маркой за 24 часа. Уже создана новая фельдъегерская связь, кото­
рая заията доставкой подобных писем в ос­
новные города страны. В общем, сдвиги намечаются. А между тем в итальянской печати нет-нет да появляются сообщения о доставке писем, отправленных еще ... из око­
пов первой мировой войны ... СПАСИТЕЛЬНЫЕ АБАЖУРЫ Немало птиц погибает на острове Кауаи (Гавайские острова, США), разбиваясь ночью о ярко светящиеся уличные фонари. Недавно власти острова наконец-то распо­
рядились установить на фонарях абажуры. Сделать это было тем более необходимо, что среди погибающих птиц немало таких, которые относятся к исчезающим видам. 63 КАК КОРАЛЛЫ « ЗАКРЫЛИ. ГОРОД Еще сто лет назад суданский город Суа­
кин называли Венецией Красного моря. В течение пяти веков это был крупный порт, оживленный перекресток торговли между Африкой, Оттоманской империей и Аравией. Ныне же здесь никто не живет, а корабли не могут войти в порт мертвого города. От сотен великолепных домов и дворцов оста­
лись лишь руины. В чем причина запусте­
ния? Трагедия города началась с ошибки строи­
телей: приблизительно в 1860 году здесь на­
чали строить здания из кораллов. Известко­
вые скелеты кораллов доставали из разных районов Красного моря и сгружали в бухте Суакина. Необработанные блоки использо­
вали для построек сразу после извлечения из воды, без каких-либо мер защиты. И вот разразилась катастрофа: на берегу кораллы начали быстро крошиться, а полипы в бухте стали размножаться с необыкновенной ско­
ростью. В результате в море вырос барьер, препятствующий заходу судов в порт. Это, пожалуй, одна из наиболее ярких иллюстра­
ций того, как при рода жестоко наказала людей за необдуманное нарушение экологи­
ческого равновесия. -.... -
.-....,. • fi"WrI'~ •• ∙ : ....... "'. ' .... :,:. .. "' .. '" ..... .. • •• ., •••• :с. ••• .. • ∙ . .-. . . ..... .• l' "' ••. ',/' " .. • ... ."' .. -:. ,.-.,; .... ". ..... .. 8,,: ...... " ...... " ..... : .-, •• 8.: _ -" •• 8 ..... -. '" -•• :.": ., 1" 1'.... "" ",.-..;. .I1'to,. • .. • • JI... ". е •• е. • • •• -••• I ∙ ....... '-
....... ". ∙ .. . ..... .. . .. е. "' •• /-"' •• J' •••• J' •• '''' t •• 8_ • -.. • .-, ...... ,/' ... _ ...... •• е. «J'''''8 •• I .__ : ••• : • "" rl' .. .... I :.: ... eJ:'/ .1:. • "1'''''''. ∙ *.,.... ..... , .. .~ ,".1' ... . -: . 1'... • >. . . . • •• JI". • ∙ . . ./ • JI . 8, .... .... ". . "': .. ..... ""., ∙ .. . ... ... " .. -
'-..: . '. J' ". ........... . .". .. ...... . .. ' ~ " ". .'" .. •. о· ...... ....... ". .. ""' .. : ... 't-••• : ",;1',/1: а. •• • J". •••• .. ' • ...... .. • ..J> • "'. .. ....... .r :-•.• .:,.-.. : .. -)8 .. , .. . )о '...... ..,. ....... ... ГОЛОВОЛОМКА С ДВОЙНЫМ ДНОМ На стене культурного центра во француз · ском городе Нанси появился рекордный кроссворд: его общий размер 12,5 на 12,5 метра, а сторона каждого квадратика-
10 сантиметров. В кроссворде зашифровано 4245 понятий, их перечень помещен в книж­
ке, содержащей 32 страницы. Для желаю­
щих разгадать эту головоломку изготовлен специальный подъемник. Автор кроссворда­
гиганта, журналист Жан Росса, утверждает, что вовсе не стремился к рекорду. Но тогда возникает подозрение: зачем же понадоби­
лось разрисовывать стену? Ведь давно уже известно, что оптимальный размер кросс­
ворда -
порядка 60 зашифрованных слов. Рисуики В. ЧИЖИКОВА КУШАТЬ НАЛИТОI Можно представить себе удивление домо­
хозяек в Рангу не, когда во многих районах бирманской столицы из кранов вместе с во­
дой потекли... креветки. Загадка вскоре разъяснилась. Дело было во время тхинджа­
на -
бирманского Нового года. Главная особенность этого праздника -
все поли­
вают друг друга водой. Естественно, расход воды в столице резко возрос, система водо­
снабжения работала с максимальной нагруз ­
кой, и мелкие пресноводные креветки, жи­
вущие в некоторых водоемах, были захва­
чены мощиыми насосами. В некоторых домах ~водопроводиый улов* был настолько обилен, что угощения хватило на все семейство. ЧТО-ТО РЫБЫ РАЗЛЕТАЛИСЬ ... Мы часто читаем сообщения о том, что самолеты -
увы! -
сталкиваются в воздухе с птицами. А вот с американским пасса­
жирским авиалайнером npоизошел случай совершенно невероятныЙ. Он столкнулся с ... рыбой! Разбежавшись по взлетно-посадочной полосе одного из аэродромов на Аляске, «Боинг-737. начал набирать высоту. А над летным полем в это время парил большой белоголовый орлан, державший в когтях рыбу. По какой-то причине птица выпусти­
ла добычу, и та, упав прямо на кабину, за­
брызгала все лобовое стекло. Лайнер со­
вершил вынужденную посадку, и пассажи­
ры были недовольны задержкой рейса. Об эмоциях орлана, лишившегося обеда, тоже можно догадаться. н а пер в о й с т р а It и­
це обложки: США. Ис­
следователи nодводltОЙ пеще­
ры Вакулла-Сnриltгс во Фло­
риде. Аквалаltгисты обltаружили здесь OCTaltKU древltих жи­
вОТltых, обитавших Ita Земле десятки миллиОltов лет /tQзад. (Заметку «Первое npUKOCItO-
веltие» см. /tQ стр. 23.) н а т р е т ь е й с т р а It и­
це обложки: Огром­
Itble -
в человеческий рост -
маски, сnлетеltltые из расти­
телыtхx вОЛОКОIt,-
oalta из примет Ва Itya ту, островltОЙ CTpaltbl, Itаселеltltой COTlteu мелаltезийских nлемеlt. Эти маски /tQдевают в nраздltики, когда люди Itесколько alteu и Itочей таltЦУЮТ под грохот барабаltов, выдолблеltltых из целыtхx стволов де рева, и хриплый плач морских рако­
виlt. Ракови/tQмu торговали nрибреЖltые жители, и, CTaItO-
вясь все дороже по мере пере­
дачи из рук в руки, OItU дости­
гали самых затеРЯltltых в го­
рах деревушек. (Заметку «Большие nросторы малеltЬ­
кой CTpaltbl» см. /tQ стр. 50.) Главный редактор А. А. ПОЛЕЩУК Редакционная к о' л л е r и я: В. И. АККУРАТОВ, В. И. БАУЛИН, Л. М. БРЕХОВСКИХ, Ю. Ю. ЖИТКОВСКИЙ, Р. Ф. ИТС, А. П. КАЗАНЦЕВ, Ю. Б. КАШЛЕВ, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В.А.ЛЕБЕДЕВ ( заместитель главного peдa~TOpa), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ, Ю. А. СЕНКЕВИЧ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГАРОВ, А. В. ШУМИЛОВ Наш адрес: 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., 5а. Телефоны: для справок -285-88-83; отделы: «Наша Родина. -
285-89-83 иностранный -
285-89-56 науки -
285-89-38 литературы -
285-80-58 писем -
285-88-68 иллюстраций -
285-89-36 приложение ( ~ Искатель » -
285-80-10 секретариат -
285-88-25 в номере использованы фотографии из журнала «Нэшнл джиогрэ­
фик~ (США). Художествениый реДАКТОР М. ФеДОРОВСКАII. МАкет Г. KOM8poВil. Технический редактор О. 60Йко. © «I,iOKPY" света. Сдано в набор 01.06.87. Подп. к печ. 03.07.87. АО1114. Формат 84 х 108] /]6' Печать офсетная. Условн печ. л. 6,72. Уел. кр.-отт. 28,56 .. Учетно-изд. л. 11.3. Тиrаж 2 яnn ппп ~K1. Заказ 127. Цена 80 коп. Типография ордена Трудового Красного Знамени издательства цК ВЛКСМ «Молодая гвардия •. Адрес издательства и типографии: 103030, Москва, К-З0, Сущевская, 21. «Вокруг света., 1987, 1-64, издательство .Молодая гвардия., 70142. 1917-1987 Виктор РУДЕНКО Полярный штурман Haw Север 4 Д. РОМАНОВ « ... и не ошибся в ожидании моем» Чеповек и ero депо 10 Леон СУДЖАН Оливковая ветвь 14 Юрий СУПРУНЕНКО UJтольни над облаками ЭкспеДИЦИII уходит в поиск 16 Людмила UJАПОUJНИКОВА Ладак: по пути Рериха 23 Н. НИКОЛАЕВ Первое прикосновение 24 Николай ЧЕРКАUJИН Не вернулся из моря ... Читатепь сообщает 27 Ю. КАРАНДЕЕВ Неудавшиеся вулканы Пятигорья О странах и народах 28 Юрий ДОЛЕТОВ Бронзовый флейтист 37 Л. МАРТЫНОВ Антекуме -
друг индейцев 48 К. САПОЖНИКОВ Город красных крыш Исторический розыск 34 Евгения ГАВРИЛЕНКОВА ДОМ великого следопыта Природа и мы 40 В. ЗАДОРОЖНЫЙ Разыскивается сумчатый волк 3аrадки, rипотезы, ОТКРЫТИII 42 Игорь МОЖЕЙКО МИГ истории Соседи вепиканов 50 Л.ОЛЬГИН Большие страны просторы маленькой Романы, повести, рассказы 52 Хэммонд ИННЕС Большие следы. Роман 60 Владимир ЛОГИНОВ Последнее усилие Дапекое -
бпизкое 61 Михаил ЕФИМОВ Лестница на Митридат I 62 Пестрый мир 64 ~ t , , ~ .... : ~ -
= : ~ 8 Скифские курганы, руины Пантикапея, УJЮЧКИ, охватывающие гору Митридат. и веду­
щая на вершину ка­
менная лестннца -
все это история Керчи. у археологов и рестав­
раторов сегодня заботы соприкоснулись: важно приблизить riРОШJJOе к настоящему. Древняя Керчь объявлена за­
поведной. (См. « Лест ­
ница на Митридат » на стр. 61.) Фото М. ЕФИМОВА ISSN 0311-06669 Индекс 70141 Цена 80 коп. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
478
Размер файла
100 030 Кб
Теги
1987
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа