close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1988-07

код для вставкиСкачать
~ ======================================================ПОЧТО8Ы.АМnМЖАНС ПОСЛЕ ТОГО КАК ПЕ Р В Ы Й Н ОМЕ Р ЖУ Р НАЛА З А ЭТОТ ГОД ВЫШЕЛ В СВЕТ, В Р ЕДАКЦ ИЮ ПР И ШЛИ И П РОДОЛЖАЮТ ПОСТУПАТЬ ОТКЛИКИ ЧИТАТЕ ­
ЛЕЙ. ПР ОБЛЕМА ОХ Р А Н Ы И СПАСЕНИЯ ПР И Р ОДЫ СЕГОДН Я ТРЕВОЖИТ ,ЕРДЦА МНОГИХ. Ваш журнал взял на себя поч ет ную, но н елегкую обязанность, нача в подобные публи­
кации. Не останавливайтесь на по л пути, ибо на градо й будут не лестные отзывы ваших сторонников, которых будет все больше, а реа ль ный вклад в сохранение при роды для на­
ших детей, пусть даже малый. Пр едл а г аю рубрику «Экологическ ий курьер». Н. А. МОРОЗОВ, пос елок Красный Октябрь В лад имирской области Прочла Ваш журнал, посвященный экологии. П е чальная картина открывается перед нами. Н е так давно в наших лесах были птицы, звери. Сейчас их осталось совсем мало. В прошлую зиму было немало зайцев, следы их можно было видеть повсюду. В этом году они иС'l езл и буквально на глазах. Уже давно не слышно жаворонка. Не з наю, прил етят ли вес ной к нам соловьи. В прошлом году их почти н е было. А сколько при летало каждую вес ну скворцов? В прош лу ю весну их прилете ло тоже мало. Старые люди рассказывают, какая была наша речка Б ела я Калитва глубокая, вода чистая, рыбы много. Сейчас она им ее т п е чальный вид. И есл и это будет такими темпами продолжаться далыие, то мы н е только своим детям ничего не оставим, а и сами лет через пять ниче го не увидим. Хоч ется бить трево гу. Люди, остановитесь! Что мы делаем! ГЕРАСИМЕНКО, хутор Павлов ка Росто вской области П е рвый ном е р журнала тронул меня до глуб ины души. Я прин ес журнал н а работу, по­
казал ребятам, и они по л ностью со мной согласились. Мат ер иал этого ном е ра о том, как люди своими «т итаническими » усилиями довели Землю до ужасного состояния. Насколько нам и звест но, будет nересматриваться У голов ный кодекс. В связи с этим мы в носим пред ложе ние ввести в новый кодекс статью, в соответствии с которой г раж­
да н е, нан есш ие з начительный ущерб природ е, наказывались бы лишением свободы от 5 до /5 лет. Мы надеемся, что пустая говор ильня конч и тся и дело двинется с мертвой точки. Слесари-диагностики, все г о /2 подписей, г. Курган Не поверил своим г.7азам, когда прочитал в журнал е, что над Южным полюсом озоно­
вая составляющая стратосферы уменьшается на 40-50 процентов. Е сл и газ ы, пы ль, дым будут выделяться в атмосферу с такой же силой, как сейчас, то соде ржани е озо­
на сократится е ще больше. Забота о нашей план ете, о жизни на н ей -
обязанность всех 11 !\"а/l,:Пn;{). САДЫБАЕВ, совхоз « Дармин о» Бу гу нско го района Чимкент ско й области Ме ня больше всего з аинт е ресовала проблема загрязнения вод Миро вого океана. Жи ву я на берегу зато на, на Амур е, а вот рыбы здоровой почти не видел, вся она полуживая. Ви­
новат в этом корабельный завод. Н а воде толстая пленка мазута. Все это уносит ве тром в ру сло реки, а потом уже течением в океан. На летние каникулы езжу к бабушке в Ильич евку на берегу Азовско го моря. В жаркий п олде нь, когда мы с друзьями идем купаться, часто видим по г ибших дельфинов. Объя с ­
няется это легко -
рядом порт, а следовательно, тот же ма зут, солярка, керосин, плотно покрывающи е воду ... * * * Витя СЕМЕНОВ, ученик 5- го класса, г. Хабаровск В Ка л инин ской областной публичной библиотеке состоялась читатель ск ая конферен­
ция п о мат е риалам первого ном е ра « Вокруг света». Участвова в шие в ней читат ел и, в част­
ности Р. Бо гомолова, В. Земляной, В. Воробьев, Ю. Пышнова, под де ржали наши пуб л и­
Ka!JUU на эколог ич ескую тему, высказал и пожелания более глуБОко подходить к ПРОбл е­
мам охраны при роды на конкретных при мерах, публиковать больше материалов о за ру­
бежном опыте природопользования. НЕСКОЛЬКО ЛИКОВ ЗАГАДОЧНОА СТРАНЫ РАСКРОЕТ ПЕРЕД ЧИТАТЕЛЯМИ ЯПОНИСТ ИЗ Г ДР ЮРГЕН БЕРНДТ • О МНОГОМ ПОВЕДАЛИ МОРЯКАМ И АВТОРУ ОЖИДАЮЩЕГО ВАС ОЧErIfA ДОКУМЕНТЫ, ОБНАРУЖЕН БУТЫЛКАХ. НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ, ПОБЫВАВШИй В ГОРОДЕ ОСТРАВЕ, РАССКАЖЕТ О НОВОМ JI1КE ФАБРИЧНОГО ГОРОДА • НАЧИНАЕМ ПЕЧАТАТЬ остросюжЕтI-ыA РОМАН НЕМЕЦКОГО ПИСАТЕЛ" Б, ТРАВЕНА .. СОКРОВИЩА CbEPPA-МАДРЕа • ЕЖЕМЕСSlЧНЫЙ НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫй ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ '<КYPHёln OCHOBёlH В 1861 rоду ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА в Н ОЧЬ С 6 на 7 ию ля, когда загораются ивановские огни, на берегах Днест­
р а разворачивается поистин е завораживающее з ре ли ще. Девушки гада ют на венках, парни nры гают чере з костры, спускаются к рек е купаться. В эту ночь всех их n одсте р егают неожиданные встречи с разными сказочными героями. И, кон е чно же, с русалками. (Очерк «В ночь на Ивана Купалу» см. на стр.2.) -
2 ВЛАДИМИР УСТИНЮК. Haw спец. корр. Фото а втора В НОЧЬ НА ИВАНА КУПАЛУ Л
асково просымо. люди добрые, -
угощайтесь медком да карава-
ем,- весело зазывал крепкий мужичок в длинной вышитой рубахе, подпоясанной красным поясом, и в соломенной шляпе.-
Сегодня празд­
ник. Иванов день ... Он стоял около плетня, среди висев ­
ш их на кольях гор шков, кувшинов, за плетнем полыхали подсолнухи, и му­
жичок едва поспевал наполнять кружки медовым, персиковым или че­
решневым студеным напитком. А е го румяная хозяйка в яркой националь­
ной одежде с огромным подносом в руках разно с ила ломти душистого ка­
р а вая, угощая всех желающих. Я тоже не удержался, попр обо вал медового напитка у Богдана Крайкив­
ского да позавидовал его односельча ­
н ам из села Стар ы й Мартынов. Здесь, на Замковой горе, в це н тре н ебольшого, утопающего в зелени го­
рода Г алича, на гребне земляного ва­
ла перед началом праздника Ивана Купалы ра з вернули с ь выставки - кон ­
курсы на лучший интерь е р украин­
ской хаты. Маст ера художественной вышивки, живописи, р ез ьбы по дере­
ву, лозоплетения, гончарного дела, выпечки фигурных калачей, караваев, пряников не только демонстрировали свои изделия, но и охотно делились с посетит елям и тайнами р емес ла. Сек­
реты те отцы и д е ды им завещали, чтобы не кануло в Лету народно е ис­
кус ство, в екам и согревавшее сердца крестьян. Каждая вещь, рождавшаяся в руках умельца, находила свое место в доме н а удивление односельчанам. А понравит ся -
можно и одарить безделиц ей, пусть люд ей радует. П о­
тому и павильоны этой своеобразной вы став ки, огороженные деревенски­
ми пл ет нями, очень напоминали недо-
строенные украинские хаты -
две­
три стены с развешанными на них из­
делиями мастеров создавали вид до­
машнего убранства. Ц елая улица та­
ких «хаток» протянулась по земляно ­
му валу -
заходи, смотри. Каждый павильон представляет свое село, свой колхоз, и у плетней толпилось немало народу. Но больше всего, наверное, собрал людей молодой гончар Орест Калин­
чук. За плетнем своей «хаты» среди берез поставил он гончарный круг, и здесь же из комка податливой глины под чуткими пальцами мастера рож­
далась крынка или кувшин. Вроде и похожие на другие и в то же время несли в себе что-то новое, неповтори­
мое. Вот и сейчас на гончарном круге Калинчука вырастал кувшин. Хму­
рился гончар, недоволен был чем -то. Смял не успевшее подсохнуть изде­
лие, и снова закрутился деревянный круг. А когда замер, мастер облегчен­
но вздохнул, вытер неторопливо руки о фартук и улыбнулся ... Солнце уже стояло на закате, когда я прошел «выставочную улицу" И вы­
брался к старому парку. Там, у кре­
постной стены -
все, что осталось от заYlка Галицкого, разрушенного не­
когда монголо-татарской ордой,­
теперь смастерили сцену, на кото­
рой выступали фольклорные ансамб­
ли ... И все-таки это еще не был праздник Ивана Купалы. Он начнется чуть поз­
же, как полагается, с наСТУПJ\.ением сумерек. Но ждать осталось уже не­
долго. Праздник Ивана Купалы всегда проходил перед уборкой хлеба, для крестьян это была как бы отдушина перед тяжелой страдой. Теперь иные времена, а галичане решили возро­
дить традицию празднования Ивана Купалы. В подготовке его приняли участие многие жители города и рай­
она. Вот и сегодня, как сотни лет на­
. зад, провожали хлеборобов на косо­
вицу, а перед этим чествовали лучших комбайнеров прошлогодней жатвы ... К крепостной стене я подошел, ког­
да на сцену поднимался молодой князь Данила Галицкий, в наброшен­
ной на длинную белую рубаху темной накидке, с короной на голове. Следом за ним шествовал седобородый лето­
писец. Князь поклонился всем собрав­
шимся и поблагодарил их за то, что берегут они славные традиции родной земли. П отом' кивнул летописцу, и тот, развернув свиток, про'!итал стра­
ницы из истории Галицко-Волынского княжества, о борьбе галичан за про ­
цветание русских земель, за объеди ­
нение их в единую державу ... -
А теперь, люди добрые, пригла­
шаю вас всех на левый берег Днестра нашего, на празднование Ивана Ку­
палы, собравшего нас здесь вместе.­
И сильным голосом запел: -
«Гей, на Ивана, гей, на Купала ... » П одхватив песню -
в этот празд­
ник ее пели и много веков назад,­
людской поток двинулся к мосту че-
3 рез Днестр. В ажурных перекрытиях его висели гирлянды живых цветов в сплетениях зеленых веток, между ко­
торыми мерцали разноцветные лам­
почки. Девушки и парни в национальных костюмах зазывали всех на праздник Купалы. По дороге к ним незаметно стали присоединяться сказочные ге­
рои: Леший, Водяной, Мавка, Лукаш, В едьма, Цыганка, Голубая Ночь". Они заводили с кем-нибудь разговор и снова растворялись в толпе. Это было, так сказать, первое знакомство с ни­
ми, время их еще не настало. Темная июньская ночь над Днест­
ром. Дремлют его круглые лесистые берега. Но вот как будто из речной пу­
чины послышались заунывные звуки. Пробираюсь ближе к берегу и вижу на небольшой поляне девичий хоро­
вод. Пот ом появляются парни и ста­
вят купальское деревцо-морену. Де­
вушки с песней начинают украшать его венками, цветами, лентами, раз­
ными плодами". В это время над высокими вербами вспыхивают две яркие звезды, и на по­
ляну выходит девушка, одетая во все голубое, с серебряным полумесяцем на головном уборе,- Голубая Ночь. В наступившей тишине звенит ее не­
довольный голос: -
Кто это потревожил мой по кой? -
Это мы,-
хором отвечают ей де-
вушки и просят разрешить им повесе­
литься до утра, цветок папоротника поискать, чтобы с ча стье -долю встре-
тить ... Да только ночью не отыскать завет­
ного цветка без огня. В старину вери­
ли, что зажженный в ночь на Ивана Купалу огонь может повлиять на судьбу человека. И снова девушки хо­
ром об ращают ся к Гол убой Ночи, что­
бы она попросила Огневика зажеч ь им костер. Подчиняясь ее воле, из-за дерева вы скакивает с факелом желан­
ный Огневик, как и положено, в крас­
ной одежде и поджига ет кучу хворо­
ста. Десятки костров вспыхивают вдоль берега Днестра. И вдруг -снова крики, шум. Ясное дело -
ВедьмаОБЪЯl!Илась. По народ­
ному поверью, накануне Купалы все ведьмы собираются на Лысой горе и, возвратившись оттуда, становятся е ще злее и хитрее. Они выдаивают мо­
локо у коров, посылают порчу на уро­
жай. Но вот первый испуг от появления Ведьмы прошел. Парни пытаются бро­
сить ее в огонь, но та вырывается и убегает. Снова веселый говор и смех, все пришло в движение. Костры уже вовсю разгорелись, заиграли багровые отсветы пламени по венкам, лентам, разгоряченным лицам девушек. Те­
перь наступила пора парням показать свою удаль. Оглашая округу разбой­
ничьим свистом, они с гиканьем пры­
гают через мятущееся пламя. Искры сыплются во все стороны. С купальскими празднествами свя­
зывали наши предки свадебный союз возмужавшего солнца с зарею. Суще­
ствует легенда о купании солнца, ко­
торое происходит в период солнце-
4 стояния. А так как оно совершал ось в земных водах, то служило и видимым признаком единения небесных сил с землею. Солнечной свадьбой в ку­
пальский праздник начинался по се­
лам и период бракосочетаний. Вери­
ли -
счастливее, крепче семья будет. Ведь в ночь на Ивана Купалу вся при­
рода оживает и получа ет особенную силу: деревья переходят с одного ме­
ста на другое, животные и все расте­
ния разговаривают между собой. Правда, понимать их сможет лишь тот, кто найдет цветок папоротника, распускающийся в эту ночь. Да вот только не бывает у него цветков ... Раз ночь купальская, то как же не искупаться в Днестре. Да только ребя­
та решились на это, как тут же им пре­
градила дорогу Нечи стая Сила­
страшная, растрепанная, в лохмотьях. Это она разрушает мосты и плотины. И сейчас пригрозила, что, если кто-то отважится подойти к воде, тому худо будет. Что делать? Никто ведь с Нечистой не справится. Разве что Водяной, да того не дозовешься. Парни, однако, решили попробовать. Долго не отзы­
вался Водяной, наконец появился и прогнал прочь Нечисть. Об радо вались все -
раз уж Водяной такой добрый, пусть он пригласит на праздник и сво ­
их красавиц русалок. Заулыбался под­
водный обитатель. -
Кому мои дочки по сердцу -
зо­
вите! Тогда один из парней вышел вперед и обратился к Днестру: -
Русалка-красна, вынырни, п о­
кажись. На купальский праздник при­
ходи, посмотри ... Зашуршали, закачались кусты, и на полян е одна за другой появились де­
сять Русалок -
в длинных серых со­
рочках, с распущенными волосами и венками из листьев на головах. Да не­
долго водили они хоровод с парнями. Водяному пора было возвращаться в свое царство. Следом за ним шли и Ру­
салки. Они сели в лодку, украшенную цветами и огнями, и отплыли. Девушки с венками в руках подош­
ли к Днестру и спустили на воду мер­
цающие огнями венки. Т ечение реки подхватил о их, и вот уже множество сверкающих звездочек покачиваются на волнах, медленно движутся мимо зрителей, под ступивших к самой воде. А неподалеку от берега скользят на ладье Русалки и Голубая Ночь, прово­
жая бесконечный поток судеб-вен­
ков ... Все как-то позабыли о коварной Ведьме. Но она не дремала -
вылав­
ливала венки и топила их. В толпе тут же раздались негодующие крики, шум. Однако на этот раз ребята Ведь­
мы не испугались, поймали злодейку и хотели утопить под многочислен­
ные одобрительные возгласы. Да ко­
му хочется портить пра здник. И снова, как столетия назад, ночь разносит песню « Г ей, на Ивана, гей, на Купала ... », полную радости, тревог и надежд. Галич ЮР Ioi Я ПЕР Е.С У Н Ь КО. Haw спец. корр. Фото В. О Р Л О В А Н
ак онец-то удалось зацепить трос за крюк почти ушедшего в болотистую топь «танка», И вымокший до последней нитки Влади­
мир Мартыщенков забрался в про­
сторную кабину тягача. Машинально сплюнув -
на счастье, он осторожно тронул рычаги. Скрежетнули шесте­
ренки коробки передач, и огромная мощная машина на гусеничном ходу, вздрогнув всем корпусом, подалась вперед. В следующий момент Влади­
мир почувствовал, как натянулся бук­
сирный трос и траки натужно загреб­
ли осклизлую, оттаявшую мерзлоту. Чуть в стороне, на мшистом кочкар­
нике, стоял Эрнест Георгиевич Фили­
монов, тоже промокший до нитки И менее всего похожий сейчас на руко­
водителя лаборатории, то есть на пря­
мого начальника Мартыщенкова. Впрочем, и самого Владимира вряд ли можно было принять за старшего на­
учного сотрудника. За рычагами «танка» сидел Влади­
мир Ярославцев, профессиональный механик-водитель. Мартыщенков чуть прибавил газ. Из воды показа­
лись гусеницы. Володя подумал было, что наконец-то вытащил Ярославцева из глубокой промоины, однако в этот момент что-то клацнуло под днищем, и он увидел, как провис буксир. Замахал руками и что-то закричал Филимонов. «Неужто разулся?» Владимирсбро­
сил газ, открыл дверцу и встал на подножку. Правая гусеница тягача со­
роконожкой распласталась в буро-зе­
леном месиве, а чуть дальше, под ук­
лоном, почти полностью уйдя в воду, краснел свежепокрашенным боком неуклюже завалившийся «танк». Мартыщенков спрыгнул на чавкаю­
щую мшистую подстилку, В сердцах пнул сапогом одно колесо, второе ... Без обволакивающей гусеницы они смотрелись совсем сиротливо. В об ­
щем, не такое уж страшное дело ­
«разуться», но это на твердом, ровном месте. А здесь ... На полметра оттаяв­
шая мерзлота, зыбкий, пружинящий ковер мха, оседающий даже под сапо­
гами. И мириады комаров над голо­
вой. По щиколотку утопая в грязи, подо­
шел Фили монов, за ним потянулись сотрудники лаборатории. Кто-то ска­
зал тихо: -
Выходит, швах дело. • 5 Ярославцев присел на корточки пе­
ред оголившимися колесами тягача, внимательно осмотрел по гнутую звез­
дочку, сказал односложно: -
Попробуем. И вздохнул тяжело. Я их понимал. От этого не вздыхать, а волком выть хотелось. Пройти испы­
тания в условиях абсолютного таеж­
ного бездорожья и так вот, обеими машинами, намертво засесть в боло­
те ... И это тогда, когда всем стало яс­
но, что идея создания мобильных ле­
сопожарных механизированных отря­
дов, которую отрабатывал ВНИИ про­
тивопожарной охраны лесов и меха­
низации лесного хозяйства для туше­
ния больших таежных пожаров,- де­
ло верное. Помню, даже такой придирчивый судья, как Николай Алексеевич Кова­
лев, начальник Красноярской авиаба­
зы по охране лесов, говорил мне: -
Самое печальное, что механизи­
рованные отряды у нас есть. Но если честно -
лучше бы их не было. Ведь какой техникой они располагают? В основном тракторами ДТ-75, KOTopbIe для работы в таежных условиях со­
вершенно непригодны. Они в поле хо­
роши, а в тайге ... Ну представь себе: надо, к примеру, проложить в чащобе опорную минерализированную поло­
су. Навешиваем на дэтэшку бульдо­
зерную лопату -
и вперед. Те дерев­
ца, что сантиметров двадцать в диа­
метре, она еще валит, но ведь у нас В. С О ПО В Ь Е В Сибирь -
древостой мощный. Ткн ет­
ся этот тракторишка в более-менее крупную сосну и начинает гусеница­
ми грести. Буксует самым позорным образом. А то, что институт предла­
гает,- совсем другое дело. Повсем естно из года в год горит тайга. Но вплоть до последнего време­
ни у нас развивалась и совершенство ­
валась в основном авиационная служ­
ба охраНЫ лесов. Не потому, что спе­
циалисты не понимали, что борьбу с пожарами надо вести и с воздуха, и с · земли. Беда в том, что мощный арсе­
нал пожарных машин, способных га­
сить практически любой огонь на про­
мышленных и жилых объектах, прак­
тически бесполезен при тушении лес­
ных пожаров. Причина? Та самая, по которой засел в болотистой топи «танк» Ярославцева,- полнейшая не­
проходимость болот и крутизна со­
пок. В институте была поставлена за­
дача создать такой мобильный меха­
низированный отряд, который смог бы в кратчайшее время не только до­
браться по бездорожью в нужную точку, но и провести в очаге пожара все необходимые работы. Долго прикидывали плюсы и мину­
сы различных вариантов, пока нако­
нец не остановились на проверенных военных машинах: тяжелом артилле­
рийском тягаче -
А ТТ и самоходной установке -
ИСУ-152 М, которую ис-
пытатели окрестили «та нком». Эти машины привлекали своей мощно­
стью, проходимостью И способностью ра з вивать скорость до 30 километров в час. Кое-где эту технику уже от­
правляли на переплавку, как отслу­
жившую свой век, и потому ее можно было без особого труда приобрести у военных. А специалисп,{-механики, готовые довести машины «до ума», в институте были. Так появились в механических ма­
стерских два мощных красавца, см е ­
нивших военную форму на граждан­
ское платье. К прошлому пожароопасному сезо­
ну в институте готовились всю зиму. Надо было убрать с «танка» броню, приспособить К нему бульдозерную технику. Рядом клепали, варили, пе­
ределывали тяж е лый артиллерийский тягач. Наконец все подготовительные ра­
боты были закончены. В жаркий июньский день на станцию Минино железнодорожники подогнали пять платформ и погрузили первый мо­
бильный лесопожарный механизиро­
ванный отряд. Предстояли испытания в особо трудных таежных условиях. от станции Карабула, что лежит в 600 километрах от Красноярска, дви­
нулись своим ходом. Жарко палило солнце. От комаров з венел во з дух. Ориентировались по компасу да по солнцу: ни дорог, ни жилья в этой та ­
ежной глухомани не было. О еде «Пепuианы» , вспоминали только при очередной ос­
тановке: кто-нибудь споро разводил на сухом месте костерок, над которым тут же навешивали прокопченный чайник с водой, отдающей запахом болота. Засели уже в конц е пути. ... Все так же палило солнце, от уку­
сов комаров уже распухли руки и ли­
ца, когда Ярославцев в по след ний раз ударил кувалдой по траку и без сил опустился на мшистый кочкарник. Поминая бога и черта, ругался Фили­
монов, ухватившись избитыми в кровь руками за тяжеленный трос. Наконец Мартыщенков включил зажигание, машина вздрогнула, лязгнули траки, и тягач медленно пополз по склону, вы­
таскивая завалившийся набок « танк ». От едкого запаха соляры чуть сдвину­
лась, заволновалась комариная туча и вроде бы стало легче дышать. Сто километров отряд прошел за восемь часов. Темп, совершенно недо­
ступ ный бульдозерной технике, и все же... За это время пожар способен распла статься так, чт о его потом во­
все н е удержишь. Не проще ли поль­
зоваться в таких ситуациях вертол е ­
тами? Нет, не пр още, уверяют специали­
сты. Мобильные отряды задуманы для локализации больших таежных пожаров, когда парашютисты-пожар­
ные уже не в силах без мощной наз ем -
ной техники остановить огонь. Ведь за короткое время надо прол ожить ши­
рокую заградительную полосу, от ко­
торой можно будет пустить встреч­
ный отжиг, потом надежно опахать пожарище, чтобы затаившийся огонь не прокрался в хвойный, высушенный солнцем и палом подлесок. Для этой работы как раз и предназначены быв­
шие военные машины, переделанные институтскими умельцами в лесопо­
жарные агрегаты. Бори с П етрович Яковлев, директор института, говорил мне: -
В идеале следовало бы создать несколько десятков таких отрядов, которые бы в полной боевой готовно­
сти стояли на УЗАОВЫХ железнодо­
рожных станциях и обязатеАЬНО рас­
полагали дву сторонней связью r мест­
ной авиапожарной охраной. Подчи­
няться они должны краевой или обла­
стной чрезвычайной пожарной ко­
миссии. Пл ечо маневренности такого отряда -
600-700 километров по же-
. Аезной дороге. Ну а дальше JJ нужную точку они могут добираться своим ходом. Однако у механизированных отря­
дов есть и свои противники. Их глав­
ный довод заКАюча е тся в том, что каждая едини ца списанной военной техники обходится почти в 20 тысяч рублей, тогда как гектар спаленной огнем тайг и практиче ски ничего не стоит. Кажется, давно известно, ка­
кими печальными ПОСАедствиями cmeper!JIIUle обернулось легкомысленное пред­
стаВАение о несметности и неисчер­
паемости наших природных богатств, а избавиться от него до сих пор не удается -
так крепко оно укорени­
АОСЬ. Отсюда и узко ведомственный подход к природопользованию, в том числе и к охране лесов от пожаров, которые ширятс~из года в год. Грустно об.этоМ · говорить, но прихо­
дится признать, что служба охраны находилась до последнего времени на положении падчерицы. Это не пустые слова. Мне приходилось бывать на рdЗНЫХ авиабазах, и всюду я слышал одно и то же. Главный вопj:Jос- кад­
ры. Пожарные авиаслужбы могли бы быть укомплектованы великолепно подготовленными людьми: сюда шлют коллективные заявления ребята из воздушно-десантных войск, порой целыми взводами просятся на работу. Как праВИАО, им отказывают (НАИ они сами отказываются), поскольку авиа­
отряды не могут предоставить им ни­
какого жилья, даже элементарного общежит ия. Вот и приходится, когда наст упают пожароопасные сезоны, набирать кого попало. «Господи, вразуми наше министер­
ство построить несколько типовых домиков для ребят! -
услышал я лет десять назад от одного из парашюти­
стов в Хабаровском крае.- Стоят-то они копейки, а сколько леса сохра­
ним! Ведь тех же пиломатериалов спа­
саем на миллионы рублей». OIDHb В 1983 году летом я летел в Афри­
ку. Перед вылетом на просторы Средиземноморья стюардесса рассказала, как пользоваться спаса­
тельным жилетом в случае вынуж­
денной посадки на воду, предупредив, что это, по всей видимости, не понадо­
бится, но на всякий случай знать надо. И вот когда под крылом уже засереб ­
РИАОСЬ море, удивительно спокойное, каким оно бывает только летом, а сле­
ва по борту появился «итальянский сапожок», справа возник остров. « Корсика»,- подумал я и вдруг уви­
д е л: возле берега, словно встревожен­
ные птицы, кружат желто-красные самолетики, то садясь на воду, то сно­
ва взлетая. -
Это «ка надэры»,- заметив мое любопытство, сказал сосед по креслу Али, который возвращался после уче­
бы в СССР к себе на родину в алжир­
ский город Константину,- воздуш­
ные пожарники. Так впервые состоялось мое зна­
комство с « пеликанами», как я их про себя окрестил, которые несут в клю­
вах воду. чтобы тушить огонь. Потом мне приходилось много слышать и чи­
тать о гидросамолетах, широко ис­
пользуемых французской пожарной 7 Однако эта давняя мольба не услы­
шана до сих пор. Хочется верить, что сегодня в связи с серьезными преоб­
разованиями в нашем лесном хозяйст­
ве и лесной промышленности положе­
ние изменится к лучшему. Названная проблема -
одна из многих, в кото­
рых барахтаются как авиационная, так и наземная службы охраны лесов. Невольно задаешься вопросом: мож­
но ли считать нормальным положе­
ние, при котором «хозяева» лесных пожарников не знают, где взять 200 тысяч рублей, чтобы приобрести десять единиц отработавшей свой срок военной техники, которая в ином случае будет отправлена на переплав­
ку? Стихия везде стихия, и леса горят не только у нас. Однако необходимо за­
метить, что, скажем, в Канаде, США, Японии, Франции, Швеции и многих других странах большие пожары уда­
ется ликвидировать быстрее, чем у нас. В 1977 году в штате Калифорния (США) к тушению крупного лесного пожара, возникшего в экстремальных условиях (температура воздуха 37 град усов, влажность 9 процентов, резкое усиление ветра), в считанные часы было привлечено 1200 человек и 105 автомашин, в результате чего огонь удалось погасить за двое суток. у нас же в Красноярском крае на один из медленно разрастающихся пожа­
ров едва удалось направить 37 чело­
век. И не было послано ни одной еди­
ницы техники! Лес полыхал до тех пор, пока пламя не залило дождем. И хотя по интенсивности калифорний­
ский пожар был много сильнее крас-
службой для борьбы с лесными по­
жарами на юге страны. Об этих леген­
дарных летательных аппаратах ходит немало интересных историй. Гидроплан С-215 канадской конст­
рукции был разработан специально для пожаротушения в лесах в середи­
не 6О-х годов и служит до сих пор. Его канадское происхождение отчетливо видно в самом названии «канадэр», образованном двумя составляющими «канада» И «эр» -
воздух. Во Фран­
ции его считают одним из самых эф­
фективных средств против лесных по­
жаров. Этот гибрид лодки и самолета дей­
ствительно вблизи напоминает не­
складного пеликана с тяжелым крас­
ным клювом, коротким телом, высоко посаженными крыльями. -
Канадцы -
хороши лесорубы,­
нередко шутят ПИЛОТЫ,- по привыч­
ке они и самолет вырубили топором. Но, слава богу, это одновременно и хороший самолет, и отличная лодка. Она способна шестьдесят раз в день закачивать в свое чрево по пять с по­
ловиной тонн воды и выбрасывать ее над горящими лесами, кустарниками, постройками. Но в таком деле, понят­
но, очень многое зависит от пилотов. 8 ноярского, потери оказались почти равными: в первом случае выгорело 320 гектаров леса, во втором -
всего на десять меньше. Японцам в страшном для них 1983 году тоже удалось за двое суток ликвидировать небывалый по мощно­
сти пожар на площади 1035 гектаров. Зарубежные специалисты считают, что любые затраты на тушение лес­
ных пожаров оправдывают себя: с по­
зиций сегодняшнего дня оказывается, что лес дороже ... Монотонно стучали на стыках коле­
са, где-то в ночи остались Решеты, с которых уходила ветка на Богуча­
ны,- первый мобильный механизи­
рованный отряд ВНИИ возвращался в Красноярск после окончания испыта­
ний. Впечатлений и разговоров было много. Вспоминали инедавний ке­
жемский пожар, когда от удара мол­
нии в сосняк-зеленомошник занялась тайга. В те дни по району широкой поло­
сой шли сухие грозы, а навалившаяся на тайгу засуха усиливала опасность. Начальник Кежемского авиаотделе­
ния охраны лесов Вячеслав Михайло­
вич Шевелев с ног сбился, координи­
руя выброс на очаги парашютистов­
пожарных и десантных команд. Пожар был обнаружен службой авиаотделения в 80 километрах юго­
восточнее села Кежма. Горел 381-й квартал Аксеновского лесничества. Очаг был уже большой -
около пяти гектаров, и летчик-наблюдатель вы­
бросил на пожар парашютистов. Ребя-
Один из них -
Жан Луи Грело, о котором я впервые узнал из журнала «Гран репортаж». Как и другим по­
жарным, ему чаще всех задают воп­
рос: «А не страшно летать в кромеш­
ном дыму, над пылающим лесом?» К слову заметим, что температура в верхних ярусах горящего леса превы­
шает 800 градусов. Так что вопрос от­
нюдь не праздныЙ. -
Не раз я дрейфил и думал про себя: «Пропал!» В эти мгновения сердце, казалось, выскочит из гру­
ДИ,- рассказывает Жан Луи Грело, 50-летний крепыш, поглядывая на «канадэры» через стекло диспе:rчер­
ской аэродрома в Мариньяне. Старый ас морской авиации, десять лет про служивший на авианосце «Клемансо», Грело состоит теперь в воздушной эскадрилье, которая каж­
дое лето вылетает на своих «водяных бомбардировщиках» на штурм огня. -
Одно из худших, пожалуй, моих воспоминаний -
пожар в Аллатте, на равнине Пери в 1983 году. Это был год пожаров на Корсике. В конце июля го­
рело повсюду. Была жуткая неделя. у Аяччо я взлетел в дыму, жара за со­
рок. Настоящая духовка. А «канадэ­
ры» К тому же не герметизированы. та на скорую руку пробили опорную полосу и пустили встречный отжиг. В какой-то момент показалось, что огонь удалось задавить, как вдруг ве­
тер резко изменил направление, и пламя с ревом метнулось в ложбину, пластаясь над верхушками сосен. На второй день горело уже более 80 гектаров, и теперь даже прислан­
ная летнабом подмога -
пять человек из десантно-пожарной службы и де­
сять рабочих во главе с лесничим­
не могла спасти положение. Я попал на этот пожар в середине июля, когда полыхало уже чуть ли не двадцать кварталов лесничества, по 800 гектаров каждый. Люди, измотан­
ные бессонными ночами, с воспален­
ными от горячего пала и едкого дыма глазами, работали не щадя себя, но огонь не отступал. И тут к нам на та­
бор прибежал Шевелев, приказал бы­
стро готовить площадку для Ми-б: вертолет должен был доставить на по­
жар технику. Однако легко сказать -
готовить площадку. Даже для Ми-8, машины сравнительно небольшой, требуется площадка размером метров пятьдесят на пятьдесят, а тут грома­
дина Ми-б. Чтобы принять его, надо было вырубить участок тайги пло­
щадью с добрый аэродром и к тому же сделать твердый настил из бревен. Голова пожара проходила чуть ле­
вее нашего табора, и Шевелев показал место, где готовить площадку. Време­
ни было в обрез, а потому пришлось снять с кромки пожара две группы де­
сантников и лесхозовских рабочих. Провозились мы с этой площадкой ед­
ва ли не целый день, и когда она была Мне было поручено залить дом, зажа­
тый пламенем со всех СТОРОН,- в нем находилась девушка. Я рьяно взялся за дело. С трудом отыскал дом, выпу­
стил всего в 30 метрах над ним вод у и не заметил, что лечу прямо на гору. Кругом все затянуло дымом. И вдруг вижу ущелье с вьющейся лентой шос­
се по дну. Раздумывать некогда, даю «газу» И чудом ныряю в этот проход. Избежал катастрофы, а вечером еле доплелся до кровати. Грело вступил в отряд в 1970 году, он уже ветеран. Пилоты надолго за­
помнят тот семидесятый год, когда были уничтожены 73 700 гектаров ле­
са на южном побережье. С тех пор сгорело еще БОО тысяч, что составило 4 процента лесных ресурсов Франции. По мнению ученНlХ, лесные пожа­
ры -
это национальное.бедствие, гро­
зящее обернуться экологической ка­
тастрофой. Кроме того, тушение по­
жаров стоит огромных затрат. База в Мариньяне находится в по­
вышенной готовности от восхода до захода солнца круглый год. «Водяные бомбардировщики» ночью не летают. Полеты в темноте даже с приборами ночного видения крайне опасны. Ведь проходят они на высоте трех десятков почти готова, один из местных мужи­
ков, засадив топор в поваленную сос­
ну, повел вдруг носом, насторожился и сказал охрипшим от дыма голосом: -
Кажись, мужики, он на нас по­
пер ... -
Кто? -
не поняли мы поначалу. -
Да огонь,- заволновался он, с тревогой вглядываясь в стелющийся над верхушками сосен дым. Теперь и мы заметили, что ветер чуть сместился в сторону и огонь не­
заметно двинулся на нас. -
Спасайся, мужики! -
неожи-
данно громко рявкнул кто-то, и мы всем скопом бросились к Нерюнде, надеясь на ее берегах найти защиту. А уже часа через два от выстланной нами площадки остались лишь груды обугленных бревен ... В общей сложности, как потом ока­
залось, пожар «слизнул» более 15 ты­
сяч гектаров леса. А ведь случись на ту пору в Красноярском крае два-три таких мобильных отряда, как наш опытный, да располагай мы научно обоснованной тактикой тушения по­
жаров, не торчало бы ныне в тех ме­
стах столько обугленного горельника, где и зверь теперь не живет, и птица гнезд не вьет. После испытаний «танка» И А ТТ я не раз приезжал в красноярский ака­
демгородок, где находится ВНИИ про­
тивопожарной охраны лесов и меха­
низации лесного хозяйства. Ходил по лабораториям, встречался ('сотрудни­
ками института. Мне охотно показы­
вали новинки ... метров над верхушками деревьев. Вы­
ше не имеет смысла -
вода рассып­
лется мелкими каплями и исчезнет бесследно. В зимнее время «канадэ­
ры» также не используются. Вместо них летают более легкие аппараты. Пилоты ожидают вызова. Кто-то га­
дает на картах, кто-то играет в шары. Но, как только в громкоговорителе раздается сигнал тревоги, все сразу сверяют по оперативной карте коор­
динаты водных пространств для за­
правки водой, натягивают красные комбинезоны, и через двадцать минут (время, необходимое для прогрева двигателей, заправки водой или спе­
циальным химическим составом) ма­
шины взлетают в воздух. После взлета надо быть настороже. То выплывет из дыма перед носом го­
ра, то возьмется вроде бы ниоткуда линия высоковольтной передачи, ко­
торую лишь в последний момент уда­
ется обогнуть. Очень опасны завихре­
ния раскаленного воздуха, которые врываются в самолет. Во время сброса воды машина мо­
жет оказаться во власти воздушных ям ИЛИ нисходящих воздушных пото­
ков, которые способны сбросить ли­
хого наездника на землю в раскален-
Вот, скажем, компактный лесопо­
жарный агрегат. Сделан он на базе трактора Т-25 и хорош тем, что его можно подцепить на подвеску к Ми-8 и быстро доставить в любую точку. Другой агрегат -
малогабаритный полосопрокладыватель, родившийся из мотоблока «Кутаиси», позволяет проходить за час более двух километ­
ров. Это означает, что на прокладке опорных полос он может заменить до тридцати человек. А маленький удобный гусеничный вездеход, который можно вместе с де­
сантной командой в считанные часы, если не минуты, перебросить вертоле­
том к очагу пожара? О том, как нужна такая машина, мне еще лет десять на­
зад говорили ребята, с которыми я ту­
шил пожар в Хабаровском крае. Они­
то полагали, что такой техники нет только потому, что создать ее труд­
но ... По старинке, дедовскими методами работаем мы на пожарах, не понимая в полной мере, какими убытками это оборачивается. Порой бросаем людей на огонь, даже не имея четкого плана работ, не представляя, как будет раз­
виваться пожар. В одной из лабораторий научный сотрудник института изучал материа­
лы космической съемки. С ее по­
мощью здесь пытаются составить под­
робную карту лесных массивов Крас­
ноярского края, их пирологическую характеристику. Ведь чтобы успешно бороться с пожарами, нужно, помимо про чего, хорошо знать тип и состав леса на участке, охваченном огнем,­
это позволит избрать верную тактику. ные угли. Кроме того, возникают мощные вихри в результате выброса больших масс воды. -
В этот момент надо быть крайне ОСТОРОЖНЫМ,- рассказывает Гре­
ЛО.-
ТЫ как будто попадаешь в во­
ронку, спускаешься все ниже и ниже, скорость становится все меньше. При 180 километрах в час самолет на грани потери управления, и надо немало по­
тренироваться, чтобы испытать себя в подобных ситуациях. А если забарах­
лил мотор -
все, труба! Особенно на Корсике, где рельеф неровный, пило­
образный, полон долин и узких про­
ходов. Нередко после такого полета приходится выковыривать еловые иголки из крыльев. Затем следует не менее сложная операция по забору воды. Устройство «канадэра» таково, что он полностью заполняет резервуары водой за десять секунд. Операция производится на скорости 110 километров в час, и ему достаточно водной полосы длиной 2 тысячи метров. В море «канадэр» бе­
рет воду, ориентируясь против ветра параллельно волне, но стоит появить­
ся встречной, как носовую часть на­
крывает плотная пена. Самолет мо­
жет клюнуть пару раз и зарыться но-
Характеристика всех лесов со време­
нем будет заложена в ЭВМ, и тогда любой диспетчер сможет в считанные минуты получить нужную информа­
цию. Как тут снова не вспомнить пожар на Кежме, где, по мнению специали­
стов, было допущено множество про­
счетов. При организации спасатель­
ных работ здесь, по ."ути, не учитыва­
лись ни природные, ни растительные, ни метеорологические условия, а главное -
слишком медленно нара­
щивались силы и практически не бы­
ло надежной техники. Потому и ущерб оказался велик. И как не вспомнить ребят, с которы­
ми мне приходилось бок о бок бороть­
ся с огнем: в яростном запале нечело­
веческой усталости они не раз поми­
нали недобрым словом конструкто­
ров, словно бы напрочь забывших о существовании лесопожарных служб и о том, что этим службам нужна на­
дежная техника. Выходит, однако, есть у нас техни­
ка, способная выдержать и тяжелый пробег по бездорожью, и схватку с ог­
нем. И все же нечем пока порадовать тех ребят, что завтра пойдут в атаку на пожар: все это лишь опытные об­
разцы. Придет на помощь эта техника лишь после освоения серийного про­
изводства, а это задача не только ин­
ститута. Нужно всем брать на себя эти хлопоты. Тайга-то горит ... г. К Р а с н о я р с к СОМ вниз. У ПИЛОТОВ это называется «очутиться под маринадом». Так, на­
пример, случилось в 1977 году с одним «канадэром» В бухте Сагон неподале­
ку от Аяччо. Самолет утонул почти сразу. К счастью, экипажу удалось выбраться через окна. Пилоты гото­
вятся к таким перипетиям. Они дела­
ют тренировочные погружения в спе­
циальной клетке. Работу пилота «канадэра» легкой не назовешь. Но, несмотря на большой риск, несчастные случаи на базе в Ма­
риньяне крайне редки -
за двадцать лет всего шесть. Поговаривают, что в скором време­
ни «канадэры», возможно, получат отставку, уступив место более совер­
шенным аппаратам с реактивной тя­
гой. Такие проекты уже есть. Но вся­
кий раз, когда мне случается пр оле­
тать вблизи французского побережья, я внимательно вглядываюсь, не стоят ли где-нибудь на летном поле же,лто­
красные «пеликаны», стерегущие огонь. Они еще работают. По материаnам зарубежной печати 9 АЛЕКСАНДР наш спец. корр. Фото автора r Л А 3 У НО В, ogcmb камень не paccbInnemcR в првх 3
∙ ТОГО дня ждали все на протяже­
нии почти девяти лет. Дня, к о г­
. да начнется вывод советски х п о л­
ков из Афганистана. Ждали и мы. Наперебой звонили мне Бобур А л ихан о в с Узбекского телевидения, Василий Яц у ­
ра с Украинского радио, ред а ктор «Крымского комсомольца,) Михаи л Цюп­
ко, Мерген Аманов с Туркменского те­
левидения ... Звонили мои товарищи-жур­
налисты, с которыми я в конце д екабря прощлого года восемь дней находился в Афганистане. Конечно, это совсем ма­
лый срок, чтобы полностью проч у вство­
вать и испытать все жестокие премуд­
рости «караванной" или «минной') -
ее называют по-разному -
войны, одн а к о все же достаточный, чтобы понять и узнать наших ребят, выдерну т ы х из благополучной и беззаботн о й жи з ни и вынесших на своих мальчишеских пле­
чах все тяготы nоевых испытаний, фи з и­
ческого и нервного напряжения, по т ерю друзей на далекой от Родины земле. Когда я листаю записные книжки, н е в первый уже раз просматриваю фото­
графии, на которых запечатл е ны де ­
сятки усталых и улыбающи х ся лиц наших солдат, фронтовые пей за жи, мирные будни городов и кишлак о в, м е ­
ня не отпускает мысль о том, ч т о на нас всех тоже лежит обя з анн ост ь .за ­
помнить эту войну, и наших с о ветски х .во · инов -
живых И сложивши х свои го ­
ловы в «горах Афгани,), Об э том же го­
ворили мне по телефону и мои т о варищи. Вспоминая дни, проведеllные там, я пишу только о том, что увидел и узнал тогда, в конце декабря 1987 года ... ГОСТИНИЦА «АРИАНА,) К Кабулу мы подлетали ярким с ол ­
нечным утром. Там, внизу, горбати л ась хребтами древняя афганская з емля, словно изрезанная извилис т ы м и стар­
ческими морщинами. Когда-то она на з ы ­
валась Ариана, а позже -
Х о ра с а н -
«страна палящег о с о лнца,). Н о в о т г о ры стремительно ушли под крыло с а мо ле ­
та -
мы поняли, что V цели ... На аэродроме, где' отдельн о, в р яд стояли на вид неуклюжи е, с обвисшими лопастями военные верто л еты, а за зданием аэровокзала виднели с ь брон е ­
транспортеры, нас посадили в стар е нькие автобусы, в которых мы потом и ра з ъе з ­
· жали по Кабулу. Время нашей команди­
. ровки совпало с годовщиной вво д а о г ра-
liиченного контингента сов е т с ки х в ойск в Афганистан, а этот пери од в с е гда отличался резкой активи з аци е й ду ш м ан ­
ских банд. Именно поэ то му нам п о с о ­
ветовали даже днем одним в город и3 гостиницьi «Ариана» не в ых од ит ь ­
здесь орудовала террори с тич еск а я гр у п­
па, обезвредить которую пока не уд ав а -
10 Застава CTapwero пе"тенанта В"ктора Миронова. л ось. Э то н е было Гlе рес т раховкоЙ. Сп у­
стя несколько д не й м ы уз н ал и, ч то орг а­
н а ми г осбеЗО l1ас ност и обн аружено и о бе з врежен о в о с е мь «с ти нге ров,), н а пр а в­
ле нны х в це нтр г орода, три д р у ги х реак­
т и вны х сна ря да б ы л и н а целе ны на зда -
Эт" сн .. мк .. бып .. сдепаны с брон" БТР ПО пут .. на заставу. ни е МГБ с т е л е ги, к о т ору ю д ушм а ны ос тави л и н а ул иц е ... В Кабуле мы до л жны бы л и ра.щелить ­
с я на не с колько групп и р а зъе х аться п о ра-зным провинциям. В ст о л о в о й, ер а -зу п о с л е -завтрака, р у ков о дите л ь н а ш е й делегации, секретарь ЦК ВЛ КСМ Сергей Епифанцев зачитал списки: и'3 пяти групп две остаются в Кабуле, другие на следующий день вылетают в Шинданд, Кундуз и Баграм. Я оказался в баграм­
ской группе. В столовой мы сидели вместе с Ми­
хаилом Цюпко и Василием яцурой. Я за­
метил, как при этом лица их разом по­
мрачнели, и Цюпко, отставив чашку с чаем, негромко и решительно произнес: «Я здесь не останусь ... » Василий его под-
держал. Понять их было можно. О том, что кому-то придется все же остаться в Кабуле, мы и раньше знали, да, как всег­
да, каждый надеялся, что не ему. Вечером следующего дня Цюпко, по­
глаживая усы, сказал: -
Все нормально, включены в баграм­
скую группу, летим вместе. Между тем два часа назад нам сооб­
щили, что в районе Баграма сбит само­
лет и из экипажа спасся один радист. Поступило указание: баграмской группе особое внимание обратить на соблюде­
ние строгой дисциплины. В тот момент мне вспомнилось, как, готовясь к этой командировке, мы осваивали парашют, с которым потом отрабатывали прыжки на тренажерах, учились владеть совре­
менным автоматическим оружием. Мно­
гие недоверчиво посмеивались над той серьезностью, с которой нас готовили, и только оказавшись в условиях настоящей боевой обстановки, оценили это. Тогда­
то Цюпко и заметил, что теперь, мол, стал настоящим военным корреспонден­
том. Все рассмеялись, почему-то воспри­
няв его слова как шутку. Но сейчас ни­
кто уже не улыбался. Итак, в баграмской группе вместе с Натальей Яниной из ЦК ВЛКСМ и Еле­
ной Лосото ИЗ «Комсомольской правды» стало пять человек. Ночью мы вылетели в Баграм. <,ДУХИ» ОБРЕТАЮТ ПЛОТЬ -
Где можно встретить душманов? -
Политработник войсковой части подпол­
ковник Святослав Лис усмехнулся наше­
му наивному вопросу и, кивнув на метал­
лические ворота, которые только что ми­
новали бронетранспортеры, доставившие нас с аэродрома в военный городок, ска­
зал: -
Сейчас, ночью, достаточно отойти сотню-другую метров от гарнизона, и вполне вероятно, что вы с ними встре­
титесь. Я уж не говорю об окрестностях ... Иногда с наступлением холодов гла­
варь какой-нибудь группы душманов за­
являл о прекращении борьбы против народной власти и располагался со своими людьм,и В кишлаке под городом. Но весной снова уходил в горы и продол ­
жал налеты на советские заставы и по­
сты. Чаще других объектом диверсий становился трубопровод, тянущийся вдоль основной дороги через Саланг на Чарикар и до Кабула. Но и мятежники устают от бесконечной и бессмыслен­
ной войны. Политика национального примирения делает свое дело. Многие уже задумываются над безысходностью затяжной борьбы. В некоторых районах провинции Парван нашему командова­
нию удается договориться с местными душманскими группами о ненападении на охраняемые советскими войсками участки дорог, заставы и о прекраще­
нии взрывов трубопровода. Правда, о ка­
ком-то полном доверии к таким «дого­
ворным группам» говорить, естественно, не приходится. Сложность заключается · еще и в том, что «договорные,> имелись и у царандоя, и у местных афганских властей. Если наша ра.зведка обнаруживала ба.зы душ­
манов или скопление мятежников, реше­
ние об уничтожении их принимал Совет 11 обороны провинции, куда входят пред­
ставители местных партийных органов, народной армии, царандоя и командо­
вания советских войск. Однако нередко ба:зы находились в кишлаках, подконт­
рольных договорным группам душманов. И тогда согласие на боевую операцию Совет обороны не давал. Но даже если и принималось такое решение, вражеская разведка сраэу у.знавала о нем. Ничего странного или удивительного в том не было, своих агентов антиправительствен­
ные формирования имеют фактически в каждом кишлаке, особенно в районах дислокации советских гарниэонов. Все это мне неволь но пришлось вспом­
нить буквально на следующий день. Мы только что вернулись и.з баграмского медсанбата и, не теряя времени, вместе с Михаилом Цюпко отправились в роту. Войдя в казарму, спросили смотревших телевизор солдат, где найти командира роты, и постучали в указанную дверь. Навстречу нам с койки поднялся стар­
ший лейтенант в накинутом на плечи бушлате. -
Простите,- закашлявшись, вино­
вато проговорил ОН,- знобит что-то. У:знав, что мы хотели бы поговорить с кем-нибудь из боевых танкистов, кивнул и, приоткрыв дверь, крикнул: -
Дневальный, найди старшего сер­
жанта Живова, рядового Бордака и давай их срочно ко мне. Потом снова уселся на койку и, .заку­
рив, сказал: -
Отличные ребята, а в бою сра:зу видно, кто чего стоит. -
Значит, и здесь встречаются вся­
кие? -
спросил Цюпко. ,-
Как и ве.зде. Да только бои .здесь не учебные, правда, этого некоторые так и не успевают понять.- Он глубоко 'затянулся.-
Меня ведь, как и любого другого офицера, до службы в Афгани­
стане учили военному ремеслу в услови­
ях, максимально приближенных к бо­
евым. я и здесь долго воспринимал все происходящее в учебном порядке -
ре­
бята мои падали под пулями, подры­
вались на минах, а я словно ждал, что они вот-вот встанут. Но однажды меня оглушила мысль: а ведь они никогда уже не поднимутся! -
и что-то во мне повер­
нулось и заныло, как осколок. Да я точ­
но знаю, что мы все, «афганцы», оста­
немся с такими осколками в груди. Ес­
ли останемся живы. Там, в Сою'Зе, об этом всякому не расскажешь, да и не поймут, раз не испытали. Кашель 'Заставил командира на не­
сколько минут прерваться. -
И:з нас Афганистан уже не вывет­
рится, как та пыль, которой мы наг ло­
тались вдоволь,- продолжал он .за­
тем.- Война, считайте, .заканчивается, свою задачу мы выполнили. В афган­
ских горах погибли тысячи советских солдат. Надо, чтобы все узнали прав­
ду о мужестве и стойкости наших пар­
ней.,. В это время открылась дверь, и вошли танкисты, как и положено, в черных куртках и шлемах. Невысокие, худоща­
вые, лица остроносые, ребяческие, ру­
мянец во всю щеку, которой, как мне пока:залось, вряд ли касалось леэвие бритвы. 12 -
Рядовой Василий Бордак,- кивнув на того, кто был чуть пониже, ска:зал ротный,- механик-водитель, сам иэ Бе­
лоруссии. Его танк трижды подрывался. Из экипажа не сдрейфил никто. Исправ­
лять-то повреждения приходилось под огнем. Старший лейтенант перевел в.згляд на второго танкиста, но, как только я услы­
шал, что старший сержант Юрий Живов родом и.з Крыма, я понял, что Цюпко не отпустит своего .земляка. Так и получи­
лось ... Солнце уже подступало к горным вер­
шинам, когда мы выезжали из парка на танке Василия Бордака. Взяли с собой и третьего члена экипажа, заряжающего, рядового Курбана Валиева -
танкист­
ская «тройка» всегда и везде вместе. Тя­
желая машина, преодолевая глубокие за­
водненные ямы, ползла по дороге в со­
седствующий с гарнизоном кишлак. На его фоне мы задумали сфотографиро­
вать наших танкистов, потому и торопи­
лись -
солнце вот-вот сядет. Обычный журналистский ход. Но в спешке мы как-то подзабыли, что выезжаем не на учебные стрельбы и что здесь наивность дорого обходится. Прислонившись к орудийной башне и держась за ствол пушки, я стоял на бро­
не вместе с Курбаном Валиевым, вгля­
дываясь в замкнутые дувалами дома кишлака, похожие на крепости, пустын­
ные улицы. В глаэа бросился черный остов сожженной грузовой машины, привалившийся к ДУвалу. -
Два дня назад на мине подорва­
лась и сгорела,- пояснил Курбан, а ког­
да я удивился тому, что такое могло слу­
читься в кишлаке рядом с гарнизоном, он спокойно обронил: -
А что кишлак! Ночью кто-нибудь из жителей и поставил мину. Заработать решил или ПРИГРО'ЗИ­
ли. Знают, откажешься -
семью выре­
жут. Народ бедный, к тому же глубоко религио.зныЙ ... Развернув танк на пригорке перед ули­
цей, Бордак выбрался из люка, следом поднялся Живов. -
Ну как вид, подойдет для съемки? -
Лучше не приДУмаешь,- сказал я, стараясь скрыть охватившее вдруг меня беспокойство. Оглянулся -
растянутой цепью к нам двигались десятка два аф­
ганцев. Впереди бежали мальчишки. -
Минуту на.зад на улице ведь ни ду­
ши не было,- растерянно прои.знес Цюпко.- Откуда они взялись? Кто это? В голову полезли услышанные от ко­
мандира ра.зведки дивизии истории о боевиках, скрывающихся среди мест­
ных жителей, распоэнать которых было не так-то просто. Иногда даже соседи ни о чем не подо.зревали -
боевики совер­
шали диверсии или убивали активистов народной власти под прикрытием тем­
ноты. Афганцы подошли к нам не все, с де­
сяток их остановились в нескольких ша­
гах, и я заметил, как они насторожен­
но наблюдали .за нами. Иэ-под складок одежды выглядывали дула автоматов. Остальные окружили нас, о чем-то гром­
ко переговаривались и смеялись, друже­
ски похлопывая танкистов по плечу и показывая на фотоаппарат в руках Ми­
ши Цюпко. -
А, сфотографироваться хотите,­
сообразил он сраэу.- Становитесь ... Мы принялись усердно щелкать фото­
аппаратами, хотя на душе было доволь­
но-таки неспокоЙно. Мы же уговорили ребят поехать в кишлак. Пока не поздно, надо смываться ... Афганцы, ра.змахивая автоматами, еще долго зачем-то бежали за танком и от­
стали лишь на окраине кишлака. Та напряженность, которая не отпус­
кала меня эти полчаса -
всего полча­
са! -
помогла в какой-то степени понять и состояние наших солдат: неопреде­
ленность страшит больше, нежели от­
крытое столкновение с врагом. Тем бо­
лее они хорошо знают, что «духю> пы­
таются самыми жестокими способами воспитать у населения ненависть к со­
ветским солдатам. Они даже женщин и детей заставляют зверствовать над эа­
хваченными нашими ребятами. Случай с недавно подбитым самолетом, о котором поведал нам в баграмском медсанбате единственный уцелевший радист Вла­
димир Августович Жиловский, подтвер­
дил это. ... Крепкого телосложения, черноволо­
сый, с пышными усами, он лежал на больничной койке. У'Знав, что мы журна­
листы, особой радости не Вblкаэал. Это и понятно. РасскаЭblвать о погибших това­
рищах, когда сам остался в живых, пусть и чудом, тяжело. -
МЬ! прилетели в Баграм и ДОЛЖНbI были сра'Зу же вернуться в Кабул, от­
туда на санитаре предстояло отправить­
ся в Джелалабад за ранеными. Коман­
дир наш от отдыха в Баграме откаэал­
ся -
раненые ждать не могли. Вообще­
то он командовал эскадрильей, но ча­
стенько вылетал и сам. С баграмского аэродрома поднялись в четыре часа утра, почти перед рассветом. В'Злетели, а на втором круге самолет вдруг сильно тряхнуло. Потом ра'щался взрыв в хво­
стовом отсеке, полыхнуло пламя. Коман­
дир приказал экипажу покинуть само­
лет, а сам все пытался ВblрОВНЯТЬ на­
чавшую падать машину. Хотя на это вре­
мени уже не было -
высоту мь! успели набрать небольшую. Как и положено по инструкции, первым прыгнул бортмеха­
ник, :за ним штурман ... Я пошел четвер­
тым. Падая, на какое-то мгновение уви­
дел купола парашютов товарищей. По ним с эемли уже стреляли трассирующи­
ми пулями. Чере'З час меня нашла «вер­
тушка» ... Что случилось с его командиром, Жи­
ловский не 'Знал, но нам бblЛО и'Звестно. На рассвете одна из поисковых групп обнаружила в «'Зеленке» его и'Зуродован­
НblЙ труп. В тот момент мне вспомнился инст­
руктаж командира самолета, когда мы вылетали из Кабула в Баграм: -
Если подобьют, постарайтесь быст­
рее покинуть самолет. Но не думайте, что удачное при:земление -
это обя:за­
тельно спасение ... По'Зже я у'Знал, что так же жестоко и бе'Зжалостно душманы обходятся и с афганцами. Что же это за люди? Когда я спросил об этом подполков­
ника Лиса, Святослав Николаевич, поду­
мав, скаэал: -
Бандит, он и есть бандит ... ОАЗИС В ПУСТЫНЕ Баграмский медсанбат -
полевой гос­
питаль, его одноэтажные деревянные корпуса раскинулись среди желтой хол­
мистой равнины -
пустой и пыльной. Он как оазис в пустыне, дающий страннику возможность укрыться от палящего солнца и утолить жажду. Здесь нередко возвращают к жизни почти безнадеж­
ных, цотерявших 90 процентов крови людей. -
В Великую Отечественную,- гово­
рит командир медсанбата подполковник медицинской службы Владимир Нико­
лаевич Феофанов,- такое было невоз­
можно. Эти четверо, которые сейчас в реанимации, будут жить ... Наверное, работая в медсанбате, все же недостаточно быть просто хорошим врачом, надо обязательно представлять себе, что такое передовая, поле боя. Очевидно, поэтому все офицеры баг­
рамского медсанбата по нес кольку раз побывали в боевых операциях. и чтобы самим быстрее привыкнуть к грохоту разрывов снарядов и мин, вою осколков и в любой ситуации уже не растерять­
ся, и чтобы больше ценить жизнь тех, кого в перестрелке настигнет пуля или осколок. А через этот медсанбат прохо­
дит более половины всех раненных в Аф­
ганистане. -
Несколько месяцев назад,- про­
должает рассказывать Феофанов, когда мы идем по палатам,- с боевой опера­
ции к нам привезли 73 человека отрав­
ленных. «Духи» нередко используют сна­
ряды с ядовитой химической начинкой, гранаты, начиненные шариками с ртутью. Их изготовляет западногерманская фир­
ма «Аргос» ... Здесь, в медсанбате, глядя на этих два­
дцатилетних раненых, контуженых и обожженных, смотришь уже в обнажен­
ное лицо войны. Мы переходили из па­
латы в палату и невольно чувствовали себя неловко перед теми, кто вопроша­
юще смотрел на нас с больничных коек. Я ловил себя на мысли, что теряюсь и не знаю, о чем и, главное, как с ними гово­
рить. Многие из нас испытывали то же. Зато Янина находила для каждого ране­
ного свои особые, как мне тогда каза­
лось, слова. Но это было не так. Она го­
ворила ребятам самые обычные фразы, да только в них звучало свойственное всегда русским женщинам неподдель­
ное милосердие и сострадание. Ей ве­
рили сразу и отвечали взаимностью. На­
талья Васильевна вручала отличившимся участникам боевых операций награды ЦК ВЛКСМ, и даже тяжелораненые, принимая их, пытались подняться, встать ... НИ домой, НИ своим друзьям они не пи­
шут ни о ранениях, ни о заслуженных наградах, ни словом не упоминают даже о том, что находятся в госпитале. Здесь не это для них самое главное. Я это по­
нял, когда после какого-то вопроса На­
тальи Васильевны один из раненых при­
поднялся и молча достал из тумбочки банку с вареньем, присланную школь­
ником из Симферополя. Он ее и не думал открыть, просто хранил, берег как па­
мять. Но этим ребятам было известно и другое, то, как нередко солдаты, вернув­
шиеся из Афганистана, вместо пони­
мания встречали глухую стену равноду­
шия. Знали не только из газет, больше по письмам своих бывших однополчан. В одном я прочитал такие строчки: «Ре­
шил ПОЙТИ в военкомат, снова проситься в Афганистан. Может, и глупо, не знаю, но там я себя чувствовал нужным че­
ловеком». Читать такое было стыдно. Выходя ИЗ больничного корпуса, я слышу Доносящиеся из палаты бренча­
ние гитары и чей-то неуверенный басок: «Увидеть бы, как русский дождь идет, под ним как мокнут русские березы ... » у большой круглой беседки во дворе стоят парни в одинаковых синих пижа­
мах и смотрят нам вслед. Среди них и девятнадцатилетний разведчик Сергей Копылков, с которым мы просидели в кабинете врача больше двух часов. Трудно давался разговор. Сергей вро­
де бы и не отказывался рассказывать о своей службе, и в то же время дальше коротких его ответов на вопросы дело не шло. А ведь этот парень из подмос­
ковного города Зарайска награжден дву­
мя орденами Красной Звезды, отмечен нагрудным знаком «За самоотвержен­
ный и ратный труд в ТУРКВО», а се­
годня от имени ЦК ВЛКСМ ему вруче­
ны наручные часы с надписью: «За му­
жество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга в Афганистане». Столько наград не имеет даже отец Сергея, полковник воздушно­
десантных войск Анатолий Александро­
вич Копылков, орденом Красной Звезды которого так гордится сын. По рассказу Сергея я и попытался воссоздать один эпизод его военной службы, который можно было бы назвать ТАВАХСКАЯ ПЕТЛЯ Перед восходом солнца, когда голые склоны гор туманились серой дымкой и темнеющая на дне ущелья дорога едва просматривалась, воздух содрогнулся от глухого уханья минометов. Первые мины разорвались чуть выше расположения заставы, дробя камень и осыпая оскол­
ками и пылью дозорных. В следуюшую минуту из землянки выскочили солдаты вместе с командиром взвода. -
Всем укрыться в окопах,- стар­
ший лейтенант Волков прыгнул в тран­
шею к дозорным.- Откуда бьют? -
Почти с вершины горы правее выдвижного поста ... -
На карте отметили? Передать координаты на КП батальона,- коман­
дир взвода и сам уже в бинокль засек минометные точки.-
Фадеев, к пулеме-
ту ... Две мины с воем разорвались в не­
скольких метрах от окопов. В ответ уда­
рил пулемет, но «духи» так же неожи­
данно прекратили обстрел, как и начали. -
Никого не задело? -
окидывая взглядом бойцов, спросил Волков и об­
легченно вздохнул. Снял каску и смахнул с нее пыль. Солдаты начали вылезать из окопов. -
Фадеев,-
позвал командир взвода пулеметчика.- Возьми Копьmкова и сбегайте по-быстрому за водой ... Фадеев и Копылков были не только тезками. Первый родом из Владимира, второй из Подмосковья -
здесь это по­
чти что родня. Оба хорошо играли на гитаре, которую правдами и неправдами выпросили у ребят с соседнего поста. И немало усилий приложил к этому рядо­
вой Сергей Хамзин. Ему не откажешь, песен знал много и пел хорошо. Три Сергея служили на заставе, три гитари­
ста, три друга -
осталось два. Хамзин погиб, когда БМП, на броне которого он ехал, наскочила на фугас, посмертно его наградили орденом Красной Звезды ... Родник находился метрах в пятидеся­
ти от заставы. Вернувшись, Копылков и Фадеев поставили банки на кухне, и тут вошел командир взвода, сказал, что свя­
зи с батальоном нет -
села батарея и надо срочно идти на соседний пост. Спустя полчаса старший лейтенант Волков, рядовые Копылков и Брикин В бронежилетах и полном боевом снаряже­
нии начали спускаться по склону к до­
роге. Застава их находилась на высоте где-то метров 700, а выдвижной пост на другой стороне ущелья Тавахская петля почти рядом с разрушенным вы­
сокогорным кишлаком. Солнце уже при­
пекало довольно ошутимо, идти было тяжело. Один бронежилет весит 18 ки­
лограммов, да еще оружие и боеприпа­
сы. и топать не по проселочной дороге, а карабкаться по каменистому склону, когда жаркий воздух и пыль иссушают, кажется, все нутро. Но главное -
в лю­
бой момент можно ждать обстрела. На­
ходиться под постоянным прицелом -
чувство непередаваемое и ни с чем не сравнимое. Да только именно оно здесь и предопределяет все твое поведение, твои действия, заставляет выкладывать­
ся полностью. Они пересекли дорогу и стали подни­
маться по тропе, которая, огибая камен­
ные выступы, тянулась к нависшему над крутым склоном глиняному дувалу во­
круг кладбища, устроенного рядом с кишлаком. И тут тишина лопнула от знакомого и уже довольно близкого уханья миномета, нарастающий визг мин заставил ребят разом прижаться к ДУвалу. Вдруг рвануло метрах в трех­
стах от ограды кладбища. Значит, их засекли. Надо возвращаться,- сказал Вол-
ков. А если на заставе раненые?­
возразил Копылков. -
Верно,- согласился Олег Бри­
кин.-
Без связи «вертушки» не вызвать. -
Не будем терять времени,-
и командир взвода быстро пошел вперед. Миномет бил, не умолкая. Они добрались до конца дувала, оста­
валось преодолеть подъем и пройти метров 400 по открытому месту, когда взрывная волна ударила Копылкова в грудь. Оглушенный падением, некоторое время лежал неподвижно. В ушах зве­
нело, пылью забило нос и рот. Придя в себя, приподнял голову, оглянулся и ... по спине продрал озноб. В нескольких сан­
тиметрах, почти на уровне глаз, блестела тонкая проволока -
растяжка от мины. Продолжение на стр. 42. 13 Я Ц Е К n А л К Е В И Ч. нтапьянскнii путешественннк Фото автора в ПОИСКАХ БОЛЬШОГО ПРИКШОЧЕНИЯ У
тр ом над спящим домом висит облако тумана. Даяки никогда не ходят в потемках, зато на рассв ете все направляются к реке. Со­
вершение туалета «мане» -
первое дело начинающегося дня. Дл.я детей отгорожена бамбуком неглубокая впадина. Едва вы ходим из воды, тропинку переползает змея. Я тут же вспоминаю, как поз нако ­
мился на Амазонке с Чарл ьзом Брюэ­
ром Кариасом, необыкновенным че­
ло веком, который умеет делать все. Он был министром В Венесуэле, знает джунгЛи, изобрел нож с множеством присlю соблениЙ. Он и научил меня не бояться змей. Однажды, разбирая свой рюкзак, обладающий многими волшебными приспособлениями, который к тому же на ночь ра складывается в мини­
палатку, натыка юсь на явно не пр еду­
смотренное фирмой: бунгар! Это змейка синего цвета, с белыми поло­
сами по бокам, с красно-коралловыми гоЛо в ой, животом и хвостом, д л иной около метра. Яд ее прив одит к мучи­
тельной смерти, правда, действу е т быстро: минут двадцать. Бунгар не ог­
раничивается одним укусом, а терзает Окончание. Нач ало в NQ 6. 14 же р тву длинными крючковатыми зу­
бами на случай, если первые порции яда не подействовали ... В этой дер е вне мы до л жны найти носильщиков. Один из парней, кажет ­
ся, подходит -
у н е го открытое лицо, внимательный взгляд, он знает деся­
ток английских слов. Мы просим его помочь подобрать остальных. И вот группе в пятнадцать человек я объяс ­
няю, что мы намереваемся предпри­
нять, и называю цену. После перево­
да они переглядываются без особого энтузиазма, потом одни решительно уходят, другие отговариваются убор­
кой риса. Остается первый юноша. Я обеспокоен -
путь, должно быть, очень тяжкий, если даже они, рож­
денные здесь, привычные к этой жиз­
ни, не решаются идти с нами. Может быть, дело в привычке тор ­
говаться? И вот приходим К соглаше­
нию: 7500 рупий за каждый день пе­
шего пути, что равно цене 20 кило­
граммов риса. За обратный путь, без груза, они пол уч ат половину, при том, чт о дорога займет меньше времени. Помим о это го, мы обеспечим носиль­
щикам ежедневный рацион -
каж­
дому полкило риса, чай. табак, сахар, соль. Мы разд ел или гру з, и колонна зна­
чит е лыIO растя нулась. А это дополни-
тельный риск. Если один вывихнет щиколотку, как мы п ойдем дальше? Но лучше об этом не думать. П ора в путь. За нами следуют несколько охотничьих собак. Хани, бригадир но­
силь щиков, действительно находка для на с -
точен, быстр, поль зуе тся уважением. Несколько жителей деревни про ­
вожают нас на лодках п о реке Ма ха­
кам до места, которое ТРУДНО отли ­
чить ОТ тысяч ему подобных. Отсюда начинаем перех од по крутому и скользкому склону. Через п олкило­
метра у всех подкашиваются ноги: вот и первый привет от джунглей. И можно лишь вообразить, что ждет нас дальше. Три шага вперед, шаг назад, пятнадцатикилограммовый рюк зак словно бы стал еще тяжелее. К тому же он то и дело цепляется, застревает в ветвях, лианах, колючках. Помога ем себе руками, коленями; ставишь но­
гу -
и тут же скользишь, ступня про­
валивается -
невольно уце пишься за лиану. Она, такая надежная на вид, внезапно поддается, почв а уходит из ­
под ног, рюкзак качается, те бя з ано­
сит ... Хватаясь за каки е -то корни, вы­
бираемся на твердую поверхность. Мы в огромном природном храме - ­
джу нглях Борнео. Куда ни глянь ­
зеле нь всех оттенков, в которую ме-
стами вкраплено небо с тяжелыми об­
лаками и желтые пятна берегового ила. От каждого шума, шороха, скрипа невольно в з драгиваешь. Веду глазами по высоченному ство­
лу, задираю голову, но и этого мало, взгляд тянется выше, выше. И все же не достигает вершины. Вверху ствол светлеет, кажется почти белым, то­
неньким: иначе крона не найдет себе места среди других и не выберется к солнечному свету. Ветви и листва ку­
паются в нем. Забываю о жгучих уку­
сах кровососов: перед глазами в сол­
нечном блике закружилась карусель бабочек. Лес питает себя сам: д е рево живет, сколько может, пока корни и листья в состоянии извлекать питат ел ьны е ве­
щества. Когда оно упадет, другие зай­
мут его место, а поверженное сгниет, исчезнет ... На него набросятся терми­
ты, про бурят ходы личинки, на нем вырастут грибы, мох. Невозможно обойтись без перча­
ток: кусты, ветви покрыты шипами, колючками, сочатся жгучим соком. До них нельзя дотронуться голой ру­
кой. В отличие от нас носильщики, б о сые и полуобнаженные, стоически переносят царапины, укусы, порезы, уколы. На привале они натираются керосином -
и для дезинфекции ран, и для отпугивания насекомых. С пить­
ем у них тоже нет проблем, а мы воду фильтруем и обеззараживаем таблет­
ками. В листве мне м е рещится просвет: подъ е м кончается! Кто-то облегченно вздыхает, другой насвистывает. Но, хотя путь бол ее ровный, лес еще гу­
ще. Гиганты по 50-60 метров, чьи вер­
шины уходят на необозримую высо­
ту: средний этаж деревьев, чьи кроны образуют свод из миллиардов листь­
ев разнообразн е йших форм и оттен­
ков. И подл ес ок из раскидистых де­
ревцев, кустов,- здесь великое раз­
нообрази е видов. Даже специально выискивая, редко обнаружишь два ра­
стения одного вида. Кажется, что идем давным-давно, ремни наших прекрасных, удобных рюкзаков режут плечи, рубахи лип­
нут к спине. Груз становится неподъ­
емно тяжел', дыхание сбивается. Мошкара стеной стоит перед лицом и словно забирает воздух. При жаре и высокой влажности -
ощущение, будто на голову натянут полиэтиле­
новый мешок. Прислоняемся к толстому стволу, преграждающему путь,- необходи­
мо передохнуть. Кто перевязывает лоб платком -
от пота, кто, воору­
жившись окурком, собирает с себя кровососов, кто п е ревязывает шнурок на ботинке. Остановка коротка, все устали, нет даже желания говорить. Спустя месяц, рассматривая фотогра­
фии, видим, как искажены наши лица, но не можем вспомнить всю навалив­
шуюся тогда усталость ... Когда всем кажется, что пройден хороший кусок пути, начинаем погля­
дывать по сторонам в поисках места для ночлега. Темнота в тропиках спу­
скается быстро, и надо при готовить лагерь до заката. Сначала очищаем участок от зарослей. Паранг обруши­
вается на ветви и скашивает подлесок, где могут затаиться змея или скор­
пион. Вечером часто вспоминаем о' доме. Всякий раз, отправляясь в путешест­
вие, я делюсь планами с сыновьями Конрадом и Максимилианом, им, со­
ответственно, 9 и 5 лет. Они уже тре­
нируются в надежде, что и для них скоро придет час отъезда: ставят и сворачивают палатку в саду. А когда мама, на ночь подоткнув им одеяла, уходит, норовят перелезть в спаль­
ные мешки. Они пойдут по прото­
ренной дороге, если, конечно, захотят продолжить мой путь. Сейчас довольно просто улететь по­
дальше от дома. Но это не значит, что человек столь же легко и успешно сможет жить в новой, нередко враж­
дебной среде. Два часа тренировок в неделю в спортзале недостаточны, чтобы подготовиться к Большому Приключению. К сожалению, многие понимают это слишком поздно. Оттого столь часты несчастные случаи -
в пустыне, в го­
рах, в джунглях. Чтобы жить в приро­
де, нельзя полагаться на случай; пре­
красные закаты и волшебные пейза­
жи -
только часть реальности. Поми­
мо этого, существуют влажность, жа ­
ра, насекомые, жажда, грязь, жгучие растения, змеи, болота, холод. у Карло Браганьоло, нашего кино ­
оператора, большой опыт трудных путешествий. Он давным-давно по­
нял, что хороший отдых порой стоит обеда: едва мы останавливаемся, он подвешивает гамак и старается рас­
слабиться. Зато когда надо работать, он -
первый. Носильщики располагаются в сто­
роне от нас и из жердей сооружают ложа, поднятые над землей. Эти ле­
жаки при шлись по вкусу Ремо Дель Мирани, и даяки делают одно ложе и для него. Торопливо выскребая еду из котелков, мы любуемся величествен­
ными движениями Ремо; он восседает на помосте, прикрыв колени широким < листом, на котором пристраивает свое блюдо. у каждого четко выявляются черты характера, привычки -
их дома не оставишь, поневоле несешь с собой. Хотя в случае необходимости все мы можем отрешиться еще от чего - то. Ночами тоскуешь о дневной тишине. Темнота приносит зловещие крики, непонятные шумы. Спим кое-как ­
вполуха, вполглаза, отдых никогда не бывает полным. Когда же усталость одолевает нас -
бывает, даже и кост­
ры гаснут, просыпаешься от опасно близкого шороха или мяуканья. Кровососущие насекомые -
наши постоянные компаньоны и днем и но­
чью. Не лучше и кровопийцы-пиявки. Почуяв нас, они падают сверху. Эти твари столь тонки, что проникают за воротник, в петлю от пуговицы; даже пролезают в дырочки для шнурков. Замечаешь их, только когда они уже насосутся и место укуса начинает че­
саться. Чтобы снять пиявок, разбух­
ших от крови, приходится прижигать их спичкой или окурком. На кож е остается красное пятно, которое поч­
ти всегда воспаляется и долго зудит. Продвигаемся с трудом вдоль ложа реки Убунг, рюкзаки все тяжелеют. Бредем в воде по грудь, балансируя на скользких камнях. Когда становит­
ся слишком глубоко, выходим на бе­
рег. Тут зеленая стена еще больше за­
медляет продвижение. Но все же это лучше, чем скалистые берега: тогда приходится возвращаться назад по собственным следам. В блокноте записываю: «Передви­
гаемся с внушительной скоростью сто метров в часl Буквально тащимся сквозь дикий хаос, исцарапав каждый квадратный сантиметр незащищенной кожи. Ренцо на мгновение снял пер­
чатки, и вот его рука -
словно в сплошном ожоге. Чтобы не упасть, он ухватился за ветку, а она покрыта ще­
тиной колючек. Люке не везет­
охотничьи стрелы, торчащие из рюк­
зака, то и дело цепляются за ветви. Но зато он будет во всеоружии, когда по­
явится дичь -
например, кабаю>. Носильщикам тоже не поздорови­
лось, видно, И они не ожидали таких трудностей. Кое-кто хотел было отка­
заться, но «бригадир» напирает на гордость и на данное слово. И в конце концов убеждает их. Здесь я впервые поставил себя на место Раймона Мофрэ и понял, что перенес этот человек после долгих месяцев скитаний по джунглям Фран ­
цузской Гвианы в 1950 году. Его на­
шли мертвым всего в нескольких ки­
лометрах от поселения. Французский исследователь сам записал свою тра­
гедию в дневнике, который вел до последнего дня, не теряя ясности мыс­
ли. В середине 60-х на Новой Гвинее пропал сын Рокфеллера. Несмотря на долгие и чрезвычайно дорогостоящие поиски, он так и не был найден. В 15 н~изведанном, полном опасностей ме­
сте человек исчезает, как камешек в русле реки. Джунгли берут дань и у местных жителей. Хотя они и роди­
лись здесь, однако не всегда умеют выжить. На Амазонке говорят: в наших кра­
ях боги могущественны, но джунг ­
ли -
всемогущи и жестоки. Англий­
ский натуралист ~аттиссен проклял изобилие тропических насекомых. Американский писатель Вальдо Франк подчеркнул, что всякий шаг человека в лесу отмечен реальной борьбой, но завершается весьма сом­
нительной победой. Знаменитый исследователь Вальтер Бонатти, человек, которым я всегда восхищаюсь, утверждает, что жить в джунглях -
вещь стоящая. «Жизнь В лесу, конечно же, тяжела, сложна, иногда даже унизительна, но это и школа, где человек обучается инициа­
тиве, мужеству, а главное -
возвра­
щает себе чувство пространства, ощу­
щение свободы, вспоминает свое пер­
возданное «я». Жизнь там приучает ни на кого не рассчитывать, кроме себя самого, в стремлении к постав­
ленной целю> . ... Часа за два до заката ищем место для бивака. Альберто прекрасно вы­
брал лагерь, однако и ему не сразу удается разжечь мокрую щепу и вет­
ки, покрытые плесенью. Ужин погло­
щаем в считанные минуты: хочется поскорее лечь. Гамаки натянуты, и мы как мертвые валимся в них. Тот, кто предпочитает палатку, готовится ко сну чуть дольше, зато он защищен от ливня. ~He жаль, что не видно з везд -
небо затянуто тяжелыми ту­
чами. Опять я не увижу Южный Крест, который столь притягателен для моряков и путешественников. Чтобы дать представление о Боль­
шом Лесе, мало рассказать обо всем невообразимом разнообразии деревь­
ев, и мы стараемся как можно больше за печатлеть на пленке. Но у Карло и Ремо из - за сырости постоянные не ­
приятности с аппаратурой. Отснятая пленка часто слипается. К тому же повторить съемку невозможно, все -
и мы, и окружающее -
в постоянном движении. Брызги, удары, встряска­
дело обычное, и ныряния в Капуас то­
же не редкость. Не сразу, но нашли выход: отснятые ролики запихнули в пустую канистру. Вот была радость, когда лодка опрокинулась, а она пла ­
вает себе на волнах! Хоть канистру и отнесло далеко, она была ясно видна. И главное -
не пропустила ни единой капли. Дни похожи один на другой. Воск ­
р есе нье отличается от будней лишь тем, что в этот день раздаем лекарст­
во от малярии. Несмотря на профи­
лактику, у Карло начинается приступ. Еще у троих поднимается температу­
ра из-за укусов насекомых. Этого мы ждали и -
делать нечего -
глотаем таблетки и останавливаемся на не­
сколько дней отдохнуть и подле­
читься. Карло стучит зубами, жалуется на высокую температуру, озноб, голов-
16 ную боль, жжение кожи; потом тем­
пература резк р падает, одолевают вя­
лость, оцепенение, и -
новый при­
ступ. Едва ему становится полегче, мы пускаемся в путь. ~оя роль хрониста и журналиста требует дополнительных жертв. Дру­
гие уже отдыхают, а я все записываю события, впечатления, ощущения дня. Ночами нас часто будят ливни. Про­
мокнув до последней нитки, мерзнем. Непромокаемыми пленками в первую очередь укрываем снаряжение, аппа­
ратуру. П отом -
если остается -
се­
бя. Шерстяные спальники леГJ:ие, тон­
кие, слой алюминия в них вообще-то должен сохранять тепло человеческо­
го тела. Но. при этом тело должно быть сухим. Но самое неприятное -
состояние ног. У всех кожа кра с ная, как обваренная. День за днем мы шли, не снижая ритма, вдоль рек, и почти все время по воде, обувь никогда до конца не просыхала. Неприятности, неприятности ... Лишь бы хуже ничего не случилось! ... Собаки бегут впер е ди, возвраща­
ются, ненадолго отбегают в сторону. Взяв какой-нибудь след, поднимают яростный лай, зовут на охоту. Быть может, сегодня вечером мы поедим кабанятины: носильщики ушли вслед за собаками. ~ы тоже решаем при­
соединиться к охоте; здесь это с по соб выжить, а не спорт. С восхищением смотрим на ловких мужчин, они действуют дружно, сла ­
женно, понимая друг друга без едино­
го слова. Пригнувшись, бесшумно ны­
ряют в гущу растительности -
в руке копье, за поясом паранг. Когда зверь окружен, они почти одновременно мечут в него копья, потом на добычу обрушиваются паранги. Кровь, стоны, выкрики, шарканье босых ног, треск ветвей, летят грязь, пучки травы. По­
том тишина. Закончилось действо, по­
ставленное по закону джунглей. Выражение «тропическая жара» ча­
сто употребляют к месту и не к месту, хотя мало кто испытал действительно тропическую жару, когда вместо воз­
Д уха вдыхаешь, как тебе кажется, ко­
мок теплой влажной ваты. Влажность достигает 86 процентов, и это при тем­
пературе плюс 35, а на солнце до плюс 60. Джунгли, как выясняется, небогаты съедобными плодами. Растительность существует как бы ради себя самой и вовсе не предусматривает еду для че­
ловека. Лишь на опушках леса с не ­
больших плантаций возле деревень -
даже самых обжитых и процветаю­
щих -
собирают весьма скромный урожай бананов, манго, дуриана-бом­
бакса. Этот плод мало известен у нас -
он величиной с кокосовый орех, в мягкой зеленой оболочке, по ­
крытой шипами. Внутри плод разде­
лен на пять долей, которые наполне­
ны густой пенящейся жидкостью. Трудно описать его нежный вкус: по­
жалуй, похоже на клубнику со слив­
ками, но запах его просто отвратите­
лен. Невероятное сочетание! По ст волам деревьев расселились эпифиты -
среди них царят орхидеи, здесь их свыше 70 видов. И неизвест­
но, какие еще сокровища прячутся в недоступных ущельях и оврагах... У здешних орхидей мелкие, собранные гроздьями цветы, прелестные и скромные, не бросающиеся в глаза. Исключительно богатая фауна со ­
храняет наследие древних эпох. Сре­
ди крупных животных -
орангутан, по понятиям местных жителей -
че­
ловек -о безьяна. Безжалостная охота привела к тому, ЧТО ОН полностью вы­
бит возле человеческих поселений. Лишь в глубине джунглей остались последние безопасные для него места. Но и те уменьшаются из-за непрерыв­
но расширяющихся порубок драго ­
ценных пород дерева. Есть здесь еще одно инт е р есное жи­
вотное: обезьяна носач. Из-за розова­
той морды, длинного висячего носа местные жители называют его «гол­
ландец» -
ведь п ервым и европейца-
ми зде с ь были именно голландцы, и под лучами экваториального солнца носы у них быстро краснели. Носачей трудно увидеть -
они днюют в глуби ­
не леса и лишь вечером выходят к ре ­
ке, где устраиваются на ночлег. Уцелел и малайский медведь -
по размерам он меньше своих европей­
ских собратьев, для человека не опа ­
сен, живет на деревьях. Очень широ­
ко представлены здесь змеи: более 150 видов. Крупные питаются грызу ­
нами, мелкими птицами, обезьянами. Однако самые ядовитые виды обыч ­
но и самые маленькие. Проливной дождь обычно падает сразу. Лишь за несколько минут до ливня большие деревья начинают рас­
качиваться, каждый листок трепещет, гремят яростные раскаты, в с пыхива­
ют молнии. И вот уже небеса разверз-
ПреАетавпення о МОАе у жнтепей эате­
рянноrо в Ажунrпях поеепка Ааяков: МОЧКИ ушей у женщнн АОПЖНЫ быть от­
тянуты АО ппеч, а кнетн рук украшен ы епожной татунровкоЙ. лись. Моментально под ногами жид­
кая грязь -
вязнешь в ней, двигаться дальше невозможно. Мокрые, толпимся под большим де­
ревом, но оно не дает защиты. Почти темно. Тщетно пытаемся уберечь хотя бы аппаратуру. Ливень внезапно прекращается. Светлеет, слышатся хлопанье крыльев, свист, щебетание. Через двенадцать дней выходим к поселению Бунган. Дело сделано. Во всяком случае, самый сложный, са­
мый опасный этап пути закончен. Об ­
нимаемся, похлопываем друг друга по плечам: выжили, справились! Вождь деревни приглашает HqC на ужин. Он смущен, что ему удалось раздобыть только пару цыплят, семь яиц и семь бананов. Разумеется, и рис. После нашей кормежки в джунглях предложенное кажется нам роскош ­
ным пиршеством. Мы отмечаем итог пути «туаком» -
все тем же напит ­
ком, мерзким на вкус, что уже попро ­
бовали по ту сторону гор Мюллера. Поздно вечером подвожу первый итог экспедиции. Она была безжало­
стной про веркой характеров и общей подготовки. Надеюсь, что дальше бу­
дет проще, хотя даяки утверждают, что, пока не добрались до Путусей­
бау -
это в трех днях плавания, вся­
кое может случиться. Две недели то ­
му назад трое парней отправились ту да, чтобы доставить лекарства боль ­
ному. Домой они не вернулись. Остат­
ки их пироги были обнаружены груп­
пой пунанов на дне возле брода. Вы ­
ходит, пороги и для местных смер­
тельно опасны. Утром выясняю, что найти подходя­
щие лодки для спуска по Бунгану не­
просто. На плотах пороги не одолеть. Деньги, мощное средство в ц ивилизо ­
ванном мире, имеют здесь весьма от ­
носительную ценность. -
Переждите неделю, вода спадет, а там посмотрим,- говорит хозяин одной лодки. Здесь время явно меря­
ют по-другому. Я высказываю опасе ­
ние: вдруг вода не спадет, а подни­
м е тся? Владелец лодки, естественно, не может представить мне гарантий. Ремо между тем в доме на окраине находит парня, который соглашается дать две лодки за 700 тысяч рупий. ... В каждой лодке по три даяка. П и ­
роги нагружены до предела. П ервый порог мы преодолеваем, не покидая лодок, хотя, на мой взгляд, риск слиш ­
ком велик. В следующий раз -
через четыре километра -
мы высажива­
емся на берег и с рюкзаками двигаем ­
ся вдоль наклонной скользкой стены. Лодки облегчены и на сильном тече­
нии легко преодолевают порог. Снова грузимся, разме щаем поклажу. П лы ­
вем не больше пяти минут: новый по ­
рог -
надо повторять все сначала. Вечером добираемся до слияния Бунгана с Капуас -
самой большой рекой Борнео. Ее длина 1143 километ ­
ра от истоков в горах Мюллера до устья возле П онтианака на запад н ом побережье острова. Нам кажется, что путешествие по этой ш ирокой вел и­
чественной реке будет несложным. Н о пороги! Каждый имеет свое имя. Хапутунг преподнес нам сюрпр и з. Лодка взле ­
тает и утыкается носом в п ену, потом снова выныривает, делает несколько зигзагов. И тут безжалост н ый поток бросает пирогу на скалы. Сидящий на носу даяк пытается приглушить удар, но падает головой вниз, между корпусом лодки и ска ­
лой. Ремо, бросив ап п аратуру, пыта ­
ется п омочь пареньку,- тот без чувств, он едва не погиб, рас п лю щен ­
ный о камни. Мы попытались выудить киноа пп а ­
ратуру -
камера держится на п о­
верхности, быстро удаляясь от нас. Судьба все еще нам благоприятству ­
ет: нам удается выудить все рюкзаки, часть провизии и канистру с фотома ­
териалами. После множества попы ­
ток мы все же выудили и кинокамеру, но она так исковеркана, что боль ше пользоваться ею нельзя. В П утусейбау мы вновь встречаемся с электрическим светом. И первая реакция -
ищем холодильник с ледя ­
ным пивом. П о спутниковой связи удается позвонить домой: «Все В по ­
рядке, мы живы, мы преодолели!» В Секадау, у миссионеров, мы зале­
чиваем бесчисленные раны. Не упу ­
скаем и редкой возможности прове­
сти ночь в Северном полушарии, а день в Южном. Должен. сказать, что я испытывал истинное удовлетворение каждый раз, как пересекал вообра­
жаемую линию экватора, надвое де ­
лящую земной шар. Здесь, в Секадау, деревушке в ц ент ­
ре Борнео, никто и не думает о том, что живет на ну левой параллели. А мы безоблачной ночью с удивлением и восторгом созерцаем одновременно Южный Крест и путеводные созвез ­
дия Северного полушария. Большое Приключение окончено. Недаром сказано: путник в долгой дороге счастлив лишь дважды. В пер­
вый день, когда, ослепленный, стоит у врат влекущего тайнами рая. И во вто­
рой раз, в день последний, уже за по­
рогом познанного им ада, когда воз ­
вращается в с вой мир, такой привыч ­
ныЙ ... Перевепа е нтапьянекоrо ЕЛЕНА ЛИВШИЦ 17 в справоч.нике по Кировской об­
ласти, изgанном в 1978 rogy, есть такие gaHHble: в 1950 rogy в обла­
сти было более 17 тысяч. сельских населенных пунктав, в 1978-
около 8 тысяч.. С тех пор цифра эта еще уменьшилась, хотя сеЙч.ас проце сс исч.езновения gepeBeHb приостановлен. k аждый вечер наша экспедиция возвращалась в Подосиновец. "ПазиК» одиноко громыхал по деревянному мосту через реку -
все машины уже прошли, торопясь про­
скочить до развода моста,- и, взоб­
равшись на последний в этот день подъем, въезжал на длинную прямую улицу. По обе стороны ее в зелени бе­
рез и цветущей сирени стояли одно­
и двухэтажные дома, обшитые тесом, во дворах светлели поленницы дров; за домами видн елся берег и блестела тихая река. В центре поселка, у гости­
ницы, автобус устало замирал. 18 ЛИДИЯ ЧЕШКОВА. НIШ спец. корр. Фото СЕРГЕЯ ОСТАНИНА я спускалась к реке и смотрела, как медленно скатывал ось солнце за гре­
бень леса. В сумраке белой ночи гас блеск воды, но по-прежнему отчетли­
во были видны песчаные отмели из­
вилистой Пушмы, что текла под дома­
ми, впадая на краю поселка в широ­
кий Юг, и цепочки бревен, плывущие по Югу (это для них разводили на ночь мост), и развалины церкви на угоре, где пять веков назад стоял Оси­
новец-городок, прародитель нынеш­
него районного центра на севере Ки­
ровской области -
Подосиновца. Да­
леко за Югом, среди лугов и лесов, темнели крыши деревень ... Перед нашим отъездом из Кирова в областном управлении культуры со­
стоялся обстоятельный разговор. Раз­
ложив карту Под осиновского района, Ирина Генриховна Семенова, руково­
дитель мастерской деревянного зод­
чества института Спецпроектрестав­
рация, и Михаил Николаевич Бойчук, сотрудник управления культуры, уточняли с участниками экспедиции предстоящие маршруты. Уже не первый год архитекторы­
реставраторы из Москвы и специали­
сты из Кирова обследуют область, собирая материалы для будущего ар-
H"KOnёl" Вёlс"п .. ев"ч Окуповск"", noc∙ neAH"" " ед"нственны" ж"теп .. деревн" ToncToe Рвмен .. е, беседует с участн"ка­
м" )кспед"ц"". Cmoumup Ha~20pe ••• -. ~f05'" ..... , ....... ,.".""..... ": .~.:~~. : ~';:. '.:~~ ~~ -
1'01."-.;::'!<_...,." :....I, .. \.~!.-:' -:r, ,~. хитектурно-этнографического музея под открытым небом. Вятская земля очень богата памятниками народного зодчества, но время и -
увы! -
люди зачастую безжалостны к ним ... «Если природа, не доведенная, конечно, до критического состояния, еще может восстановить себя, то памятники культуры мы теряем безвозвратно»,­
грустно заметил Михаил Николаевич. Его поддержала Ирина Генриховна, рассказав, как с годами трансформи­
ровалась идея музея, над проектом которого работает их мастерская. Сначала думали о воссоздании только вятской деревни. Но слишком долгим оказался путь от замысла до воплощения -
и вот уже выясняется, что спасения требует не только сель­
ская архитектура. И потому решено было создать еще две зоны архитек­
турно-этнографического музея в са­
мом Кирове, городе растущем и обновляющемся. В них войдут Трифо­
нов монастырь и наиболее инте­
ресные памятники городского дере­
вянного зодчества, а также Дымков­
ская слобода, откуда пошла знамени­
тая дымковская игрушка. А вот ста­
рую деревню решено «построитЬ» В пятидесяти километрах от Кирова, там, где в Вятку впадает река Великая. -
И первый дом, ребята, будет, на­
верно, ваш,- говорила Ирина Генри­
ховна, обращаясь к своим молодым коллегам -
архитекторам Ольге Ши­
ловской и Михаилу Бенсману, от­
правляющимся в экспедицию. Моим спутникам предстояло обсле­
довать, а точнее -
дообследовать многие деревни Подосиновского рай­
она, отобрать несколько традицион­
ных домов, подготовить один ИЗ них к перевозке и собрать этнографический материал. Последнее -
забота двух других участников экспедиции, сот­
рудников Кировского музея -
Вла­
димира Любимова и Сергея Оста­
нина. Пожалуй, самым трудным днем эк­
спедиции был первый. Еще не подо­
шел наш «пазию), И Я на собственном опыте смогла убедиться, сколь тяже­
ла работа в «поле». Нашим ведущим в тот день был Во­
лодя Любимов, невысокий худоща­
вый парень с гривой вьющихся русых волос. В выцветшей штормовке, рези­
новых «ботфортах», с компасом и фотоаппаратом на груди, Володя вы­
глядел завзятым путешественником. Он и его белоголовый десятилетний сын Петя, частый спутник отца по эк­
спедициям, шагали впереди нашего отряда, лишь изредка останавливаясь, поджидая остальных. Мы шли в дальние деревни, чтобы окончательно выбрать дом для музея. Кругом расстилалась просторная зем­
ля ... Яркая зелень полей, луга цвету­
щих ромашек и лютиков; высокие угоры с темными кубиками изб; стада черно-белых коров на сочной зелени склонов; пение жаворонка в синей высоте -
и теплый ветер, охлаждаю­
щий разгоряченное ходьбой лицо. Не 20 знаю, есть ли что-либо прекраснее дышащей, живущей, наливающейся соками летней земли ... Деревня Толстое Раменье стояла на холме. Мы поднялись по коричневой, сухой в этот день дороге, миновали поваленные жердины, которыми ког­
да-то была огорожена поскотина, и вышли на деревенскую улицу. Было очень тихо, только шумели листвой старые березы возле изб. Дворы и тро­
пки густо заросли крапивой, травы поднялись по пояс. Вдруг справа от тропки я увидела ладный дом с белыми, подновленны­
ми наличниками. Во дворе -
свежая поленница дров; за участком -
сто­
жок сена. На крыльце сидела, греясь на солнышке, кошка. В какой-то мо­
мент мне показалось, что этот дом -
видение, мираж, возникший в пустой и мертвой деревне, чтобы мы смогли реально представить, что здесь недав­
но жили люди ... Володя достал из кармана штормов­
ки блокнот, долго искал в густо ис­
писанных страницах какие-то строч­
ки, наконец сказал: -
Здесь живет Николай Василье­
вич Оку ловскиЙ. Он нам поможет со­
ставить легенду. А вот, ребята, и наш дом ... Остановились на самом краю дерев­
ни. Изба венцов на двенадцать, сильно осевшая, потемневшая. Рублена в об­
ло с остатком, то есть бревна каждого ряда-венца связаны в углах так, что выступают концы. Бревна диаметром сантиметров сорок. Три окошка смот­
рят на улочку, три в одворицу; два из них -
узкие, маленькие. Крыша дву­
скатная; «курицы» -
корни целого ствола ели, выведенные из-под кры­
ши, поддерживают долбленый «во­
дотечник». Сени связывают избу с хозяйственной постройкой -
срубом, поделенным на два этажа; верх­
это поветь, там хранили сено, утварь и рабочий инвентарь; внизу держали скот. Весь дом очень простой, даже суровый,- ни наличников резных, ни причелин. Да и хозяйственное строе­
ние почти завалилось. В деревне Цыбино и особенно в Большом Косякове мы только что ви­
дели куда более внушительные пос­
тройки. Ольга и Михаил долго рисо­
вали там намеченные дома -
«делали карточкИ». От тех изб, стены которых были сложены из могучих сосновых бревен, исходило ощущение доброт­
ности, надежности, вечности. Почему же архитекторы так разглядывают сейчас этот дом? Оказалось, я не заметила одну су­
щественную деталь: под кровлей бы­
ла вырублена цифра -1829. -
Датировка строения -
вещь до­
вольно редкая,- сказал Михаил, ука­
зывая мне на цифры.- Но не только она говорит о возрасте избы. Обрати­
те внимание на маленькие оконца с подтесами. Когда-то здесь все окна были узкими, потом их расширили. Михаил расчистил крыльцо, зава­
ленное досками, и вошел в дом. Сле­
дом, задев головой о низкую притоло­
ку, прошли и мы с Ольгой. Внутри пахло сухими травами. Все в этой избе было как обычно: печь, лавки, шкаф­
чики у печи... Архитекторы внима­
тельно оглядывали углы, всматрива­
лись в косяки, потолок и пол. Перего­
варивались: -
Потолок по-круглому ... И чер­
ный. Значит, родной. -
Пол плахами. -
Смотри, дымовое окно и тоже с подтесами. -
Да и обработка бревен ровная. Подошли Володя, Сергей и Петя. Они ходили на разведку в соседние дома. -
Ну как? -
спросил Володя, об­
ращаясь к Михаилу как начальнику экспедиции. -
Будем работать здесь. Вечером, за чаем, Сергей обернулся к Михаилу: -
Как же все-таки поставите избу? Будет ли она смотреться на новом месте? -
Ах, Сережа, Сережа, провока­
тор,- грустно улыбнулся Михаил. Сергей, Володя, Михаил и Ольга были почти ровесниками, и, может, поэтому отношения в экспедиции сра­
зу установились простые и товарище­
ские. Михаил и Ольга внимательно слушали Володю, когда дело касалось маршрута или этнографических дета­
лей; Володя же учился на ходу рисо­
вать кроки, узнавал и запоминал тон­
кости «деревянного дела». Ведь он ра­
ботал с профессиональными «дере­
вянщикамИ»: Ольга и Михаил закан­
чивали Московский архитектурный институт по специальности «рестав­
ратор». Сергей, бывший преподава­
тель истории, больше молчал, не­
устанно щелкал фотоаппаратом и лишь изредка задавал вопросы, точ­
ные и острые. Вот и сейчас его диалог с' Михаилом был продолжением спо­
ра, начатого еще в пути. А спорили о том, правильно ли вы­
брано место для музея. «Мы ратовали за другое,- горячился СергеЙ.-
С холмами, перепадами ... Памяти и кра­
соте надо отдавать лучшее». Размыш­
ляли, насколько вообще целесообраз­
ны музеи под открытым небом. «Вот, взгляните»,- сказал Сергей, когда, обойдя деревню Раменье и зарисовав ее план, мы остановились за околи­
цей. Оттуда открывался вид на ближ­
ние и дальние холмы, перетекающие один в другой, покрытые темными ле­
сами и сочной зеленью лугов. Ед­
ва ли можно было выбрать место бо­
лее удачное и более красивое, чем то, что выбрали в свое время люди для этой деревни. Да и не только для этой. О многом говорит и название дерев­
ни -
Раменье. Владимир Иванович Даль приводит несколько толкований этого слова: на ВОЛОГОДСКОЙ земле -
это деревня, селение под лесом; на вятской -
густой, дремучий, темный лес, а слово «рама» означает конец пашни, которая упирается в лес либо расчищена среди леса. И действитель­
но, местные жители рассказывали нам: «Тут под горой такой густой сосняк был, что боялись туда по гри­
бы ходить. С этого леса и брали де­
ревья на избы. А как брали, знаете? Шли по лесу, стучали по деревьям: от которых топор отскакивал -
те, зна­
чит, годятся!» Местные называли «ра­
меньем» и выжженное место. Когда «выкатывали новинку», ТО есть расчи­
щали землю под поле, сначала выру­
бали лес. Подсушенные бросовые ле­
сины и пеньки по весне поджигали. Боронили специальной бороной, сде­
ланной из суковатой ели: длинные зубья -
сучья, как пружины, обходи­
ли на полосе все препятствия. Поле засевали льном. Грешно и расточительно бросать нам эту землю, отвоеванную трудом многих поколений, менять места по­
селений, выбранные не случайно ... Конечно, не повторить музею в точ­
ности ландшафта деревень, а зна­
чит -
не передать полностью своеоб­
разие старой деревни. С этим, к сожа­
лению, согласны все, и это -
самая уязвимая сторона всех музеев под открытым небом. Но как тогда быть? Оставить памятники народного зод че­
ства там, где они родились? СОЗl\авать микрозаповедники? Музеи одного па­
мятника? Где это возможно -
да. Так в селе Яхреньга, скажем, стоит дере­
вянная часовня. Село большое, людей много, средства есть (это центральная усадьба колхоза-миллионера «Ма­
яю» -
ничего не стоит привести ча­
совню в порядок, и пусть радует глаз сельчан.,А вот покинутые деревни ... Там, где нет жизни, памятники, осо­
бенно деревянной архитектуры, не сохранить. -
Так что музей под открытым не­
бом для них спасение. Пока выхода нет, Сережа,- подытожил разговор Михаил за вечерним чаем. -
Да. Но памяти и красоте надо отдавать лучшее,-
упрямо повторил Сергей. В ТО утро архитекторы ушли рабо­
тать в Толстое Раменье. А мы отпра­
вились в деревню Зубцово: там, гово­
рил Любимов, в одной избе сохрани­
лась необычная роспись. В дороге я расспрашивала Володю о том, как он пришел к своей работе. Оказалось, что его путь был не пря­
мой ... Окончил Московский институт геодезии и картографии, отслужил в армии, работал, но очень скоро понял, что точные науки, техника -
это не для него. «Меня зацепили как-то строки писателя Олега Куваева,­
вспоминал Володя.- Они звучат при­
мерно так: у каждого человека долж­
на быть своя географическая точка. Тогда он счастлив. Я почувствовал, что нашел ее, когда вместе с археоло­
гами вел раскопки на вятской земле». Потом он рассказывал о своих эк­
спедициях по деревням. -
Седьмой год хожу по области. Чихаю от пыли, ежусь от прикосно­
вения плесени, боюсь грядущих бо­
лей -
и все-таки тащусь к брошен­
ным деревням воровато обшаривать пустые избы. И тешусь мыслью, что спасаю умирающую память ... Любимов вспоминал, как однажды тащили с Сергеем деревянную де­
таль -
«коню>, тащили по глубокому снегу, бездорожью, сделав лямки из бинтов. Как надеялся найти часовню ХУIII века -
и нашел. Как отыскивал на чердаках, в избах ковш, выдолб­
ленный из капа: раньше на троицу или на николин день всей деревней варили пиво -
какой же праздник без этого огромного, общего черпака! Та­
ких ковшей, уверял Володя, в мире всего десяток. Нашел и ковш. А вот теперь собирает для музея живопись ... Я уже представляла, о чем идет речь. Во многих избах мы видели рас­
писанные «ДОСКИ» -
шкафчики возле печки, иногда -
дверь и почти всегда голбец, деревянный короб, как бы прикрывающий печь с одной стороны. Завершался голбец непременно кони­
ком -
деревянной фигурой, вырезан­
ной в условной форме конской голо­
вы. Часто коник напоминал спи­
раль -
может быть, то был знак веч­
ности, оберег? На темно-коричневом или бордовом фоне «досою> распуска­
лись сказочные цветы, сидели на вет­
ках пестрые птицы, пересекались яр­
кие полосы ... Так, по-своему, украша­
ли вятские крестьяне свое простое жилище. Живопись эта относилась, по-видимому, к концу XIX -
началу ХХ века и связана была с развитием отхожих промыслов, когда ходили по деревням богомазы, писали иконы, а заодно и расписывали сначала прял­
ки, а потом и дома. Интерьерная жи­
вопись существовала не только в Вят­
ской губернии, но и на Вологодчине, в деревнях Приуралья и Урала. «ДОСКИ» вызывают ныне большой интерес. Но, к сожалению, это их и губит. Помнится, Ирина Генриховна сетовала, что дело с музеем движется очень медленно. «Ведь растащат «до­
СКИ»,-
первое, о чем тревожилась она.- При езжают художники из Мо­
сквы, из Ленинграда, выламывают и увозят ... » В каждой деревне ребята из нашей экспедиции тщательно осматривают избы, отмечая и исследуя сохранив­
шуюся живопись. Как-то долго ходили мы по деревне Большое Причалино. От некогда гро­
мадной деревни осталось девять дво­
ров, пятнадцать человек... С угора, на котором стояли избы, был хорошо виден широкий Юг. Вот, видимо, отку­
да пошло название деревни -
здесь причаливали лодки, баркасы. Анна Григорьевна Злобина проводила нас в опустевшую избу, в которой, по ее словам, сохранились «баские картин­
КИ». К сожалению, в избе было все переделано на новый лад, а распис­
ные доски стояли в сенях. Мы откры­
ли дверь на улицу, и поток солнца хлынул в дом, высветив пышные бу­
кеты цветов. Роспись была традици­
онной, но где-то в углу Володя усмот­
рел три буквы -
М. С. З. -
Мастер? Злобин? Был такой, как звали? Не вспомните ли, Анна Гри­
горьевна? -
Да у нас тут все Злобины ... -
был короткий ответ. А в деревне Цыбино, давно покину­
той людьми, вынесли мы на свет, что­
бы сфотографировать, дверцу шкаф­
чика. Странная птица была нарисова­
на на ней -
не то снегирь, не то сини­
ца. Но не сходство было важно художнику: он, видно, хотел пока­
зать, что птица вот-вот запоет. Мы прислонили доску К полуразвалив­
шемуся срубу без крыши, уже и бе­
резка поднялась между стенами, и за­
молчали. «Памятник вятской дерев­
не»,- только и вымолвил Сергей, наш историк. Деревня Зубцово, куда привел нас Любимов, стояла на краю леса. Креп­
кие дома-двойни глядели окнами на главную улицу. Возле изб притули­
лись амбары. Казалось, деревня про­
сто притихла в этот жаркий полдень и сейчас распахнутся окна, откроют­
ся двери ... Володя остановился возле одной из изб. Скрипнула дверь. Мы вошли­
и сразу увидели расписанный привыч­
ными цветами голбец, а над ними парящую ... летучую мышь. -
Вот за эту необычность сюжета я и хочу взять в музей весь короб,­
сказал Володя. Пока мы рассматривали «картин­
ки», Петя залез на чердак, и оттуда время от времени доносился его во­
сторженныЙ. крик: -
Светец! Черпак! А это что? Иди­
те сюда! В центре чердака стояло какое-то деревянное сооружение. -
Да это сновальня! -
определил Володя, осмотрев его.- Станок для намотки нитей основы. Редко теперь такой увидишь. Много предметов крестьянского быта, уже ушедшего, встречал ось нам в избах и на чердаках: деревянные весы, чаши и вилы, полосы лыка, лап­
ти, туеса, плетеные морды и короба, кадки, прялки. И каждая вещь была сработана добротно, умно и красиво. Опыт многих поколений, знающих де­
рево и умеющих работать с ним, чув­
ствовался даже в такой, казалось бы, мелочи, как калач -
пряжке для стя­
гивания воза сена. Эллипсовидная, с фамильным знаком, отполированная руками многих людей, она говорила о жизни трудовой, устойчивой, дол­
гой ... Мы даже знаем теперь, чьи руки касались этой пряжки, найденной в избе с «летучей мышью». Дом, по све­
дениям Володи, принадлежал Анне Андреевне Гмызиной, живущей ныне у дочери в поселке Пинюг. Туда мы и отправились, чтобы получить согла­
сие на вывоз «досою>. Большая семья Анны Андреевны -
внучки, дочь, зять -
выслушали нашу просьбу с не­
скрываемым любопытством и дружно порешили: Да берите, не жалко. -
Дарите? -
спросил Володя. -
Дарим, дарим ... -
охотно под-
твердила дочь Анны Андреевны. Тогда Володя разложил на столе дарственную и стал ее заполнять, рас-
21 спрашивая старушку и ее дочь о доме. В.олодя составлял легенду. Вот тут и выIцIилось,' что изба почтй ровесница Анны Андреевны, что строили дом ее отец и дядя ~ АIiДРейи Михаил Ки­
риковичи и :Ч1'0 "красильщики (художники) были приезжие и немо­
лодые». Казалось, немного удалось узнать, но Володя был доволен: дело было доведено до конца. Правда, еще пред­
стояла разборка "досок», долгий путь до железной дороги, потом до Киро­
ва -
но эти хлопоты, похоже, не сму­
щали Володю. На обратном пути он вдруг попросил шофера остановиться. -
Пошли,- кивнул сыну. Тот мол­
ча потянулся к рюкзаку. И через ми­
нуту они зашагали по разъезженной глинистой дороге к темнеющей вдали деревеньке. -
Теперь лев не дает ему покоя,-
улыбнулся СергеЙ.- Заприметили тут одного на голбце. Каждый день путешествия ·по ce~ верным деревням ложится камнем на душу. Словно ветви с корнем вырван­
ного дерева сохнут, доживают свое разбросанные по угорам деревушки. Как легко и бездумно предаем мы заб­
вению, разрушаем то, что складыва­
лось веками и имело свой смысл и предназначение ... "Это наша боль,- сказали мне в Подосиновском райкоме партии, ког­
да зашла речь о ПО кинутых дерев­
нях.- Много причин тому было, по­
верьте, и объективных, и субъектив­
ных. Трудно было с дорогами, да и ди­
рективы шли одна за другой -
вот и бросили все силы на строительство крупных комплексов, центральных усадеб. Эта концентрация создала но­
вые сложности: попробуй напои-на­
корми стольких людей, создай им нормальные условия жизни, да и па­
стбища и поля, малые и далекие, ока­
зались без присмотра. Сейчас мы раз­
работали программу. Сохранить крупные деревни, такие, например, как Лодейно, родину маршала Коне­
ва. Строим дороги. Вот скоро укрепим бетоном лесовозную дорогу от Демь­
янова до Кич-Городка, и окончатель­
но прекратится молевой сплав по Югу ... » Наш разговор происходил незадол­
го до того, как появилось постановле­
ние ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об использовании пустующих жилых домов и приусадебных участ­
ков, находящихся в сельской местно­
СТЮ>. Открылись новые возможности спасения по кинутых деревень. Что ни день -
читаешь в газетах сообщения о семейных и бригадных подрядах, о молодежи, которая едет на село, о восстановлении деревень Подмос­
ковья. Сумеют ли подосиновцы воз­
вратить к жизни свои деревни? С тре­
вогой задаю себе этот вопрос: уже са­
ма программа, о которой мне говори­
ли, предполагает сохранение лишь 15-20 крупных деревень. А осталь­
ные? Недавно я узнала, что и по сей день идет в районе сселение дере-
22 вень, и по сей день директивно ликви­
ДИРУ!ОТ' JieKOTOpbIe из них, вопреки воле жителей. Но время ра,ботает сегодня на тех, кто признает, 'что нет неперспектив­
ных деревень а есть неперспективные методы хозяйствования ... В нелеГКОмI1роцессе будущего воз­
рождения северной деревни смогут, думается, помочь и специалисты­
реставра.,·оры Сейчас разрабатывает­
ся комплексная программа, направ­
ленная на сохранение памятников на­
родного деревянного зодчества. Она предполагает учет, охрану, реставра­
цию и использование их по всей Рос­
сии -
и нетолько путем создания му­
зеев под OTr<;PblTbIM небом, но и на ме­
стах. Хочется верить, что осуществ­
ление ее приведет, в частности, к соз­
данию в покинутых деревнях где-то туристских баз, где-то домов творче­
ства .или центров старинных промыс­
лов. Да и будущий музей, ради кото­
рого мы наматывали километры про­
селочных дорог, сможет сказать свое слово. Ведь каждый музей -
это сво­
еобразная консервация человеческого опыта. Многие ли ныне знают, как по­
ставить избу, сложить печь или выко­
вать подкову? Мастера, которые бу­
дут работать в музейной деревне, не утаят этих секретов и помогут возро­
дить старые ремесла, необходимые людям в их новой деревенской жизни. Какая горькая ирония судьбы -
се­
годня мы заповедуем то, что еще вче­
ра было жизнью. И снова знакомый уже путь в дерев­
ню T01~CToe Раменье. В дождь и в сол­
нце Ольга и Михаил взбираются по этому крутому склону, чтобы на весь день засесть в четырех стенах старой избы. Сквозь мутные окошки льется свет, открывая заросшие паутиной уг­
лы. Изредка блеснет золотом разби­
тый оклад, и оживут на мгновенье страдающие глаза ... Рабочая папка архитекторов уже распухла от рисунков -
чертежей интерьера, фасаJ\а, отдельных узлов дома, датированного цифрой ,,1829». Рассматриваю листы с цифрами про­
меров -
сколько не замеченных мною подробностей, узлов стыковки увидено, промерено и зафиксировано архитекторами! Четко обозначилось количество венцов, появился фунда­
мент: оказывается, Миша откопал просевшие нижние венцы избы и установил, что стоит она на валунах. Теперь я представляю, что значит го­
товить дом к переезду: его надо сна­
чала карандашом "разобрать по кос­
точкам» -
иначе потом можно и не собрать. На крыльце послышались легкие шаги, и в проеме полуоткрытой двери показался человек. Это мог быть толь­
ко Николай Васильевич Окуловский, последний и единственный житель деревни. Миша шагнул ему на­
встречу. -
Чай поспел. Приглашаю,- ска­
зал Николай Васильевич,отвечая на приветствие. -
Николай Васильевич, не припом­
ните ЛИ,- начал Миша,- когда вон те бревна клали? Видите, выше поме­
ченного, явно новые ... -
Без меня это было. Видно, в вой­
ну ... -
помедлив, ответил Окуловский и вздохнул. Потом мы долго сидели с Николаем Васильевичем на крыльце его избы. Гасла папироса в его руках, он зажи­
гал снова, уснула белая кошка, при­
жавшись к его валенку, уже ушло солнце с крыльца и потянуло холод­
ком, а он все вспоминал, вспоминал ... Свою жизнь, свою деревню, которая еще была, но которой уже как бы и не было. -
Воевал я с 42-го года по 14 фев­
раля 45-го. Был пулеметчиком. В тот день ранило меня, в Прибалтике. Как кувалдой по ноге шибануло, оглянул­
ся -
пятки нет, одна кость торчит ... Выжить-то выжил, а нога больная. Сорок лет в валенках хожу -
и зи­
мой и летом. Не жизнь, а одна мука. Вернулся к старикам, а у них даже поесть нечего. Хотел уехать, честно скажу, хотел -
что IJ такой нищете оставаться? А отец говорит: "Креста на вороте у тебя нет, коль стариков бросаешЬ». Остался. Выучился на бух­
галтера, чтоб сидячая работа была. Потом пошел на строительство, потом со скотом много лет возился. Хорошая ферма у нас была. Восемь детей мы с матерью подняли, подсчитали как-то: сто лет всех их учили ... Теперь они кто где -
кто экономист, кто опера­
тор вычислительных машин, один на строительстве атомной электростан­
ции. Все при деле, все в достатке, все зовут к себе -
а я не хочу. Не хочу уезжать! Николай Васильевич откинул рукой густые седые волосы, которые растре­
пал ветер, поверну л ко мне сухощавое загорелое лицо с яркими, еще моло­
дыми глазами: -
Вот был У нас некий Павел Пет· рович Пономарев. Пономарем в церк­
ви служил, потом в милиции работал. Самый грамотный мужик был, все в истории края знал, документы соби­
рал. Говорят, архив его вроде бы в Ях­
реньгской школе остался. Точно не знаю, не скажу, а вот только думаю­
кто бы сейчас нашу историю запи­
сал?! Как удержать, чтоб не ушло, как вода сквозь пальцы, все то, что было в прошлом, что есть теперь? -
Многие этим заняты, Николай Васильевич. Хотя бы вот те ребята, что работают в соседней избе. -
Согласен. Понимаю. Но только этого мало. И снова, как бы вглядываясь в себя, тихо закончил разговор: -
Народу нет ... А то бы взяться всем миром да поставить хозяйство так, чтобы и крестьянину прибыль была -
да разве от такой красоты кто уедет? Возвращались мы уже в сумерках, когда работать с чертежами стало не­
возможно. Долго светило нам вслед одно-единственное окно ... Кировская область АМАЗОНСКИЙ С. с в и с т у н о В, с06. корр. "Правды .. -
спецнапьно дпя "BoKpyr света .. Фото автора В Перу хороыо известна легенда об Ольянте, отважном предво­
дителе инкского племени тан­
цу, и генерале победоносной армии Вер­
ховного Правителя, покорителя многих новых земель и народов Пачакутека. Молва гласит, что Ольянта выиграл сто сражений. Но даже столь славные под­
виги на бранном поле и благородное происхождение не могли преодолеть стену кастовых предрассудков, вставших на пути его любви к дочери Пачакутека, прекрасной Куси Кольюр, что значит Звезда Радости. Ольянта и принцесса сочетались тайным браком, который стал достоянием гласности с рождением дочери, нареченной Има Сумак. Разъ­
яренный Пачакутек заточил принцессу на десять л ет в Акльяуаси -
«Храм жриц Солнца». Ольянта сумел спасти свою жизнь, укрывшись В родовой кре ­
пости ОльянтаЙтамбо. Воины Пачакуте­
ка много лет безуспешно осажда л и ее и взять сумели благодаря лишь хитро­
сти другого блестящего полководца той эпохи -
Руминья у и, Каменног о Глаза. т Однажды иэраненный Руминьяуи по­
явился перед крепостными воротами. Он воззвал к Ольянте, прося защитить от убийц -
сторонников нового инкского правителя Тупак Юпанки, который сме ­
нил на троне умершего отца Пачакуте­
ка. Поверив беглецу, Ольянта впустил его в крепость и осыпал милостями. Оп ­
равившись от ран, Руминьяуи во время праздника Солнца ночью открыл кре­
постные ворота, в которые хлынули ата­
кующие воины. К чести инков, эпопея закончилась благородно и счастливо. Тупак Юпанка по ходатайству юной Имы Сумак не только пощадил жизнь Ольянты, НО И поставил его губернатором всего Анти­
суйю -
одного из четырех регионов, составлявших империю. Куси Кольюр смогла покинуть храм весталок и вос­
соединиться с мужем. Древнее предание об инкских Ромео и Джульетте (правда, к этой паре судь­
ба оказалась более благосклонной) на рубеже XVI-XVII веков неизвестный автор записал латинским шрифrом на 23 языке кечуа, и это одно из наиболее ранних литературных драматических произведений Перу имеет под собой вполне реальную историческую основу. Как реальны и все его главные персона­
жи, включая Руминьяуи, который про­
славился особенно упорным сопротивле­
нием испанским конкистадорам в районе Кито и ныне почитается как один из национальных героев Эквадора. Свиде­
тельствуют о достоверности тех далеких событий и величественные руины Ольян­
таЙтамбо. Они находятся в департамен­
те Куско, в знаменитой Священной до­
лине инков, недалеко от города Уру­
бамба. Оранжевый, как апельсин, автобус, в который я сел на площади Санта-Тереса в Куско -
бывшей столице инкского государства, а ныне -
«археологиче­
ской столице Южной Америки», лихо одолел подъем из долины на плато. Ос­
тались позаl!И циклопические стены хра­
ма -
крепости Саксайуаман, священ­
ный валун Ккенко, «Красная кре­
пость» -
Пука-Пукара, у подножия ко­
торой пасутся грациозные ламы с крас­
ными ленточками, вдетыми в треуголь­
нички всегда настороженных ушей. За котловиной Корао после живо­
писного индейского городка Писак с его необыкновенно красочным воскресным базаром началась, наконец, Священная долина, рассекаемая голубым мечом ре­
ки Урубамба, которую инки называли Вильканота. Четырехколесный «апель­
син» прокатился мимо Ламая с его це­
лебными источниками, провинциального центра Калька, местечка Урко, где, го­
ворят, растет самый лучший в стране маис. Купленный у местной крестьянки початок не обманул ожиданий: обна­
жившиеся под листьями крупные зерна отливали такой жемчужно-молочной белизной, что слоновая кость пожелтела бы от зависти. На 87-м километре показалось мощ­
ное, сооруженное из типично инкских тяжелых тесаных блоков основание ка­
менного моста, снесенного столетия два­
три назад напором особенно высокого и неукротимого паводка. Рядом прогнул­
ся, стыдясь своей хрупкости, современ­
ный мост из металлических конструк­
ций. Асфальтовая лента шоссе теперь резко повернула вправо и стала караб­
каться по крутому горному склону. Ав­
tобус втиснулся между стенами узень­
кой улочки -
с ослом и то не разой­
тись -
небольшого городка, прилепив­
шегося к подножию инкской крепости. И вдруг словно из тоннеля вынырнул на простор широкой площади, обнесен­
ной высокой каменной стеной. Сюда, на площадь Маньяраки, осиро­
тив священную «Стену ста ниш» -
каж­
дая ниша содержала по обожествляе­
мому каменному идолу,-
приказал грозный Пачакутек приволочь эти ста­
туи в пору жестокой засухи. «Даю вам три дня, чтобы вы ниспослали дождь на окрестные iIоля»,- надменно повелел Пачакутек каменным богам, бесцере­
монно призванныM со своего Олимпа. Когда срок ультиматума истек, а дол­
гожданный дождь не пролился, прави­
тель подал знак к публичной казни: всем 24 идолам отпилили головы. Не надеясь на помощь сверхъестественных сил, Пача­
кутек приказал вырубить в неприступ­
ных, казалось бы, скалах широкие тер­
расы. Они экономили и рационально распределяли драгоценную влагу, по­
кончив на многие годы вперед с неуро­
жаем и голодом. Уступы террас, ведущие к крепости на горной вершине, слишком высоки, чтобы на них мог подняться человек без опыта скалолазания. Есть, однако, длин­
нющая каменная лестница, уходящая, кажется, прямо в небо. Через каждые 30-40 ступенек приходится останав­
ливаться: высота здесь почти 3000 мет­
ров над уровнем моря, и крутой подъем заставляет сердце трепыхаться как у финиширующего марафонца. Штурмо­
вать такую вершину под градом камней и копий воинам Пачакутека было смер­
тельно трудно. А ведь крепость, при всей ее неприс­
тупности, была недостроена! Вокруг, на горных склонах и у их подножий, рас­
кидано немало полу обработанных валу­
нов и плит -
так называемых «пьедрас кансадас» (<<уставших камней»). Волок­
ли глыбы сюда из каменоломни Качига­
та, что в 1 О километрах по другую сто­
рону реки, а на гору тащили с помощью сплетенных из растительных волокон канатов по специально устроенным на­
клонным рамам, густо поливая их жид­
КОЙ глиной, чтобы облегчить скольже­
ние. Над леденящим сердце обрывом за­
стыли козырьки Пункульюны (<<Горы Флейт» ) . Отсюда вынуждали прыгать при говоренных к смерти: женщин -
с высоты 20 метров, мужчин -
50 ... На самой вершине, там, где всегда гу­
ляет сильный ветер, расположился ка­
менный алтарь четырехметровой высо­
ты, сложенный из шести монолитных блоков весом по 40-50 тонн каждый. Они состыкованы так плотно, что никто и сейчас не просунет в шов даже швей­
ной иглы. Руки индейцев и неутомимый ветер, постоянно несущий с собой песок и мелкие крошки скальной породы, слов­
но наждаком отшлифовали поверхность алтаря. Украшавшие его барельефные изображения пум почти полностью стерлись. -
Рядом задумано было построить водоем, чтобы с восходом солнца его лучи, отброшенные каменным «зерка­
лом» алтаря, преломлялись над бассей­
ном семицветной радугой,-
объяснил мне археолог Перси Боннетт Медина, изучающий историю ОльянтаЙтамбо.­
Не вызывает сомнений, что он служил церемониальным религиозным центром, посвященным широко распространенно­
му у инков культу воды,-
продолжал Медина.- Видите,. сколько понастроено святилищ с источниками. Главное из них, примыкающее к Маньяраки, в народе на­
зывают «Баньо де ньюста» -
«Купаль­
ня принцессы». Кстати, по одной из вер­
сий лингвистов, Маньяраки переводится как «Место, где моют глиняный кув­
шин» ... Долгое время считали, что священные источники питаются подземными род­
никами, которые и пробили толщу скал. В 1980 году, однако, было сделано сен-
сационное открытие: оказывается, про­
исхождение их искусственное. Развет­
вленная, совершенная в гидротехниче­
ском отношении система подземных га­
лерей несет талую воду с ледников.­
А разве не чудо эти каменные резервуа­
ры -
колькас, которые служили храни­
лищами пищевых продуктов,- увлечен­
но рассказывал археолог.- Это только на первый взгляд кажется, что в них нет ничего особенного. я же называю их «сухими холодильниками». Все стены колькас тщательно обмазывались гли­
ной, а по дну проходили вентиляцион­
ные каналы для поступления холодного воздуха. Каждый продукт, будь то ку­
куруза, картофель или вяленное на солн­
це мясо, помещали в резервуар особой конструкции, располагались они на раз­
ной высоте. Место для могучей крепости инки выбрали с прозорливостью прирожден­
ных стратегов, расположив ее на север­
ной окраине Священной долины и запи­
рая таким образом гигантским камен­
ным замком горный проход в Амазонию. Именно этим путем совершали набеги на земли инков воинственные амазон­
ские племена. За Ольянтайтамбо начина­
ется обширная пампа Анты, которая ведет прямо к сердцу инкской импе­
рии -
Куско. Ольянтайтамбо, таким об­
разом, без преувеличений можно на­
звать «амазонским щитом» индейского государства в Андах. В анналы истории вошел он также и как один из последних очагов сопротив­
ления испанским завоевателям, свиде­
телем их разгрома. Когда спустя четыре года после взя­
тия Куско конкистадорами посаженный ими на трон Манко Инка неожиданно поднял восстание, он сделал Ольянтай­
тамбо своей штаб-квартирой. Брат Фра н­
сиско Писарро -
Эрнандо возглавил поход на Ольянтайтамбо, думая повто­
рить то, что некогда ему удалось до­
стичь лихой кавалерийской атакой в Кахамарке, когда он взял в плен послед­
него инкского правителя Атауальпа. Увидев воочию стены крепости, за­
воеватели устрашились ее размеров и неприступности. Однако со свойствен­
ным им авантюризмом решились на вне­
запную ночную атаку, рассчитывая за­
стать врасплох спящий гарнизон. Но индейские лазутчики вовремя известили о подходе врага, и испанцев яростно атаковали сразу со многих сторон. Ман­
ко Инка приготовил еще один неприят­
ный сюрприз: вскрыв заранее насыпан­
ные на реке Патаканча плотины, залил водой равнину у подножия крепости. Это-то и затруднило действия испан­
ской кавалерии, на которую Писарро возлагал свои надежды. С большим тру­
дом и потерями испанцы избежали пол­
ного уничтожения и пробились обратно к Куско. Только С прибытием армии Диего де Альмагро из Чили чаша весов вновь склонилась в пользу испанцев. Манко Инка оставил Ольянтайтамбо, уйдя в еще более недоступную Вилькабамбу, где индейцам удавалось еще немало лет отбивать атаки конкистадоров. В одной ИЗ них, в 1539 году, испанцы захватили в плен Куру Оклью -
сестру и одновре-
менно жену Манко Инки (браки среди близких родственников широко практи­
ко вались в правящей династии, сбере­
гая «чистоту божественной КРОВИ»). Возвращаясь из похода, они встали би­
ваком у ОльянтаЙтамбо. Франсиско Пи­
сарро лично поспешил в Ольянтайтамбо, надеясь шантажом при нудить Манко Инку к сдаче. Когда это не удалось, плен­
ницу исполосовали бичами. Потом рас­
стреляли из луков. Тело казненной при­
вязали к плоту и спустили вниз по Виль­
каноте, чтобы люди Манко Инки могли его найти и устрашиться ... Городок Ольянтайтамбо, задремавший у подножия крепости,- единственный в Перу, чья планировка выполнена по классической формуле инкского градо­
строительства. В плане она выглядит трапецией. Наиболее густо заселенная нижняя часть города составляет ее ши­
рокое основание, по мере все более кру­
того подъема вверх фланги окраин схо­
дятся. Каждый квартал обнесен сплош­
ной стеной, с единственным выходом на улицу. Узкие, петляющие запутанным лаби­
ринтом улочки закованы в панцирь древ­
них монолитных фундаментов с гладкой, тщательно обработанной поверхностью того странного цвета, который специа­
листы поэтичес.ки называют <<Цветом окаменевшей темной розы ». Вдоль многих стен по желобам из гранитных плит бегут говорливые ручей­
ки: одни рождаются под землей, другие струятся из быстрых речушек Патакан­
ча и Каликанто. Над ними гребни гор­
батых каменных мостиков. Лишь редкие дома колониального стиля и более современные постройки нарушают эту гармонию инкской гео­
метрии. Заброшенная католическая цер­
ковь в конце одной из улиц с покосив­
шейся, чудом удерживающейся на пет­
лях двустворчатой дверью, пропыленны­
ми и затянутыми паутиной ликами свя­
тых и вот-вот грозящими рухнуть стро­
пилами стоит как символ проигранной Ватиканом битвы за землю Ольянты. Большинство окружающих город инк­
ских террас заброшены, густо поросли жесткой, как щетина, кака чукчей (на кечуа -
«каменные волосы » ) -
сорной травой крепостных руин. Кое-где, одна­
ко, жители все еще обрабатывают тер­
расы, и они благодарно вознаграждают земледельца отменной кукурузой, не хуже той, что МЫ встретили в Урко. Дважды в год площадь Маньяраки -
центральная в городе Ольянтайтамбо -
на месте которой Пачакутек некогда устроил массовую экзекуцию каменных ИДОЛОВ,- превращается в место палом­
ничества обитателей Священной доли­
ны и больших ТОЛП туристов. Шестого февраля ее древние камни обагряются горячей бычьей кровью: в прямоугольни­
ке инкских стен разворачивается празд­
ничная феерия принесенной завоевате­
лями корриды. А 29 июня здесь вспо­
минают о подвигах, величии и трагедии исконных хозяев этой красивой и щед­
рой земли -
индейцев, создавших уди­
вительнейшую, во многом все еще остаю­
щуюся загадочной цивилизацию. Лима Н'ТОМО И ДРУГИЕ Места, где ж"вут бамбара, н"как не назовешь райск"м,,: опустыненная ма­
л"йская саванна, где ртутный столб"к круглый год не опускается н .. же плюс 25, а осадков едва хватает, чтобы солн­
це полностью не спал .. ло скудную рас­
т .. тельность. Так что сохран .. ть ж"зне­
радостность .. юмор в так"х услов"ях, когда каждый день наполнен тяжелым трудом, отнюдь не просто. За мног .. е века люд .. народа бамбара науч"л"сь отвлекаться от ежедневных забот с по­
мощью ор .. г .. нальных танцев-панто­
МИМ. По .. х поверьям, ж"вотные .. люд .. на­
делены одн"м" .. тем .. же полож"тель­
ным .... отр"цательным .. чертам .. , кото­
рые проявляются в .. х поведен ..... На­
пр"мер, лев воплощает досто"нство, пт"ца-носорог -
мудрость, пав .. ан­
высокомер .. е, буйвол -
жестокость. Соответственна .. реакц"я зр"телей: уважен .. е, восх"щен .. е, презрен .. е, страх. Тем более что танцоры не просто выступают в масках, с"мволиз"рующ"х то .. л .... ное ж"вотное, но .. стараются как можно точнее копировать его в сво­
.. х дв .. жен"ях. По казать антилопу, гие­
ну, шакала .. л .. пав .. ана намного легче, поскольку он .. до сих пор водятся в ма­
л .. йской саванне. Д вот как быть со львам .. , буйволам .. , слонам .. , леопарда­
м .. , страусам .. , жирафам .. , которых давно уже нет ил .. они настолько редки, что мало кто .. з бамбара их видел? Тут "сполн"телей выручают легенды и сказки, помогающ .. е сохранить когда­
то выработанную хореограф .. ю кон­
кретного танца. Особое место сред.. н"х зан"мает н'томо -
ф"ЛОСОфск .. й танец, кото­
рым обязательно заканч .. вается празд­
н"к. Когда-то он "сполнялся только на рел"г"озной церемон.... пр.. вступле­
н .... в тайное общество. Теперь увидеть его может каждый желающ .. Й. По пре­
дан"ю бамбара он .. зображает челове­
ка таким, как"м его создал бог: пре­
красным, м"ролюб"вым, нев"нным. Перед началом н'томо тщательно под­
метают деревенскую площадь. И вот слыш"тся приглушенный звук тамта­
мов. Их рокот постепенно нарастает, раздаются звук .. КС"ЛОфона .. женское пение. После довольно проДолж"тель­
ной «увертюры» появляется сам танцор в маске .. з раков"н каури .. в костюме из выкрашенных в два цвета волокон г .. б .. скуса. Этот наряд выражает глав­
ный ф"ЛОСОфский постулат, которому должен следовать каждый: хотя людей много и все он .. разные, им нужно дер­
жаться вместе, быть ч"стым" в помыс­
лах .. поступках, не порывать связь с природой, дающей жизнь. Если н'томо -
сольный танец, то в остальных участвуют целые группы, "менуемые «флан-боло». Каждая ис­
полняет танец одного определенного животного .. ли зверя, раз и навсегда за ней закрепленного. Система подготов­
ки так .. х маленьк .. х ансамблей весьма ор .. г .. нальна. Когда юнош" .. девушки дост .. гают совершеннолет"я, он .. всту­
пают в первый «флан-боло», В котором остаются тр" года .. за это время в со­
вершенстве пост .. гают его танец. Потом переходят во второй, трет"й .. т а;< да­
лее. В итоге получается, что за свою жизнь бамбара «побывает в шкуре» чуть ли не каждого представ"теля зве­
риного царства. Исполняются танцы два раза в год на праздн"ках, посвященных весной нача­
лу сельскохозяйственных работ, а в де­
кабре"':""" сбору ур~жая. 25 Д'~A'(~'~~' _fJI\r.t ri~~.'Cr)A'~~'~ Стремительно раскручивается ка­
тушка с тонкой прочной бечевкой в руках невысокого сосредоточенного человека. Быстрее, еще быстрее ... Он легко бежит по коротко подстрижен­
ной траве вэйфанского стадиона, гла­
за устремлены в небо, туда, где летит над заполненными трибунами гигант ­
ский многоцветный дракон. Изменчи­
вый весенний ветер подталкивает лег­
кое тело чудовища. Издали бечевка незаметна, и кажется, что дракон­
живой, подвижный. Он подпрыгива ­
ет, разворачивается. Его огнедыша ­
щая голова оглядывает землю, буд­
то раздумывая: приземлиться или взлететь на недоступную людям вы­
соту? В первые дни апреля проходит праздник воздушных змеев в городе Вэйфан, что в восточной части Вели­
кой Китайской равнины. Этой весной Вэйфан уже в пятый раз собрал люби­
телей древнего искусства воздухопла­
вания. Не только из Китая, но и из Японии, США, Нидерландов, Италии. Каждую весну население Вэйфана увеличивается на десятки тысяч чело­
век. Для кого-то главное -
победить, для кого - то -
просто участвовать в соревновании. И для всех -
и участ­
ников и зрителей -
полюбоваться многокрасочным воздушным парадом над стадионом. Да что там над стадио­
ном -
над всем городом! Вэйфанцы говорят, что в небе тогда больше зме­
ев, чем глаз, что следят за ними с земли ... Хроники упоминают об изготовле­
нии и запуске первого в Китае воз­
душного змея в V веке до нашей эры. Летописцы утверждают, что змеев ис­
пользовали для передачи военных сведений. Однажды внезапно запу­
щенный гудящий дракон даже обра­
тил в бегство войско противника. А если прислушаться к философам? Вот «И цзин», «Книга перемен» конца V -
начала IV века до нашей эры, современница первых змеев. Один из комментариев к ней гласит, что смысл бытия отдельной личности заложен в человеке небесным законом. Он срод ­
ни полету птицы в небе. Достаточно подчиниться закону «ветра И потока», чтобы обрести счастье и безмятеж­
ность. Истоки любви к воздушным змеям лежат в философии, поэзии и истории народа, в традиционном укладе жиз­
ни китайцев. Ежегодные соревнования в Вэйфа­
не -
это еще и ярмарки: развлечение коммерции не помеха. Здесь можно увидеть и купить все, чем славится провинция Шаньдун -
продукт ы 26 сельского хозяйства, шелкового про­
изводства, рыболовства, попробовать изделия местных кулинаров. А от ла­
вок, где продаются сами бумажные змеи, никто с пустыми руками не ухо­
дит. Продавцы предлагают и готовые изделия, и набор деталей -
для тех, кто желает все делать сам. Здесь же работают и мастера. Кто выстругивает для каркаса планочки из бамбука, кто скрепляет их нитка­
ми, мелкими гвоздиками и скрепками. Особая изобретательность требуется в сочленении тех деталей, что делают конструкцию подвижной. И вот уже на готовый каркас наклеивают рисо­
вую бумагу, шелк, пленку. Все это на глазах у зрителей -
подходи и помо­
гай. Рядом столы с красками и кис­
точками. Можно на свой вкус раскра­
сить змея или оклеить его разноцвет­
ной бумагой, пришить бахрому, длин­
ный мохнатый хвост. Можно, конечно, и не фантазиро­
вать -
туристы раскупают все под­
ряд. Но чтобы твой змей выделялся среди сотен других, надо особо поста­
раться. Ведь в конце праздника обя­
зательно проводят конкурс. А победи­
телей удостаивают высокой чести, по­
местив лучшие работы в первый в ми ­
ре музей воздушных змеев. Если, ко­
нечно, весенний ветер не унес, порвав бечевку, красавца змея за тридевять земель ... Одно тревожило и зрителей и участников: не стих бы ветер, пусть подольше парят над городом воздуш­
ные змеи. Нынешний год по восточному ка­
лендарю -
год дракона. Поэтому и праздник в Вэйфане проходил под его знаком. И особенно много драко­
нов было в воздухе рядом со сказоч­
ными птицами, золотыми рыбками, пчелами, букетами цветов и огромны­
ми иероглифами-благопожеланиями. N. ЖУРОВА Оформnенне n редо с та в nено по с оn"ством кн р в Мо с кв е. Игорь 30тиков появился в редакции «Вокруг света» лет десять назад. Доктор наук, четверть века связанный с Антарктидой, он не раз работал с американскими колле­
гами на станции Мак-Мердо. И таким образом еще до первой поездки в США знал американцев не nонаслышке. Наши читатели помнят его «Счастливые сезоны на лед­
нике Росса», «Я искал не птицу киви» ... После очередной поездки в Соединенные Штаты, где Игорь 30тиков вновь работал со старыми друзьями, он принес в журнал, открывший его как писателя, три документальных рассказа. ИГОРЬ ЗОТИКОВ Рисунки автора IНllllAИТI (П1()) ИIНIТIРС'-r1ИТ IHIO'lIF811O Из американской тетради С рок моего пребывания в Америке подходил к концу. Институт, в котором я работал, носил длинное название: «Лаборатория научного и ин­
женерного изучения холодных районов», поэтому во всем мире он был известен под сокращенным именем -
просто КРРЕЛ. ДЛЯ меня дорога в КРРЕЛ шла через Антарктиду и шельфовый ледник Росса, где я работал, делал одно дело вместе с американцами, сотрудниками этого учреждения. Итак, срок моего пребывания истекал, а работа, которую я вел, еще требовала времени. я получил разрешение из Моск­
вы на продление командировки. Остава­
лось продлить визу, но чтобы сделать это быстро, нужно было съездить в Бостон самому. Именно там помещалась Иммиг­
рационная служба, которая продлевала визы. Поездка в Иммиграционную службу была официальной, а для таких визитов мне выдавали в институте большой кры­
тый зеленый пикап. На этом пикапе я поехал в Бостон и весь день провел в Иммиграционной службе. На свою стоянку в подземелье под парком в центре Бостона я добрался, когда уже совсем стемнело. Мне пред­
стояла бессонная ночь. Завтра утром надо быть в институте, а до городка, где он находится, от Бостона около 250 миль, то есть почти 400 километров. Через час я выехал на основное шоссе: «Интер­
стейт хайвей Ng 95», идущее от Босто­
на строго на север, к границам Канады. Это была уже моя дорога. «Интерстейт хайвей», или, сокращен­
но, просто «интерстейт» -
ЭТО скорост­
ное, так сказать, «межштатовое» шоссе. Прямая как стрела полоса бетона, по которой в часы «пию> идут по четыре ряда машин в одну сторону. Справа поло­
са бетона оканчивается «трещоткой», уменьшенное подобие которой есть и на нашей Московской кольцевой дороге. Если задремлешь на дороге, колесо ма-
2.8 шины в конце концов выходит на эту трещотку -
попадает как бы на гофри­
рованную стиральную доску. Колесо начинает вибрировать, в машине разда­
ется страшный шум, и ты просыпаешься. А задремать на интерстейт очень легко, несмотря на то, что из приемника несет­
ся бравурная музыка, а на дороге полно указателей, за которыми надо бы сле­
дить. Слева от дороги шла разделительная сплошная полоса кустов, через которую иногда прорывался свет фар идущих на­
встречу машин. Сначала все шло, как всегда на таких дорогах. В полиэтиленовом мешке, который мне дали в магазине, лежали две пластмассо­
вые литровые бутылки кока-колы и с десяток бутербродов. Бутерброды было легко готовить. Ведь буханки хлеба, ко­
торые продаются в магазинах, обычно уже нарезаны на тонкие ломтики и пос­
ле резки снова аккуратно сложены в буханку. Эти буханки были слишком легки для своих размеров. Я знал это, и все же, беря этот хлеб, непроизвольно готовил свои мышцы к гораздо большему весу. Что меня еще всегда удивляло в этих буханках -
их мягкость. Они сжи­
мались как гармошка. Точно так же всегда очень тонко была нарезана колбаса, а потом снова слепле­
на в толстый круглый батон. Похожая на нашу вареную колбасу, она была с зелеными маслинами, с кусочками варе­
ной моркови вместо косточек. Зеленые колечки маслин с оранжевыми пятныш­
ками в центре эффектно выделялись на красно-коричневом фоне мясного среза, обещая богатый букет запахов и вкусо­
вых оттенков. И хотя обещание это, как правило, не сбывалось, я снова и снова покупал в магазинах именно эту колбасу, по-видимому, в бессознательной надеж­
де, что когда-нибудь ее завлекающий вид и вкусовое содержание совпадут. На ломтик невесомого хлеба я клал ломтик красивой колбасы, покрывал ее широким, похожим на капустный, лис­
том салата, поливал сверху острым то­
матным соусом, снова накрывал салат­
ным листом, клал еще один слой колба­
сы и накрывал все это еще одним ломти­
ком хлеба. Только после этого бутерброд по-американски или, если уж быть точ­
ным, сэндвич, был готов. Удивительно, как быстро человек при­
выкает к местным обычаям в еде. Вот и с бутербродами. У себя в Москве я бы ни­
когда не сделал их такими многослой­
ными и уж, во всяком случае, не накры­
вал бы сверху еще одним слоем хлеба. И хотя здесь, в машине, где меня никто не видит, я мог бы сделать свои московские тонкие бутерброды, я все же городил многослойные «небоскребы» с хлебными крышами, которые еле влезали в рот. В Америке средний американец будет очень удивлен, когда узнает, что можно есть бутерброд, в котором хлеб только снизу ... Так вот, когда я уставал и глаза мои слипались -
не останавливаясь, одной рукой, открывал бутылку коки, пил боль­
шими глотками и заедал своими само­
дельными бутербродами. и это давало мне заряд положительных эмоций, сни­
мало усталость, и я мог ехать еще долго. Когда едешь по интерстейт ночью­
время от времени ловишь себя на том, что нога все сильнее давит на педаль газа и скорость незаметно растет и растет. Так же ехал ночью и я. Но вот тело ощу­
щало как бы сильный толчок, я приходил в себя, сбрасывал ногу с газа, машина начинала катиться медленнее, и, нако­
нец, стрелка указателя скорости дохо­
дила до цифры «55». Пятьдесят пять миль в час -
это предельно допустимая скорость движения автомобилей в Аме­
рике. Проходили минуты, и эта монотонная лента прекрасной дороги постепенно убаюкивала тебя, и ты снова начинал таращить глаза, трясти головой, откры­
вал окошко, чтобы сделать сквозняк. Хо­
лодный воздух встряхивал, но не помо­
гал, и неизбежно наступал момент, когда внезапно раздавалось «дрр», означавшее, что машина правым колесом вышла на трещотку. Сон мгновенно пропадал, ты брал влево и с удивлением убеждался, что на спидометре стрелка добралась уже до цифры 80. И вот в очередной раз, когда меня клонило к дреме, вдруг в кустах на раз­
делительной полосе вспыхнул и погас жирный, сочный красный огонь. Потом опять вспыхнул, и, когда уже я порав­
нялся с ним, зажглись, на мгновение ослепив, мощные фары машины, стоя­
щей поперек шоссе. Я мельком взглянул на подсвеченную стрелку спидометра -
она опять стояла у цифры 80. -
О, черт! -
Я сбросил газ, чтобы убавить скорость до официальной 55, но тормозить не стал, чтобы огни моего стоп-сигнала не показали полицейским, что я торможу. Была еще надежда, что эти огни -
только предупреждение, что полицейский только показывает мне­
мол, сбавь скорость, мистер. Но поздно! Через секунду стало ясно, что надеяться услышать на наших дорогах, типа: «То­
варищ милиционер, дорога была пустая, сухая, а я так торопился, извините, я больше не буду ... » -
здесь не получится. -
Вы нарушили закон штата и феде­
ральный закон! -
продолжал распалять себя полицеЙскиЙ.- Документы! Я протянул ему маленькую пластмас­
совую карточку -
лицензию на право вождения автомобиля в штате Нью-Гем­
пшир, которой так гордился. Дело в том, что, приехав в США, очень скоро убеж­
даешься, что жить без машины здесь не­
i1.iiI!J!I!;iF~ .. возможно. Поэтому я выучил «Законы 11111'--""-7'""11' дорог», как называются здесь правила уличного движения, заплатил все поло­
ilillIii~~f:- женные налоги, сдал экзамены по прави­
не на что. В зеркальце я увидел, как фары с мигающим огнем выскочили на шоссе и стали быстро приближаться. Потом я увидел, как заморгал еще один огонь­
мигалка. Это означало, что машина берет вправо и останавливается. Я тоже дал знак, что останавливаюсь, затем аккурат­
но, по всем правилам, притормозил и уви­
дел, как сзади идущая машина, не вы­
ключая красного огня и фар, останови­
лась тоже. Почему, вдруг подумал я, в Америке мигающий огонь полицейских машин всегда красный, а везде в Европе и у нас он с.!!ниЙ ... Между тем дверцы с обеих сторон машины распахнулись на­
стежь, и из нее вылезли два человека в таких восьмигранных фуражечках, кото­
рые в Америке носят только полицей­
ские, а в Москве носили таксисты. Я не стал дожидаться, выпрыгнул из своей машины и, ослепленный фарами, пошел им навстречу. Но не дошел. -
Не подходите ближе! Не подходи­
те! -
вдруг крикнул мне тот, кто вышел со стороны водителя. Это был молодой парнишка с тонкой талией, перетянутой широким поясом, на котором висел, от­
тягивая его с одной стороны, черный ре­
вольвер. С другой стороны пояс оттяги­
вали плоский, черный футляр рации, дубинка и длинный блестящий цилиндр электрического фонаря. -
Не подходите ближе! -
снова крикнул молодой полицейский, и я уви­
дел, как он старательно отходит в сторо­
ну в глубь проезжей части, чтобы не за­
гораживать меня от своего товарища, который шел по обочине и тоже вдруг остановился, расставив ноги, чуть согнув ИХ в коленях, чуть расставив руки, рас­
топырив ладони, в такой знакомой по фильмам позе. -
Вы, мистер, нарушитель закона! Вы нарушили закон нашего штата и федеральный закон! -
крикнул вдруг неожиданно сердитым и громким голо­
сом тот, что помоложе. И я понял, что разговор, который частенько можно лам и езде и получил американскую «ли­
цензию на управление», или то, ЧТО мы называем правами. Полицейский акку­
ратно взял карточку и осмотрел ее в свете фар, потом выжидательно взглянул на меня, я знал, чего он ждет, и протянул ему еще одну карточку. Это было «Разре­
шение управлять моторными экипажа­
ми правительства Соединенных Штатов». Ведь мой «шевроле» при надлежал не мне, а институту. А институт, в котором я ра­
ботал, при надлежал правительству США, более того, его армии. Еще давно, когда я знакомился с этим учреждением первый раз, мне объяснили, что по каким-то аме­
риканским законам их правительство не может содержать инженерные научные институты в своем прямом подчинении. Институты должны при надлежать како­
му-нибудь ведомству. и со времен поко­
рения индейцев и Дикого Запада, объяс­
нили мне, для учреждений подобного типа хозяином является обычно армия США, ее Корпус инженеров. Поэтому на моем «Разрешению> над типографским текстом были впечатаны на машинке слова: «Армейский стандарт», делавшие эту залитую в пластик картонку «военны­
ми правамю>. Такие права были необхо­
димы потому, что на белом номерном знаке, который освещали фары, у верх­
ней кромки его, там, где обычно пишется название штата, стояло «Армия США». Такие же надписи были и на дверцах кабины. Казалось, полицейский чуть-чуть по­
мягчал. Он даже подошел ближе, но вдруг снова взорвался. -
Вы пьяны, мистер! -
опять закри­
чал он. -
Нет, я не пьян! -
возразил я, ду­
мая: «Как хорошо, ЧТО Я не выпил пива перед выездом ... » -
Не пьяны?! -
даже удивился поли­
цеЙскиЙ.- Хорошо, мистер, я задам вам еще один вопрос, только теперь подумай­
те, прежде чем ответить. Это официаль­
ный вопрос, который я задаю вам в при­
сутствии другого офицера. Выпивали ли вы спиртное в течение дня, предшество­
вавшего этой ночи? Ответьте только «да» или «нет». Но если вы обманете, вам будет хуже. Так да или нет? -
Нет! -
отвечал я. -
Ах, нет! Тогда расставьте ноги на ширину плеч! Руки вытяните перед со­
бой! Глаза закройте! -
снова начал ки­
пятиться тот, с кем я все время говорил. Второй молчал, но по-прежнему сохра­
нял готовность номер один. Я закрыл глаза, ослепленные фарами. -
А теперь попробуйте достать пра­
вой рукой до кончика носа! Теперь левой! Правой! Левой! Быстрей! Быстрей! .. Все, опустите руки, откройте глаза. Все, вы не пьяны,- вдруг примирительно сказал полицейский. Стояла черная южная ночь. Вокруг на все голоса стрекотали цикады. Было так спокойно. «Ну, слава богу, наверное, все»,- подумал я. Но это оказалось лишь началом. -
Будем составлять ПРОТОКОЛ,-
впервые произнес второй, молчаливый. Полицейский достал откуда-то фанер­
ку, к которой была прицеплена пачка форменных бланков, взял два и вложил между ними листочек копировальной бумаги. Процедура составления протоко­
ла весьма напоминала наш технический осмотр машин. Полицейские открывали капот, искали в свете фонариков номера шасси, номера кузова, мотора. Все это записывалось в протокол. -
Ну а теперь садитесь в нашу маши­
ну. Будем разговаривать. И я полез на середину широкого си­
денья полицейской машины. Новые мои знакомые расположились по краям. -
Мистер Зотиков, от имени полиции штата Нью-Гемпшир вы обвиняетесь в том, что нарушили закон штата Нью­
Гемпшир и федеральный закон. Вы ехали по шоссе со скоростью восемьдесят миль в час, а максимально допустимая ско­
рость -
пятьдесят пять. Посмотрите на наш радар, вы видите, где зафиксирова­
лась стрелка. Я молчал. -
Вы совершили преступление!­
продолжал с пафосом полицеЙскиЙ.­
Поэтому двадцать четвертого июля в девять утра вы вызываетесь в суд города Конкорд, столицы штата. Получите экземпляр протокола. -
Это невозможно. Я не могу явиться в суд двадцать четвертого, я иностранец и улетаю из Америки на девять дней раньше этого срока ... -
Что? -
опять вспыхнул говорли­
выЙ.- Вы нарушили закон, а теперь хотите показать еще и неуважение к суду Соединенных Штатов! Я не советую вам связываться с судом Соединенных Шта­
тов. Ведь вы, наверное, когда-нибудь вер­
нетесь в наш штат, и тогда вас сразу най­
дут, и у вас будут большие неприятности. я знал, что он говорит правду. Месяца два назад я на час оставил машину у обо­
чины дороги в городке Ниагара-Фолс, штат Нью-Йорк (<<фолс» значит «водопа­
ды»). Когда вернулся -
под поводком стеклоочистителя к ветровому стеклу была прижата большая, сложенная вдвое бумага. В ней говорилось, что я нарушил правила стоянки автомобиля и имею в связи с этим три возможности: первую -
явиться в суд городка и доказать свою невиновность; вторую -
признать себя виновным и заплатить шесть долларов суду, отправив в его адрес чек на шесть долларов в первые три рабочих дня с момента нарушения. Если же я не сде­
лаю этого, то потом я должен буду запла­
тить уже двенадцать долларов. Это была третья возможность. Если в течение ме­
сяца я не воспользуюсь этими тремя воз­
можностями, следовало далее крупным шрифтом, полиция всего штата Нью-
29 Йорк объявит мой розыск как преступ­
ника. Помню, я не стал ждать трех дней, расписался в графе «виновен>, и отправил чек в городок Ниагара-Фолс в тот же день ... «Да, надо что-то делать с этим су­
дОМ»,- подумал, а вслух сказал: -
И все-таки, сэр, я не смогу быть в суде в это время. Через десять дней я должен быть у себя в стране. В моей стране тоже строгие порядки, и если я должен вернуться туда четырнадцатого, то я и вернусь четырнадцатого, что бы ни ПРОИЗОШJ10. -
Откуда вы? -
спросил полицей­
ский, без особого, впрочем, интереса. -
Советский Союз. Москва,- как можно спокойнее ответил я. Из Советского Союза?! -
еще не веря, удивился молодой полицейский. -
Минуточку. Дайте нам снова ваши армейские права. Я знал, почему он спрашивал их. Ведь в обычных правах, которые являются главным удостоверением личности в Америке, написано очень немного: место вашего жительства в Америке, время рождения, пол, вес и рост. Ну и, конечно же, «первое имя>, -
что соответствует нашему имени, и «последнее имя» -
по­
нашему, фамилия да фотокарточка­
правда, цветная, и все. Другое дело ар­
мейские права. В армейских правах, кроме граф (<цвет волос>, И (<цвет глаз», были еще две: место рождения и номер социального страхования. В первой из этих граф стояло «Москва, СССР>" ВО второй вместо обычного длинного номера стояло просто -
«нет>,. Но ведь номер «социального страхования» является главной учетной карточкой, как бы не­
зримым паспортом или отпечатком паль­
цев любого гражданина США. ведь, где бы этот гражданин ни работал, часть денег из любого его заработка идет в виде вклада в его страховку с тем самым номе­
ром на случай боле.зни, увечья, старости. А раз так -
слово «нет» в этой графе значило для полицейского: «Этот чело­
век -
иностранец!» Ну а уж если этот иностранец родился «Москва, СССР» -
отсюда недалеко до вывода, что он и сей­
час, по-видимому, является граждани­
ном этой страны. 30 -
Но ведь машина, на которой вы едете, принадлежит Армии США, как же получилось, что вы на ней ездите и имее­
те права на ее вождение?! -
почти крик­
нул хозяин машины, в которой я сидел. Вот теперь и я мог пошутить. -
Спросите лучше об этом не меня, а вашу армию,- как можно безразлич­
нее и простодушнее ответил я. Оба полицейских уставились на меня в замешательстве. -
Неужели САЛТ уже работает?­
вдруг радостно улыбнулся один из НИХ. Слово «САЛТ>, в странах английского языка означает то же самое, что у нас Договор ОСВ -
Договор об ограниче­
нии стратегических вооружений. Я толь­
ко улыбнулся в ответ, подливая масла в их любопытство: -
я же сказал -
спросите Армию США ... Наконец полицейские оправились от потрясения. -
Я не знаю, до чего вы договоритесь со своей страной, мистер, но я бы не сове­
товал вам оставлять без внимания вызов в суд Соединенных Штатов. Если вы думаете вернуться в эту страну когда­
нибудь, у вас будут здесь большие не­
приятности... А теперь получите доку­
менты ... И они вручили мне большую бумагу, на которой было написано следующее: «Мистер Игор Зотиков, двигавшийся на автомобиле фирмы «Шевроле>" пикап, типа ... принадлежащего Армии США, но­
мерной знак ... и т. П., следовал по дороге (,Интерстейт номер девяносто пять» между столбами такими-то и такими-то и такими-то на север в 3 часа 43 минуты пятого июля такого-то года со скоростью восемьдесят миль в час, чем был нарушен закон штата и федеральный закон>, (сле­
довали номера законов). После этого они дали мне вылезти из машины: -
До свидания, сэр, счастливого пути. Будьте осторожны на дороге. И не забудьте- суд города Конкорд ждет. -
Куда уж забыть! Сон как рукой сняло. Все остальные сто миль я ни разу не превысил скорости. Утром, когда приехал на работу, на столе лежала записка: «Игор, вас проси­
ла зайти Лилиан ... >, Лилиан была «офице­
ром безопасности». Это она оформила мне разрешение на управление военной машиной. Когда я пришел в ее офис, меня приняли радостно: -
Наконец-то приехали, а то мы ждали вас вчера, уже начали волновать­
ся ... -
А вы не напраСНQ волновались, Лилиан,·- весело отвечал Я.- Теперь я чувствую себя почти как настоящий аме­
риканец. Меня даже в'{ера ночью оста-. новила полиция за нарушение правил движения. Скорость неmного превы­
сил ... -
беззаботно трещал я, привык­
ший здесь, в комнатке Лилиан, к добро·. желательным улыбкам. Но вдруг по лицу Лилиан и ее помощника, который сидел здесь же, я почувствовал, что сказал что­
то не TQ. -
Что!!! -
закричала, вскочив, всегда спокойная, улыбчивая Лилиан.- Вы имели дело с полицией? Вы были задер­
жаны за превышение скорости! -
Да, а что тут такого, Лилиан? .. -
Вы превысили скорость! Вы нару-
шили закон штата и федеральный закон! Это плохо, даже если бы вы сделали это на своей машине. Но вы сделали это на машине, принадлежащей правительству Соединенных Штатов, его армии ... Боже мой... Боже мой... Верните мне права, которые я вам дала,- говорила сокру­
шенно Лилиан, встав из-за стола и в вол­
нении шагая взад и вперед по комнате. -
Но это еще не все, Лилиан,- про­
должал Я.- Меня, Лилиан, вызывают в суд города Конкорд на двадцать четвер­
тое, а вы знаете, что четырнадцатого уже я должен быть в Москве ... -
О боже мой, откуда вы свалились на мою голову,- с НОВОЙ силой запри­
читала Лилиан.- Зайдите ко мне часа через два. Попробуем что-нибудь приду­
мать. Я ушел, но о работе думать не XOTt;-
лось. Пошел искать кого-нибудь, кто хорошо понимал бы ситуацию и смог бы правильно, доброжелательно растолко­
вать ее мне ... Конечно же, таким человеком был Георгий Константинович Свинцов. Геор­
гий Константинович, или Джордж, как его 'Здесь называют, работает здесь уже много-много лет. Приветливый, умный умом много выстрадавшего человека, Георгий Константинович всегда был моим добрым ангелом-хранителем, гото­
вым отметить на любой вопрос, а г лав­
ное -
ответить как русский русскому, то есть как человек, знающий то, чего не знаю я, поскольку мой склад мыслей и опыт отличаются от того, который требу­
ется в данной конкретной ситуации. -
Здравствуйте, Игорь Алексеевич, с приездом. Надеюсь, поездка была успеш­
НОЙ,- встретил меня с улыбкой, встав из-за стола, Свинцов.- А МЫ с Нилой уже скучали о вас, вспоминали ... Со Свинцовым я познакомился не­
сколько лет назад, когда приехал в инсти­
тут первый ра'З. Ко мне подошел пожи­
лой, седенький, худой, аккуратно, но скромно одетый человек и вдруг, по­
старомодному при стукнув ножкой, про­
тянул руки по швам и И'30ГНУЛСЯ в покло­
не: -
Разрешите представиться: Георгий Константинович Свинцов, работаю в этом учреждении и всегда готов помочь при езжающим И3 Советского Союза. Все ваши, кто был здесь, знакомы со мной,­
произнес он и неуверенно сделал жест правой рукой вперед. Я широко протянул ему руку, он радо­
стно закончил начатое движение правой руки, и мы обменялись крепким рукопо­
жатием. -
Игорь,- сказал я по здешнему обычаю называть друг друга только по именам. -
Нет, я так не могу, какой же вы Игорь, вы ведь русский, разрешите мне звать вас по имени и отчеству. Ведь и я для вас Георгий Константинович, а не какой-то Джордж, как зовут меня эти ... «Как хорошо, что я не успел сказать «Джордж>,,- подумал Я.- Ведь амери­
канцы мне уже все уши прожужжали о «Джордже Свинцове>" который ищет встречи со мной». Все остальное время Георгий Констан-
тинович был где-то рядом. Он не был ответственным за мой прием, но, будь его воля, он бы вообще меня никуда не пус­
кал от себя и своей семьи. Свинцов жил с женой Нилой и ее ма­
терью, Екатериной Павловной, которую все американцы звали «бабушкой» с уда­
рением на «у». Оказалось, сделать ударе­
ние в этом слове на «а» для человека, родной язык которого английский,­
невозможно. Сколько раз сидел я за столом в доме Свинцовых, расположенном в получасе езды от института. И всегда на столе по­
являлись грибочки, квашеная капуста, удивительный украинский борщ с пам­
пушками. -
Игорь Алексеевич, как вы находи­
те этот борщ, не правда ли, он сделан очень по-русски? -
задавала наводящие вопросы раскрасневшаяся хозяйка, с гордостью оглядывая приглашенных гостеЙ-американцев.-
Вы извините, я буду говорить с дорогим гостем по-рус­
ски. После войны, в 1945 году, Нила с ма­
терью оказались в лагере для перемещен­
ных лиц, где-то под Мюнхеном. Там они и встретились с Георгием. Как переме­
щенные лица, на родину Свинцовы воз­
вращаться не решились. В 1949 году они получили право на въезд в США. При­
ехали в Бостон. Обосновались. Нила пошла работать на ткацкую фабрику, Георгий в порт -
свободной была лишь самая тяжелая работа. Он таскал на спи­
не тугие мешки с сахаром. (С тех пор кисти рук у Свинцова всегда полусжаты в кулаки. Не распрямляются.) Вскоре у Свинцовых родилась дочь. Денег не хватало: Нила хотела, чтобы Георгий снова смог работать инженером, и поэтому он учился сначала в вечерней школе, потом -
в вечернем колледже. С мешками пришлось расстаться. Ведь тот английский, которому научился Свинцов за время работы в порту, бьU! просто портовым жаргоном, который только он принимал за английский, так что тут и его американский диплом инженера вряд ли помог бы... Поэтому Нила заставила «Джорджа» сменить работу на более «интеллигентную». Он стал мойщиком посуды в ресторане, Нила же работала на фабрике. Бабушке тоже пришлось пойти «в люди». Около двадцати лет проработала она в чужом доме. Уехала куда-то «В середину Америки» по объ­
явлению: «В семью, глава которой гово­
рит по-русски, требуется няня и домра­
ботница -
русская, недавно из России. Она должна говорить с детьми только по-русскИ». Это устраивало Нилину мать, кстати сказать, она и до сих пор не умеет говорить и не понимает по-английски, что не мешает ей, впрочем, с утра до вечера смотреть телевизор. Вот такой путь прошли Свинцовы, прежде чем «Джордж» поступил в КРРЕЛ: -
Георгий Константинович,-
начал я бодро,- вы знаете, вчера я имел дело с полицией. Превысил скорость. Георгий Константинович тоже принял новость с огорчением: -
Во-первых, Игорь Алексеевич, вы никому не рассказывайте об этом. В этой стране не принято гордиться тем, что вас задержал полицейский и обвинил в нару­
шении закона. Особенно это касается превышения скорости. Например, в на­
шем штате списки всех, кто превысил скорость и был задержан за это, публику­
ются раз в неделю в газетах. И все обыч­
но внимательно просматривают этот спи­
сок. Он небольшой. и вы знаете, даже для сенаторов, у которых дети часто без­
дельники, очень плохо, если сын превы­
сит скорость. Потому как об отце потом долго будут говорить: «Посмотрите­
это тот, чей сын два месяца назад нару­
шил закон штата и федеральный закон, превысив скоросты>. И сенатору это не проходит даром ... -
Но это еще не все, Георгий Кон­
стантинович ... -
уже грустно сказал я.­
Дело в том, что меня вызывают в суд ... И я рассказал ему все в подробностях. -
Ну, что ж, надо звонить Роланду,­
сказал, выслушав меня, Свинцов. Рон Роланд занимал" институте долж­
ность, которая у нас называлась бы «заместитель директора по администра­
тивно-хозяйственной части», или, как еще говорят, «по общим вопросам». Друзья говорили мне перед первой с ним встречей: «У нас в институте в целом народ хороший. Не ортодоксы, люди ши­
роких взглядов. У тебя вряд ли будут проблемы. Только вот как встретит тебя мистер Роланд?» И вот мы встретились с ним. Роланд, когда меня ввели к нему, гово­
рил по телефону. На столе не было ниче­
го. Лишь листок бумаги и ручка. Да в центре на подставке стоял небольшой американский флаг, а рядом -
само­
дельная модель одномоторного самолета довоенных времен. Сзади Роланда, при­
слоненный к стене, стоял еще один звезд­
но-полосатый флаг, только большой. Кончив говорить, Роланд встал, вышел из-за стола, улыбнулся улыбкой пожи­
лого застенчивого человека. -
Здравствуйте, мистер Зотиков, как поживаете? -
Здравствуйте, мистер Роланд, как поживаете? Светлые глаза с выгоревшими ресни­
цами. Седые редкие B"~OCЫ. Немолодой, далеко за шестьдесят, среднего роста, широкий в плечах и полный. Лицо­
очень обычное лицо начальника ниже средней руки. И пиджачок такой же, средненький, чуть мал, с трудом заСТеГ­
нут на одну пуговицу. И рубашка­
блекло-синяя, воротничок аккуратно отглажен, но на месте сгиба вдоль шеи видна светлая полоса от долгой носки. И такая вдруг жалость, что ли, а может быть, чувство облегчения, что упрощен­
ная словесная модель мистера Роланда оказалась так непохожей на оригинал, резанула по сердцу ... Мы начали разговаривать ... Мистер Роланд был человек одинокий. Всю жизнь работал «в бизнесе». А к ста­
рости пришел сюда, на эту, в общем-то, спокойную должность. Последние не­
сколько лет, как мне говорили, Роланд, правда, преобразился. Как-то один из ученых института взял его с собой про­
вести уик-энд на яхте. Многие здесь име­
ют свои яхты, держат их в одном из зали­
вов на побережье Атлантики, в трех ча­
сах езды на машине. И Роланд вдруг понял, кем он должен был бы стать еще много лет назад .. : Сейчас у него своя яхта, и все свобод­
ное время он драит ее, красит и ремонти­
рует, а когда устает от этого -
читает книги опарусниках. Вопреки всеобщим ожиданиям, отно­
шения наши с Роландом сложились сра­
зу хорошо. Что бы # ни попросил -
он выполнял с удовольствием. Поэтому все у меня и шло хорошо. Власть у Роланда была огромная. Та же власть, которую имеют и наши замы по хозвопросам. У Роланда в друзьях были начальники, и полиция, и судьи, и разные там хозяева и управляющие отелей, мастерских, адми­
нистрация «таун-холла», то есть как бы «горсовета». и его звонок: «Здравствуй, Джон, это Рон Роланд ... Ну, как дела, как дети, как жена ... Кстати, у меня в институте работает один русский ... На­
стоящий, прямо ИЗ Москвы ... » -
мог открыть или закрыть многие двери. Я всегда чувствовал, что Роланд молчаливо, не хвастаясь, открывал мне двери. Вет и сейчас мы со Свинцовым пришли к нему. Встретил он радостно, как и всег­
да: -
Здравствуй, Игор, как съездил? Молодец, что остался там на праздник Четвертого июля. А у тебя, я чувствую, какая-то просьба? -
Да, Рон ... -
И я рассказал ему все. Рон молча снял трубку телефона и начал звонить: -
Привет, Питер, это я, Рон Роланд ... Очень скоро мы выяснили, что в суд ехать не обязательно, если сразу nри­
знать себя виновным и заплатить штраф. Но сколько? Оказывается, каждый суд «берет» по-разному. «Например, здесь я бы взял с него двести долларов,- гово­
рил по телефону секретарь суда нашего города.-
Слушай, Рон, пусть он приедет к нам, и отсюда мы позвоним в тот злопо­
лучный суд и все выясним». Через четверть часа я был уже в поме­
щении суда нашего городка. Секретарь его, тоже немолодой человек, ждал меня, а еще через десять минут сначала он, а потом я разговаривали с секретарем того суда, который мне рекомендовали посе­
тить полицейские. Голос на том конце провода был женский: -
Да, сэр, вы не обязаны являться в суд, если признаете себя виновным и 31 вышлете в наш адрес назначенную нами сумму. Эта сумма равна ста девяноста шести долларам. Кстати, о вашем акцен­
те. Он похож на славянский. Откуда вы, сэр? -
Я русский, из Советского Союза. Должен быть там четырнадцатого июля. -
О ... А вы знаете, меня зовут Мария, Маша. Мои родители до сих пор говорят по-русски, ХОТЯ Я знаю только «Маша ... ». Знаете, сэр,- заговорила Маша уже без ноты официальности.-
А зачем вам пла­
тить так много? -
А разве можно меньше? -
Конечно. Если вы не признаете себя виновным. -
Но ведь, к сожалению, Машенька, я же нарушил ... -
Это неважно. Ведь вы ничего не подписывали там, на дороге? -
Нет. -
Все правильно. Полицейские и не имели права брать с вас какие-либо под­
писи ... Видите ли, мне кажется, что, хотя вы и совершили проступок, но сделали зто, сами того не зная, то есть вы попа­
даете под рубрику: «Действие совершил, но считаю себя невиновным». И она про­
изнесла что-то на другом языке. Судя по «ус» в конце каждого слова, зто была ла­
тынь. -
В этом случае вы ДОЛЖНI:>I выслать нам чек только на тридцать девять долла­
ров. -
Но, Маша, кто же поверит? -
Я поверю. Письмо придет ко мне. Я, а не вы секретарь этого суда! -
нача­
ла уже сердиться далекая Маша.-
Ведь в вашей стране, сэр, все указатели скоро­
сти в машинах показывают скорость в километрах в час. И наша предельно допустимая скорость -
пятьдесят пять миль -
будет на вашем приборном щитке означать даже не «восемьдесят», как было у вас, а больше. Могли вы ночью, усталый, подумать, что ваш щиток приборов европейский, а не американ­
ский? «Ну, Маша, ну голова ... » -
подумал с удивлением. А Маша продолжала: -
Протокол у вас с собой? Пере вер­
ните его. На обороте увидите три квадра­
тика. Под первым написано -
«вино­
вею), под вторым -
«не виновею), под третьим -
латинские слова. Эти слова и значат: «совершил, НО не виновен». Рас­
пишитесь в этом квадратике и шлите на наше имя тридцать девять долларов. И желаю вам счастливого пути, сэр. Будете в Конкорде -
заезжайте. Только без протоколов ... Да вы не бойтесь, не бой­
тесь,-
засмеялась она,- расписывай­
тесь. И жду вас когда-нибудь у нас в Кон­
корде. До свидания ... Я расписался в третьем квадратике, выписал чек на тридцать девять долла­
ров, положил все это в конверт, наклеил марку и надписал адрес ... Уезжая домой, договорился СО Свин­
цовым, Роландом и другими друзьями: если что-то будет не так с Конкордом -
они напишут мне в Москву письмо или пошлют телеграмму. Но я до сих пор не получил ни письма, ни телеграммы об этом. По-видимому, я удовлетворил суд города Конкорд в далекой Америке. И все-таки мой вам совет: не ездите по интерстейт ночью. 32 Н
ефть, рыба и шкуры -
три кита, на которых держалось богатство европейских поселенцев, обжи­
вавших северо-запад Нового Света. Впрочем, третьего кита лучше назвать так -
«торговля шкурами крупных мле­
копитающиХ». Запертые в своем пластиковом веке, мы уже забыли о той огромной роли, которую играла кожа диких животных в жизни наших предков. Первые море­
плаватели использовали ее для такела­
жа на своих судах, а в некоторых слу­
чаях обшивали ею и борта кораблей. На протяжении тысячелетий из кожи шили обувь и одежду как аристократам, так и крестьянам. Она служила материалом для тысячи ремесел и сельскохозяйст­
венного инвентаря и была неизменной частью домашнего быта, где использова­
лась для самых различных нужд -
от мехов для раздувания очага до роскош­
ных сафьяновых переплетов книг. Од­
нако нигде кожа так широко не приме­
нялась, как на войне. ДО ХУ века армии не только шагали обутые в кожу, но и ездили верхом на конях, седла и поводья которых были Отрывок ИЗ книги «Море В кровю>. Полно­
СТЬЮ ВЫХОДИТ В издательстве «Прогресс». в 1988 ГО,1У. ФАР Л И М О У Э Т. канадский писатепь и натурапист сделаны из кожи, а отдельные воины носили кожаные щиты или были обла­
чены в тяжелые кожаные доспехи. До открытия Америки кожа для воен­
ных была известна по всей Западной Европе как «бафф» I -
особо прочная и в то же время эластичная, желтова­
того цвета. Это название происходит от греческого слова, обозначающего дико­
го быка. В средние века зубров -
а именно эти быки и давали лучшую кожу -
в Евро­
пе основательно повыбивали и «бафф», за неимением лучшего, стали выделы­
вать из шкур домашних животных­
значительно худшего качества. Так было во всех европейских стра­
нах, кроме Португалии, которая продол­
жала выделывать кожу не хуже той, старой, из завезенных шкур таинствен­
ного звер», который в Португалии име­
новался «буфалу», а сведения о местах его обитания хранились в полном сек­
рете. Португальцы обнаружили этих жи­
вотных во время обследования западно­
го побережья Африки, в начале ХУ ве­
ка. Это был знаменитый африканский I «Б а Ф ф» -
производное от buffalo, что означает буйвол, бизон.- Прuм, пер. дикий бык, которыi\...,сегодня носит на­
звание капского буйвола. Цена на его шкуру была баснословной! _ После того как Васко да Гама в 1498 году обогнул мыс Доброй Надеж­
ды и затем поплыл на восток, к Мала­
барскому берегу, он встретил на запад­
ном побережье Индостана азиатского дикого быка. Его шкура обладала теми же великолепными качествами, что и у африканской разновидности. От первой он отличался названием -
«водяной буЙвоЛ». Так возникла монополия Пор­
тугалии на «бафф». А теперь о третьей разновидности ди­
кого быка, открытой теми же португаль­
цами на западных берегах Атлантиче­
ского океана. Речь идет о бизоне! Это огромное животное -
крупный бизон весил более тонны, длина его со­
ставляла 12 футов, а в холке он достигал семи футов высоты -
водилось на боль­
шей части континента и чувствовало се­
бя одинаково хорошо на всем протяже­
нии от Северного полярного круга до берегов Мексиканского залива. Существовало по меньшей мере четыре его· разновидности: равнинный, лесной, орегонский и восточный бизоны. Эти животные во всех отношениях были исключительно удачливы. Пере­
жив страшных хищников, которые могли сравняться с ними по физической силе, доисторических саблезубых тигров и страшных гигантских волков, они не нашли смертельного врага и в лице ко­
ренного населения Северной Америки, спокойно прожили там около сорока ты­
сячелетий. Подсчитано, что к 1500 году популяция бизонов превышала 70 мил­
лионов особей, и они, быть может, явля­
лись самым многочисленным видом крупных млекопитающих на планете. История истребления равнинных би­
зонов сравнительно хорошо известна, а вот судьба восточных предана забвению. Ни историки, ни биологи, видимо, даже не представляют себе первоначальную численность этих стад и не ведают того, что к моменту вторжения европейцев это было самое многочисленное крупное травоядное животное на Атлантическом побережье. Облаченный в черную шкуру, обитаю­
щий в лесах, восточный бизон обладал широчайшим размахом рогов, а исклю­
чительно прочная шкура защищала его от всех видов оружия, кроме самого «острого»... Для туземных охотников, передвигавшихся пешком и владевших луком или копьем (следует помнить, что в обеих Америках не было прирученных лошадей, пока их не завезли испанцы), бизоны были трудной добычей. Однако племена северо-востока все же шли на риск, чтобы добыть огромные, покрытые густым волосом шкуры, в которые они облачались холодными зимними ноча­
ми. Возможно, именно эти одежды, ук­
раденные или BЫTopгoBaHHВIe у индей­
цев на восточном побережье португаль­
скими пришельцами, и привлекли вни­
мание Европы к невиданным запасам ценного сырья для «баффа» в Новом Свете ... До начала XVI столетия португальцы удерживали монополию на североаме-
3 «(Вокруг света» N2 7 риканский «бафф», но потом инициативу пере хватили французы. Начав с залива Святого Лаврентия, они распространили торговлю также и на юг Испании. Педро Менандес возмущенно жаловался свое­
му повелителю королю Филиппу II на вторжение французов на побережье. «В 1565 году,-
писал ОН,-
и еще не­
сколькими годами ранее индейцы достав­
ляли бизоньи шкуры ВНИЗ по реке Пото­
мак, а оттуда везли их вдоль берега на пирогах французам примерно к району залива Святого Лаврентия. За два года таким образом ими было получено 6 ты­
СЯЧ шкур». Вскоре «бафф», выделывавшийся французами, приобрел особенно широ­
кую известность. Современники писали, что «на свете нет ничего лучше, чем эта шкура, она хорошо носится и, хотя чрез­
вычайно крепка, становится гибкой и мягкой как лучшая замшю>. По словам бристольского купца Томаса Джеймса, по прочности она не уступала моржовой шкуре, и большое ее количество вывози­
лось из Франции в Англию, где целые полки одевали в мундиры ИЗ ЭТОЙ кожи. По крайней мере, один из них -
знаме­
нитый «Баффс» -
получил название от той кожаной одежды, в которую были облачены его воины. А вот англичане сначала не получали своей доли от ЭТОГО нового богатства! Нет, они, конечно, знали, что представ­
лял собой по размерам бизон: слон был больше трех быков или бизонов. К 70-м годам XVI века им уже было известно, как он выглядит. Энтони Паркхэрст, который ловил рыбу в водах, омывающих Ньюфаунд­
ленд, с 1574 по 1578 год, подружился с несколькими португальскими моряками, которые обещали доставить его на Кейп­
Бретон, а затем к Канадской реке, то есть к реке Святого Лаврентия. К его огорчению, они его обманули, но, по­
видимому, он все же узнал от них о су­
ществовании «бизонов ... в соседних стра­
нах (с Ньюфаундлендом) и что этих би­
зонов очень много на твердой земле (на материке) ». Примерно в то же время другой анг­
лийский моряк, Джон Уокер, совершил пиратский налет на Норамбегу, на побе­
режье заливов Мэн и Фанди, которые тогда только начали подпадать под фран­
цузское влияние. Уокер исследовал нижнее течение реки Святого Джона, где он и его люди «нашли ... в одной индей­
ской хижине... 300 высушенных шкур. Большая их часть,- продолжал Уокер,-
это шкуры какого-то зверя, го­
раздо больших размеров, чем быю>. Уокер увез украденные шкуры во Фран­
цию, где продал их по сорок шиллингов каждую -
по тем временам большая сумма. Еще одна «первая ласточка» -
анг­
лийский моряк Дэвид Ингрэм. Он был высажен на необитаемом побережье Мексиканского залива в 1568 году. По какой уж причине -
неизвестно. В те­
чение двух лет Ингрэм в поисках евро­
пейцев пробирается пешком на север вдоль Атлантического побережья, и все это время его поддерживают индейцы. В конце концов он встречает француз­
ского купца в том районе, который сей-
час стал центральной частью Новой LПотландии, и тот берет его с собой в Европу. Дома путешественник расска­
зывает: «Там есть множество бизонов -
это звери такого размера, как два быка ... у них длинные, как у ищейки, уши, возле ушей растут длинные волосы, и рога у них гнутые, как у баранов, глаза черные, волосы длинные, черные, грубые и лох­
матые, как у козы. LПкуры этих зверей стоят очень дорого». Историки утверждают, что шкуры, ко­
торые украл Уокер и которые норам­
бегские индейцы накопили, вероятно, для продажи французам, в действитель­
ности были шкурами американского ло­
ся, но такой вывод не оправдан ввиду их размера -
«восемнадцать квадратных футов». Если растянуть шкуру даже са­
мого крупного американского оленя, она не превысит пятнадцати квадратных фу­
тов ... Весь XVI век индейцы продавали шку­
ры и выменивали нужный им товар. В результате погибла БОЛblпая часть бизо­
нов, которые некогда водились между долиной реки Гудзон и морем. Одновре­
менно прекратило существование и ста­
до, жившее к востоку от Аппалачских гор. Для аборигенов на востоке Америки шкуры бизонов оказались тем же, чем позднее стали шкурки бобров для пле­
мен, живших дальше на западе,-
сред­
ством для приобретения ружей, металли­
ческих изделий, безделушек и выпивки. Великолепные черные дикие быки вос­
точных лесов, которые почти не страда­
ли от рук людей, действовавших при­
митивным оружием, падали как подко­
шенные под пулями тех же охотников, теперь уже вооруженных мушкетами. В течение первых десятилетий нового, ХУII века стада восточных бизонов еще существовали, но только вдали от побе­
режья. в 1612 году сэр Сэмьюэл Арголл проплыл примерно 200 миль вверх по реке Потомак и приблизился к нынеш­
ней южной Пенсильвании, где, писал он, «двигаясь в глубь местности, я об­
наружил большое количество животных, которые были величиной с корову, и мои проводники-индейцы убили двух. Они оказались очень вкусными, и их легко убить, поскольку они тяжелые, медли­
тельные и не такие дикие, как другие животные в этом заброшенном краю». Ему следовало дописать: «Их легко убить огнестрельным оружием». Слишком легко. О появлении бизонов на Потомаке после 1624 года сведений больше нет. в 1650 году Пьер Буше со­
общал: «Что касается животных, име­
нуемых бизонами, то их теперь можно встретить только примерно в четырех­
стах или пятистах милях к западу или северу от Квебека». К западу от гряды Аппалачских гор они продолжали водиться до послед­
них лет ХУН века, когда через перевалы хлынула волна европейцев, следуя по тропам, пробитым самими бизонами. Во главе этого нашествия шел Даниел Бун, который с восторгом рассказывал о со­
ляных копях, где «бизоньи тропы схо­
дились со всех сторон и глубоко впеча­
тались в землю, подобно улицам боль­
шого города». Эти «отважные пионеры», как их час-
33 то называют в книгах по истории, были не столько поселенцами, сколько бродя­
чими опустошителями, чьи взоры были обращены не на землю, а главным обра­
зом на пушнину. Они быстро продви­
гались на запад, варварски уничтожая всю живность, что встречалась им на пути. К 1720 году из всех восточных бизонов уцелели лишь несколько мел­
ких стад, которые просто не заметили и обошли в темных ущельях Камберленда и Аллеганских гор. К 1790 году соглас­
но докладу Зоологического общества НЬЮ-ЙОРl<а число бизонов, скрывавших­
ся среди Аллеганских гор, сократилось до одного стада, насчитывающего 300-
400 голов. Суровой зимой 1799-1800 годов не­
большое стадо, к тому времени сокра­
тившееся до пятидесяти голов, было ок­
ружено охотниками, которые шли в спе­
циальных высоких сапогах-снегоступах. Скованные глубоким снегом, утопая в нем по брюхо, животные подверглись уничтожению там, где стояли. Следую­
щей весной в том же районе обнаружили самца, самку и детеныша. Самка и дете­
ныш были тут же убиты, а самцу уда­
лось убежать, но вскоре и он был убит ... Теперь конец был совсем близоl'. Го­
ворят; что в 1815 году одинокий бизон показался близ Чарлотона, штат Запад­
ная Верджиния, но был застрелен. Ни­
каких других сведений не появлялось вплоть до 1825 года, когда в глухом уголке АlIлеганских гор охотники застре­
лили самку с детенышем. Так погибли последние из восточных бизонов. А точ­
нее, последние дикие быки, встречавшие­
ся к востоку от ~иссисипи. Истребление восточных бизонов про­
шло почти незамеченным. Более позд­
ние конкистадоры Дикого Запада раз­
вязали новую бойню, которая поставила последнюю точку в биографии этих жи­
вотных. Примерно к 1800 году, по оценке пи­
сателя-натуралиста Э. Сетон- Томпсо­
на, во всей Северной Америке уцелело около 40 миллионов бизонов. Вооружен­
ным европейцам понадобилось три сто­
летия, чтобы истребить первые десятки миллионов. И всего сто лет, чтобы унич­
тожить остальных, проявив самую бес­
смысленную и необузданную жестокость в длинном перечне зверств, совершен­
ных человеком против живых существ. Долины штата Орегон. Здесь лесных бизонов систематически истребляли в силу трех взаимосвязанных причин. Во­
первых, в рамках плана геноцида, осу­
ществлявшегося американцами в отно­
шении западных индейских племен, са­
ма жизнь которых была тесно связана с бизонами; во-вторых, из-за прибылей, которые давало убийство этих живот­
ных; в-третьих, просто под влиянием беспрепятственной жажды убивать. «Охотники за бизонами сделали за по­
следние два года больше для решения острой проблемы индейцев, чем вся ре­
гулярная армия за последние 30 лет,­
писал генерал Ф. Шеридан.- Они унич­
тожают материальную базу индейцев. Пошлите им порох и свинец, коли угод­
но, и позвольте им убивать, свежевать шкуры и продавать их,пока они не ист­
ребят всех бизонов!» Шеридан позднее 34 заявил в конгрессе, что следует учре­
дить медаль для «охотников за шкура­
ми», на одной стороне которой выбить изображение мертвого бизона, а на другой -
мертвого индейца. На рубеже прошлого века большая часть крупных млекопитающих восточ­
ных районов Северной Америки, чьи шкуры были пригодны для выделки ко­
жи, включая восточного бизона и оле­
ней, были истреблены в коммерческих целях или находились на грани истр~б­
ления. ~ежду тем спрос на кожу всех видов никогда не был столь велик. Осо­
бой популярностью пользовались дуб­
ленки из бизоньих шкур С лохмами чер­
ной шерсти. В 40-х годах XIX века од­
них только предметов одежды из бизо­
ньих шкур продавал ось ежегодно в BOC~ точных районах Канады и Соединенных Штатов 90 тысяч! Но то была лишь вершина айсберга. По данным натуралиста и писателя Э. Сетон- Томпсона, лишь один из каж­
дых трех убитых равнинных бизонов был освежеван. Более того, многие сня­
тые шкуры использовались на месте в сыром виде вместо брезента -
прикры­
вали стога сена от дождя. Сотни ТЫСЯЧ животных были убиты исключительно ради жира, из которого делали колесную мазь. Бизоны погиба­
ли и по прихоти гурманов, которым при­
шлись по вкусу ЯЗЫКИ диких бизонов. Но главной причиной убийств было, ко­
нечно же, мясо, основная пища строи­
тельных бригад, расползавшихся, подоб­
но муравьям, по равнинам, чтобы оста­
вить после себя блестящие стальные ни­
ти новых железных дорог, опутавшие весь континент. К середине прошлого века число унич­
тоженных бизонов достигло 2,5 миллио­
на в год, и огромные стада на Западе таяли, ка/( и их собственный жир, от яростного уничтожения. В 1858 году Джеймс ~аккей, купец и охотник с Ред­
Ривер, в течение двадцати дней ехал вер­
хом, буквально сквозь одно сплошное стадо бизонов -
«со всех сторон, на­
сколько хватал глаз, прерия была черна от них». Пять лет спустя бизоны стали редкостью во всем обширном районе, который пересек ~аккеЙ. В 1867 году железная дорога «Юнион пасифик рейлроуд» достигла города Шейенна, проникнув в самое сердце последнего прибежища бизонов. Желез­
ный конь доставил туда бесчисленное множество белых охотников, и рельсы как бы разделили уцелевших бизонов на южное и северное стада. Кровавая бойня, развязанная охотни­
ками за шкурами, а также просто «спорт­
сменами», которые теперь начали про­
никать на Запад, отняла жизнь у 3 мил­
лионов 158 тысяч животных! Один та­
кой «спортсмен», некий Карвер, хвастал, что убил 40 бизонов, проскакав верхом лишь двадцать минут, а за лето -5 ты­
сяч. Это был конец южного стада. Не­
сколько разрозненных групп еще сохра­
нились в отдаленных районах, но и их тоже выследили и безжалостно убили. Последнее семейство из четырех осо­
бей было обнаружено в 1889 году охот­
никами на мустангов. Бизоны почуяли опасность и бежали на запад. За ними гнались несколько миль, а некий Аллен всадил четыре пули в самку. Она пробе­
жала еще две мили, достигла озера и, дойдя до глубокого места, стояла там в безвыходном положении, пока смерть не настигла ее. Остальных трех бизонов убили несколько позже. А северное стадо? Может быть, суро­
вые зимы и враждебно настроенные ин­
дейцы помогли животным выжить хотя бы здесь? Действительно, до 1876 года белые охотники не отважились заходить далеко на север, но вскоре железная до­
рога «Нозерн пасифик рейлроуд» от­
крыла путь к центральному району, и последнее большое стадо бизонов на планете перестало существовать. В 1887 году английский натуралист Уильям Гриб, проехавший по прериям, писал: «Повсюду виднелись бизоньи тро­
пы, НО живых бизонов не было. Лишь че­
репа и кости этих благородных живот­
ных белели на солнце. Кое-где груды костей и черепов были собраны для вы­
воза на сахарные заводы и на фабрики по пере работке удобрений». Более 75 миллионов шкур бизонов прошли через руки американских дель­
цов. Большая часть была отправлена на восток по железным дорогам, которые в болыuой мере способствовали истребле­
нию животных. Уильям Фредерик Коу­
ДИ, известный под кличкой Буффало Билл, который был нанят администра­
цией железной дороги «Канзас пасифик рейлуэйз» в качестве охотника, просла­
вился тем, что за восемнадцать месяцев варварски убил 4280 бизонов. Железнодорожные компании исполь­
зовали живые мишени также и для раз­
влечения пассажиров. Когда поезд под­
ходил на расстояние ружейного выстрела к стаду, он замедлял ход или останавли­
вался, окна опускались, и пассажирам предлагали заняться спортом, исполь­
зуя оружие и боеприпасы, предоставляе­
мые компанией. Мужчины и женщины не упускали возможности позабавиться. Туши животных обычно оставались на равнине, разве что иногда какой-нибудь служитель поезда отрезал несколько языков, которые приготовлялись для леди и джентльменов во время очеред­
ной трапезы в знак признания их ловко­
сти. Апологеты истребления бизонов уве­
ряют, что финал был неизбежен. Бизо­
ны должны были исчезнуть, чтобы рас­
чистlfть место землепользователям ... Мягко говоря, сомнительный довод в оправдание массового уничтожения жи­
вых существ! Специалисты пришли не­
давно к следующему выводу: гигантские равнины спокойно обеспечивали бы ста­
да фермеров необходимым кормом даже при наличии бизонов. Во всяком случае, бизоны -
это уж точно! -
были истреблены не для того, чтобы освободить место для фермеров. До такого в те времена никто не доду­
мался. Неприглядная истина, похоже, такова: великолепное, сильное живот­
ное стало жертвой необузданного стрем­
ления к убийству, безнаказанного ист­
ребления всех и вся на бескрайних прос­
торах Северной Америки! 'Перевеnв С виrn"iiскоrо Н. ПОСЕВА НОВЫЙ КВАДРАТ ПОИСКА Еще одна версия гибели экспеп щии В. русанова J::;P Путь русанова 'веРСНII) ~ Место npeAnonaraeMoii rH6enH «Гериу­
пеС8) ~ 'Нензвестные моrнпы В конце прошлого года состоял ось юбилейное собрание Географиче­
ского общества Академии наук СССР, посвященное 75-летию полярных экспедиций Г. 'я. Седова, Г. Л. Брусило­
ва и В. А. Русанова, которые внесли боль­
шой вклад в науку об Арктике, но закон­
чились трагически. Причины трагедий, постигших экспе­
диции, до сих пор не выяснены: не найде­
но захоронение Г. Я. Седова на Земле Франца-Иосифа, не обнаружено до сих пор никаких следов гибели «Св. Анны», хотя полярный океан обычно выдавал в конце концов какие-то сведения о пле­
ненных льдами кораблях, не раскрыта и тайна гибели экспедиции Владимира Ру­
санова, происшедшей, как теперь призна­
ет большинство полярных ученых, где-то на Таймыре, вероятнее всего, в бассейне реки Пясины. Географов заинтересовали письма, пришедшие в адрес Дома-музея В. А. Ру­
санова в Орле от старожилов Таймыра А. М. Корчагиной и Л. Н. Абрамовой и, возможно, касающиеся судьбы русанов­
цев. ... В один из дней июля 1952 года мед­
сестру Корчагину послали из райцентра Волочанка в поселок Кресты на Пясине. Вначале плыли на лодке втроем с про вод­
никами Георгием Юрьевым (или Юрло­
вым) и Петром Боровковым по реке Во­
лочанке вверх по течению километров 40-50. На следующее утро, оставив лод­
ку, пошли пешком по «единственному летнему пути» к реке Авам. Шли по еле заметной лесной тропе, пересекавшей высохшие ручьи и огибавшей болота,­
тропа проходила IЩОЛЬ восточной окраи­
ны Тагенарского волока. Проводники оп­
ределяли направление по надломленным веткам лиственниц, а на поворотах сами надламывали ветки. Около 11 часов дня дошли до Медвежьего леса -
его узнали по множеству медвежьих следов на пес­
ке в обсохших руслах ручьев. Тут Юрьев сказал, что следующим приметным мес­
том будут могилы двух русских, похоро­
ненных очень давно, «еще при царе». К могилам подошли около 4 часов пос-
З' ле полудня. От тропы слева, всего в не­
скольких шагах, торчало два кола с ржа­
выми жестянками наверху. Если бы не колья, эти заросшие травой, едва замет­
ные возвышения можно было бы пройти стороной. На первой по ходу жестянке Корчагина разобрала набитые гвоздем буквы « ... иЙ», а на второй -« ... ОВ». Нача­
ла слов (как поняла Корчагина -
фами­
лий захороненных) про читать из-за ржавчины не удалось. На расспросы Кор­
чагиной Юрьев, попавший на Таймыр семнадцатилетним пареньком в первые послереволюционные годы и почти без­
выездно живший в Авамском районе, со­
общил: "От кочевников-оленеводов я слы­
шал, что еще при царе они где-то на по­
бережье нашли лодку, около которой ле­
жали погибшие люди, а один находился в самой лодке. Число их было нечетное. Кочевники захоронили трупы, обложив их камнями. А двое или трое из этой эк­
спедиции со своим главным начальником еще до гибели остальных сумели дойти до волока. В пути они ослабели, бросили часть груза и позже были найдены за­
мерзшими. Кто их похоронил и сделал надписи на столбиках' -
неизвестно. Все они прибыли с Большой земли, нашли много полезных ископаемых. В могилы захороненных на лесной тропе, как пере­
давали оленеводы-кочевники, были поло­
жены в деревянном ящичке рукописи и документы погибших». Так передала А. М. Корчагина рассказ проводника. От могил путники шли по тропе до 9 часов вечера, вышли на небольшой ста­
нок на реке Авам, где имелись медпункт И радиостанция. На следующее утро Кор­
чагина с Юрьевым поплыли на лодке-вет­
ке вниз по течению, затем по реке Ду­
дыпте приплыли к ее устью -
уже на Пясину, в станок Кресты. Учительница тамошней школы Плюс­
нина (или Плаксина) , работавшая в Кре­
стах с довоенных времен, говорила Кор­
чагиной, что тоже слышала о погибшей экспедиции от оленеводов, привозивших детей в школу: «Они обнаружили погиб­
ших у лодки, пригнав летом на побережье стада оленей. Мертвых захоронили, об­
ложив камнями». Вернувшись в Волочанку, Корчагина рассказала :знакомым о могилах на воло­
ке, но оказалось, многим было о них из­
вестно. Прошло три десятилетия, Юрьева и Боровкова уже нет в живых, но, навер­
ное, и теперь в Авамской тундре живут люди, слышавшие от отцов и дедов об этой давней трагедии. Так закончила свое письмо Антонина Михайловна Кор­
чагина. Возможно, могилы на волоке и не свя­
заны со слухами о погибших у лодки, «где-то на побережье». Неизвестно, и ка­
кое побережье имел в виду Г. Юрьев, морское, речное или озерное. Это надо выяснить у старожилов Авамской тунд­
ры, чем ныне и занимаются таймырские краеведы. Тайна давних слухов о погиб­
шей экспедиции должна быть разгадана. Ведь хорошо изученная ныне история от­
крытия и освоения Таймыра не знает ни­
чего о гибели какой-либо русской экспе­
диции в бассейне Пясины или на Таге­
нарском волоке. А вот сообщение Лидии Николаевны Абрамовой, жительницы города Авдеев­
ка Донецкой области: «В 1975 году, про­
живая в поселке Новорыбное Хатангско­
го района, я разговаривала с преКЛQННОГО возраста долганкой, которая показывала на самом берегу Хатанги, напротив ста­
рого кладбища, две просевшие могилы. По словам долганки, в них еще во време­
на ее детства, когда здесь постоянного поселения не было, а лишь стойбище ко­
чевников, были похоронены русские­
беременная женщина и ее муж, которых еще живых привезли ее родители откуда­
то из·тундры. Долганка видела, как в мо­
гилу женщины были положены какие-то «книги, писанные рукой», которыми очень дорожили умершие». Хотя нет пока никаких точных указа­
ний на то, что погибшие на Таймыре, о которых рассказывают А. М. Корчаги­
на и Л. Н. Абрамова, могли быть русанов­
цами, Географическое общество СССР пришло к мнению, что эти сведения необ­
ходимо проверить на месте. Могло ведь случиться и так, что русановцам удалось на лодке подняться далеко вверх по Пя" сине, а встреча с кочевниками не принес­
ла им спасения. В те годы, после так на­
зываемого «туруханского бунта», во вре­
мя которого большая группа политиче­
ских ссыльных-анархистов бежала от погони жандармов по Затундринской до­
роге в Хатангу, где была настигнута и частично расстреляна, частично захваче­
на, всему кочевому населению Таймыра полиция строго-настрого запретила ока­
зывать помощь неизвестным русским, стараться задерживать их и даже разре­
шила применять оружие. Могло оказать­
ся и так, что части русановцев, возможно, самому Русанову и его жене Жюльетте Жан, удалось УПРОСИть каких-то проез­
жих кочевников увезти их от враждебно­
го рода кочевников на Аваме. Поэтому появление двух неизвестных -
мужчи­
ны и беременной женщины -
в районе нынешнего поселка Новорьiбное еще в предреволюционные годы должно быть непременно проверено. Так как проверка сведений Корчаги­
ной и Абрамовой связана с поисками и вскрытиями давних захоронений, Гео­
графическое общество обратилось за по­
мощью к всесоюзным органам юстиции и поддержало намерение группы тури­
СТОВ И'3 Орла -
земляков В. А. Русанова организовать поход по рекам Пясинско­
го бассейна. Предполагается, что орловчане, уже участвовавшие во многих трудных похо­
дах, спустятся на байдарках вниз по ре­
ке Пясине с заходом в Дудыпту и Авам пройдут по лесной тропе с Авама на Bo~ лочанку. Орловчане намерены вести по­
иски в контакте с органами юстиции, ве­
роятно, посетят они и поселок Новорыб­
ное на Хатанге. Будем надеяться, что в ближайшие годы тайна гибели экспеди­
ции Русанова будет раскрыта. В. ТРОИЦКИМ. каНДИДilТ rеоrрафических наук 35 ТИМ СЕВЕРИН за УЛИССОМ на И ТАКУ К сожалению, У лисс не сообщает нам, сколько дней понадобилось его двенадцати галерам, чтобы из земли лотофагов цойти до страны пещер­
ных жителей КИКЛ,) ПО II. Окруженные влажным туманом, две­
надцать кораблей ночью при стали к бе­
регу. По счастливому стечению обстоя­
тельств флотилия вошла прямо в естест­
венную гавань. Моряки убрал и паруса, сошли на берег и легли спать. На рас­
свете выяснилось, что они высадились не на большой земле, а на изобилую­
щем дикими козлами острове по со­
седству. Дикие козлы -
указатель, позволяю­
щий определить, куда пришла флотилия. Со времен бронзового века до наших дней в Средиземном море есть лишь од­
но мест о, которое прежде всех прочих ассоциируется с дикими козлами: вели­
кий остров Крит -
родина бородатого (безоарового) коз ла Сарга aegagrus сге­
tensis. Пр одолжение. Н ачал о см. в NQ 6. 36 Итак, шайка грабителей-корсаров из Итаки сидит на берегу, накачиваясь по­
хищенным ран е е вином и набивая брю­
хо добытой н а островке отмен н ой козля­
тиной. Н о где находился этот остро ­
вок? От Гомера узнаем лишь, что он помещался « ни далеко, ни близко от брега киклопов» -
довольно противоре­
чивое указание и не больно-то полезное с точки зре ния реальной географии. На первый взгляд пр обле ма казалась не такой уж сложной. У южного побе­
режья Крита есть только четыре круп­
ных острова или островных группы, ку­
да естественным путем могла подойти флотилия, плывущая от Киренаики на севе р. Два острова -
Гайдурониси (Ос­
линый остров) и Куфониси -
лежа т слишком далеко к востоку. Остров Га в­
дос тоже можно исключить, поскольку С него едва ра зл ичается побережье Кри­
та, а Улисс утверждает, что ясно видел дым в област и киклопов и слышал блея­
нье коз и баранов. Четвертый остров -
вернее группа островов -
представляет­
ся более многообещающим; речь идет о Паксим адии (Сухарные острова) в зали-
ве Месара. К сожалению, на Сухарных островах нет обращенной на юг естест­
венной гавани, гд е могла бы столь удач ­
но при чалить флотилия Улисса. Зато в сего в восьми милях, в пещерах среди скал Крита, рассказывают, некогда жи ­
ли великаны людоеды. -
Не забудьте спросить о великанах в селении Пицидия! -
такой совет полу­
чил я от профессора Поля Фора, извест­
ного исследователя пещер острова Крит. В центре южной части острова этот н еу томимый францу зс кий ученый ус­
лышал народные сказки о чудовищах­
людоедах, поразительно по хожие на причудливое повествование Гомера о киклопах. Чудовища в критских сказ­
ках были великанами. Они тоже жили простейшей семейной общиной (чаще всего отец, мать и ребенок), селились в глубоких пещерах и занимались лю­
доедством. От киклопов Гомера их отли ­
чает лишь одна существенная черта, и, как ни странно, это различие только подчеркивает возможную связь между двумя мифическими племенами. У ве­
ликана людоеда, с которым предстояло столкнуться Улиссу, был только один глаз, в середине лба. У каннибала в крит­
ском фольклоре не один, а три глаза. Третий, всевидящий, глаз помещался на затылке. Эти чудовища, писал мне про­
фессор Фор, назывались триаматами. Расхождение в деталях, например, указание на третий глаз, позволяет зак­
лючить, что критские версии не копи­
руют «Одиссею }}, а представляют собой исконные местные предания. История о бросающем камни По л ифе­
ме настолько популярна и распростране­
на, что в десятках населенных пунктов Средиземноморья, да и на берегах Чер­
ного моря тоже, местные рыбаки пока­
зывали мне на торчащие из воды рифы и камни, говоря: «Вот камни, которые ме­
тал КИКЛОП>}. А потому я ничуть не уди­
вился, когда в Пицидии мне сказали, что в двух милях от селения с высоких скал Дракотес я увижу в воде камни, бро­
шенные Полифемом. Дескать, в пещерах у самой верхушки одной скалы некогда обитали чудовища, там-то Улисс и встре­
тился с киклопом. И разве не о том же говорит само название «Дракотес», под­
разумевающее «нечто чудовищное }}, вро­
де киклопа? Стоя на вершине скал. Дракотес, я и впрямь увидел скатившиеся в море кам­
ни. Слева различались контуры остро­
вов Паксимада, лежащих в восьми ми­
лях от берега, и верхняя часть утеса, куда я поднялся, изобиловала нишами и пещерами; некоторые из них, служащие загонами для скота, были огорожены камнями. Да, это место вполне могло быть обителью Полифема. Впечатление усиливалось при виде черного силуэта «Арго}}, бросившего якорь на отмели пе­
ред длинным песчаным пляжем, где можно было рассмотреть торчашие и з дюн остатки древних стен и крохотные фигурки расчищавших развалины лю­
дей. То были канадские археологи; де­
сятый год они вели ра с копки древнего ПОр1'З, который кое в чем соотносится с историческим фоном « Одиссею}. Порт назывался Коммос, и Гомер дол­
жен был -
во всяком случае, по описа­
ниям -
знать эту часть южного берега Крита. Он упоминает расположенный в четырех милях от моря минойский го­
род Фест, говоря, что по соседству с ним Менелай потерял на рифах несколько ко­
раблей после того, КаК его флотилию, как и суда Улисса, отнесло противными ветрами от мыса Малея. В Фесте нахо­
дился царский дворец. Коммос был основан в пору величия минойской империи около 1600 года до нашей эры и процветал три столетия. Затем что-то произошло, город вымер. Его строения были заброшены и разва л и­
лись. Скромные жилища простых тру­
жеников наверху, откуда открывался прекрасный вид на берег, были покинуты. Люди куда-то ушли. Археологи не бра­
лись сказать, что заставило их уйти, но установили, когда это произоllШО: в се­
редине XIII века до нашей эры, примерно во времена Троянской войны. Именно тогда, как выразился руководитель ка­
надской экспедиции доктор Шоу, «пога-
сли огни». Было это незадолго до поры, к которой принято относить странствия У лисса, и я спрашивал себя, не намеча­
ется ли тут некая связь? Раскопки в Ком­
мосе пока з ывают, что после того, как порт был заб рошен, сюда иногда заходи­
ли еще корабли. Возможно, то были люди вроде Улисса и Менелая, и они принесли оттуда предания, в которых сведения о лучшей поре минойской культуры сме­
шивались с наблюдениями над прими­
тивным бытом переживших катастрофу? Что случилось с уцелевшими жителями Коммоса и других минойских поселений на этом побережье? Не верн ул ись ли они к былому. крайне скудному х озяйству, ЖИВЯ в пешера х и занимаясь примитив­
ным скотоводством, какое У лисс застал у киклопов? Если это так, то загадочные слова Гомера о неухоженных полях, где все еще росли злаки и виноградная лоза, могут подразумевать заброшенные паш­
ни древней минойской культуры. Бывший партизан Кости Патеракис показал мне другую пещеру, где, по его мнению, Улисс мо г встретиться с кик­
лопом. Во время партизанской войны против немецких оккупантов Кости и его товарищи часто приводили из союзных войск разве дч иков в убежище, ко­
торое так и называется -
Пещера По­
лифема или Пещера Киклопа. Развед­
чики обычно высаживались с подводных лодок или малых судов на южном бе­
регу, и пещера служила для них и достав­
ляемого ими оружия идеальным укры­
тием. Мы прошли на «Арго» вдоль самого берега, осматривали даже самые малень­
кие островки и ка рабка л ись вверх по скалам, обследуя каждую пещеру, уви­
денную нами с моря. А пещер хватало. Крит сложен в основном известняками и буквально испещрен пустотами. Профес­
сор Фор собрал сведения о 747 пещерах; всего же, по его подсчетам, их больше 1400. Скорее всего конечный ответ, где именно находилась пещера Полифема, никогда не будет получен. Тем не менее 37 район, где Улисс подошел к берегу на обратном пути из страны лотофагов, вро­
де бы вписывается в схему, диктуемую основными правилами судовождения в бронзовом веке. Идя из Киренаики на север, флотилия встретила побережье Крита, и скорее всего его юго-запад­
ную оконечность. Здесь моряки -
воз­
можно, на острове Палеохора -
охоти­
лись на бородатых козлов и застали на самом Крите представителей примитив­
ных пастушеских племен. К тому време­
ни минойские селения были покинуты, однако на их нивах все еще могли «без паханья и сева» произрастать какие-то злаки и фрукты, собираемые обитателя­
ми пещер. И Крит все еще был известен как родина кующих металл киклопов. Гомер или более древние барды, у кото­
рых он заимствовал сюжет, украсили повествование сказочными элементами местного фольклора о триаматах. Если я верно толковал сказ о крит­
ских киклопах (триаматах), то напраши­
валось предположение, что ключ к рас­
шифровке скитаний Улисса следует ис­
кать в соединении традиций мореплава­
ния с местным фольклором. «Одис­
сея» -
собрание сказок (в дальнейших скитаниях Улисс встретит такие мифи­
ческие существа, как сирены, хватаю­
щее людей чудовище Скилла и пожираю­
щая их Харибда),-
и возможно, каж­
дый сюжет связан с какими-то примета­
ми конкретной местности. Это мое пред­
положение перерослопочти в уверен-. ность после совершенно неожиданного открытия, касающегося нашего следую­
щего пункта захода -
острова повелите­
ля ветров Эола. Согласно «Одиссее» самая поразитель­
ная особенность острова заключалась в том, что он был обнесен высокой медной стеной, а единственная необычная черта в характеристике Эола -
дарованная бо­
гами способность повелевать ветрами. И он весьма любезно использовал эту спо­
собность, чтобы помочь Улиссу. Оставив на воле только благоприятствующий дальнейшему плаванию гостя западный ветер, Эол запрятал все остальные бу­
реносные ветры в кожаный мех и вру­
чил его Улиссу. Отсюда скептическое замечан,ие Эратосфена, что вероятность опознания мест, которые посетил Улисс, равна возможности установить, какой сапожник зашил ветры в кожаный ме­
шок. Между тем, на мой взгляд, намечалась некая связь между северо-западным уг­
лом Крита и ветрами. Когда галеры У лисса, возвращаясь из Ливии на север, достигли Крита и обогнули мыс Крио, они столкнулись С преобладающими в летнем сезоне северными ветрами. По логике, Улиссу надлежало дождаться смены погоды, затем поднимать паруса и идти к Малее, уповая на то, что попут­
ный ветер удержится до самого Пелопо­
ннеса. Вплоть до нынешнего века так поступали кормчие малых судов, нап­
равляясь от Крита к материку. Выбрав самую подходящую точку для старта, они ждали благоприятного ветра. Выбор был невелик; единственная надежная якор­
ная стоянка в районе опасного скалис­
того северо-западного выступа Крита на­
ходится у маленького острова Грамву-
38 сы, или Грабуса, некогда печально из­
вестного как пиратское логово. И я по­
вел «Арго» к Грамвусе, намереваясь ис­
кать там следы Эола, зашившего ветры в кожаный мешок. По пути нас едва не настигла беда. Обогнув мыс Крио, мы было пошли вдоль открытого западного берега Крита, од­
нако наше движение было остановлено тем самым северным ветром, которого страшились древние судоводители. По­
добно им, мы никак не могли предвидеть, что этот противный ветер примет совер­
шенно не свойственный сезону характер, . и целую неделю будет свирепствовать чуть ли не зимний шторм. Всякое нор­
мальное судоходство в Эгейском море было нарушено. Прекратились паромные и чартерные перевозки, туристы возвра­
щались домой самолетами, пляжи зак­
рыли, так как купаться было опасно из­
за сильного прибоя. Правда, об этом мы ничего не знали, ибо «Арго» был отрезан от всего мира, цепляясь за жизнь в пус­
тынной бухточке на западном берегу Крита. Я понял, что нам грозят неприятности, через пять минут после того, как мы сра­
зу после мыса Крио обогнули Элефани­
сос, Олений остров, побережье которого было древним кладбищем кораблей. «Ар­
го» был почти неуцравляем в волнах беснующегося прибоя. Мы вновь при­
бегли к аварийной тактике, понуждая га­
леру идти вперед при помощи подвесно­
го мотора на резиновой лодке. Не по­
могло. Только мы миновали длинную вереницу рифов, как крепнущий ветер погнал нас к берегу, к извилистой полосе бурунов. Теперь и назад нельзя было повернуть без риска наскочить на под­
водные камни. Бросить якорь в открытом ветрам уголке бьuIO негде, оставалось лишь ползти вперед. С тревогой искал я взглядом щель в береговых скалах, су­
ляшую хоть какое-то укрытие. Тщетно. Шесть часов пробивались мы вперед че­
репашьими темпами. Гребни волн зах­
лестывали вспомогательный мотор, он фыркал и задыхался, возмущенный та­
ким обращением, и лишь самым опыт­
ным морякам нашей команды удавалось маневрировать шлюпкой на частой вол­
не. Скоро их лица посерели от усталости. В конце концов около пяти часов вече­
ра мы проиграли схватку. Скорость вет­
ра продолжала расти, и в те минуты, ког­
да мы протискивались мимо новой чере­
ДЫ.угрюмых скал, «Арго» начал пятиться. Я высмотрел под скалами относительно спокойный клочок, куда не проникал ве­
тер. Впервые за все время плаваний «Ар­
го» в Эгейском, Черном и Мраморном морях пришлось скомандовать, чтобы приготовили штормовой якорь. Старин­
ный тяжелый рыбацкий якорь лежал на самом дне трюма, выполняя роль бал­
ласта. Зарывшись в набитое припасами чрево галеры, мы обрезали крепившие его найтовы и вытащили железную гро­
мадину на носовую палубу. Всем было ясно; если штормовой якорь не зацепит­
ся за грунт, «Арго» несдобровать. И яс­
нее ясного стало, почему у древних мо­
реплавателей был чуть ли не культ яко­
рей. Они брали их с собой десятками и, благополучно завершив плавание, неред­
ко освящали грубые каменные якоря в каком-нибудь храме в благодарность за то, что выжили. Как и мы в тот зловещий вечер на «Арго», они знали; когда ветер гонит галеру к враждебному берегу, только якорь может остановить ее на краю гибели. Место, куда сносило «Арго», не очень­
то подходило для постановки на якорь. Глубина около семи-восьми метров, грунт -
сплошное нагромождение кам­
ней, якорной лапе негде зарыться. Вся надежда была на то, что сам якорь или его цепь застрянут между камнями. От­
ветственным за этот маневр был Кормак, профессиональный рыбак из Ирландии, ростом под два метра, участник экспеди­
ции «Ясон». Его дублинское острословие, бесценное в критические минуты на мо­
ре, неизменно поднимало дух команды. -
Отдать якорь! Кормак играючи отправил его за борт. Цепь прогремела, натянулась, и «Арго» рывком остановился. Оставалось только признать, что у нас со снаряжением дело обстояло лучше, чем на судах бронзового века. Быть может, Улисс и его спутники тоже применяли цепи, но скорее всего им приходилось довольствоваться неп­
рочными кожаными веревками, которые не выдерживали соприкосновения с ост­
рыми гранями камней. И у них не было металлического якоря, только нехитрые каменные изделия, возможно, с торчащи­
ми из них деревянными рогами, или же пирамидальной формы грузы на верев­
ке. Я заметил Кормаку, что Улисс в сход­
ной ситуации, вероятно, приказал бы од­
ному ИЗ своих людей спрыгнуть с камен­
ным якорем в воду и, опустившись на дно, втиснуть его меж двумя валунами. Шесть томительных пустопорожних дней «Арго» болтался на месте. На седь­
мой ветер стих, и мы продолжили пла­
вание вдоль побережья Крита в сторону Грамвусы. Возвышенность, венчающую западный конец острова, узнаешь изда­
лека по плоской макушке, словно кто-то срезал вершину секачом. Подойдя бли­
же, мы увидели крутые скалы, которые окаймляют весь остров, вздымаясь на за­
паде на головокружительную высоту. Единственным подходящим для высад­
ки местом был защищенный двумя рифа­
ми пляж, обращенный на юг, но и здесь скалы отступили от воды всего на пол­
сотни метров, так что с тыла пляж ограж­
дала каменная стена, составляющая часть всего бастиона. Скоро на остров Эолию прибыли мы; обитает Гиnnотов сын там, Эол благородный, богами любимый. Остров плавучий его неприступною медной стеною Весь обнесен; берега ж nодымаются гладким утесом ... Удивительные скалы Грамвусы на­
столько точно отвечают этому описанию, что я попросил экспедиционного худож­
ника Уилла зарисовать контуры острова. Заняв удобную позицию на соседнем островке, Уилл целый день делал на­
броски, когда же вечером вернулся к нам, то поделился примечательным на­
блюдением. -
Странно,- сказал он,- рисова-
ние помогает увидеть детали, которых обычно не замечрешь. Когда я начал присматриваться к этому огромному скальному фасаду, мне бросилось в гла­
за правильное расположение горизон­
тальных и вертикальных трещин. Они так ровно распределены, что можно поду­
мать, будто перед тобой огромная стена из прямоугольных блоков, сложенная людьми. И уже без его подсказки на закате все мы обратили внимание на другое явле­
ние. В силу какой-то игры света весь обращенный. на запад отвес каменного бастиона Грамвусы из серого стал крас­
ным, как только что выплавленная медь -
металл, из которого у Гомера сложена стена вокруг острова Эолия. Можно было бы счесть, что мы при­
няли желаемое за действительное, если бы не факты, запечатленные нами на ри­
сунках и фотографиях. В Эгейском мо­
ре десятки островов, обрамленных жи­
вописными скалами, но защищенные га­
вани очень редки. Так, несколько север­
нее Грамвусы лежит скалистый остров Ложный Грамвуса. Высадиться там не­
возможно, не говоря уже о том, чтобы укрыть от ветра флотилию галер. Сам же Грамвуса -
превосходное место как раз для такого поселения бронзового века, в каком обитал со своим семейством Эол. Якорная стоянка укрыта ото всех ветров, особенно надежно -
от недоб­
рого северного ветра. Вполне обеспечен­
ный собственными ресурсами и практи­
чески неприступный, остров можно наз­
вать стратегически важной частью Кри­
та. До сих пор сохранились фундаменты караульных помещений, построенных немцами для наблюдательного поста во время второй мировой войны. Гребень скальной гряды венчают развалины могу­
чей крепости, сооруженной венецианца­
ми для охраны своих торговых путей и, как гласит предание, впоследствии про­
данной туркам за бочку цехинов. С ХУН века островом владели критские пираты, которые нападали на проходя­
щие суда. В конце концов они стали та­
кой помехой для морской торговли, что английский военный флот снарядил крупную экспедицию для борьбы с ними. Однако скальный бастион надежно за­
щищал остров, и взять его штурмом ока­
залось невозможно. Грамвусу подвергли осаде, ДЛИВUJейся все лето, и осаждаю­
щие заняли пляж с родником, вынудив защитников бастиона обходиться водой, запасенной в цистернах. ЛиUJЬ когда этот запас кончился, пиратекая цитадель сда­
лась. Ее уцелеВUJие обитатели -
муж­
чины, женщины и дети -
находились в крайней степени истощения, и местное предание гласит, что только один человек спасся от плена, укрывUJИСЬ в пещере. То была жена главаря пиратской UJайки, по имени Вуса, и будто' бы в ее честь остров получил свое нынешнее название, В Древней Греции он был известен как Корикос. География и практика мореплавания говорили в пользу моей догадки, и все же я предпочел бы располагать допол­
нительным свидетельством, каким-ни­
будь древним преданием или сказкой, связывающими повелителя ветров с ГрамвусоЙ. Желательно было обнару­
жить соединительное звено -
вроде то­
го, какое наUJЛОСЬ в случае с триамата-
ми и киклопами; однако было похоже, что тут мне ничего не светит. Через три месяца после возвращения домой я написал в Шеффилдский уни­
верситет одной преподавательнице исто­
рии географии, прося сообщить, что ей известно о древней истории Грамвусы. ПроконсультировавUJИСЬ с коллегой, зна­
током древней и современной истории Ггеции, она ответила, что прежде остров Грамвуса назывался Корикос. Это я уже знал, но следующая фраза ее письма явилась для меня откровением: «Корикос (кожаный меток) -
греческое геогра­
фическое название». Вот оно, связующее звено! Во всей истории про Эола самая памятная деталь -
как повелитель вет­
ров заключил ветры в кожаном метке. Я сказал себе, что с опозданием на две тысячи с ЛИUJним лет найден ответ скептику Эратосфену. Правда, мы не разыскали сапожника. Но местонахож­
дение мешка установили. Словно гончая, ВЗЯВUJая след, «Арго» устремился вперед. Теперь мы искали место, в котором можно было бы распоз­
нать мрачную гавань, где одиннадцать кораблей направляющейся на родину флотилии попали в западню и были раз­
биты в щепки враждебными туземцами. Команды этих судов -
четыреста во­
семьдесят человек, не считая троянеких пленников, подверглись жестокой расп­
раве. Только Улисс и его товарищи на флагманском корабле избегли страUJНОЙ участи. Остальные были съедены канни­
балами. ... nоnлыли мы в сокрушении сердца великом,-рассказывал Улисс,-
... Денно и нощно шесть суток носясь по водам, на седьмые Прибыли мы к многовратному граду в стране лестригонов, Ламосу... . В классической литературе мы не на-
ходим других упоминаний о Ламосе, так что главным ключом в поисках «страны лестригонов» было для нас описание га­
вани, где ПРОИЗОUJла резня. Улисс го­
ворит: В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы. Круто с обеих сторон подымаясь и сдвинувшись подле Устья великими, друг против друга из темныя бездны Моря торчащими камнями, вход и исход заграждая. А потому мы искали характерную глухую гавань, обрамленную высокими скалами; с зажатым меж двумя утеса­
ми узким входом. И чтобы в гавани бы­
ло достаточно места для UJвартовки одиннадцати поставленных рядом га­
лер; при этом они очутились бы словно на дне колодца, по краям которого вы­
строились враждебные туземцы-лест­
ригоны, сбрасывая вниз камни, сокру­
UJаВUJие тонкие корпуса галер. Я предположил, что вернее всего ис­
кать роковую гавань лестригонов у сле­
дующего за Малеей важного мыса на логическом пути следования к Итаке, а именно, у образующего крайнюю южную точку материковой Греции мыса Мата­
пас, известного в древности под назва­
нием Тенарон. А чтобы не пропустить другие возмож­
ные гавани лестригонов, мы реUJили про­
верить на «Арго» каждую милю пути от Грамвусы до Тенарона. Мы тщательно обследовали со всех сторон Андикитиру, обоUJЛИ вокруг Ки­
тиры, но не наUJЛИ ничего подходящего. Заливов и бухт, окруженных крутыми скалами, хватало, но ни одна из них даже отдаленно не напоминала лестригонскую западню. И с каждым разом становилось яснее: гавань, подобная каменному мет­
ку -
если таковая вообще существует,­
БОЛЬUJая редкость. И все-таки мы ее обнаружили. Мы воUJЛИ в нее примерно в 15 милях за мы­
сом Тенарон, после долгого перехода под жарким солнцем вдоль высоченных скал Каковани, огромным горбом выступаю­
щих в залив Месиниакос. Среди ланд­
UJафта, и без того отличающегося мрач­
ной враждебностью, Каковани мог выз­
вать жуть у любого кормчего бронзового века. Утес за утесом нескончаемой чере­
дой обрываются в море, открытые вне­
запным UJквалам с запада. Подле них негде бросить якорь и негде укрыться. Застигнутую штормом галеру здесь при­
хлопнуло бы о скалы, точно муху. Обой­
ти этот участок тоже нельзя. Огибая полуостров Мани, поневоле прижима­
еUJЬСЯ к утесам Какова ни, так что ве­
сельное судно не меньте ПЯТИ-UJести часов подвергалось серьезному риску. Несомненно, кормчие У лисса ощутили великое облегчение, когда, миновав пос­
ледний выступ скальной стены, увидели, как утесы расступаются, открывая вход в защищенную гавань. Утомленные мно­
гочасовыми усилиями, распаренные жа­
ром от раскаленных каменных громад, гребцы чаще заработали веслами, спеUJа в желанное укрытие. Мили за три увидели мы у северной кромки залива словно выдолбленную выемку в горном склоне. Очертаниями оца так и манит морского скитальца: скалы тут образуют почти замкнутую окружность. Два каменных рукава, по­
нижаясь, оканчиваются выступами, ко­
торые почти соприкасаются друг с дру­
гом, оставляя проход в самый раз для галеры. Осторожно работая веслами, чтобы не зацепить берега, мореплава­
тели оказывались в круглой чаUJе при­
чудливого геологического образова­
ния, известного под назвацием бухты Месапо. Галера очутилась в каком-то неестест­
венно спокойном, безветренном уголке. Эта ТИUJина вызывала ощущение без­
жизненности, несмотря на веселые крас­
ки рыбачьих суденытек, которым она служила надежным убежищем. Берега подцимались крутым амфите­
атром. Видимо, в отдаленном геологи­
ческом ПРОUJЛОМ в цедрах горы образова­
лась подземная пустота. Море точило берег, пока не вторглось в каверну, ее своды обруUJИЛИСЬ, словно лопнувUJИЙ пvзырь, И открылся круглый водоем UJи­
риной около тридцати метров. Как раз такой величицы, что в нем могли «тесным рядом» встать одиннадцать галер, как сказано у Гомера. И он нисколько не преувеличивал, говоря, что «там волн никогда не великих, ни малых нет». Прозрачная поверхность замкнутой ак-
39 ватории была совершенно неподвижна. «Арго» лежал на ней, точно игрушечный кораблик в ванне. Не считая узкого вхо­
да, бухта была закрыта, и:збавляя от необходимости швартоваться к берегу. В глубине бухты метров на 25-30 воз­
вышались изрезанные эрозией желтые скалы с нависающим над водой карни­
зом, вид которого рождал чувство клау­
строфобии и затаившейся угрозы: каза­
лось, он вот-вот обрушится на безмя­
тежное водное зеркало. Всякий враг, по­
желай он :занять позицию наверху, мог и впрямь обрушить истребительный град камней на при швартованные внизу ко­
рабли, разбив их в щепы. Спастись было невозможно. Стоя на мысах у входа в бухту Месапо, два воина могли перек­
рыть его длинными шестами и поражать копьями рулевых. Моряков с разбитых кораблей, которые барахтались в воде, силясь выбраться на берег, ничего не стоило пронзить острогой, словно рыбу в садке. Именно так описывает У лисс по­
боище, учиненное лестригонами. Улисс со своей командой спасся лишь потому, что его галера не вошла в смер­
тельную ловушку, пришвартовавшись к одному ИЗ мысов. Остальные корабли направились прямо в бухту, он же « ... свой черный корабль поместил в от­
даленье от прочих, около устья, канатом его привязав под утесом». Бухта Месапо с ее нависающими ска­
лами во всем отвечает при метам места кровавой резни, и южный мыс вполне мог быть тем пунктом, где У лис с пришварто­
вал свою галеру. Сама природа словно приспособила его для высадки рыбаков с дневным уловом, и жители здешнего селения расчистили тут площадку для причала. «Далее поплыли мы, В сокрушеньи ве­
ликом о милых мертвых,- говорит Улисс,-
но радуясь в сердце, что сами спаслися от смерти. Мы напоследок достигли до острова Эи. Издавна слад­
коречивая... там обитает дева Цирцея, богиня, сестра кознодея ЭЭТа». Поэт не сообщает, сколько длилось это плавание, не указывает ни курса, ни пройденного расстояния, словно на­
меренно скрывая местонахождение зло­
вещей обители Кирки. Так мы сразу сталкиваемся с наиболее сложной :загад­
кой «Одиссею), не располагая какими-ли­
бо указаниями, куда нам следует обра­
тить В30р. Улисс И его люди просто-на­
просто «к берегу крутому при став с ко­
раблем, потаенно вошли ... в тихую прис­
тань: дорогу нам бог указал благосклон­
ный. На берег вышел, на нем мы остались два дня и две ночи, в силах своих изну­
ренные, с тяжкой печалию сеРДЦа». Сюжет с богиней, превращающей лю­
дей в животных, настолько схож с широ­
ко известной сказкой о злой колдунье в лесу, что ничего не добавляет для опреде­
ления места, где происходило магическое превращение. Между тем остров Эя иг­
рает существенную роль. Пребывание Улисса в гостях у Кирки -
важный эпи­
,юд его одиссеи. Он провел в ее владе­
ниях целый год; это его вторая по дли­
тельности остановка в пути. Еще боль­
ше -
семь лет -
он задержался толь­
ко у другой любвеобильной богини, Ка­
липсо. 40 Кирка сказала, что перед тем, как направиться в Итаку, Улисс должен по­
сетить область Аида. Там ему следует обратиться за советом к слепому фивско­
му пророку Тиресию. Слова Кирки пот­
рясли У лисса. «Сме,1О плыви; твой кораб_7Ь переда.\; я Борею; когда же Ты. Океан в кораб.71' поперек nереn_7ыви,' достигнешь Низ­
кого брега, где дико растет Персефо­
нин шuрокий Лес и.] ракит, свой те­
ряющuх n,1Од, U из ТОnО,7ей черных, Вздвuнув на брег, под которым ШУ.\;uт Океан водовратный, Черный кораб,1Ь свой встуnи ты в Аидову :иг.1llСТУЮ об,7GСТЬ». Наконец-то мы видим первое указание на местонахождение Эи. Следуя вспять по описанному Киркой пути до области Аида, мы можем вычислить, где она оби­
тала,- конечно, при условии, что нам известно расположение этой области. К счастью, И30 всех названных в «Одис­
сее» точек на пути флотилии после того, как У лисс миновал мыс Малея, этот пункт определен надежнее всего. Место­
нахождение реки Ахерон, на берегах ко­
торой раскинулся Аид, общеизвестно уже две тысячи лет, и в последние три де­
сятилетия получены археологические подтверждения. Новые археологические находки опровергли множество гипотез относительно географии «Одиссею). Вместо того чтобы загонять У лисса в дальние пределы Средиземного моря, как это делают ортодоксальные версии, по­
сещение области Аида при водит его туда, где ему и следует быть на этом этапе,­
на западное побережье Греции. Мифология помещает реку Ахерон в подземном царстве. По одной версии, Ахерон берет начало в Аиде, по другой, течет вдоль его рубежей. Обычно эту реку связывали с озером, известным под названием АхериЙского. Иногда души мертвых на пути в преисподнюю перево­
зились через Ахерон; это давало повод путать его со Стиксом. Для рек подзем­
ного царства предлагалось несколько географических ПРИВЯЗ0К, как и для врат Аида, которые помещали в разных райо­
нах, в том числе в пещере у мыса Те­
нарон. Один Ахерон впадал в Черное мо­
ре у северного побережья нынешней Турции, другой будто бы вытекал И3 не­
коего «Ахерийского озера» в Италии, примерно в восьмидесяти километрах к юго-востоку от Рима. Однако, если иск­
лючить реку Стикс (для нее тоже пред­
ложено несколько ПРИВЯЗ0К), в Греции остается лишь одна хорошо и'звестная река Ахерон, и она никогда не была «за­
теряна». Греческий Ахерон находится в области Эпир на северо-западе Греции и впадает в Ионическое море. Эта река всегда сохраняла свое наименование и протекала через мелкое Ахерийское озе­
ро. Само озеро теперь осушено и уступи­
ло место сельскохозяйственным угодь­
ям, но в девяти километрах от нынеш­
него устья реки находится место, извест­
ное как некимантейон -
Оракул мерт­
вых. Во времена язычества сюда прихо­
дили советоваться с душами мертвых, как наставляла У лисса Кирка. Однако предположение, что У лиссов Оракул мертвых помещался в Греции, в Эпире, резко противоречило гораздо бо­
лее известной гипотезе. Страбон и десят­
ки авторов после него утверждали, что обитель Кирки и Оракул мертвых нахо­
дились вблизи итальянской реки Ахерон в Кампании. В этой области был (и есть) мыс, который называется Монте-Цирцео; здесь-то и помещали дом богини, а также посвященный ей пещерный храм. В «Одиссее» озадачивает упоминание на­
рода киммеринян, обитающих по сосед­
ству с Аидом в печальной области, пок­
рытой вечно влажным туманом. Согласно «итальянской школе» речь идет о мест­
ных служителях храма, которые жили в под'земелье, никогда не видя солнца. Не­
сколько дальше у моря, у горячих источ­
ников, будто бы находилась область Аи­
да; здесь же было озеро, которое назы­
вали АхериЙским. Указанная версия страдает множест­
вом изъянов. Ничего похожего на Ора­
кул на утесе над рекой не обнаружено, и Монте-Цирцео -
не остров, каким Го­
мер рисует Эю, а часть материка. Пос­
леднее обстоятельство, В03МОЖНО, не так уж существенно, поскольку в конце брон'ювого века примыкающая к мысу низменность могла быть затоплена мо­
рем; но и то вряд ли Улиссу, как об этом говорится в «Одиссее», пришлось бы, плывя к материку, потратить сутки на преодоление отрезка длиною меньше ки­
лометра. Гораздо более убийственным для аргументов «итальянской школы» выглядит тот факт, что крутые голые ска­
лы Монте-Цирцео никак не вяжутся с пейзажем в «Одиссее», где говорится о защищенной бухте и доме в лесу. При ближайшем рассмотрении сам Страбон был вынужден признать надуманной j!ep-
сию относительно Монте-Цирцео. Еще при его жизни осушение болота, сде­
лавшее более доступным район мыса, показало, что там нет никакого храма Кирки, нет и подземелий с живущими в них аборигенами. И все же слишком трудно было смириться с мыслью, что область Аида находилась в самой Гре­
ции, почти в тысяче километров от Ита­
лии. Ведь если так, проваливалась в тар­
тарары вся версия, будто Улисс пла­
вал вдоль итальянских берегов. Сотни лет эта версия связывала с Италией или Сицилией киклопов, остров Ветров, лест­
ригонов и последующие приключения Улисса. Оракул мертвых на реке Ахерон в Западной Греции являл собой нежела­
тельное совпадение, коим хотелось пре­
небречь. Однако от реальности некуда было деться. В 1958 году отряд греческих археоло­
гов во главе с С. И. Дакарисом присту­
пил к раскопкам некимантейона на вер­
шине утеса, возвышающегося над Ахе­
роном. Были найдены следы жертвопри­
ношений, в точности отвечающие описа­
нию в «Одиссее». Улисс выкопал «яму глубокую в локоть один шириной и дли­
ною» И совершил возлияния мертвым: (<первое смесью медвяной, второе вином благовонным, третье водой». Все это он пере сыпал ячменной мукой, после чего зарезал молодого барашка и черную ов­
цу и дал крови стечь в яму. Раскапывая Оракул, Дакарис обнаружил соответ­
ствующие описанию в «Одиссее» жерт­
венные ямы, в которых лежали кости овец, свиней и крупного рогатого скота вместе с ячменем и сосудами из-под ме­
да. Чере.з тысячу лет после Троянской ВОЙЦЫ .здесь совершались такие жертво­
приношения, о каких говорил Гомер. Но приходили ли сюда паломники в ми­
кенскую эпоху? Дакарис нашел черепки микенской керамики, а внутри стен само­
го Оракула -
микенскую могилу. До­
ка.зать, что микенцы и впрямь исполня­
ЛИ тут ритуалы, свя:занные с царством мертвых, он не мог, но погребение ими покойника .здесь говорило .за это. И уж, конечно, само место было им и.звестно: на гребне соседней во.звышенности стоя­
ла микенская крепость. Когда «Арго» подошел к устью Ахе­
рона, в Эпире царила подходящая дра­
матическая атмосфера. Смеркалось, над гори.зонтом на .западе висела гряда чер­
ных туч, и.з которых выскользнуло кро­
ваво-красное солнце, готовое погрузить­
ся в море. Мы бросили якорь в мелкой бухте и принялись ГОТОВИТЬ ужин на бор­
ту. На галеру легла обильная роса; зас­
лышав шум приближающегося дождя, мы впервые за месяц натянули тент. Из­
далека доносились раскаты грома; свер­
кали редкие молнии, направленные в сто­
рону некимантеЙона. Театральное зре­
лище, от которого веяло угрозой, допол­
няли тлеющие головешки Ца склонах холмов к северу от бухты, где недавний пожар уничтожил кустарник. Поры вы ветра, раздувающего угольки, доносили до нас запах гари. Наутро нам открылась совершенно другая картина: веселый уголок с при­
ветливым песчаным пляжем, где ре.зви­
лись собаки, дети, купальщики и шумное трио мотоциклистов. Полная противо­
положность изображенному Киркой мрачному устью реки, «где дико растет Персефоцин широкий лес из ракит, свой теряющий плод, и из тополей черныХ». Было видно, как море и:зменило берего­
ВУЮ,линию. Прежде залив простирался дальше внутрь страны; возможно, галера с малой осадкой могла подняться по реке до Ахерийского озера, почти до самого подножия священного утеса. Отправля­
ясь к месту жертвоприношения, У лисс мог спокойно оставить свой корабль в устье Ахерона. Бухта Фанари и теперь служит надежной ночной стоянкой для яхтсменов, несмотря на накат, который вторгается между двумя мысами у входа и пенится порой белыми барашками на тормо:зящих его отмелях. Греческие крестьяне орошают свои по­
ЛЯ водой реки Ахерон; Округа была на­
полнена жужжанием насосов, и в возду­
хе расплывались вееры брызг от поивших зеленые всходы дождевальных устано­
вок. Черная и желтая краски на помятой железке указывали путь к «Ахеронско­
му эстуарию», и, шагая вдоль пляжа, я дошел до того места на краю бухты, куда теперь отведено русло реки. Сов­
ременным вариантом леса Персефоны служила роща приво:зных высоких эвка­
липтов, в листве которых копошились сотни чирикающих воробьев. В выжженном солнцем краю, где туго с водой, серовато-:зеленый Ахерон шири-
ной немногим больше двадцати мет­
ров казался диковиной. Даже отдав столько воды на орошение, он был доста­
точно глубок, чтобы по нему можно было плыть на небольшой галере. Ныне к Оракулу мертвых подводит до­
рога. Она соединяет деревню Месопота­
мон (Междуречье) с вершиной крутого священного утеса. Утес высится над пой­
мой огибающей его подножие реки Ахе­
рон. Как это часто бывает, новая религия узурпировала важное святое место сво­
ей предшественницы. Прямо на кладке древнего Оракула неловко примостилась воздвигнутая в XVIII веке церковь Свя­
того Иоанна Предтечи, чьи стены под­
пираются языческим сооружением, кото­
рое жрецы древнего культа спланирова­
ли так, чтобы пора жать воображение и пугать тех, кто приходил советоваться с душами мертвых. Дакарис установил, что посетитель по­
падал в некимантейон через ворота в се­
верной части теменоса -
священной ограды. Затем его вели через длинные коридоры вдоль трех сторон некимантей­
она; очевидно, он при этом вдыхал дур­
манящие курения. Чтобы войти в святая святых Оракула, паломник должен бьш под конец обогнуть пять-шесть углов, при.званных еще больше .запутать его. За медными дверями он ока:зывался в коротком проходе, откуда ступени вели вни.з в крипту -
обитель гро:зного бога подземного царства Аида и его жены Персефоны. Здесь жрецы оракула вызы­
вали души мертвых. Найдя несколько шестерен, медные отливки и большое колесо со спицами, Дакарис предполо­
жил, что речь идет о частях хитрого уст­
ройства, при помощи которого жрецы могли поднимать как бы иэ под.земного царства одного из своей братии, читав­
шего нараспев пророчества доверчивым и одурманенным слушателям. Этому надувательству пришел конец в 168 году до нашей эры, когда некиман­
тейон был разрушен пожаром. Открытия Да кари са побудили гомеро­
ведов :заново рассмотреть вопрос о воз­
мо. ' ... ноЙ связи некимантейона с Ораку­
лом, описанным в «Одиссее», и ДЖ. Л. Хаксли, известный английский специалист по античной истории, кото­
рый объе:здил весь Эпир, собирая дан­
ные для справочника по древней геогра­
фии, предложил весьма убедительное объяснение слов Гомера о лежащей поб­
лизости от Аида печальной области киме мериян, вечно по крытой туманом. Хакс­
ли указал, что на побережье Эпира, неда­
леко от некимантейона (и всего в пят­
надцати километрах от того места, где бросил якорь «Арго») находилось место, именовавшееся Химерион. Иногда так называли мыс (нынешний Варлан), иног­
да тамошних обитателей. Слово «химе­
риою> переводится как «штормовой». Хаксли не сомневался, что у Гомера речь идет о химериянах, просто при :за­
писи вкралась ошибка. Простое, но и.зящное и доказательное решение ис­
кусственно осложненной проблемы. . Что до меня, то мне Оракул мертвых помог ра.зработать план «логического маршрута». О раскопках Дакарисом не­
кимантейона я прочел, когда еще гото­
вился к экспедиции по следам Ясона в Черном море. Убедительные доводы в пользу того, что некимантейон нахо­
дился в Северо-Западной Греции, по рож­
дали вопросы относительно всей геогра­
фии «Одиссею>. Если Оракул мертвых помещался в Греции, зачем другие этапы скитаний Улисса по-прежнему привязы­
вать к Сицилии или Италии в западной части Средиземного моря? Ни одна и.з «итальянских» версий не подтвержда­
лась данными современной археологии. Все они опирались на традиционно пов­
торяющиеся из века в век идеи и цитаты из одних и тех же авторов. Существова­
ние некимантейона, мне кажется, по.зво­
ляет опровергнуть прежнее толкование «Одиссею>. Быть может, описанные в поэме приключения происходили совсем близко от родины У лисса, даже в самих греческих водах. Если мы проследим логический маршрут У лисса, идущего из Трои домой, и исследуем подходы к греческому некимантейону, может об­
рести реальный смысл все, что касается описанных в поэме морских путей. Прокладывая себе путь через кусты к вершине скалистого холма, во:звышаю­
щегося к северо-западу от некимантейо­
на, я думал о том, что полученные нами до сих пор данные с лихвой оправдали мои надежды. Как раз на этой легко обо­
роняемой вершине археологи обнаружи­
ли стену, защищавшую микенское посе­
ление. Продираясь сквозь хрусткие цеп­
кие заросли, я видел сотни торчащих над кустами, венчающих длинные гибкие стебли белых цветков асфодели. Толстые темно-коричневые луковицы, покрытые шелушащейся кожурой, выглядывали из .земли, напоминая перезрелый репчатый лук. Такое обилие асфодели было вполне уместно, ведь говорит же Гомер, описы­
вая царство мертвых, про «Асфоделевый ЛУЮ>, и согласно древнему поверью лу­
ковицы составляли пищу погребенных мертвецов. Вереница тополей и ракит обозначала русло самого Ахерона, спускающееся к бухте Фанари и стоянке «Арго». А вдали у горизонта смутно различались очерта­
ния острова, который представлялся мне наиболее вероятным кандидатом на зва­
ние обители Кирки: зеленого, приветли­
вого Пакси. Мы не располагали никакими археоло­
гическими свидетельствами в пользу та­
кого предположения, ибо, насколько мне было и.звестно, там никогда не находили и не искали никаких памятников древ­
ности. Да и вряд ЛИ от лесной обители «прекраснокудрявой богиню> могли ос­
таться сколько-нибудь заметные руины. В пользу Пакси говорит, главным обра­
зом, его расположение напротив устья Ахерона на подходящем расстоянии от Оракула мертвых. Для галеры, исполь­
зующей прибрежные острова как ступе­
ни на своем маршруте, было естествен­
но, посетив Пакси, изменить курс и по­
дойти к материку там, где в море впадает Ахерон. И Пакси вполне отвечает не­
богатому подробностями описанию Эи, изображенной в «Одиссее» как приветли­
вый лесистый остров. Пакси и.звестен своим плодородием и обильной флорой; овраги и проталины между оливковыми рощами покрыты пышной дикой расти­
тельностью. Есть .здесь и моли -
расте-
41 ние, которое, по мнению ботаников, под­
ходит на роль волшебного злака, чей «ко рень был черный, подобен был цвет молоку белизною»,- того самого, что защитил У лисса от чар Кирки. Речь идет об одном из видов аlliит, родственного чесноку, и на Пакси найдены три его раз­
новидности. Правда, в одном отношении Пакси не подходит к описанию Эи у Гомера. Улисс рассказывает, что с вершины утеса на острове видел только безбрежную бездну морскую. Между тем с наиб олее высокой точки Пакси хорошо виден материк, а на севере -
остров Керкира. И как сов­
местить эти слова У лисса с тем, что путь до устья Ахерона был пройден его кораб­
лем всего за один день, что, как правило, отвечает расстоянию до пункта, находя­
щегося в пределах прямой видимости. Четырнадцать миль, отделяющие Пакси от Ахерона, вполне преодолимы за такой срок. Выйдя с острова при северном вет­
ре, Улисс и его люди запросто могли через пять-шесть часов достигнуть гава­
ни в устье названной реки. Может даже показаться, что это мало для дневного перехода, однако так уж принято в «Одиссее» · измерять расстояния на море. Вы ни разу не увидите выражения «одно ­
часовой переход» или «пройдено за ут ­
ро »; один день -
наименьшая единица измерения; даже царь Менелай, возвра­
щаясь из Египта, совершил «одноднев ­
ный» переход до острова, лежащего так близко от побережья, что теперь он пог­
лощен разросшейся дельтой. Если Пакси и впрямь тождествен ост­
рову. Эя, то для поисков обители Кирки межно предложить одно логическое мес­
то. Указанием служит наличие пресной воды. Самый надежный источник питЬе­
вой воды на всем острове Пакси нахо­
дитс я в верхней части узкой долины в районе Ипапанди. Здесь увенчанная ки­
парисами скала обрамляет маленькую лужайку. Вдали синеет тихая бухта Лак­
ка -
идеальная гавань для зимней сто­
янки галеры. Берущий начало на лужай­
ке родничок наполняет встроенный в скальную стену сводчатый колодец, по­
хожий на печь для выпечки хлеба. Воздух кругом насыщен запахом мяты, жужжанием пчел, пением птиц. Здесь растут цикламены, и про хладный мор­
ской ветерок шуршит листвой густого подлеска; Чувствуешь себя совсем изо­
лированным от внешнего мира. Самое подходящее место для волшебной оби­
тательницы леса вроде златовласой бо­
гини Кирки. Посетив Оракул мертвых, Улисс вер­
нулся на остров Кирки, чтобы оттуда плыть дальше в Итаку по пути, который укажет хозяйка острова. Этот путь и его ориентиры явились кульминацией наших изысканий, ибо здес ь происходило большинство самых знаменитых эпизодов «великого ски­
тания»: приманивающие людей сирены, водоворот Харибды и многоголовое чу­
довище Скилла. Местонахождение этих мифических созданий составило ряд наи­
более впечатляющих открытий нашей эк­
спедиции. Пере.еn с aHrn"JJcKoro Л. ЖДАНОВ Окончан"е cneAyeT 42 ngcmb ивмень не pBCGbInnemGR в првх Начало на сТр. 10. Копылков понял, ЧТО взрывом его от­
бросило на душманское минное поле. -
Сергей, ты как, живой? -
услы­
шал он хриплый голос взводног о. Стар­
ший лейтенант лежал в трех шагах от него. -
Осторожно,- крикнул Копыл-
ков,- на минное п оле попали. -
Да знаю Я,- поморщился Вол ­
ков.- Плохо мне... в животе печет ... Влипли мы с тобой, вряд ли выберем­
ся ... -
Где Брикин? -
спросил Сергей, не сводя глаз с проволоки. От звона в ушах он наполовину не расслышал того, что говорил командир взвода. -
С ним все нормально. На пост я его послал, за помощью. «Выберемся,-
упрямо повторял Ко­
пылков.- Судьбу испытывают до трех раз ... » В мае их взвод привезли на точку -
совершенно голое место. Два часа рабо­
тали, два -
вели наблюдение, охраняя порученный участок дороги. Обед гото­
вили на костре. В первую очередь стали рыть траншеи и сооружать вокруг буду­
щей заставы скальное противоосколоч­
ное соору жение -
толстую каменную ограду со шелями для ведения огня. Ко-
роче -
СПС. Лом и кирка лишь отщи­
пывали кусочки грунта, но углубиться требовалось на полтора метра. А поверх гимнастерок были надеты бронежилеты, и снимать их не разрешали. Хорошо, родник рядом, воды вдоволь. На другие заставы ее «ве ртушками » доставляют, как и все остальное. Тогда-то многие и зароптали -
мол, для чего гробить се­
бя, кому это нужно, достаточно вырыть окопы и на полметра. -
Кому нужно? -
поднял голову Фадеев.- Да всем нам, чтобы могли вернуться домой. Для этого и траншеи необходимы по плечо, и бронежилеты ... Н о чью в горах заметили огоньки. Взво­
ду был дан приказ с наступлением тем­
ноты выйти на место предполагаемого скопления «духо в » и уничтожить их. Как только начало смеркаться, пятна­
дцать бойцов след в след двинулись по тропе. Впер ед и шли сапер и два развед­
чика. Уже в полной темноте приблизи­
лись к кишлаку, бесшумно двинулись вдоль по лу разрушенных домов. Но толь­
КО взвод полн ость ю втянулся в кишлак, с крыш и из развалин ударили пулеметы. Взводный приказал занять оборону. Ко­
пылков и Фадеев залегли у обломка ду­
ва ла и открыли ответный огонь. То, что они попали в засаду, бойцы поняли, когда с окраины загрохотал гранатомет. Именно там находились кяризы­
глубокие колодцы, объединенные одним подземным каналом. Это был настоящий тоннель, по которому даже проводили верблюдов, груженных оружием и бое­
припасами. «Дух и » внезапно появлялись из колодцев, обстреливали и уходили под землю. Уничтожить их было непросто, к яри зы, бывало, тянулись на многие ки­
лометры. Сильный огонь заставил в"3во д начать отход. П ока раб отал пулемет Ф адеева, Сергей в три прыж ка дост и г ра звал ин на противоположной стороне улицы, залег и отк ры л огонь. В скоре рядом оказался и Фа дее в. Теперь короткими перебеж­
ками надо было выбираться за кишлак -
и в горы. Они поднялись, но тупой удар в плечо снова опрокинул Копылкова на землю. Тут-то Ф адеев и сказал: -
Н у, Серега, п осле того, как на за­
ставе тебя ра нило, второй ра"3, считай, «духи» отметили. Смотри, судьбу можно Танкисты рядовой Васипий 60рдак и старший сержант Юрий Живов. Серrей Копыпков среди раненых баr­
pilMCKoro медсанбата. Коран, начиненный взрывчаткой, пред­
назначен дпя взрыва • мечети. испытывать трижды, потом отвернется. В шутку, конечно, сказал. Бой закон ­
чился неожиданн о быстро. Вызванные по рации « вертушки » расстреля ли заса­
ду с в оздуха. И ранение оказалось не таким уж и серьезным . ... « Пусть третий, лишь бы не послед­
ний »,- думал теперь Сергей, припод­
нимаясь и стараясь не задеть проволо­
ку. И в этот момент засвистели, зацокали о сухую землю рядом с ним пули. Душ­
маны вели прице льн ый огонь п о хорошо видимым на открытой местности и не­
подвижно лежавшим бойцам. Массированный огонь с поста заставил замолчать пулемет «духов». Оттуда уже бежали солдаты вместе со своим командиром прапорщиком К у тыкамбае­
вым. Копылков хотел было встать, но острая боль резану ла п о ногам, и он по­
теря л сознание. Очнулся уже на плащ­
па ла тке, на которой его несли. Потом на посту кто-то пытался напоить Сергея сладким чаем, но пить он не мог -
кру­
жилась голова, тошнило, да и боль была нестерпимой. Его ранило в обе ноги, В ол ­
кова -
в живот ... Мы возвращались в Баграм. Я сидел на крышке люка бэтээра, упираясь н о­
гой в ствол пулемета. Так надежней, дороги здесь ухабистые. О минах ста­
раешься "е думать, хотя, если не пове­
зет, взрывной волной лишь сбросит на землю -
в этом случае наверху больше шансов остаться в живых, чем находясь вн у три бронированной машины. По обеим сторонам дороги, на пустын­
ных коричневатых землях -
разбросан­
ная покореженная в оенная техника: сож­
женные машины, разорванные на куски взрывом БМП. Вокруг кучи снарядных гильз, черные от дыма и пороховой ко­
поти воронки. И в этом металлоломе войны копаются мальчишки. А дальше глиняные бугры разрушенных кишлаков, мертвые поля, над которыми в очень чистом и очень голубом небе висит осле ­
пительное солнце. Здесь оно лишь рез­
че подчеркивает страшные раны :земли, ее боль. Ведь за каждой воронкой или разбитой машиной -
жизни советск и х и афганских солдат. Побеседовать с танкистами нам дол­
го не удава лось. Василий Бордак и Юрий Живов, наверное, думали, что про них вообще забыли. А у нас просто не было времени: то мы в м узе е части, то на встрече с представительницами кишлач ­
ных женсоветов, то на совещании коман­
диров застав и постов, о котором узнали случайно, но не принять в нем участия, естественно, не могли ... Сегодня мы решили пригласить ребят к себе в модуль -
попить чаю, погово­
рить ... -
Как началась служба? -
пере­
спрашивает Бордак.- Да, наверное, как и везде. Сначала нас, молодых, рас­
пределили по экипажам. Я попал в эк и ­
паж, где командиром был старший ле й­
тенант Юрий Каримбетов, заряжа­
ющим -
ря до вой Женя Червяков. В от он меня и натаскивал применительно к местным условиям. А через две недели я уже участвовал в операции. Район здесь беспокойный, «зеле нка » -
лесополосы, заброшенные виноградники -
на пятна­
дцать километров тянется. В любом ме­
сте можно ожидать засаду ... И З его рассказа мы и узнали, что такое ЧАРИКАРСКАЯ <<ЗЕЛЕ НКА » Про водка колонн на заставы -
дело для танкистов столь же обычное, сколь и опасное. Особенно в « зеленке ». Н о ра­
ция пока помалкивает. Это хорошо: значит, ра з ведчики, прочесывающие ви­
ноградники и кишлаки по п ути следо­
вания колонны, не встретили ничего по­
дозрительного. Первым в колонне, как всегда, двигается танк с «тралом»­
давит катками, прощупывает грунт на до­
роге. Из-за этого и колонна идет мед­
ленно. Из гарнизона выехали в четыре часа утра, сейчас уже середина дня, а они и до второго поста не добрались. Правда, п о такой дороге и 'захотел 43 бы, не ра'Зогнался -
сплошные выбоины и ухабы. --
Ты чего такой кислый? -
старший лейтенант Каримбетов покосился на во­
дителя. -
Он не кислый, он сосредоточен­
ный,- хохотнул сзади Червяков. -
Да не в этом дело,- не отрывая гла'З от дороги, сказал ВасилиЙ.- Зам­
потех-то новую гусеницу так и не дал. Два раза ходил к нему, упрашивал ... -
Почему не дал? -
удивился коман­
дир, прекрасно зная, что гусеницы у тан­
ка старые уже, изношенные. В ответ Бордак лишь досадливо пе­
редернул плечами и буркнул: -
Ска'Зал, что ни к чему -
и так, мол, подорвусь. Он всегда так шутит. Да только шутки шутками, а я 'Знаю, что в этот ра'З ... -
Ну, хватит, Василий,- недовольно прервал его Каримбетов.-
Я уже слы­
шал. Мнительный ты, рядовой Бордак. -
А может, у него интуиция,- с серьезным видом прои'Знес Червяков. Василий помрачнел и вздохнул. В са­
мом деле, странно все как-то складыва­
лось у него. И в боевых операциях участвовал, и колонны сопровождал не ра з, но лишь дважды вот так неспокойно и тоскливо бывало на душе, и оба раза случались подрывы, выходили ИЗ строя первый и второй катки левой гусеницы. Как тут не поверить в интуицию? И сейчас опять ожидание неминуемого просто ра'Зъедало душу. Правда, не так подрыв страшил -
тут уж повезет не пове'Зет. А если «духи» начнут обстре­
ливать гранатами с химической начин­
кой, дело плохо. Василий на всю жи'3НЬ 'Запомнил, как однажды, отбив нападение душманской 'Засады, колонна двинулась дальше, и вдруг ни с того ни с сего на­
чали падать люди. Сначала свалился на 'Землю разведчик, сидевший на броне его танка, потом стали падать другие, а тут их командир потерял со 'Знание. Да и сам Бордак уже с трудом управлял тя­
желым танком -
его тошнило, кружи­
лась голова, все вокруг заволокло тума­
ном. Тогда операцию отменили -
вся рота ока'Залась отравленной: ра'Зведчики на месте 'Засады обнаружили снарядную ГИЛЬ'ЗУ с клеймом, пока'Зывающим ее хи­
мическое содержимое. Василий вздохнул, рывком сдвинул на 'Затылок шлем и вытер потный лоб. Сле­
ва на фоне прозрачной голуби'Зны неба причудливой паутиной возник неболь­
шой лесок и рядом с ним развалины кишлака. Впереди все так же ожесточен­
но скреб полотно дороги «тральщик,>, хотя Бордак хорошо 'Знал, что англий­
ские, американские, китайские мины ОН еще мог «выбратЬ», но часто встречались и другие: неизвлекаемые, не подлежа­
щие ра'Зминированию бельгийские мины, или транспортные итальянские, которые настраиваются на определенный вес. Первые машины колонны своей тя­
жестью как бы «накачивают» такую ми­
ну, и она в'Зрывается под идущими сле­
дом. Инструкторы у душманов опыт­
ные, ничего не скажешь ... Бесформенные развалины кишлака медленно приближались. у леска дорога резкu сворачивала влево, и Василий по­
тянул рычаг на себя -
танк, работая 44 правой гусеницей, тяжело развернулся и пополз дальше. И тут его резко под­
бросило, раздался оглушительный взрыв. В ушах зазвенело, и Бордак почти не­
осознанно дернул рычаг -
танк замер. В тот же момент из кишлака ударили гра­
натометы и пулеметы. -
Я -
ноль тридцать первый. У меня подрыв левой гусеницы, дальше идти не могу,- передал Каримбетов по рации. Василий откинул крышку люка, вы­
полз на броню и с нее скатился на землю, больно ударившись локтем о трак ра'Зо­
рванной гусеницы, конец которой свисал с поврежденных катков. -
Давай запасные траки,- спрыги­
вая с танка вслед за Червяковым, крик­
нул старший леЙтенант.- Нас пока при­
кроют ... Танки и бэтээры уже вели при цель­
ный огонь по ра'Звалинам. Не обращая внимания на свист и цоканье пуль о бро­
ню, Бордак выбрасывал на 'Землю 'Запас­
ные траки, тяжелые катки помог вытя­
нуть Червяков. От соседнего танка на помощь бежал механик-водитель Володя Гриневич. Вместе с ним Василий и при­
нялся сбивать траками с катков гусе­
ницу, чтобы расстелить ее на 'Земле. Старший лейтенант, увидев в кустах ра'Зведчиков Ожнакина и Во'Знюка, крик­
нул, чтоб помогли. Бордак и Грине­
вич в это время уже набивали траки, наращивая гусеницу. Оставалось натя­
нуть ее на катки. У ребят в'Змокли гим­
настерки под бронежилетами, лица лос­
нились от масла и пота. Меж тем перестрелка все усиливалась, от грохота ра'Зрывов и уханья пушек, автоматного стрекотанья голова у Васи­
лия гудела. -
Готово, командир,- прохрипел он, не услышав собственного голоса. --
Спасибо 'За помощь,- кивнул ра'3-
ведчикам и Володе Гриневичу старший лейтенант и скомандовал: -
По местам ... Когда колонна, отстреливаясь, двину­
лась дальше, огонь душманов заметно ослаб, а потом вскоре и прекратился вовсе. Сбросив каску, Каримбетов вытер ветошью мокрый лоб и тут 'Заметил, что Бордак улыбается. -
Ты чего, Василий? -
затревожил­
ся командир.-
Тебя не КОНТУ'шло, слу­
чаем? -
Нет, все нормально. Обошлось вот, и на душе как-то легче стало. Хуже все­
го ждать, :зная, ЧТО ... -
Опять? -
разо'Злился Каримбе-
ТОВ.- Черт бы тебя побрал с твuей интуицией ... ОПАСНАЯ ТИШИНА Пики Пагманского хребта, окружав­
шие долину, были съедены утренним ту­
маном. Сквозь дымку едва пробива­
лись ра'Змытые лучи солнца. Пока оно не взошло, от холода будет пробирать дрожь, днем наверняка придется стра­
дать от жары. Зато по утрам дышится очень легко. Просыпались мы рано и, естественно, одними из первых приходили в столовую. Подполковник Лис встречал нас неиз­
менным вопросом: -
Как спалось? Помню, в первый день Цюпко сказал ему: Сколько говорили нам о ДУшманах, обстрелах, а прилетели -
тишина, как в деревне, только собаки не лают. В ком­
нате кондиционер, телевизор ... Мы-то ду­
мали, что придется жить если не в зем­
лянках, то в палатках ... Это впечатление продержалось до ве­
чера, который здесь накрывает землю черным шатром почти сразу же после захода солнца. Едва мы вышли и'З сто­
ловой, загрохотало так, что все неволь­
но отшатнулись к стене. В ту же секунду черное небо прочертили багровые поло-
сы. Ракетная установка бьет,- услы­
шали мы голос подполковника Лиса. С десяток ракет, одна за другой, ре­
вущим смерчем пронеслись над нами. -
Разведкой обнаружен караван душ­
манов,- пояснил Святослав Николае­
ВИЧ.- Передали координаты, вот теперь уничтожают ... Но все-таки главная наша 'Задача -
охрана дорог и объектов, пре­
дотвращение их минирования. Вот поедем на 'Заставы, сами все увидите ... Однако сегодня Святослав Николаевич вместо традиционного вопроса «Как спа­
ЛОСЬ?» лишь кивнул нам, и мы ПОНЯЛИ, что он чем-то озабочен. Правда, тут же все и выяснилось. Лосото категори­
чески отказалась поехать на заставы, а Янина, естественно, не могла оставить ее одну. Решено было отправляться бе'З них. -
Но с условием,- строго предуп­
редил подполковник,- на броню не са­
диться. Это приказ. Поедете в броне­
транспортерах ... Сейчас, вспоминая поездку на заста­
вы, я убежден, что, не будь ее, мы не поняли бы многого. Единственное не­
удобство -
приходилось обозревать окрестности через смотровые щели бэ­
тээра. Правда, с:гарший прапорщик Бо­
рис Фарион, дивизионный фотограф, по­
советовал высунуться из люка, что я и ПО пути делал, но долго на холодном ветру не проторчишь. Борис предупре­
дил меня, что в Чарикаре, центре про­
винции Парван, мы на несколько минут остановимся. Но когда бронетранспор­
тер замер на обочине дороги и МЫ вы­
лезли по греться на солнышке, подпол­
ковник Лис при ка 'Зал от машин не от­
ходить. Я увидел, что и ра'Зведчики, сидевшие на броне второго бронетранс­
портера, остались на своих местах. Они не спускали глаз с ближайших домов и настороженно провожали взглядами про­
хожих, мчащиеся по шоссе автомашины с афганцами. Оружие у них было в пол­
ной боевой готовности. То, что это ребя­
та боевые, я знал. Например, у старше­
го сержанта Николая Бутаева и сержан­
та Андрея Дронова уже по две медали «За отвагу». Да и остальные -
рядовые Леонид Медяник и Гаяс Имамов­
тоже успели отличиться. Два месяца на­
зад их взвод вместе с разведротой по­
слали на выручку товарищей, оказав­
шихся в окруж;;нпи душманов в районе кишлака Паджа. Они скрытно подобра­
лись и атаковали <<духов» С тыла. Бой был коротким, а разведчики, попавшие в окружение, не потеряли ни одного че­
ловека ... Но сейчас-то к чему такие предосто­
рожности? Чего они опасаются? Заметив, что с бронетранспортера спрыгнул лейтенант Андрей Кундыре­
вич, командир батальонной разведки, я решил его расспросить. Лейтенант показал кишлаки у подно­
жия гор, к которым окраинные дома Чарикара примыкали почти вплотную, и сказал, что они до сих пор под контро­
лем душманов. Обстановка сложная, и движение на шоссе лишь до шести часов вечера, хотя опасность обстрела постоян­
ная, да и снайперы орудуют. А они не промахиваются. После трех часов дня ходить в одиночку уже опасно. Потому и вдоль дороги по обочинам стоят на де­
журстве танки, с наступлением темноты их снимают. Всегда в боевой готовно­
сти и наши заставы. Честно говоря, во все это верилось как-то с трудом. Город жил вроде обыч­
ной мирной жизнью, мимо шли сплош­
ным потоком машины с грузами, прохо­
дили переполненные автобусы, мелкой трусцой семенили ишаки, навьюченные поклажей, с восседавшими на них улы­
бающимися афганцами. Чалма, боро­
да -
они все казались мне на одно лицо, одинаковыми, так же, как и женщины в паранджах. Однако на заставах знают, что в лю­
бой момент с гор и кишлаков может ударить пулемет или полетят гранаты, а то и «стингеры»... Об этом мне рас­
сказывали командир заставы старший лейтенант Вуктор Миронов и сержант Алибек Алимирзоев, который вместе с младшим сержантом Кястутисом Мила­
шаускасом, рядовыми Михаилом Юрки­
ным, Убайдулой Турсуновым и У лугбе­
ком Шукуровым несут сторожевую службу в горах хребта Зингар. И коман­
дир заставы в кишлаке Калахель стар­
ший лейтенант Владимир Тарасенков ... Вместе с командиром одной из застав старшим лейтенантом Евгением Пано­
вым и зампотехом батальона майором Вячеславом Андриановым по крутой и шаткой лестнице мы поднялись на на­
блюдательную вышку. Здесь был обору­
дован КП батальона. На небольшом столике стояла рация, над ней висела карта. В стенах узкие щели для полного обзора меСТНQСТИ закрывались ставнями и были похожи на бойницы. Отсюда хо­
рошо просматривался кишлак Тутумда­
райи У лиа, виднелся мост Гурбанд. Через него проходило шоссе Кабул­
Хайратон, вдоль которого тянулись две нитки трубопровода -
объект постоян­
ных диверсий. Слушал я рассказ командиров, и не­
вольно возникала мысль, что заставы только и делают, что воюют. -
Да нет,- возразил майор Андриа­
нов,- просто вы попали в такой период ... Потом добавил, что жизнь у них обыч­
ная -
копаются в земле, укрепляются. Все идет, мол, своим чередом. В мае вот, незадолго до Дня Победы, на со­
седней заставе расширяли и углубляли хранилище для снарядов. Сержант Гар­
маш, командир танка, орудовал ломом, когда тот вдруг про валился в пустоту. Тогда и обнаружили проход, который вывел к шахте около двадцати метров глубиной. От нее начинались кяризы, тянувшиеся через весь кишлак. Как по­
том выяснилось, душманы на протяже­
нии долгого времени вели подкоп, что­
бы к 9 мая взорвать боеприпасы и уничтожить заставу. Неизвестность держит солдат в по­
стоянном напряжении. Даже тогда, ког­
да ласково светит солнце, идут колонны автомашин и неторопливо бредут по своим делам местные жители. То, что наблюдали по дороге и мы. Майор Анд­
рианов именно в такой день оставался на заставе за командира батальона. Солнце уже миновало зенит, солдаты ждали обеда, когда со склонов гор и из кишлака почти одновременно были об­
стреляны все заставы и посты. С наблю­
дательной вышки Андрианов видел, как на мосту Гурбанд, по которому в это время шли машины, вспыхнуло пламя. Понял -
выстрелом из гранатомета по­
врежден трубопровод. Один из танков охранения оказался в огне. Особенно тя­
желое положение создалось у соседей, где командиром заставы был старший лейтенант Борис Семенихин. Там пря­
мым попаданием из гранатомета подби­
ли танк, командир экипажа младший сержант Лысенко и рядовой Ромадин бы­
ли тяжело ранены. Однако они продол­
жали вести бой. Андрианов приказал командирам застав усилить ответный огонь. По рации вызвал артиллерию и передал координаты огневых точек «дУ­
хов». Все четыре часа, пока шла пе­
рестрелка, Андрианов корректировал огонь артиллерии. За успешное руководство боем он был награжден орденом <<За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 111 степе­
ни. Лысенко и Ромадин -
медалями «За боевые заслуги», Иван Барчук, который сумел вывести танк из огня,- ме­
далью <<За отвагу» ... ОНИ ВЕРЯТ В тесном чреве бронетранспортера, заполненном прогорклым запахом со­
лярки, масла и разогретого железа, тускло светит лампочка. Она покачи­
вается вместе с нами, когда БТР пре­
одолевает рытвины или натыкается на крупные камни. Ногами я прижимаю к борту автомат, прицельная планка его при встряске больно впивается в коле­
но. За броней -
черная стена ночи, и порой кажется, что тяжелая машина без единой щели в железе ревет и качается на одном месте. Тесно прижавшись друг к другу на узких сиденьях, мы мол­
ча едем той же дорогой на аэродром. Каждый из нас, наверное, чувствовал, что возвращаемся мы в Кабул не такими, какими прилетели в Баграм. Реванув двигателем, бронетранспортер остановился. -
Все, приехали. Водитель-механик, открыв люк над го­
ловой, одним рывком исчезает в его чер­
ном проеме. Я снимаю зажимы нижней части бокового люка, и он падает на вытянутый трос. Верхнюю крышку сна­
ружи помог откинуть водитель. Мы вы­
бираемся на свежий воздух, в темноту, насыщенную рокотом невидимых само­
летов. Подошли остальные, и все двину­
лись вперед. С нами молча шагает и подполковник Лис. Сегодняшний вечер он провел у нас, все интересовался, удалось ли нам собрать нужный мате­
риал ... -
Вы должны написать о наших ребя­
тах,- повторяет Святослав Николае­
ВИЧ.- ОНИ не дают контрреволюцион­
ным силам с помощью заокеанских доб­
рожелателей разорвать страну на части. Погибших здесь солдат не должна кос­
нуться тень забвения ... Мы приближаемся к слабо посвер­
кивающим огням, догадываясь, что это и есть наш Ан-26. Вот уже стали различи­
мы черные фигуры летчиков. Командир экипажа скороговоркой произносит: -
Оружие разрядить, поставить на предохранители. Заходить по одному. Все это нам уже знакомо, и оружие наше в должном порядке. Поднимаюсь в салон с сиденьями вдоль бортов вслед за Михаилом Цюпко. Один из летчи­
ков помогает мне надеть парашют И го­
ворит: -
Садитесь поплотнее ... Свет гаснет. Вспыхивает тусклая си­
няя лампочка над кабиной. Самолет рывком берет с места, наполняя салон ревом двигателей. Но вот гул моторов становится тоньше, ровнее, и синяя лам­
почка гаснет. Нас окутывает полный мрак. Я знаю, что самолет летит без единого наружного огонька. Через сорок минут мы будем в Кабуле. Откуда-то издалека пробивается ко мне сумятица голосов. Резко и настой­
чиво врывается будоражащими аккор­
дами гитара. Ребята поют вдогонку, словно боясь, что я забуду слова песни, невидимой нитью соединившие их со мной: Опять тревога! Опять мы ночью вступаем в бой. Когда же дембель, Я мать увижу и дом родной? Когда забуду, как полыхают В огне дома? Здесь в нас стреляют, Здесь, как и прежде, идет война ... И я снова вижу заставы на дорогах и сторожевые посты по склонам уще­
лий, багровые отсветы скатившегося за вершины гор солнца и солдат в тяжелых бронежилетах, касках. Вот сидит на краю окопа с гитарой сосредоточенный Сер­
гей Хамзин, ему подпевают товарищи, а вместе с ними поют рядовые Вадим Бесшабашных и Дмитрий Мещеряков, сержант Юрий Воронцов и старший лей­
тенант Владимир Белоусов, прапорщик Виктор Лещеок и подполковник Алек­
сандр Абрамов, капитан Михаил Ефре­
мов и лейтенант Юрий Бойко, сержант Валерий Ромашко и лейтенант Сергей Иваненко, капитан Сергей Анисько и прапорщик Ислам Джентамиров, и ты­
сячи других, имена которых мне неиз­
вестны,- уже сложивших головы и жи­
вых, ненавидящих войну и мужествен­
но сражающихся в Афганистане. Здесь говорят, что память жива, пока не рас­
сыпался в прах камень. Но горы молчат. Поэтому мы обязаны знать и говорить об этой войне. Память не уходит в за­
пас. Кабул-Баграм 45 СЕРГЕй КОНДАКОВ. КРОКОДИЛ корр. ТАСС -
спеЦНilПЬНО ДПIl IIBoKpyr свеТiI» НЕ ПРОСТИТ ... Ц
еремония открытия сельскохо­
зяйственной выставки-ярмарки в Кудугу, в ста километрах к западу от Уагадугу -
столицы Бур­
кина Фасо, завершилась на удивление рано. С репортером Буркинийского информационного агентства Жан-Ба ­
тистом Уэдраого мы обходили ярма­
рочный городок. Повсюду горы ман­
го, гигантские гроздья бананов, арбу­
зы, картошка в сетках, помидоры ... Бронзовые статуэтки, батик, деревян­
ная скульптура. Мычат коровы, крот­
КО смотрят на мир бараны, кудахчут куры. В павильоне «Животный мир» взгляд Жан-Батиста остановился на чучеле крокодила. Он улыбнулся. Так улыбаются люди, которым в голо­
ву неОJКиданно приходит интересная идея. -
Ты был в Сабу? .. Здесь недалеко, километров десять ... Едем? Знаменитое озеро священных кро­
кодилов в Сабу! Его настоятельно советуют посетить -
«для полноты впечатлений» -
все туристич е ские справочники по Западной Африке. Самые маленькие JКители поселка встретили нас на шоссе. С гикань е м и визгом они неслись впереди машины, показывая дорогу. На площади, окру ­
JКенной мощными акациями и карите, с лавочки у одноэтаJКНОГО домика на­
встречу нам поднялись предупреJКде­
нные криками ребятни двое молодых люд е й. Они представились: . -
Мltiшстерство просвещения ­
Каборе; Министерство по делам за­
щиты ОКРУJКающей среды и туриз­
ма -
Каборе. Совпадение фамилий оказалось от­
нюдь не случайным. Сабу -
вотчина клана Каборе. Почти каJКДЫЙ второй в поселке носит эту фамилию. Получив от министерских предста­
вителей указания, мальчишки броси­
лись врассыпную, кто -
к водоему, кто -
в деревню. -
У нас есть немного времени,­
сказал один из Каборе, и мы пошли к берегу, на котором чернели повален­
ные в бурю стволы деревьев. С трудом верится сейчас, что кроко­
дилы всегда обитали в буркинийских водоемах. Здесь не тропические леса, а Сахель, почти пустыня. Карликовые крокодилы, достигающие в длину 170-180 сантиметров, сохранились в этих местах еще с тех пор, когда вся Западная Африка была покрыта гус­
той сетью рек и пышной раститель­
ностью. Но реки мелели. Где были глуБJКе, остались озера. С KaJКДЫM ве­
ком их становилось все меньше. Во время засухи в середине 70-х годов ДОЛJКно было исчезнуть и озеро Сабу. Но правительство приняло чрезвы­
чайные меры: направило сюда грузо­
вики с цистернами воды. Жители по -
46 селка спасли крокодилов. Но многие из них так и завязли нав е к в JКидкой грязи. Сохранить воду на ве с ь сухой с е з о н в Буркина Фасо MOJКHO только в «бар ­
paJКax» -
водохранилища х. Время от времени их углубляют или роют но­
вые. Когда возникла такая н е обходи­
мость в районе Сабу, местны е JКители постарались на славу. Рядом со ста ­
рым озером раскинулось огромно е водохранилище. И в первый с е зон ДОJКдей оно разлил ось на не с колько километров, затопило оз е ро Б э, в ко­
тором JКИЛИ крокодилы. ПотреВОJКен ­
ные и удивленные, они долго с кита­
лись по водоему, искали пристанища. В сухой сезон водо е мы вошли в преJК­
ние берега. Да н е вс е крокодилы вер­
нулись в Бэ. На постоянно е JКитель­
ство в Сабу перекочевали самые 01'-
BaJКHыe самцы. К i lJКДЫЙ год к ним присоединяются новые. Б э, где оста­
лись в большинств е крокодилицы, превратилось в питомник крокодилят. Наши маленьки е ПРОВОJКаты е вдруг заголосили, затанц е вали, стали пока­
зывать на быстро приБЛИJКающихся к нам подростков. -
Цыплята есть,- бодро конста ­
тировал Каборе.- А крокодилы?­
Он глянул на группу ребят на бере ­
гу.-
MOJКHO начинать! Матье! Матье, пятнадцатил е тний бо с оно ­
гий юноша в красной рубах е и зака ­
танных по колено черных штанах, выбрал крупного цыпленка, ловко п е ­
р е вязал ему ноги б е чевкой, забро с ил в озеро. Б е дная птица со страшным писком выскочила на берег. Мать е повторил процедуру. С разных кон­
цов оз е ра к наш е му полуострову ус­
тремились крокодилы. В их медлен ­
ном дрейфе было нечто зловещее. Во­
да под ногами Мать е закипела. В драчливой н е разберих е цыпл е нок и с ­
чез в пасти самого проворного хищ­
ника. И тотчас на сча с тли'вчика на­
кинулся обделенный. Колотя хвостом по мелководью. они с хватили с ь. Не BыдepJКaB напора, первый бросился наутек. Остальные -
з а ним. В сер е ­
дине пру да в фонтане брызг они е ще долго выясняли отношения. Еще трех цыплят Матье скормил молодым крокодилам. Дубинками их отогнали от берега, на котором о с тал­
ся один старый крокодил. В драку он не ввязывался, л е JКал на мелководье, JКдал. Но именно он ока з ался главным действующим лицом спектакля. « Ста­
рик Одноглазый» -
так уваJКит е льно величают его зд е сь. С трашные челюс­
ти с вызывающим мурашки клацань­
ем сомкнулись, но Матье YJКe успел выдернуть цыпленка из зубастой па­
сти. Игра длилась недолго. Мать е от­
вязал тушку, подбро с ил в воздух. Ка­
завшийся вялым Одноглазый с необы­
чайным проворством поймал JКepTBY. Это был с игнал к началу представ­
л е ния. Ма тье подскочил к крокодилу, з а хв ос т вытащил на берег. Вскочил е му на с пину, попрыгал на двух, на одной, потом на другой ноге. Предло­
JКИЛ нам с Жан-Бати с том посид е ть на Одноглазом. Мы р е шительно отказа­
ли с ь. Т огда укротитель уселся верхом на зубастом актер е, ухватился двумя руками за верхнюю челюсть и открыл пасть. Мы отпрянули назад. А Мать е небреJКНО захлопнул крокодилью пасть. Поднял с я и что-то сказал. -
Сейчас будет кататься на нем в вод е,- п е ревел мой спутник. Матье стащил крокодила в пруд. Посид е л и, у деРJКивая равновесие, встал, сделал ласточку. Лег. Опять вы­
брался со своим подопечным на берег. Теперь мы недолго сопротивлялись. Я уселся на Одноглазого, потом взял ­
ся з а хвост и потянул. Одноглазый упирался, но все-таки под радостное улюлюканье ребятишек я протащил хвостатого около метра. -
Эти забавы придумал мой отец Наба Йемд е в начал е пятидесятых годов. Чтобы привлечь туристов, он п е рвый додумался выманивать кроко­
дилов ИЗ воды,- рассказывает BOJКДЬ С абу Жан - Батист Каборе. Мы встретили с ь с ним в его рези ­
денции -
настоящем маленьком го­
родк е, обнес е нном высокой стеной, так называемой '<царской оградой». Тогда и начался у нас туристский бум. -
А почему крокодилы священны в Сабу? -
Давным-давно Йилима -
знаме ­
нитый охотник и набо -
BOJКДЬ де­
р е вни Дури,--
томимый JКаJКДОЙ во вр е мя охоты, лишился сил. Оказав­
шийся поблизости крокодил смочил влаJКНЫМ хвостом губы охотника, спа с его. Тот очнулся и, дepJКacь од -
ной рукой за спину крокодила, до­
полз до водоема. В деревне он расска­
зал всем о неизвестном ранее озере, неудачной охоте и удивительном из­
бавлении. Вождь посчитал себя обя­
занным крокодилам и провозгласил: «Причинившего зло крокодилам дого­
нит смерты>. С тех пор каждый жи­
тель поселка завел собственного зу­
бастого хранителя. Крокодилы полу-. чают подношения: кур, цыплят. С людьми у них установилась прочная связь. Если погибает крокодил, вскоре подобная участь должна постигнуть и человека. Без покровителя он обречен на смерть. Если первым в мир ИНОЙ уходит человек, то следом, по преда­
нию, отправляется и хранитель. На белом свете ему делать больше не­
чего. -
У нас,- продолжал Каборе,­
вообще не было ни одного случая, чтобы крокодил напал на человека. И дети, и взрослые спокойно купаются в пруду. Погибли только несколько браконьеров. Во всех справочниках говорится об «озере священных кро­
кодилов в Сабу». Однако это только водохранилище. Настоящее озеро священных крокодилов -
это озеро Бэ. Но о нем знают немногие. День клонился к вечеру. Пора было возвращаться в Уагадугу. У нашего автомобиля дежурил Матье в окру­
жении ребятни. Ждал гонорар за представление, скормленных цыплят и охрану автомобиля. Когда я с ним расплачивался, внимательно наблю­
давший Жан-Батист лукаво произнес: -
Матье, твой крокодил могучий, справедливый, честный. Будь достоин его. У Матье широко раскрылись глаза. Быстро пересчитав гонорар, часть он сунул в карман, а другую, потупив взор, протянул мне: -
Возьмите, мсье, это лишнее. До свидания,- гордо произнес он. Поведение Матье показалось мне странным. Вроде сдачи с него никто не требовал. Хлопнули дверцы, авто­
мобиль быстро набрал скорость. -
Слушай, Жан, чем это ты парня напугал? -
спросил я. Уэдраого отвалился на спинку си­
денья и рассмеялся: -
Здесь установлена четкая такса. А ты дал больше. В Сабу самое страш­
ное оскорбление -
угроза убить кро­
кодила-хранителя. Лучший компли­
мент -
похвала ему. Я пожелал Ма­
тье честности, вот он и отсчитал лиш­
нее. Взять лишнее -
то же воровство. А оно в Сабу не в почете. Своровал -
значит, прогневил своего крокодила. И остерегайся тогда приближаться к озеру -
будешь растерзан. Поэтому подозреваемых в воровстве в деревне сначала стараются увлечь беседой, а затем отправить на берег: для провер­
ки. Если человек упирается, подозре­
ние перерастает в уверенность. К озе­
ру могут приближаться только те, у кого чистая совесть. А Матье работает с крокодилами, зачем ему с ними ссориться? С аб у -
У а г а. Д у г у РЕСПУБЛИКА МАЛЬТА Государство в цент­
ральной части Сре­
диземного моря на Мальтийском архипе­
лаге (острова Мальта, Гоцо и другие). Пло­
щадь -
316 кв. кило­
метров. Население-
318 тысяч человек. Столица -
город Вал­
летта. Независима от Вели­
кобритании с 1964 г. Соседи ве.ликанов САМЫй ТРУДНЫй ЯЗЫК В МИРЕ? Остров Мальта -
а именно на нем живет большинство мальтийцев ­
расположен столь удобно на перек­
рестке средиземноморских путей, что не мог не привлекать к себе заво­
евателей. Финикийцы и карфагеняне, римляне и византийцы, норманны, правившие бли з кой Сицилией, и ара­
бы из Северной Африки. Потом ост­
ровом владели рыцари ордена иоан­
нитов, а с начала прошлого века и до 1964 года -
англичане. Мы вспомнили всех, кто перебывал в разные эпохи на острове потому, что каждый из них оставил след не только в истории острова и его архитектуре, но и в языке. Мальтийцы говорят на мальтийском языке, что само по себе вполне естественно. Вот только что это за язык? Многие путешественники, бывая на островах, читают мальтийские надпи­
си -
это нетрудно, ибо здесь в ходу латинский алфавит -
и приходят к выводу, ЧТО этот язык самый трудный в мире. Смысл надписей им понятен, потому что обязательно есть англий­
ский перевод, но логика языка кажет­
ся странной и удивительной. Скажем, знакомое слово «телефон» может встретиться, как «ит-телефон», «талапаю>, «тилпун» И Т. д. В зависи­
мости от того, в каком месте фразы стоит и какую роль ВЫПОАняет: суще­
ствительного или глагола. Большой загадки здесь нет: просто мальтийский язык относится к семит­
ской языковой группе, где и з менения слов в зависимости от лица, времени, числа происходят (кроме приставок, суффиксов и окончаний) путем смены гласных. А в зависимости от гласных меняется и звучание согласных: то «б)}, а ТО «В», ТО «П», а то «ф», Но другие семитские языки поль­
зуются своими алфавитами, где эти звуки изображаются практически од­
ними и теми же знаками, а гласные не пишутся вообще. Просто человек знает, как их читать в том или ином случае. У католиков-мальтийцев латинский алфавит -
вообще-то простой и у доб­
ный, но именно для семитских языков не очень подходящий. Большинство мальтийцев уверены, что их язык -
прямой потомок фи­
никийского (на нем же говорили и карфагеняне). Многие лингвисты счи­
тают, что он диалект арабского. Ско­
рее же всего к приход у арабов на острове говорили по-финикийски в большой смеси с латынью и грече­
ским. Финикийский язык родствен арабскому, а ничто так легко не сме­
шивается при в з аимодействии, как один близкий язык с другим. Потом в него добавились итальян­
ские, французские и английские сло­
ва, но грамматика осталась прежней и легко их перемолола, изменив до неузнаваемости. Так и получился мальтийский язык, кажущийся ино­
странцам столь трудным и странным, а для мальтийцев -
родной и близ­
кий. Он как бы вобрал в себя понемногу из всех остальных языков Средизем­
номорья, но резко отличается от них. Так же, как отлична от всех стран крошечная республика на перекрест­
ке морских путей. Л.ОЛЬП1Н 47 с т н в Е Н К Н Н Г, ilмеРИКilНСКИМ ПИСilтеп .. Роман 9 тром Билли чувствовал себя уже лучше. Он был бледен, мешки под глазами от слез, выплакаН!1ЫХ ночью, еще не прошли, лицо его имело изможденныи вид, и чем-то оно теперь напоминало лицо старика. Но он все еще мог смеяться, по крa:йlI
рц мере, до тех пор, пока снова не вспоминал, где на­
ходится и ЧТО происходит. Мы сели вместе с Амандой и Хэтти ТеР/У!аН, попили кофе из бумажных стаканчиков, и я рассказал им, что с несколькими людьми собираюсь идти в аптеку. -
Я не хочу, чтобы ты ХОДИЛ,- немедленно заявил Билли, мрачнея. -
Все будет в порядке, Большой Билл. Я тебе принесу ко­
миксы про Спайдермена. -
Я хочу, чтобы ты остался.- Теперь он был не просто мрачен, теперь он был испуган. я взял его за руку, но ОН тут же отдернул ее. -
Билли, рано или поздно нам придется отсюда выбирать-
ся. Ты ведь это понимаешь? Когда туман разойдется ... Билли, мы здесь уже почти целый день. Я хочу к маме. Может быть, это первый шаг, чтобы мы могли к ней по­
пасть. -
Не надо, чтобы мальчик сильно надеялся на это, Дэ­
ВИД,-
сказала миссис Терман. -
Черт возьми! -
взорвался Я.- Нужно же ему хоть на что-то надеяться! Миссис Терман опустила глаза. -
Да. Может быть. Билли ничего этого не заметил. -
Папа ... Там же всякие ... чудовища, папа. -
Мы знаем. Но большинство из них -
не все -
выходят только ночью. -
Они подстерегут вас,-
прошептал Билли, глядя на меня огромными глазами.-
Они будут ждать вас в тумане, и, когда вы будете возвращаться, они вас съедят. Как в сказках.­
Он крепко обнял меня с какой-то панической страстностью.­
Не ходи, пожалуйста, папа. Осторожно расцепив его руки, я объяснил, что должен идти. -
Я вернусь, Билли. -
Ладно,- произнес он хрипло, но больше не смотрел на меня. Билли не верил, что я вернусь, и это было написано на его лице, уже не гневном, а печальном и тоскующем. Я снова подумал, правильно ли делаю, подвергая себя та­
кому риску, НО потом взгляд мой случайно остановился на сред­
нем проходе, где сидела миссис Кармоди. У нее появился тре­
тий слушатель, небритый мужчина со злыми, налитыми кро­
вью глазами. И это был Майрон Ляфлер. Человек, бездумно пославший мальчика выполнять работу мужчины. «Сумасшедшая стерва. Ведьма». Я поцеловал Билли и крепко прижал к себе. Затем пошел к витрине, но не через проход с посудой: не хотел лишний раз попадаться на глаза миссис Кармоди. Когда я прошел уже три четверти пути, меня догчала Аманда. -
Ты, в самом деле, должен это сделать? -
спросила она. Щеки ее раскраснелись, а глаза стали зеленее обычного. Она боялась, очень боялась. я пересказал ей свой разговор с Деном Миллером. Загадка с машинами и тот факт, что никто не пришел к нам из аптеки, ее не очень тронули. Зато она всерьез отнеслась к предположе­
нию относительно миссис Кармоди. Возможно, он прав,-
сказала она. -
Ты серьезно в это веришь? -
Не .знаю. Но в этой женщине есть что-то жуткое. А если Окончание. Начало в NQ 4, 5, 6. 48 людей пугать достаточно сильно и достаточно долго, они пой­
дут за любым, кто пообещает спасение. -
Но человеческие жертвоприношения, Аманда? -
Ацтеки это делали,- сказала она РОВНО.- Послушай, Дэвид. Ты обязательно возвращаЙся. Fс.'IИ что-нибудь случит­
ся, хоть что-нибудь, сразу возвращаЙся. Бросай все и беги. Возвращайся ради сына. -
Хорошо. Обязательно. -
Дай бог тебе ... -
Она выглядела усталой и постаревшей. Мне пришло в голову, что так выглядим почти все мы. Но не миссис Кармоди. Миссис Кармоди стала моложе и как-то ожи­
ла. Словно она попала в свою среду. Собрались мы не раньше 9.30 утра. Пошли семеро: Олли, Ден Миллер, Майк Хатлен, бывший приятель Майрона Ляф­
лера Джим, Бадди Иглтон, я. Седьмой была Хильда Репплер, хотя Миллер и Хатлен вполсильi попытались отговорить ее. А я подумал, что она может оказаться более подготовленной к неизвестному, чем любой из нас, за исключением, может быть, Олли. в одной руке миссис Репплер держала небольшую по­
лотняную сумку, загруженную аэрозольными банками с инсек­
тицидами, уже без колпачков и готовыми к употреблению. в другой руке она несла теннисную ракетку. -
Что вы собираетесь с ней делать, миссис Репплер?­
спросил Джим. -
Не знаю,-.сказала она низким хриплым голосом.- Но ракетка хорошо сидит в руке. Каждый .из нас держал что-то в руках, хотя выглядел такой набор оружия довольно-таки странно. У Олли был револьвер. Бадди Иглтон принес откуда-то стальной ломик. Я прихватил черенок швабры. -
О'кэй,-
сказал Ден Миллер, повысив голос.- Прошу внимания! Человек двенадцать добрели до выхода посмотреть, что про­
исходит, и остановились нестройной группой. Справа от них стояла миссис Кармоди со своими НОВЫМ'1 сторонниками. -
Мы собираемся в аптеку -
посмотреть, как там дела. Надеюсь,' мы найдем что-нибудь для миссис Клапхем. Так звали старушку, которую затоптали вечером, когда поя­
вились розовые твари. Миллер взглянул на нас. -
Мы не должны рисковать,-
сказал ОН.- При первых же признаках опасности мигом возвращаемся в магазин ... -
И приведете к нам эти исчадия ада! -
выкрикнула мис­
сис Кармоди. -
Она права! -
поддакнула одна из «летних» дам.- Из-за вас они заметят нас! Вы при маните их сюда! Почему бы вам не успокоиться, пока все хорошо? -
То, что случилось с нами, вы называете «все хорошо»? -
спросил я. Миссис Кармоди с горящими глазами шагнула вперед. -
Ты умрешь там, Дэвид Дрэйтон! Ты хочешь, чтобы твой сын остался сиротой? -
Она обвела нас всех взглядом. Бадди Иглтон опустил глаза и одновременно поднял ломик, словно защищаясь от ее злых чар. -
Вы все умрете там! Разве вы не поняли, что наступил ко­
нец света? Враг рода человеческого шагает по земле! Пылает адский огонь, и каждый, кто ступит за дверь, будет растерзан! Они придут за теми из нас, кто остался здесь, как сказала эта добрая женщина. Люди, неужели вы позволите, чтобы это про­
изошло? -
Теперь миссис Кармоди обращалась к собравшим­
ся зрителям, и толпа зароптала.-
После того, что случилось с неверящими вчера? Там -
смерть! Смерть! Там ... Банка зеленого горошка, пролетев через две кассы, ударила ей в грудь. Миссис Кармоди, квакнув от неожиданности, за­
молчала. Вперед вышла Аманда. -
Заткнись! -'---
выкрикнула она.- Стервятница! Заткнись! -
Она служит Нечистому! -
Опять заорала миссис Кармо-
ДИ, и на губах ее заиграла нервная улыбка.-
Мать Кармоди все видит! Да! Мать Кармоди видит, чего не видят другие! Но наваждение уже прошло, и Аманда спокойно выдержала ее взгляд. ' -
Мы идем или будем стоять здесь целый день? -
спро­
сила миссис Репплер. И мы пошли. Спаси нас бог, мы пошли. Ден Миллер шел первым. Олли вторым. Я шел последним, сразу за миссис Репплер. Наверное, я никогда в жизни так не боялся. Моя ладонь, сжимающая черенок швабры, стала скользкой от пота. Выйдя за дверь, я снова почувствовал запах тумана. Миллер и Олли уже растворились в белизне, а Хатлена, шедшего треть­
им, было едва видно. «Всего двадцать футов,- твердил я себе.- Всего двадцать футов». Миссис Репплер медленно, но твердо шагала впереди меня, чуть покачивая зажатой в правой руке теннисной ракеткой. Слева от нас была красная шлакоблочная стена. Справа, как призрачные корабли, стояли в тумане машины первого ряда автостоянки. Потом из белизны возник мусорный бак, а за ним скамейка, на которой люди иногда ждали очереди к теле­
фону-автомату. -
О, боже! -
истерично вскрикнул Миллер, добравшись до аптеки.- Боже милостивый! Вы только посмотрите! Внутри аптека больше всего напоминала бойню. Мы с Мил­
лером почти угадали. Все твари, скрывающиеся в тумане, на­
ходили жертву по запаху. И это было логично. Зрение для них почти бесполезно. От слуха толку не намного больше, посколь­
ку, как я уже писал, туман странным образом путает всю акус­
тику: звуки, рождающиеся близко, делает далекими, а далекие иногда близкими. Эти твари из тумана шли, повинуясь самому надежному чувству: обонянию. Тех, кто остался в супермаркете, в каком-то смысле спасло отсутствие электричества, потому что перестали работать двери с фотоэлементами, И,когда появился туман, магазин оказался как бы запечатанным. В аптеке же двери были открыты' и засто­
порены. Когда прервалась подача электричества, перестали работать кондиционеры, и тогда открыли двери, чтобы дать доступ свежему воздуху. Однако со свежим воздухом в апте­
ку вошло и еще что-то ... В дверях лежал на животе мужчина в бордовой рубашке. Вернее, это сначала я подумал, что она бордовая, а потом заме­
тил несколько белых участков внизу и понял, ЧТО бордовой она стала от засохшей крови. Что-то здесь было не так, и я долго не мог сообразить, в чем дело. Даже когда Бадди Иглто­
на стошнило, до меня и то дошло не сразу. Видимо, когда с людьми случается что-то столь несообразное, мозг отказыва­
ется воспринимать это сразу. у мужчины ... не хватало головы. Ноги его лежали на поро­
ге аптеки, и голове полагалось бы свисать с нижней ступеньки. Но ее просто не было. Джиму этого оказалось достаточно. Он отвернулся, закры­
вая рот руками, глянул на меня безумными красными глазами и, качаясь, побрел обратно к супермаркету. Миллер прошел внутрь аптеки. Майк Хатлен -
за ним. Миссис Репплер оста­
новилась у дверей. Олли встал с другой стороны двери, держа в руке направленный в землю револьвер, и сказал: -
Кажется, я начинаю терять надежду, Дэвид. В аптеке царил самый настоящий хаос. Повсюду валялись книги в бумажных обложках и журналы. У самых моих ног лежали «Спайдермею> и «Невероятная Громадина», и, пqчти не задумываясь, я поднял их и сунул в задний карман. Буты­
лочки и коробочки с лекарствами были разбросаны по всему полу. Из-за прилавка свисала чья-то рука. Меня охватило ощущение нереальности. Помещение выгля­
дело так, словно тут справляли какой-то сумасшедший празд­
ник: повсюду висели, как мне сначала показалось, гирлянды и ленты. Не широкие и плоские, как обычно, а похожие или на толстые струны, или на тонкие провода. Я обратил внимание, что они такого же ярко-белого цвета, как сам туман, и по спине у меня пробежал холодок. Если это не креп, то что же? На не­
которых «гирляндах» висели, болтаясь в воздухе, книги и жур­
налы. 4 ((Вокруг света)) N2 Майк Хатлен пнул ногой какую-то странную черную штуку. Длинную и щетинистую. -
Что это за чертовщина? -
спросил он, не обращаясь ни к кому конкретно ... И внезапно я понял, что убило всех этих людей, которые были в аптеке. Людей, которых нашли по запаху ... -
Назад.- В горле у меня пересохло, и слова вылетали коротко и сухо, как выстрелы.- Уходим. Олли взглянул на меня. -
Дэвид?. -
Это -
паутина,- сказал я, и в этот момент с улицы до-
неслись два крика. Первый от испуга, второй от боли. Кричал Джим. -
Бежим! -
крикнул я. И тут что-то взвилось В тумане. На белом фоне невозможно было разглядеть, что это, но я услышал звук, похожий на свист хлыста, которым хлопнули вполсилы. И когда это обви­
ло ногу Бадди Иглтона, перехватив джинсы под коленом, он вскрикнул и схватился за первое, что попало под РУКу,­
телефон. Трубка соскочила и, пролетев на длину провода, за­
качалась у земли. -
О, боже! Мне больно! -
закричал Бадди. Олли подхватил его, и тут я понял, почему у человека, лежав­
шего на ступенях, не было головы. Тонкий белый ПРОВОД, за­
крутившись вокруг ноги Бадди, как шелковый шнур, начал вре­
заться в кожу. Штанина, отрезанная словно бритвой, стала сползать, а на коже, в том месте, где в нее врезался «провод», появился круглый надрез, брызжущий кровью. Олли дернул Бадди на себя. Раздался звук, будто что-то лопнуло, и Бадди освободился. Губы его дрожали. Майк и Ден двинулись назад, -но, наверное, медленно. Ден налетел на несколько растянутых «веревою> и прилип к ним, как муха к липучке. С огромным усилием он вырвался, оста­
вив кусок рубашки на паутине. -
Всем назад! -
крикнул Олли. Мы двинулись к магазину. Олли поддерживал Бадди. Ден Миллер и Майк Хатлен шли по обе стороны от миссис Репплер. Белые обрывки паутины появлялись из тумана, почти нераз­
личимые, заметные только на фоне красной шлакоблочной стены. Одна нить обвилась .вокруг левой руки Майка Хатлена. Вторая пере хлестнула его шею. Вена на шее прорвалась, вы­
бросив фонтан крови, и Майка с безвольно повисшей головой уволокло в туман. Неожиданно Бадди стал падать вперед, и Олли чуть не рух­
нул на колени. -
Он потерял сознание, Дэвид. Помоги ... Я обхватил Бадди за пояс, и МЫ поволокли его дальше. Даже потеряв сознание, Бадди не выпустил из рук стальной ломик. Нога, которую зацепило паутиной, торчала в сторону под ка­
ким-то неестественным углом. -
Осторожнее! -
крикнула миссис Репплер.- Сзади! Я начал оборачиваться, и в этот момент белая «веревка» опустилась на голову Дена Миллера. Он принялся рвать ее и отбивать руками. И тут, позади нас, из тумана появился паук величиной с круп­
ную собаку. Черный с желтыми полосками. «<Как гоночная автомаШИНа»,- пронеслась у меня в голове сумасшедшая мысль.) Глаза его блестели красно-фиолетовым гранатовым огнем. Он деловито приближался к нам, переступая двена­
дцатью или четырнадцатью ногами с множеством сочлене­
НИЙ,- не обычный земной паук, увеличенный, словно для съе­
мок фильма ужасов, а что-то совершенно другое, может быть, и вовсе не паук. Он приближался к нам, выдавливая паутину из отверстия на брюхе. «ВеревкИ» плыли к нам почти правиль­
ным веером. Глядя на этот кошмар, так похожий на черных пауков, раздумывающих над мертвыми мухами и жуками в по­
лутьме нашего лодочного сарая, я чувствовал, что вот-вот сой­
ду с ума. Наверно, только мысль о Билли позволила мне сохра­
нить какое-то подобие способности рассуждать. Олли, однако, держался совершенно хладнокровно. Он плав­
но поднял револьвер, словно был в стрелковом тире, и в упор с равномерными промежутками всадил весь барабан в отвра­
тительное существо. Из какой бы преисподней оно ни появи­
лось, неуязвимым оно не было. Черная кровь брызнула из его ран. Паук издал мерзкий мяукающий звук, такой низкий, что он скорее чувствовался, чем слышался, как басовая нота на синтезаторе, и, метнувшись в туман, исчез. Можно было бы по-
49 Рисунки А. ГУСЕВА думать, что это плод воображения, чудовищный наркотический бред, если бы не лужа липкой черной жидкости, которую он оставил после себя. Звякнул об асфальт ломик, который Бадди наконец выпустил из рук. -
Он мертв,- произнес Олли.-
Отпусти его, Дэвид. Эта чертовщина зацепила бедренную артерию, и он умер. Давай, к черту, отваливать отсюда.-Его большое круг л ое лицо покры­
лось потом, гла з а, ка-залось, вот-вот вылезут из орбит. Тут одна из «веревок» коснулась, о пускаясь, тыльной стороны его ладо­
ни, и ОН одним резким движением отдернул руку. На коже осталась кровавая полоска. Миссис Репплер снова закричала: «Берегись!», и мы оберну­
лись в ее сторону. Еще один паук выбежал из тумана и об­
хватил своими ногами Дена Миллера. Ден отбивался кулака­
ми. Я успел лишь наклониться и подхватить ломик Бадди, а паук уже принялся опутывать Ми л лера своей смертоносной паутиной, превратив е го попытки освободиться в мрачный та­
нец смерти. Миссис Репплер приблизилась к пауку, держа в вытянутой руке баллон инсектицида. Когда несколько паучьих ног потя­
нулись В ее сторону, она нажала кнопку и выпустила струю яда прямо в сверкающие, словно рубины, глаза. я снова услы­
шал тот же мяукающий ']вук. Паук задрожал всем телом и стал, пошатываясь, пятиться, царапая волосатыми ногами по асфальту и волоча за собой тело Дена. Миссис Репплер швыр­
нула в него баллон. Банка отскочила от паука и покатилась по асфальту. Паук вре-зался в дверцу маленькой спортивной машины с такой силой, что та закача л ась на рессорах, потом скрылся во мгле. Я подбежал к едва державшейся на ногах, бледной миссис Репплер и подхватил ее рукой. -
Благодарю вас, молодой человек,- сказала она.- Мне вдруг стало плохо. Ничего,- хрипло ответил я. -
Я спасла бы его, если бы могла. -
Я .знаю. Олли присоединился к нам, и мы бросились к дверям мага­
зина, уворачиваясь от падающих «веревок». Одна и'] них опус­
тилась на сумку мис с ис Репплер и тут же продырявила полот­
няный бок. Миссис Репплер обеими руками пыталась удер-
so жать свою сумку, но проиграла, и сумка покатилась вслед за « веревкой» В туман. Когда мы были уже у самого входа в мага­
зин, из тумана вдоль стены здания выбежал маленький паук, не больше щенка коккер-спаниеля. Паутину он не выбрасывал: видимо, еще не дорос. Олли надавил плечом на дверь, пропуская вперед миссис Репплер, а я в этот момент с размаху всадил в паука стальной прут, наколов его словно на дротик. Паук бешено задергался, -заскреб ногами воздух; его красные глаза нашли мои глаза и уставились, будто запоминая ... -
Дэвид! -
Олли еще держал дверь. Я бросился внутрь, он -
сразу за мной. Мы уходили всемером, а вернулись втроем. Олли, тяжело дыша, прислонился к стеклянной двери и принялся перезаря­
жать револьвер. -
Что там? -
спросил кто-то низким хриплым голосом. -
Пауки,- мрачно ответила миссис Репплер.- Мерзкие твари утащили мою сумку. Тут Билли, просочившись сквозь толпу, бросился ко мне, вытянув вперед руки, и я крепко обнял его. Пришла моя очередь спать, и про эти четыре часа я ничего не помню. Проснулся я уже во второй половине дня, испьiты­
вая ужасную жажду. Молоко начало скисать, но я все же выпил целую кварту. Вскоре к нам с Билли и миссис Терма н присоединилась Аманда. С ней подошел старик, предлагавший сходить за ружь ­
ем. Корнелл, вспомнил я. Эмброуз Корнелл. -
Как ты, сынок? -
спросил он. -
Все в порядке.- Но я еще хотел пить, и у меня болела голова. и самое главное, я боялся. Обняв Билли, я посмотрел на Корнелла и Аманду, потом спросил: -
Что нового? -
Мистер Корнелл беспокоится насчет этой миссис Кар-
моди. Я тоже. Билли, почему бы тебе со мной не прогуляться? -
спро­
сила Хэтти. Не хочу,- ответил Билли. Прогуляйся немного, Билли,-
повысил я голос, и он с неохотой ушел. -
Миссис Кармоди продолжает мутить ВОДУ,- сказал Кор­
нелл и посмотрел на меня с какой-то особой старческой удру-
ченностью.-
Я думаю, мы должны прекратить это. Любым доступным способом. -
С ней уже больше десяти человек,- добавила Аманда.­
Это какая-то дикая религиозная служба. -
В самом деле? -
спросил я. -
Только восемь,- поправил Корнелл.- Но она говорит непрерывно. Это черт знает что. Восемь человек. Не так много. Но я понимал беспокойство, отразившееся на их лицах. Восьмерых было вполне достаточ­
но, чтобы сделать их самой большой моральной силой в супер­
маркете, особенно теперь, когда не стало Дена и Майка. И мысль о том, что самая большая моральная сила в нашей замк­
нутой системе внимает каждому слову миссис Кармоди об ужа­
сах ада и чашах гнева Господня, вызывала у меня чертовски сильную клаустрофобию. -
Она опять начала болтать о человеческих жертвоприно­
шениях,- сказала Аманда.- Бад Браун подошел к ней и ве­
лел прекратить эти мерзкие разговоры в его магазине. Двое мужчин, что теперь с ней -
один из них, кстати, Майрон Ляфлер,- сказали, чтобы он сам заткнулся, потому что, мол, это еще свободная страна. Он не заткнулся, и произошла ... Ну, в общем, немного помахали руками, я бы сказала. -
Брауну разбили нос,- добавил Корнелл.- Они всерьез готовы на многое. -
Но не убийство же, в самом деле,- сказал я. -
Я не знаю, как далеко они зайдут,- мягко заметил Кор-
нелл,- если туман не развеется. Но я не хотел бы узнать. я собираюсь дать отсюда ходу. -
Легче сказать, чем сделать. Какие-то мысли зашевели­
лись у меня в голове. Запах. Вот ключ к решению. Здесь, в магазине, мы были более-менее в безопасности. Розовых тва­
рей, как обычных насекомых, видимо, привлекал свет фона­
рей. Но чудовища побольше не трогали нас до тех пор, пока мы не высовывались. Бойня в аптеке произошла именно потому, что там оставили двери открытыми. В этом я не сомневался. То существо или, скажем, существа, что при кончили группу Нортона, по звуку казались огромными, как дом, но они не приближались к супермаркету. А это означало ... Мне срочно понадобилось пере говорить с Олли Виксом. Я просто должен был с ним поговорить. -
Или я выберусь отсюда, или погибну,- сказал Кор­
нелл.-
Я не собираюсь ЖИТI, тут все лето. -
Четверо уже покончили с собой,- неожиданно произ­
несла Аманда. -
Что? -
Первая мысль, пришедшая мне в голову вместе с чувством полувины, была о том, что тела солдат обнаружены. -
Снотворное.- Коротко ответил Корнелл.-
Я и еще не­
'Сколько человек отнесли тела на склад. Я чуть не засмеялся, подумав, что скоро у нас там будет настоящий морг. -
Уже темнеет,- ответил Корнелл.-
Я хочу убраться от-
сюда. -
Вы не доберетесь до своей машины, поверьте. -
Даже до первого ряда? Это ближе, чем до аптеки. Я не ответил. Время еще не подошло. Примерно через час я нашел Олли у пивного 'охладителя. Он пил пиво с бесстрастным лицом, но тоже, похоже, наблю­
дал за миссис Кармоди. Старуха не знала усталости. И она действительно снова обсуждала человеческое жертвоприно­
шение, только теперь никто не советовал ей заткнуться. А не­
которые из тех, кто еще днем раньше требовал, чтобы она за­
молчала, сегодня или были с ней, или по крайней мере охотно слушали. Других оставалось все меньше. -
К завтрашнему утру она сможет их УГОВОРИТЬ,- заме­
тил Олли.- Может быть, нет, но если это случится, кого, ты думаешь, она выберет? Бад Браун перешел ей дорогу. Аманда. Тот человек, что ее ударил. И конечно, я. -
Олли,- сказал Я.- Думаю, с полдюжины человек могут отсюда выбраться. Не знаю, как далеко мы уедем, но по край­
ней мере мы выберемся. -
Как? Я выложил ему свой план. Ничего сложного я не предлагал. Если броситься бегом к моему «Скауту» И всем быстро забрать­
ся внутрь, они не успеют ничего учуять. Во всяком случае, если закрыть окна машины. -
Но, предположим, их привлечет какой-нибудь другой за­
пах? -
спросил Олли.- Например, выхлопные газы? 4* -
Тогда нам крышка,- согласился я. -
Движение,- сказал он.- Движение машины в тумане тоже может при влечь их, Дэвид. -
Я не думаю. Без запаха жертвы они не нападут. Я дейст-
вительно думаю, что в этом все дело. Но ты не уверен ... Нет. Не уверен. Куда ты собираешься ехать? Сначала домой. За женой. Дэвид ... Ладно. Проверить ... Убедиться ... Эти твари могут быть везде, Дэвид. Они могут напасть на тебя, как только ты выйдешь из машины. -
Если ЭТО случится, «Скаут».- твой. Я только прошу, чтобы ты позаботился о Билли как и сколько можешь. Олли допил пиво и бросил банку в охладитель, где она со звоном упала на гору других пустых банок. Рукоять револь­
вера, который дала ему Аманда, торчала у него из кармана. -
Значит, на юг? -
спросил он, глядя мне в глаза. -
Да, видимо,- сказал Я.- Надо двигаться на юг и пы-
таться выбраться из тумана. Изо всех сил пытаться. У тебя много бензина? -
Почти полный бак. -
Тебе не приходило в голову, что выбраться будет не-
возможно? Что, если это самое, с чем они там эксперименти­
ровали в проекте «Стрела», перетянуло весь нашрайон в дру­
гое измерение с такой же легкостью, как люди выворачивают носок наизнанку? -
Приходило,- ответил Я.- НО единственная альтернати­
ва всему этому -
сидеть и ждать, кого миссис Кармоди выбе­
рет на почетную роль. -
Ты думал отправиться сегодня? -
Нет, сейчас уже поздно, а эти твари как раз ночью ста-
новятся активными. Я думал отправиться завтра утром, очень рано. Кого ты хочешь взять? -
Тебя, Билли, Хэтти Терман, Аманду Дамфрис. Этого ста­
рика Корнелла и миссис Репплер. Может быть, Бада Брауна тоже. Это уже восемь, но Билли может сесть к кому-нибудь на колени, и мы немного потеснимся. Олли ненадолго задумался. -
О'кэй,- сказал он наконец.- Давай попробуем. Ты с кем-нибудь уже говорил? -
Нет. -
Я советую тебе пока никому ничего не говорить. Часов до четырех утра. Я приготовлю пакеты с продуктами под при­
лавком у кассы, ближайшей к выходу. Если нам повезет, смо­
жем выскользнуть еще до того, как кто-нибудь что-нибудь заметит.-
Взгляд Олли снова скользнул в сторону миссис Кармоди.- Если она обо всем узнает, то может попытаться помешать нам. -
Ты так думаешь? Олли взял еще одну банку пива. -
Да, я так думаю. Вторая половина дня -
вчерашнего дня -
прошла словно в замедленной съемке. Подползла темнота, снова превращая белый туман в грязно-желтый, и к половине девятого мир, остаВI1IИйся снаружи, медленно растворился в черноте. Вернулись розовые твари, потом, бросаясь на окна и под­
хватывая розовых, появились твари-птицы. Что-то рыкало из­
редка в темноте, и один раз, незадолго до полуночи, разда­
лось долгое протяжное «аааррууууу ... ». Люди повернулись к черным стеклам с испугом и ожиданием на лицах. Примерно такой звук, наверное, издает самец-крокодил в болоте. Все шло примерно так, как и предсказывал Миллер. К началу новых суток миссис Кармоди заполучила еще с полдюжины душ. Среди них оказался мясник мистер Маквей. Миссис Кармоди разошлась не на шутку. Казалось, сон ей совсем не нужен. Ее проповедь -
сплошной поток ужасов из Доре, Босха и Джонатана Эдвардса -
продолжалась и про­
должалась, неуклонно приближаясь к какому-то зловещему финалу. Ее сторонники что-то бормотали вслед за ней и рас­
качивались взад-вперед, как «истинно верующие» на сходке. Пустые глаза их лихорадочно блестели. Они полностью отда­
лись чарам миссис Кармоди. Около трех утра (проповедь все продолжалась, и те, кого 51 она не интересовала, ушли в дальний конец магазина, чтобы там попытаться хоть немного уснуть) я увидел, как Олли положил пакет с продуктами на полку под прилавком ближай­
шей к выходу кассы. Через полчаса он добавил туда еще один пакет. Похоже, кроме меня, его действий никто не заметил. Билли, Аманда и миссис Терма н спали, прижавшись друг к другу, у опустошенной секции колбас. я присоединился к ним и погрузился в тревожную дремоту. В четыре пятнадцать Олли меня разбудил. Рядом с ним сто­
ял Корнелл, и глаза его блестели за стеклами очков. -
Время, Дэвид,-
сказал Олли. Я почувствовал, как в животе у меня нервно закололо, но это быстро прошло. я разбудил Аманду. Ее зеленые глаза взглянули в мои. -
Дэвид? -
Мы хотим сделать попытку выбраться отсюда. Ты пой-
дешь с нами? -
О чем ты говоришь? Я начал бьmо объяснять, но потом разбудил миссис Тер­
ман, чтобы мне не пришлось дважды повторять одно и то же. Эта твоя теория насчет запахов,-
спросила Аманда.­
пока просто догадка? Да. Для меня это не имеет значения,-
сказала Хэтти. Лицо ее стало бледным, и, несмотря на то, что ей удалось поспать, под глазами темнели большие пятна.- Я готова на все, чтобы только снова увидеть солнце. «Только бы снова увидеть солнце». Я вздрогнул. Она очень близко угадала суть моих собственных страхов, то чувство почти полной обреченности, что охватило меня, когда я уви­
дел, как щупальца выволокли Норма через загрузочную дверь. Сквозь туман солнце казалось тогда маленькой серебряной монеткой, словно мы были на Венере. Страх вызывали не чудовища, подстерегающие нас в тумане. Мой удар ломиком доказал, что они не бессмертные монстры из книг Лавкрафта, а всего лишь обычные уязвимые существа. Дело было в самом тумане, который отбирал силу и лишал остатков воли. «Только бы снова увидеть солнце». Хэтти прl.\­
ва. Одно это стоит того, чтобы пройти через ад. Я улыбнулся Хэтти, и она неуверенно улыбнулась в ответ. -
Да,- сказала Аманда.- Я тоже. Я начал осторожно будить Билли. -
я с вами,- коротко ответила миссис Репплер. Мы все собрались у мясного прилавка. Все, кроме Бада Брау­
на. Он поблагодарил нас за предложение, но отказался, ска­
зав, что не может оставить магазин, потом добавил, на удивле­
ние мягким голосом, что не осуждает Олли за его уход. От белых эмалированных ящиков начало тянуть неприятным сладковатым запахом, напомнившим мне случай, когда во вре­
мя нашей недельной поездки на мыс у нас испортился моро­
зильник. Может быть, этот запах протухающего мяса и погнал мистера Маквея в команду миссис Кармоди. -... искупление! -
продолжала она свою проповедь.-
Сей­
час мы должны думать об искуплении! Бог покарал нас! Мы наказаны за то, что пытались про никнуть в секреты, запре­
щенные Богом древних! Мы видели отвратительные кошмары! Когда все это кончится? Что остановит это? -
Искупление! -
орал старый добрый Майрон Ляфлер. -
Искупление... искупление ... -
шептали неуверенно оста-
льные. -
Я хочу услышать, что вы действительно верите! -
крича­
ла миссис Кармоди. Вены вздулись у нее на шее, словно кана­
ты. Голос ее сел, охрип, но все еще сохранял властную силу, и Я подумал, что эту силу дал ей именно туман. Силу и способ­
ность затуманивать людям головы. Туман, отобравший у всех нас силу солнца. До этого она оставалась просто несколько эксцентричной старой женщиной с антикварным магазином в городе, где полно актикварных магазинов. -
ИСКУПЛЕНИЕ! -
закричали они все хором. -
Искупление, да! -
лихорадочно кричала миссис Кармо-
ди.-
Искупление разгонит туман! Искупление сметет этих чу­
довищных монстров! Искупление снимет завесу тумана с наших глаз и позволит увидеть! -
Голос ее стал чуть тише.- А что есть искупление по Библии? Что есть единственное средство, снимающее грех в глазах и разуме всевышнего? Кровь. 52 На этот раз меня всего затрясло: еще чуть-чуть, и у меня, наверное, зашевелились бы волосы. Слово это произнес мистер МаквеЙ. Мясник мистер Маквей, который резал мясо в Бридж­
тоне еще в ту пору, когда я был ребенком. Мистер Маквей, принимающей заказы и режущий мясо в своем запачканном белом халате. Мистер Маквей, чье знакомство с ножом было очень долгим. И с топором тоже. Мистер Маквей, который лучше других поймет, что средство для очищения души выте­
кает из ран на теле. -
Кровь ... -
шептали они. -
Папа, я боюсь.- Билли крепко сжал мою руку. Лицо его вытянулось и побледнело. -
Олли,-
сказал Я,- по-моему, нам пора уходить из это­
го дурдома. -
О'кэй,-
согласился ОН.- Пошли. Олли, Аманда, Корнелл, миссис Терман, миссис Репплер, Билли и я неплотной группой двинулись КО второму проходу к дверям. Было уже без четверти пять, и туман снова начал свет­
леть. -
Ты и Корнелл берите пакеты,- сказал Олли, обращаясь ко мне. О'кэЙ. Я пойду первым. У «Скаута» четыре дверцы? Да. Отлично. Я открою дверцу водителя и заднюю с одной стороны. Миссис Дамфрис, вы удержите Билли на руках? Я не слишком тяжелый? -
спросил Билли. -
Нет, милый. -
Вы с Билли забирайтесь вперед,-
продолжал Олли.-
К противоположной дверце. Миссис Терма н вперед в середи­
ну. Ты, Дэвид, за руль. А остальные ... -
Куда это вы собрались? -
спросила вдруг миссис Кар­
моди. Она остановилась рядом с кассой у входа, где Олли спрятал продукты. Брючный костюм ее вызывающе желтел в полумра­
ке. Всклокоченные волосы дико торчали во все стороны, как у ЭлЬзы Ланчестер.в «Невесте Франкенштейна». Глаза ее го­
рели, а за спиной, загораживая двери, стояли человек пятна­
дцать. И все они выглядели так, словно только что выбрались из машины, потерпевшей аварию, или увидели летающую та­
релку, или на их глазах дерево вытащило из земли корни и по­
шло. Билли прижался к Аманде, уткнувшись лицом в ее щеку. -
Мы уходим, миссис Кармоди,- сказал Олли необычайно мягким ГОЛОСОМ.- Пожалуйста, не задерживайте нас. -
Вы не можете уйти. Там смерть. Вы что, до сих пор не поняли? -
Вам никто не мешал,- сказал Я,-
и мы хотели бы, что­
бы к нам отнеслись так же. Миссис Кармоди наклонилась и безошибочно нашла паке­
ты с продуктами, с самого начала, должно быть, догадываясь о наших планах. Она вытащила их с полки, и один пакет сразу разорвался, консервные банки посыпались на пол. Другой па­
кет она грохнула об пол, и газированная вода с шипением растеклась во все стороны. -
Вот такие люди виновны в том, что случилось! -
закри­
чала миссис Кармоди.-
Люди, которые не желают склонить­
ся перед волей Всемогущего! Грешники в гордыне, надменные и упрямые! Из их числа должна быть выбрана жертва! Их кровь должна принести искупление! Поднявшийся одобрительный ропот будто пришпорил ее. Она впала в неистовство и, брызжа слюной, закричала: -
Нам нужен мальчишка! Хватайте его! Хватайте! Нам ну­
жен мальчишка! Они бросились к нам, впереди всех с каким-то радостным блеском в пустых глазах бежал Майрон Ляфлер. Мистер Мак­
вей -
сразу за ним. Лицо его было неподвижно и бесстрастно. Аманда отшатнулась назад, еще крепче прижав к себе Бил­
ли, обнявшего ее за шею, и испуганно взглянула на меня. -
Дэвид, что мне ... -
Обоих хватайте! -
кричала миссис Кармоди.-
Девку его тоже хватайте! Будто апокалипсическое воплощение желтой и мрачной радости, миссис Кармоди запрыгала на месте, все еще держа накинутую на руку сумку. -
Хватайте мальчишку! Хватайте девку! Обоих хватайте! Хватайте всех! Раздался короткий звук выстрела. И все замерли, словно балующиеся дети в классе, когда вдруг входит учитель и резко хлопает дверью. Майрон Ляфлер и мис­
тер Маквей остановились примерно в десяти шагах от нас, и Майрон неуверенно оглянулся на мясника. Тот не ответил на его взгляд и даже, кажется, не понял, что Ляфлер рядом. На лице мистера Маквея застыло то самое выражение, что я слишком часто замечал у людей з а последние два дня: его ра­
зум не выдержал. Тут Майрон попятился, глядя на Оnли Викса расширивши­
мися испуганными глазами, потом бросился бежать, в кинце прохода поскользнулся на банке, упал, поднялся и затем скрылся где-то в дальнем конце магазина. Олли замер в классической стойке для стрельбы, сжимая ре­
вольвер обеими руками. Миссис Кармоди продолжала стоять у ближайшей к выходу кассе, схватившись за живот покры­
ты ми пигментными пятнами руками. Кровь текла у нее между пальцами и капала на желтые брюки. Рот ее открылся и закрылся. Потом еще раз. Она попыталась что-то сказать, и наконец ей это удалось. -
Вы все умрете там,- прои з несла она и медленно упала вперед. Сумка соскользнула с руки и ударилась о пол, рассы­
пав содержимое. Завернутый в бумагу цилиндрик выскочил из сумки, прокатился по полу и задел мой ботинок. Не заду­
мываясь, я наклонился и поднял его. Оказалось, что там ка­
кие-то таблетки, и я тут же выкинул их. «Конгрегацию), лишенная своего центра, начала пятиться и распадаться. Люди расходились, не отрывая взглядов от ле­
жащей фигуры и расползающегося из-под нее темного пятна. -
Ты убил ее! -
крикнул кто-то испуганно и зло. Однако никто не сказал, что она хотела сделать то же самое с моим сыном. Олли все еще стоял в той же позе, но теперь губы его дрожа­
ли. Я тронул его за плечо. Олли, пойдем. И спасибо тебе. я убил ее,- хрипло произнес ОН.-
Я в с амом деле убил ее. Да,- сказал Я.- Именно за это я тебя и поблагодарил. А теперь пойдем. Мы снова двинулись к выходу. Избавленный стараниями миссис Кармоди от пакета с продуктами, я смог взять Билли на руки. У двери мы на мгновение остановились, и Олли сказал низким сдавленным голосом: -
Я не стал бы в нее стрелять, Дэвид, если бы был какой­
нибудь другой выход. Держа револьвер наготове, Олли бросился вперед. Мы с Бил­
ли еще не успели выйти, а он уже стоял у "Скаута.), бе с плот­
ный, как призрак из телефильма. Он открыл дверцу водителя, потом заднюю дверцу. И тут что-то выскочило из тумана и разрезало его почти пополам. Я даже не разглядел толком, что это было. Может быть, к лучшему. Оно было красное, словно вареный омар, и издава­
ло низкое хрюканье, довольно похожее на то, что мы слышали, когда Нортон и его маленькое «Общество Верящих в Плоскую Землю.) ушли из супермаркета. Оnли успел выстрег.ить один раз, но клешни этого (<Омара.) со щелчком дернулись вперед, и он словно переломился в ужасном фонтане крови. Револьвер выпал у него из руки, уда­
рился о мостовую и снова выстрелил. Я успел заметить лишь черные матовые глаза, похожие на виноградины, когда длинное сегментированное тело с шуршанием уползло в туман, унося с собой то, что осталось от Олли Викса. Я Пf'режил мгновение выбора, которое, видимо, бывает всег­
да, может быть, очень краткое, но бывает. Какая-то моя часть звала меня прижать к себе Билли и броситься назад в супермаркет. Другая часть приказывала бежать к машине, за­
бросить Билли внутрь и нырнуть вслед. Тут закричала Аман­
да. Высоким поднимающимся криком, взбирающимся все вы­
ше и выше, пока он почти не перешел в ультразвук. Билли при­
жался ко мне, пряча лицо у меня на груди. На Хэтти Терман набросился огромный паук. Он сбил ее с ног, обхватив за плечи волосатыми лапами, тут же принялся опутывать ее паутиной. «Миссис Кармоди была права,- пронеслось у меня в го­
лове.-
Мы все умрем здесь. Мы действительно все умрем.). -
Аманда! -
закричал я. Она не отреагировала, совершенно отключившись от проис­
ходящего. Паук оседлал останки бывшей сиделки Билли, когда­
то так любившей головоломки и кроссворды, с которыми НИ один нормальный человек не может справиться без того, чтобы не сойти с ума. «Веревки» белой паутины, опутывающей ее тело, покраснели там, где выделяемая ими кислота уже въе­
лась в кожу. Корнелл медленно попятился к магазину, глядя на нас ог­
ромными, как блюдца, глазами за стеклами очков, потом по­
вернулся и, оттолкнув тяжелую входную дверь скрылся внутри. Мой миг нерешительности кончился, когда миссис Репплер подскочила к Аманде и дважды ударила ее ладонью по щекам. Аманда замолчала. Подбежав к ней, я развернул Аманду к ма­
шине и крикнул ей в лицо: -
Вперед! Она пошла. Миссис Репплер промчалась мимо меня, затол­
кала Аманду на заднее сиденье, забралась сама и захлопнула дверцу. Я оторвал от себя Билли и толкнул его в '''''IШИНУ. Когда я садился сам, из тумана вылетела «веревка » и опустилась на мою лодыжку. Кожу ожгло, как бывает, когда через сжатый 53 кулак рывком протягиваешь рыболовную леску. Держала «ве­
ревка» крепко, и, чтобы высвободиться, мне пришлось изо всех сил дернуть ногой. Затем я скользнул за руль. -
Закрой дверь, закрой ... О, боже! .. -
истерично закричала Аманда. Я захлопнул свою дверцу, и мгновением позже в нее с раз­
бегу ткнулся один из пауков. Я сидел всего в нескольких дюй­
мах от его красных бездумно-холодных глаз. Ноги его, каждая толщиной с МОЮ руку у запястья, двигались туда-сюда по капо­
ту машины. Аманда кричала, не переставая, словно пожарная сирена. -
Да заткнись же ты,-
приказала ей миссис Репплер. Паук наконец сдался. Он не мог учуять нас, следовательно, нас для него тут не было. Он засеменил обратно в туман на сво­
их неестественно многочисленных ногах. Я выглянул в окно, чтобы удостовериться, что он ушел, и открыл дверцу. -
Что ты делаешь? -
закричала Аманда, но я знал, что делаю, и думаю, Олли сделал бы то же самое. Я ступил одной ногой на мостовую, наклонился и схватил револьвер. Что-то бросилось ко мне из тумана, но я не разглядел, что именно. Я нырнул обратно в машину и захлопнул дверцу. Аманда разрьщалась. Миссис Репплер обняла ее и принялась успокаивать. Мы поедем домой, папа? -
спросил Билли. -
Попробуем, Большой Билл. -
О'кэй,- сказал он тихо. Я проверил револьвер и положил его в ОТДеление для перча­
ток. Олли перезарядил его после экспедиции в аптеку, и хотя остальные патроны пропали вместе с ним, я решил, что остав­
шихся хватит. Револьвер выстрелил один раз в миссис Кар­
моди, один раз в эту тварь с клешнями и один раз, когда уда­
рился о мостовую. В «Скауте» было четверо, но я решил, что, если уж нас совсем прижмет, для себя я найду какой-нибудь иной способ. Несколько жутких секунд я не мог найти ключи. Я обшарил все карманы -
ИХ не было. Потом заставил себя проверить снова, медленно и спокойно. Ключи оказались в кармане джинсов -
затерялись среди монет, как это иногда бывает G ключами. «Скаут» завелся сразу, и, услышав уверенный рокот двигателя, Аманда снова расплакалась. Я немного погонял двигатель вхолостую, выжидая, какое еще чудовище может привлечь шум мотора или запах выхло­
па. Прошло пять минут, самые длинные пять минут в моей жизни, но ничего не случилось. -
Мы поедем или будем здесь сидеть? -
спросила миссис Репплер. -
Поедем,- ответил я, вывел машину со стоянки и вклю­
чил свет. Какое-то неосознанное желание заставило меня проехать вдоль супермаркета у самых витрин, и правый бампер «Скау­
та» оттолкнул опрокинутый мусорный бачок в сторону. Внутри разглядеть ничего не удавалось -
из-за мешков с удобрения­
ми магазин выглядел так, словно мы попали сюда в самый разгар какой-то сумасшедшей распродажи товаров для садо­
водов, но из каждого проема на нас глядели два-три бледных лица. Потом я свернул налево, и непроницаемый туман сомкнулся позади нас. Что потом случилось с теми людьми, я не знаю. Осторожно, со скоростью всего пять миль в час, мы двину­
лись по Канзас-роуд. Даже со включенными фарами и подфар­
никами дальше чем на семь-десять футов ничего не было вид-
но. Миллер оказался прав. Землетрясение действительно сильно покорежило грунт. Кое-где дорога лишь потрескалась, но в от­
дельных местах встречались провалы с огромными выверну­
тыми из земли кусками асфальта. Слава богу, у «Скаута» при­
вод на все четыре колеса, иначе нам бы не выбраться. Но я сильно опасался, что где-нибудь впереди нам встретится пре­
пятствие, которое не одолеет даже эта машина. Сорок минут ушло на дорогу, которая обычно занимала не больше семи-восьми. Наконец впереди показался знак, указы­
вающий на поворот к нашему дому. Билли, которого подняли в четверть пятого, крепко заснул в машине, знакомой ему на­
столько, что, должно быть, она уже казалась ему домом. Аманда, нервничая, взглянула на дорогу. 54 Ты действительно хочешь туда проехать? Хочу попробовать,- сказал я. Но это оказалось невозможно. Пронесшаяся буря ослабила многс) деревьев, а тот странный подземный удар довершил ее работу, повалив деревья на землю. Через два небольших дере­
ва я еще перебрался, но вскоре наткнулся на огромную древ­
нюю сосну, лежащую поперек дороги, словно это было делом рук лесных разбойников. До дома оттуда оставалось почти чет­
верть мили. Билли продолжал спать рядом со мной. Я остано­
вил машину и, закрыв лицо руками, принялся думать, что де­
лать дальше. Сейчас, когда я сижу в здании «Ховард Джонсонс», что у выезда номер 3 на шоссе, идущее через весь штат Мэн, и запи­
сываю все, ч'(о с нами случилось, на фирменных бланках оте­
ля, я уверен, что миссис. Репплер с ее опытом и выдержкой могла бы охарактеризовать безвыходность положения, в ко­
тором мы оказались, несколькими быстрыми штрихами. Но у нее достаточно такта и понимания, чтобы дать возможность мне самому прийти к соответствующему выводу. Выбраться я не мог. Не мог оставить их. Я не мог даже уго­
ворить себя, что все эти чудовища из фильмов ужасов остались там, у супермаркета: приоткрыв окно, я слышал, как что-то продирается сквозь заросли в лесу, раскинувшемся на крутом склоне, который в здешних краях называют Карнизом. С на­
висающей листвы непрерывно капала влага, и на мгновчение стало совсем темно, когда прямо над нами пролетел какой-то чудовищный, едва различимый. во мраке воздушный змей. Я пытался убедить себя в том, что, если Стефени действова­
ла быстро и наглухо закрылась в доме, ей должно хватить про­
дуктов дней на десять, может быть, на две недели. Но это мало помогает. Мешает мое последнее воспоминание о ней: я вижу ее в мягкой соломенной. шляпе, в садовых перчатках, на до­
рожке к нашему маленькому огороду, а позади нее неотврати­
мо накатывается с озера туман. Теперь мне надо думать о Билли. «Билли,- говорю я себе.­
Большой Билл, Большой Билл ... » Я должен написать его имя на этом листке бумаги, может быть, сотню раз. Как школьник, которого заставили писать фразу: «Я не буду плеваться про­
мокашкой в школе», когда в окна льется солнечная трехчасо­
вая тишь, а за своим столом сидит, проверяя домашние за­
дания, учительница, и единственный звук в классе -
это скрип ее авторучки да долетающие откуда-то издалека голоса детей, делящихся на команды для игры в бейсбол ... в конце концов я сделал тогда единственное, что мне оста­
валось. Осторожно вывел «Скаут» задним ходом на Канзас­
роуд. И там заплакал. -
Дэвид, мне очень жаль ... -
сказала Аманда, тронув меня за плечо. -
Да,-
сказал я, пытаясь безуспешно остановить слезы.­
Мне тоже ... Мы проехали до шоссе номер 302 и свернули налево, к Порт­
ланду. Дорога здесь тоже потрескалась и местами разрушилась, но в целом она оказалась более проходимой, чем Канзас-роуд. Меня беспокоили мосты. Весь Мэн изрезан реками, и здесь кру­
гом большие и малые мосты. Но дамба у Нейплса устояла, и оттуда мы без осложнений, хотя и медленно, добрались до Портланда. Туман оставался таким же густым. Один раз пришлось оста­
новиться, потому что мне показалось, будто поперек дороги лежат деревья. Но потом стволы начали двигаться и изгибать­
ся, и я понял, ЧТО это щупальца. Мы подождали, и через какое­
то время они уползли. Потом на капот опустилась большая тварь с переливчатым зеленым туловищем и длинными проз­
рачными крыльями, смахивающая на огромную уродливую стрекозу. Она посидела немного, ПОТ0М взмахнула крыльями и унеслась прочь. Часа через два после того, как мы оставили позади Канзас­
роуд, проснулся Билли и спросил, добрались ли мы до мамы. Я сказал, что не смог проехать по нашей дороге из-за упав­
ших деревьев. -
С ней ничего не случилось, папа? -
Я не знаю, Билли. Но мы еще вернемся и узнаем. Он не заплакал, а снова задремал, и я подумал, что лучше бы он все же расплакался: Билли спал слишком много, и меня это беспокоило. От напряжения у меня разболелась голова. от напряжения, вызванного продвижением в тумане со скоростью пять-десять миль в час и полным незнанием того, что может ждать нас впе-
реди: обвал, оползень или какая-нибудь Трехголовая Гидра. К полудню мы добрались по свободной дороге до самого Норт-Уиндема. Я попытался проехать по Ривер-роуд, но мили через четыре нас остановил рухнувший в водУ мост над неболь­
шой шумной речушкой. Почти целую милю пришлось ехать задним ходом, прежде чем я нашел место достаточно широкое, чтобы развернуться. В конце концов мы двинулись к Портлан­
ду по шоссе номер 302. v Добравшись до города, я проехал к заставе. Аккуратныи ряд будок, где принимают плату за проезд, с остатками выб~­
тых стекол выглядел, словно пустые глазницы. Во вращающеи: ся двери одной из них застряла куртка с эмблемами Мэнскои заставы, пропитанная высыхающей кровью. По дороге от су­
пермаркета мы не встретили ни одного живого человека. -
Попробуй радио, Дэвид,-
сказала миссис Репплер. Я хлопнул себя по лбу, сердясь за то, что не ПОдУмал об этом сразу. -
Не стоит себя ругать,- коротко сказала миссис Реп­
плер.-
Ты не можешь дУмать обо всем сразу. А если будешь пытаться, вообще с ума сойдешь и ничем 'не сможешь нам по­
мочь. На коротких волнах я не поймал ничего, кроме статики, а на длинных царило ровное зловещее молчание. -
Значит, они все не работают? -
спросила Аманда, и мне показалось, я понял, что она имеет в видУ: мы отъехали доста­
точно далеко на юг и могли бы принимать сразу несколько мощных бостонских радиостанций. Но если Бостон тоже ... -
Это пока ничего еще не значит,- сказал я.-
Статика на коротких -
это просто помехи. Кроме того, туман гасит радиосигналы. -
Ты уверен, что этим все объясняется? -
Да,- ответил я, хотя совсем не был уверен. Мы двинулись на юг мимо столбов с отметками расстояния, начавшими свой отсчет примерно от сорока миль. У отметки «1 милю> должна быть граница Нью-Гемпшира. Минут двадцать второго, когда я уже начал ощущать голод, Билли вдруг схватил меня за руку. -
Папа, что это? Что это? Впереди выросла тень. Огромная, как скала, она двигалась в нашу сторону. Я ударил по тормозам, и задремавшую было АмандУ бросило вперед. Что-то шло мимо, ЛИШЬ это я могу сказать с уверенностью. Отчасти потому, что туман позволил разглядеть детали только мельком, но, я дУмаю, с таким же успехом это можно объяс­
нить и тем, что некоторые вещи наш мозг просто не приемлет. Бывают явления настолько темные и ужасные -
равно как, я полагаю, и невероятно прекрасные,- что они просто не мо­
гут пройти через крошечные двери человеческого воспри~тия. Существо было шестиногое, это я знаю точно, с серои ко­
жей местами в темно-коричневых пятнах. Эти коричневые пятна, как ни странно, напоминали мне пятна на руках миссис Кармоди. К коже в глубоких морщинах и складках жались сотни розовых тварей с глазами-стебельками. Одна серая смор­
щенная нога опустилась рядом с машиной, и миссис Репплер сказала позже, что так и не смогла разглядеть туловище, хотя и тянула шею изо всех сил. Она увидела только две циклопи­
ческие ноги, уходящие в туман, словно живые колонны. Когда это существо прошло над «Скаутом», у меня созда­
лось впечатление, будто оно настолько огромно, что синий кит по сравнению с ним будет выглядеть как форель. Другими словами, что-то такое огромное, что не под силу никакому воображению. Потом оно миновало нас, но мы еще долго слы­
шали его сотрясающую землю поступь. В покрытии дороги остались такие глубокие следы, что из машины я даже не видел их дна, и в каждый след вполне мог поместиться автомобиль. Какое-то время стояла тишина, нарушаемая лишь звуком нашего дыхания и шагами удаляющегося чудовища. Потом Билли спросил: -
Это был динозавр, папа? Как птица, которая прорвалась в магазин? -
Не дУмаю. Я не уверен даже, что животное таких разме­
ров когда-либо существовало, Билли. По крайней мере на Зем-
~ б я снова вспомнил о проекте «Стрела», задавая се е вопрос: «Чем эти сумасшедшие могли там заниматься?» -
Наверно, нам стоит ехать? -
спросила Аманда робко.­
Оно может вернуться. Да. А может быть, нечто подобное ждет нас впереди. Но го-
ворить об этом я не стал. Куда-то нужно было двигаться, и я погнал машину вперед, объезжая эти жуткие следы, пока они не ушли в сторону от дороги. Это почти все, и остался лишь один момент, о котором я хо­
тел рассказать, но чуть позже. Хочу предУпредить, чтобы вы не ожидали какого-нибудь аккуратного финала. Здесь не будет фраз типа: «И они выбрались из тумана в яркий солнечный но­
вый дены>. Или: «Когда мы проснулись, прибыли наконец сол­
даты Национальной гвардии». Или даже классического: «Все это случилось во .сне». Я полагаю, это можно назвать, как, хмурясь, говорил мой отец, «финалом в дУхе Альфреда ХИЧКОКа». Под таким опре­
делением он подразумевал двусмысленные финалы, позволя­
ющие читателю или зрителю самому решать, как все закон­
чилось. Отец всегда презирал такие истории, называя их «де­
шевыми трюкамю>. До «Ховард Джонсонс» у выезда номер 3 мы добрались уже в сумерках, когда вести машину стало просто опасно. Перед этим мы рискнули проехать по мосту через Сако. Выглядел он сильно поврежденным, но в тумане невозможно было раз­
глядеть, цел он или нет. В этот раз нам повезло. Сейчас уже ночь, без четверти час. Двадцать третье июля. Буря, послужившая сигналом к началу этого кошмара, пронес­
лась всего четыре дня назад. Билли спит в холле на матрасе, который я для него отыскал. Аманда и миссис Репплер спят рядом. Я сижу и пишу при свете большого карманного фонаря, а снаружи бьются в стекло все те же розовые твари. Время от времени раздается более громкий удар, когда одну из них подхватывает «птица». В баке осталось горючего еще миль на девяносто. Придется заправляться здесь. Совсем рядом есть заправочная «Эксою>, и, хотя электрические насосы не работают, думаю, я смог бы откачать из хранилища немного бензина. Но ... Но это означает, что придется выходить из машины. Если мы добудем бензин -
здесь или дальше по пути,- мы сможем продолжать двигаться. Дело в том, что у меня есть цель. Это последнее, о чем я хотел рассказать. Конечно, я не уверен до конца. В этом-то вся .загвоздка. Может быть, меня подвело воображение, выдав желаемое за действительное. Но даже если это не так, шансы все равно невелики. Сколько миль еще впереди? Сколько мостов? Сколь­
ко страшных тварей, только и ждущих, чтобы наброситься на моего сына? В квартире управляющего я нашел батарейный приемник с широким диапазоном, антенна от которого была выведена через окно на улицу. Включив приемник, я перевел его на пи­
тание от батареек, покрутил настройку, пощелкал переключа­
телем диапазонов, но, кроме статики или просто молчания, так ничего и не поймал. И когда я уже собрался выключить eI'U, перегнав движок в самый конец коротковолнового диапазона, мне показалось, что я расслышал одно-единственное слово. И все. Я ждал целый час, но больше ничего не услышал. Если это одно-единственное слово действительно прозвучало, оно, должно быть, прорвалось через какой-то крошечный ;разрыв в гасящем радиоволны тумане, разрыв, который тут же снова сомкнулся. Одно слово. Мне надо поспать ... Мне надо про спать до утра, если меня не будУТ преследовать во сне лица Олли Викса, миссис Кармо­
ди, носильщика Норма... и лицо Стефф, на которое падает тень от широких полей соломенной шляпы. Здесь есть ресторан, типичный для отелей «Ховард Джон­
СОНС», ресторан с обеденным залом и длинным в форме подко­
вы прилавком с закусками. Я собираюсь оставить эти страницы на прилавке и, может быть, когда-нибудь кто-нибудь их найдет и прочтет ... Одно слово. Если только я действительно его слышал. Если только. Надо ложиться спать. Но сначала я поцелую сына и шепну ему на ухо два слова. Знаете, чтобы не снилось ничего плохого. Два слова. Одно из них -
то самое, что я услышал: «Хартфорд». Другое слово: «Надежда». Пере.еп с IIнrпинскоrо А. КОРЖЕНЕВСКИЯ 55 НОВЬIЕ РОБИНЗОНЬI " ш аг. Ещ~ два шажка. «Не уплываю>,- молю я про себя. Знаю, он меня заме ­
тил, и единственная надежда -
лю ­
бопытство пересилит в нем страх. Еще шаг. Ясно представляю, как пахнет он, поджариваясь на костре. Сейчас, еще чуть ближе ... Он слишком поздно догадывается о моих намерениях. Я с силой мечу четырехзубую само ­
дельную острогу в плоскую треуголь­
ную голову. Готово! Не один час я пытался добыть обед. Н о четыре ската -
целые и невреди­
мые -
ускользнули. И каждый раз ломалась острога -
то один, то все зубцы сразу. И четыре раза мне при­
ходилось делать новое оружие из острых и плотных пальмовых листь­
ев. Но мы голодны, и другой возмож­
ности добыть пищу нет. Терпение, еще раз терпение ... » -
так начинает свои заметки один из двух доброволь­
ных робинзонов, репортер испанско ­
го журнала «Лос авентурерос» Фред ­
ди Вульф. 56 Ранним утром рыбак по имени Валу высадил двух любителей при ключе­
ний на островке Нуку. Он входит в архипелаг Вавау, что в северной части тихоокеанских островов Тонга. На карте есть Тонга, на некоторых обо­
значен и Вавау, но Нуку -
островок размером двести на триста метров -
не найти. Но предоставим слово самому Ро­
бинзону: « ... Итак, мы -
на необитаемом острове. Я, Фредди Вульф, Робинзон, и мой друг, конечно, Пятница. Кто из нас не мечтал о таком необитаемом острове: бриз покачивает пальмы, берега -
бесконечный пустынный пляж. Меня такая мечта обычно по­
сещала где - нибудь в безнадежной пробке на мадридском перекрестке, когда дождливым понедельником едешь на работу. Но способен ли современный человек бежать от однообразия цивилизованных буд­
ней, да и сможет ли он выжить среди дикой природы?» В прошлом кое-кому это удавалось. Например, Робинзону Крузо. Е1 о при­
ключения, как известно, основаны на реальном событии; попавший в ко­
раблекрушение моряк-шотландец Александр Селкирк провел четыре года на необитаемом острове Мас а Тьерра в Тихом океане. Теперь это остров Робинзона Крузо в архипелаге Хуан Фернандес. И вот два испанских журналиста пытаются повторить его приключение. Правда, больше чем на десять дней они не рассчитывают. Но честно отказались от всего, кроме ножей и спичек. Итак: « ... Мне удалось добыть пищу с по ­
мощью остроги: расту в собственных глазах. Цепляю ската на ветку дере­
ва, чтобы его раньше нас не съели муравьи, и опять в воду. Минут через десять вижу в воде еще одну плоскую рыбину. Бросаюсь к ней -
поздно. Скат изящно опускается на темное каменистое дно и сливается с ним. Боюсь наступить на его ядовитый хвост -
яд, говорят, не смертелен, но приятного в уколе шипа мало. И все же я на что-то напоролся -
подошвы пронизывают мелкие укольчики. Это наполовину зарывшийся в песок мор­
ской еж. Нога пылает, но сейчас главное -
пища. Метра через два зубцы остроги все же настигают вто­
рого ската! Итак, по скату на каждо­
го. И больше не надо: вдруг до завтра они испортятся? Теперь надо запастись кокосовыми орехами. К морским ранам, царапи­
нам и порезам от шершавых кокосо­
вых стволов добавляют -
и очень болезненно -
свои укусы красные муравьи. Зато вечером, усталые, мы наслаждаемся тишиной морского берега, освещенного полной луной. Правда, приходится уйти к кромк е прибоя, где меньше донимают кома­
ры, и соленая вода успокаивает зуд от укусов и порезов. Каки е -то огром­
ные рыбы подходят к самому берегу. Пытаемся сразить одну из них пал­
кой, но рыбина величаво исче з а е т в глубине. На следующее утро плетем верши из пальмовых листьев, крепим их к палкам и на отмели устанавливаем вертикально в песке. Мы так верим в свое изобретение, что оставляем ска­
тов в покое на целый день, ведь одной огромной рыбины нам хватит на несколько дней. И мы уже вс е рь е з обсуждаем способ хранения добы­
чи -
пожалуй, лучше всего будет закоптить ее. Когда начинается отлив, спешим к ловушкам. Увы -
ни одной рыбы! И в нескольких местах верши проды­
рявлены. А вот и конкурент -
трех­
метровая акула с покойно плава е т в нескольких метрах от нас. Выходит, мы наловили рыбы для нее ... Сидим в шалаше и утоляем голод и жажду кокосовыми орехами. На третий день с прогулки по бере­
гу возвращается мой Пятница с огромной раковиной в руке. На дру­
гой руке -
кровь. Он увидел темное пятно на камне под водой. Пришлось трижды нырять, чтобы оторвать ра­
кушку. И конечно, порезал руку об острые края, а продезинфицировать рану нечем. Пятница показывает мн е место, и я ныряю. Если этих громад­
ных моллюсков застать врасплох, они не сопротивляются. Я обращаюсь с ними очень осторожно, чтобы не по­
резать с я, и главное -
чтобы они не успели защемить руку своими створ­
ками. Если они захлопнутся, то впол­
н е могут раздробить кость, а то и не пустить меня на поверхность! Гово­
рят, такое бывало -
не один ловец погиб от «поцелуя тридакны ». Хоро­
шо, что мы не встр е тили гиганта ве­
сом этак килограммов на двести. Наша добыча вполне съедобна. Прав­
да, едим моллюсков сырыми. Вкус замечательный. Надеемся, что у нас больш е не будет н е до с татка в пищ е. П ос л е обед а варим коко со во е мас ­
ло. Прекрасное средство от комаров. Сначала разрезаем на куски мякоть ореха и ставим ее на костер в створке тридакны. Когда отделившееся масло всплывет на поверхность -
можно снимать, затем натирать им кожу. Этому нас научили на Фиджи. Итак, с комарами покончено. Но не идет из головы вызов, бро ­
шенный нам акулой. И мы решаем ее перехитрить: делаем маленькие вер­
ши с единственным входом. Наутро большая западня снова разрушена, зато маленькие ловушки целы и в НИХ дюжины тропических рыб. Красивые, яркие, правда, состоят они, кажется, из одних к ос т е й. После полуд е нн о го отдыха иду, за­
хватив острогу, на поиски чего-ни­
будь посущественнее. И очень скоро нахожу н е скольких рыб - шаров. Про­
тыкаю одну острогой, и она опадает, как лопнувший воздушный шар. Но то, что остается, вполне можно зажа ­
рить. Возвращается сильно взволно­
ванный Пятница -
нашел место, где водятся кальмары, сотни кальмаров. Спешу за ним, оставив лопнувший шар-рыбу на камне. Кальмары, ока­
з ывается, очень шустры и удирают от моей остроги. Приходится долго подкарауливать их, стоя на коралло­
вом рифе. Его шершавая поверхность режет босые ноги. Но пока мастерим легкие сандалии из пальмовых листь­
е в, кальмары нас н е ждут. Хорошо, что я запасся рыбой-шаром. Пора и пообедать. Вернувшись к шалашу, обнаруживаем, что муравьи уже пообедали -
от рыбы-шара остались только жесткая кожа и шипы. Позже, когда мы на Фиджи показы­
вали фотографии рыбы-шара, наши друзья из местных жителей сказали, что это единственная здесь ядовитая рыба, которую людям есть нельзя. А муравьям? .. Следующая наша добыча -
мор­
ской огурец. Существо, похожее на длинную булку, покрытую густой щетиной. Внутренности его наполне­
ны песком -
морской огурец про­
пускает его через поло е свое тело и выбрасывает наружу, отбирая нечто для себя съедобное. Выпотрошенный и нарезанный кусками, он показался очень вкусным и напомнил кальма­
ров. Мы отварили его в кокосовом молоке, налитом в створки раковин. Они служили нам и кастрюлями и тарелками. Наше житье на острове подходит к концу. На десятый день приплывает Валу, чтобы забрать нас с Нуку. Ко­
нечно, десяти дней мало, чтобы всерьез пров е рить, может ли неопыт­
ный Робинзон долго жить на необи­
таемом острове. Но эти десять дней мы чувствовали себя прекрасно. Мы не голодали, вполне могли обспечить себя рыбой. Если ловля была неудач­
ной, нас выручали кокосовые орехи: мякоть мы ели, а молоко пили. Ведь в орехе есть все необходимые вита­
мины, а морскую воду, смешанную с кокосовым молоком, МОЖНО пить. Из листьев кокосовых пальм мы построили жилье и даже смастерили из них сандалии. На листьях мы с п а­
ли, а сухие ст е бли жгли, чтобы со ­
греться. Итак, наш побег от мокрого понедельника вполне удался ... » Десяти дней действительно мало, чтобы делать серьезные выводы. Но каждый день робинзонады приносил новые возможности выжить. И теперь оба робинзона уверены, что совре­
менный человек способен жить на таком необитаемом острове. Хотя бы десять дней. Л. ЛАГУНОВА ВЛАДИМИР РЫБИН отстmник Рассказ К
огда приходила первая облегчающая пора ранней осени, предводителя скифской вольницы царя Скила охваты­
вало неизъяснимое томление. Он брал царскую сотню и мчался через степь, туда, где иссохшая, обмелевшая за лето Пана тучнела в объятиях темно-синего Ахшена и сама разлива­
лась как море. Туда, где на глинистом мысу в окружении зеле­
ных виноградников высились могучие стены Ольвии. Старики еще помнили рассказы дедов своих о том, как греки впервые появились здесь и заключили договор со ски­
фами о торговле. С тех пор каждый год приплывали сюда корабли с узкогорлыми амфорами, полными вина и оливкового масла, разнообразной черной и красной посудой. Скифы охотно отдавали за них скот, хлеб, кожи -
все, чем богаты были сами. и женщины приплывали на кораблях, красивые, с мягкими, не огрубевшими от работы руками. Их тоже иногда покупали ски­
фы и увозили в свои поселения, затерянные в степных про­
сторах среди бесчисленных перелесков. Одну из таких гречанок увез в степь и отец Скила царь Ариапит ... -
Стерегись там, в Ольвии, обычаев эллинских,- сказал Скилу сотник Овлур, когда отряд миновал степные ковыли и все в том же стремительном броске вылетел на пыльные истоп­
танные дороги среди виноградников. Греки выскакивали из своих приземистых домов, загородив­
шись ладонью от солнца, смотрели вслед отряду. Они не боя­
лись скифов, привыкли к их соседству, к их добродушию и наив­
ной щепетильности в вопросах чести. Скифу легче было уме­
реть, чем обмануть. Торговаться они совсем не умели и порой за красивую безделушку отдавали столько хлеба и кож, что да­
же ко всему привыкшим грекам было неловко. Но брали, как не брать, когда богатство само идет в руки. Не страшились воз­
мездия за свой обман, знали: скифы никогда не нарушат за­
ключенного договора. В пяти полетах стрелы от городской стены отряд встал лаге­
рем. А царь вместе с Овлуром направился к воротам. Скил был оживлен, и его конь, чувствуя состояние хозяина, все вздергивал головой, крутился. -
Зачем тебе сюда ездить так часто? -
спросил Овлур, как всегда сопровождавший царя до ворот. .-
Если уж не понимаешь ты, знающий меня с тех пор, когда я не умел садиться на КОНЯ,- раздраженно вскричал Скил,­
то что говорить о других. Ну, скажи, почему надо чуждаться эл­
линов? Это добрые люди, они честно торгуют с нами. Сколько хорошего от них?! Вот это золотое украшение на твоем гори­
те ; -
чье оно? А эти бляшки на узде?! -
Бляшки, украшения ... -
проворчал Овлур, терпеливо вы­
слушав Скила.- Пустяки все это, безделушки. Есть кое-что и поважнее. -
Во имя чего живет человек? Во имя удовольствий. Каж­
дый день всем хочется удовольствий ... -
И это говоришь ты, царь?! -
удивленно спросил Овлур.­
Как это -
во имя чего? Во имя рода ... -
Хватит,- одернул Скил не в меру разговорившегося сот­
ника.- О чем я еще пекусь, как не о роде? После того как я побываю здесь, греки больше доверяют нам. -
Разве мы давали им основания не доверять нам? -
Мы-то не давали, но согласись: доверие крепнет, если сам царь ездит к ним. И потом ... У меня же мать гречанка. Она на­
учила меня своему языку. И когда я говорю здесь по-гречески, ко мне больше доверия. --
А я бы меньше доверял человеку, который слишком мно­
ГО говорит о доверии. -
Ты мне не доверяешь?! -
Скил резко вздернул лошадь, и она вскинулась на дыбы. -
Как можно не доверять без повода? -
в свою очередь, I Чехол для лука. 58 спросил Овлур.-
Я говорю только: стерегись обычаев эллин­
ских. Скил ничего больше не сказал, подтолкнул коня жесткими каблуками сапог и галопом влетел в настежь распахнутые пе­
ред ним ворота города. И сразу тяжелые ворота, скрипя, за­
крылись. Овлур долго рассматривал массивные, черные от вре­
мени деревянные брусья и, повернув коня, неторопливо поехал назад. Услышал сзади смех, но не оглянулся. -
Иди доить своих коров! -
крикнули со стены по-грече­
ски, потом повторили, коверкая скифские слова. Овлур не знал, что ответить на них. Ведь, в сущности, ничего обидного сказано не было. ДОИ1Ь коров для скифа было делом обыкновенным. Он и сам до недавнего времени делал это с на­
слаждением. Правда, слышал, греки не раз говорили, что такая работа -
удел рабов. Но' поручишь ли рабу то, что делала твоя мать? Потому, наверное, и не прнживались рабы в скифских се­
лениях. Приводили пленных, которые затем делали то же са­
мое, что и скифы. И скоро все забывали, что они пленные. Так и жили те, кому, по утверждению эллинов, надлежало быть раба­
МИ,- равные со всеми. Порой они брали в жены скифянок и жили по обычаям скифов, и никто уж не помнил в селении, что они чужого рода-племени. -
Иди доить своих КОРОВ,- снова донеслось сзади.-
Ски­
фу не место на нашем веселом празднике! Овлур оглянулся. Двое стражников на стене грозили копья­
ми, хохотали. Он поворотил коня, достал из горита лук. Страж­
ников как ветром сдуло. Знали: скиф не промахнется и на скаку, а уж с места, даже не глядя, сшибет стрелой со стены. С полунатянутым луком в руках Овлур подождал, когда на­
смешники вновь появятся, и, не дождавшись новых криков, поехал к берегу, где раскинулась лагерем царская сотня. Здесь можно было не опасаться внезапного нападения. Кро­
ме эллинов, нападать было некому, а они никогда на это не ос­
мелятся. Потому что знают -
добродушные скифы прощают все, кроме коварства. Так что от поведения самих эллинов за­
висела их судьба. и все же Овлур расставил посты. Как делал всегда даже на кратких остановках во время степных перехо­
дов. Убедившись, что лагерь охраняется хорошо, Овлур прошел к обрыву, чтобы в одиноче"тве отдохнуть и подумать. Разде­
ваться не стал, только скинул с плеча ременную петлю горита с тяжелым луком, положил рядом на сухую землю колчан со стрелами. Снял и меч, короткий острый акинак, и задумался, поглаживая высохшими пальца'\fИ остроклювую голову грифа на его рукоятке, глядя на сияющую под солнцем гладь моря древнего Ахшена. Он думал об эллинах, в который уж раз пы­
таясь уразуметь, почему они столь высокомерны. Стены пост­
роили? Так ведь знают, что чужие они тут: как не отгородить­
ся. Умеют делать красивые вещи? Так ведь и скифские мастера это умеют, только по-своему. К тому же чаще всего не сами эл­
лины расписывают живыми сценами свои амфорь), не сами че­
канят наклады на гориты. Многие из этих красивых вещей де­
лаются руками рабов. Богатые только и умеют командовать да еще торговать. Накупят дешевого вина за морем, везут сюда и продают задорого скифам. Накупят дешевого хлеба в Скифии, везут за море и продают там задорого. Было в этом что-то недо­
стойное человека, противное ему, старому Овлуру. Но ведь не заставишь всех жить по своим обычаям ... Неясный шум отвлек его от дум. Овлур поднял голову, уви­
дел эллина в короткой тунике с бесстыдно оголенными ногами. Обеими руками эллин прижимал к себе большую амфору и что­
то кричал, зазывное и непонятное. -
Иди узнай, чего ему надо? -
приказал Овлур одному ИЗ воинов, сидевшему неподалеку. Самому идти не хотелось: солн­
це калило сквозь кожаную одежду, приятно грело старые кости. До недавней поры он и сам любил уйти в речные заводи, омыть­
ся, полежать нагишом в росной траве, радостно чувствуя, как наливается тело силой от воды, от ветра, от солнца, от кустов и трав, от всего того, что живет вокруг родных селений, хранит их от врагов, от бед всяческих. Но никогда он, Овлур, не появ­
лялся раздетый на людях. Воин прибежал оживленный, с сияющими глазами, сказал, что эллин продает вино по случаю праздника. -
Какого еще праздника? -
Не знаю. У них что ни день -
праздник. Второй раз Овлур слышит о празднике, а ничего о нем не зна­
ет. Это не годится. В походе надо знать все. Даже если это по­
ход сюда, к Ольвии, ПО проторенной дороге. Овлур поднялся, надел оружие и пошел сам к эллину. -
Сегодня день великих Дионисий! -
кричал эллин.- Се­
годня все должны быть пьяными! "Зачем ему это нужно? -
мелькнула тревожная мысль.­
Хитрость?.» Подойдя ближе, он понял: никакая не хитрость. Эллин едва держался на ногах. -
Проваливай! -
сказал Овлур. -
Не культурные скифы,- еле ворочая языком, сказал эл-
лин.- Они пьют неразбавленное вино. Овлура не обидели эти слова: -
Посмотрите на культурного эллина,- засмеялся он. Эллин пьяно икнул. -
Всем известно, что скифы пьяницы ... Вино нужно пить разбавленным. Лучше никак не пить. Не-ет, вино нужно пить разбавленным. Ну сам и разбавляй. у нас свои порядки. Наше вино для всех равно ... Наши порядки тоже для всех хороши, не то что ваши ... -
Иди, эллин. Наши порядки -
не твоего ума дело. -
Это почему же? -
озлился эллин.- Очень уж ты занос-
чив. Ваш царь и то наши порядки уважает. -
Не болтай чего не надо, язык отрежу,- помрачнел Овлур. -
Я знаю,. что говорю. Ваш царь в нашей тунике ... празднует вместе с нами ... -
Ты лжешь, эллин! -
Овлур потянулся К мечу. Бывало, и за меньшие оскорбления приходилось ему всаживать акинак в горло обидчику. -
Эгист никогда не лжет! .. Идемте, я покажу ... вашего царя. -
Идем. Но если ты лжешь! .. Овлур махнул рукой, и четверо воинов встали рядом с ним, обнажив мечи. Заплетаясь ногами, эллин пошел впереди, шле­
пая сандалиями по дорожной пыли и все оглядываясь. -
Идите и сами ... посмотрите ... на своего царя. -
Но ведь ворота заперты. Ты знаешь, что в город f[e прой-
ти, и потому лжешь. -
Ворота заперты, зато калитка ... открыта,- эллин вдруг побледнел, поняв, что сболтнул лишнее. Если узнают, кто ука­
зал на потайную калитку, худо будет ему. -
Веди!.. .., Крохотная дверца под башней и в самом деле открылась без труда. Низко согнувшись, Овлур шагнул в холодный сырой мрак и сразу споткнулся об узкие каменные ступени. -
Иди вперед! -
подтолкнул он эллина. Ступени были высокими и крутыми. Свет, проникающий че­
рез узкие оконца, позволял рассмотреть большие блоки изве­
стняка, черные от копоти факелов, местами обтертые, оглажен­
ные плечами и боками, как видно, часто поднимавшихся по этой лестнице стражей. Наконец блеснул солнечный свет, и Овлур вышел на просторную площадку, огражденную со всех сторон каменными зубцами, из-за которых, как он сразу оценил, удоб­
но было метать дротики и стрелять из лука. Овлур никогда не видел Ольвию и ее окрестности с такой вы­
соты и с любопытством оглядывался. Водная гладь поднима­
лась стеной и, казалось, готова была выплеснуться на небо, ес­
ли бы ее не останавливал другой берег залива, темневший вда­
ли. Внизу, за балкой, бродили кони и вразброс стояли, сидели, лежали воины царской сотни. А с другой стороны ярким ковром стлались краснокирпичные крыши города. Черными прямыми линиями тянулись мощенные камнем улицы, огороженные с обеих сторон сплошными серыми стенами домов. Дома были разные, совсем крохотные и огромные, в два этажа, с Простор­
ными дворами, окруженными тенистыми портиками. Вдали бе­
лели колонны каких-то больших строений. -
Во-он там -
теменос и аroра,- тыкал эллин рукой куда­
то в пространство, ПЬЯНО наваливаясь на Овлура.- Храм Зевса, храм Аполлона Дельфиния, гимнасий, торговые дома ... Во-он самое большое здание -
там собираются философы, ораторы, там ... -
Где Скил? -
прервал его Овлур, кладя руку на рукоять акинака. Эллин, совсем позабывший, зачем он сюда пришел, икнул и побледнел. Придут ... Должны прийти ... Поют уже. -
Кто поет? -
Праздник... В честь Диониса. Откуда-то из улиц доносился непонятный шум, то ли и в са­
мом деле пели вразнобой люди, то ли оплакивали кого. Потом в конце улицы показалась толпа мужчин, женщин, суетливых мальчишек. Шатаясь, люди хватали друг друга за тонкие туни­
ки, обнажая и без того почти голые тела, обнимались, пели кто как хотел, не останавливаясь, пили из черных и красных чаш, разливая вино себе на грудь. -
Вон ваш царь, во-он пьет как раз,- заговорщически шеп­
тал эллин. Это было невозможно. Но это было так. Царь скифов, дос­
тойный Скил, одетый в недостойную эллинскую тунику, в чужих сандалиях и без шапки обняв одной рукой такую же полуразде­
тую эллинку, пил, запрокинув голову. Вино стекало по бороде и струйкой лилось на окатанные камни улицы. -
Скил! -
громко позвал Овлур, выхватывая из горита ту­
гой лук. Голос его утонул в шуме толпы, но Скил расслышал, заметал­
ся глазами по сторонам. Наконец он догадался, посмотрел вверх и отпрянул к стене, выронив чашу. Овлур и еще двое вои­
нов из охранной сотни стояли на башне с натянутыми луками. -
Иди к воротам, Скил! -
Это же я, царь,- пробормотал Скил и, поняв, что его не расслышат, закричал во весь голос: -
Ты поднял лук на царя! Гневного, как он хотел, окрика не получилось. Голос сорвал­
ся на какой-то визг. -
Иди к воротам, Скил! И ни шагу в сторону! Вокруг скифского царя сразу образовалась пустота. Пьяная толпа ольвийских вельмож отшатнул ась, затихла. И Скил пошел. Медленно волоча ноги, словно на них были не легкие сандалеты, а жесткие, иссохшиеся сапоги в тяжелых комьях грязи. Когда открылись ворота и Скил увидел своих воинов, еще ут­
ром таких послушных, готовых умереть по приказу царя, пер­
вым его желанием было крикнуть что-нибудь привычное, воин­
ственное, чтобы погас этот чужой гневный блеск в их глазах, а затем велеть стащить с башни Овлура, оскорбившего царя, но понял, ЧТО никто не послушает его -
голоногого, одетого в эл­
линскую тунику, обнажавшую плечи. И он стоял совсем уж про­
трезвевший, растерянный, не зная, что предпринять для своего спасения. Единственный, кто мог бы пожалеть его не как царя, а просто как человека, был дядька Овлур. Но и его уже нет с ним. Никого нет. Никого?! Волна гнева захлестнула Скила. «Ладно,- подумал он,- вернемся домой, я ИМ припомню этот свой позор. Так ос­
корбить царя на глазах всей Ольвии! Всем припомню и Овлура не пожалею! .. » Скил попытался принять царскую осанку, но скоро понял, что ничего у него не получается: виновата эллинская туника. В ней так удобно было возлежать на пирах, но здесь, среди су­
ровых воинов, он был смешон в этой тунике. Смешон, и только. Скил оглянулся, нашел глазами доверенного эллина, держав­
шего в руках его одежду, его оружие, махнул ему, чтобы подо­
шел. Но эллину не дали приблизиться. Кто-то встал у него на пути, вырвал узел царской одежды, затерялся среди воинов. -
Иди, Скил, К своему коню,- сказал Овлур.- Пора ехать. -
Где моя одежда?! -
закричал СКИJJ. Он знал: этого его гневного окрика страшились многие. Но сейчас никто не испу­
гался, а иные даже засмеялись. -
Твоя одежда на тебе,-
сказал Овлур таким ледяным то­
ном, что по спине Скила пробежала дрожь. Он снова хотел крикнуть, чтобы принесли его одежду, но не успел: два воина бесцеремонно кинули его в седло, и сразу же вся сотня взяла в галоп и понеслась по всхолмленной степи, все время держа справа блескучую гладь лимана. И ни один эллин не решился скакать следом, каждый знал: когда речь идет о скифской чести, лучше не вмешиваться. В вопросах защиты своих обычаев скифы не знают компромис(~ов. Что такое сотня воинов? Ольвийский гарнизон мог бы и отбить Скила. Но тогда придут скифы со всей великой степи. И скифы не пожалеют S9 жизней своих, чтобы отомстить городу, оскорбившему обычаи их предков. И Скил, скакавший в плотном строю всадников, знал это и уже не рассчитывал на чью-либо помощь. Н очью даже у костра он не мог уснуть от холода. Туника, так радовавшая днем среди раскаленных от солнца стен, где было душно даже в тени портиков, здесь, в ночной сте пи, казалась и не одеждой вовсе, а какой-то насмешкой над одеждой. -
Дай мне одеться,- с непривычной для не го мольбой в го­
лосе попросил он у Овлура, когда тот подсел к костру. -
Ты должен предстать перед старейшинами в этой своей чужеземной одежде,- сказал Овлур. Только теперь Скил понял, зачем творится над ним это у ни­
жение. Предстань он перед старейшинами в царском одеянии, многие ли решатся осудить его? А в этой тунике СН уже не царь, и не будет ему ни прощения, ни спасения. За. измену обычаям одно ему будет наказание -
смерть. Ты мой воспитатель, ты виноват вместе со мной. Я виноват,- согласился Ов лур. Отдай мне одежду. Овлур ничего не ответил, и Скилу показал ось, что дядька го­
тов уступить. -
Я тебе за это золотое кольцо дам. Царск ое кольцо, еще от деда моего Аргота. Он попытался стащить кольцо с пальца, но оно как прир ос­
ло -
не снималось. -
Не подобают мне знаки царской власти,- сказал Овлур, вставая. Он отошел от костра, но тут же вернулся, остановился над сидевшим у самого огня Скилом, заговорил медленно, слов­
но выдавливая слова:- Совсем испортили тебя греки. « Я тебе за это ... >} Эх ты! .. Подумал бы: за что -
за это? Винова т ... Я один виноват. Приму любую кару как благо. Овлур резко повернулся и быстро пошел в ночь, в темень, ту­
да, где край звездного полога прята лся за край земл и. Лучше бы ему умереть в степ и этой ночью! Вернулся Овлур утром, когда заря-заряница уже растеклась на полнеба, оповещая о близком восходе небесного царя -
Солнца. Скила у костра не было. Следы, оставшиеся на влаж­
ной от росы траве, говорили, что царя сопровождал один из вои­
нов, что вдвоем они долго уходили, крадучись, ведя коней в поводу, чтобы беглецов не выдал стук копыт. Ц елый день сотня шла по следу. К вечеру, когда стало ясно, что Скил уходит К Донаю, во Ф ракию, Овлур велел прекратить Рисунки В. НЕВОnННА 60 преследование. Куда еще спасаться поклоннику чужого Дио­
ниса, как не во Фракию, где, как говорят, и народился этот са­
мый Дионис! Теперь надо было скакать, не останавливаясь, чтобы скорей принести домой весть о бегстве царя. Ночи были душные, совсем н е осенние. Или это только каЗд­
лось Овлуру, охваченному тревогой и душевными терзаниями? Нет, не за себ я он стра ши лся, знал: его жизнь кончена. Если, как дядька царя, з навший его с мягких ногтей, не уберег еще во младенчестве от напасти. А ведь мог, мо-ог! Видел, как мани­
ла его мать-гречанка прелестями далекой Эллады, песни чужие пела, стихи говорила неведомые. Виде л, да только что мог сде­
лать? Любил ее, гречанку, царь Ариапит, баловал своего сына -
Скила. И все видели. Только не в обычаях скифов чураться чу ­
жеземного. Считалось: чужеземное -
само по себе и никак не может быть помехой своему, родному. Кто мог знать, что так они скажутся, материны песни, доведут до измены обычаям предков?! Не сп ал Овлур во время коротких ночных остановок, когда нужно было дать отдых коням и размять занеме вши е ноги, ходил один по степи и все думал: чем обернется для рода­
племени эта царева измена? Не привел бы он в степь чужезем­
цев, не указал бы дорогу к могилам предков. Когда эта мысль впервые пришла к Овлуру, он рассмеялся невесело, и смех его был похож на лай лисицы. Мало ли, что та­
кое почти невозможно. Но речь шла о слишком серьезном деле, чтобы пренебрегать даже малой малостью... . Он рассказывал старейшинам о случившемся, сняв с себя все оружие в знак печали и готовности сразу же принять лю­
бую кару. Но старейшин мало озаботила судьба Овлура. Пер­
вое, что сделали о ни,- выбрали нового царя, брата Скила. А первое, что сделал новый царь,- велел Овлуру тотчас же гото ­
вить поход. Даже Овлур; сызмала знающий обычаи своего древнего на­
рода, не предполагал, что случившееся всколыхнет всю степь. Тысячи за тысячами уходили на закат, туда, где у глубоких вод Доная, нахо д илис;ь владения фракийцев. Кони стелились над ковылями черными, рыж и ми, серыми птицами, и не было силы, которая могла бы остановить ЭТУ'ла­
вин у. Донапр, Донастр, а тем более мелкие реки перемахнули разом где вброд, где вплавь. А пер ед могучим Донаем оста н о ­
вились, растеклись по низким берегам, и ни человеку, ни зверю, ни птице не было ни пр охода, ни пролета. День стояли, и другой, и третий, ждали вестей от высланной впере д сот ни. Овлур вел ее, не страшась нич его. Он уже испил свою чашу позора и теперь искал смерти в бою. Но фракийцы в бой не вступали, маячили конными отрядами впереди по хол­
мам и исчезали, словно заманивали. Поутру четвертого дня сотня вернулась целой и невредимой, при везла Скила. Овлур стоял перед новым скифским царем, ждал решения. -
Что сказали фракийцы? -
спросил царь. -
Сказали: пусть скифы забирают своего изменника и ухо-
дят. Сказали: тот, кто не дорожил своим, чужим тем более до­
рожить не будет. Фракии изменники не нужны ... -
Скифии они тоже не нужны,- резко бросил царь.­
Пусть остается на чужбине. -
Брат! -
с ужасом и надеждой в голосе вскричал Скил. -
Пусть остается здесь, в этих болотах.- Блеснувшим на солнце акинаком царь указал на густые заросли камышеЙ.­
Отведи его туда. Твоя, Овлур, вина, тебе ее и искупать. Овлур вернулся скоро, с короткого меча капала кровь. Он протянул к царю руку и разжал кулак. На мозолистых буграх ладони тускло поблескивало золотое кольцо. -
Скилу оно больше не нужно, возьми. УВИДЕТЬ МИНУВШЕЕ Прошлое скрыто от нас толщей ушедших лет -
столетий и тысячелетий. По материалам археологических раскопок или письменным источникам историки узнают о событиях, проис­
ходивших в весьма отдаленное от на с время. Но, зная отдель­
ные факты, кратко и сухо изложенные в документах или худо­
жественно поданные в мифах и сказаниях, все же доподлинно точно нам никогда не станет известно, каким образом все про­
исходило. Можно лишь предположить, как складывались собы­
тия, реконструировав определенный момент из жизни далеких предков, и таким образом как бы увидеть все собственными гла ­
зами. Писатель должен обладать обширными историческими знаниями. Он не может позво л ить себе уйти в одно домысли­
вание, nренебречь фактами. Ко гда литературная версия прош­
лых событий строится на основе документальных свидетельств. -
Мне оно тоже не нужно,- сказал царь. -
Это кольцо при надлежало твоему деду. Царь взял его двумя пальцами, осторожно, словно оно было горячим, поднес к глазам. На перстне была изображена богиня Табити, сидящая на троне с зеркалом в руках. Рядом грече­
скими буквами вырезано имя Скила и еще одно имя -
Аргот. Царь с силой сжал кулак, почувствовал, как подалось, смя­
лось кольцо. Аргот -
так звали деда, которого он едва помнил. Овлур стоял перед царем, ждал. Конь нетерпеливо переступал ногами, фыркал в лицо Овлура. И все в свите царской ждали. Старые, привыкшие к походам и боям ВОИНЫ готовы были ри­
нуться туда, куда укажет царь. А царь смотрел на свою руку, на побелевшие, сжатые в кулак, пальцы и медлил. Вдруг он резко отшвырнул кольцо далеко от себя, в камыши, где остался Скил. -
Оно осквернено изменой,- глухо выкрикнул царь. И, вскинув коня на дыбы, понесся по берегу реки, поворачивавшей на восход. И вся свита поскакала за ним. И сотня за сотней, ты­
сяча за тысячей потянулись следом. Скифская конница уходила в свои степи ... Эта форма художественного и зложе ния истории наиболее до­
ходчива, а з начит, з начительн ее воспитательная роль ее. Дока за т ельством тому пр едлагаемы й расска.з В. Рыбина "От­
стуnниК». В нем речь идет о том период е в ис т ории скифов и греческих колоний Причерномарья -
в частности Ольвии,­
когда скифское общество испытыва ло мощное влияние -
со­
циально-экономическое, политичес кое. К УЛ ЫУРllое -
со сто­
роны греков, все более и б олее явствеы/О обнаружив ая черты разложения родоплемеюю г о строя и выхоiJя на дорогу созда­
ния раннекланового общества. Автор убедительно и дока з ательно рису е т картину п ере лом­
нога момента в верхах скифского об щества, ко г да националь­
ное достоинство, память предков, честь и долг пр еда ются за миг веселья; ко гда забывают, что чуже земцы н е мо гу т дать во­
лю и благо собственному народу и предавший его -
Обречен. А. С А Х А РОВ. доктор исторических наук 61 <,ЛОДКА МОЯ БЫСТРА ... » Не раз за последние десятилетия распро· :транялся слух, будто всемирно нзвестные венецианские гондолы доживают свои по­
следние дни. Мол, и число их резко сокра­
тилось, и мастеров-лодочников уже не оста­
лось, и профессия гондольера потеряла прежний блеск: якобы СЛIfШКОМ сильна кон ­
куренцня со стороны моторных плаватель­
ных средств. И все же молва об упадке гон­
дол -
не более чем легенда, порожденная либо злорадством пресыщенных туристов, Лl!бо плОхой информированностью коррес­
пондентов. Гондолы не ушли в прошлое! По­
рукой тому -
знаменитая венецианская регата, которая проходит в сентябре и с каждым годом лишь набирает силу. В сорев­
нованиях принимают участие лодки различ­
ных классов и категорий, но самого массо­
вого зрителя собирают, конечно же, гонки гондол. Здесь уж любому скептику понятно, что традиция не угасла. По-прежнему есть в Венеции гондолы, немало корабелов, ис­
пользуюших каноническую теХIЮЛОГИЮ, и, конечtlо же, не пере велись гондольеры, ко­
торые не только умеют распевать звучные песни, но и шестом работают так, что любо­
дорого посмотреть. РЫНОК СЫРОВ работает еженедельно, по пятницам, открыт с апреля по сентябрь. Такие объявления могли бы висеть в голландском городе Алк­
маре, если бы ... если бы упомянутый рынок нуждался в рекламе. На самом деле, тради ­
ционный <,касмаркет» -
это не просто ры­
нок, а и народная ярмарка, и <,выставка до­
стижений сырного хозяйства », и веселый праздник, известный не только в Нидерлан­
дах, но и далеко за пределами страны. Разу ­
меется, у оптовых покупателей на первом плане -
коммерческие интересы, но когда сделки завершены и большие партии «гуда" или « эдаМСkОГО » отгружены, вполне МОЖНО уделить время развлечениям. Например, по ­
смотреть на <,парад сыров ». Это длинная про­
цессия «касдрагеров>, -
носильщиков сы­
ров. По традиции, они одеты в белое, на голо­
вах -
соломенные шляпы, а в руках, конеч­
но же, сыры, множество сыров, подсчитать ИСТИНllое количество которых способен толь­
ко настоящий знаток или завсегдатай «кас­
маркета >,. РИМЛЯНЕ В ГВАТЕМАЛЕ Весной на улицах гватемальского города Антигуа-Гуатемала можно встретить ... рим­
ских пехотинцев в полном облаченин. Понят­
но, ЧТО это переодетые горожане, и смешение эпох вызвано не фантастическими, а какими­
то реальнымн причиНамн. Какнми же? Вср­
таки очень у ж далеко отстоят друг от друга во времени и пространстве современная Гва­
гемала и Древннй Рнм. Дело в том, что на­
родные театрализованные представления разворачиваются в Антнгуа (как, впрочем, во многих латиноамериканских городах) на страстной неделе. Роль Иисуса Христа, ко­
нечно же, может исполнять ТОЛЬkО один человек. Роль Понтия Пилата -
тоже. Есть еше два обязательных персонажа -
разбой­
ники, которых распяли вместе с Христом. Однако желающих принять участие в у лич­
ном спектакле куда больше. Что же оста­
ется? Остаются « вакантные » 110ЛЖНОСТИ римских солдат -
ведь Понтий Пилат был римским наместником Иудеи. И пусть гар­
низон Пилата состоял в основном из греков, сирийцев и самарян,- эти подробности ныне мало кого интересуют. Главнuе -
раздобыть или ИЗГОтовить наряд, хоть отдаленно напо­
минающий доспехи римского пехотинца,­
и ты уже не зритель действа, а непосредст­
венный его участник. БЕЗ ОДЕКОЛОНА НЕ ВХОДИТЬ! Национальный парк только называется парком. Чаще всего это настоящий лес­
огромный, дремучий, дикий ... Немудрено, что посетители национальных парков США частенько сбиваются с маршрутов и оста­
ются один f-fa один с необузданной приро­
дой. Органи з уются поиски, специальные отряды тратят много времени и сил на по­
иски заплутавших туристов. Теперь введено новое правило: каждого гостя заповедника опрыскивают индивидуальным аэрозольным одорантом, после чего натренированные собаки -
если понадобится -
без труда отыщут потерявшихся. СИЛА БЕГУЩЕЙ ВОДЫ Водяное колесо, водяная мельница, 'но ­
РIfЯ, водяная турбина -
большой путь про­
делало неХllтрое когда-то устройство, ис­
пользующее силу движущейся воды. Самое раннее литературное упоминание о водяном колесе нахоД"м в одном греческом стихо­
творении, датированном 50-м годом до на­
шей эры. Речь там шла о нимфах, переби­
рающих НОl'ами на вершине колеса, отчего устройство якобы и приводилось во враще­
ние. Самое большое колесо и древности бы ­
ло на территории Римской империи в сирий ­
ском ГОРОД е Хама: его диаметр достигал 40 метров! Нынешняя технология, как известно, во многом идет по пути микроминиатюриза­
ции. Этот процесс коснулся и водяных тур­
БИII. В Великобритании выпускаются не­
большие турБИIIЫ для производства электри­
чества в домашних условиях. Правда, в ос-
1I0ВНОМ они идут на экспорт. За пользова­
ние водой в ВеликобритаllИИ взимаются весьма высокие суммы, поэтому выгода от <,даровой" энергии не покрывает расходов I'fа оплатv счетов за воду. ЧЬЕ УХО СИЛЬНЕЕ? Да, и такое соревнование входит в эски­
мосско - индейские олимпийские игры, кото­
рые вот уже более четверти века ежегодно проходят в городе Фэрбенксе (штат Аляска, США). Три дня соревнуются участники в традициоиных видах спортивных игр и на ­
циональных танцев на закрытом стадионе « Биг Диппер. (<<Большая Медведица » ). Конечно, « ухоборство » -
занятие доста­
точно болезненное, но кто сказал, что победа должна доставаться легко? « ПУСТЬ ПТИЦЫ ЛЕТАЮТ » Этот международный девиз любителей го­
лубей -
не просто крылатая фраза, но и призыв к действию, что подтвердила исто­
рия, произошедшая недавно во время сорев­
нований голубеводов. Состязания проходили в польском городе Гданьске. Голубеit выпу­
стили, и они должны были вернуться домой. Большинство птиц так и поступило, потратив на дорогу день-два. Только голубь, принад ­
лежавший румынскому голубятнику Юсти­
чу Чуботариу из города Дорохой, куда-то подевался. От Гданьска до Дорохоя­
около девятисот километров, расстояние не маленькое, однако для опытной птицы не проблема, и тем не менее голубь пропал ... Появился он только через три неде л и, причем принес маленькую записочку. Впо­
следствии выяснилось, что на птицу напал хишник, она измеиила направление полета и, раненая, еле долетела до польского города Сувалки (300 километров от Гданьска), где ее и подобрал местныА голубевод. Он выходил голубя и, когда счел птицу здоро­
вой, отпустил домой. Надо думать, читатели уже догадались, чтб было в записке, пере­
сланной сувалкинским Айболитом с голу­
бем. Ну, конечно. Всего три слова: « Пусть птицы летают •. КОГДА КОВРЫ БЫЛИ ЖИВЫМИ Крашение текстиля можно производить на любой стадии технологического процесса: красят и пряжу, и НИТЬ, и ткань, и готовые изделия. Но, пожалуй, наиболее простой и незатейливый способ сушествовал в древней Месопотамии. В те седые времена расцвета Вавилона подбор цвета буду шей одежды происходил на самом раннем этапе, а имен­
но: красили непосредственно овец. Может быть, в наши дни стоит ВСПОМНИТЬ эту тех­
нику? По крайней мере, разноцветные отары, пасущиеся на зеленой мураве в ожидании стрижки, выглядели бы весьма эс тетично. ЖЕВАТЬ -
НЕ ПЕРЕЖЕВАТЬ История жевательной резинки, воспри­
нимаемой обычно как изобретение ХХ века, уходит тем не менее в глубокую древность. "'олдаты Александра Македонского жевали веточки дикой мяты (резинкой это не назо­
вешь, но навыки жевания вырабатывались устойчивые). Эскимосы жевали (и жуют) китовый жир и китовую кожу. Народности Западной Африки жевали орехи дерева кола. В некоторых областях Восточной Африки было прииято жевать ладан -
ароматичес· кую смолу лад анного дерева. Андские индей­
цы жевали листья коки. Китайцы -
корень женьшеня. Ныне множество л юдей в мире регулярно жуют бетель. И так далее ... Видимо, пристрастие к жеванию глубоко сидит в человеке. В северных странах издав ­
на жуют живицу хвойных деревьев. В сере­
дине прошлого века в Европе на роль жева­
тельной резинки пробова лс я свечной воск. В 20-х годах нынешнего столетия -
ас· фальт. Трудно сказать, чтб бы сейчас жевали жители Северной Америки и Европы (да и прочих континентов тоже), если бы не счаст­
ливое озарение американского доктора Адамса, который бился над проблемой син­
тетического каучука. В качестве сырья он пробовал различные вещества, в том числе и « чикл» -
смолу дерева саподилья, произра­
стающего в Южной Америке. Резина из нее никак не получалась, хотя эластичность смолы была отменной. Доктор Адамс совсем уж было отчаялся, и тут решился попробо­
вать чикл на вкус. Результаты известны всем ... США поныне лltдируют в жевании ре з ин­
KIt, которая делается на основе чик ла. Ста­
тистики подсчитали, что еслlt бы из всей резинки, потребляемой в Америке за год, сделать одну палочку, ее длина составила бы S миллионов километров. Двести э кваторов! Рисунки В. Чи*иков. ПУТЕШЕСТВИЕ НЕБЕСНОГО ГОСТЯ Так хочется дотянуться, дотронуться ... Это не обряд, н е ритуал, н е свяшеннодеЙст. вие. Просто любому посетителю Американ­
ского музея естественной и сто рии в Нью­
Йорке (США) -
особенно есл и даиный посетитель не вышел из школьного возра­
ста -
интересно дотронуться до знамени­
того (~ Анигито », второго по величине цель­
ного железного метеорита в мире, весящего около 34 тонн. Интерес понятен. Ведь до самого большого железного метеорита, име­
нуемого Гоба, дотянуться не так -то просто. Эта огромная глыба в есо м 60 с л ишним тонн лежит, наполовину ззрывшись в землю, на месте падения -
в Северной Намибии. Интересна история Анигито, у павшего в Гренландии, на мысе Йорк, как считают уче ны е, десять тысяч лет назад. Эскимосы издавна боготворили небе с ный кам е нь, отко­
лотые от него кусочки с чита л ись лучшими наконечниками для гарпунов. В 90-х годах прошлого века американский по л ярный пу ­
тешественник Р обе рт Пири уговорил грен­
ландских эск имосов открыть ему местополо­
жение камня, а впоследствии исследователь умудрился погрузить метеорит на свое судно и отправить в Америку. Трудным был путь Пири на родину: мало того, что погода выда ­
лась крайне неблагоприятная, так е ше и ком­
па с впал в безумие, оказавшись по соседству с гигантской железной ма ссой. Т е м не менее в 1897 году мете орит был доставлен в Нью ­
Йорк И впо следст вии занял свое место в му зее. КОСМЕТИКА НА ВЫСОТЕ Имя адмирала Нельсона знакомо не одним англичанам. Памятник флотоводцу, воздвиг­
нутый в центр е ЛОНДОII3,- н е что врод е ви­
зитной карточки британской столицы. Он представ л яет собой гранитную ко ло нну, на вершине которой и установлена фигура героя битвы при Трафальгаре. Высота колонны не маленькая -
56 мет· ров, одиако и там адмирал не может чувст­
вовать себя в безопасности: э розия, дитя ХХ века, доносит с вое д ыхание и не на такие ВЫСОТЫ. Лет ДВitIlцать назад, когда ПОКОН­
чено было с лондонским смогом, когда стро­
жайшие меры заставltли горожан отказаться от любимых каминов, пожиравших уголь и сланцы,- одинокого адмирала впервые по­
сетили косметологи. Не с пудрой, помадой или иным макияж е м, а с песко с труйными аппаратами и ве д рами ц е мента. Очистив для начала треуголку, доб рали сь и до лика. Там обllаружились изрядные дыры. Реставрато­
ры заделали их, потратив немало цемента, и адмирал вновь погру зилс я в достойное оди­
ночество. А ко с метологи с той поры его не забывают: ведь главный закон ко с метики -
постоянный уход. 63 На п е р во й странице о б л о ж к и: КИТАЙСКАЯ НА­
РОДНАЯ РЕСПУБЛИКА. Пра зд ­
ник воздушных змеев в го род е В э йфан, nр ов инция Шаньдун. Мно го крас о чный дракон, символ совершенства, легко парит над за полненным з рителями стадио­
ном. Нынешний год -
п о восточ­
ному ка ле ндарю год дракона­
должен быть добрым, удачным. Считается, что именно в этом го ­
ду за ключаются самые счастли­
вые браки. То же самое можно сказать и о любом начинании. Поэтому и пра зд ник в Вэйфан е проходи л под з наком дракона. В э том году Вэйфан собирал гос т ей уже в пятый ра з. Это одно и з лю­
бимейших увлечений взрослых и детей в Кита е. (Зам етку о воз­
душных з меях см. на стр. 26) Сто л ица Р ес пуб л ики Ма ль та -
го род Вал леrrа со сво ими срос­
шимися боками многоэтажными домами, узкими крутыми улица­
ми -
больше всего похож на кр е пость. (Вы видите его на третьей странице об­
л о ж к и). Он и был крепостью, поско льку сама Ма льта многие века служила твердыней като л и ­
ч ества п е р ед л ицом мус ульман ­
ского Во стока. (Заметку (,С амый трудный язык в мире?» см. на с тр. 47.) ФОТО А. МИЛОВСКОГО Г лаВНblЙ редактор А. А. ПОЛЕЩУК Редакционная ко л л е г и я: В. И. АККУРАТОВ, В. И. БАУЛИН, Л. М. БРЕХОВСКИХ, А. К. ГЛАЗУНОВ, Ю. Ю. ЖИТКОВСКИЙ, Р. Ф. ИТС, А. П. КАЗАНЦЕВ, Ю. Б. КАШЛЕВ, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. А. ЛЕБЕДЕВ ( заместитель главного редактора), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ (ответствеННblЙ секретарь), Ю. А. СЕНКЕВИЧ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГАРОв, А. В. ШУМИЛОВ Наш адрес: 125015, Москва, A-15, Новодмитровская ул., 5а. Телефоны: для справок -285-88-83; отделы: « Наша Родина »-
285-89-83, иностранный -
285-89-85, науки -
285-89-38, литературы -
285-80-58, писем -
285-88-68, иллюстраций -
285-89-36, приложение « Искатель » -
285-80-10, секретариат -
285-88-25 в номере использованы иллюстрации из журналов: .Лос авентурерос » (Испания), « Мериан» (ФРГ), .СаЙенс дайджест.) (США). Художественны," редактор М. ФеДОРОВСКilА. Макет Г. KOMapOBiI. Технически," peAilKTOp О. 60,"КО. © <'Вокруг света», 1988 г. Сда.но в набор 22.04.88. Подп. к печ. 02.06.88, AOI028. Ф о рмат 84 Х 108'/". Печать офсетная. Условн. печ. л. 6,72. Усл. кр.-отт. 28,56. Учетно-иэд. л. 12,1. Тираж 2 900 000 экэ. Зака з 92. Цена 80 коп. Типография о рдена Тр удо вого Красного Знамени иэдательско-полиграфиче­
ского объединения ЦК ВЛКСМ «Молода я гвардия ». Адрес: 103030, Мо с ква, К-30. Суще.ская. 21. « Вокр уг света », 1988, 1-64, ипо ЦК ВЛКСМ «Молодая гва р дию), 70142. 2-я сТр. обл. Почтовый дилижанс 2 В ладими р УСТИНЮК В ноч ь н а Ивана Купала. 4 Юрий ПЕРЕСУНЬКО Горит тайга ... 6 В. СОЛОВЬЕВ « П елик аны », стерегущие огонь 10 Александр ГЛАЗУНОВ П усть камень не рассыплется в прах 14 Яцек ПАЛКЕВИЧ В поисках Большого При ключе ни я 18 Лидия ЧЕШКОВА Стоит изба на угоре ... 23 С СВИСТУНОВ Амазонский щит 25 Н'то мо и другие 26 Л. ЖУРОВА Драконы над Вэйфаном 28 Игорь ЗОТИКОВ Н е езд ите по интерстейт ночью 32 Ф арли МОУЭТ К онец бизоньей тропы 35 В. ТРОИЦКИЙ Н овый квадрат поиска 36 Тим СЕВЕРИН За Улиссом на Итаку 46 Сергей КОНДАКОВ Крокодил не простит ... 47 Л.ОЛЬГИН Самый трудный язык в мире? 48 Стивен КИНГ Туман Р оман 56 Л. ЛАГУНОВА Новые робинзоны 58 Владимир РЫБИН От сту пник Р ассказ 62 « П естрый мир » --, "_.--
---
--r""'--'-' .. _----------
'1: ~ __ • '"1 ~, ___ - -'-~, ",о,,' ,,';.} ,>'~ .. ~~ ~:.: .~:>:". -
} :"""-... ---' . , " ,. -,.~ Велика и могущест­
веина была цивилиза­
ция майя. Много было в ней городов, славив­
щихся величественны­
ми храмами и пирами­
дами, дворцами, стела­
ми и алтарями, комп­
лексами для игры в мяч. В районе Петен, распо­
ложенном на севере Гватемалы, до сих пор немало памятнико&, на­
поминающих о расцвете майя. А столицей этих центров вполне мог быть Тикаль, знамени­
тый «город-сад., уди­
вительно точно вписан­
ный в естественный (JeЙзаж, гороц, где нахо­
дились самые высокие пирамиды и храмы всей области майя. Одио из самых больших зда­
ний -
так называемый храм IV, ВЗЦblмающнй­
ся на высоту 70 метров. И вцруг ••• -
в истори­
ческом смысле действи­
тельно «вдруг .. -
ци­
вилизация майя угасла. «Города остались нетронутыми,- писал американский архео­
лог ч. Галленкамп,­
без следов разрушений или перестроек, как будто их обитатели со­
бирались вскоре вер­
нуться. Но они не вер­
нулись. Города окутало безмолвие .••• это безмолвие стало нарушаться лишь в на­
ше время. во многих старинных центрах майя ведутся археоло­
rические раскопки. А .. город-сад. ТИкаль во­
шел в Список всемир­
ного наследия. ISSN 031t-0669 Индекс 70t.1 Цена 80 коп. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
644
Размер файла
82 485 Кб
Теги
1988
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа