close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1988-12

код для вставкиСкачать
КРУГ PAВHbIX Мы живем в rocygapcTBe, объеgиняющем БОАее ста наций и HapogHoc-
теЙ. У нас нет национаАЬНОГО и расового угнетения -
все HapogbI равны в правах, гарантированных Конституцией СССР. За этими, с geTcTBa зна­
комыми нам прописными истинами,- реаАьные факты нашей gействи­
теАЬНОСТИ, к которым все мы наСТОАЬКО ПРИВЫКАИ, что gаже не можем порой по gостоинству их оценить. Никто из зgраВОМЫСАЯЩИХ Аюgей, к какому бы Hapogy он ни принаg­
АежаА, не станет сегоgня утвержgать, что интернационаАИЗМ -
это ПАО­
хо, а национаАИЗМ -
хорошо. Ч еАовечество, к счастью, все БОАьше начи­
нает осознавать себя еgиным сообшеством, начинает понимать, что на­
ционаАьные распри могут обернуться мировой катастрофой. Отчего же в нашем многонационаАЬНОМ rocygapcTBe, основанном на принципах ин­
тернационаАизма, стаАО в nocAegHee время неспокойно? Что происхоgит с нами, гражgанами Страны Советов, считающими себя поgАИННЫМИ интернационаАистами? А происхоgит то, что происхоgит со всей страной, пытающейся стрях­
нуть с себя оковы времен КУАьта личности и многолетнего застоя. НеАепо было бы ПОАагать, что gеформация социаАьно-экономических отношений не сказаАась на межнационаАЬНЫХ отношениях, тем БОАее что социаАИЗМ СТРОИАСЯ в стране, rge нации и Hapogbl нахоgИАИСЬ на самых раЗАИЧНЫХ ступенях исторического развития. ВГАяgитесь повни­
мательнее в конфликты ПОСАеgних лет: их истоки Аежат в социаАЬНОЙ неустроенности, принимаемой многими Аюgьми за ущеМАение нацио­
наАЬНЫХ интересов, за попрание своих гражgанских прав, а также во мно ­
гих ошибках ПРОШАОГО в оБАасти национаАЬНОЙ ПОАИТИКИ. Прикрываясь госуgарственными интересами, союзные министерства и BegoMcTBa возвоgИАИ в национальных районах ПРОМЫШАенные объекты, не считаясь с интересами местных житеАей и gаже с возможностями обеспечить эти объекты рабочей СИАОЙ, что привоgИАО к беССМЫСАенной перекачке насеАения из оgной респуБАИКИ в gругую. В сибирских и се­
верных районах страны гиgростроитеАИ, нефтяники, газоgобытчики раз­
рушаАИ и разрушают ЭКОАогическую нишу обитания маАЫХ HapogoB, вынужgая их забрасывать траgиционные ПРОМЫСАЫ. Чиновники Hapog-
ного образования не считаАИ необхоgимым изgавать буквари и учебники gАЯ маАЫХ HapogoB Севера и Сибири, Аишая тем самым многие Hapogbl конституционного права развития своей самобытной КУАЬТУРЫ и языка. В какой-то момент мы заБЫАИ, что gружба HapogoB -
это не партнерство старших и МАаgших, тех, кто щеgро gaeT, и тех, кто с почтением принима­
ет. Нет, это союз равных, преgПОАагающий взаимное уважение траgи­
ЦИЙ, нравов, обычаев, образа жизни. Но gАЯ начаАа их Hago знать -
хотя бы в общих чертах. Много gней нахоgИАСЯ в космосе Муса Манаров, его ГОАОС САышаА весь мир. Он Аакец. Но знаем АИ мы, кто такие Аакцы? Знаем АИ мы, кто такие кеты, живущие в таежных и AecoTYHgpoBblX районах Енисея? А Begb это оgин из шести уникаАьнейших HapogoB мира, не имеющих никаких общих ЭТНОКУАЬТУРНЫХ корней с БАИЗКИМИ и gаАЬНИМИ нароgами. Многим АИ известно, что в rogbl Великой Отечест­
венной войны кеты потеРЯАИ ПОАОВИНУ Аюgей? А что мы знаем о живущих в самых верховьях Енисея тувинцах? Из­
вестно АИ нам, что Нароgная Тува, не буgучи еще принятой в состав СССР, оБЪЯВИАа в июне 1941 roga о ВСТУПАении в войну с фашистской Германией и ПОСАаАа на фронт тысячи gоБРОВОАьцев? И кто, наконец, может точно сказать, СКОАЬКО HapogoB проживает на территории СССР? Боюсь, gаже этнографы не назовут нам верной циф­
ры ... Взаимопонимание прихоgит ТОАЬКО через знание. ЖурнаА «Вокруг света» почти в кажgом номере рассказывает читатеАЯМ о разных Hapogax мира. И теперь -
глубже, интереснее, чем прежgе, gОАжен рассказывать о Hapogax нашей страны. Жgем ваших писем с преgАожениями agpecoB, проБАем, тем. РУДОЛЬФ ИТС, доктор исторических наук, руководитеnь Ленинrрадской части Института зтноrраCJIИИ "мени Н. Н. Микnухо-МакnаJl АН СССР _tиw nO'IТO ...... " ...... с ===== ПоБОАьше фантастики. Не жаАейте gАЯ фантастики места. В. Абашкин, г. Нижневартовск С большим интересом чи­
таю журнал от и go, но разо ­
чарована тем, что вы бук­
вально пичкаете своих чи­
тателей фантастикой. На­
gоело! Я ее органически не Аюблю, я реалистка. JI.. Кузнецова, г. Новограg-Волынский я УВАекаюсь фантасти­
кой, и' мне очень понравил­
ся рассказ «Война» В первом номере журнала за 1988 rog, а во втором номере я не нашел фантастического рас­
сказа, и поэтому он мне не понравиАСЯ. Прошу вас, пе­
чатайте бо л ьше фантастики. Дима Савинов, г. Ясный Оренбургской оБ А. я очень увлекаюсь есте­
ственными науками, а так­
же историей, и в этом ваш журнал мне очень помога­
ет. Особенно большое впе­
чат А ение на меня про из-
ве А и: рассказ "Война», очерк "Спасите носоро -
гов!», "БОАьшая охота на Несси », "Жизнь в л есу » и роман Стивена Кинга "Ту­
ман ». Р. Бойченко, г. Аипецк Полвека назаg я впервые прочитал об Ат AaHTuge и с тех пор историю эту считаю веАичайшей загаgкой че А О­
вечества. Я TBepgo верю: наШАи Трою, HaugeM и Ат­
лантиgу. Вот и Игорь Маш­
ников сgе л ал попытку в ее поиске в своей статье "Ат­
л антиgа -
чертова gюжи­
на?». Спасибо ему и вам за это. Ю. Козявин, г. ABgeeBKa Донецкой обл. ЕЖЕМЕСIЧНЫИ НАУЧНО·ХУДОЖ~ТIЕННЫИ ЖУРНАЛ цК InKCM ЖУР"8n ОС"088" 8 t86t roAY ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА ~-----------------_.----~ о тиграх в Приморье, особенно в nослеgнее вр е мя, гов о рят много. И тому есть причины: nолулегенgар­
ный зверь, обитающий в глубина х тайги, стал появ л яться на окраинах поселков и gаже rOpOgOB. Jlюgям, ес­
тественно, кажется, что тигров стало слишком много ... Но так ли это? И что гонит тигров из тайги? На этот счет у специалистов существуют разные мнения. О работе биологов, изучающих жизнь амурского тигра, рассказывает очерк Серг е я Костырко « Слеg веч­
ного броgяги » (см. стр. 7). ФОТО ВИКТОРА ЖИВОТЧЕНКО ЗАПАДНЕЕ георг и йпряхин ТОЛЬКО АТ ЛАНТИКА Н е могу понять, отчего Зеленый мыс зовется "Зеленым»? До поездки в Сенегал я представ­
лял себе утопающий в буйной зелени тропических растений райский уго ­
лок, в котором находили себе приют древние путешественники и купцы. Но вот я на самой западной око­
нечности Африканского континента. Красная глина, огромные камни, ухо ­
дящие далеко в океан. Вобравший громадное' количество солнца, он видится здесь хранилищем даже не воды, а света, и этой своей бирюзой пронизывает все вокруг. Такая осле-
2 пительная, без полутонов, ясность, что кажется, доберись, засучив шта­
ны, до самого дальнего камня, при­
ставь ладонь козырьком, прищурься, и вот они: Северная и Южная Аме­
рика, как на ладони. Но откуда все же взялось название Зеленый мыс? Наш гид рассказывает, что португальские моряки, проторив­
шие в Атлантике первые для европей­
цев дороги, шли вдоль берегов Се­
верной Африки. Начиная с Агадира, перед их взором однообразной лен­
той проходили серые, выжженные сахарским солнцем берега. Серо-
желтый цвет растворял в себе и пог­
лощал все, кроме недосягаемой сине ­
вы неба. И вдруг моряки увидели зеленые деревья, траву. Они восклик ­
нули: "Кабо верде!» -
"Зеленый мыс!» Под таким названием он поя­
вился и остался на географических картах. Сейчас зелени заметно поуба­
вилось, и мыс оправдывает свое наз ­
вание лишь благодаря изумительно зеленой воде океана. Самая западная точка Африки. Тяжелый каток прикатывает песок и глину -
делают дорогу. Цепочка ресторанчиков. Торговцы масками и фигурками из черного, красного и тикового деревьев располоJКИЛИСЬ с товаром прямо на земле. Несколько семейств устроились у кромки океа­
на. Вечереет, и на тех, кто барахта­
ется в мере, смотрят с удивлением. Западная точка Африки не осталась патриархально нетронутоЙ. И вместе с тем того коммерческого аJКиотаJКа, который MOJКHO было ОJКидать, пока нет. Видимо, природная сдеРJКаи­
ность сенегальцев, их чувство собст­
венного достоинства и неторопли­
вость еще как-то противостоят наби­
рающей силу властной логике капи­
тала .... Что там мыс, что там кусок каменистой почвы! Об этом я долго думал по дороге в Сен-Луи, куда нас везли по узкому ровному шоссе, ПРОЛОJКенному через саванну. В городе нам предстояло посетить частное предприятие, побы­
вать в рыбацком квартале. Сейчас Сенегал переJКивает пору денациона-
лизации предприятий, в первую оче­
редь убыточных или с затянувшим­
ся сроком строительства. Мы, конеч­
но, не ОJКидали, что иностранцев поведут на одно из тех, что в нашем обиходе именуют «долгостроем». Но оказалось, мы ошиблись, «пеJКО» остановился у ограды большой строй­
ки. -
Наше предприяти е будет пере­
рабатывать рыбу, овощи, фрукты, а TaKJКe снаБJКать рыбаков льдом, б е з которого улов в этих местах до берега не довезешь,- объясняет нам пред­
ставит е ль администрации.- Заду­
мывали завод как государственное предприятие. Строили, строили,­
он разводит руками. Как я понял, не один «строитель » наJКИЛСЯ за эти годы, а пустить никак не могли. И вот в ходе кампании денационализации государство вы­
HYJКдeHO было отдать стройку в част­
ные руки. Мне трудно судить, на-
сколько продвинулось дело. Но то, что здесь начали монтировать обору­
дование, и то, что завод начал по­
ставлять лед, видел. Характерная де­
таль: завод-то ещ е только строится, а капиталист YJК e начал выдавливать из него, как и з тюбика зубной пасты, деньги. А лед зд е сь ид е т нарасхват! Водил нас по з аводу молодой, по­
европейски одетый человек. Он бойко рассказывал о том, что YJКe есть и что еще будет, а меня так и подмы­
вало спросить: ну а влад е лец-то .з аво­
да, где он и кто он? С ам молодой человек, кон е чно, на хозяина н е тянул, максимум на хо з яй с кого сына. -
Хозяин новый бывает? Или где­
нибудь в ст о лиц е JКдeT, когда, нако­
нец, пустите? Молодой человек замялся. -
Вот он, хозяин,- сказал один из наших сенегальских спутников и ДРУJКески подтолкнул вперед, в об­
разовавшийся круг, человека, все это 3 время находившегося гд е -то за наши­
ми спинами. П еред нами стоял темн о кожий, плотного сложения человек в рабо­
чем пропыленном халате, сто пт а нных башмаках. Крестьянин, ремесленник, как и х мы десятками встречали на до­
рогах Сенегала. -
Я здесь днюю и ноч ую,- попы­
тался он оправдаться. Мелькнули в сдержанной улыбке белоснежные зубы. Лицо у человека и впрямь выглядело усталым. По-моему, мы смутились в .равноЙ мере. Я -
от некоторой бестактно­
сти свое г о воп р оС · а. Он -
потому, ЧТО вдруг оказался в центре вн имания. -
Миллионер,- уже после, в ма­
шине, сказал мне наш сопровож да ю ­
щиЙ.- Имеет несколько предпри­
ятий, а жена вдобавок содержит в Дакаре частную школу. Извест­
ная, престижная школа, между пр о ­
чим. Миллионер? А когда мы п одход и­
ли к заводу, он сидел у входа в о дном кружке с рабочими и вместе с ними потягивал чай. Мы вновь катим п о Се н-Луи, быв­
шему админ и страт ивном у центру колониального Сенегала. Город рас­
положился в устье реки Се негал, давшей название стране, п о двум ее берегам, и выходит к океану. Наибо­
лее старая его часть покоит с я на острове Н' Дар. Сен -Л уи основали в 1659 году французские купцы. Они наживали богатства за счет широкой торговли с внутренними районами. «Опорный пункт» первых колониза­
торов переходил от французов к анг­
личанам, голландцам, обратно к французам -
в зависимост и от того, насколько с ильна и могущественна была метрополия ... Не слу чайно во второй половине XYII века францу зы укреп или сь в Сен-Луи ~ и назвали го­
род именем своего короля -
при Лю­
до вике XIY Фр а нция часто о д е ржива­
ла верх над своим и сопе рниками и превратилась в самую властную дер­
жаву Европы. Рыбацкий квартал. Одноэтажные, ГАинобитные, иногда обит ы е карто­
ном лачуги приткнулись друг к другу по обе стороны дороги. Улица за пру­
жена нар одом. Наш а н еболь шая ма­
шина едва по лзет по ней. А вот ло­
шадка с легкой повозкой, наподобие тех, в которых ездило наш е колхоз­
ное н ачальство в пятидесятых годах, продвигается в этой толчее весьма уверенно. Возница, кажется, совер­
шенно не интересуется вожжами­
лошадь прекрасно знае т маршрут. В коляске царственно восседает в окружении корзин и коробок наряд­
ная африканка. Сзади на коляске поб­
лескивает металлическая бирка с но­
мером '5 -
стало быть, такси. Потом мы не раз замечали, как « гуж евые таксомоторы» ловко снуют в толчее базаров и бедняцких кварталов. П озади лачуг угадываются обне­
сенные заборам и дворы. Но там тихо. Г лавна я жиз нь кипит н а улице, перед 4 домом. Рукодельничают, стирают, беседуют -, торгуют, покупают -
все на виду. И мы пробираемся сквозь э ту уличную жизнь, сквозь ее соч ­
ную, многокрасочную, многоголосую ткань. Улица кончается, и сразу за нею -
рыбные ряды: ра з делочные столы, навесы, рядом -
сохнущие на солнце сети. Б е ден рыбацкий квартал. И все же есть н ечто, одухотворяющее эту б ед ность, лишающее ее б ез ысходно­
с ти, вселяющее оптимизм. Это дети. Такого скопления детей, призна­
юсь, еще никогда н е вид е л. Они иг­
рают, нянчат совсем маленьких, озор­
ничают, стоят в очереди за водой у колонки, торгуют. разной мелочью и разноцветной ~азировкоЙ. Должен сказать, что, если в Дакаре остано­
вится машина, к ней наверняка под­
б еж ит маленький попрошайка. А з д есь, в небогатом рыбацком кварта­
л е Сен -Луи, с протянутой рукой никто' к нам не подходил. Достоин­
ство? Наверное. Но дело еще и в 'ЕОМ, что У отцов местных ребятишек есть работа. Есть работа у отцов -
и они, малыши, тоже при деле. В Дакаре работы не хватает. Не хватает ее и по всему Сенегалу. Бе з работицей в стране охвачено 35 процентов трудо­
способного населения. По дороге трое мальчишек бегут навстречу нашей машине, рqзмахи­
вая, аж пух летит, желтыми, отчаян­
но кудахтающими курами. Это юные коммерсанты из близлежащей дерев-
ни. Чер ез полкилометра наш «пежо» остаНОВИАСЯ перед новостройкой. За­
тейливые дома-котт е джи с плоскими крышами и многочисленными выхо­
дами, с внутренними дворами, окру­
женными светлыми каменными дува­
лами. Все в этом микрорайоне выдер­
жано в зеленовато -ж елтых тонах. Как на картинке. Живи и радуйся. Но в микрорайоне не видно ни души. -
Жилой комплекс, состоящий из домов типа «Сахара»,- объяснили нам,- построен с иностранной по­
мощью, чтобы снять остроту жи­
лищной проблемы рыбацкого квар­
тала. -
И что рыбаки? -
спрашиваю я. Э кскурсовод пожал плечами. Отказываются переезжать. -
Почему? -
Не хотят сниматься .с насижен-
ного места, отрываться от общины. Да и дома, говорят, не нравятся. У меня перед глазами стоят два этих квартала -
один живой, где лачуги, одна беднее другой, прилепи­
лись друг к дружке, как череда ла­
сточкиных гнезд, и этот мертвый ка­
менный муляж. Вряд ли вся загвозд­
ка здесь лишь в насиженности мест. Деньги или отсутствие таковых, ду­
маю, тоже играет не последнюю роль. А может, и семья. Ведь понятие «сем ью> В Африке наряду с общепри­
нятыми имеет еще и куда более широкий смысл. Семья -
это как род, клан со сложным, противоре­
чивым переплетением связей, обязан­
ностей и обязательств. Отношения иНдивидуума,' особенно тото, KTQ вы­
бидся в люди, 'и «семьи» -
излюб­
~г~~нНая reMa современной африкан­
,екой литературы. поtilию,' познакомился :в Дакаре с " "iфрСТым:сенеrальцем, поваром. Ла­
:'1,. ,'/МИН, "имея жену и шестерых детей, \,~\;о.,;i:,,'!lЫНУ~Ден был жениться вторично­
;":,:';,}Так ",~пiила деревенская '((сёмья». ,~~!;,:':;~rОДС'i'Венники постановили: раз Ла-' ~;;i:,i,:j.iЩI;~~Щеj\.В люди, раз живет в ,СТО-
" "Ц~ ~ (j. ТУТ' ~евушке, принадлежа-; , ~ i(~,Й ж.е.((семъе», что и он', rРОЗЯ';f, • e~poj( девой,- пусть же-" 'IЩ~:~!=~ в тород жену,'" ~" "";:ЛамЩl,!)еЗРО:-,, Ild'n~.ii: ,рап ж!,:ноЙ;Т,'i 'е """е дj}реlЩ~'i(ап;~i(ия' л-
' ,;~ . 'о встQли~ л:ачуr~ На, ,1>бе;'ir;р~ ящ'ика;~~ральн~Й,В()::/'О' ,'АЪ1. получЩi жених в подарок OTё~be­
~'тО'па.'т~;" ; ";':.,' ;,\~;i3е:чер~о: ;,ii~бираJ!. . силу цри.f>ой. J' б,ерв&'!:U
ли и шли 1~ц:;~?iq,:iАесъ 1:QЛЬКО1.J.[~)~"rJ\О~ ж:.е~;~f;ffИj ста­
jщк}j~ :РIi~БW;l'iiJЧ4),'nеpЩt~ с по­
~J,Цi;i;'{б,У*~лок~т"ща~орню ilё;'~л~'К(.}УЛов~ но. и~~~~~~~ро~аков ;, ;}.х:';,(;r/i.~П,~,~КIi~И..~~~"В тот , ~ ~~y,~~o.:,:~aA~P,?lt~eb, из­
, ,;tf>E!)Jorii')СQад~:1i<:""ае)f,lлИ 'раз-
" ;,:Л~'lI; 'э'ro.м;.~~~~':::~;:QТВетном ',>,'ЛЮДС1(,О1.l; ПР_Щ~."~~~.м~ самые не­
~;};~~f;!pnё)l;щlы;~а:б~~,:цо,rрудьь в во­
:;; <Ду Jt8JJстре:чу;<tН(Щi-f:.;~miIины, повоз­
.. ки, все виды ТаРЫ -
от ящиков до оцинкованных тазов на женских то­
ловах -
жаждали улова. Люди при­
ставляли ко рту ладони и что-то кри­
чали в море., Обычно сдержанные, сенеrальцы были совсем друrими на это~: бер~rу ожидания. ,Еще бы, ведь от roro, чтопривезут с океана, зави­
селихзаВтр'ашний день. Густые, . почти нenРQницаемые сумерки пок­
\,;'ры:Валиводус оrоньками лодок и су­
'jli,0jJ, 'rортанную разноrолосицу на береrу. Мы покидали Сен-Луи. На друrой день доктор Мактар Силла, заведующий отделом внешних 'сношений .УIфавления телевидения и :раДиовеЩанkЯ с утра повез цае ца OC;rpOB. (Qpe; печально 'TellJl, ,что перева-
функции rлавноr6 торода ((замор­
ской территории». . Остров остался таким, каким был в момент рождения Дакара. Узкие улочки, встанешь посередине, протя­
нешь руку -
и коснешься каменных стен домов, в основном двухэтажных, построенных в XVIII веке. Церковь, мечеть: заброшенные форты завое­
вателей. Цивилизация обошла ост­
ров .. На Горе нет ни одното автомо­
биля, ;нет и водопровода. Сравнитель­
но недавно появилось электричество. Горе живет исключительно туриз­
мом. Два десятка островитян зани­
маются рыболовством, чтобы обеспе­
чить свежей рыбой ресторанчики и кафе. Есть несколько жандармов при местной тюрьме, открытой в од­
нрм из старинных фортов,. а осталь­
ные -
rиды. Как только ступишь на остров, тебе npедлаrают свои услу­
rи и стар и млад. ОсобеннYIO актив­
ность проявляют подростки. Мы веж­
ливо отказываемся. У нас есть сопро-
вождающий. . J:!ro зовут Жозеф Ндьян, он rлав­
ный храlj:ИТелъ истории Горе. Во вре­
мя проrулки по острову Ндъян пока­
зал нам Дом рабов, построенный в 1776 тоду. Я долrо не мот избавиться от непрИятноrо чувства, которое ох­
ватило меня в тот момент, котда мы входили в темный каменный колодец: ((Окно» колодца смотрело в пустой, бездушный, как мне показалось в тот MQMeHT, океан. Через этот проем сбрасывали в воду непокорных и ((за­
rpужали» корабли работорrовцы. Неподалеку от причала на острове веРЕ:ница крошечных кафе и ресто­
ранчиков. До теплохода еще остава­
лось время, и доктор Силла приrла­
сил нас выпить под навесом мине­
ральной. 3а длинным столом один­
единственный посетитель. Читает, прихлебы:вая лимонад. Доктор Силла узнает ето и подводит нас. к столу: -
Познакомьтесь, это наш извест­
ный писатель Амаду Сек НдиаЙ. Ето книrи известны в стране. Знаю, что он издавался и в Советском Сою­
зе. Молодой, в джинсах и в рубашке­
безрукавке, писатель дружески здо­
ровается с Мактаром Силлой, знако­
мится с нами. Сразу спрашивает о Евтушенко И Айтматове. Оказывает­
ся, он с ними знаком, неоднократно заседал вместе в различных писа­
теi).ЬСКИХ комитетах. Рассказываем то немногое, что знаем сами, и я спра­
ШИJ;lаю, в свою очередь, что за книrу держит писатель у себя на коленях. -
Жоржи Амаду. «Дона Флор и два ее мужа». "'-
Какое совпадение! -
rоворю Я.- Именно эту книrу, но на русском, читал дома перед поездкой в Сенеrал. -
Вот вИДите,- улыбается Писа" тель.- Хорошая книrа -
как пароль для хороших людей. Спрашиваю, что привело писателя на остров. Оказывается, он служит в мини­
стерстве культуры Сенеrала и в дан­
ный' момент проводит ~дecь конкурс песочных замков. -
Конкурс песочных замков?­
спрашиваю я. -
Да. Мы часто проводим на здеш­
нем пляже конкурс ребячьих замков. СеЙЧас там,- собеседник махнул в сторону пляжа,- ведутся подrото­
вительные работы. Боr ты мой, я попытался предста­
вить себе работника нашеrо·· мини­
стерства культуры, котерый, во-пер­
вых, был бы известным писателем, а во-вторых, проводил бы rде-нибудь в Ялте или Евпатории конкурс песоч­
ных дворцов, и не смот. Снова причал. На волнах -
сплошь чернявые rоловки. Дети плавают ве­
ликолепно. Заплывают далеко от бе­
рета, встречая проходящие проry­
лочные суда. Жестами просят бро­
сить в воду монету и потом ныряют, достают 'блестящий круrляш с мор­
ското дна. То ли достают, то ли дото­
няют -
столь стремительны худень­
кие тельца ныряльщиков. Вынырнут до самото пупка и, улыбаясь, демон­
стрируют над rоловой поблескива­
ющий на солнце медный кружок. У мноrих на макушке ... крошечные ко­
сички. Девчонки! Разумеется, монеты были несомненным стимулом для ,юных ныряльщиков и нырялыциц, НО, надо признать, золотой дождь с при­
чала не сыпался и детворой скорее двиrал азарт иrpы, нежели корысть. В Сенеrале мнотое напоминает о колониальном прошлом. Названия то­
родов, улиц, ставший тосударствен­
ным французский язык, структура управления. Тысячами экономичес­
ких, BoeH1;IЫX, финансовых, культур­
ных нитей связана страна с бывшей метрополией. Поэтому и отношение к французам почтительное. Прини­
мавший нас в Сен-Луи ryбернатор бережно хранит доставшиеся от французскоrо предшественника стол и кресло. Есть и такие уrолки, как, например, Сали близ торода Тиес, тде иностранцы держатся хозяевами. Официанты да музыкант, иrpающий на национальном инструменте -
вот и все исключение. Те, кто платит, приезжают сюда из предместий Па­
рижа или Марселя по старой памятн в отпуск. А вот старое французское кора­
бельное орудие, которое нам показа­
ли на окраине Дакара накануне отъ­
езда, наверное, уже забыло свои луч­
шие тоды. Громадная проржавевшая махина валяется на холме неподалеку от порта еще со времен второй миро­
вой войны. Тут же сохранилась вну­
шительная бетонированная яма -
собственно rоворя, она котда-то, и была орудийным rнездом rлавноrо калибра. Подошли, заrлянули внутрь и не смоrли удержаться от смеха: какой-то предприимчивый хозя~н использует орудийное rнездо для ... разведения свиней. Замечательные кабанчики беrают по подстилке. Ви­
димо, привлеченный нашим хохотом, с друrой стороны холма к яме подо­
шел еще один человек. Заrлянул. И тоже расхохотался. Дакар 5 СЕРГЕй КОСТЫРКО Фото автора н ВИКТОРА ЖИВОТЧЕНКО Д алеко впереди широкая ••• полоса пляжа истонча-
ется и упирается в подно­
жие горы Туманной. Такая же сопкр. выдвинулась в море за моей спиной. Справа -
долинные леса, плавно под­
нимающиеся на сопки. Слева -
море. Это бухта Проселочная (старое ее название -
Та Чингоу, что означает: Васипи" Серrеев и ч Храмцов, директор Ла 3 08скоrо заповедника, измер.ет cne-
ды тиrра _ Гапин а Сап~ к ин а на MapwpYTe. MHQro раз Гапина «тропипа » тиrра -
х одипа по ero с"еду. Юри" ГОРlOхин во з пе да8пенки. Исспе­
дуе т остатки добычи звер •. Большой Золотой ключ). Я в заповед­
нике. Именно этим объясняется неес­
тественная. для глаза пустынность бе­
рега. Песок покрыт следами, но следы эти оставлены копытами оленей и ка­
банов. Постепенно начинаю ощущать пол ­
ноту одиночества. Н о тут происходит нечто неожиданное, нечто исключаю­
щее безмятежность созерцания,- то, что совсем недавно было пей з а­
ж е м, становится ж и в о й природой. Десяток шагов в сторону от прибоя, к камням, поросшим травой,-
и глаз улавливает какое-то движение. Еще шаг, и в просвете между двумя камня­
ми медленно заскользила змея. На се­
кунду я отвел взгляд и уже не смог потом найти именно тот просвет, в ко­
тором была змея. Цвет ее сливался с цветом песка и камней. Змея увидела меня раньше, чем я ее. Она наблюда­
ла за мной ... Еще через несколько минут, накло­
нившись над серым комком, почти за­
тянутым песком, я вдруг заметил блеск крохотных неподвижных глаз. То была птица. Тронув палочкой пе­
сок, я почувствовал, как застучало от неожиданности сердце -
живая! Птица забилась, высвобождая из - под песка крыло, и, заваливаясь набок, некрасиво загребая обвисшим кры­
лом, побежала от меня, не имея сил взлететь. Я сделал шаг, чтобы отог­
нать ее от воды,- суматошные дви­
жения ее только ускорились, вот пти­
ца уже на мокром гладком песке, над которым нависла очередная волна. Волна разом накрывает ее, птица ис­
чезает, а я остаюсь на берегу с бью ­
щимся сердцем и нелепой палочкой в руке. Что произошло? Мелочь, на ко­
торую смешно обращать внимание, или трагедия? Исчезла птица, однако не исчезает ощущение, что на меня смотрят чьи­
то глаза. И, уже ничуть не удивив ­
шись, почти как ожидаемое, услышал я, дойдя до горы Туманной, резкий и протяжный свист, переходящий в хриплый рык. Звук шел сверху. Отгороженный от моря деревьями, на небольшой поляне стоит бревенча ­
тый дом. Рядом -
летняя печь с наве ­
сом и врытый в землю длинный стол. Шевелится под слабым ветром белье на проволоке. Это кордон Проселоч­
ный Лазовского заповедника. Здесь живут и работают несколько человек. Лесник Александр Иванович Чистя­
ков каждый день отправляется в об ­
ход. Его жена Т амара хлопочет по хо­
зяйству. Надежда Яковлевна П оддуб­
ная и Галина Салькина -
сотрудники Лазовского заповедника -
целыми днями взвешивают, обмеряют, препа­
рируют полевых мышей. Своя, тоже внешне рутинная, работа у двух мос­
ковских орнитологов Димы Бани на и Саши Кима -
долгими часами наблю ­
Дать за птицами в складках прибреж­
ных скал. Хл6почет над своим герба­
рием Сашенька Кожевникова -
во­
семнадцатилетняя студентка биофака МГУ. Оказавшись на кордоне (в памяти еще звучали строки из прочитанных книг о тигриных тропах Уссурийской тайги), я в первые же часы здесь до­
пытывал лесника: -
Александр Иванович, я пони­
маю, что увидеть тигра -
это дело случая. Но хоть на след тигриный можно глянуть? Или хотя бы постоять на легендарной «тигриной тропе»? -
Конечно,- просто ответил лес­
НИК.- Пойдем покажу. Я кинулся за сумкой с фотоаппара ­
том. -
Да куда ты все это берешь? Не надо. Успеешь еще ... Тяжело поднявшись со скамейки, прихрамывая, он медленно вышел на тропинку, уводившую в лес. Я н ачал настраивать себя на долгий путь. Но, пройдя метров триста от кордона, Александр Иванович остановился: Вот он. -
Кто? -
не понял я. -
След тигра. Под ногами у нас на черной засох ­
шей грязи отчетливо виднелся почти скульптурный след огромной коша ­
чьей лапы ... -
И еще, смотри, вот здесь. Только его хуже .видно. А вот подгреб. Ви­
дишь, содрана трава, грунт. Это тигри­
ца лапой помет зарывала ... А вот еще след. Теперь мы останавливались чуть ли не через пять-шесть шагов. -
А тигриная тропа? Александр Иванович пожал плеча­
ми: «Так мы на ней и стоим». Я расте ­
рялся. Ожидалось: темная могучая тайга, может, даже -
угрюмая, кос ­
матая, и где-то на самом дне ее -
тро ­
па, клок шерсти на сухой коряге, раз ­
рытая земля ... Вокруг же -
обыкно ­
венный сквозной лесок. Светлый. Ред ­
кая высокая трава. Я присмотрелся -
папоротник. Пожухлый ка к ой - то. Нет, не пожухлый, ободранный, лишь на верхушках несколько узких листь­
ев. Место сырое. Ручей за деревьями шумит. Бревно полусгнившее пере ­
брошено через н его. И лесник рядом стоит, опираясь на палку. Улыбается чуть смущенно. Ни­
чего в нем таежного, кондового. А под ногами у н ас -
отчетливые отпечат ­
ки тигриных лап. А кто по этой тропе вообще хо-
дит? Летом я хожу. «Научники», если приедут. Иногда -
соседние лесники. А зимой -
НИКТО. Только я. -
Выходит, что тропу эту пробили вы с тигром? -
Выходит. Вот тебе и романтическая «тигри ­
ная тропа»! -
Ну и как,- спросили обитатели кордона, когда мы вернулись,- уви­
дели? -
Да,- пожал я плечами, не в си­
лах скрыть разочарование. И вот тут наступило время услы­
шать вопрос, который, как я уже по­
нял, обязательно бу д ет: -
А вы вообще какое - нибудь отно­
шение к биологии имеете? -
Нет,- ответил я, чувствуя, что 7 ответом 'этим о~ончательно утверж­
даю себя в роли гостя. И уже неважно, с~олько здесь про живу -
неделю, месяц, сезон,-Я гость не только для лесника, но и для всех, пусть и вре­
менных, обитателей кордона. На следующий день вместе с лесни­
ком и ботаником Сашенькой Кожев­
никовой мы отправились в обход. В Уссурийскую тайгу. С названием этим привычно ассоци­
ируются 'слова, «таинственная,релик­
товая, э'кзотическая)) ... Но при первом взгляде -
обычный лес, низкорос­
лый, сквозной. Корявые дубки, как pacKpblTl?Ie зонтики, закрывают небо над нами. Дубняк сменяется смешан­
ным лесом, состоящим из привычных вроде бы деревьев. Вот ОДIfО ИЗ IfИХ -
кора толстая, изборождеlflfая трещи­
намИ, Ifа вид -
камеlflfая. Я трогаю ее пальцами, и lfеОЖИДdlflfО кора пр ужи­
IfИТ. «Пробковое дерево»,- ПОЯСlfяет ,АлексаlfДР иваIfОВИЧ. А Ifеподалеку, Ifад ручьем прямой МОЩIfЫЙ ствол ВОЗlfес к Ifебу КРОIfУ из ДЛИIfIfЫХ, уз­
ких ряБИIfОВЫХ листьев. Но это Ifе ря­
БИlfd. Это чозеlfИЯ. Я lfаЧИlfаю ПОlfимать, что имел в ви-
, ду ОРIfИТОЛОг Дима БаIfИIf, оБЪЯСIfИВ­
ший Мlfе lfакаlfУlfе: «Здесь И для бота­
Ifика, и для зоолога все, как в другой страlfе». Мы ПОДlfимаемся вдоль ручья, лес стаlfОВИТСЯ все гуще, выше. СОЛlfеч­
Ifый ЛУЧ"продравшись сквозь опутаlf­
Ifый ЛИМОIfIfИ~ОМ куст, достал до зем­
ли и высветил торчащий рядом жест­
кий, покрытый колючками стволик. . -
Это Элеутерококк. «Всеисцеляю­
щий», из ЗlfамеlfИТОГО семейства ара­
лиевых,- ПОЯСIfИЛ АлексаlfДР ИваlfО­
вич. -
А ,жеlfьшеlfЬ здесь может быть? -
Может. Посмотри Ifа тот то-
поль,-
небольшой тополь рос Ifа кро­
ХОТIfОМ островке посреди РУЧЬЯ.­
Ka~ раз под эти.м тополем я и Ifашел жеlfьшеIfЬ ... И как его раlfьше IfИКТО Ifе заметил? Всматриваясь в сумраЧIfУЮ теlfЬ ПРОТИВОПОЛОЖIfОГО берега, я разг­
лядел СОСIfУ, переломившуюся при­
меРIfО в метре от земли; даВIfО высох­
шая веРШИlfа ее лежала Ifа земле. На месте перелома МОЖIfО было рассмот­
реть осво6J:>ждеlflfЫЙ от коры ствол. Казалось, что кора аккураТIfО срезаlfа. Кто же так подточил кору? Не боб­
ры же! ,-
HeT-lfет. Это лаТУlfза. Так китай­
цы lfазывлии метку, оставлеlflfУЮ Ifа дереве, под которым Ifашли жеlfЬ­
шень. ЛаТУlfза оБОЗlfачала: кореlfЬ Ifайдеlf, у Ifего есть ХОЗЯИIf. Искатели КОРIfЯ были чеСТIfЫМИ людьми, если видели лаТУIfЗУ -
кореlfЬ Ifе трогали. На следующий год ХОЗЯИIf КОРIfЯ при­
ходил К Ifему и 'горящей берестой ос­
тавлял на стволе дерева подпалИIfЫ; ОIfИ озIfачали, что ХОЗЯИIf ПОМIfИТ О своем владении и оповещает об этом других искателей. Ведь корень не всегда можно было выкапывать сразу, молодому НУЖIfО было дать время подрасти, набрать силу. 8 Александр Иванович шел медлен­
IfО, часто оглядывался, иногда зами­
рал и делал нам с Сашенькой Зlfак ру­
кой остаIfОВИТЬСЯ, затаиться. Могли повстречаться кабаlfЫ, олени, мог -
и тигр. -
Скажем, пятнистые олеIfИ,-
го­
ворил Александр Иванович.- Ред­
кие животные, но у нас водятся. К мо­
ему КОРДОIfУ чуть ли не каждый день спускаются, весь паПОРОТIfИК ВIfИЗУ ободрали. -
Так это олеlfИ? -
вспомнил я го­
лые стебли паПОРОТlfика вдоль тропы. -
Да. Потому и тигрица там хо­
дит. Оленей сторожит. -
Откуда вы знаете, что тигрица, а Ifе тигр? -
По следу. У тигрицы ширина пятки меlfьше, у нашей -
восемь сан­
тиметров. А у взрослого самца десять­
двенадцать. -
А вам приходилось сталкивать­
ся с тигром? -
Как же, рядом живем. Как-то шел Ifа лодке вдоль берега. Смотрю, ВОРОIfЫ Ifад пещерой кружат. Я вылез из лодки, пошел поглядеть, что это ОIfИ Ifашли. А оружия у меlfЯ Ifикако­
го, только IfОЖ. Я вообще-то тигра Ifе боялся, я: медведя боялся. Медведь жаДIfЫЙ и ДУРIfОЙ, добычу никогда Ifе бросит. На человека lfаЧИlfает Ifаска­
кивать ... Смотрю, в пещере на каМIfЯХ хребет изюбра лежит. Я хожу вокруг давлеlfКИ, смотрю, как Оlf изюбра та­
Щ~. СПОКОЙIfО так разгуливаю. И вдруг -
рев. И встает из-за каМlfей тигр. Да здоровый такой! Я потом за­
мерял: пятка двеlfадцать сантиметров. Встает Оlf, а раССТОЯlfие между Ifами совсем Ifебольшое. И вот тут Оlf прыг­
IfУЛ ко Мlfе. Прыгнул и остаIfОВИЛСЯ. у меlfЯ вс;я кожа на голове захолоде­
ла. Оlf присел, зарычал. Страшно, что Ifе побежал от меlfЯ, тшры оБЫЧIfО уходят, а этот -
Ifет. Присел, весь на­
пружинился, и я перед IfИМ стою. И тут ОН 'в СТОРОIfУ прыгнул И ушел. Ког­
да lfеМIfОГО успокоился, я покричал для веРIfОСТИ. Потом давлеlfКУ Ifачал рассматривать. КРУПIfЫЙ был изюбр. Я тогда, грешеlf, украл у тигра две ло­
патки изюБРИlfые. Две кастрюли супа сварил. Эх, думаю, зашел бы кто в гос­
ти, угостил бы ... Тигр как забьет зве­
ря, так сразу к воде его тащит, устраи­
вается и наЧИlfает пировать. Поест, потом пить пойдет, потом Сlfова ест и снова пьет. Если зимой, так Ifастоя­
щую тропку к воде пробьет, пока все Ifе съест. Ну 'и спит, конечно, вdзле давлеlfКИ. Так и этот, спал, lfавеРlfое, потому и не заметил меня. А так вооб­
ще-то ОСТОРОЖIfЫЙ зверь. Врасплох Ifе застаlfешь. Вот под такие разговоры возвраща­
лись мы Ifа КОРДОIf. Близость тигров, похоже, Ifе слиш­
ком ВОЛlfовала обитателей КОРДОlfа. По утрам Галя или Надежда Яковлев­
на уходили в лес собирать попавших в ловушки мышей. Ходили ПООДИlfочке, без оружия. Хотя, Ifадо сказать, соседство с тиг­
рами все~таки сказывал ось на быте KOpAOl{a'. 'в первый же вечер после УЖИlfа, поднимаясь nз-за стола, Алек­
сандр Иванович сказал для нас троих, вновь прибывших: -
Будете IfОЧЬЮ выходить из дома, следите, чтобы собаки Ifе шли за вами, чтобы оставались запертыми на ве­
ранде. -
Почему? -
у меня тигры уже не одну соба-
ку унесли. -
А для человека, разве тигр не опасен? -
спросил я у оставшихся за столом и услышал в ответ: -
Относительно. Возможность на­
падения на человека настолько мала, что с ней можно вообще не считаться. -
А правда, что тигрпредупреж­
дает рычанием человека, который вторгся на его территорию? -
Откуда вы это взяли? -
XMbIK-
ну ла Салькина. -В КIfИГах пишут. Благородный зверь. -
От незнания пишут. Ну сами по­
думайте, как он может предупреж­
дать нарушителя, если территория его в добрую сотню квадратных кило­
метров? Да если вы даже рядом с тигром окажетесь -
не узнаете об этом. Зачем ему рычать, он тихо уйдет. -
Тигр -
это прежде всего зверь,- добавила Надежда Яковлев­
на.- Он живет по своим звериным за­
конам. Ему нет дела до того, что на­
фантазировали люди. Вы слушайте Галю, она знает, что говорит. Сама за тигром ходила. ... С Галиной Салькиной я познако­
мился еще до приезда на кордон. Правда, заочно. По дороге сюда мне пришлось заночевать в поселке Лазо, где находится центральная усадьба заповедника. Приютил меня шофер «скорой ПОМОЩИ» Виктор Салькин, муж Гали. Я оказался в обычной го­
родской квартире: шевелятся под сквозняком занавески на окне, урчит на кухне холодильник, московский диктор читает с телеэкрана I;IОВОСТИ, на кухне у плиты возится гостеприим­
ный хозяин, отослав шестилетнего сына в магазин за хлебом. Вокруг при­
вычные понятные вещи, по которым можно было бы. легко восстановить уклад жизни, привычки и интересы обитателей квартиры, если б не пачка фотографий, выскользнувших из кни­
ги, котору:ю Я снял С полки. Очень уж неожиданными оказались сюжеты фотографий: останки какого-то жи­
вотного на разрытом снегу, обглодан­
ные кости, копыта; на следующей­
ствол дерева с ободранной корой; на третьей -
заснеженный берег моря и вдали, на склоне сопки, 'Стадо оленей; и·' еще раз останки животного, и еще -
кости, разрытый снег, бороз­
ды... «Это мы давленку снимали,­
пояснил Виктор, заглянув через мое плечо.- Тигр задавил кабана. Галя зимой тигра тропила, и я с ней ходил». Образ отсутствующей хозяйки этой уютной квартиры начал стремительно разрушаться ... И вот с Галиной Салькиной мы си­
дим за столом на поляне, у дома лес" Ij:ика. Из-за деревьев доносится шум прибоя, солнце село, и светится кон­
чик сиrаретыв руке Саши Кима, та­
ким же, только прерывистым огонь-
.' ком мелькает над черными кустами светлячрк. Под BeтpQM шумят листья моиrольского дуба, вокруг -
ночная тайга. То, что казалось в поселковой КI!артире экзотикой, здесь кажется обычным, естественным,- полевая . ~ работа ... -
Галя, а что такое: ТРОПИТЬ'тигра? ~ Это значит, идти по следу тиr­
ра, восстанавливая по следам весь его маршрут, .все его действия. Обычно тропят зимой, когда видны все следы. Идут, как мы говорим, на пятку, то есть в направлении, обратном тому, которым .шел тигр. Если тигр почувст­
вует. за .спиноЙ преследование, . по­
ведение его 'уже не будет естест­
венным. ---.:. Тигр -:-
это ваша тема? -
К сожалению, нет. У заповедни-
ка вообще нет сейчас темы по тиграм. Два.года назад ими у насзанимался по договору зоолог Брагин из Владивос­
тока. А JI ему помогала, как,лабораит. Ну а потом и .сама ходила, если пред­
ставлялась ·возможность. Тигры меня очень иитересуют ... -
Почему именно они? -
спросил я и скорее догадался, чем увидел в темноте недоуменное пожатие плеч. ДейстВительно, как объяснИ'l'Ь, поче­
му? -
НесмоТря на свою известность, амурский тигр все еще плохо изучен. . Скажем" по сравнению с бенгальским. Хотя какое может,быть с ним сравне­
ние,- заметила Салькина с гopдoc~ ТЬЮ.-явидела много фотографий бенгаАьс~ тигров -
какие-то се­
рые, неопрятные, шерсть клоками ви­
сит. Наш, амурский, по сравнению с бенгальским -
красавец! И крупнее, и сильн~. -
А почему вы говорите амурский, а не уссурийский? -
Вообще существует.,много назва­
ний ...:.." уссурийский, корейский, длин­
ношерстный и дpyrl!:e; Сейчас утвер­
дилосьв науке название «амурский ТИГ~'" Амурскому нужна довольно большая территория, чтобы выжить: здесь для него недостаточно богата кормовая база. Ну а бенгальскому в .ЭТОМ ,отношении легче. Природа вок­
руг него богатая, щедрая, потому, и плотность у популяции бенгальского тигра поразительная. Ji3 Приморье са­
мая большая плотность у нас, в Прео­
браженском лесничестве,-. одновре­
менно '.зДесь могут находиться. пять­
шестЬживотil:ых. Это ПОТОМУ;,ЧТО зве­
ря много- кабанов, ,изюбров, ну и, конечно, стадо пятнистых оленей. Во­
юбще-то тиГры достаточно строго соб­
людают границы своих владений, а у нас наблюдались случаи,' когда они заходили на территорию друг друга. Видимо, это связано с избы,Тком дичи В нашем лесничестве.' А ведь тигры появились в этих местах сравнитель­
но н'едавно .. Еще лет десять назад по всему 'Приморью' их насчитывалось примерно 170 ,особей. Сейчас же око­
ло трехсот. Но все равно, это мало. А ты, Саша, как генетик, что скажешь? -
Мало, конечно,- откликается Ким.- Такая численность означает, что популяция находится на грани ис­
чезновения. -
А где тигр живет? Есть У него по­
стоянное логово? -
Нет. Он вечный бродяга. За сут­
ки может пройти несколько десят­
ков километров. Движется в основном ночью, для него это время охоты. То­
лько тигрицаl когда выращивает дете­
нышей, на какое-то время может за­
нять логово другого зверя. Как-то вечером беспощадная мош­
ка выгнала всю нашу компанию на бе­
рег, к прибою. Разговор, как обычно, зашел о тиграх. В то лето в Приморье вообще о тиграх говорили мнчго, и то­
му были причины. Для жителей При­
морья тигр, их «земЛЯК» и местная достопримечательность, тем не менее всегда оставался экзотичным сущест­
вом -
далекий, полулегендарный зверь, живущий где-то в потаенных глубинах тайги. И вдруг приморцы обнаружили 'тигров буквально рядом с собой. Их следы стали появляться на окраинах поселков и даже городов. Был случай, когдатигр стал заходить в городскую зону отдыха Владивосто­
ка -
случай, закончившийся для зве­
ря трагически ... В местных газетах гу­
сто пошли сообщения о встречах лю­
дей с тиграми; еще больше ходило' по краю устных рассказов. В несколькиХ вариантах я слышал, например, исто­
рию про старуху, жившую в степном селе Приханкайской низины, где тиг­
ры вообще никогда не появлялись. Поздно вечером она услышала, как жалобно скулит ее пес и как кто-то грузный трется о стенку возле крыль­
ца. Старуха приоткрыла дверь и уви­
дела в темноте, как какая-то довольно крупная тварь пытается вытащить из­
под крыльца ее верного стража. Ухва­
тив подвернувшийся под руку кол, возмущенная старуха пару раз про­
шлась по хребту вечернего гостя, тот метнулся в темноту и пропал. То, что это был тигр, выяснилось только ут­
ром. «Во как! -
закончил шофер по­
путной машины, рассказывавший мне эту историю.-
С бабой даже тигру не справиться. Бежит, поджав хвост ... Ну вообще шутки шутками, анеспокойно у нас .. Слышали, наверно, как тигр ПОРI!ал механизатора в поле ... А «на­
УЩIИКИ» все твердят, что тигра нельзя трогать ... » Я знал, что многие специалисты считают: участившееся появление тигров возле поселков связано с тем, что зверь привыкает к человеку, теря­
ет страх перед ним. Тиграм, как изве­
стно, по вкусу собаки, вот и идут в по­
селок, где бездомных собак много ... Кое-кто из специалистов предлагает регулировать численность тигров, усилить пресс охоты,',чтобы тигр стал больше бояться человека; некоторые считают, что важно разработать мето­
ды отпугивания 7' резиновые пули, макеты людей с электрическими ,заря­
дами (как в Иидии) и так далее. А что думают по этому поводу мои собеседники? -
Проблема с тнrрами, конечно, существует,- говорила СальКина.­
Люди всерьез стали боятьСя: Но дело,' на наш взгляд, не в о~сут(:твии страха перед человеком ... И не в том, что тиг­
ров стало слишком много. Происхо:' дит другое -
тигру с каждЬJМ годом все труднее жить, труднее охотиться . Вырубаются леса, расширяются паш­
ни, а главное -
уменьшается; и резко; его кормовая база в тайге. Слишком вuзрос промысел копытных. Если б на несколько лет вообще' запретить по краю охоту на кабанов, "изюбров, то восстановилось бы их стадо, и тигры опять бы ушли в тайгу. Никто·бы. о них и не услышал.,Дело тут не в тигре, а в людях. Нарушен естественный для природы хрд жизни. А тигры и их пу­
гающая активность -
только следст­
вие этого нарушения. И не с отстрела тигров надо начинать, lIеобходимо восстанавливать пошатнувшийся по­
рядок в тайге. Сидевшие рядОм Поддубная"Банин и Ким молчаЛИ,Больная тема ... . Море в настхш:,ющих сумерках при­
тихло, сгущались тени в сопках. В темных уже кустах под горой Туман­
ной шевельнулось какое-то оранже­
вое пятнышко. Или показалось? Я вЗял у Сашеньки бинокль и увидел ря­
дом с собой олениху с олененком~ Светло-оранжевые, с темными мордо­
чками, с тонкими длицными нога­
ми -
те самые, .пятнистые олени. «Хуа лу" -
«олень-цветок,,! одно из самых прекрасных в мире существ, как пис?л когда-то ПришвиИ. Олени­
ха вела олененка к воде. Она делала несколько настороженных шагов, как бы пробуя копытцами прочность зем­
ли, застывала, и нетерпеливо переби­
равший тонкими ножками, олененок тоже застывал,рЯДОМ с матерью. Дож­
давшись, когда мать снова сделает не­
сколько таких же осторожных шагов; олененок весело срывался с места. Вот он уже зашел в море, виден даже его язычок, лакающий соленую воду. Олениха, опустив голову к песку, по­
тянула длинную веревку сухой морс­
кой капусты, потом неожиданно под­
няла голову и глянула прямо на меня, так что я непроизволыю опустил би­
нокль, чтоб не спугнуть ее, хотя и по­
нимал, что это оптическая иллюзия. -
Вижу оленей,- сказал я и тот-
час лишился бинокля. , Усевшись поудобнее, уперев локти в колени, зоологи погрузились в мол­
чаливое наблюдение. Потом они вста­
ли во весь рост -
и олениха мгновен­
но подняла голову, несколько секунд всматриваясь в нашу сторону. -
Какая все~таки чуткость ~ осто­
ро.жность,- сказал я. -
Еще' бы,-
отозвалась Галя.­
ТОлько это и спасает их от тигра. Тиг­
ру легче добыть. кабана или изюбра, чем пятнистого оленя. Человеку npo-
ще охотиться, у него транспорт, ору­
жие. Тигр же полагается только на се­
бя. Он должен найти и выследить зве­
ря, суметь, не спугнув его, приблизи­
ться на такое расстояние, 'чтобы в нес-
9 колько прыжков настигнуть. Тигр ведь не может долго преследовать. Но' если раньше тигр добывал зверя за сутки, теперь, когда животных в тайге стало меньше, за трое-четверо ... По вечерам под ногами у нас посто­
янно вертелся кот лесника. Он притя­
гивал внимание всех. Но, как выясни­
лось, наблюдали за котом мы по-раз­
ному. Однажды на мою фразу: «Хоть издали бы глянуть на тигра»,- Галя откликнулась так: -
А зачем вам тигр? Вот кот, по­
Н'абмодайте за ним. Кот чувствовал себя на поляне хо­
зяином. В нем играла природа хищни­
ка. Хищника смелого, предприимчи­
вого. Когда Саша с Димой в первый свой день на кордоне начали устанавли­
вать палатку, никто, наверное, не об­
ратИ1\. внимания, как насторожился кот, увидев зашевелившуюся, почти натянутую ткань палатки. То, что произошло вслед за этим, было так неожиданно, что в первые секунды все мы растерялись. Только что стоя­
ла маленькая палатка, Дима возился возле нее, укрепляя колья, и вдруг -
треск раздираемой ткани, а на земле вместо палатки -
шевелящийся ком. Опомнившийся Дима встряхнул мате­
рию, и из нее выскочил ошалевший кот. А было все просто -
кот уловил движение ожившего материала, и сра­
ботал инстинкт хищника. « ... Чем не тигр?» -
так мог сказать наверно только биолог. Для меня, го­
рожанина, далекого от биологии, кот был скорее забавой, элементом до­
машнего комфорта. Но сомневаться в словах Галины, имевшей дело с трех­
метровыми кошками, оснований не было. ... Галина Салькина выросла на юж­
ном побережье Приморья, в много­
детной семье, и с детства, пользуясь большей свободой, нежели ее' сверст­
ники, целыми днями пропадала в тай­
ге. После окончания школы Галя пос­
тупила на лесотехнический факуль­
тет Уссурийского сельхозинститута. Казалось бы, судьба ее была решена. Однако, про учившись год, она ушла из института. Почувствовала, что изу­
чает совсем не то -
на самом деле ее интересует зоология. Галя подает до­
кументы на биофак Дальневосточно­
го университета. Становится студен­
ткой-заочницей и одновременно дела­
ет попытки получить работу в запо­
веднике. Пока только лесником. Ей отказывают и в первый раз, и в пятый. Основания для отказа вполне резон­
ные -
не для женщины такая работа. Слишком уж тяжела и сложна обя­
занность охранять тайгу. Да и опасна. Всем была памятна судьба зоолога Капланова, имя которого носит сегод­
ня Лазовский заповедник,- он погиб от пули браконьера. Но Салькина не прекращает Сjjpих попыток, ей удает­
ся стать лесником в Комсомольском заповеднике на Амуре. И только по­
том, после двух лет работы, ее согла­
шаются взять в Лазовский заповед-
10 ник. Работа в родных местах не стала Легче, может быть, даже тяжелее в каком-то отношении. Ведь в тайгу хо­
дят в основном свои, местные. И поп­
робуй объясни им, что делать этого нельзя, если тайга была частью жиз­
ни не одного поколения приморцев -
она давала мясо, рыбу, лес для строи­
тельства, ягоды, грибы, лекарства. Четыре года Салькина проработа­
ла лесником, охраняя тайгу от дюжих мужиков. И, как ни странно, ее боя­
лись и уважали. Почему? Ни физиче­
ской силы, ни грозного вида, ни даже полагающегося леснику оружия у нее не было. (<<А оружия-то почему вам не выдали?» -
«Боялись, что отни­
мут ... ») И ведь подчинялись ей. Под­
чинялись потому, что знали: не отста­
нет. По-мирному с ней не договори­
шься. «Она как оса, прицепится и не отпускает -
вот и бегали от нее му­
жики. Что с ней сделаешь? Да ниче­
ГО»,- рассказывал мне молодой лес­
ник Петя КичаЙкин. «Смешно,­
вспоминала Салькина,- взрослые дя­
ди, а убегают, как мальчишки». Тема, которую выбрала Галина для своей дипломной работы, звучала так: социальная организация и простран­
ственно-географические структуры тигров Лазовского заповедника. Рабо­
та была признана безукоризненной, и после окончания университета Саль­
кина становится лаборантом в запо­
веднике. -
Ну а все-таки, Галя, согласитесь, что работа эта и тяжелая, и опасная. Салькина пожимает плечами: -
Это только со стороны так ка­
жется. Тигр, может быть, еще осто­
рожнее, чем человек. Я раз пошла вес­
ной, снег подтаял -
свежесть следов трудно разобрать. Шла за тигром день, на камнях потеряла след. Нача­
ла кружить вокруг. Вдруг вижу­
один след, потом -
другой -
совсем свежий, и в разные стороны. Я пошла назад, и только на следующий день обнаружила, что он ходил прямо за мной. До кордона почти проводил и назад пошел. Никакой он не грозный, на самом деле даже трусливый. Мы с Витей два года назад тропили тигра. В январе. Шли и сомневались, тигр ли это­
снег глубокий, характер следа опре­
делить трудно. Потом, когда на сопку поднялись, там снега меньше, убеди­
лись -
точно, тигр. А шел он так: то поднимется на сопку, то спустится. Мы уже совсем замучились. Потом смотрим: что такое, вороны летают стаями. Оказалось -
это волок. Тигр добычу тащил. След от туши и кровь на снегу остались. А вороны ту да -сю­
да, туда-сюда летают. Мы по волоку пошли и давленку увидели. Полкаба­
на -
передняя часть. Тигр начинает есть с задней части. Туша совсем све­
жая. Только-только подмерзать стала. В некоторых местах руку приложишь, и еще вроде тепло чувствуется. В об­
щем, я бегаю вокруг, фотографирую, а Витя нервничает, ему и мяса хочет­
ся отрезать, и тигр ведь где-то совсем рядом, уходить надо. Я ему: как тебе не стыдно, оставь тигру-то мяса ... А через день я на это место вернулась, чтобы посмотреть, что дальше было. Оказывается, тигр почуял нас, бросил кабана. А потом не выдержал: Возвра­
щался крадучись, осторожно, даже­
сверхосторожно. Дугу сделал вокруг того места, где давленку оставил. А уж к ней-то как трусливо подбирал­
ся. Зигзагами шел. Пройдет немно­
го -
ляжет, потом еще немного­
снова ляжет. Все принюхивался. И так чуть ли не через каждые десять мет­
ров. Я потом замучилась его лежки считать. -
И не боится Витя отпускать вас в тайгу одну? В ответ Галя только рассмеялась. Вечера за столом, собиравшие всех обитателей кордона, были для меня особо притягательными. О чем бы ни заходил разговор, он неизбежно вы­
водил собеседников к биологии. К им­
мунной системе. Защите от радиации. ЧерноБЬ1ЛЮ и генетике. И, разумеет­
ся, к тиграм. Все напоминало своеоб­
разный семинар, который проводили шесть преподавателей для одного сту­
дента. В той истовости, добросовестности, с которой биологи каждый раз начи­
нали объяснять, что же такое все-та­
ки жизнь леса, жизнь природы, я ви­
дел не только доброжелательность ко мне, гостю. Каждый из них был нем­
ного проповедником. Думаю, качест­
во это выработала в них сама профес­
сия. В известной степени профессия биолога, зоолога по ряду печальных для всех нас обстоятельств становит­
ся сегодня еще и общественной мис­
сией. Как-то, когда в очередной раз заго­
ворили о тиграх, Салькина,рассказала, что раньше, до массового переселения в Приморье русских и украинцев, тиг­
ров здесь было много. Местные их не трогали. Начали отстреливать их при­
шлые. Переселенцы до 150 тигров в год добывали. А почему местные не , трогали? Боялись? КQнечно. Но не то­
лько. Не боялись же они других зве­
рей. Мужества у них было не меньше, чем у переселенцев. Здесь был другой страх. Тигр не воспринимался ими как обычное животное ... Я вспомнил Арсеньева, описавшего сложное отношение своего проводни­
ка Дерсу Узала к тигру. В силе тигра для Дерсу заключал ась сила всей тай­
ги, сила ее законов, сила природы, в которой он жил. Поднять руку на тиг­
ра -
значило поднять ее на саму тай­
гу, на саму жизнь, грозную и милосер­
дную. Что может быть общего, думал я, у неграмотного Дерсу с моими собесед­
никами, людьми, несомненно, образо­
ванными, трезво смотрящими на жизнь? И тем не менее весь опыт их работы, их знания подводят если не к вере, как у Дерсу, то к твердому осоз­
нанию бережен ия тайги -
тому, чем жил Дерсу. К бесконечному уваже­
нию всего, что дала нам природа. Приморье н а специальной карте для летчи­
ков эти места раскрашены в два цвета:, желтый и ядовито-жел­
тый. Желтый обозначает недруже­
любные пл еме на индейцев. Ядовито­
желтый -
племена враждебные. Марк Плоткин, молодой американ­
ский этноботаник, разглядывая эту карту, слегка оробел. -
А какая разница между враж­
дебными и недружелюбными индей­
цами? -
спросил Плоткин пилота не­
большого самолета, несшего его в су­
ринамскую сельву, к северной грани­
це Бразилии. -
Разница? Существенная. Одни продырявят тебя сразу же, а другие сперва зададут пару вопросов и толь-
КО потом ... -... продырявят? Пилот промол чал. Самолет шел на посадку в намеченном районе воз­
ле реки Сипалиуни. Плоткин обре­
ч е нно собирал свое снаряжение: рюк­
зак, две огромные бутылки формаль­
дегида, пачку газет, чтобы проклады­
вать гербарий. Самолет замер у края зарослей. -
Одно т ебе посоветую,- сказал пилот на прощание,- держись по­
дальше от женщин, здешние мужчи­
ны не любят развязных молодых лю­
дей. Вернусь за тобой через два ме­
сяца. Едва самолет скрылся, Плоткин очутился В тесном кольце воинов пле­
мени таЙрио. В их волосах, лосня­
щихся от пальмового масла, грозно КАК ПАНАКАКИРИ CfAJIЙЕКО покачивались пучки перьев ястребов­
гарпий. В мускулистых руках ­
копья и луки с отравленными, как справедливо предположил Плоткин, стрелами. Над красными набедренны-
ми повязками воинов мирно кругли­
лись животы (даже у юношей-тайрио сказывается пристрастие к маниоко­
вому пиву), но молодому американцу было не до смеха ... В Вашингтоне Плоткин руководит секцией растений Мирового фонда охраны природы и, разумеется, не знает недостатка в нужных книгах. Но он решил обратиться не к почтен­
ным профессорам, а к людям в на­
бедренных повязках. Ведь главная те­
ма его исследований -
знания перво ­
бытных народов о лечебных свойст­
вах растений. А суринамская посло­
вица не зря гласит -
«На буси инги сабе ала сани» -
«Индеец В лесу знает все». (Пословица приведена на суринамском «эсперанто» -
смеси голландских, английских, испанских и индейских слов.) Влажные тропические леса могут исчезнуть к концу нашего века. Не секрет, что обремененные долгами латиноамериканские страны, с их миллионами голодающих, сводят эти леса под пашни и заводы, поэтому ученые ищут способы превратить аб­
страктную для жителей тропиков проблему сохранения лесов в конк­
ретную, сегодняшнюю задачу: лес должен давать пищу, масла, нату­
ральный каучук и множество других ценных продуктов. у Плоткина свой подход: половина всех земных растений произрастает 11 во влажных тропических лесах, мно­
гие до сих пор неизвестны науке, а известные -
малоизучены. Но ведь это Эльдорадо для фармакологии й фармацевтики! Вырвать секреты у ле­
са, производить новейшие лекарства для всего мира. В этом ОН ВИДИТ путь укрепления экономики латиноамери­
канских стран. ... Но в момент приземления в су­
ринамской сельве" надежда латино­
американской экономики в лице бота­
ника Плоткина висела на волоске­
ей угрожали отравленные стрелы таЙрио... Тут воин самого свирепого вида расхохотаЛСЯ,указывая сопле­
менникам на бороду пришельца. Ос­
тальные тоже засмеялись: ну и неле­
пость! Волосы на подбородке! Но все :же ему lЮЗВОЛИЛИ войти в селение, ·повесить гамак в пустующей хижине, угостили маниоковым пивом. Пришельца окрестили «панакаки­
p~» -
«чужак». Через несколько дней к нему начали привыкать. Он оказался безобидным, не отказывался ОТ,'нормальной человеческоЙ пищи -
,ж!:iреных личинок, мяса лесных гры­
зунов, змей, пекари -
дикой свиньи. Но. заветной целью Плоткина было войти в доверие к знахарям. Между тем четверка суровых стариков смот­
рела на него с угрюмой подозритель­
ностью. НаконецГIлрткин упросил одного из . знахарей IIОЙТИ с ним В лес. Это стоило. Многих трудов. Но напрасно ученыЙ праздновал победу. Прогулка ПРОХОДИЛё;l 'скучно -
старик предпо­
читал' отмалчиваться ... Плоткин не вытерпел и принялся самолично по­
учатьзнахаря: -
Вот эту травку,- показывал ОН,-
белые люди употребляют для лечения переломов. Старик помалкивал. -
А вот этот корень помогает при раст~жениях. :Сtарик, знай себе, шагал вперед. :-,. А вот этой штукой мы лечим ушные заболевания ... Эта была чистая провокация. Док­
тор nЛаткин безудержно врал: все эти растения он видел впервые в жизни. Наконец знахарь не выдержал: 00; ЯПОАОЗРеВ<\Л, ,что белые -
не-. вежесrnенные люди! Но я даже не думал, что они знают так мало! В моем племени любой недоумок слы­
шал, что «эта штука» лечит не уши, а нарывы на руках. А корень, кото­
рый мы только что видели, останавли­
вает кровь! -
Ладно, а что же вы ИСIIользуете для лечения ушной боли? -
Вот видишь мох под деревом?. Через несколько дней Плоткин от­
бросил хитрости: знахари обо всем догадались, однако разглядели и то, что он любит лес, много знает.· Теперь молодой ученый днями просиживал в беседах со старцами, часов по пять-шесть бродил с ними IIО лесу. Их сопровождали два-три мальчика, которые легко карабкались на тридцатиметровые стволы, чтобы достать для Панакакири нужный ему цветок. Позже американец в~поми-
12 нал: «Толковать С иидейским знаха­
рем о травах все равно что судачить с футбольным болельщиком об успе­
хах его любимой комаиды. Говори хоть от зари до зари!» Вечером nЛоткин разбирал наход­
ки, высушивал их под спудом между газетами, пропитывал формальдеги­
дом. В затруднительных случаях, ког­
да и колдуны не в силах были опре­
делить найденное растение, сбегал ось на cOBef полплемени. Гвалт, спор, воспоминания -
нет-нет да обронит кто-то ресценную информацщо, ВСIIЛывет в чьей-то IIамяти давно слы.-, шанное. Как приготовить CHaдopь~? Как сдеЛiать целебный' сбор? Варить ли кореНЬ;IIрикладывать ли ккож~, измельчать :ди, Эав<,ч>иватькицЯ:тком1 Почти на все вопросыв,коллективнои IIамяти находился ответ ... За два месяца1lлоткин соррал 239 видов растений,ЧТО Пl?имеiIяют 'J,'ай­
рио и их соседи ваи--ваи и вайана, как средства .ОТ ТJ>IСЦ'iИ болячек и хво­
рей. От зубн:ой бол~ и колик, от сер­
дечного приступаи облысения ... ПанакаКИРИИСdМОГО не раз успеш­
но лечили: соком одного дерева­
от кожных воспалений, корешком другого ~ ОТ осиных укусов. Тайрио научили. его готовить яды для нако­
нечников стрел и смешивать их С'раз­
ными сортами дикого IIерца. Среди сведений, привезенных ботаником в Вашингтон, особо ценными оказались именно эти яды -
на их основе го­
товится' препарат для расслабления 'мышц ВО время хирургических опера­
ций. Свою «суринамскую диссертацию», Плоткин посвятил двум своим учите­
лям -
профессору Гарвардского уни­
верситета и старейшему знахарю IIЛе­
мени тайрио .... « .. ;в надежде, 'что его искусство и дальше будет переходить из рода в род». Сбудется ли пожела-
ние? . , Перед расставанием во время праздника к хижине nЛоткина при­
шли старейшины IIЛемени. -
Ты проводишJ, все свое время в лесу, как мы. Ты знаешь еГО,.как мы; Теперь ты больше не панакакири. TJ>I «йеко»:"'" «браТ»! На его лице СjжомгеНИПI>I нсщесли' лиловые полосi.r; Щi голову ВОдРУЗИ­
ЛИ пучки перьев ястреба-гарпии ..• Вечером, умываясь, Плоткин обн~с • ружил, что у сока тенипы есть одна особенность -
он не смывается! И многие недели, уже в Штатах, моло­
дой ученый замечал на улице удив­
ленные взгляды прохожих. Даже первые научные доклады читал перед коллегами в экзотическом, но достой­
ном знатока шаманских лесных сна­
доБИЙ, виде. Лиловые метки на лице, конечно, выцвели и смылись, а в памяти оста­
лись воспоминания о людях тайрио, гостеприимных индейцах, земли ко­
торых так несправеДЛиво помечены на карте для летчиков желтым цве­
том. По материаnам зарубежной печати nодготовиn В. ЭАДОРОЖНЫIi! JoD.pbep ЗАПРЕЩЕННОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ По свидетельству лондонского еже­
недельника «Уикэнд», выход В свет книги историка и географа Питера Хайнинга «Великое британское земле­
трясение» произвел эффект, сравни­
мый с настоящим землетрясением. По­
давляющее большинство англичан впервые узнало о том, что произошло на Британских островах 22 апреля 1 В84 года, поскольку даже школьные 'учебн.ики обходят молчанием это со­
бытие ''Столетней давности. ... В 9 часЬ., 18 минут утра по всей Англии от Ьобережья Ла-Манша до Шотландии ;жители услышали нара­
стающий гул; словно мчался курьер­
скийпоезд. Задрожала земля. В Ю>t<­
НОм Уэльсе ц..ахтеры в страхе уст ре­
мились на по.верхность, потому' что в забоях стала".,обвал.иваться порода. В Миндленде ПО'терпел крушение то­
варный состав, когда перед ним вдруг вздыбились релloСЫ. В Шотландии на винокуренных заводах опрокидывалисlo огромные емкости, и знаменитое виски ручейками растекалось по округе. БОЛloше всего пострадало графство Эссекс, на которое пришелся центр землетрясения. Рушились дома, кры­
ши цехов, давали трещины церковные стены. Из-за лопнувших газовых труб начались пожары. Почему же хроникеры тех дней постарались замолчать катастрофичес­
кое стихийное бедствие? Ответ на этот вопрос сегодня с трудом укладывается в голове. Дело в том, что раньше на Британских островах не было сильных землетрясений. «Вера В непоколеби­
мость Великобритании у викторианских министров Ее величества королевы бы­
ла настолько сильна,- пишет Хай­
нинг,- что они просто не могли ре­
шиться открыто признать перед осталь­
ным миром, что сердце и оплот Вели­
ко," империи тоже может пострадать от каприза природы, подобно другим, не являющимся избранниками судьбы, странам». Питеру Хайнингу пришлось проде­
лать титаНИЧ,ескую работу, чтобы соста­
ВIiТЬ общую картину «Великого бри-
il1HCKOrO землетрясения». ' . ЧААПРОТИВ ОПУХОЛЕА Японские ученые обратили внима­
ние на то, что население районов, где употребляют в больших количествах зеленый чай, практически не болеет раком. Свою догадку они решили про­
верить на морских свинках. О резуль­
татах их исследований сообщила итальянская газета. «Унита». Морских свинок со злокачественными опухоля­
ми разделили на две группы, причем одной из них стали вводить экстракт зеленого чая. Через некоторое время все животные первой группы умерли, а у большинства животных второй груп­
пы стало наблюдаться Р'езкое сниже­
ние роста опухолей, а в отдельных слу­
чаях и полное его прекращение. Весной наш журнал сообщил об открытии важ­
ных gOKYMeHToB в Аgжимушкайских каменоломнях nog Керчью. Теперь установлено -HaugeHa часть архива поgземного гарнизона, поиски которого ве­
gутся более gваgцати лет. Документы сохранились плохо. Их прочтение за­
няло несколько месяцев. После того, как HaxogKU прошли экспертизу, мы преgложили рассказать об открытии OgHOMY из участников экспеgиции журна­
ла « Вокруг света» майору Виктору Соколову. Нес­
колько лет вместе с OgeccKUM военно-патриотичес­
ким клубом. « ПоисК!> он npoBogUT свой о тпу с к на раскопках Аgжимушкайских каменолом е н. Примечания к его очерку поgготовил по наш ей просьбе полковник запаса, KaHgugaT исторических наук Всеволоg Абрамов. В тот день я работал в Малых Аджимушкайских каменолом­
нях, а мои товарищи Сергей Коновалов и Павел Лавренко ушли в Центральные. Собирался идти вместе с ними, но решил закончить обсле-
дование колодца, заброшенного со времен войны. Это сооружение мы обнаружили по надписи на стене: «Глубина 5 метров». Колодец был завален камнями и мусором, и, толь­
ко начав разбирать завал, мы поня-
ли, чего сто ило обессилевшим полу­
голодны м со лдатам долбить в' твер-
дой пор о д е эту яму. . Расчищали к олоде ц н еско л ько дн е й, приходили сюда и п осле ужин}. Вместе с начальником одесского по-
13 искового отряда Константином Про­
ниным мы не без основания счита­
ли, что на дне ямы отыщутся следы военного времени. Поисковик Алек­
сандр Сависько часами стоял на дне колодца и насыпал в ведро камни, землю, тырсу. Потом мы вытягивали груз на канате. Накануне Александр поднял ло­
мик, кирку, несколько старых буты­
лок, винтовочные гильзы. На этот раз попалась сломанная саперная ло­
патка, два обгоревших факела из ав­
томобильных покрышек, несколько рваных противогазов и длинная полу­
истлевшая веревка. Колодец оказался сухим, защитники Малых каменоло­
мен так и не добрались до воды ... Закончив работу, мы запутанными ходами вернулись на базу -
в боль­
шую и теплую, хорошо замаскиро­
ванную комнату под землей. На кам­
не, служившем нам столом, зажгли светильник, сделанный из старой гильзы. У стены мы складывали пап­
ки со всеми найденными в камено­
ломнях документами -
обрывками фронтовых газет, продовольствен­
ных аттестатов, бланков военного времени. подоБныIx находок встре­
чается немало, но мы всегда внима­
тельны к ним: ведь эти клочки тоже несут крупицы информации. Рядом с папками -
коробки с гиль­
зами, проржавевшее стрелковое оружие, рубашки от гранат. Такого добра в каменоломнях еще много. В первый же день экспедиции я увидел в камнях неразорвавшуюся гранату Ф-l почти у самого входа в Малые каменоломни. Пришлось ее обезвре­
дить. Рядом нашли несколько ампул, возможно, химических запалов для бутылок с горючей смесью. Весьма странно среди нашей кол­
лекции смотрелись женская расческа, деревянный детский кубик, побитая матрешка, глиняная свистулька­
петушок и особенно -
старые детс­
кие ботиночки. Эти вещи мы нашли в расположении госпиталя, который, как удалось установить, был развер­
нут на ·базе санчасти l-го запасного полка, остатками которого командо­
вал старший лейтенант М. Г. Поваж­
ный '. В дневнике старшего лейтенанта А. И. Клабукова есть очень интерес­
ная запись, помеченная 10 июля 1942 года: «Тов. Поважный приобрел себе дочку Светланочку. Светланочка ос­
талась без родителей. Ее родители еще числа 20 мая ушли из ката­
комбы за продуктами и не вернулись: убиты или у немцев. Девочка не по летам очень умная... Комполка По­
важный, если выйдет из катакомбы и сохранит ей жизнь, счастливец» 2. Вещи, по-видимому, принадлежав­
шие Свете Тютюнниковой, мы и на­
шли в районе госпиталя. Других де­
тей, насколько это известно по вос­
поминаниям оставшихся в живых за­
щитников, в Малых каменоломнях ] Здесь и далее примечания см. в мате­
риале В. Абрамова «Помним и ищем». 14 тогда не было. Девочка не перенесла голода, она умерла где-то здесь, в сырых каменных коридорах. Вместе с игрушками попались нес­
колько обрывков книжных страниц из «Капитанской дочки». В дневнике Клабукова есть такая запись: «26.6. Весь вечер 25.6. читал вслух Пуш­
кина А. с.». Значит, именно эту по­
весть читал старший лейтенант бой­
цам и раненым. Я с волнением пе­
речитываю вновь старые пожелтев­
шие странички знакомой с детства . повести ... Среди остатков медикаментов, жгу­
тов и разбитых шприцев я нашел пла­
стмассовый солдатский медальон. В нем оказалась анкетка семнадцати­
летней медсестры Зины Гаврилюк. Она была среди последних защит­
ников Малых каменоломен 3. ... Вернулся со своего участка рабо­
ты мой давний Apyr и опытный поис­
ковик Владимир 'Васильев. Принес еще один солдатский медальон. От­
винчиваем крышку: в условиях под­
земелий содержимое извлечь безо­
паснее, чем на поверхности, где тро­
нутая тленом бумага иногда рассы­
пается. Осторожно разворачиваем бу­
мажную трубочку. Читаем: Мищенко Андрей Алек­
сееви~ РяДово~ Кирово­
градская область, Ново­
Е r о р ь е в с к и й рай о н, Т а б у -
р и Щ е в с к и й с е л ь с о в е т, с е -
ло Табурище. В графе «Адрес семью> в том же се­
ле значилась' жена бойца -
Пелагея Ивановна Мищенко. Сразу по возвра­
щении в Одессу я направил пись­
мо в Кировоград: может быть, жива жена аджимушкайца? К письму в Кировоградском областном исполни­
тельном комитете отнеслись внима­
тельно. Вскоре пришел подробный ответ. «Рядовой Мищенко Андрей Алек­
'сеевич,- сообщала секретарь испол­
кома Н. Послушная,- после Победы возвратился в село Табурищ~, ранен­
ный в ноги. Жена его, Мищенко Пелагея Ивановна, вместе с подругой Павлюченко Прасковьей Свиридов­
ной летом 1944 года погибли в лесу, наступив на мину. Мищенко А. А. после полного выздоровления посту­
пил в колхоз скотником ... В 1954 го­
ду при переправе через Днепр Ми­
щенко Андрей Алексеевич трагичес­
ки погиб». В полученном мной письме при­
веден рассказ второй жены солда­
та-аджимушкайца Серафимы Тимо­
феевны Мищенко, который она не раз слышала от Андрея Алексеевича. По lero словам, вместе с шестью бой­
цами он вылез из каменоломен, три ночи искал партизан, но был захва­
чен в плен немцами. Пртом Мищен­
ко бежал, снова воевал на фронте, был ранен. В тот вечер, когда я рассматривал с Васильевым медальон на нашей под­
земной базе, Сергей Коновалов и Па­
вел Лавренко вернулись из Цент­
ральных каменоломен чрезвычайно возбужденными, и я почувсТвовал, что случилось нечто необычное. Ре­
бята обследрвали одну из завален­
ных штолен недалеко от протяжен­
ного обвала-рассечки, которым гитлеровцы хотели расчленить каме­
ноломни. Дело у них продвигалось медленно: приходилось каждый 'раз оттаскивать из заваленной штольни крупные камни. Под одним из камней попалась алюминиевая ложка, коте­
лок. Потом вытащили противогаз и винтовку с примкнутым штыком. Придцвленные огромной глыбой об­
рушившегося потолка штольника, лежали останки солдата. ... Следом за Сергеем я проползаю мимо останков часового в узкий лаз. Судя по поясному ремню и ботин­
кам, часовой был рядовым. Докумен­
тов при нем не обнаружили. Ско­
рее всего мы так и не узнаем имени погибшего. Лежавшие впереди камни откати­
лись в пустое пространство, и я выб­
рался из лаза в замурованную взры­
вом комнату. После войны здесь ник­
то не бывал и даже не подозревал,. что в наиболее исследованной части катакомб есть нераскрытые штоль­
ни. Фонарь осветил серые в трещинах стены. Кое-где виднелась облупив­
шаяся побелка. Потолок, крепивший­
ся рельсами и толстыми бревнами, накренился, не выдержав страшного взрыва. Под осевшей стеной видне-
. лась раздавленная железная кровать. Дверь, которая вела сюда из штоль­
ни, привалило глыбами породы. От­
куда -то тянулась электропроводка, оборванная при взрыве. На полу среди камней были рассыпаны винто­
вочные патроны, валялись Щl:нковые патронные ящики, цветные каранда­
ши, циркуль ... Сергей Коновалов бросился соби­
рать коробки из-под пулеметных лент. И стоило потянуть один из же­
лезных ящичков, стенки его развали­
лись, а под ноги посыпались испи­
санные карандашом посеревшие листы. Бумага сильно попортилась в местах прикосновения к ржавым стенкам и дну коробки. Оглядевшись, мы заметили под камнями почти це­
лый пятидесятимиллимеТР9ВЫЙ рот­
ный миномет. Рядом подобрали нес­
колько дисков с патронами и нарукав­
ную нашивку -
комиссарскую звез­
ду. По~ти посередине комнаты под слоем пыли лежали офицерский ре­
мень, кобура от револьвера систе­
мы «наган» И планшет. Судя по бес­
порядку в комнате, командиры спеш­
но эвакуировали штаб, вероятно, до­
гадываясь по характерному стуку на поверхности о готовящемся фашиста­
ми взрыве. Но все унести они не смогли. от сильного взрыва рухнула многометровая толща каменного по­
толка. Спаслись все, кроме часового. Со всей осторожностью мы пере­
несли найденные бумаги на нашу базу в Малых каменоломнях. И в ту же ночь, не в силах совладать с нетер-
пением, стали потихоньку разбирать едва видимые тексты. С первых же строк стало ясно, что документы относятся к концу июля -
августу 1942 года, малоизученному периоду п одзем ной обо роны. Это был архив штаба 2-го батальона. Сначала я раскрыл планшет. В нем лежал комсомольский билет NQ 0054403, выданный в 1940 году Та­
рарушкину Василию Ивановичу, 1922 года рождения. Этого имени в исто­
рии аджимушкайской обороны пока н е встречалось. В графе об уплате членских взносов н е известный нам п олитру к вывел чернилами: «Умер в во е нном госпитале». Когда пришел ответ на наш запрос и з Центрального архива Министер­
ства обороны, выяснилось, что В. И. Тарарушкин, 1922 года рождения, имел звание младшего воентехника. В его личном деле значилось, что он пропал без вести в апреле 1942 года. Из письма мы узнали и о том, что мать Василия Ивановича проживала до войны в городе Павловском По­
саде Московской области. В планшете оказалась и отпеча­
танная на пишущей машинке (она, как известно, была в каменоломнях) сводка Совинформбюро. В ней сооб ­
щалось о положении на фронтах 28-
29 августа 1942 года. Это немало­
важная деталь. До сих пор мы счи­
тали, что последнюю сводку получи­
ли в каменоломнях 17 августа. Зна­
чит, радиоприемник работал под зем­
лей, и защитники знали о том, ЧТО проис ход ит на Большой зе мл е, по крайней мере до конца лета. Но самым инт е ресным в планшете оказался третий документ. Я держал в руках протокол закрытого партий­
ного собрания парторганизации прод­
склада, которо е состоялось 18 июля 1942 года. Н е которы е листы были оборваны, но начало читалось хоро­
шо. На собрании присутствовали десять членов и один кандидат в чл е ­
ны ВКП(б). От фамильного списка остались одни окончания, фамилии выступавших на собрании писались без указания звания и инициалов. Разбираю неровную строчку с повест­
кой дня, выведенную рукой Норбея, секретаря собрания: «О задачах про -
довольственников в условиях вражес­
кого окружения» '. В середине лета, когда проходило это собрание, в кам е ноломнях уси­
лился голод. Норма продовольствия была сокращена до минимума. Но тон выступления коммунистов был спо­
койный. Читаю документ и, как ная­
ву, вижу лица аджимушкаЙцев. -
В основ ном с задачами прод­
снабжения мы справляемся, особен­
но в последне е время, удовлетвори­
тельно,- докладывал коммунист Ла­
зорин Б Понятно, что боевой дух за ­
щитников каменоломен не в послед­
нюю очередь зависел от умелого рас­
предел е ния продовольствия, которо­
го крайне н е хватало. Командование подземного гарнизона решало эту проблему с коммунистами. -
С установлением на кухне ве­
сов и выдачей пищи по весу недо­
разум е ния и разговоры о недодаче пищи ликвидированы,- продолжал докладчик.- Но факты подозрения среди бойцов и отдельных команди­
ров и политработников, причем нео­
боснованны е, продолжают им е ть мес­
то. -
П орядок на кухне необходимо еще более улучшить,- заметил ин­
тендант 2-го ранга Колесников.- Это избавит от кл е веты. С Сергеем Терентьевичем Колес ­
никовым мы не раз встречались. Он приходил на раскопки каменоломен, помогал нашей экспедиции советами. Но, к сожалению, он так и не мог вспомнить имени и отчества доклад­
чика. Прошло ведь столько времени! Н е знаю, смогут ли в Центральном архиве Министерства обороны СССР отыскать личное дело Лазорина, ко­
торый, судя по всему, был офицером. На наш запрос ответ пока не пришел. А может быть, откликнутся знавшие его люди или родственники? .. Командиры и политработники под­
земного гарнизона в тот момент предвидели еще более трудные дни обороны. -
Срок пребывания наш не огра ­
ничен,- заявил председатель собра­
ния Лодыгин (;.-
Не исключена воз­
можность и длительного пребыва­
ния еще до двух месяцев. Это вы­
зывает необходимость добывания продуктов партизанскими способами. Отб ивать продукты у врага ... Следом за ним поднялся комму­
нист Желтовский '. -
Условия добывания пр одуктов очень сложные. Надо использовать траву. Щерица и лебеда у нас под самыми амбразурами ... Вопрос об ис­
пользовании лебеды нужно держать в секрете, чтобы враг, коварный враг, не узнал раньше, зачем мы исполь ­
зуем лебеду, и не отравил ее. Не менее остро в каменоломнях ощущалась и нехватка воды. Лоды­
гин напомнил собравшимся о том, что немцам удалось засыпать взрывом один из подземных колодцев. -
В снабжении водой я был новый [ ... ] век и мне трудно бы [ ... ] в не [ ... ] На этих словах выступления полит­
рука Горошко последняя страница протокола обрывалась 8. Настала пора приниматься за со ­
держимое железного ящика. Пере­
бираю пожелтевшие, оборванные листки. Во многих местах они изъе ­
дены ржавчиной, покрыты плесенью. Передо мной строевые записки одно­
го из батальонов. Такой важный до­
кумент впервые обнаружен в Аджи­
мушкае. Однако полностью разобрать груду спрессовавшихся бумаг мы смогли, только возвратившись из Ад­
жимушкая в Одессу. Многие записи удалось прочесть, перефотографируя их в различных лучах. На снимке отпечаток каран­
даша делается отчетливее. Содержа ­
ние некоторых документов, написан­
ных мелким почерком светло-серым грифелем, несмотря на все усилия опытного специалиста экспертно ­
криминалистического отдела УВД Одесского облисполкома Л. Колоса, разобрать не удалось. Были видны от­
дельные буквы или части слов, ко­
торые не передавали смысла написан­
ного. В ящике хранилось 103 документа. Остальные, возможно, погребены под камнями. Как удалось установить, командо ­
вал батальоном старший лейтенант Илларион Максимович Сапунов. Ко­
миссаром был старший политрук Илья Михайлович Тяж ельн иков. Эти и приводимые ниже имена защит ­
ников Аджимушкая, за исключением тех, чьи биографические данные име­
ются в примечаниях, установлены впервые. Начальником штаба батальона зна­
чился майор Аркадий П авлович Па-
" НОВ', о героизме которого многие знают из публиковавшегося в книге об Аджимушкае дневника младшего лейтенанта А. И. Трофименко, погиб­
шего в каменоломнях. Помощником Пан ова был лейтенант И. С. Скрыль"'. Младший лейтенант Михаил Ники­
форович Никифоров на зв ан в доку­
менте старшим уполномоченным особого отдела ". По составлявшимся регулярно строевым запискам можно докумен ­
тально проследить ход обороны вве­
ренного подразделению участка ка­
меноломен. Итак, в конце июня 1942 года во втором батальоне насчитыва-
15 лось 285 человек. Подразделение делил ось на две роты -
вторую и четвертую. 8торой ротой командовал капитан Иосиф Фомич Курысь. Под его началом состояло 155 человек: 51 офицер, 43 сержанта, 64 рядовых. Оружия (79 винтовок и 3 автомата) не было почти у половины личного состава. Под командованием капитана Ка­
лачова (имя и отчество в документе читаются плохо, возможно, Иван Никитович) в четвертой роте насчи­
тывалось 128 человек: 58 офицеров, 21 сержант и 49 рядовых. Вооружения у них было чуть больше -
89 вин­
товок, 3 автомата, 3 пистолета, 11 револьверов и одно противотанковое ружье. Ротными политруками были Петр. Иванович Соболев 12 -
во вто­
рой и Московкин (имя И отчество не известно) -
в четвертой. Иногда от людей, никогда не опус­
кавшихся в катакомбы и плохо пред­
ставляющих условия окружения, приходилось слышать этакий упрек в том, что аджимушкайцы-де не вели активных боевых действий, не проры­
вались к своим. Данные из отрытого нами архива убедительно доказыва­
ют, что подземный гарнизон едва мог держать оборону, отвлекая при этом на себя силы противника. Из найден­
ных документов видно, что многие военнослужащие батальона участво­
вали в боях в районе поселка Колонка и завода Войкова с 15 по 19 мая, а поз­
же, спустившись в каменоломни, в составе подземного гарнизона вели бои 25 'мая, в начале июня, 30, июня. Новые данные подтверждают пока­
зания многих очевидцев о крупных операциях гарнизона примерно 6-9 июля и 20 июля 1942 года. О том, что­
бы пробиться К своим (а Красная Армия в то время сражалась на Кав­
казе), не могло быть и речи. И ге­
ройство аджимушкайцев в том, ЧТО они, понимая всю безысходность своего положения, держались в ка­
меноломнях до конца, до последнего. И выполнили свой солдатский долг, несмотря ни на что. Из строевых записок второго ба­
тальона видно, что через месяц боев в четвертой роте осталось всего 78 человек, а командовал ею с 13 авгус­
та младший лейтенант Николай Заба­
рин, сменивший, как видно, павшего командира Калачова. К концу авгу­
ста в батальоне осталось 103 человека. По учетным спискам личного сос­
тава второго батальона удалось "уз­
нат!> более 100 новых фамилий. На некоторых аджимушкайцев сохра­
нились краткие характеристики и да­
же представления к наградам. Так через сорок пять лет нам стал извес­
тен подвиг капитана Путина. «Тов. Путин Матвей Антипатро­
вич показал себя мужественным и хладнокровным командиром в ожес­
точенных боях с немецкими фашиста­
ми в период с [15] по 19 мая 1942 г. по обороне Колонки в Первом удар­
ном полку Бурмина и в боях по [обороне] Аджи-Мушкайских каме­
ноломен,- говорилось в представле-
16 нии.-
Товарищ Путин, командуя ба­
тальоном, им же сформированным, в течение нескольких дней задер­
жал продвижение нескольких фаши­
стских [подразделений], прикрыв пе­
реправу наших войск. При наступ­
лении [ ... ] танков лично подбил два немецКих танка. В момент выхода из окружения тов. Путин смело повел батальон и вывел его из окружения, соединившись с гарнизоном камено­
ломен ... » Документ удалось собрать из от­
дельных кусочков. Текст проступал очень слабо. Но все же его можно было прочитать, не прибегая к по­
мощи экспертов-графологов. О Путине М. А. исследователям аджимушкайской обороны было из­
вестно давно. Однако обнаружить его личное дело в военных архивах до сих пор не удавалось'; Причина этого, как выяснилось, была проста. В до­
кументах военного времени полное имя и отчество этого офицера пос­
тоянно искажались. В сохранившейся справке из аджимушкайского госпи­
таля сообщалось о старшем лейте­
нанте Михаиле Антоновиче Путине, который был на излечении с осколоч­
ным ранением левой голени, бедра и левого бока. 18 июля он вернулся в строй. Помнили Путина и оставшиеся в живых аджимушкаЙцы. Но и они не помогли уточнить его личность. Например, проживавший в деревне Ковшово Ленинградской области В, Г. Тюлев о своем бывшем команди­
ре, запомнившемся ему личной отва­
гой, мог сообщить лишь то, что тот был родом из .Сибири. Недавно из Центрального архива Министерства обороны пришел дол­
гожданный ответ. Оказалось, что Малахий Антипатрович (так значи­
лось по паспорту) Путин родился в 1905 году в городе Бийске Алтайс­
кого края. До войны проживал в Свердловске с отцом Антипатром Федоровичем. Служил старшим адъютантом в штабе стрелкового ба­
тальона 829-го стрелкового полка 400-й стрелковой дивизии. Последняя запись из личного дела офицера: «Пропал без вести в мае 1942 года». Малахий Антипатрович умер 1 ав­
густа 1942 года; Среди найденных до­
кументов был акт о смерти капита­
на Путина и акт об изьятии принад­
лежавших ему документов и ценнос­
тей. В числе документов было заяв­
ление Путина о приеме в ВКП(б) и одна рекомендация. Другой документ, обнаруженный также в цинковом ящике из-под пат­
ронов, был представлением к ордену Красного Знамени лейтенанта Ивана Моисеевича Рогового 13. Он отличил­
ся в боях 15-19 мая, проявил му­
жество при обороне АдЖимушкая. С помощью работников архива удалось установить его довоенную биогра­
фию. И. М. Роговой родился в Кие­
ве в 1902 году, имел высшее сельс­
кохозяйственное образование. Про­
живал в Краснодарском крае. Как видно из найденного нами акта, Ро­
говой умер в каменоломнях в авгус-
те (число ·неизвестно) 1942 года. В Ростове-на-Дону удалось разыскать дочь героя Римму Ивановну и сооб­
щить, что стало известно о ее отце, считавшемся про павшим без вести. Документы рассказали о геройстве курсанта Дмитрия Ивановича Илья­
шенко, заместителя политрука Арка­
дия Васильевича Михеева, лейтенанта Чечина (имя его прочитать не уда­
лось, но по отчеству -
Григорьеви­
ча), а также младшего лейтенанта Федора Артемовича Небоки, воентех­
ника Николая (отчество не указано) Храброва, красноармейцев Ивана Ро­
мановича Ткаченко, Прокопия Лес­
кина и Петра Воронина (отчества их не указаны). Кроме уже известных нам участ­
ников обороны Аджимушкая, в доку­
ментах названы политрук Кунитидзе, лейтенант Войтик О. К, Резинцев В.В., Свинарик Никита Терентьевич, Ши­
ринкин Иван Андреевич, военфельд­
шер Бартенев, воентехники МотаЛьс­
кий В. М., Насосян Николай Павло­
вич, Соколов Борис Михайлович, младший лейтенант Якушев Иван Ге­
расимович, старшие сержанты Уко­
лов Матвей Фокович и Чудновский Борис Иосифович, сержант Иванов Андрей Федорович, младший сер­
жант Белоуськов Павел Иванович, ря­
довые Быстрицкий Михаил Вик[ ... ], Гречкин Стефан Александрович, Егурнев Николай Никитович, Саль­
ников Николай Макарович, Сушко Игнат Андреевич, Цип Василий Пет­
рович, Шаповалов Петр Федорович ... И вот еще имена без воинских званий: Будрик Лука, Васьковский Григорий Ульянович, Епизов Ал[ ... ] Дмитриевич, Чхаидзе Тите Лаврен­
тьевич, Исаченко Михаил Степано­
вич, Мелькоманов Роман, Митричков Ан[ ... ], Можаев Сергей Петрович, Ни­
кулицкий Игнат Харитонович, Нек­
расов Василий Иванович, Паразян Саак Хачикович, Петраков Иван Пет­
рович, Федотов Ник[ ... ] Васильевич, Силкин Василий Егорович, Трач Ни­
колай Петрович. Выжил ли кто из воевавших во вто­
ром батальоне подземного гарнизона? Вспомнит ли, расскажет ли кто-ни­
будь нам о взрыве в сентябре 1942 года? Может, откликнутся родствен­
ники тех, кого считали «пропавшим без вести»? .. Судьбы защитников Ад­
жимушкая еще предстоит изучать энтузиастам из одесского военно­
патриотического клуба «ПоисК», кер­
ченским краеведам и музейным ра­
ботникам. ... Мы извлекли только часть погре­
бенного в заваленных подземных ла­
биринтах военного архива. Раскопки в расположении штаба второго баталь­
она пришлось приостановить. Над на­
шими головами опасно нависли ка­
менные глыбы, необходим был кре­
пежный материал, землеройная тех­
ника. Поиск мы продолжим летом. За обвалившейся стеной нас ждут но­
вые неисследованные отсеки камено-
ломен. Пос. Аджимушкай­
Одесса помним и ИЩЕМ Н
аходка одесских поисковиков имеет {)чень важное значе­
ние для восстановления пол­
ной и правдивой картины трагедии ад­
жимушкайского гарнизона. Докумен­
ты проливают свет на структуру ор­
ганизации обороны каменоломен в один из наименее изученных "ее пери­
одов -
в июле-августе 1942 года. Те­
перь мы имеем документальные сви­
детельства, подтверждающие высо­
кую организованность защитников, их высокий моральный дух. Это обя­
зывает вновь обратиться с предло­
жением о посмертном награжде­
нии командования подземного гар­
низона. Из найденных документов мы узна­
ли о многих неизвестных ранее героях обороны. Нашли прямое подтвержде­
ние те боевые эпизоды, о которых знали ранее лишь по устным расска­
зам. Встречаются в документах и име­
на тех, о ком уже было известно. Од­
ни ИЗ НИХ чудом остались в живых, о других мы знали по рассказам. О не­
которых удалось узнать из отрывоч­
ных документов, найденных в каме­
ноломнях в прежние годы. Ряд фами­
лий встречался мне в военных архи­
вах, когда я работал над книгой «Ге­
роическая оборона Аджимушкайских каменоломен», увидевшей свет пять лет назад. Известные мне сведения о героях Аджимушкая дополнят, на мой взгляд, интересный и богатый новыми фактами очерк Виктора Соколова. Мы будем признательны всем, кто сооб­
щит что-либо об упомянутых в очер­
ке людях. 1. Поважный Михаил Григорьевич (1897-1979) перед войной работал в Севастополе. С 20 июля 1941 года слу­
жил в 1-м запасном полку Крымско­
го фронта. Был ранен в марте 1942 го­
да. После госпиталя вернулся в полк. В его составе участвовал в обо­
роне у поселка АджимушкаЙ. После ранения старших командиров возгла­
вил остатки полка и организовал обо­
рону Малых каменоломен. Был пле­
нен в составе последней группы обо­
роняющихся 31 октября 1942 года. После войны жил в Керчи. Неоднок­
ратно встречался с членами экспеди­
ции «Вокруг света». 2. Дневник А. И. Клабукова найден в каменоломнях в 1943 или 1944 годах. Сокращенный вариант дневника пуб­
ликовался во многих изданиях (См.: «В катакомбах АджимуIiIкая», Сим­
ферополь, 1982). Клабуков Александр Иванович (1901-1942) был участни­
ком гражданской войны. Освобождал Крым от Врангеля. До 1929 года слу­
жил командиром в пограничных войс­
ках. Затем был на хозяйственной ра­
боте в Керчи. В 1941 году мобилизо-
2 «Вокруг света» NQ 12 ван, служил в 1-м запасном полку. В 1942-м назначен помощником началь­
ника штаба 823-го стрелкового полка 302-й стрелковой дивизии. Во время боев за Аджимушкай соединился с группой Поважного. Во время оборо­
ны вел дневник с 22 июня по 20 авгус­
та 1942 года. По рассказам М. Г. По­
важного и С. Ф. Ильясова, примерно в сентябре Клабуков пошел в разведку и не вернулся. 3. Гаврилюк Зинаида Васильевна (1925-1945) перед войной жила в по­
селке Ильский Краснодарского края. В каменоломнях выполняла обязанно­
сти медицинской сестры, использова­
лась на хозяйственной работе. Попала в плен с последней группой защитни­
ков Малых каменоломен. Содержа­
лась в тюрьме и лагерях для военно­
пленных. После освобождения Крас­
ной Армией снова воевала на фронте. Погибла в 1945 году в Германии. В поселке Яблоновский Краснодар­
ского края разыскан ее брат Алек­
сандр Васильевич Гаврилюк. 4. Норбей (имя и отчество неизвест­
ны). Примерно 1904 года рождения. Жил в Керчи. До 1942 года работал в Керченском торге. Попал в подзем­
ный гарнизон вместе с группой слу­
жащих и рабочих, которые работали перед оккупацией Керчи на пищебло­
ке в Центральных Аджимушкайских каменоломнях, когда там базировался резерв командования Крымского фронта. Из этой группы спаслись только двое -
Е. Ф. Валько (пос­
ле войны жила в Симферополе) и Д. И. Харьковская (после войны жи­
ла в Ялте). Погиб Норбей, по-видимому, в кон­
це обороны камеНОЛО!'J!ен. 5. О Лазорине исследователям Ад­
жимушкайской обороны ничего не известно. Возможно, он занимал дол­
жность начальника или военкома пи­
щеблока подземного гарнизона. 6. Лодыгин Артемий Иванович, 1907 года рождения. Служил полит­
руком 3-й роты 65-го отдельного же­
лезнодорожного восстановительного батальона, попал в каменоломни с ос­
татками своей части, державшей обо­
рону переправы через Керченский пролив. В подземном гарнизоне был назначен военным комиссаром продо­
вольственного склада. Пленен в кон­
це июля 1942 года. После войны жи­
вет в Куйбышеве. В Керченском ис­
торико-археологическом музее хра­
нятся его воспоминания, которые по­
могли установить судьбы многих за­
щитников Аджимушкая. 7. Желтовский Владимир Иванович (1905-1943). Перед войной жил в Ор­
гееве (Молдавия). Техник-интен­
дант. Оказался в плену с последней группой защитников Центральных Аджимушкайских каменоломен в конце октября 1942 года. Умер от бо­
лезни и недоедания во Владимиро-Во­
лынском лагере для военнопленных. В Одессе разыскана его дочь Лари­
са, а в Днепропетровске -
сын Бо­
рис. 8. О Н. Ф. Горошко рассказано в очерке «Как они жилю>. См.: «Вокруг света» NQ 5 за 1988 год. 9. Панов А. П. (1902-1942). Окон­
чил Полтавское пехотное училище, служил в армии с 1919 по 1928 год. Позже был на партийной и советской работе в Полтаве. В 1939 году снова призван в армию. В 1941 году защи­
щал Одессу, был ранен. Затем воевал на Керченском полуострове команди­
ром баталЬОJlа 83-й бригады морской пехоты. В феврале 1942 года был ра­
нен в ногу, лечился в госпитале и сно­
ва прибыл в Керчь. Попал в плен 28 сеН'l;ября. По свидетельству Е. Ф. Валько, был расстрелян фаши­
стами в Аджимушкае. 10. Скрыль И. С. в 1939 году закон­
чил Одесское пехотное училище, а че­
рез год курсы (,Выстрел». Участвовал в финской войне. Воевал на Керчен­
ском полуострове зимой 1942 года в дивизии полковника П. М. Ягунова, первого командира подземного гарни­
зона. В середине мая держал оборону , в районе поселка Войкова, в полутора километрах от Аджимушкая. Присое­
динился к оборонявшимся В камено­
ломнях вместе с подполковником Г. М. Бурминым, возглавившим пос­
ле гибели Ягунова оборону Централь­
ных Аджимушкайских каменоломен. После войны И. С. Скрыль проживал в селе Виноградово Херсонской обла­
сти. 11. Никифоров М. Н. 1913 года рож­
дения. Уроженец деревни Вяльгино Тихвинского района Ленинградской области. Служил старшим уполномо­
ченным особого отдела 276-й стрелко­
вой дивизии. Числится пропавшим без вести на Крымском фронте. Пред­
положительно, расстрелян фашиста­
ми в плену в ноябре-декабре 1942 го­
да. Известно, что его жена, Никифо­
рова Елена Владимировна, до войны проживала в Ленинграде. 12. В 197.6 году учащийся керчен­
ского профтехучилища М. Смирнов нашел в каменоломнях жетон на имя Соболева П. И. Установлено, Соболев родился в 1908 году в городе Любиме Ярославской области. Был секретарем Ивановского обкома ВЛКСМ. ДО того, как попасть в Аджимушкайские каме­
ноломни, служил военным комисса­
ром батальона 821-го стрелкового полка 398-й стрелковой дивизии. Пре­
жде считался пропавшим без вести на Крымском фронте. 13. О Роговом И. М. было известно из сохранившихся документов под­
земного госпиталя. В книжке назначе­
ний врача имелась запись: «Лежал В госпитале с осколочным ранением в правое плечо с 4 по 18 июля 1942 г. Вы­
писаю>. В. А&РАМОВ 17 Художник Нван Скоnоздра в мастер ­
ской. 18 АЛЕКСАНДР Фото автора МИЛОВСКиlit АВТОПОРТР~Т (ПОРТАЦRОЙ» В тот день, КОГД<;l я приехал к ху ­
дожнику Ивану Сколоздре, он испытал сильнейшее душевное потрясение. Отчасти в этом был вино­
ват я, но главным образом -
кошка, которую Иван по недосмотру запер в мастерской, где хранил все свое бо ­
гатство, созданное за многие годы РАБОТЫ творчества. Все было бы ничего, пи­
ши он картины, как все,- на холсте. Но Иван Сколоздра далеко не как все ... По причине проживания в хате пя­
ти кошек исчезновение одной из них прошло для хозяина незамеченным. Старинные иконы на CTeMne. Когда же на ч ет в ертый день он, не ведая о слу ч ившемся, отпер скрипу­
чий замок, чтобы по казать мне свои работы, в приоткрытую дверь из тем ­
ного проема п улей вылетело обезу­
мевшее животное. Я испугался за побледневшего хозя ­
ина. Воображение р исовало груды битого разноцветного стекла, и мы не решались переступить порог, подго­
тавливая себя к страшной правде. Наконе ц Сколоздра отчаянным жес­
том включил свет, и голая лампочка высветила п орванные занавески, сле­
ды кошачьих лап н!! стенах и потол ­
ке ... Картины висели вкривь и вкось, некоторые валялись на ц ементном по­
лу, но ни одна каким - то чудом не разбил ась. П отерявший было дар речи худож­
ник п р ичитал что - то, торопливо бла ­
годаря всевышнего, и трясущимися руками ощу п ывал свои картины, а я в Работw мастера: автопортрет; POIК­
деСТ8енск.. ноч~; дударь; св.точное "редставпенне. изумлении смотрел на краски, вспых ­
нувш и е от одной тусклой лампочки. Может быть, производимое впеЧёjтле ­
ние объяс н ялось тем, что из~за недос­
татка места, а точнее, из-за обилия работ, к артины ви сели на стенах сплош н ым ковром -
от пола до по ­
толка? Да н ет, взгля д легко выры­
вал в зтом огромном панно отдель ­
ные мазки, и те за в ораживали ни­
чуть не меньше, а. даже больше, чем ц елое. Да, картина н а стекле -
это сов ­
сем не то, что холст, уложенный под стекло: цвета чист ы е, сочные, брызжущие. Компози ц ия у С к олоз ­
дры с в ободная, смелая, даже с вызо ­
вом. -
Иван Николаевич, а как это 2' девушки в 'хороводе у вас все лицом к зрителю оказались? , -
А чего ж людям от меня отвора­
чиваться? Я ж не фотографирую, я свои фантазии рисую. Так зачем мне нужно, чтоб гарны дивчины ко мне спиной стояли? Нехай светло личико кажуть. Хоровод девичий -
то ж веснянки. Девушки по весне танцуют и поют, яблони цветут ... Вот мне та ­
кая фантазия и пришла, чтоб все это передать разом. Намалевал як нама­
левал, а рассказывать не умею. -
А все - таки вспомните, пожа ­
луйста, как первую свою картину пи ­
сали ... -
Обыкновенно: зробил -
шо 1'0-
би ТОТ Модильяни ... Ай да Иван Сколоздра, он себе цену знает! Голыми руками его не возьмешь: на все у него свой резон найдется, и не сразу поймешь, все­
рьез он это или от лукавства. С Моди -
льяни ОН ловко ввернул: знай, мол, наших. Впрочем, я и сам уже в книж­
ном шкафу корешки приметил: иных книг в библиотеке в отделе искусства не найдешь, народные мастера нынче народ любознательный. -
Это у нас в доме народного твор­
чества самодеятельных художников учат «под Репина» да «под Сурико­
ва», а разве ж это народное ис ­
кусство? Что тут возразишь, если и столич­
ные искусствоведы не найдут пока четкого водораздела между «прими­
тивом» И народной, или «портацкой», живописью, как ее тут называли. -
Детство мое,- говорит Сколозд ­
ра,- проходило в военные годы, не до искусства тогда было. А потом пробовал себя в скульптуре, да по ­
нял, что душу выразить через нее не могу. Вот и взялся рисовать под стеклом. 19 -
По стеклу? себя в этом железобетонном склепе» нах Центральной и Западной Европы. -
Да нет же, то ж' так говорит-
и загрустил. Тут и зародилась мысль: ИЗ ремесленных мастерских Аугсбур-
ся -
по стеклу, а рисуешь-то под сделать автопортрет в родном селе, га через итальянские и голландские стеклом: с оборотной стороны... пока не всю красоту извели. порты картины отправлялись огром-
Показать, как прекрасна жизнь, -
Какие вербы у нас РОСЛИ,- ными партиями в Америку, Сканди-
можно только «через стекло», счи- вздыхает Сколоздра.- Вырубили все, навию, Россию. Почти все цеитры тает Сколоздра. Здесь цвета чисты, и когда мелиорацию делали, а ныне в крестьянской живописи в XVIII-
стекло, конечно, уплотняет их, делает колхозе ни урожая, ни красоты. Из XIX веках, расцветшие в Богемии, яркими. Только писать много труд- Днестра раньше воду пилн, а теперь Баварии, Верхней Австрии, Силезии, нее, чем по холсту: исправить ничего хиба ж вода -
одни промышленные Моравии, Словакии, Галиции, возни-
невозможно. Художник на холст по- отходы ... Ну а у меня во дворе и сей- кали по соседству со стекловарня-
ложил мазок, отощел, посмотрел -
час с весны до осени все цветет. Вот ми -
в лесистых местностях, где бы-
не понравилось -
положил сверху я и представил себе, как хорошо быть ло топливо для варки кал.ИЯ, плавле-
еще мазок ... А здесь так: по стеклу народным мастером -
среди такой ния кварцевого песка, известняка и сделал мазок -
он первый и послед- красоты, КQнечно. калийных солей -
основных компо-
ний, второго быть не может, ведь При всей условности и аллегорич- нентов гутного стекла. Раскатывал ось виден-то сквозь стекло все равно пер-
ности сюжеты картин Сколоздры не оно из шариков, края были толще вый. Можно, конечно, бритвой под- оторваны от карпатской природы, от даже на ощупь. Писали всегда на чистить, но Сколоздра до такого не народного быта. Спрашиваю: «вогнутой» стороне, заключали ико-
доходил. -
Что это за ангелочки там у вас ну в деревянную раму. Часто исполь-
Ну а главная трудность -
писать летают, Иван Николаевич? зовали стекло со 'свинцовыми добав-
нужно в зеркальном изображении, -
Та НИ,- смеется ОН,- то ж див- ками, приобретавшее со временем как гравюру резать. чатки с дудариками маленькими. Есть мистический молочный отсвет. -
Стекло бы, конечно, лучше по- у нас песня такая «Диду мий, дуда- Искусство это чисто народное: в толще, качественное, ну да берешь рику», вот И на картине Дид игра- конце ХУН века вышел 'указ, чтобы то, что есть: обычное оконное,- ет на дуде, вокруг ,веснянки, цветет все иконы «портацкой» работы из рассказываетСколоздра.- Краски ка- все. А в фантазии народного майсто- церквей вынести и не принимать, За-
кие? Да наилучшие! Детские, по ра все летают. Если б ДИВОНЬКИ стоя- то В темные хаты с низкими окнами три семьдесят -
других-то у нас и не ли, а не летали, они бы ухо старо- иконы на стекле принесли праздник. бывает. Пишу только маслом -
тем- му дударю не ласкали своими то- По технике ранние из них очень близ-
перу даже никогда не видел, какая ненькими голосками. ки к иконам на дереве, что висели она. Развожу олифой домашнего про-
-
А куда это по карпатским сне- в хатах. Продавались они на храмо-
изводства. Кисточку тоже сам с до- гам кони богоматерь везут? вых праздниках, ярмарках. машних тваринок выстригаю. Кисточ- Та кто ж його знае -
куда! Хрупкий материал, подаривший ки у нас не продаются, я слыхал -
Есть у гуцулов легенда -
я ее знал на иконе такую яркость и звонкость японские есть, но где ж их возьмешь! память, да забыл, помню только, что красок, сделал ее, увы, и очень недол-
Ну и начинаю работать. Вперед, ко- ктось там, идя на вечерню, бачив, говечноЙ. Одно неосторожное движе-
нечно, наводишь контуры тушью. На как скачуть кони, ангел правит, а в ние -
и ... Вот почему икон на стекле бумаге не' рисую -
ведь тогда жела- санях -
матерь з дытыною. Вот мне и дошло до нас не так уж много, и ние открыть себя уже пройдет: оно захотелось показать их да прекрас- по той же причине, наверное, не най-
уже бумаге отдано, а копию с нее на ные Карпаты. Писал эту зимнюю кар-
дешь нынче охотников работать в стекле делать для меня никакого ин- тину в самую горячую пору лета. А этой технике. Может, один не уны-
тереса нет. Вторая картина -
на стек- веснянку зимой. Почему -
не знаю, вающий Сколоздра и остался. .1 ле -
всегда хуже эскиза. наверное, коли дюже горяче, хочется -
Должно быть, земляки ваши, -
А если без эскиза, так, значит, холода, коли дюже холодно -
то теп- Иван Николаевич, на вас молятся за вы картину свою сразу целиком ви- ла. Человеку всегда хочется того, че-
то, что трудами своими такое искус-
дите -
в цвете, во всех деталях? Или го нету. ство сохранили? она вам постепенно открывается? -
А какая ваша самая любимая -
Та тю, де там, в сели меня не -
Это просто: как песню какую картина? разумиють. Вот если б яробил шось услышу или думка какая в голове -
Самые любимые еще не нарисо- на корысть -
корзины плел или хочь заведется, я зажмурю глаза и вижу ваны. Последний год был очень ТРУД-' ту же картину, но чтоб похоже все картину полностью. Большинство ный -
мать умерла, и я почти ниче- было в точности, как на фотогра-
картин у меня из 'песен, из детской го не сделал. Раньше бывало -
одна фии,-
тогда другое дело. А так нет, жизни. Вот «Колядники», к примеру. еще не закончена, а другую уже по- не понимают. Привыкли, конечно, что Когда-то у нас на рождество дети чинал, так хотелось рисовать. TorA'l-
теперь до меня со Львова, с Киева, ходили по хатам с шоп~ой -дере-
меня еще никто не знал, а теперь 'с, Москвы ездят, а прежде и вовсе вянным ящиком, где разыгрывалось искусствоведы ездить стали. Один ка- косились. кукольное представлен# о рождении: же: ,«не так», другой каже: «не Ну И огорошил меня Иван Сколозд~ Хри~та,-::и.~:,,}~овалlL';; таю>,;-,тут и.,задумаеш!>ся ... А вот у ра. На иныIx нынешних «aKaдeMI:\KOВ>l, :!.;,:~::f;I~~q~,'~t!'картины и радост- дpyг~'~oeгo :И,'МQ)!i,яо Сi<азаТl?!;':ХРi;!cт- у которых и вправду Bce«K"~, '~~ :: СЩ;iё'::+акIfu1}.~Ih.'i " НИК.а: по ремеСл)''';'' у искус с ' да фQтщраФИil», народ валом валит, ча-
:·у.:~Мq>кн~ подумать, что я прожил \ Вагиля Отковича ...J,ecTb AYMi саМ:W~стоятl; готов, чтоб на выставку "Bece~yio" и хорошую жизнь, верн,,?' низ"вать выставку всего стекла, что попасть; а тут под боком такой талан-
-
Да, похоже. Вот и на автопорт:. . осталось во Львовской области. тище, такая самобытная .народная рете вы стоите с мольбертом в цве- Там можно будет посмотреть, срав- сказка течет -
и чтоб хоть кто взгля, тущем саду... нить -
как оно развивалось... нуть зашел! При чем тут {(корыстЬ», Оказалось, однако, что эта работа Дело говорит" Сколоздра. Очень при чем тут польза, опомнитесь, РОДifЛась под влиянием обстоятельств даже интересно было бы взглянуть! люди добрые, вглядитесь в портреты Во Л!>вове' я такие частные коллек" «портацкой» работы! Ведь в них фан-
скорее грустных, чем радостных. Че- ции народной иконы на стекле ви- тазии о прекрасном времени и счаст-
Р
е, Э,'подворье Сколоздры проложили дел _ к' уда' там до них музеи"ным! А " б ливои жизни до рого человека из се· .железную дорогу, отчего теперь его ныне Сколоздра -
единственный ла Розвадов Николаевского района Д"~ опасно сотрясают проносящиеся мастер, возродивший зт"т традицион- Львовской области, фантазии -
то ~Jlм:о:tJоезда. Хозяина же вь~ми ;, ный вид народного творчества, шщ>о-
<, самое, чего всегда не хватало людям. ~!~ьцФв и по"бещали дать к{ ко pa:cnp"c'IJ~~ . й в ЩjОШЛQb4.Ji~ ". ..Лрощаясь утром с художник"м, Я ~~~ C1P~, когда закончат та . i ' .. с Украине}~~Да:\~ , ЬКО '~a: :УкрщЙ'Ие:, "< на всякий случай пересчитал кошек. ДО~;;l!Iозвращаясь из Львова, '. ~Qл:оЗд- Живопись ifa""'e была известна в ра, как он сам говорит, «цредсtавил' Индии,Древнем Риме, Ви:щнтии, стра-
Львовская область 20 НА&расак КПDA~скамu 'ПЕИDАЖU «Кажgый вы,- говорил фрагмент Варша-
профессор Квят-
ковский,-
ее мостовые связаны с моей жизнью. Korga сегоgня я иgу по Новому Святу или по лю­
бой gругой улице, я gумаю, сколько люgей зgесь хоgили go меня. Ау маю об их терпении, чувствах, героическом, печали ... gругими словами, во мне возни­
кает ощущение целого Hapoga. Begb существуют человеческие лица ... Я из старинных снимков nocpegcTBoM увеличения отбираю лица, силуэты забытых уже, ано­
нимных люgеЙ. Korga я изучаю прошлое, gля меня важен челове­
ческий материал, который ожи­
вил бы мое воображение. Архи­
тектура -
это только абстрак­
ция, если ты не знаешь, как это связано с человеком, с люgьми, которые жили go нас. Оgним сло­
вом, существуют связи, они были во все века -
люgские массы со своей суgьбой, траgициеЙ. А я всего лишь проgолжение их ... » (Читайте · иа стр. 24' ФОТО &.' &"'&"'НОВ'" НАДИР САФИЕВ Д о вс.тречи с профессором Квят­
ковским оставалось еще целых полчаса, а я уже был в Коро­
левских Лазенках, решил спокойно осмотреться. Но прежде подошел к Дворцу на острове, чтобы найти ту самую дверь, через которую должен буду пройти к Квятковскому И ровно В десять предстать перед ним. В это сумеречное утро зимнего дня здесь было безлюдно, на всю округу ни души, порошит снег, и дворец с террасой стоит поперек пруда, и па­
вильоны его выходят на твердую землю' двух берегов. От дворца в лег­
кую синюю дымку парка уходят и . теряют направления пешеходные дорожки. Тихо. Навязчивая грусть. Сырость колонн ... Из правого крыла дворца вышел человек в твидовой шляпе, в пальто . английского покроя, приТаленное, постоял, посмотрел на небо, натянул на руки перчатки и пошел по дорожке быстрой легкой поступью. И тут я бросился к нему. -
Одну минуточку ... Вы так торо­
питесь, а я хочу спросить вас. -
Я бегу от варшавских редакто­
POB,~ бросил он на ходу, скосив гла­
за в мою сторону. И вдруг остановился как вкопан­
ный. -
Слухам ... -
Вы не ,подскажете, как мне пройти к профессору Квятковскому? -
Вы редактор' из Москвы?-
• В Польше принято называть всех журналистов «пан редактор». 24 Человек вопросительно посмотрел на меня, и улыбка, как тень, скольз­
нула по его аккуратненькой рыже­
ватой бородке.-
Я секретарь про­
фессора Квятковского. Знаю, он с вами назначил встречу на десять ча­
сов. Показав мне нужную дверь, он по­
советовал подождать внутри дворца и, снова на моих глазах впав в задум­
чивость, в рассеянном поклоне кос­
ну лся рукой макушки шляпы и про­
должил путь. Оглядываюсь вокруг. Вижу недале­
ко прижавшийся к берегу островок и на нем что-то неясное, похожее на разрушенный скалистый грот. Подхо­
жу ближе. Открывается небольшой амфитеатр, устроенный по образцу античного театра под открытым не­
бом. Декорации сцены в виде полу­
разрушенных колонн, напоминающие руины храма, естественная природа из растущих на острове деревьев. Места для зрителей на берегу. Они отделены от сцены на острове полос­
кой воды. Сажусь. И вновь в который раз на­
чинаю перелистывать описание Лазе­
нок. «Королевские, или Варшавские, Лазенки (употребляются оба назва­
ния) -
это великолепный дворцово­
парковый ансамбль, во второй поло­
вине ХУIII века был летней резиден­
цией последнего польского короля Станислава· Августа Понятовского. Ему-то и обязаны Лазенки своим окончательным обликом. Большой знаток искусства, он превратил преж­
ний Уяздовский зверинец в свою за­
городную резиденцию»... Читаю и ловлю себя на том, что глаза мои машинально бегут по строкам прос­
пекта, а думаю совсем о другом: почему и как я оказался здесь? Что же привело меня сюда? Рассчиты­
ваю ли на то, что Квятковский возь­
мет меня за руки и поведет показы­
вать Лазенки? Или директор королев­
ского наследства -
так называл Квятковского один из моих польских коллег -
поручит это кому-нибудь из вверенного ему персонала? Нет. Не рассчитывал. Хотел ли я этого? Не знаю. Возможно, сказывалось мое неприятие всякого рода запрограмми­
рованных, заорганизованных зна­
комств с чужой страной, когда твое счастье оказывается в руках гида с бесстрастным лицом, с хорошо за­
ученным стерильным текстом, за ко­
торым надежно скрыто живое обще­
ние с живым человеком,- то, чего нам так не хватает в посещаемых странах ... Нет. Я подсознательно ждал встречи с каким-то неожиданным человеком. Такое обычно возникает, когда человек ~асами бродит по чу­
жому городу один, без «поводыря», заглядывает в уютные 'кафе и где­
нибудь в лабиринте улиц отмечает те мелочи и детали, ту' обыденность и обыкновенность, мимо которых у себя дома он проходит не замечая. И вот достаточно было кому-то случайно обронить одно лишь интри­
гующее слово о человеке, о котором я даже представления не имел, чтобы пуститься мне на его поиски и еще включить в эту игру воспаленного воображения других. Мои польские коллеги добросове­
стно пытались связаться с Квятков­
. ским по телефону. Но когда выясни­
лось, что человек он занятой -
то у него оказывается «архивный час», то он встречается с архитектором, то занимается живописью,- это обстоя­
тельство подстегнуло меня еще боль­
ше ... -
Так КТО' же он? -
спрашивал Я.- Дир~ктор Лазенок? Историк, живописец или еще кто? -
Квятковский однажды сказал,­
отвечали мне,- «когда Я умру, на моей могиле пусть напишут: «Здесь лежит варшавский гид» ... Очевидно, в цепи случайностей, думал я, есть своя закономерность. Секретарь Квятковского возвра­
щался с прогулки и теперь вошел в подъезд левого крыла, туда, куда и мне надлежало войти ... Крутая и узкая лестница вывела меня в просторноепомещение, по­
среди которого сидел на стуле, поло­
жив ногу на ногу, мой знакомый. Судя по выражению лиц присутст­
вующих -
двух женщин, сидящих на своих местах за письменными стола­
МИ,- он . рассказывал им что-то не­
обыкновенное. Увидев меня, он встал, нет, вскочил и несколько вальяжным движением руки пригласил в соседнее помеще­
ние. ОНО оказалось много меньше первого и было обставлено старин­
ной мебелью. Он подвел меня к не­
большому столу из светлого дуба и, прежде чем предложить сесть, протя­
нул руку, представился: -
Марек КвятковскиЙ.- И, заме­
тив мою растерянность, добавил:­
Прошу пана редактора простить меня, я немного 'развлекал себя, и потом, полчаса назад,. мое настроение не соответствовало тому человеку, с ко­
торым вы собирались встретиться. Мы сели, и я разглядел его. Свет­
лые глаза с акцентом иронии, откры­
тый лоб, и по тому, как он обошелся со мной, не будучи готовым вести знакомство во дворе, человек он был склада артистического. Неловкое молчание длилось не­
долго, его нарушила вошедшая жен­
щина. Вам чаю или кофе? -
Вопрос был обращен и к профессору и ко мне. -
Чаю! -
ответили мы оба в один голос, обрадованные ее появлением. Надо было с чего-то начать, и я сказал Квятковскому, что, идя К нему, вопросов не готовил, думал -
то, что знает пан профессор, может распу­
тать только пан профессор, и потом: своими вопросами я ограничил бы и себя и его. Признался в том, что уже потерял было всякую надежду на встречу с ним, и если бы не слу­
чай, вернувший мне уверенность, вряд ли посмел его побеспокоить. Видя перед собой сосредоточенное лицо человека, умеющего слушать, по какому-то неосознанному течению мысли стал подробно рассказывать, как, бесцельно бредя по улицам Вар­
шавы, зашел в магазин грампласти­
нок. -
Простите, пани,- заговорил я неожиданно для себя с седой женщи­
ной, скучающей за прилавком.­
Вы должны знать, у вас в Польше когда-то был прекрасный певец, по­
том он жил в Вене, пел в варшавской опере, его любили в Берлине, снима­
ли в голливудских фильмах ... я имею в виду Яна Кипуру. -
Как же, как же! -
взволнова­
лась женщина и встала.- Пан из Союза знает Яна Кипуру? -
Да,- сказал Я,-
у нас в доме была его пластинка фирмы «Хиз мастерс войс» С эмблемой -
собачка у граммофона. И еще, я видел Яна Кипуру в трофейных фильмах, кото­
рые крутили у нас в послевоенные годы... Вы не подскажете, мог бы я найти в Варшаве его пластинки? ~енщина озадаченно объяснила мне, что несколько лет тому назад они появлялись в Варшаве, но быстро разошлись. Она посоветовала схо­
дить в магазин антиквариата, объяс­
нила, как быстро добраться туда. На­
писала даже записку заведующей. у меня появилась цель, говорил я Квятковскому, и, кажется, никто и ничто не способно было остановить меня. Я нашел магазин антиквариата. Две женщины взялись за поиски Яна Кипуры. Одна, крупная, та, кото­
рая приняла от меня записку, села за телефон, похоже было, она стала названивать в магазины и частным лицам; другая, помоложе, украдкой поглядывая на меня, принялась про­
сматривать картотеку. -
Есть! -
почти вскрикнула стар­
шая.- Есть, только надо вам успеть до закрытия магазина. Она тоже снабдила меня запиской, с которой теперь я торопился на ули­
цу Новы Свят ... Какова же была моя радость, когда я открыл дверь магази­
на грампластинок и, еще не успев вступить на его территорию, увидел на полке Яна Кипуру. Он смотрел на меня с конверта пластинки, к ко­
торому была приколота еще одна за­
писка ... Продавец, вежливо и с интересом подававший мне пластинку, забыл снять записку, и, насколько я мог разобраться, в ней значилось: для пана из Москвы. -
Выйдя на улицу,-
сказал я Квятковскому,- понял: Варшава не­
много приоткрыл ась мне ... И я тут же бросился звонить вам. -
Это получился у вас целый сю­
жет ... -
раскручивая какую-то свою мысль, медленно заговорил Квятков­
ский.- И В этом сюжете есть один важный момент. Должно быть, вы со своим интересом к нашему прошло­
му, пусть недалекому, доставили этим милым женщинам много прият­
'ного. Ведь человек ищет отражение своих чувств в другом человеке и чаще обретает себя через другого. Вот и получилось: вдруг они увиде­
ли -
вы знаете что-то такое, ЧТО' от-
ражает их жизнь, может, даже их молодость... Простите,- голос его вдруг принял предупредительный от­
тенок,- простите, вы хотели еще что­
то добавить? -
Нет,- сказал я, и меня пронзи­
ло чутье собеседника.- Просто вспомнил одного человека, большого знатока оперной музыки. Он в сорок четвертом году освобождал Польшу, знает про Яна Кипуру , разбуди его ночью, и он узнает голос, который, однажды услышав, запомнил на всю жизнь. Вот я и подумал: приеду домой, позвоню ему -
он живет ря­
дом -
и скажу: «Роберт Андриасо­
вич, сейчас зайду к вам с одним ва­
шим старым знакомым». Он откроет дверь, а я буду держать перед собой пластинку. Вот и представил выраже­
ние его лица. -
об этих ранних связях человека я часто думаю в последнее время,­
спокойно, будто роясь в памяти, ска­
залlКвятковский в тон начатой бесе­
де, Он умолк, но продолжал глядеть на снежный дневной свет. -
Маэстро! -
вырвал ось у меня, но я осекся, вспомнив, что передо мной профессор. Хотел. попросить Квятковского развить мысль о свя­
зях, не подозревая, что сам он думает .об этом же. Он повернулся ко мне, но, заметив мое смущение, успокоил меня: -
Здесь,- он обвел рукой свой кабинет,- здесь можно все. Самое главное -
свободно мыслить ... Вот, вы уже гуляли по улицам Варша­
вы и видели всюду на наших витри­
нах экспозиции старой Варшавы на больших фотографиях. У вас тоже имеются великолепные снимки доре­
волюционной России ... Я давно думаю сделать взаимный обмен, даже берусь сам организовать выставку старой Москвы или Ленинграда у нас в Варшаве, а выставки Варшавы в Сою­
зе .. , Фотография -
самое хорошее историческое наследие, лучшее, чем литература, рисунок или обещания и уверения в любви и дружбе, потому как фотография не врет. И так как в наше время создается новая атмо­
сфера взаимоотношений -
«белые пятна» мы изучаем, а «черные»­
разъясняем, мы должны понимать, что в прошлом отношения между Польшей и Россией были сложными, иногда трагическими. Создавалось много предубеждений, особенно с нашей стороны. Теперь надо рассеи­
вать эти предубеждения ... Оттого, что ваши люди, например, будут загляды­
вать в архивные документы эпохи короля Станислава Августа, а мы­
изучать, допустим, Петергоф, наша система не разрушится ... -
Человек, знающий историю, ум­
нее переживает современность,­
заметил я и увидел на лице' собесед­
ника одобрение. -
Я забыл вас предупредить, что люблю, когда мысль рождает МЫСЛЬ,- сказал он ласково и про­
должил: -
В Варшаве девятнадцато­
го столетия было достаточно много русских: чиновников, военных... По­
~яки путешествовали по России, учи­
лись в русских университетах, в Ака­
демии художеств Петербурга... Я много читаю разных воспоминаний русских людей, они были восхище­
ны Варшавой и всякий раз по пути в Париж останавливались у нас, а не­
которые застревали здесь, в Варшаве, не хотели ехать дальше. Их удержи­
вали не только наши прекрасные женщины ... Все было! Восклицал маэстро Квят­
ковский и снова, переводя дыхание, рассуждал, как эти люди отправляли отсюда, 'из Варшавы, в Россию от­
крытки и что у поляков тоже сохра­
нились коллекции редчайших теперь открыток, присланных из России­
Петербурга, Москвы ... Все это, гово­
рил профессор, можно было бы соб­
рать, увеличить и выставить. -
у меня здесь, в Лазенках, есть тысячи сильно увеличенных фото­
документов. Такие выставки я делаю сам. Нет, нет,- горячился ОН,- это нам только поможет ... Вошла женщина, та, что riредлагала чай; смущенная тем, что вынуждена прервать наш разговор, сообщила шефу, что пришли люди осмотреть Дворец на острове, а кассирши нет. -
Пускайте без билета! -
молвил маэстро Квятковский великодушным жестом дающего человека.- Пускай­
, те даром! ~енщина еще не успела закрыть за собой дверь, как он вскочил, бро­
сился вслед за ней: -
Пани Зося, позвоните студентам, передайте: у меня гость. А вы знаете, оказывается, у меня неплохое наст­
роение,- сказал он, уже садясь в свое кресло. И тут во мне отозвался Щlртнер. Оценив щедрость души собеседника, я вспомнил, что когда-то учился в театральном институте, и по какой-то неясной еще ассоциации принялся рассказывать, как Константин Сергее­
вич Станиславский в сопровождении своего ученика Горчакова посещал Айседору Дункан в ее особняке на Кропоткинской, чтобы попрощаться с ней -
она уезжала во Францию. Свидание длилось несколько минут. Говорили по-француэски, долго про­
щались, а потом уже на скамейке Гоголевского бульвара Станислав­
ский справился у Горчакова, что же он увидел, когда они были у Дункан? «Двух знаменитых людей»,- после­
довал ответ. Великий учитель сразу уловил смя­
тение своего ученика и признался, что они с Дункан действительно иг­
рали в двух мировых знаменнтостей, только он, Горчаков, не заметил, для кого они играли. В углу сидел неза­
метныЙ человек, который пишет о ней книгу ... -
Хорошо! Очень хорошо! -
Про­
фессор Квятковский откровенно рас­
смеялся. Понятно было: проведя параллель между моим рассказом и своим поведением, он смеялся над собой, над тем, что увлекся и не избе­
жал искушения -
играть.- Стоит 2S мне заговорить о Варшаве, во мне про­
буждается актер. Я люблю, когда меня слушают, люблю рукоплеска­
ния. Лицо его, оживленное игрой ума, говорило: я тщеслаJ;lен, как бы упорно ни скрывал этого. -
Варшава моя религия! -
почти вскрикнул он.-
Каждый фрагмент Варшавы, ее мостовые связаны с моей жизнью. Когда сегодня я иду по Новому Святу (он умышленно назвал эту знакомую мне улицу) или по любой другой улице, я думаю, сколь­
ко людей здесь ходили до меня. ду­
маю об их терпении, чувствах, герои­
ческом, печали ... другими словами, во мне возникает ощущение целого на­
рода. Ведь существуют человеческие лица... Я из старинных снимков по­
средством увеличения отбираю лица, силуэты забытых уже, анонимных людей. Когда я изучаю прошлое, для меня важен человеческий материал, который оживил бы мое воображе­
ние. Архитектура -
это только абст­
ракция, если ты не знаешь, как это связано с человеком, с людьми, кото­
рые жили до нас. Одним словом, су­
ществуют связи, они были не только до войны, но и в прошлых веках­
людские массы со своей судьбой, традицией. А я всего лишь продол­
жение их ... Уже сейчас, когда наша встреча с Мареком Квятковским состоялась, и прошло какое-то время, а я все еще нахожусь под впечатлением этого че­
ловека, понимаю, что его надо видеть, слышать, эффект его присутствия огромен. Он из тех редких людей, без общения с которыми трудно и одиноко жить. Квятковский заряжает такой жизненной энергией, таким вдохновением, что, встретившись с ним однажды, хочется чаще видеть его, больше говорить с ним. И еще, он добр к собеседнику добротой худож­
ника. Родился он во Франции, в Нор­
мандии, но стал варшавянином до мозга костей. Его родители вернулись на родину, когда он был еще маль­
чишкой... Довоенная Варшава оста­
лась в его сознании городом-фанта­
зией: "У меня есть закодированный образ довоенной Варшавы»,- гово­
рил КвятковскиЙ... Несколько лет оккупации, потом Варшавское восста­
ние, в котором он принимал участие четырнадцатилетним пареньком, а потом со всеми поднимал из руин свой город. По словам Квятковского, это было самое великое время в его жизни. Пройдя через него, он стал историком искусств. На его глазах оживало то, что, казалось, навсегда должно было уйти и превратиться в пыль веков. Молодому Мареку Квят­
ковскому, подобно человеку, однаж­
ды перешагнувшему грань жизни, открылся порог прошлого, и он, буду­
чи человеком от природы одаренным, .. ; обладающим большим трудолюбием души и ума, обрек себя на архивные странствия по восемнадцатому и де-
26 вятнадцатому столетиям. И это каса­
лось прежде всего архитектуры Вар­
шавы. А Лазенки, как часть Варша­
вы, красиво связывались с любовью Квятковского к своему городу. Он принимается восстанавливать эту часть -
восемьдесят гектаров земли, двадцать семь зданий, множество павильонов... Все было разрушено, запущено; во время войны здесь рас­
полагались артиллерийские позиции немцев. День или ночь, которые не прово­
дил Квятковский В архивах, он считал для себя потерянными. -
Меня часто спрашивают,­
помню, сыронизировал вдруг маэст­
РО,- спрашивают: где я нахожу вре­
мя? Даже снимали фильм: ,,24 часа Марека Квятковского». Думают, я совсем не сплю. Я напомнил профессору, что по Варшаве о нем ходит молва инте­
ресного рассказчика своих открытий. -
История,- ОН охотно отозвал­
СЯ,- дает нам очень скромный мате­
риал, и этот пробел я заполняю им­
пpoBизaциeй некоторых фактов, мне помогают даже такие" находки, как квитанции, расчеты или просто вдруг имя исполнителя штукатурных ра­
бот ... Потом немного фантазии, пола­
гаю, это тоже не повредит, тем более что какую-нибудь историю иногда трудно или угадать, или раскрыть до конца. Это то же самое, что узнать человека. Но и между людьми суще­
ствует китайская стена, а я имею дело с историей, которая подвергалась всяким там трансформациям разны­
ми политиканами... Только некото­
рые понятия объединяют людей, и я этим пользуюсь в своих устных рас­
сказах ... Особенно вызвал у меня прекло­
нение перед Квятковским его рассказ, в котором он объявил короля Стани­
слава Августа Понятовского архитек­
тором и творцом. Сначала признался публично в одном ИЗ своих телеви­
зионных выступлений, потом написал целую книгу на эту тему. -
Позвольте,- недоумевал Я,­
как же так, ведь Понятовский вроде был меценатом в искусстве? Квятковский победно засмеялся. -
Так же меня спрашивали наши люди, а некоторые и сердились. Не я утверждаю, что он был изобрета­
телем, говорил я, а документы, ана­
лиз архивного материала. Вот посмот­
рите, весь пространственный уклад Лазенок очень искусно продуман им -
были вырыты пруды, передела­
ны, построены здания; павильоны, гостиный двор, мост с памятником королю Яну Собескому, проложены аллеи ... Все это по плану Станислава Августа. Он увлекался архитектурой и сам руководил работами художни­
ков и мастеров ... Однажды, работая в архиве, про­
фессор обнаружил план -
внутрен­
нее помещение какого-то здания. Не сразу он разобрался, что бы это могло быть. "Слушай,- сказал он жене как­
то утром, проснувшись,- Я видел сон. Это оранжерею>.- «ч!о "ты не-
сешь, какая оранжерея?» -
спраши­
вала жена Квятковского. Профессор продолжал поиски и на­
шел. Его сон. оказался вещим -
план действительно относился к оранже­
рее в Лазенках. Там же в архиве он нашел инвентарный список огромно­
го количества известных всему миру скульптур, собранных королем Ста­
ниславом Августом. Он покупал гип­
совые копии за рубежом для своей Академии искусств. Где он собирал­
ся выставить их -
осталось невыяс­
ненным. Квятковский все же решил исполнить королевское желание, он стал собирать СКУ.ll,ЬПТУРЫ, растас­
канные, разбросанные вокруг Вар­
шавы, и расставил в галерее оранже­
реи. Потом уже, в продолжение этой идеи, он организовал в Лазенках и галерею польской скульптуры ... Помню, Квятковский несколько раз возвращался к разговору о том, ЧТО он хочет в Лазенках создать центр культуры. -
Лазенки,- говорил ОН,- это особая сфера существования, особая среда воспитания людей. Где они могут приобщиться к культуре? В трамвае, автобусе или в универмаге? Здесь. У нас в Лазенках... В Варша­
ве в связи с большим строительством жилья и по разным другим причинам очень много сейчас пришлого насе­
ления. У них свои, другие ценности, у них нет того, что было в старой Варшаве с ~e культурой, ее тра­
дициями. Новому жителю столи­
цы ничего, например, не стоит бро­
сить мусор под ноги, вести себя. шумно там, где нужна сдержан­
ность ... Но никакими постановления­
ми нельзя повлиять на людей. Надо дать им пример; Какой? Вот,- горя­
чился профессор,- в прошлом году я с утра вставал и шел собирать мусор по Лазенкам, заглядывал под кусты, обходил пруды, и что вы думаете, вижу -
и мои сотрудники последо­
вали моему примеру, не чураются этой черновой работы. Думаю, пусть работают, их корона не пострада.ет, тем более что корона эта бумажная. И люди видят женщин на высоких каблуках с ухоженными руками и собирающих мусор ... Это на них дей­
ствует. Если на территории Лазенок встречаю человека, оголившего под солнцем тело, делаю замечание: «Простите,- ГОВОРЮ,- оденьтесь, пожалуйста, вы находитесь в коро­
левском парке» ... Не скрою, я слушал Квятковского и ловил себя на мысли, что все, о чем говорил профессор, можно отнести к нам. Вспомнилась Москва и особен­
но Ленинград, где любое небрежение, любая грубость, запущенность с еще большей болью бросаются в глаза. Вспоминал Петергоф. В последний раз я был там два года назад, в яр­
кий летний день. Дворцовый блеск, брызги фонтанов, искрящиеся про­
хладой ... и вдруг, рядом с этим вели­
колепием -
урны в молочных под­
теках, липкие обертки мороженого, окурки ... И совсем уже не к месту, возможно, оттого и кажущиеся вуль­
гарными, запахи еды, распространяю­
щиеся от буфетных павильонов. Помню, как сокрушался пожилой человек: «Почему бы все это безо­
бразие не вынести туда, наверх, на площадь, на улицу» ... Время, отпущенное для меня, рас­
тягивалось, чувствовалось, хозяин Лазенок увлекся. Возможно, это был один из тех дней, когда Квятковский позволял себе провести в праздных беседах день, когда он может оста-
' новиться, оглянуться назад, чтобы прикинуть, что. сделано и сколько предстоит еще сделать; почувство­
вать дело своего ума и в нем себя, поделиться об этом с кем-нибудь ... Он наверняка знает: стоит увлечься, подпустить к себе человека, и ему не остановиться. Не потому ли профес­
сор скрывается от людей? Видимо, мне просто повезло ... -
Маэстро! -
молвил я, и остатки сдержанности оставили меня.- Маэ­
стро, нельзя ли хоть краем глаза глянуть на вашу живопись? Пр6ше! -
Он резко встал. -
Как? Прямо сейчас? -
Прбше Н,а маленький кофе. Это здесь, рядом ... Мы находимся сейчас в Западном павильоне дворца. Во вре­
мена Станислава Августа здесь на­
ходился зал с коллекцией картин, а в Восточном павильоне, где теперь живу н, жили слуги короля. Так что, выходит, я слуга Лазенок. В передней нас провожали у див­
ленные взгляды ж~нщин, как бы го­
ворившие: чего это их шеф задумал? А я чувствовал, как' переступаю по­
рог причастия к еще одной тайне профессора. Внизу на выходе, за окошком, кас­
сирша уже сидела на своем месте. Профессор, поклонившись, справил­
ся, здорова ли она, и, бросив на меня заговорщический взгляд, пропустил вперед, отворил дверь на двор. -
У меня дома кошмарный непо­
рядс;ж, две собаки, жена тоже науч­
ный сотрудник, убирать не любит. Я же вместо того, чтобы подмести лестницу, предпочитаю писать мас­
лом. Так мы обрастаем мусором ... Моя жена впала в апатию оттого, что готовит докторскую диссерта­
цию, а, за мной по всей Варшаве го­
няются редакторы. Я никак не могу выполнить свои обещания ... Он дернул на себя дверь, и точно такая же узкая, крутая лестница, что и в Западном павильоне, привела нас в просторное помещение с двумя большими арочными окнами по сто­
ронам. Рояль. Картины, выставлен­
ные вдоль стены на полу, и больше ничего. Появилась пани Квятковская, при­
несла нам кофе и, ненадолго задер­
жавшись для знакомства, попросила извинения и удалилась к себе. Она была одной из тех прекрасных поль­
ских женщин, о которых издавна у нас ходит восхищенная молва. Хозя­
ин проводил жену взглядом прищу­
ренных умных глаз, а потом усадил меня посреди мастерской, а сам стал показывать свою живопись. Выставляя на передний план одни картины, убирал другие, манипули­
ровал ими, как мне показалось, в странной последовательности, какая могла быть только одному ему ведо­
ма. Как и художник, влюбленный в свою женщину, пишет одну ее, так и темой картин Квятковского были в основном Лазенки, различные угол­
ки буйной природы. Не знаю ... Я рассматривал его живо­
пись, и меня не оставляло чувство одиночества автора: есть ли у него друзья в обыденной жизни? Какова та сторона его жизни, что скрыта от постороннего взгляда? .. Надо было что-то сказать, и я ска­
зал: -
Хочется вашу живопись отнести к неоимпрессионизму, в ней много света, воздуха и совсем нет челове­
ческих фигур. Природа лишь подчер­
кивает состояние художника. -
Может быть,-
вежливо заме­
тил ОН.- ВЫ почувствовали настрое­
ние автора. Это меня устраивает ... А теперь я хочу вам показать что-то интересное. Прошу вас. Мы прошли в его кабинет. Он начал ходить и в каком-то ироническом удивлении, как во сне, оглядывать груды солидных изданий, полки со своими авторскими книгами, завалы бумаг на столе и под столом, кар­
тонные ящики и в них, доверху, ворох свалявшихся фотографий. Я взял одну сверху, выпрямил. Что это? Хозяин дома с Жаклин Кеннеди, может, я путаю? Нет. Они весело идут по ули­
це и о чем-то оживленно рассуждают. Маэстро заинтересовался, чем это я увлекся: -
Это в Америке. Тогда я почти все три месяца ходил пешком, по Штатам, хотел знать, как они там существуют, по ту сторону океана. Я бросил фотографию на место, и тут мне показалось, ящики развали" ваются, завалы рукописей в сумерках дневного света пробуждаются, ше­
велятся -
и мне живым отсюда не выйти ... Но, услышав хозяина, его мягкий голос, задумчивые слова, мне захотелось вдруг жить и работать с такой же чертовской одержимостью, с какой живет Марек КвятковскиЙ ... Он протянул руку к полке, извлек оттуда скрученный в трубочку пер­
гамеит и, развернув его, протянул мне: -
Это только КОПИЯ,- сказал он. И в следующую секунду я услышал удивительную историю. Ее я записал так: В Национальном музее у Квятков­
ского был обычный «архивный час». Он рассматривал коллекцию необык­
новенно красивых, но неизвестных ему архитектурных проектов прош­
лого, привезенных в Варшаву из Не­
борова. Среди них он обнаружил и проект переделки дворца вНеборове. Это обстоятельство подсказало про­
фессору, что коллекция каким-то об­
разом должна быть связана с архи­
тектором, который, в свою очередь, тоже был связан с Польшей. Кто он? Как он попал в Неборово? Квятков­
ский начал изучать, 'анализировать эти работы и вдруг обнаружил на од­
ном из проектов изображение Цар­
скосельского дворца, на другом­
решетку Летнего сада в Петербурге. Тогда профессор бросился изучать русскую архитектуру и пришел к вы­
воду, что архитектор, связанный с Польшей,- не кто иной, как италья­
нец Кваренги. Свое открытие Квят­
ковский до поры до времени держал в тайне, попросил командировку в нашу страну. Уже в Москве -
шел 1958 год -
в архивах Института исто­
рии архитектуры нашел виды Вар­
шавской Цитадели, нашел виды горо­
да Замосцья. Потом в Ленинграде отыскал документы, архитектурные эскизы и рисунки, связанные с Вар­
шавой. Но он искал Кваренги и про­
смотрел все коллекции работ Ква­
ренги в России. И вот, наконец, в Эрмитаже подтвердили, что варшав­
ская коллекция действительно при­
надлежит Кваренги. Была сенса­
ция -
хорошую коллекцию русских проектов Кваренги Марек Квятков­
ский нашел в Варшаве. Но откуда взялся среди них проект дворца в Неборове? Дело в том, что дворец вНеборове принадлежал Ми­
халу Радзивиллу, а его жена Елена, урожденная Пржездзецка, была лю­
бимицей Екатерины II и дамой двора Ее Величества, часто ездила в Петер­
бург и там познакомилась с Ква­
ренги, дала ему рисунок своего двор­
ца и заказала проект переделки. Провожая меня, Марек Квятков­
ский предложил зайти в здание Кор­
дегардии, связанное с еще одним его открытием. В чем оно состояло, чест­
но говоря, я не уловил и не успел переспросить -
он ввергал меня уже в новую волну идей ... Я не успел даже опомниться, как Квятковский втолк­
нул меня в сводчатое помещение. Все смешалось: в Кордегардии во вре­
мена Станислава Августа находилась королевская охрана, а теперь здесь разместилось кафе. За уютными сто­
ликами сидели посетители Лазенок, и наголо бритый немолодой человек во фраке, сидящий за пианино у стены, играл Шопена. Он создавал атмосфе­
ру старых варшавских кафе. Это тоже надо было отнести к од­
ной из идей маэстро. Из Кордегардии мы пошли в на­
правлении выхода. Проходя мимо оранжереи, длинного строения, Квят­
ковский предложил войти. Входную дверь открыл своим ключом, зажег свет. На стенах -
барельефы, вдоль стен -
гипсовые копии античных работ, те самые скульптуры, которые собирал король Станислав Август ПонятовскиЙ ... Всегда, 'когда случается вот так, как сейчас, ходить и разглядывать скульптуру, я вспоминаю детство и в нем то, как где-то увидел старинные статуи без рук, без ног... Помню, 11 меня мучил вопрос: почему же взрослые не приделают им недоста­
ющие части? И каково же было мое удивление, когда уже молодым чело­
веком я столкнулся с зтим же вопро­
сом, пусть не в такой наивной форме. -
Маэстро,- начал Я,- у вас в Варшаве в давние времена была кла­
весинистка Ванда Ландовска, очень почитаемая в России. -
Как же, как же,- сразу же отозвался профессор,- была и очень известная, играла в Париже ... -
Я читал ее книгу,- сказал Я,­
изданную у нас до революции. Она в ней осуждала некоторых своих современников, концертирующих знаменитостей, которые позволяли себе собственные обработки тем ве­
личайших композиторов, например Баха, ради демонстрации своих вир­
туозных возможностей. Сокрушаясь по этому поводу, Ванда Ландовска вспоминала, как была в гостях у вели­
кого Родена, большого любителя клавесинной музыки. Роден водил ее по своему домашнему музею антич­
ной скульптуры и с такой теплотой, такой нежностью говорил о каждом куске мрамора, что Ванда Ландовска не выдержала: «Маэстро, почему же вам не слепить им руки и недостаю­
щие части?» Роден сильно смутился, не сразу нашелся: «Мадам, Я не смог' бы этого сделать» ... -
Только настоящий артист спо­
собен принести себя в жертву, вы­
ставить себя на посмешище, как это сделала Ванда Ландовска, ради того, чтобы донести мысль до обыкновен­
ного человека. Мне понравилось, как Квятковский повернул смысл ее простодушного поступка. -
Возможно,- настаивал Я,­
она была искренна и искала ответ у Родена? Если не у него, так у кого же? -
Может быть, может быть,­
опять вежливо заметил профессор. Потом мы долго провожали друг друга. Подошли к остановке 195-го автобуса. И снова ходили уже вдоль чугунных решеток Лазенок, за кото­
рыми' в сгущающейся темноте уга­
дывался силуэт того самого ·, хорошо известного у нас памятника Фреде­
рику Шопену с ивовым деревом 'на' ветру. Пошел',снег, мягкий, и падал мед­
ленно, хлопьями. А мы никак не мог­
ли расст~:\,ЬсЯ. Какую бы тему ни за­
трагивал!'!., она снова разрасталась, и мы на безлюдной улице, вцепившись друг в друга, словно все еще чувст­
вуя себя на сцене, продолжали играть свою роль, забыв, что зрительный зал давно уже пуст. Послышался чей-то голос, и мы оберну лись. На остановке стоял автобус, и води­
тель, узнав Марека Квятковского, в открьггое окошко спрашивал: -. пilн профессор, вас ждать или 'ехать.?" Варшава 28 ВНИЗ поНР М
Ы решили проплыть по реке Иравади из Мандалая в Ран­
гун. Но самолет прибывает в Рангун -
в Мандалае нет междуна­
родного аэропорта. Поэтому, чтобы с е сть на пароход, нам пришлось взять напрокат автомобиль и ехать до Ман­
далая по суше. Шоссе больше всего напоминало добросовестно распаханное поле дли­
ной в тысячу двести километров. Во­
обще-то в Мандалай можно было по­
пасть и по другой дороге, проложен­
ной вдоль желеЗНQДОРОЖНОГО полот­
на. Но мы выбрали для путешествия" ту, ·.что повторяет сложный рисунок реки Иравади. Сн'ачала МЫ.долго тащились n-о .зап­
руженным автомобилями улицам Рангуна. На выезде из города машина чуть не врезалась в густую толпу людей с яркими цветами и ветками жасмина в руках. Наши шофер и ме­
ханик тут же выскочили из машины и подключились к церемонии. Толпа, как выяснилось, состояла из их кол­
лег-водителей. Люди, сложив руки OTPblBUK И'З книги "По в ~ ликим р е кам ». ПОЛl'lостью выходит В главной редакции вос:гочной литературы издательства « Наука», А Л Е К С А Н Д р ф р Э т Е Р. ангnнйскнй журнаnнст на груди, долго просили у Будды, вы­
ражаясь языком мореходов, <<попут­
ного в е тра». Обряд затянулся. Но дальнейшее знакомство с бирмански­
ми дорогами подтвердило его целесо­
образность и необходимость ... Разморенный жарким солнцем, оперевшись о канистру с бензином, я ждал конца ц е ремонии. Прямо пере­
до мной сверкала и переливалась Шведагон -
самая большая бирман­
ская пагода. Строительство ее соглас­
но легенд е начали еще при жизни Га­
утамы Бумы. В ярком солнце она пылает над городом как огромный. стом е тровой высоты костер. Стены ее покрыты тысячами з олотых пласти­
нок. В ней хранится величайшая ре­
ликвия: восемь волос с головы самого Будды. Эта святыня -
заодно и золо­
тая казна страны. Ее флюгер усеян б835 драгоценными камнями, из них 5452 -
алмазы. В бюро водных путешествий нас принял дир е ктор, элегантный старый адмирал с глазами аскета, владе­
лец БОа пароходов ОДНОЙ из самых крупных в мир е речных фЛОТИЛИЙ. Он сказал, что за последние годы из ино­
странц е в только мы И' решились плыть их Мандалая в Рангун, а затем спросил: представляем ли мы себе все трудности предстоящего путешест­
вия? -
Должен вас предупредить -
низкая вода и песчаны е отмели ус­
ложняют плавание. Н е исключено, что сядете где-нибудь на мель. Сове­
тую взять с собой побольше книг. Ждать можно очень и очень долго. После обеда в городке Про м шофер занемог животом, но, вздыхая, про­
должал гнать «тойоту» ПО высохшей долине средней Бирмы на север. . Через два дня мы добрались до Мандалая. Начитавшись в юности Киплинга -
«По дороге в Манда­
лей», я представлял себе город­
сплошные дворцы из сандалове>го де­
рева, базары, полные рубинов, белые слоны ... Здешние улицы резко пахнут су­
шеной рыбой, уши лопаются от шума транзисторов и рева мотоциклов. Причем мотоциклисты почему-то стремятся врезаться именно в вас. Мандалай -
молодой город, послед­
няя королевская резиденция. Король Миидон основал его в 1858 году. В самом центре города высится огоро­
женный стеной и рвом с водой коро­
левский дворец -
деревянное соору­
жение, расписанное венецианскими мастерами. Во время второй мировой войны здесь размещался японский глав­
ный штаб, и дворец был разрушен. Над его развалинами возвышается на двести с лишним метров скала Манда­
лай. Туда ведут три лестницы; идти по НИМ можно только босиком: вдоль них стоят каменные изображения Будды. Сверху видны покрытые шап­
ками облаков синие контуры Шан­
ских гор. По рассказам местных жи­
телей, там укрываются мятежники. Прямо под горами раскинулся Ман­
далай: храмы и молитвенные дома разбросаны в нем, как у нас -
авто­
бусные остановки. На западной окра­
ине гopoдa,~ река Иравади. По ней шныряют меж отмелей легкие суде­
нышки, оставляющие за собой след, похожий на восточную вязь. Река берет начало в ледниках у ки­
тайской границы, а дальше пробира­
ется .сквозь густые джунгли к Бан­
мО -
центру контрабандистов, рас­
положенному километрах в восьми­
десяти от границы. Пароходы ходят от Банмо к Мандалаю круглый год. Река на этом пути дважды сужается, течение становится быстрым и опас­
ным для судов. Эти участки примеча­
тельны и тем, что на одном из них находится шахта, где добываются са­
мые красивые на свете рубины. Иравади мчится меж отвесных скал, где нашли приют дикие пчелы, которые иной раз налетают на пасса­
жиров. Здесь мы увидели скалу, напо­
минающую голову попугая. Она ра­
скрашена природой в зеленый и крас­
ный цвета и служит ориентиром для капитанов. Если вода поднимается до клюва, капитан знает: путь открыт. Если же клюв покрыт j!ОДОЙ, лучше причалить к берегу и подождать, пока она спадет. Только так можно прео­
долеть это трудное место и выплыть на широкую спокойную воду. У бере­
гов гнездятся гуси и утки, а в лесу обитают серны, олени, слоны, тигры и леопарды. Филиал Управления водных путе-
30 шествий расположен в Мандалае в конце Двадцать шестой улицы. Там нас встретил энергичный мужчина в аккуратно отглаженной юбке-лоуид­
жи. Он подал нам руку и сказал, что его зовут Маун Маун Лей, но мы мо­
жем называть его Дэвидом. -
Мне поручено сопровождать вас до Прома. Это три дня пути. Там вы пересядете на пароход, который до­
ставит вас в Рангун. Было время, ког­
да я плавал капитаном на Иравади, так что, возможно, буду вам полезен. Ваше судно стоит у причала. Не хоти­
те ли на него взглянуть? -
Его анг­
лийский был почти безукоризнен. Пароход назывался «Таинньеу»­
«Темная туча». На палубе уже толпи­
лись пассажиры, выбирали места по­
удобнее, хотя судно отплывало толь­
ко утром следующего дня. -
Судно класса «Т»,- сообщил Дэвид,-
еще в 1947 году купили в Японии. В наших краях такие суда просто незаменимы. Они берут шестьдесят тонн груза и сорок пас­
сажиров, а осадка -
всего метр. Мы сделали последние покупки: подушки, ром, термос, пару ананасов и поспешили в гостиницу; путь пред­
стоял долгий. В пять утра мы пришли на при­
стань. У мола стояли на якоре два суденышка. На палубах шумели и cy~ етились люди. На носу «Темной ту­
ЧИ», у рулевого колеса, кто-то молил­
ся, стоя на коленях. Рядом на шесте висела металлическая ваза с цветами, обычная на бирманских судах вещь. Молящийся выпрямился, полил из лейки цветы и аккуратно их распра­
вил. Рядом какой-то человек опирал­
ся о рулевое колесо и жевал бетель. -
Корабль в Пром? -
спросил я. Человек утвердительно кивнул го­
ловой. -
Вы капитан? Он указал на мужчину, поправляв­
шего цветы: -
Вот капитан, сэр. Я -
лоцман. Мы поднялись на !Jерхнюю палубу. В общей каюте Дэвид уже заваривал чай. Он взял предложенную мною си­
гарету и в знак благодарности дотро­
нулся кончиками пальцев левой руки до правого запястья. -
Погрузка окончена, вот-вот от­
чалим,- сообщил он. -
В начале бу­
дет нелегко, плаванью мешают зато­
нувшие здесь корабли. Их насчитыва­
ют до ста штук. Правда, они обозна­
чены буями, вернее те из них, место затопления которых точно известно. Завыла сирена, и наш пароход мед­
ленно отчалил. Маидалай сверкал утренней росой. Река была спокойна. Мы проплыли под Сакаинским мо­
стом -
единственным на всей Ирава­
ди. Его построили в 1931 году. Старинные королевские резиден­
ции Ава и Амарапура расположены против течения всего в нескольких километрах от Мандалая. Другие ре­
зиденции королей Паган и Пром тоже лежат на Иравади. Бирманские коро­
ли хорошо понимали важность этой водной артерии для страны. Мы подошли к капитану. Он задум-
чиво стоял на носу, скрестив руки на груди, и внимательно всматривался вдаль. На водной глади крутились во­
довороты: если диаметр такого водо­
ворота до тридцати сантиметров, то глубина реки не больше метра. Полу­
тораметровый -
считай добрых семь футов под килем. У рулевого колеса на маленькой лавочке сидел лоцман, ногами управлявший деревянным ры­
чагом, соединенным с рулевым коле­
сом. В одной руке он держал длин­
ную, похожую на хобот слона трубку, в другой -
консервную банку, в ко­
торую выбивал пепел. На капитан­
ском мостике царила тишина. -
Слушают плеск волн о днище,­
шепотом пояснил Дэвид. -
Если шум слабеет -
значит судно приближает­
ся к мели, а совсем стихнет, считай­
те -
влипли ... Ногами лоцман управ­
ляет потому, что колесо не так легко сдвинуть. Мы догнали большой -
чуть ли не вполгектара -
бамбуковый плот. Посредине его был шалаш, возле ко­
торого сидела на корточках женщи­
на и готовила на костре пищу. Рядом покуривали двое мужчин. У самого края плота умывалась, стоя на колен­
'ках, девочка. -
Тиковые бревна,- пояснил Дэ­
вид. -
Их связывают цепями, покры­
вают бамбуковым настилом и сплав­
ляют к морю на экспорт. А знаете, есть еще плоты из кувшинов. Плавают они хорошо, но одна беда: погружа­
ются вводу больше чем на метр, и ес­
ли плот сядет на мель -
кувшинам конец. ... Течение усиливалось. Мы обогна­
ли старенькое суденышко, нагружен­
ное так, что казалось, вот-вот лопнет. Паром. перerащил на другой берег двух быков и грузовой автомобиль. Повсюду сновали рыбацкие лодки под залатанными парусами, похожи­
ми на крылья гигантских разноцвет­
ных бабочек. Ветер усилился и грозил перейти в штормовой. Наш пароход мог опроки­
нуться как скорлупка, поэтому капи­
тан внимательно наблюдал за гори­
зонтом: не идут ли с материка пыле­
вые тучи. В случае чего надо побыст­
рее причалить к берегу и дать пасса­
жирам возможность сбеж,ать на твер­
дую землю ... Становилось все жарче. Солнечный свет потерял свою прозрачность и сменился слепящим жаром тропи­
ческого дня. На корме парохода женщина с бар­
хатными глазами и дразнящим взгля­
дом продавала освежающие напитки. Мы выпили чаю и отведали очень вкусных ПИРОЖКQВ. Они висели в па­
кете из-под сахара высоко над палу­
бой, чтобы не добрались муравьи. Продавщица предложила местное ла­
комство: соленые чайные листочки с орешками. В жару они хорошо осве­
жают. Еще в ее «лавке» были бананы и сигареты, которые здесь покупаЮI поштучно. Женщина вынимала их из тяжелой старинной шкатулки тиково­
го дерева. В какой-нибудь лондон­
ской антикварной лавке эту шкатул-
ку, наверное, оценили бы на вес золо­
та. После обеда, когда я прилег под на­
весом на верхней палубе, однообраз­
ный шум машин вдруг прервался и судно стало переваливаться с борта на борт. Пассажиры переполошились, забегали по палубам. Я тщетно пы­
тался разглядеть буй, обозначающий мель. Предупреждали же нас, что на здешних мелях порой "сидят» ПО не­
скольку Месяцев. Но капитан спокой­
но измерил длинным бамбуковым шестом глубину и приказал: "Полный назад!» Пароход задрожал, вокруг не­
го забурлила вода, заскрипел обитый жестью киль. Мы дергались взад-впе­
ред, пока не выбрались. Вечером добрались до города Пак­
хоукку и пристали к старой грузовой пристани. Ночью суда не ходят. Все койки на постоялом дворе были за­
няты, и 'на палубе нам тоже не наш­
лqсь места. Тогда, прихватив спаль­
ны1e мешки, мы сошли на берег. Там уже устроились наши попутчики­
низкорослые плечистые люди в широ­
кополых шляпах"с мешками, туго на­
битыми луком. На вбитый в землю кол уселся красавец петух. Скромно горели огоньки примусов, отражаясь в его глянцевом оперении. Через три часа, когда мне только-:голько уда­
лось задремать, петух принялся с дьявольской энергией оповещать ок­
ружающих о приближении рассвета. Я вскочил и кинул в гнусную птицу подушкой. Петух замахал на меня крыльями и обиженно заквохтал. На его зов явился молодой парень, бро­
сил на меня гневный взгляд и нежно, как хрупкую драгоценность, взял своего любимца на руки. Отплыли мы еще до рассвета и ча­
сов в семь утра прибыли в старинный город Паган, но долго там не задер­
жались. По берегам пагоды, пагоды. Считается, что их в городе пять ты­
сяч. Тридцать километров пагод. Бир­
манцы утверждают, что некогда па­
год здесь было тридцать тысяч, но их разрушили землетрясения, набеги чу­
жеземцев и климат. Паган -
духовный центр Бирмы. Король, приказавший привезти сюда священные тексты, выгравированные на бивнях двадцати трех слонов, властвовал в ХI веке. После него го­
род оставался королевской резиден­
цией почти два с половиной века, до тех пор, пока очередному королю, убившему послов Кублай-хана, не пришлось спасаться бегством вниз по Иравади. Уже исчезла за извилиной реки пос­
ледняя паганская пагода, а "Темная туча» плыла дальше и дальше. Дэвид был убежден, что сегодня приключе­
ний не будет. -
Течение здесь быстрое. Даже если судно царапнет дном, сама вода поможет. Но река коварна. Она меняется ежедневно, ежечасно. Пятнадцати­
метровую яму к вечеру заполняет пе­
сок, а на другой стороне реки обра­
зуется новая. Семь лоцманов водят суда между Мандалаем и Промом. И В очередной раз, преодолевая этот не­
легкий путь, каждый из них на стоян­
ках расспрашивает местных жителей обо всех изменениях реки с тех пор, как они проплывали по ней послед­
ний раз. Максимум внимания -
толь­
ко так можно плавать по Иравади. Здешние капитаны изматываются на­
столько, что ИМ приходится плавать с . женами. Без жен они бы просто сош­
ли с ума. Обедали мы в этот день скромно: карри из поджаренных куриных клю­
виков, гребешков и лапок. На следую­
щей стоянке -
пыльном пустыре у одиноко стоящего дерева -
Дэвид увидел женщину, продающую две связки бананов и одно яйцо. -
Яйцо! -
радостно воскликнул он и рванулся приобретать этот скромный дар судьбы. Яйцо было не­
медленно включено в наш ужин. Загрузив на пароход несколько ящиков с лотками для промывки зо­
лота и пару обрядовых барабанов, мы поплыли дальше. Солнце уже скры­
валось за горизонтом, когда мы при­
чалили в Иенам чане -
небольшом порту, спрятанном среди скал цвета подгорелого хлеба. Потом целый день плыли мимо промышленных пред­
приятий, выпускающих химикаты, цемент, искусственные удобрения и масла. Эти предприятия при надлежат в большинстве своем иностранным компаниям, и управляют ИМИ' тоже иностранные инженеры. Иностранцы собираются по вечерам в специально для них построенных клубах и там убивают хандру. За охлажденным джином ведутся нескончаемые бесе­
ды о Калифорнии, Аделаиде или о катании на лыжах ... Здесь, в Иенамчане, более ста лет назад была найдена первая бирман­
ская нефть. Труд на нефтяных про­
мыслах был ручной. Скважины при­
надлежали двадцати четырем семьям. Они продавали сырую нефть вниз и вверх по течению. В те времена нефть использовали только для освещения и консервации древесины. Молодой ка­
питан колониальных' войск Дж он Саймс', направлявшийся вверх по Ира­
вади, чтобы укрепить дипломатиче­
ские отношения Британии с бирман­
ским королем, впервые в жизни уви­
дел нефть. он и послал в Индию, где размещался штаб, срочную депешу о том, что увиденное им необыкновен­
ное горючее может иметь большое будущее. Его сообщение прочли и, наложив резолюцию: "Делом надо за­
ниматься!», положили под сукно. -
Здесь было полно обезьян, це­
лые стада,- рассказывал Дэвид,­
но во время второй мировой войны бедных животных перестреляли и съели японские солдаты. В этих же местах лишились мы недавно и судна -
это был тоже пароход класса "Т». С ним случилось самое страшное, что может случиться на Иравади. После внезапных. проливных дождей мощный поток воды устремился в вы­
сохший рукав реки и увлек за собой деревья, зверей, людей. По всему бас­
сейну Иравади сотни таких высохших рукавов, и каждый из них опасен. В прошлом году недалеко отсюда на де­
ревенском празднике в таком высох­
шем рукаве. выступал' танцевальный ансамбль. Вдруг огромный вал воды обрушился на артистов ... Трагедия с пароходом случилась рано утром. Люди видели, где он зато­
нул, но даже с помощью приборов не смогли определить точное местона­
хождение. Так что лежит он на дне до сих пор, погребенный под тон­
нами ила и песка. После ужина мы молча залезли в спальники. Судовые тараканы сразу же нанесли нам визит. В свете коп­
тилки они казались размером с крабов, которые подобно неприя­
тельской кавалерии поротно двига­
лись по палубе. Дэвид засмеялся: -
А представьте себе, этих тва­
рей едят в ТаИЛё\Нде! Но я все же склонен предположить, что такие тараканы сожрут пару че­
ловек раньше, чем те успеют развести огонь, чтобы приготовить деликатес. Вслед за тараканами, которые лезЛи по спальникам, как плохие альпини­
сты по склонам, словно желая под­
держать их с воздуха, нас атаковали' эскадрильи москитов. Но лишь заб­
резжил рассвет, все они спешно от­
ступили на заранее подготовленные позиции. Последней, видимо, прикры­
вая отход, под деревянную ступеньку кряхтя залезла крыса. К полудню МЫ приплыли в Пром, где Дэвид сдал нас на попечение свое­
му коллеге по имени Коу Тьсу Вин. Пересев на пароход под названием «Тьо Саую) -
«Патриот», мы ранним утром отчалили. Капитан, лысоватый мужчина в сломанных очках, принес ,нам чай и фрукты. Наша горя­
чая благодарность поставила его в не­
ловкое положение. Нам было трудно привыкнуть К тому, что подобное внимание к ближнему воспитывается в бирманцах с детства и за учтивость здесь благодарить не принято. После обеда на пароход сел почтен­
ный старец. Его белая шелковая ру­
башка застегивалась вместо пуговиц рубинами величиной с горошину. Старик доверительно сообщил, что по пор учению министерства внутрен­
них дел собирает старинные буд­
дийские тексты. Это трудная и от­
ветственная работа, да и для души по­
лезно, поэтому вся его жизнь прохо­
дит в библиотеках среди рукописей и книг, «Рубиновый» старик попивал чай, КЩ'да в воду рядом с пароходом обру­
шилась с отвесного берега глыба зем­
ли, Старик и бровью не повел. Навер­
ное, даже и не заметил. Иравади ча­
стенько откусывает от своих берегов и уносит бирманскую землю в Бен­
гальский залив. В этот день солнце закатилось как-то незаметно. Мы свернули с Иравади и поплыли влево, по каналу ТумтеЙ. На горизонте снова появи­
лась рангунская пагода IIIвeдaгoH. Пере8еn с 8иrnиiicкоrоА. КИРИЛЛО8 31 НИКОЯАJit &АЯАЕВ '&урый ПРИ3РАI qУIОТIИ IП Н ад низкой чертой пр"ибрежно~ тундры и прозрачнои ломано и линией дальних гор выросла черная туча. Ветер рвал от нее куски и тащил тоже на восток. Черные поло­
сы-следы от этой тучи, пахнущие не­
понятно и оттого тревожно, можно зимой увидеть далеко во льдах. На бе­
регу, под тучей, лежали цепочки про­
долговатых, похожих на выброшен­
ные штормом многолетние льдины, предметов. Они, как и льдины в сол­
нечный день, были окрашены в синий, розовый, зеленый цвета. ЭТО ~HЫM­
ным, человеческое поселение. Умка иногда приходил к человече­
скому жилью. Случал ось это в годы, когда у берегов скапливался толстый лед и пропадала нерпа. А вблизи че­
ловеческих жилищ всегда можно на­
сытиться хоть инеобычной, невкус­
ной пищей, но все же дающей воз­
можность протянуть до лучших вре­
мен. Люди, особенно человеческие дети, прибегали смотреть на Умку, но были добры и не прогоняли его. Го­
раздо лучше у человеческих одино­
чек на берегу Анкы -
моря. У их жилищ почти всегда есть нежная, ни с чем не сравнимая Мэмыль. В край­
нем случае Лыгиннээн -
голец. Поселок проплыл мимо и растаял на западе. Косо сыпали снежные за­
ряды.' Окончив свой танец победы, Умка насытился и уснул рядом с до­
бычей. Разбудил его тревожный рев моржих, вопли чаек и резкий запах. Льдина приближалась к песчаной ко­
се, окаймленной белой прибойной по­
лосой И вытянутой далеко в море. Посреди косы возвышался темный бу­
гор. Умка встал. и покрутил головой, принюхиваясь. Запах шел от бугра. Хватая кислый запах и разглядывая бурый бугор, Умка определил -
Рьэв. На мелководье, с замытыми в песок головой и брюхом, лежал кит. Заслы­
шав рев моржей, по спине его суетли­
во забегали песцы. Несколько раз в долгой жизни Умке встречались выброшенные морем на побережье старые или умершие от ран киты. И всегда вокруг них собира­
лось тундровое зверье и птицы. Зимой хозяйничали белые медведи, песцы, росомахи. Весной наведывjiЛИСЬ вол­
Kи. Все звери в округе были тогда сы­
ты и ленивы, приносили большое по­
томство. А песцы жили прямо в туше, прогрызая многочисленные норы. В Годы Кита звери, питавшиеся им, пе­
реставали бояться человека: были до ОКОН ... НII8. H .... no в мt 11. 32 Повесть того смазаны жиром, что их мех те­
рял всякую ценность, и профессио­
нальные охотники только бессильно ругались на судьбу. Миновав косу с тушей кита, вере­
ница льдин по широкой дуге, подчи­
няясь течению, образованному косой, направилась на северо-восток. Берег исчез вдали, постепенно течение сла­
бело, и ветер снова понес льдины на восток, в широкие ворота пролива Лонга. Умка отъедался и отдыхал. Под сте­
ной тороса он вырыл небольшое уг­
лубление и, лежа там, сквозь сытую полудрему наблюдал, как мимо про­
плывали далекие берега земли, как горы становились все ниже и нако­
нец исчезли совсем. Только темная полоска суши приближалась и удаля­
лась, постепенно обозначая нутэс­
кын, Землю и заливы, которыми оканчивался Анкы -
океан. Но вот прилетел ветер и повернул льды на юг. Снова почти вплотную приблизился берег, загроможденный высокими крутыми горами. r1ролив, разделяющий материки, вереница льдов миновала всего за одну ночь. Могучее течение подхватило льды и понесло на юго-запад. Вода теплела с каждым днем и уси­
ленно точила «судно», где находился Умка. Обломок уменьшался на гла­
зах. Качка стала ощутимее, волны перехлестывали край, и Умка оттащил добычу подальше. Как-то утром моржихи потолкали в воду детенышей, прыгнули следом и поплыли к полоске земли на горизон­
те. Это было зимнее пастбище Эн­
мыльын, уже на южном побережье Чукотки. В один из дней ветер усилился и волны стали высокими, как фонтаны, выбрасываемые китами. Торос долго скрипел и стонал, а потом двинулся на край льдины. Умка едва успел от­
скочить. Торос толкнул остатки ста­
рого Кэглючина в воду, а затем рух­
нул и сам. Льдина, освобожденная от огромной тяжести, чуть подвсплыла, валы теперь перехлестывали ее реже, зато негде стало прятаться. Поверхность льдины превратилась в скользкую площадку. Умка отбежал на середину, где качка ощущалась меньше, растопырил лапы, стараясь удержаться на месте, и глянул кру­
гом. Совсем недалеко воду взрезал высокий темный треугольник. За ним второй, третий ... Касатки! Существа, наводящие ужас на всех живущих во льдах и океане! Плавники замелькали вокруг льди­
ны и полетели к месту, где упал Кэг­
лючин. Одна хищница, разворачива-
ясь, скользнула рядом. На Умку гля­
нул пронзительный рыжий глаз, мелькнул темный, с белой рябью, бок. Ум ка ощетинился, но касатка рвану­
лась к пирующей стае. Волны в том месте забурлили, над водой повисли протяжные высокие вопли. Умка смотрел, как быстро исчезали остатки его добычи в глотках огромных мор­
ских существ. И не заметил, как за спиной, в той стороне, куда плыла льдина, в просветах меж;ду волн обоз­
начился низкий берег. Касатки расправились с Кэглючи­
ном И повернули к льдине. Окружив ее, они запрыгали, почти целиком вы­
скакивая из воды. Стоя какие-то мгновения на хвосте, они были выше Умки почти в три раза. Рассмотрев новую добычу, одна из хищниц ныр­
нула подо льдину и толкнула ее спи­
ной. Следом толкнула вторая. Льдина, потеряв волновой ритм, заходила хо­
дуном. Умка старался удержаться по­
средине и не съехать в воду. Его когти ·и клыки, его невероятная сила -
ни­
что против зубов стаи этих безжа­
лостных убийц. Там, дома, в поляр­
ных льдах, он не раз наблюдал, как касатки вот такими толчками сбрасы­
ли в воду нерп и лахтаков, а если лед был тонок, просто с разгона прола­
мывали его рядом с ничего не подо­
зревающим животным. Беспорядочные вначале толчки по­
степенно обрели ритм и пере мести­
лись в одно место. Край льдины стал задираться вверх. Умка, отчаянно вон­
зая когти в лед, пытался удержаться, а когда все же заскользил, льдина не­
ожиданно выровнялась, попрыгала на волнах и мягко вошла во что-то вяз­
кое. Умка огляделся. Его «корабль» стоял на мелководье, совсем недалеко лежала песчаная полоска, а дальше начиналась прибрежная тундра. Ум ка несколькими прыжками перемахнул песчаный пляж, выскочил на невысо­
кий обрывчик и помчался по корич­
невым мягким кочкам тундры к невы­
соким пологим дюнам ... Однажды руководство совхqза раз­
решило нам провести новогодние праздники на центральной усадьбе. Когда в субботу утром мы приехали туда, то застали необычный перепо­
лох. По поселку живописными груп­
пами шастали здешние мужики. На каждом меховая одежда, у пояса нож в ножнах, за спиной оружие, да все нарезное. -
В набег собираются? -
вслух подумал я. А мне с ними? -
загорелся сын. Да это же любители,-
засмеял-
Р"СУНОК Е. ФЛЕРОВОI'i ся водитель вездехода.- Вечером после работы капканы не пойдешь проверять -
темень. Вот и ждут суб ­
боты. Через полчаса охотники рассоса­
лись среди торосов, и в поселке воца ­
рилась тишина. Но прошло часа два, и тишина лоп­
нула. Вначале под окнами загрем е ли возбужденные голоса, потом захло ­
пали двери. Мы вышли на улицу. Там уже собралась изрядная толпа, окру-
3 «Вокруг света» N2 12 жившая трех любителей. Над ней висел тревожный гомон: -
Господи, во страсть-то! -... Ага. Толик за торос поворачи-
вает, а там ... -
Не, пусть сам расскажет. -
А чего -
сам? Не веришь? Иду вокруг тороса, за которым капкан был, а он навстречу: «Гу-у-ух!» На задних лапах стоит, ростом поболе двух людей. В руке цепь ... -
В че-ем? -
Ну, в этой ... в лапе. А в капкане песец болтается. Во-от такой, с хоро­
шую лису, в цвет тороса, с голубин­
кой -
раньше таких не встречал ... -
Ну, самое время разглядывать голубинку ... -
Да насчет песца врет -
охотник же. А медведь -
четыре метра ... Гм ... Может -
белый? -
Сам ты белый! Бу-урый, в том и суть! Глаза горят, пасть ... что вон то ведро! 33 -
.Бурый! -
увереино подтвердил второй любитель. К вечеру поселок зажужжал -
во льдах бродит Кадьяк. Да и действи­
тельно: кто в глухую полярную ночь может разгуливать среди торосов в десятке километров от берега? Белый отпал по цвету и еще одной интерес­
ной детали: он не промышляет песца. Охотники-профессионалы не еди­
ножды рассказывали, что, разоряя их снасти на берегу, белый медведь всегда выбрасывал песца, если он там находился, в сторону, а приманку поедал. Обычный бурый медведь-шатун во льдах ---, явление редкое, но встреча­
ется все же в кое-каких рассказах, ведущих свое происхождение из прошлых времен. Однако он сейчас не подходит по основному призна­
ку -
размеру. А следы в торосах даже через несколько часов прове­
рять бесполезно. Может показаться странным, что любитель, Вlfдевший зверя почти нос к носу, не запомнил многих характер­
ных деталей его фигуры. Но, во-пер­
вых, была середина полярной ночи. А во-вторых, в сумерках от растерян­
ности и страха дай бог ухватить одну­
две черты, наиболее необычные. В А,анном случае любителя ошеломил рост зверя и капкан с песцом в лапах. Может быть, опытный натуралист и успел бы засечь кое-какие характер­
ные видовые признаки, но судьба· послала встречу, как она и делает это почти всегда, дилетаиту. Утром в воскресенье поселок вынес уже безоговорочное суждение: во льдах Кадьяк! Теперь весть покатит­
ся по всему побережью, обрастая «подробностями» в устах каждого пересказчика. Через год мы на пере­
валбазе услышим ее от заезжих буро­
виков: «Нерпу вместе с капканом в пасть, потом капканом плюнул в то­
рос, аж тот рассыпался, и пошел в туманы ... » -
Зачем бурому меД1!едю зимой. в торосы? -
спрашивали немногочис­
ленные сомневающиеся. -
А зачем на остров Ратманова птичка колибри залетела? Может, этому Михайле на его острове житу­
ха -
не дай бог. Вот и пошел искать, где лучше. -
Грязный Умка,-высказался оленевод Номыльгын.-
Любит везде ходить. -
Да слушай ты ИХ,- махнул ру­
кой любитель и снисходительно по­
морщился.-
Питычи как-то байку сказывал: волки весной превращают­
ся в касаток и до осени плавают в море, а потом опять на сушу. Верить, да? -
А правду рассказывал дедушка Питычи про волков? -
спросил сын. -
Это сказка, но, возможно, она основана на фактах. Волков действи­
тельно весной и летом редко увидишь в тундре. -
Они осенью прибегают. -
Вот. Пропадают весной, а в это время у берегов океана. на чистой воде появляются касатки. Те и другие 34 живут стаями, похожи по охотничьим повадкам. А волков еще и во льдах замечают ранней весной. Вот люди сложили· эти факты и придумали чу­
десное превращение, которое все хорошо объясняло. -
А куда волки летом убегают? -
Никуда. Просто становятся осторожнее -
ведь у них дети. И природа помогает им в это время жить незаметно: леммингов много появляется, мышей. Волки совсем перестают рыскать, им вполне хвата­
ет еды рядом с домом ... -
А вы заметили -
споры насчет Кадьяка только приезжие принимают всерьез? -
подметила жена.-
А чук­
чи спокойны. Вон Аннелё даже похи­
хикивает. Им больше можно верить. ... Умка брел по вереницам болот, пересекал многочисленные ручьи, переплывал o~epa. Голода он не испы-
. тывал: кругом лоснились поля мо­
рошки и голубики. Отдыхая на вер­
шинах увалов, Умка разглядывал не­
знакомые . тени. Словно живые, они расползались, заполняя пространство жидкой и беспросветной мглой. В такие мгновения медведю начинало казаться, что его родной мир пропал окончательно ... Однажды Ум ка лег на невысоком бугре. Этот день был какой-то тре­
вожный. Дважды его поражало не­
понятное головокружение, в воздухе висели какие-то не слышимые ухом, а улаВЛИ1!аемые непосредственно со­
знанием тягучие монотонные звуки. Концы их тянулись в пространство, и Умка водил головой, пытаясь опре­
делить источник их возникновения. Постепенно появилось предчувствие какого-то необычного события. Взбу­
дораженный зверь поднял голову и, уставИ1! взгляд в недвижные тучи, протяжно заскулил, жалуясь на оди­
ночество и безысходность. Жалоба опустошила его, Умка опустил голо­
ву, и в этот момент в ней полыхнул яркий, разрушающий туманные виде­
ния, взрыв. Зверь оцепенел. А таинст­
венный щелчок пронзил не только сознание зверя, но и небо, и землю, и воды. Лениво висевшие тучи встре­
пенулись и потекли на юг. Клубы их стали таять, наливались мерцанием. Сквозь них проступало серое вечер­
нее небо, и сознание Умки целительно уколол лучик недвижно и вечно вися­
щей над головами Унпэнер, Путевод­
ной Звезды. он поправил неведомые нам разладившиеся струны, провел по ним длинным ВОЛНОВЫМ смычком, и в голове зверя зазвучал древний знакомый мотив, изначально бродя­
щий среди льдов Анкы, Великого Северного Океана. Заскрипели льды, завизжали в ломаных громадах поры­
вы ветра, зашуршала поземка, и услы­
шался голос полярной странницы, белой чайки: -
Ви-и-ирр-ирр! Давно утерянные звуки возникли только в голове, но аккорды их разо­
рвали путы оцепенения и· заставили Умку очнуться. Он открыл глаза и увидел не усыпанное звездами темно­
синее небо, а далеко-далеко повис­
ший над горизонтом глубокий чер­
ный провал. Незримые' нити, СОЧИ1!­
шиеся из той бездны, подняли Умку. И В миг, когда он встал, черная пусто­
та вспыхнула сверкающим зеленым сиянием. Из нее взвились огромные светлые столбы, раскинули прозрач­
ные полотна, и над далеким северным краем тундровой пустыни, разбрасы­
вая путеводные нити магнитных волн, зарокотала музыка первого предзим­
него полярного сияния. Она завладе­
ла сознанием Умки и властно повлек­
ла к далекой родине, указывая путь и вселяя надежду. IV Зоотехник Костя Шинкунов только что вернулся в ярангу после суточ­
ного дежурства, стянул ситцевую камлейку, сбросил кухлянку и вышел на улицу чуть остыть. Подошла Къэ­
ли, лохматая рыжеватая оленегонка, принадлежащая бабушке Тэгрэт, хо­
зяйке яранги, к которой определили на постой молодого зоотехника, дру­
'желюбно потыIалаa носом в колено. . -
Етти, здравствуй! -
Костя по­
трепал собачий загривок. Къэли недавно ощенилась и была, как заявила Тэгрэт, в декрете. Гово­
рят, одна из лучших оленегонок в бригаде. -
Как дела декретные? -
спросил Костя. Къэли мотнула хвостом, сунулась носом в ладонь, глубоко вздохнула: да ничего дела, вот вожусь с потомст­
вом. Из-под ее брюха выкатились три щенка и, крутя хвостами, весело за­
прыгали вокруг ног Кости. Здоровые, упитанные. Их было в помете семь. Но это -
рабочие собаки, потому в бригадах ведется жесткий отбор. Через несколько дней старый Окот забрал выводок и отнес от матери на несколько метров. Щенки подняли скулеж, затыкались носами, пополз­
ли в разные стороны. Один враз на­
правился к матери, минутой позже еще два повернули туда же. Окот одобрительно покивал им, остальных собрал и унес... . За спиной скрипнул снег. -
Экэйгын,-
сказала Тэгрэт.­
Скоро пурга начинается. Пойдем, Костя, чай пить, кушать надо, отды­
хать. Они вернулись в ярангу. Полог грела и освещала свеча в высоком подсвечнике, на небольшом ящичке стояло уккэм, блюдо с едой: миска дымящейся вареной оленины, чашка бульона, галеты, масло, сахар. Сбоку пыхтел еще не успевший успо­
коиться после очага чайник. За мехо­
вой стенкой полога раздались тонкие голоса: -
Етти, эпэкэй! -
Заходите, заходите,-
приветли-
во отозвалась Тэгрэт.-
Садитесь ... Костя хлебнул бульон. Вку-у-усен ... Это пацаны пришли из соседних яранг. Как и во всем мире, чукот-
ские дети любят сказки, а бабка­
мастерица. Иногда такое заплетет, аж у него, зоотехника, уши до плеч от­
JlИСНУТ ... ! -
Каком:эй! -
приглушенным :!со­
ром удивились за стенкой дети. «Ну, бабуля, кажется, в своем ре­
пертуаре,-
подумал Костя.- О чем это. она?» И в этот момент голос старой Тэг­
рэт заглушила Къэли: -
Р-р-р-ав! Авав?! В голосе явный вопрос: кто идет? Окот, наверное, из стада. он в даль­
нем конце был, пока сменили, пока добредет ... -
Ава-ва-ва... х-хавв! -
голос Къэли раздался уже с улицы, пере­
шел на хрип, и в нем полыхнула лю­
тая ненависть. Нет, так на своих не лают! Костя подскочил, прямо в чи­
жах -
меховых носках -
выкатился из полога.' Разноголосый вой, гавка­
нье вспыхну ли по всей бригаде. На басовых нотах 'загудели могучие уп­
ряжные псы, ПРИБязанные вокруг яранг. Зверь какой-то пришел. В прошлую пургу волки петлю ВОКруг яранг сделали ... Тэгрэт стояла справа от очага. Под мьiшкой -
длинный японский «все­
стихийный» фонарь, под руками де­
ти. И тут с улицы, перекрывая соба­
чий гав, раздался необычный, неслы­
ханный ранее, надрывный то ли взрев, то ли всхлип. -:-
Куликул! -
прохрипела Тэгрэт. Да, какой-то дикий крик. Нет, это ,не волки и не собаки! Костя ухватил с,шеста карабин, вогнаЛ патроны, Дер­
нул у Тэгрэт фонарь и выскочил на улицу. Луч метнулся и увяз в снеж­
ной круговерти. Проскочила между ног за ярангу раздувшаяся как шар от вставшей дыбом шерсти Къэли. Костя побежал следом. За ярангой, прижавшись задами к рэтэму, кучей, рычали, хрипели и визжали собаки. Что это они? Боятся? Такой стаей боятся?! . Костя повел лучом. Метрах в пят­
надцати от яранги между снежными зарядами мелькнула легкая нарта Окота, за ней -
детская нарта с ме­
ховой кибиточкой, дальше где-то должна быть вереница грузовых нарт. Вот ... Что это?! Костя даже зу­
бами лязгнул. у ближней грузовой нарты шеве­
лилось что-то темное, по величине ничуть не меньше яранги. Снежные вихри скрывали и вновь открывали огромный живой бугор. Пятно света ярко осветило рыжий бок бугра, и Костя успел даже заметить' лохмы шерсти, а потом фонарь дрогнул в ру­
ке, пятно переместилось влево и вы­
ше, и в центре белого круга, сверкну­
ли два алых живых луча. Они, видно, достали и собак, потому что лай об­
ратился в жалобное визжание. Жи­
вотные бросились Косте под ноги, и он упал в дрожащую кучу. Барахта­
ясь среди прыгающих на него и друг на друга собак, он старался не поте­
рять' только одну мысль: «Фонарь и оружиеl» Белый круг метался, выхва­
тывая из темени морды зверей, стен-
З' ки яранг, косые вихри снега и бока, а. потом зад огромной живой глыбы, удалявшейся от грузовых нарт к близ­
кому СkЛону сопки. Когда до нее бы­
ло уже не менее сотни метров, рядом с Костей раздался пронзительный крик Тэгрэт: -
Кочатко! Потом раздался хлопок, снежные вихри прочертил блестящий красный росчерк, и над тундрой, раздвинув сумрак бушующей ночи, повис крас­
ный. световой купол. or соседней яранги мелькнул второй росчерк, бе­
лый, дальше зеленый и снова крас­
ный. В этом фантастическом смеше­
нии искусственных огней все увидели силуэт огромного зверя, поднимавше­
гося по склону сопки. Очертаниями , он походил на медведя, но голова бы­
ла непомерно огромной, и она торча­
ла далеко впереди на длиннейшей шее' и свисала к самой земле. Таким зверь и запомнился жителям ... Рацию мы обычно включали минут за пять-десять перед началом сеанса: часы вечно барахлят, на будильники в Заполярье вообще надеяться нель­
зя. Механизмы их четко реагируют на изменения погоды. Магнитный по­
люс рядом, и он властно распоряжа­
ется всяческими железяками, регист­
рирующими время. В тот. вечер трубка лежала на краю стола, испуская шорохи, трески, завы­
вания и вздохи. Наконец в трубке раздался щелчок, потом голос радистки ближней брига­
ды. Ей ответили другие, жена тоже. взяла трубку, послушала с минуту, затем лицо ее напряглось, и она гром­
ко сказала: -
ой! Не может быть! '-
Мамика, что там? -
сразу среа­
гировал сын. Жена сморщилась и махнула ру­
кой: потом, мол. Я отодвинул кружку с чаем. Какая новость? -
Ой! -
опять сказала жена.­
Неужели? В наШу сторону?! Ну, уте­
е-ешил ... -
Отодвинь, мамика! -
не выдер­
жал <:ын. Жена глянула на него невидящим взглядом, но все же уловила смысл слов через плотн)'IQ пелену какой-то необыч~йной информацин. -
Бурый, бурый, с рыжиной! -
раздмся взволнованный голос Кос­
ти.~ Простого-то, бурого, я сколько раз в колымской тайге видел. Этот раз в пять больше! Спиной под рыно­
выргын ... под этот ... ну ... под дымо­
ход! -
Кадьяк? -
замирающим голо­
сом спросила жена. -
Не знаю. Тэгрэт говорит ~ Ко­
чатко. Ха! Но ораЛ, когда потрошил нарту, здорово! -
Костя нервно хмыкнул.- На задние лапы встал­
выше яранги. Глаза как чеплашки, живым огнем полыхают ... Представилось, как Костя вздрог­
нул там, у своей рации. --.:... Что непонятно -
собаки и на волка, и на бурого скопом бросают-
СЯ,- продолжал Костя,-
а тут пере­
пугались. До сих пор скулят, в яранги просятся, к той нарте не идут. -
К какой нарте? -
Ну, грузовой, с мясом. Возле которой его засекли. Там копальгын был под шкурами, так 'зверюга шкуры изодрал, половину мяса сожрал, ос­
тальное разбросал вокруг. А на со­
седней нарте две оленьих туши лежа­
ли'- не тронул. -
А ... клыков У него не было? -
наклонившись к 'тубке, спросил сын. -
Чего-чего? -
Колька' спрашивает, клыков у него не заметили? -
КлЫКО-ОВ? .. Да нет, Коля. Но и без них наглотались страхов ... А во­
обще, кто его знает ... Может, и бы­
ли...:.. все враз не углядишь в снегу и темени. Хотя, раз такой зверюга, клы­
ки должны быть соответственные ... Если не корова,- Костя заговорил ве­
селее. Значит, выговорился.-
Да-а ... Утром еще посмотрим. Сейчас-то ни­
кто не хочет уходить от яранг, а од­
ному ... Я нарты с мясом осмотрел и потом тоже домой. Собаки вот не идут, а то бы ... Ну, будьте здоровы. До связи. Жена выключила рацию и сказала: -
Вся тундра слышала. Кругом ахи, вздохи, «какомэй!». Теперь зара~ ботает фантазия! Я тряхнул головой: -
Если половина с грузовых нарт, это килограммов семьдесят ... ну пусть еще пополам -
тридцать... Тридцать' килограммов умолотил. И даже не­
важно сколько -
но ведь ел. Зна­
чит -
живой зверь. ' . -
Мамонт! -
сказал сын. -
Они мясо не едят. -
Олени тоже. И зайцы! -
Сын победно усмехнулся ... Тут ничего не возразишь. Потому что мы все трое не раз видели, как и олени, и зайцы, и куропатки ели мо­
роженое мясо. Причем с удовольст­
вием и в очень большом количестве. Мы давно уже знаем, что живущие вокруг северные животные (птицы тоже) всеядны. -
Ладно" с мясом ПОТОМ,- сказал Я.-:-
А что там говорили про нашу сторону? -
Да Костя говорит -
за сопку побежал. В вашу, мол, сторону. -
Юмори-и-сТ. Попугать, что ли, вздумал? Только черный юмор ка­
кой-то. -
Надо наблюдать,- сын поко­
сился на облитое лунным светом ок­
но. -
В нашу -
это условно,- успо­
каивающе сказал Я.-
Тут полторы сотни верст горной мешанины. До­
лины запутаны, да и мы севернее бригады. Чего Кадъяку на самом краю Севера . делать? Он скорее в любую другую сторону пойдет. Вот если это белый медведь, тогда ... -
И Окот подтверждает. -
Именно. Слишком многие под-
тверждают, и все из месТного насе­
ления, то есть те, для кого тундра­
дом родной. Кстати, были и другие случаи, у приезжих ребят ... 35 -
Какие случаи? -
спросил сын. -
Давнишние, правда, но это дела не меняет. Я вам уже рассказывал про случай на Эльгыгытгыне. Так следующим летом мы вновь приехали на озеро уже впятером. Четверо от­
пускников из Певека. Куваев приле­
тел из Москвы. Специально искать Кадьяка. На противоположной стороне озе­
ра в то лето стояла картографическая экспедиция из Ленинграда. У них вездеход был, ездили много, готовили куски территории к аэросъемке. На­
до было и нам хоть по очереди ездить с ними, а мы увлеклись охотой да рыбалкой. Молоды были. Как-то утром у подножия гор, за­
мыкающих широкую долину на за­
падном берегу озера, показались три движущихся предмета. -
Человеки идут! -
посмотрев в бинокль, торжественно сказал Олег. Он любил употреблять древние грам­
матические формы. Пришедшие оказались геологами Чаунского геологоразведочного уп­
равления. их поисковая партия стоя­
ла километрах в пятидесяти от озера. Работы они закончили, партия ждала вывоза, а вот трое не выдержали и пошли к топографам, так как знали, что к ним вертолет летает часто. За столом состоялся разговор о жизни и работе. И как-то речь зашла о медведях. Геологи сказали, что про­
шедшим днем видели очень большого медведя очень светлой окраски. По виду -
белого. И тогда с нашей сто­
роны последовали вздохи, ирониче­
ские реплики и разъяснения, кто та­
кой белый медведь и где он живет. Но оказалось, что геологи знали это достаточно хорошо и без нас. И пото­
му четко заявили, что Кадьяк -
это миф,. а белый -
возможен. Один да­
же рассказал, что раньше работал на Камчатке, и там хорошо знают белых медведей по личным встречам. Но мы не поверили. Так и расстались -
каждая сторо­
на при своем интересе . ... Да, тогда мы так и не углядели. Может быть, и сейчас что-то сочится стороной? -
Жутковато все ·выглядит под луной,- сказала жена.- Жуткие вес­
ти, наверное, пропитывают пейзаж своим смыслом. А пурги-то У нас не видать.' Костя сказал, у них южак, метров двадцать. -
Если южак -
часа через пол то­
ра у нас будет ... Белый ... -
Бурый же, все подтвердили. Да беi\ЫЙ цвет в пургу и не заме­
тишь. -
Резонно. А здорово они там переполошились. Костя даже родной язык забыл. По иностранному шпа­
рит, а русский забыл. Дымоход-то. Дальнейшие события развивались стремительно. Вертолет прилетел, когда мы, от­
сидев трехдневную пургу, дорвались до воли и катались с нашего бугра на лыжах. Машина на бреющем поле-
36 те выскочила ·из-за восточного скло­
на Скрипучки и пошла над озером к нашему жилью. Она сделала круг (по дыму из трубы пилоты опреде­
лили направление ветра) и села у своего НЗ, бочек с вертолетным топ­
ливом. Мы подошли. Распахнулось окошко, и знакомый комаидир крик­
нул: -
Привет! Держи, ребенок! В сторону сына полетел яркий оранжевый шар, грейпфрут. -
Спа-си-ба!- крикнул сын, ловя подарок. -
Вылезайте перекусить-
и чай­
ку! -
позвала жена. -
Можио,- кивнул комаидир.-' Думали чаевать на Выроттымкин­
. вееме, а там ... -
он махнул рукой. Трое летчиков выпрыгнули из вер­
толета, за;гем показался человек в замызгаином полушубке, бородатый и с блуждающими глазами. Расперев руки в дверном проеме, он осторож­
но оглядел окрестности и только по­
том вьшрыгнул на снег. Затем I:HOBa огляделся. Пейзаж, видно, внушил доверие, человек запахнул' полушу­
бок и направился к дому. Радист махнул на него головой, крутанул ладонью у виска и шепнул: -
Сторож горняцкий. -
ЧП у них на участке,- сказал, прихлебывая чай с бутербродом, командир.- Подлетаем сейчас, смот­
рим -
ракеты, красные, метят почти в машину . ...,. Командир оборвал рас­
сказ и кивну л бородатому: -
Давай сам рассказывай. -
А чего рассказывать-то? Не буду больше там сидеть! .. Не буду!­
неожидаиноистерично крикнул сто­
рож,- Бросили, заразы! -
Тихо, тихо,- командир при­
жал его плечо лаДонью.- Никто тебя не неволил, сам подписался. -
Я от людей ,хранить подписы­
вался, а не от зверюг ... . Под тяжелой властной рукой сто­
рож обмяк, досндел минуту молча, а ПОТОм заговорил: -
Семка К пастухам подался, они позавчера кочевали в дальнем конце долины, мы в бинокль засекли. Ну, говорит, мяса наменяю на I:гущенку~ банки консервные уже обрыдли. Иди, говорю. Ушел он утром, к вечеру обе­
щал быть. Только нет и нет. Однако часов в. десять слышу -
скрипит. Потом дверь в' сенях затарахтела да трах в стену! Громко так. Ну, ду­
маю, бражки насосался в гостях. Од­
нако в комнату не ндет, шебаршит в сенях. Чего, думаю, он там в потем­
ках? Раскрываю дверь, а сени ... у-у-у! -
У сторожа в глазах. запля­
сали дикие огни, он поперхнулся, кашлянул и. глубоJSО вздохйул: ~ Ух-ху-у ... никто не поверит ... полны сени шерсти] Поначалуничего не . понял, но тут дух и тепло ... и дога­
дался -
бочина лохматый под пото­
лок всю дверь застил и ходит ходу­
ном. Ды-ышит. Я, кажись, онемел ... но после, видать, крикнул ... хотя, если взаправду -
убей бог, не пом­
ню. Только БОчина поплыла как-то в сторону, а ко мне морда. Во!-
Сторож махнул руки в стороны, ПИХНУВ командира и штурмана:­
Рыжая! Язык желтый! Глаза в огне! И одного уха начисто нет! Сторож замолк, направив невидя­
щий взгляд в нас, ошеломленных рассказом. Конечно, перед глазами его сейчас возникла та фантастиче­
ская МОРАа. Молчание длилось долго, потом руки сторожа обвисли и взгляд обрел осмысленность. -
Ну?! -
шепнул сын. -
Ну ... Ну! .. Не запряг!! Да, зна-
чит ... Я дверь -
назад, это уж как в тумане. Крюк успел набросить, а вот до ружья ... Он в дверь бух! Она­
тресь! Я в окошко да в баню, вместе с рамой, только в дверях сбросил. Но он следом Щ! пошел. И в комнате особо не пиратничал, только стол развалил. В сенях' полки порушил, приману -
Семка песца промыш­
ляет -
захватил и ушел. Рыба была, харитоны свежие, мороженые -
не тронул. Выходил когда, я из окошка глядел,- притолоку верхнюю двер­
ную спиной своротил. А дверь-то два С:IШШКОМ метра. Вот. И прямо кустарниками подался в сторону Пег­
тымеля. Бежит И· орет: -
О-хгы! О-хго! Выроттымкинвеем -
кустарнико­
вая река. Там такие заросли -
вез­
деход не пролезет. Что же за зверю­
га -
как танк? Над столом повисло долгое напря­
женное молчание, а потом комаидир сказал: -
Не хотелось трезвонить, однако тут серьезное дело выходит, вроде цепочки. Перед caMoji пургой у нас рейс был к буровикам, в район' озера Вальхырыппын. На подлете шли низом, совсем, можно сказать, не­
высоко. Смотрим, движется что-то. Медведь? Так не положено вроде, скоро самая середина зимы. Приспу­
стились, все же медведь ... Но величи­
на, я вам скажу... Давн:о тут летаю, однако и близко по размеру ничего подобного не приходилось видеть. Хотели ближе глянуть, да ушел в рас­
падок, а по ним утрам и туманы ле­
жат, сами знаете. Крутанулись ра­
зок -
не вылез. Ну и пошли дальше. Бурый был. С рыжиной. -
Может, величина привиде­
лась? -
спросил Я.-
Для масшта­
ба-то ничего рядом не было. -
Э-э-э нет! -
возразил штур­
ман.-
У нас глазомер профессио­
нальныЙ. Знаем, с какой высоты на какой 'метраж какой предмет тянет. Тут без ошибки. А бурых медведей нагляделись, чтобы уверенно ска­
зать -
этот раза в три больше. -
Точно! -
подтвердил радист.­
Кадьяк это. Тот самый. Все трое от­
четливо видели. У нас медицина, каж­
дый день проверки. Мы не могли ошибиться или попасть под галлюци­
нацию. Да и сегодняшний случай под­
тверждает. Два колечка в цепь. -
Три,- сказал СЫН.-
Дядя Костя видел. -
Да,- кивнула жена.- Цепоч­
ка уже ... В свою очередь, и мы со всеми под-
робностями рассказали о сообщении Кости. Потом достали карту и ясно увидели, как время и места действия окончательно сомкнули кольца уди­
вительных событий. Все три случая произошли на протяжении недели во времени и на расстоянии приблизи­
тельно пятидесяти километров друг от друга. -
Да тут ... -
Командир перевел взгляд с карты на нас. Я мигнул, и он замолк. Он хотел сказать, что если соединить все три точки, линия превращалась в указательный палец, направленный в сторону перевал­
базы. Я сложил карту и сунул в стол: пусть не маячит перед глазами, пока жена с сыном вроде не поняли этот указующий перст. Им спокой­
нее, а самому надо быть начеку. -
Говоришь, рыбу не тронул?­
спросил я сторожа, когда. пошли к вертолету.- А что за примана была, которую утащил? -
Да эта ... Кусок такой лохматый пуда на три. Семка у пастухов выме­
нял ... Как ее ... Копалька, во! -
Копальгын. ~ Может, так .. ; Зубищами тащил, словно' перышко. Ух, здоровен, змей! -
А ты чего карту спрятал?­
спросила жена, когда улетели гос­
ти.~Надо всем знать все, чтобы быть начеку. -
Да, спокойное житье "кончи­
лось,- согласился я.- По любому делу на улицу только вместе и с ору­
жием. -
Прямо не верится,- она пока­
чала головой.- Столько лет говорили об этом' Кадьяке, но в глубине души считали за легенду. А теперь вот бродит у дома? Так? Выходит. По карте видно -
пря­
МО к нам идет. -
Это не Кадьяк. Это белый мед­
ведь. Кадьяк действительно легенда. -
А как же пилоты? -
А копальгын? -
спросил я.-
Почему в бригаде медведь не тронул оленину? Почему сейчас, у горня-
. ков, он не обратил внимания на ры­
бу? Да потому, что рядом была зна­
комая пища -
моржатина. Мы же читали, вспомни, что хищники обхо­
дят незнакомых зверей и редко, даже голодньtе, пробуют нетрадиционную пиiЦу, особенно когда рядом родная. Кошки вон в поселках крыс ловят, а евражек не трогают. Охотники с побережья сколько рассказывали: придет в отсутствие белый медведь, нерпу утащит, а оленину даже не попробует. -
А что же с окраской? Песцы не пачкаются, всю зиму белые. -
Да, тут есть какой-то нюанс. Но дойдем и до него. Кстати, вопрос с жирафьей шеей и большой головой вроде отпадает. Съесть он мороже-' ный кусок; пусть даже в двадцать килограммов, не мог за минуту-пол­
торы, что тянулся переполох. Он его унес. Куски копальгына почти круг­
лые. В пургу, в темень под лучом фонаря контур зверя показался не­
реальным из-за добычи, которую по-
считали частью силуэта. Но мыль­
гын, охотник, рассказывал: белый медведь лахтака таскает в зубах, что за двести кэгэ тянет запросто. -
Олени, две упряжки! -
закри­
чал с крыльца сын.- Еще гости! -
Это Окот и Тэгрэт едут,- сказа­
ла жена. Только поздно вечером, упаковав в нарты продукты, мы принялись за новости. Вначале выслушали Тэг­
рэт, потом рассказали о случае на Выроттынкимвееме. -
Умкы,- просто И уверенно сказал Окот. -
А почему буро-рыжий? -
Много ходил в болотах. В тунд-
ре много красных болот ... -
Ой! -
вдруг сказала жена и убежала в спальню. Через минуту она вернулась и торжественно поло­
жила на стол мой черный свитер домашней вязки из натуральной ко­
зьей шерсти. Я сразу все понял. Два года назад свитер был белым. И в нем я, доставая воду с крутого бережка тундрового озерца, посколь­
знулся и упал в тину. Когда вылез, свитер был в ржавых темно-рыжих пятнах: . тундровые озерки богаты железом. Никакие старые и самые современные способы стирки не по­
могли -
пятна даже не побледнели. И тогда жена покрасила его в черный цвет анилиновой краской. Но и этот могучий краситель оказался бесси­
лен -
при дневном свете пятна про­
рисовывались. Вот и весь секрет побурения белого путешественника. Ведь на таком маршруте он должен был преодолеть сотни озер, огром­
ные. болота ... -
Э-эх, если бы это был мамонт,­
с печальным сожалением сказал сын.- Наверное, их и правда не оста­
лось ... Я представил, как ему трудно сей­
час расставаться с легендой. И это также поняла умудренная жизнью Тэгрэт. Она посмотрела на сына внимательным взглядом и, видно, ре­
шила, что ему еще рано расставать­
ся с миром сказок. Поэтому, помол­
чав, тихо сказала: -
Почему? Вот послушай, что мне одна знакомая эвенка рассказывала. Говорили старые люди, что мамонты раньше на земле жили, ходили по тундре и горам. Но слишком ·тяжел мамонт был, по земле ходил, как мед­
ведь по снегу,- проваливался. Тогда кэле, духи, долго думали и решили: чтобы мамонт землю не ломал, от­
править его жить вниз. И с тех пор мамонт все время под землей нахо­
дится. Там и ветра нет, и снега, и морозы несильные, а пастбища так обширны и обильны, что никто их не делит и не ругается: «Это мое, и это мое тоже». Всем хватает хорошей еды. А наша земля, верхняя, с тех пор держится на мамонтах. Даже в неко­
торых местах их клыки наружу ИЗ-. под земли выходят. И вот говорят, что однажды в ста-
рину люди кочевали и на большом озере клыки увидели. Очень люди обрадовались, остановку сделали и стали· клыки пилить, чтобы потом полозья для нарт сделать. А в этом стойбище один древний и мудрый старик кочевал. Вместе с ним дочка была. Старик посмотрел, как люди клыки пилят, и говорит: -
Не трогайте, люди, клыки. Ма­
монт ведь живой. Только люди не послушали мудрую старость. А даже посмеялись и стали кричать: -
Ничего он не живой! Если бы был живой, У него клыки бы не тор" чали наверх! Не мешай нам, старик! И продолжали пилить. Тогда старик посмотрел, как глу­
пые люди делают глупое дело, пока­
чал головой и говорит дочке: ∙ -
Не стой тут! Давай кочевать быстрее к берегу! А люди продолжали пилить, пока не дошли до нерва бивня. И 'тогда раздался громкий треск, все сразу упали. А старик с дочкой уже на берегу были. Выбрались повыше, посмотре­
ли назад -
а там ни льдинки! Озеро, словно море, перед ними бушует, и люди все утону ли. До сих пор про это озеро люди страшное говорят. Клыки еще больше стали торчать, между ними злые духи шумят, дети плачут, олени хор­
кают, собаки лают. Плохо, если люди не слушают мудрую старость ... А где это озеро? -
спросил сын. ∙ -
Далеко в горах. Совсем боль­
шой вырастешь, поедешь учиться, потом станешь искать. Наверное, най­
дешь, если будешь идти по одной до­
роге. Ходящие прямо всегда находят то, что ищут. эпилог Утром мы уже пили чай, когда залаяли собаки. Вначале, как всегда, вопросительно, но потом со страхом и злостью. Мы вышли. Сочились те рассвет­
ные минуты, когда уже погасли звезды и небо приобрело тот же серо­
вато-розовьiй оттенок, что несли и окружающие горы. Собаки лаяли в сторону Скрипучки, а она hочти не отличалась от неба и стояла перед нами прозрачныМ: конусом. Ничего там не было видно, однако Окот, приглядевшись, поднял руку и ска­
зал: -
Смотрите туда! -
Вон он! -
испуганно прошеп-
тала Тэгрэт. ∙ По бараньей тропе на середине склона двигалось неясное темное пятно. Мы вытащили бинокль и под­
зорную трубу, Окот достал свой би­
нокль. Оптика приблизила зверя, ив тем­
но-бурых контурах можно было ясно разглядеть характерные признаки белого медведя; относительно ма-' ленькая голова, длинная шея, перед­
няя часть тела уже и ниже огромно-
37 го зада. Медведь трусил по бараньей тропе и, мне показалось, припадал сразу на две лапы. -
Как призрак,- сказала жена. -
На, возьми бинокль. Нес'КОЛЬКО раз донеслось непонят­
ное кряхтение. , -
Чегой-то он рыкает,- сказал сын. Я смотрел на бурое пятно без оп­
тики и видел, как оно медленно уп­
лывало влево и постепенно таяло. Да, призрак. Бурый призрак. Вот и кончилась еще одна тайна. -
Все,-
сказала жена. -
Это Умка-I10бедитель,- сказал сын.-
У него нет уха. Я не стал возражать. По правде говоря, не обратил внимания на уши зверя. Да и потом бинокль восьми­
кратный, а у него в руках двадца­
тикратная подзорная труба. Вполне возможно. -
Есть шанс,- сказал я.-
Сегод­
ня такой необычный день, когда и призраки оставляют следы. Ветра нет совсем. Собираемся! ... Собаки остановились метрах в двадцати ниже. Мы выбрались на тропу. Местами она была хорошо об­
ду.та, и среди снежных полос, пере­
мешанных со сланцевой пылью и от­
того темно-серых, торчали каменные щетки. А местами на тропе, укры­
тые каменными навесами и крутыми стенами, лежали мягкие подушки чистого снега. На них стыли совер­
шенно свежие отпечатки следов бе­
лого медведя. Мы сразу узнали их -
ОНИ обычны за околицей централь­
ной усадьбы совхоза, а иногда встре­
чались и у конторы. -
Смотрите, кровь! -
крикнул убежавший вперед сын. Действительно, длинные мазки алели на внутренней стороне следа правой задней лапы и посредине ле­
вой передней. Я нагнулся. Ранен? Может, тот сторож выпалил в Умку дробью, а потом с перепугу забыл? Или, помня о запрете на стрельбу в белого медведя, решил ничего не говорить? Да нет, он не знал, что белый. -
Стреляли? -
спросил я Окота. -
Не-ет,- пастух отрицательно качнул головой. Затем поднял ногу и постучал по подошве торбаза: -
Очень слабый гыткальгын... этот ... как? -
Нога? Подошва? -
И,- он кивнул, -
дома снегом ходит, мягко. А в тундре дорога выквэн ... -
Он тронул носком тор­
база торчавший из снега острый слан­
цевый обломок: -
Далеко шел, стало больно, плачет. -
Бедный Умка,- сказала жена.­
Блудный сын. Да, избил ноги по чужим дорогам. Тяжела плата за путешествия' в даль­
ние страны. А какая это адская боль -
стертая пятка,- знает каж­
дый путешественник. Не только за­
рычишь -
взвоешь. -
Прощай, Бурый Призрак! -
жена махнула рукой. Счастливого пути, Умка! -
38 крикнул сын и солидно добавил:­
Хорошей тебе охоты! Следующая зима окончательно разбила нашу уверенность в том, что белому медведю не положено далеко выходить на сушу. И показала, как мало человек знает о природе. Уже осенью 1976 года от охотни­
ков-промысловиков совхозов имени Ленина и «Певек» начали поступать сообщения о растущем выходе белых медведей на равнины приморской тундры. Позже пошли телеграммы из бригад, кочующих в отрогах Анадыр­
ского хребта. О встречах с белыми, медведями заговорили водители ав­
томашин, работающих на внутри­
районных трассах, горняки поселков, расположенных чуть не в центре хребта. К весне 1977 года прибреж­
ные поселки были чуть ли не окку­
пированы могучими зверями. Вели они себя в основном терпимо. Медведи «изымали» у охотников тушки нерпы и другую морскую до­
бычу. К .весне «пришельцы» не брез­
говали уже и «материковой» едой: олениной, рыбой, отходами на свал­
ках. В тот год и позже было высказано немало гипотез, пытавшихся объяс­
нить этот массовый выход. На первом месте, конечно, стояло совершенно лишенное научных обоснований мне­
ние: «Запрет на отстрел сделал свое дело, надо срочно стрелять, иначе на берег хлынут целые полчища этих лохмачей, поедят всех герои­
ческих тружеников Заполярья», Мне­
ние это исходило не от ученых, а от руководителей всех рангов от района AQ области, жаждущих приобрести такую престижную шкуру. Зато охотники-профессионалы бы­
ли одного мнения: «Северяк дует и дует, льды нагна­
ло чуть не столетние, ни одной отду­
шины, нерпа от берегов ушла». О голоде среди медведей говорил и охотник-профессионал Соловьев: «Я вон на участке в сарае, где нерпа хранилась, дверь не' закрываю, чтоб не отломали. Они мороженую галь­
ку, пропитанную нерпичьим жиром, на полметра вглубь слопали». К объяснениям промысловиков можно добавить вот такие любопыт­
ные строчки: , « ... К востоку от острова Айон повсеместно к припаю был прижат массив с преобладанием двухлетнего и многолетнего льда. Преобладаю­
щие северные ветры обусловили от­
сутствие каких-либо разряжений за припаем. Местами в массиве отмеча­
лись сжатия до двух баллов ... Низкие температуры воздуха спо­
собствовали интенсивному нараста­
нию льда, и к началу марта толщи­
на ровного припайного льда на участ­
ке Айон -
Шмидт превышала сред­
немноголетние значения в среднем на 20-30 см». Эту справку выдали мне в Певек­
ском управлении Гидрометслужбы и контроля природной среды. Такая обстановка сложилась зимой 1976/77 года в указанном секторе Арктики. Поэтому часть животных этого сектора поневоле выбралась на сушу, где и смогла прокормиться, пока не восстановились нормальные условия существования. Случаев па­
дежа белых медведей от голода на суше не зафиксировано, хотя сильно истощенные попадались. Было заме­
чено, что медведи, как обычные оле­
ни, копытили: разгребали занесен­
ные снегом ягодники, не брезговали и ветвями кустарников. Вообще при­
меров вегетарианства белых медве-
'дей даже в сытые годы замечено множество. Черновики этой рукописи пролежа­
ли у меня в столе некоторое время, так как рассказы о далеких плава­
ниях белых медведей и возвращении посуху приходилось слышать только от зверобоев, пастухов да геологов. Ну, еще личные наблюдения. Офи­
циальных сообщений ученых не встречалось. Отсюда возникали неко­
торые сомнения. Но недавно в руки попала вышед­
шаЯ' в 1983 год у книжка полярного исследователя С. М. Успенского «Живущие во льдах». Вот выдержка из нее: «В Японию И Маньчжурию, как о том свидетельствуют материалы япо­
нских императорских архивов, живые белые медведи и их шкуры по­
падали уже в VH веке. Впрочем, население этих стран могло познако­
миться с этими животными и раньше, так как медведи изредка' достигали берегов Японии вместе с плавучи­
ми льдами». Как белые, медведи находят дорогу домой, на Север? Думаю, тут роль играют два основных фактора. Первый. Рассудочная деятель­
ность. Белый медведь прекрасно ори­
ентируется по сполохам. Второй. Несомненную роль играет взаимодействие электромагнитных полей земли и головного мозга жи­
вотного. И вообще, кто знает: может быть, электромагнитные поля, как и био­
сфера,- продукт жизнедеятельности на нашей планете? Сумасшедшая ги­
пот'еза автора? Она самая ... Местопребывание белого медведя очень специфично. Оно постоянно в движении: льды ломаются, одни исчезают, другие родятся заново. Поэтому у белого медведя нет четко очерченной территории, как у его наземного бурого собрата. Он вечно движется в двух направлениях­
бродит сам в то время как бредут несущие его льды. Белый медведь вполне заслуживает данное ему про­
звище -
Великий Скиталец. Вот так и сложилась легенда о Буром Приз­
раке Чукотки. Когда номер готовился к печати, в редакцию пришло сообщение о том, что Николай Балаев, автор несколь­
ких повестей, рассказов н очерков, опублнкованных в журнале «Вокруг cl\,eТa», скоропостижно скоВчался. ЧЕРЕЗ fOPbI И УЩЕЛЬЯ Более 130 лет назад из Петербурга отправилась экспедиция, руководи­
телем которой был русский ученый и путешественник Петр Петрович Се­
менов. Путь ее лежал через Уральск, Омск, Семипала'Гинск, укрепленнный пункт Верное (ныне Алма-Ата), Ис­
сык-Кульскую котловину И горные пере валы Тянь-Шаня. В этом трудно­
доступном крае экспедицией были собраны не только образцы горных пород, редкостны е гербарии, колл е к­
ции бабочек, жуков и насекомых, но и опровергнуто устоявшееся мнение ученых о нахождении на Тянь-Шане вулканов, изучен характер горных ледников и снегов, долины Иссык­
Куля ... Именно после этого похода П. Семенов и стал Тян-Шанским. В прошлом году наша альпинистс­
кая историко-патриотическая экспе­
диция прошла маршрутом П. Семено­
ва- Тян-Шанского, преодолевая труд­
нейшие перевалы и ущелья, такие, как Кокджар или Джууку, по кото­
рому тысячелетие пролегал путь из Средней Азии 11 Кашгарию. У памятника П. Семенову- Тян­
Шанс кому, который стоит на обочине дороги при входе в Боамское ущелье, мы познакомились с Джамил е й и Ка­
заком ШеЙшекеевыми. Здесь помнят и чтят память о великом русском уче-
-
ном и путешественнике. ю. МАКУНИН ФОТО автора ,-
, 39 АЛЕКСЕ'" ТАРУНОВ ФОТО ИРЖИ ШТЯСТНЫ (ЧССР) П
лотный седой человек в фор­
ме наполеоновского генерала занял место подле меня, снял треуголку и кивком заказал чашечку кофе. Мы сидели одни в маленьком ресторанчике на вершине горы Пет­
ров, откуда хорошо были видны осве­
щенные улочки старого Брно. Стран­
ный посетитель сидел молча, опира­
ясь свободной рукой в тонкой белой перчатке на витой эфес шпаги. Взгляд старика был обращен поверх города на линию горизонта, слабо подкра-
40 шенную оранжевой акварелью захо­
дящего солнца. Там, за холмисты­
ми полями, лежал Аустерлиц, или, как теперь его называют, город Слав­
ков. С понятной робостью я обратился к генералу, и он отозвался на ломаном чешском языке. -
Признаться, вижу первого рус­
ского, который приехал отмечать день своего поражения,- высокомер­
но заметил старик, когда мы разгово­
рились. -
Напомню, Ау с т е рлиц был на­
чалом пути, который ч е р ез Бородино и горящую Москву прив е л францу з с­
кого император а к Ватерлоо. -
О, не rOBopl;JTe так! -
с жаром воскликнул мой соб есе дник.- Дело в том, что я живу в Ва т~ рл о о. И для нас, местных жител е й, свят о в с е, что свя­
зано с Напол е оном. -
И вы отм е чает е дни его пораж е ­
ний? -
Как и дни побед. На Аустерлиц­
кое поле я езжу каждый год! Тем временем шумная компания, разодетая не менее экстравагантно -
в яркую униформу различных полков наполеоновской армии,- прервала мою беседу с по;;~илым бельгийцем. Он сказал им что-то по-французски, тогда молодые люди угомонились и принялись С интересом разглядывать меня, хотя я был в самой что ни на есть цивильной одежде. Я попрощался. -
До встречи на Праценских высо­
тах! -
крикнул вдогонку парень в. ки­
вере, когда я спускался с горы по ка­
менной лесенке. -
Жду вас осенью на Бородино! -
отозвался я ему в тон. Наверху громко засмеялись. Не сек­
рет, что многие французы считают Бо­
родинское сражение очередной побе­
дой Наполеона. Для нас же Бороди­
но -
поле русской славы, что, безус­
ловно, давало мне право на подобный. ответ. я шел по мощеной улочке в центре старого Брно. Слева, вверху, угады­
вался в ночных облаках темный силу­
эт замка Шпильберк, известного как место заточения карбонариев, с пра­
вой стороны тянулись мрачные строе­
ния бывшего монастыря капуцинов, подвалы которого, с мумиями мона­
хов, любят посещать туристы. Под аркой ратуши я увидел, а если быть точным, с начала услышал, по
С
' том увидел, толпу в синих, голубых, белых и красных мундирах и белых панталонах. Неровный строй под гро­
хот барабана прошел мимо. В разного­
лосице я уловил чешскую речь. Отставший гусар охотно заговорил со мной. -
Сегодня в Брно съезжаются на­
полеоноведы,- сказал он.- После­
завтра мы отмечаем годовщину Аус­
терлицкого сражения. Неужели не слышали об этой традиции? «Гусара» звали Иржи Штястны, приехал он из Опавы, небольшого го­
рода в Чешской Силезии, где работает инженером на машиностроительном заводе. Его увлечение -
история на­
полеоновских войн. -
Пятнадцатый год подряд сюда приезжаю,- хвалился Иржи, вводя меня в дом, который, как он пояснил, ежегодно аренд ует на несколько дней в начале декабря организация «Сва­
зарм», чехословацкое добровольное общество по связям с армией, специа­
льно для приезжающих на Аустер­
лицкое поле. Он усадил меня на одну из солдатских коек, которыми была заставлена большая комната. Достал и расправил большую карту Чехосло­
вакии, где стрелками были обозначе­
ны движения армий трех императо­
ров к Аустерлицкому полю: крас­
ными -
французской, черными -
ав­
стрийской и СИНЮ:iй -
русской. Вскоре вокруг нас образовался кру­
жок любопытных. Обрадовавшись возможности поделиться с новым че­
ловеком своими познаниями, друзья Иржи вытащили из-под кроватей че­
моданы, достали из них старинное оружие, коллекции наград и энаков отличия, обмундирование, схемы на­
полеоновских сражений. Из плена чешских наполеоноведов я вырвался поздно ночью, условив­
шись встретиться завтра. Из Брно автобус выехал на Оломо­
уцкое шоссе. В Оломоуце мне прихо­
дилось бывать раныпе, и я хорошо представлял этот старинный город в Средней Моравии, который, кажется, состоит из одних соборов, узких мо­
щеных площадей да маленьких цве­
точных магазинов. Перед Аустерлиц­
ким сражением здесь находилась ставка австрийского и русского импе­
раторов. А теперь я узнал и Старый Брно, где стоял перед битвой Наполе­
он. Мне нетрудно было пред­
ставить зримо ситуацию, сложившую­
ся поздней осенью 1805 года. Тысяч­
ные армии трех европейских монар­
хов занимали позиции между этими городами -
Брюнном и Ольмюцем, как писалось в тогдашних реляциях. В отличие от вчерашнего бельгийца меня влекло на Аустерлиц не почти­
тельное благоговение перед деяниями Наполеона. Лев Толстой прочно низ­
вел в разряд обычных людей велико­
го полководца, чего не смогли сделать даже те, кто заточил его на острове Святой Елены. Просто захотелось увидеть место действия страниц рома­
на «Война И мир", вообразить реаль­
ные события на пОЛе битвы,ПРОЙТИСЬ по его жухлой траве, оглядеть поло­
гие холмы с перелесками и прудами в низинах. Бородино -
само собой. Оно рядом, а Аустерлиц казался дол­
гое время недосягаемым, далеким, как то небо, «неясное, С ползущими по нему облаками», под которыми ле­
жал в луже крови князь Андрей. Оломоуцкое шоссе, которое в прошлом гордо именовали импера-
торским И которое раньше было все­
го-навсего разбитой неустроенной до­
рогой, проходило краем бывшего по­
ля боя. Иржи толкал меня в бок, про­
сил обратить внимани е то на несколь­
ко домов под черепичными крышами, мелькнувшими слева от новой дороги, то на дальние холмы. Мы про еха ли хутор Кандий, гд е Наполеон провел последние три ночи пер ед битвой. Александр и Франц 1 в это время гу­
ляли по тихому Ольмюцу, давали ба­
лы и строили планы разгрома Буона­
парте. Сбоку от шоссе, на пологой возвы­
шенности, куда взлетел на полном хо­
ду наш автобус, качались на ветру два молодых кл ена. Поеживаясь, мы вышли из теплого салона, поднялись к деревцам и увидели большой плоский камень. Схематические фигурки на бронзовой доск е изображали положе­
ние армий в начале битвы. С холма была видна открытая местность пло­
щадью 10-12 квадратных километ­
ров, ограниченная с севера Оломоуц­
ким шоссе, с запада -
небольшим ручьем, который впадал за деревней Тельнице в полноводную, по здешним понятиям, реку Литаву, огибающую Праценски е высоты. Восточную сто­
рону поля боя определяла' долина другого притока Литавы -
Раковца, за которым и располагался Аустер­
лиц. Мы стояли на холме Журань, где в начале битвы находился командный пункт Наполеона. Прим ерно в пяти­
шести килом ет рах к югу четко рисо­
валась, обозначая горизонт, волнис­
тая грива Праценских высот. В этом просторе одиноко возвышался похо­
жий на египетскую пирамиду Мавзо­
лей мира. Изображение аустерлицко­
го памятника я знал уже по буклетам, которые еще вчера купил в Брно. 41 Ближе к Журани змеилась, рассе­
кая поле, мелкая речушка, чернели незамерзшие пруды. Я сравнивал раз­
бросанные тут и там горстки черепич­
ных крыш со значками на бронзовом плане и узнавал названия деревень: Шлапанице, Понетовице, Кобыльни­
це, Праце ... В этих пунктах 2 декабря 1805 года гремели жестокие бои. Мирные жители означенных дере­
'вень -
в основном это были моравс­
кие чехи -
перед битвой оставили свои дома. Опустели и усадьбы дво­
рянских имений, между которыми был поделен весь этот край. Их хозяе­
ва -
австрийские аристократы князь Дитрихштейн, князь Кауниц, князь Лихтенштейн -
командовали полка­
ми и колоннами «союзной армии» при Аустерлице. С Журани не было видно ставки главнокомандующего Кутузова. Он стоял со своим штабом на другом кон­
це поля, за Раковцем, в большой де­
ревне Крженовнице. В простой избе, на хуторе Спачилове близ Крженов ­
ниц, состоялся последний военный совет, где с пресловутым планом гро­
моздких маневров у Праценских вы­
сот выступал австрийский генерал­
майор Вейротер. Участники этого со­
вета указывали в мемуарах, что «со­
общения с местности взаимно проти­
воречили друг другу или наблюдате­
ли не сообщали вообще ничего». Сравнивая сегодня действия армий на поле боя, нетрудно понять, почему Наполеону удалось разбить численно превосходящего противника. Неожи­
данные маневры французских диви­
зий, решающий захват Праценских высот в начале битвы, мужество кор­
пуса маршала Даву, преградившего путь Первой союзной колонне, предо­
пределили сумятицу в стане против­
ника, так и не успевшего развернуть 42 войска. Никто из историков не описал это лучше Толстого: «В низах, где началось дело, был все еще густой туман, наверху прояснело, но все еще не видно было ничего из того, что происходило впереди. Были ли все силы неприятеля, как мы пред­
полагали, за десять верст до нас, или он был тут, в этой черте тумана, ник­
то не знал до девятого часа». Много раз я читал это описание, но не задумывался о документальной точности рассказа. -
А все-таки был ли тогда туман? -
Конечно, был! -
убежденно воскликнул Иржи. Года три назад; как рассказал мне Штястны, в Государственном архиве Брно чехословацкий специалист Ян Мунзар наткнулся на уникальные за­
писи, относившиеся к 1799-1812 го­
дам. Они были сделаны монахом Фер-
динандом Книттельмайером, который ежедневно замерял температуру воз­
духа и силу ветра в самом центре Брно, на башне доминиканского кос­
тела. Эту работу он не прерывал в пе­
риод оккупации города французской армией -
с 19 октября до перемирия 6 декабря 1805 года. Несколько месяцев Мунзару приш­
лось переводить записи монаха на современный язык синоптиков. В течение долгой безоблачной ночи перед битвой, за четыре дня до полно­
луния, произошло, как показывали брненские наблюдения, заметное ох­
лаждение приземного слоя воздуха, и постепенно стал образовываться гус­
той туман. Утром над туманом взош­
ло яркое солнце, о котором вспомина­
ли позднее участники сражения. Уже после полудня, когда под Аустерли­
цем стояла пальба и шла резня, небо стало затягивать облаками, а к вечеру заморосил дождь. Учитывая силу ветра и перепад дав­
ления, доктор Мунзар заключил, что температура на поле боя в день сра­
жения была около нуля. На следую­
щий день чуть похолодало, небо нах­
мурилось, пошел дождь со снегом. Холод сохранялся до 4 декабря, лишь пятого немного потеплело. Остается снять шапку перед преде­
льной точностью Толстого, даже в описании погодных перемен. Автобус увозил нас с Журан,и, что­
бы остановиться примерно через ки­
лометр на другом холме, отделенном от командного пункта Наполеона ши­
рокой низиной. Высыпавший из авто­
буса эскадрон гусар с воинственным кличем бегом устремился вверх по склону, где белела за голыми ствола­
ми деревьев небольшая часовня. Иржи едва удержался от мальчише­
ского желания пробежать вместе со всеми по кочковатому полю. -
На Сантоне нас уже опереди­
ли! -
вглядевшись, определил он. -
Сантон -
это не чешское назва­
ние? -
спросил я несколько рас­
строенного провожатого. -
Да,- оживился Иржи.-
Когда­
то холм назывался Паделек. Но об этом забыли даже местные. А Санто­
ном окрестили его действительно французские артиллеристы. Святой холм значит. С этим местом связан один из центральных эпизодов Аус­
терлицкого сражения. Толстой не упомянул об этом в «Войне И мире». Быть может, потому, что случившееся на правом фланге союзной армии совсем не походило на то, что произошло в центре и на ле­
вом фланге, где неразбериха и паника привели к катастрофе. Перед битвой Паделек заняли пехо­
тинцы генерала Ланна. Они разобрали до основания Марианскую часовню, стоявшую на вершине холма с 1776 го­
да, и пустили материал на укрепле­
ния. На позицию привезли, кроме лег­
ких французских пушек, и тяжелые австрийские, снятые по приказу На­
полеона со стен Шпильберка. Холм атаковала пехота и конница запасного корпуса Багратиона, еще не оправившегося после Шенграбенско­
го сражения и потому оставленного в резерве. Вопреки плану Вейротера именно Багратион оказался ближе всех к наблюдательному пункту На­
полеона. Ему пришлось сразу всту­
пить в бой на Оломоуцкой дороге, о чем не было и речи на последнем во­
енном совете. С восточной стороны, от села Тварожны, подступы к Санто­
ну надежно прикрывал картечный огонь противника, и Багратион, разоб­
равшись в обстановке, дал приказ обойти холм с севера. Если бы Сантон пал, Наполеон и его штаб оказались бы в плену у русских. На Журани заметили штурм артил­
лерийских позиций в последний мо­
мент, столь неожиданной была эта атака. Наполеон направил туда весь свой резерв. После штыковой схватки наступавшим пришлось отказаться от своего намерения, хотя они были близки к тому, чтобы зайти в тыл французам и переломить ход битвы. К тому времени передовые части На­
полеона уже овладели Праценскими высотами, сложила оружие колонна генерал-поручика Пршибышевского, а к югу беспорядочно отступали к Затчанским и Менинским прудам ко­
лонны австрийца Киннмай~ра и гене­
рала Дохтурова численностью около 20 тысяч солдат с сорока пушками. Четвертая колонна, где находился в этот момент Кутузов, медленно отхо­
дила к Литаве. Сразу же после сражения францу­
зы восстановили часовню на Сантоне, прославляя деву Марию за удачный исход боя. Когда мы поднялись на холм, дверь в часовНlР была открыта. Вокруг по оплывшему брустверу расхаживали незнакомые люди в разноцветных мундирах, при шпагах, со старинными ружьями и пистолетами. Под ручку с некоторыми прогуливались марки­
тантки в пестрых платьицах и кокет­
ливых шляпках. Поодаль дымились костры, поблескивали на солнце сол­
датские котелки и фляги. В полевой кухне варился общий обед. К чешской примешивалась и немец­
кая речь. На Сантоне уже обоснова­
лись гости из Г ДР. Немецкие соседи каждый год приезжают на Аустер­
лицкое празднество. Многих Иржи хорошо знал по историческим батали­
ям в Липске -
так чехи называют Лейпциг, где традиционно отмечается еще одно наполеоновское сражение, так называемая «Битва народов» 1813 года. Большинство приехавших из Г ДР были в форме различных полков прусской армии. Но я заметил кое-ко­
го и в русских мундирах. Встретился даже один казак . . --' Почему вы предпочли надеть форму русской армии? -
поитересо­
вался я у белобрысого барабан­
щика. Он улыбнулся: -
Мои кумиры -
Кутузов и Багра­
тион. Поэтому я и сшил мундир рос­
сийского солдата и считаю за честь носить его. Барабанщик оказался лужичани­
ном из Г ДР Йозефом Шнайдером, дав­
ним приятелем Штястны и таким же страстным наполеоноведом. Обход Сантона мы продолжили втроем. Не прибегая ни к каким спра­
вочникам, друзья наперебой объясня­
ли мне, кто из окружавших нас в ка­
ком звании, какого полка носит мун­
дир. Йозеф тут же проявил характер: остановил двух долговязых соотече­
ственников в прусских касках с пыш­
ным плюмажем. -
По-моему, непозволительно на­
рушать обычай,-
оглядев парней, вы­
говаривал он.-
Вы приехали на Аус­
терлицкое поле в форме, не имеющей отношения к сражению. Ваши мунди­
ры ввели в 1848 году, и стыдно не знать этого! Парни переглянулись, а потом сму­
щенно объяснили, что здесь они впер­
вые, а мундиры взяли напрокат в теат­
ральном гардеробе. -
Мы не на сцене,- возразил ба­
рабанщик.- А на поле боя. И тут все должно соответствовать историчес­
кой правде! Ждали бельгийцев. Скоро показа­
лись и они. Седой генерал, мой вче­
рашний собеседник, сердечно обнял­
ся с русским барабанщиком и авст­
рийским гусаром. Грохнула, задыми­
лась малокалиберная французская пушка. Ядро упало метрах в трехстах по склону. После обеда в окопе разноцветные батальоны отправились в поле. Нес­
колько часов я наблюдал за стрельбой из кремневых ружей. Особенно точ­
но стрелял по мишени Йозеф. Потом Иржи учил меня фехтовать. -
А не пробовали искать в поле клад? -
пошутил я, когда мы возвра­
щались к автобусам. В одном из буклетов я успел пр очи-
тать, что на поле боя, если верить жи­
вущей в окрестных селах легенде, от­
ступавшие русские кавалергарды за­
рыли полковую казну. До сих пор, с иронией говорилось дал ее, хватает любителей покопать ау сте рлицкую землю. Штястны понял шутку по-своему. Он расстегнул китель. На его во­
лосатой груди качалась медная ла­
данка. -
Нашел. здесь пять лет назад,­
сказал ОН.-
Очистил от патины и те­
перь, когда еду сюда, обязательно на­
деваю. Оказалось, в его домашней коллек­
ции, в Опаве, хранятся осколки ядер, картечь и пробитая кираса, есть пер­
стень французского офицера и даже старинный пистолет, который нашел на Праценских высотах лет двадцать пять тому назад его старший брат. Иржи признался, что пистолет, из которого сегодня соревновался в меткости, купил у антиквара. -
В Славкове увидите и не такую коллекцию,- ревниво заметил слу­
шавший нас немолодой человек. Он представился: -
Директор музея док­
тор Иржи Пернес! Славков по-чешски, или Аустерлиц, как называли его австрийцы, вырос около замка, принадлежавшего кня­
зьям Кауницам. Городок крошечный: скромные двухэтажные дома образу­
ют протяженную мощеную площадь, центр которой украшает традицион­
ный скульптурный фонтан. Непода­
леку от входа в замок высится доволь­
но заурядный по архитектуре костел, откуда слышатся тихие звуки органа. Их перебивают записанные на магни­
тофонную ленту бравурные марши, которые несутся из двери ресторации под вывеской «Наполеон». В Славкове сегодня торжественный день: жители городка законно чувствуют себя со­
причастными давним событиям, ра­
зыгравшимся на окрестных полях бо­
лее ста восьмидесяти лет назад. Замок, его вполне можно назвать дворцом, построил для Кауницев в ХУН веке итальянец Доменико Мар­
тинелли. Боковые флигели с высоки­
ми, крытыми черепицей мансардами, раскрываясь длинными крыльями, об­
ступают замковую площадь перед фасадом главного здания с вычурным лучковым фронтоном. Широкая па­
радная лестница ведет на второй этаж. В высоких залах -
богатая кар­
тинная галерея Кауницев, чудом не растерянная в годы войн, включая и последнюю, которая не обошла Слав­
кова. В ночь перед Аустерлицкой битвой в этих РОСI<ОШНЫХ апартаментах по­
чивали австрийский и русский импе­
раторы, а уже б декабря в главном за-
43 ле замка маршал Бертье и князь Лих­
тенштейн подписали позорное для Австрийской монархии пере­
мирие. В нижнем этаже дворца, где экспо­
зиция посвящена исключительно «сражению трех императоров», в этот день было куда как многолюдней. Тут, у подробных планов, составлен­
ных едва ли не на каждый час битвы, велись жаркие споры: каждый отста­
ивал свою точку зрения, комментируя действия тех или иных военачальни­
ков. Публика поспокойней рассмат­
ривала витрины с личными вещами Наполеона и его соратников, а также известных австрийских и русских ге­
нералов. Много места занимали оста· льные реликвии музея -
старинное оружие, награды, медальоны офице­
ров, солдатские нательные крестики. Среди пушек и составленных пира­
мидками ядер ходил директор. Сегод­
ня он был нарасхват.'Я тоже подошел к нему с вопросом. -
Вас интересует судьба Ферди­
нанда фон Тизенгаузена? -
уточнил доктор Пернес.-'- Конечно, вам извес· тно, что через год после смерти родст­
венники перевезли его тело на роди­
ну, в Ревель. Там же, в Домском собо­
ре, есть надгробие, видели? Ах, вы хо­
тите знать, где он умер? Это за гopo~ дом. Поедете? Мне не пришлось пожалеть об ос­
тавленном на время «эскадроне». -
А знаете, что происходило на следующий день после битвы?­
спросил Пернес, когда мы выехали из Славкова на Годонинскую дорогу.­
В романе Толстого об этом ничего нет ... Я не з~ал. И доктор рассказал мне о тех событиях, не пропуская мелких, на мой взгляд, подробностей. Деталк, казалось, были для него самым важ­
ным в событии. Впрочем,. увлечен­
ность Пернеса понятна: ведь все истое' рическое действо, о чем нам приходи­
лось только читать, случилось в его родных местах, по которым катила те­
перь наша ярко-красная «шкода». Поглядывая по сторонам и слушая Пернеса, я пытался вообразить тот хаос, царивший при отступлении двух армий: гром орудийной пальбы, сто­
ны раненых, разрывы шрапнели, ржа­
ние обезумевших лошадей ... Выбира­
ясь из-под обстреJl,а, Кутузов послал к Багратиону адъютанта, предписывая корпусу отступить от Сантона, оста­
вить Оломоуцкую дорогу И прикрыть отход остатков русских колонн на Го­
донин: Приказ был краток: «Держать­
ся так долго, как возможно». Решение главнокомандующего рус­
ской армии отступать на юг застигло врасплох Наполеона, авангард кото­
рого продолжал преследование в нап­
равлении Оломоуца, пока не убедил­
ся, что там никого нет. Спасая армию, Кутузов, как видим, оказался хитрее Бонапарта задолго до 1812 года. И не исключено, что печальный опыт отхода от Аустерлица помог русско­
му полководцу спустя почти семь лет решиться на рискованный Тару­
тинекий маневр, имевший решающее значение в Отечественной войне. 44 Александр 1, потеряв под Аустер­
лицем свиту, выехал в местечко Хо­
деЙцы. Здесь к нему при стали неско­
лько русских офицеров и немного позже министр Адам ЧарторижскиЙ. В трех километрах от Ходейиц, в Хершпицах, русского императора на­
гнал Франц 1. Проезжая через Хершпицы, Пер­
нес затормозил напротив домов 44 и 45 и вышел из машины. -
Коронованные особы останови­
лись у крестьян Франтишека Кучеры иТомаша Пасеки,- сказал ОН.-
У Пасеки русский и австрийский монар­
хи, оба голодные, ели постный тмин­
ный суп и варенуюкартошку. Стол, за которым они сидели, вы видели в на­
шеммузее,-
добавил Пернес. Навстречу нам вышла хозяйка до­
ма. Увы, потомков крестьян, вошед­
ших в историю, в деревне не оста­
лось ... В Хершпицах, согласно сведениям, почерпнутым музейными сотрудни­
ками из различных документов, Алек­
сандра настигли два адъютанта Куту­
зова, посланные в разное время из Ва­
жан над Литавой. Они доложили об­
становку на последние часы, и импе­
раторы предпочли проследовать даль­
ше к югу. Следующей остановкой на Годо­
нинской дороге были Жарошицы­
большое село с костелом святой Ан­
ны, и ныне стоящим у обочины. Алек­
сандр расположился на ночлег у квар­
тального Изидора Валы, и весьма на­
пуганный хозяин ничего не мог пред­
ложить на ужин, кроме картошки. В Жарorllицах пути юушераторов раЗQШ­
лись. После ночевки Александр снова выехал на столбовую дорогу и уже не останавливался, пока не переправился через Мораву. За большой рекой, в Словакии, считавшейся тогда венгер­
ским владением, он разместился в замке Холичи. Франц остался в Чейче, по другую сторону по граничной Моравы. Труд­
но сказать, кто более. струсил, узнав о крахе кампании. Австрийский импе­
ратор медлил не из храбрости: ночью он выслал князя Лихтенштейна, нача­
льника рассеянной под А устерлицем Пятой колонны, с секретным предло­
жением о перемирии и ждал ответа Наполеона. В ночь после битвы Бонапарт сел на коня. Он не спеша ехал по полю, оглядывая убитых и раненых. Напо­
леон пересек поле от Журани до Уез­
да (в романе Толстого -
Аугеста), а оттуда через Праце вернулся к раз­
вилке Оломоуцкой дороги. У поворо­
та на Аустерлиц он намеревался выс­
паться в здании почтовой станции, где перед этим стоял Багратион. Сог­
ласно логике победителя у обескров­
ленного неприятеля не было иного пути отступления, иначе как на Оль­
мюц,-
там была ставка союзных им­
ператоров. Едва Наполеон прилег на походную кровать, доложили о приходе перво­
го парламентера -
фельдмаршала ЛихтенштеЙНа. В среду . 4 декабря Наполеон и Франц тайно встретились в лесу, в 18 километрах от Славкова, на ручье Спалено м у Горелой мельницы. Пере­
говоры означали развал антифран­
цузской коалиции. Через день, утром 6 декабря, в кауницком дворце было подписано австрийско-французское перемирие. Пернес подвел меня к скромному железному кресту, врытому в землю возле Годонинской дороги. -
В тот день, когда Наполеон и Франц 1 беседовали у «Спаленого млына», в трех километрах от этого места, на хуторе Сильничка у Жаро­
виц, умирал смертельно раненный ка­
питан. Это был зять Кутузова Тизен­
гаузен. Он лежал в харчевне Винчен­
ца Малика и с каждым часом слабел от потери КРОВИ,- рассказывал док­
тор Пернес.- Русский слуга и лекарь, которых французы не тронули, похо­
ронили его без обряда и почестей на краю села. «Не знаю, как утешить нашу несча­
стную Лизоньку,- писал Михаил Ил­
ларионович своей жене Екатерине Ильиничне из Кошиц.- Пока ей о смерти Фердинанда не объявляй. Дай бог силы ей и тебе». С горестным из­
вестием главнокомандующий послал к дочери другого своего зятя, рот­
мистра кавалергардского полка Федо­
ра Опочнина, храброго на поле боя и чувствительного в семейных отноше­
ниях, как и сам Кутузов. Какие слова утешения могли смяг­
чить пришедшее во многие дома горе? Подобно Тизенгаузену, совсем еще молодому человеку с белокурыми вьющимися волосами, прямым носом и тонкими губами, каким он был изоб­
ражен на овальном музейном портре­
те, в те дни умирали в селениях около Брюнна многие раненые русские, ав­
стрийские и французские солдаты и офицеры. Лев Толстой не знал ничего бессмы­
сленнее этих жертв. Ради чего эти лю-
ди приняли смерть? . Фердинанд, или, как называли его русские солдаты, Федор Иванович Ти­
зенгаузен, стал прототипом Андрея Болконского. Как известно, Толстой первоначально назвал роман «Тысяча восемьсот пятый год» И намеревался ограничить действие Аустерлицким сражением. Его герой согласно перво­
му замыслу должен был умереть на Праценских высотах. Затем писатель продлил роман, продлил жизнь Бол­
конского, доведя ее до Бородина. И там смерть героя приобрела иное зна~ чение. Ужинали мы в Славкове, в том са­
мом ресторане «Наполеон», что В двух шагах от замка Кауницев. Войдя в фойе, я был весьма озадачен доволь­
но забавным и характерным совпаде­
нием. Интерьер ресторации неожи­
данно напомнил ... Можайск. Мне при­
ходилось раз или два обедать в можа­
йском ресторане на пути в Бородино, И Я хорошо запомнил тамошнюю лест­
ницу, где над маршевой площадкой висела во всю стену батальная карти-
на, написанная доморощенным мас­
тером. Лестницу в Славкове украша­
ло похожее полотно, однако на фоне дымов сражения и строя генералов и адъютантов сидел уже не Кутузов, а Наполеон. Как и в Брно, часть посетителей явилась в ресторан в экзотической форме. Старший официант протянул мне меню, и на ЛaJЩВОЙ обложке я увидел знакомую коротконогую фи­
гурку в треуголке, окруженную вен­
цом из вилок и ножей. Торжество годовщины битвы завер­
шилось на следующий день митинг~м у Мавзолея мира. В условленный час я ждал доктора Пернеса на южной ок­
раине А устерлицкого поля у станции Уезд. Поле битвы сейчас выглядит нес­
колько иначе, чем в 1805 году. Весь этот холмистый край, рассеченный низинами и ручьями, покрывали рань­
ше пруды-рыбники, из которых сох­
ранился только УездскиЙ. Нынче он еще не замерз, как это было в день Аустерлицкой битвы, и от стылой во­
ды поднимался легкий пар. С Уездским прудом когда-то сооб­
щался Затчанский пруд, спущенный в 1816 году, а до того считавшийся са­
мым большим в Моравии. За плоти­
ной Затчанского пруда, через кото­
рую шла дорога на Брно через Тель­
нице, лежал широкий Менинский пруд. В 1805 году рыбники стали глав­
ным препятствием при отступлении Первой и Второй колонн союзного войска от Праценских высот. Этот эпизод ярко описан в «Войне И мире». Книгу, которую дал мне на время Штястны, я не выпускал из рук. «В арьергарде Дохтуров и другие, собирая батальоны, отстреливались от французской кавалерии, преследо­
вавшей наших. Начинало смеркаться. На узкой плотине Аугеста, на которой столько лет мирно сиживал в колпаке старичок-мельник с удочками в то время, как внук его, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке сереб­
ряную трепещущую рыбу; на этой плотине, по которой столько лет мир­
но проезжали на своих парных возах, нагруженных пшеницей, в мохнатых шапках и синих куртках моравы и, за­
пыленные мукой, с белыми возами уезжали по той же плотине,- на этой узкой плотине теперь между фурами и пушками, под лошадьми и между колес толпились обезображенньrе страхом смерти люди, давя друг дру­
га, умирая. шагая через умирающих и убивая друг друга для того только, чтобы, пройдя несколько шагов, быть точно так же убитыми». Плотин около Уезда не сохрани­
лось. Теперь в этом месте низина, пр­
росшая худыми деревцами и кустар­
ником. Представилось. как тогда в об­
щей сумятице толстовский Долохов неистово кричал: «Пошел на лед! по-
' шел по льду! Пошел! вороти! ... » Лед обрушивался. проваливались в воду люди, кони. пушки. Пернес тоже вспомнил этот эпизод битвы. -
Все было не совсем так, как опи­
сывал Толстой,- ~метил ОН.-
Дей­
ствительно, 2 декабря 1805 года пруды покрывал довольно про,чный лед, уда­
лось вычислить даже его толщину. -т -' Не удивляйтесь,- заметил он мое замешательство,--' этим специа­
льно заннмались метеорологи. В основу подсчетов легли обнару­
женные тем же доктором Яном Мун­
заром данные. Однако они потребо­
вали серьезного анализа. Прибор на брненской башне в день Аустерлиц­
кого сражения показал температуру воздуха плюс два град уса. Но извест­
но, что стоячие воды замерзают не вы­
ше минус пяти градусов. Как же это соотнести? Оказывается,' 3атчанский и Менин­
ский рыбники сковал лед ... уже за 14 дней до битвы. От 12 ноября до 25 но­
ября средняя температура в Брно бы­
ла днем минус 5,2 градуса, ночью­
минус 6,9. По специальной методике подсчета, примененной' Мунзаром, выходило, что толщина льда на пру­
дах составляла не менее 12-18 саити­
метров. Но, с 26 ноября началась оттепель. Плюсовая температура, достигшая од­
нажды 3,4 градуса, продержала,сь до СаМОГО ДЮI битвы. Лед ПQдтаял, но полностью растаять не ,мог, что бь,ло возможно только при плюс 10 граду­
сах. Однако такой высокой темпера­
туры уже не было здесь до конца зи-
мы. После тщательных ,проверок всех расчетов исследователь пришел к вы­
воду, что на водных поверхностях Аустерлицкого поля 2 декабря 1805 года толщина льда составляла от 6 до 11 сантиметров. Лед четырехсанти­
метровой толщины еще держит чело­
века, но, чтобы выдержать всадника, лед должен быть толщиной не менее 15 сантиметров. И если солдаты небо-
, льшими группами, видимо, еще могли перебегать по замерзшей поверхнос­
ти пруда на другую сторону, то под лошадьми, а тем более под пушками, лед неизбежно должен был обруши­
ться ... По дороге, медленно поднимаю­
щейся в гору от Уезда к Праце, мы не­
торопливо двинулись к Мавзолею ми­
ра, силуэт которого четко рисовался над Праценскими высотаМ:и. -
Мне кажется,- заговорил Пер­
нес,- что Наполеон был не только великим полководцем, но и великим пропагандистом. Он умел окружить свои победы легендарным ореолом, иногда имевшим мало общего с дейст~ вИтельностью. Мы остановились посреди дороги и обернулись к низине, тянувшейся между Уездом и Затчанами. -
Не было, не было тысяч утонув­
ших в здешних рыбниках,- твердо сказал Пернес.- Дохтурову удалось отступить с остатками полков Второй колонны к югу и выйти на ГоДонинс­
кую дорогу, где он соединился с дру­
гими отступающими частями. Правда, в прудах он потерял почти всю свою артиллерию ... Описывая сцену у прудов, Толстой не мог знать всех подробностей. Рус­
ские источники, с которыми он озна­
комился, прежде чем описать картину боя, отводили мало места событиям у плотины и уж совсем молчали о поте­
рях личного состава. Австрийские ре­
ляции говорили об отступлении ко­
лонны Дохтурова вкратце. Наиболее подробными были, конечно, сведения французской стороны, которая присо­
вокупляла и некоторые сочные дета­
ли. От историков, прославлявших На­
полеона, распространилась по Европе и даже в России французская версия трагедии на аустерлицких прудах. А позднейшие авторы принимали при­
украшенные «свидетельства» О конце союзнической колонны на веру: Местные хроники ... Их не касалась рука пристрастных историков, но они и только они могли дать самые точ­
ные и объективные сведения о проис­
ходившем в этих местах побоище. Первым вспомнил об этих непрочи­
танных документах в конце прошлого века профессор из Брно Алоис Сло­
вак. Он заинтересовался архивом Оломоуцкого архиепископа, которо­
му принадлежали усадьба· Хрлице и Затчанский рыбник. Между хозяйст­
венными отчетами 1805 года чешс­
кий историк напал на доклад хрлиц­
кого старосты Франтишека Брутмана. Тот писал: «В первых днях после битвы фран­
цузский артиллерийский офицер рас­
порядился по устному приказу Напо­
леона спустить ПРУД, чтобы из него вытащить на Рыхмановский берег русские пушки, конские трупы и уто­
нувших солдат. В дни с 8 по 16 декаб­
ря Затчанский пруд был действитель­
но спущен. Целых 8 дней из пруда вытаскивали коней и пушки, однако мертвых людей не было видно». Дальше возмущенный староста очень эмоционально выразил свое от­
ношение к происходившему: «Но зато днем и ночью пруд окружали 200-
300 местных обывателей и соседей, которые мужественно ловили отнюдь не человеческие трупы, которых сов­
сем нигде не было, а большую знаме­
нитую рыбу затчанскую, и делали это с такой отвагой и смелостью, что французскаяпохоронная команда ду­
мала по ним открыть ОГОНЫ>. Спуск воды из Затчанского рыбни­
ка по указу помощника архиепископа' приостановили. Словак обнаружил еще несколько документов. Самый любопытный из них -
ответ в инспекцию архиепис­
копского хозяйства, написанный сы­
ном старшего затчанского рыбака Яном Шварцем 29 декабря 1805 года: « ... поименованные крестьяне вы­
тянули из рыбника Затчанского 133 коня, из них жители Затчан, Тршебо­
мыслице и Рыхманова часть уже зако­
пали. Жители Несвачилка закопали 7 штук, а 10 штук лежит еще у пруда: остальные жители до сих пор роют ямы. Должен отметить, что лежат в пруду еще 27 лошадей. До сих пор никто к ним не подступился, лед ру­
шится, и прежде чем подписываться, 45 я хотел лично убедиться, можно ли их достать. Дошел до ила на локоть глу­
бокого. Подождем неделю, пока пруд весь замерзнет и лед будет крепче. Из русских солдат в пруду обнаружены только два». --
Поиски в прудах дали в итоге следующие результаты,--
заключил Пернес,-- два русских воина, 180 ар­
тиллерийских лошадей и 18 пушек. Правда, MHO~O мертвых тел лежало в камышах. По дороге к Праце я увидел среди поля одинокие каменные кресты. В общих могклах у Затчан были похоро­
нены 300 воинов, Теплице --
около 200. Слухи о гибели Второй колонны союзной армии опровергал и состав­
,ленный после битвы реестр русских войск: Дохтуров довел в строю до бе­
.зопасного места 8000 человек. Треть колонны осталась лежать под низко бегущими тучами. Несколько дней над страшным по­
лем носились стаи воронья. Затем че­
ловеческие кости укрыл мягкий рож­
дественский снег, По весне над мно­
гими братскими могилами, куда без разбору клали погибших всех армий, вымахала густая трава. Давным-давно поле распахали. И выращивают теперь сахарную свеклу. .;. Мы шли по деревне Праце, сож­
женной в день «битвы трех императо­
ров». На ее месте новые двухэтажные особнячки под черепичными крыша­
ми. Дым из труб. Любопытные ребя­
чьи лица в окнах. По улице двигался поток людей к Мавзолею мира. Послышались бравурные звуки флейты. Из-за поворота Шлапаницкой дороги показалась пестрая процессия в полной амуниции наполеоновской армии. Впереди рьяно шагал мой зна­
комый генерал. Он узнал меня и с дос­
тоинством отсалютовал шпагой. Фран­
цузский батальон растянулся по дере­
венской улице, на которую тут же вы­
сыпали все ее жители. Отряд, при бывший с Ватерлоо, уже приблизился к памятнику, а по у лице Праце шагала теперь «колонна из Лиhска». . Самый большой отряд двигался со стороны Уезда. Я издалека узнал красный мундир Иржи Штястны. Он нес знамя, в такт его твердому шагу раскачивался за спиной расшитый ментик. Толпа, и мы вместе с ней, повалила следом за чешской дружиной. Минут за двадцать мы поднялись от Праце к Мавзолею ·мира. Памятник, построенный в 1911 году архитектором Йозефом Фантой, пред­
ставляет собой довольно интересное сОоружение, включающее неболь­
шую крипту, куда ведут стеклянные двери. По предложению неутомимо­
го Алоиса Словака, автора первого на чешском языке исследования о напо­
леоновских войнах, местом действия которых была чешская земля, в крип­
те захоронили останки погибших на Аустерлицком поле. По углам крип­
ты --
каменные фигуры в латах и со щитами, а над ними вздымается ост-
46 роверхое завершение, увенчанное стилизованным крестом. На ступени Мавзолея стали предс­
тавители всех прибывших на годов­
щину битвы отрядов. По регламенту тех армий, чью форму носили наши современники, отдаются воинские по­
чести. Пожилые и молодые чехи и словаки, немцы, французы, бельгий­
цы, венгры и австрийцы снимают шап­
ки и стоят молча на холодном ветру, который пронизывает нас на Працен­
ских высотах. Пылают факелы. Гремят старинные мортиры. В крипту вносятся венки. Этот ритуал, как мне оБЪЯСНИЛJj:, каж­
дый год исполняется неукоснительно. В отличие от Бородинского праздни­
ка, где я бывал не одии раз, происхо­
дившее сегодня ничуть не походило на костюмированное представление, а скорее напоминало торжественно­
печальную панихиду ... Председатель местного отделения «Свазарма» В майорских погонах че­
хословацкой армии долго говорит со ступеней Мавзолея о военных конф­
ликтах в наши дни. Привычные газет­
ные фразы о борьбе за мир произно­
сит сменившая майора симпатичная девушка из молодежной организации. От имени наполеоноведов слово бе­
рет седой бельгиец. Мне плохо слышно оратора, и я сквозь строй гренадеров пробираюсь к знамени, которое держит Иржи. Старик со ступеней Мавзолея громко призывает помянуть погибших. Наступает вдруг тишина, и тут же воздух рвет пушечный залп. Штан­
дарт надо мной качнулся, Иржи мед­
ленно повалился на мерзлую траву. За распавшимися в этот миг колонна­
ми немцев и французов я увидел ты­
сячную толпу зрителей, окруживших Мавзолей мира. Молодые люди в мундирах трех ар­
мий лежали, раскинув руки, посреди Аустерлицкого поля. Красавцев в эпо­
летах более не существовало. Были жертвы чудовищной человеческой иг­
ры, ставшей частью истории. Апофеоз смерти показался мне в эту минуту не драматическим финалом аустер­
лицкого действа, а реальностью, зас­
тавившей содрогнуться. И я отчетливо осознал, что за эти три дня я стал членом этого разноязы­
кого братства. Как и каждый из тех, кто надел сегодня старый мундир, я непроизвольно носил в себе образ своего' героя, как бы примеривая его мысли, воспроизводя его судьбу. И мне само собой вспомнилось: «На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в ру­
ках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью ... » Вверху, надо мной, медленно плыли густые облака, обыч­
ные в это время, года. Выстрел старой пушки возвестил о закрытии церемонии на Праценских высотах. Прощаясь с Аустерлицем, я зашел в крипту, поставил свечу и, прежде чем уйти, бросил в сереб­
ряное блюдо на алтаре несколько крон и наших медных монеток. Брно О блик этой птицы известен всем. Ее не спутаешь с другой: три тощих вертикали --
шея и пара высоких ног, огромное, в пропорции к трем вертикалям, пышное, как пери­
на, туловище. Притом и рост супер­
баскетбольный. Самец от макушки до пят немного не дотягивает до двух с половиной метров. Из-за сетки вольеры в зоопарке ма­
ленькая головка великана взирает на тебя с высоты. Помаргивает длинны­
ми темными ресницами око, глядит с непонятной печалью. Так' что взгляда свысока не ощущаешь. Узнали? Это страус. По-латыни «стратио камелус». Покопавшись в литературе, можно набрести на занимательные подроб­
ности из сферы услуг, оказанных страусами человеку. Так, не одно из­
дание обошла картинка: страус, зап­
ряженный в тележку, катает ребяти­
шек на манер покорного пони. Или фотография страусиного родео: неск­
ладный всадник взгромоздился на ошарашенного пернатого великана. Известны репрод УКЦИИ наскальных рисунков, сделанных задолго до на­
шей эры в сахарских пещерах Тасси­
лин-Аджера, фресок из усыпальниц египетских фараонов с этой птич­
кой ... Но вернемся к нашим страусам, в день сегодняшний. Сетовать на то, что ушли в прошлое веера и боа, вряд ли стоит. Лучше поинтересуемся, как се­
годня поживает стратио камелус. Как умещается он, самый крупный из птичьего царства, на шагреневой ко­
же давних своих родных мест? И по­
чему выжил? И что его ждет? Как и давным-давно, страусы оби­
тают на прежних территориях, в по­
л упустынях И саваннах Африки. Не­
сколько миллионов лет назад, в плио­
цене, по свидетельствам палеозооло­
гии, они тоже здесь жили. И принцип взаимОотношений «человек --
страус» в наши дни тот же, что и раньше: вы­
жить бок о бок 'друг С другом на все более тесных территориях. Но как случилось, что птицу страу­
са знают ученые все же не накоротке? Объект, как не раз сказано, заметный, общества не чурается. Но достовер­
ные детали к замшелым легендам стали добавляться лишь несколько десятилетий назад. Муж и жена Зауэры, оба биологи, проводили наблюдения над популя­
цией страуса в Юго-Западной Афри­
ке. Для маскировки они укрылись в огромном термитнике. И осторожные cТJ?aycы с прекрасным зрением, и прЬчая живность вели себя непри­
нужденно, не замечая наблюдателей. Зауэры немало знали о страусах, но то, что они увидели на натуре, позво­
ляло прийти к выводу: реальные де-
СТРАУСИНAJI DECHiJ тали их жизни -
почище любой вы­
думки. Известно было, что питаются страу­
сы в основном растительной пищей, не пренебрегая мелочью -
ящерица ­
ми, черепашками. По слухам, одо­
машненные, на фермах, охочи до вся­
кого металлолома -
болтов, гвоздей, жестянок и даже банок с краской: птицам необходимо пополнять запа­
сы твердых предметов в желудке, чтобы лучше перемалывались жест­
кие растительные блюда. Однако у вольных птиц и натурального сырья в достатке. По содержащимся в же­
лудке «образцам» пород вполне до­
стоверно восстанавливали наблюда­
тели путь, проделанный в саванне той или иной птицей. Долго не знали ученые, моногамны или полигамны страусы. Сторонники версии о пожизненной «лебединой» верности птичьей пары приводили примеры: страусы, мол, насиживают яйца и водят молодняк на кормежку поодиночке, пока супруг или супру­
га отдыхает. Наблюдали Зауэры впечатляющую церемонию сближения, подробно описали ее. Когда самец отгоняет из­
бранницу от стаи других самок, он ве­
ликолепен в свадебном наряде: розо ­
вая шея и ноги, черно-белый, строгий по цвету, но объемный силуэт опере­
ния. Пара начинает с общей кормеж­
ки: они синхронно наклоняют головы, вытягивают шеи. Потом самец еще более распушает перья, усевшись на земле. Он качается из стороны в сто­
рону, сворачивая шею едва ли не в штопор. Очарованная им страусиха кружит вокруг жениха, временами преклоняя колена. Зауэрам удалось подсмотреть, как вылупляются птенцы, пробивая тол­
стые стенки' яйца. Спустя месяц птен­
чики уже могли удирать от опасно ­
сти с приличной скоростью В 35 миль в час, которую Зауэры аккуратно за­
фиксировали. Любопытны их выводы о проис­
хождении притчи о «страусе, прячу ­
щем голову в песок в случае опас­
ности». 47 Еще у Плиния сказано было: «Ду­
рак из дураков поступает так -
тогда как тело оставляет на виду, голову и шею убирает в кусты и считает, что враг не опасен ему». За прошедшие с тех давних времен столетия и по сей день воплощается этот «бородатый» сюжет в шутках и политических ка­
рикатурах. Дело в том, что издали -
а страус к себе близко подпускать не любит -
прячущийся самец действи­
тельно выглядит нелепо. Его выда е т замечательная расцветка. Но наседке­
страусихе вполне удается спрятаться, пригнув голову и вытянув шею, среди пучков травы, бугорков и камней. Ее буро-бежевая окраска самой приро­
дой создана для камуфляжа. К тому же самец суров в своей роли защит­
ника семейства. От нападающего хищника отбивается своими двупалы­
ми лапами, напоминающими верб­
люжьи копыта, но кладку не бросает, а ведь мог бы удрать с присущ е й ему скоростью паровоза на всех парах ... 8 результате наблюдений Зауэры пришли к выводу о необычайной гиб­
кости «семейного кодекса» своих по­
допечных: они, мол, как хотят, так и проживают: то дружной · семеЙноЙ парой, то гаремом. Они же подме­
тили -
брачные игры совпадают с ка­
нуном сезона дождей. А вот что писал о своей работе в национальном парке Найроби орни­
толог Льюис Харкстэл. «8 семидесятые годы мы всей семь­
ей поселились на окраине буша. По­
лучив разрешение от властей заповед­
ника, я отобрал полдюжины яиц из свежей кладки. Жена моя Ненси, только что перенесшая операцию, еще не покидала постели. Она и сог­
ласилась стать «наседкой», пока я пы-
4 ,,8oKpyr C8eTlt» Nq 12 тался наладить простенький инкуба­
тор. Три недели Ненси согревала сво­
им телом наши сокровища, как вдруг оказалось, подошел срок: птенцы проклюнулись. Ше стерка могучих, с добрую курицу-несушку цыплят ни на шаг не отпускала мою Ненси. Она была тем существом, которое они увидели первым, явившись на белый свет. Их мелодичные клики сопро­
вождали ( <поднявшуюся с гн е зда » Ненси, куда бы та ни пошла. Если она скрывалась и з виду, клики пт е н­
цов п е рерастали в тр е вожный галдеж. Результаты этого первого, не оч е нь корректного (инкубация длится шесть недель, и нам, видимо, попа­
лись наполовину насиженные яйца) эксп е рим е нта нас устроили. Они ста­
ли начальным звеном в цепи много­
летних наблюдений, посвящ е нных особенностям размножения страусов на воле». Естественно, Л. Харкстэл знал о ди­
ких страусах все, что было изучено до него. Но во всех предыдущих трудах сведения были противор е чивы и ту­
манны. Л. Харкстэл работал с попу­
ляци е й ма с айск о го страуса. Она жила в естественных условиях и, ч т о оказа­
лось оч е нь важным, давно привыкла к служащим парка и туристам. Так что Л. Харкстэл в п е рвый же се з он смог наблюдать страусов д о вольно близко и детально, а за несколько полевых сезонов глубоко проник в их повадки. Потом он писал о своих первых наб­
людениях: «О приближающ е мся брачном се­
з он е сообщили самцы: ноги и шеи и х стали з ам е тно розов е ть. Я скоро п о ­
нял, что каждый сам е ц,. глава с е мьи, контролиру е т свою т е рриторию пло­
щадью около квадратной мили. Сам е ц яростно отгонял от границ самцов помоложе, а со взрослыми соседя­
ми-соперниками вступал в нешуточ­
ные потасовки. Только пыль столбом, только перья летят да топот огромных двупалых лап сотрясает саванну. Взрослы е самки в э тих рыцарских д е лах н е участвовали. С индиффе­
р е нтным видом они бродили-паслись, п е р е с е кая границы пяти-семи со с ед­
них « имений ». Когда ноги и шея сам­
цов стали ярко-розовыми -
пример­
но к июлю,-
началис ь встречи самок с партнерами. А вскор е пришло время н е стись. Тут выявилась занятная особ е н­
ность. Площадка для кладок -
пло­
ская ямка диаметром до трех мет­
ров -
заранее была облюбована и притоптана самцом. И первой к н е й получила доступ главная несушка. Такие постоянные пары существуют не один год. Из остальных взрослых страусих едва ли каждая третья или четвертая обзаводятся постоянным супругом и получают « свой .дОМ». Молодые самцы и несушки вовсе б е сприютны. Они то объединяются в многочисленные с тада, то разбре­
даются поодин о чк е». В конце концов в каждом из гне з д, наблюдаемых Л. Харкстэлом, оказа­
лись кладки от доброго д е сятка не­
сушек. Но насиживать их было поз­
волено лишь главной паре. Притом с амец деж у рил гораздо дольше ­
в с ю ночь, утро и в е чер. Едва проклюнулись пт е нцы, глав­
ная пара повела их на кормежку к св е жей травк е. Пастьба и охрана не прерывались ни днем ни ночью. Н е сутся страусихи в соседних гн е здах почти одновременно, и пото­
му в октябре -
ноябр е выводки с этих территорий сливаются в огром­
ные стада. Но бдит е льны е главные па­
ры насторож е и ч е тко отличают «сво­
ИЮ>. И К тому ж е ревниво отгоняют в з рослых одиночек о т выводка. К февралю подр о сший с е голетний молодняк, однако, образует общий «д е тсад », числом от тридцати до сот­
ни голов. Спустя ещ е несколько ме­
сяц е в оставшиеся без родительского присмотра молодые пополнят отря­
ды холостяков. А взрослые традици­
онные пары вновь начинают брачный сезон. « В парк е Найроби во время моей работы,-
пишет Л. Харкстэл,- было около 170 птиц на территории 14 квад­
ратных миль, гд е о ни прои з водили удивительно е колич е ство потомков. Пока я ра з бирался в э тих подроб­
ностях, мой знакомый орнитолог Майк Нортон-Гриффитс серьезно оза­
дачил меня. Он был уверен, что одна наседка фи з ич е ски н е способна в о диночку заполнить гне з до -
в нем к мом е нту начала наСj1живания было в средн е м по сорок яи · ц. Тогда почему, вопрошал он, так странно вед е т себя самец, принимающий под крыло яйца других да м, проводящий на гнезде ед­
ва н е кругл о суточную вахту? Что это за парадок с альный « альтруи з м по-страусиному »? Термин пришелся мне по вкусу и 49 придал новый импульс работе. Тем более что еще в первый сезон наблю­
дений мы встретили выводок из 107 двухмесячных цыпочек, оберегаемый одной взрослой парой. Тогда же я высчитал, что в выводке собраны но­
ворожденные ИЗ дюжины окрестных гнезд, раскиданных по саванне. Ясно~ дело -
родители высидели не всех. Со временем становилось все яснее, что родительская пара рискует жизнью, чтобы собрать как можно больше яиц и сохранить как можно больше птенцов, при том ЧТО своих среди них -
едва ли полдюжины! Становилось яснее и другое: «альт­
руизмом», сознательной любовью к ближним, здесь и не пахнет. Эта се­
мейная страусиная политика вырабо­
талась в процессе эволюции вида и ве­
дет к его сохранению. Другими слова­
ми -
страусы заботятся о своем гено­
фонде». И снова -
вопросы, вопросы, воп­
росы. Л. Харкстэлу не давала покоя загадка: какую роль такой вид семьи играет в жизни отдельного страуса? «Предстояли новые исследования. И под иным углом зрения. Однажды Ненси издали увидела одну из на­
ших подопечных несушек. Подъехали ближе и обнаружили гнездо со взрос­
лойстраусихой. Рядом топталась еще одна. Минут через двадцать медленно приблизились еще две. Все они, тер­
пеливо дождавшись очереди, отло­
жили по яйцу. На формирование яйца в организме страусихи уходит около двух суток, значит, эти завтра нестись не будут. Короче, за несколь­
ко дней тщательной слежки мы нас­
читали тринадцать страусих, внесших свой вклад в это гнездо и в итоге отло­
живших сорок два яйца. Но высижи­
вать страус. может только двадцать однояйцо, что не раз было проверено. Зачем нести в одну кладку двойной запас? Значит -
вторая половина об­
речена на гибель?» Мощная птица страус кажется для хищников неуязвимоЙ. Но врагов у нее, оказывается, немало. Львы любят молодую страусятину, гиены похватывают, что плохо лежит, шакалы, лисы, десяток видов хищных птиц -
лак~мятся яйцами. Может, для того и откладывают страусы «лишние» яйца? Особенного искусст­
ва в откупоривании яиц достиг еги­
петский стервятник. Этому пернатому ироду не хватает мощи просто прок­
люнуть скорлупу, И он разбивает ее зажатым в клюве камнем. Искусству «приличных манер за столом» он обу­
чает своих птенцов с младых ногтей (а точнее -
когтей), что не раз было зафиксировано фотографами-натура­
листами. Страусы просто героически жерт­
вуют жизнями, защищая от хищников потомство. Л. Харкстэл пишет: «Как раз в эти дни знакомый наш нату­
ралист Тони Арчер сообщил, что страус убил~двух львов. Нашелся охотник-масай, свидетель разьrграв­
шейся в саванне драмы. С его слов мы восстановили картину преступного нападения. 50 Охотник следил за страусиной семьей, опекавшей выводок моло­
деньких птенцов на кормежке. Ока­
залось, что из буша выслеживала их и львица с тройкой малышей. Заметив опасность, страус стал отводить свою команду, а страусиха отважно пошла в атаку: матери вообще отчаянно храбры. Львята приняли бой, и все сцепились в яростном клубке. Ког­
да -
очень скоро -
клубок распался, два львенка остались на поле боя. Один с переломанным хребтом, дру­
гой с размозженной страшными уда­
рами НЩ страусихи головой. Львица прикончила истерзанную наседку на месте». Возможно, столь быстро размно­
жаться страусы стали в ответ на при­
тязания врагов? Ведь если бы страуси­
ная молодь значительно не убывала еще в «добрачном» возрасте, пого­
ловье должно было бы возрастать за год пятикратно! Но такое может про­
изойти лишь при полном отсутствии врагов-хищников. Льюис Харкстэл приводит такой пример. «В один сезон я насчитал 152 птен­
ца, вылупившихся в пятнадцати гнез­
дах. Годом позже в живых из них осталось 16. Судьба 90 процентов убывших была однозначная -
они пошли в пищу разнообразным хищни­
кам. Подобное соотношение я прос­
ледил и в следующие годы. Еще один биолог, Юдит Раднаи, наш коллега и друг, изучала по со­
седству с нами львов. Она неизменно учитывала взаимоотношения своих подопечных с моими. И ВОТ Юдит рассказывает, что один из «ее» львов напал на гнездо и сожрал «нашу» птичку. Прибыв на указанное Юдит место, я увидел разметанную кладку. Несколько яиц были побиты, раздав­
лены, а от страуса-самца остались кости и перья. Скорее всего самца на гнезде выдал его черно-белый плюмаж. Женихов­
ский наряд, столь уместный при сва­
товстве, становится гибельным, когда страус неподвижно восседает на кладке в чистом поле. Через год случилась еще одна убыль. И опять жертва -
самец на гнезде! Самцы явно составляют груп­
пу повышенного риска. Серо-бурый наряд несушек гораздо практичнее на каждый день. В итоге в популяции -
постоянный численный перевес взрослых самок над мужским пого­
ловьем. Да и к продолжению рода самки бывают готовы раньше. К трем­
четырем годам в любой возрастной группе они превалируют». В природе количестВо женских и мужских особей примерно одинако­
во. И у страусов тоже. Но по достиже­
нии взрослого возраста соотношение иное: на одного взрослого самца три, если не четыре дамы. -Другая странность давно бросается в глаза исследователям: соотношение веса тела и яйца страуса. У малых птиц яичко тянет на одну десятую от веса родителя. У страуса -
всего на полторы сотых, и вынашивает доль­
ше. Маленьким яйцо страуса, конечно, не назовешь -
оно равно дюжине ку­
риных. Но это с потребительских по­
зиций. А в пропорции к весу -
едва ли не самое малое. «Не В этой ли относительной мало­
сти разгадка общественного «детса­
довского» порядка в гнездовьях стра­
усов?» -
задался вопросом Л. Харк­
стэл. Главная самка за несколько недель успевает произвести на с:вет не больше семи штук, а насиживать спо­
собна в три раза больше. К момен­
ту, когда она закончила нестись, яй­
цемест в гнезде еще на «два раза по стольку». Младшие по рангу несушки, не заи­
мевшие прав на свое гнездо и супруга, подкладывают постоянной паре свои сокровища. Если бы все было так про­
сто: трижды семь -
двадцать одно. Но арифметика в страусиных де­
лах, оказывается, дает осечку. «В сентябре во время полевых наб-. людений,-
пишет Л. Харкстэл даль­
ше,- я проследил, как петух по клич­
ке Контрабандист начал скрести ог­
ромными когтями площадку, я:вно завлекая свою постоянную подругу Остроголовку. Неделей позже на площадке лежало восемь прекрасных и одинаковых, как... скаЖем, яйца, яиц. Но я знаю точно, что Острого­
ЛОВКа произвела лишь одно ИЗ них. Еще через день к ним прибавилось де­
вйть -
и опять от разных несушек. Кроме Остроголовки, в гнездо :внесли своей вклад еще шестнадцать «куро­
чею>. Через две недели гнездо было переполнено: шестьдесят восемь штук подготовил коллектив несушек к инкубации. Это далеко превыша­
ло средний размер -
на целую треть! Случай с Контрабандистом и Остро­
головкой, конечно, был не ординар­
ный, но прояснил главное. Отложив первое яйцо, Остроголовка дала сиг­
нал молоденьким нерасторопным квочкам, которые не успели облюбо­
вать постоянные главные кладки и то­
ропились разрешиться' хоть одним­
двумя яйцами. Срок был строг: д:ве недели после стартового сигнала Ост­
роголовки. Но вот вроде все «отбом­
бились». Главная принялась с боль­
шой ответственностью наводить по­
рядок во вверенном ей хозяйстве. Она перекатила к центру ровно двадцать одну штуку, а остальные -
более че­
тырех десятков -
расшуровала по периметру гнезда в широкое кольцо на добрый метр от центральной куч­
ки. И принялась вместе с супругом их насиживать. А как же с остальными? Пропа­
дут? Чьи именно яйца отбирает глав­
ная при таком-то конкурсе на яйце­
место? Свои ли она насиживает? Как она их узнала? А если не узнала, зна­
чит, высиживает подкидышей? Вопросы, вопросы, вопросы ... » Биолог Брайан Бертрам поставил перед собой более узкую задачу. После многоцелевых работ Льюиса Харкстэла она может показаться скромной. В Национальном парке Ца­
во в Кении он изучал,' по его словам, «поведение страусиных яиц». Пред-
/ 'стояло выяснить, какие именно яйца выкатывает из гнезда главная несуш­
ка. Чьи оставила и перекатила в центр? Пометив яйца, организовав учет и определив «режим работы» несу­
шек -
и не в одном гнезде, а в не­
скольких соседних,-
Б. Бертрам при­
ступил к делу. Соседство двухмет­
ровых хозяев да толпа главных дам плюс сонмище озабоченных поиском приюта длинноногих и крепкоклю­
вых молодок делали даже самое про­
стое передвижение ученого весьма небезопасным. Но работу Б. Бертрам провел и на своих выводах настаивает категорически: «Главная несушка «умеет» отделить свое от чужого. Главная пара прекрасно «знает», чьи детки запищат в их гнезде». А если самец и оплодотворил не­
сколько несушек, помимо главной, отец не остаВ./I.яет побочное потомст­
во без призора, насиживает наравне со своими. Молодые неопытные пары, бывает, не успевают к пересменке. Безнад­
зорные кладки могут погибнуть В од­
ночасье: с африканской погодой шут­
ки плохи. Охладилось яйцо -
беда, перегрелось -
беда. Не перевернули вовремя -
перестало равномерно со всех сторон нагреваться -
опять бе­
да, погибель. , Может быть, постоянный риск и не­
избежные потери заставляют страу­
сов придерживать «про запас» подки­
нутые яйца? Ведь без этого запаса в жертву пошли бы сокровища цент­
ральной кладовой? И гибель «своих» привела бы к некомплектности и не­
полноценности выводка. Зщэ.чит, се­
мейная пара «подстраховывается», принимая дары от молодок, яйца приносящих. И оберегает от убыли свои. Хищнику ведь до «крайнего» добраться легче. Глядишь, он и нщ:ы­
тился и ушел собирать дань с сосе­
дей. На протяжении долгих тысячелетий эволюции страусы, практиковавшие «общественное» высиживание и пастьбу молодняка, успешно увели­
чивались в числе. Те, что управля­
лись когда-то в одиночку, исчезли. Не могли не исчезнуть. Популяции «коллективистов» распространялись все шире, образо­
вывали громадные колонии. А это при длительном развитии -
в тесноте, да не в обиде -
развивало и обществен­
ные «детсадовские» высиживание и вскармливание. Страуса, как вид, сравнить не с кем: в Африке остался существовать толь­
ко стратио камелус. И подвидов на континенте больше нет -
один он, как вид и как подвид. Хотя двести лет назад подвидов было несколько. А последний, азиатский, был описан tOBceM недавно -
в 1941 году. В коли­
честве, удручающе малом для того, чтобы надеяться на воспроизводство. На том и исчез. Жалко страуса. По MaTepJlanaM зару6ежноli печати подrотовнпаМ. КОНДРАТЬЕВА 4" ЭЛЕОНОРА НОВГОРОДОВА КРАСНАЯ КНИГА· ПАIЕОIИТА Пожалуй, то было самое яркое впе­
чатление в моей жизни, тесно связан­
ной с путешествиями и раскопками. Здесь, на земле гас;концев, прошли несколько счастливых дней, прове­
денных во Франции, в департаменте Дордонь, в пещерах по берегам реки Везер, среди огромных отвесных скал, на одной из которых высится замок. Над долиной застыл белый монумент -
неуклюжая фигура не­
андертальца. Справа от дороги горная река в излучинах. За ней долина и гора, в которой высечены каменные дома. Сказка продолжается, когда подхо­
дишь к единственному в своем роде музею. Одна из его стен -
скала. В музее-крепости хранятся уникальные произведения человека каменного века. Не меньшее потрясение -
дом ди­
ректора музея и его супруги, Жана и Элеqноры Гишар, со скальной стеной и окнами-бойницами. В погребе­
оБШ\iРНЫЙ раскоп. Сами супруги Гишар подобны дому и скалам: большие, уверенные" креп­
кие и эмоциональные. После ужина мы показывали в нише скалы друг другу слайды. Я -
снимки петрогли­
фов Монголии, которыми сопровож­
дала тогда лекции в Сорбонне, они­
слайды, сделанные с рисунков в пе­
щерах Испании и Франции. Аналогии и единый смысл изобра­
жений потрясли, и привели нас всех в восторг. К моей радости, Элеонора и Жан отменили, свой отъезд из Ле­
зейзи, и мы этой же ночью, пользуясь отсутствием туристов, отправились в пещеры осматривать рисунки. В пещере Руфиньяк Гишар расска­
зал, что первоначально здесь был очень узкий проход и они проб ира­
лись к стенам с рисунками ползком по галерее неСКОЛЬКQ километров. Теперь галерею углубили, проложили рельсы, и посетители передвигаются на вагонетках. На четыре километра растянулась древняя экспозиция изображений животных -
150 мамонтов, много бизонов, носорогов и лошадей. Мане­
ра исполнения различна. Три носоро­
га затушеваны черной краской, двад­
цать шесть пере(l.аны лишь черным контуром. И среди мамонтов нет одинаковых: кажется, каждый сделан с конкрет­
ного прототипа. Есть печальный ма­
монтенок, а вот одинокий бизон. Жи­
вотные будто оживают в слабых лу­
чах света, начинают двигаться. Такое же впечатление создается и в других пещерах. На этих стенах -
целые компози­
ции. Бредут через горный ручей оле­
ни, в ногах их проплывают рыбы. ~ то '11111111r' ЧУД.У ПОд.ОБНО Другое стадо несется галопом. Так и видишь олений бег и мелькание сотен рогов. Художник знал, как 'добиться такого впечатления: он многократно повторял один и тот же контур, на­
кладывая один на другой и словно продвигая каждый следующий рису­
нок. Этот эффект мультипликации, оказывается, был известен уже в эпо­
ху палеолита. Во время путешествий по пещерам Дордони не раз возникали споры о сути палеолитического искусства. Я опрометчиво сослалась на мнение ленинградского археолога А. Столя­
ра, ,который считал, что первобытное' искусство «превращалось В случай­
ность, лишенную свойств общей зако­
номерности». Здесь, рядом с рисунка­
ми, мысль эта прозвучала просто кощунственно. Мои оппоненты не­
медленно привели свои аргументы: какой может быть разговор о случай­
ности и бездумности, здесь, в этих палеолитических храмах, где все ри­
сунки несут в себе и высокую худо­
жественную, и точную смысловую нагрузку. Говорили о patioTax Аидре Леруа­
Гурана, которого все мы считаем учи­
телем. Именно ему современный археологический мир в значительной мере обязан пониманием логики пеРе вобытного художника. Именно этqт французский ученый, уже будучи безнадежно больным, привел в строй­
ную систему массу рисунков и гра­
вюр палеолита, изучив и подвергнув статистическому анализу все доступ­
ные ему материалы. И выводы Леруа­
Гурана, невероятные на первый взгляд, оказались ошеломляюще убе­
дительными именно благодаря мате­
матическому расчету. Идем по узким коридорам пещеры Фон де Гом. В глубоких пещерах и на стенах, говорят, можно обнаружить затаившиеся новые, ранее никем еще не виданные изображения. Художни­
ки неолита прекрасно видели рельеф стен 'и, создавая рисунки, использо­
вали выпуклости, натеки на скалах. Вот тут природное углубление ис­
пользовано для изображения глаза бизона, тут натек превратился в брю­
хо мамонта. Порою творец не завер­
шал силуэт, полностью веря в вообра­
'жение зрителя, который мысленно дорисует картину, сам увидит ее. Он, древний художник, доверял нам, гря­
дущим зрителям. Удивительно это творчество -
раскованное, независи­
мое, позволявшее обращаться с кам­
нем и его поверхностью легко и про­
сто, «лепитЬ» из него, достигая же­
лаемого результата простейшими средствами, (Окончание см. на 4-й стр. обложки) 51 5. ТРА ВЕН, немецкий "ИСёlтепь Роман П
овернув голову, Доббс увидел лежащих под одним из ближайших деревьев троих мужчин. Это были метисы в немыслимом рванье. Доббс достаточно по­
жил на белом свете, чтобы сообразить: сейчас он оказался в одном из самых идиотских положений, в какие только' мог попасть. Таких подонков он навидался. Этим людям нечего терять ни в прямом, НИ В переносном смысле слова. И ему подумалось, что напрасно он сошел с главной доро­
ги, чтобы передохнуть в тени .. -
Сигарет у меня нет. Сам за десять месяцев ни одной не выкурил. Это прозвучало к месту. Ведь тем самым он как бы давал понять, каков перед метисами бедняк -
не смог даже ку­
пить себе сигарет. -
Но немного табачку у меня завалялось,- добавил он. -
А бумага на закрутку? -
спросил один из метисов. Сначала эти трое спокойно и лениво лежали на живо­
тах. Потом один из них присел, второй оперся головой на ладонь, а третий так и остался лежать на животе, только скосил глаза, чтобы лучше видеть Доббса. -
Есть кусок газеты,- ответил Доббс. Он достал кисет с табаком, вытащил из кармана бумагу и протянул ближайшему метису. При этом пришлось наг­
нуться -
тот даже не дал себе труда встать и принять та­
бак как полагается, из рук в руки. Метисы оторвали себе по полоске, насыпали табаку. Свернули сигареты, и ближний вернул кисет. -
Спички? -
последовала новая просьба. Доббс опять полез в карман и вынул спички; Коробок метисы тоже вернули. -
В Дуранго? -
спросили его. -
Да, хоч>: продать ослов. Мне нужны деньги. А то я совсем пуст. «Толково ответил,- подумал Доббс.-
Теперь они пой­
мут, что в кармане у меня нет ни шиша». Метисы рассмеялись. -
Деньги! Это именно то, чего и нам не хватает. Прав­
да, Мигель? -
сказал тот, что лежал на животе.-
Мы только и думаем, где бы их раздобыть! Доббс прислонился спиной к дереву, не упуская из виду никого ИЗ этой троицы. Набил и раскурил свою трубку. Ус­
талость словно рукой сняло. Он искал выход. «Я MQr бы, например, нанять их в погонщики,- подумал Доббс.­
Тогда на наше появление в городе никто внимания не об­
ратит; это лучше, чем пригнать караван одному. И метисы успокоятся на том, что каждый получит за работу по песо, а другие мысли выбросят из головы. Они, наверное, уже предвкушают сытный обед и стаканчик-другой текильи». -
Мне могли бы пригодиться два-три' погонщика,-
сказал он. , -----' Да неужели? -
лениво заметил один из метисов. Да, одному с ослами трудно справиться. И как ты намерен расплатиться? Одним песо. На всех троих? Каждому. Но не раньше, чем придем в город и я по­
лучу причитающуюся мне сумму. Окончание. Начало СМ. в NQ 8, 9, 10, 11. 52 И опять Доббс похвалил себя за умный ответ. -
Ты что же, совсем один? -
поинтересовался метис, что леЖал, опершись головой на руку. «Что тут сказать? -
спраШИljiiЛ себя Доббс.-
Чтобы не тянуть с ответом и не возбуждать излишних подозрений?» -
Нет, не один. За мной едут еще двое моих друзей­
верхом. -
Странное дело, Мигель, как ты считаешь? -
спросил метис, все еще лежащий на животе. -
Да,- подтвердил ТОТ.- Дело и впрямь несуразное. Идет себе человек, один-одинешенек, за длинным карава­
ном, а дружки его едут верхом на расстоянии. -
А не видать ли его дружков -
тех, что на лоша­
дях? -
последовал новый вопрос. -
Погляжу,- ответил Мигель. Он медленно поднялся, вышел из-за деревьев и оглядел дорог,у -
верхний ее учас-. ток с того места виден был даже лучше, чем последний отрезок пути. Вернувшись, сказал: :-
Его приятели на лошадях еще далеко отсюда. Никак не меньше, чем в часе пути. -
Странное дело, Мигель, как ты считаешь? -
Я тоже считаю, что это странно. Что это у тебя за груз? -
тут же спросил он Доббса. Постучал по одному из тюков: -
По-моему, шкуры? -
Да, и шкуры -
согласился Доббс. Он чувствовал се-
бя все неувереннее, хотелось скорее отправиться в путь. Чтобы скрыть нарастающее чувство тревоги, Доббс на­
чал натягивать ремни на одном из ослов, хотя в этом не было никакой необходимости. Потом подтянул ремень на своих брюках, показь,вая, что собрался идти. -
Ну, мне пора ... надо. идти дальше, чтобы попасть в го­
род еще засветло,- Доббсвыбил чубук 'трубки о каблук сапога.- Так кто же пойдет со мной погонщиком до Ду­
ранго? Никто из метисов ему не ответил, они только перегляну­
лись. Перехватив один из этих взглядов, Доббс пнул ногой ближайшего осла. Тот засеменил к дороге. Второй лениво последовал за ним. Остальные же остались на местах и преспокойно пощипывали траву. Доббс подошел еще к одному ослу, прикрикнул. Тот по­
плелся за первыми двумя. Тут метисы разошлись между оставшимися ослами и на­
чали -
как бы случайно -
отпихивать их назад или прос­
то вставали на пути животных. -
Эй вы, прочь от ослов! -
злобно крикнул Доббс. -
Почему это? -
задрал голову Мигель.-
Мы можем продать их с таким же успехом, что и ты. Оттого, что их продадцм мы, они не станут хуже! -
Прочь от ослов, я вам сказал! -
Отскочив на шаг,. Доббс выхватил револьвер. -
Этой пукалкой нас не запугаешь,- ухмыльнулся Мигель.-
Ну, убьешь одного -
что ж, он тебя простит! -
Отойдите от ословl -
Доббс направил револьвер на ближайшего метиса и нажал· на собачку. Однако револьвер лишь холодно и сухо щелкнул. Три раза, пять раз, семь раз щелкнул револьвер. Но выстрела не прозвучало. И в это время один из метисов нагнулся и поднял с земли тяжелый камень ... Затем прошла секунда, всего лишь секунда. Но за эту се-
куНДу, когда решалась его судьба, в мозгу Доббса про­
мелькнуло столЬJtомыслей, что он даже,успел удивиться: как это получается, что за иной миг успеваешь вспомнить о такой куче вещей? Как могло случиться, что отказал ре­
вольвер? И тут же из подсознания выплыло... Бот он, Доббс, подкрался к спящему Куртину, вытащил его ре­
вольвер, из которого потом и стрелял. У Куртина тогда бы­
ло два револьвера -
свой и его, Доббса. Оба они были с именными насечками, и Говард при случае смог бы их опознать, а потому Доббс подбросил револьвер, из которо­
го стрелял, к трупу -" это уже когда он вернулся и выстре­
лил второй раз. А свой собственный револьвер он сунул с самого начала в карман. Если бы кто-нибудь и натолкнулся на тело Куртина, он мог бы предположить, что на того на­
пали и он отстреливался. Револьвер Доббса был другого калибра, и Куртина убили не из него, с этим бы каждый согласился. И лишь об одном забыл Доббс. Бзяв свой револьвер, он так его потом и не зарядил: он напрочь забыл, что, отняв у него оружие, Куртин отщелкал все патроны ... Б ту же секунду Доббс вспомнил о другом оружии. Он стоял рядом с ослом, из тюка которого торчало мачете. Доббс сделал шаг вперед: вооружившись мачете, он, на" верное, нашел бы время зарядить револьвер -
в нагруд­
ном кармане рубахи лежало несколько патронов ... Но тут секунда закончилась, и камень попал ему в голо­
ву. Доббс видел этот летящий камень" однако не успел вов­
ремя пригнуться, потому что все его мысли были о мачете. Удар камня сбил его с ног. И прежде чем он успел вскочить на ноги, Мигель был уже у мачете, на которое обратил внимание только после импульсивного движения Доббса. Ловким движением он выхватил мачете из длинных кожаных ножен, подскочил к лежащему Доббсу и резким коротким движением отсек ему голову -
как бритвой срезал. Не столько испуганные, сколько пораженные случив­
шимся ' все трое уставились на труп. -
Это твоих рук дело, Мигель,- негромко подытожил один из метисов. -
3аткнись! -
злобно прикрикнул на него Мигель и так резко повернулся, будто собрался убить и его.-
Я сам знаю, кто его прикончил, слышишь ты, слабак! Но если это всплывет, вас расстреляют так же, как и меня. Мне тоже есть о чем рассказать жандарму. Если мне не жить, то и за 'вас я не ответчик. Ослы обычно не имеют такой привычки вмешиваться в дела людей, как, например, собаки; они нетороп­
ливо двинулись к дороге. А так как эти животные намного умнее, чем привыкли полагать люди, никогда с ослами дела не имевшие, то и направление они сразу вы­
брали правильное -
прямо на Дуранго. Б лихорадочном возбуждении троица совсем забыла об ослах. Метисы занялись тем, что сняли с убитого брюки и сапоги, и двое счастливчиков сразу же надели добычу на себя. Хотя и брюкам, и сапогам цена была грош в базарный день -
за последние месяцы им -
порядком досталось,­
по сравнению с отрепьем, в котором ходили бродяги, это были вещи еще на загляденье. Рубашку никто не захотел брать, никто не захотел ее надеть, хотя вместо рубашек на каждом из них было нечто невообразимое; трудно было даже сказать, из чего они со­
стояли, эти рубашки,-
из дыр или мелких лоскутьев меж­
ду дырами. ---'-
А почему ты не берешь рубашку, Игнасио? -
спро­
сил Мигель, пнув ногой труп, на котором к этому моменту ничего, кроме заношенной рубахи цвета хаки, не осталось. -
Дешевка она и застиранная,- ответил Игнасио. -
И это говоришь ты, грязный пес! -
выругался Ми-
гель.-
Да по сравнению с твоей она лучше новой. -
Не хочу ее нОСИТЬ,- проговорил Игнасио и отвернул­
СЯ.- Слишком близко к шее ... А почему ты сам не возь­
мешь?. -
Я? -
переспросил Мигель, и его брови поползли вверх.-
Я не надену рубашку, которую носил прямо на голом теле такой сукин сын, как этот гринго. Правда же состояла в том, что и для Мигеля рубашка на­
чиналась «слишком близко к шее». Следов крови на ней не было, и тем не менее никто не хотел брать ее. Неясное предчувствие подсказывало каждому из них, что в этой рубашке ему будет не по себе. Чувство это они понять не могли, и объяснение, будто рубашка «слишком близко к шее», каждого из них вполне устраивало. Но именно из-за этого обстоятельства цена ее неизмеримо падала ... -
У этой сволочи наверняка найдется в тюках что-ни­
будь и iIолучше,- предположил Игнасио. Мигель тут же прикрикнул на него: -
Подождешь, пока я все проверю. Если что будет, по­
толкуем! -
А разве ты наш атаман? -
крикнул третий бродяга, который с видом человека незаинтересованного стоял, прислонившись спиной К дереву: при дележке ему доста­
лись брюки. -
Атаман я или не атаман,- рявкнул Мигель,-
а у те­
бя, Анхель, какие такие заслуги? -
Не я ли врезал ему камнем по башке? -
заметил Анхель.- Не то ты ни за какие деньги к нему не подсту­
пился бы, хвост ты овечий! -
Ну да, ты со своим камнем ... -
насмешливо протянул Мигель.-
Это -для него все равно что пинок был. А кто из вас, вонючих койотов, осмелился подойти и добить его? Трусы паршивые, вот вы кто! Так знайте же, я мачете смо­
гу и еще раз махнуть! И в третий раз тоже! Мигель повернулся, чтобы осмотреть тюки. И только тут они увндели, что животные куда-то ис­
чезли. --'-
А ну, живее за ослами, не то они дойдут до города и жандармы примчатся сюда по их следам! -
крикнул Ми­
гель. Бродяги, не медля ни секунды, пустились вдогонку за исчезнувшим караваном. Бежать пришлось довольно дол­
го, потому что ослы, подобравшие всю траву на месте сто­
янки и не находившие вдоль дороги никакой зелени, кото­
рая удержала бы ИХ, живо трусили в Дуранго. И прошло больше часа, прежде чем караван вернулся в тень де­
ревьев. -
Лучше всего нам зарыть этого гринго,- сказал Ми­
гель. -
А ты никак вздумал оставить на могилке и бумажку со своей фамилией? -
с издевкой в голосе заметил Игна­
СИО.- Не все ли нам равно, найдут ли эту падаль или нет? Он никому не расскажет, с кем повстречался под конец своей жизни. -
Ну и умник же ты, цыпленочек,- сказал Мигель.­
Если эту собаку найдут здесь, а у нас -
его ослов, песенка наша спета. А если с ослами и остановят, но нигде никако­
го трупа нет, пусть сперва докажут, что кто-то из нас от­
правил гринго в ад. Мы, мол, ослов у него купили, было дело. И все в порядке ... Так что за работу! И с помощью той же лопаты, которой Доббс собирался закопать Куртина, зарыли его самого. Причем бродяги не очень-то старались: сделали только самое-самое необхо­
димое, предоставив завершить остальное червям. Потом отряхнулись и погнали караван в горы; ндти В город они не решились по двум причинам: во-первых, по личным, а во-вторых, потому, что боялись встретиться там с кем-то, кто ждал караван. Бполне возможно, что гринго сказал правду и за ним действительно следовали двое вер­
ховых. Спустились сумерки, и в перелеске, где они останови­
лись на ночлег, стало совсем темно. Чтобы не выдать себя, пока они не ушли далеко от места преступления, огня не зажигали. Бродяги развьючили животных, принялись раз­
вязывать тюки. Обнаружили еще пару брюк и две пары летних туфель. А потом еще медную и оловянную посуду, не больше чем стакан бобов и пригоршню риса. -
Похоже, парень и впрямь был не из богачей,- сказал ИгнасИо.-
И в город торопился по делу. -
Денег у него тоже не было,- проворчал Мигель, вы­
вернув тюк, который успел развязать.-
Б кармане брюк я нашел всего семьдесят сентаво. Бот скотина ... Да и шкуры не из лучших. Дошла очередь и до мешочков. -
А тут У него что? Песок, нет,nравда песок! Хотелось бы знать, зачем он таскал с собой столько песка, причем весь в маленьких мешочках?! А мне все ПОНЯТНО,- сказал Игнасио, который в сво-
53 их тюках тоже обнаружил мешочки.- Яснее ясного: этот парень служил инженером в какой-то горнорудной ком­
пании. Шлялся здесь по горам, брал пробы грунта, а теперь вез их в город, чтобы другие инженеры и химики в лабо­
раториях разобрались, что к чему! Тогда американская компания сразу и решит, какой участок застолбить. И высьшал содержимое из мешочков. Мигель тоже высыпал песок, проклиная богов, дьяволов и всех гринго. Стало совсем темно, и теперь они не смогли бы распознать характер песка, даже зная о его свойствах побольше. Анхель, третий из них, тоже нашел в тюках мешочки. Но объяснил их происхождение иначе: -
Этот парень был настоящим американским мошен­
ником и лжецом. Можете мне поверить. Как он аккуратно уложил мешочки в шкурах,.а потом еще перевязал! Знаете, с какой целью? Он собирался продать шкуры в Дуранго на вес, потому и напихал песку. А чтобы тот не рассыпался, уложил его в мешочки. Продал бы шкуры вечером, а ран­
ним утром, прежде чем бедолага-покупатель заметил бы, как его надули, наша птичка укатила бы первым поездом. Ловко мы этого шутника распотрошили, этого пса пога­
ного! Мигель с Игнасио решили, что этот довод лучше всего объясняет, откуда и зачем взялся в тюках песок, и поспе­
шили от него избавиться. Еще затемно метисы навьючили ослов и вышли на доро­
гу. Около полудня они оказались в деревне, где спросили у первого попавшегося индейца, сидевшего перед своим до­
мом, не знает ли он кого-нибудь, кто купил бы ослов, пото­
му что они имеют намерение их продать -
больше ослы им не потребуются. Индеец поглядел на ослов, обошел вокруг, присматриваясь к животным, а потом и к тюкам. Время от времени он незаметно бросал взгляды на сапоги Мигеля и брюки Анхеля, словно раздумывая, а не купить ли ему все это разом? И наконец сказал: -
Ослов я купить не могу, у меня сейчас нет денег. Но, может быть, ослов купит мой дядя. У него-то ,денег на это хватит. Отведу-ка я вас к дяде. С ним и торгуЙтесь. «Аегко отделалисы>,- подумали бродяги, потому что передко приходится обойти с полдюжины деревень, пока найдешь человека, готового купить осла. Чаще всего у ин­
дейцев просто нет денег, и даже песо для них уже целое состояние. Дом дяди, как и большинство домов вокруг, был сложен из высушенных на солнце глиняных кирпичей и покрыт пластами травы. Индеец вошел в него, чтобы сообщить о предстоящей продаже. Прошло совсем немного времени, как дядя появился на пороге и прямиком направился к этим людям, которые отдыхали сейчас, присев на корточ­
ки, в тени деревьев подле его дома. Дядя оказался пожилым человеком, седым уже, но еще крепким и жилистым. Держась очень прямо, он медленно приблизился.к троице. Поздоровался и сразу отошел к ос­
лам, чтобы осмотреть животных. -
Очень хорошие ослы, сеньор,- сказал Мигель,­
очень хорошие, правда, лучше вам не купить и на базаре в Дуранго. -
Это верно,- ответил ДЯДЯ,-: ослы хорошие. Правда, немного подуставшие и немного голодные. Вы, конечно, издалека идете? -
Нет, не слишком, всего два дня пути,-
вмешался Иг­
насио. Мигель толкнул его в бок и сказал: -
Тут мой друг не всю правду сказал. Сейчас мы в пути два дня. Это так. Но это после последнего дня отдыха. А в самом деле мы в пути уже почти месяц. -
Тогда нет ничего странного в том, что ослы слегка сдали. Ну ничего, мы их снова откормим. Говоря это, дядя пристально присмотрелся к этим лю­
дям, к их одежде. Но 'старался делать это незаметно­
пусть все выглядит так, будто он пос'матривает на них без всякой задней мысли, ~исто случайно, а сам мысленно за­
нят покупкой и перемножает в уме какие-то числа. -
И сколько вы хотите? -
спросил он,. по-прежнему не спуская с них глаз. 54 Рисунки П. ПАВЛИНОВА -
Ну, я думаю,- начал с улыбкой Мигель, доверитель­
но покачивая головой,---:-
я думаю, двенадцать песо -
не слишком высокая цена. -
За всех? -
с невинным видом переспросил дядя. Мигель громко рассмеялся, будто услышав удачную шутку. -
Конечно же, не за всех. Я имел в виду ... Двенадцать за каждого ... -
Это очень высокая цена,- ответил дядя деловито.­
За такие деньги я могу купить их и на базаре в Дypaнro. -
Как сказать? -
усомнился Мигель.-
Там они намно­
го дороже. Пятнадцать или даже целых двадцать песо. И, вдобавок, вам надо будет еще пригнать их сюда. -
Верно,- кивнул ДЯДЯ.- Но на базаре можно купить какие-то товары и погрузить их на тех же ослов. Мигель от души рассмеялся: -
Вижу, я имею дело с человеком опытным и знающим толк в торговле, поэтому и не буду упрямо стоять на наз­
ванной цене. Мое последнее слово, самое последнее -
и ударим по рукам, сеньор! -
девять песо за каждого. Я по­
нимаю, у вас свои трудности'-
у нас ведь тоже в этом году долго не шли дожди. -
Девять песо я заплатить не могу,- спокойно прого­
ворил дядя.- Четыре песо и ни сентаво больше. Сойдемся на пяти, и ослы ваши,- сказал Мигель, су­
нув руки в карманы, словно не сомневаясь, что тот ответит согласием. -
Четыре песо -
вот мое слово,- спокойно прогово­
рил дядя. -
Вы с меня живого шкуру сдираете, ну ладно, нет счастья в жизни, значит, нет, Но пусть я завтра к утру ос­
лепну, если за такую цену я не продал, а подарил вам ос­
лов. Говоря это, Мигель переводил взгляд с дяди на его пле­
мянника, а потом на своих сообщников. Те закивали и изо­
бразили на лице неиэбывную печаль: отдали, мол, только что за бесценок последнюю рубашку. А дядя тоже кивнул, но с таким видом, будто еще вчера после обеда знал, что купит сегодня ослов по четыре песо за штуку. Снова подойдя к ослам, он вдруг спросил: "-
А эти тюки вы что, на своих спинах дальше пота­
щите? -
Да, верно, тюки ... -
удивленно протянул Мигель и снова посмотрел на своих дружков, но не горделиво, с тор­
жествующим видом, как обычно,- он как бы просил отве­
тить за него или дать толковый совет. Иfнасио понял его взгляд и сказал: -
Тюки мы тоже собирались продать. Продать -
и на поезд! -
Это правда,- подтвердил Мигель, словно только что вспомнив.- Они тоже продаются. Вместе с ослами. А в самом деле они за продажей ослов о тюках совсем забыли. -
Что У вас там? -
Дядя опять подошел к ослам и ткнул кулаком в один из тюков. -'-
Шкуры,- ответил Мигель.-
Хорошие шкуры. И еще наша посуда. И потом еще инструмент. А ружье вы У нас, наверное, не купите -
оно слишком дорогое. А что за инструмент? -
спросил Аядя, -
Ну, всякий. Лопаты, ломики, кирки, ну, и все такое ... -
Откуда у вас такой инструмент? -
спросил дядя с деланным безразличием, словно только мя того, чтобы продолжить разговор. -
О-о ... инструмент ... он это самое ... -
Мигель чувство­
вал себя неуверенно и даже сглотнул несколько раз. К та­
кому вопросу он не подготовился. Тут опять вмешался Игнасио: -
Дело в том, что мы работали на одну американскую горнорудную компанию ... из тех мест мы и идем ... -
Вот им.знно, все так и есть,- подхватил Мигель, бро­
сив Игйасио благодарный взгляд. Он ему этой услуги ни­
когда не забудет ... . -'-
Выходит, вы у этой компании инструмент украли? -
сухо поинтересовался дядя. Мигель широко улыбнулся и доверительно подмигнул ему, будто своему сообщнику. . -
Не то чтобы украли, сеньор,- сказал ОН.- Красть­
это не по нашей части. Мы просто не вернули инструмент после окончания работ. Разве кто-нибудь назовет это кра-· жей? Да мы много за него и не хотим -
песо два за весь инструмент, а? Лишь бы не тащить его без толку до желез­
ной дороги. -
Я, конечно, всех ослов купить не могу,- неторопли­
во проговорил ДЯДЯ.- Столько ослов мне ни к чему. Но я велю сейчас созвать соседей. У каждого немного денег найдется, и обещаю вам, что вы легко продадите и ослов, и все остальное. Я уж постараюсь! Присядьте. Хотите воды, сигарет? Дядя переговорил о чем-то со своим пле~янником, по­
том прошел в дом, а тот отправился созывать соседей. Пришли мужчины. Старые и молодые. В одиночку и па­
рами. Сперва все они заходили в дом дяди и беседовали с ним. Потом выходили, очень внимательно осматривали ос­
лов, потому подолгу не сводили глаз с незнакомцев. Их они разглядывали, может быть, даже с большим внимани­
ем, чем ослов, но, разумеется, старались делать это как можно незаметнее. Бродяги сочли эти взгляды обычным любопытством жителей индейских деревень. Некоторое время спустя появились и жены, старавшиеся держаться как можно скромнее и. незаметнее. Все они при­
вели с собой детей. У некоторых женщин маленькие дети сидели в особым образом завязанном платке за спиной, не­
которых несли на руках. А те, что уже бегали; копошились под ногами матерей, как цыплята около курицы. Наконец собрались как будто все мужчины -
больше никто не появлялся. Только несколько женщин нетороп­
ливой походкой приблизились еще к дому. И теперь из не­
го вышел дядя. А за ним и те мужчины, что задержались в доме. Другие же, вышедшие раньше и уже осмотревшие ослов, так и остались стоять между животными. Тем са­
мым метисы, сами того не замечая, оказались окружен­
ными. Но внешне все выглядело вполне естественно: ведь индейцы пришли сюда, чтобы выбрать себе ослов. -
Цена, скажу я, не слишком высока,- проговорил дядя.-
Но всех нас очень удивляет, почему вы так дешево продаете отличных ослов. Мигельрасплылся в широкой улыбке и объяснил: -
Видите ли, сеньор; нам. позарез нужны деньги, поэто­
му мы и вынуждены расстаться с животными. -
А есть у ваших ослов тавро? -:-
как бы мимоходом поинтересовался дядя. -
Конечно,- ответил Мигель.-
У всех одно тавро. Он оглянулся на ослов, чтобы это тавро разглядеть. Но индейцы стали перед животными так, что никто из бродяг увидеть его не мог. -
И какое же тавро у ваших ослов? -
продолжал вы­
спрашивать дядя. Мигель почувствовал, как земля начинает гореть у него· под ногами; его приятели вертелись и так и эдак, чтобы разглядеть ,тавро. Но индейцы незаметно оттесняли их все дальше от ослов. Дядя не спускал глаз с Мигеля. А тот с трудом владел собой. Он чувствовал, что близится какое-то событие, ко­
торое явится решающим МЯ его будущей жизни. И раз дядя, не повторяя вопроса, не сводил с него испытующе­
го взгляда, Мигель понял, что отвеча'1:Ь на его вопросы придется. -
Тавро ... э-э ... тавро, ну -
круг с чертой под ним. Дядя крикнул мужчинам, стоящим у ослов: -
То ли это тавро, омбрес I? -
Нет! -
крикнули в ответ. -
Я перепутал,- спохватился Мигель.- Тавро такое: круг, а над ним крест. -
Нет, не то тавро. -
У меня просто все смешалось в голове,- проговорил Мигель, готовый вот-вот потерять сознание от страха.­
Ну, конечно, вот какое тавро: крест, а вокруг него круг! Так ли? -
спросил дядя. -
Нет,- ответили МУЖЧИНЫ.- Ничего похожего. -
Вы же говорили мне,- совершенно спокойно произ-
нес ДЯДЯ,- будто эти ослы -
ваши. Они и есть наши,- необдуманно выпалил Игнасио. -
И никто из вас не запомнил тавро. Странно, странно. -
Мы просто не обратили на это внимання,- сказал Мигель, силясь выдавить из себя презрительную ухмылку. -
Видели ли вы когда-нибудь человека,- обратился дядя ко всем присутствующим,- который владел бы осла­
ми и не знал каждого отдельного тавра, даже если живот­
ные были из разных стад? Все мужчины рассмеялись и ничего не ответили. -
Мне известно, откуда взялись эти ОСЛЫ,- сказал вдруг дядя. Мигель обменялся взглядами со своими сообщниками, и те принялись зыркать по сторонам, стараясь выискать ла­
зейку, чтобы бежать, прежде чем индеец продолжит свою мысль. -
Эти ослы принамежали сеньоре Рафаэле Мотилине из Авино, вдове сеньора Педро Леона. И тавро такое: Л и П, связанное с М. Верно я говорю, омбрес? -
воскликнул дядя. И мужчины, стоявшие возле ослов, крикнули в ответ: -
Все как есть! Это самое тавро! Дядя оглядел сгрудившихся вокруг него соседей и ска-
зал: ~ Порфирио, подойди! Один из индейцев' вышел и встал с ним рядом. И теперь дядя проговорил: I Уважаемые (исn.). 5S -
Мое имя -
Альберто Эскалона. Я -
алькальд это­
го селения, избранный по закону и утвержденный губер­
натором. А этот человек, Порфирио,- полицейский в на­
шем селении. Когда в здешних местах человек представляется, назы­
вая свое звание, и говорит: «Я -
алькальд этого селения, а вот это -
наш полицейский», трое бродяг сразу сообра­
зили, что рукопожатиям пришел конец. Сейчас они не­
медленно продали бы весь караван за один-единственный песо, они с радостью продали бы его, лишь бы их вы­
пустили из деревни. Но их явно не собирались выпускать. И Мигель попытался достать револьвер. Но не обнару­
жил его в подсумке. В возбуждении он даже не заметил, что Порфирио проделал эту работу вместо него. Конечно, в револьвере было мало проку, потому что он все еще не был заряжен. Однако индейцы этого не знали, и, очень воз­
можно, они и пропустили бы Мигеля, если бы он направил на Iшх оружие. -
Что вам от нас надо? -
вскричал Мигель. -
Пока ничего,- ответил алькальд.- Удивляемся, что вы так спешите расстаться с нами и даже об ослах забыли. -
Мы можем взять ослов с собой или не брать их: ослы наши -
как захотим, так с ними и поступим! -
вышел из себя Мигель. -
С вашими ослаии -
да. Но они не ваши. Мне их исто­
рия известна. Месяцев десять или одиннадцать назад сень­
ора Мотилина продала их трем американцам, СQбравшим­
ся по охотиться в сьерре. И этих американцев я знаю в лицо. Мигель хмыкнул и сказал: -
Так оно и было ... А У этих троих американцев ослов перекупили мы. За какую цену? -
По двенадцат!, песо за штуку. -
И теперь продаете по четыре? Никудышные вы тор-
говцы. Индейцы рассмеялись. -
Вы тут мне говорили, что купили их довольно дав-
но,- продолжал копать алькальд.- Как давно все-таки? Подумав немного, Мигель ответил: -
Четыре месяца назад. Ему вспомнилось, что он говорил, будто они работали на какую-то горнорудную компанию и от рудника сюда при­
шлось идти долго. -
Четыре месяца? Странная все-таки история,- сухо заметил алькальд.- Американцев видели всего три дня назад, когда они появились с той стороны гор. Их видели в деревнях. Со всеми ослами, которые вы у них четыре ме-
сяца назад перекупили. , Мигель вновь пустил в ход свою доверительную улыбку: -
По правде говоря, сеньор, мы купили ослов два дня назад. У этих самых американцев. -
Это уже больше похоже на правду. Значит, вы купи­
ли их у троих американцев? -
Да. -
Но американцев не могло быть трое. Я знаю, что один из них остался в деревне по ту сторону сьерры. Он -
док-
тор. , -
Мы ИХ купили у одного американца. У одного из НИХ,- Мигель расчесывал себе лицо и голову. -
И где же вы их купили? -
неумолимо продолжал алькальд. -
В Дуранго. -
Этого никак не может быть,- сказал алькальд.-
Американец не мог успеть дойти до Дуранго, а если и да -
вы не успели бы дойти до нас. -
Мы шли всю ночь. -
Допускаю. Но почему американец продал ослов именно вам: в Дуранго полным-полно другого народа? Я хотел сказать -
других покупателеЙ. Тут вмешался Игнасио: -
А нам откуда знать, почему он продает ослов нам, а не другим? Захотелось, и точка. -
Тогда у вас должна быть квитанция,- опять взялся за свое алькальд.- Квитанция, на которой проставлены цена и вид товара, не то сеньора Мотилина в любое время может затребовать ослов обратно -
тавро-то ее. Никакой квитанции он не дал,- ответил Мигель.-
56 Не хотел, видно, оплачивать пошлины за торговую сделку. -
Ну, эти несколько сентаво вь! и сами заплатили бы, чтобы получить бумагу о покупке,- сказал алькальд. -
Черт бы вас всех побрал! -
Мигель замахал кулака­
МИ.- ЧТО вам вообще от нас надо? Мы мирно едем своей дорогой, а вы нас не пускаете. Мы пожалуемся губернато­
ру, и вас сместят, понимаете? -
Нет, это уже чересчур,- алькальд уЛыбнулся.- Вы являетесь в нашу деревню и собираетесь продать ослов. Мы собираемся купить ослов и договариваемся о цене. Есть же у нас право узнать, чьи ослы и откуда? Не то завт­
ра, к примеру, рано утром сюда придут солдаты и скажут, что мы украли ослов у законных хозяев, а самих хозяев убили. И нас расстреляют. Мигель повернулся к своим приятелям и многозначи­
тельно на них посмотрел. Потом сказал: -
А теперь мы ослов продавать больше не хотим. Даже по дес;ять песо. Теперь мы хотим продолжать свой путь. -
Но инструмент и шкуры вы все-таки могли бы про­
дать,- закинул удочку алькальд. Мигель ненадолго задумался и, когда ему пришло на ум, что на шкурах-то и инструменте никакого тавра быть не может, сказал: -
Хорошо. Если вы хотите купить шкуры и инстру­
мент ... Как вы считаете? -
обратился он к своим спутни-
кам. Мы не против,- ответили те.- Обойдемся и без них. Это ведь ваши вещи? -
спросил алькальд. Конечно,- сказал Мигель. А почему американец не продал шкуры в Дуранго? Зачем вы таскаетесь с ними по дорогам? Не станете же вы на ослах возить воду в реку? -
В Дуранго были низкие цены, мы хотели дождаться, когда они поднимутся. Мигель начал прохаживаться туда-сюда, насколько ему это позволяли сdбравшиеся вокруг IЩдеЙцы. -
Американец пошел на поезд голым, что ли? -
не­
ожиданно повернул разговор алькальд. -
Это вы насчет чего? -
Мигель побледнел. -
На вас его сапоги, а на нем -
его брюки. Почему же никто из вас не,надел его рубашки, ведь она была еще це­
лая? По сравнению с тем рваньем, что на вас, она была все равно что новая. Мигель промол чал. -
Так почему никто из вас ее не взял? -
повторил аль­
кальд.-
Я могу сказать вам, почему вы этого не сделали. Ни Мигель, ни оба его дружка не стали дожидаться объ­
яснений алькальда. Вдруг каждый из них на?росился на стоявшего ближе всех индейца. Для тех это было настоль­
ко неожиданным, что они на какие-то мгновения растеря­
ЛИСЬ. Бродяги прорваЛи кольцо, выбежали на главную де­
ревенскую улицу -
и дай бог ноги! Но алькальд сделал какой-то знак, и мгновения спустя индейцы, вскочив на своих лошадей, с гиканьем поскакали за беглецами. Они даже не стали их седлать, только на­
кинули уздечки. Бандитам недалеко удалось убежать. Индейцы схватили иху одного из последних домов своей деревушки. Спеле­
нав их лассо, потащили обратно на деревенскую площадь. -
Сейчас мы пойдем искать американца и спросим его, по какой цене он продал вам ослов. И почему это он раз­
делся догола, чтобы подарить вам свои сапоги и брюки. И еще привезем рубашку, которая никому из вас не сгоди­
лась. Бродяг связали по всем правилам и оставили троих ин­
дейцев охранять их. Каждый из них уселся напротив «сво­
его" бандита, положив на колени мачете. Остальные мужчины оседлали лошадей и отправились в путь. Среди них были и алькальд с Порфирио. в этих местах вряд ли кто,-нибудь сумеет путешество­
вать долгое время, не обратив на себя никакого внимания. Даже если он попытается объезжать стороной все селения и не сталкиваться с людьми, всегда найдутся глаза, кото­
рые его увидят. Сам он обычно не подозреваth, что за ним наблюдают. Едущие ему навстречу свернут с дороги за­
'дoJЦ'o до того, как он их увидит, схоронятся в кустах, дадут ему проехать мимо и не выйдут, пока он не исчезнет из вида. Его рассмотрят от и ДО, а он даже не догадается, что его наружность кому-то известна с головы до пят и что че­
рез несколько часов целая деревня узнает, как он выгля­
дит и какой груз везет. Всадники выбрали путь, по которому шел Доббс, а не тот, по которому к ним заявились бродяги. На лошадях, налегке, они уже к полудню оказались там, где Доббс оста­
новился, чтобы передохнуть. Найти это место оказалось проще простого. Индейцы просто проследили следы каравана, который· вел Доббс, и таким образом. обнаружили то место, где он остановился в тени деревьев .. А так как никаких следов . американца за пределами стоянки не обнаружилось, то и сам он должен был находиться только здесь. И поскольку бродяги-метисы закопали его не слишком глубоко и следц замели не слишком тщательно -
дождя тоже не было,­
индейцы нашли могилу Доббса через несколько минут. -
Обвинить в убийстве можно только лишь в том слу­
чае, если найден труп и его можно предъявить подозре­
ваемому,- сказал не так давно Мигель. Он, безусловно, был прав. Труп был найден, и, так как эти трое бандитов с большой дороги завладели имуществом убитого, не имея никаких доказательств, что имущество это перешло к ним закон­
ным путем, судьба их была предрешена. Алькальд секунду смотрел на труп, прежде чем прого­
ворил: -
Мачете. После этого индейцы стянули с туловища Доббса ру­
башку, которую передали алькальду, и снова закопали труп. Прежде чем начать копать, они обнажили головы. А потом, засыпав могилу, которую -они углубили, хо­
тя, кроме мачете, ничего под рукой не оказалось, они еще постояли некоторое время с непокрытыми головами. Они не молились, но глядели на холмик над могилой, опустив головы. Большинство еще стояло перед могилой, когда алькальд подошел к ближайшему д~peBY. Срубил мачете тоненькую ветку и разрубил ее на две части. Потом связал их таким образом, чтобы получился крест, и ткнул в рыхлую землю над могилой. На другой день индейцы вернулись в свою деревню. Алькальд показал молодежи и старикам рубашку. Увидев ее, все только пожали плечами. Двое мужчин тем временем поскакали в ближайший участок конной полиции. Примерно в полдень полипей­
ские появились. Инспектор, осмотрев задержанных, СК':­
зал алькальду: -
За поимку этого обещана награда. По-моему, триста песо ... или двести пятьдесят. Точно не помню. У него на со­
вести еще двое убитых. А эти проходимцы наверняка од­
ной с ним группы крови. Награда за поимку причитается вам, сеньор, вам, Порфирио, и остальным мужчинам селе­
ния. Что вы намерены делать с ослами и багажом? -
Завтра утром доставим хозяевам,- ответил аль­
кальд.- Один из них доктор, он живет там, по другую сто­
рону горы. Мы хотим, чтобы он и в нашей деревне с неде­
лю погостил. Когда он получит свои вещи, ему незачем бу­
дет так торопиться. И трое бандитов были переданы в руки полиции. Их по­
вели не на лассо. Просто они ковыляли впереди группы конных стражей порядка. Вот рубашка, вот брюки, вот там сапоги, а вот ослы, вот тюки, и вот тут крестик на могиле. Так что судебное заседание вряд ли состоится и белых пер­
чаток никто надевать не станет. В·таких случаях государ­
ство раскошеливаться не любит. Деньги имеет смысл по­
беречь для более серьезных дел. Говард стал человеком, у которого неожиданно оказа­
лась уйма дел. Наслаждаться отдыхом, как он рассчиты­
вал, ему не удалось. Ведь он превратился в знаменитого ЧУДО"Аоктора! Индейцы, живущие в высокогорье, все , очень здоровые и достигают возраста, который европей­
цам кажется сказочным. Они беззащитны л~шь против «привозных» болезней. И хотя большинство из них отли­
чается завидным здоровьем, они тем не менее страдают от болезней и болячек, которых у них нет и в помине. Они так долго внушали себе, будто где-то эти болезни подцепили, что и вправду начинают чувствовать недомогание. Стоит им рассказать о какой-то болезни и описать ее симптомы, то не пройдет и трех дней, как они ею заболевают. По этой самой причине врачи и церковники в этой стране так про­
цветают. Пришла, например, к Говарду одна женщина и допыты­
вается, почему у нее есть вши, а у соседки их нет. Что Го­
вард может ей прописать? Мазь от вшей была бы наилуч­
шим средством. Но как только баночка иссякнет, вновь возникает вопрос: «Почему у меня вши, а у соседки нет?» Будучи истинным знахарем, Говард помог ей очень просто. Он сказал: -
Это оттого, что у вас, прекрасная, здоровая кровь, которую любят вши, а у соседки вашей кровь плохая и больная. После чего явилась, конечно, соседка, пышущая здо­
ровьем женщина, и потребовала, чтобы Говард прописал ей средство против ее плохой, больной крови. Попади она в город к ученому эскулапу, тот прописал бы ей «сальвар­
сан», хотя ничего похожего на болезни, при которых это лекарство помогает, у нее и в помине не было. Однако кто­
то распустил слух, БУАТО «сальварсаю> очищает кровь, и люди поверили ... И врачи выписывают рецепты. У Говарда никакого «сальварсана» под рукой нет. Как и никаких других .лекарств. И поэтому он рекомендует: «Пить горячую воду, каждый день по два литра». Чтобы разнообразить свою рецептуру, рекомендует пить то два, то полтора, то литр семьсот пятьдесят граммов; и еще: го­
рячую воду с лимонным соком, или с апельсиновым, или с настоем какой-то травы или корня, когда был уверен, что их употребление внутрь никакого вреда принести не мо­
жет. И к удивлению тех, кто не знает о целебной силе воды, мужчины, женщины и дети, осаждавшие чудо-доктора, выздоравливали все до одного. Так они, по крайней мере, утверждали. Когда такой больной убежден, что он попра­
вился, он действительно здоров. А против других болезней, когда люди жаловались, бу д­
то «смерть ну прямо под самую кожу заползла», будто она совсем-совсем близко, ее чувствуешь, стоит только прит­
ронуться к коже,- Говард прописывал горячие компрес­
сы. И в виде исключения, иногда -холодные компрессы. На голову, на затылок, на ладони, на запястье, вниз живо­
та, к ступням, куда только можно! И опять же все выздо­
равливали. Смерть уползала из-под кожи, потому что ей становилось то чересчур жарко, то слишком холодно, смотря какие компрессы прописывал Говард. С переломами рук и ног, с Бывхамии и растяжения ми люди справлялись сами. Тут им никакой врач не указ. По­
мощи при родах от Говарда тоже не требовалось. Прекрас­
но обходились и без него. Слава Говарда росла с каждым днем, и, будь у него боль­
ше любви и предрасположенности к жизни среди детей природы, он мог бы прожить здесь в мире и благоденст­
вии до конца своих дней. Однако он каждый божий день думал об отъезде. Самые разнообразные мысли относи­
тельно Доббса и Куртина приходили ему в голову: сдадут ли они, как положено, его добро и вообще -
как они до­
брались до железной дороги? Он утешался тем, что сам им ничем помочь не в состоянии и вынужден всецело поло­
житься на их ловкость и честность. Однажды утром в селение прискакал индеец и принялся расспрашивать, где живет знаменитыЙ.Доктор. Сначала он переговорил с хозяином первого дома, куда постучался, а потом они вместе пошли к Говарду. Местный индеец сказал: -
Сеньор, вот человек из одной деревни, что по ту сто­
рону горы. Ему хочется рассказать вам одну историю. Индеец уселся, свернул себе сигарету, закурил и присту­
пил К рассказу: -
Ласаро был в лесу, выжигал древесный уголь. Он у нас угольщик. Было это ранним утром. Тут он увидел что­
то ползущее· по земле. А когда присмотрелся, понял, что это ползет белый'человек, воткто. Он был весь в крови и совсем уже не мог ползти. Ласаро дал ему напиться. Потом 57 бросил свои уголья, как есть, посадил белого человека на своего осла и привез в свою деревню. Когда он положил его дома на мат, тот был мертв. Но тут в дом зашел сосед, осмотрел белого и сказал: «Он не сов­
сем еще мертв. Он просто очень болен или очень ослабел. Пусть Филомено скачет к белому чудо-доктору, потому что у Филомено есть лошадь, а на осле туда скоро не до­
берешься». Филомено -
это я, сеньор. У меня быстроногая хорошая лошадь. Я прискакал к вам. Вы сможете помочь больному белому человеку, только если сразу же поедете со мной. -
А как выглядит этот белый человек? -
спросил Го­
вард. Филомено описал его настолько подробно, будто стоял рядом с ним, и Говард понял, что речь идет о Куртине. Он без промедлений собрался в путь. Его хозяин и трое других от правились вместе с ними. Скакать пришлось долго, дорога оказалась весьма уто­
мительной. Когда они прибыли на место, Куртин уже по­
немногу приходил в себя и крайняя опасность миновала. Жителям деревни, ухаживающим за ним, он объяснил как можно короче, что по дороге в город в него 'стреляли -
а кто, он не знает. Куртин не хотел, чтобы они бросились бы в погоню за Доббсом и сдали его в полицию -
тогда бы вс е пропало. -
Этот грязный тип хладнокровно выстрелил в меня,­
сказал Куртин Го варду,- потому что я отказался разде­
лить с ним твое добро. Он вс е устроил так, будто вынуж ­
ден был обороняться. Но я-то сразу понял, куда ветер дует. Я, конечно, мог бы сразу согласиться с разделом тво е го имущества, а потом в городе навести в делах порядок. А что, если бы ты догнал нас раньше? Поверил бы ты, что я не собирался тебя обмануть? Скорее всего не поверил бы, что я согласился на раздел для вида ... Он влепил мне пулю в левый бок и остаJ;!ИЛ подыхать в лесу. Но у меня два пуле­
вых ранения, а я помню только об одном выстреле ... Зна ­
ешь, временами я думаю, что этот мерзавец вернулся по­
том, когда я уже был без сознания, и влепил мне вторую, чтобы довести хорошее дело до самого конца. 58 -
Значит, этот парень все присвоил? -
спросил Говард. -
Вот именно. Старик на некоторое время задумался. А потом прогово­
рил: -
Вообще-то сволочью он не был. Я считаю, скорее он был честным парнем. Плохо, что случай заставил вас ос­
таться один на один. Это дьявольски сильное искушение -
при таком количестве золота идти целыми днями по тем­
ным тропинкам глухого леса и знать, что рядом всего один человек! Этот темный лес подстрекает и подзуживает, орет и шепчет без конца: «Я никому не проболтаюсь, тако­
го случая у тебя больше не будет, а я буду нем, как гроб­
ница!» Будь я ваших лет, не знаю, сколько дней я сопро­
тивлялся бы такому соблазну. Ведь дело всего лишь в се­
кунде, в одной-единственной секунде, в ней одной. А при­
кинь-ка, сколько таких секунд в сутках, в двадцати четы­
рех часах. Одна секунда -
и все понятия молниеносно сместились, и, прежде чем эти понятия станут на свои мес­
та, кто-то уже выстрелил. И тогда обратного пути нет, сде­
ланного не переделаешь. у этой сволочи совести нет, вот и все,- сказал Кур-
тин. Совести у него столько же, сколько у нас всех. Когда неоткуда ждать обвинителя, она молчит, как пустая бу­
тылка из-под виски, которая валяется в пыльном углу. Со­
весть оживает, когда ее чем-то растревожишь, растормо­
шишь, запугаешь. На это и сущ е ствуют каторжные тюрь­
мы, палачи, ад небесный. Есть совесть у наших поставщи­
ков оружия, которые набивали мошну, помогая уничто­
жать народы Европы? А была ли совесть у мистера Вильсо­
на, который позволил убить пятьдесят тысяч наших пар­
ней, потому что Уолл-стрит опасался за свои денежки, а фабриканты оружия не ж е лали упускать еще более вы год ­
ных заказов? Что-то мне ничего об их совести слышать не доводил ось. Нам одним, мелочи пузатой, полагается иметь совесть, остальным она ни к чему. Вот сейчас, когда наш приятель Доббс узнает, что он сделал всего полдела, со­
весть его оживет. Н ет, милый друг, ты насчет совести брось, я в такие игры не играю. Я в нее не верю. Нам теперь об одном позаботиться надо: отнять у него то, что по ПРiЩу принадлежит тебе и мне. И когда Говард объяснял своим хозяевам; что должен теперь заняться поисками каравана -
Куртин-то болен! -
индейцы с его отъездом согласились, хотя столь скорая разлука их сильно огорчила. На другое утро Говард был готов к отъезду. Но друзья­
инДейцы одного его не отпускали. Они решили сопровож­
дать Говарда до самого города, чтобы его не постигла судь­
ба Куртина. И все оседлали своих лошадей. Они успели доскакать толрко до ближайшей деревни, как встретились с индейцами, которых возглавлял аль­
кальд,- те как раз сегодня собирались вернуть Говарду • его вещи и ослов. -
А где же сеньор Доббс, американец, который вел этот караван в Дурнаго? -
спросил Говард, оглядев всю группу и не обнаружнв Доббса. -
Он убит,- спокойно сказал алькальд. -
Убит? Как же? -
чисто механически спросил Говард. -
Тремя бандитами, которых вчера арестовали сол-
даты. ' Говард поглядел на тюки, и они показались ему подозри­
тельно съежнвшимися. Бросившись к . одному из ослов, разрезал свой тюк. ШкуРы на месте все до о~ной, а мешоч­
ков нет. -
Нам нужно догнать бандитов! -
воскликнул он.-
Я должен кое о чем их расспросить! . Сопровождавшие его индейцы были с этим согласны. Караван направили в ту деревню, где леж~ Куртин. А все остальные поскакали вдогонку за солдатами и уже на сле­
дующий день догнали их. Алькальд представил офицеру Говарда как полноправ­
ного хозяина ослов и тюков, и Говард без всяких проволо­
чек получил разрешение допросить бандитов. Как они убили Доббса, его не иитересовало -
алькальд достаточ­
но подробно все объяснил. Он хотел лишь узнать, где ме­
шочки. -
Мешочки? -
переспросил Мигель.-
Ах да, эти ма­
ленькие мешочки ... мы их все высыпали! В них был один песок, чтобы шкуры весили потяжелее. -
И где же вы высыпали мешочки? -
поинтересовался Говард. ' Мигель рассмеялся: -
Откуда я знаю! Где-то в кустах. Один мешочек здесь, другой там. Темно было. И той же ночью мы пошли даЛь­
'ше, чтобы успеть на поезд. И никаких зарубок не оставили, где их высыпали. Песка везде хватает. Нагнитесь и'возь­
мите. А если вам нужен тот самый песок -
может, вы где пробы'брали,- то сомневаюсь, что вы найдете на том мес­
те хоть песчинку. Позапрошлой ночью дул страшный ве­
тер. И даже если бы я точно помнил, где мы эти мешочки опорожнили,- он все сдул. За одну-единственную пачку табака я сказал бы вам, где это было., Но я не помню, так что даже на табачок не заработаю. Говард не знал, что и сказать. Все, что он передумал и rre~ речувствовал за' одну эту последнюю минуту, вызвало у него такой неистовый хохот, что все солдаты и индейцы просто вынуждены были рассмеяться, хотя и не понимали, над чем смеются, в чем соль шутки. Но Говард смеялся на­
столько искренне, от всей души, что заразил своим весель­
ем всех. Он швырнул бандитам пачку табака, поблагода­
рил офицера, попрощался с ним и вместе со своими друзь­
ями повернул обратно ... -
Все в порядке, мой друг! -
сказал Говард, присажи­
ваясь на край кошмы, на которой лежал Куртин.- Золото вернулось туда, откуда ушло. Эти великолепные подонки приняли его за обыкновенный песок -
мы, мол, собира­
лись обмануть в городе скупщиков шкур при взвеШивании и потому положили песок в шкуры. И эти бараны все на­
ше золото высыпали. А где, не помнят -
темно было. Об остальном позаботился rtозапрошлой ночью ураган. Весь металл, из-за которого мы промытарились десять месяцев, мы могли бы вернуть за пачку табака, но увы ... И он опять расхохотался, да так, что пришлось даже, согнуться -
живот заболел. -
Никак не возьму в толк, как ты можешь еще смеять­
~я? -
проговорил Куртин с обидой в голосе. А я не понимаю тебя,- сказал Говард и рассмеялся еще раскатистее.- Если ты при таком повороте дела не хохочешь так, что чуть не лопнешь, значит, ты не понима­
ешь, что такое хорошая шутка,-
и тогда мне тебя жаль. Эта шутка, например, стоит десяти месяцев работы. И он снова рассмеялся, и по его щекам потекли слезы. -
Меня они здесь объявили ЧУДО-ДОКТОРОМ,- Говард не переставал смеяться, и в горле его булькало,-
и на ог­
ромных пространствах я куда более знаменит, чем лучший врач Чикаго. В тебя дваждl,I стреляли, ты дважды убит, а все еще жив, а наш добряк Доббс настолько потерял голо­
ву, что ему нечего и браться искать ее -
без нее! А все из-за денег, которые принадлежат нам и которые находят­
ся неизвестно где, и вдобавок стоят дешевле, чем пачка табака за тридцать пять сеитаво . И лишь теперь рассмеялся и Куртин. Хохот, похожий на рычанье, так и рвался из него, как все время перед этим из Говарда. Но старик прикрыл ему рот ладонью: -
Не так громко, старина, не то еще надорвешь легкое. А оно тебе пригодится, без него нам с тобой до Тампико не добраться. Насчет поезда ... у нас ничего, наверное, не вый­
дет. Придется нам возвращаться верхом на осликах; ос­
тальных ПРИ;ll.ется продать, чтобы нам, горе-миллионерам, купить на дорогу хотя бы ~акой-то еды ... ~ А вообще -
как нам быть дальше? -
спросил он Куртина несколько ПОГОДЯ.-
Я вот о чем подумываю; а'не остаться ли мне у них врачевателем навсегда? Мы могли бы заняться этим делом вместе с тобой. Одному мне все равно не справиться. Мне нужен помощник. А я тебе за это все мои рецепты завещаю. Они полезные, ты мне верь! Говард вывернул все тюки и шкуры наизнанку и в одном из тюков обнаружил невысыпанные мешочки. Либо их не заметили, либо один из бандитов, присвоивших себе эти тюки, поленился развязать тюк, отложив это на потом, ког­
да не будет такой спешки. -
Это нам хватит на ... на что? -
вслух размышлял Го­
вард. ',-
С кино ничего не выйдет? --
спросил Куртин. -
Нет, на это не хватит. Я вот что думаю ... а как насчет маленького магазинчика деликатесов и консервов? Где? В Тампико? -
Куртин даже приподнялся. -
Конечно. А где же еще? -
уднвился Говард. -
Но когда мы были в Тампико, помнишь" разорились хозяева четырех больших магазинов деликатесов.- Кур­
тин счел важным напомнить об этом старику. -
Ты прав,- согласился Говард.- Но то было почти год назад. Может, за это время что-то изменилось и нам: немного повезет. Подумав недолго, Куртин сказал: , -
Твое первое предложение мне все-таки БQльше по душе. Попробуем хотя бы первое время прожить как вра­
чи ... или знахари ... По крайней мере, едой и жильем будем обеспечены. -
Давай перебирайся в мою деревню,-
предложил Го­
вард,- увидишь все собственными глазами и убедишься. Ты, мой мальчик, шляпу передо мной снимешь, когда уви­
дишь, какая я уважаемая и: почитаемая личность. Несколь­
ко дней назад они собирались уже избрать меня в совет старейшин. Я, правда, не разобрался, чем там придется за­
ниматься. В этот момент появился один из гостеприимных хозяев Говарда. -
Сеньор,- обратился он к старику.- Нам пора в путь. Только что сюда прискакал человек из вашего селения. Го­
ворит, собралось много людей, и все хотят видеть доктора. Отсутствие доктора их крайне беспокоит. Поэтому нужно отправляться немедленно. -
Ты сам все слышал,- сказал Говард, подавая руку Куртину. . Куртин улыбнулся и проговорил: -
Думаю, дня через три я смогу навестить чудо-докто­
ра. Говард не успел ему ответить. Индейцы обступили. его и усадили на лошадь. И вот они уже скрылись из вида. Перевеn с немецкоrо Е. ФАКТОРОВНЧ S9 СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА «ВОКРУГ СВЕТА» ЗА 1988 rOA ДОРОГ А -
ЭТО ЖИЗНЬ 1. Божуков Вапентин -
«Параальпнн-88» . 2. Дмитриев ВИКТОР -
Паруса наших предков 3. Итс Рудопьф -
Круг равных. <\. Ковапенков А.- Еще одна мертвая зона1 . 5. Кравченко Дмитрий -
Верю в бескорыстие 6. Лебедев Впадимир -
Дальние страны . 7. Попещук Апександр -
Давайте говорить. 8. Тарунов Апексей -
Притяжение Адж"мушкая 9. Шварц Евгений -
На зеленой волне. ОЧЕРКИ. СТАТЬИ. РЕПОРТАЖИ 10 8 12 4 6 3 2 5 11 10. Абрамов В.- Как он .. жили . 5 11. Абрамов В.- Помним .. ищем 12 12. АгБУНО8 Михаип -
Потерянная башня 2 13. Аджиев Мурад -
Два "змерения ре к и 1 14. Аджиев М.-
Странный белый лед. 3 15. АпеWИНа Ирина -
Где же ты. Люличан1 . 11 16. Арефин С. -
Зыбучая западня. 9 17. Арефин С.-
Пекарь и анаконда . 1 О 18. Бабенко Витапий -
Сезон прогнозов . 1 19. Бабенко Витапий ~ РаЛЬф Эдберг: « Все мы -
команда каравеллы » . 1 О 20. Баженов С.-
Кимбы солонго . 6 21. Баратов Никопай -
В краю вежливых дождей 3 22. Барсов С. -
Преуспевающие ведьмы. 3 23. Батыркупов Тайтуре -
Сангтуда .. сангту" . 1 24. Батыркупов Тайтуре -
Каменная маслобойка. 2 25. Беп.т Михаип -
Портеньос против миликос 2 26. Бернацка. М.-
Семья на термитнике. 5 27. Берндт Юрген -
Непохожие японцы? . 8 28. Богосповска. ЛlOдмипа -
Байдарочка и летящая птица 6 29. Бунин Павеп -
По Англии с' карандашом 3 30. Бура С.-
В погоне за невидимкой. 8 31. Бура Сергей -
Над восходящим потоком 1 О 32. Буруковский Рудопьф -
Следы в океане 1 33. Васипец Андрей -
Охота с двойной игрой. 1 О 34. Вернадский В. И.- Мыслью охватываю весь земной шар. 1 35. Впасов В.- Почему князь Петр женился на Феврони,,? 4 36. Впасов В.- Капища православных . 8 37. Вопович Витапий -
С Дерсу по вьетнамским джунглям 9 38. Воробьев Анатопий -
Живая вода -
Жеведа . 6 39. Гпадунец В.- Зеленый десант. 1 40. Гпадунец В.- Летная погода для байдарок. 4 41. Гпадунец В.- Амазонские коробейники . 11 42. Гпазунов А.- Кукурузные хлопья для Суни. 1 43. Гпазунов Апександр -
Пусть камень не рассыплется в прах. . -
. 7 44. Гпазунов Апександр -
Пе с ня острова игрищ. 1 О 45. Глебов A.~ Бабуши из марокена. 5 46. Голицын Впадимир -
Спуск в затопленные казематы. 1 О 47. Горбунов Никопай -
Канал при свете дня и белой ночи 5 48. Гусева Н.-
Искусство Шильпакара . 3 49. Дробков Впадиспав -
Жилли идут! . 8 50. Дроков Сергей -
Забытые истор .. и бутылочной почты 8 51. Дь.ков АнатопиЙ. Хаптурин Виктор -
Долги плеса Ч.евылец-
кие . . 3 5
2. Журова Л.-
Что случилось с Миссисип .. ? 1 53. Журова Л.-
Драконы над Вэ й фаном . 7 54. Задорожный В.- « Спасите носорогов!» . 1 55. Задорожный В.- Страсть к свисту. 2 56. Задорожный В.- Не кланяйтесь при тигреl 8 57. Задорожный В.- Как Панакакири стал Йеко 12 58. Зотиков Игорь -
Не ездите по интерстейт ночью 7 59. Зотиков Игорь -
мао;. друг из Колорадо. 8 60. Зотиков Игорь -
В стране сахарных кленов. 9 61. Иванов Иван -
Дорожное знакомство . 5 62. Капинин Всевопод -
Сколько голов у гидры? . 9 63. Кечин Ипь. -
Дом. который построил... . 2 64. Кондаков Сергей -
Крок о дил не простит... . 7 60 65. 66. 67. КОНАратьева М.-
Страусиная песнь . 12 Костырко Сергей -
След вечного бродяги 12 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. 76. 77. 78. 79. 80. 81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. 93. 94. 95. 96. 97. 98. 99. 100. 101. 102. 103. 104. 105. 106. 107. 108. 109. 110. 111. 112. 113. 114. 115. 116. 117. 118. 119. 120. 121. 122. 123. 124. 125. 126. 127. 128. 129. 130. 131. 132. 133. крючкин ВПilдпен. KOHIOXOB ФеАОР -
Вызов. брошенный Травиным 5 КрlOчкин В.- Полсотн .. метров до «Нахимова» 8 Куницын Е.-
Опасные километры . 4 Куриц Л.-
«Икар» идет сороковыми. 6 Курьер. 2.3.4,5,6,9.10,11,12 Лагуиова Л.-
Новые рабин зоны . 7 Лагунова Л.-
Наследницы Иw-Чель 1 О ЛаПil.НЦ И.- Европейский 'бумеранг . 6 Ларин 0.-
Берендеева чаща. 4 ЛебеАев В.- Нетерпенье достичь Харэр 2 Лес нов П.- Жизнь в лесу . 5 Листов ВilАИМ -
Банан, нефть и креветка 1 Лобов Ю.-
Все золото буров . 4 ЛОНАОН Джек -
Плаван .. е на малых судах. 9 Максимова Н.-
По сходной цене. 1 О Маwников Игор .. -
Атлантида -
чертова дюжина? 3 Маwников Игор .. -
Триера ... Троада ... Троя. 1 О Мипин С.-
Колумбийские гавроши . 6 Миповский АлеКСilНАР -
Квидили спускается с гор 2 Миповский АпеКСilНАР -
Вертеп -
зрелище в лицах 9 Миповский АпексаНАР -
Автопортрет «портацкой" рабо-
ты Минеев Апекса НАР -
Семь ба нов на берегу реки Кронг '. Минц Лев -
Общность вод . Минц Лев -
Шоп слава держит. Минц Лев...:... Дождь в Тр"вандраме Минц Лев -
Прекрасная кадаифджийка Морозов К.- Северный дневник . Москвин А.- Карта из Леты . Моуэт Фарпи -
Конец бизоньео;. тропы. MycaenllH Г., Сухопаров А.- Огн" у подножия Шер­
Дарваза 12 2-3 1 3 6 11 2 10 7 4 Мусаеп.н ГеннаАИЙ, Семенихин Игорь -
Токио: час за ча-
сом. НаАёжин Борис -
Воспоминание о мостах. НаАОРфИ Лайоw -
Чимборасо . НеПОМНIIЩИЙ Н.-
Пять городов Нью-йорка Непомн.щиЙ Н.-
На пороге неведомого . Никиwин ЛеонаРА -
Молчание Вселенной. Никопаев Н.-
«Мы с тобой одной крови ... » НОВГОРОАова Э.- Звенья цепи. Новгородова ЭпеОНОРil -
Путь на гору Солнца. Орпов В.- Заповедное плато Путорана Остапенко ГеннаАИЙ -
Хлебная изба .. Пажетнов В.-
Из жизни бурого медведя Папкевич IIцек -
В по"сках Большого Приключен"я . Пересун"ко Юрий -
Горит тайга ... Пересунько Юрий -
Сайга . Петров П.- В ладье вокруг света. ПикаАпександр -
Ж"вущие у реки Пойтовоям . Повоп.ев Ваперий -
На берегу Крокодильей реки. Предвидеть и предупредить. Пронин Евгений -
Казацкая песня. ПРIIХИН Г.-
Западнее только Атлантика . Рагозин Юрий -
На размыwления -
пять секунд Резниченко ВпаАИМИР -
Край света . РеЙ-КilРРО Апекса НАР -
Испания без КОРРИДЫ Рост Юрий -
Зеленое свечен .. е в океане. Рыжков Ваперий -
Круглые сутк" шведы. Савоску" Сергей -
Стойбище на Болокиткане СаДЫХОВ8 э.-
«ЧеЛЮСН't)) В КИНО' Н В жизни. Сафиев Надир -
Набросок к польскому пейзажу. Сахаров А.- Увидеть минувшее . Свистунов С.-
Амазонский щит . Северии Тим -
За Улиссом на Итаку . Сепимзаде Айдыи -
В деревне Раг .. ба Сенаторов ВilСИПИЙ -
Четвертая профессия Калгари Сокопов Виктор -
Штаб второго батальона. COn08be8 В.- «Пеликаны )), стерегущие огонь Стрелецкий АпексаНАР -
На всю жизнь .... 11 2 6 3 9 4 1 9 11 1 11 3 6-7 7 9 2 В 10 1 5 12 2 5 10 6 6 3 10 12 7 7 6-8 10 2 12 7 9 134. Стреnецкий А.- Через четыресто) миллионов лет. 135. Стреnьцова Еnена -
Сеул -
кр.аткое знакомство 136. Сумnенова Е.- Во)янг-кулит -
театр теней . 137. Сунгоркин Впадимир -
На далекой реке. 138. СlOткин П.- Большо)я охота но) Несси. . . . 139. Тавровский Юрий -
Восхождение но) Фудзи . 140. Тарасова Л.-
В полете -
ископаемое . 141. Таруно. А.- О чем' мо,nчат находки . 142. Тарунов А.- Два взгляда на Остраву . 143. Тарунов А.- Свидание с Аустерлицем . 144. Три полярных сюжета: Грнщенко В.- Человек в арктическом пейзаже Орпов В.- Ночной полет Сафиев Н.- С полюса на полюс. 145. Троп TeoAc;lp -
Возвращение «Кирении» . 146. Троицкий В.- Новый квадрат поиск" . . 147. Туманов Юрнй -
Почти все о «Хро)ме питонов» . 148. Туманов Юрнй -
Поездка на пираге в Г о)нвье . 149. УСТННlOк Вnадимнр -
Полигон для дикобразов. 150. УСТИНlOк Впадимир -
В ночь на Ивана Купала. 151. Федоров В.- Боги Долнослава . 152. Федоров В.-
С ловушкой но) лангустов. 153. Федорченко А.- «Сага сигло)р. -
песня викинга. 154. Фроnова · Е.- Тепло камыша. 155. Фр.тер Апександр -
Вниз по Иравади . 156. Хаммерштайн Верена -:: Оджуго-Драйв, 8 . 157. Чародеев Г.- Одиннадцать лет среди монтанье 158. Черкашнн Никопай -
Русский капитан Немо. 159. Чешкова Лиди. -
« ... Богато царствует натура» 160. Чешко.а Лиди. -
Стоит изба на угаре ... 161. Чехонин Борис -
Чао лей, люди моря . 162. Чехонин Борис -
Камень из Чантхабури 163. Шентаnинский Витапий -
Берег неслучайных встреч 164. Штиnьмарк Ф.-Кала-и-Шерон -Крепостlo львов. 165. ШТИПloмарк Феnикс -
Раздумья на берегу БаЙк,.ла . 166. Шумипов А.- Лыжня через океан. 167. Щипко Леонид -
Большой корабельный фарватер 168. Ямонт Стеnnа -
Найти в себе ... себя. .169. Яхnако&а Т.- Там сад и дом видений полны .... ТО ЧУДУ ПОДОБНО 170. Беп.ко& Впадимир -
Абу-Симбел . 171. Герасимов Oner -
Стойкий город Гадамес 172. «Город ветеранов» . 173. Ермаков Никита -
Сокровища под виллами 174. Кnиментов Д.- К югу от Титикака . 175. Мон-Сен-Мишель . 176. Непальские храмы . 177. HOBropoAoBa Эnеонора -Красная кн .. га палеолита 178. Первый на Москве . 179. Тернии Большого рифа. 180. Тикаль . СОСЕДИ ВЕЛИКАНОВ 181. Оnьгин Л.-
Долины Андорры. . 182. Опьгин Л.-
Кто такие монегаски! . . . . 183. Опьгин Л.-
Самый трудный язык в мире? . 184. Оnьгин Л.-
Великое герцогство Люксембург. ДЕЛО ВКУСА 185. Бабенко Витапий -
Тайна розового парфе . 186. 3адорожный В.- Похождения чеснока ·. 187. Лившиц Е.- Золотой шафран . 188. ПЕСТРЫМ МИР . РОМАНЫ, ПОВЕСТИ, РАСС КА ЗЫ 10 9 8 6 1 4 5 5 8 12 6 5 7 1 9 2 7 5 It 2 10 12 It 4 It 3 7 5 It 9 3 It 4 4 11 4 It 10 8 4 9 2 3 12 6 5 7 3 5 7 10 4 6 2 1-12 189. Баnае. Никоnай -
Бурый призрак Чукотки. Повесть. 11-12 190. Бнnенкнн Дмитрий -
Уик-энд. Ф"нтастический рассказ. .191. Гопованов Cepre" -
Ремо"овый зонтик. Фантаст .. ческ"Й расско)з , 4 192. Кинг Стивен -
Туман. Роман. 4-7 193. Кобер Воnьфрам -'-
Война. Фантаст .. ческиЙ расско)з 1 . 194. кыoендеnnn Р.-
Мы не сд.елали ничего плохого, честное слово. ф'антастический рассказ. 11 195. Манне Патрисио -
Мятеж на Б .. о-Био.· Повесть . 2-3 196. Покап"чук Юрий -
Эль-Пойо, храбрый командир. По-
весть . 197. Рыбин Впадимир -
Отступник. Рассказ . 198. Стахо. Дмитрий -
Запоздалая встреча. Роман. 199. Травем Б.- Сокровища Сьерро)-Мадре. Роман. 200. Шоу Боб -
Идеальна. команда. Фантастический рас­
сказ 10 1 8 8-12 ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ Перечисnены материапы, относ.щиес. к зарубежной стране ипи географическому региону 3емпи. А.страnи. -179; AHrona -
20; Андорра -181; Аргентина -
25, 119; Афганистан -
43, 96; Беn.,ги. -'-
49; Бенин -
147, 148; Бирма-155; Боnгари. -
90, 92, 145, 151; Боnи.и. -174; . Буркина Фасо.-
64; Веnикобритани. -
16, 22, 29, 138; Венгри. -
89, 185; Вьетнам -
37, 88; Г.атемаnа -
73, 180; ГДР-
33; Егиnет -
170; Инди. -
48, 56, 9.1; Индонези. -
109, \36; Иордани. -
94, 172; Испанди. -∙40; Испаниа -
120; Итапиа-187; Канада -
\30, 157; KHP-15,53; Коnумбиа -84; KOHro -114; ЛиВи.-171; ЛlOксембург -184; Маn.,,,а -183; Марокко -45; Монако -182; Монгоnиа -
104; Неnап -176; Нигери. -156; Перу -
41, 127; Поn.,ша-74,125; CeHeran -117; Суринам -57; США-52, 58,59,60,95,100,104; Таиnанд-62, 161, 162; Toro -21; TOHra -72; Тунис -173; Финп.нди. -
47, 69; Франци. -175, 177; ФРГ-17; Чехоспо.аки. -
42, 142, 143; Ш.ециа -122; Эк.адор -
78, 99; Эфиоnиа -76; ЮАР-6I,79; Южна. Коре. -
1 35; Яnонн. -
27, 97, \39; Арктика-
166; Атnантика -
32, 153; Африка -
26, 54, 65; Среднэемноморье -128. в 1988 году. журнале «Вокруг света» опубликовали фотогра­
фни: Агбунов М., Алешкина И., Аньков В., Бабаиов Б., Баду­
лин В., Баженов Т., Батыркулов Т., Беляев А., Б ел яков В., Тур­
бовский О., Ван штейн И., Вилков с., Вятки н В., Глазунов А, Донц М., Дробков В., Дрожащих В., Дубровский А., Ефимов М., Животченко В., Зотов А., Зуев В., Казанцев В., Калинин В.; Карев В., Качурин Н., Кашо В., Конюхов Н., Костырко С., Крав­
ченкоИ., Кривцов Н., Крючкин В., Куликов В., Лехмус Ю" Листов В., Макунин Ю" Миловский А., Минеев А., Михайлов В., Надорфи Л., Новгородова Э" Новиков Ю" Орлов В., Останкин с., Пажетнов В., Палкевич Я., Паттерсон Р., Пекарский В., Пет­
ров Ц., Пика А., Потапова Т., Рачинский 1:3., Р е й-Карро А., Рост А., Савоскул с., Свистунов с., Семенов В., Сербин А., Сне ­
гирев В., Суетин В., Сумленова Е., Сунгоркии В., Тавровский Ю" Таруиов А., Туманов Ю., Устинюк В., Федоров В., Фищенко Д., Чехонин Б., ШенталинскиЙ. В., Шпаро Д., Штиль марк Ф., Шу с­
тов В. В 1988 году в Оформлении журиала «Вокруг света» участвова­
ли художники: Бальжак Н., Бунин П., Горохов е кая Т., Гусев А., Зотиков И., Комаров Г., Кухарук В., Неволин В., Павлинов П., П отапов Н., Федоровская М., Флерова Е., Чижиков В., Шварц В. 61 РОЗОВЫЕ НАДЕЖДЫ ДЛЯ РОЗОВОГО ГОЛУБЯ Наш герой -
одна из редчайших птиц на земном шаре. Зовут ero розовый ro-
лубь. В отличие от тривиаль,НЫХ сизарей, которые чувствуют себя прекрасно во многих странах и климатических зонах, а koe-ГАе даже стали подлинным бедст­
вием, розовые голуби водятся только в одном-единственном месте -
на остро ­
ве Маврикий, в лесах и кустарниках на склонах ущелий реки Черная. Вообще говоря, пер натой фауне Мав­
рикия сильно не везло. К началу XVIII века были ПОЛИ остью истреблеиы бес­
крылые APOHtbl (додо). Затем наступила очередь нных местиых птиц -
в том числе эидемичиых видов голубеЙ. Ро ­
зовый голубь уцелел лишь по той причи­
не, что ero мясо считалось иесьедобиым: якобы ои поедал такие плоды и семена, которые моглн прииести человеку вред. Впрочем, слово «уцелел» следует считать все же преувеличеиием. Сейчас иа воле иасчитывается Bcero 25 особей розовых голубей, еще 150 обитают в зоопарках и ориитологических коллекциях. Глав­
иую надежду зоологи возлагают на то, что розовые голуби неплохо переносят неволю и дают потомство в вольерах. ДЕРЕВЬЯ КАК ВОИНЫ На границе Сахары все спокойно. В 'основном здесь царит жара -
полуден­
ная температура в течение Bcero rOAa доходнт до плюс тридцати. Иногда­
очеиь редко -
идут дожди. Иногда­
KorAa весной из пустыни дует хармат­
тан -
некуда деваться от пыли. Но, в принципе, все так же, как было и десять, и сто, и пятьсот лет иазад ... Однако это поверхиостиое впечатленне. На самом деле здесь идет война -
бескомпро­
миссная война между пустыней и зеле­
ной зоной. Долгое время человек слу­
жил невольным союзником Сахары: он неумеренно сводил леса для своих нужд,- поэтому пустыня наступала, а обез Л'есенная пограиичная земля, нзу ­
веченная эрозией, сдава:ла позиции. Однако в последнее время ситуация изменилась. Страны Сахеля перешли в контрнаступление. Эти кустики в руках иигерской девушки -
будущие деревья. Они будут высажены в долине Маджиа и, KorAa вырастут, встанут стеиой на пути жарких ветров. Уже четыреста ки­
лометров защитных лесополос охраняют поля от палящего дыхания Сахары. Эро­
зионные процессы пошли на уб.,IЛЬ, и урожаи сталн на 20 процентов больше. Впрочем, главные бои впереди. Пусты ­
ня не думает сдаваться, и для ощутимой победы -
по оценкам специалистов­
надо ускорить лесонасаждение примерно в 50 pa~ КОШЕЛЕК ИЛИ ЖИЗНЬ Несмотря на кажущуюся привлека­
тельность этого ремесла, работа у лаос­
ских золотодобытчиков тяжелейшая. Залежи золотоносного ила располагают­
ся на Меконге несколько выше Л уангпра­
банга. Старателн отмывают ил на лотках и тут же добавляют к осадку ртуть. Образующуюся амальгаму отжимают вручную -
с помощью обыкновенной хлопчатобумажной 'тряпнцы. Затем ма­
ленькне золотосодержащие шарики на­
гревают прозаической паяльной лам­
пой -
ртуть улеТУЧИllается, а драгоцен­
ный металл остается. Понятно, что та­
кое занятие просто рискованным не на­
зовешь -
пары ртути смертоносны. Продолжительность жизни старателей на MeKoHre очень невелика. Однако зо­
лото есть золото. И все дни, пока длится сезон, добытчики с раннего утра выходят на берег во всеоружии: лоток, ртуть, паяльная лампа ... КАКАЯ ПТИЦА САМАЯ УМНАЯf На этот детский вопрос одиозначно от­
ветить, пожалуй, невозможно, во ТОТ факт, что в 'десятку первых обязательно войдут вороиы, пожалуй, иеоспорим. Поразительны примеры вороиьей сооб­
разительности. Этих птиц часто можно видеть иа обочинах европейских автост­
рад. Дело в том, что вибрация почвы от проносящихся тяжелых грузовиков за­
ставляет червей вылезать на поверх­
ность -
тут-то их иастигают клювы во­
рои. Не брезгуют вороны и мелкими грызунами. В Великобритаиии известиы случаи, когда эти птицы «дежурили» на спинах свиней, справедливо полагая, что мыши, суетящиеся в подстилке хлева, вовсе не обращают внимаиия на хрюкаю ­
щих хозяев. Прыжок со свииьи вииз -
И вот уже мышь бьется в клюве! Вороиы -
прекрасные подражательницы: оии мо­
rYT повторять разиообразные звуки и слова человеческой речи. Лексикон неко­
торых особей включал до 150 слов. Наконец, еще одна заб,авная особен­
ность. Исследователи не раз отмечалн, что вороны пристают к отдыхающим ко­
ровам: садятся на них, хлопают крылья­
ми, кричат, иоровят клюиуть ... Долгое время это поведеиие оставалось загадкой, пока этологи не поняли -
да ведь вороны просто дразнят больших, ленивых коров. Другой цели у скучающих, издевательски настроенных пернатых просто нет! ГИДРОТЕХНИКА ВО ВРЕМЕНА ФАРАОНОВ Когда н где была построена первая дамбаf Историки, как и статистики, знают все (или почти все). Поэтому ответ будет такой. Старейшее гидротехиичес­
кое сооружение на планете -
судя по всему, дамба Садд-эль-Кафара. Она была построена в Египте приблизнтельно 4600 лет назад. С ней связаны, по крайней мере, две страниостн. Первая: больше в Древием Египте дамб не возводили, сле­
дующая по очереди появилась лишь в XIX столетии нашей эры. Вторая: СаМ­
эль-Кафара... не предиазначалась для ирригации. Как считают ученые, с ее помощью было создано водохранилище, обслуживавшее местиый мрамориый карьер. СЕйТЕ РАЗУМНОЕ ... Эти камни -
не прихоть природы, а создания рук человеческнх. Онн назы­
ваются «Новые мильиые камни», Когда­
то вдоль дорог Британни стояли -
точ­
нее, лежали -
вехи: камни, отмечавшие пройденный путь в милях. Ныне скульп­
торы, работающие в английском граф ­
стве Дорсет, решили возродить старую традицию, вдохнув в нее новое содер­
жание. Современные «мильиые камни » делаются из мрамора в виде гигантских раковнн или пшеничных зерен. По мысли скульпторов, по-своему сеящих разум­
иое, доброе, вечиое, эти зериа должиы останавливать на себе внимание прохо­
жих и наталкивать людей на мысли об окружающей среде, о месте человека в природе, пробуждать в душах чувство малой родины. НОС ВСЕ-ТАКИ ЛУЧШЕ Обычно принято считать, что челове­
ческое обоняние сильно уступает нюху диких животных и тем более охотничьих собак. Так-то оно так, однако не следует сильно занижать и способности человека. Наши рецепторные нервные клетки сли­
зистой оболочки носовой полости доста­
ТОЧНО чувствительны, чтобы распознать запах ванили или мускуса, даже если па­
хучее вещество будет растворено в воз­
духе в пропорции одна часть на сто мил­
лиардов! Не случайно при утечке газа лучшнй анализатор запаха по - прежнему не при.бор, а человеческий нос. НЕПТУНОВАФЛЕйТА Если музыкальный инструмент, на ко­
тором играет ветер, называется «ЭОЛОВОЙ арфой», то устройство, о котором пойдет речь дальше, вполне может именоваться «нептуновой флейтой». Устройство музыкальное -
по крайней мере, звучащее,- однако изобрел его не музыкант и не композитор, а художник Пнтер Ричардс, живущий в Сан-Фран­
циско (США). Он заставил «играть» оке­
ан. -
Много лет я занимаюсь природными феноменами,- рассказывает Ричардс. -
Но ТОЛЬКО в 1979 году в Австралии, услы­
шав, какие. восхитительные звуки издает плывущий по волнам ДОК, я ПОНЯЛ, что' мне надо делать. Семь лет понадобилось художнику для реализации замысла, и вот в 1986 году в заливе Сан-Франциско зазвучал «волно­
вой оргаи». Он представляет собой двад­
цать пять труб разного диаметра, высту­
пающих иад водой. Уровеиь воды в них колеблется, и соответственно резониру­
ют столбы воздуха, заключенные в тру­
бы. Слушать « нептуиову флейту » лучше всего в спокойную погоду,- шторм заг­
лушает ее странные и нежные звуки. Од­
НИМ эта игра кажется «ЭХОМ В большом зале», другим «вздохами И хрипами». -
Главное -
терпение,- утверждает изобретатель Питер Ричардс. -
Слушать волновой орган -
это все равно что осва­
иваться в темной комнате. Поначалу ни­
чего не различаешь, но постепенно ваши уши улавливают все больше гармонии в хаосе звуков. ВНИЗ ПО РЕКЕ, ТЕКУЩЕЙ ВВЕРХ! Вечного двигателя ие существует? Неправда. Существует! По крайней мере, в Греции, где, по словам чеховского ге­
роя, «все есть». На Кефалииии, прннад­
лежащем к группе Ионических островов, есть водяная мельница, которая безоста­
иовочио крутится с давних-предавних времен. Постойте-ка, скажет читатель, при чем же здесь «перпетуум мобиле»? Все водяные мельницы крутятся без за­
пинки, пока текут реки, на которых они стоят. Да, но в нашем случае река течет вверх! Открытие было сделано случайно. В расщелину на берегу моря кто-то вылил краску, а потом ее обнаружил на даль­
нем конце острова -
примерно в метре над уровнем моря. Как такое могло слу­
читься? Оказывается, в карстовых поло­
стях острова действует своеобразный сифон. Морская вода, попав в полости, смешивается с потоками пресной воды, текущими по пещерам. Разбавленная морская вода обладает меньшей плотно­
стью, по системе трещин она поднимает­
ся выше уровня моря и как бы « тащит» за собой более крепкий рассол. Каза­
лось бы, забавная иллюстрация к школь­
ному учебнику физики, не более того. Однако эта « иллюстрацня » уже много лет мелет зерно ... МАРШРУТ, КОТОРОМУ ТЫСЯЧА ЛЕТ Весной этого года два англичанина­
Пол Грэм И Чарльз Патернина -
реши­
ли совершить путешествие из француз­
ского города Бордо в испанский Сантья­
го-д е -Компостела. Собствеино, в таком пробеге ничего сложного нет -
всего какая - нибудь тысяча километров по хо­
рошим европейским дорогам,-
если бы не три необыкновениых обстоятельства. Первое -
средство передвижения. Вто­
рое -
маршрут. Третье -
цель путеше­
СТВИЯ. Средство передвижеиия изображеио на нашем снимке. Это прадедушка совре­
менных велосипедов под названием «Пенни Фартинг». Он родился в 70-х го­
дах прошлого века и сменил прапраде­
душку, который носил справедливую кличку «Боуншейкер» -
«Костотряс». В аиглийском городе Блэкберне до сих пор делают «Пенни Фартинги» -
для тех любителей, кто увлечен историей велосипедного спорта. Маршрут не менее интересен. Саитья­
го-де-Компостела -
живописный горо­
док на северо-западе Испании. Уже во времена средневековья он был местом паломничества тогдашних туристов и, таким образом, пользуется славой курор­
та более тысячи лет. Более того, Сантья­
го-де-Компостела вошел когда-то в пер­
вый в истории Европы путеводитель. Наконец, цель предприятия. Грэм и Патер нина предприняли велосипедный пробег -
он благополучно завершился прошедшим летом -
с тем, чтобы соб­
рать деньги на нужды домов для преста­
релых. -
Наша забота об этих домах,- зая­
вил Пол Грэм накануне старта,- бази­
ру е тся на очень простой философии: престарелый человек -
это живой чело­
век, которому крайне неоБХОДRМЫ ува­
жение и покой В последний период его жизни. РИСУИКИ В. ЧИЖИКОВА 63 На первой странице о б А О Ж К и: ссср, ЛЬВОВ­
СКАЯ ОБЛАСТЬ. « КОАяgни­
ки » -
картина на стеКАе ху­
gожника Ивана СКОАозgры, возроgившего этот угасший БЫАО Bug украинской нароgной живописи (см. очерк «Авто-
, портрет «nортацкой» работы », стр. 18). Фото А. МИЛОВСКОГО На третьей странице о б А О Ж К и: ПРА3ДНОВАНИЕ ГОДОВЩИНЫ АУСТЕРЛИЦ­
КОГО СРАЖЕНИЯ. Это собы­
тие траgиционно отмечается в ЧеХОСАовакии в начаАе gекdб­
ря. День АустеРАица -
не про­
сто костюмированное npeg-
стаВА е ние, какими теперь уже привычно отмечают nоgобные gaTbl; это своего poga съезg тех, кто серьезно УВАечен во­
енной историей. 3ритеАи, приезжающие в этот geHb на АустеРАицкое nОАе, становятся как бы участ­
никами событий, npoucxogUB-
ших зgесь БОАее ста BocbMuge-
сяти Ает назаg. ПреgстаВАяется реgкая возможность YBugeTb npaBgUBo воссозgанные эnизо­
gbl битвы, xog которой, оказы­
вается, известен нам по роману Л. Н. ТОАСТОГО « Война и мир" gaAeKo не nОАНОСТЬЮ ... КУАьминация nразgнества­
митинг у возgвигнутого на Праценских высотах МаВЗОАея мира. ДАЯ nришеgших сюgа го­
gовщина сражения -
это еще и nOBog высказать свое отноше­
ние к nроБАеме войны и мира в наши gHU (см. стр. 40). Главный редактор А.А.ПОЛЕЩУК Редакционная к о л ле г ия: В. И. АККУРАТОВ, В. И. БАУЛИН, Л. М. БРЕХОВСКИХ, А. К. ГЛАЗУНОВ, Ю. Ю. ЖИТКОВСКИЙ, Р. Ф. ИТС, . А. П. КАЗАНЦЕВ, Ю. Б. КАШЛЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ (заместитель главного редактора), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ (ответственный секретарь), Ю. А. СЕНКЕВИЧ, В. Н. СОЛОВЬЕВ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГ АРОВ, А. В. ШУМИЛОВ НАШ АДРЕС: 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., 5а Телефоиы: для справок -285-88-83; отделы: «Наша Родина» -
285-89-83, . ииостранный -
285-89-85, науки -
285-89-38, литературы -
285-80-58, писем -
285-88-68, нллюстрацнй -
285-89-36, приложеиие «Искатель»-
285-80-10, секретариат -
285-88-25 Художественный редактор М. ФедоровскаА. Макет Т. Гороховской. ТеХН14чеСК14" редактор И. Bopo6~e ••. ._---
© «Вокруг света», 1988 г. Сдано в набор 22.09.88. Подп. к печ. 02.11.88. АО1198. Формат 84Х 108' /'6. П ечать о фсетная. Условн. печ.л. 6,72. Уел. кр.-отт. 28,56. Учетно-изд. л. 11,5. Тираж 2900000 экз. Заказ 215. Цена 80 коп. Типография ордена Трудового Красного Знамени издательско-полигра­
фического объединения ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Адрес: 103030, Москва, К-30, Сущевекая, 21 .. « Вокруг света», 1988, 1-64, ИПО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 70142 . 64 2-я сТр. обл. Рудольф ИТС Круг равных 2 Георгий ПРЯХИН Западнее только Атлантика 6 Сергей КОСТЫРКО След вечного бродяги 11 В. ЗАДОРОЖНЫЙ Как Панакакири стал Йеко 12 Курьер 13 Виктор СОКОЛОВ Штаб второго батальона 17 В. АБРАМОВ Помним и ищем 18 Александр МИЛОВСКИЙ Автопортрет «портацкой» работы 21 Надир САФИЕВ Набросок к польскому пейзажу 28 Александр ФРЭТЕР Вниз по Иравади 32 Николай БАЛАЕВ Бурый призрак Чукотки Повесть 39 Ю. МАКУНИН Через горы и ущелья 40 Алексей ТАРУНОВ Свидание. с Аустерлицем 46 М. КОНДРАТЬЕВА Страусиная песнь 51 Элеонора НОВГОРОДОВА Красная книга палеолита 52 Б. ТРАВЕН Сокровища Сьерра-Мадре Роман 60 Содержание журнала «Вокруг света» за 1988 год 62 «Пестрый мир» (Окончание. Начало см. на стр. 51) Художник эпохи палеОлита изображал не просто охоту, а конкретн о зверя, жертву. Строгому смыслу подчинялся цвет рисунка жнвот­
ного (красный бизон или черная лошадь) и его пол, число изо­
бражений и их поря­
док. Глаяное в трудах Леруа-Гурана -
вы ­
вод о сущесТВОваниИ у первобытного чело­
века преДСтавлений о Вселенной и о мест е в ней человеКа. Чело­
век палеОлита знал цену миру, его окру­
Жавшему, ПОНИмал смысл явлений, на­
кладываЯ запреты на убийство живот­
ных тотемных предков рода. Заботясь о нормах охоты, карая смертью за нарушения этих норм, первобытный человек инстинктив ­
но, быть может, защи­
щал экологическую среду -
среду его жизни. И, нес · омнен­
но, был во многом разумнее цивилизо­
ванного потомка ... Наложин «табу» на сокровенные таЙНЫ бытия, ОхраНЯЯ свя­
щенную природу предков -
бегемотов и оленей, бизонов и мамОНТОВ,- древний человек создал свои, ни с чем не сравни­
мые Красные книги на стенаХ пещер Лас­
ко, Руфиньяк, Фон де Гом, Камбарель. ISSN 0311-0669 Индекс 70141 Цена 80 коп. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
499
Размер файла
74 855 Кб
Теги
1988
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа