close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1990-02

код для вставкиСкачать
Преобр азованная npирода. Слово « Якутию > Bcerga ассоциировалось со снегом, мо­
розом, льgом, тайгой ... Ныне к ним gобавляют gpyroe-
алмазы, золото, нефть, газ, уголь, gpeBecUHa ... Все так, но Якутия -
это не только строительная площаgка или кла­
gовая npupogHblX ресурсов, это еще и gOM, cpega обита­
ния многих HapogoB, которые живут зgесь веками. К СОЖаАению, gолгое время газеты и ЖУРНаАЫ охотно рассказывали о празgниках HapogoB Севера и умалчива­
ли об их буgнях. А буgни, ох, какие непростые! Мы убе­
qились в этом во время избирательной кампании по вы­
борам в ВеDХОВНЫЙ Совет СССР, Korga провоgили g е сятки встреч в · .:амых различных районах Якутии. Egвa ли не кажgый избиратель, и gаже те, кто еще не мог участвовать по возрасту в выборах, говорили о серье з ­
нейших нарушениях npupogbl, которые HeTpygHo заметить чуть ли не по всей республике. В Якутии уже страgают не реки, не леса -
страgают люgи, живущие испокон веку в этих лесах, у этих рек. О люgях, потомках нашего gpeBHero Hapoga, мы, ge-
путаты, заботимся прежgе всего. И конечно же -
о приш­
лых люgях, gля которых Якутия стала второй роgиной, они приехали сюgа со всех концов страны. Межgу про­
чим, население современной Якутии -
это преgставители 60 национальностей. БыАo время, Korga egвa ли не в ранг внутренней поли­
тики возвоgился noxog на «восток и на север » за ресур­
сами, на покорение новых территорий. Гигантские с илы rocygapcTвa пришли в gеЙствие. А каков результат? Что осталось от этой политики? Думаеге, ropoga и поселки? Ничего поgобного. Безжиз­
ненная пу е тыня! Поселки, как правило, строили на ско­
рую руку, goporu тоже. Все равно их бросать, Begb гор­
ноgобывающие преgприятия, как правило, у нас в Якутии неgолгов е чны, они за несколько лет « расправАЯЮТСЯ » с OgHUM месторожgением и перехоgят на gpyroe. На gобыче полезных ископаемых в нашей республик е в основном работают только преgставители некоренных на­
циональностей, люgи временные, случайные. Для них река, тайга -
не более чем nperpaga, препятствuе, кото­
рое Hago покорить. Причем любыми способами -
взор­
вать, затопить, вырубить, сжечЬ., наконец. Побеgителя Begb не суgят ни в прямЬм, ни в переносном смысле. Вот rge корни нынешних экологических Лроблем. И не только экологических, но и социаАЬНЫХ -
в первую оче­
pegb нациОНаАЬНЫХ и нравственных. Десятилетиями уничтожалась естественная cpega оби­
тания якутов, энцев, эвенов, юкагиров и gpyrux коренных HapogoB, gля которых траgиционно -
иное, HeUHgycTpu-
альное, хозяйство, связанное в первую очереgь с npupog-
ными условиями территории. В результате появилось неМаАО районов, rge коренное население нахоgится на грани вымирания... BblXogUT, это - ЛЛОХО, Korga имеешь богатые Hegpa. Поgчас см е р­
тельно плохо ... Ныне веgутся изыскательские работы по сооружению Аgычанской ГЭС. Огромное воgохранилище зальег gоли­
ну, rge много веков живут эвены. Им HeKyga больше ухо­
gUTb. На Севере Begb gaAeKO не кажgая местность при­
rogHa gля жилья. Так вот, эвены решили, пусть их зальег воgой вместе с их gолиной -
с землей npegKoB. Не YXOgUTb! Северные Hapogbl очень ropgble от npupogbl. И очень gоверчивые. Мало кто знаег, но ныне суgьба их nog угрозой ... Это не громкая фраза. В Якутии наЧаАОСЬ страшное -
со смер­
тельным ucxOgOM! -
заболевание, которое во многом свя-
з ыва е тся с нарушением э кологического равновесия. Вспыхнуло оно HegaBHo на бер е гах Вилюйского Bogoxpa-
нилища, обитат е ли BogoeMa по неизв е стным причинам за­
болели первыми -Bgpyr разом воgохранилище вымерло. Поэтому и назвали заболевание « вилюйский э нцефалит ». Этой болезнью уж е страgают три процента населения р е спублики. И число больных катастрофически растет. Из 26 районов уже пришли печальные вести об отмечен­
ных случаях заболевания. Пришло е насел е ние может уехать, а нам у е зжать не­
Kyga. Это наша pogUHa. Но самое прискорбное нам ви­
gится в gpYTOM -Kyga бы мы ни обращались, gаже об ­
лаgая полномочиями HapogHblx genYTaToB СССР, нас не хотят слушать. От е чественная наука от казываегся npOBogUTb исслеgо­
вания, которые выявили бы причины таинственного забо­
левания. Получены лишь согласия некоторых зарубежных уч е ных, выразивших желание помочь нашему Hapogy. Мы не случайно говорим об экологиче с кой причине нового за · болевания. Тому е сть обоснованные поgозре­
ния, потому что Вилюйское воgохранилище уже gaBHo пр е вращено в сливную яму gля горноgобывающей про­
мышленности. Так, ropog Мирный стоит на OgHOM из притоков Вилюя, зgесь перевернуты миллионы кубомет­
ров грунта. А в грунте не только алмазы, но и иные эле­
менты, которые вымываются из nopogbl, накапливаются в стоках. Именно такие опасные стоки вполне могли бы убить все живое и в Вилюйском воgохранилище, вызвать необратимые изменения во всей окру жающей его жизни. Не исключено и gpyroe -
затопленный лес, гниющая на gHe gpeBecUHa после вэаимоgействuя с промышленны­
ми стоками стала причUJЮЙ « вилюйского энцефалита ». Возможно и наложение нескольких факторов. Как гово­
рили наши избиратели, в 60-е rogbl в тех местах прово­
gились в атмосфере испытания яgерного оружия. Люgи слышали страшные взрывы, от которых земля gрожала, некоторые gаже виgели черные « грибы », вырастающие в н е бе, были на сожженных местах, трагали расплавленные камни. Охотники, оленевоgы -Hapog кочевой. Никто их, межgу прочим, gаже не преgупреgил об испытаниях и об их послеgствиях. Не хотели, BugUMO, раскрывать госу­
gарственную тайну. Были у нас в республике nog-
земные яgерные взрывы. Послеgний -
совс е м HegaBHo. Как же так можно? Северная npupoga уникальна, она очень избирательна. Мох-ягель, оказываегся, отлично поглощаег и на gолгие rogbl уgерживаег в себе paguoaкTUBHble элементы. Поел олен.ь такого угощения, сам paguoaKTUBHblM стал. Ну а если ч е ловек съест такого оленя? Другого ... Тоже Begb за­
болеег ... Впрочем, говорить можно gолго, но слова так и оста­
нутся словами. А факты убеgительно говорят о том, что болеют лишь те, кто ближе к npupoge: охотники, олене­
BOgbl, рыбаки, то есть коренные Hapogbl. Вот она какая, BblXOgUT, преобразованная npupoga. Со страниц журнала « Вокруг света » мы обращаемся к специалистам-экологам, энтузиастам-ученым: помоги т е нашему Hapogy преоgолеть смертельную беgу, которая с е ­
гоgня обрушилась на Якутию, а завтра может переки­
нуться и на gpyrue регионы. А_ БОРИСОВ, М. ЯКОВЛЕВ, народные депутаты СССР Уважаемые читатели! В 1990 году числ о п одписчиков «Вокруг света» увеличилось более чем на полмиллиона. Ре­
да к ц и я б л аг о дар н а ва м за доверие и постарается не разочаровывать вас и впредь. ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНО­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА «Многие go сих пор считают нас неким конгломератом ropgblx и gа ле ких от gействительности испанцев, простоgушных негров и отсталых инчеЙцев. Они не поgозревают, какой способный Hapog вырос из этого конгломерата». С этими словами Фиgеля Кастро согласится всякий, кто побывал на Кубе. Вне зависимости от своего происхожgения -
испанского, африканского или инgейского, все эти люgи -
кубинцы, gоброgУИLНые, общительные, госте приимные. Эти и мно­
гие gругие национальные черты заметны с первы х же встреч, с первых улыбок, с первых gиалогов. Если во многих gругих странах Латинской Америки инgейские общины, племена и языки со­
храняются по сей geHb, то на Кубе, ставшей ПJl.Qцgармом испанской экспансии на континенте, «инgейский корень» был почти полностью вытравлен. Произошло это буквально через несколь­
ко gесятилетий после плаваний Колумба. Но, может быть, именно Torga выковался неистреби­
мый оптимизм кубинцев, их жизнераgОСТНОСТ j Ь. п. &огомоnов Фото В. РОДИОНОВА спокойныE И БЕ3рАссудныE И
сторики утверждают, что Христофор Колумб, увидев в подзорную трубу живопис­
ные кубинские берега, восхи-
щенно воскликнул: -
Это самая прекрасная земля, ко­
торую видели глаза человеческие! Колумб если и мог произнести эти слова, то лишь после нескольких дней знакомства с Кубой. Во всяком слу­
чае, в момент открытия этой страны ему наверняка было не до природных красот. Представьте себе измотанного ДО.l'.гим плаванием путешественника среди враждебного, взбунтовавшего-
ся экипажа. «Адмирал Индий» нахо­
дился среди этих отчаянных людей на положении заложника, если не аре­
станта. И не исключено, что, окажись Куба на несколько сот миль к западу от своего подлинного местоположе­
ния, Колумб просто не дожил бы до ее открытия ... Хорошо еще, что незадолго до ку­
бинской стоянки эскадра великого генуэзца (если только он действитель­
но был родом из Италии, а не порту­
гальцем, как утверждал ось недавно в лиссабонской прессе) побывала на Багамских островах, и раздраженные матросы немного поутихли. Неда­
ром тот островок в обширном Багам­
ском архипелаге он с облегчением назвал Сальвадором, то есть Спасите­
лем ... Вот только матроса, первым опове­
стившего об этом спасении, Колумб «отблагодарил» совсем не по-адми­
ральски. Он пообещал Хуану Родри­
гесу Берлисо, увидевшему с мачтовой бочки контуры Туанахани (так назы­
вали островок аборигены), что по воз­
вращении в Испанию подарит ему бархатный костюм и крупную сумму в придачу. Но слова своего Колумб не ..:. сдержал, хотя и получил от короле­
вы Изабеллы приз для самого зор­
кого участника экспедиции. -
Мы непременно доплывем до этого крошечного Сальвадора. При­
том доплывем ... на каноэ,- увлечен­
но рассказывал мне однажды заме­
чательный кубинский ге о _ граф и путе­
шественник, заместитель министра культуры республики Антонио Нунь­
ес Хименес. Бывший капитан пов­
станческой армии и боевой соратник Фиделя Кастро, он и сейчас похож на классического мятежника со склонов Сьерра-Маэстры: поджарый, энер­
гичный, снеслышной походкой и вместе с тем решительной жестикуля­
цией . Тот наш разговор с Нуньесом Химе­
несом растянулся на весь вечер. Встретились же мы случайно в одном из номеров гаванского отеля «Ривье­
ра». Прославленный автор «Геогра­
фии Кубы», запрещенной три деся­
тилетия назад диктатором Батистой (в том числе и в связи с упоминаниями о Советском Союзе), но с огромным успехом переизданной после револю­
ции, поделился со мной замыслом ин­
тереснейшего путешествия. -
Тебе, конечно, знакома,- гово­
рил ОН,- кочующая по прессе вер­
сия о том, что, если бы не вторже­
ние испанских завоевателей-конки­
стадоров, то Кубу ждало безоблач­
ное будущее. Но такие рассуждения по меньшей мере ненаучны. Не бу д~ даже колумбовых открытий, этой земле суждено было очень скоро стать жертвой другого, не менее гроз­
ного нашествия. Нуньес Хименес пыхнул крепкой, ручной выделки сигарой из пинарско­
го табака, а затем продолжал: -
Я говорю о воинственных пле­
менах южноамериканских индейцев­
карибов. Тех, что вышли из глубин амазонской сельвы и научились пла­
вать в лодках даже по морю. Беспо­
щадностью к своим жертвам они на­
водили на современников почти жи­
вотный ужас. Постепенно они захва­
тили Малые Антильские острова, вы­
садились на Пуэрто-Рико, стали «под­
бирать ключи» к Гаити и Кубе. Но вот непредвиденная для карибов драма: наперерез их ощетинившимся копья­
ми лодкам устремились неведомые большие корабли. -
Звучит увлекательно и правдо­
подобно,- заметил Я.- НО ведь най­
дутся, как всегда, авторитетные скептики и обвинят приверженцев столь «авантюрной» версии в склон­
ности к фантазиям ... -
А мы будем бороться. Для этого и собрались мы, географы и путе­
шественники Латинской Америки, в большую группу, построили себе флотилию каноэ и прошли весь путь средневековых карибов по Амазонке, Ориноко и далее по атлантическим водам,-
глаза Нуньеса Хименеса лу­
каво блеснули 1. I Рассказ Нуньеса Хименеса об этом путешествии журнал опубликует в теку­
щем году. з ИНДЕЙЦЫ, ИСПАНЦЫ, КРЕОЛЫ, НЕВОЛЬНИКИ ... Кубинцы страстно любят пиво, при этом пьянства почти не существует. Обстановка в большинстве кубинских баров довольно скромная, кондицио­
неры есть не везде, но сказать даже в тесной придорожной харчевне: «Дай­
те мне холодного пива» -
значит обидеть администрацию. На Кубе просто не подозревают, что торго­
вать этим напитком можно без пред­
варительного охлаждения. Самое, пожалуй, популярное в рес­
публике пиво выпускается в безуко­
ризненно чистых, сверкающих крас­
ной медью цехах завода прохлади­
тельных напитков в гаванской муни­
ципии Которро. В знак особой про­
фессиональной гордости предприя­
тие наклеивает на каждую бутылоч­
куцветную этикетку со знаком каче­
ства и профилем индейского вождя. Резко очерченный подбородок, орли­
ный нос, гордый взгляд, пышный убор из перьев тропических птиц ... Звали этого индейца Атуэй. -
Да, он, конечно, не ведал о пи­
ве,-
с улыбкой признался в разгово­
ре со мной один из инженеров на за­
воде в Которро.- Но ОН -
герой. Внутренний потребитель и зарубеж­
ные импортеры не желают никаких других названий. Легенды повествуют о том, что в 1510 году Атуэй, увидев кровавые злодеяния конкистадоров на сосед­
нем Гаити, смело переплыл на лодке штормовой Наветренный пролив, чтобы предупредить жителей о наше­
ствии и подготовиться к его отраже­
нию. Вместе с Атуэем прибыли 400 его соплеменников -
мужчин, жен­
щин и детей, которые предпочли этот опасный переход гибели от ис­
панских мушкетов и шпаг. Но кубинские индейцы-таино оши­
бочно приняли Атуэя И его людей за ... карибов, слухи о которых сюда уже доходили. Затем вождь принялся страстно доказывать, что его единст­
венная цель -
объединиться против общего врага. Атуэй достал сумку с золотыми слитками и украшениями и показал ее вождям: «Вот тот бог, KO:rOPOMY пок­
лоняются испанцы! -
крикнул ОН.­
За золото они сражаются и убивают; за него они преследуют нас, и поэто­
му МЫ должны сбросить их в море ... » Между тем с Гаити прибыл во главе трех сотен солдат плантатор Диего Веласкес. Самоотверженно обороня­
ясь, индейцы вынуждены были отсту­
пить в горы. И вот здесь-то Атуэй применил б!\естящую тактику внезап­
ных нападений и отходов, бесконеч­
ных засад. Конкистадоры были фак­
тически заперты в стенах своего фор­
та в Баракоа! Как отмечал историк Филип Фонер, «впервые после своего прибытия в Новый Свет испанцы уз­
нали слово «страх». Пришлось, кстати, и Веласкесу из­
менить свою тактику. Пользуясь ус­
лугами предателя-индейца, он окру-
4 жил горный лагерь Атуэя и схватил его. 2 февраля 1512 года защитник земли своих отцов был подведен к разложенному для его казни костру. Испанцы ждали слез и мольбы о спа­
сении. Но перед сожжением на костре стойкий Атуэй наотрез отказался принять обряд крещения. Три века спустя великий сын Кубы и ее национальный герой Хосе Марти назвал свою родину надгыобным мо­
нументом погибшей индейской ци­
вилизации. И он" надо с'казать, вовсе не преувеличил происшедшей здесь драмы. Если во многих других стра­
нах Латинской Америки индейские общины, племена и языки сохраня­
ются по сей день, то на Кубе, ставшей плацдармом испанской экспансии на континенте, «индейский корень» был почти начисто вытравлен. Произошло это буквально через несколько деся­
тилетий после Колумба. -
НО «ПОЧТИ» еще не значит «сто­
процентно»,- рассказывали мне кра­
еведы в старинном кубинском городе Тринидаде.- Стоило нам вплотную заняться церковными книгами, всяко­
го рода реестрами и прочим и доку­
ментами позднего средневековья, как обнаружилось, что небольшая часть индейской знати, особенно племен­
ная верхушка вождей-касиков, по­
роднилась с европейцами и даже оставила свой отпечаток на произно­
шении некоторых фамилий. Правда, предварительно «высокородных» индеанок все же крестили, чтобы за­
тем присвоить их имущество, земли и слуг. Иными словами, захват Кубы продолжался даже перед церковны­
ми алтарями. Так или иначе, в кубинцах действи­
тельно пульсирует индейская кровь. Неосознанно следуя беззаботным по­
вадкам коренных жителей острова, современный кубинец совершенно спокойно, даже пританцовывая, ша­
гает по какому-нибудь болоту. Более того, он своему малышу разрешает бегать босиком по lCамышовым заро­
слям. Во время ВОСlCресной ПРОГУЛICИ за город lCубинская семья вполне мо­
жет оставить своих стариков в шез­
лонгах на лесной поляне и вернуться толысo IC вечеру. ~(KalCoe безрассудст­
ВО»,- ВОСlCликнет в сердцах приез­
жий бразилец. А ведь НИlCаlCОГО без­
рассудства нет и в помине. Просто жители Кубы не ждут от ласковой природы острова никаlCИХ подвохов. Ведь это же уникальный случай: на тропичесlCОМ острове протяженно­
стью почти в тысячу километров ни­
когда не . видели ICРУПНЫХ хищников, за исключением крокодилов, да и ,то лишь на полуострове Сапата. Почти не встречались здесь ядовитые змеи, были неведомы опасные насекомые, да и эпидемии тоже. Разве все это не могло отразиться на ПРИВЫЧlCах ку­
бинцев? Невысокие, узкоплечие, наивные индейцы Кубы оказались, lCонечно, плохими работниками на плантациях и шахтах испанских конкистадоров. Этих слабосильных рабов BClCope поч­
ти не осталось, и тогда поставlCОЙ «живого товара» из АфриlCИ занялись хозяева невольничьих кораблей, главным образом португальцы и анг­
личане. В 1524 году на Кубу была до­
ставлена первая партия черных рабов. Начался любопытнейший и до кон­
ца не исследованный процесс вза­
имного ПРОНИlCновения и постепен­
ного слияния трех самобытных куль­
тур. Был, правда, момент, когда этот процесс едва не оборвался. В 1602 го­
ду остров практичесlCИ обезлюдел. А все потому, что запасы золотоносных мин~ралов в местных шахтах были изрядно исчерпаны, и, несмотря на строжайший запрет Мадрида, ку­
бинские поселенцы вместе со своими неВОЛЬНИlCами бросились на «осво­
ение» МексиlCИ и Перу. К счастью, население острова быстро разобра­
лось, что на сахаре и lCофе можно наживаться совсем не хуже, чем на драгоценностях. И вскоре заселение страны возобновилось. Недавно Академия наук Кубы приг­
лас ила для совместной работы совет­
ских коллег из Института этногра­
фии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. Речь шла об изучении самых малочи­
сленных этничесlCИХ групп, «занесен­
ных» на остров в разное время. Это и японцы, часть которых оказалась здесь после декрета президента Руз­
вельта от февраля 1942 года, предпи­
сывавшего интернировать их с Запад­
ного побережья. Это жители Гаити и ЯмайlCИ, выходцы с Каймановых ост­
ровов, и ПОТОМICИ переселенцев с мек­
сиканского полуострова Юкатан, и многие ныне полноправные граждане социалистической Кубы. -
А параллельно шла, разумеется, этничеСlCая эволюция. Причем изу­
чить ее важно и для нас, советсlCИХ исследователей,- говорил мне Вале­
рий Тишков, один из наших этногра­
фов, работающих на Кубе.- Уника­
лен опыт жизнеобеспечения, наICОП­
ленный lCаждым народом, и особенно его взаимоотношения со своими со­
седями. Вот мы и сравним динамику формирования кубинской нации с соответствующими процессами, про исходившими в течение ряда столетий на территории нашей стра­
ны. Многое благодаря этому поймем, сопоставим, обобщим ... Правда, в отдаленных УГОЛlCах Ку­
бы, в частности в провинции Гранма, жители относились IC исследователям с явным недоверием. Разве похожи на серьезных ученых эти чудаки, спо­
собные целыми часами сравнивать различные типы воловьих упряжек либо ощупывать стены боио -
тра­
диционных крестьянских домиков под пальмовыми ICрышами. Но вот провинциальная ассамблея народной власти и местное отделение нацио­
нальной ассоциации мелких земле­
дельцев подготовили для экспедиции добровольных ПОМОЩНИICОВ -
по 75 человек в lCаждой муниципии. Они организовали массовое, анкетирова­
ние сельсlCИХ жителей, провели среди них разносторонние опросы. Особен­
но подробно расспрашивали старо-
жилов, помнящих прежний быт сво­
их деревень. Рыбацкие поселки и отдаленные горные хутора, самобытное жилье та­
баководов и «негритянские кварта­
лы» при старинных сахарных заво­
дах -
все это тщательно изучается. Записаны десятки песен, пословиц, речевых оборотов, зарисованы образ­
цы народной одежды и мебели, соб­
раны рецепты всевозможных куша­
ний. -
В том числе и нашего аромат­
ного касаве -
традиционного дере­
венского хлеба, предложенного в свое время еще Колумбу. Он выпе­
кается с добавлением тропического корнеплода юкки, который напоми­
нает по вкусу картофель,- рассказы­
вала нам заведующая отделом гаван­
ского Института исторических наук Анна Хулиа Гарсиа.- Ныне известен касаве более чем тридцати видов! А ведь по рецептам блюд, по домаш­
ней утвари, фольклору и многим дру­
гим чертам можно судить О проис­
хождении той или иной общины. Мы считаем, что именно сложное сочета­
ние всех этих черт и привело к обра­
зованию кубинской нации. НОВОГОДНЯЯ ОТКРЬПКА С ТРОЙКОЙ Казалось бы, рабство чернокожих должно было навеки противопоста
С вить белых жителей африканцам. Но вот удивительный феномен -
этого не произошло! Мало того, страну стали со временем называть «приме­
ром этнической гармонию>. Сегод­
няшней социалистической Кубе вооб­
ще неизвестно такое социальное зло, как расизм. Чем же, спрашивается, можно объяснить замечательный им­
мунитет большинства кубинцев к расовым предрассудкам? Дело в том, что Испания, едва ли не самое отсталое в ту пору государство Западной Европы, перенесла на свою «карибскую жемчужину» всю уста­
ревшую феодальную иерархию. В ре­
зультате белые поселенцы простона­
родного происхождения, да и небога­
тые дворяне, оказались на Кубе столь же бесправными перед генерал-гу­
бернатором, как и где-нибудь в Анда­
лусии. Вот и получилось, ЧТО брон­
зовотелый мулат, служивший подма­
стерьем у какого-нибудь белого га­
ванского сапожника или слугой в до­
ме стряпчего, был своему хозяину гораздо ближе, чем высокопоставлен­
ный чиновник из генерал-капитанст­
ва. Случалось, беглые чернокожие рабы либо <<Вольноотпущенникю> успешно агитировали бедняков с бе­
лым цветом кожи в пользу совмест­
ных действий против угнетателей. Благородные идальго, riриплывав­
шие на Кубу, чтобы здесь служить короне и заодно наживаться на вся­
ческих поборах, не замедлили искус­
ственно отделить себя от ... своих же осевших здесь соотечественников. Мало того, приезжие испанцы ста­
ли презрительно называть белых по-
селенцев Кубы ... креолами! Хотя на большинстве Антильских островов так именовали отнюдь не белых, а «цветных», появившихся на свет от смешанных браков. Иными словами: если кто-либо «нагрянул» в Гавану из метрополии с королевской ревизией либо прибыл послужить здесь в колониальной ар­
мии, это -
испанец. Если же выходец из Гранады, Кордовы или Кадиса остался здесь навсегда, то он уже че­
ловек второго сорта -
креол. При этом он может быть вполне состоя­
тельным, может иметь особняки и ко­
фейные плантации, но ... Однако настанет грозовой для Ку­
бы 1868 год, и креольский помещик Карлос Мануэль де Сеспедес, вошед­
ший позже в историю как «отец на­
цию>, прикажет расковать цепи рабов в своем поместье Демахагуа. Из ме­
стечка Яра -
того самого, где был казнен Атуэй, прозвучит набатом клятва повстанцев: «Независимость или смерть!» -
спустя столетие она вдохновит на бой героев Сьерра-Ма­
эстры. Вместе со вчерашними неволь­
никами Сеспедес отправится под при­
зывные звуки «Баямесы» (кубинский гимн, впервые исполненный в городе Баямо) на неравный бой с регуляр­
ными испанскими войсками. А разве не характерно, что в 1880 году первая же речь национального героя страны Хосе Марти после его прибытия в США в качестве полит­
эмигранта будет посвящена именно «негритянскому вопросу» -
К огром­
ной радости собравшихся в зале вы­
ходцев с Кубы -
как белых, так и <<Цветных»? ! Единственным в истории страны пе­
риодом довольно жесткой расовой сегрегации была эпоха не около ни­
альной зависимости от США, начав­
шаяся после победы Соединенных Штатов в испано-американской войне 1898 года. Впрочем, даже в те годы ни один кубинский профсоюз не исклю­
чил ИЗ СВОИХ рядов «цветных» чле­
нов. За несколько десятилетий были преданы «суду Линча» по всей стра­
не «всего» двое негров. Как-то гаван­
ские газеты опубликовали фотогра­
фию, запечатлевшую радостную встречу двух пожилых людей. Они не виделись 46 лет. И вот теперь Хулио И. Родригес, типичный «белый кре­
ол», разыскал своего первого учи­
теля -
Хосе Анхеля Кесселя, чья ос­
лепительная улыбка на шоколадном лице сразу выдает в нем потомка вы­
ходцев из Центральной Африки. Кес­
сель сейчас на пенсии, а Родригес за­
ведует отделом в министерстве са­
харной промышленности Кубы. Может быть, сам по себе сюжет такой встречи полвека спустя не столь уж нов. Более того -
даже тра­
диционен. Но вот предыстория у него, на мой взгляд,- интересная. Начать ее, говорили мне собеседни­
ки, лучше всего с океана -
бушую­
щего и потому грозного. Рабы-афри­
канцы, стоявшие впритирку друг к другу в душном трюме, шептали сло­
ва заклинаний -
единственное, что им удалось взять с собой из далекой саванны. А на верхней палубе мо­
лились своему белому богу торгов­
цы «живым товаром». Но тайфун про­
должал свирепствовать. Стих он толь­
ко через неделю, когда потрепанный парусник вошел в бухту Сантьяго-де­
Куба. -
По семейному преданию, это произошло ЯСНЫМ новогодним ут­
ром,- рассказывает Кессель.-
На том судне и находился один из моих предков. Через год он принял участие в традиционном карнавале рабов в ночь на 12 января. Карнавальная ночь в Сантьяго-де-
. Куба бывала для невольников поисти­
не долгожданной. И дело тут вовсе не в чудесах пиротехники или, ска­
жем, в накрахмаленных маскарадных костюмах. Важно другое -
по уста­
новившейся традиции, никто из рабов до самого утра не подвергался нака­
заниям. Из своей среды негры выбирали «черного королю> и «черную короле­
ву». В ту ночь повезло прадеду моего собеседника, его короновали. На но­
воявленного «монарха» обратил вни­
мание стоявший неподалеку барон Кессель, участник знаменитой экспе­
диции Александра Гумбольдта по странам Латинской Америки. Вскоре путешественник купил этого афри­
канца вместе с семьей на аукционе, сделал его своим слугой и в итоге да­
же оставил ему свою фамилию. -
Видно, смекалистым парнем был мой прадед, если умудрился обратить себе на пользу тяжелый труд слуги­
носильщика в составе экспедиции,­
улыбается Хосе Анхель.-
Работая рядом с образованными людьми, он и сам постепенно освоил грамоту. Из поколения в поколение стало пере­
даваться поверье о том, что кто-ни­
будь из черных Кесселей обязатель­
но поступит в университет. Чудес, однако, не бывает. Прошло почти полтора столетия, прежде чем Хосе Анхель первым в роду Кесселей окончил наконец обыкновенную школу. Продолжение учебы оказа­
лось делом несбыточным. Денег не хватало даже на хлеб. С большим трудом юноша устроился преподава­
телем начальных классов в муници­
пии Никеро на востоке страны. Са­
мым способным учеником у него там был худой и вихрастый Хулио, сын железнодорожника местной узкоко­
лейки. «Из тебя вышел бы отлич­
ный студент»,- сказал однажды мальчику учитель. Кессель действительно старался подготовить своих воспитанников по­
лучше, но его все равно уволили­
дело обычное во времена неоколони­
альной республики, когда уровень безработицы среди кубинских препо­
давателей был одним из самых вы­
соких. Судьба надолго разлучила негра Кесселя с его белым любимцем Хулио. Но паренек Зi~ПОМНИЛ слова учителя и занимался прилежно, окон­
чил курсы младших экономистов. Высшее образование, правда, полу­
чить не удалось. У него уже подраста-
5 ли дети, когда новая, социалистиче­
ская Куба открыла дорогу к знаниям для всех. Обняв своего первого наставника, Хулио Родригес достал из кармана открытку с незнакомым пейзажем: заснеженные поля, хрустальные со­
сульки под крышами, лихая тройка на деревеfJСКОЙ улице. -
Это сы .. прислал поздравление из СССР,- пояснил он Кесселю.­
Есть тут кое-что и для вас. Кессель степенно надел очки, взял открытку и стал читать: «Отец, вот было бы здорово встретиться со ста­
рым учителем, о котором ты мне рас­
сказывал. Он бы наверняка обрадо­
вался, если бы узнал, что я поступил в одесский вуз и изучаю основы ядер­
ной физики, а по окончании инсти­
тута буду работать на первой нашей атомной электростаfJЦИИ в Хурагуа. В общем, решил учиться и за тебя, и за него». вкусы, ПРИВЫЧКИ. ПРАВИЛА К разговору на любую тему кубин­
цы готовы сразу же, без «разведки боем», и притом' буквально все -
от мала до велика. Однако высокораз­
витое чувство собственного достоин­
ства не позволяет им соглашаться даже «для виду» С тем, что для них неприемлемо. Я не раз видел, как об­
служивающие высокопоставленных зарубежных гостей водители, гиды или, скажем, капитаны прогулочных катеров твердо возражали заезжим миллионерам и их капризным спут­
ницам по спорным вопросам про г­
рамм пребывания, вовсе не задумы­
ваясь при этом о заранее потерян­
ных сувенирах. Мне показалось, что климат делает кубинцев подчас досадно спокойны­
ми, особенно по нашим меркам. Ког­
да кругом царит вечное лето, нет fJУЖДЫ справляться с большей частью годового производственного цикла за четыре месяца, как у нас, во время сельскохозяйственной страды в сред­
ней полосе. Кубинской «зимой» зап­
росто можно прокладывать дороги и выращивать капусту, пить на балконе кофе и подстригать траву на стадио­
нах. То, что не успели на этой неделе, можно отложить на следующую ... Вот и монтер, чинивший электропровод­
ку корпункта, когда я писал эти стро­
ки, тоже не стал спешить, тем более что дело было в пятницу. Что ж, до­
живем до понедельника .. Словом, есть, определенно есть не· которая изнанка у этой «тропиче­
ской простоты)). Поблагодарив, ска­
жем, иностранных специалистов за вкусный ужин, навестивший их куби­
нец вполне может на глазах у хо­
зяев... высыпать себе в карман все оставшиеся в вазе конфеты или шоко­
ладки. В стране пока еще небогато с кондитерскими изделиями. Но дело не только в этом -
гость, будучи да­
же образованным человеком, вместе с тем не обременяет себя «лишнимНI) нормами и правилами поведения. 6 Действует проверенный критерий: зачем себя ограничивать, комплексо­
вать? Жизнь ведь настолько прекрас­
на, а сегодняшний вечер так замеча­
телен! Вот я и продлю его для себя, а заодно и угощу черноглазую Хуаниту из соседней квартиры. . Кубинцы любят сладкое до безрас­
судства. И это, между прочим, одна из причин, по которой зарубежные писатели иногда называют их «взрос­
лыми дeTЬMНI). Огромный кремовый торт, уничтоженный на кубинской свадьбе за полчаса, настолько сладок, что есть его, по-моему, просто невоз­
можно. Обилие сахарного тростника на острове наложило на местные вку­
сы бесспорный отпечаток. Привычка подслащивать еду и пи­
тье, мне кажется, отразилась и на ху­
дожественных вкусах изрядной части кубинской публики. Этим, кстати, умело пользовался дореволюцион­
ный кинопрокат, выбиравший из гол­
ливудской продукции самые «при­
торные)) ленты с невероятно счастли­
выми финалами. А сегодня, когда режиссеры нового поколения предла­
гают гаванской аудитории фильмы в жестоком, обнаженно-правдивом стиле, реакция на них не всегда поло­
жительна. За исключением особо реДIШХ слу­
чаев кубинцы не склонны своими си­
лами готовить праздничный или же просто воскресный стол. Тут их взгля­
ды, пожалуй, диаметрально противо­
положны нашим привычкам. Даже если в доме есть овощи, припасено в холодильнике мясо и куплены кон­
сервы, хозяйка предпочитает не хло­
потать целый день у плиты. И хотя центров общественного питания в це­
лом не хватает, да и обходится ужин недешево, но тем не менее (щарить и жариты) в конце недели -
это уж, по мнению кубинцев, слишком ... Правда, в сельской местности традиция до­
машних ужинов для родных, дру­
зей и знакомых еще жива. Если уж обычный вечер дорог ку­
бинцам приятной возможностью про­
ГоУ ляться по улицам без риска тепло­
вого удара, то можно себе предста­
вить, что означает для жителей этой страны субботний вечер! О делах в эти часы не говорит никто -
срочный телефонный звонок, связанный с опе­
ративным заданием редакции, счита­
ется нарушением правил хорошего тона. Семьи наносят визиты родствен­
никам, кинотеатры переполнены, ка­
валеры приглашают своих дам в кафе­
мороженое или на ужин в ресто­
ран. Словом, субботний вечер на Ку­
бе -
это квинтэссенция отдыха в кон­
це недели, искрометное пиршество красок и огней, угощений и напитков, танцев и смеха. С необычайной легкостью, даже изяществом, знакомятся кубинцы с представительницами прекрасного пола. Прирожденные «дамские угод­
НИКНI) , они поддерживают приятные связи самым достойным образом. Оскорбление женщины на Кубе­
дело почти немыслимое, драка между кавалерами -
явление крайне ред-
кое, сквернословие в обществе -
то­
же .. Конфликты улаживаются спо­
койно и разумно. Мало сказать, что здесь любят дет­
вору, просто обожают, наслаждаясь нежными овалами ребячьих лиц, лю­
буясь чуть косолапой походкой ма­
лышей и копируя Их первые члено­
раздельные фразы. Если ребенка не с кем оставить дома, мать без какого­
либо смущения приводит его на рабо­
ту, даже если речь идет о министер­
стве. Однажды я увидел нескольких малышей ... в штабе погранвойск рес­
публики. Может быть, восхищаться этим не следует, но если и существует страна, где отношение к детям возве­
дено в культ, то это Куба. Кубинцы не любят резких замеча­
ний, не приемлют начальственных разносов, а провинившихся «ставят на место» спокойно, не нарушая этики. Здесь умеют даже понижать в долж­
ности или отправлять на пенсию та­
ким образом, чтобы в сердце (щост­
радавшего)) не осталось горечи. Сколько раз становился я неволыtым свидетелем того, как пожилого уп­
равленца или производственника, ко­
торый уже «не тянет)), направляют перед заслуженным отдыхом в бесп­
латную туристскую поездку куда-ни­
будь в Чехословакию, да еще вдвоем с супругой! Переводя недостаточно aI<:-
тивного журналиста на другой уча­
сток, его убеждают в особой значи­
мости, перспеI<:ТИВНОСТИ новой рабо~ ты. «Да, выполнять намеченное необ­
ходимо,- соглашаются куБИНСI<:ие друзья.- Но вовсе не любой ценой, и уж, во всяком случае, не ценой здоровья и нормальных человечеСI<:ИХ отношений)). На Кубе ценят МЯГI<:ИЙ, добрый юмор. Здесь он не должен I<:омпроме­
тировать даже тех, I<:OMY не повредило бы и острое словцо. Основные типа­
жи, отражающие национальные взгляды на сатиру и остроумие, кано­
низированы в ropoAI<:e Сан-Антонио, что на берегу озера Аригуанабо. У въезда в город возвышается мону­
мент ... комедийным персонажам, I<:YK-
лам и MaCI<:aM, известным всей Кубе. За всю историю fOPOAOI<: сменил уже неСI<:ОЛЬКО «приставою) К имени Свя­
того Антонио. Но если сегодня спро­
сить местных жителей, I<:aKOe имя рни в I<:онце I<:ОНЦОВ предпочитают, то в от­
вет прозвучит: «Сан-Антонио-дель­
Умор)). «Умор)) означает «юмор)), И зта хараI<:теРИСТИI<:а городу I<: лицу. Для I<:убинцев он стал таI<:ИМ же сино­
нимом ШУТI<:И И rpOTeCI<:a, KaI<:, СI<:ажем, Габрово -
для жителей Болгарии. Те черты характера, что присущи в той или иной мере всем I<:убинцам, сами они определяют ШИРОI<:ИМ и ем­
I<:ИМ понятием «I<:убания)). Под этим понимают национальный дух, наибо­
лее ценные черты характера. А если проще -
то KaI<: следует, с пользой для себя и для окружающих, про­
жить, в общем-то, крохотный отреЗОI<: мировой истории, именуемый чело­
вечеСI<:ОЙ жизнью. Гавана В. ОРЛОВ Фото автора РОЖДЕ ННАЯ В СНЕГ АХ Ч
то говорить, не взяла якут­
ская лошадка статью. uСреди соплеменниц, вздумаи кто собрать их по всему миру и устроить конкурс лошадиной красо ­
ты, она не то что корол е вской коро­
ны, но и поощрительного при за не получила бы. Якутская лошадка низ­
коросла, длиннотела, крупноголова и ши р окозада -
так говорят специа ­
листы. Не сможет она соперничать и в перевозк е тяжестей с могучими пер­
шеронами, легко сдвигающими теле ­
гу с грузом в н е ск оль ко тонн. Не одолеть е й в скорости бега и орлов­
ских рысаков, не говоря уж о стреми­
т е льных, как в ете р, пустынных ска­
кунах ахал текинцах. И все-таки в год лошади по вос точ н ому календа­
рю я рискну сказать не сколько слов прежде вс е го об этой на у ди влен и е неприхотливой якутской ло шад ке. Да что я?! Окажись с р е ди нас сей­
час великий русский писатель И. А. Гончаров, автор «Обломова» и « Обрыва», в пожилом уже в озрасте рискнувший отправить ся вокруг света вначале на пару с ном фрегате « Палл а-
да », а затем пересечь Р оссию с во с то ­
ка на запад в повозках, на лодка х и верхом,- не сомневаюсь: сказал бы и он об этой лошадке доброе слово. Хребет Джугджур, этот «Монбл а н С ибирю ), Иван Ал ександрови'l одо ­
лел на якутских лошадях. Верхом до­
бирался он к и с токам р еки Мая. Да, малоросла, отметил н едостаток лоша ­
ди и он, но... «сильна, крепка, сту ­
па ет ме рн о и уве ренно ». А что делали бы п утники на бадаранах -
топких болотах, простир аю щи хся на десятки километров,-
без якутских ло ша -
7 дей? « Что Джугджур, что каменистая дорога,- записал Гончаров,- в срав­
нении с болотами! ... Между тем ло­
шадь чувствует, что она вязнет глу­
боко: вот она начинает делать отчаян­
ные усилия и порывисто поднимает кверху то крестец, то спину, то голо­
ву. Хорошо в это время седоку! Нако­
пец, по бившись, она лОжится на бок, ложитесь поскорее и вы: оно безопас­
нее. Так я и сделал однажды». Да, нелегкими были в Якутии доро­
ги, и в год лошади добрым словом вспомнили бы якутскую лошадку все участники великих северных экспе­
диций. Командор Витус Беринг, возг­
лавляя первую экспедицию, прибыв в Якутск, первым делом потребовал 600 лошадей. Немало пришлось потрудиться ло­
шадкам. Летом С вьюками, зимой та­
скали они по замерзшим рекам сани С грузом. При огромных расстояниях и бездорожье лошадиный транспорт тем не менее осуществлял регу ляр­
ную связь между сибирскими отда­
лепными поселками и городами. «Мо­
жет показаться невероятным,­
удивлялся исследователь Севера А. Ф. Миддендорф,- что колымские купцы ежегодно, в последних числах октября, отправляют свои товары вьючно на одних и тех же лошадях в Средне-Колымск, на расстояние в 2450 верст и что эти лошади доходят туда в половине января, проходя при этом около 1500 верст по пустын­
ным местам на подножном корму. По остальному расстоянию по купается у жителей для лошадей по возможно­
сти сено, но весьма скудно. Пробыв в Средне-Колымске от января до 20-го мая и питаясь частью поднож­
ным кормом, частью сеном, лошади возвращаются в половине июля в Якутск, на весенней траве, переплы­
вая множество речек и даже рек под вьюком». Так и хочется, читая эти строки, сказать о малорослой лошад­
ке словами пословицы: «Мал да удал». Теперь это все воспоминания. Вме­
сте с эпохой паровозов канул в Лету и лошадиный век. Стали безработными целые армии лошадей, и отправляли ненужных работяг на мясокомбина­
ты. Более чем вдвое сократилось ко­
личество лошадей в нашей стране. Только не в Якутии. Тут все поголовье уцелело. И как это не покажется странным, но прежде всего потому, что лошадь для якута -
это не только «средство передвижения» и заработ­
ка, если хотите, но и мясо, и жир, и кумысl С давних пор почитают в этом краю лошадь. В древних якутских легендах говорится, что вначале бог создал ко­
ня, а от него уж произошел человек. И если мы вспоминаем о лошади в ее год по восточному календарю, то для якутов «год лошади» -
каждый год. В конце июля по всей Якутии прово­
дятся веселые народные празднест­
ва -
Ысыах. Называют это торжество праздником обновления природы, но в давней основе его -
праздник ло­
шади ... 8 Ранней весной нарождаются у ко­
былиц жеребята. Зеленая трава, появ­
ляющаяся из-под снега, прибавляет сил и бодрости лошадям, а от них пе­
реходит она и к людям. Якутянки, хо­
зяйки В юртах, не ленятся, хоть и не­
легкое, кропотливое это дело -
до­
ить лошадей. В книге Серошевского «Якуты» сохранилась гравюра. Муж держит жеребенка -
тот должен быть рядом, иначе кобылица не даст молока,- а женщина, торопливо склонившись, сцеживает в ведро мо­
локо. И так приходилось доить ло­
шадей через два часа весь день, лишь на ночь подпуская к вымени жере­
бенка. Из кобыльего молока и приго­
товляли кумыс. Сливали молоко в ко­
жаный мешок симир, подвешенный за «уши» К потолку. Добавляли заквас­
ки и в течение нескольких дней поме­
шивали мутовкой. Каждый входив­
ший в юрту не считал за труд не­
сколько раз крутнуть ее в симире. Молоко бродило, пока не ударяло в нос и слегка пьянило. После этого считал ось, что кумыс готов. В прежние годы делали много ку­
мыса. На празднествах его разливали по чоронам -
деревянным резным кубкам. Шаман пел гимн Белому бо­
гу-жеребцу, славил белых кобылиц, кормилицу-землю и пускал чорон с кумысом по кругу. После чего троек­
ратно восклицали: «Уруй!» И, поп­
робовав не раз хмельного кумыса, начинали водить хороводы на лугу -
осоохай, тешились борьбой, стрель­
бой из лука, устраивали гонки на ло­
шадях. И ныне празднества эти в иных местах продолжаются дня по три. Любят якуты петь и водить хорово­
ды. На зеленом лугу, на краю села у леса. Но кумыс уже, как прежде, не пьют. Настоящего кобыльего -
мало теперь его изготовляется в Якутии. Трудоемким стало казаться современ­
ным якутам это дело. Для праздника, говорят они, можно и коровье молоко заквасить. Но разве это кумыс?! Несколько лет назад мне довелось поб!,lвать в селе Покровском, в опыт­
ном хозяйстве, где все ж таки приго­
товляют настоящий кумыс. Но и для кобыл, как для коров, применяется машинная дойка. Целый доильный комплекс из деревянных жердей построен на краю села. В одни ворота через каждых два часа запускают немного попасшихся кобылиц, через другие -
в узкий под крышей кори­
дор. Если жарко припекает солнце, то лошади торопятся побыстрей ока­
заться в прохладной тени. Рядом, за оградой, топчутся жеребята. Лоша­
ди их видят, но спокойны. Из избы нам вынесли три белых бутылки, за­
печатанных, с голубыми этикетками, на которых было написано: «Кумыс». Прямо-таки автоматика! Если опыт этот будет взят на вооружение мно­
гочисленными коневодческими хо­
зяйствами, то в Якутии, думается, воз­
родятся в скором времени Ысыахи именно такие, какими они были пер­
воначально, в давние времена. Да, но зачем я вообще затеял вес!, этот разговор в год лошади? 3-э, якутская лошадь -
не совсем обыч­
ная, даже загадочная! Уж сколько ве­
ков ходит она под человеком, верой и правдой, казалось бы, ему служит. Но до сегодняшнего дня она так и не стала по-настоящему домашней. Круглый год пасется себе на воле, не признавая ни крыш во время дождя, ни тепла конюшен в свирепые шести­
десятиградусные морозы. Каждый вожак держит свой косяк. В нем от 18 до 24 кобыл и жеребят. Так, семьей, животные и пасутся. По весне они уходят от жилья людей по­
дальше, пропадая в лесах на удобных им пастбищах. Опытный вожак знает хорошие, кормные места, где можно быстро восстановить силы после го­
лодноватой зимы без пустых долгих переходов. В эту пору происходит спарива­
ние. Жеребцы становятся агрессив­
ными. Не дай бог сойтис!, случайно двум косякам. Драка будет до крови! Вожаки с храпом бьют друг друга ко­
пытами, кусаются -
выявляют сил!'­
неЙшего. Иной победитель отбирает у побежденного всех кобыл и с позо­
ром про гоняет хозяина. Другой же отбивает лишь нескольких кобыл. Но есть и такие, что вместе с побежден­
ным вожаком гонят от своего стада и весь его косяк. Чужих не нужно, своих хватает -
так это, видимо, надо понимать. Подмечено, что, если в ко­
сяке кобылиц больше. нормы, много остается холостых. Жеребец со свои­
ми обязанностями не справляется, Ц опытный вожак сам это прекрасно понимает. Лишь в начале лета для лошадей устанавливается недолгая пора спо­
койной пастьбы. Затем почти два ме­
сяца спасаются они от овода и комара, кормясь урывками, перебегая с места на место, забираясь в болота, скрыва­
ясь в уремах, ища дымокуры, захо­
дя в заброшенные в лесу жилища. К комару и оводу, видимо, и за тысяче­
летия не привыкнуть. Ждут С нетер­
пением осени, прохлады. И как толь­
ко первый морозец комаров прибьет, переходят лошадки на непрерывную пастьбу. Отъедаются впрок, запаса­
ются на зиму, как медведи, жиром. Кстати, больше всего на свете боятся они встречи с этим зверем. Волк не так страшен, и, если появится, то ко­
былы собираются в круг, загоняя в центр жеребят, вожак же смело идет на нарушителя спокойствия. С храпом, скаля зубы, грозно изогнув шею, взбрыкивая тяжелым копытом, норовя ударить. Хуже, когда зимой по снежному насту является стая вол­
ков. С ней вожак не справляется. Ну а при встрече с медведем, даже если тот и один, жеребцу никогда не уда­
валось победить. Табунщики расска­
зывают, что в такую минуту он дрожит, боясь уже одного вида ко­
солапого, но тем не менее идет впе­
ред и бьется, защищая жен и детей своих, до смерти ... В октябре, когда выпадет снег, оди-
чавшим животным напоминают, что есть у них хозяева, живут они не са­
ми по себе. Табунщики на приручен­
ных лошадях отыскивают косяки в лесах и гонят их в изгороди к раско­
лам. Там метят, взвешивают, отделя­
ют тех, которым предстоит стать от­
личными рабочими лошадьми либо скаковыми для скачек на ипподро­
мах, либо -
быть пущенными и на вкусную пищу к человеческому сто­
лу. Всех остальных выпускают. На носу суровая зима. Морозы, пурга, по пояс сугробы, а люди гово­
рят лошадям, маша рукой: "Ступайте себе!» Куда? Куда хотите! И лошади уходят. Опытные вожаки ведут на­
чавших тяжелеть кобыл в таежные чащи, где не так досаждает ветер, не жжет мороз, к речкам и аласам, где под снежным покровом можно оты ­
скать сухие пучки травы. Всю зиму пасутся лошади среди снегов, и в этом основное отличие якутской лошади от остальной лоша­
диной братии, главная ее загадка. К морозам она успевает обрасти густой шерстью, да и запас жира надежно защищает от морозов, а когда надо погреться, лошадь разгребает ко­
пытами снег и добывает травку. Точь-в-точь как дикий северный олень. И жеребята у якутской лошади рождаются ранней весной, в снегах. В это время табунщики стараются быть рядом. Подкармливают сеном отощавших молодых, следят за теми, у которых вскоре должны появиться жеребята. Вовремя отлавливают, уво­
дят их за изгородь от косяка, чтобы не дать родившемуся жеребенку за­
лежаться на мерзлоте, не просту дить­
ся, не заболеть. Но ведь было же ког­
да-то время, когда не присматривал за лошадьми человек, не помогал. Рождались жеребята в снегу, скол ьк о надо лежали, вставали и -
начинали жить. Жили сами по себе. До сих пор нет окончательного ответа на вопрос, откуда в Заполярье появились столь приспособленные к здешней суровой жизни лошади. То ли это прямые предки лошадей, обитавших здесь во времена мамонтов, то ли пришед­
шие вместе с якутами из Прибайкалья и сумевшие в небольшой для истории отрезок времени приноровиться к су­
ровым условиям, то ЛИ это новая порода, получившаяся от скрещива­
ния тех и других. Разные высказы­
вались мнения, но пока ученые не пришли к единому выводу. А якут­
ская лошадь живет, плодится на ра­
дость людям, растит жеребят. Говорят, что вскоре в Якутии для туристов откроют конные маршруты. Как в прошлые века, пойдут вьюч­
ные караваны к Тихому океану. Это будет и интересным отдыхом, и при­
несет прибыль. А мне думается, надо поставить в ЯКУТСК l' памятник. Якут­
ской лошадке! B ('~I, з аслужила она его за свою трудовую историю. Ка­
раван лошадей, идущий с вьюками средь болота. Красивый памятник мог бы получиться. Якутск - Москва Хероннмо ЛАМАРАЛЕ, "спанск"" JТноrраф, Фото автора ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ЛИСУ п утешествие по джунглям ме­
ня измотало вконец. Мы пр о ­
бирались через непролазные чащи почти без отдыха. Един-
ственную остановку на ночлег совер­
шили в деревушке Лау. Живущее в ней племя карен было обращено в христианство в начале века невесть как попавшим сюда католическим монахом. И вот теперь по щиколот­
ку в воде мы шли краем рисового поля, принадлежащего племени, снова в лес, за которым начинались владения лису. Я давно собирал ся попасть к ли­
су -
народу, который в глубокой древности переселился из Тибета на восток Таиланда и оказался в сам о м ц е н т ре « з о лотого т реугольни­
к а», здес ь же узнав, что такое о пи ум. В п осе лке, г де остановилась наша г ру пп а, я насчитал тридцать хижин. Они прил е пили с ь к поросшему лесом г о рному с клону на высоте около 1000 м ет р о в над уровнем моря. В это й з оне -
благоприятные условия д л я в ы р а щивания с ельскохозяйствен­
ных куль тур и опиумного мака. В лесу м ож но укрыть с я от в о енных отрядо в, которые прих о дят, ч то бы ун и что жить по с евы опиумного мака и пр о у чит ь непокорных. Пе рво е, ч то привлекло мо е внима ­
н и е в де р ев н е,- н е обычайно красоч­
ны е одежды жи т елей. Лица, нао­
бо р о т, су р о вы, о тч е го и с ами жители п о нач алу к а жутся агрессивными. Н о э т о т ол ько вн е шн е. В лю б ой мом е нт нахмуренн ы е брови может с менить ши р о к а я приветливая улыбка. У лису то нки е, приятные черты лица, глад­
кая и с му г лая кожа. Но больше всего я был п ор аже н их стремл е ни е м быть п е р вы ми. Я бы назвал э то главной ч е ртой характ е ра -
желание во всем быт ь первым. Каждый лису ис кр е нн е уб е жден, что его с е мья, ро д и ли деревня -
лучшие в о круг е, и готов отстаивать свое мне­
ни е самым решительным образом. Жители д е ревни уверены, что их де­
в у шки -
самые нежные, красивые и л учш е всех поют, их женщины ­
л учшие ткачихи, а их семьи самые у м е лы е в разведении мака. Дух с оп е рничества особенно наг­
лядно проявляется в одежде. Год от года она должна становиться все боле е ут о нченной, красочной и за мы с ловатой. В день празднования Н о в ог о года по китайскому календа­
рю же нщины и девушки лису наде­
ва ют на себя огромное количество все во з можных укра.шениЙ из золота и с е ребра. Но если завидят опас-
10 ность, В мгновение ока способны так спрятаться среди травы или кустарника, что их совершенно невозможно обнаружить. Девушек лису иногда называют еще «лесными куропатками ». Жизнь племени подчинена древним обрядам. Когда закладывают новую деревню, например, в приглянувшем­
ся месте, на землю в виде креста укладывают рис. Затем ждут неде ­
лю. Если зернышки не сдвинутся с места, значит, духи одобрили вы­
бор, и начинается строительство. Хижины сооружают так, чтобы вход в одну НИ в коем случае не распо­
лагался напротив входа в ДРУГУЮ,­
м е жду строениями должно оставать­
с я достат о чно пространства, чтобы добрые духи могли беспрепятственно ходить от дома к дому, а также, для того, чтобы не беспокоить сосе­
дей дымом от очага. Мы очень быстро смогли убедить­
ся, что, несмотря на свою сдер­
жанность, лису очень гостеприим­
ны. Гостя всегда накормят первым, принесут напитки, а после тра­
пезы, устроив приезжего на новой циновке, предложат ... трубочку опиу­
ма. Природа в этом районе щедра, и не требуется большого труда, чтобы получать обильные урожаи. Это, ко­
нечно же, сказалось на характере лису, уверенных в себе и доброже­
лательных. Единственное условие ведения хозяйства -
это ежедневный полив полей, которые орошаются при помощи бамбуковых акведуков и вручную. Как и большинство пле­
мен этого региона, лису занимаются подсечно-огневым земледелием, а также разводят ПТИЦУ, свиней и буйволов. у лису нет единого полновластно­
го вождя. Это связано с особой клановой структурой. Шесть кланов существуют уже несколько веков. В переводе с языка лису называются они так: дерево, рыба, медведь, зерно, тростник и -
самый много­
численный -
мед. Старейшина каж­
дого клана волен принимать решения в пределах своей небольшой общины: назначать день свадьбы, праздники в честь рождения ребен­
ка. Существует и вождь-посредник между кланами. Функции его состоят в том, чтобы устранять и поддержи­
вать мир среди лису. Но он не имеет, говоря нашим языком, законодатель­
ной власти. Все наиболее важные воп­
росы решает совет старейшин. В каждом поселке лису есть дом «Апа-му-хи» -
духа-покровителя де­
ревни, в который разрешено входить только мужчинам. Хранитель, обыч­
но один из самых старых и мудрых мужчин племени, поддерживает по­
рядок в святилище, следит за точным соблюдением обряда жерт­
воприношений. Одновременно он является и астрологом, наблюдая за положением светил, дает советы ста­
рейшинам. Высокий ранг занимает и колдун. 01' «связывается» С потусторонним миром. Колдуна совет племени выби­
рает еще в совсем юном возрасте. Для этого надо, чтобы ребенка «отме­
тили духи». Например, он должен проявлять склонность к игре с ог­
нем, предпочитать открытым местам замкнутое пространство, не любить яркого света и вообще отличаться от других обычных детей. Нетрудно догадаться, что такой ребенок обла­
дает повышенной чувствительностью и раздражительностью. С детских лет за развитием этих его качеств строго следит совет общины. Основная за­
дача колдуна -
изгнание злых духов ИЗ больных людей и заклинание жи­
лищ. С этим он справляется. Единственное, что пока не удается колдунам лису, а может, они не очень к этому и стремятся, так это прог­
нать истинных виновников их нес­
частий и конфликтов с властями­
торговцев наркотиками, которые все чаще наведываются сюда. Суля хорошее вознаграждение, они стимулируют рост посевных пло­
щадей под опиумным маком. Получение наркотика стало, увы, традиционным. Поля опиумного мака занимают все верхние этажи горного склона, ниже высевают другие культуры. В каждой деревне, где нам довел ось побывать, выстроены специальные дома-опиекурильни. Тя­
жело было смотреть, как собирались старики на трубочку зелья. Молодые глядели на старших восхищенно и с завистью -
им вход в опиекурильню пока заказан. Видимо, лису понима­
ют, что опиум оказывает вредное воздействие на организм. Поэтому и курить его разрешают лишь людям преклонного возраста. Однако рано или поздно лису приобщается к опиу­
му. Другое дело, насколько быстро яд окажет свое разрушающее воздей­
ствие. Но рано или поздно это про ­
исходит. ВnаАИМИР СОЛОВЬЕВ, наш спец. корр. Фото В. ПАНЯРСКОГО ТРАНС УЧЕНИК ШОФЕРА Н а другое утро, пока таможен­
ники Борджа тормошили наш желтый, пропыленный ба­
гаж, полностью подтверждая не самое лестное о них мнение, мы обсудили план дневного перехода. Проводника, увы, не нашли и соби­
рались примкнуть к французскому каравану. я не переставал удивлять­
ся сходству Бернара -
шефа пере­
гонщиков -
с индейцем: с горбинкой нос, глубоко посаженные глаза и, несмотря на преклонные годы, не­
обыкновенная легкость в движени­
ях. Возраст выдавали вставные пла ­
стмассовые зубы, клацающие при произнесении шипящих звуков, и дряблые ноги, которым было слиш­
ком просторно В засаленных замше­
вых шортах. -
Этих парней,- кивнул Бер­
нар в сторону таможни,-
по полдня ждать приходится. И везти ничего не везешь, так бумагами замучают. Сами понапишут, тебя заставят, да еще по две печати на каждую бу­
магу и потом по три подписи. Чего только люди не придумают, чтобы показать, что не зря хлеб едят! Мне оставалось только соглашать­
ся, наблюдая, как под умелыми ру­
ками ребят в униформе разлетается содержимое наших сумок и ящичков, Продолжение. Начало в N. 1/90. которые мы тщательно укладывали, прикручивали и закутывали, чтобы сэкономить место и спасти от въед­
ливой сахарской пыли. Судя по цвету, можно было определить, откуда она: светлых тонов -
из-под Эль-Голеа, красноватая -
из Адрара, темно­
желтая -
пески Танезруфта. Солнце стояло в зените, когда мы наконец смогли тронуться в путь. Машины выТ!lНулись длинной колон­
ной. Впереди -
Б ернар на «Пежо-
505», за ним -
три грузовика, замы­
кали процесс ию наши «Нивы». На самом выезде из Борджа у одного из самосвалов лопнул топливный шланг. В это самое время подошел тем­
нокожий паренек и спросил: -
Вам проводник нужен? Возьми­
те меня, я хорошо знаю дорогу и готов проводить вас до Гао. -
До Гао? -
удивился Я.-
ТЫ там живешь? -
Если заплатите четыреста фран­
цузских франков, у вас будет самый лучший проводник, который помо­
жет разместиться на ночлег в Тесса­
лите и поведет дальше кратчайшим путем. Для большей убедительности он достал из-за пазухи малийский пас­
порт, который был бережно завернут в тряпицу. -
Я не какой-то шарлатан, я вожу людей через границу официально, и мне доверяют,- продолжал паре­
нек.-
Видите штампы? Я много раз провожал иностранцев, и все были довольны. В паспорте я прочитал: Салум Ульд Булкер, 1966 года рождения, ученик шофера. Судя по дате выдачи паспорта, Салум изучал автодело уже четвертый год. Это несколько смути­
ло меня, но предложение показа­
лось заманчивым, и к тому же этого проводника, выяснилось, знал Бер­
нар. -
С ним можно идти,-
кивнул он головой.- Езжайте, увидимся в Тес­
салите. Судьба отвернулась от нас в тот день. На щебнистом участке пустыни я про колол колесо. После мытарств по камням развалился пополам бедо­
лага-прицеп. И наконец, от перегрева взорвалось, разлетевшись в мелкие крошки, заднее стекло одной из машин. Прицеп разгрузили и бро­
сили. Раздутые, как шары, канистры с бензином прикрепили к багажни ­
кам, рассовали по машинам запчасти. В довершение всего у Олега после хождения по раскаленному щебню во время вынужденной остановки отвалились подметки отечественных .кроссовок. Пока он переобувался, к нам подошел невесть откуда взяв­
шийся туарег. Каково же было на­
ше удивление, когда мы увидели, что он босиком невозмутимо шагает по горячим камням, ведя на поводке вер­
блюда. Поздоровавшись, мы устави­
лись на его ноги, силясь понять, в чем секрет йоговской выносливости замо­
танного с ног до головы человека, с саблей на боку, который всю жизнь исполняет «танец на углях» Сахары? Потрескавшиеся подошвы ступней представляли одну большую мозоль, которая из-за непомерной своей ве­
личины выходила за контур собствен-
( НО стопы. Можно было подумать, что туарег надел на ноги нечто вроде снегоступов, чтобы не проваливаться в песок. Кочевник попросил у нас хлеба. Мы с удовольствием отдали все три «багета» 1, которые везли из Реггана. Салум приветствовал нашу щед­
рость и не преминул добавить: -
В Тессалите я вас устрою в луч­
ший отель, и там будет все, и хлеб, и отменный кус-кус, и вода, и пиво. Людей, которых я сопровождаю, пло­
хо не угощают. «Сам себя не похвалишь,- поду­
мал Я,-
никто не похвалит». Салум был четвертым в семье. Его отец, Колер, владел участком земли на пло­
дородных землях под Гао, где выра­
щивал овощи и продавал их на рынке. Немного разбогатев, он стал нанимать работниц. Нанять мужчин -
дороже, да и не всякий туарег согласится ко­
выряться в земле. До сих пор у ту­
арегов бытует поговорка: «Вместе с мотыгой В дом приходит позор». Видимо, поэтому даже в самые труд­
ные времена те, кто относил себя к касте воинов, считали ниже своего достоинства добывать пропитание трудом. Они предпочитали совер­
шать разбойничьи набеги, из-за кото­
рых всех туарегов Сахары причисля­
ли к бандитам. По-арабски «туарег» означает «отвергнутый», НО сами себя они именуют «имохаг» -
«свобод­
ные». Среди тех, кто работал у Колера, была и,темнокожая Алдина. Она при­
глянулась хозяину и родила от него сначала дочь Ахду, а затем и сына Салума. Пока была жива жена хозя­
ина, Алдина с детьми жила в Тонди­
бе, деревушке неподалеку от Гао, а после ее смерти перебралась в город и стала законной женой. Дети от пер­
вой жены -
Апа и Мубарек -
полю­
били приемную мать, а Салум и Ахда стали им как родные брат и сестра. Апа выросла и уехала в Мопти с ли­
ванцем, который открыл там неболь­
шую гостиницу. С пятнадцати лет начал зарабатывать Салум. -
Я стал проводником с легкой ру­
ки сестры,-
пояснял он, не забывая указывать путь среди обломков скал и зарослей колючек.- Апа с мужем, желая угодить клиентам, предлагали мои услуги в качестве гида на мар­
шруте между Мопти и Гао, когда там не было асфальтированной доро­
ги. Платили хорошо, валютой. В пус­
тыню бедные люди не ездят, слиш­
ком дорогое удовольствие,- провод­
ник посмотрел на меня с .хитроЙ улыбкоЙ.- Потом Я стал ходить дальше, до Тессалита, в Томбукту. Когда у меня появился паспорт,­
Салум вновь просиял ОТ гордости,­
начал выезжать в Алжир. Меня тамо­
женники знают. Там, в Бордже, они меня и нашли .. Спросили, не хочу ли проводить людей в Мали. Я согла­
сился. На юг едут в основном про­
давцы машин, те, кто хочет легко 1 Б а г е т ы -
длинные французские батоны. 12 зарабатывать, продав потрепанную «тачку» В Бамако, Бобо 1 или на побе­
режье, в Ломе, например, где поболь­
ше· платят. А зимой туристы. Они, как правило, далеко не забираются и платят очень хорошо. Самое выгод­
ное -
«схватить» автобус,- Салум мечтательно закатил глаза.- Отча­
янные головы, которые хотят пройти пустыню в одиночку, почти всегда пропадают. Даже я иной раз плутаю, а ведь провожу все время в стран­
ствиях. Бывают такие, кто забира­
ется в пустыню, чтобы уединиться. Скоро покажу парочку из ФРГ. Они уже вторую неделю воркуют в фур­
гончике. Машина сломалась в пят­
надцати километрах от Тессалита, они же и не думают о починке. Мы заметили грузовик еще изда­
лека. Подъехали, остановились. Ко­
лесо валялось в стороне. Мощная машина беспомощно осела, уткнув лишившуюся опоры железную куль­
тю в песок. Молодоженов из Кельна, казалось, не волновала ни жара под пятьде­
сят, ни фактическая потеря автомо­
биля, ни вопрос, как выбраться от­
сюда. Они отказались от предложе­
ния подбросить их до Гао, от продук­
тов и воды. Единственное желание, которое светилось у них в глазах,­
поскорее остаться одним. Остаться наедине с пустыней? Может, только здесь и способен прийти в себя чело­
век, вновь обрести свое «я», изба­
виться от условностей или просто по­
нять: пустыня оттого и хороша, что где-то в ней скрываются родники? Мне тоже захотелось остаться одному, и я представил это себе так ясно, что немного закружилась голо­
ва. Я оглянулся -
пространство за­
светилось желтым размытым цветом. Словно вступил на другую планету: причудливые кратеры, столовые го­
ры, трескающаяся перекаленная крошка неизвестных минералов, и над всей планетой безраздельно вла­
ствует его величество Песок. Только ему, вобравшему в себя мудрость материнских пород, дано переме­
щаться в неземной духоте вместе с ветром, утверждая свои законы, за­
сыпая проложенные человеком тро­
пы, заваливая колодцы, наступая на оазисы. Летом, когда и самому Песку от жары становится невмоготу, он, обе­
зумев, пускается в пляс. Песчаным хороводам становится тесно в Сахаре, и море перестает быть преград ой. Пыль от дикой пляски долетает до Ев­
ропы и даже попаf\ает в Антарктиду. Средиземноморские народы говорят тогда, что задул сирокко. -
Сегодня будет песчаная буря,­
сказал Салум,- нужно успеть до­
браться до Тессалита. Западногерманские пустынники пропустили слова нашего провод-
I Б о б о -
сокращенное название Бо­
бо-Диулассо, города в Республике Бур­
кина Фасо, известного своим крупным рынком. ника мимо ушей и остались ждать, не захватит ли их кто в сторону Ал­
жира, а если будет мощный тягач­
тогда оттащит и фургон до ремонт­
ной мастерской. Несмотря на поднимавшуюся в воз­
духе желтизну, которая всплывала, как жир на кипяченом молоке, Са­
лум был невозмутим. Его спокой­
ствие передалось мне, и я спросил: -
Салум, а где ты обучаешься водить машину и почему у тебя такая странная профессия? -
Вообще меня Мубарек учил. Где в пустыне автошколу найти? Некому права выдавать. Дорог тоже нет. По­
лучается так: есть машина -
ты шо­
фер, нет машины ... -
Салум развел руками.-
У меня нет машины, а кли­
ентам нравится, когда проводник умеет водить машину -
таких быст­
рее берут, им лучше платят, счита­
ют -
ОТ них больше проку. Но НИ один чиновник, сколько ему ни посу­
ли, не согласится написать тебе в паспорте «шофер», если у тебя нет хотя бы мопеда. Позже, в Тессалите, я убедился, что профессия: «ученика шофера» весьма популярна в поселке. Находились там и такие, кто просидел в подмас­
терьях по десять-пятнадцать лет, так ни разу и не побывав «за баранкой». Вот таким странным образом авто­
мобилизация сказывалась на жизни людей пустыни. Салум был прав: «ученик шофера» в Сахаре звучит привлекательнее и перспективнее (в смысле доходов), чем имгад­
козопас. ТРАДИЦИИ И АМБИЦИИ Предсказания Салума насчет бури стали сбываться, стоило лишь нам притормозить на центральной пло­
щади Тессалита. Окруженная со всех сторон стоящими на возвыше­
нии глинобитными домиками пес­
чаная площадь напоминала впадину, куда ручейками сбегали детишки со всего поселка. Мне в начале пока­
залось, что ветер лишь подхватил пыль, поднятую любопытной детво­
рой, но земля «задымилась» повсю­
ду. у поверхности пыль дрожала и дергалась из стороны в сторону. Раздались раскаты грома. Создава­
лось впечатление, что некий великан вздумал выбить ковер. С каждым его ударом пыли становилось все больше. Закружились волчком песчаные во­
ронки, потом они вдруг разом пdд­
прыгнули и как по команде, под­
хваченные ветром, вытянулись парал­
лельно земле в струи. Песок больно хлестал по лицу и рукам, и нельзя было разобрать, что причиняет большее страдание -
сами удары или обжигающая темпе­
ратура песчинок. Желтая муть под­
нялась выше домов, и средь бела дня Тессалит со всеми четырьмя десят­
ками своих глиняных домиков погру­
зился в туман. От пыли невозможно было спрятаться даже в машине. Она все равно лезла в глаза, уши, рот. Ощущение такое, будто прогло-
, тил кусок глины, а тебе пихали и второй, и третий, и некуда бежать из этой столовой. Мы сидели, не высовываясь из ка­
бин. Дети жались к стенкам жилых построек и во все глаза наблюдали за npиехавшими. Вдруг они что-то закричали нам и стали махать в сто­
рону одной из хижин. На пороге стоял человек в униформе и жестом приглашал к себе. За несколько веков до того, как в Сахаре появился радиотелеграф, в крупных торговых центрах -
Том­
букту, Каире, Кано -
были люди, предсказывающие прибытие карава­
нов. Даже теперь в отдаленных оази­
сах найдется старец, который назо­
вет день и час, когда под пальмами появятся новые люди. В Тессалите предсказателя не было, поэтому о нашем приезде предупредила теле­
грамма из Бамако. Единственный человек, который об этом знал, был начальник таможни и главный по­
граничник по совместительству. Он­
то и зазывал нас к себе в контору. В глиняном домике таможни обста­
новка была аскетическая. Двери не было. Вместо нее висел лоскут тем­
ной казенной ткани. Под потол­
ком сиротливо качалась лампа без абажура. На окнах -
современные плотные алюминиевые жалюзи, а на стене, как и положено всякому госу­
дарственному учреждению,- порт­
рет президента Мусы Траоре и карта Мали. В таможню вызвали хозяйку отеля и страхагента и попросили заняться нами. На улице Салума будто подменили. Он вдруг потребовал, чтобы ему оплатили половину причитавшихся за дорогу до Гао денег. Однако сумма уже десятикратно превысила ту, о ко­
торой договорились В Бордже. Я не мог поверить -
на глазах разыгрыва­
лась сцена, типичная для караванных путей прежних веков. Англичанин Александр Лэнг, чей маршрут через Сахару в 1826 году частично совпа­
дал с нашим, жаловался в письмах, что вынужден постоянно доплачи­
вать сверх договоренной суммы. Од­
нако потом с Лэнгом обошлись еще более жестоко. Сопровождавший его шейх Бабани, пытаясь завладеть имуществом путешественника и членов его экспедиции, сговорился с туарегами. Во время ночного нападе­
ния спавший Лэнг даже не успел схватиться за оружие. Его посчитали мертвым и только поэтому не добили. У нас требовали деньги в размере, ни много ни мало, месячной зарплаты французского рабочего. Такой суммы выплатить не могли, да и были опа­
сения, что, согласись мы на это, ап­
петиты проводника могли бы воз­
расти. Дело дошло до того, что пришлось обратиться в полицию. Не знаю, кого из туарегов отбирают на службу, но полицейских уважают здесь не меньше, чем вождеЙ-аменокалов. Вожди одновременно являлись и вер­
ховными судьями. Они улаживали все споры. Теперь эти вопросы по большей части решались в полицей­
ском участке. К чести тессалитской полиции, справедливость восторжествовала. Нам предложили сменить гида, и, чтобы не было никаких потом ОС.l\ОЖ­
нений, здесь, в полиции, составить договор. Документ, заверенный дву­
мя полицейскими чинами и скреплен­
ный гербовой печатью, гласил, что от Тессалита до Гао за вознаграждение в тысячу французских франков нас поведет «шофер» Али Диалло. До сих пор, утверждают исследова­
тели Африки, среди туарегов выде­
ляются три социальные группы: знать, вассалы и рабы. Согласно ле­
генде благородные туареги пошли от Тин-Хинан -
мифической прамате­
ри, а вассалы -
от ее служанки Така­
мат. Знать раньше промышляла раз­
бо~м, ей также принадлежали земли. Она стояла на вершине общества и жила за счет вассалов, разводивших верблюдов и мелкий скот. Знать, по словам путешественников, выделя­
лась высоким ростом и светлой ко­
жей, вассалы же были темнокожими, возможно, сохранили черты древнего населения Сахары. И знать и вассалы держали чернокожих рабов. Наверное, из-за высоченного роста и рассудительной речи, Али сразу был причислен мной к благород­
ным туарегам, несмотря на смуглый цвет кожи. Он держался с достоин­
ством и не спеша, широкими шагами ступал по прибитому дождем песку в больших, новых найлах 1. В числе немногих Али мог позволить себе ходить в ненастную погоду в белой гандуре -
длинной до пят рубахе без рукавов. «Шофер» ... Пог лядев на лишившуюся заднего стекла машину, он покачал головой: -
Нужно идти к мастеру-инеден. Ведь если поедете дальше, пыль замучает и кто-нибудь обязательно залезет. -
Неужели здесь можно найти стекло для «Нивы»? -
удивился Олег. -
Стекла, конечно, не найдут, но заделать проем смогут,- ответил Али и послал одного из крутившихся под ногами мальчуганов предупре­
дить мастерового. Инеден-ремесленники занимают у туарегов положение особое. Они не относятся ни к знати, ни к вас­
салам. Им, подобно кузнецам по всей Африке, часто приписывают зна­
комство с оккультными силами, по­
скольку инеден подвластны дерево и металл, известны тайны составления красок. Оттого и живут они обособ­
ленно. Нам тоже пришлось ехать на окраину поселка. Слесарную мастерскую определить было легко. У входа валялись желез­
ки, куски автомобильных кузовов, среди которых затесался остов наших «Жигулей». Видимо, В силу традиций другие дворики держались на неко­
тором удалении от синих ворот мас­
терской -
живущие там твердо зна-
I Н а й л ы -
кожаные сандалии. ли, что в отличие от меди железо­
«нечистый» металл, и сами кузне­
цы -
тоже «нечистые». Но обойтись без кузнецов не могли. Вот и прихо­
дилось «терпеты> соседа. Раныие инеден изготовляли благо­
родные клинки (обязательно с мед­
ной рукоятью), щиты из кожи ан­
тилопы (обязательно с медными заклепками), браслеты из мрамора, которые воины надевали на обе руки выше локтя. Браслеты предохраняли воинов от сабельных ударов и обла­
дали якобы магическим действием, придавая силы хозяину. Кузнецы, чьи мастерские располагаются вбли­
зи караванных путей, в том числе и кузнецы Тессалита, постепенно пе­
реквалифицируются в авторемонт­
ников. Уэшхазам, лучший слесарь Тесса­
лита, вышел нам навстречу. Невы­
сокого роста, моложавый, в прож­
женной спецовке и грубых черных ботинках на толстой подошве, какие выдают у нас дорожным рабочим, он совсем не походил на жителя пустыни и уж никак на заклинателя оружия и браслетов. Завидев нас, рас­
терялся и своим видом напомнил практиканта, впервые попавшего на завод. Кузнецы Сахары -
загадочный народ. Их профессия всегда оста­
валась в семье. Сыновья кузнецов женились только на дочерях кузне­
цов. В связи с этим полагают, что все кузнецы Ахаггара состоят в род­
стве друг с другом. Этнографы счи­
тают, что кузнецы-инеден -
вовсе не туареги и принадлежат к другой расе. Об их происхождении суще­
ствует несколько теориЙ. Одна из них утверждает, что они потомки описан­
ных Геродотом «эфиопов» или вы­
ходцы из Восточной Африки. В Ка­
нем е -
восточнее озера Чад -
оби­
тает замкнутый племенной союз хаддадов. Когда-то хаддады принад­
лежали к степным охотникам, но из-за нехватки дичи вынуждены были искать другие источники существо­
вания. Возможно, они стали родо­
начальниками кузнецов Сахары. Пока Уэшхазам готовил железо и сварку -
заднее окно решили зава­
рить,-
Али нахваливал мастера, объ­
яснял, что и его дед и прадед были кузнецами, а вот отец уже начал работать с машинами. Сначала делал повозки из остатков автотехники для жителей, а постепенно освоился и с авто.мобилями. Между тем со сварочным аппара­
том Уэшхазам работать не умел И все время npожигал металл насквозь. -
Эту штуку он привез только ми­
нувшей зимой и, понятно, еще не освоился,- оправдывался Али, при­
крывая глаза ладонью от яркого пламени. Мы уже рассчитались с кузнецом­
автослес;:арем, как у самых ворот мастерской скрипнул тормозами гру­
зовик, один из тех, на которых еха­
ли французы. Из окна улыбался Бернар. Он попросил загЛЯНУТЬ' в кузов -
там ваЛЯАИСЬ облом-
13 ки нашего прицепа -
и крикнул: -
Ну что, берете? Прицеп вытащили, е ще раз вни­
мате льно ос мотрели, поглядели на неумело заделанное «с текло» и, К огорче нию Бернара, о с тавили Уэш ­
хазам у на з апча ст и. КЕЛЬ-
Т АГГЕЛЬМУСТ Хозя йка так на з ыв аемо го «оте ля», кото рый е два дотягивал до уровня по­
с тоялого двора, был а недовольна. Приг ото вленный к ус-кус давно ост ыл. Ож идая нашего прихода, Бага дважды накрывала на сто л и дважды все убирала. Вытряхивала скатерть и протирала та релки. Пыль постоян­
но оседала на стоящий посреди двора СТОЛ. Сна ружи на прибитом к оград е куске фанеры, ПО крытом белой рисо­
во й краской на пахт е, углем было ста рательно выведено: «Отель Ка­
лао -
рестораю>. Под вывеской и сто­
яла Бага, по-напол ео новски скрестив на груди руки. Ее новый пестрый халат ярким пятном выделялся на светло-коричне­
вой стене. Через голову была пере­
кинута дам с кая сумочка -
предмет о с обой гордости,- доставшаяся в по­
дарок от проезжей иностранки. Из этой сумо чки периодически извле­
к а ла с ь пластмассовая пудреница. П уд ры уже не осталось, и коробоч­
ка ИСlюльзовалась только как зе р­
кальце. Баге очень хо т елос ь нам понравиться и оправдать оказан­
ное ей доверие -
приютит ь гост е й. Когда совсем стемнело, ее попыт­
ки разглядеть себя в кусочке 14 сте кла казались сверхкокетством. Н а столе зажгли керосиновые лам­
пы. К столу пришли все люди Тес­
с алит а, с которыми нам довелось познакомиться. Даже Салум после неприятной истории счел необходи­
мым отужинать с нами, показать, что не обиделся. Бага доставала из су­
мочки тетрадку, помечала каранда­
шом расходы, отдавала распоряже­
ни е двум расторопным подросткам, видимо, сыновьям. Когда речь захо­
дила о прохладительных напитках, она вынимала ключ на шнурке. Глядя на светлокожую Багу, мож­
но было поверить, что туареги ­
потомки гарамантов, древних ливий­
ских племен, переселившихся в Се­
верную Африку с северного побе­
р еж ья Средиземного моря. Как и дру­
гие женщины туарегов, она не покры­
вала головы платком, подчеркивая тем самым превосходство над заку­
танными мужчинами. Было ясно, что люди собрались не просто так, а ради какого-то действа. После кус-куса (в отличие от алжир­
ского, он подавался не раздельно: в одной миске -
мясо с подливой, в другой -
каша, а сразу, перемешан­
ным) объявили, что нас собираются посвятить в туареги. Бага снова от­
правила ребят, на этот раз за длин­
ными платками -
таггельмустами. Нам намотали на головы по пять метров выкрашенного соком индиго полотна, и мы перестали отличаться о т окружающих. Во время процедуры иссиня-черные покрывала кружили в ночи, "~ предв е щая ничего хоро­
шего. В о' .• е каждого кандидата в ту­
ареги хлопотало по два человека: один -
повязывал, другой -
у дер­
живал на ветру покрывало, не давая ему упасть на землю. Потом нам показали, как открывать лицо во время приема пищи и вновь пригла­
сили к стол у' на чай. Таггельмуст появился у туарегов, без сомнения, из соображения по­
лезности. Благодаря ему перед ртом и носом образуется влажная воздуш­
ная подушка, значительно умень­
шающая испарение. Однако со вре­
менем он приобрел ритуальное зна ­
чение. Таггельмуст повязывается достигшему совершеннолетия моло­
дому человеку, и с этого момента он его никогда не снимает: ни ночью, НИ во время еды. Особенно, считают туареги, таггельмуст помогает от сглазу, когда жениху согласно обы­
чаю приходилось селиться у невесты. Если таггельмуст правильно повязан, незакрытыми остаются только глаза. У нас это одеяние вызвало сразу ассоциации с масками, которые наде­
вают преступники, когда идут «на дело». Впрочем, это не так уж далеко от истины -
туареги не снимали по­
вязок, нападая на караваны. Туарег­
ским женщинам таггельмуст был не нужен -
они сидели дома. Выпив маленький стаканчик горя­
чего переслащенного зеленого чая, я почувствовал, как взмокла голова под новым головны • .{ убором, и поду­
мал, что на этом, наверное, и закон­
чится наша жизнь по законам пус­
тыни. Люди разошлись, сыновья Баги принесли два верблюжьих оде­
яла. Хозяйка расстелила их тут же, подле стола, на песке и пожелала нам спокойной ночи. Утомленные двумя ночевками на крыше и изнурительными дневными переходами, мы валились с ног. Багажники теперь были загружены канистрами с бензином, разбирать их даже в голову не приходило. В мас­
ках, словно ночные разбойники или фигуры, сошедшие с наскальных ри­
сунков Тассилин-Аджера, мы с фона­
риком обошли двор, заглядывая в каждый угол. Убедившись в отсут­
ствии змей и скорпионов, тщательно присыпали песком щель под деревян­
ной калиткой и рухнули на под­
стилки. В полночь в Тессалит вновь вор­
валась песчаная буря. И откуда у Сахары берется столько энерг~и и зноя? Наверное, на то она и великая пустыня, чтобы всю ночь гонять рас­
каленный воздух. Я с нежностью вспомнил мое первое знакомство с сирокко на побережье в Алжире. Шесть л~т назад, открыв утром окно, я невольно отпрянул назад от пах­
нувшего в лицо, словно из духовки, жара. Кувыркающиеся по улицам картонные коробки, парящие в воз­
духе газеты и пластиковые мешки­
все это казалось детской забавой в сравнении с тем, что происходило в Тессалите. Стихия заявила о себе звоном ме­
талла, разом скинув со стола алюми­
ниевую посуду и жестяные банки из-под пива и воды. Двор превратился в гигантскую погре~ушку в руках неспокойного ребенка. В ней в тучах песка бряцало железо, летала ска­
терть, хлопали свободными углами расстеленные одеяла, готовые со­
рваться и унести нас, как на ковре­
самолете. Растревоженная среди ночи пыль спросонок, похоже, не со-
. ображала, что ей делать, и металась до изнеможения в четырех стенах. Обессилев, пыль опускалась нам на головы, оползала по стенам. Не знаю, что бы мы делали без туарегских платков? Под таггельмустом, пусть с трудом, но можно было дышать­
рот и нос были защищены от назой­
ливой песчаной пудры. Тессалит, помнивший, видимо, и худшие времена, бе'змятежно спал. Утром, чуть свет, появился Али. Мы стали раскручивать пропылен­
ные платки, чтобы умыться. Наши 'действия вызывали у проводника усмешку. Ведь туареги никогда не мо­
ются. Больше того, они считают, что мыться, а тем более каждый день,­
вредно. В общем, они правы -
в за­
сушливом климате, по мнению вра­
чей, ежедневные умывания вызы­
вают шелушение кожи. Однако после ночного ненастья нам было напле­
вать на мнение Али и на советы меди­
ков. У южной границы Сахары, там, где порой сталкиваются влажный и су­
хой ветры, пролегла полоса солонча­
ков. Постоянное выпаривание солей привело к появлению соляных место­
рождений. Али кивнул на едва заметную тро­
пинку, уходящую вправо. -
Дорога на соляную столицу Та­
уденни, туда ходят только на верб­
людах. Но это не дань традиции -
на машине туда не пройдешь. Соль ценилась у всех народов, а у жителей пустыни особенно. Из-за жары человеку или жнвотному не­
обходимо много соли. Там, где ее нет, живется очень туго. Например, мно­
гим суданским народам приходится искать заменители. Как правило, это горькие суррогаты солей, получа­
емые из животного помета или рас­
тительной золы. Кизяк или траву сжигают, а из полученной золы во­
дой вымывают соль. Морскую соль считают безжизненной, и она мало ценится: пустынная, напротив, счита­
ется «сильной». В Сахаре говорят: кто ест много соли, тот хорошо растет. Особенно ценится соль Эль-Джу­
фа -
там и находится Тауденни. Эль-Джуф в переводе означает «брю­
хо». На самом же деле «брюхо»­
самая пустынная и враждебная для человека местность в Сахаре. В этой бессточной низменности неподалеку от Тауденни лежат руины Терхаз­
зы. Арабский путешественник Ибн Баттута в XIV веке писал о Терхаз­
зе, что это непривлекательная дерев­
ня с той особенностью, что ее дома и мечеть построены из блоков соли и покрыты верблюжьими шкурами. Там нет деревьев, один песок. В пес­
ке -
соляная шахта. Жители ищут там соль и достают ее в виде толстых пластин. Жители соляной столицы сильно зависели от прибывающих туда ка­
раванов с продовольствием. Нередко случалось так, что из-за задержки ка­
равана люди погибали. В древности соляные пластины Эль-Джуфа оnла­
чивались золотом. Поэтому Тер­
хазза была предметом ожесточенной борьбы между марокканскими сул­
танами и великим владыкой империи Гао аскией Даудом. Соль направ­
лялась караванами в Томбукту и Гао и уже оттуда распространялась от Чада до Сенегала. В Тауденни за­
лежи оказались богаче, и соляная столица перекочевала туда. -
Осторожней, у них очень ост­
рые шипы, можно шину про­
ткнуть.- Али показал на засохшие стебли с круглыми желтыми, разме­
ром с кулак, плодами. Я не поверил и остановился. -
Ты смотри, какие прочные.­
Николай попробовал отломить ко­
лючку. -
Это дикие арбузы,- пояснил Али.-
Видите, как разрослись. Эти колючки только верблюд может жевать. Али вел нас долиной Тилемси. В течение всего года на огромных пустынных пространствах, примы­
кающих с запада к плато Адрар­
Ифорас, сухо. Но стоит пройти дож­
дю, как засоленная почва взбухает и поднимается, как тесто на опаре. Поверхность высыхает, а под коркой еще долго сохраняется клейкое ме-
сиво. ВОКРУГ Ни Али, ни тем более мы не знали и даже предположить не могли, что ночная буря выплеснула свою влагу в долине, на подходе к плато. Одна за другой попадали в солончаковые ловушки машины. На колеса накру­
чивались пласты грязи. Когда грязь забивала все пространство под кры­
лом, ее выдавливало наружу. Каж­
дая машина скальпировала поверх­
ность, вырезая по две полосы ши­
риной до метра, и скручивала их, словно ковровые дорожки. Буквально на каждом шагу отбивали лопатой глинистую массу. Чудом выбравшись на каменистую почву, мы почувствовали себя спа­
сенными. Только Али угрюмо мол­
чал, вглядываясь в горизоит. Чувство опасности его не подвело. В пер­
вой же низине машина провалилась. Камни ушли в творожистую массу, и автомобиль увяз по двери. Лебедки оказались бесполезными. Нам при­
шлось приподнимать автомобиль домкратом и заталкивать в ненасыт­
ное чрево камни, много камней, пока наконец не появилась упругость. Этот способ предложил Фелеке. Именно так вытаскивают они застряв­
шие машины у себя в Эфиопии. Очень помогли оказавшиеся случайно по­
близости пастухи-туареги. К полудню удалось вырвать маши­
ну. Солнце едва пробивалось сквозь толщу поднятой иочью пыли, и жел­
тый воздух казался еще более го­
рячим. Взглянув на ребят, я оторо­
пел. Вместо Виктора, Николая и Оле­
га три негра таращили на меня глаза, расплываясь в белозубых улыб­
ках. -
Посмотрите на себя,- посове­
товал я, лихорадочно соображая, что все же произошло. -
Не волнуйтесь, вмешался Али,- краска легко смывается во­
дой. Если вам не нравится, надо не­
сколько раз простирнуть таггель­
муст, тогда он перестанет краситься. У нас его не стирают. Краска очень полезна, кожа становится гладкой, ранки заживают. Действительно, вспомнил я, ведь именно из-за того, что, линяя, таг­
гельмуст окрашивает лицо, туарегов еще называют «голубыми людьми Сахары». Наши покрывала были со­
вершенно новые, к тому же, возмож­
но, не лучшего качества, и краси­
лись до черноты. После этого у нас не осталось никаких сомнений в том, что мы окончательно превратились в настоящих туарегов. По прибытии в Гао наше перерож­
дение полностью подтвердилось. Ад­
министратор гостиницы долго крутил в руке паспорта. По документам в гостинице останавливались совет­
ские журналисты, но перед ним сто­
яли усталые кель-таггельмуст. Окончание следует Тессалит -
Гао -------------------------~--------------------------
Василий r АЛЕНКО, WTypMaH AanbHero ппаваНИII ФОТО Апександра ЗВЕРЕВА ЗАБЫТЫЙ БЕРЕГ Белое море -
колыбель русского мореплавания. Интерес к его истории и его сегоgн яшн ему gню привел опытного штурмана на gревнюю gO[Jory поморов. На веслах, п оgобно ушкуйникам, прошел он вместе с товарищем от Б еломо р ска go Онеги. Их жgали горькие впечатления от крепкого забвения поморами своей истории. «Не пора ли бросить спасательный круг поморам?» -
размышляет автор. П
оморье, а точнее Поморский б е р ег, я впервые увидел на страницах лоции и картах Бе-
лого моря. Было это тридцать пять лет назад в самом начале моей штур­
манской карьеры, когда мой корабль из Беломорканала вышел в леген­
дарное «MARE NOSTRUM» I россий­
ского народа. Да, да! Не случайно я это подчеркиваю, потому что н овго­
родцы вышли к Белому морю в ХН веке. За выход к другим морям много позже пришлось даже воевать. И не один раз. Потому с давних пор Бе­
лое море считается колыбелью рус­
ского мореплавания по большому сче ту. В конце концов само станов­
ление русского государства и возник­
новение его новой столицы -
П етер­
бурга -
тоже связано с поморами. Этот удивительный народ на протя­
жении стол етий мирно уживался с местным нас еле ни ем: карелами, коми, лопарями. Образовавшаяся позднее провинция на зывалась «По­
морс ки е города» и насчитывала 22 уезда ... Одним словом, интерес мой к По­
морью был естественным, но увидеть его «крупным планом» с высоты капитанского мостика мне так и не удалось. Мореходная культура помо­
ров начиналась здесь, на берегах от Кеми до Онеги. Впрочем, и другие берега Белого моря, такие, как Лет­
ний, Зимний, Онежский, также свя­
заны с культурой поморов. Но По­
морье ест ь Поморье. Им енно здесь первоначально строились кочи и ло­
ДЬИ, на них поморы бороздили про­
сторы северных морей б ез всяких карт, используя «Росписи мореход­
ства» -
своеобразные лоции. Эти передаваемые из рук в руки лоции обеспечивали славу поморов-морехо­
дов от родных мест вплоть до Рус­
ской Америки ... И вот теперь, когда мои большие корабли давно сданы на слом, я решил вообразить себя новгородским ушкуЙником. Мое судно -
совсем не ушкуй, I «Наше море » (Аат.). 16 а серийная лодка, построенная на су­
достроитеJ.ьном заводе на левом бе­
регу Н евы. Когда-то здесь стоял шведский эамок Пелла. Названи е лод­
ки « П елла -фи орд» несло в себе дос ­
таточно много ассо циаций, чтобы на ее борт н нанес символику моего журнала «Вокруг света», отметивше­
го недавно 125-л етн ий юбилей. Еще я приспособил лодку для многоча ­
совой эффективной гребли по типу академических гребных судов, а также оснастил легким парусом от доски виндгляЙдер. Так и плыл от селения к селению, пережидая штор­
мы и ловя попу тные течения и ветер. Когда начинались пустынные бере­
га и грести становилось уже невмо­
готу из-за ветра, я ставил парус. Ставит ь мачту с натянутым на нее виндгляЙ.Дером в одиночку или уби­
рать ее, когда вет е р слишком креп-
чал и надо было спасаться,­
всегда рискованно. С пасат ельного жилета у меня не было. Я следовал мудрым поморским заветам: все од­
но, вода за бортом такая холодная, что нет смысла покидать лодку, пусть даже тонущую. Все одно околеешь, прежд е ч ем достигнешь берега. Это к тому же рождало такое тесное вза­
имопонимани е с лодкой, такую неж­
ность к ней, что сама мысль о кру­
шении просто отбрасывалась. Про ­
бираясь в нос со свернутым па­
русом, я выв е рял каждое свое движе­
ние и следил за концом, который связывал меня с суденышком. Сте­
пень моей храбрости всегда была об ­
ратно пропорциональна расстоянию до берега. Потому, нав ерно, то мое первое плавани е оказалось скучным. Я боролся с волнами, а еще больше с самим собой, поскольку много раз порывался расстаться с моей посу­
диной насовсем ... Вдвоем -
другое дело. Так я р е шил на другой год. Спутником в лодке ок а зался Са ша Зверев. Нагруж енн ый фотот ехн икой, он был так ею пог­
лощен, что про пускал мимо ушей мои поучения и наказы, к тому же исправно греб. Он не имел понятия о всех проблемах, связан ных со стра ­
хами и мерами безопасности. Все это досталось мне. Вернее, уже сидело во мне. Это было необходимо, по­
тому ЧТО мы собирались испытывать лодку и надеялись напомнить о том времени, когда люди не боялись вы-' ходить В мор е на утлых су дах. Од­
ним словом, мы бросали вызов инст ­
рукциям и традициям, которы е нап­
рочь закрыли моря для дальних греб­
ных ПОХОДОВ. Ещ е мы хотели напом­
нить авторам всех ограничений ста­
ринный девиз мор ехо дов: «NAVIGA-
RE NECESSE EST», что в п ере вод е с латыни означает: «Плавать ПО морю необходимо». Нам предстояло пройти сто пятьде­
сят миль от Беломорска до Онеги вдоль Поморского берега. В каком­
то с мысле мы приобщали с ь к обы­
чаям наших предков: плыли т ем же путем и тем же с пособ ом, что и авторы знаменитых поморских ло­
ций. Стоял редкий для июля холод, с ветром и дождем. Ожидание пого­
ды грозило затянуться надолго. Со­
всем рядом проходили теплоходы, сновали буксиры, лязгали ковшами землечерпалка с баржами-грязнуха­
ми у борта. Не было лишь наших братьев: каких-нибудь лодок, на худой конец яхт. В угрюмом одино­
честве мы решили выходить, невзирая на дождь. Впрочем, какой-то моряк, заждавшийся оказии на судно, все топтался возле нас и спросил нако­
нец: -
Что за название такое странное, «Пелла»? -
Так назывался шведский замок на берегу Невы. Теперь так называ­
ется судостроительный завод в горо­
де Отрадное. -
Что, назад теперь? -
спросил он, кивая в сторону последнего шлю­
за Беломорканала. И, не дожидаясь ответа, зашагал прочь. -
Нет, вперед, в море, в Онегу,­
бросил я вслед ему. Получилось это слишком громко. Моряк остановился, а я толкнул нос лодки. Саша нава­
лился на весла, и ржавый борт водо­
лазной плавучки заслонил от него нашу лодку. В тот момент, когда мы пересекали входной створ и на лодку обрушился встречный ветер, я вспом­
нил одну давнюю историю ... В 1791 году здесь, в Сороке (преж­
нее название Беломорска), объявился знатный путешественник. Правда, он никому не наносил визиты, посколь­
ку путешествовал за свой счет, не имея никаких казеННj>IХ поручений. Это был секунд-майо{f Челищев Петр Иванович. В историю вошел он не потому, что написал книгу о путе­
шествии, изданную спустя много лет после его смерти. Известностью своей он больше обязан Радищеву, с кото­
рым в течение долгих лет обучался в Пажеском корпусе и за границей ... Без особых хлопот нанял Челищев большую лодку с четырьмя гребцами за пять рублей и отправился в свя­
тую обитель -
Соловецкий монас­
тырь с заходом в Кемь. «Не могши в двое суток дождаться благополучно­
го попутного ветра, при небольшом противном ветре в восемь часов по­
полудни поехали с четырьмя греб­
цами греблею». Далее ситуация с «противным» ветром будет повторя­
ться неоднократно. И никого это не взволнует. Ни Челищева с его слу­
гами, ни гребцов. Не было проблем и со спасательными средствами­
за полным отсутствием последних. Безопасность обеспечивалась крат­
ким бормотанием «упаси, боже». Гарантий никаких, и в случае беды следовало снова обратиться к все­
вышнему -
«пронеси, господи». Но это как бог на душу положит, а пока, как говорится, весла на во­
ду ... Впрочем, зачем лукавить. Не будь гостя, пассажира в данном случае, поморы вели бы себя по-другому. Перед выходом на промысел молит-
2 ((Вокруг света» N2 2 ва была обязательной. В ней все, и в этом нетрудно убедиться: «Грядем, во имя твое, Спаситель наш Иисус Христос, сын божий, в путь. Бла­
гослови творение твое и помилуй; во дни наши, в нощи, полунощи И во все 24 часа, всю надежду на тебя, Гос­
поди, уповаем, и в случае наших, от морских бурь или злых людей про­
исходимых бедствий и несчастий, пошли, Господи, своего Святителя и скорого помощника Николая Чудот­
ворца на избавление всех грешных. Амины>. Путешественник из местных, из ар­
хангельских -
Александр Фомин, что побывал в святой обители двумя годами ранее Челищева, в своем «Описании Белого моря» дал такой портрет поморцев-беломорцев, что дух захватывает от сходства их с нынешними. «Нравы беломорцев, по причине отдаленных между собой их малочи­
сленных расселений, редко чужезем­
цами посещаемых, образовали их при простоте жизни неповоротливы­
ми, смирными, мягкими, грубыми без суровости, не поползновенными к краже, в опийстве неумеренными и лучшее удовольствие в нем нахо­
дящими, к подчиненности способ­
ными, робкими и гостеприимны­
ми». В наши дни за пятьдесят рублей (примерный эквивалент пятерке конца ХУП! века) не найдешь желаю­
щих рискнуть выйти на Соловки на веслах. Нет таковых ни среди со­
ловьян (так называл Фомин жите­
лей Соловков), ни среди сорочан, нынешних беломорцев. Да и не может их быть, поскольку Соловки давно уже объявлены погранзоной и туда без про пуска не попасть. Но это уже о другом. Так вот, представьте бе­
рег моря, волны, бросающие вверх­
вниз незатейливую лодку, нетерпе­
ливого пассажира и истово молящих­
ся гребцов. Потому и потрясает эта удивительная обыденность выхода в море. И так на протяжение столетий гребные посудины с рыбаками, зверо­
боями, паломниками густо украшали просторы Белого моря. Воистину, пЛавать по морю необходимо ... Когда мы стояли в Беломорске, заглянули в местный музей. Обычная краеведческая экспози­
ция. А где же знаменитые ко­
чи, лодьи, поморские ветрометы­
компасы? Увы, это не музей помор­
ского плавания, а какая-то стыдли­
вая показуха со знакомым акцентом: «Как жили люди В старые Bp~Me­
на ... » Невзирая на противный ветер с норд-оста, мы медленно продвига­
емся вперед. Мне из рубки видно, что Саша катается взад-вперед по всем правилам. Полагалось бы само­
му начать греблю в такую скверную погоду. Но роль «ДЯДЬКИ» при мо­
лодом матросе я играю без натяж­
ки: лежу на днище на надувном мат­
расе и обеспечиваю остойчивость лодки, думаю, веду дневник. Саша оказался выносливым гребцом и без моих наставлений. И вообще он был безупречен с самого начала, а это, согласитесь, редкость и повод для новых раздумий ... Потом в ветровой тени у острова Дальнего настал мой черед. Сочле­
нив дюралевые трубы в мачту, я на­
дел на нее чулок паруса и поспешно вставил на место. Тотчас шкотовый угол затрепыхался где-то за бортом. Я прыгаю в кокпит, хватаюсь за руль. Саша уважительно подает мне гика­
шкот. Разумеется, перед этим мы зак­
репили по бортам шверцы -
две поч­
ти метровых доски из толстой фане­
ры.; Потом все эти манипуляции с радостью проделывал Саша, и мне оставалось лишь гордиться способ­
ным учеником. Спустя часа три ло­
вим последний ветер. Весь мокрый, я кидаюсь на гребную тележку и за какие-то полчаса согреваюсь. По­
том нас подхватил прилив и без особых усилий среди махавок -
вех из березовых ветвей, обозначаю­
щих русло,-
мы пошли серединой реки Вирма, повернувшей вспять. Здравствуй, Вирма! На притихших бе­
регах -
равнодушные чайки и приез­
жие живописцы. Справа высится но­
венький, с иголочки деревянный храм св. Петра и Павла начала ХУП века, кажется, единственный из древних на всем Поморье, никуда не увезенный ... в разобранном виде. «Кто в море не хаживал -
Богу не маливался,- многозначительно произнес Глеб Иванович Попов, смот­
ритель храма, приютивший нас вместе с нашей посудиной, уткнувшейся теперь в илистый берег у самой калитки.- Пожалуйте в избу». Он провел нас в горницу, где хло­
потала с пирогами его жена, но тут же снова вывел на подворье. Стояла дивная сенокосная пора. Опоенные небывалой тишиной, храмовым поко­
ем и зеркалами тихих вод, колдовали над мольбертами бородатые юноши и раскованные девушки. На ближнем лугу синели палатки заезжих коса­
рей. Глеб Иванович, скрывая свое «опийство» от супруги, (недавно вернулся из города, где разжился та­
лоном на вино), суетливо рассказы­
вал нам про реставрацию храма, про его крепкие запоры и ржавые замки на дверях с пломбами музейного заведения. Грустио было смотреть на это никем не посещаемое чудо. Впрочем, внутри храма делать было нечего и пломба не зря ограждала собор от любопытных. Такая вот рес­
таврация для взора считалась доста­
точной: живописцы вон спин не раз­
гибают, а внутри ... -
Бог его ведает. Не заглядывал. Пломбу стережем.- И Глеб Ивано­
вич пытается пробить брешь в глухой обороне супруги: -
Чаем угости, что ли! Мы с Сашей переглянулись и вышли еще раз посмотреть на маков­
ки храма, уже прорезавшие закатную зарю в начинающем густеть темнотою небе. Напившись чаю, сидим на крыльце. Я рассматриваю цветастые моторки 17 и даже длинные плоскодонки под ста­
рину, и в голове ворочаются невесе­
лые мысли. Bcero этого не было у по­
моров. Не зря они пользовались боль­
шей частью гребными судами, осна­
щенными, как правило, одним срав­
нительно небольшим парусом. Парус работал при попутных ветрах и давал возможность отдыхать гребцам. По­
тому к парусу отношение легкое. Подул попутный ветер -
считай, по-
18 везло, значит, снизошла благодать, пользуйся ею да смекай: в е тер скис­
нет -
грести придется. Благодать пройдет, а с дороги ворочаться не гоже -
так при ветре противном только гребля обес печивала прод­
вижение к ц ели. Потому выражение «ехали греблею» -
самое ходовое, а «бежали пару сом» -
анахронизм, баловство, везение. OтToro и не д ержали на судне парусн()го аса, ловкача вроде нынешнего яхтсме­
на. Поднять при случае снасть­
дело нехитрое. А вот часами грести не всяк осилит. Потому дружнна на посудине была жилистая, креп­
кая и в гребле, и во всякой другой работе. Не в этом ли причина неудач современных «поморов», что пытают­
ся моделировать древние маршруты? На «древних» судах слишком MHoro всяких не крепких телом ученых мужей и даже женщин в роли поваров или любопытствующих пассажиров. Б результате -
грести некому. Саша усваивает мои высказывания о пользе гребли, но все равно с не­
терпением ждет минуты, когда парус развернется над лодкой и понесет нас почем зря. Бот и сегодня поутру Саша гребет вспять прилив ной волне и ветру. Бершина бухты подобна аэродинамической трубе. Когда ветер в трубе попутный -
этого не заме­
чаешь. Теперь выход из Бирмы на­
прочь закрыт: нам явно не перегре­
сти встречный ветер. И это еще нет большой волны: мы топчемся на мел­
ководье. Но мы же вышли не для того, чтобы возвращаться. -
Попробуем старой поморской дорогой проЙТи.-
Я разворачиваю карту. Узкий осыхающий перешеек между материком и Сумостровом пе­
ресекает тонкая линия протоки. Б Бирме наш хлебосольный хра­
мохранитель Глеб Иванович говорил мне, что лет десять назад ходили моторки во всякую воду. А теперь только на дюральке, да и то фарватер рассмотреть надо ... Фарватер мы угадывали. Что-то по­
добное есть на других реках и в дру ­
гих местах. Саша гребет по траве, а лодка довольно резво скользит в извилистой протоке, угадываемой по отсутствию растительности. «Тропа» эта не зарастает: уровни в соседних губах во время приливов разные. Пока не зарастает. Но выбросы из рек делают свое черное дело. Грязный, дурно пахнущий ил оседает на неког­
да зыбучих песках. Незамедлительно появляется всякая неведомая ранее поросль. Глядишь -
через десять лет не будет знаменитого Сумостро­
ва, прозванного по имени старинней­
шего в Поморье и славнейшего Сумкого Посада, проще Сумпосада. Туда мы и направляемся, сильно сок­
ратив невозможный в такой ветер путь вокруг острова. Из протоки нас бросает в объятия Телячьих остро­
вов. Бот уж действительно Телячьи: «быков» и «бычков» нет и в помине. Мелководье густо усеяно поливуха­
ми -
камнями вровень с водой. Мы то и дело садимся на них. При нашей осадке в пятнадцать санти­
метров никаких хлопот, но это уже не плавание ... Наконец выбираемся на простор. Конечно же, я ставлю парус, сажусь в уже мокрый кокпит. Саша, согнув­
шись, держит в руках шкоты и смот­
рит на меня. А мною командует чуткий руль. Бидим, как догнавшая четырехбалльная волна подбросила нам водички, и лодка, кажется, свали­
вается назад. И все же надо набирать ветра. Тут уж держись! Если не наб­
рать скорость, следующая волна ... Нет, я не хочу сказать -
накроет. Парус рвет лодку в ложбину между валами. Пронесло, и ... с н о ва все пов­
торяется. Б момент такого маневра вдруг раздается страшний треск, лодка дико уваливается. Ничего не понимаю ... 2 • -1 рави шкоты,- кричу Саше и шарю глазами по днищу лодки. Но никакой пробоины нет. Неволь­
но сменив галс с правого на левый, мы продолжаем наши скачки по вол­
нам как ни в чем не бывало и пос­
тепенно забываем о происшествии. Подходя к берегу, я выдернул мачту с парусом. И тут же мы перешли на греблю. Поскрежетав по гальке, сразу увидели, что поднялся от уда­
ра о грунт лишь правый шверц. Левый был обломан по ватерлинию. Какой же был напор воды! Через полчаса мы в узкой бухточке, и лишь мутная вода с клочьями водо­
росл е й беснуется среди камней. Сла­
ва богу, живы и лодка цела ... На берегу вет е р прижимает траву к самой земле. Так же низко сте­
лется дым от кострища. Теперь мы гости у косарей из Беломорска. Мес­
то, куда пристали поневоле,-
мыс Мальостров. На нем останки строе­
ний начала века. Когда-то здесь была батарея и при ней часовня. Сюда шли пешком из Сум посада самые не­
терпеливые богомольцы, чтобы с рей­
да на глубокосидящих судах отпра­
виться на Соловки, не дожидаясь оказии из переполненного паломни­
ками Сумпосада. Наверно, от тех вре­
мен сохранились какие-то следы человеческого становища. Здесь нас ожидал сюрприз. Б груде прибрежных камней, каждый из ко­
торых размером с добрый карбас, мы увидели стоящий вертикально камень с высеченным на нем крес­
том и витиеватой с таринной вязью: «1760 года, майя, 25-
го дня ... » А на обороте пространная молитва Нико­
лаю-чудотворцу... Нам Д О В()lI,илось встречать деревянные кр е сты .ш вид­
ных местах. Ставили их в память о тех, кто не вернулся с моря, с про-
мысла. На Мурманском берегу, в бухте Золотой такой крест с множе­
ством надписей на старославянском датирован 1923 годом. А тут 17БО-й, да еще на камне! Уже потом мы выяснили, что каждое лето приез­
жающие на заготовку сена косари из Беломорска поднимают эту сто­
пудовую махину: зимой ледовый на­
пор крушит здесь, в приливной зоне, камни и все расставляет стихийно на «свои» места. И ни у кого до сих пор не хватило разумения и сил спасти эту уникальную реликвию. И никому не приходит в голову собрать под навес (а может, в запер­
тый собор в Бирме) все уцелевшие кресты поморов. Это памятники не только людской скорби... Кресты у поморов еще и маяки, строго ориен­
тированные верхним краем косой пе­
рекладины на Север. Бпрочем, и мно­
гочисленные соборы и часовни в при­
морских селах -
тоже маяки. Так вот собрать все эти кресты, а на их место установить новые, точно скопированные. Но кто всем этим будет заниматься?. Остается обратиться к нашей пра­
вославной церкви, подумал я, почему тот же храм Петра и Павла в Бирме не передать местной церковной об­
щине? Тем более что Бирма рядом с Беломорском, и в тамошний храм ездят богомольцы из Бирмы ... С приливом мы вошли В реку Су­
му. Сумской посад нет нужды опи­
сывать. Лучше вспомнить кое-что из записей писателя Сергея Максимова. Как-то в середине прошлого столе­
тия великий князь Константин Нико­
лаевич -
управляющий морским министерством -
предложил прове­
сти необычную экспедицию. Извест­
ный либерал, один из инициаторов отмены крепостного права, великий князь жаловал людей предприимчи-
19 вых И смелых. Так вот и состоялась первая литературная эксп е диция. Распределял маршруты издатель «Современника» писатель Иван Пана­
ев. Белое море «досталосЬ» Максимо­
ву. Его книга «Год на Севере», не­
давно переизданная, пользуется не­
пременным успехом. Многие из здешних людей, прочитав о прош ­
лом столетней давности, удивились мудрости, богатству и рачительности своих пр едков. Знаю, по-иному взгля­
нули на свои холмы у реки сумляне, где некогда высились загубленные храмы, устыдились своего отношения к погостам. Вот и у меня перед гла­
зами стоит эта невероятная картина ... Всего неделю назад мы были на Сонострове, что в Кандалакшском за­
ливе. Местных жителей заставили переселиться в поселок Чупа, а чтоб ускорить отьезд непокорных, закры­
ли магазин, отрезали свет и рейсы катеров отменили. Но не об этом речь. Мы побывали на местном клад­
бище. По следние могилы здесь 10 - 1 5-летней давности, но следов посещения усопших нет. Дождь и ве­
тер разметали дерн, кое-как прикры­
вавший гробы... Жуткая картина. Лишь в одном месте на кресте звякал искусственными цветами металличес­
кий обруч. Несомненно, людей пере­
селили, а позаботиться о том, чтобы хоть раз в году организовать рейс катера к могилам отцов и матерей, некому. Чего мы стоим, если спустя деся­
ток лет забыли о могилах своих ближних! Не здесь ли корни нашего равнодушия к еще живущим? Мы и до наших детей добрались уже, щед­
ро одаривая их жестокостью и бес­
памятностью ... Итак, цитируем Максимова: «Сум­
ские дома точно так же, как и все ПОМОj:kкие, двухэтажные», « ... а В ост-
20 роге храм Николаю-чудотворцу да двор монастырский». Один только беглый взгляд на Сумпосад, и не надо никаких пояс­
нений -
это уникальный поморский город, достойный заповедного режи­
ма. Представьте: тихая, но полно­
водная река среди высоких зеленых берегов, сплошь застроенных дивны­
ми помор с кими стро е ниями. От ам­
бара петровских времен до знамени­
тых поморских двухэтажек -
этих мореных, темных до черноты срубов (неокраш е нных!). Но где же острог, монастырское подворье и храм? Увы, т е перь на этом месте совсем чисто, поскольку в 30 - е годы «культовые по ­
стройки» -
как тогда пренебрежи­
тельно называли храмы -
были безжалостно снесены. Ничего теперь не напоминает о богатстве и славе сумлян. А богатство было основа­
но на морских промыслах да рыб­
ном торг е, а слава -
на поморском мореходстве да ещ е на извозе па­
ломников в Соловецкую обит е ль. Отсюда и шумность Сумпосада, и из­
вестность. Но мало кто знает и в самом селе, что Сумской Посад ­
место совсем не рядовое в нашей истории. Название селения связано с финс ­
ким племенем «сумы>, а значит, имя реки -
Сума -
не что иное, как ис­
каженное название страны Суоми ­
соседней Финляндии! .. Здесь издрев­
ле жили новгородцы. С середины XV века с е лени е переходит во владение Соловецкого монастыря. Вскоре С ума становится острогом, крепостью для з ащиты С оловецкой твердыни с пятью башнями, храмом Николая-чудотворца и .монастыр с ­
ким двором. Лишь в 1764 году Сум­
ской острог и прочие поморские села были переданы в ведение Коллегии экономии. Так, оборонит е льный ост-
рог превратился в мирный посад об­
ширного Кемского уезда. К середине XIX века в Суме было более 200 дворов и народу (мужского пола) 1 купец и 310 мещан. Сумпосрд управлялся рату­
шей, членов которой -
ратманов -
выбирали среди обывателей. Сами себя они называли сумлянами. Сум ­
ляне были искусными мореходами. Из сохранившихся рукописных «Расписаний мореходства» Сумская лоция была наиболее полной, а вместе с Сорокской и Кемской остается замечательным памятником поморской мореходной культуры. Сумпосад -
один из поставщиков неугомонной когорты землепро­
ходцев, открывших Сибирь, Тихий океан и саму Русскую Америку. О торгах сумлян, особенно рыбных, следует сказать особо. Ежегодно в Повенец и новую столицу из Сум­
посада отправлялось сушеной трес­
ки 40000 пудов, а семги в боч­
ках -
1 О 000 пудов. Завоз рыбы и об­
менных норвежских товаров, кроме того, производился в Архангельск, Каргополь и другие города. Сейчас самое примечательное место -
у второго моста (бывшего), где на порогах стояла мельница. Теперь над гремящим потоком нави­
сает новенькая крыша, а под ней ­
мореходная лодка начала XVIII века. По преданию, она принадлежала од­
ному из вельмож, сопровождавших П етра 1. Ох уж эти предания! Но все же это своего рода музей с единственным экспонатом, хотя С умпосад отсюда выглядит музейной экспозицей в большей мер е ... Пытались мы порасспросить мест­
ных жителей о рукописных лоциях поморов. Оказалось, что здесь давно уже прошли многие «собиратели старины». Все выбрали подчистую -
ОТ икон до домашней утвари. И все же нам повезло: мы попали на спевку местного хора. И смогли увидеть самобытные наряды сумля ­
нок и услышать их вдохнов е нное пение. День выдался погожий, но ветре ­
ный. Сломанный шверц не давал мне покоя. Подвернулась попутная машина до соседней Колежмы, где, по слухам, жил умелец по части шверцев, весел и других незамени­
мых атрибутов гр е бно-парусного суд­
на ... Мы едва успели поставить чайник на п е чку в бывшем детсаду, отве­
денном в Колежме под гостиницу, как Всеволод Воробь е в явился сам. -
Слышал, помощь моя требуется. Мы знакомимся и через час с уце­
левшим шверцем в качестве образ­
ца отправляемся в домашнюю ма­
стерскую Воробьева. -
Н е совсем домашняя,- с грус­
тью зам е чает Всев о лод,-
е ще недав­
но здесь была база л е нинградской станции юных турис т ов. На ба з у за ­
везли байдарки и разное снаряжение для водного туризма. З десь ребята получали инструктаж, пу т евы е кар-
ты, спасжи лет ы и, ра з ум ее тся, : байдарки. Отсюда они отправлялись в море. И не знали администрато­
ры станции никаких забот. Вот толь­
ко моя ставка сторожа при байдар­
ках на базе кому-то не давала по- · коя. Три года назад меня «сократи­
лю>. Только ребята по-прежнему приезжают сюда, так сказать, на свой или чей-то страх и риск ... ДалЬШе Всеволод мог бы и не про­
должать. Мы сами видели этот «про­
ходной двор». Ребята, как и раньше, получали здесь все необходимое. А ставка сторожа в далеком от Колеж­
мы Ленинграде, может быть, пошла на премии тем, кто закрыл для ребят Белое море ... На море разгулялся шторм. Не­
вольную задержку мы использовали для расспросов старожилов. Все еще надеялись нд магический, ни­
кем не проверенный чердак, где мог­
ли сохраниться «Росписи мореходст­
ва». Увы, не помогли и беседы с Зинаидой Кирилловной Синицы­
ной -
родоначальницей плеяды здешних колхозных мореходов. В ни­
зенькой, осевшей в землю избе Зина­
ида Кирилловна в свои 76 лет неустан­
но демонстрировала нам поморский бытовой интерьер, на наших глазах пряла, ткала, угощала чаем по ста ­
ринному церемониалу и при этом охотно позировала Саше Звереву. Наутро мы мучительно решали ­
выходить или еще отсиживаться, до­
жидаясь хорошей погоды. Но что хорошо -
никто за фалды нас не хва­
тал. Мы уходили в сильный ветер, нисколько не беспокоясь, ибо от ост ­
рова до острова в отлив нередко и пешком можно пройти. Пока Саша выгребает на стрежень вздыбившей­
ся от прилива Колежмы, я прила­
живаю новый шверц. Два часа мы сражались на затопленной отмели с семибалльным нордом и едва вы­
гребли к островку Березовец, гд е пересидели разгулявшийся ветер. Совсем как у Максимова: «Ветру выпало много, да он нам у нос до Нюхчи». Наконец мы вышли в море, берега которого и здесь бросают от себя далеко в море песчаные бугристые отпрядыши. Пос ле очередной отсидки в силь­
ный ветер на островке Рислуда мы взяли курс на место весьма приме­
чательное. У мыса Вардия (старое название Вардегора), в 12 верстах от Нюхчи, в 1702 году Петр 1 повернул назад тяжелые корабли, сам же, по­
сетив Нюхчу, отправился в Повенец. А рядом по «Государевой дороге» волоком тащили малые фрегаты «Св. Дух» И «Курьер» -
они И по­
ложили начало и флоту на Балти­
ке, и самому Петербургу. Просеки шириной в три сажени давно зарос ­
ли, а вот гати на болотах можно еще отыскать. Чуть ли не бегом обежали весь мыс. Чем черт не шутит, а вдруг наткнемся на памятную доску с надписью «Здесь В 1702 году Петр Великий ... » Увы ... П остояли напоследок у с е миконечного креста, возможно, ко всему рассказанному отношения н е имеющего, и подума­
ли: вот где начиналось окно в Евро­
пу. Колосилась у самого моря нек о -
--
шеная трава, тянуло йодом от выбро­
шенных штормом водорослей, гни­
ли почерневшие срубы старинных построек, смоляно пахли ошкурен­
ные бревна какой-то новой стройки. Жизнь продолжалась, но жизни этой явно не хватало памяти ... Пару часов бежали под парусом, потом ветер стих. Оставшийся путь до Онеги прошли на веслах. Бело­
морье подарило нам три теплых дня. В старинную Унежму решили не за­
ходить. Пока из-под лодки уходила с отливом вода, поговорили с отды­
хающими здесь ... мурманчанами. -
А что, тут приволье. Дома бро­
шены, живи где вздумается. Креста на вас нет, неужто ни души? -
сказал я. Наши собеседники даже удочки свои оставили. -
Это точно, креста нет. Вот ви­
дите, колокольня упала. Может, потому и людей нету. Я посмотрел на Сашу и махнул рукой в сторону моря. Саша только и ждал моего сигнала. Под килем ВОКРУГ ------------------~ уже отчетливо виднелась песчаная рябь осыхающей отмели. -
Зря уходите, такая рыбалка ... Последний заход: в Куш-реку. Се ­
ло выше устья на несколько кило­
метров, и мы идем вместе с прилив­
ной волной. В селе пусто -
все на покосах. Куш-река, с тех пор как отсюда была увезена в разобранном виде уникальная деревенская церковь для музея под Архангельском, вла­
чит убогое существование. Зашли в магазин, поболтали с продавщи­
цей. Возле лодки, отбиваясь от сле п­
ней, попили чаю и поплыли вниз по реке, к морю. Вдруг за нами по бере­
гу устремился плохо одетый чело­
век в милицейских галифе. -
Стойте,- кричал ОН,- покажи­
те документы. Мы задержались, упершись бор­
том в гранитный валун. Человек путано объяснил, что он -
внеш­
татныи пограничник и что Белое мо­
ре закрыто. -
Ворочайтесь, не то вертолет вы ­
зову,- грозил, прикрывая рукой дав­
но не бритый подбородок. -
Этого не может быть,-
возра­
зил я гражданину в галифе.- Гра­
ница отсюда в 600 километрах. К тому же мы пришли с моря и возвращаться будем туда же.­
Я оттолкнул лодку, но человек уже меня не слушал. Он бежал, конечно же, к телефону. Докладывать о непо­
слушании ... Через два часа мы уже различали на горизонте белую башню Крес­
тового монастыря на острове Кий. Переночевав в доме отдыха, распо­
ложившемся на территории старин­
ной обители, ошвартовались наконец в Онеге. Здесь нас ждали новые впечатления от крепкого забвения своей истории онежанами. Местный музей переезжал на новое место. Да и в нем, п о словам директора, бегло показавшего нам сваленные в кучу экспонаты, не было ни­
чего ценного по истории поморского мореплавания. В центре города во дворе заколоченного напрочь храма Михаила Архангела торчали из зеленой травы полированные гранит­
ные столбики и кресты «именитых граждан» старой Онеги. Затоптанное прохожими за десятки лет, поруган­
ное кладбище никак не вязалось с новосельем горкома-исполкома всего в сотне метров отсюда. И уже не верилось в искренность и долговеч­
ность памятной доски в морском пор­
ту и с именами нынешних «именитых граждаю>. От Александра Кучина -
капитана русановского «Геркулеса», до П. А. Пономарева ­
капитана первого атомного ледоко­
ла. Н е постигн ет ли их судьба преж­
них знаменитостей города? И я по­
думал -
не пора ли бросить спаса­
т ельный круг поморам? Б е л о м о р с к -
О н е г а, Белое море 21 С кажите, это правда, что в ва: шем поселке есть музеи -
ламп? -
спросил я у первого встречного в Жамбеке. Пожилой мужчина окину л меня внимательным взглядом и, гордо вскинув голову, воскликнул: -
В нашем поселке есть все! И вот узнаю виденный накануне по венгерскому телевидению большой крестьянский дом -
частный музей ламп Ференца Боруша. у входа в зал декоративных ламп -
чугунная печь, прослужившая людям более полутора веков, а на стенах ­
огромные часы ... Но вот и сами лам­
пы! Глаза разбегаются от их обилия. Подвесная большая немецкая лампа из керамики. Когда-то она освещала дом горожанина среднего достатка. А эта, величавая, фарфоровая, с причуд­
ливо бегущим узором, служила б о га­
чам. Фотокамерная лампа. Лампа с масляным насосом -
таких в мире сейчас осталось всего несколько штук. Лампы из китайского, венског о, майсенского фаянса -
первыми их владельцами были люди середины прошлого века. И наконец, огромная керосиновая лампа, изготовленная в Вене в 1880 году из старинной, 300-
летней китайской вазы. Как и другие самые ценные экспонаты, она поме­
щена в стеклянной витрине ... Нащу­
пываю фотоаппарат, и в этот момент слышу сильный мужской голос: -
Не получится снимок. -
Почему? -
спрашиваю не обо-
рачиваясь. -
Света маловато. Передо мной возникает челов е к среднего роста, крепкого телослож е ­
ния; в кармане синего халата -
авто ­
ручка, на голове -
фетровая шляпа с узкими полями. Этот человек не без чувства юмо­
ра, подумал я. -
Откуда вы знаете? Снима е те с а­
ми? -
спрашиваю и понимаю, что э то и есть хозяин единственного в Евро­
пе музея ламп -
Ференц Боруш. -
Не снимаю, а знаю от журна­
листов -
за тридцать лет много их спускалось в винный погребок. Пыта­
лись сделать снимки, но безуспешно ... у меня ведь там еще один музей -
Евrений КУЗЬМИН СВПUbIIМНI ЭОО-петняя китаjiская ваза, ставwая в 1880 roAY венскон пампоН. В певой витрине жепезнодорожные фонари. Фото Андреа ВАWАДИ. музей вина ... А от лампы в по гребке не светлее, чем здесь ... -
Наверное, за тридцать лет ни од­
ного недовольного от посещения му­
зея вина? -
вопросом отвечаю я на шутку Ференца. Пристрастие к лампам уБоруша ро­
дилось само собой. Сначала он соби­
рал бутылки с вином. Но когда об­
разовалась приличная коллекция и экспонаты разместились в винном по­
гребке, потребовалась лампа. Бо­
руш разыскал несколько штук. С это­
го начался еще один музей -
музей ламп. Как он собирает лампы? Очень про­
сто. Четверть века назад начал коле­
сить по Венгрии. Для Боруша нет бо­
льшего наслаждения, чем копаться в хламе старых, забытых богом и ЛЮIJ.P­
ми чердаков. Постепенно через пе­
чать, радио и телевидение люди узна­
ли о существовании музея. Пошел по­
ток писем, предлагали купить лам­
пы -
кое-кто сам приезжал к нему. Разные были люди: одни, чувствуя стремление хозяина любой ценой приобрести экспонаты, заламывали баснословные цены, другие, старики, продавали лампы за бесценок по при­
чине стесненных материальных обс­
тоятельств. -
Редчайшая из ламп стоила двад­
цать тысяч форинтов,- рассказывает Боруш и с нежностью смотрит на один из экспонатов,- а теперь эти же лампы купили бы за сто пятьдесят тысяч! .. Например, только колпак вот этот стоит шесть тысяч форинтовl -
Ференц, выходит, вы теперь бо­
гаты? -
Богат ... особенно в этом году­
впервые со дня основания музея я не взял у государства дотации ... знаете, спасибо телевидению, оно для меня, если не считать незначительной вы­
ручки от продажи билетов, единст­
венный источник для приобретения новых ламп. На телевидении хорошо платят. И в то же время из-за рекламы моего музея по телевидению все ста­
ли что-то собирать. И теперь даже де­
ти отвечают на просьбу коротко: «Не дадим!» За время существования музея Бо­
руш не продал ни одного экспоната, :: как бы трудно ему ни было. Несколь­
ко десятков лет назад лампу, изготов­
ленную из китайской вазы, приобре­
ли в Вене всего за двадцать долларов, а теперь за нее автомобиль предла­
гают, но Боруш отшучивается, что не всякий автомобиль стоит такой лам­
пы, что, мол, с каждым годом автомо­
били становятся все дешевле, а лампы все дороже и дороже. «Подожду, по­
ка кто-нибудь «мерседес» предло­
жит -
чего размениваться ... » Впро­
чем, был в его жизни момент, когда в доме не оказалось даже на хлеб -
все потратил на приобретение ламп. Же­
на все уши прожужжала, чтобы пое­
хал в город и продал какую-нибудь лампу. Боруш посопротивлялся, но понял вскоре сам -
иного выхода нет, и скрепя сердце согласился. Вы­
брал, как ему казалось, не самые цен­
ные лампы и собрался на будапештс­
кий рынок, но жена остановила -
ре­
шила напоследок полюбопытство­
вать, что же он прихватил с собой. Ну а когда увидела -
запротестовала: уж лучше посидеть несколько дней на голодном паЙке. Я и не заметил, как мы оказались в других залах, где выставлены под­
свечники и специальные светильники. -
Вот тот, что справа,- поясняет Боруш,- венгерский. Цыгане принес­
ли ... -
Уж цыгане-то продали за бесце­
нок? -
вновь подыгрываю я Бору­
шу. -
Скорее кто-то другой продеше­
вит, но не они. И снова лампы. Немецкая -
изго­
товленная в Майсене. На ней «печать» индивндуальной ручной росписи. Как сказал представитель майсенского за­
вода, такая роспись -
редкость. А вот лампы, которыми пользовались состоятельные люди. Большинство экспонатов -
австрийские, но нема­
ло и чешских, румынских. Есть здесь и венгерская лампа, изготовленная в Пече в 1880 году. Церковные лампы -
самые эле­
гантные. Кухонные лампы -
у тех, кто побогаче, они горели всю ночь, у бедных зажигались лишь изредка, слишком высоки были цены на керо­
син ... Лампы-работницы: железнодо­
рожные, шахтерские, морские, руч­
ные, велосипедные ... Трудно вообра­
зить, каких здесь нет. Последнее помещение -
мастерс­
кая, где Боруш занимается реставра­
цией. На верстаке различные инстру­
менты и хитрые приспособления. На стене висит диплом: Ференц Боруш -
член Международного клуба ламп. Он также член австралийского обще­
ства, но, грустно шутит Боруш,- в Венгрии он пока не является членом никакой организации. ... На поселок, на его старую цер­
ковь, от которой веяло средневековь­
ем, наплывали сумерки. До Будапеш­
та всего час езды -
скоро глазам отк­
роются цепочки огней столицы. И эти равнодушные огни заставят меня вспомнить притягательный свет ламп в далеком венгерском поселке. Будапешт-Жамбек 3вездыI на снегу « ... С первыми лучами солнца, едва пробивающимися сквозь густую пеле­
ну тумана, на склоне горы появляют­
ся неспешно движущиеся силуэты людей. Приглядевшись, можно рас­
смотреть их необычное облачение. У одних на головах высятся пышные «короны» ИЗ птичьих перьев, лица других скрыты под плотными вяза­
ными масками, третьи, в накидках из темных шкур, напоминают медведей; замыкают шествие многочисленные музыканты. Выстроившись на скалис­
том гребне, все останавливаются, как будто в ожидании, и начинают при­
танцовывать на месте, в такт усилива­
ющимся звукам мелодии. Постепенно их движения становятся увереннее и резче; танец набирает темп. Внезапно вершины ярко озаряются лучами солнца. Словно повинуясь этому тай­
ному знаку, люди чередой спускают­
ся в долину». Так описывает древний индейский праздник Койлорритхи, символизи­
рующий вечную победу света над мраком, американский ученый-этног­
раф Роберт Рэндэлл. КоЙлорритхи... Коренные жители, населяющие район горной гряды Аусангате в южном Перу, испытыва­
ют благоговение перед этим словом, вкладывая в него глубокий смысл. На кечуа, языке некогда могущест­
венных инков, «койлор» зна~ит звез­
да, а «РИТХи» -
снег. «Звезды на сне-
_ гу». Ежегодно тысячи паломников сте­
каются в долину Синакара, чтобы принять участие в древнем ритуале «очищения тела и духа». Затерянная высоко в горах, эта местность в кон­
це мая -
начале июня оглашается ме­
лодичными звуками флейт и громом барабанов. В сопровождении музы­
кантов в красочных нарядах прибыва­
ют участники празднества. Несмот­
ря на пронизывающий ледяной ветер с гор, они весело танцуют, образуя за­
мысловатые фигуры. В пестрой толпе присутствующих выделяются две большие группы лю­
дей в костюмах-символах: «чун­
гус» -
В убранстве из перьев круп­
ных птиц и «колас» -
В белых закры­
тых масках со светлыми шкурами на спинах. Первые олицетворяют жите­
лей джунглей, а вторые -
пастухов лам. Однако главные действующие лица празднества поначалу незамет­
ны. Они исподволь наблюдают за по­
рядком среди танцующих. Кажется, что в маленьких зеркальцах в форме звезд, непостижимым образом прик­
ре пленных на их головах, отражают­
ся все собравшиеся на праздник. Мрачные одежды этих персонажей, выполненные из грубой материи, и свисающие с головы до пят широкие лоскуты темной шерсти делают их очень похожими на медведей. Это-­
«УКУКУС», (щолулюди - полумедведи». Согласно древней индейской легенде они являют собой пример честности и трудолюбия. Наделенные необыкно­
венной силой, «укукус» бесстрашны \и решительны. На празднестве они -
в центре внимания. Роль «уКуКус» до­
веряют исполнять лишь тем, кто за­
служил всеобщее уважение. С наступлением темноты «люди-
23 медведю> поднимаются в зону вечных снегов. Подъем этот труден и небезо­
пасен. Однако их укрепляет вера в то, что духи, по преданию обитающие в горах, спасут людей от неурожаев и стихийных бедствий. Добравшись до вершины, «укукус» зажигают свечи и возносят молитвы, ожидая восход солнца. Затем, выстроившись длин­
ной вереницей вслед за особо почи­
таемыми соплеменниками, которые несут на своих плечах массивный де­
ревянный крест, «укукус» спускают­
ся к подножию ледника. Там они от­
калывают о г ромные глыбы льда, взва­
ливают их себе на плечи и с этой не-
24 легкой ношей возвращаются в доли ­
ну. Рассказывают, что в прошлом об ­
ряд «восхождения» отличался особой жестокостью. Всю ночь до рассвета на вершине горы продолжались кро­
вавые схватки между сильнейшими «укукус», нередко кончавшиеся гибе­
лью нескольких участников. Счита­
лось, что духи гор таким образом са­
ми избирали себе жертвы, а пролитая кровь придавала живительную силу почве, которая впоследствии прино ­
сила богатые урожаи. Этот бесчело ­
вечный обряд просуществовал долгое время, но потом «см ягчился», сохра -
НИВ В остальном свою первозданность и по сей день. Изо льда, принесенного · «укукуо>, готовится горячий ячменный напи­
ток. Редко кто отказывается от уго ­
щения, так как, по преданию индей­
цев, лед, освященный духами гор, придает силы и избавляет от болез ­
ней. П раздник разгорается с новой си­
лой, вовлекая всех находящихся в до­
лине. Танцы длятся без перерыва весь день и всю следующую ночь. Причем столь безудержное в е селье отнюдь не объясняется какими-то горячитель­
ными свойствами « напитка гор». От­
личительной особенностью Койлор­
ритхи является категорический зап­
рет на употребление с п иртного, чего нельзя сказать о многих других праз ­
днествах, проводимых в Андах. Любопытна эволюция отношения христианской церкви к языческим праздникам и обрядам коренного на­
селения. В прошлом она была непри­
миримым противником языческих праздников. В настоящее же время церковь вы­
ступает одним из главных организа ­
торов Койлорритхи и других индейс ­
ких праздников. Более того, в созна­
нии местных жителей языческие представления настолько слились с элементами католицизма, что им уже трудно отличить одно от другого. Так, на традиционном месте проведе­
ния фестиваля, вокруг священного камня, которому издревле поклон я ­
лись индейцы, в 70-х годах нашего столетия был воздвигнут католичес­
кий храм, являющийся ныне местом паломничества и представляющий со­
бой «идеологический» центр празд­
ника. Именно возле него устраивают ­
ся прибывающие из других областей участники фестиваля, причем счита­
ется особо почетным расположиться поблизости от святых стен. Из этого же храма во главе пышной процес­
сии, возвещающей о начале праздни­
ка, торжественно выносится икона с изображением Х р иста. В последнее время фестиваль все больше превращается в коммерчес­
кое шоу. Многие стремятся по греть руки на огне его самобытных тради­
ций. Предприимчивые дельцы актив­
но используют наивные представле­
ния местных жителей о том, что, при­
обретая на празднике миниатюрные модели телевизоров, холодильников, автомашин, можно в действительнос­
ти разбогатеть. Кроме того, так называемое «Брат­
ство Койлорритхю>, основанное в 1960 году с целью поддерживания традиций фестиваля, взимает нема­
лую плату за право присутствовать на нем. Простым людям это уже не по карману. Туристские агентства намерены фи­
нансировать строительство дороги к долине Синакара. Не исказит ли втор­
жение цивилизации саму идею ста­
ринного обряда и дело духовного очищения? По м а тер"апам зарубежной печат" noArOT08"n И. Т АУ6КИН : К
аждый, кто ходил по старым московским улицам, обращал " ВwНеимннаЬНlмие ннаа
д ОвСхОоБДНОЯМКИФСлВаЬгlовме-
, где располагаются посольства. Кроме флага, в глаза бросается помещенный на видном месте герб -
символ госу­
дарства и его суверенитета. у народов всего мира с незапамят­
ных времен существовали отличитель­
ные знаки. Сначала ими являлись религиозные символы, тотемы, там­
ги, которые считать гербами еще нель­
зя. В классическом, традиционном по­
нимании гербы появились в Европе в средние века. Сначала это были личные знаки 'рыцарей, превративwиеся в на­
следственные, родовые. В дальнейwем гербы стали символами независимости .(суверенитета) территорий, городов и даже целых государств. Главные эле­
менты современных rocYAapr:TBeHHbIx гербов -
щит, wлем, намет, мантия­
как бы переносят нас в эпоху кресто ­
вых походов. Описанием и толкованием гербов из­
начально занимались герольды, вхо­
дивwие в свиты крупных феодалов и нередко игравwие роль судей на ры-
Этой публикацией мы начинаем серию материалов о гербах государств мира (см. 015 )том в Н!! 9/891. царских турнирах. Герольды вырабо ­
тали на практике особые прави'ла со­
ставления рыцарских гербов, которые имели свои особенности в каждой стране, но в основном были общими для всех и строго соблюдались. В бо ­
лее близкое к нам время геральдика из прикладного знания дворянского общества стала превращаться во вспо ­
могательную историческую дисцип­
лину. Ее азбуку необходимо усвоить всем, кто хочет понимать почти забы­
тый язык символов. Основой больwинства гербов служит ЩИТ. Щиты бывают разной формы и в зависимости от этого получили разные названия. Щит треугольной формы называют варяжским, оваль ­
ной -
итальянским, квадратной и слег­
ка закругленной снизу -
испанским. Наибольwее распространение в ге­
ральдике, в том числе российской, имел французский щит -
четырех­
угольный, заостренный внизу. Сложной формой отличается немецкий щит, так называемый тарч. У реального тарча в выемку в правой части вставляли ко­
пье. Следует помнить, что при описа­
нии изображений на щите в геральди­
ке принято называть правой частью то, что мы видим слева, и наоборот. Надо представить стоящего перед вами воина, который держит щит. Его правая рука будет приходиться против ваwей левой, а левая -
против правой. в средневековье сложилась тради­
ция описывать герб и его цветовую гамму, используя понятия «металлы», «финифти» И «меха». Металлы -
это золото и серебро, которые не случайно называют благо­
родными. Только эти два металла ис­
пользуются в знаковой системе ге­
ральдики, хотя воинственные облада­
тели гербов ценили отнюдь не MeHbwe 25 прочную СТ/lЛЬ меча и панциря. В реальной жизни, однако, далеко не каждый рыцарь имел возможность украшать свои доспехи драгоцеtjными геральдическими знаками. Обычно их рисовали золотой или серебряной КР/lСКОЙ, а чаще более доступными­
желтой и белой. С развитием гераль ­
дики таким цветом стали передавать благородные металлы. Графически же золото показывают точками, /1 се­
ребро -
просто чистым полем. В силу различных причин в гераль­
дике произошел строгий о т бор цвета. После выделения в группу «металлов» желтого и белого цветов стали исполь ­
зовать при с оставлении гербов только пять красок, которые принято назы­
В4ТЬ финифтями или эмалями. Вот эти ПЯТЬ «РЬЩ4РСКИХ» цветов: красный (червленый), голубой (лазоревый), зе­
леный, пурпурный и черный. Пурпур в гербах изоБР4жали лиловым и ли­
лово-красным, темно-синим и другими оттенками синего. Расхождение связа­
но с тем, что натуральную Кр4СКУ «пур­
пур» добывали из двух различных ви­
Д • раковин в Средиземном море. "'~ дин даВ/lЛ темный, фиолетовый отте­
нок, другой -
так называемый тирский пурпур -
огненно-красный. Финифти в геральдике изображают соответствующими красками, а графи­
чески оБОЗН4чают: красный -
верти­
кальными линиями, голубой -
гори­
зонтальными, зеленый -
диагональ­
ными линиями справа, пурпурный­
диаГОН/lЛЬНЫМИ линиями слева, чер­
ный -
пересекающимися вертикаль­
ными и ГОРИЗОНТ/lЛЬНЫМИ линиями. Со­
блюдают тут и старинное правило: при составлении герба металл на металл и финифть на финифть не наклады ­
вать. Цвету придавали конкретные симво­
лические значения, причем толкований было множество. Укажем наиболее общие из них, приведенные француз­
ским геР/lЛЬДИСТОМ XVII веК4 П. Асель ­
мом: «30ЛОТО означает христианские добродетели -
веру, справедливость, милосердие и смирение -
и мирские качеСТВ4 -
могущество, знатность, по­
стоянс т во, а также богатство. Серебро из добродетелей означает чистоту, на­
дежду, правдивость и невинность, а из мирских свойств -
благородство, от ­
кровенность, белизну. Красный цвет соответствует любви, мужеству, смело­
сти и великодушию; черный -
осто­
рожности, мудрости и постоянству в ис­
пытаниях; синий -
целомудрию, чест ­
ности, верности и безупречности; зеле ­
ный -
надежде, изобилию, свободе и радости. Пурпур означает благочестие, умеренность, щедрость и верховное господство». Кроме того, цвет в гер ­
бах имеет и другие значения: красное поле -
кровь, пролитую за церковь или государя, синее поле -
небо, зе­
леное -
луговую траву, черное -
MpilK, пеЧilЛЬ. Традиция обивать щиты мехом уходит в древность. Поэтому не слу­
чайно, что и в гербах можно встретить изображение меха. В геральдике ис­
пользуют меха горностаевый и бели-
26 ЩИ ТЫ горностаевый nротuвогорностаевый варяжский итальянский испанский фран.цузскuu. немецкий Illt •• t I 1 I 1 .. II t I I t t VODDO ~ белuчl1й МЕ Т АЛЛ Ы И Ф И НИФ Т И ДЕ Л ЕНИЕ ЩИ Т А золото серебро щит рассечен щит лересечен щ и т скошен o.oo~ щит четвероч.астно- щит разgелен красный ГОАубой четверочастный скошенный вилообразно ~ [%J [IJ Г ЕРАЛ ЬД ИЧ Е СКИЕ Ф И Г У РЫ зеленый nурлурный ПЕРВОСТЕПЕННblЕ глава окоuечН,ость столб черный о пояс nеревязь СТРО Л U.llО КРЕСТЫ героJtьguч ес кuй Анgреевский ви Jtоо бра з н ыu a 88 ~ g~ ~~~~ ~ ~ · W~ (]) ~ ~~~lfJB ~ (fJ ltJ ~~ II U ~ ~ ~ U 8В ~mж естес тв е н н ы е к а йма KBagpaT ГОНТ ромб OpgeH Свято г о Анgрея Первозванно г о чий, конечно, в условном изображе­
нии. Горностаевый мех -
белый с чер­
ными хвостиками. Беличий мех состо­
ит из шкурок белых и голубо-сере­
бристых, расположенных попеременно в виде условных фигур. Чтобы разместить на щите несколько фигур, его условно делят на части. Рассечение -
это деление по верти­
кали, пересечение -
деление по гори­
зонтали. Щит может быть скошен, то есть поделен по диагонали справа или слева. Встречается и сочетание таких делений. Если щит одновременно рас­
сечен и пересечен, его называют чет­
верочастным, состоящим из четырех частей. Возможно и сочетание диаго­
нальных делений. На щитах гербов можно увидеть са­
мые разнообразные изображения. На языке герал.ьдики их принято называть фигурами. Различают прежде всего фигуры геральдические и негеральди­
ческие. Стоит запомнить, что геральди­
ческими фигурами называются те ча­
сти поверхности щита, которые выде­
ляются при делениях и окраске. Все геральдические фигуры делятся на Г ЕРАЛ Ь Д ИЧ ЕСК ИЕ ФИГ У РЫ ВТОРОСТЕПЕННЫЕ вольная часть кл и н ос трие брусок в е ретено турн и рный воротн и к КРУ1' ЩИ ТО К НЕГЕР АЛ ЬДИЧЕ С К И Е ФИГ У Р Ы К О РОНЫ и ск ус ст в е нны е JtereHgapHble первостепенные, кресты или второсте­
пенные. Первостепеннымн гераnьДнческнмн фнгурамн называют наиболее часто встречающиеся деления щита, обра­
зованные горизонтальными, верти­
кальными и диагональными линиями. Верхняя часть поля щита, которую от­
секает горизонтальная линия, называ­
ется главой или вершиной. Точно так же образуется расположенная в ниж­
ней части поля щита оконечность, или подножие. Полоса, заключенная меж­
ду двумя рассекающими щит линия­
ми, получила название столба, а между двумя пересекающими щит линиями­
пояса. Диагональная полоса через весь щит называется переsязью. Она может идти как справа, так и слева. Похожий на излом крыши знак, образованный двумя выходящими ИЗ одной точки перевязями, получил название стропи­
ла. Перевязи могут выходить как из верхнего, так и из нижнего края щита, 27 и в последнем случае стропило будет называться опрокинутым. Кресты -
вторая группа геральдиче­
ских фигур, достаточно обширная вви­
ду разнообразия форм. Многие счита­
ют, что символика креста связана с христианской религией. Однако кресты равноконечные с расширенными кон­
цами довольно часто встречаются на памятниках дохристианской зпохи. Первоначально знак креста был связан с поклонением людей солнцу (соляр­
НЫЙ культ) и выражал идею победонос­
ности, покровительства и защиты. Что интересно -
первые хр · истиане отвер­
гали изображени я креста, считая его языческим знаком. Лишь в IV веке на­
шей эры, когда византийский император Константин Великий установил празд­
ник «обретения» голгофСкого креста, на котором был распят Христос (Крес­
товоздвижение), изображение 'креста стало одним из основных христианских символов. В геральдике простейший вид кре­
ста образуется путем соединения стол­
ба с поясом. Это так называемый ге­
ральдический крест. Соединение двух перевязей образует Андреевский, или косой, крест. Название связано с леген­
дой об апостоле Андрее Первозван­
ном, который был распят на диаго­
нальном кресте. Достаточное распро­
странение в геральдике получил и ви­
лообразный крест -
соединение двух полуперевязей со столбом. Все кресты могут изображаться на щите укороченными и иметь прихот­
ливые декоративные завершени · я. В связи с этим упомянем и о свастике -
особой форме креста, которая встреча­
лась в Индии и Древней Греции и также была связана с культом солнца и огня. Различные геометрические фигуры относят к второстепенным repanbAH-
ческнм фнrурам. Это кайма, квадрат, острие (треу­
гольник), брусок и гонт (прямоуголь­
ник), ромб, веретено (вариант ромба), круг. Если квадрат или треугольник (клин) расположен в одном из четырех углов щита, тогда данную фигуру на­
зывают вольной частью. Кроме того, к этой же группе отно­
сятся условно изображаемый элемент рыцарского снаряжения -
так назы­
ваемый турнирный воротник, а также помещаемый в центре основного щита маленький щит, который в геральдике именуется щитком или сердцем щита. Все прочие фигуры, встречаемые на гербах, являются негеральдическими, хотя иные и не встретить нигде, кроме как на гербах. Все неrерапьднческне фнrуры делятся на естественные, ис­
кусственные и легендарные. К естественным фнrурам относятся изображения человека, животных, птиц, пресмыкающихся, рыб, насеко­
мых, земноводных, растений, светил и стихий, рек, гор и тому подобное. C~­
мыми популярными В геральдике были изображения зверей и птиц, которые символизировали те или иные добро­
детели рыцарей. Искусственнымн фнrурамн принято называть помещаемые в гербах разно­
образные предметы, созданные чело-
28 веком: орудия труда, корабли, по­
стройки, музыкальные инструменты и прочее. Однако ничто в этой группе не может соперничать с изображением оружия. Это шлемы, мечи, копья и стрелы, топоры ... Но, пожалуй, самую загадочную для современного человека группу со­
ставляют nereHAapHble фнrуры, называ­
емые иначе фантастнческнмн. Среди них античные образы -
кентавр, дву­
главая и двухвостая сирены. Любили помещать в гербах изображения еди­
норога, пегаса, дракона, гидры, феник­
са, козерога. К легендарным фигурам относится и двуглавый орел, принятый в качестве эмблемы на Руси в конце ХУ века. Теперь поговорим о дополнениях к геральдическому щиту. Корона в госу­
дарственном гербе, как правило, сви­
детельствует о суверенитете. Не слу­
чайно короны можно видеть на гер· бах не только монархий, но и респуб­
лик. Королевская власть и пышные гер­
бы Швеции или Норвегии -
дань тра­
диции, глубоко почитаемой народами этих стран с буржуазно-демократиче­
ским строем. Форма корон -
распо­
ложение дуг, листьев сельдерея, зуб­
цов, драгоценных камней, вид бархат­
ной подушки -
всему в геральдике придается значение. Различают до­
вольно много вариантов короны: импе­
раторские, королевские, герцогские, княжеские, графские, баронские, и все они к тому же имеют национальные особенности. Рыцарский шлем с короной или без нее нередко украшают нашлемники. Так называют фигуры, выходящие из короны. Это может быть и «возникаю­
щий» лев, и рука с мечом, и что-либо еще. Дополнением ко всему служат украшающие гербы мантии и наметы. Мантия -
традиционный атрибут па-
repoJ\bg врем е н Священной Римской имп е рии радного облачения монарха -
выпус­
кается из-под короны и изображается подложенной мехом. Намет, если он украшает герб, можно принять за некое декоративное украшение, если не знать, что в гераль­
дике нет ничего лишнего. Достаточно присмотреться к обрамляющим щит завиткам, как воображение нарисует нам скачущего всадника в шлеме с раз­
вевающимся по ветру покрывалом. Так оно и есть: перед нами действи­
тельно покрывало, которое при креп­
ляли к шлему рыцари во время кре­
стовых ПОХОДОВ в Палестину, где им пришлось искать способ укрыться от палящих солнечных лучей. В бою ткань рассекали удары мечей, и таким обра­
зом клочья ткани преобразились в гер­
бах в знак рыцарского достоинства. По воле составителей гербов у не­
которых естественных фигур появилась особая роль -
щитодержатели. Их обязанность -
как бы поддерживать геральдический щит по сторонам. Часто к гербу добавляется лента с де­
визом. Чаще всего девизы происхо­
дят от рыцарского боевого клича. Не­
которые короткие высказывания имеют глубокий смысл, но нередко случается и противоположное -
в силу истори­
ческих обстоятельств фраза претерпе­
вает искажения и представляется нам бессодержательной. Однако в тради­
циях геральдики наших дней бережно сохранять написанную фразу, какой бы непонятной она ни казалась. На­
верное, в этом есть свой смысл. Встре­
чается в гербах девиз без ленточки. Если щит круглый, надпись помещает­
ся, как правило, по окружности. Иног­
да под щитом на ленте или драгоцен­
ной цепи можно видеть высший орден государства. Было бы заблуждением думать, что все без исключения государственные гербы соответствуют требованиям классической геральдики, а следова­
тельно, приведенным выше правилам. В ряде стран после свержения правя­
щих династий, например в Италии и Франции, отказались от прежней фео­
дальной символики и создали новую. По новым принципам были составле­
ны также гербы некоторых социали­
стических государств. Вспомним хотя бы герб Германской Демократичес­
кой Республики, где в обрамлении ко­
лосьев пшеницы помещены молот и циркуль. Ряд молодых государств тре­
тьего мира после освобождения от ко­
лониальной зависимости, напротив, об­
ратились к традиционной европейской геральдической системе. И порой толь­
ко удивляешься, когда видишь на сте­
нах некоторых посольств гербы с изоб­
ражением пышных рыцарских доспе­
хов в обрамлении тропической флоры и фауны. В следующем выпуске Ге­
ральдического альбома мы перейдем к рассказу о конкретных государствен­
ных гербах. Раздеn ведет Аnексей ТАРУНОВ. Оформnение Генриха КОМАРОВА и Впадимира НЕВОЛИНА Ш Большерецком бунте 1771 года и о его руководителе ­
Августе Морице (Мауриции) Беньевском -
написано не-
мало. Но по сей день ни в историчес­
кой, ни в художественной литерату ­
ре, на мой взгляд, н е сделано серьез­
ной попытки рассказать не только о руководителе бунта и его ближайшем окружении, но и о тех людях, ко­
торые поддержали этот бунт в кам­
чатской столице, а потом бежали на захваченном казенном галиоте "Свя­
той Петр» из Чекавинской гавани большерецкого устья в Китай. Авто­
ры этих работ как бы уходят ОТ от ­
вета на главный вопрос: что это были за люди, почему они решились пор­
вать связь с родиной и примкнуть К бунтовщикам? П режде всего потому, что в распоряжении иссл едователе й не было достоверных материалов, рассказывающих о бунте. Хотя мно­
гие пользовались в работ е мемуарами самого Беньевского, подробным, я бы сказал даже, дотошным описанием большере ц ких событий в "Записках канцеляриста Рюмина», материалами иркутских и московски х архивов. Сейчас трудно пер еч ислить все те источники, которы е по зво лили ра­
зобраться в причинах бегства с Кам­
чатки штурмана Максима Чурина, штурманского уч е ника Дмитрия Бо­
чарова, матросов Алексея Андреяно­
ва, Григория Волынкина, Василия Ля­
пина с галиота "Святой Петр», при ­
казчика Алексея Чулошникова с тридцатью тремя промышленниками ­
зверобоями с промыслового бота "Свято й Михаил» тот емско го купца Федоса Холодилова... Но удалось выяснить, на мой взгляд, главное ­
что эти причины носят, увы, не ро­
мантический, как принято считать в исторической, а тем более в ху до ­
жественной литературе, а драмати­
ческий и даже трагический харак­
тер -
у многих ИЗ этих бунтарей б ы ­
ло достаточно оснований для борьбы за справедливость, поруганную честь, разбитые надежды, растоптанное счастье, и Беньевский ловко исполь­
зовал эти ситуации, связал преданных ему людей ложными надеждами и столь же ложной клятвой, которой первый и изменил. И потому для на­
чала нам следовало бы понять роль самог о Беньевского в большерецких событиях 1771 года. 29 БЕВЪЕВСКИЙ Об этом человеке написано так много, что совершенно уже нельзя понять, какой же он был на самом деле. Я имею в виду не только личность -
сложную, авантюрную и противоречивую, но даже фамилия его в точности неизвестна: Беньевс­
кий, Беневский, Бениовский, Бей­
поск. Документы и письма свои в Большерецке и позже он подписывал как барон Мориц Анадар де Бенев, а родился в селении Вербово Авст­
ро-Венгрии под именем БенеЙха. Правда, насчет года рождения тоже вышла осечка. По его собственным словам, это произошло в 1741 году. Но биографы уже поняли, что верить на слово Беньевскому ни в коем случае нельзя и нужно проверять аб­
солютно каждое утверждение баро­
на. И когда английский издатель ме­
муаров Беньевского Гасфильд Оливер поднял метрические книги вербов­
ского прихода, то оказалось, что Беньевский родился в 1746 году. А это значит, что по возрасту он не мог принять участие ни в одном из тех сражений Семилетней войны, о ко­
торых пишет . в своей автобиогра­
фии,-
ни при Лобовице 8 октября 1756 года, ни у Праги 16 мая 1757 года, ни при Домштате в 1758 году ... Но это еще не все. Получается, что с 1763 по 1768 год Беньевский не мог участвовать ни в одном морском пла­
вании, так как нес в это время службу в Польше, в Калишском кавалерий­
ском полку. Не был он и генералом, а всего лишь капитаном гусар. Не по­
л учал он и орден Белого Льва, как расписывает в своих мемуарах. Все это плод его действительно незауряд­
ной и яркой, тут мы не сомневаемся ни на йоту, фантазии в духе друго­
го известного барона-враля. По сей день также спорят еще и о национальности Бейпоска-Бенейха­
Беньовского -
венгр ли он, поляк или, может быть, все-таки словак .... Мы же знаем его в истории Камчат­
ки как польского конфедерата, то есть участника католическо-дворян­
ского движения в Польше -
Барской конфедерации -
против ставленника русской императрицы короля Станис­
лава Понятовского и русских войск, введенных в Польшу по приказу Ека­
терины. Дважды попадает Беньевский в плен. В первый раз он был выпу­
щен под честное слово, что больше не обнажит свою шпагу. Слова не сдерживает и попадает в плен второй раз, оказывается в Казани, откуда бе­
жит вместе со своим товарищем по конфедерации и ссылке шведом май­
ором Винбландом в Санкт-Петер­
бург, чтобы отсюда на любом попут­
ном суденышке вернуться через Бал­
тику назад в Польшу. Однако его пой­
мали и сослали вместе с Винблан­
дом теперь уже на Камчатку. Но прежде чем попасть туда, он с Винб­
ландом и еще тремя русскими ссыль­
ными, отправленными в вечную ссыл-
30 ку на самый край русской земли,­
Степановым, Пановым, Батуриным -
оказывается в Охотском порту. Здесь они были расконвоированы и отпу­
щены на волю -
до той поры, пока не будет снаряжен в дорогу галиот «Святой Петр», совершающий пQс­
тоянные казенные переходы из Охот­
ского порта в Большерецкий на Кам­
чатке. Никто не обращал в Охотске ровно никакого внимания на ссыль­
ных -
их здесь, кроме этих пятерых, находилось столько, что и упомнить всех просто невозможно. На галиоте «Святой Петр», который готовился идти на Камчатку, было трое матро­
сов из «присыльных арестантов»­
Алексей Андреянов, Степан Львов, Василий Ляпин. Охотская свобода смущала ссыль­
ных, как, наверное, и любого, кто знает, что впереди его ждет неволя, а надежд с каждой новой верстой, что ведет в глубь Сибири, остается все меньше и меньше. Тысячи верст тайги и тундры уже позади -
попробуй одолей. Но был другой путь, который еще не использовал НИКТО,- морем. До Японии, где вели торговлю голландс­
кие купцы, или до Китая -
порту­
гальского порта Макао, или порта Кантон, куда заходили английские и французские суда. И нужно-то всего ничего -
захватить казенный галиот, который повезет на Камчат­
ку ссыльных, и увести его в Японию ... Скоро Беньевскому с товарищами удалось сойтись ближе с некоторыми членами экипажа «Петра». К заговор­
щикам, кроме ссыльных матросов Андреянова и Ляпина, примкнули также матрос Григорий Волынкин и, главное, командир галиота rfrrypMaH Максим Чурин. Нашли они сочувствующих и на бе­
регу. Сержант Иван Данилов и под­
штурман Алексей Пушкарев помогли с оружием -
к моменту выхода га­
лиота в море, 12 сентября 1770 го­
да, каждый из заговорщиков имел по два-три пистолета, порох и пули. План захвата галиота был чрезвычай­
но прост: дождаться шторма и, как только пассажиры укроются в трюме, задраить люк и уйти на Курильские острова, где и оставить всех не же­
лающих продолжить плавание до Японии или Китая, а с остальными идти дальше, куда получится ... ПJторм разыгрался у берегов Кам­
чатки. И такой, что галиот· вышел из него без мачты, изрядно помя­
тый. Продолжать на нем плавание было бессмысленно, и Чурин повер­
нул галиот на северо-восток, к устью реки Большой. Нужно ли говорить, что это было крушением надежд. Если Беньев­
ский с остальными ссыльными, воз­
можно, и недопонимал трагичности своего положения и наивно полагал где-нибудь в глубине души, что они вернутся в Большерецк, отремонти­
руют гаЛI:IОТ и снова уйдут на нем в море, то Чурин с матросами знал точно -
это уже конец всяким на­
деждам: от Чекавинской гавани в устье реки Большой, где встанет на зимовку галиот, до Большерецка со­
рок верст бездорожья, болот, коч­
карников, непролазных зарослей оль­
шаника ... Из Большерецка незамечен­
ным не уйдешь -
сорок дворов, каждый человек на виду. А добрался до Чекавки -
попробуй снаряди-ка судно в вояж, не одна неделя уйдеt>­
и провиант нужно запасти, и паруса поставить. Уж лучше не терзаться напрасными надеждами и выкинуть из головы всякую мысль о новом зах­
вате галиота ... В Большерецке ссыльные встрети­
лись со своими товарищами по не­
счастью -
государственными прес­
тупниками, уже не один год, а то и не один десяток лет прожившими в этих местах,- камер-лакеем правительни­
цы Анны Леопольдовны, матери ма­
лолетнего императора Иоанна VI, Александром Турчаниновым, быв­
шим поручиком гвардии Петром Хру­
щовым, адмиралтейским лекарем Магнусом МеЙдером ... Встретились и сошлись накоротке, так как всех их объединяла об­
щая ненависть к нынешней императ­
рице Екатерине П. С Хрущовым Бень­
евский вообще подружился -
они будут жить в одном доме, откроют вместе школу и ... разработают новый план бегства ссыльных с Камчатки. В бытность Хрущова в здешней ссылке -
а он провел здесь уже во­
семь лет -
большерецкий казачий сотник Иван Черных на морской мно­
го весельной байдаре ходил на юж­
ные Курильские острова и дошел по­
чти до Японии, описал все, что ви­
дел и слышал, а также составил подробную карту тех мест, где он по­
бывал. С карты этой потом были сня­
ты копии, одна из которых долж­
на храниться в Большерецкой кан­
целярии. Копии делал бывший кан­
целярист, разжалованный в казаки Иван Рюмин. Байдара же так по сей день и лежит на мысе Лопатка никому не нужная, гниет, развали­
вается. Если эту байдару отремонти­
ровать, то потихоньку, от острова к острову, на ней можно было бы дойти до Японии ... Так родился этот план. Первая его часть -
непосредственно плавание в Японию -
была самой простой для реализации. Гораздо сложнее было найти [!Овод, чтобы командир Кам­
чатки отпустил ссыльных на Лопатку. Тогда они сказали командиру -
ка­
питану Григорию Нилову,- что зай­
мутся на Лопатке хлебопашеством, он и пообещал помочь~ всем, что потребуется, так как по строжайшему приказу властей из Иркутска он дол­
жен был всеми силами спо~обст­
вовать развитию на Камчатке хлебо­
пашества. Гораздо труднее было раздобыть, а ·главное, доставить на Лопатку все не­
обходимое для ремонта байдары­
на дырявой и первый Курильский перелив не преодолеешь, а их, если верить Черных, чуть не двадцать. Решили, что байдару можно отремон­
тировать не таясь и за казенный счет якобы для того, чтобы священник Устюжанинов смог пойти на ней в земли язычников -
мохнатых ку­
рильцев -
приобщать инородцев к православной вере. Идея была хорошая. Сам Устюжа­
нинов ее померживал. Не проти­
вился и Григорий Нилов, но не он ведал камчатскими церковными де­
лами, а протоиерей Никифоров, кото­
рый находился со всем духовным правлением в Нижнекамчатском ост­
роге. Тогда Устюжанинов отправился в Нижнекамчатск, чтобы получить благословение отца протоиерея. Только успел уехать Устюжанинов, как планы заговорщиков измени­
лись -
в феврале 1771 года в Боль­
шерецкий острог пришли тридцать три промышленника-зверобоя во гла­
ве с приказчиком Алексеем Чулош­
никовым -
все они были с промыс­
лового бота «Святой Михаил» тотем­
ского купца Федоса Холодилова и шли на Алеутские острова промыш­
лять морского зверя. Три года готовил Холодилов свою экспедицию, все че­
го-то ждал, выгадывал, а тут будто на него что нашло -
послал в море в период свирепых зимних штормов. Но и подвела его жадность -
в один из таких штормов, что пресле­
довали «Михаил» на всем его пути до Камчатки, выбросило бот в устье ре­
ки Явиной (южнее Большерецка) на берег. Промышленники пришли на зимовку в Большерецкий острог, где чуть раньше по пути оставили они своего хозяина, но Холодилов при­
казал им возвращаться на «Михаил», сталкивать его в море и идти туда, куда он им прежде велел. Чулошников возразил хозяину. Тот сместил приказчика с должности и на его место поставил нового -
Степана Торговкина. Тогда взроптали про­
мышленники. Холодилов же обра­
тился за помощью к Григорию Ни­
лову -
к власти. Нилов уже дал Фе­
досу пять тысяч рублей -
под про­
центы с промысла -
казенных денег и потому даже слушать не стал ни­
кого из зверобоев. Тогда и появился у промышлен­
ников БеньевскиЙ. Он взялся ула­
дить все недоразумения, поговорить с начальством и -
больше того -
обе­
щал промышленникам помочь доб­
раться до легендарной на Камчатке Земли Стеллера, той самой, что искал Беринг, а потом и другие мо­
реходы. «Именно туда,- утверждал ученый муж Георг Стеллер,-
уходят на зимовку котики и морские бобры с Командорского и прочих островов». Для себя же Бенъевский просил су­
щий пустяк -
на обратном пути за­
везти его с товарищами в Япо­
нию -
это совсем рядом. «По ру­
кам?» -
«По рукам!» -
дружно от­
ветили промышленники. Увы, штурман Максим Чурин, спе­
циально съездив и осмотрев бот, при­
шел к плачевному выводу -
«Ми­
хаил» к дальнему плаванию не го­
дится. Так что новый план, к общему сожалению, сорвался. Впрочем, как и старая задумка -
в заговоре участво-
вало уже около пятидесяти чело­
век, и одной байдарой в случае чего было не обойтись. К тому же пополз по Большерецку змеиный слушок о том, что ссыльные замышляют побег с Камчатки и что они составили заговор против Нилова. Но командир Камчатки пил горькую и слышать ни­
чего не хотел о каких-то там загово­
рах и побегах. Это, конечно, не успокаивало Беньевского с компа­
нией -
когда-то ведь он может и про­
трезветь?! Тут еще и протоиерей Ни­
кифоров, заподозрив неладное, за­
держал Устюжанинова в Нижнекам­
чатске, а отец Алексей был нужен сейчас Беньевскому позарез здесь, в Большерецке, потому что заговорщи­
ки снова возвращались к старому, еще недавно совершенно безнадеж­
ному плану захвата казенного галио­
та, и священник-единомышленник оказал бы при этом неоценимую услугу. Нужно было поднять народ на бунт против власти. А для этого должен быть общий политический мотив, надежда, веру в которую укре­
пил бы авторитетом православной церкви отец Алексей. Но Устюжа­
нинов сидел под домашним арестом далеко от Большерецка. Поэтому Беньевскому срочно нужно было во­
влечь в новый заговор людей, спо­
собных вести корабль туда, куда укажет их предводитель. Прежде всего -
промышленников с «Михаи­
ла», озабоченных пока только лишь собственными бедами и обдумываю­
щих вояж к богатой морским зве­
рем Земле Стеллера, где каждый из них сможет обогатиться на промыс­
лах. Однажды вечером Беньевский при­
шел к промышленникам с зеленым бархатным конвертом и открыл им государственную тайну. Оказывается, он попал на Камчатку не из-за поль­
ских дел, а из-за одной весьма ще­
петильной миссии -
царевич Павел, насильственно лишенный своей мате­
рью Екатериной прав на российский престол, поручил Беньевскому отвез­
ти это вот письмо в зеленом бар­
хатном конверте римскому императо­
ру. Павел просил руки дочери импе­
ратора, но Екатерина, каким-то обра­
зом узнав об этом, приставила к собственному сыну караул, а Беньев­
ского с товарищами сослала на Кам­
чaTKy. И вот ежели промышленники помогут Бейпоску-Бенъевскому за­
вершить благородную его миссию к римскому императору, то « ... получи­
те особливую милость, а при том вы от притеснения здешнего избавитесь, я хотя стараюсь об вас, но ничто не успевается». И верно -
Холодилов просил Ни­
лова высечь промышленников и си­
лой заставить их идти в море. Про­
мышленники, в свою очередь, подали челобитную с просьбой расторгнуть их договор с купцом, так как судно потерпело кораблекрушение и они теперь свободны от всех обязательств перед Холодиловым. Незадачливого купца хватил удар, после чего, обоз­
ленные поведением командира Нило-
ва, промышленники готовы были раз­
громить Большерецк и бежать куда глаза глядят. Беньевский тут же предложил отправиться в испанские владения, на свободные острова, где всегда тепло, люди живут богато и сча­
стливо, не зная насилия и произвола начальства. Ему поверили. Но когда многие из заговорщиков по-нас­
тоящему опьянели от чрезмерных доз социалистических утопий, на­
конец-то отрезвел командир Ни­
лов, и до его иссушенного алко­
голем мозга дошло, что во вверен­
ном ему Большерецке затевается неч­
то опасное для власти со стороны ссыльных. Он послал солдат аресто­
вать Беньевского и остальных заго­
ворщиков. Но получалось так, что приказ остался невьшолненным­
Беньевский арестовал солдат сам и приказал своим людям готовить­
ся к выступлению. Впрочем, до Ни­
лова эта весть уже не дошла. Пос­
лав солдат, он успокоился и сно­
ва напился до невменяемости. А в ночь с 26 на 27 апреля 1771 года в Большерецке вспыхнул бунт. В три часа ночи бунтовщики вор­
вались в дом командира Камчатки, спросонья он схватил Беньевского за шейный платок и чуть было не придушил. На помощь Бейпоску поспешил Панов и смертельно ранил Нилова в голову. Промышленники до­
вершили убийство. После этого бунтовщики заняли Большерецкую канцелярию -
и командиром Кам­
чатки Беньевский объявил себя. Большерецк был взят без боя, если не считать перестрелку с казаком Черных, укрывшимся в своем доме, в результате которой не пострадал ни один человек. В этом ничего уди­
вительного, если представить ост­
рог не по мемуарам Беньевского, где Большерецк описывается как кре­
пость, подобная европейским в пе­
риод романтического средневековья, а жалким деревянным сельцом. На рассвете 27 апреля бунтовщики прошлись по домам большерецких обывателей и собрали все оружие -
его сдали без сопротивления. Затем, О,кружив здание канцелярии шестью пушками, заряженными ядрами, они отпраздновали свою победу. 28 апреля хоронили Нилова, ко­
торый, по их словам, умер естест­
венной смертью, вероятно, от зло­
употреблений казенной водкой. Спо­
рить с этим теперь уже официаль­
ным утверждением нового камчатс­
кого начальства никто не рисковал, хотя все знали, что было на самом деле,-
слух об убийстве Ни­
лова еще ночью облетел острог. Солдат Самойлов, отказавшийся де­
лать гроб по заказу убийц, си­
дел теперь в казенке и получал зу­
ботычины от каждого караульного. Сразу после похорон Бейпоск приказал священнику отворить в церкви царские врата и вынести из ал­
таря крест и евангелие -
каждый из бунтарей обязан был нри всех сейчас присягнуть на верность царевичу Пав-
31 лу Петровичу. Присягнули все, кроме одного, самого близкого Беньев­
скому человека -
Хрущова. Но это­
го вроде как и не заметили, опьянен­
ные общей победой. И хотя бунтовlЦИКИ, отрезвев, заподозрили неладное, было уже поздно -
при­
сяга Павлу отрезала пути к от­
" ступлению. 29 апреля на реке Большой пост­
роили одиннадцать больших паро­
мов, погрузили на них пушки, ору­
жие, боеприпасы, топоры, желе­
зо, столярный, слесарный, кузнечный инструменты, различную материю и холст, деньги из Большерецкой кан­
целярии в серебряных и медных мо­
нетах, пушнину, муку, вино и про­
чее -
полное двухгодичное укомп­
лектование галиота. В тот же день, в два часа пополудни, паромы отвалили от берега и пошли вниз по течению в Чекавинскую гавань для подготовки к вояжу галиота «Святой Петр». Ночь застала на реке. Рассве­
та дожидались прямо на берегу у камчадальского Катановского ост­
рожка, а утром прибыли на место. Здесь стояла сторожевая изба и два амбара для хранения судовых запа­
сов. Разбили палатки и стали готовить к плаванию «Святой Петр»". 2 мая судно вывели из гавани в устье, но нужно было его утяже­
лить. Штурман Чурин решил, что вместо балласта достаточно догру­
зить галиот мукой. 3 мая в Больше­
рецк был послан казак Иван Рю­
мин. Для Камчатки мука всегда была большой ценностью, но тем не менее 7 мая Рюмин уже вернулся в Чекавку на пароме с необходимым количест­
вом муки. Галио-1 был готов к отплытию. Но elЦe четыре дня не трогались в путь -
Ипполит Степанов от имени всех заговорlЦИКОВ писал «Объявле­
ние», в котором открыто говорилось О том зле, что принесла России импе­
ратрица Екатерина, ее двор и ее фавориты. Это было политическое обвинение царицы от имени дво­
рянства и простого народа, и оно было по страшнее присяги царевичу Павлу. 11 мая «Объявление» было оглаше­
но для всех и подписано грамотными за себя и своих товаРИlЦеЙ. Под этим документом нет только под­
писи XpYlЦoBa. Но это была не последняя его привилегия на камчат­
ском берегу: утверждая, что га­
лиот отправляется искать для жите­
лей Камчатки свободные земли для счастливой жизни, Беньевский позволяет своему другу -
якобы за долги взять с собой на галиот му­
жа и жену Паранчиных, камча­
далов, бывших «ясашных платель­
lЦИКОВ», а теперь холопов ... 12 мая «Объявление» отправлено Екатерине. Думаю, что в тот мо­
мент, когда она читала сей доку­
мент, у нее не дрогнула бы рука подписать указ -
несмотря на свое официальное материнское милосер-
32 дие -
четвертовать каждого, подпи­
савшегося под ним. В вину ей ставили смерть мужа Петра; отлучение от престола за­
конного наследника Павла; разори­
тельную войну в Польше; царскую МОНОПОЛИЮ,торговли вином и солью; то, что для воспитания незакон­
норожденных детей вельмож да­
руются деревни, тогда как законные дети остаются без призрения; что народные депутаты, собранные со всей страны для изменения Уложения о законах Российской империи, были лишены царским наказом права пред­
лагать свои проекты ... В тот же день утром галиот «Святой Петр» вышел в море и взял курс на Курильские острова. На его борту было ровно семьдесят чело­
век. Из них пятеро вывезены насиль­
но -
семья Паранчиных и трое за­
ложников: Измайлов, Зябликов, Су­
дейкин. И вот, когда беглецы подошли к шестнадцатому Курильскому ост­
рову Симуширу И остановились здесь для выпечки хлебов, четверо из этой пятерки образовали заговор против Беньевского. Заговорrцики, пользуясь тем, что весь экипаж га­
лиота находится на острове и судно фактически никто не охранял, решили тайно подойти к галиоту с моря на ялботе -
благо Измайлову и Зябликову было поручено опи­
сать гавань, в которой СТОЯЛ «Свя­
той Петр», и нанести ее на кар­
ту,- забраться на судно, обрубить якорные канаты и вернуться в Большерецк за казаками. Яков Руда­
ков, на обlЦую беду, решил вовлечь в заговор матроса .Алексея Андреяно­
ва. Тот донес обо всем Беньевскому. Бейпоск приказал расстрелять за­
ГОВОРlЦИКОВ, но потом изменил свое решение и устроил им публичное наказание кошками. 29 мая в 9 часов вечера галиот «Святой Петр» покинул остров, на берегу которого остались штур­
манский ученик с галиота «Свя­
тая Екатерина» Герасим Измайлов и камчадалы из Катановского острожка Алексей и Лукерья Паранчины. Бла­
гополучно пройдя Японское море, беглецы оказались в Японии, но, не встретив там особого привета, поспе­
шили уйти от греха на Форм озу -
остров Тайвань. Формоза была одним из тех рай­
ских уголков, о каком члены экипажа галиота не смели и мечтать. Но и рай­
СКИЙ уголок имел свою изнанку­
морские пираты постоянно делали набеги на прибрежные селения, за­
хватывали жителей в плен и продава­
ли в рабство в" те самые испанские владения, о которых мечтали многие на «Святом Петре». Жители острова встретили русских очень хорошо. Это было 16 авгус­
та 1771 года. Помогли ввести суд­
но в удобную для стоянки га­
вань. Оказалось, что название ост­
рова в переводе с португальско­
го -
«Прекрасный». На слеДУЮlЦее утро туземцы привезли на галиот ана-
насы, кур, свиней, какой-то напи­
ток вроде молока, сделанный из пшена. Началась торговля. На иглы, шелк, лоскутья шелковых материй, ленточки русские выменивали про­
дукты, поражаясь их дешевизне. «Вот где бы ПОЖИТЬ»,- думал, навер­
ное, каждый из них. Но в тот же день, пополуд­
ни, случилась беда. Беньевский при­
казал отправить на берег ялбот и за4 пастись питьевой водой. Сначала от­
правили одну партию людей на берег, затем вернулись за второй. Тузем­
цы приняли все это за подго­
товку к нападению на селение. И потому напали первые, убив и ра­
нив несколько человек. Вот когда раскрылся характер предводителя беглецов во всей своей красе. Да и каждый из членов экипажа показал, на что он способен под началом БеЙпоска. Мимо галиота в тот недобрый час проходила лодка с туземцами. «Огонь!» -
приказал Бейпоск, и дружный залп заглушил пение рай­
ских птиц, а пороховая гарь см е­
шалась с ароматом чудесных цвет9В и диковинных растений. Пятеро Йз се­
ми туземцев были убиты, двое тяже­
лораненых кое-как догребли до бере­
га. «Вперед!» -
раздался очередной клич предводителя, и перегруженный ялбот медленно, как черепаха, по­
полз от галиота к берегу. «Кровь за кровь! Смерть за смерть!» -
орали промышленники и казаки, мореходы и бывшие ДворЦОj3ые заговорlЦИКИ, добивая раненых/ разбивая морские лодки туземцев на берегу. Но в глубь острова они заходить не рискнули. 20 августа Бейпоск приказал спалить селение туземцев. Когда пламя, по­
жираЮlЦее крытые сухой травой жи­
ЛИlЦа туземцев, взметнулось к небу, ударили корабельные пушки. А на следуюlЦИЙ день галиот покинул прекрасный остров и ушел за гори­
зонт. Доволен остался только Беньев­
ский, и никто elЦe не подозревал, какой план вынашивает он втайне от всех. Даже от своего друга Хру­
lЦOBa. 12 сентября 1771 года галиот «Святой Петр» вошел в порту­
гальский порт Макао в Китае и воз­
вестил об этом залпом из всех пу­
шек. Три пушки с берега просалюто­
.вали в ответ согласно рангу галиота, и Беньевский на ялботе отправился нанести визит португальскому гу­
бернатору Макао. Русские остались ждать своего предводителя. Видимо, все-таки многое в своей жизни свя­
зывали они с галиотом. Но Бей­
поск продал галиот португальскому губернатору и зафрахтовал в сосед­
нем Кантоне два французских судна для плавания в Европу. Старый флег­
матичный швед Винбланд клокотал от ярости. Вдруг вскрылось, что ни­
какой Беньевский не генерал, что ца­
ревича Павла он и в глаза никогда не видел. «Бунт на корабле! -
обратился Бейпоск за ПОМОlЦЬЮ к губернато­
ру.- Эти люди -
отъявленные голо-
ворезы и могут наделать тут больших бед. Их нужно срочно изолиро­
вать ... » Губернатор симпатизиро­
вал Беньевскому, польскому барону в тринадцатом колене, даже не пред­
полагая о том, что баронов в Поль­
ше никогда не было, и приказал поса­
дить всех русских в тюрьму. «Пока не одумаются»,- установил для них срок заключения Беньевский и занял­
ся своими делами, которые пред пола­
галось удачно довершить во Фран­
ции. А русские думали. О многом пере­
думали они здесь, вырвавшись из од­
ной тюрьмы и попаБ в другую. Не каждый смог это пережить. 16 ок­
тября 1771 года умер Максим Чурин, а за ним в течение полутора меся­
цев умерло еще четырнадцать чело­
век. Остальные признали свое пора­
жение и согласились следовать за Беньевским в Европу. Все, кроме Ип­
полита Степанова,- его Бейпоск ос­
тавил в Макао, как в свое время Из­
майлова на Симушире ... Но почему все-таки не бросил Бейпоск в Макао и всех остальных? Был же повод -
неповиновение? По­
садил бы в тюрьму и был таков. Но нет. Почему? А потому, ЧТО должны были помочь ему в реализации ново­
го, еще более дерзкого плана. Он намеревался предложить ко­
ролю Франции Людовику ХУ проект колонизации острова... Формозы. А колонизаторами, по замыслу Бе­
HbeBcKoro, и должны были стать быв­
шие теперь уже члены экипажа га­
лиота «Святой Петр», снова безогово­
рочно признавшие власть своего предводителя БеЙпоска. Но для то­
го, чтобы предложить свой проект Людовику, нужно было еще добрать­
ся до Франции. И они прибыли туда на французских фрегатах «Дофин» И «Делаверди» 7 июля 1772 года. Од­
нако от прежнего экипажа оставалась к тому времени едва половина. Во Франции умерли еще пять человек. Оставшиеся в живых поселились в городе Порт-Луи на юге Бре­
тани -
здесь они восемь месяцев и девятнадцать дней жили в ожидании каких-либо перемен в своей судьбе. Наконец Беньевский сообщил, что король принял его проект, но с небольшим изменением -
остров Формозу он заменил на остров Мада­
гаскар _. это поближе! -
поэтому те­
перь готовьтесь все стать волонте­
рами французской армии и от­
правиться к берегам Африки завоевы­
вать для французской короны новые свободные земли. Мнения русских разделились. Одни отказывались слу­
жить, другие соглашались -
куда, дескать, теперь деваться, не в Россию же возвращаться, чтобы снова тебя отправили в Сибирь или на Камчатку. Хрущов и Кузнецов, адъютант Бе­
ньевского, при поступлении на службу получили соответственно чин капитана и поручика французской армии. С ними записались еще двенадцать человек, а остальные пошли пешком из Порт-Луи в Па­
риж -
550 верст -
к русскому рези-
3 «Вокруг света» N2 2 денту во французской столице Н. К. Хотинскому С ходатайством о возвращении на родину. 27 марта 1773 года вышли они из Порт-Луи, а 15 апреля прибыли в Париж и в тот же день явились к ре­
зиденту. Николай Константинович принял их радушно, определил на квартиру, выделил денег на про­
виант, одежду и обувь для нуж­
дающихся. 30 сентября 1773 года семнадцать человек прибыли в Санкт-Петербург, а 3 октября, дав присягу на вер­
ность Екатерине II и ПО клявшись при этом не разглашать под страхом смертной казни государственную тайну о Большерецком бунте, от­
правились на предписанные им для жительства места, <с .. чтобы их всех внутрь России, как то в Москву и Петербург ни когда ни для чего не отпускать», как рекомендовала ца­
рица генерал-прокурору князю Вя­
земскому. Хотя приличия ради спро­
сили у каждого, кто куда бы сам по­
желал отправиться. Обо всех этих событиях в России не было известно еще целых полвека, хотя книга Беньовского, изданная в Англии, Германии, Франции, была долгое время бестселлером. Теперь наконец читатель может узнать, как сложились жизненные пу­
ти тех, на чьих плечах поднялась сла­
ва «искусного морехода» и вольно­
любца Августа Морица Беньевского. ИППОЛИТ СТЕПАНОВ Благодаря Беньевскому в истори­
ческой и художественной литера­
туре Ипполит Семенович Степанов представляется вздорным пьяницей, спорщиком и скандалистом, завист­
ником и честолюбцем. Такой он у Н. Смирнова в «Государстве Солн­
ца», такой он и у Л. Пасенюка в «Похождениях барона Беневского». Но, как выясняется, именно он был правой рукой Бейпоска в Больше­
рецком заговоре -
идеологом бун­
та, комиссаром, если определить его роль языком другой эпохи. Именно ему верили в Большерецке как нико­
му другому. Кто же он такой? Отставной ротмистр. Помещик. Московской губернии Верейского уезда. В 1767 году императрица Екатерина II собрала народных депу­
татов и создала Комиссию о сочи­
нении нового Уложения законов Российской империи. Но царица по­
торопилась с идеей всенародного обсуждения будущего законодатель­
ства -
ей и в голову не могла прийти мысль, что кто-то из ее подданных покусится на абсолю­
тизм. Одним из таких и оказался Ипполит Степанов. В память о себе он оставил документ необы­
кновенной откровенности -
полити­
ческое обвинение Екатерины,- на­
писанный им в начале'мая 1771 года в Чекавинской гавани на Камчатке. Че­
ловек либеральных взглядов, он мно­
гим казался привлекательным. Ему доверяли, и его слушали. И доверие это он обманул, представив Бейпоска как приближенного царевича Пав­
ла. Хотя делал это, по всей вероят­
ности, только из благих побуж­
дений, веря, что втягивает в за­
говор людей лишь для того, чтобы смогли они отыскать для себя­
пусть на чужбине -
свободные и счастливые земли. Идея эта обсужда­
лась постоянно. Свидетели сооб­
щили о ней на следствии, и в про­
токолы допросов занесли, что Степа­
нов с Винбландом открыто обсуж­
дали вопрос о возвращении галио­
та назад на Камчатку вместе с каким-нибудь большим фрегатом, ко­
торый встанет в Петропавловской гавани и заберет всех, кто по­
желает покинуть Камчатку и посе­
литься в тех краях, что отыщут для них члены экипажа «Святого Петра». Эта запись в следственных де­
лах и спустя много лет после Больше­
рецкого бунта будет тревожить правительство, иркутское и кам­
чатское начальство -
боялись все: вдруг да появится этот фрегат ... Потому-то Степанов -
единствен­
ный из всех -
так и не смог при­
мириться с пропажей галиота и предпочел сидеть в тюрьме, не­
жели идти на мировую с Беньевским. Понятными становятся и его при­
зывы в Макао ни в коем случае не поступать на французскую службу, а возвращаться назад в отечество. И даже дал товарищам письмо на имя Екатерины, в котором всю вину за Большерецкий бунт, бегство с Кам­
чатки брал на себя. ОН считал себя лично ответст­
венным за судьбу каждого из рядо­
вых членов экипажа галиота. За все это Беньевский презирал Степано­
ва и в своих мемуарах чернил его как мог. По словам лжебарона, Степанову было выдано 4 тысячи пиастров, с которыми тот отправился в гол­
ландскую кампанию, директор ко­
торой, Лёрё, помог ему отплыть на Яву. Возможно, так оно и бы­
ло, известно только, что позже­
до 20 ноября 1772 года -
Иппо­
лит Семенович жил в Англии. Двадцатого ноября Екатерина II подписала указ о прощении своего подданного и разрешила ему вернуть­
ся на родину. Но в Россию Ипполит Степанов не вернулся. На указе, ко­
торый хранится в фондах ЦГ АДА, помечено: «Возвращен из Лондона от Полномочного Министра Му­
сина-Пушкина». В одном из первых переводов мемуаров Августа Морица Беньевско­
го на немецкий язык есть выдержки из дневника Ипполита Степанова. А быть может, где-то хранится и ориги­
нал, из которого когда-нибудь мы уз­
наем новые подробности о жизни этого человека, его мыслях и взгля­
дах, достаточно честных, чтобы их уважать. Окончание следует 33 ГеННilДИЙ ОСТАПЕНКО. наш спец. корр. Фото Р. ГАДЖИЕВА н Г. А66АСОВА ЧУРЕИ 111 ЮХА ∙r орячий шекинский чу­
рек! Вкусный, аромат­
ный! -
завид е в м е ня ещ е шагах в д е сяти, озорно стал выкрикивать мальчуган­
продавец, сидя на корточках возл е своей деревянной тачки-короба. Та­
кая реклама понравилась мне, и я по­
дошел к нему. -
Берите сразу три: другу, BCTpeQ-
ному и себ е. У нас, в Ше ки, так ПРИНЯТО,- многозначительно под­
мигнул он. -
Аппетитнее моего на базаре не наЙд е т е.- Хозяин чур е ков дотронул­
ся правой рукой до золотистой ко­
рочки с дырчатым у з ором. -
А кто печет, если не секрет, э тот вкуснейший чурек? -
отведав хлеб и убедившись в правоте сказан­
ных слов, спросил я. -
Моя мама Кишбер. Какой тут секр е т? Об этом пол-Шеки знает. И с е йчас выпекает, а я бегаю туда-сю­
да. Если хотите, можете посмотреть. Мы пришли в самый разгар рабо-
ты. Кишбер-ханум, в новом шелко­
вом фартуке, надетом специально для выпечки чурека, в белой косынке, кивком головы поздоровалась с на­
ми, дав понять: смотреть смотрите, но молча. Чурек невнимания к себе не прощает. Чуть зазевался, обуглит­
ся корочка. Но у Кишбер этого не случится. Ловким движением гарма­
га (длинного металлического стерж­
ня с крючком на конце) хозяйка, низко наклонившись над тендиром 1, быстро снимает очередной чурек с внутренней стенки, осторожно кла­
дет остывать на чистую скатерть. Шесть-семь минут надо, чтобы рас­
катанный круглый блин стал чуре­
ком. А начинается чурек в поле ... Если уродилась «сладкая пшеница», зна­
чит, славная мука будет. Такая ро­
дится в гористой части Азербайджа­
на -
в Шекинском и Агдамском рай­
онах. И от того, как сделан тендир, тоже вкус чурека зависит. В Азербайджа­
не его изготовляют только женщи­
ны -
из кирпича и глины с добавле­
нием соломы, козьей шерсти, соли, чистого речного песка и воды, конеч­
но. «Добрые, нежные руки должны создать тендир -
место рождения чурека»,- так объясняют эту древ­
нюю традицию мудрые старцы. Все в сотворении чурека важно­
от мытья в бане хозяйки перед тем, как она приступает к выпечке, и до того момента, как она подает хлеб к столу ... На следующий день в доме Киш­
бер-ханум я наблюдал весь процесс рождения чурека. Рано утром хозяйка разожгла огонь в тендире: щепки и чурки, хворост, сухие стебли хлопчатника -
все по­
шло в дело. Но чтобы чурек был особенный, напоследок положила в костер три-четыре пучка пшеничной соломы. Для пахучести ... Теперь важно не упустить момент: готова ли печь хлеб печь? Сперва это определяется на глаз -
стенки из­
нутри должны побелеть. Потом Киш­
бер-ханум взяла пиалу, налила воду, густо посолила. И стала брызгать на внутренние стенки тендира. Серебри­
стые ШdРИКИ запрыгали в разные сто­
роны. i10pa выпекать чурек. К :;',ОМУ времени уже замешено тесто, на кипяченой воде или молоке. Сдобрено сливочным маслом и ба­
раньим жиром, добавлена соль по вкусу. Кишбер-ханум бросает еще в тесто щепотку перетертых в порошок горных трав для благоухания -
этим отличается ее чурек от иных. Для особого же отличия долго-дол-
')"-
го мнет руками комки-кругляши тес -
та. «Пока молоко не появитсЯ»,­
объяснила она мне. И вот тесто-шар под руками хозяй­
ки становится блином. Осталось на­
нести на него деревянными печатями­
набойками рисунки-знаки: солнца-
I На Востоке такую печь называют по­
разному: тандыр, тендир, тондыр, тон­
дир. • круг с точкой в центре, воды -
из­
вилистые линии... Потом смазать яйцом, посыпать маком -
и можно сажать на раскаленнУ1О стенку тен­
дира, Делается все это сноровисто, стре­
мительно. Мгновение -
Кишбер-ха­
нум у стола с блином, другое -
на­
клонилась внутрь тендира, пришлеп­
нула блин к стенке. Первый чурек -
пробныЙ. У Кишбер-ханум он всег­
да отличный. Но у иной хозяйки, бывает, и подгорит. Тогда на стенки опять брызгают водой -
«усмиряют» печь. Если чурек получился блед­
ным, без золотистого блеска, спе­
циальными щипцами добавляют в огонь хворост ИЛИ солому -
раска­
ляют стенки. Снять готовый чурек со стенок, не повредив его,- тоже искусство. Обычно хозяйка выпекает за раз 40-50 чуреков, и уходит на это около трех часов. По обычаю, здесь же, у тендира, первые чуреки дают детям и гостям­
соседям. Потом угощается семья, род­
ственники. Свежий чурек сам по се­
бе -
объедение, а с сыром, с маслом или медом -
божественная пища. Мне же хотелось запомнить вкус самого чурека. Поделившись со мной своим хлебом, мои друзья -
азер­
байджанцы как бы допускали меня к традициям и обычаям своего на­
рода. К своим сказам, притчам, по­
верьям, легендам. Вот одна из них. ... Тяжело занемог старый хан, слег в постель. Позвал он трех своих сы­
новей. -
Умираю,-
промолвил,- ни­
какое лекарство не помогает, что да­
ют лекари. Правда, один дервиш го­
ворил, что может спасти меня то, что вкуснее и дороже всего на свете, что не приедается до самой смерти. Ушли сыновья на поиски. Старший вернулся к отцу с гранатами. Сок их взбодрил старика, он открыл глаза. Средний принес грецкие орехи. Хан съел несколько и приподнял голову, чтобы взглянуть в окно, не идет ли третий сын. Младший возвратился с . мешком муки за плечами. Быстро за-
месили тесто и испекли в тендире чуреки. Съел их больной отец и сра­
зу выздоровел, встал на ноги. «Вкус­
нее и дороже родного хлеба ничего на земле не бывает»,- сказал хан. Говорят, в Шеки с тех самых пор заведено так: приносить чурек из ма­
газина -
это доверие детям, их право радовать домашних. Хлебоносов по­
читают все. -
Здравствуй, здравствуй, Чинар! Чуреки уже привезли? -
спрашива­
ют соседи.-
Спасибо, что не забыл и нам взять. , В школе учитель особенно вежлив с такими детьми: «Уважаемые ребя­
та, встаньте, пожалуйста, кому роди­
тели доверили приносить в дом хлеб! . С вас можно брать пример. Я благо­
дарю каждого!» Четверых из них я уже знаю: вы­
сокий -
Чинар, два друга -
Айдын и Тофик, малыш четвероклассник­
Рафик. -
У Айдына мама Кишбер-ха­
нум -
заслуженный человек .. -
объ­
ясняет с гордостью за товарища То­
фик.-
На хлебозаводе работает. Среди городов Азербайджана, ко­
торые спорят, чей хлеб лучше, есть и небольшой районный центр Агдам. Здесь, на фоне чинар, кипарисов и минаретов, красуется деревянный трехэтажный «Дом чая». «Обитель ума и трезвости», как его НёUывают. Именно здесь, во время дружеской беседы, посоветовали мне поездить по окрестным селам. ... «Трэк-тэс, трак-тас»,- улавлива­
ет ухо непривычные для горожанина звуки. Это старая водяная мельница, как и сотню лет назад, вращает вал с жерновами. Рядом стоит, внима­
тельно прислушиваясь, председатель колхоза имени Ленина Хураман Аба-
. сова. «Добрая» -
так звучит ПО-РУС-. ски ее имя. Она немного волнуется: удалась ли пшеница нового урожая? Живая струйка муки тончайшего помола бежит сверху по желобу в огромный деревянный короб на по­
лу. Мукомол кладет первые совки муки в сито. Просеивает. из этой му­
ки будет испечен агдамский хлеб­
юха, то есть азербайджанский лаваш. ... Мы сидим на ковре, во дворе до­
ма, в горном селе. Хозяйка с соседя­
ми готовит юху. В сельской местно­
сти и сегодня выпечка хлеба -
дело общее, событие радостное. Слышны песня и звуки саза. Девушки несут хворост. Расчищают место для кост­
ра, делая небольшую ямку для углей. По краям ставят на ребро кирпичи. На них кладут садж -
круглый ме­
таллический лист выпуклой фОрмы. Когда он накалится, можно печь. К этому времени хозяйка, замесив тес­
то на молоке, раскатывает его дере­
вянНой скалкой. Сначала толстой, по­
том тонкой. Левой рукой подсыnaла горсть муки, чтобы не прилипало к скалке. I:i все время подбрасывает блин, поворачивая по кругу: от этого он удачнее будет. Вот он уже тонкий­
тонкий. Готов, значит. Мгновенье -
и раскатанное тесто на жаркой поверх­
ности саджа. Две минуты печется ла­
ваш. Второй, третий... Обычно гото­
вят девяносто-сто штук. Сразу на це­
лую неделю. Ведь Лё/-Ваш не стареет: сбрызнул водой, и он опять свежий. На столе -
только что испеченный лаваш, главное угощение. Ели его, за­
пивая чаем. -
Са'ол, са'ол -
спасибо, спаси­
бо,- кланяясь, благодарили гости. И я поклонился, сознавая мудрость слов -
«Поклонись хлебу!», кото­
рые, как мне сказали, написаны при входе в один из ~OB Агдамского музея хлеба. Этот музей -
первый по времени создания из известных мне тринадца­
ти музеев хлеба в нашей стране. На фасаде здания, сверху донизу, ажурные переплетения орнамента и два мозаичных панно -
колосья пше­
ницы и солнце. Внутри цветные вит­
ражи,. потолок из светлых и темных деревянных квадратиков, приглушен­
ное освещение... Ощущаешь некото­
рую Т.Qржественность. Что ж... Еще в Древнем Египте солнце, золото и хлеб обозначались одним знаком­
кружочком с точкой в центре. Вто­
рой после фараона человек занимал­
ся вопросами хлеба и пашни. Черный цвет плодородной земли считался символом почета и богатства. ,А в древних Афинах особый пшеничный хлеб не выпекался -
жарился на вер­
теле. Изысканные хлеба со звучным названием «ахиллесовые» подавали на золотых подносах. Да и наши пред­
ки воздавали высочайшее уважение хлебу-батюшке ... -
Взгляните,- говорит директор музея Ниязи Кулиев и подводит меня к витрине, где под стеклом хранят­
ся обугленные зерна пшеницы.- Они намного старше египетских пира­
МИД ... Их нашли при раскопках в мес­
течке Чалаган-тепе близ Агдама. А подарил музею ученый-селекционер, создавший не один сорт твердых пше­
ниц для республики, аКадемик Имам Дашдемирович Мустафаев. -
А какой был самый первый хлеб человечества? -
О! Вряд ли вы разделите вкусы древних,- отвечает Ниязи Кулиев.­
Самый первый хлеб -
это обычные зерна пшеницы. Потом и готовить похлебку из муКи научились, расти­
рать зерна двумя камнями. Директор рассказал, что однажды пришел в музей старик, восьмидеся­
тисемилетний Мамедов Исмаил Ка­
фар оглы из села Агамалы. Принес кир-кире (ручные каменные жерно­
ва) ХУН века. «Пусть люди смотрят И понимают, как доставался тогда хлеб»,- сказал аксакал. «Поклонись хлебу!» -
два слова на стене. Здесь хранится опаленный вой­
ной хлеб блокадного Ленинграда. Его привезла женщина-хлебопек, пере­
жившая блокаду, Галина Андреевна Канаева. Вот он -
окаменевший, не похожий на хлеб, и все-таки благо~ словенный, спасший столько тысяч ленинградцев, 125-граммовый лом­
тик. Самый маленький Пilек декабрь­
ского сорок ·первого ... Я словно слы­
шу голос Ольги Берггольц: «Придет день, когда этот кусочек черного хле­
ба мы увидим в музее». И еще я слы­
шу другие голоса. -
В Шеки самые вкусные чуреки пекут. Попробуйте! Я улыбаюсь. «Спасибо. Но зачем так много ... » -
А они разные,-
оправдываются ребята. .-;-
У меня азербайджанский чурек. -
Вот гянджинскиЙ. В честь старо­
го названия Кировабада -
«Гянджа». -
Мой шекинский, с маком. -
У нас разламывают хлеб обяза-
тельно двумя руками. Вот так.-
Чи­
нар опередил меня.- Чтобы не об­
ронить нечаянно и чтоб крошек не было. MeH~ моя бабушка Эльмира научила. Она говорит: с кем прело­
мил хлеб, тот твой друг навсегда. Азербайджанская ССР 35 омер двадцатый истекал кровью. н Автомобиль -
не пуля, но в последние пятнадцать лет бампер настигал флоридских пум вернее свинца. Номер двадцатый стал оче­
редной жертвой скоростных дорог, которые опоясывают, а порой и пере­
секают заповедные леса. Этот четы­
рехлетний рослый ржаво-красный са­
мец, самый крупный в националь­
ном заповеднике Биг-Сайпрес, что во Флориде, до времени мистически ускользал от инвентаризации -
толь­
КО три месяца назад он был настиг­
нут, усыплен и получил порядко­
вый номер и радиоошейник с дат­
чиками. Теперь радиоошейник сооб­
щал, что зверь уползает от роково­
го шоссе, а жизнь уходит из его тела. Сигнал тревоги застал ветеринар­
ную бригаду скорой помощи в дру­
гом конце штата -
в национальном заповеднике за сто километров от Биг-СаЙпреса. Ветеринарный врач Мелоди Рёльке, ее помощник студент Стивен Ософски и два зоолога спеш­
но собрали нужное медицинское обо­
ру дование -
больше сотни килог­
раммов -
и, захватив егеря с поиско­
вой собакой, на двух вертолетах поспешили к раненой пуме номер двадцать. Все 27 подвидов пумы находятся под угрозой исчезновения (подроб­
ности вы можете найти в статье «Пума, которая исчезает сама по себе», опубликованной в июльском номере «Вокруг света» за 1986 год). Флоридских пум осталось 30-50 осо­
бей, и поэтому зоологи бережно от­
носятся к каждой. На месте происшествия, где при­
землились вертолеты, овчарка немед­
ленно взяла след и вывела на зверя. Но пума -
откуда силы взялись!­
вскарабкалась на дерево. В такой си­
туации нельзя было ошибиться в дозе снотворного -
если сон мигом сморит вконец ослабевшего зверя, то он наверняка не удержится на вет­
ке. Однако опыт подсказал Рёльке верное решение, а мужчины точно подстерегли момент, когда засыпаю­
щую пуму можно было снять с дере­
ва и спустить на носилки. В вертолете к задней лапе дикой кошки подсоединили капельницу с питательным раствором -
дыхание и сердечный ритм раненой восстанови­
лись. Уже через два часа после сиг­
нала тревоги два вертолета, вызывая переполох, приземлялись на стоянке машин майамского зоопарка. Но в ку­
зов подкатившего джипа пуму не по­
ложить -
июльское солнце раскали­
ло металлическое дно. Пришлось спа­
сателям положить зверя себе на коле­
ни. -
Эй, а она не оживет? Мелоди, ты там не напутала с дозой? Так, с опасливыми шутками подъ­
ехали к медпункту. Пока выносили окровавленную безвольную пуму, са­
нитар-мексиканец разохался: -
Бедный анималь! Бедный ани­
маль! 36 "А 310Р08, АНИМAAh! Никто сразу не заметил, что по пути на хирургический стол у номера двад­
цатого появиЛась кличка. Анималь -
Зверь -
так архиува­
жительно зовут мексиканские охот­
ники пуму. У Анималя был сильный жар, и его прежде всего обложили льдом. Опе­
рация затянулась -
надо было обра­
ботать три основные рваные раны: две на спине и одну на лапе, и под общей анестезией температура тела пумы резко упала. Осмотр, а потом рентген перело­
мов не показали. В легких были слыш­
ны непонятные хрипы, флюорография выявила зловещие затемнения. Рёльке уже зашила раны и гото­
вилась накладывать повязку, как вдруг четвероногий пациент стал за­
дыхаться. Выхода не было -
рискну­
ли ввести зонд в трахею, чтобы облегчить дыхание. Зверь инстинк­
тивно . закашлялся -
из легких выс­
кочил сгусток слизи и запекшейся крови
. И дыхание сразу восстано­
вилось. Как позже подтвердилось, легкие не были повреждены -
большое везение, ведь автомобиль после удара волочил пуму по ас­
фальту еще метров двадцать. Так закончилась первая операция. За семь недель лечения Анималь побывал десять раз -
недопустимо много -
под общей анестезией. Но деваться некуда: это еще домашнюю кошку можно не «отключатЬ» на вре­
мя медицинских манипуляций, нап-
рим ер, перевязок или осмотра ран. Анималя же никакие ремни не обезд­
вижат -
непременно покалечит себя. Разве в силах он, спутанный по всем четырем лапам, ошалевший от боли и ужаса, вынести в полном сознании отвратительные запахи и страшные прикосновения двуногих! Если крупные хищники, старожилы зоопарка, мало-мальски привыкают к людям, то для Анималя, чья шерсть еще хранит запахи леса, сама бли­
зость людей -
сильнейший психиче­
ский шок. от этого и боль забыва­
ется, а сердце буквально может ра­
зорваться. Б зоопарке пустовало только од­
но просторное помещение -
бетон­
ная комната, где медведицы вы­
кармливают медвежат. Анималя -
белую мумию -
положили на под­
стилку из сена. Позже Стивен Ософски опублико­
вал педантичный дневник лечения Анималя: лекарства, дозы, состоя­
ние и скорость заживления ран. Но нам любопытнее его непрофессио­
нальные наблюдения: часто ли в ста­
ционаре лечат дикого зверя прямо. из леса, чтобы в лес же потом выпустить?! Редкому ветеринарному врачу так везет, а тут студенту привалил такой опыт. Вот что писал Ософски на шестой день лечения: «Дежурим возле пумы круглосу­
точно. Анималю совсем худо: вы­
сокая температура, дышит пре­
рывисто, очевидно, подавлен и .. страдает от боли. Не ест, не пьет и, что хуже всего, мало-помалу срывает бинты. Кожа вокруг ран желтая, мертвенная. Рёльке выжида­
ет, не пойдет ли дело на поправ­
ку само. Общая анестезия чревата опасностями, а без нее к зверю не подступиться. Мы и так много суетимся вокруг Анималя и действу­
ем ему на нервы: вводим антибио­
тики, питательные смеси, витамины, чтобы компенсировать потерю крови и стресс. Три месяца -
от первой поимки до несчастья на шоссе­
пума жила не очень-то вольготно: отощала на пять килограммов. А за эти шесть дней сбросила еще семь килограммов -
весит как котеноК». Едва Ософски записал эти слова, как Рёльке позвала его ассистировать при операции -
решилась. Раны Ани­
маля снова прочистили, поставили дренажные трубки, высеяли патоген­
ную флору и поняли, что надо сме­
нить антибиотики. Общей анестезии опасались не зря: на операционном столе у Анималя опасно упала тем­
пература, спешно согрели его внут­
ривенным вливанием, обложили грел­
ками с горячей водой. Через два дня пуме стало заметно лучше. Это было видно ... и слышно! Анималь оказался весьма голосис­
тым. Зверь начал вставать, обследо­
вать свою палату -
и началось! Хуже всего было на восходе солнца в самое охотничье время пумы. Толь­
ко и слышно: яростный крик, разбег (странный, ковыляющий топот, скра­
дываемый сеном) и -
трах! Пауза. Рык -
бег -
у дар. Это пума ищет выход. «Как прекрасен Анималь в своем страстном желании вырваться на во­
лю! -
писал Ософски.-
И как ужа­
сен. Это род безумия: умный зверь, который давно убедился, что выхода нет, не унимается -
рыщет, рыщет, и с отчаяния вдруг разбегается, и, словно под гипнозом, не ведая боли, с разгону тыкается мордой в угол. Не спит, отказывается от пищи. Весь -
ненависть к четырем стенам. Весь -
ненависть к людям. Что про­
исходит в его рассеченной голове? Как объяснить ему, что это заклю­
чение для его же блага, что оно со временем кончится! .. Остается одно: регулярно одурманивать его изряд­
ными дозами валиума». Успокаивающее лекарство ути­
хомирило Анималя и усыпило внима­
ние его врачей. На третьей неделе рана стала быстро заживать (у до­
машнего кота, с ежедневными пере­
вязками, дело пошло бы вдвое быст­
рее). И вдруг выяснилось, что Ани­
маль испортил себе зубы и когти. Недоглядели! Но кто мог догадаться, что он втихаря -
от злобы, от отчая­
ния -
грызет бетонные выступы и де­
рет когтями бетонные стены! Приш­
лось под общей анестезией ремонти­
ровать ему зубы -
поставить не­
сколько металлических пломб. А бе­
тонные выступы прикрыли старыми автомобильными покрышками. Пумы, попадающие в неволю, неде-
лю-две отказываются от пищи. Так что и тут поведение Анималя было естественным. Но для больного зверя голодовка вредна, и доктор Рёльке не пожалела сил, чтобы прервать ее уже на десятый день. «Сегодня видел то, что не опи­
сано ни в одном ветеринарном учеб­
нике,-
записал Ософски.-
Рёльке на моих глазах заставила Анималя съесть пять фунтов оленины. Я думаю, сама Рёльке при этом поте­
ряла фунтов пять своего веса. До сих пор пума брезгливо жевала и выплевывала крольчатину. Рёльке взяла длинную палку с крюком ИЗ толстой проволоки на конце. На крюк она насаживала дюймовые квадратики мяса. Просовывает сквозь прутья решетки. Анималь отталки­
вает лапой, яростно нападает на пал­
ку. Мясо, конечно, слетает. Новый кусочек на крюк, снова -
сквозь решетку, снова -
мощный удар лапы. И так десять, двадцать раз. И вот Анималь в бешенстве впи­
вается зубами в конец палки, мясо срывается, остается у него в пасти. Он оторопело пробует его на зуб и глотает. Ну теперь пошло! Не тут­
то было. «Бери -
не хочу» повторя­
ется еще десятки раз. Опять кусок случайно влетает в пасть ... Только с пятого кусочка мяса отношение Анималя меняется: он ждет палку с видимым интересом. Да, забыл ска­
зать: весь этот битый час Рёльке не только водит палкой перед но­
сом пумы, но и воспроизводит ми­
ролюбивое урчание зверя. Урчание получается очень похоже, только басов явно недостает. Мы помираем со смеху, но это действует ... » . Тем не менее бока Анималя посте­
пенно округлялись, и процесс грану­
ляции ран шел нормально. При оче­
редной перевязке у здоровяка Анималя электрокардиограмма показала врожденный порок сердца. Специалисты подозревают, что это результат инбридинга -
в чрезмерно маленькой популяции накапливаются летальные гены. Поэтому у пум в Биг-Сайпресе характерные вихры на спине, пупковые грыжи и совсем по-особенному выгнутый хвост -
из­
за наследственной деформации коп­
чика. Все время приходилось изощряться с повязками: о том, что Анималь их не сорвет, и мечтать не приходи­
лось. Только бы подольше про дер­
жались, чтобы он меньше лизал ра­
ну. На 34-й день лечения больную лапу упрятали в кокон из стекло­
волокна, но он и с ним справил­
ся! И наконец на сорок первый день хлопот с дикой кошкой консилиум решил, что Анималь вполне здо­
ров. Пора прощаться с ним. «Анималь выглядит великолеп­
НО,-
записал Ософски.-
Силища! Играючи сорвал всю резину со стен. Пришлось успокоить его лошадиной дозой валиума -
он к этому успока­
ивающему уже привык, обычная доза не берет. Правы ли были мы, взяв дикого зверя на излечение? Пума ·стерла когти в неволе, серьезно испортила зубы. Но, с другой сторо­
ны, она умерла бы от заражения крови или выжила бы и скакала на трех лапах -
но долго ли про живет увечный хищник? И, главное, люди обращались с пумой деликатно. Уж очень мы провинились перед при­
родой -
пора платить долги ... » На свободу Анималь ехал в закры­
той клетке с кондиционером. Сквозь щелочки вентиляции Ософски наблю­
дал за зверем: держится очень дос­
тойно, только несколько раз за трех­
часовой путь вставал и взволнован­
но прохаживался. Уже надетый ради­
оошейник показывал, что дыхание учащалось до 120 вдохов в минуту. Клетку доставили на обширную по­
ляну. Рёльке пробовала отогнать репортеров, упрашивала -
от греха подальше -
фотографировать из машин, но они выстроились В пят­
надцати метрах от клетки. Разве зверь побежит на такую толпу? И вот клетка открыта. Анималь тут же ступил на землю и замер в растерянности. Ософски сдал свои полномочия помощника ветеринар­
ного врача и теперь стоял с фото­
аппаратом перед толпой репорте­
ров, как самый ярый фотограф. В окошке видоискателя он видел, как Анималь лениво направился прямо на него. И тут только все заметили, что репортеры стоят в той стороне, где лес ближе всего! Ософски шагнул влево, и Анималь подался влево. Ософски шарахнулся вправо, и Ани­
маль двинулся вправо. Знаете нелов­
кое чувство, когда двое вдруг не мо­
гут разминуться на тротуаре? Только Ософски очень хотелось разминуть­
ся со своим пациентом! В последний момент Анималь скользнул у самых ног Ософски И бегом проскочил сквозь ряд ошара­
шенных репортеров. Впрочем, они быстро пришли в себя и наставили камеры на убегающего зверя. В тени первых деревьев Анималь вдруг ос­
тановился и оглянулся. Смотрел дол­
го -
с полминуты. О чем он мог думать? О тяготах этих шести не­
дель? О том, что люди -
странные создания? Постояв, он медленно, ве­
личаво удалился в чащу. СигнаАЫ радиоошейника покажут, что он не бросится сразу сломя голову в свои старые владения, а будет бро­
дить неподалеку, пока люди не уедут. А затем вернется в родной участок леса и заживет по-прежнему -
точ­
нее, о его здоровье расскажет только следующая «инвентаризация» С усып­
лением и осмотром ... Что ж, прощай, зверь! Не быть тебе 60Аъше Анималем, снова ты просто номер двадцать из Биг-Сайп­
реса. Свободному зверю не при стало иметь кличку и номер -
знак неволи и прирученности. Беда в том, что номера пока не идут дальше двузначных ... По материапам зарубежной печати подrотовип В. ГЛАДУНЕЦ 37 В. САПУНОВ, кандидат биопогичеСКlfХ наук Фото автора 3десьживет КИИК-АДАМ э то пр о и з ошл о 22 июля прош ­
лого года окол о ч ас а ночи местного времени в урочищ е Киш-Каинды. Сотрудница заповедника Аксу-Джабаглы (Запад­
ный Тянь - Шань) с группой школ ь ни­
ков возвращалась в «на у чный д о­
мик» -
избушку, гд е о тды хаю т ра­
ботники запов е дника и е г е ря во вр е ­
мя пол е вых иссл е дований. Вн е запно перед ребятами словн о выплыла и з темноты высокая ж е нщина (впо с л е д­
ствии они утверждали, что ро с т ее был не мене е 180 с антим е тров), по­
смотрела на них, в лунном с в ет е бл е с­
нула седоватыми в о ло с ами и и с ч ез ­
ла. Все в панике бро с ились к изб е, закричав от с траха. Об этом событии нам ра сс ка з али ещ е в деревне Никола е вк е Чимкент ­
ской области, где находи тс я управле ­
ние заповедника. Мы там пробыли два дня и САышали, как по н о чам отчаянно выли собаки. Ме стны е жи ­
тели были с ильн о озадаq е ны. Н е ин а ­
че, говорили они, какой-то крупный зверь спу с кается с наступл е ни е м тем-
ноты с гор. Однако что з а зверь, ни­
кто ска з ать не мог. Но утверждали, что ни волк, ни медведь такой пани­
ки у собак не вызвал бы. Район Аксу-Джабаглы -
глухой, н е приступный, зд е сь много веков бы­
т у ют легенды о диких волосатых лю­
дях -
киик-адамах. О встречах с ни­
м и рассказывают очевидцы и сейчас. Вот поч е му наша экспедиция летом прошлого года отправилась в запо­
в е дник А ксу-Джабаглы. Один из самых сложных вопросов в такой экспедиции -
подбор участни­
ков. Это только кажется, что стоит бро с ить клич, и от желающих ло ­
в ить « с нежного человека» не будет отб о я. Когда доходит до дела, серь­
ез ной подготовки к трудному и рис­
к о ванн о му походу -
количество участников тает на глазах. В конце концов в нашей группе наметилась тв е рдая семерка. Руководитель экс­
п е диции -
председатель Волжского клуба туристов Глеб Исаенков. С н им -
Павел Казаченок, по профес­
с ии юрист, Ольга Иофкова -
химик, Любовь Квасникова -
инструктор Волжского горкома партии, а также ленинградцы -
Андрей Кузнецов, врач-патологоанатом (врач экспеди ­
ции) и кандидат в мастера спорта по альпинизму ~ и техник Владимир Ива ­
нов. Ну а я, заместитель руководите­
ля экспедиции по научной работе, представляю Ленинградский государ­
ственный университет и объединение «Криптобиология», которое занима­
ется изучением редких биологиче­
ских объектов и явлений. Подготов­
кой экспедиции занимались сотруд­
ники нескольких научных учрежде ­
ний Ленинграда. Это была экспеди­
ция, при подготовке которой исполь­
зовались методы прикладной мате­
матики и расчеты производились с помощью компьютеров. И вот теперь мы карабкаемся по едва приметной, постоянно исчезаю­
щей в зарослях горной тропе. Туда, где высоко в горах, в долине реки Ак­
су, и находится сердце заповедника. За плечами у каждого сорокакило­
граммовый рюкзак, а идти порой при-
ходится по осыпям, крутым откосам. На самых сложных участках забива­
ем в скальные породы крючья, стра­
хуемся веревками. Вскоре добираем­
ся и до заснеженных горных скло­
нов, движение наше замедляется­
тут надо быть особенно осторожным, можно про валиться в запорошенные снегом трещины. Не хватает возду­
ха -
высота уже 4 тысячи метров. Поразительно, но, оказывается, и на таких высотах прямо по снегу полза­
ют семиточечные божьи коровки. Чем только они здесь питаются? Во всяком случае, ни одной тли -
их ос­
новной пищи -
мы не видели. Наконец преодолеваем аксайский перевал и спускаемся в долину реки Аксу, к Голубому озеру, мы -
пер­
вые, кто проник в эти места с начала rOA\i. Узкий каньон расширяется, об­
разуя небольшую котловину, испещ­
ренную бурными ручьями, над кото­
рыми щетинятся невысокие густые ивовые заросли. Бредя по колено в студеной воде, продираемся сквозь густые заросли. На берегу озера раз­
биваем базовый лагерь. Тянет иску­
паться в прозрачной воде, но темпе­
ратура ее плюс восемь градусов. Ту­
чами набрасьшаются на нас слепни. После ужина захожу в палатку к Глебу Исаенкову. -
С чего начнем? -
спрашиваю, хотя программа исследований и экс­
периментов разработана еще в Леиин­
граде. Однако на месте необходимо все уточнить и конкретизировать. Решаем, что из базового лагеря не­
большими группами по два-три чело­
века будем обследовать близлежащие места, гроты, пещеры. Однако глав­
ный вопрос -
наблюдение за мест­
ностью с наступлением темноты, ког­
да пробуждаются ночные животные и, возможно, появится знаменитый киик-адам. Для этого вечерами на близлежащих горных вершинах бу­
дут дежурить с биноклями наблю­
датели. -
В первое дежурство пойдем и мы с тобой,- говорю Глебу.- Про­
ведем первый эксперимент -
наблю­
дения в условиях экранизации элек­
тромагнитно~о излучения нашего мозга... ,', Я напоминаю, Этот эксперимент и раньше планировалось провести од­
ним из первых. Суть его такова. Известный советский ученый Бер­
нард Кажинский (в фантастическом романе А. Беляева «Властелин мира» он выведен под фамилией Качин­
ский) установил, что электромагнит­
ные волны длиной два миллиметра, излучаемые головным мозгом, несут информацию, которая может улавли­
ваться другими людьми и животныI­
ми. Возможно, именно эти волныI и являются основой явле,НИЯ телепа­
тии, способность к которой у живот­
ных вроде бы выражена в значитель-
"ной степени. Значит, и у «снежного человека». Хотя надежд на успех это­
го эксперимента, честно говоря, ма­
ло -
в основе его слишком много не­
проверенных гипотез. И все же гото­
вим мелкоячеистые MeAНble и сталь-
ные сетки, покрывала из японской металлизированной пленки. Темнеет, и две группы отправлiiются в горы. В нашей -
Глеб Исаенков, Павел Ка­
заченок и я. Выбираем укромные места на склоне у ближайшей вер­
шины и прячемся за валунами, оброс­
шими кустарником. Набрасываем на головы сетки и замираем, прислуши­
ваясь к ночным звукам и шорохам. Я время от времени поднимаю к гла­
зам бинокль -
местность вокруг изу­
чена еще днем. Мерещится всякое, состояние ожидания встречи с неиз­
вестным существом не сравнимо ни с чем. Нередко искателей «снежного че­
ловека» представляют как людей, мягко говоря, странных, безнадеж­
ных фантазеров и романтиков, кото­
рые, как поется в известной песне, «едут за туманом». Однако проблема эта вовсе не сводится к альтернати­
ве -
удастся поймать или нет. Она намного серьезнее. Изучение законо­
мерностей появления человека на Земле и его развития -
важнейшая задача биологии, истории, социоло­
гии. «Снежный человею>, или йети, или троглодит,- он ведь необходи­
мое эволюционное звено в цепи био­
логических видов, приведших к фор­
мированию Человека мыслящего, к возникновению социальной формы движения материи. Без по ни мания того, что представляет собой «снеж­
ный человею>, мы не сможем понять историю собственного развития, эво­
люцию Ното sapiens ... Ночные наши бдения оказались безрезультатными. Возвращаемся в лагерь. Правда, спать мне совершенно не хочется. И тут выясняется, что такое же бодрое состояние и у моих товарищей, а Казаченок вдруг заяв­
ляет: -
Странная штука, но когда я там надел на голову сетку, то буквально через несколько минут почувствовал себя намного лучше. -
Это как? -
не понял я. -
Трудно сразу разобраться, но голова как бы стала чистой, в мыс­
лях появилась легкость, да и общее состояние ... -
Павел смущенно по­
жал плечами. А ведь и у меня в начале дежурст­
ва про мелькну ла подобная мысль, вспомнил я. О прекрасном самочув­
ствии, легкости. Правда, не в такой. может, степени, но подобное ощуще­
ние испытал и я. Как позже выясни­
лось, нечто похожее произошло и с некоторыми другими нашими товари­
щами. Этот факт заслужил внимания и осмысления, и я его записал под­
робно в дневник экспедиции. Все же отправляемся спать, так как завтра нам предстоит начать еще один научный эксперимент, на который мы возлагаем большие надежды. Хотя в основе его лежат идеи не такие уж и новые. В жизни млекопитающих, как и представителей других классов жи­
вотных, большое значение имеют сиг­
нальные биологические вещества­
феромоны. Они выделяются с потом, мочой... Этим самым животные не только вьшодят из организма отра­
ботанные продукты жизнедеятель­
ности, но и метят территорию свои­
ми феромонами. Чтобы привлечь «снежного человека» -
сам себя об­
наружит,-
мы и решили использо­
вать феромоны приматов. Своеобраз­
ные метки с феромонами я развеши­
вал на следующий день в соответ­
ствии с теми правилами, по которым животные метят свою территорию,­
помещал на самые заметные места, огораживая определенную площадь, но чтобы вокруг находилась почва, где могли бы отпечататься следы су­
щества, если оно появится. Уже вечером нас ожидал сюрприз. Павел Казаченок первым обратил внимание на необычный след -
ок­
руглый с четырьмя короткими паль­
цами. Но когда он сказал об этом мне, я засомневался. У «снежного человека» след вытянут, а стопа име­
ет пять пальцев. Однако Павел на­
стаивал, чтобы я взглянул. И вот спус­
тя несколько минут я уже ползал на коленях по земле, забыв обо всем. Среди скального грунта на песчаной проплешине ясно отпечатался след огромного кулака, похожий на го­
риллий. Я ткнул кулаком в песок рядом -
отпечаток получился раза в полтора меньше. Других странных следов вокруг не было, да и на кам­
нях, окружающих песчаное пятныш­
ко, их просто не могло остаться. «Снежный человею> -
существо, безусловно, прямоходящее. Но иног­
да, трогаясь резко, с места или идя по крутому склону, он может перехо­
дить и на четыре опоры. Потом по­
добные следы мы находили на Тянь­
Шане неоднократно. А ночью из двух пар обуви зага­
дочно исчезли шнурки. Поиски ниче­
го не дали. Я не утерпел и после завтрака пошел бродить вокруг на­
шего лагеря, когда на мелком щебне вдруг заметил свежий след огромной босой ноги. Камушки даже образова­
ли перемычку между большим и ука­
зательным пальцами. Новость взбу до­
ражила всех. В лагере остались Па­
вел Казаченок и Люба Квас ни кова, остальные двинулись вниз по Аксу. Подыскиваем место для временной нашей стоянки и два дня развешива­
ем метки, обшариваем гроты, даже самые неприступные, куда можно до­
браться лишь по веревке, вбивая в скалы титановые крючья. Однако вОз­
вращаемся в лагерь ни с чем, даже не подозревая, что в это время снова повезло Павлу Казаченку. Он встре­
чает нас, нетерпеливо и взволнован­
но прохаживаясь у палаток. Оказыва­
ется, ночью Павел проснулся от зву­
ка тяжелых шагов, потом почувство­
вал резкий запах давно немытого те­
ла. Через некоторое время шаги на­
чали удаляться и вскоре затихли. Вы­
лезти ночью из палатки он не решил-
ся. . Выходит, перехитрил нас киик­
.адам. Но в том, что он ходит где-то поблизости, мы сомневаемся все меньше. 39 Неожиданно на следующий день к нам пожаловали гости -
егеря запо­
ведника, пять человек. Они прошли в долину Аксу верхом впервые в этом году. Но не успели спешиться, как возбужденно заговорили все разом. «Вот там,-
шумели ОНИ,- два здо­
ровенных следа босых ног. Сколько лет ходим по горам, таких никогда не видели. Никак вы, ребята, киик­
адама приманили ... » Торопливо идем вслед за егерями. Точно! Рядом с феромоновыми метками обнаружи ва­
ем сперва два следа, а затем и цепоч­
ку их. Длина ступни -
ЗЗ сантимет­
ра, шаг -
110. Отпечатки настолько четки е, что не остается никаких со­
мнений в их подлинности. По глубине следа вес гиганта никак не меньше 250 килограммов. Фотографируем, обмеряем отпечатки, с самого четко­
го делаем гипсовый слепок. Тут уж невооруженным глазом заметно, что от следа современного человека этот отличается и размерами, и тем, что сильнее выражена его средняя часть, то есть низок свод стопы. Как у лю­
дей, страдающих плоскостопием, но для этого существа норма. Он ведь весит раза в три больше, поэтому и нужно увеличивать опору, снижая свод. У современного человека силь­
не е выражен скос носка от большого пальца к мизинцу. У киик-адама пальцы находятся почти на одной ли­
нии, чем достигается надежность упо­
ра носка о грунт при движении. Теперь по утрам мы тщательно ис­
следуем районы, где вывесили метки. Днем обшариваем долину, поднима­
емся в горы и обыскиваем гроты, в которых могло бы спрятаться чело­
векоподобное существо. На закате надеваем сетки, вооружаемся би­
ноклями и пытаемся засечь в горах хоть какое-то движение. Несколько дней усилия тратим впустую -
все тихо. И вот ... 9 августа засиживаемся на склоне горы до часу ночи, но не выдержи­
ваем и идем спать. Сказывается на­
пряжение нескольких дней. К тому же, если днем до тридцати градусов жары, то ночью температура падает до плюс пяти. В палатке пока согре­
ешься и заснешь, зубами налязгаешь­
ся. Может, от холода Павел Казаче­
нок и проснулся утром в половине седьмого. Но, проснувшись, услышал, как шуршит гравий под чьими-то тя­
желыми шагами. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы вылезти из спальника и выскочить из палатки в предрассветный сумрак. И тут же из ивняка раздается громкий крик, и кто-то, ломая кусты, ринулся прочь от лагеря. Шум будит и меня. Я выскакиваю из палатки, вижу Павла, напряжен­
но всматривающегося в заросли, и бе­
гу к меткам. То, что именно феромо­
ны привлекли его, я не сомневался ни на секунду. Так оно и оказалось. Две метки разодраны на узкие ленты, они разбросаны по земле. Ивовые прутья довольно гибкие и прочные, но ветви, к которым были привязаны метки, сломаны одним рывком. Ветки 40 оборваны так, как это делает обезья­
на, захотевшая полакомиться древес­
ной корой. И не когтями, не зубами, а именно руками. Причем очень силь­
ными. Мы тоже попытались сломать ивовую ветку, но нам это у дается лишь обеими руками, и снемалыми усилиями. Рядом с разодранными метками об­
наруживаю и след ноги, очень похо­
жий на тот, который мы видели рань­
ше. Неожиданно я вздрагиваю, ощу­
тив на себе чей-т о пристальный взгляд. На мгновение сковывает страх, окативший меня всего горячей волной. Затаив дыхание, медленно оглядываюсь -
вроде никого. Но ис­
пьrrывать судьбу не стоит, и я воз­
вращаюсь к взбудораженным ребя­
там. Через минуту мы все выходим на поиски. И почти сразу обнаружи­
ваем цепочку огромных следов. По ней и пытаемся восстановить утрен­
ние события. Киик-адам, привлеченный феромо­
нами, подобрался к метке, сорвал ее вместе с веткой и разодрал на ленты, бросил. Подошел к следующей и сде­
лал то же самое. Затем осторожно двинулся к лагерю. Зачем? Из любо­
пьrrства? Приблизившись к палаткам, он остановился перед веревкой, на которой сушилась наша одежда. По­
следний сл ед свой существо оставило в трех метрах от палатки Казаченка. Услышав в ней шум, бросился прочь, но не убежал, а спрятался в кустах. А когда увидел человека, то оттолк­
нулся ОТ земли кулаком и скрылся либо в перелеске, ЛИQО ушел по скло ­
ну горы. Однако сам приход кии к-адама к лагерю и характеризует его именно как примата. Тако е любопытство мо ­
жет про явить только человек или обезьяна, но п о чти никогда медведь, волк или барс. В ЗО-х годах советский ученый про­
фессор Г. Ф. Гаузе открыл закон, согласно которому в одной экологи-
Спеды. эареrистрироваиные В США, отnичаlOТС& от т&н"­
WaH.,CKoro не боn .. wе. чем отnичаlOТС& отпечатки но. ДВ1Х особей oAHoro вида. ческой нише не могут сосуществовать два близкородственных вида. Меж­
ду ними и происходит самая напря­
женная борьба за существование, а не внутри самого вида. По утвержде­
нию профессора Б. Ф. Поршн ева, «снежный человек» отделился от ос­
новного ствола эволюции человече­
ского рода примерно 50 тысяч лет назад. Тогда и началась борьба, кото­
рая могла привести либо к уничтоже­
нию одного из видов, либо к растал­
киванию их в разные экологические ниши. И чем сильнее возникали раз­
личия между ними, тем больше было шансов обоим выжить. Поэтому каж­
Д.ая случайная встреча вызывала у обоих сторон подсознательное жела­
ние уйти. Так выработался и закре­
пился на генном уровне страх перед обликом нашего сородича, столь же иррациональный, как страх перед темнотой. И образ этого существа со­
ответствует нашему под сознательно­
му представлению о страшном, хотя на сегодняшний день никакой реаль­
ной опасности для нас он не несет. Мы превратились в нечто противопо­
ложное по отношению друг к другу. И чем больше мы становились людь­
ми, тем больше он становился зве­
рем, хотя и сохранившим в облике много человеческого. Там, где много людей, там нет и не может быть трог­
ЛОДИТОВ. И наоборот, живут они там, где практически не бывает челове­
ка,- вы с око в горах, в таЙге,.в тунд­
ре. Мы остались активными днем, он ведет сугубо ночной образ жизни. Так мы разошлись в пространстве И во времени. Отсюда понятно, поче ­
му мы так редко встр е чаемся ... Подсознательный страх перед ки­
ик-адамом не обошел и участников нашей экспедиции. После случивше ­
го ся некоторые покинули лагерь. А мы продолжали непрерывные дежур­
ства с фото-
и кинокамерами. Рядом с феромоновыми метками мы оставля ­
ли теперь сахар и сухофрукты. Но усилия наши были напрасными, удача оставила нас. Да и наивно, наверное, было ожидать ее. Существо выясни­
ло, что его просто водят за нос, и, обиженное, скрыл ось подальше от опа с ных соблазнов. А что каса е тся нашей экспедиции, то мы пришли в эти глухие ме с та, овеянные легендами о диких воло­
сатых людях, чтобы подтвердить воз­
можность обитания на Тянь-Шане «снежного человека». Но добились большего. Мы теперь можем пред­
положить, что киик-адам здесь жи­
вет. До последнего времени встречи с ним проходили либо случайно для обеих сторон, либо он сам определял, когда и где выйти на встречу. Мы попы т а л ись е го вызвать, и нам это удало с ь. Очевидно, он скорее об е зья ­
на, нежели человек. И живет по тем же законам, что и други е животные. Законы эти можно познать, и такую задачу мы будем решать в последую­
щих наших экспедициях. Новониколаевка­
Аксу-Джабаглы Уже не первый раз читаю я в вашем журна.llе материа.llЫ о так называе­
мых экстрасенсах -
.IIюgях, об.llаgа­
ющих сверхъестественными способ­
ностями. Я понимаю, что реgакции так хочется nоgнять тираж. Pagu это­
го можно все, что yrogHO, npugy-
мать -
и говорящих кошек, и nересе­
.IIение gуш, и «снежных .IIюgеЙ», и, конечно, ВО.llшебников, способных gвиженuем руки иЗ.llечить от Hegyra. Свеgения об этих чуgО-.IIекарях nоnа­
gают на б.llагоgатную почву. В стране КО.llосса.llЬНЫЙ gефицит .IIекарствен­
ных cpegcTB, меgицинских приборов, инструментария. Попробуй иЗ.llечить в таких УС.llовиях обычными MeToga-
ми. Ситуация усугуб.llяется отсутст­
вием ква.llифицированных сnециа.llис­
ТОВ,нищенским существованием все­
го зgравоохранения. Ничего не оста­
ется, как ТО.llЬКО верить в существо­
вание gоброй феи, nоgобной Кирья­
новой (Ng 10/89, «Поживем -
уви­
gUM»). Но не CTblgHO.llU вам, прекрас­
но понимающим все это, спеку .IIиро­
вать на этой труgной ситуации, кото­
рая С.llожи.llась в стране, pagu повыше­
ния nриБЫ.llеЙ? К .IIицу .IIи вашему CO.llugHOMY из­
gанию nоgобного poga корресnон­
gенции? В. ПАЩЕНКО, г. Арханге.llЬСК Я, неверующий че.llовек, но испыты­
ваю вину за то, что мы за rogbl Со­
ветской В.IIасти сотвори.llи с церковью. Особенно горько осознавать потерю прекрасных памятников архитекту­
ры, которыми в БО.llьшинстве своем ЯВ.IIЯ.llись ре.llигиозные храмы. Но nрош.llОГО, как говорится, не вернуть, а то, что разрушено go основания, нет СМЫС.llа восстанаВ.IIивать, особенно на месте уже построенных сооружений, как это nреg.llагают cge.llaTb ревните­
.IIи ugeu восстаНОВ.IIения храма Христа Сnасите.llЯ. Все это буgет не БО.llее чем gекорация, Begb из этих новехоньких nОСТРО&К исчезнет самое главное­
gyx истории. Хватит искать чуgеса за рубежом! Давайте ОГ.llянемся вокруг! Их у нас не меньше. А. МЕЛЬНИК, г. Киев HegaBHo nриобре.llа БУК.IIетик от­
крыток «Москва З.llаТОГ.llавая». В нем фотографии, реnроgукции картин, рисунков, на которых изображена СТО.llица nрош.llЫХ веков. Невероятно интересно сравнивать с тем, что есть сегоgня. Интересно и бо.llЬНО. Бо.llЬНО оттого, что многое nотеРЯ.llа Москва из своего архитектурного убранства. Жа.llЬ, что ряgом со старыми карти­
нами и .IIитографиями отсутствуют изображения сегоgняшних У.llиц и n.llощаgеЙ. Такие сравнения, убежgе­
на, внесут свой BK.IIag в воспитание чувства уважите.llьности к истории Hapoga. В. КОСТЕНКО, г. Лисичанск Чукотка -
ма.llоизученныЙ район. Зgесь нахоgится и загаgочное озеро Э.IIЬГЫГЫТГЫН, по берегам которого .IIетом встречаются c.llegbl, похожие на че.llовеческие. Весной с первыми оттеnе.llями начинают nОЯВ.IIяться ог­
ромные c.llegbl, но в БО.llьшинстве С.llУ­
чаев nоgтаявшие, нечеткие. А BegYT они в ска.llистые, TpygHogocTYnHble горы. Нам пока не gOBe.llocb YBugeTb «снежного че.llовека», но, встречаясь с О.llеневоgами-чукчами, не раз С.llЫ­
ша.llи от них рассказы о «ВО.llосатом че.llовеке», который прячется в горах. НаиБО.llьшее вnечаТ.IIение nроизве.ll на нас рассказ бригаgира o.lleHeBogoB совхоза «Пионер» КеЙсеЙутегина. По его С.llовам, он сам Buge.ll вб.llизи че­
.II0векоnоgобное существо, похожее на женщину, и gаже nыта.llСЯ его gorHaTb. Их встреча nроиЗОШ.llа в og-
ной из ТОnО.llевых рощ, которые встречаются в отрогах Охотско-Чу­
котского горного пояса. По утверж­
gениям бригаgира, рост «че.llовека» бы.ll БО.llее gBYX метров, убега.ll он от него в гору, UHorga вставая на четыре конечности ... Таким рассказам можно верить, но в них можно и сомневаться. А Begb не иСК.IIючено, что, посещая ма.llоис­
C.llegoBaHHble, необжитые районы Вос-
с точной Арктики, кому-то из нас go-
веgется встретиться с этим странным существом. о. Н. НЕСТЕРОВ, npegcegaTe.llb ТУРК.IIуба «180-й мериgиаю) Гособразование СССР с ygoB.IIeT-
ворением встрети.llО неgавнюю nуб.llи­
кацию вашим журна.llОМ статьи М. Аgжиева «Пятая nеременная, и.llи Американец из Римского К.IIуба» (Ng 9/89). Несмотря на то, что выражение «Г.llоба.llьные nроб.llемы» ста.llО расхо­
жим, мы все-таки с БО.llьшим заnазgы­
ванием нача.llиобъяснять широкому кругу читате.llеЙ существо nроисхоgя­
щих в биосфере nроцессов, их В.IIия­
ние на жизнь че.llовека. Де.llовые игры, развитию которых в системе HapogHoro образования отво­
gится сейчас значите.llьная РО.llЬ, вызывают нараС,тающий интерес со стороны и nреiюgавате.llеЙ и cTygeH-
тов. BC.lleg за изgанием gBYX игр, соз­
gaHHblx группой профессора Д. Mego-
уза,- «Рыбо.llОВСТВО», «Стратегия», буgут изgаваться КОМn.llекты советс­
ких и зарубежных авторов, и бы.llО бы же.llате.llЬНО nроgО.llжить рассказ о них на страницах «Вокруг света». г. А. ЯГОДИН, npegcegaTe.llb focygapcTBeHHoro комитета СССР по HapogHoMY образованию У нас в Эстонии, в рамках Хе.llьсин­
СКОЙ конвенции по охране Бй.IlтиЙс­
кого моря от загрязнения, с Фин.IIЯН­
gueu gaBHue и nрочные связи. Нас ВО.llнуют не ТО.llЬКО nроб.llемы загряз­
нения моря, но и возgушного бассей­
на. Прош.llЫМ .IIетом в Та.ll.llинне состо­
Я.llСЯ межgунароgный симпозиум по охране окружающей cpegbl. Симпози­
ум организова.llи Внешнеторговый со­
юз ФиН.IIянgии, ТОРГОВО-nРОМЫШ.llен­
ная nа.llата Эстонской ССР и Госкоми­
тет ЭССР по охране npupogbl и .IIесно­
му хозяйству. Основная це.llЬ симпо­
зиума -
знакомство финских сnециа­
.IIистов с состоянием охраны окру­
жающей cpegbl в Эстонии и обсужgе­
ние возможностей работы в этой об­
.IIасти. Ше.ll разговор о nроб.llемах уменьшения КО.llичества сернистого aHrugpuga, окис.llОВ азота в выбросах в атмосферу nреgnриятий Эстонии и ФиН.IIянgии, раСnО.llоженных по обе­
им сторонам Финского за.llива. Не сек­
рет, что нахоgящиеся в г. Нарве наши Эстонская и Приба.llтиЙская ГРЭС оказывают gOBO.llbHO существенное негативное В.IIияние на nрибрежные растите.llЬНЫЙ и животный мир Фин­
.IIянgии. HeMй.Ilo неприятностей nри­
чиняют це.ll.llЮ.llозные завоgы, расnо­
.II0женные вб.llизи советско-финской границы. К 1995 rogy Эстонская ССР n.llанирует, чтобы все BOgbl, nоnаgаю­
щие в Финский за.llив, БЫ.llи био.llО­
гически очищень{, а ФиН.IIянgия наме­
ревается уменьшить КО.llичество выб­
расываемых в атмосферу сернистых coegUHeHUU на 70-80 процентов. Проnаганgа вашим журна.llОМ эко­
.II0гических знаний, по-моему, ge.llo хорошее и, Г.llавное, просто необхоgи­
мое в наше время. Как сnециа.llист, занимающийся вn.llОТНУЮ вопросами охраны окружающей cpegbl у нас в ресnуб.llике, я крайне заинтересован­
но отнесся к nуб.llикациям на эту те­
му, причем nочерnну.ll g.llЯ себя нема­
.110 интересных фактов и nО.llожите.llЬ­
ных примеров организации ЭКО.llоги­
ческой работы у cocegeU. Известно, что g.llЯ ТОГО, чтобы ус­
пешно бороться с противником, Hago хорошо его изучить. Но, к сожа.llе­
нию, наши свеgения о загрязнении ок­
ружающей cpegbl из-за gOBO.llbHO С.llа­
бого приборного оснащения инспек­
тирующих организаций gOBO.llbHO ог­
раничены. Ана.llогичные ge.lla и у нас в ресnуб.llике. Мне кажется, что og-
ним из возможных путей взаимного сотруgничества яви.llОСЬ бы частичное иСnО.llьзование, прокат и.llи gаже nро­
gажа нам современных cpegcTB конт­
РО.llя загрязнений окружающей сре­
gbl, иСnО.llьзуемых финской сторо­
ной. Это важно также и g.llЯ соnос­
таВ.IIения nО.llучаемых gaHHblx. Но это ТО.llЬКО OgUH из путей сотруgничества, а их много. В. РЕДЬКО, зав. химико-токсиКО.llогическоЙ .IIабо­
раторией ресnуб.llиканскоЙ санэnиg­
станции Минзgрава Эстонской ССР, г. Та.ll.llинн 41 iiiiiIiiiiii;;;;;;;;: р.й &РЭД&ЕРИ. американски" писатепь lOr, КlOЖ[f I <Рантастuческuй рассказ я живу в колодце. Я живу ~ колодце, как дымка. Как пар в каменной глотке. Я недвижим. Я ничего не делаю, только жду. Наверху я вижу холодные ночные и утренние звезды, вижу солнце. И пою иногда древние песни этого мира, песни времен erQ юно­
сти. Как я могу сказать, что я такое, когда и сам не знаю? Никак не могу. Я просто жду. Я -
туман, я -
лунный свет и память. Я печале'll и стар. Иногда я дождем падаю в ко­
лодец, и там, куда шлепаются мои быстрые капли, вода вздрагивает и покрывается узорчатой паутиной. Я жду в прохладной тиши, и наступит день, когда мне уже не придется ждать. Сейчас утро. Я слышу мощный гром. Я чувствую вдале­
ке запах огня. Я слышу скрежет металла. Я жду. Я­
слух. Голоса. Далеко. -
Порядок! Один голос. Чужой голос. Неведомый язык, которого не знаю. Ни единого знакомого слова. Я слушаю. -
Выпускайте людей наружу. Хруст песчинок. Где флаг? -
Здесь, сэр. -
Хорошо, хорошо. Солнце стоит высоко в синем небе, его золотые лучи на­
полняют колодец, и я зависаю в нем·- невидимое облачко в теплом свете. Голоса. -
Именем правительства Земли объявляю эту планету Марсианской Территорией, равно поделенной между на­
циями. Что они говорят? Я кружусь в лучах солнца, словно колесо, невидимый и неторопливый, золотистый и не­
утомимый. Что это тут? Колодец! Да ну! Ray Bradbury: ТНЕ ONE WHO W AIТS. The Machineries of Joy, New-York, Bantam 1964. © Перевод .. 1:; английского журнал «Вокруг света», 1990 г. 42 -
Ну-ка? Точно! Приближается что-то теплое. Над зевом колодца скло-
няются три объекта, и моя прохлада поднимается к ним. Ух ты! Думаешь, там хорошая вода? Увидим. Эй, кто-нибудь, принесите склянку и шпагат. Я принесу. Звук бегущих шагов. Удаляющихся. Теперь приближаю-
щихся. -
Вот. Я жду. -
Опускаем. Легонько. Склянка, поблескивая, медленно опускается на шпага­
те. Вода подернулась мелкой рябью, когда склянка косну­
лась ее и наполнилась. Я поднимаюсь в теплом воз­
духе к жерлу колодца. Вот. Хотите отведать этой водицы, Риджент? -
Давайте. -
Что за чудесный колодец! Взгляните, как он устроен. Сколько ему лет, как вы думаете? -
Бог знает. Когда мы вчера сели в том, другом, городе, Смит сказал, что уже десять тысяч лет как на Марсе нет жизни. Подумать только! -
Ну что, Риджент, как водичка? -
Чистый хрусталь. Выпей стаканчик. Плеск воды на солнцепеке. Теперь я плыву бурова­
той пылью на легком ветерке. -
В чем дело, Джонс? .-
Не знаю. Ужасно заболела голова. Ни с того ни с сего. -
Ты еще не пил эту воду? -
Нет .. Дело не в ней. Я просто склонился над ко-
лодцем, и голова вдруг стала раскалываться. Но сей­
час уже лучше. Теперь я знаю, кто я. Мое имя -
Стиве н Леонард Джонс, мне двадцать пять лет, и я только что прилетел в ракете с планеты под названием Земля. А теперь стою с моими добрыми друзья­
ми Риджентом и Шоу возле старого колодца на планете Марс. Я смотрю на свои золотистые пальцы, загорелые и креп­
кие, оглядываю свои длинные ноги и серебристую форму, оглядываю моих друзей. -
Что случилось, Джонс? -
спрашивают они. -
Ничего,- говорю я, глядя на НИХ,- ровным счетом ничего. До чего же вкусна пища! Я не ел уже десять тысяч лет. Пища нежно ласкает мой язык, а вино, которым я запи­
ваю ее, согревает. Я слушаю голоса. Я составляю слова, которых не понимаю и все же как-то понимаю. Я пробую на вкус воздух. -
В чем дело, Джонс? Я склоняю набок эту свою голову и опускаю руки, ко­
торые держат серебристую емкость с пищей. Мне доступны все ощущения. -
О чем вы? -
спрашивает этот мой голос. Это моя но­
вая штуковина. -
Ты странно дышишь, с покашливанием,- говорит второй человек. -
Может, начинается легкая простуда,- заявляю я. -
Потом пойдешь к доктору, обследуешься. Я киваю головой, и кивать приятно. Приятно сделать xoq'b что-нибуль спустя десять тысЯ'I лет. Приятно поды­
шать воздухом и почувствовать, как солнце прorревает плоть, все глубже и глубже. Приятно ощутить твердую кость, тонкий скелет в согревшейся плоти, приятно слы­
шать звуки гораздо яснее, гораздо ближе, чем там, в ка­
менных глубинах колодца. Я сижу как зачарованный. -
Очнись, Джонс. Вставай. Надо идти. -
Да,- отвечаю я, завороженный тем, как слово рож-
дается на языке, как оно медленно и красиво падает в воздух. Я иду. И идти приятно. Я выпрямляюсь И смотрю на зем­
лю. Она далеко от глаз и от головы. Как будто живешь на прекрасном утесе. Риджент стоит у каменного колодца, глядит в него. Ос-
-. тальные, бормоча что-то, ушли к серебристому кораблю, из которого они появились. Я чувствую свои пальцы и ощущаю улыбку у себя на гу­
бах. Он глубокий,- говорю я. Да. Он называется Колодец Душ. Риджент поднимает голову и смотрит на меня. Откуда ты это знаешь? А что, разве не похоже? Я никогда прежде не слыхал о Колодце Душ. Это место, где все ждущие, те, кто раньше имел плоть, ждут и ждут без конца,- говорю я, касаясь его руки. Песок -
огонь, а корабль -
серебряный огонь в днев­
ном зное. И чувствовать зной приятно. Звук моих шагов по твердому песку. Я слушаю. Шум ветра и гул солн­
ца, жгущего долины. Я вдыхаю запах кипящей в полдень ракеты. Я fТОЮ под люком. -
Где Риджент? -
спрашивает кто-то. -
Видел его у колодца,- отвечаю я. Один из них бежит к колодцу. Я начинаю дрожать. Тихая трясучая дрожь, затаившаяся глубоко внутри, становится все сильнее. И я впервые слы­
шу его, как будто он хоронился вместе со мной в колод­
це: глубоко внутри кричит голос, тонкий и испуганный. Голос кричит: «Отпусти меня, отпусти меня»,-
и такое чувство, будто что-то рвется на волю; хлопают двери в лабиринте, что-то бежит по темным коридорам и перехо­
дам, слышатся крики. -
Риджент в колодце! .. Люди бегут. Я бегу с ними, но мне дурно, и дрожь бук­
вально неистовствует. -
Наверное, он упал. Джонс, ты был здесь с ним. Ты видел? Джонс? Ну, говори же, парень! -
В чем дело, Джонс? Я падаю на колени. Как же сильно меня трясет! Он болен. ЭЙ, помогите-ка ;,J:IOднять его. -
Это солнце. -
Нет,- бормочу Я,- не солнце. Они укладывают меня на спину; судороги похожи на подземные' толчки, и голос, спрятанный глубоко во мне, кричит: «Это Джонс, это я, это не он, это не он, не верьте ему, выпустите меня, выпустите меня!» И я смот­
рю вверх на склоненные фигуры и моргаю. Они касаются моих запястий. -
у него сердце частит. Я закрываю глаза. Крики стихают. Дрожь прекращается. Освобожденный, я поднимаюсь, будто в прохладно м ко-
лодце. Он мертв,- говорит кто-то. Джонс умер. Отчего? Похоже, от шока. От какого шока? -
спрашиваю я. Меня зовут Сешшнз, мои i"yбы с трудом шевелятся, и я -
капитан этих людей. Я стою среди них и' смотрю вниз, на тело, ко­
торое лежит и остывает на песке. Я хватаю себя за голову обеими руками. -
Капитан! -
Ничего! -
кричу Я.- Просто головная боль. Все бу-
дет в порядке. «Ну, ну,-
шепчу Я.-
Теперь все хорошо». -
Нам лучше уйти в тень, сэр. -
Да.-
говорю я, глядя сверху на Джонса.- Нам не Ha.lliO было прилетать: Марс не хочет нас. Мы несем тело к кораблю, а глубоко внутри меня кри­
чит новый голос, требуя свободы. «Помогите, помогите ... -
звучит где-то далеко, во влаж­
ной плоти.-
Помогите, помогите ... » -
эхом разносятся слова мольбы, словно красные призраки. На этот раз дрожь начинается гораздо раньше. Я не могу управлять собой, как прежде. -
Капитан, вы бы лучше перешли в тень. У вас неваж­
ный вид, сэр. -
Да,- говорю Я.- Помогите,- говорю я. Что, сэр? Я ничего не говорил. Вы сказали «помогите», сэр. Я сказал? Мэтьюс, я сказал? Тело укладывают в тени ракеты, и голос кричит в глуби­
не затопленных водой катакомб из костей и багровых по­
токов. Мои руки сводит судорогой. Мой разинутый рот иссох. Мои ноздри раздуваются. Мои глаза закатыва­
ются. «Помогите, помогите, о, помогите! Не надо, не надо, выпустите меня, выпустите меня!» Не надо,- говорю я. -
Что, сэр? -
Ничего,- говорю Я.-
Я должен освободиться,- го-
ворю я, зажимая ладонью рот. Как так, сэр? -
кричит Мэтьюс. -
Все -
в ракету! -
воплю Я.- Возвращайтесь на Зем­
лю! у меня в руках пистолет. Я поднимаю его. Хлопок. Бегущие тени. Крик обрывается. Слышится свист, с которым несешься сквозь космос. Как приятно умереть через десять тысяч лет. Как прият­
но почувствовать эту желющую прохладу, эту расслаб­
ленность. Как славно ощущать себя рукой в перчатке, которая вытягивается и становится дивно холодной на го­
рячем песке. О, этот покой, эта благость сгущающей­
ся тьмы смерти. Но ее нельзя продлить. Треск. Щелчок. -
Боже всемогущий, он по кончил с собой! -
кричу я и открываю глаза. И вижу капитана. Он лежит, привалив­
шись к ракете; голова раскроена пулей, глаза навыкате, язык высовывается меж белых зубов. Из головы хлещет кровь. Я склоняюсь над ним и касаюсь его. -
Глyirец! -
говорю Я.-
Зачем он это сделал? Парней охватывает ужас. Они стоят над двумя мерт­
вецами и, повернув головы, смотрят на марсианские пески и далекий колодец, где под толщей воды лежит Риджент. С их сухих губ срывается хрип, они хнычут, будто дети в J<Qшмарном сне. Они поворачиваются ко мне. После долгого молчания один из них говорит: Значит, теперь капитан ты, Мэтьюс. Знаю,- медленно говорю я. Нас осталось только шестеро. Боже, как быстро все произошло! Я не хочу оставаться тут. Давайте сматываться! Парни галдят. Я подхожу и дотрагиваюсь до каждого из них. Я так уверен в себе, что хочется петь. -
Слушайте,- говорю я и касаюсь их локтей, плеч или кистей. Мы умолкаем. Мы -
единое целое. «Нет, нет, нет, нет, нет, нет!» -
кричат внутренние голоса, они глубоко, в темницах наших тел. Мы переглядываемся. Мы -
Самуэль Мэтьюс, Чарлз Ивэнс, Форрест Коул, Рэймонд Мозес, Вильям Сполдинг и Джон Саммерс, и мы молчим. Мы только смотрим друг на друга, на наши бледные лица и трясущиеся руки. Мы поворачиваемся как один и глядим в колодец. -
Итак ... -
говорим мы. «Нет, 'нет!» --
кричат шесть голосов, запрятанных, придавленных и по гребенных навеки. Наши ноги ступают по .• песку, и чувство такое, словно громадная двенадцатипалая ладонь отчаянно цепляется за теплое морское дно. Мы склоняемся над колодцем, пока не теряем равнове­
сие и не валимся по очереди в зев, летя сквозь прохлад­
ный мрак вниз, в холодные воды. Солнце садится. Звезды кружатся в ночном небе. Там, вдалеке, мерцает огонек. Приближается другая ракета, прочерчивая космос красным пунктиром. Я живу В колодце. Я живу в колодце, как дымка. Как пар в каменной глотке. Наверху я вижу холодные ночные и утренние звезды, вижу солнце. И пою иногда древние песни этого мира, песни времен его юности. Как я могу сказать, что я такое, когда и сам не знаю? Никак не могу. Я просто жду. Пере. е"" С ilиr"""скоrо Д. НОВНКОВ " А. ШАРОВ 43 Натапья НОВИКОВА. хра нитель этнографиче с кой ко л лекции Му з еll антролологии МГУ, СтранствуюШУ1Й певец В первые журнал «Вокруг све­
та» написал о путешествии Константина Бальмонта в 1913 году. Изв ест ный поэт, неутомимый странник, еще в J905 го ­
ду побывавший в Северной и Ц ент ­
ральной Америке, вернулся тогда из длительной, почти годовой, э кспеди­
ции. Маршрут: Лондон, побережье Южной Африки, Тасмания, Австра­
лия (Аделаида и Мельбурн), Новая Зеландия, группы островов Тонга, Табу, Самоа, Фиджи, снова Ав стра ­
лия (Сидней и Брисбен), Новая Гви­
нея, Индоне з ия, Цейлон, Индия, Мар­
сель ... Во время подготовки к путеше­
ствию в «южные страны» Констан­
тин Дмитриевич Бальмонт п е р е писы ­
вался с Дмитри е м Никола ев ичем 44 Анучиным -
основателем и дирек­
тором Музея аНТРОПОАОГИИ Мос ­
ковского университета. БаАЬМОНТ получил от известного ученого ряд ценных сведений и реком е ндаций. В одном из писем Анучин попросил поэта приве з ти для музея какие-либо этнографические предметы. Потом, в «Русских ведомостях», Анучин пи­
сал, что Бальмонт « вывез и з посе ­
ще нных им стран много интересного, потратив на то н ем ало средств». Так благодаря творческому сотру дниче­
ству Бальмонта и Анучина Москов­
ский университет стал хранитеАем БОА ее ста этнографических пр едме ­
тов из Австралии, Океании и Индо­
незии. Путешествие Бальмонта продол­
жалось с 1 февраля до 30 декабря 1912 года. В письм е Анучину поэт сетует: «Слишком мало все же. Это было скорее не большое путешествие, а разведочная поездка. Конечно, бу ­
дучи любопытствующим п исателем и довольно опытным путешествен­
ником, я умел в неСКОАЬКО минут за ­
метить многое, чего другой глаз, быть может, не увидит в гораздо более долгий срок, но для того, чтобы впол ­
не освоиться с любой страной, нуж ­
на известная длитеАЬНОСТЬ, которой я был лишен. Впроч е м, до поездки я мысленно путешествовал по этим странам через книги, что продолжаю д е Аать и теперы>. Бальмонт отправился в путешест­
ви е из Парижа, куда он уехаА после революции 1905 года. Новые стра н ы не уменьшали его тоски по родине. ~Hoгoe из виденного по э т невольно сравнивал с Россией. В одном из писем Анучину с Явы он писал: «~He хочется сказать Вам, что 7 лет тому назад, когда я вернулся в Рос­
сию, взметенную бурей, и з долгого путешествия по ~ексике, ~айе, Ка­
лифорнии, во мне загор е лась неуга­
симым костром моя бывшая ран е е скорее спокойною любовь ко всему Русскому и ко всему Польскому. Есмь славянин и пребуду им. С тех пор я прочел все, что касается рус­
ских былин, преданий и вымыслов. «Все» ЭТО преувеличение, но много. И одновременно я полюбил все народы земли в их первотворчестве. Я н е напрасно исходил и изъездил Бре­
тань и Египет, Испанию и Бал е анские острова 1. Но лишь теперь увидев страну Зулю и изумительный край Гавайики с его последними ~аори и вольных Самоанцев, и угрюмо е Фиджи, и улыбчивое Тонга, и ска­
зочный Целебес, и оглушительно яркую ликующую Яву, Я понимаю, почему ~иклухо-~аклай, с д е тства меня пленивший, так возлюбил Папуа и был ими во:'\люблен. Я думаю, что сейчас на всем земном шаре есть то­
лько две страны, где сохранилась святыня истинной первобы т ности: Россия и Новая Гвинея. И вы пишете мне о ~иклухо-~аклае, а я думал о нем, когда ступая как по святой земле, я шел в селение Анабада, на деревьях же скучивались каркающие вороны, точно я шел к русской де­
ревне. Так встречаются души. Если куда мне хочется вернуться, так это к Папуа». . Что же заинтересовало путешест­
венника из предметов быта и куль­
туры папуасов на Новой Гвинее? Это -
пояса из древесной коры, ук­
рашенные резьбой, заполненной бе­
лой известью и красной краской. На некоторых из них -
стилизованные изображения человеческого лица. Та­
кие пояса носили молодые мужчины, неестественно туго перетягивая ими туловище. Это -
резные раскрашен­
ные гребни, в со з дании которых, быть может, более всего проявились умение и фантазия папуасов. Тща­
тельное украшение гребней говорит о том, что их надевали на больших празднествах и во время визитов в соседние деревни. Это -
богато орнаментированные резные ложки, сосуды ИЗ скорлупы кокосового оре­
ха, калебасы для хранения извести, курительная трубка, музыкальные инструменты, головные уборы из перьев, оружие... Всего на Новой Гвинее Бальмонт приобрел для кол­
лекции более сорока предметов. В многочисленных, подчас востор­
женных записях, посвященных путе­
шествию, Бальмонт мало и совсем в другой тональности говорит об Ав­
стралии. Он сравнивает ее положение с положением Тасмании: «Неуютная I Балеарские. Зд е сь и дал е е сохранены авторское написание г е ографич е ских названий и народов. а такж е орфография и пунктуация.-
Н. Н. Тасмания. На этом острове англий­
ские поселенцы бесчеловечно ис­
требили всех тасманиЙцев. И про­
клятие как бы застыло здесь в воз­
духе». «То же самое сделали Белоликие англичане с Черными туземцами Австралии. Отобрав у Черных земли и превратив царство черных в паст­
бище для баранов и в фабричные города, англичане систематически истребили туземцев и свели их дей­
ствительное существование на нет. Согнав уцелевших туземцев на опре­
деленные стоянки, англо-австралий­
ские власти заботятся теперь об этих вымирающих,- совершенно также, как с безоглядной жадностью ис­
требив несчетные стада кенгуру, они теперь заботятся, чтобы это'I редкий зверь, оставшийся в скуд­
ных числах, не вымер окончательно». В стихотворении «Черный лебеды> поэт с горечью замечает: Нет Австралии тех geTcKUx наших gней, Вся сгорела межgу gblMOB и огней. Рельсы врезались во взмахи желтых гор, Скован, сцеплен, весь расчисленный, простор. Там, rge ч.ерные слагали стройный пляс,­
Оgинокий белоликий волопас. Там, rge быстрая играла кенгуру,­
Овцы, овцы, поутру и ввеч.еру. Поэт путешествовал по юго-вос­
точной Австралии, в области, приле­
гающей к реке Муррей. Земли эти уже давно и основательно были засе­
лены европейцами. Там Бальмонт приобрел для коллекции пять пред­
метов австралийских аборигенов: палицу, наконечник остроги, оже­
релье и два бумеранга. Это большие (74-76 сантиметров длиной) тяже­
лые бумеранги; один из них орнамен­
тирован резными овалами, которые как бы переходят один в другой и за­
полнены резными линиями. Второй бумеранг украшен резными изобра­
жениями кенгуру, прямоугольника­
ми и параллельными дугообразными и прямыми линиями. Хотя этот буме­
ранг относится к сравнительно позд­
нему времени, истоки изображений, возможно, уходят своими корнями в сюжеты петроглифов, связанных с тотемическими животными или жи­
вотными, на которых охотились. Такие бумеранги благодаря украше­
ниям становились, по представле­
ниям аборигенов, надежными, бью­
щими без про маха. Нз коппекцнн Бап~монта: папуасскне ПО.С8 дп. МОПОДЫХ МУlКчнн, Нова. Гвнне.; модеп~ каноз, Самоа; набоi'iка с ЯВЫ; маорнЙСКII. папнц., Нов •• 3епандн •. ...-
Плачевное положение аборигенов заставило Бальмонта написать, что в Австралии он видел «лишь горсть черных жемчужин, лишь малую малость уцелевших черныIx тузем­
цев. Чтобы увидеть их снова, нужно, порвав линию движения на Юг, под­
.ниматься к Северу, посетив Новую Гвинею, Соломоновы острова, остро­
ва Фиджи». Новая Зеландия круто изменила на­
строение поэта, знакомство с маори привело его в восторг. Он поражен искусством этого народа: «Велико­
лепные резчики по дереву, они стро­
или и еще строят себе резные дома­
храмы, где в причудливых узорах изображают свои отвлеченные пред­
ставления, свои легенды, поэтиче­
скую летопись своей души. Любя та­
туировку, они достигли в этом ис­
кусстве такого совершенства, как ни один народ в мире, и сложный узор их лиц есть целая художественная наука. Любя мореплавание, они соз­
давали ладьи, которые, как образец художественного достижения, на­
полняли всю их жизнь ощущением красоты. Любя красоту в самой битве, Маори вырезали. свои палицы из тя­
желого дерева, из китовой кости, из ценного камня зеленчака, и каждая 46 .~_. такая палица,- по-майорийски мэ­
рэ,-
есть узорная поэма изящества и силы». Поэт сделал снимки коллекций местного музея. Из Новой Зеландии он привез пять предметов: YKpaЦIe­
ния и ритуальные палицы с резьбой и инкрустацией из перламутра. А дальше Бальмонта ждали остро­
ва Самоа. В своих путевых запис­
ках поэт рассказывает о посещении самоанского вождя. «Вот МЫ входим К одному вождю в его круглый дом. Нас встречают как почетных гостей и старых знакомых. Скрестив ноги, мы сидим на свежеразостланных цыновках, мужчины и женщины. Самоанцы любят красноречие. Я за­
был, что, едва мы вошли и сели, нам предложили пьянящего напитка, он называется кава. Его приготавляют из корней особого растения перцовника. Приготовление его -
целый ритуал, и когда готова первая чаша,- боль­
шая чаша, сделанная из кокосового ореха,-
эту первую чашу предла­
гают самому почетному гостю, воз­
глашая его имя. Легкое опьянение от белесоватой кавы совершенно не затемняет сознания, а лишь делает его более обостренным, но не хочется' двигаться, хочется быть в блажен-
ной сосредоточенности. Мы еще си­
дим, говорим, встаем, уходим. Мы приходим В селение Афенга, там со­
брались все окрестные вожди со своими женами и дочерьми. Мы снова сидим в созерцательном круге. Жены и дочери вождей щ)'яшут для нас. Женщины и девушки сидят в ряд и поют. Их пение -
без начала и без конца. Это точно всплески волн, срывные и какие-то беспричинные. Пляска выражается лишь покачи­
ванием тел и медленным движением протянутых рук. Певуче пляшут руки сперва, потом напев делается все оживленнее и оживленнее. В нем звучит возрастающая страсть. Вдруг женщины вскакивают и начинают плясать всем телом,-
глазами, голо­
сом, движениями, всем гибким кача­
нием красивых тел, они являют поэму страсти». С Самоа Бальмонт привез чаши для кавы, ожерелья, плетеный веер, тапу (материя из луба), орнаментирован­
ные резные палицы, модели лодок. Несколько предметов в коллекциях Сннмон, прнвезенныji 6.п.,мон,ом нз музе. в ОнпеНАе, Но ••• 3еП.НАН •. -. -. Бальмонта с Фиджи, Соломоновых островов, из Индонезии, Индии и с ЦеЙлона. После возвращения в Россию поэт опубликовал свои путевые заметки, а также океанийские мифы и легенды в различных газетах и журналах. Выступал во многих городах Рос­
сии с лекциями об Океании. В 1920-х годах во Франции Баль­
монт готовил к Печати книгу «Океа­
ния, Полинезия, Ява, Япония. Путе­
вые очеркю>, но она не была издана. Бальмонт оставался во Франции до самой смерти в 1942 году. Этой, к сожалению, не состояв­
шейся книге, наверно, можно было бы предпослать слова поэта, которые он, завершая свое путешествие; писал Анучину: «Если бы я должен был ответить, .. ;что про извело на меня са­
мое сильное впечатление, я ответил бы -
звездные ночи на корабле и ве­
черние зори. Это вольность безгра­
ничного Неба над безграничным Мо­
рем. Дикие красивые лица зулусов и папуасов, этих истых детей Солнца. Упоительные глаза маорийских жен­
щин и их татуированные лица. Сно­
виденно прекрасные, неправдопо­
добно овоздушненные лагунные воды коралловых затонов. Смеющие­
ся лица тонганцев и самоанцев, даю­
щих наконец почувствовать европей­
цу, что есть еще на земле счастли­
вые народы, где все сплошь счаст­
ливы. Пляски самоанок, на которые нельзя смотреть, не влюбляясь в них. Исполненный нежности и грусти гамеланг, музыка Явы, выслушав которую однажды, уже будешь тос­
ковать по ней всю жизнь. Малайки, которые все очаровательны и граци­
озны, как красивые маленькие сказки. Необузданный лес на горах дикой Суматры. Это последнее, вместе с коралловыми лагунами, я считаю самым красивым из всего, что я видел в своей жизни, наряду с Кавказом, Мексикой, Испанией и Египтом. Хо­
рошо было также первое впечатление от ЦеЙлона. Почувствовалось стран­
ное братство с Сингалезами, расовое сродство, большое и таинственное. Индия понравилась мне всего менее. После '·России она кажется повторе­
нием. '11 та же тоска земная, та же тяжкая ужасающая глушь. Не по­
нравилась -
это не то слово. Щемя­
щая боль от нее дрожала в душе все время. Трижды несчастная страна, безвозвратно пригнетенная. Вот и все, что пока я могу сказат'ь. Мне глубоко грустно от всего хода чело­
веческой истории. Я считаю, что че­
ловечество переходит от ошибки к ошибке, и теперешняя его ошибка -
порывание связи с Землей и союза с Солнцем, наравне с идиотическим увеличением механической скорости движения есть самая прискорбная и некрасивая из всех ошибок. Чтобы не, чувствовать отчаяния и не поте­
рять радость бытия, мы имеем, я ду­
маю, лишь один Архимедов рычаг­
мысль личного совершенствования и внутреннего умножения своей лич­
ностю>. и. 6ЫХОВСКИА, г. МИШКЕВНЧ На пути беrства С
емеро датских аквалангистов­
любителей из города Раннерс, что на побережье Ютландско­
ко полуострова, обнаружили на дне пролива Каттегат, в средней его части, вблизи острова Анхольт, затонувшую подводную лодку. Она лежала на плотном песчаном грунте на глуби­
не трндцати двух метров и хорошо сохранилась. Правда, взрывом разво­
ротило боевую рубку. Аквалангисты сфотографировали находку в раз­
личных ракурсах, а двое из них­
Аге Енсен и Иорге Иоргенсен­
нашли на грунте вблизи подводной лодки несколько деталей перископа и гирокомпаса. Проведенный специалистами ана­
лиз фотоснимков и осмотр поднятых со дна моря деталей позволили ус­
тановить, что на дне пролива Катте­
гат лежит подводная лодка гитлеров­
ского флота U-534. Это была одна из многих подвод­
ных лодок, снаряженных гросс-адми­
ралом Деницем для эвакуации фа­
шистских бонз из Киля. Лодка отно­
силась к типу «больших подводных кораблей». Небольшой запас плаву­
чести позволял подводным лодкам этого типа уходить под воду всего за 40 секунд. Предельная глубина погру­
жения достигала 100 метров. Два мощных дизеля, по 2200 л. с. каждый, обеспечивали максимальную ско­
рость надводного хода более 18 уз­
лов. Автономность плавания превы­
шала два месяца. На борту лодки име­
лась радиолокационная станция. В секретном отчете гитлеровского , генштабиста Ульриха де Мезьера от 4 мая 1945 года говорилось: «Цель гросс-адмирала -
спасение возмож­
но большего числа немцев». Об этом же свндетельствовали и адъютант Де­
ница -
Людден-Нейрат, отметивший в своем дневнике, что уже после под­
писания акта о безоговорочной капи­
туляции множество судов и боевых кораблей (в том числе и подводных лодок) продолжали уходить из Ки­
ля на Запад. На подводных лодках за пределы разгромленного рейха через Киль выбрались сотни гитлеровских воен­
ных преступников. Вот имена лишь некоторых из них: Фриц Пауль Швенд -
обосновался в Перу; Ар­
нольд Иоганес -
нашел приют в Ар­
гентине. Сотни нацистов живут в Чи­
ли, в Бразилии, Уругвае, Парагвае, под защитой южно-африканских ра­
систов ... С подводных лодок высади­
лись В Южной Америке и многие банкиры и промышленники. Уже во второй половине 1945 года в Буэнос­
Айресе, Сантьяго, Манагуа и Ка­
ракасе открылись многочисленные германские банки и фирмы. Л. Безыменский в своей книге «По следам Мартина Бормана» утвержда­
ет, что Борман, заместитель Гитле­
ра по руководству нацистской пар­
тией, тоже пробрался в Киль и оттуда бежал на подводной лодке в Брази­
лию. 30 апреля 1945 года, после смер­
ти Гитлера, он направил Деницу шифрованную телеграмму, в которой говорилось: «Я, насколько возможно, скоро прибуду к вам». Операция массовой переброски фа­
шистской элиты через океан готови­
лась по всем правилам и с немецкой педантичностью. Команд ующий вое~но-морским флотом гитлеровскои Германии гросс-адмирал Дениц еще в марте 1945 года, в преддверии полной ката­
строфы, по указанию фюрера прика­
зал стянуть в Киль, главным образом из северных и иных портов Норве­
гии, около ста подводных лодок, в основном больших и крейсерских. В апреле Киль превратился в осиное гнездо: тысячи гитлеровских запра­
вил скопились в порту, ожидая эва­
куации. Киль был одной из крупнейших во­
енно-морских баз гитлеровцев на Бал­
тике. Расположен этот порт исключи­
тельно удобно, в глубине обшир­
ной Кильской бухты. Хороший грунт удобен для якорной стоянки. Окру­
жающие порт холмы з~щищают его от ветров. Киль почти никогда не за­
мерзает. На северной окраине порта начинается стокилометровый канал, ведущий в устье Эльбы. Канал досту­
пен для самых крупных кораблей и значительно сокращает путь из Бал­
тийского в Северное море. На обоих концах канала сооружены шлюзы. 47 В порту было два мощных желе­
зобетонных укрытия для подводных лодок: толщина верхнего покрытия этих «пещер» достигала 4,5 метра. Внутри укрытий имелись бассейны, позволявши е находиться в них одно­
временно 30 подводным лодкам. В порту располагались многие военно­
морские учреждения, учебные заве­
дения и воинские части. Англичане и американцы бомбили город и порт: повреждены были шлю­
зы, мосты через канал, вблизи вер­
фей лежал перевернутый вверх килем линейный корабль «Адмирал Шеер», получивший несколько прямых попа­
даний крупных авиационных бомб. Вблизи порта на мелководье лежали подбитые с самолетов крейс е ры «Хиппер» И «Эмден». Однако основ­
ные портовые сооружения -
пирсы, военно - морские арсеналы, склады и верфи сохранились: союзники бом­
бардировали Киль с расчетом зах ва­
тить е го более или мен ее уцелевшим ... Германские дипломатические службы в н екото рых странах з абла­
говременно получили от Риббентро­
па секретное указание -
принять и устроить всех, кого высадят с немец-
48 ких субмарин; сами же подводные лодки рекомендовал ось либо про­
дать, либо подарить стране, дающей приют, либо затопить. Ведомства Гим­
млера и Кальтенбруннера заранее составили списки лиц, которых над­
лежало вывезти. Эти списки Гитлер утверждал сам. По особому указанию Деница были назначены большие и крейсерские подводные лодки для предстоящих переходов через Атлантику и срочно заново комплектовались их экипажи. Все выделенные подводные лодки имели «шнорхелЬ», то есть устройст ­
ва для забора воздуха. С помощью этих устройств подводная лодка мог­
ла, не всплывая на поверхность, по­
лучать и з вне свежий воздух и следо­
вать не под электромоторами, а под дизелями, что давало возможность развивать 1 0 - 12 - узловую скорость. Командиры лодок, назначенных к пе­
реходам, 20 апреля получили секрет­
ные Пilкеты с картами маршрутов сле ­
дования. В общем, эти маршруты бы­
ли одинаковы: прорыв чере з Малый Бельт, выход в Каттегат, форсирова­
ние Скагеррака, огибание с севера бе­
регов Великобритании и дале е -
Ат-
лантическим океаном к южноамери­
канским берегам. Након ец по указанию Деница на бе­
регах Малого Бельта и на островах в Каттегате (Эрё, Фюн ен, Самсё, Ан ­
хольт, Лесё) были заблаговременно организованы специальны е спасате­
льные посты, на случай, если придет­
ся оказывать помощь подводным лод­
кам, терпящим аварию. Имелся и осо­
бый код для связи подводных лодок с постами . ... U-534 прибыла в Киль в числе других немецких подводных лодок из заполярного норвежского порта Бу ­
де; до этого она оперировала в сос­
таве «волчьих стай» против союзных конвоев, следовавших Северным Ле­
довитым океаном. Лодку сразу же поставили в портовое железобетон­
ное укрытие. Здесь с нее спешно сня ­
ли многие громоздкие боевые устрой­
ства, убрали п очт и все торпеды и бо ­
льшую часть запасных деталей. В от ­
секах отвели места для ра змещения спецгруза и оборудовали дополните­
льные койки для «пассажиров». За­
тем почти всю команду списали на бе-
Рисунок п. ПАВЛИНОВА ". ". рег. К рассвету 4 мая 1945 года на лод­
ку прибыли 14 фельдфебелей и унтер­
офицеров, отобранных эсэсовцами из наиболее опытных подводников и на­
дежных сторонников нацизма. После этого лодку вывели из железобетон­
ного логова, и она ошвартовалась у одного из наиболее отдаленных и уе­
диненных пирсов. К вечеру того же дня в порт, непосредственно к пирсу, подъехали крытые грузовики-фурго­
ны, доставившие под усиленной охра­
ной эсэсовцев стальные контейнеры и кожаные мешки. В них, возможно, кроме золотых слитков, находились более компактные ценности -
пла­
тина, бриллианты. В мешках лежали особо важные документы. Весь груз nцательно укладывали в отсеках под­
водной лодки под личным наблюде­
ние!.'! ее командира, фрегаттен-капи­
тана Герберта Ноллау. Глубокой ночью к пирсу на легко­
вых машинах прибыло около сорока человек -
все в новеньких штатс­
ких костюмах. «Пассажиров» заранее проинструктировали в одном из учеб­
но-тренировочных центров Кильской военно-морской базы, обучили поль­
зоваться легководолазным снаряже­
нием на случай возможных аварий­
ных ситуаций. В ночь с 4 на 5 марта 1945 года U-534 бесшумно отошла от пирса. В надводном положении субмарина проследовала мимо начала Кильского канала, пересекла акваторию обшир­
ной Кильской бухты и, пройдя тра­
верз плавучего маяка Шлейемюнде, тихо, под электромоторами, вползла в Малый Бельт. Этот глубокий, узкий и извилистый пролив отделял остров Фюнен от полуострова Ютландия. Миновав к рассвету самое узкое мес­
то пролива у маяка Фридересии, U-534 вышла в широкий Каттегат и здесь, погрузившись под «шнорхель», легла на курс норд-ост и полным хо­
дом проследовала вдоль датских бе­
регов. Имеются веские основания утверж­
дать, что порт Киль покинуло в те дни не менее 60-70 подводных ко­
раблей со «спецгрузами» на борту (надводные корабли и транспортные суда уходили сотнями!). С 30 апреля по 8 мая 1945 года английская авиация (только она и оперировала в зоне про­
ливов в это время) потопила 20 фа­
шистских субмарин. В проливной зо­
не тогда было очень трудно обнару­
жить с воздуха подводную лодку, тем более следовавшую под «шнорхе­
лем». Поэтому весьма вероятно, что многим фашистским субмаринам уда­
лось незамеченными форсировать проливы и прибыть в порты своего назначения. Однако U-534 не повезло. К середи­
не дня 5 мая 1945 года, когда лодка уже миновала остров Самсё и приб­
лижалась к восточному глубоковод­
ному фарватеру Каттегата, самолет британской береговой авиации обна­
ружил ее в 200 милях от Киля, в райо­
не острова Анхольт. Фрегаттен-капитCUI Герберт Ноллау отдал команду: «Срочное погруже-
4 «Вокруг света» N2 2 ние!» Но не успели цистерны быстро­
го погружения заполниться водой, как море вокруг корабля закипело от разрывов глубинных бомб. Одна из них разворотила боевую рубку. Лод­
ка ушла на дно и легла с неболыпим креном на правый борт и сильным дифферентом на нос. Прочный кор­
пус субмарины не пострадал. Всем, кто не погиб при взрыве бомбы, уда­
лось перебраться в корму. Люди надели водолазные костюмы с кислородными приборами и хими­
ческими грелками (вода в Каттегате 5 мая имела температуру всего плюс 8 градусов). На поверхность выходи­
ли ПО одному через трубы торпедных аппаратов. Последним подводный ко­
рабль покинул его командир Герберт Ноллау. Спасшиеся прихватили с со­
бой и надувную резиновую лодку. Можно не сомневаться,- всем выб­
росившимся на поверхность была оказана немедленная помощь со спе­
циальных постов на датских остро­
вах. Герберт Ноллау тайком вернулся в Германию, но угодил в лагерь для военнопленных в английской зоне ок­
купации. Вскоре англичане отпустили его на свободу. До 1966 года -
до своей смерти -
Ноллау жил во Франкфурте-на-Майне, упорно храня молчание об обстоятельствах гибели U-534 и месте ее потопления англи­
чанами. Безусловно, кое-кто из спас­
шихся вместе с Ноллау жив' по сей день и также хранит молчание о слу­
чившемся майским днем сорок пятого года в про лив е Каттегат. По сообщениям скандинавской прессы, несколько лет назад группа датских водолазов получила разреше­
ние на проведение работ по подъе­
му затонувшей фашистской субмари­
ны. По мнению специалистов, под­
нять лодку с 32-метровой глубины при современном уровне техники судоподъемных работ -
незатрудни­
тельно. Датские водолазы настаивали, чтобы при подъеме субмарины были приняты чрезвычайные меры предо­
сторожности и охраны района работ, точные координаты которого дер­
жатся в секрете. Ведь сообщение о находке в Каттегате вызвало сенса­
цию. Шведские, норвежские, датские, западногерманские и американские газеты писали о «несметных богат­
ствах» на борту U-534. Одна западногерманская судоподъемная фирма рвалась получить контракт на подъем корабля. Однако неожиданно датские власти выступили в печати с заявлением, в котором говорилось, ЧТО «поскольку подводная лодка U-534 обнаружена в территориальных водах Дании, то право решать вопросы, связанные с ее подъемом, принадлежит только ко­
ролевскому правительству». После этого заявления вовсе прекратились какие-либо дальнейшие публикации о U-534. Невольно создавалось впе­
чатление, что идут какие-то закулис­
ные переговоры и торги ... Так продолжалось почти восемь лет, и лишь в феврале 1987 года в датской газете «Биллед бладет» поя­
вилось сообщение о том, что один из аквалангистов, обнаруживших в 1977 году на дне Каттегата субмарину U-534 -
Аге Енсен, и его напарник, журналист Тюрстен Каист, все еще не оставляют своей мечты о подъеме этой подводной лодки. Что толкает этих людей на подоб­
ное небезопасное и дорогостоящее предприятие? Конечно, удача в по­
добной же операции соседей -
нор­
вежских водолазов. В том же Каттега­
те они, подняв, можно сказать, под носом датчан нацистскую подвод­
ную лодку U-843, завладели ценным грузом -
оловом, каучуком, молиб­
деном и другими важными стратеги­
ческими материалами, которые гит­
леровское командование тайно ввози­
ло в страну для обеспечения сырьем своей военной промышленности. Норвежцы тогда заработали 35 мил­
лионов крон. Только продажа корпу­
са субмарины на металл принесла им целый МИЛЛИЩI. Что же касается лодки U-534, то шансы поднять со дна моря «миллио­
ны» невелики. Во-первых, весьма ло­
гично предположить, что за минув­
шие после обнаружения лодки годы кто-то с согласия датских властей уже побывал в ней и извлек все самое важное. В;идимо, не случайно все это время вокруг субмарины существова­
ла подозрительная завеса молчания. Во-вторых, не вызывает сомнения, что спасшиеся с U-534 гитлеровцы уничтожили или прихватили с собой наиболее важные документы, а также все компактные ценности. Во всяком случае, заслуживает внимания утвер­
ждение нескольких оставшихся в жи­
вых членов экипажа, что на борту U-534 якобы не был{) никаких ценнос­
тей, а ее груз состоял лишь исключи­
тельно из различных образцов ору­
жия ... Собирая средства для про ведения судоподъемных работ, Енсен и Каист обратились за помощью к британской радиотелевизионной компании Би­
би-си, а также к телекомпании США Эн-би-си. Англичане не смогли дать запрошенную сумму. Зато американ­
цы охотно согласились, но с усло­
вием передачи в их с.обственность значительной части поднятой со дна моря добычи. Не станем гадать, будет ли поднята со дна моря субмарина U-534 и обна­
ружат ли в ее отсеках водолазы (или уже обнаружили?) что-либо важное и ценное. Океаны, моря, горы, леса и озера хранят еще немало тайн, подоб­
ных тайне U-534. Напомним, что еще далеко не все из 20 гитлеровских субмарин, потопленных в проливной зоне, обнаружены. Еще не найдены ценности, награбленные и спрятан­
ные гитлеровцами в «Альпийской крепости», не обнаружены и по сей день многие уникальные ценности, вывезенные с территории нашей стра­
ны ... 49 Роджер ЖЕЛSlЗНЫ. Фред СЕМ&ЕРХЭГЕН. американские "исате"и Фантастический роман К
огда мы добрались до .придорожного рестора­
на, у меня буквально кружилась от голода голо­
ва. Усевшись за боковым столиком, я заказал бифштекс. Мой спутник сделал то, о чем я только фантазировал по дороге: он заказал сразу три. Прикон­
чил И занялся пирогом прежде, чем я справился со своим одним. ' Наконец он глубоко вздохнул, поглядел на меня и сказал: -
Знаешь, тебе не мешало бы побриться. Я кивнул. -
Не захватил с собой своего парикмахера. -
Подожди минутку.- Кэтлам наклонился, открыл свою дорожную сумку и, покопа!lШИСЬ там, достал пластиковую одноразовую бритву с маленьким тюби­
ком мыльного крема. Он положил их на стол и под­
толкнул в мою сторону.-
Я на всякий случай всегда таскаю с собой несколько таких штуковин. Похоже, ты как раз такой случай. Он налил себе еще одну чашку кофе. -
Спасибо,- поблагодарил я, подбирая с тарелки последние съедобные крохи и, по глядев в сторону туа­
летной комнаты, добавил: -
Пожалуй, я твоим предло­
жением воспользуюсь. Когда я умылся, побрился и причесался, из зеркала на меня взглянул человек вполне приличного вида, сытый и даже отдохнувший. Удивительно! Я выбросил исполь­
зованное лезвие и вернулся в зал. Кроме чека, на столе ничего не было. Я рассмеялся, как не смеялся уже давно, и даже не рассердился на Кэтлама, потому что мне следовало догадаться, что именно этим все и кончится. Однако чувство у меня возникло такое, словно я потерял нечто большее, чем деньги. И в шашки он играл действительно великолепно. Глава 14 Городок я нашел именно там, где сказал Кэтлам, чуть дальше по дороге. И я действительно купил там новые брюки, рубашку И пиджак. По дороге в город я миновал небольшой мотель на окраине. Можно было бы снять комнату, и один только душ окупил бы все расходы. Когда я сказал, что буду платить наличнымИ и клерк не увидел у меня багажа, он попросил деньги вперед. Я, разумеется, согласился и получил комнату. Затем вымылся и растянулся на кро­
вати. До сих пор мне удавалось <{статься в живых, только , используя новую, активную сторону своего паранормаль­
ного дара. Барбье оказался не готов к такому повороту событий, и я не сомневался, что результаты его обеспо­
кОили. Однако не менее отчетляво я понимал, что теперь мне до самого конца путешествия придется полностью tюлагаться только на эtу свою способность, чтобы выво­
дить Барбье из равновесия и всегда быть впереди. Утром я намеревался взять напрокат машину, но в та­
ких случаях нужно либо платить наличными, либо поль­
зоваться кредитными карточками. Однако наличных оста-
Окончание. Начало см. в N2 10/89, 11/89, 12/89, 1/90. 50 валось не так уж много, а на всех моих кредитных карточках значилось: «Дональд Белпатри». Не бог весть какая проблема, решил я вначале, вспом­
нив полицейского с компьютером, который проверял у меня документы в Филадельфии. Независимо от того, что значится на карточке, я всегда могу изменить ин­
формацию, которую прочтет машина. Однако ... Этим проблема не исчерпывалась. Прежде всего просто изменить номер счета недоста­
точно. Он должен быть изменен таким образом, чтобы машина прочла нечто вразумительное и... приемлемое. В противном случае передающее устройство получит сигнал о неверной информации. Далее, на' всех карточках написано мое имя. И хотя это ничего не значит для банковского компьютера, ко­
торый интересуется только номером счета, человек, вво­
дящий информацию при оформлении покупки, оставит запись в своем местном компьютере. Что совершенно неприемлемо, раз «Ангро» ищет меня столь 'активно. Я взглянул на одну из своих кредитных карточек: тисненые буквы и цифры были выполнены таким обра­
зом, что мне вряд ли удалось бы сильно их изменить. Однако я сумел соскрести выпуклые значки кончиком ножа -
теперь они не будут отпечатываться на бумаж­
ных копиях, которые иногда подкладывают в кассовые аппараты. Места с пропущенными буквами я затер паль­
цем, чтобы они поменьше бросались в глаза. Так я избавился от трех букв. Получилось «Дональд Елпат», и я решил, что этого будет достаточно. Люди обычно не очень внимательно смотрят на карточку, раз­
ве только чтобы убедиться, что она подписана и все еще действительна. Перевернув карточку, я взглянул на свою подпись: обычная неразборчивая закорючка. Как раз то, что надо. Я добавил несколько росчерков, и теперь никто уже не смог бы утверждать, что там написано не «Дональд Елпат». По кончив с карточкой, я задумался о номере счета: далеко не любой номер мог подойти. Если бы я изменил сигнал карточки Елпата на какой-то другой, который в настоящий момент не использовался, компьютер не­
медленно отказал бы в кредите. Выбрав же номер, соответствующий реальному счету, с которым что-то не в порядке, например неуплата владельцем крупной суммы или что-нибудь еще, я опять остался бы без кредита. Несколько минут размышлений привели меня к одному из возможных путей поиска. Я услышал, как к зданию, где размещалась контора мотеля, подъехала машина. Когда хлопнула дверца, я уже успел включить телеви­
зор и приник К окну. Затем опустил шторы и потянул­
ся к,.t<:омпьютеру. 'Клик. ВКЛЮЧИЛСЯ терминал в конторе. Человек хотел снять комнату. Дежурный вставил креgитную карточку ... ' Проскользнув В электронный прибор, я gвинулся по прямой К компьютеру креgитной компании ... Просматривая списки счетов, которые соgержаit ком­
пьютер, я пытался найти среgи них номера с большим числом пользователей и хорошей gневной нормой рас­
XOgOB ... ... После чего уже совсем разошелся и принялся выби­
рать номер, который бы еще и хорошо запоминался. Вот, нашел. Влпат устроился на работу. Пункт проката автомобилей Дональд Елпат миновал без всяких осложнений. Выбор свой он сразу по несколь­
ким причинам остановил на мотоцикле, Одной из них служило то, что на мотоциклах не было никаких при­
боров, которые сообщали бы об их перемещениях дорож­
ному компьютеру. Другая заключалась в том, что я никогда не пользовался этим видом транспорта, пока жил во Флориде, и не особенно часто ездил на мото­
цикле до начала работы в «Ангро». Мне подумалось, что таким неожиданным ходом я смогу сбить своих против­
ников со следа. Дональд Елпат расписался, и мы двинулись в путь. '.' Поскольку я ушел немного в сторону от прямого маршрута к своей цели, настало время закончить зигзаг, двинувшись в другую сторону, и я направился на севе­
ро-запад, к Литтл-Року. У меня действительно сохранились воспоминания о про­
гулках на мотоцикле еще с тех времен, когда я учился в колледже. Мы начали выезжать на природу вместе с Знн и два или три раза делали это позже, после того, как я начал работать в «Ангро» ... Редкий сосновый лес. Мы сидим под деревьями, уми­
наем прихваченные с собой сандвичи ... -
Работа начинает вызывать у меня странное чув­
ство, Знн. Хотя, конечно, ты об этом знаешь. -
Да. Но что я могу сказать тебе такого, чего не говорила раньше? -
Ты никогда не говорила мне, что Мари будет вме­
шиваться в чужие исследовательские программы и нару­
шать эксперименты. -
Но иногда это неоБJl;~ДИМО, чтобы удержать пере­
довые позиции. -
Мне казалось, что смысл всех наших подглядыва­
ний и подсматриваний как раз в том, чтобы мы, запо­
лучив необходимую информацию, смогли вырваться впе­
ред очень далеко и раньше других начали про изводить дешевую электроэнергию. -
Верно. -
Но раз другие исследователи догоняют нас настоль-
ко быстро, что нам приходится мешать им, отбрасывая назад, это означает, что они могли бы обогнать нашу компанию, если их оставить в покое. Может быть, все наши предпосылки неверны ... -
Ты хочешь поменять хозяев? -
Нет. Но думаю, что, может быть, мы вырвались вперед достаточно далеко и вовсе не обязательно давить конкурентов такими безжалостными методами ... -
Нам необходимо абсолютное превосходство,-
пе­
ребила меня Знн, и теперь в ее словах явно чувство­
валось влияние Барбье.- Мы должны уйти вперед так далеко, что никто уже не сможет помешать нам даже в самой малости. -
Ты, похоже, говоришь о монополии. -
И что с того? Зто действительно может потребо-
ваться. -
Может быть,-
согласился Я.- Может быть, ты пра­
ва. Я уже не знаю. И видимо, у меня никогда не было уверенности... А этот Мэтьюс? Чем он занимается? Я чувствую в нем что-то зловещее ... -
Он высококвалифицированный специалист,-
отве­
тила Знн,-
и его работа еще более засекречена. -
Но ты же можешь прочесть его мысли. Ему мож­
но доверять? -
Еще бы. На его слово всегда можно положиться: если уж он что-то обещал, то сделает. Я бы, не заду­
мываясь, доверила ему свою жизнь. На какое-то время она меня убедила. я немного отдохнул в Литтл-Роке и перекусил в ка­
кой-то забегаловке. Затем перезарядил аккумуляторы и, решив сделать новый бросок в сторону от основного ма ршрута, . двинулся под свист ветра в направлении Дал­
ласа. Ровный ритм дороги захватывал, но не мешал размыш­
лять, и мои мысли сами возвращались к последним дням пребывания в «Ангро». Я узнал о способностях Малыша Уилли, но продолжал работать на компанию, поверив объяснениям Барбье, который сказал, что Мэтьюс в.сего лишь тормозит работу конкурентов, устраивая их спе­
циалистам необъяснимые обмороки, обострения язв, ими­
тации ангины, временную слепоту, потерю речи, вспыш­
ки гриппа и различные непродолжительные неврозы. Но как-то раз на пути из досье «Дубль-Зет» я наткнулся на приказ уничтожить сотрудника конкурирующей ком­
пании. Заметил я его только потому, что в то утро про­
читал в газете некролог, и фамилия этого человека за­
стряла в памяти. Умер он от сердечного приступа. Мы с ним даже встречались один раз: молодой еще мужчи­
на, здоровья хоть отбавляй. Приказ Мэтьюс получил 4' днем раньше, так что это едва ли могло быть совпаде­
нием. КогД& я ворвался в кабинет Барбье, тот сначала все отрицал, затем все же признался, что человек был слиш­
ком опасен. -
Слишком опасен, чтобы жить дальше? -
выкрик­
нул я. -
Подожди, Стив, послушай. Успокойся. Ты не пони­
маешь глобальнС?й картины ... Он обошел вокруг стола и положил руку мне на плечо -
этакий отцовский жест. Я тут же сбросил его руку. -
Видимо, я как раз начинаю понимать глобальную картину, и именно это меня беспокоит. Я сделал для «Ангро» довольно много -
довольно много такого, что мне самому не нравится,- но я всегда утешал себя тем, что это обернется множеством хороших дел. А теперь я узнал, что вы еще и людей убиваете! Мы что, на войне? Нужно же знать какие-то границы ... В этот момент открылась дверь, и вошли, двое охран­
ников компании. Очевидно, Барбье подал им сигнал, когда я начал вести себя бурно. К несчастью для них, сразу после выписки из больницы я, чтобы нарастить мускулатуру и улучшить координацию движений, начал заниматься борьбой и приемами рукопашного боя. За прошедшие годы я несколько раз менял дисциплины, и в результате двое охранников оказались на полу без сознания. Я вышел из кабинета и связался с Большим Маком. Прежде чем меня взяли под дулом пистолета, я успел передать содержимое досье «Дубль-Зет» в ком­
пьютер Комиссии по междуштатной торговле. Три дня меня продержали в заключении. Сначала Бар­
бье подослал ко мне Знн, чтобы она уговорила меня вернуться, так сказать, в лоно. Но я давно уже понял, какой это эффектный трюк: всегда знать мои возраже­
ния до того, как я что "нибудь скажу, и держать наго­
тове самый лучший из возможных ответов. На этот раз у нее ничего не вышло. Позже заглянул Малыш Уилли, и я решил, что мне при­
шел конец. Оказалось, нет. В длинной про чувство ван­
ной речи, пересыпанной библейскими цитатами, которые на самом деле были здесь просто неуместны, он попы­
тался оправдать свои действия. «Ангро», мол, избран­
ный народ, а он, мол, Иисус, наследник Моисея в лице Босса. На мгновение я даже посочувствовал ему, но потом вспомнил, сколько он получает за свои способ­
ности. -
Давай кончай,-
сказал Я.- Не тяни. Он посмотрел на меня удивленно. -
Извини, если это получилось СЛИЩКОМ похоже на последнее причастие. Я пока не получал приказа отпра­
вить тебя к твоему Господу. Потом пришел сам Барбье в сопровождении двух воЬ" руженных охранников и начал уговаривать меня. Mo~ ответ оставался прежним. Он надул губы: И что же нам с тобой де;"ать, Стив? -
Можно догадаться ... -
Зтого мне хотелось бы избежать. Жаль уничтожать такой редкий талант, тем более что ты когда-нибудь сможешь передумать. Кто ,знает, что принесет нам время? -
Чтобы узнать это, ты хочешь продержать меня не­
сколько лет взаперти? Я придумал более подходящий способ. -
В смысле? -
Я не могу отпустить тебя на свободу со всеми твоими знаниями. Мой человек в Комиссии сумел изба­
виться от переданной тобой информации. И я думаю, это дело закрыто. Однако я не могу просто ждать и гадать, что ты выкинешь в следующий раз. Поэтому тебе светит очень длительный отпуск, возможно, посто­
янный. -
Как так? -
Хороший специалист при помощи гипноза и нарко-
тических препаратов может сотворить настоящее чудо. Новая личность. И это даже легче, насколько я пони­
маю, если пациент не сопротивляется. Что сказал бы любой человек в здравом уме, если альтернатива-
51 смерть, а новая жизнь будет большим приятным отпус­
ком? -
Веский довод,- проговорил я, обдумав его слова. ... Во сне я видел Багдад, а проснулся уже среди пальм во Флориде. .. .я выбрал мотель на окраине Тексарканы и снял номер, воспользовавшись еще одним выдуманным име­
нем и заплатив наличными -
зачем лишний раз искушать судьбу? Принял душ, разыскал неподалеку закусочную, поужинал, вернулся в номер и улегся в постель. Пока я лежал в полусне, мысли сами вернулись к ближай­
шему центру, где происходил активный обмен данными. Где-то рядом трещал телеграфный аппарат, выдающий сообщения о забронированных номерах. КJl.ИКJl.ИК. КJl.ИК. '. -
Привет,- разgаJl.СЯ ряgом ЛJl.оскиЙ механический ГОJl.ОС, и на мгновение я gаже забыJl., что ее уже нет в живых ... -
Привет, Энн. В О Jl.шебныЙ мираж? ИJl.и вмешатеJl.ЬСТВО сознания. По-
том в е РНУJl.ась лам ять. Что СJl.УЧИJl.ОСЬ? -
СЛРОСИJl. Я. СJl.УЧИJl.ОСЬ ... Я ... зgесь ... Чем ты БыJl.a занята все это время? Я еще не вся зgесь,- лроизнеСJl.а она, СJl.ОВНО ТОJl.Ь­
КО ЧТО это обнаРУЖИJl.а.-
Я ... занята? Я лробужgаJl.ась! Да, я gумаю, лробужgаJl.ась. ПрихоgИJl.а в себя. Тебе чего-нибуgь хочется? Да. Чего? Не знаю ... БОJl.ьше ... Да, БОJl.ьше ... ЛОJl.нее лроснуть-
ся. И мои цветы ... -
fge ты сейчас? -
Я ... зgесь. Я ... Затем она исчеЗJl.а. Я проснулся и какое-то время обдумывал случив­
ше е ся. Складывалось впечатление, что Энн превратилась в компьютерную программу. Пока не бог весть какую сложную. Словно ее разум продолжал жить, как про­
должает жить тело, .подключенное к аппаратам искус­
ственного сердца и искусственного легкого. Первичны е, 52 Рнсу""" д. КЕДРИН.t. примитивные функции ... Но как? И почему? За завтраком я снова принялся строить планы. То ли нетерпение, то ли какое предчувствие побудили меня, если удастся, пом е нять в Далласе средство передви­
жения. Дорога от Далласа оказалась не так плоха: времена­
ми немного пыльно, временами ветрено, но до аэро­
порта, что между Форт-Уэртом и Далласом, я добрался довольно быстро. Оставив мотоцикл на стоянке, я узнал в информационном компьютере, откуда отправляется челночный рейс Даллас -
Эль-Пасо с посадкой в Карлс­
баде и на полигоне «Ангро» номер четыре. Поскольку весь маршрут мне прид е тся проделать по вине «Ангро», я решил, что компании пора немного и раскошелиться. Скользнув в компьютерную сеть, я двинулся на восток. у «Ангро» тоже имелись кредитные счета, рассчи­
танные на несколько пользователей,- различные для сотрудников каждого уровня. Я выбрал достаточно вы­
сокий, с приоритетными правами на место в самолете. Оказалось, «Ангро» -
постоянный клиент этой авиали­
нии и за компанией зарезервировано несколько мест на каждом рейсе. Если бы в с е места оказались занятыми, я мог бы выпихнуть какого-нибудь сотрудника компа­
нии, занимающего не столь высокое положение... Затем в порыве хорошего настроения я добавил Дональда Елпата к списку сотрудников « Ангро», которым разре­
шено пользоваться этим сч е том. Но зачем останавли­
ваться на полпути? Следующим шаг о м я поручил Большому Маку зака­
зать для Елпата билет на ближайший р е йс и подождал подтверждения. Выскользнув из компьютера, я записал номер счета на обрывке бумаги и заучил его. Зат е м подошел к стойке и, представившись дежурному, сказал, что хочу получить свой билет. Он принял мою подчищенную кре­
дитную карточку и сунул в ще ль аппарата, взглянув только, какой ст о роной вставлять. Я подправил сигнал, и спустя мгновение и з соседней щели выполз мой билет. -
Только сегодня самолет не буде т садиться в «Ан­
гро »,- предупредил д е журный. -
Да? -
Они временно закрыли там посадку. Ближе-nсего можно сойти в Карлсбаде. -
А что случилось? Дежурный пожал плечами. -
Видимо, какие-то испытания. В конце концов мы сели в самолет, и я укрылся за обложкоЙ журнала. Взлет на автопилоте прошел без неожиданностей, как и первые полчаса полета. Затем без предупреждения заговорила со мной Энн. Я закрыл глаза и увидел ее под отполированным до зеркального блеска деревом в окружении металлических цветов, свер­
кающих каплями машинного масла. Оно есть, оно есть, оно есть ... -
сказала Энн .. -
Оно тебя знает. Кто меня знает? -
спросил я мысленно. Оно, которое есть. Оно посадило меня в этом саду и будет ухаживать. -
Расскажи о нем. -... Снова ухожу,- услышал я голос Энн,- вернусь, когда окрепну ... Наконец вдали появился Карлсбад. Когда мы подлете­
ли ближе, я заметил многочисленные стройки на окраи­
нах города, означающие, что он быстро растет. Затем самолет пошел на посадку. Аэродром находил­
ся километрах в двадцати от города, и кое-кто из пас­
сажиров снова начал жаловаться. Я мог бы подчи­
нить себе автопилот и заставить машину приземлиться на аэродроме «Ангро», но подумал, что в таком случае они забеспокоятся гораздо больше. Впрочем, этот поворот мыслей поДс:казал мне новую идею. Едва мы вышли из самолета и освободили поле, он быстро поднялся в воздух и ВЗЯЛ курс к аэродрому «Ангро». Интересно, подумалось мне, а вдруг там дей­
ствительно считают, что я настолько глуп и могу напра-
виться самолетом прямо туда? Посмотрим, посмотрим .. . По крайней мере, узнаю, как сильно они меня боятся .. . Позже, когда автобус уже привез нас в город, я по­
чувствовал, что при заходе на посадку самолет вдруг перестал передавать информацию. Похоже, нервничают. Хорошо. Я решил не заставлять их ждать слишком долго. Узнав все, что было нужно, из телефонного справоч­
ника и путеводителя по городу, я взял напрокат вело­
сипед и направился к юго-востоку от Карлсбада. Даль­
ше, вперед. Глава 15 Дорожные указатели надежно вели меня к цели, и, оказавшись всего в нескольких километрах от полигона, я съехал на обочину в первый же попавшийся тени­
стый участок рядом с высоким желто-оранжевым ограж­
дением у подножия холма. Интересно, сколько там сейчас людей, задался я воп­
росом. Видимо, не очень много. Когда готовишь смерто­
носную ловушку с живой приманкой, важно не привле­
кать к делу большое число людей. В такой ситуации лишние свидетели ни к чему. Но, с другой стороны, это означало, что все, кто сейчас на полигоне, в равной степени опасны. Дерьмовая ситуация, как любил гово­
рить Малыш Уилли. Я пешком дотащил велосипед вверх по склону, потом снова сел за руль. Вдали уже показалась территория полигона, отгоро­
женная от всего мира высокой металлической стеной, словно отдельная страна. У ворот, к которым я прибли­
зился, стоял небольшой домик для охраны. Ворота стояли чуть приоткрытые, будто приглашая войти: между створ­
ками оставалось ровно столько места, сколько нужно од­
ному человеку, чтобы пройти боком, ничего не задев. Ворота эти мне не нравились. Слишком уж явно и просто ... Я мысленно скользнул вперед и обнаружил электрические датчики, к которым было подведено смер­
тельно опасное напряжение. Датчики,' срабатывающие, когда в промежутке между створками ворот окажется человек, и реле, которое одновременно должно сдвинуть створки на несколько дюймов ближе. Куда уж проще ... Ловушка в ловушке, колесо в коле­
се ... Ладно. Попробуем что-нибудь другое. В домике для охраны я заметил несколько одномест­
ных летающих платформ -
неуклюжие маленькие ма­
шины с лопастями, как у вертолета, и маховиками, как у последних моделей мотоцикла. Маховики одновремен­
но и вращали пропеллер, и придавали машине некое подобие устойчивости в полете. Разумеется, я не соби­
рался лететь сам: Барбье, как я знал, увлекается стрель­
бой по летящим мишеням ... Двинувшись чуть ближе к Bopd~lI1' я запустил. рдну платформу высоко над стеной,';'IР~()Р:У~, вогнал прямо в ограду недалеко от ворот и rЮДQзваЛ,третью поближе, как будто собирался ею в,ОСПОЛ?iЮВ'аiвся'; Зрелище получилось Вl!еЧji.глЯ'ющее. От ограды донесся звук;, Весьма напоминающий шквор­
чание бекона на сковородке, и платформа вдруг стала похожа на экзотическое насекомое, запутавшееся в го­
рящей паутине. Одновременно откуД;а-то из-за админи­
стративного корпуса полыхнула, жаром молния, и я уви­
дел, как рухнула сбитая в воздухе платформа. В этот момент, ощущая резкие металлические запахи, я заблокировал реле на воротах и бросился туда сам. Оказавшись на территории, я метнулся к' кустам, окаймлявшим здание, словно собирался зайти сбоку или со двора, но, не останавливаясь, побежал дальше. В зда­
нии вполне мог прятаться Малыш Уилли, а мне хоте­
лось быть от него подальше. Обогнув здание, я увидел дренажную канаву шагах в десяти слева, побежал и нырнул. Видимо, никто меня не заметил, потому что ВЫСТРЕ)ЛОВ Я не слышал. Я потянулся ... Работающий компьютер впереди, справа ... Я быстро скользнул внутрь, проскочил К данным, пред­
ставляющим собой план испытательного комплекса, и тут же перевел их в визуальные образы. Дальше, к югу, размещался командный пост -
насыщенное электронной аппаратурой здание, где был установлен центральный компьютер и где, возможно, ждал исхода операции сам Барбье. Судя по схеме, рядом со зданием нахо­
дился вертолет с включенным двигателем. Для того, чтобы искать меня сверху? Или его приготовил и на тот случай, если обстоятельства сложатся не в 'пользу Барбье? В той стороне, куда я направлялся, находились два здания, в которых мне устроили засаду,- очень удобная стратегическая позиция ... Тут я увидел, что мое положе­
ние тоже отмечено на схеме, и понял: нужно что-то сроч­
но предпринимать. На довольно значительном расстоянии от меня стояла высокая башня, на верхушке которой вращалось какое-то устройство. Видимо, ультразвуковой локатор, который отслеживал и регистрировал любой движущийся объект больше определенного размера. Так ... Я решил, что в данном случае лучше всего будет отыскать способ перераспределить местное энерго­
снабжение и резким повышением напряжения просто сжечь это устройство. Задача оказалась сложнее, чем я думал, и на ее выполнение ушло почти две минуты. Затем я быстро прополз вперед и только после того, как перебрался на новое место, еще раз взглянул на хранившуюся в компьютере схему. Штуковина на башне перестала вращаться, и я с облегчением заметил, что мар­
кер, отмечавший на схеме мое положение, тоже исчез. По канаве я прополз больше ста метров и миновал здание, которое на схеме значилось как пустое. За этим зданием уже был виден аэродром с четырь­
мя ангарами и несколькими вертолетными площадками, где стояли готовые к вылету машины. На посадочной полосе лежали частично оплавленные останки самолета, который я направил сюда из Карлсбада. Люди Барбье подождали, когда он зайдет на посадку, и только тогда сбили его. Предпочли разобраться «по-семейному». Чтобы проникнуть глубже на территорию полигона, мне пришлось бы двигаться мимо одной ИЗ двух засад, 53 tlезависимо от выбранного направления .. Я снова скольз­
нул в компьютер. Да. Первая засада размещалась сразу за ближайшим зданием. Компьютер показал, что там скрываются три человека, так же как и во втором. Я прополз чуть дальше, пока ближайшее здание не оказалось между мной и следующим, где прятались люди Барбье, затем вскочил и бросился вперед. Добе­
жал, прижался к стене, выждал, прислушиваясь к биению сердца, но ничего не произошло. Тогда я двинулся к со­
седнему окну и попытался его открыть. Заперто. Стукнул несколько раз камнем, просунул руку внутрь. Потом открыл окно, забрался в здание и снова закрыл. Оказался я в какой-то электромастерской и быстро про­
шел через помещение к кабинету у противоположной стены. Осторожно взглянув над подоконником, я посмотрел на соседнее здание. Оба окна, выходящие на мою сторону, были там открыты, и внутри я увидел людей, которые держали в руках нечто, по виду напоминающее оружие ... Ладно. Перчатки в сторону, на руках кастеты. К.IIИКIIИК.IIИК ... ... Вертолет зашевелился на своей площадке, взмыл в воздух и, набирая скорость, направился в нашу сторону. Развернулся по широкой дуге, прошел над администра­
тивным корпусом и оградой, затем вернулся, еще больше разгоняясь, снизился ... Он ринулся вниз, словно черный ангел, и на полном ходу врезался в стену соседнего здания. Может быть, кто-то из моих противников и остался там в живых, но, пробегая мимо, я никого не заметил. Вторая засада оказалась теперь еще дальше, справа. На многие мили впереди раскинулся передо мной поли­
гон. Дорога, по которой я бежал, тоже стала шире, и теперь к простеньким зданиям с правой стороны при­
бавились какие-то энергетические установки слева. А впе­
реди маячили совсем уже экзотические конструкции. Все больше и больше я ощущал вокруг компьютерную активность. -
Стивенсон Макфарланд! -
прогремел вдруг голос Барбье и эхом прокатился по всему полигону. Я сразу узнал свое настоящее имя, и это мгновенно вернуло все недостающие участки памяти на место. -
Я согласен дать отбой прямо сейчас,- говорил Бар­
бье.- Я совершил ошибку, Стив ... Еще там, в аэропорту Филадельфии. Я признаю это и готов принести извине­
ния. Я уже не хочу твоей смерти. Послушай, Стив, ты же понимаешь, что теперь мне этого совсем не хочется. Я просто не знал, насколько ты... изменился. Да уж. Пусть теперь попотеет от ·страха. Я снова скользнул в компьютер Барбье. Он лихора­
дочно искал мой сигнал: очевидно, еще не понял, что лишился своего ультразвукового глаза. Я же принялся искать здание с обильным подключением следящей ап­
паратуры. Оказалось, такое есть, и я нырнул в его элек­
тронную систему. КОРА. Она ввела свое имя в домашний компьютер, посредством которого, должно быть, общалась с людь­
ми, державшими ее в заточении. Этого оказалось доста­
точно. Она наверняка уже знает кое-что о моих способ­
ностях благодаря многочисленным вопросам, которые ей задавали, и у меня возникла тревожная мысль: что она теперь обо мне думает? Это много значило для меня, поскольку именно в тот момент понял, что Кора стала ине еще дороже. Осторожно, даже боязливо, я захватил контроль над ее домашним комплексом с телеэкраном. -
КОРА. КАК ТВОИ ДЕЛА? ДОН,- высветил я на экране. -
ГДЕ ТЫ? -
напечатала она. -
ОЧЕВИДНО, ГДЕ-ТО НЕПОДАЛЕКУ. ТЫ ГДЕ? Она тут же ответила: -
ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ СЕКТОР. ЛАЗЕРНЫЕ СТОРО­
ЖЕВЫЕ УСТРОЙСТВА С СОЛНЕЧНЫМИ БА Т АРЕЯМИ. МНОЖЕСТВО КУЧ ОПЛАВЛЕННОГО ШЛАКА. -
ЖДИ. МНЕ ПОТРЕБУЕТСЯ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ. ПОКА. Сразу после этого я проверил каталог текущих работ, 54 и мне стало понятно, что представляют собой странные конструкции вдали. -
... при значительном увеличении заработка,- про­
должал вещать Барбье. -
Где Кора? Я хочу поговорить с ней! -
крикнул я, предварительно про верив и узнав, что вещательная систе­
ма работает в двух направлениях. Я понимал, что выдаю свое положение, но в тот мо­
мент это не казалось мне важным. Гораздо больше меня интересовала его реакция. -
Стив! -
ответил ОН.- Кора здесь. Ничего плохого с ней не случилось. Однако она напугана тем, что ты можешь сделать. -
Дай мне с ней ПОГОВОРИТЬ.- Пришлось попросить об этом, чтобы он не догадался о нашем уже состояв­
шемся разговоре. -
Всему свое время,- сказал ОН.- НО сначала ... Пока он говорил, я успел про верить, где находится испытательный сектор для лазеров с солнечными бата­
реями, и получил представление, что это такое: ока­
залось, исследовательский проект по контракту с воен­
ными. Судя по всему, они могли испускать накоплен­
ную энергию словно раЗJ;>ЯД молнии. Однако это детали. Позже ... Я бежал по заброшенному участку, где размещались эти странные сооружения. Кора была где-то там, в до­
мике для наблюдателей. Тут вспомнилась моя ирония по поводу названия ком­
пании: в свое время я не поленился и выяснил, что в персидской мифологии Ангро-Майнью -
это божество, противостоящее Солнцу, разлагающее все, к чему оно прикоснется, разрушитель древа жизни. Когда я указал на это совпадение Барбье, он лишь рассмеялся и сказал, что АНГРО получается из первых букв полного назва­
ния «Американские Натуральные Гелио Ресурсы и Обо­
рудование», а мне не следует тратить время на поиски парадоксов и скрытого смысла, когда ответ лежит на поверхности ... -
Мы можем договориться, Стив,- донесся голос Барбье.-
Мы нужны друг другу ... Я свернул на перекрестке и увидел ее под огромным собирающим зеркалом. -
Энн! -
Я нашла в себе СИЛЫ,- сказала она, и мне пока-
залось, что ее голос стал теперь не таким безжизнен­
ным, как раньше.- Они тебя догоняют, те трое, что оста­
вались во втором здании. Один из них, главный, совсем уже близко.- Она повернула голову, и я проследил за ее взглядом, который остановился на одноэтажном зда­
нии, ощетинившемся антеннами.-
Ты знаешь, что такое «кинетический триггер»? В том направлении, куда она смотрела, никого не было, но, когда я снова повернулся к Энн, она уже ис­
чезла. Похоже, я знал, о чем она говорила, потому что ког­
да-то читал о работах по созданию компьютезирован­
ного лазерного оружия. Его можно устанавливать на стрельбу по быстро движущимся объектам, и, говорят, оно способно сбивать даже летящие пули, угрожающие его владельцу. Кроме того, систему можно использо­
вать и в комплексе со специальным шлемом, и в этом случае лазер будет стрелять в ту точку, на которой владелец оружия остановил свой взгляд. То есть, как только меня увидят, мне конец. Ззззззззззз ... ... Человек медленно продвигался вперед за противо­
положной стеной здания. Но пока компьютер молчал, сдерживая смертоносную пляску лазерного луча. Я от­
ключил его, заблокировал и побежал навстречу этому человеку. Когда человек вышел из-за угла здания, я увидел, 'что он держит в правой руке что-то вроде огромной губной гармоники в вертикальном положении. Его тем­
ные волосы охватывала металлическая полоска, провод от которой тянулся к энергоблоку на поясе. Второй провод шел от пояса к этой штуковине у него в руке. Спустя секунду в лице его что-то дрогнуло, и ОН принялся трясти оружие, потом ударил рукой по энерго-
ьлоку. I\.огда н ОКd;jdЛСЯ рядом, он попытался воспользо­
ваться лазером как дубиной, но я отразил удар и изо всех, сил двинул его по макушке. Человек упал без сознания. Я быстро снял с него снаряжение и нацепил на себя, потом быстро схватил «гармонику» за рукоятку и привел в действие. Отошел к стене здания и приготовился искать два оставшихся компьютера. Лазер едва заметно завибрировал в моей руке, и я ус­
лышал крик. Слева от меня, метрах в тридцати за дорогой, у боль­
шого черного генератора, обвешанного гигантскими кера­
мическими изоляторами, лежали, раскинув руки, два че­
ловека. На голове у каждого из них сверкали металли­
ческие полоски. Захотелось отшвырнуть «гармонику», но Я боялся, что она еще может пригодиться. Я двинул В сторону испытательного сектора.-, -... Никаких причин для разногласий у нас нет ... -
гремел позади меня голос Барбье. -
Отпусти Кору прямо сейчас! -
крикнул я.- И тог­
да ты еще сможешь убраться отсюда живым! Так и до­
говоримся! -
Не могу, Стив! Это мой единственный козырь! -
Черт бы тебя! .. Я же сказал, что оставлю тебя в покое, если Ьтпустишь Кору! -
Это слабая гарантия, мой мальчик! -
Мое слово? Я бы не ушел из «Ангро», если бы не придерживался определенных принципов. Моему слову можно верить! -
Но подожди, давай не будем горячиться. Не обращая на него внимания, я пошел дальше мимо какой-то конструкции, похожей на карточный домик. «Гармоника» В моей руке дернулась. Что-то вспыхну­
ло в воздухе, и я лишь успел заметить очертания гаеч­
ного ключа. Секунду спустя по земле растеклась лужа расплавленного металла. Откуда этот ключ мог взяться? Кто мог бросить? .. Внезапно «гармоника» снова завибрировала, и впереди вспыхнуло созвездие ярких точек: отвертки, кусачки, ломики, молотки ... Вдалеке, справа от меня, стоял сарай. -
Мари! -
крикнул Я, поняв, в чем дело.-
Не выходи из сарая! Эта штука сжигает все, что движется! -
Я уже поняла! -
раздалось в ответ.-
Как насчет того, чтобы направить ее в другую сторону? С какой стати? -
Потому ЧТО ты выиграл. С полминуты назад я бро-
СИl1d работу в «AHfp01l.. Разреши мне выбраться, и я ни­
когда больше не буду тебе мешать! -
Хотел бы в это поверить! -
Я тоже хотела бы, чтобы ты мне поверил. Я была так бедна когда -то! Тебе наверняка это незнакомо! Мне никогда не нравилось то, что я делала, зарабатывая все эти деньги, но, однако, я делала! Потому что быть бедной еще хуже! Я всегда недолюбливала вашу троицу, потому что вас такие проблемы никогда, похоже, не бес­
покоили! По крайней мере, так, как меня! Но сейчас в самый раз бросить «Ангро»! Разреши мне уйти! Я выключил компьютер своего лазера. -
Ладно! Выходи! Мари вышла из сарая. -
Снаружи, у домика для охраны, я оставил велоси­
пед,-
сказал я. -
Спасибо. -
Барбье слышал каждое твое слово. Не проходи слишком близко от того корпуса, где он засел, а то он еще попробует тебя пристрелить. Она кивнула. -
Наверное, я открою свой собственный ресторан. Как-нибудь заглядывай,- обратилась она ко мне. Потом добавила: -
Берегись проповедника. Он где-то здесь. Переключив лазер на ручное управление, я держал ее под прицелом, пока она не скрылась из виду, и дви­
нулся дальше. Последние несколько столбов с привешен­
ными динамиками ... Ладно, еще одна попытка. -
Слушай меня внимательно,- отчетливо произнес Я.-
Я только что убил троих твоих людей с этими хит­
рыми лазерами. Мари тебя бросила. Вторую тройку я тоже при кончил, если ты еще не заметил. В твоем рас­
поряжении осталось не так уж много. Я знаю, где Кора. Отзови Мэтьюса. Потом подключи к вещательной систе­
ме дом Коры, и мы втроем обговорим наше положение. Я бы не хотел осложнений на обратном пути. Ты идешь своей дорогой, мы -
своей. Что скажешь? -
Если ты это всерьез, верни мне компьютер,- ОТ-
ветил Барбье. -
Что ты имеешь в виду? -
Он сошел с ума. Я применил «эффект витков». Действительно, в работе компьютера обнаружились серьезные неполадки. Дан­
ные поступали неверные, системы выходили из строя одна за другой ... 55 -
Неполадки вызваны нестабильным энергообеспече­
нием,- сказал Я.- Твой генератор барахлит. -
Что мне делать? -
Уматывай в Нью-Джерси. Мы пришлем тебе от-
крытку с Карибского моря. -
Прекрати, Стив! Я снова скользнул в компьютерную сеть, но теперь уже проник в систему стоящего впереди домика. Идеаль­
ное место, чтобы держать кого-то в заключении. Водо­
провод, канализация, пищеблок, кондиционирование и компьютер с ограниченным выходом на связь. Тут я заметил строчки, которые Кора вывела на экран: -
КАКОЙ-ТО ТОЛСТЯК ЗА КУЧЕЙ ШЛАКА К ЗА-
ПАД У ОТ ДОМА. ' ... Ну вот и развязка. Лазер, что я держал в руках, мог убивать на гораздо большем расстоянии, чем Мэтьюс. Он, конечно, это понимает ... Стив! -
закричал вдруг Барбье.- Здание горит! -
Ну так сматывайся оттуда! -
Не могу! Ты заблокировал дверь! Я проверил компьютер и понял, что среди про чего он контролирует сложный электронный замок на дверях командного поста и двери действительно не открываются. -
Это не моя работа, и я ничем не могу тебе по-
мочь! -
крикнул Я.- Выбей окно! Прыгай! Окна забраны решетками! -
Жаль! Но я не в силах тебе помочь! -
Ну тогда получай! ,-
успел он крикнуть за несколь-
ко секунд до того, как прервалась подача энеl]ГИИ. Однако этих нескольких секунд оказалось достаточно. Я чуть не ослеп от вспыхнувшей неподалеку молнии. Дом, к которому я двигался, рухнул и задымился. rаз­
дался крик. Огонь еще только занимался, когда мне удалось про­
тиснуться среди обломков, но я знал, что уже скоро все здесь будет охвачено пламенем. Оттолкнув рухнувшую балку, я увидел лежащую без движения Кору. Я даже не мог сказать, дышит она или нет, когда наконец осво­
бодил ее, но тут же поднял на руки и двинулся сквозь дым и огонь прочь из горящего дома. Выбравшись из обломков, я услышал стон и увидел Мэтьюса, лежащего футах в сорока от нас. Положив Кору на землю, я нащупал ее пульс, но он едва чувство­
вался. Дышала она тоже едва-едва. Правая рука, похо­
же, была сломана. На голове глубокие царапины. Когда­
то, еще в те дни, когда я лежал парализованный, я про­
чел множество работ по неврологии и теперь кое-что знал. Приподняв ее веки, я проверил зрачки: правый превратился в крохотную точку, левый выглядел нор­
мально. -
Стив! Я повернулся. Малыш Уилли, весь в ожогах, припод­
нялся на локте. Подойди сюда! -
прохрипел он. --
Шутишь? Мне совсем не нужен сердечный приступ. -
Я не сделаю тебе ничего плохого... Пожалуйста. Я посмотрел на Кору, потом снова на Мэтьюса. Ниче­
го такого, чем я мог БЫ.еЙ помочь, не приходило в голо­
ву ... И что-то с Мэтьюсом было не так ... Неожиданно я понял, в чем дело, и встал с колен. -
О'кеЙ. Но ты сначала послушай, что я тебе скажу. Я чувствую, что этот маленький приборчик у тебя в гру­
ди работает из последних сил. Ты уже, очевидно, зна­
ешь, что я способен делать с электронными машинами ... Я согласен подойти и посмотреть, что для тебя можно сделать, но, если мне хотя бы почудится боль в груди, я тут же выключу твой стимулятор сердца. Вот так,­
сказал я, щелкнув пальцами. Он криво улыбнулся, когда я оставил Кору и двинулся в его сторону. -
Можно сказать, что у нас состоится сердечный раз­
говор. Когда я подошел ближе, Мэтьюс принялся диктовать цифры, потом добавил что-то на немецком. Понял? -
спросил он в конце. -
Нет. -
Если есть на чем записать, запиши. Пожалуйста. Он повторил цифры еще раз, и я записал их на клочке бумаги, где был записан мой липо'Вый номер счета в «Ангро». -... И еще запиши. Мэгги Симс. Атланта,- хрипло проговорил Мэтьюс.- Ее номер телефона ... -
Что все это означает? -
Мэгги моя сестра. Больше у меня никого нет. По-
звони ей и передай название швейцарского банка и номер счета. Будет жаль, если все эти деньги пропадут ... -
Черт бы тебя! .. -
не выдержал Я.- Твои грязные деньги пусть сгниют в Швейцарии, а твоя сестра ~ в Атланте! Ты 'убил Энн и пытался убить меня! Пропади ты ... Я отвернулся и пошел к Коре. Потом остановился. -
Чего ты хочешь? -
прошептал он. -
Ты когда-то занимался исцелениями ... Если спасешь Кору, я позвоню твоей сестре и передам ей все, что ты сказал. -
Стив, я не делал этого уже много лет. -
Попробуй. '.~ Некоторое время он мол чал, потом наконец сказал: -
Перенес и ее сюда. Я попытаюсь. Кора по-прежнему едва дышала. Я поднял ее на руки, перенес поближе к Малышу Уилли и положил рядом. -
Перекати меня на левый бок,- попросил ОН.- Там в кармане брюк есть фляжка. Я сделал и это. Нашел фляжку, достал и откупорил. Поднес к его губам, но он сам взял фляжку в руку и не­
сколько раз приложился. Вздохнул тяжело и сказал: -
Ладно. Затем посмотрел на Кору, ухмыльнулся и закатил гла­
за, изображая карикатурную набожность. -
Уделишь мне минутку, Господи? -
произнес ОН.­
ЭТО вышел в эфир со своими молитвами твой старый зна­
комый, Малыш Уилли. Сестра наша нуждается в исце­
лении ... -
Не паясничай,- сказал я, чувствуя себя немного неловко. Но Мэтьюс не обращал на меня внимания. -
... невинное дитя, насколько мне известно,- продол­
жал ОН.- Просто она оказалась в неудачном месте в не­
удачное время. Печальный случай. Я не знаю, верует ли она и имеет ли это теперь значение, но как насчет того, чтобы проявить немного милосердия и исцелить ее?­
Он УХМЫЛЬНУЛСЯ.- Давай явим величие духа и оБА.егчим ее страдания ... -
Тут Мэтьюс поднес к губам фляжку и сделал еще один ГЛОТОК.- Когда-то мы с Тобой вершили такие дела. Может быть, по старой памяти, во имя люб­
ви, сострадания и всего такого ... Внезапно его голос дрогнул. -
Дьявольщина! -
воскликнул ОН.--
Я чувствую дух Божий! Я действительно его чувствую! -
... СеЙчас я коснусь чела сестры нашеЙ ... -
продол­
жал Малыш Уилли,- и немного помолюсь в молчании ... -
закончил он, склоняя голову. Дыхание Коры стало глубже. Веки дрогнули. Рука, мне показалось, стала прямее. -
Вот так! Вот так! Амен! Амен! -
произнес Мэтьюс громко, и Я с удивлением увидел слезы у него на глазах. -
Искупление греха! -
воскликнул ОН.- Если это не Божья благодать, то что тогда? Амен! Затем Мэтьюс убрал руку и откинулся назад. -
Кстати, о грешниках,- добавил он слабым голо­
СОМ.-
Я готов предстать перед Тобой. Извини за беспо­
койство, но пора Тебе решить, что Ты будешь со мной делать. Я на все согласен. Старый Мэтьюс идет к Тебе, Господи ... Голова его склонилась вперед, но только когда фляж­
ка выпала из его Qслабевших пальцев, я понял, что это вовсе не поклон ... Кора шевельнулась, словно хотела сесть. Она открыла глаза, и оба зрачка выглядели теперь совершенно оди­
наково. Я провел пальцами по ее лбу и по волосам, но под засохшей кровью не оказалось никаких царапин. -
Дон? -
Твоя рука ... Правая ... Она посмотрела на свою руку. Пошевелила пальцами. Что -
рука? -
Нет, ничего. " Потом взгляд Коры упал на Мэтьюса. Кто это? -
спросила она.- Он, мне кажется ... -
Да. Но он помог тебе. Ты можешь вс.ать? -
Да, пожалуй. Я хотел помочь ей, но в этот момент почувствовал сквозь запах дыма аромат роз. -
'Оно уже здесь,-
услышал я в мыслях голос Знн.­
Я достаточно окрепла, и теперь оно может поговорить с тобой через меня. Я невольно сжал руку Коры и, наверное, сделал ей больно. -
Дон, чтр случилось? -
спросила она, выпрямляясь, но тут Я сам словно бы обмяк и начал падать. -
Не... знаю ... -
сумел выговорить я, а потом меня смело с ног и засосало в витки компьютерной сети, бес­
конечные, бесконечные витки ... ... Cag с металлическими цветами nog сверкающим ge-
ревом. Я gвинулся в ту сторону. У меня возникло ощу­
щение, что это какое-то nepexogHoe место: не совсем уже мой мир и не совсем еще мир информационной сети. Как буgто уступку сgелали сразу обе стороны. Знн стояла в противоположном конце caga у высокой живой изгороgи. И тут я осознал, что межgу Знн и стеной стоит еще кто-то, чей призрачный силуэт был там с самого нача­
ла, но только сейчас счел нужным или сумел ,наконец про явиться. Существо, ogeToe в серые оgежgы с бегаю­
щими серебряными и золотыми нитями, было горазgо выше Знн. С его расставленных в стороны рук стекала, словно занавес, тьма. В тени капюшона угаgывалось металлическое лицо ... -
Что ... Кто это? -
С,просил я. -
Я -
разум, зароgившийся и рсцвившийся в Hegpax информационной сети,- произнесло существо.- Ты знал меня, Стив, еще во время своего заточения в непоgвижном теле. Строго говоря, я тебя и исцелил. Через больничный компьютер я установил gля тебя преgельно точные gози­
ровки препаратов и gобавлЯА свои собственные npegnu-
сания. -
Кажется, я... припоминаю что-то ... -
сказал Я.­
НО не очень много. -
Так и gолжно быть. Пока ты оставался чистым разумом, непоgвластным заботам тела, твои способности к гармоничному контакту были значительно шире. Тебе потребовалось большое время -
время взросления,­
чтобы вернуть себе часть этого gapa. И мне тоже требо­
валось время, чтобы повзрослеть. Теперь, Korga я обрел особые коммуникационные каналы Знн-программы, мне стало горазgо легче общаться с тобой в любой ситуации. Меgленно начали возвращаться некоторые больничные воспоминания ... Мы многое Torga обсужgали. Для этого существа -
в те gHI:! совсем еще молоgого -
весь мир состоял из OgHUX сигналов. Я повеgал ему о веществен­
ном мире, рассказал, что Вселенная соgержит не только энергию, но еще и материю. Таким образом, существо получило множество новых, казалось бы, нефункцио­
нальных программ. Пищу gля размышлений. Может быть, я казался ему неким пророком? Если так, то в этом Зgеме, что я посетил, не было змеев-искусителеЙ. Суще­
ство просто не знало концеПЦllй gofipa и зла, играющих столь важную роль в человеческом соз~ании. Аа и как могли возникнуть преgставления об этике и морали у существа, оказавшегося egUHcTBeHHbIM обитателем своей Вселенной? Вселенной, rge некому и некого принужgать, обманывать, убивать. -
... Теперь о том, что я хочу тебе сообщить и о чем хотел бы узнать,- сказало существо, воспользовавшись частью сознания Знн, которую ему уgалось сохранить в Buge программ, u я неожиgанно понял, что теперь, рас­
полагая ее уникальными способностями, оно сможе1' YBugeTb мир таким, каким он виgится мне. -
Korga ты был моим учителем,- проgолжало суще­
СТВО,- ты говорил, что в мире есть не тол'ько сигналы, но и вещи, и я gолго сражался с этой концепцией gBYX наших миров, которые на самом gеле egUHbI. Мне кажет­
ся, я наконец gOCTur понимания. -
Я pag, что мне уgалось помочь,- сказал Я.- А еще я хочу поблагоgарить тебя .1а то, что ты gля меня сgелал. -
Зто не так много по сравнению с миром, который ты мне открыл,- ответило существо.- На заложенном тобой фунgаменте я начал строить свое собственное зgание и понял, что мы -
особенные. -
Что ты имеешь в Bugy? , -
Мы, которые облаgаем сознанием. Я знал сигналы, а ты рассказывал мне о вещах. Но Begb gолжна быть и третья категория? Те, кто мыслит? Аюgи? -
М-м-м, ga,-
согласился Я.- Те, у кого разум, geu-
ствительно особеННblе. ' -
Мы, люgи,- проgо)"жало существо,- не просто вещи, не материя, лишенная самоорганизующих сигна­
лов. И именно к люgям применимо то самое понятие, о котором ты рассказывал мне напослеgок. Разве не так? _ Мораль? с<, -
Аа. Ты gолжен сказать мне, правильно ли я все понял. Аля тех из нас, кто принаgлежит к третьей кате­
гории, категории люgей, относиться к gpyrUM существам этой категории так, словно бы они из второй, плохо. Я прав? ... Мои собственные преgставления о том, что хорошо или плохо, выгляgели примерно так же. -
Ты выразил это в .gовольно интересной форме, но, пожалуй, ga, ты прав. -
Поэтому я уничтожил Барбье,- сказало существо.­
Он использовал тебя и многих gpyrux, словно вы при-' наgлежали ко второй категории. OgHaKo я вмешался, по­
тому что тебе угрожала опасность. Я сgелал gобро или зло? -
Это хороший ВОПРОС,- ответил Я.- НО я HegocTa-
точно хорош, чтобы на него ответить. Я же не могу знать всего ... -
Понимаю. Но ты знаешь больше меня. Ты функцио­
нируешь HenocpegcTBeHHo в том мире, rge все это реаль­
но. Возможно, мне тоже когgа-нибуgь приgется, и я не хотел бы ошибиться. -
Об этом нам npegcToUT говорить еще не OgUH раз,- преgупреgил Я.- Если бы я попытался вручить тебе сейчас слишком простую программу, результаты могли бы привести к катастрофе. Кроме того, egBa ли я специалист в этой области ... -OgHaKo, кроме тебя, у меня никого нет. Ты попы­
таешься научить меня? -
Если ты хочешь, чтобы я сыграл роль змея-иску­
сителя в твоем Зgеме, Torga я попробую. Но Bonpege-
ленном смысле ты, возможно, выше меня как личность. -
Как бы там ни было, я pag, что мог снова погово­
рить с тобой. Возвращайся к Коре. Я позабочусь об остальном. Мы обязательно встретимся. -
Хорошо. Береги Знн-программу. BugUMO, она хотела gобра, но постраgала оттого, что верила не тем люgям. Возможно, это станет тебе преgупрежgением. -
Она буgет ряgом со мной. Фигура Знн слилась с большой призрачной фигурой, и мгновение спустя я оказался словно в тысяче све­
товых лет от них. Снова меня понесло по виткам какой-то немыслимой спирали ... Выпрямившись, я заметил, что Кора смотрит на меня удивленно -
видимо, она просто не успела испугаться,­
и догадался, что меня не было с ней всего несколько секунд реального времени. -
Не волнуйся,-
я обнял ее за плечи и повернулся в ту сторону, откуда доносилось гудение мотора: за нами летел пустой вертолет с одной из посадочных площадок полигона.- Теперь все будет в порядке, и у тебя появится забавная возможность узнать меня еще раз. Кстати, меня зовут Стив. -
Привет, Стив,- она прижалась ко мне. Когда мы поднялись В воздух, я бросил последний взгляд на полигон номер четыре компании «Ангро», и меня охватило странное, сложное чувство, которое я никак не мог разделить на составляющие. Мне было хорошо оттого, что мы улетаем, и оттого, что я снова стал самим собой. Я держал Кору за руку, а под нами медленно поворачивался наш мир. Клик. Кликлик. п.р ••• вн с .нrвиiiскоrо В, 6АКАНОВ и А. КОРЖЕНЕВСКИА 57 , . ~~~~~I~~~T~~~I A~~~I~~~~~ НЕ ВЫХОДИТЬ ИЗ ИГРЫ Каждому понятно: старннное имеll"~ вещь недешевая, тем более если это не просто особняк, а знаменитое поместье Кентуэлл-Холл в английском графстве Суффолк, раскннувшееся на 50 гектарах. К тому же поместье более ста лет остава­
лось бесхозным и пришло в полный упа­
док. Словом, когда преуспевающий юрист Патрнк Филлнпс двадцать лет на­
зад купил Кентуэлл-Холл, он пошел на солидные издержки. Новый владелец дал себе слово, что имение окупит себя. Ныне Кентуэлл-Холл -
самая настоя­
щая машина времени. Каждый год около трехсот человек съезжаются сюда на три недели, чтобы пуститься в путешествие во времени. Напрнмер, прошлым летом стрелка «таймера» была поставлена на 1605 год -
год Великой Чумы. И все трис­
та гостей в течение двадцати дней носи­
ли костюмы эпохи Елизаветы 1, ели пищу эпохи Елизаветы и говорили иа том аи­
глийском языке, который был принят при Тюдорах. -
Главиое условие -
ие выходить из игры,- говорит Патрик Филлипс, орга­
низатор и директор этого самодеятельно­
го нсторнческого театра.-
Если хочешь, чтобы публика тебе поверила, первым делом ты должен поверить сам себе. Жизнь во времена Тюдоров была не­
простой: калорнферов, тостеров, газовых плит, электрическнх лампочек, радно н телевндения еще не изобрели. Гостн (ак­
теры?) Филлипса в полной мере вкушают прелести нсторнческой жизни, когда ютятся в палатках на террнторин помес­
тья -
особняк не может вместить всех желающих. Они согласны носить одеж­
ду, до последнего стежка сшитую по пра­
вилам елизаветинской моды. Они нас­
лаждаются нсториеЙ ... и не платят за свое удовольствия ни пеини. Б'олее того, Пат­
рик Филлипс кормит их за свой счет. А платят за все туристы, в огромиом количестве наводняющие Кевтуэлл­
Холл. Впрочем, так, наверное, и должно быть -
при правильной постаиовке зре­
лищного дела. ЭКСМУРСКИЙ ЗВЕРЬ -
так зовется животиое, о котором го­
ворят уже восемьдесят лет и которое ви­
дел пока только один человек. Причем речь идет не о джунглях Африки и ие о нагорьях Тибета -
Эксмурский Зверь во­
дится в юго-западиой части Англии, в графстве Девоншир. В полицейских архи­
вах уже много десятилетий храиятся ра­
порты о «неопознанном хищнике, убий­
це домашнего скота», который изворот­
ливо избегает встреч с людьми. Ферме­
ры бессильиы, бессильны и снайперы Ко­
ролевского военно-морского флота, ко­
торых не 'раз приглашали для расправы над убийцей или убийцами, уносящнми в средием по одиой овце в иеделю. На ко­
го только не падало подозрение -
на сбежавших из зоопарка тигров и обыкно­
веиных лисиц, на гигантских барсуков и ... даже на домашнего страуса. И вот на­
конец Зверь попался на глаза человеку. Тревор Бир считает, что это была пу­
ма -
по крайней мере, только с пумой можно сравнить огромную кошку, кото­
рую биолог сумел нарисовать. Предпрн­
имчивый БlIР постарался извлечь из сво­
ей встречи максимальную выгоду -
он организовал четырехдневную туристс­
кую экскурсию по местам охоты Эксмур­
ского Зверя. Пока еще поездки ие дали результатов,- если не считать крайнего негодования местных фермеров, которые давно уже выведены из себя всей этой ис­
торией с неуловимым чудовищем. Как бы то ни было, находится немало людей, го­
товых выложить 120 фунтов стерлингов за холодок, пробегающий по коже от мысли, что вот-вот на голову свалится ог­
ромная хищная кошка. Но Тревор Бир пребывает в полном спокойствии: он счн­
тает, опасности для туристов нет -
пумы нападают на человека лишь тогда, ког­
да они загнаны в тупик и у них не оста­
ется другого выхода. ПОСЫЛКА С ПОЛЮСА Экспеднция Уилла Стигера ДОСТИГЛd Северного полюса на собачьнх упряжках в мае 1986 года. Как и положено, поляр­
никн оставилн на льду пластнковую кап­
сулу с фрагментами дневников и с груп­
повой фотографией экспедиции. «Всерь­
ез я никогда ве думал, что увнжу эту капсулу снова»,- позднее скажет Уилл Стигер. Прошло три года. Совсем в другом мес­
те земного шара, лежащем на 35 граду­
сов южиее, в Ирландни, плотннк на пен-
сии Педар Галлах ер прогуливался по по­
бережью графства Донегол. Внезапно странный предмет привлек внимание ста­
рого мастера -
пластиковый цнлиндр около 40 сантиметров длнноЙ. Галлахер начал вскрывать капсулу -
потекла во­
да. Потом на свет явliлись докумеиты, где зиачилось иазвание Нацнонального Географического общества США. В ско­
ром времен н удивленный Уилл Стигер смог взять в руки капсулу, оставлениую им на полюсе. Полярник был больше удивлеи не самой находкой, а местом, где ее нашли. По мнению Стигера, цилиндр никак не мог оказаться южнее Исландии, а тут выходило, ЧТО он преодолел рас­
стоянне в четыре с половиной тысячи кн­
лометров. Поистние, неисповедимы пути течений ... «ВПЕРЕДИ НАРКОИНСПЕКЦИЯI» Шернф округа Волюза (штат Флорнда, США) Б'об Фогель облегченно вздохнул. Наконец-то он нашел способ борьбы с торговцами Нi!jJкотиками. Фогель распо­
рядился выставить вдоль автотрассы щи­
ты с надписью: «Вниманиеl Впереди нар­
коинспекцияl» Разумеется, иикакой инс­
пекцин впередн не было, зато были по­
мощннки шерифа, которые зорко следи­
ли за машннами, разворачнвающимися в обратную стороиу: подозрительиых бег­
лецов тут же перехватывали. За короткое время Фогель 'и его ко­
маида сумелн арестовать большое число дельцов иаркобизнеса. Увы, торжество было недолгнм. Дорожные власти отме­
нили иововведение, мотивировав это тем, что хитроумные щиты ухудшалн обста­
новку на дороге, создавая трудности для малоопытных безвииных водителей. • ~~~~~~~~~П'~~~ A~~~"~~~~~ Т АРАКАНЫ. ТА РАКАНЫ. Т А Р АКАНИЩИI О том, что существуют тараканьн бега, нзвестно многнм. А вот с тараканьнмн Олнмпийскнми играми знакомо куда ме­
ньше людей. Между тем такие с остя з а­
ния регулярно проводятся в Нью-Йорке и собирают толпы з рителей. Все началось с невинного конкурса ­
чей таракан крупнее. Выясннлось, что в Б'ольшом Нью-Йорке н тараканы могут быть не только очень большнмн -
до пяти сантиметров в длину,- НО И очень способными. Тараканьи Олимпийские иг­
ры, например, включают бег с барьерами, бег на стодюймовую дистанцию (2 метра 54 сантиметра} и даже плавание. Победи­
телей в каждом виде и каждой категорин ожидают призы ... извините, не самих по­
беднтелей, а нх в л адельцев. Таракан-ре­
кордсмен может прииести своему хозяи­
ну до 500 долларов за один забег (или заплыв}. Так что иметь тараканов, ока­
зывается, весьма выгодно. Но, разумеет ­
ся, как и на настоящих Олимпийских иг­
рах, здесь все понимают: главное -
не победа, главное -
участие. БЕССМЕРТНЫЕ ЛИСТЬЯ 110чему идут дожди, знает кал'дый школьник: пылинки, носящиеся в пере­
насыщенном влагой воздухе, становятся центрами конденсации, на ннх образуют­
ся водяные шарики, которые рано или поздно проливаются на землю. Хорошо. Но из чего состоят сами пылинкк? Уче­
ные постоянно проводят исследования микрочастиц, насыщающих воздух, и вот к какому выводу они пришли. Оказыва­
ется, большая часть пылинок -
остатки палых и истлевших листьев, поднятые ветрами в атмосферу. Ка з алось бы, нез­
начительный факт, одиако он свидетель­
ствует о великой целесообразности при­
роды (к которой мы все еще так небреж­
но отиосимся}: даже давно отмершие ли­
стья продолжают поить иас влагой, уча­
ствуя в могучем жизненном круговоро­
те воды в природе. ЗАПРЕТНЫЙ зов СЛАДОК Фамилия у Жана - iViишеля подходя­
щая -
Казанова. Похоже, что дух аван-
его великий однофамилец, а гигантские памятники и архитектурные сооружения. Б'е з всяких приспособлений он поднима­
лся на Триумфальную арку (на снимке} и Эйфелеву башню, на собор Парижской богоматери и самые высокие здания французской столицы, вскарабкивался на колониы Пантеона и мост Мирабо. Подчеркнем: без соответствующего сна­
ряжеиия и ... без разрешения. Конечно, полиция идет за Жан-Мишелем по пятам. Но не всякий блюститель порядка пус­
тится в погоню за нарушителем по фер­
мам Эйфелевой башни. Так что у Жаи­
Мишеля есть пока определенная фора. Впрочем, полиция не бездействует: она использует финансовые рычаги -
штра­
фы. Однако этим Казанову остановить трудно: он утверждает, что «зов высоты» сильн е е. ВКУСНАЯ ОБМАНКА Можете съесть лимон ие поморщив · шись1 Нет1 А вот австралийцы могут­
правда, при условии, что предваритель­
но съедят одну красиую ягодку. Тогда лимон покажется сладким апельсииом. А если ягодку разжевать с самой горькой таблеткой, во рту будет вкус коифеты. Чудеса, да и только, скажете вы. Не слу­
чайио австралийцы, живущие на крайием севере своей страиы, зовут этот кустар­
иик «чудо-ягодой». Садовод Роджер Хаит, исследовавший кустарник, считает, что красные ягодки ие имеют ничего об­
щего с наркотиками -
они воздействуют иепосредствеиио иа вкусовые сосочки языка, как бы меняя «зиак. вкуса. По мнению Ханта, чудо-ягоды найдут при­
менение' не только и не столько в пище­
вой промышлеииости, сколъко в медици­
не. Им несказанно обрадуются диабе­
тики и вообще все люди, которым, что­
бы справиться с заболеваниями, прихо­
дится пить миого гопьких лекаОСТR. тюризма у него в крови. Только Жан- ВОКРУГ Рисунки В. ЧИЖИКОВ ... ~_М_и_ш __ е_л_ь_п __ о_к_о_р_я_е_т_н_е __ ж_е_н_с_к_и_е __ с_е_р_д_ц_a_,_K_a_K _________________ !?~------------------------------------------------------~ ВОКРУГ Н а п ер в о й с т р а н и ­
Ц е о б л о ж к и: СССР. ЯКУТИЯ. В «rog лошаgи» п о восто чн ому каленgарю об этом труgолюбивом И ум­
ном животном говорится И пишется немало gобрых слов. Возможно потому, что нам в буgущем rogy хо ч ет ­
ся ЖИТЬ луч ше, а gела чтобы шли успешнее. Но, может, мы просто чувствуем вину nepeg ло шаgью, которой за века немало ПРИШ ЛОСЬ nо­
труgиться на благо челове­
ка. На ней и пахали, и сеял и, перевозили грузы И ЛL{)­
gей -
в любую неnигоgу, на огромные расстояния, nи безgорожью -
лошаgиный транспорт никогgа не отка ­
зывал. OgHaKo наступил о время машин, и стали без ра­
ботными ц елые армии ло ­
шаgеЙ. Более ч ем BgBoe сок­
ратилось их количество и в нашей стра н е. НО ТОЛЬКО не в Якутии. И gля якутов «rog лош аgи » в nр ямом смысле ­
кажgый rog. На снимке В. Орлова вы виgите всаgника на якут­
ской лошаgке. Они и отк ры­
ли первый фестиваль наро­
gOB Севе ра, который nрохо­
gил летом пр ошлого roga в Якутске. ------~-------------
Макет Г. Комарова ТехничеСКIIЙ редактор Н. Воробьева Гпавный редактор А. А_ ПОЛЕЩУК Редакционная к о n n е r и я: В. И. АККУРАТОВ, А. К. ГЛАЗУНОВ, Ю_ Ю. ЖИТКОВСКИЙ, р_ Ф. ИТС, А. П. КАЗАНЦЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ (эаместитепь rnaBHoro редакуора), В_ И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ (ответственный секретарь), Ю. А. СЕНКЕВИЧ, В. Н_ СОЛОВЬЕВ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, А. А. ЧЕРНОСВИТОВ, Л. А_ ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГ АРОВ, А. В. ШУМИЛОВ Наш адрес: 115015, Москва, А-15, Новодмитровска. yn., 5а. ТеnефОНЫ: An. справок -
185-88-83, 185-88-68; oTAenw: «Наша Родина" -
185-89-83, иностранный -
185-89-85, науки -
185-89-38, питературы -185-80-58, писем -
185-88-68, ИnnlOстраций -
185-89-36, приnожение «HCKaTenb"-
185-80-10, секретариат -185-88-15 Теnетайп (вitутрисоI03НЫЙ)-
114167 ЭССЕ «BoKpyr света" TeneKc (международный)-
411161 ФАКЕЛ «BOKpyr света ) ) По вопросам поnиrрафиче­
cKoro испоnнени. журнаnа обращатьс. в типоrрафиlO нпо «MonoAa. rварди.", Ten. ОТК -185-80-91 Сдано в набор 27.11.89. Подп. к печ. 03.01.90. АО2709. Формат 84 Х 108' /]б. Бумага офсетная N2 1. Печать офсетная. У словн. печ. л. 6,72. Уел. кр,-отт, 28,56. Учетно-юд. л. 11,2. Тираж 3000000 экэ. Закаэ 370. Цена 80 коп. Типография ордена Трудового Красного Знамени иэдательско­
полиграфического объединения ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия ». Адрес: 103030, Москва, к-зо, Сущевекая, 21. « Вокруг света», 1990, 1-64, ИПО ЦК ВЛКСМ « Молодая гвардия ». 70142. 2 1990 А. БОРИСОВ, М. ЯКОВЛЕВ Преобразованная природа? страница обложки} 1 П. БОГОМОЛОВ Спокойные и безрассудные 7 В. ОРЛОВ Рожденная в снегах 9 Херонимо ЛАМАРАЛЕ Доброжелательные лису 11 Впадимир СОЛОВЬЕВ Транссахара 16 Васипий Г АЛЕНКО Забытый берег 11 Евrений КУЗЬМИН Светильники Боруша 13 И. Т АУБКИН Звезды на снегу 15 Георrий ВИЛИНБАХОВ, Михаип МЕДВЕДЕВ Геральдический альбом 19 Серrей ВАХРИН Экипаж мятежного галиота 34 Геннадий ОСТАПЕНКО Чурек и юха 36 В. ГЛАДУНЕЦ Будь здоров, Анималь! 38 В. САПУНОВ Здесь живет киик-адам 41 Рэй БРЭДБЕРИ Тот, кто ждет СРантастический рассказ 44 Натапья НОВИКОВА Странствующий певец 47 И. БЫХОВСКИЙ, Г. МИWКЕВИЧ На пути бегства (2-я 50 Роджер ЖЕЛЯЗНЫ, Фред СЕйБЕРХЭГЕН Витки СРантастический роман 58 «Пестрый мир» 61 Луи БУССЕНАР За десятью миллионами к Рыжему Опоссуму Роман j ~6I60Г-----------------------------------~~~----------------~ © ,((BOKpyr свеТА)), 1990 г. ~') .";) Продолжение. Начало в N2 1/90 ~nИ~~~Н--------------------
День проходит за днем оезо всяких происшествий, мы почти не устаем. Только жара допекает все больше. Это единственная неприятность, кото­
рую мы испытываем среди местной флоры. А она с каждым шагом ста­
новится все более причудливой. Все яснее мы осознаем, что находимся в стране парадоксов, стране невероятного. Наш караван пересек реки Сиккус и Пастмур и теперь следует вдоль восточных склонов горного хребта Флиндерс. Сорок километров отделяют нас от телеграфного кабеля на овечьем пастбище Белтона. Но куда подевался Шэффер, этот скромный и услужливый помощник сэра Рида? Его нет на обычном месте .. -
Он догонит нас,- говорит сэр Рид. Не знаю почему, но я обеспокоен, и меня вновь одолевают сомнения. Старый скваттер не ошибся: вечером немец присоединяется к кара-
вану, расположившемуся на отдых. Шэффер, оказывается, гнался за стаей казуаров, этих нелетающих птиц. Удачливый охотник, он демонстрирует огромну1О птицу, привязанную к седлу. . Я смотрю немцу прямо в лицо, и мне кажется, что он слегка покрас­
нел и опустил глаза. Его лошадь покрыта пеной, бока в кровавых цара­
пинах, ноги разбиты. Какой же немыслимо трудный переход привел в такое бедственное состояние эту чистокровку! И тревожное подозрение прон­
зает мое сердце. Похоже, что история об охоте -
только уловка, чтобы обмануть нас, а на самом деле он ездил куда-то совсем по другим делам. Ради дичи не загоняют лошадей! У сэра Рида их три тысячи, но это не может служить оправданием. У меня появляется безумное желание размозжить немцу голову выстрелом из револьвера... Нет! Я сошел с ума. Как бы ни был антипатичен мне этот тип, до сих пор его поведение было безу­
пречным, и я не имею права чинить над ним расправу. И почему только я не поддался. тогда этому порыву души, как бы неле­
по это ни выглядело? Каких бы несчастий мы избежали! Мы проследовали без остановки до недавно выросшего в этих местах поселка Уэлком-Майн, где BCerO несколько домов возвышаются среди беспорядочного нагромождения деревянных бараков и палаток. Улицы поселка были в ямах, полных воды, в которые повозки погружаются до осей, а лошади по грудь. Паровые машины свистят, фырчат и выпускают клубы густого дыма, от которого деревья покрываются черной копотью; везде царит оглушающий шум. Здешними приисками, расположенными неподалеку от города, владеют почти исключительно крупные компании, обладающие неисчерпаемыми ресурсами. Золотоискателей-одиночек -
единицы. Они промывают золо­
тоносный песок в ручьях, вьющихся вокруг поселка. Мы встречаем толпы китайцев, которых можно увидеть повсюду в золотоносных районах. Они шумно перекликаются и без конца перемывают песок, уже отрабо­
танный компаниями. Наконец мы пересекли ЗО-ю параллель и реку Тейлор, объезжаем озеро Грегори по естественной наезженной дороге, которая пролегает с юга на север. Когда мы проедем еще 110 километров до Купер-Крик, будет закончена половина маршрута, правда, более легкая. 16 1': " 11'; '~ , i ,1:; ., () Луи Буссеиар. ЗА ДЕСЯТЬЮ МИЛЛИОНАМИ К РЫЖЕМУ ОПОССУМУ Его привезли восемь дней назад два ПлеМ}fнника сэра Рида, приехав­
шие сюда со своей сестрой, чтобы заняться поисками отца, который исчез двадцать лет тому назад. Вот что в нем говорится: «Дорогие МОИ дети! После долгих лет разлуки со всем, что было мне дорого, я теперь на грани смерти, вызванной таинственной и страшной причиной. Хотя я не имел счастья наблюдать, как вы росли, по крайней мере, время от времени через посредство одного друга, умеющего хранить тайну, я мог обеспечить самые необходимые расходы семьи и помочь вашей достойной матери вырастить вас и дать вам образование. Эдвард, Ричард, Мэри! Восстановите доброе имя вашего отца, постра­
давшего от судебной ошибки. Могучие враги, которых я прощаю, поклялись погубить меня. Дважды чудом я спасся от них. В конце концов, тяжело раненный, я был подобран племенем аборигенов, которые бежали, подобно мне, от страшных белых людей. Они приняли меня по-братски... . Судьба, столь жестокая ко мне до тех пор, стала более милостивой . Вождь племени нга-ко-тко, которое меня приняло, .бывшиЙ беглый каторж­
ник. Его зовут Тта-Оийа, что означает Рыжий Опоссум. Прозвище это дано ему из-за длинной рыжей бороды, которая потрясла аборигенов. Его настоящее имя Джо МакНаЙт. Вскоре между нами установилась крепкая дружба. Он стал моим благо­
детелем. и помог мне установить хорошие отношения с людьми своего племени. Ведя кочевую жизнь с аборигенами, я открыл неслыханно богатые золотоносные участки. С помощью моих новых друзей, которых симпатия ко мне превратила в старателей, я сумел собрать большое количество золота, оцениваемое приблизительно в десять миллионов. Это сокровище спрятано в четырех местах, точно известных только Дж!/) и его сыновьям. Доблестный тид-на, что означает «голова», то есть «вожды>, женился на аборигенке, родившей ему .трех мальчиков, кото­
рых я воспитал как мог и чьи познания просто удивительны. Итак, приезжайте в ~стралию, MO}f дорогие дети. Но прежде заинте­
ресуйте в вашем походе нескольких надежных и преданных людей. Посо­
ветуйтесь с моим дорогим братом, превосходным человеком. Он вас любит и, уверен, поможет вам. Племя нга-ко-тко, давно ведущее оседлый образ жизни, можно найти в районе площадью 100-150 лье, который пока, слава богу, еще не захва­
чен английскими властями. Эта территория находится под lЗ5-1З7-м гра­
дусами восточной долготы и 19-21-м градусами южной широты. Достигнув этих мест и увидя леса камедных деревьев, вы должны как можно чаще вырезать острием ножа на белой коре этих деревьев голову змеи. Поскольку аборигены вас ждут, голова змеи даст им знать о вашем появлении. Змея -
это коббонг, то есть эмблема или нечто вроде тотема племени нга-ко-тко. Увидев этот герб, мои добрые ДРУЗЬ5j будут вас искать. Благодаря этим знакам, моему письму, в конце которого изображен коббонг, а также зна-. нию некоторых подробностей из вашего детства, в которые я их посвятил, Джо, равно как и его сыновья, поймут, что вы -
мои дети ... Вам зададут вопросы, на которые только вы сможете ответить. После этого вам передадут мое состояние. Прощайте». . -
Какая удивительная история! -
вскричал я после того, как письмо было прочитано.- Доктор Стивенсон был прав, когда сказал, что я не 9 могу знать, сколько времени продлится наша «прогулка». Значит, мы выезжаем завтра? -
Завтра с восходом солнца наш караван тронется в путь. Я посылаю курьера в Мельбурн для передачи письма с просьбой о продлении отпу­
ска нам троим. Как вы, Робартс? Вы, МакКроули? Конечно, дорогой майор,- ответили одновременно оба офицера. -
Каков наш маршрут? -
Пока не знаю, но сэр Рид скажет нам сейчас. Вон он на лужайке со своей племянницей мисс Мэри. Я попросил его подойти, и скоро он будет здесь. Глава IV На следующее утро в указанный час мы отправились на поиска гран­
диозного состояния брата сэра Рида, отца мисс Мэри и ее братьев Эдварда и Ричарда. Английский флаг развевался во главе каравана, состоявшего из шести повозок, которые мы накануне видели во дворе. Десять лошадей были впряжены в каждую из них, следом за ними бежало шестьдесят превосход­
ных чистокровных лошадей. Завтра они заменят тех, что впряжены сейчас. Таким образом, лошади будут тащить тяжелые повозки через день. Сегодня мы должны пройти сорок километров в северном направле­
нии. Пока мы движемся, позвольте рассказать кратко о караване, мар­
шруте и заодно представить вам моего неизменного спутника Сириля, с которым в течение 12 лет я путешествовал по свету. Наши повозки нагружены прежде всего съестными припасами. В Австра-
лии никогда не знаешь, найдешь ли завтра какую-нибудь пищу! Двадцать человек, из которых состоит наша группа, запаслись провизией на шесть месяцев в количестве, достаточном для всех: сухарями, кофе, сахаром, спиртными напитками, соленой рыбой, сушеным мясом, рисом, мукой и овощными консервами. Голод нам не угрожал, если только повозки с припасами не будут потеряны. В" каждой повозке помещались и по две бочки емкостью 800 литров, которые мы заполним в реках, обозначен­
ных на карте последними на нашем маршруте. Это запас на тот случай, если заблудимся в бескрайних просторах. Четверо из путешественников, составляющих авангард, выполняют и функции разведчиков. Двигаясь по пути, указанному накануне, двое из них, обследовав дорогу, ежедневно должны возвращаться к сэру Риду и сообщать о малейших трудностях на пути следования. У нас есть непромокаемая ткань для палаток и спальные мешки. Поскольку может случиться, что нам придется защищаться от много­
численных вооруженных аборигенов, каждый из нас имеет при себе превосходный карабин Ремингтона и по 50 патронов к нему в патронташе, топор, нож и револьвер. В одной из повозок находятся боеприпасы в не­
промокаемой упаковке. Сэр Рид в качестве меры предосторожности за­
хватил даже легкий пулемет, который можно за несколько секунд уста­
новить на лафете. Предусмотрено также, что в случае, если мы встретим на пути глубо­
ководные реки и не найдем брода, одна из повозок длиной 12 метров может быть легко превращена в средство для переправы. Она покрыта листо­
вым железом, и оси прикреплены чеками. В повозке есть мачта и парус, руль и свой запасной провиант. Для того чтобы она стала лодкой, надо 10 1( I '. чушке Олэри-Крик. Она привела нас прямо к подножию горы Виктор, где находится ее устье. Мы подошли к самой границе обитаемой зоны стра­
ны. Эта часть Нового Южного Уэльса почти пустынна. Перед нами про­
стирается овечье пастбище, бесспорно, последнее. Европейцы, которых мы встречали позже, были такие же путешественники, как и мы, либо золотоискатели или колонисты, которые бродят по всему огромному материку. Если мы" при близимся К кабелю телеграфа, который пересе­
кает Австралию с севера на юг, от Порт-Саута в бухте Палмерстон, то, может быть, встретим английские военные патрули, охраняющие безопас­
ность этого молчаливого и быстрого средства связи. В настоящий момент мы достигли «стоянки» Форстера, земли которого, покрытые ковром цветов, раскинулись у подножия горы Виктор. Его пастбища находятся на пересечении 140-го градуса долготы и 32-й парал­
лели. Нас встречают радостными возгласами, не спрашивая, кто мы и куда направляемся. В любых поселениях австралийцев с удивительным госте­
приимством принимают ниспосланных провидением путешественников. И здесь хозяева благословляют наше прибытие. Им так редко удается встре­
тить европейцев! Единственные люди, которых они видят в этих отда­
ленных краях, владельцы передвижных лавок, приезжающие в Уэлком­
Майн, поселок, расположенный на 100 километров выше. Эти торговцы доставляют все необходимое поселенцам и золотоискателям на рудниках. Кроме того, они получают жалованье от почты, развозя журналы, теле­
граммы и письма. Их безукоризненная честность вошла в поговорку, и случалось, что они отдавали жизни за вверенные им предметы, защи­
щая их от бандитов с большой дороги, которые, правда, встречаются редко, особенно после того, как полностью исчезли ссыльные. Вскоре на огромном столе нам был подан обед, сервированный с утон­
ченностью, свойственной выходцу из Соединенного королевства. Мы рас­
саживаемся снетерпением проголодавшихся путешественников. Нас об­
служивают четыре здоровенных молодца атлетического сложения. Ско­
рее всего это поселенцы или скваттеры, которые дважды в год ценой бесчисленных трудностей гонят на рынки Аделаиды огромные стада бы­
ков и овец. Сэр Форстер, владелец этих пастбищ, посадив справа от себя мисс Мэри, а слева майора, выполняет свои обязанности хозяина дома как истый джентльмен. Лейтенант МакКроули, сидящий напротив него, изве­
стный гурман, наслаждается запахами туземных кушаний, которые по­
даются вперемежку с умело приготовленными блюдами англо-француз­
ской кухни. -
За здоровье сэра Форстера! -
про возглашаю я тост, поднимая бокал. -
Вы правы, мой дорогой француз. За здоровье сэра Форстера и за успех нашего предприятия! -
подхватывает майор. Несмотря на все уговоры, мы не можем провести здесь больше одной ночи. И, желая пробыть с нами подольше, Форстер провожает нас вер­
хом до северной оконечности своих владений, составляющих не менее четырехсот квадратных километров, где пасутся пять тысяч быков, более сорока тысяч овец и бог знает сколько лошадей. -
До свидания, желаю удачи,- говорит он на прощание, пожимая нам руки.-
Не забудьте завернуть ко мне на обратном {пути. -
До свидания, до скорой встречи! 15 ~ . ,) .~ ными фруктами, ягод совсем нет. И никто из нас не решается отведать, несмотря на соблазн, незнакомые плоды. Инстинкт лошадей, которому мы вполне доверяем, привел нас к ручью, и мы отведали свежайшей воды. В это время до нас донесся, впервые почти за час, лай собак. Преследуемый ими кенгуру, уставший сверх меры, выскочил на откры­
тое пространство. Его уши повисли, язык вывалился наружу, шерсть слиплась от пота -
все это говорило о том, что силы животного подо­
шли к концу. Оно поспешило к воде и тщетно пыталось освежиться. Собаки бросились на него и начали кусать. Кенгуру выскочил на другой берег ручья, но и там собаки продолжали его атаковать. Обессиленное животное, ища защиты, прислонилось к стволу огромного дерева, потом опустилось на более короткие передние конечности и, повернувшись спиной к нашим упорным вандейцам, стало отчаянно лягаться сильными задними лапами. К счастью, Мирадор воспользовался тем, что кенгуру неудачно повернулся, подпрыгнул и впился ему в глотку ... Сириль разделал тушу этого странного животного, которое, казалось, состоит из двух совершенно различных частей. Сзади он напоминает жеребенка, но к его туловищу природа присоединила короткие передние конечности и грациозную головку стройной газели. Самые лучшие куски мы тут же надели на вертела, остальное броси­
ли оголодавшим собакам. После обильной еды, которую запили водой из ручья, мы поспешили вернуться к каравану и достигли его безо всяких приключениЙ. Глава V По мере того как мы продвигались на север, жара становилась все нетерпимее. В Мельбурне, который находится недалеко от 38-го градуса южной широты, температура сравнительно умеренная и становится мучи­
тельной только в периоды особой жары. В отличие от Северного полу­
шария тропическое солнце постоянно немилосердно жжет север Австра­
лии, и только в сезон дождей появляется некоторая свежесть, но бывает, что дожди вообще не выпадают, и тогда вся эта растительность просто засыхает. Мы проделали 75 лье без всяких происшествиЙ. Физическое состояние просто превосходное. Поразительно здоровый климат Австралии сотворил чудеса с мисс Мэри, которая чувствует себя отлично, и на ее щеках появи­
лись яркие краски, ничем не уступающие по цвету лепесткам розы. Эта девушка являла бодрость духа на всем протяжении пути, находилась ли она в повозке, где для нее имелась постель, или скакала верхом на круп­
ной резвой кобыле Фанни, с которой она умело управлялась. Немцы, и прежде всего герр Шэффер, чрезвычайно предупредительны. Кажется, они не замечают нашего предубеждения. Шэффер весьма любе­
зен, пожалуй, даже угодлив, по-французски говорит очень чисто, словом, человек весьма воспитанный. Однако, черт возьми, где я видел его физио­
номию? Впрочем, неважно! Все равно он не внушает мне доверия, и моя антипатия к нему усиливается. Почему? Никаких видимых причин для этого нет. Двигаясь по течению реки Дарлинг, мы вернулись через три дня к ре-
14 f) <.-
с помощью тросов снять колеса с осями, предварительно вытащив чеки. Водоизмещение этого плавучего средства -
десять тонн, и оно может взять на борт изрядное количество людей. Что касается моего постоянного спутника Сириля, то он мне названьiй брат. Мы родились 32 года тому назад в один и тот же день в Эскренне, маленькой деревушке в департаменте Луаре. Нам было по 15 лет, когда Сириль в течение нескольких дней потерял обоих родителей. И тогда моя мать его усыновила. С тех пор он не покидал нашей семьи. Прошло много лет, и его привязанность ко мне еще больше возросла. У него доброе сердце, каких мало. Рост Сириля 5 футов 10 дюймов, торс атлета. У него небольшие серые глаза, его крепкие ноги не знают усталости. Сириль умен, хитер, отчаянно смел, но благоразумен, как крестьянин себе на уме, даже самые неожиданные события не нарушают его неизменно безмя­
тежного спокойствия. Он в восторге от участия в нашем путешествии хорошенькой ирландки по имени Келли, служанки мисс Мэри, которая пожелала сопровождать братьев и дядю в надежде застать отца в живых. Если присутствие красотки и восхищает Сириля, то на помощника сэра Рида по организации каравана он бросает косые взгляды и ворчит ПО пово­
ду его присутствия. Этот тип -
немец. Их много в Австралии. Сириль, который носит ленточку военной медали, полученной за мужество, про­
явленное в битве при Шампиньи, ненавидит пруссаков, и не случайно. Его кожаная каскетка прикрывает рубец, пересекающий лоб, и хотя вюр­
тембергский драгун, сабля которого нанесла рану, заплатил за это своей жизнью, Сириль питает сейчас столь же острую ненависть к немцам, как и во время памятного для него сражения 1. Герр Шэффер, высокий блондин с бесцветной внешностью, лет соро­
ка, про изводит впечатление опытного человека. Он давно служит управ­
ляющим у сэра Рида, который всегда его хвалит за честность и сделал своим помощником в караване, потому что тот хорошо знает равнину Бюиссон. Среди путешественников еще четыре немца, остальные, кроме меня и Сириля, англичане и один канадец. Мне -
а я очень верю первому впечатлению -
герр Шэффер тоже весьма неприятен. Что касается Эдварда и Ричарда, то редко· встретишь людей с такими открытыми, добродушными, симпатичными лицами. Меня влечет к ним с первого часа. Их сестра Мэри -
очаровательнаЯ .. золотоволосая девуш­
ка с черными глазами, и, несмотря на несколько болезненный вид, все в ней дышит энергией. Цель нашего путешествия -
место пересечения 135-го градуса восточной долготы и 20-го градуса южной широты. Именно там согласно странному письму-завещанию мы найдем племя нга-ко-тко, аборигенов -
храните­
лей сокровища. Овечье пастбище сэра Рида заканчивается примерно в 450 лье, или в 1800 километрах от цели нашего путешествия. Мы рассчитываем про­
двигаться каждый день не более чем на 35 километров и будем счастли­
вы, если весь путь удастся пройти за два месяца, учитывая необходимые остановки, чтобы дать отдых лошадям, а также всевозМОжные препят­
ствия, которые придется преодолевать. I Речь идет об участии Сириля во франко-прусской войне 1870-1871 ГГ. 11 Следуя по берегам мощной реки Муррей, вдоль которой пройдем вверх по течению 100 километров, мы должны достигнуть точки, где ее пересекает 140-й градус., Зате,м: мы повернем налево и направимся к озеру Уайт. Мы не хотим удаляться от известных рек, ибо предпочитаем избе­
гать ненужных встреч с аборигенами. Ориентируемся мы не только по звездам, у нас имеется большой ассор­
тимент компасов, секстантов и хронометров лучшего качества. Ежеднев­
но пройденный путь отмечается на карте. Возможно, мы дойдем до озера Эйр, этого внутреннего моря Австра­
лии, восточная и северная часть которого только приблизительно отме­
чены на картах, затем последуем по каменистой и песчаной пустыням, где, постараемся проявить крайнее благоразумие. Пока же, свободные от забот, мы весело продвигаемся скорее как люди, отправившиеся на прогулку, нежели в трудное путешествие. Поскольку «Три фонтана» простираются почти до границ цивилизо­
ванных зон, мы вскоре попадаем в дикую Австралию, такую, какую я меч­
тал увидеть. На каждом шагу нам встречаются камедные деревья, бесчис­
ленные стада быков и овец пасутся на бескрайних лугах. Я вовсе не был намерен отказываться от того, чтобы поохотиться. Моя свора следует за нами, и я рассчитываю, что вскоре она мне понадобится: хочу ПО охотиться на кенгуру. Сириль тоже полон надежд и все время что-то говорит Мирадору, моей ищейке. Терпение, Мирадор! Если не оши­
баюсь, абориген, слуга майора, должен хоть что-нибудь обнаружить. Эта двуногая старая ищейка одарена необычайной интуицией. -
Эй, Том, что ты там увидел? -
Кенгуру,- отвечает он и, отчаянно коверкая английские слова, про-
должает: -
Там ... Все господа на лошади -
хоп! Тогда вперед! -
вскричал Я.- Если наш командир сэр Рид позволит. Пожалуйста, господа,-- вежливо ответил старый джентльмен. Но где же кенгуру? Там! -
Том схватил меня за руку и показал на странный силуэт, мелькающий среди деревьев. -
Майор! МакКроули! Робартс! Сириль! Вперед! Животное в наших руках! Вперед! Собак моментально спустили с привязи, И каждый из нас, взяв охот­
ничий рожок, стал трубить во всю силу своих легких. Мы приблизились к кенгуру, которого теперь видели отчетливо. До чего же удивительное животное! Высотой по меньшей мере два метра. А как мчится! Для этого он использует только задние конечности. Передвигается прыжками по 8-10 метров, чем-то напоминая огромную лягушку. Время от времени животное останавливается и на неСКОЛЬJ<;О секунд опирается на хвост, такой же длинный, как туловище, посматривая на нас с озадаченным видом. Потом снова возобновляет бег, к большому удивлению собак, которые лают изо всех сил. Поистине увлекательная охота! -
Вперед! Вперед! -
кричим мы и углубляемся в рощу, куда скрыл ось животное. Мирадор, как истая и.щеЙка, вместе с другими собаками вырвdвшись вперед, оглушительно лает. Остальные подвывают ему. Собачий вой сли­
вается со звуками наших рожков. Охота набирает темп. Мы преследуем животное, которое время от времени видим среди деревьев. 12 .. , ,. ~J ~" '~ ~1i~-
""писать МИААИОНbl птичек, которые с щебетаньем меАькают межgу ног наших коней, я не берусь. Сейчас мы находимся на равнине Бюиссон и, хотя уже знакомы с вели­
колепием австралийской флоры, не устаем любоваться ею. Наше внима­
ние к охоте ослабевает при виде растений с ослепительной расцветкой. Мои товарищи -
азартные спортсмены-любители, но и они опьянены кра­
сотой природы. Наши бравые гончие продолжают лаять вдалеке, и мы скачем в их сторону. Собаки бегут среди пахучих магнолий, мимоз, пеларгоний, на­
поминающих георгины, и тысяч других цветов необычайной формы. Мы пробираемся среди зарослей рододендронов, где то и дело виднеются камедные деревья с ослепительно белой корой. Тут и там 'Поднимают ввысь свои кроны софоры. А над всей этой пышной растительностью возвышаются эвкалипты, высота которых достигает 350-400 футов, и огромные араукарИ11. Встречаем на пути М11РТЫ 11 разного В11да пальмы. Попадаются 11 деревья, не отбрасывающие тени: их листья обращены ребром к солнцу. ОП11сать М11ЛЛ110НЫ птичек, которые с щебетаньем мелькают между ног наШ11Х коней, я не берусь. Это целые леГ110НЫ М11кроскопичеСК11Х пташек, наПОМ11наЮЩ11Х бабочек, покрытых пеРЬЯМ11,- настоящие Ж11вые же мчу­
Ж11НЫ, что 11ЩУТ нектар в веНЧ11ках цветов. ... Мы скачем уже два часа. МУЧ11тельно хочется пить, да и голод дает о себе знать, но роскошная раСТ11тельность не может снабдить нас съедоб-
13 Согласитесь, пропустить металлическую цепочку через носоглотку под силу разве что йогам. Этот житель Бразилии, добивwиЙС. успеха после многочисленных изнурительных упражнений, делает это с артистизмом. Он исповедует вудуизм (разновидность традиционных африканских верований), распространенный главным образом на островах Карибского бассейна и в Южной Америке. Вообще,то приверженцы культа вуду не люб.т сниматьс •. Больwе того, они запрещают фотографировать свои церемонии. Чтобы добитьс. разреwени., нужно заплатить больwую сумму вождю. Вудуисты сохран.ют веру в духов предков и сверхъестественные силы природы. Где бы они ни жили -
в Бразилии или на Гаити, на Ямайке или в самой Африке,- знание народной медицины, экстремальных способностей человеческого организма помогает им совершать Эффектные трюки без вреда дл. здоровь •. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
441
Размер файла
81 661 Кб
Теги
1990
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа