close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1990-03

код для вставкиСкачать
Полярный Робинзон-90 ПЕРВАЯ АКЦИЯ КЛУБА ЧИТАТЕЛЕй «ВС» Как вы помните, инициативу проявил С. Мышелов (г. Бал­
хаш). Он захотел стать добровольным Робинзоном и попросил редакцию: «Найти остров» (<<ВС» NQ 8/89). Идея, как гово­
рится, носилась в воздухе -
ведь среди тех, кто прислал в наш клуб свои «визитные карточки», чуть ли не каждый третий же­
лал бы испъггать приключения Робинзона Крузо. А еще 35 пи­
сем пришло от тех, кто готов участвовать в эксперименте хоть в роли Пятницы. «В нас накопилось огромное количество энер­
гии, которую некуда девать. А этот эксперимент даст возмож­
ность проверить себя, свою физическую подготовку ... » -
пи­
шет, например, А. Шкенев (г. Джамбул). «Предлагаю себя на роль Пятницы и журналиста»,- вторит ему О. Рубцов (г. Но­
восибирск). А вот О. Анфилофьева (г. Черемхово) категориче­
ски утверждает: «Мне кажется, что тов. С. Мышелов написал чепуху ... по причине своей неподготовленности к жизни на острове может погибнуть, и тогда отвечать за него будут люди, отправившие его на остров, то есть редакция « ВС » ... » Ну, что ж, осторожность -
не порок. _ Клуб путешественников и исследователей «ПОЛЯРНЫИ ОДИССЕЙ», Петрозаводский горком ВЛКСМ, фонд «лич­
НОСТЬ» И журнал «Вокруг света» решили поддержать люби­
телей приключений, организовать испьггание мужества, вынос­
ливости и предприимчивости на необитаемых островах Белого моря. Они объявляют конкурс «ПОЛЯРНЫЙ РОБИНЗОН-90». Группа помержки Клуба читателей журнала «Вокруг света» УСЛОВИЯ КОНКУРСА 15 июля 1990 roAa шесть робинзонов будут высажены на необитаемые остро­
ва Белоrо моря. У каждоrо будет с собой минимум припасов, орудий труда и жизнеобеспечения. А для страховки -
неприкосновенный запас пресноij воды и пищи, а также средства аварийной связи. Но использовать НЗ -
зна­
чит признать свое поражение. Задача: продержаться до 15 aBrycTa 1990 roAa. Месяц одиночества, приключе­
ний и, конечно, борьбы за существование. Но rлавное не просто выжить, а максимально приспособить среду обитания для cBoero пребывания, избежать лишений, а может быть, и добиться процветания, но не нарушить при этом эколоrический баланс острова. Слиться с природой, не причиняя ей вреда,­
вот в чем смысл робинзонады для нашеrо времени! у каждоrо робинзона будут также письменные принадлежности и съемочная аппаратура. Самые яркие дневники предполаrается опубликовать. Победителю конкурса присуждается титул «Полярный Робинзон-90 ». Так будет выrлядеть заключительный третий тур конкурса. Но сначала нужно пройти два предварительных тура. Сеrодня для тебя начался первый тур. Главное, что требуется на этом этапе,-
успеть подать заявку на участие в конкурсе. В ней должны быть указаны: 1. Фамилия и имя. 2. Возраст (участвовать Moryт только юноши от 16 до 18 лет). 3. Место учебы или работы. 4. Твои увлечения. 5. Вид спорта, которым ты занимаешься или увлекаешься. 6. Имеешь ли навык турнстских походов. 7. Обратный адрес. 8. Занимаешься ли радиотехническими видами спорта? К заявке обязательно приложн медицинскую справку (форма 86У), 2 фотоr­
рафии 3 Х 4, письменное соrласие родителей и ответы на вопросы двух анкет (публикуемые на этой странице). Документы ты должен отправить не позднее 30 апреля 1990 roAa по адресу: 185020, r. Петрозаводск, ул. Московская, 12, Молодежный центр ГК ВЛКСМ. Комиссия проанализирует все заявки и анкеты и отберет для BToporo тура 40 претендентов. Их вызовут для очноrо участия в отборочных состязаниях в конце июня -
начале июля 1990 roAa на острове Кижи. Финансовые расходы берут на себя орrанизаторы конкурса. АНКЕТА «ПОЛЯРНОГО ОДИССЕЯ)) 1. Какое качество личности ты считаешь совершенно необ­
ходимым для участия в экспе­
рименте на выживание? 1. Если есть возможность взять с собой только два пред­
мета из своей квартиры, что ты выберешь? 3. Каким трем условиям дол­
жен отвечать «Полярный Ро­
бинзон-90»? 4. Назови четыре верных способа ориентирования на местности без прибора .. 5. Какую одну принадлеж­
ность верхней одежды ты счи­
таешь универсальной для «По': лярного Робинзона»? Перечис­
ли возможности ее примене­
ния. 6. Перечисли лекарственные растения, которыми можно воспользоваться на островах северных морей? На первые четыре вопроса ответы должны содержать одно, два, три и четыре слова соответственно нумерации во­
просов. АНКЕТА­
САМОХАРАКТЕРИСТИКА 1. Что ты читал о робинзона­
де и робинзона~ кроме книги Даниэля Дефо? 1. Какие съедобные дикие растения встречаются в твоей местности? Какие из них самые вкусные? 3. Сколько времени тебя слушают внимательно, если ты говоришь без перерыва? (Про­
верь по секундомеру.) 4. Древние германцы отру­
бали руку человеку, сломавше­
му без надобности ветку дуба. Что ты думаешь об этом языче­
ском обычае? 5. Твои друзья -
люди эмо­
циональные или деятельные? Кто они? Семь футов под килем! ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНО ­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУ РНАЛ Ц К ВЛКСМ ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА Жител и бал и йской gе р евушки Тампакси р инг гор g ятся сво и м хр а мом. Не т, и х х ра м н е с амый знаменитый н а ост р ов е, зато пост р оен собств е н ны м и с и лами. В благоgарно с ть з а забо т у бог и Т а мпак с иринга благоволят к м ес тным жит е лям. П ос м от ри те, с к ол ьк о nogHocoB с п р а з gничн о й н о в о гоgн е й тра п езой пр еgс т о и т о свя­
т и ть н ебо жит ел ям. С правят с я? У ж е нщин g е р е вни в этом н е т со мн е ний, т е м бол ее ч то кажg а я и з ни х, как м о ж ет, с тр е мит с я у г о gит ь бо гам, пр о яв ляя при этом з ав и gн ую ку линарн у ю изобр е тат е льность. Владлен КРЮЧКИН ФОТО автора " н. nО5АНЕВА От CupeJ;lUKoB go мыса Дежнева прошла эксnеgиция на кожаной байgаре, построенной по типу траgиционных эскимосских аньяnиков. Цель эксnеgи­
ции -
напомнить ныне живущим, что gpeBHue HapogbI Чукотки были прекрас­
ными мореплавателями и что их исторический опыт может быть с успехом В Сирениках стояли дожди и шторма. И вот наконец вы­
дался солнечный ден,ь, море успокоилось настолько, что можно было отплывать. Единствен­
ное препятствие -
сильный накат волны. В сирениковской бухте из-за особенностей ее строения почти всег­
да, даже при спокойной воде в от­
крьггом море, у берега держится мощ­
ный накат. Он и является причиной 2 использован и в наши gHU. того, что Сиреники -
единственное эскимосское село на Чукотке, где морские зверобои практически не по­
льзуются деревянными тяжелыми ве­
льботами. Накат разбивает их или то­
пит. Пробовали проектировать и стро­
ить длинный причал, который позво­
лил бы грузиться на вельботы за при­
бойной полосой, но участь причала также была предрешена. И тогда мор­
ские охотники снова вернулись к сво-
им легким традиционным судам, ань­
япикам, или байдарам, как их сейчас называют на Чукотке. В Сирениках и сегодня продолжают делать неболь­
шие промысловые байдары из шкуры моржа. Именно это обстоятельство привело сюда несколько лет назад Сергея Фролова, руководителя Даль­
невосточного экспедиционного цент­
ра. Было решено построить большой эскимосский аньяпик и отправиться на нем в плавание вдоль берегов Чу~ котки. ... Сергей часами бродил по пустын­
ным берегам близ села, выискивая хо­
роший комель для форштевня. С ле­
сом на Чукотке -
беда. Кругом­
одна тундра, а привозной -
воистину золотой. Приходилось рассчитывать на плавник. Наконец нужный комель был най­
ден. Сергей перевез его на вельботе в поселок. Материал на шпангоуты по­
могли подобрать местные строители. Началось изготовление деталей кар­
каса по чертежам, разработанным совместно со стариками эскимосами. Главными консультантами Сергея стали Сергей Петрович Ухтыкак и Алексей Тальпугье. С руководством совхоза Сергей до­
говорился о покупке шкур двух мор­
жей. И в один из дней вышел на охоту вместе с бригадой .зверобоев. Надо было не просто добыть двух любых моржей, годились лишь не ст ары е зве­
ри, с хорошей и здоровой кожей, а н е огромные моржи-шишкари. Только с третьего захо да моржи были добыты. Их тут же р азделал и, а шкуры положили на нед е лю ква с ить. Одновременно делали р е мни и з кожи молодых тюленеЙ-лахтаков. Для связки деревянных част е й байдары нужио было не мене е двух сот метров. Главным условием строит е ль ства аньяпика было -
никаких гвозд е й и другого металлического кр е п е жа. Теперь предстояло расколоть шку­
ры по толщине пополам. С волне­
нием следил Сергей за быстрыми дви­
жениями уляка -
специального сер­
повидного ножа. Казалось, малейшее неточное движение -
и шкура будет испорчена. Но все обошло с ь. Раско ­
лотые шкуры натянули для просушки на большие деревянны е рамы ... В следующий сезон строить байда­
ру помогали Сергею, кром е эскимо­
сов, будущие члены коман ды -
Олег Гайфуллин, секретарь комс омол ьс ­
кой организации порт а Провид е ния, Виктор Синюшкин, боцман Магадан ­
рыбпрома -
организации-спон со ра, согласившейся финансир овать эксп е ­
дицию, и наша маленькая киногруп­
па студии «Центрнаучфильм», В кото­
рую вошел автор этих строк, а такж е светотехник Николай Лобан е в. Позже подъехали Владимир Сертун, предсе ­
датель окружного фотоклу ба и з Ана­
дыря, и Евгений Рябов, работник от­
дела культуры райиспо лкома из Про­
видения. А пока мы пыхт е ли впят е ­
ром, забьm свои основны е проф ес сии и превратившись в плот ников и сто­
ляров. Мы торопились. Еще н е мно ­
го -
и кончится коротко е арктичес ­
кое лето, начнутся шторм а и н е пого­
ды, появятся льды. День, когда начали сшива ть шк у ры и натягивать их на готовый каркас, был для нас большим испытани е м. Накануне мы не спали двое сут о к, связывая все деревянны е части байда ­
ры ремнями'. Наконец пожилая эски­
моска тетя Зина со своей помощни­
цей смогли приступить к д е лу. Они сшивали шкуры нитками и з китовых жил на перевернутом вв е рх кил ем каркасе байдары. Проц есс и з готовл е­
ния таких крученых нит ок очень тру­
доемок, но зато уж шкуры, с шиты е ими, никогда не пропустят в швах во­
ду. За сшиванием шкур следили не­
сколько стариков эскимо с ов. Руково­
дил работой Ухтыкак, больш е в сех переживающий за успех д е ла. По его совету мы время от време­
ни смачивали больши е полотнища брезента водой и накрывали ими уже сшитые куски. Нельзя было дать шку­
ре пересохнуть, пока она окончат ел ь ­
но не натянута на карка с, Након е ц тетя Зина делает пос ледний с т е ­
жок -
длилась эта работа часа три. Ухтыкак дает команду п е р еве рнуть каркас вместе со шкуро й. Потом мы завели края шкуры за круг лый п л ан­
шир, внутрь байдары, и ч ерез специ­
альные отверстия, про дел а нные в кра ­
ях шкуры через каЖДЫ Е п олмет р а, протащили длинный увлажненный р е м е нь. Натяжка началась. Это был ответстве нный момент. На ум пришло сравнен и е со строительством самоле­
та. Пластичность и легкость его кры­
л ье в и корпуса зависят от качества материала, из которого он сделан, а жесткость и надежность -
от тысяч закле пок. Сделай эти заклепки плохо, и грош ц ена такому самолету. Так и аньяпик. Он будет необыкновенно л е гким и пластичным на волне за счет материала -
шкуры моржа. И доста­
точно жестким, чтобы нести большой груз и экипаж, благодаря прочности шкуры, хорошей натяжке и вязке ремнями. Лахтачьи и моржовые рем­
ни -
заклепки старинного эскимос­
ско го суденышка. Чер ез час-полтора готовую байдару установили на пустыle бочки. Теперь надо было подождать пару дней, по­
ка она высохнет и шкура ее будет зве­
неть как на барабане. Мы же, чтобы н е терять времени, рубили пока из де­
р е ва весла, мачту, руль, шили боль­
шой четырехугольный парус. Когда а ньяпик был полностью готов, в Сире­
никах, как назло, зарядили дожди, на­
чались шторма ... В день отплытия на берегу собрал­
ся весь поселок. Шла погрузка. Палат­
ки, меховая одежда, ящики с продук­
тами, японский лодочный мотор <<То­
хатсу», канистры с пресной водой и бензином, киноаппаратура, рация ­
всего мы погрузили две с половиной тонны. Жители Сиреников, глядя, как все больше и больше груза исчезает в нашем суденышке, не верили, что оно выдержит. Особенно скептически были настроены молодые эскимосы и русские работники совхоза. Спо­
койны были только старики эскимо­
сы. Особенно YXThIKaK. Он словно по­
моло д е л. С покойствие стариков все­
ляло увереННОС1Ъ и в нас. Тем более что совхоз отпускал с нами лучшего' с воего охотника-зверобоя, эскимоса Олега Исакова. Одетые в непромокаемые рыбацкие костюмы, мы вошли по щиколотку в воду и встали у бортов аньяпика. Один из стариков, сохраняя дань тра­
диции, «умыл» нос байдары водой, кинул в море кусочки мяса моржа. Как только накатная волна отошла, мы с криком «У -ук! У -ук! Ук!» ри­
н улись с аньяпиком в прибрежную морскую пену. Мощные удары весла­
ми -
и мы уже за прибойной поло­
со й, В н ео пасной зоне. Наши трени­
ровки с эскимосами не пропали да­
ром. --
Поднять парус! -
пронеслось над бухтоЙ.- Курс - норд-норд-вест! Впер е д и только вперед! Прощайте, Сиреники -
колыбель древнего эскимосского судостроения на Чукотк е! Как-то покажет себя ва­
ше детище -
десятиметровый кожа­
ный аньяпик с восемью членами эки­
пажа? Первые сутки идем мимо скалис­
тых берегов. Попутный ветер позво­
ляет держать приличную скорость. 3 Минуем одно и з самых древних по се ­
лений эс ким осов -
Имтук. В бинокль хорошо видны старин ны е землянк и да торчащи е из земли стойки и з ч е­
люстей гренландских китов. Обычно на таких стойках, соединенных п о п е ­
речинами, :"с кимо сы сушили байда­
ры, хранили мясо и рыбу. Нын е по се­
лени е покинуто ... Возле старого полузаброшенного местечка Кивак берег р ез ко пов ер нул на север. Пов е рнули и мы, войдя в длинную бухту Ткач е н. В етер изме­
нился. Сергей Фролов дал команду спустить парус и завест и мотор. Ча са через два в глубин е бухты показало сь село Ново-Чаплин о. П е рвыми пришли по смот р е ть на наш аньяпик р еб ятишки. Потом поя­
вились старики эс кимосы. Они с боль­
шим любопытством рас сматр ивали 4 байдару, ощупывали каждый шпанго­
ут и каждый шов. Давно здесь не ви­
дели подобного судна. Возле причала, который был виден неподалеку, мы за метили лишь одни вельботы ... Через полчаса на берегу стояла па­
латка, пылал костер. Т ут же непода­
леку сохла поставленная на ребро байдара. Ее обшивку необходимо бы­
ло время от времени просушивать. В совхозе мы купили свежей рыбы и -
в связи с предстоящими холода­
ми -
меховую одежду. Особенно нас радовали нерпичьи штаны -
они не боятся воды и н е продуваются вет­
ром. У нерпичьей одежды есть еще одна ценная особенность: хорошо по­
догнанная и старательно зашнурован­
Iн а я, она, словно поплавок, не дает че­
ловеку, упавшему за борт, утонуть. А ее непромокаемость позволяет не за-
Посепок IIHpilK ... HHOT. Ero наЗ.8ние переводитс. прибпизитепьно как " .... соКое сухое место". Спуск байдар ... Н 8 .оду. от сопнечноrо света cYAeH"'WKo становитс •• нтарн",м. У.еренно сидит • одноместно м бамдаре чукотским охотник, rреб. двухпопа с тн",м веспом. мерзнуть в ледяной арктической во­
де -
обычно у человека, одетого в любую другую одежду, смерть от хо­
лода наступает очень быстро. Новочаплинцы поделились с нами своими бедами. Много лет они пере­
живают факт переселения их из райо­
на старого Чаплина, где рядом были богатые лежбища моржей и много ки­
тов. Конечно, Ново-Чаплино ближе к районному центру, поселку Провиде-
ния, но зато удалено от удобных мест промысла. До сих пор чаплинцы жи­
вут с надеждой, что им вернут старое Чаплино. Пролив Сенявина встретил байдару хмурыми тучами. Порывистый хо­
лодный ветер заставлял нас то опус­
кать, то поднимать парус. Все чаще приходится запускать «тохатсу». За кормой для безопасности тащится на привязи надувная лодка. Уже виден остров Ыттыгран, важная для нас точка. По заданию Магаданского краеведческого музея нам предстоит обследовать здесь древние эскимос­
ские и чукотские стоянки. Чем ближе Ыттыгран, тем слышнее какие-то странные звуки, напоминаю­
щие сначала шум выпускаемого под давлением воздуха, а потом -
падаю­
щего на пол листа железа. Оказалось, в проливе кормились планктоном серые киты. Их было очень много. Они ныряли справа и слева от нашей байдары, выпуская большие фонта­
ны. Ныряя, киты хвостами били о во­
ду -
это и были те металлические звуки, которые мы слышали. Зрели­
ще было захватывающее. Чтобы не пугать китов, мы выключили мотор и подняли парус. -
Приготовить пых-пыхи'! -
ско­
мандовал Сергей, когда мы были мет­
рах в тридцати от берега. Мощная на­
катная волна приближалась. -
Владлен, готовь носовой ко­
нец! -
добавил он, но я был уже дав­
но наготове. Техника причаливания, заимствованная у эскимосов, вырабо­
тала в нас автоматизм. Как только нос байдары прорезал пенный бурун, мы выскочили на бе­
рег и начали тянуть суденышко. Нес­
колько облегченное, оно легко пома­
лось. Но едва волна схлынула, байда­
ра тяжело осела. Дальше мы действо­
вали по эскимосской технологии: все вместе подняли нос байдары и подло­
жили под нее пых-пых. ПО нему бай­
дара легко прошла еще несколько метров на прибрежную гальку. А ког­
да носовой пых-пыхперекатился под корму, мы подложили под нос второй пых-лых. На двух пых-пыхах, несмот­
ря на то, что в байдаре был весь наш груз, легко протащили ее метров на двадцать от берега. Только тут облег­
ченно вздохнули. В последние годы островЫттыгран все чаще привлекает к себе внима­
ние этнографов. Здесь обнаружена знаменитая «китовая аллея», создан­
ная 400-500 лет назад древними эс­
кимосами из челюстей и черепов гренландских китов. Зачем она здесь? На этот счет существуют разные ги­
потезы. Есть среди ученых сторонни­
ки культового значения памятника. Другие же считают, что это место -
база для сезонного хранения добыто­
го в больших количествах мяса китов и моржей. И в доказательство .ссыла­
ются на найденные рядом древние I Пых-пых или dllатыхпых­
чукотское И эскимосское НdЗl\ания боль­
шого поплаllка из неРlЦlчьей шкуры. 6 мясные ямы. А может быть, верны оба предположения? Разделившись на две группы, мы двинулись в разные концы острова. Густая ярко- жел тая травяная расти­
тельность покрывала остров. Неско­
лько раз попадались следы бурых медведей. Следы были свежие, и Сер­
гей Фролов на всякий случай загнал пулевой патрон в патронник своего ружья. Перевалив гряду крутых сопок, мы добрались до ровного плато, где пря­
мо на поверхности земли обнаружили выбеленные солнцем и ветрами чело­
веческие черепа, деревянную посуду, костяные изделия и большие fHYТble деревянные детали, напоминающие части от нарт. Но больше всего нас об­
радовал старинный шпангоут из кито­
вой кости. Эrо подтверждало гипоте­
зу о том, что древние мореходы Чу­
котки делали каркасы cYAoJl из кости, когда не было дерева. Место находок мы нанесли на кар­
~. сфотографировали все найденное ~: Jыбрав несколько наиболее ценных вещей для Магаданского музея, тро­
нулись В обратный путь. ... В эту ночь мы почти не спали. Сидели у костра, завороженные раз­
горающимся северным сиянием. Небо переливалось всеми цветами радуги. А в проливе охотились киты. Мы их узнавали по выдыхаемому воздуху и по металлическим шлепкам. На со­
седнем островке раздавалось харак­
терное «хрюканье» моржей и крики птиц на птичьем базаре. Прибойная волна у берега поднимала мириады живых светящихся точек. Мы чувствовали себя частью вели­
кой живой материи ... Байдара несет нас к острову Ара­
камчечен. Он вырастает из тумана, та­
кой длинный, что, кажется, ему не бу­
дет конца. Аракамчечен известен сво­
им огромным моржовым лежбищем. В от дельные годы здесь собирается до ЗО тысяч моржей. Вот и сейчас они, скрываясь от приближающегося шторма, большими группами спешат укрыться на галечных берегах. Когда туман на несколько минут рассеива­
ется, замечаем заброшенные охотни­
чьи избушки и торчащие из земли че­
люсти гренландских китов. Помню, несколько лет назад в поселке Лав­
рентия, мне рассказывали, что не так давно умер последний хозяин Ара­
камчечена -
знаменитый шаман Эп­
кыр. С этим островом связана инте­
ресная легенда: чукчи говорят, что на высоком берегу острова, который ви­
ден в хорошую погоду из Янракын­
нота, стоит огромный каменный столб, поднять который не под силу даже десяти сильным мужчинам. И на материке, на высокой сопке, непода­
леку от Янракыннота, стоит якобы точно такой же каменный столб. Кто поставил эти гигантские, обработан­
ные вручную, камни? По легенде­
сын собаки, живший на острове, и сын медведя, живший на материке. Од­
нажды они встретились, чтобы срази­
ться. Сын медведя размял рукой в по-
рошок клык моржа. Сын собаки раз­
давил под мышкой большой пых-лых. Тогда, видя равную силу друг друга, они решили не сражаться, а поставить в память о своей встрече два таких ги­
гантских камня-столба ... Неожиданно на берегу мы увидели мертвого моржа. Затем еще одного. И еще. Почти все они были с отрублен­
ными головами. Эrо поработали бра­
коньеры: клыки моржей здесь ценят­
ся сейчас выше мяса. Печальная, взывающая к раздумью картина. Не успели мы погоревать о загуб­
ленных моржах, как заметили двух выброшенных морем серых китов. Возле каждой туши суетились про­
жорливые песцы. Чтобы выяснить, отчего погибли киты, мы, несмотря на шторм, решили высадить на берег де­
сант. На резиновой лодке отправились Олег Исаков и Николай Лобанев, а мы, стоя на якоре за прибойной поло­
сой, травили длинный фал, к которо­
му была привязана лодка. Вскоре Олег и Николай были на берегу. Олег стал осматривать ближайшего кита, Николай -
того, что лежал метрах в стаот первого. Потом, когда крупная волна отошла, "реЗИНК1i» ринулась в море. Мы быстро начали подтя­
гивать ее к байдаре. Ребята рас­
сказали, что в теле обоих китов они обнаружили, как им показалось, раны от больших гарпунов. Стреляли, оче­
видно, из гарпунной пушки. Но с ка­
кого судна? На этот вопрос, я думаю, лучше могли бы ответить наши погра­
ничники и представители Охотскрыб­
вода и Магаданрыбпрома. Когда туман окончательно рассеял­
ся, мы увидели на материковом бе­
регу поселок Янракыннот. На русский язык это слово переводится прибли­
зительно как «высокое сухое место». И действительно, Янракыннот, окру­
женный почти со всех сторон водой и болотами, стоит на единственно высо­
ком сухом месте. Мы быстро вытащи­
ли весь груз на берег, а байдару, пе­
ревернув днищем вверх, поставили на пустые бочки. Затем тяжелым веслом обстучали ее кожаные борта и днище, чтобы из-под шпангоутов И'форштев­
ня высыпались мелкие камешки. Этому нас научили эскимосы в Сирениках. Любой застрявший ка­
мешек может протереть в шкуре дыру. Поселок состоял в основном из од­
ноэтажных, крытых толем домиков, каких немало и в России. ЕДИНСТl!ен­
но, что придавало ему националь­
ный колорит -
так это привязанные возле домов собачьи упряжки да за­
боры из позвонков китов и ребер мор­
жей. Живут в поселке в основном береговые чукчи и эскимосы, но их немного. Промышляют морского зве­
ря, ловят рыбу. Есть в местном сов­
хозе звероферма и стадо домашних оленей. В Янракынноте мы задержались на три дня из-за поломки мотора. И за это время успели подружиться со многими. Особенно с местными маль-
чишками. Дети интерната, оторван­
ные от родителей-оленеводов, кото­
рые находились в тундре, похоже, чувствовали себя одинокими и тяну­
ЛИСЬ к нам. Они знали нас поимен­
но, и у каждого из нас был «свой», особенно привязавшийся мальчишка. Я далек от сентиментальности, но, ей­
богу, у меня дрогнуло сердце, когда мой подопечный, высунувшись напо­
ловину из окна интерната, крикну л на прощанье: «Вла-ди-лен Ва-си-ли­
вич!!! Вы мне обязательно напишите из Москвы!» Я с грустью помахал ему на прощанье, вспомнив один печаль­
ный случай, который произошел в другом чукотском поселке. Когда учительница интерната спросила пер­
воклассника: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?», он ответил: «Рус­
ским! .. » Помню, два года назад выступал я в чукотской школе в поселке Нешкан. В большом классе собралось много на­
рода, были там школьники -
от пято­
го до десятого класса. В конце бесе­
ды я попросил поднять руку тех ре­
бят, кто умеет говорить по-чукотски. И был поражен, что не нашлось ни одного мальчика или девочки, кото­
рые бы знали свой родной язык. Тогда я попросил поднять руку маль­
чиков, которые умеют управлять со­
бачьей упряжкой. Нашелся всего один. И это в поселке, где имеется бо­
льше трехсот ездовых собак и взрос­
лые постоянно работают с упряжка­
ми -
ездят на рыбалку и на охоту. Чему же учат мальчиков на уроках труда в этой школе? Я поинтересо­
вался. Оказалось, Аелать табуретки. А почему не нарты? Или упряжь для со­
бак и оленей? Или другой охотни­
чий и промысловый инвентарь? По­
чему в Нешканской школе не обуча­
ют древнему косторезному искусст­
ву? почему девочки не умеют, по примеру своих матерей, шить само­
стоятельно меховую одежду? И еще я задал ребятам вопрос, кто из них хо­
чет пойти по стопам отцов и стать оленеводом. Поднялся всего один мальчик, десятиклассник Володя Ты­
нагиргин. Позже учителя, как бы оп­
равдываясь, сказали мне, что в 8-м классе у них есть еще один мальчик, который хочет пойти в оленеводы,­
Гриша Рахтын. И это из 160 учеников! «Не пора ли этих двух ребят,- сказал я на прощанье директору школы,­
занести в Красную книгу?!» Я вспомнил и учительницу из Неш­
канской школы Александру Ефимов­
ну СиВак, которая пятнадцать лет от­
дала обучению чукотских детей. «Обидно,- говорила она мне.- Вы­
ходит, не так и не тому учили мы мес­
тных детей ... И сейчас все надо начи­
нать сначала ... Нельзя детей отрывать от родителей, надо, чтобы мы, учите­
ля, выезжали к ним в тундру и нахо­
дились там столько, сколько нужно. Как это было раньше -
в красных ярангах ... » Такими же сожалениями были наПОNнены и рассказы старых нешканских·учителеЙ, теперь уже на пенсии, Людмилы Михайловны и Александра Павловича Сапожнико-
вых. На двух чашах весов -
трагедия учеников и трагедия учителей. За кормой осталось уже около пя­
тисот километров. Наша байдара по­
казьшала хорошие мореходные каче­
ства. Но в любой день на нашем пути могли появиться льды, которых мы ждали, желая испытать наше су ДНО, и боялись. О приближении зимы напоминали стаи улетающих на юг птиц. Ихолод­
ный, пахнущий снегом ветер. Мы на­
девали на себя всю свою меховую одежду. И ели в основном мантак. Этими полосками китовой кожи со слоем жира нас снабдили местные жители. Мантак очень калорийный, спасает охотников от цинги и авита­
миноза и даже от холода -
человек, питаясь им, меньше мерзнет. Сначала мы варили мантак, а потом на­
учились есть его сырым. Скоро в Лорине, куда лежал наш путь, мы увидим, как нарезают полоски манта­
ка, разделывая только что добытого кита. Встреча в селе Лори но была торже­
ственной. Здесь тоже давно не поль­
зовались кожаными байдарами, и тех­
нология строительства их была забы­
та. Охотиться на морского зверя ло­
ринские жители выходят только на деревянных вельботах и металличес­
ких катерах, напоминающих старин­
ные утюги. Понимая, что скоро наша байдара встретится со льдами, мы, по совету эскимосов, сделали в столярке совхо­
за двое деревянных саночек с поло­
зьями из моржовойкости. Такими са­
ночками с древних времен пользова­
лись эскимосские мореходы, когда им приходилось, попав в ледовый плен, перетаскивать байдары через льды. Кроме того, мы изготовили ИЗ листо­
вой жести трехметровый ледорез, ко­
торый надевается на нос байдары. Его задача -
предохранять байдару при плавании в ледяной шуге, а также от ударов о крупные льдины: Раньше эс­
кимосы вместо ледореза ставили до­
полнительную толстую шкуру мор­
жа. В Лорине в эти дни кипела бур­
ная жизнь: к берегу один за другим подходили с добытыми моржами ве­
льботы, а катера подтягивали с рейда серых китов, которых привез единст­
венный в нашей стране небольшой ки­
тобоец «Звездный». По международ­
ной конвенции нам и американцам разрешено добывать на нужды корен­
ного населения строго определенное количество серых китов, еще доволь­
но широко распространенных в север­
ных водах Тихого океана. Возвращение зверобоев с добычей всегда событие в национальных п€)­
селках Чукотки. Так сложилось из­
давна. Не было добычи -
наступал голод. Случалось, вымирали от голо­
да целые стойбища. Веками основным источником питания эскимосов и бе­
реговых чукчей было моржовое и ки­
товое мясо. Потому-то так тяжело воспринимает коренной житель Чу­
котки европейскую пищу. Один эски-
МОС из Сиреников рассказывал мне, что когда он служил в армии, то, пи­
таясь в основном кашей и щами, не вылезал из госпиталя. А наш Олег Исаков вспоминал, что самым счаст­
ливым днем для него во время служ­
бы в армии был день, когда родители присылали посылку с мантаком. Я видел, как на Омолоне, на юге Чукот­
ки, дети оленеводов-эвенов, не прит­
ронувшись к интернатской пище, убе­
гали во время забоя оленей к кораб­
лям, лишь бы поесть свежего костно­
го оленьего мозга. Есть хорошая поговорка: в чужой монастырь со своим уставом не хо­
дят. Самое время вспомнить ее нам, пришедшим на Чукотку со стандарт­
ным о,Qщепитом. ... Не успели лоринцы вытащить ки­
тов на берег, как около них собралась толпа местных жителей. Почти все были с ножичками, и каждый отрезал себе по куску китового жира с кожей. Мальчишки нарезали мантак длин­
ными полосками и тут же ели сырым. Старые женщины клали его в пласт­
массовые ведерки и уносили про за­
пас. Бригады зверобоев огромными секирами разделывали добычу и от­
правляли ее на переработку в цех. В сторонке крутились собаки, ожидая подачки. В воздухе возбужденно но­
сились чайки. Все вокруг пришло в движение. Это действо было отголос­
ком далекого Праздника Кита ... Вышли в ночь, чтобы не застрять в Лорине из-за непогоды. Яркая луна, словно гигантский фонарь, освещает холодное море. Исчезли полутона, но отчетливо видны темные силуэты бе­
регов. Ночное плавание и пугает, и на­
стораживает, но есть в нем особая прелесть ... Прошли покинутые чукотские по­
селки Аккани и ЯндогаЙ. А за проли­
вом Лаврентия миновали еще два за­
брошенных, на этот раз эскимосских поселка -
Пинакуль и Нунямо. Грус­
тные мысли лезли в голову. Где сей­
час виновники печального укрупне­
ния поселков, те, кто одним росчер­
ком пера оголил северо-восточное по­
бережье Чукотки, переселив морских охотников в районный центр Лав­
рентия? Помню, несколько лет назад, когда я был в Лаврентии, мне показа­
ли одного из лучших морских охот­
ников Чукотки, еще не старого чело­
века, который зарабатывал на жизнь тем, что выносил пищевые отходы из районной столовой. А было время, когда он и несколько таких же отваж­
ных его товарищей кормили все свое село, выходя в море на байдаре под парусом, поражая моржей и ки­
ТОВ одними лишь ручными гарпуна­
ми. В Лаврентии нет применения их древнему ремеслу. Не раз жаловались мне чукчи и эс­
кимосы из уцелевших еще националь­
ных поселков, что поселок Лаврен­
тия --
бесполезное село, ничего не про изводит, сидит у них на шее и что они не чувствуют себя хозяевами своей земли. Поучителен случай, ко-
7 торый произошел в нешканской тунд­
ре. Приехал как-то к оленеводам сов­
хоза инструктор райкома партии из Лаврентия, долго беседовал с пас ­
тухами; старый пастух слушал, слу­
шал да и спросил: «Из ваших слов по ­
лучается, что тундра наша, а олени ваши, речка -
наша, а рыба -
ваша. Как же это?.» Что тут можно е ще добавить? Мы возомнили, что можем учить охотников-зверобоев, как надо до­
бывать морского зверя, а пастухов­
оленеводов, предки которых веками жили рядом с северным оленем,­
как и где пасти оленей. Так почему тогда, несмотря на науку, которую мы якобы несем в тундру, катастро­
фически уменьшается поголовье до­
машних оленей? И большинство оле­
неводческих совхозов Чукотки стали 8 / нерентабельными? Почему морской зверь уходит от многих поселений Чукотки? В памяти еще свеж недавний слу­
чай в поселке Энурмино, когда са­
моуверенный директор совхоза ради плана приказал бить моржа прямо на лежбище. План, конечно, сделали, но сотни зверей, подавив в панике друг друга, так и остались лежать на бере­
гу. И лежали целый год, по ­
тому что их не на чем было вывезти с лежбища. Через год факт этого убийственно­
го браконьерства случайно установи­
ли инспектора Охотскрыбвода. Ди­
ректора, конечно, сняли и судили, НО моржи стали реже посещать энур­
минское лежбище. Хорошо помню разговор все с тем же райкомовским инструктором из Посепок Лорино. На ппощаДке, rAe ра з депываlOТ морже й и серых китов, ДНЮIOТ И ночуlOТ ча й ки. Ла в рентия, который говорил мне в Нешкане: «Мы ликвидировали яран­
ги, сделанные из шкур, и перевели всех охотников и оленеводов в дере­
вянные дома. Это ли не благодея­
ние?!» Я специально побывал во многих одноэтажных, покрытых толем и об ­
шитых дранкой домиках и посмотрел, как живут в них коренные жители. В одной комнате -
от пяти до две­
надцати человек. Семьи, как правило, на Чукотке большие, в каждой по­
многу детей. Около двадцати лет в Нешкане не было жилищного стро ­
ительства, дома старые, ветхие. Если сын местного охотника женится, то ему некуда отселиться от родителей. Так и живет молодая семья в одно­
комнатной квартире-общежитии с ку­
чей братьев и сестер и со старыми ро­
дителями. А что касается яранг, то не следовало бы сбрасывать со счетов это традиционное жилище. У него немало достоинств, особенно если выпускать пр ос торные и теплые ме­
ховые яранги со всеми необходимыми удобствами. Иэ них можно было бы соэдавать в поселках целые улицы. Сохранился бы при этом националь­
ный облик северных поселков, не умерли бы традиции, свяэанные с из­
готовлением яранг и жизнью в них. Молодые семьи могли бы легко отделяться от старых родителей, по­
купая недорогие яранги. Но разве ду­
мают об этом поселковые власти, сос­
тоящие в основном из людей, rtрие­
хавших с материка лишь на некоторое время?! Не по зову сердца стремят­
ся многие из них на Север, как это было в 20-х и ЗО-х годах, а за прилич­
ной северной надбавкой ... Первый лед мы встретили в бухте Чини. О нем нас предупредили по ра­
ции пограничники и даже советовали не рисковать, зайти на отстой в бухту Лаврентия. Но мы отказались, наде­
ясь на заберегу -
чистую полосу во­
ды, которая образуется у берега сре­
ди льдов при отжимном ветре. В этих местах в ХУН веке прошел забере­
гой Семен Дежнев. Его кочи имели малую осадку и могли идти вблизи берегов. Многие суда, которые шли здесь после Дежнева, спустя 100 лет, потерпели неудачу: они имели боль­
шую осадку и вынуждены были вы­
бирать путь вдали от берегов, где не­
минуемо попадали в тяжелые льды. В бухте Чини льда было немного. Байдара, обновленная свежими лат­
ками из кожи моржа, легко раздвига­
ла ледорезом шугу. Правда, от треска льдинок об ошивку байдары по спи­
не пробегали мурашки ... Искоса наб­
людаем за Олегом Исаковым, но ли­
цо его спокойно, словно говорит,. что моржовая шкура и не такое вы­
держит. Скрылась за темными скалами бух­
та Чини. Потянулись незнакомые бе­
рега, покрытые снегом. Море до го­
ризонта забито льдами, а здесь, у бе­
рега, спасительная полоса чистой во­
ды. Правда, местамИ с шугой, с круп­
ными льдинами. Весла и багры дер­
жим на,готове. На льдины навали­
ваемся всей гурьбой и отталкиваем их оЧ' байдары. Иногда плавающие бе­
лые поля смыкаются перед самым носом байдары. Тут уж приходится попотеть. К вечеру доползли до глубокой и удобной бухты Поутэн. На левом бе" регу заметили заброшенную охотни­
чью избушку. Решили заночевать. Плыть ночью во льдах было опасно. Утром Сергей Фролов и Олег Иса­
ков поднялись на высокую сопку, чтобы с ее вершины оценить ледовую обстановку в море. Через час они вер-
нулись С печальной н~остью: бухта Поутэн со всех сторон блокирована льдами. А вскоре мы заметили, что ветер, который дул в нашу сторо­
ну, забивает бухту большими ледовы­
ми полями. Положение становилось критическим. Если лед в бухте уста­
новится окончательно, нам придется зазимовать в избушке или вызывать вертолет и у летать, оставив нашу байдару здесь до следующего лета. На общем совете решили выждать пару дней. Занялись обследованием древнего поселения. Осыпающийся культур­
ный СЛОЙ высокого берега принес нам несколько предметов быта древ­
них охотников: деревянную посуду и костяные предметы. А однажды я решил обследовать большую старую помойку, которая находилась ря­
дом с избушкой. Ребята посмеива­
лись надо мной, когда я снимал пер­
вый «бескультурный» слой. Но я про­
глатывал насмешки и продолжал раскопки. Интуиция не обманула меня. Через час я обнаружил несколько интерес­
ных деревянных тарелок, большое деревянное блюдо, длинную костя­
ную ложку и ... деревянную фигурку . божка сантиметров в сорок высотой. Рот божка был заметно пропитан жи­
ром, а . сзади, со стороны затылка, имелись два отверстия, через кото­
рые протягивался ремешок для под­
веIlIивания божка к столбу или к яранге. Позже одна старая женщина ИЗ Уэлена рассказала, что в старину у каждой семьи были такие фигурки. Божков подкармливали нерпичьим жиром и берегли как хранителей оча­
га. У нас был небольшой приемник, ко­
торый ЛОВИЛ только Аляску. И од­
наж.ды мы услышали, как далекая ра­
диостанция сообщала, что сейчас на Чукотке в бухте Поутзн, зажатая во льдах, застряла экспедиция на эски­
мосской байдаре. Речь шла о нас, и мы поняли, что нашу маленькую рацию, работающую хотя и внебольшом диапазоне, засекает мощная радиос­
танция Аляски. Наше самолюбие было задето. И на совете решили­
во что бы то ни стало пробиваться вперед. Вскоре байдара, полностью загру­
ж.енная, стояла на двух специальных саночках, изготовленных нами в Ло­
рине. С привычным нам эскимосским кличем «Ук-ук! Ук!» двинулись по бе­
лому полю бухты. Нужно было пре­
одолеть ледовую nеремычку длиной метров в триста, добраться до полосы чистой воды. По ровному льду байдара шла дово­
льно легко. Санки, обитые моржовой костью, обеспечивали ей хорошее скольжение. Трудней приходилось на вздыбленных льдинах. Но нас уже ничто не могло остановить. Через несколько часов нос байдары кос­
нулся чистой воды ... BOКPn' неожиданно северо-восточный ве­
тер, который держал нас в плену, изменился на юго-западный, отжим­
ной. Большие ледовые поля стало медленно относить в сторону моря. Заберега расширилась настолько, что мы могли лавировать в ней даже под парусом. Само провидение пришло нам на помощь. Мы снова плы­
ли вперед к желанной цели. Заночевали в Дежневе, где находи­
лась промысловая база Уэленского совхоза. А с рассветом трону лись дальше. Мы спешили, боясь, что удобный для нас ветер сменится и спасительная заберега исчезнет на­
всегда. Через час прошли мыс Пээк. Да­
льше потянулись берега, которые трудно описать. Черные, изрезанные внизу глубокими трещинами и пеще­
рами скалы поднимались высоко в не­
бо остроконечными пиками фиолето­
во-серого цвета. На них висели ог­
ромные наледи, готовые в любую се­
кунду сорваться в море. Среди скал высились фантастические ка­
менные изваяния. Здесь мы не встре­
тили ни одной птицы. Казалось, что даже их пугают эти изваяния. «Стра­
ной духов» назвали мы эти берега. Наше движение усложнилось: пос­
тоянно менялось направление ветра и течение. Мы находились в самой узкой части Берингова пролива меж­
ду Азиатским материком и Амери­
кой. Здесь встречались два океана -
Северный Ледовитый и Тихий. Те­
чение кружило льды, которые в лю­
бой момент могли раздавить наше ут­
лое суденышко. Крики «ура» раздались на байдаре, когда мы увидели мыс Дежнева и на нем памятник' отважному русскому первопроходцу. Неподалеку от памятника видне­
лись остатки одного из древнейших эскимосских поселений на Чукот­
ке -
Наукана. С грустью извещаю, что и Наукан прекратил свое сущест­
вование, попав в список неперспекти­
вных эскимосских сел. Настанут ли такие времена, думал я, когда лю­
бой народ, пусть даже совсем ма­
ленький, будет вправе решать сам, где ему жить, на каком языке разговари­
вать и куда переселяться? Хочется верить, что так будет. Наша экспедиция закончилась на крайней северо-восточной оконечно­
сти Азиатского материка. Пройдено около семисот километров сложней­
шего пути. Аньяпик показал высокие качества. Вскоре ему предстоит за­
нять место в одном из залов Магадан­
ского краеведческого музея. Возвращаясь домой, мы планирова­
ли новую экспедицию по древнему эскимосскому пути: построим в Си­
рениках две новые байдары и пойдем к берегам Аляски. Сиреники-мыс Дежнева --------------~._-------------
9 Мы продолжаем знакомить читат е-
. лей журнала с откликами на наши проmлые публикацин о поиске воен­
ных реликвий и документов в Аджи­
мymкайских каменоломнях под Кер­
чью. В N2 12 за 1988 год журнал расска ­
зал о найденных одесскими поиско ­
виками строевых записках одного из подразделений подземного гарнизо -
Высыnа. по просьбе редакции фОТО' rрафню М. А.. Путнна, ero сестра Екате ­
рина А.нтнпаТРОВНiI наПНСilnа: "Перед воiiной МаnilХНЙ А.НТИПilТРО· внч СфотоrрафНРОВilПС. вместе с женой Зинандой ВПilДНМНРОВНОЙ и дочерью МаwеЙ. Вскоре онн уехаnи из Hawero ,орода, и с тех пор мне ничеrо не И3' вестно о их судьбе ... Пубnикуем СТilрЫЙ снимок снадеж· дой, что он поможет встретитьс. родст, веННИКilм поrибwеrо защитника А.джи· MYWKiI •. Пиш ет вам Путина Екатерина Ан­
типатровна. Со слезами на глазах <JИ­
тала очерк Виктора Соколова "Шт аб второго батальона». В нем шла pe<Jb о подвиге моего старшего брата, капи ­
тана Малахия Антипатровича Пу тина. Подумать только, столько лет мы ничего не знали о нем! Согласно изв е ­
щению,' выданному нашему отцу Ан­
mпатру Федоровичу Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска 25 матра 1947 года, мы считали, что Малахий пропал без вести на фронт е. Все прошедшие годы я не перестава ла надеяться, что еще услышу о н ем. О погибшем брате могу сообщить 10 иа. Как мы и предполагали, после публикации очерка Виктора Соколо­
ва "Штаб второго батальона» редак­
ция получила немало писем. Многие из написавших нам просили передать сердечн ые слова благодарносm авто­
ру и всем, кто через столько лет по­
мог выяснить судьбы родственников и боевых товарищей, пропавших без вести в Великую Отечественную. допол нит ельно, что он родился и вы­
рос в городе Бийске, где организовал одну из п ерв ых ячеек на Алтае. Поз­
же он работал учителем математики в детском доме, а затем стал военно­
служащим. Перед войной Малахий служил в П оло цке. С апреля 1942 го­
да пис е м от него мы не получали ... Посылаю вам несколько фотогра­
фий Малахия Антипатровича и из­
вещение. Е. А. ПУТИНА, пенсионерка, г. Свердловск В вашем журнале я увидел список р а н ее неизвестных участников оборо­
ны Аджимушкая. Там значился и младший ле йтенант Якушев Иван Ге­
расимович. Возможно, речь идет о моем брате, который родился в 1919 году в селе Грачев ка Кинельского района Куйбышевской области. П е­
р ед войной он закончил Куйбышевс­
кий техникум радиосвязи и работал по распределению в городе Кзыл-Ор-
да. Оттуда в 1940 году его призвали в армию. Из писем знаю, что перед са­
мой войной Иван служил в Краснода­
ре. Последн ее его письмо пришло из Керчи в июне 1942 года, когда город был уже занят врагом. Следом за пи­
сьмом пришло извещение, что мой брат пропал без вести. В. Г. ЯКУШЕВ, г. Кин ель Куйбышевской области Дорогие товарищи! Думаю, вы пой­
мете мое состояние, когда я прочи­
тал о том, что среди документов, обнаруженных при раскопках в Ад­
жимушкае, встретилось имя моего брата, старшего сержанта Бориса Иосифовича Чудновского. Столько лет я ничего не знал о его судьбе! До войны мы жили в Симферопо­
ле. В 1940 году меня призвали в ар­
мию, и с тех пор старшего брата я уже не видел. Слышал только от знако­
мых, что его взяли на фронт где-то в середине июля 1941 года. Т е перь я буду знать, что брат погиб, защищая каменоломни вместе с бое­
выми товарищами по второму бата­
льону подземног о гарнизона. Низко кланяюсь всем тем, кто принимал участие в поисках. Я. И. ЧУ ДНОВСКИй, подполковник в отставке, г. Симферополь 6. И. ЧУдНОВСКИI1 Н. М. САЛЬНИКОВ Моя мама, Сальникова Ульяна Ва­
сильевна, в декабре 1942 года получи­
ла извещение о том, что ее муж и мой отец красноармеец Сальников Н. М. пропал без вести. Только через сорок шесть лет дове­
лось узнать из вашего журнала, что он сражался и погиб в Аджимушкайс­
ких каменоломнях. Мамы уже нет, но мы, дети Николая Макаровича, благо­
дарим всех участников эспедиции. мы хотим при ехать в Керчь, отыскать место гибели отца и отдать дань ува­
жения тем, кто похоронен рядом с ним. А. Н. КУЗЬМИНА, пенсионерка, г. Краснодар Вы писали, что среди найденных в Аджимушкае документов есть спис­
. ки С фамилиями без воинских званий. Среди них значится Можаев Сергей Петрович. Вот что мне известно о нем. Сергей жил до войны в городе Красный Луч в районе шахты «Знамя коммунизма». Вместе с ним 3 июля 1941 года меня призвали в армию. Мы прибыли на Северный Кавказ с груп ­
пой краснолучан и ворошиловград­
цев. После окончания в городе Орд ­
жоникидзе военного училища связи, 16 января 1942 года, нам присвоили звание «младший лейтенант» и отпра­
вили на Крымский фронт. В команде из семнадцати человек мы с Сергеем прибыли в район бое­
вых действий недалеко от села Семи­
сотка и станции Ak-МонаЙ. Нас рас ­
пределили в разные полки 272-й стрелковой дивизии, и мы рас стались. В первой половине мая 1942 года после легкого ранения и контузии я прибыл в поселок Аджимушкай, где размещался Резерв командования Крымским фронтом. И здесь я увидел Сергея Можаева. Мы сели на зеленой л ужайке, и он, не торопясь, расска­
зал, что оказался в Резерве после ра­
нения и несет службу в подразделе ­
нии боепитания. Сергей был уже в звании лейтенанта. Мы вспомнили друзей, павших и живых, родной город Красный Луч. Это была последняя наша встреча. Ут­
ром началась бомбежка переправы через Керченский пролив. Все смеша­
лось. Сергей остался в Аджимушкай­
ских каменоломнях ... А. А. РУСЕВ, г. Красный Луч Ворошиловградской области Обращается к вам инвалид войны Азат Саакович Гугулян. Читал кор ­
респонденции об Аджимушкае, и они очень взволновали меня. В найденных недавно списках защитников камено­
ломен есть знакомое имя -
Пойразян Саак Хачикович. Я учился с ним в одном классе ... Нас вместе призвали в армию в октяб­
ре 1941 года. С октября по 28 декаб­
ря 1941 года мы участвовали в обо­
ронных работах в Краснодарском крае, а потом нас направили в школу младших командиров в Армавире. В середине февраля нас зачислили в состав 320-й стрелковой дивизии и от ­
правили на Крымский фронт. В роте я был пулеметчиком, а Саак минометчиком. Меня ранило 2 апреля 1942 года под Керчью. Около трех ме­
сяцев я находился в различных гос­
питалях и, как инвалид, был демоби­
лизован. Когда вернулся в свой посе­
лок, узнал, что Пойразян еще весной писал домой, что меня ранило, а он еще воюет. С тех пор о Сааке Пойразяне никто ничего не слыхал. Он пропал без вес ­
ти. Теперь я понимаю, что после от­
хода с Ак-Монайских рубежей, где я был ранен, наша рота оказалась в Ад­
жимушкайских каменоломнях. И мой друг там сложил голову . с. х. ПОАРАЭIIН А. С. ГУГУЛЯН, Краснодарский край, г. Сочи, пос. Лоо По qледнее письмо от моего свекра Миха ~ а Касьяновича Цискаридзе пришло из Керчи. Может, он тоже по­
гиб в Аджимушкае? Orец моего му­
жа -
грузин, родом из села Цителм­
та Махарадзевского района. Я пони­
маю, что через столько лет узнать что-либо о нем трудно, даже почти невозможно. Но очень вас прошу, умоляю -:-
ищите документы, прове­
ряйте списки убитых и раненых, веди ­
те раскопки! И рано или поздно -
на ­
пишите нашей семье! Л.А. НИКОЛАИ llШИЛИ , г. Тбилиси Из отчета экспедиции за прошлый год я узнал, что в одном из удален­
ных и полузасыпанных уголков Цент­
ральных Аджимушкайских камено­
ломен поисковики обнаружили нари­
сованную на стене углем карикатуру фюрера и надпись русскими буквами: «Гитлер-собак » . Эта находка заставила вспомнить мою поездку в Аджимушкай в 1973 году. Там я встретился с участником обороны каменоломен Ф. Ф. Казначе­
евы м из Баку. В Аджимушкае он был начальником радиостанции и держал связь с Большой землей в начале обороны. or Казначеева я слышал рассказ о том, что в камено ­
ломнях находился перебежчик -
чех или поляк по национально­
сти. Этот перебежчик хорошо ри­
совал и однажды изобразил на стене фюрера и написал по-русски «Гитлер­
собак». Недалеко от этого места рас­
полагалась радиостанция. О поляке или чехе в каменолом­
нях рассказывали и другие защитни­
ки Аджимушкая. С. С. Шайдуров из Орджоникидзе вспоминал,· что это действительно был бывший солдат вермахта. Он добровольно присое­
динился к обороняющимся, И коман ­
дование подземного гарнизона ему доверяло. Как и наши бойцы, он по­
льзовался правом свободного перед­
вижения по подземельям. У меня хранится письмо бывшего военфельдшера п. Ф. Попова из горо­
да шахтыI Ростовской области. «Это был ПОЛЯК,- вспоминает быв­
ший участиик обороны Аджимуш­
кая.- До войны он жил в Кракове. Отец у него был немец, а мать -
по­
лькой. Когда фашисты захватили По­
льшу, его мобилизовали в гитлеров­
скую армию. Звали поляка Яном. Он сносно говорил по-русски, хотя часто путал русские и польские слова. В бе­
седах с нами он с ненавистью отзы­
вался о фашистах, с гордостью гово­
рил, что он поляк, женат на польке и имеет дочь, которой полтора года. В тяжелые минуты (он так же, как и мы, страдал от жажды, а потом от голода) поляк плакал и молился. ян находил­
ся в каменоломнях очень долго, · во всяком случае, до моего пленения в начале сентября 1942 года». Большего о судьбе Яна из Кракова установить пока не удалось. В. В .. АБРАМОВ, полковник запаса, Ленинград 11 Павел ПАВЕЛ, учаТСА XOAIITb чехословацкий инженер Дорогой госпоgин Павел! я был очень уgивлен, Korga увиgел фотографию копии статуи с ост­
рова Пасхи. На фото статуя перемещается на катках с помощью многих рычагов, что мне вполне понятно. Но на gpYTOM снимке кажется, что Вы пере­
gвигаете статую в положении стоя, и TpygHO понять, как, собственно, Вы это gелаете. Был бы весьма pag, если бы Вы прислали мне поgробное описание, и хочу Вас позgравить с иgеей провести эксперимент с бетонной копией. Наш самолет приближался к месту назначения, и через несколько минут мы увидели внизу Рапа-нуи -
знаме­
нитый остров Пасхи. Я летел вместе с экспедицией, воз­
главляемой Туром Хейердалом, и со съемочной группой шведского теле­
видения, состоящей из четырех чело­
век. Тур Хейердал и его спутник про­
фессор Арно Скёйлсволд через трид­
цать лет возвращались на остров Пас­
хи. Пока мы медленно облетали вул­
кан, на его желтом травянистом скло­
не появилась группка мелких черных точек. Я, замерев, следил, как точки постепенно принимали очертания ка-
© Pavel Pavel. Rapa Nui. Ceske Budejo-
vice, 1988. © Перевод на русский язык «Вокруг света», 1989. 12 с пожеланием всего лучшего Тур Хейерgал менных статуй моаи, этих таинствен­
ных королев острова Па схи. Я оглянулся и увидел Тура, невоз­
мутимо сидевшего в среднем ряду кресел, спокойно обсуждавшего что­
то с киногруппой и совсем не раз­
д елявшего воодушевления пассажи­
ров. Когда мы выходили из самоле­
та, у меня в руках оказалось две сум­
ки, моя и ХеЙердала. Он п о про сил помочь ему. Церемония встречи превратилась для него в довольно утомительную работу. У трапа нас ждала ликующая толпа во главе с молодым высоким человеком в очках. Это был губерна­
тор острова известный археолог и друг Тура Хейердала доктор Серхио Рапу. Островитяне, увидев старых знакомых, обнимали их.и выкрикива­
ли рапануйско е прив етствие -
«иа ора на». Я стоял недалеко от Тура и завист­
ливо смотрел на пестры е цв ето чные ожерелья, которые островитяне один за другим над ев али ему на шею. Вок­
руг царила фантастич еская неразбе­
риха, но у меня было достаточно времени, чтобы все рассмотр еть. Вдруг кто-то из них, наверно, пожа­
лев меня, с приветливым «иа ора на» пов есил и мне на грудь огромный ве­
нок. На краю аэродрома нас ожидал местный фольклорный ансамбль. Му­
зыканты, в юбочках из травы и та­
ких же повязках на лбу, завели тем­
п ерамен тную мелодию и вдохновенно запели. Как только мы приблизились, вперед со ст рашныIM криком выскочи­
ли два воинственно раскраш е нных дикаря. Но Хей е рдал с олимпийским спокойствием наблюдал их угрожаю­
щи е движения: он знал, что за этим последует. Дикари, крича и пританцо­
вывая, сложили к его ногам подноше­
ния: живых цыплят, связанных за но­
ГИ, сладкий картофель в корзинке, сплетенной и з пальмовых листьев, и гроздь бананов. Тут музыка успокоилась, в ней п оявились более мелодичные тона, и на площадку, ритмично раскачиваясь, вышли девушки. Повя зк и на лбу и юбки у них были из белых перьев, ко­
торые ра злетались в стороны в бур­
ном ритме танца. Я поставил на землю обе сумки и с фотоаппаратом над головой стал пробираться к танцов­
щицам. Я должен был сделать снимок на память. Для меня остров Пасхи начался за­
долго до этого путеш ес твия. Еще до­
ма, в Стракони ц е, я попытался раз­
гадать одну из тайн Рапа-нуи, и, как мне кажется, небезуспешно. Др ев ние кам енщ ики вытесали на склоне кратера вулкана Рано Рараку оольше семисот статуй разной вели­
чины. Некоторых готовых гигантов переправили на расстояние от не­
скольких сот метров до шестнадцати километров! Как им это у далось при тогдашних примитивных орудиях и без тягловых животных, о которых в ту пору на острове еще не знали? Что же было под рукой у тогдаш­
них островитян? Канаты, деревянны е рычаги, камни, чтобы подкладывать под основание, и человеческая сила. Не так уж мало. Но достаточно ли подобных подручных средств для пе­
ремещ е ния колоссов в несколько де­
сятков тонн в е сом{ И главное, как они ухитрялись при транспортировке ни капельки не повредить поверх­
ность истуканов? Теорий о том, как проходило пе­
редвижение моаи, несколько. Перво е, что приходит в голову, взять статую в руки и перен ес ти. Н е т, это не так просто. В Ла Венте в Мексике пр о ­
вели любопытный эксперимент: трид­
цать пять человек, впрягшись в лям­
ки, пер е несли ст а тую в е сом в тонну на семь килом е тров. Но что воз­
можно с н е большим и з ваяни е м, вряд ЛИ получится с таким, которо е в д е ­
сять, а то и с то ра з т яж е л ее. Хорошо, но е сть е ще о дин с п о ­
соб -
волоком. Тур Хей е рдал е ще во вр е мя п е рв о й экспедиции на остров по сов е ту П ед ­
ро Атана, старосты д е р е вни, органи ­
зовал интер е сно е испытани е. С т о восемьдесят рабочи х, у х вативши сь за канаты, тянули десятитонную ст а ­
тую по земле. И он а п е р е мещ а лась. Чтобы н е повр е дить изваяни е, ту зе м­
цы сделали д е р е вянны е сани, кото­
рые его предохраняли о т тр е ни я о землю. Позже Тур Х е йердал с а м признал: этот м е тод н е пр е дставля ет­
ся р е альным. В е дь выбранный им и с ­
тукан был из самых мал е ньких, а чтобы волочить по зе мл е г игантов, не хватило бы вс е г о н а с е л е ния, жив ­
шего тогда на остров е. Тащить статуи во л о к о м м н е н е ка­
жется разумным е ще п о о дн о й при ­
чине. Не с колько д еся тк о в, а то и со ­
т е н ч е лов е к, ух ва тивши сь з а к анат ы, растянулись б ы н а д ес я т ки м е тр ов. И тогда н е понятн о, к а к д р ев ни е остро­
витян е ра сст а в ля л и м о аи пря мо на б е ­
р е г у. Чут ь д а л ь ш е -
уже бурный H ~-
у ти ха ющий при бо й и боль шая глуби­
н а. Т е, к то во ло чи л и звая ни е, з д е сь бы не н а шли о п о ры д ля н о г. Н е могл и нич е м помоч ь и ос тр о ви­
т я н е. Н а все в о пр ос ы о ни о т ве чали од н о и т о ж е: «Стату и ход или са мИ». Я е ще и е ще ра з п е р е чи т ывал кни­
гу Хе й е рд а ла «Аку- Ак у» и рас­
с матри в ал ф о тогр а фии м о аи. И вдруг о с оз нал: островитян е утв е ржд ал и, что ст ату и ходили са ми, а мы п о ­
ч е му - т о н е в ос принимали э то вс е ­
рь ез. К о н е чн о, пов е ри т ь, чт о с т а т у и х о­
дили са ми, мн е м е ша л з др а JJЫЙ с мы с л. А ес ли им кто-т о помог ал? Накло­
нил, п ове рн у л ... Ве дь мы, п е р е двигая тя жел ый шкаф или боч ку, вс е гда им е н но т ак и д е л ае м. Н а клоним на одн у сто р о ну, п ове рн ем, наклоним, п о в е рн ем. У гр.уз чик о в в б ыл ые вр е ­
м е н а д ля т а к о г о с п особа б ыл сво й п р о ф е сс и о н а льный т е р м и н -
к а н ­
тов а ть. Ка н товали тяж е л ы е гр у з ы, с ко т о р ым и ин а ч е н е с пр ави ть ся. А мож н о л и ка нт о в а т ь о гр о мн ую мса и? В о прос н е давал м н е п о ко я, и я р е ­
ш и л пр о в е рить. И з глины п о ф отог р а -
13 фиям Я вылепил почти четырех мет­
ровую модель. Когда она высохла, я попытался ее наклонить. При накло­
не градусов пятнадцать-двадцать она начинала падать. Хотя наклон этот скорее всего необязателен. По­
ворачивая модель на твердой шi.ощад­
ке, я могу приподнять чуть-чуть ее основание с одной стороны, и тогда она повернется в противоположную сторону. Но как статую наклонить? Достаточно ли завязать вокруг голо­
вы канаты и тянуть? Однако при подсчетах оказалось, что для накло­
на нужна довольно большая сила. Это меня озадачило: получалось, что в передвижении истуканов участ­
вовало множество людей. Такой ва­
риант мне не подходил. Правда, я рассчитывал статистическую силу при условии, что статуя стоит на твер­
дой поверхности. На мягкой же поч­
ве результаты получились другие, и ,величина необходимой силы немного уменьшилась. Первая часть задачи -
наклон -
оказалась легкой. Но была и вторая часть -
поворот. Как заставить по­
вернуться такой колосс? А как, собст­
венно, выглядит основание моаи? Ва фотографиях и в книгах оно каза­
лось прямым, но снимки были невы­
сокого качества. А если основание за­
кругленное, как утверждает Фрэнсис Мазьер, то уменьшится и величи" на силы, нужной для наклона. Удача пришла ко мне, когда одну из своих статей о возможности пе­
редвижения статуй острова Пасхи я послал в научный журнал. Там были снисходительны к начинающе­
му автору, и в конце концов мой ма­
териал опубликовали. В конце статьи я упомянул, что мы предполагаем правильностьтеоретическихрасчетов проверить на практике. Тут была своя хитрость: с одной стороны, раздраз­
нить читателя, с другой -
попросить о помощи. Остров Пасхи довольно да­
леко, и мысль поехать туда и по­
пробовать передвинуть парочку моаи, очевидно, показалась бы безумием ... Ну а почему не попытаться сделать точную копию, например, у нас, в Страконице? Дни уходили один за другим, а я мысленно перебирал, с кем, из чего и как сделать статую. Дерево и камень я сразу 'отбросил -
очень трудоемко. Нужно было найти способ и материал попроще. На площадке за моим домом ребята постоянно играли в футбол, а вокруг сидели болельщики. Я решил обра­
титься к ним. Показал им чертеж модели статуи моаи и долго объяс­
нял, зачем она мне нужна, из чего и как ее надо сделать. У большинства интерес быстро пропал. Но один­
Мартин -
сказал: -
Я бы попытался, если сумею. Итак, нас было уже двое: Мартин Обельфальцер и я. Потом к нам при­
соединился брат Мартина Томаш, его товарищи Петр, Франта и еще много других. Наконец я решил: модель будем от-
14 ливать из бетона. Сделаем форму из глины, а способ отливки обсудим со' специалистами. Нам повезло -
дело было настолько курьезное, что мно­
гие, помогая,' видели в нем забавное развлечение. Нам шли навстречу и совершенно незнакомые люди. Нема­
лую роль в этом сыграла и опуБЛИ­
кованная статья. Размер статуи предо­
пределила доступная нам механиза­
ция. Не могли же мы сделать гиганта, которого бы не поднял ни один кран и не увез никакой грузовик. Высота четыре с половиной метра и вес де­
сять-двенадцать тонн. Так мы реши­
ли, посоветовавшись со специалиста­
ми автомобильного транспорта. Теперь нам оставалось только най­
ти место. Да еще желательно, чтобы оно было недалеко ar нашего дома и туда могла бы въехать нужная нам техника. ПЛощадку выделил директор сред­
него производственного. училища в Страконице, помогали и члены орга­
низации Социалистического союза молодежи (ССМ) училища, и члены организации ССМ агростроительного треста, где я работаю. Ну вот глиняная форма и готова, мы торжественно залили ее бетоном, и он месяц застывал. Деньги за цемент для бетона я заплатил из собственно­
го кармана, но то сказочное ощуще­
ние, когда автокран поднял статую и мы впервые увидели плоды своего труда, нельзя оценить никакими день­
гами. Настал момент, которого мы ждали более полугода. 8 декабря 1982 года. Серый осенний день. К испытанию все готово, и статуя стоит на цент-. ральной площади Страконице. Удаст­
ся испытание или все кончится боль­
шим конфузом? Главное, чтобы никто не пострадал, это' самое важное. А вдруг статуя упадет? Вероятность неудачи была велика. Для страхов­
ки я выпросил автокран, чтобы он во время испытания удерживал статую от падения. Ребята мне' помогали как могли и главное, верили, что наш эксперимент пройдет хорошо. -
Все готовы? Наклоняющие держали веревки, укрепленные на голове модели, и ждали команды. Те, кто тянул пово­
рачивающие канаты, должны были придать нашему бетонному гиганту движение вперед. -
Взяли! Канат натянулся, ребята перехва­
тили его, пока было МОЖНО,- ничего. Ослабили на минуту напряжение, чтобы получше ухватиться, и снова потяну ЛИ. Опять ничего. -
Не идет! Нашу неудачу видели и зрители. К двум канатам, идущим от головы модели, встали новые люди, но всем не хватало места. Что дальше? Сде­
лали перекладину , чтобы удобнее бы­
ло держать канат. Руки доброволь­
ных помощников быстро передали деревянный брусок, привязали его к веревкЕс'. Это было уже лучше.' -
Начали! Наклон в другую сторону, поворот в противоположную -
первый шаг! Ура! Она ходит! . С меня разом свалились все забо­
ты предыдущих дней. Ребята 'радова­
лись не меньше меня. Чтобы опреде­
лить необходимое количество людей, мы постепенно -
по одному -
уме­
ньшали число стоявших у канатов. Оказалось, что для наклона нужно во­
семь, а для поворота -
девять чело­
век. Всего семнадцать. В конце мая 1985 года мне позвонил товарищ, с которым я уже год не ви­
делся. Вместо обычного «ЗдРавствуй, как дела?»' он огорошил меня воп­
росом: -
Ты едешь с Хейердалом на ост­
ров Пасхи? О предстоящей экспедиции я не имел ни малейшего представления, о чем и сообщил приятелю. По его совету я нашел номер газеты «Млада фронта» и прочел: «Норвежский ученый Тур Хейердал, который в 1955--1956 годах пересек на бальсо­
вом плоту «Кон-Тики» Тихий океан,' организует очередную экспедицию. По желанию норвежского музея «Кон-Тикп>, он проведет археологи­
ческие раскопки на острове Пасхи. Полный сил и энергии семидесяти­
летний ученый предполагает отпра­
виться в экспедицию в 'будущем году. Она будет посвящена раскопкам ри­
туальных предметов и других исто­
рических памятников». У меня закружилась голова. По­
ехать с Хейердалом на родину моаи! Несбыточная фантазия. К счастью, я быстро взял себя в руки и прочел за­
метку еще раз. Экспедиция отправ­
ляется через полгода. Может ли заинтересовать Хейердала наш экспе­
римент? Я долго колебался, но потом с помощью друга, знающего английс­
кий, описал наш опыт, отправил пись­
мо и стал ждать. Я считал дни и мыс­
ленно представлял, как известный ученый держит листок в руке, снис­
ходительно улыбается и бросает его в корзину. Но через три недели пришел от­
вет. Тура интересовали' детальные подробности наШего' эксперимента. Мы написали второе письмо на не­
скольких страницах и приложили фо­
тографии нашей «шагающей страко­
ницкой моаи». И снова пришел ответ от Тура Хей­
ердала. В нем было приглашение уча­
ствовать в экспедиции. К первой моаи я подходил со CMe~ шанным чувством: похоже на нашу, страконицкую? Не похожа? Я нетер­
пеливо ускорил шаг и обогнал ос­
тальных членов экспедиции. Взглянул на нижнюю часть лежащего гиган­
та, и сердце запрыгало от радости. Основание было таким, как я пред­
полагал,- не совсем прямое, но и не слишком закругленное. Пока я про­
щупывал его, подошла вся группа. Началась оживленная дискуссия о том, что нам нужно. для успешно­
го проведения эксперимента. -' После обеда мы arправились к кра­
теру вулкана Рано Рараку. Поднялись на вершину. Вид на озеро внутри кра­
тера для меня не был совсем неожи­
данным, перед приземлением мы довольно долго покружили над Рано Рараку. Озеро, метров триста в диа­
метре, лежит в мелкой продолговатой чаше в жерле вулкана. Его темно-си­
няя поверхность резко контрастирует с зеленым тростником, растущим вдоль берегов, и с черно-красными породами кратера, которые покрыты редкой травой. На вершине выступа­
ют два черных пика скал, кото­
рые поднимаются вверх на южной стороне кратера. Под ними стоят не­
сколько десятков полуприсыпанных моаи. Эти статуи были высечены внутри кратера и так там и остались. Ни одна из них не стронулась с места; В зтом мы убедились, рассмот­
рев отдельные статуи и туф снаружи и внутри кратера. На побережье, в стороне от де­
ревни, расположена Тагаи -
отрес­
таврированная недавно древняя риту­
альная площадка размером с квад­
ратный километр. Сторону, обращен­
ную к океану, образуют три камен­
ные платформы агу с истуканами: на одной их -
пять, на двух дру­
гих -
по одному. Посредине между платформами проходит дорога шири­
ной метров пятнадцать, вымощенная каменными плитами. Никогда раньше не приходило мне в голову, как огромны эти ста­
туи, сколько усилий и материала потребовалось на их создание. Древ­
ние неутомимые ваятели не только вытесали моаи и разместили их по всему острову. Они еще для каждой построили обширные величественные постаменты. А может, наоборот? Сначала на берегу океана построили платформы агу и только МЩ>ГО позже догадались украсить их моаи? Как же выглядит платформа агу? Это ровная либо слегка наклонен­
ная к морю площадка длиной от де­
сяти до ста метров и шириной около пятидесяти. Большинство агу распо­
ложено прямо на берегу, и от воды их от деляет только стена шириной один­
два метра. Собственно говоря, сте­
на -
это пьедестал для моаи. Его вы­
сота три, а бывает и шесть метров. Островитяне строили такую стену из больших камней, умело положенных один на. другой. На некоторых агу каменные плиты так точно пригнаны друг к другу, ЧТО диву даешься. На первый взгляд они напоминают зна­
менитые постройки инков Южной Америки. ПЛиты обработаны мастер­
ски, никаких зазоров между ними нет. Такие агу, по-видимому, отно­
сятся к раннему периоду заселения, а о том, доказывают ли они связь остро­
ва с индейскими цивилизациями Южной Америки, ученые спорят и до сих пор. Между стеной-пьедесталом и плат­
формой лежит наклонная плоскость под углом пятнадцать-двадцать гра­
дусов. Она выложена рядами черных валунов, которые служат своеобраз-
ным украшением. Так выглядели агу во времена, когда тут проходили культовые церемонии и погребення высокопоставленных особ племени. Сегодня большинство из 244 агу ле­
жит в развалинах. Они пали в нерав­
ном бою со временем, людьми и при­
родой. Несколько восстановленных агу -
заслуга ДОК1'Ора Уильяма Мюл­
луа. Он был участником первой экспедиции Тура Хейердала и потом несколько раз возвращался на остров, чтобы продолжить раскопки и рес­
таврировать разрушенные памятники. Рапа-нуи его очаровал, и он не хо­
тел остаться без преемников. Он выбрал несколько одаренных детей островитян и дал им возможность изучать археологию в университетах на континенте. Наш хозяин, Серхио Рапу, один из них. Koгд~ доктор Мюл­
луа умер, его последователи постави­
ли ему в Тагаи памятник. После обеда мы снова отправи­
лись к Рано Рараку, нашей целью бы­
ло осмотреть стоящие на его склоне моаи. -
А что это У той моаи на лице? И на подбородке? Арно, пожалуйста, посмотри, что означают эти линии на лицах изваяний? -
Это щели от выпавших камней. Сам видишь, как они выветрены. -
А может, это татуировка?- не успокаиваюсь я. Когда-то я прочел, что первые обитатели острова увле­
калИСь татуировкой. Особенно арис­
тократия. А поскольку статуи пред­
ставляли вождей племени или высо­
кородных особ, почему бы на них то­
же не могла быть татуировка? -
Нет, это не татуировка,- вме­
шался в дебаты Тур, подходя к нам.­
Туф, из которого они сделаны, содер­
жит куски твердого минерала -
ксе­
нолита. Когда туф выветривается, ми­
нерал выпадает, и остаются трещины. Необходимо в самое ближайшее вре­
мя найти средство для консервации статуй. Иначе со временем от них ничего не останется. -
Но хоть кто-нибудь о них забо­
тится? -
возмутился я. -
Да. ЮНЕСКО провела конкурс на лучшее предложение, как со­
хранить моаи. И даже один из проек­
тов принят. Но нет денег. А когда люди увидят фильм об экспедиции и твоем эксперименте, они спохватят­
ся и начнут искать источники для финансирования, -
растолковывает мне Тур и заговорщицки улыбается. Однажды Тур пригласил двух ост­
ровитян, старого Леонардо и его сес­
тру, утверждавших, что они знают песни древних рабочих, передвигав­
ших изваяния. Тур дал знак операторам, чтобы приготовили камеры, и старая жен­
щина тихо запела. Леонардо закрыл глаза, стал медленно раскачиваться и, поворачиваясь в сторону, противо­
положную наклону, делал шаг впе­
ред. Постепенно он продвигался к ка­
мерам. В его движениях было что-то комичное и одновременно таинст­
венное. Когда перестала стрекотать камера, Леонардо был страшно дово­
лен -
он попал в фильм. На следующий день мы начали раскопки на равнине у подножия Ра­
но Рараку, где несколько поваленных истуканов лежали головой на юго­
запад параллельно побережью. Мы высказали предположение, что они упали в процессе передвижения к плаТфОРМiiМ агу. Если действительно было так, зна­
чит, именно здесь пролегал древний путь, по которому передвигались моаи. Где же искать? .. Самое простое -
попытаться ко­
пать у основания лежащих гигантов. Со времени их падения, за небольшим исключением, их никто не трогал. Серхио Рапу нам объяснил, что прямо под упавшими великанами, возможно, есть и остатки древних растений. Здесь хватит работы для обширных раскопок, которые он пла­
нирует провести'в будущем. Серхио показал нам на одну из ле­
жащих статуй, и у ее основания ар­
хеологи Гонзало и Арно обозначили прямо угольник, где собирались ко­
пать. Раскопки дали бы нам ответ, нуЖны ли для передвижения моаи специально подготовленные дороги. Расчеты и страконицкий опыт подска­
зывали, что не нужны. Но не сделал ли я ошибку в своих расчетах? Окон­
чательный ответ могло дать только дальнейшее исследование. Понятно, что я горел любопытством. Археологи наметили границы рас­
копок, островитяне-помощники сня­
ли дерн, и ученые начали аккурат­
но снимать слои земли. Первое, что мы обнаружнли, были два камня средней величины, лежавшие по обе стороны от основания истукана. Ка­
кой цели они служили? Возможно, древние мастера подкладывали их . под края основания, чтобы легче поворачивать моаи? Что-то подоб­
ное рассказывал старик Леонардо в Тагаи. Я тогда не особенно ему по­
верил, но и такое предположение нельзя отбросить. А может, это на самом деле то, что Леонардо называл «токи хака порореко моаи» -
«кам­
ни для поворота моаи»1 Тогда все мои выводы надо пересматривать. Я представил себе, как должен выг­
лядеть камень, чтобы его можно бы­
ло подсунуть под край основания. он должен быть плоским. Кроме того, обязательно легким: при скорости, с какой истукан раскачивается, его не смогут обслуживать много лю­
дей. Но ведь исполин раздавит камень, как пустой орех. Значит, камень дол­
жен быть таким прочным, чтобы вы­
держать давление гиганта. Но тог­
да он обязательно будет тяжелым. Сколько же человек нужно, чтобы подсовывать его под раскачиваю­
щуюся фигуру? В течение дня в выемках, остав­
шихся после найденных камней, мы обнаружили целое поле более мел­
ких. Опять вопросы. Что это? Ос­
татки вымощенной дороги или что-то другое? Наученные первыми часами 15 раскопок, мы решили пока не делать никаких выводов, углубить раскоп и подождать новых находок. Работа подвигалась довольно мед­
ленно, и мы с операторами отпра­
вились в каменоломню на Рано Рара­
ку, которая была не так уж далеко. В редкой траве повсюду лежали об­
ломки ксенолита, твердого минерала, используемого древними островитя­
нами как инструмент для обработки статуй. Называют их «ТОКИ» -
моло­
ток токи. Когда прошло первое очарование, я стал рассматривать каждого истука­
на. Мне хотелось понять, как их создавали. Древние ваятели сначала обозначали всю фигуру, затем выре­
зали лицо и переднюю часть тела. Потом приходила очередь ушей, рук с длинными пальцами, сложенных на животе. После этого они освобожда­
ли со всех сторон вытесанный ма­
териал, и только нижняя часть спины оставалась соединенной с первород­
ной скалой. Когда последнюю пе­
ремычку разбивали, моаи была сво­
бодна. Затем ее спускали вниз по склону и доделывали необработан­
ную спину. В это время статуя уже была в положении стоя. И тогда наступал самый важный момент -
доставка изваяния, не пов­
реждая отшлифованной поверхности, на одну из платформ агу. Но как древние мастера это делали? Вот воп­
рос, вокруг которого мы все топчем­
ся уже много лет. Лицом к лицу с ле­
жащими исполинами и, конечно, с са­
мым большим из них -
статуей вы­
сотой 21 метр 80 сантиметров -
я вдруг почувствовал, что мне стало страшно. Сейчас моаи казались са­
мыми настоящими чудовищами, ока­
меневшими в момент рождения. Вы­
зывающие восхищение творцы выте­
сывали истуканов головой вверх и вниз, и вправо и влево, как им было удобно. Я разглядьmал многотонных великанов и думал, удастся ли вооб­
ще наклонить их? Здесь, в камено­
ломне, я казался себе осквернителем вечного покоя спящих исполинов, наглецом, засомневавшимся в сверхъ­
естественном происхождении и могу­
ществе гигантов. С такими мыслями я подошел к огромной голове, у которой не было тела. Я несколько минут разглядывал ее, прежде чем понял -
это же ос­
танки одной громадной моаи, рас КО­
ловшейся при страшном падении от­
куда-то сверху. Очевидно, когда ее спускали со склона, она сорвалась, ударилась о скалу, и хрупкий туф не выдержал. Значит, у древних ка­
менотесов, несмотря на многолет­
ний опыт, тоже не всегда все полу­
чалось. Если предположить, что пере­
мещением статуй занимались боги, то разве они могли ошибиться? Из чисто профессионального инте­
реса я зажал в кулаке токи и уда­
рил. В ту же минуту по лицу больно ударили каменные крошки, а к но­
гам упал кусок отколовшейся скалы. Ладонь онемела: в погоне за научны­
ми впечатлениями я, конечно же, 16 переусеРДСТБОВал. Этот первый и пос­
ледний удар вполне удовлетворил мой профессиональный интерес. От­
колотый кусок я хотел взять на па­
мять, но ничего не получилось. Пока я крутил его в руке, у меня на ла­
дони осталась только горсть крупного. песка. Внешние слои туфа в камено­
ломне действительно сильно вывет­
рились. То же, к сожалению, происходит и с поверхностью моаи. Работники му­
зея в Сантьяго предупреждали нас, но я не думал, что дело зашло так далеко. Если у нас во время испы­
тания так же легко отколется кусок основания статуи, последствия мо­
гут быть очень неприятными -
и не только для исполина. Пd мере того как раскопки продви­
гались вперед и из земли вылезали новые камни всевозможных разме­
ров, наше удивление росло. Расши­
ренный и законченный раскоп от­
крыл нам большой каменный круг, внутри весь заполненный камнями. Камни, лежавшие по окружности, были крупными, а ближе к середине они становились мельче. Все свидетельствовало о том, ЧТО мы открыли постамент для исполина. Каково же было его назначение? Ве­
роятно, изваяние должно было прос­
тоять на своем каменном ложе до­
вольно долго, и, чтобы оно не упало, в трещины между камнями были вби­
ть! прочные молотки токи. Наверно, движение моаи было прервано, и ста­
туя поставлена на временный «фун­
дамент», допустим, из-за начала сезо­
на дождей, когда все вокруг прев­
ратилось в жидкую грязь и дальней­
шая транспортировка стала невоз­
можной. Предположим, что так. Но в любом случае это не дорога. Серхио Рапу решил, что позже продолжит раскопки. Есть надежда, что в буду­
щем они помогут найти правильный ответ. Наше внимание переключилось на другую проблему. С первого дня, раз­
глядывая и изучая изваяния, мы иска­
ли такое, какое подошло бы для запланированного испытания. Еще совсем недавно я наивно предпола­
гал, что у нас будет неограниченный выбор. Конечно, я понимал, что мы не сможем воспользоваться полностью готовыми истуканами из каменолом­
ни, не рассчитывал и на полузасы­
панных гигантов на склонах вулкана Рано Рараку или на исполинов с рес­
таврированных площадок агу. Но действительнvс1Ъ оказалась много хуже. Из семисот изваяний, разбросанных по острову, Серхио Ра­
пу предложил нам всего лишь двад­
цать. Десятки упавших колоссов на площадках или вдоль дорог трогать нельзя: они сохраняются в том поло­
жении, в каком их нашли. Из двад­
цати предложенных Серхио некото­
рых отклонила киногруппа, потому что пейзаж, окружающий эти моаи, не отвечал требованиям съемки. Ну а из оставшихся выбирать, к сожале­
нию, было нечего. Кроме того, из конкурса истуканов пришлось исклю­
чить те изваяния, у которых были деформированы эрозией основания или отколоты большие куски. Результаты поисков были самые неутешительные. Теперь я уже не удивлялся, вспоминая, что работники музея Сантьяго на нашу просьбу пре­
доставить статую для испытаний вна­
чале ответили вежливым, но непрек­
лонным отказом. Двухчасовая бе­
седа была мучительной: мы были со­
вершенно обессилены, даже всегда тщательно одетый Гонзало позволил себе снять пиджак и ослабить гал­
стук. Обычно спокойный и выдер­
жанный Тур сжимал кулаки, ломал пальцы и поднимал глаза к потолку, не понимая причин неуступчивости чиновника. Был момент, когда все в отчаянии замолчали, и я, улучив минутку, предложил еще один вариант: мы сделаем прямо на острове свою ко­
пию, вроде той бетонной, что была в Страконице. Мое предложение ни­
кому не понравилось. Тур хотел про­
вести испытание с настоящей моаи, а сотрудники музея прекрасно созна­
вали, как их отрицательное отноше­
ние к эксперименту норвежского исследователя будет воспринято об­
щественностью. В конце концов мы получили сог­
ласие, но со столькими условиями и ограничениями, что права выбора у нас и быть не могло. Когда Сер­
хио увидел нашу растерянность, он уступил и предложил один из стоя­
щих исполинов. Мы не ждали ничего хорошего и поехали посмотреть на него. В общем он мне показался под­
ходящим. Это был истукан среднего размера -
высотой около четырех метров и весом тонн десять. Еще при первых осмотрах мы решили, что он бы мог подойти. Для предварительно­
го испытания Серхио в&брал одну из статуй, которую вскоре собирались поставить перед входом в церковь. Пока же истукан лежал на площад­
ке за деревенской почтой. Вечером, возвращаясь в отель, мы завернули посмотреть на него. Поскольку выбо­
ра все равно не было, а его основа­
ние более-менее сохранилось, я сог­
ласился. На следующий день меня освободили от других работ, чтобы я мог подготовить все необходимое для предварительного эксперимента. Окончание следует Перевеnа с чеwскоrо Aenllpa ПРОWУНННА 'С ЗА ТРИ МИНУТЫ ДО ГИБЕЛИ 1
, оворят, ЧТО В последний мо­
мент перед смертью чело-
• век мысленно видит лица близких людей, сцены да-
леко,го детства. Не знаю, может быть, у кого-то бывает и так, но, когда я попал в объятия «костлявой», то пре дставил лишь газетный заголовок: «Гибель глубоководника в Северном море»,- утверждал Зд Уилсон, когда вое уже было позади. Он не первый год работал подвод­
ным сварщиком на морских неф­
т!яных платформах и считался одним Иlз самых опытных водолазов-глубо­
I.(ОВОДНИКОВ. В тот день ему пред­
стояло выполнить довольно простое задание -
приварить дополнитель­
ный упор к одной ИЗ ног платформы в 80 милях от побережья. После недели жестоких штормов наконец установилась хорошая погода и ре­
монтники один за другим уходили на дно, спеша наверстать потерян­
ное время. Натянув гидрокостюм, Уилсон включил клапан подачи воздуха по шлангу и вошел в клеть из толстых железных прутьев, опускавшую водо­
лазов к месту работ. Напарник, го­
товивший снаряжение перед погру­
жением, заверил Зда, что все в пол­
ном порядке. По сигналу Уилсона кабина лифта стала опускаться в зеленовато-мут­
ную воду. Когда дневной свет окон­
чательно померк, он включил силь­
ный электрический фонарь, прикреп­
ленный над окошком шлема. При­
влеченные яркой звездочкой, со всех сторон к клети заспешили стайки рыб. Мысли были заняты пред стоящей работой. Хотя она и стала уже ру­
тинной, знакомой до мелочей, все равно он каждый раз старался проиг­
рать в уме последовательность своих действий: вползти в «хэбитэт», как называют глубоководники сварочный колокол, осушить его, приварить упор, подняться в декомпрессионную камеру ... СЮРПРИЗЫ СОЛНЦА В н очь на 1 2 ян варя 1989 года астро­
ном-любитель Ганс-Юрген Гольдан направил свой телескоп на северо­
западную часть небосвода. Мечтая открыть комету, он стал свидетелем удивительного явления. Над окраиной Ганновера полыхало ... северное сия­
ние. Правда, красные, зеленые и фио­
летовые сполохи проявились в слабой форме. А на следующий день метео­
рологи ФРГ зафиксировали сильные радиопомехи, характерные именно для полярных сияний. Такое явление в Центральной Европе наблюдается чрезвычайно редко. Объ-
2 «Вокруг света» NQ 3 На дне, прежде чем приступить к сварке, Уилсон удостоверился, что «пуповина», то есть воздушньrй шланг, нигде ни за что не зацепи­
лась. Затем сообщил наверх о готов­
ности. В ответ в шлемофонах раз­
дался сплошной треск. По инструк­
ции в случае нарушения связи сле­
дует подняться. обратно на платфор­
му. Но терять время из-за какого-то плохого контакта не хотелось. Сама линия исправна, там знают, что у него все идет нормально. Сварочное снаряжение было за­
ранее доставлено в «хэбитэт». Как только сильная струя сжатого воз­
духа вытеснила воду из водолазно­
го колокола, похожего на железный гроб, Уилсон поднес держак с элек­
тродом к металлу. Сначала он заварил верхние швы. Потом, скорчившись в три погибе­
ли, занялся нижними и тут вдруг почувствовал, что дыхательная смесь перестала поступать по «пуповине». Сварщик сделал несколько сильных всасывающих вдохов -
никакого ре­
зультата. Гадать о причинах не имело смысла, с этим предстояло разби­
раться потом. Задержав дыхание, Уилсон быстро подключил к клапану аварийный баллон. И вот тут он ощутил настоя­
щий страх: воздух почти не посту­
пал. На таком урезанном «пай­
ке» нечего было и думать пытаться выбраться из «хэбитэта» и поднять­
ся наверх. -
Попытка связаться с платфор­
мой по телефону опять не удалась -
сплошной треск. Инстинкт толкал ме­
ня поскорее выбраться из колокола,' но я постарался сдержаться Й' про­
анализировать, что произошло и что предпринять. «Пуповину», видимо, придавило. У аварийного баллона скорее всего бьiла плохая герметиза­
ция, поэтому ОН почти пуст. Из-за ото­
шедшего контакта по телефону меня не слышат, хотя линия связи дей­
ствует ... И тут меня осенило. Появи­
лась надежда выбраться из подвод-
яснить его в данном случае взялся аме­
риканский климатолог и океанограф Александр Ст,ронг. Вот уже шесть лет он ведет тщательнейшие наблюдения за распределением температур в Ми­
ровом океане и за Солнцем, обнару­
жив на нем скачкообразное нарастание активности. На солнечном диске воз-, росло количество так называемых <<темных пятен», Кстати, только за январь 1989 года их число увеличилос'ь на 160, что гораздо выше средне й нормы. В поведении нашего светила сежас много неожиданного, например, обна­
руживаются весьма крупные протубе­
ранцы, бурные процессы происходят и в его короне. Вероятно, именно по­
этому полярные сияния стали ПрО~IИ­
кать и в более низкие широты. OAHi!JKO ного гроба и еще увидеть солнце,­
рассказывал позднее Уилсон коррес­
пондентужурнала «Уикенд».-
Если во время работ под водой находит­
ся несколько человек, с каждым померживает связь . его напарник. Но прорабу тоже нужно быть в курсе того, что происходит на глубине. Поэтому у него есть маленькая ко­
робочка с несколькими лампочками, соединенная со всеми телефонными кабелями. Когда кто-то из водола­
зов начинает говорить, то на этом коммутаторе загорается соответст­
вующая лампочка и прораб может подключиться к разговору. Вот я и решил попробовать свя­
заться с прорабом. Если наверху тоже не могут разобрать, что я гово­
рю, лампочка от моего голоса все равно должна зажечься. Стал четко произносить: точка-точка-точка, ти­
ре-тире-тире-тире -
тире-тире, точ­
ка-точка-точка. К счастью для Уилсона, в тот день дежурил Фил Радд, сам в прошлом водолаз-глубоководник, знавший аз­
буку Морзе. Он сразу обратил вни­
мание на то, как странно вдруг за­
мигала одна из лампочек. Рам под­
ключился к нужному каналу, но услышал сплошной треск и все по­
нял. Естественно, первым делом бросились проверять подачу возду­
ха. И что же оказалось? «Пуповины» питались от одного компрессора че­
рез распределительную коробку с клапанами. Так вот, когда другой водолаз закончил работу и поднял­
ся, его напарник по ошибке пере­
крыл клапан Уилсона. -
У меня уже круги поплыли перед глазами,-
вспоминает Зд.­
Но я все твердил: точка-точка-точ­
ка, тире-тире -
тире-тире-тире... И вдруг чувствую, как из «пуповины» хлынула жизнь ... С тех пор водолаз-глубоководник Зд Уилсон взял за правило перед погружением лично проверять все снаряжение. С, БРАТЦЕВ Стронг прямо связывает нарастание процессов на Солнце с потеплением океанов. За последние шесть лет оно шло несколько быстрее, чем ожида­
ЛИ,- многие прогнозы оказались зани­
женными. Данные со спутников и информация, собранная океаногра­
фическими судами, показывают, что среднегодовой разогрев воды увели­
чился на 0,4 градуса. А это в два р;аза больше, чем предполагалось. Стронг делает вывод, что именно такое увели­
чение можно объяснить физическими процессами на Солнце, а не возникно­
вением парникового эффекта на Зем­
ле. Он утверждает, что все мы живем на планете, во всем зависящей от своей горячей звезды. Поэтому просто не­
простителен наш современный уровень знаний о Солнце. 17 IYАМА­
крокодилий рай А. РЕ"'-КАРРО М
Ы сидим в открытом кафе в тени гигантского франбояна на высоком холме, с кото­
, рого открывается широкий обзор побережья Мексиканского за-
лива. Внизу, прямо под нами, пере­
секая по мосту глубокое ущелье, проходит шоссе «Вия бланка», соеди­
няющее Гавану с восточными про­
винциями Кубы. Мо й собеседник -
Леонель Фер­
нандес, кандидат биологических наук, препода'ватель университета в городе Матансасе. Жалуюсь ему, что до сих пор так и не у"далось побы­
вать в Гуаме, о которой много слы­
шал еще до приезда на Кубу. Тут Леонель буквально взрывается: -
Ты просто обязан побывать там! И чем быстрее, тем лучше! Гуама ­
это наша история, это один из лучших историко-этнографических памятни­
ков Америки. Кроме того, там уни­
кальный крокодилий питомник. Я обязательно отвезу тебя в Гуаму. Он оказался человеком слова, и в одно из ближайших воскресений мы с утра пораньше выехали из Матан­
саса. Путь предстоял недолгий, до муниципии Сьенага-де-Сапата, где расположен заповедник, километров двести. «Сьенага» В перевод е с испанского означает «болото». Да, уж чего-чего, а болот здесь хватает. Кроме несколь­
ких участков, осушенных человеком в основном под дороги, все осталь­
ное пространство -
это полузарос­
шие болота и озера. Условия жизни в этой местности, прямо скажем, не самые подходящие для человека. Комары, а их здесь тучи, больше похожи на миниатюрных хищных птиц. Это я ощутил в полной мере на себе, когда вслед за Леонелем опрометчиво полез в заросли трост­
ника. 18 -
Область,- рассказывает мой спутник,- была заселена индей­
цами группы племен сибоней не от хорошей жизни. Под натиском ис­
панских конкистадоров они вынуж­
дены были отступить в тру днопро­
ходимые земли Сьенага-де-Сапата. Но увы -
и это их не спасло. Испан­
цы в поисках золота добрались и сю­
да, пере бив всех оставшихся индей­
цев. Куба, пожалуй, единственная латиноамериканская страна, где не осталось представителей индейского населения. И именно здесь, в Гуаме, последнем убежище' аборигенов острова, было решено саздать этно­
графический заповедник-памятник «Индейская деревня». Он расположен на нескольких ост­
ровках «Лагуны сокровищ». Это озеро получило такое название пото­
му, что, как гласит легенда, индейцы утопили в нем несметные богатства, когда испанцы добрались до их по­
следнего пристанища. (Однако все по­
пьггки найти сокровища до сих пор не увенчались успехом ... ) Мы плывем по озеру на небольшом прогулочном катере. Капитан­
молодой мулат Энрике, веселый парень и, как мы скоро поняли, лю­
битель розыгрышей. Вода в озере черного цвета, она кажется непод­
вижной густой массой. То тут, то там из воды торчит тростник -
явный признак заболачивания. Впереди нас по курсу мое внима­
ние привлекает большое бревно. Подплываем ближе -
крокодил. Наш капитан порылся в бумажном пакете, вынул из него початок кукурузы и швырнул в воду. Там, где только что л е жало «бревно», вода закипела, на поверхности на мгновение показа­
лось все тело огромной рептилии (метра четыре, не меньше), могучий хвост хлестнул по воде, и в тот же момент добыча исчезла в пасти чудо­
вища. Я даже замер от неожидан­
ности. Из оцепенения меня вывел зали­
вистый смех Энрике. Он был очень доволен своей проделкой, оказавшей на заезжего иностранца такое впе­
чатление. -
Не пугаЙтесь. Этот «паренЬ»,­
ОН кивнул В сторону крокодила,­
совершенно не опасен. Это «мендиго» (что значит «попрошайка», «бродя­
га»). Видишь, какой он толстый и ле­
нивый. Только и делает, что ждет подачек от людей. Наш катерок подошел к миниатюр­
ной пристани на острове, где нахо­
дится «Индейская деревня». С боль­
шой тщательностью воссозданы ин­
дейские постройки: хижины на сваях, хранилища маиса, пробиты узкие тро­
пы. Создается впечатление, что ты попал в настоящую, «живую» дерев­
ню и вот-вот появится кто-нибудь из ее жителей. И действительно, я вдруг нос к носу столкнулся с охот­
ником-индейцем, который выслежи­
вал у норы какое-то животное и жес­
том показывал мне, чтобы я не шу­
мел. Скульптура сделана и располо­
жена так искусно, что от неожидан­
ности действительно останавлива­
ешься как вкопанный. Подобных скульптур в деревне и ее окрестно­
стях десятки. Они изображают сцен­
ки из быта кубинских аборигенов. В центре деревни женщины моло­
тят кукурузу; мальчишка, стоя по пояс в воде, охотится с дротиком на рыбу, рядом и дом касика -
вож­
дя племени. Как и полагается вождю, он сидит, скрестив ноги, горделиво вздернут подбородок, взгляд непро­
ницаем. Вокруг него вьется в пляске шаман. Его лицо искажено гримасой, он выкрикивает какие-то заклина­
ния ... Но мы спешим к крокодильему питомнику. Первое, что я ВИЖу,­
надпись на стенде: «Уважаемые посе­
тители! Убедительно просим вас быть осторожными во время прогул­
ки по территории заповедника. Не сходите с асфальтированных доро­
жек и не удаляйтесь от сопрово­
ждающего вас гида. Помните: помимо крокодилов, содержащихся в воль­
ерах, в заповеднике есть и живот­
ные, обитающие на свободе». Не знаю, как другие, но я и не собирался ни на шаг отходить от нашего гида. Его звали Хосе. Он тоже был при­
ятелем профессора. Хосе -
кокодри­
леро, то есть охотник на крокодилов, и одновременно служитель заповед­
ника (своего рода «болотничиЙ»). Хо­
се родился в Сьенага-де-Сапата и всю жизнь прожил, можно сказать, бок о бок с крокодилами. Одет он был в шорты, майку, на ногах «вьет­
намкИ». -
Хосе, а в чем, собственно, состо­
ит твоя работа? -
полюбопытство­
вал я. -
Я и еще несколько кокодриле­
рос должны ежедневно обходить все вольеры, где содержатся кроко­
дилы, кормить их, наблюдать за само-
I1 1 J: .1: 1, 1: JI l' JI " 2' 2 2: Z 2 2' 21 2 2; 2' '11 6 ~ 3 ~ 3 ~ r чувствием животных. Крокодилы­
народец драчливый, не успеешь обер­
нуться, как изувечат, а то и просто со­
жрут тех, кто помельче и послабее. Периодически мы занимаемся "рас­
селением» рептилий по разным воль­
ерам в зависимости от возраста ... Пока Хосе рассказывает, мы под­
ходим к одной из вольер -
Простор­
ная яма в метр глубиной, края кото­
рой зацементированы. Никаких огра­
ждений нет. Эта вольера -
кроко­
дильи «ясли». Здесь содержатся со­
всем маленькие животные, 15-20 сантиметров. Они черного или темно­
коричневого цвета, на их коже еще нельзя различить характерных для крокодилов щитков, напоминающих панцирь, гребень чуть обозначен. -
А вот здесь «детский сад»,­
говорит наш гид, показывая на волье­
ру с более крупными рептилиями (от одного до полутора метров). Этот загон обнесен проволочной сеткой, дабы посетитель не мог по неосторожности свалиться и испро­
бовать на себе укус уже довольно внушительных зубов милых «деток». Так, пост е пенно о с матривая вс е воль ­
еры, мы доходим до сам о й большой. Она занимает н е мен ее одного гек­
тара. В центр е небольшо е озерцо. Почва буквально вспахана, как будто здесь прон е слось стадо лошад е й. Терпкий запах гниющего дерева, тучи москитов. Это обиталище взрос­
лых рептилий. Четырех-пятиметро­
вые гиганты распластались в липкой грязи, у многих раскрыты огром­
ные ярко-желтые пасти, внутри кото­
рых деловито суетятся маленькие птички-санитары. Один из крокоди­
лов лежит прямо около сеточного заграждения, и можно рассмотреть его с расстояния в несколько санти­
метров. Он казался погруженным в глубокий сон. И все бы хорошо, но мне вдруг взбрело в голову посмот­
реть, как крокодилы передвигаются по суше. Я взял тоненькую веточку и пощекотал соню по челюсти. Ника­
кой реакции. Я уж е было решил оставить чудовище в покое, как вдруг ... Огромная пасть разверзлась, в прыжке крокодил развернулся и бросился на сетку. Меня отделяло от его зубов-кинжалов не более полу­
метра. Сетка, о которую с огромной силой ударили челюсти крокодила, задрожала. Очнувшись от оцепенения, я уви­
дел, что сижу на каком-то камне в нескольких метрах от вольеры, а ря­
дом, присев на корточки и с бес по-
~ койством заглядывая мне в глаза, находятся мои спутники. -
Ну что, все в порядке? -
спро­
сил Хосе. -
Да вроде бы,- не очень уверен­
но ответил я. -
Эти «ящерки» не терпят пани­
братства, учти на будущее,- наста­
вительно сказал Леонель. После этого инцидента мы отдох­
нули в одном из бунгало, предназ­
наченных для работников заповедни ­
ка, и уже стали собираться в обрат­
ный путь. Но тут Хосе предложил: 2' -
А хотите посмотреть, как лови­
ли крокодилов наши предки? Мы, естественно, согласились. Хосе провел нас на другой конец островка. Здесь зарослей камышей было мень­
ше. Недалеко от берега мы увидели в воде небольшого крокодила. -
Теперь смотрите внимательно,­
сказал Хосе. Он зашел в воду по по­
яс и палкой стал похлопывать по воде. У нас с Леонелем глаза полезли на лоб. Крокодил торпедой устремил­
ся на Хосе и на расстоянии двух мет­
ров раскрыл пасть. Охотник мгно­
венно ловким движением сунул палку в глотку рептилии тем концом, к которому была прикреплена верев­
ка. Челюсти животного сомкну лись, но крепкий шест не сломался. Тогда крокодил, стараясь вырвать кусок из своей мнимой «жертвы», начал вра­
щаться (крокодилы не .дают, так ска­
зать, «заднего хода» и «вырезают» куски мяса, а не откусывают). По­
степенно веревка, торчащая у репти-
лий из пасти, обвивалась вокруг че­
люстей животного: таким образом оно само себе сделало · «намордник». Остальное было делом техники. Хо­
се подскочил к рептилии, затянул ве­
ревку на пасти, вывернул крокодилу передние лапы за спину и, стараясь избежать яростных ударов хвоста, выволок его на сушу. Через несколь­
ко секунд связанное беспомощное животное лежало на берегу. -
Вот так это делается,-
удовлет­
воренно сказал кокодрилеро.- Ко­
нечно, это дедовский способ, сейчас крокодилов ловят иначе, да и крупно­
го крокодила так не возьмешь. Но наши предки не знали другого спо­
с.оба охоты. Это были смелые люди. Дав мне отщелкать несколько фо­
тографий, Хосе освободил пленника, и тот, неуклюже виляя хвостом, по­
полз к спасительной воде, в свой кро­
кодилий рай. Гавана Н
есколько лет назад я при­
ехала в ~BaHOBO, интересуясь историеи ивановских ситцев, и впервые услышала имя Бу-
рылина. Интуиция подсказывала мне, что за этим как-то глухо, вскользь и все-таки не случайно упоминав­
шимся именем скрывается сложная, талантливая и противо~~чивая судь­
ба. Но время, когда начllло выходить из забвения наше истинное прошлое, тогда еще не наступило ... И вот я снова в Иванове. В городе уже работал музей ивановского сит­
ца и действовал недавно возникший клуб краеведов-неформалов «Ивано­
bo-ВознесенсК». Познакомилась я и с комиссией, созданной при клубе, ко­
торая начинала изуче.,:ие и пропаган­
ду наследия Бурылина. 20 Штрихи биографии Дмитрия Генна­
дьевича Бурылина таились в пожел­
тевших подшивках «Нивы» И «Рус­
ского слова», в «Иваново-Вознесен­
ском губернском календаре», в не­
многих современных изданиях. Но, пожалуй, самыми богатыми источни­
ками информации оказались архив­
ные документы: воспоминания о Бу­
рылине дочерей и родственницы А. П. Носковой, его деловые записные книжки, письма, сведения о фабрике, написанные им самим, воззвание Бу­
рыли на к жителям и рабочим Ива­
ново-Вознесенска, духовное завеща­
ние ... Почерк торопливый, бегущий, порой невнятный, свойственный че­
ловеку бурному, деятельному, увле­
ченному. И даже потом, когда в под­
вале бурылинского особняка я уви -
дела его портрет (хозяин дома оста­
вил на потолке портреты -
медальо­
ны своей семьи), на котором он вы­
глядел этаким преуспевающим фаб­
рикантом, чувство большой духов­
НОСТИ этого ч е ловека меня не остав­
ляло. Раскручивая виток за витком исто­
рию жизни Бурылина, я отчетливо поняла, в какой кр е пкий узел завя­
зались его судьба и судьба его края ... «Дед отца -
Диодор Андреевич Бурылин был крепостным графа Ше­
реметьева, владельца обширного име­
ния с селом Ивановом. Получив воль­
ную, он, будучи набойщиком, приоб­
рел светелку; в 1812 rOAy основал на­
бивную фабрику и выстроил себе дом на левом берегу Уводи, за пределом села ИваНова» (из воспоминаний СофьиДмитриеввы Кузьминой, млад­
шей дочери Д. г. Бурылина») I . В этом доме через сорок лет и ро­
дился Дмитрий Геннадьевич. Только в 1905 году, пригласив знаменитого тогда архитектора А. Ф. Снурилова, Бурылин надстроил и перестроил в стиле модерн каменный дом деда, украсив особняк лепниной, витража­
ми итальянской работы, мраморными лестющами. Ныне в этом особняке и разместился музей ивановского сит­
ца. А напротив высится массивное, словно возведенное на века, здание историко-краеведческого музея, который создал, построил и подарил городу Бурылин. Место для своего музея он выбрал не случайное: имен­
но там, напротив их родового дома, стояла набивная фабрика Диодора Андреевича. Дмитрий Бурылин очень интересовался своей родословной и на основании архивных данных, нахо­
дившихся в конторе графа Шереметь­
ева, проследил жизнь семи поколе­
ний. Предки Бурылина «за стропти­
вый нрав» были высланы с Новгород­
чины на «пустопорожние» земли еще, видимо, при Иване Грозном. Были они старообрядцы-беспоповцы, и только дед Бурылина перешел в еди­
новерие, получив имя Диодор вме­
сто Федор. Кстати, религиозные корни семьи сказались, думается, на принципах жизни Дмитрия Буры­
лина. Дом Диодора Андреевича был пер­
вым за рекой Уводью. Вокруг него стали отстраиваться и другие вольные люди -
так появился Вознесенский посад. Сохранившиеся до наших дней краснокирпичные здания фаб­
рик на берегах Уводи и окрестных ручьев помогают, при известном во­
ображении конечно, представить прошлое этих мест . ... Село Иваново, известное еще с 1561 года, славилось льняными хол­
стами. Лен здесь рос хорошо, рек и речушек на этой земле было вдоволь (для обработки льна нужна вода), и цикл его производства длился круг­
лый год -
вот и растила лен почти. каждая семья, а долгими зимними ве·· черами ткали при свете лучины, что­
бы свезти холст на ярмарку в Мос!',­
ву. Диодор Андреевич застал еще вре­
мя ивановских холстов (с них наЧIИ­
нались ивановские ситцы), наУЧИ)l,ся набивать на тканях узоры: отсюдё'l и пошло название профессии -
«на­
боЙЩию>. Первые краски были олифа да сажа. Художественное чутье было у ивановских крестьян в KPOBPI: в этих краях испокон века жили 'ико­
нописцы, рядом С селом Ивановом располагалась слобода ИконнИ'ково, неподалеку -
Палех и Холуй. Тради­
ции деревянной резьбы, привычной для этих мест, помогли мастерам-
I По другим воспоминаниям, он выкупил вольную для себя и своей семьи 'за боль· шие деньги (здесь и далее примечания ав· тора). резчикам из.готовлять «манеры»­
деревянные· 'набойные доски с узо· ром. Суровый холст, черные саже· вые перекре.:::тия орнамента, живо на­
поминающи'г о деревянной резьбе,­
так выгляде,ли набойки XVH-XVHI веков. Архивы 'сохранили имена многих предпринимателей, и первое среди них -
имя Осипа Степановича Сок 0-
ва. он ЖИ)l, во второй половине XVIII века, но ill,елами и талантом 'своим смотрел в век XIX ... Не был.,), наверное, в Иванове че­
ловека, который не знал бы Сокова. Знал его. надо полагать, и Диодор Андреевич, коли приобрел светелку, где наБИlВали вручную хлопчатобу­
мажную ткань. Не льняную, заметь­
те, а х:лопчатобумажную. Человек острого ума, цепкий, «капиталис­
тыI» крестьянин, как говорили тогда, он, видимо, по достоинству оценил новшества Сокова, который одним из пеРВЫ}t в этих местах стал работать с хлощком, ввел органические краси­
тели, изменил и технологию окраски, перейдя на новый, «заварной» спо­
соб Iкрашения. Не узнать и рисунка на соковских тканях: распустившие­
ся розы, хороводы цветов, колосья, пеРfi!IIлетения стебlleЙ и трав, В ос­
нов.ном на светлом фоне, отчего и на­
зывали эти ситцы «белоземельными». Одно за другим росли в селе Ивано­
ве и Вознесенском посаде во времена деда Бурылина набойные заведения и мануфактуры. Особенно после 1812 года, когда в Москве от пожа­
ров и разрушений погибло много фаб­
рик. Производство холста постепенно Jисчезает, прочно утверждается хло­
пок, поначалу только иноземного происхождения: грубая восточная бязь, тонкий ост-индский и англий­
ский миткаль. Набивка по митка­
лю высокого сорта и носила назва­
ние -
ситец. Со временем ивановцы стали изготовлять свой миткаль, вы­
теснивший привозные ткани. «Жур­
нал мануфактур и торговлю> 1830 года свидетельствует: «Нет почти ни одного дома, ни одной крестьянской избы в окружных селениях, где бы не ткали миткалей, кашемиров, нан­
ки, холстинок и проч. или не наби­
вали ситцев, выбойки, платков, ша­
лей». И добавляет: «Можно бы на­
звать сию округу РоссийсКим Манче­
стером». Диодор Андреевич много работал, много ездил. В архиве хранится, на­
пример, билет на право Диодора Бурылина занять лавку на Нижего­
родской ярмарке. Железной дороги тогда не было, в лесах прятались разбойничьи шайки, и каждая поезд­
ка на лошадях -
на Ирбитскую, Ни­
жегородскую, Макарьевскую или Ростовскую ярмарку-была настоя­
щим и опасным путешествием. Во время одного из таких путешествий Диодор Андреевич погиб. «Меня мучит этот способ добыва­
вия денег для моего музея и библио­
теки .•• » (из письма Д. г. Бурылина к л. Н. Толстому). Слова эти Бурылин напишет через много лет после того, как принял­
ся поднимать хозяйство, запущенное его отцом. Отец был человеком бо· лезненным, любил покутить, умер рано, оставив после себя лишь вексе­
ля, закладные и ... пятерых детей, ли­
шенных практически средств к суще­
ствованию. Старший брат Дмитрия, Николай, поступил на службу, а Дмитрий начал свое дело, и начал весьма необычно. Однажды он увидел котел, кото­
рый какой-то фабрикант, пере обору­
дуя фабрику, выбросил за ненадоб­
ностью. Вместе со своим другом ра­
бочим-татарином Алимом перета­
щил его на лямках по реке Уводи. Тащили через весь город, к потехе ивановских жителей. Потом Дмит­
рий отремонтировал котел и в 1868 го­
ду организовал свою «заварку» -
ма­
ленькую фабрику полукустарного ти­
па. От постоянной работы с водой и физического напряжения он заболел ревматизмом, который преследовал его всю жизнь. Верно, с этого котла и потянулась за Бурылиным сомнительная слава «чудака». «Вот, Николай, старшой брат, тот голова,- перешептывались ЛЮДИ.- А этот ... » -
и насмешливо крутили пальцем у виска. «Этому», младшему Бурылину, еще предстоя­
ло много лет удивлять сограждан­
до самого заката своей жизни. (Бу­
рылину шел 66-й год, когда он, полу­
чивший в свое время только азы на­
чальной грамоты у дьячка, стал сту­
дентом Политехнического института. Дмитрий Геннадьевич регулярно по­
сещал лекции и очень гордился зачет­
ной книжкой.) В «заварке» дела у молодого Буры­
лина поначалу шли хорошо. Но Дмит­
рий -
в противоположность брату, который быстро преуспел на службе, женился на единственной дочери фабриканта Куваева и, приняв его фа­
милию, стал директором Куваевской мануфактуры,- двигался по жизни иначе. он разбрасывался, увлекался, его буквально одолевали новые идеи и планы. За свою жизнь он освоил во­
семь производств, постоянно прибе­
гая к займам. Фабрикант Бурылин часто сидел без денег, жену его одо­
левали кредиторы. А дни выдачи зар­
платы рабочим превращались в су­
щий кошмар -
приходилось срочно занимать деньги, гасить одни векселя, выдавать другие ... Его преследуют неудачи -
пожар, взрьm парового котла, снова пожар,­
но он не опускает рук. Не успел Бурылин построить новую красильно-набивную фабрику (коло­
риста для нее искал сам, путешест­
вуя по Европе, один, без знания язы­
ка, и нашел), как неожиданно услы­
шал, что российское военное ведом­
ство вынуждено покупать в Англии обезжиренную хлопчатку -
мешко­
вину, которая шла на упаковку без­
дымного пороха. И тотчас у него явилась мысль организовать собст­
венное·производство. Он едет в Анг­
лию. Но как выведать секрет произ-
21 водстВа этой мешковины? Дмитрий Геннадьевич, получив разрешение по­
сетить фабрику, 'смазал подошвы бо­
тинок чем-то липким и вынес не­
сколько ниток... Сторож фабрики свел его с мастером, который согла­
сился поехать со своей семьей в Рос­
сию на три года. Бурылин ликвидирует красильную фабрику и в тех же корпусах орга­
низует новое производство. Первая партия -
брак, вторая тоже. Крах не­
минуем ... Бурылин расторгает конт­
ракт, подозревая англичанина во вре­
дительстве, и отдает дело в руки сво­
их рабочих, которые успели присмот­
реться к работе иноземного мастера. Дело налаживается. Так много лет плыл Дмитрий Бу­
рылин В штормящем деловом море. Рабочие роптали: расценки низкие, грязь... Акты осмотров его фабрик свидетеЛЬСТВQвали: « ... помещение крайне тесно, темно и труднодоступ­
но». Бурылин сознавал это, но пере­
ступить через себя не мог: ему нужны были деньги, много денег, чтобы вы­
полнить задуманное. «Возвратясь с фабрики, отец наде­
вал стареиький чесучовый пиджак и спускался в музей; вскрывались ящи­
ки с прибывmими новыми вещами ... Orец каждую вещь осматривал, бе­
режно обтирал концами рукава свое­
го пиджака и ставил на предназна­
ченное место. Отец весь был погло­
щен работой в музее и говорил: «Му-
22 зей и работа в нем -
это моя душа, а фабрика -
лишь необходимость для существования всей семью. (из воспоминаний С. Д. Кузьминой). Дед Бурылина оставил после себя библиотеку. Образования он, как и внук, не получил, но грамоту знал. В архиве, к слову, сохранилась «Кни­
га по постройке дома Диодора Анд­
реевича Бурылина, написанная его рукой». Не библиотека ли деда дала Дмитрию толчок к собирательству? А может, поначалу это была обычная мальчишеская страсть к коллекцио­
нированию? Так или иначе, но в 1864 году в подвале родового дома Буры­
линых Дмитрий начал создавать му­
зей: рукописные и старопечатные книги, монеты, оружие... Этот год и считается годом основания исто­
рико-краеведческого музея в Ивано­
ве. Основателю его было тогда 12 лет! С годами страсть к коллекциониро­
ванию не утихла, как это бывает не­
редко, а, напротив, завладела Дмит­
рием Геннадьевичем целиком. Он AMMTPMii ГeHH.Д~_M" 6YPWnMH 8 MOnOAOCTM. З.сед.нме .КРУlICк. nl06MTeneii ХУДОlICеСТI r. Н •• НОIО-
Вознесенск ••• t9t6 roA. Н. з.днем nn.He -
YHMK.n~Hw .... CW, npM06peTeHHwe 6YPwnMHwM н. .укцмоне 1 Петер6урrе. Р.знос .. мц. смтце •• Моск.е. H .... no ХХ век •. 1 1-
много путешествовал -
и по России, и по странам Европы. Бывал в Афри­
ке, в Иерусалиме, мечтал поехать в Америку, даже купил билет на паро­
ход, но после гиб ели «Титаника» ос­
тавил эту мечту. Бурылин легко вхо­
дил в контакт с людьми, их привле­
кала его внешность, его неподдель­
ное восхищение про изведениями ис­
кусства и, конечно, легкость, с какой он отсчитывал деньги за покупки ... Так, в Австрии, добравшись до зате­
рянного в горах монастыIяя бенедик­
тинцев, он купил редкостные книги и пергаментные свитки; в Италии, осматривая помпейские раскопки, приобрел несколько только что из­
влеченных находок, и среди них, ви­
димо, знаменитую мозаику времен династии Флавиев (! век нашей эры) -
«Петух»; В Брюсселе, на Все­
мирной выставке, сумел сойтись с ученым индусом -
и потекли в Ива­
ново-Вознесенск посылки из Индии. Вообще Бурылина чрезвычайно ин­
тересовала древняя культура Восто­
ка, религия и быт Индии, Китая, Япо­
нии; это нашло отражение в его кол­
лекции: статуи Будды, фарфор, одеж­
да, монеты ... Чутко следил Бурылин за всем тем, что сулило новые приобретения. Вот лишь несколько писем из его архива: князя Николая Щерб атова, директо­
ра Исторического музея; П. Щукина, историка и коллекционера; Алексея Александровича Бахрушина, владель­
ца литературно-театрального музея в МоскВе; студента Александра Леви­
на, отправлявшего мумию из Каира в Иваново, купленную Бурылиным во время путешествия по Египту; О. Ио­
киша, владельца магазина «Старина И роскошь»; Андрея Васильевича Но­
арова, священника Гавриловского по­
сада, любителя-нумизмата. Этот спи­
сок можно легко продолжить ... Если бы не расторопность Дмит­
рия Геннадьевича, на которую толка­
ла его страсть коллекционера, не ви­
дать бы ивановцам и универсальных часов, которые сконструировал и из­
готовил парижский механик Альберт Биллете в 1873 году для одного ИЗ потомков знаменитого рода герцогов Альба. Часы зги после долгих стран­
ствий по Европе оказались в П етер­
бурге и в 1911 году попали на аук­
цион. Мог ЛИ Бурылин, ценитель всего необычНого и прекрасного, устоять перед соблазном и не купить часы -
единственные в мире? Они имели три независимых друг от друга устройства и показывали движение Земли и других планет вокруг Солн­
ца (астрономическая часть), дни неде­
ли по четырем летосчислениям ­
григорианскому , юлианскому, иудей­
скому и магометанскому (хроноло­
гическая часть), поясное время для 37 городов пяти континентов Земли (географическая часть). Часы, правда, были не вполне ис­
правны, и, когда остановились, Бу­
рылин долго И тщетно искал мастера. Только в 1943 году А. В. Лотоцкий, доцент Ивановского педагогического института, восстановил их. С тех пор диковинные часы идут без останов­
ки. Так в российской провинции стара­
ниями Бурылина собирались непре­
ходящие ценности. Но вот парадокс: с каждым приобретением за Буры­
линым среди сограждан закреплялась недобрая слава человека, который проматывает состояние. Его не пони­
мали многие, даже близкие люди. Впрочем, могло ли быть иначе в го­
роде, который, по свидетельству писателя-народника Ф. Д. Нефедова, уроженца села Иванова, представлял такую картину: «Вознесенский посад, составляющий, так сказать, предме­
стье русского Манчестера, при въез­
де поразительно походит на обык­
новенное село; те же чумазые избы и избенки, крытые соломой и тесом, те же кабаки и дома, тот же неизбеж­
ный трактир с чудовищно пузатым самоваром на вывеске, рядом с ка­
кой-нибудь разваленной хижиной крестьянина встречается громадная фабрика с пыхтящим паровиком или большой каменный дом богача-фаб­
риканта с шторными драпри на окнах. Прибавьте к этому базарную пло­
щадь с торговыми рядами, трактиры и бесчисленное множ е ство кабаков, попадающихся чуть не на каждом ша­
гу,-
и перед вами налицо весь рус­
ский Манчестер с его внешней сто­
роны». Все знаменитые люди, приезжав­
шие в город, непременно бывали в хлебосольном доме Бурылина. Го­
стей за столом часто собиралось так много, что порой Дмитрий Геннадь­
евич украдкой спрашивал у дочерей: «А кто это?» Однажды гостил изве­
стный дрессировщик Анатолий ДУ­
ров. Он предложил купить его КОЛ-. лекцию, собранную во время гастро­
лей. Бурылин купил и оказался обла­
дателем, кроме прочего, многочис­
ленных чучел разных животных и да­
же теленка ... с двумя головами! Были в коллекции Бурылина и другие курь­
езы, например пузырек с темной жид­
костью, надпись на котором гласила: «Тьма египетскаЯ» ... Можно, конечно, улыбнуться этой «тьме египетской», но, с другой сто­
роны, разве не говорит эта всеохват­
ность создателя коллекции о его сво­
бодном мышлении (может быть, бла­
годаря отсутствию образования), о желании видеть музей как отражение всей мировой культуры, всего чело­
веческого бьггия -
с книжной муд­
ростью и предрассудками ... Так, по крайней мере, воспринимает и толку­
ет деятельность Бурылина-коллекци­
онера один из членов нынешней Бу­
рылинской комиссии, студент-исто ­
рик Василий КогаловскиЙ. И такой взгляд, думается, имеет право на су­
ществование. Собирал фабрикант Бурылин и не­
легальную литературу. Как-то жан­
дармы произвели обыск в музее. Бу­
рылин доказывал, что хранит эти ма­
териалы для истории, просил вер­
нутъ -
тщетно. Тогда он, не теряя времени, едет в Москву к генерал-гу­
бернатору. Вернулся довольный, по­
лучив разрешение на хранение неле­
гальной литературы в запечатанном жандармами ящике. Да еще распис­
ку потребовали -
в том, что никому о содержимом ящика говорить не бу­
дет. «Ничего,- усмехался Дмитрий Г еннадьевич, рассказывая домашним о происшествии,- время может пере­
мениться, и то, что сейчас запечата­
но, станет явным. Правда, все это вы­
летело мне в копеечку». В 1914 году музей, построенный на средства Бурылина, был открыт. «8 городе Иваново-80знесенске от­
крылась недавно чрезвычайно инте­
ресная выставка. Для огромного про­
мышленного города, где чнслится б.О­
лее 70 тысяч жнтелей, выставка Д. Г. Бурылина явилась редким и по­
учительным зрелищем. Большинство ее экспонатов должно заинтересо­
вать мануфактурных фабрикантов, так как представляюг первые шаги и последовательное развитие русско­
го ткацкого, прядильного и ситцеиа­
бивного мастерства» (журиал «Нива» за 1903 г.). Странно ли, что главным увлече­
нием Бурылина, потомственного тек­
стильщика, стало собирание уникаль­
ных ценностей промышленной ку ль­
туры края? Конечно, нет! На его фаб­
риках, как и на других предприяти­
ях города, на смену ручному труду приходили ситценабивные машины, механические ткацкие станки систе­
мы «Платт», прядильные машины «Дженни». Но В отличие от других 23 предпринимателей что-то заставляло Бурылина оглянуться на время про­
шедшее. Он собирает материалы для книги по истории своего города. Со­
хранились документы, которые дают представление, в каком направлении шла работа над книгой, что интересо-. вало Бурылина: быт жителей села Иванова, биографии уроженцев и де­
ятелейИваново-Вознесенска, история отдельных предприятий; там же, в ар­
хиве, среди набросков, отчетов и вы­
писок хранится «список лиц, про­
явивших желание заменить визиты приличия в праздники Рождества Христова 25 декабря и в Новый год пожертвованием в пользу бедных жи­
телей Иваново-Вознесенска ... ». Буры­
лин готовит к печати и большой ис­
торический труд по текстильному и красочному делу. Но -
увы! -
за­
писки эт и в водовороте жизни были утеряны; пропал, к сожалению, и дневник, в котором Бурылин подроб­
но описывал, как по крохам соби­
рался музей: Однако осталось глав­
ное -
уникальная коллекция тканей, собранная Д. Г. Бурылиным 1. Я видела эту коллекцию, точнее, малую ее часть: не хватило бы и года, чтобы просмотреть все пухлые книги со страницами-образцами. Есть образцы р е дчайшие, например, копт­
ские ткани -
Египет, пятый век. Они хранятся отдельно, под стеклом, в футляре -
три н ебо льших кусочка льняной ткани, вышитые разноцвет­
ной шерстью. Есть и други е инозем­
ны е образцы. Но главное в коллек­
ции -
это, конечно, ивановские сит­
цы ... Вообще «ивановские ситцы» -
на­
звание собирательное. Их производи­
ли не только в селе Иванове и Возне­
сенском посад е, которые в 1871 году превратились в город Иваново-Возне­
сенск, но и в Шуе, Кохме, Тейко­
ве, Александрове и во многих других ок р естных точках. Здесь, на землях бывшей Владимирской губернии, сложи,'l.ся один из трех -
наряду с петербургским и московским -
крупный центр текстильной промыш­
ленности. Можно сказать, вся Рос­
сия ходила в ивановских ситцах­
доступных, дешевых, близких сво­
ИМ рисунком народному вкусу. Они совершили своеобразный п е реворот в народном быту: исчезли домотканые изделия, сарафаны сменились пла­
тьями, крестьянская одежда прибли­
жалась к городской. Вот они, эти ситцы, перед глазами, начиная с «ма сляных набоек» конца XVII века и кончая простенькими ситцами' 20-х годов нашего века, на­
поминающими по рисунку агитпла­
кат: шестеренки, трубы, тракторы ... Ситцы рубашечные, с мелким геомет­
рическим орнаментом, с узкой полос-
I Правда, в воспоминаниях о Бурылине говорится, что коллекция его насчиты­
вала пять миллионов образцов, а в музее ивановского ситца сегодня числится ПЯТЬСОТ ТЫСЯЧ, И уже с теми образцами, что были собраны посл е Бурылина. Раз­
ночтение внушительное ... 24 кой; плательные -
с богатым цветоч­
ным и растительным рисунком. Сит­
цы обойные, мебельные. Ситцы для платков, кубовые, темно-синие, с красно-розовыми цветами; кумачо­
вые, красные -
на них цветы словно хохломская роспись ... В каких-то образцах глаз улавли­
вает мотивы русского прикладного искусства, в других -
западноевро­
пейского, в третьих -
элементы во­
сточного орнамента (миндалевидная фигура «боба», или «огурца»). Но ча­
сто все эти мотивы так причудливо, по-своему переплетены, что образец становится самостоятельным произ­
ведением искусства, которому нет другого названия, кроме как -
ива­
новский ситец. Рисунок -
душа ивановских сит­
цев. Из этой непреложной, выверен­
ной временем истины и исходил Дмитрий Бурылин, собирая свою кол­
лекцию. Он хотел, чтобы традиции ивановских ситцев передавались из поколения в поколение. В городе при реальном училище работала шко­
ла колористов. Но Бурылин предпри­
нял немало усилий, чтобы открыть еще и рисовальную школу, филиал Центрального училища технического рисования барона Штиглица в Петер­
бурге. В этой школе готовили и ху­
дожников для ситценабивных фаб­
рик. Бурылин видел перспективу своих начинаний. «Тут-то Лев Николаевич высказал­
ся, что я задумал доброе дело, и собрание моего музея, и желание устроить его и читальню не пропадут бесследно, и что общение людей Ве­
ликое дело»_ Эта запись, сделанная Бурылиным в 1908 году, вклеена в «Книгу соб­
ственноручных расписок посетите­
лей», где оставлен и автограф Л. Н. Толстого. Бурылин искал знакомства с Тол­
стым. Но только после многих лет оживленной переписки он приехал в Ясную Поляну и привез «Книгу соб­
ственноручных расписок пос е тит е ­
лей». В ней Лев Толстой сделал за­
пись: «Желаю успеха устройству чи­
тальни для жителей Иваново-Возне­
сенска. 9 ноября 1908 года». Читаль­
ня имени Льва Николаевича Толсто­
го была открыта, Софья Андреевна подарила для нее собрание сочине­
ний Толстого с дарственной надпи­
сью. Сохранились десятки писем, теле­
грамм, открыток Бурылина ко Льву Николаевичу. Бурылин советуется с ним, давать ли высшее образование доч е рям, присылает в Ясную Поляну ситец своих фабрик для раздачи крестьянам, сообщает о женитьбе сы­
на. В ответ на это сообщение Толстой 17 января 1910 года шлет телеграмму: «Желаю молодым ЧИСТОЙ И честной жизни. За ситец благодарю от имени Набойна. Аоска. Перва. поповина XIX века. "Набойна. изба ... Лакова. миниатюра д. Н. liуторина. Папех, 1926 rOA. тех голопузых, которым передам его от Вас» 1. И самые, как мы уже знаем, мучи­
тельные и сокровенные свои сомне­
ния высказывает Дмитрий Геннадье­
вич писателю -
о «способе добыва­
ния денег ..... Бурылин был среди тех, кто прово­
жал Тол стого в последний путь. В своем музее он создает комнату пи­
сателя, в которой собрал прижизнен­
ные издания Толстого и газетно-жур­
нальные публикации о нем. Из Аста­
пова привез посмертную маску писа­
теля работы скульптора С. Д. Мер­
курова ... Вспомним, каково было тогда офи­
циальное отношение к Толстому, от­
лученному от церкви. Но Бурылин словно не хочет знать этого: он по­
полня ет комнату писателя все новы­
ми изданиями, яростно отстаивает идею открыть школу имени Льва Толст ого. Софью Андреевну выбира­
ют почетным членом «Кружка люби­
телей художеств г. Иваново-Возне­
сенска .. , одним из учредителей кото­
рого был сам Бурылин. I Эту т е леграмму в 1944 году принес в музей сын Бурылина. ... По центральной улице Иванова, бывшей Александровской, шел к сво­
ему дому-особняку высокий старик. Временами он приветливо расклани­
вался с прохожими, приостанавли­
вался, оживленно беседовал, то вдруг погружался в задумч ивость, не заме­
чая знакомых, занятый своими мыс­
лями. А подумать ему было о чем. В свое время на губернском съезде Советов Михаил Васильевич Фрунзе рекомендовал назначить его главным хранителем фондов Иваново-Возне­
сенского музея. Е г о музея, подар ен­
ного городу и ныне значительно по­
полнившего ся в связи с поступле­
ниями из бывших пом е щичьих пом е ­
стий. Сам Фрунзе передал в музей ценное оружие. Дмитрий Геннадье­
вич, надо полагать, вспоминал, как он работал эти последние годы (ка­
кая, верно, была радость -
не разры­
ваться между фабриками и любимым делом), как вдруг ... Существуют разные версии того, что произошло. Я лично, представляя Дмитрия Г еннадьевича по его делам, склонна верить воспоминаниям Алек­
сандры Павловны Носковой. «Все шло хорошо ,-
пишет она,- но в 1923 году кто-то предупредил Дмитрия Г еннадьевича, что один из служащих музея ворует монеты. Дмитрий Ген­
надьевич ... принес вечером ящик с монетами домой, чтобы не спеша про­
верить наличие. Но кто-то сделал до­
нос, что ОН будто бы присваивает вещи, принадлежащие музею. Внезап­
но произв ели обыск и обнаружили монеты. Старик был так далек от мысли, ЧТО это можно счесть за «при­
своение" (он привык всю жизнь ра­
ботать по вечерам со своими коллек­
циями), тем более что и монеты были малоценные с точки зрения нумиз­
матов. Можно себе представить, как его поразило постановление отстра­
нить от должности -
хранителя музея и не допускать к занятиям в музее». Оставшись не у дел, Бурылин забо ­
лел. Затосковал. И все-таки еще на­
ш ел в себе силы встряхнуться -
и вновь поехал по родной ивановской земле, собирая старинные предметы и образцы ситцев ... На исходе лета 1924 года Бурылин умер. Следуя семейным традициям, он заранее заготовил себе гроб, вы­
долбленный из цельной выдержан­
ной дубовой колоды. «Бурылина как фабриканта забыли скоро, но Бурылина как собирателя музея народ и весь край не забудет. И этому не помешает то, что он че­
л,овек другого круга, круга, враждеб­
ного пролетариату. Эго не имеет зна­
чения» (газета «Известия» 1922 г.). Я брожу по улицам Иванова и ищу места, связанные с Бурылиным. Вот дом, где проходила первая выставка древностей ... Вот больница на улице Ермака, построенная его братом: она 25 работаer и сейчас. Вот Успенская церковь, на окраине... Деревянная, XVH век. Как похожа она на север­
ные русские церкви ... Ее еще в про­
шлом веке хотели снести, но Буры­
лин разобрал, перенес и восстановил на новом месте; закупил для нее с большим тру дом старинные иконы, утварь ... Это были первые реставра­
ционные работы в крае. Возвращаюсь в центр, к особняку Бурылина. Сладко пахнут цветущие липы. Дмитрий Геннадьевич хотел озеленить всю у лицу, проложить В го­
роде водопровод, канализацию, но не откликнулись коллеги-фабрикан­
ты, не поддержали. И тогда он устро­
ил бульвар возле своего дома, где по воскресеньям играл оркестр, что­
бы привлечь гуляющих, отвлечь лю­
дей от пьянства ... Вспомнилось. За день до этого пу­
тешествия по городу в Доме культу­
ры хлопчатобумажного комбината имени Ф. Н. Самойлова я слушала ху дожественно-пуБЛИЦИС1;ический альманах «Срез». Тема -
«Милосер­
дие на хозрасчете?». Среди многих страниц устного альманаха была од­
на, которая рассказывала о просве­
тительско-благотворительной дея­
тельности бывших <<отцов города». По вопросам слушателей я поняла, как мало еще в Иванове людей, которые знают об этом ... И не их в том вина. Медленно, очень медленно и дале­
ко не всегда нынешние «отцы горо­
да» идут на восстановление истори­
ческой истины и исторической памя­
ти. В клубе «Иваново-Вознесенск» мне рассказывали, какие разыгрыва­
лись баталии в центре Иванова, воз­
ле дома XIX века, предназначенного к' сносу (сломали-таки, ночью, тай­
ком ... ), как неожиданно «ушел куда­
то наверх» архив Бурылина, едва им заинтересовалась Бурылинская ко­
миссия (сейчас доступ к архиву от­
крыт), как потрясла весь город голо­
довка нескольких женщин у Красной церкви, когда верующим было отка­
занов возвращении этого храма ... Что же касается Бурылина -
в го­
роде до сих пор нет ни одной улицы его имени, не присвоено оно и музею. В 1944 году, говорят, появился в музее бюст Бурылина, но и он вскоре ис­
чез ... Только памятная доска в вести­
бюле музея, заложенная еще при строительстве самим Бурылиным, го­
ворит О том, кем был он построен и в память кого (Диодора Андрееви­
ча Бурылина). Под асфальтом скры­
лось место, где стояла Благовещен­
ская церковь И.находилось родовое кладбище Бурылиных. Теперь здесь авторемонтный завод. Останки Дмит­
рия Геннадьевича перенесены на кладбище в Болино, на окраину горо­
да. Ошибся, к сожалению, в своих прогнозах автор корреспонденции «В захолустье», напечатанной в газете «Известия» В 1922 году. Но тогда, че­
рез пять лет после революции, каза­
лось, что память о таком человеке не может исчезнуть ... Ведь это он, Бу­
рылин,-
В одиночкуl -
создал кол-
26 лекцию, на основе которой работают ныне в Иванове три музея: историко­
краеведческий, ивановского ситца и художественный. Это его богатая библиотека при музее положила на­
чало нынешней областной научной библиотеке. Это его, Бурылина, 'в 1908 году избирают членом-соревно­
вателем Императорского Российского исторического музея, принимая во внимание его «многополезную . дея­
тельность по собиранию памятников русской старины и созданию в Ива­
ново-Вознесенске археологического музея и за постоянное содействие научным задачам Исторического му­
зея в деле пополнения его коллек­
ции». Адрес подписан известным ис­
ториком И. Забелиным. Ну а какова судьба бесценной кол­
лекции Бурылина в целом? «Коллекцию растаскивали по час­
тям многие десятилетия,- подтвер­
дил мои опасения Игорь Викторович Лисенков, главный хранитель му­
зея.- Мы знаем, что наши вещи есть в Эрмитаже, ГИМе, Русском музее, Трerьяковке ... Когда у нас создавался художественный музей, были отданы картинная галерея Бурылина, мозаи­
ка «Петух», египетская мумия ... Пос­
ле войны, для восстановления Кер­
ченского музея ушла археологичес­
кая коллекция ... » Никто в городе толком не знаer, где «масонская» коллекция Бурылина (только за нее, судя по воспомина­
ниям, американцы в свое время пред­
лагали Бурылину два миллиона, но он, всегда нуждаясь в деньгах, не про­
дал ее). В ЗО-е годы ушли на пере­
плавку многие ордена, пострадали фотографии, книги, подвергаясь чи­
стке. Утечкой ценностей из коллекции Бурылина еще предстоит заниматься долго и всерьез. В этом единодушны и главный хранитель музея, и не­
формалы из Бурылинской комиссии, И многие ивановцы . Отрадно, конечно, что ныне пере­
листываются бурылинские архивы, появились публикации в газете «Ра­
бочий край», в музее была открыта экспозиция, рассказывающая о Дмит­
рии Геннадьевиче. Уже идут разго­
воры о превращении того квартала, где особняк Бурылина, в некий куль­
турный центр -
квартал Бурылина -
с памятником человеку, который до­
СТОЙНО носил звание почетного граж­
данина своего города. Но только ли о восстановлении доброго имени Бурылина и его кол­
лекций должны быть сегодня наши помыслы? Помню, как художник Владимир Дмитриевич Ковалев, пре­
подаватель техникума, озабоченный нынешней судьбой ивановских сит­
цев, с тоской в голосе говорил: «Нам бы сейчас таких покровителей, как Бурылин ... » Да, забота о большем: о восстано­
влении традиций благотворительнь­
сти, собирательства, просветительст­
ва, которые всегда были сильны в России. По силам ли нам это? г. Иваново В ВАСИЛИЙ ПАНОВ асилий Алексеевич Панов, поручик гвардии, и Ипполит Семено­
вич Степанов были сосланы на Кам­
чатку по одному именному указу­
за сопротивление наказу Екатерины по составлению Уложения законов Российской империи и резкое столк­
новение с графом Григорием Орло­
вым. Больше нам о Панове почти ничего не известно, кроме того, что .он был активным участником заговора -
еще с Охотска, когда, спасая Беньевс­
кого, он нанес смертельную рану ко­
мандиру Камчатки Григорию Нилову, а на Формозе, принятый за морского пирата, убит стрелой туземца. Василий Николаевич Берх, первый русский исследователь большерецко­
го бунта, встречаясь с очевидцами тех собьггий, писал о Панове: « ... был ... очень хорошей фамилии, с большими талантами и особенной пылкостью ума, но, увлеченный порывами нео­
бузданных страстей, послан он был за первое не очень важное преступле­
ние в Камчатку». Эта фраза ввела в заблуждение многих авторов. Образ Василия Алек­
сеевича в исторической литературе носит некий оттенок злодейства­
ведь убил же он Нилова! Убил. Но че­
рез несколько часов после этого Па­
нов останавливаer Винбланда, когда Окончание. Начало см. в Ng 2/90. тот приказываег поджечь дом казака Черных, единственного во всем Боль­
шерецке выступившего с оружием в руках против бунтовщиков, а затем Панов защищаег купца Казаринова -
тот нцодился В доме Черных и чуть не был убит озлобленными промыш­
ленниками и ссыльными, Василий Панов был одним из тех, с кем разговаривал Степанов «... О том, каким образом освободить жи­
телей Камчатки от грабительства и жестокости местиого начальства». НО судьба распорядилась так, что он сам был убит как пират и похо­
ронен на чужбине. МАКСИМ ЧУРИН Если бы даже не было этого знаме­
нитого плавания на «Петре» из Боль­
шерецка в Макао, имя штурмана Мак­
сима Чурина осталось бы в истории. он появился в Охотске в 1161 го­
ду -
был направлен Адмиралтейств­
коллегией в распоряжение Сибирско­
го приказа,-
и принял командование галиотом «Святая Екатерина», кото­
рый должен был выполнять грузо­
пассажирские рейсы по маршруту Охотск -
Большерецк. В августе 1168 года «Святая Екате­
рина», на борту которой находился руководитель секретной правительст­
венной экспедиции капитан Петр Ку­
зьмич Креницын, стояла уже вИса­
ноцком проливе у берегов Аляски. Рядом покачивался на волнах гукор «Святой Павел», на борту которого находился лейтенант М. Левашев. 11 августа 1168 года су да эти раз­
лучились. Экипаж «Екатерины;) зимо­
вал на острове Унимак, а «Святой Павел» отпраВИЛСft к. Уналamке. Зи­
мовка «Екатерины)) была тяжелой­
за несколько лег до этого на Лисьих островах -
Умнак, Унимак, Уналam­
ка -
восставшие алеуты убили рус­
ских зверобоев с четырех промысло­
вых ботов, И потому отношения с ко­
ренным населением Унимака склады­
вались у ~реницына самые напря­
женные. Не было свежей пищи -
ели солонину. Тридцать шесть могил поя­
вилось в ту зиму на Унимаке рядом с русским лагерем. 6 июня 1169 года на Унимак пришел галиот «Святой Павел)). 23 июня оба су дна вышли в море и взяли курс на Камчатку. В конце июля экипажи обоих судов отдыхали уже в Ни:жне­
камчатске, а в августе следующего года вернулись в Охо.тск. Здесь Чурин получил под свою команду новый галиот «Святой Петр)), построенный в Охотске и спу­
щенный на воду в 1168 году. Но коrда Максим Чурин встретил­
ся с Беньевским, Винбландом, Степа­
новым и Пановым, которых ему при­
казано было доставить на Камчатку, все повериулось иначе. Вот что пишет С. В. Максимов в книге «Сибирь и каторга»: «Согласие Гурина (Чурина на бегство.- С. В.) безоговорочно и надежно в том отношении, что друго­
го выхода ему не представлялось; ид-
ти в Охотск он не мог, без стыда и опасности, по случаю неоплатных долгов своих; согласие же свое он дал под впечатлением н.едовольства сво­
его на начальство, предавшее его суду за неriовиновение и развратное пове­
дение». Однако кое-что здесь вызыIiа­
er сомнения. Например, откуда такие долги, если с 1165 года Чурин в посто­
янных плаваниях то с Синд том, то с Креницыным? В .последНее Чурин уходит вместе с женой У льяиой Заха­
ровной. .. И все же без штурмана Чурина не было бы ни побега, ни долгих скита­
ний на чужбине галиота «Святой Пегр». Дело в том, что этот опытный моряк оставался единственным чело­
веком во всем русском флоте, кто проделал к тому времени три похода от Камчатки до Америки и Китая. Именно он, штурман Максим Чурин, провел галиот не проторенной еще морской дорогой и нанес ее вместе с помощником своим, штурманским учеником Дмитрием Бочаровым, на карту, которая и по сей день еще, мо­
жет быть, и не изученная никем, ле-· жит в московском архиве, куда пове­
лела Екатерина спрятать все упоми­
нания о камчатских бунrарях ... Но Чурин не дожил до зтого дня -
сломленный, как и многие, предатель­
ством Бейпоска, он умер в Макао 16 октябрЯ 1111 года: ИОАСАФ БАТУРИН Рассказ о нем лучше всего начать со слов императрицы Екатерины 11 уже после смерти Иоасафа Андреевича: «Что касаегся до Батурина, то замыс­
лы его дела вовсе не шуточны. Я не читала после и не видала его дела, но мне сказывали наверное, что он хотел лишить жизни императрицу, поджечь дворец и, воспользовавшись общим смущением и сумятицею, возвести на престол великого князя. После пытки он был осужден на вечное заключе­
ние в Шлиссельбурге, откуда, в мое царствование, пытался бежать и был сослан на Камчатку, а из Камчатки убежал вместе с Беньевским, по доро­
ге ограбил Формозу и был убит в Ти­
хом океане». Странно, что в книге С. В. Макси­
мова «Сибирь и каторга)) оБатурине всего лишь несколько строчек: «В 1149 году поручик Бутырского полка Иоасаф Батурин послан был в Кам­
чатку за то; что предложил свои ус­
луги великому князю Петру Федоро­
вичу возвести его на престол при жизни тетки". Очень неполно, да и не­
точно. Но вот некоторые подробности из современного уже источника: « ... Ба­
турин был подпоручиком Ширванс­
кого полка. После разжалования и ссылки в Сибирь долго тянул солдатс­
кую лямку, снова дослужился до под­
поручика, теперь уже Шуваловского полка, размещенного под Москвой. И снова арест: «сумасшедший дворя­
нин» пытался привлечь к участию в дворцовом перевороте мастеровых людей, за 25 лет до Пугачева подни­
мал народный бунт. Во время пребы­
вания Елизаветы в Москве, летом 1149 года, Батурин, офицер полка, вызван­
ного для усмирения рабочих людей суконной фабрики Болотина, задумал с помощью солдат и восьмисот басту­
ющих мастеровых затоЧJt:ТЬ. Елизаве­
ту, убить Разумовского и возвести на престол Петра Федоровича ~ впос­
ледствии Петра 111. «Его высочест­
во мог бы всЯкому бедному против сильных защищение иметь",- гово­
рил Батурин. «Московский агитатор" -
назвали Батурина в одном из русских журна­
лов в конце XIX века. «Агитатор)) после «крепкого содержания)) в тюрь­
ме еще 16 лет, с 1153 до 1169 года, просидел «безымянным колодником» вШлиссельбурге. Ночами в тюрем­
ном окне искал Батурин звезду своего императора, чтобы поговорить с ней. В 1168 году Батуриннаписал письмо Екатерине и за зто по старинному пути колодников, через Сибирь и· Охотский порт, прибыл в Большерецк в 1110 году ... -
все это вы можете про­
честь в книге «Облик далекой стра­
ны)) А. Б. Давидсона и В. А. Макру­
шина. Увы ... Многое было в этой истории совсем не так. По крайней мере, мате­
риалы Центрального государствен­
ного архива древних актов, где хра­
нится .дело «О подпоручике Иоаса­
фе Батурине, замыслявшем лишить престола императрицу Елизавету в пользу великого князя Петра Федо­
ровича", говорят о другом. Иоасаф Андреевич был сыном поручика Московской полицмейстер­
ской канцелярии. В 1132 году он по­
ступил в ШляхетскИй кадетский кор­
пус, ав 1140-м -
выпущен прапорщи­
ком в Луцкий драгунский полк И про­
служил здесь семь лет. В феврале 1148 года случилось так, что десятая рота, в которой проходил службу Иоасаф, осталась без коман­
дира, и Батурин по собственной ини­
циативе принял командование ротой, полагая, что он этого вполне достоин. Но не тут-то было -
полковник Эл­
нин уже назначил нового командира роты. Батурин прииял того в штыки и заявил своему полковому командиру примерно следующее: «Напрасно-де, господин полковник, изволишь меня обижать. Я-де хороший командир и беспорядков у меня не видывали». И, к слову, добавил, что ежели его не назначат командиром, то он тогда бу­
дег вынужден просить у генерал-инс­
пектора, когда тот прибудет в полк, аудиенции и покажет генерал-инс­
пектору все непорядки в полку, а так­
же расскажет все драгунские обиды. Полковник в бешенстве заорал: «Арестовать! сковаты В «Тихомиров­
ку» его!)) «Тихомировка» -
полковая тюрьма, где, в нарушение устава, пол­
ковник Элнин уже однажды продер­
жал прапорщиКа· Тихомирова. -
Я такого не заслужил, чтоб MeHft ковать и в тюрьму сажать,-
резко от­
ветилБатурин и отказался сдать свою шпагу полковнику. 17 То,гда его, по,садили, со,гласно, во,ен­
ным «регулам», по,д до,машний арест. Батурин по,началу было, смирился, но, на следующий день пришел в по,лко,­
вую канцелярию и в присутствии всех о,бер-о,фицеро,в о,бвинил по,лко,вника Элнина в го,сударственно,й измене. Как выяснило, следствие, до,но,с Ба­
турина о,казался ло,жным -
единст­
венный свидетель прапо,рщик Фе­
до,р Ко,зло,вский о,тказался по,д твер­
дить о,бвин.ение Батурина в то,м, что, Элнин о,ско,рбил «блаженныя памя­
ти вечно, до,сто,йныя» по,ко,йную импе­
ратрицу Анну Ио,анно,вну, ко,то,рая, по, известным причинам, не жалела ниче­
го, для герцо,га Курляндско,го,. Но,... «за те его, непо,рядо,чные по,с­
тупки велено, лиша его, Батурина пра­
по,рщичья чина и патента по,слать в казенные рабо,ты на три го,да, а по, про,шествии по,прежнему в по,лк до, выслуги В драгуны». И во,т тут-то, про,изо,шла ро,ко,вая заминка, веро,ят­
но" в о,жидании утверждения приго,­
во,ра на высшем уро,вне -
и Батурина даже о,свобо,дили из-по,д стражи, о,т­
дав его, на по,руки. Тут ему пришел и чин по,дпо,ручика в со,о,тветствии с «регуло,м» за выслугу лет. И все это, было, как ко,вш хо,ло,дно,й ко,ло,дезно,й во,ды, ко,то,рую выплесну ли всю без о,статка на раскаленные камни души по,дпо,ручика без чина, арестанта-ка­
зенника, често,любца, каких то,лько, по,искать еще в о,течественно,й исто,­
рии. Но, пришел приказ сно,ва взять Батурина по,д караул. Это,т арест имел для Ио,асафа Анд­
реевича ро,ко,во,е значение -
тут же в тайную канцелярию явились прапо,р­
щик Выбо,ргско,го по,лка Тимо,фей Ржевский и вахмистр Пермско,го, дра­
гунско,го, по,лка Александр Урнежев­
ский и до,несли, что, Батурин по,дбивал их, заручившись по,ддержко,й и де­
нежно,й по,мо,Щью велико,го, князя Петра Федо,ро,вича, по,днять фабрич­
ный мо,ско,вский люд И «нахо,дящихся В Мо,скве прео,браженских батальо,­
но,в лейб-ко,мпанию», а там, дескать, «заарестуем весь дворец -... Алексея Григо,рьевича Разумо,вско,го, где не найдем и его, едино,мышленнико,в­
всех в мелкие части изрубим за то" что,-де о,т него" Алексея Григо,рье­
вича, до,лго, ко,ро,нации нет его, императо,рско,му высо,честву, а го,­
сударыню-де императрицу до, тех по,р из дво,рца не выпускать, по,ка его, вы­
со,чество, ко,ро,но,ван не будет». Что, же имел про,тив императрицы Елизаветы прапо,рщик Луцко,го, дра­
гунско,го, по,лка Батурин? Ничего,. Он был со,гласен, что,б «Ея императо,рс­
ко,е величество была при своей по,л­
но,й власти как ныне есть, а его, бы вы­
со,чество, с по,веления Ея императо,рс­
ко,го, величества имел то,лько, о,дно, го,­
сударственно,е правление и со,держал бы армию в лучшем по,рядке ... ». То, есть Батурину нужен бbIЛ на тро,не че­
ло,век, ко,то,рый бы двинул вперед его" батуринскую, во,енную карьеру. Весь гнев Батурина направлен был лишь про,тив графа Разумо,вско,го,. Что, же его, так раздражало,? То" что, Ра­
зумо,вский, сын про,сто,го, казака, пев-
28 чий императо,рско,го, хо,ра, о,казался у ко,рмила власти, лю,бимцем императ­
рицы? До,пустим. Но, что, именно,­
зависть к успехам любо,вника-счаст­
ливчика или спраJВедливо,е чувство гражданско,го, негодо,вания по, по,во,­
ду всех этих фаворито,в-лизо,БЛЮДQВ, приближенных к тро,ну, чувство" ко,­
то,ро,е испытывали все истинные сыны Отечества, владело, Батуриным? О Ро,ссии ли думал о,н, о, засто,е, духо,в­
но,м и эко,но,мическо,м, ко,то,рый пере­
живала страна? А во,т И о,твет само,го, Батурина: « ... хо,тел о,н, Бнтурин, по,казать его, сиятельству сво,ю услугу, но, то,лько, о,н до, его, сиятельства не до,пущен и придво,рным лаlкеем из по,ко,ев его, сиятельства выслан с нечестью и ду­
мал о,н, Батурин, что, так его, нечести­
во, выслать пр:иказал его, сиятельст­
во,». Во,т так, а П'риласкал бы, приго,лу­
бил -
и никаi<;ИХ тебе кро,вавых заго,­
во,ро,в. Четыре го,да сидел Батурин в по,дзе­
мелье тайно,й, канцелярии по,д креп­
ким карауло,м, о,жидая ко,нфирмации, но, ее не по,следо,вало, -
видимо" Ели­
завета бblЛа со,гласна с приго,во,ро,м -
И В 1753 го,ду Ио,асаф Андреевич пе­
реведен в Ifllлиссельбургскую кре­
по,сть, в о,дино,чную камеру, на вечно,е со,держание ... Через 15 лет, про,веденных в о,ди­
но,чке, о,н передал с мо,ло,дым со,лда­
то,м Федо,ро"м Со,ро,киным письмо" ко,­
то,ро,е «по,л ко,внию> про,сил передать само,лично, царю или царице. Это, был 'о, в 1768 году, ко,гда уже правила Екатерина П. Про,читав письмо, Батурина, импе­
ратрица о,чень разгневалась. Как по,с­
мели ей нашо,мнить о, то,м, кто, сто,лько, лет прихо,дился ей мужем и с кем бы­
ло, по,ко,нч:ено, раз и навсегда, чьи ко,с­
ти уже дaJВHo, сгнили, как до,лжна бы­
ла сгнить и сама память, но, по,лзут и по,лзут чьи-то, лживые слухи о, то,м, что, о,н ЖИВ И -
на тебе! -
явится на суд бо,ЖРIЙ ... 17 мая 1769 го,да о,бер-про,куро,р Вя­
земский, испо,лняя мо,наршью во,лю, по,ло,жил перед Екатерино,й указ о, судьбе Батурина, где предписывало,сь <шо,слатъ его, в Бо,льшерецкий о,стро,г вечно, и 'про,питание же ему тамо, иметь рабо,то,ю своею, а прито,м на­
крепко, за ним смо,треть, что,б о,н о,т­
туда уйтить не мо,г; о,днако, же и тамо, никаким его, до,но,сам, а не меньше и разглашениям нико,му не верить». «Быть по, сему»,- начертала Екате­
рина, но, то,чку в скитаниях Бату­
рина судьба по,ставит еще не ско,ро,. Из Охо,тска на Камчатку Батурина о,ТПРf1ВИЛИ о,тдельно, о,т всех на галио,­
те «Святая Екатерина», так что" веро,­
ятне'е всего" о,н ничего, не знал о, наме­
рени,ях Беньевско,го" Винбланда, Сте­
пансша и Пано,ва захватить галио,т «Свято,й Петр» и бежать на нем за гра­
ницу. Но в бо,льшерецко,м бунте Батурин принял само,е активно,е участие, за что, и по,лучил в ко,нце ко,нцо,в сто,ль жеl'Lанный и до,лго,жданный чин по,л­
ко,вника, в ко,ем и числился по, ре ест-
ру экипажа мятежно,го, галио,та, вто,­
рым по, списку по,сле сво,его, предво,­
дителя. И еще о,дна нето,чно,сть в записках Екатерины Велико,й -
не был Бату­
рин убит в Тихо,м о,кеане при о,грабле­
нии фо,рмо,зы, а умер 23 февраля 1772 года при перехо,де из Канто,на во, Францию. АЛЕКСАНДР ТУРЧАНИНОВ Камчатка бblЛа место,м по,литичес­
ко,й ссылки мно,гих го,сударственных преступнико,в. Во, время царство,вания Елизаветы на Камчатку о,тправились прапо,рщик лейб-гвардии Прео,бра­
женско,го, по,лка Петр Ивашкин, при­
надлежавший к знатно,му ро,ду, крес­
тник Петра Велико,го, и бало,вень Ан­
ны Ио,анно,вны; сержант лейб-гвардии Измайло,вско,го, по,лка Иван Сно,видо,в и камер-лакей правительницы Анны Лео,по,льдо,вны, матери мало,летнего, Ио,анна VI Александр Дмитриевич Турчанино,в. По,следний о,смелился даже сказать вслух, что, Елизавета Петро,вна не имеет наследственно,го, права ца ро,с­
сийский престо,л, по,то,му что, о,ни С сестро,й Анно,й -
внебрачные дети Петра о,т Марты Скавро,нско,Й. А Ио,анн VI -
зако,нный правнук ца­
ря Ио,анна V Алексеевича и его, за­
вещала ко,ро,но,вать императрица Ан­
на Ио,анно,вна ... За эти <шро,изно,симыя· им велико,­
важныя, непристо,йныя сло,ва» велено, было, вырвать Турчанино,ву язык, а всем тро,им -
учинить жесто,ко,е пуб­
лично,е наказание на Красно,й пло,ща­
ди, вырвать но,здри и со,слать куда по,­
дальше. Александр Турчанино,в на первых по,рах о,казался в Охо,тске, Ивашкин в Якутске, Сно,видо,в на Камчатке. Но, ско,ро, о,т ко,мандира Охо,тско,го, по,рта пришла бумага о, то,м, «что, Тур­
чанино,в, нахо,дясь в о,стро,ге, про,ел все сво,и деньги, ко,то,рые у него, были, теперь по,мирает с го,ло,ду, а ко,рмо,­
вых ему не по,ло,жено" пустить же его, хо,дить по, миру о,н бо,ится, что,бы ко,­
ло,дник не рассказал в наро,де тех сло,в, за что, о,н был со,слан». По,дивились в мо,ско,вско,м Сибирс­
ко,м приказе ло,гике о,хо,тско,го, ко,ман­
дира -
бо,ится пустить по, миру чело,­
века, у ко,то,ро,го, вырвали язык... И по,жалели Турчанинова -
по,няли, что, ретивый сей начальник замо,рит­
таки несчастно,го, ко,ло,дника до, смер­
ти, и со,ставили про,ект но,во,го, ука­
за, по, ко,то,ро,му место,м ссылки и Тур­
чанино,ва, и Ивашкина о,пределялась Камчатка. Каждый из ЩIХ устраивал сво,ю личную жизнь как мо,г. Сно,ви­
до,в примкнул К миссио,нерам и с их по,мо,щью завел в устье реки Камчат­
ки со,леваренный заво,д. Так о,н вышел в люди. Ивашкин сблизился с ко,ман­
диро,м Камчатки Василием Чередо,­
вым и стал в это,т перио,д фактичес­
ким правителем Камчатки. По,то,м, как это, во,дило,сь, Чередо,в был о,тдан по,д суд, и Ивашкин о,стался без свое­
го, высо,ко,го, по,кро,вителя. Наступил и звездный час Алексан-
~. дра Дмитриевича Турчанинова. На Камчатку прибыл, назначенный Сена­
том, новый командир капитан-лейте­
нант И. С. Извеков. Такого изверга Камчатка не знала ни до, ни после: дело доходило до того, что личный секретарь Извекова боялся входить для доклада в покои командира, не имея за поясом заряженного пистоле­
та или обнаженной сабли -
действия и поступки Извекова были самые не­
ожиданные, так что ни один человек в Большерецке не мог предполагать, чем может закончиться для него встреча с командиром. Каждый день в большерецкой кан­
целярии шла попойка -
пили особо приближенные. Во главе стола вос­
седал лучший друг Извекова­
безъязыкий Александр Турчанинов. За пять лет владычества Извекова на водку и закуску ушло около семиде­
сяти тысяч рублей. К вечеру одуревшие от выпитого собутыльники выходили проветрить­
ся на единственную в Большерецке улицу, густо заросшую луговой ро­
машкой... Никто в этот час не смел даже выглянуть во двор -
никому не хотелось быть избитым или искале­
ченным. Извекову все равно было, кто оказывался перед ним -
ребенок или женщина, солдат или казак, он сразу начинал отыскивать, к чему бы ему придраться. И обязательно нахо­
дил -
и жертву по его приказу и на его глазах пороли, как на корабле, линьками. Но мог командир и сам схватиться за оружие, чтобы расправиться тут же на месте -
одному казаку Изве­
ков перерубил нос своим офицерским кортиком, другому саблей разбил го­
лову. Не было управы на зверюгу­
командира -
Охотску, как все преж­
ние командиры, он не подчинялся, а Сенат не намерен был изменять свой указ. В 1768 году на полуостров была за­
везена черная оспа. Она унесла тыся­
чи жизней, а Извеков пил и палец о палец не ударил, чтобы сделать хоть что-то для спасения людей. Он только рассылал по камчатским селениям свои циркуляры о том, что нужно держать больных в теплых избах, кормить свежей рыбой и не поить холодной водоЙ,.. Но некому было ловить свежую рыбу, топить в избах печи, подавать больным теплую во­
ду -
обезлюдели многие селения и в холодных избах лежали неубранные трупы, а оставшиеся в живых бежали куда глаза глядят. Вот тогда-то и переполнилась в камчатской столице Большерецке ча­
ша народного терпения, и 2 мая 1769 года казаки и солдаты, камчадалы и промышленники, чиновники больше­
рецкой канцелярии и моряки с зиму­
ющего в Чекавке галиота «Святой Павел» подняли бунт против Извеко­
ва. Командир Камчатки безропотно сдал власть, но 19 мая в пять часов ут­
ра вместе со своими вооруженными компаньонами-собутыльниками зах­
ватил большерецкую канцелярию, выпустил из казенки арестантов и, заняв круговую оборону -
вы­
ставив все имеющиеся в Больше­
рецке пушки,- закатил пир на весь ми,р. Жители Большерецка пошли на присТуп и, выломав двери, ворвались в канцелярию, готовые к смертному бою с ненавистным Извековым и иже с ним. Но они увидели, что Извеков и все остальные защитники были вдрызг пьяны. В тот же день на галиоте «Святой Павел» Извекова в кандалах отпра­
вили в Охотск, где он предстал перед судом и был разжалован в матросы. Лишившись покровителя, немой Турчанинов вынужден был в униже­
нии добывать пропитание, чтобы не умереть с голоду в остроге, где его все без исключения ненавидели за друж­
бу с бывшим командиром и за все те издевательства над людьми, где он был не только немым свидетелем, но и добровольным участником, а то и инициатором. И потому как утопаю­
щий за соломинку ухватился Турча­
нинов за возможность послужить сво­
ему предводителю и бежать с ним хоть на край света. Так он оказался среди членов экипажа' «Святого Пет­
ра» и дошел вместе со всеми до Ма­
као, где и умер 10 ноября 1771 года. ПЕТР ХРУЩОВ Загадочной фигурой был этот Петр Алексеевич Хрущов в стане больше~ рецких заговорщиков. Единственный не принявший присяги на верность царевичу Павлу, не подписавший «Объявления». В пику социал-утопи­
ческим настроенням многих из заго­
ворщиков повез с собой в Европу ра­
бов -
камчадалов Паранчиных. Странно, но ему все прощалось. Более того, на галиоте он исполнял обязан­
ности аудитора -
военного следова­
теля, судьи и прокурора. То есть ему было доверено вершить суд над чле­
нами экипажа галиота на основании тех законов, которые он не признавал If презирал, не скрывая этого от всех. Почему? Да потому что эти самые законы не при знавал и презирал и лучший друг Петра Хрущова Август Мориц БеньевскиЙ. «Человек отличного ума ... с боль­
шими познаниями»,- характеризо­
вал Хрущова Василий Берх, а ему об этом говорили те, кто помнил еще ссыльного Хрущова. Многие истори­
ки даже считают, что инициатива за­
говора и побега исходила именно от Петра Алексеевича. Думаю, что Бень­
евского и Хрущова не стоит разоб­
щать -
жили они вместе, думали, ис­
кали возможности захвата власти в Большерецке и бегства с Камчатки. Хрущов был циником. Когда у бун­
тарей отрезали все пути назад, он про­
демонстрировал полное презрение ко всему, что еще вчера воодушевляло заговорщиков. Слыл он и честолюб­
цем. За что впервые поплатился в 1762 году, будучи поручиком лейб­
гвардии Измайловского полка, когда решил, не считая себя хуже братьев Орловых, организовать новый двор­
цовый переворот. Кого же наметил он в русские цари? Петр III был убит Алексеем Орловым. Может быть, Павла? Но тогда почему Хрущов от­
казывается ему присягать? Значит, кого-то еще? Кого? Все того же бед­
ного Иоанна Антоновича, из-за ко­
торого лишился языка и ноздрей Александр Турчанинов еще в 1742, году. Заговор составили братья Гурье­
вы -
Семен, Иван, Петр и братья Хрущовы -
Петр и Алексей. Они хо­
тели воспользоваться тем, что в рядах гвардии не было единого мнения о законности восшествия на русский престол немецкой принцессы Софьи Августы Ангальт-Цербстс­
коЙ,.. Но ведь Иоанн Антонович, принц Брауншвейг-Люнебургский, сын герцога Брауншвейгского, внук герцога Мекленбургского и только лишь правнук царя Ивана V -
какая там русская кровь ... Тем не менее Хрущовы и Гурьевы вознамерились посадить на трон Ио-
. анна как наиболее достойного, даже не подозревая, что Иоанн VI за двад­
цать лет одиночного заключения в секретной камере Шлиссельбургской крепости превратился в идиота. Любопытно, что в следственном де­
ле Гурьевых-Хрущовых очень много сходного с делом Иоасафа Батурина. И здесь и там очевидна попытка вы­
дать желаемое за действительное: увеличить число заговорщиков с пяти человек до'нескольких тысяч, намек­
нуть на то, что среди заговорщиков и князь Никита Трубецкой. Иван Федорович Голицын, кое-кто из са­
новных Гурьевых и даже Иван Ивано­
вич Шувалов, а всего 70 «больших людей». Цель была проста -
запутать как можно большее число людей, втянуть их в заговор, совершить переворот и получить от нового императора все, что льстило воспаленному честолю­
бию. Но только в Большерецке Хру­
щов насладился вволю плодами ново­
го заговора и получил наивысшее в его пониманни удовлетворение, от­
кровенно противопоставив себя толпе бунтарей и заняв особое, привилеги­
рованное место при особе предводи­
теля. В Большерецке вместе с Хрущовым отбывал ссылку и Семен Гурьев. Сна­
чала и он примкнул К заговору­
как-никак восемь лет провел уже в камчатской ссылке,- но в бунте участвовать отказался категорически. К тому времени он был уже женат на дочери ссыльного Ивана Кузьмича Секирина и стал отцом. Когда-то именно Семен Селиверстович Гурьев организовывал дворцовый заговор. Петр Хрущов же был лишь на вто­
рых ролях. Вторую роль, если не во­
обще второстепенную, играл он и в Большерецком заговоре. Все это заде­
вало болезненное самолюбие Хру­
щова, но в главари он так и не вышел. Во Франции он поступил на службу капитаном корпуса волонтеров и от­
правился с Беньевским на Мадагас-
29 кар. Но в 1774 году вернулся в Рос­
сию, дождавшись, прощения Екатери­
ны 11. ИВАН РЮМИН Это единственный из камчатских каз"аков, кто принял участие в бунте. Хотя был он вовсе и не казак, а раз­
жалованный канцелярист, «бывший за копеиста», «шельмованный ка­
заю>, как говорится о нем в доку­
ментах. Что привлекло в нем Беньевского? Видимо, то, что Иван Рюмин служил в большерецкой канцелярии и имел доступ к морским картам. Ключик же к Рюмину подобрать было нетруд­
но: шельмованный -
это все равно, что обиженный. Оставалось только выяснить -
кем. Но и это было не так уж сложно -
все теми же Креницы­
ным и Левашевым, которые подтолк­
нули к бегству с Камчатки команди­
ра галиотов «Святая Екатерина» и «Святой Павел». Чем же не угодил им Иван Рюмин? А "случилось так, что на следствии в 1766 году следователи секретной пра­
вительственной экспедиции пытались узнать у Рюмина все, что тому прихо­
дилось записывать со слов морехо­
дов Савина Пономарева, Степана Гло­
това, Ивана Соловьева о Лисьих ос­
тровах -
Умнаке, Уналашке, Унима­
ке. Рюмин же ни с того ни с сего заявил, что ему ничего не известно об этих «новооткрытых» землях. Обман раскрылся, когда сами мореходы Гло­
тов и Соловьев уличили Рюмина в том, что он писал под их диктовку в 1764 году рапорт о «новооткры­
ТbIX островах». Естественно, что все это не могло пройти Рюмину даром, и он был ошельмован -
публично бит кнутом -
и разжалован из канцеля­
ристов в казаки. Что-то не заладилось у Ивана и в отношениях с Беньевским -
уже пос­
ле того, как был оснащен галиот и го­
тов в путь, штурман Чурин решает догрузить судно мукой, и Беньевский посылает в Большерецк за мукой Рю­
мина «с приказанием о немедленной доставке ... под опасением жестокого наказания за ослушание». Позгому мне не совсем ясно, по доброй воле или по принуждению отправился в то плавание Иван Рюмин вместе со своей женой, корячкой Любовью Сав­
вичной. На галиоте Рюмин исполнял роль вице-секретаря. Вместе с корабель­
ным секретарем Спиридоном Судей­
киным вели они путевой журнал, ко­
торый стал фактически единственно правдивым документом о плавании «Свя:того Петра» в Охотском, Японс­
ком и Восточно-Китайском морях. Впервые «Записки канцеляриста Рю­
мина», которые можно было бы наз­
вать «Путешествие за три океана», увидели свет в журнале «Северный архив» в .1822 году. Супругам Рюминым выпала счаст­
ливая доля благополучно перенести все тяготы того путешествия и в 1773 году вернуться в Россию. Они вместе 30 с Судейкиным поселились в Тобольс­
ке и, видимо, пошли по гражданской службе. ЯКОВ КУЗНЕЦОВ Среди промышленников, ПРИМК­
нувших к заговору, было и несколько камчадалов. Чем же их-то смог прив­
лечь Беньевский? Землей Штеллера? Едва ли камчадалы шли' на промыс­
лы по воле своих старшин-тойонов да камчатского начальства, которое по­
лучало в казну ясак за каждого камчадала-промышленника на неско­
лько лет вперед от купцов-нанимате­
лей. Да еще сверх ясака в собствен­
ный карман изрядный куш, а камча­
далы потом отрабатывали за все куп­
цу, получая половину заработанного, которая полностью уходила на про­
питание, лопотинку-одежонку, обув­
ку и долги семьи, которые накопи­
лись за годы отсутствия кормильца. Так что вряд ЛИ СМОJ;'Л~ бы привлечь камчадалов сказки о Земле Штеллера. Но они могли поверить в другое -
во что верили Степанов и Панов -
в су­
ществование островов, где люди жи­
вут свободно и счастливо, не ведая на­
казания и страха, нищеты и голода. Почему я так уверен в этом? Да по­
тому, что среди камчадалов-заговор­
щиков был один, кому кое-что могло быть известно о возможности сущест­
вования таких островов. Это Яков Кузнецов, камчадал из Камаковского острожка на реке Камчатке. Когда-то этот острожек звали Пеучев или Шва­
нолом, но позже его прозвали Кама­
ков по имени вождя Камака, примк­
нувшего к антихристианскому восста­
нию ительменов и коряков, которое подняли в 1746 году братья-камчада­
лы Алексей и Иван Лазуковы. После крещения Камак получил новое имя -
теперь его все звали Степан Кузнецов. Об Алексее Лазукове, предводите­
ле восстания, ходили потом нехоро­
шие слухи. Он с корякскими вождя­
ми Умьевушкой и Ивашкой перебили ясашных сборщиков в острожке Юм­
тином, который потом, после распра­
вы над бунтарями, станет называться Дранкой. Собирался он напасть и на Нижнекамчатский острог, где распо­
лагалась партия миссионеров архи­
мандрита Иоасафа Хотунцевского, насильно крестивших камчадалов и коряков. Вожди сговорились высту­
пить В один день двумя отрядами­
один по морскому берегу, другой по долине -
и, объединившись, взять приступом острог. Но В самый пос­
ледний момент случилось непредви­
денное -
Алексей и Иван Лазуковы пришли в Нижнекамчатск и добро­
вольно сдались властям. Их расстре-
"ляли. Но о предательстве Лазукова долго еще говорили русские, камча­
далы и коряки. Слишком уж хорошо все они знали Алексея -
человека не­
обыкновенного мужества, честного и справедливого. А всему виной были эти самые ос­
трова. В 1741 году Алексей Лазуков пошел в море на казенном пакетботе «Святой Петр», побывал у берегов Америки, высаживался на Шумагинс­
ких островах и пытался разговари­
вать -
он был толмачом на судне­
с аборигенами-американцами, кото­
рые признали его за своего и даже не хотели отпускать. В декабре экипаж пакетбота высадился на необитаемый остров. Чтобы выжить, каждый из экипажа, будь то офицер или простой толмач, должны были отказаться от всего того, что разделяло их в обыч­
ной жизни -
ОТ чинов, привилегий, чувств национального превосходства и сословны~ прав... И они выжили. Скроили из остатков пакетбота гукор и вернулись назад на Камчатку ... Месяцы, проведенные на Коман­
дорском острове, Лазуков, должно быть, вспоминал очень часто. Эту счастливую историю передавали из уст в уста. Пережитое на островах чувство братства осчастливило и по­
губило Алексея Лазукова -
не смог он повернуть оружие против тех, кто открыл ему новое понимание жизни, потому и предпочел он сдаться, зная, что не будет прощен ни палачом Хо­
тунцевским, ни братьями своими по оружию и крови, которых он предал ради других своих братьев -
по ду­
ху ... Такая вот история. И ее должен был знать Яков Кузнецов. Может быть, потому он и отправился в даль­
ние края, чтобы найти такой же ост­
ров и устроить на нем такую же счастливую жизнь, какаяявилась Ла­
зукову ... Свой остров Яков Кузнецов найдет у африканских берегов -
больного камчадала оставят в госпитале на Маврикии. С ним останутся такие же больные камчадал Сидор Красильни­
ков и промышленники Козьма Облу­
пин, Андрей Оборин и Михаил Чу­
лошников. До Франции доберется по­
том только Облупин. Что стало с ос­
тальными -
неизвестно. Но если заг­
лянуть в справочники и узнать, нас­
колько счастливой была жизнь в те времена на Маврикии, то выяснится, что 10 процентов населения остро­
ва составляли белые господа, 6 про­
центов -
свободные люди разных на­
циональностей, а остальные процен­
ты приходились на долю рабов-афри­
канцев. Не было, оказывается, ни в одном из двух пройденных ими океа­
нов той земли, на которой можно бы­
ло бы счастливо жить, не страдая и не печалясь ... Не отыскалось такого острова и в третьем -
Атлантическом океане. На кладбище Лурианского госпиталя ос­
тался навсегда камчадал Ефрем Тра­
пезников. А Про копий Попов, добрав­
шись наконец до Европы, пошел пеш­
ком в Париж, чтобы добиться разре­
шения вернуться на родину ... ДМИТРИЙ БОЧАРОВ Многие историки написали в своих исследованиях, " что штурманский ученик Дмитрий Бочаров был выве­
зен с Камчатки насильно. Нет, наси-
',' льно были вывезены только штурман­
ские учеНIfКИ Герасим Измайлов и Филипп Зябликов, а Бочаров доброво­
льно примкнул к заговорщикам. Он был командиром галиота «Святая Екатерина»; В недавнем прошлом­
помощник МaKclfMa Чурина, зимовал вместе со штурмаНОlil на Унимаке, где, вероятно, поддерживал своего командира в его спорах с Петром Кузьмичом Креницыным. Затем Чу­
рин принял «Святого Петра», и на зи­
мовку «Святой Петр» и «Святая Ека­
терина» пришли в Чекавинскую га-
вань. Известно, что Дмитрий Бочаров был в числе тех, кто решал вопрос о бегстве с Камчатки на казенном га­
лиоте. И он бежал на нем вместе с женой Прасковьей Михайловной и потерял ее в Макао, как и команди­
ра своего, Максима Чурина. С. ним бежали и матросы с галиота «Святая Екатерина» -
Василий Пото­
лов, Петр Софронов, Герасим Берес­
нев, Тимофей Семяченков. Только Ва­
силий Потолов -
матрос из «присы­
льных арестантов» последовал с Бень­
евским, остальные остались со своим командиром -
Дмитрием Бочаровым. По возвращении в Россию Бочаров просил, чтобы его оставили на мор­
ской службе в Охотске, но получил отставку, и местожительством ему определили Иркутск. Однако без мо­
ря Бочаров жить не мог и охотно дал свое согласие камчатским купцам­
компанейщикам Луке Алину и Петру Сидорову повести на восток к бога­
тым пушным зверьем островам про­
мысловый бот «Петр и Павел». В чис­
ле компанейщиков Алина и Сидорова впервые пробовал свое счастье и мо­
лодой рыльский купец Григорий Ше­
лихов -
он тогда только примерялся еще, куда повыгодней пристроить ка­
питалы своей жены, вдовы богатого иркутского купца,- как ему посове­
товал дед жены Никифор Трапезни­
ков. В 1783 году Григорий Иванович приглашает Бочарова к себе и назна­
чает его командиром галиота «Свя­
той Михаил», который в тот :же год в составе экспедиции пошел на Кадьяк основывать первое поселение буду­
щей Русской Америки. На ф~агма­
не -
галиоте «Три святителя» -
шел вместе с Шелиховым командир судна штурман Герасим Измайлов, которого в конце мая 1771 года Беньевский ос­
тавил на необитаемом курильском острове Симушир. И в дальнейшем мореходные судьбы Измайлова и Бо­
чарова будут неотрывны друг от дру­
га. ГЕРАСИМ ИЗМАЙЛОВ Он был единственным в Больше· рецком остроге, кто пытался проти­
водействовать бунтарям. Вечером 26 апреля 1771 года, совершенно случай­
но, Измайлов и Зябликов узнали, что Беньевский с ссыльными и про­
мышленниками собираются убить ко­
мандира Камчатки Нилова и бежать из Большерецка. Они тут же пошли в канцелярию, но к Нилову их не пусти­
ли. Когда штурманские ученики по­
пытались рассказать обо всем карау­
льному, тот не поверил, решив, что Измайлов с Зябликовым пьяны. Через час-другой они снова пришли, но ка­
раульный их опять не пустил. И вдруг на дворе кто-то испуганно закричал «караул!», в запертую дверь сильно у дарили и потребовали отворить. Зябликов с Измайловым спрятались в казенку за дверью. В тот же миг упа­
ла выломанная бунтарями дверь в се­
нях. Оттолкнув караульного, заговор­
щики прошли в спальню к Нилову. Вскоре оттуда донеслись шум, сдав­
ленный крик, матерщина, удары ... По­
том Беньевский, Винбланд, Чурин, Панов -
Измайлов узнал их по го­
лосам -
ушли. Измайлов и Зябликов попытались незаметно ускользнуть, но карауль­
ные промышленники схватили Фи­
липпа Зябликова, а Измайлову уда­
лось незаметно выбраться из R;Анце­
лярии, однако возле дома сотника Черных, где шла перестрелка, его об­
стреляли. Вернувшись к себе на квартиру, Из­
майлов тотчас собрал людей, чтобы пойти с ними против бунтовщиков, но они настроены были нерешительно. Тогда обратились к секретарю Нило­
ва Спиридону Судейкину. Тот в испу­
ге замахал руками -
только без кро­
ви! Его поддержали остальные. Пока рядили, спорили да переговарива­
лись, пришли в дом к Судейкину Винбланд с Хрущовым И промышлен­
никами, забрали все ружья, порохо­
вое зелье, пули и приказали Измай­
лову быть тотчас на площади у боль­
шерецкой канцелярии, где Бейпоск собирал всю команду галиота «Свя­
тая Екатерина», на котором Герасим был помощником у Дмитрия Боча­
рова. На площади присягали царевичу Павлу. Измайлов и Зябликов отказа­
лись от присяги, и их обоих посади­
ли .в башню большерецкой канцеля­
рии, а потом вместе с другими арес­
тантами -
в числе которых был и Спиридон Судейкин -
вывезли в Че­
кавинскую гавань и держали в трюме галиота «Святая Екатерина» под ка­
раулом, пока готовили к отплытию «Святой Петр». Нужно сказать, что Беньевскому удалось все же сломить того и друго­
го -
под «Объявлением» стоят под­
писи обоих. Может быть, для отвода глаз -
оба собирались бежать с га­
лиота на байдаре матроса Львова, ко­
торого обещали отпустить перед са­
мым выходом «Петра» В море, но ни­
чего не получилось. Львов ушел один, и бросаться за ним вплавь было слиш­
ком рискованно -
по реке шла шуга. Зябликов ушел с Беньевским и умер в Макао, а Измайлов остался на не­
обитаемом острове вместе с Паран­
чиными. Это случилось 29 мая 1771 года. Им было оставлено три сумы про­
вианта, ружье «винтовантое», у кото­
рого была сломана ложа; пороха и свинца фунта с полтора; топор, фун­
тов десять прядева, четыре флага, пять рубашек (одна холщовая, три да­
бяных), два полотенца, одеяло, соба­
чья парка, камлея, фуфайка со шта­
нами ... 2 августа на трех байдарах пришли на Симушир промышленники во гла­
ве с купцом Никоновым. Измайлов потребовал, чтобы его немедленно доставили в Большерецк. Вместо это­
го Никонов забрал Паранчиных и от­
правился с ними и своими людьми дальше -
на восемнадцатый остров Уруп -
промышлять морского зверя. «Питаясь морскими ракушками, ка­
пустою и прочим», обменяв с никQ­
новскимизверобоями всю теплую одежду, которую оставил ему Беньев­
ский, на продукты, остался Измайлов на острове один-одинешенек, как Po~ бинзон Крузо. Потом, правда, прибы­
ли на остров промышленники купца Протодьяконова -
с ними и прожил Измайлов тот год, а в июле 1772 года Никонов доставил его на Камчатку. В Большерецке Измайлова и Паранчи­
на арестовали и отправили под карау­
лом в Иркутск. Дмитрий Бочаров, обогнув Азию и Европу, прожив больше года во Фран­
ции, отправлен был из Петербурга на место своего нового жительства -
в Иркутск S октября 1773 года. Герасим Измайлов в награду за свое радение перед матушкой-царицей по­
лучил высочайшее повеление о своем освобождеl-tии из-под стражи 31 мар­
та 1774 года. А еще через два года он, как и Бочаров, поведет на Алеутские острова промысловый бот Ивана Сав­
вича Лапина и на Уналашке в 1778 году встретится с Джеймсом Куком, который с большой симпатией отзо­
вется потом об этом русском морехо­
де в своем путевом дневнике. В 1781 году Герасим Алексеевич вернется в Охотск, и здесь он будет приглашен на службу к Григорию Ивановичу Шелихову и поведет на Кадьяк галиот «Три святителя». С 30 апреля по lS июля 1788 года Герасим Алексеевич Измайлов и Дмитрий Иванович Бочаров опишут на нем по­
бережье Русской Америки от Кенай­
ского полуострова до бухты Льтуа, открыв при этом заливы Якутаг и Ну­
чек. Там, где побывали русские зем­
лепроходцы и мореходы, они «зары­
вали в землю медные доски с россий­
скими гербами и надписью: «Земля Российского владения» ... На этом я хочу закончить свой рас­
сказ о членах экипажа галиота «Свя­
той Петр». Известно о них не так уж и много. Но и в этих неполных замет­
ках видны их нелегкие и вместе с тем созвучные веку судьбы незаметных людей, усилиями которых вершилась история Российской империи. 31 Валерий ФЕДОРЦОВ, корр. ТАСС в Индонезии -
специапьно дпя «Вокруг света » Правило чёТЬIрех "гlE" с
тоял март, население Бали готовилось к празднованию Нового года. П о улицам важно расхажи­
вали парикмахеры со своим нехит­
рым инструментом и непременным зеркалом, которое клиенту приходи­
лось держать в руках, если он хотел следить за работой. Сновали у личные торговцы, таская в огромных застекленных ящиках, висящих на коромыслах, разнообраз ­
ную снедь и закуски. Спешили из школы дети. Во влажном горячем воз­
духе, наполненном ароматами, вита­
ла предпраздничная суета. Но вот что удивительно -
нака­
нуне Н ового года весь остров погру­
зится В тишину. И тогда будет не уз­
нать шумных, веселых улиц Денпа­
сара. Наступит черед «ньепи» -
«дня тишины». О «ньепИ» существует легенда, ее мне рассказала знакомая балийская художни ц а Ока Кар'] ,]ни: ... Это б ы ло во времена, когда тигры еще не были кровожадными и не по­
жирали ни людей, ни животных. Кор­
мились они только мухами да кузне­
чиками, а по вечерам грызли своих блох. Людей на Земле было немно­
го, и жили они безбедно. П итались плодами, что росли на деревьях, ра­
ботать не хотели, да и не могли. Од­
нажды, играя в лесу, люди наткну­
лись на хижину, в которой жил от­
шельник. -
Одумайтесь, -
сказал ОН,-
нельзя все время рассчитывать на ми­
лость богов, полностью вверяя им свои судьбы. Вы должны сами уметь 32 создавать все необходимое для жиз­
ни. Но люди не послушались мудре­
ца и п родолжали лишь петь и танце­
вать. Слова отшельника оказались про­
роческими. Настал день, когда боги ушли в дальний поход против злых демонов и им стало некогда зани­
маться людьми. Лесные плоды быст­
ро кончились, И на земле начался го ­
лод. Когда боги вернулись из похода, многие люди уже умерли. Те же, кто остался в живых, дали зарок: раз в году, в де н ь, когда они не послуша­
лись отшельника, задуматься над тем, правильно ли они живут, вспомнить о бедах, которые пережили в нака ­
зание за собственную леность и глу­
пость. С тех пор балийцы твердо следуют завету предков, соблюдая во время «ньепи» правило четырех «не»: не открьшать окна, не зажигать огня, не выходить на улицу, не радоваться мирской жизни. Безмолвие, плотно закупоренные окна и двери. Денпасар, кот'орый на­
кануне сверкал огнями рекламы, гу­
дел разноголосьем ули ц и базаров, со­
зерцает себя изнутри. Ночью он не зажжет ни одного огонька, отчего россыпи звезд покажутся еще ярче. С перв ы ми лучами солнца город оживает. П осле ри т уала молчания люди с п ешат выплеснуть нако п и вшу­
юся эне р гию. П ро ц ессии с гирлянда­
ми цветов и жертво п р и ношениями много ц ветными лентами тянутся к бе­
регу, чтобы отдать дань богам, вс п ом ­
нить не вернувшихся из моря рыба-
ков, а заодно 1Полюбоваться картиной восхода. Людская p(,~Ka выносит меня к хра­
му, отстроен ному на крохотном ост­
ровке метра){ в пятидесяти от бере г а. Скала, на ко: горой воздвигнута много­
СВОД'lатая святыня, похожа на П I\.ЫВУ ­
щий по п е Н i ИСТЫМ волнам цветок. От ­
сюда и ее название -
Т анахлот, или Земля Лот 'оса. П о горо ду идет праздник, п од бой барабанор, и звон медных тарелок на ­
циональн ого оркестра гамелан. Боль­
ше всего шума создают уста н овлен­
ные на небольших грузовиках г р ом­
коговор ~ ители. Один такой просев ­
ший на рессорах грузовичок под п олз ко мне. Молодые люди и девушк и в кузове были на седьмом небе от во ­
сторга , уговорив меня сфотог р афиро­
ваться; с НИМИ,- по балийскому по ­
верьк), новый человек, разделивший комп анию в Новом году, приносит счасгье. Я с удовольствием выпол­
нил просьбу этой веселой компании и Дflже прокатился с ней по городу. Денпасар ~ f бапийских рыбаков существует по,вер .. е -
в первый де н .. HOBoro rо,да упов самый счастпнвыЙ. У/пыбка -
знак Toro, что депа идут aopowo. К внутреннему самосозерцанию в ден" сен .. епи» нужно тщатеп"но подrОТ08ИТ .. СЯ. Привести прическу в порядок поможет упичный парикмахер. Рок еры. r де их топ"ко нет! ,. АНТОЛОГИЯ ЗАРУБЕЖНОГО РАССКАЗА Мlpек С. ХУ&ЕРАТ Ты вейнулея Снеогг ЯЗИ 1 Н
а.пол у виднелся ряд светлых пятен. Снорг любил наблюдать, как они медленно перемещаются по матовой поверхности. Он давно уже обнаружил, что свет проникает сквозь небольшие отверстия на потолке. Сноргу было приятно лежать на полу, греясь под этими теплыми лучами. он попробовал шевельнуть руками, но тут же свалился с постели. -
Дагс ... -
прошипел он, не разжимая зубов. Одере­
веневшие челюсти не слушались его. -Дааагс ... Один из Дагсов оторвался от экрана визора. он среаги­
ровал скорее на шум падения, п:ем на голос Снорга. Опи­
раясь ~a руки, Дагс в несколько прыжков добрался до Снорга и влепил ему крепкую затрещину. У Дагсов были очень сильные руки, и оба они почти не пользова­
лись недоразвитыми ногами. -
Вле ... вле ... -
пробормотал Дагс и энергично задвигал плечами, объясняя, что Снорг скоро сможет шевелить руками. Второй Дагс тоже подполз и изо всех сил дернул Снорга за волосы. Было ужасно больно, но именно это радовало больше всего. «Голова... голова ... -
билось у Снорга под черепом,­
!хорошо ... это хорошо». -
Тавегиерl.. Рассказать тебе сказку? -
раздался вдруг голос Пекки. Снорга всегда удивлял его выговор. Вот и сейчас он ясно слышал каждое слово, хотя отсутст­
вие ушных раковин ограничивало слуховые возможности Снорга. Ответом на слова Пекки было громкое бульканье. Тавег­
нер всегда лежал неподвижно и лишь бульканьем давал о себе знать. Но если бы он встал, то наверняка оказался бы выше всех, даже выше Тиб и Аспе. Тиб всегда стояла и только поэтому была самой высокой. «Может быть, и я оказался бы выше Тиб, если бы встал.,- подумал Снорг. он радовался, что ощущает се-
© Marek S. Huberath. Wrociees Sneogg, wiedziaalll ... «Fantasti-
ka», 9, 1981. © Перевод с польского, .Вокруг света», 1990 г. 34 ••• годия всю голову, и считал, что обязан этим Дагсам, ежед­
невно оказывавшим ему маленькие услуги. -
Пекки, заткнисы -
крикнула Моози.-
Потом бу­
дешь рассказывать ... сейчас я пою ... Ладони Снорга ничего не чувствовали, однако двигались все-таки по его воле. Снорг сорвал с себя путаницу про­
водов и трубок, сильно ущипнул свое плечо, но боли не было. «Хорошо хоть руки двигаются»,- подумал Снорг. он осмотрел раны и ссадины на теле. Большинство уже за­
живало, зато прибавились две новые царапины: это когда он свалился с постели. Телесные повреждения были кош­
маром Снорга. Минутная рассеянность, неуклюжее прикосновение к мебели -
и он рвал на себе кожу, даже не замечая этого. Снорг всегда боялся, что не заметит во­
время ранку, и тогда начнется заражение. он подполз к ви­
зору. Рядом неподвижно стояла Тиб, а один из Дагсов старался снизу стянуть с нее рубашку. «Кто ее OAeвam .. » -
подумал Снорг. Каждый день Дагсы проделывали одно и то же, и каждый день с утра Тиб была снова одета. Тиб всегда казалась Сноргу очень большой, ведь он ~~~~::;e:o:::;~ сп~~~. g:~PJ~':::~'::C;:: Комнате, с кем ему никак не удавалось установить кон­
такт. Даже от Тавегнера, который лежал неподвижно, как огромный кусок мяса, и не мог вымолвить ни слова, мож­
но было узнать много иитересного. Тавегиер занимал почти половину Комнаты, и все долго считали, что он та­
кой же молчальник, как и Тиб. Только Пекки догадался, как можно с ним общаться. Сначала Дагсы обнару­
жили, что Тавегиер реагирует на прикосновение, так как они очень любили сидеть на его тещом и мягком теле. А Пекки вообще был очень мудрый. Вот он и придумал, чтобы Тавегиер булькал «да» на нужной букве алфавита, а если же хочет закончить слово, то еще два бульканья в ПР«}f'а'l).авегиер»,_ сообщил тогда Тавегнер. А потом по­
ведал еще много интересных вещей .. он говорил, что лю­
бит Дагсов, благодарил Пекки и просил, чтобы его немно­
го передвинули, так как плохо видит экраны. AoporMe "м,.,епмl Н.ш. ру6рик. еще, 8 сущнос,м, не Н."М8С" (сеЙ ... с, KorA •• пмшу "о пмс"мо, 3. окном AeK.6p"l, • I.ЩМ пмс"м. унее мду' м мду'. 8 НМI 1 основном прос .. 6ы. Опу6ПМК08.'" КП.ССМКО8-
К. С.Йм.к., П. AHдepcoНil, р. СМП8ерберr., У. Ле I'YMH. «HOIYIO 80ПНу_ -
Х. Эппмсон., Дне. ".пп.рд., ... Опдмсс.. "окопенме 80∙1 -
У. rM6cQH., О. С. К.рд., Л. Шеп.рд., Д. &Рмн .... О'Р.А· но, коне"но, .. ,о Н.ШII ,,",.,еп" ХОРОIIIО 311.10' .Mep"K.HCKYIO Ф.НТ.СТIIКУ (к.к ony6nMKO'.HHYIO, ,.к 11 не nepe.eAeHHYIO еще н. РУССКIIЙ .3blKI, НО М"-'О -
_80КРУ' с.ет .... 8семирн •• r.orp.-
фll. н.у"ноlI Ф.НТ.СТIIКМ дп. н.с о .. ен" I.нен •. И потом, не 6удем 3.6 .... ' .. О пред •• ритеП"НЫl УСПО .... К. Н'III. ру6рмк., к.к н .. пе­
".п"но, не смонее' Iмест .. т .. роман .. м П08ест 11 , • мз р.сск.зов мы 6удем ... 6мр.т" топ .. ко ПРllзеро •. Вр.д Пll korA.-НII6УА" м .. сумеем "ере"мспм,,, 8 С е npeMIIM 110 ф.нт.стмке, сущес"УIOЩllе 1 мире. 8 С'Р.Н.I, rAe НФ nonyn.pH., 111 монеет 6ыт" несКОПЫIО деС.ТК08 (rn •• H .. e, ".стные, мес,н .. е, н.цмон.п"н .. е, perMoH.n"H .. e, не.Нр08 .. е, професСlIон.п .. н .. е, nI06MTen"cKMe, npo,,"e ... I, • ..мспо .'111 с'р.н Ylenll .. 1I8.eтe. С к.нед"м rOAOM. Дп. ПОП"СКМI ф.н'.стов 3.8е,ноII с,,",.ете. eнeerOAH •• "ре­
м ... неурн.п. _Ф.нт.стмк •• -
nonyn.pHellwero мзд.н ... , 8"IОД.­
щеrо с .982 roA. 10 ApyrMI "реММ.1 "ок. YMOn"MMI. В .987 roAy конкурс npOIIOAlI1I .cero пмш" .0 Iтороll Р.3, но он со6р.пунее orpOMHoe копм"еСТ80 ПРО .. 38еденмЙ -
оl5щмм с"етом ".8. Мне­
Hlle 3Н.'ОК08 Ф.НТ.СТМКII М крупных nllc.,ellell, 8КПlOчеННЫI 8 СОСТ.I нelOpll, 6ыпо eAIIHOAYWHblM: "еР80е мес,о -
С 60n"WIIM 0'-
рЫ80М О, ОСТ.П"НЫI -
npMCYAIIT" Ф.Н"СТУ 113 КР.К08. М.реку Ху6ер.,у. -
Пекки, ты мужчина или женщина? -
сцросил как-то Снорг и начал разворачивать простынку. -
OrцеПИсь, Снорг ... отвали, пошел к чертям ... Я просто Пекки ... -
МалеНЬi<:ое тельце пыталось вырваться. Снорг распеленал Пекки до конца и сразу же начал заво­
рачивать снова. -
Ты действительно просто Пекки,- сказал он. -
Дурень, я сразу тебе это сказал.- Пекки презритель-
но скривил губы. У него была прекрасная голова, даже больше головы Снорга, и форму она имела необычайно правильную, еще более правильную, чем головы тех, кого они наблюдали на экранах. -
у тебя отличная голова, Пекки,- сказал Снорг, чтобы хоть немного польстить ему. Пекки даже покрас­
нел. -
Я знаю это. А у тебя отвратительная, хотя тоже почти правильная, только без ушеЙ ... -
ответил ОН.­
И я намного умнее,- продолжал ОН,-
и я долго еще буду существовать, даже когда вас уже ликвидируют ... -
Что ты говоришь? -
спросил Снорг. -
Ничего ... подай мне присоску. Снорг вытянул из стены шланг для удаления выделе­
ний, прикрепил к Пекки и отодющулся. Визор показывал деревья, много деревьев. Они были красивые и ритмично шевелились. Визор всегда показывал красивые вещи: обширные ландшафты, правильно сложенных людей. Визор также обучал разным полезным вещам. Однако Снорг испытывал чувства обиды и вины. Обиды на то, что он не такой красивый, как люди на экране, выполняю­
щие разные сложные действия. Они казались почти со­
вершенными. Снорг был уверен: в том, ЧТО он не такой, как прекрасные люди на экране, виноват он сам, но по­
чему это его вина -
не знал. ГJI,ЯДЯ на экран, Снорг забы­
вал обо всем. Он впитывал глазами образы и знания. Благо­
даря визору он видел и знал много такого, чего никогда не было в Комнате. Вот на экране показалась жен­
щина. Она стояла неподвижно, демонстрируя, какие про­
порции должно иметь тело правильно сложенной жен­
щины. Рядом с экраном застыла Тиб и смотрела перед собой остекленевшим взглядом. Снорг сравнил ее с жен­
щиной на экране. Тиб была лысая, совершенно лы­
сая, и потому ее голова отличалась от головы той жен­
щины, но Снорг попробовал представить волосы на голо­
ве Тиб, и это выглядело неплохо. Ее тонкие, чуть отто­
пыренные ушные раковины просвечивали на свету. Этим ушам Снорг завидовал больше всего. На экране появились линии, обозначающие правильные пропорции тела, и Снорг подполз К Тиб, чтобы измерить ее шнурком. Ма­
ло того, что обе ее руки были одинаковой длины, З' Чем нее "Р .. 811ек нelOpll р.ссказ MOnOAoro •• тор.1 Д., Н.8ер­
ное, ,ем нее, .. ем он npIl8I1e .. eT, H.AelOC .. , 11 C08eтeKIII "мт.тепеЙ. 8едь смотр"те: 11 тем. мр."неЙw.. IммР "оспе .дерной к.­
Т.СТРОФыl, м Р.3 •• 3К. 'р.rеДIIЙН •• , но С08ершенно M.rM .. eCKIIM, ".Р.ДОКС.ПЬН"М 06Р.З0М ф.т.п .. ныЙ Р.ССК.3 06 YPOAnll80M MII-
ре ypoAnll.bll IlIOAell мзпу ... ет Све, -
т.ков. clln. МСТIIННОЙ .. en08e .. HOCTII. rOp"KO ДУМ.Т", .. то еще нескоп .. ко пет Н.3.Д 8 н.wеЙ Ф.НТ.СТlIке н. «nOCT".AepHYIO" тему 6 .. по H.lIoнeeHO CTporoe т.6у. (01 уне ат •• ТМОСфер. прмкаэноrо OnTIIM .. 3M.11 ЛlIтер.тур. сповно ПО3.­
"мст.ов.п. "рмем" у 1138ec'Horo атнorр.ф.м pIlTY.nB умоп".­
HII.: неН.3 .. 8.емое -
не сущеСТIуе,. Скоп"ко нее "е".П"НЫI, но 8 lысшем CMЫClle rYM.HIICTII .. eCKMI ПРОМ38еденмй не ДОШПО ДО н.сl Лмw" мощный УД8Р фмп"м. К. Лопуw.нскоrо м 8. Ры6.КОI. .ПIIС .. М8 Mep'80ro .. еП08ек •• СМО, onpoKMHYT" 6е3НР.8ственн .. Й з.прет -
зpllTenll, монее, 6ыт .. , 8nep ... e nOH.nll, CKOII .. нужны сей­
... С ПIIС"М. жмвымl А ПО'ОМ nO.BIIII.C" И П08ест .. В. р .. 15.ков • • ПеР8 .. Й ден" сп.сени •• (cA_yr_8.", .986, м! .0-01 -8 к.ком­
,о смыспе "роol5pi1з, • н. депе -
поспе06р.з фИП"М •. кст_,", повест ... '8 унее ... ШП. о'деп"ной КНllrой 8 Фрr 111. З.тем­
сПоспедн •• ".СТОР.П". А. Ад.м0811 .... Т_15у MCn.pMnOC ..... Нен.зы-
8._0е СТМII Н.3ЫВ.'" 'СПУI. И НИllеrо CTp_WHoro не np01l30WnO: .0 .... не СТ_П. 6_е, н_0I50РО" немнorо ПР"Д8ИНУ"С. Mllp ... Предп_r._ый IIM'.TenlO Р.ССК.3 lочетс. "реД8.Р"Т .. IIИW .. ОД­
ной МУДРОЙ мет_форой, 8 .. ск.з_нноII korA.-'о П8l5110 Нерудой: ..... н.до сест" н. 3.Kp.IIHY т .. мы 11 тepnell1l80 УДИТ" УП_8WIIЙ 'уд­
Сlет •. М.рек Ху6ер., СПОIНО 6ы спедует атому сове,у. Витапи" БАБЕНКО, ведущи" рубрики так же, как и ноги, мало того, что руки были короче НОГ,- но и В мельчайших подробноl':ТЯХ ее фигура соот­
ветствовала образцу. Чтобы сравнить еще и размеры ее головы с телом, Снорг приподнялся, встал на колени и вы­
тянул руки вверх. Все совпадало -
он смотрел на Тиб с удивлением. "у нее СОl!ершенно правильно е тело»,- подумал он и вдруг осознал, что ему удалось встать на колени пара­
лизованных ног. 2 Пекки должен был рассказывать сказку. Дагсы прикре­
пили ему руку -
управляя ею, он мог совершать неслож­
ные действия. Пекки сразу же начал чесать лицо. -
Это великолепно ... это прекрасно ... -
в экстазе пов­
торял ОН.- ВЫ не умеете пользоваться своими телами ... Несколько затрещин Дагсов привели его в чувство. Он начал рассказывать ... -
Это был прекрасный сон ... -
l1екки прикрыл глаза.­
Я поднимался в воздух ... было чудесно ... у меня были такие черные плоские крылья по бокам, что показывают иногда в визоре ... Воздух двигался вместе со мной ... было чудесно прохладно ... -
он говорил все тише, как бы раз­
мышляя ВСЛУХ.- Рядом летела Моози ... у нее были яркие зеленые крылья ... четыре крыла... и она так трепетала ими, что мне стало жаль, что я всего лишь Пекки ... Из угла донеслось звучное бульканье. -
Тавегнер просит, чтобы ты говорил громче,-
и глухое бульканье подтвердило правоту этих слов . . -
Хорошо ... я буду говорить громче,'- Пекки словно встряхнулся.- Комната была все меньше и меньше,-' продолжал ОН,-
и все становилось зеленым. А внизу ле­
тели оба Дагса, летели туда же, куда и мы ... и было чу­
десно. Небо, к которому я летел, было большим экраном визора... и я мог передвигаться в любом направле­
нии ... Из угла, в котором стояла коробка с Моози, раздалось тихое всхлипывание. Снорг подполз к ней. -
Тебя расстроил его рассказ? -
спросил Снорг, при­
глядываясь к Моози. В отличие от Пекки у нее были все конечности, правда, хилые, недоразвитые. -
Дело не в Пекки, а в Тавегнере,- проговорила она сквозь слезы.- Во время рассказа Тавегнер попросил, что­
бы я перевела слова Пекки по буквам... и знаешь, он сказал ... Снорг выжидательно кивнул. Он сказал, что хочет идти на размол вместо Пекки ... На размол? -
не понял Снорг. Пекки это давно уже открыл,- сказала Моози.-
35 Он внимательно анализирует все, что говорят в визорах. Из нас выберут только лучших ... тех, кто сложен более правильно, а остальных -
на размол. -
Так, как показывают на экранах, когда говорят, что это война? -
уточнил Снорг. Она кивнула головой. -
Положи меня рядом с Пекки ... -
сказала Моози.­
Дойдя до конца своего прекрасного сна, он всегда расстра­
ивается. Снорг с большим трудом вытащил Моози из коробки, перенес в уголок, где лежал Пекки, и тут же поспешил вернуться -
Тиб начала пачкаться. Он присоединил к ней присоску. Потом изо всех сил ухватился за ее бедра и, при­
поднявшись, встал на колени. -
Не делай больше так, хорошо? .. -
сказал он, глядя на Тиб. Она наклонила голову и посмотрела в его лицо, искаженное от напряжения. Ее оттопыренные ушные раковины просвечивали на свету. Они показались ему необычайно прекрасными. Снорг сильнее стиснул одере­
веневшие челюсти, ухватил Тиб за плечи и почувствовал, что она ему помогает, не отодвигается, а изо всех сил старается держаться прямо, чтобы служить опорой. Она по-прежнему смотрела в его лицо. В ее приоткрытом рту были видны зубы. Снорг почувствовал себя большим, громадным ... Он стоял, впервые в жизни стоял на своих парализованных ногах. он смотрел теперь на нее даже немного сверху вниз ... на высокую, до потолка, Тиб. Все умолкли. Снорг решил сделать шаг. Он чувствовал в себе силы ... И вдруг увидел, как одна из ног перемещает­
ся в ее направлении ... -
Тиб! .. Иду! .. -
Это должен был быть крик, а вышел всхрап или всхлип. Вдруг все закачалось, и Снорг рухнул на пол как подкошенный. з В Комнате были еще два других постоянных обитателя, с которыми Снорг никогда не общался, хотя они исполь­
зовали одну и ту же аппаратуру: когда Снорг был акти­
вен, они спали. их звали Аспе и Дульф. Аспе формой напоминала Тавегнера, правда, была меньше его. Пекки говорил, что она очень сообразительная и зловредная. Она никогда не снимала искусственных рук и часто до­
саждала с их помощью Пекки или Тавегнеру. Снорг очень хотел поговорить с ней или с Дульфом, который лежал не­
подвижно, свернувшись, как эмбрион, и его необычайно морщинистая кожа наводила на мысль о дряхлой старос­
ти, хотя он был того же возраста, что и все. Тиб перестала пачкать в Комнате, она научилась под­
ходить к Сноргу, когда испытывала нужду, и Снорг обыч­
но успевал с присоской. Тиб начала реагировать на него: случалось, она переходила в ту сторону Комнаты, где лежал Снорг, подолгу стояла поблизости, глядя на него. Она стала значительно активнее, чем раньше. -
Я недооценивал тебя, Снорг,-
сказал как-то Пек­
ки.~-
Ты молодец... сумел установить контакт с этой худой ... -
Он никогда не говорил о Тиб иначе, как «эта худая».- Мне это не удалось, хотя я очень старался ... Ты изменился, Снорг,- продолжал ОН.--- Раньше ты на­
поминал окровавленного зверя ... теперь на твоем лице вид­
на мысль. Зверь -
это что-то жестокое, бессмысленное и чудо­
вищно сильное ... Снорга обрадовало мнение Пекки, и он знал, почему Пекки так считает. Снорг начал воспиты­
вать в себе упорство и силу воли. С того момента, ког­
да он заставил беспомощные ноги сделать первый шаг, воля стала для него наиважнейшим помыслом. Вскоре он мог уже делать много шагов, хотя часто это кончалось ри­
скованным падением. -
На моем лице видна ВОЛЯ,- ответил он на слова Пек­
ки. Пекки лежал, приподняв голову, и смотрел на него. -
Это правда,- сказал ОН,- черты твоего лица отвер­
дели, уголки рта опустились ... Ты должен спешить, Снорг. Я чувствую, нам недолго осталось быть вместе. 36 4 Снорг решил научить Тиб говорить. Пекки посоветовал ему сделать так, чтобы она почувствовала вибрацию голосовых связок на гортани. Снорг ухватился за ее бедра, чтобы встать, но сделал это очень резко, и Тиб упала. Впервые он видел ее лежащей. Вскоре Тиб пришла в себя и села. Снорг взял ее за руку и положил ладонь Тиб себе на горло. -
Тиб,-
сказал он, показывая на нее пальцем. Она по-прежнему молча смотрела на него. -
Тиб,- повторил он. Казалось, она была испугана. Снорг погладил ее по щеке, коснулся розового ушка и остолбенел: у Тиб не было ушного отверстия. -
Пекки! -
закричал он, и челюсти его послуша­
ЛИСЬ.-
ТЫ гений! .. Она совсем глухая ... только на ощупь ... ты был прав ... С новыми силами Снорг начал повторять ее имя. Нако­
нец после долгих попыток губы Тиб шевельнулись, и она издала звук «грхб» -
сдавленный и глухой. Она встала и несколько раз повторила его . . -
Гырдб ... гхдб ... -
говорила Тиб все громче, расхажи­
вая по Комнате. 5 Тиб училась быстро. Вскоре она уже выговаривала свое имя, имена Снорга и Пекки и несколько других слов. Пек­
ки считал, что зрение у нее недоразвито и большую часть информации она получает осязанием. Однако Пекки приз­
навал, что не может разобраться, то ли это физиологи­
ческий недостаток, то ли мозг Тиб не в состоянии долж­
ным образом обрабатывать зрительную информацию. Все чаще начал пробуждаться Дульф. Он никогда не менял своего положения на полу, хотя шевелил веками и даже говорил. Речь Дульфа была смешной: он заикал­
ся и с трудом подбирал нужные слова. Снорг хотел узнать, как тот умудряется обходиться без помощи аппаратуры, но Дульф не понимал значения слова «воля», И диску­
тировать с ним пока было не о чем. Дагсы как-то попро­
бовали распрямить Дульфа на полу, но оказалось, что у него ноги срослись с грудью. Пекки утверждал, что такого не может быть, и считал, что Дульф -
это два сросшихся близнеца, и в районе живота там есть маленький братиш­
ка. -
Однако, Снорг ... -
сказал Пекки, поднимая свою единственную искусственную конечность над клавиату­
рой,- ты замечаешь, как быстро меняется наша жизнь? .. Раньше я думал, что все идет по установленному поряд­
ку: ты копошился на полу, Тиб стояла как колода, Дульф говорил только тогда, когда ты был неподвижен ... А те­
перь? -
К чему это ты, Пекки? -
Грядут серьезные перемены ... очень серьезные ... Ты помнишь, что было раньше, давным-давно? Снорг кивнул. -
Раньше перед каждым из нас был экран, который всему учил и показывал мир, какой он есть и каким дол­
жен быть ... Каждого опутывала паутина ПРОВОДОВ, кото­
рые заставляли сокращаться наши мышцы, воздейство-
вали на наши органы, на весь организм ... И все это для того, чтобы поддерживать в нас жизнь .. . -
Я помню провода.. . Помню ... Как в тумане ... -
пре­
рвал его Снорг. -
Вот именно! -
оживился Пекки.-
На нас действуют наркотиками или другими средствами. Мы забы­
ваем ... А может быть, они хотят, чтобы это знание сидело где-то глубоко в нас ... в подсознании ... Снорг заметил, что Пекки выглядит очень плохо: на его прекрасном лице отпечаталась усталость, под глазами темные синяки, он был очень бледен. -
Ты слишком много времени про водишь за экраном. И выглядишь все хуже ... -
сказал Снорг. Тотчас же один из Дагсов проявил интерес к Пекки. По всей видимости, он хотел перенести его в другое место, но пока только легко поглаживал по лицу и тянул за воло­
сы. Рисунки С. ДЕРГАЧЕВА Пекки многозначительно посмотрел на Снорга. -
Видишь ... -
сказал он.- Они все-таки многое пони­
мают. Я сам недавно в этом убедился ... Только не могу представить, почему Дагсы хотят казаться такими кре­
тинами. Дагс в гневе влепил Пекки пощечину и запрыгал в дру­
гую часть Комнаты. Пекки улыбнулся. -
Ты думаешь, Снорг, что я развлекаюсь ... что доста­
точно посадить Пекки перед экраном, прикрепить ему его искусственную руку -
и он будет доволен, не так ли? Снорг растерялся. -
Снеогг,- сказала Тиб. Она научилась вытягивать шланг из стены и уже не пачкала в Комнате, но еще не могла вернуть шланг на место. Снорг помог ей и вер­
ну лся к Пекки. -
Благодаря визору я узнал массу новых вещей ... Зна­
ешь, Снорг, что таких комнат, как наша, великое мно­
жество? Живут в них такие же, как мы... Одни более, другие менее развиты... Эти комнаты можно осматри­
вать, везде есть не только экраны, но и видеокамеры ... За нами тоже постоянно наблюдают ... Мне кажется, объ­
ективы расположены где-то у потолка, но их трудно за­
метить ... Знаешь, в одной из комнат, она темно-голубая, живет такой же Пекки, как и я... его зовут Скорп. Мы познакомились: он видел на экране меня, а я -
его ... у не­
го тоже искусственная рука. -
Может быть, мы не заслужили такой жизни, какой живут правильно сложенные люди? Те, которых показы­
вают на экранах ... -
сказал Снорг. llекки даже фыркнул от злости. -
Перестань! .. Тебя уже обработали ... ты чувствуешь себя виноватым ... -
от резких движений расстегнулся ре-
мешок, крепящий искусственную конечность, и l:HOPГ поправил крепление. Пронизывающие глаза Пекки продолжали метать мол­
нии. -
Это они пробуждают в нас чувство вины,- выкрик­
нул Пекки.- Я еще не знаю, зачем они это делают ... но до­
берусь до сути ... ведь я и так уже вытянул из этих чер­
товых экранов значительно больше, чем должен был знать ... Снорг был поражен силой веры, которую источал Пек­
ки. «Прежде Я считал, что воля -
это по моей час­
ти ... » -
подумал он. На его лице отразилось удивление, которое, видимо, можно было принять за недоверие, по­
тому что Пекки стал убеждать Снорга дальше. -
Обрати внимание, каждая программа ... вся инфор­
мация, каким человек должен быть... руки... такие и такие ... ноги ... такие и такие ... Ведь хорошо, да? А мы?. а я?. обломок человека ... это разве моя вина?. ты по­
нимаешь?! Зачем они нам это все время повторяют? Снорг молчал. Он отметил, что Пекки необычайно умен, у него можно научиться смотреть на вещи по­
другому и видеть иначе, чем раньше. Рядом села Тиб и начала прижиматься лицом к его лицу. Это нежное прикосновение Снорг любил больше всего на свете. -
Я боюсь, что уже не успею узнать обо всем ... вре­
мени осталось слишком мало ... -~ закончил Пекки тихо, видя, что Снорг уже не слушает его. 6 Пекки! -
закричала Моози. Перестань ... он спит,- сказал Снорг. Тогда подойди сюда и посмотри на Аспе,- попроси­
ла Моози,- она не дышит. 37 Подъем собственными силами стоил Сноргу нескольких секунд страшного напряжения. Казалось, что Аспе лежит как обычно: полусогнувшись, подсунув маленькие ручки под большое плоское лицо. -
Она спит ... -
Ты ошибаешься, Снорг. Приглядись внимательней. Перевернуть Аспе лицом вверх было выше его сил. На счастье, поблизости появились юркие Дагсы. Сообща им удалось перевернуть Аспе. Тело было холодным и уже окоченело. -
Черт ... ты была права ... -
глухо сказал Снорг.- А я даже ни разу не поговорил с ней... Она всегда спала ... Разбудить Пекки? -
Нет. он и так узнает,- ответила Моози.- Я не по­
нимаю этой смерти. Это не соответствует тому, что гово­
рил Пекки,- добавила она. Тело Аспе исчезло, когда все спали, и никто не мог ска­
зать, как это было сделано. -
Смерть Аспе не противоречит моим наблюдениям,­
сказал Пекки Сноргу.- Законы, по которым мы живем, действуют статистически ... Проще говоря, нас сначала все­
сторонне изучили и затем выбрали тех, кто спосо­
бен выжить ... А может, другие просто умерли ... За­
тем отбросили тех, кто не способен учиться, совершенных I.tретинов, а нас интенсивно учили разными способами ... Снорг посмотрел на резвящихся Дагсов, потом на Пек­
ки, который ответил ему улыбкой. -
Именно это я и хотел сказать,- продолжал Пек­
КИ.- Аспе умерла, потому что их исследования были не слишком точны ... А может, выживание попросту явля­
ется тестом ... -
И что будет дальше? -
спросил Снорг. Пекки всем своим видом выразил полную беспомощ­
ность. -
Я уверен, "нич!'!го хорошего ... Во всяком случае, для меня ... -
сказал он нерешительно.- Видишь ли, Снорг, мне удалось войти в систему информационного центра, который нас обслуживает ... Я видел разные комнаты ... В каждой из них живут люди ... -
Произнеся слово «люди», он бросил быстрый взгляд на Снорга.- Люди в нашем воз­
расте или моложе ... Те, что помоложе, сидят перед экрана­
ми и загружаются знаниями; те, что в нашем возрасте, жи­
вут, подобно нам: наблюдают ... общаются ... Но я ни разу не нашел комнаты с людьми старшего возраста ... Есть ка­
кой-то информационный барьер... На непосредственные вопросы система не отвечает ... Но в ближайшее время все выяснится, я чувствую это, Снорг ... 7 В глаза Снорга ударил яркий свет. С минуту он ничего не видел. Потом понял, что нах<,дится уже не в Комнате. Он лежал на чем-то твердом в помещении, которое казалось огромным. Ему стало одиноко, вокруг не было ни­
кого из обитателей Комнаты. В другом конце сидел не­
знакомый мужчина. Он казался необычайно старым, хотя на самом деле был просто старше тех, кто до сих пор окружал Снорга. Мужчина заметил, что Снорг проснулся, И подошел, протягивая руку. -
Мое имя -
Баблиояннис Конобоблоу,- сказал он. Снорг медленно, усилием воли приподнялся с лежанки. -
Приветствую, Снорг. Сегодня вы стали человеком. Вы были лучшим ... -
Снорг смог пожать ему руку. Очень хотелось узнать, какова эта рука на ощупь. -
Вот свидетельство информационного центра,- муж­
чина взял со столика несколько ЛИСТКОВ,-
и положи­
тельное решение комиссии, в которую входят люди. Вы получите удостоверение личности и сможете выбрать себе имя. -
Ч-что? -
пробормотал наконец Снорг. Мужчина казался любезным чиновником, который де­
лает довольно приятное, но рутинное дело. -
Я посмотрел ваши результаты,- Баблиояннис раз­
глядывал бумаги,- сто тридцать два балла ... Неплохо. Когда-то я, в своем тесте, получил сто пятьдесят четы­
ре,-
похвалился ОН.-
Этот Пекки опасно приблизился к вам, у него было сто двадцать шесть баллов. Но от-
38 сутствие конечностей, половых органов ... Это трудно за­
менить умственными способностями. Да оно и к лучшему, что выбрали вас, а не какого-то там головастика. «Вмазать бы тебе по морде, МОЗГЛЯЮ>,- подумал Снорг. -
Пекки -
мой друг,- сказал он, чувствуя, как знако­
мо деревенеют щеки. -
Лучше не Зёl.водить друзей, пока не станешь челове­
КОМ,- наставительно заметил Баблиояииис.-Вам иите­
ресно узнать результаты других? -
Снорг промолчал, и Баблиояннис сам ответил на свой вопрос: -
Моози -
восемьдесят четыре, Тиб -
семьдесят два, Дульф -
трид­
цать ... У остальных почти ничего: Дагсы -
по восемнад­
цать, у этого мешка, Тавегнера,- двенадцать ... Снорг слышал презрение в голосе Баблиоянниса и чув­
ствовал нарастающую ненависть к этому человеку. Ему казалось, он мог бы даже убить его. -
Что теперь будет со мной? -
спросил он. Судорога по-прежнему сводила его челюсти. -
Как человек вы имеете возможность выбора. Вы вступаете в нормальную жизнь в обществе. Короткие под­
готовительные курсы ... потом сможете продолжить обра­
зование или пойти работать. Сегодня вы также получите финансовый кредит в размере пятисот монет -
это причи­
тается каждому, кто стал человеком. Но лично я советую вам перед тем, как начнете работать, сделать космети­
ческую операцию. В конце концов, ушные раковины не так уж важны ... -
Он бросил на Снорга многозначитель­
ный ВЗГЛЯД.- Позднее вы найдете что-нибудь экстра ... Всегда есть большой ... выбор. Снорга прошиб озноб: перед глазами у него возникла Тиб. -
А что будет с остальными? -
выжал он из себя. -
Ах, да ... что Ж, вы имеете право знать это,-
Баблио-
яннис, казалось, был раздражен.- Всегда рождается го­
раздо больше особей, чем потом становится людей ... Они пойдут на трансплантаты. Там можно выбрать неплохие уши, глаза, печень. Хотя некоторые даже на это не годны. Тавегнер, например, пойдет лишь как материал для тканевых культур. Это бесчеловечно! -
вырвал ось из сжатых уст Снор-
га. Что -
бесчеловечно? -
Баблиояннис побагровел.­
Бесчеловечно было начинать войну! Сейчас сто про­
центов популяции рождаются неполноценными физичес­
ки, а три четверти -
психически... Да и те рождаются искусственно. Претензии вы можете адресовать лишь к нашим предкам. Снорг не выразил этого желания, и Баблиояннис про­
должил: -
Количество рождений увеличено до максимума, что­
бы повысить вероятность появления иИДивИДуумов, приб­
лижающихся к норме,- он изучающе посмотрел на Снор­
га.- А остальные -
это самый дешевый способ получе­
ния материалов. Ведь избранные тоже не вполне нор­
мальные, не правда ли, Снорг? Снорг молчал. -
Я работаю в отрасли уже семь лет,- напирал Ба­
блиояннис,-
и уверен, что лишь этот путь правилен ... -
Но вы тоже несовершенны. Вы хромаете на левую ногу, ваше лицо частично парализовано,- возразил Снорг. -
Знаю, что это заметно,- у Баблиоянниса был готов ответ,- но я хорошо зарабатываю и скопил деньги почти на целую ногу ... на трансплантат. 8 Тибснорг Пеккимоози начал работу в Центральном Ар­
хиве Биологических Материалов. Одновременно он про­
должал учебу. У него была довольно высокая заработ­
ная плата, но после удержания налогов за прежнюю опеку денег оставалось немного. Оплата питания и ·неболь­
шой сумрачной комнатки сводила оставшееся практичес­
ки к нулю. Кормился Тибснорг В общественной столовой, где подавали блюда из синтетических продуктов. Но и это было лучше прежнего капельного вливания. В сто­
ловой он постоянно встречал одних и тех же людей, ему было скучно, однако выбора пока не рыло. Слюдь­
ми, которых он видел в столовой, Тибснорг почти Jlе раз­
говаривал. Все они были старше его. Некоторые приезжа­
ли в колясках, большинство приходило своими ногами. Тибснорг внимательно наблюдал за ними и не встретил никого, кто был бы сложен вполне нормально,~ у каж­
дого имелись какие-нибудь дефекты. Тибсноргу еще повезло: если бы при тестировании он получил менее 120 баллов, то не смог бы учиться дальше. Работать он пошел потому, что боялся воспоминаний -'-
они не давали бы ему покоя в свободное время. Теперь за любую медицинскую процедуру нужно было платитЬ, а он еще помнил, благодаря кому смог встать на ноги и победить паралич тела. Как человек он имел право знать правду и, кроме того, мог видеть -
имел право видеть,­
как выглядит мир сейчас. Раз в пять дней после окончания работы Тибснорг выезжал на поверхность и с высокой башни обозревал окрестности. Это была серо-бурая пус­
тыня, ПО которой неустанно кружили серые массивные вездеходы, перевозившие сырье из многочисленных руд­
ников. Он знал, что вездеходами управляют люди, кото­
рые не могут иметь потомства, потому что уровень излу­
чения в пустыне был очень высок. В столовую при­
ходил один такой водитель. Выглядел он вполне нормаль­
но и зарабатывал в три раза больше, но Тибснорг не по­
менялся бы с ним местами. Исследования, которые Тибснорг оплатил первыми сэкономленными деньгами, показали, что он способен к размножению, правда, только пассивно, за счет отбора семени. Вскоре он овладел навыками работы с компьюте­
ром и немного продвинулся по службе. Его новая деятель­
ность заключалась в том, чтобы контролировать решения информационного центра касательно выбора из сохраняе­
мых экземпляров соответствующего материала для транс­
плантатов. Решения центра были ясными, понятными, ло­
гичными и, как правило, не требовали поправок. За обна­
ружение ошибок была назначена дополнительная награ­
да, и Тибснорг работал очень внимательно. Материалы подбирал как для госпиталей всеобщей медицинской службы, так и для лиц, которые за соответствующую плату желали уменьшить свои недостатки. Работы было много: каждый день -
по нескольку десятков запросов и связанных с ними решений, которые нужно было изу­
чить и обдумать. Вскоре Тибснорг приноровился к этой ра­
боте и стал выкраивать свободное время, которое исполь­
зовал для диалогов с машиной и получения различной информации. ОН помнил слова Пекки, который говорил, что, поскол!>­
ку информация является привилегией, ею необходимо по мере возможности пользоваться. Он узнал, что решение о признании какой-либо особи человеком основывается на сложной системе оценок и здесь возможен очень большой разброс мнений, а значит, и ошибок. Он узнdJ'. также, что своей судьбой обязан лично Баблиояннису, который изменил реш~ние центра, отдавшего предпочтение Пекки. В действительности количество баллов, которые Пекки получил за интеллектуальные способности, превышало сумму, набранную Сноргом за физическое развитие, пра­
вильность строения тела и интеллект. Когда он узнал, что Тиб получила за способности ровно ноль баллов, то сквозь зубы выругался. Его всегда интриговал свет, попадавший днем в Комнату, теперь же он узнал, что это была всего лишь лампа, светившая в видимом спект­
ре и немного в ультраФиолете, которую периодически включали и выключали. Комната находилась глубоко под землей. На поверхности он лишь единожды увидел солнце: светло-серый диск, просвечивающий сквозь гус­
тую мглу. Раньше, когда землю покрывали снега, солн­
це вообще никогда не пробивалось сквозь тучи. 9 Тибснорг Пеккимоози все подробtlее знакомился с сис­
темой учета биологических материалов. Тиб, Пекки и другие пол учили порядковые оБОЗНiiчения от АТО44567743 дО АТО44567749 и уже лишились имен. Вскоре у номера 44567746, то есть у Моози, забрiiЛИ глаз, нос и одну почку для пересадки. Тибснорг протестовал против использова-
ния номера АТО44567746 дЛЯ этой операции, но его мне­
ние про игнорировали, потому что другие эксперты го­
лосовали иначе. Тибснорг болезненно пережил это, так как по-прежнему' чувствовал связь с Моози и другими. Следующим был Дагс с номером 44567748. Операция была летальной: у Дагса забрали пищевод, желудок, печень, кишки,·обе руки и внешние половые органы, без желез. «Интересно, какой номер получил бы я, если бы не Баблиояннис? -
размышлял. ОН.- Может, по соседству с Тиб?» В столовой он сидел уже не один. Установил контакт с водителем, который работал на перевозках железной ру­
ды. Его звали Абрахам Дрингенбум. Это был высокий грузный мужчина, очень гордившийся своим именем, вы­
бранным из какой-то исторической книги. У Дрингенбума был низкий, зычный голос, и он очень громко говорил, что конфузило Тибснорга, потому что в столовой обычно бы­
ло тихо. Ему казалось, что все смотрят на них, хотя на самом деле никто не проявлял к собеседникам интереса, тем более что у многих были дефекты слуха. -
Тибснорг Пеккимоози1 -
пробасил Дрингенбум.­
Странное сочетание... Почему ты выбрал именно такие имена? -
Меня многое связывает с ними,- тихо сказал Снорг. -
Хмм ... -
громыхнул Дрингенбум.-
Ты так думаешь? Нехорошо привязываться к жителям Комнаты.- Он вдруг сменил тему.-
Ты знаешь, теперь средняя продолжи­
тельность жизни человека достигла уже двадцати четы­
рех лет ... Не могу поверить ... это слишком хорошо ... Ду­
маю, они несколько сглаживают данные, чтобы не пор­
тить нам настроение ... -
А как они это подсчитывают? .. -
поинтересовался Тибснорг.- Учитывают всех, кто рождается, или только людей? -
Ты сдурел? .. Людей, конечно же, людей, ведь живым рождается разве что каждый десятый ... Тибснорг внимательно посмотрел на Дрингенбума. Во­
дитель почти не имел изъянов. Правда, на нем были брюки и серая куртка, которые скрывали тело, но, кроме зашитой заячьей губы, которую прикрывал и седеющие усы, ни­
что не указывало на отклонения от нормы. Как бы угадав его мысли, Дрингенбум шевельнулся. -
Все тело у меня было покрыто бородавками на про­
тивных длинных ножках, но их мне уже удалили ... Самое большое отклонение в подштанниках,- Дрингенбум скривился.- Но ничего, Тибснорг... Я куплю себе все, что надо ... У меня уже отложены тысяча шестьсот двад­
цать монет,- добавил он, прочитав недоверие на лице ТиБСJlорга. 1620 МОJlет были невообразимо большой суммой: Тибс­
норг мог отложить 22, от силы 24 монеты из своего де­
сятидневного заработка. Денег, накопленных Дрингенбу­
мом, . хватило бы, чтобы выкупить всю Тиб -
конечно, как биологический материал. Все чаще перед глазами Тибснорга вставала ее стройная, изящная фигура с коп­
ной шелковистых волос. Сны неизменно возвращали Тибс­
норга в Комнату, где были его близкие. А Тиб присут­
ствовала в снах всегда. Тибснорг снял квартирку получше -
с видом на поверх­
НОСТ!>. Такие квартиры были редкостью, и он удивлялся, что его новое помещение (правда, чуть поменьше пре­
дыдущего и с двумя, а не тремя визорами) стоило только на восемь монет дороже. Он понял причину этого, лишь когда выяснил, насколько выше здесь уровень излуче­
ния. Но все равно окно многое компенсировало. Тибснорг часами всматривался в непроницаемые оловянные тучи над серо-бурыми пустынными холмами. Край материко­
вого ледника не просматривался из окна, его можно было разглядеть лишь с башни обозрения в очень ясные дни или в хороший бинокль. Этот пейзаж, столь резко отличав­
шийся от красот, синтезированных в визоре, тем не менее тянул к себе с неодолимой силой. Наверное, именно поэто­
му Тибснорг решил устроиться на работу водителем внеш­
них переВОЗQJС Интересовали его и высокие заработки, позволявшие относительно быстро накопить большую сумму. В транспортном бюро Тибснорга принял чиновник, си­
девший в инвалидном кресле. Его почти не было видно за 39 столом, но в глазах инвалида сквозило что-то такое, что заставляло быть настороже. Когда Тибснорг изложил свое предложение, чиновник изучающе посмотрел на него. -
Вы нейтральны? -
Да ... -
солгал Тибснорг, зная, что невозможность иметь детей -
обязательное условие при приеме на эту работу. Чиновник любезно кивнул и непропорционально маленькой ручкой что-то набрал на клавиатуре. Затем посмотрел на экран, и лицо его посуровело. Прежде чем он открыл рот, стало ясно, что разговор окончен. -
Нельзя так бездумно распоряжаться своими воз­
можностями ... -
Чиновник развернулся в кресле, тем са­
мым закончив прием. Дрингенбум чуть не ударил Тибснорга, когда узнал об этом. Он со злостью вытащил из кармана комбинезона свой индикатор -
небольшую розовую пластинку. --
Смотри, идиот! -
он ткнул в нее пальцем. Когда Дрингенбум нервничал, у него сильно тряслись руки. Сей­
час его палец скакал во все стороны вокруг розового прямоугольника.-
Как только он станет красным, мне конец ... -
Светлые глаза Дрингенбума блестели на загоре­
лом лице, которое сейчас было совершенно красным. -
Куда ты лезешь? В пески?! Ну и дурень! Ты можешь иметь кучу баб ... даже если у тебя нет ничего, кроме желез. Железы самое дорогое. Все остальное стоит не больше шестисот-восьмисот монет. -
Физически у меня все в порядке,- пробормотал Тибснорг,- только нарушения периферической нервной системы. -
Это еще дешевле. Не отобьешься от баб, разорвут тебя на кусочки! Жить -
не умирать! Эх, парень ... Тибснорг подумал -
может, рассказать ему о Тиб, но не решился, и на этом разговор закончился. Аб Дрингенбум был единственным человеком, с кото­
рым Тибснорг поддерживал постоянный контакт, если не считать обмена банальными приветствиями со случайны-
40 ми знакомыми в столовой. Тибснорг искал контактов с другими людьми, жил воспоминаниями. Женщины, ко­
торых он встречал в столовой или коридорах, не могли равняться с Тиб: они были или некрасивы, или просто уродливы. И хотя Тибснорг стал, в соответствии с пра­
вилами, носить красную нашивку, которая означала, что он не нейтральный, это ни в малейшей степени не изме­
нило его поведения. Разве что стал суше обращаться с женщинами, которые теперь чаще заговаривали с ним. Может быть, если бы он носил две нашивки, означающие полные возможности, и в самом деле происходило бы то, о чем говорил Дрингенбум, но так по крайней мере ему жилось спокойней. Через несколько дней Аб принес мрачную весть. -
у меня рак,-
глухо сказал он, глядя в тарелку с невкусным, слизистым супом, содержащим полный комп­
лект витаминов и микроэлементов. -
Ну и что? У половины людей рак,-
Тибснорг по­
жал плечами. -
у меня уже в фазе .. С",- добавил Дрингенбум. -
Но ведь у тебя есть тысяча шестьсот двадцать мо-
нет. Вылечишься ... -
Снорг не казался слишком взвол­
нованным. -
Тысяча шестьсот сорок восемь монет,- поправил его Дрингенбум,- но и этого мало ... Очень быстро прогрес­
сирует. На лечение уйдет по крайней мере полторы тыся­
чи. И я никогда не куплю себе ... Тибснорга раздражала вульгарность Аба. -
А почему дотянули до фазы "С»? Болезнь слишком запущена. Ты можешь подать жалобу на медицинский от­
дел. -
Это моя вина,-
сказал Дрингенбум.-
Я не обследо­
вался, слишком дорого, а мне хотелось собрать побольше денег, пока индикатор совсем не покраснел. -
Но ведь тебе полагается бесплатная медицинская опека, как любому человеку ... -
Благодарю ... -
Глаза Дрингенбума были матовыми и угасшими, выговор нечеткий, сказывалась плохо проопе­
рированная заячья губа.- Оставят мозг, глаза и часть нер­
вной системы, а все прочее удалят и сожгут, скажут, что для пересадки не годится из-за заражения. Потом по­
садят управлять экскаватором в шахте или загонят на конвейер ... 10 После этого разговора Дрингенбум изменился -
стал более скрытным и менее уверенным в себе. Когда Тибс­
норг рассказал ему о Тиб, Аб принял новость неприяз­
ненно, но спокойно. Он считал, что в этой мечте нет ни малейшего смысла и Тибснорг должен искать женщин среди людей, а не в биологических материалах. Тем более что стоимость всей Тиб очень высока, на нее нужно ко­
пить всю жизнь, а за это время другие раскупят разные части ее тела. Зато он согласился взять Тибснорга с собой в поездку. Аб возил добычу из ближайшего карьера на большом гру­
зовике. Машина довольно долго шла по пыльной дороге, ви­
ляющей между серыми, покрытыми той же пылью холма­
ми. Ветер бросал серую взвесь на грузовик. -
Достаточно нескольких вдохов этой дряни ... -
Дрин­
генбум ощерил зубы за несимметричными губами. Тибснорг со страхом посмотрел на него. -
У меня хорошие фильтры, хватит на несколько тысяч вдохов ... -
рассмеялся Дрингенбум. Карьер представлял собой руины старого города, из которых извлекали металл. Огромный экскаватор вгры­
зался в разрушенную железобетонную конструкцию давнего здания или фабрики. Дрингенбум ждал в очереди таких же машин. Наконец несколько ковшей железобето­
на, пыли и щебня было загружено и в его машину. -
Каждый день я делаю четыре-пять ездок ... Из ин­
формационного центра мне всегда сообщают оптималь­
ную трассу, на которой самый низкий уровень излуче­
ния ... Но он часто меняется -
когда дует ветер или идет дождь или снег ... Дрингенбум показал пальцем на экранчик. -
А это реальный уровень излучения. Сегодня он низ­
кий, а иногда звенит так, что страшно ехать. В такие дни нам платят две-три монеты дополнительно. На обратной дороге Аб разрешил Тибсноргу немного повести машину. Управление сводилось к выдаче попра­
вочных указаний, потому что грузовиком правил непос­
редственно процессор. -
В случае чего компьютер сам доведет машину,­
сказал Дрингенбум,-
если я ослабну или вдруг помру; сырье должно поступить по назначению ... На одном из холмов стоял одинокий домик, наполовину занесенный пылью. Он хорошо сохранился, целы были крыша, двери и стекла в окнах. -
Хотел бы я жить в этом домике,- сказал Дринген­
бум,- а не в городе ... -
на поверхности? -
Твоя квартира тоже расположена на поверхности, Тибснорг. Под соответствующим прикрытием жить мож­
но ... 11 Наконец наступил день, который должен был когда­
нибудь наступить. День, который Тибснорг представлял себе во множестве различных вариантов, но никогда не думал, что он застанет его таким неподготовленным. Тибснорг работал, как обычно, перед экраном визора. Его сбережения составляли 48 монет и 320 монет от­
ложенного кредита. На экране появилось очередное пред­
ложение. Ряд четких зеленых букв и цифр гласил: ру­
ки, ноги и туловище вместе с шеей номера АТО445б7744 намерен приобрести один реципиент, а голову -
другой. Мозг должен быть ликвидирован, а номер -
снят с учета. «Кому-то пришлось тяжко работать за такое тело ... -
подумал Тибснорг с ирониеЙ.- А этой второй наверняка понравились в каталоге миловидное лицо и голубые гла­
за ... И очень понравились, коли она согласна быть глу­
хой ... А может быть, у нее есть деньги еще и на уши ... » -
Сволочи ... чертовы СВОЛОЧИ ... -
повторял он, обгры­
зая ногти. Тибснорг давно уже знал, что это произойдет, а теперь медлил с решением. Ему казалось, что к нужному сроку он успеет собрать больше денег. Теперь следовало принять быстрое решение в ситуации, которая уже насту­
пила, а не в той, которую он представлял. -
Сволочи ... чертовы СВОЛОЧИ ... -
бормотал он. Тибснорг попросил У системы дополнительное время на размышление, мотивируя это тем, что нужно связаться с реципиентом, который хотел бы приобрести целый эк­
земпляр АТО445б7744, но до сих пор не решался на по­
купку из-за дороговизны. Он выключил камеры, встал из-за пульта и вышел. Ходил он уже уверенно и до­
вольно быстро. Напряжение воли перед каждым шагом давно стало привычным. До склада биологических ма­
териалов было недалеко. Еще раньше он выяснил через систему расположение помещений. Там же узнал и коды, дающие возможность входа и выхода. Сонный охранник перед массивными металлическими дверями не чинил препятствиЙ. Тибснорг вспотел от волнения. Лифт подни­
мался ужасно медленно. Наконец остановился на нужном этаже. Коридор с десятками одинаковых дверей тянулся в бесконечность. Тибснорга мучили сомнения, правильно ли он делает. То, что он задумал, было неслыханным де­
лом. Наконец дверь с номером АТО445б7. Открылась ав­
томатически. Другой коридор, вдоль стен -
ниши с био­
логическими материалами: десятки индивидуумов различ­
ного роста и с разным уровнем деформации. Все без одежды, все в путанице проводов и электродов. Сна­
чала он нервно пересчитывал индивидуумов, потом за­
метил номера у каждой ниши. Долгий путь, НО он его про­
шел. Тиб стояла с открытыми глазами. Их взгляды встретились. Она узнала его. Две минуты на то, чтобы отцепить провода, чуть дольше длилось отсоединение захватов, которые держали ее руки и ноги. Она тотчас прильнула к нему, прижалась лицом. -
Ты вейнулся, Снеогг, я знаала ... -
тихо сказала она. -
Быстро, Тиб, быстро,- он потянул ее за руку. Он знал, что ее мышцы в отличном состоянии­
результат электрической стимуляции, ведь никто не стал бы покупать атрофированное тело. -
Пекки,-
она показала на небольшой клубок прово­
дов. Вместе они освободили Пекки, который тотчас прос­
нулся. -
Оставь меня, Снорг, это не имеет смысла,- сказал он. Снорг нес его одной рукой и тащил за собой Тиб другой. Он облегченно вздохнул только в лифте. -
И что ты теперь сделаешь? -
спросил Пекки. Тиб все время прижималась щекой к Сноргу. -
Я знаю все пароли в системе,-
сказал Снорг.­
Будем рассчитывать на внезапность, у нас есть шанс ... В караульной стражник не проявил к ним никакого внимания. Ему и в голову не пришло, что двое из вы­
ходящих -
просто биологический материал. он ввел в систему пароль, названный Сноргом, посмотрел на экран и кивнул, чтобы проходили. Выйдя со склада, они побежали. Снорг остановил ма­
ленький автокар, и все уселись. До квартиры Дрингенбу­
ма было очень далеко даже на транспорте. Всю дорогу в коридорах стояла зловещая тишина. Они застали Аба в квартире: он еще спал. Один удар, и камера тоскливо повисла на кабеле. Мощ­
ный рывок довершил начатое. -
Аб! Вставай! -
Снорг ПОХАОПал его по плечу.­
Я с Тиб. Идешь с нами? Дрингенбум тер заспанные глаза. Посмотрел на них. -
Не терплю я этого Аб ... Я -
Абрахам,- сказал ОН.­
А она и вправду красивая,- добавил он, глядя на Тиб.­
Нет, я не пойду с вами. Возьми карту моего грузовика и стукни меня чем-нибудь по голове,- продолжал ОН.·­
Например, вот этой книжкой... Но так, чтобы пошла кровь... И бегите из города как можно дальше. Это единственный шанс. 41 -
я тебя еще и свяжу. Так будет выглядеть правдо­
подобнее. Это продолжалось довольно долго, потому что Снорг боялся причинить другу излишнюю боль. Наконец Аб­
рахам Дрингенбум рухнул без сознания, связанный, на свой диван, а из рассеченной на лбу кожи у него даже вытекло несколько капель крови. Они уже щ>дъезжали к залу транспорта, когда весь коридор заполнил вой сирен. Началось. Тут и там вспы­
хивали красные лампы. Камеры 1'1 коридоре вращались. Они успели В'Ьехать в зал прежде, чем были заблокиро­
l'Iаны двери. Снорг узнал грузовик Дрингенбума. он су­
нул .карту в щель, авТоМатI'IКЛЮЧИЛСЯ. Все трое встали на платформу подъемника и через минуту были уже в кабине управления. Снорг вывел машину из зала. День был мрач­
ный, небо закрывали сплошные серые ту'lИ. Снорг вклю­
чил визор. Как раз передавали информационное сооб­
щение: « ... Возмутительная кража биологического материала на общую сумму свыше 4500 монетl Неслыханное дело с незапамятных' времен! Продолжается интенсивный ро­
зыск виновника, каковым является служащий уровня дr Архива Биологических ~атериалов по имени Тибснорг Пеккимоози. В розыске принимает участие оперативная группа сил самообороны. Ее использование гарантирует возвращение украденного имущества без малейшего ущерба, а также эффективное задержание виновного». На экране шли кадры, снятые стационарными камера­
ми: Снорг, несущий Пекки, и Тиб, идущая рядом. Снорг прИСl'IИстнул: -
Оперативная группа -
это несколько сот дьявольски крепких специалистов, натренированные глыбы мышц ... Пекки оторвал взгляд от экрана. -
Думаю, у нас нет ни малейшего шанса,- сказал ОН,-'- но я благодарен тебе за то, что смог это увидеть ... -
он показал глазами на окно.-
Я уже потерял счет l'lреме­
ни, стоя в этих проводах ... Укол ко сну ... Укол пробуждаю­
щий ... И так без конца. Тиб тоже без слов глядела в окно С той минуты, как они выехали из зала транспорта. -
К счастью, напротив меня стоял малый такого же роста и мы могли переговариваться,- продолжал Пек­
ки,- этот малый разговаривал и с Тиб, чтобы она не забыла то, чему научилась... Я ведь не мог с ней об­
щаться -
она не 1идела моего рта и, стало быть, ничего не разбирала. И знаешь, она стала сообразительней ... во всяком случае, так говорил тот малый. Снорг подвел грузовик к экскаватору. Пекки внимательно смотрел, как мощный грейфер наби-
рает обломки руин, которые когда-то были зданием. -
Здесь когда-то жили люди? -
спросил он. Снорг кивнул. Очередная порция бетонных обломков оказалась в ку­
зове грузовика. -
Значит, так жили люди до воЙны ... -
сказал ОН.­
Наверное, они чувствовали себя одинокими в таких разрозненных строениях; ~ашина была загружена, " Снорг развернул ее. -
Возвращаемся? -
обеспокоенно спросил ПеккИ. Снорг кивнул. -
у меня есть план,- сказал он. Машина шла с максимальной скоростью. -
Тиб, возьми маску себе и Пекки,- сказал Снорг, кивком показывая на ящичек. Однако она не шевельну­
лась: Снорг говорил, глядя вперед, и Тиб не видела, как шевелятся его губы. он повторил еще раз, повернув­
шись к ней лицом. Тиб вынула маски и комбинезоны, оделась сама и одела Пекки. Она сделала это быстро и чет­
ко, с неожиданной сноровкой. Снорг тоже надел маску. Они приближались к холму, на котором стоял одинокий сохранившийся дом. Снорг остановил грузовик, и подъем­
ник опустил их на грунт. Счетчик в руках Снорга трещал. Тиб несла Пекки на руках, как ребенка. На всех была защитная одежда из прозрачного пластика. Пекки был слишком маленький, и Тиб завернула его в свисающие полосы материала. Они должны были пройти расстояние намного больше, чем то, что проходили когда-либо в жизни. К тому же идти предстояло по щиколотку в 42 пыли. Некоторое время они неподвижно смотрели на уменьшающийся контур грузовика, который удалйлся, уп­
равляемый автоматом. Наконец машина исqезла за гори­
зонтом. Они пошли. Шли медленно, увязая в сыпучей пыли. Путь был долог, но, залитые потом, они все же добрались до развалившегося забора. Тиб устала чуть меньше -
ее мышцы, получавшие электрическую стиму­
ляцию, были в хорошем состоянии. Они осмотрелись. Сохранились калитка и солидные деревянные двери, ведущие в дом. Снорг по-прежнему надеялс., что им удастся уйти от погони, хотя nекки счи­
тал, что выход из грузовика был прwщипиальной ошиб­
кой. он утверждал, что нужно было rнa:rb как МОжно далЫ1lе от города и оператИвной. группы. Может быть, от погони отказались бы, если бы им удалось оТъехать очень далеко. Но Снорг не мог решиться совсем порвать СВЯ:ЗИ с городом и принял другой план. Даже теперь он чувстsовал себя одиноким.' . Они не стали снимать защитную одежду, потому что везде было полно пыли и ее нельзя было убрать. Тиб села и посмотрела на Снорга. -
Я верила, что ты вейнешься за МНОЙ ... -
проговорила она медленно. Он неуверенно улыбнулся ей. -
Это бш сон... 1'10 сне меня увезли из Комнаты ... Столько света ... и чужие вокруг ... Потом они поставили меня там, рядом с Пекки ... Хорошо, что ты снова ecть ... ~ ГОl'lорила она, все время глядя на его губы. -
Кто не может говорить, тому больше всех хочется,­
жестоко прервал ее Пекки.- Сейчас lI:аверняка скажет об уколах ... Действительно сбоку высовывался шприц с иг­
лой. Бацl-
и спишь ... Бацl -
и возвращаетсSl действитель­
ность.:. ·Словно выключатель какой-то. И только эти те­
лежки, которые ежeдll:евно проезжали мимо.;. Трехъя­
русные тележки... Их всегда тянули одни и те же люди 1'1 одинаковых серых халатах. И всегда на этих те­
лежках кого-то везли.;. вывозили ... Редко кто Бозвра­
щалСSl... всегда в бинтах... снизу мало что видно. Это был всегда один из нас. Разговаривать было трудно, каЖдый второй в ряду спал, а кричать тоже нельзSl, сразу же укол... Но мы все равно переговаривались ... по цепочке ... таким голосом, чтобы можно было услы­
шать, но чтобы сбоку не ПОSlВИЛСЯ шприц ... Хуже всего, если в ряду попадалсSl глухой ... Потом эти, в серых хала­
тах, синмали с них бинты ... И у но не было рук ... ног; .. или еще чего-нибудь ... Хуже всего, когда тележка оста­
навливалась перед тобой ... Мы думали, что она останав­
ливается... Нет, Э1'И, в серых халатах, не были садиста­
ми... Но у тележек были такие маленькие колесики ... Они старались проводить тележки ровно... Ведь они знали, что мы чувствуем ... Но иногда колесико застревало, и тележка останавливалась ... А SI не хотел, чтобы меня 1'1 случае чего привезли lI:азад ... У меня ведь и так почти ничего нет ... -
на этих тележках всегда вывозили трех людей,­
прервала его Тиб, которая давно уже смотрела в лицо Пекки.- А назад привозили обычно двоих, иногда од­
"000 ... -
Тиб, когда l'Iолновалась, наqинала пропускать буквы и заикатьсSl.-
Я помню, как привезли Моози .. . Только один глаЗ блестел из-под бинта ... Но это была она .. . Кольфи говорил, что это она веiНyлась ... и рассказал, как с нее потом сняли эти бинты ... -
перестаны -
снова прервал ее Пекки.-
Я не хочу опять слушать об этом, я знаю, как она выглядела тогда ... А потом ее взяли 80 второй раз... и она не верну­
лаСЬ. -
Моози? -
удивился Снорг.- Да... Конечно... это могло быть в дРугую смену,- он говорил уже сам с собоЙ.- Черт, как я рисковал .... Ее тоже могли ... Но, к сча­
стью, это случилось в Мою смену ... Такое счасТье ... -
Какое счастье? -
хрипло спросила она. -
Что ты здесь со мной ... я не принимал во внимание многого ... -
Я не могла так стоять ... И эти судороги, после ко-
торых я былаа так измуче"а ... И разговоры с Кольфи, а губ Пекки я не могла видеть... Когда-нибудь Ji сошла бы с ума ... Я не успела помешаться, но еще HвeMHoro, и навей­
няка ... Они с Пекки говорили, прерывая друг друга. Пекки бесцеремонно врывался в речь Тиб, а она лишь через ми­
нуту понимала, что он говорит, и замолкала. Потом сно­
ва прерывала Пекки и продолжала рассказ хрипловатым ломающимся голосом. Трудно было вместить столько дней в этот рассказ. Затем Пекки отключился и посмотрел на тяжелые бурые тучи, стелющиеся низко над головой. он смотрел сосредоточенно, и на его лице появились какие-то восторженные выражения, что наверняка удиви­
ло бы Снорга, если бы он хоть раз посмотрел на Пекки. -
Перестаньте шелестеть пластиком,- наконец сказал Пекки. Оба посмотрели на него. -
Слушай, Снорг ... Я тебе говорю, а эта худая все равно уставилась в твой самоуверенный рот ... -
продолжал он, и его голос зазвучал так по-давнему, так родственно, что Снорг улыбнулся. -
Я чувствую ... знаю ... Когда-нибудь я полечу в массе этих туч... на крыльях... высоко над землей... И это будет лучшее время моей жизни... • -
Может, тебя используют для управления машинои ... Тело-то у тебя ни на что не годится, а мозг вполне, вполне ... Но сначала они должны нас схватить, а это не так-то просто ... Ни одна камера не видела, где мы вышли ... -
А что произойдет, есди нас схватят, в чем я, к со­
жалению, уверен? -
Пекки было недостаточно предыду­
щих объяснений. -
3аткнись, Пекки! .. -
Снорг впервые услышал, как го­
ворят таким тоном.- Разве ты мечтаешь об этих уколах, там ... -
Я говорю, что хочу ... -
об этом стоит подумать,- сказал Снорг после ми-
нуты размышлениЙ.-
Я думаю, нам не грозит ничего страшного, поскольку таких прецедентов не было ... Мы это переживем, хотя и по-разному ... Мне наверняка ничего не будет, так как право сохранения жизни­
основное право каждого человека. Даже более того ... единственный действующий закон. гласит, что если уж кто-то раз был назван человеком, то не перестает им быть, а значит, я не превращусь из работника Архива Биологических Материалов в экземпляр на складе ... Пекки тоже будет неплохо ... исполнится его мечта: будет смот­
реть свысока и управлять работой экскаватора -
такое его использование обязательно, надо ведь компенсировать затраты, которые понадобится, чтобы нас схватить ... А я, Снеогг? -
спросила Тиб, всматриваясь в его гу-
бы. Тебя, только тебя,-
повернулся он к ней лицом,­
ждала бы трагическая судьба ... Тело твое пожелала од­
на... голову и лицо -
другая, богатая и, наверное, заслуженная женщина ... Но я предпочту умереть, чем до­
пущу, чтобы так произошло. Пекки молча выслушал это и перестал вмешивать­
ся в разговор. он смотрел в небо, на быстро летящие облака. Когда серый сумрак дня сменился мраком ночи, они уснули, прижавшись друг к другу, голодные и замерз­
шие. 12 Их пробудил серый и холодный рассвет. Тиб по­
прежнему была словоохотлива, как никогда. Она изумля­
ла Снорга. В его воображении Тиб была красивой, но не слишком смышленой. он убедился, что все они постоян­
но развивались в умственном отношении, все, а не только он сам, именуемый человеком Тибсноргом Пеккимоози. «Может быть, они все могли бы стать людьми, если бы им дать больше времени?.» -
подумал он. Все время они ждали прибытия Дрингенбума. Снорг рассчитывал, что Аб приедет на своем гигантском гру­
зовике, привезет им еду, и сообща они решат, что делать дальше. Дрингенбум был их единственным шансом. Они ждали долго, наблюдая за потоком проезжающих вдали машин с грузом для города. Голод докучал все сильней. Около полудня через тучи пробилось желтое солнце. Тиб и Снорг стояли рядом В лучах света и смотрели на тени, которые отбрасывали. Такое чистое солнце они видели впервые в жизни. -
Если бы они использовали меня для управления машиной, я смог бы видеть это чаще?.-
спросил Пекки, поглядывая в окно. -
Не знаю... Может быть, тебе и оставили бы гла­
за ... -
сказал Снорг нерешительно.-
Ты не назван челове­
ком, значит, твой мозг считается материалом... Право на сохранение глаз имеют лишь люди, которые потеряли тело в результате неизлечимой болезни, но не исключено, что тебя установят в большой экскаватор, а там сохраняют глаза ... С твоим интеллектом ... Кто знает?. Его прервал гул двигателей, который явно не походил на гул проезжающих грузовиков. Снорг побледнел. Он по­
нял, что Дрингенбум никогда не привезет им еды. Рев нарастал, они почувствовали, как дрожит земля. Вокруг дома приземлялись многолопастные тяжелые летающие машины оперативной группы. -
Один ... два ... три ... -
Снорг считал, чувствуя, как де­
ревенеет его лицо. Тиб крепко прижалась к нему. -
Они все же возвращаются ... все это не имело смыс­
лаа ... -
прошептала она, глядя на приземляющиеся бро­
нированные машины. Со всех сторон появлялись фигуры в серых мундирах, шлемах и черных пуленеПРQбиваемых жилетах. Они лов­
ко выпрыгивали из машин и ползли к дому. Снорг заме­
тил, что они вооружены автоматами, а некоторые несут даже лазеры . .. и все эти пушки для меня?.- подумал он с ирониеЙ.­
Или они хотят разрушить весь дом?» Он даже не пьггался считать десантников. -
Тибснорг Пеккимоозиl -
раздался вдруг очень гром­
кий крик.-
У тебя нет никаких шансов. Сдавайся. Выдай украденный биологический материал. Эrо будет смягча­
ющим обстоятельством. Твой сообщник Абрахам Дрин­
генбум . арестован ... Тиб внимательно смотрела на него, видимо, что-то по­
чувствовала. он повторил ей то, что произнес громкоговоритель, так, чтобы она видела его губы. -
ТиБСнорг Пеккимоозиl .. -
возобновил свой рев громкоговоритель. Пекки молчал, в его глазах был ужас. -
Сволочи ... чертовы сволочи ... -
повторял Снорг, стоя неподвижно в центре комнаты и прижимая к себе Тиб. -
Ведь мы хотим только жить ... -
прошептала она, гля­
дя на него. -... будет смягчающим ... -
раздавалось из громкогово­
рителя. И тут они услышали шевеление за дверями. Силь­
нЫЙ взрыв разнес двери вдребезги. Два десантника мол­
ниеносно впрыгнули внутрь и упали на пол, целясь в Снорга. «Они неплохо натренированы ... » -
успел подумать он. Десантники были ошеломительно ловки. Через долю секунды в дымящемся еще отверстии появился третий, с разноцветным крылатым чудовищем, нарисованным на пуленепробиваемом жилете. Он стоял неподвижно на рас­
коряченных мускулистых ногах, целясь в Снорга из ре­
вольвера с длинным стволом, который держал в вытя­
нутых руках. Вместо носа у него зияла черная дыра, ко­
роткие губы обнажали зубы, что в соединении с отсутст­
вием век придавало лицу вид черепа. .сТы был первым, сволочь ... -
подумал Снорг.- 3а это lCупишь себе новое лицо ... разве лишь первенство отдадут вот тем ... » -
Снорг перевел глаза на лежащих десант­
ников. Тот, что стоял в проеме, следил за его взгля­
дом. Новые десантники вскакивали в комнату и не­
медленно припадали к полу. Стоящий, словно читая мыс­
ли Снорга, снова оглядел лежащих солдат. Вдруг он за­
стыл и еще долгую минуту сквозь прозрачное пластиковое забрало сверлил Снорга взглядом лишенных век словно выколотых глаз. И хотя ни один из беглецов не сдвинулся с места ни на миллиметр, раздался хлопок выстрела, и тело Тиб, ко­
торая в последний миг заслонила Снорга собой, беспо­
мощно повисло на его руках. он почувствовал, как что­
то сжимает ему горло. Второго выстрела Снорг уже не услышал. Желтая вспышка перед глазами сменилась зна­
комым рядом светлых пятен, и все погасло. П.Р.'." с nO".CKoro В"8АIIМIlР 50РИСОВ 43 Белый конь А. АРЕФЬЕВ на железном холме М
ожно ли п ред сказать буду­
щее? Веками люди пытались уловить хот ь какую-то зако ­
номерность, систему воз н икновения природных явлений, узнать, когда время грозит голодом и войной, а когда -
несет мир и достаток. Символ 1990 года по восточному ка­
лендарю -
Белый конь. А белый цвет всегда обозначал чистоту и справед­
ливость, благополучие и счастье, че ­
с т ность и благородство, добро и по­
чет. Все белое от природы -
мате­
ринское молоко, старческие седины, с о ль, снег -
считалось «чистыl>>,. благородным. Белая Гора, Белый Ру­
чей, Б е лый Старец -
подобные обра­
зы и эпитеты ведали о чем - то высо­
конравственном и ценимом. Во многих культурах Европы, Азии, Америки, Африки белый цвет был сакральным, священным. На белом слон е или коне вы е зжали правители и г е рои, белыми были одежды и го­
ловные уборы патриархов, митропо­
литов, епи с копов право с лавной церк­
ви, белок а менными -
стены храмов и церк ве й. Белый Бык -
главная ипо ­
ста с ь (облик) верховного бога Зев с а в древн е греч е ской мифологии ... Как символ прочности, спокойст ­
вия, холода -
белый цвет применял­
ся на Востоке в кач е стве цвета трау ­
рного, цвета скорби, печали и сми ­
рения. Но главно е -
во всех случаях белый цвет или эпитет «белый» вы­
ражали некую возвы шенность чувств, деяний и п омыслов. Это был цвет правды. Предыдущий, 1989 год был г одом «Ж е лтым » -
Желтой (земляной) Змеи. Обычно <<Цвет года» соответ­
ствовал определенной стихии, а сти­
хий таких выделялось пять: Вода, Де ­
рево, Огонь, Земля и Металл. Когда ­
то добавлялась и шестая -
Зерно, но потом о ней почему - то забыли. В каж ­
дом же природном явлении пяти сти­
хиям соответствовали и свои призна ­
ки. Стихии Воды -
зима, ночь, Луна, Меркурий, север, холод, страх. Ц ве ­
том ее был -
синий (или черн ы й). У стихии Дерева -
весна, утро, новолу­
ние, Юпитер, восток, ветер, гнев и прочее. Цвет давался зеленый. К Ог ­
ню относили: «начало лета», полдень, полнолуние, а из планет, конечно же, Марс, самую жаркую сторону све ­
та -
юг, тепло, радость. Ц вет был красный. 44 Картмна Н. Рериха «Кон .. счастья» Дпя Toro, чтобы поп .. зоваться ( (крутмnкаММ », необходимо вырезат .. Manwe кружки, под рисунок подnoжит" nnOTHblM пист бумаrи, нак п еит" на Hero боп"шом Kpyr, а мапым закрепит.. по центру. Вращая ero, вы сможете опредепит" интереСУlOщие вас взаимоотношения стнхнм ипи знаков - животных. Рнсунки Г. КОМАРОВА А на долю З е мли и Ме т алла оста­
валис ь «коне ц лета» и осень, день и вечер, п остепенный у щерб Луны ­
для обе и х стихий, из планет -
Са­
турн и Вене р а, из с т о р о н света­
центр и запад, в лажность и сухость, раздумье и п ечаль. Ц вет же Земле и Металлу достался желтыlй и белый. П оэтому 1990 год можно именовать годом Сухости, годом Железного Ко ­
ня, планету Венеру -
Железной, или Белой планетой. Но что означает символика Коня? Здесь уже нам при ­
дется столкнуться с особенностями восточного календаря. Календарей в азиатских странах су­
ществует несколько десятков, хотя различаются они несущественно, в основе их, как и везде, лежат лунные и солнечные циклы. В Китае, Монго­
лии, Вьетнаме, например, цикличе­
ский 12-летний календарь начинается с года Крысы (Мыши), в Тибете­
с года Зайца (Кота). Чтобы запомнить последовательность животных в цик­
ле, можно применить считалочку: «Крыса, Буйвол, Тигр и Зайка, злой Дракон, Змея и Лошадь покупать пошли ботинки у Овцы и Обезьянки, Петуха, Собаки, Свинки». Впрочем, в разных переводах вместо Буйвола мо­
жет стоять Бык или Вол, вместо Овцы -
Коза, вместо Зайца -
Кот. Теми же двенадцатью животными обозначали также двенадцать меся­
цев, время дня ... Поскольку стихий --
пять, то в ос­
нову календаря всюду положен 60-
летний цикл, где, как в табличке, пять стихий (цикл «небесных стволов») пересекаются с двенадцатью живот­
ными (цикл «земных ветвей»). Такой цикл возник, однако, не от количества стихий и животных, а, как ныне счи­
тается, от периодов обращения вок­
руг Солнца двух планет -
Юпитера и Сатурна. Полный оборот Юпитера принимался за 12 лет (точно -
11,862), полный оборот Сатурна -
за 30 лет (точно -
29,458). Наименьшее кратное число, где «соучаствуют» Сатурн и Юпитер, оказалось равно шестидесяти, числом очень удобным во всех отношениях. Соответственно, и закономерности восточной астро­
логии, с ее порой довольно непло­
хими пред сказаниями, оказьшаются связанными не только с Солнцем и временем года, но и с «положением звезд», планет Сатур на и Юпитера. Вообще же 12-летний и 60-летний ка­
лендарные циклы стали не только способом фиксации исторических дат, но и сделались составной частью важнейшего в тантрийском бумиз­
ме учения о Калачак ре , «Колесе вре­
мени», эзотерического (тайного, сок­
ровенного) учения о Макрокосме и Микрокосме, то есть о двух проти­
волежащих мирах -
Вселенной и Че­
ловеке. Если уложить стихии и животных в табличку, то можно пред сказать названия и «характеристикИ» годов на много лет вперед, или, наоборот, что-то вспомнить, проверить. Годом Коня были, например, 1978, 1966, 1954, 1942, 1930, 1918, 1906-Й. Годом Белого Коня (по-китайски­
«Гэн- У») -
1930, 1870, 1810, 1750-Й ... Что же говорят астрологи о пред­
полагаемых возможностях 1990 года или о людях, рожденных в этом году? Разумеется, к астрологическим тол­
кованиям подобного рода следует относиться с известиой долей разум­
ного скепсиса: принимать к сведению, как любопытную дополнительную информацию, но только не как некую фатальную неизбежность. И совпаде­
ния, инесовпадения -
случаются, и что чаще -
пока неизвестно. Хотя, теоретически, если регулярность кос­
мических явлений порождает регу­
лярность, скажем, явлений биологи­
ческих, то вполне допустимо, что иному названию года, например, Бе­
лому коню, свойственны действи­
тельно лишь свои, особые признаки. Во всяком случае, я сам родился в год Лошади (Коня) и всегда с удо­
вольствием выслушиваю, что говорят о Лошадях: «Они сообразительны, умны, проницательны, нетерпеливы, эгоистичны, в чем-то хитры, но обыч­
но честны. Все свое умение, силы и страсть вкладывают в хобби, и основ­
ные свои обязанности, хотя и любят, но подчас забывают выполнять. Вдо­
бавок из-за природного прямоду­
шия У них могут возникать конфлик­
ты с начальством, семьей, друзьями. Обычно же они оптимисты, очень ра­
ботоспособны, самоуверенны и не всегда прислушиваются к чужим со­
ветам и мнениям, считая их мелоч­
НЫМИ». Год Коня иногда приносил любо­
пьггные сюрпризы. Так, в 1966 году, в год Огненной Лошади, проходив­
шем под знаком Марса, вдруг резко упала рождаемость в восточных стра­
нах, особенно заметно в Японии. Прирост населения резко сократил­
ся более чем на 25 процентов по сравнению с предыдущим годом. Еще любопытнее тот фак т, что среди ново­
рожденных девочек оказалось мень­
ше, а мальчиков -
больше. Коли­
чество свадеб, снизившееся еще в 1965 году, в 1967-м вновь возросло. В чем же здесь дело? В Японии, несмотря на ее миро­
вые достижения во многих областях науки и техники, необычайно сильны патриархальные традиции семьи и брака. У японцев всегда ценилась скромная и застенчивая, исполни­
тельная и по корная супруга. Женщи­
ны же, рожденные в год Огненной Лошади, как считалось, приобретали признаки года -
неприступности, не­
зависимости, твердости, вспыльчи­
вости и неуступчивости. Многочис­
ленные «доброжелатели» звонили по междугородному телефону зна­
комым молодым супругам или их родителям, «разъяснялИ» ЭТИ приме­
ть! и советовали воздержаться от ре­
бенка на данный год, потому как мо­
жет родиться девочка. Как видим, и статистика это доказала, традиции в Японии и поныне очень сильны. Впро­
чем, в этом году подобных опасений у японцев возникнуть не должно­
год 1990-й пройдет под знаком Вене­
ры, исконно «женской» планеты. Выбор жениха или невесты на Во­
стоке всегда считался жизненно важ­
ным. В связи с этим к астрологам обращались и обращаются очень ча­
сто. По «анкетным данным» челове­
ка определяли, под каким знаком зо­
диака и звездой родился человек, ка­
кова его «стихия», «мягкий» ИЛИ «твердый» год ... Определяли, «дост­
раивали» пару. Скажем, мужчине, ро­
дившемуся в «мягкий» год, советова­
ли не брать жену, родившуюся в год «твердый»; мужчине-Мыши реко-
мендовали не жениться на женщине­
Змее (змеи едят мышей!) и так да­
лее. Как известно, мягкие (<<жен­
ские») и твердые (<<мужские») года в восточном календаре чередова­
лись друг с другом. «Твердыми», Ян­
животными, считались года Крысы, Тигра, Дракона, Коня, Обезьяны, Пса. «МягкимИ», Инь-животными, по­
лагались годы Буйвола, Зайца, Змеи, Овцы, Петуха, Свиньи. Поскольку же знаки эти «женские», то их иногда дают как Корову, Зайчиху, Курицу. Если про анализировать систему браков, то окажется, что в основе благоприятных инеблагоприятных прогнозов на брак лежали две про­
стейшие модели в виде сочетания признаков, которые можно предста­
вить либо в виде неподвижной таб­
лички, либо в виде двух подвижных «КРУТИЛОК» -
кружков из бумаги. Первая, маленькая «крутилка» опре­
деляла сходство стихий. В ней по кру­
гу шли: Вода, Дерево, Огонь, Земля, Металл. Считалось, что Вода порож­
дает Дерево, Дерево сгорает в Огне, Огонь создает Землю, Земля -
Ме­
талл, Металл -
Воду. Соответствен­
но, такие браки должны были быть благоприятными. Если же шагать не «по кругу», а «по звездочке», то воз­
никнут «плохие» влияния: Металл рубит Дерево, Дерево сосет Землю, Земля тратит Воду, Вода гасит Огонь, Огонь размягчает Металл. Эти взаи­
мосвязи считались дурными, а браки людей с такими стихиями -
неудач­
ными. Достаточно примитивна и вторая «крутилка», определяющая взаимоот­
ношения знаков-животных. «Плохое» у всех народов принимается нечет­
ным, поэтому черных стрелок -
три. Взяв, например, знак Крысы, видно, что ему противостоит по кругу знак Лошади (Коня). «Не туда тянут» И стрелки, идущие к знакам Зайца и Петуха, они перпендикулярны цент­
ральной стрелке. Зато «хорошее» вы­
ражается, как правило, четными чи­
слами. Счастливый брак для Кры­
сы -
это Дракон и Обезьяна, а также, хотя «менее вероятно»,- знаки Свиньи (Кабана) и Буйвола (Быка). Остальные -
нейтральные. Примерно так и гадают на Востоке о любви, браке, о будущей семье, до­
бавляя подчас десятки ненужных и красочных атрибутов. Однако каким все же будет год Белого Коня? Если вы верите гороскопам, встре­
чайте его в белоснежном платье, с серебряными и стальными украше­
ниями, с белыми розами или хризан­
темами. Это будет год окончательных и мудрых решений, год упорства и твердости, печали по прошлому и доброго материнства. Этот год -
как бы гребень волны, долгожданный горный перевал, после которого начи­
нается радостный инеторопливый спуск в долину. Китайцы называют новогодний праздник «Чунь-цзе» -
праздник Весны. 45 BnaAMMMp СОЛОВЬЕВ, наш спец. корр. Фото В. ОНУЧКО " а.тора 'РАНС ЧЕЛОВЕК из ЗАРЕЧЬЯ r ао был последним городом, что встретился нам на краю Великой пустыни. Живущие здесь считают, что он стоит вне Сахары, те же, кто пришел сюда с юга, утверждают обратное. Город примирил под своими плоскими кры­
шами разные народы: оседлых ара­
бов и сонгаев, кочевников-туарегов и рыбаков сорко. Orтого Гао и перена ­
селен -
там живет больше людей, чем он может приютить, дать работу и прокормить. Здесь же, в Гао, решался извечный спор между сушью и влагой, рекой и пустыней. Там, где за глинобитны­
ми заборами угадывалась тоненькая полоска зелени, тяжело несла через пески свои воды разомлевшая на жа­
ре река. Первые арабские путешест­
венники нарекли ее "Рекой рек», и это звучало как «Гирин герен». Толь­
ко потом, благодаря игре слов, стала она «Нигером», то есть «Рекой нег-' Окончание. Начало СМ. в N.2 1-2/89. 46 ров». Для гвинейцев она «Джолиба», река-рассказчица, река-гриот. Для живущих в Гао сонгаев -
«Исса · бе­
ри>' -
«Великая река», а для народа хауса -
«Квара» -
просто "Река». До сих пор остается только гадать, что помогает ей выжить и не поте­
ряться в песках пустыни. Ведь в се­
мистах километрах выше по течению Нигер, совсем обессилев, отказывает­
ся идти вперед и образует так назы­
ваемую внутреннюю дельту, ветвясь ручейками и речушками, распадаясь многочисленными озерами и стари­
цами. Достаточно, чтобы в какой - ни­
будь сезон вода не дошла всего на тридцать сантиметров до обычного уровня, и озеро Фагибии, веЛичиной с Женевское, к западу от Томбукту, не получив своей ежегодной riорции воды, переСOJtнет, и тысячи людей, живущих по его берегам, вынужде­
ны будут отправиться на Поиски про­
питания. Но река ВQзрождается. Не зря ее называют Исса бери. Среди песков голубая полоска воды видится мира· жеМ. Нужно намочить ноги в теПлой мутноватой воде, зачерпнуть при-
горшню-другую, чтобы рассеять со­
мнения. Возле Гао Нигер замирает, течение его едва заметно. Река словно раздумывает, поддержать ли ей гипо­
тезу Геродота, назЙdТЬСЯ «Нилом», двинуться через Сахару и выйти на Средиземноморское побережье или опровергнуть ее, повернуть на юг в ГвинейскиЙ залив, подарив свое имя сразу двум странам -
Нигеру и Ни­
герии? Как только река отказалась идти в пустыню, на ее левом берегу и воз­
ник Гао. Но это было так давно, что люди еще и писать не умели, хотя и сейчас немногие жители города вла­
деют грамотой. В УII веке, наряду с Томбукту, город явлился важнейшим центром торговли на Нигере. Здесь . ЗНали, как ублажить путников и тор­
говцев, заставить их раскошелиться, оставить в лавчонках все монеты или связки раковин каури, заменявших деньги. Однако за долгое время су­
ществования Гао так и не удосужил" ся замостить свои улицы. До сих пор в городе почти нет асфальтированных или каменных мостовых. Непомерно широкие улицы будто для того и рас-
Моnти -ropoA. 8"РОСIllИIl иа реие. Ib иnа nOCTpo .... ero :JA8НИ8 и мечети. Аа и IIIИ8'Т 8 нем 8 ОСН08НОМ Р"'8ИИ. кинулись. чтобы доставить радость ветрам гонять песок. Его периодиче­
ски приходится укатьшать грейдером или катками, чтобы немногочислен­
ные машины и повозки не застрева­
ли посреди улицы, как в барханах Сахары. Первым из европейцев в Гао побы­
вал Ансельм д'Изальгие. В начале ХУ века он женился на африканке и прожил здесь семь лет, застав период могущества государства Сонгаи, сто­
лицей которого и был Гао. Вернув­
шись в Тулузу в 1413 году, Ансельм оставил книгу о своем путешествии, описал город. Если верить его сведе­
ниям, то город, хотя и пережил ма­
рокканское вторжение в 1591 году, стоившее ему почти всех своих по­
строек, совсем не изменился. Те же дома из банко (смесь глины, соломы и навоза) с плоскими крышами, но на улицах, помимо традиционных верблюдов и осликов, появились ав­
томобили и мопеды «пежо». Эrи мо­
педы, как саранча, вторглись в За­
падную Африку. Из-за их оглупляю­
щего треска и выбросов сизых облач­
ков дыма трудовой день во всех аф­
риканских странах начинается уны­
ло и однообразно. Моим добровольным гидом по Гао стал Сумейлат, один из тех, кому чудом удается удерживаться «на пла­
ву», несмотря на неблагосклонность судьбы. На вид ему можно было дать лет сорок. Он жил на заднем дворе гостиницы и был рад оказать любую услугу. Одно ИЗ новых зданий, которое по­
казал мне в городе Сумейлат, была бойня -
подлинный памятник нера­
дивости и бесхозяйственности, вы­
росший в песках на окраине Гао. Она напоминала о наших заброшенных стройках, о ржавеющих под откры­
тым небом станках и машинах. Прав­
да, с бойней в Гао получилось еще обиднее -
предприятие построили, но вскоре небывалые засухи истреби­
ли поголовье животных, и его закры­
ли. _, Сумейлат подошел к тяжелому замку на воротах, подергал его. -
Рабочих уволили, директор пе­
реехал в столицу, специалисты разъ­
ехались по домам -
кто в Югосла­
вию, кто во Францию. А здание сто­
ИТ,-
сказал Сумейлат и Е>Тверну лся. Уже в отеле, угостив Сумейлата пи­
вом, я услышал, горькую историю жизни, в которой бойня сыграла свою негативную роль.' Он говорил по­
французски, а порой в волнении пе­
реходил на местное наречие. -
Родом я из Доро,- начал Су­
мейлат,-
есть такая деревушка на другом берегу Нигера. Не нравилось мне ковыряться в земле, не хотелось учиться доить корову, как делали это другие мальчишки. Доить корову у нас считается достойным занятием для мужчин. И ничего поделать с со­
бою не мог. Я успокаивал себя, гово-
рил, что родиться в крестьянской се­
мье -
не значит стать крестьянином. Кроме меня, у отца было еще пятеро детей: три сына и две дочери. Как только я подрос, стал искать, куда бы податься. Помогал лодочникам в Гур­
ме и Дире, работал погонщиком ско­
та на паромной переправе. Когда в Гао началось строительст­
во бойни, я приехал сюда и работал на погрузке и разгрузке. Я был креп­
кий парень,- Сумейлат, усмехнув­
шись, хлопнул себя по груди,-
не то, что сейчас. Ну а что еще могли предложить человеку без специаль­
ности? Хорошие и беззаботные это были времена. В саванне росло много травы, ходили добрые стада. Бойня и ее холодильники, думал я, не оста­
нутся без работы. Стройка подходила к концу, и появилась у меня мыслиш­
ка съездить к отцу, выпросить при­
читавшуюся мне часть скота, при­
гнать в Гао и продать на бойню, а на вырученные деньги построить себе домик и потом жениться. Все же ра­
ботать на бойне неплохо -
хоть бы и туши таскать. Приехал к отцу. Сообщил о своем намерении. Orец нахмурился, долго молчал, а потом сказал: -
Трудно мне самому на такое решиться. Ты ведь знаешь, у нас, сонгаев, есть обычай не продавать скот, я должен посоветоваться. Отец пошел к дилайе -
старей­
шей корове стада. Благородная коро­
ва ничего ему не подсказала. Тогда он направился к прорицателю. Старик Конате велел принести цыпленка, и они вечером вместе ушли в саванну. Утром, чуть свет, Конате разбудил его и сказал, что все в порядке. Из саванны отец возвратился возбужден­
ный. Тру дно было разобрать, чего больше, печалк или радости, на его лице. Он проговорил тогда: -
Лис принял цыпленка. Старик Конате объяснил, что ты, сынок, мо­
жешь поступать, как задумал. Я же­
лал сделать как лучше тебе, Сумей­
лат, и духи услышали мои просьбы. Не знаю, как и благодарить старика Конате. Только вот, сынок, не отдам я тебе ни одной коровы, корова бес­
ценна, бычков возьми. Я был рад, что отец понял меня и не прогнал. Возвращаться в Гао мог со спокойной душой. На радостях предложил отцу бутылку виски и чуть было все не испортил. он по­
смотрел на меня исподлобья и про­
цедил: -
Ты знаешь, кроме-чая и воды, я ничего не пью и не хочу, чтобы дети мои касались напитков, привезенных ха ука 1. Мы В семье не пьем даже доло 2, которое делают в округе все соседи, и фульбе, и догоны, и бамба­
ра. Не огорчай меня, сынок. Через три месяца, когда бойня за­
работала, я пригнал в Гао свое стадо. Животных посмотрел ветеринар, и мне выдали крупную сумму. Сроду 'х а у к а -
колониальиая администра­
ция. 2 Д О Л О -
просяное пиво. таких денег я не держал в руках, да и потом не было у меня столько. Я снимал каморку у тетушки Аду. Крыша над головой была, и позгому не очень торопился ставить дом. На бойне работы мне по-прежнему не находилось. Стал захаживать в «Ат­
ланту» пропустить стаканчик-другой. В «Атланте» иной раз и ночевал. Мне все тогда казалось, что вот-вот на ра­
боту устроюсь. И такая у меня по­
явилась уверенность, что я решил: бо­
яться мне нечего, дело еще молодое, деньги есть -
подожду. Бойня рабо­
тала, но животных пригоняли все меньше. Короче, в один прекрасный момент бойню закрыли совсем. Это известие меня добило. Стада нет, по­
ловины денег нет, Работы нет. К отцу возвращаться стыдно. Дома не по­
строил. В общем, понимаешь, стал вы­
пивать. Через год ушли мои послед-
ние франки. . Долго я перебивался случайными заработками, пока не встретил госпо­
дина Сангаре. Работал у него на пе­
ревозе соли. А теперь околачиваюсь в гостинице, здесь и ночую, на зад­
нем дворе. Мне еще за охрану при­
плачивают. Слезы заблестели у Сумейлата: -
Старый Конате не ошибся, он предчувствовал, что скот будет гиб­
нуть и его нужно продавать. Только мне вот не следовало уходить из де­
ревни, оттуда, из заречья ... в ТРЕХ ШАГ АХ ОТ НУЛЕВОГО МЕРИДИАНА На стоянке машин возле банка мес­
то в тени найти было невозможно. Под деревьями расположились мо­
педы, а рядом навес прикрывал слу­
жебные машины. Мы бросили маши­
ну на солнцепеке, и Сумейлат повел меня и Николая, который был у нас казначеем, в здание. Народу внутри было мало, и скопление мототехни­
ки у входа в банк вызывало недоуме­
ние. Провожатый пояснил: -
Машину или мопед оставлять у банка приятно и почетно. Пусть другие думают, что у тебя водятся денежки. И, кроме того, у банка де­
журит единственный в городе наряд полиции. У окошка обмена валюты не было никого ни с той, ни с этой стороны стойки. На стеклянной перегородке приклеен листок с написанными от руки, но заверенными печатью бан­
ка обменными курсами. Сумейлат прокричал что-то по­
своему, и к нам подошел служащий. Бегающие, словно ртутные шарики, глаза на заплывшем угреватом лице не предвещали ничего хорошего. Од­
нако то, что мы услышали в ответ на нашу просьбу обменять деньги, было громом среди ясного неба: -
Доллары не принимаем, приказ директора,- сказал он, выжидающе постукивая пальцами по стойке. -
Что же нам посоветуете де­
лать? -
не сразу нашелся я, пытаясь осознать сказанное служащим. 47 -
Идите к коммерсанту, господи­
ну Сангаре, может, он поможет,­
произнес прыщавый с усмешкой. При упоминании имени господина Сангаре Сумейлат вздрогнул, но виду не подал и обещал проводить. -
Это недалеко, возле памятни­
ка,- пояснил он. В Гао, как и в большинстве афри­
канских городов, названия улиц от­
сутствуют. Город делится на районы, а нужный дом в районе отыскать проще простого, только спроси. Жи­
вут люди у рынка, живут у дворца -
значит, неподалеку от мэрии, у гонча­
ров живут. А вот У памятника? .. О памятниках в Гао, в нашем понима­
нии этого слова, я, признаюсь, ничего не слышал и таковых не обнаружил, гуляя по городу. Не принимать же в расчет погребальные стелы на старом мусульманском кладбище, открытые археологами в 1939 году и свидетель­
ствующие о связях между Гао и араб­
ской Испанией. Поэтому я переспро­
сил Сумейлата, не оговорился ли он? Получив отрицательный ответ, уди­
вился еще больше. -
Кому памятник? -
Не кому, а чему. Меридиану, через Гао проходит нулевой мери­
диан. -
Гринвичский? -
Наверное. ВОТ ОН,- Сумейлат кивнул головой. Это был каменный столб с надпи­
сью, возвещающей, что именно в этом месте проходит главный меридиан Земли. Шагнул вправо -
отсчитыва­
ешь восточную долготу, шагнул вле­
во -
западную. Сейчас меня это не забавляло. Не проходило неприятное ощущение после разговора в банке. Что за чер­
товщина? Почему должны идти к не­
известно какому коммерсанту? К этим вопросам примешивался еще один, который я изо всех сил гнал прочь: неужели, пройдя через пески Сахары, мы бесславно окончим пу­
тешествие в Гао из-за самовольства банка, не при знающего всесильный доллар? Дом, где рас полагал ась контора господина Сангаре, ничем не выде­
лялся из ряда одноэтажных глино­
битных домов, образующих сплош­
ную стену и защищающих от пес­
чаных бурь обитателей и задние дво­
ры. Одщюбразие построек подчер­
кивалось еще и тем, что у зданий не было окон -
одни только двери. В домах, где хозяева торговали, сразу за дверью начинался прилавок. В учреждение господина Сангаре вело сразу две двери. Через первую проходили люди, близкие хозяину, через вторую -
посетители. Мы, ес­
тественно, вошли через вторую. Помещение, куда мы попали, пред­
ставляло своего рода зал ожидания. Те, кому не хватило мест на лавках, сидели на земле. Вентиляция начисто отсутствовала, отчего, казалось, не только воздух, но и сами стены про­
питались тяжелым аммиачно-кислым запахом пота. Занавесь из светлой ткани отделяла зал ожидания от по-
48 мещения поменьше, собственно при­
емной господина Сангаре. По доносившимся оттуда звукам можно было легко догадаться о про­
исходящем. Посетители жаловались и просили о чем-то, подкрепляя просьбы всхлипываниями, а иногда и рыданиями. Уверенный голос хозяина оказывал на них прямо-таки гипно­
тическое воздействие. Иногда, прав­
да, хозяин срывался, хлопал ладонью по столу, и ОТ этого удара одновре­
менно вздрагивали все посетители по эту сторону занавеси. Воцарялось гробовое молчание. Поворачивался ключ в замке, лязгала задвижка, и дверца сейфа тяжело открывалась. Проситель боялся пошевелиться, чтобы, паче чаяния, господин Санга­
ре в столь ответственный момент не передумал. В тишине слышалось шуршание денег, шелест бумаг. Затем следовали многочисленные слова благодарности. Постояв немного в духоте, мы вы­
шли на улицу. Спустя несколько ми­
нут появился Сумейлат: -
Сейчас вас примут, я послал со­
общить хозяину. Николай не успел еще докурить сигарету, как из двери для почетных гостей высунулась мужская голова, и нам кивнули: «Заходите!» Пропуская нас, Сумейлат вошел последним, но в приемной протиснулся вперед и буквально вцепился в левое плечо коммерсанта, склонив голову. Потом, на улице, Сумейлат объяснит, что так приветствуют родителей или близких родственников, но только самые пожилые и уважаемые под­
ставляют плечо. Чем выше степень уважения, тем выше от кисти к плечу поднимается рука приветствующего. За плечо здороваются с отцом отца. Позже Сумейлат объяснит и причину его отношения к коммерсанту, а пока перед нами в кресле сидел, слегка развалясь, седой человек арабской наружности. Огромный синий вентилятор на высокой ножке бешено прыгал в ме­
таллической клетке, направляя поток теплого воздуха то на кипу бумаг под пресс-папье на столе, то на шею хозяина. Коричневых тонов полоса­
тый бубу, украшенный золотистой вышивкой, был распахнут на его гру­
ди. В разрезе блестел медальон на золотой цепочке. Пальцы в золотых кольцах, на запястье часы желтого металла. Золотой ансамбль заверша­
ли очки. Из окна был виден прекрасный сад с пальмами, цитрусовыми деревьями и манго. У меня было впечатление, что мы находимся на аудиенции у шефа местной мафии -
некоего африкан­
ского дона Корлеоне. Ему прислужи­
вал высокого роста плечистый негр­
не иначе телохранитель. Но вот помощник вышел, и госпо­
дин Сангаре наконец выслушал нас. -
Двести франков за доллар, идет? -
Он смотрел не мигая прямо мне в глаза. -
Помилуйте, ведь это лишь поло-
Гао возник как центр COn_HOM торrовпи на Ниrере. По традиции ппиты сопи привоз_т CIOAa из Тауденни. Африканцы считаlOТ зту con .. самом попезном, OTToro и едут на COn_HOM рынок в Гао. Сикасо известен своими капеl5асами. вина официального курса,- возра­
зил я. -
Моя такса. Или по двести, или ничего. -
Вы же знаете, ни один банк не берет и трети таких комиссионных. Это просто неприлично! -
возму­
щался я, взывая к совести господина Сангаре. -
Ну, не будем об этом. Я вам оказываю услугу, в которой отказал госбанк. А в моей порядочности вы убедитесь, когда придете ко мне в следующий раз, и я снова предложу вам двести, и не сто пятьдесят, как следовало бы. Местный мафиозо позвал своего секретаря-телохранителя. Тот при­
шел, принеся очередной гроссбух. Стало ясно, что разговор окончен. Мы вышли через парадную дверь не попрощавшись. Сумейлат был очень расстроен и даже испуган. -
Господин Сангаре недоволен,­
медленно произнес ОН.- Вам-то ЧТО,-- уедете, а от него многое, очень многое зависит в моей жизни. Ведь именно он распорядился пускать ме­
ня в гостиницу. Я всегда находил ему хороших клиентов. Туристы что-то продают или меняют. Иногда у них ломаются машины, или они хотят со­
вершить лодочную прогулку по Ни­
геру. Господин Сангаре их выручает. Он даже держит несколько мотор­
ных лодок. Но главное -
он дает в долг нуждающимся. Выручает про­
водников, с которыми расплатились, например, долларами или марками. У нас любят французский франк. «Да уж, держи карман шире, выру­
чает он ГИДОВ,- подумалось мне.­
Он их бессовестно грабит, как соби­
рался ограбить и нас. Оттого-то гиды и люди из Тессалита всячески отка­
зывались от американской валюты. Сам Сан га ре, наверное, сговорился с банком и сдает туда деньги по офи­
циальному курсу. Точно. Мафия». Вернувшись в гостиницу, мы поня­
ли, что о результатах разговора с господином Сангаре здесь уже из­
вестно. Буфетчик заявил, что обслу­
живать не будет, пока с ним не рас­
платимся. А портье вызывающе за­
метил, что, мол, нас поселили под честное слово. Все, словно сговорив­
шись, требовали денег. Администра­
ция отеля поставила условие рассчи­
таться с ней за проживание завтра не позже четырех часов. Видя, что про­
исходит, Сумейлат поспешил исчез­
нуть. Появился ОН только к вечеру и был изрядно навеселе. Подошел к нашему столику в ресторане и попросил, чтобы его угостили пивом. --
Мне кажется, вам могут помочь русские,-
сказал он, пододвигая сТул от соседнего столика.- Они ра­
ботают на стройке аэродрома, а жи­
вут на окраине Гао. -
Что же ты раньше молчал?­
почти закричал я.- Допивай свое пи­
во и показывай, где живут русские. На другой день Николай и я уже сидели с руководителем группы со­
ветских специалистов в прохладном кабинете вице-губернатора и слуша­
ли, как тот дает распоряжение дирек­
тору банка немедленно обменять нам деньги. Твердый тон второго в городе человека (а губернаторов в Мали на­
значает непосредственно президент) не давал оснований для беспокойства. В душе мы уже праздновали победу над коварным господином Сангаре. И вдруг трубка ответила вице-гу­
бернатору что-то такое, от чего на его благородном решительном лице застыло удивление и в глазах появи­
лась растерянность. он взял ручку, быстро сделал запись на бумаге и положил трубку. -
Вот адрес,- он пододвинул лис­
ток,- там вам поменяют деньги. В банке, увы, ничего не получается. Рад был вам помочь. Я не мог оторвать взгляда от бу -
50 Законы торrовпи везде одинаковы: еспи хочеw.. добиты. успеха 8 ManeH"KoM ropoAKe, например 8 Кпепа, Topro8aT .. нужно непременно на rna8Hoii упице. мажки, которую только что получил. На листке значилось: мсье Сангаре, у памятника. -
Это недалеко от нулевого ме­
ридиана,- бодро пояснил вице-гу­
бернатор, пожимая мне руку. Я автоматически произнес несколь­
ко дежурных фраз благодарности. В душе смолкли литавры и раздавались лишь отдельные звуки скрипки­
кто-то играл хроматич е скую гамму. Настроение у пало, как тогда, когда мы безнадежн о зас е ли в С Ol rончаках Тилемси. На этот раз к господину Сангаре нас сопровождал лейтенант малий­
ской армии -
ему дали такой при­
каз. Еще только завидев военную форму, чернокожий телохранитель выпроводил поскорее очередного по­
сетителя -
армию в Африке уважа­
ют -
и любезно пригласил ч е рез па­
радную дверь. Гаоский банкир ока з ался челове ­
ком слова. Он обо д рал н а с в присут-
ствии лейтенанта, как и обещал, из расчета двести западноафриканских франков за доллар. Все дело было обставлено так, будто нам делали ве­
личайшее одолжение. Но на прось­
бу военного выдать нам документ об обмене денег коммерсант лаконично заметил: -
Я не государственное учрежде­
ние, чтобы выдавать справки. Лейтенанту возразить было нечего. Уезжали из Гао рано утром. У па­
ромной переправы мы отблагодарили Сумейлата и рас прощалис ь. Паром уже загрузили, но отправки не дава­
ли. Три наших "Нивы» гордо возвы­
шались среди навьюченных осликов, баранов и коз, которыми был забит паром. Раздался мощный гудок, посудина дернулась. Сумейлат смотрел нам вслед. Сахарский берег уплывал все дальше и дальше. УХОДЯ ОТ ПУСТЫНИ Оказавшись на другой стороне ре­
ки, мы сразу почувствовали себя уве­
ренней, как люди в зоопарке у волье­
ры с хищником. С восходом солнца пустыня вновь начинала дуться и злиться, поднимая пыль, но была не так страшна. К тому, же на этом бе­
регу начиналось новенькое шоссе Гао -
Мопти. Наш первый гид Салум рассказы­
вал, что водил туристов не только в Мопти, но и к горам Баидиагары, в страну догонов. По преданию, в дав­
ние времена наступила засуха, еще более жестокая, чем та, что обруши­
лась на Сахель в последние годы. Догоны были вынуждены пересе­
ляться все южнее и южнее, где мож­
но найти воду. Но земли вдоль Ниге­
ра были заняты сорко. Люди реки разрешили догонам пройти через их земли, взяв с них клятву никогда не воевать против них. С тех пор эти народы -
братья. А брат с братом должен жить рядом. И подались до­
гоны в горы. Деревни догонов прилепились к склонам, словно ласточкины гнез­
да. Иногда они располагались на труднодоступных скалах, куда при­
ходилось забираться по веревке и куда труднее было проникнуть завое­
вателям. Однако больше всего Сал уму в до­
гонах нравилось то, как они выращи­
вают лук. И какой лук! Поскольку гор ~ малопригодны для земледелия, догоны,вырубают на склонах терра­
сы, прИПосят в корзинах землю с равнины, а потом уже сажают луко­
вицы. Лук вырастает просто замеча­
тельный -
длинные, упругие перья имеют такой густой зеленый цвет, что их хочется немедленно отправить в рот. Что же касается догонов, то они чаще толкут луковые перья, превра­
щая их в однородную массу, скатыва­
ют шарики, сушат и продают. В та­
ком виде лук не портится, а луковые шарики хранятся сколь угодно дол-
го. Когда-то эти шарики даже заме­
няли догонам деньги. Определенно. я испытывал глубо­
кое огорчение от того. что мы не по­
падем к догонам. а оставим в стороне их круглые двухэтажные домики. в которых глава семьи обязательно жи­
вет на втором этаже. куда взбирается. как утверждал Салум. по толстому бревну. Догоны. решившие. что лучше ла­
зить по горам. чем всю жизнь спо­
рить с песком-непоседой. были по­
своему правы. Саванна. Деревья собираются в группки. но образовать лесного мас­
сива не могут -
мешают жара и не­
достаток влаги. Среди тех. кому уда­
лось приспособиться к этим услови­
ям.- баобабы. Первые робкие дожди пробуждают к жизни великанов. вы­
водят их из горячечного забытья. На мосластыx толстых ветвях проре­
зается иголочками молодая зелень. Рыхлая древесина напитывается во­
дой. становится упругой. Кажется. эти неуклюжие. корявые толстяки вот-вот пустятся вприсядку. Вслед за ними подхватят танец акации и кус­
тарники. Из безжизненной на вид почвы выстрелит стебельками спря­
тавшаяся трава. и саванна. умывшись. оживет. тряхнет зеленью и. благо­
дарная. запоет оду дождю . ... Тропический дождь на шоссе за­
ставил нас тащиться еле-еле. Капли барабанили. будто задались целью выгнать нас из железных коробок. Невоспитанные. 'они не понимали. что нам необходимо добраться до Сикасо и после отдыха там совер­
шить бросок через весь Kot-д'Иву­
ар 1. чтобы выйти к Атлантическому побережью. Спокойно проехать на автомобиле через африканский город невозмож­
но. В какой-то момент тебя обяза­
тельно притрет повозка. запряженная парой мулов. или преградит дорогу стадо животных. или выскочит на проезжую часть торговка с подно­
сом на голове. Мы остановились как раз на глав­
ном перекрестке Сикасо. Человек де­
сять. и стар и млад. толкали грузо­
вой фургончик. который фыркал. но никак не хотел заводиться. В самом центре перекрестка «толкачи» утоми­
лись И решили перевести дух. К ним добавились проезжавшие велосипе­
дисты. которые бросили тут же свои двухколесные машины и пошли справляться. не нужно ли помочь. Выскочила торговка пончиками. рас­
хваливая товар и доказывая. что на­
стало самое вр е мя подкрепиться. Прибежали подростки с бутылками газированной воды -
их послал хо­
зяин из кафе напротив узнать. не хо­
чет ли кто утолить жажду. Остано­
вился лоточник. предл а гая спелые плоды манго. Толпа на дороге в один миг рас­
сосалась. когда подкатил огромный грузовик. из тех. что курсируют на 1 Kot-д'Ивуар -
бывшая Республика Бе­
рег Слоновой Кости. 4' С60Р М.ИНОК. -
депо с.р .. езиое. Оrроми ... е кпу6ии прииос.т ДОМОМ. Н.ТИр.lOт н. терке. • попу .. еннуlO М.ССУ .... суwи •• lOт. ЧТО С08сем непросто 8 сезои дождей. Ae.yweK и.род. фуп .. 6е nerKo У3И.Т .. н •• фрик.нско" упице. международных трассах. и включил. оглушающую сирену -
основной ар­
гумент в споре с уличными торгов­
цами. К этому моменту мы не успе­
ли сойтись в цене на манго. зато вы­
яснили. где находился отель. Прежде чем вручить ключи. слу­
жащий гостиницы взял литровый аэрозольный баллон с поверженным тараканом на этикетке и хорошенько обработал комнаты. -
Начались комары. подождите. пожалуЙста.- попросил он. Пока химия' боролась с комарами. мы устроились на открытой' веранде и заказали воды со льдом. Тут же на столе кто-то оставил ивуарийскую га­
зету «Фратерните -
матэн» -
от Си-
, ,-"касо до границы с Kot-д'Ивуаром ос­
тавалось совсем немного. Я обратил внимание на одну замет-
ку. В ней речь шла о тайном братст­
велюдей-iIантер и ТОЛько что закон­
чившемся' семимесячном испытании вновь принимаемых в 'братство юно­
шей. Раз в четыре года подросткоя отправляют в священный лес в одних только рафиях -
набедренных по­
вязках из листьев одноименноЙ паль­
мы. Все семь месяцев они должны прожить В отдалении от людей. сами себе добывая пропитание. Считается. что тайное общество людей-пантер померживает справедлИlЮСТЬ и мир между людьми. наказывает винов­
ных. Войдя к себе в номер. где еще не выветрилось зловоние клопомора. я вспомнил. что о людях-пантерах xb-' дят ужасные истории. В 1912 году главный судья на Золотом Береге. как называлось государство Гана вко -' лониа.льные времена. Уильям Гриф ­
фит расследовал ряд убиЙств.сов е р­
шенkых (щантерами». Облаченные в шкуры люди орудовали ножами с тремя лезвиями. напоминающими звериные когти., Чтобы узнавать' друг друга. члены общества выжигали на лице отличительные знаки. нirnоми ­
нающие случайные царапины. а так-
51 же особым образом вращали глаза­
ми. Однако самые нотрясающие убийс­
тва люди-пантеры совершили в окру­
ге Калабр в Нигерии в 1945-1947 го­
дах. Там нашли более восьмидесяти жертв со вскрытыми яремными вена­
ми, вырезанными сердцами и легки­
ми. Был введен комендантский час. После четырех часов дня жителям деревень запрещал ось выходить из дома, так как убийства совершались обычно в сумерках. Поездка через тропический лес, на­
селенный деревянными и глиняными фигурками священных животных, вместе с которыми в чащах обитают души умерших, не обещала ничего приятного. К тому же первые сто километров по Kot-д'Ивуару соглас­
но карте предстояло проделать через лесные массивы по грунтовой до­
роге. СПЕЦПРОПУСК ДО НЬЯКАРАМД УГУ Сразу за малийской границей кон­
чился асфальт. Дорога яростно вгры­
залась в зеленую гущу леса, оставляя за собой кровоточащий след вспоро­
тых латеритных почв с торчащими по краям, словно обломки ребер, пеньками. Это был временный тракт для подвоза техники, гравия и песка к строящейся трассе. Я по-прежнему ехал впереди, что­
бы в случае необходимости расспро­
сить о маршруте и объясниться с властями. Судя по тому, ЧТО конт­
рольный пункт малийских погранич­
ников остался позади, мы основа­
тельно углубились в территорию дру­
гой страны, но ни одной живой ду­
ши между тем не встретили. Без от­
метки ивуарийской погранслужбы в паспортах мы чувствовали себя на­
рушителями госграницы. Первый дорожный знак, прибитый к кривому столбику, возвестил: «Проезд без остановки запрещею>. Оглянулся по сторонам -
никого. Все равно, думаю, остановлюсь. На­
чинаю притормаживать, и вдруг раз­
дается жуткий, похожий на звери­
ный, горловой крик: -
Ар-р-рэт! Уж ти-р-р-р-р! I На дорогу выскочил человек и на­
вел на меня пистолет. Неужели «пантера»? -
мелькнуло в голове. Больно лихо кидается под колеса! Нет, не может быть ----
он в униформе. Человек с пистолетом приблизил­
ся, и можно было различить слоно­
вьи бивни на петлицах. Но почему он так бешено вращает глазами? Не­
доволен? Кто бы ему перечил?! Я давно уже остановился и стою как вкопанный. -
Назад! -
орал он, набычив шею и наступая на меня. Глаза наливались I Стой, стрелять буду! (фр.). кровью.- Назад! Остановись у знака! Не мы знаки придумали, а вы, белые! Назад! Нарушение законов, которые сами навязали! Конфискую, все кон­
фискую! При этом человек в униформе раз­
махивал «пушкой» возле самого ло­
бового стекла. Больше всего я боял­
ся, что, распаляясь, он действитель­
но превратится в пантеру или, того хуже, в крокодила. Масла в огонь подливало и то, что мою машину сзади подпирали еще две «Нивы». Ребята недоумевали, почему вдруг мне потребовалось подавать назад, чего добивается от меня человек с пистолетом? Когда пространство освободилось, моя машина буквально отпрыгнула на полтора метра задним ходом и ос­
тановилась у самого знака -
впер­
вые я совершал маневр под угрозой оружия. Со словами недовольства в адрес тех, кто придумал дорожные знаки, из-за которых ему приходится нести службу в дремучем лесу, вдали от родных мест, страж границы убрал «пушку», забрал паспорта и велел следовать за ним. -
Видите домик,- он ткнул паль­
цем в одноэтажное щитовое сооруже­
ние метрах в двадцати от дороги,­
вот туда. «Вот туда» адресовалось не только нам, но и чернокожему водителю не­
большого фургончика, везшего пласт­
массовые клетки с курами. Птицево­
зу не угрожали оружием. Он спокой­
но подъехал к указанному домику, даже не притормозив у знака обяза­
тельной остановки. Местного водителя не касались, ви­
димо, и таможенные формальности. Он сел на землю возле машины, при­
слонясь к заднему, красному от пыли колесу. «Человек-пантера», не обращая ни­
какого внимания на владельца, выта­
щил из клетки четырех кур и пота­
щил хохлаток в контору. -
А-а-а, уже четыре? -
дрожа­
щим голосом пролепетал, поднима­
ясь, водитель.-
Если каждый будет брать по четыре, так я до базара не доеду. Ну одну, ну две возьми! -
Ах ты мерзавец! -
осадил его чин.-
Ездишь без документов, пере­
секаешь границу, даешь взятки лицу при исполнении? Забирай кур, пой­
дешь в тюрьму! -
Четыре так четыре,- хозяин кур запрыгал вокруг должностного лица, желая загладить свой промах. -
Ну ладно, езжай,- недовольно буркнул таможенник, нехотя поднял кур и отнес в офис. Через некоторое время он вернул­
ся. Лицо заметно подобрело. Обра­
щался к нам вежливо -
наверное, по­
действовала декларация Междуна­
родной организации журналистов о проведении автопробега солидарно­
сти, которую я ему подсунул вместе с ВОКРУГ другими документами. Позже выяс­
нилось, у полицейского нашлись и другие, более веские причины. -
Так, значит, в Абиджан едете?­
начал он издалека.- Думаете к вече­
ру добраться? -
Да, все так. -
По дороге заезжать куда-нибудь будете? -
Нет, не планируем. -
Вас пятеро. Не захватите ли по пути мою племянницу, до Ньякарам­
дугу? Место у вас, вижу, есть. Он подошел к машине с символи­
кой «Вокруг света» и посмотрел на место для проводника, где еще недав­
но сидел Сумейлат. Человек в форме смотрел на нас, задумчиво похлопы­
вая пачкой паспортов на ладони. Что оставалось делать? Так ко мне в машину попала пле­
мянница местного таможенного чина, мадам Камара, а вместе с ней две из четырех кур, которые посылал родственникам щедрый дядюшка. Куры тихо сидели в закрытой кор­
зинке и за весь путь не издали ни звука, зато мадам Камара, напротив, оказалась весьма разговорчивой. Муж у нее, как и дядюшка, был та­
моженником, и в этом плане нам очень повезло. На севере Kot-д'Ивуа­
ра таможни есть в каждой мало­
мальски уважающей себя деревне, а во многих населенных пунктах их по две на въезде и выезде. Мадам Ка­
мара стала живым пропуском. Зави­
дев ее, нас пропускали без остано­
вок. В Ньякарамдугу попутчица сошла. Забрала своих кур и пожелала нам доброго пути. Всю дальнейшую до­
рогу мы сожалели, что никто из та­
моженников, их жен или родственни­
ков не направляется в столицу. В ито­
ге туда мы прибыли глубокой но­
чью. Улицы Абиджана были пустынны. Меж высоких современных зданий эхо разносило мерный шум океан­
ского прибоя: Я вглядывался в по­
дернутое туманной дымкой небо и не мог найти ни Большой Медведи­
цы, ни ее младшей сестры. В куполе над городом отражались лишь нео­
новые рекламы абиджанских небо­
скребов. Нет, это было другое, не­
похожее на сахарское, небо. И мне не понадобятся больше звездные под­
сказки, которые я держал про запас в пустыне. Широкое современное шоссе поведет нас вдоль океана -
к Лагосу, по самой обжитой и циви­
лизованной полосе Африки. Гао-Мопти-Сикасо­
Абиджан Реgакция выражает БАагоgарность COTpygHUKaM Института меgико-био­
Аогических проБАем Минзgрава СССР, принявших активное участие в nogroToBKe транссахарского пере­
xoga. --------------------------~--------------------------
52 Впадимир СУПРУНЕНКО Белелii- хатки ... (( сил меня сухой дедок в за-
Д о Могилы? ~ переспро-
ляпанном известкой картузе и широких брюках, под са­
мые ребра затянутых тонким ремеш­
ком.-
А вот от центра свернешь в проулок, там выскочишь на песчан­
ку и прямо, хоч и подкинет кривулей дорога, а ты все прямо -
так тебе и будет Могила. А ты до кого там?» Я смотрел озабоченно по сторо­
нам, вроде по делу, и тянул с отве­
том. Наконец вырвалось: «Так ... ищу». Дедок дернул картуз на глаза и пропал -
шмыгнул в прохладу и бод­
рящие запахи хозяйственной лавки. Хуторки и улочки села Шульгов­
ки вольно раскинулись по левому бе­
регу Днепра километрах в шестиде­
спи от Днепропетровска. Одно из шульговских кладбищ, куда я держал путь, расположено на южной окраи­
не села. Место это издавна называ­
ли Зеленой могилой или просто Мо­
гилой -
так степняки обычно наре­
кали возвышенные места. Я проско­
чил низинку, устланную жесткими сухими травами, обогнул кучу сло­
манных, полусгнивших крестов и стал подниматься на холм. Рядом с Зеленой могилой дедова хата -
«батьковщина», в которой ро­
дился и мой отец. Неподалеку, на ху­
торке Перекрестном, выросла бабуш­
ка. Здесь, на Могиле, под камнями, крестами и пирамидками лежат мои шульговские предки. Что знаю я о них? И какая она, Шульговка, сегод­
ня? В кленовой рощице дернулась ма­
лая птаха. «Ты чей? Ты чей?»­
продрался сквозь плотную листву ее голос. Высоко, нерасчетливо косо подпрыгнул кузнечик и, ударившись о крест, свалился в траву. И затихло все вокруг. В потоках медленно наро­
дившегося и сразу окрепшего летне­
го дня белые хатки-мазанки, каза­
лось, возносились над степью и плыли вместе с облаками на юг ... Шу льговка возникла в давние вре­
мена неподалеку от устья Орели, при­
тока Днепра. Места по плавневым орельским бе­
регам были просторные, вольные, сытные. В конце ХУН века москов­
ские послы так описывали эту мест­
ность: <с ... Вод И конских кормов, и рыб, и птиц, также зверей, которых Господь Бог благословил людям в пищу, там довольно». Посланцам мос­
ковского государя, вероятно, уже встречались тут сторожевые посты запорожских казаков. Позже возле дозорных вышек стал оседать беглый люд с севера, разоренные набегами степняков землепашцы, вольные ма­
стеровые, уставшие от скитаний по разноязычным землям странники. Не­
редко и сами казаки ставили здесь «зимовники» -
отсиживались зимой по теплым хатам, а летом выезжали в степь «казаковаты>. Позже при­
орельские поселения стали входить в Протовчанскую паланку (область) Запорожского казачьего войска. В «Материалах для историко-ста­
тистического описания Екатерино­
славской епархии», составленных преосвященником Феодосием в 1880 году, написано: «Слобода Шульгов­
ка -
древнейшее запорожское зай­
мище, старожитная казацкая мает­
ность». По рассказам стариков, село было основано где-то в первой поло­
вине ХУН! века бывшим сечевым сотником Остапом Кызем. Название поселения произошло от вербы-ше­
люги, прямые, с красноватой корой лозы которой покрывали склоны пес­
чаных гряд вблизи хат. По преданию, это было так. Однажды поселенцы с топорами и лопатами пробивались через «густянку» -
по густым зарос­
лям вели дорогу к Днепру. На берегу возле лодок-дубов варили юшку пе­
ревозчики. Увидели вышедших из чащобы людей и удивились: «Отку­
да вы такие?» Те переглянулись, и кто-то шутливо бросил: «Из шелю­
гов». Перевозчики подумали, что так называется неизвестное им село, и спросили: «Раз вы из Шелюгов, зна­
чит, старшина у вас Шульга?» Никто не стоял над поселенцами, никакой . старшина им еще был не указ, но все же на всякий случай (ведь среди них были и беглые) кивнули на Кызя. Так бывший сотник стал Шульгой, а перевозчики отправились на правый берег с известием о новом поселении Шелюговке. К шульговским берегам прибивало все новый люд. он стекался сюда с полтавской стороны и Слобожанщи­
ны, с Правобережья и верховий Днепра -
всех привечала и кормила плавневая «густянка» И степная це­
лина. Село росло, ширилось, вбирая в себя хуторки, зимовники, займища. Я не знаю, откуда пришли сюда мои предки -
с казацкого Великого Луга или с обжитой, раздираемой боль­
шими и малыми магнатами полтав­
ской стороны. Как бы там ни было, в одном уверен: мой далекий предок был вольным человеком, не терпел насилия и унижений. Однажды позва­
ла его степная дорога .и привела на эти вольные земли, которых так и не коснулось крепостное право ... от Могилы шульговская дорога вьется между плетнями по тенистой улочке Фермовской, котЬрую по­
старому называют Жуковкой. Тут в белой хате под тростниковой кры­
шей живет бабушкина сеСТра Татья­
на Евсеевна Перетятько, или iIOПРО-
сту баба Тетяна. Осторожно отодви­
гаю ворота: приподняв, волочу По земле, петель на воротах нет -
к плетню они прикручены проволокой, привязаны лозинами, ремешками, веревочками. За воротами по широ­
кому двору ровно и чисто стелется спорыш. Баба Тетяна выныривает ... не успе­
ваю уловить, откуда она так внезапно появляется -
то ли из-за хаты, то ли из-за повети, но вот уже, перевали­
ваясь и одергивая сзади косынку, шорхает по траве тапочками мне на­
встречу. Вылинявший фартук мота­
ется туда-сюда, вокруг шеи подпры­
гивают новенькие стеклянные бусы, на груди болтается большой блестя­
щий крест. На круглом припухлом лице и испуг, и радость, и удивление. -
Вовка, ты? Тю-ю, не впизнала, ей-бо, не впизнала. После расспросов о здоровье город­
ских родичей и традиционного вздо­
ха: «Старость, куда ж поденешься, нехай господь милуе и заступае», начинаю доставать из рюкзака гос­
тинцы. Баба Тетяна испуганно хло­
пает себя по бедрам: -
Ой, матинко, та мне ж ничего не надоl Та куда ж столько! Я ж сама, поклюю раненько, як курча, и до ве­
чера ... Отдохни пока с дороги, а я с кочанами управлюсь. Баба Тетяна падает на низенькую скамеечку рядом с деревянным ко­
рытом, высыпает из мешка на траву прошлогодние початки и аэартно на­
чинает драть зерно, используя для этого старый напильник без рукоят­
ки. Я нахожусь в том дорожном рав­
новесии, когда все, что вокруг, входит в меня и сразу, без усилий находит свое место -
ложится ровно и покой­
но В будущую память. Старательно, без подтеков и разводов, побелен­
ная хата. На торец навалены связан­
ные сухие кукурузные стебли -
для тепла. Дверь распахнута, поперек косяка, примерно на уровне пояса, вставлена палка -
это означает, что хозяйки нет в доме, но она здесь, по­
близости. от порога тропка полуме­
сяцем огибает раскидистую яблоню, рядом с которой стоит глиняная печь -
в ней обычно готовится варе­
во цыплятам и сушатся сливы на зи­
му. Дальше, слева от тропинки, кото­
рая прямо бежит по зеленому дво­
ру,- обнесенная плетнем поветь и хатка для птицы, справа -
клуня. Все постройки глиняные, покрыты трост­
ником -
лет им по семьдесят, не меныпе. Переступая чере::l ТЫКIН;;iШЬЮ ;.!.\;СТИ с OrPO!<!HblMI!, как блюда, листьями, безделыю кружу по двору. Подби­
раю яблоко и возвращаюсь к бабе Тетяне, которая продолжае1' обра­
батывать початки -
корыто уже Н'а-
53 половину заполнено желто-белым зерном. Ложусь спиной на теплый спорыш, пряча голову в тень от воз ­
ка. «Др-тр, др-тр»,- раздается над са­
мым ухом. Я смотрю на белую хату, застывшую посреди августовского зе­
лено-желтого кипенья, и рассказы о прошлой жизни, слышанные от деда и бабушки, от их шульговских земля­
ков, которые тоже живут в городе и время от времени проведывают ста­
риков,- всплывают в памяти. Баба Тетяна уточняет подробности, по-своему окрашивает некоторые со­
бьггия. ... Круг за кругом бегут года -
один век минул, другой потек, но вот и его спираль закончилась, начало счи ­
тать круги новое столетие. К тому времени, когда родился дед, а слу­
чилось зто в первый день двадцатого века, Шульговка уже была богатым волостным селом. С православной церковью, школой, ярмарками. Жило в нем 3700 человек. Ныне население его дотягивает лишь до 1500 ... И боль­
шая часть пенсионеры. Ни о какой церкви (от нее и основания не оста­
лось), ни о каких ярмарках, конечно, и речи нет. Школа расположена в здании, построенном в начале века, вывеска «Дом культуры» прикрепле­
на над дверью строения, в котором когда-то находилась то ли конюшня, ТО ли амбар. Когда же и как зто случилось? Что произошло с Шульговкой? В середине .\ва дцатых годов дед еще жил в селе. Об з аведясь семьей, собирался даже строить хату и расширять хозяйство. Но набирала темпы коллективизация. Под нажимом властей дед вынужден был отдать скот и зерно в общее поль ­
зование. И жить на земле, на которой он перестал быть хозяином, уже не смог. Бросил недостроенный дом и подалея в город. Кто был смышле ­
нее, расторопнее, кое-что успел пови­
дать на белом свете, бежал без ог ­
лядки от родных камышовых хат. Село поредело. Тому, кто остался в S4 родительских хатах, жилось все труд­
нее и унылее. Старое, устойчивое и проверенное опытом предков, руши­
лось на глазах, а новое давило непо­
мерными тяготами, даже лучшее, что было в нем, не радовало, часто обо­
рачивалось для обессиленного шуль­
говца обузой, лишь мешало хоть что­
ТО (что-то насущное!) удержать из старого. у бабы Тетяны в хате над столом, чтобы не сыпалась побелка, прикноп­
лен плакат, на котором изображены четверо скуластых широкогрудых парней. Ниже крупными красными буквами выведено: «Бригада -
рачи­
тельный хозяию>. Еще ниже -
стол­
бики мелкого текста, который напо­
ловину прикрыт крынками -
«тык­
вами», стопками мисок, завернутыми в тонкие платки буханками хлеба. Ба­
ба Тетя на ни сном ни духом не ведает о том, что напечатано на плотной мелованной бумаге. «Не доберу, шо воно там и до чого»,- машет она рукой, будто отгоняет назойливую муху. Все объясняется просто: баба Т е тяна не умеет ни читать, ни пи­
сать. Когда-то она одну зиму отхо­
дила в школу, могла с грехом попо­
лам складывать из букв слова, но по­
том за ненадобностью стала забывать грамоту -
к старости азбучные ис­
тины совсем стерлись из памяти. -
Шо ж ты хотел -
робылы тоди як скаженые. А як налогами почалы давыты, так хоч у петлю залазь. Шоб заплатыть той налог, я садыла тютюн. у город по 800 стаканов носыла на продаж. Так уже тяжко було, шо аж мясо од маслакив одставало. У деда спытай, яка я до них прыходыла пос ­
ле базарю -
падала, як тая пидбыта гуска. Баба Тетя на отдыхает -
сидит пря­
мо, положив на фартук руки. Держит она их ладонями вверх, будто осту­
жает. Твердые, в черных порезах и царапинах пальцы не распрямить до конца, сжать в кулак их, пожалуй, уже тоже не удастся. Я видел дивные узоры, вышитые зтими руками на рушниках и сорочках. Давным-давно зто было, будто бы даже в другом селе, на окраине другой степи -
де­
сятки лет хранятся домотканые по­
лотняные изделия на дне сундука. Всю жизнь баба Тетяна проработала на ферме. Знала одну дорогу: стеж­
ка по спорышу, песчанка под акация­
ми, тропка по краю толоки и... низ­
кий черный вход в холодное помеще­
ние, где блестели глаза голодных ко­
ров. Забот у нее и в хате, и на дворе, и в огороде -
«хоч криком кричи, а до смерти не переробыш». А кто в селе живет беззаботно и беспечально? Наш разговор с пред­
седателем сельсовета Станиславом Хаты сеn. Шуn.,rОВИII. Ивен Денисо.ич Зу6 -
м_стер-
6рыn.р. Коnодец • сеnе Гречино. nocTpoeниыi И._ном И •• Н08ичем Шиwецки",. Поликарповичем Горбулею то и дело прерывался телефонными звонка­
ми -
отовсюду сыпалисъ на его го­
лову, в седоватых уже завиткJX, на­
казы, инструкции, разъяснения. Ну 1.1 если аппарат долго и многозначитель­
но молчал, председатель не выдержи" вал и, прижав обтянутым черной ко" жей плечом трубку к уху, сам накру­
чивал диск. Между звонками Стани­
слав Поликарпович, старожил этих мест, вяло перечислял шульговские проблемы. Жмут, давят со всех сто ­
рон -
там подтяни, тут выбей, туда направь отчет. А молодых рабочих рук в селе все меньше. Да, конечно, нужна школа, да, клуб, 'жилье надо строить, но опять же -
как? кто? Что мы можем, что имеем? А что имели? Что могли? Разговор наш в конце концов свернул в это рус­
ло. -
Вот у нас сколько-нисколько,­
вздыхал председатель,- а лошади есть, может, даже до полусотни набе­
рется. Так их же некому подковать. Нет таких уже мастеров в селе. Так и ходят бедолаги босые. А нужны лошади в хозяйстве? -
Если по-умному, еще и как нуж­
ны! Опять косну лись строительных проблем. С одной, с другой стороны к ним подошли. Станислав Поликар­
пович оглядел просторный кабинет, оклеенный веселыми розовыми обо­
ями. ~ Чуть подстроили, подправили -'-
и живем. Это ведь бывшая КУРКУЛЬ­
ская хата. Ей лет семьдесят -
не меньше. -
А из чего построен дом? -
спро­
сил я, пропустив слово «куркуль­
ская», решил, что в лексиконе пред­
седателя оно просто характеризовало добротность и надежность строения. -
Из глины. Тут все так испокон веков строили. Потом уже кирпи­
чом, плиткой обложили. Станислав Поликарпович задумал · ся, потер усиленно подбородок. -
При нынешнем кирпичном де­
фиците можно было бы, наверное, нам и сегодня глину использовать. В Магдалиновском районе есть кол­
хоз, как и наш «Дружбой» называет­
ся. Там бригада специальная саман лепит -
каждый год до двадцати хат из глины строят. У нас не получится ... И отвыкли, и мастеров нет. В поездках по приднепровским . се­
лам я приглядывался к сохранившим­
ся постройкам из глины. Какую же изобретательность и сметку проявля­
ли степняки! Хаты из самана, или лемпача, вальков (сырой саман оваль­
ной формы), которые для прочности укладывались наклонно, хаты-мазан­
ки (каркас из лозы набивалll глиной вперемешку с соломой и навозом), глинобитные и глинолитые дома. В Шульговке, в окрестностях которой было много лозы и камыша, строили в основном хаты-мазанки. Я расспра­
шивал о местных традициях жилищ-
. ного строительства деда, бабу Тетя­
ну, других шульговцев, с кем завязы­
валось даже краткое знакомство. И 5S хотя многие говорили о прошлом, но оно не казалось недоступно-далеким, размытым ~ все охотно и подробно рассказывали, как строить хаты-ма­
занки. «Зробы хату злободы, а в чужую не Beды»,~ говорили в селе. Постро­
ить свой дом и обнести его плетнем считалось делом чести каждого муж­
чины, который обзаводился семьей, своеобразным экзаменом его способ­
ностям и умению самостоятельно ве­
сти хозяйство. На участке сначала строили «халаш» ~ что-то вроде ша­
лаша, где можно было укрыться от непогоды и спрятать инструмент. По периметру дома закапывали в землю большие и малые столбы ~ «сохи» И «ПОДСОШКи», которые переплетали лозой. Когда каркас был готов, созы­
вали родственников и соседей для первой мазки «под кулаки» ~ глину вперемешку с соломой забивали ку­
лаками в плетень. Через неделю ~ вторая мазка. Она называлась «под пальцы» ~ глину, перемешанную с половой, вминали и разглаживали пальцами. Для третьей «гладкой» мазки в глину добавляли полову и кизяк. Была еще и четвертая мазка ~ «вихтювання». Тряпкой- «вихтем» размывали сте­
ны, нанося на них аккуратным тон­
ким слоем глину «серовку». Эту оп­
ределенного сорта глину сначала мя­
ли, как тесто, скатывали в шары, су­
шили, потом парили и трусили через сито. Побелку делали беАОЙ глиной. Каждый год она подновлялась. Стра­
стная неделя перед Пасхой, когда хо­
зяйки белили хаты, еще называлась «белой». Наконец наступал черед крыши. Для нее заготовляли сухой, чистый тростник. Срезали его обычно серпа­
ми поздней осенью, зимой нередко косили по льду косами. Для четырех­
скатной (<<по круглом») крыши вяза­
лись СНОПЫ-«КУЛИКи». Много тонко­
стей должен был знать селянин, что­
бы вышла надежная крыша: и как вя­
зать снопы, и как ряд за рядом вы­
кладывать, и как крепить покрытие. Почти половина хат в Шульговке и ее окрестностях покрыта тростником. Но на многие гребни нахлобучены сейчас жестяные и шиферные «ло­
дочки». От председателя я узнал, что горожане покупают под дачи до­
ма в селе и торопятся их переделать на свой лад. Да и многие шульговцы не отстают от моды ~ затаскивают на осевшие коньки шиферные листы, ла­
тают их рубероидом. клеенкой, поли­
этиленом. Тем более что тростника по плавневым низинам становится все меньше ~ воду съел канал, а ржаную солому, которая раньше тоже шла на кровлю, комбайны перемалывают чуть ли не в пыль. Через два-три де­
сятка лет никто в селе, пожалуй, и не вспомнит про глиняные хаты, трост­
никовые покрытия. Жаль, если это произойдет. Стоит, право, стоит про­
топтать тропинку в прошлое, чтобы разрешить многие наши проблемы. Мысль эта цепко сидела во мне, и я постоянно находил ей подтверж-
56 дение, знакомясь с шульговскими ма­
стерами ~ теми, кто на виду, «в поче­
те», и просто охочими до старых ре­
месел трудягами-умельцами. Нет, Станислав Поликарпович, есть еще в Шульговке люди, которые знают, как подковать коня, слепить хату-мазан­
ку, наладить ПРОИЗВОДСТВО лемпача, покрыть тростником крышу, постро­
ить ветряк, вырыть колодец, а из со­
ломы сплести брыль. Почти в центре Шульговки живет бывший учитель физики Григорий Поликарпович Семенча. Подходишь к его двору в пасмурный день, и ка­
жется, что из-за туч выкатывается солнце: над железными узорчатыми воротами всплескиваются маленькие разноцветные радуги, за ними привет­
ливо белеет большая хата, к которой прилепилось ажурное гол убое крыль­
цо. Взгляд скользит по зеленому дво­
ру и упирается в железную трубу ... выше, еще выше ~ над трубой, при­
мерно на десятиметровой высоте, застыли три серых жестяных крыла. Сооружение заметно издалека, поэ­
тому шульговцы обычно очень ко­
ротко объясняют гостям дорогу к до­
му Семенчи: «Держите курс на вет­
ряк». Да, труба и крылья над ней не что иное, как ветровой двигатель. Учитель соорудил его еще в шести­
десятых годах. Двадцать лет ветер исправно помогал ему в хозяйстве. Когда бы я ни пришел к Григорию Поликарповичу, он всегда за рабо­
той ~ что-то строгает, подбивает, подкручивает, подкрашивает. И всег­
да с сожалением отрывается от дела для досужего разговора. ~ Не привык я сложа руки жить,~ отвечает учитель на мою похвалу его хозяйственной CMeTKe.~ Раньше наш дом тут неподалеку на хуторах сто­
ял. Место то называлось сначала Гнои, потом Зеленая диброва ~ добротно, вольно жили. Там я и по­
строил свой первый ветряк. Было мне тогда тринадцать лет. Конечно, дед помогал и советами, и материалом. Ветрячок вышел небольшой, высо­
той, может, метра три, но крылами махал так, как надо. Я там еще пере­
дачу придумал, которая трусила ре­
шета ~ в одну сторону высевки сыпа­
лись, в другую мука. Мимо нашей хаты проходила большая дорога, и люди заглядывали в ветряк, как соро­
ки в маслак. А времена, сам знаешь, тогда были скаженные ~ ветряки уничтожали по всей округе. Мой бы тоже на дрова пошел, кто только не грозился его снести, но директор школы специально в район звонил ~ отстоял ветрячок. Тогда ж ведь тоже были и люди, и нелюди. До самой войны жернова крутились ... В 1788 году русский академик В. Зуев издал «Путешественные за­
писки от с.-Петербурга до Херсона». В них ОН подробно описывает ветря­
ные мельницы в окрестностях Шуль­
говки, которые «по способности сво­
ей и уютности достойны при меча­
НИЯ». На Украине ветряки начали строить в начале восемнадцатого ве­
ка. Были они самых различных кон-
струкций: двухъярусные, деревян­
ные, каменные, подвижные и ста­
ционарные, с разным количеством крыльев и устройством железных ме­
ханизмов. Использовали ветряные мельницы не только для помола ~ с помощью ветра очищали крупы, приготовляли масло, добывали воду. Наверное, ветрякам (или, скажем, ветровым установкам) нашлась бы ра­
бота и в современном селе. Григорий Поликарпович на прощание нарисо­
вал мне в блокнот чертежик своего первого ветрячка и сказал: «Вот толь­
ко на бумаге и остался. Где же еще? Ни одного в районе не сохранилось. Везде фазы ~ рукам, может, легче, а голове забот прибавилосЬ». Как-то собрался я в село Гречино. Там живет дочь бабы Тетяны ~ Са­
ня. Фамилия ее по мужу ~ Перетять­
ко. Так совпало, что баба Тетяна но­
сит ту же фамилию. Кстати, в бума­
гах деда я нашел листок, на котором он выписал некоторые шульговские фамилии. Напротив каждой ~ улич­
ные прозвища. Кого только нет в том списке: Сторчоус, Подвечеря, Хар­
ман, Кабанец, Погорелый, Солодкий, Цыбульник, Царь, Попик. Нашел я там и прозвище Кызь, которое стояло рядом с фамилией Перетятько. Такой вот корешок вьется от первого шуль­
говского поселенца ... Добирался я, значит, в Гречино на попутной машине и по дороге задре­
мал, проскочил поворот на большак, который вел ко двору Перетятько. Километра три пришлось возвращать­
ся пешком. Шагал вдоль посадок, за которыми мелькали окруженные плетнями хаты. Впереди показался животноводческий комплекс. Выгля­
дел он серо и уныло ~ такое впечат­
ление издалека, будто бетонной пли­
той придавили степь, и она замерла под ее непомерной тяжестью. Старался не смотреть вперед ~ следил за неровностями грунтовки, а когда все-таки поднял голову, ТО уви­
дел рядом с комплексом на краю ас­
фальтового пятачка светлый деревян­
ный теремок. На добротном срубе стоял домик, украшенный по углам волнистой резьбой. Сооружение вен­
чала фигурная крыша, на фронтон­
чиках которой были вырезаны чаши и глечики. Над коньками торчали уни­
занные деревянными шарами шпили. К теремку подошла женщина с вед­
ром, открыла дверцу ~ звякнула цепь, скрипнул ворот. Я, конечно, за­
держался возле необычного колодца. С разных сторон к нему подступал­
ся ~ отовсюду он был красив, весе­
лил взгляд. Минут через двадцать познакомился с заведующим комп­
лексом Иваном Ивановичем Шишац­
ким, по задумке которого, как оказа­
лось, и был построен этот теремок над колодцем. Поинтересовался, как родилась мысль «украсить» воду. -
Знаешь, как надо жить? -
не­
ожиданно спросил Иван Иванович, словно и не собирался мне отве­
чать.- На одном колодце я встретил такую надпись: «Живеш на свете, робы людям добро, пей холодную воду и не крадь ведро». Вот так. Все просто. Еще красоту твори, если .мо­
жешь. Раньше хаты у нас украшали росписями, печи, сундуки размалевы­
вали. Каждая хозяйка художником была, свой узор имела. А сейчас все, как у всех, все одинаково. Вода и та в кранах у всех одинаковая­
с хлоркой. До знаменитой Петриков­
ки у нас и десяти километров не бу­
дет. Так там те узоры только на фаб­
ричных блюдах остались. А по ули­
цам, по дворам и хатам все та же оди­
наковость. Каждая встреча на извилистых шульговских проселках, давая отве­
ты на мои вопросы, рождала новые ... Однажды в знойный полуденный час попал я на улицу Веселую, кото­
рая от центра Шульговки ныряет в прохлад у верб и кленов. Попал не случайно. Как-то нашел я в клуне у бабы Тетяны клубок соломенной пле­
тенки. Размотал его, показал хозяй­
ке -
оказалось, косу сплел мой пра­
дед Овсей Швачка, который на ста­
рости лет увлекся плетением брылей. Баба Тетяна подсказала, что на улице Веселой и теперь живет мастер-бры­
ляр Иван Денисович Зуб. Узнав, зачем я пришел, хозяин до­
садливо махнул рукой: «Это же не­
серьезное дело, это ж я так, для себя». Но вот я попросил показать брыль. Иван Денисович вздохнул, грустно посмотрел на меня синими глазами и вынес из соседней комнаты соломен­
ную шляпу с широкими полями. Зана­
веска, которая прикрывала вход в комнату, была чуть отодвинута, и я увидел на шкафу целую стопку бры­
лей. Потом мастер показал необыч­
ную шляпу без наголовка -
широкий конус, от которого с внутренней сто­
роны отходило несколько соломинок. С помощью соломенного ремешка, укрепленного на них, шляпа держа­
лась на голове. Немного погодя на столе появился картуз с широким ко­
зырьком. Естественно, он тоже был выплетен из соломы, даже «пугович­
ки» ПО краям ремешка были соло­
менные. -
Я в детстве допомогал старшим овец пасти,- наконец разговорился мастер.- Чабан один у нас был -
его брыли вся Шульговка носила. Он си­
дит, плетет, а я смотрю и соломинку туда-сюда карначую. Так и выучил­
ся. Теперь на пенсии забава рукам и голове всегда есть. С материалом, ко­
нечно, бывает трудновато, у меня ведь своей нивки нет. В прошлом году у соседа ведро пшеницы на сноп околота выменял. Не знаю, как в этом получится. На брыль обычно уходит дня два -
больше пятнадцати часов, если бесперестанку работать ... Мы говорили с мастером о том, что ныне ремесло это почти забыто, а раньше жило во многих южных селах. Брыли плели из стеблей спе­
лой, немного влажной ржи. Плели «в зубцы» и «гладко», С разными узо­
рами. Случалось, из соломы делали и короба для зерна, муки. Мог бы старый «соломенный» про­
мысел возродиться в Шульговке и ок-
рестных селах? Обычно подоб­
ные вопросы мы адресуем предста­
вителям власти. Спрашиваем, уже за­
ранее настроенные на то, что только их циркуляры и распоряжения могут дать ход делу. А мастера? До сих пор смутно на душе от слов, брошенных мне на прощание Иваном Денисови­
чем. -
Переколотил ты меня своим приездом, переколотил. Жил я себе тихо, без плескоты, никто ко мне не чеплялся -
оно и легше. Было ли это неверие в то, что мож­
но возродить старинные ремесла на селе, только неверием Ивана Денисо­
вича? Или так думают многие масте­
ра, наученные горьким опытом жиз­
ни? Вот так брожу по селу, езжу по окрестностям. Потом копаюсь в го­
родских архивах, листаю старые кни­
ги -
что-то уточняю, перепроверяю. И вновь возвращаюсь к шу льговским белым хаткам. Возвращаюсь к бабе Тетяне. Нередко, когда день вроде за­
кончен и мысли, не вылившиеся на бумагу, рассыпаются, блекнут, вы­
прашиваю у нее работу. Хозяйка обычно непонятливо подергивает плечами, мол, еще не загостился­
отдыхай. Хожу я так за ней -
вы­
сматриваю себе дело, наконец баба Тетяна не выдерживает: -
Полезли на горище, поможешь лантухи с кукурузой скинуть. Никак не доберусь до них. Быстро подставляю лестницу­
«драбыну» к торцу хаты, и мы по очереди залезаем на чердак. Баба Тетяна сразу молча схватывает туго набитый початками мешок и волокет его к выходу. Я нагибаюсь, встряхи­
ваю мешок за углы. Самая я, сама, ты внизу прий-
май. Так тяжелый ... Конешно, не легкий. Ну то давай присядемо. Ей-бо, шось перед очи­
ма -
былк-блык, аж моторошно. Под камышовой кровлей прохлад­
но и сухо. Привыкнув К полутьме, рассматриваю разные старые предме­
ты, хранящиеся за ненадобностью на чердаке: прясла, гребни, выдолблен­
ные из вербы мерки, рассохшийся деревянный сундучок, лампадку. Баба Тетяна задирает голову, смотрит на стропила и вздыхает: -
А кроквы ще ничого -
держат­
ся. Абы соломки наверх потрусить, той добре ... В чердачный проем видно далеко: огород переходит в баштан, за ним -
кукуруза и подсолнухи, дальше­
еще баштан и еще подсолнухи, по­
том -
сады, между которыми беле­
ют хатки, над их крышами торчат островерхие тополя, колодцы-журав­
ли, столбы, а дальше ... дальше золо­
тится и поднимается, все закругляясь и закругляясь, небо. Станет ли эта земля когда-нибудь моей? С е л о Ш у л ь г о в к а, Днепропетровская область Седею_не ЛИКИ у этого затерянного в одной из аль­
пи йских долин местечка два закон ных имени. Называя его то Мюстаиром, то Мюнстером, швейцарцы не чувствуют особого неудобства. Для них это все равно, но в одном случае звучит на итальянский, а в другом на немецкий лад. И все же, если речь заходит о глав­
ной достопримечательности долины -
монастыре Святого Иоанна, чаще упот­
ребляют название Мюстаир, а когда имеют в виду окружающие обитель жилые дома, предпочитают говорить Мюнстер. У этой привычки историче­
ские корни. Предание связывает основание мона­
стыря с королем франков Карлом Ве­
ликим, завоевавшим в VIII веке почти всю Европу. Конечно, с течением вре­
мени монастырь много раз перестраи­
вался и обрел современный вид где-то на рубеже XIII и XIV веков. Толстые стены, примыкающие к суровому, лишенному каких-либо украшени й хра­
му с грузной колокольней и односкат­
ной зубчатой башней, служили надеж­
ным укреплением ·для местного епис­
копа. В эпоху религиозных и крестьян­
ских войн перед монастырем раз вора­
чивались сражения между католиками и кальвинистами. Основная часть жите­
лей долины перешла к реформаторам, что нашло отражение в немецком на­
звании городка. В конце прошлого века два молодых тогда швейцарских исследователя Йозеф Земп и Роберт Дюррер устано­
вили, что монастырский храм возведен не в XIV, как это считалось прежде, а в V 111 веке. Первоначально это было просторное зальное помещение, где позже поставили колонны и возвели ажурные сетчатые своды, превратив­
шие его в трехчастную готическую базилику. Одно открытие предопределило последующие. Сразу после второй мировой войны художник Линус Бирх­
лер обнаружил под невыразительными слоями поздней внутристенной роспи­
си прекрасно сохранившиеся фрески VIII века. Живопись так называемой каролингской эпохи ранее была извест­
на в Европе по немногим уцелевшим фрагментам, а в Мюстаире перед изумленными реставраторами пред­
стали один за одним девяносто неболь­
ших прямоугольных полей, заполнен­
ных многофигурными композициями. Древние фрески подробно рассказы­
вали о жизни Христа и покровителя монастыря Иоанна Крестителя. Карти­
ны были написаны по сырой штукатурке в сочной, размашистой манере. Пред­
ставление о ней даст фрагмент сюжета «Исцеление глухонемого», помещен­
ный на 4-й странице обложки журнала. (Окончание см. на 4-й сТр. обл.) 57 • ~~~~~IIEfI~~1 A~\lII~~~!!!!!!!~ НАДУВАТЕЛЬСТВО БЕЗ ОБМАНА Мал!'ольм Форбс изв е стен как один из крупнейших европейских издателей и соот ветственно как один из состояте­
льнейших людей в Европе. Увлечение Форбса такж е принесло ему широкую по­
пулярность. Не о всяком хобби миллио­
\iepolI мы взялись бы писать, но здесь I;лучай особый. Дело в том, что Ф орбс коллекционирует... фигурные воздуш­
ные шары. Впрочем, «шар" в данном кон­
тексте -
слово более чем условное, по­
этому будем . пользоваться термином «монгольфьер», тем более что речь дей­
ствительно идет об оболочках, увлекае­
мых в небо подъемной силой нагретого возд уха. В коллекции Форбса есть монго­
льфьеры в виде: гигантского бюста Бет­
ховена, гигантского ... -
нет, слово ссги· гантекий» лучше опустить, иначе его нужно будет повторять слишком часто -
мо тоцикла, лодки, китайской пагоды, на­
к о нец замка Балл еруа -
того самого замка в Нормандии, который служит. Форбсу. резиденцией и где · миллионер каждый год проводит Международную щ:тречу монгольфьеристов. Несколько лет назад Малкольм Форбс запустил в небо Египта баллон в виде сфинкСа, а некоторое время спустя испанцы могли видеть над своими головами летящую на всех парусах « Санта-Марию» -
кара­
веллу, на которой Колумб достиг Нового Света. Фотографию паря щей в небе «Сан та-Марии» МЫ И выбрали для нашего « Пестрого мира». во \.ОСОК К ВОЛОСКУ Марта Хейес, живущая в городе Фейет­
вилл (штат Северная Каролина, США), радуется -
не иарадуется на свое новое платье. Оно весьма J<расивого каштано­
вого цвета, модное (длина -
до колена), практически не знает износа. Правда, стирать его приходится шампунем, а су­
шить -
феиом. Дело в том, что свое пла­
тье Марта Хейес соткала из ... собствен­
ных волос, потратив на это несколько ме­
сяцев упорного труда. СТЕСНИТЕЛЬНЫЙ ГОККО Рогатый гокко -
птица уникальная. И не только потому, что занесена в Крас­
ную книгу. Не потому также, что облада­
ет совершенно неповторимым голубым рогом -
украшением, для птиц в общем­
то не свойственным. Уникальность рога­
того гокко в том, ЧТО ОН служит научным инСТрументом -
ИНДJolкатором. Рогатые гокко обитают на восточных склонах Анд -
в боливийском национа­
льном парке Амборо, представляющем собой как бы б езо пасный коридор для животных-мигрантов. Для того чтобы к о ­
ридор и впредь оставался безопасным и служил делу сохранения редкой фауны, следует как можно более стр ого ограни­
чJolТЬ доступ людей в национальный парк. Вот здесь JOI «срабатывает» рогатый гок­
ко -
птица чрезвычайно пугливая и лю­
дей панически боящаяся. Если сотрудни­
ки заповедника находят следы рогатого гокко или видят самих особей -
значит, все в порядке, беспокоиться не о чем. Е с­
ли же гокко исчезают, значит, присутст ­
вие посторонних в парке пр е высило до­
пустимый уровень и пора приним ат ь до­
полнит е льны е меры. ВРlcДIПЕ \.Ь-БЛАГОДЕТЕЛЬ Про памятникJoI ра зл ичным млекопи­
тающим, пресмыкающимся и даже насе­
комым мы писа ли не раз. Однако, пожа­
луй, самый необычный монумент такого рода стоит в го род е Энтерпрайз (ш тат Алабама, США). Он являет собой почти точную -
хотя и сильно умен ьш е н­
ную -
копию статуи Свободы. «Поч­
ТЮ' -
потому что на голове Свободы н ет венца, а в руках вместо факела она дер­
жит огромного, весьма неприятного вида жука -
хлопкового долгоносика. Как же мог попасть в историю долго­
носик, если известио, что он УНJoIчто­
жает хлопчатник? Именно потому и по­
пал, что -
уничтожает. В начале века этот вредитель особенно свирепствовал на плантациях южных штатов Америки, и фермеры вынуждены были переклю­
чаться на другие ку льтуры, заводить мно­
гоотраслевое хозяйство. В реЭультате многие аграрии разбогатели неимоверно, все остальные существенно улучшили свои дела, а общий уровень сельского хозяйства поднялся. Вот и получилось, что вредитель сельскохозяйственных ку­
льтур помог фермерам -
им е нно этот фак т отражает памятник, воздвигнутый в Энтерпрайзе в 1915 году. ОБСИДИАНОВЫЙ ПУТЬ Теодор Троев -
болгарский журна­
лист и путешественник -
хорошо извес­
тен не только у себя на родине, но и да­
леко за ее пределами. Мы писали о путе­
шествJoIИ Тима Северина по следам Одис­
сея, в котором Т. Троев принял участие в качестве члена экипажа. На счету бол­
гарского мореплавателя уже довольно много экспедиций. Последняя из них­
плавание по Эгейскому морю на папирус­
ной лодке, организованное Греческим ин­
ститутом сохранения морских традиций. Шес т е ро отважных моряков, включая Теодора Троева, взялись пройти знамени­
тым Обсидиановым путем от Лавриона на острове Милое до континентальной Греции. Когда-то этим путем следовали торговцы вулканическим стеклом, перед­
вигаясь на гребных суденышках от ост­
рова к острову. Весьма опасная экспе­
диция (папирусная лодка, построенная ПО аНТИЧНblМ описаниям,- не самое на ... дежное судно, а Эгейское море славит ­
ся своим коварством) удалась -
как со спортивной, · гак и с научной точе к эре­
ния. Археологически е раскопки в восточ­
ной части П ело понн е са обнаружили об­
сидиан в слоях, относящихея К началу шестого тысячелетия до нашей эры. Ис­
точником вулканич ес кого стекла может быть только остров Милос. Сл е довате­
льно, уже восемь тысяч лет наэад море­
плаватели доставляли обсидиан на «бо­
льшую землю». ЖЕРТВЫ КРАСОТЫ Гиацинтовый макао -
настоящий вели­
кан в мире попугаев. Его рост достигает метра (вм есте с хвостом), а весит он до полутора килограммов. Эти самые боль­
ши е в мире попугаи обитают в лесах и па­
льмовых рощах на г ранице Бразилии и Боливии. Ярко-син ее оперение гиацинто­
вых макао издавна привлекало птиц ело­
вов, И в конце концов попугаи-великаны оказались на грани исчезновения: на пла­
нете осталось самое большое пять тысяч особей, а скорее всего вдвое меньше (ис­
тинную числ е нность п опуляции устано­
вить довольно трудно). Между тем пти­
чий бизнес продолжается. Более двухсот тысяч южноамериканских попугаев вы ­
возятся ежедиевно за пределы континен­
та в paMJ<ax официальной торговли, еще десятки тысяч J<онтрабандоЙ. Огромное J<оличество птиц погибает в пути. Ну и что, пожмет плечами читатель, подумаешь -
власяница ... Марта Хейес с этой точкой зрения никак не согласится. Во-первых, власяница -
одежда грубая, в J<лассических случаях на нее шли воло­
СЫ животных, платье же Хейес достаточ· но тон !'О е и изящное. Во-вторых, его уже носили не только сама мастерица, но и ее подруги. Общее мнение: в платье порой жаРJ<овато, порой оно раздражает J<ОЖУ, L-5~НО~8~в __ ц_ел_о_м __ о_д_е_ж_д_а __ У_Д_0_б_н_а_я_. ________________________ ~------------------------------РН-с-У-Н-К-Н-В-.-ч-и--ис-и-К-О--В-А~ • ~~~~~gЕа~'И~1 A\gll~~~~~ из-под СЧАСТЛИВОЙ ЗВЕЗДЫ Каждый человек хоть несколько раз в своей жизни, но наблюдал метеоры. Мно­
жество людей видели болиды. Сотни на­
ходили метеориты вскоре после их паде­
ния. И лишь единицы могут «похваста­
ться», ЧТО попали под метеорит в буква­
льном смысле. Один из таких счастлив­
чиков (без всяких кавычек, ибо человеку действительно повезло) -
американец Эд МаккеЙн. В 1938 году он жил в городке Бенелд (штат ИллиноЙс). Метеорит про­
шил крышу гаража и машину Маккей­
на -
по счастью, в тот момент, когда хо­
зяин только из нее вышел. БУЙСТВО ФУТБОЛЬНЫХ ФАНАТОВ Ныне футбол по праву считается самой популярной игрой в мире. И уже забы­
лись те времена, когда и поклон ники и игроки подвергались гонениям, а иг­
ру запрещали как социальн о опасную. Между тем футбол пробивал себе доро­
гу с немалыми трудностями. Начнем с того, что болельщики во все времена были невоздержанны. Клич «Судью на мыло! •• родился едва ли не раньше самого мыла. Считается, что фут­
бол начался в Англии в середине XIX ве-' ка, однако это не так: «игра В МЯЧ но­
гами •• известна с давних времен. До нас дошла жалоба английского короля Эду­
арда 11 (из династии Плантагенетов): в 1314 году он сетовал на великие бес­
ПОрlIДКИ в Лондоне, порожденные «буй­
ством тех, кто посещает большие фут­
больные игрища (в тексте так и фигури­
рует: «footballS,,) в публичных местах, отчего много зла может про истечь ••. ФутБОл мешал и духовенству по той хо­
тя бы причине, что из-за игры прихожа­
не переставали чтить воскресенье. В хро­
никах остались записи о штрафах, нало­
женных на мужчин, которые играли в футбол на церковных кладбищаJC во вр е ­
мя проповеди. МОТОЛОШАДЬ ДЛЯ ПАТРИЦИЯ ЧТО получит с я, если соединить римс­
кую колесницу (по-английски «чариот») С бензиновым мотором? Получится «ча­
римо» -
ново е транспортное средство и одновременно новый спортивный снаряд, изобретенный англичанами Стивом Лоу­
соном И Арнольдом Кок лом. Гонки чаримо -
захватывающее зрели­
ще. Наездники в кожаных латах и шле­
мах с плюмажами (древнеримская эки­
пировка -
н епРе м е нно е условие со рев­
нований) стоят в к олесн ицах и держат в руках двойные поводья, с помощью ко­
торых и управляют вынесенным вперед мотором, играющим роль л о шади. Верх­
ние вожжи отвечают за направление дви­
жения, нижние соответствуют педали га­
за. тормо з:..\lе предусмотрен, поэтому ос­
тановка колесницы, развивающей ско­
рость до 65 километров в час,- дело дли­
тельное. Раскачиваются плюмажи, вьются по ветру короткие плащи, визжат на поворо­
тах колесdx поднимаются столбы пыли, мелькают в воздухе дубинки -
правила­
ми разрешается огреть по спине сопер­
ника, если ОН вдруг осмелится выйти впе­
ред ... -
от всего этого зрители получа­
ют массу удовольствия. Еще бы -
лоша­
диные бега пополам с мотогонками! Кто знает, может быть, чаримо как виду спор­
та предстоит большое будущее ... ПТИЧЬЯ МНОГОЭТАЖКА Поговорим немного о птичьих гнездах. Обыкновенных гнездах, которые оказы­
ваются порой совсем н е обыкновенными. Например, самое большое гнездо на свете. Его строит белоголовый орлан ­
птица, ставшая национальным символом США. Диам ет р гнезда достигает двух с половиной метров, высота -
четырех метров, а весит вся эта конструкция до двух тонн. Орланы, как и большинство хищников, не убивают дома, п оэтому многие мелкие птицы предпочитают се­
литься как можно ближе к страшному владыке, а им ен но -
непосредственно под гнездом. Получа етс я нечто вроде птичь ей многоэтажки, верхний -
и са­
мый роскошный -
этаж которой зани­
мает величественный орлан. Самое красиво е ... Даже так: самое де­
корированное гнездо строит австралийс­
кий шалашник. Н е взрачные самцы как бы компенсируют свой простенький наряд, отделывая жилище раковинами, цветами, яркими ягодами, кусочками стекла и прочими красивейшими вещами. Когда люди впервые наткнулись на гнездо ша­
лашника, они подумали, что перед ни­
ми -
«секрет», сооруженный детьми. Наконец, самое теплое гнездо, пожа-
строит коммунальные гнезда. В колонии может жить до 60 птиц, и каждая распо­
лагает собственной индивидуальной ячейкой. Однако в холода все птицы сбиваются вместе, и температура в их об­
щественном доме поднимается до уров­
НЯ, который мы назвали бы «комнат­
НЫМ», ОТ ВСЕХ ОБИД В лондонских антикварных лавках можно увидеть странное устройство­
красивую шкатулку с рукояткой и двумя выходящими из недр проводами. Не всякий любитель древностей догада­
ется, что перед ним -
медицинский ин­
струмент. И не просто инструмент, а па­
нацея. В разные эпохи представления о пана­
цее -
универсальном средстве от всех болезней -
были различными. В XIX ве­
к е -
веке электричества -
панацеей не мог не стать электрогенератор. Множест­
во людей в викторианской Англии счита­
ли, что СТОИТ больному человеку взять в руку по электроду, а целителю хороше­
нько крутануть ручку динамо-машины, как крепкий электрошок тут же окажет терапевтический эффект. А серия таких сеансов может излечить практически лю­
бое заболевание. Ныне электричество применяется в медицине в куда более ши­
роких масштабах, только панацеей его никто н" считает. А якобы универсаль­
ные динамо-машинки индивидуального пользования остались лишь в антиквари­
ате. ~ луй, у обыкновенных общественных тка-
,-,' ',-
-:.;,р', чей. Это единственная птица, которая ~~=~=,~,-~-'~~:_~~- ~~~=------~----------------~~ ....... 59 Загадка каменных стату м острова -
моаи -
тридцать лет не давала покоя норвеж­
скому исследователю и путе­
шественнику Туру ХеНерда­
лу. Как удавалось передви­
гать многотонных исполинов на значительные расстояния' Сами островитяне на этот вопрос отве ч али одно и то же: « Моаи х одили сами ». Для того чтобы подтвердить или оп ровергнуть это утвержде­
ние, на остров Пасхи отправи­
лась целая экспедиция: рабо­
тали археологи и инженеры, кинооператоры и этнографы. Об эксперименте, прове­
денном с настоящем статуем моаи, рассказывает очерк участника экспедиции чехо­
словацкого инженера Павла Павела «Моаи учатся хо­
диты> (см. С. 12). Каждым зарабатывает как может. Этому гватемальско­
му парнишке, потомку гор­
дых индемцев лакандонов, заработок дает тропическим ле с (см. т р е т ь ю С Т Р а­
н и Ц у о б л о ж к и). За пару пте н цов редко г о вида попу ­
гаев, добытых на берегах реки Усумасин т а, он получит на базаре несколько мо­
нет. fnil8HblM редактор А. А. ПОЛЕЩУК РеДilкцноннаll к о n n е r н 11: В. И. АККУРАТОВ, А. К. ГЛАЗУНОВ, Ю. Ю. ЖИТКОВСКИЙ, Р. Ф. ИТс, А. П. КАЗАНЦЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ (3i1MeCTHTenb rnilBHoro peAilKTopa), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИЙ (ответственным ceKpeTilpb), Ю. А. СЕНКЕВИЧ, В. Н. СОЛОВЬЕВ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, А. А. ЧЕРНОСВИТОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГ АРОВ, А. В. ШУМИЛОВ Нllш.дрес: 115015, Моекв., А-Н, НОВОДМНТРОВСКII. уп., 511. Тепефои ... : дп. справок -185-88-83, 185-88-68; отдеп ... : "Нllша Родни." -185-89-83, ниостр.ии",й -
185-89-85, ИIlУКИ -185-89-38, пнтер.тур", -
185-80-58, писем -185-88-68, ИПП_ТрIIЦИЙ -185-89-36, припожение «ИСКlIтеп.,.-
185-80-10, секрет.рнат -
185-88-15 ТепеТIIЙП (ВИУТРНСОlOзи ... й)-
114167 ЭССЕ «Вокруг свеТII» Тепекс (междуи.роднwЙ)-
411161 ФАКЕЛ .Вокруг света)) По вопрос.м ПОПНГРllфнче­
ского нспопиеин. ЖУрНllп. 06раЩIIТ.,С. в тнпогр.фнlO ипо «Мопод.. rв.pДH •• , теп. ОТК -
185-80-91 Оформпеине н МlIкет НIIТIlП"Н МАНИКАЛО. Техинческий реДIIКТОР И. BOPOlibEBA. Сдано в набор 22.12.89. Подп. к печ. ЗО.01.90. А027ЗЗ. Формат 84 Х 108'/'6. Бумага офсетна. N!? 1. Печать офсетна.. Ус­
ловн. печ. л. 6,72. У е л. кр.- ОТТ. 28,56. У ч етно-изд. л. 11 ,З. Тираж З 000 000 экз. Заказ 40З. Цена 80 коп. Типографи. ордена Трудового Красного Знамени издательско ­
полиграфического объединени. ЦК ВЛКСМ « Молода. гварди.". Адрес: 10ЗОЗО, Москва, К - ЗО, Сущевека., 21. « Вокруг света", 1988, 1-64, ИПО ЦК ВЛКСМ « Мо л ода. гварди.", 70142. © «Вокруг света >, 1990 г. 60 з 1990 Полярный Робинзон-90 (2-я стр_ обл.) 1 BnaдneH КРЮЧКИН ЛЛореплаватели Чукотки 1 О Эхо каменоломен 11 Павеп ПАВЕЛ ЛЛоаи учатся ходить 17 С. &РАТЦЕВ За три минуты до гибели 18 А. РЕА-КАРРО Гуама -
крокодилий рай 10 Лидия ЧЕШКОВА Поставщик ситца 16 Сергей ВАХРИН Экипаж мятежного галиота 31 Ваперий ФЕДОРЦОВ Правило четырех «НЕ» 34 Антология зарубежного фантастического рассказа Марек С. ХУ&ЕРА Т Ты вейнулся Снеогг, я знаала ... 44 А. АРЕФЬЕВ Белый конь на железном холме 46 Впадимир СОЛОВЬЕВ Транссахара 53 Впадимир СУПРУНЕНКО Белели хатки ... 57 58 61 Седеющие лики «Пестрый мир» Луи &УССЕНАР За десятью миллионами к Рыжему Опоссуму (Через всю Австралию) Роман ~ __ ..:....:..:. __ ::..:....:.::-...:..-.:.:.: =-::.::.:: ':"::' __________ ..... ________ -':'7И .. X~I::.ffAP_ ЗА ДЕСЯТЬЮ миллиqн~м:и К РЫЖЕМУ ОПОССУМУ б-- ЛNffМН8 oтpe:se I ---------------------------
---.. ~ СириАЬ схватиАСЯ за БОАЬШОЙ Аист и тут же РУХНУА наземь. повреждений. Но мне сразу бросилось в глаза, что вся правая сторона его тела приобрела мертвенно-бледный синеватый оттенок. Она была обескровлена и нечувствительна, словно долгое время находилась под дей­
ствием сильного анестезирующего средства. Однако сердце Сириля би­
лось, правда, очень слабо. И у меня появилась ничтожная надежда. Я попро­
бовал сделать искусственное дыхание, растер его водкой. Несмотря 'на тщетность всех своих усилий, я все же продолжал надеяться. Но куда подевался Том? Уже более двадцати минут как он умчался, под­
прыгивая, словно кенгуру, и пока не возвращался. Боже мой! Что делать? Наша наука бессильна, никакие средства, применяемые в цивилизованных странах, не помогли. Гортанный возглас заставил меня обернуться: передо мной стоял Том, державший охапку травы, которую тут же бросил на землю. Затем, взяв небольшой пучок травы, он разжевал ее и из получившейся кашицы выда­
вил сок на один из участков пораженного тела Сириля, а затем стал расти­
рать его с такой силой, что чуть не содрал кожу. Я присоединился к нему и тоже стал втирать сок с не меньшим усердием. Бедный старик же­
вал траву так долго, что у него устали челюсти и прекратилось выделение слюны. Зеленоватый сок разливался по телу Сириля, и его грудь стала за­
метно подниматься и опускаться. Я перевел дух -
наконец-то наметилось явное улучшение. 24 I I I I I I 1: I ~ .. '" z '" с; У бедняги был весьма плачевный вид: худой, истощенный, он, каза­
лось, умирал от голода. Ему дали кусок хлеба весом не менее двух кило-
граммов, и он с дикой жадностью съел его, двигая сильными челюстя­
ми, словно голодный крокодил. Размеры его желудка были подобны без­
донной пропасти. С пугающей быстротой он уничтожил также закуску и кусок мяса такой величины, что им можно было бы накормить целое отделение английских военных моряков, а вам наверняка известен их мясной рацион. Большой глоток рома окончательно привел аборигена в прекрасное расположение духа. Он выражал свою признательность невероятными телодвижениями, гримасами, делавшими его похожим на макаку, и оглушительными возгласами. Наконец, повернувшись к лесу, он приставил ладони ко рту и закричал во всю силу своих легких: кооо­
МООО-ХООО-ЭЭЭ, повторяя этот призыв бесчисленное число раз. Его голосовые связки, наверное, Прочны, как сталь, если он мог так орать. Какая какофония, друзья мои, но и какая удивительная мощь! Кооо-мооо-хооо-эээ -
это клич, сзывающий аборигенов во всей Австра­
лии от Сиднея до Перта, от оконечности материка у мыса Йорк до Мель­
бурна. Мы уже неоднократно его слышали и не сомневались, что наш знакомец, восхищенный приемом, что оказали ему белые, звал своих соплеменников на пир, который, по его мнению, им должны устроить, раз уж начался такой кутеж. Предположение это вскоре подтвердилось, ибо нашим взорам пред­
стала плотная толпа аборигенов, черных, как сажа, прикрытых, как муж­
чины, так и женщины, лишь солнечными лучами. Они приближались к нам с бесконечными знаками уважения. Было их около сотни, не считая плодов Гименея, увы, весьма много­
численных, привязанных к спинам матерей волокнами какого-то расте­
ния, иногда даже по двое и по трое. Несомненно, аборигены -
самые некрасивые существа, виденные нами до сих пор. Их отталкивающее уродство составляет резкий контраст с восхитительной растительностью, которая нас окружала. Эти человеческие существа, что так глупо смея­
лись, разевая рот до ушей, как мандрилы, не могут быть венцом творения. Ободренные нашим приветливым видом, они подошли к нам вплотную. По всему видать, бедняги испытывали мучительный голод: они вырази­
тельно хлопали себя по животам, жалобно прося пищи, которую не смогли себе обеспечить, и набросились на нее с жадностью. Ободренные и осчастливленные неожиданной удачей, наши гости проявляли безумную радость. А несколько стаканов рома и коньяка окончательно ублажили их. Они благодарили нас всевозможными жестами и гримасами. Том, казалось, испытывал к ним величайшее презрение. Ведь на нем были брюки из тика, правда, немного тесноватые, но как он ими гордил­
ся! Кроме того, его торс прикрывала фланелевая рубашка цвета бычьей крови. С его блестящего лакового пояса свисал длинный нож, а за поя­
сом торчал револьвер. Безусловно, Том -
самый видный абориген на' всем континенте, к тому же еще говорящий на нашем языке. Все эти преиму­
щества вскружили ему голову, ведь для других аборигенов он был подо­
бен высшему существу. Какая прекрасная для него возможность совер­
шить переворот и основать династию. Но честолюбие нашего старика аборигена, однако, не простиралось столь далеко. Поскольку Том знал, что мы любим все неизведанное, он потребовал, чтобы в качестве платы за угощение аборигены станцевали для нас. 17 Korga абориген захочет запустить бумеранг, он берет его за заКРУГАенную часть, nogHuMaeT РУКУ Hag ГОАОВОЙ и с СИАОЙ бросает это оружие. Невозможно описать, как величественно он произнес, обращаясь к сэру Риду: -
Господин, они для нас хочет танцевать корробори! Удивительный все-таки человек Томl Показанный нам танец представляет собой смесь элементов военной пляски, резких поворотов, опасных прыжков вперед, назад, в стороны, прямо-таки акробатических трюков, которым позавидовали бы любые клоуны. Аборигены бросали свои длинные копья в макушки деревьев так, что те исчезали из виду. Потом ловили их на лету, снова бросали и ловили. Танцоры смешивались, прыгали друг через друга, переплетались, без передышки сохраняя темп, померживаемый нечеловеческими крика­
ми -
оглушительными, как пальба морской артиллерии. Австралийская Терпсихора одарила их мрачным неистовством. ... Полчаса спустя, когда у танцующих уже перехватывало дыхание, устали ноги и пересохло во рту, чернокожие кузнечики наконец оста­
новились и повалились на траву. Аборигенам роздали еще кое-какую пищу, которую они приняли с бла­
годарностью и с довольным урчанием. Их вождь, чья царственная одеж­
да состояла из пера, прикрепленного к уху, и браслета из змеиных зубов, произнес небольшую речь, благодаря нас за гостеприимство, и, прежде чем удалиться в благоухающие леса, попросил сэра Рида принять в качестве подарка его· бумеранг. 18 объект нашей мечты,- дерево посреди поляны,-
и несколько слов, об­
ращенных к хозяину, производят на последнего сильное впечатление. -
Что случилось, майор? -
спрашиваю я.- Ради бога, пожалейте нас, пожалейте мисс Мэри! Ведь тень, майор, желанная тень! -
Мне очень жаль нашу дорогую мисс, но располагаться на отдых в этом месте нельзя. Бежим как можно скорее! Здесь нас поджидает смертельная опасность! -
Господи, почему? -
Вы знаете, что здешняя природа, нам совершенно неизвестная, не скрывает своих секретов от Тома. Конечно, без сомнения. Так вот, это дерев.о -
ваЙ-ваЙга. Теперь понимаете? Вай-вайга? А что это значит? Дерево птиц. Но, дорогой друг, здесь на всех деревьях полно птиц. Я никогда не видел такого дерева, но слышал о нем из наводящих ужас рассказов связных, вернувшихся с равнины Бюиссон. Они ничего не преувеличивают. Посмотрите лучше, что творится с Томом! -
По-моему, перед нами дерево, именуемое Уртика гигас, которое мне кажется совершенно безобидным. Символ смерти ... -
Вы преувеличиваете. -
Ни в коем случае. Это дерево теперь известно некоторым натурали-
стам. Оно называется деревом птиц, потому что любая из них, прикоснув­
шись К его листьям, моментально погибает. -
Черт побери! Значит, это действительно серьезно? -
Разве я похож на шутника? Взгляните на эти побелевшие скелетики, разбросанные по траве. Это -
жертвы дерева! -
Тогда надо поскорее убираться отсюда. С любопытством натуралиста я подошел к необычному дереву и с осто­
рожностью осмотрел его: -
Подумаешь! -
раздался голос позади меня.- Все это выдумки. Я лично хочу спать, и меня не у держит никакое дерево птиц. Вот растянусь под ним и посплю. Это был Сириль. Известный скептик, он вознамерился подойти ближе к дереву. -
Берегись! -
воскликнул я.- Может случиться несчастье! -
Да будет тебе! Боишься какого-то дерева. Вся эта паника из-за того, чТо черномазый хочет навредить нам. Какая там опасность? Смотри! .. -
Сириль схватился за большой лист и тут же рухнул наземь. Я вскрикнул, решив, что он погиб . Том сделал предостерегающий жест, требуя, чтобы мы все отошли от де­
рева, что мы и сделали, вынеся из-под его тени несчастного молодого че­
ловека, недвижного, как труп. Пальцы Сириля по-прежнему судорожно сжимали лист, и старый абори­
ген обмотал руку тряпкой, чтобы избежать прикосновения кожи к смер­
тоносному листу, а затем вытащил его с величайшей предосторожностью и отнес подальше. Мы быстро раздели Сириля. Тщетно я пытался понять, что за чудовищ­
ное зло сразило такого здоровяка. Нигде не было видно ни следа внешних 23 тонов, мертвые листья и т. д. их расцветка как бы бунт против зелени европейских деревьев. Пишу я эти заметки у подножия дерева, не отбрасывающего тени, в адской жаре. Здесь мы устроили привал. Наша пища состоит из куска су­
шеного мяса и чашки чая. Радостный крик птиц будит нас на заре. Приоткрыв глаза, мы видим, как они безумно веселятся среди позолоченных солнцем крон деревьев. Мы складываем багаж, и караван возобновляет неизменное движение на север. Столь желанная свежесть ночи сменяется еще более удушливой жарой, чем накануне. Солнце лишь немного поднялось, а кажется, что мы находимся подле огнедышащего жерла вулкана. Ни малейшего ветерка, листья на деревьях неподвижны и выжжены до белизны, поэтому кажут­
ся окаменевшими. Проходит три часа, и надо подумать о передышке, в которой так нужда­
ются измученные жарой лошади. Мы входим в лес, который кажется стерильно чистым и радующим глаз. Повсюду трава и цветы, и среди этого цветущего океана возвышаются гигантские деревья, чьи кроны поднялись так высоко, что их едва видно. Ни на одном дереве нет плодов, нет нигде и ручейка, который питал бы их корни. И какое,странное, необъяснимое явление, свойств~нное только некоторым деревьям Австралии -
а именно они окружают' нас,- все их листья опущены вертикально, ребром к солнцу. Вместо того чтобы развер­
нуть поверхность своих листьев между жгучим солнцем и нашими пы­
лающими головами, они пропускают жар его лучей, который, кажется нам, доходит до самих мозгов. Над нами нет никакого прикрытияl Только эти проклятые листья, как будто прикрепленные к деревьям рукой злого гения. Наконец, поскольку ничто не вечно, даже страдания, идущие впереди увидели полянку, к которой тут же все устремились. Мы уже дымились, как кратеры вулканов. А посреди поляны гордо высилось единственное де­
рево, настоящий гигант в сравнении с другими, и какое счастье! -
его большие листья, серо-зеленые сверху и серые, как олово, с обратной сто­
роны, росли нормально и отбрасывали тень, сулящую нам дивную про­
хладу. Еще минуты три пересекаем последнюю полосу жары и вот-вот устро­
имся на отдых, который так заслужили. Но какой неожиданный сюрприз преподносит нам зловредное существо, фантазия которого творит все причудливые явления в Австралииl Том, старый слуга майора, в страшном волнении. Ведя за собой измотан­
ную лошадь -
полукровку Блэк, которую он, между прочим, любит боль­
ше себя самого, Том кричит, пытаясь нас остановить. Он протягивает руки, потрясает туземным копьем с костяным наконечником. Том, кото­
рый обычно говорит на достаточно понятном англо-фраико-туземном жар­
гоне, сейчас пришел в такое волнение, что смысл выкрикиваемых им слов нам совершенно не ясен. Что случилось? Может быть, у него солнечный удар? Майор, который лучше его знает, считает, что Том не мог прийти в такое состояние без веской причины. он просит всех остановиться и подходит к своему старому слуге. Отчаянная пантомима Тома, показывающего на 22 Этот знак внимания всех очень тронул. Аборигены, чья дикость нас удручала, морально выросли в наших глазах. Все наперебой вручали свои подарки: кто -копье, кто -
каменный топор, кто -
стрелу, укра­
шенную красными перьями,- оружие войны, очень ценимое ими. Мисс Мэри подарила женщинам несколько метров ткани, которую они взяли с радостью, выразив ее забавным кудахтаньем. На прощание один молодой абориген, объяснявший мне с помощью выразительной Пi1НТомимы, как обращаться с бумерангом, продемонстри­
ровал поразительное искусство владения этим оружием. Я никогда прежде не видел, как бросают бумеранг, и мне показали нечто удивительное, можно сказать, даже неправдоподобное. Бумеранг -
оружие, известное только австралийским аборигенам. это кусок коричневого дерева, твердого, но все-таки слегка гнущегося, длиной от 15 до 85 сантиметров. ОН немного изогнут в середиие. Изгнб имеет в ши­
рину сантиметров пять и в толщину два -
два с половиной сантиметра. Один из его концов закруглен и утолщен, другой -
плоский. Когда абориген хочет запустить бумеранг, он берет его за закруглен­
ную часть, поднимает руку над головой и с силой бросает это оружие. Получается невероятный бросок, который бы потряс любителей балли­
стики. Бумеранг летит, вращаясь, рывками в десять, пятнадцать, двадцать метров и падает на землю. Это прикосновение к земле, кажется, при­
дает ему новую страшную силу полета. Бумераиг вздымается, будто· оду­
хотворенный мыслью, поворачивается и приходит в движение, по ражая свою цель с исключительной быстротой и точностью. Это нечто вроде стрельбы с рикошетом; первый импульс бросающий дает бумерангу совершенно инстинктивно, поворотом руки, которому европейцу ни за что не научиться. В 25 шагах от нас сел вяхирь и начал ворковать. Молодой воин, заме­
тив его, пожелал дать мне практический урок после того, как объяснил теорию с помощью жестов. Он высоко подпрыгнул и сделал взмах рукой в сторону прелестной птицы, которая продолжала беззаботно ворковать, расправляя жемчужно-серые крылья. Лесной голубь едва усп~ заметить бумеранг, подлетевший к нему .со скоростью молнии, как был тут же настигнут смертельным оружием, которое убило его, обломав заодно и ветку. На этом носитель смерти не завершил свое дело: он продолжил полет, чтобы упасть к ногам своего владельца. Мы были потрясены увиденным. Возбужденное самолюбие этих примитивных людей приводит к настоя­
щему состязанию, в ходе которого они совершают подлинные чудеса. Я приведу пример прежде, чем закончу эту главу. Другой абориген отошел метров на тридцать и вонзил свое копье острием в покрытую травой землю. Hft конец древка двухметрового копья он насадил убитого вяхиря и вернулся на прежнее место. 3атемповернулся спиной к своей цели, взял бумеранг и бросил его перед собой, то есть в направлении, противоположном цели, которую намеревался поразить. Его оружие упало менее чем в десяти шагах, коснулось земли, как в первом случае, затем взметнулось ввысь и, пролетев мимо своего хозя­
ина, который стоял не шелохнувшись, устремилось дальше и ударило по птице с такой силой, что копье разлетелось на куски, словно стек­
лянное! .. 19 Наши добрые друзья, с которыми мы познакомились только что, захва­
тили подаренную им провизию, снова поблагодарили нас и скрылись под пологом леса. Только обглоданные кости, остатки их пиршества, и поразительное оружие, подаренное ими, говорили о том, что нам все это не приснилось. Глава VI За двадцать дней мы прошли 800 километров без помех и закончили по­
ловину пути, несмотря на темп праздных вельмож. Река Купер-Крик, близ которой погиб исследователь Берк 1, осталась позади в пятнадцати лье от нас. Уже два дня мы движемся по земле, где не ступала нога европейца. Перед нами -
еще не нанесенная на карту территория, простирающаяся примерно на 1000 километров. Мы -
первопроходцы и потому тщательно отмечаем на карте каждую реку, измеряем глубину каждой впадины, и те­
перь те, кто будет путешествовать в этих местах после нас, будут знать, куда идти. Эта экспедиция аргонавтов XIX века принесет пользу не только тем, кто ее предпринял. Наше сотрудничество, сложившееся ради одной семьи, сочетается со значительным научным трудом: непроницаемая заве­
са, закрывавшая до сих пор тайны этого неисследованного континента, понемногу приподнимается. Мы -
мирные завоеватели земли, которую цивилизация освоит заново. Привыкшие к европейскому ландшафту, мы медленно осваиваемся с местной природой, которая снова и снова преподносит нам всяческие сюрп­
ризы. Каждый день кажется, что перед нами -
предел невероятного. Ни­
чего подобного! Следующий день приносит еще более немыслимые чуде­
са, опрокидывающие все известные научные основы классификации, чуде­
са, происхождение которых наши усталые мозги усиленно стараются по­
стигнуть ... Кажется, что эта земля, едва образовавшись, воплотила при своем воз­
никновении все фантазии, которые свойственны капризным детям. Похоже, что этот уголок мироздания, где все разбросано в беспорядке, ожидает дру­
гого времени, некой геологической зрелости, одним словом, нового раз­
вития сотворенного. Мы часто находим следы золота. Однако в этих местах почва бедная, не родит ничего, кроме травы, и совершенно непригодна для земледелия, хотя наипростейшая растительность приобретает сказочные размеры. Папорот­
ник, например, достигает высоты в 150 футов. Человеку придется немало потрудиться на этих землях. Родятся здесь почти исключительно односемядольные растения или же те, которые находятся на самой нижней ступени растительной лестни­
цы. На всем этом огромном континенте хищников нет. Все животные траво­
ядные. Но можно подумать, что добрая волшебница, создавая эти странные существа, исчерпала всю свою буйную фантазию и сотворила всех четве­
РОlJОГИХ почти на один манер. Начиная с гигантского кенгуру, рост кото-
t Р О б е р т О'Х м а р а Б е р к -
бывший ирландский офицер, возглавил экспеди­
цию Мельбурнского географического общества, направленную на северное побе­
режье страны в 18БО году. После долгих странствий, сопряженных с большими трудностями, Берк умер от истощения. 20 )4 Наипростейшая растительность при обретает сказочные размеры. рого достигает двух метров, и кончая мышью высотой в один дюйм, почти все австралийские четвероногие имеют сумку, в которой носят своих дете­
нышей,- отличительная особенность млекопитающих только этой страны. У них по четыре конечности, но при беге они используют только две зад­
ние. Пожалуй, единственное животное, передвигающееся на всех четырех конечностях, самое странное -
это утконос, наполовину утка, наполовину млекопитающее, которое откладывает яйца и кормит молоком детенышей. Птицы также имеют непривычный для нас вид, начиная с огромного по­
пугая ара величиной с курицу и кончая пестрыми попугайчиками, своего рода птичками-мушками. Я имею в виду, разумеется, лесных птиц, кото­
рые живут на деревьях. Окраска их перьев по разнообразию напоминает палитру художника, но их оглушительный крик создает ужасную како­
фонию. И наконец, казуар. Это тоже птица, но она не летает. По обе стороны плеч казуара имеются зачатки крыльев длиной шесть дюймов, но лишен­
ные перьев. Самец охраняет дом, растит потомство, приносит пищу, в то время, как самка разгуливает. Слово «зелены> здесь нельзя употребить в его общепринятом значении, потому что есть деревья с листьями голубоватых, розовых, серовато-белых 21 ~ 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
633
Размер файла
72 429 Кб
Теги
1990
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа