close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1990-09

код для вставкиСкачать
Очевиgно, вам уже известно из катаJlога Союзnечати, что с 1991 roga цена OgHOrO экзем­
nJlяра нашего журнаJlа возрас­
тет с 80 go 95 копеек. Соответ­
ственно стоимость гоgовой nоgnиски увеJlИЧИТСЯ на 1 руб. 80 коп. В УСJlОВИЯХ нестаБИJlЬ­
ности цен такое уgорожание может nоказаться не стоящим внимания. OgHaKo мы понима­
ем, что это не так. Begb nog-
писка у нас в стране ОФОРМJlЯ­
ется, как nраВИJlО, сразу на rog, интересных изgаний ста­
новится БОJlьше, и они тоже не gешевеют. А кошеJlек-то у nоgnисчика оgин, и ему nри­
хоgится geJlaTb неnростой вы­
бор. к НAIIШМ ЧИТАТЕЛЯМ г Jlавный pegaKTop журнаJlа nоgnисаJl этот nроект. Давние наши читатеJlИ пом­
нят, что gвенаgцать Jlет назаg номинаJl журнаJlа увеJlИЧИJlСЯ на 20 копеек. Torga это nроис­
хоgИJlО без всякого СОГJlасова­
ния с реgакцией, по nрямому указанию oTgeJla nponaraHgbl ЦК КПСС, так же как и неза­
конное изъятие из журнаJlа 16 страниц. Реgакции БЫJlО npeg-
писано напечатать завеgомую HenpaBgy, пообещать читате­
Jlям гряgущее у Jlучшение nо­
Jlиграфического ИСnОJlнения журнаJlа. Несмотря на ощути­
мое nаgение авторитета жур­
наJlа, ему ygaJlocb все же вер­
нуть gоверие читатеJlеЙ. В те­
кущем rogy тираж «Вокруг света» gостиг 3 МИJlJlИОНОВ эк­
зеМnJlЯРОВ. Ч ем же мотивирован такой шаг, как увеJlичение номина­
Jlа? Нам хотеJlОСЬ бы объяс­
нитьСя честно, чтобы не оста­
ваJlОСЬ никаких HegoMoJlBOK. ЖурнаJlьное geJlo -
это не ТОJlЬКО иgеи, творчество, поиск интересных сюжетов. Это и сотни тонн бумаги, gорогостоящие печатные машины и gpyroe СJlожное nОJlиграфическое оборуgование, автомоБИJlИ и nоезgа, которые развозят тираж по огромной стране. Тысячи Jlюgей набирают и печатают, nакуют, разво­
зят журнаJl, разносят его по вашим agpecaM и nроgают в киосках. И вся эта громаgная сеть nоgчиняется тем же законам, что и вся' наша экономика. Страна вступает в 1991 rog с ограниченными и все БОJlее скуgеющими ресурсами бумаги. Покуnать бумагу за рубежом (Korga-To и нас nечатаJlИ на финской!) не на что. Бумкомбина­
ты gиктуют новые оптовые цены, растут тари­
фы на nОJlиграфические работы, gорожает оборуgование, БОJlьше затрат требуется на транспорт и ТОnJlИВО, увеJlичения своей gОJlИ требует Союзnечать. Преgnриятия теперь бу­
gYT nJlатить БОJlьше наJlОГОВ, ВОЗРОСJlИ отчис­
Jlения на социаJlьное страхование. Источник же nокрытия растущих pacxogoB на nроизвоg­
ство журнаJlа оgин -
это gоБРОВОJlЬНЫЙ взнос nоgnисчика. Мы бы и pagbl печатать реКJlаму. Но что-то маJlО нахоgится охотников реКJlа­
мировать свою nроgукцию. А журнаJl gОJlжен быть рентабеJlЬНЫМ. Скажем прямо: не сразу и не Bgpyr реgакция gaJla СОГJlасие на увеJlичение номинаJlа. Мы всячески отстаиваJlИ интерес своего читатеJlЯ, жgаJlИ решения союзного nравитеJlьства. Og-
нако nравитеJlЬСТВО nреgnОЧJlО в этом вопросе тактику оттяжек и УКJlонениЙ. Korga решение nроБJlемы БЫJlО oTgaHo на откуп самим изgа­
теJlЯМ и реgакциям, изgатеJlЬСКО-nОJlиграфи­
ческое объеgинение «МОJlоgая гварgия» взве­
СИв все обстоятеJlьства и nровеgя необхоgи­
мые расчеты, nреgJlОЖИJlО новую цену-
95 копеек. ПОСJlе сог Jlасования с КОJlJlективом Хотим заверить читатеJlей, что журнаJl буgет cJlegoBaTb своим траgициям. В 1991 rogy вы найgете на наших страницах: романы Д. УЭСТJlейка «При­
КJlючение -
что Hago!», Р. Сабатини «Ко­
Jlумб»; nроgОJlжение рубрики «АНТОJlОГИЯ зарубеж­
ного фантастического рассказа»; конкурс «Встреча миров» (совместно с ис­
панским журнаJlОМ «Аос Авентурерос»); ЦИКJI материаJlОВ из истории восточных еgи­
ноборств; рассказ о фестиваJlе возgушных змеев «Пест­
рое небо» (совместно с журнаJlОМ «Юный техник» ); новые гипотезы по nOBogy загаgочных Я'ВYl.е-
ний в nрироgе и многие gругие темы. ' Вступивший в gействие Закон о печати от­
крывает nepeg реgакцией nерсnективы gJlЯ са­
мостоятеJlЬНОГО решения многих вопросов, раньше nреgстаВJlЯВШИХ собой неоgОJlИМУЮ nperpagy. МЫnОJlучаем,наnример,гарантиро­
ванную возможность осущеСТВJlЯТЬ nрризвоg­
ственно-хозяйственную gеятеJlЬНОСТЬ на УСJlО­
виях экономической самостоятеJlЬНОСТИ и хо­
зяйственного расчета, регистрируем наш то­
варный знак. В связи с этим реgакция готова рассмотреть Jlюбые nроекты и nреgJlожения nреgnриимчивых Jlюgей -
nроекты, нацеJlен­
ные на развитие траgиций «Вокруг светш>, ygo-
BJleTBOpeHl1e читатеJlЬСКИХ интересов, расши­
рение межgунароgных связей журнаJlа и ук­
реnJlение его материаJlьно-финансовой базы. Итак, в канун 130-Jlетия журнаJlа мы nуска­
емся в nОJlное неизвеgанных nРИКJlючений nJlавание. Мы убежgены в nоggержке и gOBe-
рии читатеJlеЙ. Мы наgеемся, что нашему ис­
пытанному в бурях кораБJlЮ и Bnpegb буgет светит ь счаст Jlивая звезgа. Ваша реgакция жуnнаJlа «ВОКРУГ СВЕТА» ~r----- -- ---------- -- --------------------------------------------------------------------------~ со о­
о-
-
.. .. .. QI .. u .. ... Q. " О 111 = Е Ж ЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНО ­
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУ РНАЛ ЦК ВЛКСМ Северный полюс ... Два советских вертолета, под­
нялись с острова Грезм-Белл, одолели тысячекило­
метровый путь над дрейфующими льдами, чтобы оказаться здесь согласно поставленному ранее зада-
ПУТЕШЕСТВИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФАНТАСТИКА нию. О том, как отрабатывается военными летчи­
ками дальней авиации программа по спасению по­
павших в беду во льдах, читайте в очерке на с т р. 2. Фото В. ОРЛОВА. 1 В. ОРЛОВ, Haw спец. корр. Фото автора часов на полюсе Солнце egBa поgнялось Hago л ь g а м и. Ран н ее утро. Мороз nog триgцать, неболь ш ой ветерок пронизывает go костей, а на заснеженном ост р ове Гр еэм- Б елл в о в сю иgет nogroToBKa а ви а ции к вылету. В клуб а х морозного пара gеловито снуют авиатехн и ки nepeg серыми громаgинами выстроившихся в р яg Ан-12. Зgесь же и готовые к вылету вертолеты Ми - 8. В оgин из них nog номером 84, который полетит первым, и помогает мне забраться полковник Резниченко -
в меховой оgежgе, унтах не так-то легко оказалось это сgелать. -
До встречи на полюсе,- машет на п рощание Резниченко. Г
олос у него ~еселыи и уверенныи, слов­
но договариваемся о встрече где-ни­
будь у знакомой станции метро. А ведь все, что в ближайши е часы должно произойти, совершается в истории освоения Арк­
тики впервые. 2 Архипелаг Земли Фран ­
ца-Иосифа, или сокращен­
но -
ЗФИ, едва ли не с мо­
мента его открытия стали именовать «трамплином К полюсу". От е го берегов уходили итальянцы, аме­
риканцы, норвежцы, рус­
ские, мечтая достичь за­
ветной точки на лыжах, собачьих упряжках, а то и на лошадях пони, кото­
рых зах ватили с собой участники экспедиций, возглавляемых Болдуином и Фиалом. Но все они, как и звес тно, возвраща­
лись ни с чем. Трампли­
ном ЗФИ стал лишь в 1937 году, когда советские летчики, стартовав с ост­
рова Рудольфа, высадили на Северном полюсе чет­
верку отважных папанин ­
цев. В связи с этим про­
славился и остров Греэм­
Белл -
самый восточный остров в архипелаге. Его открыл метеоролог одной из неудачных аме-
риканских экспедиции к полюсу Эвелин Болдуин и назвал так в честь пре­
зидента Американското географического общества Александра Греэм-Белла. Остров этот на две трети покрыт ледником, и в ис­
тории никак не пр осла­
вился, пока в 1936 год у на него не опустился пер­
вый самолет с материка. Сделал это Михаил Водо­
пьянов, прилетевший по­
дыскать на архипелаге площадку, откуда могли бы в следующем году стартовать самолеты к по­
люсу. На острове Греэм-Белл Водопьянов попал в поло­
су тумана. Видимо, остров ему не понравился. Для старта в дальнейшем был выбран остров Рудольфа, но вот современным воен­
ным летчикам, поставив­
шим цель достигнуть Се­
верного полюса на двух вертолетах, Греэм-Белл показался наиболее под­
ходящим. ... Шесть ноль восемь по московскому времени. Вертолет тяжело зависает над площадкой. В коман­
дирском кресле полковник Валерий Ефименков -
настоящий ас, облетевший на вертолете все трудно­
доступные точки Арктики и приложивший немало сил для разработки и осу­
ществления этой опера­
ции. Командир звена май­
ор Зекеев, летчик «от бо­
га», как про него говорят товарищи, занимает пра­
вое кресло второго пило­
та. Позади над полосой зависает вертолет, ведо­
мый капитаном Шевчен­
ко. Последние команды, переговоры с Землей и ... летим! Промелькнули внизу за­
снеженные ропаки и айс­
берги, вмерзшие в лед с осени, кончился ровный заснеженный припай. В стороне остался ледяной купол, и перед прозрачной полусферой пилотской кабины распахнулся не­
объятный Ледовитый оке­
ан. Лед внизу весь в торо­
сах-грядах ледяных об­
ломков, образовавшихся во время сжатий, отчего вдали он кажется голу­
бовато-серым. Темными молниями рассекают ледя­
ную равнину первые роб­
кие трещины. Ночью один из четырех Ан-12, приле­
тевших на остров, выпол­
нил ледовую разведку-
на небольшой высоте про­
шел до полюса и обратно. Штурман доложил: кило­
метров на 350 от острова тянется «каша» -
сплош­
ной битый лед. Дальше лед поплотнее, но полы­
ньи будут сопровождать до самого полюса. И вер­
но. Вскоре начинается от­
крытая вода, дымящиеся разводья, полыньи, протя­
нувшиеся, как реки, до са­
мого горизонта. Океан по­
стоянно рушит панцирь, который пытается на него надеть свирепая полярная стужа. -
И в самом деле «ка­
ша», -
качает головой Ефименков.- Не дай бог отправиться здесь на вы­
нужденную, не сразу и льдину для посадки подберешь. -
Самые что ни на есть медвежьи места,- восхи­
щается Сергей Зекеев, зна­
ток животного мира Се­
вера. О вынужденной по­
садке ему, очевидно, ду­
мать не хочется.- Откры­
тая вода, земля непода­
леку, здесь только бы и ло­
вить тюленей ошкуям. А пока ни одного след очка медвежьего ... И мне, признаться, хо­
телось бы полюбоваться на белых медведей, но в иллюминаторе льды и льды. Как ни экзотично выглядят они С высоты птичьего полета,- высо­
та метров сто пятьдесят,-­
но любоваться ими вскоре устаешь. Глаз утомляет безжизненное однообра­
зие пейзажа. В вертолете жарко и, хо­
тя людей немного, тесно. Ми-8 не совсем обычный. Вместо двух топливных баков -
четыре, они рас­
положены вдоль бортов один над другим, а между ними узкий проход. Для сиденья всего три откид­
ных кресла, зато над бака­
ми устроены четыре удоб­
ных лежака с индивиду­
альным освещением, как в купе вагона. Такой вер­
толет может одолеть рас­
стояние в полтора раза больше обычного Ми-8, но и ему без дозаправки путь до полюса и обратно за­
казан. -
Представьте,- объ­
яснял мне перед стартом цель генерал-майор авиа­
ции Геннадий Васильевич Амелькин,- что где-то в Арктике потерпел ава­
рию самолет. Благодаря аварийному радиомаяку, имеющем ус я у экипажа, и системе спутников «КОСПАС-САРСАТ», сиг­
нал бедствия в считанные минуты будет получен на базе. Зная координаты, можно тотчас же напра­
вить туда самолет с груп­
пой парашютистов. Они окажут первую помощь, если понадобится, конеч­
но, наладят радиосвязь. Но как их всех потом вызволить оттуда? Ведь саll40лет на всторошенный лед сесть не сможет, оста­
ется надеяться на верто­
лет, но у этой машины дальность полета невели­
ка. Что делать? Вот мы и решили отработать вари­
ант спасения во льдах, а за точку выхода к цели взяли Северный полюс. С генералом Амель­
киным я познакомился в небольшом якутском по­
селке Кюсюр на берегу Лены. Вместе с другими военными летчиками он прилетел туда, чтобы пе­
редать детям подшефной школы-интерната пода­
рок ~ цветной телевизор «Электрон». Мне не раз приходилось бывать в Заполярье, встре­
чался я там, конечно, и с военными, порой пользо­
вался их помощью, иногда и летал вместе с ними, но в журнальных репортажах и очерках об этом обычно умалчивалось. Военная цензура строго следила, чтобы «врагу» не доста­
лись секреты, хотя о том, что на Севере множество различных воинских час­
тей, давно и хорошо из­
вестно тем же американ­
цам. Да и как это скро­
ешь, если американские атомные субмарины ходят подо льдами, а патруль­
ные самолеты подлетают к самой нашей границе? В Кюсюре я подошел к Амелькину и поинтере­
совался на всякий случай, можно ли написать в жур­
нале о приезде летчиков в школу-интернат. Тот, к моему удивлению, рассме­
ялся: -
Да какой здесь сек­
рет,-
и предложил:­
Вы читателям лучше о на­
шем полете ЩI. Северный полюс расскажите ... А спустя месяц я полу­
чил от генерала пригла­
шение принять участие в этом необычном полете. Перед вылетом с Греэм­
Белла я все же поинте­
ресовался, а был ли пре­
цедент, возможно ли та­
кое, что экипаж военного самолета окажется во льдах? -
Летчики дальней ави­
ации,- усмехнувшись, от­
вечал генерал,-
и летать должны далеко. Хотя про­
цесс разоружения идет сейчас невиданными Tell4-
пами, но мир, мир оконча­
тельный, еще не наступИ,l\., И мы должны летать, про­
водить учения, чтобы быть в боевой готовности. Сра,­
зу скажу: в районе полю­
са аварий не было, но вот недавно во время учений катапультировались сразу два пилота над Баренце­
вым морем. А там шторм до пяти баллов. Если бы не мастерство вертолетчиков, действовавших на грани риска, спасти пилотов вряд ли удалось бы: один из них пробыл в ледяной воде со­
рок восемь мину" вто­
рой -
пятьдесят одну. Их у далось подцепить спе­
циальным захватом, а за­
тем поднять в кабину. Нынче оба здоровы, вско­
ре начнут летать. А полюс мы выбрали как наиболее удаленную и труднодос­
тупную точку. Хотя и не стану скрывать, что и пи­
лоту дальней авиации, на­
летавшему многие тысячи километров над землей, побывать на Северном по­
люсе так же желанно, как и 8СЯКОМУ грезящему путешествиями человеку. Геннадий Васильевич рассказал, что в последние годы в связи с расформи­
рованием Отряда поляр­
ной авиации, ОТСУТСТ8ием замены устаревшим типам самолетов Ли-2, Ан-2, Ил-14, военным летчикам все чаще приходится по­
могать гражданскому На­
селению Севера. Пщоты дальней авиации нередко на транспортных самоле. тах доставляют женщпц и детей «на материю> в трудный для выезда 11И­
ковый летний сезон. На вертолетах вывозят из тундры школьников, 110-
могают оленеводам избав­
ляться от волков, в непо­
году, 11рИ стихийных бед­
ствиях осуществляют сан­
рейсы. Да и едва ли не J;lcex путешествующих к 110ЛЮСУ. о которых так лю­
бят писать газетчики, раз­
возят по островам опять все те же военные самоле­
ты ... Генерал Амелькин ле­
тит сеЙчас вместе с нами в вертолете. Как руко­
водитель учения, ОН мог бы, наверное, остаться на 3 острове Греэм-Белл, ждать рапортов, докладов об ус­
пешном продвижении, но он решил, что, участвуя в полете лично, будет спо­
коен и за своих людей. Три часа полета позади. В отдалении над льдами поднимается полоса ту­
мана. Это парит на морозе смерзающаяся вода. Ино­
гда в этих космах облач­
ности скрывается солнце. И тогда сразу блекнет, тускнеет унылый пейзаж. До сих пор мы так и не встретили ни одного жи­
вого существа. Неотступ­
но, как привязанный на веревочке, следует за нами второй Ми-8. Сююзь блистер видно, как верто­
лет медленно проседает или так же медленно наби­
рает высоту, борясь со встречными потоками. Пока мы одни в без­
брежных просторах Ледо­
витого океана, но знаем, что с острова Греэм-Белл уже поднялся в небо Ан-12, которому предсто­
ит, догнав нас в опреде­
ленной точке, сбросить на парашютах бочки с горю­
чим для дозаправки. А следом поднимется в небо тяжелый самолет Ил-78, который на большой высо­
те будет кружить, чтобы помочь командирам под­
держивать связь микрофо­
ном с базой и между са­
молетами. Полыньи из поля зрения не исчезают, но их стало значительно меньше. По­
явились большие, почти не взломанные льдины. На них просматриваются впадины и возвышенности. Это пак -
многолетний прочный лед. Три часа со­
рок минут полета, пора и подыскивать площадку для посадки. Ефименко закладывает вираж. Делаем один круг, второй. Амелькин протис­
кивается к пилотам. Еще раз осматриваем льдину. За дверь летит зажженная дымовая шашка. Она бу­
дет ориентиром, подска­
жет силу ветра и его на­
правление. Снижаемся. Снежная пыль подни­
мается навстречу, но вско­
ре, обессиленная в борьбе со встречным потоком воз­
духа от винтов, утихает, и вертолет зависает, почти касаясь снега колесами. Первым выпрыгивает на льдину борттехник капи­
тан Володя Макаренко, осматривает место. На снег летит автомобильная шина, из которой будет устроен указательный костер, дымовые шашки для наведения Ан-12. Над нами уже кружит второй Ми-8. Снежные вихри так облепляют вер­
толет, что капитан Шев­
ченко, видимо, ненадолго теряет ориентировку в бе­
лой мгле. Вертолет зави­
сает покачиваясь. Не ус­
пев накинуть куртку, без шапки с зажженным сиг­
нальным огнем бежит к нему, сорвавшись со сво­
его пилотского кресла, Сергей Зекеев. П одавая команды руками, он помо-
гает Шевченко опреде­
литься, выровнять машину и сесть на льдине. Низкое солнце едва про­
свечивает сквозь влажный туман, плывущий над льдинами. Минус тридцать два. Даже при слабом ветерке холод после жар­
кой кабины вертолета ка­
жется лютым. И непо­
нятно сначала, почему Зекеев не мчится так же шустро обратно, хотя лицо майора, как маской, по­
крыто ледяной коркой. -
Обязательно второго надо встречать,- говорит он, тяжело взбираясь в вертолет. И тут я, наконец, понимаю, что у него не ос­
талось сил бежать. Более трех часов прове­
ли мы на льду. С помощью радиомаяка вывели на се-
бя Ан-12 командира Ре­
пенько. На высоте пять­
сот метров он прошел над льдиной и со второго за­
хода начал сброс. Из гру­
зово го люка одна за дру­
гой полетели на парашю­
тах платформы с бочками. Но над последней белые купола не раскрылись, платформа с треском вре­
залась в лед, бочки сверну­
лись в штопор. После это­
го всем нам, не исклю­
чая и генерала, пришлось дружно впрячься в лямки саней и подтаскивать к вертолетам бочки с горю­
чим. Нелегко тащить сани по вязкому солоноватому снегу, но еще хуже стано­
вится потом, когда, в змок­
нув под теплой меховой одеждой, начинаешь мед­
ленно замерзать. Погреть­
ся негде, вертолет тоже вымерз. То и дело при­
ходится кому-то подска­
зывать, чтобы не забывал оттирать побелевшие ще­
ку или нос. Кто-то сообразил раз­
жечь костер из остатков платформ, а тем временем авиатехники, покрытые инеем и сосульками, пере­
качивали горючее в баки вертолета. Ответствен­
нейшее дело. Не дай бог, попадет из бочек вода. Не­
смотря на холод, будут ждать, проверять отстой, и никто не посмеет их по­
догнать, попросить закон­
чить работу побыстрее. Припомнив, с каким радостным желанием от ­
правлялись люди в этот полет, я подумал, что сей­
час у этих замерзших · и усталых людей пыл навер­
няка поутих, исчезло же­
лание «постоять на ма­
кушке землю>, им бы по­
скорее взлететь да обо­
греться в теплоте оживше­
го вертолета. А тут еще полковник Ефименков подходит к Амелькину и говорит, что если при сбросе на полюсе не рас­
кроются парашюты еще над одной платформой, то обратно без дозаправки не дойдем. И надо либо вы­
зывать на подмогу третий вертолет, либо одну маши­
ну оставлять во льдах, что­
бы затем на парашютах сбросить для нее горю­
чее. Но возник и еще один вариант: не долететь ста километров до полюса. И тогда все останется, как ВОКРУГ --4---------------------------p~-----------------------------
и было задумано по плану: от точки до острова Греэм­
Белл возвращаемся без дозаправки. «Полюс не самоцель,­
припомнились мне сло­
ва Амелькина.-
Мы мог­
ли взять и любую дру­
гую точку на таком же удалению>. Я замер, ожидая, как обернется дело. В армии не обсуждают распоряже­
ний командира: приказ есть приказ. И в самом деле, это не поход по до­
стижению полюса, а уче­
ние. Поверни мы за сто километров до полюса, про грамма по спасению вертолетами во льдах была бы отработана. Ну а если бы и впрямь там поджи­
дал нас пострадавший эки­
паж ... -
Летим по програм­
ме,-
негромким голосом скомандовал генерал, и враз заиграли улыбки на помороженных лицах лю­
дей, над льдами пронесся вздох облегчения. Через полтора часа мы достигли Северного полю­
са. На «макушке» трещин не было; вокруг белел про­
чный паковый лед. Однако по многочисленным гря­
дам вздыбившихся облом­
ков нетрудно было пред­
положить, что и здесь он не раз содрогался от сжа­
тий, когда с грохотом, скрипом и треском льди­
ны рвались, лезли друг на друга. В Ледовитом оке­
ане, видимо, не сущест­
вует абсолютно спокой­
ных зон ... На полюсе мы застряли на целых шесть часов вместо запланированных двух. Когда наконец об­
лачность разошлась и по­
казалось низкое желтое солнце, из вертолета вы­
несли небольшой автома­
тический буй, который тут же отправил в косм о с сигнал о своем местона­
хождении -89056' север­
ной широты и 63030' вос ­
точной долготы. Штурма­
ны вывели вертолеты точ­
но к полюсу, но площадку для посадки, а главное ­
для приземления пара­
шютистов, отыскать уда­
лось лишь в четырех ки­
лометрах от этой притяга­
тельной географической точки. Со второго вертолета, поднявш е гося на высоту полутора километров, полковник Степанов и подполковник Ильч е нко спустились на парашю-
тах. Они действовали именно так, как если бы вертолет не смог призем­
литься вблизи терпящих бедствие. Затем мы уста­
новили флаг ВВС, зажгли костер, запалили разно­
цветные дымовые шашки. Вот-вот должен был по­
казаться Ан-12 командира Литвинова. Но время шло, костер догорал, а самолет все не появлялся. Известно, что и при вы­
садке на полюс папанин­
цев тоже не обошлось без ЧП. Один из самолетов, на котором штурманом был Валентин Иванович Акку­
ратов, произвел вынуж­
денную посадку в стороне от полюса. Но когда это было, при какой технике! Однако история повтори­
лась: у Ан-12 отказал ра­
диокомпас, и Литвинов, не заметив с высоты вер­
толетов, проскочил полюс. Первый самолет продол­
жал полет в сторону Аме­
рики, когда следовавший за ним Ан-12 с группой парашютистов оказался прямо над нами. Кружась, поддерживая радиосвязь с нами и командиром про­
махнувшегося Ан-12, пи­
лоты второго самолета су ­
мели вывести к нам до­
заправщика. Снизившись, Литвинов отыскал верто­
леты на льду и сбросил платформы. Да так удач­
но, что ни одна бочка не разбилась. И вот со второго Ан-12 прыгнули парашютисты­
подполковник Салихов, майор Исаев, полковник Резниченко. Они призем­
лились точно у фла­
га ВВС. -
Вот и встретились,­
крикнул мне Резниченко, вставая на лед. Быстро сложив парашюты, как и подобает спасателям, они сразу же принялись помо­
гать экипажам подтаски­
вать сани с бочками к вер­
т олетам. В 21.42 мы покинули С еверный полюс. Полков­
ник Ефименков уступил командирское кресло в вертолете майору Зекееву. Без единой посадки в два часа ночи по московскому врем е ни следующего уже дня мы опустились на острове Греэм-Белл, где собрались все, кто участ­
вовал в учениях на по­
люсе. О с т р о в Г р е э м­
Белл - Северный полю с НАШ КОНКУРС ВСТРЕЧА МИРОВ В NR 7 ввшero 3t}'PВВЛ8 уае сообщаАоо О ..... fI'fO • рамках првздво ..... JOб.w. .~ JI8P08It ............. воro 500-лenno OТKJIIIТIUI AмepIIIt8, peдuц118 ....,... света •• месте с журввлом сЛое A.вeвrypepoca (~ пp&ltЛlOчеввЙ») -
IIЗДalOЩerocJI а М.ДР8Ае на .....,... JlЭloIItе в • Лондове -
на aвrЛllЙCltOм, apoaoAll!' KOIIIItYPC: КолумБL . ИСJJ8ВСltВе коллenr подroтоавлв Д1UJ чвт8I'8IUtЙ .вс. .опросы, которые мы вапечатаем а перво .. JIOJIep81t91 ro-
да .месте с уело ...... KOВltypca. Двух побeдllТeлей КoМВCCIIJI IJJmlсотA8ТIUI fIICDUВ8) првrласат ПРIlllJlТlo }'ЧаC'lllе а 'YJIA8Ita1'e.UIIo .. пyreш~ по маршрутам эltCDeдвцllй Колyм&t на OKellllCltO .. ~ ре .гу........ VЧIICТIIIIItВ :noro lIJUI8IIIIII8 _ Ao.ouDI быт. старше 25 лет, тlUt ltIUt ОВО Opra&ll3yercs Д1UJ 500 мо­
ЛОДlolX людей -
победителей авалоl1l'lllllX KoВJtYPCOa 83 23 стран. Еще д.ух победителей вашero ItOВJtypC8 -
cтapDlero .озраста -
PeДaItЦII_ журввла .Лое Авевтурерос» пpIII"ла­
сп • ИсDaВВJO. Одво.ремевво • _вваре будущerо roдa 3t}'PВ8Л вередаст дu публвкацвв •• Лое Авевтурерос. вопросы Д1UJ BCJI8II-
сквх Н анrлийсквх чвтателей. Вопросы же .... пpe,t,ЛIIrа .. прндума,... нашим чвта'I'eЛJIМ. овв должвы быть JtPIIТUIIII н ПОIIJrrНЫМН, не содержать кlUtП-лвбо двycмыe.II8IIIIocтeA нли спориых ТОЛltо .... й. Читатели должны yorвnua,... то обстоиелы:тво, что .опросы будут ЭIIДIIIIЫ 1IIIOC .......... Мo не взбаловаввым ввформацвей о вашей crpaвe • _ 3 ..... щвм pyccкoro JlЭIoIIt" Предпочтевве будет ОТNAJlO .опрос:ам по ТeIIIDI: -
reоrpaфвчесuе onpытв. руссltllX В c:oaerc:aвx ву­
тemecтвeВВВlto" особевво • ЛатввсltOй AмepВJte; -
нспаио-русCltВе н вспано-с:оВ8ТCltВ8 ВСТО~О-It)'ЛIo­
турные сВJIЭВ. Вопросы должны «5..,... вапpuлeвы • редаlЩВIO е помет­
кой .Встреча мвро .. до 1 воабрв :noro roда. (мы PeanIAII продлвn. этот KOВltype еще на 1 меац.) Все вопросы должвы с:опровождan.c:JlllplllllLUolliD отве­
том н точвым укаэаввем на встоЧВВlt ВВФОРII8Ц8IL 0neТII должны быт. по возможное .... ЛlUtо ........... Общее количество вопросо .. apвeлaIIJIIП ~ ...... лем, не должно превыlDaТlo дес.тв. OцeВlty ввшвм вопpoeёUl дл. чВТ8'leЛd .Лое Авевтуре­
рос. н ввшвм ответам на KOВltypC .Ветреча миро •• .... есет спецвa.u.ное ЖJOР" Прн oцeВJte вопросо. будут УЧIlТiDllТloC8, 00 ..... 0 у,ка­
заииых .ыше требо .... й, IIX орlll'llllllЛltlloalo (то ecn. ... тopcкu рвзработu). .03МО3aloalo Д1UJ ВВOC:ТPUIIIOD: Jt8в­
кураавто. про...,... общую ЭРУДlЩllJO. • _ yuaeaeцв­
ал .... е ПОЗII8IIIIJI. Остроумие в DIД)'111t8 также ПРII8eТC'I'­
.YlOl'a н будут по доетоввс:тву оценены ааор .. Из ПРВСЛАRIIIoП[ !!IIвтатeлJUOl .опрос:оа ЖIOpII 0IC5ePer 20 наиболее ввтe ~ ~ н ваправвт п IICIIIUIСltOму 1ISД8-
тeлJO, который. проведет ОКОIlЧ8ТeЛlo ..... 0'Iб0р, на ero .зrЛJlД, ЛyчDПIL Редекцв_ сЛое Авевтурерое» предусмат­
рввает премвв аторам ЛУЧmвx ВОПРОСОL Ждем IIIUIIIIX писем с вопросамв В':&ела" уда .. 1 5 ПЯТЬ ДОЛЛАРОВ ЗА ФОТО ~ ~ 5 дол.,ларов, пользова!lие В
ъезд на территорию-
" однои фотокамерои -
5 долларов, видеокаме­
рой -10 долларов. Запрещен про­
ход на старое кладбище и за черту, указанную в плане, в зоне жилых 6 АnеИС8НДР МИЛОВСКИЙ Фото автора строений. Людей разрешено снимать только с их согласия, за отдельное вознаграждение. Санкции за нару­
шение: засветка пленки и возможная конфискация съемочной аппара­
туры». Это объявление вывешено было у въезда в Тао -
деревню племени пуэбло близ города Таос в штате Нью-Мексико. u ~ х 111 1-
1-
" 1-
3 За нами остались несколько тысяч километров по Америке, добрая дюжина резерваций, разные племена. Все, что я до сих пор видел, никак не укладывалось в существующий у нас стереотип индейского поселения -
отгороженного от внешнего мира ла­
геря, где жалкие люди, страдающие от вынужденного безделья, переби­
ваются подачками туристов, приехав­
ших поснимать их в уборах с орли­
ными перьями. Так вот, таких резерваций, где глав­
ный и почти единственный доход­
туристский бизнес, совсем немного. И до приезда в деревню пуэбло я их не видел. Более того, они харак­
терны именно для района прожива­
ния пуэбло. Итак, мы с моим американским спутником Таем Харрингтоном стояли у входа в деревню Тао-пуэб­
ло и соображали -
сколько аппара­
туры мы можем взять с собой, чтобы не обременить чересчур фон~ Сороса. Подсчитав, мы оставили по одному фотоаппарату и видеокамеру, а ос­
тальное уложили в багажник. Запла­
тили, сколько положено в окошеч­
ко киоска, получили на каждую камеру по маленькой бирке с датой и отправились в деревню. Тао-пуэбло была полна жизни. За речкой высились четырехэтажные глинобитные дома. Присмотревшись, можно было увидеть, что они стоят Окончание. Начало в N2 7, 8/90. не наособицу, а срослись стенами, и оттого кажутся жилыми ком­
плексами, как бы вылепленными из одного куска глины. Стлался дым от печей, очень напоминавших средне­
азиатские тандыры. Судя по долетав­
шему запаху, в них пекли лепешки. Шли по улицам люди по своим делам. Пробегали дети с ранцами за спиной, вероятно, из школы. Стая собак уст­
роила шумную свару в пыли у самого входа в церковь. Попыхивая труб­
ками, сидели на лавках подле суве­
нирных магазинов старики. Словом, селение -
традиционная индейская деревня, жила обычной своей жиз­
нью. И в то же время внешней сво­
ей стороной она была выставлена на обозрение туристам. Собственно говоря, это сочетание естественной жизни и туристского объекта и привело меня сюда. Пре­
жде всего привлекало то, что пуэбло сами сделали выбор. Сами решили устроить из своей деревни музей­
заповедник под открытым небом. Сами установили тарифы для турис­
тов. В любой момент они, если за­
хотят, могут закрыть ворота для чу­
жих и замкнуться в своем мире. В зтом их отличие, скажем, от жителей Суздаля, за которых решение при­
нимает Совет Министров. Почему пришел в голову именно Суздаль? Сравнение вполне допустимо: уника­
лен Суздаль, но уникальна по-сво­
ему и многоэтажная индейская архи­
тектура Тао-пузбло. Это лучший сохранившийся в Соединенных Шта­
тах, неизбалованных историческими реликвиями, памятник древней архи­
тектуры. Да и известность у него не только общенациональная, но и все­
мирная. Фото Тао-пуэбло обычно украшают любое издание, посвящен­
ное американским индейцам. Не разрушает ли тесный контакт с белым человеком быт и культуру индейцев? Разрушает, говорят тра­
диционалисты -
и стараются не до­
пускать к себе чужих. Нет, считают пуэбло, контакты, хотя и влияют на индейцев, зато побуждают сохранять традиции и культуру. Хотя бы для того, чтобы не иссякал доходный по­
ток туристов. За день до посещения Тао-пуэбло, в каньоне Банделиро, в сотне кило­
метров от Таоса, мы лазили по инте­
реснейшему памятнику индейской цивилизации -
пещерному городу ХН века. Задержавшись в дороге, прибыли туда, когда уже смерка­
лось -
к закрытию. Однако слово­
охотливые служительницы парка нас пустили и лишь посоветовали пото­
ропиться, чтобы не блуждать на об­
ратном пути в темноте по уЩелью. Таких национальных памятни­
ков -
природных И исторических парков и заповедников -
по Аме­
рике разбросано великое множество. Содержатся все они в образцовом по­
рядке, отношение персонала к посе­
тителям доброжелательное и дове­
рительное. Хотя в том же Банделиро я видел надписи, аналогичные на­
шим -
«Здесь был Вася П». Оказалось, что до пещер полтора километра горной тропы, и мы, чтобы успеть засветло, припустились легкой рысцой -
через сосновый лес, по дег­
ким мосткам над быстрыми ручьями. Справа в отвесной стене светлого слоистого песчаника зачернели пе­
щеры. Стрелки указателей все увле­
кали куда-то дальше, в глубь ущелья. Наконец тропа уткнулась в подножье скалы и перешла в вырубленные в камне отвесные ступени. Миновав несколько пролетов крутой лестницы и вскарабкавшись еще на четыре вер­
тикально поставленные деревян­
ные лестницы, я оказался в огромной пещере. Посередине ее каменного основания чернело квадратное отвер­
стие, в котором виднелась еще одна деревянная лестница. Она уходила в «киву» -
подземное святилище для тайных церемоний, где вожди курили когда-то священный табак. Шумно отдышавшись и почти авто­
матически сфотографировав стены пещеры, покрытые толстым слоем древней копоти, я подошел к отвер­
стию и заглянул вниз. В темной глуби­
не чернели силуэты двух близко сто­
явших друг к другу женских фигур. Краснели огоньки их сигарет. Я от­
прянул от люка и сделал предупреж­
дающий знак отставшему Таю, с шу­
мом карабкавшемуся 1;10 лестнице. Почему-то шепотом сообщил ему об увиденном. Мы сели на камень и стали ждать. Через несколько минут из чрева кивы одна вслед другой появились не две, а три красивых женщины. Продол­
жая свой разговор, они сели на сосед­
ний камень, предоставив нам .гадать, что привело их в это уединенное место в столь поздний час и ,заста­
вило спуститься в холодное сырое подземелье. Впрочем, скоро мы по­
знакомились. Оказалось, что перед нами три подруги -
встречаются теперь, увы, редко, и вот договори­
лись приехать сюда, на священную землю предков. Была в их блестев­
ших глазах, во взглядах, в расслаб­
ленности поз какая-то недоговорен­
ность. Может быть, причиною тому было содержимое их сигарет, больно уж сладковато пах дымок, но, в конце концов, нас это не касалось. Разве не они были наследницами этой древ­
ней культуры, не в этих ли пещерах жили и не в этой ли киве общались с богами их далекие пращуры? Я вос­
принимал их как хозяек этого мисти­
ческого мира, как древних жриц ... Это ощущение еще оставалось, ког­
да мы пробирались потом по темному лесу к машинам, когда ехали по сер­
пантину, следуя за красными огонь­
ками их машин. Одна из них была художницей' из Техаса, другая­
влаДела художественной галереей в Таосе. Узнав о цели нашей поездки, они и посоветовали на прощанье не­
пременно побывать в Таосе и в Тао­
пуэбло. Так мы попали в Таос. На следую­
щее утро легко наШJ\И галерею нашей новой знакомой -
по вывеске с ее именем на центральной улице горо-
да, и, кажется, порадOlsали ее СВЩIМ появлением. Ни единого посетителя в rалерее не было, и хозяйка сидела со скучающим видом. В галерее увидели обычный ИНДей­
ский набор: серебряные украшения, керамика и раскрашенные дepeBJЦJ" ные куклы «качина» -
посреДНЩ8 между людьми и духами, ОДИН из са­
мых распространенных теперь ИН· дейских сувениров. ПриБЛИЗИ1"еЛЬиQ тот же набор мы видели в магазинах при аэропортах, гостиницах, ,ресто. ранах, бензоколонках. Особо экзоти­
чески выглядели все эти предметы в стилизованных под «Дикий Запад» лавках, именуемых «индейский тор-
говый пост». ' Больше всего в галерее было-ваз с орнаментом навахо. ВпеРllые я увщел такие в Долине Памятников па тер­
ритории племени навахо. ' «Вначале был I}ольшой Огонь. По·, том земля Долины остыла' и на нее пришли люди -
народ анасази. Они нашли в горах глину и стали лепить из нее посуду. Только очень некраси­
вую. Тогда Великий Дух призвал к се­
бе их вождя и показал ему, как сле: дует работать. Люди научились де­
лать прекрасные вазы и расписывать их. Но постепенно оци начали ленить­
ся, и рисунки стали выходить все хуже и хуже. Разгневанный ХОзSЦIН Долины истребил все племя, насла", на него страшную болезиы),- расска­
зывают люди, навахо. Те же орнаменты мы видели по­
всюду -
от археологических раско­
пок стоянки ХН века в Тусаяне б,\из Большого Каньона до рисунков на скалах и в «Индейском Белом До­
ме)) -
древней крепости на непри­
ступной стене каньона Де-Челли. Це­
ны на сувениры меня поразили. Не­
большая простенькая деревянная ку­
колка, вырезанная мастерами народ!! ХОПИ,- долларов пятьдесят; высотой чуть больше полуметра -
уже дол­
ларов ш~стьсот-сем,ЬСОТ. Сотни и ты­
сячи доЛларов Стоят современные броши и талисманы из серебра. Тка­
ный коврик ~ндейцев навахо разме­
ром с полотенце может обойтись в три тысячи долларов_ Очень Дорогц и керамика. Конечно, качество и ху­
дожественный уровень изделий высо­
ки, вкус авторов -
безукоризнен. Но неужели обычные туристы могут по­
купать такие вещицы? Эту, как, ВДРО­
чем, и другие загадки западной ком­
мерции, я, признаюсь, решить не су­
мел. Однако отрадно, что художе­
ственная культура индейцев -
не только музейное достояние, но и жи­
вое явление сегодняшнего дня. Современных профессиональных художников среди индейцев пока очень немного. С творчеством круп­
нейшего из них -
талантливого скульптора Аллана Хаузера -
мы по­
знакомились в том же Санта-Фе; его работы из серого базальта установ­
лены перед городскими музеями. Большой поклонник его искусства Глен Грин, хозяин одной из лучших в городе галерей, отдал работам Хау­
зера весь просторный первый этаж. 7 -
Неужели кому-то по средствам это приобрести? -
спросил я докто­
ра Грина.- Сто -
сто пятьдесят ты­
сяч долларов каждая? -
Отчего же,- отвечал Грин,­
покупают музеи, но иной раз и какой­
нибудь коллекционер соблазнится. Художественные промыслы, ту­
ристский бизнес и индустрия досу­
га составляют весомую долю в эко­
номике племен, населяющих штат Нью-Мексико. Под городом Аламо" гордо племени мескалеро-апачи при­
надлежит великолепный горный ку­
рорт. он приносит ему солидный до­
ход. Вдоль отличного шоссе стоят в лесу построенные по единому про­
екту просторные коттеджи -
по­
селок мескалеро. Но видели мы и пустыри на местах деревень, откуда индейцы вынуждены были уйти. Я так подробно рассказываю обо всем этом, потому что с грустью вспоминаю, сколько природных кра­
сот и исторических памятников в местах обитания наших коренных народов лихо эксплуатирует каждый, кому не лень, без всякого на то дозво­
ления. Да никому и в голову не при-
8 дет даже спросить их! Потому и не приносят они ни рубля истинным хозяевам. А ведь эти средства могли бы помочь в деле развития и сохра­
нения традиционной культуры. Надо сказать, что в самом начале путешествия я зарекся: никаких параллелеи. Но сдержаться порой было трудно. Вспомнилось, как зна­
комый канадский антрополог сето­
вал: к эскимосам ученому теперь просто не подступиться -
на любую беседу нужно испрашивать разреше­
ние у местной эскимосской админи­
страции. И если оно получено, плати по тридцати долларов за каждый час интервью -
по часам! А наш гид по Долине Памятников в Аризоне Рой Джексон из племени навахо по­
хвалялся: меньше чем за. миллион долларов ни одну машину с голли­
вудским номером он не подпустит к Долине на выстрел своего «маг­
нума». Что же удивляться: лишь только Чукотку приоткрыли для иностран­
цев, к советским эскимосам устреми­
лись за дармовой экзотикой фото­
графы и киношники со всего мира. Благословенные края! Достаточно слова директора совхоза, приехав­
шего ненадолго откуда-нибудь из Краснодарского края за тройной зар­
платой, и вверенные ему коренные жители бросят свои дела и безро­
потно поступят в распоряжение съе­
мочной группы. Впрочем, сдвиг в правовом созна­
нии намечается и у нас. При Совет­
ском фонде культуры создан Совет по народам Севера. Он намерен по­
ставить перед обществом и вопрос об экономических правах коренного на­
селения. Хотя будь моя воля, я бы на­
чинал с политических и социальных прав. Мне кажется, что пора уже нам отрешаться от хрестоматийного представления о завоевании Сибири как об исключительно культурно­
просветительской миссии. А вместе с этим и от колониально-покрови­
тельственного отношения к местным народам. Процесс пробуждения от обще­
ственной летаргии начался и у самих наших северян. Люди противятся насильственному переселению с род­
ных мест, требуют отмены экологи­
чески авантюрных проектов на их территории, добиваются большей ав­
тономии, права на собственную землю. И я буду счастлив, если увиденный и описанный мной опыт борьбы аме­
риканских индейцев за гражданские права сможет оказаться полезным и в нашем Отечестве. ВОЖДИ ИЛИ ПРЕЗИДЕНТЬН Воздух был абсолютно прозрачен. Сказочным жилищем духов предста­
ло с высоты в десять километров нагромождение красно-сиреневых скал и утесов Большого Каньона­
еще более невероятным, чем не­
сколько дней назад -
вблизи. С юга мы летели в Сиэтл -
главный город штата Вашингтон, граничащего на северо-западе США с Канадой. По мере приближения к северу ста­
ли появляться облака. Постепенно они уплотнялись, но прежде чем окончательно утонуть в тихоокеан­
ском тумане, Америка сверкнула сне­
гами вершин горного массива полу­
острова Олимпия. Туда, в сырые ле­
са, в северные «джунгли» США и ле­
жал теперь наш путь -
к индейцам Северо-Западного побережья. Здесь, после многотрудных усилий, кажется, наметилась в последнее время новая форма отношений между племенами и администрацией штата. Сенатор Деннис де Кончини назвал ее «новым конфедерализмом для индейцев». «Конфедерализм» пред­
полагает самоуправление индейских наций. Они смогут самостоятельно распоряжаться Федеральным фондом без вмешательства бюрократии. 3 января 1989 года губернатор Бут Гарднер подписал декларацию о на­
мерении штата установить отноше­
ния с индейскими нациями по прин­
ципу «правительство С правитель­
ством». Соглашение между штатом Вашингтон и двадцатью шестью офи­
циально признаваемыми племенами, живущими на его территории, уста­
навливает определенный суверени­
тет для них в границах территорий. Племена получают право регулиро­
вать любую деятельность проживаю­
щих в резервации белых граждан. Именно этого никак пока не могут добиться непримиримые традициона­
листы вроде вождей Хауденосауни. Более точной целью нашего­
заключительного уже -
путешест­
вия были куинолты. Это единствен­
ное из шести береговых племен, ко­
торым управляют не чиновники из Бюро по делам индейцев, а собствен­
ное правительство. Президент куи­
нолтов Джо де ля Круз занимает свой пост уже седьмой трехлетний срок. Он также президент Нацио­
нального конгресса американских индейцев. Ему удалось добиться принятия закона о возврате племени о'ГТоргнутых у него ранее земель. Закон подписал президент Рейган ­
в самом конце своего правления. А совсем недавно представители бере­
говых племен впервые в истории при­
няли непосредственное участие в международных переговорах США: американо-канадскому соглашению по тихоокеанскому .лососю. С тех пор, как 6 июля 1775 года впервые высадились здесь испанцы и воздвигли на берегу католический крест, белому человеку ни разу не удалось согнать куинолтов -
бес­
страшных рыбаков, выходивших в океан на выдолбленных из цельного кедрового ствола парусных лодках, с их земель. Индейцев не сломили ни занесенная сюда оспа, ни битвы с поселенцами. СеГОДНЯ I КУИНОЛТОВ две тысячи сто человек. Они живут на двухстах ты­
сячах акров (восемьсот квадратных километров). Владения племени пред­
ставляют собой равнобедренный тре­
угольник, одной стороной опираю­
щийся на океанский берег, а двумя другими сходящийся к вершине по непроходимым дебрям. Четыре вида красной рыбы, олени, медведи, пумы, кедр -
богатства края. Летом -
тысячи туристов-рыбаков, которые приносят неплохой доход. НО без сопровождения им не разрешено даже ступить на песчаные пляжи ­
добрых сорок километров поб е ­
режья. У племени собственная лесная и рыбная промышленность, фабрики по разведению лосося, консервный цех, поставки свежей рыбы в Сиэтл и другие города. Удивителен этот Север! Зимой льют чуть ли не муссонные дожди, а влаж­
ность такова, что даже в сухой сезон стекла очков и фотооптика покры­
ваются мельчайшими капельками воды. Под теплым дыханием Тихого океана, среди зеленых губчатых мхов, папоротников и огромных грибов, которые никто н е со бира е т и не ест, растут гигантски е красны е кедры. Их древесина пропитана вла­
гой подобно мху, который укрывает корни деревьев. Кроны кедров смы­
каются над шоссе и обра з уют тон­
нели, в которых даж е дн е м прихо­
дится включать фары. Стоя под оплетенными лианами замшелыми деревьями, нижние ветви которых купаются в холодных струях горной речки, мы пытались схватить в объектив длинные веретенообраз­
ные тени у самого камени с того дна: на нерест шли м е тровые рыбины. Мы ступали осторожно, чтобы не поскользнуться на выброш е нных на берег безжизненных телах выме­
тавших икру самок. Потом на фабри­
ке нам показали, как ра з водят здесь мальков лосося. В столичном селении Тахола ­
круглое, как вигвам, здание Админи­
стративного совета -
правительства нации, как его предпочитают назы­
вать. Проблемы племени о т нас не с кры­
вали. Мы с искр е нним восторг о м отозвались о здании культурного цен­
тра деревни, еще пахнущ е м с вежим деревом. Там нам показывали вы­
ступление ансамбля народного танца. -
Прекрасный ансамбль,- отве­
тили нам с горечью,- да только группа его сильно поредела. Когда его год назад создавали, со всех у ча­
стников взяли слово, что они абсо­
лютно откажутся от наркотиков и спиртного. В ансамбле по началу танцевало сорок человек. А вы ск о ль­
ко видели? Мы видели на с цене ше сть-семь подростков. Остальные не выдер-
жали. Есть пробл е мы и экологически е. Ещ е на пути в Тах о лу я был пора­
жен, увид е в чудовищны е бур е л о мы BOКflТ на месте лесных вырубок. Вот уж не думал, что такое варварство возмож­
но в цивилизованном государстве! Оказалось, что исполинские пни ­
следы былого хозяйничья "белого брата» на территории племени. Т е ­
перь подобному обращению с при­
родными богат с твами положен ко­
н е ц. Индейцы с ами р е шают, как рас­
порядиться своим достоянием. В Та­
холе даже выпускают специальный иллюстрированный журнал "Природ­
ные ресурсы куинолт ». Технический советник, а фактич е ски -
министр экономики в правительстве нации Гай Макмайндз ска з ал нам, что Та­
хола нуждается для развития про­
мышленности в международном со­
трудничестве и ищет зарубежных партнеров. Почему бы не установить контакт с коренными народами Си­
бири? Тем весьма пригодился бы бо­
гатый практический опыт Олимпии по реплантации леса, промышлен­
ному воспроизводству рыбы. Во вся­
ком случае я об э том сказал, и, как мне каж е тся, министр заинтересо­
вался. Еще в 1987 году начался эк с пери­
м е нт: десять индейских наций, в том числе куинолт и м е скалеро-апачи из Нью-Мексико, приняли предложение правит е льства участвовать в двухго­
дичном прuекте по выработке мето­
дов и схем самоуправления. В случае успеха каждая из наций начнет пере­
говоры о самоуправлении. Добрая воля Вашингтон а тут впол­
не объяснима. Бывший исполнитель­
ный директор Национального кон­
грес с а ам е риканских индейцев Ру­
дольф Райзер считает, что (<престиж США в вопросах о правах человека в международном сообществе во мно­
г о м з ависит от того, как правитель­
ство и индейские племена решат во­
про с их будущих политических от­
н о шений». И е сли бы все ожидания оправ­
дались, то могла бы появиться сво­
бодная ассоциация самоуправляемых инд е й с ких наций в С ША. По внешним с нош е ниям они бы к о нсультирова­
лись с правит е льств о м с траны. Вождь куинолтов Джо д е ля Кр уз первый пр ез ид е нт племени, назвавшего себя наци е й, считает, что с е годня глав­
но е -
инд е йское самоуправление и самостоятельность. -
Мы н е мож е м повернуть вспять ~ Мы обязаны добиться полного само­
опред е ления инд е йц е в. В наши дни э то становится р е альностью. Н е легок и долог путь к свобод е и справедливости. Что в е рнее при­
вед е т к цели -
твердый традицио­
нали з м или поиск компромиссов, неуступчиво с ть или сотрудниче­
ство? Каждый народ, большой или малый, найдет, вероятн о, свой соб­
ств е нный путь. И он достоин того, чтобы его выбор уважали. Ведь е сли народ идет к свобод е, значит, не гас­
н е т е го С вящ е нный Огонь. -------------------------------~------------------------------
9 ТАРАнта, 1939 У коридорного Луиджи сло­
жилось не слишком лестное . мнение о высоком сухопаром англичанине Альфреде Джо­
зефе Мунее из lб-го ном е ра. Дело в том, что гостиница « Виа В енет а» считалась одной из наиболее рес­
пектабельных в Таранто и в н е й охот­
но останавливались состоятельные туристы-иностранцы, щедрые на чае­
вые. Муней же больше лиры-двух никогда не давал. Такая скупость у состоятельного человека - а у англи ­
чанина, судя по дорогим костюмам и новенькому «фиату» С римским но­
мером, деньги явно водились,- с точ­
ки зрения Луиджи, относилась чуть ли не к самым смертным грехам. К тому же это был настоящий пури­
танин, одиим своим чопорным видом нагонявший тоску. Даже выверенный до минуты рас­
порядок дня долговязого бритта в глазах Луиджи свидетельствовал 10 лишь о том, какой он скучный чело­
век. Ровно в семь утра мистер Му­
ней спускался в парикмахерскую, в семь тридцать завтракал неизменной «пастаджута», С к о торой он прими­
рился после безуспешных попыток получить традиционный английский «поридж», запивая макароны чашеч­
кой кофе. После этого Альфреда Джозефа Мунея не видели в «Виа Венета» до позднего вечера. Обычно он уезжал на своем «фиате», который водил С лихостью профессионально­
го гонщика. В предвоенные годы Таранто с его KOnn811C Г. КОМАРОВА глубокой естественной гаванью, дока­
ми, арсеналом, судостроительными заводами был одной из двух главных военных баз итальянского флота. Стuит ли удивляться, что местная полиция, по специальному указанию отдела «Е» морской разведки не­
гласно проверявшая всех приезжих иностранцев, не преминула понаблю­
дать и за мистером Мунеем. Однако ничего подозрительного в его поведе­
нии не обнаружилось: он не прояв­
лял интереса к военной гавани и не пытался заводить знакомства с моря­
ками. По э тому вскоре англичанин был отнесен к разряду «безобид ­
ных», и за все время пребывания в Таранто его фамилия ни разу не фигурировала в сводках, каждое утро ложившихся на стол начальника уп­
равления милиции национальной бе­
зопасности Морони. Большую часть дня Альфред Му­
ней проводил в деловых кварталах города, посещая офисы небольших фирм. Он не скрывал, что приехал в Таранто из Англии, чтобы вложить деньги в какое-нибудь предприятие, и теперь искал подходящих партне­
ров. Однако однажды один из новых знакомых, владелец небольшой фаб­
рики оливкового масла Гвидо Чеза­
рано, пригласивший мистера Мунея пообедать в ресторане с несколькими друзьями, вдруг ненароком спросил: -
Кстати, мистер Муней, каким ветром вас занесло в наше Медзод­
жорно I? Неужели в Англии не на­
шлось более подходящего места для делового человека? Ведь, как говорят, у нас не Европа, а, скорее, Африка, где распаренные солнцем южане все поголовно бестолковые и не любят работать ... Словно бы не замечая испытываю­
щего взгляда Чезарано, англичанин усмехнулся: -
Как раз это-то и привело меня сюда. Я вырос в Канаде, жил в Шта­
тах, а когда вернулся в Англию, не смог привыкнуть к дождю И туманам. Что же касается лени, то не верю тому, что люди, подарившие миру спагетти и лотерею, уступают другим в сообразительности. После того памятного обеда отно­
шение к нему со стороны деловых людей стало вполне благожелатель­
ным. Способствовал этому, впрочем, и счет на солидную сумму, да к тому же в фунтах стерлингов, открытый в «Банка д'Италиа», который служил лучшей гарантией финансовой на­
дежности англичанина. Заманчивые предложения не заставили себя ждать, но мистер Муней не спешил принимать их, предпочитая, как объ­
яснял он, повременить, чтобы лучше ознакомиться со здешними услови­
ями. Вечерами Альфреда Мунея можно было встретить в «Бельведере», где собирались промышленники и фи­
нансисты и который пришелся ему по душе. Днем он иногда заглядывал в «Опполо». Это заведение не могло похвастать большим выбором блюд, но зато имело отличную коллекцию вин, начиная от «орвието» И кончая «тосканИ». Впрочем, мистер Муней не отличался слишком привередливым вкусом. Он мог сидеть и час, и два, довольствуясь рюмочкой-другой ви­
на и традиционным итальянским «кассата» -
ягодным мороженым в высоких вазочках. Неторопливо потя­
гивая вино, англичанин не уставал любоваться панорамой огромного за­
лива, раскинувшегося на десятки ки­
лометров ... Но однажды мистер Муней дока­
зал изумленному коридорному, что способен на неожиданные поступки: I «Полуденная страна» -
так итальянцы называют юг Апеннинского полуострова. он попросил подать в номер кофе и бутерброды к четырем часам утра. Впрочем, справедливости ради, ко­
ридорный должен был признать, что бритт оказался все-таки настоящим джентльмеИом. Щедрые чаевые с лихвой вознаградили Луиджи за то, что пришлось вставать чуть свет, а мимоходом брошенная фраза о наме­
рении англичанина до ночи попасть в Катанию вполне удовлетворила лю­
бопытство коридорного. О том же, что на самом деле серый «фиат» повернет на север, к Неаполю, знать ему было вовсе не обязательно. «Увидеть Неаполь и умереть!»­
гласит поговорка. Но мистера Му­
нея меньше всего интересовали кра­
соты города. Вечером, ровно в восемь, ему предстояла некая встреча в ма­
ленькой траттории, спрятавшейся в переулке по соседству с респекта­
бельной улицей Аполло. Он остановился в небольшой гости­
нице с громким названием «Везу­
вий», хотя ночевать там не собирал­
ся. После утомительной дороги по­
зволил себе три часа отдохнуть, а потом, разложив на коленях план Не­
аполя, отправился колесить по го­
роду. Найти нужный переулок оказалось нетрудно. Мистер Муней медленно проехал по нему, прикидывая, где удобнее поставить машину поблизос­
ти от траттории. В восемь, минута в минуту, мистер Муней вошел в тратторию. Окинув рассеянным взглядом полупустой ни­
зенький зальчик, присел за ближай­
ший к двери столик, небрежно бро­
сив слева от себя свежий номер «Га­
зетта дель Медзоджорно». Официант тут же поставил чашечку густого черного кофе по-неаполитански с трамеццино -
крошечным треуголь­
ным бутербродом и, неуловимым движением смахнув с мраморной столешницы монеты, исчез. Мистер Муней, полуприкрыв веки, смаковал кофе. Не успел он сделать нескольких глоточков, как напротив опустился на стул мужчина средних лет с усталым лицом. Подождав, по­
ка отойдет официант, принесший рюмку сухого вина, незнакомец мол­
ча выложил на стол, тоже слева от себя, такую же газету. По случайному совпадению, оба номера оказались перевернутыми, так что читать их при всем желании было невозможно. До­
пив кофе, мистер Мун ей RСТал и на­
правился к выходу, вероятно, слу­
чайно прихватив газету незнакомца. Затем, сев за руль своего «фиата», он повернул ключ зажигания и на­
жал на стартер. Однако мотор не за­
велся. Повторил раз, другой, третий ... Безрезультатно. Видно, давала себя знать проделанная с утра дальняя до­
рога. Позади, метрах в тридцати, на про­
тивоположной стороне переулка бы­
ла видна в зеркальце траттория. Из нее вышел давешний незнакомец и только было направился в его сторо-
ну, как тут же дернулся мужчина, подошедший поглазеть, как вла­
делец воюет с мотором «фиата». Это могло оказаться случайностью, если бы перед этим он не переглянулся с каким-то типом, выскочившим из подъезда. Едва незнакомец миновал машину, тип, не отрываясь, проследо­
вал за ним, хотя и старался сделать вид, будто просто гуляет. Переулок узкий, прохожих мало ... И как тут случилось, наверное, от злости, мистер Муней так даванул на стартер, что чуть пол не проломил. И надо же, мотор заработал ... ЧЕРНОВЦЫ, 1989 Первая мысль в этой ситуа­
ции -
нужно срочно исчезать. Потом прикинул: раз связник <<под колпа­
ком» И наш контакт зафиксирован, то и я «засвечен». Значит, ничего не изменится, если попробую выручить его. Рисковать так рисковать. Поти­
хоньку догоняю бедолагу, перегнулся на другую сторону машины, открыл дверцу и рявкнул по-итальянски: «Садись!», а сам думаю -
вдруг он этого языка не знает? Ведь курьер­
маршрутник вовсе не обязан быть ПОЛИГЛОТОМ.- В разговоре со мной Альфред Джозеф Муней, он же Се­
мен Яковлевич Побережник, вновь возвращается на полвека назад, к со­
бытиям в предвоенной Италии. Мы сидим в небольшой кухоньке скром­
ной двухкомнатной квартиры в райо­
не новостроек на окраине Чернов­
цов, и я неотрывно слушаю рассказ человека о его жизни, о которой мало кто знал, ибо о себе эти люди говорить просто не имели права. -
Но все обошлось,- усмехнулся Семен Яковлевич.- Связник оказал­
ся на высоте, среагировал мгновенно: нырнул в машину и замер, скорчив­
шись, рядом на сиденье. Точный расчет -
шел человек, мимо проеха­
ла машина, в ней как был, так и ос­
тался один водитель, а прохожиЙ ... куда-то исчез. Я дал газ, выехал на Аполло. Дви­
жение там большое, затеряться легко. На всякий случай потом свернул в боковую улочку и стал петлять по переулкам. Наконец на какой-то площади остановился. Хлопнул по плечу своего спутника. «Можешь сесть,-
ГОВОРЮ.- Куда тебе?» Он поднялся, осмотрелся и как ни в чем не бывало, вежливо отвечает: «Если вас не затруднит, подбросьте к вокзалу». Изрядно поплутав, добрался до привокзальной площади. Друг друга мы ни о чем не расспрашивали. Я только предупредил, что за ним «хвост» увязался: пусть проанали­
зирует, где его мог подцепить. Я притормозил около памятника Джу­
зеппе Гарибальди, пожал протяну­
тую руку, и мы расстались. Тут же я взял курс прямо на автостраду, что­
бы побыстрее улетучиться из Неа­
поля. -
Но ведь после того, как вы увез­
ли «объект» из-под носа «топтунов», 11 они МОГЛИ поднять на ноги поли­
ЦИЮ,- не удерживаюсь Я.- Может быть, все же лучше было бросить машину, чем рисковать, что вас за­
держат по номеру, если наружники его зафиксировали? Семен Яковлевич сдержанно улыб­
нулся: -
Положим, риск был не так уж велик. Это сейчас можно в считанные минуты перекрыть город. И все равно, для того, чтобы найти в нем машину по номеру, потребуется не один час, а то и день. Тогда же на это могли уйти недели. И потом -
в нашей профес­
сии есть свои маленькие хитрости. Например, если вы предполагаете, что в ходе какого-то мероприятия возможны осложнения, для подст­
раховки не вредно иметь в запасе комплект документов, а номер маши­
ны временно подправить соответст­
вующим образом проще простого. -
В общем,- подытоживает он не­
апольскую историю,-
к себе в Та­
ранто я добрался без приключений, и никто потом меня не тревожил. ТАРАНТО, 1939 ... С террасы ресторана «Опполо» хорошо просматривались и доки, и военный порт, и внешний рейд. Как на ладони были видны линкоры и крейсера, приплюснутые силуэты юр­
ких миноносцев и едва выступавшие из воды черные капли подводных лодок. Впрочем, нашивки, ленты, значки итальянских военных моря­
ков, которые, получив увольнение, шумными толпами слонялись по Та­
ранто, также немало говорили знаю­
щему человеку. Итог наблюдений -
несколько ко­
ротких строчек в очередном донесе­
нии в Центр: «В Таранто базируется 2-я эскадра из двух дивизионов в сос­
таве 53 единиц. Из них -3 линкора, 7 крейсеров, 34 миноносца. Здесь же дислоцируется 3-я флотилия подвод­
ных лодок -25 единиц». Как-то в самом начале пребывания мистера Мунея (оставим пока это имя!) в Таранто Гвидо Чезарано по­
просил англичанина рассчитать, ка­
кую предельную нагрузку способны выдержать электромоторы на его фабрике оливкового масла. -
Вы полагаете, что спрос на него резко увеличится в ближайшие меся­
цы? -
искренне удивился Муней. -
О нет, синьор Альфредо.- Гви­
до предпочитал называть его на итальянский манер.- На днях я за­
ключил выгодный контракт с нашим интендантством. Беда только в том, что они не хотят брать масло регу­
лярно, ну, хоть раз в неделю, а бу­
дут извещать об этом за два-три дня. Поэтому придется выжимать из обо­
рудования все, что можно. -
Вообще-то лучше это делать из ОЛИВКОВ,-
улыбнулся Муней. Но Чезарано не принял шутку: -
За прессы я спокоен, а вот мото­
ры ... Боюсь, как бы их не сожгли. Вы же знаете, что специально держать 12 электромонтера мне не по карману. Мистер Муней выполнил просьбу фабриканта оливкового масла, конеч­
но, за соответствующее вознагражде­
ние. Больше того, он не только рас­
считал максимально допустимую на­
грузку, но и великодушно согласился заезжать и приглядывать за получен­
ными моторами в периоды «оливко­
вой горячки», разумеется, за отдель­
ную плату. Хотя с чисто финансовой стороны сделка в общем-то мало что давала обеспеченному англичанину, но он не роптал. «Справочное бюро» синьора Гвидо Чезарано оказалось выше вся­
ких похвал: теперь Муней всегда был заранее информирован о намечав­
шихся выходах эскадры в море и сроках ее возвращения. Ночью в своем слишком большом и оттого неуютном номере на втором этаже «Виа Венета» англичанин иног­
да часами анализировал увиденное и услышанное за день, стараясь понять истинное значение фактов, дать им правильное истолкование: «Завод Миллефьорини получил от арсенала заказ на катки для ору­
дийных башен. Видимо, будут перево­
оружать линкоры или крейсера, ско­
рее всего на больший калибр. Нужно постараться срочно выяснить специ­
фикацию>. Проходит неделя, вторая, и в Цент­
ре уже знают о том, что на линкорах типа «Литторио» предполагается ус­
тановить пятнадцатидюймовые ору­
дия. О ходе работ будет сообщено дополнительно. «Крейсер «Монте Блемо» вышел из дока на внешний рейд. Значит, не сегодня завтра пойдет на мерную ми­
лю. Да, в «Бельведере» офицеры с «Монте Блемо» что-то говорили о главных машинах. Обязательно про­
верить, не увеличилась ли у него ско­
рость после ремонта». В последующие дни Муней обяза­
тельно проводил час-другой на терра­
се «Опполо». Заметить, что «Монте Блемо» готовится к выходу в море, для наметанного глаза не составило труда. И синьор Альфредо заранее отправлялся на загородную прогулку, чтобы отрешиться от деловых забот. Никому из знакомых и в голову не могло прийти, что эти маленькие со­
бытия как-то связаны между собой. Между тем англичанину давно было известно, где находится мерная миля, а швейцарские часы «Лонжин», не уступающие по точности морскому хронометру, позволяли ему судить о результатах ходовых испытаний не хуже самого командира крейсера ... КЛИШКОВЦЫ, 1969 Впервые о Семене Яковлевиче По­
бережнике я узнал в конце пятиде­
сятых годов. Тогда он был «челове­
ком без именю>. Таким Побереж­
ник оставался для меня целых десять лет, пока я не прочитал в одном жур­
нале: «Человек этот необычайной биографии, во многом родственной биографии Рихарда Зорге; своей храбростью, находчивостью он не раз отличался в боях и тогда, в Испании, и после, во время Великой Отечест­
венной войны, когда работал в тылу врага и передавал нашему командо­
ванию ценнеЙшие сведения о против­
нике». Это написал прославленный полководец, генерал армии Павел Иванович Батов. И я поехал в село Клишковцы Хотинского района Чер­
новицкой области, где жил Побереж­
ник . .. . новый дом Семена Яковлевича стоит под добротной железной кры­
шей, о которой не мог и мечтать его отец. Но мы здесь задержались не­
долго. Наш путь лежал на тихую улочку, где в густой зелени сада при­
ту лилась маленькая хатка с подслепо­
ватыми окошками, под камышовой крышей. -
Здесь я родился и рос,- гово­
рит Семен Яковлевич.- От этого по­
рога начались мои странствования. А вот и те семь ХОЛМОВ,- он прово­
дит рукой,- которые виделись мне многие годы ... С отцовским подворьем у Семена Яковлевича связана одна интересная находка. Однажды он решил разоб­
рать старый сарай. И вот между брев­
нами обнаружил пожелтевший газет­
ный сверток. Недоумевая, что бы это могло быть, развернул. В руках оказа­
лась пачка собственных писем -
их аккуратно собирал и прятал покой­
ный отец. На конвертах выцветшие от времени штемпели далеких горо­
дов. И вот я получаю в руки ломкие от времени листочки, вчитываюсь в строчки, написанные размашистым угловатым почерком. «Вы спрашиваете, где я держу деньги. Об этом нечего журиться, бо их нет,- бросаются в глаза под­
черкнутые, видимо, отцом строчки в одном из первых писем откуда-то из Латинской Америки.-
Спрашиваете, обеспечен ли я чем-нибудь, случись в море несчастье. То я вам отвечаю, что нет. Потому что за это обеспече­
ние надо платить из своего жало­
ванья. Дело обстоит так. Если паро­
ход утонет, кто остается живой, полу­
чит жалованье за два месяца и одеж­
ду». Из Неаполя: «До СИХ пор не могу найти работу. Здесь и вообще везде стало очень трудно. С каждым днем все хуже и хуже. Но хуже, чем в Ита­
лии и Германии, нет нигде». Из Антверпена: «Вы пишете, что у вас пала одна власть и ее место за­
няла другая. Это явный обман, чтобы затмить населению глаза. В сущности ни рабочим, ни крестьянам легче не станет до тех пор, пока в стране не будет правительства, которое не на словах, а на деле начнет защищать их интересы» . Из Парижа: «Я еще не работаю, и не предвидится. Продолжаю быть здесь на нелегальном положению>. Эти письма стали приходить в Клишковцы после того, как в 1927 го­
ду, спасаясь от призыва в румынскую армию, Семен Побережник тайком от местных властей подалея за океан. Вот что рассказал о том времени сам Семен Яковлевич. -
Я отправился к родственнику, жившему в США в городе Детройте. Со многими приключениями я доб­
рался до автомобильной столицы Америки, разыскал там родственни­
ка, и тот помог устроиться к «самому Форду» ... чернорабочим в литейный цех. Объяснялись в цехе со мной од­
носложными командами да жестами: «Подай!», "Убери!», «Отнеси!» Но на­
шелся в литейке американец по имени Адамс, знавший русский язык: он по­
бывал на Украине, где работал в коо­
перативе. Не знаю почему, но он вызвал у ме­
ня доверие. Я рассказал Адамсу, как очутился за океаном, признался, что чувствую себя на заводе чужаком. И он познакомил меня с другими рабо­
чими, стал учить языку, словом, по­
мог освоитьсS! В непривычной обста­
новке. Да и литейщики вскоре пере­
стали меня сторониться. И вот однаж­
ды ко мне подошел горновой и шеп­
нул, чтобы я зашел в кладовую за инструментом. Я еще тогда удивился: «Чего это он шепчется?» А в кладовой вместо инструмента мне дали пачку листовок, чтобы я незаметно распро­
странил их в литейном и в соседних цехах. Ничего крамольного в листов­
ках не было, просто требования к ад­
министрации: ввести восьмичасовой рабочий день, не снижать расценки, не увольнять рабочих, чтобы взять на их место других за меньшую плату. Свое первое поручение я выполнил быстро. Только оно оказалось и пос­
ледним: когда я доклеивал листовки в уборной, меня «застукали» охран­
ники и отвели в контору. Оттуда­
прямиком в тюрьму, а через неделю суд вынес приговор: девять месяцев заключения. И мне вдруг пришло в го­
лову: «Стоило ли ради этого плыть за океан?» Когда срок заключения подошел к концу, с меня взяли подписку о том, что я уведомлен о запрещении впредь жить и появляться на территории США. Потом под охраной доставили в Балтимор, где посадили на старый бельгийский сухогруз «Ваю), шедший в Чили за селитрой. На судне был некомплект команды, и капитан сог­
ласился за небольшую плату доста­
вить за границу нежелательного ино­
странца. Чтобы хоть как-то занять время, я изо всех сил старался быть полезным на судне: драил палубу, помогал на камбузе. Это понравилось капитану, и он объявил мне, что за­
числяет юнгой в палубную команду. Команда на «Ване» была разно­
шерстной -
греки, скандинавы, нем­
цы, чехи, итальянцы. И среди них оказались люди, сыгравшие решаю­
щую роль в моей судьбе: русский Федор Галаган и венгр Ян Элен. Пер­
вый плавал на броненосце «Потем­
кию) , после восстания бежал за грани­
цy и с тех пор скитался по свету. И когда он услышал, что я отсидел в тюрьме за расцространение листовок, '''~'' то сразу проникся ко мне дружеским расположением. Федор взялся обу­
чать меня морскому делу: объяснял назначение различных механизмов на судне, обязанности членов экипажа, попутно рассказывал о городах и странах, в которых побывал, и о Со­
ветском Союзе. Второй наставник венгр Элен, во время первой мировой войны оказал­
ся в плену в России, стал коммунис­
том. Вернувшись на родину, сражался за установление Советской власти, потом был вынужден эмигрировать. С ним я прошел марксистский «лик­
без», узнал, за что борются комму­
нисты, какова их программа да и многое другое. В Антверпене, где был приписан «Ван», Элен познакомил меня со сво­
ими товарищами-коммунистами. Спустя несколько месяцев, когда ко мне присмотрелись, проверили, при­
няли в партию и меня. Произошло это в 1932 году. Поскольку коммунисты находились в подполье, я взял себе партийный псевдоним Чебан, в па­
мять о моем земляке, которого на моих глазах расстреляли румынские каратели ... Первым моим партийным поруче­
нием было -
нелегально перевезти на судне в Роттердам трех товари­
щей. К тому времени меня уже сде­
лали боцманом, так что все прошло без осложнений. Затем мне еще не раз случалось тайно переправлять «жи­
вой груз» В Англию, Бельгию, Гол­
ландию, доставлять партийную лите­
ратуру в Италию. Потом я осел на «берегу» и, по­
скольку знал несколько языков, за­
нялся политической пропагандой сре­
ди моряков с заходивших в Антвер­
пен судов. Так продолжалось два года, пока бельгийские власти не аре­
стовали меня за «антиправительст­
венную деятельность». Приговор­
шесть месяцев тюремного заключе­
ния с последующей высылкой из страны. После отсидки оставаться в Бель­
гии, хотя и на нелегальном положе­
нии, стало опасно, и меня -
Семена Чебана (имя это я принял уже окон­
чательно) -
пере правили в Париж. Перед отъездом снабдили несколь­
кими адресами. В их числе был и адрес «Союза за возвращение на родину», то есть в Советскую Рос­
сию, на улице Дебюсси, 12, куда я первым делом и отправился. Там же находилась и партийная организация. Позже на собрании секции метал­
листов Парижа меня приняли во Французскую компартию, обменяли партбилет. В общедоступной литературе сло­
жился стереотипный образ развед -
чика: похищенные из сейфов доку­
менты, бешеные гонки на автомоби­
лях с обязательными перестрелками, кутежи в дорогих ресторанах, где между двумя бокалами шампанского выведываются государственные тай­
ны. Но как далеко' это от действи­
тельности! Разведчик -
в подлинном смысле этого слова! -
должен обладать ана­
литическим умом математика, хлад­
нокровной дерзостью виртуоза-хи­
рурга и быть талантливым актером. И все же профессия разведчика не по­
хожа ни на какую другую. Помимо чисто человеческих качеств, таких, как ум, смелость, хладнокровие, па­
мять, терпение, она требует еще и профессиональных навыков. Об этом думал я, когда слушал рассказ Семена Яковлевича. И однаж­
ды, поборов сомнение, спросил впря­
мую: -
Как становятся разведчиками? Семен Яковлевич немного помол­
чал, словно что-то обдумывая, а по­
том ответил: -
Ваш вопрос, как становятся раз­
ведчиками, не совсем точен. Что зна­
чит «становятся»? Как отбирают -
одно; как готовят -
другое; наконец, как человек реализует себя на этом поприще -
третье. Насчет вербовки агентуры я не специалист, никогда этим не занимался. -
Ну, хорошо, а как вы сами по­
пали в разведку? -
продолжал допы­
тываться я. Это длинная истори> .. , . МАДРИД, 1936 «Над всей Испанией безоблачное небо» ... Семен Чебан не имел ни ма­
лейшего представления о том, что эта фраза, переданная 17 июля 1936 года в сводке погоды из Сеуты, не­
большого городка в испанском Ма­
рокко, была условным сигналом к фашистскому мятежу генерала Фран­
ко против республиканского прави­
тельства Испании. В стране началась гражданская война. Рабочий класс страны, РУКОВОДИМЫЙ компартией, при поддержке народных масс пода­
вил выступление мятежных гарнизо­
нов в основных центрах страны. Опи­
раясь на помощь СССР и интер­
национальных добровольцев, респуб­
ликанцы сорвали попытки франкис­
тов овладеть Мадридом. И тогда, опасаясь разгрома мятежников, фа­
шистская Германия и Италия начали открытую интервенцию, направив в Испанию свыше 300 тысяч своих войск. В «Союзе за возвращение на ро­
дину» нашлось немало желающих стать волонтерами и поехать в Испа­
нию. И одним из первых среди них был Семен Чебан. Но чтобы отпра­
виться воевать с фашистами, ему при­
шлось срочно, за месяц, освоить профессию шофера. В Альбасете, где формировалась Двенадцатая интербригада, Семена Чебана зачислили в автороту води­
телем санитарной машины. Конечно, ему хотелось взять винтовку и идти в бой, но в армии приказы не обсуж­
даются. И все же Семену Чебану не при­
шлось жаловаться на то, что он не был в окопах. Когда осенью 1936 года в Испанию стали поступать советские танки, направленные туда 13 по просьбе республиканского 'пра­
вительства, получила их и Двенад­
цатая интербригада, Однако танков было мало, поэтому командование отдало приказ -
не оставлять на по­
ле боя ни одной подбитой машины, во что бы то ни СТало эвакуировать их, И вот однажды во время атаки у танка перебило гусеницу, и он, раз­
мотав за собой длинную стальную ленту, застыл на ничейной земле, Франкисты пристрелялись по нему из пулеметов, так что ни подползти к машине, ни выйти из нее не было никакой возможности, Однако и экипаж танка, в свою очередь, не позволял приблизиться противнику: с десяток трупов фашистов лежало перед машиной, Приехав в батальон за ранеными, Чебан узнал, что почти двое суток танковый экипаж находится в осаде, И сразу загорелся мыслью спасти бойцов. Чтобы обмануть противника, Чебан попросил командира-танковой роты Родригеса ближе к рассвету поочередно запускать танковые мо­
торы. Франкисты решат, что с утра интербригадовцы пойдут в атаку, будут готовиться к ее отражению, и потому внимание к подбитому танку у них наверняка ослабнет. ... Когда чуть забрезжило и в тем­
ноте застреляли выхлопы танковых моторов, Семен вылез из окопа. Не­
много подождал. Пулеметы молчат. Тогда он пополз к поврежденной машине. Пока добирался до нее, его, ксчастью, не обнаружили. Теперь на­
до было дать знать о себе. Но как? Стучать по моторному отсеку? Могут не услышать. Подобраться сбоку к боевому отсеку? Опасно. Если фран­
кисты заметят, начнут поливать из пулеметов. И ребят не выручишь, и сам погибнешь. Кое-как протиснулся под днище и тихонько постучал. Никто не откликается. Постучал сильнее: -
Я -
свой! Спите, ребята? Есть кто живой? В танке зашевелились, но молчат. Видимо, опасаются, не провокация ли это, не хотят ли их хитростью выманить. Чтобы убедить танкистов, пришлось назвать фамилию Родриге­
са, а заодно и свою. Наконец тан­
кисты открыли люк и вылезли из своей железной мышеловки. Обратно доползли тоже незамеченными. Им здорово повезло: днем франкисты к танку больше не совались, а на сле­
дующую ночь республиканцы вытя­
нули его тягачом на длинном тросе. Как говорится, аппетит приходит во время еды, и Семен Чебан вскоре так наловчился эвакуировать пов­
режденную технику, что его всерьез стали считать специалистом этого дела. I~ общем, боевая «карьера» Семена -
Чебана складывалась неплохо, пото­
му й новое назначение он встретил без особой радости: командир авто-
_ роты направил его в распоряжение _ воеиного советника Пабло Фрица. Ни­
когда раньше возить начальство ему не доводилось, как это теперь у него 14 получится? Свое будущее начальство он видел несколько раз до этого с командиром бригады генералом Лу­
качем '. Невысокого роста, худо­
щавый, он был одет в защитную фор­
му без знаков различия. от ребят в автороте Семен слышал, что это ка­
кой-то штабной работник, знает рус­
ский язык. И все же новое назначе­
ние его обидело: товарищи будут жизнями рисковать, а он тут, в тылу, в штабе, отсиживаться ... Однако Семен Чебан ошибся. Его новый начальник проводил на пере­
довой не меньше времени, чем в шта­
бе. Немало километров наездил «чо­
феро» Чебан с Пабло Фрицем по фронтовым дорогам. Военное счастье сопутствовало им до самой Уэски, ку­
да на Арагонский фронт была пере­
брошена бригада генерала Лукача ... Но вот настало трагическое 11 июня 1937 года. С утра вместе с генералом Лукачем и комиссаром Реглером съездили на рекогносцировку. Когда вернулись в штаб, солнце стояло уже высоко. Фриц предупредил, что скьро еще один выезд, и Семен остался в машине. Накануне ночью он спал мало, поэтому не заметил, как за­
дремал. Когда командиры опять соб­
рались на рекогносцировку, Лукач пожалел будить шофера. Решили ехать на другой машине. ... Разбудил Семена один из штаб и­
стов: -
Мигом на медпункт бригады! Передали по телефону, с нашими что­
то стряслось. Дорогу туда он знал. Примчался, бросился к большой палатке под оли­
вами. Вбежал -
и сердце оборвалось. На деревянной койке, уже без соз­
нания, умирает генерал Лукач. Рядом на носилках -
Фриц, бледный как полотно. Ноги забинтованы, грудь то­
же в бинтах. Через несколько дней, когда врачи разрешили транспортировать ранено­
го, Семен отвез его в Барселону. Позд­
нее, когда советник стал поправлять­
ся, пришел приказ о его отзыве до­
мой. Чебан проводил своего команди­
ра до границы, помог переправить во Францию. На прощание Фриц тогда сказал: -
Вернемся домой, я обязательно вытащу тебя, Семен, в Москву. -
А разве вы из Москвы? -
уди­
вился Семен.- Ведь у вас совсем не русская фамилия. Бывший командир улыбнулся и ук­
лончиво сказал, что в Москве живут люди многих национальностей. Тогда Семен Чебан не мог знать, что под именем Пабло Фрица воевал с фа­
шистами Павел Иванович Батов. На этом они расстались ... Вернуться на фронт Семену Чеба­
ну, однако, не пришлось. Он был ото­
зван в резерв штаба, находящегося в Валенсии. Там, на тихой зеленой I Под этим псевдонимом воевал в Испа­
нии изве, -'ный венгерский писатель-ком­
мунист Матэ 3алка. улице Альборая в доме номер шесть, разместилась маленькая советская колония, руководитель которой по­
жилой, болезненного вида человек отдал Чебану весьма необычное в бо­
евой обстановке распоряжение: от­
дыхать, набираться сил. Впрочем, скучал Семен Чебан не­
долго. Как-то под вечер в его маленькую комнатку на одной из брошенных пригородных вилл заглянул широко­
плечий русский майор с густой ше­
велюрой и широкими, словно усы, бровями. Чебан раньше видел его, когда майор приезжал в штаб ин­
тербригады и уединялся с Матэ Зал­
кой и начальником разведки, слышал, что его зовут Ксанти " НО кто он и чем занимался, не знал. Неожиданный гость начал с вопро­
са, который озадачил хозяина: -
Как ты смотришь, Семен, на то, чтобы поехать на родину? Сердце у Чебана упало. Обидно стало: выходит, тут он больше не нужен. -
Отрицательно,- отрезал ОН.­
А насильно отправить туда вы не име­
ете права. Я приехал в Испанию доб­
ровольцем. Теперь настала очередь Ксанти удивляться такому категорическому отказу: -
Не хочешь поехать на родину, в Советский Союз? -
Как -
в Советский Союз?­
Чебан не поверил своим ушам. -
Впереди предстоит борьба. Не на жизнь, а на смерть. И здесь в Ис­
пании ты понял, с кем. С фашизмом. Нам нужны смелые люди для выпол­
нения специальных заданий. Чебану стало сразу ясно, о чем идет речь: ему предлагают стать раз­
ведчиком. Однако в его представле­
нии это были особые люди, а он окон­
чил всего четыре класса. Недоучка. Какая от него польза? Семен так и сказал майору. -
Ты, Семен, себя недооценива­
ешь,- остановил его Ксанти.- Я все о тебе знаю: как отправился за океан, батрачил в Канаде, плавал на «куп­
цах», скрывался от бельгийской и французской полиций. Конечно, ра­
бота, которую я тебе предлагаю, опасная и ответственная. Не возь­
мешься -
претензий не будет. Толь­
ко тогда этот разговор останется между нами. Даю тебе сутки на размышление. Чебан порывисто вскочил, вытя­
нулся по стойке «смирно» И хриплым от волнения голосом произнес: -
я-
готов! Через несколько дней бывший «чо­
феро» покинул Валенсию. Но теперь это был не беспаспортный эмигрант, а гражданин СССР Марченко Петр Иванович. Поездом вместе с группой товарищей он добрался до Парижа, а потом на пароходе поплыл в Ле-
I К С а н т и -
впоследствии один из ру­
ководителей советской военной развед­
ки, Герой COBeTCKoro Союза генерал­
полковник Хаджи-Умар Мамсуров. нинград. Кстати, на этом же судне везли самолет АНТ-25, на котором экипаж Валерия Чкалова недавно со­
вершил перелет через Северный по­
люс в Америку. Побережнику это совпадение показалось счастливой приметой: машина, облетевшая чуть ли не «полшарика», тоже возвраща­
лась домой. КЛИШКОВЦЬl,1969 Пока я плавал матросом, много портов повидал, со счета сбился, сколько раз сходил на берег. А тут, когда наш пароход пришвартовался к причалу в Ленинграде, не поверите, волновался так, что словами передать нельзя,- чуть дрогнувшим ГОЛОСОМ говорит Семен Яковлевич.- Конечно, очень хотелось посмотреть город­
«Петра творенье». Но ведь я не ту­
ристом приехал. Так что -
на поезд и в Москву. Там со мной обо всем обстоятельно побеседовали; сочли, что подхожу, и отправили к морякам в Севастополь. Ну а затем началась подготовка ... -
Семен Яковлевич, а как готовят разведчиков? -
Мой вопрос, возмож­
но, не совсем «по правилам», но уж очень хочется понять, что именно да­
ла специальная подготовка Побереж­
нику, не один год успешно работав­
шему за границей. Причем никто ни разу не заподозрил, что он не тот, за кого себя выдает. -
Да обычно,- лукаво улыбнулся мой собеседник.- Занятия напря­
женные с утра до вечера, инструк­
торы -
требовательные. Через пол­
года на выпускных испытаниях по­
лучил хорошие оценки ... Такая лаконичность меня не уст­
раивала. Пробую подойти с другой стороны: -
И все-таки чему вас конкретно учили? -
Конкретно? Радиоделу, шиф­
рам, методам визуального наблюде­
ния, правилам конспирации. И все? А что ж еще? Например, умению вести разго­
вор, правилам хорошего тона... По­
том есть ведь и другие вещи, хотя бы социальная психология, то­
же, думается, небесполезна для раз­
ведчика. Наконец, оперативная об­
становка в стране пребывания ... -
Не спорю, все это нужно и важ­
но. Только тогда было не до психо­
логии. Вы просто не представляете ту обстановку. Не хочу вдаваться в большую политику, но одно знаю твердо: среди военных Н1icJКTO не сомневался, что с фашистами нам придется воевать. Когда это прои­
зойдет, никому, конечно, точно изве­
стно не БLТЛ.О. Поэтому торопились изо всех сиЛ. Я, например, на кур­
сах зубрил классы итальянских и гер­
манских кораблей, запоминал их си­
луэты. Позднее это здорово приго­
дилось. Продолжение следует НАШ КОНКУРС ПЕСТРОЕ НЕБО Все началось с письма. Вот оно: « Уважаемая реgакция журнала "Вокруг света »! Наша мультстуgия "Дебют» при nogpocTKoBOM клубе "Юность» г. Ставрополя не замыкается в рамках мультипликации. В Ng 10 вашего жур­
нала за 1988 rog прочли материал о тысячелетней японской траgиции за­
пускать возgушных змеев, об умель­
цах, gелающих их всевозможных форм и расцветок. Хотелось бы узнать об этих Moge-
лях-конструкциях nоgробнее. Мы не­
gaBHo запускали купленного в магази­
не змея, но он у нас часто ломался. Есть ли у нас клубы по запуску змеев? Могли бы вы в журнале объя­
вить общесоюзный конкурс моgелей возgушных змеев? Чтобы потом рас ­
сказать о лучших. И не стоит ли вы­
пускать каталог с agpecaMU уже име­
ющихся клубов? Может быть, выйти на Японию gля сотруgничества, а то и nровеgения межgунароgного конкур­
са nog gевизом "Возgушный змей -
за экологию планеты, чистое мирное небо »? С уважением, руковоgитель мультизостуgии Константин ГОАЯВИНСКИЙ ». Письмо заинтересовало сотрудни­
ков «Вокруг света». Вот только моде­
ли, их конструкции -
тут нужны спе­
циалисты! А значит -
партнер. Са­
мый подходящиЙ...с... журнал «Юный техник». Так, с легкой руки читателя, родился наш союз и появилась идея пригласить на совет читателей двух наших журналов. Давайте проведем конкурс-фестиваль « ПЕСТРОЕ НЕБО». Приглашаем детей и подростков, взрослых, всех наших читателей, кто увлечен или хочет овладеть искусст­
вом конструирования и запуска воз­
душных змеев, принять в нем участие. Мы ждем от читателей предложе­
ний, как лучше проводить наш кон­
курс-фестиваль, как сделать его яр­
ким и интересным. Ждем адресов клубов и отдельных любителей. «Юный техниК» ожидает и описаний ваших собственных конструкций. Мы постараемся помочь узнать все о воздушных змеях. Начиная с 1991 года журнал «Вокруг света» будет рассказывать об истории воздушных змеев (а они появились 2000 лет на­
зад в Китае), о праздниках « бу­
мажных ястребов», которые прово­
дятся в разных странах, особенно на Востоке. «Юный техник» и его прило­
жени е «ЮТ» для умелых рук » пред­
ставят наиболее оригинальные кон­
струкции, в том числе созданные чи­
тателями. Наши редакции обратились в ин­
формационный центр посольства Японии в СССР. Его сотрудники Исей Кавакацу и Кэйко Фурута любезно предоставили нам адреса ряда япон­
ских клубов любителей воздушных змеев. Мы хотим пригласить их на наш фестиваль. Подобное пригла­
шение намечено направить также в Китай. А кто бы хотел стать спонсором конкурса-фестиваля? Реклама со с}'раниц наших изданий будет обеспе­
.reHa! .. Как знать, возможно, уже в 1991 году мы проведем -
в Коктебеле на Крымском полуострове или, скажем, на берегу Финского залива под Ле­
нинградом -
первый Всесоюзный праздник воздушных змеев "Пестрое небо»?! И почему бы читателям на­
ших журналов не попасть на него? Но прежде ... Прежде, как говори­
ЛИ,-
читательский совет. Надеемся, в ходе щ;о ... роДЯтся заманчивые идеи и предложения. Ждем ~.iinих писем, дорогие чита­
тели! 15 к «OCfPOBY СЧАСТЬЯ» ТАИТИ Гибель военного английского фрегата « Панgора » 28 августа 1791 roga на австралийском Большом Барьерном рифе могла остаться фактом непримет­
ным в ряgу многочисленных кораблекрушений XVIII века. То был обычный 24-пушечный фрегат. Утонуло 35 человек. Вот, казалось бы, и все. Межgу тем событие это получило в свое время опреgеленный резонанс. Дело в том, что четверо из погибших на « Панgоре » были участниками памятных в исто­
рии английского флота бунта и захвата военного транспорта «Баунти » ... l Более трех gесятилетий его суgьба не gавала покоя американскому историку, журналисту, фотографу и аквалангисту J1.уису MapgeHY. Частично его любо­
пытство было уgовлетворено еще в 1957 rogy, Korga он обнаружил остатки сгоревшего корпуса «Баунти » у берегов острова Питкэрн ... М арден поселился на острове, на котором уже жило чет­
вертое поколение мятежных моряков. Некоторы е остро-
витян е, узнав о его интересе к исто­
рии « Баунтю>, были с ним более от­
кровенны, чем с другими приезжими, а двое из них помогли в дальнейших поисках -
Марден обучил их плава­
нию с аквалангом. Островитяне хра­
нили некоторые реликвии с «Баунти» : медный котел, топор, наковальню, Библию. Они показали Мардену место высадки мятежников, он также узнал, что во время рыбной ловли в 1933 году островитянин Паркин Крис ­
тиан нашел руль с уключинами ... Луис Марден стал первым, кто открыл правду о событиях на «Баун­
тю > и « Пандор е». Б 1787 году английское адмирал­
тейство купило 200 - тонный транспорт « Баунтю> со всем вооружением и приспособило его для перевозки са­
женцев хлебного дерева. Эти сажен­
цы предполагалось доставить с остро­
ва Таити на острова Ямайка и Сент­
БиР.сент в Бест-Индию, чтобы потом плодами хлебного дерева кормить рабов. Командование кораблем было поручено лейтенанту Уильяму Блаю, служившему раньше штурманом на корабле Джеймса Кука. Экипаж судна состоял из 46 человек. Быйдя из Англии 23 декабря 1787 года, Блай не смог провести корабль до Таити обычным путем мимо мыса Горн. У берегов Огненной Земли эки­
паж целый месяц боролся со шторма­
ми. За это время корпус судна расша­
тало, иссякли запасы сол о нины и свежей воды. Началась цинга, измо­
танная команда выражала недоволь­
ство. Б конце концов Блаю пришлось изменить курс и идти к мыс у Доброй Надежды, а оттуда к берегам Новой Голландии (Австралии) и далее, ми­
нуя коварные рифы Южных морей, к острову Таити. Бесь путь после вы­
хода из Англии занял 11 месяцев. 26 октября 1788 года «Баунтю > на ­
конец бросил якорь в з алив е Матаваи острова Таити. I СМ. «ВС" NQ 2/86. 16 Плавание было таким трудным и опасным, что остров Таити показался усталой команде прекрасной сказкой. Благодатный климат, щедрое солнце и покой, а главное -
дружеское от­
ношение местных жителей и особен­
но расположение женщин быстро по­
могли морякам с «Баунти» забыть трудности и лишения долгого рейса из Англии. Моряки не торопились выполнять распоряжение Блая по сбору саженцев. Корабль загружался на Таити пять месяцев. 31 марта 1789 года «Баунти» был готов пуститься в обратный путь через моря и океаны, сквозь штормы «ревущих сороко­
выХ». Как только транспорт вышел в море, команда разделилась на бунта­
рей и конформистов. Назревшую вспышку недовольства команды из­
за жестокого обращения офицеров с матросами и плохого питания пре­
дотвратило открытие небольшого острова, внешне похожего на Таити. Затем судно зашло на острова Друж­
бы, где Блай уже бывал с Куком в 1777 году. На одном из островов запаслись дровами и пресной во­
дой и, заменив засохшие деревья свежими, вышли в океан. И тогда вспыхнул настоящий бунт. Заговор возглавил помощник штур­
мана Кристиан Флетчер. На его сто­
роне было большинство команды. 28 апреля 1789 года перед восходом солнца Блай был схвачен, связан и брошен в баркас, куда принудили сесть еще 18 человек, включая не­
скольких офицеров. А взбунтовав­
шиеся моряки вернулись на Таити. Позже Кристиан Флетчер и восемь членов команды с женами-таитянка­
ми и детьми отправились на остров Питкэрн. В укромной бухте они со­
жгли «Баунти», чтобы замести следы, и остались на острове навсегда. История с «Баунти» со временем обросла разноречивыми легендами. Кристиана Флетчера и других моря­
ков долго считали пропавшими без вести. Но через 25 лет два англий­
ских фрегата -
«Бретон» и «Тан­
гус» -
случайно подошли к безлюд­
ному, как тогда показалось, острову Питкэрн. Навстречу им вышли высо­
кие голубоглазые люди, довольно хо­
рошо говорившие по-анг лиЙски. Это были дети уже умерших моряков. Но один из матросов «Баунти»­
Дж он Адамс -
был еще жив и воз­
главлял небольшую общину, состояв­
шую из детей его товарищей и их жен. Вскоре это известие достигло берегов Англии. На Питкэрн зачасти­
ли гости, миссионеры и даже сама Среди nичных вещей на дне архео­
nоrи обнаружиnи ОфицерскуlO кар­
MaHHYIO nОДЗ0РНУIO трубу И борто­
вой топор, почти nOnHocTlo1O сохра­
ниnисlo под споем песка бутыnки: в npRMoyronloHblx храниnи ДЖИН, в тех, что имеnи форму nуковиц, дер­
жаnи вино И ром, в бутыnках с дnин­
ным ropnWWKoM -
портвейн. 2 «Вокруг света» NQ 9 королева Англии Виктория отправила общине в дар пианино. Слава об ост­
рове Питкэрн разнеслась по всей Европе. Луис Марден в составе подводной экспедиции прибыл на Питкэрн в январе 1957 года на борту яхты «Ян­
ки». Он знал, что с 23 января 1790 го­
да сожженный корабль находится на дне бухты Баунти, но никто еще точно не установил местонахождения остатков судна. Марден понимал, что найти сож­
женный, разрушенный морем корпус корабля -
дело трудное. Вычислив приблизительное положение «Баун­
ТИ», он вскоре на глубине десяти метров нашел корабельные железные балластные чушки. Тогда Марден прошел вдоль предполагаемого киля корабля и обнаружил бронзовые и медные детали крепления такелажа, обшивочные гвозди, потом один из якорей «Баунти». Но он лежал дале­
ко, у входа в бухту. Очевидно, мя­
тежники сначала бросили кормовой якорь, а затем протянули от него швартов до берега и привязали к де­
реву. Так корабль и стоял носом к берегу, пока с него снимали все самое необходимое и ценное перед тем, как сжечь. Якорных цепей в то время еще не было, а пеньковый канат сгнил. До этого подобный якорь был найден в бухте Матаваи на Таити. На острове считают, что и он был с «Баунти». Теперь якорь находится в Оклендском военном мемориальном музее в Новой Зеландии. Он имеет характерную форму с прямым и лапа­
ми. Закругленные якоря появились лишь в 1810 году. Итак, Луис Марден нашел вещест­
венные доказательства гибели «Баун­
ТИ». Цель экспедиции была достиг­
нута. Но Марден не спешил покинуть приветливый остров. Теперь его ин­
тересовала и «Пандора», посланная адмиралтейством на поимку мятеж­
ников. Главным действующим лицом в ее судьбе оказался все тот же лейте­
нант БлаЙ. Оставленный в море на баркасе почти без воды и пищи, он с верными членами команды, имея из навигационных инструментов только компас, дошел до голландского посе­
ления на острове Тимор. Надо OTдaT~ лейтенанту должное -
он прошел расстояние в 3бl8 морских миль всего за 41 день. Сегодня такое пла­
вание в лодке можно было бы рас­
ценить как подвиг. В конце концов Блай с помощью голландцев добрал­
ся до Англии, где официально сооб­
щил об обстоятельствах бунта на «Баунти». В ноябре 1790 года адмиралтейство отправило для поиска и захвата мя­
тежников фрегат «Пандора» под ко­
мандованием капитана Эдвардса. Ко­
рабль подошел к Таити в марте 1791 года. На острове «Пандору» первыми заметили мичманы Хэйвуд и Стю­
арт. Чувство вины, тоска по родине заставили их подплыть к кораблю и подняться на борт, рассчитывая на снисхождение, тем более что актив-
ного участия в бунте они не принима­
ли. Но надежды их оказались тщет­
ными. Эдвардс приказал заковать их в кандалы и бросить в трюм. Вскоре разосланные по острову вооружен­
ные группы разыскали и доставили на борт корабля еще 12 мятежников. Пленников посадили в большую ре­
шетчатую клетку, выстроенную плот­
никами на юте «Пандоры». 14 участ­
ников мятежа на «Баунти» в послед­
ний раз видели своих таитянских жен и детей, оставшихся на берегу. Многие женщины рвали волосы и рыдали от отчаяния. Скоро корабль отошел от Таити. Еще три месяца «Пандора» безуспешно осматривала близлежащие острова в поисках «Ба­
УНТИ». Наконец в августе 1791 года капитан Эдвардс направил корабль на поиски прохода через Большой Барь­
ерный риф в Торресов пролив. Тут и случилось несчастье, описание ко­
торого Луис Марден нашел в Сиднее в библиотеке Митчела. То была рукопись Моррисона, од­
ного из заключенных, бывшего по­
мощника боцмана на «БаунтИ», где он подробно описал кораблекрушение «Пандоры». Моррисон рассказал о том, как вечером 28 августа 1791 года сильный шквалистый ветер и течение швырнули «Пандору» на рифы. Ко­
рабль пол учил многочисленные про­
боины в корпусе, рулевое управление было выведено из строя, а мачты могли упасть за борт в любой момент. Вода поднялась в трюме на 9 футов, когда «Пандора» все же прошла рифы и встала неподалеку на якорь. К утру стало ясно, что корабль утонет: пом­
пы не справлялись с откачкой воды, а заделать многочисленные щели в корпусе не удавалось. Но почти всей команде удалось спастись на лодках. Наполнившись водой, «Пандора» медленно опустилась на песчаное дно. Лодки с 99 пассажирами, среди которых были десять бывших мя­
тежников, через полтора часа доб­
рались до отмели, где люди немного пришли в себя. Арестованным капи­
тан Эдвардс не разрешил находиться под общим тентом, не дал даже об­
рывка парусины, чтобы укрыться от палящего солнца. Они стали зарывать себя во влажный песок по шею, но солнце палило так, что песок казался им кипятком. Имея некоторый запас еды, спасшиеся на четырех лодках добрались до голландского поселе­
ния на острове Тимор. На этот раз моряки прошли расстояние около 1100 миль, то есть в три раза короче, чем то, которое преодолел Уильям Блай на баркасе с «Баунти». Капитан Эдвардс доставил мятежников в Англию, где их судили. Трое моряков были приговорены к повешению на нок-рее, пятеро осуждены, а двое­
мичман Хэйвуд и Джеймс Морри­
сон -
оправданы. С тех пор «Пандо­
ра» пролежала на дне, забытая всеми, 186 лет. Но вот несколько лет назад австра­
лийские аквалангисты Бен Кропп и Стив Домм, просматривая записи магнитометра, сделанные с самолета-
l' разведчика недалеко от северного побережья штата Квинсленд, обнару­
жили слабую аномалию. Командир самолета, привыкший иметь дело с подводными лодками весом в одну­
две тысячи тонн, очень сомневался в удачном исходе поиска деревянного корабля, железные пушки и балласт которого весили не более 80 тонн. Однако аквалангисты все же вышли в центр предполагаемого поискового района на катере. Сделали несколько погружений и нашли корабль, глубо­
ко замытый в песок на глубине 35 метров. Из песка выступали якорь, пушки, какие-то непонятные предметы, об­
росшие кораллами. Австралийское правительство объявило находку ис­
торическим памятником. Но для до­
казательства того, что найдена имен­
но «Пандора», потребовал ось еще полтора года. Аквалангисты подняли несколько предметов, будто бы сви­
детельствовавших об истинности на­
ходки, но корпус корабля покоился глубоко в песчаном дне. Раскопками занялся Квинслендский музей в Брисбене, сотрудники кото­
рого впервые в Австралии занялись морской археологией. Проект сделал Рон Колмен -
хранитель Квинсленд­
ского музея. В 1983 году команда аквалангистов, состоявшая из 24 чело­
век (в их числе было б женщин), взялась за откачку песка. Корпус ко­
рабля, судя по показаниям эхолота, уходил на глубину 20 футов. Сначала над кораблем установили квадратную сетку из алюминиевых труб со стороной квадрата два метра для того, чтобы составить точный то­
пографический план расчищаемого корабля и отмечать на нем местопо­
ложение найденных предметов. С помощью многочисленных фотогра­
фий, сделанных фотографом экспеди­
ции Патриком Бэйкером, художник Пьер Мион нанес на план все на­
ходки. Постепенно, по мере снятия песка, нашли большой якорь в корме, штурвал в центре, печку с камбуза в носу корабля, медный котел, пушки, ядра, предметы такелажа, керамичес­
кую и глиняную посуду. Открылся и корпус корабля: шпангоуты, медная обшивка ахтерштевня ... Аквалангисты не спешили. Перед подъемом какого-либо объекта на поверхность его сначала фотографи­
ровали, зарисовывали и отмечали на плане. Рон Колмен применял под­
водную стереофотосъемку и сделал план-монтаж, на котором с большой точностью можно измерить длину, ширину, высоту и объемы предметов, сфотографированных в масштабе. Луис Марден присоединился к команде Кол мена в конце 1984 года. К этому времени аквалангисты под­
няли карманный телескоп, принад­
лежавший какому-то офицеру кораб­
ля, карандаш -
прообраз механиче­
ского -
по мере стачивания грифель мог выдвигаться по желобу, абордаж­
ный топор, простые топоры, предназ­
нач е нные для обмена с аборигенами 18 островов. Было найдено большое ко­
личество нетронутых бутылок: квад­
ратные из-под джина, приземистые в форме луковиц -
из-под вина или рома, высокогорлые -
из-под порт­
вейна. Алкогольные напитки в дли­
тельных путешествиях сохранялись гораздо лучше пресной воды, которая быстро портилась в деревянных бо­
чонках. Остатки винного бокала на ножке и стеклянная тарелка, возмож­
но, были в каюте капитана, так как рядовые моряки ели и пили из дере­
вянной или оловянной посуды. Из но­
совой части корабля извлекли кам­
бузную плиту-печь и выяснили, что она была изготовлена фирмой Броун­
ди В конце XVIII века. Под одной из пушек нашли чемодан с инструмен­
тами корабельного врача Джорджа Гамильтона. Среди них прекрасно сделанный из слоновой кости и чер­
ного дерева шприц. Он содержал се­
ребристые кристаллы, напоминаю­
щие ртуть. Там же находились жгут с зажимом, мраморная ступка, пузырек с гвоздичным маслом, которое сох­
ранило резкий запах ... Наиболее интересная находка ле­
жала рядом с чемоданом: серебря­
ные карманные часы, в которых оста­
лось целым даже стекло. Часы подня-
ли в сосуде с водой. Рентген показал, что в основном их механизм в поряд­
ке. Затем часы поместили в раствор щелочи, которая превращает соли се­
ребра обратно в металл. Антиквар­
ный часовой мастер Хью Уайтвелл заменил стальные заржавевшие части современными деталями, и часы по­
шли. Гравировка и клеймо на корпу­
се и механизме указывали на то, что часы были сделаны фирмой «Дж. И Дж. Джексон» в Лондоне в 1787 году и, судя по всему, тоже принадлежали врачу Гамильтону. Как известно, для английских врачей их делали с се­
кундной стрелкой для счета пульса. Стрелки остановились на 12 минутах и 20 секундах двенадцатого. «Пандо­
ра» же утонула в 6 часов 30 минут утра, значит, фрегат залило водой задолго до погружения на дно. Все находки, предварительно очи­
щенные от коралловых наростов, упаковывали и отправляли в Квинс­
лендский музей для дальнейшей об­
работки и консервации. Пушки обо­
рачивали мокрой мешковиной и об­
мазывали глиной, чтобы потом, в музее, отмочить их в каустическом растворе и осторожно отбить корал­
ловые образования. ... Марден медленно опустился на дНО, где обрели покой моряки да­
лекого прошлого с фрегата «Пандо­
ра». Подняв столбы песка, Луис ухва­
тился за рог громадного якоря, чтобы противостоять течению. Вокруг ле с жали якоря, пушки, помпа и еще что-то обезображенное кораллами. Под зелено-коричневым покровом водорослей, губок и мягких кораллов угадывались обводы корпуса «Пандо­
ры». Корабль был длиной более ста футов. Около его носа Марден увидел остатки камбузной плиты. Вокруг сновали тропические рыбы, трубча­
тые черви выпускали свои отростки­
зонтики ... Однако в первое погруже­
ние Марден не нашел ничего, кроме гвоздей и кусков обшивки. В дальней­
шем он несколько раз спускался на «Пандору», чтобы найти остатки тюрьмы для арестованных моряков. К сожалению, его надежды не сбы­
лись. Верхняя часть корабля оказа­
лась полностью разрушена морем. Но однажды аквалангист и рестав­
ратор Джон Карпентер принес Мар­
дену полукруглый предмет величи­
ной с ладонь. Это был замок от нож­
ных кандалов. Он вспомнил отрывок из прочитанной рукописи, где гово­
рилось о том, что начальник охраны, прежде чем его смыло за борт, бро­
сил арестованным ключи и они сами себя расковали. Рентген показал, что запор открыт не полностью, вероят­
но, арестованные бросили его, как только освободили ноги. В свое по­
следнее погружение на «Пандору» Марден взял в собой гвоздь с «Баун­
ТЮ>, чтобы сравнить его с креплени­
ями «Пандоры». Ведь после 1761 года многие корабли Королевского ан­
глийского флота обшивались листами меди ниже ватерлинии, чтобы пре­
дохранить деревянное днище от кора­
бельных червей и моллюсков-древо­
точцев. За время пребывания на дне корабельные черви уничтожили деревянный корпус корабля, но мед­
ная обшивка сохранилась. Марден воткнул гвоздь в одно из таких отвер­
стий, и тот легко вошел в него ... «Пандора» искала «Баунти» среди островов Южных морей, но без­
успешно. Их разделяли пять тысяч миль. И ЛИШЬ спустя почти два сто­
летия события далекого прошлого исследователи связали наконец в одну историю. По МlIтеРНIIЯIIМ 3l1ру6ежном яеЧIIТН ПОДГОТ08НЯ 5. САВОСТНН УВАЖАЕМЫЙ БУЙВОЛ Утверждают, что впервые буйволов одомашнили в Азии. Восковые печати с изображением животного были най­
дены на территорин Пакнстана и от­
носились они К третьему тысячеле­
тию до нашей эры. Что привлекло человека в этом велнканеl Его сила н выносливость, и, конечно же, широ­
кие копыта, не увязающие в рыхлой, влажной почве, что как нельзя лучше подходит для районов, где традици­
онно выращивают рис. Буйволов используют не только на рисовых полях. Они перевозят тяже­
лые грузы по дорогам на повозках, а по мягкому грунту -
на бамбуковых полозьях. Помогают они добывать во­
ду из глубоких колодцев, работают на мельницах, а также приводят в дви­
жение мощные прессы для выжима­
ния масла из кунжута или сока из са­
харного тростника. И при всем этом они обходятся ворохом малопита­
тельной соломы. Трудно найти более неприхотливое домашнее животное. Буйвол добродушен и легко обуча­
ется. Нужно только быть терпеливым и ласковым. А вот на кнут и палку животные не реагируют. Домашний буйвол настолько спокоен, что управ­
ляться с ним могут даже дети трех­
четырех лет. Правда, разгневанный буйвол страшен, и не дай бог попасть­
ся ему на пути. Рассказывают о буй­
волах, нападающих даже иа крокоди­
лов, а однажды видели буйвола (правда, дикого), несшего на рогах ту­
шу пронзенного им тигра. Буйволицы дают людям молоко, причем оно вдвое жирнее коровьего, в нем больше белка и витаминов А и С. Но для людей непривыкших оно кажется невкусным. Во многих странах Азии в пищу употребляют и мясо буйвола. Конеч­
но, из-за большой ценности буйвола как тягловой силы на мясо отправ­
ляют только старых животных. Кожа буйвола идет на изготовление обувн, ремней и седел. Разнообразные вещи выделывают из рогов животного. Отношение к буйволу исстари ува­
жительное. На Филиппинах в день святого Изидро Лабрадорского (пок­
ровителя всех земледельцев) в честь них устраиваются красочные фести­
вали. В этот день во многих населен­
ных пунктах проходит торжествен­
ный парад животных перед церковью. На рассвете владельцы буйволов чи­
стят животных. Затем их смазывают маслом, полируют до зеркального блеска копыта и рога, а на редком волосяном покрове выбривают за­
мысловатые узоры. Шеи животных украшают гирляидами цветов и яр­
кими повязками. Но торжества пройдут, а дальше ... повозки, мельницы, рнсовые поля, тяжкий ежедневный труд верного и могучего помощника людей. По МlIтеРНIIЯIIМ 311рубежном пеЧIIТН подготовня Е. ИВАНОВ (См. третью стр. обложки) 19 м ~АЛИВ 12 а. о с: Серrей КОНДАКОВ, корр. т АСС -
спецнаn.,но дn. "BOKpyr. света» Фото автора РЬIНОК '-# ПО·БУРКИНИИСКИ «Проgавший кошачий зуб -npogacT и слоновый бивень». Не раз слышал я в Буркина Фасо эту пословицу, и особенно часто -
на рынке. В нескольких словах -
вся npeMygpocTb рыночных отношений по,африкански. Дружище, сколько за товар? -
спрашивает по­
купатель. -700 франков. -
Барака (дословно «спасибо», здесь «еще сбавьте»). -650,-
уступает про­
давец. -
Барака (<<еще сбавь­
те»),- не унимается поку­
патель. -
Сколько предложите сами? -
Дам 500. -
Барака (теперь «до-
бавьте»). Последняя цена? -600 франков. Сам взял за 550 франков. И лишь потому, что вы ­
это вы, хотел заработать всего 50 франков. С дру­
гим бы и торговаться не стал ... 20 -
Будьте уверены, ста­
ну постоянным клиентом! -
Согласен, забирайте за 500. -
Барака (теперь озна­
чает только «спасибо»). До встречи. -
Барака. До скорой встречи. Подобные терпеливые, уважительные, с юмором диалоги -
не редкость на африканском рынке. И вряд ли кто повысит тон, нагрубит. Со временем я убедился, что такое ры­
ночное общение -
часть давней традиции, которую даже колониализм обо-
. шел стороной. Когда есть реальная возможность по­
торговаться, можно с до­
стоинством и шуткой сбав­
лять цену до приемлемоЙ. Для африканских тор-
говцев получить «навар»­
не всегда самоцель. Оче­
редей нет, покупатели ред­
ки. Вот хозяева и не упус­
кают возможности пооб­
щаться и назначить ту це­
ну, которая, по их мнению, соответствует карману покупателя. Например, они никогда не отдадут то­
вар соотечественнику и «белому» по одной цене. Это осталось со времен колонизаторов -
«белые» должны платить дороже. Таков первый и главный раздел цен. Разработана система скидок и надба­
вок. И может случиться, что чересчур заносчивый соотечественник купит то­
вар по той же цене, что и знакомый «белый». Быва­
ет и такое: товар прода­
ется ... бесплатно. В деревушке Коро, не­
далеко от второго по ве­
личине города Буркина Фас о -
Бобо-Диулассо, я не удивился, когда мне не продали манго по той це­
не, по какой отдали колле­
гам -
местным журнали­
стам. Под огромным деревом сидел ветхий старик. Пе­
ред ним груда фруктов. На коленях -
длинная отпо­
лированная временем сучковатая палка. Ни те-
лежки, ни сумки рядом. Разобрав желто-розовые П,'l.ОДЫ, мы отправились дальше. Когда, походив по рынку, снова проходили мимо старика, перед ним высилась прежняя груда. Сам он говорил о чем-то с таким же старцем, потом нагрузил собеседника фруктами, тот склонил ли­
цо в ладони в знак благо­
дарности и отправился восвояси. -
Кто, кстати, запла­
тил, по-твоему, дороже всех? -
спросил коллега­
журналист. -
Наверное, я ... -
Тот старик заплатил дороже, хотя и не дал ни сантима. Обмен услугами между друзьями ценится дороже всего и вообще не все измеряется деньгами­
он расплатится услугой, которая может оказаться дороже стоимости фрук­
тов ... Азам рыночного обще­
ния африканцы учатся с детства. В этом я убедил­
cя' посещая в Уагадугу почтенную чету Траоре: семидесятилетним мсье Моизу и мадам Махама­
те -
сейчас они на пен­
сии -
принадлежит вил­
ла, в которой расположил­
ся корпункт ТАСС. Их сын практикующий врач, одна дочь -
препо­
даватель университета, другая -
тоже врач, повы­
шает квалификацию во Франции. Мадам Махамате я неиз­
менно заставал за прял­
кой или ткацким станком, и занималась она этим не ради удовольствия, хотя денег в доме хватало, а для продажи. Мсье Моиз две-три недели в месяц проводил на птицеферме, на которую выписывал цыплят-однодневок из Франции. Но не эти заботы меня удивляли, ведь вез­
де есть люди, которые без дела не сидят. Поразило другое ... Однажды во двор с шумом ворвались ребя­
тишки семи-восьми лет, среди которых были две младшие внучки хозяев. -
Бабушка, дай, пожа­
л уйста, мороженого. Мадам Махамате вста­
ла, ласково потрепала всех по кучерявым головкам, пересчитала. И вынесла целлофановые мешочки с превратившейся в лед медовой водой. С каждого взяла по монетке. И у вну­
чек не забыла. Да, у девочек уже есть заработанные ими карман-
ные деньги. Бабушка под­
слащивает медом воду, разливает по пакетикам, закладывает в морозиль­
ник. Старшая 1З-летняя внучка после школы с пла­
стиковым холодильни­
ком на голове отправля­
ется в город и продает ходовой товар. Две млад­
шие усаживаются у ворот дома и тоже торгуют, по­
куда есть спрос. Большая часть выруч­
ки -
бабушке, остальное по праву принадлежит внучкам. Как показывает опыт, успеваемость от это­
го не страдает. -
Мадам Махамате, вот в толк не возьму. Ваши внучки выглядят взрослее моего сына, а годами он постарше будет. Мадам Махамате подня­
ла глаза. Я понял, что за­
дал бестактный вопрос, правда, несколько лет зна­
комства, ка з алось, давали на него право. -
Есть такая послови­
ца,- ответила хозяйка,­
умный ребенок не попро­
сит, а купит галеты, испе­
ченные матерью. Наши де­
ти взрослеют рано, и в на­
шей семье заведено как везде. Работают все, чтобы прокормиться. Оплачивае-
мый труд С детства приу­
чает к порядку. И еще у нас говорят: с полным ртом не укусишь ... -
Это вы о чем? -
О всех незаконных или унижающих человече­
ское достоинство способах добывания денег. Только труд дает возможность жить со спокойной сове­
стью. Да, умение обсчитать или обвесить не поможет стать настоящим коммер­
сантом. Надо все время находиться в движении, в поиске всего нового. Ос­
тановок быть не должно. Недаром Меркурий был покровителем не только торговцев, но и путешест­
венников ... Мальчугана Абдулайе я в течение нескольких лет встречал у почты, книжно­
го магазина «СОСИФА», ливанского продовольст­
венного магазина «Село Сервис». Он за небольшую плату сторожил велосипе­
ды, мопеды и даже авто­
мобили. Эта профессия считается первой ступень­
кой в большую торговлю. Пришел без гроша в кар­
мане, а дальше все зависит от тебя. Уже одно появле­
ние Абдулайе сразу на трех стоянках, поделен­
ных тремя соперничающи­
ми группами, свидетель­
ствовало о его незауряд­
ных способностях, весе­
лом нраве, умении ладить с коллегами и клиентами, честности и хватке. И я ни­
сколько не удивился, ког­
да однажды встретил его на улице с двумя подуш­
ками, которые он предла­
гал прохожим. Это означа­
ло, что ОН приглянулся ка­
кому-то оптовику и полу­
чил у него работу. Абду­
лайе перешел на следую­
щую ступень коммерции. Родом он из небольшой деревушки километрах в ста от Уагадугу, а в горо­
де провел половину из сво­
их 14 лет. Ушел из дома, чтобы прокормиться. где? А в Уаге I живешь На рынке. Спишь-то где? Да на рынке, говорю! Где же там? Под прилавком -
в дождь крыша над головой. Под стелю картонку и кар­
тонкой накроюсь. I Сок ращенное название сто­
лицы Буркина Фас о г. Уага­
дугу. -
Сколь~о зарабатыва­
ешь? -
Хватает, и родителям с оказией отправляю, и на бизнес остается. Учишься? -
Какая там школа?! В школу не ходил, а французский знает, счи­
тать умеет, записку, пусть с ошибками, но напишет. У него впереди еще много ступеней. Сколько из них он пройдет? На которой остановится? .. Европеец, оказавшись на «черном» континенте, в каком-нибудь небольшом городке, который иначе как деревушкой и не на­
зовешь, удивится, узнав, что там найдутся богачи, которые, как говорится, его с потрохами купят. Ра­
зумеется, заметить их трудно: ни роскоши, ни лоска, ни дворцов, ни зам­
ков. Будто одни бедняки кругом. Но если бы это было так, Африка не бы­
ла бы Африкой. Ведь жиз­
недеятельность ее пест­
рых, неугомонных рынков поддерживают крупные оптовики. В Буркина Фасо первые местные миллионеры ско­
лотили состояние к кон­
цу 50-х годов. То есть по стажу они -
почти ровес­
ники независимой Афри­
ки. Утверждают, что осно­
ву их финансового процве­
тания заложили куры, ко­
торых возили на прода­
жу в Берег Слоновой Ко­
сти (ныне Kot-д'Ивуар). В Уагадугу возвращались с хлопчатобумажными тканями и с орехами кола, действие которых сродни крепкому кофе. До сих пор на эти товары боль­
шой спрос. Несколько де­
сятков челночных рейсов давали возможность рас­
ширить дело, открыть лав­
ку, а то и две-три. Из первой волны милли­
онеров уже никого в жи­
вых не осталось. Мало кто помнит знаменитых куп ­
цов Уангнаде Ильбудо, Сибири Усмана, Бабу Диа­
вару. А именно они своей частной инициативой спо­
собствовали оживлению торговли, насыщению рынка товарами, удовлет­
ворению спроса, развитию транспорта, строительству современного Уагадугу. Именно они построили во­
круг столичного рынка ев­
ропейского вида дома по­
среди глинобитных квар­
талов. Следующие поколения 21 уже не довольство вались простой торговой форму­
лой «купить-продать», старались выгодно помес­
тить капитал, то есть вы­
вести хотя бы его часть из­
под непредсказуемых по­
рой законов свободной торговли. Вот -
Дьянгинаба Бар­
ро. Крепко сбитый, не­
большого роста, он напо­
минает бывшего боксера. Под широким массивным лбом -
всегда готовые рассмеяться глаза. Он уди­
вительно подвижен и ра­
ботоспособен, пиджак на­
тянут на животе, как на тамтаме. Родом Барро из деревушки Диери под го­
родом Ородара на западе Буркина Фасо. Климат здесь в меру влажный, в меру сухой, почва мягкая, плодородная. Хозяйство отца-мусуль­
манина было крепким. В нем тру дились его четыре жены и 17 детей, в их чис­
ле Дьянгинаба. Все время в поле -
не до школы. Вместо учебника в руках держал только дабу -
буркинийскую мотыгу. Сначала, говорит, умел лишь то, что делали роди­
тели,-
выращивать ямс и батат. Но не забывал и о своем кармане. Урожай продавал на рынке. С раз­
решения отца одновре­
менно стал подрабатывать починкой велосипедов. -
Одной рукой муку не соберешь,-
говорил отец Дьянгинабы,- если есть возможность попробовать себя в другом деле, надо пытаться. Вскоре мастерская пре­
вратилась в лавочку. За запчастями ездил в Бама­
ко и Дакар, а потом и ве­
лосипеды прихватывать стал. Обзавелся ученика­
ми в соседних деревнях, половина выручки от их работы шла Дьянгинабе. Через несколько лет рас­
прощался с велосипедами и пересел на грузовик. Когда у него стало четыре грузовика, баранку уже крутили служащие. Дьян­
гинаба торговал орехами кола, которые возил из Kot-д'Ивуара в Буркина Фасо и Нигер. Из Нигера прихватывал лук и пасса­
жиров-попутчиков: холо­
стые пробеги исключа­
лись. Сейчас капитал владель­
ца «Коммерческого обще­
ства Барро и компания» достиг двух миллиардов западноафриканских 22 франков -
около четырех миллионов рублей. Дьян­
гинаба Барро выпускает удобрения, поролон, кар­
тон. Что в будущем? Хочет реализовать один проект в национальном масшта­
бе -
обеспечить всю стра­
ну молоком. В биографии Дьянгина­
бы нет ничего исключи­
тельного. Изменив лишь детали, в нее легко вста­
вить имена многих других его соотечественников. К примеру, Нана Бурей­
ма. Бывший буркинийский лоточник, В 12 лет пришед­
ший в город в поисках счастья и продававший сначала спички и иголки. Теперь его бюро в центре Уагадугу известно мно­
гим. Он -
один из финан­
совых столпов Буркина Фасо. Скоро выпустит пер­
вую продукцию его коже­
венная фабрика. На при­
лавках магазинов появят­
ся обувь, сумки, ремни с клеймом «Сделано В Бур­
кина». Вступит в строй не­
большой заводик по про­
изводству конвертов. На буркинийском рынке мно­
го местного дешевого­
изготавливаемого вруч­
ную -
и дорогого им­
портного мыла. Нана со­
бирается производить мы­
ло по умеренной цене и уверен, что его продукция найдет спрос. Настоящим исключени­
ем среди «сильных бурки­
нийского мира» являет­
ся Мишель Фадуль. Он не африканец, в его жилах течет арабская кровь. Но не упомянуть о нем нель­
зя -
уж слишком замет­
ная фигура. Человек в высшей степени ориги­
нальный, нестандартного мышления, общительный. Коммерсант, как говорит­
ся, от бога. У меня к нему чувства­
особые, ведь пришлось од­
нажды походить у него в «сыновьях». Два года на­
зад возвращался я из ко­
мандировки в Нигер и Чад. Но только в Уагаду­
гу обнаружил, что путе­
шествовал без медицин­
ского сертификата. Сани­
тарный кордон не выпус­
кал. И вдруг слышу: -
Мсье Фадуль, приве­
зут сертификат, пропус­
тим. Подождите,-
и слу­
жащий махнул рукой в МОЮ сторону. Мсье Фадуль сразу со­
образил, в чем дело: -
Привет. Тоже без сертификата -
и, заду-
мавшись на секунду, выпа­
лил с озорным огоньком в глазах.- Давай проры­
ваться вместе ... С больным сыном пропустят! Не успел я опомнить­
ся, тем более согласить­
ся, а он уже толкал к про­
ходу: -
Пропустите, в само­
лете моему старшему сы­
ну стало плохо. Какой еще сертификат?. Тут жизнь в опасности! .. О его сообразительно­
сти и стремлении нахо­
дить нестандартные реше­
ния уже писали москов­
ские газеты. Это он -
ге­
рой той истории, которую рассказывают как анек­
дот: «Приходит иностра­
нец в «Интурист», номер просит. Ему отвечают, что мест нет. А он: покупаю весь отель». А ведь он дей­
ствительно в состоянии купить не только «Инту­
рист». Мишель Фадуль приез­
жал не так давно на Меж­
дународную конференцию министров спорта. Ему вручили в Москве почет­
ный диплом ЮНЕСКО за активное участие в разви­
тии физической культуры на Африканском конти­
ненте. Оранжевые майки с коричневой надписью «Фадуль» знакомы всей Западной Африке. Он родился в Бамако. Учился в Ливане и Фран­
ции. Три года преподавал математику в бейрутском колледже. В 1966 году пе­
ребрался в Уагадугу. На­
чал с прогоравшей кон­
фетной фабрики -
вскоре она стала приносить при­
быль. Дальше -
еще не­
сколько назначений на «горящие объекты». А ре­
зультат все тот же. И мсье Фадуля стали величать «спасителем гибнущих предприятий». Так он вор­
вался в высший свет бур­
кинийского бизнеса. Мож­
но не сомневаться, что здоровье фирмы, носящей имя человека с такой ре­
путацией, с филиалами во многих и не только аф­
риканских странах безу­
пречно. В судьбах буркинийских миллионеров много обще­
го. Отвечая на вопросы корреспондента журнала «Сидвая -
магазин», они как будто бы сговорились. Спят ровно столько, чтобы выспаться. Развлечение одно -
работа. В течение всей жизни -
НИ одного отпуска, если не считать болезней. Уважение к по­
купателям. «Клиент -
ко­
роль, он кормит». «Жуль­
ничества в коммерции не бывает, есть профессия -
воровство». «С дурной ре­
путацией не стать коммер­
сантом». Работали, кор­
мили себя и родственни­
ков с детства. Никогда спе­
циально коммерции не обучались -
все познава­
лось на практике. Это­
правило. (И как у настоя­
щего правила есть одно блестящее исключение­
Мишель Фадуль, но ведь он -
не африканец). Про­
бились в люди из кресть­
ян. В порочащих связах замечены не были. И, мо­
жет быть, недаром мест­
ная печать их называет «образцовыми буркиний­
цамИ» и приводит в при­
мер подрастающему поко­
лению. Жизнь миллионеров­
работяг -
язык не пово­
рачивается сказать «тол­
стосумов» или «денежных мешков» -
демонстриру­
ет две неопровержимые истины. Во-первых, от­
дельному человеку под си­
лу пройти огромный путь, если он инициати­
вен. Во-вторых, гораздо труднее придать такое ус­
корение обществу в целом, если оно не опирается на множество частных ини­
циатив своих граждан. Су­
дите сами, около 90 про­
центов буркинийцев заня­
ты в аграрном секторе, где немалую часть составляют мелкие натуральные хо­
зяйства. А как же искусство веж­
ливо торговаться при со­
временной-то экономи­
ке? Так ли это важно?. Буркинийцы уверены, что невозможно создать жиз­
неспособной экономики без культуры торгового общения, умения вести дела, идти навстречу друг другу. В Буркина Фасо говорят: «Не приучайте корову пи­
таться термитами. Насту­
пит день, ее рога застрянут в термитнике. Чтобы осво­
бодить корову, придется сделать ей больно -
отру­
бить хвост. Ошалелая, она разворотит термитник, чтобы не быть заживо об­
г лоданноЙ. Вы спасете ко­
рову, дающую молоко ва­
шим детям, но зачем было подводить ее к термит­
нику?» Действительно, за­
чем?. Б У Р к и н а Ф а с о. ~~~@1~W§~~ ~t:d€\ 1 t::гa§ 11 2%&J [f$§;:jr:::ё;1 ~ ВЫ ХОТИТЕ rtJ1 ~ Омский государственный университет и Омское ~ ~ ЖИТЬ Л УЧШЕ? ~ областное отделение Всероссийского фонда культу-
~ rtJ1 ры объявляют сбор средств на сооружение памятни-
~ И v ~ ков выдающимся ученым и путешественникам Рос-
~ спользуите свои скры-
сии, жизнь и деятельность которых была связана с ~ тые возможности -
это городом Омском. По плану создания монументаль-
ходимуюпомощьокажет но создать в 1992 году памятник к 150-летию со дня Школа практической пси-
~ рождения Николая Михайловича Ядринцева (1842-
~ холоrии. rtJ1 1894), русского исследователя Сибири и публицнста, ~ Чтобы БЕСПЛАТНО по-
~ в 1993 году -
памятник к 150-летию со дия рождения ~ ЛУЧИТЬ дополнитель-
rtJ1 Михаила Васильевича Певцова (1843-1902), знаме-
~ ную информацию при-
~ нитого русского исследователя Центральной Азии, ~ , в 1995 году -
памятник к 160-летию со дня рождения им адресом: ~ ского просветителя, отечественного исследователя сылайте конверт со сво-
rtJ1 ~ Чокаиа Чингисовича Валиханова (1835-1865), казах-
~ 113556, Москва, М-556, rtJ1 истории и культуры народов Средней Азии, Казах-
~ а/я '18, Школа практиче- ~ стана и Западного Китая, и Григория Николаевича ~ ской ПСИХ А~~оrии. rtJ1. Потанина (1835-1920), русского исследователя Цент-
~ .. ~~ ~ ральной Азии и Сибнри, обществениого деятеля России. ~мm~~~~~~ ~ Добровольные взносы на создание этих памятни- ~ ков могут быть перечислены предприятиями, органн-
зациями, учреждениями и отдельными гражданами на счет Омского отделения Советского фонда куль-
туры N!! 000702302, в Омское областное управление Жилсоцбанка или переслать по адресу: 644099, г. Омск, ул. Гarарина, 22, Омскому фонду культуры. ~(:S§$fl r:S§ё?l t s??::]1 ~(§) r) I~_ ~) с, rr ЖДУ ВАШЕЙ ПОМОЩИ 11 ~ Заканчиваю рукопись книги «РЕКОРДЫ МИРА», над которой я работаю ~ уже около 15 лет. В ней будет рассказано о самых больших и самых малень-
ких географических объектах, рекордсменах растительного и животного мира, метеорологических рекордах, крупнейших самородках, спортивных достижениях, рекордах человека и т. д. Книга расскажет и о первых покори-
~ телях высочайших горных вершин и географических полюсов, первом чело-
4 веке, ступившем на Луну и опустившемся в самую глубокую впадину Миро-
вого океана ... Буду благодарен всем читателям, которые пришлют мне информацию о всевозможных рекордах мира -
обо в.сем «самом-самом» И первом. Можно . присылать книги, журналы, газеты или просто выписки из них (с подробным ~ указанием источника информации). Это поможет расширить объем книги, ~ даст возможность уточнить достоверность многих рекордов. Ваша помощь ускорит появление в нашей сгране ПЕРВОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КНИГИ «РЕКОРДЫ МИРА». Ксгати, такие книги уже давно выпускаются многими сгранами. А всемирно известная Книга рекордов Гиннесса (первая в мире книга такого рода) ежегодно выходит многомиллионными тиражами на 35 языках в 28 сгранах. ~ Материалы прошу направлять по адресу: 264560, Волынская область, пгт. Любешов, ул. Чкалова, 23. Кравчуку Петру Авксентьевичу. Лев минц, HilW спец. корр. Мы вылетели морозным вечером и всю ночь летели навстречу СОЛНЦУ, а утром вышли из самолета в ослепительный и жаркий инgийский geHb. Утро было еще на наших часах, а зgесь из-за трехчасовой разницы пылал geHb. И ЭТО было еgинственным, что Я мог заметить сразу, ибо ничего специфически инgийского не было в g л инном кориgоре, Kyga мы попали сразу из самолета и по которому шли в зал пограничного КОНТРОЛЯ. РАДЖПУТЫ И АВСТРАЛОИД Н о редко стоявшие в коридоре . солдаты с тяжелыми длинными винт~вками были, несомненно, индиискими -
плечистые, чер ­
новолосые, смуглые, в форме английского образца. В зале за пере­
городкой сидели такие же военные и, получая паспорта, набирали данные на клавиатуре компьютеров. Зазвонил телефон. Капрал отор­
вался от клавиш, поднял трубку и четко произнес, раскатывая твердое «р»: Корпорал Чопра. Кэптэн Чопра? сэрр! повернувшись, крикнул: Кэптэн Чопра, сэрр! Подошел капитан Чопра и очень офицерским движени е м взял трубку: -
Кэптэн Чопра. Он молодцевато глядел поверх на­
ших голов и время от времени кратко бросал: -
Йес, сэрр! Йес, сэрр! И лишь один раз на хинди: -
Ача, сэрр! Хорошо, сэр! И положил трубку. Было очень приятно слышать этот разговор, в нем было что-то чуть ли не от киплинговской Индии: анг­
I лийская речь на индийский лад с этим раскатистым « р», даже извест­
ное из рассказов слово «д.ча», кото­
рое можно перевести и как «хорошо», И как «слушаюсь». Военные были очень похожи на тех раджпутов -
представителей воин­
ской касты, как я их себе представ­
лял. Кроме них, в зале был только один еще индиец: маленький, в ра­
бочем мешковатом комбинезоне, поч­
'ти чернокожий, с плоским носом и курчавыми спутанными волосами. Он стоял у входа в туалет, где, су­
'дя по всему, работал уборщиком, и махал нам рукой. Не знаю, обратили ли внимание мои спутники (а нас была целая делега­
ция по культурному обмену) на разницу между уборщиком и погра­
ничниками, но я-то ее отметил сразу, ибо с этих мелочей и начиналось мое знакомство со страной, известной лишь по литературе,- узнавание ус­
военного. Об Индии пишут много и разнооб­
разно. Существуют как бы два уров­
ня: в широкой печати и в книгах. Считал ось, что если страна дружест­
венная, то и происходят там события прогрессивные и положительные, а проблемы и трудности существуют лишь со служебным наречием «по­
ка». Отмахнуться от проблем совсем было невозможно, слишком долгие тысячелетия они копились, но хоро­
шим тоном считалось писать пример­
но так: «Тридцатидвухлетний неприка­
саемый Калидас, работающий убор­
щиком автобусной станции, живет пока еще трудно, но он уверен, что все его восемь детей увидят лучшую. ЖИЗНЬ». В книгах труднейшие проблемы, стоящие перед Индией, не замазыва­
лись, скорее наоборот, как бы в про­
тивовес газетам, описывались столь подробно и основательно, что у чита­
теля создавалось впечатление, что груз традиций совершенно задавил ростки современности. Научную литературу я в расчет не беру, ибо круг ее читателей доста­
точно узок. В последнее время у Индии появи­
лись рапсоды, славословящие идеаль -
ную мудрость, гармонию жизни, еди­
.нение индийцев с природой -
некий идеал древнего самобытного пути. Благодаря ему страна вроде бы равно далека от пороков капиталистическо­
го Запада и искривлений социализма европейского Востока. Да еще все мы смотрели телевидение и бесчислен­
ные индийские фильмы. Так что каж­
дый из нас открывал для себя Индию на основе сложившихся уже пред­
ставлений. Для меня, например, убор­
щик сошел как бы со страниц книги Л. Шапошниковой «Австралоиды жи ­
вут в Индию>. В ней автор -
один из крупнейших наших индологов,­
убедительно доказывала, что древ­
нейший слой населения страны отно­
сился к австралоидной расе; покорен­
ные светлокожими индоарийскими народами, они составили низшие ка­
сты. И в других книгах по Индии я читал, что чем выше каста, тем свет­
лее кожа. Солдаты были светлокожи, с пря­
мыми носами и карими глазами. Уборщик был мал, темен и плоско­
нос. БРАХМАНЫ, КОТОРЫХ Я ВИДЕЛ Все мы слышали о кастовой систе­
ме. Гораздо меньше людей представ­
ляет себе, насколько она сложна и запутана. Если на вершине «чатур­
варнья» -
«системы четырех варН»­
стоит брахман -
священнослужи­
тель, за ним следует кшатрий­
воин, купец -
ваЙШЬЯ,а в подножии пирамиды слуги -
шудры, то это еще не значит, что у брахмана больше власти, чем у кшатрия, или больше богатства, чем у ваЙшьи. Сельского священника на Руси тоже именовали батюшкой и целовали ему руку и кня­
зья, и именитые купцы, а мог ли он сравниться с ними влиянием? Каждая варна полна каст, подкаст и их разновидностей, как ящик ко­
мода бельем. И к тому же в систему чатурварнья не входят самые обездо­
ленные -
внекастовые, неприкасае­
мые 1, занимавшиеся (и занимающие­
ся) нечистыми с точки зрения инду­
изма занятиями: уборкой нечистот, обработкой кож, свежеванием пада­
ли. Ганди боролся против угнете­
ния неприкасаемых, он сменил это наименование на «хариджаны» -
«божьи дети» (хотя теперь оно зву ­
чит примерно так же, как раньше «неприкасаемые » ). Правительство принял о немало законов, охраняю­
щих их. И, конечно, считать, что все нынешние хариджаны нищи и заби­
ты, столь же неверно, как и то, что брахманы -
толсты и богаты. I По непонятным причинам э тот ин­
ДИЙСКИЙ термин « неприкасаемые », Т О есть те, к к о му н е льзя прикоснуться, чтобы не оскверниться, употребляется в иаш е й публицистике в совершенно об ­
ратном смысле: «неприкосновенные ». По счастью, в работах по Индии тер­
мин этот употребляет с я в истинном его з нач е нии. Кстати, среди брахманов, которых я видел, толстых не было ни одного. Одеты они были в простенькие одно­
цветные ситцевые юбки-лунги. Я, конечно, имею в виду лиц, в принад­
лежности которых к высшей касте я уверен. Это происходило в том случае, ког­
да они работали брахманами. В храме Шивы в Перуре, что близ города Коимбатор в штате Тамил­
над, я узнал от жреца, почти бело­
кожего интеллигентного молодого человека, что служба Шиве в этом храме -
его наследственная долж­
ность. Тут же будут служить и его дети. Все приношения верующих принадлежат храму, а священнослу­
жители имеют скромное содержа­
ние. Тут же работает и его отец. Он познакомил меня со старичком в хол­
стяной юбчонке, и они повели меня к храмовому слону. Он тоже получает содержание от храма, н;) больше, чем брахман. Слон благословил меня, по­
ложив на голову раскрашенный хо­
бот. В торговом квартале города Банга­
лор в тесном пространстве среди лав­
чонок стояло изображение бога Виш­
ну и курились благовония. За заго­
родочкой стоял совсем молодой па­
рень, что-то мелодично напевал и ритмично стучал в маленький бара­
банчик. Люди бежали мимо по своим делам, но многие останавливались, быстро и деловито сбрасывали сан­
далии и замирали, склонив головы и сложив руки. Парень окуривал их дымом, опускал ложку в алюминие­
вый бидон и наливал в сложенные лодочкой ладони молоко. Выпив его и бросив на тарелку пару монет, люди поддевали большим пальцем петлю сандалий и мчались дальше. Этот парень тоже был брахманом. Совсем уж несерьезного брахмана я увидел в уличном подземном перехо­
де. Это вообще был мальчишка лет тринадцати, голый торс его пересе­
кал шнур дважды рожденного. При­
мостившись на ступеньках, он при­
строил пластмассовую статуэтку слоноголового бога Ганеши, зажег сандал на тарелке и неустоявшимся голосом призывал к чему-то верую­
щих. При этом он помахивал пучком павлиньих перьев и, как мне показа­
лось, норовил хлестнуть ими почув­
ствительнее тех, кто шел, не обра­
щая на него внимания. Таких было большинство. Но никто при этом не выражал неудовольствия. Некото­
рые, впрочем, клали на тарелку мо­
неты. Что же касается других брахманов, занятых гражданскими, так сказать, делами, то о их касте нужно было до­
гадываться. Спрашивать в современ­
ной Индии у образованного и прог­
рессивного человека о его (или еще чьей-нибудь) касте -
не принято. Разве что в научных целях, огово­
рив их предварительно. Правда, мне показалось, что брахману не так уж неприятно, если его спрашивают­
не брахман ли он? То же самое с другими высокими 26 кастами. Я как-то спросил субудара (майора) Рамадаса, полицейского офицера, опекавшего нас: -
Вы раджпут, субудар-джи? -
Естественно! -
отвечал с гордо-
стью майор. Но все-таки спрашивать о касте не принято. Да в общем-то и не нуж­
но. Достаточно знать джати вашего собеседника. Гпу60К •• репиrиозиост~ npoHH3w-
.ает все nopw ИНДИЙСКОЙ ЖИ3НИ: МОПИТ80Й наЧННlетс_ И 3IКIНЧК­
.аетс. каждwй дeH~ сотен МИППИО­
нов ИНДУСО.. ТакOfО аскета, И3НУ­
р.lOщеrо ппот~, .стретиw~, npa.AI, не ЧIСТО. Строго говоря, у индийцев нет фа­
милий в нашем понимании. Есть "джати» -
название касты, и не про­
сто, а с адресом. Рао, например, брахман народа телугу в штате Андхра-Прадеш, Кришнамурти и Кришнан Мурти­
тамильские брахманы, Чаттерджи­
бенгальские. Намбудири -
брахманы в штате Керала у народа малаяли, а Мено­
ны"':"- каста пиСцов, на полступенеч­
ки ниже брахманов -
там же. По Южной J-iндии С нами ездили администратор доктор Рао, врач­
доктор Кришli:амурти и переводчики Индранатх Чаттерджи и Правати Менон. Господин Кришнан Мурти был ме­
хаником по кондиционерам в спец­
поезде, везшем нас из Кералы в столи­
цу Тамилнада город Мадрас. А у людей из воинских каст джати звучат' энергично и мужественно, с подчеркнуто-рычащим "Р»: Чопра, Арора. ЗАКАЗАН снимок со спутникА Наша бомбейская гостиница -
пятизвездный отель "Леела Пента»­
один к одному соответствовала кино­
представления м о роскошной загра­
ничной жизни. Общий уровень гости­
ниц такого класса, наверное, совер­
шенно одинаков во всех крупных го­
родах мира. Но это была индийская гостиница со швейцаром в красном тюрбане, со сторожем -
отставным солдатом, непальским гуркхом, с да­
мами-портье в шелковых сари. Со шведским столом: в меру наперчен­
ное карри и лепешки-чапати. С оби­
лием смуглых боев. Малорослых же черных людей, босых и в шортах цвета хаки, утром разводил гуськом администратор, весь день они занима­
лись простым и неслышными дела­
ми: натирали медные ручки, очища­
ли пепельницы в холле, подстрига­
ли траву во дворе. "Леела Пента» стояла ближе к аэропорту, чем к городу, и для поезд­
ки в Бомбей нам подали автобус. Сразу за отелем местность была до­
вольно пустынной -
загородное шоссе. Потом начались двухэтаж­
ные дома и лавки, лавки, лавки. Но вскоре мы вновь оказались в неза­
строеных пространствах. Лишь на го­
ризонте можно было разобрать что­
то обширное, серое и бесформенное. И, только подъехав ближе, мы поня­
ли, что это необозримое скопище ла­
чуг. Слово «лачуга», впрочем, подхо­
дило этим сооружениям не больше, чем "дворец» -
обычной лачуге в на­
шем понимании. Нет, хижины -
не хижины, навесы -
не навесы из рогож, тряпок, картонных ящиков теснились . столь плотно, что невоз­
можно было понять, как передви­
гаются между ними люди. А людей в этом скопище было -
видимо ~ не­
видимо: голые. дети, женщины в вы­
цветших дырявых сари, мужчины в скуднейших набедренных повяз­
ках. Мне запомнился парень в новых джинсах и пестрой рубахе. Он курил, сндя на корточках, и только обернул­
ся на шум автобуса. Улыбнулся (во рту блеснули золотые зубы), сплю­
нул и отвернулся. О такой трущобе нельзя было ни­
чего узнать ни из книг, ни из кино, хотя говорится об этом много. Ее можно только увидеть. И от нее нель­
зя отвернуться. Это была индийская реальность. Реальность огромной перенаселен­
ной страны. И эту реальность следо­
вало принимать вне зависимости от того, соответствует она или нет сло­
жившимся у нас представлениям. По­
тому что только это позволяло ори­
ентироваться в окружающих нас лю­
дях, в их поведении и странных для европейцев жестах. И в их чувстве времени. .... -
Когда вы за мной заедете?­
спросил я по телефону старого сво­
его друга, молодого индолога, рабо­
тавшего в Бомбее. В трубке послышалось хмыканье. -
Запомните, вы -
в стране, где есть только два понятия времени: «утром, сэр» или «после обеда, сэр». Как доберусь. ... Это было великолепное угощение городом, которым потчует знаток и старожил совсем зеленого новичка. Вокзал Виктория, рынок Кроуфорд­
маркет, Высшая школа искусств, Во­
ровской базар -
Чор-базар. И на каждый мой вопрос следовал ответ, обстоятельный и полный парадок­
сов. -
Забудьте все, что вы аккуратно читали. Здесь все динамично, все стремительно меняется. Откройте глаза, постарайтесь увидеть жизнь, как она есть. Я спросил о трущобе, которая все не давала мне покоя. Насколько это типично? Что собираются с ней де­
лать? -
Ну, это еще не самая большая. Есть здесь одна, побольше. Городские власти заказали сделать ее снимок со спутника. Нужно составить план оз­
доровления, а ни полицейские, ни муниципальные чиновники никогда не решатся туда зайти. Есть трущобы и хуже, но только в Калькутте. Но, представьте себе, там живут еще не самые бедные. Самые бедные ночуют на тротуарах. Каждый день в Бомбей приходит примерно две тысячи чело­
век из деревень. Безземельные. В де­
ревне работы нет, а в городе еще как­
то можно прокрутиться. Через пару лет им удается скопить денег, и они покупают участок. Это стоит две ты­
сячи рупий. А потом платят по два­
дцать пять рупий ежемесячно мафии, которая правит в трущобах. И строят крышу, а повезет -
и стены из чего придется, холодов здесь не бывает. Не дай бог просрочить плату -
дом сожгут, а самих выгонят. Обратить­
ся к властям? Нет, люди там темные, любым властям не доверяют. -
Что за люди? -
спросил Я.-
Деревенские хариджаны? -
А спросите у нашего шофера. Шофер - индиец обернулся. -
Нет, сэр, там есть все. Есть и брахманы. У них тоже много детей, а сколько брахманов нужно на одну деревню? Есть и другие. Но больше всего, конечно, хариджанов. Развернувшись на площади, в цент­
ре которой сидела мраморная британ ­
ская королева Виктория, заботливо по крашенная белой масляной крас­
кой, и застревая во всевозможных пробках, мы выехали на прямую до­
рогу. Хижины из рогожи, тряпок и кар ­
тона показались мне знакомыми. И такие же люди толпились вокруг. Но это был другой квартал, самая боль­
шая зона бедности огромного горо­
да. Машину остановили поодаль, но достаточно близко, чтобы все раз­
глядеть. Над хижинами поднимались дымки. -
Присмотритесь внимательнее. Что вы видите над крышами? Почти над каждой крышей торча­
ли телевизионные антенны. -
Самый дешевый телевизор ­
местного производства, черно-белый, маленький, стоит пять тысяч. Япон­
ский цветной -
куда дороже. Но люди все-таки стараются купить цвет­
ной. Я ведь серьезно говорю: Индию &nаrочестивые nюди считают своим AonroM cOBepwaTb паnомничество к св.тым местам -
к иэвестным храмам в Варанаси на реке raHr, к сп еда м Hor 60ra ВИWНУ. Папом­
ник поститс., откаэываетс. от мир­
ских радостен, не С5реетс., не носит eBponeHcKoro КОСТЮМiI. понять очень трудно. Европейские мерки здесь не подходят. И особ е нно трудно придется, если у вас на все случаи жизни уже готовые стерео-
типы. и все-таки очень хотелось увид е ть именно то, о чем знал до сих пор лишь теоретически. КОНИ, САНДАЛИИ И ЛИНГВИСТ В Мадрасе вечерами мы прие з жа­
ли на пляж, привлеченны е как мор­
ской прохладой, так и видом на город и Бенгальский залив. Мы были не одиноки. Все люди, посещающие Мадрас, обязательно попадают -
рано или поздн о -
на этот пляж. Потому людей на пляже множество, причем не поймешь, кого больше -
отдыхающих чуж е ­
земцев или местных жител е й, стре­
мящихся разнообразить отдых го­
стей столицы Тамилнада и тем снис­
кать себе хлеб насущный. Живописными кучками разложили свой товар торговцы павлиньими перья ми и раковинами, бусами и рамками. Ходят продавцы ядовито­
оранжевых прохладительных напит­
ков, конфет и кокосов. Тут же и при­
личного вида мужчина с дрессирован­
ной обезьяной и какие-то люди без видимых занятий, но чем-то занятые. Шумная, но дружная компания моло-
дых людей и мальчиков ведет куда­
то смирную лошадь в пестрой сбруе, украшенную султаном перьев. Может быть, они вели ее купать, а может, еще зачем. Вот на эту компанию с лошадью и наткнулся один из наших спутни­
ков, заслуженный танцор кавказско­
го ансамбля. Он был в прекрасном настроении. Увидев лошадь, танцор почувство­
вал себя джигитом, вскинул руки и издал неартику лированный горло­
вой звук. Местные жители, кажет­
ся, обрадовались, остановили коня и подвели его к танцору, показывая же­
стами, что он может на него сесть. Тот лихо вспрыгнул и проехал круг, причем владельцы коня поводь­
ев не отпускали и вели его шагом. С прыгнув с коня и, решив как-то отблагодарить гостеприимных вла­
дельцев благородного животного, танцор стал рыться в карманах в поис­
ках значка. Те значка, однако, не приняли и сказали «Твенти рупайю>, подкрепив слова четырехкратным маханием рас­
топыренной пятерни. -
Какой рупайя? -
осведомился озадаченный артист.- На значок, за что, слушай? И он хотел тронуться с места, но мужчины схватили его за рукав, по­
вторяя по-английски сумму. 27 Артист рассвирепел. В его родных местах с иностранца за такое денег бы не взяли, а наоборот, всячески вы­
казывали бы свое расположение. Но для владельцев коня на мадрасском пляже катание посетителей было главным, а может быть, и единст­
венным источником дохода, да и ино­
странец был здесь не такой редкой птицей, и потом они не были знакомы с кавказским гостеприимством. Они зашумели и окружили танцора коль­
цом. Разговор шел на доступных обеим сторонам по отдельности язы­
ках межнационального общения: тамилы кричали по-английски, тан­
цор -
по-русски. Но поскольку друг друга они все равно не понимали, то перешли на более понятные языки: коневладельцы на тамильский, а тан­
цор -
на клекочущий и звучный свой родной язык. Смысл дискуссии, впро­
чем, хотя и был ясен, а тон очень высок, к согласию стороны не прихо­
дили. Прибежал полицейский, примча­
лись друзья танцора по ансамблю. -
Сэр, вы должны дать им что­
нибудь,- твердо сказал полицей­
ский. Коллеги по ансамблю быстро ски­
ну лись и, набрав двадцать пять рупий, вручили их владельцам коня. Затем они взяли под руки своего товари­
ща, который все никак не мог успо­
коиться, и увели его под дружные крики «Сэнк ю, сэр», К которым почему-то присоединился полицей­
ский. В Индии действительно гораздо больше народу, чем земли и рабочих мест. Поэтому и способы заработка могут быть самые разные. За день до описанных выше собы­
тий мы ездили в храм Канчипурам. В храме не положено быть в обуви, и потому от автобуса шли в носках. В самом храме наш доктор Виногра­
дов, осмотрев теплый шершавый ка­
менный пол и обратив особое внима­
ние на паломника, страдавшего сло­
новой болезнью и волочившего страшно раздутую ногу по камням, распорядился носки -
по возвраще­
нии -
выбросить. И вот, стоя на сту­
пеньке автобуса, я снял носки и ос­
тался босой. В этот момент ко мне подскочил низкорослый мужчина со связкой сандалий вокруг шеи, отхва­
тил от связки сандалию и стремитель­
но надел ее мне на ногу. Сандалия с отдельной петлей для большого паль­
ца уселась на ноге как влитая. Надо сказать, что о таких именно сандалиях я возмечтал с первого дня, когда увидел их на индийцах. Велико­
лепно продуманные, открывающие ступню, но надежно защищающие подошву, они подходят для жары лучше, чем любая придумка европей­
ского сапожного гения. И вот эта обувь сама нашла мою ногу. -
Сколько? -
спросил я. -
Сорок рупий, сэр,- ответил обувщик. 28 В магазине было дешевле и, вспом­
нив, что на Востоке нужно торго­
ваться, я решительно ответил: -
Пятнадцать! -
Сэр,- вскричал продавец,-
у меня семеро детей! Тридцать пять! -
При чем здесь я? -
резонно спросил Я.- Двадцать! -
Сэр, я их должен кормить! Два­
дцать пять! Я представил себе толпу чернявень­
ких голопузых детей, в именах кото­
рых путаются сами родители, и мы сторговались. Я дuстал три бумаж­
ки по десять рупий и протянул про­
давцу. -
У меня нет сдачи,- виновато сказал он. Не торговаться же с бедным много­
детным отцом из-за пяти рупий! Тем более, что я был горд своей победой, потому как на нее не рассчитывал. -
Ладно,- махнул я рукой, и в тот же момент еще какой-то низкорос­
лый мужчина выхватил у меня сан­
далии из рук и, опустившись в пыли на колено, стремительно вколотил за­
клепки во все места соединения ре­
мешков с подошвой. -
«Вот это сервис»,- подумал я, но он, как бы услышав мои мысли, возразил: Двадцать рупий, сэр. -
За что? Я уже заплатил! -
За каждую пять рупий. Сэр, у меня семеро детей! -
Клянусь вам, я в этом не вино­
ват,- заявил Я.-
И я вас ни о чем не просил! -
Сэр, вы должны! Короче говоря, сговорились мы на десяти рупиях. И опять помогли ему его дети. Уже в автобусе, любовно разгляды­
вая сандалии, я порадовался, как удачно их купил. Просили сорок, вы­
торговал за двадцать пять -
вот так­
то! Дал, правда, тридцать, да еще не­
предвиденный расход на клепаль­
щика -
десятка. Итого -
сорок ру­
пий. А с меня просили? Сорок. Так сколько же я выторговал? Больше я не пытался торговаться в Индии. На эту парочку я не в обиде: сандалии служат летом верой-прав-
доЙ. . А на мадрасском пляже действи­
тельно могут быть удивительные встречи. В предпоследний день за мною увязался нищий. Это был моло­
дой человек лет двенадцати, ОДf!ТЫЙ в нитку С тремя бусинами на шее. Он вежливо, но настойчиво дергал меня за руку и что-то приговаривал. Но у меня не было уже денег, и хотя мне было жаль парня, я качал головой и время от времени говорил по-англий­
ски: «Иди, мальчик. Нет денег». Но он все шел и шел за мною и все дергал и дергал за руку. Я сказал по­
русски: «Мальчик, отстанЬ». По-рус­
ски он не понимал. Мы прошли уже километра два. Я вдруг вспомнил, что эту же фразу я знаю по-цыгански. А цыгане вышли из Индии. Может быть, он поймет так лучше? И я сказал: -
Джа, чаво. Л6вэ нанэ! Мальчик вдруг резко оттолкнул мою руку, выпятил живот и гордо крикнул: -
Ноу хинди! Хир из Тамилнаду! Спик инглиш ор тамиль! (Никакого хинди! Здесь Тамилнад! Говори по­
английски или по-тамильски!) Вот это номер! Юнец без штанов разгуливает, а незамедлительно и точно классифицировал цыганский язык как один из индоариЙских. И какое национальное самосознание! Я вынул из K\ipMaHa карандаш, ко­
торый берег для гостиничного боя, и вручил юному языковеду. Но тут из-за груды песка выскочи­
ла еще дюжина его коллег -
мал мала меньше и устремилась ко мне. ДОКТОР КРИШНАМУРТИ И ДОКТОР РАО Доктор Кришнамурти -
доктор в прямо м смысле, поскольку он тера­
певт, а доктор Рао, университетский преподаватель, по-нашему скорее­
кандидат философских наук. Оба, как я уже говорил, ездили с нами по ин­
дийскому Югу. Кришнамурти забо­
тился о нас как врач, Рао -
как ад­
министратор. Доктор Рао -
в полном противо­
речии с расхожими представлениями о южном темпераменте -
был всегда невозмутим и спокоен. А южанином он был даже для Индии. Как уже вид­
но из его джати, родом он был из дравидского штата Андхра-Прадеш, самого, впрочем, северного из южных штатов. Доктор Кришнамурти, тамильский брахман, очкастый и щуплый, выгля­
дел человеком без возраста: ему мог­
ло быть и двадцать пять, и сорок. Иногда нам удавалось есть в одно время, и я заметил, что ест он одни вегетарианские блюда, пользуясь только ложкой. Чем питается доктор Рао, мне заметить не удалось, но, во всяком случае, он пользовался вил­
кой и ножом на европейский лад. Прошу понять меня правильно: я не любитель заглядывать в чужие тарел­
ки, но в данном случае мною двигала чисто этнографическая любознатель­
ность. В присутствии Рао ICришнамур­
ти становился как бы незаметнее и тише (хотя и вообще был человек тихий и ненавязчивый), что тоже бы­
ло понятно: один -
начальник, а дру­
гой -
под чиненный. Доктор Рао довольно часто стал общаться со мной. Может быть, тому причиной была наша беседа у скального храма Ма­
хабалипурам. Кубические сооружения храма сплошь покрыты барельефами, час­
тью плохо различимыми, но больше прекрасно сохранившимися: слоны, боги, люди в юбках-лунги и сари. Этот храм служит уже музеем, пото­
му разуваться было необязательно, тем не менее я заметил, что доктор Кришнамурти задержался у двери ав-
тобуса и легко спрыгнул босой, а подойдя к храму, молитвенно сложил руки. У храма было немало людей, кто складывал руки, кто нет. И две ты­
сячи лет назад толпились здесь та­
кие же люди в таких же юбках, де­
лали те же движения. Индусы очень серьезно (а для нашего удобства по-англИйски) обсуждали, кто и что изображено. Причем все знали подробности, хотя в толкованиях по­
рой весьма существенно расходились. -
Были вы в Северной Индии? -
спросил меня доктор Рао.-
Видели Тадж-Махал? -
В Северной Индии не был, а Тадж-Махал, конечно же, видел на фотографиях в журналах и книгах. -
И как вам он нравится? Мне показалось, что в голосе доктора Рао звучит оттенок напря­
женности. -
Жемчужина мировой архитек­
туры,- отвечал я искренне,- гор­
дость Индии. Но, доктор, это ведь не только Индия. Это архитектура Вос­
тока. Доктор Рао сжал мне руку. -
Вот именно! Вот именно! А это -
Индия. Дравидский Юг -
это Индия без иранского влияния. С этой минуты доктор Рао у любо­
го из памятников стал как бы моим личным гидом. Знал он -
не в при­
мер гидам-профессионалам -
много, и знания его были точны. Довольно скоро я убедился, что нашу страну он представлял себе тоже очень не­
плохо. Он разбирался в истории, знал даже, что литовский и латышский языки из живых европейских ближе всего к санскриту. Представлял раз­
ницу в росте населения наших рес­
публик. В общем, ученую степень имел не зря. -
Скажите,-
спрашивал он у меня,-
а не кажется вам, что разви­
тие частной инициативы приведет у вас к такому же неравенству, как у нас? Коммунистических взглядов он не разделял и часто вспоминал Англию, где стажировался. Хотя, судя по все­
му, наиболее милым его сердцу был путь средний между английским и нашим. Может быть, что-то на основе индийских традиций. Хотя среди этих традиций есть такие ... -
Вы имеете в виду касты?­
спросил я напрямик. -
И касты тоже. Здесь не все так просто, как кажется вам, европей­
цам. Возьмите неприкасаемых. Я сам много занимался этим. Большую про­
грамму проектировали в Андхре: по­
мочь им получить землю, образова­
ние. Им резервировали места в уни­
верситетах, на службе. Но скажите: если тысячи поколений вечно голо­
дали, были унижены, их избивали за малейшую попьггку протеста, раз­
ве это не могло не сказаться на по­
томках? Чисто генетически? И кроме того, они оказались не способны ве­
сти крестьянское хозяйство. Ведь быть крестьянином -
это работать не только мускулами, но и головой. А тысячи лет землевладельцы не позво­
ляли им думать, только показывали каждый день, какую примитивней­
шую работу делать. Доктор Рао говорил очень серь­
езно. Очень грустно. И, увы, очень убежденно. НЕВЕСТ А ДОКТОРА криmНАМУРТИ Возраст доктора Кришнамурти я уз­
нал случайно. В Канчипураме, где, по словам индийских друзей, недорого можно купить превосходные сари. Доктор выходил из лавки, держа два роскошных отреза -
синий и ко­
ричневый с золотом -
под мышкой. Он выглядел очень довольным. -
Жена обрадуется,- сказал я, пощупав и рассмотрев отрезы. -
Это для сестры,-
отвечал док­
тор с сильным тамильским акцен­
ТОМ,- я еще холостоЙ.-
И, подмиг­
нув, добавил: -
Молод еще. -
Сколько же вам лет, Доктор?­
поинтересовался я. -
Всего двадцать шесть. Есть еще время. Доктор Рао, шедший со мной, пояс­
нил: -
Он не шутит. Индусы из хоро­
шей семьи, да еще и доктора или ад­
вокаты женятся лет в тридцать-три­
дцать пять. Надо встать на ноги, а для этого иметь свою практику. Это в один год не делается. -
А невеста будет ждать? -
спро­
сил я. -
Она еще не знает, что она­
будущая миссис Кришнамурти. Она, наверное, только-только в школу по­
шла. Легкая тень пробежала по лицу доктора Рао. -
Вы помните мою дочь? Со своей дочерью -
красивой мо­
лодой дамой, ученым-биологом, он познакомил меня в столице Кералы Тривандраме. -
Она не замужем. Ей уже два­
дцать семь. Она очень интеллигент­
на. А быть индийской женой трудно, очень трудно. Особенно интеллигент­
ной женщине,- доктор Рао вздох­
нул.- Зато у старшей уже пятеро де­
тей. Я вам внуков показывал? И ,доктор Рао полез за бумажни­
ком. ПРАВАТИ И ЕЕ СВЕКРОВЬ Правати, наша переводчица, родом была из Кералы, из самого Триванд­
рама. Она кончила Университет име­
ни Лумумбы, говорила по-русски как московская студентка и носила джин­
сы. Но в первом же керальском го­
роде, куда мы попали -
это был пор­
товый город Кочин, сменила наряд на скромное сари. И все время в родном штате не изменяла традиционному наряду. С ней было очень легко общать­
ся, все-таки чувствовалась москвичка и даже патриотка Москвы. (Вообще отмечено, что нет больших патрио­
тов, чем иногородние учащиеся круп­
ных университетских городов). Уже под самый конец пути мы до­
говорились С ней пройтись по Мад­
расу (это был конечный пункт), пого­
ворить, посмотреть, не суетясь, обы­
денные достопримечательности. вро­
де почты, вокзала и театра. Так и сделали. Утомленные прогулкой по жарко­
му городу, мы зашли в первый же тенистый двор, окружавший внуши­
тельное здание в колониально-викто­
рианском стиле (это и была почта), и присели, не прекращая разговора, на лавочку. Правати все еще не имела постоянной работы, и этот вопрос, ес­
тественно, ее волновал. Полгода назад она заполнила необходимые и бес­
численные бумаги и теперь ждала вы­
зова в Тривандрамский университет на собеседование. Черепашьи темпы оформления сильно ее раздражали, хотя у нас она могла бы к подобному и привыкнуть. Об этом я ей и сказал. -
Ну ЧТО ВЫ,- возразила Права­
ТИ,-
я здесь от многого отвыкла. Не знаю, как буду привыкать. В Траванд­
раме -
только освободилась, побе­
жала к родителям мужа -
у них мой сын, ему год уже. У них очень стро­
гая семья. Бабушка мужа, мать его отца, никогда в его доме не ест. По­
тому что он -
намбудири-брахман, а его жена, моя свекровь,- менон, это чуть-чуть ниже. А у свекрови но­
вая служанка. Такая милая девочка лет четырнадцати. Все делает, только готовить ей не дают -
она низкока­
стовая. Симпатичная, услужливая. Свекровь ею очень довольна. И вдруг свекровь мне говорит: «Смотри, ка­
кая порядочная, а ведь такая черная». Я даже сразу не поняла. А сама-то совсем как я. И Правати легко коснулась паль­
цем своей светло-коричневой щеки. -
Однажды сидим мы на вокзале. А тут бегает ребенок, голенький, только с браслетом, совсем малышка. Я говорю свекрови: «Какая прелест­
ная девочка!» А она мне отвечает: «Правати, Я тебе удивляюсь. Что тут прелестного: она ведь черная и ни­
щая». Понимаете: черная и нищая, значит, все. И если бы так думала только свекровь... Кончится ли это когда-нибудь? -
А ЧТО,-
спросил Я,- низкокас­
товые обязательно черные и нищие? -
Да что вы! В Москве я дружила с одной девочкой у нас в университе­
те, неприкасаемой из Андхры. Во­
первых, она светлее меня. А во-вто­
рых, довольно богатая. Когда харид­
жанов наделяли землей, ее отец уме­
ло ею распорядился, он очень хоро­
ший хозяин. Потом были льготы для учебы, и он всем сыновьям дал обра­
зование. А дочку послал в Москву. У них очень приличная семья. Мы в Лумумбе очень дружили, говорили по-русски: она не знает языка малая­
лам, а я -
телугу. Даже в Дели встре­
чались, я была в доме ее родствен­
ников, тоже по-русски говорили. Мо­
жет быть, ей легче будет с работой. 29 Вы знаете, для них резервированы места. О нас бы кто позаботился! .. -
А к вам в гости она не приедет в Тривандрам? -
Ко мне? Что вы! Вы не знаете мою свекровь! .. ПОСРАМЛЕНИЕ И ТОРЖЕСТВО КНИЖНQГО ЗНАНИЯ Шли последние дни путешествия по Индии, и, сверяя свои впечатле­
ния и накопившиеся уже в блокноте записи, я начал испытывать некое смутное беспокойство. Что-то, каза­
лось мне, что я должен был обяза­
тельно увидеть, я не увидел. Вскоре понял, что именно. Мы находились уже почти месяц в «зоне интенсив­
ного потребления бетеля» -
именно так писал ось в книгах -
но именно эту интенсивность я никак не мог углядеть. Что там углядеть! Я должен был обязательно пожевать бетель, не так, может быть, интенсивно, как это делают местные жители, предаю­
щиеся жеванию с юного возраста до глубокой старости, но ощутить язы­
ком, нёбом, горлом его «слабую жгу­
честь», поддаться «легкому наркоти­
ческому воздействию» и «заглушить чувство голода» (здесь и далее в ка­
вычки взяты обороты и термины из индоведческих книг.- А. М.). Все это я был просто обязан сделать. Хотя бы потому, что потребление бетеля изучается этнографией питания, а она издавна была моей слабостью. Я был готов выполнить долг ис­
следователя, но местные жители от­
чего-то на моих глазах никак «не заворачивали в бетелевый лист малую дозу извести и кусок ядра арековой пальмы». Я удвоил бдительность, внимательно осматривая чуть ли не каждого индийца, встреченного на­
ми, но граждане дружественной стра­
ны делали все что угодно, только не жевали бетель. Заметив же повы­
шенный интерес иностранца к их особе, они как бы невзначай одним глазом быстро проверяли, все ли у НИХ В порядке, и, убедившись, что ничего необычного с ними не случи­
лось, ослепительно у лыбались и, подняв руку, помахивали в знак при­
ветствия ладонью. В ладони, естест­
венно, кулька с бетелем не было. Спутники мои, почувствовав мою озабоченность, поинтересовались, в чем причина. Я не стал скрывать. -
Это что за бетель такой?­
поинтересовался Паша Князев, ово­
щевод из-под Астрахани. Я, как мог, описал, добавив, что на юге Индии его называют «паю>. от жевания бетеля, добавил я, «слюна во рту приобретает кроваво-красный цвет». -
Это не от него тут все тротуары красным заплеваны? -
спросил Па­
ша.-
А я-то думаю, что это они все кровью плюют ... Тут-то и оказалось, что все (про­
писью: ВСЕ) мои спутники наблюда­
ли, как южные люди, пожевав что-то, 30 купленное с уличного лотка, с бла­
женным видом пускают изо рта пур­
пурную струю, да как еще далеко! Так соревнуются у нас мальчишки в начальных классах. А лотки эти по­
всюду, стоит только выйти в город. Мои друзья, не ведая о своем пребы­
вании «в зоне интенсивного потреб­
ления», заметили сам факт «потреб­
ления» уже давно. Доктор Виноградов отнесся к моей идее скептически. -
Вы себе здешнюю уличную ги­
гиену представляете? Вам амебной дизентерии не хватает? Нет, я катего­
рически против. Я долго уговаривал его, объясняя, что для этнографа питания не попро­
бовать пищевой продукт -
это все равно, что эпидемиологу не прове­
рить на себе действие вакцины. Я при­
вел в пример Пастера. Доктор сдался. -
НО ТОЛЬКО,- предупредил ОН,­
под моим наблюдением. Утром следующего дня в сопро­
вождении доктора и перевод чицы Правати я вышел из гостиницы, что­
бы приступить К полевым исследо­
ваниям. Доктор попросил Правати показать наиболее надежного с точ­
ки зрения гигиены торговца паном. Правати охотно согласилась, тем бо­
лее, что ей самой редко доводилось лакомиться паном. В детстве запре­
щала мама, а теперь -
свекровь. Обе не верили в чистоту рук торговцев, и обеим жевание бетеля представля­
лось вульгарно-простонародным. Торговцы паном сидели тут же, на автобусной остановке неподалеку от Барма-базара. На низеньких столи­
ках перед ними толпились банки, баночки и коробки с яркими разно­
цветными порошками и пастами. Гос­
поди, сколько раз я видел этих ком­
мерсантов, но принимал их за улич­
ных художников или продавцов спе­
ций. На табуретках рядом со столи­
ком лежали стопки нарезанных боль­
шими квадратами листьев. Это и был сам бетель. Обойдя несколько столиков, Пра­
вати остановилась у одного и произ­
несла короткую фразу. Торговец, оце­
нив нас взглядом специалиста, пере­
брал листы в стопке, посмотрел на свет, остался качеством доволен и расстелил лист на столике. Оттопы­
рил большой палец с угольно-черной подушечкой, слегка примерился, словно художник, раздумывающий перед первым мазком, и, запустив палец в баночку, нанес первый штрих -
ярко-красный. Стремитель­
но вытер палец о тряпицу, висящую сбоку столика ( «Не смотрите на тряпку!» -
отчаяно крикнул доктор Виноградов) и запустил палец в сле­
дующую банку. Всего этих банок и коробок оказалось пггук восемь. По­
верхность листа, покрытая мазками, на глазах становилась похожей на па­
литру. Ложечкой торговец полил лист коричневым сиропом, потом ме­
дом, положил сухофруктов и, приме­
рившись, приляпал сверху листок сусального серебра. Свернул все го­
лубцом и протянул мне. Второй го-
лубец он протянул Правати. Мы улыбнулись друг другу, а продавец улыбнулся нам. Я еще чуть помед­
лил и -
сунул голубец в рот. То же сделала Правати. -
Серебро бактерицидно. ~уй­
те! -
скомандовал доктор. Рот немедленно наполнился слад­
кой и обильной слюной. -
~уйте, жуйте,- сказала Права­
ТИ,- немножко можно сглотнуть, остальное сплевывайте. Ох, не видит меня свекровь ... Все остальное полностью совпада­
ло с данными литературных источни­
ков, и хотя это было приятно, кро­
шечный червячок продолжал грызть меня. Не увидеть в упор то, что бро­
салось в глаза! Но в целом настроение было превосходным: пан попробован, «интенсивность потребления» под­
твердилась, и в просвещенной ком­
пании я вполне смогу доложить об органолептике потребления бетеля. Мы завернули за угол и оказались на Барма-базаре -
нескончаемом ря­
ду сросшихся боками лавочек разме­
ром и глубиной с платяной шкаф. Среди всего этого неспешно двига­
лась густая толпа, и свободного места не оставалось совершенно. Оставалось купить несколько недо­
рогих сувениров, и торопиться нам было некуда, тем более что выбор был широкий. Обстоятельно рассмат­
ривали мы статуэтки, тарелочки, бре­
локи, не вступая, однако, в торг. Это было добровольной обязанностью Правати, которая, конечно же, знала быт и нравы восточного базара го­
раздо лучше нас. Доктора что-то заинтересовало, и Правати осведомилась о цене. Раз­
говор шел по-английски и потому был понятен: Сколько стоит? Вас интересует настоящая цена? Нет, последняя. Мисс, это -
самая последняя! Продавец, пожилой мужчина в ев­
ропейском платье и вязаной белой ер­
молке, вел торг без суетливости. Что­
то мне напоминала его вязаная ер­
молка ... Что? И я спросил нарочито спокойно: -
Правати, а почему вы говорите с ним по-английски? Но я же не знаю тамильского! -
А вы говорите на малаялам. -
А почему вы думаете, что он по-
нимает малаялам? -
Да потому, что на нем шапочка, «которую носят керальские мусуль­
мане -
мопла»! Правати недоверчиво посмотрела на меня. Во взгляде ее читалось: «ВЫ еще мне будете объяснять!», но, обер­
нувшись к продавцу в ермолке, она что-то неуверенно сказала. В ответ последовал такой радостный, гром­
кий и стремительный ответ, что у ме­
ня отлегло от сердца. Это был момент истинного торже­
ства книжного знания ... Бо м б ей-
Тр ивандрам -
Мадрас СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ С ВАРИАЦИЯМИ Наши постоянные читатели, оче­
BugHO, помнят помещенную в 5-м номере журнала за этот rog зари­
совку "Волшебный фонарь». В ней рассказывалось о старинных фотогра­
фиях, открытках, gиаnозитивах, rge запечатлена ушеgшая уже жизнь, быт, обычаи HapogoB. Мы высказа­
ли nреgnоложение, что во многих семьях, наверное, сохранились эти -
бесценные теперь -
образы прошло­
го, и обратились к читателям с nрось­
бой nрисылать их нам в журнал, рассказывая о том, как они попали в семью, что на них изображено. "Первой ласточкой» стал COTpyg-
ник Московского университета Эgгар Иосифович Берковский. Он принес в реgакцию альбом, сохранившийся от бабушки-иркутянки. В 1918 rogy она совершила путешествие в Япо­
нию -
благо там было спокойно, ga и gобираться ближе и уgобнее, чем go Европы, а по тем временам и go Петрограgа и Москвы. Воспо­
минаниями бабушка, увы, внуков не баловала, поэтому мы размышляли: что же написать к этим симпатич­
ным открыткам? В это время в реgаКЦ!lЮ пришел наш gaBHUU автор -
журналист Кон­
стантин ПреображенскиЙ. YBugeB открытки, он восхитился: оказалось, что очень многое из того, что на них изображено, сохранилось в Япо­
нии по сей geHb. Причина этого и проста, и сложна ogHoBpeMeHHo. Кроется она в незыб­
лемости той важнейшей ячейки об­
щества, которая называется семьей. А японская семья во многом оста ­
лась неизменной. Конечно же, и она сильно отличается от семей своих бабушек и прабабушек: меньше ge-
тей; gругая пища -
тот же рис, но горазgо больше мяса; не из того ма­
териала шьют кимоно. Но шьют-то именно кимоно! А такие важные вещи, как отно­
шения межgу мужем и женой, geTb-
ми и роgителями, семьей и сосеgя­
ми -
остались почти неизменными. Семья и cocegu. Глава семьи на служ­
бе и gOMa. Семейные nразgники. Чем больше мы СЛУШUAи увлекше­
гося япониста, тем яснее вырисо­
ВЫВUAся у нас план, к участию в ко­
тором мы хотели бы привлечь и вас, уважаемые читатели. Но начнем по nоряgку. В том, что семья -
важнейшая ячейка общества, убежgать никого не Hago, это Bpoge бы все знают. «Покой В семье, покой в Поgнебес­
ной»,- говорили gpeBHue китайцы, сосреgоточенные, как Bcerga, на сво­
ей империи, но смысл этих слов обще­
человеческий. Горазgо меньше известно, что се­
мьи бывают разные. Мы не имеем в Bugy разницу межgу счастливыми и несчастливыми семьями. И клас­
сическую формулу Толстого «все счастливые семьи похожи gpyr на gpyra ... » можем лишь уточнить: все счастливые русские семьи похожи, как похожи английские, китайские, берберские -
и так gалее. Семья -
хранитель национальной самобытности. Именно в семье geTU получают обширную и растворенную в самой жизни информацию обо всем: от взаимоотношений межgу поколениями go организации празg­
ничного стола. И буgничного тоже. Постараемся немного пояснить. В русской, например, семье geTU го­
ворят роgителям «ты», а в украин­
ской -
«вы». И, услышав в совер­
шенно обрусевшей семье: «Вы, мама, Kyga ugeTe?» -
можно безошибоч­
но опреgелить, что роgители pOgOM с Украины. Мелочь, казалось бы. Да, но в этой мелочи -
крупица на­
циональной самобытности. А возьмите празgничный стол. В буgние gHU люgи питаются -
у нас по крайней мере -
в общем-то ogu-
наково. Но есть некоторый набор блюg, без которых празgник -
не празgник, причем у кажgого Hapoga эти блюgа свои. И gаже гостей са­
жают по-разному, в зависимости от того, какое место наиболее по­
четно. «Что Ж тут особенного? -
скаже­
те ВЫ.- Так Begb у всех». Присмотри­
тесь повнимательнее, и вы YBugUTe -
нет, не у всех. А именно у вас, у ва­
шего Hapoga, в вашей семье. И это может стать интересным gля всех. Напишите нам об обычаях и семейных обряgах, о празgниках и буgнях. При этом мы обращаемся не только к преgставителям мало­
численных HapogoB, узнать о жизни которых буgет полезно и поучитель­
но всем. Семейные обычаи русского Hapoga тоже очень интересны (а теперь, может быть, и менее извест­
ны, чем быт иных HapogoB). Мы приглашаем писать всех. Нас интересует и gеревенский семейный быт, и гороgской, и gворянский, и мещанский. Мы постараемся помочь вам в том, чтобы сgелать это поучи­
тельным и занимательным чтением gля наших читателей. Если у вас есть фотографии из семейных альбомов, если вы помни­
те истории из жизни тех, кто на них изображен, можете смело их нам при­
сылать. Словом, мы хотим -
с вашей помощью -
регулярно вести тему «Семья» В буgущем rogy. А сегоgня запускаем пробный шар и жgем ваших откликов. Итак, познакомьтесь, пожалуйста, с семьей Мацумото. 32 К. ПРЕО&РАЖЕНСКИЙ Мацумото, наши соседи Оgнажgы в электричке, мчав­
шейся из Токио в OgUH из много­
численных npuropogoB ЯПОНСКОЙ столицы, я познакомился с госпо­
жой Мацумото. Неторопливо прохоgя по вагону в поисках сво­
боgного места, она заметила, что я читаю русскую книгу, и, сму­
щенно улыбнувшись, позgорова­
лась со мною по-русски. Я встал и уступил ей место, чему она была несказанно рада, хотя и долго отнекивалась, прежде чем сесть, потому что у'ступать места женщинам здесь не принято. Так мы познакомились. Госпожа Мацумото рассказала, что несколько лет прожила в Москве, где ее муж работал помощником представителя одной из крупных торговых фирм. Сейчас она, с утра съездив в Токио на сбор Ассоциации домашних хозя­
ек, спешила домой, чтобы успеть за­
брать младших детей из детского сада и встретить из школы старшую дочь. Ехать вместе нам оставалось еще около часа, и в конце пути мы обменялись визитными карточками. Мы побывали в семействе Мацу­
мото, они нанесли визит нам, и все, что я видел в их доме, навело меня на мысль, что в этой стране много счастливых семей. И все они в общих чертах одинаковы ... Я не претендую на открытие, это сказано до меня. Мое же дело пове­
дать о прочной японской семье. На основе того, что я увидел в доме Ма­
цумото, в других домах, а также того, что мне рассказали, могу ут­
верждать -
действительно, эти семьи одинаковы. Потому я и назвал свою зарисовку «Мацумото, наши соседи», хотя г-н и г-жа Мацумото жили да­
лековато от нас. Но точно так же жили и наши соседи -
не знаю, как их звали. Может быть, Като, а мо­
жет быть, Сато или Каяма. ... Госпожа Мацумото проснулась, как привыкла, на несколько минут раньше звонка будильника. Через пять минут колокольчики будильни­
ка исполнили «Турецкий марш» Мо­
царта, потом, устрашающе заскреже­
тав, эстрадную мелодию и после это­
го забарабанили так резко, что вско­
чил бы и очень крепко спящий че­
ловек. Протянув руку к будильнику, она выключила его. Госпожа Мацумото лежала на по-
лу -
соломенном, мягком, долгие годы издающем щекочущий ноздри, едва уловимый, нежный запах сена. Широкий матрас -
двуспальный, но соседнее место под голубым одеялом пустовало. -
Должно быть, заночевал в кап­
суле,-
подумала она о муже, равно­
душно глянув на нетронутую подуш­
ку. Капсулами называются изобретен­
ные в последние годы хитроумные гостиничные номера-одиночки, оби­
льно расплодившиеся в кварталах увеселений, каких полно в каждом японском городе. Они предназначе­
ны для посетителей недорогих ре­
сторанов, которые, увлекшись за­
стольной беседой, опоздали на по­
следнюю электричку. Маленький ак­
куратный домик семьи Мацумото, участок земли под который был при­
обретен на деньги, скопленные во время командировки в Москву, рас­
положен в полуста километрах от столицы. Комната-капсула больше всего на­
поминает пространство между ниж­
ней и верхней полками купе в поез­
де. В ней можно лечь на свежие про­
стыни, задернуться занавеской, вклю­
чить при желании стоящие здесь же стереосистему и крошечный телеви­
зор и благополучно провести время до утра, а стоить это будет немногим дороже, чем билет до дома. Капсулы расположены одна над другой штабе­
лями, и на верхние этажи приходит­
ся подниматься по лесенке. Почти каждый день господин Ма­
цумото заходит в ресторан вместе с коллегами по работе, чтобы провести вместе вечер. Так издавна принято в Японии: тут считают, что такое сплочение коллектива благотворным образом сказывается на работе, ко­
торой господин Мацумото и так от­
дает все дни без остатка. Супруга тоже считает это совершенно нор­
мальным, потому что все другие се­
мьи их круга ведут точно такой же образ жизни. Муж проводит время дома только по воскресеньям и по большим празд­
никам. Главный из них -
Новый год, когда никакие учреждения и фирмы не работают целую неделю. Первого января Мацумото, одевшись по обы­
чаю в кимоно, всей семьей отправ­
ляются в ближайший синтоистский храм испросить себе у многочислен­
ных богов благополучия на будущее. у госпожи Мацумото кимоно бе­
лое, расшитое золотом и шелком, с воротником из серого меха норки, а у мужа -
синее, словно контор­
ский халат, и подбитое ватой. Когда он, спрятав ладони в широкие рука­
ва, неторопливо шагает по шуршащей гравием дорожке, переваливаясь в деревянных сандалиях на двух высо­
ких каблуках-дощечках, то напоми­
нает журавля и кажется еще более худым и тщедушным, чем на самом деле. Десятилетняя Эмико в почти таком же красивом кимоно, как у матери, идет рядом с ней, держась за руку, '.: Почти все, из06раженное на ЭТИХ отирwтиах, можно увидет., и в се· rOAHAWHeii Японии. Разве что "дзин· РИИWNJ. -
«ПlOди·пошади», запр.· женнwе в ИОПАСИУ, исчезпи. Отирwтии ИЗ «6а6уwииноrо ап.,60· мав сем.,и 6ериовсиих. а младшие Хироси и Хироми бегут впереди. Малышка Хироми в теплой шубке, зато Хироси -
в пиджачке и коротких штанишках, н е смотря на мороз. Что поделаешь: зд е сь принято закаливать детей, особенно мальчи· ков, со второго дня жизни! В будние вечера господин Мацу· мото, если он про водит их дома, отужинав, смотрит вмест е со всей семьей телеви з ор или молча сидит, .-"" покуривая, в жестковатом низком кресле, стоящем в крошечном холле перед выходом на веранду: по кано­
нам японской архитектуры, это про­
странство сберегается для уединенно­
го отдыха главы семейства. Тогда его жена, достав из малень­
кого стенного шкафа бокал тонкого стекла, наливает немного армянско­
го коньяка из московских запасов и посылает Эмико отнести отцу. Поставив бокал на маленький под­
нос, Эмико, неслышно ступая, чтобы не нарушить покой отца, подходит к креслу справа и опускается на одно колено ... Отец с улыбкой принимает бокал и потом долго потягивает коньяк, наслаждаясь его острым и терпким запахом, который задержи­
вается в сужающихся кверху краях бокала. Ни «спасибо», ни «молодец, иди» -
но В его улыбке содержится все это и даже больше. Отношения между отцом и стар­
шей дочерью -
священная область семейных чувств на Дальнем Восто­
ке, исполненная и восторженного преклонения, и почтительной нежно­
сти, и терпеливой заботы. ... Когда жители Японии впервые увидели по телевизору выступления советской гимнастки Нелли Ким, их сердца дрогнули. Нет, они знали, что Нелли Ким -
кореянка (а к корей­
цам в Японии относятся не лучшим образом), но она пришла на экраны из малоизвестной и, в общем, по­
прежнему чуждой России,- предста­
вительница нации, очень близкой по духу и крови. Нелли Ким нашла здесь восторженное поклонение, которого не ожидала и которое связано было отнюдь не только со спортом. Тогда один из японских журна­
лов срочно заказал агентству печати «Новости» серию фотографий из жиз­
ни гимнастки. Сюжет каждой из них был подробнейшим образом ого во-
, рен: журналисты знали, какой образ нужен читателям .. Одна из фотогра­
фий должна была быть такой: Нелли Ким, согнувшись в поклоне или опу­
стившись на колено, подносит горя­
щую спичку к кончику сигареты своего почтенного отца г-на Кима, сидящего за столом ... Был ли выпол­
нен этот заказ, мне неизвестно. Разумеется, и маленький Хироси не остается равнодушным к тому, что отец про водит свой редкий досуг дома. Не избалованный обществом мужчин, он то и дело подбегает к нему, показывая свои новые игрушки, книжки. Господин Мацумото с удо­
вольствием играет с сыном, то вклю­
чая заводного робота, то манипули­
руя рычажком дистанционного уп­
равления крошечной полицейской машины, которая с диким воем бе­
гает по узким коридорам дома. Но в целом г-н Мацумото зани­
мается домашними делами мало, будучи, как и все японские мужья, полностью ориентирован на внешний мир, в котором и создает благополу­
чие своих домашних. Забота же об 34 их, так сказать, тыловом обеспече­
нии лежит на плечах госпожи Ма­
цумото, относящейся к этому со всей серьезностью, как к главному делу жизни ... Тут я сделаю маленькое отступ­
ление. Положение японской семьи в цe~ лом благополучное. Разводов здесь почти не бывает. Лишь одна десятая часть детей жалуется на свою от­
чужденность от дома, все же осталь­
ные говорят социологам, что доволь­
ны судьбой. Более восьмидесяти про­
центов детей мечтают заботиться о родителях в старости. Ведущая роль в японской семье принадлежит матери. Почти все дети признают, что матери понимают их лучше, чем отцы, и с ними легче находить общий язык. Но так рассуждают не только дети. Как показал опрос, проведенный не­
давно газетой «Асахи» в Токийском университете, большинство студен­
тов называли своих матерей первыми в списке наиболее уважаемых лю­
дей, который каждому было предло­
жено составить. В Японии, как и у нас, сложено немало песен о матери, но они отли­
чаются от наших, хотя их тоже поют преимущественно мужчины. Если на­
ши песни, как правило, сдержанны, величаво-спокойны инередко пере­
кликаются с военной темой, то япон­
ские исполнены болезненного надры­
ва, вызывая представление о безза­
щитном, горько плачущем ребенке. Когда в шестидесятые годы Токий­
ский университет был охвачен сту­
денческими волнениями и находился на осадном положении, на стенах его зданий среди множества выве­
шенных там политических лозунгов и транспарантов был и такой, ка­
кого не найти, наверное, в других университетах мира, хотя студенче­
ские волнения происходят и там: «Мама, ТЫ одна понимаешь, как мне тяжело! Не заставляй меня прекра­
щать борьбу -
посмотри, как пла­
чут деревья ... » Есть в Японии телепередача, поль­
зующаяся большой популярностью. Она называется «Семейное пение». В ней участвуют родители и дети, и поют они то вместе, то поодиноч­
ке. Подспудно в этой передаче зву­
чит мысль о важности семьи как та­
ковой, ее единстве в любых невзго­
дах. Певцы иногда ошибаются, сбиваясь с ритма, и это вызывает взрывы смеха. В одной из таких передач прини­
мали участие сразу четыре поколе­
ния одной семьи -
от дошкольни­
ков-внуков до столетней бабушки. Она, конечно, не пела, а только сиде­
ла в кресле-каталке, ласково наблю­
дая за внуками. Когда все песни были исполнены, большая семья выстрои­
лась хороводом вокруг кресла ба­
бушки. Ударил барабан, запела флей­
та, и все, как один, воздели руки и, помахивая ими в такт, прошли в ритмичном и быстром танце. Мож-
но ли найти более лаконичное и тро­
гателыJеe выражение любви, крепо­
сти родственных связей? Когда я рассказывал своим япон­
ским знакомым, что каждый тре­
тий брак у нас заканчивается разво­
дом, что сотни тысяч отцов не оста­
навливаются перед тем, чтобы бро­
сить семью на произвол судьбы и за­
вести новую, что сотни тысяч мате­
рей, уязвленных супружеской невер­
ностью, сами требуют расторжения брака, принося в жертву своему самолюбию маленьких детей, обрекая их на безотцовщину и бедность, мно­
гие отказывались верить мне. С их точки зрения, особенно матерей-до­
мохозяек, такое невозможно: «Люди не могут не понимать,- говорят ОНИ,- что будущее семьи -
это не личное дело супругов, а нечто каче­
ственно более высокое, чем они са­
ми ... » Госпожа Мацумото идет по узко­
му коридору в детскую спальню. Эмико уже поднялась сама и сей­
час стоит в розовой пижамке перед зеркалом в холодной ванной и чистит зубы. Хироси и Хироми еще спят, раз­
бросавшись на широком матрасе, и Мацумото-сан, опустившись на ко­
лени, ласково тормошит их ... Через полчаса все сидят, поджав ноги, вокруг обеденного стола. Пе­
ред каждым чашка риса, блюдце с горько-соленым жареным лососем, нарезанными огурцами и помидора­
ми, сладковатой квашеной редькой. В пиалах дымится коричневый суп из перебродившей сои с мелкими ракушками. Дети усердно работают палочками, и госпожа Мацумото не успевает накладывать им новые порции риса из кастрюли-скороварки, стоящей ря­
дом. Сама она сидит во главе стола и внимательно наблюдает за детьми. -
Хироси, не торопись! .. -
Хироми, девочкам не пристало чавкать! .. Перед ней ничего не стоит. Она еще успеет, не торопясь, выпить коф!,!: впереди свободный день. Как и большинство японских жен сред­
него достатка, Мацумото-сан нигде не служит. Вскоре, собравшись в тесной прихо­
жей, дети, стараясь не толкать друг друга, надевают уличную обувь. Пол здесь устроен на вершок ниже, чем во всем доме и оттого зимой тут за­
стаивается холодный воздух. Сейчас ранняя весна, ярко светит солнце, на улице легко дышится, и дети ве­
село выбегают за порог. Заперев дверь на ключ, госпожа Мацумото в два шага пересекает двор. Здесь на узкой полоске земли, сохраненной между стеной дома и забором, сложенным из серого кам­
ня, семья умудрилась вырастить не­
сколько мандариновых деревьев. Хлопнув калиткой, все четверо ша­
гают вниз по узкому переулку. У них одинаковая походка --
медлен­
ная, расслабленная, словно идут они после тяжелой работы. Так ходят многие японцы, и сейчас уже не узнать --
почему. В конце короткого переулка Эм и­
ко поворачивает и бежит к школе, потряхивая желтым ранцем. --
До свидания, старшая сестрич­
ка! --
во весь голос кричат ей Хиро­
си и Хироми, И Эмико, обернувшись, весело машет им рукой. Хироси на полтора года старше Хироми, но она почтительно называет его «стар­
ший братец» и во всем слушается. Такое обращение, по обычаю, долж­
но остаться у них на всю жизнь. Детский сад, как и любое нужное человеку заведение в этой стране, находится поблизости. Сквозь его железную ограду видно, как малыши в желтых панамках, доложив --
каж­
дый сам --
дежурной воспитательни­
це о своем прибытии, бегут на пло­
щадку для игр; там уже их сверст­
ники роют лопатками кучу серого морского песка, взбираются на же­
лезную горку, гоняются друг за дру­
гом. Хироси и Хироми, взволнован­
но дыша, прибавляют ходу. --
Тише, тише, я не успеваю за вами! --
смеется госпожа Мацумото. у ворот стоит молодая воспита­
тельница, встречающая каждого ре­
бенка подчеркнуто низким поклоном, как бы приглашающим поклониться в ответ. Торопливо согнув в поклоне узкие спинки, Хироси и Хироми до­
кладывают о прибытии и тотчас сме­
шиваются с толпой детей. Вернувшись домой, госпожа Мацу­
мото неторопливо убирает дом, вычи­
щает его до последней пылинки. Наступает обедеffНЫЙ час. Пришла пора забирать малышей из сада. Как и большинство японских жен, госпожа Мацумото редко готовит дома. Она полагается на бесчислен­
ные ресторанчики и кафе японской, китайской и европейской кухни. Готовят там вкусно, а цена необре­
меffительна: рестораторы закупают продукты по низким оптовым ценам. В одно из таких кафе и зашла со своими детьми госпожа Мацумото. Хироси и Хироми тотчас устремились в угол и уселись за столик, располо­
женный напротив никогда не умол­
кающего телевизора. Кафе тесное, площадью своей оно не превышает европейской комнаты средних размеров. Столики стоят так плотно, что госпоже Мацумото при­
ходится боком пр обираться между ними. Хозяйку кафе она помнит еще девочкой, вместе играла с ней когда­
то. Но сейчас та встречает их, как и подобает в приличном заведении, без всякого панибратства, подчеркну­
то официальным голосом восклик­
нув: «Добро пожаловаты> В кафе во всем полный порядок: хозяйке никогда бы самой не спра­
виться, не помогай ей муж. Они работают бок о бок, с утра до вечера. Так же и во всех других ресторан­
чиках, аптеках и лавках в околотке, городе и во всей стране. Всякий мел-
3" кий бизнес здесь семейный. Волей­
неволей он способствует сплочению супружеских пар, компенсируя не­
совершенство человеческого естест­
ва, в соответствии с которым взаим­
ное влечение жены и мужа со вре­
менем ослабевает. Из этого хотелось бы сделать вывод, что с введением в нашей стране в широких масшта­
бах семейного подряда количество разводов у нас уменьшится ... Вспоминаю одно из приг лашений в дом Мацумото. ... Во главе стола в маленькой гости­
ной сидел господин Мацумото, оде­
тый в строгое кимоно темно-зелено­
го цвета. После ванны лицр хозяина дома было свежим, а начинающие редеть волосы тщательно прилизаны. Мы уселись на корточки по правую руку от господина Мацумото, а домо­
чадцы --
Эмико, Хироси И Хироми --
по левую. Госпожа же Мацумото не присажи­
валась вовсе. Одетая для быстроты передвижений по тесному коридору в просторную шелковую кофту и по­
матросски широкие брюки, прикры­
тые кокетливым розовым передни­
ком со множеством оборок, она не­
утомимо путешествовала в кухню и обратно в гостиную, принося И рас­
ставляя на столе все новые фарфоро­
вые тарелки, соусницы, крошечные графины для сакэ. Эмико, то и дело вставая из-за стола, помогала ей. Госпожа Мацумото водрузила на стол электрическую жаровню и, щелкнув 'выключателем, поставила рядом большое белое блюдо, на ко­
тором были фигурно уложены ярко­
красные, тонкие, как бумага, лепест­
ки свежайшего сырого мяса. Их по­
лагалось, подхватив палочками и на секунду прижав к раскаленному чу­
гуну жаровни, обмакивать в соус и отправлять в рот. --
Что, мясо тухлое? --
строго спросил господин Мацумото, обра­
щаясь к жене. --
Нет, что вы, только сегодня по­
купала! --
с успокаивающей улыб­
кой отвечала она, ничуть не обидев­
шись. Это был, как ни странно, предобе­
денный реверанс, обращенный к го­
стям. Он должен был означать само­
критичность, а значит, смирение и кротость всей семьи, издавна воспри­
нимающейся на Востоке как единое целое. Перевести его на русский язык следовало бы так: «Не взыщите за ничтожность моего угощения ... » Тут громко зазвонил телефон, сто­
явший прямо под локтем хозяина, но господин Мацумото и бровью не повел, словно бы ничего не слышал. Только его жена, тихонько обойдя мужа сзади, осторожно взяла трубку. --
Здравствуйте, бабушка! --
ра­
достно вскрикнула она.-- Как ваше здоровье? С полупоклоном она передала трубку мужу, тотчас почтительно сникшему. --
Здравствуйте, мама, как ваше здоровье? --
тихим голосом произ­
нес он ... ПОГРВОРИВ немногр с матерью, сообщив ей, что дома все здоровы, он положил трубку и вновь принял величественную осанку, горделиво расправив плечи. Жестом я предложил госпоже Ма­
цумото присоединиться наконец к нам, как и подобает хозяйке дома. --
О нет, мне не положено! С-. ис­
пуганно замахала она руками. Чтобы сгладить минутную неловкость, я спросил господина Мацумото, опре­
делил ли он, где вся семья будет про­
водить свой недолгий ежеГРДffЫЙ от­
пуск. Тот с достоинством кивнул, выпивая рюмку сакэ. --
И где же? --
поинтересовался я. Но Мацумото-сан промолчал, слов­
но не расслышал вопроса. --
Мой муж так занят на работе, где ему помнить о таких мелочах! --
с извиняющейся улыбкой сообщила из-за его спины жена. --
В этом году мы поплывем на пароходе на Тайвань, оттуда в Син­
гапур и Гонконг, а затем в Южную Корею ... Муж уже заказал билеты,-­
пояснила госпожа Мацумото, хотя и заказывала билеты, и подбирала маршрут поездки сама, ни с кем, в том числе и с господином Мацу­
мото, особенно не советуясь, ибо ЭТО,как и все вопросы, связанные с поддержанием в семейном очаге огня, полностью относились К ее компетенции жены и хозяйки дома. После обеда в кафе, оставив детей дома одних, Мацумото-сан пошла на стоянку машин, находившуюся в конце квартала. Там почти все окрестные домовладельцы держат свои автомобили, потому что ни в большинстве дворов, ни на узень­
ких городских улочках для машин просто нет места. Ей надо было съездить в город за покупками. По пути она остановилась у кро­
шечного серого особнячка --
район­
ного отделения банка Мицубиси, куда переводится зарплата мужа. Потом весь вечер Мацумото-сан го­
товит с Эмико уроки. Когда самый трудный предмет, математика, выучен, она решает, что дочери надо еще немного по­
тренироваться, и достает учебник, изданный специально для матерей, полагающих, что детям слишком мало задают на дом. В это время Хироси и Хироми смир­
но лежат на полу, в детской, уста­
вившись в телевизор, по которому передают нескончаемую программу мультфильмов. Стрелка часов приближается к девяти. --
Пора спать! --
ласково напо­
минает госпожа Мацумото детям. Мужа все нет ... Но стоит ли бес­
покоиться? У каждого из них свое дело, и оба трудятся на благо семьи, не покладая рук. Зато уж в воскресенье наверняка все будут вме­
сте. Скорее бы воскресенье ... 35 ЖИВОЙ БОГ АЦТЕКОВ 53 п ервом тысячелетии до на­
шей эры в лесах Южной Аме­
рики зародилась цивилизация майя. Она просуществовала более тысячи лет и разрос­
лась вширь до Юкатана на севере, где ныне лежит в руинах великий го­
род Чичен-Ица. В Мексике, на северо-восточном Продолжение. Начало СМ. в NQ 8/90. 36 берегу озера Тескоко, в первые два столетия нашей эры начал расти еще более крупный город, Теотиуакан. Со временем его площадь выросла до се­
ми квадратных миль, и он стал ог­
ромным церемониальным и торго­
вым центром, который несколько раз перестраивался и постоянно менял свой облик. В течение пятисот лет этот город оказывал влияние на большую часть Месоамерики, и хотя его гибель от пожара в седьмом веке нашей эры явилась предзнаме­
нованием конца эпохи, которую при­
нято называть Классическим перио-
-
'" дом, храмы города стали архитек­
турными образцами, по которым строилось большинство последую­
щих культовых сооружений. Археологические раскопки и рес­
таврация памятников Классического периода явили миру ошеломляющий расцвет культуры в ту эпоху. От Чи­
чен-Ицы на востоке до Монте-Аль­
бана на западе вся гористая мекси ­
канская земля усеяна осколками утонченной цивилизации, которая при всей своей уникальности оста ­
ется частью индейских культур Ц ен­
тральной Америки. В Теотиуакане были отреставри­
рованы колоссальные Солнечная и Лунная пирамиды. Высота первой из них -
около 200 футов, а объем -
больше, чем у Великой ПИ,'амиды в Египте. Двухмильная Дорога Мерт­
вых, дома которой превратились в маунды, поросшие кактусами, огром­
ная площадь Луны, замечательный храм Кецалькоатля -
все это было очищено от нанесенной ветрами зем­
ли и освобождено от скрывавшей их растительности. Индейцы знали колесо, но поль­
зовались им только как игрушкой. Даже в 1519 году, когда конкиста­
доры вступили в Мехико-
Т еночтит­
лан, средствами транспорта индей­
цам служили только собственные спины да лодки на озере. Они не пользовались даже полозьями, по­
скольку у них не было домашних жи­
вотных, за исключением собак, кото­
рых употребляли в пищу. Лучшие образчики ювелирного искусства принадлежат к миштек­
ской культуре. В Седьмой гробнице в Монте-Альбане найдены сотни оже­
релий, кулонов и серег. У миштеков была настолько развита технология ювелирного дела, что они могли от­
ливать и даже паять такие тонкие украшения, которые, казалось бы, не­
мыслимо изготовить без помощи уве­
личительного стекла. Однако масте­
ра ограничивались главным образом обработкой золота и меди. Стали и железа они не знали, поэтому клин­
ки своих мечей и ритуальных ножей для расчленения жертв делали, ис­
пользуя лезвия из кремня и вулка­
нического стекла -
обсидиана. Приблизительно в начале Х века в Мексиканскую долину проникло еще одно кочевое племя. Это были тольтеки, суровый и воинственный народ, поклонявшийся богу Небес Тескатлипоки, любителю человече­
ских жертвоприношений. Тольтеки были вооружены похожими на дуби­
ны деревянными «мечамИ» С лезвия­
ми из обсидиана, говорили на язы­
ке нахуатль. Они-то и дали Теотиу­
акану его нынешнее имя, решив, что сказочные сооружения города воз­
ведены народом великанов. Слово «теотиуакан» означает <<Обитель бо­
гов». В эпоху тольтеков занялась заря мексиканской истории. Сегодня уче­
ные в достаточной степени знакомы с мексиканскими правителями, зна­
ют их имена и годы правления, обы­
чаи древних индейцев и даже их ми­
фологию. Позднее произошло смешение тольтеков с новыми пришельцами. Возвышение города -
государст­
ва Кулуана связано с другим наро­
дом -
теноча, появившимся здесь, вероятно, в начале ХП века. В 1248 году они обосновались на холме Чапультепек, похожем на кре­
пость и возвышавшемся над водами крупнейшего озера. Здесь теноча в последующие полвека создали свою культуру, однако честолюбие и во­
инственность их жрецов настолько разозлили племена тепанеков и кул­
хакане, что они заключили между собой союз против теноча. Теноча были разбиты, их вождь -
принесен в жертву богу Кулхуакане, а боль­
шую часть племени увели в рабство. Те немногие, которым удалось спа­
стись, бежали на заросший тростни­
ком болотистый островок' посреди озера. Из этого краткого обзора истории и происхождения ацтеков видно, что все же не они создали ту высокораз­
витую цивилизацию, которую застали в Теночтитлане конкистадоры. Ац­
теки получили ее в наследство. Тем не менее построенный ими в водах Тескоко город был одним из чудес света. Он имел сходство с Венецией, но был огромен, сложен и притом ма­
тематически выверен и приспособлен для ведения войны, причем его хра­
мы и дворцы располагались вокруг рыночной площади. Нас же в первую очередь интересуют психологичес­
кие и религиозные причины распа­
да цивилизации ацтеков и их пора­
жения, которое они потерпели от маленького, но решительного отря­
да испанских искателей приключе­
ний. Теноча пришли из диких мест и чтили только одного бога, Уицило­
почт ли. Он был одновременно и бо­
гом Солнца и богом войны. Теперь у них появились и другие божества, в частности, Тескатлипока, бог не­
бес; бог дождя, и Кецалькоатль, бог наук, или Оперенный Змей. Од­
нако верховным божеством оставал­
ся Уицилопочтли, и аппетиты этого страшного идола настолько разыгра­
лись, что военная мощь ацтеков, про­
стиравшаяся на большую часть Месо­
америки, теперь использовалась не для создания империи, а скорее для поставки пленников, которых нужно было приносить В жертву богам. Воинская доблесть определялась не количеством убитых врагов, а числом пленных, приведенных к ступеням храмов, по которым нескончаемым потоком поднимались те, кому суж­
дено было кончить свою жизнь на жертвенных камнях. Такая боевая ус­
тановка для воинов -
брать плен­
ных -
несомненно, внекоторой степени объясняет и малое число уби­
тых по отношению к числу раненых в рядах испанцев. Поначалу человеческие жертво­
приношения совершались в относи­
тельно гуманной форме и считались крайней мерой, способной ублажить богов в пору самых страшных бедст­
вий. Ацтеки в отличие от их северо­
американских сородичей избегали изощренной жестокости. Они не сди­
рали с живых жертв кожу. На начаЛli­
ной стадии каннибализм их тоже имел ритуальную основу: отсечен­
ные конечности жертвы передава­
лись семье воина, пленившего врага. Однако со временем людоедство на­
столько вошло в привычку, что один ИЗ конкистадоров писал: « ... челове­
ческое мясо они почитают всякой иной пище на свете, а посему нередко отправляются на войну и рискуют жизнью только ради того, чтобы уби­
вать людей и поедать их». И все же несмотря на это, ацтеки стали высшей точкой развития заме­
чательной культуры. В манерах, одеждах, архитектуре они могли по­
тягаться со средневековой Европой; крупнейшие их храмы были почти так же величественны, как египетские пи­
рамиды, сады не уступали роскошью вавилонским зиккуратам, каменные постройки соперничали со зданиями Древней Греции, а покрытые гипсом и полированной штукатуркой дворцы были не менее изящны, чем построй­
ки мавров в Испании. Однако, с точки зрения европей­
цев, эта цивилизация изобиловала ca~ мыми странными несуразностями. Было развито искусство живописи, с помощью которого вели точную ле­
топись, запечатлевая в картинках те или иные события. Но живопись эта так и не переросла в письменность. Ацтеки обладали значительными познаниями в астрономии. По сути дела, их религия была причудливой смесью астрологии и черной магии. Жрецы были не только толковате­
лями слова богов, но и переводчи­
ками языка звезд. При рождении ре­
бенка и вступлении в брак обяза­
тельно сверялись с «книгой судеб», которая называлась «Тоналаматлы>. Административная система ацте­
ков мало чем уступала средневеко­
вой европеfiскоЙ. У истоков власти стоял монарх. Но у ацтеков не было престолонаследия -
правителей из­
бирали из числа членов правящей фа­
милии немногочисленные выборщи­
ки, своего рода тайный совет при венценосной особе. Как и у всякого воинственного народа, удачливый кандидат на ,трон должен был отличиться на поле бра­
ни. К тому времени, когда на престол вступил Монтесума Второй, жрече­
ство добилось такого господствую­
щего положения в иерархии власти, что на выбор кандидата в огромной степени влияли его отношения со свя­
щенносл ужителями. Возведение Монтесумы на пре­
стол было обставлено сложными ри­
туалами в огромном храме, выстроен­
ном его родственниками: сначала он проколол себе уши, руки и ноги ост­
рыми костяными спицами, а затем, истекая кровью, схватил двух перепе­
лов, обезглавил их и окропил кро­
вью птиц пламя алтаря. Поднявшись на самый верх храма, он вошел в ог­
ромное святилище Уицилопочтли, облобызал пол, вновь пронзил спица­
ми свое тело, окропил комнату кро­
вью новых перепелов и, наконец, оку­
рил благовониями все ее углы. Пра­
виifель Тескоко возложил венец на его чело. Это был похожий на митру убор из перьев, украшенный золо­
том и драгоценными каменьями пре­
восходной работы. Дворец Монтесумы был сплани­
рован и построен как администра­
тивный центр мира ацтеков. Он вклю­
чал в себя залы заседаний совета и 37 суда и служил жилищем не только царю, его женам и личной обсл уге, но также и охране, которая очень на-
, поминала свиту, поскольку в нее вхо-
: дили знатнейшие мужи государства. Таким образом, это был большой, аляповато выстроенный комплекс, место, где заседало правительство всех вассальных городов и провин­
ций ацтекской империи, центр влас­
ти. А какова была эта властъ, видно из писаний одного испанского авто­
ра, который утверждал, что каждый из тридцати крупнейших племенных вождей, живших часть года в Мехико, мог держать в своих угодьях по сто тысяч поманных. Военное дело у ацтеков было по­
ставлено очень хорошо. Как в' Рим­
ской империи, все вассальные госу­
дарства обязаны были предоставить в распоряжение центральной власти определенное число воинов. СуЩест­
вовали и военизированн _ые ордена по типу испанских, они готовили во­
енную элиту, имели свою униформу и эмблему, которую иногда вырезали на деревянных шлемах; им были по­
жалованы особые льготы. Старшие по званиям воины выделялись оде­
яниями, богатство которых"соответ­
ствовало доблести владельцев, а вое­
начальники носили на спине специ­
альные рамки, украшенные яркими перьями. Воинское соединение, тож­
дественное легиону, насчитывало около 8 тысяч солдат и было разде­
лено на двадцать рот, во главе каждой. стоял командир из низших чинов. У всех подразделений и племен были собственные яркие штандарты из перьев, поэтому крупные соединения мексиканских войск выглядели как сказочндJt !1алитра. Неподчинение командиру кара­
лось смертью. Однако эта мера на­
казания, потрясавшая даже закален-
38 ных В оитвах ИLНанских вояк, была цужна вовсе не для того, чтобы под­
стегивать воинов. Древние мексикан­
цы рассматривали войну как одну из форм богослужения, атрибут жизни. С раннего детства ацтеки настраива­
ли струны своих мускулов, тренируя их игрой в мяч: Бедра и локти, двига­
ясь с молниеносной быстротой, про­
талкивали увесистый каучуковый мяч сквозь кольца, установленные вдоль стены. Эта требующая боль­
ших затрат сил игра возникла в пер­
вом тысячелетии до нашей эры и вполне могла служить для «разряд­
ки», смиряя агрессивные инстинкты и уменьшая опасность возникнове­
ния войн. Но ацтеки играли в нее просто для разминки. В перерывах между кампаниями их воины участ­
вовали в схватках, похожих на глади­
аторские, которые проводились по определенной формуле и назывались «цветочными воЙнамИ». Они напоми­
нали рыцарские турниры европей­
ской знати. Павших воинов со всеми почестями предавали огню, посколь­
ку их души должны были унестись в страну, соответствующую в представ­
лении ацтеков Вальгалле. ОД!lако у войны были и свои гуманные зако­
ны. Существовали госпитали для ра­
ненных в битве воинов, более того­
даже для больных и навсегда выбыв­
ших из строя инвалидов; строго со­
блюдалась дипломатическая непри­
косновенность послов, если при пере­
движении те держались главных до­
рог. Связь между Мехико и отдален­
ными провинциями осуществлялась при помощи гонцов, которых трени­
ровали с детства. Через каждые две лиги на дорогах стояли почтовые станции, что позволяло очень быст­
ро передавать вести. Средняя ско­
рость бегущих через хребты курье-
ров составляла почти десять миль в час. К столу правителя в Мехико по­
стоянно подавалась рыба суточной свежести, которую вылавливали в Мексиканском заливе в двухстах милях от столицы. Доходы государства складыва­
лись частью из податей, частью из на­
логов. Сумма налога зависела в пер­
вую очередь от урожая, но суще­
ствовал налог и на изделия ремеслен­
ников. Правитель и сам владел об­
ширными угодьями, доходы с кото­
рых шли непосредственно в казну. Дань, которую платили покоренные города и племена, взималась сборщи­
ками податей, имевшими право при­
зывать для подкрепления своих тре­
бований местные гарнизоны. А по­
скольку любой провинившийся мог быть схвачен и продан в рабство, система открывала широкий простор для злоупотреблений. При отсутст­
вии денег дань взималась в нату­
ральной форме -
продуктами и то­
варами. В этом случае ее привозили в амбары и на склады, построенные во всех городах, а затем переправля­
ли в Мехико. Нижеприведенный под­
робный перечень дает некоторое представление о размерах взимаемой дани и о том, какие продукты по­
ставляли в столицу по коренные тер­
ритории: 20 сундуков толченого шоколада, 40 штук доспехов особой выделки, 2400 поклаж больших накидок или ткани, 800 поклаж маленьких наки­
док с богатой отделкой; 5 штук до­
спехов из дорогих перьев, БО штук доспехов из простого пера; сундук бо­
бов, сундук семян масличных куль­
тур, сундук кукурузы, 8 тысяч стоп бумаги, а также 2 тысячи голов очень белой соли, сваренной в изящных формах только для знатных господ в Мехико, 8 тысяч комов неочищенного копала 1, 400 маленьких корзин очи­
щенного белого копала, 100 медных топоров, 80 поклаж красного шоко­
лада, 800 хикар, из которых пьют шоколад (маленький сосуд из бирю­
зы), 4 деревянных ларя, полных куку­
рузы, 4 тысячи поклаж извести, зо­
лотые облицовочные пластины раз­
мером с устрицу и в палец толщи­
ной, 40 мешков кошенили, 20 мешков золотого песка наилучшего качест­
ва, золотая диадема точно установ­
ленной формы и многое другое. В каждом городе был верховный судья, назначаемый монархом, ему подчинялся городской суд, состояв­
ший из трех членов. В сельских окру­
гах были местные судьи, избираемые самими жителями, а на уровне ро­
довой общины ответственность за помержание законности и порядка возлагалась на своего рода деревен­
ского констебля. За взяточничество чиновники карались смертью. Смер­
тью каралось, разумеется, убийст­
во -
даже убийство раба; измене­
ние границ земельных наделов, обме­
ры и недовесы, мотовство и даже пьянство. За менее серьезные лре­
ступления отдавали в рабство. Ни один мужчина и ни одна женщина не могли быть рабами от рождения, но родители имели право продавать своих детей. Однако рабство само по себе регулировалось четкими зако ­
нами, поэтому жестокость системы стала бросаться в глаза в Мексике только после конкисты. Так же, как в темной средневе­
ковой Европе, именно религия под­
няла ремесла до уровня изящных ис­
кусств, в особенности ремесло каме­
нотесов. Один из лучших тому при-
I К О n а л -
смола, выделяемая тропи­
ческими растениями семейства бобовых. Применялась для производства лаков. --------
меров -
витиеватая резная скульпту­
ра огромной календарной стелы. В средней ее части запечатлены четы­
ре эпохи, разрушения · и возрожде­
ния мира -
мифология ранних ин­
дейских культов, вошедшая в бого­
словское учение ацтекских жрецов. Остальная часть стелы имеет сугубо практическое значение, показывая, как жрецы-звездочеты пользовались своим солнечным календарем. После разделения года на 18 ме­
сяцев, по 20 дней в каждом, оставал­
ся «короткий» месяц из 5 дней, кото­
рый считался «несчастным», И поэто­
му в эти дни надо было совершать обряды ублажения богов. Каждый двадцатидневный месяц проходил под эгидой определенного бога или богини, что в какой-то степени со­
ответствует привычным для нас зна­
кам зодиака. Существовал также «священный» календарь, по которому год состоял из 260 дней. Основу его составляли 13 чисел и 20 повторяю­
щихся «знаков». Таким образом, каж­
дый день мог обозначаться ссылкой на любую из этих систем. Они были очень сложны: «священный» цикл за­
писывался картинным письмом на теноламатле -
длинной полосе коры смоковницы, где каждой неделе года обычно уделялось две «страницы». Эта «книга» служила жрецам риту­
альным «справочником», который ис­
пользовался при составлении горо­
скопов и определял судьбы всего живого. Монтесума взошел на ацтекский престол в 1503 году. Его избрали из множества кандидатов двенадцать выборщиков, среди которых был Не­
сауалпилли, правитель сильного со­
юзного города-государства Тескоко, расположенного против Теночтитла­
на на другом берегу озера. В то время Монтесуме было около двадцати трех Рнсунин В. ПnЕВИНА лет. Выбрали его за неукоснительное соблюдение ритуальных церемоний, свойственных ацтекской вере, а не за ратные заслуги. Так выборщики про­
ложили Кортесу дорогу в Ме­
хико и стали пособниками собствен­
ного уничтожения. Отец Монтесумы Ахауакотль умер в 1481 году. Следующим царем стал его брат Тисок-военный вождь, начавший перестройку огромного храма богов войны и дождя, Уици­
лопочтли И Тлалока. Кроме того, он приказал вытесать самый большой из известных жертвенных камней. Ког­
да он умер (предполагают, что его отравили его же «воеводы»), на престол взошел его брат Ахуитсотль, который завершил постройку вели­
кого храма и на церемонии посвяще­
ния принес в жертву сразу 20 тысяч человек. , Жизнь ацтеков зависела от силы их богов, а лучшим даром им было человеческое сердце, считавшееся лучшим трофеем на войне. Чем силь­
нее и ожесточеннее был плененный воин, тем больше выгод сулило при­
несение его сердца в жертву боже­
ству. Однако при столь громадном спросе на сердца главными постав­
щиками человеческих жертв неиз­
бежно становились вассальные пле­
мена. Кровавый разгул приводил к повсеместным восстаниям, особенно частым в округе Пуэбле, где воинст­
венные тласкаланцы' и чолуланцы оказывали сильное сопротивление. Вероятно, это было даже на руку Ахуитсотлю, человеку жестокому и кровожадному. Благодаря его воин­
ским успехам империя ацтеков зна­
чительно расширилась, и в итоге Мехико-Теночтитлан разросся на-
39 столько, Ч ТО Ахуитсотлю пришлось с троить новый акве д ук. Т ак обстояли дела, когда на пре ­
стол в зошел е г о племянник Монте ­
су ма. Т е п ер ь, когда минуло столько вр емен и, т р удно сказать, ч то за чело­
в ек он был. Хитрости и жестокости е м у было не занимать, коль ско р о он н ад ежно держал в повиновении п о ко р енные племена, а в о время к а м­
пан ии против восставшей Оахаки смог пр инести в жертву Уицилопочт­
ли около 12 тыс я ч пленников. А ког­
д а в 1516 году умер Несауалпилли, п р а вител ь Т ескоко, Монтесуме уда­
лос ь н азначить на е г о место своего человека -
прот ив воли тескокан­
ск и х в ыборщиков. С п ол и тической точ ки зрения эта своевольная п ро ­
д елка была нер а зумной, ибо едва не пр и в ела к р аспаду союза, что еще раз п о д че рк ив а ет необ ы чайную пол и ти­
ч ес к ую слабость импери и а ц теков. 40 о высоком развитии куnьтуры маЙА свидетеnьствуlOТ находки, сдеnан­
ные археоnоrами в разваnинах Чи­
чен - Ице, oAHoro из древних ropo-
дов исконных обитатеnей Южной Америки. До вторжеНИА конкиста­
доров индейцы украwаnи свои дома и храмы искусными бареnьефами, найдены сотни ИЗАЩНЫХ статуэток божеств, фиrурок мужчин, женщин и животных, на стенах некоторых зданий сохраниnись фраrменты картин древних безвестных живо­
писцев маЙА. Завоеванные земли не удавалось до конца с п лотить и сделать адми ­
нистративным целым. П оэтому слово «им п е р ия» здесь неправомерно. Ац ­
теки, как и любая предшествующая им индейская держава Месоамерики, брали дань с покоренных племен, ор ­
ганизационно оставляли их незави ­
симыми. Именно эту ахиллесову пя­
ту и сумел найти Кортес. Агильяр в конце своей долгой жиз­
ни, когда он уже более сорока лет состоял членом орден а доминикан­
ц е в, занялся писат е льством, по сле ­
довав примеру Берналя Диаса. Он так описывал Монтесуму: « Роста среднего, худощав, с крупной голо­
вой и плоскими крыльями носа. Его отличали большая п рони ц ат е льность и недюжие способности, но бывал он также и резок, вспыльчив и категори­
чен в своих высказываниях ». Опис а ­
ние Берналя Диаса похоже на э тот портрет, н о более подробно: « Вели ­
кому Монтесуме было л е т около со­
рока, он был хорош о слож е н, с ухо ­
щав, даже хрупок и не очень смугл, хотя и обладал типичн о индейской фигурой. Волосы его не бы л и длин­
ными, а едва покрывали уши. Он но­
сил короткую черную бороду, негус­
тую и аккуратно подстриж е нную. Лицо его было несколько удлинен­
ным и имело весело е выражени е, глаза см о трели остро, и обликом с во­
им и повадкой он мог выражать. сер­
дечность, а п ри необходимости -
и спокойную серь е зность ». Диас добав­
ляет, что Монтесума был очень опря ­
тен и чистоплотен, каждый д е нь при­
нимал ванну. у Монтесумы была охрана при­
мерно из двухсот вождей, расквар­
тированная по соседству с е го поко ­
ями, и только некоторым и з э т их вож­
дей дозволялось обращаться к нему. В присутствии Монтесумы они обя­
заны были снимать богатое плать е и облачаться в простую одежду. Им по ­
лагалось быть чистоплотными, хо ­
дить босиком и с потупленным взо ­
ром, поскольку смотр е ть в лицо ца­
рю они не могли. Т о же относило сь и ко всем великим вождям вассаль­
ных племен, прибывавшим к нему с визитом из дальних краев. За трап е ­
зой ему п р ислуживали две миловид­
ные индеанки. В холодную погоду в покоях Монтесумы разводили боль ­
шой огонь в оча г е, сжигая благовон­
ную древесную кору. Прежде чем он приступ ал к трапезе, четыре прекрас­
ные девушки приносили ему воду для омовения р у к. Когда подавались ку ­
курузны е лепешки, з амеш е нные на яйцах и J\.ежащи е на блюдах, по ­
крытых чистыми салфетками, жен­
щины у далялись, и е динств е нными сотрап ез никами Монтесумы оста­
вались четв е ро его ближайших совет ­
ников. Все они были пожилыми людь­
ми, вождями и родственниками пра­
вителя. «Время ОТ времени он загова ­
ривал с ними,- пишет Берналь Ди­
ас,- задавал вопросы, а в знак вели­
кой милости иногда одного из них угощал чем-нибудь особенно вкус ­
ным. И если он подавал им пищу, они ели стоя, в глубоком поклоне, и не глядели ему в лицо ». Монтесуме подавали огромное число разнообразных блюд, приго­
товленных по туземным ре ц ептам, а чтобы т е не остывали, их держали на мал е ньки х земляных очагах. Диас упоминает о тридцати с лишним блю­
дах и б о лее ч е м тр е х сотнях таре­
лок с разнообразной пищей: индей ­
ками, фазанами, куропатками, пере­
пелами, домашними и дикими утка­
ми, ол е ниной, к а баньи м мясом, бо­
ло т ными к у рочками, голубями, зай ­
цами и кроликами. Блюда подавались в красной и черн о й по с уде, и пока Монтесума обедал, с тражникам в смежных комнатах разрешалось го ­
ворить только шепотом. Пищу он за ­
пивал шоколадом, иногда из кубков чистого з олота, и во время трапезы его развлекали шу ты, клоуны и даже артисты на ходулях, пригла шенные из городского квартала, где жили комедиан т ы и акт е ры. «На стол также ставил и т р и тру ­
бы, щедро раскраш е нные и позоло­
ченны е, в которые клали жидкую ам­
бру вперемешку с какими-то трава­
ми, которы е на з ываются т абак. Ког­
да Монтесума з ав е ршал трапезу, смолкало п е ни е и з аканчивались тан ­
цы, а ск а т е рти уносили, он вдыхал дым одной И З э тих труб. Вдохнув совсем н е много, он з асыпал. Зат е м к ед е приступали с тражники и прислу­
га, и для них надо было приносить более тысячи тарелок с пищей и более двух тысяч кувшинов шоколада с пе­
ной, как заведено в Мексике, а также несметное количество фруктов». Так описал Диас трапезу ацтекского мо­
нарха. Для забавы Монтесума держал птичник, где было множество вся ­
ческих мексиканских пернатых ­
от ярко оперенных обитателей при­
брежных болот до орлов с высоких гор. Был У него и зверинец, в кото­
ром, как утверждают свидетели, по­
мимо всяческих животных из своих протекторатов, Монтесума «содер ­
жал уродливых мужчин и женщин, одни из которых были калеками, другие -
карликами или горбуна­
мю>. Был еще один ДОМ, где прави­
тель держал водоплавающих птиц в таких количествах, что присматрива­
ли за ними шестьсот человек. Для заболевших птиц существовала орни­
тологическая лечебница. В том же доме царь держал людей-альбиносов. Все эти дома и клетки размещались в садах, которые «были чудесны, и для ухода за ними требовалось много садовников. Все было выстроено из камня и оштукатурено -
бани, до­
рожки, уборные и покои были сдела ­
ны как летние домики, где индейцы пели и танцевалю>. Монтесума вступил на престол в неудачное время: надвигался конец 52-летнего цикла. Уже будучи в те времена главой жречества, Монтесу­
ма очень хорошо знал, сколь мрач­
ны были знамения. Еще при его вступлении на престол астрологи на­
чинали предсказывать, что окончание седьмого цикла будет концом света, концом эры Огненного Солнца. Бо­
лее того, странствующие купцы при­
несли и вести о бородатых белоко­
жих незнакомцах и кораблях, похо­
жих на крепости. Рассказы о Колум­
бе и его последователях, несомненно, обрастали преувеличениями, а на картинах корабли, вероятно, предста­
вали укрепленными островами, под­
нимающимися из пучины волн. Средневековье было эпохой су­
еверий и подобно тому, как закован­
ные в броню христианской веры ис­
панцы приписывали каждую победу или спасение от гибели вмешатель­
ству божественного про в иден ия и мчались к триумфу, выкрикивая как боевой клич имена святых, ацтеки тоже искажали реальные и даже вы­
мышленные события, ставя их на службу своим пророкам. В древних ацтекских Пl;iсаниях приводится не менее семи гибельных знамений, имевших место начиная с 1517 года, когда наблюдалась комета, «подоб­
ная огненному колосу», И до послед­
него года цикла, когда пламя погло­
'ГИЛО храм Уицилопочтли, а другой храм «пострадал от удара, нанесен­
ного солнцем», то есть от молнии. Наблюдалась и еще одна комета, дождем рассыпающая искры и несу­
щаяся по небу при свете солнца. Ве­
ликое озеро Теночтитлан вдруг раз­
бушевал ось в безветренный день без всякой видимой причины и, выйдя из берегов, смыло множество домов. Много ночей подряд был слышен женский плач и крики: «Дети МОИ, МЫ должны бежать из этого горо­
да!» Рыбаки поймали в сети журав­
ля цвета пепла и с зеркалом в голове, в котором, как полагают, Монтесума увидел испанских всадников, нале­
тающих на его людей. Совокупное воздействие всех этих знамений привело к тому, что Мехико, да и весь ацтекский мир стали с нарастающим ужасом ждать истечения последних дней седьмого цикла. Все эти последние «несчаст ­
ные» дни индейцы молились и соблю­
дали посты. На пятый день по обы­
чаю были погашены все огни, даже священное пламя храмовых алтарей, и вся домашняя обстановка, утварь, украшения, все маленькие фигурки семейных божков были брошены в озеро. Опустевшие дома вымерли, бе­
ременных женщин посадили под за­
мок из боязни, что они превратятся в диких зверей, а детям не давали спать, чтобы они не превратились в крыс. Когда наконец зашло солнце, Монтесума вместе со всеми своими жрецами, вождями и городскими са­
новниками поднялся на вершину древнего кратера Уихактекатля -
Го­
ры Звезды, к храму, с которого от­
крывался вид на всю Мексиканскую долину. Что ждет их: конец cBe'fa или начало нового 52-летнего цикла? Волнение действовало на людей уг­
нетающе. Всю ночь город был охва­
чен неприкрытым страхом, и теперь толпы жителей стояли в благоговей­
ном молчании, устремив /JЗОРЫ на горстку астрологов, которые ждали у храма, венчавшего вершину древ­
него вулкана. Монтесума был готов встретить этот миг во всеоружии. Он велел сво­
им воинам привести одного из за­
хваченных в прошлом году пленни­
ков, наиболее «подходящего» для та­
кого случая. Избранником оказался вождь племени из Уэхотсинго по имени Хиухтламин. Теперь' этот не­
счастный стоял в святилище и ждал вместе со жрецом, чьей обязанностью было возжигание нового огня. Все жрецы надели маски божеств, кото­
рым они служили, а на помосте в верхней части святилища астрологи ждали мига, когда определенные зве­
зды пройдут через меридиан. Черная ночь продолжалась. Пламя не унич­
тожило Землю. Конец света не насту­
пил. Вдруг астрологи засуетились. В святилище передали указание, пяте­
ро жрецов схватили Хиухтламина и повергли на жертвенный камень. Об­
сидиановое лезвие рассекло его грудь, сердце исторгли, а в зияющей ране был зажжен новый огонь, заж­
жен самым древним способом, при помощи деревянной палочки. Это был миг необузданного ликования. Гонцы зажгли от единого огня свои факелы и побежали сквозь озарен­
ную звездами ночную мглу от селе­
ния к селению, вновь возжигая пла­
мя на алтарях храмов. Задолго до рас­
света по всей долине протянулась вереница костров, все очаги в жили­
щах запылали новорожденным ог­
нем. Начался следующий цикл, вось­
МОЙ, который обещал 52 спокойных года, прежде чем людей вновь охва­
тит страх конца света. Это событие, несомненно, про­
извело глубокое вriечатление на Мон­
тесуму. Слишком уж велико было на­
пряжение, омрачавшее царствование этого правителя с первых дней вступления на престол. И с рожде­
нием восьмого цикла напряжение это не разрядил ось. Монтесума верил в древние мифы, и его способности государственного деятеля заслоня­
лись религиозными верованиями, а воинский дух иссяк. Он был побеж­
ден, еще и не начав битвы. Перевел с ilнrлнjiскоrо А. ШАРОВ Окончание следует 41 ВЛАДИМИР СИДОРЕНКО С премыром через океан 41 в августе 1960 roga, после очереgного рейса пассажирского лайнера «Бал­
тика » в AOHgOH, капитана Павла Майорова вызвал по телефону замести­
тель министра Морского флота. Он сообщил, что в слеgующий рейс «Балтика» nойgет в Нью-Йорк на ХУ сессию Генеральной Ассамблеи ООН. На борту буgут nравительственные gелегации Советского Союза и стран нароgной geMoKpaTUU. Требовалось nоgготовиться к ответственному рейсу. • алтика», бывшая ранее «Вя­
чеславом Молотовым», была построена в Голландии в " 1940 году (вместе с однотип-
ным судном «И. Сталию». Неболь­
шой, но довольно комфортабель­
ный лайнер обладал хорошей по тому времени скоростью -
20 миль в час. После рейса в Лондон судно было в порядке. Лишь кое-где подновили краску и стали принимать на борт необычные грузы и продукты, вызы­
вавшие оживленные разговоры и до­
гадки экипажа. -
Команда узнала, что следующий рейс в Англию отменяется, но, куда пойдет судно, для экипажа оставалось загадкой,- вспоминает пассажирский помощник капитана I Евгений Куницын.- Тайну раскрыл один из грузчиков порта. -
Никиту в Штаты повезете,-
с невозмутимым видом заявил он. Между собой люди часто называ­
ли тогда Никиту Сергеевича Хруще­
ва просто по имени. Судно наполнилось множеством слухов, домыслов и догадок. Выска­
зывались предположения и о воз­
можной опасности перехода. Основа­
ния для этого были. Продолжалась «холодная война». Недавно нашей ракетой был сбит самолет-шпион, а пилот Пауэрс взят в плен. В предстоящем рейсе надо было обеспечивать непрерывную кругло ­
суточную безотказную связь «Балти­
ки» С берегом. В каюте, где жили штатные радисты, пришлось смонти­
ровать вторую, правительственную, радиорубку. В ней разместили «даль­
нобойный» коротковолновый радио­
передатчик мощностью в один кило ­
ватт и новую сложную быстродей­
ствующую аппаратуру. Инженеры и техники Балтийского морского паро­
ходства вместе с начальником связи Марковым и военными специалиста­
ми установили оборудование и опро­
бовали его в считанные дни. /\ЛЯ организаторов рейса и в пер­
вую очередь для капитана и пасса­
жирского помощника Куницы на се­
рьезной проблемой стало -
в какую каюту поместить Хрущева? На суд­
не -
две просторные каюты люкс I Пассажирский помощник капитана от­
вечает за размещение и обслуживание пассажиров. СЬото ", .pl".O. Y~.CTH"K08 "па •• Н"8 «А» и «Б», расположенные с правого и левого борта. Обе каюты, отделан­
ные красным деревом, со спальнями, гостиными и ванными были равно­
ценны. Однако в люксе «А» во время шторма дерево в стенах «играло», то есть скрипело. Помещать в такую каюту главу нашего государства ко­
миссия признала недопустимым. В люксе левого борта, с табличкой «Б», переборки вели себя спокойнее, но пугал индекс «Б» ... После длительных обсуждений и споров кому-то при­
шло в голову поменять таблички ме­
стами. Кроме того, мастера с Кано­
нерского завода переоборудовали две каюты первого класса. Подготовка к рейсу велась в край­
ней спешке. Начальник смены радио­
центра Балтийского пароходства Ариадна Андреевна Терентьева узна­
ла о своем назначении на судно нака­
нуне отхода. После бессонной ночной вахты ей пришлось срочно обойти всех врачей медицинской комиссии, оформить множество бумаг, сбегать домой собрать вещи и выполнить массу других неотложных дел. Вто­
рому радисту в штатной навигацион­
ной радиорубке по неизвестной при­
чине не дали визу. Это поставило в крайне тяжелое положение началь­
ника рации Георгия ~елтуху. Весь рейс он вынужден был нести круг­
лосуточную двухсменную вахту по очереди с одним радистом. Не лучше было и с радистами новой правитель­
ственной радиорубки. Начальнику ее, Сергею Матвеевичу Михайленко, из-за недостатка радистов и специа­
листов по быстродействующей аппа­
ратуре тоже пришлось организовы­
вать круглосуточную двухсменку. Делегации, отправляющиеся в Нью­
Йорк, приняли на борт в Балтийске (бывшем Пиллау). Зарубежные деле­
гации возглавляли: Тодор ~ивков (Болгария), Янош Кадар (Венгрия), Георге Георгиу-Деж (Румыния). -
Последним, в открытом черном автомобиле, в сером плаще без шля­
пы, в сопровождении нескольких че­
ловек, подъехал Никита Сергеевич Хрущев,- вспоминает капитан Павел МаЙоров.-
Я встретил его у трапа и доложил о готовности судна к вы­
ходу. Никита Сергеевич подал мне руку, приветливо улыбнулся. «Балти­
ка», забункерованная топливом в оба конца, нарядно расцвеченная флага­
ми, стояла носом к выходу из пор­
та. Турбины подготовлены; Кормо­
вой флаг перенесен на гафель фок­
мачты. Под клотиком развевался флаг Председателя Совета Министров СССР. Никита Сергеевич легко под­
нялся по трапу на борт, швартовы отдали -
и наш турбоэлектроход 9 сентября 1960 года в 19.1 О устре­
мился в необычный рейс. Впервые на небольшом пассажирском судне океан пересекало сразу такое коли­
чество высоких лиц. Переход капитану Майорову пору­
чили осуществить за десять суток и 19 сентября в 10 часов утра при­
швартоваться в Нью-Йорке. В море к «Балтике» с праВОГQ и левого бортов подошли два эсминца. Развернувшись за кормой судна, они легли на параллельный курс впере­
ди, на расстоянии в одну милю. Военные корабли должны были со­
провождать «Балтику» до Ла-Манша. Связь с ними померживали на уль­
тракоротких волнах. Первую помеху, ставящую под уг­
розу график движения, встретили у острова Борнхольм, где «Балтику» накрыл густой туман. Видимость­
близкая к нулю. Палуба едва про­
г лядывалась с мостика. Эсминцы растворились в тумане. Наблюдали их только локатором. Движение су­
дов в этом районе довольно ожив­
ленное, о чем свидетельствовали многочисленные отметки на экране радара. «Балтика» сбавила ход и, да­
вая гудки согласно международным правилам, неуклонно двигалась впе­
ред. На мостик поднялся Хрущев, молча посмотрел на экран локатора и ушел. -
Мне понравилась,- рассказы­
вает капитан,- его сдержанность. Он не задавал вопросов и не мешал со­
ветами, чем нередко грешат высоко­
поставленные лица. В то время плавание вдоль швед­
ского берега от меридиана города Треллеборга до пролива Зунд, а так­
же в проливе Каттегат проходило по протраленным фарватерам шириной в одну милю, среди минных полей, оставшихся после второй мировой войны. Были случаи, когда льдом или штормом мины срывало с яко­
рей и выносило на фарватеры. Многие мины были магнитными и лежали на грунте. Минная опас­
ность серьезно усложняла движение судна. Именно это обстоятельство и побудило принять решение о сопро­
вождении «Балтики» военными ко­
раблями. На выходе из пролива Скагеррак в Северное море видимость увели­
чилась до 4-5 миль, и «Балтика» пошла максимальным ходом. у пролива Ла-Манш снова попали в туман. Около полуночи радар не­
сколько раз неясно высветил какое­
то судно, пересекавшее курс «Бал­
тикИ». Когда подошли ближе, уви­
дели небольшую деревянную шхуну, шедшую без огней. Хорошо, что во­
время заметили. В Ла-Манше подул свежий норд­
вест и разогнал туман. Эсминцы по­
желали «Балтике» счастливого пла­
вания и легли на обратный курс. С выходом в океан шторм достиг восьми баллов. «Балтика», зарываясь носом в волну, полным ходом шла на запад. Руководители делегаций размести­
лись с максимально возможными удобствами. Янош Кадар жил в люк­
се «Б», Тодор ~ивков И Георгиу­
Деж -
в переделанных каютах пер­
вого класса, рядом с каютами люкс. Каюта Хрущева тщательно и кругло­
суточно охранялась. Вставал Никита Сергеевич в 6 часов утра, поднимал­
ся на мостик, здоровался, спраши­
вал, сколько прошли миль, смотрел на карте, где находится судно, раз­
глядывал экран радиолокатора, захо­
дил в радиорубки. Едва он выходил из своей каюты, как к нему сразу же пристраива­
лось три-четыре человека охраны, на которых он, казалось, посматривал с некоторым неу довольствием. После обхода Хрущев чаще всего работал на шлюпочной палубе с главным ре­
дактором «Правды» Павлом Алексе­
евичем Сатюковым и главным ре­
дактором «Известий» Алексеем Ива­
новичем Аджубеем. Следуя примеру Никиты Сергеевича, интенсивно тру­
дились и сопровождавшие его офи­
циальные лица. Радисты и техники работали круг­
лосуточно, с трудом справляясь с крайне напряженным потоком кор­
респонденции. Обзор последних но­
востей по стране, шифрованные и открытые распоряжения, приветст­
вия правительствам и народам стран, у берегов которых проходило суд­
НО,- все должно было быть переда­
но точно и в срок. Работа серьезно усложнялась непрерывной корректи­
ровкой поясного времени в связи с движением судна на запад и изме­
нением условий прохождения радио­
волн. После обеда первый пассажир «Балтики» с азартом легко и под­
вижно сражался на палубе в шалф­
борт. Игроки клюшками загоняли шайбы в квадраты с цифрами, ста­
раясь набрать больше очков. Обыч­
но Никита Сергеевич играл в паре с Яношем Кадаром против Аджу­
бея и Сатюкова. Вечером в салоне смотрели узко­
пленочное кино. В киножурналах иногда появлялась фигура Хрущева под критические реплики и замеча­
ния его самого. Подобное поведение главы правительства было для нас необычным -
ведь мы привыкли к недоступности прежних руководи­
телей. Утро по судовой трансляции начи­
налось с любимой песни премьера -
«Рушничок», исполняемой на укра­
инском языке. Даже концерты худо­
жественной самодеятельности начи­
нали с «Рушничка». Как-то на одном из самодеятель­
ных вечеров объявили дамское танго. К Никите Сергеевичу подошла офи­
циантка и пригласила на танец. Хру­
щев в это время беседовал с Андреем Андреевичем Громыко. «Не обу­
чен,- сказал Никита Сергеевич,­
вот он -
дипломат, может. Давай, танцуй, жене не скажу»,- улыбаясь, добавил премьер. Следует подчеркнуть, что популяр­
ность Никиты Сергеевича достигла тогда вершины. Из лагерей возвра­
щались тысячи невинно репрессиро­
ванных людей, что не могло не отра­
зиться на отношении народа к своему премьеру. Еще большей симпатией к Никите Сергеевичу экипаж «Балтики» про­
никся во время шторма. Его не ука­
чивало, и держался он как быва­
лый моряк. Самый старший по воз-
43 расту из команды, повар Панов вру­
чил главному пассажиру грамоту почетного члена экипажа -
за мор­
скую стойкость, а капитан подарил тельняшку и морскую фуражку. -
Теперь небось и палубу заста­
вите драить? -
улыбаясь, спросил Хрущев. -
Работа найдется,- на полном серьезе ответил боцман. Члены экипажа часто просили Ни­
киту Сергеевича сфотографироваться вместе с ними на память. Добродуш­
но улыбаясь, он никогда не отказы­
вался. -
По моим личным впечатлени­
ям,-
вспоминает капитан Майоров,­
Хрущев был простым добродушным человеком без мании вождизма. Вместе с этим чувствовалась его не­
преклонная воля, большая работо­
способность, склонность к порядку и постоянству режима труда и жизни. Вторым по популярности челове­
ком на судне, по мнению пассажир­
ского помощника капитана Куницы­
на, был зять Хрущева, главный, ре­
дактор «Известий» АджубеЙ. Объ­
яснялось это не только тем, ч~о из скучной газеты он сумел сdздать интересное, широко читаемое в\стра­
не издание и не менее дефицитную «Неделю». Главное, что привлекало к нему людей,- простота и добро­
желательность. Этим он резко отли­
чался от большинства дипломатов, державшихся вежливо, но отчуж­
денно. АджубеЙ и редактор «Правды» Сатюков как бы дополняли друг друга. Сатюков, сдержанный, осмот­
рительный, был прямой противопо­
ложностью Аджубею. На рассвете 19 сентября открылся маяк. Американский берег был близ­
ко. Подошло лоцманское судно. Вместе с лоцманом на борт подня­
лись врач карантинной службы и иммиграционные таможенные чинов­
ники. Параллельно «Балтике» шли два буксира с телевизионной аппа­
ратурой. Наше прибытие в Нью­
Йорк транслировалось по телевиде­
нию. Над судном с ревом проно­
сились полицейские вертолеты. В Нью-Йорке «Балтику» приняли недружелюбно. Все частные компа­
нии отказались предоставить судну свои причалы. С большим трудом нашему посольству удалось догово­
риться, чтобы пришвартоваться к за­
брошенному, полуразрушенному 13-
му причалу муниципалитета на Ист­
ривер. Но пользоваться услугами пор­
товых швартовщиков нам было запре­
щено. Капитану «БалтикИ» пришлось на моторной шлюпке высадить матро­
сов на стенку, которые и приняли швартовы. Несмотря на все препоны, 19 сен­
тября в 10 часов утра был спущен по крытый ковром парадный трап, и наш премьер сошел на американ­
ский берег. Толпы людей стояли на прилегаю­
щих к пирсу улицах, но на сам пирс жителей Нью-Йорка полицейские не пускали. Среди собравшихся были и 44 явные недоброжелатели с плакатами «Хрущев И Кастро -
домой!», но таких было немного. Встречали премьера представители нашего посольства во главе с послом Добрыниным. В каком-то складе под дырявой крышей, среди покосившихся балок, была сколочена небольшая трибуна, с которой Никита Сергеевич и из­
вестный промышленник и политиче­
ский деятель Сайрус Итон, приехав­
ший со своей женой, обменялись краткими речами. Следует подчерк­
нуть самообладание нашего премье­
ра. Он словно бы игнорировал не­
достойный прием местной админи­
страции, вел себя так, как подобает человеку, которого ожидают более важные дела на Генеральной Ассам­
блее ООН. В Нью-Йорке пробыли 25 дней. Никита Сергеевич жил на берегу в здании нашего представительства на Парк-авеню. На «Балтике» осталась лишь часть дипломатов. Опасаясь диверсий, нашим водола­
зам было приказано периодически осматривать корпус судна -
не под­
ложили ли террористы под днище мину или взрывчатку? Но все обо­
шлось. Неприятность пришла с дру­
гой стороны: сбежал котельный ма­
шинист Виктор Яаниметс. Согласно правилам команда в город ходила только группами по пять человек. Виктор из группы механиков «поте­
рялся» В одном из универмагов. Обидно было еще и потому, что счи­
тался он добросовестным моряком. О побеге пришлось доложить Хру­
щеву. Никита Сергеевич промолчал. У резиденции Никиты Сергеевича всегда стояла толпа ньюЙоркцев. -
Однажды при мне,- вспомина­
ет капитан Майоров,-
Никита Сер­
геевич вышел на балкон второго этажа. Журналисты тут же, на зара­
нее изготовленных длинных шестах, подняли к нему свои микрофоны и стали задавать вопросы, среди кото­
рых был и очень неприятный -
о по­
беге с судна котельного машиниста. -
~OT дурачок, хотя бы денег на первое время попросил,-
не расте­
рявшись, ответил Хрущев. Из Нью-Йорка Никита Сергеевич возвращался на самолете вместе с конструктором Туполевым. В числе провожавших был и капитан «Бал­
ТИКИ». -
Я,- говорит Павел Алексеевич Майоров,-
стоял далеко в стороне от группы провожавших, но Никита Сергеевич заметил меня. Подошел, пожал руку, поблагодарил за хорошо выполненный рейс и пожелал всему экипажу счастливого возвращения. -
Когда в 1964 году,-
добавляет пассажирский помощник капитана Куницын,- Хрущева сместили, пер­
вый помощник капитана Семен Мар­
ков вырвал его фотографию из судо­
вой Книги почета. Однако вырвать историю «Рейса мира» из памяти людей и с фотографий, хранящихся в семейных альбомах моряков и пас­
сажиров «Балтики», не так-то просто. Ю. житковекий, доктор фнэнко-математнческнх наук, oKeaнonor Фото автора У же несколько суток мы бо­
роздим северную Атлантику в поисках айсберга. Указания на картах о «границах рас­
пространения айсбергов в июне» сов­
сем расплывчаты. Постоянно прини­
маем по радио данные ледового пат­
руля, спешим в места их «множест­
венных скоплений», отмеченные на факсимильных картах,- безуспеш­
но. Но других данных у нас нет. Ук­
репляет, правда, надежду горькая па­
мять о столкновении «Титаника» с айсбергом в этом районе Атлантики. Штурманы до рези в глазах всмат­
риваются в горизонт. Море и небо почти одного цвета. Я уже начинаю нервничать: прошло более ста суток, как научно-исследовательское судно «Академик Иоффе» вышло в свой первый рейс. До возвращения в порт приписки, Калининград, остается меньше месяца, а впереди еще уйма работы и заход в Антверпен. В об­
щем -
жестокий цейтнот. И мне, как начальнику экспедиции, уже пора делать выбор -
продолжать искать айсберг или выполнять другие запла­
нированные работы. Мои колебания прервал телефон­
ный звонок -
вызывали на мостик. Там царило оживление, слышался громкий хохот. Как выяснилось, несколько минут назад на мостик поднялся первый помощник капитана Василий Котов и, естественно, поин­
тересовался у вахтенного штурмана, как обстоят дела с поиском айсберга. «Пока никаю>,- ответил штурман. «Да ВЫ ЧТО,-
удивился Котов,- вон же айсберг прямо на носу». На мости­
ке все кинулись к лобовым стеклам рубки, и действительно -
прямо по носу су дна в нескольких милях нево­
оруженным глазом был виден айс­
берг. Все на судне пришло в движение. Отряды начали проверять аппарату­
ру, матросы -
готовить к спуску ис­
следовательский парусно-моторный бот, а механики и мотористы -
под­
готавливать «режим тишины» ... «Академик Иоффе» -
второе из двух судов, построенных в городе Раума (Финляндия) на верфи «Хол­
лминг»,-
было сдано АН СССР в фев­
рале 1989 года. Первое -
«Академик Сергей Вавилов» -
на год раньше. Эти суда, водоизмещением по 6600 тонн, предназначены для исследова­
ния Мирового океана новейшими гид­
рофизическими методами, среди ко­
торых акустические наиболее пер­
спективные, так как в соленой мор­
ской воде только звуковые волны рас­
пространяются без сильного затуха­
ния на большие расстояния. Почему же вдруг заинтересовал нас айсберг? Столкновение в 1912 года «Титани­
ка» с плавучим ледяным островом, результатом которого стала гибель 20 ИЮНЯ 1989 roga в 01 ч 22 мин московского времени gBa МОЩНЫХ ygapa ПОТРЯСАИ корпус пассажирского турбохоgа «Максим Горький», нахоgившегося в очереgном круизе в fpeHAaHgcKoM море. Он СТОАКНУАСЯ с Аьgиной И ПОАУЧИА три пробоины, через которые сразу же ХАЫНУАа Boga. На ПРИНЯТОЙ накануне по раgио Аеgовой карте существовавшее в gaHHoM месте AegoBoe ПОАе отмечено не БЫАО, не показываА его и экран раgИОАокатора ... 1507 человек, явилось поводом для созыва в Лондоне конференции по охране человеческой жизни на море. На ней, в частности, рассматривались и вопросы организации службы наб­
людения за плавучими льдами. После первой мировой войны в Северной Атлантике начал работать Между­
народный ледовый патруль -
спе­
циальное подразделение Береговой охраны США,- финансируемый 17 странами. Он осуществляет не толь­
ко л е довую разведку, но и и зучае т ледовые условия в Северной Атлан­
тике, о состоянии которых оповещает все суда. После организации патрули­
рования число столкновений с айс­
бергами резко сократилось (до этого / в среднем ежегодно гибло около 10 судов), но, увы, опасность не исчезла. Вот лишь несколько строк из скор­
бного перечня судов, потерпевших катастрофу в результате столкнове­
ния с плавающими льдами: «Монроа» (Канада) в 1928 году -
нос судна смят на семь метров, погибли два матроса; «Сеирстад» (Норвегия) в 1933 году -
команде пришлось покинуть судно, жертв не было; «Анна Си» (Англия) в 1955 году ­
вернулось в порт на ремонт; «Элс Нильсон» (Дания) в 1958 году -
получил сильное повреждение и едва сумел дойти до ближайшего порта, а в 1959 году -
и «Ганс Хедторф», на борту которого находилось 95 чело­
век ... Таким образом, даже суда, воору­
женные новейшими электронавига­
ционными приборами, в том числе радиолокаторами, не застрахованы от столкновений с айсбергами. Несмотря на предупреждение ледового патруля и факсимильные картыI с указанием местонахождения плавучих льдов, они все же представляют собой серь­
езную угрозу для мореплавания. Обнаружение айсбергов акустичес­
кими методами сулило большие перспективы. Например, при помощи издаваемых этими ледяными остро­
вами собственных шумов. Особенно, если их уровень превышает шумы 45 океана и помехи, создаваемые самим судном. Тогда, используя направлен­
ный приемник звука, местонахожде­
ние айсберга легко определить. Или применить гидролокационный метод, когда судно излучает звуковой импульс, а принимает уже отражен­
ный подводной частью айсберга сиг­
нал. Он и показывает направление и расстояние до него. Когда до айсберга оставалосIo 1,5-
2 мили, мы включили штатный су до­
вой гидролокатор, однако отраже­
ние от айсберга увидели, когда подо­
шли к нему на расстояние около километра. По договоренности' с ка­
питаном Николаем Вадимовичем Апехтиным мы приблизились к айсбергу метров на 400 и легли в дрейф. Первым делом, как обычно, сделали зондирование, чтобы епре­
делить вертикальный профиль скоро­
сти звука, от которого и зависят усло­
вия его распространения в океане, так же как и от глубины. Ведь океан пред­
ставляет собой слоисто-неоднород­
ную среду, свойства которой сильно меняются в толще воды. Поэтому, проходя сквозь нее, акустические лу­
чи сильно искривляются, и, послан­
ные, например, под углом вниз, они могут через какое-то расстояние по­
вернуть и выйти наверх и наоборот, но это можно заранее рассчитать, если известно распределение скоро­
сти звука по глубине -
то есть его вертикальный профиль. Но когда мы рассчитали на ЭВМ по вертикальному профилю так называемую л~евую 'картину, то поняли, почему уйидели айсберг на экране гидролокатора только за километр до него -
усло­
вия распространення звука были та­
ковы, что лучи, посланные по направ­
лениям, близким к горизонтальному, очень быстро заворачивали вниз, а за ними наступала уже зона акусти­
ческой тени. Исследованием отражения и, рас­
сеяния звука айсбергом в экспедиции занимался отряд Александра Носо­
ва -
молодого научного сотрудника, выпускника кафедры физики Гидро­
космоса Московского физико-техни­
ческого института. Надо сказать, что в нашей лаборатории рассеяния и отражения звука в океане Института океанологии имени П. П. Ши:ршова АН СССР более половины научных сотрудников -
питомцы физтеха. Кроме того, в океанические экспеди­
ции с нами ходят на практику студенты старших курсов, и теперь у нас на борту их пятеро. Сейчас один из них -
Миша Кириллов договари­
вается на мостике с Николаем Вади­
мовичем Апехтиным, как маневриро­
вать судну, чтобы широкополосная приемно-излучающая система, раз­
работаниая и изготовленная в его ,от­
ряде, перемещалась на кабель-тросе вокруг айсберга на расстоянии в не­
сколько десятков метров от него. За­
дача, скажем прямо, не простая, если учесть, что судно ближе четырехсот метров не может подхqдить к айсбер­
гу. Вот Носов и предложил выпу­
стить прием но-излучающую систему 46 на кабель-тросе за корму судна, кото­
рое на малом ходу будет маневриро­
вать вокруг айсберга. Кабель-трос пойдет по спирали и потащит систему по окружности на необходимом рас­
стоянии от айсберга, которое легко измерить по времени от момента излучения импульса до возврата его отражения и регулировать скоростью судна ... Отработка методики океанических экспериментов -
дело сложное и трудоемкое. Однако на этот раз все получилось удачно, и работа нача­
лась без задержки. Конечно, расстоя­
ние от айсберга до системы менял ось от нескольких десятков метров до нуля, когда система касалась подвод­
ной части айсберга. Но это не страш­
но, так как при измерении каждого отраженного импульса измерялось также расстояние, и его можно было учесть при расчете коэффициента от­
ражения. Видимая часть айсберга бы­
ла высотой около 20, длиной -
70 и шириной -
30 метров, и, очевидно, подводная часть в какой-то степеНI:I повторяла коитуры надводной. А с судна айсберг выглядел спящим мед­
ведем, уютно свернувшимся калачи­
ком. После окончания эксперимента он вдруг стал медленно раскачивать­
ся. Постепенно размах колебаний его все увеличивqлся, и наконец с гром­
ким всхлипом айсберг перевернулся ... Нам еще оставалось исследовать собственные шумы айсберга. Правда, таких специалистов среди нас не было, но в отряде Виталия Савельева у Владимира Тютина и Александра Балалаева уже имелся опыт измере­
ния шумов нашего судна с исследова­
тельского парусно-моторного бота. Он и был подготовлен к спуску. Стар­
шим небольшой команды пошел на нем кандидат технических наук Бар­
рикадо Мордвинов -
замначальника экспедиции. Вообще-то, он специа­
лист по спутниковой навигации, быв­
ший штурман дальнего плавания, но, кроме того, мастер спорта СССР по парусному спорту. Эксперимент задумывался сле­
дующим ,образом. Бот ложится в дрейф рядом с айсбергом и опускает на заданную глубину (от 10 до 50 метров) приемник звука. Судно в это время становится в зоне акустичес­
кой тени и переходит на «режим ти­
шины», Для этого запускается спе­
циальный дизель-генератор, подве­
шенный на амортизаторах в шумо­
изоляционной кабине, и выключают­
ся все механизмы -
кондиционеры, вентиляторы, рефрижераторы ... Это делается для того, чтобы было мень­
ше помех для измерения слабых акустических сигналов в воде. Однако не успели наши суда занять исходные позиции, как вахтенный штурман объявил, что появились ры­
боловные суда. Все! Перерыв на не­
сколько часов! Даже небольшое дви­
жущееся судно производит такой шум, что на десятки миль вокруг ни о каких акустических работах по из~ерению слабых сигналов не может быть и речи. Слава богу, что они не начали ло­
вить рядом рыбу. Но когда мы снова подготовились К измерениям, была уже глубокая ночь. Правда, в этих сеВерных широтах в июне ночью практически светло. И тут с бота со­
общают, что подошли киты. А уж обитатели океана весьма «разговор­
чивы», особенно млекопитающие. И если приемник звука попадает в стаю креветок, например, то работа на этом кончается -
такой дикий шум они создают. Что делать, пришлось пере­
давать на бот, чтобы записали «раз­
говор» китов -
это тоже довольно любопытно. Однако, когда ушли ки­
ты, выяснилось, что на боте почти полностью разрядились аккумулято­
ры, питающие измерительную ап­
паратуру. Пришлось запускать двига­
тель' и подзаряжаться. Прошло несколько часов, прежде чем нам удалось измерить шум айс­
берга. Напряжение на боте спало, и яхтенный рулевой Владимир Моз­
говой заявил, что надо обязательно привезти на судно по кусочку льда с айсберга. Кроме Баррикадо Геор­
гиевича и подшкипера, остальным такой риск пришелся явно не по нут­
ру -
все они прилично укачались. Однако операция завершилась бла­
гополучно, и на судне Мозговой щед­
ро раздавал холодные сверкающие сувениры, которые при желании можно было в морозилке холодиль­
ника привезти: домой в Калининград ... Измерения сразу же дали интерес­
ные результаты. В «Наставлении по мореплава­
нию -
Айсберги, как элемент навига­
ционной обстановки» говорится, что шумы айсберга максимальны на частоте около килогерца, а наши из­
мерения показали, что их максимум находится в пределах 10-15 кило­
герц. Может, потому, что мы измеря­
ли шумы рядом с айсбергом, а данные из «Наставлению) были получены на большом расстоянии и сильная час­
тотная зависимость коэффициента поглощения звука при его распрост­
ранении исказила результат? Но мо­
жет быть и иная причина ... В общем, как всегда, любое иссле­
дование дает ответы на одии вопросы, но задает новые загадки. Наши работы с айсбергом закончи­
лись 18 июня, а 20-го мы получили сообщение о катастрофе, происшед­
шей с пассажирским турбоходом «Максим Горький». На его борту на­
ходилось 575 туристов и 378 членов экипажа. В их спасении принимали участие норвежские вертолеты и су да. Они сняли с турбохода всех туристов и 195 членов экипажа­
остальные остались на «Максиме Горьком» И сделали все возможное, чтобы оставить его на плаву и довести до Баренцбурга на Шпицбергене. На этот раз обошлось без жертв. А ЧТО случится завтра? Атлантический океан ,-
Серrей МАРТЫНОВ СТОЛИЦА РЕМЕСЕЛ ц окая по цветной плитке, навью­
ченный мул медленно бредет тесной улочкой Феса. На его спине слегка покачивается дю­
жина объемистых кип выделанных кож. Они окрашены в яркие цвета -
желтый, красный, белый. Мула по­
гоняет смуглый человек в феске. В его руках еще два тяжелых тюка. Это ремесленник отправился на базар. Чтобы разойтись с груженым му­
лом, втискиваюсь в какой-то двер­
ной проем и оказываюсь в лавочке сапожника. Хозяин при виде евро­
пейца вскакивает с расстеленной у стены бараньей шкуры, хватает ближ­
нюю стопку «бабухе» -
желтых ко­
жаных тапочек без задников -
и про­
тягивает мне. Беру в руки остроконечную сафья­
новую обувку, которую носит боль­
шинство местных жителей. Кожа мяг­
кая, теплая, и возникает непреодо­
лимое желание порадовать пожило­
го ремесленника покупкоЙ. В лавку . втискивается мой поот­
ставший спутник, марокканский кол­
лега Тауфик. Он учился в Москве и хорошо знает русский. Тауфик вы­
звался провести меня по Фесу-эль­
Бали -
Старому Фесу. Это настоя­
щий средневековый лабиринт кры­
тых улочек, заполненных мастер­
скими и лавочками -
то, что назы­
вают на Востоке и в Северной Аф­
рике мединой. Тауфик снисходительно оглядыва­
ет лавочку и, наверное, про себя немного корит меня. Мы не прошли по медине и пяти минут, а я уже сде­
лал покупку. -
Традиционные фесские тапки,­
говорит он, слегка подталкивая меня к выходу,- здесь их продают на каж­
дом шагу. И мы снова оказываем'ся в проул­
ке, который напомнил мне коридор в студенческом общежитии, где жил в свое время и Тауфик. Очень по­
хоже спешили во всех направлениях люди -
кто с охапками белья, кто с только что приготовленной едой ... Чем дальше идем, тем ощутимее неприятный запах. Откуда-то несет гнилью и, кажется, мочой. Свежий воздух, как и палящее солнце, до нас не добирается. Я не выдержи­
ваю и предлагаю вернуться назад. Тауфик понимающе улыбается, лезет в карман и извлекает оттуда листоч­
ки свежей мяты, которые засовыва­
ет в ноздри. Следую его примеру­
теперь дышать легче. Еще несколько поворотов, и я окон­
чательно перестаю ориентироваться в хаосе отходящих от главной улочки узких проходов. И вдруг мы оказы­
ваемся на залитой солнцем площадке. Вся она поделена на каменные ячей­
ки, стенки которых облицованы бе­
лой керамической плиткой. Большин­
ство чанов заполнено бурой, ж~лто-
ватой и красной жидкостью. Мы на старинном кожевенном заводе, кото­
рому, как г<kорит Тауфик, не менее семисот лет. Не спеша оглядываем хозяйство. Сначала здесь обрабаты­
вают шкуры: размачивают, удаляют деревянными ножами подкожный слой и после этого квасят в курином или собачьем помете, чтобы раство­
ры .. дубильных материалов могли лучше проникать В'fолщу кожи. В эти тонкости технологии покупа­
телей кожаных изделий, а они от­
менного качества и редкой прочно­
сти, обычно не посвящают. И мало кто знает, что фесские ремесленники обрабатывают кожи по старым рецеп­
там, без применения кислот, щелочей и другой «химию>. Тауфик провел меня в другой конец площади, где в OrP0ll(lHblX ваннах в разведенном настое коры дубились кожи. Дальше шли каменные ячей­
ки, наполненные квасцами и яркими красителями. Множество крашеных кож сушилось на камнях. Потомственные фесские кожевни­
ки с детства свыклись с тяжелыми запахами этого квартала. Они спо­
койно работают и тут же отдыхают, собираясь группками, чтобы обме­
няться новостями. Но мне уже не помогает мята, и мы уходим от ко­
жевенного завода в ковровые ряды. На одной из улочек торгуют фес­
ками. Оказывается, не только кожа­
ная обувь, но и красная феска­
традиционный местный сувенир. Ведь форменные головные уборы, которые мы привыкли. считать турецким изо­
бретением, начали шить именно в Фесе. Отсюда их название. А в Тур­
ции ввели фески в качестве формен­
ного головного убора чиновников только в начале прошлого века. Стены серых домов, не имеющих наружных окон, про изводят на приез­
жих удручающее впечатление. С тру­
дом верится, что за ними скрыты оазисы внутренних двориков, где в зе­
лени деревьев царит прохлада и жур­
чат фонтаны. Воды в Фесе много. Она струится по множеству кана­
лов, прорубленных в наклонном ска­
листом плато, на котором построен город. На улицах и площадях Старо­
го Феса немало колодцев. Воду из них берут бесплатно; Коран строго запрещает взимать за нее мзду. По словам средневекового арабско­
го купца и путешественника Тар­
туши, в Фесе насчитывалось в 1200 го­
ду 80 колодцев и 93 купальни. На­
верное, и сегодня их примерно столько же. Сердце города -
медина -
остает­
ся точно такой же, как описал зна­
менитый путешественник XVI века, который известен европейцам под именем Льва Африканского. Торго­
вец из Феса по имени Ибн-Ваззан оказался в плену у пиратов и был ими продан как.раб римскому папе Льву Х. Африканец принял христиан­
ство и с миссионерскими целями объ­
ехал ПОJIТИ весь Черный континент. Его\кни~а «Описание Африки» впер­
вые 'iпознаКОll!'ила европейцев с вну­
тренними областями материка. Пере­
читав эту книгу (а она издана не так давно и на русском языке), убежда­
ешься, что в Фесе сохранилось все, как описал Лев Африканский: те же лавки, и те же мастерские, и тот же кожевенный завод на своих местах. Точное время рождения Феса неиз­
вестно. Его основателем считают султана Идриса I, сына Фатимы, дочери пророка Мухаммеда. А вооб­
ще-то Фес стоит на месте древней римской колонии, которая в VП веке была разрушена кочевыми бербе­
рами. После завоевания страны ара­
бами Фес сделался столицей маври­
танского государства и достиг верши­
ны могущества. Здесь пересекались пути караванов, и поэтому с самого своего основания и до сих пор этот город на перекрестке дорог ведет оживленную торговлю. Ядро бывшей столицы -
Фес-эль­
Бали -
сложилось в конце VПI века при Идрисе П, внуке знаменитой Фатимы. С его согласия здесь посе­
лились андалузцы, бежавшие сюда после неудачного восстания в Испа­
нии. Потомками этих андалузцев считает себя значительная часть здешних жителей, исключая, разу­
меется, население с черной кожей . ... тауфик вывел меня к мечети с прихотливыми «мавританскими» ар­
ками на тонких колоннах. Воздух здесь уже чист и прохладен от струя­
щихся В саду ручейков. Мулай-Ид­
рис -
одна из самых старых мече­
тей Северной Африки. В ней похо­
ронен Идрис П. Его бабку Фатиму считают основательницей старейшего в мире университета -
Карауина, средневековые строения которого на­
ходятся рядом со старой мечетью. Благодаря ему Фес почитается вто­
рым после Мекки священным горо­
дом мусульман. Фес-эль-Бали окружен высокими стенами, но еще более неприступен Фес-эль-Джедид, что в переводе оз­
начает «Новый город». Это название не очень-то подходит -
ведь он осно­
ван в 1276 году. Здесь был построен дворец, который король Марокко по­
кинул в 1912 году после переноса резиденции в Рабат. Теперь он превра­
щен в музей, и охраняют его уже не королевские гвардейцы в синих тюрбанах и красных плащах, а музей­
ные служители в белом платье, крас­
ных фесках и желтых кожаных баш­
маках без пяток, точно таких же, какие продавал ремесленник из Ста­
рого Феса. (Окончание см. на 4-й стр. обложки) 47 АНТОЛОГИЯ ЗАРУБЕЖНОГО ~ ФАНТАСТИЧЕСКОГО РАССКАЗА \ I А
:: I I I \, ... :\ -
"'\ {
f .~.; r . ( .. ( \. '-
\ r )" ОхотникУС"на ягуаров Э стеба~ Каакс не показывался в городе уже почти целыи год и отправился туда только потому, что его жена задолжала Онофрио Эстевесу, торговцу аппаратурой и предметами быта. Больше всего на свете Эстебан ценил услады спокойной деревенской жизни. Неторопливые заботы крестьянского дня только придавали ему сил, а вечера, проведенные за разговорами у костра или рядом с Инкарнасьон, его женой, доставля­
ли огромное удовольствие. Однако в то утро выбора у Эстебана не было. Инкар­
насьон без его ведома купила у Онофрио в кредит теле­
визор на батарейках, и теперь торговец грозился забрать в счет невыплаченных восьмисот лемпир 1 трех дойных коров Эстебана. Взять телевизор назад Онофрио отка­
зывался, но передал, что готов обсудить и другой вари­
ант оплаты. Если бы Эстебан потерял коров, его доходы опустились бы значительно ниже прожиточного мини­
мума, и тогда ему пришлось бы вернуться к старому занятию, ремеслу гораздо более обременительному, чем фермерство. Инкарнасьон всегда отличалась легкомысленностью, и 1 Л е м пир а -
денежная единица Гондураса. (Пр им. peg.) Lucius Shepard «ТЬе Jaguar Hunter». Из журнала «ТЬе Maga-
zine of Fantasy And Science Fiction», Мау 1985. © 1985 Ьу Mercury Press, Ink. © Перевод с английского, «Вокруг света», 1990 48 он знал это, еще когда женился на ней. Но телевизор стал теперь своего рода вершиной барьера, который воз­
ник между ними с тех пор, как выросли дети. Инкар­
насьон принялась строить из себя солидную дуэнью с изысканным вкусом, начала смеяться над деревенскими манерами Эстебана и постепенно вошла в роль предво­
дительницы небольшой группы пожилых женщин, в ос­
новном вдов. Каждый вечер они собирались у телевизо­
ра, стремясь перещеголять друг дружку тонкостью и ост­
ротой сужде'ний по поводу американских детективных фильмов. В таких случаях Эстебан выходил из хижины и сидел снаружи, погружаясь в мрачные раздумья о се­
мейной жизни. По его мнению, Инкарнасьон, начав ак­
тивно общаться со вдовами, таким образом давала ему понять, что она тоже не прочь приобрести черную юбку и черную шаль и что теперь, выполнив свою функцию отца, муж стал для нее помехой. В сорок один год (Эс­
тебану исполнилось сорок четыре) интимные отношения почти уже перестали интересовать Инкарнасьон; теперь супруги довольно редко радовали друг друга ласками, и Эстебан считал одной. из главных причин того обиду же­
ны на то, что время отнеслось к нему значительно доб­
рее. Он по-прежнему выглядел молодо, словно индеец из древнего племени патука: высокий, точеные черты лица, широко посаженные глаза, медного цвета кожа почти без морщин, иссиня-черные волосы. У Инк арна­
сьон пепельные пряди появились уже давно, а чистая кра­
сота ее тела постепенно растворялась в неопрятной дряб­
лости. Эстебан понимал, что жена не может остаться кра­
савицей на всю жизнь, и пытался уверить ее, что любит 3др •• ст.уАте. ПlO6ИТeJlИ ф.нт.стикиl Поспе некотороА п.уэ .. м ... но." .стре ... еМСII н. стр.ниЦ8Х журН8П •• В поспедние меСIIЦ" •• ших писем 6 .. по не т.к уж и· MHoro. Но .от пришno посп.ние. KOToporo 11. ПРИЭН.Т .. СII. д •• но жд.п. Вед.. допжно же 6 .. по оно П08ИТ"СII -
Пис"мо Недо­
• On .. Horo ЧИТ.ТeJllI. По"т. н.конец дост •• ип. и ero. Ит.к. Никоп.А Мухортов иэ Х.р"ко ••• опредепи. пер_е д •• р.ССК.Э. ру6рики к.к "не с.м .. е пу .. шие». э.интереСО •• ПСII -
• ... ем же роп ... едущеrоl Еспи к.кие-то ЖlOри • ИН"Х СТР.Н.Х уже от06р8пи пу .. шие Р.ССК.Э". "т06 .. присудит .. им премии. то э ... ем ру6рику .естиl .в .. 60Р промэ.едениА npeAcT •• nlleTclI спу­
... Ан"м.- ПРОДОПЖ8ет Н. Мухорто •• -... Очен" .се-т.ки хо .. еТСII р.дик.п"ноА но.иэн" ру6рики ф.нт.стики • «BoKpyr с.ет ••• И д.п .. ше содержитс. приэ... к ред.кции ""с .т" спосо6.. реэ­
Koro упу .. шеНИII содеРЖ8НИII новоА ру6рикиl реме-то .дмини­
СТрИрО •• НИII к.к 6удто • мэд.теп"ском депе э кОн .. иПОС ....... УЭН.IO .кти.ноrо ф.н. -
пlO6итеПIl ф.нт.стик • Тут И .приорное неПРИlIТие «Официu"щин" •• nlO60M .иде. и т .ДИЦИОНН.II ДПIl ф.н •• rресси.ност" IпорождеНН.II. коне"но ж 6n8rOpOAHoA и исто.оА nlO6o."1O к ф.нт.стике). и приэ ..... к р дик.п"ности. и. у .... при ..... н .. А уже rроэно-предупреЖД.lOщмА .фос .ПОХИ пе­
рестроАки, rр.НИ".ЩИА -
прошу меНII иэ.инит I -
с AI!M.ro-
rиеА. , Допжен р.эо".ров.т" НИКОП.II Мухорто ••• в .. 6 р.сск8эо •• nlO6oM спу ... е ост.еТСII не э. неким третеАским суд .. еА I .. ит.­
теп .. npeAn8r.eT н.м приrп.сит" •• KcnepTo. иэ CWA_) •• э. ре­
д.кциеА. n106.11 ру6рик •• nlO60M ЖУРН8пе -
депо .кус •• Вку­
с •• едущеrо •• кус. ред.кции ... 1I имеlO •• иду. р.эумееТСII. тот .кус. котор .. А .KnlO ... eT и оценку художест.енности. и см .. сповоА • н.пиэ. и опредепенн .. А купыурныА 6.эис. и СОЦИ.П"НУIO поэи­
ЦИIO и Т. д.) Ни .. еrо иноrо nOK. еще никто не придум.п. Д.пее. в .. 60Р р.ССк.эо •• пуст .. д.же р.нее кем-то от06р.н­
н"х. не06ходим. По р.эн"м при"ин.м. Перваll: ппощ.д.. ру6-
рики .ес"м. м.п.. BTop.lI: хороших Р.ССК.ЭО. о .. ен" Ml;loro-
э. прошедшие roA" проиэ.едеНИII. у н.с не пере.ОДИ.ШИ8СII. спеж.пис.. • мощные месторождеНИII. котор .. е топ"ко р.эр.6.­
т .... т .. и р.эр.6.т .... т ... TpeT"II: не .се. попу .. и.шее k.koA-ни-
6уд .. приэ Т.м. к.жеТСII н.м ПОДХОДIIЩИМ ДПIl пу6пик.ции 3дес ... Нет. не с.моценэур •• Все те же .КУС". о котор"х. к.к хорошо иэ.естно. можно спорит .. до 6есконе"ности. Еще одно оrор .. ение ДПIl некотор"х "ит.тепеА: н.м НЕ хо .. ет­
СII р.дик.п"ноА но.иэн". _BoKpyr с.ет •• -
журН8П с д •• ними ТР.ДИЦИIIМИ. котор .. е м .. не с"ит.ем се611 .пр •• е н.рушит". Т.к .. ТО М .. И .пред .. 6удем пу6пико •• т" пиш .. те Р.ССК.Э" lиэ отме .. енн"х р.эпи"н"ми преМИIIМИ). котор .. е н.м понр •• ипис". М .. nocT.p.eMclI эн.комит" "ит.тепеА не TqnloКo с ф.НТ.СТИКОА CWA: н. nn.HeTe ест .. еще нем.по СТР.Н. rAe жи.ут интересн .. е •• тор", М .. 6удем ... 6ир.т" но. инки. НО ост •• им э. с060А ПР.­
.0 деп.т" и 8КСКУРСЫ • питер.турнуlO ИСТОРИIO -
к.к 6пиэкуlO. т.к -
прецедент уже 6 .. пl -
и • A.neKYIO. А Tenep .. 06 •• торе npeAn8r.eMoro Р.ССК.Э •• nусиус Wen.pA. МоподоА .мериканскиА 8ТОР Iто"н .. А .оэ­
Р.СТ. у .... неиэ.естен. nocKon"KY • AocTYnH"X мне америк.нских .нцикпопеДИIIХ н.у"ноА ф.Нт.стики и книr.х c.Moro n. Wen.p-
д. д.т. рождеНИII отсутст.ует). &neСТllщиА ст.рт • питер.туре: nepвall пу6ПИК.ЦИII расск.э. -
.981 roA. nep ... A ром.н -
к3е­
пен .. е rп.э •• -
."ходит • иэд.теп"ст.е .ЭАс. • .984 roAY. .985 roA -
критик. уже .э.хпе,6 пишет о "но.оА э.еэде ••• We-
n.pA пу6пикует Р.ССК.Э э. р.сск.эом И удост.и •• еТСII. к.к мо­
подоА •• тор. престижноА премии кКпарион» 10 Кп.рионскоА шкопе нау"ноА ф.нт.стики 11 упомин.п. KorA. р.сск.э .... п о. КеАт Уипхепм). Р.сск.э "Охотник н. IIry.po •• npeKp.cHo демонстрирует осо-
6енности художест.енноrо MeT~Д. Wen.pдa. ВреМII деАСТ.ИII у Hero. к.к пра.ипо.- Н.СТОllщее ипи 6пиэкое 6удущее. Место­
... ще .cero -6eper. Кliри6скоrо МОРII ипи Мексик.нскоrо э.­
пи ••• ж.нр -
"то-то среднее между н.у"ноА ф.нт.стикоА и ф8Н­
теэи. Вот .. то пис.п о Wen.pдe .мерик.нскиА критик М.Акп nе.и 18ТО н.ш. д.н" .мерик.нским ".KcnepT.M». при.пе .. еНИII кото­
р"х тре6ует • с.оем пис"ме Н. Мухорто.): .Wen.pA уди.итеп .. -
но nocneAo •• ,eneH .... 60ре персон.жеА. Ero rерои -
8ТО 6ро­
Дllrи. Me"T.Ten ..... муж"ин" и женщин ... котор"м некуд. ид'" • у котор"х нет от .. етпи.оА цепи и котор .. е Э.К.Н"И •• IOТ с.ои дни н. э.д.орК8Х ци.ипиэо.анноrо мир.. Мноrие их них ст.но­
.IITCII жерт •• ми СТР.НН"Х с06"тиА. истинн .. А СМ"с" коих ускоп,,­
.э.ет и от них С.МИХ. И ОТ н.с ... Wen.pA -
о .. ен" т.пантпи ... А пис.теп ... и раэ6ир.т" ero т.ор .. ест.о • нескоп"ких СТРО"К.Х­
эн ... ит соспужит" ему nnoxYIO спуж6у. но. по кр.АнеА мере. IICHO одно: перед н.ми художник •• 0ппоти.шиА .CIO∙ "уткост" и р.ни­
мост .. rop"Ko р.эо ... ро.анноrо предст •• итеПIl контркуп"тур" 70-х roAOВ". . С неиэменн"м у •• жением и 6n.roA.pHoCT"1O .сем присп •• шим пис"м. Вит.пиА &А&ЕНКО. ведущиА рубрики ту женщину, к.от.ор.ой .она стала, а не ту девушку, как.ой рубаха едва вмещала нависающий над ремнем жив.от . .она к.огда-т.о была. Н.о эта женщина умирала, п.ораженная Он.офри.о заулыбался и пр.отянул руку. т.ой же б.олезнью, чт.о и весь Пуэрт.о-М.орада, и, в.озм.ожн.о, -
Как я рад тебя видеть! -
сказал .он.- Раймунд.о; люб.овь Эстебана умирала т.оже. принеси нам к.офе и два стула. Пыльная улица, на к.от.ор.ой расп.олагался магазин, пр.о- Х.отя Эстебан всегда .отн.осился к Он.офри.о неприязнен-
х.одила п.озади кин.отеатра и .отеля, и, двигаясь п.о даль- н.о, сейчас .он был не в т.ом п.ол.ожении, чт.обы пр.оявлять ней .от м.оря ст.ор.оне улицы, Эстебан х.ор.ош.о видел две св.ои чувства, и п.ожал пр.отянутую руку. Раймунд.о, ра-
к.ол.ок.ольни храма свят.ой Марии Ондск.ой, т.орчавшие над з.о:злившись, чт.о ег.о заставили прислуживать индейцу, на-
крышей .отеля, сл.овн.ор.ога .огр.омн.ой каменн.ой улитки. ~лся, принес и с гр.ох.от.ом п.оставил стулья, п.от.ом на-
Будучи м.ол.одым, Эстебан п.одчинился желанию матери, /1>.очн.о пр.олил к.офе на блюдца. мечтавшей, чт.обы сын стал священник.ом, и три г.ода пр.о-
/ -
П.очему ты не х.очешь, чт.обы я вернул телевиз.ор? -
вел в эт.ом храме, сл.овн.о в зат.очении, г.от.овясь к п.оступ- спр.осил Эстебан, садясь, и:tут же, не в силах удержаться, лению в семинарию п.од присм.отр.ом стар.ог.о .оJца Г.он-
. д.обавил: -
Или ты решил б.ольше не .обманывать м.ой сальв.о. Об эт.ом этапе св.оей жизни Эстебан жалел б.олее / нар.од? ! всег.о, п.от.ому чт.о академические дисциплины; к.от.орые Он.офри.о взд.охнул, сл.овн.о с.окрушаясь, д.о чег.о же .он п.остиг, сл.овн.о бы .остан.овили ег.о на п.олпути между трудн.о .объяснять пр.остые вещи так.ому дураку, как Эс-
мир.ом индейцев и C.oBpeMElHHblM мир.ом: в глубине души тебан . .он с.охранял наставления предк.ов -
верил в таинства к.ол-
-
Я придумал сп.ос.об, к.от.орый п.озв.олит тебе .оставить д.овства, п.омнил ист.орию св.оег.о племенlf.' стремился к телевиз.ор без дальнейших выплат и тем не менее п.ога-
п.ознанию прир.оды -
и В т.о же время ниIф.к не м.ог изба-
сить зад.олженн.ость. виться .от чувства, чт.о п.од.обные взгл~ы либ.о .отдают Сп.орить с чел.овек.ом, .обладающим так.ой гибк.ой и суеверием, либ.о пр.ост.о не имеют в эт~ мире никак.ог.о эг.оистичн.ой л.огик.ой, был.о пр.ост.о бесп.олезн.о. значения. / -
Чег.о ты х.очешь? -
спр.осил Эстебан. Дальше п.о улице размещался ба~«Ат.омика» -
при-
Он.офри.о .облизнул губы, нап.оминающие сырые с.осис-
станище .обеспеченн.ой м.ол.одежи г р.одка, а напр.отив ки, и сказал: ст.оял магазин, где пр.одавалась ап ратура и предметы Я х.очу, чт.обы ты убил ягуара из Барри.о-Кар.олина. быта,-
желт.ое .одн.оэтажн.ое .оштукатуренн.ое здание с -
Я б.ольше не .ох.очусь . .опускающимися на н.очь жалюзи 1З г.офрир.ованн.ог.о же-
-
Г.ов.орил же я тебе, чт.о индеец испугается,- сказал леза. / Раймунд.о, встав за спин.ой .отца. К.огда Эстеб~/В.ошел в магазин, за прилавк.ом, п.одб.о- Он.офри.о .отмахнулся .от нег.о и сн.ова .обратился к Эс-
ченясь, ст.оял p~.:i ймунд.о эстеве~· бледный м.ол.од.ой чел.о- тебану: век с пухлыми( щеками, тяж ыми набухшими веками -
Эт.о неразумн.о. Если я заберу к.ор.ов, тебе так и так и презрительным изгиб.ом губ. Он ухмыльнулся и пр.он- придется .ох.отиться на ягуар.ов. Н.о если ты с.огласишься, зительн.о свистнул. Через несК.ольк.о секунд в ТOPf.oB.oM тебе нужн.о будет убить т.ольк.о .одн.ог.о ягуара. зале п.оявился ег.о .отец, п.ох.ожий на .огр.омн.ог.о слизня -
К.от.орый убил уже в.осьмерых .ох.отник.ов.- Эсте-
и еще б.олее бледный, чем РаЙмунд.о. Остатки ceдprx в.о- бан п.оставил чашку на ст.ол и п.однялся.- Эт.о .ос.обен-
л.ос липли к п.окрыт.ому пятнами черепу, накрахмаленная вый ягуар. 4 «Вокруг света» NQ 9 / ∙49 Раймундо презрительно рассмеялся, и Эстебан впился в него уничтожающим взглядом. -
Правильно,- сказал Онофрио, льстиво улыбаясь,­
но никто из охотников не пользовался твоим способом. -
Прошу меня извинить, дон Онофрио,- С издевкой произнес Эстебан.-
У меня много других дел. Я заплачу тебе пятьсот лемпир и прощу долг,­
сказал Онофрио. -
С чего бы это? -
спросил Эстебан.- Извини, я как­
то не верю, что ты начал заботиться о людях.-
Эстебан увидел, что лицо Онофрио потемнело, жирные складки на горле задвигались: -
Впрочем, это неважно. Такой суммы все равно недостаточно. -
Хорошо. Тысячу лемпир.-
Онофрио старался гово­
рить спокойно, но голос выдавал его волнение. Ситуация заинтересовала Эстебана, и он, решив ради любопытства выяснить, насколько важно для Онофрио это предложение, сказал наугад: -
Десять тысяч. Вперед. -
С ума можно сойти! За эти деньги я смогу нанять десяток охотников! Два десятка! Эстебан пожал плечами. -
Но ни один из них не знает моего способа. Несколько секунд Онофрио сидел, нервно выламывая переплетенные пальцы рук. Он словно бы истово молил­
ся о чем-то, потом произнес сдавленным голосом: -
Хорошо. Десять тысяч. Неожиданно Эстебан догадался о причинах столь силь­
ной заинтересованности Онофрио в ягуаре из Баррио-Ка­
ролина. Он понял, что эти десять тысяч, возможно, ме­
лочь по сравнению с той прибылью, которую получит Онофрио. Но Эстебана захватила мысль о том, что могут дать десять тысяч ему самому: стадо коров, маленький грузовичок, чтобы возить продукцию фермы, или -
он осознал, что это, может быть, наиболее удачная, близкая сердцу мысль -
маленький оштукатуренный домик в Баррио-Кларин, который давно облюбовала Инкарнасьон. Возможно, если у них будет домик, она даже смягчится и станет добрее к мужу ... -
Я подумаю,- бросил Эстебан через плечо.- Ответ будет завтра утром. В тот вечер по телевизору показывали детектив под названием «Нью-йоркский отдел расследования убийств» с каким-то лысыlM американским актером в главной ро­
ли .. Вдовы расселись, скрестив ноги, по всему полу и за­
няли хижину настолько основательно, что гамак и уголь­
ную печурку пришлось вынести на улицу. Эстебану, ос­
тановившемуся в дверях, показалось, что его дом заняла стая больших черных птиц в капюшонах, которые при­
слушивались к зловещим инструкциям, доносившимся из серого магического кристалла с мелькающими тенями. Без всякого энтузиазма он протолкался между вдовами, добрался до полок, подвешенных к стене за телевизором, и достал сверху длинный предмет, завернутый в несколь­
ко промасленных газет. Краем глаза Эстебан заметил, что Инкарнасьон наблюдает за ним, изогнув тонкие губы в улыбке, и эта улыбка, похожая на шрам, уязвила его в самое сердце. Инкарнасьон знала, ЧТО собирается делать Эстебан, и это ее радовало! Она абсолютно не беспокои­
лась! Может быть, она знала о планах Онофрио убить ягуара, а может быть, устроила мужу ловушку вместе с Онофрио. Охваченный яростью, Эстебан выбрался на ули­
цу, расталкивая вдов, которые тут же возмущенно заго­
монили, и отправился к своей банановой плантации, где уселся на большой камень, лежавший в гуще посадок. Признавая, что он, может быть, не самым лучшим обра­
зом оправдал надежды Инкарнасьон на замужество, Эс­
тебан все же никак не мог понять, что он сделал такого, что вызвало на ее губах эту полную ненависти улыбку. Он развернул газеты и достал из свертка мачете с тон­
ким лезвием -
из T~. которыми срубают банановые грозди. Эстебан использовал его для охоты на ягуаров. Взяв мачете в руку, он тут же почувствовал, как возвра­
щаются к нему уверенность и сила. Последннй раз он охотился года четыре назад, но чувствовал, что не поте­
рял сноровки. Его назы~али самым великим охотником so провинции Нуэва-Эсперанца, как когда-то называли его отца. И охотиться Эстебан перестал не из-за возраста или потери сил, а из-за красоты ягуаров. Причин убивать ягуара в Баррио-Каролина у него тоже не было: зверь не угрожал никому, кроме тех, кто охотился на него, кто по­
сягал на его территорию. Смерть ягуара будет выгодна только бесчестному торговцу да ворчливой жене и лишь ускорит заражение Пуэрто-Морада. А кроме того, это черный ягуар. -
Черные ягуары -
создания Луны,- говорил Эсте­
бану отец.- Они принимают разные формы, и. мы не должны вмешиваться в их магические замыслы. Никогда не охоться на черных ягуаров! Отец не утверждал, что черные ягуары живут на Лу­
не, просто они используют ее могущество. Но, когда Эс­
тебан был еще ребенком, ему приснился сон, в котором среди лесов из слоновОй кости, по серебряным лугам стре­
мительно, словно черный поток, текли ягуары. Он рас­
сказал об этом отцу, и тот заметил, что эти сны -
от­
ражение истины, рано или поздно Эстебан узнает скры­
вающуюся в них правду. Но, размышляя о предстоящей охоте, Эстебан пришел к выводу, что, убив ягуара, он, возможно, разом решит все свои проблемы. Он пойдет против наставлений своего отца, убьет свои сны, свое индейское восприятие мира и тем самым, может быть, 'сумеет воспринять мир своей жены. Эстебан долго стоял на перепутье между двумя мирами, и теперь пришло время выбирать. Хотя на самом деле выбора ему не оставили. Он жил в этом мире, а не в мире ягуаров, и если для того, чтобы принять как ис­
тинные радости жизни телевидение, поездки в кино и оштукатуренный домик в Баррио-Кларин, требуется убить магическое 'существо, что ж, он уверен в своем способе охоты ... Эстебан разбудил Инкарнасьон рано утром и заставил пойти с ним к магазину. Мачете в кожаном чехле раска­
чивалось у него на боку, в руке он нес джутовый мешок с запасом еды и травами, необходимыми для охоты. Ин­
карнасьон молча семенила рядом, спрятав лицо под ша­
лью. Придя в магазин, Эстебан заставил Онофрио от­
тиснуть на квитанции штемпель «Оплачено полностью», затем передал квитанцию и деньги Инкарнасьон. -
Если я убью ягуара или ягуар убьет меня,- сказал он СУРОВО,- это твое. Если не вернусь через неделю, мо­
жешь считать, что я уже никогда не вернусь. Инкарнасьон отступила на шаг, и на ее лице отрази­
лась тревога, словно она увидела мужа в новом 'свете и впервые осознала последствия своих действий. Но, когда Эстебан двинулся к двери, она даже не попыталась оста­
новить его. Район Баррио-Каролина лежал за мысом Манабике, ограничивающим залив с юга. К морю выходила паль­
мовая роща, здесь был лучший во всей ПР9ВИНЦИИ пляж­
изогнутая полоса белого песка, полого спускающаяся к мелким зеленым лагунам. Сорок лет назад там размеща­
лось правление экспериментального хозяйства фруктовой компании. Проект был задуман с размахом -
вокруг хо­
зяйства вырос небольшой городок: ряды белых каркас­
ных домов с черепичными крышами и зелеными терра­
сами, наподобие тех, что можно увидеть в журналах на фотографиях, изображающих сельскую Америку. Компа­
ния называла проект «ключом К будущему страны» и обещала вывести высокопродуктивные сорта сельскохо­
зяйственных культур, которые навсегда искоренят голод. Однако в 1947 году на побережье разразилась эпидемия холеры, и город оказался заброшенным. А к тому BpeMe~ ни, когда паника, вызванная эпидемией, утихла, компа­
ния уже заняла прочное место в национальной политике, и необходимость поддерживать в сознании публики преж­
ний образ щедрой и доброжелательной организации от­
пала. Проект забросили окончательно, отведенные под него территории постепенно пришли в запустение, и на­
конец земли скупили люди, планировавшие построить там крупный курорт. Случилось это в тот год, когда Эсте-
бан перестал охотиться. Тогда и появился ягуар. Хотя он не убил ни одного рабочего, но навел на них такой ужас, что подрядчики отказались от строительства. В джунгли пошли охотники, и ягуар их убил. Последняя группа взяла с собой автоматические винтовки, но ягуар под стерег их поодиночке и расправился со всеми. В конце концов и этот проект забросили, а потом прошел слух, что земли снова перепроданы (теперь Эстебан знал -
кому) и что идея создания курорта возрождает­
ся. Дорога от Пуэрто-Морада оказалась долгой, жаркой и утомительной. Добравшись до места, Эстебан устроился под пальмой и с'Ьел несколько холодных банановых олас дий. Белые, словно зубная паста, волны разбивались о берег, но здесь не было мусора, оставляемого людьми,­
только мертвые ветКИ, щепки да кокосовые орехи. Все дома, кроме четырех, стоявших ближе к морю, поглотили джунгли, да и эти четыре лишь выглядывали из зарослей, словно догнивающие ворота в черно-зеленой стене расти­
тельности. Даже при ярком солнечном свете они выгляде­
ли так, будто там водятся привидения: сорванные, поло­
манные ставни, серые от времени и влаги доски, лианы, оплетающие фасады. В одном месте манговое дерево про­
росло прямо сквозь крыльцо, и на его ветвях, поедая плоды, рассиживали дикие попугаи. Последний раз Эс­
тебан бывал здесь в детстве: тогда руины напугали его, но сейчас они даже показались ему привлекательными­
яркое свидетельство торжества природы и ее законов. Эстебана угнетало то, что он помогает уничтожать эту природу. Если он справится с задачей, то в скором време­
ни попугаи здесь будут прикованы цепочками к насестам, от ЯГуаров останется только рисунок на скатертях, везде понастроят бассейнов и некуда будет ступить от туристов, которые понаедут, чтобы высасывать через трубочки ко­
косовые орехи. Подкрепившись, Эстебан отправился в джунгли и вско­
ре обнаружил дорогу, по которой ходил ягуар,- узкую тропку, петлявшую между опутанными лианами пусты­
ми оболочками домов, а затем выходящую к Рио-Дульсе. Река, извивавшаяся среди стен джунглей, казалось, не­
сет зеленую воду еще более темного оттенка, чем мор­
ская. По всему берегу на песке отпечатались следы ягуа­
ра. Особенно много следов зверь оставил на бугристом холмике, возвышающемся метра на полтора над самой водой. Эстебана это несколько удивило, но, решив, что ответа на эту загадку ему все равно не найти, он пожал плечами и спустился на пляж, а поскольку ночью соби­
рался устроить наблюдение, то прилег под пальмой по­
спать. Через несколько часов, уже во второй половине дня, Эстебана окликнули. он проснулся. Высокая стройная женщина с отливающей медью кожей, в платье темно­
зеленого цвета, почти такого же, как стена джунглей, шла прямо к нему. ПЛатье до половины открывало вы­
сокую грудь, а когда женщина подошла ближе, Эстебан разглядел ее лицо; хотя оно и обладало чертами, харак­
терными для народа патука, но отличалось редкостной для людей его племени красотой и тонкостью. Словно прекрасная точеная маска: щеки с нежными ямочками, полные резные губы, тонкие брови из эбенового дерева, глаза из черного и белого оникса,- но всему этому при­
дана живость человеческого лица. Мелкие капельки пота блестели на ее груди. Одинокий локон черных волос ле­
жал на плече столь изящно, что, казалось, уложен так специально. Женщина опустилась рядом с охотником на колени, бесстрастно взглянула на него, и Эстебана бук­
вально поглотила окружающая ее горячая аура чувст­
венности. Морской бриз донес ее запах -
сладковатый, мускусный, напоминавший аромат плодов манго, остав-
ленных дозревать на солнце. . -
Меня зовут Эстебан Каакс,- произнес он. -
Я слышала о тебе,-
сказала она.- Охотник на ягуа-
ров. Ты пришел, чтобы убить ягуара, живущего здесь? -
Да,- ответил он и устыIилсяя собственного призна­
ния. Она набрала горсть песка, потом пропустила его меж­
ду пальцами. Как тебя зовут? -
спросил Эстебан. 4" -
Если мы cTaHeJ друзьями, я скажу тебе свое имя,­
ответила она.- Зачем ты хочешь убить ягуара? Эстебан рассказал ей про телевизор, а потом вдруг, к своему удивлению, начал рассказывать о трудностях с Инкарнасьон, об'Ьяснять, как он собирается приспосо­
биться к ее миру. Это было не совсем то, что принято об­
суждать с незнакомыми людьми, но Эстебана почему-то потянуло на исповедь. ЕМу казалось, что между ним и незнакомкой есть что-то общее, и это заставляло рисо­
вать семейную жизнь более мрачными красками, чем на самом деле. Ему никогда не случалось изменять Инкар­
насьон, но сейчас такую возможность он, наверное, толь­
ко приветствовал бы. -
Здесь живет черный ягуар,- сказала женщина.­
Ты, вероятно, знаешь, что это не обычные звери и мы не должны вмешиваться в их магические замыслы. Эстебан вздрогнул, услышав из уст незнакомки слова отца, однако, решив, что это просто совпадение, отве­
тил: -
Может быть. Но ведь это не мои замыслы. -
Ошибаешься,- сказала женщина.-
Ты просто ре-
шил не замечать этого.- Она снова набрала горсть пес­
ка.- Как ты собираешься охотиться? У тебя даже нет ружья. Только мачете. -
у меня есть еще вот ЧТО,- сказал Эстебан. он дос­
тал из мешка маленький пакетик с сушеными травами и передал женщине. Она открыла пакет и понюхала. -
Травы? Ты хочешь усыпить ягуара ... -
Не ягуара. Себя.-
Он взял у женщины пакет.-
Эти травы замедляют сердцебиение, и кажется, что человек , умер. Охотник впадает в транс, но от него можно изба­
виться мгновенно. Я пожую трав, потом лягу около того места, где ягуар ходит на ночную охоту. он подумает, что я мертв, но не станет есть, пока не убедится, что моя душа покинула тело. А чтобы определить это, ягуар дол­
жен усесться на меня и почувствовать, как отлетает дух. Когда он начнет усаживаться, я сброшу транс и всажу мачете ему между ребер. Если моя рука не дрогнет, он умрет мгновенно. -
А если дрогнет? -
Я уже не боюсь этого -
я убил почти пятьдесят ягуаров,- сказал Эстебан.- Таким способом охотились в моем роду на ягуаров еще во времена древнего народа патука, и этот способ никогда, насколько я знаю, не под­
водил. -
Но черный ягуар ... -
Черный или пятнистый -
не имеет значения. Все они подчиняются инстинктам и похожи один на другого, когда дело касается пищи. -
ЧТО Ж,-
сказала женщина, вставая' и отряхивая платье.- Я не могу пожелать тебе удачи, но зла тебе то­
же не желаю. Эстебан хотел попросить ее остаться, но гордость не позволила ему это сделать, и незнакомка рассмеялась, словно прочитала его мысли. -
Может бьггь, мы еще увидимся и поговорим, Эс­
тебан,- сказал она.- Будет жаль, если не удастся, пото­
му что у нас есть о чем поговорить. Быстрой походкой она удалилась по берегу. Сначала превратилась в маленький черный СИЛУЭТ,.а затем просто растворилась в дрожащем горячем воздухе. В тот вечер Эстебан долго искал место, откуда мог бы вести наблюдение. Наконец взломал сетчатую дверь од­
ного из коттеджей и пробрался на террасу. Бросились по углам хамелеоны, с заржавленного шезлонга, затяну­
того паутиной, соскользнула игуана и скрылась сквозь дыру в полу. В доме царил неприютный полумрак, и толь­
ко из ванной с обвалившимся потолком сквозь сито из лиан сочился серо-зеленый свет. В треснувшем унитазе была лужица дождевой воды, где плавали мертвые насе­
комые. Мучимый предчувствиями, Эстебан вернулся на террасу, смахнул с шезлонга паутину и сел. Небо и море сливались на горизонте в себеристо-се­
ром мареве. Ветер утих, пальмы стояли неподвижно, буд­
то изваянные. Несколько пеликанов вереницей проле­
тели над самой водой, словно черная строчка из какого-
51 то непонятного текста. Но чарующая красота окружаю­
щей природы не трогала Эстебана. Он никак не мог за­
быть незнакомку. Воспоминание о том, как перекатыва­
лись под платьем ее бедра, когда она уходила по берегу, снова и снова всплывало в мыслях, а когда Эстебан пы­
тался сосредоточиться на деле, картинка вспыхивала еще ярче и призывнее. Эстебан не мог понять, почему женщи­
на так подействовала на него. Может быть, думал он, его задели слова незнаКОN(КИ в защиту ягуара, ее способность :вызывать в памяти то; что.он хотел оставить позади ... Но тут пришло понимацие, 1 Эстебану почудилось, будто его окутал ледяной 10КРфВ. В племени патук,,! верили, что одинокоrо человека, которому вскоре cytAeHo неожидаННQ умереть, должен навестить послаННИ!(i см~рти и, заменив се~ью и друзей, подготовить его к ~TOц.y событию. Т~пеRЬ Эстебан не сомневался, что нез:kакомка и есть такой посланник и ее обманчивая прелесТь предназначалась им~нно для того, чтобы привлечь вН!имание Эстебана к его неизбежной судьбе. он снова ~ухнул в шезлонг, оцепенев от нео­
жиданной догадки. iИ то, что женщина знала о словах от­
ца, и ее странные /печи, и признание, что им о многом еще надо поговор~;'ь,- все это в точности соответство­
вало древним веро~аниям. Посеребрив пески побережья, lJоднялась луна в три четверти, а Эстебан, прикованный / страхом rre'peA смертью, все еще продолжал сидеть не­
подвижно. ... Несколько секунд он смотрел прямо на ягуара, преж­
де чем осознал, что видит перед собой. Вначале Эстеба­
ну показалось, буд~о на песок вдруг опустилась полоска ночного неба. Пото,М она шевельнулась, повинуясь поры-
1;IИСТОМУ бризу. Но вскоре охотник понял, что это ягуар. Зверь медленно двигался, словно подкрадывался к жерт­
ве, Затем высоко подпрыгнул, изворачиваясь в воздухеi и принялся носиться взад-вперед по пляжу: озерцо черной воды, стремительно переливающееся по серебристому песку. Никогда раньше Эстебан не видел играющего ягуа­
ра, и одно это уже изумляло, но больше всего охотник поразился тому, как точно воспроизвелись в жизни его детские сны. Словно он видел перед собой серебристую лужайку Луны и подглядывал за одним из ее волшебных созданий. Зрелище развеяло страх, и, как ребенок, Эсте­
бан прижался носом к сетчатой двери, стараясь не мор­
гать, чтобы не про пустить ни единого мгновения. Спустя время ягуар наигрался и, крадучись, двинулся вдоль пляжа к джунглям. По его ушам и по ходке Эсте­
бан определил, что звеРlr отправляется на охоту. Ягуар остановился у пальмы в пяти метрах от дома, поднял го­
лову и принюхался. Лунный свет", струившийся сквозь листья пальмы, играл жидким бл~м на его боках. Желто-зеленые глаза С!leРКали, словно маленькие окна, манящие в другое огненное измерение. От красоты ягуа­
ра -
самого воплощения совершенства -
замирало серд­
це, и Эстебан, сравнивая эту красоту с бледным убожест­
вом своего работодателя, с теми уродливыми цринципа­
ми, что заставили его взяться за работу, начал сомне­
ваться, что он когда-либо убьет этого зверя. Весь следующий день Эстебан спорил сам с собой и на­
деялся, что женщина вернется. он уже отверг мысль, будто незнакомка -
посланница смерти, и решил, что само это заблуждение было вызвано таинственной ат­
мосферой, царившей на побережье. Эстебан чувствовал, что, если женщина снова начнет защищать ягуара, он, пожалуй, позволит убедить себя. Однако незнакомка не появилась, и Эстебан, сидя на песке и наблюдая, как солн­
це, играющее на волнах невероятными бликами, опускает­
ся сквозь темные слои оранжевых и лиловых облаков, сно­
ва осознал, что выбора у него нет. Охотник ДОJII:дался, когда взойдет луна, принял снадо­
бье и лег под пальмой, где предыдущей ночью в послед­
ний раз видел Яjгуара. В траве рядом с ним шелестели яще­
рицы, на лицо 'всhрыгивали песчаные блохи -
он почти ничего не замечал, все глубже и глубже погружаясь в оцепенение, даруемое снадобьем. Пепельно-зеленые в лунном свете листья пальмы колыхались и шуршали над головой, а звезды, видимые в просветах, тревожно мер­
цали, словно бриз раздувал угольки. Эстебан растворялся в окружающем, впитывал запахи моря и гниющих ли-
52 стьев, разносимые ветром по пляжу, вживался в этот ве­
тер, но, услышав мягкие шаги ягуара, весь превратился во внимание. Сквозь щели полуприкры'ыыx глаз он увидел зверя, сидевшего всего в дюжине футов от него: могу­
чая тень, вытягивающая шею в его сторону. Потом ягуар принялся ходить кругами -
каждый круг чуть меньше предыдущего,-
и когда он исчезал из поля зрения, Эсте­
бан с трудом останавливал в себе ручеек страха. Ягуар в очередной раз прошел со стороны моря -
теперь уже совсем близко,-
и Эстебан вдруг уловил его запах­
сладковатый мускусный запах, напомнивший аромат пло­
дов манго, оставленных дозревать на солнце. Страх взметнулся в охотнике. Эстебан попытался за­
глушить его, уговаривая себя, убеждая, что этого не мо­
жет быть. Ягуар зарычал, и звук острым лезвием вспо­
рол мирный шепот ветра и прибоя. Поняв, что ягуар по­
чуял его страх, Эстебан вскочил на ноги и взмахнул ма­
чете. Стремительно повернувшись, он увидел, как зверь отпрыгнул назад. Закричав и снова взмахнув мачете, Эс­
тебан бросился к дому, откуда вел наблюдение прошлой ночью. Проскользнув В дверь, он, шатаясь, вбежал в гос­
тиную. Позади раздался треск, и, обернувшись, Эстебан успел заметить огромную черную лапу, вырывающуюся из путаницы лиан и пор ванной сетки. Эстебан метнулся в ванную, сел спиной к унитазу и уперся ногами в дверь. Грохот у входа затих, и охотник подумал, что ягуар сдался. Но тут верхняя панель двери буквально взорвалась от удара черной лапы. Прогнившие щепки полетели Эсте­
бану в лицо, и он закричал. С рычанием в дыру просуну­
лась гладкая морда ягуара: сверкающие клыки, бархати­
стая красная пасть. Почти парализованный страхом, Эсте­
бан ткнул в сторону двери мачете. Ягуар отпрянул, но потом протянул в дыру лапу, стараясь уцепить охотника за ногу. Лишь по чистой случайности Эстебану удалось задеть ягуара, и черная лапа исчезла. Охотник услышал, как зверь рассерженно урчит в гостиной, потом, через несколько секунд, что-то тяжело ударило в стену за спи­
ной Эстебана, и над краем стены появилась голова ягуа­
ра:он повис на передних лапах, пытаясь взобраться на­
верх, чтобы потом спрыгнуть в комнатушку. Эстебан вскочил на ноги и бешено замахал над головой мачете, рассекая лианы. Ягуар с мяуканьем отпрыгнул. Какое-то время он еще бродил, урча, вдоль стены, потом наступи­
ла тишина. Когда сквозь лианы пробилось наконец солнце, Эстебан вышел из дома и направился берегом в Пуэрто-Морада. Он шел, опустив голову, и в отчаянии размышлял о мрачном будущем, ожидающем его после того, как он вер­
нет Онофрио деньги; об Инкарнасьон, которая с каждым днем становится все ворчливее и ворчливее; о не столь зна­
менитых ягуарах, которых ему придется убивать, чтобы заработать хотя бы немного денег. Эстебан настолько погрузился в свои угрюмые мысли, что заметил женщину, только когда она его окликнула. Женщина в просвечи­
вающем белом платье стояла, прислонившись к пальме, всего в десяти метрах от него. Эстебан вытащил мачете и сделал шаг назад. -
Почему ты боишься меня, Эстебан? -
спросила женщина, приближаясь. -
Ты обманом выведала мой секрет и пыталась меня убить,- ответил ОХОТНИК.- Разве этого недост~точно, чтобы испытывать страх? -
Когда я перевоплотилась, я уже не знала ни lГебя, ни твоего метода. Знала только, что ты охотишься на меня. Но теперь, когда охота закончена, мы можем быть просто мужчиной и женщиной. -
Кто ты? -
спросил Эстебан, не опуская мачете. Она улыбнулась. -
Меня зовут Миранда. Я из племени патука. -
у людей из племени патука не бывает черной шку-
ры и клыков. -
Я из древних патука,- сказала женщина.-
Мы об­
ладаем способностью перевоплощаться. -
Не подходи! -
Эстебан занес мачете над головой, и она остановилась всего в нескольких шагах, но чуть даль­
ше, чем охотник был в СОСТОЯНИИ дотянуться. -
Ты можешь убить меня, Эстебан, если пожелаешь,-
женщина развела руки в стороны, и ткань Платья на ее груди натянулась.-
Ты теперь сильнее. Но сначала вы­
слушай меня. Он не опустил мачете, однако страх и злость в нем по­
степенно уступали перед более спокойными эмоциями. -
Давным-давно,- сказала Миранда,-
жил великий целитель, который предвидел, что когда-нибудь патука потеряют свое место в мире. С помощью богов ОН открыл дверь в другой мир, где плеМ$! могло бы жить, процветая. Но многие люди из племени испугались и не последовали за ним. Однако дверь осталась открытой для тех, кто по­
желает прийти позже.- Женщина махнула рукой в сто­
рону разрушенных домов.- Дверь эта находится как раз в Баррио-Каролина, и ягуар приставлен охранять ее. Но скоро сюда придет лихорадка, уже охватившая почти весь мир, и дверь закроется навсегда. Хотя наша охота закончилась, другим охотникам, их алчности не будет конца.- Миранда шагнула к охотнику.- Если ты при­
слушаешься к голосу своего сердца, то поймешь, что я говорю правду. ' Эстебан частично верил ей, но одновременно верил и в то, что ее слова скрывают какую-то еще более горькую правду, укладывающуюся ~ первую так же аккуратно, как входит в ножны мачете. -
Что-то не так? -
спросила женщина.- Что-то бес-
покоит тебя? 1, '-
я думаю, ты пришла подготовить меня к смерти,­
ответил Эстебан.- Твоя дверь ведет только к смерти. -
Тогда почему ты не бежишь от меня? -
Миранда указала в сторону Пуэрто-Морада.- Смерть там, Эсте­
бан. Крики чаек -
это смерть. И когда сердца любящих останавливаются в момент величайшего наслаждения -
это тоже смерть. Этот мир не более чем тонкий покров жизни на фундаменте смерти, словно мох на камне. Мо­
жет быть, ты прав, может быть, мой мир лежит за смер­
тью. Здесь нет противоречия. Но если я для тебя -
смерть, Эстебан, тогда ты любишь именно смерть. Он отвернулся в сторону моря, чтобы женщина не видела его лица. -
Я не люблю тебя,- сказал он. -
Любовь ждет нас впереди,- возразила Миранда.-
И когда-нибудь ты последуешь за мной в мой мир. Эстебан снова взглянул на нее, собираясь сказать: «Нет»,- но от неожиданности промолчал. Платье' ее скользнуло на песок. Миранда улыбалась. Гибкость и со­
вершенство ягуара отражались в каждой линии ее тела. Женщина шагнула ближе, отстранив мачете. Ладони ее обхватили лицо Эстебана, и он, ослабев от страха и же­
лания, словно утонул в ее горячем запахе. -
Мы одной души, ты и Я,- сказала Миранда.-
У нас одна кровь и одна правда. Ты не можешь отвергнуть меня. Шли дни -
Эстебан даже не очень хорошо представ­
лял себе, сколько их было. Чередование дней и ночей служило как бы незаметным фоном, лишь окрашиваю­
щим их с Мирандой любовь то солнечным блеском, то призрачныМ: светом луны. Тысячи новых красок добави­
лись к ощущениям Эстебана,- никогда раньше он не ис­
пытывал подобного блаженства. Порой, глядя на обвет­
шалые фасады домов, Эстебан начинал верить, что они действительно скрывают тенистые аллеи, ведущие в дру­
гой мир, но, когда Миранда пыталась убедить его следо­
вать за ней, он отказывался, не в силах преодолеть страх и признаться даже самому себе, что любит ее. Он пробовал сосредоточиться на мыслях об Инкарнасьон, на­
деясь, что это разрушит чары Миранды и позволит ему вернуться в Пуэрто-Морада, однако обнаружил, что не может представить себе жену иначе как в образе сгор­
бленной черной птицы, сидящей перед мерцающим се­
рым кристаллом. Впрочем, Миранда тоже казалась ему временами совершенно нереальноЙ. Однажды, когда они сидели на берегу Рио-Дульсе, Миранда указала на пла­
вающее в воде отражение почти полной луны и произ­
несла: -
Мой мир почти так ж~ близко, Эстебан, он так же доступен. Ты, может быть, думаешь, что луна реальна 54 только наверху, а здесь всего лишь отражение, но на самом деле реальнее всего и показательнее вот эта по­
верхность, что дает иллюзию отражения. Больше всего ты боишься пройти сквозь эту поверхность, хотя она столь бесплотна, что ты едва заметишь переход. -
Ты похожа на' священника, который обучал меня философии,- сказал Эстебан.- Его мир и его рай -
то­
же философия. А твой мир? Это просто идея, вообр~же-
ние? Или там есть птицы, реки, джунгли? ' Лицо Миранды, наполовину освещенное луной, ,н го­
лос не выдавали никаких эмоций. -
Так же, как здесь. -
Что это означает? -
рассерженно спросил Эсте-
бан.- Почему ты не хочешь дать мне ясный ответ? -
Если бы я стала описывать тебе мой мир, ты просто решил бы, что я ловко лгу.-
Женщина опустила голову ему на плечо.- Рано или поздно ты сам поймешь. Мы нашли друг друга не для того, чтобы испытать боль рас­
ставания. Как-то в полдень, когда солнце светило столь ярко, что нельзя было смотреть на море не прищуриваясь, они доплыли до песчаной отмели, которая с берега каза­
лась узкой изогнутой полоской белизны на фоне зеленой воды. Эстебан барахтался и поднимал брызги, зато Ми­
ранда плавала, словно родилась в воде: она поднырива­
ла под охотника, хватала за ноги, щекотала и каждый раз успевала ускользнуть, прежде чем ему удавалось до­
тянуться до нее. Они бродили по песку, переворачивали ногами морских звезд и собирали моллюсков-трубачей, чтобы сварить на обед. Потом' Эстебан заметил' под во­
дой темное пятно шириной в несколько сот метров, дви­
жущееся за песчаной КОСОЙ,,- огромный косяк макрели. -
Жалко, что у нас нет лодки,- сказал ОН.- Макрель на вкус гораздо лучше, чем моллюски. -
Нам не нужна лодка,- ответила Миранда.-
Я по­
кажу тебе один старинный способ рыбной ловли. Она вычертила на песке какой-то сложный рисунок, затем отвела Эстебана на мелководье и повернула к себе лицом, встав на расстоянии полутора метров от него. -
Смотри на воду между нами,- сказала она.- Не поднимай глаз и не двигайся, пока я не скажу. Миранда затянула незнакомую песню со сложным ло­
маным ритмом, который показался Эстебану похожим на неровные порывы задувающего с моря ветра. Слов он по большей части разобрать не мог, но некоторые ока­
зались из языка племени патука. Через минуту Эстебан почувствовал странное головокружение, словно его ноги стали длинными и тонкими и он смотрел на воду с ог­
ромной высоты, дыша при этом разреженным воздухом. Потом под водой между ним и Мирандой возник кро­
шечный темный силуэт, и ему вспомнились рассказы де­
душки о древних патука, которые в считанные мгнове­
ния могли с помощью богов уменьшать мир, чтобы пе­
ренести врагов поближе. Но ведь боги умерли, и их сила оставила этот мир ... Эстебан хотел оглянуться на берег и посмотреть, действительно ли они с Мирандой превра­
тились в меднокожих гигантов ростом выше пальм. -
Теперь,-
сказала женщина, обрывая пение,-
ты должен опустить руку в воду -
так чтобы косяк оказал­
ся между ней и берегом -
и медленно пошевелить паль­
цами. Очень медленно! Поверхность воды должна оста­
ваться спокойной. Но, начав наклоНяться, Эстебан потерял равновесие и ударил рукой по воде. Миранда вскрикнула. Подняв голову, охотник увидел катящуюся на них зеленую стену воды, испещренную мечущимися силуэтами макрели. Прежде чем Эстебан успел сдвинуться с места, волна перекатилась через косу, накрыла его с головой, прота­
щила по дну и выбросила в конце концов на берег. На песке тут и там лежала, дергая хвостом, макрель. Миран­
да смеялась над ним, плескаясь на мелководье. Он тоже засмеялся, но только чтобы скрыть вновь нахлынувший страх перед этой женщиной, которая обладала могущест­
вом ушедших богов. Во второй половине дня, когда Эстебан чистил рыбу, а Миранда отправилась собирать бананы для гарнира -
ма­
ленькие сладкие бананы, что росли на берегу реки,-
со стороны Пуэрто-Морада появился «лендровер». Подпры­
гивая, он мчался по пляжу, и на его ветровом стекле тан­
цевали отблески оранжевого огня от заходящего солнца. Машина остановилась около Эстебана, с пассажирского сиденья слез Онофрио. На его щеках играл нездоровый румянец, лоб вспотел, он принялся вытирать его носовым платком. С водительского сиденья сошел РаЙМундо. При­
слонившись к дверце машины, он бросил на Эстебана взгляд, полный ненависти. -
Прошло уже девять дней, а от тебя ни слова,- уг­
рюмо произнес Онофрио.-
Мы думали, тебя уже нет в живых. Как идет охота? ' Эстебан положил на песок рыбину и встал. -
у меня ничего не вышло,- сказал он.-
Я верну тебе деньги. Раймундо насмешливо фыркнул, а Онофрио проворчал, словно сказанное его удивило: -
Это невозможно. Инкарнасьон потратила их на дом в Баррио-Кларин. Ты должен убить ягуара. -
Я не могу,- сказал Эстебан.- Деньги я как-нибудь выплачу. -
Индеец испугался, отец.- Раймундо плюнул на пе­
сок.-
Разреши, мы с друзьями устроим охоту на этого ягуара. Представив себе, как Раймундо и его бестолковые дру­
зья ломятся через джунгли, Эстебан не смог удержаться от смеха. -
Ты бы вел себя поосторожнее, индеец! -
Раймундо хлопнул ладонью по крыше автомашины. -
Осторожнее следует действовать вам,-
сказал Эс­
тебан,- потому что скорее всего случится наоборот: охо­
ту на вас устроит ягуар.-
он поднял с земли мачете.­
Впрочем, тот, кто захочет ПО охотиться на ягуара, будет иметь дело еще и со мной. Раймундо наклонился к водительскому сиденью, потом обошел машину и встал у капота. В руке у него блестел автоматический пистолет. -
Я жду ответа,- сказал он. -
Убериl -
Онофрио сказал это таким тоном, словно разговаривал с ребенком, угрозы которого едва ли стоит принимать всерьез, однако в выражении лица Раймундо проступали совсем не детские намерения. Пухлая щека его нервно подергивалась, вены на шее вздулись, а губы искривились в некоем подобии безрадостной улыбки. Эс­
тебан как зачарованный наблюдал за этим превращением: на его глазах демон сбрасывал личину. Фальшивая мяг­
кая маска переплавлялась в истинное лицо, худое и жестокое. -
Этот ублюдок оскорбил меня! -
Рука Раймундо, сжимавшая пистолет, дрожала. -
Ваши личные разногласия могут подождать,- ска­
зал Онофрио.-
Сейчас дело важнее.- Он протянул ру­
ку.- Дай мне пистолет. -
Если он не собирается убивать ягуара, какой от него толк? -
спросил РаЙМундо. -
А вдруг нам удастся переубедить его? -
Онофрио улыбнулся Эстебану.- Ну, что скажешь? Может, разре­
шить сыну отомстить за свою честь, или ты все-таки вы­
полнишь уговор? -
Отец! -
обиженно произнес Раймундо, на секунду взглянув в сторону.- Он ... Эстебан бросился к стене джунглей. Рявкнул пистолет, раскаленная добела когтистая лапа ударила охотника в бок, и он полетел на землю. Несколько мгновений Эсте­
бан даже не мог понять, что произошло, но затем ощу­
щения постепенно начали возвращаться к нему. Он ле­
жал на раненом боку. Рана пульсировала яростной бо­
лью. Корка песка облепила губы и веки. Но упал он, буквально обняв мачете, все еще сжимая в кулаке ру­
коять. Откуда-то сверху донеслись голоса. По голове Эс­
тебана прыгали песчаные блохи, но, совладав с желанием стряхнуть их рукой, он продолжал лежать без движения. Пульсирующую боль в боку и его ненависть питала одна и та же сила. -... сбросим его в реку,-
говорил Раймундо, и голос его дрожал от возбуждения.- Все подумают, что его убил ягуар. -
Идиот! -
сказал Онофрио.- Он, может быть, еще убил бы ягуара, а тыI мог бы устроить себе и более сладкую месть. Его жена ... -
Эта месть достаточно сладка,-
ответил РаЙМундо. На Эстебана упала тень, и он почувствовал дыхание РаймуНДо, Чтобы обмануть этого бледного, рыхлого «ягуара», склонившегося над ним, не нужны были ника­
кие травы. Раймундо принялся переворачивать охотника на спину.' -
Осторожнее! -
крикнул Онофрио. Эстебан позволил перевернуть себя и тут же взмахнул мачете. Все свое презрение к Онофрио и Инкарнасьон, всю свою ненависть к Раймундо вложил он в этот удар, и лезвие, со скрежетом задев кость, утонуло в боку Раймун­
до. Тот взвизгнул и, наверное, упал бы, но Эстебан крепко держал мачете. Руки Раймундо порхали вокруг мачете, словно он хотел передвинуть лезвие поудобнее, в широ­
ко раскрытых глазах застыло неверие в про исходящее. По мачете ПРQбежала дрожь, и Раймундо упал на колени. Кровь хлыIуy ла у него изо рта. Потом он ткнулся лицом в песок и так и остался стоять на коленях, словно мусуль­
манин во время молитвы. Эстебан выдернул мачете, опасаясь, что на него нападет Онофрио, но торговец уже втискивался в «лендровер». Двигатель завелся сразу, колеса прокрутились, потом машина рванула с места, развернулась, слегка заехав в воду, и помчалась к Пуэрто-Морада. Оранжевый отблеск вспыхнул на заднем стекле -
словно дух, который зама­
нил машину на побережье, теперь гнал ее прочь. Пошатываясь, Эстебан поднялся на ноги и отодрал ру­
башку от раны. Крови натекло много, но оказалось, что это скорее царапина. Не оборачиваясь к Раймундо, он прошел к воде и остановился, глядя на море. Мысли его перекатывались, как волны,- не мысли даже, а приливы эмоций. Миранда вернулась с наступлением сумерек, неся це­
лую охапку бананов и диких фиг. Выстрела она не слы­
шала, и Эстебан рассказал ей о происшедшем, Миранда тем временем сделала ему повязку из трав и банановых листьев. -
Это пройдет,-
сказала она о ране. Потом кивнула в сторону РаЙмундо.-
А вот это нет. Тебе надо уходить со мной, Эстебан. Солдаты убьют тебя. -
Нет,- сказал Эстебан.- Они придут сюда, однако они все из племени патука ... Кроме капитана, но это пья­
ница, одна оболочка от человека. Я думаю, ему даже не станут сообщать. Солдаты выслушают меня, и мы дого­
воримся. Что бы там Онофрио ни выдумывал, его слово против их не потянет. -
А потом? -
Может быть, мне придется сесть на какое-то вре-
мя в тюрьму или уехать из провинции. Но меня не убьют. С минуту Миранда сидела молча. Только белки ее глаз светились в наступивших сумерках. Затем она встала и пошла прочь. -
Куда ты уходишь? -
спросил Эстебан. Она обернулась. -
Ты столь спокойно говоришь о том, что мы расста­
немся ... -
Но это не так! -
Не так? -
Она горько усмехнулась.- Может быть, и не так. Ты настолько боишься жизни, что называешь ее смертью. Ты даже готов предпочесть настоящей жиз­
ни тюрьму или изгнание. До спокойствия тут далеко.­
Миранда продолжала смотреть на него -
на таком рас­
стоянии трудно было понять выражение ее лица.- Я не хочу терять тебя, Эстебан. Она снова двинулась вдоль берега и на этот раз, когда он позвал ее, уже не обернулась. Сумерки сменились полутьмой. Медленно надвигаю­
щиеся серые тени превратили мир в негатив, и Эстебан чувствовал, как такими же серыми и темными становят­
ся его мысли, перекатывающиеся в такт тупому ритму отступающего прилива. . Поднялась полная луна, пески загорелись серебром. Вскоре прибыли на джипе четверо солдат из Пуэрто­
Морада -
маленькие меднокожие мужчины в форме ss цвета ночного неба, без украшений и знаков различия. Хотя они и не были близкими друзьями, Эстебан знал всех четверых ПQ именам: Себастьян, Амадор, Карлито и Рамон. В свете ФIlР труп Раймундо -
удивительно блед­
ный, с засохшимJ,!: в сложном рисунке ручейками крови на лице -
выгл~дел экзотическим существом, выбро­
шенным на берег из моря, и то, !Сак солдаты обследовали место преступления, походило ciKopee на удовлетворение любопытства, чем на поиски вефественных доказательств. Амадор поднял пистолет Раймундо, взглянул поверх ство­
ла на джунгли ~ спросил Ра!'10на, сколько, тот думает, пистолет может стоить. . _. Возможно, Онофрио даст тебе за него хорошую це­
ну,- сказал Рамон, и все засмеялись. Они разожгли костер из плавника и скорлупы коко­
совых орехов, расселись вокруг, и Эстебан рассказал о происшедшем. О Миранде и ее родстве с ягуаром он го­
ворить не стал, потому что эти люди, оторванные от племени правительственной службой, стали консерватив­
ны в своих суждениях. Ему не хотелось, чтобы они со­
чли его сумасшедшим. Солдаты слушали, не перебивая. Огонь костра окрашивал их лица в красно-золотой отте­
нок и блестел на стволах ружей. -
Если мы не станем ничего делать, Онофрио подаст в суд в столице,- сказал Амадор, когда Эстебан закон­
чцл рассказ. -
Он может сделать это в любом случае,- возразил Карлито,-
и тогда Эстебану придется несладко. -
А если в Пуэрто-Морада пришлют инспектора и он увидит, как тут идут дела при капитане Порталесе, они заменят капитана кем-нибудь другим, и тогда нам тоже пр~тся несладко. гляд=:а огонь, солдаты долго рассуждали о возник­
шей про ме. Эстебан спросил у Амадора, жившего на горе неподал ку от него, не видел ли тот Инкарнасьон. -
Она очень удивится, узнав, что ты жив,- ответил Амадор.- Я видел ее вчера у портного. Она примеряла там перед зеркалом черную юбку. i Мысли Эстебана словно окутало черным полотном юб­
ки Инкарнасьон. Опустив голову, он принялся чертить своим мачете линии на песке. -
Придумал! -
воскликнул Рамон.- Бойкот! Никто ничего не понял. -
Если мы не будем покупать у Онофрио, то кто тогда будет? -
спросил Рамон.- Он потеряет дело. Если ему этим пригрозить, он не станет обращаться к властям и согласится, что Эстебан действовал в порядке самообо­
роны. -
Но Раймундо у него единственный СЫН,- сказал Амадор.- Может быть, в этом случае горе перевесит его алчность. Снова все замолчали. Эстебана перестало волновать, к чему они придут. Он начал понимать, что без Миранды в его будущем не будет ничего интересного. Взглянув на небо, Эстебан заметил, что звезды и костер мерцают в одном и том же ритме, и ему представил ось, что вокруг каждой звезды сидят кругом маленькие меднокожие лю­
ди и решают его судьбу. -
Придумал! -
сказал Карлито.- Я знаю, что надо делать. Мы всей ротой придем в Баррио-Каролина и убьем ягуара. Алчный Онофрио не устоит против такого искушения. -
Этого нельзя делать,- сказал Эстебан. -
Почему? -
спросил Амадор.- Может быть, мы его и не убьем, конечно, но, когда нас будет так много, мы уж, по крайней мере, про гоним . его отсюда. Прежде чем Эстебан успел ответить, раздалось рыча­
ние ягуара. Зверь подкрадывался к костру -
подвижное черное пламя на сверкающем песке. Уши ягуара были прижаты к голове, в глазах горели серебряные капли лунного света. Амадор схватил винтовку, встал на одно колено и выстрелил: пуля взметнула песок метрах в трех слева от ягуара. i -
Стой! -
закричал Эстебан и сшиб Амадора ш\. землю. Но остальные тоже начали стрелять, и в конце концов кто-то попал в ягуара. Зверь подпрыгнул высокО вверх, как в ту первую ночь, когда он играл, но на этот раз упал без всякой грациозности, рыча и пытаясь укусить, себя за 56 лопатку. Потом вскочил и двинулся к джунглям, припа­
дая на правую переднюю лапу. Окрыленные успехом, солдаты пробежали несколько шагов за ним и снова нача­
ли стрелять. Карлито припал на одно колено, тщательно целясь. -
Нет! -
крикнул Эстебан и швырнул в Карлито ма­
чете в отчаянной попытке помешать ему. Охотник уже понял, какую ловушку приготовила для него Миранда и какие последствия его ожидают. Лезвие полоснуло Карлито по ноге. Солдат упал на землю и закричал. Амадор, увидев, что случилось, вы­
стрелил не целясь в Эстебана и крикнул остальным. Эстебан бросился к джунглям, стремясь добраться до тропы ягуара. Сзади грохотали выстрелы, пули свистели прямо над головой. Каждый раз, когда он спотыкался на мягком песке, З\lЛитые лунным светом фасады домов, ка­
залось, бросались ему наперерез, стремясь преградить до­
рогу. И уже у самой стены джунглей в Эстебана все­
таки попали. Пуля толкнула его вперед, но он удержался на ногах. Шатаясь, Эстебан бежал по тропе, с шумом вдыхая и вы­
дыхая воздух, его руки мотались из стороны в сторону. Листья пальм хлестали по лицу, лианы путались под но­
гами. Боли Эстебан не чувствовал, была только странная усталость, пульсирующая где-то в пояснице. Ему пред­
ставлялось, как открываются и закрываются, словно рот актинии, края раны. Солдаты выкрикивали его имя. Эс­
тебан понимал, что они, конечно, пойдут за ним, но ос­
торожно, опасаясь ягуара, и решил, что сумеет пересечь реку, прежде чем солдаты нагонят его. Однако у самой ре­
ки он увидел замершего в ожидании зверя. Ягуар сидел на бугристом холмике, вытянув шею к воде, а внизу, в четырех метрах от берега, плавало от­
ражение полной луны -
огромный серебряный круг чис­
того света. На плече ягуара алела кровь, выглядевшая как приколотая свежая роза, и от этого зверь еще больше походил на воплощение божества. Ягуар спокойно по­
глядел на Эстебана, низко зарычал и нырнул в реку, рас­
колов отражение луны и скрывшись под водой. Через какое-то время вода успокоилась, на ней снова появилась луна. И там, в отражении, Эстебан увидел фигурку плы­
вущей женщины -
с каждым взмахом руки она станови­
лась все меньше и меньше, пока не превратилась в кро­
хотный силуэт, будто вырезанный на серебряной тарелке. Он увидел, как вместе с Мирандой уходят от него таинст­
во и красота, и понял, что был слеп, что не разглядел правду, скрытую в правде смерти, которая, в свою оче­
редь, скрывалась в правде о другом мире. Теперь ему все стало ясно. Правда пела ему его собственной болью, каждый удар сердца -
один слог. Правду описывали угасающие круги на воде и качающиеся листья пальмы. Правдой дышал ветер. Правда жила везде, и Эстебан всегда знал ее: если ты отвергаешь таинство -
даже в обличье смерти,-
ты отвергаешь жизнь и будешь брести сквозь дни своего существования, словно при зрак, кото­
рому не суждено узнать секреты беспредельности чувств -
глубины печали и вершины радости ... Странное ощущение, что боль, расцветающая в спине, проходит, породило новую фантазию -
словно бы во все его члены потяну лись маленькие тонкие щупальца. Крики солдат становились все громче. Миранда превра­
тилась в крошечную черточку на фоне серебряной бес­
конечности. Еще мгновение Эстебан не мог решиться -
вернулся страх,- но потом В его памяти возникло лицо Миранды, и все 'чувства, которые он подавлял девять дней, выр вались , сметая страх, наружу. Серебристые, безупречной чистоты чувства, кружащие голову и подни­
мающие в небо. Словно слились воедино и закипели у него в душе гром и огонь. Необходимость выразить это чувство, перелить в форму, достойную его мощи и чис­
тоты, буквально ошеломила Эстебана. Но он не был ни певцом, ни поэтом. У него остался лишь один способ выразить себя. Надеясь, что он еще не опоздал, что дверь в мир Миранды еще не закрылась навсегда, Эстебан ныр­
нул в реку, разбив отражение полной луны, и с закрытыми после удара о воду глазами поплыл из последних своих сил. Перевеn С iIIнrnиltскоrо А. КОРЖЕНЕВСКНI1I Додо НАЗИЛОВ, арх"тектор Рисунок ввтора Акведук над рекой Сох Е
сть у нас пословица: «Вода буйная, а человек тем более». Я убедился в ее правоте, заин­
тересовавшись историей строи-
тельства акведука в селении Хушьер Ферганской долины. Остатки его со­
хранились и поныне. Чтобы взглянуть на них и расспросить старожилов, мы с друзьями отправились в путь. ... И вот мы в селе Хушьер. Житель села Тешабай Адылов, герой войны, о котором мы много слышали, вызвал­
ся нас проводить. Едем вдоль небольшого арыка, потом пересекаем мост через реку Сох. Машина тяжело карабкается по серпантину дороги. Вот и развалины старого недостроенного акведука ... Ущелье, через которое протекает река Сох, с двух сторон защищено высокими горами. Само село располо­
жено на пологом склоне, земля там хорошая, но лежит она намного выше реки. Как тут пользоваться сохской водой? И рядом, и нет ее. Жители села всегда мечтали об источнике, который напоил бы их землю. Так родилась идея переброски воды из многоводного арыка Киштут, расположенного на противополож­
ном берегу реки Сох, на земли Ху­
шьер. Еще в начале XIX века под руко­
водством Муллы Касыма построили водовод из глиняных труб. Одна­
ко сильный поток Киштута опроки­
нул опоры и трубы. В 1915 году начали возводить ак­
ведук. Для его строительства было выбрано место в верхнем течении, где река Сох, вообще-то довольно широ­
кая, сужается до четырех метров. Сначала возвели мост. Затем над мос­
том t:ООРУДИЛИ пятиметровую камен­
ную стену. По деревянным водосто­
кам, проложенным в стене, должна была подаваться вода. Казалось, са­
мая сложная часть работы была вы­
полнена. Однако мост не выдержал, рухнул, погубив восьмерых рабочих. Пять своих жертв бурная Сох выбро­
сила на берег, остальные так и не были найдены ... Но спустя пять лет жители Х ушь­
ера вновь вернулись к неосущест­
вленной идее. На этот раз из Коканда пригласили уста Аюба -
мастера Аюба. Он решил строить акведук на прежнем месте, опять перегородил ущелье каменной стеной, но для об­
легчения конструкции ее сделали сту­
пенчатой. Протяженность стены со­
ставляла 32 метра, а высота в самом низком месте достигала 6 метров. На стене предполагалось возвести кирпичные арки, а поверху проло­
жить желоба для переброски воды. Первый этап -
строительство стены -
был успешно завершен. Здесь же на месте начали формо­
вать и обжигать в хумдонах (об­
жиговые печи) кирпичи. Мастер успел возвести только одну apK~ и случилось несчастье -
он ослеп. Вероятнее всего, работа над пропа­
стью, в постоянном напряжении и страхе, подействовала на его пси­
хику. Единственная арка мастера Аюба­
из девяти предусмотренных -
про­
существовала до 1952 года. Именно тогда ее разобрали -
кому она по-
!ешала? -
а ступенчатая стена со­
_,ранилась до сегодняшнего дня. В 1926 году жители кишлака Ху­
шьер пригласили из Коканда уста Эшмата. Он решил строить бетон­
ный тарнов (желоб). Водосток пред­
полагалось установить на каменных устоях. Цемент доставляли из Кува­
сая еженедельно на двухстах ослах. Работа продолжалась шесть месяцев. Уже проводили арык в село -
по склону реки Сох. Горные склоны местами были настолько круты, что вместо арыка приходилось проклады­
вать деревянные водостоки, а там, где позволял рельеф, устраивали ка­
навку из камней. Дно арыка и во­
достока выкладывали пластами дер­
нистой земли. Мастерам часто прихо­
дилось работать в висячем положе­
нии, в больших плетеных корзинах. Теперь осталось только пустить воду. Взволнованный мастер неожи-
данно заявил, что в случае неудачи он бросится в реку. И вот вода с огромной скоростью, с ревом понеслась по водостоку, до­
стигла его наклонной части -
и тут водосток разлетелся на куски! Чтобы мастер не исполнил свое обещание, его в тот же день увезли в Коканд. Ошибка уста Эшмата состояла в том, что он не учел разрушающую силу вихрей, возникающих на сты­
ках водостоков. И опять жители села Хушьер оста­
лись без воды. Шли годы ... В 1935 году, засучив рукава, при­
ступил к работе уста Ас кар из киш­
лака Сирт. Он решил провести воду совершенно в другом месте: в пяти километрах ниже по течению. Здесь с давних пор был мост, называемый Гузар жойи Бобир. Уста Аскар ре­
шил соорудить акведук из дерева. Его идею поддержали хушьерцы, хотя для этого пришлось спилить две ты­
сячи тополей. Да и доставлять нуж­
ный материал из села Хушьер к месту строительства было трудно. Уста по­
строил восьмиярусный деревянный мост. Высота нижнего яруса состав­
ляла около 6, а ширина 4-5 метров. Общая высота сооружения достигла 40 метров. На последнем ярусе был установлен деревянный водосток. На­
конец-то жители Хушьера получили долгожданную воду. Этот акведук прожил до 1943 года, позволяя оро­
шать 40-50 гектаров земли. ,.Успех уста Ас кара предопределило TO-;-~O он учел ошибки своих пред­
шественников. Он посчитал неудач­
ным выбор прежнего места строи­
тельства -
слишком большим был перепад уровней Киштута и aKBeДYKa, __ ~ и понял, что деревянный каркас -
'-
наиболее практичен при строитель­
стве на сложном рельефе. Наблю­
дательный мастер стремился макси­
мально приблизить свою конструк­
цию к реке -
в прямом И В перенос­
ном смысле, он, по существу, смоде­
лировал в своем акведуке поток в горной реке, учел ее нрав и особен­
ности. В 1943 году рядом с мостом .Гузар жойи Бобир проложили две нитки труб большого диаметра, по кото­
рым часть воды из Киштута пере­
брасывалась в канал Хушьер, про­
ложенный выше канавки уста Аскара. В .начале восьмидесятых годов при­
бавилась еще одна нитка труб, в результате чего было освоено около двух тысяч гектаров земли. Такова история строительства сох­
ского акведука. С е л о Х у ш ь е р, Узбекская L '::Р 57 фУТБОЛ ВРЕМЕН ДАНТЕ В Итални на чемпионате мнра по фут­
болу, увы, наша сборная оказалась не на высоте, и радость спортивноrо празд­
ника для нас была сильно омрачена. Воз­
можно, поэтому мало кто знает, что фут­
больная фиеста началась еще до откры­
тия чемпионата с ... Джоко дель Кальчо во Флоренцни. Так называется футболь­
ное состязание, уходящее корнями в средневековье. На поле встречаются две rородские команды, одетые в старинные KOCTJOMbl, и иrраJOТ по правилам, которые ие меиялись уже несколько сот лет. Мо ­
жет быть, с точки зреиия COBpeMeHHoro болельщика, это ие совсем футбол, но флореитийцы думают ииаче. «80Т как раз у нас футбол -
самый nастоящий, т р а­
Д в Ц R О В И Ы Й,-
считают ОВИ,- а ТО, ВО что иrpают во всем мире,- новомодная самодеятельность». СКОЛЬКО ЛЕТ МАЙКЕ- «НЕФОРМАЛКЕ»? ТенНиска, майка с короткнмн рукава­
мн, «Т -рубашка» в прямом переводе с авrлиЙскCirо ... Этот предмет одежды за­
воевал популярность во всем мнре. Аме­
рнканцы даже счнтают ero «националь­
ным неформальным одеяннем» и полаrа­
JOT, что майка с рукавами была «изоб­
ретена» именно в США. Якобы HOBYJO мо-
MHoro релиrий есть на свете, но Кали­
форния, пожалуй, может по хвастаться самой уннкальной -
это культ компью­
теров. Прнчем нмеется в виду не просто поколенне вычислительной техннки, а самый настоящий релиrноэный культ. В секте около 1200 человек. Возrлав­
ляет ее преподобный Джеффрн Армст­
pOHr, нзвестный прихожанам под клич­
кой СВЯТОЙ Снликон (по-русскн это зву­
чало бы как святой КремннЙ). После­
дователи новой релнrни собираются в «храме», rде на алтаре стоит ... разумеет­
ся, КОМПЬJOтер, освещаемый двумя свеча­
ми. Прикосновение к клавиатуре расце­
нивается как акт блаrоrовения. Молитва, которую провэносит святой Снликон, звучнт примерно так: «Компьютер­
наш владыка. Расслабьтесь. Пусть компьютер делает за вас вашу работу. Нет ннчеrо моrущественней компьюте­
ра. Компьютер милостнв ... » И так далее. Тысяча двести прихожан -
это не мио­
ro, но и не так мало. Дела «храма» идут неплохо, если суднть по роскошно­
му белому лнмузнну, на котором разъез­
жает святой Силикон, Джеффри Арм­
CTpoHr. СОПЕРНИЦА ПИРАМ ИД Поrоворим на такую неприятную тему, как помойкн. Увы, проблемы мусора и уничтожения отходов достаточно жнво­
трепещущи -
кое-rде онн решаются, а кое-rде попросту непреодолнмы; одии эксперты настроены оптимистически, друrие видят будущее в мрачных то­
нах -
настолько, что называют ХХI век не нначе как «веком мусора». Есть своя ropa отходов и на нью-йоркском oCTpCiBe Статен, расположенном в бухте Лоуэр­
Бей. Куча растет достаточно быстро н в недалеком будущем rрознт перерасти расположенную поблизости статую Сво­
боды. Любопытно отношение к rope му­
сора caHHTapHoro комиссара Нью-Йорка Брендана Секстона: «Пусть растет. Коrда она станет еще выше, люди наконец поймут, что это их рук дело». По оценке санитарноrо ведомства, к 2005 rоду Мусорная ropa сравняется по высоте со знаменитой пнрамндой Хеопса. ЛЕВАЯ, ПРАВАЯ -
r ДЕ СТОРОНА? ду ввела в 1910 roAy компання «Хейнс» -
Как известно, в Велнкобрнтании и еще правда, TorAa эти майки носились искЛIO- некоторых странах мира сохраняется ле-
чительно как ннжняя одежда. ,востороннее двнжение. Для aHr лнчан это Прнорнтеты -
дело тонкое. Порой не большая проблема: вот скоро будет соз -
так-то просто выясннть, rAe находнтся дан «общеевропейский дом», падут раз-
настоящая «родн.на слонов», Н споры лнчные барьеры между европейскими иноrда разrораJOТСЯ нешуточные. Пер- странами, н столкновенне право- н лево-
венство американцев в нзобретенин CTopOHHero движення породит большуJO маЙ.кн оспорнлн анrлнчане. Британские путаницу. Конечно, траднцнJO можно нз-
исторнкн порылнсь В архнвах н доказалн, менить -
правда, это потребует больших ,что майки с короткнми рукавами были вложеиий капитала: по всей Великобрн-
./ изобретеиы в королевском флоте еще тании нужпо будет установить новые / 150 лет иазад. Их делали из чистой шер-
зиаки и указатели, водителям придется / сти, и носили эту ИИЖИJOJO одежду все -
переучиваться, да и машииы с правой ру-
от матросов до офицеров. Правда, ко- левой колоикой никому не будут иуж-
роткий рукав продержался иедолrо -
иы... А как вообще возиикла эта тра-
как - то раз королева Виктория посетила диция? Бритаискне историки утвержда -
корабли флота с ииспекцией, обратила JOT, что она родилась в рыцарскне вре-
виимаиие иа одежду моряков и предпи-
меиа. Вооруженный всадник предпочи-
сала, чтобы рукав был удлинеи до запя- тал ехать по дороrе таким образом, что-
стья. бы левый бок лошади прижимался к Итак, майке-«неформалке» -
полтора изrороди или стене растительности, а века .• Полтора века» -
раз ... «Полтора правая рука наездивка, сжнмаJOщая меч, века» -
два ... Кто больше? была свободна для боя. СУРЬМА И ВИНО Какая связь между этнмн поняти_ми' Ответить практнчески невозможно, если не обратиться к нстории химичес­
кой науки. Давно уже никто ие клеймит алхи­
мию. Давио уже ясио, что при всех заб­
луждениях и ложных посылках алхими­
ки дали иауке очень MHoroe: открыли и назвали немалое количество химиче­
ских элементов, разработали лаборатор­
ную утварь и технику -
печи, реторты, переrонные кубы, тиrли,- отшлифова­
лн лабораторные методы дистилляции, возrонки, фильтрования, кристаллиза­
цин... А также подарили человечеству несколько слов, давно ставших общепо­
нятными. Во-первых, само слово «алхи­
мия». Далее -
«эликснр», происходящее от арабскоrо «аль иксир» -
так называл­
СII порошок, с помощью KOToporo лечи­
ли раны. «Алколоид» -
производиое от «алкали» (щелочь), в CBOJO очередь являющеrОСII видоизмененным «аль ки­
ли» -
это слово обозначало золу не­
которых растений. И наконец, «алко­
rоль»: термином .аль куль. арабские ал­
химики именовали черный порошок, ко­
торый В лабораторнях служил для опы­
тов, а вне лабораторий -
для окрашнва­
ния бровей н ресниц,- нначе rоворя, по­
рошок сурьмы. НЕВИДИМАЯ БРОНЯ ПЛАНЕТЫ Озоновый слой -
броня нашей плане­
ты -
по-прежнему под уrрозоЙ. «Ды­
РЫ», обнаРУJКенвые несколько лет на­
зад над Антарктидой и Арктикой, сох­
раняются, да и в друrнх местах этот жи­
внтельный слой озона истончается. По­
ведение озоновоrо сло_ во MHoroM ОСТа­
еТСII для ученых непонятным -
не хвата­
ет данных. В разных странах мира идут исследо­
вання озоновой «крыши» иашеrо мира. Большие надежды возлаrаются иа зонды. Баллоны поднимают аппаратуру иа вы­
соту от 12 до 24 километров, а спустя несколько часов приборы -
вх вес вема­
ленький: двести, триста, бывает, даже че­
тыреста килоrраммов -
возвращаJOТС_ на землю, неся с собой пробы воздуха и результаты тоиких аиализов. ~---'~--_ .. _ ----------------------------~----------------------------------~ НАРКОТИКИ И БАНКНОТЫ Сколько людей в Америке употребля­
ют кокаииf Вопрос не праздный -
от Hero зависит оценка масштаба наркома­
нии в стране -
и очень трудный: кокаи­
нисты практнческ" не поддаются уче­
ту. Впрочем, ответ можно получить кос ­
венным путем -
особенно если заняться нзучением ... бумажиых денег. Дело в том, что наркоманы часто вдыхают кока­
ин, используют сверНутую в трубочку купюру. Проблемой занялся токсиколог из Майами доктор Ли Херн. Он объехал двенадцать крупных городов страны, взял в различных банках 135 пачек банк­
нотов и провел криминалистическую экс­
пертизу. Следы «белой леди» (сленговое название кокаина) обнаружились на ... 97,9% всех купюр! Чнстыми, «незаню­
ханными» банкнотами оказались только новенькие деиьги, только что вышедшие из-под прес.са. Выводы каждый можеl сделать сам ... НАДСАРАЙНЫЕ ЧАСЫ Старннные часы -
всегда ценность, но те, что украшали здание лондонского вокзала Сент-Панкрас, не знают себе рав­
ных. им более 150 лет, вес -
две тонны, ажурное украшение циферблата сделано мастерами CBoero времени. Двадцать с лишннм лет назад здание вокзала нахо­
дилось в аварийном состоянии. Часы из предосторожности демонтировали и от ­
дали на хранение железнодорожннку Роланду Хаггарду, который спрятал ра ­
ритет в собственном сарае. Ныне Роланду 75 лет, он давно на пен­
снн, и последние два года бывшнй желез­
нодорожник занимался реставрацией ре­
ликвии. Часы Сент-Панкраса уже в пол­
ном порядке. Они идут точио И украшают сарай на ферме Хаггарда. Впрочем, пен ­
снонер не претендует на монопольное владенне · уникальными часами. В скором времени реликвия будет перевезена в железнодорожный музей города Баттер­
Ли. ДАЙ МИЛЛИОН! На побережье Сардинни есть местечко, куда простому человеку попасть абсо­
лютно невозможно. И даже для богатых вход затруднен. Это курорт для о ч е н ь богатых людей -
мультимиллионеров. Комплекс называется «Консорциум Бел­
ла Коста Смеральда», и обошелся он поч­
ТИ в два миллиарда до лл аров. Не будем даже описывать роскошь, окружающую курорmиков,- достаточно сказать, что недельное пребывание там стоит не менее 80 тысяч долларов. Впрочем, рас­
сказ не об этом, а совсем о другом. В последнее время «Белла Коста Смераль­
да» стал напоминать хорошо укреплен­
иу~ фортификацню. Огромиое коли­
чество охранников, снайперов, мастер о&' рукопашного боя рассеяно по OKpeCTHO ~ стям. Причина -
резко участившиеся случаи похищений миллионеров. В прошлом году таких происшествий было около десятка, а общая сумма выкупа достигла почти двадцати миллионов дол­
ларов. Известны и преступники -
это местные пастухи, доведенные ниiцетой до крайнего отчаяния. В похнщении мил­
лионера каждый видит свой последний шанс. « Плохие пастухи » -
такое назва ­
нне получила банда в прессе -
даже наметили список очередных жертв. В не ­
ro входят монакская принцесса Кароли­
на, Шон Коннери и Роджер Мур -
зна ­
менитые исполните л и роли Джеймса Бон да, Фрэнк Си натра, София Лорен ... Как заявил представитель сардннской полиции, «здесь сто л ько миллионеров, что они вводят пастухов в неодолимый соблазн, тем более что ПQхищеН!lЯ бога­
теев -
своего рQда траднция в этих краях». tI . ,I/I'Ф' ВОКРУГ ГЕРКУ ЛЕСЫ РИСУЮТ ГЕРАКЛА Когда эта работа будет законче!lа, она станет, видимо, самой большой картиной в мире. Французский художник Жан­
Мари Пьерре н семь его друзей получили разрешение разрисовать плотину на реке Изер близ небольшого городка Тинь. Размеры будущей картины -
250 на 180 метров. Краску, кисти и другие материа­
лы художиики получают бесплатно­
от французских фирм: пожелавших при­
нять участие в проекте. Дело здесь не столько в коммерции (хотя доходы от, туристского аттракциона в будущем не заставят себя ждать), сколько в прести­
же: рождается фреска-колосс! Кто же будет изображен на плотинеf В качестве героя будущего мурала Пьерре выбрал знаменитого персонажа античной мифо­
логии -
Геракла. Это и понятно: работа предстоит поистине геркулесова! КАК РОГ А ЛОСЯМ ПОМОГЛИ Бойскауты -
ребята предприимчивые. Это лliшний раз доказали члены юноше­
ской организации из города Джексон (штат Вайоминг, США). Bcero за два часа они заработали астрономическую для подростков сумму -
около 120 тысяч долларов. Какнм образомf Джексонские бойскауты собрали гостей своего горо­
да -
туристов из fOHKOHra и Южной Ко­
реи -
н пустили с аукциона «волшебный порошок » из ЛQСИНЫХ рогов -
средство, высоко ценящееся в Азии как афроди­
зиак. -
Никакого мошенничества,- ут­
верждает предводитель бойскаутов три­
надцатилетний Джереми Филдинг.- Мы собирали рога в лесу -
как известно, по весне лоси сбрасывают рога, чтобы от­
растить новые. Конечно, пришлось пора­
ботать, пока мы не истерли наши находкн в порошок. Но дело стоит того. Ведь мы зарабатывали деньги не для себя. Девяносто процентов сбора пошло в фонд Национального лосиного пар ка. ~-----------------------------~----------------------------~ н а пер в о й 'С т р а н и­
Ц е о б л о ж к и: ИНДИЯ. Па­
ломники льют молоко на зо­
лотую статуэтку основателя джайнизма Махавиры. В праздничные дни на гораздо большую статую льется прос­
то дождь кокосового моло­
ка, сахарной пудры, топле­
ного масла - гхи,' шафрана, фиников, миндаля и золо­
тых монет. (Очерк Л. Мин­
ца «Меня благословил слон » см. на стр. 24). «Живыми тракторами » на­
зывают буйволов в Азии. Правда, они выгодно от лича­
ются от машин тем, что не нуждаются в ремонте и в ка­
честве «горючего» использу­
ЮТ только с олому. Буйво­
лы -
послушные, выносли­
вые и работящие животные, легко поддаются обучению и служат человеку верой и правдой долгие годы (с м. Т р е т ь ю С Т Р а н и Ц у о б­
л о ж к и и заметку Е. Ива­
нова на стр. 19). Художественный редактор Н. Мапиновская. Оформпение Н. Маникапо Макет Н. Мапиновской, Н. Гпебовского. Карты выпопнены К. Упяновой Технический редактор О. liойко ВОКРУГ ...., ..... ТА. 9 1990 Гпавный редактор А. А. ПОЛЕЩУК Редакционная к о n n е r и я: В. И. АККУРА ТОВ, А. К. ГЛАЗУНОВ, Ю. Ю. житковский, Р. Ф. ИТС, А. П. КАЗАНЦЕВ, В. А. ЛЕБЕДЕВ (заместитепь rnaBHoro редактора), В. И. НЕВОЛИН, Н. Н. НЕПОМНЯЩИй (ответственный секретарь), Ю. А. СЕНКЕВИЧ, В. Н. СОЛОВЬЕВ, А. В. ХЛЕБНИКОВ, А. А. ЧЕРНОСВИТОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, А. Н. ЧИЛИНГ АРОВ, А. В. ШУМИЛОВ Haw адрес: 115015, Москва, А·15, Новодмитровская уп., 5а. Тепефоны: дпя справок -
185∙88∙83, 185∙88∙68; отдепы: «Hawa Родина» -
185∙89∙83, иностранный -
185∙89∙85, науки -
185∙89∙38, питературы -
185∙80∙58, писем -
185∙88∙68, ИППlOстраций -
185∙89∙36, припожение .Искатепь»-
185∙80∙10, секретариат -
185∙88∙15 Тепетайп (ВНУТРИСОlOзный)-
114167 ЭССЕ «Вокруг света» Тепекс (международный)-
411161 ФАКЕЛ «Вокруг света» FAX 971∙05∙81 По вопросам попиграфического испопнения журнапа обращаться в типографиlO ИПО «Моподая гвардия», теп. ОТК -
185∙80∙91 в номере испопьзованы ИППIOСТРiЩИИ из журн_пов «HawHn джиографик» и «Мериан». К нашим читателям (2-я стр. обл.) 1 В. ОРЛОВ 6 часов на полюсе 5 Встреча миров 6 Апександр М~ЛОВСК~й Хранители огня 1 О Сергей ДEMK~H Альфред Муней -
англичанин 15 Пестрое небо 16 &. CABOCT~H К « острову счастья» Таити 19 Е. ~BAHOB Уважаемый буйвол 10 Сергей КОНДАКОВ Рынок по-буркинийски 13 Вестник 14 Лев M~HЦ Меня благословил слон 31 Семейный портрет с вариациями 31 К. ПРЕО&РАЖЕНСК~й Мацумото, наши соседи 36 Хэммонд ~HHEC Конкистадоры 41 Впадимир C~ДOPEHKO С премьером через океан 44 Ю. Ж~ТКОВСК~й Ледовый остров подает голос 47 Сергей МАРТЫНОВ Столица ремесел 48 Лусиус ШЕППАРД Охотник на ягуаров ~антастический рассказ 57 Додо НАЗ~ЛОВ Акведук над рекой СОХ 58 «Пестрый мир» 61 Луи &УССЕНАР За десятью миллионами к Рыжему Опоссуму Роман 1 ' Сдано в набор 25.06.90. Подп. к печ. 01.08.90. Формат 84 Х 108 /16' Печать офсетная. Условн. печ. Л'\ 6,72. Уел. кр.-отт. 28,56. Учетно-нэд. л. 11,1. Тнраж 2980000 эк з. Заказ 2130. Цена 80 коп. Тнпографня ордена Трудового Красного Знаменн нздательско-полнграфнческого объедннення ЦК ВЛКСМ « Молодая гвардня ». Адрес: 103030, Москва, К-30, Сущевека я, 21 . . « Во к руг с вета », 1990, 1-64, ИПО ЦК ВЛКСМ « Мо л одая г вардня », 70142. 60 .\ ~
продолжение. Начало см. в NQ 1/90-8/90. Луи БУССЕНАР ЗА ДЕСЯТЬЮ МИЛЛИОНАМИ К РЫЖЕМУ ОПОССУМУ ----------------------------------------------------------------
ЛIIIIII. OTpes. рассматривает кору, отходит, измеряет на глазок высоту ствола и вдруг начинает пританцовывать, отчаянно жестикулируя. Опоссум,-
кричит он своим гортанным голосом. , Где ты видишь опоссума? -
заинтересованно спрашивает Сириль. Там,- ОТВечает с'тарик, ударяя по стволу дерева топором. Откуда ты знаешь, что он еще там? Том пожимает плечами и показывает Сирилю царапину на коре. -
Я тоже ее видел, но, может быть, след давний или опоссум мог по­
царапать кору, когда спускался ... Молча абориген показывает на несколько песчинок, прилипших к цара­
пине; они могли остаться только тогда, когда животное поднималось, и это для него, как и для нас, неоспоримое доказательство, что животное все еще находится в дупле этого дерева. -
Но как он забрался туда? -
спрашивает Сириль, все еще недовер­
чиво. Том тянет свой черный и сухой палец, напоминающий солодковый корень, и показывает скептику круглую дыру диаметром в шапку пример­
но в сорока футах от земли. -
Да, ты прав. Но как ты собираешься его оттуда извлечь? И потом опоссум весит всего пять или шесть фунтов. И на восьмерых-то недостаточ­
но такого рагу. Что уж говорить тогда о тех, кто ждет в лагере ... Том считает на пальцах, но в арифметике он явно не силен. ОН сбивается и снова пересчитывает пальцы на обеих руках, потом на ногах и, наконец, говорит: -
Три, четыре, пять, еще, еще, много! Впрочем, Том привык не говорить, а действовать, руководствуясь прави­
лом: «Acta, поп verba» 1. Поэтому он берет топор и делает глубокую заруб­
ку на стволе в метре от земли. Четырьмя ударами он вырубает ступеньку, забирается на нее и столь же быстро метром выше делает новую. Такой способ взбираться на высоченные деревья очень хорош, но не всякий мо­
жет воспользоваться этим приемом. Поднявшись до отверстия, которое служит входом в нору сумчатых, Том останавливается, наклоняется к дыре и обращается к животному с длинной речью, предупреждая, что ему будет оказана честь -
поджариваться в ямке, набитой раскаленными камнями, и потом своим вкусным мясом насы­
тить сжавшиеся от голода желудки белых людей. Речь его, однако, не увенчалась успехом, и будущее жаркое упорно пря­
чется в глубинах эвкалипта. Старый охотник спускается на землю еще бы­
стрее, чем поднимался, и размышляет, запустив пальцы в свои взлохма­
ченные седые волосы. Вдруг Том подпрыгивает, и мы понимаем, что он решил проблему. Он ищет камень, но не находит ни одного. Потеряв терпение, он обращается к Сирилю и просит у него золотой слиток. Сириль, не желая выпускать золото из рук, сопротивляется, но Том настаивает, ничего не объясняя. Смотри, только не потеряй,- сдается Сириль.-
Знаешь, старина, я ведь тебе ссужаю деньги. Этот камушек стоит три тысячи франков. Давай побыстрее, раз это нужно! -
нетерпеливо говорю я. I Дела, а не слова (лат.). 80 , 1 , 1 J I I I . ' ,1 ь, 11, I 1 Глава ХI Позади нас песчаная пустыня, впереди -
мертвый лес; невозможно ни продвигаться вперед, ни отступать назад. Положение удручающее, ибо запасы продовольствия почти исчерпаны, и нет никаких возможностей их пополнить. Единственный выход состоит в том, чтобы, как только боль­
ные окончательно поправятся, следовать по течению ручья, ведущего, к сожалению, на запад и, следовательно, уводящего нас от нужного направ­
ления. Необходимо быстро принять решение, ибо нельзя терять драгоцен­
ные минуты. За ночью следует жаркий гнетущий день. Большие черные тучи, между которыми виднеются бледные просветы, быстро бегут с запада на восток, гонимые знойным ветром, несущим облака ПЫЛИ,- нечто вроде австралий­
ского самума. Спящие мечутся в лихоР.адочном сне, я же не могу сомкнуть глаз. Я испытываю, как говорят в просторечье, ломоту в ногах; надо прой­
тись, размяться, и за неимением лучшего я брожу по берегу ручья, в кото­
ром отражаются мерцающие звезды. Но вскоре почти все они скры­
ваются за тучами. Мой тонкий слух, различающий малейший шум, улавливает слабый ро­
кот, который то усиливается, то затихает в зависимости от силы ветра. Я с тревогой прислушиваюсь. Шум усиливается. Он чем-то напоминает шум града, барабанящего по листве. Я прикладываю ухо к земле и слышу непрерывный гул, похожий на шум идущего поезда. Взволнованный, я встаю и иду будить Тома, чей безошибочный инстинкт поможет разоб­
раться в характере этого явления. Мне кажется, что воды ручья, которые я с трудом различаю при слабом свете звезд, бурлят и текут сильнее. Услышав мой окрик, Том вскакивает. он таращит глаза, прислушивается и, насколько это возможно, раздувает ноздри своего приплюснутого носа. В течение нескольких минут он неподвижен. Вдруг на его черном лице появ­
ляется выражение неописуемого ужаса. Он поднимает свои длинные, худые руки в жесте отчаяния и издает гортанный возглас, который заставляет вздрогнуть и ВСКОЧИТЬ больных. Ооак! .. Что случилось? -
спрашивае"J'! майер кратко, без видимых эмоций. Вода!.. / Что ТЫ этим хочешь сказать? Абориген с растерянным видом нев;ятно произносит длинную фразу, которую я не понимаю, HO/CI\1bl_C.i\. котоI\ой тотчас уловил его хозяин, при-
выкший К грамматике Тома. --
-
Ладно. Несколько больших шагов, и майор уже возле сэра Рида, устремившегося ему навстречу. -
Что такое, Харви? -
спрашивает сэр Рид. -
Наводнение. Вода движется на нас со скоростью кавалерийского эс-
кадрона. Что теперь делать? Выбираться как можно скорее из низины. У нас есть время? Нам много надо успеть сделать . Харви, возьмите на себя командование. Я займусь детьми. 13 И, обретя вновь юношескую энергию, скваттер спешит к девушкам. -
Все ко мне! -
кричит старый офицер голосом, привыкшим коман­
довать во время грохота битвы, и этот голос проникает в сердце каждого. Все на ногах и слушают приказы. Ветер усиливается. Ослепительные молнии пронзают сплошные тучи. Лишь немного отдохнув от усталости, с опухшими, воспаленными глазами поселенцы вновь готовы к бою, хотя и не знают, какая опасность им угрожает. -
Запрягайте лошадейl Двенадцать человек без сутолоки и паники впрягают лошадей в две по­
возки. Справа от повозок два фонаря освещают сцену поспешных сборов, хотя для этого было достаточно и вспышек молний. -
Каждому взять запас еды на два дня и ПО пять пачек патронов. Крышка большого ящика отлетает, поддетая топором, и все разбирают консервы. Запасаются также и боеприпасами. Если людям удается сохранять спокойствие, то стихия, напротив, неис­
тово разбушевалась. Гремит гром, сверкают молнии, гул водного потока, который катит свои бурные воды в узкой лощине, сливается с раскатами грома. Голос командира подобен звуку горна: -
Все готово? -
Да,- отвечает МакКроули, на которого возложены обязанности по-
мощника командира и который спокоен, как на параде. Orлично! Эдвард, возьмите большую карту,поручаю ее вам. -
Есть, командир! -
Фрэнсис, вам даю компас и секстант. Помните, они для нас важнее продуктов. . -
я их буду беречь, сэр,- невозмутимо отвечает гигант. Эта краткая фраза говорит о том, что он скорее умрет, чем выпустит их из рук. В момент, когда караван трогается, перед нами вспыхивает громадный язык пламени. Высохшие деревья загораются, как спички. Возникшие от молний пожары возникают в десятках мест и тут же охватывают· площадь в квадратное лье. Ветер с безумной яростью раздувает огонь, распространяющийся с невероятной быстротой. Лошади отпрянули от этой огненной стихии. Менее чем в пятистах метрах справа от нас при свете пожара мы видим затопленную долину, исчезнувшую под водой, которая настунаР.Т беспо­
щадной, грозной стеной высотой в два метра, увенчанной шапкой белой пены. Куда бежать? Что нас ожидает? Не будем ли мы поглощены этим водным потоком? Ha~" угрожает смерть от двух грозных стихий, объединившихся против ∙r;:.c. Даже у самых хладнокровных на лбу выступает пот. Однако, перекрывая треск горящих деревьев, шум катящихся волн и рас­
каты грома, звучит человеческий голос, отдающий команду сухо и резко: -
Спустить на воду повозку, обитую железом! Один из путников бросается к головной лошади, хватает ее под уздцы и поворачивает всю упряжку к ручью. Испуганные лошади фыркают и отказываются идти. Приходится подталкивать их острием ножа. . -
Режьте постромки лошадей второй повозки. Пять добровольцев-
14 -
Сколько же их тут! -
говорит Сириль со смехом.- Ведь это надо: золото растет здесь как у нас картошка! -
А ты предпочел бы картошку этому самородку? Ну что ж, жалуйся, гурман, ничего тут не поделаешь. -
И все-таки я положу этот слиток в карман, мало ли что может с нами случиться. -
Не стесняйся, тебе только достаточно наклониться. Но ты, кажется, надеешься найти ресторан? -
Ну если бы мы натолкнулись на таверну, я заплатил бы за завтрак для всей компании и не взял бы ни с кого ни полушки. С Сирилем вдруг что-то произошло ... Глядя по сторонам, перебегая с места на место, он возбуждается и начинает собирать слитки, обладание которыми, видимо, заставляет его забыть о голоде. Его пример заражает поселенцев. Они присоединяются к Сирилю и, в свою очередь: начинают жадно разгребать драгоценный· песок. МакКроули, Робартс и я, удержи­
ваемые самолюбием, остаемся холодными к этому богатству, столь же бес­
полезному, сколь и неожиданному. Однако любопытство постепенно де­
лает CBO~ дело. На несколько минут мы превращаемся в золотоискате­
лей-любителей и ковыряем ножами верхний слой песка, затвердевшего от смены солнца и дождей. На какой-то момент мы забываем о цели нашего похода, подчиняясь неодолимому опьянению, что овладевает всеми европейцами, когда они первый раз начинают копать золотоносную почву. Но скоро пустой желудок напоминает о себе: золотая лихорадка лишь ненадолго победила усталость и голод. Покрытые потом и задыхаясь на солнце, мы трое смотрим друг на друга и не можем удержаться от смеха. Что скажете, МакКроули? -
Стыжусь своей выходки. А вы? -
Какая нелепость. Том созерцает нас уже полчаса, и, верно, у него сложил ось о нас неважно е мнение. -
О! Если бы я был в Мельбурне,- говорит Том,- собирать бы песок -
пить виски. Здесь виски у майора в повозке, зачем мне работать? Та же мысль, по всей вероятности, приходит в голову поселенцам. Го­
лод возвращает их к действительности, и они прекращают поиски золота. Пошли, ребята,- зовет их Робартс.- Урожай-то хоть приличный? -
Да, сэр Робартс. Как жаль, что нельзя набрать побольше. -
Несомненно. Однако не забывайте, что дома вы получите компен-
сацию за все перенесенные страдания, потому что сэр Рид намерен обеспе­
чить вам всем хорошее будущее. Найденное золото вам еще пригодится, пока же надо искать пищу. Здесь, к сожалению, мы ее не найдем. Золотая лихорадка отняла у нас немало драгоценного времени. Уже поч­
ти четыре часа пополудни, а мы ничего не ели со вчерашнего дня. Покинув золотоносную долину, мы попадаем в эвкалиптовый лес. Де­
ревья здесь несколько порыжели, но в общем все еще полны живитель­
ных соков. Надрезав корни, мы утоляем жажду. Том, который рыскает повсюду, время от времени отыскивает среди листьев, покрывающих землю, каких-то червей и личинок и тут же с удо­
вольствием их поедает. Славный старик, нетребовательный, как и все его соплеменники, переживает, что нам нечего пожевать, и усердно ищет добы­
чу, которой пока нет . Наконец он останавливается перед высоким эвкалиптом, внимательно 19 в неведомые пустынные места, пусть половина мужчин сопровождает вас. К нам присоединяется и МакКроули. Мы с Робартсом едваудерживаемся от улыбки при виде того, как наш друг, побуждаемый неумолимым го­
лодом, жертвует беззаботным ничегонеделанием, которое он предпочита­
ет всему другому. Когда мы уже собрались уходить, он с чарующей простотой совершает бескорыстный поступок: изящным жестом щеголя сняв каскетку с надза­
тыльником, МакКроули достает из полотняной котомки две съедобного вида галеты и галантно преподносит их мисс Мэри. -
Бедняжки хотя бы сегодня не умрут с голоду,- говорит обрадо­
ванный сэр Рид.-
До скорой встречи, господа! Я не выражаю пожелания удачной охоты, потому что, быть может, это пожелание так и не сбу­
дется. День обещает быть трудным. Солнце печет по-прежнему, а мы ведь не верхом на послушных и.выносливых лошадях. Приходится идти пешком, и мы почтем себя счастливыми, если немного дичи вознаградит нас за труды. Где ты, мой верный Мирадор? Как бы нам сейчас пригодился твой безошибочный нюх! Что делать, Том тебя заменит. Все надежды мы воз­
лагаем на его инстинкт человека, выросшего среди этой природы. Мы шагаем быстро, несмотря на муки голода нАи скорее подстегивае­
мые ими. В течение некотороговремени мы идем по ущелью, похожему на высохшее русло ручья. Справа и слева высятся деревья, корни которых нашли достаточно влаги, чтобы выдержать тропическое пекло. Однако нас удивляет отсутствие птиц. Возможно, что огонь вчерашнего пожарища спугнул их. Песок приобретает все более красноватый оттенок, и в неко­
торых местах он напоминает огромные скопища ржавчины. Ущелье сна­
чала сужается, потом вдруг расширяется, и мы входим в круглую долину шириной более двух километров. Здесь нас ожидает новый сюрприз. На этом красновато-коричневом гравии, окрашенном окисью железа, посреди которого тянутся полосы известковой глины, произрастают какие-то чах­
лые кустики. С подобным пейзажем мы знакомы давно: эта земля, пыль­
ная, пустынная, блеклая и бесплодная,- золотое поле. Природа, которая не дала себе труда украситься богатым одеянием из зелени и цветов, по­
добна миллионеру в рубище, уверенному в том, что он всюду желанный гость. Наносная почва, по которой'мы ступаем, вполне пригодна как хра­
нилище металлических руд. Представшее перед нами золотоносное поле полно несЛЫХiiНных бо­
гатств. Но -
увы! -
мы можем уделить этим миллиоIi<iм лишь мимолет­
ное внимание. Мне невольно приходят на ум слова из басни о петухе, кото­
рый нашел жемчужное зерно: А я бы, право, был гораздо боле рад Зерну ячменному: оно нестолl. хоть видно, Да сытно. Эти строки Лафонтена как нельзя лучше подходят к нашей ситуации. Нас мучит голод, а находим мы только золото. Подкованный железом ботинок Сириля отбрасывает нечто желтОе вели­
чиной с куриное яйцо и весом, вероятно, в 700--800 граммов. Это изуми­
тельный самородок в форме груши, хорошо отшлифованный, без блеска, как бы слегка задымленный. 78 Вскоре они исчезают, скача бешеным галопом ... верхом на этих лошадях. Поднимитесь на косогор. Следуйте по течению. В галоп! Остальные -
в лодку! . Команды тотчас выполняются. ПЯть поСеленцев вскакивают на перепу­
ганных чистокровок и устремляются из тьмы в зону, освещенную пожаром. Вскоре они исчезают, скача бешеным галопом и издавая победные клики. В повозке, обитой листовым железом, нас пятнадцать человек. С колос­
сальными усилиями мы вводим повозку В маленький залив, где она стоит неподвижно, поверну.ая носом к надвигающейся волне, что пенится от нас метрах в тридцати. Раздаются крики отчаяния. И тогда один из поселенцев, стоящий на дыш­
ле, одной рукой цепляется за обши'вку борта, а 'другой пытается вытащить чеку, которой прикрепленаупряжь. Нос лодки поднимается, корма опуска­
еrся .. ; Лодка OlJaCHO раскачивается, готовая вот-вот зачерпнуть воду. Шесть лошадей, скованные сбруей, унесены водой. Они пытаются до­
браться до берега, но -
тщетно! Вся долина покрыта желтоватой бурля-
; щей водой. Ручей разбух и превратился в неукротимый поток шириной болееполукилометра. Агония бедных животных длится недолго. Килевая качка прекращается, однако две оси с колесами утяжеляют лодку, которая становится игрушкой бурного потока. Она неуправляема, кружится в водоворотах и вот-вот перевернется. У нас не было времени 75 -, Он снова nогружается в BOgy и нахоgится там так gOJlTO, что МЫ боимся хуgшего. установить руль, но, к счастью, имеются все снасти благодаря предусмот­
рительности и опыту сэра Рида, снабдившего лодку всем необходимым. Четыре весла опускаются на ВОДУ, и поселенцы, теперь матросы, гребут на редкость слаженно. Когда удается установить руль, управление лодкой поручается Эдварду, который вновь становится нашим командиром. Остается выполнить последнее -
вытащить чеки, которыми прикрепле­
ны оси. Теперь, когда повозка так чудесно превратилась в лодку, оси с коле­
сами не только не нужны, но просто опасны. Они, как я уже упоминал, утяжеляют лодку и препятствуют ее управлению. Потому двое решают рискнуть. Им пропускают под мышками цепь, закрепляют ее, и они храбро ныряют в поток, в котором отражаются блики пожара. Наглотавшись воды, задыхаясь, они всплывают, так и не сумев ВhlТащить чеки. -
Поднимайтесь на борт, поднимайтесь! -
На этот раз, ХОЗЯИН,- говорит один из НИХ,- Я вас ослушаюсь. Я знаю, где чеки, и теперь все будет в порядке. Он снова погружается в воду и находится там так долго, что мы боимся худшего. Лодка несколько раз сотрясается и неожиданно поднимается на де­
сять сантиметров, а оси с колесами уходят на дно. Мужественных ныряль-
76 щиков осторожно ВhlТягивают на борт. Они почти без сознания. Облегчен­
ная лодка теперь подчиняется рулю, и несколько умелых взмахов весел заставляют ее принять почти идеальное положение. Поборов разбуше­
вавшуюся стихию, она величественно плывет по волнам, легко одолевая водовороты. Теперь главное -
использовать течение, чтобы найти плодородный уча­
сток местности, где мы могли бы высадиться и продолжить путь пешком в страну нга-ко-тко, от которой мы не особенно удалились. Мы не слишком беспокоимся о судьбе пяти наших спутников, ускакав­
ших верхом на лошадях. Они, безусловно, объехали пожарище, следуя по небольшому косогору, отделяющему долину от горящего леса. Наде­
емся, что скоро наши товарищи объявятся. мы плывем всю ночь и теперь идем близко к берегу, движимые тече­
нием. Судя по всему, наводнение не будет длительным, и поток недалеко унесет нас. Конечно, хотелось бы остановиться возможно раньше: нам ка­
жется, что водный поток удаляет нас от намеченного маршрута. Хотя лодка очень удобна и хорошо оснащена, она несколько маловата для пятнадцати человек. Оружие, боеприпасы, провизия -
увы, ее слишком мало -
все же занимают много места. Мне грустно. Мои бедные собаки, несомненно, погибли. Я так любил зтих славных животных, особенно моего старого товарища Мирадора, но никак не мог позаботиться о них в момент катастрофы. от дельные реплики на лодке постепенно сменяются всеобщим разгово­
ром. Все ломают головы над причиной, вызвавшей зтот катаклизм, но никто так и не может прийти к определенному выводу. Хотя подобные явления довольно часты в Австралии, в данном случае его невозможно объяснить только ливнем, учитывая колоссальные размеры наводнения. Майор объ­
ясняет это землетрясением, которое изменило течение реки или направило в ДОЛ'f!НУ воды какого-нибудь озера. Фрэнсис разделяет это мнение, при-
водя многочисленны!' при меры. -
Однако беспокойство о нашем положении возвращает всех к -реальной действительности. Какое значение имеет причина, если остаются ее послед­
ствия? Консервов у нас осталось дня на полтора, максимум -
два. Из нашего великолепного каравана скорее всего выжило пять лошадей. Но где они и их наезДЩlКИ? Из шести повозок осталось единственное средство передвижения -
лодка, на которой мы плывем. Из пятнадцати ее пассажиров двенадцать еще больны. Так что будущее далеко не уте­
шительное. Меж тем голод дает себя чувствовать. Хорошо бы пристать к берегу и там приготовить еду, потому что на лодке огонь не разведешь. Несколько взмахов весел подводят лодку к берегу, и мы привязываем ее к стволу вели­
колепной софоры. Наш ответственный за питание вскрывает охотничьим ножом оловянные пакеты, в которых хранятся продуктыI. Вдруг он замира­
ет, бледнеет, бросает нож и кричит: -
Тысяча чертей! Консервы испортились! Новый удар судьбы не только не сгибает нас, но, напротив, вызывает прилив энергии. -
Ну конечно, мой лейтенант, мне это представляется совсем простым делом, и если командир разрешит ... -
С радостью! Но поскольку вам одному было бы опасно пускаться 77 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
460
Размер файла
73 628 Кб
Теги
1990
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа