close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1992-02

код для вставкиСкачать
Чтобы поназать свою преданность бо/Нествам, совсем не требуеТСR больших бунетов цветов, длинных лент или много риса. Ва/Нен символ. (Даншиннали) Вепсы /Нивут тан /Не, нан руссние нреСТЬАне, в лесных, озерных селеНИRХ ... (Письма из лесу) у догонов сохранилось мно/Нество древних обычаев и ритуалов. Костюмы и ходули танцоров имитируют длинноногих птиц, обитающих у воды. ( Что видно с У те с а мертвецов) ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИКЛЮЧЕНИЙ, ФАНТАСТИКИ «VOKRUG SVETA .. (<<AROUND ТНЕ WORLD .. ) MONTHLY -
TRAVELS, ADVENTURES & SF FOUNDED IN 1861 2/1992 ФЕВРАЛЬ © «Вокруг света", 1992 г. НАШ КОНКУРС 3 Виктор ОНУЧКО Ha~epвoй~тpaHицe ,о б л о ж 1! и: Что такое карнавал в МОН-
Дж.ШУЛЬЦ Сатаки и А Пове с ть Шарль де Бац, он же Монтескью, он же д'АртаНЬАН 4 . тевидео? Это такое собы ­
тие, участвуя. в. котором можно петь; танцевать, хо­
хоmатЬ,кувыркатЬСЯ,отнры ­
.ваться:первому встречному и люб/llnО есёх .сразу .. Это­
.' празднин для глаз •. ног, рун и ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ АЛЬБОМ Архимандрит АВГУСТИН (НИКИТИН) Под парусом надежды Людмила ЯКУБЕНОК Дакшинкали Василий КРЫЛЕНКО Матка Боска Ченстоховска, 8 14 еще -
полетдущи; На карна­
· вале каждый . может. по­
своему : исполнить роль ба ­
л()вняGудьбы.u любцмца Фор­
ГТJYHЫ в деКОiJациях праэднично Юрий КУРАСОВ Страна ГОРНЫХ орлов Алексей РЫЖИКОВ Ледопад на Рагуше АНТОЛОГИЯ ФАНТАСТИКИ РЛ.СТИВЕНСОН или Как мы ездили в гости к Папе 18 . украшенных,. залитых светом . Разноцветных огнв'; улиц, под вспышки .фе:Vервернов и музыilу. эаставпяющую с ердце ,биться учащенно upadocmHO. Остров голосов Фантастический расска з Игорь ШИЛЬШТЕЙН ЧТО видно с Утеса мертвецов 22 )"0 том, кан OH~poxoдит, чи ­
\mаОте.в o'lepile «Номпарса ':.:: .фаЛь шивЫХ'негров на стр. 56. Александр МИЛОВСКИЙ Александр КАРМЕН Компарса «фальшивых" негров Так и не доехать до Анди ... Глеб ГОРЫШИН Письма из лесу "ПЕСТРЫЙ МИР;. Главный редактор А.А.ПОЛЕЩУК 27 ЭКОЛОГИЯ НЕПО3НАННОГО 30 38 Во.формлении номера. исполь · зованы иллюстрации из жур­
l-!апое«Nаtiопаlgеоgгарhiс., «Merian ... Игорь ВИНОКУРОВ Р е д к о л л ::! Г И я: В.И.АККУРАТОВ, А.К.Г ЛАЗУНОВ, Ю.Ю.житковскиЙ, А.п.КАЗАНЦЕВ, Н.В.КРИВЦОВ, В.А.ЛЕБЕДЕВ (заместитель главного Бес попутал, или Художества нечистой СИЛЫ? редактора), н.н.НЕПОМНЯЩИЙ (ответственный секретарь), Ю.А.СЕНКЕВИЧ, В.Н.СОЛОВЬЕВ, А.В.ХЛЕБНИКОВ, Л.А.ЧЕШКОВА, А.н.ЧИЛИНГАРОВ, А.В.ШУМИЛОВ Главный художник В.И.НЕВОЛИН Художественный редактор О.И.БОЙКО Макет Н.Ф.МАНИКАЛО Операторы ЭВМ Ю.А.ВЕРШИНСКАЯ, М.В.НИКУЗАЙЛО '·:.·"·:.:;;уч;ер~т~ ri ~ЖУРiiала:колле~т~~ редакции и до ·МQлода~ · Гf!ардия._ · С; ..Л~РеlJеЧ;lТК\l~;lrериалОf! допускается только с .. разрешеНия редакции. .' fедаКЦИЯ .. ,не есегда раздеЛЯеТ ТОЧКУ зрения af!TOP0f! публикуемых в журналематеР~МОf!. 40. 45 49 50 56 59 125015, Москва, А-15, Новодмитровская ул., 5а. ТелефОНЫ: для справок -
285-88-83, отдел писем и рекламы -
285-88-68, -Искатель" 285-80-10. Телефакс /095/ 972-05-82 5·Д » Novodmitгovskaya str. Сдано в набор 27.11.91. Подп. к леч. 09.01.92. Формат 84х1 08 1/16' Печать Офсетная. Moscow 125015, Fопеs: 285-88-83 285-88-68 Fax /095/ 972-05-82 Условн. печ. Л. 6,72. УСЛ. Кр.-ОП. 28,56. Учетно-изд. л. 11,3. Тираж 1 495000 ЭКЗ. 3аказ 2236. Типография ордена ТрУДОf!ОГО Красного 3намени АО · Молодая Гf!ардия ». Адрес: 1 03030, MOCKf!a, К-З0, Сущевская, 21. В МАЕ СНОВ БУДЕТ ПОДПИСКА Это изображение норабля,тер­
пящего бедствие, было помещено в прощальном номере · Вонруг света", вышедшем в денабре 1917 года. Жур­
нал не выходил с тех пор целых десять лет ... Уважаемые читатели всех стран! Редакция вынуждена вос­
пользоваться этим символом, чтобы подать сигнал «SOS». Как я уже писал в предыдущем номере · ВС», наш журнал ока­
зался в весьма сложном положении из-за продолжающегося быстрого удорожания бумаги, полиграфических материалов, услуг типографии и увеличения редакционных расходов (прежде всего на командировки и содержание редакционных помещений). Реальная себестоимость «ВС» уже значительно превышает объявленный редакцией номинал журнала (1 руб. 50 коп. по подписке и 1 руб. 75 коп. в розничной продаже). По­
чему так случилось? Дело в ТОМ,что свои предложения о но­
минале журнала мы представили в «Союзпечать» В апреле 1991 года, чтобы они попали в каталог подписных изданий. Мы опирались на представления того времени, и удорожание журнала более чем в полтора раза казалось нам тогда неверо­
ятно рискованным предприятием. Вспомним теперь, сколько политических и экономических бурь прокатилось на нашей земле! Даж е государства под наз­
ванием «Союз Советских Социалистических Республик » не стало. Поэтому не ищите в моем обращении к «читателям всех стран · юмористической параллели с известным лозунгом. Подписчики журнала живут теперь действительно в разных странах, и нам, журналистам, еще предстоит осмыслить этот непреложный факт. Тем не менее мы считаем всех вас единым сообществом, возникшим на основе близости чита­
тельских интересов. Но вернемся к подписке на 1992 год. Удорожание материа­
лов, энергоносителей и услуг привело к тому, что мы оказа­
лись не в состоянии выполнить свои обязательства: ваших де­
нег на все 12 номеров просто-напросто не хватит. Поэтому редакция по согласованию с издательством и « Союзпечатью" приняла следующее решение: В 1992 году подписчики получат ч е т ы р е н о м е р а ж у р н а л а. Майский и июньский номера « ВС", то есть NQ 5 и 6, будут распространяться т о л ь К О Ч е рез с е т ь роз ­
н и ч н о й т о р г о в л и. Это будут специальные выпуски, составленные из романов и повестей, -
нечто вроде « Роман ­
газеты". В мае 1992 года мы предлагаем вам продолжить п о Д п и с к у н а в т о р о е п о л у г о Д и е, то есть на NQ7 -12. Объем и периодичность журнала останутся преж­
ними, а вот цена номера значительно возрастет. Мы сообщим ее в следующем номере журнала. Приношу всем подписчикам извинения от имени редакции. Хотя вины нашей тут, поверьте, нет, мы понимаем, что каждого из полутора миллионов подписчиков интере с ует журнал, а не трудности его производства. В ближайших номера х мы изве с ­
тим вас о содержании и стоимости спецвыпусков и планах на второе полугодие. Пользуясь случаем, хочу ответить на ваши письма, касаю­
щиеся книжных приложений к журналу. Ш е с т и т о м н а я Б и б л и о т е к а « ВС" (см. « ВС » NQ1 /91) распространяется исключительно по индивидуальным и кол­
лективным заявкам, поступившим к нашим партнерам по дан­
ному проекту -
агентству РИПОЛ (телефОН в Москве (095) 205-49-81). Первые два тома Библиотеки -
«Морские исто-
2 рии» И сборник произведений Роберта Хайнлайна -
уже вышли из печати. Д в е н а Д Ц а т и т о м н а я Б и б л и о т е к а « ВС » издается нами в содружестве с до « Прибой" (телефОН в Москве (095) 285-80-79). После публикации объявления в «ВС» NQ11/91 в редакцию поступили заявки на 2 миллиона комплектов Би­
блиотеки. Освоить такой тираж, сами понимаете, невероятно сложно. В 1992 году будет издано 300 тысяч экземпляров 12-
томника. Вышел в свет первый том -
Майн Рид. Сообщение о том, что до « Прибой » намерено работать только с оптовыми покупателями Библиотеки, вызвало резкую и не всегда справедливую критику со стороны читателей жур­
нала. Я вполне разделяю чувства жителей небольших городов, сел, отдаленных поселков и воинских частей, где нево зможно распространить пять тысяч экземпляров Библиотеки. Но пой­
мите и вы, друзья: у редакции не хватает пока сил и средств для индивидуального обслуживания огромного числа заказчи­
ков. Мы приложим все усилия, чтобы организовать на 1993 год индивидуальную подпи с ку на приложение « Искатель » И Библиотеку вместе с подпиской на « ВС» .. По договоренности с генеральной дирекцией до « Прибой » небольшая часть тиража Библиотеки будет разослана по заяв­
кам, поступившим от наших старых читателей и инвалидов, а также из детских домов. Книги будем высылать наложенным платежом, а в некоторых случаях -
бесплатно. Некоторые читатели полагают, что редакция занимается «отк ровенной коммерцией », пренебрегая при этом их интере-
. сами. С такой оценкой я н е могу согласиться. Спешу уведо­
мить вас, что доходы редакции обещают быть весьма скромными (к сожалению). Средства нужны нам ДГlЯ под­
держки журнала и реализации различных проектов, в том числе и издательских, а не для какого-то «фантастического обогащения» сотрудников. Вот и все, что я хотел сказать на сей раз вам, уважаемые чи­
татели. Напоминаю, что редакция ждет ваши х предложений и реальной помощи в экономической стабилизации журнала. Е сли вы захотите сделать благотворительный взнос для под­
держки старейшего российского журнала « Вокруг света», для проведения конкурсов, экспедиций, осуществления изда­
тельских проектов, оформления льготной подписки инвали­
дам и воспитанникам детских домов, будем вам весьма признательны. Н а ш р а с ч е т н ы й с ч е т NQ 608583 в Т и х в и н с к о м о т Д е л е н и и М о с б и з н е с б а н к а, М Ф О 201553. Деньги можно высылать переводом из лю­
бого отделения связи, о чем просим сообщить в редакцию. Список жертвователей публикуется в журнале. Д рисунок терпящего бедствие парусника будет появляться на наших страницах до тех пор, пока редакция не удостове­
рится: опасность миновала и корабль « Вокруг света" может уверенно с ледовать своим курсом. Д о встречи в следующем номере! Александр ПОЛЕЩУК, главный редактор 1 б января 1992 г. "ПОЧТОВЫЙ ДИЛИЖАНС» Я живу далеко от Шантарских ост­
ровов, и бывать там никогда не прихо­
дилось, но материал В.Галенко в М 7-8 за 1991 г. очень зримо представил этот краешек нашенской земли. Хочется ска­
зать ему большое спасибо за ту неnрос­
тую работу, которую он провел, пытаясь установить истину. Но вот на какую мысль навел меня его материал. А ЧТО, ЕСЛИ ЖУРНАЛ ВОЗЬМЕТСЯ ПОЗНАКОМИТЬ НАС, ЧИТАТЕЛЕЙ С ТЕМИ МЕСТАМИ НА КАРТЕ НАШЕЙ РОДИНЫ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ПЕРЕИ­
МЕНОВАНЫ? Возможно, этим публи­
кации смогут восстановить историчес­
кую справедливость и вернуть прежние названия тем географическим объек­
там, которые пострадали за период нашей «культурной!! революции. По­
хоже, кроме вашего журнала, защи­
тить их больше некому. А может быть, через нас, читателей, попробовать со­
брать материал на эту тему? д.КУЛИК, г. Дружковка Донецкой области Начала я читать «Вокруг света» в семье моих родителей, а теперь чи­
таю его вместе с мужем, сыном и до­
черью. Очень приятно знакомиться на страницах журнала с интересными, увлеченными людьми. Утешительно убеждаться в том, что жизнь не огра­
ничивается политическими дебатами и очередями. о.пОБЕРЕЖНАЯ, Томск РЕДАКЦИОННЫЙ ДНЕВНИК Под председательством д.С.Ку­
зовнина состоялось очередное за­
седание семинара "Энология непоз-
нанного». В этот раз моделировалась ситуа-
ция занономерности ноллапса, или, проще говоря, нонца света, вытена­
ющая из гипотезы В.И.Вернадсного о нооСфере. Донладчину донтору физино-
математичесних наун Л.ВЛеснову удалось довольно убедительно до­
назать возможность управляемого ноллапса нан начала нового витна развития нооСферы. Присутству­
ющие атановали Леснова вопро­
сами, но его логичесние построения оназались почти безупречными. Ко­
нец света обязательно будет, зан­
лючил автор выступления, но нам он особо не угрожает: ведь это прои­
зойдет весьма не сноро. Русская Америка 250 Как мы уже сообщали в N!! 9/91, ре­
дакция журнала "Вокруг света» органи­
зует конкурс «Русская Америка», пос­
вященный 250-летию знаменитого пла­
вания кораблей Второй Камчатской экспедиции. Известно, что в этом пла­
вании россияне открыли северо-запад­
ное побережье Америки, а позднее на новооткрытых землях стала действо­
вать Российско-Американская компа­
ния. Все владения компании получили впоследствии название Русская Аме­
рика. После продажи владений компа­
нии правительству США в 1867 году ис­
тория Русской Америки не оборвал ась. Большое наследие россиян бережно сохраняется в Соединенных Штатах Америки. Об этом свидетельствуют не только множество названий на геогра­
фической карте и православные храмы, но и ныне живущие люди, сох­
ранившие язык, обычаи, одежду и песни своих предков. Учредители конкурса: редакция жур­
нала «Вокруг света», Всероссийская ас­
социация "Русская Америка» (г.Новоси­
бирск) и фирма «Грин холдинг лими­
тед» (г.Зеленоград). Итак, читателям журнала предлага­
ются десять вопросов, относящихся к истории, географии и другим сторонам освоения Русской Америки. 1. 20 июля 1741 года пакетбот «Святой Петр» впервые приблизился к американской земле и в этот день стал на якорь в видимости двух островов. Как называются эти острова в насто­
ящее время? 2. В 1761 году русские промышлен­
ники впервые достигли материковой части Америки, которую местные жи­
тели называли «алахсха». Что означает это слово? 3. Самое южное поселение россиян в Калифорнии находилось в заливе, но­
сяшем имя известного испанского мо­
реплавателя. Назовите его. 4. Как известно, после продажи рос­
сийских владений правительству США город Ситка оставался центром новой территории. Потом главным городом Аляски стал Джуно. Когда это случи­
лось и что означает слово «Джуно» ? S. Своеобразную корриду проде­
монстрировал русским морякам с «Рю­
рика» губернатор Верхней Калифор­
нии дон Пабло Виченце де Сола в НАШ КОНКУРС заливе Сан-Франциско в октябре 1816 года. На арене сражались дикие жи­
вотные, отловленные специально для этого боя. Что это были за животные и кто из них одержал верх в поединке? 6. Американский географ и исследо­
ватель Аляски А,Брукс писал: «Беринга следует считать первым белым челове­
ком, увидевшим часть того, что теперь относится к Аляске». Как Беринг наз­
вал увиденную им землю и когда это случилось? 7. В городе Сьюард на Аляске выхо­
дит газета под названием «Сьюард Фе­
никс ЛОГ». «Лог» означает «Вахтенный журнал». Поясните значение двух ДРУ­
гих слов. 8. Епископ Алеутский и Камчатский Иннокентий известен как автор трех­
томной книги ПО истории и этногра­
фии Русской Америки. Назовите его настояшие имя, отчество и фамилию. 9. После успешного плавания к бере­
гам Америки пакетбот «Святой Павел» возвратился в Петропавловск-Кам­
чатскиЙ. На его борту оставались еше две полные бочки пресной воды, хотя из-за потери обеих шлюпок пополнить запасы воды с берега не удалось. От­
куда же взялась эта вода, если «имев­
шуюся пресную воду всю издержали», как писал в рапорте капитан корабля Алексей Чириков? 10. Сюжет Жюля Верна о пятнадца­
тилетнем капитане не покажется вымышленным, если вы вспомните имя 12-летнего участника экспедиции Беринга -
Чирикова, ставшего впос­
ледствии адмиралом российского флота. Ответы на вопросы должны быть максимально конкретными, не допус­
кающими двоякого толкования. Обяза­
тельно укажите источник информа­
ции -
это поможет жюри правильнее оценить их. Письма с ответами должны быть отправлены в редакцию «Вокруг света-
с пометкой «Русская Америка» не позднее 31 марта 1992 года. Итоги конкурса подведет жюри, в ра­
боте которого примут участие гео­
графы и историки. Учредители конкурса подготовили для победителей разнообраэные призы. Первые призы -
12-томная «Библио­
тека «Вокруг света», в которую вклю­
чены произведения (в основном став­
шие библиографической редкостью) писателей приключенческого жанра конца XIX -
начала ХХ века. Вторые призы -
годовая подписка на журнал «Вокруг света» на 1993 год. Третьи призы -
годовые комплекты «Искателя», приложения к журналу «Вокруг света», за 1992 год. Поощрительные призы -
сувениры с юбилейной символикой. Удачи вам, наши читатели! Василий ГАЛЕНКО, штурман дальнего плавания, председатель жюри конкурса «Русская Америка» 3 Винтор ОНУЧ КО, норр. РИД «Новости» -
специально ДЛА «Вонруг света» Фото автора Шарль де Бац, он )ке Монтескью, он же д' Артаньян Он стоял, nодбоченившись, посередине каменной лестницы, сnускавшейся к реке Жер от собора Святой Марии, и со свойственной гасконцу гордостью не замечал моей суеты с фотоаппаратами. Он глядел поверх меня на Нижний город, совершенно равнодушный к событиям чуждого ему времени. Странная судьба сделала его бессмертным, и даже если когда-нибудь разрушится старая лестница и не выдержит натиска коррозии его по зеленевшая бронза, это мало что изменит. Он окончательно умрет лишь тогда, когда иссякнет человеческая память. Потому что капитан мушкетеров д'Артаньян -
э то гораздо больше, чем литературный герой. Это совершенно особое явление, созданное богатой историей Гаскони и Франции, с одной стороны, и буйной фантазией лукавого рассказчика Александра Д юма -
с другой. Снульптура д'ДртаНЬАна в городе Ош (департамент Жер). 4 ОТКУДА ОН РОДОМ? 1< онечно, направляясь в Ош (не путать с Ошем в Кыргызстане), я знал, ч т о дА р таньян -
гасконец, а де­
партамент Жер -
сердце Гаскони. Собственно, именно по э тому Ош, а д ­
министративный центр департамента, нередко н аз ывают столицей исто­
рической провинции Гасконь. Но т о, что здесь существует своего рода культ д'Артаньяна, было для меня открытием. Я -то думал, что прина­
длежу к редким чудакам, которые с десятилетнего возраста почитают этого, такого французского и вместе с тем всемирного героя. Но и мне бы л о чем удивить местных жителей. Клэр Мутон, очаровательная де­
вчонка, неизвестно какого черта заняв ­
щаяся политикой, принимала меня в мэрии. Она отвечает за связи муници­
палитета с прессоЙ. Кл э р раз в е что не всп л еснула р у ками, узнав, что д'Ар­
таньян для м е ня -
личность д авно знакомая. Она-то, как большинство гасконцев, была уверена, что д'Ар ­
таньян -
э то их местная, почти семей ­
ная реликвия. Правда, я сразу сове р шил оплош-
ность, предпо л ожив, ч то исто ­
рич е ский д'Арт а ньян роди л ся в Т а рбе, а э то у же д епар т ам е н т В е рхни е Пир е ­
неи, хоть и Гаскон ь. Д е вушк а, ко­
торой, ви д имо, л авры премьер-мини с ­
тра ма д ам Крессон н е д аю т спокойно спать, смеясь, от вет и л а: -
Не вздумайте ск аза ть эт о при моих земляках. Они вы з овут вас на дуэль. Действительно, жители эт их д вух горо д ов ведут и з вечный с пор о том, кому принадлежит д'Артаньян. Но все же о н ро д ился в Жере. Зде сь ж е находится его родовой замок, т е перь уже принадлежащий д ругой семье. Но з ато живы его потомки, например, месье Эмри д е Монтескью, депутат Европейского пар л амент а, которого вы сможете ра з ыск ат ь в Париже. Но постоянно он жив е т непо д а л еку о т Оша, в Марсане. Он м э р э то г о город а. И раз уж вас э то интересует, попытай­
тесь связаться с Компанией мушкете­
ров. Эт а ассоциация та кже дейс т вует у н а с, в Жере. Ви д ите, ско л ько а ргумен­
тов в поль з у т ого, что д'Артаньян ­
зде шний? Робер Фор, з аместит е ль гt ераль ­
ного с екр ет аря ад министр а ии м э ­
рии, по - н а шему -
за мпре д ис о л к о м а, вы з вался помочь мн е с посещ е ни е м з амк а д'Ар та ньяна. Сл ожн ость с ос -
З амок Ка с те л ьмор. тояла в том, что в з амке жив у -г"л юд и, и визитеров они не принимают. П о нять их можно. Предс т а в ьте на минутку такую ситуацию: вы получаете ор де р на проживание в ... бу л гаковской кв а р­
тире н а Садовом кольце. Но проблем а, наконец, была улажен а, и я р е шил посвятить полдня и з моей ком а н д и­
ровки « памятным местам » д' Ар ­
таньяна. КАСТЕЛЬМО Р Снач а ла предстоя л о н а йти дер е вн ю Лю ~ як в нескольких д есятках ки л о ­
ме ,ров н а за п ад от Оша, и г д е-то непо­
Д леку от нее, в полях, искать за мок К а сте л ьмор. У з кая, но вп ол н е при л ич­
ного качества а сфальтовая ле нт а, и з ­
виваясь, бежала по гасконским д о ла м. Хлеба налево, хлеба напр а во ... И ни о д ного ука з ате л я. Сопровождавш а я меня сотрудница ошского т у ристского бюро ра з верну л а на ко л енях карту д е­
партамент а и во д и л а по ней пальчи­
ком, ука з ыв а я мн е, как шт у рман, левые и правые повороты, и все р а вно мы нема л о поп лу т а ли сре д и спл о шь во здела нны х, аккур а тных и обильны х полей. Н а конец, в ъ ех а ли в Люпияк и 5 в Гаснонн 'ИМЯ д'Артаньяна можно встретить на различных вывеснах. нашли малоприметную стрелку « Кас ­
тельмор». -
Все время прямо, -
махнул рукой в ответ на наш вопрос старый крестья­
НИН.- НО вы напрасно туда едете. Они никого не принимают. -
А мы с НИМИ договорились... t, -
Вот как? -
удивился он. -'Тогда другое дело. Честно говоря, эта прелюдия подго · то вила меня к суровому приему. Вдруг в Гаскони не званый гость хуже вест­
гота? Я униженно оставил машину на самом солнцепеке, подальше от по­
дъезда, тогда как было предостаточно места в тени у самых дверей. Подергав за веревку у старинноЙ двери, звоним. Быстро готовлю слова извинений. Но дверь отворяет милей­
шая старушка. Это хозяйка замка мадам Жанна Риспа. Сразу же выясняем, что весть о неприятии гостей распространена для острастки слоняющихся по департаменту турис­
тов. А журналисты со BcerO света · бывают здесь довольно часто. Зано­
сило ли сюда советских? Мадам Риспа затрудняется вспомнить. Столько всякого народа проезжает ... -
Пойдемте сразу на кухню, -
при­
гласила она. -
Это, пожалуй, единст­
венное место, где более или менее удается сохранять обстановку той эпохи. Стены из дикого камня, зако­
пченный камин, медные кастрюли и сковородки, связки чеснока (Жер-: край лучшего в Европе чеснока), тем­
ная массивная мебель ... Мадам Риспа похлопал а ладошкой по высокому шкафу: -
Вот единственный сохранив­
шийся современник д'Артаньяна. Ос­
тальные вещи принадлежат к более позднему времени. 6 -
А это что за посудина? -
Я по­
казываю на странную медную сково­
родку с отверстиями по кромке и на длинной деревянной ручке. Мадам РИGпа добродушно смеется. -
Когда к нам приезжало японское телевидение, журналисты тоже спро­
сили, что в этом готовят. Это грелка для постели. По ночам в замках было холодно, особенно зимой, и постель обогревали вот такой штукой с углями внутри. Но пойдемте, я вам покажу то, с чего началась вся эта история. Мы прошли в пахнувшую старыми книгами библиотеку, и Жанна Риспа: взяла в шкафу с кожаными, позо­
лоченными корешками книг и раскрыла передо мной маленький томик с пожелтевшими страницами: « Мемуары ГОСПОДИJ;lад'Артаньяна, ка­
питан-лейтенанта l"роты мушкетеров короля». ТРИ Д'АРТАНЬЯНА Так вот та знаменитая скандальная книжка, вышедшая в 1700 году и стоившая ее автору со сложным име­
нем Гатьен де Куртильц де Сандрас отсидки в Бастилии! Составленная якобы со слов самого капитана д'Ар­
таньяна, она описывала его неве­
роятные приключения, в которые были замешаны крупные политичес­
кие фигуры того времени. Они-то и не спустили автору такого легкомыс­
лия. А капитан королевских мушкетеров д' Артаньян действительно существо­
вал. Только настоящим именем капи­
тана было Шарль де Бац, Скромный по тем временам замок; который мне посчастливилось посетить, прина­
длежал его отцу, провинциальному дворянину де Бацу, женившемуся на представительнице куда более извест­
ного родаде Монтескью. В этом замке в 1611 году (некоторые источники указывают также 1610, 1615 и даже 1620 годы) родился будущий отважный ру­
бака. Молодость воспитанного в седле Шарля примерно до 27 лет проходила между поместьями семей де Бац и де Монтескью. И какой гасконец не пос­
тарается чуть-чуть набить себе цену: около 1640 года молодой человек за­
писался на службу в гвардию под фа­
милией матери -
де Монтескью. А поскольку тогда было принято иметь боевые клички (вспомните: Атос, Пор­
тос, Арамис), 'ОН придумывает себе псевдоним д'Артаньян по названию земель, принадлежавших его матери. Отличившись в боях при Русийоне, с 1644 года д'Артаньян начинает служить в королевских мушкетерах. По всей видимости, он достиг опреде­
ленного положения при дворе. Д'Ар­
таньян из шевалье становится графом. Его ценит кардинал Мазарини и по­
ручает ему ответственные миссии. Он командует эскортами Людовика XIV. В 1661 году на него возлагают арест зна­
менитого сюринтенданта финансов Фуке. Подзаработав немного на коро­
левской службе, д'Артаньян отправил деньги в Люпияк, чтобы достроить не­
достающую башню замка. Мадам Риспа обратила наше внимание на то, что две башни были явно разной пос­
тройки. -
Он хотел, чтобы на родине все ви­
дели, кем он стал и как разбогател, -
усмехнулась старушка. Ну что ж, гасконец есть гасконец. Да и кому чужды такие слабости? Судя по фотографиям документов, которые нам показала мадам Риспа, Людовик XIV был свидетелем на свадьбе. д'Артаньяна и крестным отцом двух его сыновей. Оба, к сожа­
лению, долго не прожили. Д' Артаньян дослужился до полевого маршала (не путать с маршалом Франции!). Это должность, о которой русский дипло­
мат Андрей Матвеев писал в донесе­
нии в 1705 году следующее: «О маре­
шаллах де кан, или о полевых. Обре­
тается их число у конницы и у пехоты по полкам французских войск из прин­
цовских, графских, и из маркизских, и иных высоких фамилий 114 особ». Год смерти д'Артаньяна известен точно: он геройски пал в 1673 году при осаде голландского города Маас­
трихта. Легенда гласит, что бой был заведомо безнадежный, и д'Ар­
таньяна просили в него не ввязываться, но он якобы ответил: -
Я гасконец, и этим все ска з ано. Я должен там быть. Потеряв всю семью, супруга мушке­
тера отправилась оканчивать свои дни в монастырь. Замок унаследовали родственники д'АртаНIfна. Во время Великой французской революции их потомки бежали в Испанию. По воле обстоятельств, о подлинности ко­
торых сегодня трудно судить, вла­
дельцами замка в конце концов стала семья Кастельмор, чье имя он и сохранил по сей день. Накануне последней войны его купили ан­
гличане, но быстро с ним расстались. С войны замком владеет семья Риспа. Сейчас в нем живут Жанна Риспа с сыном. Он предприниматель, предсе­
датель сельскохозяйственной палаты департамента Жер. В 40-х годах прошлого века человек по имени Огюст Маке, преподаватель истории в лицее, слыл за редкого эру­
дита. Помимо этого, он был «литера­
турным негром» Александра Дюма­
отца, навешивавшего свои фантазии на «гвоздь истории». Маке прочитал всеми забытую книгу Гатьена де Кур­
тильца де Сандраса, и ему пришла в го­
лову идея приключенческого «исто­
рического» романа. Дюма, ознакомив­
шись с «мемуарами» д'Артаньяна, тоже загорелся этой идеей. Историк и писа­
тель вылавливают из старой книжки сочные и странные имена -
д'Ар­
таньян, Атос, Порто с и Арамис -
и дают им новую жизнь. Они дописы­
вают, переписывают, кроят и перекраи­
вают произведение де Куртильца, и рождается новый д' Артаньян, более славный, чем два предыдущих. Этот станет бессмертным и поможет надолго сохранить имя одного из своих создателей. Имя же Огюста Маке почти сотрется из людской памяти. В 1844 году «Три мушкетера» печа­
таются в популярной ежедневной га­
зете «Ле сьекль». Публика с нетерпе­
нием ждет продолжений. Успех полный. Через год появляется «Двадцать лет спустя». Наконец, выходит «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя». НО ВООБЩЕ-ТО ИХ БОЛЬШЕ ... В тот же день я был на севере депар­
тамента, в Кондоме. Меня знакомили с производством ароматного армань­
яка на известном предприятии «Рист­
Дюпейрон», основанном еще в 1905 году. В выставочном зале завода я уви­
дел манекен в роскошном наряде мушкетера с орденской лентой через плечо. Оказалось, что костюм прина­
длежит главе фирмы Жаку-Франсуа Риспу, недавно посвященному... в мушкетеры. Обращаюсь к нему за объ­
яснениями. Узнав, что я работаю в Па­
риже, он советует встретиться с прези­
дентом Компании мушкетеров Эмри де Монтескью. -
Вы получите информацию из первых рук. К тому же месье де Мон­
тескью -
потомок д' Артаньяна, хоть и непрямоЙ. Ну что же, если мне второй раз гово­
рят про этого человека, надо его пови­
дать. Раздобыв в мэрии Оша телефон, по прибытии в Париж сразу же звоню. Секретарь тщательно допрашивает меня, кто я такой и что мне надо, и, на­
конец, соединяет. Представляюсь слегка озадаченному голосу. И сразу же задаю вопрос напрямик: -
Вы потомок д'Артаньяна? -
Все это сложнее. Видимо, нужно встретиться. Приезжайте: площадь Валуа, номер один. Адрес показался мне знакомым. Приехав на место, я увидел надпись над дверью -
«Партия республиканс­
ких радикалов и радикал-социалис­
тов». Когда же Эмри де Монтескью пред ставился полным титулом, все стало ясно: передо мной был гене­
ральный секретарь самой старой из ныне действующих политических партий Франции ( основана в 190 1 году). -
Садитесь, -
по-русски, почти без акцента говорит месье де Монтескью. -
Откуда ваш русский? -
изумляюсь я. -
Из школы. -
У вас очень приличное произно-
шение. Может, продолжим по-русски? -
Нет, я все забыл. -
Ну что ж, поговорим по-фран-
цузски. Меня интересует исто-
рический д'Артаньян. -
Кого вы имеете в виду, говоря: «исторический д'Артаньян»? -???!!! Разве он не родился в Кас­
тельморе? -
В Кастельморе родился Шарль де Бац, он же де Монтескью, он же д'Ар­
таньян. -
Разве Дюма не сделал его прото­
типом своего героя? -
Вы что, всерьез верите, что один реальный персонаж мог пройти через все те исторические события, которые Дюма затолкал в роман, и успеть за одну жизнь совершить столько пос­
тупков? -
Я понимаю, что это литература, но ... -
Де Монтескью большой дворянский род, к одной из ветвей ко­
торого принадлежит и моя семья. Мать Шарля де Баца была из де Мон­
тескью. И он, как, видимо, вам из­
вестно, воспользовался ее фамилией. Шарль де Монтескью под боевым псевдонимом д'Артаньян действи­
тельно дослужился до капитана муш­
кетеров короля. Но в роду были и более известные военачальники. Это маршал Франции Пьер де Монтескью, тоже граф д'Ар­
таньян, и маркиз Анн-Пьер де Мон­
тескью-Фезенсак, боевой генерал и по­
литический деятель Франции. Самый заметный след во фран­
цузской истории оставил маршал. Это был талантливый стратег. Он осо­
бенно отличился в армии Вилара в из­
вестной битве при Мальплаке в 1709 году, а затем не последнюю роль сыграл в победе над антифранцузской коалицией при Денене в 1712 году. Он ввел многие новшества. В частности, начал размещать солдат в казармах, а до этого они жили по домам горожан. Его труды по военной науке изучал Наполеон. Некоторые качества и заслуги этих военных Дюма тоже включил в харак-
тер и послужной список своего д'Ар­
таньяна. Отождествлять образ литера­
турного д'Артаньяна лишь с одним конкретным историческим лицом не­
верно. -
И все же мне немного жаль, что вы так анатомически все разложили. Хотелось представить конкретный живой прототип. -
Да вы не огорчаЙтесь ... Эта исто­
рия и так прекрасна. У меня, например, хранится шпага месье де Тревиля. -
Чья?! -
Помните? Д'Артаньянприбывает в Париж на своей кляче, и человек, который зачисляет его в мушке­
теры, -
это друг отца де Тревиль. -
А де Тревиль -
историческое лицо? -
Абсолютно. И шпага, смею вас за­
верить, самая настоящая. -
А что это за Компания мушкете­
ров, президентом которой вы являе­
тесь? Генеральный секретарь з?"'}!ыбался. -
Возникла ассоциация ь 50-х годах. Хотелось вспомнить слаl,.Iе ф,JaН­
цузские традиции, да (' ц ",рав­
ленные гасконскими ОLс),'СIlНUСТЯМИ: любовью к родине, к оружию, ли­
хостью, блеском, фанфаронством, теа­
тральностью ... У нас есть свои церемо­
нии, ритуал. Автор идеи -
генерал Бас­
тон. У нас четыре капитана: я, мой отец Пьер де Монтескью, генерал Бастон и Жан Арно. -
Право президентствовать в Ком­
пании не связано с вашей фамилией? Де Монтескью рассмеялся: -
Во всяком случае, она сыграла не последнюю роль. Нас около двух тысяч человек по всему миру. В этом году мы, например, приняли в Компанию посла США во Франции. Французов около полутора тысяч. Каждый год в Кон­
доме проходит церемония интрониза­
ции, на которую собираются 600 -
700 мушкетеров, и я посвящаю до 20 новых компаньонов. -
Как стать мушкетером? -
У вас должны быть какие-либо заслуги, соответствующие нашему ус­
таву, а кроме того, вас должны реко­
мендовать два члена ассоциации. Кстати, у нас уже есть русские мушке­
теры. Это два ваших космонавта: Ва­
лерий Жихарев и Александр Ива­
нченко. Вопросы закончились, я отклани­
ваюсь. Вдруг совершенно неожиданно Эмри де Монтескью говорит мне каким-то дрогнувшим голосом: -
Послушайте, со школьных лет у меня трогательное отношение к вашей стране. Я очень сожалею, что в ней сейчас такая бедственная ситуация ... Я бы добавил: и непредсказуемая. -
Да, да ... Я очень сожалею. Уверен, что будет продолжение и у многих славных страниц русской истории ... Ош-Кондо.м-Парuж 7 Архимандрит АВГУСТИН (НИКИТИН) 'Под ПАРУСОМ НАДЕЖДЫ ИЕРУСАЛИМ. ЕЛЕОНСКАЯ ГОРА. Вернувшись в Иерусалим, мы прежде всего отправились на Елеонскую гору. На этой горе два тысячелетия назад Иисус Христос проводил много вре­
мени в поучениях и проповедях среди своих учеников. Отсюда, из Гефси­
манского сада, находящегося на склоне горы, Он был взят на суд и мучения. И здесь, на Елеонской горе, отмечено место Вознесения Христа ... Когда-то над этим местом, где на камне отпечатался след стопы Хрис­
товой, была поставлена часовня. Сам камень был огражден золоченой ре­
шеткой, а купол открыт, чтобы палом­
ники видели небо, куда вознесся Гос­
подь. Но со временем многое пришло в упадок, и русский паломник Кир Брон­
ников, побывавший здесь в 1821 году, писал, что «там была прежде церковь, но ныне оной нет, а только на доволь­
ное пространство остались кругло об­
веденные около того места каменные стены, составляющие ограду». Ныне этим местом владеют мусуль­
мане, но можно и христианам войти в малую молельню и поставить свою свечу там, где след стопы Христовой обрамлен мрамором. Во дворе мусуль­
мане разрешают христианскому духо­
венству совершать службы в дни празд­
ников. Рядом расположен русский Еле­
онский монастырь. Он был учрежден в 1903 году. При fieM построили келии, гостиницу, богадельню, открылись зо­
лотошвейные и иконописные мастерс­
кие. До первой мировой войны оби­
тель переживала период расцвета. Когда же турецкие войска заняли мо­
настырь и храмы, духовенство и мно­
гие инокини были высланы в Алексан­
дрию. После войны инокини верну­
лись в обитель, и духовная жизнь снова возродилась. Гордость Елеонской обители -высо­
кая белая колокольня, «русская свеча» на Святой Земле. Нам было разрешено подняться на колокольню, посмотреть на колокола и особенно на громадный колокол, историю которого я расскажу дальше. Время близилось к закату, и мона­
хиня начала звонить в колокол, созы­
вая паломников к богослужению. А мы слушали вечерний звон и любовались панорамой Иерусалима. Этот дивный вид приводил в восхищение Продолжение. Начало см. 8 М 1/92. 8 ФОТО Юрия МАСЛЯ ЕВА многих русских «пешеходцев» на про­
тяжении ряда столетий. «Гора Елеонс­
кая высока, видно с нее все в городе Иерусалиме, и церковь Святая Святых с нее можно видеть,.И до Мертвого моря, и до Иордана, и всю землю по обе стороны Иордана. Выше всех гор около Иерусалима Елеонская гора», -
писал русский паломник игумен Да­
ниил в начале ХН века. Под сводами церкви Вознесения по­
хоронен ее основатель и строитель­
архимандрит Антонин (Капустин). А рядом с местом его упокоения, с высокой колокольни каждый день раз­
дается «толстый звон», слушать ко­
торый О.Антонин был большой люби­
тель. По окончании строительства ко­
локольни в Яффу прибыл на пароходе большой колокол весом в 308 пудов, пожертвованный близким другом о.Антонина, соликамским купцом А.В.Рязанцевым. В августе 1885 года этот колокол благодаря материальной помощи графини О.Е.llутятиноЙ был перевезен с пристани в русский сад в Яффе. Далее предстояло перевезти его на Елеон. И О.Антонин кликнул клич К русским людям: «Не найдутся ли хрис­
толюбцы для возведения иерусалимс­
кого Ивана Великого на горе Вознесе­
ния? Очень, очень желали бы здесь сего». «И вот, -
вспоминает О.Анто­
нин, -105 человек (на две трети жен­
щины) спешно прибыли во вторник в Яффу и принялись за дело. Благодаря общему воодушевлению в течение 7 дней колокол, несмотря на тысячу зат­
руднений, был благополучно достав­
лен (на руках!) в наши постройки. 5 февраля вечером ему была восторжен­
ная встреча, поднявшая на ноги весь го­
род. Затем вся масса паломников взя­
лась тащить колокол на СВ.Елеон к месту его назначения ». Подходит время нашего прощания со Спасо-Вознесенской обителью. Па­
ломники ставят свечи перед иконой Божией Матери «Взыскание погиб­
ших», которая пользуется здесь особым почитанием; эта традиция имеет свою историю... В 1911 году группа паломников плыла из России в Святую Землю. Среди них был старец, раздававший на пароходе листочки с историей и чудесами иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Во время плавания поднялась буря. Па­
ломники взмолились Пресвятой Бого-
родице и обещали Ей соорудить икону. Пароходик благополучно доплыл до Яффы, и паломники выполнили свое обещание. Выходим за ворота обители и начи­
наем спускаться вниз. Перед нами стройные кипарисы, оливковые де­
ревья. Христос любил это уединенное место. Здесь, на склоне Елеонской горы, в Гефсиманском саду, он молил Бога Отца, чтобы горькая чаша стра­
даний миновала Его, и кровавые капли пота выступали во время этой молитвы на лице Иисуса. Он страшился подсту­
пающей гибели, как страшится ее каждый земной человек, и в то же время шел ей навстречу ради спасения человечества ... У подножия Елеонской горы нахо­
дится другая русская обитель, основан­
ная при храме во имя св.Марии Магда­
лины. Его главки золотятся в лучах солнца, напоминая о наших древне­
русских церквах. Этот храм был построен по распо­
ряжению императора Александра 111 в память матери, императрицы Марии Александровны. Храм ~ в.Марии Маг­
далины -
истинный шедевр. Прекра­
сен иконостас из белого мрамора, прекрасны иконы, большинство из ко­
торых писаны знаменитыми Вереща­
гиным и Ивановым. При храме имеется монастырь; не­
большая женская обитель св.Марии Магдалины сравнительно новая. Она была основана в 1934 году шот­
ландкой Варварой Робинсон, которая приняла Православие и была наречена Марией. Нас встречает монахиня­
арабка, хорошо говорящая по-русски. При монастыре воспитываются дево­
чки из бедных арабских семей, и неко­
торые из них впоследствии прини­
мают монашеский постриг. Поднимаемся по ступеням и входим в величественный храм св.Марии Маг­
далины. Здесь покоятся мощи ве­
ликой княгини Елизаветы Федо­
ровны, сестры покойной императрицы Александры Федоровны. Муж Елиза­
веты Федоровны, великий князь Сергей Александрович, был убит ре­
волюционерами в 1905 году, а ее ожи­
дала еще более горькая участь. Она была убита большевиками в 1918 году, сброшена в глубокую шахту в Алапа­
евске, на Урале. Когда белые войска заняли Урал, тела Елизаветы Федо­
ровны и великих князей были обна-
ружены на дне шахты. (Как известно, в Алапаевске были убиты князья Иоанн, Константин и Игорь Константино­
вичи. Они были живыми сброшены в шахту вместе с Елизаветой Федо­
ровной.) Тела убитых великих князей были увезены в Пекин и похоронены там в склепе под церковью Российской Духовной Миссии. Тело же Елизаветы Федоровны было привезено в Иеруса­
лим в 1920 году и помещено в склепе, под церковью св.Марии Магдалины, в женской обители в Гефсиманском саду. Вместе с ней в склепе нашла свое упокоение ее келейница Варвара. В 1981 году преподобномученица Елиза­
вета и инокиня Варвара были причис­
лены к лику святых Русской Правос­
лавной Церковью за границей. После прославления новомучениц, «от бого­
борцев мученический венец приняв­
ших», их мощи были перенесены из­
под спуда в храм, где они теперь и на­
ходятся в раках для поклонения веру­
ющих. (Вернувшись из долгой палом­
нической поездки на родину, мы вскоре узнали, что преподобномуче­
ница Елизавета причислена к лику святых и в Русской Православной Цер­
кви Московского Патриархата.) ИЕРУСАЛИМ. ХРАМ ГРОБА ГОС­
ПОДНЯ. С наступлением субботы жизнь в еврейской части города зами­
рает; не ходят даже городские авто­
бусы, и лишь изредка мелькнет такси с арабским номером. В Израиле иу­
даизм -
государственная религия, и здесь строго соблюдается заповедь Моисеева: «Шесть дней делайте дела, а день седьмой должен быть у вас святым, суббота покоя Господу». От­
сутствие привычной городской суеты помогало сосредоточиться и подгото­
виться к главному событию ... В ночь с субботы на воскресенье мы присутствовали за Божественной ли­
тургией у Гроба Господня, которую со­
вершал Патриарх Иерусалимский блаженный Диодор. Перед литургией исповедовались у Голгофы, а затем причащались Святых Таин. У Гроба Господня поставили множество све­
чей, которые передали нам верующие во время долгого пути наших лодий от Петрозаводска до Черного моря. Трудно передать волнение, охватив­
шее нас в стенах храма ... Сколько па­
ломников русских, начиная с монаха Варлаама (письменное свидетельство о его паломничестве, самое раннее, от­
носится к 1062 году), стремилось в Ие­
русалим, к храму Воскресения Хрис­
това и находящимся ныне в его стенах Голгофе и Гробу Господню. Обращаю мысленный взор в глубь веков и вижу Голгофу, невысокую гору, неподалеку от иерусалимских стен; Иисуса, измученного бессонной ночью в Гефсиманском саду, бесконечными допросами и жестоким бичеванием; его тяжкий путь с крестом на плече от дворца прокуратора к Голгофе -
и толпу любопытных, гогочущих, жаж­
дущих зрелища ... В часы гибели Иисуса наступило зат­
мение солнца. Неподалеку от места, где распяли Христа, находилась пещера. Туда и от­
несли тело Его, завернутое в благо­
вонные пелены, и вход в пещеру зава­
лили камнем. Было это в пятницу. А в воскресенье, рано утром, как рассказы­
вает евангелист Иоанн, приходит ко гробу Мария Магдалина (гробом еван­
гелисты называют пещеру) и видит, что камень отвален от входа ... «Мария стояла у гроба и плакала; и, когда плакала, наклонилась во гроб. И видит двух Ангелов, в белом одея­
нии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало Тело Иисуса. И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Гос­
пода моего, и не знаю, где положили Его. Сказав сие, обратилась назад и уви­
дела Иисуса стоящего ... Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Мо­
ему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему». История храма Воскресения Хрис­
това, воздвигнутого над Гробом Гос­
подним, уходит в глубокую древность. На протяжении веков он подвергался многократным разрушениям. Но при­
ходило время -
и храм восстанавли­
вали ... Не буду утомлять читателя опи­
санием многочисленных исторических подробностей, расскажу лишь о том, о чем думалось в стенах храма -
о русс­
ких паломниках, о многовековых свя­
зях храма Гроба Господня с Россией. И пусть простит меня читатель, что я часто буду прибегать к текстам самих паломников: в их словах -
вера и иск­
ренность чувств, в их словах -
само время ... Игумен Даниил в своем «Хожении» (напомню: начало ХН века) приводит подробные сведения о пещере Гроба Господня, которая находилась в храме: «Гроб Господень высечен в ка­
менной стене, наподобие небольшой пещерки, с малыми дверцами, как можно человеку влезть на коленях, склоняясь. Пещера квадратна, 4 локтя в длину и 4 в ширину. И как влезешь малыми дверцами в эту малую пещеру, то на правой стороне будет небольшая лавка, высеченная из того же пещерского камня. И на той лавке лежало тело Иисуса Христа. Ныне эта лавка святая покрыта мраморными плитами. В стороне проделаны три круглых оконца, и в эти оконца виден святой камень, и тут поклоняются все христиане». Свое хождение в Иерусалим игумен Даниил совершил вместе с восемью па­
ломниками, жителями Киева и Новго­
рода. Это были миряне Изяслав Ивано­
вич, Городислав Михайлович, двое Кашкичей и другие. Поклоняясь Гробу Господню, русские паломники уви­
дели, что здесь висят «пять больших лампад с маслом, и горят они непрес­
танно днем и ночью». Благочестивые богомольцы решили принести этой святыне исполненный высокого смысла дар от русских верующих. В своих записках игумен Даниил соо­
бщает, что накануне праздника Пасхи Христовой -
В Великую Пятницу, он «пошел к князю Балдуину* И покло­
нился ему до земли. Он же, увидев меня, худого, подозвал к себе с любо­
вию и спросил: «Что хочешь, игумен русский?» Он хорошо знал меня и очень любил, был он человеком добро­
детельным, очень скромным и ничуть не гордился. Я же сказал ему: «Князь мой, господин мой, прошу тебя ради Бога и князей русских, разреши, чтобы я поставил свое кандило (лампаду.­
Авт.) на Святом Гробе от всей Русской земли». «Тогда, -
продолжает игумен Да­
ниил, -
он милостиво и любовно раз­
решил мне поставить кандило на Гробе Господнем, послал со мною че­
ловека, своего лучшего слугу, к эко­
ному церкви Воскресения и к тому служителю, который держит ключ гробныЙ. Эконом И ключарь Святого Гроба разрешил и мне принести свое кандило с маслом. Я, по клонившись им, пошел с большой радостью, купил большое стеклянное кандило, налил в него масла честного, принес уже вече­
ром ко Гробу Господню и упросил ключаря впустить внутрь Гроба Гос­
подня. Он открыл мне двери, велел снять калиги, босого ввел меня с кан­
дилом и разрешил мне поставить кан­
дило на Гробе Господнем. Я поставил своими руками грешными в ногах, там, где лежали пречистые ноги Христа. В головах стояло кандило гре­
ческое, на груди было поставлено кан­
дило монастыря Саввы и всех других монастырей ... Я же тогда, поставив кандило, пок­
лонившись честному Гробу и поцело­
вав с любовию и со слезами святое место, где лежало тело Христа, вышел из Гроба с великой радостью и пошел в свою келью». Так игумен Даниил первым из русских паломников поста­
вил неугасимую лампаду у Гроба Гос­
подня от имени «всея Руси». Среди паломников, посещавших Иерусалим, издавна бытовала тради­
ция поминать у Гроба Господня имена своих родных и знакомых, живых и усопших. Вот как исполнил этот обычай диакон Троице-Сергиева мо­
настыря Зосима, который путешество­
вал по Ближнему Востоку в 1419 -1422 годах. «У Гроба Божьего поминал я грешных и всех Русской земли князей и бояр и всех православных христи­
ан, -
сообщал диакон в книге «Хоже­
ние Зосимы в Цapьrpaд, Афон и Палес­
тину» -
купил два пергамента боль­
ших, дал за них 6 драхм (так в Иеруса­
лиме деньги зовут, не фолем зовут**) и написал на них все имена и положил у Гроба Божьего, дал золотую дука­
тицу патриаршему попу Варфоломею, который живет у Гроба Божьего, и ве­
лел поминать в каждое воскресенье и в праздники ... » У Гроба Господня русские палом­
ники изливали свои самые сокро-
• Тогда в Палестине было образовано Иерусалимское королевство во главе с предводителем 1-го крестового похода Бал­
дуином I. ** Видимо, имеется в виду флорин, золотая монета Венгрии и Богемии. 9 ГОЛГОфа. Рисунок прошлого века. Все паломники стремились и стремятся в Иерусалим -
к храму Воскресения Христова и находящимся ныне в его стенах ГолгОфе и Гробу Господню. венные чувства и желания. Княжна Ефросиния, игумения Полоцкая, под конец своей жизни посетила Иеруса­
лим и, поклоняясь Гробу Господню, молилась Воскресшему Спасителю: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! Ты сказал: «просите и дастся вам». Благодарю Тебя, что я, грешная, получила все, что просила: сподоби­
лась видеть святые места, которые Ты освятил Твоими пречистыми ногами, и лобызать Святой Гроб, в котором Ты почил за нас пречистою Твоею пло­
тию. Но И еще прошу у Тебя единого дара -
дай мне скончаться в этих святых местах!» Желание Святой Ефросинии Полоцкой исполнилось: она скончалась в Святой Земле в 1173 году и была похоронена в одной из па­
лестинских обителей. (Впоследствии ее мощи были перенесены в Киев, а в 1910 году -
в Полоцк, в основанный ею монастырь.) Паломничество для русских хрис­
тиан было зачастую дорогим и 10 опасным делом. Поэтому в середине XVH века, когда главой Русской Пра­
вославной Церкви был патриарх Ни­
кон, в России начали возведение то­
чной копии Гроба Господня, или, как называли эту святыню греческие мо­
нахи, Кувуклии*. В Ново-Иерусалимс­
ком Воскресенском монастыре под Москвой, созданном по благослове­
нию патриарха Никона, главный храм был сооружен по образцу храма Воск­
ресения, по моделям и рисункам, вывезенным из Палестины Арсением Сухановым. К огромному объему со­
бора примыкала с запада ротонда, в центре которой по примеру иеруса­
лимского храма возвышалась Кувук­
лия -
Гроб Господень, богато отде­
ланная майоликой. Всем окрестным местам патриарх Никон дал наимено-
* По поводу этого термина в русской лите­
ратуре приводится следующее объяснение: «Кувуклия -
испорченное латинское слово « кубикулюм», ЧТО значит «спальня », «опо­
чивальня», а на придворном языке в Визан­
тии этим именем называлась царская сокро­
вищница. И в том и в другом значении наз­
вание Св.Гроба Кувуклией весьма уд а чное и вполне соответствует понятию неоце­
ненной сокровищницы, в которой трид­
невне плот ию опочил, яко мертв, Спаси­
тель рода человеческого ». вания, повторявшие названия древнего Иерусалима,-
река Истра преврати­
лась в Иордан, ближайшая роща стала Гефсиманским садом и так далее. Патриарх Никон стремился создать Ново-Иерусалимский монастырь с хра­
мом Воскресения, чтобы привлечь на Русь сотни тысяч богомольцев. Рус­
скую иерархию давно уже волновала мысль о создании около Москвы все­
мирного центра Православия. С 1453 года, когда пал «второй Рим» -Конс­
тантинополь и Византийская империя прекратила свое существование, Рос­
сия осталась единственным правос­
лавным государством, которое сохра­
нило национальную независимость. Именно в эту эпоху был сформулиро­
ван тезис: «Москва -
третий Рим, а чет­
вертому не бывать». Но, стремясь создать « третий Рим », Россия одновременно оказывала ду­
ховную и материальную поддержку православным христианам, находив­
шимся под турецким игом. Русские цари присылали греческому духо­
венству, состоявшему при Гробе Го с-
Моление Иисуса Христа в Гефсиманском саду в ночь перед распятием. Гравюра Гюстава Доре. ~ поднем, не только золото и «мягкую рухлядь», но также иконы и другие предметы церковного искусства. Подробное перечисление пожертво­
ваний, которые были сделаны уже в Петровскую эпоху, можно найти в книге иеромонаха Саровской пустыни ~елетия, совеРlllИВlllего путеlllествие в Иерусалим в конце ХVIП века. Он скрупулезно отмечал те русские дары, которые сохранялись в храме Воскресе­
ния. По его словам, в будние дни эти драгоценные подарки хранились в риз­
нице, и видеть их можно было только при наступлении великих праздников. Иеромонах ~елетий прибыл в Иеруса­
лим на 6-й неделе Великого поста: «на сей седмице, -
писал он, -
для насту­
пающих праздников недели Ваий и Святой Пасхи, начали церковь укра­
lllать покровами, паникадилами и кан­
дилами. Сих по разным местам и по с­
реде церкви на железных спускаю­
щихся цепях, нарочно для того распрос­
тертых, развеlllано толикое мно­
жество, что исчислить было не можно». Среди лампад, которые украlllали храм Воскресения, были и «кандила от земли Русской» -
во исполнение тра­
диции, идущей от игумена Даниила. «В алтаре на горнем месте пред иконами привесили три Болыllеe серебряные кандила, присланные из России от их царских величеств Иоанна Алексее­
вича и Петра Алексеевича со сла­
вянской и греческой подписью ... »-
сообщает иеромонах ~елетиЙ. Посылала Россия и богослужебные книги. Во время пасхальной службы у Кувуклии Евангелие читалось на четы­
рех языках: греческом, славянском, арабском и турецком. Славянское Евангелие «было чрезвычайной вели­
чины, -
ПИlllет иеромонах ~елетиЙ. -
Оно было прислано из России от пат-
риарха Адриана в 1694 году с таким над­
писанием: «Во храм великий живонос­
ного Воскресения Господа Бога и Спаса наlllего Иисуса Христа и Святого Гроба Господня». Записи иеромонаха ~елетия тем бо­
лее ценны, что он был одним из пос­
ледних русских паломников, ви­
деВlllИЙ храм Воскресения и его бо­
гатства до ОПУСТОlllительного пожара, СЛУЧИВlllегося в 1808 году. Тогда был раЗРУlllен весь круглый храм вокруг ча­
совни Гроба Господня и отчасти Гол­
гофские приделы... По этой же при­
чине больщую ценность приобрела ко­
пия Гроба Господня в Ново-Иеруса­
лимском Воскресенском монастыре под ~осквой; с 1808 года ЛИlllЬ по ней можно было судить о том, что предс­
тавлял собой оригинал до разРУlllИ­
тельного пожара. Последними из русских путеlllест­
венников, кто видел храм Гроба Гос­
подня до пожара, были братья ВеlllНЯ­
ковы. К их «Путевым запискам во Святый град» приложено и изображе­
ние его. В то время русские паломники поль­
зовались особыми привилегиями в Святой Земле, наХОДИВlllейся под управлением турецкой администра­
ции. Это было следствием Кючук­
Кайнарджийского мира, заключенного 12 в 1774 году после окончания русско­
турецкой войны. Братья ВеlllНЯКОВЫ, к примеру, сообщают: «На другой день по прибытии наlllем, февраля 4-го числа 1805 года присланы были попо­
лудни от муфтия в Патриархию чи­
новные арабы, которые брали с каж­
дого поклонника мужского и женского пола по 23 пиастра, а с малолетних по­
ловиною меныll,' и давали тескере, то есть билеты с чернильными печатями на маленьких лоскуточках бумаги, для пропуска в храм Гроба Божия. ~ы по­
казали им свой фирман; они, прочитав его, назад возвратили и с нас ничего не требовали». В начале Х1Х века в Иерусалиме уже постоянно проживало неБолыllеe число русских богомольцев, причем часть из них подвизалась у Гроба Гос­
подня. Братья ВеlllНЯКОВЫ встречались с некоторыми из них. «~ы наlllЛИ во Иерусалиме, к нем алой своей выгоде и удовольствию, трех соотечественни­
ков, природных россиян», -
сообщают они и далее кратко упоминают про каж­
дого: «Первый иеромонах Паисий, БЫВlllИЙ в Российском флоте, господст­
воваВlllем при Екатерине Великой в Средиземном море; он, по увольнении своем из онаго, прибыл в Иерусалим и находится теперь в числе братства в монастыре ПатриаРlllем, но за старос­
тию священствовать не может. Второй иеромонах Арсений, уроже­
нец города Черкасска, что на Дону; он прибыл во Иерусалим со святой горы Афонской за девять лет тому назад. Третий монах Рафаил, уроженец пол­
тавский, находится в монастыре Патри­
аРlllем уже 25 лет; ему поручено смот­
рение за неБолыllмM патриаРlllИМ са­
дом и чистотою монастырской». Русские иноки, ЖИВlllие в Святом Граде, отличались благочестием, что и засвидетельствовано в записках бра­
тьев ВеlllНЯКОВЫХ: «По смирению и трудолюбию оные иноки, иеромонах, числящийся в числе соборных у Гроба Божия, Арсений и монах Рафаил, прио­
брели благосклонность эпитропа ар­
хиепископа Кирилла и прочих на­
чальствующих лиц». Братья ВеlllНЯКОВЫ упоминают еще про «трех россиян в числе ПОСЛУlllНИ­
ков»; при этом отмечают, что русские иноки оказывали Болыllюю помощь бо­
гомольцам из России: «Они иногда рос­
сиянам, не знающим говорить по-гр е­
чески, бывают переводчиками и за удо­
вольствие себе поставляют угощать своих соотечественников избыточест­
венно яствами и напитками. Подлинно сии честнеЙlllие иноки доставляют пу­
теlllественникам немалую пользу: они подают им совет, чего должно остере­
гаться, показывают святые достопри­
мечательные места во внутренности и вне Иерусалима». После пожара 1808 года Кувуклия чу­
дом сохранилась, хотя ее верх и стены были значительно повреждены при па­
дении купола. Но в целом от храма ос­
тались ЛИlllЬ развалины. Христианские страны не смогли оказать немедлен­
ную помощь в восстановлении иеруса­
лимской святыни -
то было время на­
полеоновской агрессии в Европе. Из всех монаlllеских общин, подвизав­
lllИХСЯ у Гроба Господня, за восстанов­
ление храма взялись ЛИlllЬ греки. Рос­
сия откликнулась на просьбу о по­
мощи: во всех русских церквах были ус­
тановлены кружки с надписью: «На Гроб Господень». Новый век принес новые события и новые волнения. Но по-прежнему рекой текли денежные пожертвования (не случайно в восстановленном после пожара храме были помещены изо­
бражения российских двуглавых ор­
лов), продолжали поступать ценные дары. Так, Николай 1 пожертвовал Свя­
тогробскому братству лампаду из чистого золота пяти пудов весу. Его дар присоединился к дарам Бориса Го­
дунова и Петра 1 -
Евангелию в сере­
бряном окладе и императорской lllпаге ... Тот Болыllйй вклад, который С по­
мощью России внесли греческие на­
сельники в восстановление храма Воск­
ресения, позволил им укрепить и рас­
lllИРИТЬ свои права на эту общехристи­
анскую святыню. Вообще храм бьш разделен на сферы влияния между представителями восьми христианс­
ких исповеданий и национальностей. Но со времени войны 1812 года права на восстановленный храм Воскресения остались только у представителей четырех Перквей: Римско-Католи­
ческой, Иерусалимской, Коптской и Армянской. 1 е места поклонения, ко­
торые раныlle принадлежали марони­
там, сирийцам, эфиопам и грузинам, переlllЛИ к грекам. И хотя после Крымской войны, после Парижского мира 1856 года, Россия утратила право покровительствовать христианам в Турции, а следовательно, и в Палести­
не, -
это не уменыllлоo потока русских богомольцев ко Святому Гробу. В 1848 году в Палестине побывал Н.В.Гоголь. ~ысль писателя о поездке в Святую Землю и ее осуществление находились в неразрывной связи с раз­
витием его религиозно-нравственного мировоззрения. Поэтому и сам Гоголь смотрел на свое путеlllествие в Палес­
тину как «на важнеЙlllее из событий своей жизни». Из его писем иеруса­
лимского периода видно, что он посто­
янно пребывал в состоянии исповед­
ника, кающегося в своих грехах перед Богом, перед ближними, перед всем миром. В письме к своему духовному наставнику отцу ~атфею от 21 апреля 1848 года Гоголь, сообщая о своих впе­
чатлениях в Палестине, отмечал, что еще никогда не был так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иеру­
салиме, что увидел там «черствость свою и себялюбие». «Была одна мину­
та», -
начал было Гоголь в том же письме, -
но какая -
не сказал ... Быть может, это была та минута, когда Го­
голь стоял один в преддверии пещеры Гроба Господня, а перед ним -
только священник, совеРlllаВlllИЙ литургию на самом Святом Гробе. Диакон, призываВlllИЙ народ к мо­
литвам, стоял позади русского палом­
ника, за стенами Гроба; его голос СЛЫlllался в отдалении. Пение народа и хора было еще отдаленнее. Пение рус-::-
ких паломников, возглашавших «Гос­
поди помилуй», едва доходило до слуха Гоголя. Передавая впечатления этой минуты, Гоголь писал Жуковс­
кому: «Все это было так чудно! Я не помню, молился ли я. Мне кажется, я только радовался тому, что поместился на месте, так удобном для моления и так располагающем молиться; мо­
литься же я собственно не успел. Ли­
тургия неслась, мне казалось, так быстро, что самые крылатые моления не в силах бы угнаться за нею. Я не ус­
пел почти помолиться, как очутился перед чашей, вынесенной священни­
ком из вертепа, для приобщения меня недостоЙного». Это был момент высшего подъема религиозного чувства Гоголя в Святой Земле. В 1861 году АС.Норов, известный русский публицист и востоковед, имел встречу с Иерусалимским патриархом Кириллом -
тем самым, который, отк­
ликаясь на просьбу России, перенес свою резиденцию из Константинополя в Иерусалим, чтобы активнее защищать интересы Святогробского братства. А с.Норов в своих записях от­
метил, что «патриарх был тяжко озабо­
чен делом о возобновлении купола храма Гроба Господня, пробудившим притязания латинцев». «Купол, осе­
няющий Гроб Господень, -
рассказы­
вал АС.Норов, -
грозит постоянно разрушением ... В этом положении храм Гроба Господня находится уже нес­
колько лет. Право построек в храме принадлежит, по истории, издавна гре­
кам и утверждено фирманами султа­
нов; но римские католики не перестают поставлять тому беспрестанные пре­
грады и не позволяют грекам присту­
пать к исправлению купола, несмотря на угрожающую опасность как людям, так и самой святыне». Влияние православной России в дан­
ном случае пересеклось с интересом, который проявляли к Гробу Господню европейские католические державы и особенно Франция. После переговоров обе стороны пришли к взаимоприемле­
мому решению. Восстановление ку­
пола длилось с 1865 по 1869 год «ижди­
вением обоих правительств». Однако вскоре по окончании работ патриарх Кирилл поплатился за свою близость России: он был низложен и заточен на один из Принцевых островов, где и скончался. Но русское влияние у Гроба Гос­
подня по-прежнему возрастало. Патри­
арх Никодим, взошедший на Иеруса­
лимский патриарший престол в 1883 году, был первым из патриархов Иеру­
салимских, который стал произносить за богослужением многие возгласы и молитвы по-русски. Вот как описывал очевидец пасхальные дни в Иеруса­
лиме в 1884 году: «Максимум скопле­
ния не только русских, но и вообще па­
ломников бывает в Иерусалиме к празднику Пасхи; весь Иерусалим тогда представляется настоящим горо­
дом паломников. На всех улицах слышится русская речь, везде видне­
ются русские лица, русские костюмы; продавцы различной снеди, погон­
щики ослов и даже нищие -
все стара-
ются В это время мараковать по­
русски». В 1882 году в России было уч­
реждено Православное Палестинское Общество, ставившее своей целью покровительствовать русским палом­
никам в Святой Земле. А через три года была отменена необходимость получе­
ния турецкого паспорта (тескере) для русских паломников ... На протяжении столетий турецкая администрация заведовала охраной храма Воскресения: он находился в центре старого города, населенного в то время преимущественно мусульма­
нами. По старинной традиции богос­
лужения у Святого Гроба совершались ночью, чему было свое объяснение. «Мусульмане в века своего могущества не переносили так равнодушно, как те­
перь, OTKP~IТOГO христианского куль­
та, -
писал журналист Е.Марков в 1891 году, -
и в старое время при каждом народном волнении прежде всего толпа нападала на христианские святыни и прекращала христианские службы. Патриарх и богатые армянс­
кие и греческие общины охотно пла­
тили паше за охрану и охотно вручали ему ключи своего храма, а чтобы не да­
вать лишнего повода к волнению, ста­
рались все церковные службы справ­
лять по ночам, когда правоверные пре­
даются сну. Право первой обедни прис­
воили себе греки, старинные хозяева Палестины, вторую обедню служат ар­
мяне, а католики, явившиеся после всех в Иерусалим, служат третью». Ответственность мусульманских стражей порядка особенно возрастала в дни больших христианских праздни­
ков, когда в Иерусалим стекалось множество верующих разных кон­
фессий. Накануне пасхального крест­
ного хода порядок в храме Воскресения поддерживали вооруженные солдаты. Об этом сообщал в своих записках АНедумов -
поручик Кексгольмского гренадерского полка; сообщал он и о необычном для Святого Града собы­
тии: однажды поддерживать порядок у Гроба Господня турецким солдатам помогали ... русские моряки: «В числе трехсот человек прибыли они на фре­
гате «Владимир Мономах» в Яффу со своим храбрым командиром Дуба­
совым, героем минувшей войны, и пожелали поклониться величайшей святыне христианского мира». Как ни торжественны предпас­
хальные службы в Иерусалиме, но ни одна из них не привлекала столько па­
ломников, как раздача священного огня у Гроба Господня. Этот обряд со­
вершается на Пасху, в Великую Суб­
боту. Врач АВ.Елисеев, побывавший в Иерусалиме весной 1884 года, сумел сжато и образно запечатлеть ход цере­
монии: «Храм освещен, несмотря на ясный солнечный день. Глаза всех уст­
ремлены на богато разукрашенную Ку­
вуклию, вход В которую запечатан еще накануне и с тех пор охраняется двумя монахами -
греком и армянином. За­
печатление Кувуклии совершается в присутствии ассистентов, свидетельст­
вующих о том, что там не осталось и следа земного огня; все мноtочис­
ленные лампады у Гроба Господня по-
тушены в ожидании ниспадения огня небесного. Около часу пополудни с большой таинственностью является патриарх, а с ним масса духовенства в разноцветных, залитых золотом облачениях; пестрота зрелища увеличивается еще более, когда в таковом же великолепном обла­
чении является армянский патриарх со своим клиром. Около часа продолжа­
ется служение у Кувуклии, вокруг ко­
торой оба патриарха со своими клирами совершают троекратный обход», -
пишет АВ.Елисеев и далее говорит о том, что происходит 5 -8 минут спустя: «Храм уже наполнился странным кри­
ком, смятением; волнение уже начало все сильнее и сильнее захватывать на­
электризованную толпу, когда из око­
шечка Кувуклии справа показался огонь, который патриарх на пуке свечей выдавал народу... Священник из ара­
бов, стоявший с пуком свечей у самого окошка Кувуклии, в одно мгновение засветил свои свечи и стремглав бро­
сился через толпу, и пробился через всю церковь в алтарь Воскресения, куда и перенес прежде всего священный огонь. Все бросились к источнику свя­
щенного огня .. ; сверху, откуда я наблю­
дал, представлялась одна живая масса, среди которой высовывались одни руки со свечами, стремившимися заполу­
чить священный огонь. С быстротой пороховой нитки обегал священный огонь волнующуюся толпу, И минуты через 2 -3 уже вся церковь пылала ог­
нем». Согласно древней традиции огонь, полученный в Великую Субботу на тридневном ложе Искупителя, под­
держивается в Кувуклии целый год и тушится только накануне Великосуб­
ботнего дня. Русские паломники, как и остальные богомольцы, несли заж­
женные свечи до места своего приста­
нища, стараясь сохранить святыню как можно дольше. А многие, проявляя свое благочестие и усердие, совсем не гасили благодатного огня, берегли его, чтобы довезти до России в особых фо­
нарях. Об одном уникальном случае упоминается в «Путеводителе по Святой Земле» (Одесса, 1886): «Парас­
ковья Федоровна Привалова донесла святой огонь, по обету, до новостроив­
шейся церкви в городе Симбирске». ... Более столетия прошло с тех пор. Как многое изменилось в мире ... Но ду­
ховные связи русских христиан с хра­
мом Гроба Господня не прервались. Насельницы Спасо-Вознесенской и Гефсиманской обителей (Русская Зару­
бежная Церковь) молились здесь в те годы, когда приток богомольцев из России был прекращен. Лишь с 1948 года была возобновлена деятельность Русской Духовной Миссии в Иеруса­
лиме. А в 1989 году в Москве возобно­
вилась деятельность Иерусалимского подворья. Быть может, недалек тот день, когда вновь многие российские богомольцы смогут посетить Святую Землю. И тоtда поклонение Гробу Гос­
подню станет апогеем в духовной жизни каждого из них, как это было и прежде. Окончание следует 13 Людмила ЯКУБЕНОК Фото автора дАКШИНКАЛИ Н
епальцы счи­
тают, что все . пространство вокруг них ки­
шит дьяволами. Что­
бы дьяволы не сотво­
рили беды, не навре­
дили, их надо убла­
жать. Богам покло­
няются, почитают их, чтобы они были ми­
лостивы, а дьяволов задабривают, кормят. «Вот я тебе принес жертву, прими ее, а меня и мою семью оставь в покое»,­
думает непалец, со­
вершая ритуал покло­
нения недобрым бо­
гам и божествам. Всего же в индуизме насчитывают 330 миллионов богов, божеств и всяких других небожителей и жителей подземного царства, так что непальцу никуда от них не деться. К наиболее важным надо быть особенно внимательным. Зато, отдав свой рели­
гиозный долг, непалец живет спо­
койно, с верой в благополучное и свет­
лое будущее. Весь год у непальцев расписан: когда и какому богу поклоняться и ка­
кого дьявола ублажать. Некоторые боги живут в труднодоступных ме­
стах, но непальцы стремятся побывать и у них хоть раз в жизни. Если мы хо­
тим лучше понять непальца, нам со­
вершенно необходимо видеть его в священном месте. И поэтому мы с вами отправимся в Дакшинкали. Дакшинкали весьма дочитается и индуистами, и буддистами. Дословно это слово переводится как священное южное место Черной богини (<<дак­
шин» -
южная; «Кали» -
черная). «Кали» -
одно из имен богини Пар­
вати, супруги Шивы, который входит В триаду главных богов индуизма. Кали -
всемогущая богиня, царица мира и богов. Она -
божественная мать, сама Природа. Она -
энергия. Это она наделяет своей энергией Шиву -
бога ритма, бога-созидателя и бога-разрушителя. Это ей, Кали, он обязан своим могуществом. Непалец идет в священные места пешком. Уже сам путь туда есть жертва, тем большая, чем труднее путь. Мы распрощались с Катманду, держа путь на солнце. Дорога круто спустилась вниз. Горизонт расши­
рился. А вокруг поля, поля... серые, шершавые. Вдруг среди ровной местности мы увидели возвышающийся огромный «кулич» -
гору с отвесными стенами. Чего только не создают природа и 14 люди! На « куличе», словно его укра­
шение, теснятся каменные ПОС1ройки, такие, как в старом Катманду. Это Киртипур.В прошлом этот город-кре­
пость охранял вход в Непальскую до­
лину. Попробуй-ка взять ее! Киртипур остался позади. Ближние поля обрели четкий рисунок ступеней и взбирались все выше и выше. Прд­
нималась и дорога. Скоро мы оказа­
лись на голом гребне рыжеватой горы. В одном месте его прорезает ущелье Човар -
узкая глубокая щель, прото­
ченная рекой Багмати. Сверху ущелье прикрылось деревьями. Только слышно, как глубоко внизу клокочет вода. По преданию, ущелье прорубил своим мечом великий святой Ман­
жушри. И тогда вышла через него вся вода из большого Змеиного озера, дно его обнажилось, и образовалась об­
ширная долина, которая так и называ­
ется -
Большая, или Непальская. Та самая, по которой мы ехали, колыбель и сердце страны. Она действительно большая: вытя­
нутая с запада на восток чаша, образо­
ванная горами. По дну чаши изви­
ваются речки, морщинистыми ступе­
нями поднимаются холмы -
поля, об­
несенные земляными валами. По­
всюду видны «гнезда» коричневых строений, словно стоящих под одной чешуйчатой крышей. Самые большие «гнезда» -
это бывшие города-госу­
дарства: Катманду, Патан, Бхактапур. От этих городов, как ноги спрутов, от­
ходят дороги с цепочками домов по краям. Из одного « гнезда» подни­
мается, как минарет, башня Бхим Сена. С гребня открывается вид и на дру­
гую долину, по ту сторону ущелья Чо­
вар. Она много меньше долины Кат­
манду. По ней, между причудлив о изо­
гнувшихся ступенчатых берегов -тер­
рас полей, ослепительно сверкая, мчалась священная река Багмати. Сейчас она была не очень ши­
рокой и, как видно, не глубокой: берега ее усыпаны огромными белыми валунами, а в воде нежилось стадо буйволов, наружу вы­
ступали только их ро­
гатые головы да поло­
ски спин. у самого ущелья, на берегу реки стоит по­
косившийся храм­
пагода с трехъярусной крышей да каменная, вся закопченная гале­
рея; перед ней вре­
заются в воду круглые тумбы; над одной тум­
бой вьется сладкова­
тый дымок: сжигают покоЙника. Дорога сильно петляет, старательно огибая горы и поднимаясь все выше. Еще совсем недавно здесь была только тропа. Дорогу эту подарила Не­
палу Индия: в священном месте Дак­
шинкали бывает много людей, в том числе и из соседней Индии. Но вскоре дорога сделалась на­
столько узкой, что на ней бы не ра з ъ­
ехались и две машины. Мы описали почти полный круг вокруг горы и на­
чали на тормозах спускаться круто вниз. Там была небольшая ровная площадка. Все! Дальше ехать некуда. Здесь уже стояло много машин. Шо­
феры-непальцы отдыхали: забрались на круглую каменную тумбу и сидели там на корточках, как куры на насесте. Казалось, эти мужчины, сжавшиеся в комок, оцепенели. Да и все вокруг как бы замерло, придавленное сонным по­
коем, который исходил и от бе з дон­
ного голубого неба, и от сверкающего солнца, и от громады близких гор. С северной стороны от площадки уходит в небо крутой край горы, похо­
жей на перевернутый котел. За ним, расталкивая друг друга, громоздятся другие, еще выше. Они, словно расте­
ния, стремятся навстречу солнцу. А с юга -
обрыв. Вни з уходили зелено­
сизыми клубами верхушки деревьев. Далеко внизу они расплывались и скрывались в матовой дымке на гори­
зонте. Ширь и сияющая тишина! Ти­
шина такая, что, кажется, крикни сей ­
час одновременно сто человек, их крик утонет в этой густой тишине. «Не в этом ли заключается главная особенность священного места? -
подумала я. -
Природа -
все, чело­
век -
ничто. Как ясно здесь ошуща­
ется величие Природы и как ничтожно мал человек! Разве не очевидно, кто здесь хозяин? Хозяин тот, кто создал природу. Он же повелевает и тобой, человек. Твоей судьбой, твоим благополучием ... Да, удачно выбрано место для поклонения богам». Но где же этот храм Богини Кали? Тут и места­
то нет. Здесь машины, там -
гора ... Не там ли, внизу, под деревьями? Навер­
ное, храм очень древний и пышный, раз Богиню так почитают: вон сколько народа идет к ней! Все будут мо­
литься ... о чем-то просить эту Кали. Старожил нашего посольства в Не­
пале, переводчик Толя, вызвавшийся быть нашим гидом, приглашает идти ... к горе. Возле горы, обнимая ее край, с пло­
щадки глубоко вниз уходят высокие и неровные каменные ступени лест­
ницы с глухим кирпичным парапетом. Лестница начинается от площадки широкими ступенями, затем сужается до ширины двух-трех метров и лентой опоясывает горы, напоминая изобра­
жение Вавилонской башни. Лестница живет, на ней много людей и живот­
ных. Когда смотришь на них сверху, фигуры кажутся комками -
цвет­
ными, пестрыми или черными. Комки, подпрыгивая, катятся и вниз, и вверх, но главный поток устремляется вниз. Туда же, одни волей, другие не­
волей, двигаются козлы, бараны, со­
баки... Неподалеку от нас, отчаянно сопротивляясь, спускается вслед за хо­
зяином привязанный на веревку чер­
ный козел. Хрупкая босоногая жен­
щина, завернутая несколько раз по спирали в черное с красной каймой по­
лотнище, заменяющее юбку, несет под мышкой черного петуха. Ступени 15 ~ 16 " лестницы для нее слишком высоки, она прыгает со ступеньки на сту­
пеньку. Мальчик и девочка тоже несут, изогнувшись и прижимая к телу, жи­
вых, огненного цвета кур со связан­
ными ногами ... Навстречу поднимается высокая до­
родная женщина, серьезная и сосредо­
точенная, она ничего не несет, двига­
ется осторожно и плавно. Эта жен­
щина явно другого достатка и положе­
ния, чем та, босая и хрупкая. От нее как будто исходит какое-то сверкание. Блестят уложенные крупными вали­
ками и смазанные маслом черные во­
лосы, они еще украшены белыми бу­
сами и живой красной розой; перели­
вается серебряный узор на розовом прозрачном сари, «играют» украше­
ния: серьги до плеч, ожерелье, покры­
вающее всю грудь, маленький белый камень на левой ноздре... На лбу у дамы -
вертикальная дорожка из круглых пятнышек разной величины и цвета. Яркие, зеленые, желтые, красные пятна или пятнышки, плоские или вы­
пуклые, красуются на лбу у многих женщин и у мужчин. У некоторых на лбу не пятна, а полоски: у одних поло­
ски поперечные, у других -
продо­
льные, одни сделаны только белой или желтой краской, другие -пестрые. А порой можно увидеть, как у муж­
чины на лбу, между бровей, рдеет на­
стоящая ягода малина: пятно круглое, объемное, красное и зернистое. Украшение на лбу называется ти­
кой, а рисунок и цвет ее зависят от при­
надлежности к религиозной секте. Ревностные почитателя Шивы, напри­
мер, носят тику в виде закругленного столбика или, скорее, в виде петли, идущей через весь лоб от волос к носу. Мужчина в светлых полотняных штанах в обтяжку на тонких ногах и в черной безрукавке несет на плечах, словно воротник, белого барашка, прижимая его ноги к своим щекам. Куда и зачем ведут и несут живот­
ных? Движение на лестнице было ожив­
ленным, но впечатление глубокого покоя и тишины не пропадало. Эта длинная каменная лестница, пр иле­
пившаяся к громадной горе, была не более, чем муравьиная тропа возле большого муравейника. И на этой тропе чисто: никакого мусора не было видно под ногами. И люди здесь не мешали друг другу, казалось, они даже не замечают никого вокруг. Местами на лестнице стоят или си­
дят садху -
эти нищие-святые. Длин­
ные свалявшиеся волосы их посыпаны землей. Рваные дерюжные хламиды. Облезлые шкуры животных и яркие, кричащие рубашки ... И чего только на них не навешано! На шее, на поясе­
бусы, четки, цепи, веревки, шерстяные нитки, кисточки, бубенчики, гир­
лянды из увядших цветов ... У этого -
в руках посох и какой-то цилиндрик на длинной ножке, издающий при вра­
щении треск. В другой руке -
черная чашка. Лицо размалевано желтыми узорами ... Для чего все это? Вот стоит другой садху, позванивает бубенчиками и колокольчиками да еще и по чашке поколачивает каким­
то предметом; это привлекает внима­
ние проходящих, и он протягивает к ним чашку. Когда в чашку падает не­
сколько зернышек риса, бормочет бла­
гословения. А вот в тени парапета, скрестив по­
турецки ноги, сидит садху другого склада. Сидит очень прямо. Полуго­
лое тело его лоснится, он не прикиды­
вается убогим, не прячет глаз, наобо­
рот, пялит на вас свои красивые гла­
зищи, излучающие огонь. Чего он хо­
чет -
очаровать вас или загипнотизи­
ровать? Зачем? Только затем, чтобы ему бросили мелкую монету? -
Нет. Это предсказатель судьбы и советчик, ждущий своего клиента,­
подсказывает Толя. Несколько ниже под стеной сидит на корточках босой, в запыленной одежде парень, прямо руками ест из миски вареный, клейкий рис. В самом низу лестницы, на земле, у ног прохо­
жих, разложили свой товар продавцы. Тут растерзанные цветы, в открытых баночках красная, зеленая, желтая пу­
дра, неровно нарезанные кусочки раз­
ноцветной материи и цветной бумаги, растительное масло в игрушечных плошечках, пучки фитилей, горка риса, незрелые фрукты, в толстых глиняных мисках кислое молоко под слоем пыли, связки тонких пласт­
массовых браслетов, облупленные ва­
реные яйца на зеленых листьях ба­
нана ... Этот товар предназначен для подно­
шений богам. Да, чтобы показать свою преданность божествам, свое глубокое почитание им, совсем не тре­
буется больших букетов цветов, длин­
ных лент и много риса. Важен символ. За парапетом лестницы песочный склон спускается к бойкой речке. Ко­
роткий мостик перешагивает через за­
ливчик речки в тень огромных де­
ревьев. Впереди -
небольшая гале­
рейка: крыша, подпираемая на одной стороне стенкой, на другой -
столби­
ками. Мне уже известно, что такие простейшие помещения непальцы строят в священных местах для палом­
ников; здесь они могут отдохнуть, раз­
вести костерок, обогреться и сварить рис. Сейчас там, в галерейке, стоял че­
ловек; было видно, что он не простой паломник, хотя его одежда в пыли, вместо шарфа на шее -
заношенная тряпка из грубого полотна, а голова накрыта сложенным вдвое маленьким мохнатым полотенцем. В левой руке он держал глиняную плошечку и зорко всматривался хищным взглядом в поток людей, идущих с лестницы на­
встречу, точно выбирал жертву. Скоро «жертва» нашлась. По мо­
стику шла полная женщина в голубом сари с двумя девочками, лет тринад­
цати и лет восьми. Старшая, с глубоко серьезным и чего-то ждущим лицом, подошла к галерейке. Мужчина улыб­
нулся ей, его небритое лицо стало хит-
2 «Вокруг светю> N9: 2 ро-ласковым. Он взял из плошечки па­
лочку и нарисовал на лбу девочки красное пятнышко. Надо было видеть, с каким благоговением девочка при­
няла этот знак благословения! Ее ма­
ленькая сестричка всю процедуру на­
блюдала с открытым ртом. А жен­
щина деловито положила в чашку, стоящую на перилах галерейки, зара­
нее приготовленную монету. Левее галерейки в речку, которая здесь круто поворачивает и скрыва­
ется в зеленом ущелье, спускаются широкие каменные ступени. Рядом, в густой тени огромного дерева, стоит маленькое, простое и невзрачное строение в форме куба с одной четы­
рехскатной крышей; на его дверях ви­
сит громадный замок. Никто не обра­
щает на этот куб внимания. По край­
ней мере, никто из нас, экскурсантов, не заметил его. Не было возле храмика и никаких следов подношений. А между тем это было святилище самой Кали! .. Наше внимание привлекла простор­
ная белая площадка правее галерейки. Площадка врезается в гору, впереди обнесена низкой узорчатой оградой, пол ее выложен белой плиткой. Посе­
редине площадки стоят четыре тон­
ких столба, словно для шатра, но вме­
сто него со столбов поднимаются ... изогнувшись и распустив капюшоны, золотые кобры. На площадке толпятся люди. Среди них выделяются двое: взрослый муж­
чина в белой рубахе и подросток, явно здешние хозяева. Да, оказывается, они здесь работают ... «мясниками». К ним то и дело подносят петухов и селез­
ней, подводят барашков, козлов, и они очень ловко, одним ударом, отрубают им головы. Прямо тут же, возле ба­
рельефа какого-то божества, стоящего на полу площадки, рядом с дыркой в земле. у старшего «мясника» босые ноги забрызганы кровью чуть не по колено. у маленького помощника, почти ре­
бенка, длинная белая рубаха в огром­
ных пятнах крови даже на спине ... В левом дальнем углу площадки лю­
дей больше, все они держат в руках что-то, завернутое в широкий зеленый лист, и стремятся пробраться к высо­
кому каменному столику. Там ды­
мятся черные головешки, белесый ды­
мок завешивает колеблющейся зана­
веской изваяния богов ... Жертвенник! Божеств несколько. Одно божество я знаю, это -
Ганеша, у него голова слона. Верующие торопятся помазать всех богов подряд свежей кровью жертвен­
ных животных ... Кровь стекает вниз, где разложены зеленые листья, цветы, крошки разной пищи, фрукты ... Чер­
ная собака проворно слизывает све­
жую кровь тут же из-под рук людей и, давясь, поедает вареный рис. Полная крупная женщина с черной каймой вокруг глаз сидит у края жер­
твенной площадки на корточках, ко-
нец дорогого сари упал на грязный пол. Перед ней -
квадратный «ков­
рию> из «живых» огоньков. Женщина совершает какой-то религиозный ри­
туал. Неподалеку от женщины пожилой мужчина в европейском пиджаке тоже сидит на корточках и мажет свою се­
деющую голову свежей кровью ба­
рашка, только что принесенного в жертву богине Кали ... Другой рослый мужчина с висячими седыми усами, делающими его похо­
жим на украинца, медленно и торже­
ственно выходит из решетчатых ворот площадки; впереди себя он держит обеими руками плетеное блюдо, на котором лежит тот самый обезглав­
ленный пленный петух и отдельно­
его голова с большим красным греб­
нем. Вот на площадке появился мужчина с девочкой лет девяти в европейском ситцевом «мятом платье». Мужчина держит на веревке черного козла с озорными желтыми глазами. Шерсть на нем блестящая, волнистая ... Подо­
шел «мясник», без слов взял козлика за веревку и отвел на несколько шагов в сторону. Взмах корги -
большого и тяжелого «ножа», похожего на топо­
рик, и ... через минуту я вижу окровав­
ленную черную голову козлика, она лежит на сдвинутых вместе ладонях девочки, которые она вытянула перед собой. Желтый глаз козла моргает длинными ресницами ... Девочка держала голову животного без тени брезгливости и, казалось, без страха. Стояла серьезная, смирная. Ви­
димо, для нее ничего неожиданного в происшедшем не было. Произошло что-то нужное и важное. На жертвенной площадке -
густой запах крови и пота, помета и шерсти животных, копоти горящего масла и фитилей. Толкутся и суетятся люди возле изображений богов или их сим­
волов деловито, но молча. Да, на пло­
щадке стоит тишина. Всепоглощаю­
щая! Лишь изредка раздается неуве­
ренный звон колоколов, висящих ря­
дами в маленьком тупичке, чуть по­
выше жертвенной площадки. На каменных ступенях, спускаю­
щихся в речку, кучи мокрого куриного пера, кровь, мусор ... Двое мужчин по-
трошат тушу козла ... Женщина, при-
сев на корточки, ощипывает петуха ... В других местах, стоя прямо в мелкой воде, по двое, по трое, мужчины скоб­
лят и моют туши козлов и баранов, что-то выбрасывают ... Возле плавают и ныряют, поставив хвост вертикально вверх, жирные утки ... На ступенях ры­
жие собаки спокойно, обстоятельно лакомятся потрохами ... ... А отрубленная голова черного козла на вытянутых руках девочки осталась в памяти навсегда ... Дакшинкали-Катманду 17 Василий КРЫЛЕНКО, норр.ИМА-пресс­
специально для "Вонруг света" Фото И.ФИЛИППЕНКОВА Матка Боска Ченстоховска, или Как мь' ездили в гости к Папе в традициях журнала «Вокруг света» расска з ывать читателям об экспедициях и странствиях знаменитых путешественников. Сегодня, nохо:же, поездки по дальним и бли:жним странам становятся делом привычным и обыденным, и в них отправляются не только опытные и бывалые, но и совсем еще молодые люди. Они по-новому видят мир, по-своему воспринимают происходящее, своим языком рассказывают об увиденном. Мы у:же знакомили читателей с заметками о путешествии автостопом по Скандинавии Сергея Фролова. Предлагаем вашему вниманию еще один материал, написанный студентом факультета :журналистики МГУ, о поездке в Польшу. Студентов -
и верующих, и атеистов -
пригласил в Польшу лично папа Иоанн Павел II для участия в традиционном паломничестве в святой город Ченстохову. На этот раз оно проходило в рамках V/ Всемирного дня молоде:жи. Подобралась теплая компания nаломников-:журфаковцев (почти поголовно некатоликов), которая с радост"ю приняла это nриглашение. М
I официально стали палом­
никами в поезде Москва -
Брест: нам выдали косынки и начки с надписью «Ченсто­
хова 91». И тут же выяснилось, что нас обманули. Каждый волен был вы­
брать маршрут путешествия -
при­
соединиться к краковской, варшав­
ской или ченстоховской группе. Мы, как люди неленивые и любознатель­
ные, записались в краковскую, по­
скольку быть в Польше и не посетить Краков -
это то же самое, что -
лет десять назад -
приехать в Союз и не съездить в Санкт-Петербург. Но оказа­
лось, что «краковцев» почему-то везут в город Радом, чему мы были далеко не рады. И немедленно поклялись на святой ченстоховской косынке побы­
вать в Кракове во что бы то ни стало. ГРАНИЦА В Брест прибыли в час ночи и, по­
скольку до досмотра на таможне оста­
валось еще несколько часов, решили осмотреть Брестскую крепость. Увы, ночью музей в крепости не работал. Зато двое пограничников с собаками нашему приходу страшно обрадова­
лись -
было кому сказать: «Дальше проход закрыт. Погранзона». Загружаемся в поезд до Тересполя, приграничного городка по ту сторону кордона. Обычная электричка, только вагоны покороче, чем в Союзе, да кресла помягче. Трогаемся ... Граница, плещется Буг, стоит часовой и на­
смешливо смотрит на нас: грядет вто­
рой досмотр, уже польский. Польские пограничники разочаровывают еще больше. Входит сонный детина и не­
хотя спрашивает: Водку везете? 18 -
Везем, -
раздается с крайнего си­
денья тонкий и испуганный девичий голосок. Сколько бутылок? -
Одну. -
А зачем? -
На хлебушек в Польше поменять. Больше вопросов не возникает. ПОЛЬША К утру приезжаем в Радом. Обыч­
ный промышленный город, типовая застройка ... Все, как в родном отече­
стве, кроме вывески « Вееп) с пере­
числением десятка сортов пива и от­
сутствия очереди под ней. Надо при­
выкать -
мы в Речи ПосполитоЙ. Едем в Духовную Академию -
святое место для всех жителей города. Там уже собрал ось несколько тысяч чело­
век, начинается служба, которая длится часа четыре. Молитвы, рели­
гиозные песни, снова молитвы и -
ни тени усталости на лицах. Поляки ве­
руют истово, только сейчас начинаешь понимать, какую роль играет здесь церковь. По словам ксендза Петра, ко­
торый еще будет упоминаться в дан­
ном повествовании, верующие в Польше -
это процентов 90 населе­
ния. Главная достопримечательность любого польского города -
конторы по обмену денег. Они натыканы на каждом углу, и в них наш рубль в та­
ком же почете, что и доллар. Причем принимают не только червонцы, чем нас пугали в Союзе, но даже цветастые сто-
и пятидесятирублевые творения Павлова. Обменный курс -
ззо злотых за рубль, 11400 -
за доллар. Много это или мало -
никто из нас не знал. Зажав в руках польские деньги -
«пенензы», мы отправились по магазинам. Налич­
ности хватило только на пару бутылок пива с будоражащим названием « Око­
сим ». Кошельки отощали настолько, что из потенциальных покупателей пришлось переквалифицироваться в зевак. Мы шатались по городу и ви­
дели сплошь магазины, магазины, ма­
газины. Торговля шла везде, где удавалось примостить ларек или па­
латку. Когда Карамзина спросили, как од­
ним словом можно назвать то, что тво­
рится в России, он ответил: «Воруют». Для Польши требуется два слова: ве­
руют и торгуют. Из Радома нас везут на автобусе в деревню Порабки -
отсюда нам пред­
стоит идти до Ченстоховы. Где она находится, выяснить нет никакой возможности -
карты не достать. ПАЛОМНИКИ Ранним утром отправляемся в путь. Дивное зрелище -
паломничество. Впереди длинных колонн ксендзы в черных рясах, по бокам -
полиция нравов (молодые ребята, которые ру­
ководят движением). Паломники ше­
ствуют под з вуки молитв и религиоз ­
ных песен и немного напоминают з а ­
ключенных, отправленных по этапу. Впечатление усиливается от того, что в пути запрещается курить и употреб­
лять алкогольные напитки -
ксендзы и полиция нравов ревностно следят за порядком. Общаемся. Правда, большинство поляков говорит только на родном. Русский же, который они учили не­
сколько лет в школе, вспоминают с трудом. К нам подходит ксендз Петр. Не ­
много удивляется, что мы -
правос­
лавные, хотя, по его мнению, принци ­
пиальной разницы между правосла ­
вием и католичеством нет -
только в обрядах. А Бог один -
в этом суть. Тем временем идущая рядом полька Гражина чуть не грохается в обморок: «Вы право славные», -
повторяет она снова и снова, и в голосе ее сквозит грусть, сожаление и даже жалость к нам. Вопрос веры -
очень тонкий во­
прос д л я всех поляков. Предпочитаем избегать разговоров на эту тему, но удается не всегда. -
А почему вы не запеваете русские религиозные песни? -
спрашивают нас поляки. Что мы можем ответить на этот во ­
прос? Свои песнопения они разучи­
вают с детства. Впрочем, наши попутчики интере­
суются не только религией. Двое ре ­
бят справлялись, нет ли у русских авто­
мата Калашникова, и изъявляли жела ­
ние отдать за него пять миллионов злотых. Вместо автомата мой друг­
коммерсант предлагал им свои щипцы для завивки волос, утверждая, что его товар, во-первых, очень дешев, намного дешевле автомата, а во - вто ­
рых, просто необходим в хозяйстве. ПОБЕГ На второй день паломничества по­
лучаем карточки, дающие право на бесплатный проезд по Польше, -
мы их тут же окрестили « пильджимками » (<<пильджим» по-польски «палом­
ник » ). Узнаем, что идти нам семь дней по 25 -
30 километров ежедневно. Но­
вость не радует -
на ногах огромное количество « бомблей » (мозолей). Не ­
сколько врачей из лазарета, который путешествует вместе с нами, исполь­
зуя какой-то чудодейственный оте­
чественный бальзам, делают все воз­
можное, чтобы восстановить работо­
способность наших нижних конечно­
стей, хотя удается это не всегда. Ноги продолжают болеть и отка з ываются идти 25 километров. Втроем решаем 2* на время бросить колонну -
устроить «разгрузочный день » -
и отправля­
емся в город Кельце, взяв в провожа­
тые польку Диану, которая предпочи­
тает пыльным проселочным дорогам поход по магазинам. Диане 17 лет, и ее волнуют чисто практические вопросы. Она скоро едет в Союз и поэтому спра­
шивает, можно ли купить в Москве кроссовки Nike (в Польше их почему ­
то не продают) и отдохнуть две не­
дели в Крыму на три тысячи рублей. Все дороги в польских городах ведут к рынку, и Кельце -
не исключение. На огромном базаре очень много рус­
ских -
торгуют сантехникой и элек­
тротоварами. Пытаемся купить один банан на всех. Но он стоит 2 тысячи злотых, а у нас только 800. Направляемся к автовокзалу, чтобы уехать в деревню Мичигозд, куда вече­
ром должна прийти наша группа. У остановки наталкиваемся на русских ребят, которые, чувствуется, уже не первый день зарабатывают себе на жизнь пением. Они почему-то прини­
мают нас за обеспеченных поляков: «Пан, проше пенензы бедным русским студентам ». Опуская пять копеек в шапку говорю: «Бедным русским сту ­
дентам от нищих русских студентов». Музыканты дружно смеются. В автобусе наши пильджимки дей ­
ствуют безотказно. Более того, води ­
тель даже рад бесплатно везти палом ­
ников. При езжаем в Мичигозд, и тут нас ло ­
вит полиция нравов. Пол я ки очень не ­
довольны, что мы отбились от ко­
лонны и бродили неизвестно где. Они так оживленно обсуждают наш побег, что мы боимся -
не отправят ли на ро ­
дину раньше срока. Но вроде бы от ­
лучка сходит нам с рук. КСЕНДЗ Ы Весь следующий день приходится идти с группой. Опять палящее солнце, поля, деревни, молитвы, кото ­
рые читают нараспев благообразные ксендзы. В промежутках между моли ­
твами они пристают к русским девуш­
кам. С нами идет очень веселый ксендз Роберт. Он в рясе, но ему не жарко, он сбил все ноги, но ему на это наплевать. __ Ло ~ ~~, ~~тся в духовной семинарии 19 во Флориде. Его, кажется, мало вол­
нуют вопросы веры. Прежде всего Ро­
берт бодро спрашивает, какую сти­
пендию получают русские студенты, а потом недоумевает: «Почему такую маленькую?» Далее он сообщает раз­
мер своей стипендии в Штатах, после чего разговаривать с ним вообще не хочется. Входим в деревню. У некоторых домов нас ждут бадьи с компотом и тазики с варениками. Вообще здесь кормят русских до отвала. У палисад­
ников стоят хозяева и машут нам ру­
ками. Так по традиции встречают па­
ломников. Поляки -
наши спутники -
уже привычные, для нас же это пока в диковинку. Супружеская пара везет с собой в коляске маленького ребенка. Жару он переносит плохо. -
Зачем так мучить дите? -
спра­
шиваю я. -
Он должен побывать в Ченсто­
хове, -
непреклонная мать толкает коляску. Муж семенит рядом. Чув­
ствуется, он во всем согласен со своей половиной. -
А не проще сразу приехать туда? -
Мы хотим быть настоящими па-
ломниками, -
и коляска, поскрипы­
вая, катится дальше по направлению к святому городу. Нам н'аконец удается достать карту. Выясняется, что до Ченстоховы по прямой -
от силы три дня хода, а ко­
лонну специально водят вокруг Кельце, «наматывая» километры и дни, чтобы согласно утвержденному плану похода мы прибыли в Ченсто­
хову не ранее 13 августа. В середине пути совершается сим­
волический обряд крещения. Поляки с усердием спихивают русских в реку неподалеку от костела и поливают во­
дой. В жару это даже приятно. Воспи­
танные в духе воинствующего ате­
изма, должного значения обряду не придаем. КРАКОВ -
ЧЕЛЕНТНИКИ Место ночлега -
глухая дере-
венька. Эту ночь придется провести в палатках. Грузовик с вещами еще не приехал, и поэтому идем погонять с поляками в футбол. Позорно прои­
грываем. Утешаем себя, что Бог по­
могал полякам, поскольку в их ко­
манде играл ксендз. Утром наконец-то решаем съез­
дить в Краков. Сказано -
сделано ... «Да, Краков -
это Краков», -
повто­
ряли мы спустя четыре часа на пло­
щади Мицкевича и напряженно ду­
мали, куда сдать пакет с пустыми бу­
тылками (они в Польше довольно до­
рогие), который нашли здесь. Потуги не увенчались успехом --
f)утылки по­
чему-то нигде не принималп, Краков прекрасен. Мы бродили по нему несколько часов и не заметили, 20 как наступил вечер. Нужно было воз­
вращаться на ночлег в деревню Че­
лентники. На карте ее -
о ужас! -
не оказалось. К счастью, нашлись сама­
ритяне, указавшие нам верное на­
правление. Вообще за все паломниче­
ство только один раз -
в Варшаве -
я встретил очень нехорошего поляка. Он хотел выколоть мне правый глаз моим же ножом. Пан был зверски пьян, весь покрыт татуировками и к тому же, по его собственным словам, отсидел 15 лет в тюрьме, чему я охотно поверил и поэтому не дал ему нож. Итак, мы сошли с электрички, как предполагалось, в пяти километрах от Челентников. Огляделись. Непо­
далеку стояли польский «фиаП>,возле него пан и пани. Пани оказалась рус­
ской учительницей из Москвы, пан же -
действительно паном и вдоба­
вок сильно навеселе. Тем не менее он сог ласился подбросить нас в де­
ревню, до которой, как выяснилось, было не 5, а все 25 километров. Пан очень любит Польшу. Поэтому всю дорогу мы судорожно вспоминали из­
вестные нам польские фамилии: Ма­
линовский, Рокоссовский, Дзержин­
ский ... «У нас в центре СТОИТ»,­
похвастался я, не зная, что его скоро снимут ... ... Пан не знал, где находятся Че­
лентники, и посему привез нас в свою деревню -
там его уже ждала жена. И хотя за бутылку водки пан выражал готовность ехать хоть до памятника Железному Феликсу, супруга, явно не авантюристка, его никуда не отпу­
стила. Мы пошли пешком. ЧЕНСТОХОВА К утру добрались до злосчастных Челентников. Группы нет. Мы втроем безнадежно отстали. Встре­
тили еще несколько русских, тоже от­
бившихся от группы. Решаем ехать до Ченстоховы вместе. По дороге ка­
кие-то удивительно добрые поляки дарят нам 10 банок консервов. Через несколько часов мы уже на месте. Море людей. Паломники со всего мира. На улице со столика торгуют картами города по 5 тысяч злотых за штуку. Денег нет. «День добрый,­
говорим, -
мы русские». Поляк-про­
давец без лишних слов делает пре­
зент. Замечаем плакат с интересной над­
писью: «Информационный центр для групп с Востока». (Аналогичного пун­
кта для прибывших с Запада мы так и не встретили.) Где наша группа и ба­
гаж, там, естественно, никто не знает. Мысленно прощаемся и с первым, и со вторым. Грустные мысли немного компенсирует благотворительная по­
мощь в виде нескольких грузовиков с баночной кока-колой и бутербродами с ветчиной, которую прислал для рус-
ских Папа Римский. Подкрепившись, идем осматривать Ченстохову -
духовную столицу Польши. Город как город. Ясногорский костел сильно смахивает на гостиницу «Ле­
нинградская» в Москве. К нему сте­
каются все паломники. Почти у каж­
дого в руках надувной шарик с порт­
ретом папы -
забавное зрелище. От изобилия пап начинаешь потихоньку уставать. Наступает вечер. Накрапывает дождь. Холодно. О группе ни слуха ни духа. Собираем последние пе­
нензы и идем в диско-бар. Странное место. Там включают музыку, кото­
рую слушали еще наши деды, а после нее могут поставить последний диск Мадонны, там не продают спиртное, и тем не менее поляки за соседним столиком умудряются напиться и устраивают драку. Выбираемся на улицу. Мы готовы сдаться в плен по­
лиции. Но ей, увы, такие, как мы, не нужны -
своих забот хватает. А в Ченстохове праздник в разгаре. Паломники -
а их прибыло мил­
лиона полтора -
собрались в центре города. Никого в сильном подпитии, но ощущение, что все разом набра­
лись. У итальянцев, поляков, испан­
цев, французов, русских, бразильцев одинаково сумасшедшие глаза. Всем хочется веселиться -
и все веселятся. В воздухе витает дух раскрепощения. Хороводы, танцы, дикий смех, песни, выкрики, шутки, поцелуи, вспышки фотокамер, топот ног -
голова идет кругом. Прямо на нас несется ше­
ренга итальянцев и что-то горланит на своем итальянском. А сзади -
бра­
зильцы. Еле уворачиваемся. Стано­
вится жутковато. Дико устали, и нет сил принимать участие в общем ве­
селье. Французы стараются затащить нас в круг и уговаривают, чтобы мы станцевали какой-то эротично-демо­
нический танец. Все наклоняются, вихляются, разгибаются, и все повто­
ряется сначала. На дереве сидит фо­
тограф и снимает эту вакханалию -
единственный, кажется, здесь спо­
койный человек. Мы изнемогаем. Мой друг хочет курить, я уже ничего не хочу. Вокруг сотни тысяч людей, и никто не курит -
вообще ни один че­
ловек. Не могу в это поверить. Мель­
кает огонек сигареты. Подбегаем, «стреляем» -
оказывается, русский ... Приятная новость: винформцентре сообщают, что нам предоставят ноч­
лег в гостинице. Отель на другом краю города. Туда нас идет человек 25. В регистратуре очень строгий пан требует у всех паспорта. Предвку­
шаем ночевку в теплых постелях на чистом белье. Пан дает добро, и нас ведут в подвал. На бетонный пол сте­
лют тонкий коврик -
наше коллек­
тивное ложе. Зачем пан перенес всю информацию из наших паспортов в огромную амбарную книгу? Чтобы мы коврик не присвоили, что ли? На полу холодно. Кто-то вслух начинает мечтать о теплой келье Папы Рим­
ского. Еретическая дискуссия очень не нравится католикам из Белорус­
сии, которые, замерзая рядом, впол­
голоса матерят нас, безбожников. ЯСНАЯ ГОРА К утру совсем задубели. Вдвоем с приятелем идем в холл и засыпаем в креслах. Проснувшись, видим двух итальянок, которые с любопытством смотрят на нас и что-то говорят. Уловив слово «туалет», начинаю объяснять им, где он находится. Бла­
годарные, они интересуются, ели ли мы. Уже ощущая в желудке горя­
чий кофе и булочки с ветчиной, бодро отвечаем: «Нет». Итальянки улыбаются и уходят -
странный на­
род. С утра идем на Ясную гору, где рас­
положен монастырь паулинов. В нем хранится чудотворная икона Ченсто­
ховской Божьей матери. Согласно ле­
генде ее написал Евангелист Лука -
на кипарисовой доске из дома Свя­
того семейства в Назарете. У иконы богатая история. Она была у Констан­
тина Великого, у Карла Великого, у одного из русских князей, потом по­
пала в Ясногорский монастырь. А 8 сентября 1717 года, в праздник Рож­
дества Богоматери, была совершена торжественная коронация иконы. С тех пор эта святыня для всех католи­
ков. На Ясной горе творится невообра­
зимое. Вообще-то гора -
вовсе не гора, а весьма небольшой холм. И на этом пространстве хотят одновре­
менно разместиться все полтора мил­
лиона паломников -
ради того, чтобы увидеть и услышать папу. Он прибудет только вечером, но места все занимают с раннего утра. Попасть на гору довольно сложно: вход по специальным пропускам. Сначала проходят мощные ребsпа в уни­
форме, на которой написано: «Служба порядка» (папская охрана?). Потом -
бойскауты. Их на удивление много, и идут они совсем не в ногу. Прессу пускают со скрипом. Осталь­
ным проход на Ясную гору пока за­
крыт. Но русский человек, как мышь, везде пролезет. Проникаем вслед за папской охраной. Нечто подоб­
ное я потом видел в дни путча у нашего «Белого дома»: площадь пе­
регорожена заборами, за ними сходят с ума десятки тысяч католиков, для которых, как для русских, не суще­
ствует преград. Все стремятся протис­
нуться поближе к трибунам, то есть туда, где стоим мы.' Мы же окру­
жены охранниками и не знаем, что де­
лать. На нас уже подозрительно косятся. В это время какие-то люди огромным магнитом начинают «ощупывать» папскую охрану на предмет бомб, пи­
столетов и прочего оружия, способ­
ного нанести его святейшеству телес­
ные повреждения. Одно покушение уже было, второго, чувствуется, никто не хочет. Приближаются к нам. Я с ужасом вспоминаю, что в кар­
мане -
огромный перо чинный нож, прямо-таки тесак. Найдут, думаю, скажут ведь, что на теракт шел. Все четверо берем ноги в руки, чем вызы­
ваем легкое замешательство среди службы порядка ... Ура! Группа нашлась, но багажа все еще нет. Вечером снова появляется желание пойти послушать папу. Но уже поздно -
на Ясную гору не про­
биться. В городе, правда, установили пять огромных экранов -
так что все могут лицезреть папу крупным пла­
ном. ПАПА Папа восхищает и умиляет. И глаза у него такие добрые-добрые, и гово­
рит так душевно: «Молодые люди, не бойтесь святости. Взбирайтесь на вы­
сокие вершины, будьте среди тех, кто желает достигнуть целей, достойных детей Божьих. Пр ославляйте Бога на­
шей жизнью». Да, папу нельзя не любить. Даже человеку, который предыдущую ночь провел на ледяном бетонном полу и возненавидел после этого все челове­
чество. Если бы папа во время своей речи пустил слезу, я бы тоже просле­
зился. От умиления заплакали бы все паломники. Верят папе, верят в папу. Очень захотелось назвать папу про­
сто и ласково -
батя. Близится ночь. Спать негде. Как американские безработные, которых некогда часто показывали по совет­
скому телевидению, пытаемся уснуть на коробках из-под кока-колы -
тщетно. Идем бродить по ночной Ченстохове. Знакомимся с итальян­
ской парой -
Федерикой и Паоло. Им лет по 25, католики. Приехали сюда первый раз -
давно хотели уви­
деть этот праздник. Кстати, и рус­
ских они видят впервые. Происходит обмен значками. У меня есть ок­
тябрятская звездочка. Итальянцы упорно не признают в кудрявом мальчике будущего творца револю­
ции. Дарю советский пятак. Полу­
чаю ответный презент -
монету в 500 лир. Довольно неплохой обменный курс. Невдалеке мелькает плакат: «Одесса-мама приветствует папу». Подскакивает корреспондент поль­
ского радио: «Как вам фестиваль?» Говорим, что фестиваль -
это заме­
чательно, папа -
вообще превос­
ходно, но хочется спать, а негде. Тут довольный журналист ловит нас на слове и говорит: «Зачем вам спать, если сегодня ночью будет всеобщее ночное бдение?» БДЕНИЯ Что ж, будем бдеть. К утру не вы­
держиваем, тайком пробираемся в го­
стиницу и засыпаем там на кухонных столах. Проснувшись, идем в обмен­
ный пункт, где я, не теряя достоин­
ства, кладу на стойку свои первые и последние 500 лир. Пан невозмутимо объясняет, что монеты контора не принимает. Делаю жалобное лицо и говорю: «Пан, проше, последние пе­
нензы». Он проникается, что-то счи­
тает на калькуляторе, показывает мне 3750 злотых. «Добже, пан, -
говорю я, -
давайте». Пан дает 5000 злотых и жестами объясняет, что сдачи не надо. Удивительно добрый пан. Ради бедных русских готов поработать себе в убыток. Уезжаем в Варшаву. Прежде чем возвращаться на Ро­
дину, решили заехать в Лодзь -
тек­
стильную столицу Польши. Минут через тридцать злой пан кондуктор поезда Варшава -
Лейпциг, кото­
рому было абсолютно наплевать, что мы паломники и что у нас есть пиль­
джимки, вышвырнул нас на каком-то полустанке. По всей видимости, он входил в те 10 процентов нехристей, о которых говорил ксендз Петр. Поте­
ряв всякое доверие к кондукторам, в следующем поезде всю дорогу до Лодзи мы провели в туалете, время от времени впуская туда всех желаю­
щих. Когда один добропорядочный поляк увидел, как трое ребят однов­
ременно выходят из клозета (они, кстати, в польских поездах довольно просторные, не чета нашим), он чуть не лишился чувств и, кажется, расхо­
тел не только «туда», но и вообще ехать. ДОМОЙ Вернувшись наконец в Ченстохову, мы обнаружили, что группа, как гла­
сила оставленная на стоянке записка, уже двинулась в Брест. По ночным и изрядно загаженным паломниками улицам мчимся на вокзал. Город, где всего день назад бушевало веселье, будто вымер -
все разъехались. Слава Богу, успеваем перехватить своих на вокзале. Подходит наш со­
став. Вагон берем штурмом: конку­
рентов -
огромное количество. Но поезд вместо Бреста везет нас в Гродно. А там не пропускают через таможню, потому что декларации за­
полнены в Бресте -
полная неразбе­
риха. Едем в Брест. Все так соскучи­
лись по Союзу, что готовы расцело­
вать пограничников. Краков-Ченстохова­
Варшава-Лодзь 21 «В коричневато-желтом полумраке я опасливо ступал по человеческим костям, хрустевшим под но гами. Нависающа я над головой скала высотой 30 метров прорезана нишей. В нее с трудом могли бы втиснуться десять человек, но она каким-то непостижимым обра зо м скрывает в своих мрачных глубинах три ты сячи скелетов. Среди нагромождения костей тут и там виднеются полинявшие пыльные лоскутья. Кем были эти мертвецы? Как попали на это кладбище в поднебесье? Откуда пришли сюда? Почему при жизни поселились в этой суровой, иссушенной солнцем части Африки, где река Нигер nрорезает Сахель?» На протяжении многих веков оракулы-догоны с заходом солнца склоняются над песком и чертят на нем загадочные рисунки и символы, стараясь найти в них ответы на вопросы, заданные соплеменниками. в пещерах на высоких, отвесных скалах до СИХ пор почти нетронутыми сохранились захоронения теллемов -
народа, населявшего Бандиагару до прихода сюда догонов. 22 Эти вопросы не давали покоя из­
вестному американскому жу рналисту и исследователю Африки Дэвиду Ро­
бертсу, который осенью два года назад предпринял увлекательное путеше­
ствие на этот до сих пор загадочный, окутанный вековыми тайнами конти­
нент. Путешествие оказалось удач ­
ным: Дэвид сумел найти ответы на большинство мучивших его вопросов. Оказалось, что кости в нише Утеса Мертвецов -
останки теллемов, на­
рода, который просуществовал всего 500 лет, с ХI по ХУI век. После него не осталось почти никаких следов -
только пещеры на утесах, несколько сараев из саманного кирпича, приле­
пившихся к скалам, да искусно сделан­
ные многочисленные погребальные статуэтки. Они-то и составляют основ­
ную часть загадочно го наследия тел­
лемов. Большинство пещер теллемов труд ­
нодоступны; они, подобно пчелиным сотам, расположены в отвесной гряде скал и з песчаника, известной под на­
званием Бандиагара, которая тянется на 170 километров через центральные районы Мали. Эта скалистая земля, одно из последних «белых пятен», ис-
следованных европ е йц ам и, стала при­
бежищем африканцев уже в 300 го ду нашей э ры. Древнейший из известных наук е зде шних наро до в, толои, по­
видимому, просуществовал в эт их ме­
стах всего несколько столетий, после чег о буквально исч ез с л ица зе м л и. Прош л о более тысячи лет, преж де ч ем появи л ись телле мы, но в ХУI веке ис­
че зл и и они, выт е сненные до гонами, ко то ры е и поныне населяют н е ­
ско ль к о сотен де ревень, ра з бросанны х на площа д и в пять тысяч ква д р ат ных миль. « Мы с фотогр а фом Жо зе Азелом при ехал и в Мал и, ч тобы ис следов ать п еще р ы теллемов и п оз нак ом иться с жизнью их пр еем нико в, -
расска з ы­
вает Дэвид Роб ертс. -
Чи слен ность дого нов -
око ло 300 тысяч человек. Это зе м ледельцы, которые живут сог­
лас но д р ев ним традициям пр ед ков и п очти н е соприкасаются с совр е менно­
стью. И хотя н е к ото рые по селе ния до ­
гонов открыты дл я туристов, в основ­
ном эт и люд и живут по старинке по д за щитой высоких малийских п ло ско­
го рий, в потаенных д о л инах, в и з оля­
ции от белых и сследо вателей и да же от сво и х же со п леме нников ». Свидетельства этой разобщенности можно обнаружить в 35 диалектах до­
гонов, которые нередко ставят в тупик переводчиков, если те удаляются хотя бы на полсотни километров от Санги -
главного поселения этого на­
рода. Дэвид приехал в Африку в надежде узнать что-нибудь о таинственных до­
гонах и их удивительных предках, воз­
можно, лучших альпинистах и скало­
лазах древнего мира. И цели своей он достиг. Если взглянуть из пещеры Трех Ты­
сяч Скелетов, то весь нехитрый уклад жизни догонов пред станет перед вами, как на ладони. Вот две темноко­
жие женщины, занятые повседневной работой: на головах у них -
тяжелые кувшины с водой, но женщины непри­
нужденно болтают между собой, сту ­
пая босыми ногами по затененной редкими акациями каменистой тропе; вот поджарый старик, одиноко рубя­
щий просо на окраине деревушки. Просо это непрестанно толкут в ступ­
ках догонские женщины, слаженно и монотонно напевая в процессе ра­
боты. А вообще по утрам в стане дого­
нов тихо и туманно, и круг ежедне­
вных занятий вечен. Догонскую деревушку Ирели почти не ви д но издалека. Ее окружают только рыжие камни, трава и баобабы. Крытые соломой дома песочного цвета лепятся вдоль каменистых улочек. Тут же стоят амбары. Догонский амбар необычен и очень по-своему красив. Это квадратная башня, ИСКУСц'О сло­
женная из самана и соломы, покрытая конической кровлей и водруженная на невысокий фундамент. Амбаров в Ирели больше, чем домов. В з рослое население встречает при­
езжих традиционным пожеланием здоровья гостям и их семьям, а де­
твора прыгает вокруг пришельцев, вы­
крикивая по-французски свою излюб ­
ленную фразу: « Как делишки?» Кто позастенчивее -
прячутся по домам и украдкой выглядывают оттуда; более храбрые берут белых путешественни­
ков за руки и тянут за собой в узкие улочки, где под ногами суетятся цып ­
лята и тявкают неказистые собачонки. Ходить по этим улочкам не очень при ­
ятно: они буквально сплошь покрыты стеблями крапивы, на з ываемой здесь крим - крим. Поэтому добродушные и услужливые мальчишки чуть ли не на четвереньках пол з ут перед гостями, расчищая путь. Здесь, к а к и в других районах Бан­
д иагары, зе мля, приго д ная для обра­
ботки, -
драгоценность, поэтому многие местные жители строя т дома на больших валунах, выкраивая для з емледелия несколько лишних ква­
дратных метров пашни. «Джинна», или « семейный дом», очертаниями по­
вторяет человеческую фигуру: круглая общая комната -
«Г ОЛОВа», а вытяну­
тые боковые помещения похожи на мощные руки, лежащие вдоль цен ­
тральной «залы», которую можно об­
разно назвать «туловищем». В центре каждой догонской деревни на ход ится тогун а -
помещение, где 23 В тя ж ело й и монотонно й рабо т е до г он с ким женщинам пом ог аю т пес н и, которые п рев р ащают мо л от ь бу в своеобраз н ы й р и туал. До г он ы с л ав я т с я на весь мир с вои м и мас ками и кос тю м и рованными т а нцами­
п ре дс тав ле ниями. собираются мужчины. Внутри на ка ­
менном полу в густом сумраке непод­
вижно сидят старейшины и взирают на всякого входяшего с сонным безразли ­
чием. Женщинам путь сюда заказан, а между тем тогуна -
самое прохладное место в селении; оно не имеет стен, кровля из снопов сушеного проса по ­
коится на глинобитных колоннах в виде скелетов, олицетворяющих во ­
семь мистических пращуров догонов. Рядом с тогуной обычно стоит хижи н а деревенского хогона, или шамана. Фа­
сад ее украшен мрачной резьбой, гру­
быми колоннами и убран обезьяньими черепами и драгоценностями, вделан­
ными в оштукатуренную стену. Христианские и мусульманские мис­
сионеры уже более ста лет живут рядом с догонами, но их деятельность трудно назвать успешной. Мусульманство приняли едва ли тридцать процентов всех догонов, число хрис-
24 тиан и того меньше. Большинство при­
держивается сложной системы ани ­
мистских верований, согласно кото ­
рым лисы предсказывают будущее, а по округе бродят духи. Догоны не лю­
бят покидать свои деревни после на ­
ступления темноты, и по этому охот ­
ники, ищущие дичь по ночам и спящие на деревьях, считаются тут отважными героями, с коих должно брать пример. Кажется, что даже сам здешн ий ландшафт имеет некий религио з ный смысл и значение. Самые крупные скалы наделены именами, как и неко­
торые баобабы: « Высокая Гру дь», «Прародитель», « Маленькие По­
томки». Создается впечатление, что руки догонов не обошли своим прикос­
новением ни одной, даже самой мель­
чайшей частицы родной земли. Про­
дравшись сквозь густые ко лючие кусты на склонах холмов, можно увидеть з а­
ботливо положенные людьми камни, ко т орые отмечают редко используе ­
мые или нехоженые тропы, лестницы, вырубленные в скалах, каменные под­
порки, облегчающие путь между зубча­
тыми валунами. А в глубоких природ ­
ных расщелинах вы ступаете по брев­
нам с вырубленными ступеньками, до блеска отполированными за столетия босыми ногами догонов. На окраинах некоторых догонских селений стоят мрачные лачуги, раскра ­
шенные символами мифическо г о з мея Лебе. Стены лачуг покрывает резьба -
гротескные изображения женщин. Здесь уединяются догонские женщины в критические дни месяца. Некоторые поселения догонов сов ­
сем опустели: народ покинул жилища в отвесных скалах и перешел в куда бо­
лее прозаические обиталища внизу, на равнинах. « В одном из таких селе­
ний, -
вспоминает Дэвид Робертс, -
я наткнулся на больную старуху, кото ­
рая лежала прямо на камнях пустын­
ной улочки. Когда я и толпа сопровож­
давших меня мальчишек подошли к старухе, та вдруг пронзительно зак р и­
чала, и мальчишки бросились вра с­
сыпную, будто от ведьмы. На другой день я ломал голову, пы ­
таясь понять, что означают узоры на фронтонах пустых амбаров. Тут были барельефы с изображением родовых химер, красные, черные и белые ми­
стические треугольники. В двух или трех местах я натыкался на тайники, скры вавшие крошечные голубые чаши. Посторонним их видеть не раз­
решается. Эти чаши догонские ша ­
маны используют при отправлении обряда погребения. Нашему переводчику Умару не­
редко приходилось п р едостерегать нас, чтобы не дать сбиться с тропы. Указывая взмахом руки на какую­
нибудь незаметную ямку в траве, он коротко говорил: «Туда нельзя». Когда я заметил в чахлой поросли де ­
ревянный предмет с резьбой и напра­
вился к нему, Умар поднял руку и бла ­
гоговейным шепотом сказал: « Нет! Не трогай!» Предмет оказался скамейкой на одной ножке, служившей для совер­
шения самого свяшенного обряда­
сиджи. Церемония проводится раз в 50 лет, догоны устраивают пляски и жертвоприношения в знак возрожде ­
ния своего мира. Остальное время свя ­
щенная скамейка охраняет местность от зл ых духов». У догонов есть и своеобразные ал ­
тари -
гл иняные могильные холмы, в трещинах которых, если удастся, можно увидеть остатки просянои каши или крови животных -
прибли ­
жаться к ним белым пришельцам строго-настрого запрешено. Догоны на удивление упорно соп р о ­
тивляются влиянию как мусульман ­
ской, так и европейской культур. Они со хра нили календарь с пятидневной неделей; в каждом поселении установ ­
ле н свой базарный день. На рынок стя ­
гиваются про д авцы и покупатели, жи ­
вущие в радиусе нескольких миль. Торговые ряды обычно идут парал ­
ле льна з емляным укреплениям, но купля-продажа осуществляется не только на рынке. Оживленный торг идет и в узких улочках, пропитанных запахам и пота, жареной козлятины, на­
воза и пыли. Женщин на догонском ба­
заре гораздо больше, чем мужчин. Тор­
гуют они в основном кашей, луком и ре­
зи новыми пляжными тапочками, вполне европейского вида. Чаще всего базар заканчивается всеобщей шумной попойкой, которая длится с полудня до полуночи: в темноте слышны возгласы, пение, дикий хохот и барабанный бой. Святая святых догонов -
погре­
бальная пещера. Когда умирает сопле­
менник, остальные смягчают горечь утраты танцами, хореография которых поистине великолепна. В конце цере­
монии усопшего, при вязанного к де­
ревянному помосту, про носят под вопли женщин по всей деревне. Затем тело поднимают в пещеру в отвесной скале, для чего используются веревки, сплетенные из коры баобаба. Догоны часто устраивают захоронения в пу­
стых пещерах, находящихся непода­
леку от де ревень. Нередко они исполь­
зуют в качестве склепов пещеры тел­
лемов, которые зияют в отвесных ска­
лах над каждым поселением до гонов. Чтобы побывать в такой пещере, тре­
буется разрешение старейшины бли­
жайшей деревни. Получить его можно, лишь пустив в ход все красно ­
речие и искусство дипломатии. Но зато, ког да разрешение получено, местные мальчишки с восторгом бе­
гут впереди гостей, указывая дорогу. « Старейшина деревни Пегве, -
ра с ­
сказывает Д э вид Р обертс, -
усаживает нас на почетные места -
пару гла дк их камней во дворе своей хижины. Пожи­
лые догоны приходят послуша ть бе­
седу; юноши, девушки и собаки­
просто по г лазеть н а нас. Вож д ь с большим досто инств ом набивает и ра­
скуривает трубку. Он угощает нас про­
сяным пивом -
мучнисто-желтой жидкостью, по вкусу напоминающей выдохшийся лимонад. Начинается бе­
седа через переводчик а: «Урожайный ли год? Был ли дождь?» Наконец мы переходим к основному вопросу: нель з я ли посетить пещеры? Вож дь с сомнением во взг ляде бор­
моче т несколько слов. -
Он говорит, что об этом не может быть и речи, -
перево д ит Умар. И мы, выпив еще пива. принимаемся уламы­
вать его. Пожилые догоны смотрят на нас неодобрительно. Н а конец вождь говорит: «Ну, ладно. Только пусть с вами идет авторитетный член пле­
мени, а кроме того, вы должны внести определенную сумму в казну об­
щины». Мы вручаем ему две слишним тысячи малийских франков (около восьми долла ров), и дело улажено. Вождь решительно кивает и встает, а мы обмениваемся рукопожатиями со всеми присутствующими. Наша цель -
устрашающий у ступ Толой Кулуар, возвышающийся н ад одноименной долиной, которая вреза ­
ется в стену скал как трещина в край стекла. Высота уступа -
около 120 ме­
тров. Взобраться на стену соверщенно невозможно, поэтому приходится оги­
бать плато и спускаться к уступу с вер-
Надев свои лучшие на ряд ы, молодые догоны отправляются на ежегодное празднование «буро", когда народ отмечает свои родственные связи и начало сезона дождя. шины скалы. Тут без альпинистского снаряжения не обойтись. Металличе­
ские клинья, крюки и «кулачки», дрель на батарейках, рация, веревки ». Прямо на отвесной стене, исследо­
ватель обнаружил около де сятка мест, где жили теллемы. Нич то не нару­
шало зде сь их покоЙ. О д н а из пещер пре д ст авл яла собой небольшое клад­
бище под открыт ы м небом: углубле­
ние в скале не имело с вода. В пещере лежало штук пятн ад цать черепов и скелетов, некоторые были обернуты хлопчатобум а жными саванами, кото­
рые н е гнили веками благодаря сухому и жаркому климату. По д няться по этим гладким стенам не мог бы и самый оснащенный альпи ­
нист. И тем не менее теллемы жили зд есь. Как же им удавалось прео д оле­
вать такие преграды, да еще в разре­
женном воздухе, босиком, почти без снаряжения, если не считать жалкой веревки из коры баобаба? По мнению сорокалетнего догон ­
ского альпиниста Амадомиана, тел­
лемы обладали очень большими спо­
собност ями к магии. Сейчас в к ажд ой догонской деревне есть неско ль ко аль­
пинистов, способных добр аться до пе­
щер традиционным п у г с м -
СН ЮУ вверх. « Стоя у подножия отв есной скалы, Амадомиан показал вверх, где на вы­
соте пятнадцати метров из небо ль шой пещеры торчала черн ая палка, -
вс по­
минает Дэвид Робертс. -
При э том му­
скулистый догон В голубой тунике и треуголке цвета древесной коры ска-
2S зал: «Это боулин. Теллемы установили его несколько столетий назад. Без боу­
лина при восхождении не обойтись. Надо забросить на него веревку и под­
тянуться. Выше, метрах в тридцати от подножия, есть еще один боулин. От­
сюда он похож на мизерную крапинку на далеком выступе. А дальше -
гро­
мадный навес над бездной. Достигнув первого боулина, надо натянуть остав­
ленную позади веревку и осторожно сместиться метров на двадцать вправо и остановиться у расщелины, где при­
вязана еще одна веревка. С ее по­
мощью можно поднять свою веревку на верхний боулин и вскарабкаться дальше по стене, доверив свою жизнь деревяшке, вставленной в расщелину, быть может, семь столетий назад». В чем же состоит цель этого риско­
ванного восхождения? Оказывается, догоны совершают его ради голуби­
ного помета, который они пригор­
шнями ссыпают в объемистый мешок и продают на рынке в Санге. Догонские крестьяне высоко ценят гуано как удоб­
рение. Объяснения скалолаза помогают по­
нять, как теллемы забирались на отвес­
ные скалы, но остается неясным глав­
ный вопрос: как им удалось впервые установить боулины? Впрочем, и тут у Амадомиана нашлось свое объяснение. По его мнению, теллемы были очень сильны физически, превосходя в этом отношении все другие племена, вклю­
чая догонов. Амадомиан не сомнева­
ется в необычайных способностях пер­
вых покорителей здешних скал, кото­
рых ни он, ни его предки никогда не ви­
дели, но считали -
и до сих пор счи­
тают -
джиннами. По преданиям, теллемы умели заста­
влять веревку стоять, как палку. Они умели летать, превращаться в велика­
нов и попадать в самые высокие пе­
щеры, сделав всего один шаг. Они умели обращаться в карликов и про ни­
кать внутрь пещер, могли въезжать на отвесные скалы на лошади. Им было легко даже «заговорить» дорогу в скалы -
таким они обладали красноре­
чием. Почти все связанное с теллемами окутано тайной, но кое-что стало из­
вестно благодаря двадцатилетним изысканиям голландских археологов под руководством Йохана Хьюзинга и Роже Бедокса. Они установили, что теллемы, несмотря на миф, созданный о них догонами, не были ни исполи­
нами, ни карликами -
это были самые обыкновенные люди. К тому же не най­
дено ни одного доказательства того, что теллемы жили в скальных пеще­
рах: они использовали эти пещеры лишь в качестве складов и погостов. Большое удивление вызывают по­
гребальные артефакты, оставшиеся по­
сле теллемов: резные деревянные под­
головники (самые древние деревянные остатки материальной культуры, обна­
ружены в Африке южнее Сахары); мрачные стилизованные статуэтки лю­
дей с воздетыми к небу руками; кера­
мические горшки, украшенные узором, оттиснутым витым шнуром или тканью на влажной глине; железные 26 колокольчики, которые носили на за­
пястье, витые булавки и браслеты, луки, колчаны и мотыги, сломанные и захороненные вместе с умершим; де­
тали деревянных арф и флейт. Голландцы не обнаружили в пеще­
рах ни очагов или кострищ, ни остатков жилья теллемов, ничего, что помогло бы понять, как было устроено их обще­
ство. Во что верили теллемы? Какие притчи и сказки рассказывали у своих костров? Кого считали своими ге­
роями? С кем враждовали? И зачем шли на такой отчаянный риск, строя в отвесных скалах амбары и склепы? Тайна так и не раскрыта. Испокон веку считал ось, что люди живут в неприступных скалах или не­
проходимых лесных дебрях, чтобы уберечься от врагов, и ныне нам из­
вестно, что в ХУ веке в район Бандиа­
гары в поисках невольников вторга­
лись племена моси и сонгаи. Но край­
няя труднодоступность многих поселе­
ний теллемов вряд ли объясняется од­
ной лишь необходимостью иметь на­
дежную оборону. По всей видимости, отразить нападение на пещеру одина­
ково легко как на 15-, так и на ба-метро­
вой высоте. А между тем подъем на ба метров требует большого искусства и применения веревок ибоулинов. Может быть, теллемы забирались так высоко из любви к красоте и из спортивного интереса? Ведь у них был прекрасный вкус и отлично развитое эстетическое чувство. В одной догон­
ской деревне Дэвиду Робертсу пока­
зали две мотыги, оставшиеся от телле­
мов после их ухода на север. Мотыги имели деревянные рукоятки с вырезан­
ными в них кольцевыми канавками; на конце каждой палки было закреплено закругленное железное лезвие, очень похожее на те, которыми догоны поль­
зуются И сегодня. Эти мотыги были слишком миниатюрны, чтобы служить орудиями труда. Скорее всего, им отво­
дилась ритуальная роль. Сделаны они были очень искусно. Европейские собиратели редкостей при езжают в Мали и платят огромные деньги за предметы, найденные в мо­
гiшьниках. Выше всего ценятся остатки материальной культуры древ­
них, например, резные статуэтки телле­
мов. Считается, что они могут прине­
сти удачу. Поэтому некоторые догоны, прежде испытавшие суеверный страх перед теллемскими гробницами, при­
нялись теперь за их разграбление. Обу­
ревающий их соблазн вполне понятен: живут ДОГОНЫ в крайней нищете, а по­
гребальная атрибутика теллемов всегда была легкодоступна. Нищета ДОГОНОВ вопиюща. У многих детей распухшие животы; в деревнях масса глухонемых. Можно встретить детей и подростков, закованных в кан­
далы. Это умалишенные. Им спуты­
вают ноги, чтобы больные не влезли на скалы и не свалились оттуда. Говорят, однажды малийские антиквары посу­
лили двум мальчикам из деревни Ирели щедрый гонорар за пару теллем­
ских статуэток. На заходе солнца маль­
чишки полезли на скалу, презрев веко­
вое табу. Оба сор вались и погибли. Основные сельскохозяйственные культуры, выращиваемые дого-
нами, -
просо и рис, сорго и дигита­
рия. Последний из этих злаков свяще­
нен. За околицами деревень на рав­
нине Гонто расположена сеть забот­
ливо возделанных полей. Крестьяне сеют зерно везде, где оно, по их мне­
нию, может дать всходы: на крутых склонах, на верхушках скал, в крошеч­
ных низинках. Догоны даже создают искусственные поля, привезя землю в мешках на участки, расположенные недалеко от воды. В бесплодной крас­
ной каменистой пустыне то и дело по­
падаются на глаза узкие террасы и ло­
скутки зелени, заботливо укрытые от изменчивых ветров. Они зачастую рас­
положены за много миль от жилья своих хозяев. Молчаливые мускули­
стые крестьяне по утрам упорно носят воду из реки на луковичные поля, взва­
ливая на плечи выдолбленные тыквы, полные драгоценной влаги. Когда лук поспевает, догоны толкут его, скаты­
вают в твердые зеленые шарики и про­
дают на обширном пространстве вплоть до границ Кот -д'Ивуар. Выра­
щивают они и хлопок, и баклажаны, перец и арбузы. Догоны разводят мяс­
ной и молочный скот, коз, овец, ослов и цыплят, которых используют при ри­
туальных жертвоприношениях. Добы­
вать пропитание охотой становится все труднее, и этот вид деятельности почти забыт, но иногда догоны все же промышляют мелких обезьян и птиц с помощью кремневых ружей, искусно изготовленных местными кузнецами. Дожди здесь идут только с июня по октябрь, поэтому догоны очень стра­
дают от засухи, умирают, тысячами по­
кидают родные места. Во время засухи 1973 года трупы догонов лежали вдоль обочин дорог; некоторые отцы се­
мейств кончали жизнь самоубийством от стыда за свою неспособность про­
кормить домочадцев. Говорят, еще от­
носительно недавно, в начале века, до­
гоны сбрасывали своих детей со скал, чтобы не видеть, как те умирают от го­
лода. Вероятно, над теллемами, а до них -
над тополями, тоже тяготел этот злой рок. Если подняться от деревни Бананин на плато, глазам откроется вся окрест­
ность. Гряды отвесных скал причуд­
лив о изгибаются в солнечных лучах, к ним жмутся теллемские амбары. Оди­
нокий крестьянин далеко внизу рубит дерево, бормоча что-то себе под нос, но стук его топора не в силах потревожить вечный сон закутанных в саваны пред­
ков, после долгой и многотрудной жизни нашедших последний приют в толще буро-желтых скал. Говорят, что если возле усыпальницы ДОГОНОВ мест­
ный житель вдруг заметит посторон­
него, он вполне может разрубить его на куски топором, а то и задушить голыми руками. Сон пращуров священен, и ныне живущие ДОГОНЫ хранят тайну их могил. По материалам журнала «Нэшнл джиогрЭфи.н» подготовил Игорь ШИЛЬШТЕИН r Александр МИЛОВСКИЙ . Фото автора !Jo ~и ... Байки в дороге -х ~~:~:~~~ EJ~~'//~/;;; ~ < раз был в \Il\\'. ~~ I ,1, родном ауле? ~~\ I ~ I I " I / ( Мы с моим другом -
-
/ < / г l' ,1 r I археологом Хизри \. / / r /, ' 1 : Амирхановым только I ,,,. ~ что вернулись с раско-
I пок в домик экспеди­
ции на окраине аула Чох. Мы чертовски устали и сидели на ди­
ване, ожидая, пока за­
кипит чайник. -
Так когда? Куба-
, , I чинцы, сам ты мне го­
ворил, ездят домой каждый год хоть с края света и почитают это за святое дело. А у вас, аварцев, по-другому, что ли? -
Слушай, а ведь я .. _..:.. ........ ____ _ как раз подумал, что мы заслужили выход­
ной. Даже сам хотел тебе предложить отправиться с утра в Анди. Весь гор­
ный Дагестан посмотрим: дорога-то неблизкая -
почти через всю респуб­
лику, -
вдруг ответил Хизри. Столь немедленного действия про­
стодушной уловки, сразу открывшей мне дорогу в Анди, Я даже не ожидал. А об этом ауле был давно наслышан. Про андийцев в Дагестане говорят: везучий народ -
что ни начнут делать, все у них выходит замечательно. И это, похоже, чистая правда. Чего да­
леко за примерами ходить? Взять того же Амирханова. Начал было раскапы­
вать давно известный памятник близ горного аула Чох. Другой бы копал и копал до пенсии, а этот установил, что здесь уникальное древнейшее поселе­
ние. Может быть даже, здесь был один из основных самостоятельных миро­
вых центров ранней земледельческой культуры! А с чего все началось? К костру ар­
хеологов подсел местный мельник и принялся раскуривать трубку, вы­
секши искру кресалом из кремня. Кре­
мень крайне заинтересовал ученых: естественных выходов этого камня в округе нет, а он известен как один из основных материалов, служивших на­
шим далеким предкам для производ­
ства орудий труда и охоты. Мельник показал место, где он нашел камень. Заложили пробный шурф, который сразу же показал глубокий нетрону­
тый культурный слой. Еще слывут андийцы великими шутниками и остряками. Скажем, есть у всех аварцев обычай: когда рожда­
ется сын, отец палит из ружья, опове­
щая о радостном событии всю округу. Так вот, однажды один андиец гостил в соседнем районе, а у его знакомого родился сын. Тут гость хватает ружье и неожиданно поднимает стрельбу. «А ты-то чего стреляешь, ведь не у тебя сын родился?» -
спрашивают изум­
ленные люди. «Я радуюсь, что у меня родился новый работник», -
отвечает тот. Дело в том, что Анди славится своими овцами, но не любят андийцы сами косить для них сено и всегда на­
нимают косарей из других мест. А еще, говорят, на заре вхождения джинсов в каждодневный и выходной костюм горцев был случай: юный джигит попросил деда дать ему две­
сти пятьдесят рублей на покупку. -
Деньги я тебе, конечно, дам,­
ответил тот внуку, -
только закажи еще и мне их: сто лет живу в Анди, но никогда не слышал о таких дорогих штанах. Должно быть, они как дом со всеми удобствами. Охота походить на старости лет. Итак, мы отправились в Анди и спу­
стились от Чоха к другому аулу. Но едва наш зеленый «ОАЗик» начал вновь карабкаться в гору, путь нам преградили какие-то люди. Оказалось, что впереди по ходу над дорогой на­
висла огромная каменная глыба и взрывники готовились К поединку с ней. В ожидании взрыва мы, чтобы скоротать время, решили побро­
дить по аулу. -
Что тебе сказать про это селение? -
говорил Хизри. -
Конечно, это не Гу­
ниб -
гнездо Шамиля, не Кубачи со златокуз­
нецами и оружейни­
ками, не Балхар с гон­
чарами, не Унцукуль с мастерами насечки по дереву. И уж, конечно, не Анди! Но есть и у этого аула свой норов, да еще какой -
ого-го! Отчаянными забия­
ками и драчунами слы­
вут его жители в округе. Гордость непо­
мерная их одолевает, вот и горячат кровь по пустяку -
так считают соседи. Не­
давно один здешний кавалер пронзил себя -
к счастью, не насмерть -
кин­
жалом: не вынес позора, когда во время лезгинки ни одна из девушек не удостоила его вниманием. А уж без драки тут, говорят, ни один вечер не обходится. Впрочем, наутро позабу­
дут, кто с кем дрался и почему. Не успели мы пройти и полсотни шагов по этому аулу гордецов и за­
бияк, как к нам прицепился какой-то местный и стал настойчиво пригла­
шать к себе выпить по стаканчику. Хизри отлично знал, что стаканчиком здесь не отделаться, и очень дели­
катно, но твердо от приглашения отка­
зался: «Спешим, дорогой!» Местный житель оскорбился. Дело явно шло к конфликту. Но тут Хизри сказал: -
Лучше давай так: приедешь ко мне в Анди, там и посидим без спешки. Узнав, что Амирханов андиец, нахал почтительно оглядел его высокую, плечистую фигуру, мигом сник и куда­
то исчез. -
Я ж тебе говорил, -
сказал мне Хизри, -
одно название нашего селе­
ния оградит от любых драчунов. ... В Нагорном Дагестане нет прямых дорог, и предстоявший нам почти це­
лый день пути по узким серпантинам на тряском «ОАЗике» грозил быть весьма утомительным. Вместе с по­
мощниками Хизри по экспедиции и шофером нас ехало пятеро -
слиш-
27 ком мало для жестких рессор везде­
хода. «Надо догружаться», -
рассудил Хизри, глядя на пустое заднее си­
денье. Сделать это было совсем не­
трудно, поскольку «голосовали» по­
чти в каждом ауле. Приняв на борт трех дородных матрон и высокого парня, машина в самом деле пошла чуть плавнее. Хизри улыбался в ответ на благодарность пассажиров, не ве­
дающих, чему они обязаны таким ком­
фортом. Минуту спустя он делился с попутчиками' хлебом и сыром, взя­
тыми нами в путешествие. Глубокие зеленые долины с оази-, сами аулов сменялись суровыми плато, дорога спускалась с гор, вновь карабкалась по кручам, упрямо проби­
раясь в глубь горной страны. Много­
кратно сменились наши пассажиры, потом их вовсе не стало, а мы ехали и ехали, далеко оставив полдень и съев наши припасы. В одном из аулов при­
шлось задержаться из-за мелкой непо­
ладки в двигателе. Хизри отправился в магазин за продуктами, но вернулся лишь с пакетом карамели, сразу на­
помнив мне, что и в этом заоблачном крае -
продовольственный ассорти­
мент смахивает на наш, в родной сред­
нерусской полосе. Попробовав кон­
фету, я сказал: -
Везет вам, археологам: пойди уз­
най, откуда привезли карамель, и ты найдешь место не моложе твоего чох­
ского неолита. -
Андийцы вообще чие, -безмятежно Хизри. люди везу­
ответствовал НЕ СОЛЕНАЯ СОЛЬ За последним перевалом дорога влилась в зеленую долину, и вскоре слева вдоль нее зашумела быстри­
нами Андийское Койсу -
одна и з че­
тырех главных рек Дагестана. Наш путь близился вроде бы к концу. Нео­
жиданно мое внимание привлекли странные, мышиного цвета (такого же, кстати, как и земля вокруг них) де­
ревянные ящики, подобно ульям рас­
положившиеся на пологом участке противоположного берега. За ними сразу же резко вздымались скалы. -
Соль добывают, -
пояснил Хизри, -
тут рядом аул, все жители ко­
торого испокон веку занимаются этим промыслом. Через несколько минут показалось селение, и вскоре нашу машину окру­
жило самое младшее поколение соле­
добытчиков. Мы затормозить еле ус­
пели. Самый отважный из них, стоя в наполеоновской позе, демонстриро­
вал большой, в два обхвата, выдо­
лбленный ствол дерева. Я подумал, что, судя по всему, -
это емкость для солевого раствора. Так оно и оказа­
лось. Тут же появились взрослые ауль­
чане во главе с почтенным Шахбаном Таирбековым. И немедленно проя­
вили столько радушия и желания удо­
влетворить мою любознательность, будто только и ждали, когда мы завер­
нем в аул, чтобы узнать секреты изго­
товления соли. Уже потом, когда 28 мы уехали, Хизри оЬъяснил причину такого гостеприимства. Оказалось, что по окончании университета он попросил распределить его в глу­
бинку, и его направили именно в этот аул Кванхидатль, г д е он полтора года преподавал историю. Все, кто встре­
тился нам сегодня, включая даже по­
чтенного Таирбекова, -
его бывшие ученики. По словам местных жителей, соля­
ной промысел существует здесь ты­
сячу лет -
сколько и сам аул Кванхи­
дат ль. Само слово « кванх » -
значит «лопата», основное орудие соляного прои з во д ства. Аул этот и в самом деле очень древний -
мечеть, напри­
мер, датируется XIV веком. Оказалось, что за многие столетия способ добычи соли не претерпел ни малейших изменений. Летом,· а надо -
и зимой, женщины переходят с ишаками вброд реку и идут туда, где бьют минеральные источники. На том берегу их множество. Женщины разравнивают слой песка (в случае до­
ждя его собирают в кучи, чтобы вода не вымыла соль), и начинают поли­
вать соленой водой из источников. Песок сохнет два-три дня, после чего его сгребают лопатами в те самые ви­
денные нами дощатые ящики серого цвета, под которыми вырыты ямы. В ящики вновь льют соленую воду, та впитывает еще и соль из песка, после чего начинает стекать в виде насы­
щенного раствора в яму. Отту д а ее со­
бирают в бурдюки. Бурдюки ставят на специальные козлы -
голдыберы, а затем ишаки доставляют ценный полуфабрикат в аУЛ"где содержимое бурдюков выливают в колоды. Выпаривают соль в специальной каменной печи. Полкубометра дров за два часа превращают содержимое огромного деревянного корыта в · меру соли -
шестнадцать килограм­
мов. За день в печи можно выпарить четыре-пять мер -
около мешка соли, благодаря которой аул не знал нужды даже в самые тяжелые вре­
мена. Теперь солеварением зани­
маются в основном люди пожилые, а молодежь -
только в свободное от основной работы время. Мы застали заключительный этап производства -
Шахбан счищал с огромного железного противня слой соли пальца в два толщиной, остав­
шийся после выпарки. Узнав, что мы очень торопимся, нам насыпали в по­
дарок кулек мельчайшего сероватого порошка, взяв слово завернуть в аул на обратном пути. Я лизнул соль и обна­
ружил, что она ... не очень соленая. Ай да кванхидатльцы! Магазинные полки еще недавно были заставлены «Экс­
трой» по гривеннику за килограмм, а к ним терпеливо стояли в очереди за двухрублевой малосольной солью! -
У этой соли есть секрет, -
пояс­
нил Хизри, -
она очень быстро впиты­
вается, а потому совершенно незаме­
нима осенью при сушке мяса и засолке провианта. Концентрация маленькая, и продукты отлично сохраняются. А на вкус, знаешь, какие становятся! В наших местах без мастерства не про­
жить. Но то ли ты увидишь в Анди! Поспешим. ОДЕЖДА И ДОМ Миновав районный центр Ботлих, мы продолжили путь по андийской земле, поднимаясь левым берегом к верховьям быстрой реки. Теперь на­
шей целью был аул Рахата, где, как я знал, сохранился другой традицион­
ный промысел -
изготовление вой­
лочных бурок. Из всей экипировки горца до недав­
него времени самыми незаменимыми были кинжал и бурка. Наплечная бурка -
и одежда удобная: никакой ветер под ней не проберет, дождь не промочит; и походный дом С по­
стелью: ложись в ней в любую погоду на мокрую землю, накройся полами -
и ты в безопасном укрытии. А свер­
нешь ее в тугой цилиндр -
и цепляй к поясу или седлу. И мороз, и дождь, и сабельный удар выдержит. Лучшие на Кавказе бурки делали в Дагестане, а именно -
в Анди. (Впрочем, об этом я мог бы и не спрашивать.) Они пользовались огромным спросом по всему К!iвказу и на Дону не только по­
тому, что местные мастера искуснее других, но и потому еще, что здесь вывели особую породу овец. Анд ий­
скую. Овцеводством занималась практически каждая семья в Анди, и В начале века аул владел отарой в 120 тысяч голов. Сейчас, конечно, во много раз меньше. Это я видел и сам -
мы проезжали время от времени мимо овец, белев­
ших на изумрудных склонах. Но овец помногу не бывало, какие там отары! Кто это позволит семье держать отару в тысячи овец? Но бурка и по­
ныне удержалась в повседневной жизни. Правда, в самом Анд и их де­
лают теперь совсем немного -только для себя и для близких родственни­
ков или друзей. Зато по соседству, в ауле Рахата, с 1924 года действует не­
большой комбинат, производящий бурки с полным соблюдением древ­
ней технологии. Путь к нему нам вновь указала река: в косу ее светлых тугих струй в одном месте вдруг вплелась черная прядь. Этот чужерод­
ный реке поток привел нас к мосту, под кото­
рым в небольшой, от­
гороженной камнями заводи топтал черные полупогруженные в воду кошмы человек в высоких резиновых са­
погах. Выплывавший из заводи зловещий темный шлейф вселял сомнения относи-
тельно экологической чистоты подобного способа промывки войлока. Мы, однако, деликатно об этом ,r / /7 / ~I / ( ;-
/; ( '/ '1 -
\ 1 r -( I (1' Т умолчали, ибо хотели познакомиться с мойщиком бурок Магомедом Аб­
дулгаджиевым. Спустя несколько ми­
нут, он прополоскал оставшиеся из­
делия, взвалил их на двух ишаков и бросил нам: -
Пошли на комбинат! Комбинат просто-таки оказался небольшим, домашним производ-
ством В сотне метров от моста. На изготовление бурки требуется, как выяснилось, целая неделя -ровно столько, сколько и века назад. Поэ­
тому целиком производственный цикл проследить мы не могли. Зато все отдельные операции нам пока­
зали. Особой хитрости как будто и нет. На специальном коврике несколько мастериц распластали по форме бурки слой шерсти толщиной в не­
сколько сантиметров, затем все это скатали в валик и принялись коло­
тить по нему локтями. Бить так нужно довольно долго и равномерно, чтобы шерсть свалялась в плотный однородный слой одинаковой тол­
щины. Затем валик развернут и заго­
товку покрасят в черный цвет (изгота­
вливается и небольшое количество дорогих штучных белых бурок для знатных заказчиков или для подар­
ков). После покраски бурки расчесывают специальной гребенкой и взбивают шерсть. Затем следует самая ответ­
ственная операция: убрав из шерсти соринки, веничками из высушенных корней льна про водят по войлоку до тех пор, пока отдельные ворсинки не слипнутся в крохотные косички. Они-то и делают бурку непромокае­
мой. Только после этого следует мойка, свидетелями которой мы были у реки. Потом бурку сушат. Не­
сколько уже высушенных лежали ря­
дом. Взяв за края одну из них, несколько работниц растянули ее в воздухе и стали аккуратно обмакивать в нали­
тый в большой железный ящик клей­
кий раствор. Косички склеются и бу­
дут долгие годы служить надежной защитой от непогоды. Теперь оста­
лось только прошить бурку крепкими нитками, придав ей неповторимый силуэт остроплечего балахона. Бурка по цене вполне доступна каждому, выпускает их комбинат по 17 -18 ты­
сяч в год. Заказывают даже из Сред­
ней Азии. -
Наши бурки носят Расул Гамза­
тов, космонавты и Фидель Кастро, -с гордостью сообщили мне работники комбината. Я представил себе Фиделя Кастро на коне и почему-то на фоне горы Казбек, как на папиросах. Бурка его вздымалась, и он произносил нескончаемую речь на аварском языке ... Мне непременно захотелось сфото­
графировать андийца на коне в бурке. Я стал озираться по сторонам в на­
дежде увидеть всадника. Он не заста­
вил себя долго ждать. Джигит пре­
красной осанки, с гордо посаженной головой медленно ехал мимо ворот, на гнедом жеребце, небрежно поводя плетью. Четко цокали копыта. На просьбу попозировать гордый джи­
гит снисходительно согласился. Ему принесли только что изготовленную, без пылинки красавицу бурку цвета воронова крыла. Джигит накинул ее и стал похож на орла, летящего на фоне гор. Солнце уже скрывал ось за гребнем, у меня оставались для съемки считанные минуты. Джигит с непроницаемым' лицом и чеканным профилем был прекрасен и в меру терпелив. Но когда я стал менять отснятую пленку на новую, изрек: -
Я тут стою на ветру уже десять минут и весь продрог, пора тебе в ма­
газин! -
Дело говоришь, джигит, -
вме­
Рисунки В. ЧИЖИКОВА шался Хизри, -
в са­
мом деле, ты славно потрудился и можешь простыть. Только зна­
ешь, мой друг снимает тебя для журнала с полуторамиллионным тиражом. Теперь ему придется написать, что у вас делают бурки, в которых про­
дувает даже в теплый августовский вечер. Находчивы все-таки андийцы! Джигит блеснул зо­
лотым зубом. Солнце скрывалось за его спи­
ной за гребень горной гряды. И я вдруг понял, что до Анди нам в этот день так и не дое-
хать ... 29 КТО ЖИВЕТ НА ГОРЕ В
сякое дело трудно начать, а после пойдет, побежит, пока­
тится. Вот и письмо из лесу -
с чего начинать? Лес-то большой. С краю начать, с опушки? Пока до опушки дойдешь, много чего повидаешь. Идешь отавой -
соч­
но-зеленой травой. Летом в лугу раз­
нотравье и разноцветье: осока, тимо­
феевка, кувшинки, клевериша, ро­
машки, зверобой, калган, таволга, ко­
локольчики. Все скосят, сложат в сто­
га-зароды, и на пожне взойдет отава. Идешь по отаве -
как будто гла­
дишь ее, расчесываешь на пробор. Отава мягка, нежна, умыта росою. Из ручья подымется утка, закрякает от испуга, словно ее спросонья схва­
тили за хвост. Взойдешь на пригорок, а на при­
горке волнухи, целые семьи волнух с волнушатами. На пригорке растут бе­
резы, осины, рябины, малина, кра-
Пожапуй, гпавное в нрестьянских трудах на Вепсовщине -
накосить травы, насушить сена, чтобы хватипо на зиму скоту. 30 Фото Анатопия ФИРСОВА пива, кипрей. Взойти на пригорок все равно, что взобраться на стог сена, -не на маленький стожок, а на большую скирду. Волнухи в траве и в крапиве, как птенчики радужных птиц. Шляпки ИХ розовы, с ободками; сломишь вол­
нуху, на сломе проступит розовое мо­
локо. Есть волнушата величиною с ко­
пейку, есть с пятачок и есть большие, как оладьи, намазанные брусничным вареньем. у каждой волнушки под шляпкой пушистая бахрома, будто шарф. Одна семья волнух живет от другой поодаль. Волнухи играют в прятки с тобой -
волнушатником. Облазишь пригорок, все нет, нет и вдруг подва­
лит целое племя. Оберешь мал мала меньше, с чуть слышным, как цвири­
канье осеннего кузнечика, хрустом; руки ТВОИ умыты волнушечьим моло­
ком. Распрямишься и сразу увидишь: склоненные, как солнце к закату; ус­
тавшие за лето цвести ромашки; желтые соцветия на прямых стеблях зверобоя; запунцовевшие гроздья ря­
бины; алые платки калины; летящие по воздуху, как бабочки-капустницы, березовые листья; затрепетавшие от легкого дуновенья рдяные листья осины. И синеву Большого озера внизу. Озера много, как неба. В небе медленно проплывет кор­
шун-канюк, тонко-печально кликнет, пожалуется на канючью судьбу: веч­
но летать, высматривать с высоты мышиную жизнь в траве, навострять когти ... Сойдешь с пригорка, тут тебе и опушка, начало леса -
беломошный бор с маслятами, лисичками, мохови­
ками; а то и белый найдешь -
боро­
вик, если утро было с теплым, как пар­
ное молоко, туманом. Перевалишь горбатую боровину, угодишь в малин­
ник. Там гляди не наступи на лапу медведю: медведь сластена, большой любитель малины. Дальше пойдешь, углубишься в увитый лишаями ельник. Вдруг явится круглое, с зыбучими берегами окуневое озеро; разматывай уду, до­
жидайся, когда запрыгает, унырнет поплавок под большой плавучий лист белой лилии ... Дня еще много впереди, солнце в зе­
ните, а уже умыл ноги в росе на отаве, набрал волнух на пригорке, нашел в бору белый гриб, порыбачил, поте­
шил себя сладкой малиной ... Остановишься у ручья, ручей лопо­
чет. Наклонишься к ручью, посмот­
ришь себе в глаза, удостоверишься: да, это я, иду по лесу, все вижу, запоми­
наю; для чего-нибудь пригодится. Над водою ива, на крутом ручейном берегу ель. На самой долгой нижней еловой ветке сидит серый рябчик, кру­
тит головкой, ждет, боится тебя. За­
фырчит крыльями, тотчас отзовется, с соседних елей, таким же фырчаньем выводок -
рябчиковая семья. За ручьем дорога (и к ручью при­
вела), по бокам ее матерые толстост­
волые осины. Из осиновых стволов местные люди выдалбливают лодки, похожие на щук, пляшут на волнах в Большом озере. Волны тоже бывают большие. Дорога сойдет в лощину; у самой до­
роги, как на прилавках разложены, гроздья брусники. На лужайке най­
дешь сомлевшую за лето, сладкую с горчинкой, духмяную земляничину. Поваляешь ее во рту, вспомнишь, как пахло лето. Земляничиной пахло. Под синишь губы черникой; черники полно. Заглянешь на болото, попро­
буешь на зуб зеленую клюквину. Тверда, кисла! В лес идешь навстречу солнцу, чуть полевее, так, чтобы пригревало твое правое ухо ... Можно пойти и в другую сторону, подставить солнцу затылок ... Там тоже лес. Но в тот лес ходят из со­
седней деревни, снизу, с Берега, а мы на Горе. Наша деревня так и называет­
ся -
Гора, а та, что у самого озера, Бе­
рег. То есть деревни называются по­
вепсски: Берег -
Ранта; Гора -Селъга. А все вместе, Берег с Горой, -Нюр го­
вичи,«Нюрг» по-вепсски «крутой склон». Мы живем на Вепсовской возвы­
шенности, отсюда берут начало те­
кущие в Ладогу самые чистые наши реки: Оять, Паша, Капша. Все села здесь строены вепсами, названы веп­
совскими именами. Вепсы -
малень­
кая, но древняя, уходящая корнями к самому первоистоку Российского госу­
дарства народность; в старину ее звали весь. Чудь, меря, весь -
выходцы из лесов и болот, мирно жительствовали в Новгородской Руси; племена эти сродни финнам. Нынче вепсы оби­
тают между Ладожским и Онежским озерами, граница их обитания прости­
рается в Вологодскую область и Каре­
лию. Собственно, никакой границы нет. Вепсы живут так же, как русские крестьяне, в лесных, озерных селе­
ниях. Многие вепсы подались в го­
рода, женились на русских девушках, русские на вепсянках. По-вепсски, на финский манер, враскачку, разговари­
вают старики со старухами в глухих, обезлюдевших деревнях, попивая чаи с калитками, испеченными в русских печах. (Калитками на Новгородчине издавна называют ватрушки с кар­
тошкой или брусникой.) Да, так вот, уйдешь утром в лес, по­
лагаясь на ясное солнышко: выведет, на обратной дороге погреет тебе левое ухо. И так все идешь и знаешь, что ты еще в ближнем, как бы пригорном (при Горе) лесу. Ближний лес до реки Сарки, а за рекой -
дальний. Вечером в деревне у тебя спросят, где побывал; если скажешь: «За Саркой», -
к тебе отнесутся как к человеку издалека: за Сарку мало кто с Горы нынче ходит. Сарка река особенная, впрочем, у каждой реки свой характер. «Сар» по­
вепсски «еловый лес»; Сарка и выте­
кает из Сарозера, то есть еловая речка вытекает из елового озера. Течь Сарке недалеко, до реки Генуи. Можно за день дойти от истока Сарки до устья. Была бы торная тропа, за полдня бы дошел. Река Генуя на Вепсовской возвы­
шенности непонятно откуда взялась. То есть река-то понятно ... А вот назва-
ние ... Мы знаем Геную в Италии ... Побывал ли хотя бы один итальянец на вепсовских холмах, того мы не знаем. Вепсы звали свою речку веп­
совским именем Зноя, а кто-то русский подправил: «Зноя» русскому уху ничего не говорит, а «Генуя» ... бу­
дит воображение. Есть в тех местах еще и река Темза. Сарка говорливая река, с крутыми поворотами, то туда, то сюда бегущая, темноводная, с желтым песком на донышке, с каменными порогами­
ревунами, с тишайшими округлыми черемуховыми заводями, с бо­
бровыми плотинами... Бобры осины спилили так, чтобы те пали в воду, за­
городили бег реки, а им, бобрам, тут хатки бы построить, в приостанов­
ленной воде поплавать, впрок заготов­
ленной осиной кормиться. Когда-то по Сарке сплавляли лес, с делянок за Сарозером, в Большое озеро, по Капше, Паше в Свирь, по Ладожскому каналу к нам в город. Что сплавили, а что утопили, после себя не убрали. Река завалена лесом; лес в воде не гниет ... Вот бы собрать команду хороших ребят, поехать летом на Сарку, очис­
тить красивую лесную реку от топля­
ков и завалов ... Река бы заново роди­
лась, заиграла. Давайте запомним: Сарка нас ждет! И Генуя будет нам ра­
да-радехонька! Нынче Сарка замечательна своей полной одичалостью; стежки­
дорожки по ее берегам заросли папо­
ротниками в человеческий рост; идущего вверх или вниз по течению реки человека я ни одного не встретил за годы моих хождений. (Я-то хожу, не ленюсь). За рекой Саркой открывается вели­
кое множество ... нет, не дорог, а лесов, болот, озер, ягодно-грибных мест, спусков-подъемов ... Но река так сразу не отпустит, приманит тебя своим единственным на свете голосом, своей таинственностью, дикостью-нехоже­
ностью ... Кто побывал за тем перека­
том? Может быть, и никто, я первый ... И еще говорили в нашей деревне и на Берегу, в Корбеничах, Озровичах, Ха­
рагеничах, даже за Харагинской Горой, в Лаврове, на Кончике, в Пашозере ... То есть в каждом из этих селений на­
шелся рыбак, ловивший форель на Сарке. Или знавший такого ловца. Рыбак утверждал, что форель на Сарке поймать можно, но только в ненаст­
ную, сумеречную погоду без дождя: в ведро форель увидит ловца, ни за что не клюнет. И в дождь не берет. Не утаивая, сообщали наилучшие приемы лова форели: грузило поднять повыше от крючка, чтобы поводок свободно болтался туда и сюда; поп­
лавок пониже, к самому грузилу: на пе­
рекатах мелко. Кидать под порогом в быстрину, удилищем поводить, запус­
кать приманку под камни и коряги. В отношении червя и крючка высказыва­
лись разные точки зрения. Одни нас­
таивали на двойчатке -
сдвоенном крючке, с двумя же червями. Другие полагались на простой крючок, на од­
ного червя. «Форель если схватит, то 31 Федор Иванович и Та т ьяна Мансимовна Торяновы -
последние ж и тели села Нюрговичи. уж схватит -
намертво! Вытаскива т ь поймавшуюся форель все пре д лага л и одинаковым способом: « Удочку брось, за леску подтягивай, по воде. На воз ­
дух выдернешь, обязательно сор­
вется ». Сколько раз, с превеликой осторож ­
ностью таясь в ивовых кустах, я за­
кидывал в Сарку у д у, терял из виду поплавок, настолько быстро его уно­
сила прыгающая на камнях вода ... На ­
саживал по одному червю и по паре ... О д нажды поплавок унырну л, я по ­
забыл о совете ловцов, д ернул ... У д и­
лище изогнулось ... Из во д ы наружу с каким - то непередаваемым трепыха ­
нием, сиянием, сверканием, кажется, даже искрением выпрыгнула форе -
32 лина. Потрясенный постигшей меня рыбацкой удачей, ослеп л енный прыгающей над водой никогда в жизни \;Ie виденной мной форелью, ис ­
пуг а нный тугой с илой, тягостью, неж ­
д анностью попавшей мне в руки зо ­
лотой рыбки, я н а мгновение замеш­
кался ... Форелина потрепыхалась в воз ­
духе, сошла с крючка и была такова ... В другой р аз ... О! в другой раз, наученный опытом, в препаршивую погоду, на самой быстрой быстрине, с отборными червями-кр а савцами в б а нке ... Все с д елал по правилам, поп ­
лавок сгинул ... Я хвать з а л еску и потя -
нул ... Форелин а на крючке не дрыга -
л а сь ... Э т о про т ивор е чи л о тому, что я зн ал о ней, что пре д сказывали ушлые мужики н а Горе, на Берегу, в Корбени­
ч а х, Озровичах, Хар а геничах и з а Хара ­
гинской Горой, в Лаврове, на Кончике, в Пашозере. .. Мужики говорили, что форель непокорная, с характером была, голыми руками ее не возь­
мешь ... А эта моя форелька (еще не моя, еще в Сарке) не ворохнулась ... Я ее подвел к самому берегу в траву и как-то изнемог, устал, з адумался ... В се выходило не так, как должно было быть: форели полагалось соп р отив­
ляться, а мне ее укрощать ... Эта фо ­
рел ь ка лежала в траве, как желтый ивовый лист ... И так я ее любил, так боялся. Ах ты моя золотая рыбка! Я го­
тов был к ней обратиться с давно при­
готовленной речью: « Смилуйся, госу ­
дарыня - рыбка! .. » Но в это врем я фо­
релька вдруг проснулась, встрепену­
лась, без видимого усилия выплюнула крючок и подалась в тину, оста в и в по себе пятнышко мути. В тот ра з, идя домой на Гору, я ду­
мал, что мне открылась возможность стать еще и з аядлым форелятником, к а к мужики в округе: дву х форелей я упустил, третья не уйдет. А там, гля­
дишь, всю Сарку облазию, Геную на байдарке прочешу, стану лесным, ре­
чным человеком, бородой обрасту, оз­
верею ... Чем дольше ходишь по лесу, тем полнее сживаешься с ним, стано ­
вишься на него похожим -
и все тебе мало. Я думаю, лесной мир имеет что­
то общее с миром книг: чем больше чит а ешь, тем больше остается непро ­
читанного. И в лесу тоже ... Да и мира книг совсем бы не могло стать, если бы не было лесу, а значит и бумаги. Даже наши новгородские предки на бересте писали, берестяные грамоты друг дружке посылали. То есть опять же грамота грамотой, а береста из лесу, из березовой рощи ... Сходить в лес -
одно, на реку дру­
гое. Того и д ругого не уместишь даже в просторном дне ранней осени. Да и корзинка полнехонька волнух. Отнесу­
ка их деду Федору на Гору: дед с тал староват за волнухами бегать, а без волнух в д еревне в зиму тоже че жизнь. Волнухи вымочат в кадке, посо ­
лят, потом их мелко нарежут и на ско­
вороду, с луком, с маслом. Волнухи в нашей деревне жареные едят, с кар­
тошкой, с калитками. У вепсов волну­
хи -
первая еда. Дед Федор Иванович Торяков ро­
дился И живет на Горе с 1901 го д а. А все молодец молодцом. У деда Фе­
дора на голове мягкие, сивые, как белый мох в бору, ку д рявые волосы. За з иму он обрастает бородой ­
куделей. Весной приезжает на Гору из города на охоту один человек по имени Паша, стригший в а р мии взвод, постригает деду Федору бо ­
роду, делает прическу «по-молодеж ­
ному ». Паша постригает деда Федора большими ножницами, ими же стри ­
гут баранов из дедова стада; каждую осень де д Федор с бабушкой Та ­
тьяной сдают по десять барашков для выполнения продовольственной про ­
граммы. Других ножниц в доме у То ­
ряковых нет. Дед Федор Иванович Торяков на­
чал воевать с немцами в сорок первом году неподалеку от своей деревни Гора, остановил врага, не пустил в родные места, потом бил и гнал, вместе со всей Красной Армией, до самой Эльбы. В одном из селений в Германии, оставленном его жите­
лями, солдат Торяков приметил боль­
шие ножницы, пригодные для стрижки овец, привез их домой -
при­
годились в хозяйстве. Это его единст­
венный военный трофей. За геройство в боях бывалого сол­
дата Федора Торякова наградили ме­
далью «За отвагу». Когда он вернулся к себе на Гору, его избрали пред седа­
телем колхоза, он стал главным чело­
веком на Горе и на Берегу, то есть в Нюрговичах -
Федором Ивановичем. У председателя колхоза особенное положение в селе, не такое, как у дру­
гих -
прочих. Крестьяне в поле, а председатель сидит в конторе, разби­
рает, подписывает бумаги, звонит по телефону, выполняет указания сверху, принимает своих односельчан, ре­
шает, как быть в этом случае, как в том. Но Федор Иванович, бывало, от зари до зари вместе со всеми в поле. Хотя ... поле на Вепсовской возвы­
шенности -
не то, что у нас. Каждое поле вепсами взято у леса. Выберут в большой тайге участок, срубят на нем все деревья, стволы вывезут, а сучья сожгут. Ну, конечно, сначала окопают делянку гл убокой канавой... Пни выкорчуют... Для этого нужна си­
ленка; слабых мужиков в лесных де ­
ревнях не бывает ... Там, где был лес, станет пустое ровное место, посыпан­
ное золой, годное под пашню. Вспа­
шут новое поле, зола -
наилучшее удобрение ... Это называется у вепсов «земледелие на суках». Посеют рожь, овес, ячмень. Зерновые колосятся, соз­
реют, их сожнут, свезут на гумно, об­
молотят. Большую часть хлеба сдадут государству на хлебопоставку, что ос­
танется у себя, свезут на водяную мельницу на Сарку, смелют на муку; в каждой избе пекут румяные хлебы и калитки ... Справедливости ради надо заме ­
тить, что овес доставалс я не только охотникам, но и ... медведям. Как только заколосятся овсы на отвое­
ванных у леса нивах, все медведи из вепсовской тайги повадятся по вече­
рам на потраву: заберутся в овсы и чав­
кают до утренней зари. Охотник всего был один на Горе -
Михаил Яковле­
вич Цветков. У него на счету двенад­
цать медведей, ему можно верить: сам сосчитал, не прибавил. В Корбеничах медвежатник Володя Жихарев когда скажет семнадцать, когда восемнад­
цать, когда и двадцать четыре, по настроению. Охота на медведей­
дело ночное, темное; у каждого охот­
ника свой разговор с косолапым, свой счет ... Однако хлеба в колхозе -
полдела. На ферме и в каждом дворе мычали ко­
ровы, блеяли барашки с овцами, в грязи, которой всегда хватало на дере­
венской улице, благодушествовала свинота. Утром пасту х заиграет на рожке, созовет стадо, угонит его на травяные склоны холмов, на лесные поляны, там разведет костер-дымо-
3 «Вокруг света» NQ 2 ЧаСОВНR на кладбище. Ее сносили, закрывали, раЗОРRЛИ. Но все равно ХОДАТ туда вепсы, чтобы ПОМОЛИТЬСR, словно и не замечаR разора. кур -
от мух со слепнями, комаров, мошек ... Стадо не разбредается, мед­
ведей с волками опасается... Если какой телок по дурости ударится в бега, его завернет в стадо пастушеская собака; собаки на Горе сроду умные. Пожалуй, гл,авное в крестьянских трудах на Вепсовщине -
накосить травы, насушить сена, чтобы хватило на зиму всему скоту и чтобы самим крестьянам спать было мягко, ду­
шисто на сенниках. На пуховых пери­
нах вепсы не неживались: не и з кого было пуху нащипать; уток с гусями по­
чему-то не держали. И вот как начнут в июле косить, а тут дожди (на Горе го­
ворят: «дожжи») ... В окошки между дождями накошенное растрясут, высу­
шат, стогами всю пожню заставят, от Большого озера до вершин холмов ... Да еще по полянам в тайге, по поймам Сарки, Генуи ... Где весь народ на по­
косе, там и Федор Иванович Торяков, председатель колхоза, с косой, с ви­
лами ... Понятно, что и в конторе он тоже посиживал, раз председатель ... Колхоз в Нюрговичах стал пере­
довым на всей Вепсовской возвышен­
ности. Федора Ивановича наградили грамотой; грамота до сих пор висит у него на стене в избе, обращенной ок­
нами к Большому озеру. С той поры, о какой я вспоминаю в моем письме из лесу, много воды утекло в Сарке и Генуе -
в Большое озеро, из него в Капшу, Пашу, Свирь, Ладогу ... Молодые из вепсовских де­
ревень уехали в город Тихвин на пост­
роенный там большой завод; на Горе живут старик со старухой Торяковы, Федор Иванович и Татьяна Макси­
мовна. Через дорогу от них живет пле­
мянник Федора Ивановича Александр Текляшов с женой Еленой, собирается переехать к сыну в Курбу, на лесо­
пункт. По правую руку живет другой племянник -
Иван Текляшов с женой Машей. Жену Ивана зовут на Горе Ма­
ленькой Машей; она, правда, малень­
кая, да удаленькая: как примется сен­
ничать, из травы целый день ее крас­
ная косынка выглядывает, как ма­
ковый цвет ... Иван с Марьей задумали перевезти свой дом на ту сторону Большого озера, в Усть-Капшу, там людей больше. Значит, что же? Останутся на Горе одни-одинешеньки старик со ста­
рухой, Федор Иванович с Татьяной Максимовной Торяковы. Давайте и это запомним да навестим горских зи­
могоров; В избе деда Федора и ба­
бушки Татьяны доброму человеку рады-радехоньки. Ехать из Петер­
бурга до Шугозера на автобусе, из Шугозера автобус поменьше довезет до Харагеничей, там любого спроси, укажет, как до Нюрговичей дойти ... По утрам Федор Иванович плавает в лодке потрясти рыбацкую сеть. Сеть у него маленькая, с мелкой ячеей; он натрясает из нее окушков на уху и на 33 пирог-рыбник себе со старухой. И еще собачьей семье. Собак у стариков Торяковых три: за главную Тоська, дворняга, в дому сто­
рож, В лесу хвостик -
куда дед Федор, туда и Тоська. Встретит кого чужого на улице, зальется звонким, далеко слышным лаем, дает всем знать: чужой. В компанию Тоське, чтобы не было ей скучно одной, взят Тимка; да­
чники лето прожили и бросили. Тим­
ка -
маленькая лохматая домашняя собачонка -
болонка. У Тимки зарос­
шие шерстью веселые глаза. Тимка­
бродяжка: вдруг отправится в Корбе­
ничи, там у него дружба со многими псами. Вернется перемазавшийся в грязи; баба Таня с дедом Федором моют его в корыте с мылом, причесы­
вают; Тимка помалкивает, облизыва­
ется от удовольствия. Тимка к тому же еще папаша, а Тоська мамаша. У Тоськи с Тимкой ро­
дился щенок неизвестной породы, его нарекли Фантиком. Фантик пушистый, как кот, толстолапый, неуклюжий, у него большие, как у теленка, глаза с пу­
шистыми ресницами. Придешь в избу к Торяковым, высыпешь в кадку собранные на при­
горке волнухи, погладишь Тоську, Тимку И Фантика; тебя усадят к столу, попотчуют рыбником: ржаная ле­
пешка полнехонька окушков. К каж­
дому из окушков надо отнестись со вниманием: чем меньше окушок, тем костистей ... Посидишь в приютной избе горских старожителей, побеседуешь с ними всласть ... А дня еще много осталось да сколько леса нехоженого! А воды! .. Спускаюсь к Большому озеру, спи­
хиваю на воду легкую поворотливую байдарку, беру в руки кленовое весло. Только выплыл в озерное плесо, и тут из-за мыса: пу-пу-пу-пу, на моторке ку­
да-то шастает Володя Жихарев, одна у него моторка на все Большое озеро ... Подошел ко мне, то да се, где был, что видел ... -
А я, -
говорит Володя, -
днем за волнухами сбегал, обратно полем иду, а от меня медведь, вот так, как до тебя. Думаю, дай схожу посмотрю. -
Ну, сходи, посмотри, -
говорю я Володе. А тут и вечер. Русская печка у меня с утра истоплена, вчерашние грибы высохли на печке (вчера я за белыми ходил, а сегодня за волнухами). Чаю с молоком попить и за письмо ... Ну да, из лесу. Как стемнеет, лес как будто со всех сторон приблизится к Горе, обсту­
пит. Ночью хорошо думается: задень в лесу кислородом надышишься, мысли придут, вот их и додумываешь. Пи­
шешь письмо из лесу ... ЗАЗИМОК Приехал в наши леса в глухую пред­
зимнюю пору. Переплыл на пароме Большое озеро против деревни Корбе­
ничи, туда как раз проложили дорогу. В Корбеничах повстречался с директо­
ром совхоза Михаилом Михайловичем Соболем, совсем еще молодым чело-
34 веком, годящимся мне в сыновья. Когда мы с ним впервые познакоми­
лись, обменялись адресами, молодой директор сказал: пишите мне туда-то и туда-то, товарищу Соболь, Михаилу Михайловичу. Михаил Михайлович был не склонен склонять свою фами­
лию: Соболь. Бурый, рыжий, пу­
шистый зверь соболь (бывает и черный) -
это одно, склоняй его по всем падежам, а «товарищ Соболь» -
совсем другое. Михаил Михайлович Соболь был озабочен перевозом семьи Торяковых, Федора Ивановича с Татьяной Макси­
мовной, из опустевшей деревни Нюр­
говичи в живое, с магазином, почтой, сельсоветом село Корбеничи. Приспо­
собили для стариков пустующую избу, отыскали лучшего печника в округе Григория Мошникова (мошниками у вепсов зовут глухарей), в прошлом тоже нюрговичского мужика; он сложил в избе новую русскую печку. За стариками послали гусеничный трак­
тор с санями, отрядили помощников. Из Корбеничей в Нюрговичи ни на чем другом не доедешь, только на трак­
торе. Мы с товарищем Соболь зашли в но­
вую избу Торяковых, Татьяна Макси­
мовна ставила самовар (в трубу насы­
пать углей, туда же опустить заж­
женные лучинки), пригласила нас по­
пить чаю с калитками. Она была рада­
радехонька своему новоселью. Торя­
ковские коты облюбовали себе теп­
ленькие местечки на с утра истоп­
ленной печке. А где же дед Федор? Оказалось, дед Федор ужо приедет вторым рейсом: вчера, первым рейсом, вывезли, что нужно для жизни на но­
вом месте; сегодня, вторым рейсом, вывезут баранов с овцами и сено. Без своего скота как в зиму пускаться? А где Малыш? В первом письме я вкратце предста­
вил собачье семейство, прописанное в доме у Торяковых; собак было трое, их роздали верным людям в соседние де­
ревни, оставили Малыша, Тоськиного сына. Малыш также и сын Матроса, черной лохматой зверовой лайки кор­
беничского охотника Владимира Жихарева (помните, как Жихарев повстречался с медведем?). Малыш тоже черный, в отца, как у матери, с белой грудкой. Я о нем еще расскажу. Бабушка Татьяна расцеловала ди­
ректора совхоза, поблагодарила его за участие и заботу. Переселение стари­
ковской семьи не входит в круг дирек­
торских обязанностей; это -
доброе дело, порыв души Михаила Михайло­
вича. Молодое лицо директора рассия­
лось, как бабушкин самовар. Впереди у товарища Соболь -
море всевоз­
можных поступков. За добро люди отплатят ему добром; значит, и жизнь сложится счастливо. Я тоже расцеловался с бабушкой Та­
тьяной. Чаевничать мы отказались: дирек­
тора ждали неотложные дела, мне предстояло чапать из Корбеничей в Нюрговичи, все лесом. День в октябре короткий; небо затучило до самой земли. С утра шел снег; тут же прев­
ращался в воду; со всех сторон шелес­
тело, струил ось. Я облачился в старую армейскую плащ-палатку, натянул сверху капю­
шон, оказался в сухом, изолированном от внешнего мира коконе, как бы в ав­
тономном плавании. Пошел по лесной дороге, в резиновых сапогах с под­
нятыми заколенниками. В этом состо­
яла моя цель, за этим я вот уже десять лет приезжаю из города в лесную де­
ревню Нюрговичи, на Гору: идти по лесу докуда ноги донесут. Грибов в лесу уж не было да и ягод, разве что клюква на болоте ... Ничто мне в лесу не светило, однако шел я бодро, с лег­
ким сердцем: ничего лучшего, чем просто так идти по лесу, в любое время года, я в моей жизни не испытал, не открыл. В туманном мельтешении мокрого снега лаково алели гроздья калины -
вепсовской ягоды; багровели огруз­
шие ожерелья рябины; редкие вымытые листья красовались всяк в своем собственном цвете. Озабоченно вереща, перелетали с ветки на ветку со­
роки, разными голосами выкликивали что-то важное сойки; прилетел, сел на ольху серый рябчик, принялся вертеть головой, посвистывать. Из лесу доно­
сился необыкновенно острый запах можжевельника, багульника, хвои, вя­
нущего листа, прелого гриба. Лес внятно вздыхал, переживал смену вре­
мен года: из осени в зиму. Желтый большой трактор со стогом сена на санях, с барашками в загородке, с Федором Ивановичем в кабине, по­
пался мне навстречу на выезде из Нюр­
говичей, с Горы. Трактор остановился; мы поздоровались с дедом Федором за руку, что-то сказали друг другу, но ни­
чего не услышали из-за рева трактора. Так же и попрощались. у нас на Горе все было то же, разве что деревенька еще приутихла, будто кого-то ждала. И белыми стали крыши от снега, выбелилась трава. И еще что­
то переменилось, не в облике деревни, а в настроении, добавился какой-то новый, чуть слышный жалобный звук. Он исходил от деда Федора с бабой Таней избы... Я остановился против избы Торяковых, точно такой, как всегда, и вдруг понял, что в эту избу никогда уже не войти, тебя не встре­
тят, не скажут простых сердечных слов, не усадят к столу, не напоят чаем с калитками ... у входа в избу сидел на снегу пес Малыш, иногда коротко взлаивал, будто плакал. Этот новый звук я уло­
вил в моей деревне, на Горе. Завидев меня, Малыш показал всем видом, что надо взойти в избу и в ней жить. Он по­
дошел к двери, ткнулся в нее носом, выразительно посмотрел на меня: открой, войдем. Малыш родился в этой избе, его тут кормили и ласкали, отсюда он уходил с дедом в лес, разню­
хивал чудные запахи лесной птицы; здесь было ему тепло в стужу, сухо в ненастье. Избу следовало охранять, это Малыш воспринял от своей матери Тоськи, ревностного сторожа. Малыш не понял, как можно уйти из этого луч-
шего в мире места, не поверил, что ушли совсем. Верный пес дожидался своих хозяев. Я погладил Малыша, пригласил его побыть со мной, покуда за ним явится хозяин или сам он сообразит, что надо бежать по хозяйскому следу в Корбе­
ничи. Малыш не внял моему пригла­
шению, хотя прежде охотно наведы­
вался ко мне, остался сидеть у входа в избу Торяковых -
свою родную из­
бу, -
последним в деревне ее ис­
конным обитателем, не согласным бросить гнездо. Ночью я слышал, как подвывает Малыш. Помочь ему мне было нечем. Я сидел у стола, писал письмо из лесу, с Горы. В избе грела печь, был свет, а если выйти на волю, на все четыре сто­
роны простиралась глухая черная ночь предзимья. Когда мое письмо придет к читателям, озеро скует льдом, Гору за­
валит снегами. О зиме в нашей деревне я еще напишу, пока что на память при­
ходили осень и лето. Как-то вечером я зашел к деду Федору с бабой Таней на беседу (у на(; беседа, а у вепсов бесёда), посидели ладком, дед высказал мне предложение: -
Знаешь, Глеб Александрович, давай завтра выстанем с утра по­
раньше, на моей лодке переедем на ту сторону, в гору вздынемся, там вырубка есть. Буде можа брусники на­
берем, не обобрали дак ... Я говорю: «Ну, давай». Так мы и сде­
лали. Шли на вырубку по тропе, за­
росшей хвощами и папоротниками, тропу перебежал ручей. Я спустился в него, перебрел, шлепая резиновыми сапогами. Дед маленько поразбежался и перепрыгнул. Деду под девяносто, мне на тридцать лет поменьше. Я выразил деду свое восхищение: «Ну, Федор Иванович, и горазд же ты прыгать». Глаза у деда -
лесного, бо­
лотного цвета, зеленоватые с про­
желтью, запутались в космах бело­
мошной бороды, растущей повсюду на его природном лике. Дед хитровато сощурил глаза, принялся как бы оправдываться: -
Да, знаешь, я зиму все больше по­
леживал. Баранам пишшу задашь, дров принесешь, бабка печку исто­
пит -
и на боковую. И такая, знаешь, слабость одолела, сил нет. Думал, и ног не потяну. А как, знаешь, лето стало, полеживать неколи: тут и кар­
тошку садить, и сена накосить ... В лес первый раз пошел, дак еле до избы приволокся. Ишо раз сходил -
и вроде ниче ... Морошки у меня принесено, у бабки варенье сварено, и волнухи насо­
лены, и брусники с ведро собрано. Стал ходить, знаешь, и разошелся, а то бы каюк. Главное, скажу тебе, Глеб Александрович, паниковать не надо ... Вот видите, как горский деll Федор своим умом пришел к тому же самому выводу, что и ученые мужи: болезни, слабости, даже старость -
от непод­
вижного образа жизни. Перележишь на лежанке -
и ослабеешь, поддашься собственной слабости -
и пиши про­
пало. Главное -
не паниковать! Выздоровление, бодрость, даже прыгучесть -
через ручей -
дед Федор 3* обрел в лесу, как старое дерево зеле­
неет по весне в лесном братстве. В русском лесу наша сила и наша от­
рада. Даже и в историческом смысле: восемь веков тому назад татаро-мон­
гольские конники рыскали по нео­
бъятной русской равнине, обклады­
вали данью все города и Москву, но войско хана Батыя остановилось у края лесов -
владений Великого Новго­
рода; северные леса явили собою кре­
пость; приступом не овладеть, осадой не обескровить. Для русских воинов­
крестьян, для исконных жителей-лесо­
виков: веси, чуди, меря -
леса послу­
жили оплотом против иноземных зах­
ватчиков. Для северянина лес -
дом родной, пришельцу-супостату -дебрь таинственная, страшная, неодоли­
мая ... Поздней осенью 1941 года немецко­
фашистские войска вели наступление в приладожских лесах, с тем чтобы замкнуть второе кольцо блокады вок­
руг Ленинграда. В ноябре пал город Тихвин ... (Деревня Гора, из которой я пишу вам письма, Тихвинского рай­
она). Однако победа не далась в руки могущественному, наглому врагу: крупповские танки оказались бес­
сильны против дремучей здешней тайги. В лесном сражении под Тихви­
ном, В 41-м году, победил советский воин; непроходимые чащи, болота, холмы и лога Вепсовской возвышен­
ности, реки, озера сослужили ему вер­
ную службу соратника в бою. Слышите: со-ратника, то есть сотова­
рища по рати. Фашистов остановили, отбросили, Тихвин взяли -
праздник на нашей улице, одна из первых спаси­
тельных побед Красной Армии в Ве­
ликой Отечественной войне ... Федор Иванович Торяков участво­
вал в том бою, солдатом, непода­
леку от своей родной деревни Нюр­
говичи. ... Мы с дедом Федором пришли на обещанную им старую вырубку; вся брусника на ней оказалась целехонька, никто до нас не бывал. Самое гадкое дело обирать недозревшую ягоду, все равно что стрелять в не ставших на крыло птенцов... А ведь есть горе­
ягодники, торопыги, обирают загре­
бущими руками ... На дедовой вырубке брусника дозрела, налилась багряным соком, наполнилась ни с чем не срав­
нимой, хрустящей на зубу сладостью с кислинкой. В Архангельской области, на Пи­
неге, на Мезени бруснику зовут ягодой; клюкву -
клюквой, чернику -
черникой, малину -
малиной, а брус­
ника -
ягода в высшем смысле, ца­
рица среди всех ягод. Собирать ее одно удовольствие: запустишь руки в разложенные на кочке, развешанные гроздья, процеживаешь сквозь пальцы стебли, жесткие листочки бруснич­
ника; в пригоршнях набирается весо­
мое -
ягодка к ягодке, крепенькое на ощупь добро. Донесешь его до берес­
тяной, вепсами сплетенной, корзины, часть высыпешь, часть отправишь себе в рот, облизываешься, как торя­
ковский кот Филька, поймавший мышку в траве. Часа два мы с дедом собирали брус­
нику, это дело мне стало наскучивать, как всякое монотонное дело, хотя бы и сладостное. Я обратился к деду с по­
пятной речью: «Ну что, Федор Ивано­
вич, может быть, хватит? Оставим для другого раза?» Дед ни в какую не со­
гласился, на другой раз он уже не мог положиться. «Да я бы, знаешь, ишо побрал, -
возразил мне Федор Ивано­
вич, -
у меня в мешке другая корзина припасена ... » В неодинаковом подходе к собира­
нию брусники сказалась моя и дедова жизненная выучка: я брал ягоду не впрок, а для собственного удовольст­
вия; дед огребал по-крестьянски, для пищи насущной в зиму, для калиток с брусникой, для чаев с брусничным ва­
реньем. Оставить ягоду не собранной на кочках представлялось ему плохо сделанным делом, чего он себе не поз­
волял. Бывало, мы плавали с дедом на его лодке из Нюрговичей в Корбеничи, в магазин за хлебом. Я сяду на весла, по­
гребу да и соскучусь, отвлекусь на ка­
кой-нибудь пейзаж, благо Большое озеро не повторяет свою красоту, за каждым мысом новое. Дед тем време­
нем, сидя в корме, окунает в воду кор­
мовое весло, дает лодке направление и ход, ни одного гребка не пропустит, от причала до причала: работает вес­
лом по-крестьянски, на совесть, как и любым орудием труда. Так и на фронте солдатом. Утром к моей избе прибежал пес Малыш. У пса подвело живот, третьи сутки он жил некормленыЙ. Я поде­
лился с ним трапезой, отдал ему пол­
кило ветчины (формовой, колбасной), ни разу в жизни до сего утра им не про­
бованноЙ. Малыш проглотил ветчину как-то безотчетно, не разжевывая. Я дал ему полбуханки хлеба; хлеб он разжевал, все съел до крошки. Малыш успокоился, не лаял, не выл, по-види­
мому, согласился пожить со мной, по­
дождать хозяев. Я сел на лавочку, пос­
тавленную таким образом, чтобы ви­
деть Большое озеро -
в одну сторону до протоки, соединяющей его с ма­
леньким озером, в другую до излу­
чины. Озеро было тихое, задумчивое, как вся природа; леса по высоким его берегам чуть расцвеченные, засне­
женные, с густыми, неподвижными пологами тумана в распадках. Я смот­
рел на озеро, на леса, Малыш при­
жался к моей ноге. Нам двоим было хорошо просто так сидеть над озером, любя друг друга. Малыш еще не знал, что скоро я уеду отсюда, как уехали дед с бабкой, как уехали все. Я раздумывал, как поступить с Малышом... В лесу не бывает праздных раздумий, надумал -
и делай, никто за тебя не сделает, на завтра не отложишь: завтра вдруг гря­
нет зима или еще что-нибудь ... Я нака­
чал резиновую лодку-байдарку, спус­
тил ее по осклизлому травяному склону в озеро. Малыш пришел сле­
дом за мною на берег. Я сказал ему: «Ну, садись в лодку, Малыш, поплы­
вем к деду с бабкой». Малыш выслу­
шал меня, отшагнул подальше от 35 лодки, сел на траву. В глазах у него можно было прочесть: <<Я остаюсь здесь». Я сел в лодку, поплыл по тихой, темной, туманной воде. Малыш по­
шел берегом, провожал меня. В том месте, где тропа забирала вверх, к избе Торяковых, пес решительно повернул в гору, не оглядываясь, побежал домой. Плыть по безветренному озеру в редкость у нас, лодка скользила бес­
шумно, как по маслу, и, правда, вода была масляниста ... В одном месте пла­
вания я приметил отдельно стоящую на мысу, совершенно необлетевшую, озолоченную березку. Ее отражение в зеркальной воде, кажется, достигало дна озера, сияло из глубины, будто в озеро опустили зажженную люстру. В Корбеничах я поднялся к новой избе Торяковых. Во дворе дед Федор вытесывал из чурки какой-то предмет в хозяйство, может быть, ручку к двери. Я обратился к деду с тем делом, ради которого приплыл: «Малыш-то у избы сидит в Нюрговичах. Воет». Дед сокру­
шенно развел руками: «Да, знаешь, как ехали на тракторе, взяли его в кабину, он на ходу выскочил и давай бог ноги. Прибежи-ит ... » Я спустился к лодке ... Уже засумер­
ничало, в Корбеничах зажигались ред­
кие огни ... ЧАЙ С МОРОШКОВЫМ ВАРЕНЬЕМ Нынче в зиму почта на Гору не хо­
дит; связь моя с миром по озеру, по лыжне. Лыжню, понятное дело, надо сперва проложить, накатать. И так всю зиму наперегонки со снегом: снег зава­
лит мою одноколейную дорогу, мою линию связи, а я ее заново протопчу ... Зато как повернет на весну, солнце снега оближет, ветры причешут, мо­
розы-утренники наморозят до хруста ... Лыжня -
по озеру... Надо спус­
титься с Горы: Гора высока, склон крут (помните, по-вепсски Нюрг -
это кру­
тосклон; отсюда название деревни: Нюрговичи). Для слалома, скорост­
ного спуска наша Гора -
лучше и не сыщешь. Я скатываюсь с горы на ши­
роких лесных лыжах; на самых крутя­
ках схожу лесенкой. Бывает, и призем­
ляюсь: падать мягко, сугробы пу­
ховые. При этом по сторонам не оглядываюсь: никто не видит меня, я один на Горе; под Горою я тоже один ... Торить, поддерживать лыжню на за­
мерзшем озере много труднее, чем плавать по нему на байдарке, даже и против ветра. Самая лютая зима не без оттепели; снежный покров, как слоеный пирог, с корочками наста, с мокрым нутром. Большие морозы на­
морозят столько льда, что самому ему не поместиться в озерной котловине; полопается; в трещины выплеснется вода -
это наледь. Угодишь в нее, на лыжи налипнет, примерзнет по пуду. Еще прихватит пургой. Так и чапа­
ешь -
в Корбеничи за хлебом, к деду Федору с бабой Таней на бесёду ... Зато бывают дни: выйдешь на во­
лю -
и окунешься в белизну, синеву ... Снег хрустнет у тебя под ногой, со 36 скрипом, как капустный кочан. Сорока слетит с куста калины, осыпет целый сноп, облако, феерию блесток. Чурку отпилишь от принесенной из лесу ле­
сины, топором как жахнешь, чурка по­
полам разлетится ... Нет лучшего дела на свете, чем колоть в ясный день на морозе дрова! Станешь на беговые лыжи (на лесных по целику, на беговых по ука­
танному), задашь себе урок слалома, скоростного спуска, искупаешься в су­
гробе, скатишься на озеро -
и пошел . по лыжне, со стуком и свистом. Скажешь себе спасибо (больше не­
кому сказать): какой же ты молодец, что лыжню протоптал-укатал, не поле­
нился, снеговею не уступил! .. А когда занастеет снег, выровняет его сол­
нечный ветер по всей ледяной глад­
кости озера, -
можно коньковым ша­
гом лететь с легким сердцем, отмахи­
вая палками, как крыльями. В мгновение ока домчишься от Нюр­
говичей до Корбеничей, так, на лыжах, и явишься к деду с бабкой Торяковым. Первым тебя учухает пес Малыш, по­
гумкает в избе, на мороз носу не высу­
нет. -
Здравствуйте, хозяева! Прини­
майте гостя из Нюрговичей! Разумеется, гостю рады. -
Садись чаю попьем, -
попотчует Федор Иванович. Уговаривать долго меня не надо. К чаю я совершенно готов. -
А как же, попьем непременно. Татьяна Максимовна принесет гли­
няную миску морошкового варенья, скажет: -
Ешь варенье. Мало дак ишо при­
несу. Ты летось деду, помнишь, нака­
зал по морошку идти, сам бы он и не скрянулся: сей год с этим пер'еездом наволновались. У меня руки-ноги от­
нявши были, а теперь и ниче. -
Буде можа супу похлебаешь, -
от всего сердца хочет меня уважить Фе­
дор Иванович, -
эва килька в томате у нас взята: магазин теперича под боком дак ... Я похлебаю супу, не побрезгую килькой в томате. Целый день на мо­
розе пробудешь -
быка съешь, а уж ба­
рана-то точно. Или хотя бы кильку ... в томате ... И потечет наша стариковская бесёда, как ручей зажурчит. Придут коты, ПОМУРЛЫЧУТ. Малыш ткнется мордой в колени. Все се­
мейство Торяковых в сборе, прижи­
лось на новом месте ... Морошковое варенье сладостно на вкус, хрустко на зубок, с семечками; сохранило запахи лета ... И бесёда наша с дедом и бабой куда бы ни завернула, все возвращается на морошку. Пить чай с морошковым вареньем в зиму -
экое благо! Морошка, может быть, самая скрытная ягода в наших лесах. Ее и лесной-то не назовешь, как чернику, к болотной -
клюкве -
не прирав­
няешь. Морошка растет в тех местах, где лес измельчился на сходе в болото, меж чахлых сосенок и елок, на кочках. Да и то не всякая обочина болота­
морошковая. Значит, что же? Надо обойти все бо­
лота, держать в памяти путик, куда идти по морошку. Листья у морошки, как узорные зеленые салфетки, лежат на кочках. Ягода восстанет из мха на высоком стебле, вылущится из кокона, крепенькая, как орех, лаков о-розовая, в спелости янтарно-желтая, истекающая соком. Морошка не только скрытна, приве­
редлива к месту, где явить себя; ее трудно захватить и по времени: никто не знает, когда поспеет морошка сей год, то в июле, то в августе, смотря ка­
кое лето. Приедешь на Гору посередке лета, первым долгом спросишь у Марии Тяклешовой (нынче в осень Иван да Марья Тяклешовы переехали в У<;ть­
Капшу, построили там новый дом): «f"IY, как морошка?» Мария ответит: «А кто ж ее знает. Мы с Иваном сенни­
чали, некогда в лес сбегать. Да вот, у меня пышка испечена с морошковым вареньем, с прошлого лета оставши маленько. Есть ишо, е-е-есть! По­
пробуй эвон с молоком топленым». В июле у нас на Горе и в окрестных селах о морошке витали разноречивые слухи. Одни говорили, что надо не­
дельку еще подождать, другие гово­
рили, что уже потекла. Морошка­
текучая ягода, как снегурочка: покра­
суется и растает-утечет. Июль в тот год выдался жаркий. Ночи на севере такого цвета, как свеженакошенное сено, еще не сложенное в стог, на лугу распущен­
ное, высохшее, посеребрившееся, всеми цветами, какие есть, пахнущее. Ночи в июле пахнут сеном, росой. Са­
мое время траву косить, сенничать. Стога сложат, тогда уж по ягоду ... Вот и я... Косу мне подарил Иван Тяклешов; это -
царский подарок: ко­
совище вепсовское, еловое, с гор­
биной, с особенной рукоятью, из сука выструганной. Косу я обмакну в росу, тогда уж бруском по стали: вжик­
вжик -
тотчас тебе отзовется Иванова коса. Рубаха Ивана белеет то выше, то ниже по склону. Сколько я знаю Ивана (уже лет десять), косит он в белой ру­
бахе. Маленькая Маша трясет сено­
сушит, сенничает -
в красной косынке. В погожий июльский день Иван да Марья накосят, высушат столько сена, что навьют целый стог -
зарод. И я накошу-насушу копешку. Охапку снесу себе на ложе: спать на сене все равно, что косить в охотку, только не надо руками разма­
хивать ... Что останется, снесу корове Тякле­
шовых Майе. Майя -
единственная представительница коровьего пле­
мени в Нюрговичах, у нее есть сын, бычок Мишка. Им скучно без общества, они пасутся вблизи людей, постоянно готовые к дружбе со всеми нами. Меня Майя тоже считает за сво­
его, по утрам приходит к моей избе, мычит, ждет, когда я ей вынесу кусок хлеба, посыпанный солью. (Такой же кусок я выношу и Мишке.) Проглаты­
вает его с удовольствием, ластится ко мне, как кошка. Я сяду на лавочку на угоре, Майя подойдет сзади, положит мне голову на плечо, так что рог упира-
ется в затылок, дышит в ухо теплым, добрым дыханием. То же самое про­
делывает и Мишка, берет у матери уроки доброго нрава. Майя -
сытая, гладкая, чистая бу­
ренка, белолобая, с белыми нагрудни­
ком и подбрюшником. Мишка черный, чумазый и тоже белолобый. Особенно любит Майя, когда я ее глажу по щеке и подбородку. Ну, право слово, кошка ... Чтобы закончить разговор о моей дружбе с местной животиной, о наших взаимных ласках, нельзя упустить из виду тяклешовскую собаку Риту, боль­
шую, как жеребенок, черную, желто­
глазую, помесь овчарки с лайкой. Каж­
дое утро или в другое время Рита вбе­
гает ко мне в избу, шумно дыша, запы­
хавшись, кидается мне на грудь, во­
дружает когтистые мокрые лапы на мои плечи, смотрит в глаза своими со­
бачьими, полными неистовой любви глазами, принимается меня обнимать­
целовать, как будто я ее милый дружок, явился к ней на свидание после долгой разлуки ... Но это все присказка, сказка впереди. К полудню зной накаляет небо и долы, будто здесь не русский Север, а са­
ванна Африки. Оводы проносятся во всех направлениях с диким ревом, как воздушные рокеры, вонзаются в твое тело, как пластиковые пули ... Иван да Марья сенничают. Я ухожу в избу, постигаю всю спасительность -
против зноя -
ее рубленных из сос­
новых бревен стен, ее деревянной кровли (в дождь протекает, как ре­
шето), подполья с поддувом; В избе упоительно прохладно, аж озноб про­
бирает. Охолону, подкреплю свои силы чем Бог послал -
и опять под яс­
ное солнышко, не сходящее с неба в эту пору, как будто работающее в три смены, впрок, на будущие долгие хо­
лода. Сяду в байдарку, плыву сначала по Большому озеру, потом по малень­
кому. Маленькое озеро -
бухта Боль­
шого, лагуна; между ними ПРОТОI;а с низкими берегами, заросшими трестой и рогозом. Вода в протоке тем­
ная, с просвечивающим оранжевым дном; из воды высунули черные морды так и не утонувшие за сорок лет топляки. В маленькое озеро вливается быстрая холодная речка Генуя, на­
несла в устье чистого, крупного, зер­
нистого песку, образовала косу-остро­
вок посреди открытой воды, на быстрине, на ветродуе. Высаживаюсь на остров, обследую его, не нахожу ни опного следа чело­
века; ни один овод-слепень ffe доле­
тает до сего, пе обозначенного в картах мира, острова, с золотыми песками пляжа. Со всех сторон меня обхваты­
вает солнечный ветер, разогревает вет­
реное солнце. Вплываю в зеленый шатер реки Ге­
нуи. Ветви деревьев левобережья про­
тянулись к ветвям правобережья; над головой только про галок неба. И такие травы возросли на берегах, крапива, дудник -
в рост снежного человека; папоротники как пальмы! Вода в Генуе шибко бегучая, надо налегать на весло. Река поворотливая; в каждой излучине затор палых или бо­
брами подпиленных стволов; перева­
лишь и окажешься в тихой заводи. Можно разматывать удочку, но все тебя тянет дальше, выше: что там? И берега все круче, выше, дичее ... Утка-крохаль вдруг шлепнулась впе­
реди по ходу лодки, близехонько ... Плывет, поворачивая голову с хохол­
ком, поглядывая круглым глазом в светлом ободке, зовет, приглашает: «Ну, давай же, давай за мной, по­
дальше от моих детей-крохалят», от выводка!» Мать-утка намеренно неос­
торожна, жертвует собой ради детей, подпускает врага-человека не то что на выстрел, можно прихлопнуть веслом ... Вижу сереньких утят в траве у берега: высунутся, посмотрят, унырнут ... Когда плывешь на байдарке вверх по Генуе, сказка обступает тебя со всех сторон, протягивает к тебе из воды ко­
ряжьи руки, нависает над головой мед­
вежьими лапами елей. Где-то что-то шлепает, хлюпает, вскрикивает голо­
сами неведомых птиц ... И, кажется, никто до тебя не плавал по Генуе. Никто! Ты -
первый! .. Дохожу до такого места, где русло реки перегорожено капитальным зало­
мом. Конечно, можно перетащить бай­
дарку по берегу. Но это в другой раз: все мои силы потрачены на плаванье по сказочной реке. Разве чтоб порыба­
чить ... Посоветую тем, кто прочтет мое письмо, соберется с удочкой на Геную: запасайте побольше крючков: дно реки выстелено топляками, коря­
гами ... Когда сплываешь вниз по реке, то и грести почти не надо, река несет твою лодочку, как поплавок. Вплывешь в озеро -
увидишь на Горе родимую де­
ревеньку, свою избу ... А вон и белая ру­
баха Ивана, красная Машина косынка. Стог почти уж сметали. Утром ничего не было, вдруг вырос стог, будто всегда стоял, природой ему назначено это место: часть пейзажа -
и признак жизни. В зиму сено увезут Иван с Марьей в деревню Усть-Капшу, в новый дом, на новый сеновал, вместе с коровой Майей. Причаливаю в мою гавань под ивовым кустом. Тропа от озера к из­
бе -
моя, мною протоптанная. Подни­
мусь на Гору, сяду на лавочку, ко мне придет Иван -
на бесёду. О чем­
нибудь побесёдуем с ним или просто так посидим: оба устали; Иван сено ко­
сил, я рыбу ловил. Усталость от трудов сближает людей: можно поговорить, можно так посидеть. С кем не дается мне взаимопонима­
ние, так это с котом Филькой. Филь­
ка -
охотник-мышелов, мышей он ло­
вит травяных. Сам дымчато-серый, а кончик носа у него черный; у всех ко­
тов розовые, а у Фильки черный. Филь­
ка -
кот травяной, крапивный. По­
маню его, он охотно придет к рукам, заберется мне на плечо, там приляжет, замурлычет, примется вонзать в меня свои вострые когти. Кот хищный, но в то же время ласковый. Я терплю, по­
глаживаю Фильку, приваживаю его, несу в избу -
в острастку моим из­
бяным мышам: уж больно они разгу­
ливаются по ночам. Вот бы на них на­
пустить бы Фильку ... Но Филька, внесенный в избу, вдруг соскаивает у меня с плеча, опрометью кидается в дверь -
и поминай как звали. Нет у него ни малейшего инте­
реса к моим мышам. Ночью сяду писать письмо из лесу, вдруг спохвачусь: морошка не най­
дена, не собрана, никто не знает, пос­
пела она или уж утекла ... Утром вскакиваю как встрепанный, настроенный, нацеленный, заря­
женный на морошку. Чай пью, обжи­
гаюсь, будто мне к девяти на службу. Кидаюсь в ближние боры, дальние ос­
тавляю в уме: не здесь, так уж там-то ... Июльский лес пронизан светом ... В лесу воцарилась особенная тишина ожидания, кануна: все готово созреть, прянуть из гнезда, стать на-крыло. Цве­
тут брусничники, черничники, малин­
ники. Притаились недавно оперив­
шиеся птенцы, обросшие мягкой шерсткой зайчата, медвежата, волчата, лисята, барсучата. Шуршат в хвощах ежи; у ежей должны быть ежата, но я их еще не видал. У муравьев, если вгля­
деться, натоптаны от муравейника к муравейнику прямые, как Невский, проспекты, с многосторонним ожив­
ленным движением, без выхлопных газов ... Лес в июле зеленый, нехоженый, не­
запыленный, будто умытый и приче­
санный к празднику. Хочется идти по нему осторожно, не нашуметь, не на­
топтать сапожищами, не спугнуть сто­
рожкую тишину. Июльский лес зачаро­
ван, заворожен, наполнен движущи­
мися тенями. Того гляди выйдет вон из-за того выворотня Хозяин Леса, с лишайной бородой, спросит: «А ты за-­
чем пожаловал?» Как зачем? За морошкой! Вдруг слышу следом за собой легкое топотание по тропе. Кто бы это мог быть? Лес пустехонек ... Сам не свой от радости, меня догоняет Малыш. Вот это встреча! Поздоровались, пообни­
мались ... Не БЫЛG у нас с Малышом до­
говору вместе в лес идти, он своим умом прознал о моем намерении. Сбежал от хозяев -
и вот он, здрасьте! Мы пошли по морошку вдвоем с Малышом. Правда, он больше шастал по дебрям, на кого-то там лаял. Од­
нажды явился на тропу облизываясь: что-то лакомое съел. По глазам его было видно: хотелось ему похвас­
таться ... Ближние боры в июле скоро прой­
дешь: грибов не надо искать, за яго­
дами не нагибаться. Перевалю гор­
бину, тут тебе по правую руку болото ... И вот я схожу на болото, чувствую, как становится все горячее, пятки жжет ... ПроБУЮ!llа зуб одну морошку, дру­
гую: поспела, тает во рту, дух захваты­
вает от сладости; облизываюсь, как пес Малыш. Набираю, чтоб дно закрыло в корзине, со всех ног бегу к деду Федору с бабой Таней, несу им из лесу первый гостинец сей год и, главное, важную новость: настало время морошки! Пора! 37 УБИЙЦА НУЖДАЕТСЯ В ЗАЩИТЕ Титул убийцы акула носит по праву. Ничьей любовью не поль з уется тоже по праву. Но э то еще не значит, что ее следует истреблять: в природе нет ничего бесполе з ­
ного. А акула может быть полезной и еще как! Во-первых, плавники -
дорого il . '.а-
тес в восточной -
особенно ки л ;>1 -
кухне. Значит, бьют за плавники. Во­
вторых, довольно вкусное мясо. И за мясо бьют. В - третьих, печ е нь богата витамином « А ». И за печень. Иза шкуру. И за желчь для восточных аптекарей. Да еще у бедняги рака не бывает -
тут и для западных фарма ­
цевтов большой интерес. Только на Восточном побережье США бьют акул за год общим весом в 22 000 тонн! И часто -
просто ИЗ спортивного интереса. Так кто же убийца? Новые правила, введенные в этом году, ПОЗВОЛЯЮТ убийство акулы только для са­
мозащиты, а в промышленных целях -
по лицензиям. Лет через пять акула расплодится. По­
дождите, любители супа из акульих плав ­
ников! И трепещите ... БОЛЬШИЕ, КРУГЛЫЕ И НИЖНИЕ Зря мы брюзжим ПО поводу одноо ­
бразных названий улиц и населенных пунк­
тов в нашей стране. Ей-же-ей, зря! Мы вовсе не хотим утверждать, что наз­
вания типа «15 Запроектированной » или «Советская, угол проспекта Маркса » имеют свою скромную прелесть. Просто и в других (многих!) странах не лучше. Возьмите аме­
риканский штат Мичиган. В нем примерно 440 озер. И з них 96 -
Больших, 85 -
Нижних и 57 -
Круглых. Сложите, вычтите из общего числа, и вы убе д итесь, что наз ­
ваний, на которые затрачена хоть унция фантазии, остается совсем ма л о. МЕНЬШЕ РИСОВОГО ЗЕРНА ... веер, сделанный китайскими чудо-мас­
терами. На одиннадцати пластинках из сло­
новой кости они изобразили 11 пейзажей и написали 11 утонченных стихов объемом в 375 иероглифов. Рассмотреть веер и прочи ­
тать стихи можно только в микроскоп. БОРЬБА С МАЛЕНЬКИМИ СЛАБОСТЯМИ . Всем известно, как тяжело и з бавиться от старых бумаг: писем, записок, даже теле­
фонных счетов. Рука не поднимается все это разорвать и выбросить. А выбрасывать­
то надо, иначе можно захлебнуться в море не нужной макулатуры. И фирма « Триум - Адлер » в Америке при­
ходит на помощь. Она и з готовила красивую шкатулку, куда можно положить все вышеупомянутое на вечное хранение. Как только вы закрываете крышку, включается бесшумный моторчик -
и истребляет любую бумажку подчистую. ИНКИ-КОНСЕРВАТОРЫ Ничто не ново под луной, и консервиро­
вание съестных продуктов тоже. Считается, что в промышленном масштабе оно разви­
л ось лишь в начале прошлого века. Но мек­
сиканские археологи доказали, что древние обитатели Перу инки занимались им уже в ХУН веке. Они консервировали мясо и кар­
тошку. Их сушили д нем на солнцепеке, а ночью -
в Андах ночи в е сьма морозные -
промораживали. Продукты можно было хранить годами. Учитывая особенности государства инков с их централизованным распределе ­
нием припасов с огромных складов, можно смело утверждать, что именно они начали консервирование именно в промышленных масштабах. СМЕРТЬ КОМАРАМ! Этим омерзительным насекомым, а также москитам, гнусу и пр., и пр., кажется, пришел конец. Тайваньская фирма «Одино­
кая вершина » выпустила на рынок треу­
гольные серьги, светящиеся в темноте сине- з еленым светом, заметным метров с шестидесяти. Но главное не это. Главное­
то, ЧТО пористый материал, и з которого серьги сделаны, пропитан жидкостью, выражаясь научным языком -
репеллен ­
том, способным отпугивать насекомых. Причем так, что, завидев лишь человека со светящимися ушами, целые рои кровопийц в панике будут улетать. Дело за малым. Как сделать, чтобы спа­
сительные серьги попали к нам? Что же ка­
сается моды на серьги (у мужчин), первые шаги у нас уже сделаны. ПЛАЩ ДЛЯ КОРОВЫ Такой проблемой з анимается токийский профессор Мосаку Сакураи. Костюмчик, спроектированный ученым для коровы, прост И красив: пе л ерина, завязанная под брюхом, и капюшон с отверстиями для рогов. -
С жиру б е сятся! -
может отреагиро ­
вать кто - нибу д ь и з читателей. Отнюдь. Тк а нь костюма -
из искусст­
венных волокон, покрытхx тончайшим слоем алюминия. Она защищает корову летом от жары, а зимой от холода и сквозня­
ков. Защищенная от непогоды буренка дает молока раза в д ва бо л ьше своей голой родственницы. В ТРУСАХ ВСЕ РАВНЫ На этот ра з Му з ей трусиков. Его изобре­
гатель и соз д атель бельгиец Жан Буке ра­
зослал пятистам видным людям просьбу rIрислать в музей свои трусы (поношенные, много раз стиранные). Пока в музее 100 экспонатов. В своем письме Буке характери­
JyeT свое начинание как демократическое « <В трусах все выглядят равными!» ) и анти ­
милитаристское «<В трусах не повоюещь!»). Два письма он направил Саддаму Ху ­
сейну: на первое не получил ответа, а после второго позвонил не известный и пообещал в з орвать музей. А как им обмахиваться -
и вообще не­
понятно. Разве что чудо-мастера, отдохнув от работы над веером, соорудят для этого специальную машину. Еще меньше рисо ­
вого зерна ... ВОКРУГ ~ ---------------- ~ --------p~---------------- -- -------- --
38 НЕ БЕРИТЕ ГРЕХ НА ДУШУ Вопрос о родине охраны животных можно считать решенным. Очевидно, это Шри Ланка. В горах острова археологи нашли две каменные таблицы, на которых вырезаны надписи, именующие убийство животных великим грехом. Составлены таблицы 2 000 лет тому назад. ВСЕ РАВНО ЧЕМПИОН "1 О (или В данном случае: что) всех Б OJ lьше из живых существ на Земле? «Что », по т ому что речь идет о дереве. Но дереве живущем и цветущем. Это секвойя «Ге­
нерал Шерман » в Калифорнии. СУ всех секвой есть имена.) Весит оно 6167 тонн. Свой титул генерал - дерево удерживает с 1940 года -
среди 750 собратьев-секвой, за­
несенных в Национальный Регистр Боль­
ших Деревьев. ЧТО ПЕЛА ВАША БАБУШКА-ПИРАТКА? Теперь это можно узнать. Питер Брук из австралийского города Аделаида, много лет копаясь в архивах и системати з ируя, со­
брал множество этих песен. Кое - что приш ­
лось реставрировать с помощью ЭВМ. Потом он издал пиратский фольклор от­
дельной книжкой и стал выступать перед публикой. Оказалось, что пели пираты в основном песни нежные, ностальгические, полные тоски по утраченной матери-Англии. Свою же романтическую судьбу флибустьеры рассматривали как проклятье и тяжкий крест. Так что, если у вас была бабушка­
пиратка, женщина она была грустная и впечатлительная. А в свободное от работы время -
добрая и заботливая. ПРОФЕССИЯ -
ПИСАРЬ С распространением во Франции всеобщей грамотности профессия писаря -
помощника неграмотных было исчезла. Кто бы мог ждать ее возрождения в расц ­
вете компьютерной эры? А поди ж ты, воск­
ресла, возродилась и процветает. 250 писа­
рей - каллиграфов предлагают свои услуги по всей стране. Они напишут заказчикам любовные письма, поздравления, проше­
ния и вообще все, что нужно. Надоела просто рациональная одноо­
бразность машинных литер ... О ПОЛЬЗЕ НЕОСТОРОЖНОСТИ Руководство нидерландской коро -
левской почты настолько было уверено в победе своей команды на чемпионате мира в Италии, что еще до начала состязаний от­
печатало марки с надписью: «Голландцы­
чемпионы мира по футболу». Успели от­
печатать миллион экземпляров, а всего за­
думали 16 миллионов. Все бы ничего, да вот беда -
проиграли футболистам ФРГ! От­
печатанный тираж приш л ось уничтожить, сохранив лишь сто штук: часть для музея почты, а часть -
для продажи коллекционе ­
рам по столь дорогой цене, что она почти перекрыла расходы. ПЕСТРЫЙ МИР ПОМИДОРОВ Радуга, которую вы видите на снимке, не что иное, как покрытие для грунтовых рас­
тений. Раньше помидоры прикрывали черным пластиком -
тепло хорошо соби­
рает. Но цвет у овоща выходил какой-то не очень глубокий красный. Агрономы Каспербауэр и Хант из Южной Калифорнии установили, что пестрые покрытия придают помидорам разные ва ­
рианты красного, ценимого покупателями цвета. Сейчас ученые занялись хлопком: у бе­
лого цвета тоже ведь разнообразные вариа­
ции. РИ СУ Н Н И В.ЧИЖИНОВА Подготовил Л.МИНЦ ВО КРУГ ~---------- -- ---------------p~------------ -------------- ~ 39 / Дж. ШУЛЬЦ СЛТАКI1I1 g Повесть Часть 11 В большом лагере было шумно и суетливо, как бывает обычно поздним вечером, когда охотники с добычей возвращаются домой, дневные работы закончены, и люди пируют, курят трубки, поют песни и танцуют. Долго мы сидели на возвышенности, присматриваясь и прислушиваясь, обсуждая то, что нам предстояло сделать. Отец сказал, что он пойдет в лагерь один и приведет нес­
кольких лошадей, которых я буду сторожить здесь, пока он отправится за остальными. Я ответил ему: -
Хорошо. Но в первый раз мы пойдем вместе. Я должен знать, не трус ли я. Я должен знать, что чувствуешь, когда находишься в лагере врага. Он согласился со мной. Незадолго до того, как Семеро! показали, что близка пол­
ночь, в последней палатке погас огонь и люди легли спать. Мы спустились в долину; перешли вброд реку и, продрав­
шись сквозь высокую полынь, подкрались к лагерю. Примерно в десяти шагах от нас стояли два крайних виг­
вама. Из одного раздавался громкий храп, в другом кто-то разговаривал и ворочался во сне, шурша шкурами, но вскоре затих. У этого вигвама лежали несколько больших собак, которые, увидев нас, поднялись и побежали навст­
речу. Если бы мы произнесли хотя бы слово, они могли бы рас­
познать в нас чужих. Если бы мы попытались бежать­
собаки бросились бы за нами, подняли бы своим лаем всех спящих -
и нам конец. Но мы, подавив страх, замерли на месте. Собаки обнюхали нас (одна даже уткнула свой хо­
лодный нос в мою руку) и повернули обратно к вигваму хо­
зяина. Наверное, они подумали, что мы -
из их народа, ведь собаки не могли знать запах каждого человека в таком большом лагере. Мы вздохнули с облегчением. Было отчетливо слышно, как где-то совсем рядом с нами нетерпеливо переступают горячие лошади -
быстрые ска­
куны для охоты на бизонов, привязанные на ночь для большей безопасности рядом с вигвамами хозяев. Это были желанные для нас лошади -
не вьючные, и не те, ко­
торых запрягают в травуа, не кобылы и не жеребята. Их обычно сгоняют в большие косяки вне лагеря, на равнине. Мы легко могли бы захватить целый табун таких лошадей, но они медлительны, и их трудно угнать. Только большой военный отряд, способный отразить преследующего врага, может удержать такую добычу. И действительно, за вигвамами мы разглядели двух ло­
шадей, вернее, неясные очертания одной, темной масти, другая, с белыми пятнами, отчетливо была видна в ночи. Отец дал знак двигаться вперед. Бесшумно и медленно мы приблизились к вигвамам, и, когда проходили между ними, мое сердце забилось так сильно, что его глухие удары сот­
рясали все тело. Я почти не дышал, мне было страшно. Я стал молиться Бизоньему Камню, умоляя его помочь мне побороть страх. И мое сердце забилось ровнее. Я направился к пятнистой лошади и увидел, что она была на короткой привязи, завязанной на передней ноге. Когда я сделал шаг в ее сторону, лошадь захрапела и отпрянула прочь. Мне показалось, что никогда еще я не слышал та­
кого громкого храпа. Казалось, что он поднимет всех людей вокруг. Бросившись на землю, я стал смотреть и слу­
шать, что будет. Лошадь успокоилась. Никто не появился. Тогда я подошел к лошади, обвил веревку вокруг ее шеи, 1 Большой Ковш или созвездие Большой Медведицы. -
Прим. авт. Продолжение. Начало см. в .NQ 1192. 40 освободил от привязи и повел мимо вигвамов. Отец шел впереди меня, ведя темную лошадь. Увидев ее, моя пятнис­
тая пошла охотней. Земля была мягкой, и ноги лошадей ступали очень тихо, но все же нас могли услышать в вигва­
мах те, кто не спал. Ха! Как мне хотелось вскочить на мою лошадь и ускакать отсюда! И опять собаки встали со своего места, обнюхали нас и повернули прочь. Опять мое сердце билось так часто, что я почти задохнулся. Наконец мы оказались в низине на небольшом расстоя­
нии от лагеря. Отец сделал остановку. Когда я подошел к нему, он прошептал: -
Мы в безопасности! Ну, как тебе было там -
страшно? -
Да, очень. -
Ты сказал правду. А значит -
ты храбрый, потому что не боишься признаться, что в минуты опасности бывает действительно страшно. Я чувствую, ты будешь великим воином. Я горжусь тобой. И какая у тебя замечательная ло­
шадь -
черно-белая пинто! Она лучше, чем моя добыча. Ну а теперь иди за мной. Мы вернулись на прежнее место на возвышенности. Там отец приказал мне остаться с добычей, пока он пойдет в ла­
герь за новой. Скоро он вернулся еще с двумя лошадьми. Потом он пришел с тремя, ведя их за веревки, которыми они были привязаны к колышкам на пастбище. Он уходил и уходил за добычей, пока не собралось 26 лошадей, которых я привязал кругом в зарослях полыни. Теперь их двадцать шесть? -
спросил он. -
Да. -
Я захвачу еще четырех, и мы уйдем, -
произнес он, снова направляясь к лагерю. Не ходи больше туда! -
воскликнул я. -
Почему? -
У меня странное чувство, здесь, внутри: как будто мне сказали, что пришло время уходить, -
ответил я. Он рассмеялся и произнес: -
А я чувствую другое: мы должны захватить тридцать скакунов Носящих Пробор. И я иду за ними. Он покинул меня. И чем дольше я ждал, озираясь и прис­
лушиваясь, тем тяжелее мне было. Я чувствовал, что нам угрожает большая опасность. Неожиданно тишину лагеря разорвал отчаянный крик че­
ловека. Прогремел выстрел. Лагерные собаки подняли лай, закричали женщины и дети, мужчины стали громко перек­
ликаться друг с другом. Я застонал. Может быть, этим выстрелом убит мой отец?! Что же мне теперь делать? Я взнуздал веревкой одну из лошадей и встал рядом с ней. Шум в большом лагере все усиливался, пока не стал звучать в моих ушах подобно грому. Мой отец! Жив ли он? Или кто-то из проснувшихся застрелил его? «О, Солнце! Помоги ему спастись, вернуться ко мне, и я отдам Тебе свое тело! -" молил я. -
Помоги нам избежать опасностей этой ночью, и я отдам Тебе свое тело!» Потом я взнуздал другую лошадь, обеих привязал к кус­
там бок о бок. Со слабой надеждой, что отец скоро вер­
нется, я стал освобождать от пут других лошадей. Они, к счастью, не пустились наутек, а сразу же принялись щипать траву. Мне показалось, что крики Носящих Пробор движутся не в моем направлении, а в сторону Малой реки, на запад от вигвамов. Похоже, что отец избрал для бегства этот путь. Быть может, ему удастся от них уйти. Прогремел выстрел, затем другой. Я заметил красную вспышку в тополиной роще, к западу от лагеря. Наверное, отец спрятался там. На­
дежда на его спасение теперь окрепла. Выпопнение обета в честь Сопнца. Вопочение черепа бизона. Рис. Дж. Кзтпина И затем он явился! Он явился! О, как радостно забилось мое сердце, когда, осторожно пробираясь сквозь кусты, он тихо спросил: -
Апси? -
Я здесь! Собираю лошадей. Две взнузданы, -
отве-
тил я. -
Хорошо! -
произнес он. Мы быстро сели на взнуз­
данных лошадей и стали кружить вокруг остальных, ста­
раясь погнать их вверх по долине. Суматоха в лагере и крики мужчин около реки затихли. Отец воскликнул: -
Скорее! Иначе нас здесь схватят! Грянули ружья сзади нас, и, отчаянно заржав от боли, моя лошадь стала падать на бок. Я успел соскочить с нее раньше, чем она рухнула на землю. Люди, которые стре­
ляли в нас, уже подбегали ко мне, что-то крича. Один из них оказался рядом со мной. Я направил на него ружье, выстре­
лил, и он упал. Отец повернул обратно, когда моя лошадь упала. Он подскакал к другому врагу, застрелил его и прокричал мне: -
Они подходят! Скорее садись сзади меня! Они подходили -
много врагов -
и со стороны лагеря, и со стороны реки. Перекликаясь друг с другом, бежали по низине. Но я должен был забрать мой трофей -
ружье убитого врага. Я перевернул его, вытащил ружье, на которое он упал, и воскликнул: -
Хайя, Солнце! Я дарю тебе тело врага! -
и повернулся к отцу. Тот с трудом справлялся с лошадью, которая поры­
валась пуститься вскачь. Она отпрянула в сторону, когда я попытался вскочить на нее. Крики врагов раздавались уже совсем близко от нас. Отец взял у меня ружье, я, ухuатившись за его ногу, забрался на лошадь, и мы поскакали. Испуганный выстрелами и кри­
ками, наш маленький табун уже умчался вверх по долине, и мы !j темноте потеряли его из виду. Но наша лошадь доста­
вила нас прямиком к нему. Мы собрали лошадей и поска­
кали дальше. Вскоре мы перестали слышать голоса наших преследователеЙ. Одна из лошадей волочила за собой веревку, которой ее привязывали к колышку. Спрыгнув на землю, я схватил ко­
нец веревки, остановил лошадь, взнуздал и сел на нее. Отец передал мои ружья. Я подхлестнул лошадь, отец -
свою, и мы погнали табун галопом. До самого утра мы ехали по долине Малой реки, вверх по течению. Потом перебрались через реку вброд и помчались на запад по прериям напрямик, гоня табун быстрым гало­
пом -
мы знали, что с наступлением дня Носящие Пробор бросятся по нашему следу на самых быстрых скакунах. Когда наступил день, в глубокой ложбине мы остано­
вили табун и поменяли своих уставших лошадей на свежих. Мы должны были скакать со скоростью ветра. И мы мча­
лись и мчались, подхлестывая животных и оглядываясь на­
зад в ожидании преследователеЙ. Около полудня с вер­
шины высокого холма мы заметили их -
пятьдесят всадни­
ков, растянувшихся по нашему следу. Ближайший из них был далеко от нас. Если мы продолжим бешеный галоп, они никогда не смогут нас догнать. Мы опять сменили лошадей и поскакали еще быстрее. До наступления ночи мы меняли их пять раз. После по­
лудня мы уже не видели наших врагов и решили, что они прекратили погоню. Спустя четыре дня, когда солнце уже собиралось в свой вигвам, мы подъехали к нашему большому лагерю на Мед­
вежьей реке. Возвращающиеся с успехом военные отряды всегда делают остановку неподалеку от лагеря. Люди наде­
вают красивые военные костюмы и головные уборы, раск­
рашивают себя и лошадей, а затем скачут среди вигвамов, распевая победную песню и хвастая добычей. у нас не было военных костюмов, зато были настоящие трофеи -
прекрасные лошади и ружья убитых врагов. И мы поскакали, гоня впереди себя наш отличный табун и распевая песню победы. Люди выскочили из своих вигва-
41 мов. Они едва могли поверить своим глазам, когда уви­
дели, что один из при ехавших был мой отец. Они слышали его выкрики, человека, так долго бывшего нич­
тожным иrроком: -
Я убил одного Носящего Пробор и захватил двад­
цать пять лошадей! И мои слова: -
Я убил одного Носящего Пробор и одного кри, здесь доказательство -
их ружья! Я захватил одну ло­
шадь у Носящих Пробор! Люди, слыша победные восклицания и убеждаясь в нашей правоте (лошади и мои великолепные ружья были лучшим доказательством!), бежали к нам, восторженно произнося наши имена. Среди них была моя мать, почти обезумевшая от радости -
она смеялась и плакала, без конца повторяя, что это ее муж и сын убили врагов. Прибежала Сатаки. -
Ты вернулся! -
воскликнула она, прикоснувшись ко мне. -
Как я молилась, чтобы ты избежал всех опас­
ностей! И теперь ты здесь! Как Солнце милостиво к нам! Она стала приплясывать впереди нас, выкрикивая мое имя, оповещая всех, что я храбрый и убил ненавистного врага. И такая собралась громадная толпа, что мы не скоро добрались до нашего вигвама. Там нас ждал брат. Ему поручили отвести лошадей на пастбище с хорошей травой и там стреножить. А мы вошли в вигвам, сели на ложа и положили оружие. Хорошо было дома после долгой и тяжелой до­
роги! Впервые в жизни я подумал, как уютно в вигваме, даже таком бедном, как наш. -
Слушайте! -
сказала нам мать. На 'другой стороне лагеря Большое Озеро, наш главный вождь, выкликал имена приглашенных к нему на пир. Три раза назвал он имя моего отца, а затем три раза мое. Мы едва могли поверить этому -
много зим прошло с тех пор, как моего отца последний раз пригла­
шали в вигвам вождя. А я еще был так молод, что меня не замечали великие вожди нашего племени. За всю мою жизнь Большое Озеро ни разу не разговаривал со мной. -
Вы приглашены! Сразу оба! -
закричала мать. -
О, как я рада! Великий вождь позвал к себе пировать и ку­
рить с ним трубку моего мужа и сына! О, мне поистине есть чем гордиться! Когда мы вошли в вигвам вождя, то увидели, что там собрались все вожди племени. Большое Озеро тепло нас приветствовал и знаком указал отцу на одно из почетных мест слева от себя. Я же сел недалеко от входа. -
Ну, друг Пятнистый Медведь, ты и твой сын благо­
получно вернулись домой и не с пустыми руками. Мы рады за вас, и нам хочется услышать о вашей долгой тропе. Все ужасались, слушая рассказ о путешествии на лод­
ке -
ведь на нас могли напасть Подводные Люди. И со­
гласились, что, должно быть, Солнце благоволит к нам, если мы этого избежали. Когда отец поведал собрав­
шимся о том, как я убил двух врагов, захватил одну ло­
шадь и два ружья, а также обещал Солнцу отдать свое тело, на мою долю достал ось много похвал. Шесть раз Большое Озеро наполнял свою длинную трубку и пускал ее по кругу, пока говорил мой отец. На­
конец, когда' он закончил, вождь выбил пепел из чубука. -
Кья! Вы можете идти! -
сказал он. Все мы покинули вигвам и разошлись. Отец и я сразу же пошли домой спать -
мы очень устали. На восходе солнца мой брат и я собрали лошадей, ко­
торых мы захватили у Носящих Пробор, и погнали их на водопой, а потом поставили перед нашим вигвамом. Посмотреть на них собралась громадная толпа мужчин. За ночь животные отдохнули и подкормились В долине и теперь отлично выглядели. Все они, без исключения, были быстрыми и выносливыми скакунами, годными для охоты на бизонов. Люди предлагали четыре-пять обычных лошадей или шесть-восемь кобыл с жеребя­
тами за каждого скакуна. 42 Наступил вечер. Весь день я не видел Сатаки и теперь ходил по лагерю, надеясь, что пред ставится случай пере­
кинуться с ней несколькими словами. Вдруг я услышал, как один из мужчин стал выкрики­
вать имена тех, кого он приглашал к себе пировать и ку­
рить трубку. Он назвал и имя Черной Выдры. Затаившись в тени вигвама, я видел, как он шел на пир, медленными шагами, высоко задрав голову. С очень немногими встре­
чавшимися ему по пути он здоровался -
все они принад­
лежали к важным людям в лагере, и, похоже, он никогда не замечал всех остальных. Как только Черная Выдра исчез из виду, я поспешил к его вигваму. Мать Сатаки вышла из него за охапкой дров. Увидев меня, она сделала знак обождать и снова скрылась в вигваме. Вскоре она вышла уже в сопровожде­
нии дочери. Они кивнули мне и направились по тропе к реке. -
Кья! -
произнесла ее мать. -
Долго же будет он там пировать. Он пробудет в гостях до тех пор, пока сможет курить бесплатный табак. Поэтому вы можете говорить друг с другом сколько хотите. И я рассказал о том, как мне помогал Бизоний Камень и как я дал обет Солнцу. Услышав об обете, они затрепе­
тали. Мы сидели с Сатаки плечом к плечу, и я чувствовал ее дрожь. Однако через некоторое время она восклик­
нула: -
Пусть так и будет! Но завтра ради тебя я дам Солнцу обет быть одной из тех, кто будет строить в его честь Великий Вигвам!! -
О,' Сатаки! Нет! Твой отец ... -
стала умолять ее мать. -
Я ему ничего не скажу, а когда он услышит, как я даю обет, -
будет поздно возражать. На другой день я услышал в лагере пение: два голоса -
моей матери и Сатаки -
вели низкую и печальную мело­
дию посвященной Солнцу песни-обета, которую могут петь только чистые женщины. Они подходили ближе и ближе к нашему вигваму, и великая тишина наступила во всем лагере. Женщины прекратили работу, мужчины прервали разговоры, дети бросили игры, даже собаки за­
тихли. Около нашего вигвама женщина и девушка останови­
лись. Моя мать воскликнула: -
Хайя! Солнце! Раз я чистая женщина, раз я была верна своему мужу и за всю жизнь не знала другого муж­
чины, я теперь здесь, где все могут слышать, приношу клятву поститься, не пить воды и принять участие в строительстве Великого Вигвама. Все это я делаю ради моего мужа и сына, которых Ты благополучно привело домой через опасности их далекой тропы. АСатаки произнесла: -
Хайя! Могущественное Солнце! Раз я чистая де­
вушка, я осмеливаюсь обратиться к Тебе. Ты доставило в целости домой того, кого я люблю, и он вернулся с ору­
жием и лошадьми. Ты оберегало его, когда он был в страшной опасности. В благодарность за твою заботу о нем я даю обет поститься, не пить воды и помогать строить для Тебя Великий Вигвам. Сжалься над нами, Солнце! Дай нам, всем нам -
мужчинам, женщинам и де­
тям -
долгую и счастливую жизнь, позволь нам достичь старости! О, могущественное Солнце! Произнеся таким образом свой обет, они медленно двинулись дальше вдоль лагеря. И снова пели печаль­
ную песню и повторяли тут и там по всему большому ла­
герю свои клятвы -
чтобы все люди могли их слышать. Если женщина или девушка, приносящая клятву, солжет, долг тех, кто знает, что она недобродетельна, ! Ежегодная постройка черноногими в июле Великого (или Свя­
щенного) Вигвама производилась постящимися по обету женщи­
нами. Она сопровождалась обязательным пеРечислением всеми воинами своих подвигов за год и многочисленными религиозными церемониями. В их число входило и добровольное истязание сво­
его тела во славу Солнца. Считалось, что прошедший это испыта­
ние приобретет особое благоволение Солнца. объявить об этом и доказать ее лживость. И тогда она сразу же может быть убита. Ведь, если недостойная же­
нщина принесет обет, будет участвовать в строительстве Вигвама, Солнце за ее вину страшно накажет все племя. Так предписало Солнце нашему далекому предку, Че­
ловеку со Шрамом!, посетившему его и принесшему ука­
зания, которым мы обязаны следовать. На следующее утро великие воины обоих племен при­
несли в указанное место по шесту и каждый предъявил один из трофеев, добытый у врага. Это был трофей, зах-
. ваченный в той битве, где жизнь воина подвергалась наибольшей опасности. Потом знахари Солнца отметили вбитыми палками ос­
нования двух вигвамов для потения: один из них должен был стоять перед Великим Вигвамом, другой -
позади него. Покрытие этих вигвамов было надежно сделано из старых шкур и на верхушку каждого из них водружен че­
реп бизона. Одна половина его выкрашена в красный, а другая -
в черный цвет. Это священные цвета: красный­
цвет Солнца, а черный -
цвет его жены, Ночного Све-
тила. И, конечно, сами по себе черепа бизонов были священны. Ведь бизоны -
наша пища, одежда, нашижи­
лища -
вся наша жизнь. Затем знахари Солнца вошли в эти вигвамы, и их жены вкатили туда раскаленные на костре докрасна камни. Зна­
хари спрыснули камни водой, и, когда густой пар запол­
нил весь вигвам, они стали молить Солнце отнестись благосклонно к тому вигваму, который построят для него, и дать всем нам долгую жизнь и счастье. Между тем все женщины, давшие обет, собрались в на­
шем новом, добротном вигваме и выкрасили свои руки, лица и одежду священной красной краской. Они начали свой пост длиною в четыре дня и четыре ночи. Моя мать руководила их песнями· и молитвами к Солнцу. Я подошел поближе и слушал негромкие, печальные песни их ревностных молений. Слезы выступили из моих глаз, когда я услышал моление Сатаки: -
Хайя, Солнце! Для того, кого я люблю, для Апси, я буду помогать строить твой Священный Вигвам и в тече­
ние четырех дней, ибо четыре -
священное число -
буду голодать и не пить воды. Прими благосклонно мою жертву, всемогущее Солнце! Как и прежде, обереги мо­
его любимого от всех опасностей на его тропах. Подари ему, всем нам, долгую и счастливую жизнь! Повторяя ее молитвы и молясь за нее, я отошел от виг­
вама. Меня позвал отец. Вместе с ним и другими мужчи­
нами я пошел в лес. Там мы срубили деревья для цент­
рального стояка и стен Великого Вигвама и шесты для крыши и нарубили много веток для покрытия. А же­
нщины на вьючных лошадях отвезли все это на место строительства. Потом мы собрались посмотреть, как Три Бизона выре­
зает из свежих шкур завязки для скрепления основания вигвама. Со времени Великого Вигвама прошлого лета он стал лучшим воином, который убил в рукопашных схватках много врагов. Теперь, нарезая длинные и креп­
кие завязки, он перечислял свои трофеи, рассказывал, как он сразил своих врагов, говорил, где именно, и называл имена своих жертв. Он принял участие во многих страшных битвах, и его рассказы о яростных поединках заставляли нас вскрикивать от восторга. Я сомневался, смогу ли я поступить так же, хватит ли у меня смелости идти до конца против огромной толпы врагов. Между тем в земле была вырыта яма для центрального стояка высотой в четыре роста высокого человека, имев­
шего на конце развилку. Мы поставили его, хорошо ут­
рамбовали землю вокруг и затем выкопали ямы для высоких стояков стен. Они ставились по кругу, который в ширину был более двадцати шагов. Пока мы устанавли­
вали их на свои места, село солнце. На этом окончился первый день Великого Вигвама. На следующее утро рядом с двумя поставленными ! Один из героев мифологии черноногих. С его деятельностью чер­
ноногие связывали установление у них культа Солнца. днем раньше вигвамами для потения были построены еще два. И в то время как знахари молились в них И выкурили много трубок в честь Солнца и всех могущест­
венных богов неба, земли и воды, мы все укладывали жерди стен Великого Вигвама, жерди на крышу и покры­
вали его ветками. Около задней стены вигвама, напротив входа, из тон­
ких жердей и веток было отгорожено небольшое по­
мещение, в котором во время церемонии должен был пребывать и поститься Творец Погоды. Им всегда был самый могущественный знахарь. Если на небе появля­
лись дождевые облака, он должен был выйти, дунуть в свою дудку, украшенную перьями из крыльев орла, и обратиться с молитвой к Птице Грома, чтобы она прог~ нала их. Когда мы заканчивали строительство, появились же­
нщины с сотней. сушеных священных бизоньих языков. Они сложили их на чистую белую кожу у основания цент­
рального столба в вигваме. Теперь все было готово, и моя мать, возглавлявшая женщин, давших обет, могла открыть великую церемонию. Заново раскрасившись в честь Солнца краской, сде­
ланной из обожженной земли, она вышла из вигвама. За спиной у нее была священная сумка. С высоко поднятой' головой она направилась к Великому Вигваму. Шла она очень медленно, то и дело произнося молитвы, часто ос­
танавливалась, поднимала вверх к Солнцу свои руки и умоляла его сжалиться над нами и ниспослать все до­
брое. Люди следили за ней, не двигаясь и не ПРОИЗНОI.:Я ни слова. Мы все чувствовали, что Солнце поддерживает ее, прислушивается к тому, что она говорит, и благосклонно принимает ее молитвы. На наших глазах появились слезы, нам перехватило горло, мы почти не дышали и про себя молились вместе с ней. Наконец она вошла в Великий Вигвам, взяла один из священных языков, отре­
зала от него кусочек и принесла его в жертву Солнцу. По­
том она съела очень маленькую часть священного языка, а остатки зарыла в землю, моля Мать Землю при­
нять их и сжалиться над всеми нами: дать нам обильный урожай ягод и трав для всех животных равнин, долин и гор. После этого люди стали заходить в Вигвам, и каждому она давала кусочек священного языка. Горячо молясь, люди поднимали его к Солнцу, очень маленькую часть съедали, а оставшееся отдавали Матери Земле. Весь долгий день люди приносили в жертву Солнцу те вещи, которыми дорожили больше всего: оружие, щиты, одежду, браслеты, ожерелья, кольца, меха. Они прикреп­
лялись к центральному столбу в Вигваме. А за стенами Вигвама воины предъявляли свои тро­
феи, захваченные у врага со времени Великого Вигвама прошлого лета. Их окружала огромная толпа, жадно слу­
шавшая повествование о подвиг<}х и громко их приветст­
вовавшая. При этом люди могли даже видеть, каким образом рассказчики одержали верх над своими врагами: привлекая на помощь своих друзей, каждый из воинов старался показать, как он сражался и победил. Перечислением добытых трофеев руководили нес­
колько стариков. Они знали, что мне еще предстояло ве­
ликое испытание, поэтому первым вызвали меня. Я был готов -
несколькими днями раньше, с помощью друзей, я уже отрепетировал то, что должен был делать. Прежде всего с помощью одного своего друга, изо­
бражавшего врага, я показал, как убил кри около лагеря Внутреннего Народа и захватил ружье. Я закончил -
ста­
рики забили в свои барабаны, и огромная толпа в такт им выкрикивала мое имя. Затем рассказал, как убил «настоящего медведя», и по­
казал ожерелье, которое сделал из его когтей. Приветст­
вия зазвучали еще громче. Потом поведал, как из лагеря Носящих Пробор я увел пятнистую лошадь, убил врага и добыл еще одно ружье. Как после этого люди выкрикивали мое имя! Шум был такой, как будто гремел гром, и я был счастлив. 43 Отец взял мою лошадь, и я пошел в Великий Вигвам, где меня ожидал знахарь Солнца -
Творец Погоды. Ты готов? -
спросил он, сурово глядя на меня. -
Да. -
Ты хорошо подумал о великой боли, которую бу-
дешь испытывать во время этого обряда? Ты вполне уве­
рен, что выдержишь ее? -
Поскольку я дал обет Солнцу, я должен выдержать. -
Что ты выбираешь: волочить череп или быть подве-
шенным у центрального столба? -
Я предпочитаю череп. -
Хорошо! Он ожидает тебя. Сними рубашку, -
прика-
зал он. На мне остались только пояс, набедренная повязка и мокасины. Знахарь стал молить Солнце сжалиться надо мной, вымазал мое лицо и все тело черной краской. За­
тем он вывел меня из Великого Вигвама, направляя одной рукой. В другой у него был длинный остроко­
нечный кремневый нож. Я представил, что буду чувство­
вать, когда он вонзит этот нож мне в спину ... Старый знахарь повел меня в вигвам для потения, на вершине которого, как я уже говорил, находился череп бизона, выкрашенный в красное и черное. Через глазные впадины у него были пропущены длинные сыромятные веревки, которыми он и был привязан к крыше. Старик снял череп и поставив на землю, развязал ве­
ревки. Затем он поднял свою руку с ножом к небу и стал просить Солнце обратить свой взор на меня, бедное дитя, которое собирается исполнить принесенный ему обет. Он молил Солнце дать мне силу вынести это. По­
том, встав за мной, он сжал одной рукой мое правое плечо. Другой проколол ножом кожу ниже лопатки. Я по­
чувствовал сильную боль, но не вздрогнул. Женщины в толпе заплакали от жалости ко мне. Ведя ножом вниз, он сделал разрез длиною в четыре пальца. Рядом он нанес еще один. Делал он это очень медленно, лезвие кремня было тупое, и старик приложил немало усилий, чтобы прорезать мою кожу. Я чувство­
вал, что кровь обильно течет по моей спине. Боль была ужасной, по мне градом бежал пот. Но хуже всего было, когда знахарь стал пропихивать под кожей завязки, отде­
ляя ее от мяса. Потом он сделал еще два разреза уже на левом плече и пропустил между ними новую завязку. Я думал, что упаду в обморок. Но худшее еще было впереди -
старик привязал завязки, шедшие от черепа бизона, к тем, ко­
торые были у меня под кожей. И пока он делал их одина­
ковой длины, боль была сильнее всего. -
Ну, я закончил свое дело. Иди! -
скомандовал он мне. Я шагнул вперед, почувствовал тяжесть черепа, завязки под моей кожей натянулись до предела, боль стала поис­
тине ужасающей. Я сделал еще один шаг и смог услы­
шать, как скрипит волочащийся по земле череп бизона. Я еще шагнул, потом еще, упал и долгое время лежал, как мертвый. Обжигающая боль в разрезах на спине вернула меня к жизни. Я сел. Старый знахарь вернулся в Великий Виг­
вам, но меня по-прежнему окружало много людей. Они смотрели на меня: женщины глазами, полными слез, мужчины сурово, крепко сжав зубы. Все они надеялись, что я соберу все свое мужество и смогу выдержать испы­
тание, до тех пор пока завязки на моей спине не порвутся и не освободят меня. Мне захотелось уйти прочь ото всех. Я поднялся на ноги и пошел, волоча череп и упрашивая про себя Солнце помочь мне вынести эту не мыслимую боль. Когда я двинулся, мой Бизоний Камень закачался на конце шнурка. У даряясь о мою грудь, он как бы придавал мне силы. Я помолился ему, прося помочь мне разорвать привязь к черепу. Я думал о матери, о Сатаки, о других женщинах, давших обет и находившихся в нашем новом 44 большом вигваме. Мне хотелось, чтобы они пришли ко мне и сказали хотя бы несколько ободряющих слов. Но это было невозможно. С того времени, как солнце появлялось на востоке, и до того, как оно уходило в свой вигвам на западе, по с­
тящимся женщинам нельзя было выходить наружу. Только ночью они могли выйти на короткое время. Я мог лишь слышать, как они пели одну из молитвенных песен, обращенных к Солнцу. Если бы моя мать и Сатаки находились поблизости, это придало бы мне сил, поду­
мал я. И медленно, несмотря на мучительную боль, я стал тащить череп к их вигваму. О, как мне хотелось обернуться, схватиться за веревки от черепа и облегчить боль в спине! Но этого я не мог сделать: освободиться нужно было, не касаясь их. Я ото­
шел назад к черепу, затем бегом бросился вперед. За­
вязки от внезапного рывка напряглись, череп оторвался от земли, упал обратно и остановил мой порыв. И опять я потерял сознание. Но ненадолго. Снова поднялся на ноги и, обливаясь потом, сделал несколько шагов. Теперь обжигающая боль про никла во все части моего тела. Я направился прочь от толпы вместе с волочащимся черепом. Скрип от него громко раздавался в моих ушах. Наконец я передох­
нул недалеко от нашего вигвама и крикнул матери и Са­
таки, чтобы они молились за меня. -
Аи! Мы это будем делать! -
ответила мать. -
О, Апси! Будь мужественным и выполни свою клятву! Мы будем молиться за тебя! -
прокричала мне Сатаки. И я собрал все свое мужество. Встал рядом с черепом, потом побежал от него так быстро, как только мог. Он опять взлетел в воздух, и я не смог разорвать завязок. Но на этот раз я не упал в обморок. Молодая женщина, сопровождавшая постящихся, вышла посмотреть, насколько толсты завязки, про­
пущенные у меня под кожей, и есть ли надежда, что я порву их И освобожусь от черепа. Я спросил ее, не очень ли широки завязки, но она ничего не ответила. Однако, когда она вернулась в вигвам, я услышал, как она ска­
зала, что мне, видимо, придется потратить много вре­
мени, чтобы разорвать завязки. Мое сердце упало. Тогда я стал еще сильнее молиться. И слышал, как женщины тоже молятся за меня. Я снова разбежался и рванулся от черепа, и опять он остался со мной. В течение этого дня много раз я пытался порвать эти завязки. Отец, брат и Птичий Треск несколько раз прихо­
дили, чтобы поддержать меня. Но по мере того, как Солнце спускал ось все ниже и ниже на запад, я стано­
вился все слабее и слабее, и, когда оно скрылось за го­
рами, я почувствовал, что я уже не могу сделать новой попытки освободиться. Я испытывал только великую боль во всем теле -
моя голова пылала, в ушах грохо­
тало, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. И я опять потерял сознание. Когда я открыл глаза, Солнце уже ушло в свой вигвам. Я чувствовал страшную боль в спине, которая горела. Было еще достаточно света, чтобы я смог увидеть свою мать и Сатаки, выходящих из вигвама. Они подошли ко мне и спросили, смогу ли я встать на ноги. В ответ я лишь потряс головой. Подошли также отец, брат, дядя, за ними стояло много людей. Они все о чем-то говорили, но это БыJ1o так, как если бы они были далеко, слишком далеко от меня, чтобы я понял их. Наверное, я соби­
раюсь уйти от них по тропе, которая ведет к Песчаным Холмам!, думал я, когда услышал, что Сатаки зовет меня. Перевел с английского В.АНТОНОВ Продолжение следует 1 Местопребывание умерших. Иллюзорное отражение этой жиз­
ни. -
Прuм.авт. СТРАНА ГОРНЫХ ОРЛОВ Двуглавый орел как символ свободы и независимости известен в Албании с XV века. Он фактически повторял герб Византии, противостоявшей, как и ал­
банские княжества, турецкой агрессии. Такой же орел на желтом щите под бе­
лой шестиконечной звездой изобра­
жался на гербе феодального рода Ка­
стриоти. Один из представителей этого рода -
видный государственный дея­
тель и военачальник Георгий Скандер-
бег -
возглавил в 1 443 году борьбу за объединение Албании и с охранение ее независимости и в течение четверти века успешно отражал турецкие наше­
ствия. Флагом Албании при Скандер­
беге стало красное полотнище со взя ­
тым с его герба черным двуглавым ор­
лом. Эмблема орла приобрела боль ­
шую популярность в этой горной с тран е, ибо согласно легендам албанцы счи ­
тали с ебя потомками орлов, а сама страна на албанском языке и поныне именуется Шкиперия -
« Страна ор ­
'":08». Хотя по с ле с мерти Скандербега Ал­
бания попала на четыре с половиной столетия под т урецкое иго, орел и красно-черные цвета остались в созна­
нии народа национальными символами. В О с манской империи даже существо­
вал особый флаг для торговых судов, при надлежавших албанцам, -
красное, как и у турецкого флага, полотнище, но с черной поло с ой посредине. Националь­
ные эмблемы и цв е та звали албанцев на борьбу за с вободу. В 1787 -1822 го­
дах ее возглавлял албанский феодал Али-паша Тепеленский, сумевший объе­
динить под своей властью значительную часть Албании и Северной Греции и до­
бить с я на некоторое время фактической независимости от Турции. Его флаг со­
стоял из красной, белой и зеленой гори­
зонтальных полос, причем на красной поло с е изображалСR черный двуглавый орел. Когда же в результате народного ан­
титур е цкого восстания в 1912 году Ал ­
б ании удалось обрести полную незави­
симость и международное признание, ее флагом стал флаг Скандербега. Че ­
рез два года Албания -
уже княже с тво во главе с немецким принцем Вильгель­
"r~RIj"l I(' мом Видом. Тогда же был создан пер ­
Г осударс т вен ный герб и ф л а г Алб а­
ни и (совреме н ные). вый албанский го с ударственный герб. На фоне мантии со специально приду ­
манной, особого вида короной, увенчан­
ной пятиконечной звездой, под лентой с латин с ким девизом .Верностью и прав ­
дой » помещался албанский двуглавый орел. Правда, он был геральдически с тилизован и стал похож на прусского орла, лапы и клюв стали белыми, а в к ог ­
тях появились пучки стрел. На груди орла возник немного видоизмененный гербовый щиток немецкого княжеского рода Вид-Рункель с из о бражением па­
влина. Этот герб, без мантии, короны и д е виза, но с белой звездой прямо над головой орла, помещался и н а флаге, красный цвет которого приобрел более т е мный отт е нок. Юрий КУРАСОВ Но князь Вид удержался у власти лишь полгода, и в стране началась граждан ­
ская война. Положение осложнилось тем, что в ходе первой мировой войны различные части Албании были оккупи­
рованы итальянскими, австрийскими, Французскими, сербскими и греческими вой с ками. В стране возникло сразу не­
сколько правительств. Большинство из ни х использовало красные флаги с двуг­
лавыми орлами различного вида. Так, на флаге проавстрийского правительства в Шкодере (1917 -1920 гг.) орел напоми ­
нал австрийского г е ральдического орла, на флаге профранцузского прави­
тельства в Корче (1916 -1917 гг.) крылья орла были подняты, а с древка свисала лента цветов Французско г о флага. На флаге ориентировавшегося на Грецию правительства Северного Эпира (Южная Албания, 1914 г.) увен­
чанный крестом орел с далеко распро­
стертыми крыльями, со скипетром и державой в лапа х изображался во ­
обще не на красном фоне, а на фоне си ­
него с белым крестом греческого флага. Реакционное же правительство Эссад-паши (1914 -1917 гг.) вообще отказал ось от национальной албан с кой эмблемы и действовало под красным флагом с белой звездой в нижнем пра­
вом углу. Освобождение и объединение Алба­
нии произошло в 1920 году вновь под красным флагом с черным двуглавым орлом, но несколько иной формы, чем прежде, и с белыми лапами. Этот же орел на красном щите или без него служил государственным гербом. В 1926 году на груди орла появился зо ­
лотой шлем Скандербега, окруженный знаменами и оружием. В 1928 году феодальная реакция ликвидировала существовавший в 20-е годы респуб ­
ликанский режим и провозгласила Ал ­
банию королевством. В 1929 году воз ­
ник новый г е рб: на фоне увенчанной шлемом Скандербега мантии изобра­
жался красный щит с совершенно черным двуглавым орлом. Такой же орел стал помещать с я и на флаге. От­
тенок красного цвета албанских фла­
гов в течение первы х 22 лет независи­
мости многократно менялся и чаще всего был темно-малиновым. В 1934 году был установлен темно-красный цвет флага, сохранивший с я и до наших дней. После того как в 1939 году Албания была захвачена фашистской Италией, оккупанты объявили ее королевством в персональной унии с Итали е й и устан 0-
45 •• _____ ~---
.-•• ---
__ о Герб А л бании 1914 г. вили новый герб. На фоне мантии, увен ­
чанной итальянской короной, изобра­
жался красный щит с албанским орлом, увенчанный шлемом Скандербега. Щит окружали эмблемы правившей в Италии Савойской династии -
завязанный двумя узлами особой формы шнур и лента с девизом, а также эмблема итальянских фашистов -
две связки прутьев с топорами. Центральная часть этого герба -
без мантии, но с коро ­
ной -
служила эмблемой на красном полотнище флага. В 1943 году итальянская оккупация сменилась немецкой. Созданное не ­
мецкими фашистами марионеточное ал­
банское правительство использовало герб и флаг 1929 года. Албанский народ героически боролся против оккупантов под флагом Скандер­
бега и к концу 1944 года освободил страну. К власти пришли коммунисты, Г е рб А лб ании 1926 -1929 гг. 46 Г ерб Алб ании 1929 -1939 и 1943':" 1945 гг. провозгласившие курс на строитель­
ство социализма. Эти изменения были отражены во флаге и гербе, принятых в 1946 году и сохранившихся по сей день. Национальный флаг Албании остался в основном прежним, но над головами орла появилась красная пятиконечная звезда с золотой каймой. Орел является олицетворением албанского народа, символом его любви к свободе и неза­
висимости. Красный цвет флага напоми ­
нает кровь, пролитую в борьбе за сво­
боду, звезда символизирует с вободу и будущее страны. На гербе орла и звезду окружает венок из пшеничных колосьев (сельское хозяйство остается главной отраслью албанской экономики, а пше­
ница является главной продовольствен ­
ной культурой). Венок символизирует мирный созидательный труд народа, он перевит красной лентой с датой -25 мая 1944 года". В это т день в Г е рб А л бании в п ериод ита л ь янс к ой о к ку пации. о с в о божденном Народно - освободи ­
тельной армией городе Пермети был созван первый антифашистский нацио­
нально - освободительный конгресс, где были избраны первые органы народной власти Албании. Бурные перемены в Восточной Ев­
ропе не обошли стороной и Албанию. Однако происходящий в стране про ­
цесс демократических реформ, в отли­
чие от других стран Восточной Европы, пока не отразился в государственной символике Албании. КРЕСТ ИЛИ ФЕНИКС? С XV века Греция находилась под ту­
рецким игом. Традиционным цветом гр е · ков издавна считался синий. Поэтому в Османской империи для частных гр е че­
ских судов был установлен специальный флаг -
на красном, как у турецкого флага, фоне -
синяя горизонтальная по­
лоса. Иногда, особенно на острове Крит, встречались также флаги с белой гори­
зонтальной полосой. Традиционным же символом борьбы хри с тианской Греции за освобождение от власти мусульман­
ской Турции был крест. Флаги с белым крестом появляются у грече с ких патрио­
тов еще в XVIII веке. В с пыхнувшее в 1821 году и продолжавшееся до 1829 года всенародное национально-освобо­
дительное восстание проходило под раз­
личными знаменами со сложными изо ­
бражениями крестов, Богородицы, с вя­
тых, птицы феникс в пламени. Цвет и х чаще всего был красным или синим. Наи ­
более ра с пространенным флагом по­
встанцев с 1821 года было красное по­
лотнище с белым крестом, но встр е ча­
лись и другие, например: с красным кре­
стом на белом или с ером фоне. Но, по­
скольку красный цвет трад и ционно являлся цветом турецких флагов, в Гре­
ции он оказался непопулярен. В 1822 году была провозглашена не­
зависимость Греции, и в качестве госу­
дарств е нного был принят синий флаг с белым крестом. О возникновении сине ­
белого знамени существует легенда, с ог­
ласно которой пов с танцы, защищая от ту ­
рок один из монастыр е й, подняли над ним такое знамя, изготовленное из синей монашеской рясы и белой солдатской юбки (по с таринной традиции, грече с кие солдаты, как и шотландские, носили юбки). В 1832 году государственным флагом стал флаг из пяти белых и четырех синих горизонтальных полос. Когда в 1833 году Греция была провозглашена королевством во главе с баварским при­
нцем Опоном, был восстановлен флаг 1822 года, с белым крестом. По стече­
нию обстоятельств цвета греческого флага почти полностью совпадали с бело - голубыми цве т ами баварского флага и герба. Фон грече с кого флага при короле Оттоне стал голубым. С 1863 года греч е ский престол с тали занимать представители датской коро­
лев с кой династии Глюксбургов. При ни х оттенок греческих Флагов изменился на темно-синий. С этого времени в стране в течение многих лет существовало однов ­
ременно несколько Официальных флагов. Государственным флагом внутри страны являлся традиционный флаг с крестом, в Г осуд арст ве нный ге р б и ф л а г Гр е ч е ск о й Р ес п у б л ики (сов р е м е нны е). центре которого помещалась золотая к о­
ролевская корона. На националь ном флаге корона отсутствовала. За пр ед')­
лами же Греции, а также в ее мор с ки х порта х и гражданских судах в кач ес тв е национального символа использовал с я другой флаг, состоявший из пяти синих и четырех белых полос с белым крестом в синем крыже. Эта система флагов про­
существовала до провозглашения рес-
роной В центре этого креста стал госу­
дарственным флагом (до этого он в те­
чение 107 лет использовался в качестве военнно-морского). 81973 году Греция была провозглашена республикой, но на государственном флаге осталась ко­
рона. Через год после свержения ре­
жима в 1975 году единственным госу-
Г е р б Гр е ции 1827 -1831 гг. публики в 1923 году, когда единствен - Г е р б Гр е ции 1863 -1973 гг. ным флагом на 12 лет стал девяти полос -
ный флаг с крестом в крыже и была вновь восстановлена в 1935 году после ре -
ставрации монархии. В годы фашист с кой оккупации, когда прежнее правительство бежало в Египет, борьбу за национальное освобождение вел Греческий национально-освободи ­
тельный фронт. Его флаг был синим с бе­
лым крестом, в центре которого изобра­
жался контур красного треугольника, вписанного в красную окружность. Под этим же флагом в 1945 -1949 годах греческие латриоты сражались против английских оккупантов и их монархо­
фашистских ставленников. Эмигран ­
тское же правительство Греции, вернув ­
шееся в 1944 году в освобожд е нную страну, использовало прежние флаги. В 1970 году, через три года после установления в Греции диктатуры « чер-
ных полковников », национальным фла-
гом был объявлен девяти полосный флаг i ~ " I с кр ес том в крыже. Такой же флаг с ко- Г е р б Г р еци и 1926 -1932 гг. дарственным и национальным флагом был объявлен синий с белым крестом ( с ветлее, чем флаги 1970 года). Девяти­
полосный же флаг с крестом в крыже продолжал употребляться лишь неофи­
циально, в качестве торгового флага. Но в 1978 году именно этот флаг был принят в качестве единственного (го с уд а р ­
ственного и национального) фл а г а. Г е р б Гр ец ии 1932 -1935 гг. 21ДПРJЛ/ОV Эмбле м а вое нн ого р еж и ма в Гр е ц и и 1967 -1973 г.г. Г е р б Гр е ции 1973 -1975 г.г. 47 Оттенок его синего цвета еще светлее, чем на флаге 1975 года. Синий цвет греческих флагов символи­
зирует безоблачное небо над Грецией и омывающие ее Средиземное, Эгейское, Ионическое и Критское моря, белый -
чистоту намерений греческих патрио­
тов. По другой версии, синий цвет обоз­
начает надежду и милосердие, а белый -
веру, правосудие, красоту и справедли­
вость, по третьей, синий цвет -
это правда и верность, а белый -
мир. Крест символизирует христианскую религию и напоминает о роли греческой правос­
лавной церкви в борьбе за освобожде­
ние страны. Наибольшее количество тол­
кований имеют девять полос флага. По одной из версий, они обозначают исто­
рико-географические области Греции: Центральную Грецию с островом Эвбея, Фессалию, Эпир, Фракию, Пелопоннес, Македонию, Крит, Эгейские и Иониче­
ские острова. По другой, они соответ­
ствуют девяти слогам национального де­
виза времен борьбы за независимость « Свобода или смерть!» (который по-гре­
чески звучит « Элефтерия И танатос!»). По третьей, число полос напоминает о де­
вяти годах вооруженной борьбы за на­
циональную независимость (1821-
1829 гг.) Кроме того, есть версии, что девять полос на флаге напоминают о де­
вяти полосах, которые якобы были на зо­
лотом щите героя древнегреческого эпоса Ахилла и даже ... о девяти музах. Гербы Греции также многократно ме­
нялись, но в основном чередовались две эмблемы: фен икс, возрождающийся из пламени, и соответствующий флагу белый крест на синем щите (оттенок которого менялся с изменением оттенка Флагов). Фен икс символ вечного обновления. В 1827 -1831 годах, в правление · первого греческого президента И.Каподистрии, гербом служил фен икс в пламени, над ко­
торым изображались лучи света и крест. В 1832 -1862 годах, при короле От­
тоне, гербом был щит с крестом, концы которого не доходили до краев щита, а в центре креста изображался коронован­
ный щиток из голубых и белых ромбов -
малый герб Баварии. С 1863 до 1973 года (с перерывом в 1923 -
1935 гг.), то есть в период правления королевской ди­
настии Глюксбургов, такой же щит с кре ­
стом, увенчанный короной (в центре кре­
ста вместо баварского щитка сначала изображались 3 датских льва, а позже они исчезли), помещался в центре слож­
ного герба, похожего на большой герб Дании: на фоне мантии с КОРGНОЙ в окру­
жении двух великанов с палицами. Г ербо­
вый щит окружали также цепь ордена Спасителя и написанный по-гречески де­
виз « Моя сила -
в любви народа». После установления диктатуры хунты до 1973 года сохранялся формально ко­
ролевский герб, но фактической эмбле­
мой государства, изображавшейся на до ­
кументах, учреждениях, монетах, стала зловещая фигура солдата в каске с вин­
товкой и штыком на фоне феникса в пла­
мени и дат переворота 21 апреля 1967 года. В 1973 году с ликвидацией мона­
рхии королевский герб был отменен, а гербом республики стал просто феникс в пламени с лучами света над ним. Современный герб Греции принят в 48 1975 году. Его синий цвет символизирует омывающие Грецию моря, крест, концы которого теперь достигают краев щита, обозначает христианство. Лавровый ве­
нок вокруг щита символизирует древнюю славу Греции. ОЛИВЫ, ПОД КОТОРЫМИ НЕТ МИРА Остров Кипр, расположенный между Европой и Азией, на перекрестке мор­
ских путей, постоянно подвергался ино­
земным нашествиям. В 1192 году ан­
глийский король Ричард Львиное Сердце, завоевав остров в ходе кресто ­
вых ПОХОДОВ, передал его во владение своему сподвижнику Ги Лузиньяну, по ­
следнему иерусалимскому королю, ут­
ратившему в это время свои владения, как бы в компенсацию за Иерусалим и на период « до его освобождения ». Так воз­
никло Кипрское королевство во главе с династией Лузиньянов, просуществовав­
шее до 1489 года. Его правители носили титул « короли Кипра, Иерусалима и Ар ­
мении », так как представители э т ой дина­
стии в 1343 -1375 годах правили еще и расположенным в Малой Азии армян­
ским королевством Киликия. Поэтому в гербе Кипрского королевства сочета­
лись четыре эмблемы: собственно Ки­
пра (красный лев на белом поле), Лу­
зиньянов (красный лев на фоне 1 О белых и синих полос), Иерусалима (5 желтых крестов на белом) и Киликии (красный лев на желтом). Флаги Кипрского коро­
левства неоднократно менялись. После падения королевства остров почти столетие находился под властью Венеции, затем три столетия под турец­
ким игом, а в 1878 году был захвачен Ве­
ликобританией, « вспомнившей » спустя семь веков о своих «исторических пра­
вах ». Поскольку главной эмблемой Ки­
пра в прошлом были львы, то и первым колониальным гербом стало изображе­
ние льва на щите, увенчанном лентой с латинским названием острова и англий­
ской королевской короной. В 191 О году герб был заменен изображением двух красных львов, но уже сидящих -
британ­
ского образца. Цвет львов одновре­
менно напоминал и о старинном гербе. Г е рб Кипра XV -
xv/ веков. Гос уд арственный ге рб и флаг Р ес пуб­
л ики Кипр. В 1959 году Кипр добился самоуправ­
ления и принял белый флаг с двумя олив­
ковыми ветвями, над которыми желтой каймой изображался силуэт острова. После провозглашения независимости в 1960 году все изображение острова на флаге стало желтым. Это единственный в мире государственный флаг с картой. Белый цвет символизирует мир, оливко­
вые ветви -
единство греческой и турец­
кой национальных общин острова, а также процветание страны. Желтый цвет напоминает о меди, которая добывается здесь еще с 111 века до нашей эры и кото­
рой остров обязан своим названием (по­
латыни медь -
« купрум»). Герб независимого Кипра также при­
нят в 1960 году. Цвета щита и обрамляю­
~ие его оливковые ветви имеют ту же символику, что и на флаге. Голубь с олив­
ковой ветвью олицетворяет мир, дата -
это год провозглашения независимости. Межнациональные противоречия и иностранное вмешательство привели к оккупации в 1974 году северной трети Кипра турецкими войсками и расколу страны. В 1975 году лидеры турецкой об­
щины создали на оккупированной терри­
тории так называемое -Турецкое феде ­
ративное государство», провозглашен­
ное в 1983 году независимой « Турецкой республикой Северного Кипра». Это го­
сударственное образование, не при­
знанное никем, кроме Турции, имеет свою символику, в которой явно просле­
живается его несамостоятельность. Флаг отличается от турецкого лишь двумя узкими белыми полосками вдоль краев, а в качестве герба используется кипрский герб, дополненный сверху ту­
рецкими полумесяцем со звездой и да­
той провозглашения - независимости». 3 т у реку не найти на карте А ~lеждутемРа.­
гуша уникальныи памятник природы. Название ее и м ~ eT. несом­
ненно, угро-финское проис­
хождение. На Рус с кой рав­
нине много рек и речек, на­
звание которых оканчи­
ваются на «ша» и «кшю>: Мокша, Зуша, Калокша, Лю­
бовша, Шукша, Шокша ... Имя Рагуше, по-видимому, дали вепсы: именно здесь, на землях, лежащих к востоку от Санкт-Петербурга, была в далекие времена родина веп­
сов -
народа угро-финской языковой группы. Рагуша удивительна тем, что на равнине сумела пропи­
лить себе каньон глубиною в 80 метров. Но это не главное ее чудо. Главное она показы­
вает не всегда. Летом каньон Рагуши заполнен зеленью леса, который скрывает по­
чти и саму реку. Осенью каньон становится пятни­
стым: в желтом море листвы то там, то тут возникают сгустки темной зелени хвои. Похоже, что лето с наступле­
нием холодов сжимается ... На Рагушу нужно попасть в самом начале весны, когда появляются на припеке про­
талины, но в лесу еще лежат снега. Я попал именно в это время. Не стремился к этому, но, видно, счастье старого бродяги улыбнулось ... лометра два. На проталинах то и дело появлялись следы постоянного выпаса скота, пашня подходила вплотную к бровке берега. И то и дру­
гое запрещено законом, когда идет речь о памятни­
ках природы. Но кто бы соб­
людал законы и следил за их выполнением ... Лес внезапно кончается. Стволы деревьев лежат пова­
ленные вершинами строго в одну сторону. Мой провожа­
тый Алексей поясняет, что недавно прошел ураган и это его работа. Ужасно. И неве­
роятно. Буквально рядом стояли два дерева. Одно ока­
залось сваленным, а другое стоит. След урагана до­
вольно узкий -
метров 800, с четко обозначенными сторо­
нами -
будто бритвой про­
резан. По бурелому спу­
скаемся вни з. То и дело при­
ходится садиться верхом на поваленные стволы и выта­
скивать из провалов ноги. И вот мы у подножия ледопада. Мне приходилось видеть замерзшие водопады на ре­
ках Кавказа. Но там зрелище не было столь впечатляю­
щим. Просто гром ад ная струя воды замерзла на лету и только. Здесь, на Рагуше, ледопад протянулся на пол­
тора километра. И на всем своем протяжении он был разным. То прозрачная ледя­
ная кисея окутывала длин-
Проводником моим был Алексей Лямисов, инженер­
землеустроитель, «началь-
ник всея земли», то есть Бок­
ситогорского района. На спуске в долину Рагуши нас встретил указатель, пре­
дупреждавший о том, что мы вступаем на землю государ­
ственного памятника при­
роды «Река Рагуша». Указа-
ЛЕДОПАД НА РАГУШЕ ные сосульки, то сквозь полу­
прозрачный саван, плотно прилегающий к обрывам, просвечивали пласты горных пород, то лед нависал гро-
мадными глыбами ... А вот ледопад подобился па д аю­
щей струе. Лед падал с вы­
соты метров 50, ударялся о выступ и вновь падал еще ме-
тель неказист, даже палка, на которой он укреплен, не ошкурена. Какое уж тут может быть почтение к государ­
ственному памятнику природы! Спу­
стились к мосту, а мост-то ... через су­
хое русло проложен. Оказывается, ме­
тров 700 выше моста Рагуша уходит под землю. Начинается она в озере Микулинском, бежит немного по поверхности, как и любая другая река, а потом ныряет в поноры­
отверстия в земле. Только километра через четыре Рагуша вновь является на свет. Мы идем по сухому руслу, заполнен­
ному глубоким снегом, вниз по тече­
нию реки. Скоро добираемся до пер­
вого воклюза. Во клюз -
это восходя­
щий подземный источник, отличаю­
щийся постоянством дебита воды. В данном случае -
это река Рагуша вы­
бирается из-под земли. Воклюзами та­
кие источники называют по имени собственному подобного источника во Франции -
Воклюз. Здесь, на Ра-
4 « вокруг светю> NQ 2 гуше, вода черного цвета поднимается из глубины, вздувается бугром, кото­
рый тут же оплывает, чтобы вздуться вновь. Эту картину люди наблюдают и год, и два, и десятилетия, и столе­
тия ... От первого воклюза решаем под­
няться на правый крутой берег, чтобы с его высоты обозреть окрестности. Плетемся по рыхлому снегу, продира­
емся сквозь мелколесье, караб­
каемся на кручу. И вот -
награда за труды ... На противоположном берегу свер­
кал ледопад высотою не менее 80 ме­
тров! Но образовала его не река. Река по-прежнему бежала в своем русле, еле видная с этой высоты. Ледопад тя­
нулся вдоль берега. Казалось, что верхние пласты горных пород с силой надавили на нижние и мгновенно вы­
цвиркнули всю воду, находившуюся в них, которая так же мгновенно за­
стыла на морозе. Мы прошли вдоль долины еще ки-
тров на 30 -
40. Все было как в настоящем водопаде, только недоста­
вало брызг и гула падающей воды. И так же, как в водопаде, по краям ле­
жали редкие стволы вековых де­
ревьев, которые по сравнению с глы­
бистой громадой ледопада казались не толще вязальных спиц. Лед был разноцветным. Встреча­
лись голубые струи льда -
значит, здесь был постоянный источник, кото­
рый плавил снежинки, и только потом они вновь превращались в лед. Были белые глыбы -
значит, снежинки, не растаяв, вмораживались в массу льда. Был грязный лед -
значит, к нему по­
стоянно подмешивались песок, глина, почва. Все это со з давало причудливую цветовую картину, освещенную беле­
сым северным солнцем ... Сказочно-загадочной показалась мне река вепсов. Алексей РЫЖИКОВ, действительный член Географического общества Фото автора 49 Р. л. СТИВЕНСОН ОСТРОВ ГОЛОСОВ Фантастический рассказ К еола женился на Лехуа, до чери Калам аке, колдуна из Молокай, и жил в доме тестя. Не было колдуна ис­
куснее Каламаке. Он предсказыв ал судьбу по звез­
дам, по останкам мертвых, знался со злым и духами. Он в одиночку взбирался на скалы, гдс во дились гоблины, проказливые черти, и подстерегал там духов пр ед ков. Неудивительно, что Калам аке слыл самым знаме нитым колдуном в королевстве Гавайи. Благоразумные люди все в жизни делали по его совету -
и покупали, и продавали, и женились; сам король дважды вызывал е го в Кону, чтоб отыскать сокровища Камех амеха. Никто не наводил на людей такого страху, как Каламаке. Своими закл инаниями он насылал на врагов болезнь, а порой и похищал их тай­
ком, и родня потом косточки отыскать не могла. Молва приписывала ему могущество героев былых времен. Люди видели, как он ночью пере шаги вал с утеса на утес. Видели его и в высоком лесу, голова и пл еч и колдуна п одн им ались над верхущками деревьев. И на вид он был такой, что все только диву давал ись. Ро­
дом вроде из лучших кровей Молокая и Мауи, а кожа белей, чем у любого чужестранца, во лос ы цв ета сухой т равы, глаза красные, да к тому же слепы е. « Слеп, как Каламаке, яснови­
дящий» -
такая поговорка ходила н а островах. О чародействе тестя Кеола кое,что знал понаслышке. кое о чем догадывался, а в общем, это его не интер есовало. Бес­
покоило его совсем другое. KaJlaMaKe денег не жалел -
ни на еду, ни на питье, ни на одежду и за все платил нове нь­
кими блестящими долларами. « Блестит, как доллар Кала­
маке», -
говаривали на Восьми островах. А ведь Ка;lамаке не торговал, не сеял, ничего не сдавал внаем, лишь порой получал кое-что за колдовс тво, откуда же у него столько се­
ребра? Как-то раз жена Кеолы отправилась в гости в Кау н акай -
на другой берег острова, а нс е мужчины !JЫШ!1И в море рыбачить. Кеола же, бездельник и лежебока, лежал lIа ве­
ранде, глядя, как бьется о берег прибой и птицы летают вокруг утеса. В голове у него по стоян но вертелась одна мысль -
о блестящих долларах. Ложась спать, он думал, откуда у тестя такая прорва денег, а пр осыпаясь поутру, га­
дал, отчего они все новехон ькие -
так она его и не поки­
дала, эта мысль. Но в тот день у К еол ы появил ась уверен­
ность, что тайна раскроется. Он приметил, г де Каламаке хранил свои сокровища, -
в крепко-накрепко запе ртой кон­
торке у стены, над которой вис ела гравюра с изображением Камехамсха Пятого и фотография королевы Виктории в ко-
R.L.Stevenson. The Island оС voices. «The galery of ghosts». «Ое" books»,1969. so ai c..i :s: а. роне. К тому же не далее как прошлой ночью он ухитрился заглянуть туда, и, верите ли, мешок был пуст. А днем ждали пароход, Кеола видел, что он дымит уже у Калау­
папы. Скоро прибудет и сюда с месячным запасом лосо­
севых консервов, джином и прочими редкими яствами для Каламаке. «Ну, если тесть и сегодня выложит денежки за это добро, значит, он и впрямь знается с нечистой силой, а доллары к нему текут из кармана дьявола», -
подумал Кеола. И пока он размышлял, за спиной у него появился тесть. -
Неужто пароход? -
спросил он с досадой. -
Он самый, -
подтвердил Кеола. -
Заглянет в Пеле-
куну, а потом прямо к нам. -
Тогда делать нечего, -
отозвался тесть. -
Придется мне довериться тебе, Кеола, коль никого сметливей рядом нет. Иди за мной. И они вошли в гостиную, очень красивую комнату, ок­
леенную обоями, где висели гравюры и на европейский ма­
нер стояли стол, софа и кресло-качалка. Была там и полка с книгами, посреди стола лежала семейная Библия, а у стены красовалась та самая крепко-накрепко запертая конторка, чтоб каждому гостю сразу стало ясно, что это дом важного человека. Каламаке велел Кеоле закрыть ставни, а сам запер все двери и открыл конторку. Он извлек оттуда два ожерелья с амулетами и раковинами, пучок сухой травы, сухие листья деревьев и ветвь пальмы. -
Я задумал сделать нечто такое, -
сказал Каламаке, -
что ты глазам своим не поверишь. Встарь люди были мудры, они творили чудеса, в том числе и то, что свершится сейчас. Но все происходило под покровом ночи, при свете звезд, в пустыне. А я сотворю это чудо здесь, в своем доме, при свете дня. С этими словами Каламаке спрятал Библию под по­
душку, лежавшую на софе, извлек оттуда же коврик изу­
мительно тонкой работы и высыпал листья и травы на пе­
сок в оловянную миску. А затем они с Кеолой надели оже­
релья и встали лицом друг к другу по разные стороны ков­
рика. -
Час пробил, -
молвил колдун, -
мужаЙся. Он поджег листья и, бормоча какие-то заклинания, раз­
дул пламя пальмовой ветвью. Сначала в комнате было по­
чти темно, ведь ставни были затворены, но потом вспыхнуло пламя, и комната ярко осветилась. К потолку по­
тянулась струйка дыма; голова у Кеолы закружилась, в гла­
зах потемнело, как сквозь сон, он слышал бормотанье Кала­
маке. Вдруг что-то с быстротой молнии ударило в коврик, на котором они стояли. И в то же мгновение дом и комната исчезли и Кеола потерял сознание. Потоки солнечного света заливали все вокруг, когда он очнулся на берегу моря; ревел прибой, они с колдуном стояли на том же коврике, вцепившись друг в друга, еле переводя дыхание. Не говоря ни слова, они заслонили глаза от яркого солнца. -
Что это было? -
крикнул Кеола. Он пришел в себя первым, потому что был помоложе. -
Такая боль, будто расставался с жизнью. -
Какая разница, -
задыхаясь, произнес Каламаке. -
Дело сделано. -
Скажи, ради бога, где мы? -
тревожился Кеола. -
Не о том спрашиваешь, -
отвечал чародей. -
Мы здесь, все в наших руках, надо браться за работу. Я отды­
шусь, а ты сбегай на опушку леса, принеси мне растения и листья деревьев, которых здесь больше всего, -
по три горсти каждого и поторапливаЙся. Мы должны вернуться, когда придет пароход. Люди удивятся нашему исчезнове­
нию, -
и колдун, пыхтя, опустился на песок. Кеола шел сверкающим песчаным берегом, усыпанным кораллами и раковинами, и размышлял: «Как бы запомнить этот берег? Вернусь сюда и соберу ракушки». Перед ним на фоне неба вырисовывались пальмы -
не такие, как на Восьми островах, а стройные, высокие с со­
чной листвой, даже засохшие ветви казались золотыми вее­
рами среди зеленых, и Кеола думал про себя: «Как странно, что я не знал раньше этой рощи. Обязательно приду сюда соснуть, когда потеплеет». И тут же поймал себя на мысли: «А как, однако, потеплело!» Ведь на Гавайях была зима,И с утра было'~ОЛОДНО. Потом Кеола удивился: «А куда подева­
лись серьнi\fКалы? Где высокий утес с лесом на крутом "---
4* склоне? Где птицы, летающие вокруг утеса?» И чем больше он задавался такими вопросаМИ,тем меньше понимал, куда его занесло. у самого берега росли названные колдуном травы, а дере­
вья -
в глубине леса. Когда Кеола подошел к нужному де­
реву, он вдруг увидел девушку. Нагота ее была прикрыта лишь поясом из листьев. «Ну и ну! -
сказал про себя Кеола. -
Не очень-то они раз­
борчивы в одежде в этой части острова». Он остановился, полагая, что она увидит его и убежит, но девушка не обращала на него внимания, и тогда Кеола принялся напе­
вать. Она тут же вскочила, краска сошла с ее лица, она в ужасе озиралась по сторонам, судорожно хватая открытым ртом воздух. Но странно -
взгляд ее скользнул мимо Кеолы. -
Добрый день! -
обратился он к ней. -
Не бойся, я тебя не съем. Но не успел он произнести ни слова, как девушка убежала в лес. «Странные повадки», -
подумал Кеола и в безотчетном порыве кинулся за ней. Кеола гнался за девушкой, а она все кричала на каком-то неведомом наречии, но некоторые слова он понимал: она звала на помощь и предупреждала сородичей об опасности. И вдруг Кеола увидел множество бегущих людей -
муж­
чин, женщин, ребятишек, они неслись сломя голову и голо­
сили, как на пожаре. Эти люди нагнали страху на Кеолу, он вернулся с листьями к Каламаке и рассказал ему об увиден­
ном. -
Не обращай на них внимания, -
успокоил его тесть, -
они, будто видения из сна, тени. Исчезнут, и ты сразу поза­
будешь о них. -
Мне показалось, что меня никто не видел, -
сказал Ке­
ола. -
Так оно и есть, -
подтвердил колдун. -
Мы заколдо­
ваны и потому не видимы даже при ярком свете. Но они нас слышат, а потому лучше говори, как я, вполголоса. С этими словами он выложил круг из камней и поместил в центр круга листья. -
Я поручаю тебе жечь листья, -
сказал колдун, -
под­
держивай невысокое пламя. Пока горят листья -
а они сго­
рают очень быстро,- я должен закончить свое дело; как только они почернеют, волшебный порошок, что перенес нас сюда, вернет нас домой. Приготовь спичку И не забудь позвать меня вовремя, а то пламя погаснет и я останусь здесь. Как только занялось пламя, КОЛДУН,точно олень, выпрыгнул из круга и понесся по берегу. Он носился, словно гончая после купания, и на ходу хватал раковины; Кеоле показалось, что они ярко вспыхивали в его руках. Листья тем временем горели ярким пламенем, Й оно быстро их пожирало; у Кеолы оставалась всего одна горстка, а колдун умчался далеко и все подбирал и подби­
рал ракушки. -
Назад! -
крикнул Кеола. -
Листья на исходе, возв­
ращайся! Каламаке обернулся, и если в ту сторону он бежал, то' обратно летел. Но, как он ни торопился, листья догорали быстрее. Пламя уже затухало, но колдун одним прыжком одолел остаток пути и приземлился на коврике. Он поднял ветер, и костер потух; и тут же исчез берег, солнце и море, Кеола и ка.ламаке снова оказались во тьме комнаты с закрытыми ставнями. Они снова еле переводили дух и ничего не видели, а на коврике между ними лежала груда блестящих долларов. Кеола бросился открывать ставни и увидел за ближайшим холмом море и покачивающийся на волнах пароход. В тот же вечер Каламаке отозвал зятя в сторонку и сунул ему в руку пять долларов. -
Кеола, -
сказал он, -
если ты умный (в чем я сомне­
ваюсь), ты представишь себе, что соснул днем на веранде и видел сон. Я лишних слов не говорю и беру в помощники людей с короткой памятью. Каламаке и словом больше не обмолвился об этом деле. Но у Кеолы оно не шло из головы,'он И раньше был ленив, а теперь вообще за работу не брался. «Зачем мне работать, -
размышлял он, -
когда мой тесть может делать доллары из ракушек?» 51 Свою долю он быстро израСХОНОlЩJ1: накупил себе много обновок. И тогда затосковал. «Лучше бы я купил себе губную гармонику, забавлялся бы целый день», -
думал он и злился на Каламаке: «Вот уж собачья душа! Доллары собирает, когда вздума­
ется, на берегу, а я и губную гармонику купить не могу! Бе­
регись, Каламаке, я не ребенок, меня не проведешь, я твою тайну выведал». И Кеола повел разговор о тесте с женой Ле­
хуа и пожаловался ей на его плохое обращение. -
Оставил бы ты его в покое, -
наставляла его Лехуа. -
Не серди его, не играй с огнем. -
Было бы кого бояться, -
Кеола щелкнул пальцами. -
Он у меня в руках. Он сделает все, что я захочу, -
и Кеола все рассказал жене. Лехуа покачала головой. -
Поступай, как знаешь, -
сказала она, -
но если ста­
нешь отцу поперек дороги, он тебя в порошок сотрет. Ты вспомни, что стало с теми, кто ему перечил, вспомни про Хуа -
знатного рода, заседал в палате представителей, каждый год ездил в Гонолулу; а вот исчез с лица земли, и косточки от него не осталось. Вспомни Камау -
стал худой, как щепка, жена одной рукой его поднимала. Кеола, ты пе­
ред ним сущий младенец, он тебя двумя пальцами припод­
нимет и съест, как креветку. По правде говоря, Кеола побаивался Каламаке, но он был кичлив, и слова жены привели его в ярость. -
Ладно, -
процедил он сквозь зубы, -
коли ты меня ни во что не ставишь, я докажу, что ты очень сильно заблужда­
ешься. -
И Кеола тут же отправился к тестю. -
Каламаке, -
начал он, -
я хочу губную гармонику. -
В самом деле? -
Да, я тебе без околичностей заявляю: хочу гармонику. Ну что тебе стоит купить гармонику, ты ж на берегу дол­
лары собираешь. -
Я не ждал, что ты на такое отважишься, -
ответил кол­
дун.- Думал, ты робкий никчемный парень. Я несказанно рад, что ошибся. Пожалуй, у меня появился помощник и продолжатель в моем весьма трудном деле. Губную гармо­
нику хочешь? Покупай самую лучшую в Гонолулу. Сегодня же, как стемнеет, мы с тобой отправимся за деньгами. -
На тот берег? -
справился Кеола. -
Нет, ни в коем случае! Ты должен узнать и другие тайны. Прошлый раз я учил тебя собирать раковины, а те­
перь научу ловить рыбу. Хватит у тебя сил управиться с лодкой Пили? -
Отчего же нет, хватит, -
отозвался Кеола. -
А почему нам не взять твою, она уже спущена? -
Есть причина, и ты ее скоро поймешь, -
отвечал кол­
дун. -
Мне сейчас больше подходит лодка Пили. Как стем­
неет, будь любезен, жди меня у лодки. А пока держи наш уговор в тайне, незачем посвящать в него домочадцев. Кеоле его слова были слаще меда, его распирало от гор­
дости. «Эх, давно бы имел гармонику, -
думал он. -
Смелость города берет». Вскоре он заметил, что Лехуа тайком льет слезы, и чуть было не сказал ей, как все хорошо складывается. Потом одумался. «Лучше выжду, вот принесу ей гармонику, тогда послушаем, что она, глупышка, скажет. Может, поймет на­
конец, какой толковый муж ей достался». Как только стемнело, тесть с зятем спустили на воду лодку Пили и поставили парус. Море штормило, дул сильный ветер, но быстроходная лодка, сухая и легкая, ле­
тела по волнам. Колдун зажег прихваченный из дому фо­
нарь и держал его за кольцо; они сидели на корме, курили сигары, говорили, как старые друзья, о колдовстве, о боль­
ших деньгах, которые они добудут чарами, решали, что они купят сначала, а что потом. Каламаке был ласков, как отец. Через некоторое время колдун огляделся, посмотрел на звезды, на почти скрывшийся из виду остров и задумался. -
Послушай, ~ сказал он наконец, -
Молокая остался далеко позади, Мауи кажется облаком; по положению этих звезд я безошибочно определил, что мы достигли цели. Это место называется Море Мертвецов. Здесь особенно глубоко, все дно усеяно человечьими костями, а в расщели­
нах подводных скал обитают морские боги и водяные. Здесь такое сильное северное течение, что его не одолеет и акула, а уж если кого выбросят за борт, бурный поток, будто 52 дикий конь, несет беднягу прямо в океан. Тут ему и конец, кости его усеивают дно, а душу забирают морские боги. Ужас объял Кеолу. Он взглянул на колдуна; в неверном свете звезд тот преображался прямо на глазах. -
Ты нездоров? -
отчаянно крикнул Кеола. -
Я-то здоров, -
отвечал колдун, -
а вот кое-кому здесь и впрямь неможется. С этими словами колдун опустил фонарь, его палец заст­
рял в кольце, и оно порвалось, рука же мгновенно стала ве­
личиной с дерево. Кеола дико вскрикнул и закрыл лицо руками. Каламаке поднял фонарь. ' -
А ну-ка, взгляни мне в лицо! -
приказал он. Голова у него была с бочку, а он все рос и рос, как облако, накрывшее гору. Кеола кричал, лодка летела по бурному морю. -
Ну, а что ты теперь скажешь о губной гармонике? -
спросил колдун. -
Может быть, предпочтешь флейту? Ах, нет! Это хорошо. Не люблю, когда домочадцы сами не знают, чего они хотят. Но мне, пожалуй, лучше выйти из этой лодчонки, я необычайно вырос, одно неосторожное движение, и я, чего доброго, затоплю ее. Сказав это, колдун перекинул ноги за борт. В мгновение ока он вырос в тридцать раз, потом в сорок; он упирался но­
гами в дно моря, его плечи и голова возвышались над по­
верхностью, как скалистый остров, а волны разбивались о его грудь, как об утес. Тем временем лодку уносило тече­
нием к северу, но колдун протянул руку, взял двумя паль­
цами планшир и переломил лодку, как щепку. Кеола ока­
зался в воде. Колдун собрал в кулак обломки и зашвырнул их далеко-далеко во тьму. -
Извини, что я забрал фонарь,- сказал он, -
мне еще долго брести по морю, пока доберусь до суши, а дно неров­
ное, все время кости под ноги попадаются. Колдун повернулся и пошел вброд большими шагами; когда Кеолу поднимало на гребень волны, он видел, как тот удалялся, держа фонарь высоко над головой, вспенивая морскую воду. Когда колдун выловил обломки лодки, Кеола совсем по­
терял голову от страха. Он, конечно, барахтался, как щенок, которого бросили в воду, чтобы утопить; Кеола не знал, куда ему плыть. Из головы не шел колдун-великан, его огромная, как гора, голова, широченные, выступающие над водой, как остров, плечи, о которые разбиваются волны. Подумал Кеола и о губной гармонике, и ему стало стыдно, потом о костях мертвецов, и ему стало страшно. Вдруг Кеола увидел при свете звезд какую-то темную гро­
мадину, огоньки внизу, их блики на взбаламученной воде, услышал голоса. Он крикнул, ему ответили, и в то же мгно­
вение перед ним закачался на волне нос корабля. Он вце­
пился обеими руками в цепи, но его накрыл штормовой вал, а потом матросы втащили его на палубу. Они дали ему галеты, сухую одежду и принялись расспра­
шивать, как он оказался так далеко в море и свет ли маяка Лаз о Ка Лаау они видели. Но Кеола знал, что белые люди, точно дети: они верят только в свои собственные байки, а потому о себе рассказал, что в голову пришло, и поклялся, что никакого маяка (то был фонарь Каламаке) он в глаза не видел. Кеолу подобрала торговая шхуна, направлявшаяся в Го­
нолулу, а потом на малые острова. По счастливой для Кеолы случайности один из матросов упал с бушприта во время шторма. У Кеолы не было выбора. Он бы не решился остаться на Восьми островах. Земля слухом полнится, а люди любят поболтать и обменяться новостями. Поселись они тайком на севере Кауаи или на юге Кау, не прошло бы и месяца, как колдун прознал бы об этом, и тогда не сносить ему головы. И Кеола поступил разумно: нанялся матросом на шхуну взамен утонувшего в шторм матроса. В целом на шхуне жилось хорошо. Еда бьmа отменная, ешь до отвала. Галеты и солонина -
каждый день, горо­
ховый суп и пудинг -
дважды в неделю, так что Кеола окру­
глился. Капитан был хороший человек, да и команда не хуже, чем другие белые. Но вот с помощником капитана трудно было поладить, Кеола никак не мог ему угодить и каждый день сносил и ру­
гательства и побои за то, что делал, и за то, чего не делал. Помощник капитана был здоровый детина, и рука у него была тяжелая. А уж ругался так, что уши вяли слушать, ведь Кеола происходил из хорошей семьи и привык к уважению. Но что всего хуже -
стоило Кеоле заснуть, откуда ни возь­
мись являлся помощник капитана и линьком! понуждал его встать. Делать было нечего, Кеола решил бежать. Месяц тому назад они вышли из Гонолулу, И вот наконец увидели землю. Была тихая звездная ночь, море было спо­
койное, небо чистое, а с наветренного борта виднелся ост­
ров, узкая полоска пальм обрамляла его берег. Капитан и его помощник, поглядев на него в морской бинокль, упомя­
нули его название и поспорили, что это за остров, а Кеола, стоя у рулевого колеса, слушал их разговор. Торговые суда сюда не заходили. По словам капитана, остров бьm необи­
таемым, но помощник думал иначе. -
Я и цента не дам за этот справочник, -
сказал он. -
Я был здесь как-то раз на шхуне «Евгения». Стояла точно та­
кая же ночь. Рыбаки вышли в море с факелами, а на берегу народ кишел, как в городе. -
Хорошо, хорошо, -
согласился капитан, -
берег очень крутой, вот в чем загвоздка. Но раз навигационная карта не показывает подводных рифов, подойдем,к нему поближе с подветренной стороны. А ты знай крути штур­
вал, -
крикнул он Кеоле, который так заслушался, что сов­
сем позабыл про свои обязанности. Помощник капитана снова набросился на него с бранью и поклялся отдубасить Кеолу кофель-нагелем 2, тогда, мол, тот узнает, где раки зимуют. Наконец капитан и его помощник ушли и Кеола остался один. -
Этот остров мне очень подходит, -
решил он. -
Тор­
говые суда к нему не пристают, значит, и помощник здесь никогда не появится. Да и Каламаке в голову не придет ис­
кать меня так далеко от дома. Кеола осторожно вел шхуну к берегу. Он старался сделать это как можно незаметнее, ведь беда с белыми в том, что им нельзя доверять, особенно помощнику капитана. Спят вроде бы мертвым сном или притворяются, а стоит парусу хлопнуть, они уж на ногах и носятся за тобой с линьком. И Кеола вел судно потихоньку. Но когда земля была уже близко, волны стали сильнее биться о борт. Вдруг помощник вскочил. -
Ты что это делаешь? -
заревел он. -
Да ты мне судно на мель посадишь! Он бросился. к Кеоле, но тот ловко прыгнул за борт в море, освещенное звездами. Когда он вынырнул, шхуна уже шла своим курсом, у штурвала стоял помощник капи­
тана, и Кеола даже слышал, как он ругался. У подветрен­
ного берега море было спокойное, к тому же вода была теп­
лая. Кеола прихватил с собой матросский нож и не боялся акул. Деревья были уже совсем близко, и береговая линия образовала в этом месте что-то вроде гавани, куда его несло течением. Кеолу накрывало с головой, потом он всплывал снова, и перед глазами у него был полукруг гавани с паль­
мовыми деревьями. Кеола изумлялся, что никогда раньше не слышал о чудесном острове. Пребывание Кеолы на острове делится на то время, когда он жил один, и когда поселился с его обитателями. Сначала он повсюду искал людей, но так и не нашел никого в бро­
шенной деревушке, только опустевшие дома да следы костровищ. Пепел был холодный, размытый дождями; не­
которые хижины опрокинуты ураганами. Сначала Кеола и поселился в такой брошенной хижине. Он выточил себе дрель для получения огня трением, смастерил рыболовный крючок из раковины, рыбачил и жарил рыбу. На острове не было воды, и он взбирался на кокосовую пальму, срезал орехи и пил кокосовое молоко. Дни казались ему длинными, а ночи страшными. Он сделал лампу из скор­
лупы ореха, выжал масло из зрелого плода, а фитилек скру­
тил из волокна пальмы. Как только спускалась ночь, он за­
пирался в хижине, зажигал лампу и до утра не смыкал глаз, дрожа от страха. Не раз его посещала мысль, что уж лучше бы ему лежать на дне морском, пусть бы его косточки пере­
катывались вместе с другими. Все это время он жил на берегу гавани, потому что ! Тонкая веревка для телесных наказаний на море. 2 Брусок с железным болтом для крепления снастей. хижины стояли на берегу, тут же росли пальмы, и сама ла­
гуна изобиловала хорошей рыбой. Однажды он побывал на другом берегу, посмотрел на океан и вернулся потря­
сенный. Знакомый вид -
сверкающий на ярком солнце пе­
сок, шумный прибой, разбросанные по берегу раковины -
больно ранил Кеолу. «Не может быть, -
думал он, -
все похоже, как две капли воды. И откуда мне знать? Белые, хоть и притворяются, что знают, куда плывут, могут ошибиться, как и другие люди. Что если мы плыли по кругу и я сейчас совсем близко от Молокай, и другой берег острова -
тот самый, на котором мой тесть собирал доллары?» После этого случая он опасался ходить на берег океана. Примерно через месяц вернулись хозяева деревни. Они приплыли в шести переполненных лодках. Эти славные люди говорили на языке, очень отличавшемся от языка его сородичей-гавайцев, но многие слова совпадали, и ы:е­
трудно было догадаться, о чем идет речь. Мужчины были очень вежливые, а женщины -
добрые. Они оказали ему гостеприимство: построили хижину, дали жену; но больше всего он дивился тому, что его никогда не посылали на ра­
боту, как других молодых мужчин. В новой жизни Кеолы было три периода -
очень пе­
чальный, веселый, а потом наступил третий -
когда во всем свете не было человека, обуянного страхом больше, чем Кеола. Печалился Кеола из-за девушки, которую ему дали в жены. Он сомневался, тот ли это остров, на котором он побывал вместе с колдуном, та ли эта речь, что он тогда слышал, но уж насчет жены никаких сомнений не было -
ею оказалась та самая девушка, с плачем убежавшая от него в лесу. Он долго плавал, а мог сидеть себе в Молокай: ведь он бросил дом, жену, друзей, чтоб спастись от врага, а поселился в его охотничьем угодье, где колдун разгуливал невидимым. В это печальное для него время Кеола ста­
рался по возможности никуда не выходить из своей хижины на берегу лагуны. Кеола сменил печаль на веселье, когда многое открылось ему из разговоров с женой и вождями племени. Сам Кеола в основном помалкивал. Он не очень-то доверял своим новым друзьям: уж слишком они были сладкоречивы, чтоб им целиком довериться. Он стал еще осторожнее, когда по­
ближе узнал нового тестя. О себе Кеола мало чего рассказы­
вал -
имя, происхождение, то, что жил на Восьми островах, упомянул о королевском дворце в Гонолулу, о том, что был первый друг короля и миссионеров. Но зато он сам посто­
янно задавал вопросы и многое узнал. Остров, на котором он поселился, назывался Островом Голосов. Он принадлежал этому племени, но постоянно они жили на другом, южном, до которого нужно было плыть три часа. Там у них стояли более основательные дома, да и сам остров был богаче. Они разводили кур и свиней, лакомились яйцами, а торговые суда привозили им ром И табак. Оказалось, именно туда направлялась шхуна, с которой сбежал Кеола, и на южном острове умер помощник капитана. По их рассказам, шхуна причалила в плохое время: вся рыба в лагуне в это время ядовитая, стоит чело­
веку съесть ее, он пухнет и умирает. Помощника капитана предупреждали об этом, он видел, что лодки спущены на воду и люди готовятся к переезду на Остров Голосов. Но он был глупый белый, который верит только собственным по­
басенкам, а потому поймал больную рыбу, поджарил и съел, а потом весь раздулся и умер. А что касается Острова Голосов, то он необитаем боль­
шую часть года. Порой они присылают сюда лодку с людьми за копрой, но все племя перебирается на Остров Голосов, только когда болеет рыба в лагуне у главного ост­
рова. А название остров получил из-за чудес, происходящих здесь. Похоже, берег океана населяют невидимые дьяволы; день и ночь они переговариваются между собой на непо­
нятных языках. День и ночь вспыхивают и гаснут малень­
кие костры на берегу, а причину этих чудес еще никто не разгадал. Кеола поинтересовался, не случаются ли по­
добные чудеса на главном острове, и они ответили: нет, та­
кого там никогда не бывает, да и на сотне островков, его ок­
ружающих, о таких чудесах не слыхивали. Чудесами сла­
вится только Остров Голосов. Поведали ему и о том, что костры видели и голоса слышали только на берегу ОК,еана и 53 в прилегающем лесу, а у лагуны человек проживет две тысячи лет (если ему на роду написано), и никто не причи­
нит ему беспокойства, да и океанские дьяволы безобидны, если их обойдешь стороной. Лишь однажды вождь пле~ мени метнул копье туда, откуда слышался голос, и в тот же вечер упал с кокосовой пальмы и расшибся. Кеола много размышлял наедине. Он понял, что будет в безопасности, когда племя вернется на главный остров, да и сейчас ему ничто не угрожает, если он будет держаться возле лагуны. И все же ему хотелось еще большего спо­
койствия. И он сказал верховному вождю, что он как-то жил на острове, где водилась нечисть, и тамошние жители нашли способ избавиться от этой напасти. -
В лесу росло дерево, -
поведал Кеола вождю, -
и туда наведывались дьяволы за листьями. И тогда люди спилили его, и дьяволы больше не появлялись в тех местах. Его спросили, что это было за дерево, и Кеола указал на то, с которого собирал листья для Каламаке. Они сомнева­
лись: но идея была уж очень заманчива. Что ни вечер, ста­
рейшины племени держали совет, но верховный вождь, хоть и был не робкого десятка, боялся будить лихо и каждый раз напоминал им о вожде, бросившем копье, и о постигшем его возмездии. Это сразу отрезвляло всех, и никто ничего не предпринимал. Хоть затея и не удалась, Кеола был доволен и радовался жизни. Кроме всего прочего, он подобрел к жене, и она очень его полюбила. Как-то раз он вернулся в хижину и зас­
тал жену в слезах, горестно причитающей. -
В чем дело? -
спросил Кеола. -
Какая приключилась беда? . Но она ответила, что все в порядке. Той же ночью она разбудила Кеолу. Тускло горела лампа, но он все же заметил, что лицо у жены совсем убитое. -
Кеола, -
начала она шепотом, -
я хочу кое-что ска­
зать тебе на ухо, чтобы нас никто не услышал. За два дня до того, как лодки подготовят к отплытию, уходи на бе­
рег океана и спрячься в лесной чаще. Мы заранее выбе­
рем это место -
ты и я -
и отнесем туда запас еды. Каждый вечер я буду проходить мимо напевая. Но когда наступит вечер и ты не услышишь моей песни, знай: мы все покинули остров, тебе ничего не угрожает, и ты можешь выйти из укрытия. у Кеолы душа ушла в пятки. -
О чем ты говоришь? -
крикнул он. -
Я не хочу жить с дьяволами. Я не хочу, чтобы меня бросили одного на ост­
рове. Я сплю и вижу покинуть этот остров. -
Ты никогда не покинешь его живым, мой бедный Кео­
ла, -
сказала жена. -
Я раскрою тебе правду: мои сопле­
менники -
людоеды, но держат это в тайне. А убьют они тебя до отъезда потому, что на южный остров заходят кора­
бли, там и сейчас живет белый торговец в доме с верандой. Конечно, наш остров чудесное место! Торговец привез бо­
чки с мукой, а однажды в лагуну зашел французский во­
енный корабль, и 'всех угощали вином и галетами. Ах, мой бедный Кеола, как бы мне хотелось взять тебя с собой, ведь я люблю тебя, а.наш остров -
самый лучший на свете, если не считать· Пiшеете. Кеола до смерти перепугался. Он слышал рассказы о лю­
доедах с ю~ных островов, И они всегда вселяли в него страх; атеперь,б'еда стучится к нему в дверь. Путешествен­
ЩfКИ рассК!рывали и о rfoBaдKax людоедов, как те холили и нежили человека, которого намеревались съесть, родная мать так не печется о своем любимчике. Вот и с ним так ня­
нчатся -
построили дом, кормили, поили, освободили от всякой работы, а старейшины и вожди обходились с ним, как с важной персоной. Кеола, лежа на кровати, горевал о своей печальной участи и цепенел от страха. На следующий день по обыкновению все были с ним очень любеЗНli'I. Люди этого племени отличались красноре­
чием, слагали стихи, шутили на пиршествах. Но Кеоле было теперь наплевать на их обходительность. Он видел лишь белые сверкающие зубы, и его мутило от их вида. Когда они садились есть, он шел в ближайший лесок и лежал там, как мертвый. На третий день жена пошла за ним в лес. -
Кеола, -
сказала она, -
если ты не будешь есть, тебя завтра убьют и сварят. Старейшины уже перешептываются. Они опасаются, что ты занемог и похудеешь. ' 54 Злость закипела в душе Кеолы, он вскочил. -
Как будет, так и будет, -
крикнул он в сердцах. -
Я между двух огней. Раз уж мне суждено умереть, то чем скорей, тем лучше. А коли съедят, так пусть лучше черти, чем люди. Прощай! -
и с этими словами Кеола направился на берег океана, а жена будто застыла на месте. Берег был пустынный, ярко светило солнце. Ни один че­
ловек не повстречался Кеоле, однако всюду были следы, и куда бы он ни пошел, всюду слышал голоса, перешептыва­
ния; то тут, то там вспыхивали костерки и вскоре гасли. Го­
ворили на всех языках -
на французском, датском, русском, тамильском, китайском. Чародеи всех стран мира что-то на­
шептывали на ухо Кеоле. Раковины, лежавшие у него на пути, вдруг исчезали, а ведь ни одна живая душа их не под­
нимала. И дьявол перепугался бы, окажись он в такой ком­
пании, но Кеола поборол страх, он сам стремился к смерти. Когда вспыхивал костер, он кидался к нему, что бык на крас­
ную тряпку. Но, перебросившись словами, невидимки за­
брасывали огонь песком. Так и не удалось Кеоле найти смерть в огне. «Ясно, что Каламаке здесь нет, -
подумал он, -
иначе мне бы давно пришел конец». Притомившись, Кеола сел на опушке леса, обхватив го­
лову руками. А чудеса вокруг продолжались : переговарива­
лись невидимки, вспыхивали и гасли костры, прямо у него на глазах исчезали и вновь появлялись раковины. «Видно, я побывал тут в неурочный день, -
подумал Кео­
ла. -
Ничего подобного здесь тогда не творилось». у него голова пошла кругом при мысли об этих миллио­
нах и миллионах долларов, валяющихся на берегу, и о сот­
lIЯХ чародеев, собирающих их и поднимающихся в подне­
бесье быстрее и выше орлов. «А мне еще морочили голову разговорами о чеканке, -
размышлял Кеола, -
теперь ясно: всю новую монету в мире собирают здесь, на песке! Нет, больше меня никто не проведет!» Под конец он незаметно уснул и во сне позабыл про за­
колдованный остров и свои горести. Наутро еще до рассвета его разбудил какой-то шум. Он испуганно открыл глаза, полагая, что людоеды схватили его, сонного; но дело обстояло иначе. На берегу переклика­
лись невидимки; похоже, они бежали мимо него в глубь острова. «Что там стряслось ?» -
удивился Кеола. Ясно было одно: произошло какое-то необычайное событие: не горели костры, никто не собирал раковины, невидимки окликали друг друга, передавали какие-то вести, а потом их голоса стихали вдали. По тону их переговоров Кеола понял, что ча­
родеи сердятся. «Злятся они не на меня, -
рассудил Кеола, -
раз в двух шагах пробегают мимо». То же чувство, что сбивает собак в свору, лошадей в стадо, горожан, бегущих на пожар, в толпу, овладело Ке­
олой. Не отдавая себе отчета в своих действиях, как гово­
рится, -
и вдруг, о чудо! -
он побежал вслед за невидим­
ками. Кеола обогнул один мыс, уже показался второй, и тут он вспомнил про колдовские деревья, росшие в здешнем лесу. Оттуда ДОНОСИЛИСЬ шум и крики. Бежавшие с ним рядом свернули туда. По мере того, как они приближались к кол­
довскому лесу, крики стали перемежаться с ударами топо­
ров. И тут Кеола догадался, что верховный вождь решил на" конец последовать его совету, и мужчины племени заня­
лись вырубкой деревьев. Эту весть и передавали друг другу колдуны, а теперь они сбегаются сюда на защиту своих де­
ревьев. Предвкушение чуда увлекало Кеолу все дальше и дальше. Он пересек вместе с невидимка.ми берег, подбежал к опушке леса и застыл в изумлении. Одно дерево упало, другие были подрублены. Здесь же собралось все племя островитян. Мертвые лежали на земле, живые стояли кру­
гом, плотно прижавшись друг к другу, и кровь мертвецов текла по их ногам. Лица были' искажены ужасом, голоса слились в один пронзительный крик. Вам доводилось видеть ребенка, играющего в одиночку с деревянным мечом? Он подпрыгивает, рубит воздух. Вот так и людоеды, сбившись в кучу, С воплями махали топо­
рами и -
верите ли! -
рубили воздух, ибо врагов не было видно. Но вдруг, откуда ни возьмись, в воздухе зависал то-
пор. Удар -
и людоед, разрубленный пополам или на куски, валился наземь, а его душа со стоном покидала тело. Какое-то время Кеола глядел на них, как зачарованный, потом ужас происходящего обвил его, как саван. И в тот же миг верховный вождь, заметив Кеолу, ткнул в его сто­
рону пальцем и выкрикнул его имя. Все людоеды оберну­
лись в его сторону с горящими от злобы глазами, оска­
ленными зубами. «Зачем я здесь торчу?» -
спохватился Кеола и понесся куда глаза глядят. -
Кеола! -
окликнули его на берегу океана. -
Лехуа, ты ли это? -
крикнул он, тшетно о з ираясь по сторонам. -
Я видела, как ты бежал к лесу, -
продолжал голос, -
окликнула, но ты меня не услышал. Поскорей собери нужные листья и травы и бежим отсюда. -
Коврик с тобой? -
спросил он. -
Да, здесь, у тебя под боком. -
Лехуа обхватила его шею руками. -
Торопись, неси листья, пока не вернулся отец! Кеола кинулся собирать колдовское топливо, Лехуа по­
торапливала его, и вот он уже развел огонь на коврике. Пока горели листья, из лесу доносился страшный гул битвы; чародеи и людоеды сражались насмерть. Чаро­
деи-невидимки ревели, как быки на горе, а людоеды вто­
рили им пронзительными криками ужаса. И все время, пока горел костер, Кеола слушал и дрожал от страха, на­
блюдая, как невидимые руки Лехуа подкладывают в огонь листья. Она сыпала их горстями, взметнувшееся пламя опалило Кеолу, она же в спешке все раздувала и раздувала огонь. Наконец сгорел последний лист, костер потух. Удар, шок, и Кеола с Лехуа оказались у себя в ком­
нате. Кеола был несказанно рад, что снова видит жену, что он дома, в Молокай, и лакомится своим любимым блюдом пой
l -
пой не готовят в камбузах, да и на Острове Голосов такого лакомства нет и в помине, а главное, что вырвался из рук людоедов. Но все же на душе у Кеолы было тяжело, и они с беспокойством говорили об этом с Лехуа всю ночь. На Острове Голосов остался Каламаке. Если он, бог даст, оста­
нется там навсегда, все хорошо, а вот если вернется в Мо­
лакай, тогда им обоим несдобровать. Они говорили о его даре преврашаться в исполина и переходить вброд моря. Но теперь Кеола знал, где находится колдовской остров -
в Нижнем или Опасном архипелаге. Они достали атлас, при­
кинули расстояние, которое предстояло одолеть старику, и оно показалось им непосильным. Все же, когда имеешь дело с таким чародеем, как Каламаке, никогда не чувст­
вуешь себя уверенно, и они решили спросить совета у бе­
лого миссионера. И первый же встреченный Кеолой миссионер все ему рас­
толковал. Он сначала отчитал Кеолу за то, что тот взял вто­
рую жену на южном острове, а потом поклялся, что ничего не понял из его рассказа. -
Одно могу сказать, -
добавил миссионер, -
если вы считаете, что деньги тестя добыты нечестным путем, ОТ­
дайте часть их прок аженным, а часть -
в какой-нибу дь мис­
сионерский фонд. А что касается всего этого фантастичес­
кого вздора, советую держать рот на З<l мке. Однако миссионер сообщил в полицию в Гонолулу, что Кеола и Лехуа, кажется, занимаются чеканкой фальшивых денег и супругов стоит взять под над зо р. Кеола и Лехуа последов али совету белого миссионера и отдали большие суммы денег прокаженным и миссионе­
рам. Судя по всему, совет был добрый. потому что до сего дня о Каламаке никто и не слышал. Может быть, он пал в битве за деревья, а может, еще бегает по Острову Голосов -
кто знает? Перевела с английского Л.БИНДЕМАН 1 Наuиональное блюдо гавайuев и з корня тара. 55 Александр КАРМЕН -
норр. РИД « Новостн », сп ец на л ьно для « Вонруг света» Фо т о автора C
~" ~PHЦi! года ЖЧ';НЬ Уругвая настраи­
Bi,l: I /1 11;1 ~~ f):l!'Y IIред!.: j l ) яшего к а р­
Н -
.1 ;.\. "''''1'\ уже о uсужд аJОТ ГО, , " ,.' , '1 П феврале -
ма р те, т:" ,:,', , ,! ',1 KOIIK, рсы красоты, I f)!{IP', '-'∙1 I'J 1(1 Н ' ... ~ :", .. ", '1 маскарадные кос­
',', ,'llар ни IIре}(па влс ний k,'PII",u,iJl IJ .\10НТСIJидео -
не только прuц с~с 1'51, M:IL"<lpaJl, ШССТВИ Я арт и стов и ряженых, но IIC'I10 гораздо боль ш ее­
особое состоянис души народа, целая вселенная, в которой 8местились и сме ­
Ш<tЛИСI, 11 СОШ:1I1СI> 13 братском соперни­
"CCIIJC пска н ,j',lb туры, расы и стил и, ЮМ\J!) У.llИI J, фРJlЬКЛОР И ссрьезные, тсатр, \1;Ю:1I и .111111<1, грон:ск IIправItа, фарс и со ­
Ii Н3 ЛI,III,I,Lt ilPO]Cl.:I. УРУI на ('С КИII "ар"аlJал во MlloroM схож с К,IРIШВ aJ J<lМИ " сгкеЛIIИХ странах, ЭТО IIОIIЯГНU -
KUP'1l1 у 'НИХ праJjlНИКОВ общие, e H P'J - афРflК;"-J('КИС, СЛОЖИJll1СЬ и определенныс традиции, по дде ржива­
емые всеми латиноамериканскими стра ­
на м и, и вс е-таки каждый 1Л ка рнавалов имее т СIJ О С ЛИ1l0, Л ИНU'Jе и быть не МОЖС1: "щmавun -JI е.'I') 1 fJ"рческое, сце­
lI аГ'JИ с цен щ)ш,ми, JI() ГJI<ШНОС н а нем -
I1 J1 mIUИ [ь СIJlI l' TeMI1CpaMCHT и артис­
IIIJ'" , rlo O()),I<J:IIO, )'РУГlJ~lkк ий карнавал <J1 Kpl,llJa ~ l 01 lIараЮII,Щ ш еств ием ком-
56 парс -
карнавальных групп самодея­
тельных артистов. Это могут быть жи­
тели городского квартала или служащие какого-нибудь учреждения или целой компании, есть стабильные компарсы, из года в год выходящие на суд зрителей и жюри. В. каждой компарсе -
своя «мур га»: ядро артистов и музыкантов с только им присущим стилем, репертуа­
ром, амплуа и костюмами. Причем гар­
мония формы и содержания здесь совсем необязательна. Нередко бывает, что ра­
зодетые в золото, серебро и шелка «сред­
невековые принцы и бароны» испол­
няют вполне современные мелодии и куплеты на злобу дня. И почти обяза­
тельно перед такой «мургой» шествует группа из полусотни дюжих молодцов, с немыслимой скоростью выколачива­
ющих из своих огромных конусооб­
разных тамбуров заразительные негри­
тянские ритмы -
«кандомбе». Венчает компарсу парад едва одетых звезд, тан­
цующих в бешеном ритме того же «кан ­
Домбе». «Гвоздь» шествия -
компарсы так называемых «негрос луболос». Смысл второго слова, редко встречаюшегося в латиноамериканском лексиконе, объяс­
няется так: когда-то, на заре карна­
вальных традиций, в Уругвае рабы-негры наряжались в одежды хозяев, а белые, на­
оборот, -
красились в черную краску и облачались в одеяния своих слуг. Отсюда и эта компарса « фальшивых » негров. Сейчас она одна из самых живописных, потешных и популярных. Пройдет официальное шествие, и праздник на целый месяц п е ремещается «в народ». Сначала в самой <<Традицион­
ной» зоне Мондевидео -
в районах Сур и Палермо -
устраивается парад, внешне схожий с официальным. Но и на этот раз за каждой компарсой следуют, прип ­
лясывая, смеясь и ду рачась, те, кто помо­
гал ее создавать, разукрашивать, одевать и вдохновлял на конкурсные подвиги -
жители их кв арталов «барриос», сослу­
живцы, а то и просто друзья и знакомые. Здесь и улицы поуже, стало быть, и обстановка пожарче, пораскованнее, аб ­
солютно лишенная официальности. И народу тут побольше, и все, что творится, приобретает характер доброго перепо­
лоха, в котором и шумно, и весело, и где любая шутка не вызовет обиды. Здесь все усыпано конфетти и серпантином, то и де ло взрываются хлопушки, петарды и воздушные шары, не умолкая гремит музыка, и все чувствуют себя друзьями. А потом карнавал «спускается» на мно ­
гочисленные эстрады театров, парков. Конкурс продолжается. Строгое жюри отбирает лучших. Существует нескольк о категорий, по которым соревнуются участники: «мурга», пародия, юмор, «фальшивые» негры и Т.Д. Стать победи ­
телем на карнавале очень почетно. Стара ­
ния артистов приобретают порой до ­
вольно з абавные формы, например, среди танцовщиц « кандомбе» В Монте ­
видео безусловно лидирует группа, или, как они сами себя называют, « племя », очень популярной артистк и Росы Луны. Эта высокая, стройная, обладающая пышными формами мулатка на каждом карнавале оказывается в центре внима­
ния. В с амом деле, трудно найти другую группу танцовщиц, способных так з ажи­
гать пуб л ику и выдерживать столько ча­
сов непрерывного темпераментного танца. Входя в раж, артистка нередко выделывает такое, что верхняя часть ее туалета не выдерживает и, к восторгу мужской половины зрителей, рвется. Забыв на время свои проблемы и за­
боты, люди тысячами стекаются к эст ра­
дам и тоже участвуют в предст авлениях и конкурсах. Они вовлекаются в красочный водоворот и вместе с артистами поют, танцуют, взрываются дружным хохотом на шутки и ядовитую сатиру, вибрируют в такт ритмов «кандомбе», умиляются очаровате л ьной наивности мальчуганов, увешанных не по росту большущими тамбурами, и девчушек, очень стараю ­
щихся во всем быть похожими на былых з везд, от одного взгляда на которых у мужчин становятся ватными ноги, а в г ла­
зах их жен вспыхивает суров ый огонь рев­
ности и подо з рительности. «Уругвайский карнавал, -
говорит из­
вестный художник, по э т и архитектор, за­
мечательный з наток « кандомбе » Карлос Пазс Виларо, -
э то когда сме е тся даже календарь и все население само з абвенно бросается интенсивно и весело жить в ином мире, отличном от привычного. В мире, о котором каждый мечтал еще с детства и который видел в прекрасных снах. В мире, который одним помогает вспомнить все самое доброе, а другим забыться и з абыть все плохое, что их ок­
ружает. Хотя бы на время ». И.ВИНОКУРОВ Бес попутал, или Художества нечистой силы ? в с е нт я бр ьском номере нашего жу рн ал а за про шлый год был а на п е чатана стат ья А.Куз о в ки на о загадо чны х круг а х и других геомет р и ч еск и п о чти бе з упречны х ф и гу ра х, н еведомо как п оявляю щихся на хлебных п олях А н гл ии. Эти странны е и зоб ра жения нанос и лис ь п олег ши ми с т еблями зла к ов ы х, ч е тко видными на фо н е с п ло шной массы ве рти каль н о с т оящих колосьев. О с но в ываясь на мат е риа л а х американского жу рна л а « О м н и», А.Кузовкин р ассм отр ел ряд г ипотез о в о зможн ы х причинах э т ого «лугового феномена», н о пр едлож и л пока воздержаться от око нч а т ельных в ы водов. То гд а же, в сентябре 1991 года, американски й еженедельник (( Т айм» соо бщил о том, ч т о та й н а п оявле н ия заг а до чн ых узо р ов в р оде бы раск рыт а: дв о е шутник ов -
ми лых, симпа т ичных, ос т роумных, склонных к м и с т иф икации анг л и йских дже нт льме н ов, к тому же -
специалистов по ла н д ш аф тн о й ар х ит е кт у р е, -
н едавно сам и С03 н ались в т ом, что это их рук дел о ... ТРЕВОГА АНГЛИЙСКОЙ КОРОЛЕВЫ В последние годы слишком у ж много з ага д оч­
ных кругов и узоров стало по ­
являться на хлебных нивах Англии. Если в 1987 году их было най­
дено около 50, то к лету 1990 года уже бо­
лее 200. И что интерес­
но -
эти странные узоры становятся все более сложными, они как бы развив а ю т ся, совершенствую т ся со временем. К тому ж е подобное потравье на­
носит заметный вред хозяевам хлебных полей. Поэтому не на шутку взволнованы не только многие под­
данные Ее Величества, но и сама Елизавета П, королева Великобри­
тании. Летом 1990 года в наиболее постр ада вш ую от «лугового феномена » ю го - западную часть королев с тва были ст ян уты воинские подраз д еления. А самой королеве и отпуск н е в о т п уск: пр иш ­
лось взять с собой многочис ле н ные документы, связанные с эт о й на ­
пастью. К решению з аг ад ки п од­
ключаются и ученые, и л ю бители. Летом 1990 года более 150 ф из и ков, метеорологов и других исс ледова­
телей обсудили предв а ри тель н ые итоги изучения « лугового ф е н омена» на своей первой междун а ро д н ой к он ­
ференции, прошедшей в Ок с ф о р дс­
ком университете. В общем, б ыло от чего прийти в смущение к а к анг ­
лийской королеве, так и ее п од-
данным. Этот круг, появившийся В тюменской тайге в 1987 году, явно не был делом рук английскнх джентльменов. (из архива М. Быковой). КА КОЙ БЕС ИХ ПОПУТАЛ? Н адо отдать должное двум а н глийс­
ким джентльменам: он и выбрали иск ­
лючительно удач н ый момент для об­
народования своего се н сационного признания. К тому времени кто только не приложил р уку к исследован и ю «лу­
гового феноме н а»! И не только п ри­
ложил, но и оставил на страницах пе­
чати неуничтожим ы е улики о результа­
тах своих опромет ч иво предпринятых и ссле д ований и о вытекаюших из них выво д ах. Теперь, пола ­
г ал и шутники, насту­
пи ла пора отвечать за прояв л енное этими уч­
еными л егкомыслие. Ц ел ых 13 лет д жентль­
мены потешались в д воем. Пришло время п от еш ат ься все ми­
ром ... Т а к кто же они такие, э ти милые шутники? И что за мотивы стояли за их « невинными » д ействиями? Один из них -
62-летний Дэ­
ви д Черлей, другой-
67-летний Дуглас Ба уэ р. Свой первый у з ор они с д елали еще в 1978 году, в д охновив­
шись снятыми с высо т ы эффектными фотографиями д о­
рожек, оставляемы х на хлебных полях сельс­
кохозяйственной тех­
никой. Сделали они эт о « ради хохмы »: им хот е лось поразвле-
чься, а з ао д но и поду­
ра чи ть т ех, кт о в е ри л во всякие там ра­
зу м ные к о с м и-
ческие и л и инопла­
нет н ые сил ы. Впоследствии они раз за р азом п овто ря л и свои художества, пока в 1981 году од ин из сделанных ими кру­
го в не б ыл за м е чен, сфотографиров а н и, по п ав в печа т ь, произвел сенсацию. С тех пор почтенные джентльмены к ажд о е лет о тайно « работали » на хле бн ых п ол ях южной Англии, остав ­
л я я там п о не скольку десятков кругов. К ак же о ни э то д елали? Шутники не поле н ились про д емонстрировать свое умен и е р е п о ртеру лондонской га з еты « Т удей», сот ворив у з ор в его присутст­
в и и. Умел ьцы л ихо исполь з овали при­
мит ивны е по д р у чные средства -м оток ве р е в к и и де р ев янную планку длиной ч уть боль ш е метра. Планкой 59 они пригиб али стебли на высоте ко­
лена. Один из джентльменов стоял в центре будущего круга, держась за свой конец веревки. Второй, взявшись за привязанную к другому концу веревки планку, совершал круги вокруг своего компаньона. Геометрическая точность линий достигалась с помощью прос­
того визира. Таково происхождение этих почти идеально ровных кругов, полуокружностей, полосок и прямых линий, вычерченных двумя джентль­
менами на хлебных полях графства Кент. А ведь за разгадку тайны «лугового феномена» были обешаны немалые деньги. Эти солидные вознаграждения были учреждены сравнительно не­
давно. А :Два английских джентльмена начали шутить задолго до учреждения премии. Поэтому не следует подозре­
вать этих шутников в желании ее полу­
чить. НЕ МНОГО ЛИ ОНИ НА СЕБЯ БЕРУТ? Неожиданное признание двух выда­
ющихся мастеров ландшафтной архи­
тектуры невольно вызывает вопрос: а не слишком ли много они на себя бе­
рут? Ведь добровольное или вынуж­
денное признание, какие бы мотивы за ним ни стояли, само по себе еще ни­
чего не доказывает. Даже результаты «следственного эксперимента», про­
демонстрированного двумя джентль­
менами репортеру газеты «Тудей» и главному специалисту по <<луговому феномену» Пэту Делгадо, требуют ос­
торожной и взвешенной оценки. Джентльмены уверяют, что им первым пришла мысль «рисовать» на хлебных нивах. Но «луговой фено­
мен» известен по крайней мере на про­
тяжении многих столетий! О зна­
комстве с этим феноменом свиде­
тельствуют и фольклорные мате­
риалы самых разных народов. Это, на­
пример, упоминания о круглых проп­
лешинах полегших стеблей зерновых, иногда называемых, по свидетельству А.к.приймы, плевками черта. Извес­
тен и рисунок овальной проплешины на хлебном поле, изображенной в одной немецкой книге 1678 года изда­
ния. На том рисунке изображен черт с косой, заканчивающий выкашивание овала. Из рисунка следует; что черт от­
лично управился с работой в одиночку и даже без использования визира ... И еще одно обстоятельство: к насто­
ящему времени «луговой феномен» зарегистриро ван почти в 30 странах мира. В некоторых из них геометри­
чески идеальные круги найдены и на покрытых песком или снеговым пок­
ровом поверхностях и даже на поверх­
ности льда. Неужели фанатичные пос­
ледователи двух английских джентль­
менов уже распространили их ориги­
нальный опыт почти по всему свету? И не растет ли число последователей в самом туманном Альбионе? В 1987 году в Англии было найдено около 50 кругов, в 1988-м -98, в 1989-м -
270, к л е ту 1990 года -
более 200! А поч­
тенные джентльмены утверждают, 60 3 {>T~ Т (:>р ----------
Л'" . .::; _______ .• _____ _ Фрагмент последнего послания новогиреевского полтергейста: в конверте и на пяти страницах ... Несмываемый рисунок оранжевого цвета, возникший 28 мая 1990 года над правым коленом семиклассницы дины Шакировой из поселка Шархинау Гиссарского района Таджикистана. -Буквенный феномен. на одном из пшеничных полей ВеликобритаНИИ,обнаруженный в августе 1986 года. Впереводе с английского надпись гласит: ·Мы не одиноки .... что за сезон они оставляли не больше 20 -
30 кругов. Работа-то не из легких! О СИНДРОМЕ НЕЧИСТОЙ СИЛЫ В «ЛУГОВОМ ФЕНОМЕНЕ» Чтобы однозначно ответить на все эти вопросы, необходимо найти кри­
терий, отличающий искусно сфабри­
кованные проказниками круги от кру­
гов неизвестного происхождения. И такой критерий существует. Его можно было бы назвать синдромом нечистой силы. Синдром, как извест­
но, -
это совокупность симптомов. Так вот, в ряде случаев наиболее про­
ницательные исследователи отмеча­
ют совершенно необычные, ано­
мальные симптомы, связанные с «лу­
говым феноменом». Рассмотрим эти симптомы. Фигуры на хлебных полях образу­
ются полегшими, но не сломанными стеблями злаковых. Залегают же сте­
бли весьма необычно. Какая-то поис­
тине нехорошая, нечистая и странная сила пригибает и закручивает стебли так, что они продолжают расти парал­
лель но поверхности земли. А это, если стебли молодые и не сломанные, стро­
го-настрого запрещено наукой! В больших кругах стебли обычно закручены по часовой стрелке, в малых -
иногда и против. А сама зак­
рутка двойная: вокруг радиуса круга и вокруг проходящей через центр круга оси. Хотел бы узнать, какие проказ­
ники способны воспроизвести такую закрутку? Окольцованные зерновые, как пра­
вило, не вызревают. Весной они желтые, а осенью выделяются изум­
рудной зеленью на фоне жеf!:теющих зрелых колосьев. Иногда в зоне кругов необычно ве­
дут себя микрофоны. Так, во время обследования девяти выстроившихся в ряд кругов в Уилтшире, восточнее Лондона, у сотрудника исследова­
тельской группы британских ВВС внутри кольцевых зон переставал ра­
ботать микрофон. Два шага за пре­
делы круга -
все нормально. В центре одного из кругов как-то было найдено белое желеобразное вещество. Его тщательно исследовали в лаборатории университета Сюррей, но так и не смогли опознать. Свиде­
тельница, державшая это вещество в руках, сравнила его с яблочным мар­
меладом и холодцом. Похожее вещес­
тво иногда находят и на местах rioca-
дОК ИЛО. Однажды над одним из пшеничных полей с кругами потерпел аварию са­
молет британских ВВС. А летом 1990 года сбились с курса 3000 почтовых го­
лубей, причем именно в тот день, когда на полях Англии появился оче­
редной залп «лугового феномена». Много данных говорит за то, что «луговой феномен» как-то связан с за­
висан.ем над полем или с приземле­
нием на нем каких-то странных, пока неопознаваемых объектов -
ИЛО. Тому есть свидетельства. Ио замечу: «после этого» не означает «в резуль­
тате этого». Возможно, что в обоих случаях действует какая-то общая при­
чина, с которой связаны и круги, и ИЛО. Все, что я написал выше, это одна сторона дела, для меня, признаюсь, не очень важная. Другая сторона более существенна. А заключается она в том, что «луговой феномен» -
это лишь ч а с т н ы й с л у чай другого ано­
мального явления, отличающегося уникальным разнообразием прояв­
лений, а также территориальной и хро­
нологической повсеместностью. Это явление известно на всем земном , -Р, '~"",:!, Y:~1%::~, ; Сальснне знани. Их 15 сентября 1989 года наблюдали и неснольно десятнов учащихся средней шнолы N2 6 города Сальсна. Видения наждого неснольно отличались друг от друга. Здесь приведены знани, наблюдавшиеся двумя разными шнольнинами. Этот неопознанный летающий объент был Сфотографирован 1 июня 1967 года в при городе Мадрида. Нанесенный на НПО знан почти идентичен астрологичесному знану Урана. шаре, и первые о нем свидетельства уходят в глубь времен (то же самое, в сущности, можно сказать и о «луговом Феномене»). я назвал это явление фе­
номеном художеств нечистой силы. Ио прежде чем говорить о нем, спро­
сим себя, а не существуют ли в при­
роде в чем-то аналогичные проявле­
ния, происхождение которых объяс­
нено наукой без ссылки на какую-то там нечистую силу? Да сколько угодно! Это самые разнообразные гео­
метрически правильных форм крис­
таллы. Это геометрически почти идеальные шары -
планеты и звезды, шаровые молнии, цветок одуванчика, некоторые представители микроско­
пических диатомовых водорослей, красные кровяные шарики и т.п. Это, например, «ведьмины круги» из лу­
говых опят. Поражает точность «ведь­
миных кругов», будто кто-то вычерчи­
вает их циркулем! Перечень этих е с -
т е с т в е н н ы х художеств можно было бы продолжить. Мы же про­
должим разговор о н е е с т е с т -
в е н н ы х художествах. Верный своей старой привязанности, начну с художеств по ТУ ергеЙста. РИСУЕТ И ПИШЕТ ПОЛТЕРГЕЙСТ О том, что при полтергейсте невесть откуда ПОЯIJпян;тrя записки, я узнал на со6ствеююм ОПЪЕе. И лишь потом прочитал об 31'01'-,,], С ,"ЧjГЮ первую в своей жизни пол­
тергеliсгную записку я получил около восыш часов вечера 23 марта 1987 1 ода, прибыв по вызову в одну из мос­
КОЩ'КНХ ыырп,,:, Записку мне вручил пя 1 Н,l,'НЩ'] И_Iс:, :'1':11 подросток, С ко­
торы'.! б!,гпп связаны все полтер­
) еIfС'; p,.Je j",',·,;шления. Я, естественно, был ':;Ofн::ршенно уверен в том, что по­
дросток написал ее сам, свалив все на «полтчл еЙст». Привести здесь ее 1 екст не могу: это были написанные печ:л ными буквами непечатные угре"ы в мой адрес ... Впоследствии в :лой квартире нас­
туш~)и СIадия огн",gого полтергейста, 3;ШСРj' н\>wаяся ',,{(аром в детской KO~~} i Ip:",,' ; [еровского района J\'ioc:, , '1:ВЯЗИ с этим уго-
ЛОFl;,»"" 2 статьи 149 УК РС'1 ,i' ,'юе уничтожение или "i']',: снюго имущества ГРЮlЦ<iН, 'Г:J";'iщн-'нное путем под­
жога). В щ,:,'" /,; ;;",хледования этого деш: н К,iЧе', ,'](; сН;;дt:геля вызывали и меня. Я UСПCJМНИJi О з:ыискс, показал ее следоватс:; ,О, ОН прюбщил записку к трем други,у/ Щ1Я П(щсркuведческой ЭКСПСР1::1ЗЫ, Экспср'т, (11 ;Т.'П/I,'Й раt10ТНИК с боль­
шим стажем" \IШ в,',ц,r:1 категоричес­
кое заключсни(;: :пп· : i ! '<ВЬШОJIfтены не СОЛОДКОfJЫМ В,:Ш :1'. ,'А». И версию о поджог,;'{ Щ)}~" [лен,", огбросить: «Экспертизi' не пrц ГР'~Рi(Ила наличия в остатках С! оревшнх ЩlCдмстов ка­
ких-либо самовоспламеняющихся и , горючих веществ». После первuй записки я стал полу­
чать их в лругих случаях полтергейста, если и не пачками. ю )(остаточно часто. И прочитал в старых книгах о том, что полтергсйстные проявления вообще нередко СОllровождаются неи,звестно как возникшими рисун­
ками, записками а даже ЦС:IЫМИ пись­
менами в запечатанных конвертах. Осенью 1990 года начался полтер­
гейст в одном из домов села Поды­
вотье, что в Брянскои облает!!. Он был связан с l3-летним Юрой. Самое для меня удивительное lJ этом случае зак­
лючалось в том, что написанные Юриным почерком записки падали ОТ-
61 куда-то сверху, как бы с потолка, даже в том случае, когда неподвижно си­
дящего Юру крепко держали за обе руки! Почему-то подавляющее боль­
шинство полтергейстных записок обычно бывают исполнены печат­
ными буквами, а почерк, орфография и пунктуация всегда оставляли желать много лучшего. ... Последнюю записку, а вернее­
надпись -
в свой адрес я получил 25 февраля 1991 года. Это была испол­
ненная простым карандашом надпись, длиной в полстены, в коридоре оче­
редной полтергейстной квартиры: «Винокуров мне нравится». Мне это тоже понравилось: ласковое слово и кошке приятно. БОЖЬИ ЛИ МЕТКИ? Летом 1990 года многие десятки людей стали жертвами до того им почти неизвестной напасти: на их коже вдруг возникли какие-то странные изображения. И что лю­
бопытно -почти во всех известных мне случаях жертвами оказались иск­
лючительно женщины ... Если к этому добавить и более ранние случаи, то вырисовывается такая картина. Форма изображений -
самая разная. Тут и рисунки неве­
домых листьев с зубчиками и про­
жилками, узоры из еловых веток, раз­
личные геометрические фигуры (ква­
драты, треугольники), стилизо­
ванные цифры и какие-то каббалис­
тические знаки, стрелы, три порха­
ющие по кругу бабочки, человечек с антеннами на голове, а над ним­
испускающее лучи солнце, буква W, ковш, различные изогнутые и прямые линии и прочее. Возраст пострадавших -
от по­
дросткового до пенсионного. Места появления меток -
руки, ноги, спина (обычно правая лопатка). Цвет ме­
ток -
красный, ярко-красный, ярко­
розовый, оранжевый, цвета солнеч­
ного ожога. В отдельных случаях по­
являлись метки белого цвета, в дру­
гих они со временем белели или тускнели. Время жизни меток -
от нескольких часов и до десятков лет. Иногда метка наносится повторно на кожу одного и того же человека, с интервалом от нескольких недель до нескольких лет. Время появления меток -
лето и осень. Обнажено тело или одето, в помещении человек или на открытом воздухе, солнце сияет или оно скрыто за облаками, жарко или прохладно -
похоже, принципи­
мьного значения не имеет. Хотя наибольшее число меток, сообщают их обладатели, появилось у них 21 июня 1990 года. Изображения поражают своей фо­
тографической ясностью, четкостью передачи рисунка на коже. Они словно нарисованы очень стара­
тельной детской рукой ... Метки, как правило, гладкие, нере­
льефные, несмываемые. В от­
дельных случаях контур изобража­
ется глубокими вмятинами. 62 Иногда нанесение метки не свя­
зано с изменением самочувствия. По­
нятно, что при этом возникают удив­
ление и чувство тревоги, как почти всегда при встрече с непонятным. Но иногда появляются боль, ощущение укола или укуса, невероятно чешется тело, на месте метки, бывает, наблю­
даются ожоговые симптомы -
воспа­
ления, волдыри. Но обычно ожо­
говые симптомы если и проявля­
ются, то В легкой форме. География сообщений весьма об­
ширна: Прибалтика, Таджикистан, Украина, РСФСР. Особенно много сообщений из Прибалтики. Сколь­
нибудь правдоподобного объясне­
ния этих странных, иногда называ­
емых· «божьими», меток, насколько мне известно, не предложено. А вместе с тем некоторые особенности их появления заставляют думать, что и эти «художества» принадлежат к сфере моей компетенции. Но об этом по порядку. Во-первых, мне известны по­
добные же метки, появляющиеся в типично полтергейстной ситуации, как проявление одного из множества симптомов полтергейстного син­
дрома. Так, в одном из случаев пол­
тергейста, который я расследовал, метки красного цвета появлялись на теле взрослой дочери хозяйки и дважды -
на ней самой. Меток не было только на теле ее взрослого сына. Метки, что возникли на теле дочери, выглядели как отпечатки ла­
доней и пальцев рук человека на ее ногах и правом плече. Четкие, рез­
кие, красного цвета и как бы выдав­
ленные в мокром песке. Глубина по­
гружения в кожу -
до 3 миллимет­
ров. Метки, что появились на ногах дочери, отличались той особен­
ностью, что они были нанесены «ру­
коположением» трех ладоней однов­
ременно. Если бы дочь задалась целью сделать их сама, ей пришлось бы сесть в позу лотоса, положив две руки на внутренние поверхности го­
леней, а третью -
поверх колена. Впечатление от этих следов такое, что их оставила тонкая женская рука с очень удлиненными ногтями (ког­
тями?). При полтергейсте известны и дру­
гого рода метки на коже -
следы как бы царапаний, ударов (тогда оста­
ются синяки), укусов (вдавленные ямки от чьих-то зубов) и прочее. Все они в конце концов проходят сами по себе. В других случаях прослеживается связь с типичной ситуацией уфологи­
ческого контакта. Например, 28 мая 1990 года около 11 часов утра семик­
лассница Дина Шакирова из поселка Шархинау Гиссарского района Тад­
жикистана, по ее утверждению, вдруг увидела НЛО. Она была дома. Вдруг стало очень жарко, разболе­
лась голова. Дальше предоставлю слово самой Дине: -
Подошла к окну -
что-то меня ослепило. Приоткрываю глаза и вижу: за окном висит светящийся шар размером с нашу комнату. Открывается люк. Внутри шара светло. Спиной ко мне сидят два ро­
бота в какой-то металлизированной одежде. А сбоку сидит женщина­
это я поняла по фигуре -
в черно­
белом платье и смотрит на меня. Лицо у нее очень неприятное, к го­
лове сбоку прикреплен какой-то предмет, возможно, прибор ... Женщина чем-то щелкнула, и я услышала словно внутри себя глухой механический голос: «Ты полетишь с нами». Я не хотела! Но тут поте­
ряла созцание. Когда очнулась­
дома,- первым делом почувствовала боль в правой ноге. В больницу девочку доставила ма­
шина «Скорой помощи». Померили давление -
140 на 90, довольно высо­
кое для ее возраста. Очень возбуж­
дена, руки холодные, зрачки расши­
рены, все время повторяет: «Поле­
тели, полетели!» На правой ноге выше колена -
рисунок оранжевого цвета, словно ожог. Рисунок гладкий, не рельефный, не смывается и спир­
том. Даже если оставить рассказ Дины на ее совести, то впечатляют, во­
первых, объективные показатели ее состояния, во-вторых -
появление рисунка -
как бы человечка с лу­
чистым солнечным кругом над го­
ловой ... ЗАГАДОЧНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ Иногда изображения возникают без какой-либо очевидной связи ни с полтергейстом, ни с НЛО, ни с дру­
гими разновидностями феноменов нечистой силы. А узоры все равно возникают -
как на различных плос­
костях (на стенах, дверях, окнах), так и на выпукло-объемных телах (на ко­
лоннах, куриных яйцах, градинах). Если пойти в глубь времен, можно вспомнить об огненных письменах, появившихся на стене дворца во время пира Балтазара. Письмена предвещали его гибель. Он действи­
тельно был убит во время взятия Ва­
вилона персами. Но это было давно. А 12 марта 1872 года в Германии началась длившаяся до 1890 года эпидемия возникновения на окнах домов всяческих изображений: крес­
тов, орлов, черепов, разноцветных полос, французских зуавов с осеняв­
шим их знаменем и прочих рели­
гиозных и политических символов. Власти приказывали смывать изо­
бражения, но они не поддавались даже кислотам. Иногда на стенах до­
мов и церквей возникают странные влажные или мокрые пятна, в очер­
таниях которых можно узнать какое-
. либо конкретное лицо. Чаще всего это бывают лики священнослужи­
телей. Например, в 1923 году на стене церкви Христа в Оксфорде, где служил скончавшийся в 1898 году настоятель этой церкви Лиддел, поя­
вилось мокрое пятно, в очертаниях которого многие узнавали покойного настоятеля. А недавно на стене жи­
лого дома одного из маленьких французских городов возникло влаж-
ное пятно, в очертаниях которого тысячи пилигримов из соседних стран узнавали лик Иисуса Христа. Странные изображения цоявля­
ются не только на вертикальных, но и на горизонтальных плоскостях. Так, в августе 1971 года на каменной плите очага в одном из домов ис­
панского города Белмес де ла Мора­
неда появилось сильно встревожив­
шее обитателей изображение головы человека с открытыми глазами и без­
зубым ртом. Его пытались уничто­
жить -
соскрести или соскоблить,­
но тщетно. Замазали плиту цемен­
том, но изображение стало просту­
пать вновь, пока не достигло прежней четкости 'и яркости. Плиту распилили, а новую, сделанную из цемента, положили на то же место. Вскоре и на цементной плите тот же лик сиял во всем прежнем своем ве­
ликолепии. Оказалось, что этот дом был построен в прошлом столетии на месте кладбища ХУН века. Родст­
венник тот дом продал, потому что дом стал «беспокойным»: неожи­
данно перемещались с места на место предметы домашнего обихода, с кро­
ватей сами собой сдергивались простыни, постоянно слышались странные звуки, виделись призрачные фигуры. То есть имел место самый обычный полтергейст. Нынешние хо­
зяева дома на всякий случай стали ко­
пать в том месте, где леЖала плита с ликом человека. На глубине двух с по­
ловиной метров нашли человеческие кости ... В этом случае, в отличие от других, приведенных в этом разделе, , все же удается найти связь появления изображения с одним из проявлений нечистой силы -
с полтергейстом. НЕЧИСТАЯ СИЛА КАК ЛАНДШАФТНЫЙ АРХИТЕКТОР Некоторые странные проявления этой неведомой силы заставляют ду­
мать, что ее ландшафтно-архитек­
турные мастерство, способности и воз­
можности неизмеримо выше того, на что претендуют два проказливых анг­
лийских джентльмена. Неизвестность цроисхождения и назначения, возможно, позволяют от­
нести к одной из форм проявления этой неведомой силы и такие поис­
тине циклопические образования, как загадочные фигуры и линии, изобра­
женные на поверхности пустынного перуанского плоскогорья Наска. Общая площадь странных линий и фигур, вычерченных в пустыне Наска, превышает 900 квадратных километ­
ров. Масштабы изображений -
гигантские, их можно охватить взгля­
дом лишь с самолета, как и узоры на хлебных нивах. Среди них -
сотни прямых линий, треугольники, круги, спирали, трапеции, квадраты и прочие геометрические фигуры. Есть и изо­
бражения различных представителей земной флоры и фауны -
растения, рыбы, птицы, насекомые, млекопита­
ющие. Например -
паук, обезьяна, со­
бака, цветок, кит, ящерица, ягуар. Нашли фигуру человека с головой, как бы облаченной в шлем, а также фигуру человеческого плода в чреве матери. Поражает геометрическое совер­
шенство линий: идеальные прямые, безупречно выполненные углы, спи­
рали и дуги будто вычерчены цирку­
лем. И -
крайне любопытный чисто физический эффект: затруднения в процессе фотосъемки этих изобра­
жений с воздуха -
негативы при этом зачастую оказываются передер­
жанными! Как это же иногда бывает при фотосъемках в полтергейстных квартирах ... Но «наскоподобные» изображения найдены и в американских скалистых горах, на иорданской границе и на плато Устюрт в Западном Казахстане. В последнем случае ученые экспеди­
ции Центрального совета Общества охраны памятников истории Казахс­
тана, пролетая на вертолете над этим плато, увидели на нем странные, раз­
мером в сотни метров рисунки, вычер­
ченные в виде спиралей. Они предс­
тавляли собой то идеально пра­
вильный круг, то эллипс, то бабочку, то стрекозу. А игрой каких природных сил можно объяснить появление двух раз­
деленных почти шестью тысячами ки­
лометров гигантских отпечатков правой и левой стоп человека? Раз­
меры обоих отпечатков -
почти в рост среднего человека. Только отпечаток левой ступни найден в Африке, а пра­
вой -
почему-то на острове Шри Ланка ... Африка»ский след был найден в 1912 году на одной из скал плато Велд в южноафриканской провинции Трансвааль (ныне королевство Свази­
ленд). След представляет собой точ­
ную копию левой ступни человека. Можно даже заметить проступившую между пальцами грязь. Но эта «грязь» тверда как гранит. Вблизи следа -
ни дорог, ни жилья. На его посещение на­
ложено древнее табу. Только колдуны доставляют сюда приношения. Ланкийский след находится в 44 ми­
лях к востоку от Коломбо. В отличие от африканского он стал местом па­
ломничества местных жителей -
лан­
киЙцев. Размеры следа почти такие же, как и у его африканского собрата. Это -
точная копия следа от правой ступни человека. А однажды нечистая сила показала, что она может оставлять надписи не только на стенах, потолке, оконных стеклах, на листах бумаги и прочих по­
верхностях в полтергейстных кварти­
рах, но и на гигантской поверхности пшеничного поля! Такую надпись в августе 1986 года увидел с воздуха Пэт Делгадо, пролетая над одним из пше­
ничных полей английского графства Гемпшир в поисках очередного круга, известие о появлении которого он только что получил. Несмотря на воз­
буждение и шок, которые испытали летчик, Делгадо и его дочь Джен от этого неожиданного открытия, Дел­
гадо сохранил присутствие духа, дос­
таточное для того, чтобы сделать нес­
колько снимков. На поле полегшими стеблями пшеницы было выписано: «WЕАRENОТАLОИЕ». Во время~од­
ного из последних пролетов над этой надписью исследователи поняли, что это не одно, а четыре разных, но слитно написанных слова: «WE' ARE NOT АLОИЕ», что означает «Мы не ОДИНОКИ». Буква N в слове ALONE была изображена неправильно, в форме русской буквы И. Каждая из букв достигала высоты почти 37 мет-' ров. Длина всей надписи составляла 183 метра. Некоторые особенности этой над­
писи совпадают с теми, что харак­
терны для полтергейстных записок. И там, и здесь -
печатными буквами. В полтергейстных записках слова иногда тоже пишутся слитно, а начер­
тания отдельных букв искаженыI' на­
пример, русское И иногда пишется как английское N. Некоторые полтер­
гейстные надписи поражают '{ет­
костью исполнения. Например,. од­
нажды во время начавшейся всентя­
бре 1878 года вспышки полтергейста в доме одной из семей, что жила в . KIi~ надском городе AMxepCT~, все члены семьи и приглашенный врач увидели слова, которые медленно возникали на стене спальной комнаты. Слова постепенно стали исключительно чет­
кими, они были как бы выгравированы в стене: «Esther Сох, You Are Mine То КШ». Один из возможных вариантов перевода этой, как нередко бывает в таких случаях, грамматически своео­
бразно построенной фразы, может быть такой: «Эстер Кокс, ты должна меня убить». И, наконец, стебли пшеницы в том 183-метровом «слове» были уложены с теми же особенностями, что и в пше­
ничных кругах, и в прочих пиктограм­
мах, обнаруживаемых на поверхности хлебных нив. ЗНАКИ НЕБЕСНЫЕ ... Днем 15 сентября 1989 года в си­
нем небе над городом Сальском Рос­
товской области появились странные, обрамленные четко вычерченными квадратами, выписанные будто паром или туманом знаки (до их появления из этого района неоднократно посту­
пали сообщения о наблюдениях ано­
мальных объектов). Длина «пись­
мен» -
во весь небосклон, высота зна­
ков -
несколько сотен метров. Мно­
гие жители города видели их. В част­
ности, десятки учащихся средней сальской школы NQ 6. Опросили около 50 из них. Видение каждого было за­
фиксировано на бумаге. В основном это были цифры, знаки препинания, различные математические знаки, бу­
квенные изображения. Видения каж­
дого несколько отличались друг от друга. Один из наиболее массовых ва­
риантов попал на страницы местных газет, а потом -
и на страницы цент­
ральной прессы. Но сальский феномен -
отнюдь не единичное явление. Например, ле­
нинградский исследователь И.В.Бо­
гатырев приводит свидетельства о по­
явлении в небе Румынии 5 февраля 1709 года «буквенного феномена» в 63 виде двух огненных колонн, которые, соединившись перемычкой, образо­
вали букву А. А вот что рассказала М.Чичерова в письме, опубликован­
ном в альманахе «Феномен» в 1989 году: -
Произошло это за год до войны, в один из летних дней. Мы тогда жили в селе Лубянка Чернявского района Бел­
городской области. В ту пору мне было всего тринадцать лет. И вот помню, как-то сидели мы в хате, а тут вдруг с улицы послышались крики: «Буквы на небе!» Мы выскочили на улицу, где уже толпились соседи. И действительно, по сини неба будто кто электрическим светом выводил слева направо красивым почерком прописные буквы. Они складывались в слова, а те -
в длинные строчки. Мама толкает нас: «Читайте, вы же учите немецкий язык!» Но буквы не были похожи ни на немецкие, ни на русские. На чистом небе их хорошо было видно, и солнце, насколько я помню, совсем не мешало. В том, что это были какие-то слова, пусть и непонятные, не сомневались даже неграмотные женщины. Текст пи­
сался долго, нам и стоять уже надо­
ело в ожидании того, что будет дальше. ОДl;lако где-то через час эти электрические буквы стали пропа­
дать, словно их выключили, -
слово за словом, строка за строкой, мед­
ленно и по порядку. «Буквенный феномен» посчастли­
вилось видеть и к.э.Циолковскому. Это случилось В Калуге около восьми часов ве.чера 31 мая 1928 года. Об этом он написал в изданной в том же году книге «Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы». Конс­
тантин Эдуардович, как он пишет, «увидел без всяких недостатков, как бы напечатанные, горизонтально расположенные рядом три буквы «ч А у». Они были «составлены из обла­
ков». Его «очень удивила правиль­
ность букв». Но что они означают? Циолковскому пришла мысль счи­
тать буквы латинскими: «чау». Тогда они могли звучать и как слово «рай». Константин Эдуардович заметил по этому поводу: «Слово было до­
вольно пошло, но что делать,­
бери, что дают». Циолковский обратил внимание и на странную неграмотность этого «бу­
квенного феномена»: «Если бы кто за­
хотел подшутить надо мной, то напи­
сал бы по-русски «Рай». По латыни тоже было бы написано «Ray», а не «rAy», как я видел -
почему-то с за­
главной печатной буквой посередине и прописными по краям». Если бы Константин Эдуардович был знаком с похожими особенностями полтер­
гейстных посланий, выполненных в основном печатными буквами, с неве­
роятными огрехами в орфографии, пунктуации, грамматике, со вставле­
нием в русский текст написанных ла­
тинским шрифтом отдельных букв и целых слов! Мне кажется, такая парал­
лель не могла бы не заинтересовать его. Ведь «шутник»-то в обоих слу­
чаях, похоже, один и тот же ... 64 ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ я не стал приводить полного пере­
чня художеств этой странной и пока неопознанной силы. Они проявляются еще и в форме непонятным образом возникших рисунков и письменных сообщений, иногда обнаруживаемых во время проведения «спиритических» сеансов. До сих пор непонятны неко­
торые особенности появления изо­
бражений на телах человека и жи­
вотных, а также на поверхностях нео­
душевленных объектов при их контак­
тах с шаровой или линейной молнией. Некоторые особенности этой странной силы, похоже, заметны и в так называемом автоматическом (бес­
сознательном) письме. А как объяс­
нить стигматоподобное проявление в виде накожных изображений цветка, креста и слов «О Crux Ауе» (Славься, крест)? Эти знаки свыше 20 лет носила на своем теле француженка Мари­
~ли ]Кахени во второй половине прошлого века. Или как объяснить на­
чертанные на белой шерстке родив­
шегося в 1921 году в Ницце котенка цифры «1921», как бы зафиксировав­
шие год его рождения? Не буду множить примеры, их и так уже доста­
точно. Странные небесные, наземные, на­
кожные и все прочие изображения и письмена, если сведения о них свести воедино, невольно вызываю~елание поискать некую общую причину их по­
явления. Об одной из таких воз­
можных причин размышлял и к.э. Циолковский в книге «Воля Все­
ленной»: «Мы до сих пор не допускали возможность участия иных существ в земной жизни ... Мы с трудом предс­
тавляем себе что-нибудь выше земных существ по своим качествам и техническим средствам. Вот почему при таком узком кругозоре мы не до­
пускаем и не представляем возмож­
ность вмешательства иных существ в земные дела. Ошибка небольшая. Она не в недостатках науки, а только в ограниченности выводов из нее. Масса явлений с этой узкой точки зре­
ния остается необъяснимоЙ». Обратим внимание на то, что Цио­
лковский говорит о вмешательстве «иных существ». Именно и н ы х, но он ничего не говорит о вмешательстве «внеземных существ». Случайно ли это? Думаю, что нет. Конечно же, гипотезу о вмеша­
тельстве в наши земные дела вне­
земных существ не следует сразу выбрасывать за порог кажущегося дос­
таточно совершенным здания совре­
менной науки. Но не поискать ли бо­
лее простого, в буквальном смысле земного объяснения тех явлений, ко­
торые с «узкой точки зрения» совре­
менной науки остаются необъяс­
нимыми? Когда известный Эрих фон Дени­
кен, знакомый нам по фильму «Воспо­
минания о будущем», утверждает, что «круги в пшенице являются новыми посланиями внеземных существ, уже побывавших на равнине Наска», я рад за него. Как и за тех, кто разделяет эту точку зрения. Им уже все понятно: не­
кие внеземные существа прилетели и наследили нам в назидание: на пшени­
чных полях Англии, на кожных покро­
вах некоторых наших земных же­
нщин, на перуанском плоскогорье Наска, на замасленных обрывках бу­
маги в полтергейстной квартире в го­
роде Енакиево и так далее. Но почему бы не предположить, что все эти и дру­
гие художества творят иные, чем мы, но тоже з е м н ы е существа, которым нечего лететь за тридевять земель, чтобы творить у нас всяческие па­
кости? А что говорит наука о возможности существования иных существ, иных форм жизни, имеющих в своей основе структуру, в корне отличную от той, на которой строятся наши бренные земные белков о-нуклеиновые тела? Оказывается, современная наука не от­
рицает этого. Мысль о возможности существования иных форм жизни, не исключая и разумных ее форм, почти ОДНОВ'ременно высказали профессор Нью-Иоркского университета Р.Ша­
пиро, томский ученый Ю.А.Рылкин, московский исследователь А.С.Кузов­
кин, академик АМН СССР в.п.Казна­
чеев и некоторые другие ученые. Например, В.П.Казначеев выдвинул идею сосуществования одновременно с нами, на планете Земля, множества иных видов живых существ, имеющих иную, не белков о-нуклеиновую форму организации. Какие-то из этих иных форм жизни могут иметь полевую конструкцию, то есть в основе их структуры могут лежать различные физические поля. А.с.Кузовкин разви­
вает идею о том, что те необычные формы жизни, в основе которых, воз­
можно, лежат плазменноподобные образования, могут достичь такой сте­
пени самоорганизации, при которой их следует рассматривать как живые и разумные. То же самое в отношении форм жизни, в основе конструкции «тела» которых лежат электромаг­
нитные или акустические поля, ут­
верждает и Ю.А.Рылкин. Итак, возможно, сосуществующие рядом с нами «иные существа» могут быть и разумными. Если это действи­
тельно так, становятся ПОНЯТНЫ эле­
менты явно осмысленных и несом­
ненно разумных проявлений, отража­
ющихся и в том странном феномене художеств нечистой силы, которому посвящен этот очерк. Как, очевидно, заметил читатель, уровень «разум­
ности», проявляемый в этом фено­
мене, в ряде случаев не превышает уровень неразумного, проказливого и плохо успевающего в школе по­
дростка. Но бывают и исключения. Добавлю в заключение, что данное мною объяснение -
лишь одно из воз­
можных. Мыслимы и другие. Я лишь хочу обратить внимание на одну из ве­
роятных причин происхождения пше­
ничных кругов. Известно, что за объяснение их происхождения обещана премия до 10000 фунтов стер­
лингов. Отметая подозрения, скажу, что отнюдь не претендую на нее: ги­
потеза есть гипотеза ... ~------------------------------
~.~ ------...~ _-u----.--.~ --«-~-К~-К----""~'З -
f =·~З -------:.~ МЕТНИ НЕЧИСТОИ СИЛЫ Ногда на коже ПОЯВЛЯЮТСЯ странные знаки, рисунки и изображения, люди обычно пугаются. Иногда выяс­
няется причинно-следетвен­
ная связь внезапно поя вив­
wихся меток с полтергейс­
том или с уфологическим контактом. Бывает, что такую связь обнаружить и не удается. Но людям от этого не становится легче. Зага­
дочность инеобъяснимость меток по-прежнему тре­
вожит их. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
423
Размер файла
91 843 Кб
Теги
1992
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа