close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1963-03

код для вставкиСкачать
ВЕТА 3 1 9 8 3 МАРТ @ MYPMAHCI( i~~ • МончеГОРСIf ~ I Г~ ~ Б;Ь1 I{ОВДОР АпаТИТbI _ кировек • • • • РОСВУМЧОРР Зашеек m т самого Ленин града земли не было видно, I и нам так и не удалось разглядеть, в порядке ли содержится пунктир Полярного круга. Нако­
нец «ИЛ-14» заметил дырку в облаках и сразу же нырнул в нее. В последующие четверть часа невысокие Хибинские горы попеременно появля­
лись то прямо под правым, то непосредственно под ле­
вым крылом, пока их не сменил зеленый лесок у Киров­
ского аэродрома. Ожидая, когда угомонятся двигате­
ли, мы лихорадочно освежали в памяти запас саам­
ских слов, почерпнутых в Москве: «чорр» -
гора, «монче» -
красивый, «явр» -
озеро. И еще одно слово: «тиетта». Но В тот день мы еще не знали, как много смысла заключено в нем. к. n Е в И т и Н, А. МЕЛАМЕД ТРИЕДИНАЯ ФОРМУЛА "Сr,елu горушну" * Романтина зеленого намня ,. "Будем учuться брuться саму" * Город науни и ВОТ МЫ стоим в центре Кировска, на самой ста­
рой -
если верить геологам -
земле на свете. Отро­
ги гор лучами сходятся к озеру Вудьявр. В НИХ -
апатит, «камень плодородия», тридцать лет назад давший жизнь этому краю. Тучи дымами далеких костров уходят в небо. Пар над корпусами обогатительной фабрики тонет в моло­
ке тумана. А за озером, на другом берегу -
тут на каждом километре своя собственная погода -
в 'по­
токе солнечного света новые дома рудничного поселка и присыпанный серой пылью срез Кукисвумчорра. Сотни миллионов тонн' апатитов в окрестных горах, а эту часть отрога уже вычерпали изнутри и взрывом обрушили изъеденную скорлупу пустой породы. -
Съели горушку! -
с удовлетворением отмечают рабочие. Если обвести взглядом крутые склоны ближних хребтов, увидишь на разных высотах -
до самого гребня -
темные отверстия ШТО.~ен. Вот маленьким облачком затянуло один из верхних горизонтов Юкспора -
рудника одновременно подземного и за­
облачного. Специально придумывать парадоксы здесь не приходится. ... Мы идем по тоннелю-штольне, то и дело прижи­
маясь к стене -
надо успеть увернутьс9. от вагонетки. Все здесь, в руднике, совсем как в метро, только сте­
ны не облицованы, да пути то и дело разветвляются и пересекаются. Не заблудились мы только потому, что с нами был Юрий Аркадьевич Шамшурин, ученый сек­
ретарь гор но металлургического J:lнститута, знакомый тут с каждым поворотом. -
Чувствуете, как легко дышится? -
спросил он в глубине горы, когда мы уже изрядно попутешество­
вали по лабиринтам штолен. -
Все ВИДНО,. пыли нет. А хотите посмотреть, что было раньше, пока не ввели нашу систему вентиляции? Мы постояли минут пятнадцать в заброшенной штольне, среди каменной пыли, похватали по-рыбьи воздух с примесью сладковатого газа. И вечером в гостинице головная боль даже чересчур наглядно показала нам, что сделали ученые для горняков. Вентиляция -
только одна, далеко не самая круп­
ная из задач, решенных кольскими учеными. На этой земле вообще нельзя шагу ступить, не вы­
звав к жизни новую научную проблему. Об этом писал еще академик Александр Евгеньевич Ферсман, один из удивительных и увлекающихся людей нашего времени, человек трезвой научной мысли и романтик. Где бы мы НИ были, с кем бы ни разговаривали во время нашей поездки по КОЛЬСIЮМУ полуострову, В бе­
седе рано или поздно появлялось его имя. -
Ну, Ферсман это давным-давно говорил ... -
Видите ли, Александр Евгеньевич пред-
лагал решить эту задачу следующим обра­
зом ... Мы переворачиваем страницы вдохновен-
ного доклада, прочитанного Ферсманом об­
щему собранию Академии наук в октябре тридцатого года. Трудно представить себе что­
нибудь менее «академическое»: « ... В 1920 году мы впервые поднялись на одну из самых высоких Хибинских гор и оки­
нули взглядом окружающую панораму. Все было непонятно и ново... Там, где на наших картах были нарисованы Хибины, -
целый новый, совершенно неведомый гор !/ый мир ... Бурные реки, синие альпийские озера, горные луга, обрывистые ск ~OHЫ, веЛИКОJlепные ело­
вые леса по долинам рек ... » Так начинались десять лет непрерывных походов в глубь не­
жилого края на средства, буквально по ко-
пейкам собранные в 1е годы голода и разрухи. I-Iа третье лето -
это было во время одной из ночевок у костра под большой елью -
впервые наткнулись на зеленые глыбы апатита. И снова -
километры маршрутов, «холодные леде­
нящие переправы вброд, тяжелый груз за спиной, на­
сквозь пронизывающие туманы и снежные бури ... ». Смерть одного из ближайших сотрудников -
профессо­
ра Ганешина, погибшего в непогоду на крутом скло­
не Хибин. Кропотливая лабораторная работа. Каран­
даш обводил на карте четкие контуры еще не откры­
тых месторождений -
их подсказывали Ферсману точ­
ный научный расчет и безупречное чутье геолога. В 1929 году апатитом заинтересовался Ленинград­
ский обком партии. Романтика «зеленого камня» увле­
кает Кирова. С этой поры события нарастают лавиной. Буры геологов решетят склоны Хибин -
определяются запасы апатитовой руды. В Ленинграде собирается совещание -
обсуждают проект строительства гигант­
ского комбината. В кабинете Смольного звучит осторожный голос: -
Дело новое, неиспробованное. Вот тут одна не­
мецкая фирма -
с мировым именем! -
предлагает нам спроектировать и построить КОМ,бинат ... Киров (выслушав все доводы говорящего): -
А что, и правда никто в мире этим делом пока не занимался? -
Да, Сергей Миронович, в таких масштабах никто и никогда. Киров рывком отталкивается от стола: -
Так зачем же позволять немцам учиться бриться на нашей шее? Нет уж, давайте будем учиться сами! Все улыбаются. С этой улыбки началась промыш­
ленная история Кольского полуоtтро!:а. Так рассказы­
вают очевидцы. А в это время на месте берестяного щалаша, столь­
ко лет исправно служившего базой отрядам геологов, на живописном берегу Малого Вудьявра Ферсман вместе со своими сотрудниками строит здание горной станции Академии HaYI(, Новорожденной дали поэти­
ческое имя <,Тиетта», что по-саамски означает одно­
временно «наука -
знание -
школа». «И действительно, перед нашей станцией, -
писал Ферсман, -
стояла тройная задача -
она должна слу-
1 1963 BoКPYIOBEТA Н! 3 МАРТ Журнал основан в /86/ Wдy ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИ И UАУЧНО-ПОПУRЯРН ыА ЖУРИАR цк BJlKCM 8 ЭТОМ НОМЕРЕ, «НА ЭТОй ЗЕМЛЕ НЕЛЬЗ51 ШАГУ СТУЛИТЬ, НЕ lЗЬ!­
ЗВАВ К ЖИЗНИ НОВУЮ НАУЧНУЮ ПРОБЛЕМУ», ПутешеJТВ,lе по НОЛЬ~КJМУ полуострову, «СИЛЬНЫй ПОРЫВ ВЕТРА УДАРИЛ В КУПО,l И IЮ­
НЕС ПЛРАШЮТИСТА К БУРЕЛОМУ", Очерк "Прыжок в топь", «ЭТА 51МА ДОЛЖНА БЫЛА СТАТЬ ИХ ОБЩЕй МОГИЛОYl, КЮ1i\ИК ПОДН51ЛА ГОЛОВУ.. ОНА ВСЕ ЕЩЕ НЕ хо-
ТЕЛА Г:РОТ51ГИВАТЬ РУКУ СМЕРТИ», Быль О n.огибающем народе, «СЬЮЗЕН ВЗДРОГНУЛА... ТАК ЖЕ ЗВОНИЛ ТЕЛЕ-
ФОН ЧЕРЕЗ 217 ЛЕТ, ГОЛУБЫМ АПРЕЛЬСКИМ ~'TPOM 2155 ГОДА», Фантастический рассказ Репортажи: из Венгрии, ГДР, Лаоса, Ма,lИ, Ве­
несуэлы, ПО,lинезии, Антарнтиды, жить науке, теоретической научной мысли, давать конкретные и точные сведения для хозяйства и про­
мышленности, и, наконец, она ДО,1жна явиться шко­
,~ой.,,» Школой для тех, кто строит на Севере новую жизнь. Традиции ученого живы здесь и сегоднн. ФерсмаН()~1 и его последователями были открыты в Хибинах за­
лежи апатита -. 2 МИ,1лиарда тонн. Эта цифра при теперешних запросах нашего хозяйства уже не кажет­
ся гигантской, как когда-то. Геологи снова и снов:! садятся за карты, возвращаются к ферсмановским за­
писям, снова и снова выходят «в поле» и -
находят новые природные СК,1ады апатита. Сотрудник геоло­
гического института Кольского филиала Академии наук Татьяна Николаевна Иванова заканчивает труд «Апатитовые месторождения Хибин» -
настоящий са­
моучитель для кладоискателей, Приходит, видно, такое время, когда геологи будут спрашивать утром на дис­
петчерском совещании Главизобилстроя: «Что И сколь­
ко нужно найти сегодня?» ДJ1Я этого завтрашнего «сегодня» ученые выдвинули свой форпост на север. Неподалеку от Апатитов рас­
кинулся поселок научных работников -
настояший го­
род науки, В его лабораториях родились совершенные схемы обогащения местных руд, новые строительные материа"1Ы и -
главное -
мечты о будушем, под­
крепленные научным расчетом. Здесь трудно с энергией -
ученые хотят обуздать ветер, неистовствующий в горах 280 дней в году, и морском прилив, КРУГ.1ЫЙ год разбрасываюший кило­
ватты и лошадиные силы по побережью. ПО Северному морскому пути идут К Мурманску из Сибири караваны лесовозов, обра1 ио они возвращают­
ся груженные балластом, чтобы не опрокинуться в бур­
ных водах Ледовитого океана, Сектор экономики предложил: вместо балласта rтоит 'Н1'ИТh и'lа"ит (ко­
торого видимо-невидимо на плоскогорье Кейвы) и по­
Jlучать дешевый алюминий в разбогатевшей электро­
энергией сибирской тайге. Кстати, об электроэнергии. Нам жа,10вался один ра­
ботник местной электростанции: "у этих «академиков» 2 что день, что ночь: всё раБОldЮТ, расходуют энер­
гию -
и все тут!» Наше мнение: в жалобе отказать пусть расхо-
дуют! ПОДЗЕМНАЯ ЦЕЛИНА Что вы знаете о верминулите? ~, "Внешторг" Соловецного монастыря ;; Проблема Большого Н0вдора -
А патиты, дайте Пинозеро! flинозеро? Дайте Заше­
ек! Зашеек, соедините сКовдором. -
По ступень'<ам TeJle<,'JOHHbIX коммутаторов добираемся до Дмитрия Петровича Болотникова, главного ['еолога Ковдорск(), u же,тезорудного комбината. -
Гостям все['да рад. Приезжайте, поговорим_ _._В обшарпанном коридоре рудоуправления с бес­
конечным рядом хлопающих дверей, в толчее спецовок, ватников, брезентовых плащей немного неожиданно встретить человека, одетого в белоснежную рубашку с толково подобранным галстуком. -
О железе говорить не будем. По железу мы серед­
нячки. Самые обычные, ничем не примечательные, -
начал Дмитрий Петрович свой рассказ. -
Потолкуе\\ лучше о вермикулите. Слышали о таком минерале? Представые себе слюду совершенно особого сорта ... ДМИТРИII Петрович говорит совсем как диктор в на­
учно-популярном фильме_ И нам начинает казаться, '11'0 на стене не СJIИШКОМ уютной комнаты, где мы беседуем, как на экране, С~Н'I1ЯЮТСЯ кадры этого фильма_ Золотистые чешуйки вермикулита не тонут в воде, плавают на ее поверхности, как пена. КИР:IИчная стена толшиной в полтора метра едва сдерживает мощный поток тепла. А вот вместо нее на пути потока -
десятисантиметровый слой рыхлого веРМИl\у.lита. Преграда по-прежнему надежна. На экране равенство: плита из вермикулитобетона по теп­
лоизоляции заменяет двадцать обычных бетонных, .. Ковши высыпают вермикулит в горящее пламя -
он l1е плавится и при температуре в тысячу градусов. Мета~].1ические фермы, покрытые слоем вермикулита, объяты огнем. На экране проносятся цифры: 1 час, 2 часа, 5 часов -
металлоконструкция не меняет формы! Восхищенные лица строителей крупным планом: не материаJI -
клад. Камера скользнт по страницам сех­
нического ЖУРl1ала, Наплыв, крупно: на весах два не­
боскреба. Один на 15 тысяч тонн легче другого -
'laCTb его конструкций сделана из вермикулита. Звучит голос диктора -
Болотникова. Но профес­
сиона"1ьно-лекторские интонации вдруг исчезают: -
В ряде стран вермикулит используют давно. Счи­
талось, что вермикулита в нашей стране мало_ Но вот в 1956 году У нас в Ковдоре геологи открыли громад­
ное месторождение -
третье в мире по запасам ... Вы только посмотрите, -
взволнованно и увлечен­
но продолжает Болотников, -
какое удивительно удач­
ное получается сочетание: верхние породы в Ковдоре не пустые, они дают вермикулит, на глуБИl1е вер~1И­
кулит переходит во флorопит -
об этом изоляционно~! материале мечтают электрики всего мира. Но и это не все! Рядом, в Ёне, первосортная слю­
да -
мусковит. Еще триста лет назад соловецкие мо­
нахи ловко сбывали этот древний заменитель стеК.13 за границу, где покупатели ',ак и назвали BbIcoKOi,a-
чественный московским импорт -
«московит». В окрестностях Ковдора и Ёны открыты большие за­
лежи сырья для огнеупоров и керамики ... Природа, не скупясь, одарила наш край. И было бы непростительно не воспользоваться этим, --
заканчива­
ет свой рассказ Болотников. -
Большой Ковдор ста­
нет огромным, пожалуй, одним из крупнейших в мире горнообогатительным комбинатом, который будет до­
бывать для страны все богатства края -
железо и стройматериалы, слюду и огнеупоры, удобрения и мно­
гое дpyгo~. Сейчас все понимают, как важно строи­
тельство этого уникального комплексного предприятия_ ... Маленькие зеленые вагончики через низкорослые леса и синие озера увозят нас из Ковдора к Белому морю. Потерялись вда,~и стальные остовы цехов, сту-
• r t .. I ! ' \. Чтобы открыть новые месторождения, кольские zеО/lО1И поднимаются II в вовдух. 1 1 Здесь, на оБО2атительноu фабрике в Кировске, начинается новая жизнь «камня плодородия». 'Пенями сходящие с сопок. Неподвижно висит над зем­
лей солнце; огромные, как в детских книжках, шляпки подосиновиков вырастают под окнами IJarOHa. Уже вернувшись в Москву, мы узнали, что осенью 1962 года Совет Министров РСФСР принял специаль­
ное решение о Ковдоре. Скоро, Дмитрий Петрович, ,скоро сваРШИ1(И зажгут свои маленькие солнца и на «вашей улице» -
пришел черед поднимать вермикули­
товую целину, дnст а ват ь СКРЫl'ь.е " земле клады. Запись в блокноте: «ПРllехать в Ковдор через три .года». ЧЕМ мы БОГДТЫ lfmo можно отнрыть за ближайшим валуном .~ Минерало г ия, ,.поставленная на голову" * Почему мы назвали очерн .. Тиетта" с н сразу же нарушил первую заповедь шофера: не i:тал жаловаться на плохую резину, а вместо этого 'принялся рассуждать на геологические темы. Мы еха­
ли на Росвумчорр посмотреть, как строится самый крупный в мире апатитовый рудник. Машина ввора­
'Чивалась по серпа'нтину в небо, и винтообразный пей­
заж оттенял прямолинейность сюжетов всех услышан­
~ ыx историй: пришел и нашел. -
Вот недавно у одного нашего геолога ветром Вычерпают и эту «zорушку» ... сдуло шляпу. Он побежал за ней, поднял, а под шля­
пой -
минерал. Геолога звали Васей, сопка по-мест­
ному -
«мыльк», место назвали «Васькин мыльк». От этих бесхитростных историй хотелось остановить машину и за ближайшим валуном открыть крупнейшие в мире залежи чего-нибудь. Конечно, о геологах у нашего шофера было преврат­
ное представление, но в одном он был прав. В этом удивительном краю сокровища лежат под ногами в са­
мом прямом смысле слова. И редкие металлы, и ни­
кель, и даже жемчужные раковины -
здесь их иногда больше, чем хорошей глины и песка. Минералогия, пос­
тавленная на голов~ Д все-таки лю Со пытно, почему это -
что ни полез­
ное ископаемое, то его у нас почти всегда больше. чем у других? Недра есть всюду. Все дело в людях, в тех самых, которые запасы этих недр разведали, освоили, отво е ­
вали. Если бы не бесстрашные ферсмановские науч­
ные экспедиции в двадцатых годах, не работы коль­
ских ученых за последние сорок лет, может, долго еще было бы у нас туго с фосфоритами, кольский никель лежал в земле, а в Госплане ломали голову, где раз­
добыть так необходимые стране титан, ниобий, тан­
тал -
металлы, в самом названии которых, кажется, звучит сила и мощь. Недремлющий глаз фотоэлемента, «магический кри-
~ . сталл» полупроводникового триода --
их надо из чего­
то делать. Это «что-то» есть на Кольском полуостро­
ве. Есть здесь и многое другое! В геологическом музее в Кнровске мы видели добы­
тые на кольской земле дымчатый кварц, розовый, изу­
мрудный, голубой, медовый апатит, золотые солнца астрофИJlлнта, красные капли эвдиалита. Для негlOСВЯ­
щенных --
волшебные краски, для специалистов --
не­
сметные богатства. Сколько пережитого нашими гео­
логами в схватках со снегами, пургой, полярными но­
чами, безлюдными лесами и бесчисленными озерами стоит за каждой этой наХОДIЮЙ! Мы богаты главным --
людьми. Они найдут в пу­
стыне воду, в воде --
землю, в земле --
клады. «Зем­
ЛЯ И ЛЮДИ». «Труд И [(лад». Так можно было бы на­
звать эту статью. Но такие заглавия подойдут к лю­
бому рассказу о том, как советские люди обживают землю. Здесь же есть свое, особенное, и об этом мы пытаемся рассказать. «Может быть, нигде так не чувствуется тесная связь жизни с наукою, ка[( здесь, где все ново иневедомо». Это не раз повторял Ферсман. Если первые находки апатита были делом случая или умения, то все даль­
нейшее развитие [(рая --
прежде всего дело нау[(и. И поэтому мы назвали нашу статью «Тистта». КРАй НА САМООБСЛУЖИВАНИИ Проблема "хвостов" * Что можно увидеть в Мончегорсне. на месте старого сарая * Строительная гамма н и один эле~iент не водится на этой земле в оди­
ноч[(у. В апатито-нефеШIllОВОЙ руде, из которой «сде­
ланы» окрестные горы, не TO.~bKO фосфор, но н фтор, алюминий. ПРНРОДУ надо приручить, взять у этих серо­
зеленых глыб все --
от [(ончнка носа до кончика хво­
ста. Отсюда проблема «хвостов» --
та[( называются отходы при переработке руды. «Хвосты» выбрасывают, а в них --
металлы, иазвания которых уста.1И высту­
кивать маШИНlIСТ[(И в бес[(онечных заяв[(ах. Нужна такая технология, при которой сырье нсполь­
зуется все без остатка. Даже та[(ие обычные руды, как железистые [(варциты, из [(оторых до СИХ пор во всем мире получали только железорудный [(онцентрат, дают еще и тонко размельченный кварц. Миллионы тонн его выброшены в отвалы. Но вот несколько лет назад Дмитрий Дмитриевич Теннер, заведующий мончегор­
ской лабораторией искусственного камня Кольского филиала АН СССР, открыл, что ЭТОТ бросовый кварц-­
ценнейшее сырье для сили кальцита, самого современ­
. ного строительного материала. В Оленегорске, на желе-
зорудном комбинате, уже построен завод силикальцит­
ных изделий, и мы видели, как вышедшие из его авто­
[(лавов кирпичи ложатся в стены новых домов. На месте великолепно оборудованной лаборатории Теннера в Мончегорске восемь лет назад стоял гряз­
ный полузаброшенный сарай. Многое сделали своими руками --
руки ученых могут, оказывается, не только выписывать формулы и ставить тонкие опыты, но и ме­
сить глину, выкладывать стены кафелем, накрепко сколотить табуретки и книжные полки. Осматривая лабораторию, мы переходим с этажа на этаж, попа­
даем в пустой пожарный гараж. В полутьме Юрий Александрович Митюнин, один из ведущих СОТРУДНИ[(ОВ Теннера, разворачивает перед нами феерическую картину лаборатории каменного литья, которая будет здесь вскоре: гудит пламя в пе­
чах, алые струи расплавленного камня льются в фор­
мы, "раны подхватывают и развозят пышущие жаром ковши ... А пока что весь жар и все сияние --
только в гла­
зах Митюнина. --
Да кто же это все cдe.~aeT, Юрий Александрович? --
Как кто? Мы, черт побери, мы и сделаем. Вот этими РУI{ами. В лаборатории, когда Митюнин показывал нам сде­
ланную им самим электропечь, мы запомнили лихо -------------
наколотый сииий якорь на тьшыюй стороне ладони. ФJlОТ научил его паять, варить, разбираться в радио­
схемах. И еще научил твердо стоять на ногах в жизни. ... Ночь и дождь. Мы шагаем втроем по проспекту Жданова. Теннер в Ленинграде, и те.1ефонныЙ раз­
говор заказан на три часа НОЧL --
Замечательная он личность, Дмитрий наш Дмит­
риевич, --
говорит Митюнин. --
Всему Союзу извест­
ный специа,lИСТ по сырью для стройматериалов. При­
катил к нам, как только защитил диссертацию. Пред­
ставьте, возили сюда раньше и цемент, и кирпич, и известь .-
сырья для них, считалось, нет. БзЯJICЯ за зто дело Теннер с сотрудниками, восемь годков по­
ТРУДИЛИСЬ --
и, пожалуйста, из отходов местных пред­
приятий у нас создана, как пишут, вся I'амма совре­
менных стройматериалов. Ну, назовите любой! Кирпич, --
говорим мы, не задумываясь. Силикальцитовый кирпич. Бетон? Газо-, пено-, теРМОЗИ10бетон на основе шлаков здешнего меДНО-НИI{елевого комбината, тех Ш.1аков, которые до сих пор сливают в отвалы. Даже канали­
зационные трубы пробовали ОТJlИвать из ШJlака. Но ... Тут Митюнин излагает нам грустную эпопею освое­
ния новых стройматериалов. Работы "аборатории, возглавляемой Теннером, из­
вестны всей стране, а на Кольский ПОЛУОС'Iроз по­
прежнему везут и везут за тысячи километров все, что здесь можно делать на месте. Наука не может ждать! Она развивается по фор­
муле Тиетты: от решения конкрегных хозяйственных задач дня к широким научным обобщениям. Получив свою знаменитую «строительную гамму", Теннер ответил этим на вопрос, поставленный Kpi!eM перед наукой сейчас, сию минуту. А затем он переК'lЮ­
чи" лабораторию на решение новой, фантастичеСКОII задачи: нау'IИТЬСЯ создавать из дешевого минерального сырья материа.~ы с любым сочетанием нужных нам качеств. К примеру, искусстве.нныЙ камень (Tal( назы­
вают эти материалы в технике) прочнее стали, проз­
рачнее стекла, химически И биологичеСIШ неактивный, легкий и тугоплавкий. ... Дождь стихает. Над крышами домов, над башня­
ми и шпилями прямого, как стрела, проспекта Ждано­
ва медленно разгорается багровое зарево. --
О черт, -
страдальчески морщится Митюнин. --
Опять выливают шлак! Когда же мы, наконец, с этим справимся? Тысяча триста градусов уходит в воздух ... ВАШЕ СЛОВО, ТОВАРИЩ НАУКА! ••• Чтобы открыть новые месторождения, геологи изу­
чают далекое прошлое нашей планеты, прокладывая маршруты в МИJlлиарды лет назад. На их картах Зем­
ля совсем еще молодая и неопытная, а у юной плане­
ты легче выведать ее тайны. Ученые заглядывают и в будущее --
им нужно уже сегодня lIаУЧНIJ предска­
зать, СКОЛЬКО и какого элемента потр~6уется для тех­
ники завтрашнего дня. Сейчас это, как никогда, важ­
но: у страны, строящей коммунизм, открываются не­
объятные перспективы развития народного хозя Иства. И если раньше, строя такие прогнозы, мы могли опираться подчас на зарубежный технический опыт, то теперь все чаще мир ставит свои часы по нашим. Это и есть трудности впереди идущего. Тут, бывает, совета спросить не у кого --
ваше слово, товарищ наука! Быть может, именно об этом думал и Ферсман, ког­
да в день десятилетия Кировска записал в книге ОТ­
зывов геологического музея свое чудесное пожелание науке Севера: «пусть И дальше будет она созвучна с развитием края, будет вести вперед овладение его богатствами, будет той школой жизни, которая умеет рассказать о прошлом так, чтобы извлечь И3 него урок, flоказать настоящее так, чтобы понимать его, и предсказать будущее, чтобы скорее и прочнее его по­
строить». ПОАУОСТРОВ Рисунки В. КОРОВИНА Текст В. КОН ОВАЛОВА. СОАНЕЧНЫХ НОЧЕЙ ~==~~~-------------
-
-----~~------
---
6 -
-
с ровый И В краи у ~еб-
тешествие лишь по у первое пу мы знали Ю
то наше -
о котором ВИДИМ чныи, мы романти нув к окну, огня над афии. Приль IШКИ ку геогр спится. бые вспь чистые ни Ночью нам Н:
ой темени голу же голубые и ой июньс И такие в густ электровоза дугами прорывах туч. звезды в С легких рыбо-
к катеров, городскую ных лодо, еменную Кан-
У
етливых MOT~P и новую, СОВРую рыбацкую ди с сейнеров, еревенск, ,о.,ц"" "cr'рую -
Д ож"", р • ., " .. д~ .. шу • _ ж.",,"одор Е.ро"","о" далакшу... Кандалак~ луостров с зданиями, Е". "o .. ~ "=,,"". "о"" бо",ш.м. " .. "~ .. вязывающии _ поразила обилием яр с страны, улицами, частью олнечными шумными с I я выше и ч~-
бо становитс солнечны и, ночь светлеет, н:
а ним -
дeHb~aДHыe валу-
А "о'ом , р"'"" • MМO"'~ ,p~ " ", .. '~ " е приходи ами поезда барано~ а Щ • -
и .. о.. ro,o"" " яркии. охожие на по городу ны, издали_п бараньи лбы. Мы БРОА"'" им: хочется называют Кандалакша. Жадно смотр от которо-
И наконец, наброски. ный вокзал, рельсов, ' б лые орож чье Д
елаем ег и железнод ны многолу бно гигант-
все -
сторо е подо ре-
У
видеть разные которы , башне с б
ает в анами, _ ноге-
го у ег омными кр _ железнои и порт с огр стоят на однои ским аистам, 7 (мы думаем, читатели простят нам этот профессиона­
лизм), то старая, как ее здесь называют -
Нижняя Кандалакша, показал ась нам будто бы чуть «приту­
шенной», Деревянные, темные северные избы с ма­
хонькими оконцами, амбары и поленницы дров (дрова пришли сюда по воде и отшлифовались так, что стали по ходить на длинные тускло блестящие голыши), В бухте снуют лодки, и над старой Кандалакшей стоит несмолкаемый шум моторов, На веслах и под парусом уже давно здесь не ходят, Только один раз нам довелось увидеть лодку с холщовым парусом, Темный парус на фоне светлого неба и воды -
все это очень напоминало Рериха, В новой Кандалакше на железнодоржных путях стоят длиннющие составы с вагонами-ковшами, На обшивке их ослепительно белыми буквами выведено: «Апатит», А далеко в горах слышен мощный рев электровозов, доставляющих ценный минерал на юг, И горы как бы прислушиваются к этому реву, ",От долгой ходьбы у нас начинают болеть ноги, клонит КО сну, и мы толы<о сейчас замечаем, что на­
ступила ночь, Ночь -
только по часам, А солнце стоит над гори.зонтом, Небо необыкновенных расцветок: от нежно-голубого до оранжево-красного, Облака еже­
минутно меняют не только причудливую форму, НО И цвет, Неповторимая по красоте солнечная полярная ночь! Мы поднимались на самую высо-
кую гору близ Кандалакши Острую, Вершина ее оказалась мо­
нолитным каменным массивом, по­
крытым мхом, В расщелине этой каменной плеши мы нашли какого-то юного краеведа шественника: «Пришел С Ушел на Юг, Один, Коля 24 мая 1961 года», записку и путе­
Севера, Попов, Солнце, встретившее нас в первую минуту приезда в этот удивительный город, не заходило целый месяц, Это было необыкновенное ощуще­
ние: природа Кандалакши, люди f<андалакши, обилие встреч, раз-
8 говоров -
все это происходило как бы за один день, А ведь еще много новых впечатлений ожидало нас в Мурманске .. , Безлесые сопки, исхлестанные серыми полосами авто­
мобильных дорог, обступили Мурманск, Поднявшись на одну из сопок, можно было охватить взглядом всю панораму знаменитого города матросов и рыбаков, Порт -
сердце города, К нему устремлены все же­
лезнодорожные магистрали, все автомобильные доро­
ги, все улицы и улочки Мурманска, Когда мы вышли на причал, был прилив. У приста­
ни медленно покачивались темные, пропахшие морем корпуса рыболовецких траулеров и гордо стояли те же портовые краны, которые поразил и нас своей высо­
той в Кандалакше, И все то же яркое солнце и блес­
тящая, как осколки зеj.>кала, рыбья чешуя, Гудят пароходные сирены, на нитях-тросах плывут в глубь портовых складов бадьи с рыбой, вычерпанной из трюмов, Мягко плещется вода под досками при­
чала, под колесами снующих автомашин и автопогруз-
чиков, -
«Дерзкий»! «ДеРЗЮ1Й»! Включите радио! -
раз­
дается голос диспетчера, Юркий 'буксир «Дерзкий» торопливо выводит траулеры к причалу и на рейд, -
Земснаряд «Чернышевский», дайте возможность «РТ-276» подойти к причалу N~ 5,-
гудит тот же голос над пристанью ... Шла обычная, будничная работа в порту, И мы тоже работали .. , Однажды к нам подошли моряки, Подошли и остановились за нашими· спинами, -
А У этого радостнее получает­
ся, -
сказал один из них, Коротко и хорошо сказано, Отзыв моряка, наверное, чем-то помог нам найти нужные краски для портрета города, Холсты были на исходе, вре­
мя нашей студенческой практики кончилось, а нам все хотелось писать и писать новые ЭТЮДЫ"' ЧАСОВЫЕ жизни «А вария ликвидирована». Фото А. МОРОЗОВА. Фотовыставка .. Семилетка в деНствии». Се10ДНЯ человечество судит КО.IJониализм. Убийцы народов nривваны к ответу. В об­
винuтеЛЬНО.1t nРИ10воре ,ltHOIO махровых имен: Фервурд, Салазар. ВеленскиU ... В нем. однако, не встретишь имен колониалистов ив Канады. Их «nодвиш» почти Н2 известны миру. Они убивают в ТИШине ... Пожалуй, не было таКО10 удобноlО случая, которым бы не восnользовались прави­
тели Канады, чтобы расписать свою цивилизаторскую ."иссию среди эскимосов. И этот Миф О ЗСМНО.II рае был так умилителен, так раскрашен конфетными подробностями, что в HelO МН01ие верили -
и дома и за 1раницеЙ. Мы не знаем, верил ли nJJaвительственным докладам канадский писатель Фарли Моузт. Но он решил проверить их достоверность сам. Он уехал на север и три 10да жил среди эскимосов. ЕlО приютило эскимосское племя И1QЛЬМ10ТОВ. КО1да-то оно наСЧИТblвало несколько тысяч чеЛОвек. Теперь в живых все10 сорок девять И1Qльмютов. И вот вышла КНИlа Фарли М оуэта «Отчаявшийся народ». Это один из самых жут­
ких доку.ментов ХХ века. Это КНИlа о М!Jжестве и страдании народа, насеЛЯЮЩС10 nуС1 ынные 'тундры Северной Канады. тром 16 апреля 1958 года в шахтерском по­
селке Норт-Ранки н, затерявшемся на запад­
ном берегу Гудзонова залива, собралась сес­
сия суда Северо-западных территорий Кана­
ды. Женщина, представшая перед судом, спо­
койно улыбалась, но когда огласили обвине­
ние. в ее глазах можно было прочесть лишь полное >Iедоумение. -
Именем ее величества вы, Кийкик, проживающая на озере Хеник, обвиняетесь в убийстве Утека. Что вы имеете сказать в свое оправдание~ д слгой ночью 7 феврапя 1958 года из ледяной пу­
стыни АРКТИf(И ринулся на юг через тундру Большой B€Tep. Он смахнул залежавшийся снег с черных уте­
сов у озера Хеник и пустил снежных шаманов плясать по льду. Взметенный снес наполнил тьму, и НИ одно живое существо не могло устоять перед ним. Ничто, кроме снега, не двигалось в этои стране поверженных горных хребтов, промерзших болот и заметенных озер. И все же в тундре теплилась жизнь. На берегу озе­
ра Норт-Хеник прилепились на пути свирепого шторма две снежные хижины. Люди, запертые бурей в этих белых темницах, слушали голос ветра. Его рев все вре­
мя менял свой тембр, пока на заре не превратился в душераздирающий вои, который впивался в мозг, как иголки впиваюуся в обнаженное тело. В меньшей из At3YX хижин -
это была походная Иг­
лу -
ограда, сложенная из снежных комьев и покры­
тая куском брезента, -
прислушивались к ветру чет­
веро людей. Пятый -
годовалый мальчик -
уже не слышал голоса бури. Е,'О маленькое тельце было скрю­
чено: длительный голод отдал его два дня назад на растерзание морозу. Около тела мальчика притихли на снеговой лежанке две его сестры -
Кайлак, родившаяся глухонемой в голодную зиму десять лет назад, и семилетняя Куй­
ак. Обнявшись, они лежали под единственной в семье оленьей шкурС'й. Их наготу прикрывали лишь почер­
невшие от времени и грязи хлопчатобумажные пояса. Вся остальная одежда, имевшаяся в семье, была съедена с наступлением зимы. Их мать Хаумик, искалеченная параличом, пристрои­
лась у лежанки рядом с горстью белого пепла. За три дня пурги пепел остыл, так как еловы" ветки -
един­
ственное здесь топливо -
давно сгорели. в этом убосом убежище было так темно, что Хау­
мик не видела своего мужа Утека, лежащего у про­
тивоположной стены иглу. А Утек пристально всматри­
вался в темноту. словно надеясь разглядеть прибли­
жение смерти. Метрах в ста от них в другом иглу находились Кий. кик, ее муж Хало и пятеро детей. И на них голод на­
ложил свой отпечаток, но смерть еще не успела нико­
го забрать. Хало был сильным человеком, и до сих пор его силы хватало, чтобы обеспечить существование _ свое и семьи. Размышления и предвидения он предо­
ставлял Утеку -
своему названому брату и постоян­
ному спутнику в скитаниях по тундре. Утек мечтал и загадывал за них обоих. Не отличавшийся ни крепким здоров!>ем, ни упор­
ным характером, Утек был довольно неудачливым охотником. '" ему часто приходилось полагаться на помощь Хало, чтобы про кормить свою семью. Поистине они олицетворяли два начала человеческой природы: один пытался ограничить враждебность судьбы оружием разума, а другой полагался лишь на свои руки. в ОТ на эти две семьи и набросился Большой ветер в тот февральский день. Они были совсем одни. Остальные восемь семей игальмютов в разгар зимних буранов попытались до­
браться пешком до Падлея. Среди первых, кто покинул берега озера Хеник, был АУЛИКТУf<, тот самый Ауликтук, который в тече­
ние MHOrkX лет пытался противостоять зависимости от белых. Когда сдался Ауликтук, у других игальмю­
тов уже не осталось сил сопрот~вляться. За ним потя­
нулись и остальные. Но далеко не всем удалось пе­
ренести суровый путь на факторию через тундру. Когда 8 февраля запоздалая заря забрезжила сквозь пургу, лишь Халс и Утек со своими семьями остава­
лись в «обетованной земле», уготованной им белыми людьми. Утек отдавал себе отчет в том, что пришло время, когда они должны или бежать, или встретить верную смерть в своих ненадежных иглу. Но он знал и же­
стокую правду: уходить было поздно. Съев почти всю кожаную одежду, что была у них в начале зимы, они не могли покинут!> свое укрытие. И все же, нисколько не сомневаясь в исходе, Утек утром сказал Хаумик: ФАР Л И М О У Э Т, канадский писатель -
я схожу в факторию и скоро вернусь с едой для всех. Хаумик медленно подняла. глаза, посмотрела в лицо мужа и ничего не сказала. Она знала, что он не до­
берется до Падлея. Но семилетняя Куйак, которая чувствовала, что ей смертельно холодно и что ее же­
лудок измучен комками волос со шкуры карибу и раз­
молотыми костями, застонала и громко заплакала. Плач этот был настолько невыносим, что Утек, ко­
торый никогда прежде не поднимал руку на челове­
ка и тем более не ребенка, повернулся к ней с выра ­
жением неожиданной ярости на всегда добром и мяг­
ком лице. Он замахнулся, и рука, дрожа, опустилась на девочку. -
Я принесу еду! -
закричал он. Для Утека и для его семьи уже не было выхода. Но Хало ещto не сдался; он твердо решил бежать из плена тундры и голода. Когда Хало взял ледоруб и пробрался сквозь ветер к озеру, чтобы проб,пь полуметровый слой молодого льда, наросшего е его лунке, он уже знал, что при­
шло время, когда он обязан сделать попытку добрать­
ся до Падлея. Он думал об этом, сидя спиной к скулящему ветру, подергивая танцующее удилище. Через два. часа Хало пойм а л маленькую рыбку. Он отнес ее в иглу, и семья разделила добычу. Но скуд­
ная трапеза не принесла сытости. А в это BpeM ~ Утек вылез из засыпанной снегом иглу и повернулся лицом к северу. Его глаза ослеп­
ли, едва он сделал несколько неуверенных шагов к цели, которой, "ак он знал, никогда не достигнет. Буран терзал его. пока он не споткнулся и не упал на колени. Глухие рыданья сотрясли истощенную грудь, и он, смирившись с судьбой, поплелся к дому своего спутника и друга. Приполз в иглу Хало, приткнулся, задыхающийся и ослепший, у стенки. Хало предложил Утеку рыбий хвост, и тот жадно на­
кинулся на него. П()КОНЧL1В с едой, он попросил немно­
го оставшихс~ рыбьих косточек для своих детей. Кий­
кик собрал е все. что могла, но Утек не уходил. Про­
шло много времени, прежде чем Хало решился заго ­
ворить. -
В наших местах ничего не осталось, -
сказал он наконец. -
Так что, когда пурга стихнет, мне придет­
ся взять семью и податься куда-нибудь. Маловато ры­
бы в этом озере. Если остаться, мы все скоро уйдем за j'ВОИМ СЫНОМ. Этими несколькими словами Хало расторг узы, сое­
ДИнявшие их многие годы. Он разорвал их безжалост­
но -
у него не было ВЬiбора. Он больше не глядел 8 на Утека, взял удочку и протиснулся в лаз, чтобы по­
пытать счастья у ЛУ:-IКИ. Утек молчал, хотя слова Хало были смертным при­
говором ему и его семье. Он знал, что у него нет сил ни для дороги, ни для рыбной ловли, ни для поисков еловых ветвей под снегом. Он долго сидел, наблюдая за Кийкик, своей сводной сестрой. У них были разные отцы, но родила их Эпит­
на, что умерла от голода двенадцать лет назад. Нако­
I-Iец Утек встал, неловко улыбнулся ей и сказал С'по­
койно: -
Я схожу в ПадлеЙ. Только сначала мне нужно за­
стрелить несколько куропаток, чтобы детям было что есть, когда я уйду. -
С этими словами он взял ружье Хало и покинул иглу. Он уже не чувствовал холода и не ощущал боли в горящем от голода желудке. Он шел сквозь пургу, направляясь к единственному в мире человеку, кото­
рый мог бы поддержать его. н евидимый, неслышный в воющем облаке снега, он шел, пока не оказался в одном шаге от скорчившейся фигуры своего брата, своего второго "я». Он просто­
ял так целую вечность, зная, что сделает задуманное, но все же колеблясь, пока, наконец, ветер, насквозь продувавший его рваную парку, не напомнил ему: "По­
ра». Надо кончать, КО}lчать эту безотрадную жизнь, которую Утек влачил долгие годы, кончать извечную борьбу народа, называющего себя игальмютами. Когда подходит такой конец, нехорошо уходить од­
ному. Утек считал, что горстка людей, вместе живших на берегу озера Хеник, должна вместе и уйти из жиз­
ни. И поэтому он поднял ружье и, уже не ощущая ужаса, выстрелил в затылок Хало. Ветер проглотил звук выстрела, как море проглаты­
вает камень. Утек вс~арабl<ался по склону к иглу ХиЛО, воткнул ружье в сугроб около лаза и прополз внутрь. 0:-1 явился как Немезида, но он был слаб и немо­
щен и так замерз, что не мог даже поднять руки, по­
ка f{ИЙКИI< не разожгла несколько оставшихся у нее веток и не подогрела ему чашку воды. Разлившаяся по телу теплота вернула его к деистви­
тельности и напомнила о его замысле. Он попытался застаВJ'ПЬ детей Хало выйти из йглу, но никак не мог придумать убедительного довода. Дети не хотели вы­
ходить из иглу. Он заметил, что Кийкик встревожена его ctpa':-IНbIМ поведением, и решил уйти. Он спасов еЛ, как всегда, когда жизнь заставляла его действовать. Он был мечтателем, придумщиком; а того, кто всегда был исполнителем, уже не было в живых. Весь во вла­
сти нерешительности, он вытянул из сугроба ружье и стал сметать с него снег. За этим занятием и застала его Кийкик через четверть часа. Киикик испытывала серьезное беспокойство. Ее уди­
вило, что Утек одолжил ружье Хало и не принес его назад. Теперь, когда она взглянула в глаза Утеку, все ее чувства были смятены одним -
страхом. -
Отдай ружье, -
быстро сказала она. Утек не ответил, его рука продолжала скользить вдоль ствола, соскребывая снег. Кийкик шагнула к не­
му и схватила ружье, но Утек не выпускал его. Кий­
кик поскользнулась и потеряла равновесие, а когда поднялась, увидела, что Утек прикладывает ружье к плечу. Но его движения были болезненно медли­
тельны, и она успела броситься к нему и оттолкнуть дуло в сторону, так что пуля унеслась в пургу. Теперь преимущество было на стороне Кийкик. Ее силы удесятерила тревога за детей, и она одолела мужчину. Утек упал обессиленный, и она придавила его своим телом. На крик /{ийкик выбежала старшая дочь АЙлуак. Мать велела ей позвать Хало. Айлуак, с ужасом взглянув на них, побежала к озе­
ру. Отсутствовала она недолго. Ее рыдания превозмог­
ли гул бурана. --
Отец не может прийти. он мертв! -
крикнула она. Распростершись над слабо сопротивляющимся телом своего брата, убийцы ее мужа, Кийкик стала допраши­
вать его спокойным, бесстрастным голосом. J2 Ни злобы, ни страсти не было в ее голосе, так же как и в твердых и тихих ответах мужчины. Единствен­
ное, что можно было почувствовать в их словах, это жуткое одиночество и беспомощность людей перед лицом стихий. Их слова были бессильны, как и они сами. Пока они говорили, у Кийкик складывалось представ­
ление о том, что нужно делать. Пусть Утек считает их гибель неизбежной. Кийкик была настоящей подруго'" Хало, она тоже принадлежала к породе несокрушимых. Она не размышляла, она твердо знала -
ее дети должны выжить, и первым препятствием, которое стояло между ними и жизнью, был Утек. Она снова позвала Айлуак: -
Дочка, принеси мне нож. Айлуак выползла из иглу вместе со своим младшим братишкой Карлаком, у обоих в ручонках были зажа­
ты ножи ... Может быть, Кийкик было бы легче нанести смер­
тельный удар, действуй она в порыве гнева. Но гнева не было. Она действовала, руководствуясь разумом, а не чувством, и хорошо осознавала все, что делала. Она полностью отдавала себе отчет в том, какое не­
посильное бремя легло на ее плечи после смертк Хало. Теперь некому добывать пищу. Теперь некому тянуть сани, если нужно будет перенести стоянку. Не­
избежный исход, который предвидел Утек, был рядом, в одном шаге. И все же с тем дерзким упрямством, которое рождается, когда цель ясна, Кийкик бросила вызов судьбе. у тек был мертв. Она воткнула оба ножа в снег у его изголовья и пролезла в Йглу. Дети, прижавшиеся друг к другу под шкурами на лежанке, уставились на нее своими черными бездонными глазенками. Она позва­
ла Айлуак, и они вместе вышли в незатихающий шторм и потащили тяжелые сани вниз к лунке. Вместе они подняли уже замерзшее тело Хала, по­
ложили его на сани, привезли к йглу и закопали в сне;­
около лаза. Усилия утомили обоих, они забралис:, в иrлу и, тяжело дыша, улеглись на лежанке. --
Теперь --
спать, -
сказала КийкИf{ детям, и было R ее гог:осе ЧТО-ТО, напо.ллинавшее СТОН северного вет­
ра. -
А утром мы пойдем в Падлеi1, где достанем се­
бе еду. В это время в хижине Утека его жена и дети teC:-IО прю::имались друг к другу, стараясь не упустить ни одной крохи оставшегося в них тепла. f{уйак все еще хныкала от боли, и Хаумик дала ei1 воды. Даже вода доставал ась теперь СЛИШI(ОМ дорогой ценой: ей при­
ходилось растапливать пригоршни снега в кожаном мешочке на груди, тратя скудные запасы тепла, что еще хранило тело. Сама Хаумик почти не спала в ту ночь. Утек не вер­
нулся, значит, он осуществил то, о чем говорил, и смерть скоро настигнет его на пути в ПадлеЙ. Она по­
няла, что осталась одна: ведь Хало и его семья не могут помочь ей. к рассвету 9 февраля ветер ослаб. На небе появи­
лись просаеты, и температура упала до 45 градусов ниже нуля. f{ийкик, которая тоже не могла уснуть в эту ночь, подняла AeTei1, дала каждому по чашке теплой воды с лоскутками оленьей кожи и велела им собираться в путь. Они быстро справились со сборами, Tal< как видели в глазах матери неумолимую решимость. Через час пожитки уже были уложены на ДЛИ':-Iные сани. Затем f{ийки,к разорвала пополам полог Йглу. Одним куском она укрыла могилу своего мужа. Из второго сделала на санях постель для двух своих младших дочерей --
Неши и Аннокаты. Они были слишком малы, чтобы пробиваться через снег, к тому же у них не осталось теплой одежды. Их парки из оленьих шкур давно пошли на пищу Хало и старшим детям, чтобы те могли охотиться и собирать дi:;o~a. Как раз в ЭТО время Хаумик вылезла из своей лачу­
ги и, прихрамывая, подошла к. ним. Она остановилась позади саней, ме переставая дрожать, так как от ее одежды остались Л"1ШЬ изношеliные лохмотья. Она не спраш~вала, куда ою! собрались. Она хорошо понима­
ла, что означают на.'руженные сани. Так же, как Утек, Хаумик не пыталась протестовать. Она лишь спросила у Кийкик, не знает ли та, куда ушел Утек. Кийкик была неразговорчива. Она сказала, что ниче­
го не знает о брате. Наверное, он ушел в Падлей, ку­
да также пошел и Хало, чтобы утоптать тропу для /{ийкик И детей. Это было очень неубедительное объяснение отсут­
ствия Хало, но Хауми!< не стала расспрашивать. Ее ум был поглощен мыслями об Утеке. -
Если он ушел в Падлей, он уже мертв, -
сказала она как бы про себя. Кийкик не отозвалась. Она невозмутимо продолжала .сборы. Она была лучшей подругой Хаумик и пятна­
. дцать лет помогала ей в разных домашних делах, но с.еЙчас все это было невозвратным прошлым. Она ни­
чего не могла сделать ни для Хаумик, ни для ее де­
тей, а поэтому она не осмеливалась даже пожалеть их. Это было второе из двух горьких дел, к которым Кийкик была вынуждена себя принудить: она убила брата и теперь покинула подругу. Хаумик поняла. Так же спокойно, как каждое утро, она сказала: -
Ну, я что-то озябла. Пожалуй, я посижу дома, по­
на не вернется Утек. Кийкик с окаменевщ,",м ЛJ-JЦОМ смотрела, как уходит, хромая, ее подруга. Так Кийкик покинула озеро Хеник. Лямки саней, '8 которых лежали Неша и Анноката, глубоко вреза­
лись ей в плечи. Ее последний ребенок, полуторагодо­
валый Ноахак висел на спине в просторном кармане парки. Карлак и Айлуак брели позади. Начало пути было удачным. Ветер утрамбовал снег, 'и они шли по гладкой поверхности озера. ИЗРG,дка останаВЛ.иваяс~" Кийкик пр..tноравливаnась к шагам сзо­
их детей. Когда стал устават:, Карлак, она велела ему забрать­
·ся в сани и потащила троих. К концу дня они прошли десять миль. И тут впереди у большой серой скалы Кийкик уви­
,с;еnа на льду даиж}'щиеся точки. Это МОГЛИ быть толь­
ко ЛЮ!:,И. Она выпрямилась, всмотрелась в даль, и го­
лос ее зазвенел в прозрачном воздухе. Вскоре Кийкик уже разговаривала с братом Хаумик Йаха. Вместе с ним шли еще трое игальмютов -
его жена Атешу, их шестилетний сын Аткла и Алектайува, ,единственный, кто зыжил из семьи их соплеменницы Поммелы. Это были '10следние из племени, что ре­
шились бежать в ПадлеЙ. Но больные легкие Атешу -
у нее был туберкулез -
и обмороженные ноги Алек­
тайувы не позволяли им надеяться на счастливый исход. Судьба нанесnа Кий/{ик еще один сокрушительный удар -
надежда сменилась разочарованием. Всех за­
пасов семьи Йаха едва хватит на день или два, им са­
'мим делиться было нечем. Кийкик рассказала о том, что его сестра с детьми по­
кинута в десяти милях отсюда, но Йаха ничем не мог помочь им. Он нес на спине весь залас еды -
два или три фунта мороженых внутренностей карибу, со­
храненных под снегом с осе;m. У Йаха не было саней. Они шли очень медленно из­
за больной женщины и обмороженного мальчика. у него не было надежды добраться до Падлея. Он знал, что вернуться за Хаумик -
значит обречь на вер­
ную смерть всех. И он принял единственно возможное решение, пока слушал рассказ Кий кик. Когда она за­
кончила, Йаха, не произнеся ни слова, повернуло' и зашагал дальше на северо-восток. Горстка людей мед­
ленно потянулась за ним. Когда уже нельзя было раз­
личать дорогу, все остановились. Для ночлег... Йаха <:оорудил крохотную Йглу. в ту ночь бессердечная богиня пурги Кайла явилась снова, и к рассвету ветер дошел до высшеl1 степени ярости. Но десять людей, спасавшихся бегством, не ре­
шились оставаться в своем шатком Йглу. И ОНИ вышли в путь. Муки этого дня, когда атаки разбушевавшейся пурги и мороза соединялись с при ступами мучительного го­
лода и слабости, были почти непереносимы. У детей не осталось ни одного воспоминания об этом дне -
он как будто выпал из их жизни. Но взрослые помнят все ... Нескончаемо тянулась дорога, и спотыкающиеся лю­
ди все больше замР.дляли свои шаги. Кийкик со своим грузом не могла поспевать за остальными. Когда опустилась ночь, семья Йаха, Карлак и Айлу­
ак на целую милю опередили Кийкик. Кийкик не мог­
ла преодолеть этого расстояния, а те, кто приютился в походной йглу, сооруженной Йаха, не нашли сил, чтобы вернуться за ней . Всю эту ревущую ночь Кийкик пролежала в снегу, СКОРЧИВШИСЬ, укрывая своим телом трех детишек. Утром Кийк~,к разгребла снег и двинулась на север. Когда она добралась до иглу, жена Йаха дала ей теп­
ЛОЙ ,воды и кусочек кишок карибу. Когда Кийкик пое­
ла, Иаха заговорил с ней. Его речь была мягкой, ибо по характеру он был добр и чист, как ребенок. -
Ты должна остаться в йглу, -
сказал он Кий­
кик. -
Если я возьму твои сани и потащу на них свою жену, мы сможем двигаться достаточно быстро, чтобы не умереть с голоду до Падлея. Оттуда мы пошлем подмогу. Возможно, прилетит аэроплан. А если нет, то с фактории пошлют собачью упряжку. Ты с детьми должна остаться здесь и ждать. Кийкик не возражала. Она знала, Скоро он,", уШЛИ, а Ql-ja с пятью в хрупком снеговом укрытии. что Йаха прав. детьми осталась Прошло пять дней. Все это время они ничего не ели. Кийкик собрала немного сухих еловых ветвей, разожг­
ла костерчик и растопила снег. Она даже сумела вы­
жать из своих высохших грудей несколько капель го­
лубоватой жидкости для маленького Ноахака. Пять нескончаемых суток лежали они, свернувшись под двумя кусками шкуры и обрывком полотнища. Они почти не разговаривали -
ведь слова тоже тре­
буют усилий. Они ждали. Шторм нарастал и стихал и нарастал снова. И в вое ветра им слышалась нескон­
чаемая угроза. 13 февраля, через три дня после того, как они поки­
нули Кийкик, Йаха с семьей дсбрались до спаситель­
ного Падлея. Торrовый агент фактории накормил их и выслушал рассказ Йаха. Теперь, когда пришел L:,axa, все семьи игальмюrО8 были здесь, кроме двух -
<:}-
мей Хало и Утека. Но теперь в Падлее знали и о НиХ. Еще раньше торговец ра,г.ировал полиции в ЭСКИМО­
Пойнт О своей тревоге за судьбу людей. Теперь он от­
правил радиограмму, требовавшую незамедлительных действий. Наконец где-то далеко пришли в движение ржавые и стерШИеСя t<олеса бюрократической машины. Полицейский патрульный самолет 14 февраля при­
был в ПадлеЙ. Взяв на борт торгового агента, он вы­
летел на озере ХеНИI<. Он опустился на выутюженный ветром лед озера незадолго до полудня. Полицейские осмотрели обе, почти погребенные под снегом иглу. В жилище Утека они нашли скорчив­
шуюся женщину и двух чудом выживших детей. Их и тело давно умершего сына Утека перенесли в самолет. У другой иглу разыскали могилу Хало, а немного по­
годя наткнулись и на занесенное снегом тело Утека. Их также перенесли в самолет. Хало и Утек, при жизни два неразлучных друга, вместе отправились в свой последнии путь. Их скорченные тела лежали в liorax Хаумик и двух ее выживших детей. Самолет вернулся в ПадлеЙ. Несмотря на уговоры al'eHTa задержаться на ночь, чтобы на другой день за­
светло искать Кийкик, полицейские решили лететь в Эс­
кимо-ПоЙнт. Они забрали с собой три трупа и даже 13 не попытались разыскать шестерых, что, возможно, еще были живы. Самолет не вернулся на следующий день. В Эскимо­
Пойнт сочли более ВCiжным и неотложным делом рас­
следование причин смерти трех людей, чьи трупы по­
пали в руки властей. Самолет улетел в Ранкин-Инлет за следователем. Торговый аге ... ,.. .. з Падлея собирался отправить на поиск Кийкик СЕоего помощника с собачьей упряжкой. Но, уверенный, что Сё1молет должен прилететь с ми­
нуты на минуту, он не сделал этого. Кийкик С детьми (')ставили без помощи еще на двое суток. 14 февраля Кийкик слышала, как дважды самолет пролетел над ним ... Когда день угас, она поняла, ЧТО помощи не дождаться. Это был MOMeH~ крайнего отчаяния, но Кийкик не позволила ему овладеть ни одной клеткой своего тела. Утром 15 февраля, когда самолет летел за следова­
телем по «срочному» заданию, Кийкик закутала Анно­
кату и Нешу в куски шкуры и соорудила из обрывка брезента подобие тобоггана
1
• Затем шестеро людей, семь дней ничего не евших и голодавших всю зиму, ДВИНУЛИСЬ к Падлею. Это была отчаЯf;ная, почти бессмысленная попыrка. Спотыкаясь как слепые, они продвигались на ярд или два и останавливались, так как Карлак или Айлуак бессильно падали на лед. Почерневшая от мороза, ис­
худалая, Кийкик отдыхала минуту, а затем безжа-
110СТНО поднимала их на ноги, и они снова продвига­
лись на ярд или два. Кийкик тащила детей с диким упорством. Она за­
ставляла себя передвигать ноги, тянула поистине испо­
линский груз и несла привязанного к спине Ноахака. Она была словно сосуд, наполненный одним -
жела­
нием спасти детей. За шесть часов они ПРОДВИНУЛИСЬ на две мили; им осталось еще двадцать семь миль. Было уже темно, когда Кийкик, выгребая снег ско­
вородкой, вырыла яму. В ней все шестеро провели ночь -
долгую, злую ночь, когда было слышно, как рядом на озере лед трескался и звенел от разруши­
тельного мороза. Эта яма должна была стать их общей могилой. У них не было реальных шансов дожить до тусклой, нерешительной зари. И все же, когда серый свет про­
бился на востоке, Кийкик подняла голову и посмотрела в сторону Падлея. Она все еще не хотела протягиаать руку смерти. В сумрачном полумраке утра она пришла -
неми­
нуемо должна была прийти -
к ужасному решению. Очень тихо она разбудила Карлака и Айлуак от по­
хожего на беспамятство сна и рывком поставила их на ноги. Потом она осторожно и нежно закутала двух спящих девоче>< шкурой карибу. Старшие дети безраз­
лично смотрели, как она воткнула палки и сложила снеговые столбики над ямQй. Ранним утром 16 февраля три фигуры двинулись, ша­
таясь, по белому лицу мертвой земли... И позади них спали двое детей. Утром 16 февраля самолет прилетел обратно в Пад­
лей. В полдень, взяв на борт агента, начали поиск. Придя в Падлей, Йаха сразу же подробно объяснил агенту, как найти походную иглу. Самолет полетел прямо к убежищу, в котором Йаха оставил Кийкик. Они сразу нашпи его -
так I же, как могли бы сде­
лать это еще два дня назад. Иглу была пуста. Снова поднял ... сь в воздух. Самолет словно проди­
рался сквозь сгущавшиеся сумерки; люди на его борту напрягал", зрение, стараясь не про пустить что­
нибудь живое среди снегов. Они не заметили ничего. Сумерки сгустились, и самолет лег на обратный курс. Агент попросил в последний раз снизиться, когда про­
летали над заброшенной хижиной траппера. Сквозь 1 Т о б о г 1 а н -
Jlегкие сани, 14 тьму с самолета увидели у дверей ХИЖИНЫ человече­
скую фигуру с ПОДНЯТЫМИ руками -
извечный и по­
нятный всем зов погибающего о помощи. Пока Кийкик смотрела, как самолет описывает круги перед посад­
"ой, она превращалась из несгибаемого, непреклонно­
го исполине & человека без воли, сил и разума. И когда самолет остановился и полицейские побежали к ней, она смотрела на них с полным равнодушием. Было почти темно, .. они очень торопились вернуть­
ся. Где ее детиl Трое из них оказались в лачуге. Г де еще двое? Что с ними случилось? Ясность оставила ее, она ничего не могла объясн"ть. В полном оцепенении она только чувствовала, как в ней пробуждается AaBho знакомое чувство. Она, не ведавшая страха на всех этапах своего пут .. , сейчас вспомнила страх. Она боялась тех, кто ее спас. И она солгала. Уверенная, что Неша и Анноката замерзли, Кийкик сказала полиции, что они умерли и она похо­
ронила их. На этот раз полиция не спешила разыскать тела. Он .. доставили Кийкик и трех ее детей в Эскимо-Пойнт, оставив в Падлее констебля с приказом на другой день снарядить на поиски погибших детей собачью уп­
ряжку. Констебль выполнил приказ и поздно вечером 17 фев­
раля добрался до неприметного снежного холмика, под которым лежали Неша и Анноката. Проводник эс­
к"мос остановился В ужасе, когда они подошли к мо­
гиле и услышали приглушенный детский голосок. Констебль раскидал снеговые комья, раздвинул ело­
вые BeTBv, и увидел детей. Огражденная от убийствен­
ного холода снеговым склепом, Анноката была еще жива. Неша ушла из жизни. Муки этой зимы для всех игальмютов КОНЧИЛИСЬ. НО для Кийкик хождение по мукам только началось. Полет в Эскимо-Пойнт одним махом перекинул мост через глубокую пропасть между нею и <<Цивили­
зованной" эпохой. За один день она перестала быть f<ийкик, ушедшей от ледяной смерти, и была посажена под арест в маленькой йглу рядом с полицейской ка­
раулкой. Она стала преступницей, обреченной ж'1ть и умереть 110 законам, созданным далеко от ее ТУНДРЫ. Необыкновенную с",лу духа, страдания, на которые она обрекла себя, оставив Нешу и Аннокату вечно спать, величие ее непокорности смерти все это свели к выводу: Кийкик убила человека, Кийкик созна­
тельно покинула СВО'1х детей в снегу. И по закону f<ий­
кик должна ответить за эти преступления. Нескончаемые недели провела она в Эскимо-Пойнт, без детей, которых у нее отняли, подвергаемая бес­
численным допросам. Ей даже не сказали, что Анно­
ката жива, пока полиции не понадоб .. лось сообщить ей об этом, чтобbl заставить 11ризнаться в обмане. Она вынесла два предварительных рассмотрения де­
ла мировым судьей в Эскимо-Пойнт и была старатель­
но допрошена опытным королевским прокурором, спе­
циально прилетевшим из ЙеллоунаЙфа. Защита на предварительном рассмотрении отсутствовала. Решение судьи было: предать J{ийкик суду ПО обоим обви­
нениям. Она не знала о том, что именно ее ждет, она знала лишь, что жизнь ео под угрозой. Она держалась. И тогда была onp0f.\eprHYTa столь распространенная у нас «истина» О том, что бесчеловечность человека по отношению k другому человеку является его вто­
рой природой. Судья, рассматривавший дело Кийкик, понял, что за­
кон иногда может обернуться диким беззаконием. В своем обраще ..... и к присяжным он энергично при­
звал их вынести оправдательный вердикт. И к чести шахтеров-присяжныл, которые держали в своих руках жизнь женщины, они не признали Кийкик виновной не· только в убийстве Утека, но и в «преступной небреж­
ности, которая стала причиной смерти Неши». т ак на шестнадцатый день апреля в 58-м году наше­
го цивилизованног;) двадцатого века закончилось для Кийк"к хождение по мука", Перевод Е. АЛЕ!(САНДРОБА БУ ):~}-JJlJ J\Е):~~J}-JОГО АНТАРКТИДА -
СОЛНЕЧНЫЙ КРАЙ в противоположность пас­
мурной 11 туманной Арктике в Антарктиде летом преоб­
ладает безоблачная погода. Сухой прозрачный воздух, притекающий И3 централь­
ных районов материка, сла­
бо пог.nощает и рассеивает солнечный свет, В Мирном энергия прямых солнечных лучей на 10 процентов боль­
ше, чем в Средней Азии или в Крыму при тех же высотах сол,нца. По подсче­
там советских ученых СУМ­
марная радиация в Мир­
ном за декабрь -
февраль лишь немного уступает ко­
Jlичеству тепла за июнь -
август в Крыму и вПОЛТО· ра раза больше, чем в лет­
ние месяцы на той же ши­
роте в Арктике. * *' * n бнаружено, что на суб­
антарктическом острове Кемпбелл среди насекомых необычно большой процент бескрылых. Да и те, ЧТО имеют крылья, предпочита­
ют ими не пользоваться. как ТОЛЬКО поднимается ве· тер. Это объясняется тем. ЧТО яростные южнополяр-
иые ВhХРИ легко уносят в море всех неосторожно задержавшихея в воздухе. И в продолжение тысячеле­
ТИЙ насекомые приспособи­
лись к этой особенности острова Кемпбелл. * '" .. в ста пятидесяти кило·· метрах от залива Мак-Мер-
11.0, на высоте 1830 метров над уровнем моря, на сво­
бодной от снега поверхно­
СТИ плато ОДИН новозеланд­
ский ученый обнаружил не­
СКОЛЬКО десятков насекомых. Это самая большая lIысота в Антарктиде, на которой найдены живые организмы. АМУНДСЕН -
СНОВА НА ЮЖНОМ ПОЛЮСЕ Фотография, сделанная Амундсеном 51 год назад в исторический момент, когда он и его товарищи впервые ступили на Южный полюс, теперь верну­
лась туда, где она была снята. Умерший недавно последний участник похода Амундсена норвежец Олав Бьяаланд завещал ее ученым, зимующим на научной станции Амундсен-Скотт. птичий «КОМПАС» Американские полярники поймали на побережье Антарктиды, у мыса Крозье, шесть южнополярных чаек «скуа» и доставили их на самолете в глубь континента, к полюсу. Через 10 дней одна из этих птиц снова заняла свое гнездо на мысе Крозье. Чайка вернулась домой, пролетев в мороз больше тысячи километров над безжизненной, лишенной ориентиров местностью. БОСИКОМ НА МОРОЗЕ n ингвин с головы до нот ПОI;РЫТ пухом, перья ми, а под кожей -
толстым слоем жира, хорошо укрывающим от холода_ А лапы у пингвина голые. Так и стоит он в злую стужу на 13етру, .. босиком Как же он не отмораживает лапы? Новозеландский зоолог Роуланд Тейлор долго изучал повадки пингвинов_ Он сделал множество фотографий, из которых видно, что пингвины стоят обычно на пятках, приподняв пальцы в воздух А для устойчивости эти «хозяева Антарктиды» опи­
раются на свой куцый хвост. Нередко в такой не­
обычной позе пингвины стоят неподвижно многие часы. Интересно, что этот «обычай», видимо; врожден­
ный. Тейлор заметил, что птенцы пингвинов умеют стоять на ПЯТl';ах, когда им всего несколько недель от роду. И даже те пингвины, которые родились в теплом Эдинбургском зоологическом саду, неред­
IЮ спят с приподнятыми пальцами. Особенно часто пингвины балансируют на пят­
ках, когда они «выстаивают» яйца_ На лед яйцо не положишь -
зародыш быстро погибнет от холо­
да, и пингвины-родители поочередно держат яйцо на лапках, прижав к мягкому и теплому под­
брюшью_ В лапках пингвина кровеносные сосуды связаны между собой, как бы замкнуты <lHaKOpoTKO»; это обеспечивает очень быстрое местное кровообраще­
ние_ Подошвы покрыты крупными бугорками и мо золями, что сокращает площадь соприкосновения со льдом. 16 Возвращаясь однажды в Мирный со станции Во­
CTOK-l, санно-тракторный по­
езд советских полярников попал в зону трещин. ДЛЯ того чтобы выбраться из нее, ВОДителям пришлось совершать акробатические трюки: разгонять тягач и с ходу проскакивать тре-
щину. Тракторы совершили около 30 «ПРЫЖКОВ», * * * с Qветские полярники М. г. Равич и Б. И. Рев­
нов нашли на Земле Коро­
левы Мод железный метео­
рит. При падении метеорит раскололся на два обломка весом 8 и 2 килограмма. Эта находка -
вторая в ис­
тории исследования ледяно­
го континента (в 1912 году австралийская антарктиче­
ская экспедиция нашла на снегу каменный метеорит). Один ИЗ ОСКОЛКОВ найден­
ного метеорита пополнил коллекцию Академии наук СССР в Москве. второй на­
ходится в Ленинграде. САМЫй НАДЕЖНЫй ХОЛОДИЛЬНИК После экспедиций Э. Шеклтона (1909 год) и Р. Скотта (1912 год) в Антарктике осталась часть продовольствия. Недавно эти продукты были пере­
везены в Англию для лабораторного анализа. Про­
лежав больше полувека в замороженном виде, мяс­
ные консервы, копченая селедка. концентраты го­
рохового супа, какао и бутылка пряного соуса прекрасно сохранились. И даже упаковка не постра­
дала: жестяные банки не потеряли блеска, а эти­
кетки -
своей яркой окраски. «ПРИ3РАЧНЫй БЕРЕГ» Издавна одним из самых недоступных участков побережья Антарктиды считается западная часть. омываемая холодными водами морей Беллинсгаузе­
на и Амундсена. Недаром старый <<Полярный волк» адмирал Ричард Бэрд называл эти места «Призрач­
ным берегом»: редкому судну удавалось пробиться сюда сквозь тяжелые льды. Антарктическим летом 1961 года в эти места пришли американские ледоколы «Стейтен Айленд» и «Глэсьир». Исследовав береговую линию. полярники не обна­
рун\Или никакой земли там, где, судя по KapTa:VI, к материку должен был примыкать большой по­
луостров Тёрстон. Полуостров оказа.'IСЯ OCTPOBO}I. Н востоку от «бывшего» полуострова на карте штриховой линией обозначен Берег ЭЙтса. Норабли пересе!\Ли эту черту и ... продолжали путь. Оказа­
лось, что на протяжении многих десятков миль бе­
реговая линия была нанесена неверно. Бместо Бе­
рега Эйтса исследователи обнаружили архипелаг мелких островков. АНТАРКТИЧЕСКИЕ ВАСЮКИ G списке советских топографических карт Ант­
арктики, составленных по материалам экспедиций, обращает на себя внимание название «Астропункт Басюки». Басюки? Что-то знакомое слышится в этом слове. Ну, конечно, ведь именно выдуманному го­
роду Басюки великий комбинатор Остап Бендер, герой романов Ильфа и Петрова, предвещал бле­
стящую будущность шахматной столицы мира и межпланетного аэропорта. Нак же попали Басюки в далекую Антарктиду? Б январе 1957 года дизель-электроход «Лена» приблизился к берегам шестого континента. Для разгрузки трюмов нужно было освободить палубу от находившихся на ней самолетов. Однако выгрузить их судовыми средствами на высокий ледовый берег оказалось сложно. Это удалось сделать лишь в 200 километрах к западу от. Мирного, где была организована взлетная площадка для перегонки самолетов на станцию. Прежде пустынное место вдруг оживилось. За­
кипела работа, зазвенели людские голоса, загудели моторы. «Б романе предсказывалось феерическое будущее Большим Басюкам, -
пошутил кто-то.­
а выходит, здесь самые настоящие Малые Басю­
кю>. Шутку подхватили. наЗБание привилось. Ра­
ботники экспедиции определили здесь астрономиче­
ский пункт, получивший имя «БаСЮЮI». Берег Баренцева моря. Фото n.РАСКИНА ПЕЙЗАЖИ ЮГА В прошлом году в Арменнн н Грузнн поБыапn молодой чехословацкнй художннк Ян Маха. Во время путешествня он не расставапся с альбо­
мом н кнстью. М... помещаем два его пейзажа: «Озеро Севан)) н «Окрестностн MapHeYnНlI. f ГДР 2 .Ва"и'г СОС1 а. Н. 3 ~'" ',\. .', ';. , ~,~ '\ ,1 \1 , На реках Гарца не,н~ л') плотин, ff маленькие и OZPOMHbIC, /{n1( та, что на ~ нимке. они бережно собирают бе~ущую с ~op воду _ Н з водохранилищ вода идет Hfl орошение полей, в nромышлен­
l;ible районы Галле и Ма1Дебур~а. вращает турбины lИдро­
cтaH/JUU, 17 НаК и MHozue iIpyzue nроизвеilения QMepUKaHcKozo писателя Рэя Брэд­
бери, ".Аиса в лесу» представляет со-
бои рассказ-памфлет, своеи рода рассказ-предостережение. П исотель кск бы показывает соотечественни­
кам: «Вот куда ,\fbl идем... С мотри­
те! Этоzо ли вы хотите?» Рассказ мрачен, краски в нем оу­
щены. Писат,?ль взволнован и потря­
сен происходящим BOKPYZ Hezo, но он не разуверился в людях. в их разу­
ме. Он BceziIa на CTo(JoHe zepoeB. ко­
торые отказываются принять AfU(J воины, мир aTo,\fНЫX бомб и баЮ'е­
риолоzическ,,~ кошмаров. ~J~(q~\ (-
( .лесу Рисунки В. ЧЕРНЕЦОВА В первую же ночь был фейер­
верк. Он напоминал о TO~I страшном, и, может бы гь, его следо­
вало бояться,' но он был прекрасен: ракеты взлетали к дреАlIему мягко­
му небу Мексики, разбивались о звез­
ды и падали, ГО,lубые и белые. В ароматном воздухе С J lивалось все, и все казалось прекрасным -
пыль и дождь, дымок ладана из церкви и запах медных труб о[жестра, пуль­
сирующих резкими ритмами «La ра-
10mз»... Все новые и нсвые малень­
кие кометы, одна красивее другой, короткими рывками пересекал и про­
хладиые плиты площади, бежали цирковыми акробатами по натяиутой проволоке, отскакивали от глинобит­
ных стен кафе, стрем; лав неслись ВiЗерх, волоча за собой горящие хво­
сты к вершинам башен. Цветные ог­
ни озаряли босоногих мальчишек, раз за разом раскачивавших огромные колокола, застаВ.1ЯЯ их гудеть И петь, петь и гудеть, и превращавших все звуки ночи в чудовищную сим­
фонию. На площади, спотыкаясь и брызгая искрами, ог"енный бык го­
нялся за визжащими ребнтишками и смеющимися взрослыми. 18 -
Год 1938-й, -
улыбнулся жене Уильям Травис, глядя на весело кри­
чащую толпу. -
Хороший год ... Бык повернулся к ним. YBepTbI-
ваясь от трещащих огней, они ныр­
нули в толпу и побежали среди му­
зыки и шума, мимо церкви, оркестра, под звездами. держась за руки и смеясь. Бык промчался дальше мексиканец, бросаясь то туда, то сю­
да, легко нес бамбуковое сооруже­
ние, стреляющее пороховыми заря­
дами. -
Никогда не было так весело, -
запыхавшись. говорила Сьюзен Тра­
вис. -
ИзумитеЛЬНО,-отвечал Уильям. -
И это буд~т долго, правда? -
Всю ночь ... -
Нет ... Я о путешествии ... Он нахмурился и похлопал себя по внутреннему карману пиджака. -
Этого нам хватит на всю жизнь. Забудь обо всем. Веселись. Они нас никогда не найдут. -
Никогда? -
Никогда. Толпа испуганно подал ась назад: с церковной башни Среди ry.la и зво­
на летели, взрываясь и дымя, шути­
хи. Они оглушительно палили, пры­
гая среди притопываЮЩIIХ ног и рас­
качивающихся тел. Вкусный дымок кукурузных лепешек бил в ноздри, а за столиками кафе коричневые ру­
ки поднимали пенные кружки. Бык умирал. Огонь в бамбуковых трубках погас, все кончилось. Маль­
чишки окружили брошенное чучело, они трогали совсем живую морду из папье-маше и настоящие рога. -
Давай посмотрим, сказал Уильям. Они шли мимо кафе, и Сьюзеll увидела там человека, глядевшего прямо на них, белого человека в ко­
стюме цвета соли, с го лу бым галсту­
ком на голубой рубашк е, с худым, загорелым лицом. Это бы л блондин с прямыми волосами, и его голубые глаза внимательно следили за ними. Она не обратила бы !ia него вни­
мания, если бы не бутылки у его локтя -
TOJlcTbIe бутылки мятного ликера, прозрачные с вермутом, фла­
кон коньяка и еще семь разноцвет­
ных бутылок, а у самых его пальцев выстроились десять маленьких рю­
мок, ИЗ которых он прихлебывал, не отрывая прищуренных глаз от ули­
цы, пропуская влагу сквозь сжатые тонкие губы, чтобы прод ли ть удо­
вольствие. В свободной руке дыми­
лась гавана, а на стуле рядом лежа­
ли 20 пачек турецких сигарет, 6 ящичков сигар и коробки с ду­
хами. -
Билл! .. -
прошептала Сьюзен. -
Спокойно! -
ответил Уильям. -
Он -
никто! -
Я видела его утром на пло­
щади ... -
Не оборачиваЙся. Иди вперед. Смотри на быка. Т::к. ПР1ВИЛl>НО. Те­
перь спрашивай. Ты думаешь, он от Сыщиков? Они не смогли бы выследить нас. -
Смогли бы. -
Какой чудесный бык! -
с каза./! Уильям его хозяину. -
Ведь правда, ОIlИ не нашли бы нас через двести лет? -
Осторожно! -
сказал УИ J 1ЬЯЫ. Она пошатнул ась. Он крепко сжал ее локоть. -
Держись бодрее, -
сказал он,, отводя ее в сторону, и улыбнулся, чтобы выглядело естественно. -
Все будет хорошо, мы пойдем туда, в ка­
фе, сядем против него и будем пить 2* н смо греть на него, 11 еСJlИ он то, что мы думаем, он не заподозрит нас. -
Нет, я не могу! .. -
Мы должны! Идем! -
И, под-
нимаясь по лестнице кафе, он ска­
зал: -
Тогда я и говорю Дэвиду: «Смешно!» . «Мы здесь... Кто мы? -
думала Сьюзен. -
Куда мы идем?. Ч е го мы боимся? -
и, ощутив под ногами глинобитный пол кафе, сказала себе, стремясь со>.ранить рас суд ок: -
На­
до вспомнить все сначала ... Я -
Энн Кристен, мой муж -
Роджер, мы люди 2155 года. Мы -
дети другого мира, мира, подобного огромному ко­
раблю, который оторвался от берега разума и цивилизации и рычит чер­
ной трубой в ночи, унося с собой два миллиарда людей -
хотят они этого или нет -
к смерти, к падению ,а край земли, в море раДl10активного пламени и безумия». Они ШJlИ. Человек смотрел прямо на HIIX. Прозв е нел телефон. Сью зен вздрогнула... Так же зво· ни.l теJlефон через 217 лет, голуБЫ ~ 1 апрель ским утром 21.)5 г()да. «Энн, это Рене. Ты С.%lшала) я о КО~1ПаIlИИ Пут е шествнй во Вре­
мени? Можно попасть в Рим 21-го года до нашей эры, в наполеоновско е Ватерлоо -
13 любо е место, в Jlюбое время!» « Ты шутишь, Рене ... » «Нет! Сегодня утром Клинтон Смит отправился в Филадельфию 1776 го­
да. Компания может в с('! Этс дорого. Но подумай, действительно увидеть пожар Рима, Хубилай-хана, Моисея и Красное море ... Посмотри в трубке пневматической почты, там, наверное, лежит их реклама». Она открыла патрон. Действитель­
но, Ta~1 лежал тонкий :Vlеталлический листок рекламы. «РИМ И БОР ДЖИА! БРАТЬЯ РАйТ В КИПИ-ХОЮ Компания Путеш (',твий во Времени ко с тюмиру е т вас соответствующим образом и втолкнет в толпу в момент убийства линко J 1ыla или Це з ар~r! Мы гарантируем изуч е ние вами любого языка для свободной ориентировки в любой цивили за ции, в любой год. Латынь, греческнй, древнеамерикан­
ский разговорный. Проводите свой отпуск, выбрав не только Место, но и Время!» Голос Рен е ПРОДОJl)кал жужжаТl> .. _ «Том И Я едем завтра в 1492 год. Они отправят Тома в плаванье вм е ­
сте с Колумб ом -
здорово, а?» «Да... -
прошептала ошеJlомлен­
ная Энн. -
А что говорит прави­
те./!ьство о Компании Машин Вре­
мени?» «О, полиция смотрит во все глаза. ОНII боятся, что кое-кто может по­
пытаться увильнуть от призыва, спрятавшись в прошлом. Каждыи дает подписку вернуться под 3.10101' дома или имущ~ства -
ид е т в о йна в конце концов». «Да, война, -
шепнула Энн. Война». Стоя у теJlефона, она думала: «Вот случай, о каком мы с мужем меч­
тали, какого ждали долгие годы. Нам не нраВИТ CfJ мир 2155 года, мы хотим бежать от фаБРИКII бомб, где рабо­
та ет о н, от страшных бакт ер ий, ко­
торых ВbJращиваю я. Мож е т быть, это и ес ть та единственная JJОЗМОЖ­
но сть -
СI<РЫТЬСЯ в Bel<a, в дику ю страну, IJ ГО Д bJ, г де они нас н е наН ­
дут и откуда не во з вратят сюда, чт об ы вновь жечь наши книги, конт­
ролировать наши МЫС.1И, ошпаривать н а ш е сознание ~TpaXOM, подаВJlЯЛ, нас, Iюмаll до вать на м и ... » Тел е фон все звонил. Они бbJnИ в Мекс ике 1938 го да Она BllOBb видела облупившиеl'Я стены кафе. Пол еЗН blМ работникам ШТ J Тhl раз ­
реlШIJlИ проводить сво й отпуск В прошлом, гд е можно хорошо отдох­
нуть. И ВОТ они в 1938 го ду. Они сняли комнату JJ Нью-йорк е, побbl­
вали в театрах и устатун СвоБОДbl, которая еще зеленела в гаJJани ... А "а третий день, сменив имена н о де жду, они улетел}! в Мекс ику, что­
бbl и с чезнуть там. -
Это может бbJТ:' только он, -
едва СЛblШНО сказала Сьюз е н, глядя на незнако м ца. -
СигареТbI, сигары, ликер вы да ют ег о с головой. По­
мнишь нашу первую ночь в Про­
шлом? Месяц назад, в первую нью-
йоркскую ночь, они тоже п е репробо­
вали все с траиные напитки, н е прн­
ВbJчные кушанья, духи, деся ть дю­
жин разных сортов сигарет -
в бу­
дущем выбор БЫJl мал, там все было только для войны и война была в сем. Как сумасшедшие, бегаJlИ они по магазинам, салонам, табаЧНblМ лавкам и, вернувшись в свою комна­
ту, даже приятно заболели от жад­
ности. Незнакомец теперl' делает то же. так может вести себя лишь че:lOвек 19 из будущего, соскучившийся по лике­
рам и сигаретам. Сьюзен и Уит,<IМ сели и заказали вино. Незнакомец рассматривал их, изу­
чал их одежду, волосы, безделушки, ПОХОДI<У и то, как они сидят. -
Сиди свободно, -
сказал не­
громко Уильям. -
Держись так, буд­
то ты всю жизнь ходила в этом платье. -
Мы не должны пробовать скрыться ... -
Боже мой, -
сказал Уильям, -
он идет сюда. Говорить буду я. Незнакомец поклонился. Чуть слышно щелкнули каблуки. Сьюзен напряглась, как натянутая струна. Этот звук был хорошо знаком -
звук, при сущий войне, отвратитель­
ный и жуткий, как стук в вашу дверь в полночь. -
М-р Кристен, -
сказал незна­
комец, -
вы не подтянули брюки, когда садились. Уильям похолодел. Он поглядел на свои руки -
они спокойно лежали на коленях. Сердце Сьюзен бешено колотилось. -
Вы ошибаетесь, -
быстро от-
ветил УИЛЬЯМ, меня зовут не Кри-
CjIep ... Кристен, поправил незнако-
мец. -
Меня зовут Уильям Травис, и я не понимаю, какое вам дело до моих брюк. -
Извините, -
незнакомец при­
двинул к себе стул. -
А я утверж­
даю, что знаю вас: вы ведь не под­
тянули брюки, а все их подтягивают. Если этого не делать, брюки теряют вид, вытягиваются. Я далеко от до­
ма, мистер... Травис, общество мне просто необходимо. Мое имя­
Симмз. -
Мы понимаем ваше одиночество, м-р Сиымз, но сейчас мы устали. А завтра едем в Акапулько. Чудесное местечко. Я только что оттуда -
разыскивал друзей. Они где-то ... Но я их найду, непре­
менно найду. Что, леди дурно?. -
Спокойной ночи, мистер Симмз. Идя к двери, Уильям сильно сжал руку жены. Она не обернулась, ко­
гда Симмз крикнул им jJ~лед. -
Да, вот еще ... -
он помолчал и уже медленно произнес: -
Две ты­
сячи сто пятьдесят пять. Сьюзен закрыла глаза, земля ухо­
дила у нее из-под ног ... Но и ничего не видя, она продолжала идти на сверкающую площадь. Они заперли дверь номера, а по­
том она плакала, и они стояли в тем­
ноте, и комната, казалось, удалялась от них. А где-то далеко, на площади, палили петарды, взрывались ракеты фейерверка, слышался смех ... -
Проклятый наглец! --
сказал ~'ильям. -
Расселся, смотрел на нас, как на животных, курил свои чер­
товы сигареты, глотал свое пойло ... Почему я не уUи.l его сразу ... --
Го­
лос его стал почти истеричеСКIIМ. --
Он так обнаглеJI, что назвал свое настоящее имя. Шеф Сыщиков. И про брюки тоже... Конечно, надо было подтянуть их, когл~ \1 са;rился. Автuматическии жес:г ЭГllХ днеи, ",IU-
го времени. Я так не сделал и выдал себя. Это заставило его подумать: вот человек, никогда не нuсивший брюк, он привык к военной форме будущего. Я готов убить себя за это ... -
Нет, нет, это моя походка ... Эти высокие каблуки, они виноваты ... На-
ши прически, такие свежие... Все в нас необычно, неестественно. Уильям включил свет. -
Он еще не совсем уверен и про­
веряет нас, поэтому мы не будем убегать от него. Спокойно поедем в Акапулько ... -
А может быть, он уверен и про­
сто играет с нами? -
Он способен на это. Времени у него хоть отбавляй. Он может торчать здесь сколько хочет и от­
править нас обратно в будущее за какие-нибудь шестьдесят секунд. Или издеваться над нами, мучая неиз­
вестностью долгие дни. Сьюзен, сидя на кровати, вытирала слезы и вдыхала старииные запахи древесного угля и ладана. -
Они не устроят скандала, правда? -
Не посмеют. Они должны за­
стать нас одних, чтобы втолкнуть в Машину Времени. -
В этом наше спасение! -
вос­
кликнула она -
Мы всегда будем в толпе. За дверью послышались шаги. Они выключили свет и молча разделись. Шаги удалились. Стоя в темноте у окна, Сьюзен смо грела на площадь. -
Значит, то здание -
церковь? -
Да. -
Я часто старалась представить, какая она. Ведь столько времени ни­
кто не видел церквей. Пойдем туда завтра? -
Конечно. Ложись спать. Они лежали в темноте. Через полчаса зазвонил телефон. Она сняла трубку. -
Алло? -
Кролики могут спрятаться в ле-
су, но лиса всегда найдет их. Она опустила трубку на место 11 лежала, прямая, холодна\1. А там, в году 1938-м, человек на­
игрывал на гитаре три мелодии, одну за другой ... Ночью она протянула руку и почти коснулась 2155 года. Пальцы скольз­
нули по прохладному пространству времени, словно по неровной поверх­
ности, и она услышала настойчивый топот марширующих ног. Миллионы оркестров извергали миллионы воин­
ственных мелодий, она увидела 50 тысяч рядов ампул смертоносных бактерий, ее руки тянулись к ним на огромной фабрике будущего, где она работала. Стеклянные трубки с про­
казой, бубонной чумой, тифом, тубер­
кулезом. Она услышала страшный взрыв и видела, как горела ее рука, превращаясь в сморщенный черно­
слив, ощутила, что и сама она сжа­
лась от удара такой силы, будто мир был поднят и брошен обратно, зда­
ния рухнули, люди истекли кровью 11 лежали безмолвно. Гигантские вул­
каны, невиданные машины, ураганы, обвалы соскользнули ВНИЗ, в эту ти­
шину, безмолвие, и она проснулась, рыдая, в постели, в Мексике, за мно­
го лет до этого ... Утром звонкие гудки машин раз­
будили их, разбитых коротким, бес­
ПОКОЙНЫМ часовым забытьем. С же­
лезного балкона Сьюзен увидела, как восемь человек, болтая и крича, вы­
сыпали из грузовиков и машин, размалеванных ярко-красными буква­
ми. Толпы мексиканцев сопровожда­
ли их. -
Que pasa? 1 -
крикнула Сьюзен мальчишке. И тотчас получила ответ. Она повернулась к мужу: -
Амери­
канская кинокомпания снимает здесь фИЛЬМ. -
Занятно. -
Уильям стоял под холодным душем. -
Поглядим. По­
жалуй, нам лучше сегодня не уез­
жать. Попробуем успокоить Симмза. На мгновение под сияющим солн­
цем она забыла, что где-то в отеле их подкарауливает человек, курящий тысячи сигарет. Внизу шумели амери­
канцы, и ей захотелось крикнуть им: «Спасите меня, помогите, спрячьте меня! Я из 2155 года!» Но слова застряли в горле. Чинов­
ники Компании Путешествий во Вре­
мени были не дураки. Перед отправ­
лением в путешествие они накрепко вбили им в голову психологическую преграду: вы никому не смеете рас­
крыть место и время вашего рожде­
ния, не смеете раскрыть ничего о бу­
дущем там, в прошедшем. Прошед­
шее и будущее должны охраняться друг от друга, только с таким усло­
вием разрешалось людям путешест­
вовать в веках без сопровождения. Будущее надлежит оберегать от лю­
бых перемен, которые способны прн­
нести путешествующие в прошлом. При всем желании Сьюзен не могла бы сказать счастливым людям там, внизу, кто она и как трудно ей при­
ходится сейчас. Завтракали в обшем зале, запол­
ненном туристами. Киношники вва­
лились, хохоча и толкаясь, -
шесть мужчин и две женщины. Сьюзен се­
ла рядом, чувствуя себя в безопасно­
сти среди тепла и спокойствия, исхо­
дивших от них. Она была спокойна да'же, когда по лестнице спустился Симмз, ПЫХТЯ своими турецкими си­
гаретами. Он издали кивнул им, и Сьюзен кивнула в ответ и улыбнулась, ведь он не мог вредить им среди восьми киношников и двадцати дру­
гих туристов. -
Эти актеры... -
сказал Уиль­
ям. -
Можно нанять двоих, как бы в шутку одеть в наши костюмы и ОТ­
править в нашей машине, когда Симмз не видит их лиц. Это отвле­
чет его часа на два, а мы успеем добраться до Мехико. Нужны были бы годы, чтобы разыскать нас! -
Эй! -
благоухающий ликером толстяк перегнулся через стол. --
Американские туристы! -
прокричал он. -
Мне так надоели мексиканпы, что я готов расцеловать вас! -
Он пожал им руки. -
Подсаживайтесь к нам. Несчастье любит общество. 1 Что происходит? (иcn.) Я-мистер Несчастье, это -
мисс Уныние, а это -
мистер и миссис Как-Мы-Ненавидим-Мексику! Мы все ненавидим ее. Но мы должны сде­
лать несколько предварительных съе­
мок для проклятого фильма. Осталь­
ная шайка явится завтра. Меня зо­
вут Джо Мелтон, я -
режиссер, а страна эта проклята -
на улицах похороны, люди умирают, -
потому присоединяйтесь-ка к нам, развесели­
те нас! Сьюзен и Уильям хохотали. -
Разве я смешон? -
спросил Мел тон окружающих. -
Великолепно! -
Сьюзен придви­
нулась ближе. Симмз через весь зал сверкнул на них глазами. Она скорчила ему рожу. Симмз двинулся К ним между сто­
ликов. -
Мистер и миссис Травис, -
ска­
зал он, -
я думал, мы будем завтра­
кать втроем. -
Извините, -
ответил Уильям. -
Садитесь, приятель, -
вмешал-
ся Мелтон. -
Их друзья -
мои друзья. Симмз ceJI. Пока киношники гром­
ко болтали, он спросил: «Надеюсь, вы хорошо спали?» -
А вы? -
Я не привык к пр ужинным мат-
расам, -
скривился Симмз. -
Но Я возместил это неудобство: полночи пробовал новые сигареты 11 блюда. Необычно и остро. Целый спектр но­
вых ощущений эти забытые грешки. -
Мы не понимаем, о чем вы ... -
проговорила Сьюзен. Симмз рассмеялся. -
Притворяетесь... Не поможет. И стратегия толпы тоже не поможет. Я бесконечно терпелив и очень скоро застану вас одних. -
Слушайте, -
ворвался в разго­
вор Мелтон, -
этот тип неприятен вам? -
Да ничего ... -
Вы только скажите, я его в два счета ... Мелтон повернулся и крикнул что­
то товарищам. Те засмеялись, а Симмз продолжал: -
Ближе к де­
лу. Я потерял целый месяц, разыски­
вая вас в городах и городишках. Если вы пойдете со мной тихо, мо­
жет быть, я помогу вам избежать на­
казания, конечно, если вы вернетесь на завод водородных плюсбомб. -
Мы не знаем, о чем вы гово­
рите. -
Перестаньте, прикрикнул Симмз. -
Одумайтесь! Вы же по­
нимаете: мы не можем позволить вам скрыться, другие люди 2155 го­
да могут последовать вашему приме­
ру. А нам нужны люди. -
Драться на войне? -
спроси.1 Уильям. -
Билл! -
Ладно, Сьюзен. Будем ro.ворить на его языке. Мы не сможем бежать. -
Превосходно! -
удовлетворен­
но заметил Симмз. -
Вы действи­
тельно выглядели романтично, убегая от своего долга. , -
Убегая от ужаса. -
Чепуха. Только от войны. -
О чем вы толкуете? -
спросил Мелтон. Сьюзен хотела ответить ему. Но могла говорить лишь вообше. Психо­
логическая преграда в их умах раз­
решала говорить только так общо, как говорили сейчас Уильям и Симмз. -
Полмира мертво от лепра· бомб 1, -
сказал Уильям. -
И все-таки, -
уточнил Симмз, -
жители будущего не потерпят, чтобы вы укрывались на прекрасном остро­
ве, когда они низвергаются в ад. Смерть любит смерть, не жизнь. Уми­
рающим приятно сознавать, что они не одни в огненной печи. Я блюсти­
тель их общего протеста против вас обоих. -
Посмотрите-ка на этого блюсти­
теля протеста! -
обратился к своей компании Мелтон. -
Чем дольше вы заставите меня ждать, тем хуже будет для вас. Нам необходим ваш проект бомбы, мис­
тер Травис. Возвращайтесь сразу -
избежите мук. Потом будет поздно, все равно мы заставим вас завер­
шить проект, а после этого испро­
буем на вас, сэр, кое-какие новые аппараты. '.-
У меня есть предложение, -
сказал Уильям. -
Я вернусь с вами, если моя жена останется здесь в бе­
зопасности, вдали от той войны. Симмз колебался. -
Ладно. Ждите меня в своей ма­
шине на площади через десять минут. Мы поедем за город, в безлюдное место. Там я договорюсь, чтобы Ма­
шина Времени подобрала нас. -
Билл! Сьюзен вцепилась в его руку. -
Не спорь! -
он посмотрел на нее. -
Решено. -
И сказал Симмзу:­
Теперь еще. Прошлой ночью вы мог­
ли проникнуть К нам в комнату и по­
хитить нас. Почему вы не сделали этого? -
Ну, скажем, я просто наслаж­
дался. -
Симмз лениво сосал све­
жую сигару. -
Мне совсем не хочет­
ся расставаться с этой изумительной обстановкой -
это солнце, отпуск. Как жаль, что приходится оставлять вино и сигареты. О, как мне жаль их... На площади, через десять ми­
нут. Ваша жена будет в безопасно­
сти и сможет оставаться здесь сколь­
ко захочет. Попрощайтесь с ней. Симмз поднялся и вышел. -
Вот идет мистер Болтун! крикнул ему вслед Мелтон, потом повернулся к Сьюзен. -
3-э-э, кто­
то плачет ... Завтрак -
не время для слез, правильно? В 9.15 Сьюзен смотрела на пло­
щадь с балкона своего номера. Симмз сидел там, скрестив ноги, на бронзовой скамье. Откусив кончик сигары, он любовно зажег ее. Далеко вверху по улице послыша­
лись выхлопы мотора -
она ви~­
ла, как из гаража вниз по мощеному уклону медленно двигался Уильям в своей машине. 1 Л е п Р а -
проказа; л е п р а б ом· бы -
бомбы. начиненные возбудителями прокззы Машина разгонялась. Тридцать, со­
рок, пятьдесят миль в час. Кур!" в ужасе разлетались из-под колес. Симмз снял белую панаму, вытер розовый лоб, снова надел шляпу и только тогда увидел машину. Она неслась со скоростью 60 миль в час через площадь, прямо на него. -
Уильям! -
страшно закрнча,1а Сьюзен. Машина ударил ась в низкую бров­
ку, ревя, подпрыгнула и помчалась по плитам площади прямо к зеленой скамейке, где Симмз, выронив сига­
ру и визжа, пытался руками оттол­
кнуть автомоби,%. Его тело взлетело вверх, изогнулось и глухо шлепну­
лось на мостовую. Машина со сломанным колесом ос­
тановилась. Собиралась толпа. Сьюзен вошла в номер, прикрыв З8 собой балконную дверь. В 12 часов дня, держась за руки, бледные, они спускались с лестницы Городского управления. -Adios, sefior, -
сказал мэр им вслед, -
sefiora 1. Они стояли на площади, где люди еще толпились у пятен крови. -
Они будут допрашивать тебя еще раз? -
спросила Сьюзен. -
Нет, мы несколько раз разби­
рали происшедшее. Это -
несчаст­
ный случай. Я потерял контроль над машиной. Я плакал перед ними. Бог знает, как я хотел разрядиться, из­
литься. Мне хотелось плакать. Мне было отвратительно убивать его. Ни­
когда в жизни я не хотел никого убивать. -
Они не передадут дело в суд? -
Они говорили об этом, но, ка-· жется, нет. Я отвечал быстро. Они поверили мне. 3то несчастный слу­
чай. И конец. -
Куда поедем? В Мехико? -
Машина в мастерской. Ее по-
чинят к четырем часам. Тогда убе­
ремся отсюда хоть к черту. -
А за нами не будут следить;> Разве Симмз работал один? -
Не знаю. Но, я думаю, мы не­
много опередили их. Когда они приблизились к отелю. навстречу выходили киношники. Мел­
тон, гримасничая, сразу напраВИЛС9 к ним. -
3-э, я слышал, что случи-· лось. Скверное дело. Надеюсь, теперо. улажено? Хотите немного развлеч!,­
ся? Мы там, на у .. шце, делаем пред­
варительные съемки. Если хотите взглянуть -
пожалуйста. Идемте, так лучше ... Они стояли на мостовой, пока со­
бирали киноаппарат. Сьюзен смотре­
ла на дорогу, уходящую вниз, на шоссе, ведущее в Акапулько, к мо­
рю, мимо пирамиды, развалин, ма-· леньких городков из глинобитных до­
миков с желтыми, голубыми и пур­
ПУРНЫМ1I стенами 11 пылающимно бугенвиллеями. Она думала: «Мы по-· едем по дорогам среди людей, в тол­
пах, на базарах, в вестибюлях, бу_· дем нанима·ть полицейских оберегатЬ. наш сон, будем запираться на двой­
иые замки. Главное, всегда оставать­
ся с людьми и никогда в ОДИllоче-
1 До свидания. сеньор. Сl'ньора. 21 стве. Оттуда станут разыскивать нас, будут ждать, '11'0 нас доставят обратно, ждать нас со своими бом­
бами, чтобы жечь нас, гноить своими болезнями, чтобы их ПОЛНl!ейские за­
ставляли нас извиваться, вертеться, втнскиваться в кольцо. И так мы бу­
дем скитаться в лесу, не о с тан а8.~ И­
в аясь ни на ~шнуту, ни разу СllОК'J Й­
но не уснув, пока мы живы, до са­
мой смерти». Толпа любопытных следила за съе~ll<ами ... Сьюзен смотрела на тол­
пу и на улицу. -
Ты заметила что-нибудь подо­
зр ительно е? -
Нет, который час? -
Три. МаШllна должна быть поч-
ти готова. Съемка кончилась без четперти че­
тыр е. Во звра шались R от ель б еседу я. УИ J IЬЯМ з ашел в гараж. «Ремонт за­
кончат к ш ес ти», -
сказал он, вы­
хо/!я. -
Но не позже? -
Закончат, не волнуйся. В вестибюле отеля они оглядыва­
лись, ища одиноких путеше с твенни­
ков, похожих на Симмза. людей све­
жепричесанных, с л ишком сильно пах­
нущих табачным ДЫMO~1 ;J духами, но вестибюль был пуст. Поднимаясь по лестнице, Мелтон сказал: -
Сегодня длннный тяжелый деиь. Надо подкрепиться. Кому мартини? Пива? -
Может, правда, по одной? Все двинулись в иомер Мелтона и начали пить. -
Следи за временем, -
с ка за л Уи.nьям. «Время, -
подумала Сью з ен, -
только бы У нас было время». Она мечтала проси!!еть на площади весь длинный, яркий солнечный день без волнений и мыслей, ощущать солнеч­
ное тепло на лице н руках, закрыв глаза, улыбаясь теплу, и никуда не ДRигаться, лишI, дремать под мекси­
КiIf!СКl\М солнuем ... Мелтон открыл шампанск ое. -
За прекрасную даму, прекрас-
22 ную даже для кино, -
поднял ОН тост за Сьюзен. Я готов дать вам пробу. Она засмеялась. -
Я говорю серьезно, -
продол­
жал Мелтон. -
Вы очень привлека­
TeJIbHbI. Я мог бы сделать из ва, звезду. -
И. взять меня в Голливуд? -
Разумеется. Сьюзен посмотрела на Уильяма, он приподнял бровь и утвердительно I<ИВИУЛ. Это означа,10 бы перемену места, одежды, возможно, им е ни. И они поехали бы вместе с этими восемью -
хорошая защита от вме­
шательства из будущего. -
Заманчнво звучит, -
сказала Сьюзен. Она чув с твовала уже действие шампанского, прошедший день слов­
но скользнул мимо, все КРУЖИЛО С Ь в ее глазах, и она ощутила себя в прекрасной б езо пасно с ти, жив о й и счастливой, в реальной действитель­
ности впервые за много лет. -
А в каком фильме вы заняли бы мою жену? -
спросил Уильям, е ще раз наполняя стакан. Мелтон взглядом оценил Сьюзен. Все перестали смеяться и прислу­
шались. Ну, я хотел бы сделать исто­
рию с напряженным ожиданием, -
сказал Мелтон. -
Историю о ~fуже н жене, вроде вас ... -
дальше. -
Может быть, воеиный рас-
сказ, -
продолжа.n режиссер, лю­
буясь цветом вина в бокале. -
Рас­
сказ о мужчине и женщине, живших в малеиьком домике на маленькоii улочке, году в 2155-M, возможно ... --
говорил Мелтон. -
Это не важно, понимаете. Но эти мужчина и жен­
щина стоят лиuом к лицу С ужасной войной, супер-плюс-водородной бом­
бой, цензурой, смертью, и в это вре­
мя -
в этом трюк -
они исчезают в прошлом, преследуемые человеком, которого они считают врагом, но ко­
торый старается лишь напомнить им об их Долге, Уильям выронил стакан. -
Эта пара спасае т ся среди груп­
пы киношников, -
продолжал Мел­
тон, -
которые не внушают им по­
дозрений. «Безопасность -
в числен­
ностю>, -
ГО J ОРЯТ они себе. Сьюзен, как во сне, почув с твовала, что погружается в кресло. Все сле­
дили за режиссером. Он пригубил вино. -
Чудесное в!!но. Так вот, эти мужчина и ж е нщина не сознают, на­
сколько о н и важны для будущего. Особенно мужчина, он держит ключ к иовом у металлу для бомб. Поэто­
му Сыщики -
на з овем их так­
не щадят ни труда, ни денег, чтобы обнаружить, захватить и увезти обратно МУЖЧИНУ и женщнну, когда смогут застать IIХ одних 13pacn.nox в ном е р е гостиниuы. Страт ег ия Сы­
ЩИ"!! работают в одиночку или груп­
пами по во семь. Тот или иной способ дает результат. Как, по-вашему, это буд е т потрясающий фильм, а, Сью­
зе н? Что скажете, Билл? Взгляд Сьюзен застыл на одной т оч I<C. -
Выпейте, -
сказал Мелтон. Уильям I>blхватил ревоm,вер и трижды выстрелил, один ч ел овек упал, другие бросились к нему. Сыо­
зен д ико заl<РИЧЗЛ?. Кто-то зажал "й рот. ПИСТО J lет валялся на полу. а Уильям боролся с теми, кто его держал. -
Пожалуйста, -
сказал Мелтон, не двигаясь с места, хотя между его пальuев сочил ась кровь, -
п ожалуй­
ста, не делайте хуже, ч е м уже есп •. Кто-то барабанил в дверь. -
Откройте! -
Управляющий гостиницей, сухо сказал Мелтон, дернув голо­
вой. -
Да двигайтесь же быстрей! Сьюзеи и Уильям быстро взгляну­
ли друг на друга, затем на дверь. -
Управляющий хочет войти, проговорил Мелтон. -
Быстрее! Киноаппарат вынесли вперед. Из него метнулся голубой луч, он быст­
ро ширился, и те, '<ТО находился в HO:Vlepe, по одному исчезали. -
Быстрее! В ЭТОТ миг за окном, прежде чем оно исчезло, Сьюзен увидела землю, по крытую зеленью, пурпурные, жел­
тые, голубые и алые стены, камни мостовых, теl(ущие, словно река, че­
.10века верхом на осле, едущего в теплые холмы, мальчика, пьющего апельсиновый сок. Она ощутила сла­
дость этого напитка, она увидела че­
ловека с гитарой на П,Т JQщади под про хладным деревом, она тронула пальцами струны. А далеко-далеко она видела море, голубое и нежное море, волна обняла ее и YHeCJJa с со­
бой. А затем ее не стало. Не стало и ее мужа. Дверь с треском открьmась. Управ­
,lЯЮЩIIЙ и прислуга ворвались в но­
мер. l\,oMHaT3 была пу с та -
Они только что были здесь' Я видел, они ВОШJJИ! -
кричаJJ уп­
равляющий. -
А теперь их нет. На окнах железные решетки, они не могли выйти отсюда! .. Потом позвали священника, вновь открыли комнату и проветрили е е, и священник окроm:л святой водой все четыре угла. -
А что делать с ЭТИМ? -
спро­
сила уборщица. Она указаJJа на шкаф, где стояли 67 бутылок шартреза, коньяка, крем­
какао, абсента, вермута, 106 пачек ту­
рецких сигарет и 198 желтых ящич­
ков настоящих гаванских сигар по 50 центов каждая ... Перевоц с англиж''''IСКОГО Э. РОМАНОВОИ и Ю. СВАРИЧОВСКОГО КУЛЬТУРА ИlllАНГО Пет тридцать назад на берегах оз е ра Эдуард в Uентральной Африке, вбли з и деревни Ишанго, начались археологические исследования. Этот поселок стал вскоре известен археологам всего мира. Оказалось, что здесь, в глубине тропической Африки, которую буржуазная наука считала извеч­
но отсталой, дев я ть~десять тысяч лет на з ад ,ЖИЛО талант ливае племя.· сделавшее нем алые для своего времени изобретенич. Теперь большинство находок уже изуч е но, и культура древних людей из Ишанго заняла по­
добающее ей место в истории цивилизации. Древние жители побер е жья озера Эд у ард умели делать превосходные копья, точильные камни, каменны е ступы. Они были опытными охотника­
ми и и з обрели особую разновидность гарпуна. Когда такой I'арпун вон­
залея в добычу, древко его соскакивало, остаВЛf!Я в теле животного нако­
нечник с привя з анной к нему веревкой. СП.,етенно Й из лозы. С этим ору­
жием пр е дки современных конголезцев охотились на диких свиней, анти­
лоп, на бегемотов, на БУйволов. Ученые про с ледил и, K~K постепенно совершенствовались орудия др е вних конголезцев. Наконечники гарпу~;ов и копий, обнаруженные в нижнем С.\ое, довольно примитивны, а ближ е к поверхности они уже отлично выделаны, прочны. Достигнув определенного совершенства, древние мастера выде­
лывали уже «массовую» продукцию. Вся эта наглядная картина технического развития доказывает, что идея создать гарпун со съемным наконечником, куда более удобный, чем про­
стое копье, принадлежала самим древним мастерам. Археологи шли от одной стоянки древних африканцев к другой, и по­
степенно вырисовывалась картина того, как «техническую новинку» пере­
нимали у изобретателей соседи. В пещерах Гемблс Кейв в Кении и на бе­
регах озера Рудольф у границ ЭфиошIИ и Судана были найдены точно такие же гарпунные наконечники, как в Ишанго. Но никаI<ИХ следов постепенного совершенствования этих орудий здесь не обнаружили. Зна­
чит, они были заимствованы, а не изобретены местными оружейниками. Вдоль южного края нынешней пустыни Сахары когда-то тянулась цепь озер. Оказалось, что здешние жители тоже не преминули воспользоваться изобретением древних конголезцев. Предки нынешних жителей Республики Чад сумели внести в КОНСТРУI<ЦИЮ гарпуна и свое усовершенствование: в некоторых наконеЧНИI<ах для прикрепления вереВI<И они стали делать вместо зарубок сквозное отверстие. Недавно следы культуры Ишанго нашли и в курганах около Бамако, столицы Республики Мали. А в до\ине Нила -
уже в пределах Егип­
та -
рядом с костяными были обнаружены наконечники из меди, сде­
ланные по ишангским образцам. Таким образом, оказалось, что ку льтур­
ные связи древних африканцев, живших задолго до первых египетских фа­
раонов, были развиты гораздо больше, чем предполагали историкн. Еще одна находка в Ишанго вызывает среди ученых немало споров. В кургане у берега озера Эдуард была найдена костяная рукоятка с кус­
ком "варца, вставленным в углубление на конце. Археологи считают. что древние могли им выцарапывать различные изображения, а некоторые специалисты даже предполагают, что это орудие письма! На костяной рукоятке ясно различимы несколько загадочных значков. Три колонки обыкновенных заруБОI<, но они кажутся чем-то б6льшим, чем просто укра­
шения. Чтобы в этом убедиться, достаточно сосчитать их. Одна колонка с остоит из четырех гоупп, содеРЖдЩИХ одиннадцать, тринадцать, семна­
дцать и девятнадцать зарубок. А ведь это все простые числа, то есть де­
лящиеся только на себя и на единицу, встречаюu,!иеся во втором десятке и расположенные в порядке возрастания. Другая колонка состоит тоже из четырех групп: в них одиннадцать, двадцать одна, девятнадцать и девять зарубок. Первые две цифры -
это десятки плюс единица, две другие -
те же десятки, но без единицы. Еще одна I<олонка выглядит более случайной, но и в ней есть своя зако­
номерность. Рядом расположены две группы -
в одной три, а в другой шесть зарубок. Потом, отступ я, нанесены четыре и восемь, затем десять и два раза по пять заруБОI< ... Ясно, что тот, кто их наносил, понимал за­
"оны умножения на два. Он также, видимо, отличал простые числа и пользовался десятичной системой счисления, подобной нашей. А ведь за­
рубки делал человеI<, живший семь, а то и девять тысяч лет назад. В Европе подобных находок еще не встречалось! Жизнь в районе Ишанго была прервана о!<оло шести с половиной тысяч лет до нашеi:': эры извержением вулкана Вирунга, следы которого можно видеть и теп е рь. И хотя люди, снова поселившиеся здесь через несколько столетий, видимо, уже не знали хитроумного гарпуна и не умели считать, ка" их предшественники, но достижения племени Ишанго успели уже стать достоянием других племен и народов. 5. СИЛКИН 23 I толл. Клочок зеМ,1И, едва выступающий над океаном, Бушующие вокруг волны высотой в де­
i сятки метров настолько сильны, что диву .' даешься, Ka~ они не снесут коралловый барьер, защищающии остров, не докатятся до кокосовых пальм, не затопят те немногие хижины, что при­
лепились между морем и лагуной. Эта малюсенькая полоска земли, словно повисшая в пустоте, tJастолько удивительна по своей форме -
совершенно кольце­
образной, -
что тому, кто сюда попадает, кажется, будто он причалил к одному из колец Сатурна, к че­
му-то совершенно ирреальному, затерянному в беспре­
дельных просторах вселенной. Но проходят дни, и первые минуты вашего изумле­
ния постепенно тускнеют. Вы начинаете ко всему при­
выкать так же, как мужчины и женщины, живущие здесь постоянно и не замечающие, насколько у дивите­
лен окружающий их мир. Атеми, как и все дети атолла, вырос на берегу моря, неподалеку от кромки барьера. Здесь он сделал свой первый шаг. Отсюда провожал взрослых мужчин, отправлявшихся в IJирогах на рыбную ловлю. Когда АТt'МИ появился на свет, женшины ухаживали Атеми шел к наветренной стороне, где волны океа­
на были сильнее, садился на песок и долго-долго гля­
дел, как медленно и плавно катились они из-за горизон­
та, подхлестываемые какой-то силой, непонsпноЙ. огромной и далекой Щурясь от слепящих лучей солнца, Атеми видел, как волна приближается к берегу, поднимаясь почти вер­
тикально. Затаив дыхание он ждал, когда эта водяная стена разобьется Вот она становится все выше и тонь­
ше, словно бросает вызов острову. Атеми уже не может побороть в себе чувство безмерного ужаса, которое постепенно нарастает, чтобы утонуть в глухом гуле, в последнем дыхании волны, когда ее бег по глади океана приходит к концу и она обращается в беспоря­
дочную взбудораженную пену. Здесь в белом хаосе, окружающем остров со всех сторон, кончался для мальчнка Мир. Как мал был этот мир, созданный даже не из земли, а из раскрошенных водой кораллов! Узкая полоса, су­
хая и бесплодная. На ней растут лишь кокосовые паль­
мы, а ими ведь не прокормишься. Поэтому людям при­
ходится, ежеминутно рискуя жизнью, уходить далеко в !\юре за пределы кораллового барьера. Ведь только теМи~СЫ1-l aTOAJClJ Ф. квн л и ч н за ним до дня «фаатиатиа». По-полинезийски это озна­
чает: «День, когда человек впервые поднимается». С этой поры Атеми рос на свободе -
под дождем и на солнцепеке, постепенно знакомясь с тем маленьким мир­
ком, что его окружал. Однажды, выйдя из своей хижины, Атеми поглядел вверх -
там поднимались в пебо стройные, головокру­
жительно высокие стволы кокосовых пальм -
и стал искать упавшие орехи. Он хотел полакомиться их осве­
жающим соком, а еще ему хотелось научиться делать из «пиау» -
листьев кокосовых пальм -
множество тех вещей, что умеют взрослые. Из плетеных «ни ау» делают стены и крыши хижин, паруса для пирог, одеяния для танцовщиков, корзины, чтобы складывать туда улов, и длинные сети, которыми отгораживают участки лагуны, устраивая там своеоб­
разные садки. Из свежих листьев кокосовых пальм плетут легкие венки для защиты головы от солнца. Обычно их наде­
вают рыбаки, отправляющиеся в длительп",f' путеше­
ствия на своих пирогах. Атеми любил плести эти венки для тех, кто уходил 3 море. Он сплел нес!(олько вен­
ков и для своего отца Пуиуа, лучшего на острове рыбака, которым Атеми очень гордился. Когда отец возвращался и на его соломенной шляпе красовался еще один рыболовный крючок, гордость f1ереПОЛНЯЛII Атеми. Ведь каждый новый крючок означо<'1, что после ожесточенной борьбы под днищем пироги у6ита еще одна акула Атеми любил отца и преклонялся пере" НИЦ. перед ею храбростью 11 силой. Когда отец ОТ:~DШJЛЯЛСЯ за пределы «большой волны» и мать с засть:вrllей тоской 13 глазах часами, а порой целыми днями неподвижно лежала иа огромной кровати, лаская мла)l'~J?ГО сыниш­
ку, мальчика охватывал стр.ах перед грезне й стихией. 24 Глава из книги «Последний рай». Автор ее -
известный итальянский исслеДQвате.;rIЬ-QкеаНQЛОГ -
знаком CQBeTCI{OMY чи­
тателю по книге «Голубой континент». В Полинезии ФО"lЬКО КВИ"lИЧИ провел два года, и новое произведение -
итог его впечатлений от пребывания в ЭТОМ уголке зеll'IНОГО шара. в открытом море они могут раздобыть средства к су­
шествованию. Атеми сознавал все это смутно. Он ненавидел м()ре, понимая, что наступит день, когда ему придется ПО\lе­
ряться с ним силаМII. Тогда он станет взрослым муж­
ЧИНОЙ и закончится счастливая пора его жизни, оза­
ренная солнцем и сотканная из ДОЛГIIХ беспечных дней. Так думал Атеми, шагая вдоль берега И отворачиваясь от моря. Но ведь он был еще мальчуганом и скоро забывал об этих раздумьях. Тогда он бросался искать Ареву, свою неразлучную спутницу. Он уже решил, что, когда вы­
растет, возьмет ее себе в жены. С ней он не уставал придумывать разные игры. А когда им не хотелось больше играть, они бежали в пальмовую рощу и Юlесте с женщинами собирали там кокосовые орехи. Или уплетал'и сырую, смоченную в кокосовом молоке рыбу в хижине своих приемных родителей 1. Целый день весь остров был в их распоряжении. Часами ОНИ могли бродить по берегу, собllрая мол­
люсков и высушивая их потом на солнце, чтобы они были белыми как мел. А IIногда забирались подальше, где вьют свои гнезда чайки и морские ласточки, играли с ними и кормили птиц из рук. Еще они любили го­
няться за «тупами» -
серыми крабами с красными глазками, которые обычно прятались в глубоких норках. Повседневна}! жизнь, которая т.екла вокруг: приго­
товления к рыбной ловле, сбор кокосовых орехов, по­
стройка хижин, а также пение, молитвы, рассказы ста-
1 В Полинезии широко распространен обычай усыновления. Почти каждая семья воспитывает нескольких ребятишек из других семей. риков -
все это было их школой И они незаметно для себя быстро мужали. Однажды они отправились к одному из своих люби­
мых местечек на берегу. Там они нашли высохшую на солнце белую челюсть акулы. Они натянули на нее во­
локна кокоса. И ксгда дотронулись до них, услышали странные, чарующие звуки Струны звучали, будто лира, и Арева под их аккомпанемент тихо запела одну из своих песенок. Неподалеку от берега в мелких водах лагуны бьm устроен садок, куда по заведенному обычаю уже де­
сятки лет бросали маленьких живых акул, попавших в сети. Здесь акулята вырастали. С ними зачастую играли ребятишки со всего острова. Они ныряли в са­
док и цеплялись за шероховатую кожу хвостовых акульих плавников, позволяя рыбам таскать себя под водой. Отважные маленькие человечки не придавали значения рассказам о свирепых повадках акул. И те, привыкнув к этой игре, не стремиmfСЬ их укусить. Самые храбрые из ребят вылавливали удочкой ры­
бешку в коралловых рифах лагуны, ныряли в садок и совали лаКОМulИ кусок акуле, которая с исключительной ловкостью хватала угощение, относясь с должным по­
чтением к руке ('мельч·ака. День-деньской, врываясь в безмолвие лагуны, зву­
чали смех и крики ребятишек, собравшихся у садка. Арева и на этот раз, не удержавшись от соблазна, опрометью бросилась к садку, а Атеми пустился вдо­
гонку за нею. Несколько минут оба молча стояли, наблюдая за играющими товарищами. Но тут их заметил Тнани. Тиани был самым отважным из всех ребят и ужасно гордился этнм. B~'ex других мальчиков он считал трусами, важничал и подсмеивался над ними. Сегодня на очереди был Атеми. -
Ну, чего Сl0ИШЬ? Гlрыгай в воду! Вот будет здо­
рово, если ты нырнешь вместе со мной и приuепишься к хвосту Кауруао (так звали самую старую акулу). Ну, смелей! Погляди-ка, Арева с тебя глаз не сводит. По­
смотрим, кто дольше продержится под водой. Давай по­
пробуем! Другие ребята стали подстрекать молчаливо стояще­
го товарища. Атеми не двигался Галдеж вокруг него продолжалсп. Тогда он подумал, что, может быть, ему удастся пере­
силить свой страх. И стрелой помчался по прибрежному песку прямо к садку. Добравшись до берега, остановился. Нет, он не мо­
жет! Какая-то сила его удеРЖИВdла. Он словно оцеп\::­
нел. Ничего не понимал, ничего не чувствовал, кроме мучительного страха. Черные глаза Аревы были пристально устремлены нз него. Но Атеми остался на месте. Страх цепко держал его, и он не бросился в воду играть с акулами. Атеми прослыл тру с ом. Об этом скоро узнали все. На кусочке :Jемли в несколько квадратных километроз, где живет около шестидесяти рыбаков и столько же женщин, быстро распространяется всякая новость. Мальчик почувствовал себя одиноким. Его не сторони­
лись, но он с ам избегал всех, не хотел больше резвить­
ся с Аревой и провожать отца, когда тот отправлялся на рыбную ловлю. Шли дни. Все так же чередовались приливы и от­
ливы. Женщины по· прежнему сОбирали кокосовые оре-
25 хи, а старики готовили из них пищу. Жизнь продол­
жалась. Но для Атеми она остановилась в тот самый момент, когда мальчуган не решился прыгнуть в садок. Страх перед морем, его волнами и обитателями неодо­
.JIимоЙ стеной отгородил его от остального мира. Часами сидел Атеми, не шевелясь, думал, плакал, мечтэл. Он знал, что никто ему н!' поможет, и хотеJl сам разобраться в том, что произошло и как ему надо поступить. Удивленные его неподвижностью, большие серые крабы выползали из своих песчаных норок, вни­
мательно глядели на него выпуклыми красными глазка­
ми и, преодолев боязнь, начинали копошиться вокруг него. Но вот однажды Атеми подошел к своей хижине, взял весло и длинную веревку, которую берут с собой ры­
баки, когда спускаются под воду в поисках перламут­
ровых раковин. Он направился прямо к берегу, где стояла маленькая пирога, СIlУСТИЛ лодку на воду, оттолкнул, прыгнул в нее и принялся спокойно грести. Коралл()вый барьер, отделявший лагуну от океана, находился в сотне метров, и Атеми греб прямо к белой линии пены Он греб несколько минут, ни о чем не ду­
мая. И вдруг очутился перед бегущей навстречу волной. Он был еще в лагуне. Между ним и океаном лежал барьер. Волны, наползавшие из открытого моря, разби­
вались здесь, то обнажая рифы, то накрывая их пеле­
ной пены. Чтобы выбраться ИЗ лагуны в открытое море, нужно дождаться, когда огромный вал зальет барьер. В этот момент надо грести как можно быстрее, направив пиро­
гу в сторону моря через бушующий водоворот. действо­
"ать приходится молниеносно, грести неутомимо, собрав все свои силы, чтобы взлететь на гребень другой рож­
дающейся волны прежде, чем она успеет разбиться. Атеми не спускал глаз с вздыбившихся волн И счи­
тал. Семь маленьких и одна большая; но с первой боль­
шой он не будет состязаться. Он хочет поглядеть, как она разобьется и где покроет пеной коралловую стену. Атеми ждал несколько минут. Он прицепил пирогу ве­
ревкой к одному из кораллов, а весло положил поперек лодки. Накатила большущая волна. И спала. Пока снова ,2емь небольших волн набегали и разби­
вались у берега, Атеми снял с якоря свою пирогу, сло­
жил веревку и занял выжидательную позицию. Насту­
пил его час. Вздуваясь, надвигался темно-фиолетовый вал. Атеми оттолкнулся своим двусторонним веслом и начал гре­
сти. Вода медленно вздымалась, прозрачная, как глыба кристалла; в ней мелькали черные тени маленьких ры­
бешек. Потом она хлынула на кораллы, затопила барьер и добралась до пироги. Атеми почувствовал, как лодка вздрогнула под ласковым прикосновением пены. Мальчик, уверенно гребя по разлившейся пене, пере­
сек мелководье. Боковой балансир зацепился за ко­
ралл, но Атеми удалось его освободить и быстрым дви­
жением тела установить в пироге равновесие. Течение подхватило ею утлый челнок и понесло в открытый океан прямо в пасть встречной волны. Мальчику ка­
залось, что он находу;l'СЯ в глубокой долине. Гора новой волны вырастала перед но,сом пироги. А за его спиной коралловый барьер был уже обнажен. Вернуть­
ся домой Атеми теперь не мог. Мальчик собрал все свои силы. Нос лодки с трудом поднялся. Казалось, что пирога приклеилась ко дну и ей суждено погибнуть в водах океана или разбиться о барьер. Сильный и точный удар весла. Один, два, шесть, десять... Пирога взлетела на гребень и, сделав последний рывок, поплыла смело по океану. А волна, которую она одолела, разбил ась позади нее на кораллах. Атеми греб, и лодка скользила по воде. Потом он взял половинку кокосового ореха, выпил немного сока, оставшегося на донышке, перевел дыхание и сделал веслом два гребка влево, чтобы выправить лоД!<у. Те­
перь надо бьшо возвращаться обратно. Это он тоже должен уметь делать, как умеют взрослые мужчины. Чтобы вернуться в JIarYHY, гребцу надо обладать недюжинной отвагой. На первый взгляд выйти в откры­
тое море во много раз труднее, чем возвратиться в лагуну, ибо в первом сл) чае приходится грести про­
тив волны, а во втором -
пирога двигается в том же направлении, что и водяная масса. Но вот тут и за­
ключается самая большая трудность. Грести нужно с той же быстротой, с какой двигается волна, сохраняя равновесие на ее гребн". А когда вода донесет пирогу к барьеру, надо, не теряя ни одной минуты, грести по пенному мосту, образующемуся между океаном и лагу­
ной. Преодолеть этот мост необходимо прежде, чем успеет схлынуть разъяренное море. Атеми так и поступил. Он взлетел на волну быстро, как летучая рыба, оста­
новился, потом принялся грести и легко вместе с пеной перекатился через барьер, очутившись снова в лагуне. Никто его этому не учил. Эти поступки подсказывал ему какой-то внутренний голос, как и всем другим жителям атолла, ежедневно борющимся со стихией, чтобы не умереть с голоду. Когда человек поверит в свои силы, ему уже ничего не страшно. Атеми этого не знал. Такие сложные мысли были ему недоступны. Но каким счгстmшым чувство­
вал он себя теперь, когда спокойно греб к берегу! Сча­
стливым и полным уверенности в себе -
таким маль­
чик никогда еще не был. Он познал все то, что дол­
жен был познать. Лишь одна чайка, низко летавшая над барьером в поисках выбрасываемых морем маленьких рыбок, была свидетельницей боевого крещения Атеми. Больше никто этого не видел, и никто ничего не знал: Атеми никогда не рассказывал об этом дне. Но Арева, друзья, отец и остальные жители острова отлично все поняли. Перевод с итальянского п. ГЕОРГИЕВСКОй Географическая шутка Ш известном английском справоч­
t нике «Who's wh∙o», который со­
общает на своих страницах краткие биографические сведения о видных, по мнению составителей, деятелях современности, есть такая справка: «Сэр Томас Хикинботэм. Совместно с Е. Б. Уэкфильдом... предпринял плавание вокруг острова Варба». История этой экспедиции не лише­
ва интереса. В 1942 году Хикинбо­
тэм и Уэкфильд -
английские госу­
дарственные служашие -
находи­
лись в Кувейте. Работа, которой за­
НИl.Iались оба деятеля, оставляла им довольно много свободного вре\!ени, и они не знали, на что его убить. 26 Однажды душным вечером, когда добрая порция виски была уже выпита, а никаких развлечений не предвиделось, Томасу Хикинботзму пришла в голову мысль: «держу па· ри, -
воскликнул он, -
что ни один европеец еще не объехал вокруг острова Варба. Почему бы нам пер­
выы не сделать это?» Уэкфильд с эн­
тузиазмом поддержал это предло­
жение. «Исследователи» осушили еще по стакану виски, сели в катер и совер­
шили свое знаменитое плавание во­
круг острова Варба, площадь кото­
рого равна ... примерно семи квадрат· ным километрам. На следующий день в Великобританию полетело со­
общение об открытии острова Варба. Затем из какого-то министерства оно было послано в справочник «Who's wh'O» И заняло достойное место на его страницах. 19 лет украшала эта справка зна­
менитый британский справочник, пе­
реходя из одного его издания в дру­
гое. Но вот недавно «путешествен­
никИ» решили, что шутка, пожалуй, слишком затянулась, и сэр Томас Хикинботэм сообщил обо всей исто­
рии на страницах газет. Г. СЕГАЛЬ ИРИНА СОКОЛОВА I.U=J ожно подумать, что природа, rо з давая в свое время вен­
герскую землю, заранее знала, что когда-нибудь тут будет небольшая страна, и позаботилась о том, что­
бы на ее территории уместились горные массивы и бескрайные сте­
пи, реки и озера, леса и плодород­
ные долины, барханные холмы и болота, и даже бесплодная пу­
стошь. Вот туда-то, в знаменитую венгерскую пустошь Хортобадь, мы и едем. Едем смотреть, как ловят рыбу. Хортобадь... Ч ерные, обуглен­
ные залысины -
это летом, в жа­
ру, горела низкая жухлая трава. Над выгоревшими плешинами пу­
стоши -
метровый слой клокасто­
го тумана. Он колышется, струит­
ся; а кажется, будто вся степь го­
рит. Три дня шел дождь. Здешние почвы неохотно впитывают воду, и под сегодняшним горячим сол­
нышком влага потянул ась обрат­
но, к небу. При виде черных стру­
пьев на безжизненной поверхности земли всплывают в памяти слова известного венгерсного писателя ЖИГМШIДа Морица: «Хортобадь -
это отвратительная язва в самом сердце нашей крохотной венгер­
ской земли». -
Теперь скоро приедем, -
го­
ворит Миклош Рибиански, «все­
венгерский рыбный управляющий », как называют его здесь в шутку. Рибиански -
начальник Государ­
ственного управления по рыболов­
ному надзору, в ведении которого все искусственные и естеств е нные водоемы, все рени и озера страны. Рыборазведением в Хортобади занимаются давно: первые иснусст­
венные водоемы появились здесь еще в двадцатых годах. Но дела у местных «рыбных» энтузиастов рыIАA В СТЕПИ всегда ш л и плохо. Прежде всего постоянно недоставало воды. Те­
перь в Хортобади построены и строятся мощные ирригационные сооружения, большие ороситель­
ные наналы, с водой легче. Но другой бич рыбоводов остался­
солонцовые почвы, настолько бед­
ные орг.аническими веществами, что в местных водоемах естест­
венный прирост рыбы ничтожен: ей попросту нечего есть. Выращи­
вать для рыбы искусственные кор­
ма тоже невозможно: почва родит снудные урожаи. Миклош Рибиански пр едложил метод сменного ведения прудового хозяйства. Три-четыре года в во­
доеме разводят рыбу. На пятый год воду спуснают и дно пруда засеивают кормовыми культура~lИ, урожай ноторых идет на «снаб­
жение» рыб. Машина съехала с шоссе на УI,атанную гравием дорогу,' потом с нее -
на проселок. По сторонам узкого зеленого коридора плотная стена настоя­
щих кунурузных джунглей: расте­
ния стоят значительно чаще, чем обычно. В тяжелых ярко-зеленых листьях спрятались толстые по­
чатки -
по два-три на стебле. И это здесь, на худших землях Хортобади, в самом засушливом районе Венгрии! -
По шестьдесят пять -
семь­
десят центнеров с гектара выра ­
стили мы в этом году в хозяйстве, в три ра за больше, чем по всей стране. Вот что тае;ое рыба! -
до­
бавляет Рибиансни тор же ствующе. Кукуруза и рыба -
каная между ними связь? Воды Тисы, которыми запол ­
няются пруды, несут с собой ог-
Фото автора ромное количество органических веществ и ила. Все это оседает на ДIIО, образуя тонкий плодородный слой толщиной всего в четыре­
пять сантиметров. Когда пруд спускают, этого слоя достаточно для посевов. Сеять приходится на не60ЛЬШУЮ глубину и поэтому ча­
сто так, чтобы растения, вытяги­
ваясь, поддерживали друг друга, После уборки урожая остается стерня и корни растений, они раз­
лагаются, и в почве накапливает­
ся все больше перегноя. Так пос е ­
вы и вода, чередуясь, обогащают поч~у. С годами п лодородный слои станет толще, и сеять можно будет два года подряд. В Хортобадьском рыбоводче-
ском хозяйстве сейчас 16 огром­
ных прудов-озер, из которых ежегодно два-три заняты под по­
севами. Очень высокие урожаи на дне спущенных прудов дают кукуруза, сорго, подсолнечник, соя. Пока их сеют, чтобы обеспе­
чить кормом рыбу и нужды само­
го хозяйства. Но уже сейчас со ­
трудники задумьfваются о буду­
щем. Стебли сорго -
основного норма для рыбы -
содержат до 70 процентов ц еллюлозы. И здеш­
ние растения могут стать ценней­
шей сырьевой базой для бумаж­
ной промыш ленности. ... Узкая полоса берега пруда С,;:rивается со степью и небом. У зеМЛЯНL>ГО вала, отгораживаю­
щего часть пруда, рыбаки закину­
,1Н сеть и растянули ее на всю ширину затона. Несколько рыба­
нов бредут почти по пояс в воде, подправляя нрая сети. Пос ередине затона за сетью медленно плывет лодка. Стоящий в ней человек С.lедит, чтобы сеть не зацепилась за что-нибудь на дне и шла ровно. 27 -
Да. с техникой у нас пока слабовато! Ное-какие работы еще пr;иходится делать вручную. -
го­
ворит РибиаНСIШ. -
Но не все сразу. Будет и техника! А рыбаки уже подошли к нам. столпились. выбирая на берег ка­
наты. подтаскивая сеть. И вдруг вода у берега задрожала. забур­
лила. сверкая на солнце серебри­
сто-белыми. золотистыми. красны­
ми блестками. Сотни и сотни б л естящих. снользких. сверкающих на солнце зеркальных карпов! Тяжелые. двух-трехкилограммовые рыбины бились на дощатом лотке. выгибались и тяжело шлепались о него жирными боками. Бадья. весы и заполненные водой ваго­
н е тки -
вот путь. по которому они двигались дальше. к железно­
дорожному составу или в один из восьмидесяти садков. Специальных вагонов другой ра з не хватает, чтобы вывезти «рыбный урожай » сразу после сбора. Да и шутка сназать, это прудово е хозяйство да е т стране три с половиной тысячи тонн ры· бы в год -
столько ж е. сколько Дунай, Тиса и Балатон. вмест е взятые. Рыбаки оказа л ись совсем моло­
дыми р е бятами четырнадцати-пят­
надцати л ет. Но ма л ьчишками их не на з овешь, -
это сту денты трехгодичного Хортобадьского ры­
боводческого училища. Они изуча­
ют биологию. технологию рыбо­
водства. оборудование насосных станций. перенимают опыт у бы­
валых рыбаков-практиков. Но уже и сейчас. когда смотришь. как они управляются с сетью. ясно. что у этих ребят «рыба и з рук не выскользнет» . ... Мы взобрались на высокую платформу. установленную на у з ­
ной, словно игр у шечной. колее. Во главе нашего «поезда» возвы-
шался нрасавец конь. Нучер на­
помн и л ему. что он глаВ1iЫЙ двигатель нашего состава. -
и на­
ша колымага задребе з жала по рельсам. Нолея пролегала по на­
сыпи. утопавшей в камышовы х з а­
рослях. Говорят. что в них во­
дится много диких уток. Остановились у насосной стан ции. на берегу пруда-«яслей» для молодой рыбешки. Отсюда. когда она достигнет веса в 300-400 граммов. -
более мел­
кую взрослые сородичи просто­
напросто слопают. --
молодь пе­
рес е ляют в главные пруды. На длинной плоскодонке мед-
ленно проплыли по камышовой просеке в «открытое море ». на середину огромного пруда-«ЯС.1еЙ ». Остановились. Тихо-тихо... Нругом блестящая . под солнцем водная гладь. И по ней то тут. то там круги: рыба играет. Рибиански размахивается и забрасывает кр у г­
лую капроновую сеть. Она ка м нем уходит под воду. Он тут же вы­
тягивает ее обратно: с е тчатый ме­
шок битком набит мелной ры­
б е шкоЙ. в е сь тр е п е ще т. св е ркает и п е ре л ивается на со л нц е. Рибиан­
еки распуска е т с е ть -
тяж ел о вспл е снула вода. и в р у к е о п ав­
шая пустая с е тка. Лишь одна н е удачливая рыб е шка зац е пил ась п л авничнами. запуталась в нитя­
ной кл е тке. Рибиански б е р е жно высвобождает се и кидает ввод у. Ещ е и еще раз закидывает он сеть. И всякий раз мешок полон рыбы: озеро IШШИТ мелкотой ... Солнце уже клонилось к з ана­
ту. когда нас по несконча е мом у камышовому коридору доставили к полянке с деревянной вышной. Неподалеку от вышки под сенью неизвестно откуда взявшихся д е ­
р е вьев и кустов -
небольш о й бр е венчатый домик спросторной нрытой верандой. Под деревья­
ми -
очаг. и над ним огромный черный котел для халаасл е я­
знаменитой венгерской ухи. Варит­
ся она с красным перцем. оч е нь острая и невероятно душистая и ВJ,:усная. Нто хоть раз отведал в Венгрии хорошего халааслея. не забудет его. -
Разве плохое место для от­
дыха? П риезжайте к нам в от­
п у ск. поной. тишина. [(расота. ха­
лааслеЙ. заговорщич е ски под­
мигивает Рибиански. -
Нигде так. как здесь. не отдохнете. Мы еще т у т гостиницу построим со всеми удобствам'и: е ще подумаете. к нам ездить отдыхать или на Б алатон ... С вышки открывается ширь не­
объятная: TYMa1ia 'уже нет. Огром­
ны е голубовато-серые пятна оз е р. перемежаясь с островками зелени. уходят вдаль. сливаются со степью. Накая силища в этих бес­
нрайных просторах! И какой же силой должны обладать люди, обуздывающие эти ПросТоры, по­
!;ор л ющие их своей воле, заста­
БИВLLIие их служить на пользу ',еJювек), . @>@YiГ@IК<@[X] ~W[P~ вoкpYlfJBfТA )\ед u солнце. . Фото Р. Мамбетова (2. Чuрчuк) КРЫМ. Генуэзская крепость в Судаке. Фото Р. П анкевuча (2. С верд-
110ВСК) 29 О. Ч И с т о в с к И я ОБОРОТЕНЬ (Из записок топоrрафа) и ак-то утром КО) мне пришел коренастый парень в полинявшей брезентовой спецовке, поношешIOЙ кепке и литых резиновых сапогах. Он посмотрел на меня единственным голубым глазом, улыбнулся и протянул записку от начальника экспедиции. -
Ну что ж, Алексей, -
сказал я, прочитав направ­
ление, -
пойдешь сегодня с нами в поле. Возьми вон тот топор под крыльцом. Алексей поднял топор, поморщился и положил на прежнее место -
Я свой топорик принесу. -
Приноси свой, -
согласился я. -
Еду возьми. До-
мой вернемся поздно. По дороге к лесу я стал было объяснять Алексею его обязанности. -
Знаю, что делать, -
с улыбкой перебил он меня. Работал Алексей ловко. Ни ОДного лишнего взмаха. Движения его были настолько размеренны и четки, что можно было вести подсчет: «Раз, два, три ... » Другую визиру -
узкую просеку в противоположном направлении -
рубил Василий, напарник Алексея. И хотя лес на его участке был не густой, рубка про­
двигал ась медленно По одному и тому же дереву, толщиной в оглоблю, он ударял по нескольку раз. -
Василий, ты топор сегодня точил? -
не удержа.l-
ея я от вопроса. -
Нет, -
глухо признался он. -
Чувствуется ... Из ельника вышел Алексей. -
Прорубил на двести десять метров. -
Как это ты определил так точно? -
поинтере-
совался я. -
Просчитал шагами. Сто тридцать моих равны ста метрам. -
А мы сейчас проверим. Возьми рейку и поставь ее сначала в середине визиры, а затем в конце. По черным шашечкам рейки я отсчитал расстояние до конца визиры. Получилось двести девять метров. «Лучшего рабочего мне и не надо», --
подумал я. А Василий все продолжал тюкать тупым топором, до-
ламывая ногой недорубленные деревья. Вернувшийся Алексей крикнул ему: -
Эй, Василий, ты что так долго возишься? -
Забыл топор наточить, -
пояснил я. Алексей поднял с земли спою сумку от противогаза, 30 из которой торчало горлышко бутылки с молоком, до­
стал оселок. -
Иди-ка сюда! Топор наточу! Спотыкаясь о свежие пеньки, Василий направился к нам. -
Визиру захламляешь. Трудно порубки собрать и отнести? -
сказал Алексей. Василий молча отдал топор. -
На ночь замачивать надо, а то С.lететь может, -
деловито осматривая топор, говорил Алексей. С приходом Алексея в бригаду работа у нас стала продвигаться быстрее. И Василий, глядя на него, сделался расторопнее. Я начал доверять рабочим само­
стоятельную рубку визир. Все было готово к выходу в поле. Но на съемку мы не пошли. Мои планы расстроил Алексей. -
Мне сегодня надо сходить к начальнику экспе­
диции. -
По какому вопросу? -
Надо в паспорте сделать отметку о приеме на работу. -
Ну это вовсе не срочное дело. -
Нужно сегодня, -
стоял на своем Алексей. -
Все равно нынче короткий день -
суббота. Только вый­
дешь -
и обратно. Трудился Алексей добросовестно, и я согласился его отпустить. -
Ладно. Иди. У меня накопилось много камераль­
ной работы. С этих пор под разными предлогами Алексей стал часто отпрашиваться: то ему необходимо было сходить в поселковую милицию, то побывать у врача, то заго­
товить сена на зиму. Да и работал он теперь как-то вяло, без прежнего огонька. Мы делали съемку леса. Мохнаты€' ели раскину.1И ветви. Тяжелые шишки светились на солнце. Я заме­
тил, что многие деревья были без макушек, и выска­
зал предположение, что они оторваны при артиллерий­
ском обстреле или бомбардировке во время войны. -
Спилены, -
опроверг мои предположения Алек­
сей. -
Зачем же их спилили? -
поразился я. -
На продажу. В Ленинграде под Новый год елки с шишками ценятся дороже, -
сказал он таким тоном, словно сам СПИ.1ИЛ их. Алексей внимательно осмотрел неповрежденные ели, как бы подсчитывая, на сколько здесь можно еще про­
дать. -
Это же варварство! -
возмутился я. -
Так мож­
но весь лес извести. -
Лес большой. Всем хватит, --
ухмыльнулся Алек­
сей. Его ухмьmка неприятно подействовала на меня, Ii я вспоминал о ней в продолжение всего дня. Я встал пораньше, чтобы до прихода рабочих успеть вычертить снятый накануне рельеф. Раздался стук в дверь. Вошел лесник, высокий пожилой человек с окладистой бородой. -
Сегодня обходил свой квартал и увидел пять со­
сен-столеток, срубленных по одной линии. Вот и зашел узнать: не по вашему ли приказанию? -
Нет, Федор Петрович, наши рабочие рубят мелкие деревья. -
Пони-ма-ю ... -
протянул лесник. -
Сосны были одно загляденье! Ну, извините. До свидания. В напряженной работе незаметно пролетело лето, и утвердил ась в своих правах осень. Мы молча брели по раскисшей от дождей дороге, то спускаясь в глубокие, заросшие кустарником лога, то поднимаясь на бугры. Литые резиновые сапоги от на­
липшей глины казались пудовыми. Шедший сзади меня Василий грустно проговорил: Вот уже, считайте, и зима шiступила. -
Это в октябре-то? -
усмехнулся Алексей. -
Вчера зайца видел, -
продолжал Василий, не об-
ращая внимания на его тон. -
Косой успел поменять свою шубу. Верный признак. И только он произнес эти слова, как из придорожной канавы выскочил зайчишка и, трепеща коротким хво­
стиком, во весь дух поскакал по косогору. -
Ружье бы сейчас! -
сверкнул глазом Алексей. -
От меня не ушел бы. «Да, уж ты не промахнешься», -
с некоторой не­
приязнью подумал я. -
Хорошо, что мы завтра закончим планшет, -
ска-
зал Василий. . -
А я завтра не смогу пойти с вами, -
хмуро ото­
звался Алексей. -
Мне надо мать везти в больницу. Что с ней? -
спросил я. -
Ногу вывихнула. -
Ладно. Тогда мы с Василием завтра займемся ка-
меральной работой. Утро. следующего дня выдалось хмурое. Большими хлопьями падал снег. Поручив Василию проверить по­
левые журналы, я отправился в соседний поселок. До­
Р'ога шла лесом. Идти было тяжело, ноги увязали в снегу. Сзади послышался скрип полозьев. Когда сани порав­
нялись со мной, Я увидел лесника Федора Петровича. -
Утро доброе. Садитесь, подвезу, -
остановил он лошадь. -
Когда заканчиваете? -
Завтра. Лесник к чему-то прислушался. Я уловил тонкий, звенящий звук ножовки. -
Пойдемте поймаем на месте преступления. -
Кого? -
не понял я. -
Понимаете пилит тут кто-то молодые березы на черенки для лопат. Отпилит черенок и воткнет березу в снег. Попробуй узнай, что она спилена. Так до весны и простоит в снегу! .. Сколько молодого леса извел! -
с гневом закончил лесник. Мы пошли на звук ножовки. Уже издали я узнал Алексея. Он бьm так занят ра-
ботuй, что II~ слышал, как мы приблизились. Заметив нас, раt:терялся. -
Это у тебя мать заболела? -
укоризненно ска-
зал я. -
Ах ты, стервятник! -
возмущался лесник. Алексей оправился от растерянности и осмелел: -
Чего ты разошелся, Гордеев. Это не твой участок_ -
Лес государственный! -
вскипел лесник. -
Вот мы составим на тебя акт. -
Штрафуйте, -
с усмешкой ответил Алексей. -
Послушай, зачем ты заготовил столько .черенков?-
спросил я. За Алексея ответил Гордеев: -
Спекулировать будет. Мы подсчитали нанесенный Алексеем ущерб и со­
ставили акт. Алексей закурил папиросу_ Не докурив, бросил в снег. Федор Петрович поднял окурок и внимательно осмот­
рел. Затем достал из своей сумки коробку из-под паПII­
рос. На дне ее лежал окурок с точно такими же вмя­
тинами_ -
Так вот кто срубил и те пять сосен, о которых, помните, я вам говорил. -
Подумаешь, следователь нашелся! -
неестественно рассмеялся Алексей. -
Хлипкие доказательства. -
А вот пuсмuтришь, какие хлипкие, -
повысил го­
лос Гордеев. -
Мы отошлем эти две папиросы на экспертизу. Ни слова не говоря, Алексей пошел прочь. -
Он и устроился-то к вам, чтобы иметь штамп в паспорте, пuд его прикрытием совершать подлые де­
ла. Оборотень! -
сказал Федор Петрович. -
Это бра­
коньер хитрый, умеет маскироваться! .. 81 ЛАОС-. Фотоочерк И. ГУТМАНА " Е. ЯЦУНА "'дали от шумных международных перекрестков и морских путей, в са­
мом сердце Индокитайского полу­
острова лежит Лаос -
страна гор­
ных вершин и глубоt<их ушел ... Й, страна тропических лесов и поро­
жистых рек. в горах и долинах Лаоса живет более тридцати народностей ... пле­
мен, самый многочисленный сред ... них -
народ лао. "Лаосца КОРМ"'т река и буйвол»,­
говорит народная пословица. И это в самом деле так, не случайно дол ... -
на Меконга и -
его пр",токов заселе­
на плотнее всего. В реке лаосец пов",т рыбу, река пол ... вает его поле, по реке сплавляет оч лес, и даже в гости или на базар в соседнюю деревню он тоже часто может до­
браться только IJО реке. долгие годы в стране ХОЗЯЙНИЧII­
пи французские империалисты. "Раз­
деляй и властвуйl» -
этот старый ло­
зунг колонизаторов принесли они ... на берега Меконга. Однако угне­
тателям не удалось подавить стрем­
лен ... е народов Лаоса к свободе, единству и независимости. Эти во­
площающиеся ныне в жизнь чаяния лаосцев нашпи свое выражение .. в искусстве. Часто можно услышать сейчас народные песни, в которых звучат слова «итсаЛд», «ЛУОМ», «сан­
тифап» -
освобожден - ие, объедине­
ние, мир. "Танец объединения», ис­
полняе - мый девушками в костюмах различных национальностей Лаоса, очень популярен ныне в стране. Крестьяне в Лаосе, к · ак правило, сам'и обеспечивают себя всем необ­
ходимым: продуктами питан,ия, до­
машней утварью, одеждой, сельско­
хозяйственными орудиями. Иногда жители деревень, расположенных близко от городов, делают товары и на продажу. Тогда все население занимается одним ремеслом: кует ножи, шьет кра,сочные юбк'и, вяжет шелковые шарфы. А жители этой деревни изгото'вляют глиняные кув­
шины. Гончарный круг здесь не принят, и кувшины выделывают на руках, прессуя глину деревя,нной ло­
паточ,коЙ. Славятся своими работами и че­
канщи'к'и по серебру. Серебряные чаш · и и особенно браслеты и серьги, сделанные рукам'И мастеров Луан­
Прабана, можно увидеть во всех уголках страны. Храм Ксен'г-Тонг -
оД'ин из са­
мых крас'ивых в Луан-Прабане, коро­
левской столице Лаоса. Лаосские па,годы, ил,и, как их здесь принято называть, ваты, славятся самобыт­
ностью своей архитектуры, красотой линий и форм, замечательной резь­
бой по дереву. Обычно лаосский храм приподнят на небольшом цо­
коле и имеет невысокие стены, над которыми круто, как надутый вет­
ром парус, взлетает ввысь двух- или трехъярусная крыша. Молодому незав,ис'ИМОМУ Лаосу очень нужны свои учителя, врачи, инженеры, техники. Эти три девушки учатся в Национальном учебном центре Вьентьяна, который готов,ит преподавателей для сельских школ. Пока этот малыш с,идит за п'леча­
М'И отца. Но пройдет немного вре­
мени, и на его детск,ие плечи ляжет обязанность охранять посевы от птиц и пасти скот. Деревенский знахарь еще недав­
но БЫJ1 единственным «врачевате­
лем» лаОССlrИХ крестьян. Ныне в де­
ревнях работают десятки фельдше­
ров 'и медсестер выпускников меД'иц'ИНСК'ИХ школ +1 ,курсов. /' ЗОЯТУМАНОВА И ачальник зимовки поднялся первым. В белой мгле рассвет медленно проявлял горы, кое-где очертания их были смазаны туманом. Морозный воздух до того свеж -
на­
берешь в легкие и ВЫДОХНУТЬ жал·· ко. Дойдя до места, где на жира­
фь-их ногах разбежались метеобуд­
ки, Артем наве-л бинокль на Кумуш­
Тау. Косая наковальня подлетела к глазам, сверкнула безупречной бе­
л-изной. Артем с досадой осознал, что в глубине ДУШИ он ждал иного ... До чего же улыбаетсSl человеческо­
му воображению чудесное! Ерунда! Ты сумей понять, что каждый твой день -
чудо, с этим изматывающим копаньем в снегу, с однообразным наблюДзние-м, с вечной неподвижно­
стью вокруг, под :пудом которой П.инственная жизнь ледника ... Завтрак прошел в молчании Как шпаги, скрещивапись взгляды: ве­
село-любопытный под играющей бровью -
Искандера, добродушно­
насмешливый -
Олега, нетерпеливо­
сверлящий -
Димки. Артем париро­
вал их спокойной уверенностью; по­
том проговорил тоном начальника зимовки, не допускающим возраже­
ний: -
А теперь -
распорядок дня. Олегу налаживать рацию, если успеет, посмотреть ветряк. Дмит­
рию -
отдых после ночных наблю­
рений. Можно и на кухне помочь. Мы с Искандером по вчерашним маршрутам. Все. -
Как все? -
У Димки это ВЫ­
r;етело даже с каким-то писком. ПОl0М с неожиданной силой, об­
ратив к ApTe~y исковерканное зло­
бой лицо, Димка закричал: -
Припадок перестраховки! Вот как это надо ква-ЛИ-фи-цировать! Ты рассуждаешь как... как моллюск! Захлебываясь словами, он метал­
ся в тесном пространстве. Все трое жалостливо следили за НИм. Зимов­
ка не прогулка по аллее городского Окончание. См. «Вокруг света» ,N', 2. 34 Приключенческий рассказ парка. И когда твой товарищ выкри­
кивает вовсе несообразные вещи, са­
мое подходящее -
не слышать. Ра­
боты -
ворох, к горлу подступает. Переживания приходится сворачи­
вать до лучших BpeMe>i. * * * Подышав на пальцы, Артем запи­
сал: «Снег -
зернистый, рыхлый. Ле­
дяные зерна до тре. миллиметров. Внешний вид: как сахарный песок. На глубине ста восьмидесяти санти­
метров наблю,цаетсq усложнение кристаллов ... » Разогнув занемевшую спину, огля­
делся .. Снег, снег ... Сегодня снег -
и завтра. Снова и снова ... Что такое снежинка? Звук пустой, ничто. Десять снежинок весят мень­
ше миллиграмма. Дохнул -
и нет ее! Но миллионами роятся снежинки в белом небе. В верховьях ледника каждый год скапливается до четырех метров снега. Хрупкий белый снег превращается в каменнс-твердые на­
пластования льда. И течет, течет не­
торопливая ледяная река ... Как она течет? Задумайся -
и ты уже атакован вопросами. Скорость движения главного «те­
ла» ледника и его пр'ноков. Взаи­
модействие этой гигантской массы овеществленного холода с аТМОСфе­
рой. Направление и скорость ветров, зарождение облаков и туманов. Это входит в понятие «климат ледника». И главное -
его потенциал, его спо­
собность питать реки. Сюда, на отметку 3 700, они при­
шли, чтобы ответить на эти вопросы. А ледник нелюдим. Выведать его тайны непросто. OTAai1 ему бессон­
ное кипение ума, и силу мускулов, и жар души. Только так! Почему же снова и снова отвле­
кается он, руководитель, от самого главного -
выполнения основной научной задачи? СНЕГА Рисунки С. ПРУ СОВА Всплыл воспоминанием округлый, уютный говорок профессора Дар­
ницкого: «Го-убчик, только не фанта­
зи-овать! Один факт оттуда, -
энер­
гичный жест, обозначающий «с вы­
СОТЫ», -
дороже, чем десять домы­
слов здесь, -
и палец протыкает письменный стол. -
Научный подвиг, го-убчик, -
это точность, и ничто иное». И другой голос -
в свежей памят-и: «Снег -
та же замерзша>t вода ... » Вот именно -
вода, Димур, доро­
гой мой! Моря пресной воды. Той воды, что­
поит хлопковое поле, и журчит в арычке у TB:Jero дома на самой те­
нистой улице Ташкента, и брызжет медовым соком персикоа. А если снега в горах выпедет меньше, чем всегда? ... Едва-едва, через силу, тащатся меж отмелей реки Хлопчатник роня­
ет наземь нерасцеет~~ие БУТ:JНЫ. И в это же время верши,'Ы заламывают белые малахаи. Высокогорные уще­
лья -
как погреба, набитые снегом. Неторопливо, капля за кап п·эЙ, иста­
ивает лед в нижнеА зоне ЛЕгника. Разве нельзя перевэрнуть 8се ЭТО, ускорить таяние льда и снега в м·з­
ловодные годы, напоить жаждущую землю?.. . Конечно, он знаеl: такие опыты ставились. Но Артем хочет свои­
ми руками, своей головей в здеш­
них редкостно интересных условиях. Вот если наблюдения завершить до срока, тогда можно быстр-энько на лыжах навестить самый заветный участочек, о котором никто на зи­
мовке не знает. Раздался звук, похожий на выст­
рел из детского пугача. Артем вски­
нул голову: где-то в стороне взле­
тела и огнями рассыпа-лась бледная в свете дня ракета. Ее догнала дру­
гая, сшиблась с TpeTbE';;J ... Сигнал тревог', был ,I:.:BH на зимов­
ке впервые. Артем стал на лыжи. Ветер свистнул в уши: «Быстрей!» На пологий склон, последний пе­
ред домом, они с Искандером выка-
ТИJ1ИСЬ поч'f.и одновременно -
спра­
ва и слева. .-
Нс; знаешь, в чем дело? _ Нет! И -
весь разговор! За,скользили в затылок друг другу. (,Быстрей, бы­
стрей!» -
повизгивало под ногами. , Олег 'стоял на высоком заструге­
бугре старого, плотного снега. Зави­
дев товарищей, зама,хал рука,ми: «Быстрей!» ... ЗапJ.1'СКУ читал,и все трое. Не ве­
рилось, что взрослый, разумный че­
ловек может нацарапать такое. Крас­
ным 'толстым карандашом: «Видел каменную куницу, ласку. Уверен: так же, как барса 'И галку, вспугнули явления на Кумуш-Тау. Пренебрегать и дальше считаю преступлением пе­
ред наукой. Всю ответственность беру на себя. Артему Васильевичу по принципу «Тише едешь» -
успеш­
ной карьеры!» И летящий росчерк: «Д И м. А н и к е е В». Получилось все так. Олег корпел над трансформатором: треклятая проволачка пятый раз сгорала! Дим­
ка вызвался пойти за метеоданными. Пошел -
и пропал. Когда же Олег спохват,ился, на столе валялась толь­
ко зта записка, и свежая лыжня бе­
жала к низовьям ледника ... Забрав в кулак бороду, Олег по­
вторял: -
Ну, знать бы мне!.. Ну, дога­
даться!.. Я бы этому Ани'ке-воину! .. -
Пускай сходит с ума -
на свою ответственность! кричал Искан­
дер. -
Но эти намеки насчет карь­
еры! .. Артем предостерегающе поднял руку. -
Димур заболел. Это ясно. Мы­
то с вами кряжи, дубы. А он -
первый год. Мороз, ветер, никаких Досуго'в, дни летят, словно I(амни с горы ... -
Больной -
лежи, а не бежи! -
врезался Искандер. Голос Артема потвердел: -
Больной или сумасброд -
он сейчас идет один по неважным мес­
та,м. Ду,маю, задача понятна: до­
гнать, если надо -
помочь. Вернем­
ся -
выясн,им отношения. Иду я, идет Ильхамов. А ты, Олег, -
ра­
цию, рацию! Давай мне связь! * * * Они шли ПО Димкиной упрямой лыжне. За извивом ледяной реl<И скры­
лась черная, округленная крыша до­
мика, фла,гшток и мачта ветряка. Свежий снег, легк'ий, сухой, все прикрыл нежнейшим лебяжьим пу­
хом. А под нарядным его покрыва­
лом -
провалы, ПРОМоины, ледовые сбросы. И бесчисленные трещины­
акуль'и ощеренные пасти. 'Когда идут двое, они страхуют дру'г друга. А если один, да еще больной, распаленный, взбудоражен­
ный? Свалится, как топор, и крик­
нуть не успеет. -
Одет-то он хорошо, -
сказал Искандер. -
Унты, штормовка. -
И дор'ога хоженая. Да, дорога ... з* Оба, не сговариваясь, набавляли темп: размаШИ'СТБИ шаг, чаще дыха­
ние. И сразу вспыхнула боль в гру­
ди: высота! Нельзя разговари,вать. ДыI,UИ! Ды­
шиl Шагай ро,внее! Шагай ровнее! .. «Вижж, ВИЖЖ», -
крахмально по­
хрустывает снежная белая скатерть на морозе. И вдруг, взвихрив снег, метнул ась темная тень -
и в сторону. Заяц? Артем притормозил. -
Ты виде,л? -
Конечно, видел! Постояли, прислушались. Опять все ти'хо.' Треснуло вдапи -
где-то валится ледяной карниз в пропасть: звук привычный. Ветер молчит. Сты­
нут горы, белыми клинками кромса­
ют ослепительно-сумрачную синеву. От их вершин до твоих бот,инок -
белизна. Голубеет одна Димки на лыжня, и чуть приметно станцевали на белом заячьи перепуганные лап­
ки. Как ошпаренный, кинулся длинно­
ухий вбок, в лощину. Зимой кормит­
ся он возле торчащего из-под су­
гробов кустарника. Грызет кору, тем и жив. Что ему делать здесь, где на километры ни быr;инки, ни веточки? И ему и всем остальным не'ждан-
ным гостям? Тут есть какая-то загадка. Снег, снег ... На склоне, открытом ветрам, уплотнен, утрамбован, как асфальт. На крутом спуске -
клубится за спиной лыжника белой тучей, осле­
пляет многогранным сверканьем, словно алмазная пыль Снег, снег ... Каждый шаг болью отдается в гру­
Д'И. Вздох обжигает. Мороз сковы­
вает пальцы. ... ШагаЙ ровнее! .. * * * Отпылал закат. Горы -
матовые. фаянсовые­
Еr.тавали гряда за грядои. Где-то среди них Кумуш-Тау, не отличимая от других вершин в ТУСI(ЛОМ свете надвигающегося вечера. А за ней -
уступами -
спуск в урочище Агджи­
Сай, в леса, где обитает зверье, неиз­
вестно отчего стремящееся сейчас на безжизненные высоты. А димк,ин с'лед вс.е петляет, оги­
бая ненадежные наметы снега над трещинами, шарахаясь от коварно нависших ледовых сбросов, выби­
рая путь, который не простреливает-
ся лавинами. Искандер, вырвавшись вперед, встал поперек лыжни. -
Подожди! Смотри! Вдали, в темно,м про вале среди нагромождений натечного льда, бли­
стала тускло-фиолетово светящаяся полоска. -
Лавина! -
Артем чуть шевелил задеревеневшими на морозе губами. -
А 110чему свет? -
Обычное дело. Частицы снега движутся с большими скоростями, приобретают электрический заряд. -
Не это ли Димкино открытиеl Артем пожал плечами. Летящая: лавина светит слабо. А Димур, ес­
ЛИ судить по уверенной этой лыжне и еще по тому, что его до с'их пс,р не нагнали, был недостаточно бо­
лен для ошибки таких масштабов. Значит, веря в свою правоту, взве­
сив значе!iие слов, Димка п.:>желал" Артему «успешной карьеры»? Карьера! У Артема четыре науч­
ные работы, а диплом все еще не защищен и снова отложен из-за этой вот зимовки, из-за возмож­
ности самому облазить ледник, а' не перебалтывать чужие наблюде­
ния. «Го-убчик, эта зи'мовочка, стало. быть, немножечко повыше». Когда Дарницкий рекомендовал Артема начальнико,м и научным руководите­
лем высотной станции, профессор Суров кипел от возмущения: «Нон­
сенс, чепуха! Наука -
и человек с незаконченным образованием!» Подстегнутый горькими этими мы­
слями; Артем наддал ходу. Встреч­
ный воздух разрывал грудь. Сердце стояло где-то у горла. ... Словно шелест тысяч бумажных листов ворвал,ся в уши. Грохот уда­
рил в виски. Ветер сши,б дыхание. И весь мир закрыла белая мгла. * * * Медленно возвращалось ощуще­
ние своего тела -
боль в подвер-' нувшейся н,оге, жгучая ссадина где-' то возле уха, мокрый холод за BO~' ротником. Мысль ударила, подбро­
сила: «Искандер!» Артем выгребся из сугроба, сел, вытирая залеплен­
ные белым очки. Туго натянутый, словно сдержива­
ющий слезы, голос поразил слух: -
Живой! Вот уж остряк несчаст-, ный! Лежит себе, а Mbl тут ... Голос был, несомненно, Димкин. И прямо над головой назойливо, мельтешило что-то худое -
явно, Димур, а рядом стоял Искандер, жи­
вой и целый, только припудренный снегом, -
каждая жилочка в ладном' его теле танцевала, весь он был взбаламучен пережитой опасностью, сверкал зубами, готов был гору' своротить. -
Артем!' Вставай! Если ушиб-
ло, на себе понесем, не бойся! Оба они, помогая Артему поднять­
ся и счистить налипший снег, высту­
пали беспокойны,", ,~у'этом. ...Димка приметил двигающиеся позади него фигурки минут за пять, до ТОГО,как их заслонила белая, стена, -
соскользнула, ревя и рас­
сыпаясь, с крутого склона. Измотанный, он едва шел, а тут, круто развернувш'ись, ВМИГ подле­
тел к зава,лу -
еще не успе'ла осесть снежная' пыль. Искандера Димка нашел сразу -
отброшенный ударом ветра, поднятого лавиной, он лежал в полубеспамятстве, но ско-, ро очнулся. Артема откапывали уже' вдвоем. Разумеется, основная масса 35 лавинного снега пронеслась мимо, иначе ... -
Иначе оборвалась бы много­
обещающая карьера, -
сказал Ар­
тем, пробуя ступ'ить. Димка, подставивший ему плечо, споткнулся на полуфразе. -
Нет ••. ты не думай. Я еще рань­
ше... Осознал, как пишут в сцена­
риях. Похабный тип, конечно,-
склочник и демагог. Но дайте дока­
заты -
Хватит, Димур! Береги силы. До дому еще ••• -
Нет, погоди, должен же я объ­
яснить... Когда я прошел один за другим все эти ледовые капканы, я понял: это не везенье, это ты меня учил ходить по леднику. А я мог ..• я мог .•. -
Ну, хватит, подвели черту .•. -
Бас! Койсангчи, шаЙта.. разго-
ворчивый! -
хлопнул Димку по спине Искандер. -
Смотри, луна вы­
скочила, нам дорожку осветила! .. .прозрачное небе выл"то из си­
него льда, поблескивают сугробы, синеют провалы и ямы. Кумуш-Тау -
как на ладони. Чет­
ко про рисована на густо-синем сере­
бряная наковальня. -
Я, конечно, психопат, -
с нео­
жиданной грустью СtCазал Димка. -
Притащиться по такой дороге! •. Про­
сто бешено повезло. Нельзя было так -
очертя голову. И, наверно, оно больше н,икогда не повторится. А все-таки я видел, видел! -
Ладно, ладно, -
рассердился уже Искандер. -
Ты не один прита­
щился, ты и нас за собой притащил. И сейчас главное -
скорее Домойl Пошли! Артем боковым зрением засек светящиеся стрелки часов. Вчера Ди­
мур провалился в люк и поднял шум минут на двадцать пять позд­
нее. Дождаться бы этого срока ••. Погодите, братцы. Что-то но­
га бастуетl -
А ну, садись на сугроб, -
при­
сунулся Искандер. -
Давай ее сю­
да! Так -
больно? А так? Артем, покорившись самодеятель­
.. ому костоправу, добросовестно охал, стонал, кряхтел, успевая заце­
пить глазом циферf:лат. Застыли безмолвные горы. Засты-
36 л-и снега, ожидая то ли ветра, то ли звука голоса, -
иной раз достаточ­
но тени упасть на о:-клон, чтобы на­
рушилось капризное равновесие при­
роды, чтобы НИЧТОЖ"'ая причина преодолела силу сцепления снего­
вой массы с ПОДСТИЛdющей поверх­
ностью -
и ринулась, все сокрушая, многотонная лавина... Вот как десять минут назад. Но нет ветра. Все оцепенело, мол­
чит. Все недвижимо. И они, трое, почему-то молчали. Наконец Димн:а сказал мрачно: -
Ирреальная ночь. Слышно, как звезда с звездою гово ... И осекся. Серебряную громадину Кумуш-Тау про резала наискосок тончайшая игла интенсивно-красного цвета. Потан­
цевала на склона~ уперлась в нако­
вальню-вершину. Вспыхнули и засияли снега. Алым пламенем. Не с чем было сравнить это сия­
ние -
неистово, яростно, победно алый свет! Внезапно нестерпимый его жар затмили черно-багровые полосы, стремительно сбежавшие вниз по склонам. Раскален н) ю наковальню окутал пунцовый туман, -
казалось, что она взмыла в .. ебо, подхвачен­
ная бурно клубящимися облаками. Мрачный, торжественный отблеск упал на соседние вершины. И все погасло. Свинцово-серая лу­
на чуть теплилась в черном провале неба. .. * * -
Нижняя зимовка, слышите ме­
ня? Перехожу на прием ... Олег прирос к рации, ничего не видел, не слышал -
ловил голоса вновь ожившег,О, населенного и пе­
ренаселенного эфира. Искандер вел груб"IЙ нажим на блаженно отходя­
щего в тепле от пере несенных тягот начальника зимовки: А я говорю: выпей еще чаю! Сам заварил, по-узбекски! -
А сладкий? -
Губа к губе прилип нет! Димка отсутствовал. То есть он был здесь, сидел на обычном месте, но по лицу его то и дело ~~OBa про­
бегало выражение полной отрешен­
ности. На коленях у Hef"O лежала ефремовская «Туманность Андро­
меды». Свои мнен-ия о возможности меж­
галактической связи он уже выло­
жил -
книга служила ему щитом против самых еРWИСТl>lХ репли'к. Ар­
тем воздержал,ся от I'ипотез и дога-
док. Искандер вопреки всякой логи­
ке уверял, что световые сигналы по­
дали с Луны, даже конкретно: лун­
ные альпинисты нашли в лунных го­
рах советский вымпел и начали сиг­
налить. Олег не участвовал в спорах -
неумолимо наДllигалось время ноч­
ной радиосвязи с Большой землей. -
Прием! Прием! -
заклинал он с бесконечным упорством радиста, которое можно срав .. ить разве что с выдержкой йога. И вдруг скоман­
довал властным шепотом: -
Ти-хо! Все обернулись к нему . Сквозь хрипы взбаламученного эфира донесся голос, четко BblroBa-
ривающий: «Высокогорной метео­
станции, астропункту. Сообщите ре­
зультаты визуальных наблюдений при вторичном испытании КГМ райо­
не Кумуш-Тау... Повторяю: КГМ -
квантовый генератор конструкции Морозова... Проси'YI указать диаметр освещенного круга... воздействие на вечные снега и nьды, а также скалы, поведение ЖИВО1'ных и птиц. Повто­
ряю: З-ИМОlIщика'YI глациологических станций -
верхней и нижней ... » -
Вот тебе и Луна! -
прошептал Искандер. .. .. * Высотная станция бурлила. Димка вытряхивал резервы ем­
кой своей памяти -
все, что читал когда-то и где-то о квантовых гене­
раторах: -
Могучий источник света. Луч можно направИ1 ь на Луну и осветить любой участок. Искандер разглядел бы даже фантаст-иче,:ких лунных аль­
п,инистов... Новое, совершеннейшее средство связи -
сверхдальней, кос­
мической, -
нашего дорогого Олега Федоровича попрошу особо это за­
метить! Не перебивать: я еще не кон-
чилl Еще -
может работать за ги­
перболоид инженера Гарина: свето­
вое лезвие, которое за,просто сре­
жет гору. Давлен.tе луча -
был опыт -
до шестисот атмосфер. Тем­
пература порядка вось,ми тысяч гра­
дусов .•• -
Слушай, а ты не из этой опе­
ры? -
Олег повертел перед глаза­
ми "Туманность Андромеды». -
Я, например, еще в детссве не только романы, н'о и преди,словия ч,итал. Черным по бе,лому печатали: идея гиrтерболоида научно несостоятель­
на! -
А моя бабушка ч-ита'ла 'в детст­
ве, чт'о не могут летат~ аппараты тяжелее воздуха! -
вспыхнул Дим­
ка. -
Это раз! И второе: не путай о,пт,ику с радиооптикойl -
Очень быстро время скачет,­
вздохнул Искандер. -
Мы тут два года снег пашем. Фантастику читаем. А может, там, на Большой, как гово­
рится, земле, фантасти'ка наша осед­
лан'а, взнузданаl -
Нет, вы погодите, -
пробор­
мотал вдруг Артем. -
Ты сказал: световое лезв·ие? А если?. Артем не мог дохнуть, туго зажа­
тый волнением. И вдруг, подхвачен­
ный сумасшедшей радостью, вскоч'ил с места, по-медвежьи обхват'ил Дим­
кины плечи: Эх, ты! Слона-то не приметил! -
Слон в данную минуту испыты­
вает мою мускулатуру на скручи­
вание, -
поморщился Д.tмка, выры­
ваясь из крепких рук. -
Но что с тобой, Артемищеl -
Сейчас узнаешь •.. Слушали жадно. поглощенно. , .•. Изучать, измерять, нака,пливать факты надо, но хотелось большего. ПодалЫ,uе от оБЫ4НЫХ маршрутов, где добрым людям Ьродить без на­
добности, облюбовал Артем участок для опытов. Приплюсовал к своей нагрузке -
изучать законы таяния •. овладевать ими. ("Один?» -
"Пока один». -
«Пра­
вильно это?» -
«Нет. НО слушайте дальше ... ») Солнце больших высот яростно, как в тропиках. Однако большую часть солнечнои энергии ледник отражает в МИРОВОе пространство. Белое -
отражает, черное -
по­
глощает. Уже в древности приметил это озаБО'lенный глаз земледельца, ус­
тановил нехитрую зависимость. Тад­
жикские KpecTbSlHe по,сы,пали золой свои поля, торопя зябкую горную весну. В иных масштабах повторено было в наше время: самолет распы­
ля,л над ледниками угольную пыль. Артем начал с той же у,гольной пыли. Но одному за самолетом раз­
ве угнаться? В верховьях таяние снега шло скверно, лениво; и хоть воды на зачерненном участке при­
бавилось, она ТОЛIDКО ускоряла про­
цесс превращения фирна в лед, це­
ментировала его. А если и стекала­
быстро уносила пыль... Ведро за ведром подчищая угольный склад, оттаскивал Артем и без тол­
ку! Но только ли зачернение льда -
метод? А водяная пушка -
гидромони­
тор? А огневое бурение? Уже скон­
струированы портативные ручные термобуры. Вооружить ими отряд альпинистов ... А если -
ведь будет же это когда-то! -
поставить на службу человеку укрощенную цеп­
ную реакцию? Если, если!.. Артем одергивал се­
бя: все это фантастика, ближе, бли­
же к Ж51з'ниl А фантастика сама пожаловала. Позва,ла власт,но: вот оно, новое, ищи, пробуй, испытывай! И Артем чуть не проглядел его, этот ни с чем не сравнимый по эффективности метод. -
По моей вине, -
сказал Дим­
ка. -
Надо было солидно, научно растолковать, что я наблюдая. В клю­
че Артема Васильевича. -
Ну, ладно, в ключе... Говорил мне один парень: "У тебя все хо­
рошие качества есть, добавь еще од­
но -
и будет уже крен в другую сторону». Вот И приобре'л качест­
во -
не верить первой вспышке иде,и: бпеснула -
обманет. И вышел крен ... -
А перехвалил тебя паrень. -
хитро сощурился Олег. -
Кстати, я его знаю. Брюки он носит только на восхождениях ... -
Вот именно. перехвалил, вмешался Димка. -
Сейчас я буду тебя бить на твоей же теРРИТQ­
рии, -
сказал он мстительно. -
За индивидуализм. За попытку ре­
шит.. проблему, не привлекая спе­
циа,листов других отраслей. -
Будто я тебя не привлекал! -
усмехнулся Артем. -
А когда "за­
водил» на разные темы? Ты все 51 выкладывал. TID' ж прирожденныЙ' лектор, член Общества по распро­
странению! -
Снимаю этот пункт. А отрыв от своего здорового коллектива? -
Признаю, великан Артем, смутясь, даже как-то стал мень­
ше. -
Но прошу учесть мотивы: боялся вас перегрузить и... языков боялся. Ведь сам делал. и сам се­
бе скидку давал: ребячество, тыка­
нье пальцем в воздух. Не тому, мол, тебя УЧI+Л'И ... -
Если не тому. значит, непра­
вильно учили! -
Димка сжал кула­
к'и. -
Знаешь. по-моему. с этого 51 начинается старость: есл'и человек толь,ко «от И до». Глаза его светИ:лись, пылали рас­
каленные щеки. -
Знаете, братцы... Наука стапа наукой. потому что без жалости от­
секла от себя напластования вымы­
с'ла. Но Земля, черт ее возьми., вер­
тится! У нас на глазах потеснилась монополия фантастов. И сейчас ни­
чего не поймешь в науке без самого смелого замаха. Сейчас наука -
это дерзать! Олег взял в кулак бороду, пряча усмешку. -
Только заломн..... Димур, дер­
зать и дерз'ить -
не одно и то же! .. Димка крутнулся к не·му всем те­
лом. А если забуду. шепни: Кумуш­
Тау, Кумуш-Тау -
алые снега ... 37 D ?;;:~~,И~з:~1т:ноег~Ш:~~не гo~~~~c~~~ ~;~:;:~~~ Республика Таl'ганьика, почти посередине пересе­
кает железная доро\-а. Она соединяет столицу республики Дар-эс-Салам -
город на побережье :Индийского океана с портом Кигома, расположенным на берегу озера ТангаНЫ'Iка. Выйдя из Кигомы, поезд сразу же окунается в тень пальмовых лесов. Их сменяет широкая болотистая низ­
менность. Кругом -
рисовые поля. Потом дорога огромными уступами пойдет вверх. Равнина, подъем, опять равнина, опять подъем ... Такое впечатление, буд­
то поезд взбирается с одной террасы ·на другую. Справа и слева по склонам гор быстро мчатся вниз . бесчисленные мелкие реки и ручьи. Поезд останавливается на небольшой станции Увин­
за. Из вагона видна 'только маленькая дере-
вушка -
несколько Де­
сятков круглых хижин из .глины и хвороста с ко­
нусообразной тростнико­
вой кровлей. Удивитель­
но, что на этой крошеч­
ной станции с поезда сходит очень много аф­
рикс:нцев. Оказывается, совсем недалеко от де­
ревушки, к югу, находят­
ся СОJ'jяные разработки. Несколько часов по­
езд опять идет среди густого леса. РаСТУLЦие здесь деревья сродни Э н Д р Е акации. Это леса миом-
бо. С веток многих де-
ревьев свисают какие-то странные деревянные трубы. Это ульи, разрешанные местными жителями. Лес миомбо неожиданно кончается, уступая место равнине, по которой тут и там темными пятнами рас­
·сыпаны небольшие мангровые РОLЦи. Проезжаем мимо пастбиLЦ и полей, засаженных кукурузой и сорго. Чув­
ствуется близость города. Он возникает за невысокими холмами -
эrо Табора. Построили Табору почти полтораста лет назад араб­
ские торговцы, и в течение полувека была она цент­
ром всей восточноафриканской торговли рабами и сло­
новой косты-а. Через нее шли с побережья все карава­
.ны, направлявшиеся к озеру Танганьика и в Конго, где находились неиссякаемые источники обоих самых ход­
ких «товаров» того времени. Как теперь железная до­
рога Дар-эс-Салам -
Кигома, в те времена караванный путь, ведший от прибрежного города Багамойо через Табору в Уджиджи, был «гла~ной магистралью» Во­
сточной Африки. По этому пути ежегодно проходили десятки тысяч людей. * * * Итак, Табору построили арабы. А между тем, когда заходит речь о прошлом, жители Таборы и ее окрест­
ностей называют неарабские имена. А чаLЦе всего они произносят имя Мирамбо. Впрочем, о Мирамбо помнят не только в Таборе. Если, въехав в лес миомбо, вы .спросите африкан­
ца -
кондуктора поезда, что это за лес, он ответит вам примерно так: -
Здесь растут деревья, которые называются миом­
бо. Но народ зовет их eLЦe «лесом ·Мирамбо», потому что старые деревья эти помнят о нашем великом .вожде. Некоторые из них могли бы ДАже похвастаться тем, что укрывали его от лучей солнца ... На какой-нибудь маленькой станции п:>среди лесной поляны вам дали бы такую справку: -
Станция эта построена на том самом месте, где когда-то вырубили лес отряды Мирамбо. ОН устраи­
вал тут на несколько дней свой лагерь ... Кто же он был, Мирамбо? В книгах буржуазных исследователей можно найти о нем самые различные мнения,' Б.олее того, одни и 33 те же авторы высказывались О Мирамбо всякий рс:з по-разному. Например, Стэнли 1 в отчете о своем '1ер­
вом путеше~твии называет Мирамбо «ужасным бан­
дитом», главарем «бандитских шаек» и рассказывает о военных походах против Мирамбо, предпринятых им, Стэнли, вместе с арабами-работорговцами. Кстати ска­
зать, этот «крестовый поход» закончился тем, что Стэн­
ли и его союзники постыдно бежали! Но вот прошло всего четыре года, и Стэнли отправился в свое второе африканское путешествие и снова очутился в тех же краях. На сей раз он не только вынужден был при­
знать ошибочность своей прежней характеристики, двнно>1 им Мирамбо, но -
не удивляйтесь! -
вступил даже с ним в ... «кровное братство». У некоторых африканских племен cYLЦecTByeT обы­
чай: люди, которые хотят стать близкими друзьями, вступают в «кровное братство». Обряд этот шик совершается так: буду­
LЦие «братья» делают у себя на руке или ноге не­
большой порез и выдав­
ливают немного крови. Затем каждый из ~:их выпивает кровь другого. В это время третье ли­
цо читает над ними за­
клинание. Вот какое заклинание, по свидетельству само­
го Стэнли, произнесли над ним и Мирамбо: «Если один из вас на­
рушит установленное те­
перь между вами брат-
ство -
пусть проглотит Известный ученый-африканист профессор Энд­
ре Шик уже несколько десятилетий изучает исто­
рию африканских народов и их борьбы против чужезел!ных угнетателей. Он автор большой трех­
ТОЛtНОЙ ,11.0нографии «История Черной Африки». В прошлом году в Будапеште вышла еще одна книга венгерского ученого -
«В тени Великого Мира_l1.бо». В книге десять очерков из UCTOIJUU Африки, рассказывающих о героической борьбе африканских nле,иен и народов за свою свободу. Один из очерков публикуется в это,н но.нере журнала. его лев, пусть отравит его змея, пусть ПИLЦа его ста­
нет горькой, пусть друзья покинут его, пусть оружие взорвется у него в руках и ранит его, пусть случится с ним все плохое, вплоть до смерти!» На этот раз Стэнли записал о Мирамбо в своем дневнике такие строки: «Этот день памятен для меня тем, что я посетил знаменитого Мирамбо. Он оказал­
ся полной противоположностью всех моих представле­
ний о «страшном вожде» и человеке, которого я на­
звал когда-то «ужасаюLЦИМ бандитом». Его личность совершенно пленила меня. По внеш­
ности он был настояLЦИМ африканским джентльменом ... Ему около 35 лет. Красивый человек справильными чертами лица, мягким голосом и спокойной речью, очень LЦедрый и великодушный -
человек, манеры которого можно было бы назвать «кроткими» ... » * * * Мирамбо происходил из народа ваньямвези -
од­
ного из самых крупных и сильных народов восточных банту. Он был сыном мелкого деревенского вождя. В детские и юношеские годы Мирамбо был свиде­
телем и участником тех крупных потрясений, которые ] Об экспедипии Стэнли СМ. статью «I\олониза10РЫ идут по Африке». «Вокруг света» И, 3. 1961. Килиманджаро -
с а,1Ш Я В ЫСОIШЯ lopa континента. Здесь 8 декабре 1961 lода был поднят флаl не з ави­
симой т анщньики. Сортировка зеМ!l ЯНЫХ орехов. т радиу,ионный африканский базар в деревушке М а2амба, nриютившейся высоко в 20рах Усамбара. « Д ар-эс-С алам » в переводе означает « Т авань мира». происходили в середине XIX века в жизни восточно­
африканских племен. В давно минувшие времена многие племена банту переселились с севера на юг, из Восточной Африки в Южную. Переселение это закончилось еще в XVIII ве­
ке. Пересепившиеся племена осели в различных райо­
нах вблизи больших рек: Замбези, Лимпопо, Вааль и Оранжевой. Но. вскоре они стали вытеснять друг дру­
га. Когда в начале XIX века в юго-восточном углу кон­
тинента воинствующее племя зулу создало большое государство, многим не подчинившимся их власти пле­
менам пришлось вообще оставить свои земли и идти искать новую родину. Некоторые из этих вытесненных с юга племен в поисках новых земель опять двинулись на север, откуда они когда-то пришли. И нач а лись новые завоевательные походы, новые междоусобные войны между племенами, возвращавшимися с юга, и племенами, населявшими Восточную Африку. При­
шельцы с юга, научившиеся у своих гонителей -
зулу­
военному искусству, одно за другим побеждали восточ­
ноафриканские племена и захватывали их земли. В результате всех этих событий Восточная Африка в середине XIX века вновь стала ареной бесконечных переселений и племенных войн. Племенам ваньямвези и их соседям тоже приходилось жить в вечной борь­
бе за свои земли, за свое существование. А между тем в то же время у восточноафриканских племен появились новые, не менее страшные враги-
арабские торговцы. Они уже давно укрепились на океанском побережье и вели торговлю рабами и сло­
новой костью, получая эти два «товара» из внутренних областей континента. Но до середины XIX века арабы вели эту торговлю либо с помощью некоторых мест­
ных племен, вожди которых попали под их влияние, либо сами время от времени организовывали туда свои захватнические экспедиции. Теперь же арабы вторглись в глубь Восточной Африки. Они захватывали деревни н целые районы, создавали свои поселения. Местные племена оказывали сопротивление, но силы были слишком неравными -
арабы имели современное ог­
нестрельное оружие, а восточноафриканские племена были вооружены лишь копьями и стрелами. Арабские работорговцы, так же как и в других местах их европей­
ские «коллеги», беспощадно истребляли африканские племена, изгоняли их с насиженных мест и тысячами угоняли африканцев в рабство. Вот в такое время и вырос Мирамбо. В бесконечной борьбе с соседними племенами, с от­
рядами арабских торговцев он не только стал хоро­
шим воином, НО и понял одну простую истину: если междоусебные столкновения племен не прекратятся, то вскоре они станут жертвами арабского нашествия. И он решил взяться за большое дело -
объединение восточноафриканских племен для борьбы с арабскими работорговцами. Начал Мирамбо с того, что из числа своих сопле­
менников -
ваньямвези -
создал небольшие военные отряды. Затем стал принимать в них воинов из других племен. С этими отрядами он повел организованную борьбу против арабских торговцев. Нападая на их ·караваны, ОН отнимал у арабов в первую очередь военные припасы. Вот как писал об этом Стэнли в отчете о своем пер­
вом путешествии: «Первое преступление, на которое решился этот храбрец, заключалось в том, что он задержал направ­
лявшийся в У джиджи арабский караван и потребовал от арабов пять бочек пороха, пять ружей и пять кус­
ков материи. После страшных споров, продолжавшихся более суток, это необыкновенное требование было удовлетворено. Но если арабы и были поражены тем, что с них потребовали такую огромную дань, которую им пришлось уплатить, то они просто пришли в ужас, когда Мирамбо приказал им возвращаться туда, откуда они пришли, и заявил, что больше ни один арабский караван через эту страну в Уджиджи не пройдет ина­
че, как через его труп». После смерти отца Мирамбо стал вождем одной не­
большой деревни. Скоро к нему одна за другой на­
чали присоединяться соседние деревни и даже целые племена. Войско его росло. Когда Мирамбо почувство­
вал себя уже достаточно сильным, он приступил к осу­
ществлению своих планов. Мирамбо призвал все восточноафриканские племена объединиться. Одни встали под его знамена доброволь­
но, других пришлось к этому при нудить. Арабские торговцы и европейские колонизаторы называли Ми­
рамбо тираном-завоевателем, африканским Наполео­
ЕОМ и африканским Фридрихом Великим. Но факты опровергают эти утверждения. У племен, которых он подчинял своей воле, Мирамбо не только не отнимал земли, а, наоборот, если они нуждались, давал им землю, требуя взамен лишь одного: участия в борьбе против общего врага за общее дело. Вот, наПР"1мер, что рассказывает об этом немецкий офицер Виссман, посетивший Мирамбо в 1883 году: «Одно из обитавших у osepa Ньяса племен зулусов было согнано со своих мест каким-то сильным вождем и вынуждено было отступить к северу. Разбивая всех на своем пути, эти воинственные зулусы ... дошли до границ территории Мирамбо. Послед.ниЙ немедленно выступил им навстречу с превосходящими военными силами, принудил чужеземцев к миру и отвел им зем­
ли к северо-западу от своей резиденции, поставив единственное услов"е: в случае войны они пойдут воевать вместе с ним». Благодаря такой политике Мирамбо удалось не 40 только создать единое государство, но и завоеRать уважение и любовь всех племен, во главе которых он стоял. У него были преданные войска, всюду без­
оговорочно следовавшие за своим вождем. Мирамбо значительно расширил территорию своего государства, и хотя его армия почти не имела огнестрельного ору­
жия, сумел нанести серьезное поражение арабам, за­
хватив их главное поселение в Восточной Африке­
Табору. Тот же Виссман писал: «Слава о победах Мирамбо, распространявшаяся повсюду, постепенно сделала его в глазах врагов са­
мым страшным, а среди своих племен -
самым по­
пулярным человеком. Мирамбо никогда не спит, он умеет летать, он неуязвим -
такие чудесные качества приписывались ему в народе. Говорят, что, несмотря на свой мягкий характер, он умел несколькими сло­
вами зажечь в своих воинах яростный воинственный дух. Сегодня утром он сражался здесь, а на следую­
щее утро появлялся на расстоянии шести дней ходь­
бы отсюда, преодолев этот путь безостановочно за один день и одну ночь. Он был повсюду ... Захватчики предприняли меры для того, чтобы Ми­
рамбо не мог покупать и доставать пор ох. И как раз сейчас, когда я был у него, он со свойственной ему энергией создавал большие запасы оружия. В обшир­
ных дворах его люди были заняты изготовлением ко­
пий, луков и стрел. Мирамбо повел меня в арсенал. Обширное поме­
щение было заполнено тысячами копий и луков, а целая стена была увешана связками красивых стрел. «Вот смотрите, -
сказал Мирамбо, -
это мой порох. Я не безоружен». На мой вопрос, против кого на­
правлены эти его приготовления, он ответил фразой, которая почти точно соответствовала известной посло­
вице: «Если хочешь мира, готовься к войне». Не случайно Мирамбо «похвастался» своей готов­
ностью к войне. Умный вождь хорошо видел опас­
ность, которая грозила его стране и его народу со стороны европейских захватчиков. Он понимал, что европейские колонизаторы страшнее арабских торгов­
цев, и готовился к борьбе с ними. Он побил арабов и избавил свои народы от их нападений. Но все это было для него лишь подготовксй 1( решительной борьбе с европейскими захватчиками, которые все серьезнее угрожали свободе народов Восточной Африки. С начала 80-х годов европейские агенты начали уже явно посягать на эту свободу. Мирамба видел, что борьба неминуема, что предупредить захват страны европейцами можно только силой. Но он сознавал .. техничесо<ое превосходство иноземных пришельцев .. потому придерживался тактики: самому борьбу не начинать, поддерживi'ТЬ, пока это возможно, мирные отношения с европейцами, чтобы выиграть время, со­
брать как можно больше сил, накопить как можно больше оружия для решительной борьбы. * * * Но Мирамбо не суждено было начать эту борьбу. Он умер как раз в то время, когда Германия начала свое наступление в Восточной Африке, -
в 1886 году. Для народов Восточной Африки смерть Мирамбо была большой потерей. Созданное им государство распалось на части. И через два года после его смер­
ти германские захватчики столкнулись в Восточной Африке лишь с сопротивлением нескольких племен из бывшего государства Мирамбо, а не с сильным народом, объединенным единой волей и общими це­
лями. Восставшие вели борьбу с германскими захватчи­
ками, применяя тактику Мирамба и его оружие, то оружие, которое он готовил и накапливал в течение многих лет. Борьба была долгой и упорной. Много раз восточноафриканские племена терпели поражение и начинали борьбу вновь. Имя Мирамбо до сих пор живо в народе. И в устах народов Восточной Африки оно звучит не только как память о славном прошлом, но и как при­
зыв к борьбе за свободу, за счастливое будущее. Перевод и. СОНОЛОВОИ .-r-I есколько лет назад мне дове­
LL.J лось просматривать письма агентов английской компании из Ин­
донезии за первые десятилетия XVII века. Я искал здесь сведения О первом в Индонезии восстании про­
тив голландцев. Восстание это, длив­
шееся почти два десятилетия, подня­
ли еще в 1605 году жители островов Банда. Среди индонезийских, гол­
ландских, английских имен участни­
ков событий одно мне показалось не­
обычным. Звучало оно так: Казак Софониус. Естественно, что я стал тщательно отмечать все имевшее отношение к загадочному Казаку Софониусу. Вскоре стало очевидно, что речь идет О русском казаке Софроне, за­
брошенном превратностями судьбы на службу только что организован­
ной английской Ост-Индской компа­
нии. В 1615 году английское судно «Конкорд» высадило казака Софрона на остров Ай, принадлежащий к архипелагу Банда. Здесь он дол­
жен был организовать факторию для закупки MycKarnbIx орехов. Острова Банда были в те времена единственным местом на земле, где выращивались эти ценные орехи. Не удивительно, что европейские колони­
заторы стремились захватить Банда и стать хозяевами на мировом рын­
ке пряносТеЙ. Португальцы еще в ХУI веке несколько раз пытались подчинить острова, но свободолюби­
вое население всякий раз изгоняло завоевателей. В 1599 году на Банда высадились голландцы. Сначала при­
шельцы вели себя мирно -
покупа­
ли орехи и мускатный цвет, продава­
ли индийские ткани и европейские товары. Но так продолжалось недол­
го. С каждым годом голландцы' все больше наглели и все бесцере­
моннее вмешивались в дела островитян, В 1605 году тер­
пение бандалезцев иссякло. Они изгнали голландцев и раз­
рушили их факторию. Через четыре года голланд­
ским захватчикам все же уда­
лось укрепиться на острове Нейра, втором по величине в архипелаге Банда. Но их по-
пытки проникнуть на острова Лонтор, Ай и Рун были отбиты. По примеру оандалез­
цев стали подниматься на борьбу против колонизаторов и жители других островов. Индонезийцы рассчитывали в борьбе против голландцев получить помощь У англи­
чан, конкурировавших с голландцами. Английские аген­
ты были не прочь избавиться от соперников, но откры­
то выступить против них не решались. Вот при таких-то обстоятельствах русский казак COQ-' рон и оказался в самой гуще событий. Он деятельно помогал населению Ай строить укреплеllИЯ, а когда спустя несколько месяцев голландцы предприняли по­
пытку захватить остров, Софрон активно участвовал в отражении их десанта. Осенью 1615 года Софрон 'Ia утлом суденышке везет к английским резидентам на Яву посла бандалезцев и пытается уговорить их ока­
зать действенную помощь населению Банда. Усилия посла и Софрона не дали ощутимых резуль­
татов. Англичане колебались. Они надеялись догово­
риться со своими конкурентами из Голландии. Только в 1617 году, уже после того как голландцы захватили Ай, англичане решились оказать по.Ддержку бандалез­
цам. На Банда был послан флот, одним ИЗ руководи­
телей которого был назначен Казак СОфОIIИУС. Здесь 21 марта 1617 года в абордажной схватке с голландца­
ми погиб казак Софрон, один из первых русских в Ин­
донезии. Через несколько лет после гибели Софрона на Банда разыгралась одна из самых мрачных в истории коло­
ниализма трагедий. Выговорив у голландцев право по­
купать на островах одну треть пряностей, англичане предали своих СОЮЗНИI<ОВ бандалезцев. Вероломно захваченные голландцами, сорок семь вождей самого большого в группе Банда острова Лонтор были чет­
вертованы. Жители Лонтора героически сопротивля­
лись врагу. Те, кто уже не мог сражаться, прыгали с утесов и разбивались о скалы, предпочитая смерть плену ... Отважно отстаивали свою свободу и жители других островов. А. ЛЕВИН. Горький 41 А. Р о r о в Фото автора ~ ва старинных медных гвоздя лежат у меня на ла­
~ дони. Я нашел их на морском дне. Это гвозди с легендарного фрегата "Паллада», затонувшего в Им­
ператорской бухте. ... В 1852 году было принято решение о посольстве " Японию. Возглавил его вице-адмирал Путятин. Секре­
тарем этого посольства был назначен уже и звест ный !! то время русский писатель И. А. Гончаров. По соль ­
ство отбыло на фрегате "Паллада». Фрегат был спущен на воду в 1832 году и вошел в состав Бал тиi:icкой эскадры, плававшей под флагом первооткрывателя Антарктиды -
адмирала Беллинсгау­
зена. Первым встал на I<апитанский мостик "Паллады» молодой моряк, в будущем прославленный флотоводец, Нахимов. И вот теперь, двадцать лет спустя, фрегат от­
правился в новое нелегкое плавание. Парусный 54-пушечный фрегат вышел из Кронштадта и взял курс к Я"онским островам. Два года длилось плавание к берегам Страны восходящего солнца. В бескрайных водных просторах трех океанов экипаж судна -
четыреста русских моряков -
пре дставл ял со­
бой как бы «маленькую Россию». Крепкая морская дружба помогла преодолеть все невзгоды и труднести. Фрегат благополучно вошел в Нагасаки. Начались пе­
ре-говоры, но их пришлось прервать: ра з ра зилась Крым­
ская война, и посольство было отозвано. В мае 1854 года фрегат "Паллада», достигнув Татар­
ского пролива, бросил ЯКОрh в заливе Императорская бухта. Вот как описывает этот залив И. А. Гончаров в сво­
их путевых очерках «Фрегат «Паллада»: « ... Мы входили t! широкие ворота гладкого бассейна, обставленного крутыми, точно обрубленными, берега­
ми, поросшими иепроницаемым для взгляда мелким ле ­
сом -
сnсен, берез, пихты, лиственницы. Нас охватил крепкий смоляной запах. 1\I1b! прошли большой залив и увидели две другие БУХ"iЫ, направо и налево, длинны­
ми ЯЗ!>lками вдаЮ[J.!иеся в берега ... В маленькой бухте, 42 БЫЛЬ О ЛЕГЕНДАРНОМ ФРЕГАТЕ куда мы шли, сто яло уже опередившее нас наше суд­
но « Кн. l\1еншиков», почти у самого берега ... Мы стали на якорь». Залив этот известен TelIepb как Сов етс кая Гаваиь . По сле осмотра фрегата на стоянке выяснилось, что судно, и з мотанное штормами, нужда е тся в ремонте. Тщетно старались мор я ки провести « Палл ад у» В у стье Амура -
мешали мели и сильные течения. К этому вре\1ени в Яп о нское море пришел фрегат "Диана ». С « Палла д ы » сняли пушки, п ередал и их на "Диану», куда перешла и основная часть экипажа. А "Г!аллада» отправилась зи мовать в Император скую бухту, которая стала последним при с танищем корабля. Оставши еся на фрегате моряки разбили на берегу ма­
ленькой бухточки палаточный лагерь, который потом был переоборудован в береговой пост. По сей день эта бухточ ка на зываетс я Постовая. Две з имы морозы сковывали воду в бухточке, корпус корабля дал течь. И вот в 1856 году последовал при­
каз за топить фрегат, чтобы "не давать нсприятелю слу­
чая похвастаться захватом русского с удна». Мичман Разградский взорвал корму судна, и оно покорно лег­
ло на грунт. На I<PYTOM берегу бухточки Постовой стоит чугунный крест. Это братская могила моряков и казаков, служив­
ших на береговом посту. Тех, кто вдали от родных мест погиб от цинги, холода и лишений. Прежде чем спуститься под во ду на поиск « Палла­
ды», мы, группа аквалангистов, пришли к этой братской могиле. у подножья чугунного креста чьи-то забот ли ­
вые руки положили лесные цв е ты. Шелестят листвен­
ницы, внизу голубеет залив. И только очень отдаленный гул порта нарушает здесь тишину и покой. Наша группа обсле д овала подводные сооружения в дальневосточных портах. Работали мы и в COBeTcKo;f Гавани. И в одно из воскресений МЫ решили навестить легендарную "Па лладу». в легких водолd.::Jны1x ГИДРUКОСТЮМdХ, С dКНdЛdНl :1 1\1 И за плечами, вооруженные фонарями и фотоаппаратами, уходим под воду залива. И, наконец, в полутьме, на глубине 15-20 метров, различаем очертания корпуса погибшего корабля. « Паллада» лежит на боку, зарыв­
шись левым бортом в песок. Убеждаемся, что внутрь корпуса проникнуть нам не удастся: палуба сильно разрушена, иллюминаторы слишком малы. Исследу е м корабль снаружи. Все металлические части, особенно чугунные и стальные, изъедены соленой морской во­
дой. У стоял перед ней только дубовый корпус кораб­
ля, лишь кое-где тронутый морскими древоточцами. Я вспомнил отчет водолазов, погружавшихся здесь в 1914 году. «Дуб очень тверд, а чугун -
как сыр». Морс"ие обитатели давно освоились в каютах и трю­
мах корабля и чувствуют себя здесь хозяевами. Через иллюминаторы и полусгнившие бойиицы видны стай­
ки рыбок. Большой дальневосточный краб высунул ог­
ромные клешни из щели и угрожающе шевелит ими, будто сторожит этот подводный дом. В корпусе кораб­
ля поселились колонии актиний. В глубиином сумраке они выделяются ярко-белыми и кремовыми пятнами. Морские звезды и мидии облепили шпангоуты и бой­
ницы. При слабом свете фонарей' едва заметны очертания верхней части адмиралтейского якоря. Почти весь он зарылся в мягкий, ИЛИСТЫЙ грунт. Мы не первыми навестили фрегат в его подводиой могиле. Здесь побывали водолазы в 1888, 1914 и 1936 годах. А в 1940 году было принято решение под­
нять «Палладу» СО дна, как музейную ценность. И сно­
ва война вмешалась в судьбу легендарного корабля. Так и остался он лежать на дне залива, а желающие взгля­
нуть на него должны опускаться теперь в подводный «музей». с грустью убеждаемся, что подъем корабля уже не возможен -
время его доконало. Прощаясь с «Пал­
ладой», захватываем с собой несколько кусков медной обшивки и кусок чугунного кронштейна. С трудом под­
нимаем на поверхность дубовый обломок шпангоута. А я взял на память еще и два выкованных из меДIf гвоздя. 43 {РЫЖОК ~ пь Н И К. К О Р О Т Е Е В Он воше·11 в кабичет и стянул с головы кожаный шлем. -
Нашли? -
спросил его начальник. ---
Видели, -
ответил Фокин. -
Мальчишка в семи-
i!-есяти километрах от базы. Положив на стол планшет с картой, Фокин показал квадрат, где после двухдневных поисков заметил заблу­
ДlIвшегося паренька. --
Куда он шел? -
От поселка в тайгу. Совсем потерял ориентировку. Мальчишка был в тайге четвертые сутки. Его безуспешно искали рабочие леспромхоза. Почти сто ча­
сов одиночества. Фокин знал случаи, когда взрослые, CHJ.bHbIe и отважные люди, сдавали на второй, третий день после J10тери орпентировки. В некоторых случаях нервное потрясение бывало настолько сильным, что по­
том пережившие его не выносили недели, а то и ме­
сяцы самого вида тайги, шума деревьев, журчания воды, тишины. А мальчишка был в тайге сто часов ... Фокин увидел его, когда самолет вошел в вираж: маленькая фигурка на тонкой нитке звериной тропы, хо­
рошо просматривавшейся с самолета. 2\1альчишка сидел на валежине, преградившей ему путь. Он смотрел вверх, но будто ничего не видел, не мог, не в силах был поверить. -
Вот он! -
крикнул Фокин в переговорную трубку пилоту. -
Вижу, -
ответил летчик. -
Он нас не замечает. Пилот бросил машину прямо на вершины деревь('в. Фокина прижало к сиденью. Самолет снова лег на кру­
той вираж. Теперь мальчишка махал руками, но вдруг запрокинулся и упал. -
Что с ним? -
спросил летчик. -
Обморок, наверное... Скоро пройдет. Напишу за-
писку, чтобы никуда не уходил и ждал. Пилот снова опустил машину к самым деревьям. -
Очнулся, -
сказал он. -
Машет! Фокин написал записку, вложил ее в металлическую трубочку, к которой была привязана красная лента. -
Заходи на сброс. Мальчик заметил красную ленту, отделившуюся от машины, и следул, куда она упадет. «Он совсем обессилею>, -
думал Фокин, глядя, как мальчик едва бредет к месту падения вымпела. -
Приземлиться здесь невозможно, -
снова услы­
шал Фокин голос пилота. да, придеТLЯ прыгать ... -
Но внизу болото. -
Больше некуда, -
сказал Фокин. И вот тут-то ОН вспомнил тонувшего в трясине лося. Фокин видел это недавно. Он возвращался после туше­
ния JleCHOro пожара на базу и услышал рев, хриплый, nтчаянныЙ. Фокин слез с лошади и прошел метров две-
44 сти, перепрыгивая с кочки на кочку. Он опоздал. Фо­
кин увидел над болотом только рога JlОСЯ ... Пилот водил самолет кругами. Мальчик дополз, на· конец, до вымпела. Покачав крыльями, пилот повел машину на аэродром. И вот вместе с начальником базы авиационной охра­
ны лесов они изучают карту. Она почти наполовину заштрихована мелкими полосками, обо:шачающими болота. -
На тайгу прыгать -
ноги сломаешь, -
говорил начальник. -
Нет хоть крохотной полянки около нуж­
ного места.. А тут -
трясина. Начальник взглянул на Фокина -
Сколько он продержится? -
Кто знает! -
нахмурился Фокин. -
Послышатся ему голоса в стороне -
метнется туда. Пробежит ЮI­
лометр, выдохнется окончательно. И не найдешь. -
Придется подождать, пока пришлют BepTOJleT, -
сказал начальник. -
Ждать... Парня жаль. да и черт знает, какая завтра погода будет Муссоны. -
А что же -
прыгать в топь? -
спросил нача,lЬ­
ник. -
Можно попробовать ... -
Ничего себе -
попробовать! -
рассердился на-
чальник -
Я не могу тебе разрешить. -
Давайте вместе рискнем, -
разглядывая карту, сказал Фокин. -
Как это? -
Вы рискнете дать мне разрешение. А я -
прыг-
нуть. Начальник посмотрел на резкий ПРОфИJ1Ь инструктора парашютно-пожарной службы, на его упрямо сжатые губы. Фокин был сосредоточен, и когда поднял глаза­
серые, под густыми бровями, взгляд их был спокоен. -
Мальчишку зовут Толя, -
сказал начальник. -
Толя Ефремов. Фокин КИВНУ:I. Стоял июль -
разгар летних муссонов в Хабаров­
ском крае. Утюжа лысины гольцов, из-за увалов Сихо­
тэ-Алиня ползли набухшие тучи, подгоняемые шквали-
Рисунки Ан. КОКОРИНА С1ЫМ ветром. То и дело самолет попадал в полосы дождя. Они подлетели к месту, где нашли Толю. Мальчик или был без сознания, или спал. Сбросили тюк со спальными мешками, медикаментами, оружием. Фокин внимательно следил за его спуском. Болото выглядело ярким пятном среди темной зелени тайги По падению грузового парашюта Фокин рассчитал, что ему надо отделиться от самолета над топью, не долетая до кромки леса метров двести. Тогда попутный ветер отнесет его на границу болота, где трясина не так глубока. И еще он подумал, что надо постараться не угодить в бурелом, где его волоком потащило бы по наваленным в беспорядке стволам и если б не убило, то покалечило наверняка. Но он знал, что при самом точном расчете может все же ошибиться метров на десять-двадцать: трудно предугадать время и силу шквалов. Этого никто не смог бы рассчитать. Когда самолег подлетал к кромке леса, Фокин вылез на крыло. Пилот сбросил газ. Фокин соскользнул с плоскости, отсчитал положен­
ные секунды, дернул кольцо, а когда парашют раскрыл­
ся, потянул красную стропу. В куполе раскры.1ась щель, которая позволяет управлять парашютом во время сни­
жения, превращая его в своеобразный парус. Развернувшись так, чтобы видеть место приземления, Фокин наметил ориентир, возле которого ему показа­
лось удобнее всего приземлиться. Это была двустволая лиственница на краю болота. Сильный порыв ветра ударил в купол и понес пара­
шютиста к бурелому. Фокин резко развернул парашют и подобрал стропы, чтобы уменьшить снос. Падение ускорилось. Секунд через пять ветер утих, и Фокин снова отпустил стропы. «Лишь бы был ветер у самой земли, -
думал Фо­
кин. -
Тогда купол, наполненный ветром, протащит MeH5J по болоту до самого леса. Лишь бы ветер у земли ... » РАССНА8Ы О СМЕЛЫХ СЕРДЦАХ Фокин отдеЛИ.1СЯ от самолета на минимальной, четы­
рехсотметровой, высоте, и у него было сто -
сто два­
дцать секунд на управление парашютом. Шквалистый ветер помешал приземлиться точно. В пятидесяти метрах от земли стало ясно, что он не дотянет до ЛИС1веliНИЦЫ и упадет в болото. Уже перед самой землей Фокин подтянулся на стропах и сильным махом послал тело вперед, выиграв метров десять. А в следующее мгновение травянистая корка болота лопнула под его ногами, и он сразу погрузился в тря­
сину по пояс. Ветра у земли не было. Купол парашюта, на рывок которого так рассчиты­
вал Фокин, стал опадать. «Влип! -
мелькнуло в голове. -
Только не делать лишних движений. Спокойнее ... Спокойнее». Он нагнулся 11 полулег на висевший на груди запас­
ной парашют, стремясь уменьшить давление н 1 погру­
жающиеся в топь ноги. Огляделся, хотя' и знал, что по­
мощи ему ждать неоткуда. Вода жестким холодом сковала ноги, живот. Сразу стало трудно дыша1 ь. В полуметре торчала кочка. Стараясь не менять рез­
ко положения, Фокин дотянулся до нее и вцепился пальцами в траву. Тридцать шагов отделяло его от двустволой листвен­
ницы на краю болота. Всего тридцать шагов. Фокин все ближе и ближе подтягивал тело к кочке, думая о порыве. о сильном шквалистом порыве ветра, который раздул бы купол парашюта. Через минуту он уже дотянулся до кочки второй ру­
кой, НО в кочке что-то тихо треснуло. И тут ударил ветер. Купол парашюта вздулся бугром, а под усилившимся порывом раскрылся. Тогда Фокин ухватился за стропы и стал тянуть купол на себя. Купол держал, словно якорь. Фокин чувсгвовал, как трясина миллиметр за миллиметром отпускает его. Порыв стих Тогда Фокин снова ухватился обеими руками за коч­
ку и стал ОСТОРJЖНО сгибать правую ногу. Он не дер­
галея, он только осторожно сгибал правую ногу. Трясина с трудом отпускала добычу. Но вот поверхность ее чавкнула. Фокин поджал пра­
вую ногу к животу, повиснув на кочке. И стал сгибать левую ногу. Согнул. Теперь трясина почти не д,"ржала его Желтая гривка чуть подсохшей травы тянулась к дру­
гой кочке, что была метрах в пяти. По этой гривке он очень осторожно пополз к берегу. Снова налетел ветер. Купол парашюта надулся и по­
волок Фокина к лиственнице. Потом шелк зацепился за бурелом, и Фокин, страхуя себя натянутыми стропами. быстро дополз до твердой земли. Он привалился спиной к стволу, стянул шлем, вытер пот с лиuа. достал из внутреннего кармана комбинезона папиросу и с трудом закурил. Спички ломались в дро­
жащих пальцах. Идти он еще не мог: ноги были слов­
но ватные. Фокин посидел минуты три, потом заставил себя встать. Он двинулся в ту сторону, где, по его расчетам, должен находиться мальчик. Пройдя шагов пятьдесят, Фокин первый раз ГРОМЮJ сказал: -
Толя! Я -
парашютист. Иду к тебе. Не бойся. И повторял эти слова до тех пор, пока из-за толстен­
ного серого ствола тополя навстречу не вышел оборван­
ный, босой мальчишка с распухшим от укусов МОШКИ лицом -
таким, что не видно было глаз. Мальчишка обхватил облепленный трясиной комби­
незон, прижался к нему лицом и навзрыд заплакал. -
Ничего .. Ничего .. -
приговаривал Фокин. -
Пой­
дем, возьмем еду. И карабин у нас есть. Не бойся. Завтра вертощ:r за нами придет ... 45 • ЖИЗНЬ ПРОХОДИТ МИМО Остров Вулькано вид е н издалека. Днем над морем во з вышается гро ­
мада вулкана, давшего острову имя. Ночью судам, проходящим мимо с е­
верных береГОd Сицилии, светит огонь недавно построенного н а Вулькано маяка. Однако почти все пароходы мин у­
ют остров. Правда, несколько раз в месяц сюда доставляют почту, но с Вулькано в последнее вре · мя пи с ь ­
ма идут все реже. Зато вс е чащ е поднимаются на палубу стоящего на рейде судна сами жители острова -
они навсегда покидают родные мес­
та. Как многих дру'гих крестьян итальянского юга, их принуждает к этому нищета, Перекупщик" гра­
бят рыбаков, скупая за бесценок п ойманную ими рыбу. Земля не да­
ет дохода, так как крестьянам не ­
чем ее обрабатывать, ДЛЯ ПОI(УПК И новых рыболовных снастей и сель-
скохозяйственных оруд,ий жители острова попроси~и у государства кре,дит, Жизнь НО им отказали. замирает н'з Вулькано. За последн ие несколько лет население уменьшилось с тысяч'и до тр е хсот человек. 46 Для юных гаванцев JК ител,и кубинскои столицы с у,лыб­
КО й провожают этот поезд. За «па ­
ровозом », сделанным из старого трактора, весело бегут маленькие кр ы тые тентом вагоны. Миниатюр­
ны й состав совершает. ежедневно не­
сколько рейсов между центральной ПО ЧЕТЫРЕ КОШКИ НА СЕМЬЮ в лас ти ирода Д а лл а с а (штат Т е -
хас. СШ А ) издали n оста н овле н и · 2. 01ра н и ч ивающее ч резмер ную n ри -
вяза нн ость :орожа н к ко ш к а м. Дело в том, ч то число этих че тв еРО Н,Оl и х доспа л о здесь 175 тысяч. В целях охра н ы здоровья ЛЮДСКОl0 ме н ь шин ­
ства м едицинская слчжба и му ни ц и­
пали т ет Д а ЛЛQСQ поста н овил и: н и одна семья в 1.0роде н е им ее т пра ва держать боль ш е четырех ко ш ек. площ а дью Гаваны '" детской площад­
кой, недавно ОТКDЫТОЙ д,л я до­
школьнико в города.' Мал е ньк и м пас ­
с а жирам не нужно спешить к о ст а ­
новке, Машинист ОСТ А навл и в ает с я «по треБОВi!Н><Ю », как только заме­
т и т ожидающих поезд малышей. МАСКИРОВОЧНЫЙ ГОРОДОК м а л ены<ую суетливу ю ко р и ч нева ­
т о - се р у ю п т ичк у -
к р а п ивника ле гк о уз н ат ь по задо рно зад р ан но му хв о­
сти к у и п ростой, с ле г ким заиканием п есенке, Кр апив ник -
тр уд о люби в ая п т и ­
ц а. Об ы ч но самец, п о д ы с к ав ме с то, п одходящее для ж и лья, с тр о и т сразу неск о ль к о гн езд. Одн о и з н и х хотя в ыг лядит И н е сли ш к ом акку р ат н ым, но п ос тр оен о доб р отно и, главное, хо рош о замаскиро в а н о. С амка (о н а п р илетает, ко г да п ост ро йка оконч е н а ) осматривае т и благоус т раивае т ли ш ь это г лав н ое г нездо. Оста _\ь н ые, р ас­
положе нны е поблизост и, сдела н ы кое­
как и сразу зам е тны всякому, О н и служат для оду р ачива ни я ле ни вого ч е рн о г о дрозда, ко т орый своих гн езд не вьет и н о р овит вос п ользоваться чуж и м. В за п ас ны х гн ездах н е р ед [ ш н очу ­
ет н сам глава сем ьи -
к рапив н ик. Вообще же крапивн ик н е сли ш ком п рихотл и в в выбо р е н о ч лега. И ной раз он д р е м лет, забив ши с ь в лохм о­
т ья о г ородного пу г а л а и ли даже в ка р ма н р уба ш ки, выве ш е нн ой д ля просу шк и. ОСА ПРОТИВ МУХИ П:> м не н ию амер и ка н ского б и о л о г а Ч арл ь за Ф ле ш не р а, н аибо л ее эффек ­
т ив н ым с р едс т вом борьбы про т ив му х являю т ся ... осы, Биоло г вывел п о­
р оду ос -
н еболь ши х п о р азме р у, отли ч а ю щихся, о дн а к о, редк о й а гр ес ­
сивнос т ью, Э т и осы ус п е шн о рас п равляю т ся с вред н ы ми н асекомыми т о­
гда, к ог да 6ессил ь н ы сам ые дейс т вен н ые :шсект и циды. ; СОРЕВНОВАНИЯ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ. .. Зачем эти парни и девицы набро­
сились на мотоцикл~ Может быть, они решили вспомнить детство и поиграть в « куча мала»~ Отнюдь нет, эти житепи Нью-Йорка участвуют в официальных... спортивных СОР-ЭВ­
нованиях. Чем больше участников состяза-
ний взгромоздится на мчащийся мотоцикл, тем больше у них шансов эавоевать первый приз. Молодые люди, которые запечатлены на снимке, оказались самыми вы-
носливыми, однако !I последний мо­
мент их подвел мотоцикл -
он не выдержал нагрузки. UПкола четвероногих актеров Н едав но в английском графстве Окс­
фордшир открыл ась специальная шко­
ла, которая готовит животных для вы­
сту пл ения в кино и по телевид е нию. Со­
t. тав «у чащих ея» самый пестрый: львы, белки, лошади, барсуки, козы, собаки. Будущих актеров з десь H ~ только дрес­
сируют, ио и заставляют привыIа т ьь к сценической площадке, мощному свету юпит е ров, шумной обстановке съемочных студий. н а С н и м к е: очередная «кинозвез -
да» -
кот по кличке Рубар. ДЮНЫ НА ПРИНОЛЕ Ши рокий южный берег Северного моря малодоступен человеку: ветер с моря н е престанно передвига­
ет здесь прибрежный песок, обра­
зуя так называе м ые бродячие дюны. Кочующие холмы мешают строи-
тельству при МОРСКИХ санаториев. Даже кабины дл я купальщиков тру д но устанаВЛlШ;JТЬ на зыбк ой почве. Не так давно геоморфологи из ФРГ решили всерь~з заняться .лече­
нием дюн. Они пре дла гают с СЮlOле-
та обры зг ивать песчаные холмы спе­
циальным пени с тым ра с твором. ко­
торый, проникнув в пе со к, образует твердую корку. Этот за щитный по­
кров препятствует испар е нию, утяже­
ляет дюны и делает их устойчивыми перед поры ва м и морского ветра. Сбе­
реженная влага, в свою очередь, должна п ослужить питательной сре ­
дой для растений, которые превратят бродячие дюны в оседлые. П ервы е опыты по закреплению дюн прошли успешно. Запоздалая улика "рхеОЛ02и, проводившие свои изы ­
скания в окрестностях Дuлли'·llс"а. в Сааре, обнаружили под землсu очень крупную .мастерскую... фаль­
шивомонетчиков. Среди прина длеж­
настей н езаКU НН020 реАlссла найд ены сделанные из lлины литейные фор­
мы, куски бронзы, фальшивые мо­
неты. Тщат ель ным исследованием уста-
н"влено, что преступники орудовали еще во BpeAleHa... древнеlО PUAla,. приблизительно 1900 лет назад. Ева, Адам и.абрикос Любопытную «бота-
ническую н есообраз ­
насть» обнаружил не­
давно в... библии ан­
r лийский ученый Уайт­
хед. Согласно библии рай земной, где жили Адам и Ев а, находился в Месопот ам ии. А в этих местах в давние времена росли только абрикосы и айва, ~f, сле­
довательно, констатиру­
ет английский ботаник, плодом, которым Змий из библейских сказок соблазнял Еву, ни в ко­
ем случае не могло быть яблоко. иАи СОТНИ ЛЕТ НАЗАД в северных районах Японии неко­
торые крестьяне унаследовапи от своих дедов секрет дрессировю t соколов. Прирученные хищные пти ­
цы добросовестно исполняют свои обязанности, заменяя хозяевам огне­
стрельное оружие, на покупку кото­
рого у бедняков охотников не хва­
тает денег. 47 I СТОllбнще А индейцев Ф Ран,<о -"'-
ХОII_ -s: БоJtOТа ЗАПРЕТНАЯ ЗЕМЛЯ Мы выступили из Вуэлыа-Мала седьмого декабря. Я нарочно выбрал для самого сложногu участка нашей экспедиции последний месяц года --
конец сезона дождей. Это время, когда земля появляется из-под воды, для льянеро самое ненавистное и страшное из-за бесчисленного коли­
чества мух и комаров. Но на равни­
нах остаются водоемы. и путешест­
веннику не грозит гибель от жажды. Старший проводник яруро, вы­
сокий и тощий, положив лук на пле­
чи и закинув за него обе руки, вы­
ступал впереди. Его сын, приземис­
тый и коренастый, шел за ним по пятам. Следом, наклонившись впе­
ред и как-то боком, двигался Пед­
рито --
одну его руку оттягивала веревка, за которую он тащил на­
шего неторопливого быка. И, нако­
нец, позади брел я, похлопывая иногда палкой по крупу животного. j-' меня было два компаса: один-­
на пnясе, рядом с шагомером, вто-
Продолжение. Начало СМ. N, 2. [963. 48 J-J EBEJ.!OJ'J\OJ'J\ У рой --
на запястье. Мы должны были двигаться почти строго на юг. Наши проводники шли быстро, жуя на ходу печеные корни мани оки, которые они извлекли из горячей зо­
лы перед самым выходом. На восемнадцатом километре мы достигли холма Вонючей Воды, и я понял, почему индейцы его так окрестили: от подножия холма к югу тянулось бесконечное болото. Когда наш проводник, подняв руки, вошел в него, мы покорились неизбежному и тоже погрузились в горячую жид­
кую кашу из грязи и трав. Мне ка­
залось, что наш бык никогда из нее не выберется, но он лишь задрал морду, чтоб грязь не попадала ему в ноздри; дно болота было доста­
точно твердым даже для его копыт. Должно быть, проводники хорошо знали ямы и обходили их стороной: в самых глубоких местах вода была нам только по грудь. И все-таки приходилось держать карабин над головой. Посреди болота два дерева, похо­
жие на обугленные скелеты, вздыма­
ли из воды черные сучья. Вдруг один «сук» зашевелился, и чудовищ­
ная анаконда медленно распустила кольца и соскользнула в черную во­
ду. Раздался всплеск, но индейцы продолжали идти: стоит ли останав­
ливаться из-за какой-то «водяной змеи»! Зато я на протяжении целого километра, пока мы не выбрались из болота, испытывал при ступы ужаса, от которого волосы вставали дыбом и все тело покрывалось мурашками. Мне все казалось, что змея где-то рядом, и я каждую секунду ждал, что ее кольца сдавят меня. РАJitМОНД ФЬЯССОН Рисунки А. ТАРАНА в тот день нам пришлось пересечь еще несколько заболоченных участ­
ков. Под лучами палящего солнца, в душных испарениях, в тучах насе­
комых, терзавших нас даже сквозь одежду, мы брели, скользя и увязая, по зловонной грязи. Больше всего страдали распухшие мочки ушей, на которых комары по­
висали гроздьями. Я испробовал все средства из своей аптечки --
не по­
мог:JO! Первые комары увязали и гибли, но налетали сотни других и выискивали между трупами собрать­
ев местечко, чтобы получить свою порцию крови. Казалось, все эти насекомые для того и сушествовали на свете, чтобы ДGждаться нашего прихода. Наша кровь напоит самок, и они отложат бесчисленные цепочки яичек на поверхность гниюшей воды ... Меня давно мучил вопрос: откуда берутся эти насекомые в необитае­
мых, безлюдных местах? Где же они берут кровь, необходимую для раз­
множения? Кто их жеРТRЫ? Неуже­
ли змеи, ящерицы, лягушки и редкие птицы могут обеспечить существова­
ние всех этих неисчислимых полчищ кровопийц? В то же время --
я сам это не раз наблюдал на берегах Капана­
паро --
там, где есть человеческое жилье --
стоянка индейцев или оди­
нокая ферма в льяносах, --
атаки жалящих насекомых не так назой­
ливы, да и сами они не столь мно­
гочисленны. Возможно. энтомологи когда-нибудь разрешат это противо­
речие между жаждой крови и стрем­
лением насекомых сосредоточиваться в пустынных местах, подальше от своих жертв. Наконец мы преодолели болота. Разделили скудные запасы еды, раз­
ложили костер. Яруро-отец поджег вокруг сырую, зеленую траву. Этот пожар служил своего рода паролем: через несколько минут далеко спра­
ва от нас поднялся такой же столб дыма. Одна из групп племени яру­
ро ответила, что все спокойно. Миновав прибрежные заросли ре­
ки Науре, притока Капзнапаро, мы натолкнулись на покинутое индей­
ское стойбище. Этот лагерь был раз­
бит на небольшом холме, вдали от водоема, если не считать болот На­
уре, где рыбной ловлей промышлять немыслимо. Мы решили остановиться здесь на ночевку. Ночь мы провели в гамаках под москитными сетками --
с полным комфортом. тоже были у наших проводников гамаки, сплетенные из пальмовых волокон, и москитные сетки из такой плотной ткани, что сквозь нее едва проникал даже воз­
дух, не то что насекомые. На следующий день я не раз с удивлением встречал остатки поки­
нутых селений. Старший проводник сказал, что всего лет !{вадцать назад эти места -
при слиянии Синаруко и Синарукито -
были густо заселе­
ны людьми его племени. Но эпиде­
мии оспы и непрекращающиеся вой­
ны с соседними племенами -
с гуа­
хибо, чирикоа игулигули -
доко­
,Iали яруро. Их становилось все мрньше и меньше; наконец, не в силах противостоять врагам и бо­
лезням, они покинули свои земли и переселились на север, к берегам Капанапаро. Я подумал про себя: «К берегам Капанапара, где хозяйничают ранче­
ро со своими стадами, готовые на все, лишь бы оттеснить яруро об­
ратно на юг, пусть да­
же ценой насилия и убийств, как это делают обитатели ранчо Ка­
риб». Кроткие и гостепри-
имные яруро! Слишком гостеприимные и слиш­
ком кроткие в стране, где индейская проблема подобна злокачествен­
ной опухоли, которую не лечат, а только ста­
рательно скрывают от глаз иностранцев. На этой земле не стало ме­
ста для яруро. От Синаруко нас от­
деляло теперь всего два с половиной километра леса, и мы пересекли его, не выходя из тени. Но затем перед нами встала нреграда, кото­
рую было не так-то лег­
ко преодолеть: сквозь разрыв в зарослях по­
казалась стремительная река с бурными водами. долго любоваться ею не пришлось: яростная атака москитов застави­
ла нас отстунить. Я вспомнил, как в 1925 го­
ду Центральная Европа подверглась неожидан­
ному . налету москитов, погубивших более два­
дцати тысяч голов ско­
та. Теперь я понимаю, как страшны эти нич­
тожные мошки, когда собираются в неисчисли­
мые полчища! Ведь над нами буквально номеркло небо от многочисленных туч москитов, сле­
тевшихся со всех сторон. Объяснить такое скопление мошка­
ры не трудно: быстрое течение реки в этом месте благоприятствует их размножению; ведь личинки моски-
4 «Вокруг CBeTa~ N. 3 тов, прикрепленные нод водою к камням и веткам, нуждаются в уси.~енном притоке свежей воды. Нам пришлось отступить; только удалившись от берега, смогли мы приняться за сооружение плота, на котором хотели переправить, не за­
мочив, наше снаряжение, оружие. и припасы. Самый подходящий мате­
риал для него -
ветви стройной королевской пальмы. Срезав штук двадцать ветвей, сложив из них че­
тырехугольную клеть и связав по углам лианами, можно получить со­
оружение вполне надежное и лег­
кое. Пока индейцы и Педрито орудо­
вали своими мачете, я взобрался на ближайший холм, чтобы окинуть взглядом окрестности, Москиты все еще преследовали нас, к ним присое­
динились слепни. Начав спускаться к переправе, я заметил далеко на западе столб дыма. О своем «открытии» Я предпо­
чел умолчать. Надо БыJ10 раздеться;' трое моих спутников уже увязали свою одежду в тюк. Я скинул куртку, однако предпочел не снимать шорты. Индей­
цы смотрели на меня с удивлением; Педрито просто не обраl1ИЛ на такой пустяк внимания. Он Jlс>нимал, что дело вовсе не в стыдливости. Я ис­
пытывал непреодолимый ужас пе­
ред рыбой карибой 1. Разумеется, прозрачные и быстрые воды Синару­
ко не слишком подходящее место для этих рыб-стервятников, MrHoBeliHo набрасывающихся на всякую плоть, живую или мертвую: они предпочи­
тают мутную и спокойную воду мед· аенных рек. Но я видел слишком много несчастных случаев! Я видел, как собака спокойно лакала воду и вдруг с визгом бросалась прочь от реки, лишившись кончика языка, срезанного одним взма­
хом острых рыбьих зу­
бов. Я видел, как коро­
ва мирно общипывала верхушки трав, высту­
пающих над водой ла­
гуны, и вдруг начинала жалобно мычать и ме­
таться, подбрасывая круп вверх; а карибы, красные от крови, бол­
тались на ее сосках, вцепившись в них на­
мертво, словно буль­
доги. Мы столкнули с бере-
га плот, скрепленный лианами. О том, чтобы сразу пересечь реку под пря­
мым углом, не могло быть и речи. От проти­
воположного берега, на­
ходившегося от нас метрах в тридцати, от­
ходила песчаная коса, менявшая направление течения. Если мы не ус­
пеем справиться с бы­
стрым потоком, нас от­
бросит назад, к левому берегу. Значит, нужно подняться как можно выше и плыть наиско­
сок, чтобы течение само вынесло нас на песча­
ный пляж выше косы, Но операция эта ока­
залась делом нелегким. Мы не доставали дна и плыли против течения, хватаясь руками за вет­
ки и корни кустов, на­
В1!('ШИХ над водой, а за­
тем постепенно подтяги­
вали за лианы наш плот; за полчаса мы поднялись вверх всего метров на двадцать и совершенно обессилели. Старик индеец смерил взглядом расстояние, которое нам предстояло преодолеть, и первым бросился вплавь, держа .nиану В зубах и подтягивая плот за собой. Его сын поплыл рядом, 1 Рыб а к а р и б а, или пир а и Ь Я, -
опасный ХИЩНИК южноамериканских рек. "'с ним, а мы с Пе;J.РИТО -
сза;J.И, подталкивая плот изо всех сил. На середине реки я начал зады­
хаться и на секунду перестал грести. Зеленые заросли противоположного берега проносились мимо нас с не­
постижимой быстротой. Возмущен­
ный возглас старика индейца вернул мне силы; пробормотав .что-то в свое оправдание, я снова принялся ярост­
но работать руками и ногами. И как раз вовремя -
нас едва не пронес­
ло мимо намеченной отмели. Зады­
хаясь, упал я на песок и вдруг увидел, что Педриго снова лезет в воду и плывет обратно, чтобы пе­
реправить быка. Педрито тащил быка за веревку до тех пор, пока тот не очутился в воде, и здесь предоставил его са­
мому себе. Славное животное и не подумало отступать: повернувшись к нам мордой, бык мужественно бо­
ролся с уносившим его потоком, по­
ка, наконец, не выбрался на берег. Тут-то индейцы заметили дым, ко­
торый привлек мое внимание еще на том берегу. Они явно забеспокои­
лись. Значит, этот дымовой сигнал был подан людьми на правом берегу Синаруко, а территория яруро кон­
чал ась на левом. Индейцы начали спешно готовить: ся в обратный путь Я предложил им зако.нчить с нами этот дневной переход и пообещал отдать за это свой наручный компас, который дав­
но привлекал IjX внимание. Но моя у,'IOвка ни к чему не привела: индей­
цы отказались наотрез. Я поблаго­
дарил своих проводников, вручил каждому по большой полоске жева­
тельного табака и по хорошему охотничьему ножу, а старшему индейцу дал и мачете. 50 Прежде чем столкнуть плот обрат­
но в реку, проводники посоветовали нам идти и в темноте -
хотя бы часть ночи. -
Тогда плохие индейцы потеряют ваш след! -
говорили они. -
Но только смотрите не разводите огня! По их словам, через день мы должны дойти до бо.1ЬШОЙ реки Хуриепе, на берегах которой живут свирепые гулигули, убивающие всех путников. Поэтому нам надлежит всячески избегать остановок близ Хуриепе. Мы с Педрито смотрели вслед проводникам, пока они не перепра­
вились на свой берег. Нам сразу стало как-то тоскливо: яруро были верными спутниками. Когда мы, навьючив быка, снова тронулись в путь, солнце висело низко над горизонтом. Столб дыма по-прежнему вздымался к небу спра­
ва от нас, но постепенно «отставал», пока мы не потеряли но из виду. Это могли быть только индейцы гуахибо. Племя гуахибо состоит из множе­
ства ответвлений. Одни из них назы­
ваются чирикоа, другие -
куиба. Куиба очень мало изучены, и среди них встречаются совершенно дикие племена. Должно быть, их-то и име­
ли в виду наши яруро, когда гово­
рили о гулигули с реки Хуриепе. Время от времени в этих местах появляются индейцы аморуа -
еще одно ответвление гуахибо. Они при­
ходят сюда от Рио-Негро во время больших кочевий. Рассказывают так­
же о гуахибо-салиба. Они обитают в самых диких районах льяносов Колумбии. Никто не знает языка и точного места поселений салиба. За Синаруко снова началась степь, от которой мы успели отвыкнуть, Море трав расстилалось до самого горизонта. В угрюмом молчании мы прошли еще четырнадцать километ­
ров и остановились на ночлег среди темноты и болот. Мы не нашли деревца, чтобы под­
весить гамаки. Пришлось лечь пря­
мо на влажную землю. Москитные сетки, нацепленные на палки, почти ае защищали нас от насекомых. По­
пробовали завернуться в одеяла, но невыносимая духота ночи застаВЛЯ.liJ нас 1'0 и дело раскрываться во сне. Мы были так измучены тяже.1ЫМ переходом, что проспали несколько часов. Но едва Южный Крест за­
сверкал в небе, жгучие укусы кома­
ров, облепивших нас с головы до ног, прогнали сон. Мы раздирали себе кожу до крови, неумолчный звон и писк мириад насекомых не позволял сомкнуть глаз ни на миг. Наш бык лежал недвижимый, как камень. Тысячи комариных хоботков пронзали его, но он стоически тер­
пел эту пытку, даже не пытаясь со­
противляться. Едва начало светать, мы навью­
чили быка и полусонные дви.нулись дальше. Льяносы оставались такими же ПУСТЫННЫМИ -
никаких призна­
ков жизни, кроме полчищ нас~шмых, одинаково агрессивных и под паля­
щим солнцем и ночью, да редких хищных птиц, круживших высоко в небе, которое от жары казалось почти белым. Ш IИ ЛИ мы через болота или по более сухим участкам -
весь этот день мы видели только травы. Лишь дважды вдали показались пальмы. Увы, мы обошли их стороной: в ямах, из которых поднимались их стволы, бык мог увязнуть. Наш тре­
тий спутник начинал меня беспо­
коить: когда он увязал в грязи, приходилось снимать с него вьюки и помогать ему выбираться на сухое ме'сто, дергая одновременно за рога и за хвост. Подобное занятие здо­
рово измучило нас с Педрито. В бескрайных льяносах можно бы­
JIO не бояться, что нас застигнут врасплох. Поэтому, когда солнце ушло за горизонт, мы решили оста­
новиться, разжечь костер и пригото­
вить себе ужин .. Всю ночь на востоке ворчал гром и меня не оставляло беспокойство. Индейцы яруро, прощаясь с нами, предупредили, что Хуриепе находит­
ся на расстоянии одного дневного перехода, но до сих пор мы не за­
метили на горизонте линии прибреж­
ных зарослей. В чем же дело? Мо­
жет, болота замедлили наше продви­
жение? Или ошиблись индейцы? Или мы неправильно их поняли? На следующий день, часов около одиннадцати, мы заметили, наконец, прибрежные заросли Хуриепе, где таились «дикие индейцы», и вскоре вышли к самой реке. В прибрежных зарослях был про­
свет, и травяное море льяносов под­
ступало к самой реке. я отправился на поиски пальм для плота и вдруг на б~регу маленькой заводи Уl3идел следы -
отпечаток босых ног. Внимательно обследовал берег: люди проходили здесь утром. Я позвал Педрито и показал свою находку. Лицо его посерело. Итак, нам придется переправлять­
ся через Хуриепе совсем рядом с не­
ведомыми хозяевами этой реки. ВПОJlНе вероятно, что индейцы нас уже заметили. Я стоял на страже, лицом к степи, пока Педрито раз­
вьючиваjj быка и спешно сооружал плот. Какое-то движение на опушке за­
рослей в сотне метров от нас пр.и­
влекло мое внимание. Я увидел двух невысоких, коренастых, совершенно голых мужчин. С лихорадочной по­
спешностью я пол,ожил караБИil, от­
стегнул пояс с охотничьим ножом, скинул рубашку и штаны. Я волно­
вался, я весь дрожал, как юнец пе­
ред первым свиданием. Позднее я несколько раз испытnл подобные ощущения и понял, что это состояние -
предвкушение нового, неведомого. В то же время я отчетливо пред­
ставлял значение этого мгновенья. Если мне удастся расположить .IX к себе, я перешагну тысячелетия, отделяющие нас от людей каменно­
го, вернее костяного, века -
ведь в льяносах нет камней. Обнаженный, высоко подняв руки, чтобы показать им, что у меня нет оружия, я медленно двинулся на­
,встречу двум маленьким фигуркам. Время от времени я останавливал­
ся и широкими дружескими жестами просил их при близиться. Они сохра­
няли странную неподвижность и молчали. Тогда я заговорил, прижи-, мая руку к сердцу и без конца по­
вторяя: -
Друзья! Друзья! Идите! Идите! Казалось, они не воспринимали ни моих слов, ни жестов. Они не сове­
щались между собой, не перегова­
ривались, молча смотрели на меня, как любопытные лисицы, которые прекрасно представляют, чего можно ожидать от человека, и ни за что не подпустят его на расстояние ру­
жейного выстрела. Я прошел почти половину разде­
лявшего нас пути, когда индейцы внезапно повернулись ко мне сплной и исчезли в зарослях. Они даже не оглянулись. Они меня отвергли. Разумеется, у них были основания не доверять белому человеку. Но я был глубоко огорчен тем, что встреча не состоялась. Того, что я слышал об индейцах куиба, было вполне достаточно, что­
бы представить себе, какой вклад в познания о роде человеческом мог­
,'10 бы внести изучение этого племе­
ни. Эти кочевники не знакомы с же· лезом, наконечники их стрел костя­
ные; они не носят никакой одежды, не имеют стоянок и бродят по бе­
регам рек и ручьев, ловят рыбу, черепах, собирают плоды и мед ди­
ких пчел, гнездящихся в дуплах. 4* Спят они прямо на зем­
ле и не строят жилищ или укрытий. Какое об­
щественное устройство может быть у подобных ПJlемен? 4т() представ­
ляет собой их язык? Ка­
кие у ни~ верования? Педрито нервничал. Моя попытка ПОЗНIIКО­
миться С куиба была ему вовсе не по душе; он высказал зто в са­
мых решительных выра­
жениях. Конечно, я вел себя не очень-то ОСТО,­
рожна: карабин остался в траве между мной 11 Педрито, там, где я сбросил одежду. Если бы куиба на нас напа-
ли, мы были бы бе,ю-
ружны и. что еще хуже, отрезаны друг от друга. Не могло быть и реЧII о том, что­
бы задерживаться в этих местах, владельцы которых не выражали ни малейшего желания с нами познако-
миться. Мы поспешно соорудили плот R переправились через Хуриепе. Пед: рита пришлось еще раз плыть ЩI тот берег за быком. Взглянув ему вслед, я вдруг заметил в заводи, откуда мы только что отчалили, замаски­
рованный ветвями плот, такой же. как наш. Видимо, СВ,ирепые куиба не' знают, что такое пирога, и во вреМЯ"СВОIIХ странствий. чтобы переправи'Гь' 'пс реке мелкие предметы обихода пользуются легкими плотами. 5iJ Мы двинулись дальш~, то и дело внимательно оглядывая степь. Остаток дня прошел спокойно. Я шагал метрах в Сlа впереди, вы­
бирая наименее заболоченные участ­
ки. Педрито тянул за веревку быка. Я ловил себя на том, что выиски­
ваю при меты, которые помогли бы нам сориентироваться: отмечаю, в какую сторону клонятся травы под ветром; слежу, как располагают­
ся наплывы высохшей грязи, нане­
сенной в период дождей. Но стоило ослабить внимание, и через пятьде­
сят метров какая-то таинственная сила заставляла нас описывать дугу градусов в тридцать! Я долго над этим раздумывал и в конце концов пришел к выводу: во всем виновата моя левая нога! После дав,него пе­
релома она у меня чуть-чуть короче правой, поэтому там, где меня не ограничивает тропа, где нет ясных ориентиров, я liевольно сворачиваю влево, если не выверяю по компасу каждый шаг. Ближе к вечеру небольшой дождик смягчил удушливую жару. И вовре­
мя: мы давно уже брели, спотыкаясь и засыпая на ходу. Последний раз мы ели чуть не сутки назад, и силы IJаши таяли с каждым часом. К счастью, воды было достаточно: то и дело попадались углубления, заполненные тепловатой загниваю­
щей жидкостью, сохранившейся пос­
ле сезона дождей. Мы пили ее без конца, чтобы утихомирить судороги в пустом желудке. Во время пере­
правы через Хуриепе я наглотался воды сколько мог, но от этого пить хотелось еще больше. Остановившись, я подождал Пед­
рита, и мы всыпали Е наши фля­
ги по нескольку щепоток соли. По­
rOM я понял, что мы таким образом приостановили солевое истощение, которое могло привести нас обоих к гибели. Жажда и голод сразу уменьшились. Мы продолжали идти и в сумер­
ках. Нам хотелось продвинуться как можно дальше, чтобы у индейцев не возник соблазн нас догнать. Ни Педрито, ни я, ни наш бык не любили ночных переходав. В темно­
те на каждом шагу подстерегает встреча с гремучей змеей. Однажды, когда я повернулся, чгобы подойти к своим спутникам, из-под живота быка метнулась длинная свистящая лента и он в ужасе бросился в сто­
рону, забыв про усталость. Часов в десять вечера перед нами вырос темный массив паЛЬМQI;ОЙ ро­
щипы. Мы решили остановиться на ночевку: в бочагах между пальмами в темноте можно было сломать и ноги и шею. Тотчас нас окутало ноющее комариное облако. Но мы были так измучены, что не смогли даже вытащить гамаки или заку­
таться в москитныЕ' сетки. Кое-как развьючив быка, мы шлепнулись без сил на влажную землю. -
Спите! -
сказа,1 Педриro.­
Я подежурю первый. Едва я опустил голову на мягкую кочку, как до моего слуха донесся 52 громкий храп: повернувшись лицом к небу, Педрито спал, как ребенок, изнемогший от голода и от усталос­
ти. Я сел, уткнувшись подбородком в колени и мучительно вглядываясь в окружающую нас непроглядную тьму. И тут передо мной возникло ви­
дение, похожее на кошмар. Сдав­
ленным голосом я прохрипел: -
Педрито, вот они, вот они! .. Он спал. Мне пришлось схватить его за плечи и приподнять -
толь­
ко тогда он проснулся. Увидев «это», Педрито только пробормотал: -
Боже мой, мы пропали! От опушки леса, раздвигая траву, цепочкой шли голые индейцы, у каж­
дого в руках был горящий факел. Откуда эта неожиданная церемо­
ния у СТОЛБ отсталого, первобытного племени? Неужели обнаженные лю­
ди, которых мы видели днем, совер­
шают сложные обряды в честь своих неведомых богов, прежде чем завла­
деть своими жертвами? Мне каза­
лось, что я вот-вот проснусь И пол­
ночный кошмар рассеется ... С востока над темными купами де· ревьев выплыла яркая полная луна, и шествие остановилась, фигуры растаяли в резком ярком свете; это был мираж. На опушке среди кустов шевелились мокрые от дождя листья, отражая блики встающей над лесом луны. Мы упали на влажное ложе и за­
снули под несмолкающий звон ко­
маров. Наш бык даже не шевель­
нулся: он ничего не увидел и ни о чем не тревожился! Около полуночи, после двухчасово­
го сна, комариные уколы стали нес­
терпимыми, они доводили нас до бешенства. Но нам пришлось ждать серого рассвета, чтобы двинуться дальше на юг, обходя заросли. Педрито с быком на поводу еле брел. Глаза его были налиты кровью от злости: молодой организм тяжело переносит муки голода,. и Педрито уже не владел собой. -
Хорошо вам прогуливаться с . компасом в руках! -
закричал он. -
Того и гляди заведете пряме­
хонько в болото! -
Вот увидишь, Педрито, -
обод­
рял я его, -
еще несколько часов, и мы увидим реку, где полно рыбь!. По ней идут пираги, моторки и па· роходь,. Нам останется только рас· тянуть наши гамаки и спать, дожи­
даясь, пока обед сам не приплывет к нам по реке! Но мои рассуждения его не убеж· дали. Где она, эта Мета? Признать­
ся, я и сам задавал себе этот вопрос и тщетно оглядывал горизонт, на­
деясь заметить полоску прибрежных заро,слеЙ. Я знал, что Мета при впадении в Ориноко у Пуэрто-Паэса очень широка и глубока, -
значит, вдоль нее должны бbIТЬ густые леса. Но вокруг, насколько хватал глаз, не бbIЛО видно ни деревца, ни кустика. Педрито шел СПОТbIкаясь, и невнят­
ные звуки слетали с его губ. Иногда я различал оБРbIВКИ фраз: « ... жаре-
ная свинина... печеные бананы ... » Он бредил едой. Я снова шел за бbIКОМ, а Педрито впереди. Внезапно он правалился в болото по пояс, бbIК увяз рядом С ним, погрузившись до самого вьюка. Усевшись на кочки, мь! с Педрит~ мрачно смотрели на бbIка, КОТОРbIИ неподвижно лежал в болотной топи. -
Педрито! Мы съедим этого бы­
ка. Но сначала надо его ВbIвести на сухое место. Там Мь! перережем ему глотку. Он так истощен, что не бу­
дет долго .I1УЧИТЬСЯ. Мы наедимся, выспимся, насушим мяса. А дня че­
рез два-три, когда отдохнем и окреп­
нем, дойдем до Меты. Глаза Педрито сверкнули: -
Конечно! Что же еще делать! Безжалостно подгоняемое нами животное отчаянно рванулось из ти­
Нь! И упало на праВbIЙ бок. Педрито, почти лежа, тянул его из последних сил, а я подлез под бbIка. Пусть он лучше меня раздавит, но только не погружается снова в болото! Стоя на четвереньках, поддерживая его снизу, я барахтался в тине, пока КОПblта быка не встали, наконец, на твердую почву. Мне было стыдно собственной жестокости. Я вытирал кровь, струившуюся из ран на теле бblка, и готов был целовать его в расши­
ренные мокрые ноздри, тяжело вды­
хавшие горячий и влажный воздух ... Мы двинулись дальше, выбирая сухое место для заклания.' Так бывает часто: когда надеяться не на что, когда все вокруг кажеТС5J' чужим и враждебным, вдруг проис­
ходит чудо. Не прошли мы и ста метров в на­
правлении к холмику, как наткну· лись на тропу, протоптанную ... ста­
дом! Последнего быка, не считая нашего, мы видели на левом берегу Капанапара, но с тех пор, казалось, прошли месяцы. Стадо -
откуда ему здесь взяться? Но эти следы явно принадлежали домашним жи­
вотным. Позабыв про быка и поклажу, мы устремились по тропе. Метров через триста мы увидел~ крышу хижины, двор, окруженныи изгородью из .кольев, и... Мету -
широкую, величественную, которая медленно катила свои воды мимо плоского голого берега. Невдалеке от дома покачивалась на волнах пи­
рога. Пирога, дом и водяная дорога -
всего в трехстах метрах от того места, где мы с голоду хотели при­
резать своего единственного быка! Мы таращили и без того расширен­
ные от голода глаза, боясь, что нас снова преследует кошмар. И тут из дома появился мальчик индеец лет пятнадцати. Он показал­
ся каким-то странным: когда мы распахнули калитку и вошли во двор, он что-то проворчал ... (Окончание следует) Перевод Ф. МЕНДЕЛЬСОНА РОЖДЕНИЕ КРОНШНЕПА с громким трубным криком «Кю­
юЙии... куулик... КУУЛИI(», трепеща крыльями, большая длинноносая птица дугой взмывает вверх. Затем плавно снижается, заломив крылья так высоко, что концы их соприка­
саются. Ве сна ... Кроншнепы токуют. Почти весь день про водят они в «свадеб­
ных» играх, а затем наступает хло­
потливая пора -
высиживание и вос­
питание птенцов. Кроншнеп -
осторожная и чуткая птица, ее нелегко увидеть. Мать по­
кидает гнездо бесшумно и незаметно. Крадучись, отбегает подальше и лишь потом взлетает. Возвращается с теми же предосторожностями: са ­
дится в стороне, затем, « маскиру­
лсь», тайком приближается к гн езд у. Для кого разыгрывается эта тро­
гательная пантомима? у кроншнепов много врагов. Взле­
тая с гнезда, птица выдаст его м ес то. А уж вороны или грачи н е упустят случая, если гнездо ими от -
крыто, побывать там в отсутствие родителей и полакомиться яйцами.' 28 дней, полных забот и тревог, сидит саМка кроншнепа на RЙцах. Вот, наконец, в скорлупе появляют­
с я первые пробоины -
« окна » В мир. Ненужная теперь известковая обо­
лочка разрушена. Мокрый, неуклю­
жий, но живой комочек вываливается из скорлупы. Весит он сейчас лишь 50 граммов, но, едва успев обсох­
нуть, он поднимется на слабые нож­
ки и побежит за матерью по кочкам и камышам всюду, куда она его по­
ведет. Через две недели малютка бу­
дет весить уже 210 граммов. А еще через четыре недели он научится ле­
тать. А пока новорожденный кроншнеп су шит свой золотистый пушок в теп­
лых лучах солнца. Обратите внима­
ние на его клюв: он короткий и пря­
мой, с мозолистым утолщением на конце. Это тот «консервный ключ», которым птенец, пробивая дорогу в мир, вскрыл скорлупу яйца. иrорь АКИМУШКИН АС6Ы!РН СЮНДЭ Рисунки П. ПАВЛИНОВА Документальная повесть БОЙ R СХВ'1тил автомат, зарядил магазии. Яростно затре-
щал пулемет, вколачивая пули в стену. Астр ид стояла посреди комнаты, обняв Ролфа. -
Асбьёрн ... О Асбьёрн! Я взял ее за плечо, легонько встряхнул. -
Но ведь мы ждали этого, Астрид! Знали, что так случится. Теперь будет видно, чего мы стоим. Обратился к Ролфу: -
Что, парень, страшно? Скривив рот, он едва сдtoрживал слезы, но старался не показать виду. -
Нет, отец, не страшно. Мы их одолеем. Дай мне пистолет, я их проучу. -
Ладно, не горячнсь. Ступайте оба в подвал. И ждите, пока я не приду за вами. Если ... если я не ПрIIДУ, дождитесь Пауля. О,:Оllчаllпе. См. сВокруг спета,. Н2 1, 2. 54 -
Асбьёрн! Она припала ко мне. -
Астрид, -
Я зашептал ей на ухо, чтобы не слы­
шал Ролф: -
Вы не должны быть взяты живыми. Ни ты, ни Ролф. Ни в коем случае. Ясно? Она кивнула. -
Да. Я побежал вниз по J/естнице. Бой был в полном разгаре. Все на своих местах. Судя по силе огня, нас атаковал довольно крупный отряд. Ближайшие стрелки залегли метрах в двадца­
ти-тридцати от нас; арьергард, по моему расчету, был в двухстах пятидесяти метрах. Нас обстреливали из винтовок, ручных и станковых пулеметов. Пока что пули летели высоко, лишь с двух точек стреляли по нижним этажам. Похоже, что мы окружены со всех сторон... Кольцо медленно сжималось. Если людей у них достаточно, они. при первом же штурме сомнут нас. Конечно, это им обойдется не дешево ... Ребята точно выполняли инструкцию. Каждый знал свое место. Почти изо всех окон открыли ответный огонь. На балконе второго этажа у нас было пулеметное гнездо. Здесь стоял адский шум. Воздух потемнел от I10РОХОВОГО дыма. Ребята не давали себе передышки. На мгновение немцы притихли, затем огонь возоб­
новился с прежней силой. К ним непрерывно прибы­
,Бало подкрепление. Нет, нам не отбиться ... Они вер­
ны своей тактике -
вводят в бой все новые и новые силы, не считаясь с потерями. Уже 'установили на сеновале пулемет, вот вывели из домика пленных -
управляющего и его семью. Не­
мецкий офицер подгоняет их. Нам ничего не стоит подстрелить его, но это будет стоить жизни пленным ... Офицер помахал нам рукой; мы приостановили огонь. -
Сдавайтесь! Немедленно! взвизгнул он. Ему ответил дружный хохот. Стрельба возобноьи­
лась. Я побежал в штабную комнату -
сжечь доку мен­
TbI. Ползая на животе (в метре над полом стлаJlдСЬ сплошная свинцовая завеса), собрал бумаги, фотогра­
фии и сунул в печь. Внезапно из дыма вынырнула плечистая фИI'ура: Макс. -
Влипли, -
сказал он. -
Еще полчаса от силы, больше не выдержим. -
Да. -
Что тыI предлагаешь? Я подполз к двери. -
Выход только один. Пробиться. -
Согласен. У меня есть план. Кажется, возле хле-
ва кольцо не такое плотное -
два-три чеЛОFека с пу­
леметом, и все. Попытаемся? -
Идет. -
Хорошо бы подобраться к ним незаметно п снять. Послать двоих. Кто возьмется? Найдем ... ХаУГ,1анд и я. Я глянул на часы. Без двадцати пяти ce,~1b. Бой идет уже около получаса. Ребята держатся стойко. -
Ладно. Надо всем передать. Ровно в половине восьмого вы выходите из кухни. Мы -
за ва~!И. Думать некогда. Бояться некогда. Каждый дерется спокойно, осмысленно. Я рассказал, что мы решили. Все понимали, что это безумие, что еще несколько минут -
и нам придет конец. Но думать об этом не­
когда. Надо по одному пробираться на кухню. Я опре­
делил очередность и интервал -
две МIШУТЬ'. Проскользнув через разбитую дверь, я пробежа.l на кухню. Двадцать пять минут восьмого. Макс и Хау­
гланд стоят наготове у двери. НеВОЗМУТИ\lые _:ilца, один заряжает магазин своего автомата, FТОРОЙ ждет, опершись о подоконник. Здесь же Астрид, Ролф и жены двоих наших бойцов. Вдруг -
в первый и последний раз -
\1не стало страшно. Страх, обдав тело жаркой ВО,lНОЙ, распирал душу, СИ.1ЯСЬ излиться криком. Я ВИ;J;ел TOi;bl\o НРоС тро­
их. Трое в кольце зла, огня, ненависти. '"roe аtред лицом смерти. В следующий миг наваждение прошло, я чувство­
вал себя бодрым, сильным. Ровно половина восьмого. Макс и Хаугланд выходят ... Пригнувшись, бегут через огород. Я стою наготове с автоматом. Хаугланд стискивает ручной пулемет, который в его огромных ручищах кажется игрушечным. Перескочили через ог­
раду ... скрылись. И тут же -
выстрелы: раз, два, три. Затем короткая очередь. Мы бежим по одному следом, дистанция два-ТРI\ метра. Ролф строго соблюдает интервал, не стараясь никого обогнать. До ограды всего несколько метров. Очередь! .. В воздухе визг и свист. Но прицел взят неправильно, и пули летят у нас :Iад головами. Мы вбежали в лес. Со стороны отеля глухо дон 0-
силась непрекращающаяся стрельба. Кругом плотный строй елей. Шуршит дождь, с веток падают крупные капли. Больше бежать не было сил, и мы пошли -
быстро, как только могли. Ролф взял меня за руку и застенчиво улыбнулся; я сжал его кулак и под­
мигнул. Кто-то лежал на земле в кустах. Подойдя ближе, я узнал Хаугланда. Он громко стонал, закрыв глаза. Я опустился на колени. -
Готов, -
прошептал он, увидев меня. -
Доко-
нали все-таки. Не мешкайте. -
Куда ты ранен? -
Навылет в оба колена,одна пуля в груди. Он пригнул меня к себе. -
Окажи последнюю услугу. Добей меня ... -
Нет. Мы заберем тебя с собой. -
Брось, не выйдет. Тогда они всех возьмут. Лад-
но, может еще выкарабкаюсь. Еще не все потеряно, Отлежусь немного и поползу. Тут неподалеку, с ки­
лометр, живет мой знакомый. Доберешься? Посмотрим. Здорово больно? Ничего, терпеть можно. ЯД есть? У женщин есть по пузырьку. Дай мне один. На всякий случай. Сейчас. Я принес пузырек Астр ид. Только в крайнем случае. Конечно. Он сунул его в карман. Лицо повеселело. Может, и впрямь доберется? Он подал мне руку. -
Порядок. Крой. На ходу я обернулся. Он спокойно лежал на спине. будто уснул. ПОГОНЯ Тучи сгущались. Это был уже не просто дождь, а наС10ЯЩИЙ ливень. Мы жаJ1ИСЬ под ели, но все равно скоро промокли насквозь. Одежда липла к телу, на каждом привале мы промерзали до костей. Гул стрельбы становился все слабее, потом и вовсе стих. Тишина... Только дождь шелестит, стекая по ветвям. Видимо, немцы нас не преследуют. Боятся леса и знают, что мы будем биться насмерть. Рассчитывают, что мы рано или поздно все равно попадемся. Весь район, конечно, оцеплен, и кольцо оцепления будет су­
жаться, сужаться, пока нас не схватят. Семеро взрослых и десятилетний мальчик брели че­
рез лес. Восемь беглецов без еды. Невелика армия ... Мы хотели пересечь Рандсфьурден. Дальше прости­
раются горные дебри, где нам будет легче скрыться. Но сперва нужно связаться с Валентином. Это наш че­
ловек, он живет поблизости и поможет выяснить, как обстоят дела, что удалось разнюхать немцам, где они сейчас находятся. Чу! Что это? Какой-то рокот сверху. Сильнее, силь­
нее ... Вдруг из туч вынырнули три самолета. Мы упали на землю и замерли. Злобный рев,' самолеты промча­
лись над нами бреющим полетом. Сейчас рявкнут пулеметы ... Но обошлось. Возможно, летчики приняли нас за камни. Дальше .. , Как тяжело подниматься! Так и хочется лежать, лежать, погрузившись во мрак, без боли, без холода. Снова в ,1есу, затем прогалина, пригорок, с которого далеко внизу в тумане можно разглядеть Рандс­
фьурд. Недалеко от станции Фалл путь нам пересекла же­
лезная дорога. Мы нашли широкую трубу под полот­
ном, в которой можно было укрыться от дождя и самолетов. Пауль и я пошли на разведку. Нужно было раздо­
быть продукты. Зверски хотелось есть. У женщин не хватало сил даже жаловаться... Зато Ролф держался молодцом. Я припомнил, что где-то здесь должен быть хуторок. Пос.'1е получасовой ходьбы мы набрели на домик и 55 постучали в дверь. Она распахнулась, хозяин вытара­
щил ГJ1аза и невольно попятился. Ну да, мы же встре­
чались раньще: он привозил лес на лесопилку в се­
. nение. -
Входите, -
спокойно пригласил он и пощел впе­
реди. Кроме него, в доме никого не было. Хозяин про­
кащлялся. -
Что ж, присаживаЙтесь. Так-так ... Н-да, погода нынче нелегкая для лесных переходов. Интересно, что ему про нас известно? Скорее всего понимает, кто мы такие ... -
Да, сегодня мало кто в лес пойдет. Он прочистил трубку, не спеша раСКУРИ,l ее. Едко запахло самосадом. Мы не отрывали от него глаз. Дым густой пеленой собрался под потолком. -
Уж это верно. Сюда-то никто не забредет. А на дорогах так и рыскают. В самом деле? . -
Ага. Немцы то f3 одну, ТО В другую сторону ... Не иначе, диверсантов ищут. Чай, слыхали, что в Сульлиа бой был? И кое-кто из диверсантов унес ноги. Не мудрено, коли в здешний лес забрели ... -
Может быть. А заглянут к тебе -
подсобишь им? Он пососал трубку, задумчиво глядя перед собой. -
Почему же. Только чем подсобить-то? Разве что хлеб да вот консервов малость ... -
Слышь ... Нам надо бы повидать одного здешнего, Валентином ~BaTЬ. Случаем, не знаешь такого? -
Почему не знать ... Слыхали. _. Заглянул бы к нему, передал, чтобы он завтра сюда подошел? -
Так что ж. Это можно. А только лучше вам сви­
деться с ним у Якоба, здесь по соседству. Так я схо­
жу, передам, чтоб был там завтра, часов, скажем, в двенадцать. -
Спасибо. Значит, условились. Продуктами поде­
лишься? Хозяин встал, прошел на кухню, вернулся с бухан­
кой хлеба и банкой консервов. -
Не богато тут, -
сказал он смущенно. -
Да ведь сами, чай, знаете, каково живется. -
Спасибо. Мы поднялись и пошли к дверям, оставляя ручейки на полу. Хозяин почесал в затылке. -
Н-да, ведь вот закавыка. Ведь не худо бы вам одежку сменить, да. Так нет ничего ... -
Он выдвинул ящик комода. -
Тут вот белье теплое, не сгодится? -
Смущенно хмыкая, он завернул белье в газету. -
За-
П,lата, конечно, на заплате, но все ж сухое. Ох-ох, н-да, времена ... Мы пожа,lИ ему руку. -
Спасибо! * * * ... Они сидели, скорчившись, в тоннеле. Мы поделили хлеб на две части, одну съели с консервами. Вторую половину я на всякий случай прибрал. Приободрились, стало и веселее и теплее. Теперь снова в путь. IvlbI пошли вниз по склону; од­
ной рукой я поддерживал Астрид. Она то и дело оста­
навливалась, кашляя, давясь воздухом, багровея от удушья. . Около часа мы шли вдоль лИ!ши. С дождем уже свыклись, вот только уж очень одежда тяжелая. Стемнело. Дождь поутих. Деревья окутал густой серый туман. Здесь нельзя было ночевать. Немцы окружили нас и неотступно преС.lедовали, в любой момент могут на­
грянуть. Надо перебираты:я через фьорд -
в зтом на­
ша единственная надежда на спасение. Снова мы с Паулем идем вниз по склону вдоль мо­
щеного проселка. Мрак, тишина... Внезапно над де­
ревьями закачался бледный свет. Послышался настой­
чивый рокот. Мы прыгнули в канаву и притаились. Машина. На дорогу упал яркий сноп света, в тот же миг затрещал пулемет, поливая лесок по сосед­
ству. Автомобиль пронесся мимо нас, снова и снова звучали пулеметные очереди. Ясно: сейчас к фьорду не подойдешь. На каждом шагу немцы. Автомобили, мотоциклы, самолеты -
все брошено против нас. Мы вернулись к своим и рассказали, что обнаружили . Сошлись на том, что до завтрашнего дня, ПQка не уста­
новлен контакт с Валентином или с кем-нибудь еще из наших людей, лучше ничего не предприни~!ать. Я чиркнул спичкой, ПОГJlяде.l на часы. Три, надо попы­
таться уснуть. Еще час ушел на сооружение шалаша. Поели хлеба, потом забрались в ша.1аш и улеглись рядышком. Астрид прижалась ко мне, то и дело по ее теау пробегала дрожь. -
Мерзнешь? -
спросил я. -
Нет. Мне хорошо. Как Ролф? Биргер достал трубку. Я закурил, потом передал соседу. Одна из женщин тихонько стонала. Ролф лежал на моей руке, ужасно тяжелый. По дыханию было слышно, ЧТО ОН спит. Ветер зашумел в ветвях. Меня одолевал сон . в КОЛЬЦЕ Измученные, мокрые, мы вылезли из шалаша, щv­
рясь на свет. Тихо и холодно, воздух напитан CbI-
ростью. Мы побегали, попрыгали разминаясь. Астрид совсем обессилела, кашель мучил ее. Приложила ко рту сырой мох -
стало чуть полег'че. Мы съели то, что осталось от вчерашнего дня. По­
пробовали ягель и заячью капусту -
ничего, есть мож­
но. И голод поунялся. Немцев не видно, не слышно, кругом мир да покой. Сделали небольшую разведку, чтобы сориентиро­
ваться, и убедились, что окружить наш пригорок лег­
че легкого. Видимо, пока ЧТ'О кольцо достаточно широ­
кое, но с каждым часом оно сужается. В половине двенадцатого Пауль и я пошли на хутор, переговорить с Валентином. Дочь хозяина стояла на крыльце, тревожно посматривая по сторонам. С опуш­
ки МЫ окликнули ее, она подбежала. -
Хоронитесь! -
прошептала она, задыхаясь. --
Немцы здесь. Тьма-тьмущая. Через каждые сто шагов стоят, а местами и через двадцать. Вчера на машине ездили. В'ОН туда доезжали. -
Туда? Это же почти до нашей ели! И много ИХ в Фалле? -
Полно! Запрет повесили: чтобы после десятн не­
чера никто не выходил из дома. -
А люди тут надежные? Надежные, нацистов здесь нет. -
А коли немцы спрашивать станут? -
Никто ничего не знает. Никто ничего не видел. -
А в Эйна как? -
Не слыхала. Передали нам только, что Валентин пока не может прийти. Ты его сегодня не увидишь? -
Могу и повидать. -
Так передай ему, чтобы завтра вечером пришел на хуторок. Пусть идет вдоль железной дороги, слева. Я достал бумагу, карандаш и записал самое для нас необходимое. -
Вот, отдай Валентину. Коли что -
записку про­
глоти! Она дала нам молока и топор. Делать нечего, надо ждать встречи с Валентином. Он придумает, как переправить нас через фьорд. Остаток дня мы использовали на то, чтобы сделать в ельнике более вместительный шалаш. А вечером, как стемнело, еще раз наведались на хутор. Застали хо­
зяйского сына; он сказал, что работает огородником, и пообещал нам овощей. -
А если немцы пронюхают? -
Плевал я на немцев. Вернулись мы с толстым шерстяным одеялом и хо­
рошим запасом продовольствия. Разложили костерок в шадаше, женщины быстро приготовили ужин. На сдедующий вечер пришди Вадентин и его това­
рищ Расмус. -
Пдохие новости, ребята, -
заговорил Вадентин, еще не доходя до шадаша. -
Хватают налево и на­
право. Кое-кто из наших убит. Арестованных пытают, но пока ничего не выведали. Пустили по твоему сдеду шесть-семь тысяч человек, самолеты, автомашины. Немцы поклядись, что на этот раз ты не уйдешь. -
Меня им не взять. Валентин хмыкнуд. -
Все так говорят. Но есди и в самом деде уйдешь от них, тогда ты мододец. -
Уйду. Немцы еще о нас усдышат. -
Ты уж пока не лезь на рожон. Не знаешь, кто руководит обдавой? Знаю: эта сводочь Юнас Ли. Его штаб в Хове. Сколько немцев атаковадо Сульлиа? ЧеJIOвек шестьдесят-семьдесят. Не больше? -
Нет. Немцы думади, что Сульдиа маленький домишко. У меня есть запись разговора между Юна· сом Ли и немецким офицером, который командовал надетом. Офицер: «Аддо, это Ли?» Ли: «Да. Как, взяди?» Офицер: «Нет, не удалось». Ли: «Что вы там такое несете, черт дери! Куда же дедись бандиты?» Офицер: «Ушли в дес. Тут целый отедь, в три эта-
жа. Банда вооружена намного дучше нас». Ли закончид разговор отборной бранью ... -
Не знаешь, скодько немцев мы прикончили? -
Нет. Но вчера в Брандбю приехад цедый грузо-
вик с немецкими мертвецами. Выходит, не мадо. Потом явидись из ОСДО сдедоватеди с ищейками. -
Что?. -
Не, воднуЙся. Они привезди молодых необученных щенк:рв и постарадись не дать им обнаружить след. Немцы почти сразу пдюнуди на эту затею. -
Как по-твоему -
переберемся мы через фьорд? .,-
Ты же сказал: им тебя не взять. Значит, должен уйти! Но несколько дней надо переЖДdТЬ. Днем от шалаша далеко не уходите. Ночью можете гуд ять в свое удовольствие -
немцы трусят, как ночь, куда~нибудь прячутся и сидят до рассвета. Лодки раздобудешь? -
Конечно! И сниму вам домишко на той стороне, уже один есть на примете. Еду, одежду, табак тоже найдем постепенно. Главное, не горячись. Через не­
дельку контроль поослабнет, тогда и посмотрим, что можно сделать. 57 ПРОРЫВ в низ по склону мы шли гуськом, один за другим, ,Дистанция пять M'f;TpOB. Меж деревьев залег густой ·туман. Было сыро, холодно. Я возглавлял колонну, держа наготове автомат. Никто нам не. встречался. Но это еще не означало, что немцы сняли осаду. Всю неделю, пока мы отсиживались в шалаше, они постоянно давали о себе знать. То самолеты промчат­
ся над самым лесом, то автомашина появится на до­
роге. Со своего наблюдательного пункта мы несколько .раз видели небольшие вражеские отряды. Однако больше ждать было невозможно. Кольцо неумолимо густо, что 'кольца. сжималось; немецкие посты стояли так немцы не сомневались: мы где-то внутри Хорошо еще, что я знал эти места и даже в темно­
те легко ориентировался. Мы спускались вдоль невысо­
кого гребня, чуть правее тропы; я внимательно следил за ней -
вдруг появится патруль? В конце гребня я остановился прислушиваясь. Те­
перь до берега пятнадцати метровая открытая полоса, лишь сухая трава да кустик-другой. В темноте фьорда Ее было видно, но я слышал тихий плеск волн. Из тумана вынырнули мои спутники. Я пересчитал ;их -
все здесь. Замыкающий -
Пауль. -
Все в порядке? -
шепнул я. Он кивнул. -
Да. Далеко еще? -
Несколько метров. Дальше открытое место Лод-
1<И стоят В заливчике чуть правее. Придется ползти. Появятся немцы -
обратно в лес. Без моей команды не стрелять. Шаг-другой, и мы увидели фьорд. Над водой клуба­
ми плыл туман. Ветер лепил из него причудливые фи­
TYP:"l. Вон и лодка стоит. Почему только одна? Я пополз вперед, остальные за мной. Только мы достигли воды, как послышался тихий П,lеск. Из-за мы­
са появилась вторая лодка, вошла в залив и причали­
ла рядом с первой. Темная фигура метнулась на берег и исчезла в тумане. Все было условлено заранее, и мы мигом заняли свои места. Я сел на носу, против меня был Биргер, Пауль греб. Астрид и Ролф -
на корме. Беззвучно вперед ... Я с трудом различал весла, ког­
да они появлялись ИЗ воды. Вдруг захотелось смеять­
ся, кричать: «Промахнулись! Опять мимо!» Не помогли им ни самолеты, ни автомашины! Ничего, скоро они '0 нас опять услышат, мы им такое устроим -
долго помнить будут ... Вот и берег. Сначала -
ползком между валунами. Так ... Теперь можно встать. Рюкзаки за спину, и -
шагом марш сквозь кустарник и лес, по проселку и ·опять в лес. Тяжело идти по сырой земле, мы то и дело проваливались по щиколотку. Медленно вверх по склону. Кто-то громко сопел за моей спиной. Вот меня догнал Ролф, я взял его за ру­
ку. Ишь, как шагает своими ножонками ... Еще очень далеко? Нет. Не очень. Сильно устал? Ага. Но я выдержу. Здорово мы им нос утерли! Да. Не разговаривай Береги дыхание. Туман стал редеть, изредка появлялись ГОJlубые про­
.светы. А подъем все круче ... Я скомандовал «привал», И все повалились на вереск. Астрид и Ролф рядом со мной Ролф прижался ко мне, глубоко вздохнул Что, Астр ид, рада? -
Рада? Конечно. А вообще-то ко всему привыка­
ешь. Ведь не в первый раз: кажется, все пропало, а глядишь, в последний момент нашлась лазейка. Сей­
час у меня одно на уме: горячего кофейку бы ... Горы дохнули на нас ледяным ветром. Туман ка­
тился по склонам вниз, ложась на фьорд. Над серой пеленой поднялось огромное солнце. Последний рывок -
и перед нами горы. Вдали сверкали снежные вершины. К полудню мы набрели на хижину -
нехитрое со-
58 оружение, которое нам показалось лучше всех двор· цов. Отдохнув несколько дней, мы продолжили путь и г:ришли в Вестосен, в домик, который снял для нас Валентин. Это было добротное сооружение -
удобные койки, длинный стол, ,1авки, большой очаг. Итак, у нас снова есть база. Борьба продолжается! ...За лето я восстановил связь с нашими разрозненны­
ми отрядами, организовал сеть укрытий, и вскоре на>иа группа была возрождена. В горы к нам приходили все новые люди. Опять от­
ряды шли на задания, взлетали на воздух заводы, рельсы свивались в спираль, горели немецкие конторы. Однажды на склоне у дома показалась незнакомая фигура. Я достал пистолет. Ближе, ближе, шагает тя­
жело. Наконец остаНОВИ,lСЯ и поднял голову. Улыб­
нулся" -
Хаугланд! .. Астр ид, Ролф и парни выскочили из дома. -
Хауг ланд!!! Мы окружили его, жали ему руку, тормошили -
и расспрашивали, расспрашивали. Потом потянули в дом, усадили за стол и стали потчевать самым лучшим из наших запасов. -
Ну, приятель, -
сказал Пауль, каково это в мертвецах числиться? А ничего, можно привыкнуть. -
И как же ты выкарабкался? -
Сам удивляюсь! Как вы ушли, я пополз. Потерял сознание, да, видно, все равно продолжал ползти, по­
тому что под вечер очнулся возле маленького хуторка севернее Сульлиа. Хозяин подобрал меня и выходил. И ведь как быстро все заживало. Уложили меня под жердями возле хлева, три недели там прожил. Не раз слышал, как рядом немцы бродят. Однажды даже под жерди заглянули, да не приметили. * * * Летним утром мы покинули домик в горах. Загоре­
лые оборванцы, нагруженные тяжелыми свертками и рюкзаками, уходили с гор в долину. Как-никак в до­
лине сподручнее, и мы решили перенести штаб в Хег­
гедал. Выйдя к шоссе, мы сели в ,1есочке ждать автобус. Вот загудел мотор; Пауль выскочил на дорогу и под­
нял руку. Шофер затормозил. -
Не захватишь пару человечков? -
крикнул Пауль. -
Давай! Из леса вышло тринадцать человек: девять мужчин, три женщины и один мальчишка. -
Что? -
Шофер поскреб пятерней затылок. _ Н-да. Ну ладно, складывайте багаж на крышу. И вылез помочь нам. Стоя на крыше, он принимал рюкзаки. -
Ого, вот это груз, -
буркнул он. Еще бы: мешки были набиты боеприпасами ... Мы заняли места в автобусе,' автоматы лежали на коленях, под полами пиджаков. Пусть только немцы попробуют устроить проверку. На станции Евнакер наша группа сошла. Кучка не­
мецких солдат апатично наб.1юдала, как мы снимаем пещи с крыши. Один из них помог Астр ид надеть рюкзак. Поворачиваясь, он задел мой автомат. -
О, простите. -
Он вяло у.1ыбнулся. Куда девалась былая спесь! Лица солдат были отме­
чены печатью поражения. Отчаяние, усталое безразли­
чие... Силы противника иссякали, борьба шла к концу. ЗВЕРЬ ЕЩЕ КУСАЕТСЯ в течение осени большинство членов группы были переправлены в Швецию. Осталось двадцать человек. Часть поселилась нелегально в Одален,' другие _ в Осло и его окрестностях. Я жил в лесу вместе с Бьёрном И Кристеном. ,. ,. ,. Конец ноября. Ясный, ТИХИ:I зимний день, снег так и блестит под солнцем. Я сидел у окна, призадумавшись, вспоминал детство. Чу, что это? Вверх по склону, прямо к нашему до­
мику шли гуськом семеро немецких солдат, двое из них с топорами и пилами, замыкающий нес ручной пу­
лемет. За дровами собрались ... Мы притаились: авось пройдут мимо. Сквозь щель в двери я внимательно следил за ними. Нет, не прошли... Вот стали у крыльца, один показывает на вьющийся из трубы дым и качает головой. Пулемет­
чик снимает с плеча оружие ... Так, выбора нет. Надо драться. Распахнув дверь, я дал очередь в упор. Один не· мец согнулся и рухнул наземь, остальные бросились врассыпную. петляя по склону. Мы бежали следом, стреляя на ходу. Еше два немца упали, другие укры­
лись за скалой. Продолжать погоню было бессмыс­
ленно, оставалось поскорее уходить. Мы быстро уложили в рюкзаки самое необходимое: патроны, пистолеты, спальные мешки. продукты, одежду. Лыж не было, пошли так, проваливаясь в снег по колено. Да-а, след -
лучшего не пожелаешь. Снего­
пад не предвидится. Значит, надо поднажать, авось не догонят. В двух местах немного по воде преследование. нам попались ручьи, и мы прошли хоть таким образом затруднить До нашей цели -
базы в Хеrгедален -
было ки­
лометров двадцать-тридцать. Мы рассчитывали за ночь дойти, если только нас не перехватят где-нибудь. Весь день шли без отдыха, подкреплялись прямо на ходу. Около пяти стало смеркаться. Ноги подкашива­
лись, в висках гулко стучала кровь. Пропотевшая одежда смерзлась. Холод щипал кожу. Мы не могли идти -
хоть немного посидеть, отдышаться.. Издали доносились крики, потом кто-то заГОВQРИЛ сравнитель­
но близко. Мы сидели тихо-тихо. Руки совершенно око­
ченели. Появись сейчас немцы -
нам каюк. В одиннадцать часов ночи мы встали и пошли даль­
ше. Быстро согрелись, и пальцы рук отчаянно заболе­
ли. С каждой минутой все сильнее... Мы продирались сквозь чащу; на дороге показываться нельзя Около двух часов из тьмы вынырнула наша хижина. Последние метры мы одолели ползком. Лежа у стены, я тшетно силился встать. Все, готов. Сейчас усну, а сон -
смерть. Громко разговаривая, я катался по земле, в ушах что-то гудело, перед глазами плыли чер­
ные шары в ореоле багрового пламени. Вдруг сознание прояснилось, и я поднялся на ноги, с огромным трудом отворил окно и забрался внутрь. Скрипнув, подалась дверь: я втащил в дом Бьёрна и Кристена. Мы вскарабкались на койки и уснули. Проснулся я от яркого солнечного света. Попытался встать, но тут же упал. Все тело отчаянно болело. Мало-помалу я пришел в себя и, поднявшись, растор­
МОШИJl товарищей. Они чувствовали себя не лучше моего. Мы с Бьёрном долго водили Кристена по комнате, пока он не смог сам стоять на ногах. За . окном скрипнул снег. Мы схватили автоматы, Бьёрн повернулся ко мне, улыбаясь. -
Так, парень, теперь крышка. В дверь забарабанили. -
Кто там? -
крикнул Бьёрн. Никакого ответа, стук продолжался. -
Эй! -
закричал Кристен. -
Сюда нельзя! Здесь тифозные. Уж вы ... Лопнуло оконное стекло, пуля с визгом вонзилась в стену. Мы лежали на полу. Новая очередь. И _ тишина. Я ПОд'10ЛЗ к окну. Из-за угла высунулась голова и автомат. Я нажал спуск и тут же нырнул, спасаясь от ответной очереди. Снова выглянул: немец поспешно менял магазин. Больше никого не видно. -
Высадив ногой раму, я выскочил ЩlрУЖУ И В два прыжка очутился перед ним. На какое-то мгновение передо мной застыли два глаза и кричащий рот; в сле­
дующий миг немец рухнул, прошитый свинцом. Новая очередь, я круто обернулся и увидел, как спасается бегством второй немец. Бьёрн промахнулся, но вот нажал спуск Кристен ... Немец упал на колени ... снова поднялся... и заковылял в лес. Возможно, он остался жив. Не знаю. Нам было не до преследования. ,. ,. * Через несколько дней мы вышли из леса неподалеку от Осло. Наши друзья были извещены, и пятеро хоро­
шо вооруженных парней встретили нас на станции Аскер. Час спустя подошел поезд, мы заняли места в туристском вагоне, у самых дверей. ... Медленно иду по улице. Давненько не был я в Ос­
ло. Будто в чужом городе очутился. Надвигались ре­
шающие дни, и казалось, самый воздух заряжен элек­
тричеством. Скоро грянет! СВОБОДА • •• ПопробуЙ пробейся в такой толпе. Летний день на­
сыщен ликующим гулом, радостные возгласы, смех, Кто-то, сняв шляпу, поет, кто-то кричит «ура!». Я посмотрел на дворцовый балкон. Вот вывешивают большой норвежский флаг, и кажется -
ликованию не будет конца. Пять лет. Пять лет страдания, горя, на­
дежд, ожидания -
вот что было в этом ликовании. Настал час, которого мы все так ждали ... Да. за свободу стоило сражаться -
за свободу для всех стран миоа. для всех рас, для всех людей. Перевод с норвежского Л. ЖДАНОВА 59 n РОЖllВ на св'оте 1 200 лет. я тем '1е менее все еще оста­
юсь бодрым U креПКllМ. ВстреТllТЬСЯ со мной можно везде и всеzда. Я -
Гоа, странствующий мудрец из Каира, llзвестен в И раке II Сирии как Абу Навас; я не боялся вступать в спор с самим Тиму­
ром Хромым. был я и названым братом Ходжи Насреддина. До сих пор в веселу'" минуту я на языке и в сердце своих арабских друзей. 60 Рисунки В. ВАКНДННА Гоа нес гуся, приготовленного его женой в подарок великому Тимуру. В пути он проголодался и съел одну гусиную лапку. Тимур, получив гу­
ся, пожелал узнать, почему у того одна лапка. Гоа сказал: ,,8 моей стра­
не, которой ты завладел, у всех птиц только ПО одной лапке; взгляни хо­
тя бы на фламинго». Приказал тогда Тимур своим охотникам поохотиться за фламинго н подстрелить их в момент взлета. «Ты лжец, -
заявнл Ти­
мур, -
у фламинго две ноги». И Гоа объяснил: «Если бы за тобой, госу­
дарь, гнались эти убийцы, могло случиться, ты бы, пожалуй, удирал на четвереньках». * * * Тимур спросил у Гоа: Кто важнее для моего государства Дехк~нин, -
ответил Гоа. государь или дехканин? С чего это ты взял, дурацкий отпрыск шайтана? Если дехканин не будет обрабатывать землю, государь будет голо­
дать, а если государь сложит руки, дехканин в убытке не окажется, может даже богаче станет. * * * Однажды приснилось Го а, что он отправился на базар купить осла. Продавец требовал 100 динаров, но Г оа, у которого было при себе лишь 80 динаров, безуспешно пытался сбить цену. Упорный продавец снизил цену до 90 динаров и отказался дальше торговаться. Тогда Гоа восклик­
нул: "Ты, идиот, скорее продай мне осла за 80 динаров, иначе я про­
снусь, а у меня нет ни одного динара!» -----------------------------------------------------------------
Знакомый прнвез в подарок Гоа отличного барашка и остался обедать, чтобы помочь Гоа съесть его. На следующий день пришлн два человека и сказали: «Мы друзья того, кто привез тебе барашка», и Гоа пригла­
сил их к столу. Через два дня пришли шесть человек и сказали: «Мы друзья друзей того, кто привез тебе барашка». Гоа пригласил их остать­
ся пообедать. Гостям пришлось прождать больше двух часов. Наконец проголодавшимся был подан чайник с горячей водой. На поверхности пла­
вало несколько жирных пятен. «Гоа, -
спросили гости, --
на что похоже твое гостеприимство?» Гоа ответил: «Эта вода приходится другом другу ТОЙ воды, в которой варился барашек». * * * Один грубиян оскорбил Гоа на главной улице Мосула. Гоа потребовал от судьи наказать его. Однако грубиян оказался другом кади, который к тому же недолюбливал Гоа. Поэтому судья присудил оскорбителя к штрафу в один лишь пиастр в пользу Гоа и освободил провинившегос.CI. Гоа отвесил судье почтительный поклон, поблагодарил его за вынесенное fсешение И спросил: «Почему ваша милость присудила мне только один пиастр?» Судья ответил: "Таков штраф в нашем городе за публичное оскорбление человека». Тогда Гоа дал пощечину судье и, протянув ему пи­
астр, сказал: «Вот тебе мой штраф». * * * Гоа и его друГа Исмаила притащили к кади судить за богохульство: их видели курящими во дворе мечети. Г оа назвался вымышленным хри­
стианским именем и был освобожден, ибо кади решил, что неверному мож­
но простить нарушение корана. Исмаил же был заключен в тюрьму на пять лет. Вскоре Гоа пришел к кади и спросил его: «Не освободишь ли ты Исмаила, если я приму мусульманство?» Кади, считая, что обращение человека в мусульманство усилит его, кади, влияние и избавит государство от необходимости пять лет кормить в тюрьме Исмаила, согласился на предложение Г оа. Выйдя на свободу, Исмаил спросил Гоа: «Как же, скажи на милость, тебе удалось освободить меня?» Гоа ответил: "я обратился в христиани­
па, чтобы спасти себя, потом снова стал мусульманином, чтобы спасти тебя». * * * в чужом городе, куда Гоа недавно переехал, он отправился на базар продать цыплят. Полиция на контрольном пункте спросила его, чем он кормил своих цыплят, и Гоа ответил: «Пшеницей». «Покажи квитанцию об уплате налога на пшеницу, которой кормил цыплят: тебе прекрасно известно, что есть налог на пшеницу», --
заявил полицейский. Гоа не знал ничего о налоге на пшеницу и не платил его, поэтому его отвели в суд и заставили внести штраф --
больше половины того, что получил ОН от продажи цыплят. То же повторялось и в дальнейшем, когда rOd заявлял, что он кормил своих цыплят кукурузой, просом, бобами. Снова Гоа привез цыплят на базар, и когда полицейский обратился к нему с тем же вопросом, Гоа заявил: «О, Я просто даю каждому цыпленку по мелкой монете на день и велю им покупать и есть что кому нравится». Перевод Г. ПЕЧЕРСffОГО ШТ~РМ П~ТJАIIЕТI.I Человек смотрел вдаль ... Что там? Какая земля? Какие люди? И, слов­
но пытаясь раздвинуть горизонт, че­
ловек шел вперед, вторгался в неиз­
веданное, познавая свою планету. Из поколения в поколение передавалась палочка научной эстафеты ... Все глубже проникал человек в тайны погоды и климата, льдов и морских глубин, земных недр и воз­
душного океана, на дне которого мы живем. Складывалась геофизика -
наука о нашей планете, о физиче­
CK~X процессах, охватывающих Зем­
лю. Не гладок был путь молодой науки. Казалось, чем больше человек узнает о Земле, тем больше она за­
дает ему загадок. К концу XIX века геофизики мно­
гих стран пришли к мысли, что для дальнейшего развития их науки не­
обходим общий согласованный поход на тайны при роды. Впервые по еди­
ному плану был проведен Первый Международный Полярный год (1881-1882 гг.), а затем Второй (1932-1933 п.). Ученые собрали бо­
гатый урожай фактов о нашей пла­
нете. Геофизический словарь обога­
тился такими понятиям и, как ионо­
сфера, космические лучи, земные токи ... А нельзя ли охватить исследова­
ниями сразу всю Землю, не только ее полярные районы? Так родился Международный Геофизический Год (МГГ) -
«год» длиной В 914 дней, во время которого ученые 57 cT!JaH повели новую битву за овладение C~­
кретами Земли. Об этой небывалой эпопее, являющей собой замеча­
тельный при мер широкого и плодо­
творного научного международного сотрудничества, рассказывает только что выпущенная в свет книга «Наша незнакомая планета» I ... Взявшись за комплексное изуче­
ние Земли, геофизики должны были уделить особенно много внимания I Б.И. С и л к и н, В. А. Т Р о и ц-
к а я, Н. В. Ш е б а л и н, Наша незнако­
мая П:Iанета. Издательство АН ссср, 1962. 62 метеорологии -
науке о погоде и климате. На многочисленных станци­
ях от Северного полюса до Южного в одно и то же время на площадку с приборами выходил метеоролог -
где закутанный в меха от мороза, а где укрытый от палящего солнца огромной шляпой -
и проводил С'вои наблюдения за состоянием ат­
мосферы. Откуда берется огромная энергия, приводящая в движение колоссаль­
ные массы воздуха на нашей плане­
те? Виновник этого -
Солнце. дЛЯ МГГ был избран период, когда сол­
нечная активность достигала макси­
мальной силы. За все 200 лет регулярных наблlC'­
дений за СОЛlщем оно не ВlЛО ((''''я СТОЛЬ бурно Январь 1957 года был на европейской территории СССР вдвое теплей, чем обычао, а в Таш­
кенте улицы в это время завалило снегом. Жители субтропического Уругвая к жаре привычны, но и для НИХ плюс 44 градуса в январе -
яв­
Jlение редкое (такого не бывало пол­
века). Мартовская снежная буря, об­
рушившаяся на Батуми, удивила ста­
рожилов. А в Москве прошел ливень, сильнейший за столетие. Нео­
жиданная засуха разразилась в Япо­
нии ... Если в 1955 году, когда Солн­
це было спокойно, произошло 40 ~Ie-
теОРОЛОГИ4еLКИХ «катастроф», то В 1957 -
более 110. для того чтобы точнее определить влияние Солнца на климат Земли, ученые составили «А т лас теплового баланса» -
своего рода приходно­
расходную книгу нашей планеты: поступление, отражение, поглощение солнечной энергии. Оказалось" что самое солнечное место на Земле не Сахара и не Каракумы, а ... закован­
ная в лед Антарктида. Как выяснилось, самое солнечное место на Земле обладает отрица­
тельным годовым балансом -
Ан­
тарктида излучает тепла в атмосферу больше, чем получает от Солнца. Как же так? Ведь тогда в Антаркти­
де должно становиться с каждым го­
дом все холоднее и в конце концов она окuнчательно «вымерзнет». Одна­
ко природа шлет на помощь ледяно­
му континенту ветры. Советские уче­
ные подсчитали, что энергия движе­
ния атмосферы в южном полушарии в два с половиной раза выше, чем Б северном Эта циркуляция воздуш­
ных масс вызывает невиданный по своим масштабам и спасительный для Антарктиды теплообмен с други­
ми районами планеты. Ну, а в целом «замерзает» Земля или нет? Такой вопрос давно уже ВJлнует геофизиков. Английские уче­
ные установили, что средняя те~lПе­
ратура воздуха на Земле повысилась за полвека на один градус. «Поду­
маешь, один градус!» -
скажете вы. Оказывается, для всей планеты это не так уж мало. Многие реки стали вскрываться раньше. Отступи­
ли ледники Скандинавии и Па~IИра, Гренландии и Аляски. Леса в Лап­
ландии за 30 лет продвинулись на север, отняв у тундры полосу около 5 километров шириной. Лед в Север­
ном Ледовитом океане стал намного тоньше, и гавани на Шпицбергене открыты теперь для кораблей не че­
тыре, а семь месяцев в году. Раньше сардины ловились только на широте Испании и южнее. В Пf)СJТедние годы они появились в Ла-Манше. В Бал­
тику пришла треска, ее привлекло г;овышение солености вод, связанное с испарением. В Скандинавии стали вызревать томаты . Но, по-видимому, потепление имеет и отрицательную сторону. Сельдь, предпочитающая размножаться в хо­
лодных водах, уходит из Балтики и от берегов Норвегии к северу. По мнению некоторых ученых, потепле­
ние ускоряет наступление пустынь. В результате обильного таяния лед­
ников может подняться уровень Ми­
рового океана и некоторые порты окажутся под угрозой затопления. Конечно; все это проблемы далекого будущего. Но человек должен внима­
тельно наблюдать за природой, и МГГ -
пример такого внимания ... Мы рассказали лишь об одном из участков фронта научных исследова­
ний МГГ. Ничего не сказали мы ни о таинственных пришельцах из меж­
планетных просто ров -
космических лучах, ни о дыхании земной ·коры, ни () том, как землетрясения помога­
ют открывать подводные хребты ... , ,. А ОТКРЫТИе радиационных поясов Земли или лунной ионосферы, а за­
гадочный след неизвестного живот­
ного, обнаруженный на дне Тихого океана, или «путешествия» географи­
ческих полюсов ~ все это увлека­
тельно и интересно. ... Тихая улица московского Юго­
Запада. На одном из домов эмблема МГГ -
земной шар с опоясавшей его орбитой спутника. Каждый день сюда приносят письма из Австралии и Южной Америки, бандероли из Франции и Канады, посылки с Аля~ ски И Новой Зеландии. Это Мировои центр сбора данных МГГ. Они во­
площены в бесчисленных цифрах таблиц, в сложных кривых графиков, во многих километрах фотопленки. Это полное «личное дело» нашей планеты. МГГ закончен, но международное геофизическое сотрудничество про­
должается. Надо обработать, осмыс­
лить полученные итоги, передать добытое наукой ДJJЯ практического «'Тайна двух сфинксов» -
так на­
зывается новая книга Игоря Василь­
кова (издательство «Молодая гвар­
дия») об ученых, работающих над оживлением организмов. Биология, история, география сплетены здесь интересным приключенческим научно­
фантастическим сюжетом. деревянный сфинкс, которому ра­
ботники музея археологии поначалу не придали значения, оказался не­
обыкновенным. В нем было замуро­
вано тело одного из верных помощ­
ников фараона Аменхотепа IV, жив­
шего три с лишним тысячи лет на­
зад. Археолог Виктор Петрович, от­
крывший секрет деревянного сфинк­
са, занят расшифровкой [,Iапируса, найденного на груди мумии. Чита­
тель становится участником большо­
го творческого труда ученого. Рас­
шифрованный им папирус переносит нас в древний Египет. В ту пору, когда «дует хамсин, па­
лящий ветер пустыни», по дорогам Египта тянулись странные процес­
сии; на носилках были скрыты сар­
кофаги с мумиями. Никто не должен знать о втором посмертном путе­
шествии властителей Египта. Среди использования. MJT закончился, нь успех исследований по единому пла­
ну открывает новые возможности. Мировая магнитная съемка поможет составить новейшие карты скло­
нений. Проектом верхней мантии назван план, по которому будет изучаться Г,1убинное строение Земли, для чего придется осуществить бурение сквозь всю толщу земной коры. Наблюде­
ния в период Международного года t:ПОКОЙНОГО Солнца -
1964 -1965, когда активность светила будет низкой, позволят сделать важные сравнения с результатами МГГ. Словом, открытие Земли продол­
жается. В книге «Наша незнакомая плане­
та» перед читателем встает удиви­
тельный мир природы с ее необычай­
ныIии явлениями и строгими законо­
мерностями и не менее увлекатель­
ныIй мир науки, мир подвига, совер­
шенного десятками тысяч людей раз­
HbIX стран. А. ПОДОЛЬСКИА МОЖНО ЛИ ОЖИВИТЬ ЕГИПЕТСКУЮ МУМИЮ? мумий была и та, о которой идет ,pe~b в книге. Ярко описаны автором таиные похороны, жестокая расправа с рабами, которые рыли пещеру. На первый взгляд кажется, что ин­
тересы археолога и биолога лежат в разных сферах, однако развитие науки объединяет их. Герой книги­
биоло1' Андрей Ковалев пытается оживить мумию. Нельзя не отметить широких зна­
ний автора повести. Идет ли речь об успехах современной биологии, ИJJИ о том, как в прошлом веке оживля­
ли «умерших», или О явлениях ана­
биоза животных и растений -
Игорь Васильков, не упрощая научных про­
блем, делает их понятными для не­
посвященных. Я Ht' отвечаю на вопрос, сумели ли ученые оживить мумию. Пусть чита­
тель узнает об этом из книги. Я уве­
рен, что все, кто хочет знать о н,,: стоящем и будущем биологическои науки, кто любит историю и геогра­
фию, и, наконец, все болельщики приключенческого жанра обязатель­
но прочтут повесть «Тайна двух сфинксов». В; ЧИЧКОВ ПРЕКРАСНАЯ МОРФО И ДРУГИЕ в тропической Африке водятся ба­
бочки морфо, известные своими ог­
ромными блестящими крыльями, на, каждом из которых насчитывается, как устаt!овили специалисты, до по­
лутора миллионов чешуек. Морфо, питаются нектаром цветов высоко­
ствольных деревьев и летают очень. высоко. Поэтому даже самым страст­
ным любителям редко удается запо­
лучить это удивительное чешуекры" лое. И вот французский энтомолог Эжен Ле Мулы в несколько минут' поймал двадцать шесть прекрасных. морфо. О своей удаче он рассказывает в книжк~ «Моя охота за бабочками» (детгиз). «Устав после трех часов. охоты, я присел на rюваленный ствол дерева на берегу реки и вдруг уви­
дел голубую морфо, летавшую почти. над самой землей; я успел разгля­
деть, что она помята и, очевидно,. умирает. Я поймал ее без труда ... Я вертел свою добычу и так и эдак,. забавляясь игрою света на ее кры­
JJышках, как вдруг перед глазами' у меня мелькнула голубая молния; это оказаJJась вторая бабочка, здо­
ровая, которая, заметив, как ее· подружка блещет на соднце, спусти­
лась к ней. Но ее ожидала беда, ибо я быстро накрыл ее сачком. Это бы­
ло истинным откровением. Двадцать. шесть раз я повторил свой маиевр и каждый раз ловил великолепную· голубую бабочку». Много интересного и о других ба­
бочках, а также о жуках тропической Африки сообшает в своей книге Ле Мулы. Но, пожалуй, не меньше ярких опи·· саний тропической природы интере­
сен рассказ о том, как в мире чисто­
гана даже ловля бабочек превра­
щается в коммерческое предприятие. Чтобы свести концы с коицами,. серьезный ученый-энтомолог BЫHY~­
ден ломать голову над тем, как наи-· ти доходное применение своим кол­
лекциям. Он изобретает новую моду: пуговицы с впаянными в них кусоч­
ками изумительных крылышек бабо­
чек! Записки старейшего француз-
ского натуралиста рассказывают не только о красоте природы, но и об· уродствах капиталистического строя. В. ЕЛАfИН' Н!! 3 МАРТ 1963r. СОДЕРЖАНИЕ 1<. ЛЕВИТИН, А. МЕЛАМЕД -
Тиетта ........ . В. КОРОВИН, В. КОНОВАЛОВ -
Полуостров солнечных ночей. ФАРЛИ МОУЭТ -
Обвиняются в убийстве. Будни ледяного континента 'РЭй БРЭДБЕРИ -
Лиса в лесу б. СИЛКИ Н -
Культура Ишанго Ф. КВИЛИЧИ -
Атеми -
сын атолла Г. СЕГАЛЬ -
Географическая шутка ИРИНА СОКОЛОВА -
Рыба в степи Фотоконкурс «Вокруг света» О. ЧИСТОВСКИй -
Оборотень И. ГУТМАН и Е. ЯЦУН -
Лаос ЗОЯ ТУМАНОВА -
Алые снега ЭНДРЕ ШИК -
Мирамl5о А. РОГОВ -
Быль о легендарном фрегате НИК. КОРОТЕЕВ -
Прыжок в топь. 'Пестрый мир ••....... РАймОНД ФЬЯССОН -
Навстречу неведомому ИГОРЬ АКИМУШКИН -
Рождение кроншнепа АсБы:нH СЮНДЭ -
Борьба во мраке Шутки Гоа Читатель сообщает А. ЛЕВИН -
Казак СОфониус Среди Кliиr А. ПОДОЛЬСКИй -
Штурм планеты . . . . . В. ЧИЧКОВ Можно ли оживить египетскую мумию? В. ЕЛАГИН -
ПрекраСliая Морфо и другие ..•.. 6 10 15 18 23 24 26 27 29 30 32 34 38 42 44 46 48 53 54 60 41 62 63 63 Главный редактор В. С. САПАРИН Глинобитные одноэтажные дома без окон, вместо тротуаров и мосто­
вых -
сыпучий песок. Так вЫ2ЛЯДЯТ улщ~ы Ин-Салаха -
ОДН020 из ал­
жирских 20родов в центре Сахары. В конце nРОШЛ020 века здесь оста­
навливались караваны TOP20eJjZB, скупавших рабов, звериные шкуры и страусовые перья. Сейчас путешест­
венники заезжают в Ин-Салах 2лав­
ным об разом в поисках пристани­
ща -
вОКРУ2 на 300-400 километ­
ров друщх селений нет. Город в Сахаре мало чем напоми­
нает обычные 20рода. Как правило. он состоит из нескольких деревzнь­
оазисов, разб'росанных вдоль русла пересохшей реки. Чтобы защитить дома от наступающей пустыни. жите­
ли ставят иЗ20роди, сплетенные из пальмовых ветвей. Если «плотины» не nОМО2ают. случается все селени2 nерекочевывает на новое место. С вободное от друщх хозяйствен­
ных забот время женщины Ин-Сала­
ха проводят за nрялкой. Покрывала из верблюжьей и овечьей шzрсти очень нужны жителям пустыни. 3и-' мой здесь дуют холодные ветры, и даже летней ночью температура ча­
сто опускается ниже нуля. ..;.. На первой странице о б л о ж к и: М ОН1.0льская де­
вушка в nраздничном наряде. ФОТО Б. Кузьмина 'i л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л Л е г И и: В. И. АККУРАТОВ, П. А. АНТРОПОВ, Е. Н. ВАСИЛЬЕВА, И. П. ГЕРАСИ­
МОВ, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, Л. Д. ПЛАТОВ, Ю. А. ПОПКОВ (заместитель главного редактора), П. Н. РЕШЕТОВ, Ю. Б. СА­
ВЕНКОВ (ответственный секретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, В. М. ЧИЧКОВ. Рукописи не возвращаются Технический редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская, 21. Телефоны: для справок Д 1-15-00, доб. 2∙29; отделы «Наша Родина» -
2-68; иностранный 2-85; 3-58; литературы -
3∙93; иллюстраций -
3∙16; приложение «Искатель» 3∙38. Аоз,135. Подп. к печ. 4/11 1963 г, Печ. л. 8.5 (8,5). Уч.-изд. л. 10,2. Тираж 250000 экз. 3аказ 2734. Цена 60 коп. Типография «Красное знамю> изд-ва «Молодая гвардию>. Москва, А-30, Сущевская, 21. КНИГИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ АНТИП0В., Индонезия. Экономико-географическая характеристика. 1961, 440 стр., цена 1 р. 50 к. БАРЫШНИКОВА О., Филиппины. Экономико-географическая характеристика. 1960, 232 СТр., цена 83 коп. БОРХГРЕВИНК К., У Южного полюса. Год 1900-Й. Перев. с норвежского. 1958. 326 СТр., цена 1 р. 15 к. ВИТВЕР И., СЛУКА А., Франция. Экономическая география. 1958, 415 стр., цена 1 р. 48-
к. Г АЛАКТИОНОВ И., Бурятия. Очерк природы. 1959, 92 стр., цена 15 коп. ГВОЗДЕЦКИЙ Н., Сорок лет исследованин и открытин. 1957, 2:;8 СТр., цена 50 коп . .. Геоморфология». Сборник статен. Под ред. Н. В. Думитраwко и С. С. Воскресен-
cKoгo. 1959, 270 сТр., цена 1 р'. 05 к. ГРИН М., У KapT~1 шестьдесят пятого года. 1961, 167 СТр., цена 26 коп. ЗВОНКОВА Т., Изучение рельефа в практических целях. 1959, 304 СТр., цена 1 р. 19 к. ЗЕНКОВИЧ В., Берега Черного и Азовского мореН. 1958, 374 СТр., цена 1 р. 02 к. ЗИМАН Л., Экономические раноны США. 1959, 542 СТр., цена 1 р. 43 к. Климат Антарктики. Сборник статен. Под ред. В. Ф. Бур х аноаа. 19:9, 288 СТр., цена 1 р. 15 к. КУБАНСКИй Г., Молодая земля. По Кольскому полуострову. 1960, 104 СТр., цена 16 коп. КУЗНЕЦОВА Л., ЕВГЕНЬЕВ И., Танна острова Сааремаа. История открытия эстvнского горного инженера И'. А. РеНнвальда. 1960, 124 СТр., цена 19 коп. МАТВЕЕВ Г., Люксембург. 1960, 79 СТр., цена 12 коп. ЭТИ КНИГИ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ В МАГАЗИНАХ КНИГОТОРГ А И ПОТРЕБИТЕЛЬ­
СКОй КООПЕРАЦИИ. В СЛУЧАЕ ОТКАЗА ЗАКАЗЫ НАПРАВЛЯЙТЕ ПО АДРЕСУ: МОСКВА, В-71, ЛЕНИНСКИй ПРОСПЕКТ, 15. СОЮЗКНИГ А, ОТДЕЛ ПРОПАГ АНДЫ И РЕКЛАМЫ. СОЮЗКНИГА 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
256
Размер файла
88 364 Кб
Теги
1963
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа