close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1964-07

код для вставкиСкачать
-
-
-
-
-
-
7 1964 ИЮЛЬ /' .' !г"f) сентябре 1964 года в Москве будет прохо­
L!...J дить Всемирный форум юности, на который прибудут делегаты от молодежных и студенче­
ских организаций более чем 60 стран мира. На Всемирном форуме солидарности молодежи и студентов в борьбе за национальную независи­
мость и освобождение. за мир будут рассмотре­
ны вопросы об объединении усилий молодежи в борьбе за свое будущее, против КО,lОниализма, реакции и войны; о решимости успешно завер­
щить задачи антиимпериалистических и антико­
лониальных революций, сорвать коварные замыс­
лы империалистов против народов, борющихся за мир и национальную независимость, ликвиди­
ровать на земле голод, болезни, нищету и со­
циальную несправедливость. На Форуме пойдет речь о месте молодежи в борьбе за возрождение национальных культур. за ликвидацию неграмотности, за международное сотрудничество в подготовке национальных кад­
ров развивающихся стран, в борьбе с остатками колониального прошлого в области культуры и образования, против проникновения и навязьша­
иия идещlOГИИ империа,1Изма. В новеллах «Конец модной песеики» и «UЦит у дороги» специальный корреспондент «Вокруг света» А. Виноградов рассказывает о жизни мо­
лодежи Индонезии, о строительстве новой жиз­
ни в стране тысячи островов. О жизни коренного населения островов Новые Гебриды, об их борьбе с колонизаторами рас­
сказывает очерк М. Беленького «Двести тонн по­
луденного солнца». В этом номере журнала вы прочтете также рассказ о маленьком африканском острове Фер­
нандо-По, до сих пор остающемся колонией франкистской Испании. «Во весь 'ZO.llOC» -
фото В. КИВ. РИНА и «В Университете дружбы народов имени Патриса .лумум­
бы» -
фото М. ГАНКИНА. 1964 в Н! 7 июnь ~урnал nсnnван 8 1861 году ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ НАУЧНO-nОПУЛЯРНЫК ЖУРНАЛ ЦК ВЛНСМ в а ТОМ НОМЕРЕ: ФЛАГ ЛЕТНЕГО ТУРИЗМА ПОДНЯТ. Голубые 1сиltом-етры. Путешествие в горах. СиБИРС1Сие nросторы. «Маршрут» Ni! 3. в ТАЙГЕ И В ПУСТЫНЕ. ЛЮДИ И ПОСТУПКИ. Прш(ltюче1-lчес'Кая повесть Н. Коротеева и раСС1Саз Ю. ТРИфО1-l0ва. ПОЛЬСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА ПРАЗДНУЕТ ДВАДЦАТУЮ ГОДОВЩИНУ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ФА­
WИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ. Очер'К Курта Давида о ПОЗ1-lа1-lИ. «О НОВОЙ НАУКЕ, НАЗВАНИЯ КОТОРОЙ НЕТ И В БОЛЬШОй СОВЕТСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ... » Наша малая 1СосмичеС1Сая Э1-lЦИ1Сltоnедия. (,ГОР ПОЧТИ НЕ ВИДНО. ОНИ В ТУМАНЕ, В ДОЖДЕ, 8 СЕРОЙ ПЕЛЕНЕ СНЕГА. ТАМ, В ЭТОЙ ВОЮЩЕА МГ ЛЕ, ПЯТЬ ЧЕЛОВЕК ... » Очер1С Г. Метельс'Кого о работе геологов в ПРИnОЛЯр1-l0М Урале. «SI ОТВЕЧАЛ ЗА ПЛАВАНИЕ, ФРАНЧЕСКО -
ЗА ОХОТУ. Я НИ РАЗУ В ЖИЗНИ НЕ ОХОТИЛСЯ, ФРАНЧЕСКО НИКОГДА НЕ ПЛАВАЛ ... » О путешествии по ре'Кам арге1-lТИ1-lС1СОЙ пампы раСС1Сазывает итаЛЬЯliСХИЙ ЖУР1-lалист А. Ар­
летти. 1 НИК. КОРОТЕЕВ ФЕДОР с емен вышел на поляну, впереди дрогнули метелки камыша, и оттуда выфыркнул красно-белый ком. Семен вскинул ружье -
выстре­
. лил не целясь, влет. Птица, кувырк­
нувшись, стала падать. Тогда он по­
нял: «Фазан!» Тут же из рыжей травы взметну­
лась черная большая птица. Семен опять выстрелил. «Еше фазан. А быть, потому. что черный, взлетел должно против солнца». Почва под сапогами упруго вздра­
гивала, чавкала сытно и глухо. Семен был очень доволен собой. Вернувшись к костру, он небрежно бросил фазанов к ногам Федора. Федор мельком глянул на добычу. -
Ловкий. -
Меткий, -
поправил его Семен. Если бы Федор согласился с ним, то он охотно рассказал бы, что в городе во время соревнований ми­
лицейских команд всегда занимал третье место в личном зачете. Но Федор, не повернув головы на кривой шее, кольнул Семена взгля­
дом. -
Ловкий. Хороший дуплет. «Чего С ним спорить, -
сказал се­
бе Семен, -
ловкий так ловкий. Только вот разделывать эту дичь я не умею». И, сломив ствол ружья, он вынул стреляные гильзы, вложил ИХ в патронташ. 2 Не вставая, Федор снял с костра котелок, деловито ошпарил птиц, ощипал их -
словно кожу содрал, выпотрошил, вздел фазанов на пря­
Moi\, прут и повесил над огнем. Семен облегченно вздохнул. За время пути ему порядком на­
доело оказываться неумелым во вс('х таежных делах. Так оно и было, если не считать, что Семен немного научился толкать лодку шестом. Впрочем, Семен счи­
тал эту работу нетрудной. До сего­
дняшнего дня Федор гнал бат в чет­
верть силы: больше потел, чем тру­
дился. Он тяжело выходил из глу­
бокого похмелья. Только нынче по­
утру Федор взялся за шест как сле­
дует, и Семен за час отмотал руки, но так и не сравнялся с охотником. Вынув пачку сигарет, он протянул ее Федору, хотя уже знал -
отка­
жется, достанет из-за пазухи мед-. ную нанайскую трубку на длинном мундштуке и набьет ее темно-зеле­
ным самосадом. Федор так и сделал. Семен заложил руки за голову и, попыхивая сигаретой, стал глядеть в небо. Редкие облака с аккуратны­
ми сизыми донцами замерли в вы­
шине. В костре потрескивали горящие сучья, шипел капающий в огонь жир. Стояло безветрие. Душно пахло болотной пр елью и пряными незна­
комыми цветами. Противопо.10ЖIJЫЙ берег, высокий и скалистый, наи­
скось перечеркивала кварцевая жи­
ла. По верху скал стояли деревья, похожие на любопытных горожан, приехавших в воскресный день на прогулку и ради острых ощущений глядящих с обрыва . Одинокий комар то стремительно приближался, то отлетал от Семе­
нова лица, то подолгу висел на од­
ном месте и занудливо пишал. Семен поймал себя на мысли: пол­
часа, а он ни о чем не подумал, не вспомнил, и ничто не обрадовало и не огорчило его. Эта тишина словно затягивает. Время останавливает­
ся -
ведь течение времени он дол­
жен измерять событиями и дела~ш. А что будет еще сегодня, завтра, через неделю? Какие события? Такие, как в чайной? Это была его последняя встреча с бывшим участковым, у которого он принимал дела. Семен знал, что тот уходит в отставку. . .. Елистрат Евграфович, пожилой мужчина с темным обветренным ли­
цом, на котором менее всег·о были заметны глубоко посаженные круг­
лые глазки, зыркнул на Семена осто­
рожно, будто пошел по тонкому льду. -
Вот самое крупное событие в году: нализаться перед началом охо­
ты. Могут и подраться. Ишь как! Ну ладно, тут, в райцентре, за по­
рядко:-! следить просто, могут и от-
'. сидеть за безобразия. А IJ Горном, в моем·то ... Бывший участковый помолча,1. стола ста Потом он пальцами и подталкивая на середину кан крепчайшего чая. крепко обнял стакан поднес его к губам. -
То есть в вашем, Семен Ва-
сильевич, теперь ... Окна были открыты, но дым в чайной плавал сизым непрозрачным слоем как раз на уровне лиц. П{)се· тители кашляли и дымили еше усерднее. Елистрат Евграфович вздохнул. -
Попробуйте поищите к ним подход. Вон Федька,кривой четвер· тый день гуляет. А вам завтра с ним идти. Перевернет спьяна лодку -
и прости-прошаЙ. Одни синяки кило­
метрах в двух da косу выкинет. И, будто УСJlышав их разговор, перед столиком, за которым сидели бывший и новый участковый, воз· ник Федор со стаканом водки в руке. -
Эх, Елистрат Евграфович, нет красного сукна в магазине! Я бы вам дорожку ... А? Елистрат Евграфович молчал баг­
ровея. И Семен понял, что прежний участковый предоставляет право ему, Семену, защищать честь мундира. Ведь ответственность-то за охрану общественного порядка ЛОЖИ,lась те­
перь на нового участкового -
на Семена. Семен поднялся. -
Я попрошу вас, Федор, изви, ните, по отчеству не знаю, ошвар­
товаться на свое место. Пожалуй­
ста, не приставайте к граЖ!lанам. -
О! -
усмехнулся Федор.-
Пристаю? Я за здоровье... За отъ­
езд... За пенсионера! Семен взял Федора под локоть. -
Идемте, я провожу вас. Федор с ухмылкой поглядел на Семена и, словно только что увидев его, закричал: -
За новое начальство! Оно под ручки водит! На Семена смотрели выжидающе, но и Федора не поддержали. Когда Семен вернулся к столу, лицо его горело. Он взял стакан с чаем и увидел, что стакан дрожит. --
Вот он, во всей красе! -
ска· зал Елистрат Евграфович. -
Луч· ший соболятник! А ехать с ним завтра... не советую. -
Я поеду. Надо, -
дело хозяйское. Только факт-
шалит в тайге Федор. Браконьерни­
чает. Это вам и наш охотовед под· твердит, Мария Ивановна. Женщи­
на осторожная, умная, ученая, одна­
ко она никак не изловит его, криво· шеего-то. -
А вы что же не засекли? -
Видно, стар стал. Поэтому и с места уволили. Бывайте. Но пом· ните про НеУ,10ВИМКУ. Прозвище у Федора такое ... Семен закурил новую сигарету от прутика, который вытащил из ко­
стра, и опять лег на спину, зало-
. Рисунки И. БРУНИ Повесть жив руки за голову. Время снова потекло неощутимо. -
Готово! -
послышался голос Федора. Семен взял протянутый ему обло­
мок палки -
вертела с насаженным фазаном. Лоснящаяся жиром кожи­
ца была золотисто-розовой и усеяна коричневыми «веснушками». Семен отломил ножку, принялся смаковать нежное рассыпчатое мясо с чуть приметной горчинкой. Тем временем Федор сходил к ре­
ке и повесил котелок над огнем. -
Шалеешь от скуки... А? Семен глянул на Федора. Тот и всегда-то посматривал будто с на­
смешкой, а теперь его губы криви­
лись в откровенной ухмылке. Чего вы хотите? -
спросил Се-
мен. А ты, участковый, всегда МО­
. жешь ответить на этот вопрос? -
Да. Человек веег да знает, че­
го он хочет. Счастливый ... -
А вы? -
Я поел и qаю хочу, -
ответиJt Федор, прислушиваясь к потрески· ванию сучьев. Сухие ветви горели споро, почти невидимым пламенем. Только над котелком завивался ды­
мок, крутился мелкими вихрями и поднимался ровным столбом. -
Каждый чего-то хочет, -
ска­
зал Семен, взял из рюкзака мыло и пошел к реке. Спуск был пологим, вода на плесе глубокая и спокойная. Семен увидел себя словно в зеркале: широкоскулое лицо, добродушное и KYPHOCO~ ни суровости, ни проница­
тельности, которые Семен хотел бы увидеть хотя бы не для себя, а что­
бы другие чувствовали. -
Эх, ты ... -
ВзбаЛ8:l1УТИЛ воду рукой. Семен подумал: «НеУЛОВИl\lка» ... Прозвали же». у костра он налил себе кружку чаю цвета смолы. Напиток вязал рот, а когда Семен выпил, то почув­
ствовал легкий жар в глазах и свет дня вроде стал еще ослепительнее. В теле появилась приятная лег­
кость -
казалось, заставь его сей­
час корчевать пни, он ухватится за -са~IЫЙ кряжистый и, играя, вьпа­
щит. Федор налил себе еще кружку и :протянул котелок Семену. -
Вымой да воды принеси -
ко­
стер залить. Семен хотел встать медленно, по­
-казать, что ему неприятен небрежно­
~аыоуверенный тон Федора, но не­
ожиданно для себя вскочил и по­
бежал к реке. Он с маху ударил котелком по воде, выдернул его ПО.1НЫМ и, вернувшись, плеснул в огонь. Облако пара взлетело из костра. Запорхала копоть. -
Заливать так будешь, и десяти котелков не напасешься, -
про вОр­
'чал Федор, смахивая с лица .:ар". -
Под дых надо. Там жар. -
Есть! -
ответил Семен. Он осторожно опорожнил котелок под угли. Огонь зашумел сердито, но тут же опал. у берега их ждал бат: узкая и тонкая, выдолбленная из ствола це­
лого тополя лодка. -
Подсоби, -
сказал Федор и взялся за узкий HO~ Одним движением они столкнули тяжело груженный бат в реку. Се­
мен. стараясь не потерять равнове­
сия, шагнул в лодку и обрадовал­
ся -
удалось войти, не размахивая руками и не приседая, чтобы не сва­
литься за борт. Плюнув на ладони, он смело взял шест. В лодку прыгнул Федор. Прыжок его был хорошо рассчитан и очень мягок. Бат даже не шелохнулся, только осел под тяжестью. -
Пошли. * * * Семен выполз из лодки на берег. Плечи и спина ныли нестерпимо, а ладони стерты в кровь. Семен опустил руки в воду. Холодная во­
да умерила боль, а потом тупая су­
дорога свела мышцы до локтя. Федор был по-прежнему точен и скуп в движениях, и совсем не чув­
ствовалось, что он весь день махал шестом, гоня бат против течения. А теперь Бытащи.П на берег лодку и, пока Семен маялся с руками, на­
брал сушняку, запалил огонь и по­
весил чайник. --~-
---
-
Дров нужно, -
сказал он по-
дошсдше~IУ Семену. -
Этих, что ли, не хватит? -
На ночь наверняка мало. Ночевку Федор выбрал на крутом берегу, у распаДКё, откуда вытекал ручеек, едва приметный среди лип, корявых каменных берез с почти черными ствола~ш и густых кустов. Выше по склону росли орешник и малина. Солнце стояло низко, было медо­
вым и освещало лишь верх склона. Внизу копились сумерки. Чтобы набрать сушняку, пришлось спуститься в распадок. Из малинни­
ка торчали сухостоинbI. Решив, что одного дерева на ночь вполне хва­
тит, Семен стал продираться к бли­
жайшему, чтобы свалить его. Комель дерева был в тени, а ствол и голые ветви еще освещались COJIHueM. Вдруг на стволе Семен увиде.Т[ медвежонка. Оторопел: «Подарочек ... » Медвежонок пялил на него гла­
зенки, будто решая: лезть выше или тут уже безопасно. Медведица, черная, возникла сра­
зу, словно давно стояла под дере­
вом. Она была нема инеподвижна, как изваяние. Семен попятился. Медведица поднялась на задние лапы и сразу выросла BДBO~ Густо зарычала, двинулась на Се­
мена. Семен выхватил ПИСТО.lет. Выстре­
лил. Медведица шла, мотая головой. Семен выстрелил снова. Медведица взревела. Двинулась быстрее, будто выстрелы были уда­
рами бича, подгонявшими ее. И тогда Семен стал палить, уже не целясь. Медведица словно повисла над ним, разбрызгивая кровавую пену. Зажмурившись, Семен ожидал: вот-вот зверь подомнет его. Позади грянул выстрел. Огнем ожгло голову Семена выше уха. «Все ... » -
решил Семен, вырони,~ оружие, прикрыл руками голову, со­
гнулся, что-то тяжелое ударило его в плечо, он повалился, и мохнатая туша вдавила его в траву, в зС'млю. Что-то горячее, липкое текло ему на лицо. «Жив я, что ли?» -
отрешенно подумал Семен. Попробовал шевель­
нуть плечами -
не смог, только но­
ги оставались свободными. «Жив, выходит ... » -
И он попытался вы­
браться, но не хватало сил. Он вды­
хал запах прели и тяжелый дух зве­
ря и крови. Притиснутый лицом к земле, Се­
мен скорее почувствовал, чем услы­
шал шаги. «Федор... -
понял Семен. -
Он тоже стрелял в медведиду. Я слы­
шал его выстрел, а потом она меня лапищей саданула». Семен снова пошевелил ногами. Почувствовал, что Федор помогает ему выбраться, отвалив с него ту-
~---~ -
.-:~ -~-----
. --"""",,...~ шу. Наконец Семен сел. И тогда понял -
жив, невредим даже. Хотел отползти, но, обесси.1енныЙ, он ух­
нул куда-то в темноту. * * * Он словно продолжал куд1k,ТО ползти, а его кто-то останавлива.1, ворочал, оттаскивал, и он в бреду виде.~ перед собой оскаленную пасть медведицы. Она тоже ворочала есо и касалась когтями ладоней. Семен снова полз куда-то, а временами ду­
мал: «N1.0жет ли это быть?» Тогда он начинал понимать, что спит или бредит, но очнуться сил не хватало. И снова появлялась оскаленная пасть медведицы, медвежонок под­
мигивал со ствола, а он мучился от боли в ладонях и полз куда-то. Кошмар оборвался. Разлепив рес­
ницы, Семен увидел красные, мер­
цающие угли. За костром стояла стена тьмы. «Ночь ... -
подумал Семен, -
сов­
сем ночь. Значит, я спал. Пить ... Хоть гло1'ок ... » Семен увидел кружку, протянул к ней руку и окончательно пришел в себя. Л адон!! и кисти пере:vютаны тряпицами. Он сел. С плеча свалил­
ся ватник, Семен почувствовал, что раздет до пояса, поежился: «Ничего не понимаю». Боясь разбудить боль, он осторож­
НО протянул обе руки, взял кружку, выпил залпом. Прерывисто ВЗ'lОХНУЛ. Обломились прогоревшие сучья ко­
стра. Заметались в дыму искры. По гасли. Семен заставил себя посмотреть влево. Он слышал ровное дыхание. обернулся. Федор спал на боку, под­
ложив РУКИ под щеку. Семен натянул ватник на плечи. Знобило. Саднило над ухом. «Крепко это меня, -
подумал Се­
мен и потрогал голову, ощупал сса­
дину, прямую, будто кто ударил его. -
1 ак кто же убил медведи­
цу? Я или Федор? Я стрелял ... А она шла. Потом выстрел из кара­
бина. Она Hd меня повалилась. Вы­
ходит, Федор. А может, он добил только ... » Редкий первый свет тронул край неба, отразился в реке. Тьма вокруг костра сгустилась. Она ощущалась как. осадок ночи. Похо.тiодалd~ -
Очнулся? сказа,~ Федор. Неожиданно для себя Семен спро-
сил: -
Л',едвежонок где? F~ тайге. Пропадет. Пестун-то.? -
удивился Фе-
дор. Не пропа;tет. За него вы, товарищ учаСТКОБ!>,Й уполномочен­
ныи, не беспокойтесь. -
Мне за себя беспокоитьс~ надо ... ,-
Это дело ваше. -
Что ЭТО ты, Федор, все загадо'l­
ка ми говоришь? -~. всякого зверя свои повадки. -
Я не пацан. Федор усмехнулся. -
Вестимо, власть. А за царапи­
ну не обижаЙтесь. Руки дрожали ... с похмелья. Вот и задел. Семен только слюну сглотнул. -
«Пушку»-то Я вашу подобрал. Одежонку от крови отмыл. Сушит­
СЯ, -
говорил Федор, не открывая r лаз, как сквозь сон, будто ему со­
всем не хотелось вступать в раз­
говор. Прищурившись, Семен старательно разглядывал лицо охотника. Оно бы­
ло спокойно, почти безмятежно. -
Зачем же пить, если знаешь, что руки дрожат. -
Перед уходом кто-то не пьет. Не мой обычай. А в тайге и нюхать опасно. Такие вещи понимать надо. Благодарствую, что не прицепились тогда, в чайной. -
Я думал, ты поймешь ... -
на­
чал Семен. Хотелось ему сказать, что не такой он человек, чтобы шум не из-за чего поднимать. Но только рукой махнул. -
А обычай ди­
кий ... -
он потрогал ссадину. Однако недосказанное участковым Федор понял по-своему: -
Добро, если с оговоркой сде­
лано, может быть хуже зла. Ладно. Двигать дальше надо. -
Я не смогу работать шестом. Федор промолчал, будто не слы­
шал. Когда собрались, сказал: . -
Справочку-то мне напиши. Это­
то сможешь. Как и при каких об­
стоятельствах убита медведица. Мне­
то могут и не поверить. А охота в это время на них запрещена. «Ишь, ты ... Хитер, -
подумал Се­
мен. -
Ох, хитер! К черту, пусть руки отвалятся, а толкать бат я стану!» «ЛОСИХА» Тряпицы, которыми были оберну­
ты ладони, пропитались кровью и накрепко прилипли к шесту. А .под ними Семен ощущал неприятную теплоту свежих ран, но боли не чув­
ствовал: «Прав кривошеий, притер­
пелся». Бат поше,l по кривуну, солнце, от­
ра)!{енное рябью реки, слепило. -
Вон усадьба лесничего, -
кив­
нул Федор. -
Добрался, значит, ты. На крутом берегу стоял дом в пять окон, добротный, под тесовой крышей. На скате, обращенном в сторону реки, в потемневший тес был врезан треугольник хорошо оструганных, желтых досок -
знак для самолетов лесной авиации. -
Встанем на дневку, -
сказал Семен. -
Я туда не ходок. Федор направил бат к берегу, где под куста!,;;! виднелся дощатый при­
чал. Но лодки около него не было. -
Твое счастье, участковый, хо-
.зяина дома нет. -
Жаль. А почему «счастье»? -
Говорят, Лосиха -'баба добрая. -
Какая лосиха? -
Лесничиха. «Экий ты, -
подумал Семен, -
про всех-то ты всякую всячину зна­
ешь. И рассказывать любишь». Федор выкинул на настил котом­
ку участкового, ружье, а затем ста.1 швырять куски освежеванного мед­
ведя. -
Оставь себе, -
великодушно заметил Семен. Ощерившись, Федор глянул на участкового с интересом. -
Нам чужого не надо, дай бог, краденым проживем. Твоя доля. Вместе охотились. -
Осторожничаешь? -
А как же? -
И Федор сильно оттолкнулся шестом. Лодка стремительно, но без всплеска вышла на середину реки, развернулась на стрежне и сначала лениво, а потом все быстрей и быст­
рей, подгоняемая ритмичными толч­
ками, двинулась вверх, против те­
чения. «Красиво, что адмиральский ка­
тер!» -
подумал Семен. Потом посмотрел на крутояр, ку­
да вела извилистая тропинка, и уви­
дел женщину в пестрой кофте и тем­
ной юбке. Голова ее была повязана белым платком. Она стояла, твердо упираясь ногами в землю. Хозяйка· была крупная, ростом почти с него, широкая в кости и полноватая для своих лет. Семен прикинул, что ей примерно тридцать. -
Милости просим, -
голос лес­
ничихи был глубокий, грудной. С руками-то у вас что? Семен постарался ответить не­
брежно: -
Шестом натер, снепривычки. -
С Федором добирались. Уж это озорник известный. Все .от него сто­
нут. В дом заходите. Самого-то нет. В тайге. И днюет и ночует в тайге. -
Не беспокойтесь ... -
начал бы­
ло Семен. -
Дарьей Митрофановной меня зовут, -
сказала она. -
Да зовите запросто -
ДашеЙ. Чего церемо· ниться. -
Вы не беспокойтесь, Дарья Митрофановна. -
Да чего уж там. За одним доб­
ром смотрим. -
Мы ненароком зверя подстре­
лили. Мясо там нз причале. -
Да вы не волнуйтесь, -
бойко сказала лесничиха. -
Чего вам-то ... Это наше дело -
женское. Семен устало подумал, что дейст­
вительно услуга пустяковая -
здо­
ровому человеку на десять минут работы. Войдя в горницу, выскоб· ленную до воскового цвета, он сел на лавку, стащил сапоги. Он сидел, привалившись к стене, и разглядывал комнату: пестрые по­
ловики, щепетильно белые салфетки и салфеточки на столе, комоде, тум­
бочке, стенах; во всем убранстве было что-то от тщеславной женской суеты, немного смешной, а больше грустной. Почему грустной -
Семен не смог бы ответить, но грусть при­
сутствовала в доме. И не как го· стья ... Вошла Дарья. Она раскраснелась. -
Чтой-то вы медведя убили? Да еще при Федоре. -
На меня медведица пошла. Семен заметил недоверчивый взгляд хозяйки, но ему сейчас было все равно -
верят ему или не ве­
рят. -
Мне бы поспать, -
сказал он. -
Какой же сон на пустой-то же-
лудок? Поешьте, рюмочку с устатку выпейте. А потом и выспитесь. На столе появилась фаянсовая бу­
тылка -
пингвин в синем фраке. стопка. Спирт ожег глотку. Во рту остал­
ся приторный привкус крови, кото­
рый не смогли отбить ни острота квашеной капусты, ни упругая пр я­
ность грибов, ни душистые навари­
стые щи. Когда он принимался за первое, по телу прошел легкий при­
ятный озноб. В комнате будто по­
светлело, а лицо лесничихи, круглое, румяное, со светлыми карими глаза· ми, вдруг показалось интересным. Усталость отхлынула от груди и оставалась только в руках и в ногах, но и там быстро таяла, слов­
но ледок на весеннем солнце. Лесничиха принесла жирную каба· нятину с тушеной картошкой, остро пахнущую какими-то приправами. Семен протянул руку к «пингвину». мен. Впервой в тайге? Догадались вы! сказал Се-
Бодро пьете. А что? -
Да мне не жалко ... После обеда Семен залез на теп­
лую печь, уснул быстро и спал без снов. Внезапно открыв глаза, он почув' ствовал себя до удивления отдохнув­
шим. Отдохнувшим до такого ра­
достного состояния, до такой бодрой невесомости, что сейчас для него не составляло труда снова войти в бат и гнать упирающуюся лодку вверх по течению. С неожиданной легкостью Семен соскочил с печи, уставился на Дарью, сидевшую у стола с шитьем в руках: «Красивая лесничиха-то!» Он поймал себя на том, что сле­
дит за ней. Они пили чай из самовара, ста­
рого, но начищенного до зеркально­
го блеска. Над краном виднелись слабые отпечатки медалей с чьими· то профилями. Тянулось чаепитие долго и проходило в молчании, по­
тому что Семен не мог сосредото­
читься на разговоре, занятый пухлы­
ми губами лесничихи, тянущимися к блюдечку, полными руками, оголен­
ными по локоть. -
Почему же вас прозвали Лоси­
хой? -
спросил Семен. А ты, участковый, у людей пы-
тай. я у вас спрашиваю. Скажу. Мой отец лосиху с ло­
сенком убил. По сговору, с ведома лесничего. А. когда убил, лесничий отперся: я не я -
и лошадь не моя. -
Сто шестьдесят шестая ста­
тья -
срок до года. -
Законник... Думаешь, мой отец молчал? Он пристрелить его хотел, да только ранил. В ногу. -
Да ... Лесничиха передразнила Семена: -
да-а-а ... Участковый повернулся к Дарье. -
А дальше? -
Случись такое -
и любая ста-
ла бы Лосихой ... -
А отец ваш? -
С круга сошел. Спился. Семен достал из кармана кителя сигареты, закурил. Лесничиха поставила иа стол чаш­
ку, сбросила с плеча полотенце, ко­
торым вытирала посуду, круто повер­
нулась и направилась в смежную комнату. Семен прошел к окну, раскрыл створки. «Настойка-то иа пантах, -
сооб-
разил _ он запоздало. -
Больше рюмки не следовало». Над ближней' излучиной реки сте­
лился пологом туман. Еше не рас­
таяли в темноте очертания сопок. Пахло смолой и свежестью трав в росе. Где-то поблизости зашлась ле­
шачьим смехом сова. «Вот тут И разберись, -
подумал Семен, -
и сумей себя правильно повести ... » * * * После демобилизации Семен захо­
тел остаться на Дальнем Востоке, там, где служил на пограничном ка­
тере. Он стал подыскивать работу. Зашел в горком комсомола посове­
товаться. Семьи у него не было, и он мог ехать куда угодно, лишь бы дело нашлось по душе. Семен сказал: -
Я относительно трудоустрой­
ства ... -
Да ты проходи; садись, -
от­
ветил, поднимаясь, раскрасневшийся от смеха парень, одетый с той безу­
коризненностью, в которой даже при­
дирчивый взгляд флотского не мог обнаружить ни единой небрежности. Это сразу понравилось Семену. Но сесть было некуда. Кто-то уступил стул, Семен стал отказывать­
ся.· В конце концов все, кто нахо­
дился в комнате, снова рассмеялись над вежливой сумятицей. Семена усадили почти силком. Он, настроен­
ный на официальный прием, растаял, что называется, и почувствовал себя свободно, словно среди своих в куб­
рике. Парни в комнате еще поговорили минуты две о своих делах, непонят­
ных Семену, упоминая то и дело фамилию какого-то Пышкина, кото­
рая неизменно вызывала веселье. -
Давай знакомиться, -
сказал инструктор, все еще продолжая улы­
баться. Они протянули друг другу руки, и оба одновременно произнесли: «Семен». Это обрадовало их и сблизило. Разговор пошел непринужденно. -
Что ж, -
инструктор хлопнул по столу ладонями, -
давай выби­
рать. Он начал перечислять стройки. -
Послушай, дружище! -
вдруг воскликнул он. -
Для тебя есть и другое дело. Важное! -
А что за rабота? -
В милиции. Семен вздохнул: Да ведь я уже на гражданский лад настроился. -
Подожди! -
заулыбался инст­
руктор. -
Это наверняка не то, что ты думаешь. Он стал рассказывать о рабо~е участкового уполномоченного в таи­
ге. Быть им -
значит жить в тайге среди охотников и охотиться самому сколько хочешь, а места-то какие! -
Ну как, сагитировал? -
спро-
сил инструктор. Семен' ответил не задумываясь: -
Согласен. -
Погоди! Погоди. Какой горя· чий! Это, так сказать, антураж. О су­
шестве работы тебе расскажет на­
чальник службы управления охраны обшественного порядка. Так решилась судьба Семена. Сначала ему предложили ознако­
миться с работой участкового упол­
номоченног~ в городе, несколько раз он ездил с начальником отдела в районы края, чтобы приглядеться к делу на месте. Возврашаясь из последней поезд­
ки, Иван Петрович Шухов -
на­
чальник отдела службы -
заговорил с Семеном о назначении. -
Глубинки не боишься? -
Я, Иван Петрович, мечтал вы-
рваться в глубинку. -
Мечты разные бывают. -
Разве я на Манилова похож, Иван Петрович? -
Я не про тебя, а про мечты ... В Горном место освобождается. Был там двадцать лет участковым Семин Елистрат Евграфович. Считался ког­
да-то одним из лучших. «Хозяин!» Так про него говорили. Любил по­
кричать и постучать кулаком по сто­
лу. Но с народом не сжился. Сты­
дили мы его, пробирали на собра­
ниях, совещаниях. Шухов помолчал. -
Не боитесь, Семен Васильевич, такой участок взять? -
Приказ есть приказ. -
Ну, если так, то плохо. Не хо-
телось бы дело до приказа доводить, хотелось, чтоб с охотой люди шли. Ясно ... Опять «ясно». Так как же на­
счет глубинки? Ведь спрашивать бу­
дем строго! Согласен? Согласен. Тогда будем советоваться с на­
чальником о назначении. ... Семен просидел до зари, преда­
ваясь невеселым думам: ТОт ли он че­
ловек, не ошибся ли начальник от­
дела службы краевого управления охраны обшественного порядка ка­
питан Шухов, когда согласился на­
значить его в глубинку. * * * Оюшки! Лесничиха появ'и-
лась в дверях. -
Никак не спали? Нет, -
ВЗllОХНУЛ Семен и по­
думал: вот ей все должно быть ясно. -
О зазнобушке мечтал? . Лесничиха прошла на кухню и там быстро, ловко и бесшумно вози­
лась у печки: только слышался мягкий: ежиковый постук ее босых пяток. «Видать, хозяйка, -
подумал Се­
мен. -
А вот что за человек -
это еще вопрос». -
Недоспали, T;;IK доешьте. Посмотрел Семен, как Лосиха ла­
сково расставляет тарелки со снедью, ощутил голод и пересел к столу. Д'lрья принесла самовар и отпра­
вилась было обратно на кухню, но Семен остановил ее. А вы? -
Мне не к спеху. -
Без хозяйки и еда не еда. Дарья улыбнулась, даже уши ее порозовели от удовольствия. Под замах! -
подсела. -
Мо­
жет, вы и щец ... -
Не привык... Еще не привык. -
Пообвыкнете. Что это у вас с головой-то? -
Да Федор стрелял ... -
Федор? испугал ась вдруг-
лесничих а, но это был испуг не за Семена, а :Ja Федора. -
Стре­
лял? -
Федор. Лесничиха побледнела: -
Быть не может... Федор ... -
Да он случайно. На меня мед-
ведица пошла, а он как раз стоял сзади. Отличный выстрел! Дарья ладонями поправила волосы на висках, будто они могли спутать­
ся от испуга, и вдруг, словно опа­
мятовавшись, что собеседник под­
смотрит ее чувства, сказала: -
Посадить бы его надо... И всем легче станет. Семен поперхнулся: -
Посадить?! -
У-гу. -
За что? -
А вот вы пойдете к деду Про-
копу, там сейчас и муж мой Егор Аполлинарьевич и охотовед Мария Ивановна. Они вам все и обскажут. За браконьерство и посадить. Вам и... м... Марии Ивановне... Всем ... легче будет ... Думаете, он вам кро­
ви не попо.ртит? -
Дарья Митрофановна, а под­
робнее вы ничего не можете ска­
зать? -
спр{)сил Семеи. -
Не мое это дело, Семен Ва­
сильевич. Не мое. Мое дело печку топить, гостей потчевать. А то не мое. -
За что ж выl так не любите Федора, Дарья Митрофановиа? -
Может, и себя не люблю, Семен Васильевич. «И то верио, -
подумал участко­
вый. -
Откровеиио... Прямее и не скажешь». . Потом Семеи спросил дорогу к де­
ду Прокопу, где, по ее словам, были .сеЙчас ее муж Егор Аполлинарьевич и охотовед Мария Иваиовиа. Семен отправился к заимке деда Прокопа. (Продолжение следует) 7 .JJ.1В~сти МАРК БЕЛЕttЬКИJiI Ш охоже, что острова в Южных морях -
так на­
зывали во времена великих географических от­
крытий Океанию -
при рода создавала по единому «тиrтoвому проекту»; каждый остров обнесен частоко ­
лом коралловых рифов, за которыми расстилается, вся в блестках солнечной чешуи, по-озерному спо к ойная вода лагуны, переходящая незаметно в пологий берег. Так вы т лядят Фиджи, Тонга, Туамоту, Маркизы и еще множество групп островов Великого о,кеана. Но приро­
да не без «капризов ». И один из них -
Новые Ге б­
риды. 8 Когда 14 августа 1774 года капитан Кук увидел перед собой остров Танна, ему показалось, что он ошибся полушарием, -
до того круто обрубленный, необычный для этих мест берег напоминал коричневые обрывы Гебридских островов у северо-запада Шотландии. И архип.елаг был окрещен Новыми Гебридами. Впрочем, капитан Кук был далеко не первым евро­
пейцем, обнаружившим архипелаг, «замыкающий» Ко­
ралловое море. Еще за сто семьдесят лет до Кука испанец Педро Фернандес Кирос увидел в этих широ­
тах сушу. Он решил, что это и есть таинственный мате­
рик «Австралия» (Южная Земля), о котором рассказы­
вали капитань~\ отважившиеся огибать Индию и заби­
раться так далеко на юг. И Кирос назвал землю Австралией Святого духа. Как выяснил через полтора столетия француз де Бугенвиль, это был не материк, а самый северный в цепи из тридцати семи островов архипелага. Но испанское название Эспириту-Санто­
остров Святого духа -
осталось за ним. Лежащие на скреще н ии важнейших морских путей, на границе двух океанов, Новые Гебриды в течение зсего XIX века были предметом ожесточеннейшей грыз­
ни между Францией и Англ и ей. К островам подходили корабли под са · мыми разными флагами, на берег вы-
саживал ась команда узаконенных пиратов, набранная в Марселе или Ливерпуле, и под защитой пушек своих бригов или фрегаТ::JВ немедля приступ ала к «защите интересов местного населения и метрополии» -
так по­
велось у западных дипломатов еще с тех пор вели­
чать разбой и насилие. «Защита» шла столь интенсив­
но, что вскоре на побережье не осталось коренных жителей: те, что избежали участи рабов на плантациях Нового Света и соседних, более богатых о с,ровов, скрылись в горных джунглях. «В Меланезии, -
п ис ал Н. Н. Миклухо-Маклай, -
вы-
воз туземцев обезлюдил значительно острова Ново-Геб­
ридские и Соломонавы и распространил в них зарази­
тельные болезни». Новые Г ебриды долго оставались яблоком раздора. Лишь в 1906 году, опасаясь, как бы острова не попали под власть третьего, рвавшегася к дележу претенден­
та -
Германии, «высокие договаривающиеся» хищники Франция и Великобритания установили для Новых Fеб­
ридов статут кондоминиума -
совместного владения. Прошло более полувека. Внешне далекий архипелаг остался, прежним. Те же заливы, рифы, джунгли -
«непременный ассортимент» для страждущих экзотик,и. Традиции и образ жизни племен, как и на протяжении тысячелетий, также не подверглись изменениям -
экзотика здесь находится под охраной европейцев и только, для европейцев. Ну, а что же принесли «совладельцы» -
участники кон­
доминиума -
своим подопечным за эти полвека? Ведь в самом увековечивании такой «экзотики» -
обвинение <<цивилизаторам», искусственно сохранIotВШИМ ее и за­
тормозившим историческое развитие острова. с ф ч:. 18∙ \ ' КОРАЛЛ ВОЕ -"'\ о.Эроманг ~ (J, м О Е <3" о. Танна QI ~ ~O • j) ~ ~ о. Анеитьюм ~ о 10 100 22∙ I ..........-... 1. () АМОК ПРАЗДНУЕТ НАМЕНГИ в центре Амока, крохотной деревушк и, вкрапленной в неприступную зелень плато Биг-Намба в глуби н е острова Малекула, гулко звучит большой тамтам; бара­
баны поменьше и погремушки, рассыпают звонкую дробь. Тесным кругом стоят празднично одетые и укра­
шенные жители племени намбов, а EI центре самозаб­
венно пляшут двое -
этнограф француз Фредерик Дри­
лон со своей женой. Их товарищ по экспеДИЦI1'" про­
фессор Жиль Артюр мастерски управляется с тамтамом или, надув щеки, успешно имитирует саксофон. Белая пара танцует ча-ча-ча, твист и прочие новомодные тан­
цы -
все, что ОНИ могут продемонстрировать в каче­
стве «национальных» танцев в ответ на ритуальные тан­
цы намбов. Этнографы -
первые белые, за MHoro лет попавшие в Амок. От селения Танмару на побережье до Амока не бо­
лее сорока километров. Но лишь на третий день пути над крышей набухшего леса (сейчас -
период муссо­
нов) возникают дымки жилья, а на тропинке словно вырастают атлетически сложенные воины ;; ружьями. Молодой вождь -
кали, убедившись в добрых намере ­
ниях прибывших, приглашает их в Амок. Он 'госте­
приимно предоставляет им намель -
большую хижину из плотно пригнанных стволов, крытых листьями. Она будет служить жильем, фотолабораторией и студией звукозаписи. Дрилон и Артюр приехали к началу На ­
менги -
самого крупного праздника намбов. Наменги устраивается в июне, в конце сельскохозяйственного цикла, раз в пять лет. Праздник связан 'С повышением в звании молодого вождя или кого-либо из его ро­
дичей. у намбов существует несколько званий, тщательно соблюдаемых; принадлежность к каждому из них дает определенные права. Для мужчин существуют два BbIC-
ших звания -
«велвел » И «мелаУЛ»»i причем ОНИ дают­
ся не только членам семьи вождя, но и самым отваж­
ным и искусным воинам. Что касается сыновей вождя, то ОНИ получают звание «велвел» ПО наследству. Это, одна­
ко же, не избавляет их от сурового воспитания и эа­
калки: вождь должен быть са'мым сильНым и ,~ мелым. Намбы подразделяются еще и на большие семейные группы, «специализирующиеся» В каком-либо опреде­
ленном занятии. Например, одна БОllьшая семья -
ма­
стера по возведению хижин и тотемов, строители и скульпторы; друга9. -
музыканты; третья -
мастера по плетению корзин; есть даже группа париев, постав­
лявшая жертвы. Когда назревала война, вождь посылал человека из этой семьи во враждебное племя. Его либо убивали в знак того, что жажда мести удовле­
творена, либо от с ылали обратно -
зто означало, что войны не избежать. 9 Девочка U З А м ока. Холостые мужчины каждой из этих групп живут в большой общей хижине. Воин имеет право иметь одну же­
ну -
правда, .это прави­
ло не распространяется на вождя. В буд ... и н.амБы раз­
ных званим не ОТЛ1о1чают­
ся друг от друга одеж­
дой и украшени"ми. Но по случаю праздника Наменги они украшают себя перьями, раскра­
шивают тела краской, приготовленной из коры дерева и смешанной с маслом какао. Праздник посвящен возведению сына вождя в звание «мел аул». Под призывное со-
дрогание барабанов женщины садятся в круг. Они щелкают в ритм пальцами, раскачивают­
ся, улыбаются. Мужчи­
ны «гримируются» тут же на площадке. Пер­
вый. танец -
танец с ружьями. Ружья -
един­
с твенное напоминание, что все происходит в н ашем веке. Кстати, че­
г о-чего, а оружия «со­
а ладельцы» архипелага не жалеют: «Пусть ди­
кари воюют друг с дру­
гом ... » Мужчины выстра ­
"ваются в две шеренги, женщины подходят к · ним и легонько касают­
ся ладонью плеча. Пос­
пе . этого напутствия ше­
ренги, ритмично раска­
чиваясь, сближаются, охотники вскидывают ружья -
и воздух раскалывае,т залп. И снова танцоры, крадучись, начинают «высле­
живать ДИЧЬ».' А в это время в углу площадки открывается нечто вроде «сельскохозяйственной выставки»: туда приносят ямс, 'гигантские бананы, лучшие кокосы, самых упитан­
ных поросят. Как только кончается танец охотников, вождь -
весь в великолепии праздничного наряда -
дает сигнал. Экспонаты «выставки» подаются «на стол». Женщины извлекают из-под горячих камней куски мяса с кореньями, завернутые в листья. Тропическое лето в разгаре. С высоты неба на Амок обрушиваются все двести тонн полуденного солнца, но ритм Наменги все нарастает. . Среди намбов вряд ли найдется кто-нибудь, кто tie умел бы петь, .танцевать, а ведь песни эти никто не за­
писывает. Столетиями передаются они из поколения в поколение, так же как ритуальные движения. Гармо­
ния ярких красок -
их никогда не смешивают -
пора­
жает своей законченностью. Тотемы над крышами хи­
жин, призванные охранять дом от дурного глаза, по­
коятся на ажурных, тонко выполненных подставках. Тотемы тоже убраны перьями -
сегодня Наменги. Вот и главный «номер » праздника -
Танец человека ­
птицы. Из зарослей' появляется нибель -
человек-птица. Тело его покрыто белой краской, синими и красными полосами, на голове набор перьев. Он -
олицетворе-
10 ние в с ех злых сил. Он пронзительно кричит, машет руками, тянется с крюченными пальцами-когтями к танцующим. Тревожно стучит маленький барабанчик­
высушенный кокосовый орех. Смолкает пение. Нибель разбивает цепь танцующих, кружится быстрее, быстрее и, наконец, прыгает в сторону сидящих женщин. Но 'м ужчины стеной становятся на его пути. Снова звучит песня, и злой дух, устрашенный решимостью защитников, отступает и скрывается в джунглях. Добро победилоl .. ИМЯ.БОГА -
ДЖОН ФРУМ к югу от МаJ1екула, в центре архипелага, лежит ост­
ров Эфате. Здесь находится · столица кондоминиума Порт-Вила. В одноэтажных домиках -
резиденции обоих верховных комиссаров. На берегу несколько больших зданий -
склады оптовых торговцев, скупающих у мест­
ных I(ОЛОНИСТОВ копру, кокосы, какао и хлопок. Это самый обжитой и <<Цивилизованны.Й» остров: на нем не осталось коренных жителей, их место заняли выход­
цы с полуострова Индокитай. Южные же острова­
Танна и Аннейтьюм -
почти не исследованы. «Итак, остров Танна. Восемь тысяч жителей разбро­
саны по двумстам пятидесяти селениям. Говорят они на восьми разных языках. Над островом выгибает горб небольшой, прямо-таки комнатный. вулканчик " Яхве. Он выпускает в доказательство того, что он настоящий, пушистый султан дыма, долго не рассасывающийся во влажном воздухе». Так начинает раСС'каз о Новых Г ебридах французский исследователь Бернар Вилларе. До острова Вилларе удало с ь добраться на моторке пастора-адвентиста. Это один из многочисленных конкурирующих миссионеров-проповедников, нахлынув­
ших на острова архипелага. Местные племена после каждого нового крещения упорно возвращались к идо­
лоп о клонничеству, освященному вековыми традициями. Ну, как им было поверить в белого Христа -
чужо­
го бога и чужого спасителя, если сам белый колониза­
тор сумел принести им лишь рабство, скверный ром 101 болезни?! Кто зна е т, не получил ли белый цве т н и­
беля -
злого духа -
новое осмысление после начала колонизации? В последние десятилетия христианские миссионеры и проповедники многочисленных сект, от­
почковавшихся от христианства, разв'ИЛИ на островах бурную деятельность. Однако, как признавался Вилла­
ре пастор, «плоды наших трудов пока не соотве т ствуют нашему энтузиазму ». Здесь, на острове Танна, родилась новая, необычная религия под названием «Джон Фрум». ... Несколько женщин в юбках из травы в молчании стоят возле массив",ого деревянного креста, выкрашен ­
ного 8 красный цвет. Селение Бисер расположено на западной стороне острова и прилегает к маленькому озерцу с прозрачной зеленой водой. Неправдоподобно огромные ЛИСТЬЯ,. гладкие стволы и это озеро с лежа­
щими в нем облаками напоминают тревожные экзоти­
ческие картины Руссо. Подходящее место для рождения нового «бога». Джон Фрум упомянут впервые в докладе английского резидента в 1941 году. Он сообщал, что некое сверхъ­
естественное существо якобы появляется на опушке леса и «прорицает» жителям. Имя его Джон Фрум. Он же велит им вновь пить кава -
напиток из корней, содержащих тонизирующие вещества, -
запрещенный миссионерами. Вскоре местные прорицатели объявили народу, что Джон Фрум' избрал Танна местом для зем­
ного рая: гористый остров станет ровной плодородной долиной, деньги белых потеряют свою магическую силу, никто не будет болеть болезнями белых, и все вновь обретут молодость и бессмертие, как бывало прежде. Существует легенда о том, что раньше таннаиты не умирали. А когда начинали стареть, приходили к кол­
дуну, тот читал заклинание, и они вновь становились молодыми. Но однажды старый колдун сам прочел за­
клинание и помолодел. Его' маленький внук, увидев не­
знакомого юношу, испугался и заплакал. -
Где мой дедушка? -
51' твой дедушка, -
успокаивал его колдун. Но ребенок горько ,lЛакал, и колдуну пр ишлос ь -
он очень любил своего внука -
вновь сделаться дедушкой. Так он и умер, унеся с собой тайну заклинания, чтоБЬ.1 .цругие из эгоизма не вздумали воспользоваться им в ущерб своим детям и внукам . .. .после пророчества о Джоне Фруме на острове на ­
~ались престранные события: жители явнлись в лавки береговых поселt<ов и отдали торговцам золотые моне­
-ты, хра-нившиеся у них дотоле как реликвии, -
ведь джон Фрум сказал, что они потеряют свою силу. Во время >:ойны на острове Эспириту-Санто обосно­
вались американцы. Сотни мужчин сТанна, мобилизо­
.ванные на работы, побывали на Санто. После этого про­
грамма движения «Джон Фрум» несколько изменилась. Проп.оведники объявили, что в «земном раю» Джона Фрума у всех таннаитов будут холодильники, консервы и «джипы». Колониальные власти усмотрели в этих про­
рочествах посягательство на свои права, попытку со сто­
роны аборигенов чувствовать себя равными «опеку­
нам». Они арестовали всех прорицателей и проповедни­
ков и посадили их в тюрьму. Это не остановило движение «Джон Фрум». В стро­
жайшей тайне таннаиты выстроили в джунглях поса­
.цОЧНУЮ площадку: Джон Фрум объявил, что вскоре явится с неба на самолете. Позднее он уточнил, что ~збрал другой путь: он прибудет на подводной лодке, как у американцев., И вот днем и ночью дежурили tia морском берегу терпеливые часовые, поджидая прихода « спасителя». В конце концов властям ничего не оставалось, как признать новую религию. По всему острову выросли красные деревян'ные кресты -
таким образом Джон Фрум отмечал место, где будут выстроены школы, ког­
да наступит рай. Так постепенно менялся характер этой религии. Воз­
никшая как противодействие насильственной (щивилиза­
ЦИИ» И под ее влиянием, направленная вначале против христианских миссионеров, она превратилась постепенно в движение за материальные блага культуры, в кото­
рых колонизаторы отказывают коренным щителям. В октябре 1943 года в северной части острова под предводитепьством Нелоиага, именовавшего себя «Джон Фрум», «король Америки и Танны», началось вооруженное восстание, подавленное с помощью аме­
риканцев. Но движение продолжается и по'Ныне. Никог­
да не существовавший Джон Фрум собирается сделать то, что обещают, по не делают (щивилизаторы». Вилларе удалось побеседовать с одним из проповед­
ников нового культа, который десять лет просидел в английской тюрьме. -
Вам не понять, во что мы верим, -
качая белой Место отмечено крестом «Джана' ФРУМа». ,Эти люди принад лежа т к «кла ну» строителей. Они строят хижины и во з водят тотем ы. головой, сказал старый таннаит, -
для этого надо жить здесь ... Вилларе описывает и свое восхождение к кратеру вулкана Яхве, о котором рассказал в своих заметках еще капитан Кук. С северной стороны можно заглянуть в кратер, в глубине которого пузырится лава. Туземцы в свое время не подпустили 1( ~paTepy капитана Кука: опасались, что он высвободит демона, обитавшего в глу­
бине земли. Зато знаменитому вулканологу Гаруну Тазиеву, несколько лет назад исследовавшему Ях ве, они помогали всячески: были уверены, что он собирается связать дьявола Аяро-папанги электрическими прово­
дами своих измерительных приборов. Правда, Джон Фрум обещал снести вулкан с острова, но, кто знает, бог еще ничего не выполнил из своих обещаний. * * * Последний луч солнца, словно прожектор маяка, рас­
секает бухту и исчезает где-то за чертой го ризонта. Минуту еще брызжет вверх солнечный ключ, потом иссякает и он. Зажигаются огни в поселке -
в домах бель'IХ, разумеется, Освещены и флаги над двумя рези­
денциями. «Интересы граждан Французской респуб-' лики защищает французский комиссар, интересы под­
данных Ее Величества -
английский комиссар », -
гово­
рится в уставе кондоминиума. Вместе (и тех и других) на Новых Гебридах Оt<ОЛО полутора' тысяч человек. Об интересах 50 тысяч коренных жителей островов в уставе не упомянуто. О них «заботится» разве что Джон Фрум. Да н то не на земле ... -
у нас более десяти тысяч гектаров отличнейшей земли, -
потягивая чай, говорит Бернару Вилларе адми­
нистратор-француз. -
Мы могли бы отдать ее t<OMY угодно по UPOCOBblM ценам, но ... -
Некуда переселить жителей? -
Что вы, я не о том. Просто потребуются большие вложения на расчистку, иначе земля тут же зарастет лесом. А огонь его не берет: мокрые джунгли, слиш­
ком сочная зелень. Сочная зелень и на мастерски выполненных ре клам­
ных проспектах, где дружно держатся за руки улыб­
чатые француз и англичани · н, снисходительно глядя на щедро раскрашенного художником туземца. Но жизнь I,'.ало походит на рекламный проспект ... Спя f острова. СПЯ1, чтобы завтра вновь вернуться в эту нелегкую жизнь. Но будет и у тро. И поднимется солнце. И разгоню тени ... 11 А. ВИНОГРАДОВ. наш спец. КОРР. Рисунки Н. КРАПИВИНА ПЕСЕНКИ (Из индонезийского блокнота) ..-. нри весь пропитан солнцем -
веснушки на носу ,~-' поблекли, шеки и шея шоколадного цвета. Вы­
горе.1И, стали ржаными волосы, слиняла голубизна глаз. Одет он в модные шорты, и они подчеркивают силь­
ную гибкость хорошо тренированных ног. Ходит он ~1Нoгo; Джакарту знает не хуже родного ЛеЙдена. Как-никак в Индонезии он десять лет. Анри порывист в разговоре и в движениях. Он заговорил со мной сам, и мы быстро познакомились. А потом так же резко за­
молчал. Сосредоточенно начал крутить ручку транзи­
стора. Сентиментальные мелодии плывут по комнате, но Анри, видимо, ищет что-то другое. И продолжает пу­
тешествие по эфиру. Наш отель, как океанский лайнер, БРI;>Iзгает в ночь тысячами огней, врезается в тишину улицы сотнями полупроводниковых глоток, всасывает в утробы холо­
дильных установок парной воздух экватора, а неуто­
мимые «эйр кондишн» разгоняют его по номерам же­
ланной прохладой. А за окном, в черном, словно вакса, небе -
узень­
кий, опрокинутый серп луны, крупные звезды присталь­
но разглядывают ночной город, слушают его усталое, тяжкое дыхание. Только что мы смотрели на дневную Джакарту. Город-парк изнывал от душного зноя, его черепичные крыши прятались в спасительную тень пальмовых за· рослей. Лениво ползли по размягченному асфальту ав· томобили, на стоянках пестрели сотни колясок вело­
рикш -
«бечаков», зазывно кричали черноглазые маль­
чишки, торговавшие всякой всячиной. Р'езкие сирены автомобилей, звонки бечаков, певучая скороговорка торговцев, шипение мяса «сатэ» на жаровнях, отры­
вистые сигналы «оплетов» -
семиместных автобусов­
все это сливалось в невообразимую какофонию звуков, оглушающих и чарующих, надоедливых и привлека­
тельных. За какие-то десять минут тропическая ночь властно задеРНУJJа штору. Шесть часов вечера -
извеч­
ная, не меняющаяся здесь, в тропиках, граница дня и ночи. Я отхожу от окна. Анри нашел, наконец, нужную волну и теперь, закрыв глаза, слушает. Озорная песня Rорвалась в номер. Сегодня я ее уже слышал. Индо­
незийские студенты, сдав экзамены, распевали ее около университета. Вся она построена на импровизации, в ней только припев постоянный. Один начал задор­
ный куплет, все подхватили, следующий «певец» остро­
умно отпарировал, и опять все подхватывают бодрый, всех примиряющий припев. -
Люблю эту песенку, -
Анри улыбается и реши­
тельно предлагает: -
Хотите, расскажу, как сын гол­
,lандского буржуа узнавал эту страну? Он быпро заговорил, порывисто шагая по номеру, точь-в-точь как в первые минуты нашего знакомства. -
Дома много говорили об этой стране. Мне она гре-
. зил ась землей 06етованноЙ. Об этом твердили в уни­
верситете, постоянно говорил отец. Жили мы богато. Я был членом клуба «Три сердца», клуба для приви­
легированных. Вечерами пропадал там. Мы все тогда были влюблены в Сюзи. Красивая та­
кая блондинка. Голосом прокуренным, осипшим она не то пела, не то рассказывала о райской жизни на островах. О том, как в поселках с красивыми назва­
ниями «кампонги» живут индонезийские Сарины и 12 Кромы, О том, что ИХ дни текут в мечтательной лени и любовной неге. Песенка вскоре стала модной, она гуляла по ночным кабаре, ее насвистывали студенты_ А однажды в университете наш профессор, ужасный педант, вдруг преподнес нам сенсацию. Он подсчитал, что индонезиец получает калорий значительно мень-
Река Пора/н в окрестностях Сурабаu. ше, чем мои земляки -
голландцы. Подсчитал, а по­
том перетрусил. Впрочем, он быстро нашелся. ВЗЯ,l да «научно» истолковал собственные подсчеты. Дескать, индонезиец ростом пониже, он худощав, весит немного, да и жарко т,ам, на экваторе. А раз так, то индоне­
зийцу требуется меньше пищи, нечего беспокоиться -
все правильно. Песенка Сюзи и статистика профессора вдруг столк­
нулись. Мне хотелось во всем разобраться самому. И как только появилась ВОЗМ0ЖНОСТЬ, махнул сюда. Думал, пробуду недолго, а вот уже работаю тут де­
сять лет. Анри надолго замолкает, не спеша раскуривает TOJI-
стую индонезийскую сигарету «крэтеК». Слышится лег­
кий треск, по комнате плывет запах сладкого пирога: в этот табак добавляют гвоздику. Мы дружно закаш­
лялись. Анри разогнал клубы дыма. -
Все пересказать трудно. Я кое-что записал. ЕСЛh хотите, почитайте. Правда, все это десятилетней дав­
ности ... Вот эти краткие записи: «10 сентября. Черепица и пальмы, бассейны и лачуги . Какой калейдоскоп красок! Щедрость природы удиви­
тельна: Джакарта, город асфальта и автомобилей, бук­
вально затоплена зеленью. Душно: по Фаренгейту до­
ходит до девяноста. Жара бы еще ничего, но влаж­
ность! Будто мокрая вата облепила твое тело -
влаж­
ное, расслабленное. Принял первый «душ». Купание здесь -
ПО-ИНДОllезийски «мандИ» -
это обливание водой из черпака. Очень ОЖИВ.1енное движение на улицах, регулиров-
ЩIfКОВ не видно. И как только не сталкиваются маши­
ны? Посмотрел и на печально «знаменитые>., каналы -
«кали». Грязные, зловонные, они производят угнетаю­
щее впечатление. В мутно-желтой воде купаются, СП]­
рают белье, чистят зубы и чего только не делают! Кали сооружены по прихоти нашего земляка Яна Питерсона Куна, на амстердамский ыанер. Водопровода в городе нет. Куда же деваться бедноте? О Куне неожиданно разговорился сегодня с коридор­
ным в гостинице. Тот сказал, что Пит ер сон Кун -
грабитель и захватчик. Дескать, в Индонезию его никто не зва.,l, он пришел сам с пушками, а не с доб­
ром. И никто не вспоминает его добрым словом. И пе­
ресказал мне, как приплыл Кун к берегам Индонезии, разгромил из корабельной артиллерии беззащитное по­
селение и заложил на чужой земле ненавистную ин­
донезийцам крепость Батавию. «С тех пор, -
сказал коридорный, -
триста лет прошло, но наша память­
долгая память». Вечером я сидел на веранде гостиницы. Подошел Кончились кварталы бедноты, 11 словно другой мир. Улицы -
аллеи, где гулко отдаются шаги редких про­
хожих. Изредка пронесется нарядный автомоБИJIЬ с какого-то вечера возвраТИJIИСЬ хозяе13а коттеджа. Хлопнет ка,lитка -
и опять тишина повисает над кра­
сивыми особняками. Все как у нас дома -
черепич­
ные крыши с островерхими башенками, узкие окна, кругом цветы. За их стенами другой мир; там власт­
вуют довольство и техника, там все к услугам их оби­
татеJIеЙ. Мы с Питом читаем таб,lИЧКИ на калитках: Кле;"iН, Маккоу. Индонезийских фамилий не видно. 24 декабря. Наконец я увидел эти кампонги, о кото­
рых распевала Сюзи в нашем клубе. На месте город­
ской свалки бездомные понастроили себе лачуг из же­
сти и бамбука, протоптали грязные тропинки и все это сборище жалких хибар звучно именуют «кампонги». Кузова разбитых машин, старые бочки, фанерные ящики. Зашли в одну каморку. Три стены -
на четвертую, видимо, не хватило бамбука. На перекладине болтается у этих мальчишек можио у личиый ТОР20ве:ц. Один из nеРСОИQже!1 КУПить СИ2ареты и спички. мальчик лет десяти. Он быстро расставил на тротуаре свой скарб: ящик с провизией, кастрюли, жаровню. И начал предлагать угощения: шаШ,1ЫК из курицы, бами, насигаренг, жареные утиные яйца. Столько моль­
бы и горечи в его глазах! Пришлось второй раз ужи­
нать. Я спросил: умеет ли парнишка читать. Он отри­
цательно покачал головой. 12 октября. Наших еще много здесь, во всех «оффи­
сах» сидят. Мелюзга уехала, крупные дельцы не по­
меняли адре 'ОВ. СмеНII"JIИСЬ вывески, не больше. Но все­
ми делами Б "рочает мой земляк. Вроде в тени, а без него шеф ни одного шага не делает. Ну, а наш себе во вред ничего решать не будет. Сегодня долго ходили по ночной Джакарте. Забре­
ли в один из переулков неподалеку от улицы Прас Бару. На улице -
свет, роскошные магазины, дорогие автомобили, нарядная публика. А в этом переулочке ... Вот сидит старый яванец, Ахмадом зовут. Пятьдесят девять лет, восемь детей. Он уличный торговец, вместе со всей семьей продает разную мелочь. Квартиры нет, все имущество носит на себе. Ночует где придется. Выручил за день двадцать рупий два стакана риса­
вот что можно купить за эти деньги. Грязные лавчон­
ки, чадящий свет ламп, торговцы сидят прямо на зем­
ле; тут же чумазые, оборванные ребятишки. до самого перекрестка нас провожала девочка лет двенадцати. Она монотонно произносила одни и те же слова: «Туан, туан, накормИ». Мы с Питом отдали всю ме­
лочь. Долго шли молча. Тысячи Jlюдей на улицах; многие из них голодны и занимаются попрошаЙничеетвом. КУКОЛЬНО20 театра. газовая лампа. Вместо стола кусок жести, укрепленный на четырех бамбуковых колышках. Земляной пол. ци­
новка, топчан. Вот и вся «меблировка». И здесь живут шесть чсловек. Молодой индонезиец, глава семьи, при­
глашает сесть. И тут же краснеет -
сесть-то не на что. Мы благодарим и поспешно выходим. Я понуро бреду по улице. Дребезжат разболтанные трамвайчики, три наших пьяных моряка развлекаются тем. что пристают к проходящим девущкам. Их друзья уселись в коляску бечака. Молодой парнишка пытается сдвинуть велосипед с места. Он красный от натуги. Парень встал на педали -
и это не помогает. Седоки горланят песни, по](ри](ивают на него Омерзительное зрелище Что-то не видно счаст,~ивых Сарин иКром ... Написал отцу письмо. 30 января. Ответ пришел быстро. Громы и молнии на мою голову. В чем только отец не обвинил м('ня! Прочел я гневное послание родителя и еще более усом­
нился в его правоте. Он пишет издалека. а я вижу все своими глазами. Теперь я понимаю поступок Пита Ставерена, которого на моей родине упрятали в тюрь· му, когда он не пошел воевать с индонезийцами. Тогда я называл его не иначе, как предателем, а теперь пер· вым пожму ему руку. Я, кажется. становлюсь политиком, даже «левым». ](Ш( окрестил меня отец Истекает срок контракта. Я честно отработал свое время, скоро вернусь на родину Видимо. с отцом не будет прежней близости да и многие друзья отшатнут· ся от· меня. Страшит ли меня это- Когда просыпается во мне чистюля-студентик -
боязно, но вспомню все. 13 \ что видеJI ~дeCb, и готов расстаться с прежним и дру­
зьями. Я думаю вернуться в Индонезию и работать так, чтобы здесь поверили: не все голландцы «клейны» И «маккоу» из тихих особняков» . . . Анри оставил мне на память еще одну книжицу -
красочный путеводитель. Он издан в Голландии Мело­
вая бумага, цветные фотографии Л истаешь медото­
чивые страницы и будто путешествуешь по нереальной, сказочной стране. Пальмы, синева океана, танцующие девушки, улыбчивые бечаки, храмы, петушиные бои -
весь ассортимент для неприхотливого туриста. О тяже­
лой жизни народа, о бедности, которую оставили здесь колонизаторы, конечно, ни слова. Глянец наведен с за­
видной добросовестностью Те, кто угнетал, никогда не признаются в этом Но разве забудешь то, о чем так хорошо сказал в од­
ном ИЗ своих выступлений президент Сукарно: «Почему мы должны торопиться? Почему мы не мо­
жем идти не торопясь? Прежде всего потому, что мы отстали на 350 лет В течение 350 лет голландцы были господами здесь и делали все, чтобы задержать и оста­
новить наше развитие.. Мы поняли, что мы должны пройти эти 350 лет в течение жизни одного поколения». Я вновь перечитываю заметки Анри и вспоминаю ....., ереВi:iЛ Пунчак лежю на дороге Бандунг­
,1f1-L-.1 Джакарта. Здесь любят останавливаться ту­
ристы Сказочная красота, которая открывается взору, очаровывает, потрясает каждого На зеленом плоскогорье, далеко у самого горизонта, в легкой :IbIMKe виден один из красивейших городов Индu­
незии Бандунг, в противоположной стороне, скрытая цепью гор, раскинулась Джакарта. Тучи наползли на поселок сразу. спеленали его и выплеснули порцию тропического ливня. В зале окна раскрыты настежь, но все равно жарко. В за­
ле, где проходит учительская конференция. гудит разноголосица. Но вот воцарилась тишина -
ора­
тор начал рассказывать что-то интересное. Эту исто­
рию записали и мы. • * * Поскрипывает чикар -
двухколесная тележка, -
понукает старик быков. а сам все выспрашивает у Вати: какого она роду-племени, где живут родите­
ли. Нетороплив и любопытен старый кресТ'Ьянин, Девушка смотрит на дядюшку Салеха. Его испо­
лосованное морщинами лицо лучится добротой. а поседевшие усы трогает снисходительная усмешка. Он изредка покачивает головой и удивленно цока­
ет языком. Разузнав обо всем, Салех решается на r лавный вопрос: --
Жених есть? Вати в ответ смеется. А как же, дядюшка! Есть, конечноl Где он работает .10чка? Служит. Морян он, дядюшка. И опять удивленно цокает языном старик. Тоже хорош кавалер. Отпускает одну. Хоть и уважитель· ные у них парни, да одному аллаху ведомо... Впер­
вые учительница в деревне объявится. Городская все ж, засмотрятся на нее. тогда прощайся с не-
вестой. моряк. . 14 свои встречи с его индонезийскими сверстниками, с те­
ми, о ком писал поэт Хади: Мы -
те, кто к л.учшеЙ жизни возрожден, I\то знает цену счастья поколениЙ. Мы ехали поездом из Соло в Бандунг. Узкоколейка петляла по долинам, робко вилась по склонам гор, скрывалась в тоннелях. Скрипели старенькие вагончики и вслед за дребезжащим паровозом лезли на перевал Впереди в кисейной накидке высились горы, на их вер­
шинах отдыхали разбухшие от влаги тучи. Наш попутчик, двадцатилетний Махмуд, жадно смот­
рел вниз на проплывавшие квадратики рисовых полей, на красноватую яванскую землю. Все его предки жили здесь; эта земля, тысячи раз пропущенная сквозь их крестьянские руки, кормила и поила их веками Теперь Махмуд покидал родные места Он уезжал на остров Сулавеси, необжитой и малонаселенный. Махмуду, ко· нечно, грустно, но едет он добровольно -
Там жизнь налаживать надо На Яве слишком много народу, а там неосвоенные земли. Обживем ма· лонаселенные острова, больше питания получит на­
род, -
Махмуд обводит нас гордым взглядом и убеж­
денно L!обавляет: -
На молодых вся надежда нации. Я смотрю на стройного юношу. И вспоминаю Анри. Ведь он тоже собирался поехать на остров Сулавеси. Квидратики рисовых полей поде тупа ют к самой деревне. Старик и не подозревает, что своим вопросом растравил душу девушки 8ати вновь вспоминает разговор с Сулейманом. Они шли по ярмарке. Парк весь расцвечен, ИJ]­
люминирован. Чинно проходят яванцы в изящны1l кайн -
длинной одежде из пеt:трои ткани, гре' мят оркестры, сотни посетителей смотрят представ­
ление теневого кукольного театра ваянга. тут же лакомятся гудегом -
рисом с приправой, усерд­
но хлопают даланг'у кукловоду. Море электри­
ческих огней, надрываются зазывалы, приглашая в павильоны. на всех площадках хозяйничают за­
тейники и танцоры. Гомон, музыка, крики, певучая речь. терпкий запах кокосового масла. жаровни с сатэ и насигоренгом Вати не раз заводила с женихом разговор о том, что собирается учительствовать в деревне. Сулей­
ман отшучивался. Вступление Вати в женское об­
щество «Гервани» расценил поначалу как модное поветрие -
пройдет. дескать. Вати тронула Сулеймана за руку. решительно сказала: Вчера подписана бумага. Я еду учительство­
вать в Соренгу. Сулейман остановился. Брови сошлись на пере­
носице. -
Неужели твоя блажь дороже нашего счастья'? Не думай, я ТQже за ликвидацию безграмотности. Но при чем тут ты? Вати до сих пор удивляется, как легко начала она говорить, будто заправский оратор: -
Ногда весь народ станет грамотным, ты тоже будешь кричать -
и мы сеяли рис. Нак можешь так рассуждать ты, сын батрака, безграмотного и темного, как джунгли? Ты, научившийся читать и писать при новой жизни, моряк республики. Ах, твое личное задели? Ты, значит, забыл, как ют и­
лись вы на свалках и думали о лучшей доле, ты уже не помнишь, как твой отец выходил на улицы Сурабаи, чтобы отстоять завоевания республики? Вати вырвала руку и побежала к выходу. Всю ночь про плакала дома. Отец ее, старый докер. гро­
моздкий и добрый, сел на кровать. Его заскоруз­
лая ладонь гладила ее волосы. Он ничего не го­
ворил. И только утром, когда собралась она в путь' дорогу, поцеловал в лоб и убежденно бросил: -
Правильно поступаешь, дочка. ... Ночи в деревне кажутся длинными. Ляжет на циновку учительница, заснуть не может. Джунгли за стеной дышат непонятной, загадочной жизнью. Где-то вскрикнула токе -
ящерица-вещун. На раз­
ных островах по-разному истолковывают ее крики. Ей, яванке, по душе балийское толкование. Оно , ~ Наутро Вати пошла по дереВНt, Мужчины зани­
мались сбором кокосовых орехов. Ручные обезьяны взлетали под самые кроны пальм и оттуда сбра­
сывали тяжелые, спелые плоды. Животным нрави­
лась эта забава. Они затевали возню на деревьях, перелетали с ветки на ветку, пищали, дарапались, кричали. Тогда на усмирение посылали молодого парня, Он с не меньшим, чем они, проворством взбе­
гал по стволу пальмы и быстро наводил порядок среди обезьян. Вати присела около стариков, пересчитывавших плоды. Они с любопытствuм смотрели, кан девушна вытащила фотоаппарат и сделала снимок Старичон, лицо ноторого было сморщено и высушено кан ни­
нудышный орех, боязливо спросил: -
В этой машинне тоже дух сидит? В другое бы время Вати рассмеялась, но сейчас она попросила: -
Сначала ты расснажи про своих духов, а по­
том я познаномлю тебя с этой машинкой. Старин выпустил густую струю дыма и привет­
ливо сназал: -
Заходи к вечеру в мою хижину, там и пого­
ворим: Уютно горела неросиновая лампа, мерно тек раз­
говор с дедушкой Суросу. Она рассказывала ему Не спеша идут по обочине дopo~и путники. в таких домах живут семьи во время полевых работ. Старый яванец. говорит, что голос тоне -
голос Сарасвати, боги­
ни мудрости и знаний, поэзии и нрасноречия. В первый же вечер, нан приехала Вати, собрал­
ся народ со всей деревни. Она говорила о жизни на других островах, о том, что Индонезии нужно много грамотных сынов и дочерей, о строительстве новых домов на месте лачуг и свалон, о бескорыст­
ной помощи, которую шлет ее народу Советская страна. Ей горячо аплодировали. старини благода­
рили за хорошие новости. А ногда Вати объявила, что начинается первое занятие, и раздала стандартные бунварини с кар­
тиннами, толпа растенлась, нан ручейки по рисо­
вому полю. Первыми исчезли женщины, и всноре во дворах послышались их озабоченные голоса. Не­
торопливо понурив, разошлись и мужчины. Оста­
лись только дядюшна Салех и пятеро подростнов. Бати винила себя: уж еЙ.то известны тысячи суе­
верий и пережитков, ноторыми еще полна деревня. А она говорила тан, будто в городсной шноле урок вела. Многие здесь еще верят в духов, во всем кре­
стьянам чудятся проделки оборотней, вампиров. Разве вот так сразу отучишь этих добродушных людей от суеверий? И священник тоже хорош -
при встрече обещал помочь, а с урока ушел пер­
'вым. Ему, конечно, грамота ни к чему, он ей давно обучен. Но за ним идут верующие, его слово -
за­
нон для них. о большом городе, в котором он ни разу не бывал, о поездах и парохоцах. Старик слушал внимательно. А потом долго водил заскорузлым пальцем по бун­
варю. Рассматривал нартинки. Всех персонажей те­
атра теней он знал с детства. Под рисунком по сло­
гам было написано имя куклы. Старик шептал пер­
вые слоги ... * * * Бати не знала точно, как назвать свою работу. Она заходила в хижины и рассказывала людям о термометре, ноторого боялись, о «тайне» мотора, о работе зажигалки, о том, кан строят самолеты, о небе, свободном от духов, о том, что земля нруг­
лая и множество народов населяет ее. Дядюшна Салех, нак мог, помогал ей. Прошло недели три, и он решительно посовето, вал: Завтра можно в шнолу звать. Почему именно завтра? Я думаю, время подошло. Про книги спра­
шивать стали. О тебе с уважением говорят. Зна­
чит, пойдут. Ты только им глаза раскрой, а там уж сами читать обо всем будут. (Окончание на сТр. 23) 15 IРПАU!О-1Го Ш сным солнечным утром 1472 года экипаж пор­
е туг _альской карав е ллы, r:ере с екавшей ~oды Гви­
неиского залива, увидел неизвестныи остров. В лучах тропичеCl:ОГО солнца, покрытый густым диковинным лесом --
по свидетельству очевид­
цев, деревья какао достигали тогда высоты в 30-
40 метров, --
он был удивительно красив. Капитан ка-
равеллы Фернандо По окрестил остров «Формозой»-­
«Прекрасным». Но по необъяснимому капризу истории это название не сохранилось, и остров носит имя пер­
вооткры.ваlе ля --
Фернандо-По. Впрочем, еще задолго до португальцев на острове по б ывали морех оды древ­
него Карфагена. Начиная с ХУ' века, на протяжении трех столетий заселяли остров банту и хауса. Они бежали с западных берегов Африки, разоряемы х пиратскими налетами европейских работорговцев, на этот н е ведомый кло­
чок суши. Долгое время местные жители п лемени бу­
би оказывали ожесточенное сопротивление колониза­
торам --
и ~ортугальцам, и голландцам, и англичанам. Но в XVII' веке их СОПРОТИi!ление было сломлено, и остров Фернандо-По стал испанским владением, частью испанской Гвинеи (в нее вкг.ючается также террито­
рия Рио-Муни на материке). 16 Н. Af А Я Н Ц Видимо, не зря в Мад­
риде за Фернандо-По ук­
рР.пился титул «черной жемчужины Испании ». Вся прибрежная низина остро­
ва до подножья горного массива занята плантация­
MI< кофе и какао --
основ­
ного богатства острова. За попоской низины на­
ЧИl-oается царство тумана и облаков. Их клубы исчеза­
ют к вечеру, и тогда с гор «стеl(ает» прохлада. Дожди выпадают на остров равномерно в течение всего года, и здесь нет характерного для экваториальных районов разграничеl-ll< я на сухой и дождливый сезоны. Из - под облаков по склонам хребта несутся десят­
ки ручьев; они густой сетью пронизывают весь 'ост­
ров --
сама при рода создавала здесь идеальную сис­
тему орошения. На вулканической почве горных скло­
нов --
буйная растительность, которая превращает го­
ру Санта-Исабель в огромную зеленую башню по'чти трехкилометровой высоты. Бананы, цитрусы, яблони, картофель и овощи --
все этl< представители разных климатических и раститель­
ных зон прекрасно уживаются на небольшом островке, выбирая себе место выше или ниже на склонах гор­
ного хребта. Буржуазная пропаганда не скупится на слова, стре­
мясь доказать. будто жизнь африканцев на Фернандо­
По --
сплошной рай. Но примечательно, что в эти «райские кущи» иностранцев стараются не пускать и де­
лается это якобы, чтобы «сохранить существующую идиллию на острове». Как же выглядит на деле эта «идиллия»? Вот, сверкая черной кожей, драют палубу матросы аф риканцы. ИМ выпала «честь» служить во франкист­
ском флоте. Но ... только в роли рядовых. Вот ,рузчик африканец сгибается под ящиком С РО С I(ОШНЫМИ плодами «прекрасного острова». Он тоже удостоен «чести» обслуживать испанскую метро­
полию. Не противоречит «и диллии» И то, что франкисты стравливают ниr е рийцев И буби. Они нагло утвер­
ждают, что ОСТРОВl<тяне якобы и не помышляют о борь­
бе за независимость, так как знают, что под властью Испании им будет гораздо лучше ... Несколько пет назад колонизаторы <">бъявили, что Фернандо-По, «черная жемчужина», YAucToeHa «чести» называться «провинцией» франкистской Испании. А вско­
ре население Фернандо-По СМОГ.по оценить эту «честь» ПО ее истинной стоимости: забастС'вка сельскохозяйст­
венных рабочих на плантациях испанских колонистов в 1960 году была подавлена с поистине франкист с кой жестокостью, а ее организаторы подверглись пыткам и ссылке. . ... Если по<мотреть на остров с материка, над ним всегда можно увидеть клубящиеся тучи. Но вот ветер с материка разгоняет тучи, и тогда "Прекрасный» остров появляется в первозданном великолепии и кра­
соте. Ветер осво G ождения проносится над Африкой, до­
стигнет он низин и горных склонов Фернандо-По. ~------------.---------------------------~ с давних времен хранит коренное население Фернандо-По свои обычаи и обряды. Н а с н и м­
к е: танцор в ритуальной одежде. , .. ------_ ... /~~-,-~.=-:::.:~ ~ .. --
.-; ....... " АНТОНИО АРЛЕТТИ ... Высадившись несколько месяцев тому назад на бе­
рег Южной Америки, я привез с собой, кроме един­
ственного чемодана, мечту забраться в глубь страны, в малолюдные и малоисследованные районы Арген­
тины. Однако о путешествии на лошади я даже думать не смел, не то чтоб боялся -
просто еще раньше убе­
дился, что гаучо из меня не получится. Единственное, что оставалось, -
это лодка. Но подняться вверх по бурным, порожистым рекам юга Аргентины совершен­
но немыслимо, и я задумал спуститься по течению, за­
ставив реку поработать на меня. И вот однажды я получил письмо от приятеля, который жил где-то на Рио-Негро и знал о моих планах. Он писал, что один местный охотник любезно согла­
сился взять меня с собой в зимнюю экспедицию. Таким образом я познакомился с Франческо, как его звали здесь -
«эль трампеадор», одинокий охотник. Встреча закончилась к обоюдному удовольствию: мы приступили к дорожным сборам и наметили маршрут. Франческо согласился делить со мной опасности, тру­
ды, расходы и доходы по той простой причине, что лодка позволяла ему охотиться на обоих берегах реки, чего прежде он не мог делать из-за отсутствия здесь бродов. Я отвечал за плавание, Франческо -
за охоту. 2 «Вокруг света» ,N, 7 Рисунки К. ЭДЕЛЬWТЕЯНА На вкладке рисунки автора Каждый из нас был незаменим в своей области. Я ни разу в жизни не охотился, Франческо никогда не плавал. Наш план заключался примерно в следующем: на машине добраться до подножия потухшего вулкана Ла.нин, у границы с Чили. Погрузиться В каноэ и спу­
ститься по реке Кольон-Кура. Через триста километров, попав в Рио-Лимай, проплыть вниз еще шестьсот ки­
лометров до встречи с Рио-Неукен. От слияния этих двух рек образуется Рио-Негро. Оставалось позволить течению этой могучей реки протащить нас еще сто ки­
лометров, как раз до того места, откуда мы отправи­
лись в экспедицию на машине. Франческо предупредил, что, кроме последних ста километров, остальная часть пути ему совершенно не­
знакома; он слышал TOJ1bKO, что там почти нет селе­
ний и что это настоящий охотничий заповедник. Итак, нам предстояло проплыть тысячу километров по незнакомым рекам и районам, останавливаясь на два-три дня в богатых дичью местах. Я отвечал за плавание, Франческо -
за охоту. Я ни разу в жизни не охотился, Франческо никогда не плавал ... Так начинае.т рассказ о путешествии итальянский журналист Антонио Арлетти. НАША РЕКА п jMa -
скромное домашнее жи­
вотное, которое. со временем одича­
ло, -
заключил Франческо, соска­
кивая с грузовика. Мои познания в зоологии всегда были весьма скромными. Однако я помнил твердо: пума -
животное ловкое и хитрое. Нечто среднее меж­
ду львом и пантерой, наиболее грозными и опасными из хищников. Я всегда с почтением думал об изящной пуме, бесшумно крадущей­
ся к жертве. Мне казалось, что от этого коварного обитателя Патаго­
нии всего можно ждать и уж, во всяком случае, лучше держаться от него подальше. Даже если он веж· ливо попросит у вас прикурить. Я рисовал себе пуму эдаким апа· шем пустыни, способным бесцеремон, но ворваться в загон, свалив ворота ударами могучих лап. Но Франческо с необычной леГ­
костью сокрушил миф о пуме, ко­
торому я слепо верил. Раз он считал пуму бедным, ис· порченным ребенком, значит при встрече с ней не обязательно дро· жать мелкой дрожью. Можно даже, набравшись храбрости, рассмеяться ей в лицо и обругать ее. 17 Я был глубоко разочарован. Рассеял ась, как дым, милая сердцу надежда описать драматическую охоту на «льва» Южной Америки. А ведь у меня еще со времен детства был приготовлен на этот случай бога­
тейший запас красивых фраз, почерпнутых из приклю­
ченческих книг: «и тут Я заметил две фосфоресци­
рующие точки», «я чувствовал рядом злобное дыхание хищника», «уже теряя сознание, я увидел, как изды­
хающий могучий лев извивался в предсмертных судо­
рогах». А Франческо невозмутимо продолжал: -
Однажды пума попала в капкан для лис. Всю ночь она пыталась вырваться. Когда я увидел ее, у ме­
ня не БЫJlО с собой винчестера -
пришлось добить ве палкой ... Какая жалкая проза -
погибнуть от па.чки! Поисти­
не бесславный конец для животного, которого побаи­
ваются даже многие хищники. А уж попасть в лисий капкан вместо капкана для львов просто стыдно. Сло­
вом, смерть бедной пумы БЫJlа вдвойне бесславной. Почти все сведения о капканах, о повадках здешних животных я узнавал от Франческо. Он терпе­
ливо делился своим опытом в тщетной надежде сделать из ме­
ня охотника, такого же искусно­
го, как и он сам. Франческо -
«последний из могикан» -
был одним из считанных, настоящих охотников-трапперов, или, как здесь их называли, трампеадоров, уцелевших до наших дней меж­
ду рекой Рио-Колорадо и Огнен­
ной Землей. До места старта мы добира­
лись два дня на подозрительно дребес!)кащем грузовике, который обычно возил муку в несколько горных аргеНТИИСj(ИХ селений. До зимнего снегопада оставалось совсем немного, и хозяин маши­
ны торопился разделаться с по­
следним грузом. Он долго уго­
варивал нас отказаться от без­
рассудной затеи, но под конец за небольшую плату согласился доставить «двух безумцев» к ре­
ке. Конечной целью нашего маршрута была река со странным индейским названием Кольон­
Кура. Оттуда мы должны были отплыть на каноэ и, пройдя по течению реки около тысячи ки­
лометров, вернуться на исходное место. Впрочем, наше возвращение во MHor\JM зависело от удачи. Нам ведь предстояло совершить дол­
гую охотничью экспедицию и вдвоем проплыть по бурным ре­
кам юга Патагонии. К четырем часам дня, как и обещал камионеро 1, мы добра­
лись до места. Одолев бесконеч­
ный подъем, водитель показал нам нашу реку. С высоты мы увидели пенящиеся воды, катив­
шиеся с грозным шумом по уз­
кому дикому ущелью. Грузовик начал медленно, осто­
рожно спускаться, и вскоре мы обнаружили мост, скрытый преж­
де вершиной горы. Дорога к не­
му была извилистой и трудной, спуск длился долго, и мы совер­
шенно измотались. Тогда-то Фран­
ческо и стал рассказывать о пу-
} к а м и о н е р о -
водитель гру­
зовика (исп.). 18 ---
~--
-
ме, хотя я спрашивал о ней еще днем раньше. Наконец мы у цели. Машина остановилась за мос­
том, единственным в этом районе. Кольон-Кура -
одна из красивейших горных рек Аргентины. Шириной метров сто, она текла меж скал, поросших негустым кустарником. Ущелье, показавшее­
ся нам издали диким и узким, вблизи выглядело более дружелюбно. Хотя небо хмурилось и грозило дождем, кристально прозрачные воды реки переливались цве­
тами радуги -
от зеленого у берега до голубого по­
средине. Обнаженная опора моста и усеянный галькой пляж, где мы сгрузили снаряжение, говорили о том, что по­
лая вода уже спала. Да и узкая отмель успела по­
расти зеленью. Но даже сейчас воды неслись с внушительной быст­
ротой. Если можно употребить здесь альпинистский термин, я бы сказал, что река была шестой степени трудности. Течение у каменистой отмели было не очень сильным, но бугорки пены в центре и затаенная мощь -
потока воды, зажатого в узком ложе, подтверждали, что искать в реке союзника не приходится. Мы стояли на правом берегу, и река плавно сворачивала вправо, исчезая за ближним холмом. Дальше насколько хватает глаз она в узком пространстве нес­
лась между двумя высокими сте­
нами скал. Лишь миновав их, мы сможем узнать, что нас ждет впереди. Ведь не случайно мост был выстроен именно здесь, ви­
димо, в наиболее спокойном ме­
сте реки. Как умели, погрузили снаря-
жение в каноэ. Киль -
в воде . и уже слегка подрагивает, слов­
но лодке не терпится начать плавание. Проводим последний военный совет. Итак, в поход! Нам пред­
стоит обогнуть излучину, дер­
жась ближе к холму, и затем пристать к берегу в первой же удобной бухте. Времени до на­
ступления темноты остается со­
всем ·мало -
только чтобы по­
ужинать и устроиться на ночлег, а уже утром мы поплывем на поиски места, где можно поохо­
титься. Отплытие прошло весьма буд­
нично и без происшествий: я сто­
ял в каноэ, Франческо -
на берегу, держа толстый канат, для страховки привязанный к корме. Каноэ медленно скользило по во­
де, а Франческо спокойно шел за ним по берегу. Изредка я под­
гребал веслом, чтобы лодка не врезалась кормой в прибрежные скалы. Первое знакомство с рекой бы­
ло впо.чне приятным. Я был со­
вершенно поглощен сложными маневрами и испытывал вполне понятное волнение; Франческа сосредоточенно и важно шел по берегу, он вел каноэ на поводке с достоинством мажордома, вы­
гуливающего господскую собачку. Обогнув мыс, река вновь теКЛ;j прямо до следующего поворота, и мы пристали в маленькой бух­
точке, защищенной скалой. Палатку поставили рядом с гу­
стыми зарослями кустарнмков, что протянулись живой изго­
родью между двумя могучими деревьями. Эта палатка была гордостью Франческо. Видавший виды брезент носил на себе явные следы жестокой борьбы с непогодой и временем. В поспеш­
ных дорожных сборах мы, к несчастью, все же нашли время, чтобы, по совету одного знатока, смазать наш брезент смесью машинного масла и рыбьего жира. Результаты восстановительной терапии были I'!e С.1ИШ­
ком ободряющими: брезент приобрел цвет печени и стал твердым и несгибаемым, как сталь. Прчшлось его скатать и завязать, иначе ои гордо распрямлялся с металлическим скрежетом. Размер палатки -
два метра на два и я подумал, что устроиться в ней BДBoe~1 будет делом нелегким. Одна· ко, не обладая в этой области серьезными познаниями, счел за лучшее промолчать. Теперь, когда палатка гордо стояла на берегу и ее можно было исследовать до мельчайших подробностей, я поздравил се­
бя с точиостью своих предва­
рительных расчетов. Но при одной мысли о приближаю­
щейся ночи у меня кровь сты­
ла в жилах. Узкий и низкий треугольный вход в палатку казался мне поистине бесчело· вечным. В памяти всплыла неумолимая в своей холодной логичности теорема Пифагора. Как и в далекой юности, про­
клятая теорема снова будет мучить меня даже во сне -
гипотенуза вх{!}да была весьма и весьма короткой. -
Кажется, будто взор проникает за пределы звезд и те .. ряется в далекой бесконечности, бесплодно пытаясь отыскать что-то новое. А уже минуту спустя еще спря­
танное солнце в последний раз протерло до блеска звезды Южного Креста ... Справа от нас у истоков реки -
старый, ушедший на пенсию вулкан Ланин с крутыми голыми склонами, погребенными под снегами. Словно герой древней тра­
гедии, у которого годы и горести не отняли королев­
ского величия, высится он на три тысячи метров над хмурой рекой. За его плечами, спрятав главы в облака цепочкой вытягиваются горы по моложе. Куда-то далеко: Мои размышления прервало восклицание Франческо. Вдруг он схватил ружье и выстре­
лил. Я успел лишь вздрогнуть 4-"""---·_··-"""'--=-=-=~··"""'----· '-"~"':"""'" от выстрела и, ничего не раз-
глядев в кустах, решил, что Франческо просто хотел выразить свою радость -
ведь начался охотничий се­
зон, -
а заодно и опробовать ружье. Поэтому я весь­
ма удивился, когда увидел, что он возвращался с ка­
кой-то птицей в руках. Значит, сбывается моя романти­
ческая мечта, которую, впрочем, лелеет каждый истин­
ный охотник, -
«жить лишь охотой И рыбной ловлей». -
Это на ужин' -
спросил я, разглядывая первый охотничий трофей -
птицу с ярким оперением. -
да, для рыб, -
ответил Франческо и принялся разделывать бедную птицу, насаживая потроха на крепкие крючки перемета. Я попытался ему помочь, но без види.мого успеха •. Немного спустя пере меты с дьявольскои приманкои опустились на дно, чтобы поразить неискушенное во­
ображение местных рыб. Вытащив на сушу каноэ со снаряжением, мы разо­
жгли костер. Темнота и холод все явственнее давали о себе знать. Серая пелена мало-помалу обволакивала все вокруг, скрадывая очертания :Iредметов. У меня, жителя страны, где плотность населения превышает двести человек на квадратный километр, этот ночлег у костра на берегу стремительной реки, у подножия пустыиного плоскогорья И высоченных голых скал вы­
зывал чувство неописуемого восторга и цаже прекло­
нения перед дикой и суровой природой. Нашу крохотную долину окружали горы, их снежные вершины казались бахромой низких серых облаков. Тишина, нарушаемая лишь ворчанием реки да изредка криком птицы, невольно заставляла говорить шепотом и делать долгие паузы. Мы наслаждались тишиной, запахами земли и трав, теплом костра и его пламенем, совсем по-домашнему освещавшим кусты и полоску берега ... НА «ТРОПЕ ВОйНbI» с ветало, когда мы проснулись. За ночь ветер разо­
гнал тучи и аккуратно отполировал небо, придав ему характерные для этих мест прозрачность и глубину. 2* далеко убегает извилистое ущелье. А там, где струя воды разбивается о каменные стены, еле виден лес араукарий -
этих симпатичных гигантов растительного мира, радости и гордости всех ботаников. Разноцвет­
ные скалы перемежаются с невысокими холмами из камня и песка, на вершине которых одинокие птицы назначают свидание с солнцем. А оно уже приближа­
лось широким шагом сеятеля, бросая в реку пригорш­
ни цветов и красок ... Я не уставал любоваться этой незабываемой, не под­
дающейся описанию картиной с волнением и жадно­
стью первооткрывателя. Удивительный рисунок этого утра запомнится мне на всю жизнь. Меня позвал Франческо, и мы отправились проверять переметы, поставленные с вечера. Попались два лосося. Теряя последние силы, они, словно безумные, бились о прибрежную гальку. Жирные сверкающие рыбины, слишком большие для лосося. Позже мы узнали, что это был особый вид форели -
радужная форе.1Ь. Ее особенно много водится в здешних реках, и с того дня она часто входила в наше меню. При одном взгля­
де на форель я уже вижу, как она розовеет на сково­
родке. Нам не удалось их взвесить, но на глаз они тянули примерно два-три килограмма. Пора уже отправляться в путь. Сняв палатку и по­
грузив ее в каноэ, мы подплыли к гостеприимной излучине. То, что мы гордо именовали каноэ, было обычной плоскодонкой _. около четырех метров длины и немного более семидесяти сантиметров ширины с высокими бортами, слегка открытой кормой и узким носом. Лодка немало повидала на своем веку, и, купив ее, мы первым делом сменили днище. Тяжелая и неук­
люжая, она была, однако, крепкой и устойчивой. Зная, что нам нередко придется нестись по бурному течению, мы пожертвовали красотой ради прочности. Франческо сидел посредине, вздымая два здоровенных весла, го­
товый вступить в сражение с рекой. Я сидел напротив Франческо -
на корме; третьим веслом, 'вставленным в уключину наподобие руля у плота, я должен был 19 направлять движение каноэ. Груз размещался вдоль бортов, оставляя лишь узенькую дорожку от носа до кормы, позволявшую двигаться, осторожно переставляя ноги. Вода в маленькой бухте была тихой, как в садовом озерце. Воспользовавшись этим, мы слегка поработали веслами для тренировки и осуществили два-три не­
сложных поворота, словно конники в манеже. Затем вырулили на линию старта. Она была четко обозначе­
на пенистой волной, которая с бешеной скоростью мчалась в нескольких метрах от каноэ, неприятно контрастируя с зеркальной гладью крохотного залива, так бескорыстно приютившего нас. Итак, полный вперед! Рывок -
и попытка выйти на дистанцию потерпела полную неудачу. Когда Франческо резко подтолкнул лодку, я направил киль под слишком большим углом к течению, и каноэ, сделав полный круг на месте, угрожающе накренилось на левый борт, зачерпнуло немного воды, а затем отлетело назад. Франческо со­
проводил это событие выразительным «сапатЬа» 1, то ли изумившись силе течения, то JIИ возмутившись столь скверным началом. Вновь вернулись на старт и теперь уже осторожно, по касательной, приблизились к ревущему потоку. Не­
которое время мы плыли рядом с ним, а потом мгно­
венно ю·ркнули в поток. Маневр удался на славу. Ощу­
щение было такое, словно вы в дождливый день у вхо­
да в подвал с разбега наступили на банановую кожу­
ру и полетели вниз по лестнице. Обдаваемый брызгами пены, я изо всех сил пытался не потерять контроль над лодкой. Франческо, напря­
гаясь как струна, по-прежнему вздымал зажатые в ру­
ках весла, ожидая моих приказаний. Он вобрал голо­
ву в плечи и старался не глядеть на смелого «викин­
га», который, яростно скрежеща зубами и судорожно вцепившись в рулевое весло, таращил близорукие гла­
за в тщетной надежде отыскать свободный проход на юго-запад. И тут начался поворот, бесконечно длинный и опас­
ный. У меня уже не осталось времени ни чтобы отвер­
нуть вправо, ни чтобы принять какое-либо решение. Я успел только отдать экипажу команду убрать весла. Это и оказалось нашим спасением. Течение несло нас все быстрей. У меня было такое чувство, словно я обгоняю на вираже двух-трех гонщиков-соперников. А скала ближе и ближе; вот она уже всего в несколь­
ких сантиметрах. Я тоже убрал весло, признав бес­
плодность любой попытки удержаться на стрежне. Ма­
лейший поворот оказался бы для нас роковым -
кос­
нись каноэ носом или кормой скалы, мы бы опроки­
нулись. И каноэ плыло, как обыкновенное бревно. Думается, начни мы маневр кормой вперед, он тоже завершился бы самым «блистательным» образом. Все зависело от гладкости скалы, поверхность которой вода за тысячелетия отполировала с величайшей тща­
тельностью. Скорость возросла настолько, что казалось, с минуты на минуту нас центробежной силой выбро­
сит на камни. Поворот -
и нас отшвырнуло на середину реки, усеянной коварными отмелями, оставлявшими для лод­
ки лишь узкий проход, едва заметный средь пены. Настоящий водный кросс, в котором мы с Франческо рисковали жизнью. Так мы путешествовали примерно полчаса, пока по счастливой случайности не приблизились к берегу. Франческо акробатически соскочил на берег, сжимая в руке трос. Наконец-то! На новом месте я занялся едой, а Франческо отпра­
вился на охоту, захватив десять капканов и неизмен­
ный карабин. Вернулся он уже в сумерках. Ожидая, пока я сварю похлебку из риса, чечевицы и гороха, он начал ощипывать подстреленную им птицу; потроха пошли в капканы на приманку для лис. -
Я поставил шесть капканов на лисицу и четыре на нутрию. Но на удачу не рассчитываю. Мы еще 1 С а r r а rn Ь а -
черт возьмиl (uсn.). 20 слишком высоко, -
объяснил он. -
Завтра двинемся дальше. Птица, которую он ощипывьл, называется мартинета, и по оперению она очень похожа на цес.арку. Мне эти птицы были уже знакомы, так как они водятся и в ме­
нее пустынных местах. Обычно они живут стаями по десять-двенадцать в каждой. Подстрелить их довольно легко, особенно когда они взлетают и тяжело, медлен­
но плывут над землей. Труднее попасть в них, когда они спасаются бегством, часто и внезапно меняя на­
правление. На следующее утро, по-братски разделив мартинету, пошли осматривать капканы. Пройдя по берегу, сразу же начали продираться через густые заросли. -
Дон Хуан ждет нас, -
на ходу бросил Фран­
ческо. -
Дон Хуан? -
Да, Эль Сорро. Ночью я слышал, как он угодил в капкан. Значит, нас ждет дон Хуан -
господин Лис! Я ночью ровным счетом ничего- не слышал. Совершен­
но обессилев за весьма богатый приключениями день, я бы не проснулся, даже если б с меня содрали кожу. Наконец подошли к капк.анам на нутрий. Франческо поставил их у самой поверхности воды; они были пус­
ты все до одного. Ночью заводь покрылась тонкой коркой льда. . Чуть дальше нашли лису. Красивую, рыжую лису. Она угодила передней ногой в тиски каш{ана и уже умерла. Еще метров двести -
и мы увидели вторую лису. Заслышав наши шаги, она в последний раз попыталась спастись бегством. Но, убедившись в бесполезности своих усилий, пленник приготовился к последнему сра­
жению. Это был огромный и злобный лис. Он скреже­
тал могучими зубами со слепой яростью голодного волка. Впрочем, он и походил скорее на волка. Я да­
же не подозревал, что бывают столь крупные лисы. Попади в его челюсть рука, из нее получилось бы крошево. Франческо отыскал узловатую палку и стал нетороп­
ливо остругивать ее ножом. Догадавшись о его на­
мерениях, я попытался вступиться за лиса. Нельзя ли его прикончить выстрелом из ружья? Моя просьба была отвергнута. Франческо объяснил, что нуля может попортить шкуру. Осторожно подойдя ближе, Франчес­
ко нанес лису страшный удар по голове. Когда н·еравныЙ поединок закончился, я попросил разрешение нести трофей в лагерь. Во-первых, я хотел показать Франческо, что, даже будучи новичком, могу быть ему полезным и на охоте, а главное, стремился раз и навсегда победить свое отвращение к виду кро­
ви. Связав лису ноги, я поплелся вслед за Франчес­
ко, волоча свою жертву. Как только рука у меня уста­
вала и почему-то начинала зудеть, я перекладывал добычу в другую руку. Внимательно следя за дорогой, я менял руку совершенно автоыатически. Пока... пока не сделал одно довольно любопытное открытие: в то время как боль в плече и свободном локте тут же исчезла, Ji>YKa продолжала зудеть и чесаться. Зуд был какой-то странный и вызывал всякие подозрения. На­
рушение кровообращения? Застой крови? Я поднял руку. Она вспухла и была даже не синей, а цвета молотого кофе. Наоборот, прилив крови? И тут я увидел, что по обеим рукам ползают легио­
ны блох. Здоровенных, темных блох, проделывающих сложнейшие перестроения на моей бледной коже, -
блох дона Хуана! ВСТРЕЧА С ГУАНАКО Сняв шкуры с убитых зверей, снова пускаемся в плавание, решив бросить якорь через два-три часа. И хотя ритм путешествия можно было сравнить с уча­
щенным сердцебиением, кризис уже миновал. Мне поч­
ти всегда удавалось пристать в указанном Франческо месте, с разницей в двадцать-тридцать метров. Плохо ли, хорошо ли, но лодка прокладывала путь через все препятствия. Новая стоянка показал ась нам идеальным местом для отдыха и охоты. Солнце и море света, волшебство тишины, безбрежные дали, глубина. бездонное небо. И вода! Великое богатство и первейшая необходи­
мость. Вода у наших ног. Вода для питья, стирки и промывания желудка. Не вода, текущая из крана, или дистиллированная водичка химических кабинетов, а нежных голубых тонов речная влага с запахом хвои и водорослей. Посовещавшись, мы решили пробыть здесь несколько дней. Два узких и длинных озерца на берегу, одно из которых соединялось с рекой, были для нутрий обето­
ванным краем. Здесь внеглубоких лагунках росло во­
дяное растение, которое Франческо искал уже давно. Это растение -
любимая еда нутрий. Оно крепко прирастает ко дну и на целый метр возвышается над водой. Листья у него мясистые и длинные. Плотным зеленым ковром устилает оно поверхность мелководных озер у самого берега. Нутрия-миокастор питается корнями и нижней частью листьев растения, белой и аппетитной, как стебель сельдерея. Франческо начал ставить капканы на глубине одной­
двух ладоней от поверхности, даже не пытаясь их за­
маскировать. Каждый капкан висячим замком с цепоч­
кой прикреплялся к кустам на берегу, а если. их по­
близости не было, просто к колышку, которыи здесь же и вбивался. На поверхности заводи вокруг капкана мы разбросали' корни, стебли, кусочки листьев, выужен­
ные мной из воды. у самой поверхности воды. Хотя внешне нутрия очень похожа на бобра, она никогда не ставит перед собой сложных гидротехнических проблем и не пыта е тся блеснуть архитектурным мастерством. У скромного и доверчивого зверька, настолько доверчивого, что он одинаково смело ставит лапу на камень и на «тарел­
ку» капкана, к несчастью для него, ценный мех. По этой причине дюжина капканов несколько дней подряд покушалась на жизнь безвредных обитателей двух маленьких озер. Остальные капканы были рас­
ставлены полукругом за озерами, весьма далеко от на­
шей стоянки. Предназначались они уже для лисиц. Хотя в этом году шкурка нутрии и ценил ась в четыре­
пять раз дороже лисьей, Франческо, однако, готов был поставить даже лишний капкан на лису: ведь ни один настоящий охотник не в силах отказаться от невиди­
мой схватки с хитрым и почти неуловимым хищником. -
Потому что лиса очень умное животное, -
заме­
тил как-то Франческо. «Умное» означает ловкость, решительность, осторожность, смелость, силу и даже отвагу. хитрость, догадливость, а в крайнем случае и Расписывая мне вполголоса достоинства лис, Фран ­
ческо без устали отыскивал удобные тропинки, самые заманчивые уголки и нужные кусты. Тут он и ставил капканы. Как и для нутрий, они состояли из двух полу­
круглых металлических тарелок диаметром в тридцать сантиметров, соединенных двумя мощными пружинами. Когда животное дотрагивалось до «тарелки» капка-
на, срабатывала пружина, и пленнику приходилось весь­
ма скверно. Обычно зубья капкана впиваются в переднюю лапу зверя. Зарядив капкан, его закапывают в специально отрытую ямку. И з аряд­
ка и маскировка капкана требуют большой осторожносl'И: очень реко­
мендуется во избежание потери не­
скольких пальцев надеть предвари­
тельно кожаные перчатки на толстой Л ЕД ЯНОЙ САР К ОФАГ подкладке. Почва большинства плоскогорий Патагонии песчаная, и закапывать капканы тут нетрудно. Установив капкан в ямке, его накрывают ли· стом бумаги, а затем аккуратно ма · скируют . песком и вырытой землей. Это не позволяет песку и земле осыпаться вниз и засорять пружи­
ну. Успех или неудача в этом слу­
чае во многом зависят от опыта и мастерства охотника, от его умения тщательно замаскировать капкан. М аленький индеец СИД И Т, тесно прижав колени к под­
бородку, закутавшись в гру­
бую мешковину. Длинные чер­
ные волосы, заплетенные в косички, разметались по пле · ­
чам. Кажется, мальчик спит ... В феврале 1954 года груп п а альпинистов поднялась на вер­
шину Керро Плоl't10. Закованный 80 льды, ЭТОТ пятитысячник, как часо­
вой, возвышается в голубом небе Ц ентральных Анд. Восходители реши­
ли ОТДОХllyrь и начали вырубать площадку во льду. Вдруг ледоруб одного из них зацепился за кусок ткани. Осторожно расчистили находку. Это ока­
залась замерз ш ая мумия мальчика инде й ца. Ледяной саркофаг хранил его НеСКОЛЬКО столет и й. Обложив тело мальчика льдом, закутав в брезент, группа спустил ась в до­
лину. Исследования показали, что маленький индеец умер около пятисот лет назад. Как он попал на вершину? В то далекое время коренные ж и тели страны вели жестокую войну проти.в конкистадоров испанцев, которые, уби­
вая и грабя. вторглись в Южную дмерику. Может быть, отчаявшийся народ принес мальчика в жертву богу Солнца? Или ребенок просто отстал от своего племени, укрывшегося в горах от захватчиков, и заблудился? Сейчас фигура индейского мальчика хранится в специальном холодиль­
нике в одной из комнат этнографического музея в Сант-Яго. Франческо всегда работал в пер­
чатках: не из страха оставить паль­
цы в капкане, а иа опасения, как бы лиса не учуяла запах человека. Но вот работа окончена, и камень, пучок травы, лист все заняло свои прежние места: Франческо об­
ладал редким умением мгновенно воссоздавать прежнюю микрофлору. Не только лиса, попавшая сюда впервые, но и та, что уже бывала здесь, не должны были заметить ни· каких подозрительныIx изменений. В самом деле, кто не удивится, вый­
д я утром из дому, увидеть паюIТ-
Нутрии должны были соблазниться таким дьяволь­
ским салатом. Не преРblвая работы, Франческе показал мне слеДbl лапок, отпечатавшиеся в грязи, п у чки шерстки в зарослях каМblша и на сухих листьях. Здесь нутрии дремали после сытного обеда и грелись на СОЛНblшке. Франческо наЗblвал их сонями. Он и на бе­
регу осторожно поставил капкан. Впрочем, особblХ предосторожностей тут не нужно. Нутрия от ПРИРОдbl не сл ишко м сообразительна. Это тихо е, добродушное животное. Оно н е опасно, никому не вредит, ведет жизнь тихую и уед ин е нную. Бедная нутрия с ча стлива, если ей не мешают мирно плодиться в УЮТНblХ норах ник на месте общественного туа ле та, а туалет -
на месте памятника? Приманку из кусков мяса или внутренностей п т иц, а иной раз из падали кладут не в капкан, как я ду­
мал, а поблизости -
так, чтобы, прельстившись вкус­
ной едой, лиса непреме нно задела бы капкан. Ц епочку, тоже старательно замаскирова Н iiУЮ, Фран­
ческо привязывал не к растению или КУС':У, как это делается при ловле нутрий, а к большой ОТ J IOманной ветке. Попа в в ловушку, лиса начинает метаться, пы­
тая с ь спастись бегством, и тащит за собой капкан, це­
почку, ветку. Если же прикрепить цепочку к кусту или растtCНИЮ, то лисе, сначала полной сил, вероятно, удалось бы lJысвободить лапу из тисков и пусть ценой увечья, но ()брести свободу. При изобретенной Франческо системе у лисы остаются самые ничтожные шансы на спасение. Волоча за собой тяжелый груз, послушный любому ее рывку, лыса постепенно слабеет, и, когда цепочка, кап­
кан или ветка зацепит за какую-нибудь помеху, у бед­
ного животного не останется сил для борьбы. Фран­
ческо рассказал мне о случаях, когда лисицы перегры­
залут себе сухожилия и убегали на трех лапах ... Сm:дующим утром на нашей совести были уже две рыжие лисицы и три нутрии. Нутрия, услышав наШJl шаги, отозвалась жалобным криком. Я остановился в полнейшей растерянности: пусть я стал невольным сообщником Франческо, но быть участником преступле­
ния не желал. К счастью, после первого же удара :нутрия рассталась с жизнью. Впрочем, Франческо отнюдь не был жесток. Он по­
своему уважал зверей. Убивал лишь тех, кто мог при­
годиться для еды или имел ценную шкуру. При этом мой друг старался сократить мучения зверей, попав­
ших в капкан; а если они попадали на мушку его ружья, давал им шанс НII спасение. Обычно Франческо стрелял с дальнего расстояния, если зверь сидел неподвижно, и часто позволял ему обратиться в бегство. Таков был неписаный охотничий закон. Впоследствии я не раз видел, как, выследив после обычных поисков зверя, он сначала вспугивал его, а уже потом стре­
.лял ... В тот день и я принял боевое крещение: убил зайца и едва не подстрелил Франческо. В оправдание могу JIИШЬ сказать, что до этого я ни разу не... стрелял из Qхотничьего ружья. Что же до моего опыта в отноше­
нии зайцев, то он ограничивался участием одиннадцати .лет от роду в званом обеде, который мой старый дя­
дюшка устроил по случаю убиения зайца, пригласив на пир всех родственников, вплоть до третьего колен.а. .. . . ... m Следующий день опять начался с проверки капканов. В одном сразу же обнаружили незваного гостя, с ко­
торым вовсе не собирались сводить счетов -
в лисий капкан угодил ... орел. Заманчивая приманка привлекла и его. Орел был первым из множества ни в чем не повинных жертв, которых мы тут же отпускали на волю. Я успел полюбить эту чудесную террасу над рекой и с тоской думал о предстоящем отплытии. Право же, мне следовало построить здесь настоящий дом, по­
хитить индеанку, родить детей и заняться разведением нутрий. На второй день, кроме обычной добычи, нам уда­
.10СЬ, наконец, раздобыть и «мягкий матрац из шкур». 22 .-
. ,. ::JTO было не прихотью сибаритов, а отличной подстил­
кой Д.1Я спальных мешков. Сигнал тревоги прозв~"{ал в полдень. Поспешно доели заячье рагу с РИЗОТl'о 1, И я, обрядившись в охотничьи доспехи, засеменил вслед за «вели·ким вождем племени». С полчаса шли вдоль неровного бе­
рега . реки. Внезапно Франческо остановился. Кивком головы он указал мне на темную пирамиду, высотой сантиметров в семьдесят. Неподалеку высилось другое, очень похожее на первое по цвету и по форме, соору­
жение. Казалось, кто-то хорошо знающий законы гео­
метрии сложил пирамиду И::j больших фиников} Одна­
ко я твердо знал, что в Патагонии пальмы не растут, и потому уверенно сказал: -
Экскременты. -
Гуанако, -
уточнил Франческо, -
местная разно-
видность дикого верблюда, но без горба. Сегодня они еще не приходили, но скоро появятся, -
добавил он, внимательно исследовав пирамиду у наших ног. Слава тебе господи! Теперь мы спокойно заляжем в засаду. Если бы они пришли раньше нас, Франческо увлек бы меня в утомительнейшую погоню. Его вид не остав­
лял сомнений, что к вечеру он решил любой ценой до­
быть гуанако. Старый охотник объяснил, что неизвестно уж какие сентиментальные чувства заставляют гуанако вернуть­
ся на прежнее место для отправления 'естественной нужды. К тому же ан любит пить чистую речную воду, а здесь ее предостаточно. Словом, гуанако был рутинером и консерватором . Все было ясно: навоз несвежий, и, значит, гуанако еще не приходили. Спрятавшись за кустами, по соседству с «финиками», мы стали терпеливо ждать. Лежа на песке и греясь в Jlучах яркого солнца, мы даже на минуту забыли, что охраняем пирамиду, сложенную из довольно про­
заического материала. От нечего делать осматриваю местность. У другого берега сотни диких уток лениво ---.. .... • •• ... . . -. .. .' .. .. ~ ~. ) .. покачиваются на неподвижной водной глади. Утки все­
возможных расцветок; они беспрерывно оглашают воз­
дух глухим, свистящим клокотанием, прерываемым лишь прилетом или отлетом новых птиц, тяжело шле­
пающихся на воду или взлетающих с разбегу, смешно помогая себе лапами и оставляя позади белый пенистый след. На противоположном берегу по песча­
ной косе. надежно отгородившей уток от врагов, чинно шествует благообразное семейство страусов-нанду: отец, мать и дюжина детенышей. Они следовали с важ­
ным, задумчивым видом, один за другим строго по росту. Но так велика была разница междv самым ВЫ-
1 Риз о т т о -
рисовая каша на МЯСНОМ БУJlьоне. соким И самым низким нанду. что малыши никак не поспевали за родителями. Франческо излагал програм­
му на ближайшие дни, когда появились долгожданные гости. -
Гуанако! Их было четверо: две самки, самец и маленький сим­
патичный детеныш -
чуленго. Подойдя к отмели, гуа­
нако остановились. Они· стояли примерно на расстоянии двухсот метров. Высокий, стройный самец со светло­
коричневой шерстью первым двинулся к реке. Вскинув голову и навострив уши, он внимательно глядел по сторонам, ступая медленно и лениво. Горделивая осан­
ка и внешне равнодушный, надменный вид характер­
ны для гуанако, но сейчас оН показался мне просто застенчивым сушеством, которое с наигранным хладно­
кровием отыскивает туалет. Сзади. ожидая приказа, неподвижно стояли «родственники». . Притаившись в засаде, мы ждали приближения вра­
га. Глядя на величественную фигуру стройного гуана­
ко, я на миг растерялся -
уж очень бросалась в гла­
за разница между моими и его размерами. Обычно гуанако весит около четырех центнеров: это самое крупное из млекопитающих Южной Америки, на ко­
торых ведется охота. Впрочем, опасности для нас не было никакой. Мне представилось, что я укрылся на краю дороги, чтобы убить лошадь. И, главное, только для того, чтобы завладеть ее шкурой. Так уж ли это необходимо? Я шепотом поделился с Франческо своими сомнения­
ми, но он ответил, что шкура гуанако убережет нас от плеврита или от серьезной простуды. Плеврит на рас­
стоянии нескольких сот километров от ближайшего ЩИТ У ДОРОГИ (Окончание. Начало на стр. 14) Салех не ошибся. К вечеру соорудили навес из пальмовых листьев, стащили со всей деревни ска­
мейки, на двух бамбуковых палках приладили вися­
чие лампы. Вати дрожащей рукой вывела на доске первую фразу. Прочитала. Беззвучно шевеля губа­
ми, ученики повторили ее вслед за учительницей. И узнали, что на двухстах наречиях и диалектах го­
ворят жители их родины, что на тысячах островов раснинулась она, вечнозеленая и гористая, омывае­
мая парными водами океанов и морей, обдуваемая теплыми ветрами тропиков. Что и белозубые бата­
ки, и темно-желтые минангкабау, и похожие на ин­
дийцев балиЙцы. и курчавые жители Молуккских островов, и папуасы Западного Ириана -
все на­
чали изучать единый «бахаса индонезиа» -
индоне­
зийский язык Определенных часов занятий не было. Вати за ни­
малась то с группами, то с одиночками, приходила в хижины спрашивать заданный урок. Детишки ста­
ли бессменными ее С!Iутниками. Они охотно носили тетради и книжки, стремглав бегали по ее поруче­
ниям во все концы деревни, задавали ей тысячи вопросов. Каждый вечер ее стол ломился от фрук­
тов. Чего только не притаскивали признательные крестьяне в подарок учительнице: колючие дуриа­
ны и розовые джамбу, фиолетовыIe маНГИС'!>I и жел­
тые манго, медовые ананасы и сахарные бананы. Все было бы хорошо, только три месяца нет ве­
стей от Сулеймана. Иногда сердце пронзала такая грусть, что в пору бежать в Сурабаю. Нет, она тоже не будет писать. Дядя Салех, добрая душа, приискал ей жениха. Каждый вечер, будто невзна­
чай, он расхваливал сына муэдзина: ум превозносил до небес, красоту и образованность расписывал. И хотя сам муэдзин давно примирился с учитель­
ницей, стал помогать ей, ~ его сын не сводил с Ва­
ти глаз, она редко заходила в их дом. врача отнюдь не показался мне праздничным подар­
ком. Значит, сейчас речь шла об особой форме борь­
бы за существование. Получив, таким образом, согла­
сие природы и успокоив свою совесть, я тоже взял гуанако на мушку, хотя подобная предосторожность была излишней, ибо гуанако никогда не приблизился бы на нужные мне для открытия огня тридцать метр-ов. На полпути гуанако попа.л (юд огонь Франческо. Почти одновременно с выстрелом я услышал негром· кий сухой стук, точно кто-то ударил в барабан. Долж­
но быть, пуля пробила гуанако грудную клетку. жи­
вотное рванулось, словно выстрел только напугал его, но не ранил, как вторая пуля настигла его. Гуанако рухнул на песок и замер. Франческо с первого раза П01Iал в цель, но без вто­
рого выстрела животное пробежало бы не один кило­
метр, прежде чем свалиться мертвым' на землю. Тре­
тий, последний выстрел прервал агонию. Его родичи умчались в самом начале «дуэли» и .сеЙчас жалобно кричали откуда-то с холма. Их печальный крик был похож одновременно на блеЯНllе овцы и ржание лоша­
ди. Снять шкуру с гуанако дело нелегкое, и Франчес· ко понадобилась моя помощь. Это оказ.ался красивый, еще не старый самец с чудесной, не особенно длинной шер·сткоЙ. Мясо гуанако, KOTOPOl~O хватило бы на роту солдат, увы, несъедобное. Его острый запах напоми­
нает карболовую кислоту. вызывая понятное отвраще­
ни.е. Мы постарались как можно лучше почистить и про­
сушить шкуру, слегка присыпав ее солью. Через два дня пол нашей палатки украсит отличный меховой ковер! Перевод с итальянского Л. ВЕРШИНИНА Побежала только раз, когда муэдзин вернулся из города, с крестьянской конференции. Сназали Вати, что привез он для учительницы письмо. Вбе­
жала в дом, ниспослала благословение аллаху, спро­
сила с порога: -
Весточку, ГОВОРЯТ, привезли мне. -
Перед конференцией какой-то моряк все рас· спрашивал, кто из нашей деревни приехал. А ка­
кой ветер тебе об этом нашептал? Вати вспыхнула, нетерпеливо попросила: -
Не томи, дядюшка, дай письмо. Ват и долго не решалась прочесть его. Наконец надорвала конверт. Строчки торопливо бежали по бумаге. Сулейман писал, что она молодец, что он горд за нее, что недавно в газете среди лучших учителей было названо ее имя. Моряки, узнав, что Вати его невеста, горячо поздравляли: отпустил не­
весту в деревню, значит он очень сознательный. Вати не вытирала глаза. Старый Салех тихо вы­
шел. Всем хорош дядя Салех, но уж очень любит новости. В деревне !{а!{ раз наступило время ужи­
на. Он шепнул соседям, те -
дальше; через час о письме знала вся деревня. И когда она при­
шла на урок, ее встретили улыб!{и, а пожилой !{ре­
стьянин хитровато сощурился и на правах старшего осведомился: -
Вся светишься, учительница. Что приключи­
лось? Ват и смотрела в их отнрытые лица: -
Радость у меня, дедуш!{а. Жених письмо при­
СJjал, а до этого не писал. Он тоже грамоте обу­
чает. После службы во флоте учителем стал. Салех ворчливо заметил: -
Почесали языки, заниматься пора. Трудно дается письмо рукам, привы!{шим к мо­
тыге. Но они упрямы, эти РУ!{И, и непослушные бук­
вы ложатся на бумагу. Сулейман приехал через год. У самого въезда в деревню он увидел большой щит. Печатными бун­
вами на нем было написано: «В нашем округе без­
грамотность ликвидирована в октябре». Ниже чья­
то неуверенная рука дописала: «Потому что очень хорошая у нас учительница». 23 6. СИЛКИН З еAfЛЯ в «одежде» сво е и Af а н:uтосферы. Две зо н ы рад и аци и -
в н утре нн яя и в н е шня я -
охватывают ее п лот ны ми к ольца ми. С трел ы «со лн еч ны х в е т ­
р ов» вторtаются в окрест н о с т и З емл и и с м ин ают, от к ло н я ю т в сто р о ну ее м а zн и т н о-силов ы е л инии. JI!lIIHClMI NUItЦJl МЫ ЖИВЕМ НА МАГНИТЕ Нет, все еще слишком часто, когда говорят «Земля », подразумевают лишь землю, сушу. А Мировой OKeaH~ А атмосфера~ .. Ведь и о.,и вместе с сушей составляют нашу планету, ту, чт о именуется Землей с боль ш о й буквы. Расширяются горизонты достижимого, и нас уже н е удовлетвор я е т знакомый перечень трех стихий: зем'~ о й тверди, морско й глади и воздушного океана. К л и т о­
сф е ре, г идро с ф е р е и атмосфере добавила с ь еще о д­
н а -
магнитосф е ра. Откуда она взялась~ Мы ж и вем н а магните. На огромно м шарооб р а зн о м маг ните. Поле этого магнита у х одит далеко в про с тран ­
ств о и та м постеп ен но о с лабевает. Впроче м, и на п о -
в~рхности планеты оно в сотни раз слабее, чем поле обыкновенного школьного металлического подковооб ­
раз н ого магнита. Но зато его объем можно назвать ги ­
гантским. А так как известно, что энергия магн и тного поля ПрОГlOрциональна его объему, следовательно, его влияние на то, что творится в окрестностях наш ей п л а­
неты, о ч ень велико. Есл и вы когда-нибудь попад ет е на бер е га покрыт о го льдами Баффинова залива, омывающего север Ка н а­
ды и Грен л андию, или в район с ов е тской а н тар к т ич е­
с кой станции « Востою >, Воl с м ож ете увид е ть редкую кар­
тину: с вободно подв е шенная стрелка компа с а б уде т показывать о с тр и ем пр ям о вниз. Дв е т оч к и на зем но м шаре, г де толь к о и можно наб л юдат ь тако е яв л ен ... е, на з ываютс я гео м агн и тными полю с ам и. С и ловы е линии з ем но г о магн и та «в ы х одят » И З о дн о ­
г о ма гнитно r о п ол юс а, дугам и огибаю т п лан ету и у пи­
раются в д р у го й. О н и ра с полагают ся в про с т р а нстве п р име рн о так, к ак ло жа т с я ж е л ез н ы е опи л ки во круг об ы к нов е н но го магни т а, име ющ е г о ф ор му сте р ж ня. Вся СОRО К УП НО СТЬ эт и х лин-ий, в ся обл ас т ь, котор ую ~ни охва т ыва ют, и на зывает с я ма г нитосф е р о й. О том, как высоко пр о стирается магни т осфера, рань­
ше можно было тол ь ко гада т ь. И лишь во в рем я Меж-
дунарО'днО'гО' геО'физическО'гО' гО'да пО'сле запуска се­
ветскиУ. и американских искусственных спутникев и кес ­
миче с ких ракет ученые устан ев или, чтО' примернО' в 90 тысяч килеметрО'в О'т певерхнО'сти планеты маг­
нитнО'е пО'ле станевится в 1 О тысяч раз слабее, чем на Земле, и дальше уже не изменяется. ЭТО' и есть г рани­
ца магнитесферы, а пО' существу -
и настО'ящая г рани­
ца Земли, нашегО' БО'льшеге дема, если считать егО' целикем -
О'т «фундамента» ДО' заО'блачнО'ге магнитнО'ге кенька на крыше. ЗЕМЛЯ В «РУБАШКЕ» ... Шел МеждунарО'дный геефизический гед. Челеве­
честве затаив дыхание следилО' за пО'летО'м первых в мире искусственных спутникев. У специалистО'в были О'себые причины для велнениЙ:. ведь впервые сталО' вО'змежне пезнакО'миться вплО'тную се МНО'гими явле­
ниями в кО'смО'се. Еще в начале века ученым стале ясне, ЧТО' Земля извне пестО'янне пО'двергается ебстрелу какими -т е не­
видимыми лучами, кетерые назвали кесмиче с кими. ОкелО' тридцати лет ЭТО' явление наблюдают система­
тически, испельзуя все БО'лее хитреумные приберы. и вО'т втО'рей сО'ветский спутник Земли и американ­
ский «Эксплерер 1» пренизывают кесмические екрест­
нести. ПО' О'бщему мнению, чем выше заберутся эти разведчики, тем бельше заряженных частиц дО'лжн ы етмечать их приберы: ведь ближе к Земле частицы пО'глещаются аТМО'СферО'Й. НО' ЧТО' этО'? И в Мескве и в штате Айева, где О'беб­
щались данные, пелученные спутниками, ученые тО'льке развели руками: стеилО' спутникам залететь пе выше, как кО'личествО' частиц, регистрируемых приБО'рами, па­
далО' де нуля. В пО'рядке ли О'БО'рудО'вание? Все разъяснилесь, кО'гда в небе взлетел наш третий спутник и заекеанские «пайениры», сО'ветские ракеты, запущенные на Луну, и американский «ЭксплО'рер IV», на кетО'рых устанО'вили менее чувствительнее еБО'рудО'­
вание. Они денесли, ЧТО' прежние приБО'ры были слиш­
кО'м «нежными» И замО'лкали, прО'стО' «пресытившись» заряженными частицами, кетО'рых на этих высО'тах ку­
да БО'льше, чем предпО'лагалО'сь. tllllJlH Откуда же, слевне из рО'га изО'билия, льется этО'т невидимый петО'к? ТО'гда-тО' и редилась теО'рия, сегласнО' кетерО'й маг­
нитнее пО'ле Земли -
ЭТО' егрО'мная лО'вушка для за­
ряженных частиц, идущих из кО'смО'са. Свеим гигант­
ским магнитным «сачкем» левит Земля кесмических «мО'тылькО'в», слетающихся из глубин ВселеннО'Й. ДО'ждем ебрушиваются ени на « крышу» нашегО' ДО'­
ма -
внешнюю О'бласть магнитесферы -
и здесь встречаются с препятствием. Силевые линии, напруж и ­
нившись, как лук, встают им навстречу, стараясь не прО'пустить кесмических пришельцев на Землю. В ре­
зультате тО'льке самые « сильные » ИЗ ни х делетают де пО'верхнести, а «слабые» частицы, не О'бладающ ие так ей энергией, кО'терая пО'звелила бы им прО'бить «с а­
чек» магн ит осф е ры и прерваться к Земле, изме ня ют направление свееге пО'ле та: ени начинают метаться в левушк е, двигаясь вдО'ль силевых линий, к ак бы на­
в иваясь спиралью на них. Лети т ПО' СИЛО'вО'Й линии ч астица, все бл иже и ближе е на к пО'ве рхнести Земли, все круче « штепО'р », кО'тО'­
рый О'н а пречерчивает в пути, все БО'лее плО'ск ими стане вятся егО' витки, все теснее у пО'люсев силО'вые Заряженные части~bl вошлu в MalHUTHoe поле Земли и ДВи ­
жутся к ней п о спирали, «нави ­
ваясь » на СllЛОВblС линии. Ч е." сил ь нее становится AlalHUTHOe по­
л е и те сн ее c'to силовыс линии. ТС!l1 УЖ С диаМС1'Р спирали. 3apXJlceHHble 'шсти~ы, пришедшие из космвса к Земле, захваче ны ее Ма2нитным полем. Они н ачинают свои странств ия из ceBcpHozO по­
лушария в южное и обрат н о, « на­
матывая » свою трае ктори ю на силовые л ин.ии. Совокупность э тих «меч ущихся » части~ и создает ра­
диa~иOHHыe коль~а BOKPYl н а ш ей п л анеты. \ ПРОТОн линии, все БО'л ьшее сО'противление еказывает магнит­
нО'е поле... И вО'т, наконец, не в си ла х п ревО'змО'чь ЭТО' сО'претивл ение, не делетев де Зем ли, частица «из­
немегает», О'станавливается. етражается и епять летит ПО' си леве й линии, нО' в друго й кенец планеты. 25 Бесчисленное количество 'раз «наматывае,.» свой путь частица на силовую линию, пролетая за секунду-дру­
гую по огр.омной дуге от одного полюса до другого и обратно. Так она кочевала бы до бесконечности, ес­
ли бы все это происходило в абсолютном вакууме. Но атомы вещества, рассеянного в космосе, как бы редки они ни были, сталкивают'СЯ с этими странниками и застав · ляют их растратить свою энергию. Исчерпав ее запас, частицы гибнут, «высыпаются» в районах крайнего севера и крайнего юга нашен планеты. При этом природа УС1раивает «'в ИХ память» великолепный «сал ют »: небосвод над ледяными просторами Арк­
тики и Аытарктики озаряется сполохами поляр-ных си­
яний. Эксперимент сменялся эксперим.ентом, самые раз­
личные счетчики частиц устанавливал1о1СЬ на борту спутников и ра,кет, и постепенно картина стала прояс­
няться. Было установлено, что Земля одет о в « рубаш­
ку» магнитосферы, сотканную из бесчисленного мно-
жества заряженных частиц, ДВl1гающихся по опреде­
ленным законам. И хотя видеть их нельзя, но прибо­
ры чувствуют присутствие частиц отлично. И не только приборы -
живой ор rанизм, который ~IЛ бы поме­
щен в этот резервуар заряже н ных частиц на достаточ­
но долгое время, испытал бы серьезней шие послед­
стви я о, смертоносной радиации. Эта «одеж да » очень своеобразна. Попасть в ее толщу опа сн о, но в то же время она ыадежной бро­
ней предохраняет нашу планету от вредоно с ного кос­
мического излучени я. И кто знает, возможна л и была бы жизнь на Земле, если бы она не была одета в эту «руба шку » ... В наш век, ко гд а человек делает первые шаги в ко с­
мос, вопрос О магнит осф ере сразу же превратился из чисто теоретического в насущную практ ическую проблему. Им заинтересовались медики, о т вечающие за здоровье космонавтов. Рад ист ы, при званные ПО'д-
Реки на морском дне ТАЙНЬI ОКЕАНОВ в 1929 году связь между Ев!Юпой и Америкой по транс­
атлантическому кабелю была прервана. Оказалось, что в paii-
оне НЬЮфаундл енда кабель был поврежден подводной ла­
виной. Под ударами подводных зем ­
летрясений массы размытых и насыщенных водой глин еры-
ваются со склонов возвышенностей и подводных н есутся в подводные долины со ско ­
ростью до 40 километров в час, увлекая за собой ил. Прокатыв аясь время от вре­
мени п о проторенным путям, мутьевые потоки вымывают на подводных склонах овраги, каньоны -
совсем как бурны е потоки и ручьи на суше. дом, где хозяин море в ытянутое в длину здание с прозр а чными стеклянными стенами и ребристой крышей отчетливо рисуется на фоне сапки Орлиной и Амурского залива. Кругло е помещение со стеклянной галереей и бетон­
ным козырьком дополняет ар­
хитектурный ансамбль... Так зад ума ли про ектировщики Большого Владивостока корпус морского аквариума и ихтиоло­
гического музея. Батискаф или каюта? н а новом америка нском океанографическом судне « Атлантис 11» имеется любо -
пытное приспособление в кил ь корабля вмонтирован батискаф с иллюминаторами. Из этой своеобразной каю ты можно наблю дать за жи з нью обитателе й подводных гл уб ин, не покида я судн а. ,держивать дальнюю связь, хотели знать, как влияют захваченные частицы на распространение радиоволн. СИЛУЭТ ДВУГОРБОГО ВЕРБЛЮДА «А не поможет ли новооткрытая сфера точнее и легче составлять карты вечно меняющегося магнитно­
'го склонения~» -
спрашивали магнитологи и штурма­
tibI. Те, кто посвятил себя изучению тайн полярных си­
яний и космических лучей, увидели, что здесь кроют­
ся ответы на многие волнующие их проблемы. Всем этим занялась новая наука, название которой вы пока не найдете и в Большой Советской Энцикло­
педии. Она называется аэрономией, и в круг ее ве­
,дения входят проблемы электромагнитных явлен.иЙ Б верхней атмосфере и ближнем космосе. И хотя .аэрономия в общем-то наука физическая, разве воз­
можно в наше время отделить фи:,ику от физической географии и астрономии. Семья этих родственных наук, ,давно пополнившаяся астрофизикой, геофизикой, ге­
лиофизикой, теперь гсх:теприимно приняла под свой кров и новую родственницу -
аэрономию. Интересно, что натолкнуться на некоторые загадки строения магнитосферы помогла случайность. Амер"­
канская ракета «Пайонир 111» была направлена к Луне, Но из-за каких-то неполадок она отклонил ась от пра­
вильной траектории и с раСLТОЯНИЯ около 100 тысяч километров повернула обратно в сторону Земли. При ЭТОм "Пайонир 111» дважды -
«туда» И «обратно» -
про низал зону повышенной радиации. Показания счетчиков, помещенных н. борту ракеты, перене,сли на график, и снова ученые были поражены: он напомнил им силуэт двугорбого верблюда, До рас­
стояния примерно в 1 О тысяч километров от центра Земли кривая взгорбливалась круто вверх, и, значит, количество частиц, которое она обозначала, увеличи­
валось. и OKEAHbl Т ДЙН по CJlEAAM БРОДЯЧИХ ПЕСКОВ Неисповедимыми путями «бродят» по дну морей и рек зыбучие пески. Неожиданно вырастают они на фарватерах, по которым сле­
дуют суда, образуют непредвиденные мели в гаванях и на рейдах. Каким законам подчиняется это кочевье песков? Ученые давно уже пытались разгадать их маршруты. Песок ярко 'Окрашивали в каком-нибудь месте. Через некоторое время вокруг него со дна брали контр'Ольные пробы. В них надо было отыскать, 'Окрашенные крупицы. Кропотливый, изнурительный труд. Попробуй­
те перебрать руками 'ОДIIН грамм песка, в к'Отором 100 тысяч пес­
чинок! Но вот раб'Отники институт'Ов органической химии и океанол,огии Академии наук СССР предложили метить песок по-новому. Зер­
нышки песка покрывают тончайшей пластмасс'Овой пленкой с вкрап­
ленным в нее люминофором -
свеТЯЩИМСfl веществом. И такие единичные меченые песчинки м'Ожно за две-три минуты обнаружить среди десяти миллионов обычных за десятки кил'Ометров от перв'О­
начальн'Ого места. Надо ТОЛЬК'О направить на песок ультрафиолето­
вый луч, и в нем вспыхнут люминесцирующие светлячки. Н'Овый метод уже позволил провести ценные исследования в Чер­
н'Ом, Каспийск'Ом морях, в дельте В'Олги и на Лене. Теперь опытом 'Океан'Ологов заинтересовались специалисты, ведущие борьбу с пес­
ками в пустыне. новый БРАТ НЕРПЫ Сотрудник Тихоокеанск'Ого института морского рыбн'Ого хозяйст­
ва и океанографии Алексей Бе.~кин увидел на одном из Куриль­
ских островов странного тюленя. Обычно животные очеl>1, чутки и при появлении Jlюдей бросаются в воду. Этот спокойно остался .1ежать и дал рассм'Отреть себя вблизи. Тюлень резко отличался от известных биологам I]ЯТНИСТОЙ ларги 11 кольчатой нерпы. На его черной спине красовались белые к'Оль­
ца. Длина превосх'Одила два с половиной метра. Дальнейшие на­
блюдения п'Оказали, чт'О тюлень выделяется среди сородичей и обра­
зом жизни. Линька. рождение и вскармливание детенышей прохо­
дят у него на берегу, а не на льду, как у других. Так был 'Открыт тюлень неизвестн'Ого вида. Только на двенадцати острова}:: Курильского архипелага ученые насчитали уже около двух тысяч его представителей. Удивите'lЬНО, что за десятки лет "ромыс­
ла на Дальнем Востоке раньше никому этот тюлень не встречался. (Онончание на сТр. 53) На языке белухи Ревет белугой -
откуда это странное выражение? Ведь ни­
K'I'O не слыхал рева этой рыбы. А вот белуха -
крупный мор­
ской зверь из породы китов ревет, да еще какl И не только ревет -
под водой шестимет­
ровые киты перекликаются тон­
чайшими писками, скрипами, щелчками. Ученые специально занялись изучением и клаССИфикацией «разговоров» белух, так как они вносят иногда неожидан­
ные и непрошеные поправки в показания эхолотов -
при­
боров, измеряющих глубину с помощью звука. Кроме того, знание «языка» белух может помочь при добыче этого цен­
ного промыслового зверя. «Антигольфетрим» r ольфстрим переносит в сут­
КИ в двадцать раз больше во­
ды. чем все реки земного шара. С давних пор многих ученых интересовал вопрос: куда де-
I<ается Ведь эта огромная масса. какого-либо течения на поверхности, которое «откачи­
вало бы» воду, приносимую Г ольфстримом, нет. И вот не­
давно амер"канскими океаноло­
гами. проводившими исследова­
ния К юго-востоку от мыса Гаттерас. на глубине 800 мет­
рав было обнаружено неизвест­
ное ранее течение, противопо­
ложнае ГОЛЬфстриму по на­
правлению. Эта подводная «река» глуби­
наю больше чем в полтора киламетра успешно противо­
действует сколька-нибу дь за­
метнаму изменению уравня Ле­
давитага океана. принимающего вады Гальфстрима. Б. Б А 3 У Н О В, В. Г А Н Т М А Н КРОНШТ АДТ. 17 июня 1963 20да. 11 часов 45 ми­
нут. В п ослед ни й раз п е р ед стаРТОАI раССАштрива еА I J.taр шрут пу те шествия. П ока Фин с кий залив лежит п еред нами только на карте. Ч е р ез ч ет в е рт ь ча са 2ря нет по л уденный выс т р ел кроншта дтс кой пушки, и мы уви­
дим Балтику наяву. йыlЕгрА •. Шл ю . .., М 1 старой Мариинско й сист ем ы. Вчера еще ч е ре з эти во рота « М ариинки » проходи л и неболь ши е суда. С е10Д НЯ это эк спонат Вы те20РСК020 краевед ч еС КО2( ) А'у зея. 28 IrOJIYlld1 ВОJ\ГО-БАJ\Т. Эти башни из б ето на и стекла _ в ста ша2GХ от музеUН020 ш люза. В от каковы воро т а В ОА20- Бал т ийской водной ма2Uстрали! Они открывают п еред речными шин та ми 2лубоководный пут ь с Бал­
т ики на ВОЛ2У. Семь таких шлю з ов З Q,l1е н ят 38 дере­
вянных камер «.М ариинки ». И совсем скоро 2рандио з­
,'"ыи водный путь в ступит в стро й. "ИIОItЕIN вдхр. ~ илуэты кораблей разбросаны по Кронштадтскому .A..!::I рейду. А дальше -
за лесом мачт -
уснувший город, омываемый со всех сторон Балтикой. Над рейдом полночное небо опустило свой светлый полог. Оно играет акварельными тонами. Ему вторят огни над водой: маяки посылают вдаль свои позыв­
ные, светлячки кораблей блуждают по Финскому за­
ливу. ВОЛНbI покачивают на KPYTblX плечах катер « Гори­
зонт». Право, наше двухместное судеНblШКО мож ет гор­
диться такой гаванью. И для экипажа это несомнен­
ная честь -
начать путешествие от стен прославлен­
ной Кронштадтской крепости. Завтра мь! отправимся в поход, з адумаННblЙ в такую же белую ночь ровно год тому назад . ... ЛадожскиЙ канал. KocMaTble туманЬ! над TecHblM ВОДНblМ коридором. Рулевой стоит у ветрового стекла моторки. Он едва касается штурвала. За всю ночь мы не произне сл и ни слова. ОНЕЖСКОЕ ОЗЕРО. Они первыми откр ывают на· ВLllацию и пос лед ними, под но сом у з имы, n окидаЮ7 вод ны е дорОlи. Ни шторм, ни туман, ни с неl оnад не AtOlYT сорвать вахту бакенщика. Т от, кто п лавает, на· верняка оценит труд людей этой незаметной, но ро­
мантической проф есе ии. ВО.АГО-БА.АТ . .АоnатоU строил « Мариинку » русскии крепостной мужик. Самая соврем е нная техника nО~fOLла совеТСКОАЩ ч е ловеку создать ВОЛLо-Балт. Экскавато­
ры, зе мснаряды, бульдо з еры, скреперы прокладывали трассу канала. Под мощными вы с трелами водяноu п у шки -
Lидро.монuтора -
руши л ись зе мляны е бастио­
ны на во д ора з де ле. Вода пр о к лад ыв а ла путь вод е. И вдруг человек на берегу. Он тоже смотрел в ма­
товое зеркало канала. Что же его заставило забыть­
о времени? Лодка мягко ткнул ась в песок. Человек чуть по­
вернул голову в нашу сторону. Мы разглядели суро­
вый профиль старика. Начали было ставить палатку. но услышали голо с: -
Идите в дом. Ночуйте. Перед домиком н а д откосом весла, спасатель-
иый круг, вехи, ба г ры, сети. Они представили нам ста­
рика. Конечно, он бакенщик. Очарование светлой ночи было слишком велико. Он а прогнала сон и усталость. Мы подсели к столу, рас­
стелили походную карту, заговорили о дальн е йшем­
маршруте. И не сразу заметили, как бакенщик, войдя s дом, присел поодаль. -
Вот вы все про географию, -
подал, наконец, о", голос. -
Интересно ... А может, вам ту, старую геогр а ­
фию показать. Есть у меня карта. Забавная, скажу. С виду Россия как Россия. Да не та уж. Хозяин достал из матросского рун д учка сверток, ра з ­
вернул и положил на стол пожелтевший лист. Брос",­
лtlсь В глаза очертания Финского залива. Но в устье · Невы -
Петроград. Чуть выше надпись: « Генеральная карта России Из да ние Ильина Март 1917 года ». КИРИ.А.АО-БЕ.АОЗЕРСК. В кон це Тоnорнинскои кана л а -
О Д Н ОL О и з « n е р еул ков » В О Л 2 0-Б алт а -
и з во д CueepcKoLo о зе ра в ы р а ст ают ст е ны Кири лл о-Б ел о зе р­
CKOLO ~lOнасты р я. Это д иво с т роит е Л Ь НО20 искусства с о з дано н е ск о лько в е ков на з а д в вОЛОL о дских лес а х !, · г о nях. Мы переглянулись. Диковина! Да ведь карта ста­
рика была отпечатана в канун Великого Октября! Этот документ прошлого показа л нам старое лицо русской земли. Рука потянулась к карандашу, чтобы заменить названия городов, нанести на ветхий лист новые го­
рода, каналы и порты. Впрочем, стоит ли? Мы совершим большое водное путешествие по новой карте. На ней есть то, че го не з нает карт а бакенщика ... Офици аль ный старт плавания был дан в 12 часов 00 минут, ког да с Петровской набережной ударила пушка. Вот уже более двух столетий над Кронш тадтом звучат по п о луд ням мирные зал пы, отсчитывая шаги истории. Крепостная пушка палила по возвращении русских фрегатов из даль них походов. Она гремел а во сл аву Беллинсг аузе на и Макарова, Пахтус о в а и Крузенштерна. За кормой осталась про славле нн а я военно-морская крепость. Балтика полож ила пере д на м и зеркало Фин­
ско го зал ива. Итак, мы д винул ись н а восток. Из Невы в Ладогу, из Свири в Онежское озеро. подъ е м и спуск по деревянным ступеням Мариинской системы и новы м шлюз а м Волго-Б алта, чер ез Р ыб ин­
ск-ое водохранилище к Волге, по Ку йбышевскому во­
дохрани.1И ЩУ на Каму. У под ножия Уральского хреб­
та, в ПеР Мf l, завершился первый этап путешествия. 3800 голубых километров оставил за кормой « Г о ри­
зонт». 45 дней провели мы в пути. Трудно сказать, какой из этих дней был самым яр -
РЫБИНСКОЕ ВОДОХРАНИ.lLИJjJЕ. « Со л нце <от о ­
ВО нырнуть з а облака. Обtoня ем самоходку « СТ Б- 8 65 ». Компасный курс 17 20. Прош ли « половину » карты: из север н ой части водохрани л ища nер с брались в юж ну ю. До Рыбинска 60 км ». (И з ва.ХТСННОl0 ж урна ла ) ФОТО Б. БАЗУНОВА н В. ГАНТМАНА ким. Мы заходили в крохотную бухту ладожс кого островка Сухо. На Волго-Балте довело сь прошагать по сухому дну будущего шлюза. Сормовичи-судострои­
тели удивили крылатыми кораблями. Волга показала нам створы Чебоксарской ГЭС и город-музей' Свияжск, левитановский Плес и поистине МfJ!)СКОЙ казанский ре йд и, покачав на больших волнах Куйбыш е вского во дох ранилища, привела к своей сестр е Каме. Теперь, н а новом этапе нашего п уте шествия летом 1964 года, нас ждут другие во д ные дороги. Мы от­
правляемся в верховье Камы туда, где скоро начнется грандиозная стройка. Мы увидим то место, где во ды Печоры повернут вспять, что бы прибавить сил Каме и Волге, напоить Каспий. 31 32 , J rOPbl N. КРИВЕНКО Человека, впервые попавшего в горы, долго еще будет вводить в заблуждение оптический обман: далекое может оказаться близким, а близкое далеким. 1 ~ ороги, дороги... Когда едешь иа машине, то кажется, что одно неосторож­
ное движенне руки, и... машина свалится в пропасть. Близость опасности ~ мешает впитывать то, что видишь. Ждешь, чтобы скорей прибыть иа место . ... Шагая пешком, обиаружнваешь, что дорога достаточно широка, чтобы . разойтись, и если что н случится, то все зависит от тебя и твоей зоркости. А раз все зависит от тебя самого, начииаешь понемногу вживаться в то, что тебя окружает, если и не вживаться, то хоть замечать, одним словом -
не опасаться, а жить. Орлы кругами ходят внизу. Дороги по горам вьются спиралью. Тот, кто идет прямо, быстро выдыхается . ... Касарская теснина. Ардон, еще более яростный и непримиримый, чем Те­
рек, словно напитанный слепой злобой, все на своем пути смывающий, каза­
лось, пробил в скалах сперва себе ложе, а затем раздвинул это ложе до ущелья. Здесь можио только пройти, но жить гремящнй перекатывающий камни Ардон никому не даст. Вниз можно смотреть, если только подползешь к отвесу. В одном пролете ущелье сужается. Старая дорога заросла травой, рядом в обход дороги пробили в скале тониель, где всегда стоит ночь, сырость и блестит невысыхающая грязь, пахнущаи навозом. Там, внизу, где перекатывает камни Ардон, вросли валуны, в плешины кото­
рых вцепились корнями низкорослые кривоствольные сосны. Снизу тянет об­
жигающим холодом. То светлеет, то темнеет, но никогда не светлеет настолько, чтобы прореза-
n:acb улыбка: когда светлеет, то Ардои, кажется, еще злобнее громыхает. Сторожевые башни -
закоченевшие часовые. В таких ущельях говорилн: -
Пронеси, господи! Тут даже Тимур, решивший во что бы то ии стало, перевалив хребет, войrв в долину и завоевать весь мир, велел трубнть отбой. Отступленне без сражения . ... Плачущие скалы слоистые, точно облитые варом, и обрываются слезы, кап­
n:я за каплей, капли дробятся на водяную пыльцу, образующую радуги. Здесь подземная жизнь пробнвается слезами иаружу. А сияющие вдали сиеговые вершииы -
обиталище вечной мерзлоты -
ка­
жутся жизнью по сравнению с этим нагромождением скал, кипящей воды в ночной полутьме ущелья. 11 Вдруг нас облепили мухи, да такие, что норовят лезть прямо в глаза. Горы стали как бы сглаживаться. Вдруг открылась долина, зелеиая, облитая сквоз­
ным солнцем. даже река как-то замедлила бег, присмирела. А выше мы увидели сбившуюся отару овец . ... Селение Нар. Здесь родился Коста Хетагуров, поэт, революционер-демократ. Когда выходишь из тесной сакли, в которой родился Коста, то видишь виизу веселую речпу с блестящей, вспыхивающей на солице свежей пеной, веселые, кап бы ровно подстрижеиные зеленые склоны, и вдали и близко нзлучающие ...... здоровье снеговые вершины. ) «Н, смутно на эту картину взирая, ./' Познал он впервые любовь и печаль», -
писал Коста. ? Любовь и печаль... Полюбив, мы уже боимся потерь. Боимся потерь... вместо того чтобы купаться в солнце, пока оно не закатилось . ... Встречают черноголовые черноглазые дети и кричат: -
Турист, привет! ~ -
дай конфет! Пришлось запастись леденцами. Непредвиденный багаж, который, впрочем, не в тягость. Они ждут от нас гостинцев, как от гостей. ~. '( в самом деле, что это за гости, которые никого иичем не могут обрадовать? Кабардикская АССР. Ущепье реки Чеrем. ,~ ФОТО В. rИППЕНРЕАТЕРА IП Горы я видел и прежде ~ горы курортного Черноморья. С пляжа, где люди оценивающе разглядывали друг друга, словно стаВИJIИ свои Te.!Ja на весы, горы казаJIИСЬ отстраненными, бутафорскими. И сейчас, когда я раЗГJIядываJI горы из щели бойниц сторожевой башни, на которую мы века раб кались, горы, как и прежде, казаJIИСЬ отстраненными. Сво­
ен громадностью горы поражаJIИ воображение, но выглядеJIИ все же увеJIичени­
ем того, что я уже встречал, о чем читал. Это были знакомые полотна, пусть живые, но все же картины, как бы вставденные в рамы картины. дJIЯ меня. чего-то в горах не хватало, что од;ухотворяло бы, очеловечивало бы ЭТО нагромождение скал. Глаз неводьно разыскивал ДJIЯ отдыха СОJIнечные по­
ЛЯНItи. И мы словно очутилнсь дома, когда, войдя на гору, вдруг обнаружили себя в сосняке, в кустах, в которых нашли наши, средней русской возвышенности, грнбы, нашу землянику, уже затвердевшую, запекшуюся на соднце в СJIадкую корочку, наШJIИ груду ореховой скорлупы, иащеJIканной нашей белкой. JV Сакля, прикрепленная к сторожевой башне рода Гагиев. Подступают громадные горы, и все, чтобы выдержать натиск гор, кажется, должно быть громадным, равносильным горам. Шустрые свиньи бегают как собачата. Низкорослые коровы. Приземистые лошади v ... Макушка башни отвалилась, стена растрескалась, и вал с глазницами бойниц в метинах, выщербленный. Напротив другая башня, с останками разваJIившейся крепости. И крепость, и башни, оцарапанные пулями, и напдастованные ГОРЫ,. казалось, хранили в своей замурованной тишиие какую-то тайну. Невольно ждешь, что камни оживут, наконец, от накопленной веками БОJIИ и раскроют то, чего еще никто не знает. ' Но, посеченные свинцом, камии молчат, как надгробиые памятники . ... Старик Лекка не знает точно, сколько ему лет, но он помнит еще времеиа, когда эти башии огрызались ответным огнем, он ПОМНИJI Коста Хетагурова, при­
ехавшего в ДОJIИНУ иа охоту, чтобы здесь, в стороне от «всевидящих глаз и все­
слышащих ушей», набраться здоровья и сил и, обретя JIюбовь, снова петь борьбу. И сейчас в свои девяносто восемь лет Лекка делал то, что делал в шестнад­
:u;aTb: ои косил сено для скотииы, заготовлял' корм на зиму. Косил он, привязывая себя к стволу дерева, чтобы ие свалиться под откос: здесь все отвоевываешь у гор. Старик Лекка, высохший, легкий, выветренный, как будто из одной пористой цубленой кожн, на KOTOPO~ живые, цепкие, все замечающие глаза. Когда он улыбнулся, то и горы н эта башня, казалось, уже не имели тог.о значения, ко­
торое мы и исторические хроники им приписывали. Лекка что-то сказал и раз­
вел руками. Георгий перевел: -
.Лекка извиняе'rся, что заставил нас ждать. Он не знал, что у него гости. А когда узнал, то рад, что ... Старик опять заговорил по-своему. -
О! Салим алейкум, -
восклнкиул Георгий, -
он приглашает нас к себе, в саклю . ... НизкиЙ потолок, люлька в сетке, узкое окио. Нет ни одного предмета, что служил 'бы украшением, все только с рабочим назначением. Кто-то из нас спросил: -
Почему дают башням разрушаться? Ведь это памятиики древиости. Очевидно, старику это прошлое не столь было дорого, как молодым, знаю-
щим о прошлом только по картинкам и учебиикам. Старика' Лекка вопрос развесеJIИЛ. Ои не засмеялся, а только сморщился, но так, что было видно,· что ои смеется глазами, морщинами, подпрыгивающей бровью. Он сказал не то всерьез, не то в шутку: -
Эти башни нужны быJIИ тогда, когда нужны быJIИ храбрые люди. =--
./Разве сейчас нет храбрых людей? -
сказал я Георгию, чтобы он перевел мои вопрос. Старик подумал и ответил: -
Теперь не та храбрость нужиа. А эти башни нужны были тогда. Я жил н на плоскости, -
сказал Лекка и, как бы поясияя то, что ои хочет сказать, до­
бавнл: -
И там, иа плоскостн, у меия не было врагов. Георгий переводил: -
Лекка говорит: дружба зависит от самого человека. Лекка говорит: в дружбе тогда живешь со всеми, когда отдаешь больше, чем берешь, а больше даешь тогда, когда любишь, и хочешь, чтобы и тебя любили. Лекка покачал головой. -
Слишком миого иеиависти, слишком миого. И мие вдруг открылся смысл тишины, замурованной в башнях. Селение Верхни~ Чеrем. ~---'I 3 «Вокруг света» N. 7 33 34 СЛИШRОМ lI'Iного ненависти, СЛИШRОМ много ненависти. И я вдруг почувствовал горы хах нечто живое, теплое, родственное, почув­
ствовал сопрнчастность человечеСRОЙ жизни. И зря старю, Лекка, как передал нам потом Георгий, сокрушался, что в доме у него ничего не было к нашему неожиданному приходу особенно вкуС8О1'О, чем бы он мог нас угостить. VI Карабкаемся выше в горы. Солнце бьет прямо в лицо, а спину СВОАИТ осен­
ним заМОРОЗRОМ. Кажется, перекинь тело через первый попавшийся бугор, и ТЫ YIIre за пе­
ревалом . ... Чабан в БУРRе, с палкой. Он поет, то усиливая, то приглушая ОДИl[ и тот же мотив, заунывный, степной: то убаюкивает самого себя, то будит. Из сказания: Асхар получил весть -
сильно заболела мать. Он поскакал, не щадя ни скакуна, ни себя, чтобы успеть застать мать в живых. На дороге лежал, скорчившись, человек и стонал. Асхар .спешился и увидел, что если бросить человека, то человек пропадет. Он положил человека поперек лошади и привез в селение. Ему пришлось сделать RРЮК в сторону от дороги. Проезжая аулом, Асхар увидел дым, услышал вопли женщин. Чтo-ro горело. Асхар хотел проскочить мимо, но сила, что гнала его вперед, за.стаВВJlа свер­
нуть в сторону дыма. Он вынес из горевшей сакли ребенка. Матери он не застал в живых. Она все смотрела на дорогу, и соседка ска­
зала ему, что мать ТОЛЬRО что заRрыла глаза и что она смотрела до тех пор, пока глаза сами не заRРЫЛИСЬ. И ему Rазалось, что он совершил в жиаии самое страшное, что может быть, -
предал мать, не протянул ей руки, 'f'Юбы удер­
жать ее на земле. Он не дал бы ей уйти так сразу. И приговорил Асхар тогда себя к самоуничтожению. Вся жизнь обессмысли­
лась и обеЗВRусилась для него, потому что он самому себе стал RРООИЫМ вра­
гом. И он, угасая, умертвлял себя голодом. И узнал бог, почему Асхар не застал своей матери в жнвых, И ВОСRр,есил тогда ему мать, чтобы вернуть человеку душу и не убить в человечестве со­
весть . ... Значит, люди не ТОЛЬRО оправдали Асхара, но и обессмертили. VII Селение из трех саRлей -
КалаRИ. Здесь в дощатом сарае расположился туристский биваR. Еще немного -
и мы за перевалом. А там море. Мы, словно достигнув веЛИRОЙ цели, начали от радости бороться с местными обступившими нас юркими маЛЬЧИШRами . ... Солнце еще не поднялось из-за гор, но все распрямилось, потягиваясь спросонья. Отары овец. Дымки -
стоян!ш чабаньи. Это перевал. Может быть, мы бы и отметили криком «ура» наше восхождение, если бы у нас не переftохло горло. Ели снег, разбавляли воду снегом и пили снеговую Rашу -
все равно хотелось пить, пить, пить. Потом катались по обледенелому насту. Наконец-то над нами только солнце и небо. Шаг вниз -
и мы в Грузии. И все выглядит по-другому -
все золотисто: и горы, и долины, и реки, и небо, и стога, и все прямо на глазах увеличивается в размерах: и цветы, и деревья, и свиньи, и хуры, И коровы. Там, за спиной, отвоевывали жизнь у скал, здесь же горы Rазались только роскошным украшением. Они, обволакиваемые голубой, сизой ДЫМ1WЙ, весело сверкали снежными вершинами. МЯГRие горы. И перед такой щедростью природы хо:rелось и самому быть хак-то щедрее . ... В нас словно вселился бес передвижения. Пробегаем ВОRзалы, наскоро пе­
рехватываем чего-нибудь пожевать в столовых. Все словно бежит под наRЛОННУЮ, и мы СRОЛЬЗИМ по этой наRЛОНИОЙ -
R lI'IО­
рю, К l\ЮРЮ! Дорога все уRорачивается, позади горы и руки, провожающие нас; ночь и день смешиваются в нашей последней стом,етровхе. А вот и финишная лента. В проулке мы увидели белое тело парохода с Rрасной полосой, с заRопченны-
ми трубами. Море ... Море в граните, но не затихает прозябая. Море не знает, что такое сдача в плен. Море постоянно, вечно огрызается, набрасывается в беге на гранит с угро­
жающим гулом и откатывается назад только для нового разбега, чтобы тут же снова броситься еще яростнее на гранит. НеПОRоренное море, НИRогда не ПОRоряющееся море, незавнсимое, жнвущее своей собственной жизнью море. Волны, вспухая, накатываются и накатываются. Море обороняется TO.'lЬKO одним способом -
наступлением. А за спиной не видные в синем разливе гор тропинки, дороги, уводящие нас через перевалы к мятежному морю и возвращающие самим себе: к годам нашей юности, молодости. ... • 1II11111111111111111111111111111111!11111111111111111111HIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII!IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII111111111111111111111111111111111111"11111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111 Т У Р И С Т С К А Я r А 3 Е Т А «В О К Р У Г С В Е Т А» 1111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111 1 1111111111111111111111111II11111111111111111111111111111111111111:III!III I I I I!IIIIIIIIIIIII I III!IНlIIIII I I I I I I 1 1II1I1II1 1 1II;[ i lll l l l l l l l lll lll l l l й l l l lll l l ill IllIl ШI'IЛ l l i IllН:IЫ I II,I,IJ,I I IJl i I ШIИ I I J l i l:l i ll1 IЛIJI.I . ТОПОРОМ СИБИРСКОГО ПЛОТНИКА Бревна плотно пригнаны одно к дру­
гому. Они обработаны около ста лет назад топором сибирского плотника. Это и есть Александровский шлюз­
один из четырнадцати в системе соору­
жений на забытом Обь-Енисейском вод ­
ном пути. Оказались мы здесь не слу­
чайно. У нас были сведения, что меж­
ду Обью и Енисеем некогда был про­
рыт канал. Можно ли в наши дни пройти ПО этому каналу? И в Красноярске и в Енисейске нас отговаривали от похода по реке. «Обь­
Енисейский соединительный водны й путь существовал, и остатки его вы найдете, -
говорили нам, -
но ПО во­
де вам туда не пробиться. Летите вер­
толетом». Однако мы решили идти по воде. Пока мы добирались до Александров ­
ского шлюза, нам пришлось не раз грести против течения, помогая мотору, перетаскивать лодку через мели и ко­
ряги, устилающие дно, прорубаться сквозь ветви деревьев, упавших в воду. И вот мы у Александровского шлю­
за. Канал существовал, и перед нами. я вные свидетельства этого -
мощные вешняки, .коробка шлюза, клети, укреп­
ляющие берега. Двести лет тому назад родил ась идея великого транс российского водного ПУ1"И. Родилась и · заблудилась в кан­
целяриях, ведомствах, министерствах. Лишь в 1883 году была сделана «копь» (та,< теперь называют канал жи­
тели берегов Каса и Кети) и сооруже­
ны шлюзы. Потом Кеть-Касский канал разрушил­
ся и был забыт. Когда мы были в Ени­
сейске, то узнали, что гигантские рабо­
ты, которые проектируются на Оби и Енисее, намного превзойдут дерзновен­
ный замысел первопроходцев Сибири. Сеть каналов и искусственных морей соединит бассейны сибирских рек с ре­
ками Европейской части России. З'" А. СТ АБИЛИНИ Утро на реке Ол екме. (Якутская АССР) МЫ ОТКРЫВАЕМ ЛЕДНИК ВОЗЬМИ С COGOii в ПУТЬ Забайкалье. Оно большое и разное. Десятки неповторимых мест, СОТНИ путеЙ~;:;;орос. Есть куда направиться летом человеку с рюкзаком. (Пословицы и поговорки} Наша группа решила ПО;;Т1J на хребет Кодар. Альпийские иззубренные пи"'и, золотые рододендроны, ленты водопадов напоминали Кавказ. Хруст песка на зубах, желтизна подгорной пустыни переносили на среднеазиатский юг. Но все-таки это была настоящая Си­
бирь, кедрачовая, хариусная, со злой мошКой и до(';родушным летним мед­
ведем. Путь у идущего всегда сокращает­
ся (финская). Далеко пойдешь много уви-
дишь (индонезийская). В далекий путь иди с песней (корейская ). Во время разведки боковых УJ!!!,'ЛА:Сi реки Ледниковой ребята обнаружи­
ли два глетчера. Между тем вузо~~ские учебники утверждали, что в За­
байкалье « ... современное О.\еденение отсутствует из-за небольшого количе­
ства зимних осадков, малой толщины снежного покрова и исключительной сухости воздуха». Не было этих ледников и на последней глациологической схеме, КОТОРОЙ мы запаслись перед походом. Ходишь жишь екая). и вся страна друг, ле­
циновка враг (индий-
С хорошим товарищем длинных дорог не бывает (турецкая). ЭТИ ледники, в общем весьма скромные, остались в памяти навсегда. Хочешь узнать '!e.~Ol\eKa иди Наверно, это случилось потому, что мы сделали хотя небольшое, но науч­
ное открытие; стерли крошечное «белое пятно» на карте нашей страны. с ним вместе в путь (туреuкая). Впятером версту быстрее проша­
гаешь (финская). ТУРИСТСКАЯ в о время похода по местам zражданской вой­
ны на У рале туристы Верх-И сетскио металлур­
lическоzо завода обнару­
жили в УРОЧИl,gе Семи Братьев моzилы замучен­
ных колчаковцами в 1919 zоду красных бой­
цов. Туристы ИЗ20ТОВИЛИ внерабочее вр"мя метал­
лическую оzраду, приве­
ли в порядок и ozopo-
дили место захоронения. у знав о доб ро,и деле верхисетцев, туристы свеРДЛОВСКОlО завода «Т орzмаш» создали кра-
сивый четырехметровый обелиск и rJстановили ezo на месте zибели 2е­
роев. * * * Путем леzендарной Т а­
манской армии, воспетой А С. Серафимовичем в романе «Железный по­
ток», пройдут туристы nРОфтехническоzо учили­
I,ga М 11 Воронежской ·области. * * * П редседателю турист-
СКОй секции zорода Рула (Г ДР) механику Эмун­
ду Н ейедорфу исполни­
лось недавно 60 лет. Свой день рождения он отметил своеобразным рекордом: закончил пять­
десят третью тысячу ки­
лометров, пройденных им ХРОНИКА в пеших туристских nо­
ходах. * * * «П О дорощм семилет­
ки» -
так назвали· ту­
ристы ДСО «Т руд,,,> свой массовый поход. E~o ито­
zaM посвящаются зо­
нальные туристские сле­
ты. Они будут nроведе­
ны в aBZYCTe. В Кеl>fеровской области встретятся представители RОС"очных районов стра­
ны. А на озеро СеЛИlер съедuтся туристы Евро­
пейской части РСФСР. * * * Все больше новых ту­
ристских баз возникает в стране. Около 20 мил­
лионов рублей oTnYl,geHo На их строитель':тво в 1964-1965 zодах. * * * На Женев-
скои озера закончено строительство nepaolo в мире nодводноzо тури­
CTCKOZO судна. Корабль раССЧИТ12Н на 40 мест и будет знакомить тури­
стов с подводными кра­
сотами ?J[eHeBcKolo озера, жизнью elO обитателей. Он может 'оnускаться на lлубuну до 150 метров. В nроектировании кораб­
ля принимал участие из-
вестный подводных Пl.lккар. исследователь zлубин ?J[aK 24 Ю. ШТЮРМЕР Наша книжная полка СПУТНИК ТУРИСТА. Справочное пособие по основным вопросам техники путешествий. Издате~lЬСТВО «Физкультура и спорт», М., 1963, 528 стр. ПРОСТОРЫ ЗОВУТ. Сборник рассказов о путешествиях и полезнЫх советов. Издательство «Физкультура и спорт», М., 1 963, 302 стр. ШИРОКИЕ ПРОСТОРЫ. Сборник описаний 55 >iаршрутов по РСФСР. Издательство «Советская Россия», М., 1%3, 180 стр. ВАМ, ТУРИСТЫ. Сборник советов о наблюдениях над при­
родой во время путешествий. J1ениздат. 1963, 245 стр. НА ПРИЗ «ВОКРУГ СВЕТА» Петом прошлого года впервые у нас в стране проводились всесоюзные сорев­
нования по спортивным плавания}.! на моторных судах. Наш журнал учредил специальный приз для той команды, ко­
торая успешно пройдет сложный марш­
рут и представит наиболее интересные фотоматериалы. Федерация водномоторного спорта СССР и редколлегия журнала «Вокруг света», рассмотрев отчеты о плавани­
ях, присудила nриз «Вокруг света» трем лучшим командам. Призы полу­
чают команды судов «Кержач» и «Стрела» во главе с А. П. Каплиным, проплывшие по маршруту: город Дзер­
жинск -
Ока -
Волга -
Ветлуга -
J!нжа -
Горьковское море -
Волга -
Ока -
Дзержинск; команда мотолодки «27 Москва» (Б. Н. Крутов U Б. Ф. Ралль), преодолевшая сложный участок Днепра, и зкипаж катера «Го-
ризонт» в составе Б. Базунова и В. Гантмана. j В этом номере «Вокруг света» мы по-
.fJ.!ещаем фотоочерк Б. Базунова и В. Гантмана «Голубые километры». ~ Это эмблема общественногu туристского клуба. Он возник не­
давно в Баку при республиканской газете «Вышка». Его организато­
рами стали туристы Сумгаитского завода и текстильного комбината имени Ленина. Энтузиасты-путе­
шественники пропагандируют ту_ РИ3М. «Маршрут» приветствует добро€. начинание азербайджанских това­
рищей. @>@jj@~@1XI ~WIf.>@ ВOКPYJ08Ш «Это не ДЫНЯ и не арбуз, не ананас и не абричос. Это папайя!» -
поется в на­
родной индонезийской песне. Папайя, или дынное дерево, широко распространена в тропиках. Ее плоды снаружи желто - зеленые, по форме и строению ПОХОЖИ на ДЫНЮ. Сочная и аромат" ная оранжевая сердцевина папайи очень вкусна, и ее подают к Сl0ЛУ как делика­
тес. В МЯКОти ПЛОДОВ содержится папайотии -
вещество, способствующее аппе­
титу 11 пищеварению. ФОТО А. УШВЕРИД3Е. Тбнпнсн 37 З е мля. Черная и желтая. крас­
ная и бурая. Сухая. неласковая и мягкая. податливая. Ею наполне­
ны десятки мешочков. бережно хранимых в одной из научно-ис­
следовательских лабораторий 'Ри­
ги. Долгме годы из дальних и близких краев при возил их Ян Вольдемарович ПеЙве. Привозил. чтобы изучать. исследовать. срав­
нивать. Чтобы заставить землю рассказать о себе ... * * * Работа в лаборатории знаме-
нитого химика Ивана Александро­
вича Каблукова в Тимирязевской академии (20-е годы) была для мо­
лодого Яна Пейве отличной шко­
лой -
та тщательность. с какой выполнялись здесь опы-
... ( ты, осталась у Пейве на '~':-;'1l:'-'~-'." всю жизнь. А без этого _. вряд ли было бы воз-
можно исследование та-
кого молчаливого, скрытного «пациента», нак почва. Упрямилась, молча­
ла' земля, когда Ян Пейве задал ей свои первые вопросы: поче­
му в ОДНОМ из средне­
русских районов стра­
ны лен родится хилым? Чего не дает ему зем­
ля? Опыт за опытом ставил молодой ученый, почву обогащали самыми разными' удобрениями. а растение ~о - прежнему болело. И лишь ко­
гда в почву внесли бор, лен стал набирать силу. Результаты опытов с бором на­
толкнули Пейве на изучение его « родственников » веществ, со­
держащихся в почве в столь же ма:лых количествах, что'и бор. Эти вещества НОСЯТ название микро­
злементов. * * * Постоянным спутником и по­
мощником Я. Пей ве стала книга знаменитого ученого В. И. Вер­
надского «Очерки геохимии». В своей книге Вернадский впер­
вые высказывал мысль о единстве живой инеживой природы. К это­
му важнейшему выводу русский ученый пришел в результате мно­
голетних исследований, которые помогли ему установить в составе живого вещества (так он называл совонупность животных. растений 38 и микроорганизмов) те же химиче­
ские элементы, что и в земной ко­
ре. Более того, ученый доказывал, что налицо взаимный обмен. миг­
рация элементов. Вернадский был основоположником науки биогео­
химии, которая занимается изуче­
нием связей между химическим составом почв. растений и живот­
ных. Впервые наука познакомилась с микро э лементами благодаря хими­
ку и врачу Никола Лемери, жив­
шему в Пари же в Iюнце XVII -
в начале XVIII века. В пепле со­
жженных травинок Лег.:ери обна­
ружил... железо. В январе 1872 года великий русский ученый К А. Тимирязев на заседании Петербургского об­
щества естествоиспытателей сде ­
лал доклад «О вероятном значе­
нии цинна в ЭКОНОМИИ растений». .. Список микроэлементов, откры­
тых учеными, непрерывно попол­
нялся цинк, бор, марганец, медь, молибден ... Но роль ИХ, точ­
нее -. пока немногих из них, уда­
лось выяснить лишь сравнительно недавно. Если бы можно было заглянуть в скрытое от глаз человека под­
полье, где хозяйничают корни ра­
стений, -
а исследователям не раз мысленно приходилось делать это, -
то открылась бы удиви­
тельная картина. ... Словно юркие маленькие чел­
ны, несутся по струйкам почвенно­
го раствора микроэлементы. Они торопятся. Их ждут те, кому они нужны, как хлеб.' -
раст е ния. Каждый фермент отвечает за определенную область жизнедея­
тельности растительного организ­
ма. И каждый фермент требует ГАРРИ Т АБАЧНИК Р исунок ГЕЛИЯ КОВАНОВА своих микроэлементов. Скажем, ферменты, р егулирую щие обмен ве ществ растений, нуждаются в молибдене. Для встречи молиб­
деНа фермент выделяет свое го по­
слан ца с красивым име н ем «ни­
трат редуктаза». Встр е тившись с молибденом, который несет на себе электрический заряд, он про­
вожает его к нитратному азоту. Но вот электрический заряд ко ­
снулся нитратного азота. Мгнове ­
ние -
и тот превращается в ам­
миачный азот -
теперь ра стение может использовать его для об-
разования белка. В способности будоражить, активизировать фер­
менты растений заключается глав­
ная роль микроэлементов. А бор, который помог Яну Пейве поднять на ноги заболев­
ший лен? Поч ему сыграл он тогда роль волшебной палочки? Питат ельные соки земли проника­
ют в растение по тончайшим со­
судам. Они путеше с твуют в тка­
нях растения, не з абывая « посе­
тить » самые отдаленные уголки. Их заставляет путешествовать -
дв игае т, подта лк и в ает -
микро­
элемент бор. Б ор участвует в тран­
спортировн е ва жнейши х углево­
дов -
крахмала, сахаров. Бор помогает снабжению растений пи­
тат ел ьными веществами. Н е уди­
вительно, что когда в почве не хватает соединений бора, у турнеп­
са буреет сердцевина, у люцерны желтеют верхушки. А медь? У н ее очень ответст-
венная ро ль -
она влияет на об­
разование белка и хло­
рофилла. Гр устно вы­
г ля дят растения, испы­
тавшие « медный го­
ЛОД», -
засохшие сте-
бли пш е ницы, тре щины на коре фруктовых де­
ревьев. ',Микроэлементы, -
писа л впоследствии Я. В. Пейве, -
такие элементы минерального питания, которые необ­
ходимы растениям и животным внебольших до зах для их разви­
тия ». Не за долго до войны вы шел в свет большой труд д. Н. Прянишни­
кова « Нурс агрохи­
мии» -
в нем был а rJ!aBa о значении бора, меди и марган ца. В ос ­
нову ее легли резу л ьта­
ты, полученные Я. Пей ­
ве и другими учеными. противоположной стороне улоч­
ки, -
чувствуешь себя попавшим в далекое прошлое. Но вот захо­
дишь в один из домов, и сразу встречает тебя век ХХ. В этом доме разместилась лабо­
ратория биохимии почв и микро­
элементов Института биологии Академии наук Латвийской ССР. Ею руководит Я. В. П еЙве. Биохимия почв -
наука эта родилась совсем н едав но, и люди разных профессий -
биохимики, химики, агрономы, ботани к и, поч­
воведы, физиологи раст е ний, агро­
химики -
участвуют в ее созда­
нии. Один из разделов новой нау­
ки -
учение о роли микроэле­
ментов. Еще до войны ученый с]{он ­
стр у ировал прибор, который давал точную информацию о содержании микроэлементов в почве. Ведь для того чтобы помочь растению, надо тв е рдо зна ть, с какими именно из своих «микродрузей» оно х отело бы поскорее встретиться. Сотруд­
НJ-IИИ лаборатории взяли тысячи проб -
буквально из каждого рай­
она республики, и, когда была с о ­
ставлена карта миироэлементов Латвии, стало ясно, что нужны мо ­
либден, бор, медь, кобальт. О пользе этих микроудобрений, пожалуй, лучше всего рассиажут в иолхозе имени Ленина Пр ейль­
ск ого района. Пос ле того как на поля, засеянные кукур узо й, были внесены бор, медь и молибден, урожай зеленой массы повысился на 50-75 центнеров с гектара. А когда дали бор и молибден по­
севам сахарной свеклы, то с каж­
дого гектара получили по 298 центнеров, в то время как на соседнем поле, куда не бы ли до­
бавлены микроудобр е ния, больше 216 центнеров с гектара собрать не удалось. П ейве и его сотрудники убеди-
тельно доказали, что миироэл еме н­
ты -
это не роскошь, не некая гастрономиче­
с кая приправа, -
они ,О CESE так же необходимы растениям, как основ­
ные удобрения. Вот дaHHЬH ~, получен­
ные лабораторией био­
химии почв Растения, в достатие обеСJа~чен­
ные бором, медью. ко· То, о чем писалось в «Нурее агрохимии», было ли шь первыми шагами в исследовании микроэле­
ментов, которые, кроме П е йве, вели аиадемики П. А. Вла с юк, О. Н. Недров-3ихман, профессора М. В. Ната лымов, М. Я. Школьник. * * * Старая Рига -
лабиринт узю-!х улочек, островерхие дома прошлых веков. Ногда идешь по этим ка­
менным коридорам, вытяни р у ­
ку -
и коснешься стены дома на бальтом и марганцем, легче перенuсят засуху. Им н е так страшны и морозы. ПОДl;ормлен-' ная же медью кукур уза На ,)сушен-
ной болотной почве достигла молочно-восковой спелости на 18 дней раньше, и урожай ее уве­
личился почти вдвое. Обработан­
ные солями молибдена е'смена гороха дали на опытном поле уро­
жай на треть выше обычного. Нстати, о молибдене. Пол учил а его лаборатория... на Рижс ком электроламповом заводе. Однажды (Окончание на сТр. БЗ) 39 СТРАНА В МИНИАТЮРЕ · Можно ли з а день осмотреть таную страну, нан Польша, успеть ознаномиться с достопри­
мечательностями ее городов, увидеть рени, горы, леса и поля? «Трудно, но можно»,­
ответили варшавсние инженеРbI, авторы ма­
кета «Польша .в миниатюре ». Скоро в одном из пригородов ВаршаВbI можно будет увидеть ТОЧНbIе копии ВСеХ городов с их соборами и площадями, сетью дорог и ПРОМbIшлеННbIМИ предприятиями: «путешественнини» будут ша­
гать через «рени», обходить голубbIе «озера». Страна в миниатюре займет площадь в 30 гектаров. ЕЕ ЗОВУТ ПИПА СУРИНАМСКАЯ I МУСОР С ПРОДОЛЖЕНИЕМ о на обитает в Южнай Аме­
рнке всельве. Гви анского на­
горья. У нее черно-бурое квад­
ратное туловнще, переднне но­
гн короткне, а задние -
тол­
стые и длинные. Г лазки ее не­
подв ижны, а языка И · зубов у пипы нет совсем. На спи не самок пипы расположены ко­
жистые ячейкн в виде шести­
угольников. Это инкубаторы. Сюда, прямо на спину «мама­
шн», откладываются икринки. Онн превращаются в голо­
вастиков, а через 82 дня после оплодотворения со. спины пипы спрыгивают несколько десятко~ лягу шат. Мамаша-пипа трется о камни, чтобы сбросить ста­
рую кожу, а лягушачье « семей ­
ство» начинает самостоятель­
ную жизнь в родных болотах. Выгоднее сбыть свою продукцию­
эта проблема постоянно волнует дельцов в капиталистическом мире. Не перечесть способов, к которым прибегают предприниматели для до­
стижения этой цели. Одна парижская фирма напечатала на фирменной о берточной бумаге... кровавый бое­
вик с продолжением. Каждую неде­
лю товары, закупленные в магазинах ЭТОЙ фирмы, завертывают в... новую гла - ву книги. Торговый оборот резко возрос -
говорят, первый детектив оказался захватывающим. В конце концов «тираж» постигает естествен­
ная участь ма-кулатуры -
он попа­
дает в мусорный я щик. Вот уж дей­
ствительно достойное место для подобного чтива! Возраст семейной династи и Французы считают жителей Бретани самыми многодетными и долголетни­
м и. Ежегодно здесь' устраиваются конкурсы, цель которых --
выяснить, ка­
r:ая семья «старше». В прошлом году первое место з авоевала семья )Киль­
вине -
е е возраст 423 года: сестре Марианне -97 лет, ее млад шим братьям -
86, 82, 80 и 78 лет. Они побили «чемпионов» предыдущего года, ко торые набрали только ... 400 лет. СОПЕРНИКИ ПЧЕЛ 3 ксперимент был самый обычный: следовало уточ­
нить некоторые факты, касающиеся рождения летучих мышей. Натуралисты поймали самок с увеличенными брюшками и поместили их в клетку. Осталщъ до ­
ждаться рождения детенышей. Но через несколько часов ученые увидели этих же самок со впалыми жи­
вотам и и без новорожденных. Оказывается, брюшки .~етучих мышей были наполнены... клейким белым ве­
ществом, состоящим из ... нектара и цветочной пыльцы! Мыши-«нектарницы», по мнению ученых, давно пе­
решл н к столь необычной пище. Их организм пол­
ностью приспособлен к ней: мордочка вытянута, на язычке -
сосочки и волоски, которыми лакомка со­
бирает цветочную пыльцу. «Вооруженная» таким образом летучая мышь под­
летает к цветку и, не садясь на него, быстро-быстро вибр ир уя крыльями на одном месте, погружает в вен­
чик цветка длинный язычок. Собрав пыльцу и HeKTa~ она летит дальше -
до тех пор, пока вес собранного нектара не превысит ее «грузоподъемность». Обитают малютки рукокрылые в Центральной Америке. Летучие мыши-«нектарницы» достигают 6 сантиметров в длину и 20 сантиметров в ширину при размахе крыльев. И еш е од ин любопытный и неисследованный фаю связан с «нектарницами», или «длинно носиками», как иногда их называют. В период рождения детенышей самки объединяются в одну колонию и живут отдель­
но от остальной стаи. Улетая ночью на охоту, они н е т аскают своих «мышат» С собой, как это делают дру­
ги е ви д ы летучих мышей. Но, возвратившись, каждая мам а точно находит среди множества малышей имен­
но своего, куда бы он ни забрался в ее отсутствие. .. ОТ МУХИ ДО"' СЛОНА с течением времени расширяется понятие «домашние животные». В до­
полнение к траДИЦИОНН~IМ котам и собакам появляются ежи, зайцы. Богатые оригиналы пошли дальше­
они стараются удивить друг друга «домашней» пантерой, львом или крокодилом. Летом 1963 года «з вездой » одного светского бала в Пари же была гро­
мадная горилла, приведенная одним из гостей. Хозяин гориллы, очевид­
но не рассчитывая на собственное обаяние, решил ривлечь внимание пресыщенной публики столь экстра ­
вагантным способом. Как сказано Ц в Е т- с n А си Т Е Л Ь в по с ледне е в ремя все 60-
лее ш ир око е р а спрос т ранен ие п о л у ча ет хими ч ес ка я защи та п о се во в от на сек о м ых. Но и н­
с е кти ц ид ы, убивающие н асе к о ­
мых, бывают опасны и дл я п ти ц, п одбирающи х протрав ­
ле н ное зе р н о н а поля х. Швед­
с к и е ученые Пле йш ер и Голь м у тверждают, что согласно их опытам пт и цы ненавидя т... си ­
н ий цвет. И по т ом у достаточно «П ОДС!1 НИ Т Ь» хи м икаты, ч тобы птицы перестали обращать вн и­
ман и е на протрав л енное зерно. Кто знает, может быть, «нена­
ви стный » птицам цвет станет !1 Х спасител ем? Р и су н ки В. СУ А ЦИ Н С КО Г О в светской хронике, «изысканные наряды дам как нельзя лучше гармо­
нировали с цветом шер­
сти полутораметрового зверя». Оказывается, «домаш­
ними» могут быть даже ... муравьи. Это доказал швед Оле Сивереон. На своей вилле о н отвел специальную к ом­
нату для муравей н и­
ка на 3 тыся ч и «пер­
сон». Одажды во вре­
мя званого обеда на­
шествие муравьев, п р и­
выкших обедать с хо­
зяевами, напугало не­
предупрежденных · гостей. Поистине в числе домашних жи ­
BOTHbIX можно встретить и муху '" слона. Так, некая богатая англичанка ре ш ила вырастить молодог о слонен­
ка. П равда, н а вопрос, что с ним де­
лать, когда он вырастет, ответить труднр, К А К АЯ ЖЕ С Е Г О ДН Я ПОГОДА? в Брюсселе на выставке изобретате .• еИ-любн­
тмей демонстрировался прибор, создающий... ИН­
дивидуальный климат. Он должен предохранять голову человека от ветра и мороза, жары и дождя. Под п розрачный, но достаточно уп р угий целлофан п одаетс я вентил я торами предваритель­
но п одогретый и ли охлажденный до желаемой температуры воздух. Наз ы вается ЭТО ИН)J.ивиду­
алЫfое уст р ойство... «климат и ческим чепчиком~. Шк о льн ый «аттра к ц и он» Г ордон Симпсон блестя ще закончил Лондонский кол­
ледж и получил диплом пре­
подавателя. Однако школа, в которую он был назначен, не имела ни мебели, ни учебных пособий. Начина­
ющему учителю пришла в голову «блестящая» мысль: вместе с двумя своими кол­
легами он организовал на местной ярмарке тир. Ору­
жием в нем были ... яйца, а в качестве цели Симпсон предложил собственную голо­
ву. Желающих потешиться оказалось немало: в <<Цель» попало 1 200 яиц! Деньги, вырученные от этого « ат­
тракциона », пошли на обо­
рудование школы. ПЕСЧ А НОЕ СОЛНЦЕ Т акие узоры можно увидеть после отлива на берегу Бенгальского залива. Когда широ­
кая полоса песка начинает подсыхать, песча­
ные крабы-малютки спешно роют себе убежи­
ща от солнца. Шарик за шариком, бусинка за бусинкой выкатываются из норки"Чем су­
ше песок, тем глубже норка, тем длиннее лучи «песчаного солнца». 41 М
агерь исчез из глаз. Мы летели над плоскогорь­
ем, сплошь покрыты м тропическим лесом. На го­
ризонте джунгли казались обрезанными гигант­
ским ножом. Мы быстро приближались к этой границе. Под бортом про мелькнула крона дере­
ва-великана, темный круг поляны. И вдруг геликоптер нырнул в пустоту. Вокруг было только небо. Мы невольно схватились за ручки кре­
сел. Под нами в громадной пропасти, размазанная в го­
лубой дымке, проглянула земля. Из глубины, как дым от костров, поднимались клубы пара. Продолжение. Начало в ,N, 6. 42 РАФ А n м А Ч Е Е В С К И Й. польски~ писатель Повесть Рисунки Г. ФИnИППОВСКОГО -
Стена водопада! -
прокричал пилот. -
Сальто Анхел! Он развернул машину. Показался обрыв. Это была отвесная скальная стена. Известняковые плиты, покры­
тые сеткой морщин-трещин, убегали в пропасть. Гели­
коптер со стороны, должно быть, казался маленькой жужжащей мухой. -
Сколько? -
спросил Бельский, указывая пальцем на дно долины. Пилот, . зажав руль коленями, поднял вверх обе ла­
дони с растопыренными пальцами. Большой палец на правой руке был загнут. -
девятьсот? Пилот кивнул головой. В бинок~'1Ь Я увидел желтые ленты -
дождевая вода вымыла в плитах параллель­
ные полосы, похожие на след гигантских граблей. Там, где трещины в скалах пересекались, были видны отвер­
стия Из них торчали зеленые кусты. Повсюду свисали лианы. Пучки трав прилепились к карнизам и выступам. Где выход? -
обратился я к пилоту. -
Посмотри, вон там. -
Бельский взял меня з~ плечо. Вода, переливаясь через скалистый порог, ра­
дужным вихрем летела в пропасть. Поток дробился на пенящиеся ручьи, превращался в водяную пыль, обла­
ком спускавшуюся на землю. Порывы ветра прижимали его к скалам. Внизу, у подножия стены, тонкой ни­
точкой змеилась река. Тоннель, из которого рвался наружу поток, был хо­
рошо виден из кабины. Утренний свет не проникал в него глубоко. «Вода течет по всей ширине тоннеля, -
размышлял я. -
На пороге нет места, где бы мы могли выса­
диться. Но от входа тянется горизонтальный карниз, который ведет к выступу скалы, образvющему нечто вроде балкона. Его покрывают травы, свисающие над пропастью». Я показал пальцем на балкон и дальше ВДО,1Ь карниза до входа в пещеру. Ребята кивнvли головами. Другого пути не было. Но как взобраться' на этот балкон? , -
Вниз! -
скомандовал я. Стук мотора утих. Обрыв, раскрашенный многоцвет­
ными полосами, побежал вверх. Наконец машина КОС­
нулась земли. Мы выскочили из кабины. Казалось, стена упирается в небо. Ей не было конца: как будто огромный топор надвое разрубил здесь зем­
ной шар. Распыленные струи водопада падали вдоль стены. Лучи восходящего солнца осветили верхний пояс известняка, и тот засверкал вдруг нестерпимой белиз­
ной. Под известняками косыми полосами тянvлись, пе­
реливаясь гранями кристаллов, красные порфиры. Мы спустились к реке. И там, освежившись ледяной водой, провели экстренное совещание. * * * -
Все ясно, -
сказал Бельский, -
пора начинать, а то солнце так нагреет стену, что до нее невозможно будет дотронуться. Пошли! -
позвал он Стшелецко­
го. -
Приготовим снаряжение. Они взобрались на откос и скрылись. Я достал блокнот. Описал все, что мы хотим сделать. На оборо­
те vказал, какое снаряжение и продовольствие мы бере'м с собой. Просил, чтобы выход из пещеры был под постоянным наблюдением. Мы пустим красную ракету, если вернемся одни, а в случае успеха -
раз­
ноцветные. Записку я адресовал профессору Пьетри. На отдельном листке, предназначенном для пилота, я vказал, каким образом нас надо будет сначала до­
ставить, а потом снять со скалы. На берегу показались товарищи. Они бежали ко мне. -
Что случилось? -
Пилот отказался лететь. Заявил, что он не вправе рисковать нашими жизнями. В этом не было ничего удивительного. Один вид обрыва действовал устрашающе. Водопад высотой с километр ... А может быть, он не понял их объяснений. Подумал, что мы высадимся, а он в пустой машине, одиноко вися над Г1ропастью рядом со смертельным обрывом, должен будет заниматься воздушной акро­
батикой? Достаточно задеть концом лопасти за скалу и... Если в этом дело, то я сумею его переубедить. -
Попробую договориться, -
сказал я. За деревьями был виден пилот. Он поставил ногу на колесо машины и нервно курил. «Не знает, что теперь делать, подумал я. -
Будет внушать себе, что он прав, а потом начнет жа­
леть о своем решению>. Я вышел из леса. Пилот, заметив меня, жадно затя­
нулся. -
Возьмите вот это, -
я подал ему листок. -
От­
дадите его профессору Пьетри. А сейчас послушайте, как мы хотим попасть в грот. Я говорил без перерыва, не давая ему открыть рта. Я допускал, что мои товарищи обрисовали ему поло­
жение вещей в слишком мрачных красках. Я достал листок и начал рисовать: геликоптер, обрыв с балко­
ном. Краем глаза я видел, что пилот смотрит на ри­
сунок. Наконец он кивнул головой. Я представил ему наш план так, как будто бы мы думали исключительно о безопасности пилота и машины. А потом объяснил, что настоящие трудности ожидают нас внутри грота и кто знает, выйдем ли мы оттуда целыми. Ведь нам придется брести по воде горной подземной реки, про­
бираться по незнакомым ходам в полнейшей темноте в то время, как у него над головой будут солнце и звезды. Под конец мне уже самому этот скалистый обрыв, торчащий над нами и светящийся сейчас теп­
лым блеском, показался самым милым и уютным ме­
стом на земле. Я спросил, готова ли к 'старту машина, и, прежде чем пилот успел ответить, сказал: -
Вот и хорошо. Все ваши действия описаны вот здесь, -
закончил я, подавая ему листок -, Впрочем, как у пилота, у вас больше опыта в таких делах. Мы на вас полагаемся. -
Ладно, все будет сделано. -
Он затоптал сига­
рету. -
Когда вылет? -
Сейчас. * * ,. Джунгли и каменистые XO,~MЫ внизу сплющились И уменьшились. Долину окутывал полумрак Геликоптер карабкался вверх к свету. Внезапно от мрачных плит оторвался кусочек тени и пополз вверх по освешенным порфира~!, сливаясь с мраком рассе,1ИН, скользя по белизне обрывов. Кабину залил свет. Между сиденьями на полу лежал моток троса. Трос был немногим толще обычного шнура, но он ~!oг вы­
держать несколько тонн груза. На конце троса я сде­
лал три петли. Две я накинул на бедра, а третья охватила плечи Теперь трос перепоясывал меня, как лямки парашюта. Красный отблеск, заполнявший кабину, сменил,ся бе­
лым сиянием. Геликоптер поднялся уже до уровня верх­
них известняковых слоев обрыва. Мы перестали под­
ниматься. Метрах в ста под нами лежал балкон, по­
крытый травой Бельский открыл запоры люка в днище кабины и поднял крышку. Я уселся на краю люка, опустив ноги наружу. Мне подали альпийский молоток с ремнем на рукоятке, я повесил его на шею. Стшелецкий пропу­
стил трос через скобы в стене кабины. -
Можешь спускаться! Я оперся локтями о края люка и стал медленно вы­
бираться наружу. Трос натянулся: теперь я уже повис на нем. Над ГОловой -
красный выпуклый корпус ге­
ликоптера, по которому бежали ряды заК,1епок. В тем­
ном квадрате люка -
напряженные лица Бельского и Стшелецкого. -
Опускайте! Ветер от винта трепал волосы. Трос медленно вы­
ползал из машины, которая, казалось, уходила от меня вверх. Я висел на высоте семисот метров над землей. На известняковых плитах был хорошо виден СИЛУЭ1 машины. Под тенью геликоптера колыхалась моя тень. Размеры машины уменьшались. Все внимание теперь я перенес на стену. Она была в пятидесяти метрах. Я приближался к уровню балкона. В тот момент, когда тень коснулась травы, я ПОДНЯ.1 руку. Спуск прекрати,Ji­
ся. От площадки бежала полоса к выходу из грота. JllYM водопада был здесь сильнее треска геликоптера. В лицо ударила волна воздуха -
мы полетели к скале. Я взглянул вверх. Геликоптер немного опережал меня. Пилот затормозил. Стометровым маятником я по­
летел к скале. Навстречу набегали известняковые пли­
ты, листья вьющихся растений, лишайники, покрывав­
шие камни. Чтобы не разбиться, я выставил вперед ноги. Удар был так силен, что я чуть было не потерял сознание. Отброшенный от стены, я полетел назад. Я повис над пропастью, раскачиваясь на тросе. Когда снова приблизилась площадка, я прильнул гру­
дью К ее краю и пальцами вцепился в неровнvю по­
верхность. Трос потянул назад, но я сумел удержать­
ся. Теперь я уже лежал на животе, и лишь ноги висе­
ли над пропастью. Омытый дождями известняк был похож на мрю!Ор. В углублениях было немного земли, и в ')тих местах росла трава. Там, где площадка соединялась со сте­
ной, проходила неглубокая трещина. Я всунул туда один из крюков, а потом начал заколачивать его мо­
лотком. Звук от ударов становился все тоньше. Крюк вошел до самого кольца. К кольцу я пристегнул ка­
рабин, к карабину -
себя. Вбил второй крюк и при­
цепил к нему трос, свисавший с геликоптера. Теперь геликоптер не мог стащить меня с площадки. Я осмот­
релся. Снова вернулось ощущение, что я затерялся где­
то посредине неба. Я ~!ахнул рукой. От машины отделился груз. Он бы­
стро снижался. Наконец удалось его втянуть на бал­
кон. Таким же образом были доставлены еще два ,!ешка и акваланги. Затем по тросу спустились Бель­
ский и СтшелецкиЙ. По нашему сигналу пилот отцепил конец троса. Трос со свистом рассек воздух и звонко хлестнул по ска,1е. Мы тут же втаЩИ,1И его на балкон. Геликоптер сере­
бряным кружком провалился вниз. 43 До самого горизонта бежали волнистые холмы, по­
крытые джунглями. Там внизу лежал бассейн Ориноко. я ра сс т егнул мешок. Дай-ка испробуем «AIux». Солнце уже осветило большие деревья. «Те перь ОН приземлился, -
думал я о пи ло те. -
Вый де т из 'машины, закурит сигару, поднес ет к глазам бинокль. Потом ляжет на траву и будет следить з а тремя мухами, прилепившимися к стене. Когда мы пр о-
Не прошло и двух минут, как груд инка на сковород­
ке начала шипеть, края ее по золо ти л и сь. Я добавил перцу, красных помидоров. И все это (болтая ногами на д километровой пропастью). обжигаясь. мы неза­
медлительно съел и. ... Было шесть утра. ГУАНО -
СОКРОВИ ЩЕ ПЕЩЕР «Жарко И душно, ды­
шится с трудом, волосы склеиваются, пот обли­
вает все тело, малейшее движение обессиливает. Влажность достигает 99 процентов! Мы спускаемся гусь­
ком по черному кори­
дору. Широкий превращается в коридор узкую щель, спустя несколько десятков метров он сно­
ва расширяется. Я вы­
соко подннмаю лампу, в ТОТ' же миг с потолка с визгом слетает целая стая л етучих мышей. Они р оятся в во з ду хе, лампа гаснет. Я закрываю лицо рукой и чувствую прикосновение мягких крыльев. ГvIыши устремляются к выходу, и скоро шум затихает. Мы снова зажигаем лам­
пы и идем через зал. Ноги увязают в слое черного гуано. Жара сводит сума. В сл едующем зале опять полно летучих мышей. Ви з г, хлопанье крыльев, лампы гаснут ... » Так рассказывал о кубинских пещерах один из спелеологов. В пещерах Кубы живет HeCKOi\bKO десятков видов летучих мышей. Самые ма­
~енькие достигают размеров бабочки, 'самые большие -
60 сантиметров по ширине расправленных крыльев. Колонии перепончатых насчитывают десятки тысяч живот­
НЫХ • . J пещере Киркуло (провинция Камагуэй) были обнаружены скелеты летучих мышей, которые были подвергнуты физико-химическому исследованию. Ученым уда­
лось установить, что летучие мыши обитали в этой пещере еще тысячелетия назад. За это время здесь накопился слой гуано толщиной в 40 метров. Гуано -
ценнейшее удобрение. В нем содержится от 12 до 30 процентов соеди­
нений фосфора, азот и калий. Удобрения из гуано очень ценны для плантаций са­
харного тростника и садов. Предполагают, что соединения фОСфора образуются во время переваривания хитинового панциря насекомых. В свежих слоях гуано проис­
ходят химические реакции, во время которых выделяется тепло, поэтому в пещерах, где обитают летучие мыши, так жарко. Расходы по промышленной добыче гуано составляют всего 15 процентов от про­
дажной цены гуано. Вот почему кубинцы называют гуано «черным золотом». В · пе­
щере Киркуло ежемесячн" добывается 1 000 тонн удобрений. Запасы только этой пещеры оцениваются в 80 тысяч тонн. Всего на Кубе насчитывается около 1 О ты· сяч пещер. Недавно поль с кие специалисты - спелеологи по приглашению кубинского правительства в течение трех месяцев исследовали многие нз них. Они открыли самую глубокую пещеру американского континента -
глубиной В 381 метр. Но са­
мым ценным было открытие новых залежей гуано. Запасы гуано в пещерах, кото, рые были обследованы на острове Кагуанес, оцениваются в несколько миллионов д олларов. Там уже начались ра~работки. Стше ле цкий закон чил подготовк у к даль н ей ш ему мар шу. Те­
перь он долже н был идти первым. -
Н е поминайте ли-
хом, -
махнул рукой Стше­
ле цкиЙ. Он вс тал, позвякивая крюками, висевшими на п оясе. Обвя зался концом троса. Горизонтальная тре­
щина, которая бежала к вхо ду в грот, была доста­
точно широкой в нее можно бы ло всунуть ногу_ Стшел е цкий, как слепец, водил пальцами по стене, нашаривая у глубления и выступы. С нами его сое­
динял теп е рь лишь трос, пропушенный ч е ре з кара­
бин на крюке. Вто рой ко­
н ец троса я держал обеи­
ми руками, отпуская ЛИШi> насто ль ко, чтобы Стшелец­
кий мо г сдела ть один ша l­
вперед. Вбивая крюки в скальные трещины, проде­
вая сквозь ни х тро с, о н медленно про дви гался к водопаду. И з долины вмес­
те с поднимающ ейс я вол­
ной тепла доходил масля­
нистый запах растени У.. вьющихся по скала м. Я З2-
мет и л силуэт крупной пти-
цы. Она пари ла на Не-
подвижно расставленны х крыльях. Пт.ицу спугну.'! стук молота. Трос ТЯНУЛС >l от крюка к крюку, обра· зу я поручни, де ржась за которые остальные могли пройти б ез труда. -
Здесь уже легче! -
крикнул СтшелецкиЙ. у по д ножия Сальто Ан­
хел белой от пены ленточ­
кой вилась река. На та ­
ком расстоянии река каза ­
лacь н е подвижной, как по­
лоса засiывшей лавы. Г де­
то там, среди кустов, сто­
ял геликоптер. Стшелецкого мы вскоре потер ял и и з виду. Нако­
нец после долгоro ожида­
ния трос дернулся три р а­
за. Это означало, что Стшелецкий проник' в г рот и закрепил конец троса на крюке. Мин ут чере з пятнадцать о н вернулся сияющий, вы­
м окший. Поб еда, _ з аявил он. -
Н у как та м? -
спро­
сил Б ельск ий. никнем в грот, пилот з аведет машину и верн ется в ла· герь. «Высадил их между землей и н ебом. Н ем ноги е отважились бы на такое. К счастью, ветра н е было».-­
скажет он своим товарищам». -
Огромная дыр а', к ак тон не ль метро. Идет в глубь скалы. Я не з аходил далеко ... -
До с тавай еду, -
с казал Бельский. -
Она у ме­
ня в рюкзак ~. 44 В восемь' ч'асов утр а ц епо ч кu Й. с рюкзаками на пле­
чах мы тронулись к водопаду. Гру з тянул в пропасть. Мы про дви га лись, прижи ма я сь к горячей, обжигающей ладо ни с т е н е. По к а з ало сь о тверсти е. Это был тоннель, D КОТОРОМ дна поезда могли оазъехаться совершенно ~вободно. По всей его ширине' TeK.~a 100'13. Она выры­
взлась ИЗ горповнны и дугой, не касаясь стены. ,1е­
тела еНИ~-I Я ОПУСТИЛ ногу в клокочущую струю, наЩУПЫlЗая дно. На'пор теченйя как будто можно бы.1О 1З;,I.'.I.ержать. Осторожно ступил на страшный порог другой ногой. Вода МГНОlЗенно заЛИ.13 ~Iеня до пояса, fЖРУЖИЗ белым венком пены. У меня было такое чувство, что НОГИ ВОТ-IЗОТ оторвутся от дна. Держась за трос, я \IедлешlO продвигался в Jлубь пещеры. Солнечный свет проникал далеко внутр", Под сводаыи эхо усиливало и без того гро\!Кий П.lеск воды. Русло реки было гладким, как бетонное шоссе. Метров через тридцать, образуя мален"ю,'Й водопад, из воды выступила каменная плита. CpaJ)" потемне,10. Мы достали «Alux». Сноп света упал на ыокрые сте­
ны. Коридор тянулся дальше. Обойдя плиту, мы вы­
бра.1ИСL на берег, усыпанный галькой. TOHHeJ!b расширился. Пройдя еще сто метров, мы 'сняли рюкзаки, чтобы вернуться за остатками снаря­
жения. Вдалеке виднелось светлое пятно выхода. Сквозь него врывались потоки света. На поверхности воды и на сводах пещеры играли СО,lнечные зайчики. Лlы вышли наружу. Скалы уже нака,lИJJИСЬ, и от одежды сразу поше,l пар. К одно\!у ИЗ крюков на площадке я ПРИlЗязал ме­
шочек из пластика с ракетницей и пачкой патронов. Они здесь будут ждать нашего возвращения. В шум воды ВОРlЗался рокот мотора. Я повернул го­
.лову. Геликоптер двигался вдоль стены, медленно набирая высоту. ... Река тскла зигзагами, прижимаясь к стенам. На по­
nоротах потока приходилось входить в воду. В своде встречались углубления, размытые водой, --
видимо, временами река заполняла весь тоннель. «Нужно на· ,J,еятьсн, -
подумал я, -
что дождя не (jYiLeT». Тро­
пический ЛИl3ень ~!oг бы нас погубить. Во.13 ЗJТОПИТ проходы, II тогда даже акваланги на\1 не помогут. Фонарь освеТИ.l обширный· грот. Плоское дно бы:ю заполнено обло~!Ками К&JIьцита. i\1b! вступи:iИ в грот и увидели ональное озеро, из которого вытекала река. Неу>Ее.1И конец пути? --
Похоже на сифон, -
отозва.1СЯ Бельский. Поверхность озера пузырилась, била КiIЮЧЮ1И, бур­
лила. Мы стали искать продолжение коридора. В стенах БЫ,10 много отверстий. Осмотре.1И все, вползая в тес­
ные тоннели, зажигая спички, чтобы по языку пла:-Iени определить направление воздушных потоков. Безрезу.1Ь­
татно! Все тоннели, по-видимому, оканчивались тупи­
каыи. Бельский нырнул в узкий коридорчик, наПО:lIИнав­
ший трубу. Слыша.лось только шуршание и учащенное дыхание. Пото:\-! до нас донесся приглушенный шепот: -
Конец. Дальше сплошной кальцит. 2'vlbl посмотрели в сторону озера. В овальном углуб­
лении чс:рная вода клубилась, словно кипящая смола в котле. * * * я разложил на парусине снаряжение для подводно­
го ПJIавания: маски, манометры, трубки, измерители глубины. Рядом с рюкзаками лежали акваланги. Каж­
дый состоял ИЗ двух стальных цилиндров, наполненных сжатым воздухом. Над цилиндрами блестели круглые никелевые коробки вентилей. Бельский разделся. Натя­
нул на ноги каучуковые ласты. Я подал ему цилиндры . Бельский надел ремни на плечи, застегнул пряжк-,. На запястье пристегнул измеритель глубины. Дыхатель-. ные трубки охватывали его шею и опvскались на грудь, .де их соединял мундштук. Бельский взял его в зубы, глубоко вздохнул. В трубках зашумел воздух. Я подал маску. Он надел ее на лицо. Пристегнул пояс с гру­
зом из олова. К: лямкам прикрепил сигнальный трос. Я взял в руки конец троса. Бельский уселся на берегу озера, снял маску и смочил ее водой, чтобы не потели стекла. Попробовал стать на дно -
и сразу погрузил­
ся с головой. Вынырнул, выплюну.~ мундштук. -
Глубоко. Стены 3'десь гладкие, не на что встать. Дайте фонарь. Я подал ему «А1их». он оттолкнулся ногами, вы­
плыл на середину и нырнул головой вниз. Трос за­
скользил по моей руке. На поверхность вылетали пу­
зыри воздуха. Я почувствовал, как трос дернулся: раз, два, три, четыре, пять. Я начал вытягивать шнур. Бельский выскочил как пробка. Плывя к берегу, вы­
нул мундштук и снял маску. -
Настоящий колодеu. Дна я не достал. Был на глубине пятнадцати метров. Вода тянет вверх -
при­
ходится бороться с течением. Он HbJpHYJl снова. Я смотрел на стрелку часов-
10, 20, 30 секунд. Стшелецкий вдруг крикнул: «Пузы­
ри исчезли!» Это может означать, что пловец не ды­
ШИТ. НО сигнальный трос спокоен: не дергается, не натягивается. К:уда же уходит воздух? Внезапно пузы­
ри появились снова. Бельский показался у самого бе­
рега. Вылез на берег, сел. -
Тридцать метров! Внизу колодец расширяется. Я налетел на камни. У самого дна овальные ворота. За ними я обнаружил другой колодец, ведущий вверх. Вместе они образуют сифон. Трос 33 что-то зацепился, и я не смог плыть дальше. -
Хорошо, -
сказал я. -
Теперь я поплыву с тобой. -
Трос, -
продолжал Бельский, -
не нужен. Те-
чение само понесет вверх, если перестанешь работать ластюlИ. В стенах нет ни трещин, ни ходов -
заблу­
диться невозможно. Мы нырнули одновременно. Бельский плыл впереди, держа на груди «Alux». Я видел его черный силуэт. К:олодец был огро~!Ный. К:руглые стены, похожие на бетонные кольца, отвесно падали вниз, исчезая в тем­
ноте. Руки я скрестил на груди, пытаясь уменьшить сопротивление -
мы плыли против течения. Чтобы выровнять давление в ушах, приходилось глотать слюну. Давление росло. Твердые клещи охватывали тело. Я посмотрел на белый циферблат измерителя глубины: 8, 1 О, 15, 20 метров. Стены ко.l0дца начали расширяться, образуя как бы гигантский колокол. Я увидел камни. Между ниыи теынели отверстия. Бельский скользнул над этой грудой камней в сторону ворот. Я поплыл за ним. Высота арки не превышала полутора метров. Сразу за ней начинались круглые стены другого колодца. Мы осмат­
ривали его, держась за камни. Течение отбрасывало нас назад. Бельский вытянул руку, указывая на углуб­
ление в дне. ivlежду камнями лежал полуметровый протеЙ. Вода обтекала его мягкое ящеровидное тело. На месте глаз были складки кожи. Здесь он погибнет. Течение вы­
толкнет его на поверхность и унесет в водопад. На­
верно, он попал сюда из глубины пещеры. Бельский поплыл вверх, освещая фонарем дорогу. К:олодец теперь шел наискосок. Чувствовалось, как падает давление. Серебряные пузырьки воздуха, опере­
жая нас, летели к поверхности. К:расная стрелка ма­
нометра приближалась к НУ,lЮ. Над головой заблестел зеркальный щит, в котором отражались наши фигуры. Они неслись Ha:ll навстречу. Бельский первым ударил головой в зеркало поверхности и разбил его. Мы были на другой стороне сифона. Снова послышался шум водопада. Мы сняли маски. Впереди было продолже­
ние тоннеля. Река текла каскадами, шумя и пенясь. Мы шли против течения, взбираясь со ступеньки на ;:тупеньку. Сто ыетров остались позади, но ничто Не предвещало конца коридора. -
Дальше можно не идти, -
сказал я. -
Вернем­
ся за снаряжением. Вода втянула нас в сифон и понесла по скошеННО?llУ 46 тоннелю. Вот и ворота. Через неско,%ко секунд мы были уже на берегу. -
Раздевайся, -
сказаJl я Стшелецкому. -
Путь свободен' Наши рюкзаки были в упаковке из пластика, про­
мокнуть они не могли. Но тут возникло новое препят­
ствие -
воздух, оставшийся внутри, не даст погру­
зиться с рюкзаками. Пришлось привязать к рюкзакам несколько обломков кальцита в качестве балласта. Я написа,l записку. Набросал СХбlУ сифона. Лис­
ток укрепили в сухоы месте так, чтобы он был сразу замечен спасателями. Шум каскадов мешал разговаривать. Мы взбирались по скользким ступеням. Свет вырывал из тьмы все но· вые и новые пороги. Прошли четыреста метров. Вода текла здесь спокойно. Шум водопадов утих. БОJlОТИС­
тые берега раздвинулись. Под тонким слоем трясины ,1ежал песок. Мы шли быстро, изредка пересекая по­
ток на поворотах. К:ажется, тоннель ведет в сердце горы. Своды подним ались все выше, стены раздвигались_ Эхо наших шагов гулко разносилось по пещере. l1!и­
рока я улица под беззвездным небом. Пещера -
великан. От гланного тоннеля расходятся боковые коридеры, образуя настоящий лабиринт Отверстия в cBo.J,e ведут на верхние этажи. Здесь мо­
гут быть два, три или четыре этажа ходов, связанных между собой трубами стометровой длины Но главный тоннель пещеры только один -
это река, на берегу которой где-то там, во мраке, находится лагерь иссле­
довзтеnеЙ. Чтобы не заблудиться на обратном пути, мы CK,13-
дываJIИ ппрамиды из камней. -
Вы знаете, сколько мы уже идем? -
спросил Бельский. -
Прошли уже больше десяти километров. -
Сделаем привал, -
предложил я. Река плыла под скалой. Остальную часть тоннеJ!Я покрывал чистый песок. J\'lbI вскипятили чай, подогреJШ макароны. Стшелецкий добавил в них кубик KOHцeH~ ратов, а потом заправил соусом. Пообедав, мы пога­
сили «AlllX». Я лежал, не закрывая глаз, и вслушивался в шум воды. Поток шуршал песком у берега. Воздух был влажен. Никак не могу уснуть. Тысячи людей с тревогой ждут реЗУ,lыатов нашей экспедиции. Но разве можно что-либо предвидеть? Первый серьезный завал прервет наш поход. К:ТО поручится, что спелеологи не погибли во время обвала? Специальные отряды с утра начали действовать. '\\0-
жет быть, уже сумели войти в пещеру? Стшелецкий дышит ровно. Бельский, наверное, не спит -
дыхания не слышно. Он лежит рядом на песке. Я проснулся в десять, зажег лампу. Мы поспешно сверну.1И лагерь и тронулись дальше. Пройдя несколь­
ко сот метров, наткнулись на препятствие. Завал кам­
ней прегражда,l тоннель. Из-под камней пробнвалась вода. Зава,l был старый, заплывший кальцитом. Я попробовал найти проход под сводо!.!. Обвязав­
шись веревкой, взобра.тся наверх, цепляясь за корот­
кие, толстые, рыжего цвета сталагмиты. Почти под самым сводом проглядывали многочисленные отвер­
стия. В НИХ чувствова.lась тяга воздуха. Однако они бы.1и слишком узкими. Я едва суме,1 всунуть голову и руку с фонарем. Показа,lась огромная труба, идущая прямо вверх. -
Попробую пробить проход! -
крикнул я, -
Отой­
дите в сторону. Я начал изо всех СИ.1 бить MOJI0TKOM по ТОЛСТО~IУ столбу, образовавше'IУСЯ от соединения сталактита со сталагмитоы. Почти сразу лопнул наружный слой, окрашенный окисями железа. Осколки со звоном пока­
ТИ,lИСЬ вниз. Ca~la сердцевина была крепче. Она со­
стояла из светлых кристаллов. Эхо от ударов напол­
нило весь грот. Наконец СТСJЛб с треском рухнул. Я обрубил края отверстия и СУ'lел перебраться на другую сторону. За\lети.1 расселину и д:винулся прямо К ней. Она тя­
НУЛЗСЬ в том же направлении, что и коридор, которым ЫЫ шли до сих пор. Проходя под трубой, я посвети.'! вверх. Но свет так и растаЯ.l во мраке, не осветив своды. Пройдя немного вперед, я заметил новый ход, ведущий вниз. Оттуда доносился шум воды. Спихнул туда камень. Послышался всплеск. Через этот ход МОЖНО спуститься вниз и идти дальше вдоль ручья. А можно попытаться пройти и по расселине. ~ Есть дорога! ~ крикнул я. ~ Идите ко мне! Бе,lЬСКИЙ, который шел впереди, воскликнул: ~ Здесь уже шире! Мы остановились как вкопанные. Подземный Са.1Ь­
то Анхел! Мы стояли на краю гигантского зала на берегу крутого обрыва. Под нами тремя этажа'\ш ниже раскинулось озеро. Свет фонаря не достигал проти­
воположной стены. Мы взглянули вверх. Там свисало бесчисленное множество белых, как молоко, сталакти­
тов. Казалось, что это торчат острия мечей. Прямо над нами потолок покрывали «,\laKapoHbI» ~ красивые, стройные трубочки стеJ{ЛОВИДНОГО кальцита. На конце «макарон» блестели капли. «За~Jерзший дождь, подумалось мне. ~ Дождь, застывший в полете». Послышался шелест крыльев. Темная птица "ете.13 прямо на нас Обдало ветром. ~ Гуачаро! 1 ~ воскликнул я. ~ Они здесь! ~ КРИКНУ,l Бельский. Вдоль стены бежала галерея. В лvчах фонаря за­
блестели зеленые огоньки г.лаз. Птицы поворачивали головы к свету. Они ,1ежали в мелких ямках и кри­
чали тонкими прот'ивными голосюш: «Тик! тик!» 1 Г У а чар о (uсп.), r у а х а р о -
ЖИРtIЫЙ козодой. На­
селяет горные тропические леса ЮЖНОЙ Америки. Эти ПТИlIЫ гнезДЯТСЯ КОЛОНИЯМИ в Гvlубоких пещерах. откуда вылетают С наступлением сумерек. Величинuй они были с курицу. Спина kpaCHO-КОРI1'I­
нева я, покрытая бе,lЫМИ пятнами в черных кружках, голова желтая, хвост длинный. По обеим сторонам клюва торча.1И усы. ~ Не боятся, ~ за'\lетил СтшелецкиЙ. Птицы, наверно, обессилели и не могли взлететь. Только неСКО.1ЬКО птиц су'\!е.l0 подняться в воздух. Гуачаро день проводят в пещере, а ночью вылетают в джунг.1И. Питаются плодами растений. Обвал зато­
чил гуачаро в пещере. Значит, из пещеры остался один выход, тот, которым шли мы. Да и он залит водой. Гуачаро в темноте ориентируются, как m,тучие мыши, УJIаВ,lивая отражения ультразвуковых волн. Если они не нашли выхода, то что говорить о людях ... Мы ПОДНЯnИСЬ на галерею и двинулись вперед, обхо­
дя лежавших птиц. Они тихо пищали, раСП,lастав крь:лья. Конца галереи не было видно. ПОСJIышался Г,lУХОЙ удар. Обломок кальцита дрог­
нул у меня под ногами. Я бросился к стене. но рюк­
зак был СЛИШКО"I тяжел. Прежде чем я успел ухва­
титься за сталагмит, ноги потеряли опору. В одно мгновение галерея с силуэта~!И моих товарищей унес­
лась вверх. Я набрал воздуха и стиснул зубы. Сильно ударился о воду. Спину защитил мешок. Холодная вода клещами сжала тело. Заломило в ушах. Рюкзак тянул меня на дно. «Сколько метров?» ~ промеJIЬК­
нуло в голове. Я вырвал из ля~lки правую руку. И уронил «Alux». Левую рюкзаком прижало к камням. От боли и шу~!а в голове я терял сознание. Острая бо,%, как от удара ножом, прошила легкие ... (Окончание следует) Перевод О. РЯЖСI{ОГО z:;,-, ал ожидания железнодорожного в · окзала в Поз­
~ нани блестит, словно e~o вымыли с мылом. Бра испускают лучи света, похожие на восклицательные знаки, бесчисленное множество плафонных ламп горит в беззвездном мраморном небе, а носильщики, мастера вежл и вости, на летают на тяжелые чемоданы и 'пу за ­
тые портфели, бросаются к такси, отдают честь, слов­
но перед ними генералы, мчатся обратно в отмытый зал, чтобы заВЛiJдеть пото ками пассажиров. На площади -
тусклое вокзальное солнце: ему при­
ходится наблюдать за оживлением через пелену дымов. Дует холодный ветер, раздувает пестрые юбки деву ­
шек, забрасывает пыль в глаза. На перекрестке регу­
лировщик с любопытством заглядывает в машину ... Улицы города старые, но широкие, запружены авто­
мобилями и людьми. Пешеходы выливаются толпами на проезжую часть, дети с пронзительным визгом бе­
гут з а поливальной машиной, в многочисленных кафе­
мороженых шумно. Перед большими витринами тол­
пятся хорошо одетые люди. За широкими лотками с овощами и фруктами стоят полные женщины, пред­
лагая сочную клубнику и свежие зе леные огурцы. Какое впечатление произведет на меня этот город, на сч итывающий тысячу лет? Город тысячелетнего воз­
раста, некогда столица Польши. Из моего окна в гос­
тинице «Познаньская» мне видна старая библиотека Рачинского с ее в ел иколепными двадцат~ю четырьмя коринфскими колоннами. На площади перед библиоте­
кой женщины сажают красные цветы, две девочки раскатывают на трехколесных велосипедах вокруг ги­
гантской ракеты, поднимающейся над самыми высоки­
ми домами города и сверлящей сво им серебряным острием н ебо. П од ракетой на перекладинах из сталь­
ных труб, как на турни ке те, кувыркаются дети. Под окном по зв якивают, спотыкаясь на пер екре стках пут е й, трамваи, обгоняемые автомобилями. Вагоны тра мв аев битком набиты пассажирами. Улица, протя­
н ув шаяся под моим окном, ~ торговая: налево и на­
право расположены лавки, конторы и гостиницы, книж­
ные магазины и газетные киоски; по ней ходят юные парочки -
они держатся за мизинец и шушукаются,-
48 Гнезно -
первая столица Польши. [H~ Т~IС~'ЧЕЛ[ТН[ГО ГОРОДА ~~..--
__ ./ к у Р т Д А. В Н д, немецкий журналист (fAP) а т а кже иностранцы, постоянно разыскивающие свою гостиницу, потерянную в лабиринте улиц и п ереулко в. Разум еетс я, прежде чем выйти и з гостиницы, я по­
лучил у. портье, который изъясняется на пяти языках, з аписки с несколькими адресами з аслуживающих вни­
мания достопримечательностей. В этот поздний пос ле ­
обеденный час солнце окрасило все в желтые тона, воздух сух и прох ладен. На' фасадах домов нервно вздрагивают прежде времени зажженные световые ре­
кламы. Познаньская площадь у Старого Рынка напо­
минает картину Каналетто, конечно, если забыть о мно­
жестве автомобилей. Ратуша, поначалу готическая, пе­
рестроена в' ХУI веке итальянцем Джованни Бати с та ди Квадро в стиле ренессанс; она могла бы служить украшением любого римского города. Прекрасные фрес­
ки покрывают зд ание с восточной стороны, в велико­
лепных сводчатых галереях лежат густые черные тени. Солнечные часы отстают на час от башенных -
в Польше «летнее время». В войну ратуша подверг­
лась ра з рушению. Ее, как и примыкающие дома, вос­
становили по старым планам. Вокруг ратуши т ес но стоят машины в ожидании пассажиров, безмолвно глазея фарами, -
маленькие «с ирены », плоские «ва рт­
бурги», приземистые «ме рседесы», элегантные «волг и », скромные «варшавы». А вперемежку с ними застыли пролетки с грустными лошадками и уснувшими куче ­
рами. На старую рыночную площадь наш век то же водру ­
зил свой дворец -
продолговатое здание ц ел ик ом из стекла и бетона, яркое, све тлое, с плоской крышей. Его назначение -
служ'и,;,ь музе: он отдан в распоряже­
ние художников под выставочный з а л. Я зав язываю разговор со школьным учителем, стоя ­
щим с группой учеников .п е ред ратушей. Он показы­
вает дет ям ар х ит ек турные памятни ки и, по-видимому, объясняет, в чем их достоинство. На хорошем немец­
ком языке он сообщает мне об ус и лиях и средс т вах, затрачив аемых на восстановление памятников стари­
ны. Разговаривая, мы бредем ч ерез рыночную площадь, а за нами идут дети. Учитель осведо мляется, как мне понравился «нов ичок», стоящий на это й старой пло-
I ~ .. щади. Еще до того как я успел ему ответить, он рас­
смеялся и сказал, что в старых городах охотно созда­
ют контрасты -
это дань времени. В узких извилистых улочках темно инеприветливо. Ксендзы мелькают на фоне черных стен, напоминая своим видом рассыльных. Дети чертят мелом на тро­
туарах. Темные лавки полны сала, спаржи, битых уток и гусей. Женщины стоят тут и там, обмениваясь новостями. Неожиданно я очутился перед громоздким римско-готическим порталом доминиканской церкви -
древнейшим строением в Познани. В ней темно, почти как ночью. Благоговейная тьма, мерцают свечи. Над узкими уличками старого города небо тоже уз­
кое. Я пересекаю Варту, направляясь к острову, на котором находится кафедральный собор. Широкая кра­
сивая улица ярко освещена и многолюдна. В реке от­
ражаются пять башен собора, которые дрожат на лег­
.кой ряби, как сморщенные старцы. Солнце посылает внутрь собора свои мерцающие золотые · лучи через высокие стрельчатые окна. Этот собор -
одна и з две­
надцати' капелл, составляющих базилику. В их числе -
удивительная Золотая капелла в византийском стиле со склепами и памятниками первых князей и королей Польши Мешко 1 И · Болеслава Храброго. Главный портал и алтарь Зол'отой капеллы созданы по эскизу итальянца Помпея Феррари, картину над алтарем нз' писал поляк Чехович, известный своими картинами на библейские сюжеты. Неподалеку от Познани -
Гне з но, древнейшая польская столица, «гнездо» польских кня­
зей. Я охотно съездил бы в Гне з но посмотреть на зна­
менитый портал святого Адальберта, из которого им­
ператор Наполеон когда-то велел вынуть кусочек, и, как ир~нич.ески заметил Генрих Гейне, благодаря та кой высочаишеи внимательности ценность собора еще пре­
умножилась. Но порта л в это время ремонтировался -
он пострадал во время фашистской оккупации. ... Во дворе собора старый ксендз беседует с моло­
дыми туристами. Посетители' не столько слушают, сколько фО1'ографируют. Они, верно, не прочь перета-
4 «Вокруг света» N. 7 Рядом с центром ~opoдa находится М еждународ­
ная nознаньская яр­
Joшрка. ЩИТЬ собор к себе до­
мой. Стоя перед порта­
лом, они косили сь на объ ек тив, отб ег али на большое расстояние, «чтобы Он попал в кадр» . ... Над городом тянет­
ся фабричный дым. Здесь, в Познани, на­
ходятся два металлур­
гических завода. Похо­
же, что дым вызывает у отцов города н ем ало беспокойства. Поэто м у новы е про мы шленные предприятия строятся на зап а дной окраин~ где они будут под «п ри­
смотром» ветра. В Поз­
нани строят много и красиво, со вкусом и в современном стиле. Каж­
дая краска играет. Ули­
ны протянули сь под мо­
лодыми деревьями. У высоких домов резвятся детишюи. Перед омыты­
ми светом магазинами, остекленными, как зим­
ние оранжереи, стоят детские коляски и сидят прив'язанные собаки. Из ре­
сторанов доносится музыка. На следующий день я подвожу итоги. Что же еще посмотреть? Оперу, которой все восторгаются, но где я, однако, не побывал? Медицинскую академию техни­
ческий вуз, филармонию, театры и музеи, БОЛЬ~УЮ га­
лерею, где выставлены картины польских и иностран­
ных художников? Я то и дело слышу со всех сторон советы: «Это вы должны еще посмотреть, там вы долж­
ны еще побывать, ах, и там вы тоже еще не были?» И я могу только отвечать: «Нет, там я тоже еще · не был». «А нет ли тут магазина, где можно купить ВРР­
мя?» -
вертится на языке вопрос. И вот мы со знакомым поляком сидим... в уютном кафе. Хорошо одетые парни упражняются в целовании рук девушкам, которые не скрывают своего удовольст­
вия. На небольшой площадке для танцев вертятся па­
рочки -
некоторые подпрыгивают, другие танцуют, томно прикрыв глаза, третьи лихорадочно трясутся в «темпе века», а саксофон хрипло орет, воет, стонет. Солист прикрывает глаза, словно тр уб ит свою лебеди­
ную песнь, и л и, что правдоподобнее, трубит ее для вон той красавицы, только для нее одной. А я, не за­
вистливый по природе, беспокоюсь за его легкие. Пот ом . нарядны е парнц, уводят своих подруг с танц ев альн ой площадки к столикам, покрытым белосн ежным и ска­
тертями и украшенным цветами, подо двиг ают им п о· удобнее сту,nья и пьют з а их здоровье. Мой друг рассказывает эпизоды из своей жизни, ве­
селы~ и грустные, и я тоже наполняю вазу воспоми­
нании плода м и -
сладкими и горькими. Поздно вечером я иду один по улицам По знани. Над библиотекой Рачинского висит луна, она светит не так ярко, как висячие фонари по обочинам шо ссе. Из витрин свет падает на лица людей, на д входами в по з наньски е кафе вертятся раскаленно-красные крылья ветряной мельницы, перемалывая часы ночи . По зн ань -
тысяч елет ний город -
засыпает ... Гд е же я найду магазин, где можно купить время? Соиращенный перевод с немецкого Л. 3АБЬЯЛОБОй 49 Рисунки П. ПАВЛИНОВА _> ... Странно, что кругом вода, пронизанная водоросля-
ми, вспыхивают электрические глаза чудовищ с рыбьи­
МИ хвостами. Он встает и, увязая в иле, идет по неровному дну. Потом поднимает руки и кричит. -
Барин, проснись! Чего стонешь? -
Старший казак тряс за плечо Петра Петровича. Он с трудом открыл глаза -
сиежная пелеиа покрывала плоскогорье, спящих казаков, погасший костер. На западе, между гориыми вершинами, закатывалась луиа. Выпавший иочью снег быстро таял, мутные ручьи бе­
жали по перевалу. Горное солнце ярко светило, темпе­
ратура поднялась, мальвы и бессмертники приподнима­
лись с земли. Атамкул по ущельям вывел Семеиова к реке Заилий­
ского Алатау -
Чилику. Чилик оказался многоводиой рекой, гремящей в порог ах. Берега густо поросли топо­
лями и чергаиаком. Путешествениики долго блуждали в лесных зарослях, пока иашли брод. В одном месте Семеиов вспугнул марала с большими ветвистыми ро­
гамн. -
Бугу, бугу! -
кричал Атамкул. -
Стреляйте, это бугу! Марал скрылся раиьше, чем Семенов успел снять с плеча винтовку. Путешественники направились на юго-восток по широ­
кому плоскогорью Уч-Мерке. Плоскогорье получило свое название от трех речек Мерке. Каньон первой Мерке, преградивший путь Семе иову, достигал трехсот метров глубины. Петр Петрович спус­
кался по крутым бокам каньона и видел как бы в раз­
резе горные породы Т яиь-Шаня. Это были сиениты, порфиры, диориты, слабо сцементированные песчаником, и нигде не было никаких при знаков вулканических штуфов. На берегу второй Мерке под тенью тополей отря,/t расположился иа ночлег. Казаки набрали хвороста для костра, Атамкул занялся варкой ужииа, Семенов с гео­
логическим молотком пошел по каньону. А, А Л Д А н-с Е М Е Н О В УТЕШ€СТI3П€ Ifj"lopory осилит идущий», -
думал Семенов, гля­
" ~дя на тощую фигурку Атамку.,а, лежащую у костра. У проводника -
желтое лунообразное лицо, под чериыми бровями -
проиицательные спокойные глаза. Костер медленно догорает, чахнут в золе угли, Семе­
нов опускает голову на колени. Окончание. Нача.rJ.О в N2 5, 6. 50 Он наткнулся на старое кладбище. Кладбище навеяло грустные мысли, и он возвратился к ночлегу. Казаки ужинали, хлебая варево деревянными ложками. Атамкул кипятил зеленый чай. Курносые ли­
ца, рыжие, черные, русые бороды, широкие плечи, жи­
листые, цепкие, жадиые до работы руки. Не жалуясь на тяжелый поход, ие обижаясь на скуд­
ную пищу, не страшась опасностей, идут эти люди за ( Семеновым в неведомые, дикие горы. Люди-то не особенно нуждаются в нем, а что он без них? ... Утром Семенов перешел третью Мерке. Атамкул повел его к горному проходу Табульгаты. По словам проводника, там берут начало речки: одна из них те­
чет к югу и впадает в Иссык-Куль, другая -
на север, в ре·ку Или. С высоты горного прохода Табульгаты уже видно озеро Иссык-Куль. -
Дальше Табульгаты я не бывал, признался Атамкул. Весь день ушел на штурм Табульгатинского перевала. Растительность, несмотря на почти трехкилометровую высоту перевала, поражала своим разнообразием. В этот день Петр Петрович установил: на перевале рас­
тут цветы и травы европейской, полярной, алтайской, центральноазиатских форм. Зеленая гора закрывала южную часть долины. С этой горы виден Иссык-Куль, -
сказал Атам­
кул. -
Завтра утром ты увидишь озеро. -
Разводите костры, ставьте палатку, готовьте ужин, сказал Петр Петрович. От дыхайте все, я схожу один. -
Подожди, аксакал! -
Атамкул догнал Петра Пет­
ровича. С горы Петр Петрович увидел среди каменных грома­
дин озеро, о встрече с которым так давно мечтал. Г лад­
кая, будто отлитая из густого синего металла поверх­
ность. «По очень крутому спуску, -
записал он в днев­
ник, -
МЫ спустились в долину южной Табульга-су, поросшую стройными еловыми деревьями. Начиная от перевала через гребень, во время нашего спуска я мог постоянно наслаждаться чудной панорамой всего Тянь­
Шаня между меридианами знаменитого Мусартского гор­
ного прохода и западной оконечностью озера Иссык­
Куль ... Я направился на ближайшую сопку предгорья, откуда мог иметь беспрепятственный вид на Иссык-Куль, длина которого на запад -
юго-запад простиралась более чем на 150 верст. С юга весь этот синий бассейн замкнут непрерывной цепью снежных Шань казался крутой стеной ... Иссык-Куля был исполинов. Т янь-
Снежные вершины, которыми он был увенчан, образо­
вали нигде не прерывающуюся цепь, а так как бесснеж­
ные основания их, за дальностью расстояния на юго­
западе, скрывались под горизонтом, то снежные верши­
ны казались прямо выходящими из темно-синих вод озера. Возвратившись в свою палатку, я уснул особенно хо­
рошо под впечатлением виденных мною в этот день кар­
тин природы и под шум падающей водопадами речки ... » Т юп-Джергаланская долина медленно приподнималась в сторону Иссык-Куля. Семенов скакал впереди отряда, охваченный страстным желанием как можно скорее до­
стичь берегов озера. Путешественники продолжали путь к озеру, подозри­
тельно поглядывая на окрестносТ!о, но все было по-преж­
нему пустынным и безмолвным. Неведомый всадник бес­
следно исчез. Тюп-Джергаланская долина оборвалась неожиданно крутым уступом. Внизу лежало необъятное, в голубых, светлых и зеленоватых тенях озеро Иссык-Куль. На густые пески мягко и широко накатывались волны. Ни каменных обломков, ни гальки. С восточНОй сторо­
НЫ в озеро впадал Т юп, на западе синело водное про­
странство, на севере из озерных глубин вздымался ги­
гантский горный хребет. Весь необъятный простор озе­
ра сковывали пустынная тишина и безлюдье. Ни лодкн, ни паруса. Путешественники спешились, спустились на берег. Се­
менов первым вошел в воду, зачерпнул ее в ладони и стал пить: вода оказалась солоноватой. По влажному, отшлифованному волнами песку он подошел к неболь­
шой бухте. Мелководная бухта густо заросла водоросля­
ми и белыми лилиями; водоросли и лилии шевелились, словно живые. Из бухты доносилось какое-то сопение, поскрипыва­
ние, шуршание, вода пузырилась и вспухала мелкими кругами. Семенов ахнул -
бухта была переполнена пол­
чищами сазанов. Огромные, толстомордые, в желтой, блестящей, как бронза, чешуе рыбины сновали во всех направлениях, путались в стеблях водорослей, обсасы­
вали лнлии и лопухи. Казаки не выдержали. Выхватив шашки, кннулись в воду И стали рубить запутавшихся в водорослях са­
занов. 5 С выступа Тюп-Джергаланской равнины Семенов окинул прощальным взглядом панораму Иссык-Куля. Золотая солнечная струя разламывала озерную ширь, с горных вершин сползала светлая паутина тумана. Сюда нельзя было не возвратиться, первое знакомство не могло остаться случайной встречей -
ведь ии одна аз задач экспедиции окончательно не решена. Нет мате­
риалов, подтверждающих гипотезу Гумбольдта о ву лка­
ническом происхождении Тянь-Шаня. Он не дошел до истоков реки Чу -
вытекает ли она из Иссык-Куля? Он не знает общих размеров и глубины озера. ... Пока Семенов путешествовал, обстановка в Верном ухудшил ась. Караваиы ташкентских купцов, идущие из Верного, были разграблены шайкой разбойников. Хоментовский предложил: -
Я дам тебе проводииков. Он посмотрел на Петра Петрович!! ясными василько­
выми глазами, усмехнулся. -
Р"зве ты не хочешь проникнуть в верховья Чу? -
спросил он. -
Неужели эта река-загадка уже не интересует тебя? к 'НЕБЕСНЫМ rOpAM _ Аксакал! -
услышал он пронзительный голос Атамкула. -
Смотри, аксакал! Семенов увидел на левой стороие долины всадника. Подавшись вперед, всадник разглядывал путешествеини­
ков, потом хлестнул камчой лошадь и скрылся за ска­
лами. -
Надо быть осторожными, предупредил всех Семеиов. 4* Семенов выступи.' из Верного в сопровождении K:I-
заков. НеСАЫШНЫ:>1 ЛИЛОВЫМ огнем догорали мохнатые маль­
вы, желтыми солнцами трепетали последние цветы со­
фОР, осыпалея синими лепестками СОЛОДКОIJЫЙ корень. Речные камыши высоко несли коричневые. напоминаю­
Iцие толстые вертела шишки. Снова начались переходы с одного берега на другой, 51 опасное скольжение по обрывам. Не раз река угрожала Семенову смертью, опрокидывая его вместе С лошадью. И каждый раз он был обязан своим спасением Атамку­
лу и двум охраняющим его казакам. Было неловко бла­
годарить, спасители бы обиделись на него: взаимопо­
мощь была у них законом жизни. Боамское ущелье стало расширяться, отвесные скалы понижались и СГ лаживались. Отряд Семенова вышел в просторную долину И сразу же наткнулся на аил са­
рыбагышеЙ. Мужчины, заметив всадников, ускакали в го­
ры, дряхлый старец на пегом быке заковылял в ущелье. Б ауле оставались лишь женщины и дети. Перепуган­
лые, они. с плачем бросились на колени. Семенов успокоил женщин. -
Скажи им, -
попросил он Атамкула, -
я не со­
бираюсь никого обижать! И еще скажи им -
я еду в гости к манапу Умбет-Али. Я хочу быть ему та­
мыром '. Весть о белом начальнике, который едет в гости к Умбет-Али -
младшему султану, -
обгоняла Семе­
нова. Когда он вступил в урочище Кутемалды. из юрт выходили почтенные аксакалы. ·Семенов спокойно ехал вперед. Законы гостеприимства здесь священны. Семенова встретил брат манапа и сказал: -
Ты назвал себя тамыром Ум бет-Али, и мы верим 'Твоим словам. Петр Петрович ответил: --
Я приехал к вам издалека. Я уверен, что у нас должны быть дружеские отношения. Брат Ум бет-Али слушал Семенова, кивая в знак со­
гласия черной, как антрацит, головой. Он сидел прямо и настороженно, словно беркут перед взлетом. Потом быстро вышел из юрты. Он вернулся, ведя в поводу трех лоснившихся ска­
кунов. -
Я дарю этих быстроногих коней. Ты можешь де­
лать все, что делает друг в гостях у друга. Семенов обрадовался. Представился случай 1l0сетить западную часть Иссык-Куля и выяснить, вытекает ли I Другом. 52 Чу из озера. Он решил выехать рано утром в сопро­
вождении Атамкула и двух новых проводников. Несколько 'дней потратил Семенов на исследование истоков Чу и, наконец, выяснил: река берет свое начало не в Иссык-Куле, а в ледниках Тянь-Шаня. Предположения Александра Гумбольдта оказались ошибочными. Географическая загадка прояснилась. Скупо записал он в дневник о своем открытии: «Т лавная составная ветвь мощной реки Чу берет нача­
ло под названием Кочкара в Тянь-Шане, выходит из поперечной его долины на иссык-кульское плоскогорье, но, не следуя естественному скло~:у к озеру, поворачи­
вает прямо на запад в Боамское ущелье ... » Он писал эти строки, сидя верхом на лошади, поло­
жив дневник на луку седла. Вокруг была болотистая местность, заросшая камышами. Жалкая речушка Куте­
малды текла по болоту в сторону Иссык-Куля. «Я доехал до устья речки и, повернув по берегу озе­
ра, вернулся в аул Умбет-Али, вполне убедившись, что озеро Иссык-Куль стока не имеет, и что оно в настоящее время не питает реки Чу, и что мощная река эта обра­
зуется из двух главных ветвей Кочкара, берущего на­
чало в вечных снегах Тянь-Шаня, и Ке,.Рина, текущего из вечных снегов Заилийского Алатау. Само собой ра­
зумеется, что если бы представить себе уровень озера повысившимся всего от 15 до 20 метров, то река Чу сделалась бы стоком Иссык-Куля, но было ли это когда­
нибудь, я отложил всякие размышления до своей поезд­
ки в бассейн озера в следующем, 1857 году ... » Он возвращался в Верное, преодолевая снежные пере­
валы Небесных гор. Стоял октябрь, когда он спустнлся в Каскеленскую долину. После ночных морозов и снеж­
ных метелей было особенно хорошо ехать по осенней долине. Над желтыми тополями и березами, над синим покоем тянь-шаньскнх елей белел Талгарский пик. В Небесных горах мелькали сполохи, там торжество­
вала невидимая гроза. Оттого ли, что гроза была дале­
ко, оттого ли, что гром был особенно праздничным и бодрящим, Семенова охватило возбуждение. Е)н придержал свою лошадь, повернулся лицом к без­
граничным ледяным высотам. Произнес твердо, убеж­
денно и радостно: -
Я еще вернусь к вам, Небесные горыl ЛУЧИСТЫЕ КОЛЬЦА ЗЕМЛИ (Онончание. Начало на стр. 24) Затем неожиданно происходил резкий спад, и на графике появлялся провал. Потом там, где ра­
кета удалила<:ь на 15-18 тысяч километров, кривая опять лезла в гору. А после двадцатитысячного кило­
метра пути количество частиц плавно, но неуклонно шло на убыль. На обратном пути ракеты то же самое. Конечно, самое удивительное в этой картине то, что «верблюд» двугорб. Почему возник этот провал между двумя «горбами»? Почему зона радиации в одном месте пере!lолнена, потом почти совсем пуста, а по­
том опять густо населена частицами?.. И снова пошли в поиск космические разведчики, 800руженные счет­
чиками заряженных частиц. Данные разведки навели ученых на мысль: Земля находится в «окружении» двух колец радиации, разделенных «ничейной полосой». Многократное зондирование окрестностей нашей планеты подтвердило, что вокруг Земли есть два ра­
диационных кольца. Первое из них имеет форму баранки, положенной в экваториальной зоне. На какой высоте находится его нижний край? В восточном полушарии -
всего на 600 километрах, а в западном -
близко к 1,5 тысячам. Радиационная «баранка» надета на Землю как бы «на­
бекрень», потому что магнитная ось Земли не совпадает с осью ее вращения. Она сдвинута на несколько сот километров в сторону восточного полушария, и хоро­
вод заряженных частиц, покорных ей, проходит в на­
шем полушарии ближе к Земле, чем в западном. От экватора на север и юг ЭТО кольцо простирается до 35-го градуса, и, значит, по ширине оно охватывает полосу над Центра,льной и Южной Америкой, почти всей Африк'ой, южной частью Азии, Австралией и Океа­
нией. Толщина внутреннего пояса радиации в плоскости экватора -
несколько тысяч километров. А потом, выше, начинается тот самый зазор, «ничейная земля», что отделяет одну зону радиации от другой. Но ЭТО только та «рубашка», что «ближе к телу» на­
шей планеты. А сверху надета другая -
второе радиа­
ционное кольцо. В поперечном сечении кольцо пред­
ставляет собой даа обращенных друг к другу вогнутой стороной полумесяца, загнутые «рога» которых дости­
гают примерно 65-го градуса северной и южной широ­
ты, то есть района Полярного круга. В Арктике и Антарктике нижняя граница внешнего пояса радиации' находится всего в 250-500 километ­
рах над поверхностью Земли, а от экватора ее отделяет больше 12 тысяч километров. Чем объясняется тот факт, что пояса не сливаются в один, что между ними есть просвет, ученые еще не устанопили. Но в гипотезах недостатка нет. С>Jгла,сно одной из них, например, в этом виновата огромная магнитная аномалия, расположенная в южной части Атлантического океана, между Кейптауном и побе­
режьем Бразилии. Она-то, по мнению некоторых спе­
циалистов, и оттягивает в сторону, «выедает» часть за­
ряженных частиц, пытающихся выскочить на «ничью землю» меЖД'1 поясами радиации. А по другой гипотезе пояса существуют порознь потому, что причины их образования разные. Внутрен­
ний пояс возникает так: космические лучи врываются в верхнюю часть атмосферы -
ту, что граничит уже с межпланетным пространством, начинают здесь взаи­
модействовать с атомами воздуха. Образующиеся ней­
троны разлетаются, как брызги, во все стороны. На рас­
стоянии около тысячи километров от поверхности Зем­
ли происходит их распад на электроны и протоны. Эти частицы и попадают в ловушку магнитного поля. Они и есть те странники, что путешествуют все время из по­
лушария в полушарие. Внешний же пояс согласно ЭТОЙ гипотезе возникает иначе. Ведь известно, что Солнце постоянно бурлит. Оно выплескивает временами языки материи -
солнеч­
ную плазму, устремляющуюся в нашу сторону от све­
тила со скоростью 1 000 километров в секунду. От взаимодействия плазмы с магнитным полем Земли и рождается согласно этой гипотезе внешний радиа­
ционный пояс. Разное происхождение -
разное и «ме­
стожительство», говорят сторонники этой гипотезы. Впрочем, провед'енные недавно исследования показа­
ли, что четкое разделение на отдельные пояса не всегда удается обнаружить. Временами пояса как бы нарушают свои границы и незаметно переходят один в другой. Тогда, очевидно, двугорбый «верблюд» на время превращается в одногорбого. Мы еще не дали характеристику частицам, которые «населяют» пояса. Са,мые разнообразные приборы и счетчики, которые ученые l'Iогружали в эти радиацион­
ные "резервуары», рассказали, что в различных поясах живут ра,зличные частицы. Внутренний пояс содержит главным образом прото­
ны. А во внешнем поясе протонов очень мало. Главные его «жителю> -
электроны. Нрав у гюясов различный. Внутренний отличается большей уравновешенностью. За целый год количество населяющих его частиц может постепенно измениться не больше чем в два-три раза в ту или иную сторону. А у внешнего характер куда более переменчивый: за какие-нибудь сутки число электронов эдесь может подскочить или упасть в десяток раз. Дело, видимо, в том, что внешнему поясу приходится постоянно «выяснять взаимоотношения» с Солнцем. Светило нередко по причинам нам пока неизвестным «возбуждается». И тогда неожиданно во все стороны устремляются поры вы «солнечного ветра» и ливни заряженных частиц. Настоящий вихрь «солнечного ветра» врывается в на­
шу магнитосферу, прорывает передний край обороны внешнего пояса, «вминает» магнитные силовые линии в сторону Земли, и тут-то прилетевшие заряженные частицы попадают в ловушку радиационных поясов. Аэрономия -
наука молодая, ей нет и десятка лет. А явления, изучаемые ею, развиваются в продолжение многих тысячелетий. То, что удалось открыть во время Международного геофизического года и сразу после него, происходило в пору очень высокой солнечной активности. Но в такое время часто одна магнитная буря {(накладывается» на другую, и разобраться, что к чему, где причина и где ее следствие, нередко бывает невозможно. Зато в ГОД, когда Солнце спокой­
но, проследить за бурей гораздо легче. Вот почему с таким нетерпением ждут геомагнитоло­
ги и ионосферисты, гелиофизики и метеорологи, спе­
циалисты по космическим лучам и полярным сияниям, что принесут им наблюдения в период Международ­
ного года спокойного Солнца (МГСС). ГЛУБОКА.Я РА.ЗВЕДКА. Если центральным событием МГГ был запуск по его грограмме первого в истории советского спутника, то не успел истечь и первый месяц МГСС, как в окрест­
н6с'и Земли вышли «Электрон-1" И "Э;,ектрон-2». Глс:вная цель запуска этих советских спутников-близ­
нецов как раз и есть исследование лучистой оболочки Земли. Не случайно они выведены одновременно и на такие различные орбиты. «Электрон-1» удаляется от Земли на 7 тысяч, а «Электрон-2» -
почти на 70 ты­
сяч километров. «Электрон-1» зондирует внутренний пояс радиации, а его «собрат» в то же время пронизывает внешний, Приборы на Н\1Х установлены аналогичные. Орбиты спутников рассчитаны таким образом, что, когда один из них идет к Земле, другой удаляется от нее. Таким образом и создается возможность ответить на те во­
просы, которые волнуют ученых: что же происходит с радиационными зонами, особенно с внешней, во вре­
мя магнитных бурь, каним образом поток частиц, посланных Солнцем, влияет на магнитосферу, наконец, почему радиационные кольца нашей планеты так отли­
чаются друг от друга. Новая наука накапливает факты, разрешает возник­
шие проблемы, рождает новые. Познание мира продол­
жается. 53 АГАДКИ ПУСТЬIННЫХ Г. м Е ТЕ'n ь с К и й Сзетлы:1 и редкий лес окружает лагерь. Он растет пр я мо из камней и мха, из кочек и гулких пустот ме ж ду каменными плитами. Это лес, где деревья уми­
рают не от руки дровосека, а от старости или по­
жара. Упавшие стволы с растопыренными голыми ветвями преграждают путь. Карликовая березка цепко хва т ает за ноги. Плотной стеной встает пахучий ба­
гульник. К озеру Балбан- Ты уже протоптана тропка, которая зарастет сразу же, как только мы снимемся с лагеря. Я иду по ней к берегу и смотрю на зеленова­
тую бугристую воду, на сгустки пены, сбитой ветром. Дно озера все в чешуйках слюды, в блестках, ко­
торые мерцают, искрятся, как море в лунную ночь. Всюду камень... Мы идем по нему, он под нами, с. боков и наверху, там, где начинаются горы и где серые скалы зябко кутаются в поношенную шуб у 54 хилого леса, и еще выше, где уже нет ни леса, ни карликовой березки, ни травы. Мощные сахарно-белые кварцевые жилы перереза­
ют скалы, блестят на свету, резко выеляясьb среди темных гнейсов и зеленых лишайников. Кварц изъеден, выщерблен, облизан ветрами. В одном месте громад­
ная глыба' его вывалилась из жилы, образовав дыру, через которую DИ ДНО небо: огромное голубое око смотрит на нас с высоты. Серые химеры застыли на склонах. Вот свесило птичью голову « с ущество » С туловищем человека. Осклабилась в дикой улыбке рычащая морда фант/!­
стического зверя. Гига н тский указательный палец молчаливо поднят кверху. Это останцы, каменные фигуры, изваянные природой. Ветер и вода выдули и вымыли все, что поддавалось их совместным самое крепкое грозным усилиям, и осталось лишь и прочное. Местные жители издавна ВЕРШИН Фото автора окрестили останцы неблагозвучным именем "болваны» или же "балбаны». Их много вокруг. Они полукружьем охватывают местность, поднимаются террасами, ступе­
нями, все выше и выше, все с большей высоты взи­
рают они на озеро, названное их именем -
Балбан- Ты. А за "балб анамИ», за пиками -
уже совсем незна­
комая местность. К действительности меня возвращает громкий го­
лос Николая Григорьевича Чочиа: -
Товарищи, оглянитесь! .. Какая красота! Мы уже в чаще гор, внизу лежат те вершины и лы­
сины, по которым мы недавно шагали, стали видны новые озера, целая цепь их на востоке -
там бедная северная тайга, Сибирь. А вот и Балбан-
Ты. Где-то там на берегу оставленный нами лагерь, па­
латка, в которой, наверное, отдыхает наш повар Костик, костер. К озеру Балбан-
Ты мы добрались самолетом, а се­
годня вышли в многодневный маршрут к главному хребту Приполярного Урала. Мы здесь не одни. Где-те в :пих краях сейчас работают семь партий ямал о-ненецкой экспедиции; в этом году он .. изучают площадь, равную Да­
нии. Возможно, где-то рядом, за соседним хребтом, белеют палатки других изыскателей. Но что значит семь пар­
тий, семь людских островков среди неоглядного камен­
ного моря! Впереди идет Чочиа, за ним Наливкин, сзади Лазу­
ков, потом Валерий и, наконец, я, замыкает кавалькаду Ваня Кузин. 1963 год юбилейный для Николая Григорьевича. Двадцать пятый сезон подряд шагает он по тундре и тайге в поисках нефти и газа. Двадцатый год носит он вот этот геологический молоток, что сейчас заткнут за пояс. Первым учителем Дмитрич Наливкин. тайге ЭТОТ ВblСОКИЙ, ловек. Чочиа в геологии был Василий Позавидуешь, как легко идет по худощавый, любящий шутку. Ч6-
-
Это человек, о котором я мог бы рассказывать часами, -
говорит о Наливкине Чочиа. Жаль только, что в маршруте так мало не только свободных часов, но и минут. Я с трудом выуживаю у Николая Григорьевича самую малость ... Внук извест­
н ого русского геолога Василия Алексеевича Наливкина и сын знаменитого советского геолога академика Дмитрия Васильевича Наливкина... Крупнейший текто­
нист ... Бывший чемпион Ленин града по лыжам ... Глав­
ный разведчик нефти на западных склонах Урала -
в Башкирии, Пермской и Свердловской областях ... Отличный стрелок и автор прекрасных любительских фильмов о нашей Родине. Николай Григорьевич медленно роняет эти сведе­
ни я, пока я, раскрыв блокнот, иду рядом. Уже позже я узнал, что Наливкин и группа его това­
рищ ей стали лауреатами Ленинской премии. Они полу -
чили ее За научное обоснование перспектив нефте­
газоносности Западно-Сибирской низменности и откры­
тие Березовского газоносн ого района. -
Товарищи, ищите гальку! -
напоминает Ваня. Все наше путешествие предпринято ради одного найти гальку. Ведь она где-то тут, рядом, на пустын­
ных и грустных вершинах Приполярного Урала ... Кто бы мог подумать, что эти округлые серые ка­
мешки способны рассказать о далеком прошлом Ура­
ла, ответить, поднимался он или нетl По всей Сибири до Дальнего Востока, по всей Европейской части СССР дО Печорской впадины встре­
чаются обнажения морских четвертичных пород. Еще миллион лет назад вся эта огромная Т'ерритория была залита водой. Постепенно земная кора поднялась, и м оре ушло. Но как? Ученые до сих пор не могут о т ветить на вопрос, еще неясно, поднимал ось ли все дн о или отдельные его части. Иными словами, дышала л и эта махина всей грудью или же у нее надувались только отдельные желваки. Кузин в своей кандидатской диссертации доказывает второе. Он считает, что Урал был в ту эпоху невысоким архипелагом, затерянным в гигантском море. Послед­
ний миллион лет эта страна поднимается, растет, причем довольно своеобразно -
быстрее в своей осевой части и медленнее по сторонам. Вместе с Николаем Гр ... горьевичем они с каранда­
шом в руках рассчитали высоту этого поднятия и на­
шли, что она равна примерно 850 метра.м. Впрочем, еще в сороковых годах нашего столетия геолог Н. А. Сирин назвал примерно ту же цифру. Появ ... ла с ь необходимость подтвердить это практически. Послед­
ние годы Кузин побывал в верховьях Шучьей, Усы, Соби, Вой кара ... -
И ЧТО вы там делали? -
Искал гальку ... Всюду, где поднималась земля, море оставляло свои отметки, свои визитные карточки -
гальку. Она оста­
лась лежать и на высохшем ровном дне, потом ее за­
валили другие, более поздние породы. Они тоже «ды­
шали» -
поднимались, кренились, опускались, и галь­
ка, наподобие начинки в · испеченном на противне пи­
роге, послушно следовала за ними. Она повторяла, ко­
пировала движения своего бывшего ложа -
морского дна, и каждая находка галек равноценна обнару­
жению дна шумевшего тут моря. И снова гремят под ногами плиты. Снова печет солнце. Снова, едва спустившись в лощинку, мы увя­
заем в пружинящем месиве полярной березки. Уже давно позади верхняя граница леса. Мы ша­
гаем по горной тундре, по глинистой каменистой пус­
тыне, поросшей лишайником. Еще час, еще, еще ... Только поздно вечером Николай Григорьевич пока­
зывает место ночевки. Оно глубоко внизу, в зеленой полосе леса. Спускаемся. Кругом веселые березы, елки их так приятно встретить после голых плоских вершин. Григорий Иванович с удовольствием сбрасывает с плеч пудовый рюкзак и прихорашивается. -
Добравшись до границы леса, можно бриться и надевать галстуки. Начинается жизнь иного поряд­
ка, -
говорит он. Впрочем, порядок жизни не очень отличается от обычного. Ваня с Василием Дмитричем став ят палат­
ку, я помогаю Лазукову рубить еловые лапы. Чочиа собирает сушняк, Валерий варит манную кашу. Утром начинается дождь. От влаги отяжелел и провис брезент палатки, до него теперь нельзя до­
тронуться изнутри -
сразу же протечет. Мокра земля, мокры и скользки камни. -
Товарищи, предупреждает Чочиа, будьте предельно осторожны на осыпях. -
Он разворачивает карту. -
К сожалению, они нам будут встречаться довольно часто. Мне кажется, я никогда не забуду уральских осы­
пей в серый дождливый день. Они начинаются сразу же, едва мы, погасив тлеющие ветки костра, покида­
ем лагерь. Наш путь идет вверх: надо наверстывать те 56 Д в адцат ь ПЯТЫи се з он ша<ает по тун д ре и таи!С .Николаи Г риzорьевич Ч очиа. 200 мет.ров, с которых мы вчера скатились к BepxHei1 границе neca. 200 метров! Какой пустяк, если ровны и пологи склоны. Но гору, на которую нам надо под­
няться, не опоясывают тро пы, она не дала приюта ни деревцу, ни кустику, ни травинке. Камни, одни камни ... Путь по-прежнему выбирает Чочиа. То и дело слы­
шится его предупреждающий голос: -
Сюда не ходите, здесь ненадежно. Внимание на п ряжено до предела. Я стараюсь идти в ногу С Валерием, ступаю на ту же грохочущую, не­
веi .. Н УЮ плиту, спотыкаюсь о тот же к амень, взмахиваю ру к ами на том же месте, что и он. Только бы не по­
скользнуться, не попасть ногой в щелы Плиты противно, со скри..пом шевелятся под тяже­
стью шести человек. Некогда любоваться природой, от­
крывающейся панорамоЙ. Но проходит время, и глаз привыкает постепенно оценивать надежность того камня, куда предстоит по­
ставить ногу. Идти становится легче. Впереди в голубоватой и фиолетовой дымке -
глав­
ный хребет Приполярного Урала. Он еще за полукр у ­
жием холмов, увенчанных куполообразными ГОЛЫм И шишками, но уже давно чувствуется его резкое дыха­
ние. Все яснее, различимее детали. Рисунок утрачи­
вает былую округпость, спокойствие; глаз начинае т примечать не только пятна снега, длинными языкам и заходящего в похожие на бархатные складки долины. но и отдельные, должно быть, огромные выступы скал, террасы, ступенями поднимающиеся к тому вы с ­
шему острому гребню, откуда одновременно видн ы обе части света. В редкие минуты отдыха мы стоим, оборотясь К хребту лицом, без слов и возгласов. Щелкают затво ­
pLJ аппаратов, жужжит кинокамера ... В этот же день гtepeд концом затянувшегося марш­
рута мы находим гальку. Я до сих пор вижу перед гла ­
зами похожую на другие голую вершину, ВЫМОШ,енну ю плитами, и слышу торжествующий, неестественно гром­
кий голос Вани: -
Галька! -
И еще сколько! -
сразу же п одхватывае т Нико" лай Григорьевич. < . Василий Дмитриевич f-Iаливкt/Н -
один из пер­
ВООТКРblвателей сибирской н е фти. ГеО Л О2и пришли на «рабоч ую точку». Э то первая находка за три дня пои ско в. Кажется, природа хочет возмест ит ь наши прошл ые неудачи. То тут, то там лежат окатанные камни ве­
личиной с крупный. булыжник, с кулак, совсем ма­
л е нькие. Валерий откалывает от галек неболЬ'шие куски. В Ле­
н инграде, в лаборатории образ'-.l,Ы исследуют и точно определят и. М>1нералогический с остав. -
А если их нес ледник~ -
Григорий Иванович под-
нимает на Наливкина вни м ательн ы е глаза. -
При чем тут ледни к! -
горячится Ваня. Лазуков демонстративно спокоен. -
Я понимаю, Ваня, ваше желание найти именно морскую гальку. Но, -
он разводит руками, -
не стоит делать скороспелых выводов. Мне кажется, что Григорий Иванов'ич нарочно берет на себя роль оппонента, он хочет добиться правды в споре, в острой словесной перепалке. -
Как известно, Ваня мне друг, но истина дороже. Суть в том, чтобы выяснить, откуда попала сюда г алька. Спор этот давний, затяжной, и ведут его, по су­
ществу, не Григорий Иванович Лазуков с одной сторо­
ны и Ваня Кузин -
с другой, а два крупны х «лагеря» геол огов. И спорят они не о маленьких гальках, рас­
сыпанных под нашими ногами, а о большой и сложной проблеме -
было ли оледенение на Урале и Западно­
Сиби рской низменности. Или иначе: какая галька ва­
ляется у нас под ногами -
«морская» ИЛИ « леднико­
пая», Вопрос т рудный, и, с пасая меня от возможных оши­
бок, Николай Григорьевич не просто рассказывает, а дикт ует. Я срочно устраиваюсь н а ПЛОСКОй пли т е и раскрываю блокнот. -
Итак, мы подошли КО второй задаче, стоящей пе-
57 ред нами в этом маршруте: выяснить, есть ли здесь следы неДё:внего оледенения. Некоторые геологи счи­
тают -
записали? -
что весь север Западно-Сибир­
ской низменности был занят покровным ледником, трижды спускаВШI1МСЯ с возвышенностей Урала, Но-
80Й Земли, Таймыра. А. И. Попов, а затем Григорий Иванович (взгляд в сторону Лазукова) доказали, что практически вся центральная часть Западной Сибири ледником не покрывалась, если не считать языка меж­
ду Уралом и Обью, доходившего до Оби лишь в од­
ном месте. Чочиа говорит сосредоточенно и без запинки. Он медленно ходит вокруг меня, меряет крупными шага­
ми площадку. ЗаТ1исали? Дальше... Многолетними работами на­
шей ленинградской экспедиции номер пять Всесоюз­
ного нефтяного научно-исследовательского геолого­
'разведочного института уточнены предположения Гри­
гория Ивановича, который, по нашему мнению, несколько завысил площадь распространения ледника. Череэ Обь ледник не проходил, больше того, он не выхо;;ил за пределы собственного горного Урала ... Надеюсь, я не искажаю ваши мысли, Григорий Ивано­
вич1 Лазуков машинально кивает головой. Он снимает дымчатые очки и подносит к глазам очередную галь­
ку. Как она попала сюда? Если ледника на Урале не было, в чем же тогда со­
мнения Григория Ивановича? Чочиа улыбается. -
Мы считаем, что на Урале не было покровного оледенен"1Я. Но когда климат на земле становился хоnоднее, местные горные ледники, конечно, хозяйни­
чали и "ут. ЮРИй ТРИФОНОВ дЕТИ G"() о"К'т о-р t.A rFИ'IIП ,58 Что ж, остается выяснить происхождение гальки _ принесли ее сюда уральские ледники или оставило море. Но это уже не здесь, а в Ленин граде . ... Казалось бы, кому нужда спорить о том, что было в этих неприветливых местах МИЛЛИОНЫ лет назад! Об оледенении, гальках и валунах. Но в науке нет второстепенных вопросов, и то, что не привлекает внимания сейчас, может со временем стать проблемой первостепенной важности. Та самая галька, которая бесполезно валяется на плоских вер­
шинах, скажет ученым о возрасте горных террас, На карте появятся террасы-близнець~ родившиеся в одно и то же время. Прослеживание таких террас от За~адно-Сибирской низменности к Печорской через Уральский хребет, измерение их абсолютных высот в возможно большем числе точек позволит опреде­
лить, насколько и как поднялись террасы. Остались ровными или выгнулись наподобие верблюжьего гор­
ба? Отсюда один шаг до выводов огромной практи­
ческой важности. Если есть «горб» снаружи, то очень возможно, что он есть и внутри, на глубине несколь­
ких километров. Именно такие «горбы», такие опроки­
нутые вверх дном корыта ищут геологи. Это и есть структуры, которые могут служить вмеСП1лищем неф­
ти и газа. Находка галь"и изменяет наши сегодняшние планы. За утренним чаем вырисовывается идея -
разде­
ЛИТься. Чочиа, Наливкин и Лазуков пойдут одним марш­
рутом, Ваня и Валерий -
другим, я при желании могу совершить увеселительную прогулку вдоль Ма­
лой Тыкотловы и даже подняться на соседний вал, по­
следний перед хребтом. Быстро проходит ночь, и лагерь пустеет. Я тоже ОТ­
правляюсь в свой маршрут, в сторону хребта. Заблу-
Рассказ О н единспзенный доктор на площа.:rи примерно в пятьдесят тысяч квадратных километров. Правда, эта площадь -
пvстыня. Его знают" все чабаны, верблюдчики, изыскатели, шоферы и буровики, блуждающие на пространстве от Донаты до Казанджика и на север, до самых дальних колодцев. И все они называют его «доктор Гриша». В тот день, когда привезли чабана со с,~оманной !iОГОЙ, доктора Гриши не было в лагере. Он уеха.'l в Ашхабад. Его вызвали для того, чтобы перевести на другую работу, в город, Все в лагере были опеча­
лены. Ходжа-Кули Насруллаев так звали чабана с,~омал ногу, упав с ишака. Это случилось далеко в песках. Ходжа-Кули пополз к тропе, но вскоре вы­
бился из сил и лес Он снял свою косматую, из чер­
ного бараньего меха шапку -
«тельпею>, надел ее на чабанскую герлыгу и стал ждать, когда кто-нибудь его ЗЮIетит. Ишак куда-то ушел. В полдень чабана за­
"!етил шофер грузовика Липатов, который вез в ла­
герь рабочих. Медсестра Лариса определи,~а перелом и вызвала по радио самолет санитарной авиации. К вечеру при­
летел «ПО-2». В столовой появился молодой загоре­
лый летчик с глазами светлы'l!И и треУГОJlЬНЫ'l!И, как у рыси. Он пил пиво и рассказывал о катастрофах, которые случались с ним в песках. Начинал он так: -
Погода была следующая: низкая облачность, мет­
ров триста-четыреста, ветер северо-западный ... Сложность заКJJюча,lась в то:\!, чтобы заставить Ходжа-Кули сесть в самолет. Он не хотел никvда ни лететь, ни ехать до возвращения доктора Гриши. И вообще он не хотел знать никакого врача, кроме доктора Гриши. Утром в воскресенье мы пришли со уговаривать: медсестра Лариса, местный учитель Ча­
рыев, летчик и я. В юрте было дым но. Ходжа-Кули лежал в углу r диться трудно: с одного боку гремит Тыкотлова, с дру­
гого -
высится поросший лесом горный вал. Бурелом и древесная неразбериха сразу же окру­
жают меня. Стоят высохшие на корню ели с голым.и, поникшими, как у плакучей ивы, ветвями. Жмется к каменистой земле плотный можжевельник. Высочен­
ные кочки. Глушь. Настороженная тишина. Одиночество, как известно, наводит на размышления. Я думаю, что и здесь до нас, наверное, никто не бро­
дил, что мы первые, и некоторое тщеславие закрады­
вается в душу. И ВДРУГ на влажной глине замечаю отчетливый отпе­
чаток лошадиной подковы. Я ошарашенно смотрю во­
круг. Да ведь это же лесная дорога! Нет, не асфальт, не булыжник, даже не пыльный проселок, а всего лишь глухая, едва приметная тропа. А это что? Рядом с отпечатком подковы узор подошвы резинового сапога. Значит, не так даВ+lО здесь прошли люди. Они разговаривали между собой, может быть пели песни! .. Вот тебе и «первые»! По тропке идти легко и весело. Звенят кузнечики в траве. Муравьиные кучи величиной с крупные кочки разбросаН~1 по лесу. Мои часы взял Ваня, и, чтобы иметь хоть какое-либо представление о времени, я мажусь диметилом (<<ко­
мариной жидкостью») И наблюдаю, когда меня снова начнут донимать комары. Жидкость действует пример­
но час. Потом все повторяется сначала, второй раз, третий... Пожалуй, можно и вернуться в лагерь. Солнце печет, как в первый день маршрута. Парит. Душно пахнет нагретым березовым листом. Я лезу в накаленную палатку и с удовольствием вы­
тягиваюсь, все-таки приятно после ночной тесноты юрты, выставив из горы кошм и тряпья свою черную .бороду, и глядел на нас подозрительно. Его жена, со· 1JCeM старуха с виду, сидела на корточках' перед оча· -"м, разложенным посреди юрты, и пекла хлеб. Учитель Чарыев говорил по·туркменски. На все его уговоры Ходжа-Кули мотал головой и цокал. -
Говорит, доктор Гриша приедет -
сделает как надо, -
объяснил Чарыев и в раздражении закричаJl на чабана: -
Доктор Гриша тебе святой аллах, что ли? Тебе в больницу надо! -
Ай, доктор Гриша знает ... -
Доктор Гриша не может наложить вам гипс! -
закричала медсестра Лариса. Понимаете? У вас серьезная травма! Вы можете остаться хромым на всю жизнь! Все было бесполезно. Летчик, стоявший сзади, за· :шептал мне в ухо: -
Берем его нахалом: вы за ноги, а я под ми­
.китки ... -
Да нет, -
сказал я. -
!iельзя же за ноги. -
Ну его к черту! -
сказал Чарыев, бледный от злости. -
Пускай остается, если такой человек! Когда мы вышли из юрты, Лариса разрыдалась. Она сказала, что доктор Гриша будет ее сильно ру­
гать. Летчик поглядывал на небо: надо было скорее лететь, начинался сильный ветер. Через день приехал доктор Гриша. Я был знаком с ним раньше. Он высокого роста, седой и такой ,сутулый, что кажется горбатым. У него водянистые голубые глаза в красноватых веках. Доктор Гриша и Лариса прошли в юрту Ходжа­
Кули, и вскоре оттуда раздались громкие голоса и крики. Первым появился доктор Гриша. Размахивая длин­
ными руками, он гневно кричал: -
Какого дьявола! Не разглядеть простейшей си­
муляции! И вам не стыдно? Позор! К тому же вы не :знаете людей: этот Ходжа-Кули сам лучший косто­
:прав! принять позу, какую тебе заблагорассудится. Назой­
ливо звенят комары, некоторое время они вьются дым­
кой возле лица, а потом куда-то исчезают. С чего бы это? .. В палатке душно, и жара быстро смаривает меня. ... Просыпаюсь я от нестерпимого холода. Гулко ба­
рабанит по брезенту дождь. Перекрывая гул реки, шу­
мит и свистит в ветвях ветер. Он налетает поры вами, и тогда раздается глухой треск -
это ломаются и па­
дают деревья... Вот почему исчезли из палатки кома­
ры: они почувствовали приближение ненастья и помча­
лись укрываться под свои травинки; брезент им пока­
зался не слишком надежной крышей. Надо оглядеться. Наскоро вылезаю из палатки, и сразу же порыв ветра бьет меня по лицу. С дождем косо несутся на землю расползшиеся крупньiе хлопья. Этого еще не хватало -
снег в июле! В той стороне, куда ушли товарищи, почти темно. Тучи бегут со скоростью самолета. Гор почти не вид­
но, ОНИ в тумане, в дожде, в серой пелеl>lе снега. Там, в этой воющей мгле, пять человек. А что, ес,~и они на осыпях? Или лезут над пропастью, прижимаясь к ска­
лам? А кругом туман. Свистит леДЯНОh '!Iихрь. -
Э-эй! Э-э-эй! -
кричу я. Но что значит человеческий голос, когда рядом гре­
мит вздувшаяся река и воет ветер! Тревожные мысли невольно лезут в голову. Как дол­
го ждать товарищей? До вечера? До утра? А если не вернутся и утром, что тогда? Где искать, кого звать на помощь? Проходит какое-то время. В тревожном ожидании оно никогда не поддается правильному учету. По­
прежнему шумит ветер, но дождь как будто стих, .... к ровному гулу реки примешиваются 'какие-то чуже-' Лариса, спотыкаясь, бежала сзади. -
Какой срам! Будуший врач! Гриша орал так громко, что из соседних юрт по­
вылазили люди и где-то залаяла собака. Перед сном я зашел к доктору сыграть партию в шахматы. Он лежал в очках на койке и читал кни­
гу. Я спросил, как его дела и остается ли он в лаге­
ре. Он сказал, что остается. -
Куда ог них уедешь, от этих разбойников? Мы расставили шахматы. Доктор Гриша играл в шахматы азартно, но плохо. Он подолгу, мучаясь, думал над каждым ходом. Я спросил, зачем Ходжа­
Кули по надо билось симулировать пере.10М ноги. -
Зачем понадобилось? -
спросил доктор Гриша. -
Ну да, -
сказал я. -
Зачем ему это? Доктор Гриша помолчал, глядя на доску. Он взял фигуру и стал тереть ею лоб. Руки у док­
тора Гриши были такие же коричневые, как у чабана, и на одном пальце -
кольцо. Доктор сделал ход и посмотрел на меня с тайным торжеством: ему каза­
лось, он сделал очень глубокий ход. -
Интересно, -
сказал я. -
Подумаем ... Так за­
чем? -
Зачем? Зачем? Такая дурацкая история. Когда я сказал, что остаюсь на медпункте, он вскочил на ноги и стал трясти мою руку. Разве, говорит, отец бросит своих детей? Нет уж, избавьте меня от таких детишек, -
сказал доктор Гриша. -
Ваш ход или ~lOй? -
Теперь ваш. -
Ага. -
ОН СКЛОНИJ\ над доской седую голову. -
От .таких детишек вы уж меня избавьте. I~· ...... 59 ВСЕМIIРНО ~ "НЕИЗВЕСТНЫИ" РОМАН БЕЛОУСОВ н емало за г адо к та и т в себе мир ли т ера т ур ы, они как «белые п ят н а» на карте. Е с т ь в этом ми ре и сво и К олумб ы, н еутом и м ы е «к ниг о п~ оход ­
Ц ЬР> , ка пи таны к н ижн ы х м о реи, от ­
кр ы в а тел и лите ра тур ны х «земель». * * * Ре т Ма ру т. Фо то 1915 l од а. « Г е н е ра ль ныu уполно м оч е нныu » Б. т о рс ва н. Сним о к. с д е­
л анныu Ауи с ом Спо т ои в 1948 и ду. Е г о кн ига м и з а читы вались во мно ­
ги х с т ранах -
они были. п е р еведе ны п о ч т и на тридца т ь языков и изда ны ти ражом в 25 м и ллио н о в э к зем п ля, р ов, но подли н ное имя а вт о р а оста ­
валось загадкой. Н а вопрос, к т о та ­
к ой Б. Тр авен, о т ве ч ал и: в сем и рно и звестный «неизвестный» писа т ель. С п роизведениями Б. Т раве н а зна ­
ком ы и советские ч итатели. Н а р ус­
ском языке был и издан ы е г о романы «Сборщики хлопка», «Восста ни е по -, вешен н ых», «Клад С и ерры Мадре», « П РОКЛ il тое золото», « П оход В с т р а ­
ну Каоба». и тем н е менее лич н ость автора эт и х книг
j е г о подлинная биография поч т и четы р е десят и ле ти я оставались неизвестным и. т ал и сь вступи т ь в разговор, задава­
л и во п росы: кт о он, г де с к ры вается, почему? Тр аве н требовал на с тр а н и ­
цах г азет, ч т обы е г о ос т авили в п о­
кое, прекрат и л и охо ти ться за н им. К то же он? Кт о скрываетс я под и ме н ем Б. Травена? «Я ч увствую себя рабочим с р еди люд е й, -
говори т Т равен, -
без­
вест н ым и неназван н ым, как каждый р абочий, который вкладывае т свою дол ю в д в иже ни е человечества к п рог р ес су ». Усердные литературоведы ш ту -
В к и и г ах Б, Тр а в е н а привлекае т правдивое изображе ни е жизни Мек ­
сики. П исатель рассказы в ал о тяже ­
лых усл с виях, в ко т орых трудятс я мексикаН l ;;Ie рабо чие-лесо р убы, п ео­
НЫ. Б. Трап е н о ~ уждает тиранию, ра ­
сизм. П ро г р еС~:4ВНЫЙ мексиканский жу р нал писал, что «ни оди н мекси · кане ц, н и о д и н иностранец еще не изобразил мексиканскую действ и тель ­
ность с такой п равд и востью». дировали кн И ГИ Б. Т равена, стараясь найти в н и х разрешение загадки. Ча ­
с т ные де т ек т ивы обсле д овали целые области Мексики, где, как было из ­
вестно, жил п и сатель. Дото ш ные ре ­
портеры охотились за каждым «по­
дозрительиым», 'В к ом им виделся та и нственный ав т ор рома н ов. Но все было напрасно. С т рем я сь раскрыт ь загадку Т раве ­
на, р ас ш ифроват ь буквы « Б. Т.» -
т а к и н огда п одписывался этот чело ­
век, -
литературный мир создал не одну ле г енду. У не г о были двадцать две «достоверные» биографии. Од н и утверждали, что под эт и м п севдо ­
н и мом скрывается американский мо-, ряк, другие заявляли, что Т равен ­
это быв ши й русский князь, по мне-
Т равен бежал о т' слав ы. Это ка­
залось неправдоподобн ы м в м и ре биз н еса, было похоже на п арадокс. Нередко через пе ч ать с ним пы -
родные звуки. Нет, это не ветер, это явно к то-то про­
дирается ч ере з чащу! Первым по к азывается Чочиа, за ним Наливкин, за ним · Лазуков. -
Ваня и Валерий не вернулись? -
встречает меня вопросом Николай Григорьевич. Он озабочен и' вы м о­
тан до крайности. -
Там, -
он машет в сторону х реб-
та, ч то-то не вообразимое. У вас снег был? -
Братцы! Прежде всего давай т е-ка костер, -
го­
ворит Василий Дми т рич. Груда заготов л е н ного сушняка л е жит под е л кой, и ч е рез минуту огромный столб пламени поднимает с я в не б о. Я п омогаю В асилию Дмитричу стяну т ь насквозь про ­
м окший непромокаР.мь'Й пл а щ. С кепки, с руба х и, со штан и н -
отовсюду капает, льется вода. Сухо й оста­
ла с ь только к ин окамера, В асили й Дмит р ич осторо жн о д о стает е е из-за п азухи. -
Кадры -
во! -
Он по-мальчишески показывает посиневши й большой палец. -
Четыре кассеты снял! Около костра н а шеста х развешиваются штаны, тру­
сы, носки, все мокрое, ни на ком не остало с ь ж и во й нитки. Рубахи, о!<азывается, удоб н ее всего суш и ть не снимая -
подставить к огню спину, потом бок, 60 .. потом грудь. Пар клубами о ку тывает полуголы е ф и гуры. О пережи т ом все трое рассказы в ают короткими отрывис т ым и фразами: -
Отошли мы недалеко. Смотрим, туман вполз ает. А с Н И М шутки плохи. Мы бегом домой ... -
В етер там т акой силы, ЧТО под х ватывает и н е ­
сет ч ерт з нает куда. -
Дождь был, как град, кр у пны й ... Никола й Гр и горьевич беспокойно поглядывает на запад -
не развиднелось ли? Но там все так ж е те м ­
но и мрачно. -
Е с ли не пр и дут чер е з полт о ра часа, пойдем и с­
кать! Вр е мя 'в таких случаях, как п рав и ло, не тянется, а бе ж ит стремглав. Еще не успели как сл е дует высох­
нуть ботин к и и сапоги, н е вес ь о п орожнен чайник, а нам еч е н ный срок уже вышел. Николай Г ри горьев и ч см о тр и т на часы: -
Ну что ж, дава й те собираться. -
Он о ч ень с е рь .• езен и с о средо т очен. -
Берем сухие в е щи, немного еды ... Ветер дует с прежней силой. Из набежавш е го черно ­
го 'облака хлещет косой ярый дождь. ИСТОРИЯ одной МИСТИФИКАЦИИ МНОГОАИКИЙ ТРАВЕН ТАЙНА, РАЗГАДАННАЯ РЕКНАГЕАЕМ Хал Крове, он же Б. Тореван, на nремьере кuнофUЛЫIQ, еня· TO~O по роману Б. Травена. Гамбур~, 1959 ~oд. нию третьих, он потомок Гоген· цоллернов, осевший в Мексике. Хо­
дили слухи, что популярные романы написаны одним из президентов этой страны или целым r-!Исательским концерном -
дело даже дошло до оглашения имен и публикации фо­
тографий. Наконец, находились фан­
тазеры, которые доказывали, что Травен -
это не кто иной, как сам Джек Лондон, который только якобы симулировал самоубийство и, спаса­
ясь от кредиторов, скрылся в мекси· канских джунглях. Несколько лет назад в Г ДР про­
блемой Травена занялся лейпцигский литературовед Рольф Рекнагель. Изучая литературу периода но­
ябрьской революции 1918 года в Гер­
мании, Р. Рекнагель натолкнулся на .статьи незнакомого журналиста, ли-
тературный стиль которых показал· ся ему похожим на стиль Б. Тра­
вена. С этого и начался розыск в архивах, опрос многих лиц, сопостав­
ление множества фактов ... * * * у писателя Травена было несколь­
ко «генеральных уполномоченных». Они вели все его дела, переписку с издателями. Беррик Торсван, он же Хол Кровс, был одним из них. Человек этот жил в Мехико, по­
являлся в темных очках и всячески избегал фотографов. Лишь дважды удалось его сфотографировать. Было известно, что Б. Травен имеет свой сейф в «Банко де Мехико». Ка­
залось нетрудным проследить за владельцем сейфа. Выполнитьзтот план взялся мексиканский журна­
лист Луис Спота. След привел его на модный курорт Акапулько. Здесь, у дороги, ведушей в Мехико, была расположена гостиница с парком. В глубине его журналист увидел скромный домик с черепичной кры­
шей. В нем под охраной свирепых псов жил странный отшельник. Не сразу удалось журналисту погово рить с обитателем дома, проявляв · шим чрезмерную подозрительность и осторожность. Но именно этот чело· век и оказался тем, кому принад­
лежал личный сейф в банке. Боле е того, сюда поступала вся корреспон­
денция на имя Травена, проходившая предварительно через несколько про · межуточных адресов и доставлявшая · ся специально подобранными по · сыльными. В д оме стояли простой стол, стулья, громоздились горы книг. Обитатель его, оказавшийся не кем иным, как Берриком Торсваном, заявил журна· листу, что Б. Трав е н его двоюро д ный брат, что он болен и живет в Швей· царии. Во время этой « операции» Л. Спо ­
те удалось тайком с де лать несколь­
ко снимков Торсвана. Они появились на страницах мексиканского журнала «Маньяна» в 1948 году вместе с сен­
сационной статьей. После этого случая Торсван вер­
нул банку ключ от сейфа и скрылся. В то же время в одной из газет мексиканской столицы появилась его статья -
ответ на разоблачение Л. Споты. «Автор книг, о KOTqpbIX пишет Спота, -
говорилось в ста­
тье, -
покинул Мехико в 1930 го­
ду из-за серьезных недоразумений с властями и некоторыми частными ли­
цами». Далее следовало объяснение того, поч ему большая часть коррес­
пон денции писателя Б. Травена пе­
ресылается через Мехико. Делалось это будто бы для того, «чтобы зару­
бежные издатели думали, что Тра­
вен живет в Мексике. Таким oupa-
зом, его произведения покажутся им более достоверными». С некоторых пор, писал Торсван, писатель живет чрезвычайно замкнуто, в полном без­
действии. «Я не имею права рас­
крыть, что побуждает его вести та­
кой образ жизни, ибо это могло бkol нанести ущерб его интересам». А в -
Тех, кто поступает в геологические вузы, я спер­
ва посылал бы вот в такой маршрут. Глядишь, и от­
сеется кое-кто. Конкурс сократится, -
говорит Васи­
пий Дмитрич. -
Быстро! Раз-два! -
Это ты прав, Вася. Но по-моему... -
'Николай Григорьевич смолкает и прислушивается. -
Товарищи, по-моему, спа'сательные работы откладываются на не­
определенное время! Слышится громкий треск, кто-то неумело ревет мед­
ведем. Из кустов выходят виновато улыбающиеся Ва­
лерий и Ваня. Никто не задает ни одного вопроса. Все ясно без слов. -
Немедленно раздевайтесь, -
распоряжается Чо­
чиа. -
Есть горячий чай. -
Он наливает две кружки. -
Сейчас бы глотнуть чего-нибудь другого, -
сту­
ча зубами от холода, улыбается Ваня. -
Чего-нибудь другого, к сожалению, нету. Очевид­
но, придется все же брать с собой некоторый запас ... Для экстренных случаев. . Я подбрасываю веток в костер. Чочиа достает из рюкзака приготовленные сухие рубашки, Василий Дмитрич приносит из палатки тоже сухие домашние туфли, одни на двоих. -
Ну и холодина ж была!.. Бррi -
поеживается от воспоминаний Валерий. Ваня уже пляшет вокруг костра. -
Мы под скалой с ним укрылись, думали, пере­
ждем, -
говорит он. -
Больше часа просидели. Про­
дуло насквозь, под завязку. -
Ваня проводит ребром ладони по горлу. -
Потом тучи прямо К нам приполз­
ли. Ни черта не видно ... Снег у вас был? ... Ночью ураган достигает наибольшей силы. Меня несколько раз будят налетающие шквалы. Мелкой дрожью трясется палатка -
чего доброго, ветер вы ­
рвет колья. Шквалы следуют один за другим, без пе­
редышки. Они рождаются за хребтом, в тумане и м'гле холодной высоты, и, накопившись, с силой взрыве устремляются в долину. К утру ветер заметно утихает. Дождь уже не сечет, а тихо и монотонно падает на землю, пере насыщен ­
ную влагой. ВОД'а хлюпае-т под ногами, все чаше чки цветов, все листочки, обращенные к небу, наполнены дождем. После завтрака мы прощаемся с переменчивым в на ­
строениях главным хребтом Урала. Пора в обратный путь, на свое Балбан-Ты. 61 заключение автор статьи неожидан­
но заявил: «Есть основания думать, что писателя, быть может, уже нет в живых». Тем не менее десять лет спустя после этих событий «умер­
ший писатель» выпустил новую кни­
гу -
роман «Аслан НорвалЬ». Второй случай, когда Торсвана удалось застать врасплох и сфото­
графировать, представился недавно в Гамбурге, в октябре 1959 года, куда он приехал под именем Хола Кров­
са, «генерального уполномоченного», на премьеру фильма, снятого по ро­
ману Б. Травена Одна загадка громоздил ась на другую, путала след, сбивала с тол­
ку, мешала докопаться до истины. Но именно к этому и стремился тот, кто называ,~ себя Б. Травеном. Ему удавалось сохранять тайну благода­
ря множеству хитроумных предосто­
рожностей; он ловко надувал любо­
пытных благодаря разработанной им сложной системе обшения с внешним миром, в частности с издателями; пользовался несколькими почтовыми яшиками, из которых корреспонден­
цию доставали другие, при бегал к услугам подставных лиц, на чье имя fiереводились его гонорары из разных стран В анонсах на книги Б. Тра­
вена указывалось, что мексиканское издательство принимает оплату за его романы только почтовым пере­
водом на адрес Мехико, почтовый яшик 2520. Корреспонденцию из яшика с этим номером вынимала Эсперанца Лопес Матеос, сестра пре­
зидента Мексики. доверенное лицо Б Травена. Денежные переводы че­
рез банк от уполномоченных, в част· ности по Европе от недавно умер­
шего издателя и. Видера, поступали на текуший счет хозяйки гостиниuы Н парка в Акапулько. Когда же впервые появилось имя Б. Травена? Это произошло весной 1925 года на страницах берлинской газеты «Форвертс». Получив из Мек­
сики РУКОПИСl pOMaHd «С:боршики хлопка», ПОДПИСilННОГО неизвестным именем «Травен». редакция решила ее опубликовать С TlX пор Б. Тра­
вен,. по словам Р Рекнагеля. стал одним из любимейших писателей не­
мецких рабочну.. Его книги издава· лись неоднократно, пока нацисты не запретили их. В Германской Демо­
кратической Республике мнuгие про­
изведения Б 1 равена переизданы и пользуются успехом читателей Вы сок о оценивает. например, книги Б Травена за их художественное и революционное значениtc известная писательница Анна 3егерс. Как ,то Б. Травен признался в [!Исьме своему немецк()му издателю. что у него за время странствий по Мексике накопилось множество не· оконченных рукописей. «Это были сочинения, которые я писал в пе· риоды J.лительноЙ безработиuы. Писал для того, чтобы не ощушать непрерывных мук голода и не вспоминать по шестьдесят раз в час. что против безработицы и пусто· 62 ты в желу дке нисколько не помогают ни вера в господа бога, ни славословие в честь капиталисти­
ческой 9КономикИ». Книги Б. Травена подтверждают, что писатель хорошо знаком с жизнью различных районов Мексики, прекрасно знает ее историю. Не раз приходи,~ось Б. Травену совершать путешествие по стране. Иногда пу­
скаться в путь его заставляла нужда, подчас любопытство. «Тот, КТО хочет познать душу дремучих зарослей и джунглей, -
говорит Б. Травен, -
их жизнь и песни, их любовь и смер­
тельную ненависть, не должен жить в Реджис-отеле в Мехико; он дол­
жен углубиться в джунгли, любить их, обручиться с ними». Так же часто разъезжал по стране и тот, кто называл себя Б. Торсва­
ном. В качестве фотографа он, на­
пример, участвовал в экспедиции Альфонса Дампфа в глубь Мексики. Немецкий литературовед, проана­
лизировав множество разноречивых печатных сообшений и свидетельств и отобрав из них достоверные, про­
следил путь Б. Торсвана в I'Лексике. И тогда оказалось, что маршрут его скитаний по этой стране стран­
ным образом совпадал с описанием мест и событий, встречающихся в книгах Б. Травена. Предположение о том, что «уполномоченный" Б. Торс­
ван и писатель Б_ Травен одно и то же лицо, явно имело под собой поч­
ву. В пользу этого говорили многие факты. Достаточно сказать, что в удостоверении, выданном Б. Торс­
вану в 1942 году, он значился как Б. Травен Торсван. Однако считать вывод окончательным и поставить на этом точку было преждевремен­
но. Оставалось неразгаданным еще одно обстоятельство: писатель, скры­
ваюшийся под именем «Б. Травен». не был уроженцем Мексики. Его след вел через океан в Европу ... * * * ... Немецким журналистом, автором статей. стиль которых напомнил Рек· нагелю стиль книг Б. Травена, был Рет Марут. До первой мировой вой­
ны он работал актером, потом вы· ступал в прессе, печатал новеллы. эссе, статьи. В Мюнхене в течение нескольких лет с 1917 года он издает журнал «Uигельбреннер». На его страницах он яростно обличает ми· литаризм, буржуазную печать, цер­
ковь. В одном лице Рет Марут сов­
мещает автора и редактора, сотруд ника и издателя, выступая под раз· личными псевдонимами. Свои расска­
зы Рет Марут анонимно печатает в своем же издательстве «Uигельбрен нер ферлаг», которое не БЫJIO со ответствуюшим образом зарегистри· ровано По CJJOBaM людей, знавших Рета Марута в то время, его всегда окружала некоторая таинственность. Без какой-либо рисовки он заявлял, что у него «нет ни малейшего лите· ратурного честолюбия ... Я хочу быть только словом». И откровенно пре­
дупреждал в своем журнале: «Не трудитесь посешать нас -
вы нико­
го никогда не застанете». Со страниц журнала Рет Марут пламенно приветствует Октябрьскую революцию, он полон надежд, что и в Германии пролетариат возьмет власть в свои руки. С энтузиазмом встретил он образование Баварской Советской Республики. Рабочие из­
бирают его в комитет по пропаган­
де Когда же банды Носке ворва­
лись в Мюнхен и республика пала, Рета Марута, как и многих, аресто­
вали. Рет Марут БЫJJ обвинен в го­
сударственной измене и приговорен к смертной казни. Ему удалось бе­
жать. Некоторое время он нелегаль­
но выпускает свой журнал. Но поли­
ция нападает на его след. Тогда Рет Марут скрывается сначала в Кёльне, затем в Берлине. Здесь он нашел пристанише у товарища, который дал ему свой паспорт и денег на до­
рогу. На другой день посм отъезда Рета Марута из Берлина нагрянула полиция, она ш,та буквально за ним по пятам. Вскоре товариш Рета Марута получил известие из Бель­
гии. Рет Марут сообщал, что паспорт у него украли. С тех пор он исчез из Германии ... Шаг за шагом шел исследователь по пути к разгадке. Р. Рекнагель проследил в деталях жизнь Рета Марута в Германии. Постепенно из пестрой мозаики отрывочных биогра­
фических данных возникал портрет человека, жизненный путь писателя. Литературовед провел сравнитеJJЬНЫЙ анализ произведений Рета Марута и Б. Травена, обнаружил много обше­
го в стиле и еще давнюю любовь к Мексике у первого и косвенные данные о жизни в Германии в книгзх второго. Наконец, он СЛИЧИJj и опубликовал фотографии Рета Ма­
рута и Б. Торсвана. И мы можем убедиться, что перед нами снимки одного и того же человека, называв· шего себя разными именами: Рет Марут, Б. Торсван, Б. Травен. Этот челов~к считал, что биография твор­
ческои личности не имеет иикакого значения, если автора нельзя узнать по его книгам «~' писателя, -
го­
ворил Б. Травен. -
не должно быть иной биографии, кроме его произве· дениЙ». Что же касается его жизнен­
ного пути, то, как говорит Б. Тра­
вен, он не принес бы никому разо­
чарования. В Мексике, ставшей его второй родиной, Б. Травен за,ерялся в дев­
ственных ,lecax Чиапас, жил среди лакандонов -
индейского племени, которое. спасаясь от полного истреб­
ления, укрылось в джунглях, был сборшиком хлопка и золотоискате­
лем, работал на нефтепромыслах и на лесоразработках в монтериях, был погоншиком скота в горах СьерТ13 Мадре, совершал походы в глубь страны с на\'чными экспедициями. И всюду он изучал народ, его исто­
рию, наблюдал жизнь, о которой по­
том рэссказывал в своих книгах. Так было установлено тождество немецкого публициста Рета Марута и автора многих книг Б. Травена, которого мексиканский народ считает своим национальным писателем. РАССКАЖИ, ЗЕМЛЯ, О СЕБЕ (ОИО;iчание. Начало на стр. 38) Ян Вольдемарович побывал на этом заводе. Он узнал, что при из­
готовлении нитей накаливания от вольфрама отделяется примешан­
ный к нему молибден. Молибден сбрасывался в отходы. И таких «отходов» за год на заводе накап­
ливалось до 60 тонн. 60 тонн молибдена!. Это же достаточно для подкормки 60 тысяч гектаров! Я. В. Пейве обратился к комсо­
мольцам и молодежи завода. Ком­
сомол и добился. чтобы в дальней­
шем молибден шел на поля. Почин комсомольцев Рижского электролампового поддержали мо­
лодые передовики Львовского за­
вода. Доброе дело нашло широ­
кий отклик во всей стране. Микроудобрения должны найти широкое применение -
эта мысль заставила Пейве и его молодого помощника Гунара Ринькиса взяться за создание нового прибо­
ра. для определения микроэлемен­
тов в почве. Тот, который Пейве сконструировал в довоенные годы, уже сделал свое дело. Теперь ну­
жен был прибор, которым мог бы пользоваться не только ученый. но и каждый агроном. Шесть лет ушло на создar.~ие нового прибора. И вот он, нако­
нец. готов. Это небольшой ящик с набором реактивов и цветовой шкалой. ВОЗЫvlет агроном пробу почвы. проведет реакцию -
и че­
рез некоторое время видит. что пробирка, например, окрасилась в красный цвет. Шкала подсказы­
вает, сколько в почве цинка. Еще ряд реакций -
и агроном точно знает. какими микроэлементами юмор богата почва, каких «микродру­
зей» ждут растения. За создание прибора Я. Пейве н Г. Риньки(' получи.тш золотую медаль ВДНХ. ... Лаборатория, разместившаяся на одной из улиц старой Риги, была первой в нашей стране. Те­
перь у нее появилось много «се­
стер» в разных областях Союза. * * * Ковровая дорожка скрадывает шаги. Она ведет в глубь сводча­
того длинного коридора. На одной из дверей табличка: «Председатель Совета Национальностей Верхов­
ного Совета СССР Я. В. ПеЙве». Ян ВольдемарOi3ИЧ подымается из-за стола. Быстрым широким шагом идет навстречу. ... Наверное, не в первый раз идет речь о науке микроэлемен­
тов в этом кремлевском кабинете. В шкафу целая полка занята кни­
гами о микроэлементах. Есть тут и книга «Биохимия почв». Книга эта написана членом-корреспонден­
том Академии наук СССР лауреа' том Ленинской премии Я. В. Пей­
ве. Бережно обернутую в газетную бумагу, с карандашными пометка­
ми на полях, ее можно встретить и в целинном совхозе, и в агрохи­
мической лаборатории на Украине, и в научном институте Средней Азии. Книга Пейве -
первый' в мировой науке труд, обобщаю­
щий все известное о биохимиче­
ских процессах в почве и микро­
элементах. И хотя в книге приво­
дятся весьма обширные сведения Без слов. о «микроДрузьях», Ян Вольдема­
рович говорит: -
Мы еще у истоков знаний: о юикроэлементах. Огромные воз­
можности таит в себе союз расте­
ний с бором, циююм, медью, марганцем. Скажем, обработка се­
мян микроудобреНИЯl\lИ не только' увеличивает урожайность, но и од­
новременно повышает содержание бе.тша в зернах злаков, жира­
в семенах подсолнечника, крахма­
ла -
в кукурузе. Значит, впо­
следствии -
но это, конечно, связано не только с применением микроэлементов -
мы научимсн влиять на физиологические процес­
%1, происходящие в растениях. Для нас, занимающих('я микро­
элементами, земля наша пока что· во многом terra incognita. Отдельными островками выде­
ляются пока что на карте «неве­
домой земли» земли ведомые: Украина, Латвия, Московская об­
ласть, Алтайский край, Башкирия. Сейчас предстоит ,составить точ­
ную микроэлементную карту всех наших земель, чтобы в каждом колхозе и совхозе знали, какие­
микроудобрения необходимы тому или иному полю. «Микродрузей» ждут растения. И их ожидания не напрасны. Многие тысячи тонн борных удоб­
рений уже сейчас дает в год Вос­
кресенский химический комбинат. Винницкий и Сумский заводы по­
сылают полям марганцевые. Ро­
стовс!шй завод -
цинковые :vrик­
роудобрения. а Сорский !юмбинат, r:оторый построят в Красноярском I;pae, обеспечит потребность в мо­
либденовых. Обильную пищу полу­
чит земля в ближайшие годы. И нет сомнения, что она отблаго­
дарит хорошим урожаем тех, кто· заботится об ее плодородии. кто· заставляет ее рассказать о себе. Рисунки А. АНИСИМОВА ВЕТА Н! 7 ИЮЛЬ 1964 СОДЕРЖАНИЕ НИК. КОРОТЕЕВ -
Выстрел в тайге МА РК БЕЛЕНЬКИй -
Двести тонн полуденного солнца А. ВИНОГРАДОВ -
Конец модной песенки. Щит у дороги Н. АГ АЯНЦ -
Фернандо-По АНТОНИО АРЛЕТТИ -
ТраМГ1еадор 5. СИЛКИ Н -
Лучистые кольца Земли Океанографическая х роника Б. БАЗУНОВ, В. Г АНТМАН -
Гол у бые километр ы Л. КРИВЕНКО -
Горы "М аршрут» N2 3 Фотоконкурс «Вокруг света» ГАРРИ ТАБАЧНИК -
Расскажи, земля, о себе Пестрый мир РАфАЛ МАЧЕЕВСКИй -
В пещере Гуачаро КУРТ ДАВИД -
День тысячелетнего города А. АЛДАН-СЕМЕНОВ -
Путешествие к Небесным горам Г. МЕТЕЛЬСКИЙ -
Загадки пустынных вершин ЮРИй ТРИФОНОВ -
Дети доктора Гриши РОМАН БЕЛОУСОВ -
Всемирно «неизвестный» Юмор Главный редактор В. С. САПАРИН 2 8 12 16 17 24 26 28 32 35 37 38 40 42 48 50 54 58 60 63 Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г И и: В. И. АККУРАТОВ, Е. Н. BJ СИЛЬЕВА, И. М. ЗАБЕЛИН, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, Л. Д. ПЛАТОВ, Ю. А. ПОП · КОВ (заместитель главного редактора), П. Н. РЕШ'ЕТОВ, Ю. Б. САВЕНКО I' (ответственный секретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, В. М. ЧИЧКОВ. Оформление В. Чернецова и Т. Гороховской Ру н описи не воз в ращаются Технический редаитор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ » Наш адрес: Москва, А-30, Сущевсиая, 21. Телефоны: для справои Д 1-15-00, доб. 2-29; отделы: «Наша Родина» -
2-68: иностранный -
2-85: 3-58: ли­
тературы -
3-93: науии -
3-38: иллюстрации -
3-16: приложение «Исиа-
тель » -
4-10. АО18 38. Подп. н печ. 9/VI 1964 г. Печ. л. 8.5 (8.5). Уч.-изд. л. 10,2. Тираж 300000 ЭНЗ. 3аназ 842. Ц ена 60 ноп. ------
Типография « Красное знамЯ» изд ·ва « МО:lOдая гвардия.. Москва. А-30, Сущевсная. 21. 5"'0 не заклинатель о~ня из стра­
ны ~рез, а сnе леоло ~ в пещ е ре у ко­
стра. Сказочная п е щера лежит в н едрах плато Караби-Яйла, в Крыму. Фото Г. ЗЕЛЕНИНА Окрестности Ш ираза, древнио ~o­
рода на ю~е И рана. Выжженные солнцем nлоск о~орья и цветущие са­
ды. Здесь вызревают з наменитые сорта шира З СКО20 BиHo~paдa, цветут шира з ские ро з ы, воспетые е ще Гафи ­
зом и Саади, родивши.мися в Ши ра­
зе. Шира зс кую долину издавна насе ­
ляют nерсы, з десь живут искусные виноделы, мастера мозаики, nарфю­
мерии, шелковых тканей, ковров и оружия. Н а с н и м к е: nерсиа1-1ка из Ши ­
раза. -
КИНОСЪЕМКИ -
УВЛЕКАТЕЛЬНОЕ ЗАНЯТИЕ! КИНОСЪЕМОЧНАЯ ЛЮБИТЕЛЬСКАЯ КАМЕРА "ЭКРАН» НЕЗАМЕНИМА В ПУТЕШЕСТВИЯХ, ТУРИСТСКИХ ПОХОД АХ, ЭКСКУРСИЯХ И ПРИ СЪЕМКАХ СПОРТИВНЫХ СОРЕВНОВАНИЙ. Съемка производит с я на узкую обратимую 8-милли -
метровую кинопленку. Запас пленки в кассете _ 10 метров. Скорости съемки -
8, 16, 24 и 48 кадров в секунду. Камера позволяет производить одиночные снимки и киносъемку с наплывами. Привод камеры пружинный. Полный завод пружины обеспечивает ПРОТЯГИ8ание око­
ло 2 метров кинопленки. 8ес камеры -
около 600 граммов. В комплект ВХОДЯТ: киносъемочная камера с ремнем, футляр камеры с наплечным ремнем, кассеты (одна кассета в камере) -3 штуки, футляр для кассет, четырехкратный нейтрально-серый свеТQфИЛЬТр (ввинчивающийся в объектив и допускающий ввин ­
чивание в него другого с веТОфильтра), светофильтр ЖС-
17, насадочная линза, описание, паспорт. КИНОСЪЕМОЧНУЮ КАМЕРУ ,,~KPAH » МОЖНО КУ ­
ПИТЬ В МАГАЗИНАХ, ТОРГУЮЩИХ КИНОТОВАРАМИ. "Р О С К У Л Ь Т Т О Р Г" 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
439
Размер файла
98 075 Кб
Теги
1964
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа