close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1967-02

код для вставкиСкачать
на ВАЛЕРИй ОРЛОВ, наш спец. корр. О с е нь. Прозрачный и светлый ден ь. Дубы, сосны, бер ез ы. Огненно-золотые в пер е м ешку с сине­
з ел е ными уз о ры леса пропадают далеко-далеко в туман н о й дымке. Стоит лишь раз взглянут ь на эти леса, поля, реки, вдохнуть чистый воздух, узнать здешних людей, и приходит удиви­
тельное и ясное чувство Ро д ины, ее трудной и све тлой судьбы. Тишина полян, малинников, бо­
ра... Может быть, эти тысячелет­
ние д у бы помнят татарское иго, ли-
тов ских рыцарей, польских шляхтичей, шведов. А эти тонкие деревца, которым еще не исполнилось дв а дцати пяти, не забыли свирепое лихо, приполз­
шее вслед за немецкими танками... И потому на старой лесной тропе нежданно приходит на память: « Враг просчитался. Не только люди русские, сама природа русская не приемлет окаянно го фашиста. Вм ес те с людьми борются против захватчиков и старинные брянские рощи, и глубокие реки, и ча­
ру с ы на ~олотах, и морозы русской зимы». Рапорт брянских и орловских партизан Родине. 1967 .'~~BE~ ВOиl~ Н! 2 ).Курнал основан в 1861 году ФЕВРАЛЬ НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛ ЦК вnнем ПУТЕШЕGТSИЙ, ПРИКЛЮЧЕНИЙ И ФАНТАСТИКИ НАВСТРЕЧУ ПЯТИДЕСЯТИЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ «ВОЕВАЛ И В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ И В ГРАЖДАНСКУЮ. ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВСТРЕ­
ТИЛ НА ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТОМ ГОДУ КОЛ­
ХОЗНЫМ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ -
И СНОВА ВЗЯЛСЯ ЗА ОРУЖИЕ». РАССКАЗ НАШЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО КОРРЕСПОН· ДЕНТА В. ОРЛОВА О ВСТРЕЧАХ С ПАРТИЗАНАМИ БРЯНЩИНЫ. «ПРОЗВУЧАТ СЛОВА КОМАНДЫ, И КАК' БУДТО САМА ЗЕМЛЯ РИНЕТСЯ К НЕБУ». ГОДОВЩИНЕ СОВЕТСКОА АРМИИ ПОСВЯЩАЕТСЯ ФОТОРЕПОРТАЖ О ЖИЗНИ Н·СКОГО ПОДРАЗДЕ­
ЛЕНИЯ ПАРАШЮТИСТОВ·ДС::САНТНИКОВ, «ПЕРВЫЕ СУТКИ ПОД ВОДОй... И МОЯ ИСКРЕННОСТЬ НЕПОДДЕЛЬНА, КОГДА ПО ТЕЛЕФОНУ ТУДА, НА БЕРЕГ, Я ГОВОРЮ, ЧТО ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ПРЕВОСХОДНО ... » ФОТООЧЕРК О МОЛОДЫХ ИССЛЕдовд.ТЕЛЯХ ГЛУ­
БИН ЧЕРНОГО МОРЯ. ЭНТУЗИАСТАХ ИЗ ДОНЕЦ­
КОГО КЛУБА .. ИХТИАНДР ... «-
ТЕЛЕГРАММА ЛЕНИНА -
БОЕВОйЛРИ­
КАЗ. ВСЕ МЫ ГОРИм ВОЛЕй К ПОБЕДЕ И БУДЕМ СРАЖАТЬСЯ КАК ЛЬВЫ. БЕЛАЯ КАЗАНЬ ДОЖИВАЕТ СВОИ ПОСЛЕДНИЕ МИНУТЫ, -
СИЯЯ БЛЕДНЫМ ОТ БЕССОН­
НИЦЫ ЛИЦОМ, ГОВОРИЛ АЗИИ,). ГЛАВЫ ИЗ РОМАНА А. АЛДАНА-СЕМЕНОВА .. КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ,.. « ••• С ПРАВДИВЫМ СЛОВОМ О БЛОКИРО­
ВАННОй РОССИИ ВЫСТУПИЛ ПИСАТЕЛЬ, К МНЕНИЮ КОТОРОГО ПРИСЛУШИВА­
ЛАСЬ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ ВСЕГО МИРА». СТАТЬЯ СОВЕТСКОГО ПИСАТЕЛР.·ФАНТАСТА Л. ЛАГИНА О ТВОРЧЕСТВЕ Г~РБЕРТА ДЖОРДЖА УЭЛЛСА. «ДОРОГА ГЕНРИХА ГЕАНЕ .. -
НОВЫА РАССКАЗ КОНСТАНТИНА ПАУСТОВСКОГО. ОЧЕРК ИСТОРИКА />1. М(1)ЖЕWШО И АL"iП"ТС::I«ТОРА ко СОWИНСКОR О I5ЕссмЕртныx ТВОРЕНИЯХ ДРЕВНИХ АРМЯНСКИХ ЗОДЧИХ И О ПРОДОЛЖА-
1rЕЛЯХ ИХ ТРАДИЦИR -
АРХИТЕКТОРАХ СОВЕТ­
СКОА АРМЕНИИ. РАДИОПИРАТЫ -
БИЗНЕСМЕНЫ ХХ ВЕКА. СВИ· ДЕТЕЛЬСТВА ЗАРУБЕЖНОR ПЕЧАТИ. Вести из Днглии, ГДР, Испании. Кении. Менсики. Непала, с острова Преслин. из США, Франции. Швеции. Югославии. 2 Да, помнят деревья взрывы самодельных парти­
заиских мии, поднимавших в воздух поезда и мо­
сты, помнят трескотню пулеметных и автоматиых очередей (какая звонкая стояла после них тишина!), пожары брянских деревень, боль и ярость народ­
ную ... Добрую Корну гитлеровцы тоже спалили. Никог­
да не забудет подпольщик Степан Костяной 1 высо­
кого кровавого зарева. В отряд бы уйти и бнть, бить фашистов, но приказ был -
остаться здесь. И пошли по деревням листовки и газеты, а партизаны всегда знали о вражеских засадах. Уцелел чудом. Дважды «выхватывался» из облав, так что и на конях до· гнать не могли. Лес его выручал, родной Брян­
ский лес ... Кружатся золотые листья. Тишина. Новая Корна встречает осень. А дальше все тот же могучий, су" ровый И добрый лес, глухие тропинки, крики птиц. « .. .люди русские, сама природа русская ... » Редко найдешь теперь пулеметную ленту, гильзу, каску. А лес шумит, шумит... Святой, вечный Брянский лес. В оевал и в первую мировую и в граждаНСКУIQ. Отечественную встретил на f1ятьдесят пятом году колхозным председателем -
и снова взялся за оружие ... Не сразу, однако. Золотится, зреет ржаное поле, как в мирный полдень, и в руке сорванные колосья. Успеть бы только, не отдать хлеб захватчикам! .. -
Да, кругом война разлилась, фашист уже к Москве, к Волге рвется, а у нас тихо. Вот и сеем рожь' на нашем «острове». 1 См. фото на второй страннце обложки. Шесть колхозов входило тогда в Пролысьвенский сельсовет в лесах Брянщины, а его председателем был вот он, Гаридов Павел Григорьевич. -
Как же так? -
Да уж получилось... Фашисты вначале у нас, пр а в да, денька с четыре пробыли. А потом круша­
нули мы их -
и ушли восвояси до осени сорок второго. Ну, и жили мы по советским законам. Святое, теперь Партu за нское, тоже было сожжено. Хлеб успели собрать, переправили партизанам. Да и сам, наконец, к ним ... Командир партизанской роты. Проводник, минер. При его участии взлетели в воздух два вражеских эшелона с «тиграми», рвались мосты. А на последнюю операцию понесли его на но­
силках: ранен был в ногу, а другого прово дника нет. ПО лесам, по топям, по открытым лугам про­
бирались три дня, бережно прижимая к телу не мины даже -
простые артиллерийские снаряды. Наконец мост... Как томительно ожидание! С рас­
светом фашисты оста в ляли на мосту одного часо­
вого, остальные уходили отсыпаться, чтобы ночью быть начеку. Не дождались они следующей ночи! Часового партизаны сняли из «бесшумки», а фа-
шист ский блиндаж забросали гранатами. Видел с берега Павел Григорьевич темное облако взрыва, слышал его далекое раскатистое эхо ... -
Много лет утекло с тех пор, а все в памяти как живое. Да, как живое. Как все эго забыть, хоть и за ВОсьмой десяток перевалило? И расска­
зывать много приходится. Молодежи. Много ее 3 приезжает сюда... И вот расскажи да расскажи ... как воевали, как что. Рассказываю, вспоминаю­
и, кажется, годы снимает. Ну, а когда спрашивают: «Как здоровье, как жизнь?:. -
отвечаю: «Ничего, мол, спасибо, хорошоl .. » s рянские села... Вытянувшиеся на старый рус­
ский манер вдоль пыльных трактов, они медленно и неохотно выступают серебристо-серыми некра­
шеными бревнами стен из седого утреннего тума­
!На. Лик крестьянских жилищ строг и прост. Молчаливая угроза смотрела на врага темными окнами изб. И враг становился еще более оголте­
лым и преступным от страха и от предчувствия неминуемого возмездия. Он убивал, насиловал, уничтожал. И это село -
Святое -
сжег дотла. Сожженные села давно восстановлены. И Свя­
тое тоже. Только теперь оно носит другое назва­
ние -
Партизанское. Время рушит, сравнивает с землей истлевшие лесные землянки -
обиталище партизан, приют жи­
телей сожженных сел. Мало где уцелели парти­
занские наблюдательные пункты -
обветшалые лест­
ницы из поперечных планок, набитых на стволы самых высоких сосен. Но время бессильно перед памятью и благодар­
ностью людской. Вновь протаптываются заросшие партизанские тропы, восстанавливаются партизан­
ские землянки. В них все как когда-то: железная печурка, у которой лишь и было тепло, столик с медиой ГИльзой и фитилем в ней, нары, устланные еловыми ветками; только пахнет нежилым -
зем­
лей, сыростью. А ведь здесь жили, ждали ушедших на бой от­
цов, мужей и сыновей. Здесь рождались новые граждане советской земли -
дети непокоренных. Теперь это своеобразный музей -
память о тех, кто не дожил, но за кого отомстили. И о тех, кто выстоял и узнал счастье победы. Сюда приезжают каждый год ветераны, прошедшие сквозь огонь, вынесшие все муки и дождавшиеся светлых дней, о которых мечтали в этих землянках ... Иду по лесу с Александром Николаевичем Бара­
новым. Молод -
на вид не дать тридцати, но уже председатель сельсовета. В войну был совсем птен­
цом. Но когда он ведет свой мотоцикл по глухим, заросшим высокой травой партизанским тропиикам, когда просто стоишь с ним у старой бронзовеющей сосны, думаешь, что и он воевал в этих местах. Тихо говорит: -
А вот здесь была переправа, тут -
землян­
ки, где-то вон у тех деревьев столкнулись с вра­
жеской засадой, лоб в лоб, жестокий бой был ~ .. Братская могила -
тоже бой ... А потом о другом: -
Бобры дерево спилили... А то кричит желна,' большой такой дятел, -
и вслушивается в пронз'и­
тельный резкий голос. И снова о землянках, заставах, боях. Далекое, близкое, нетленное... Все з нак омо, любимо до ку­
стика. )Ки з нь -
и память... Один неразрывный узел. То высокое, с в ет л ое, гордое, что передается от от­
ца к сыну, из одних чистых рук в другие, ка к св я ­
щенный огонь. Священный огонь. Я вижу, как пламенеет он на одной из лучших площадей Брянска у памятника воинам. Стоят около него и убеленные сединой и совсем юные -
те, кто идет маршрутами Всесоюз-
ного молодежного по х од а п о местам славы отцов. И говорят так ж е ти х о, и так же под олг у мо л чат, как под сенью БРЯНС I{Ш'О л ес а, н а боевых т р оп а х партизан. А у м еня в памят и прекрасные леоновские слова: «К о гда стихнет военная непогода, и громадная побе­
да озарит д.ымные развалины мира, и восстановится биение жизни в его перебитых артериях -
луч­
шие площади наших городов будут украшены па­
мятниками бессмертным» ~- ~.~ ................................ --
.......... --
.. --
.. --
.... --
.. --
................ --~~ ~ ~ ~ JШТ АЮ IЛАЯ ОБСЕРВАТО-
РИЯ поднялась в леиинградс~сое небо. Огромиый аэроlt т а'JГ уш лек на '20-километровую высоту почти !OI<ii>lCеi\Ш;, тони а п паратуры: мощиый т еА еlC ~ (ОП, спектрогр аф, I!iiр иБQРЫ Д А Я фотографироваННlI СОАа ц а. СтраТОСферная станция дала aC'I:'@II-
!:1i1j),.taR'l Пу лкова уникаД"IJIIO.'i8 Hii!.Y'!!o IiillOiii материал. АЛМАЗ «МАР И Я" I3 В1ШJj\<ЕIЗ! Е18-
l11;< И lEl ilj) в ~KYTCKOM ~qJ)сеА IШ," F'jJI?ICD D<ii>l:~: D'~ ~@ е~t~ ыи больmои IC~ИС'il'2АА? t:~,Ir'<> J:j1il°.iEJI!I<tI добытый 111 шzаше1ill ct~·paHe. !Elr@ аес -106 каратов. Алrtlаз иа ­
зван по имени нашедшей его ра­
боти иц ы обогатительного iCОlW бlll133-
'п',\! М:Фl рии КО lillе н ])(IИ!Н ОМ:. У ДАРНАЯ КОМСОМОЛЬ. еКАЯ СТРОйКА кнпи т за По­
лярным кругом, в далекой Чукот­
ской тундре. На самом краю со-
ветской земли cr10t'J>'" ВЫ ~21ctТУ Ъ' ])(I!DP-
Jr,y.:a Б III Л'iI б rШС Е (сii а Т 0М »IIIi>Ш DJ'.cr:'Ji'f[io-
ста и цш~. Современиый I'@II ОД cC'J al2'~ в краю вечной мерзлоты. МОЩ-' l!iIllctTb четырех блоков Билибии­
ской АЭС С С G:т а II ШТ 1JI<еICII( ОЛЬ ~О д е­
СЯ 7:;~ ОВ 'П"~i Сг.:;~ КИ Л Q) r;f1.'П'''li''о ЭНJE1>ГЕТИ Ч ЕСКИй МО СТ У [р8 А -
Тю l\':I""" -
C,'PI?:;,? У ~Щ р, В'ir@ Й шt ·:?Юi\е'I!'i\е iUQ])jЧE eJ4C'i' J:~ '"iI'ae2-
J:J:---:-;: l".:~';~·(1)I?<ii>;С:I'.С'8 J;;] Я',З ие (j.J';'Jij и га­
. J', . !):а 2 [i1~Ш'Р YlleJJl.b<J:KD:J: Е> л е щтр о -
1C~·@ iЩ Ц;;JЛ. Высоковольтиая ЛИНIIЯ IЩiiряжением 220 ТЫСI!IЧ !ЗОЛЬТ Gy-
дет З2lКqJ) м ч е на 111 ~969 ~~дy. Н А БЕР Е ГАХ КУйБЫШЕВ­
cli-\oro МОРЯ иач ат о СТРD I?I'JГ <';Ji,Ъ" CT IВO крупнейmе rо в страие Волж с ко!'о а в т омобильиого З 21& <iJ> да. Автозавод сооружается прослав­
ленным кол л ективом К у йб ы шеs­
гидростроя. Проект иа я мощ ност ь T H lI'a H'i'гl -
6 @ О 'i'1,Ш<!:ijj Ч леП'I(ОВi>iХ @:;] Т I!llг.:Jо О IlJ леЙ в !i'0.ц. ВЫ СОКО Ir О РНЬП?~ r 14..3110-
ПРО Е О Д О"'.ё,~=~ ОIЖ ~1I( ii Д;;!<'; -
1'6 и ­
;'Ш1:3 сд а:з lБ\ С:;С[i<~ Уi!.т аi!!И Ю. ra~CI> lUIp"," !в о" п~ ресек Главный Кавказск и й хре Iб ет на IZblCO'i'e двух IC П III ЛDiiН J;]<;;)t:'! тысяч метров. СТРD ит <е А IbI:ТВО шло 2 а T ~o:~a:," щ.а ~'"WI!f ТqJ) ii: Военно-Г ~y. Lu:;~"е,;о и дорог... С т а ЛЫ;Ji!.Я iiiИТЬ га3 111 П РОIШода il5Jолег ла иа д (с ~е ~з" ной ДаРII>ЯJШ», П РО W.l<iil "'''':;J><e!J !it:,iJ>"' • стовый перевал, пересе « ла сотни рек, «!lП IPCI>~!:IIд а» два КИЛОll'l е тр & е f:~.г1l.iG>IШ~Ii"О МОНОЛИ'ii"а. В Ч:~С'~ D з'}Г о ... го подви га Ii:Т РG и т ~ л.2Й на Kpe<!:'1I'o, B"'ii · ~ п еревале бу дет IIIОЗДВИГНУТ МОИУ WJСS'ii'. НА МЕРИДИАНАХ РОДИНЫ 7 ких же ,серых американских под­
водных лодок. Они тесно стояли у каменной стенки в Неаполи. танском порту. После этого наш маленький бе­
лый пароход -
«алискаф» (так -эдесь зовут пароходы на под­
водных крыльях) -
начал осто­
рожно выбираться из порта. Налево чернел замок Кастель­
Нуово, за ним -
остров Искья­
родина красивых открыточных рыбачек, а впереди начали поды­
маться берега Капри. Этот остров, сложенный из си­
реневого гранита, нехотя выпол­
зал из воды, пока не стали обоз­
начаться на его береговых скалах обсохшие водопады, или, вернее, «цветопады», желтой бугенвиллеи. Этот удивительный цветок при­
вез в Европу с островов Тихого океана французский капитан' Бу­
генвиль. Следует с уважением относить­
-ся к памяти Бугенвиля. То был бескорыстный колониальный мо­
ряк. Он возил не золото, не жем­
чуг, не рабов, а нежные цветы, особенно не надеясь нажить себе на этих цветах состояние. у меня давнишнее пристрастие к картографическому описанию разных мест земли. И в этом рас­
сказе я тоже не могу уйти от картографии, в частности от раз­
говора о географических назва­
ниях. Иные названия пленяют своей красотой, иные вызывают отвра­
щение -
главным образом те, что были рождены человеческой глу­
постью, тщеславием или сенти­
мент~\Льностью. КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИМ ~o РО ГА ГЕ HIIP ИХА ГЕЙ 'Н/ t ~ усорная вода около на­
'. шего парохода зашевели­
лась, будто кто-то сильно подул на мусор, и из-под него вылезла стальная серая чере­
паха -
американская подводная лодка. Лодка двинул ась малым ходом к причалу. Она шла неуверенно, как слепая. Она слишком близко прошла около нашего парохода. 8 Пассажиры в испуге сбились к одному борту. Тогда лодка вдруг взвыла и завизжала так зло и пронэитель­
но, будто -ей начисто отдавили хвост. Старый рыбак, ехавший с нами на остров Капри, плюнул в сторону лодки и сказал: -
Бешеная дураl Лодка забурлила винтами и медленно втиснулась в строй та-
Вы, возможно, встречались в своей многострадальной жизни с такими пошлыми названиями, как «долина грез», «храм воздуха» или «дворец бракосочетаний». Пошлость обладает могучим свой­
ством проникать под самые креп­
кие черепные коробки и разра­
статься в ядовитые лишаи. Чем дальше, тем болыше пошлость за­
топляет землю мутными волнами. Пошлость --
удел недалекнх н самодовольных людей. На I<апри я встретился с явле­
нием, которое было ие "IOлько пошлостью, но И оскорблением всему расстилавшемуся вокруг прекраснейшему миру. Дело тоже было в иазвании. Но в каком! ДЛЯ 9ТОГО нужно кое-что разъяснить. Остров пересекал а с востока на запад --
от гаванн ~арина-Гран­
де до гаваии ~арнна-Пиккола-­
выбитая в скалах дорога. у 9ТОЙ дороги, кроме ее разно­
образной красоты, были свойства самого приятного в мире заповед­
ника. Заповедника ие растеиий и редких минералов, а заповедника запахов --
то густых, то свежнх, как только что выпавший легкий весенний снег. Эти запахи побеждали своей смолистой целебиой силой все, что до тех пор встречалось на земле, побеждали, должно быть, даже мифические запахи рая. Если бы нам было дано хоть раз нады­
шаться райским воздухом; то мы надолго унесли бы на своих,гу­
бах радостную и жадную улыбку. Только великий поэт, такой, как Гёте, мог описать этот воздух. Гёте сумел рассказать о том вре­
мени суток, когда «не пылит до­
рога, не дрожат листы:., --
ины­
мн словами, рассказать о всемир­
ном молчанин вечера, созданном для успокоения измученного че­
ловеческого сердца. На 9ТОЙ дороге вы мorли по­
чувствовать себя Икаром. Вы мог­
ли мысленно проноситься в струях воздуха над блаженной страной. Вы могли остаиовиться на мгно­
вение, чтобы дотронуться до сла­
бо пахнущих листьев лимона, но тут же увидеть на обочине доро­
ги отвратнтельную табличку --
указатель с черной надписью, ко­
лючими готическими буквами: «Дорога имеии I<pynna:.. Дорога имени I<pynna! Тогда гасло небо. Сжнмалось в комок беспомощное сердце. Дорога имеии I<pynna! Одного из величайших убнйц, фабрикан­
та «стальной смертн:" сносившей тысячи голов простым щелчком осколка. I<pynn построил эту вол­
шебную дорогу для своих npory-
лок --
немецких филистерских «шпациров:,. Построил на свои нечистые деньги и в свою честь. Это было невыносимо, невозмож­
но, цинично. Европа вся еще бы­
ла в кровн и гари после иедав­
ней войны. Бесноватый и взвин­
ченный голос Гитлера как бы зву­
чал еще на каждом повороте этой дороги. Рисунки r. Фиnипповскоrо И мне вдруг вспомннлся встре­
ченный на днях в ресторане на ~арина-Пиккола грузный чело­
век. Ему прислуживал веселый темноглазый мальчик Паскуале. В глазах Паскуале я заметил в тот день страх и почтитель­
ную ·злобу. За столиком сидел, положив на скатерть сжатые жи­
листые кулаки, рыжий старик с лицом завоевателя. ' Пальцы его бши покрыты твер­
дыми рыжимн волосами. Фазанье перо, заткнутое за ленту его шля­
пы, дрожало от ветра. Старик все время сжимал и разжимал кулаки. Он, очевидно, сердился. Внезапно он вырвал фазанье перо и выброснл его за окно. Спутннца старнка --
молодень­
кая женщина-итальянка, почти девочка, в коротких и сильно из­
мятых лиловых шортах --
вздрог­
нула и опустнла глаза. Ложечка с мороженым задро­
жала и забилась в ее руке. Ста­
рнк сжал ее кисть своими косма­
тыми пальцамн и грубо осмот­
релся вокруг,' как единственный владетель этого синего мира и этой девчонки. За даJiЬНИМ столиком засмеял­
ся длииный негр, а я усмехиулся. Тогда старик ударил с размаху кулаком по столику, что-то про-
бормотал п~иемецки, встал и, ие дожидаясь своей спутницы и не оборачиваясь на нее, промарши­
ровал военным шагом к выходу. Он был, видимо, взбешен. ~олодая женшнна испуганно опустнла голову. Она испугалась не только ярости старика, но и хохота молодых загорелых рыба­
ков. Онн удилн со скал около ресторана маленьких беспомощ­
ных осьминогов. I<огда старик проходил мимо рыбаков, они начали подсвисты­
вать ему вслед, как возницы под­
свистывают лошадям, чтобы за­
ставить их скорее помочиться. Глаза рыбаков были черными от злобы. I<o мне подошел хозяин ресто­
рана --
маленький сутулый италья­
нец, гордившийся передо мной своим знакомством с ~аксимом Горьким, и сказал вполголоса, по­
казав' глазами на старика: --
Говорят, что это один из со­
трудников I<руппа. Опасный че­
ловек. Я хотел ответить ему, что мне наплевать на всех сотрудииков I<руппа... и поодиночке и вместе взятых, но у меня, к сожалению, не хватило итальянских слов, что­
бы выразить эту мысль. Но хо­
зяин, очевидно, понял и, пятясь, поспешно закивал головой. ,9 I Девушка в лиловых шортах пе­
ресела за дальний столик, закры~ ла глаза рукой и заплакал;}. И мне вдруг стало жаль эту бес­
помощную и; очевидно, неопыт­
ную наложницу. Она недавно еще радовалась, что устроил ась при этом старике на фешенебельном Капри хоть на несколько дней. Ей было жаль до слез тех ты· сяч рваных, разбухших лир, R<:O' торые давал ей рыжий старик, -
они даже не помещались в ее сумочке. Ей было жаль ежеднев­
ных катаний в Анакапри или на Виллу Тиберия, жаль ужинов на 1'Аонте Соляре или в самом до­
рогом ресторане «Квисисана», }халь роскошных купальных хала­
тов с рисунками художника Дали. Тогда бывшая с нами русская спутница -
мы звали ее «русской иностранкой», изъездившая весь мир, сказала: -
Какая гадость эта дорога Круппа! Надо переиначить ее. -
Переименовать? -
Ну да! -
согласилась она и покраснела. Она сердил ась на се­
бя за то, что начала забывать русский язык. И тут же спросила, как будто все уже было реше­
но: -
Как мы ее назовем? До­
рогой Гёте? Я не согласился. По-моему, го­
раздо лучше было назвать эту горную дорогу именем Генриха Гейне. Гёте был слишком величав. Недаром Гейне, обращаясь к Гё­
те, называл его «ваше высокопре­
восходительство» . Дорога эта, хотя и кремнистая, была весела и лирична. Казалось, что по ней непременно проходила некая порывчстая красавица в зеленой шляпе и обронила здесь свою узкую перчатку, пахнущую жасмином. Та женщина, с которой так смущенно познакомил нас Гейне. Где? Когда? Давным-давно в старой гостинице на водах, в городе Лукке. Глаза ее от цвета шляпы при­
обрели легкий зеленоватый пере­
лив. Никто не мог сказать, как называется цвет ее глаз, кроме старого суфлера из Луккского театра. Он· утверждал, что это цвет хризопраза -,--
драгоценн()1ГО камня, прииаскщего счастье ']'ож".. iЮ од:шм ВЮ'j)l!сам. Мы реПШЛii ?iaЭВ~':Ъ дорсгу н["с·, нем Геiйне зв удивительные СТ:1ХИ, похожие на его IIСКРЯЩИЙСЯ взгляд, за смертельный яд его слов, за их беспредельную неж­
ность, за 'убийственный смех над глупцами всего мира, за его бес­
покойное сердце. И мы тотчас принялись разраба­
тывать фаНТ1'Iстический план дей­
ствий. Пре:жде всего надо было выбрать на скалах вблизи доро­
ги гладкие места, небольшие пло­
скости, на которые можно было бы нанести масляной краской но­
вое имя дороги. Таких плоскостей мы нашли много. Было решено, что Паскуале прочистит эти гладкие места шкуркой, а «русская иностранка» напишет на них новое название дороги: «ВИА ГЕНРИХ ГЕйНЕ». Старые дощечки надо было уб­
рать в течение одной ночи. Затем события начали бы раз-
. ворачиваться очень быстро. Через день ранним утром у нового на­
звания дороги уже толпились бы в недоумении первые прохожие. Потом по дороге промчались бы на мотороллерах чины город­
ской полиции. у каждого столба, где уже не было табличек, а только зияли дыры От гвоздей, они останавли­
вались бы, качали головами, по­
том долго искали' бы в кустах старые таблички, но ни одной бы не нашли. Все таблички маль­
чишки побросали в море. Полицейские прокричали бы мальчишкам несколько угроз и у~хали, 11 мальчишки свистели бы им вслед. А через несколько дней приехал бы из Рима известный итальян­
ский ПИСi.':тель. он подсел бы к нам в ресторане на Марина-Пик­
кола, '~ j'JJазз его смеялись бы. Он бы :сб}!ял Паскуале: <~Tы настоя­
щин итаЛЫilНец. Даже стзрый Га­
j.JиОЮlhДU УГОС'ГИЛ бы ',-ебя за это lY:ороженым». И он заказал бы для Паскуале три порции мороженого -
фис­
ташкового, ананасного и миндаль­
ного. И мы, взрослые, позавидовали бы Паскуале. Вскоре я уехал. Вблизи доро­
ги я увидел совершенно неожи­
данный в этой сухой земле го­
лубой цикорий. У нас в России он цветет целыми полями. Но здесь я обрадовался этому не­
взрачному цветку. Подчиняясь какому-то нелсному чувству рощ:твенности, я сорвал несколько стеблей и засунул их между страницами книги, как напоминание о Капри, печальном Генрихе Гейне и лазурной жаре Средиземного моря. Ялта. декабрь 1966 МИ Ш Е ffПЬ I1 E CC E'n ~ ЛЕЖИТ В ГИМАЛАЯХ Франуузский путешественник М. Пессел!> побывал в 1964 20ДУ в ОДНОМ из отдаленнейших и малоизвестных У20Л­
ков Гималаев -
в непал!>ской провинуии МустаН2. Автор на­
вывает МустаН2 княжеством; в действительности же в 1961 20-
ду CTaT~'T князей ликвидирован, и М устаН2 является одним из 75 административных ОКРУ20В Непала . .Аиш!> в силу тра­
диуии «к няз ы>, и л и раджа, сохранил почетную при ставку к имени. llелью пр:n р есс иВН020 закона 1961 20да было по­
кончит!> с раздроб ле нност!>ю страны, оставшейся со времен 20сподства колонизаторов и ненавиСТН020 непал!>скому народу феодаЛЬН020 рода Рана. А в 1963 20ДУ непальским прави­
тел!>ством были предприняты ПСр9ые решительные ша2и по ликвидауии патриархаЛЬНО,20 уклада ЭТ020 далеК020 края­
кастовости, полиандрии и по ли2ам ии. ПОХВАЛА ЯКУ Целых два года готовиться, поднять на такую высь 400 килограммов продовольствия и снаряже­
ния, и после всего забыть о «ката»\ Таши, мой проводник, смотрел на меня с явным неодобрением. Что делать? Два пони, присланные за нами, уже ждали седоков. К счастью, один старый монах согласился продать мне «ката», белый шеЛl!ОВЫЙ шарф, совершеннС' необходимый для аудиенции. Сунув его под ха­
лат, я взобрался f'a пони и вместе с Таши выехал через единственные ворота из Ло Мантанга, столи­
цы княжества Мустанг. Миновав ряд молитвенных флаГ06, мы пустили наших пони в галоп по бес­
плодной равнине и два часа спустя прибыли в лет­
ний дворец князя. В тот день я узнал, что Ангун Тенцинг Трандул, двадцать четвертый по счету рад­
жа Мустанга, не BeA!leT того, что Земля круглая. Но разве не удивительней, подумал я, что внеш­
ний мир так мало знает о существовании Мустан­
га? Спрятавшись за восьмитысячник Дхаулагери, за­
щищенный великим горным массивом Аннапурна, лежит Мустанг -
крохотное княжество площадью в 2 тысячи квадратных километров. Мустанг взгро­
моздился на совершенно ошеломляющую высоту: пять тысяч метров над уровнем моря. Только три горные тропы соединяют его с остальной частью Непала. Возможно, потому, что я говорю по-тибетски, я был пеР8ЫМ европейцем, получившим разреше­
ние на сравнительно долгое пребывание в Мустанге. Найти носильщиков, слуг и проводника для опас­
ного путешествия оказалось не так-то просто: на базаре в Катманду ходили слухи, что на дороге полно разбойников. Сначала мне удалось нанять повара по имени Калай. Он сопровождал меня в экспедиции в район Джомолунгмы в 1959 году. Чтобы подстрелит!> 2рОЗУ Гимала-
ев -
леопарда, нужны и смелость и охотничье счастье. Фото автора Хотя я так и не смог зара вить себя отведать его «фирменное» блюдо-шоколадный торт, начиненный чесноком, -
я знал, что это исключительно честный и добросовестный человек, сохраняющий хладно­
КРОllие в минуты опасности. Что касается моего молодого проводника Таши, то он вообще ничего не боялся. «Через 99 лет все, что сегодня живо, умрет, -
заметил он бодро. -
Не­
много раньше, немного позже -
какая разница?» Лично я предпочел бы, чтобы со мной это случи­
лось попозже. Наша экспедиция была сформирована в Покхаре, недалеко от границы Мустанга, откуда сКалаем, Таши и десятью 'носильщиками я и отправился в Ло Мантанг. Через семь дней носильщики отказались идти дальше. К счастью, я встретил четырех крестьян из Мустанга, гнавших домой маленькое стадо яков. За непомерно высокую плату они согласились погру­
зюь на яков мое снаряжение и продовольствие и отвезти нас в столицу. Як -
«многоцелевое» животное. Из его шерсти делают одежду. Самка, которую называю'r «драи», дает молоко. Раз в году якам делают кровопуска­
ние, и их ЗдСОХШУЮ кровь едят. На яке можно вспа­
хать поле, на нем можно ездить, возить вьюки. Его навоз -
это топливо. За мохнатый хвост яка в Индии можно получить довольно высокую цену -
там из него делают метелочки от мух. И наконец, если як 11 · М ,4 н ~"J. ... В1.2 6 .. /l ~ """ 2.А нн аn
ур
на,'4. ~ 'f1. . -:;"i,..8848 It Катманду г.ДЖ~",ОJ/ун г ма А .л с вали т ся с уте са в пропа с т ь, его счастливы й владе­
л е ц (которому закон н е р аз решает убив а ть живот­
н ое ) пол уча е т не менее 350 килограммов мяса. Но у я ка ест ь и в ес ь ма существенные недостатки: длин­
н ые рога, с кве р н ый х арактер иневероятная медли­
теl1 Ь НО СТ Ь. К эт ом у еще нужно прибавить, что nepe-
возка грузов на 'яках в Мус т анге обходится чрезвы­
чайно дорого. Только поистине астрономические цифры могут заставить пастуха подвергнуть себя и своих драгоценных животных риску нападения со стороны бродячих разбойников. Я подсчитал, что на последнем зтапе километр пути обходился нам в два с половиной доллара. Через 15 дней трудного и опасного путешествия по немыслимым тропам Гималаев, после встречи с двумя вооруженными бродягами, при во с помина­
нии о которой дыбом встают волосы, мы, наконец, добрались до верхней точки горного перевала. И здесь нам открылось зрелище, которого мне еще не доводилось видеть. Среди лунного пейзажа глубоких ущелий и голых хреб­
тов вознеслась громада города­
крепости. За креПОСТН!>IМИ стена­
ми виднелись красные здания монастырей I'! белый К'няжеский дворец. Перед нами лежал Ло Мантанг, столица таинственного Мустанга. На юге, за спиной, поднимались величе'ственные белые вершины горного массива Аннапурна, часть «не:JИДИМОЙ» северной стороны Гималаев, которую столь редко доводится наблюдать е,вропеЙцу. Я повел свой маленький караван вниз, к городу. Из монасты р я раздал'ись звуки трубы, когда мы миновали массивные ворота­
еД'инственный проход в огромной стене, окружающей Ло Мантанг. Горожане каждую ночь з а пи­
рают их, чтобы в город не про­
никли разбойники племени кхам­
ра,. наводящие страх на в сю округу. Четыре недели крепость будет моим домом. Затем я отправля ­
юсь дальше, чтобы посетить все 23 деревни и два остальных горо­
да этой удивитеЛl,нейшей страны. МЕНЯ ПРИНИМАЕТ РАДЖ А Внутри' городских стен мы оста­
новились. Пока мы снимали вью­
ки, вокруг собралась толпа любо­
пыт · ных горожан. Один из ло­
ба -
так. на · зывают себя жители Мустанга -
предложил М'не сво­
бодн уf' «квартиру» на третьем этаже дома, принадлежавшего 'ВД01lе князя. Дома в Мустанге делают из земли, смешанной с глиной: ее набивают между деревянными досками, которые потом снимают. Княжеский посыльный сообщил о моем прибытии радже, нахо-
Прид е т ночь, и А о - ба HalAYXO .замкнут lородски е ворота от де­
монов и ра.збоЙников. .люди из друzих краев бывают здесь редко. Поэтому так вним а те льно вzлядываются в их лиуа жители далекоzо MY CTa H~a. 13 дившемуся в своем летнем дворце в Тренка ре. И тот прислал за мном и Таши двух тибетских пони под серебряными седлами, с раз­
у'крашенном сбруей. Пока мы ждали, Таши инструкти­
ровал меня, как преподносить шарф, как протягивать правую руку «сдер­
жанно и скромно». Приветствовать высокопоставленное лицо в Гимала­
ях, не говоря уж о князе, без «ката» было бы «грехом, большим гре­
хом». В тускло освещенном тронном за­
ле дворца сидело человек тридцать. Одни были одеты в халаты из гру­
бой овчины, другие -
в превосход­
ную шелковую парчу. Это и был двор, которым проводит большую часть дня, прислуживая князю или обсуждая с ним государственные дела. В стороне, поджав под себя ноги, на ковре из овчины, положен­
ном на сиденье деревянного трона, разрисованного красными и золоты­
ми драконами, сидел сам раджа Ангун Тенцинг Трандул, важный муж­
чина лет шестидесяти пяти на вид. Его длинные волосы были заплетены в косички и обмотаны вокруг голо­
вы. Ярко-красная лента придержива­
ла их. Такого же цвета плащ был накинут на плечи. Когда я вошел, все замолчали. Вынув «ката», Я отвесил королю низ­
ким поклон и протянул шарф же­
стом, которым, как мне хотелось на ­
деяться, выражал «сдержвнность И скромность». Старик улыбнулся и, не говоря ни слова, указал на по­
крытую оранжевым ковром подушку рядом с собоМ. Я сел. Наступило томительное молчание. Не существует книг, которые могли бы ознакомить меня с зтикетом Э10-
го княжеского двора, где я был од­
ним из первых европейцев. Долгие пять минут висела мертвая тишина. Князь и его придворные не Д'вигались, уставившись на меня. Я, в свою очередь, смотрел на них и удивлялся тому, что видел вокруг. Полдюжины собак бродили по трон­
ному залу, куры входили и выходи­
ли через открытую дверь, голубка Длинные волокна ячьеu шерсти превратяrся в руках мастериу в прочные нити. ворковала в клетке у ног короля, а низкие столы были уставлены богато украшенны­
ми серебряными чашами -
поразительное сочета­
ние богатства и примитивности. Князь наклонился и поднял серебряным тонкогор­
лым кувшин с превосходной чеканкоМ. Поднеся уз-
кое горлышко на расстояние полу метра от к моему удивлению, не без изящества в него. Прочистив таким образом горло, изнес; «Каре ре?» (<<Что вам угодно?») лица, он, сплюнул он про-
-
Мы прибыли засвидетельствовать вашему вы­
сочеству свое почтение, -
робко произнес Таши. Мы заранее условились, что он заговорит пер­
вым. Дело в том, что, несмотря на все старания, 14 я никак не мог постичь высокопарную фразеоло­
гию, которую употребляют в Мустанге при обраще­
нии к важным монахам, знати и членам княжеском семьи. -
Простите, мне очень стыдно, -
сказал я, в свою очередь, -
но я говорю по-тибетски, как ди­
карь. Князь был одновременно и шокирован и дово­
лен. Шокирован, потому что я обратился к нему на диалекте, которым считается вульгарным жарго­
ном, и приятно поражен тем, что я вообще говорю на его языке. Однако зто растопило лед. Улыбаясь, раджа спро­
сил меня, откуда я приехал. «Я француз», -
сказал . ---;.',. -
" ....... , , --:, ~ ~. ~") А ~ ~ ~ ... . ~ . \ я. Князь б ыл яв но озадачен MO~M ответом. «Страна, откуда я п риехал, лежит очень, очень далеко,­
объяснил я. -
Я приехал из Франции». -
А Франция близко от острова Америка?­
спросм князь. Тогда-то я и узнал, что он не подозревает о том, что Земля круглая. /{нязь задал мне бесч и с лен ное множество вопро­
с о в. · Он спрашивал обо мне и о Т О/Л, ч т о привело меня в его страну. -
Я приехал, чтобы из учить истор и ю в ашего кня­
жества и е го обыча и, ч т о б ы у в идеть ваши книги и посетить монастыри, -
сказал я. П р от яжными т ру бныJOl U зву ка ми МО­
VlUXU О Т 2011?Ю Т злых духов. Все присутствующие закивали головами в знак одобрен и я. Князь подал знак одн ому из придвор­
ны х. Вы й д я в пер ед,. тот до т р оиу л с!'i ДО колен, затем д о з,,"м m: И, Ha K"t ~0 L\, ра С П Р О<:7 е р с" на по л у перед к н ~ зе м. ПОСf/е ю се r о :;т ог о о н ус ел с я у подножия т ро н а. Вынув заостре нн ую п алку и с к лянку с чер­
нила м и из скл а док С l!оего плащ а, он начал писать на большом куске самодельной коричневой бумаги под дикто в ку к нязя: « Мы ж елаем, чтобы э тим дв у м чужеземцам (Таши и мне) о t!азывали помощь и отвечали на их вопро­
сы во все х м он а С Тlo lРЯХ наш е го к о ро левства». Князь пр и л о жил с С!!ребряную печатку. к нижнему краю листа. Затем он указал н а человека лет тридцати пя т и, к от о рый сидел напротив меня: -
Это МОЙ сы н. У него болит живот. У тебя есть лек а рст в о? Я задал старшему сыну раджи несколько вопро­
сов и узнал, что тот только что вернулся из Катман­
ду. Вне В СЯКОГО сомнения, у него была дизенте­
рия -
это часто случается с горцами, которые по­
падают в более низкие и теплые края. Я дал ему патентованное желудочное средство. Старый князь, как мн е потом стало известно, то­
же совершал путешествия за границу. Он привез от­
туда очки в пластмассовой оправе. Это единст­
венная неожиданно со в ремен на я деталь в его o~ лике. НЕОЖИДАННЫЕ ДЕТАЛИ 6ЫТА Эта земля настолько высоко расположена и на­
столько бесплодна, что ни одно дерево не растет на ее обдуваемых ветром холмах. Во всем королев­
стве найдется лишь несколько деревьев в садах с искусственным орошением. Деревья там поливают и холят, как диковинные цветы. Сложная система оросительных. каналов подни­
мает воду из глубоких горных ущелий лишь в не­
сколько деревень. Окруженные зелеными полями ячменя и гречихи, они выглядят словно оазисы на Луне. Основу скудной диеты ло-ба составляет молотый ячмень с добавлением ячьего молока и сыра. п ещерный ~opoд, вьzбитьzй внедоступных с!Са­
лах, ждет pa8~aд!Cи своих тайн. МУЖЧИН.,I И жеНЩИН"I, как " узнал, едят по-раз­
ному приготовленную пищу. Что хо~шо для муж­
Ч"tН, считается неПОДХОДJlЩ"М для женщин, и на­
оборот. Вскоре после того как я обосновался в Ло Мантан­
ге, на улице ко мне подошла старуха и ущипнула за руку. Я ПОНЯЛ, что она " еще нескол.,ко женщин хотят узНат." из чего сделана моя одежда. ЕдинствеНН.,lе промышлеННlolе товары, которые по­
падают в Мустанг, -
это роскошна,. золотая парча, ввозимая H~ Китая караванами JlKOB. Из этой парчи монахи и богатая знат., шьют себе яркие рубашки, KOTOp.,le надеваютс,. по особым случаям под гру­
бые шерстяные халаты, подбитые овчиной. Всю остальную материю дл,. одежды ткут нз шерстн коз, которые в огромном количестве пасутся в го­
рах. Женщины прядут и ткут козью шерсть, муж­
чины же, особенно в зимние месяцы, сбивают шерсть яков в густые пряди, из которых делают сапоги. Спичек здесь не знают, каждый носит свое огниво и трут. А ведь в реках, которые протекают по бесплод­
ным ущельям Мустанга, лежит скрытое богатство­
золото. Но, как 'ни странно, жители горной страны считают добычу этого драгоценного металла не­
достойным для себя делом. Бирюзу, однако, жадно ищут все. На высоких утесах я нашел сокровище куда бо­
лее интересное, ч~м любой драгоценный камень. Я обнаружил там множество пещер-жилищ, выруб­
ленных в недоступных скалах. Кто и когда жил в них, не могу сказать. Чтобы добраться до этих городов в скалах (некоторые из них насчитывают до 200 каменных келий), потребовалось бы сложное альпинистское снаряжение. Всего я насчитал 29 та­
ких пещерных «городов». Когда-нибудь я надеюсь разрешить тайну этих необычных селений ... «ДЕМОНЫ" ЯВЛЯЮТСЯ НОЧЬЮ н азвание этой страны происходит от СЛОВ Мон Танг, что означает «Долина молитвы». Около 600 человек из 8 тысяч, населяющих эту страну,­
монахи. Князь, 60 монахов, 8 практикующих колдуний и 152 семьи проживают в Ло Мантанге. Поскольку единственные ворота города на ночь плотно закры­
ваются, Я предполагал, что все будут спокойно спать. Отнюдь нет. Все население ложится спать, объятое мучительным ,страхом. Жителей города беспокоят не разбойники, как могло бы показаться, а 416 демонов земли, неба, огня и воды. Используя тысячи средств, чтобы отогнать злых духов, при носящих 1080 известных болезней, а -так­
же вызывающих 5 видов насильственной смерти, монахи, князья и крестьяне целыми 'днями читают молитвы. Тысячи молитвенных флагов трепещут на шестах. Везде, где есть место, ставят молитвенные колеса и воздвигают молитвенные стены. И все же злые духи тайком проникают в город, особенно по ночам. Даже хитрые ловушки для де­
монов, которые ставят в каждом доме, и лошади­
ные черепа, что тайком закапывают под каждым порогом, не могут их о€тановить. Когда солнце са­
дится за вечными снегами на западе, ни один жи­
тель Мустанга не чувствует себя в полной безопас­
ности. В первый день четвертого лунного месяца (10 мая 1964 года) меня разбудил пронзительный свистящий звук. Его издавала флейта, сделанная из бедренной кости человека, -
инструмент, на кото­
ром часто «играют» монахи. С плоской крыши мое­
го дом!! я смотрел вниз, на развертывающуюся 'на городской площади церемонию. Она ПРОДОl1жала'сь три дня. Три дня в воздухе раздавались унылые звуки цимбал и мел~нхол'ическое гуде'н'ие бараба­
нов, не:которые из которых были сделаны из чело­
веческих черепов. Монахи сидели на красных ков­
рах, часть помогала верховному ламе Ло Мантанга совершать 'богослу'жение. На нем были ярк,ий пар­
човый халат и шляпа с изображениями двух дра­
конов и нескольких человеческих черепов. Рос-
2 «Вокруг света" Х. 2 лый «полицейский»-монах патрулировал в толпе зрителей, вместо, дубинки держа пучок павлиньих перьев. На третий день церемония достигла апогея. Три танцора, одетые в костюмы демонов, издали прон­
зительный крик. Размахивая саблями, они стали пускать «злые чары» на собравшихся. Все повскака­
ли с мест и с криками бросились к городским во­
ротам. За воротами лама выпустил священную стрелу в символическую жертву -
одного ИЗ дья­
вольских танцоров. Толпа закричала от восторга, когда стрела поразила цель, и «демон» убежал прочь. Подобная сцена повторил ась с пращой и камнем, ~1 еще один «демон» бросился прочь. За­
тем 15 человек, вооруженных старинными мушкета­
ми, которые заряжаютсs: с дула, выстрелили в тре­
тью жертву, и последний «демон» исчез. «ТЫ ДАЛ ЕМУ ОТРАВУ" в Мустанге родственникам умершего предостав­
ляется выбор из довольно большого числа похорон­
ных обрядов. По обычаю, покойника или кремиру­
ют, или бросают в реку, или хоронят в земле, или рубят на маленьк,ие кусочки и скармливают гри­
фам. Считается, чтn так человеческое тело воз,вра­
щается к первоначальным четырем элементам, из которых оно состоит: огню, воде, земле и воз­
духу. Кроме этих традиционных способов захоронения, в Мустанге имеется еще один -
для мужчин, кото­
рые н'З оставили после себя ни сыновей, ни внуков. Тело несчастного кладут в соль и оставляют в сте­
нах его дома. Когда, наконец, в каком-то поколении рождается мальчик, мертвеца ночью вынимают из гроба и тайком уносят на ближайшую гору, где труп «продают» злым духам. В один прекрасный день я обнаружил, что в до­
машней часовне, которую мне, как почетному гостю, предоставили на ночь, лежит труп. В дальнейшем мне все время казалось, будто я ночую в мо­
гиле. На восьмой день мой новый друг Пемба принес тревожную весть. «Сын раджи очень болен и ско­
ро умрет, -
проговорил он, не успев перевести дух. -
Люди говорят, что это ты дал ему отраву ... » Эта новость поразила меня, как удар грома. Я бы­
стро вынул флакон с антибиотиками из походной аптечки. Это должно помочь, подумал я, посылая Таши нанять пони. Вскоре наши пони уже цокали по каменным сту­
пеням, ведущим к летнему дворцу князя. Перед дверьми горел маленький костер из ячьего навоза, а рядом были поставлены друг на друга три вы­
крашенных красной краской камня. Сердце у меня упало. Это означало, что в доме кто-то опасно бо­
лен, и даже близкому родственнику нельзя входить внутрь. Когда я вернулся в Ло Мантанг; мне сообщили, что местные доктора еще накануне были вызваны к больному. В их «медицинских сумках» должны были содержаться высушенные лягушки и другие столь же эффективные снадобья. Целых три недели перед воротами дворца тлел костер из ячьего навоза: три недели княжеский сын находился между жизнью и смертью. Мне ничего не оставалось, как размышлять, что будет со мной, если он умрет. 17 В ожидании сообщений о состоянии высокочтимо­
го больного я отправился обследовать близлежа­
щие монастыри. Стены этих святилищ внутри покры­
ты фресками, каждый уголок -
произведение ис­
кусства. С потолков свешиваются расписанные на священные темы полотнища, на алтаре стоят по­
золоченные медные статуи -
знаменитые ламы и божества. Наиболее поразительной из всех была гигантская фигура Майтрейи -«Будды, кото­
рый должен прийти», -
статуя, высотой с трехэтаж­
ный дом, в одном из главных храмов Ло Мантанга. Поджав под себя ноги, Таши и я сидели на полу в тускло освещенных' залах монастырей, погрузив­
шись в бесчисленные книги, хранящиеся на полках, разделенных вертикальными перегородками. Мона­
хи, которым мы показали королевское рекоменда­
тельное письмо, грудой сваливали перед нами боль­
шие тома в шелковых переплетах, некоторые из ко­
торых весили не меньше 20 килограммов. Огромные книги с глухим стуком падали на пол. Некоторые книги были очень древними, в про­
стых переплетах. На других были переплеты из серебра, инкру,стированные ТОЛСТbIIМИ золотыми бук­
вами. Однажды нам повезло: мы натолкнулись на рукопись, описывающую историю Мустанга от 1380 года до наших дней. Из этого уникального документа я узнал, что в прошлом Мустанг, несом­
ненно, был довольно богатым княжеством. Я узнал, что основан он был в 1380 году Ама Палом, жесто­
ким военачальником, захватившим 20 больших кре­
постей, впечатляющие развалины которых смотрят СО склонов гор на нынешн'ие деревни. Через четыре недели Таши принес, наконец, хо­
рошую весть: «Костер потушили. Сыну раджи стало лучше». На следующий день, на сей раз пешком, я отправился во дворец. Мои опасения оказались напрасными, меня приняли очень любезно. Князь охотно отвечал на все вопросы. Пока мы сидели, слуга вновь и вновь наполнял мою чашку тибетским чаем. Его варят из жестких листьев, заправляя маслом и солью. Мой высокий хозяин, дабы угодить гостю, даже приказал разбить мне в чай сырое яйцо. Пытаясь одобрительно улы­
баться, я с усилием глотал странную жидкость из моей бездонной чаши. МОЕ ИМЯ -
«ПРОЗРАЧНАЯ ХРУСТАЛЬНАЯ ГОРА" н а каждой семье в Мустанге лежит обязанность, которую она должна выполнять. Некоторые кресть­
яне служат княжескими посыльными. Другие обяза­
ны обеспечивать своего князя топливом, третьи­
вести его домашнее хозяйство. В Мустанге имеются креПОС1'ные крестьяне, люди, обрабатывающие кня­
жеские земли; у них нет личной собственности, и они не имеют права уйти от своего хозяина. Детей обучают дома или в монастырях. Если в семье два сына, один из них принимает духовный сан, когда ему исполняется восемь-девять лет. Именно так случилось с младшим сыном князя, который сейчас живет, удалившись от людей, в большом монастыре в городе Царанг. Хотя он мо­
нах, он нарушил обет безбрачия и женился. За год до моего приезда его жена У'мерла. Чтобы иску­
пить грех молодости и вновь. заслужить уважение соотечественников, он добровольно заточил себя на три года в келье. Однако молодой лама принял меня и даже при-
18 гласил разделить с ним его уединение. МЫ провели много часов, сидя перед роскошным алтарем в его келье. Сотни масляных ламп мерцали перед задумчи­
выми лицами позолоченных святых. Лама весь день читал молитвы, затем, проведя ночь в размышле­
нии, вручил мне сложенный листок бумаги. На нем было написано мое новое имя. Эти новые имена держат' в секрете. Я мог бы спрятать этот листок в маленький мешочек и носить на шее. Если бы я умер, монах, совершающий по­
хоронный обряд, открыл бы секретный мешочек, посмотрел на меня, шепотом произнес имя в своих молитвах, а затем сжег бы бумажку. Ни один де­
мон тогда не узнал бы, как меня звали при жизни. Моим новым именем стало Шекагари, или «Про­
зрачная Хрустальная Гора», что звучало несколько более поэтично, чем Мигсер Снарингпо -
«Желто­
глазый Длинный Нос», как некоторые ребятишки неуважительно называли меня ... Незадолго до отъезда возле одной деревни я увидел странное зрелище: все мужчины сидели на поле. Некоторые пили чан г -
ячменное пиво из серебряных чашек, другие сбивали шерсть яков, остальные вращали молитвенные колеса. Я спросил, что происходит. К моему удивлению, я узнал, что это местный суд. Члены суда совеща­
лись. Преступления и проступки в Мустанге раз­
бираются либо деревенским судом; возглавляемым выборным «мудрецом», либо самим князем. С пе­
чальным юмором население называет княжеский суд «золотым ярмом», поскольку дело обычно кончает­
ся тем, что и та и другая сторона платят большие штрафы князю. В Царанге я спро'с,ил о том, что делают с ворами. Меня отвели в большой замок раджи, возвышав­
шийся над городом, и показали маленькую темную комнату. Там я увидел огромные древние мечи, луки и стрелы, старинные мушкеты и кольчуги. Че­
ловек, сопровождавший меня, поднял какой-то предмет и протянул его мне. К своему ужасу, я увидел, что это была сморщенная человеческая рука. -
Вот, -
сказал он, -
ЧТО мы делаем с ворами ... Во время прощального визитёi к ламе Царанга, младшему сыну князя, выяснилось, что я, несом­
ненно, обладаю многими «отвратительными привыч­
ками». -
Неужели вы действительно едите кур и ры­
буl -
спросил лама недоверчиво. Когда я признался, что это так, он рассмеялся, считая, что я шучу. -
Я уверен, -
сказал он, -
что нельзя есть такую мерзосты И я так и не посмел сказать ему, что во Фран­
ции мы едим даже улиток, лягушек, а иногда и ко­
нину. Ло-ба избегают убивать живые существа. Они спа­
сают мух, когда те попадают в чашку с чаем, а блох осторожно собирают и выбрасывают живыми ... В день, когда я уезжал, лама Царанга подарил мне маленького мохнатого тибетского терьера. _ Пожалуйста, прими этот подарок. Возьми со­
баку в свою страну, -
сказал он. И затем добавил с грустью: -
Не странно ли, что эта собака полетит в воздушной лодке и увидит так много далеких стран, а я останусь здесь, в Ло1 Сокращенный перевод Ю. НИRОЛАЕВА ДЕСЯТЬ ТblСЯЧ моих ЗЕМЛЯКОВ КЛАУС &ОJitХЛЕР ~ урый уголь -
темный, а вода', что выделяется из него в процессе сушки, поднимается из труб брикетного завода бело­
снежным паром. Хлопья ваты плывут по светло-голубому небу поздней осени. Я замираю пораженныЙ. Ощущения, накоп­
ленные еще в первые годы жизни, не сохранили В памяти столь вол­
шебного калейдоскопа красок. Только трех труб не хватает до круглого числа «сто» над корпу­
сами коксогазового завода Лаух­
хаммер. Когда добрый десяток лет назад над установками ком­
бината поднялись первые сталь­
ные трубы, мне в голову при­
шло сравнение: «Корабль, под­
нимающий якорь, чтобы плыть в будущее ..• » А в те времена, когда я бегал в коротких штанишках, здесь бы­
ло захолустье. Но для нас на­
звание Эльстерверда сливал ось с романтическими мечтами, хотя времена были далеки от романти­
ки. Мы ездили на велосипедах в поля искать таинственный голубой цветок. Вечерами сидели на се­
новале, играли на губной гармош­
ке и подсвистывали перелетным птицам. И вдруг замолкали, при­
слушиваясь к глухим ударам и ощущая дрожание земли. Холод­
ный ветер обдувал наши голые ноги. Хозяйка дома, старая кре­
стьянка, ворчала себе под нос: «Они нас еще всех угробят», и нам становилось не по себе ..• Дорога к городу моего детства ведет через деревни Плесса, Ка­
ла, Краупа, Била. Все названия здесь кончаются на «а» -
это отзвук далекого прошлого, а для моего учителя-латиниста -
палочка-выручалочка, которая по­
могла вдолбить в наши головы латинское склонение. "Процветание города заклю­
чается не в том, чтобы собирать большие сокровища, а строить прочные стены, красивые дома, делать множество ружей и лат ... » Знал ли Лютер о существовании моего Эльстерверда, который сейчас лежит всего в часе езды на автомобиле от его родного Виттенберга? Во всяком случае, он сказал это в утешение всем жителям таких же захолустных поселков. И вот сегодняшний Эльстерверда. Ни ворот, ни дос­
топримечательностей, ни памят­
ников. Так тесно, что дома в цен­
тре города пришлось надстроить на пороге века на один этаж. Ра­
туша скромно стала вровень с до­
мами. Только рыночная площадь вы­
глядит солидно. ВО времена мое­
го детства она была вполовину меньше. Пожар последней войны поглотил целый квартал. Но жи­
тели о~азались настолько мудры­
ми, что обратили несчастье во благо. Они убрали развалины, по­
сеяли траву и посадили кусты роз. И вот возник настоящий центр с красивым цветовым <<пят­
ном». Сделав несколько шагов, попадаешь в переулки, названия которых говорят об их сельском происхождении: здесь и Полевая дорога и Луговая улица. В свое время в центре города был даже Свиной переулок, который маги­
страт, подумав о престиже, в конце концов переименовал в Бондарную улицу. Два-три поворота, и опять от­
крываются дали. Бумажный змей поднимается с луга в шелковую голубизну неба. Картофелекопа­
тель убирает на поле урожай. И резкий запах паленой травы вновь навевает воспоминания. Лет тридцать назад большие телеги еще ездили по центру го­
рода. В десяти шагах от ратуши крестьяне сгружали сено и карто­
фель, мычали коровы, кудахтали куры. Три раза в год устраива­
лась скотная ярмарка. В первый день мы пропускали занятия в школе и бегали глазеть на виз­
жавших поросят. А однажды я попал под упряжку, которая уш­
ла от своего кучера, засидевше­
гося в пивной. в городском совете я нашел архивариуса -
подвижного чело­
века восьмидесяти пяти лет. В сумрачной комнатушке ратуши он раскапывает историю. Этот чело­
век, несколько десятилетий про­
работавший учителем, человек, которого первый советский воен­
ный комендант рекомендовал ди­
ректором школы, прочел мне ма­
ленький доклад о нашей общине, насчитывающей ни много ни ма­
ло -
уже больше 750 лет. "в течение столетий Эльстер­
верда подчинялея помещику, ко­
торый вершил суд и по своему хотению назначал бургомистра и муниципалитет. Как же могли то­
гда осуществляться городские права?» При этих воспоминаниях у ар­
хивариуса, любезного Пауля Мюл­
лера, и сейчас вздрагивают очки от возмущения. Прежде чем добраться до на­
стояще'го, я вновь глубоко ныряю в прошлое своего маленького го­
рода; иду в замок, который сто­
ит на Шварц-Эльстере -
нет, не так... -
тянется вдоль Эльстера. В этом здании благородного сак­
сонского барокко, с гордым конь­
ком на крыше жили юнкера, сди­
равшие семь шкур со своих вас­
салов. Единственное, что они ос­
тавили после себя, это две фран­
цузские лилии в гербе города. В XVIII столетии барон фон Ле­
вендаль перестроил крепость в замок. ПО документам, он был человеком, склонным к роскоши. Верноподданные жители с трудом сколачивали для этого ничтоже­
ства деньги, занимаясь сплавом леса, земледелием, скотоводст­
вом, ловлей раков и рыбы. Они искали утешения среди этой не­
померной нужды и находили его ... в пиве. Более чем в 70 домах варили этот напиток и неустанно рекламировали его в окрестных деревнях как лекарство против почти всех болезней: «Не хочешь ты подагры и колик в почках тоже, Вкушай напиток сей, и он тебе поможет». (Таким образом, под покровом милосердия развелось бесчис­
ленное количество трактиров.) Известнейший саксонский tтрои­
тель Матеус ДаНИЭIlЬ Перрель­
манн творец дрезденского Цвингера -
по заданию своего короля переделал замок Эльстер­
верда в Ilетнюю резиденцию ~'ронпринца. ]9 Но вместо того чтобы следо­
вать указаниям путеводителя и восхищаться «пышными формами порталов барокко», я не спускаю глаз с расположенного слева окна. В марте 1940 года я выдавил его школьным портфелем. «Преступ­
ник» улизнул, но был пойман и наказан. Он оказался «не настоя­
щим немецким мальчиком». Этот ярлык еще долго висел на мне, что, однако, не помешало влас­
тям отправить меня заряжающим на зенитную батарею, и я с гре­
хом пополам избежал судьбы многих сотен юношей, окончив ­
ших это «воспитательное учреж­
дение)). Теперь из актового зала доно­
сится звонкое пение мощного школьного хора. Эти мальчишки и девчонки только что вернулись нз турне по Польше. Ветер словно аккомпанирует им, играя в вет­
вях огромного тиса ... Я стою на мосту через Эльстер, который сыто и лениво несет в Эльбу угольную пыль с бри­
кетных заводов. Прошлое не по­
кидает меня. В нашем «местечке)) ЖИЛИ стойкие борцы, которые не дали нацистским надругателям оторвать себя от Германии. Хро­
ника, найденная архивариусом, не нуждается в комментариях: «Весной 1934 года можно вновь отметить активизацию партийной работы, вновь восстановлены свя­
зи с ПОДПОЛЬНЫМи группами дру-
гих городов. Обыски, аресты. Арестованы товарищи Игнац Кнопп, Вильгельм Энгельман и Вальтер ХОфманн ... )) «7 сентября 1935 года общая тревога в районе. 26 эльстерверд­
ских товарищей притащили к ра­
туше. После двух дней непрерыв­
ных допросов их отвезли в Гал­
ле. Товарищи, сумевшие избежать этой волны арестов, пытаются смягчить участь своих друзей и распространяют листовки. Их пре­
следуют. В марте 1936 года Бер­
линская судебная палата выносит приговор руководству КПГ райо­
на Эльстерверда ... )) Так, совсем неожиданно город приобретает новое лицо. Резки контрасты его истории. Даже природа делает здесь скачки. К северу от города кон­
чается приятная гладь лугов и полей. Начинаются холмы, леса. Вдали, словно караул, выстро­
ились трубы сталелитейного и прокатного завода Грёдиц, но и Эльстерверда не дает себя в оби-
20 ду. Шесть больших народных предприятий и не меньшее коли­
чество средних, маленьких и сов­
сем маленьких заводов зажа­
ты между линиями железных до­
рог Берлин -
Дрезден, Фалькен­
берг -
Котбус и Эльстерверда­
Риза. Давно исчезли ворота малень­
кого городка, те запоры, которые были призваны хранить ночной покой города. Зато теперь вокруг города наставлены красно-белые шлагбаумы железных дорог. Ах, ирония судьбы/ Прапрадеды сегодняшних жителей Эльстер-
верда и слышать не хотели об огненных паровых конях. Поэто­
му главный вокзал выглядит, как памятник. Если бы у вас в Г ДР был транспортный музей, я бы предложил поместить вокзал на колеса и отвезти туда. Такой вок­
зал из дерева, в два этажа не-
возможно описать -
его нужно видеть. И если присядешь на стоящие у стен скамейки и ощу­
тишь смолистый запах старинных панелей, тебя вновь подхватят волны воспоминаний ... Поскольку уж мы заговорили о курьезах в малеНI>КИХ городках, ~ у же сто лет назад в семидесяти домах Э л ьстерверда варили зна­
менитое пиво. то нам, наверное, придется вспом­
нить и о городском кинотеатре. Он почти такой же, как в те времена, когда мы мальчишками смотрели немые фильмы: «Рим­
ские авто гонки» или «Девушка В лесу». Сейчас герой молодежи­
Манфред Круг, но и теперь, если случайно будет открыт запасной выход, после заключительных кадров фильма «3а мной, кана­
льиl» ты попадешь ... на кладбище. Редко смех и слезы, радость и боль, жизнь и смерть стоят вот так рядом. Но если, к сожалению жителей Эльстерверда и вопреки всем планам и дискуссиям, здесь пока еще не построен Дворец культуры, кое в чем другом город перегнал даже Берлин. Вот, по­
жалуйста, «Ледяной дворец» -
милое кафе, место свиданий мо­
лодежи. В праздничные дни сюда стекаются жители окрестностей. И действительно, такое мороженое, как здесь, можно получить, лишь пролетее две тысячи километров, в Москве. Кондитер Пауль Строц­
ки довольно улыбается в ответ на похвалы. Еще в начале века изделия бо-
м аленысий Эльстерверда озарен теперь по ночам красным пламенем -
это варят ста л ь на · комбинате Аауххаммер. гатых на выдумку жителей Эльс­
терверда обошли весь мир. Три автомобиля, сконструированные и построенные в этом маленьком городе, стояли в международном салоне 1900 года рядом с авто­
мобилями Даймлер-Бенца. Прав­
да, они не могли стать их серьез­
ными конкурентами. Их конструкторы Бруно и Ка­
милло Хайнрих пересели на дру­
гих «коней»: начали строить спе­
циальные ткацкие станки для са­
мых тяжелых парусных и асбес­
товых тканей. Сейчас это пред­
приятие выпускает продукцию на экспорт. 3а три дня до прихода Совет­
ской Армии ПЯТЬ сот американских тяжелых бомбардировщиков раз­
били почти все заводы маленького города. Жители Эльстерверда выкапывали из-под обломков ос­
татки машин. Я был при этом и помню, какой это ужас: потерять навсеГДII промыщленность большую гордость маленького го­
рода. Вернувшиеся из гитлеров­
ских концлагерей и тюрем това­
рищи, истощенные и больные, возглавили работу. Это было время, когда в раз­
битые окна заводских цехов еще со свистом врывался ветер. Но уже в те дни, воодушевленный упорством моих сограждан, я пи-
сал оптимистические статьи. Ко­
нечно, многое было преувеличе­
нием. Но затем время догнало, а вскоре и обогнало все мною написанное. Бургомистр Феликс Кокш­
мон ровесник. Он сидит напротив меня в своем скромно обставлен­
ном кабинете, и в нем совсем не чувствуешь солидности «отца го­
рода». «Жители Эльстерверда извест­
ны как ворчуны, -
прищурясь, говорит он. -
Это значит, что они беспокоятся обо всем, вол­
нуются из-за каждо'й мелочи.' Разве это плохо? Главное, что жи­
тели готовы трудиться». Конечн6, думаю я, они своего добьются, десять тысяч моих земляков. И я вновь вспоминаю слова Лютера, обращенные к жителям маленьких городков, и переписываю конец фразы ста­
рого виттенбергца, которая толь­
ко в наще время приобрела свой истинный смысл: « ... ОсновоЙ первостепенного процветания, благополучия и силы ~~poдa яв­
ляется преобладание тонких, гра­
мотных, трезво мыслящих и хо­
рошо воспитанных граждан; толь­
ко они способны собирать сокро­
вища и богатства, сохранять их и правильно расходоваты>. Перевел с немецкого А. ВЛАСОВ 21 КРЬIЛАТАЯ ПЕХОТА ФОТО n. ПОПИКАШИНА Шестая ВсеСОlOзная фотовыставка ЧАСОВЫЕ ЖИЗНИ ш розвучат'слова команды, и как будто сама земля рниется к небу. Шаг в бушующую, проносящуюся со скоро-
стью урагана пустоту, полет в воздушном океане, гулко заполненном ревом кры­
латых гигантов, -
и атака, не­
жданный стремительный удар. у десантников своя линия «фронта». И чаще всего там, где «противник» не ждет напа-
дения. Они всегда среди первых, эти молодые парни с парашю­
тами за плечами, на маневрах и в повседневной боевой уче­
бе -
бесстрашная, закален­
ная крылатая пехота Совет­
ской Армии. ОБЪЕДИНЯЮЩИЙ Капитаны, нет нужды предстаВJlЯТЬ вам сегодняшнего гостя «кают-компании:.. Вы, отважиыА: Бомбар, и Вы, не ведающий устаJlОСТИ ДаниеJlЬССОН, Вы, покоритеJlЬ арк­
тического неба Аккуратов, и Вы, исследователь океана 3енкович, -
все вы капитаны, в разное время рассказы ... вавшие читателям с Вокруг света:. о своих прошлых пу­
тешествиях н будущих планах, встречаnнсь не раз с се­
ГОДНЯШНИМ гостем на страницах его книг. Впрочем, и по­
стоянные читатели нашего журнала знают его. Достаточно назвать эти КНИГИ: сЛюди оленьего края», сОтчаявwиА­
си народ:., «Испытание льдом». Сегодня за стенами «кают-компании» не ревут океанские волны, не поет i снастях ветер, сегодня мы сплывем» посуху, по бес­
крайним равнинам канадского Севера. С нами наш верный проводник и давний спутник ФаРJlИ Моузт. «Вокруг Света»: Откуда вы сейчас, мистер Мо­
уэт? Расскажите о последней экспедиции. Фарли Моуэт: Работа над последней книгой­
«Западные викинги» занесла меня к заливу Унгава. Это на севере Лабрадорского полуост­
рова. По моему предложению группа археологов иачала там раскопки «довикинговых> поселений. Мы уже нашли около ста предметов; эти находки подтверждают гипотезу о том, что еще до викингов в Америке появились ирландцы и жители Фарер-
24 ских островов. Обнаружены' остатки домов евро­
пейского типа, а выше по течению реки, впадающей в залив, -
целое поселение. Как я слышал, на Аляске также найдены предметы обихода, не при­
надлежавшие ни эскимосам, ни американским ин­
дейцам. Безуслов-но, эти сообщения работают на гипотезу, о которой я говорил и сторонником ко­
торой я себя считаю, но их еще надо проверять. Что же касается наших раскопок на Лабрадоре, то они продлятся еще года два-три. Вы, кстати,. первыми слышите о результатах нашей экспедиции. «Вокруг света,.: Надолго ли вы приехали к нам и каков ваш маршрут по Советскому Союзу? Ф. Моуэт: Кроме Москвы, я хочу посмотреть Тбилиси, побывать в Сибири, ну, а самое глав­
ное -
познакомкться с вашим Севером... Я вижу, вы улыбаетесь, тут, конечно, и года не хватит, но я все же через месяц собираюсь вернуться домой. Тем более что дома ворох работы. «Вокруг света": Но­
вые книги? Ф. Моуэт: Да. я соби-
П О Л Ю С раюсь выпустить пять книг. «Канада, Север» будет представлять со­
бой строго научное обо-
зрение наших арктических районов. При этом я хочу заметить, что эта книга и выходящие вместе с ней шесть аЛI:;бомов зарисовок и фотографий ни в коей мере не будут гимном канадокому Северу, скорее это будет книга критическая. Ее стержень -
сравненне того, что сделан'О в Советском Союзе для северных народов, с тем, что еще не сделано Канадой. Вторая книга будет для детей. Ее, пожа'Луй, не перескажешь: лучше скажу, почему мне захо­
телось ее написать. Дети мечтают о путешествиях. Я спрашивал мальчишек -
у одного, пятого, деся­
того: «Куда ты хочешь отправиться?,. Мне отве­
чали -
в джунгли, в Африку, в Бразилию. А я хо­
чу, чтоб они смотрели не только на Юг, но и на Север. Еще три книги составят трилогию о полярных северных исследователях. «Испытание льдом,. уже переведена в вашей стране. Вторая -
«Полярная страсть» и третья -
«Тундра» -
будут составлены во многом из дневников исследователей разных времен. Все это планы на этот год. В этом году, кстати говоря, исполняется столетие Канады. Поэтому и на свою работу я СМОТРЮ,как на агитационную кампа-
иию по привлечению внимания всей страиы к ее соб­
ственному Северу. «Вокруг света»: Вы рассказывали о ваших ар­
хеологических работах. По книгам мы знаем, что вы этнограф, в какой-то степени социолог, биолог, ну и, конечно же, писатель. Какая же профессия значится в вашей визитной карточке? Ф. Моуэт: Писатель, и прежде всего писатель. Все остальное, можно сказаТЕ-, писательская спе­
циализация. «Вокруг света»: Вопрос несколько традицион­
ный -
как вы стали писателем? Ф. Моуэт: Занялся я этим делом, наверное, по­
тому, что мие казалось, будто писать легче, чем работать. Прослужив шесть лет в пехоте и «попу­
тешествовав», . таким образом, по Сицилии и Апен­
нинскому полуострову, я после войны поступил в унивеР'СIlтет, на факультет искусств. Он рассчи­
тан как раз на тех, Кто не знает, чем заняться. Ну,а потом мне ничего не оставалось, как стать писателем. (Дело зто действительио «легкое". Мы ЗТО И по киигам самого Моуэта зиаем: гуляй себе по туидре, дыши свежим воздухом, благо мороз градусов под пятьдесят, забавляй­
ся с волками, а устал -
ОТДОХИИ где-нибудь в забытом всеми- поселении ЭСКИМОСОВ. И главное, помни -
ЭТОТ ма .. леиькиil вымирающиil народ, назвавший тебя другом, и его трагическая судьба -
отиыне твой крест и твоя совесть. Помии, что всюжиэнь t:ебе иадо бороться за его буду­
щее, и"аче ты не писатель. «Есть такие у иас иа Се­
вере оводы, которые жизии ие дают олеиям, -
говорит Моуэт. -
Некоторые люди, ИЗ тех, что решают, стоит ли помогать эскимосам и как помогать, утверждают, что я им чем-то напомииаю этих в'Ьедливых оводов. Ну что ж, главное, что они теперь так просто от меня отмахнуться ие MOГYT~.) «Вокруг света»: Скажите, как сложил ась жизнь героев вашей книги «Отчаявшийся народ»? Мы знаем, что герои эти не были вымышленными фи­
гурами, а трагичная смерть одних и столь же тра­
гичная жизнь других не были лишь эпизодами при­
думанного сюжета. Что стало с племенем ихал­
мютов? Ф. Моуэт: Наверное, вы помните, что от большо­
го и сильного племени ихалмютов, когда-то на­
считывавшего несколько тысяч, осталось в живых лишь сорок девять человек. Сорок девять, добрав­
Шихся сквозь пургу, мороз и многомесячный го­
лод до фактории «ПадлеЙ». Этим летом я снова был там. Снова видел Кийкик -
помните, какие муки приняла на себя эта женщина: смерть мужа, детей, долгий суд, обвинявший ее в убийстве са· мых близких? Сейчас Кийкик замужем за отлич­
ным охотником. Снова я увидел это жалкое посе­
ление, его бедные иглу, палатки, домишки, его ни­
щие семьи, снова осознал трагедию этого племени, безысходность его существования, порожденную тощими подачками и несправедливостью «терпимо­
го, гуманного общества». Конечно, я ездил не только «посмотреть». Ре­
зультаты наблюдений были опубликованы в канад­
ских газетах и журналах. «Вокруг света»: И еще один традиционный во­
прос, мистер Моуэт. Мы его задаем всем гостям «кают-компании». Расскажите о' каком-нибудь не­
давно происшедшем с вами приключении. Ф. Моуэт: Вообще-то я обычно наблюдаю за приключениями, происходящими с другими людь­
ми. Так что приключений у меня, строго говоря, не бывает. Или, если подойти к этому с другой стороны, все -
Приключение. Впрочем, это теория. А на практике у меня вышел прошлым летом такой вот забавный случай. Летели мы по своим делам на крошечном арендованном гидросамолете. Дело происходило над северо-западной Канадой, над Юконом. Погода была неважнецкой, но самое неприятное в ней было то, что она и не соби­
ралась исправляться, облака все ниже прижи­
. мали к 'Земле. Это еще хорошо сказано: «к земле», на самом деле земля там-сплошные горы. Так мы и летели, как горы хотели, -
вдоль ущелий. Кончилось, конечно, тем, что мы заблудились. Это тем более легко было сделать, что ориентировать­
ся мы могли только по карте шоссейных дорог. Твердо мы знали лишь одно: если лететь все время на запад, то непременно выскочишь на магист­
ральное шоссе, Аляска -
Канада. Прошло какое-то время, юiк вдруг мы слышим в наушниках голос: «Внимание, внимание! Неопознанный самолет, не, медленно приземляйтесь! Сообщите, кто вы!» Ока­
зываеТСЯ, мы перелетели границу США! Снова слышим, как нам предлагают «немедленно призем­
литься», но как нам это сделать, если под поплав­
ками у нас земля? Посовещавшись между собой, решаем молчать -
скоро уже должно быть спаси­
тельное шоссе. Не прошло, однако, и минуты, как голос вновь. раздается: «Немедленно приземляй­
тесь, или мы высылаем перехватчиков». Мы, есте­
ственно, испугались, и сообщили, что так и так, мы канаДСкий самолет, номер такой-то, а если сказать правду, то и не самолет даже, а так, жалкий и не­
опытный самолетик. Наше обращение успеха, к со­
жалению, не имело, «голос» любезно проинформи­
ровал нас, что «на перехват вылетела эскадрилья «старфаЙтеров». Скорость у этих истребителей около тыся .. и миль В час, у нас -
около восьми­
десяти. Высота у них -
десять тысяч футов, у нас­
пятьдесят. Чувствуем, они носятся где-то над обла­
ками. Не берусь угадывать возможный финал этой охоты, но тут мы как раз увидели наше шоссе. По шо~се бежал автобус, нам было по пути, и мы по­
вернули за 'ним, налево. Летели мы внеизвестности недолго -
вскоре увидели на шоссе пограничную полосу и канадский флаг. Мы были дома. Пилот взял микрофон и сказал: «Эй вы, там, наверху! Можете теперь отдохнуть». Вот' вам современное приключение с человеком, попавшим на современный Север. «Вокруг света»: Скажите, что, по-вашему, сейчас главное в освоении Севера? Ф. Моуэт: Главное -
это выйти на «магистраль­
ное шоссе» сотрудничества и развития. Я мечтаю сделать книгу о всем земном Севере, о людях, живу­
щих в одинаковых условиях, но живущих по-раз­
ному. Я хочу вызвать зависть у канадцев, рассказав им о том, что сделал для своих северных народов Советский Союз. Как видите, я эгоистичен, ну да я и не скрываю этого -
Канада и канадцы только выиграют от сотрудничества с вашей страной. Ка­
надцы обретут самосознание великой нации, если они поймут, что у света четыре стороны, что они соседи не только США, смотрящих на Канаду как на свои задворки. Это мое главное убеждение, и это то главное, что я хотел бы сказать. За""са" И. ГОРЕЛОВ 25 ~ лучайный попутч",к в опустевшем поезде угадывал маленькие станции, вглядываясь в тусклые ночные огоньки на перронах. -
Сейчас Алаверди, -
сказал он. -
Там сойдете, да? Он не сомневался, что мы сойдем в Ала­
верди. Там, неподалеку, Санаин и Ахпат. «Посмот­
рите их -
и можете делать дальше свои дела»,­
так он сказад и, чтобы мы' не передумали, стащил сверху наш чемодан и быстро пошел к выходу. В другой руке он нес свой собственный коман-
дировочный потертый портфель и продвигался по коридору вагона так быстро, что наши слова о том, ЧТО мы здесь уже бывали, и неоднократно, просто не успевали до­
лететь до него. Поезд фыркнул и ос­
тановился. Мы скатились вниз, на серый камень перрона, -
и тут же поезд ушел, оставив нас в свежей ночи, полной звездами, ворчанием близкоit реки, горами, черными и слишком крутыми" гулом завода, пр"мешавшего к запа-
хам листвы и воды свои городс·кие, сухие запахи. Мы снова в сердце армянских гор, за которые спорили ваВИJlоняне и ассирийцы, греки иперсы,. парфяне и римляне; арабы и византийцы, в тех краях, где сотни лет назад отсиживались в очередную осаду за стенами монастырей армянские князья, монахи и крестьяне, поливая вои,нов Чингисхана или Ти,мура расплавлен­
ной смолой ... Впереди башней средневекового замка подыма­
лось здание гостиницы. Утром, с солнцем, забравшимся в комнату гости­
ницы, суровая .старина ночи начисто пропало. Из-за склонов гор выползли трубы и замахали языками разноцветного дыма, о площадь у гостиницы, устав­
ленная ларьками, подпертая скалой, показалась по­
чему-то итальянской -
то ли из-за флорентийских очертаний гостиницы, то ли из-за шума южной тол­
пы, вливавшейся под арку и растекаllшейся среди домов, сложенных из туфа. К самым окном подсту­
пали деревья, а дальше, у реки, тоnклись автобусы и грузовики. Алаверди, оди.н из старых промыш­
ленных центров Армении, оказался современ.ным городком, уютно устроившимся между рыжими и серыми скалами. И ничто, ровным счетом ничто в нем не указывало на соседство с чудесами сред­
невекового армянского зодчества. И только у самой реки древность Армении не­
ожиданно ложится под ноги -
удивительным, лег­
'ким и смелым мостом, почти восемьсот лет наэад перекинутым аркой через реку. Каменные звери на ступенях парапета равнодушно смотрели на грузо­
вики, что карабкались мимо них. Они уже давно привыкли к грузовикам . ... А дорога, что перешагнула через мост, кажет­
ся бесконечной. Понемногу Алаверди проваливает-
26 ся вниз, открываются HOBlole дома, трубы, подвес­
ные дороги, дымы. А сверху все те же нависшие скалы и витки неровной дороги. Все ближе побледневшее от солнца небо, а до­
рого не кончается. И вдруг, будто ей надоело вер­
теться среди скол, она выпрыгивает на широкую террасу, выпрямляется среди' полей и ведет между рядами невысоких деревьев, как будто и никаких гор здесь не было, будто она самая настоящая рав­
нинная проселочная дорого. И трактор в поле, и И. м О ж Е А к О, кандидат исторических наук; К. С О W и н с к А Я, аркитектор мягкие на вид вершины, отступившие вдаль, и маль­
чишки, бредущие не спеша из школы, -
все это рождает солнечное ощущение мирной земли, зем­
ли людей, которые даже, скалы сровняли для того, .. чтобы удобнее было растить хлеб. Дорогу замыкает конический шлем храма .. Рядом еще один и еще... Санаин -
одно ИЗ те)( чудес света, которых не видел В'еликий Геродот, оно было построено уже потом, когда Геродот стал классиком и каждое новое чудо человеческого re-
ния звали BOCbMbIM ... Говорят, Григорий Просветитель в 'У веке уста­
новил на этом месте крест -
«здесь будет воз­
двигнутl»... На самом же деле монастырь был воз­
двигнут много лет спустя, и строился четыре долгих века -
с десятого по тринадцатый. Строили ero и армянские монахи, приехавшие из Греции, и по­
лузабытая царица Хосровануш, и архимандрит Ова­
tlec, царевна Рануш, и друг.ие. Конечно, строили не они, но так уж повел ось в истории, что настоящих строителеit помнят редко. Народ Армении всеГД$ бережно относился к прошлому, книги по истории Армении писались уже с 111 века, и не только пи­
сались -
некоторые сохранены по сей день. Но имена архитекторов и строителей -
варпетов, как до сих пор .называют в Армении искусных масте­
ров, -
в основном забыты. Мы знаем о зодчем Трдате, об одном из зодчих храмов Звартноца, о строителе пещерного храма в Гегарде, но сколь­
ко еще неизвестныхl Да и вряд ли кто-нибудь из строителей думал, что создает чудо искусства, ког-
Фото авторов и в. ErOPOBA " . ..то ЧУАУ ПОАОБНО ... " да обтесывал камни, высекал ажурные узоры на каменных сте­
нах, клал толстую черепицу. Монастырь стоит на краю пла­
то, где оно полого спускается к пропасти. Здесь, в вышине, го­
ры кажутся округлыми, мягкими и сли,ваются со схожими по фор­
мам облаками. Деревья -
какое уж по счету поколение их! -
вросли между тесно прижавши­
мися друг к другу зданиями. Только родник, прикрытый двумя круглыми арками, отступил в сто­
рону. Деревья затеняют дворы, н горный ветер ,колышет дырявую лиственную тень по длинному ряду невысоких каменных скамей . ... На скамейки взбираются, будто на мостики кораблей, ре­
бятишки из детского сада, кото­
рый стоит под самым монасты­
рем, и молоденькие воспитатель­
ницы в белых халатах собирают малышей, как цыплят ... Монастырь построен так, что столеl'ИЯ оказали'сь бессиль'НЫМИ перед его вы,есанными С ювелир­
ной точностью глыбами стен. Лишь упоминаниями в древних книгах дошли до нас многие двор­
цы, поражавшие современников своей пышностью и богатством. Но этот монастырь остался. Ос­
тался, потому что монастыри Ар­
мении были не только храмами молитв. Каждый еще был цент­
ром З'наний, культуры, искусст · ва. В Санаинско,м монастыре пре­
подавал Григорий Магистр­
один из самых образованных лю­
дей средневековья. Он говорил у'ченикам о геометрии Эвклида и 'началах высшей математ'ики. Зде'СЬ специальное здание было 01'ведено библ'иотеке -
,в боль-
шом квадратном В стенах 'вырублены к,ниг. Санаuн помещении ниши для 27 И каждая книга была на вес серебра, Рассказы­
вают, что к Тимуру, прошедшему по Армении, гра­
бя и уничтожая все, Dришла делегация армян, кото­
рые предложили именно такую цену за каждую ар­
мянскую книгу, попавшую Тимуру в руки. Тимур был оскорблен: неужели его воины плохе оч и сти­
ли Армению, неужели у армян еще осталиt:.ь день­
ги, чтобы пл.атить за книги? Он не знал, как собра­
ли эти деньги -
для спасени!! книг отдавали все ... Уже в V веке в Армении быг-о написано несколь-
1(0 исторических трудов. В V-VII веках на армян­
ский язык были переведены труды Аристотеля, Зе­
нона, Филона Александрийского, Платона и десят­
ков других греческих авторов. Часто эти перево­
ды -
единственные дошедшие до нас «издания» этих трудов. В те же годь, в Армении уже труди­
лись свои ученые -
такие, как «трижды великий философ» Давид Анахт. В VII веке прославленный в народе мудрец, путешественник и звездочет Ши-
ракаци создает «Географию», В которой подробно расска,зывает не только о Кавказ · е и Европе, но и об индийцах, китайцах, народах Африки. И он )/{г тысячу двести лет назад писал безоговорочно и уве­
ренно (и его в Армении никто не сжигал и не пре­
следовал): «Земля похожа на яйцо -
в круглой оболочке желток, вокруг -
белок, а с четырех сторон их Оltружает оболочка: так и в середине земля, вокруг воздух, а небо окружает их». «Млеч­
НЫЙ Путь, -
говорил он же, -
не что иное, как густые скопления звезд». Ширакаци считал, что Лу­
на отражает солнечный свет, а не светит сама, он объяснил причины солнечных и лунных затмений и даже составил таблицы затмений. Ширакац,", был не одинок, и его не считали сумасшедшим или ере­
тиком. Библиотека Санаинского монастыря -
словно па­
мятник любви армян к своей истории, знакомясь с которой понимаешь, что возрождение было не Храм в Аштараке. ~ м он.астЬ!рь С atMOCaaaHK. только в Италии, но и здесь, в сердце IIрМЯНСКИХ гор. И начиналось оно в пламени и крови НIIВЯЗIIН­
ных чужеземцаМI1 войн. «Враги полонили И ограбили... отец разыскивал сына, а мать разыскивала дочь, горе и несчастье народуl Счастливы умершие, горе ЖИВЫМ», -
так закончил свой труд переписчик Израэл. Другой вторит ему: «Многие села обезлюдели, чтобы вне­
сти налоги, люди продавали своих сыновей и доче­
рей». Но переписчики ра60тали и порой толь,ко до­
бавляли: «Извините меня за крупные буквы, ибо писал я в горести и муках горьких ... » Сквозь горести и муки несли армяне драгоцен­
ные зерна своей культуры ... ... Мы сидели на каменной скамье у храма и смот­
рели на горы. Здесь время течет ровнее и медлен­
нее, чем внизу. Здесь можно сидеть долго, очен .. долго, прислушиваясь к своим мыслям, неторопли­
вым, как облака. Вдалеке, за узким ущельем, разрезавшим плато, виднелся еще один храм -
Ахпат. Он почти ро­
весник Санаину _. тоже строился с Х по Х'" век повелением разных · князей, царей и архимандритов. Но удивительно, до чего различны эти монастыриl Санаин прямоуголен, тесноват, коренаст -
весь, как кулак, готовый отразить пришельцев, прохладен даже в жару, прикрыт деревьями и величествен. Ахпат же, к которому ведет дорога еще круче, чем к Санаину, построен по-другому. Ни геометри­
ческой правильности, ни Суровости Санаина в нем нет. Он вольно раскинулся на холме посреди пла­
то, будто кто-то щедро разбросал храмы, часовни и строения, не ду,мая, как получится, увере'ННЫЙ за­
ранее, что получится красиво. Особенно хороша ажурная колокольня. И деревья здесь отбежали от монастыря -
не затеняют его, не мешают солнцу расцвечивать к вечеру фиолетовыми, розовыми, ох­
ристыми мазками. Это тоже Армения, тоже армянское зодчество -
многообразное, щедрое на выдумку и в то же вре­
мя узнаваемое с первого взгляда. • .. В Бирме, в Рангуне, недалеко от порта, в дело­
вом районе, стоит небольшая деревянная церковь, построенная неМНОГОЧl<fсленной армянской колонией. За много тысяч километров от Армении она сохра­
няет 'пропорц'ии и логику армянского зодчества. Стоят такие храмы и в других странах, куда не­
добрая судьба забрасывала армян ... Архитектура Армении, насчитывающая тысячеле­
тия, продолжается в античный период -
развалины храма 11 Гарни напоминают о том, что Армения со­
пеРlfичала с Грецией и Ри,мом. Храм Звартноц, по­
строенный в УII веке нашей эры, был настолько 29 Ч И Т А Й Т Е В С Л Е Д У Ю Щ И Х Н О М Е Р А Х: «ОТХОД» -
НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ИЗ «СЕВЕРНОГО ДНЕВНИКА» ЮРИЯ КАЗАКОВА. «КРАСКИ ЗЕМЛИ» -
ОЧЕРК О ФРЕСКАХ ВЕЛИКОГО ДИОНИСИЯ В ФЕРАПОНТОВОМ МОНАСТЫРЕ. «УБИТЬ МАРСИАНИНА» -
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ ИЗВЕСТ­
НОГО АМЕРИКАНСКОГО ПИСАТЕЛЯ ПОЛА АНДЕРСОНА. «ЗА ПРЯНОСТЯМИ И СЛАВОЙ» -
ОЧЕРК ИЗ СЕРИИ «В ПАРУСАХ -
ВЕТРЫ ВСЕХ МОРЕЙ». вепикопе'пен, что византийский 'император, увидев его, при-казал построить такой же в Константинопо­
ле. Храмы армянского средневе'КО'ВЬЯ неповто­
РИ.мы ... Но почему же облик храма в Мугни, постро­
енного в XVII веке, начинает вызывать чувство ка­
кой-то неудовлетворенности? Вроде все на месте. Так же традиционны и продуманны пропорции хра­
ма, так же тщательно он построен. Что же здесь не так? И тут снова -
в который разl -
сталкиваешься с трагедией. ... На Армению обрушиваются орды завоевателей. Книги еще уд,а'валось сохраlНИТЬ 'в монастырях, вывезти в Венецию или Дама,ск. Но кто будет стро­
ить новые величественные здания? Куда идти архи­
тектуре, которая практически запрещена? И вот на столетия зодчество Армении замирает. Те храмы, что строятся, повторяют старые, и чаще всего они хуже, чем оригиналы. У зодчих были са­
мые лучшие намерения -
они старались сохранить армянский стиль и облик построек. Но новое им создать было не по силам. . К XVIII веку какое бы то ни было серьезное строительство в Армении почти прекращается. Казалось, чудо армянского зодчества умерло ... Еще недавно, ну, скажем, сорок с лишним лет назад, Ереван -
один из старейших городов нашей страны -
был большой деревней, городом неустроенным, разномастным, в котором мало что напоминало о его почтенном возрасте и традициях. Но произошла Октябрьская революция. Кончи­
лась гражданская война. Ереван стал столицей со­
циалистической Армении. И началась новая история города, достойная светлых традиций ... Александр Таманян приехал в Ереван в первые годы Советской власти. В 1924 году Та,"анян разработал первый генераль­
ный план реконструкции Еревана. Мало кому из ар­
хитекторов выпало счастье мыслить и строить в та­
ких масштабах. И дело не только в Таманяне. Его место мог занять и другой армянский зодчий, 30 ибо в истории народов бывает время, которое само требует взрыва, подъема творческих сил, са­
мо ищет людей, которым по плечу выполнить тре­
бования эпохи. Если сегодня приезжаешь в Ереван, обязательно попадаешь на площадь Ленина, спланированную Та­
маняном и построенную им и его учениками. Пло­
щадь, да и не только площадь -
весь новый Ере­
ван построен из туфа, чудесного строительного ма­
териала -
розового, охристого, сизого. Дома на площади Ленина разноцветны. Каждый блок туфа чуть-чуть отличается цветом от соседей. Но это не утомляет глаз, а как-то оживляет здания, одновре­
менно величественные и человечные. Площадь Ле­
нина -
удивительное создание архитектуры. Ника­
кая фотография не даст полного представления о ней _. здесь надо быть, видеть ее своими глаза­
ми и своим сердцем проникнуться ее солнечностью н радостной чистотой. Таманян создал новую школу архитекторов, он дал тот толчок, действие которого явно ощутимо и сегодня. То, что построил Таманян, и то лучшее, что стро­
ят сегодня, куда ближе к тысячелетним шедеврам, чем к ереванским постройкам последних трехсот лет. Площадь Ленина -
про изведение искусства, продуманное и прочувствованное до последнего камня, -
рождает воспоминание о легкости линий Ахпата, хотя ничем не повторяет древних монастырей, ни в чем не подражает им. Она, как и другие луч­
шие произведения армянского социалистического зодчества, продолжение той цепи, что начали ко­
вать многие столетия назад строители, мудрецы и землепашцы. ... Неслышно наступает вечер. Рыжими и лиловыми волнами колышутся в жё'РКОМ воздухе вершины гор -
нагретая солнцем земля отдает близкому небу свое тепло. Чуть потемнели молодые вино­
градные лозы, что подобрались к подножию храма. И еле проглядываются зеленые ПЯТ}!3 кустов и пыш­
ные подушки деревьев далеко внизу, под узким каменистым выступом, нависшим над ущельем, как нос корабля ... МАЖИНО в 1929 году по предложению воен­
ного министра Франции Андре Ма­
жино, под руководством Поля Пенлеве в пограничной с Герман и­
ей и Люксембургом полосе стал создаваться оборонительный ру­
беж. В 1934 году линия была готова: сотни километров заграж­
дений, бетонных сооружений, до­
тов, капониров. Лишь пять про­
центов устрашающей военной ин­
женерин, расставленной вдоль во­
сточной границы Франции, вы­
толкнуты на поверхность земли. Остальные девяносто пять ухо­
дят вниз иа глубину до тридцати пяти метров: галереи,' протянув­
шиеся на сотни километров, пол­
тора миллиона кубических метров железобетона, ,сто пятьдесят тысяч тонн чугуна и стали, четыреста пятьдесят километ'ров шоссейных и железных дорог. И вся зта техника в любую секунду бы-
ла готова отразить нападе-
ние. Прошла война. Сначала на за­
пад, к Атлантическому океану, а потом на восток, к фашистскому логову, прокатились через линию лавины армий. И оба раза линия Мажино молчала. Сначала солда­
ты фашистского вермахта, нару­
шив нейтралитет Бельгии, обошли линию с тыла, и пушки молча­
ли -
ведь они смотрели на во­
сток. «Ни я, НИ мой штаб не за-
в ПРОДАЖЕ хвачены в плен противником», -
телеграфировал командующий пя­
той армией генерал Бурре с ли-
Все подходы к бункеру зарослн земляникой. Ког­
да иаступает страда, сборщики ягод в одиночку и целыми отрядами ведут наступление на доты, надол­
бы и противотанковые заграждения линии Мажино. В остальиые дии здесь тихо, бетонные глазницы глядят на молчаливые поляны угрожающе и груст­
ио. Да, грустно, потому что ни деревья, ни трава, ни сами поляны, сколько бы они ни существова­
ли, никогда и никому не покажутся анахронизмом, а огромные лысые лбы бетонных страшилищ уже сейчас кажутся созданием средних веков. По меркам истории все зто случилось недавно. иии Мажино. Но безопасность генерала была в те дни скорее его личным делом: танковые ар­
мады Гитлера давно уже катились по земле Франции. В конце вой-
иы сила линии Мажино не помогла и отступавшим фашистским войскам -
пушки Мажино по-прежнему смотрели на восток. И ВОТ иедавно во Франции объявлено о продаже линии Мажиио. -
Франция может стать ведущей мировой держа­
вой по производству грибов. Тоннели линии Мажи­
но как нельзя лучше подходят для выращивания шампиньонов,. -
такое мнение высказали некоторые деловые люди, узнав о распродаже Мажино. -
Пора ей вернуть хотя бы часть миллионов, которые она в свое время проглотила. 31 4 Рейд Каппеля -
Савинкова начинался удачно. Полковник разработал несложный, но дерзкий план операции. Каппель решил обойти городок и станцию Свияжск и перерезать железнодорожный путь из Казани в Москву. А потом стремительным налетоим зиахватить штаб Пятой армии, станцию, важнеишии Романовский мост 1 через Волгу. Отряд Бориса Савинкова должен был нанести удар по ле~обережной группе красных. Части левобереж­
нои группы размещались по линии железной доро­
ги от Красной горки до Романовского моста. От­
ряд Савин ков а в операции Каппеля играл вспомо­
гательную . роль -
он лишал левобережную группу красных возможности прийти на помощь правому берегу. Глубокой августовской ночью отборные офицер­
ские батальоны Каппеля с полевыми' орудиями и пулеметами осторожно, бесшумно проселочными дорогами обошли городок Свияжск и кинулись на станцию Тюрлему. Красные части, занимавшие станцию, были захвачены врасплох и полностью уничтожены. Командир Второго офицерского ба­
тальона поручик Листовский расстрелял и повесил всех пленных красноармейцев. На запасных путях Листовский обнаружил два состава с орудийными снарядами. -
Салют в честь большевиков! Пусть знают, что пришли -белые мстители! -
Поручик приказал взо­
рвать поезда. В огневых вихрях и металлических громах раз­
валивались вагоны с артиллерийскими снарядами. От взрывов гудела и вздрагивала, уходя из-под ног, земля, срывались с вязов и сосен тела пове­
шенных ... Чудовищное рыканье взрывов прокатилось по ночным полям, над сосновыми борами, над завер­
нутой в туманы Волгой. От Тюрлемы до Свияжска было почти тридцать верст. Утробный гул вздра­
гивающей земли, лиловые вспышки, рвущие небо, донеслись ДоСвияжска. Для выяснения обстановки со станции Свияжск в сторону Тюрлемы отправился бронепоезд ... Каппель прискакал в Тюрлему, когда станция уже превратилась в дымящиеся развалины. Бешен­
ство охватило полковника. Он вскинул над голо­
вой Листовского нагайку, заорал, задыхаясь: -
Как вы смели, поручик! Кто вам, позволил взрывать снаряды? Надо же иметь башку на пле­
чах! Салют в честь большевиков? Это же идиотизм, поручик! Вы предупредили красных своим салю­
том! Я вас расс ... -
Каппель не договорил. ИЗ соснового борка появился бронепоезд. Он шел тихо, неуверенно, как бы на ощупь. -
Вот противник, достойный вашего азарта. Со­
крушайте его как вам угодно. Полковник, окруженный связными, помчался к станции Свияжск ... . В штаб Пятой армии поступали тревожные до­
несения: -
Бронепоезд сожжен каппелевцами под Тюр­
лемоЙ... Офицерские батальоны штурмуют Рома­
новский мост ... Савинков захватил Красную горку ... Со всех сторон станцию Свияжск осаждал опыт­
ный противник. Силы каппелевских батальонов пре-
I Мост через Волгу у станцнн Свияжск был назван Ро­
мановским в честь ЗОО-летия царствования династии Ро­
мановых. Сейчас -
Свияжский мост. -
ПРUAl. автора. 32 А.'АЛДАН·СЕМЕНОВ КРАСНЫЕ ····'БЕАыЕ (Окончание. Начало в Н. 1) вышали силы коммунистов в двенадцать раз. Ка­
залось, не было никаких шансов отбросить Кап­
пеля, прорваться и выйти из пылающего смертно­
го круга. В ночной темноте вскипали огненные фонтаны, скрежетали гранатные осколки, повизги­
вали пули. Воняло гарью, кровью, расплавленным металлом ... Каппель нервно ходил по речному обрыву тиская в руках бесполезный бинокль. В предра~светной мгле еДива угадывались горбатые фермы моста. Что там сеичас происходит? Военный опытподскаэы­
вал полковнику, что он уже утратил преимущество внезапного удара. Романовский мост он думал взять в три часа ночи, теперь -
половина пятого. Каждая минута приближала рассвет и отдаляла Каппеля от цели. Из зыбкой полумглы вынырнул всадник. По уд­
рученномувиду связного Каппель понял -
мост по-прежнему в руках красных, но все же спросил: -
Мост взяли? Ничтожная географическая точка -
Романовский мост -
выросла 'до исключительной величины. В ней как в фокусе пересеклись для Каппеля военные политические, личные интересы. Мост был главны~ козырем в затеянной операции: Каппель поставил ва-банк не только судьбу Казани и белой армии но и свой военный авторитет, свои надежды H~ стремительное движение к Москве. -
Это же мой Ар кольский мост, -
бормотал он, шагая по речному обрыву. -
Мой, мой Арколь­
ский мост! Из глубины памяти всплыло ослепляющее виде­
ние: Наполеон с растрепанными волосами, с разо­
рванным знаменем в руках штурмует Аркольский мост ... -
Отправляйтесь снова и привезите хорошие вести, -
бросил Каппель связному. Каппель присел на обгорелый пень. Поднял би­
нокль -
серая мгла и черный дым закрывали Вол­
гу и И Левобережье. Где-то там, за луговыми рощами, деиствует Савинков. Оттуда не доносится шум боя: значит -
все. Значит -
победа! И вдруг 'Новая тревожная мысль овладела полковником: «Выше Романовского моста стоит красная флотилия. Она молчит. Почему? И долго ли она будет молчать? Может, красные не догадываются, что я потерял все свое преимущество? Господи, помоги мне!» Наступило седое утро 29 августа. Могучий металлический звук широко, властно и как-то торжественно раскатился по Волге. И сра­
зу наступило мгновение угрожающего покоя: Кап­
пель слышал лишь шелест волжской воды под об-
рывом. Он вскочил С пенька, кинул бинокль к гла­
зам. «Стреляет морское орудие. Красная флотилия вступает в дело! .. » Эхо еще скользило по воде, И,как бы настигая его, раздался короткий ошеломляющий рык. Рассветаю­
щее небо, Волга, мост пронзительно вспыхнули и погасли. Залп миноносцев красной флотилии накрыл офи­
церские части, штурмующие предмостные укрепле­
ния. Плавучий форт «Сережа» шрапнелью косил каппелевцев: их ч е рные ряды отхлынули за волж­
ские обрывы. Форт «Сережа», буксиры «Ваня» и «Добрый» высадили на правый берег десант. Балтийские мо­
ряки и волжские матросы бросились в штыковую атаку. Душою атаки был Маркин -
комиссар фло­
тилии обладал удивительным чутьем угадывать сла­
бости врага. Он почувствовал -
офиц е ры залегли за обрывом. Обойти их с обеих ст о рон обрыва, закидать гранатами, погнать к Волге -
вот что необходимо сейчас, в эту минуту. Там, на берегу, офицеров встретят шрапнелью... Матросы говорили о Маркине -
он появля е тся в самых опасных ме­
стах в самый нужный момент. И Маркин появился на обрыве -
тяжелый, стремительный, страшный, великолепный в своем rHeBe. Связка rpaHaT, описав кривую, рухн у ла в гущу залегших офицеров ... Можно на з вать это случайностью, можно объ­
яснить происшедшее тактической ошибкой Каппе­
ля, или преждевременной ero успокоенностью, или другими такимн же резонными причина ми, но ход событий был изменен. Ночное сражение под Свияжском показало не только мужество и не только духовную стойкость коммунистов. Это была победа дисциплины над стихийностью, классового сознания над мелкобур-
3 «Вокруг света » Н, 2 Рисунки Е. РАКУЗИНА жуазными страстями, воинского долга над страхом и трусостью. Бойцы революции поняли, как они могут сражаться и побеждать. 5 в молочном тумане -
зыбком и скользком -
влажно стучали копыта, позвякивали стремена. Сивые полосы тумана ползли между дубами, пу­
зырились над кустарниками. Азин поеживался под набухшей от сырости буркой. С каждой ее воло­
синки стека.~И капли, к рукам липли жухлые листья, запах гниющих желудей щекотал ноздри. Роща была и таинственной и угрожающей: чудились при­
таившиеся враги, мочажины ка з ались бездонными ямами, лощинки -
обрывистыми логами. Мы не заблудились? -
спросил А з ин. -
Думаю, что нет, -
неуверенно сказал Севери­
хин. Подъехали Вестер и Бандурин, в бурках они по­
ходили на монахов. Азина обозлил непролазный, неожиданно павший туман. Азин не спал двое суток, выматывая себя и командиров перед ожидаемым, уже скорым наступлением. Его коротенькие распоряжения, как тревожный звон, разносились по всем батальонам и ротам. Пешие и конные разведчики непрерывно следили за всеми переменами в расположении не­
приятеля, и все же, не удовлетворенный их сведе-' ниями, Азин решил осмотреть позиции сам. Они отправились еще засветло. Осмотрели пози ­
ции Вятского батальона Северихина, побывали на батарее Бандурина. -
За этой дубовой рощицей окопы беo(lочехов,-
33 показал Северихин на лесок. -
Я утром там был­
в роще ничего подозрительного. -
А мы еще прощупаем. Под покровом темно­
ты заглянем к ним в гости, -
ответил Азин. Они долго блуждали по роще, пока наваливший­
ся туман не запутал их. Заехали в какую-то ло­
щину, заросшую орешником. -
Подались слишком влево, -
предположил Се­
верихин, -
Вправо-влево, вперед-назадl Разведчик из те­
бя... Может, мы очутились в тылу противника? Вот будет весело ... -
Я предупреждал о ненужности этой поезд­
ки, -
недовольно проворчал Вестер, поворачивая к Азину блестевшее мелкими каплями лицо. -
Да ты разве послушаешь. Неосторожность к добру не приводит. -
Девка осторожничала, да все равно забрю­
хатела, -
отшутился Азин, понимая неуместность этих слов. Понимал он и опрометчивость своего поступка. -
Вестер, ты всегда прав. А я -
дурак! Между прочим, дураки бывают и зимние и летние. Зимний дурак пока шапку не снимет, да полушу­
бок не сбросит, всем кажется -
умница явилась. А летний дурак -
он ясен, как солнышко. Я из породы летних ... Все уныло рассмеялись, отряхнули бурки, заку­
рили. Огненные зрачки цигарок' осветили мокрые -усы и подбородки. Азин коротко рассмеялся и за­
говорил на другую, совершенно неожиданную тему: -
Странное у меня, друзья, ощущение. Прошел всего месяц, как мы покинули Вятку, а буд­
то бы пронеслось десять лет. А что ожидает нас завтра? Если бы можно было заглянуть в собст~ венное будущее! .. Ведь, смешно, нам всем не боль­
ше ста лет. Мы еще молокососы. Странно устрое­
на жизнь -
давно ли мы не знали о существова­
нии друг друга? А теперь у нас и беда одна и мечта одна -
Революция. И если я погибну, то за это единственное слово. Помолчи! -
строго оста­
новил он Северихина. -
Знаю, скажешь -
для ре­
волюции надо жить. -
Вот именно! . -
Но кто-то должен погибнуть? -
Почему обязательно ты? -
А почему другой? -
Спорить с тобой, Азин, да на пустой желу-
док -
зряшное дело. -
А жить хочется, -
печально согласился Азин. -
И девок любить охота, и самогонку пить, я хороших людей слушать. Учиться у них уму-ра­
зуму. А самое главное -
делать что-то такое, что не пахнет кровью и порохом. Одним словом, хо­
чется жить ... -
Время-то -
одиннадцатый. Надо же выбирать­
ся из рощи, -
напомнил Бандурин. Туман понемногу рассеивался, в небе появились звезды. Из вязкой мглы потянуло дымом, деревья поредели. Всадники выехали на опушку и натолк­
нулись на сторожевой пост противника. Вокруг костра сидели легионеры -
дымные тени их рас­
качивались. Еще можно было повернуть н скрыть­
ся в роще, но, сднинув на затылок папаху,отрях­
нув бурку, Азин направился к костру. Северихин, Вестер и Бандурин последовали за ним_ Легио­
неры повскакали с земли, предостерегающе зазвя­
кали винтовки, вислоусый фельдфебель подозри­
тельно спросил: -
Кто такие? -
Что за часть? Где командир? -
не отвечая на вопрос,весело крикнул Азин. -
ЧтО' Ж вы, черти 34 зеленые, расселись, как в' кабаке? Десять минут наблюдаю за вами, а вы хоть бы хны! Ты стар­
ший поста? -
надвинулся он на фельдфебеля.­
Почему не вижу часовО'гО'? -
ВО'Н часовО'й, и подчасО'к с ннм, -
слегка О'РО-
бел фельдфебель. . -
Ну и дурацкО'е местО' выбрали! От красных спрятались, а что творится 'кругом, ни хрена не видите. С ДО'зорами соседей связь устанО'влена? -
Так точно! Левее, на берегу Казанки, -
до­
зор. И вправо за рощей 9храненне двадцатой ро­
ты. Место у них глухое, того и гляди азиицы про­
лезут. Может, вы верхами сумеете проскакать, узнаете, что у них дела~тся? ТО'лько позвольте узнать, КТО' вы такие? -
уже смелея, спросил фельд­
фебель. -
Хорошо, ХОРОШО', старина! Азиным не пугай. Лучше не спи, зорче посматривай! Сейчас в два-, дцатую роту слетаю. ПрО'верю, как они там. -
Азин пришпО'рил свою лошадь и поскакал в рощу. На О'братном пути он выговаривал своим спут­
никам, О'бвиняя их в легкомысленном отнощении к разведке. -
Привели в волчье логово. К счастью, в нем О'казались неопытные вО'лчата ... Азин часто бывал несправедлив к своим даже самым близким друзьям. Он треБО'вал от них большей изворО'тливости в действиях и бuльшего военного умения, чем они обладали. Вчерашние рабоqие и крестьяне, они 'не решались порой дейст­
вовать так же бесша6ашно, как Азин. А ему помо­
гали и ум, и отчаянная, иногда нахальная смелость, и та врожденная сообразительность, что выводит челО'века из самых рискованных положений. Друзья Азина видели, как рос и креп ПОЛКОВО'Д­
ческий талант их кО'мандира. Азин быстрО' и решительно подавил мятеж ле· вых эсеров и анархистов в Вятке. Азин остановил у станции Вятские Поляны бегущие части ВтО'рой армии. За двО'е суто.к он сумел создать дисципли­
нированную группу войск Арского направления. Его маленький КО'ммунистический батальон сразу вырос до 5 тысяч бойцов. Азин разгромил белО'че­
хо'в под Высокой горО'й И Киндерью, отбросил в Казань О'тборные офицерс'кие батальоны ... Друзья Азина пО'нимали и принимали его превос­
ходство как военного начальника. А удивительная храбрость, воля и ум МО'ЛОДОГО' командира увлека­
ли их, потому что сами они были МО'ЛО'ДЫ 'и от­
важны. 6 Миноносцы, впаянные 'в вечернюю гладкую воду, казалось, дремали, равнО'душные ко всему, но по­
кой их был О'бманчив. С ровным маслянистым гулом работали маши­
ны, кО'чегары поднимали пары, озаБО'ченно' сновали боцманы. Пулеметчики проверяли свои «максимы» и «виккерсы», подносили ящики С пулеметными лентами, матросы рассО'вывали по Kap!'daHaM гра­
наты. Все делалось быстрО', но несуетливо, тре­
ВОЖНО', но без страха. Флагман красной флотилии миноносец «Проч­
ный» жил О'собенно напряженнО'й жизнью. К ми­
НОНО'СЦУ то И дело причаливали катера и шлюпки, по трапам взбегали капитаны, комиссары, матро­
сы, прибывающие со всех судО'в. Лариса Рейснер с неугасающим интересом жен· щины и поэта наблюдала за всем прО'исходящим на флагмане. Штаб Пятой армии откомандировал ее на работу в красную флотилию. Но счастье встречи с друзьями поблекло от общей беды, слов­
но орудийным выстрелом ударившей в сердце каж­
дого матроса. Телеграмма о покушении на Ленина потрясла всех, вызывая боль и тревогу за Ильича, ненависть к эсерам. Само слово «эсер» теперь как бы впитало в себя кровь и предательство. Рейснер знала, что во всех частях Пятой армии проходят гневные митинги. Сейчас на флагмане то­
же начнется митинг ... За бортом со стеклянным шорохом всплескивала вода. Лариса посмотрела в черную глубину реки и поежилась_ Вода шла неудержимо -
волжская, все видящая и ничего не помнящая вода. Но те события, что происходят сегодня и произойдут завтра, не смоет, не заметет своими песками Вол­
га. Рейспер чувствовала, как сиюминутные собы­
тия становились необыкновенно значительными. Были значительными не только травленные ветра­
ми, прокаленные солнцем матросские лица, но и блеск их глаз и их позы, полные ожидания. Рейснер видела тяжелые спины, мускулистые ноги, упершиеся в палубу. Ноги эти напоминали узлова­
тые корни, вросшие в землю. Балтийские моряки, штурмовавшие Зимний, и волжские матросы, го­
товящиеся штурмовать Казань, выросли на рус­
ской почве. В их жилах струится жаркая, пере­
мешанная с древесными соками кровь, земная сила таится в их мускулах. Перед Ларисой Рейснер проходили разные лю­
ди. Вот спокойный, теплый коричневый профиль боцмана. «Его лицо отчетливо и просто, как па­
рус, наполненный ветром», -
подумала РеЙснер. Вот пулеметчик -
угловатый, остроносый, с жел­
тым пушком на щеках. Рейснер невольно улыбну­
лась ему. Вот и еще курносое широкоскулое во­
семнадцатилетнее лицо. Юноша весь в пока нео­
сознанном им полете. Рейснер нахмурилась, ста­
раясь проникнуть глазами в голубые, дышащие гневом глаза паренька. И поняла: матрос \ испыты­
вает то же состояние горя и страха, гнева и мести, что н она. К флагману причалил новый катер. По трапу взошел Николай Марки н -и все на флагмане пришло в движение. Моряки, построились в ряды легко и беззвучно. Cepы~ глаза Маркина, вся его плотная, словно вырубленная! из граннта, фигура приковывала внимание. \ Маркин шагнул' к неподви,Ькному строю матро­
сов. Сдернул с головы бескозырку. -
Боевые друзья! Вы уже знаете -
враги рево­
люц!lи хотели убить нашего Ленина. Ильич тяжело ранен, но борется с болезнью. Наша любовь к нему сильнее всяких лекарств. Взятием контрреволюцион­
ной Казани мы поможем Ленину больше, чем, мо­
жет быть, доктора. Пусть офицерские батальоны Каппеля вооружены лучше, чем мы! Пусть так! Тем больше чести для нас. И мы не станем ждать, пока адмирал Старк нападет на нас. Мы будем искать с ним встречи, найдем его первыми и пер­
'выми сокрушим его. Бойцы Волжской флотилии! Многие из нас не увидят завтрашнего солнца. Вы знаете это не хуже меня. Но революция тре­
бует победы, -
голос Маркина дрогнул, но тут же приподнялся и зазвенел. -
Мы все добровольцы ре­
В'Олюцни. Она ценит героев и стыдится трусов. По­
этому, поэтому, -
дважды повторил он рыхлое, по­
датливое слово, -
кто боится сражаться за рево­
люцию, ,пусть сойдет на берег ... Ряды матросов не шелохнулись. з* Маркин вскочил на снарядный ящик и сразу приподняЛ'ся над своими това­
рищами. Они знали, и любили его, и величали «неистовым 'комиссаром». Он --Тоже 'знал в лицо каждоrо из них, и тоже любил, и молчаливо восторгался ими. С этими самыми балтийскими мо­
ряками он штурмовал Зимний ... Лариса Рейснер помнила неистового комиссара по метельным ноябрьским дням Петрограда. Уже тогда Маркин очаровывал ее романтическую душу, сейчас он вырастал в сим­
вол революционного действия. -
Друзья! Боевые товарищи! -
вскинул Маркин руку со скомканной бескозыркой. -
Пошлем теле­
грамму нашему Ленину. Пожелаем ему ,скорейше­
го выздоровления. Пусть знает он, что мы гото­
вимся к взятию Казани ... Гул, равносильный гулу прибоя, развалил вечер­
нюю тишину, Слабый голосок Ларисы Рейснер утонул в этом море шума. Ее прежние представ­
ления о популярности, славе, величии распадались перед этой яростной силой любви. В этих ошелом­
ляющих криках было не слепое поклонение, а есте­
ственная любовь, и надежда, и почти детское до­
верие людей к человеку, ставшему необходимым, как хлеб ... Переполненная звездами ночь повисла над Вол­
гой. ,Стволы орудий блестели от лунного света и мелкой росы. Флагманский миноносец с погашен­
ными огнями бесшумно рассекал волжские воды. Рейснер едва различала на мостике фигуры капи­
тана, штурмана. За «Прочным» чуть обозначались движущиеся силуэты ,«Прыткого» и «Ретивого».,-­
буксирных парохоДов, переделанных под канонер­
ские лодки. На всех этих «Ванях», «Ольгах», «Таш­
кентах» замерли в нетерпеливом ожидании десант­
ники Маркина. Для Ларисы Рейснер тоже наступило мучитель­
ное ожидание сигнального выстрела. С этим вы­
стрелом красная флотилия откроет ураганный огонь по судам адмирала Старка. Сигнальный выстрел не Пронзительная вспышка в содрогнулся всем корпусом. ухватилась за край борта ... был оглушительным. ночи -
и миноносец Лариса качиулась, На.1ет красной флотилии был страшным в своей неожиданности. Черные стволы дымов росли над Волгой. Напряжение боев под Казанью нарастало. 7 ,,&лагодарю. Выздоровление идет превосход-
но... Лучшие приветы». Торопясь, оставляя на бу­
маге чернильные кляксы, Лариса Рейснер перепи­
сывала ленинскую телеграмму. Маркин выдерги­
вал из ее пальцев листок, совал вестовому: -
На канонерку «Олень»! Прочесть бойцам ответ товарища Ленина ... Перо запиналось и прорывало шершавую бу­
магу, глуховатый голос Маркина поторапливал, жилистая рука его мелькала перед глазами. -
На плавучий форт «Сережу»! Зачитать всем от командиров до кочегаров. Быстрее же, Лариса Михайловна! ' Рейснер слышала, как новый вестовой соскаль­
зывал с трапа в шлюпку, как взбрызгивалась под веслами вода, и принималась за очередную ко­
пию. За ее спиной тихо, но возбужденно спорили 35 пулеметчики Серега Гордеев и Всеволод Вишнев-
ский. ' -
Как по-твоему, окаянный ты мой приятель, можно через головы наших ребят лупить из пуле­
мета по белым? -
Можно, но осторожно. -
Вся загвозд'ка в том, чтобы своих не покрошить. -
С комиссаром разве потолковать? -
Совершенно даже необходимо. Маркин -
он собаку съел на всяких выдумках. Рейснер с необычной остротой почувствовала тревожную атмосферу последних часов перед штурмом Казани. Атмосферой ожидания охваче­
ны сейчас Маркин, пулеметчики Гордеев и Виш­
невский, все бойцы волжской флотилии, она сама. В Москве Ленин тоже переполнен ожиданием. Сколько еще остается до штурма? Пять' часов, или триста минут, или восемнадцать тысяч секунд ... Чернеют ряды бойцов на палубе миноносца. Ко­
мандоры стоят у своих орудий, пулеметчики -
у «максимов » и « виккерсов». Зб Лариса Рейснер на мгновение прикрыла глаза. Представила, как на всех боевых и вспомогатель­
ны х судах проходят митинги. Вполголоса читается телеграмма -
простые. ленинские слова... И как бы в ответ своим 'мыслям УСЩ >Iшала приг лушенный голос Маркина: -
Друзья! Мы запрашивали Москву о самочув­
ствии нашего Ленина. И вот пришла телеграмма. От самого Владимира Ильича. -
Маркин вытащил из нагрудного кармана телеграфный бланк, вски­
нул руку. -
Вот она, телеграмма от Ленина ... Лариса Рейснер уже наизусть выучила текст те ­
леграммы. И все же мысленно по в торяет слова, произносимые МаРКIIJlЫМ: « Благодарю. Выздоров­
ление идет превосходно. Уверен, что подавление казанских чехов и белогвардейцев, а равно под­
держивавших их ку ла ков-кровопийцев будет образ­
цово-беспощадное. Л у чшие приветы. Л ен.ин.» ... Лариса Р е йснер з нает: на этот раз не разра­
зится буря в ос то rже нных криков -"--
нельзя привле­
кать вниман ие пр о тивника. Рейснер только видит кулаки и б еС I (ОЗ ЫР К И, вскинутые над головами, да Маркина с треп е щущей телеграммой. До шт у рма Казани осталось четыре часа ... -
Телеграмма Ленина -
боевой приказ. Все мы горим волей к победе и будем сражаться как львы. Белая Ка з а'нь доживает свои последние минуты,­
сияя бледным от бессонницы лицом, говорил Азин. Командиры слушали, замкнув его плотным коль­
цом. Азин передохнул и, уже смеясь, добавил: -
Когда враг побежит, не давайте ему опом­
ниться. Гоните его и в хвост и в гриву! Отшутившись, стал отдавать короткие приказа ­
ния: -
Вятский коммунистический батальон атакует войска, прикрывающие реку Казанку. Задача Се­
верихина -
уничтожить их, переправиться через Каза'нку и соеДИНИТЬСIt с Оршанским полком Пятой армии. Оршанцы сейчас находятся у деревни Су­
хая Речка. Задача ясна, Северихин? -
Совершенно ясна. Я сделаю все возможное,­
ответил Северихин. -
А ты сделай и невозможное. Атаку Север и­
хина поддерживают батареи Бандурина и Екама­
сова ... -
Есть! Есть! -
отозвались командиры обеих батарей. -
Полтавский полк обходит и уничтожает бе­
лочехов. Его поддерживает эскадрон Турчина. -
Победа или смерть! -
воскликнул Турчин. -
Только победа! Добровольческий отряд Дери-
глазова окружает батальон поручика Листовского Смотри, Дериглазов, каппелевцы дерутся как черти ... -
Мои татары по Казани соскучились, коман­
дир ... -
Все! -
Аз ин положил руку на кобуру маузе­
ра. -
Патронов не просить, снаряд о в' не требо­
вать. Их нет. Резервов тоже нет. Дополнительных приказов не ждать -
каждый командир действует по обстоятельствам и своему усмотрению. Друзья, помните -
героев ждет признательность революции, трусов и дезертиров -
позор. До штурма Казани оставалось три часа ... Разведчик Оршанского полка Кузьма Долгоруков испуганно озирал крутые обрывы, опоясанные бе­
лыми стенами, и над ними желтую узорчатую башню Суумбеки. -
Мать честная, сколь всяких препон! Казанку переплыви, на обрыв влезь, стены одолей. А они тебя из пулеметов" а они тебя из гаубиц. Пять раз убьют, пока доберешься, -
жаловался он своему дружку Фоме Березкину. -
Иван Грозный Казань брал? -
строго спросил Березкин. -
Когда это было! При Иване-то кулаками дра­
лись, а беляки такие гостинцы приготовил и, упаси бог и помилуй! -
А ты вдоль обрыва глянь. Видишь, в него Проломная улица уперлась. Под этот самый об­
рыв Иван-то Грозный тыщу пудов пороха зака­
тил -
и стены в небо. Чер,ез пролом и пошли на­
ши мужики -
и пошли до самой башни. -
А все-таки 'Нету во мне смелости на такую штурму ... ~ Чудной ты, Кузьма, мужик! Страховито не тебе одному. Мне ведь тоже не до пляски. А что Ленин бает? Забыл? Ленин аж по телеграфу от­
бил -
истребить белую контру ... С кремлевского обрыва над головами разведчи­
ков шарил прожекторный луч -
мертвенно-блед­
ный, холодный, безжалостный. До штурма Казани оставалось два часа ... Шпионы приносили Каппелю самые неприятные известия. Под Свияжском обнаружены эскадроны красной КОН:IIицы. Между станцией и городко;>,! скапливаются пехотные части. Дозорные катера красных замечены под береговыми обрывами Верх­
него Услона. На Левобережье, у станции Красная горка, появились рабочие отряды. Каппель выслу­
шивал эти известия и все сильнее проникался мыслью о возможном падении Казани. Генерал Рычков, капитан Степанов, поручик Листовский находятся в ловушке. Красные обложили город с трех сторон. Уйти в случае поражения могут только C/IJM Каппель по правому берегу да флоти­
лия адмирала Старка. И все же Каппель решил драться до последней пули. Он все еще надеялся на стихийность и случайные обстоятельства граж­
данской войны. Идея психической атаки, такая соблазнительная и так славно разработанная Каппелем, сейчас отпала. «Нельзя идти в атаку парадным строем против орудий, пулеметов и конницы красных,­
после долгого раздумья решил К;шпель. -
Это бе­
зумиеl Я использую психическую атаку, но позже». Он только разослал по всем батальонам приказ, который заканчивался словами: «В плен не брать, самим не сдаваться». В избу, где помещался штаб Каппеля, прибе­
жал запыхавшийся лазутчик. Ему удалось зако­
лоть штыком красноармейца, везшего на передо­
вые позиции красных под Свияжском телеграмму Ленина. Каn:пель прочита:n телеграмму и сразу оценил нравственное, политическое и вдохновляющее значение ленинских слов для красных. Каппель вышел на крутой волжский обрыв. Было все еще темно, сыро и знобко. На Левобережье мигала одинокими рыжими огоньками Казань. Кап­
пель посмотрел на реку -
скрытые обрывами, при­
таились пароходы адмирала Старка. А где-то, вы­
ше Верхнего Услона, может, совсем рядом, стоят балтийские миноносцы. По обоим берегам Волги, в сосняке, в неубранной пшенице, в ивовых зарос­
лях, в перезревших травах лежат красные. Ни костров, ни стука, ни вскриков. Во всей этой пол-
новесной, но болезненной тишине только сурово шумит волжская вода. Каппель не знал, что до штурма Казани осталось тридцать минут ... В пять часов утра красная флотилия открыла ураганный огонь по Верхнему Услону, городским пристаням и судам адмирала Старка. В пять часов со стороны Красной горки пошли в на­
ступление рабочие полки левобережных войск Пя­
той армии, В пять часов Владимирский и Пет­
роградский полки, роты латышских стрелков и волжских матросов ринулись на штурм позиций полковника Каппеля. В этот же час на восточной окраине города азинская группа завязала бой с белочехами, офицерским батальоном поручика Лис­
товского ... Штурм Казани продолжался весь день. К вечеру красные захватили высоты Верхнего У слона, на ле­
вом берегу заняли Красную горку. Белая флоти­
лия отступила от города и укрыл ась под береговы­
ми обрывами Нижнего Услона ... 8 Наступило 10 сентября ... Белые орудия чуть не в у.пор били по судам красной флотилии. Короткие молнии вырыва­
лис!, из-за складов и дровяных поленниц, офицеры стреляли с черда'Ков, из окон обывательских доми­
ков -
и пули вскидывали пенистые клубки волж­
ской воды. Буксиришко «Ваня», виляя между фонтанами взрывов, метнулся к пассажирской пристани «Кав­
каз и Меркурий». Маркин прыгнул на дебаркадер, за ним повалили матросы. Буксир' отскочил от пристани, УСТУllая место «Ольге» и «Коноводу». Раздались крики ярости, восторга, отчаяния -
их тут же приглушил зловещий треск пулеметов. Полосатые тельняшки мелькали перед Маркиным, прятались за штабелями мучных мешков, выбега­
ли на берег и падали подкошенные. Мимо Мар­
кина ,проскочила Лариса Рейснер с растрепавшими­
ся волосами, с гранатой, зажатой в кулаке. Пуля, сдернув с головы Ларисы платок, швырнула его на песчаную отмель. Маркин потерял Рейснер из виду. За штабелями раздался взрыв. Густое облако муки взвилось над Маркиным, и вражеский пуле­
мет замолчал. «Вот это баба!» -
присвистнул Мар­
кин и кинулся было вперед, но отступил, укрылся за железную бочку. На матросов, на Маркина беглым шагом двигались офицерские цепи. Маркин оглянулся. «Олень», проскользнув меж­
ду канонерками, приближался к берегу. «Скорей же, скорей!» Маркин ждал ДОJlгое мгновение, по­
ка «Олень» разворачивался правым бортом. Мар­
кин невольно вобрал голову в плечи, сжался за бочкой. Торопливо, зло, весело заработал пулемет на «Олене». Перегоняя его, заговорили второй, третий ... Широко шагающие офицерские цепи распаJIИСЬ. Маркин прыгнул через бочку, вскинул наган. По­
бежал вперед, чувствуя тяжелое дыхание, слыша за собой грузный топот матросов ... -
Только бы не искрошить своих! Только бы не подрубить. -
Серега Гордеев выбросил пустую ленту, вставил новую. -
Сева, -
окликнул он Виш­
невского. -
Сева, давай! Увидел красное, вспухшее лицо прЩiтеля, приль-
37 нувшее к пулемету. «Он тоже боится подрезать своих». Гордеев опять нажал иа гашетку «макси­
ма» и вдруг почувствовал, что рядом Вишневского нет. Он повел глазами по берегу и узнал широкую полосатую спииу друга. Бросив пустой. пулемет, Вишневский мчался к белому офицеру, вскидывая на ходу охотничий нож. Гордеев, ухватив единственную гранату, кинулся за Вишневским. Над ним повизгивали пули, и по­
чему-то казалось -
каждая пуля предназначена ему. Гордеев мгновенно растратил свое душевное равновесие. Ярость рукопашного боя стала его яростью, чужие стоны и проклятия вырывались из его глотки. Гордеев забежал за угол СК.1!ада. Он увидел, как орудие белых методично стреляло по кораблям красной флотилии. Номерные деловито подносили снаряды, артиллерист спокойно ждал команды. Молоденький прапорщик покрикивал.' 'рыженьким тенорком: -
Па са-вец-кой влас-ти -
агою,! .. Сжимая потную гранату, Гордеев дико смотрел на прапорщика, слышал его щупленький голосок. Это был голос гордеевского врага, слова, произ­
носимые им, подавляли для Гордеева все грохоты боя. Его до сих пор бессмысленная. ярость обре­
ла, . наконец, осязаемую .форму, стала цельной и ясной. -
Па ка-мис-сарам -
агонь! -
повторил прапор­
щик. -
Ах ты, гнида! -
Гордеев с острым восторгом ненависти швырнул гранату в зеленую спину пра­
порщика. ... Азин дернул поводья, пришпорил гнедого гор­
боносого кубанца. Повернул голову к полусотне всадников: поварам, санитарам, связистам -
един­
ственному своему резерву, своему обозу. За мной, орлы, за мной! . В смрадном дыму мелькали магазины, дворян­
ские и купеческие особняки. Перед Азиным возник­
ла гигантская бронзовая фигура Державина, врос­
шая в красный гранит. Азин промчался мимо~ вски­
нув холодно и сухо блестевшую шашку. Все, что называется самосохранением или страхом, померк­
ло в нем. Все было придавлено новым, необычным «рефлексом цели». Целью являлся Казанский кремль. Перед целью этой не существовало ни страха, ни боли, ни гнева -
было лишь ощущение огромного физического препятствия, которое необ­
ходимо как можно скорее преодолеть .. -
За мной, за мной, за мной! -
надрывался он, видя 'всеобщее' стремительное оживление. «Обозники» врезались в скопище белых. Азин взмахивал шашкой, нанося во все стороны удары, сам увертываясь от чьих-то ударов. С балкона со­
седнего дома в него выстрелили -
острая боль вспыхнула в локте .IIевоЙ руки. Как ни странно, боль придала Азину новую силу. Он даже не за­
метил, что кто-то бросил гранату -
балкон с офи­
цером обрушился на тротуар. Подавляя боль в ру­
ке, Азин рывком послал своего кубанца вперед. Горящий, визжащий, воюший бесконечный коридор улицы кончился. Перед Азиным открылись белые стены с зияющим полукругом ворот. В дымной пер­
спективе надвигалась башня Суум6еки ... Кремль оказался пустым. Генерал Рычков со шта­
бом бежал на napOXOAbl адмирала Старка. Белая флотилия, потеряв половину судов, ушла вниз по Волге, а потом повернула на Каму. Полковник Каппель со своими батальонами отсту­
пил по правому берегу к Симбирску. 38 Казань праздновала освобождение. Хотя все население и бойцы ааинской группы второй день тушили пожары, убирали ,битых, рас­
чищали улицы и площади от завалов, Казань тор­
жествовала победу. Гремели военные оркестры, над гороД:ОМ лился могучий поток колокольного зво­
на. В Кремле, на площади, перед башней Суум­
беки, толпились люди -
ожидался митинг. Все по­
вторяли имена Владимира Азина и Николая Марки­
на. у шаткой трибуны Азин и Маркин впервые увидели друг друга. Грязные и потные, они все же сияли, и улыбались, и казались свежими от зеленой своеЙ·.юности. -
Целуй руку врага, если не можешь ее отру­
бить! Казанские попы встречали белых малиновым звоном. Вернулись красные -
и для нас такой же перезвон. Великолепна диалектика поповского ли­
цемерия! -
раздался мягкий, искрящийся иронией женский голос. Азин обернулся. У трибуны ,стояла молоденькая женщина. Высокие, со шнуровкой ботинки, пестрая юбка, гимнастерка, подпоясанная солдатским рем­
нем, метили юную красоту женщины строгостью гражданской войны. -
Кто это? -
спросил Азин У неистового комис­
сара. _ Ты не знаешь Ларисы Рейснер? Лариса уже подходила к ним, протягивая ма­
ленькую ладонь. Серые глаза остановились на Ази­
не; он смутился под этим светлым, проницатель­
ным взглядом . -
Вы сегодня -
как рыцари Революции, -
улыб­
нулась Рейснер милой ул·ыбкоЙ. -
Слышите, как приветствуют нас попы? -
Это не попы. Это бойцы по моему приказу звонят на всех колокольнях, -
смутился Азин. -
Вот не думала, что Азин любит шумовые эф-
фекты! -
раtхохоталась РеЙснер. -
А трезвонить в честь собственной победы нескромно. Аз ин уже справился со своим смущением, хотел что-то возразить, но его робко дернули за рукав. Командир Азин, это же я ... -
Володька! -
Азин приподнял мальчишку, при­
жал к груди. -
Где ты пропал? У белых, что ли, в плену, что ли? -
Не-е! Беляки меня не словили. А к тебе про­
биться не сумел. Рейснер и Маркин удивленно разглядывали обо­
рванного, грязного Володю. «Где Я встречала этого мальчугана?» -
пыталась Вt·помнить РеЙснер. -
А я знаю эту буржуйку. Она в штаб к бе­
лякам часто ходила, -
шепнул Азину мальчик. -
Хорош санкюлот революции! -
гордо сказал Азин, придвигая парнишку к РеЙснер. -
Володя работал по моему поручению в' Казани. -
Продавец семечек! -
Рейснер наклонилась и поцеловала Володю в облуплеНlIые щеки. -
Если бы я знала тогда, что ты мой собрат по профес­
сии ... -
И по неистребимой уже привычке мыслить образами она подумала: «Мальчик похож на во­
инственного ангела Византии». Члены Реввоенсовета, красноармейцы, команди­
ры, комиссары, казанские рабочие -
освободители и освобожденные -
шумели вокруг трибуны. Был сентябрь. Было четыре часа пополудни. Солнце все еще 1Je могло пробиться сквозь дым, гарь и пепел, и все еще горела нефть иа Волге. Но Казань бушевала на митингах .. КВЕЛИ·КВЕЛИ-ГРО3А ПОЛЕЙ н а деревню опускаются сумерки, и все население, включая малышей, выходит на окрестные поля. И тут­
то развертывается настоящее сражение с пр н мене­
ннем взрывчатки, огня и ядов... войиа с квелн, ма­
ленькими, симпатнчнымн на внд птичками, близкнми родствеииикамн нашего серого воробья. Имя квелн наводнт ужас на крестьяи: тучи птиц, опускаясь иа поли созревающнх зерновых, уничто­
жают урожай. Населеиие засушлнвых райоиов Аф­
рикн -
от Маврнтаннн до Сомалн, н некоторых районов Южной Афрнки счнтает, что квелн, нли ткач красноклювый, страшнее саранчи, которая на­
падает раз в десять лет; птички же круглый год начеку. На карте черным обозначены районы, кото­
рые постоянно подвергаются нашествию красноклю­
вых вредителей, а штриховкой -
районы, где квели появляются премя от времеии. У рои, который оии наиосят хозяйству, огромен. В Нигерии, напри­
мер, только в одной провинции, по данным 1957 го­
да, ущерб, причиненный прожорливымн птицамн, исчнслялся суммой свыше мнллиона фу ИТО в стерлин­
гов. За последние десять лет было проведено иесколько международиых СИМПОЗИJ'МОВ по борьбе с красно­
клювыми грабителями. Но кардинального решення проблемы найти пока не удается. Истребленне не приносит желаемых результатов: птнцы быстро раз­
множаются, а в брачный пернод селятся в трудно ­
доступных районах. r де же выход? В некоторых райоиах Африки отчаявшнеся фер­
меры увелнчивают вдвое засеваемую площадь: зер­
но для себя, зерно для красноклювы х нахлебни­
ков. Не слишком ли щедро? Есть еще один варнант: подгадывать сроки сева так, чтобы злаки вызревали одновременно с днкими травами, семена которых птицы предпочитают. А пока квели, красноклювый ткач, не зиае т жалости ... И. СТА М 39 На второй день <DS. потеряла нз виду соперников и теперь одна пробивалась через кенийскую саванну. Не­
смотря на удушающую жару, стекла в автомашине были п л отно закрыты: в любой момент могли "оказаться хищ· Hд=~ дня назад экипаж из трех французов покинул Най­
роби -
место старта международного ралли через саван­
ну и джунгли Африки. Вместе с ними стартовали еще 76 машин различных марок. Гонщикам предстояло пройти 5 тысяч километров по Кении, Уганде, Танзании и 'возвра· титься в Найроби. И вот теперь шлеliфы красноli пыли стали единствен­
ными спутниками идущей ПО невидимоА трассе машины. Непуганые жир;афы и антилопы разбегались, лишь ког д а «DS .. подъезжала почти вплотную. сБерегитесь БУЙВОJlОВ, -
предупреждали спортсменов, -
встреча с ними наиболее опасна.. Действительно, на пятый день рандеву с ними едва не ОКОНЧИЛОСЬ катастрофой: несколько рассвирепевших зверей атаковали французскую машину, и только скорость спасла людей от столкновения. Следующей ночью экипаж чуть не лишился своего механика Оливье Мерлена. Выйдя из машины, Оливье с ведром в руке направился к не­
большому озерцу, притаившемуся в зарослях кустарника. Спутники Оливье -
Клод и Жан -
увидели, как тот, не доАдя каких-то двух метров до воды, со всех ног вдруг кинулся обратно. А еще через секунду из зарос л еii показался огромный лев и с рыком бросился за человеком. Вероятно, шум мотора и голоса людей нарушили ПОкОй царя зверей, и тот решил наказать виновных. Но, увидев машину, зверь замедлил бег, и Оливье благополучно присоединился к то­
варищам. Оставаться.в ЭТОМ месте было опасно, хотя вода была очень нужна. Пришлось заправить cDS. из фляг, а пить мутноватую воду из не обозначенноli на карте ре­
чушки. Наконец саванна кончилась, ПОШЛИ джунгли Уганды. Дорогу накрыл непроглядный купол растительности; каза­
лось, что едешь в тоннеле, которому никогда не будет конца-краю. Здесь тоже невозможно было открыть окна: кабина немедля наполнялась облаком мошкары. Немало х л опот доставляли и обезьяны. ЧреЗ8ычаitно любопытные, они совершенно не боялись машины. А во время одноli из остановок умудрились от""утить переднюю фару и с по­
бедным криком утащили ее на дерево. Но вот после столькИх дней мытарств показался долго­
жданныli Найроби. Только 18 машин дошли до фини­
ша. с DS. пришла второй. Остальные рассеялись где-то на трассе. Кто-то заблудился, у кого-то отказал мотор, а для трех машин встреча с буйволаМI:I оказалась роковой: разъяренные З8ери опрокинули машины, а ИХ экипажи чу­
ДОМ спаслись. День iI зоопарке шведского города Бурос начался не совсем обычно. Возле бассейна для слонОв кинооператоры расставили мощную осветительную аппаратуру -
снимался документальный фильм о зверях. По сценарию двадца­
тилетняя Арне Лемберг должна была прыгнуть в бассеiiн и подплыть к слону Бимбо. Внезапно слон, обычно друже­
любно настроенный к людям и уже привыкшиii к актри ­
се, с яростыо кинулся на нее. Ошеломленная нападением, Арне едва успела увернуться от бивней двухтонного ги­
ганта. Однако CJlOH, повернувшись, вновь устремился к актрисе. Растерянная девушка не успела ни вскрикнуть, ни позвать на помощь. Директор зоопарка Сигвард Берг­
грен, увидев, в каком отчаянном положении оказалась Арне, прыгнул в бассейн. Он изо всех сил стал шлепать руками по воде. Это отвлекло на минуту внимание живот­
ного, и девушка буквально в нескольких сантиметрах от бивнеА слона быстро вскарабкалась на бортик. За неА . из бассеАна выскОчил и ее отважный спаситель. Только через несколько часов, когда проявили пленку (съемки не прекращались), стало ясно, какой опасности удалось избе­
жать артистке. В ТОМ месте, где спои атаковал ее в пер­
вый раз, еli не удалось бы вылезти из бассеАна -
бор­
тик переходил в вертикальную стену помещения. Что же случилось с таким обычно спокойным слоном? Оказалось, накануне он повредил бивень и испытывал нестерпимую боль. Это и вызвало иеожиданный приступ ярости. Уже к вечеру того же дня он успокоился и как ни в чем не бывало подпускал к себе людеА. Съемки продол жались. 40 Г.АЕ·КОГ.АА· ПОЧЕМУ-ГАЕ-I<OГ.АА· ПОЧЕМУ Г.АЕ·КОГАА 'ПОЧЕМУ- ГАЕ· КОГ.АА . ПОЧЕМУ cns. ПРИХОДИТ ВТОРОЙ СJlОИ во ГИЕВЕ 3А БОРТОМ САМОЛЕТА франснско ловко, как белка, вскарабкаЛСА по колесу самолета. \\ спря т а:IС Я » но с овом о тсеке. Кажется, никто Н\ез:;,ет::ск~~~,ко минут лайнер компании .Эр-Колумбия~ вырулил к стартовой. площадке 11 начал свой двухкиломет­
ровый разбег. Ураганный ветер рвался в открытый ~ отсек и, как МОЛОТОМ. стал бить по телу юноши. Когда «ооинг-
720. ПОДНЯЛСЯ на 2 ТblСЯЧи мет,РОВ, Франсиско почувство­
вал, что его нейлоновая рубашка и парусиновые брюки не защита ОТ мороза. К тому же началась нестерпимая боль в висках, стало трудно дышать. А температура про­
должала падать: минус 30, 35, наконец, минус 40 градусов. Франсиско уже не мог дышать -
самолет ДОСТИГ высоты 10 тысяч метров, на километр выше самой высокой точки земного шара. Он потерял сознание ... Пришел ОН в себя, когда стало легче дышать. Фран­
сиско посмотрел вниз -
лес и дома на полянах стреми­
тельно при6ЛИЖ8J1ИСЬ. Носовое колесо вышло из отсека и начало медленно опускаться. Мощный ветер вновь вор­
вался в отсек и неумолимо потянул юношу к открытому люку. в ужасе он вцепился в какие-то выступы и по-
следним усилием удержался. . Самолет сед в Панаме. Значит, все муки предстоит вынести опять -
и мороз, и отсутствие кислорода, и ужасную головную боль... Но Франсиско твердо решил добраться до дому. Снова взлет, снова подъем и полет на высоте 10 тысяч метров при сорокаградусном морозе. Когда лайнер при­
землился в РОДНОМ городе Франсиско, он лежал без со­
знания, с обмороженными рукамl'I и ~огами. Его нашли рабочие аэродрома и отправили в госпит&лl:.. Удивлению врачей не было границ. Юноша невольно до­
казал, что человеческий организм обладает поистине без­
границными возможностями к приспособ.лению. Без герме­
тизированной каБИНbI nе rчики могут подниматься на вы­
соту до 3 ТblСЯЧ метров. Хорошо тренированные пилоты способны переносить высоту до 6 тысяч метров, хотя на такой высоте уже заметны признаки расстройства орга­
низма. А этот юноша провел 4 часа на высоте 10 тысяч метров! Случай этот обошел чуть ли не всю мировую прессу. Зачем семнадцатилетнему мексиканцу понадобилось ри­
сковать жизнью? Причина проста: безденежье и безна­
дежность. Франсиско Гарсиа работал в столице Колумбии Боготе, но работа кончилась, денег на обратный билет "е было. И Франсиско решил любой ценой вернуться в роднон Мехико ... 41 t « Гу тт и » -
т а к на з ва л и и х тиандровуЬ! СВОЙ экс п с ди у ионный «к о­
рабль » --
от п ра в л я е т с я н а р аз в ед ку. ИХ ТИАН!РЫ 42 с MbICA ТАРХАНКУТ 8 ы уже знаете и з со ­
общений га з ет и р а ­
дио о них -
эн т у ­
зиаст а х из донец к ого к луба "Ихтиандр ». Летом пр о шло ­
г о года хирург Алекс а н др Х аес и его друзья -
инже ­
неры, врачи, студен т ы, шах ­
теры сконстр уи р ова л и подводный дом и ус та н о в и ­
ли его на глуби н е о д и нна­
дцати м етров у м ыса Тар ­
х ан кут на Черном море. В этом номер е впервы е публикуются фо т ографи и, сделанные молод ыми с ов ет ­
с кими акванавтам и. 5 а В2Уст а. С еl0ДН Я боль ­
шо й д е н ь - до м пе ре н ес ен н а б ереl мо р я ... 15 а В2Уст а. Н ач а лис ь пла­
но м ер н ые ра б от ы п о о бо р у­
д ова н ию д о ма. З а о д и н де н ь сдел а но столь к о ж е, С КОЛЬ­
к о за тр и дня н а п ро шлой н е деле. З а н о в о у с т а н ов ле н ы кассе т ы с б а л л а сто м -
по т ри б ло ка каж дая: Дом за ­
вод и тся на п ер в ую ка с сет у. В о д а оче н ь хо ло д н а я. Р або­
т а е м п о 20 мин ут, з а т ем ч а с ОТ Оlре ва е мс я. 19 аВl у ста. До м н а ме ­
с те. Он выв е д е н н а му би ­
ну и з а т оплен. У ш е л вни з оче н ь б ы с тр о. Место П О l РУ ­
ж е ния д в ажды обл ет е л н а не бо ль шой высо те с ам олет, сал ю то в ал и из охотниЧ ЫlО р уж ь я. 22 аВ lуста. Ес л и не буд ет н ич е l0 непр ед ви д е ННО l0, з авт р а во втор ой п о л ови н е д н я С а ша пой дет в до м ... (И з д н е вника экспед и ции) Дов оль но ДО Л l0 п од ­
во д ны й до м не хот е л ид­
т и п од в од у. ЭНТУЗИАСТЫ "Первые сутки под водой. В доме не холодно, хотя и сильная влажность. Я довольно удобно расположился на нарах. Я так устал там, наверху, что с удовольствием отдыхаю в оди­
ночестве. Да, отдыхаю, и моя искрен­
ность неподдельна, когда по те­
лефону туда, на берег, я говорю, что чувствую себя превосходно. Время летит быстро. За иллю­
минаторами густые сумерки, про­
шу выключить свет и наблюдаю наступление ночи под водой. Близко видна скала, поросшая подводными джунглями. Там ки­
шит жизнь. На выступе, ближе всего к дому, почти постоянно ви­
сит серо-коричневая зеленушка, окрещеННдЯ мною Рыжей Маш­
кой. В углублении, под Машки­
ным выступом, пристроился краб Митька. Он иногда выходит из своего укрытия, флегматично про ползает по скале и' при этом все время что-то жует . ... Наступила ночь. То в ОАНОМ, ТО В другом иллюминаторе полы­
хают молнии -
это светятся про­
стейшие МИКРООРГllНИЗМЫ. Инте­
ресно, что с берега подобные вспышки смотрятся в виде иско­
рок, iI здесь расплывчатым пят­
ном, как зарниц,ы. Всю ночь раскачивало дом. Не­
сколько раз с ужасом просыпал­
ся -
я терял ощущение прост­
ранства; иногда мне казалось, что вот-вот лопнут тросы, придется стремглав бросаться к выходу, но где он, с какой стороны? И где потом ИСКilТЬ скалу, под которой лежат .авариЙные аквалангиП Каж­
дый раз звонил на базу с тре­
вогой, но уверенный голос неиз­
менно повторял: "Саша, все в полном порядке .•• » Теперь все сомнения позади. Эксперимент, наш эксперимент, удался ••. » (Из дневника ~лександра Хаеса) и вот наш дом стоит на бетон­
ном фундаменте среди скал ... КОГДА JIОМАЮТСЯ копья Ажордж Лейн опустнл забрало. КриСТОфер Ховард тоже. Прнжав локтями копья, рыцарн рииулись дру(' на друга, целя остриями вкруг лые щиты с вычуриыми гербами. У дар! Разворот, взмах рукой в сторону де­
ревяиной ЛОЖ н, гд е в окружеини имениты х гостей сидит, полуприкрыв лицо букетом, хозяйка туриира, Прекрасная дама, -
11 тяжелые кони вновь мчат всадииков в бой. Удар! С хрустом ломается копье. Рыцарь вылетает из седла. Зрители-мужчииы, стол­
пившись вокруг, басовито выкрикивают: «О!» Жен­
щииы машут батнстовыми платочкамн. Однако бой не кончен, далеко нет. Спешивается второй в с адник, и начннается единоборство на кисте­
нях. Тяжелый железный шар взлетает вверх н вот-вот обрушнтся иа соперника ... Все ясно, скажет искушенный читатель, идет ки­
иосъемка. Сейчас режиссер крикиет: «Стоп!" -
и рыцари, обмахиваясь доспехами, затеют привычный разговор о том, как мало стали платить статистам, да еще за такие тяжелые сцены. Но на сей раз искушенный читатель не угадал. Это не съемки очередного «исторического » боевика. На фотографиях подлиниое костюмированное состя­
заиие, освященное давней британской традицнеЙ. Как русская масленица, как веиецианскнй и бразильский ка р навалы, как американское родео н испанская KOPP~­
да, так и туринр английских Р'ыцарей Круглого ст о ла, сподвижников лихого и лукавого короля Артура, ие одио столетие тешит и з рителей 11 уча с тников. Особенио любят турниры в Средней АНl'ЛИИ. ВОТ ПОВОА достать доспехи и латы -
в ет, нет, ие I(арнавальиые, а самые что ии иа есть настоящие; зто случай покрасоваться женщинам в пышных плать­
ях, столь оригииальио коитрастирующих с модиыми «миии»-юбками. Накаиуне праздиика выбирают ко­
ролеву туриира -
Прекрасную даму. Она царит на трибуие, г де пестрят шитыми камзолами «герцоги» бакалейной торговли, (<приицы» от фарм а копеи и «графы» -
железиодорожиые коидукторы. Серьезиость на лицах им, коиечио же, удается с о храннть лншь благодаря особому складу брнтанск о го юмора. Герольд выкликает первую пару. Рыцарн отвеши­
вают поклон и раsъезжаются по концам зелен о го луга. Прекрасная дама кивает головой в б е лых ло­
конах. Джордж Лейн опустил забрало. Кристофер Ховард тоже ... 46 М. МАРИКОВ I /" 1 I J I .. Ш ервого августа в полдень Бнлл Форестер уселся в свою машииу и закричал, что едет в город за каким­
то н~обыкновенным моро­
женым и не составит ли ему кто­
нибудь компанию. Не прошло и пяти минут, как повеселевший Дуглас шагнул с раскаленной мо­
стовой в прохладную, точно пе­
щера, пахнущую лимонадом и ва­
'нилью аптеку и уселся сБиллом Форестером у снежно-белой мра­
морной стойки. Они потребовали, чтобы им перечислили все самые необыкновенные сорта морож-ено­
го, и, когда официант дошел до лимонного мороженог.О с ванилью, скакое едали в старину>, Билл Форестер прервал его: -
Вот его-то нам и давайте. -
Да, сэр, -
ПОДТВеРДИЛ Дуг-
лас. В ожидании мороженого они медленно поворачивались на сво­
их вертящихся та.буретах. Перед глазами у них проплывали сереб­
ряные краны, сверкающие зерка­
ла, приглушенно жужжащие вен­
тиляторы, что мелькали под по­
толком, зеленые шторки на окнах, плетеные стулья... Потом они пе­
рестали вертеться. Они увидели мисс Элен Лумис -
ей было де­
вяносто пять лет, и она с удо-. вольствием уплетала мороженое -
Молодой человек, -
сказала она Бнллу Форестеру, -
вы, я ви жу, наделены и вкусом и вообра­
жением. И силы воли у вас, ко­
нечно, хватит на десятерых, ина­
че вы не посмели бы отказаться от обычных сортов, перечliсленных в меню, и преспокойно, без ма­
лейшего колебания заказать та­
кую неслыханную вещь, как ли­
монное мороженое с ванилью. Билл Форестер почтительно склонил голову. -
Подите сюда вы оба, -
про­
должала старуха. -
Садитесь за мой столик. Поговорим о необыч­
ных сортах мороженого и еще о всякой всячине -
похоже, у нас найдутся общие слабости и при-
страстия. Не бойтесь, я за вас за-
11 плачу. "~ Они заулыбались и, прихватив 4.~ свои тарелочки, пересели IrнеЙ. -
Ты, видно, из Сполдингов,­
сказала она Дугласу. -
Голова у тебн точь-в-точь как У' твоего де­
душки. А вы, вы Уильям Форе­
стер. Вы пишете в сКроникл.. и совсем неплохо. Я о вас очень на­
слышана, все· даже и пересказы­
вать неохота. Повесть «Виио из одуваичиков». raHay из которой мы пуБJiикуем, вы­
ходит в издатмьстве «Мир,.. ~ я тоже вас знаю, -
ответил Билл Форестер. -
Вы .элен Лу­
мис. -
Он чуть замялся и приба­
вил: -
Когда-то я был в вас влюблен. -
Недурно для начала. -
Ста­
руха спокойно набрала ложечку мороженого. -
Значит, не мино­
вать следующей встречи. Нет, не говорите мне, где, когда и как случилось, что вы влюбились в; меня. Отложим это до Д'ругого раза. Вы своей болтовней испор­
тите мне аппетит. Смотри ты ка­
кой! Впрочем, сейчас мне пора. Раз вы репортер, приходите завтра от трех до четырех пить чай; может случиться, что' я расскажу вам историю этого' города с тех далеких времен, ког­
да он был просто факторией. И оба мы немножко удовлетво­
рим свое любопытство. А знаете, мистер Форестер, вы напоминаете мне одного джентльмена, с кото­
рым я дружила семьдесят... да, семьдесят лет тому 'назад. Она сидела перед ними, и им казалось, будто они разговарива­
ют с серой, дрожащей, заблудив­
шейся молью. Голос ее доносил­
ся откуда-то издалека, из недр старости и увядания, из-под пра­
ха засушенных цветов и давным­
давно умерших бабочек. -
Ну что ж. -
Она подня­
лась. -
Так вы завтра придете? -
Разумеется, приду, -
сказал Билл Форестер. И она отправилась в город по своим делам, а малычик и молодой человек неторопливо доедали свое мороженое и смотрели ей вслед . . На другое утро Уильям Форе­
стер проверял кое-какие местные сообщения для своей газеты, по­
сле обеда съездил за город на рыб,алку, но поймал только не­
сколько мелких рыбешек и сразу же беспечно швырнул их обратно в реку; а в три часа, сам не за­
метив, как это вышло, -
ведь он как будто об этом и не думал­
очутился в своей машине на не­
коей улице. Он с удивлением смотрел, как руки его сами собой поворачивают руль и машина, описав широкий полукруг, подъ­
езжает к увитому плющом крыль­
цу. Он вылез, захлопнул дверцу, и тут оказалось, что машина у него мятая и обшарпанная, сов­
сем как его изжеванная и видав­
шая внды трубка, -
в огр{)мном зеленом саду перед свежевыкра­
шенным трехэтажным домом в викторианском стиле это особен­
но бросалось в глаза. В дальнем конце сада что-то колыхнулось, донесся чуть слышный оклик, и он увидел мисс Лумис -
там, вда-
Рисунки В. ЧЕРНЕЦОВ. 4 «Вокруг света,. Но 2 49 --
---
,-
леке, в ином времени и простран­
стве, она сидела одна и ждала его; перед ней мягко поблескива­
ло серебро чайного сервиза. -
В первый раз вижу женщи­
ну, которая вовремя готова и ждет, -
сказал он, подходя к ней. -
Правда, я и сам первый раз в жизни прихожу на свиданье вовремя. -
А почему? -
спросила она и выпрямилась в плетеном кресле. -
Право, не знаю, -
признал­
ся он. -
Ладно. -
Она стала разли­
вать чай. -
Для начала, что вы думаете о нашем подлунном ми­
ре? -
Я ничего о нем не знаю. -
Говорят, с этого начинается мудрость. Когда человеку семна­
дцать, он знает в'се. Если ему двадцать семь и он по-прежнему знает все -
значит, ему все еще семнадцать. -
Вы, видно, многому научи­
лись за свою жизнь. -
Хорошо все-таки старикам­
у них всегда такой вид, будто они все на свете знают. Но это лишь притворство и маска, как всякое другое притворство и вся­
кая другая ·маска. Когда мы, ста­
рики, остаемся одни, мы подмиги­
ваем друг другу и улыбаемся: дескать, как тебе нравится моя маска, мое притворство, моя уве­
ренность? Разве 'жизнь 'Не игра? И ведь я недурно играю? Они оба лосмеялиtь. Потом мисс Лумис обеими руками взя­
ла свою чашку и заглянула в нее. -
А эиаете, хорошо, что мы встретились так поздно. Не хоте­
ла бы я встретить вас, когда мне был двадцать один год и я была совсем еще глупенькая. -
Для хорошеньких девушек в двадцать один год существуют особые законы. -
Так ·вы думаете, я была хо­
рошенькая? Он добродушно кивнул. -
Да с чего вы это взяли?­
спросила она. -
Вот вы увидели дракона, он только что съел ле­
бедя; можно ли судить о лебеде по нескольким перышкам, кото­
рые прилипли к пасти дракона? А ведь только это 'и осталось­
дракон, весь в складках и морщи­
нах, коroрый сожрал белую лебе­
душку. Я не вижу ее уже много­
много лет. И даже не помню, как она 'Выглядела. Но я ее чувствую. Внутри она все та же, все еще жава, Iни одно перышко не сли­
няло. Знаете, в иное утро весной или асенью я просыпаюсь и ду­
маю: вот сейчас побегу через лу­
га в лес и наберу земляники! 50 Или поплаваю в озере, или ста­
ну танцевать всю ночь напролет, до самой зари! И вдруг спохва­
тываюсь. Ах ты, пропади все про­
падом! Да ведь он меня не вы­
пустит, этот дряхлый развалина­
дракон. Я как принцесса в рух­
нувшей башне -
выйти невоз'мож­
но, знай себе сиди да жди Пре­
красного принца. -
Вам бы книги писать. -
Дорогой мой мальчик, я и писала. Что еще оставалось де­
лать старой деве? До тридцати лет я была легкомысленной дурой и только и думала, что о заба­
вах, развлечениях да танцульках. А потом единственному человеку, которого я по-настоящему полюби­
ла, надоело меня ждать, и он же­
нился на другой. И тут назло самой себе я решила: раз не вы­
шла замуж, когда улыбнулось счастье, -
поделом тебе, сиди в девках! И принялась путешество­
вать. На моих чемоданах залест­
рели разноцветные наклейки. По­
бывала я в Париже, в Вене, в Лондоне -
и всюду одна да од­
на, и тут оказалось: быть одной в Париже ничуть 'Не лучше, чем в Грин-Тауне, штат ИллиноЙс. Все равно где, важно, что ты одна. Конечно, остается вдоволь време­
ни размышлять, шлифовать свои манеры, оттачивать остроумие. Но иной раз я думаю: с радостью отдаJlа бы острое словцо или изящный реверанс за друга, кото­
рый остался бы со мной на суб­
боту и воскресенье лет эдак на тридцать. Оии молча допили чай. -
.Вот какой приступ жалости к самой себе, -
добродушно ска­
зала мисс Лумис. -
Давайте по­
говорим о вас. Вам тридцать один, и 'вы все еще не женаты? -
Я бы объясн'ил это так: жен­
щины, которые живут, думают и гов~рят, как вы, -
большая ред­
кость, -
сказал Билл. -
Бог ты мой, -
серьезно про­
молвила она. -
Да неужели мо­
лодые женщины станут говорить, как я! Это придет позднее. В'О­
первых, они для этого еще слиш­
ком молоды. И 'во-вторых, боль­
шинство молодых людей до смер­
ти пугаются, если видят, что у женщины в голове есть хоть какие-нибудь мысли. Наверно, вам не раз встречались очень умные женщаны, которые весьма успеш­
но скрывали от вас свой ум. Если хотите найти для коллекции ред­
костного ЖУЧ'ка, нужн'О хорошень­
ко поискать и не лениться по­
шарить. по разным укромным уголкам. Они снова . посмеялись. -
Из, меня, верно, выйдет ужасно дотошный старый холос­
тяк, -
сказал Билл. -
Нет, нет, так нельзя. Это бу­
дет неправильно. Вам и сегодня не надо бы сюда приходить. ;:)та улица упирается 'в египетскую пирамиду -
и ТОЛI7КО. Конечно, пирамиды -
это очень мило, но мумии -
вовсе не подходящая для вас компания. Куда бы вам хотелось поехать? Что бы 'вы хо­
тели делать, чего добиться в жиз­
ни? -
Хотел бы повидать Стамбул, Порт-Саид, Найроби, Будапешт. Написать книгу. Очень много ку­
рить. Упасть со скалы, но на пол­
дороге зацепиться за дерево. Хо­
чу, чтобы где-нибудь в Марокко в меня раза три. выстрелили в полночь в темном переулке. Хочу любить прекрасную женщину. -
Ну, я не во всем смогу вам помочь, -
сказала мисс Лумис.­
Но Я много путешествовала и мо­
гу вам порассказать о разных местах. И, если угодно, пробеги­
те сегодня вечером, часов в один­
надцать, по лужайке перед моим домом, и я, так и быть, выпалю в вас из мушкета времен Граж­
данской ,войны -
конечно, если еще не лягу спать. Ну ка'К, насы­
тит ли это вашу мужественную страсть к приключениям? -
Это будет просто велико­
лепно! -
Куда же вы хотите отпра­
виться для начала? Могу увезти вас в любое место. Могу вас за­
колдовать. Только пожелайте. Лондон? Каир? Ага, вы так и просияли! Ладно, значит едем в Каир. Не думайте ни о чем. На­
бейте свою трубку этим душис­
тым табаком и устраивайтесь по­
удобнее. Билл Форесrер откинулся в кре­
сле, закурил трубку и, чуть улы­
баясь, приготовился слушать. -
Каир ... -
начала она. Прошел час, Н!ШIолнеНlНЫЙ драго­
ценнымикамнями, 'глухими зако-
улками и ветрами египетской пу­
стыни_ Солнце источало золотые лучи. Нил катил свои мутно-жел­
тые воды, ана вершине пирами­
ды стояла совсем юная, порыви­
стая и очень жизнерадостная девушка, и смеялась, и звала его из тени наверх, на солнце, и он спешил подняться к ней, и вот она протя'нула ру,ку и помогает ему одолеть 'последнюю ступень­
ку... а 'потом ани, смеясь, кача­
ются на спине у верблюда, а на­
встречу вздымается громада сфинкса... а поздно ночью в ту­
земном квартале звенят молоточ-
ки по бронзе и серебру, и кто-то наигрывает на незнакомых струн­
ных инструментах, инезнакомая мелодия звучит все тише и, нако­
нец, замирает вдали ... Мисс Элен Лумис умолкла, и оба они опять были в Грин-Тау­
не, в саду, с таким чув'ством, точ­
но целый век знают друг друга, и чай в серебряном чайнике уже остыл, и печенье подсохло в лу­
чах заходящего солнца. Билл вздохнул, потянулся и снова вздохнул. -
Никогда в жизни' мне не бы­
JЮ так хорошо! -
И мне тоже. -
Я вас очен!? утомил. Мне надо было уйти уже час назад. -
Вы и сами знаете, что я от­
лично провела этот час. Но вот вам-то что за радость сидеть с глупой старухой ... Билл Форестер ·вновь откинул­
ся на спинку кресла и смотрел на нее из-под полуопущенных век. Потом зажмурился так, что в глаза проникала лишь тоню­
сенькая ,полоска света. Осторож­
но наклонил голову на один бок, потом на другой. I -
Что это вы? -
'Недоуменно спросила мисс Лумис. Билл не ответил и продолжал ее разглядывать. -
Если найти точку, -
бормо­
тал он, -
можно приспособиться, отбросить лишнее ... -
а про себя думал: «Можно не замечать мор­
щины, скинуть со счетов годы, повернуть время вспять». И вдруг встрепенулся. -
Что случилось? -
спросила мисс Лумис. Но все уже пропал'о. Он О'J1{рыл глаза, чтобы снова поймать тот призрак. Ошибка, этого делать не следовало. Надо было отки­
нуться назад, забыть обо всем н смотреть словно бы лениво, не спеша, полузакрыв глаза. -
На какую-то секунду я это увидел, -
сказал он. -
Что увидели? «Лебедушку, КO'IIечно», -
поду­
мал он, и, наверно, она прочла это слово по его гу'бам. Старуха порыв исто выпрями­
лась в кресле. Руки 'застыли иа коленях. Глаза, устремленные на него, медленно 'Наполнялись сле­
зами. Билл растерялся. -
Простите меня, -
сказал он наконец. -
Ради бога, простите. -
Ничего. -
Она по-прежнему сидела, вы'прямившись, стиснув руки на коленях, и ~e смахивала слез. -
Теперь вам лучше уйти. Да, завтра можете прийти опять, а сейчас, пожалуйста, уходите, и ничего больше н'е надо говорить. Он пошел прочь через сад, оста­
вив ее в тени за столом. Огля­
нуться 01'1 не посмел. Прошло четыре дня, восемь, двенадцать; его приглашали то к чаю, то на ужин, то на обед. В долгие зеленые послеполуден­
ные часы они сидели и разгова­
ривали об искусстве, о литерату­
ре, о жизни, обществе и полити­
ке. Ели мо'роженое, жареных го­
лубей, пили хорошие вина. -
Меня никогда не интересо­
вало" что болтают люди, -
сказа­
ла она однажды. -
А они болта­
ют, да? Билл смущенно поерзал на сту­
ле. -
Так я и знала. Про женщи­
ну всегда сплетничают, даже' ес­
ли ей уже стукнуло девяносто пять. -
Я могу больше не прихо­
дить. -
Что вы! -
воскликнула она и тотчас опомнилась .. -
Это не­
возможно, вы 'и сами знаете,­
продолжала она спокойнее. -
Да ведь и вам все равно, что они там подумают и что скажут, правда? Мы-то с вами знаем­
ничего худого тут нет. -
Конечно, мне все равно,­
подтвердил он. -
Тогда мы еще поиграем в нашу игру. -
Ми-сс Лумис отки­
нулась в кресле. -
Куда на этот раз? В Париж? Давайте в Па­
риж. -
В Париж. -
Билл согласно кивнул. -
Итак, -
начала она, -
на дворе год тысяча восемьсот во­
семьдесят пятый, и мы садимся на па'роход в Нью-йоркской га­
вани. Вот наш багаж, вот биле~ ты, там -
линия горизонта. И мы уже в омрытом море. Подходим к Марселю ... Она стоит на мосту и глядит вниз, в прозрачтные воды Сены, и вдруг он оказывается рядом с ней и тоже глядит вниз, на волны лет, бегущие мимо. Вот в белых пальцах у нее рюмка с аперити­
вом, и снова он тут как тут, на­
клоняется к ней, чокается, звенят рюмки. Он видит себя в зерка­
лах Версаля, над дымящимися доками Стокгольма, они вместе считают шесты ,вывесок цирюль­
НИКQВ вдоль каналов Венеции. Все, что видела она одна, они ви­
дят теперь снова вместе. Как-то в середине августа они под вечер сидели вдвоем и гля­
дели друг на друга. -
А знаете, ведь я бываю у вас почти каждый день вот уже две с половиной недели, -
сказал Билл. -
Не может быть! -
Для меня это огромное удо-
вольствие. -
Да, но ведь на свете столь­
ко молодых девушек ... -
В вас есть все, чего недо­
стает им, -
доброта, ум, остроу­
мие ... -
Какой вздор! Доброта и ум -
свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомыслен­
ной. -
Она умолкла и перевела дух. -
Теперь я хочу вас смутить. Помните, когда мы встретились в первый раз в аптеке, вы сказа­
ли, что у вас одно время была ... ну, скажем, симпатия ко мне. Потом вы старались, чтобы я об этом забыла, ни разу больше об этом не упомянули. Вот мне и приходится самой просить вас объяснить мне, что это была за нелепость. Билл замялся. -
Вы и правда меня смутили. -
Ну, выкладывайте! -
Много лет назад я случай-
1'10 увидел вашу фотографию. -
Я никогда не разрешаю се­
бя фотографировать. -
Это была очень старая кар­
точка, вам на ней лет двадцать. -
Ах, 'вот оно 'что. Просто курам на смех! Всякий раз, когда я жертвую деньги на благотвори­
тельные цели или еду на бал, он» выкапывают эту карточку и опять ее перепечатывают. И ;весь город смеется. Даже я сама. -
Со стороны газеты это же­
стоко. -
Ничуть. Я им сказала: если вам нужна моя фотография, бе­
рите ту, где я снята в тысяча восемьсот пятьдесят третьем. го­
ду. Пусть запомнят меня такой. И уж, пожалуйста, во время па· нихиды не открывайте крышку гроба. -
Я расскажу вам, как !Все это было. Билл Форестер скрестил руки на груди, опустил глаза и немного помолчал. Он так ясно предста­
вил себе эту фотографию. Здесь, в этом саду, было вдоволь вре­
мени вспомнить каждую черточ­
ку, и перед ним ,встала Элен Лумис -
та, с фотографии, со­
всем еще юная и прекрасная, ко­
гда она впервые в жизни одна позировала перед фотоаппаратом. Ясное лицо, тихая, застенчивая улыбка. Этр было лицо ,весны, лицо ле· та, теплое дыханье душистого 51 клевера. На губах рдели грана­
ты, в глазах голубело полуденное небо. Коснуться этого лица -
все равно что ранним декабрьским утром распахнуть окно и, задох­
нувшись от ощущения новизны, подсrавить руку под первые лег­
чайшие пушинки снега, что пада­
ют с ночи, неслышные инеждан­
ные. И все это -
теплота дыханья и персиковая нежность -
'навсегда запечатлелось в чуде, именуемом фотографией: над ним не властен ветер времени, его не изменит бег чаСО1!ойстрелки, оно никогда ни на секунду не постареет; этот легчайший первый снежок никог­
да не растает, он переживет ты­
сячи жарких июлей. Вот К3Iюва была та фотогра­
фия, и вот как он узнал мисс Лумис. Он вспомнил все это, зна­
комый облик ,встал перед его мысленным ,взором, и теперь он вновь заговорил: -
Когда я в первый раз уви­
дел эту простую карточку -
де­
вушку со скромной, без затей, прической, -
я не знал, что сни­
мок {:делан так давно. В газет­
ной заметке говорилось, что Элен Лумис откроет в этот 'вечер бал в ратуше. Я вырезал фотографию из газеты. Весь день я всюду та­
скал ее с собой. Я твердо решил пойти на этот бал. А потом, уже к 'вечеру, кто-то увидел, как я гляжу на эту фотографию, и мне открыли истину. Рассказали, что снимок очаровательной девушки сделан давным-давно и газета из года в год его ,перепечатыва­
ет. И еще мне сказали, что ие стоит идти на бал и искать вас там по этой фотографЮ1. Долгую минуту они сидели молча. Потом Билл исподтишка гля'нул на мисс Лумис. Она смо­
трела в дальний конец сада, на ограду, увитую розами. На лице ее ничего не отразилось. Она не­
много покачалась в кресле и мяг­
ко сказала: -
Ну, вот и все. Не выпить ли нам еще чаю? Они молча потягивали чай, Потом она наклонилась вперед и похлопала его по плечу. -
Спасибо. -
За. что? -
За то, что вы хотели пойти на бал искать меня, за то, что вырезали фотографию из газе­
ты, -
за в'се. Большое вам спаси­
бо. Они побродили по тропинкам сада. -
А теперь моя очередь, -
сказала мисс Лумис. -
Помните, я как-то обмолвилаСh 'Об одном молодом человеке, который уха-
52 живал за мной семьдесят лет то­
му назад? Он уже лет пятьдесят как умер, но 'в то IВремя он был совсем молодой и очень краси­
вый, целые дни проводил в седле и даже летними ночам '1 окакал на лихом коне по 'Окрестным лу­
гам. От него так и веяло здоро­
вьем и сумасбродством, лицо все­
гда покрыто загаром, руки вечно исцарапаны; и все-то он бурлил и кипятился, а ходил такстре­
мительно, что, казалось, его вот­
вот разорвет на части. То и дело менял работу -
бросит все и пе­
рейдет на новое место, а однаж­
ды сбежал и от меня, потому что я была еще сумасБРОДНi!ii его и ни за что не соглашалась стать степенной мужней женой. Вот так все и кончилось. И я Ifикак не ждала, что 'в один прекрасный день вновь увижу его живым. Но вы живой, и нрав у вас то­
же горячий и неуемный, и вы та­
кой же неуклюжий и вместе с тем изящный. И я заранее знаю, как вы поступите, когда вы и сами еще об этом не догадываетесь, и, однако, вся'кий раз вам пора­
жаюсь. Я всю жизнь считала, что перевоплощение -
бабьи сказки, а вот на днях вдруг подумала: а что, если 'взять и крикнуть на улице: «Роберт! Роберт!» -
не обернется ли на этот зов Уильям Форестер? . -
Не знаю, -
сказал он. -
И я не знаю. Потому-то жизнь так интересна. Август почти кончился. По го­
роду медленно плыло первое про­
хладное дыхание осени, яркая зе-. лень листвы потусюнела, а потом деревья вспыхнули буйным пла­
менем, зарумянились, заиграли всеми красками горы и холмы, а пшеничные поля побурели. Дни потекли знакомой однообразной чередой, точно писарь выводил ровным круглым почерком букву з& буювой, строку за строкой. Как-то раз Уильям Форестер шагал по хорошо знакомому са­
ду и еще 'Издали увидел, что Элен Лумис сидит за чайным столом и старательно что-то пишет. Ког­
да Билл подошел, она 'Отодви­
нула перо и чернила. Я вам писала, -
с,казала она. -
Не стоит трудиться -
я здесь! -
Нет, это письмо особенное. Посмотрите. -
Оиа показала Бил­
лу голубой конверт, только что заклеенный и аккуратио разгла­
женный ладонью. -
Запомните, как оно выглядит. Когда почталь­
он принесет вам его, это будет озиачать, что меня уже иет в жи­
вых. -
Ну что это вы такое гово-
рите! -
Садитесь и слушайте. Он сел. -
дорогой мой Уильям, -
на­
чала она, укрывшись под тенью леl\него зонтика. -
Через несколь­
ко дней я умру: Нет, не переби­
вайте меня. -
Она предостерега­
юще подняла руку. -
Я не боюсь. Когда живешь так долго, теря­
ешь многое, в том числе и чув­
ство страха. Никогда в жизни не любила омаров, может, потому, что не пробовала. А в день, ког­
да мне исполнилось восемьдесят, решила: дай-ка отведаю. Не ска­
жу, чтобы я их так {:разу и по­
любила, но теперь я хоть знаю, каконы они на вкус, и не боюсь больше. Так !Вот, думаю, и смерть -
вроде омара, и уж как­
нибудь я с ней прамирюсь.­
Масс Лумис махнула рукой. -
Ну, хватит об этом. Главное, что вас я больше не )'1вижу. Отпевать ме­
ня не будут. Я пола'гаю, женщи­
на, которая прошла в эту дверь, имеет такое же право на уедине­
ние, как женщина, которая уда­
лил"сь на ночь к 'себе в спальню. -
Смерть не цредскажешь,­
выговорил, наконец, Билл. -
Вот что, Уильям. ,полвека я наблюдаю за дедовскими ча­
сами 'в прихожеЙ. Когда их за­
водят, я 'могу точно сказать на­
перед, в котором часу они остановятся. Так и со старыми людьми. Они чувствуют, как сла­
беет завод и маятник раскачи­
вается все медленнее. Ох, пожа­
луйста, не смотрите на меня так. -
Простите, я не хотел ... -
от­
ветил он. -
Мы ведь славно провели вре­
мя, пра,вда? Это было так необык­
новенно хорошо -
наши с вами беседы каждый день. Есть такая ходячая, избитая фраза -
родс т­
Bd душ; так вот, мы с вами и есть родные души. -
Она повер­
тела в руках голубой конверт.­
Я всегда считала, что истинную любовь определяет дух, хотя тело порой отказывается этому верить. Тело живет только для себя. Только для того, чтобы пить, есть и ждать ночи. В сущ­
ности, это ночная птица. А дух ведь рожден от солнца, Уильям, и его удел -
за нашу долгую жизнь тысячи и тысячи часов бодрствовать и в'питьrвать все, что нас окружает. Разве 'можно срав­
нить тело, это жалкое и себя­
любивое порождение ночи, со всем тем, что за целую жизнь дают нам солнце и разум? Не знаю. Знаю ТОЛIiКО, что все последние дни мой дух соприка­
сался с вашим, и дни эт,и были лучшими в моей жизни. Надо бы еще поговорить, да придется от­
ложить до 'новой встречи. -
У нас не так уж много вре-
мени. -Да, но вдруг будет еще одна встреча! Время -
престран­
ная штука, а жизнь -
и того удивительней. Как-то там не так повернулись колесики или винти­
ки, и 'вот жизни человеческие пе­
реплелись слишком рано или слишком поздно. Я чересчур за­
жилась на свете, это ясно. Авы родились то ли слишком рано, то ли слишком поздно. Ужасно до­
садное несовпадение. А может, это мне в наказание -
уж очень я была легкомысленной девчон­
кой. Но на следующем обороте колесики могут опять повернуть­
ся та'к, как надо. А покуда не­
пременно найдите себе славную девушку, женитесь и будьте сча­
стливы. Но прежде вы должны мне кое-что обещать. -
Все что угодно. -
Обещайте не дожить до глу-
бокой старости, Уильям. Если удастся, постарайтесь умереть, пока вам не исполнитс,я пятьде­
сят. Я знаю, это не так просто. Но я 'вам очень советую -
ведь кто знает, когда еще появится на свет вторая Элен Лумис. А вы только !Представьте: вот вы уже дряхлый старик, и в один пре­
красный 'день в тысяча девятьсот девяносто девятом году плететесь по ГлаВIJIОЙ улице и вдруг види­
те 'меня, а мне только двадцать один, и все опять полетело вверх тормашками -
ведь пра'вда, это бы,llО бы ужасно? Мне кажется, как ни приятно нам было встре­
чаться в эти последние недели, мы все равно не могли бы больше так жить. Тысяча галлонов чая и пятьсот печений -
вполне доста­
точно для одной дружбы. Так что непременно устройте себе лет эдак через двадцать воспаление легких. Ведь я не знаю, сколько вас там продержат, на том све­
те, -
а вдруг сразу .отпустят об­
ратно? Но я сделаю все, что смо­
гу, Уильям, обещаю вам. И если все пойдет как надо, без ошибок и опозданий, знаете, что может случиться? Скажите мне. -
Как-нибудь, году так в ты­
сяча девятьсот восемьдесят пя­
том или девяностом, молодой че­
ловек по именн Том Смнт или, скажем, Джан Грин, гуляя по улицам, заглянет мимоходом в аптеку и, как полагается,спро­
сит там какого-нибудь редкостно­
го мороженого. А по соседству окажется молодая девушка, его сверстница, и, когда она услышит, какое мороженое он заказывает, что-то 'Произойдет. Не знаю, что именно и к.ак именно. А уж она· то и подавно не будет знать, как и что. И он тоже. Просто от одного названия этого морожено­
го у обоих станет необыкновенно хорошо на душе. Они разговорят­
ся. А потом познакомятся и уй­
дут из аптеки вместе. И она улыбнулась Уильяму. -
Вот как гладко 'получается, но вы уж извините ,старуху, люб­
лю все разбирать и по полочкам раскладывать. Это просто та'К, пустячок вам на память. А теперь поговорим о чем-нибудь другом. О чем же? Осталось ли на све­
те хоть одно местечко, куда мы еще не съездили? А в Стокголь­
ме мы были? -
Да, rrрекрасный' город. -
А в Глазго? Тоже? Куда же нам теперь? -
Почему бы не съездить в Грин-Таун,' штат ИлщIНОЙС?­
предложил Вилл. -
Сюда. Мы ведь, собственно, не побываJ)И вместе в нашем родном городе. Мисс Лумис откннулась в кре­
сле, Вилл последовал ее приме­
ру, и она начала: -
Я расскажу вам, каким был наш 'Город давным-давно, когда мне ед'ва минуло девятнадцать ... Зимний вечер, она легко сколь­
зит на 'коньках по замерзшему пруду, лед под луной 'белыЙ.-бс­
лый, а под ногами 'Скользит еС' от­
ражение и словно шепчет еС! ЧТf)· тО. А 'вот летний вечер -
летом здесь, в этом городе, зноем опа­
лены и улицы и щеки, ·и в сердце знойно, и куда ни ГЛЯНЬ,мерца­
ют -
то вспыхнут, то погаснут­
светлячки. Октябрьский вечер, ве­
тер шумит зii окном, а она забе­
жала в кухню полакомиться тя­
нучкой и беззаботно напевает пе­
сенку; а ::зот она бегает по мши­
стому берегу реки, вот весенним вечером пла'вает в граннтном бас­
сейне за городом, в глубокой н теплой воде; а теперь -
четвер­
тое июля, в небе рассыпаются разноцветные огни фейерверка, и алым, синим, бедым светом озаряются лица зрителей на каж­
дом крыльце, и, когда гаснет в небе последняя ракета, одно девичье лицо сияет ярче всех. -
Вы видите все это? -
спра-
шивает Элен Лумис. -
Видите меня там с ними? -
Да, -
отвечает Уильям Фо-
рестер, не открыва'я глаз. -
Я вас вижу. -
А потом, -
говорит она, -
потом ... Годос ее все не смолкает, день на исходе, и сгущаются сумеркн, а голос все звучит в саду, и всякий, кто пройдет мимо за ог­
радой, даже издалека может его усышать -
слабый, тихий, словно шелест крыльев мотылька ... Два дня спустя Уильям Форе­
стер сидел за столом у себя в редакции, и тут пришло письмо. Его принес Дуглас, отдал Уиль­
яму, и лицо у него было такое, словно он знал, что там написано. Уильям Форестер сразу узнал голубой конверт, но не вскрыл его. Просто положил в карман рубашки, минуту молча смотрел на мальчика, потом сказал: -
Пойдем, Дуг. Я угощаю. Они шли по улицам и почти всю дорогу молчали, Дуглас и не пытался заговорить -
чутье под­
сказывало ему, что так надо. На­
двинувшаяся было осень отступи­
ла. Вновь сияло лето, вспенквая облака и начкrцая голубой металл неба. Они вошлк в аптеку и уселись у снежно-белой стойки. Уильям Форестер вынул из на­
грудного кармана письмо н поло­
жил перед собой, но все не рас­
печатывал конверт. Он смотрел в окно: желтый сол­
нечный свет на асфальте, зеленые полотняные навесы над витрина­
ми, сияюrцие золотом 'буквы ,вы­
весок через дорогу ... потом взгля­
нул на календарь на стене. Двадцать седьмое августа тыся­
ч;:; деllЯТЬСОТ двадцать восьмого года. Он взглянул на свок наруч­
ные часы; сердце билось медлен­
но и тяжело, а минутная стрелка на циферблате совсем не двига­
лась, и календарь на,веки застыл на этом двадцать седьмом авгу­
ста, и даже солнце. казалось, пригвождено к небу и никогда уже не закатится. Веитиляторы над головой" вздыхая, разгоняли теплы:!: воздух. Мимо распахну­
тых дверей аптеки, смеясь, прохо­
дили женrцины, но он их не ви­
дел, он смотрел сквозь них и ви­
дел дальние улицы и часы на вы­
сокой башне здаиия суда. Нако­
нец распечатал письмо и стал чи­
тать. Потом медленно повернулся на вертяrцеМСЯ табурете. Опять и опять беззвучно повторял эти слова про себя, и, наконец, выго­
ворил их вслух, и повторил. -
Лимонного мороженого с ваиилью, -сказал он. -
Лимон-
ного мороженого с ванилью. Перевела с англнйского Э. КАБАЛЕВСКАЯ 53 НА ПИРАТСКИХ ВОЛНАХ н очь как ночь. Туман как туман. Кого он удивит 11 сентябрьском Ла-Манше? Белые клубящиеся обла­
ка разгладили · волнь, на стеклянной поверхности мо­
ря, окутали неподвижно застывший корабль. Сверху, даже с малой высоты, его огней уже не различить, тем более не разглядеть странных башен и мачт, поднимающихся с его палубы. Если подплыть к ко­
раблю вплотную, то можно уви · деть надпись на корме: «Каролина», услышать разудалые звуки джаза . ... Ночь как ночь. Да и туман был обычным для экипажа пассажирского самолета, летевшего с кон­
тинента в Лондон. Эка, в самом деле, невидаль -
туман над Ла-Маншем! Вскоре самолет с его командой и восемьюдесятью пятью пассажирами возьмет в свои руки диспетчерская служба Лон­
донс,кого аэропорта и точно выведет на посадоч-
/ , J ную полосу. Пора вызывать Лондон. Командир от­
дает приказание радисту установить связь. Прохо­
дит несколько секунд, но вместо привычно,го « Есть связь!» комаr1ДИРУ докладывают, что аэропорт не отвечает, что на его волне слышны лишь разуда­
лые звуки джаза. Под эти звуки самолет долетел до Лондона, под веселые песни в наушниках командир «н а ощупь» нашел аэродром, под рекламу какого-то мыла, положенную на бодрую музыку, Ilошел на посадку, под дробь ударника он вытер капли пота с лица, снял со штурвала дрожащие руки и поздра­
вил пассажиров с благополучным прибытием в Лон­
дон. Их действительно стоило поздравить: Лондон в ту «обычную» ночь не принимал, и лишь мастер­
ство пилота спасло пассажирам жизнь. Не будем напускать лишнег · о тумана: корабль, о котором МЫ говорили вначале, был на самом де­
ле плавучей радиостанцией. Именно он, нарушая международные соглашения о распределении ра ­
диоволн в эфире, забил голос диспетчера Лондон ­
ского аэропорта, не заботя'сь о судьбе самолетов, направлявшихся в английск ую столицу. Ночная мгла, окружавшая раньше деятельность этих любителей легкой музыки, давно уже рассеялась. За ними твердо укрепилась кличка «'пираты ». И как всякие пираты, они признают лишь разбой и не г нуша­
ются никакими средства,ми на пути к наживе. Судя по сведениям американского журнала «Лайф», черный флаг радиопиратов был поднят еще в SO-x годах. Ш,ведка Брит Ваднер именно в эти годы приобрела корабль и, установив на нем ра­
диостанцию, 'стала передавать джазовую музыку. В 'нейтральных водах конкуренция со Шведским национальным радио вначале была для пиратки де­
лом безопасным. Ваднер мало беспокоило, что ее передатчи,к мешал судоходству и дезориентировал пилотов, заглушая радиомаяки. Лишь в 1962 году шведское правитель'СТВО поставило радиопиратку вне закона. Ваднер угодила в тюрьму. В мае 1960 года недалеко от берегов Голландии появилось небольшое судно, на корме и носу кото­
рого можно было прочесть -
«Вероника». На гра­
нице территориальных вод судно бросило якорь. Как пишет французский журнал «Констелласьон», береговая полиция недолго ломала голову над тем, что нужно «Веронике» В такой близости от голландских берегов. Все разъяснилось через не­
сколько дней. На волне государственной радиостан­
ции вдруг зазвучала реклама стиральных машин, за рекламой -
музыка. Потом она неожиданно обо­
рвалась, и диктор объявил: «Говорит «Радио-Верони­
ка», мы ведем передачу из нейтральных вод. Мы радиопираты. Слушайте, слушайте Hacl» Все это, однако, было лишь «пробой голоса». На­
СТОящий размах радиопиратству придал нынешний признанный глава и некоронованный монарх этого преступного бизнеса ирландец Р,оонан О'Рахилли. Хотя в Лондон он прибыл на судне, переполненном эмигрантами, ни'КТО даже в то время не решился бы назввть его нуждающимся. У себя на родине, у подножья зеленых холмов, О'Рахилли оставил рос­
кошную виллу, а в ее гараже несколько спортивных машин. Банковский счет отца позволял ему вести жизнь денди. Но Роонан предпочитал охоту за деньгами, унаследовав вместе с родительскими ка· питала ми ненасытность и волчью хватку. О'Рахилли не колебался долго в выборе поля применения сво ­
их способностей. Он нашел его в молодом и, как ему казалось, многообещающем бизнесе радиопи­
ратства. После недолгих размышлений он пришел к выводу, что именно здесь существует вакуум, ко­
торый с успехом можно заполнить. Передача все­
возможных шлягеров вперемежку с рекламой под­
тяжек или кока-колы сулила бilСНОСI10вные барыши. Торговля рекламой, которой в наши дни занимаются радио-телестанции Запада, такой же доходный биз­
нес, как производство автомобилей или электрото­
варов. Оборот от торговли таким « эфемерным то­
варом » составляет, к примеру, у американских теле­
визионных компаний два миллиарда триста миллио­
нов долларов в год. Не меньшую выгоду от рекламы получают и фирмы-производительницы. В самом де­
ле, как еще можно внушить покулателям, что сти­
ральный порошок «Люкс» лучше, чем его двойник «Персиль», если не шумной рекламой! В первые же ме · сяцы пиратско'Й радиодеятельно­
сти О'Рахилли убедилсЯ' в то,м, что ему не придется беспокоиться о клиентуре. Его агенты только успе­
вали принимать заказы на рекламу от самых раз­
ных фирм. А ведь когда «Каролина» выхо­
дила в море, никто не мог пред'положить, что О'Рахилли добьется такого успеха, что « Радио-Ка ­
ролина » возьмет за горло компании, занимающиеся производством грампластинок. В год эти компании выжимали из покупателей 22 миллиона фунтов стерлингов. Радиопираты заставили компании, не по их доброй воле конечно, «поделиться» доходами­
продажа пластинок легкой музыки упала на 23 про­
цента, проигрывателей -
на 33 процента. Понятное дело, эти «проценты» перекочевали в карман ир­
ландца. К чему, действительно, по купать пластинки, если самые последние новинки чуть ли не кругло­
суточно передавала «Радио-Каролина»? Итак, танцевальные новинки обеспечивали пирату обширную аудиторию радиослушателей, те, в свою очередь, привлекали рекламодателей. В результате за два года частной пиратской деятельности Роонан О'Рахилли положил на свой счет миллион. Закон, запрещающий частные рекламные переда­
чи. в эфире, не был для ирландца непреодолимым барьером. В трех милях от берегов Англии, в ней­
тральных водах этот закон терял свою силу. Все, что смогли сделать в ответ власти, -
это объявить корабль иностранной территорией; одна­
ко, новый статут лишь ПРОДЛ'евал процесс заполне­
ния бумаг, когда «Каролина» заходила в порты для пополнения запасов провизии. Но тревожные времена настали и для ирландца. Опасность пришла с моря. Почувствовав возмож­
ность легкой наживы, в нейтральных водах АНГЛЮ1 появляются одна за другой «Радио-Лондон», «Ра­
дио-309», «Радио-Сити», «Радио-Кинг» и. многие .другие новые станции. Радиопиратство становилось грандиозным бизнесом. Заявки на реклам у (и ко­
нечно же, деньги) потекли отовсюду, даже из Теха­
са. Наиболее популярной среди «новичков » стала « Радио-Сити », обосновавшаяся на свайных площад­
ках бывших противовоздушных фортов. После в о й­
ны эти башни, словно памятники мужес'rВу зенит­
чиков, продолжали стоять в нейтр а льных водах, пока их не пустили в «дело » пираты. Забот у Роонана прибавилось, в конторе появились новые инициативные сотрудники. Один ИЗ них -
некий майор Оливер Смидлей -
в пр о шлом пара­
шютист, ныне член правления десятка различных акционерных обществ. Майор Смидлей по поручению шефа начал пере-. говоры с Реджинальдом Кальвертом, владельцем «Радио-Сити ». Никто точно не знает, о чем шел разговор. Возможно, майор вел деловые перегово­
ры о разделе « сфер влияния» В эфире. Поговари­
вали и о том, что Смидлей, как представитель «Ра­
дио-Каролины», хотел купить радиостанцию Каль ­
верта. «Коммюнике», однако, так и не было подпи ­
сано. Переговоры закончились в чисто п иратском духе. Как-то под утро, когда « экипаж » «Радио-Си­
тю> уже спал после ночной передачи, к опорам ба­
шен подошли лодки. Схватка была короткой -
че­
рез неСКОllЬКО минут все было кончено: аппаратура поломана, сами же сотрудники «Радио-Сити » ст а ли пленниками своих более ловких коллег. На другой день после взятия на абордаж «Радио-Сити» было получено известие, что в одном доме, в графстве Эссекс, обнаружен Кальверт, убитый пулей в живот. Владелец дома майор Смидлей арестован. Еще че­
рез несколько дней инспектор Скотленд-Ярда Джордж Браун поднялся на башню «Радио-Сити», чтобы допросить ее обитателей. Уже в Лондоне, отвечая на вопросы журналиста, он несколько раз­
драженно заметил: -
У них такое же право находиться на этой баш­
не,. как и у нас. В этих словах прозвучало бессилие властей перед радиопиратами, бессилие, которое прямо задевает не только финансовые интересы государственной монополии -
радиостанции «Би-Би-Си», но и угро­
жает безопасности пассажиров авиа- и морских ли­
ний. По недавним подсчетам лондонского бюро «Тайм­
Лайф», в Европе сейчас действует 898 радиостан­
ций. Только 398 -
официальные -
работают на волнах, отведенных для них Европейским союзом радиовещания. 500 других -
пираты. Технический уровень, на котором они осущест­
вляют разбой, позволяет говорить о них, как о пи­
ратах ХХ века. Смысл их деятельности остался, од­
нако, прежним: стремление к наживе любой ценой, ценой беззакония, ценой чужих жизней ... И. ФИЛАТОВ ЖОРЖ АРНО .. ПnаТ8 за cтpan -
одно из лучшнх пронзведений современного французского пнсателя Жоржа Арно. Поставленный по этому роману фнльм пользовался боль­
шнмуспехом. НО, It8K это нередко бывает, фильм не исчерпал Bcell глубнны про­
извt'Дt'ння. l(apTIIНЫ ЖНЗНН подрубленного под корень aMepHKaHcKolI нефтяной ком­
панией .,I(руд" портового городка Лас Пьедраса, новые гранн характеров дей­
ствующнх Jlиц. авторские размышлення найдет читатель в публикуемых главах романа. Страсти, надеЖды, пораження незадачлнвых авантюрнстов в схватке с жязнью, трагнческая участь человека незаурядных способностей, который в нных усповнях МОГ бы стать героем, а в обстановке капнгаJ1нстнческого хнщннчества ндет по пути нравственного опустошення, -
вот содержанне романа. Жорж Арно долгие годы странствовал по Латинской Америке, был и такелаж­
ником и старателем на золотых при исках, не РаЗ садился за руль грузовой ма­
шины и хорошо представлял тяжесть смертоносного груза за плечами ... Перевод романа .,Пnата за страх,. печатается со значительными сокращениями. n \ . Не следует искать в этой KHи~e tео~рафи­
ческой точности, которая вce~дa об.lllанчива. Гвате.lllалы, наnри.lllер, не сушествует. Я это знаю, nОТО.lllу что 11 та.lll жил. Ж. А. ят",й, десят",й раз звонит телефон в кабине­
те Больwого Босса в деревянн",х бараках лагеря Лас Пьедрас. Измученн ... е, задерган­
н ... е служащие носяте,. из комнат... в комнату, хло­
пают тугие двери. -
Да, да... Сегодня ночью... Нет,с:ам я еще там не б ... л. Меня предупредили слиwком поздно. Рин­
нер в ужасном состоянии, для него :,то б ... ло cTpaw-
ное потрясение. Разумеется, сам он тут ни при чем. Расследованиеl В среду. Показания индейцевl Остался только один: когда приб ... ла «Скорая по­
мощь», вrорой уже умер. Конечно, его показания совпадут с риннеровскими: иначе и б ... ть не может. Чтоl Судьб... не существуетl Еще б ... l.. Н!стати, о газетчиках. Они нам и так заморочат голову. А вам легче, ч.м нам, предпринять все необходи­
мое ... Тринадцать убит",х индейцев, сами посудите ... Нам . и без roro осточертели проклят ... е комиссии по технике безопасностlt... Пенсии1 Да, но сам ... е минимальн ... е. Я еще позвоню вам ... Прес:кверная ис:тория. С одной сторон ... , д.аже лучwе, что Риннер ранен и пока не приwел в себя. Останься он невредим, б ... ло б... хуже для него и, соответственно, для компании. -
Из Торонто звонят, спраwивают г-на Риннера. Кто звонит1 -
Его мать. -
Расскажите подробно о несчастном случае, пе-
редайте заключение больниц.... Только ее еще не хваталоl М.... ей не Армия Спасения, а компания «Круд энд Ойл лимитед». Пусть оставит номер те­
nефона; если он умрет, ей позвонят. Секретарь не nюбил брать инициативу на себя. Легко сказать: «Расскажите подробно»1 Все б ... ло слиwком свежо: :,то случилось вчера. • • • В ту ночь на нефтеносной равнине Зулако тьму рассеивают ажурн ... е силу:,т", буровых B ... weK, уве­
waHH"'x гирляндами :.лектрических лампочек. На wестнадцатой буровой работает ночная смена. Дв. автоцистерн... беспрерlo'ВКО подвозят воду, РNCJИ1CМ r. Фипипповскоrо Метис... -
в алюминиев",х касках; их голые спи­
н ... блестят от пота, они снуют вокруг чудовища, пи­
тают его водой, МIIЗУ, ом. Всякий раз, когда буро­
вая колонна полностью погружается в землю, ме­
ханик останавливает маwину. Оборудование компании «К руд» на wестнадцатой буровой давно обветwало. Пятнадцать человек вруч­
ную на талях поднимают и ставят вертикально сле­
ДУlOщую секцию буровой колонны. Длинная труба в",сотой с B"'WKY поднимается, раскачиваясь и вздрагивая. Монтажник, вооруживwись веревкой и специальным ключом с очень wироким захватом, зацепляет ее на лету и, упираясь ногами, вставляет в отверстие вращательного стола, едва возвыwаю­
щегос:я над землей. Пока его помощник удерживает трубу в этом положении, монтажник бросается на­
верх отцеплять крюки тали. Те, кто внизу тянул ве­
ревки, предусмотриrельно отходят в сторону. А наверху индеец вступает в единоборство со скользким меТIIЛЛОМ. Обняв и прижав трубу к гру­
ди, он передвигает ее напряжением всего теЛII. Веревка, которой он привязан к BbtWKe, врезаетея ему в бока, сдавливает грудь, живот. Если он про­
махнетс:я, то будет раздавлен между каркасом в",wки и железом буровой трубы. Еще усилие, и труба на месте. Механик поворачивает рукоятку сцепления. Щелчок. Зажатая в челюсти вращатель­
ного стола, труба начинает свинчиваться с теми тру­
бами, котор ... е уже вошл", в землю. Шестьдесят, восемьдесят, сто оборотов в минуту, и вот она по­
степенно скрывается в скважине, а индеец, кото­
р ... й ее усrановил, уже отвязывается и спускается. Время дорого: чем бол .. wе труб будет опущено за десятичасuвую смену, тем BbIwe премия. Бесперебойная работа машин -
это пот, а порой и кров.. людей. Всю ноч" им приходится терпет" жару и бороться со сном. Кажд ... е двадцать минут после очередной стыков­
ки труб главный инженер берет пробу раствора. Он исследует его при с:вете прожектора, определя­
ет состав и плотност... По мере надобности он тут же делает анализ с помощ"ю несложн",х прибо­
ров, установленн",х на верстаке Механика. Малей­
wая оwибка может стат.. роковой. Когда бурение идет в слиwком сухих пластах, буровая труба мо­
жет перегрет"ся, а затем расколоться с чудовищ­
н"'м хрустом перекаленной стали. Осколки, в ... бро­
weHH ... e напряжением металла и центробежной си­
лой вращения, убьют рабочих и могут даже опро­
кинуть в",шку. Если же, наоборот, раствор слиш­
ком жидок, а бур в этот момент проходит сквозь карман над нефтеносн",м слоем, струя горючего 57 газа с оглушител"н",м грохотом в",рвется наружу, грозя свалит.. в",шку и всп",хнут" от малейшей искорки, от свечи в компрессоре, от соприкоснове­
ния с раскаленн",м металлом, от чего угодно. И тогда ... Начал"ник буровой Риннер о~еспокоен. Что-то сегодня не ладится. Уже дважд... из скважин... в",­
р",валис .. слаб~Je струи газа. Он не рискнул подой­
ти . с откр",т",м огнем; ему чудился запах нефти. Но пассат, овевающий долину, тоже ",есет сладко­
ватую нефтяную вон... Попробуй тут отличит .. 1 Неподалеку над равниной пол ... хает сам",й мощ­
н",й в мире факел скважин... Анако, окрашивая те­
ни в медн",й цвет. Рин неру не терпится увидет" вторую автоцистерну, которая давно в ... ехала за водой к соседней речушке. Та, что у в",шки, уже 'почти пуста. Риннер не решается прерват" рабо­
ту -
вед.. л"виная доля премии достается емуl Он садится в свой "пикап» и отправляется на поиск'и пропавшей. автоцистерн .... Из-за разм",той ровной линии горизонта равни­
на кажется совершенно плоской. На самом же деле она сил"но изрезана. Как тол"ко потеряеш.. из виду верхние огни буровой, легко потерят .. дорогу. Фа­
кел Анако очен" яркий и в то же время расплыв­
чат",й, от него тол"ко отблески в небе: это плохой ориентир. Остаются тол"ко след... колес. На ·раз­
вилке двух дорог след .... внезапно разбегаются. Рин­
нер останавливает машину, в",ходит и при свете фар п",тается разобрат"ся. -
Что этому кретину там понадобилос .. l Вед .. ему нужно б ... ло свернут.. налево. Инженер сворачивает и едет по следу; время тя­
нется для него нев",носимо: глубокая ноч", и он обеспокоен. Наконец он подъезжает к водокачке. Автоцистерна должна б ... т.. здес... Встав рядом . с машиной, он освещает темен.. лучом подвижной фар .... Ничего не видно, даже насоса, хотя шум мо­
тора отчетл",во сл ... шен. Р.иннер бормочет сквоз" зуб... ругател"ства ... Риннер снова садится в машину, заводит мотор и продолжает поиски, иногда останавливая с .. , чтоб ... прислушат"СJi. Шум насоса сл ... шен все время. Тепер .. ·след ... идут вдол" руч .. я; почваздес.. песчаная, колеса буксуют. "Пикап» упирается в затвердевшую кучу песка. Мотор глохнет. Риннер п",тается дат.. задний ход, но колеса зар",ваются по сам ... еоси. Счаст .. е еще, что ecТlo лопата, широкая и прочная, закреп­
ленная зажимами вдоn" певай дверц.... Сначаnа Риннер ср",вает препятствие перед машиной: Потом откап",вает перед кажд"'м копесом что-то вроде накnонн",х канавок, устилает их сухой травой, кото­
рую рвет руками. Неприв",кший к такой рабо.те, он чересчур торопится, нервничает и скоро в"'д"'­
хается. А толку малоl Лиш.. через десяТlo минут ему удается в ... брат"ся. А метров через сто прямо на него неожиданно в ... езжает автоцистерна. Риннер вспр",гивает на подножку. -
Живо, живо, там уже почти не остапос.. вод ... I ШОфер кивает гопавой и уезжает, ничего не от­
ветив. Он тоже вес.. обливается п6том. "с чего б... это сегодня так жаркоl» -
говорит про себя инженер. Он снова садится за руn... Автоцистерна идет слишком б",стро, она тяжеnее "пикапа» и не буксу­
ет; ее уже не догнат... Кроме того, облако [I"'nИ, которую она взд .. iмает, ослепnяет Риннера, сушит ему горло. Он остана!lnивается, дает автоцистер'не отъехат" подал .. ше. Успокоившис .. , он достает си­
гарету, закуривает, затягивается глубоко и нетороп-
58 ливо. В",кnючив зажигание, машинал"но нащуп",ва­
ет ручку приемника, вертит ее то вправо, то вле­
во. Станция Лас П .. едрас, расположенная на скаnе над портом, ведет передачи в радиусе трехсот мнл". -
Ax-xa-~al Ах-ха-хаl -
надр",вается певец-негр, в ... ступавшии в кnубе компании три недеnи назад. Ах-ха-ха, я хохочу И удержат"ся не могу. На черта неграм жизн" дана, Когда она, как м ... , Ах-ха-хаl черна, Вдруг радио умоnкает, свет гаснет. Проклятая, .мерзкая тишина равнин ... воцаряется в ночи. Риннер нажимает на стартер раз, другой. Ничего. Тока нет. Стрелка амперметра, освещенная сигаретой, не реа­
гирует. Янки чувствует себя чужим в этой пуст",­
не. ВраждебносТlo окружающего его пугает. Ударом ноги он захnоп",вает дверцу. на секунду задум",вается, потом просов",вает руку в окно, бе­
рет с сиден"я сигарет... и спички. Луч фонарика, подвешенного ic поясу, пр ... гает впереди него. Рин­
нер погружается в ноч". Сем.. кипометров по песку -
хорошен"кое деnоl Впрочем, вторая автоцистерна и без него успеет съездиТlo за водой. Боn .. ше всего раздражаеr то, что приходится все время смотрет.. под ноги, а то соб .. еш .. ся с дороги. Есnи бь, не это, ночнаJl про­
гуnка б ... ла б ... не raK уж неприятна. Он Д",шит пол­
ной груд .. ю, подставnяя nицо ветру. Небо то и дело бороздят падающие звезд.... Стоn"ко жеnаний не загадат..... Он идет, идет, ",роверяя пройденн",й пут .. по часам, и удивnяется, что не видно ни огней в",шки, ни фар второго грузовика. Его охват",вает беспокойство, угр ... зения совести: вед.. индеЙц ... осталис.. на буровой одни. Правда, старший мастер получил точн ... е инструкции, но ... Тол"ко б ... они не вздумали менят.. режим подачи раствора. Этот мастер собаку съеn на своем деnе. И все жь он поступил неосторожно. Отбnески факела Анако озаряют местнаст .. , но этот свет не успокаивает. Шестнадцатая буровая стоит в. низине; ее увидиш" тол"ко тогда, когда упреш .. ся в нее носом. Американец останавливается. Вдруг 'он замечает, что впереди уже нет сnедов. И сзади тоже: чело­
век'· слишком nегок, чтоб... ·оставит" ·отпечатки на твердой корке спекшегося песка. Стоиnо ему зазе­
ват"ся, и вот он забnудился. На секунду он приса­
живается, собирается с м",слями. Вдруг все вокруг озаряется нестерпимо ярким светом, свидетел .. ст­
вующим, что он не так уж далеко от цели; и тут он понимает, что ого буровая взnетела на воздух •. Свет осnабевает, но не гаснет. Жеnезн ... е осколки со свистом проносятся над головой, напоминая ему войну. В ужасе -
а вдруг все ПРОИЗОШIIО по его винеl -
Риннер бросается бежат". Лиш.. благодаря чистой случайности он бежит к месту взр",ва, ибо страх пересиnивает в нем жеnание увидет" все своими гnазами. Вдруг что-то ударяет его в груд", он спот",кается, деnает два бол .. ших скачка и пада­
ет на песок. Медленно поднимается -
ноги его налилис.. непонятной тяжест"ю, -
сплев",вает на­
бивwуюся в рот гряз .. и идет даn .. ше .. У него пере­
хват",вает д ... хание. Нужно остановит"ся; он валится ничком на песок и, словно во время бомбежки, бессознатеn"но всем телом вжимаеТСJl в земnю. Старые правила еще никогда не подводили, и вот он уже снова на ногах ... До места добирается уже не тот здоровен­
ный, чуть простоватый весельчак, каким его знают приятели по "Круду». Это человек с окровавлен­
ным и залепленным грязью лицом; он еле волочит ноги, сердце его разрывается от безумной гонки в темноте; он плюется кровью и сам не знает, что это -
осколок или что-то лопнуло в горле ..• В ужасе смотрит он на столб огня, в котором кор­
чится скелет буровой. Пламя с новой силой взметнулось к небу. Ветер относит его языки за сотни метров, где они с трес­
ком опаляют землю. Ветер усиливается. Но столб огня, вздымающийся в небо, разворачивая исковер­
канное железо, сильнее ветра. Буровая вышка рас­
кололась надвое, раздавив своей раскаленной мас­
сой компрессор и козлы, где рабочие складывали одежду, когда приходили на сме,НУ. Теперь пламя поглотило скелет вышки, которая стала как будто выпрямляться, словно желая принять прежний вид и вновь заработать. Неподалеку огонь пожирает грузовик~., цистерны которых уже взорвались. Пять тонн воды, выплеснутой на горящую нефть и бен­
зин, еще больше оживили огонь. Горящие машины, ничтожные в сравнении с пылающей буровой, за­
вершают картину трагедии. В стороне от бушующего огня, цепляясь I!pyr за друга, стоят на ветру два индейца. Глядя на пламя, они выкрикивают раздирающие душу слова на диа­
лекте гуахарибо, слова страха и смерти. Американ­
цу не обязательно знать их язык, чтобы понять зти слова. Тринадцать индейцев погибли в огне, и эти двое словно обезумели. Да и сам, Риннер, пожа­
луй, тоже ... О том, чтобы приблизиться к этому бушующему кратеру, из которого вырывается столб огня со­
вершенно правильной цилиндрической формы, не стоит и думать. Риннер с ужасом понимает, что эти двое могут донести' следственной комиссии о его временном отсутствии. Тринадцать уже мерт­
вы ... Да, эта ночь все больше и больше напомина­
ет ему войну. Пожалуй, проще всего было бы уко­
кошить и этих двоих, тогда катастрофу можно бу­
дет объяснить по-своему, свидетелей не останется. Но решиться на такое Риннер не в силах. Что это -
совестливость или проклятая бесхарак­
терность? Мысли у него начинают путаться. Он подходи-:" к индейцам, видит их страшные, обожженные лица. Волосы, брови, ресницы у них обгорели, но они этого даже не замечают. Индей­
цы не плачут, может быть, потому; что не умеют плакать. Риннер пытается с ними заговорить: -
Как это произошло? Как? Они не отвечают, и он понимает, что они его не слышат, потрясенные гибелью своих товарищей. Шесть часов спустя откуда-то слева из-за гори­
зонта донесся резкий, настойчивый вой сирены. На­
чальник девятнадцатого участка услышал шум взры­
ва, увидел огонь и сразу же позвонил в лагерь Лас Пьедрас. На место происшествия прибыла санитар­
ная машина компании «Круд». На землю соскочи­
ли санитары и бригада спасателей -
семь чело­
век в касках и асбестовых костюмах. Они нашли начальника шестнадцатого участка инженера Риннера скорчившимся на песке рядом с трупом одного индейца; второй тоже уми­
рал. -
Боже мой, боже мойl -
без конца повторял американец. .. .. .. На «джипе» И «лендровере» до шестнадцатой бу­
ровой, где ночью вспыхнул пожар, было не меньше десяти часов езды. Большого Босса и его штаб здорово растрясло, пока они добрались до места. Видимое за десятки километров пламя продолжало крушить остатки стального каркаса. Когда обе машины подъехали к пожарищу с под­
ветренной стороны, от представшего зрелища у всех перехватило дыхание. Уже через час после выезда они стали ориентироваться по столбу тяжелого ды­
ма, закрывшего часть горизонта. «Нет дыма без огня», -
пробормотал О'Брайен и выскочил из «лен дров ера» С резвостью юноши, тотчас об этом пожалев: он был совершенно разбит, онемевшая нога подогнулась, и он чуть не упал. «Огонь ярится, -
сказали индейцы, -
он не поща­
дил ничего». Действительно, от каркаса буровой не осталось и следа. Семь человек наблюдали за по­
жарищем издали, метров за сто, и все же кое-кто заслонял лицо ладонью. Юрисконсульт компании, багроволицый здоровяк лет тридцати пяти -
соро­
ка, вытащил из кармана блокнот и делал какие-то записи. О'Брайену, настоящему мужчине, способно­
му оценить всю безмерность катастрофы, это пока­
залось предельно смешным. -
Чтобы в этом разобраться, надо туда слазить,­
брякнул он, не стесняясь. -
Вот ведь закавыка, а? Ладно, я уже насмотрелся. Меня от этого тошнит. Его ирландский акцент, от которого он не желал избавляться, прозвучал резче обычного как допол­
нительное оскорбление. Юрисконсульт еще боль­
ше побагровел, но ничего не ответил и, продолжая подсчитывать убытки, заносил цифры в блокнот. О'Брайен вернулся в машину, развалился на перед­
нем сиденье и развернул иллюстрированный Е'же­
недельник с приключениями супермена. Фонтан густого, упругого пламени казался лавой, вырывавшейся из жерла вулкана. Расплавленная струя вздымалась очень высоко и не распадалась, а исчезала в черном облаке. Отдельные падавшие об­
ратно на землю выплески походили скорее на ос­
колки, чем на горящие капли нефти. Пожар питал самого себя, независимый, настоя­
щий, живой. Его не заботило, долго или коротко ему бушевать, перед ним была цель -
взвиться к небесам. И он спешил ... О'Брайен вернулся к своим людям. Подробности случивщегося его не интересовали. В государствен­
ном аппарате, где правила игры состояли в том, чтобы все объяснять, а не сражаться и действовать, ему, О'Брайену, несдобровать бы. Но ирландец был прямо-таки создан для битв. Он мгновенно прихо­
дил в ярость. Вот и сейчас он возненавидел этот пожар. И не потому, что чувствовал себя ущемлен­
ным: потушен пожар или нет, это не уменьшит его, О'Брайена, двойного оклада -
компенсацию за ра­
боту в тропиках. Генеральный директор компании в Гватемале, как всегда, получит свой ежемесячный чек первого числа. Дело не в этом, О'Брайен злил­
ся на пожар, злился -
и все тутl Он принадлежал к числу людей, которые всегда впадают в ярость, сталкиваясь с препятствиями, трудностями, враждеб­
ностью вещей и вселенной; но без таких людей мы бы ещ·е оставались в каменном веке. _ К скважине подойти невозможно, -
сказал О'БраЙен. -
Остается только рыть траншею прямо с наветренной стороны, а в конце сделать два зиг­
зага для страховки. Они вернулись к машинам. Весь обратный пут!> ЮРI1СКОНСУЛЬТ втихомолку готовил очередной до-
59 клад, думая о том, как свалить всю вину на этого рыжего ирландца. А О'Брайен думал, как по­
скорее покончить с пожаром. Составил план дей­
ствий, уточнял детали. Он уже видел, как великаны в асбестовых костюмах подберутся к самому осно­
ванию огненной колонны, как заложат под нее ВЭРЫRчатку и свалят ее, словно дерево. Он уже предвкуwал, как после немыслимого грохота в до­
лине воцарится тиwина, как она навалится на реву­
щее пламя и задавит его словно тяжелым покры­
валом. Так когда-то УСМИfJЯЛИ буйных. Потуwить горящую скважину проще простого. Ее надо задуть, как задувают спичку. Только при­
дется дунуть посильнее. Для этого нужна взрывчат­
ка. Но подойдет не всякая! Иная способна разру­
wить и разметать постройки в радиусе сотен мет­
ров, но не справится с их тепереwним врагом -
огнем. Покинув плато, эту равнину, усеянную сотнями буровых вышек, маwины начали спускаться к Лас Пьедрасу. Последние двадцать километров дорога wла преВt>сходная: асфальт поверх ровной брусчат­
ки. Но спуск к порту был головокружительный: езда по таkой серпентине напоминала акробати­
ческий трюк. Только бетонный парапет толщиной в двадцать сантиметров отделял маwины от пропасти. Внизу дорога выравнивалась и по мосту-плотине через все семь рукавов Рио Гуаяс выходила к мо­
рю. Но ни моря, ни реки пока еще не было виднС), весь берег казался огромным БОЛОIОМ, над которым клубился I?елый туман. Здесь, у начала спуска, ландwафт казался разрезанным на две части; вверху, позади, открывалась южноамериканская пустыня -
камень, песок, сера, выжженная убогая растительность. Солнце там стояло в зените по две­
надцать часов. А сотней метров ниже низвергался водопад поросwих мхом склонов. Любой wофер, даже самый бывалый, даже здеwний уроженец, не мог думать об этом спуске без замирания сердца. Несколько водителей грузовиков уже поплатились жизнью, с тех пор как "К руд энд Ойл лимитед" на­
чала строительство нефтепро'вода, который по­
зволял доставлять нефть от самых дальних сква­
жин до Лас Пьедраса. В те времена тягачи с прице­
пами, в основном давно устаревwие и до предела изноwенные, тащили пятнадцатидюймовые трубы ДЛИНОЙ в тринадцать метров; kаждая труба весила около полутонны, а таких труб грузили штук по пятьдесят-wестьдесят: передние концы на тягаче, задние на двухколесном прицепе -
получался эда­
кий гроб на колесах. И вот иногда такой катафалк застревал на самом крутом подъеме. Мотор вдруг начинал каwлять, чихать. Встряхнет маwину раза два, а потом мягкое скольжение колес, которых уже не удержать. Тридцать тонн железа сползают в про­
пасть. Прыгай, wофер, прыгай! Рви дверцу слева, ту, что возле руля, ту, на которую наваливался всем телом... Если за две секунды wофер не успевал открыть дверцу, пиwи пропало! На другой день или через неделю приедут автокраны, и спасатели с ве­
ликим трудом поднимут из пропасти то, что оста­
лось от маwины и от водителя. И отправят их -
останки -
каждого на свое кладбище. Когда строился нефтепровод, такая работа очень хорошо оплачивал ась. * • * -
Давай, Манолето, давай! -
Вперед, бык! Вот молодец! Громкие голоса раздавались в зале «Корсарио Негра», 'самом злачном кабаке Лас Пьедраса, но 60 казалось, что они доносятся из динамика. Услыwав их, никто бы не представил себе многолюдные три­
буны над ареной, а сразу бы стал искать глазами потреСКИllающий приемник, передающий репортаж о корриде. Может быть, обманчивое впечатление возникало из-за тумана, который заволакивал поме­
щение так же, как и весь город. Жители Лас Пьед­
раса называли такой туман «дыханием кайманов» из-за бесчисленных крокодилов, киwевwих в дельте реки. Но нет, это были все-таки живые человече­
ские голоса, а не хрипы электрического ящика. При­
слуwавwись, уже нельзя было оwибиться: Вперед, бык! -
Посмотрите-ка на Манолето, он уже мертв! -
Как это мертв! Ни черта! Кричавwих было трое, они сидели за угловым столом. Белые стены больwого зала украшены рекламны­
ми картинками. Справа от входа над стойкой -
портрет никогда не существовавwего "Черного пи­
рата» -
в каждой руке по пистолету, в зубах абордажная сабля, в объятиях полуголая деви­
ца; глаза пирата художник намалевал фосфорес­
цирующей краской. В тот час в «Корсарио» почти никого не было. Город придавил тяжкий полдневный зной. Скоро, в 11 часов, заревет сирена, возвещая об обеден­
ном перерыве в доках: тогда сюда явятся порто­
вые рабочие выпить стаканчик агуардиенте, покру­
титься возле девиц. Но пока все тихо. Пока здесь одни курильщики марихуаны. Сигареты, которыми они глубоко затягиваются, начинены марихуаной, наркотиком, вызывающим направленный бред. Достаточно четырех граммов этой травы -
и вы уже на ярмарке грез, закройте глаза, выбирайте. Сегодня курильщики из "Корсарио,> реwили от­
правиться на корриду. Наркотик до странности иэменил их голоса; они тяжело AbIwaml, время от времени неожиданно вскрикивали. Но та же марихуана исполнила их общее желание: на круглом столике с цементной, под мрамор, крыwкой чудесным образом появился золотистый песок, песок арены. К их восторгу, она превратила неясные силуэты знакомых предметов в пеструю ПРазДНИЧНУЮ тол­
пу, собравwуюся в воскресный день на Пласа де Торос. Пепельницы, блюдца, бутылки из-под кока­
колы, наполовину опустоwенная литровая бутылка рома превратились в ловких бандерильеро, роскош­
ных пикадоров, суровых стражников -
необходи­
мых статистов мистерии смерти. Более того, здесь присутствова:л сам Манолето. Манолето, который два года назад был убит его сто восьмым быком, Манолето, идол афисьонадос. Курильщикам казалось, что коррида ·;цеЙствитель­
но проходит перед их глазами. Иногда один из них незаметным движением передвигал стакан или бутылку, как бы оживляя действие. Но для трезво­
го наблюдателя это было невыносимое зрелище -
сплоwная фальwь с больwой буквы. Хо~яин Эрнан­
дес, тучный европеец со шрамом на лице, ути­
рая пот кухонным полотенцем, смотрел на своих гостей угрюмо, со сдержанной яростью. -
Совсем рехнулись! -
проворчал он. Похоже было на то... Двое из курильщиков были индейцами-полукровками, тщедуwными, нервными, истощенными. Их жесткие черные волосы блестели как лакированные, правда, у старшег'О они заметно поредели. У обоих были I1рилизанные свирепые усики. Третий был белым. Выглядел он лет на шестьде­
сят и был худ как скелет. Морщины на его лице казались грязными трещинами, волосы сплошь се­
дые, руки беспокойно двигались, и lIecb он време­
нами спазматически подергивался. Его выгоревшие, как у людей, долго плававших по морям, глаза глу­
боко запали, щеки тоже настолько ввалились, что казалось -
скулы вот-вот прорвут натянутую кожу_ Он был поглощен событиями корриды и реагиро­
вал так, словно на карту было поставлено что-то очень значительное: кашлял, смеялся, произносил пять-шесть слов и умолкал, расслабившись, с по­
мертвевшим лицом. Потом все повторялось. Вдруг все трое склонились над столом. Жак, евро­
пеец, пробормотал: -
Это не коррида, а бойня! -
Нет, ты смотри, какое сильное, смелое живот-
ное ... Для них на столе продолжался настоящий боif быко!>, и Манолето непрестанно вызывал восторги десятитысячной толпы, разместившейся рядом на двух стульях, но хозяину нелепость происходящего уже порядком надоела. Рядом с хозяином за нов'енькой кассой -
сплош­
ной никель и цветные кнопки -
пре)'величенно прямо сидела его жена. Старообразная и поблекшая в свои тридцать лет, она с гордостью созерцала кассу, символ их процветания. Между нею и мужем молодая индеанка, согнув­
шись над цинковым баком, мыла оставшуюся с но­
чи посуду. Хозяин за стойкой склонился к официантке. -
Пусть вопят, что хотят, и делают, что угодно, только чтобы мне не в убыток. Роза, дай им еще что-нибудь выпить. Девушка неуверенно вышла из-за стойки, подо­
шла к троим, взяла со стола пустой стакан и спро­
сила: -
Господин Жак, чем мне еще угостить вас и ва-
ших друзей? Жак зло повернулся к ней: -
А ну поставь на место, дрянь! Но Роза уже пятилась к стойке со стаканом в руке. -
А ну поставь на место! -
повторил Жак и до­
бавил с болью в голосе: -
Эта дрянь увела быка .•• Индейцы сразу поняли всю непоправимость про­
исшедшего. Они переглянулись с видом людей, с которыми судьба сыграла злую шутку. Официант­
ка испуганно шмыгнула за стойку. Лысый индеец покачал головой: -
В самом деле она его увела. Жак был возбужден больше всех. Он поднялся, глаза его вращались с бешеной скоростью под вы­
горевшими бровями, нижняя губа тряслась, в углах рта появилась пена. На индейцев наркотик подейст­
вuвал не так сильно, и они по пытались усадить свое­
го белого приятеля на стул. Но тот держался на ногах крепче, чем они думали. Махнув рукой, ин­
дейцы оставили его бушевать. Жак схватил стакан, разбил его вдребезги и рас­
топтал осколки. В один угол полетели спички, в дру­
гой -
сигареты. В голову «Черного пирата» уго­
дила тяжелая пепельница, порвавшая полотно. Хо­
зяин пожал плечами и вышел из-за стойки с наме­
рением раз и навсегда утихомирить разбушевавше­
гося Жака. Тот швырнул в него стакан и завопил, как капризный ребенок: -
Отдайте мне моего быка, не то вас всех ра­
зорву на части! Хозяин беззлобно, но решительно отвесил Жаку пару пощечин и, когда старик с рыданием рухнул на стул, вернулся за стойку. В эту минуту появился Жерар. Он казался озабоченным. -
Опять напился? -
спросил Жерар, указывая на Жака. -
Ну ладно, у меня новости. «Круд» вер­
бует на работу. -
Ты что, теперь работать собрался? -
удивился Эрнандес. -
Ну и дела! -
Эта работа меня интересует. Они объявили: опасно, но заплатят хорошо. Хозяин «Корсарио» на мгновение замер с от­
крытым ртом, потом перевел дыхание и спросил: -
А что за работа? -
Не знаю, -
ответил Жерар. -
Но, ВО всяком случае, пора что-то делать. Сорву куш -
и прощай Лас Пьедрас! Мне этот дохлый городишко осточер­
тел. КёЖДЫЙ день любоваться вот этим ... Он взглядом указал на Жака, всхлипывавшего за столом, на зал, на девиц. -
Посмотри на Линду ... Уже полгода я мечтаю вытащить ее из этого болота и не могу, потому что жрать надо. А этот жалкий город с его туманом, эта дрянная река, эти смехотворные вояки. Осточер­
тел, я сказал? Не то слово. Мне все здесь опаску­
дело! * * * Год назад одиннадцатичасовым рейсом Жерар прилетел сюда из Гонолулу. К Эрнандесу он вошел столь уверенно, словно явился из соседнего бистро. За столом в уголке, накурившись марихуа­
ны, рыдал Жак. Это с ним случалось не менее трех раз на неделе. Эрнандес уставился на нового посетителя, как бы не узнавая его, но тот снял дымчатые очки и небрежно бросил; -
Привет, старина! Заплати-ка за мое такси! Хозяин «Корсарио Негро» ничего не ответил, однако достал из ящика кассы серебряный доллар и протянул его официантке со словами: -
Поди отдай шоферу. А ведь его редкостная скупость была общеизвест­
на! Присутствовавшие при этой сцене сделали вы­
вод, что незнакомцу кое-что известно об Эрнанде­
се. И они не ошиблись. Жерар поселился в «Корсарио» в двенадцатидол­
ларовом номере. Эрнандесу такой поворот дела Я03НО не нравился, но до поры до времени он при­
кусил язык. Мало того, Жерар Штурмер не платил за постой ни гроша, его долг хозяину достиг уже тысячи двухсот долларов. И тут-то Жерару повезло: он встретил Линду. Правда, ее преданность и немое обожание его совершенно не трогали, скорее раз­
дражали, но он и не думал, что в таком деле нуж­
на настоящая любовь. Зато теперь он мог хоть изредка платить Эрнандесу. О прежнем долге никто не заговаривал, на нем, по-видимому, был постав­
лен крест. Жерар Штурмер быстро прикинул, на что может рассчитывать парень вроде него в таком городишке, как Лас Пьедрас. Сначала он попробовал работать честно. Но перспективы были скверные. Местное население Лас Пьедраса жило в крайней нищете. Индейцы, истощенные лихорадкой, наследствен­
ными болезнями и эпидемиями, были слишком мно­
гочисленны -
работы на всех в порту не хватало. Все, кто застрял в Лас Пьедрасе, находились в том же положении, что и Жерар. 'Изгнанные из разных стран или сбежавшие от своего прошлого, они сидели в этой мерзкой дыре, где невозможно было жить и откуда еще труднее было выбраться. 61 Денег н.е хватало. Постоянный голод грыз их, сжигал кровяные тельца, дизентерия выворачивала им кишки, лихорадка, заботы, женщины и наркоти­
ки отупляли и разрушали мозг. Без работы, без гроша в кармане, они продолжали верить, что слу­
чится чудо. Дилемма была проста: выбраться отсю­
да или подохнуть с голода. Выбраться они не мог­
ли, а подыхать никому никогда не хотелось. Сжав кулаки и стиснув зубы, они яростно метались в ло­
вушке, в которую попали. Благодаря доброму сердцу Линды, а также неко­
торым другим ее достоинствам Жерару удалось из­
бежать отчаяния нищеты. Но сначала приходилось туго. На третий день он, как и все его предшест­
венники, отправился в бюро по найму компании "к руд». В пыльной большой комнате с грязным полом, вдоль стен которой стояли четыре длинные скамьи, сидели человек двадцать бедолаг. Они до­
жидались очереди, жалуясьдруг другу на свои зло­
ключения. Все были измождены, глаза их лихора­
дочно блестели, от ни)( пахло голодом и нищетой. Жерар пересек комнату и уверенно постучался в дверь. -
Кто там еще1 -
раздался изнутри раздражен­
ный хриплый голос. Штурм ер вошел и очутился лицом к лицу с чу-
довищем. Люди, нанимающие на работу, всегда вы­
зывают страх, но на сей раз Жерар столкнулся с чем-то невероятным. Нечто длинное, бледное, ни­
теобразное, сверкающее золоченой оправой очков и золотыми зубами, с одной авторучкой за ухом и другой в руке, потело над отпечатанными на ма­
шинке страницами. Существо то и дело хватало настольный вентилятор и подносило его к уху, за которым не было авторучки, словно желая прочи­
стить себе мозги сжатым воздухом. Взглянув испод­
лобья на Жерара, существо коротко выдохнуло: -
Для вас работы нет. Зайдите в другой раз ... Еще два дня спустя, превоэмогая стыд, Жерар явился в бюро для иммигрантов, расположенное в огромном железобетонном здании. Дверь была с бронзовыми накладками; от CbIPOCTli они позеле­
нели и покрылись пятнами. На внутреннем откры­
том дворе сразу бросалась в глаза доска, на кото­
рой бронзовыми же буквами были Нl!чертаны пра­
ва и обязанности иммигрантов. Особенно Зl!помина­
лась заключительная часть: "Тот, кто прибывает на территорию Гватемалы с открытым сердцем и же­
ланием трудиться, проникнутый настойчивостью и эн­
тузиазмом, имеет право есть каждый день». Сколько раз в день и что именно, в тексте не указывалось. За конторским столом в холле сидел служащий в форме, то есть 8 габардиновых брюках цвета хаки, в белой рубашке, с распущенным черным гал­
стуком и с зеленым козырьком над глазами. Не успел Штурмер открыть рот, как служащий жестом дал ему понять, что в работе ему отказа­
но. «НО послушай, приятелы) -
закричал Жерар с такой улыбкой, будто встретил друга детства пос­
ле десяти лет разлуки. Удивленный чиновник поднял голову, пригляделся к посетителю, и его землистое лицо тоже тронула гримаса, которая в зтих широтах могла бы сойти за улыбку. Искусство рассказчика было вознаграждено: пос­
ле сильно приукрашенного, точнее -
насквозь лживого, повествования о своем прошлом Жерар получил формуляр, в котором значилось: «Жерар Штурмер, тридцати шести лет, уроженец Парижа, судимостей не имел, профессия -
управляющий». Но только на улице он. увидел, что принят на ра­
боту ... докером! Он решил поступиться самолюбием. «Можно по­
торговаться даже с господом богом», -
сказал он себе. Можно век проработать докером, ни разу не прикоснуться к мешкам или ящикам и тем не менее раз в неделю исправно получать свои денежки ... И он отправился в порт. Мешки с цементом лежали штабелем перпенди­
кулярно к молу В двадцати метрах 'от причала. Штабель был огромный: сто метров в длину, три­
дцать в ширину, пять в высоту. Десятка два груз­
чиков под началом индейца-надсмотрщика, воору­
женного свистком и дубинкой, взваливали мешки на головы и относили на другой конец мола, где складывали их параллельно причалу в такой же штабель: сто метров длиной, тридцать шириной и пять высотой. Со стороны могло показаться, что, когда эта работа будет завершена" все начнется сначала, уже в обрспном' порядке. Жерар подошел к работающим. По их телам струился пот, смешивался с цементом и засыхал твердыми потеками, под которыми лопвлась кожа и начинала сочиться кровь. У всех были глубоко запавшие щеки и тусклые, остан'08ившиеся глаза. Когда они тяжело переводил и дыхание, казалось, что у них разрываются внутренности. Иногда один из них останавливался и кашлял, сплевывая серую слизь и цемент. Если надсмотрщику чудилось, буд­
то кто-то чересчур замешкался, раздавались два предупредительных свистка. После третьего следо­
вал удвр дубинкой. Штурмер подошел к надсмотрщику, сунул ему бумагу, полученную в иммиграционном бюро, и спросил: -
На какую работу поставишь? Толстый индеец, похожий на палача, заговорщиц­
ки протянул ему свои «орудия труда». -
Будешь работать со мной на пару, друг. Жерар испытующе взглянул на него. Видно, этот болван и впрямь счел его себе подобным. . -
Лучше я отсижу свой срок в Карсель Модело за то, что тебя укокошу, чем стану на твое' место. Катисъ ПОАальше, сволочь! Надсмотрщик непонимающе уставился на Жерара. 'Штурмер пожал плечами и отправился обедать в «Корсарио», окончательно отказавшись от мысли зарабатывать де'ньги честным путем: с этого и надо было начинать. Потом дело запахло контрабандой. Два богатых городских торговца: плоскостопый негр-аптекарь 8 золотыx очках и индеец по имени Альварес Кор-
до, владелец единственного в Лас Пьедрасе универ­
мага, -
наперебой уламывали Штурмера, суля ему несметные барыши. Жерар живо смекнул, что, если бы у него был хоть какой-нибудь начальный капи­
тал, оба гватемальца могли бы ему очень при го­
диться. Будь У него своя лодка, они наверняка пошли' бы на риск, оплатив первые расходы. Они даже намекнули, что на таких условиях готовы одол­
жить ему десять тысяч долларов. С другой стороны, у хозяина прибрежного ресто­
ранчика имелась шхуна, на ремонт которой требо­
валось не больше двух тысяч долларов. Тому, кто взялся бы ее отремонтировать, хозяин наверняка продал бы шхуну в кредит. Это была добротная двадцатидвухметровая посудина из тикового дерева с медной обшивкой. Дельце было выгодное: после ремонта такая шхуна стоила бы не меньше пятна­
дцати тыс~ч долларов. Но у Жерара не было не­
обходимых двух тысяч, и добыть их ему было так же трудно, как и сумму, в десять раз большую. Дело зто тянулось уже одиннадцать месяцев. Два раза в неделю француз навещал своих воз­
можных кредиторов, желая дать им понять, что мысли о сотрудничестве с ними он не оставил. Иногда спускался к морю и окИДывал шхуну взгля­
дом хозяина. Все остальное время он проводил с Линдой. Или просто бездельничал. Но не только Штурмер так постыдно застрял в ,этом мертвом городе. Он познакомился здесь с Гансом Смерловым, литовцем, поляком, немцем или русским -
в зависимости от того, с кем Ганс говорил, и от того, что писали в газетах о полити­
ке. Раньше он служил начальником полиции в Гон­
дурасе, потом вынужден был бежать, чтобы его прежние приятели не упрятали его за решетку. -
Ну что, Ганс, недолго длилось твое гене­
ральство, вытурили, а1 -
сукины дети, -
отвечал Смерлов, пожимая плечами. -
Дерьмо собачье! Когда Ганса спрашивали о планах на будущее, лицо его делалось суровым и непроницаемым. -
Планы? Соберу из голодранцев армию убийц, и мы камня на камне не оставим от Тегусигальпы, когда я туда вернусы Смысл розыгрыша состоял в том, чтобы заставить его признаться, что у него не было и нет ни гроша для закупки необходимогр оружия. Шутники вво­
лю веселилисъ, глядя на его жалкую физиономию. Заглядывал в «Корсарио» и Джонни. Настоящее его имя было ин'ым. Он был румыном искрывался в Лас Пьедрасе с тех пор, как во время попойки ударом ножа убил своего лучшего друга. Джонни, как и Ганс, прибыл сюда из Тегусигальпы. Идиот­
ская история; поножовщины между друзьями все­
гда нелепы. Но теперь, когда в лице Жерара Джон­
ни нашел нового лучшего друга, он уже реже со-
жалел об убитом; , Были и другие: необычайно респектабельный с виду англичанин Льюис, большой поклонник кра­
соты негров, Хуан Бимба, воевавший когда-то в Испании против Франко, пятнадцатилетний италья­
нец Бернардо Сальвини, похожий на слегка свихнув­
шегося исполнителя эстрадных песенок, Педро­
американец, мулат Земляной Орех, Делофр, Бы-­
ший посланник Франции в Каракасе, Стив из Бого­
ты... Словом, человек д"адцвть, готовых на все, nишь бы уехать отсюда ... Перевм с французского Е. ФАКТОРОВИЧ (Продолжение ,следует) 63 «ДЬЯВОЛ ТАМ ЖАН-ПЬЕР МАРКА Н ДЕНЬ ПЕРВЫй. Проект мой быn прост: вместе с то­
в а рищами -
J(о л ет Ремон 11 Миш еле м Обером -
пере с ечь самую жаркую пустыню мира (я говорю о СДОnИllе с мер ­
ти») В самый ж аркий сезон г ода. В последних числах июля -
первых чис ла х авг у ст а температуру з десь обычными градусниками не зам е ришь. Чтобы убедить самого себя в ВО З МОЖН ОС ТИ т а ко г о п ерехода, я пере с ек пустыню в с е н­
тябре -
октябре: 134 километра д а лись мне тогд а з а шесть о д инаковы х, как близнецы, н мучите л ьных дней. Ког д а мы были на девятисотметровой высот е. лишь в каких-то пятнадцати километрах ОТ входа в «Долину смерти» I Мишель произнес: «Знаешь, а мне, честно говоря, н е каж е т с я, что все это будет так сложно, Жарко, конеч­
но, но ЭТО терпимо:». Однако чем да л ьше мы шли, тем ра с каленн е е стаНОВИЛСR воздух, ", когда я украдкой СМОТ­
ре л на Мише л я, мне казалось, что его решимость стано­
ви л ась уже не сто л ь твердоА. Пять дней мы решиnи провести у края пустыни, прнвы ­
кая к жаре. Так уж вышло, ЧТ(1 тренировал с я я, по с у­
ществу, в одиночку. По четыре часа я проводн.. под самым н е и с товым СQлнцем, а когда в лагере приходил в себя, не переставал удив л яться, как зто • прошлыА раз я выдерживал под таким же солнцем по десять часов кряду. Вышли мы двадцатого июnя. Посnе полуторачаС080ГО перехода мы были уже у каньона, где, по расчетам, нахо­
дился ис т очник. Во рту -
будто костер развели, но на­
дежда хотя бы на один глоток воды подталкивала нас. Однако в источнике не оказалось ни капли. Он давно высох. Мы потащилнсь дальше вдоль узкого каньона. Я знал, что он вскоре должен резко завернуть и вывести нас к старой, заброшенной шахте, 8 КОТОРI)Й когда - то добывалн з олото. Ещ е до выхода из лагеря мы договориnнсь с командова н ием отрядов, патрулировавших в пустыне, о том, чтобы около шахты нас ждал гру з овик с припасами. Ме с тность гористая. Мы переваnи n и через первый хребет, 64 « Не внаю, существуют ли вообще на этот счет какие-нибудь объяснения. Я по край ­
н е й мер е это явление объяснить не ВОВЬ ­
МУСЬ. Каким обра в ом вдоровые камни n е ­
редви2аются по nусть!не? Точно ТОЛ Ь КО од­
НО МОЖНО скавать -
ветер им в этом деле н е nОМ02ает, часто они движутся в проти­
ВОПОЛОЖНОМ ему направлении ». ДНЕВНИК ФРАНЦУЗСКОГО ПУТЕШЕ­
СТВЕННИКА ЖАН-ПЬЕРА МАРКАНА, В ОДИНОЧКУ ПЕРЕ СЕКШЕГО САМУЮ ЖАРКУЮ ПУСТЫНЮ-"ДОЛИНУ СМЕР­
ти .. , РАСПОЛОЖЕННУЮ НА СТЫКЕ ДВУХ АМЕРИКАНСКИХ ШТАТОВ КАЛИФОРНИИ И НЕВАДЫ. задыхаясь от устаnости, взобраnись на гребень второго. Сверх у уже видны были развалины шахтных построек. Со л нце быстро катилось за горизонт, нам тоже прихо­
ди л о с ь сп е шить. Через час, еще з асв е т л о, мы были у гру­
з овика. Пока журнаnисты фотографировали нас, я опусто ­
шал бутыл ки с водой. Я пил, пил до и з неможения, так что, наконец, не мог сделать ни г лотка. На ночь устрои л ись В разваливш е й с я хи б аре, д ырявые стены к о торой быnи открыты вс е м в е т ра м. Мы б ы n о уже ИГРАЕТ В ГОЛЬФ» переступил и ТО, ЧТО раньше назывз'ЛОСЬ порогом дома, как вдруг я услышал какой-то подозрительный шум. CXBa~ ТИВ Мишеля за руку. я посветил фонариком ВНИЗ: в двух шагах от нас извивал ась здоровенная гремучая змея. Концом палки я поддел ее, вын.ИНУJl на открытое место и тут же добил. Ночь, судя ПО ЭТОЙ первой встрече, обе­
щала быть весьма интересной, но мои товарищи наот­
рез отказались составить мне l{омпан.ию и устроидись снаружи. Когда красные огоны .. и машины сн:рылись за поворо-
том, на долину вновь Qпустилась разбуженная БЬ1J:О тишина ... ДЕНЬ ВТОРОй. На следующий день, уже вечером, когда мы снова встретились с паТРУJlем, Мишель и Колет сообщили мне, что больше они по этому аду не хо­
ДОКИ. На прощанье Мишель сказал: «Если хочешь знать, то всем вообще наплевать на то, что ты задумал. Да ниче­
го и не выйдет, ты только один этого не понимаешь». Я не стал ему отвечать. Да и зачем? «Ладно, -
сказал я им, -
идите отдыхайте. Увидимся в понедельник ве­
чером». ДЕНЬ ТРЕТИй. Рюкзак сегодня тяжелее. И дорога-то вроде удивительно гдадкая все тридцать километров до пика Телескоп, но каЖДЫI:1 из них давался после от­
чаянных усилий. Зато на вершине меня ждало возна­
граждение -
такой закат, какого я еще никогда не видел. Становится холодно, надо искать хоть какое-нибудь убежище. Впрочем, теперь никакое убежище не спасеТ: всю ночь напролет я дрожу и от усталости не могу заснуть. ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫй. На следующее утро поднимаюсь рано. Когда с высоты перевала я высматриваю место для следующего привала, то не могу побороть отчаяния -
по прямой каких-нибудь три с половиной километра, да еще все время вниз по склону, но путь труден -
то об­
рывистые каньоны, то заболоченные низины. Но я переси­
ливаю себя и бросаюсь вперед, как бросаются вводу. Но­
ги скользят по катящимся камням; чтобы не упасть, при­
ходится идти все быстрей и быстрей, но все равно трудно удержаться, я качусь вниз по камням. Через четверть часа стою на огромном камне на дне пересохшего потока. Теперь я иду вдоль каньона, пере­
прыгиваю с одного камня на другой -
идти стало лег­
ко, даже весело. Неожиданно IШНЬОН резко суя(ается -
похоже, дальше пути просто нет, я попался в ловушку. Прикрыв обожженные солнцем веки, осматриваюсь во­
круг -
кажется, если забраться наверх, то там дорога будет совсем легкой. Подъем высушивает тело, и хотя иду я теперь под тенью стены, ноги еле слушаютсяо А впереди -
его не обойти -
острый выступ скалы, надо вспрыгнуть на него -
я прыгаю, и вдруг нога подвертывается, отчаян­
но цепляюсь за выступ, подтягиваюсь, перехватываю ру­
ки, снова подтягиваюсь и... вижу, как по равнине бегут испуганные моим неожиданным появлением дикие ослы. Мне говорили, что ОНИ произошли от вполне безобидных домашних ослов, которых в свое время оставили в пусты­
не геологи. ... я иду уже несколько часов, и хотя солнце давно успе~ ло перевалить зенит, Ж2ра не унимается. Наконец я у то­
го места, где согласно договоренности мне должны были оставить кое-какие припасы. .Мишель все устроил как нельзя лучше: еще издалека я вижу кучу камней и стре­
лу, указывающую направление. Еще несколько шагов, и я нахожу под скалой при крытый ветками ледник. Я бе­
русь за бутыль и чуть не обжигаю руку -
настолько она раскалил ась. Я так и оставил ее нетронутоЙ. Закат окрашивает в розовое горы и песок, и только впереди виднеется белое пятно -
соль. Под ногами бе­
гают ящерицы, их хвосты выгнуты вверх дугой. как буд­
то ящерицы боятся прикоснуться к обжигающей земле. Каждые десять минут обливаю из фляжек ноги, и хотя я надел четыре пары носков, ноги горnт, как будто их СУliУЛИ В огонь. Останавливаюсь на ночь под прикрыти­
ем невысокой дюны. Я уже засыпал, но тут истошно за­
кричал койот, и я проснулся весь в поту. 6 «Вокруг света» N, 2 ДЕНЬ ПЯТЫ й. Утром я поднимаюсь весь разбитыЙ. Складываю рюкзаl~, закидываю его на плечи и делаю первый шаг. Сегодня мне надо дойти до Тьюл Спринга. В пятьдесят восьмом году там зарегистрировали 88 гра­
дусов на солнuе. Я еще недалеIЮ отошел от места ночной стоянки, когда Мf.НЯ догнала па.трульная машина. Солдат специально выехал, чтобы отговорить меня от прямого пути. «Котя тут всего двенадцать километров, но если вы хоть раз упадете, считайте, что вы человек конченый. Вам уже ни!{то не сможет помочь -
у нас просто нет вашей под· готовки». Мне понятно его беспокойство, но я все равно хочу добраться до этой самой низкой точки Соединенных Штатов -
93 метра ниже уровня моря. Самое сложное, что эта «точка» И все ВОI{РУГ нее -
сплошная СОЛh. В конце концов выбираю компромиссный вариант: дойти до интересующего меня места -
ЭТО всего в че­
тырех километрах и вернуться обратно. Через час я уже был на месте, соль не успела даже разъесть бо­
тинки. Тут же поворачиваю назад -
я спешу, потому что чувствую приступ тошноты и слабости. Около полуднн Я, наконец, нахожу свой РЮI{зак. Теперь до конца пути остается 29 километров. Надо снова спешить. Часа через два меня вновь нагоняет патруль. С 'ним приехали и журналисты. ИI\-I в голову пришла 01'-
ЛИLIная I'l'Iысль: за сто километров они притащили мне бифштекс и жареную картошку. Последний переход не из самых легких. Этот участок не зря прозвали «поле, где дьявол играет в гольф:.. Соль здесь перемешалась с глиной, ветер и солнце за­
острили твердые как стекло глыбы, здесь и дьявол себе ногу сломит. Жара стоит адская -
нечего и думать где­
нибудь остановиться. Равнина кончается, ее сменяют низ~ кие ВУ~1каинческие холмы. Но вот, нанонец, я выхожу к первой дороге, вьющейся у подножья горы. Правда, это вовсе не значит, что трудности позади. Впереди еще соленое озеро. Я делаю только несколько шагов от его берега, и ноги сразу уходят по щиколотку в рапу -
соленую жижу; горячая вода сквозь обувь и четыре па­
ры носков сжигает кожу. А впереди несколько километ­
ров Т&I{ОГО пути. Я некстати вспоминаю, что прошлой зи­
мои целый сджип» был засосан такой трясиной, а ведь тот брод был уже. До бо.1И сжав зубами влажную губ­
КУ, я бросаюсь вперед, я бегу 1 потому что мне страшно. Только провалившись в соль по колено, S"I неожиданно успокаиваюсь, ОПУСI{аю в воду руки и начинаю на ощупь l1скать дорогу. .я должен выскочить отсюда как :можно бы­
стрее -
соль жжет неВblНОСИМО. Вот она, долгожданная темная полоска, здесь кончается соленое озеро. Но и это не все -
впереди огромное поле: когда CMOT~ ришь на него, кажется, что ДЬЯВОJl выращипает на нем огромные кристаллы соли -
когда-то и здесь было озеро. Я выливаю на ноги остатки воды и ковыляю ПО острым как ножи камням. Камни рвут ботинки, шорты. Далеко в дымке я уже вижу первую опору телефонной ЛИНИИ, но больше идти нет сил, я просто падаю от из­
неможения. Надо отдохнуть, если н не хочу потерять сознание. Я расстилаю матрас, открываю зонтик. Тем­
пература -52 градуса. «Сейчас бы чашку кофе». помню, это была последняя МЫСДЬ перед тем, как я за­
сну., . Проснулся от шума мотора. Увидев торчащий зонтик, патрульные поняли, что это моя стоянка. Еще изда­
ли я машу им рукой: «Дайте поскорее воды. Умираю от жажды». I(огда я добираюсь до них, мне протягива­
ют ПЯl'плитровую бутыль -
через десять минут она пуста. Мне еще надо пройти двадцать пять километров. Но теперь я что угодно вытерплю, а пройду все до конца. Потом мне сказали, что я шел невероятно быстро -6 кило­
метров в час. Б семь я разбиваю ночлег и уже в поло­
вине пятого следующего утра начинаю последний десяти­
километровый отрезок пути ... Я вышел на дорогу. Теперь надо только ждать. Уста­
лость побеждает, и я засыпаю. Просыпаюсь от шума MO~ тора, машина резко тормозит: это Мишель. Солнце толь­
ко встает, свет еще слаб, так что я чу дом не попал под колеса. 65 с. милин в августе 1876 года в голланд­
ском городе Леувардене в семье состоятельного бюргера Адама 3елле родилась дочь. Ни счаст­
ливый отец, ни мать -
всеми уважаемая фрау ~HTbe -
не преД 1 гюлагали, какая УДlotв,ительная судьба выпадет на долю их Мар­
гариты-Гертруды. Само собой ра-
зумелось, что со временем она станет женой такого же добропо-
рядочного бюргера, как 3елле, или зажиточного фермера. Будет доить коров, носить накрахмален­
ные передники, а ло воскресень­
ям прилежно посещатlo кирку. Мар~арита Зелле -
Мата Хари. Снимок 1905 ~oдa. Маргарита подрастала, и все тревожнее посматри­
вали на нее родители. Смуглая подвижная хохотуш­
ка, она совершенно не походила на своих флеГМ2-
тичных белокурых сверстниц. Видимо, у кого-тC'I из предков 3елле в жилах текла восточная кровь, которая теперь дала себя знать в этой черноглазой непоседливой девочке. Когда настала пора конфир­
мации, у Маргариты умерла мать. Адамом 3елле владела навязчивая идея: любой ценой дать единственной дочери хорошее образова­
ние. Они перебираются в Амстердам -
там находи-
(Онончание. Начало в Н. 1) 66 Лось специальное училище для девуш~к, готовившее пр'еподавателЕ!Й. В l'Iего и поступает Маргарита-Гер­
труда 3елле. Летние каникулы 1894 года, после окончания пер­
вого курса, она проводит у тетки в Гааге. И в это ж е время туда приезжает в отпуск капитан голландской колониальной армии Кэмпбелл Маклеод. Этот серьез­
ный сорокалетний офицер, с точки зрения друзей, имел один недостаток: он был убежденным холостя­
ком. В шутку кто-то ИЗ них поместил в местной га­
зете объявление о том, что некий Маклеод ищет спутницу жизни, согласную отправиться с ним в Нидерландскую Индию. После этого на «жениха» посыпались предложения от романтически настроен­
ных особ. Одним из последних пришло подкупавшее своей непосредственностью письмо будущей учи­
тельницы. Она писала, что давно мечтает уехать куда-нибудь в Азию учить туземных детей и ради этого I'отова выйти замуж за Маклеода. Тронутый благородным стремлением Маргариты Зелле, Маклеод ответил ей. Встреча произошла в старинном дворце Маурицхёис, славящемся своим уникальным собранием картин. За два часа, которые они провели там, капитан Маклеод так ни разу и не взглянул на полотна знаменитых голландских и фламандских мастеров. Эта высокая, стройная де­
вушка поразила его неповторимой при родной гра­
цией, энергией, столь не похожей на обычную гол­
ландскую сдержанность, здоровым жизнелюбием. Через неделю состоялась помолвка, а через нес­
колько месяцев -
свадьба. В начале 1895 года суп­
руги едут в Нидерландскую Индию. У них рождается сын Норман, а затем дочь, получившая звучное имя Джуана-Луиза. Жизнь в далекой колонии, кото­
рая раньше казалась Маргарите полной романтики и приключений, оказалась на практике скучным про­
зябанием в отдаленных гарнизонах Явы, Суматры и Бали. Маргарита быстро усвоила принятое среди голландцев высокомерное отношение к «дикарям­
туземцам». Так же быстро испарилось ее намерение учить здешних детей. Теперь она находила это за­
нятие унизительным для «первой дамы» гарнизона, а своего мужа, пытавшегося приохотить ее к делу, считала скучным педантом. Заботам о доме и ухо­
ду за детьми Маргарита все больше предпочитала компанию молодых офицеров. К тому же она не на шутку увлеклась местными танцами. Врожденная пластичность и темперамент помогали Маргарите постигать основы этого традици­
онного индонезийского искусства. И тут у нее зарож­
дается мысль вернуться в Европу и посвятить себя балету. В это время, летом 1899 года, умирает ее сын Норман 1. В 1902 году Маклеоды возвращаются в Голландию. Маргарита разводится с мужем и, оставив ему на воспитание дочь, намеревается искать счастья на сцене. Однако при всей врожденной одаренности ее ждет неудача. Чтобы стать балериной, кроме гра­
ции и гибкости, необходима еще отточенная техника. Овладевать же подобными премудростями в два­
дцать пять лет -
дело безнадежное. Маргарита вы­
нуждена на первых порах довольствоваться участием в музыкальных ревю и второстелеl:iНЫМИ ролями в провинциальных труппах -
сначала. в Голландии, а затем во Франции. Но она жаждет купаться в лу­
чах славы, чувствовать себя предметом всеобщего восхищения, получать дорогие подарки, стать по-нас­
тоящему богатой. Ради этого Маргарита Зелле, дочь голландского бюргера, готова на все. Во Франции она попадается на глаза прожженному дельцу от искусства. Он считает, что, если умело по­
дать эту второсортную танцовщицу, из нее можно сделать звезду первой величины. И вот на свет появляется исполнительница индийских ритуальных танцев Мата Хари. Нам неизвестно, что за ценители и знатоки присут­
ствовали на ее первом выступлении в музее Гимэ. Но НИ один ИЗ них не обратил внимания на ЯВ,ное несоответствие статуи Будды и индийских ритуальных танцев, якобы исполнявшихся Мата Хари. И до сего времени из статьи в статью, из романа в роман продолжают кочевать пущенные в обиход не то са­
мой Мата Хари, не то газетчиками «липовые» детали биографии танцовщицы. Во-первых, само имя Мата Хари не имеет никакого отношения к индийским языкам, Скорее всего оно было подсказано Марга­
ритой Зелле. Прожив семь лет в Нидерландской ! Это, пожалуй, одно ИЗ немногих правдивых событий в вымышленной биографии Мата Хари. 5* Индии, она, верояно, знала местные Д)lалекты. По­
индонезийски сочетание слов «мата» -
глаз и «ха­
ри» -
день означает «солнце». Во-вторых, «знаменитый индийский храм Канда­
Свами» находится не в Индии, а на Цейлоне и не имеет никакого отношения к индуизму. Чистым вымыслом была и история с английским офицером, пьяницей-мужем и тайным бегством в Европу. Впрочем, все это не помешало тогда Маргарите Зелле стать модной танцовщицей. Правда, несмотря на многочисленные «победы», у ее ног не было ни кронпринца, ни герцога Брунсвика, ни королей и премьер-министров. Не ДОВОД:.iлось ей бывать и на военных маневрах в Силезни с «маленьким Вилли». Что же касается шефа беолинской полиции, то не исключено, что фон Ягов, большой, по свиде­
тельству современников, ловелас, был ~aKOM с за­
езжей красавицей танцовщицей. Но вот агентом под номером Н-21, засланным им во Францию, Мата Хари не могла быть. По той простой причине, что начальник полиции Впрусской Германии не мог ве­
дать политическим и военным шпионажем против иностранных государств. С такой же легкостью -
подобно карточному до­
мику -
рассыпается и другая излюбленная версия «биографии» Маргариты Зелле относительно ее учебы в разведывательной школе в Леррахе в пред­
военные гоАы. В то время репортеры следили бук­
валыiо за каждым шагом танцовщицы (кстати, будь она настоящей шпионкой, это безмерно затруднило бы ее работу) и, конечно, не преМИНУЛ+l бы отме­
тить ее исчезновение хотя бы tta несколько недель. Больше того, американцу Сэму Ваагеннару удалось достать своего рода дневник Мата Хари. Это­
газетные вырезки о Мата Хари с ее собственноруч­
ными пометками; он сличил «дневник» С подроб­
нейшим досье, собранным им в результате тщатель­
ного изучения европейской прессы тех лет. И нигде он не обнаружил ни малейшего намека на какое-то, пусть кратковременное, исчезновение танцовщицы из поля зрения газетчиков вплоть до начала первой мировой войны. Многочисленные же переезды Мата Хари из Фран­
ции в Германию, в Бельгию и в Италию объясняются достаточно просто. Артистке было за тридцать. Экзо­
тичность ее танцев начала приедаться.' И она все чаще, меняет мюзик-холлы и кабаре, города и стра­
ны, чтобы публика не охладела к ней. Интересен та­
кой момент: в целях саморекламы Маргарита Зелле даже распускает слух, что является незаконной до­
черью принца Уэльского, впоследствии короля Эдуарда VII, которому довелось побывать в, Индии. После начала войны Мата Хари спешит в Голлан­
дию, где проводит почти полтора года у родных. Лишь пустой кошелек заставляет ее вернуться во Францию. Для этого не потребовалось каких-то хит­
роумных комбинаций, извещений нотариусов и тому подобных детективных аксессуаров. Но с выступле­
ниями в Париже действительно ничего не получи­
лось: когда идут кровопролитные сражения, людям не до ритуальных танцев. Маргарита Зелле решает перебраться поближе к фронту -
туда, где много военных, скучающих без женского общества. Ей пора поправить свои финансовые дела, а в офицерской щедрости она не сомневается. И в сентябре 1915 го­
да Мата Хари приезжает в Виттель, где остается около двух -
а не семи, сак принято считать,- ме­
сяцев. Легенда о слепом русском офицере, за ко­
торым преданно ухаживает парижская танцовщица, была создана досужими газетчиками уже позже. 67 Фильм о Мата Хари, роль которой играет талантли­
вая актриса Грета Гарбо, придал этому вымыслу некое подобие документальнопи. Любопытно, что в составе русского экспедицион­
ного корпуса во Франции действительно находился майор Марков. Только прибыл он туда со своей частью в июле 1916 года. После ранения, летом 1917 года, Марков лежал в госпитале в Виттеле, но Мата Хари в это время томилась в 12-й камере тюрьмы Сен-Лазар. Поводом же для создания эф­
фектной истории о романе русского офицера и не­
мецкой шпионки послужило их мимолетное знаком­
ство в Париже еще до войны. Подобное переплетение правды, полуправды, чис­
того вымысла с легким акцентированием на опреде­
ленных местах ~eCЫAa характерно для многочис­
ленных материалов о Мата Хари. Так, например, в начале войны французская контрразведка, безуслов­
но, занималась проверкой лояльности Маргариты Зелле -
ведь она была иностранкой. Возможно, что она побывала во Втором бюро и, чтобы не оказать­
ся высланной из Франции, даже предложила свои услуги в качестве добровольного агента. Иначе Мата Хари едва ли рискнула бы заявить об этом на до­
просе у начальника английской секретной службы сэра Базиля Томпсона. НО B~T ТО, что она якобы выдала маршруты немецких подводных лодок и две из них были потоплены союзниками вблизи «марок­
канского порта Махдия», -
явная ложь, хотя на этом факте основывалось во время суда одно из доказа­
тельств ее связей с Берлином. Даже если бы Мата Хари и была германской шпионкой -
по элементар­
ным законам конспирации немцы никогда бы не стали раскрывать перед агентом-иностранкой таких секретов, как операции их подводных лодок. Причем за все годы ВОЙНЫ в районе порта Махдия (кстати, он расположен не в Марокко, а в Тунисе) не было потоплено ни одной немецкой подводной лодки, ЧТО должно было быть известно обвинителю фран­
цузского трибунала. Так же маловероятна история с шестью француз­
скими агентами, которых якобы Мата Хари предала в Брюсселе. Во всяком случае, ни в одном серьез­
ном специальном исследовании этот факт не фигу­
рирует. Да и здравый смысл говорит о ТОМ, что немцы не стали бы столь поспешно Лl1квидировать выявленных шпионов хотя бы из опасения скомпро­
метироват" собственного агента, от которого эти сведения были получены. Итак, мы подошли к последнему, самому зага­
дочному и трагическому периоду жизни Маргариты 3елле (Мача Хари) -
к ее ПР'ебыванию в Испании. Что привело ее туда? Каким образом она очутилась в обществе германских разведчиков, прикрывав­
шихся дипломатической ширмой? Наконец, как объяснить телеграмму, сыгравшую решающую роль в ее судьбе? Скорее всего задание поехать в Мадрид и про­
никнуть, в прогермански настроенные придворные круги или хотя бы сблизиться с кем-либо из ОфИ­
циальных немецких представителей там Маргарита Зелле получила от... Второго бюро. Ведь именно французскую контрразведку интересовала активная деятельность, которую развернули в испанской сто­
лице посланцы Берлина. Сначала экс-танцовщица с рвением взялась за вы­
полнение этой миссии. Однако играть роль развед­
чицы оказалось довольно скучным, и утомительным делом. Мата Хари отдалась на волю течения, ни­
мало не заботясь, к какому берегу ее прибьет. Она была удобной попутчицей для молодого Канариса -
68 зедь ее общество давало ему возможность посещать те места, где собирались офицеры союзников. К то· му же он не на шутку увлекся красивой голланд­
КОЙ. Но что МОГ предложить тщеславной танцовщице лейтенант, не имевший ни состояния, ни положения в обществе? Мата Хари упорно отвергала его попыт­
ки к сближению, не отказываясь, однако, от подар­
ков, от посещения ресторанов, поездок на фешене­
бельные курорты Атлантического и Средиземно­
морского побережья (помощник военно-морского атташе оправдывал их «необходимостью наблюдать за передвижениями английских и французских судов»). Все это стоило немалых денег, и Канарис «заим­
ствовал» их из фондов, предназначенных для оплаты тайных осведомителей и агентов. Больше того, ему удается уговорить Мата Хари стать его фиктивным агентом, соблазнив ее перспективой крупных вознаг­
раждений за «услуги» отнюдь не шпионского харак­
тера. Конечно, рано ИЛИ поздно придется отчиты­
ваться за выброшенные на ветер суммы. Но на этот случай у изворотливого лейтенанта был предусмот­
рен коварный план. Канарис убеждает своего начальника, военно­
морского атташе Крона, в том, что новый агент­
звезда парижских варьете -
может принести огром­
ную пользу Германии именно во Франции. Тот, в свою очередь, сообщает в Берлин о чрезвычайно ценной шпионке, завербованной Канарисом, и доби­
вается санкции на ее засылку в тыл противника. Мата Хари соблазнилась 15 тысячами франков­
на память о приятных часах, проведенных с немец­
ким лейтенантом. Деньги будут ждать ее в Па­
риже -
она сама должна понять, что в Мадриде это могло бы вызвать ненужные разговоры и повре­
дить обоим. В телеграмме немецкому резиденту в Амстердаме Канарис умышленно использует ста­
рый шифР, уже известный французам, для верности ставит индекс «Н», который давался германским агентам еще до войны. Все детали дьявольского плана рассчитаны с чисто немецкой педантичностью. Привести его в исполнение должна французская контрразведка. Расчет верен -
Марrарита Зелле, известная под именем Мата Хари, оказывается в тюрьме. Ее ,отчаянные попытки доказать свою не­
виновность словно наталкиваются на глухую стену. Да, она получила эти злополучные 15 тысяч, но как компенсацию за благосклонное отношение к помощ­
нику военно-морского атташе Канарису; да, согла­
силась стать немецким агентом -
пусть это опромет­
чивый, но абсолютно невинный поступок -
она ведь не стала шпионить для НИХ. Увы, последнее признание, из-за предвоенного индекса «Н» В перехваченной телеграмме, истолко­
вывается французами чуть ли не как главное дока­
зательство длительной шпионской работы на немцев. На 'суде не было представлено ни одной улики, которая бы подкрепляла предъявленные Мата Хари обвинения. Утверждение о ее ответственности за по­
топление 17 судов и гибель 50' тысяч французских солдат и моряков формулировалось исключительно туманно: « ... Находясь в Мадриде, Маргарита Зелле систематически снабжала немецкую разведку све­
дениями о передвижении судов союзников ... , ЧТО явилось причиной торпедирования» и т. д., без конкретного указания на то, как шпионка собирала и передавала эту информацию немцам, какие суда, когда и где были потоплены. Английский специалист по вопросам разведки Хинчли позднее назвал этот суд «откровенным юри­
дическим убийством». Защитник Мата Хари 75-летний мэтр Клюнэ предпринял отчаянную попытку добиться отмены смертного приговора. Он подал офици а ль­
ное заявление о том, что Мата Хари готовится стать матерью. Впрочем, это ничего не изменило в судь­
бе его подопечной. Исход дела Мата Хари был предрешен заранее. К лету 1917 года народные массы Франции устали от бессмысленной и кровопрол и тной во й ны. Весной в стране вспыхнули солдатские восстания, жестоко подавленные правительством. Но в армии и среди населения продолжало расти недовольство, грозя новым взрывом. Пока не поздно, нужно было дать ему выход, направить в безопасное русло. А для э того требовался подходящий объект, чтобы сва­
лить на него вину за беспрерывные поражения на фронте, за бездарное, а поро й просто преступное руководство, за тупоголовую политику правящих кругов. В числе других « мер » определенную роль должно было сыграть и « дело » Мата Хари. Процесс над извес т ной парижекой танцопщицей, по замыслу его организаторов, должен был убедить массы в зловещю: кознях немцев, в ызвать шовинистически й угар в стране. И какое знач · е ние имела жизнь од­
ного челове к а! Сам того не ведая, Ка н арис о к азал колоссальную услугу французам, к ~ )Торая с лихвой sосполнила ущерб, пр и- чиненный всей его шпионской работой. Может быtь, именно поэтому риогр а фы Канариса СС течением вре м ени он стал главой пресловутого абвера), немец Гейнц Абсхаген и англич а нин Кал­
вин категорически отрицают его причастность к де­
лу Мата Хари? « Королева шпионажа », «несравненная » Ма т а Хари оказалась всего лишь слепой игр у шкой в руках СИЛЬНЫХ мира сего. * * * На этом, казалось, история Маргариты Зелле­
Мата Хари могла бы и закончиться. Но что это? Откроем один из последних номеров французского журнала « Пари-матч». Цветные кадры из фильма, с'· ромна я фотография обнаженной красотки и заго-
Рисунки А. ГУСЕВА лово к « У Мата Хари и Дж е ймса БО,н д а -
дочь! Вот она»1 1. Оказывается, история не только не закончилась ... В чем же секрет живучес т и легенды о Мата Хари? Вот что пишет в книге «М ир шпионажа» английск и й журналист Ньюманн: « Слава Мата Хари живет и будет жить вечно ... Отсутствие фак т ов, подтверждающих ее виртуозное мастерство шпионки, не имеет никакого значения ... Пресса нуждается в сенсациях, которые, в свою оче­
редь, неизбежно связаны с известными личностями. Это относится и к Мата Хари. Газеты и читающая публика любят гро м кие им е н а. Поэтому ж урн а Л ~I ­
сты, которые да ж е не слышали о не й при ее жиз­
ни, жадно ухватились за обра з Мата Хари ». Впрочем, э то только одна с торона дела, правда подмеченная Ньюманном весьма точно. В наши дни на Западе на читателя ежегодно обрушивается це­
лая лавин а книжонок, повествующих о похождениях тайных агентов, гангст е ров, полицейских инспекторов. Но даже самый неприт я з а тельный ч итатель в конце концов теряет интере с к ПР Иio:лючениям вымышлен­
ных персонажей т ипа пресловутого «агента 007». И тем более л ак омой приманкой для и з готовителей этой шпионско-уголовно >1 стряпни становятся имена людей, которы е существо в али в дей с твительности. Почувс т вов а в, ч то н ез ад а чл и вый « агент 007» с правом на убийство утрачивает свою былую по­
пулярность, заботливые опек у ны Дж ей мса Бонда поспешили броси т ь ему сп а сательный круг в виде « королевы шпион а жа » Мата Ха р и. В итоге на экра­
нах и появляются прои з ведения типа нового боеви­
ка, в котором перед зрителями пре д стает ослепи­
тельная красавица и, конечно же, « сверхшпионка » Мата Бон д -
дитя романтической любви Мата Хари и Джеймса Бонда. I С озда т ел и с ц енария, ве р оятно, не сли ш ком задумыва· лись над тем, что Марг а рита-Гертруда Зелле годится в бабушки «аге н ту 007», а ее дочь Джуана- Л уиза по возрасту могла бы быть ему матерью. 69 n од таким приличествующим событию названием был напе­
чатан в конце XVI века во Франкфурте труд мастера Фрэн­
сиса Притти, джентльмена, участ­
вовавшего в названном предприя­
тии. Позднее имя Кэвендиша 1 упоминалось в некоторых науч­
ных трактатах, попало в несколь­
ко энциклопедий и потом, по су­
ществу, оказалось забыто. Конечно, имя Кэвендиша не ис­
чезло из истории -
о нем писали известный мореплаватель и писа­
тель Дюмон-Дюрвиль, великий Дарвин, Жюль Верн и многие другие, но все же время оказа­
лось куда более благож<!лательно к его прославленным предшествен­
никам Магеллану и Дрейку, со­
вершившим первых два кругосвет­
ных плавания, чем к нему, третье­
му в истории кораблевождения, отважившемуся об(;гнуть эемной шар ... 21 июля 1586 года. Нельзя ска­
зать, что весь Плимут сбежался поглазеть, как поднимают паруса корабли сэра Томаса Кэвендиша: эскадра БыIаa маленькая, водоиз­
мещение флагмана всего 120 тонн. Было ясно, что адмирал (между прочим, выпускник хри­
стианского колледжа в Кембрид­
же) не пользовался слишком боль­
шим доверием судовладельцев, хо-
.А ,. • .., С А ~~.f'1" .,. 1/ .. ~, :Y/,~ 11 111 ,\ ! тя ОН слыл человеком отчаянным и, как полагалось истинному "джеит льмену моря», не очень-то задумывалея над различием меж­
ду флагом ее величества королевы Елиза'веты и «веселым Роджером» и не считал пиратекое ремесло ху­
же любого другого ... Uель предстоящей экспедиции БЫЛd проста -
объехать земной шар и нанести на карты ее коро­
левского величества неизвестные острова, благоприятные течения, попутные ветры -
и бесхитрост­
на: не упускать при случае лю­
бую добычу, что качается на вол­
нах под любым флагом, кроме фла­
га ее величества. И прощай -
мо­
жет быть, навсегда -
добрая старая Англия. Вестей не будет, а если кому И суждено вернуть­
ся, то года через три. Аминь ... 21 июля. Англия исчезает за кормой. У ста двадцати трех мо­
р~жов остаются море, темные, сы­
рые каюты, бочки с вином и водой, сушеное мясо и сухари, пушки, порох, мушкеты, абордажные крючья, попутный ветер и все то­
му подобное. Первым идет флагман «Дизайр» (<<Стремление»), за ним -
«Кон­
тент» ( «Довольный»). Замыкает шествие малютка «Галантный Хью». Надо спешить. Надо успеть достигнуть экватора к сентябрю и поймать осенние ветры. Толь­
ко этими ветрами можно успеть к самой хмурой части Южноаме­
риканского континента примерно к Новому году, когда там лето, а океан не слишком свиреп. Если запоздаешь, то будут отменные шаксы близко позиакомитьеи е «реву~ими" широтами, которые если и не проглотят, то уж отве­
дают непременно ... 26 августа эскадра около бла­
гоухающей Сьерра-Леоне. Здесь хозяевами считались португальцы, которые подчинялись испанской короне, и англичане решили быть начеку. Но все же люди сошли на берег, одни растянулись на песке, другие отправились в лес. Узнав, что прибывшие -
враги их хозяев, негры доброжелательно сообщили о португальском судне, стоящем где-то неподалеку. «Галантный Хью» тут же отправился на пои­
ски, но ничего не нашел. Вечером на берегу матросы пели, плясали, а с неба на них умильно смотрел Южный Крест... Идиллия была нарушена на другой же день. В скалах был захвачен португаль­
ский лазутчик. Кембриджская об· разованность сэра Томаса помогла быстро найти аргументы в пользу пытки, после чего португалец по­
спешил рассказать о негритянском городке, откуда англичанам сле­
дует ждать нападения. Кэвендиш, решив, что настала пора «пораз­
мяться», во главе семидесяти го­
ловорезов ворвался в городок и поджег его. Португальцев в го­
родке не оказалось, а негры, увн­
дев свои дома горящими, пустилн в ход стрелы и ранили многих англичан. Вернувшись после «разминки», моряки начали готовиться в до­
рогу ... 6 сентября корабли вышли в мо­
ре. Несколько дней эскадра крути­
лась около островов Зеленого Мы­
са. Моряки, призывая всех чертей на этих сухопутных ученых крыс с их латынью и пергаментом, веч­
но заставляющих бравых ребят за­
ниматься пустяками, мерили г лу­
бины И уточняли течения -
то, что в португальских лоциях было записано уже лет сто назад, те­
перь делалось и английским до­
стоянием. Секретная география -
сокрытие от других стран остро­
вов, проливов, мелей, выгодных якорных стоянок -
в то время процветала. Весь остаток сентября и октяб­
ря три корабля пересекали Атлан­
тику. 10 октября с мачты "Дизайра» раздалось: «Земля!» Первый океан остался за кормой. Два месяца су да медленно дви­
гались вдоль мрачных скалистых берегов Патагонии. Шестьдесят 1 Иногда принято написание «Кавен­
диш». шесть лет назад здесь впервые про­
шел Магеллан, мечтая о вожделен­
ном проливе и не ведая, где он. Кэвендишу было легче: маршрут в общих чертах известен, хотя сам по себе ничуть не стал проще. О пути мимо мыса Горн в то время еще не знали. Новый, 1587 год принес пер­
вую бурю. Однако шквал не успел обрушиться на корабли Кэвенди­
ша -
зоркие наблюдатели увиде­
ли высокий мыс, за которым берег резко уходил на запад, -
Магел­
ланов ПРQливl )\тлантический океан рассвире­
пел, не желая упустить добычу, но корабли успели скрыться за мы­
сом, где нашлась хорошая якорная стоянка. Т ри дня бесновался океан, а едва утих -
эскадра про­
скользну ла в Магелланов пролив. Не успела скрыться за кормой )\тлантика, не успели моряки при­
выкнуть К тому, что берег и сле­
ва и справа, как к ним донеслись выстрелы и крики. Несколько людей махали руками, кричали, палили в воздух. Вскоре на борт поднялись двадцать три челове­
ка, опухших от голода, оборван­
ных и ошалевших от радости. Это были испанцы, оставленные здесь три года назад: после того как Френсис Дрейк вторгся в Тихий океан, испанцы решили «запереть» единственно известный вход в Южное море, и возник в Магеллановом проливе форт Филипп, охраняемый четырьмя сотнями испанских солдат. Высо­
кое начальство в Мадриде было уверено, что солдаты прокормят себя сами -
на то они и солда­
ты, -
и вскоре король Фи­
липп 11 и его американские на­
местники просто-напросто забыли о самом южном в мире поселении европейцев: у короля и так хва­
тало забот -
в Европе шла вой­
на, бунтовали нидерландские гёзы, против )\нглии снаряжалась «Не­
победимая )\рмада» ... И обитатели форта оказались в отчаянном по-
Рисунки П. ПАВЛИНОВА ложении: дичь и рыбу достать было почти невозможно, одежда превратилась в лохмотья, боль­
шую часть года свирепствовали бури и морозы. Двадцать три человека, остав­
шиеся в живых из четырехсот, недолго протянули бы, не появись здесь англичане -
злейшие вра­
ги их повелителя. Кэвендиш при­
нял .умирающих от голода и ли­
шений испанцев на борт, смекнув, что это капитал, который приго­
дится при будущих столкновени­
ях с кораблями Филиппа. Место же, где остался полуразвалив­
шийся форт, англичане переиме­
новали в «Порт голода». Пролив петлял, грозил тумана­
ми, островками, скал~ми, приходи­
лось часто останавливаться, раз­
ведывать путь, мерить дно. Встре­
ча с патагонцами, начавшаяся мир­
но, кончилась залпами... Матро­
сы с ужасом глядели на пролив. Казалось, ему не будет конца, и не видели они никогда на земле 71 места, более похожего на пред­
дверие адаl 3 февраля, через месяц после прощания с Атлантическим океа­
ном, англичане приветствовали Ти­
хий. Приветствия, правда, умолкли, когда с запада задул ветер. Приш­
лось снова укрыться под защиту скал пр олива. Океан смягчился лишь через двадцать дней. Четыре дня все шло хорошо, южный ветер подгонял флотилию к тем краям, куда она стремилась, но затем грянул невиданной сви­
репости шторм: то настали равно­
денственные бури. Корабли разме­
тало в океане. Фрэнсис Притти, находившийся на «Галантном Хью», признается в своих запи­
сях, что никто не спал три дня и три ночи -
выкачивали воду, мо­
лились богу и не надеялись на спа­
сение. Счастливая звезда, однако, не заходила над мачтами Кэвендиша, и три потрепанных корабля через две недели СО шлись у острова Свя­
той Марни (ныне остров Чилоэ). Здесь, на берегах Чили и Перу, испанцы обосновались уже полве­
ка назад. Вице-король Перу управ-
72 лял громадной территорией быв­
шей империи инков с помощью изрядного количества солдат, но совсем не нуждался во флоте: все морские баталии происходили в Атлантике, и там король Филипп не жалел средств на пушки и фре­
гаты. Здесь же, близ узкой бере­
говой полосы, за которой, словно гигантские часовые, стоят Анды, англичан не ждали Правда, бу­
шевали недавно в этих водах мо­
лодцы Дрейка. Но Френсис Дрейк казался каким-то демоном, случай­
но залетевшим из Атлантики. И вот теперь здесь, на краю све­
та, у далеких дремлющих портов, показался еще один страшный хищ­
ник ... Один за другим горят непо­
воротливые, пузатые испанские «купцы». Несколько залпов -
и они сдаются. Иногда команда и пассажиры успевали доплыть до берега, чаще не успевали... Драго­
ценности, золото -
вот цель сэра Кэвендиша. Медленно плывут три пирата на север: На востоке еле видна полоска берега, за которой подни­
маются фантастические, невидан­
ные горы. ОКОЛО Арики впередсмотрящий «Дизайра» вдруг видит легкую барку, несущуюся вдоль берега на север. Догоняют, захватывают. На барке нет груза. Почтенный ста­
рый фламандец и три испанца от­
казываются сообщить, куда и за­
чем они плыли. Кэвендиш дает сигнал -
фламандца подвешивают на вывернутых руках, но он мол­
чит. Подвешивают испанцев -
и после долгих пыток один ИЗ них, еле шевеля окровавленными губа­
ми, признается, что они должны были предупредить вице-короля Перу об опасности ... По берегу уже несется слух о пиратах. Все гавани закрыты. Войска на страже. На крупную добычу в этих растревоженных водах уже трудно рассчитывать, и три корабля, обходя слишком сильные перуанские крепости, все дальше и дальше забираются на север ... 20 мая штурмом взят городок Пайта. Трофеи -
25 фунтов се­
ребра в слитках и множество то­
варов ... Через пять дней у берегов нынешнего Эквадора с эскадры замечают легко скользящнй по вол-
нам бальсовый плот. Индеец, уп­
равлявший им, после не слишком деликатных расспросов признается, что следил за чужеземцами по при­
казу своего касика, который вла­
деет огромными богатствами. Анг­
личане ринулись к островку, где находился дворец касика, но тот успел ускользнуть от них со всем своим золотом и серебром. Англи­
чане в сердцах разорили дворец, а в придачу разнесли и церковь. Выясняется, что адмиральский корабль нуждается в починке. Эс­
кадра тайком входит в тихую бухту, и, выставив стражу, мо­
ряки принимаются за плотницкую работу. Несколько дней прошли тихо. Но ВОТ один из пленников -
португалец, захваченный еще в Сьерра-Леоне, -
идет за водой под охраной часового, вдруг прыгает в море и, проплыв больше кило­
метра, исчезает в прибрежных за­
рослях. Прошло еще два дня. Кэ­
вендиш торопит с ремонтом, по­
сты удвоены, И все-таки испанцы сумели подкрасться ... Девять мат­
росов убиты, трое попали в плен, но Кэвендиш успел оценить силы неприятеля: сотня испанцев и две сотни индейцев с ними. Адмирал принимает отчаянное решение. Он берет семьдесят человек и под прикрытием корабельных пушек атакует вчетверо преВОСХОДЯlцего противника. Атака' была столь яростной и .неожиданной, что ис­
панцы в панике бросились в горы, моля бога спасти их от английских дьяволов, а сами дьяволы сожгли несколько городков, потопили еще четыре корабля и выиграли нуж­
ное время .. Пока курьеры испанцев скакали .. в Лиму И вице-король рассылал приказы, <'Днзайр» был уже в ПОРяд1)е, вода набрана, па­
руса подняты. Правда, погибло более трех. деСЯТКQВ матросов -
почти четверть экипажа эскадры. И адмирал реши~ затопить один корабль.- сняв шапки, матросы смотрят, как идет ко дну бравый малыщ "Галантный Хью» .... 12 'июня вторС>j{.,;."раз. пересечен экватор. эскадра .движетсяв сто­
рону' Новой Испании (Мексики), колонии, завоеванной еще Кор­
тесом. Три иедели ие видно берега, океан тих И ласков, в Мексике и не ведают об опасности, потому что почта из Перу идет слишком долго. Однажды Кэвендиш созывает офицеров на тайное совещание и объявляет, что принял важное ре­
шение. Он только что беседовал с одним из пленных, ПРОЯi\нсаль­
цем Михаэлем Санциусом. Т о был искатель вающий монарху, приключений, испыты­
почтение только к тому чье изображение видел на золотых монетах своего ко­
шелька. И когда Кэвендиш быстро доказал ему, что королева Елиза­
вета выглядит на золотом фоне ни­
чуть не хуже короля Филиппа, Санциус согласился быть лоцма­
ном англичан, так как ХОРС>ШО знал берега Новой Испании. Санциус не только открыл Кэвендишу тай­
ные пути испанцев, но присовоку­
пил, что вскоре в этих водах дол­
жен показаться большой испанский корабль "Санта Анна», на кото­
ром -
годовая добыча золота и драгоценностей, переправляемая из Манилы в Мадрид... И Кэвендиш объявил, что не уйдет из этих вод, пока лично не переговорит с ка­
питаном "Санта Аниы». С июля по ноябрь Кэвеидиш до­
жидался своего часа. Между де­
лом перехватили иебольшой ко­
рабль, команда которого спаслась на берегу, атаковали крупный порт Акапулько и сожгли его ... 4 ноября рано утром вахтенный завопил «Сэйлl Сэйл!'» -
то по­
казались паруса "Санта Анны». Кэвендиш очень боялся потопить драгоценного противника и поэто­
му дал несколькС> предупредитель­
ных залпов, галантнС> предлагая выбор между жизнью на берегу и могилС>й на дне. Через не­
сколько часов благоразумные ис­
панцы сС>гласились на первое и подняли «флаг верностн». За свое «добросердечие» Томас Кэвендиш взял с испанцев су­
щую безделицу: 120 тысяч пе­
со золотом, драгоценные камни, изысканные восточные товары, шелк, атлас. Добыча была неслы­
ханной, и тут же начались споры при дележе. Благородный лидер забрал по обычаю восьмую часть. Остальное было долей команды, но, видимо, предпочтение было оказано людям флагманского ко­
рабля, потому что на «Контенте» было больше всего недовольных. «И В следующую ночь; -
записы­
вает Фрэнсис Притти, -
мы потеряли «Коитеит» и более не ви­
дели его». Больше «Контент» ни­
ког да ие упоминается в докумеи­
тах экспедиции. Вероятио, иедо­
вольная дележом команда заста-
вила своего капитана ловить другой ветер удачи ... Между тем "Дизайр», последний из трех, с полусотней людей на борту быстро иесся к западу, и однажды расстояние от родины достиг ло двадцати тысяч кило-
метров, а поскольку больших рас­
стояний на свете не бывает, то с этого момента Англия стала при­
ближаться. 1 марта показалась Ява. Снача­
ла гигантский остров казался вы­
мершим. Ни одна лодка не под­
плыла к судну: торговля с ино­
странцами считалась на Яве при­
вилегией правителей, и кто начи­
нал думать иначе, мог считать, что думает в последний раз. .Раджа Баламбоам, узнав о пришельцах, послал для переговоров личного секретаря. Секретарь недолго ос­
тавался трезвым на борту «Ди­
зайра», его доклад был составлен в самых выгодных для англичан тонах, и вскоре прибыли каноэ с королевским товаром. Даже ви­
давшие виды моряки были ошара­
шены: живые быки, гигантские, неведомые, райского вкуса плоды, пальмовое вино, столь же чистое, сколь и сокрушнтельное, и вдоба­
вок чудесная приправа к слиткам и драгоценностям «Санта Ан­
ны» -
приличный груз перца и гвоздики ... Итак, второй океан позади. В конце марта нагруженный, креп­
кий и хорошо обкатанный волнами двух океанов и бесчисленных мо­
рей "Дизайр» вышел в Индий­
ский океан и по старой португаль­
ской карте начал прокладывать курс к мысу Доброй Надежды. Начало зимы в южном полуша­
рии угрожало страшными бурями, но день шел заднем, и вот уже на адмиральской карте сделаиа отметка в 600 километрах от Аф­
рики, а море оставалось спокой­
ным. Е'ще' дней пять, может быть неделя, . пути, не больше. Но гря­
нул шторм, и «началось ужасное» ... f\ на второй день бури вдруг в просвете туч на горизонте мельк­
нула земля -
это показался много раньше предполагаемого срока го­
ристый берег f\фрики: португаль­
ская карта сильно преувеличивала расстояние между Явой и Афри­
Кой -
в XVI веке такие открытия были не реДI{ОСТЬЮ. у раганный ветер пронес «Ди­
зайр» мимо мыса Доброй Надеж­
ды. Шел третий месяц беспрерыв­
ного плавания, оставалась послед­
няя бочка протухшей воды, еды уже не было совсем, И тут счастье снова улыбнулось Кэвендишу показался остров Святой Елены ... 20 июня запасшиеся свежим мя­
сом, свежей водой, отдохнувшие, довольные, распрощались с остро­
вом. Вскоре "Дизайр» В четвертый раз пересекает экватор. Два меся­
ца корабль, ловя ветер, зигзагами шел к северу. 3 сентября неожиданно повстре­
чали старое, 06В:;"~Т-==J~Qе фл'аманД" 73 ское судно. Когда корабли порав­
нялись, с фламандца криками и знаками начали поздравлять анг­
личан. -
С чем? -
Господь дунул, и они рассея-
лись ... Ко всем далеким морям понес­
ся слух о страшном разгроме «Не­
победимой Армады» Филиппа II у английских берегов, о том, как английские капитаны, и среди них сэр Френсис Дрейк, топили и вы­
брасывали на берег испанские фре­
гаты и галеоны, о том, как страш­
ная буря разметала остатки арма­
ды ... «Господь дунул, И они рас­
сеялись ... » На «Дизайре» ликуют: добрые 74 вести, родина близко, полсотни от­
борнейших портовых бродяг воз­
вращаются богачами ... 9 сентября 1588 года «в ненаст­
ную дождливую погоду МЫ достиг­
ли столь давно вожделенного Пли­
мутского порта». Теперь уже весь Плимут высьшал на пристань, и перед изумленной толпой предста­
ли бородатые загорелые матросы, одетые в драгоценные шеЛК<I, со сверкающими перстнями на гряз­
ных руках. Мачты «Дизайра» бы­
ли обернуты в золотистые ткани, а алые паруса сшиты из ТОНКОЙ восточной материи ... Третье кругосветное окончи-
лось ... Оно продолжалось всего лишь два года и пятьдесят дней, что бы-
ло рекордом, побитым лишь через два века. Из ста двадцати трех мо­
ряков на родину вернулось пол­
сотни. Это было вторым рекор­
дом рекордом благополучия. А англичане получили добытые кровью и разбоем карты с уточ­
ненными расстояниями, очертания­
м!! берегов, проливами, течениями, ветрами, якорными стоянками ... Карты, по которым спустя малое время поведут свои корабли дру­
гие адмиралы ее величества, соз­
давая на крови и разбое неохват­
ную Британскую империю ... эпилог и эвендиш быстро промотал гро­
мадное богатство, и безумная мысль -
совершить четвертое кру­
госветное путешествие -
овладела им: еще не было на Земле чело­
века, дважды обогнувшего ее ... Ко­
ролева одобрила план большой ди­
версии на Яве, Филиппинах и в соседних краях: мечта о Бри­
танской Индии уже родилась. На этот раз судовладельцы охотно предоставляют адмиралу четыре судна. Один из иих был старый счастливчик «ДизаЙр». 26 августа 1591 года Кэвендиш снова в море. Он поднимает па­
руса всего на месяц позже, чем в первый раз, но это роковой просчет. В пути выясняется, что продуктов взято мало, и это вто­
рой просчет. Начинается голод. Кэвендиш решил пополнить трюмы старым испытанным способом -
он грабит бразильский город Сан­
тос. Город сожгли, припасов не достали, а несколько драгоценных дней было потеряно. К Магелла­
нову проливу подошли С большим опозданием. Началась зима, ра­
зыгрались невиданные бури, в про­
лив е моряки страдали от невыно­
симых морозов и голода. Кэвен­
диш снова возвращается в Атлан­
тику. Половина матросов уже умер­
ла от лишений, а ведь экспедиция, по существу, только началась. Вдобавок ужасная буря раскиды­
вает корабли, и они с трудом, каждый сам по себе, пытаются пробиться на родину. Ни в один бразильский порт зайти нельзя, ибо там ждет месть за сожжен­
ный Сант')с. Кэвендиш на «Ди­
зай ре» мечется по океану, но не может уйти от ураганов, голода и болезней. И смерть обрывает путь Кэвендиша к третьему рекор­
ду. 20 мая 1592 года воды Ат лан­
тики сомкнулись над завернутым в парусину телом сэра Томаса, адмирала и пирата ... Н. ЭИДЕЛЬМА.Н. кандидат исторических наук ОБЪЕДИНЕННЫЕ ИНДИВИДУАЛИСТЫ в Чикаго осиована новая организация ~" « Союз индивидуалистов', В течение недели в нее записались 5 тысяч человек. Коммен­
тируя это со б ытие, газета «Чикаго трибюи. иронически замечает: «Странные нынче по­
шли индивидуалисты -
объедиияются в мас­
совую организацию', ПУСТИТЕ В АВТОБУС МОЛОДОЙ африканский лев Пам-Пам жи­
вет в НОВОМ токийском зоопарке. Здесь лю­
ДИ и звери поменялись ролями: ХИЩНИКИ бродят на свободе, а посетители при езжают к ним в гости в специальных бронированных автобусах. Пам-Па.: быстро ОСвоился на новом месте" Теперь он не убегает от ма­
шин, а, наоборот, с нетерпением ждет ИХ по .. явления. Когда «клетка_ С ЛЮДЬМИ останав­
ливается, ИЗ ПРИОТКРЫТЫХ окон льву бро­
сают бутерброды. Пам - Пам благодарен. Пам­
Пам оросится в автобус ", как утверждают служащие зоопарка, очень обижается, когда машина уезжает, оставляя его ОДНОГО на доро,е. Рисунки В, ЧИЖИКОВА ЗАТЯЖНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ Г"итарист нз квинтета "Новые звезды. решил установить мировой рекорд в беспрерывной игре на св о ем любимом инструменте. Преж­
ний рекорд был равен ста часам. « Новая звезда» установила но­
вый-
176 часов! Н а сним к е видно, как рекордсмена бреют." В е дь по условиям конкурса он ни на секун­
д у не должен прерывать своего бр е нчания. КОТ-ПОЧТАЛЬОН Югославскому крестьянину Ран­
делу Евичу и его сы"ну Мом иру почтальоном служит... кот. Сын пасет скот в горах в восьми ки­
лометрах от дома. Когда отец хочет что-либо" сообщить сыну, он привязывает послание коту на "шею и посылает его в горы. Та­
ким же способом Евич получает ответ. В ГОСТИ К БАБУШКЕ МЕРСЕДЕС 6 абу!U~а "Mepceдe~ из испанского города Хихона мирно отдыхала в своеА постели, когда в комнату во­
шло какое-то животное нуселось на коврнке. Бабушка опустнла ру­
ку и погладила его по спине. -
Какая красивая собака, пробормотала она, засыпая. Засну­
ла и обласканная ссобака.. Про­
снувшись, бабушка увидела, что в комнате СТОЯТ несколько муж ... чии, а в центре группы лежнт тигр. Тигр 9ТОТ, оказывается, убе­
жал из местного цирка. Сеньора Мерседес Сан Фелис долго ие могла прийти в себя. Хотя тигр не причинил ей ннка­
кого вреда, бабушка заявила, что теперь непременно будет надевать очки всякий раз, когда увидит большую собаку. РЫБАК РЫБАКА M~p Маркииг ловил как-то в море рыбу. Вдруг о н зам е тил на воде t:пасательны/! п о яс. Рыбак осмот­
рел его, посм о тре л вокруг, но СКОЛЬКО ОН НИ искал, тела нигде не было. Зато Маркинг обнаружил ка­
кую,то веревку н принялся тянуть е е что было мочи. Через несколь­
ко минут" он вытащил на поверх­
ность любителя подв о дн о й рыб но/! ловли. Понятн о е д е ло, подводный рыбак был чрезвычайно рассерж е н. М·р Маркннг, рассказывая вече­
ром свопм друзьям о рыбалке, отозвался о добыче пренебрежи' тельно: .Он был такой маленьки/! и щупленький, что я выбросил его обратно в море». ДОМ НЕЗАКОННОГО РОСТА и сторня эта пронэошла в го­
родке Сен-Сюльпис в Швейцарии, Ее герой приехал в эти места шесть лет назад и построил себе ВИЛЛУ на берегу Женевского озера. Не успел, однако, Фентенер Ван 8лиссинген вселитьСя в но-
ВЫЙ ДОМ, как его сосед написал официальную бумагу, гласившую, что вилла почти на 50 саитимет­
ров превышает закоиную норму. Было, оказывается, в ЭТИХ местах такое древн('е правило -
строить дома не выше 8,5 метра. Власти дали указанне Ван Влнс­
сингену опустить крышу дома. Однако домохозяин оказался упря­
мым человеком, и депо 8 течение уже пяти лет путешествует по су­
дебным инстанциям. В конце КОИЦов швейцарские вла­
сти объявили о выселении Влисеии ... гена З8 пределы гОС.ударства, как нарушителя закона. Влиссинген, живя уже во Франции, судебного дела все же ве прекращает, РАЗБОРЧИВЫй ОРЕХ Этот гигантский орех -
ПЛОЦ пальмы сКоко де мер. (сМорской кокос:.) -
весит 13 килограммов. А его «родительница:. пальма до· стигает 80 меТРО8 высоты и живет ДО тысячи лет и больше, но только в одном месте земного шара -
на островке Преслин из группы Сеiiшельских островов в Индийском океане. Учеиым пока не удалось выяснить, почему. ое· ресаженное в любой другой район, это редкое дерево гибнет. 75 УКРАШАТЕЛЬ 'ИЗ ШАРТРЕЗА 58-летний француз Реймон Исидоре из Шартреза, судя по его собственным подсче-' там, отдал своему хоббн 24 тысячи часов. Он все разукрашивает мозаикой. Свой дом он покрыл мозаикой ие только' снаружи, но II внутри. ПОКОНЧИВ С ДОМОМ, взЯлСя за мебель: диван, столы, стулья и даже швей­
ная машина оделись в НОВЫЙ наряд. Теперь Исидоре направил свои усилия на украше­
ние сарая и изгороди. ТОКИЯСКИЯ ЭКСПЕРИМЕНТ ЭТО необычной формы двухэтажное здание, собранное из 1.14 с.таЛЬНЫХ элементов, не прнчуда архнтектора-модерниста и' не' пред-' полаrаемое жилище землян на Луне НJlИ ~: Марсе. Оно построено в экспериментальных целях в Токио -
городе, часто страдающем от землетрясений. Здание не имеет фунда­
мента и покоится на подушке из песка, что повышает сейсмостойкость всей конст­
рукции. I ВДРУГ ПОМОЖЕТ 4ирекция парижского театра ,«Эвр. решила, пойти на рискован­
ный' эксперимеит: вход в театр объявлен свободным, зрнтелн пла­
тят ,. за билет по окончании спек .. таКJlЯ, да и ТО лишь если ОН им понравится. I(онечно, театр пошел на . такое нововведение не ОТ хоро­
шей жнзни -
чуть ли не на каж ... дом представлении добрая полови­
на кресел пустует . . ПОЖАР С ДОСТАВКОЯ НА ДОМ ЧреЗ,вычайную оперативность про­
явили рабочие по вывозке мусора из англнйскОГО городка Страуд. Когда нх фур гаи внезапно воспла­
менился, они тут же повернули его к брандвахте. После того как пла­
мя было погашено, ОДИН из по· жарных сказал: « В нашей "ракти­
ке это был первый случай достав­
ки пожара на дом ». 'ЛУКАВЫЯ ПЕРСТ СУДЬБЫ Пет' тридцать назад астролог предсказал ребеику, роднвшемуся в 'индийском городе Агре: «Ма,льчика ждет блестящая карье-
ра на государственной службе. Он бу дет' занимать весьма видный . пост,, .возвышаясь над окружающи-
ми. И все люди, даже самые 60-
. raTbie, даже те, которые ездят на машина~1 будут беспрекословно по­
виноваться мановению его руки». И действительно, мальчик вырос н стал... полицейским -
регулиров­
щиком уличного движения! Пред­
сказание сбылось. ДОЛГ ЧЕСТИ К'8ЖДЫЙ житель столнцы Кам­
боджи может дать улице собст­
венное имя. Муниципалитет ставит ЛИШЬ одно условие: кандидат, если он · -хочет удостоиться таКQЙ чести, должен за СВОЙ счет вымостить ули'цу и' постоянно следить за со­
хранностью мостовой. ДУТАЯ ВЕЛИЧИНА В Анголе, в Сен-Поль-де-Луан­
да, умер один из старейших жи­
телей Африки. Как он сам сказал перед смертью. ему было 160 лет. После его смерти жена, которой ныне 100 лет, заявила репортерам: -
Мой муж был большой хва­
стун. На самом деле ему всего-то было 137 лет. КОМУ ПОВЕЗЕТ? Объявлено, что главный выиг-
рыш' по лотерее в столице Перу Лиме -
бесплатная операция ап­
пендицита. Цель лотереи со­
брать' деньги на постройку детской больницы. В Б Л И Ж А Й Ш И Х Н о М Е Р А Х: «И СТОН ОДИН, И КЛИЧ: РОССИЯ! .. » И Я -
НЕ Я Агент австралийского страхового общества, делясь на страницах газеты впечатлениями о своей ра­
бот е, выска з ал твердое убеждение, что самой буйной фантазией об.qа­
дают водители. Вот как некото­
рые из них описывают причины и обстоятельства аварии. При ЭТОh · 1 'стоит учесть, что фантазия ВОДИ ­
тел е й подогр е валась желанием по­
лучить страховую пр е мию. « Чт о бы и з бежать ката с трофы, я столкнулся с автоманнш о Й ». « В е рно, Я сбил пешехода. Но он сам заявил, что в этом вин о ват он, так как е го еще до м е ня сби­
ли один ра з». « Я дал сигнал, но гудка не по­
сл е довало, та к как он был укра­
ден три м е сяца назад ». « Я возвращался домой н столк­
нулся с деревом, росшим совсем не там, где следует •. , « Я думал, что боковое окно от­
крыто, и обнаружил, что ошибал­
СЯ, когда выбил его головой». ВЫСТАВЛЯЛИ -
ВЕСЕЛИЛИСЬ ... Недавно в Ганновере (ФРГ) со­
стоялась международная полицей­
ская выставка. Несмотря на много­
численную охрану, неизвестные злоумышленники похитнли с нее две позолоченные звезды шерифа полиции США, один микрофон, один !!истолет, а со стенда сФальшивыс деньги» -
единствен­
ный подлииный банкнот в 20 ма­
рок. ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ О ФУТБОЛЕ В одной из библиотек Англии натолкнулись на энциклопедиче-
ский словарь полуторастолетней давности. На букву « Ф» там про­
чли: «ФутбоJt -
весьма изыскан­
ный вид спорта, постепенно при­
ходящий в забвение». РАЗВЕДЧИКАМ, БОЛГАРСКИМ БОРЦАМ С ФАШИЗМОМ ПОСВЯЩЕ­
НА ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПОВЕСТЬ ВЛ. ПОНИЗОВСКОГО 76 ~
.- о, что вы сейчас прочтете, меньше всего ли­
тературоведческая работа о жизни и твор­
честве великого фантаста и саТИРffка Гер­
I берта Джорджа Уэллса. Моя цель куда скромнее. Я хочу поделиться с читателем несколькими отрывочными, быть может, даже не­
достаточно доказательными соображениями о писа­
теле и литературном жанре, которые мне дороги и как литератору и как читателю. Итак, немногим более ста лет назад в Англии родился человек, которого звали Герберт Джордж Уэллс. Он был сыном младшего садовника и гор­
ничной в аристократическом имении Ап-Пар'к, учился на медные гроши и двадцати девяти лет от роду выпустил в свет небольшой роман «Машина време­
ни», который В несколько недель сделал его знаме­
нитым писателем. На границе, казалось бы, столь далеких друг от друга жанров, как сатира и науч­
ная фантастика, создал он свое произведение и пер­
вым же романом положил прочную основу социаль­
но-сатирической фантастике -
новому и полноцен­
ному жанру «большой» литературы. Человек потрясаюшего размаха воображения и железной работоспособности, Уэллс за каких-нибудь девять последующих лет написал почти все те про­
изведения, которые и по сей день составляют не только «золотой фонд» фантастической литературы, но и являются непревзойденными образцами этого, поверьте мне, очень трудного и трудоемкого жанра. Присмотритесь повнимательней к списку произ­
ведений, созданных писателем за этот короткий срок. Биографы назовут все эти вещи «ранним Уэллсом». Я добавил бы к этому перечню еще один роман -
«Мистер Блетсуорси на острове Ремпол» (1928 г.) и назвал бы этот блистательный список «классическим Уэллсом». Вот он, «ранний Уэллс»: «Машина времени» (1895 г.), «Остров доктора Моро» (1896 г.), « Чело­
bek-НевидиМ'ка» (1897 г.), «Борьба миров» (1898 г.). «Когда спящий проснется» (1899 г.). В этом же, 1899 году -
два таких блистательных рассказа, как «Человек, который мог творить чудеса» и «Звезда». В 1901-м -
«Первые люди на Луне», в 1904-м­
«Пища богов». Кроме того, за' те же первые несколько лет на­
писаны такие маленькие шедевры, как «Страна сле­
пых», «Волшебная лавка», «Калитка в стене», «Хрустальное яйцо», «Остров эпиорниса», «В безд­
не», «Странный случай с глазами Дэвидсона», и MHOГO~MHOГO других. Во всех этих повестях, романах, рассказах через край било богатство сатирической и фантастической выд умки, одинаково покоряли сердца и юных и са­
мых искушенных взрослых читателей увлекатель­
ность рассказа, удивительная достоверность и убе­
дительность самых, казалось, невероятных событий, происходивших, как прав'ило, с самыми обыкновен­
ными, даже заурядными людьми и в самой обыден­
ной, неромантической обстановке. Вспомните хотя бы «Войну МИрОВ», «Человека -Невидимку », первые главы романа «Первые люди на Луне» И, конечно, совершенно классический в этом отношении рассказ «Человек, который мог творить чудеса». (Кстати говоря, у нас его в последние годы вопреки данно­
му автором заголовку почему-то стали называть « Чудотворец ». ,А ведь весь смысл этого рассказа как раз в том и состоит, что человек -
его имя Фо­
терингей -
мо г, но так и не сотворил ни одного мало-мальски толкового чуда.) Вот уже семь десятилетий прошло с тех пор, как появился первый роман Уэллса, и столько же вре-
Л. ЛА ГНН мени литературоведы пытаются провести параллель между творчеством Уэллса и Жюля Верна. Сам Жюль Верн как-то сказал: «Если я стара­
юсь отталкиваться от правдоподобного и в прин­
ципе возможного, то Уэллс придумывает для своих героев самые невозможные способы. Например, если он хочет выбросить своего героя в пространство, то придумывает металл, не имеющий веса». Уэллса «защищали»: дескать, и у него можно найти много научных и технических идей, позже претворенных в жизнь. Значительно позже, чем жюль-верновские, но зато· на более высоком уровне науки и техники. Разве не в произведениях Уэллса читаем мы, -
переводя на язык современных терми­
нов, -
о производстве искусственных алмазов, теле­
видении, авиации, да еще стоящей на службе вой­
ны, тепловых лучах -
родных братьях современного лазера, и, наконец, ни более и ни менее, как об атомных бомбах? Да и путешествие во времени сей­
час, в свете учения Эйнштейна, не такая уж невы­
полнимая вещь. Пройдет какое-то время, достигнет человечество околосветовых скоростей, и, ПОЖilЛУЙ­
ста, улетай себе на здоровье с Земли. Полетаешь лет десять и вернешься на Землю, где за этот срок пройдет во много раз больше времени ... Но ведь основное различие между фантастикой обоих этих писателей совсем не в степени реально­
сти научно-технических идей, о которых в т?м или ином про изведении говорится. Разница в том, какую роль эти идеи в про изведениях играют. У Жюля Верна, страстного поборника научно-тех­
нического прогресса, они часто составляют самую суть вещи (хотя, конечно, содержание про изведения этнм не нсчерпывается), у Уэллса они в первую очередь средство для наиболее острого и убедитель­
ного выражения большой социальной идеи. Заменнте кэворит в «Первых людях на Луне» каким-иибудь другим, хотя бы атомным двигате­
лем. Что от этого изменится в сюжете, в характе­
рах и судьбах его героев, в потрясающей картине общественного строя и жизни селенитов? Почти ни­
чего. Пусть изобретатель из рассказа «Человек, делавший алмазы» вместо алмазов придумал бы, как делать золото, или платину, или еще что-нибудь подобное. Что изменилось бы в рассказе, в трагиче­
ской судьбе Изобретателя, и много ли слов при­
шлось бы вычеркнуть и взамен их вставить новых? Уэллс о своих фантастических произведениях пи­
сал: «Интерес подобных историй заключается не в выдумке, а в их нефантастических мемеитах. Сам по себе вымысел -
ничто... Интересными эти вы­
думки становятся тогда, когда их переводят на язык обыденности и исключают все чудеса, заключающие­
ся в рассказах». Много споров ведется вокруг того, что же в кон­
це концов следует понимать под словом «фантасти­
ка». И является ли такая вещь, как «Машина вре­
мени», например, с ее безрадостной картиной человечества очень далекого будущего, человечест­
ва, разделенного на морлоков и элоеВ,пессимисти­
чески м произведением? А как оценили бы некоторые чересчур мнитель­
ные критики фантастическую повесть, которую Вла­
димир Ильич в далекие дореволюционные годы уговаривал написать А. Богданова -
автора фан­
тастических повестей «Инженер Мэнни» и «Красная звезда»? Ленин, по свидетельству А. М. Горького, предлагал А. Богданову нарисовать фантастическую 78 картину бедствия, которое ~ерпит человечество в ре­
зультате того, что капиталисты хищнической добы­
чей начисто растрачивают все естественные богатст­
ва Земли. Что это? Пессимизм? Конечно, нет. Это предупреждение. В Большой Советской Энциклопедии сказано: «Фантастика -
представления, мысли, образы, соз­
данные воображением, в которых действительность выступает в преувеличенном и сверхъестественном виде». Если принять это определение (а оно, на мой взгляд, правильно), то можно с основанием утверж­
дать, что у Уэллса -
фантаста-сатирика куда боль­
ше общего с Щедриным -
автором «Истории одно­
го города» и Свифтом -
автором «Путешествий Гул­
ливера», чем с Жюлем Верном. Действительность капиталистического общества, тенденция его развития и неизлечимые его болез­
ни -
вот что в «преувеличенном и сверхъестествен­
ном виде» служит объектом сатирического бичева­
ния в фантастических произведениях Уэллса, неза­
висимо от того, В прошлом, настоящем или буду­
щем, в городке юго-восточной Англии или на выдуманном автором острове разворачиваются со­
бытия. Наивно поэтому считать, что Уэллс и на самом деле представляет себе будущее человечества та­
ким, каким оно 'описано, к примеру говоря, в «Ма­
шине времени» или в романе «Когда спящий про­
снется». Сам Уэллс когда-то назвал нарисованную им в «Машине времени» картину будущего «пред­
l!aMepeHHblM пессимизмом». Сейчас подобного рода романы называются «романами-предупрежде­
ниями». Критические, полные взрывчатой сатирической си­
лы фантастические произведения Уэллса показывают все новым и новым миллионам читателей во всем мире чудовищное . несовершенство, несправедливость, неразумность и историческую обреченность капита­
листического строя. Этим нам и дорог Уэллс­
классик английской и мировой литературы. Ограниченный темой моих ;!аметок, я могу здесь только упомянуть об Уэллсе -
авторе великолеп­
иых антифашистских произведений, таких, как рома­
ны «Самодержавие мистера Паргема» (1930 г.), «Бэлпингтон Блепский» (1933 г.), «Необходима осторожность» (1941 г.). А классическая повесть «Игрок В крокет» (1936 г.) с ее фантасмагорическим мрачным Каииовым болотом, чье тлетворное дыха­
ние отравляет сознание людей! Помните заключи­
тельные абзацы этой повести? Вряд ли во всей художественной антифашистской литературе найде­
те вы равные по разящей силе сарказма слова, ко­
торые бы так били по обывателю. По тому самому мещанину, на равнодушных плечах которого фашизм въезжал в историю человечества. «-
Мне надо идти, -
сказал я. -
В половине первого я должен играть с тетушкой в крокет. -
Но что значит крокет, -
крикнул Норберт нетерпеливо, -
когда мир рущится у вас на гла­
зах? Он сделал такое движение, словно собирался пре­
градить мне путь. Ему хотелось продолжать свои апокалиптические пророчества. Но я был сыт ими по горло. Я посмотрел ему в глаза твердым, спокойным взглядом и сказал: -
А мне наплевать! Пусть мир провалится ко всем чертям. Пусть возвращается каменный век. Пусть это будет, как вы говорите, закатом цивили­
зации. Очень жаль, но сегодня утром я ничем не могу помочь. У меня другие дела. Что бы там ни было, но в половине первого я, хоть тресни, должен играть с тетушкой в крокет». Однако Уэллс становился беспомощным прожекте­
ром каждый раз, когда он от критики капитализма переходил к изложению положительного идеала. Увы, такова была участь многих других крупней­
ших писателей. Сильные в критике существующего строя, они выдумывали взамен его безжизненные, наивные и прекраснодушные утопии. Даже такой титан русской и мировой литературы, как Лев Нико­
лаевич Толстой. «Толстой смешон, как пророк, от­
крывший новые рецепты спасения челов€чества ... »,-
писал Владимир Ильич, чрезвычайно высо'ко, как известно, ценивший художественный гений Толстого. Не менее смешон и оторван от реальной жизни капиталистического общества был и Уэллс СО свои­
ми планами идеального устройства человечества. Ранней осенью 1920 года Уэллс едет в Россию. Две недели знакомится он с жизнью страны, ожес­
точенно борющейся с белогвардейщиной и иностран­
ными интервентами, безмерно страдающей от разру­
хи, голода и эпидемий. Друзья Уэллса отговаривают его от этой «опасной для жизни» поездки, много­
численные враги молодой Республики Советов «дружески» объясняют писателю «безумие его затеи». Запомним: тогда, в 1920 году, Уэллс был первым из тогдашних властителей дум, который рискнул поехать в «загадочную И полную неизведанных опас­
ностей страну большевиков». Самый факт его по­
ездки в Россию и благополучного возвращения на родину был ощутимым ударом по белогвардейской и империалистической пропаганде тех лет. Вскоре после возвращения Уэллс выпускает кни­
гу, встреченную злобным воем всей мировой реак­
ции. Любое правдивое выступление о Советской стране было в те тяжелые годы особенно ценным для нас. В данном случае с правдивым словом о блокированной России выступил писатель, к мне­
нию которого прислушивалась интеллигенция всего мира. Уэллс, неоднократно и очень резко выражав­
ший свое несогласие с учением Карла Маркса, и в своей новой книге посвятил немало строк «крити­
ке» марксизма. (Удивительно, но этот писатель, соз­
давший столько художественных произведений, бес­
пощадно разоблачавших пороки капиталистического, классового общества, умудрялся в СВОИХ публицис­
тических выступлениях в корне отрицать теорию классов и классовой борьбы.) Новая книга Уэллса называлась «Россия во мгле». Она была достаточно насыщена невеселыми карти­
нами разрухи, царившей тогда в России, размыш­
лениями и прогнозами, которые особенно беспомощ­
но звучат сейчас, когда прошли проверку временем, да и тогда звучали достаточно наивно. Но в этой книге было в то же время черным по белому на.пи­
сано, что « ... не коммунизм терзал эту страдающую и, быть может, погибающую Россию субсидированными извне непрерывными нападениями, вторжениями, мятежами, душил ее чудовищно жестокой блокадой. Мстительный французский кредитор, тупой англий­
ский журналист несут гораздо большую ответствен­
ность за эти смертные муки, чем любой коммунист». В капиталистиf~еском мире звон стоит от беспар­
донного вранья и клеветы на партию большевиков-
на ВОЖДЯ революции Владимира Ильича Ленина. Уэллс пишет: «Сегодня коммунисты морально стоят выше всех СI'!ОИХ противников». «Едннственное правительство, которое может сей­
час предотвратить такой окончательный крах Рос­
сии, -
это теперешнее большевистское правительст­
во ... В настоящее время никакое другое правитель­
ство там немыслнмо. У него, конечно, множество противников -
всякие авантюристы и им подобные готовы с помощью европейских государств свергнуть большевистское правительство, но у них нет и наме­
ка на какую-нибудь общую цель и моральное един­
ство, которые позволили бы им занять место боль­
шевиков». Он пишет об огромном впечатлении, которое про­
извел на него «изумительный невысокого роста че­
ловек», Владимир Ильич Ленин, и честно признает­
ся, что, разговаривая с Лениным, он ПОНЯЛ, ЧТО «коммунизм... все-таки может быть огромной твор­
ческой силой». Вряд ли врагов революционной России, встретив­
ших в штыки «Россию во мгле», утешили те стра­
ницы, где Уэллс назвал исторический план ГОЭЛРО «электрической утопией», а убежденного в реально­
сти этого плана Владимира Ильича -
«кремлевским мечтателем». Они прекрасно отдавали себе отчет, что в. главном, в оценке Ленина, большевиков, Со­
ветского правительства, уже сказано было то реша­
ющee' что ставило под сомнение недоверие Уэллса к тому же плану электрификации. Что до слов Уэллса об «электрической утопии», то здесь в великом фантасте как раз и говорил не­
удачливый автор нежизненных, умозрительных уто­
пий. Писатель, всю сознательную жизнь критиковав­
ший капитализм, увы, не понимал великих творче­
ских возможностей, которые заложены в народе, ра­
ботающем не на эксплуататоров, а на себя. «Приезжайте снова через десять лет и посмотри­
те, что сделано в России за это время», -
сказал ему Ленин. В 1934 ГОДУ, когда Уэллс снова приехал в Советский Союз, ВСЯ страна была единой, огром­
ной стройкой. Уэллс на деле мог убедиться, на­
сколько был прав Ленин. Но главным в книге «Россия во мгле» было, ко­
неч.но, признание перед всем миром исторической необходимости партии большевиков, Советской власти. В своем предисловии ко второму изданию «Рос­
сии во мгле» (она была издана в 1959 году трех­
соттысячным тиражом) Глеб Максимилианович Кржижановский писал: «Эта иеторическая правда имела в те годы огромное прогрессивное значение, и заслуга писателя здесь неоспорима. Большая правда заслоняет собой мелкие ошибочные утверж­
дения и подчас наивные заблуждения автора книги «Россия во мгле». 24 мая 1945 года, незадолго до своей кончины, Уэллс выступил на страницах центрального органа Коммунистической партии Великобритании. «Я яв­
ляюсь избирателем лондонского округа Мериле-
СРЕД И книг 79 Н! 2 ФЕВРАЛЬ 1967 СОДЕРЖАНИЕ ВАЛЕРИй ОРЛОВ -
Шпи на битву партизаны На меридианах Родины 7 КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИй -
Дорога Генриха Гейне 8 МИШЕЛЬ ПЕССЕЛЬ -
Мустанг лежит в Гималаях 11 КЛАУС 50ЙХЛЕР -
Десять тысяч моих земляков 19 Крылатая пехота 22 Объединяющий полюс 24 И. МОЖЕЙКО, К. СОШИНСКАЯ -
Страна варпетов 26 Мажино -
в продаже 31 А. АЛДАН-СЕМЕНОВ -
Красные и белые 32 И. СТАМ -
Квели-квели -
гроза полей 39 «О5» приходит второй 40 Слон во гневе 40 За бортом самолета 41 Ихтиандры с мыса Тарханкут 42 М. МАРИКОВ _ Когда ломаются копья 46 РЭй 5РЭД5ЕРИ -
Вино из одуванчиков 48 И. ФИЛАТОВ -
На пиратских волнах 54 ЖОРЖ АРНО -
Плата за страх 56 ЖАН-ПЬЕР МАРКАН -
«Дьявол там играет в гольф» 64 С. МИЛИН -
Мата Хари: загадка «королевы шпионажа» 66 Н. ЭЙДЕЛЬМАН -
Удивительное и успешное путешествие мастера кораблевождения Томаса Кэвендиша из Тримлея в графстве Суффолк, эсквайра, в Южное море и оттуда вокруг всего света... 70 Пестрый мир 75 77 З-я стр. обл. Л. ЛАГИН -
Уэллс в борьбе миров М. С. ТУПОЛЕВ -
Падает... Падает? Главный редактор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ. И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НО­
ДИЯ (заместитель главного редактора), К. Г. ПАУСТОВСКИFI, П. Н. РЕШЕТОВ, Ю. Б. САВЕНКОВ (ответственный секретарь), А. Н. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ. Оформление В. Чернецова и Т. Гороховсной Рукописи не возвращаются. Техничесний редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ& Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская, 21. Телефон для справок: Д 1-15-00, доб. 2-29; отделы «Наша Родина& -
4-09; иностранный -
2-85; литератrры -3-93; науки -3-38; писем -2-68; иллюстра-
ции -3-16; приложение «Искатель& -
4-10. АО0726. Подп. к печ. 18/1 1967 г. Бум. 84х 108'/". Печ. л. 5(8.4). УЧ.-изд. л. 12. Тираж 2 600000 экз. Заказ 2439. Цена 60 коп. Типография «Красное 80 знамя» изд-ва «Молодая А-30. Сущевская, 21. гвардия~. Москва. бон, -
п'исал он, -
и активно под­
держиваю возродившуюся комму­
нистическую партию. Я собираюсь голосовать за нее». Сейчас, когда я дописываю пос­
ледние строки этих заметок, у нас в стране, в других странах сотни молодых и немолодых читателей впервые для себя раскрывают страницы фантастических произве­
дений Герберта Джорджа Уэллса. Впервые для них -
закутанный с головы до ног незнакомец вва­
ливается в трактир «Повозка И кони», бросает на пол саквояж и кричит: «Огня!.. Поскорее огня! Комнату и огня!» И еще никто -
ни хозяйка трактира, ни читате­
ли -
не знает, что этот незнако­
мец прозрачен, совершенно про­
зрачен. Что он невидимка. Впервые для множества читате­
лей кругленький профессор Кэ­
вор знакомится снеудачливым дельцом, уединившимся в глуши, чтобы поправить свои дела сочи­
нением пьесы. Впервые для множества читате­
лей на пустоши между Хорзел­
лом, Оттер шоу и Уокингом за­
роется в песок раскаленный сна­
ряд, принесший на Землю первую группу жестоких и могуществен­
ных завоевателей, а «за триста с лишним миль от Чимборасо, за сто миль от снегов Котопахи, в самой дикой глуши Эквато­
риальных Анд», скатится с кру­
той скалы в таинственную Страну Слепых веселый и мужественный проводник Нуньес, который пона­
чалу так был уверен, что в «Стра­
не Слепых и кривой -
король» ... Каждый день вот уже семьде­
сят с лишним лет для сотен и ты­
СЯЧ новых читателей впервые раскрывается великолепный, пол­
ный блистательной выдумки и очень важных мыслей мир уэлл­
совской фантастики. Сказать по совести, яим чер­
товски завидую. На первой страииу,е обложки: llЕЙ.li.ОН. у ЮЖИОЙ оконечности острова, возле ~opoдa Матара, иа мио~ие километры тянется мелководье. В тихую no~oдy местные жители, рассевшись на толстых сваях, вбитых в песок, закидывают удоч­
ки и терпеливо ждут nоклевки. у дача не Bce~дa сопутствует рыба­
кам, а ведь от нее часто зависит доход семьи. ПАдАЕТ ... ПЛДАЕТ? с то пятьдесят тысяч бочек земли на пятистах кораблях привезли с гO~ ры Голгофы и ССblпали под фунда­
мент будущего о оборного ансамбля сl(ампо-СаНТО::t. Так, ОДНИМ махом, строители придали всему сооружению должную святость, а его фундамен­
ту -
твердость. Пышная Пиза, пре­
вратившаяся к ХН столетию в круп­
нейший центр торговли средневеко­
вой Италии, не жалела денег из сво­
ей богатейшей казны на сооружение достоАных ее величия памятников ар­
)(итектуры. Однако вся территория г?­
рода, окруженная крепостной стенои, была к тому времени плотно застроена. Оставался свободным ЛИШЬ заболочен· ныА участок на краю городской тер­
ритории. Его и решили пустить в дело. Пришлось отвести русло проте­
кавшей невдалеке речки, периодиче­
ски затоплявшей площадь, и приве з­
тн «из-за тридевяти земель» грунт под фундаменты. Выстроенный пизанскими архитекто­
рами ансамбль состоит из собора, баптистерия, КОЛОКОЛЬНИ и кладбища. Собор и баптистерий построеНbI на каменном пласте, а потому они стоят незыблемо в течение В01 у ж е многих столетий. Колокольня же оказалась на краю подземного каменного маССИ
Q
? северный краА фундамента башни по­
коится на прочном основании, а юж~ ныА -
на наносном грунте. Именно эта сторона фундамента и оседает. Строительство башии в связи с осад­
кой несколько раз прерывалось и бы~ ло завершено лишь в 1350 году, то есть через 206 лет после начала. Уже со второго яруса башню стали строить с коррективами: колонны, стоящие с южной стороны, делали более вы­
сокими, чем северные. Эти коррек­
тивы составили во втором ярусе 3 сантиметра, в третьем -4, в чет ~ вертом -7, R пятом -8, в шестом-
9 и в седьмом -
14 сантиметров. Таким образом, ось башни в процессе строи­
тельства получила характерное, при­
сущее только ей одной, искривление, которое в соче тании с наклоном и придает башне особую прелесть. Большинство читателей, написавших в журнал, предлагает для спасения башни выпрямить ее. Однако в BЫ~ прямnении Пи з анской ба шни нет ни­
какого с мыс nа; собственно говоря, это ПОчти равносильно разрушению знаме­
нитого спадающего чуда». Впрочем, это выпрям ле ни е и нево з можно из~за криволинейности оси. Так что поиски в этом направ ле нии -
дело беспер~ спективное. Задача состоит в том, чтобы надежно з акрепить с кампани ­
ле» в существующем по ло ж ен ии. Мож~ но лишь, пожа лу й, говорить о частич~ ном выпрям ле нии ее. С тех пор как в нашей прессе стали появлять ся сообщення о возможной гибели Пизан с кой башни, в адрес общества «СССР -
Италия~ посту­
пили десятки писем. Немало пи~ сем пришло и в адрес редакцин журнала с Вокруг CBeTa'~. В каждом из них -
проект спасения ба шни. Авторы, опираясь на свой опыт, з на~ ния, а подчас и фантазию, деJfают самые ра з нообразные пр едло жения. Начиная от скромных -
~( Haдo подко~ пать фундамент с тоА стороны, r де он не просел , и тогда башня сама по себе выровняется'-
t И кончая та-
ЕЩЕ РАЗ О ... Читатели, вероятно, помнят статью .. Падает... падает7 ... помещенную в проwлогоднем шестом но"!,ере нашег~ журна ­
ла. В статье шел разговор о знаменитои падающеи Пи зан­
СКой башне, над которой в последнее время нависла угроза гибелн. В редакцию поступило множество пнсем чита­
телей, выдвигающих различные проекты спасения башни. Все эти предложения мы передали профессору архите~туры Михаилу Серrеевичу Туполеву, председателю создан нои при обществе <,ссср- Италия» комиссии, в чью задачу входит отбор проектов, ВЫДВИНУТЫХ советскими специалистами. Его же мы попросили написать несколько слов, заключаю­
щих наш разговор с читателем. Не обошли т ему Пи занской б ашни н карикатурн­
сты. Из юмористи ческ и х рисунков, опубликованных в газ е тах и журналах разных стран, можно было бы составить ц елый альб ом. Художник Виктор Чижиков счит ае т, что существ ует мн ого ори гин альных способов спас е ния башни. Вс е зависит от т ого, чьими глазами смотрншь. Итак, решение проблеМbI с т очк и зрения ... -.. продавца кими сказочными, как например: сна­
до окружить башню во донепроница ­
емой оболочкой, з аполнить оболочку водой, тогда башня всплывет. Оста­
нется ли шь без всякого труда на плаву переве з ти б ашню на новый фун д амент, а потом, открыв крани~ ки, спустить воду». Немало также предложений, Убивающих, по мыс л и их авторов, двух сзайцев» -
спасение башни и ее одновременное сдальнейшее украшение ». Предлагают, наприм ер, снабдить башню с северной стороны балконами с большими выносами, на которых можно будет установить тя­
желые декоративные скульптуры -
противовесы. Автор считает, Что пос­
ле указанноii перестройки «башня станет еще прекраснее, а слава ее приумножится,-. Конечно, в подобных предлож ен иях много наивного, НО ... собаковода ... автолюбителя все же глав ное в них -
благородное, страстное желание спасти чудо искус­
ства, давно ст а Вшее мировой гордо .. стью. В настоящее время общ ество «СССР -
Ита л ия~ имеет в своем порт ­
феле нескол ько практнчиых, вполне реальных п редложений по укреплению башни в ее существующем положе­
нии и л и с небольшим уменьшением наклона. Мы, однако, пока не можем обсуждать их на страницах журнала. По положению такие обсуждения мо" гут ве стись только после официа л ь .. нога объявл е ния о конкурсе проек т ов, который, по сообщению итальянской печати, должен состояться в ближаА .. шее время. М. С. ТУПОЛЕВ, профессор архитектуры \ SдO v 7 и )-/l/I 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
313
Размер файла
93 182 Кб
Теги
1967
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа