close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1968-08

код для вставкиСкачать
19iOmOBfТA К! 8 ~YPHa~ основан в 1861 г~y ABr~CT НАУЧНО- ХУАОЖЕСТВЕИНЫ~ ЕЖЕМЕСRЧНЫЙ ЖУРНАJ ЦIi BJКCII ППЕНlЕсrlllii, ПРIIКJlIOЧЕНllii и ФАНТАс,ТИИII к r)О·.JIЕТИЮ .JIEHBHCROrO ROMCOMO.JIA .. АДЪЮТАНТ ЕГО ПРЕВосходи-
ТЕЛЬСТВА» -
советский разведчик в. ставке белого генерала (стр.2) . .. КОМПАС БОТАНИКА., .. В ПОИС­
КАХ .. ПАПА НЕГРО» -
очерки нашего спецнального корреспоидеJnа о · научном понске советских биологов (стр; 26); ГОРОД, РОЖДЕННЫП В ЧЕРНЫХ ПЕСКАХ, -
фоторепортаж с бoprа само- ­
лета (стр. 12). О б о с т р о в а Х, как МОC'ПI соединяю­
щих материки, об их загадках и истории рассказывают в этом номере научные статьи, приключенческие очерки, инфор­
мационные заметки, новеллы. О стране .. великих кушан., су­
ществовавшей тысячелетия назад, но от­
крытой археологами совсем недавно, -
рассказ одного из крупнейших советских востоковедов Галины Анатольевны П у г а ч е н к о в о й (стр.54). Гражданская война. Год 1919-Й. ЮЖНЫй фронт. На борьбу с белогвардейцами уходят по призыв у 30 тысяч коммунистов и 10 тысяч комсомольцев ... Мелькают кадры кинохроники, снятые в эти трудные для Советской респуб­
лики дни. ... По осенней степи мчится в атаку Здесь, под Воронежем, и одновременно кина . шашки наголо -
конница Буденного . под Орлом начался разгром армии Дени-
... Усталые красноармейцы входят в освобожденный Киев, идут мимо памятника Богдану Хмельницкому . ... ТрофеЙныЙ английский танк. Внимательно разглядывают (<подарок» интервен­
тов командиры Красной Армии. И еще один кадр. У вокзала остановился поезд. Командующий Добровольческой армией генерал Май-Маевский встречает Деникина. Рядом с Май-Маевским стоит его адъютант молодой, подтянутый офицер с погонами капитана ... Это Павел Васильевич Макаров, один из первых советских разведчиков. Острая, полная риска, опасности судьба П. В. Макарова, человека, безраздельно преданного революции, легла в основу киносценария И. Болгарина и Г. Север­
ского «Адъютант его nревосхоi'ительства». Макаров стал прототипом литератур­
ного героя сценария -
капитана Маркова. Не следует, однако, искать полного сходства биографий П. В. Макарова и Павла Маркова. Авторы оставили за собой право на художественный домысел. Предлагаем вниманию читателей фрагменты из сценария «Адъютант его nре­
восходительства». ИГОРЬ БОЛГАРИН ГЕОРГИй СЕВЕРСКИй IIГ юрьма стояла на самом краю Алексеевки, малень­
кого городка, насквозь пронизанного солнцем и пылью. ремном дворе двое красноар-
мейцев-конвоиров передавали арестованного тюремной охране. Арестованный был невысокого роста, худощавый. Узкое лицо, прищуренные глаза, прилизанный пробор. Одет он был в порван­
ный офицерский китель, бриджи, сапоги. ГО В приземистое красного кир­
пича здание. Прежде чем сту­
пить под каменные своды, аресто­
ванный приостановился, посмо­
трел вокруг. Дальше тянулись ядовито-желтые, выжженные солнцем пустыри. На горизонте они упирались в го­
лубую полоску воды. То было Гнилое море -
Сиваш. На мощенном булыжником тю-
2 Охранники повели арестованно-
-
Зря смотришь! буркнул один из охранников. Отсюдо-
ва еще никто не сбежал! Про гремел засов камеры ... Новый узник осмотрел своих соседей, привычно щелкнул ка­
блуками: -
Разрешите представиться, господа. Капитан Марков из со­
рок второго Тегринского полка. -
Поручик ДудицкиЙ. -
Ротмистр Волин. Прошу представиться полковнику. Полковник приподнялся с нар. -
Здравствуйте, здравствуйте, капитан. Полковник Львов. Ну, идите, садитесь вот сюда, расска­
зывайте, ЧТО там на воле? Марков присел на краешек нар. -
Отличные новости, господа. Дни Советской власти.В Таврии сочтены. Дроздовская и Корни­
ловская дивизии уже в Крыму ... -
Интересно, интересно_. Про­
должайте, пожалуйста. -
Через несколько дней ,наши .будут здесь. О господи! Но l!Jедь это ко­
нец! -
схватился за голову 80-
лин. Вы о чем, ротмистрl ~ на­
хмурился Львов. -
Все о том же, господин полковник. Как только наши бу­
дут подходить к этой богом проклятой Алексеевке, охрана тюрьмы нас перестреляет. -
Стыдитесь! Вы же офицерl Марков, с усмешкой наблюдав­
ший за этой сценой, встал с нар. -
Спокойно, ротмистр. Истери­
ка не поможет... Надо организо­
вать побег! -
Но какn -
поднял на него глаза Волин. -
Я готов зубами грызть эти проклятые камни! -
Правильно, капитан. Вижу в вас настоящего офицера. Про­
стите, вы откуда родом? Кто ва­
ши родители? -
спросил ПО1)­
ковник Маркова. -
Отец -
начальник Сыз­
рань-Вяземской железной до­
роги. Предводитель губернско­
го дворянства. -
Господи! Как тесен мир!.. -
изумился полковник Львов. -
Мы с вашим отцом, голубчик, встречались в быт­
ность мою в Сызрани. У вас там имение? Было, господин полков-
ник. Было. -
Нет, подумайте, какая встреча! .. Щелкнул засов. Красноарме­
ец поставил на нары ведро с болтушкой. Полковник Львов, ирониче­
ски улыбнувшись. сделал при­
глашающий жест. Рисунки С. ПРУ СОВА -
Прошу к столу, господа! Господа не заставил!>! себя уп­
рашивать . .Уселись вФкруг ведра. Поручик Дуди цк ий ПDКРУТИЛ В ведре ложкой. -
Кухня шеф-повара «Конти-
ненталя» дяди Ван .. , -
кисло ·улы.бнулся он. -
Я в Киеве предпочитал обе­
дать в (IАполло», -
подал репли­
к)' Волин. -
А ужинать ходили, конечно, к «Максиму»? -
в тон ему ска­
зал Марков. -
Что-то .сеЙчас там, в нашем Киеве? -
за.qумчиво произнес Львов. И вдруг резко вскинул глаза на тюремную решетку. Там, за окном, загрохотали выстрелы. Офицеры переглянулись. Вско­
чили • -
Как видно, наши на подсту­
пах, -
сказал Львов. Марков и Волин, ухватившись за рt!шетку, прильнули к окну. От крыльца, размахивая руками и что-то крича, бежала охрана. Пули цокали о булыжник ... Вдруг распахнулись ворота, и во двор влетела тачанка. На ее пе­
редке болтался кусок материи с надписью: «Бей красных, пока не побелеют! Бей белых, пока не покраснеют!» Крепко натянув вожжи, ездовой завернул тачан­
ку на полном ходу. И тотчас с нее ударила пулеметная оче­
редь. Взвизгнули пули, затарахтели беспорядочно по стенам. Посы­
пались куски кирпича и штука­
турки. Марков оторвался от решетки, спрыгнул. Лицо его отражало тревогу и смятение. -
Это не наши! -
сказал он. -
Похоже, на город налете­
ла какая-то б.андаl -
Господа, что лать? -
побледнев, будем де­
спросил Во-
лин. Ему не ответили. В коридоре про гремел Вblстрел, послышались СlfJ1ьные удары по железу. Дверь камеры отскочила. Веселый голос скомандовал: -
Эй, кто тут, выходи! В коридоре стояло около двух десятков вооруженных до зубов бандитов. Молодой высокий па­
рень с хмельными глазами про­
вел взглядом по ногам офице­
ров, несколько задержался на блестящих сапогах полковника Львова. -
Мирон, а Мирон! -
Чего? -
донеслось изда-
лека. -
Ты гляди, СКDЛЬКО Я тут са­
пог нашел! И, подмигнув, сказал Львову: -
Ваше высокоблагородие, скидывайте сапоги. Все одно они вам больше не пригодятся! Подошел Мирон. Поигрывая плетью, он долго и зло смотрел на сбившихся в коридоре офице­
ров. Потом, нещадно шепелявя­
у него не было передних зубов­
сказал: -
От, ей-богу, морока. Батька просил офицеров прежде ему показывать. -
Какой батька? -
спросил растерянный Волин. Мирон пренебрежительно по­
смотрел на него. -
На сто верст вокруг есть TOllbKO один батька. Батька Ан­
гел. Будешь иметь счастье бала­
кать с ним. Возле домика охраны стояла знакомая уже тачанка. Нетерпе­
ливо перебирал и ногами оседлан­
ные лошади. -
Ласково просим до хаты, -
ухмыльнулся Мирон Осадчий, от­
ступая от двери. В просторной горнице за сто­
лом сидел батько Ангел с за­
бинтованной рукой. -
Докладывайте, кто такие? Полковник Львов отвернулся. -
Не желаете, значит, гово-
рить? И тогда за всех на вопросы Ангела стал отвечать Волин. -
Кадровые, говоришь? -
по-
дергивая щекой, переспросил Ангел. Не успели, значит, дра-
пануть к белякам, большевички 3 перехватили? Так, так... А этот босой, говоришь, полковник? А сапоги куда он дел, комисса­
ры содрали? -
Сапоги у полковника сняли ваши люди, -
сказал Марков.­
Вон тот. Марков показал на невозму­
тимо стоящего в дверях высоко­
го парня. -
Ай-qй-яй! А еще боец сво­
бодной анархо-пролетарской ар­
мии мира! -
укоризненно пока­
чал головой батька и затем снова поднял глаза на полковника Львова. -
Слушай, полковник! Иди ко мне советником по воен­
ным делам. А? Львов насмешливо посмотрел на атамана, спокойно сказал: -
Не много ли тебе чести, Ангел, иметь советником полков­
ника русской армии? Ангел поднялся, зло сощурил глаза. -
Ты еще что скажи! Напо­
следок! Как попу перед смертью! Сидевший рядом с Ангелом детина-телохранитель перестал лузгать семечки, поднялся во весь рост, потянул к полковнику узловатую руку. В этот момент Марков резко повернулся, коротким ударом сбил с ног Мирона, выхватил у него «кольт». Грянуло два вы­
стрела. Детина, так и не дотя­
нувшись до полковника, рухнул на пол. Упал на стол и Ангел. -
К тачанке, живо! -
крикнул Марков, выбегая из дома. К домику уже неслись двое «ангеловцев». Один ИЗ них ока­
зался лицом к лицу с Марковым. Марков обхватил его поперек туловища, поднял, швырнул на второго. В несколько прыжков Марков и бежавшие рядом с НИМ Волин И Дудицкий достигли та­
чанки. Полковник боролся с ездо­
вым, вырывая у него вожжи. Марков с налета ударил «ан ге­
ловца» рукояткой «кольта» ПО голове ... Полковник разобрал вожжи­
и лошади понеслись BCKiI'Ib. Мар­
ков схватился за пулемет, крик­
нул поручику Дудицкому: -
Готовьте ленту! Полковник обернулся. -
Прямо? -
спросил он Мар­
кова. -
Прямо и через мост к же­
лезной дороге! Тачанка с грохотом промча­
лась по окраине Алексеевки. За тачанкой мчались конные «ангеловцы». Не умолкая, бил пулемет. К пулемету прикипел Марков. 4 Мелькнул открытый шлагбаум. Застучали колеса, лересекая же­
лезнодорожное полотно ... Когда «ангеловцы» тоже про­
скочили шлагбаум, Марков нажал гашетку, но очереди не последо­
вало. В напряженной тишине ruлько звучно стучали копыта да тяжело дышали вконец загнан-
ные лошади. -
Ленту, ленту давайте! -
не оборачиваясь, крикнул Мар-
ков. -
Все! -
выдохнул дудицкий. А расстояние между «ангелов­
цами» и тачанкой неумолимо со­
кращалось. Припав к лошади, впе­
реди всех скакал Мирон. Азарт погони и злоба -
все было сейчас на его искаженном, побитом ос­
пой потном лице ... -
я уже было про себя крестное знамение сотворил, думал, как до­
стойно смерть при­
нять,-.рассказывал пол­
ковник Львов. -
И тут нас заметил ваш кон­
ный разъезд. -
Счастье. -
Нет, случай. .Всего лишь случай, ваше пре­
восходительство. А сча­
стье -
оно на сей раз приняло облик капитана Маркова. Их было трое в са­
лон-вагоне командующе­
го Добровольческой ар­
мией. Сам командую­
щий -
большой, rPY.;J-
ный, С отечным лицом Владимир Зенонович Май-Маевский; легкий, гибкий, черный началь­
ник контрразведки пол­
ковник Михаил Алексан­
дрович Щуки.н и пол­
ковник Львов. -
Н-да, не перевелись еще на Руси отважные офицеры, -
за­
думчиво сказал Май-Маевский и поднял глаза на Львова. -
Вы его раньше знали? -
Отца его хорошо знал. Он был предводителем губери­
ского дворянства в Сызрани. -
Ну-ну, позовите-ка этого д'Артаньяна. Полковник Щукин встал шел к двери. Походка у была вкрадчиво легкая и и по­
него без-
звучная. В кабинет вместе вошел Марков. Он, уже был одет форму. со Щукиным как и Львов, в новую Марков щелкнул каблуками. -
Ваше превосходительство, капитан Марков! Командующий привстал из-за стола. -
Здравствуйте, капитан, здрав­
ствуйте, -
он с удовлетворением оглядел подтянутую фигуру Мар­
кова. -
Какого полка~ -
Сорок второго Тегринского, командир полковник Шевердин. -
Знаю Шевердина, достойный командир. Кажется, ваш полк сражался на румынском фрон­
те... Имеете награды? -
Так точно. Награжден. орде-
нами Анны и Владимира с ме­
чами. -
Где бы вы хотели служить, капитан? Марков улыбнулся. -
Если бы это зависело от меня, -
в частях, которыми командуете вы, ваше превосхо­
дительство. -
Вы меня знаете? -
Май­
Маевский внимательно посмотрел на Маркова. Марков сделал легкий, испол­
ненный уважения поклон. -
Кто не знает имени генера­
ла, который первым на герман­
ском фронте получил за храб-
рость золотое оружие. И кто не знает имени генерала, который под Тернополем выwел из окопа под пули и увлек за собой сол­
дат в wтыковую aTaKyl Май-Маевский протер стекла пенсне. -
На войне капитан. Будете в wтабе. как на войне, работать у меня Марков каблуками. вытянулся, щелкнул -
Ваше превосходительство, -
сказал :Щукин, -
ротмистр Волин В проwлом жандармский офицер. С вашего разреwения я беру его к себе, в контрразведку. Май-Маевский кивнул Щукину. Затем встал, давая понять, что аудиенция окончена. Огромные настенные часы, ви­
севwие в кабинете председателя Всеукраинской ЧК Лациса, отбили три часа пополудни. Лацис стоял у окна и смотрел на город. Ему хорошо была видна часть улицы, освещенная солнцем, и купола Софиi:iского собора. Они словно плыли в без­
мятежно-голубом небе ... Лацис резко отвернулся от ок­
на, энергично вскинул бороду. -
Горят склады с зерном и продовольствием. На транспор­
те -
акты саботажа и диверсий. В городе полно петлюровцев и деникинцев. Зреет крупный за­
говор, это чувствуется по всему ... Вот почему я отозвал тебя из wтаба дивизии. Ты нужнее сейчас здесь. Впрочем, нужен не только АЛЯ борьбы с врагом ... В глубине кабинета сидел тот, кому предназначались эти сло­
ва, -
Петр Сергеевич Фролов. Он был в легкой тужурке. Худая wея с острым кадыком, узкие плечи -
скорее он походил на учителя гимназии или на чинов­
ника, чем на военного. Лацис подоwел к Фролову, сел рядом. Заглянул в его лицо жи­
выми голубыми глазами. -
Понимаеwь, аппарат весь укомплектован. Парни молодые, горячие. Комсомолия. Но ни опы­
та пока, ни знаний ... Вот поэтому мне и нужен здесь ты, твой глаз. Нам с тобоi:i нужно сделать еще одно дело... пожалуй, главное ... воспитать настоящих чекистов. Фролов поднял на Лациса глаза. -
Когда прикажете принимать дела? Лацис улыбнулся. -
Вчера... -
И затем, словно С1\1\ЫЛ улыбку с лица, спросил:­
Что слыwно О Старике? -
Сначала я думал, что он по­
гиб. Операция с самого начала сорвалась: на Алексеевку- неожи­
данно налетела банда Ангела ... А перед отъездом сюда я полу­
чил очень странное сообщение, будто бы у командующего Доб­
ровольческой армией генерала Май-Маевского появился новый адъютант... Марков Павел Ва­
сильевич. Лацис несколько мгновений молчал. -
Сын прачки, комсомолец и ... адъютант командующего? В это действительно трудно поверить ... -
Но ведь по наwей легенде Марков -
дворянин. Его «отец», Василий Иванович Марков, -
на­
чальник Сызрань-Вяземской же­
лезной дороги, действительный статский советник, предводитель губернского дворянства. -
Знаю, лихая легенда,-
сказал Лацис и резко поднял глаза на Фролова. -
Не слиwком ли лихая? .. -
Но начальник Сызрань-Вя­
земской железной дороги и его семья находятся сейчас на на­
wей территории ... -
Ну что жl Будем надеяться, все обойдется, -
и внезапно в глазах Лациса вспыхнул ого­
нек. -
Нет, ты представляеwь, как бы это было здоровоl Ведь из wтаба Май-Маевского мы не получаем сейчас никакой инфор­
мации. А Добрармия между тем самая боевая единица у Дени­
кина. Положение же таково, что не сегодня -
завтра Харьков бу­
дет у них в руках ... В Харькове ставка Май-Маев­
ского разместилась в здании быв­
шего купеческого собрания. Больwоi:i письменный стол с те­
лефоном и настольноi:i лампой, несколько кресел. На стене -
ог­
ромная карта, утыканная флаж­
ками по извилистоi:i линии. фрон­
та. Два огромных приземистых стальных сейфа, толстые желез­
ные реwетки на окнах. Полковник Щукин СИАел за письменным столом и просматри­
вал бумаги. Бесwумно открылась дверь. -
Не помеwал? -
Входите. Капитан Осипов, помощник Щукина, подоwел к столу, ска­
зал: -
Господин полковник, полу-
чил донесение от киевского под­
польного центраl Просят денег. -
Могли бы обойтись и свои­
ми средствами, -
недовольно сказал полковник. -
Пусть трях­
нут моwной киевские рябуwин­
ские и терещенки. Ювелиры, на­
пример. -
Да, но им нужны долговые гарантии. -
Гарантии? Если они п'иwут­
ся на бумаге, а не на чистом зо­
лоте, мы их можем давать сколь­
ко угодно. Осипов усмехнулся. Затем по-
ложил перед Щукиным две папки. ,Щукин взял, полистал ту, на обложке которой значил ось «Лич­
ное дело ротмистра Волина». От­
ложил ее, взял вторую: «Личное дело капитана Маркова». -
Господин полковникl По по­
воду капитана Маркова... -
бес­
страстные тонкие губы Осипова заwептали. -
Я разыскал офи­
церов, которые хорошо знают ка­
питана Маркова по румынскому фронту. Но никто из них не пом­
нит, чтобы капитан когда-либо говорил, что его отец -
началь­
ник Сызрань-Вяземской железной дороги. Больше того, один из его однополчан выразил сомнение на­
счет дворянского происхождения капитана ... --
Вот как? --
по лицу UЦукина пробежала тень, и он жестко сказал: --
Ну что ж... Попытай­
тесь выяснить все о капитане Маркове. Все! Надеюсь, вы пони­
маете, как это важно. Командую­
щий назначил капитана Маркова своим адъютантом. --
К сожалению, господин пол­
ковник, Сызрань и Вязьма у крас­
ных ... Но у меня есть один план. Осипов снова перегнулся че­
рез стол и начал что-то тихо го­
ворить UЦукину. В пустой приемной настойчиво звонил телефон. Перед полуот­
крытой дверью в апартаменты командующего несли бессменный караул два стальных рыцаря с мечами в ножнах. В кабинете тоже было пусто. Марков торопливо вышел из личных покоев командующего, взял телефонную трубку на пись­
менном столе МаЙ-Маевского. --
Слушаю, --
коротко бро-
СИЛ он. --
Это вы, капитан? Здравст­
вуйте. Полковник UЦукин ... --
до­
неслось из трубки. --
Спросите командующего, не сможет ли он принять меня по важному делу? Марков положил трубку на стол, громко сказал: --
Владимир Зенонович, пол­
ковник UЦукин по важному делу. --
Ну что ж... --
отозвался из покоев МаЙ-МаевскиЙ. --
Проси. --
Командующий ждет вас, --
сказал Марков и хотел было по­
ложить трубку на аппарат. Но за­
держал ее в руке. Посмотрел на дверь, ведущую в покои. --
Ну, ну, капитан! Так что же было дальше? --
донесся из по-
кое в заинтересованный голос МаЙ-Маевского. --
Дальше, ваше превосходи­
тельство, было вот что. Получил князь по почте три письма ... Рассказывая, Марков быстро до­
стал из кармана коробок со спич-
ками, вытащил одну, заклинил рычаг телефонного аппарата. Быстро положил на трубку. --... В первом лежал тысячу рублей ... --
Так-так. Марков остановился ведущей в покои. рычаг чек на у двери, Май-Маевский, кончив завтра­
кать, отбросил салфетку, стал старательно причесывать свои редкие волосы. --... Во втором --
уже только на пятьсот ... В кабинет вошел UЦукин. --
Разрешите, ваше превос-
ходительство! громко ска-
зал он. --
Да, конечно, конечно, --
вы­
ходя из личных покоев, бросил Май-Маевский .UЦукину и затем снова поднял глаза на Марко­
ва. --
Ну, дальше. В третьем письме что? .. --
О, это длинная история, ва­
ше превосходительство. Да и пол­
ковнику будет неинтересно, он не знает начала. --
Ну, хорошо, хорошо, потом доскажете, --
согласился Май-Ма­
евский и повернул голову к UЦy­
кину. --
Что там у вас, пол­
ковник? ,UЦукин ждал, пока Марков вый­
дет из кабинета. Марков тихо прикрыл за собой дверь. Торопливо подошел к сто­
лу в приемной, взял трубку и, не спуская глаз с дверей приемной и кабинета, стал слуwать. ... Прошелестели страницы, и послышался г о л ос UЦ у к и н а: Киевский центр нуждается в день­
гах, Владимир Зенонович. Г о л о с М а й -
М а е в С к о г о: Как он работает? Г о л о с UЦ у к и н а: Довольно активно... Правда, были провалы. Но сейчас перед вооруженным выступлением решено провести ряд очень крупных диверсий. Г о л о с М а й -
М а е в с к о г о: Да, надо помочь. Узнайте у ге­
нерала Деева, сколько он может выделить. Г о л о с UЦ у к И Н а: Переправ­
л5tть деньги через линию фронта очень сложно, ваше превосходи­
тельство. Да и нет необходимо­
сти. Я прошу вас подписать это письмо. Г о л о с М а й -
М а е в с к о г о: Кому оно адресовано? Г о л о с UЦ у к и н а: Одному ювелиру. Он уже передавал круп­
ные суммы денег на нужды цент­
ра. Но ему нужны гарантии ... В коридоре послышались шаги. Марков положил трубку. В приемную вошел лощеный офицер с прилизанными воло­
сами. --
Микки, где вас носит все утро! --
возмущенно сказал Мар­
ков и встал из-за стола. --
Извините, Павел Васильевич. Вчера вечером в «Буффе» Рябу­
шинский банкет давал... рас­
кладывая на столе телеграммы, стал рассказывать Микки. --
Те­
леграммы я из аппаратной за­
хватил. Свежие ... Да, мы за «еди­
ную И неделимую» так крепко выпили, что я спутал сегодня " завтра. --
Потом расскажете в ли-
цах, --
сказал Марков и, захва­
тив телеграммы, снова направил­
ся в кабинет МаЙ-Маевского. --
Ваше превосходительство, свежие телеграммы. --
Хорошо, оставьте. Марков положил на стол коман­
дующего телеграммы и неловко задел телефонную трубку. По-
правляя, незаметно выдернул обломок спички. --
Я пока могу быть ден? --
спросил Марков Маевского. свобо­
у Май-
--
Да. IUЦУКИН проводил адъютанта долгим взглядом. Марков легко сбежал по лест­
нице, вышел на улицу. у широко открытых дверей ре­
сторана «Буфф» чей-то вкрадчи­
вый голос прошептал Маркову в спину: -
Беру доллары, даю фран­
ки! .. Марков свернул за угол, задер­
жался у афишной тумбы. Она пе­
стрела объявлениями: ... в кинематографе «Лотос» бу­
дет показана лента «У камина» с участием Веры Холодной ... ... в ресторане «Бристоль» вновь будут выступать Цыгане ... ... после длительного вынужден­
ного перерыва открывается танц­
класс мадам Ферапонтовой. Среди этих объявлений Марков отыскал крошечный листок: "Про­
даю коллекцию старинных рус­
ских монет. Спрашивать по адре­
су: Сумская, 24, кв. 5». Павел повторил про себя адрес. На Сумской Марков без труда нашел нужный ему дом, вошел в подъезд. Постучал в дверь с медной табличкой "с. И. Стар­
цев -
археолог». Дверь открыла девушка. В пе­
редней было темно, и лицо ее едва угадывалось. -
Мне господина Старцева,­
сказал Марков. -
Пройдите. Они шли ПО длинному узкому коридору, заставленному ящика­
ми и коваными сундуками. На них лежали какие-то замшелые кам­
ни и осколки амфор. Со стен ту­
скло отсвечивали ржавые стрелы, сабли, алебарды ... в большой комнате, тесно уставленной шкафами, девушка показала на единственное кресло. -
Садитесь. Я сейчас позову папу. Не оборачиваясь, вышла из комнаты. И почти сразу же во­
шел высокий старик с длинными седыми волосами. Здравствуйте, господин Офи­
цер. Чем обязан? -
Здравствуйте, -
встал MёlP­
ков. -
Я по объявлению. -
Антикой интересуетесь или же Русью? -
Русью, господин ... -
Сергей Иванович. Называйте меня просто Сергеем Иванови­
чем. Нумизматы, господин офи­
цер, это, знаете ли, клан, союз, орден ... Говоря это, старик подошел к одному из шкафов, открыл его. -
С чего начнем? Может быть, с талеров? -
Нет, меня интересуют все­
го лишь две монеты. Две моне­
ты Петра Первого. "Солнечник» и двухрублевик. -
Только эти две? -
Да. Сергей Иванович за­
крыл дверцу шкафа, по­
вернулся . -
Вы Старик? -
К вашим услугам, Сергей Иванович. Сергей Иванович схва-
тил Маркова за руку, пожимая ее, -
А мы знаться, уже сказал: вас, при­
давненько ждем, -
и закричал 'Тонким надтреснутым го­
лосом: -
Наташкаl А иди-ка скорей сюда! В дверях встала На­
таша. -
Здравствуйте, това­
рищ Наташа, -
сказал Марков и протянул ей руку. -
Связь с под­
польем наладили? Да. -
А с Киевом? -
Безупречная. Эста-
фетой. -
Мне удалось до­
быть важные сведения о подпольном центре в Киеве, -
сказал Па­
вел и извлек из карма­
на мундира несколько скомканных листков.-
Здесь сообщение о юве-
лире, субсидирующем заговорщи­
ков, и копии оперативных сводок. Нужно все это срочно перепра­
вить в Киев. -
Так сколько ювелиров в Киеве, товарищ Сазонов? -
спро­
сил Фролов у молоденького че­
киста. Сазонов, в тугой кожанке, с ко­
бурой на широком поясном рем­
не, лихо отчеканил: -
Выявили двадцать семь. Вот список. Фролов склонился над списком, стал медленно просматривать фа­
милию за фамилией и тихо, по­
хоже, сам с собой, разговари­
вать: -
Самсонов... Фесенко... Сара­
ев... Кого же из них можно счи­
тать вне подозрений? Я предлагаю всех подозре­
вать и за всеми установить слеж­
ку, -
решительно сказал Сазо­
нов. -
К кому-то же придет он, «гость С той стороны,,? -
Придет, придет ... Будченко ... Шагандин ... -
А что? -
Сазонов не понял, одобряет или нет его идею Фро-
лов. Пассивно это очень. Малей­
шая ошибка -
и все, и нить ускользнет... Федотов... Шварц ... Доброхотов ... Козловский ... -
А что вы предлагаете? -
То же, что и ты: установить за всеми наблюдение. Это пра­
вильно. Но не ждать, пока рыба заберется в сети, а самим ее ис­
кать. Вот, к примеру, Козлов­
ский. Что это за ювелир, знаеuн,? Сазонов, заглянул в спv.с"о<, с досадой воскликнул: Это ж самый никудышныйl -
Как это понимать? -
А так вот и понимать: самый что ни на есть замухрышистый. у него и магазина-то СБоего от­
родясь не было -
вся житуха в найме прошла... Не, этот отпа­
AaeTI .. -
Вот к нему для начала и на­
до сходить, -
тихо, но твердо сказал Фролов. Это был огромный двор, опо­
ясанный галереями. На них про­
текала вся жизнь его обитателей. Здесь пекли и варили, ругались И обсуждали разные новости, здесь праздновали свадьбы и устраивали поминки. Богатых в этом доме не было, ибо как толь­
ко у кого-то появлялись лишние деньги, он стремился сразу же и навсегда покинуть этот двор. 7 и то, что ювелир Козловский жил в таком вот дворе, подтвер­
ждало сведения Сазонова, что был он «самый замухрышистый)} из всех ювелиров. Пока Фролов и Сазонов шли по бесконечным галереям к квар­
тире Козловского, любопытные обитатели двора переговарива­
лись между собой. К кому? К ювелиру. С наганами, видать из Чеки. Наверное, с обыском. Не-ет, понятых не берут. Фролов повернул ручку пру­
жинного звонка. Дверь осторожно приоткры-
лась. -
Ну-ну, открывайте! -
потре­
бовал Сазонов, стараясь, чтобы голос его звучал властно. ... НизенькиЙ, с острыми смыш­
леными глазками человек ввел Фролова и Сазонова в комнату. Фролов бегло окинул ее взгля­
дом. Ничего примечательного не было: старинный буфет, оваль­
ный стол в окружении стульев, диван под чехлом. Возле стены, зябко кутаясь в платок, стояла пожилая женщина. Фролов поздоровался: -
Здравствуйте! Разрешите присесть? -
Да, очень прошу. -
Козлов­
ский суетливо пододвинул стулья. Ни к кому не обращаясь, жен­
щина сказала: -
Вот и у Горелика так. При­
шли двое, посидели. А теперь Горел и к уже два месяца в Чека сидит. Козловский всплеснул руками. -
Софа, оставь намеки! Сазонов, нахмурившись, попро-
сил: -
Вот что, гражданка! Тут у нас мужской разговор будет, так что давайте-ка быстренько выйдите! .. Женщина, еще плотнее заку­
тавшись в платок, вышла. Фролов какое-то время МQлча рассматривал ювелира. Тот, тоже молча, вытирал платком вспотев­
шее лицо. Мы к вам по делу, -
нако­
нец сказал Фролов. Догадываюсь, улыбнул-
ся Козловский. -
Нам нужна небольшая справ­
ка. Вы ведь, наверное, знаете всех ювелиров в городе?. Козловск~й грустно покачал го­
ловой. -
Сорок лет -
не один год. За сорок лет можно кое-чему на­
учиться и кое-что узнать ... Пока­
жите мне любой драгоценный ка­
мень, и я скажу вам, какой он 8 воды, сколько в нем карат, сколько он стоит. Назо'вите мне любого ювелира, и я вам ска­
жу... сколько и ОН стоит. Фролов задумался, не зная, как дипломатичней, не раскрывая своих карт, задать интересующий его вопрос. А ювелир, посмотрев на него остренькими глазками, продолжал: -
Я понимаю, в вашем депар­
таменте не покупают, не прода­
ют. Вы прямо говорите, что вам надо? Фролов положил перед Коз­
ловским список. -
Здесь все ювелиры, кото­
рые живут сейчас в Киеве. Рас­
скаЖl<Iте о каждом из них. Ювелир задумался, побараба­
нил по столу тонкими костлявы­
ми пальцами, потом решительно тряхнул головой, сказал: -
Хорошо. Я вам скажу, кто бы мог представлять для вашей конторы хоть какой-то интерес,­
он посмотрел на список. -
Сам­
сонов -
нет. Этот все сдал, да, откровенно говоря, и было у не­
го не так уж и много ... Фесенко. Хороший ювелир. Золотые руки. Но он всегда уважал закон. При царе уважал царские зако­
ны, а пришли вы -
уважает ва­
ши .. : 'Сараев! Кто не знает фирму «Сараев И сын". Москва, Петро­
град, Киев, Нижний Новгород. Лучшие магазины -
его. Постав­
щик двора его император,ского величества. Но... -
Козловский развел руками ... -
все, как гово­
рится, в прошлом. Восемь обы­
сков -
это кое-что значит. Боюсь, я сегодня богаче, чем он, хотя у меня, кроме Софы, ничего нет ... Так. Кто там у нас еще? Дверь в комнату приоткрылась, из-за нее выглянула жена Коз­
ловского. -
Семен, не валяй дурака, им же Федотов нужен. Сазонов даже при вскочил от неожиданности. Но дверь тут же захлопнулась. -
Вот "IepTOBa баба,-
не удер­
жался Сазонов и, увидев осуж­
дающий взгляд Фролова, винова­
то потупился. Ювелир тоже укоризненно по­
качал головой и тихо сказал: -
Между прочим, юноша, у этой «чертовой бабы» петлюров­
цы полгода назад сына убили ... и потом ... она говорит дело, Лев Борисыч Федотов -
это, навер­
ное, тот человек, который не очень ищет знакомства с вами. -
Расскажите поподробнее,­
заинтересовался Фролов. Козловский немного помолчал, собираясь.с мыслями, потом стал рассказывать: -
Федотоа -
он не броский, он не поставлял кольца и оже­
релья двору его императорского величества. У него был всего лишь один небольшой магазин. И если бы мне в свое время не довелось, у Hero работать, я бы тоже не знал, какими миллиона­
ми он ворочал... Думаю, что и сейчас у него денег чуть больше, чем у нас с вами в карманах и еще в Киевском казначеистве. Фролов и Сазонов перегляну­
лись. -
Где он живет? -
Там же, ,где и жил. Большая Васильковская, двенадцать. В приемной Май-Маевского по утрам всегда людно. С десяти до одиннадцати часов командую­
щий принимал посетителей. Ровно в десять в приемную во­
шел капитан Марков. Легким на­
клоном головы поздоровался С присутствующими. Окинул их оце­
нивающим взглядом. В глазах у него зарябило: сюртуки, ви­
зитки, смокинги со сверкающими крахмальными манишками. Не­
сколько дам в декольтированных платьях. Архиерей с черной бо­
родой. Марков подошел к столу де­
журного офицера, взял журнал регистрации посетителей и начал обход. -
Сахарозаводчик Терещен-
ко, -
встал навстречу Маркову полный человек. -
По поводу поставки крупной партии сахара на льготныx условиях. Подумав, Марков сделал отмет­
ку в журнале. -
Его превосходительство вас примет. -
И он отошел к сле­
дующему посетителю. -
Здравствуйте, капитан! Граф БобринскиЙ. Марков с любопытством окинул его взглядом. Он знал, этот маг­
нат когда-то владел доброй по-
ловиной Украины, ли и все басса. У всех пахотных земель его собственностью бы­
богатейшие шахты Дон­
него была даже собст-
венная железная дорога ... -
Его превосходительство бу­
дет рад вас видеть, граф, склонился в поклоне Марков. -
Что у вас? ЧеловеJ< с брюшком и лосня-
щимся лицом вскочил почем у-то расстегнул застегнул сюртук. -
Господин майор ... с кресла, и вновь -
Я капитан, -
сухо заметил Марков. -
Тарабаев, помещик. Тараба­
ев Иван Михайлович. -
Слушаю вас, господин Тара­
баев. -
Господин капитан, в имении на постое две у меня недели стояла ваша воинская часть, -
помещик заглянул в бумажку.­
Сена пятьсот пудов, овса ... Я по поводу компенсации ... -
Господин Тарабаев! -
не скрывая усмешки, сказал Мар­
ков. -
По этому вопросу обра­
титесь к начальнику снабжения армии генералу Дееву. Следующей была пышная на­
крашенная дама. -
Чем могу служить? Дама подняла вуалетку, улыб­
нулась. -
Я жена бывшего начальни­
ка Сызрань-Вяземской железной дороги действительного статского советника Маркова. Хочу видеть командующего. Марков невольно сделал шаг назад ... ... Беззвучно разлетелось окон­
ное стекло. Офицеры, находив­
шиеся в приемной, выхватили пи­
столеты и тоже беззвучно вы­
стрелили вслед выпрыгнувшему в окно Маркову. А он уже бежал через двор. Выскочил на улицу. Нырнул в уз­
кий и безлюдный переулок. И снова бежал, уже по лесу, среди перепутанных паутиной де­
ревьев ... -
Я могу надеяться? -
раз­
дался в полной тишине голос дамы. И уже не было спасительного для Маркова леса. Была прием­
ная, заполненная посетителями, офицерами штаба. Подняв вуа­
летку, на него пристально смот­
рела дама. Марков склонился над книгой посетителей. И в это время краем глаза заметил то, на что до сих пор не обращал внимания: дверь в приемную была приоткрыта и в проеме, почти в полной темно­
те, стоял капитан Осипов. С на­
пряженным любопытством он сле-' дил за Марковым. На какое-то мгновение Марков весь собрался, точно перед опас­
ным прыжком... У него было тридцать секунд, чтобы разо­
браться в этой ситуации. Три­
дцать секунд, пока он записывал фамилию дамы в книгу посетите­
лей ... Он подумал, возможно ли, чтобы эта дама и впрямь была женой того Маркова. В принци­
пе -
да. На прием к командую­
щему часто приходят провин­
циальные дворянки. Но эта... она сильно отличалась от них. Была броско и вызывающе одета. Сме­
ло подкрашена. И опять же Осипов, стоящий в двери при­
емноЙ. Почему он не входит? Почему старается быть незаме­
ченным? Наблюдает за его ре­
акцией? Взвесив все, Марков с иронией спросил: По какому делу мадам же­
лает говорить с командующим? Я хотела бы сообщить его превосходительству нечто очень важное. -
И дама с вызовом по­
смотрела на Маркова. -
Мне кажется, эта мистИфи­
кация, мадам, больше заинтере­
сует другое ведомство, -
сказал он и обернулся к дежурному офицеру. -
Микки проводите даму к капитану Осипову .•• Угасал день. Тихо и вкрадчиво наступали сумерки. По Николь­
ской улице, на OKpaltHe Киева, шли двое. Жались к заборам. Ог­
л яды вались по сторонам. Напротив двухэтажного, скрыто­
го в зелени особняка замедлили шаг. Тот, что был пониже ростом, перешел улицу, остановился у ка­
литки. Постучал: два частых, три с паузами удара. Калитку открыл хозяин -
вы­
сокий худой мужчина -
Викен­
тий Павлович Сперанский. -
Чем могу быть полезен? -
спросил он, подозрительно огля­
дывая незнакомца. Лунный свет вырвал из темноты беззубый рот и рябое, порченое лицо. Это был Мирон Осадчий. После смер­
ти Ангела банда разбежалась, и он прибился к белогвардейцам, стал у них связным. -
Письмо для вас, -
сказал Мирон шепелявя. -
От Михаила Александровича. Викентий Павлович посторо-
нился. -
Входите. Мирон поднял руку. Человек, которого он сопро­
вождал, торопливо перешел ули­
цу, юркнул в калитку. На ходу протянул руку Викентию Павлови­
чу, сказал: -
Господин Сперанский? Здрав­
ствуйте. Я подполковник Лебедев. -
Проходите, все уже в сборе. Возле крыльца гость бросил Мирону: -
Будешь ждать меня здесь. Мирон молча кивнул головой и, усевшись на крыльце, стал за­
думчиво скручивать цигарку. В гостиной, за большим обе­
денным столом, сидело человек пятнадцать. Одеты они были в сюртуки, пиджаки, свитки. Но в каждом чувствовалась военная выправка. Лица были сосредото­
ченные. -.. 'nоджоги складов, дивер­
сии на железной дороге, сабо-
таж -
это хорошо, господа, -
говорил подполковник, которого привел Мирон. -
Но поймите, не это главное. Надо как можно шире вербовать людей и готовить вооруженное выступление по при­
меру московского центра. Я не­
давно приехал оттуда. Разработан , план захвата Кремля. В день восстан"IЯ они предполагают за­
хватить Ходынскую радиостанцию и на весь мир оповестить о па­
дении Советов. Вот масштабы, которыми надо жить! .. Подполковник обвел всех стро­
гим взглядом и отхлебнул остыв­
ший чаi1. Федотов сидел посредине ком­
наты в кресле. Всем своим ви­
дом он выражал полное спокой­
ствие. -
Я все свое давно сдал, -
смиренно сказал он. -
Как при­
каз Советов... ваш то есть приказ, как вышел, так я все и сдал. -
Я вам в общем-то дове­
ряю, -
сочувственно сказал Фро­
лов. -
Но работа у нас, Лев Борисович, такая, что иногда надо и проверять. Вот ордер на обыск! Федотов лишь слегка скосил 9 глаз, пожал плечами, дескать, «хотите проверять -
проверяй­
те», и снова принял безразлич­
ный вид. Лишь пальцы рук, спле­
тясь, помимо воли хозяина, ста­
ли выделывать замысловатые фи­
гуры. Это не ускользнуло от внимания Фролова. -
Приступайте, -
сказал он чекистам. Поначалу чекис'fы прощупали валики дивана, спинку, сиденье ... Заглянули в старинные часы с кукушкой ... Прос"отрели грам­
мофон... Простукали стены ... Ничего. Просмотрели рам", картин и оконные переплеты... Буфет ... На лице Льва Борисовича по­
явилось подобие улыбки. Он про­
должал все также сид.,ть в крес­
ле, оБХВdТИВ руками большой живот. -
Нету!.. Нету у меня ничего, зря только время переводите. -
Поглядим ... -
неопределен­
но ответил Фролов и затем бро­
сил Сазонову.: -
Ты ножки у бу­
фета хорошенько проверь. -... ЕГО ЗАСТИГЛА пур­
ГА, -
СКАЗАЛ АГРАНАУТ. -
Почему же, Алеша, пурга? Я рассказывал вам о климате Эл­
лады. Какая же может быть там пурга? -
сказал я, молодой стара­
тельный педагог, гордясь собой, во всеоружии точного знаиия. Но ученик мой замолчал, и боль­
ше я не вытянул из иего ни слова. В учительCJI:ОЙ я повторил его фразу -
каЕ обычно, посмеиваясь, передают друг другу учителя вся­
кне ученические нелепости, -
н вдруг сообразил, какое таилось в ней миогообещающее начало, ка­
кая могла получиться удивитель­
ная история. Я даже попытался сам продолжить ее, придумать дру­
гне, такие же необычные фразы -
о собаках, китах, вельботах, но все они звучали не столь эпически, 10 Сазонов стал простукивать нож­
ки. Потом осторожно приподнял буфет. Отнял одну ножку, дру­
гую ... -
Ну, Фролов. что TaMr -
спросил -
Дерево как дерево, а вро­
де тяжелое. Фролов внимательно оглядел I-IОЖКУ. Прислушиваясь, стал сту­
'IaTb по ней прокуренным до чер­
ноты пальцем. Был он в ЭТО мгно­
вение похож на настройщика роялей, который слушает звуча­
ние струны. Затем поднял глаза на Федотова, укоризненно ска­
зал: -
А вы говорили -
«нету». Перочинным ножичком поддел фанеровку. Посыпались на стол желтые кружочки. -
Это разве золото? -
прене­
брежительно сказал Федотов. -
На старость, на черный день берег. -
И это тоже .... на старость?­
спросил Фролов, вытряхивая зо­
лота из второй ножки. А потом Сазонов принес тол­
стую библию, и из переплета Фролов тоже вытряхнул десятка два золотых десяти рублевиков. -
И господь не сохранил,­
улыбнулся Сазонов. Наконец, было проверено и пересмотрено все. Чекисты со­
брались у стола. -
Вроде больше ничего нету. -
Нету, нету, -
закивал го-
ловой Федотов и затем смирен­
но спросил: -
Мне одеватьсяr Не нужно, -
сказал Фро­
лов. -
Мы не торопимся. Поси­
дим вот, побеседуем. Может, вы и еще что вспомните. Пальцы Льва Борисовича снова зашевелились. Мирон успел уже выкурить с десяток цигарок, а из дома Сперанских еще никто не вышел. Чтобы не заснуть, Мирон начал ходить под окнами. Одно окно было приоткрыто. Мирон при­
слушался. Говорил Сперанский: КОГДАОАИССЕИ как первая. «Когда Одиссей воз­
вращался домой ... » Потом, пожив на Севере, я по­
нял, в чем тут дело . ... Однажды я пошел со своим классом в Наукан, старое, забро­
шенное эскимосское селение. Жите­
ли давно оставили его, пересели­
лись в другие, лучше расположен­
ные поселки, и теперь там остава­
лась только полярная ста:нция. Была осень -
не такая, как в Греции, -
выпал снег, он лежал не УПАVТ'llе.Н'НыЙ, не сбитый еще зимними пургами, и двадцать с лишним километров мы брели, проваливаясь, по этому снегу. НИК1"О не мог быть гостеприим­
нее, чем несколько полярников, по полгода не видящих нового лица. Но едва мы отогрелись и переку­
силн, ребята мои заскучали. Я вну-
ШИЛ им, какое это замечательное место: крайняя восточная точка страны, и пролив, и маяк -
па­
мятник Семеиу Деж'неву, но они были готовы теперь же возвра­
щаться домой, хотя так устали, что последние километры почти ползли. Отчего они, едва придя, так стремились вернуться? Я вспомнил, как летом, когда я работал в лагере, у нас убежал мальчик лет десяти. Я отправил­
ся за иим, километров четырна­
дцать по берегу моря и, когда' светлой летней ночью подошел к поселку, увидел, что жители его не спали; они собрались на берегу и разделывали только что прнвезениых С охоты моржей. Мой мальчик был тут же, по­
могал взрослым. -
Время пришло, и мы пере­
ходим к политическому.' террору. Готовится ряд крупных одновре­
менных диверсий. Времени остается мало. Но нам нужна помощь, нужны деньги ... -
Деньги у вас будут. Очень скоро. Может быть, завтра.­
Подполковник посмотрел на ча­
сы, заторопился. -
Мне пора, господа. Я прощаюсь, но нена­
долгоl .. Подполковник выразительно по­
смотрел на Сперанского. И Спе­
ранский тотчас покинул комнату. -
И еще мне поручено пере­
дать вам, -
накидывая плащ, сказал подполковник собравшим­
ся, -
что приказом Май-Маев­
ского вы все зачислены на долж­
ности в действующую армию. Заготовлена реляция главко­
верху Деникину о производстве вас в более высокие воинские чины и о награждении ... Вернулся Викентий Павлович, доложил: Все тихо. Можете идти. -
Близок час нашей победы, господаl -
сказал го.сть. Щелк­
нув каблуками, он поцеловал руку Сперанской, отвесил общий поклон. ... Мирон вышел первым. По­
стоял у калитки, прислушиваясь. Затем подал знак гостю и выш­
мыгнул на улицу. -
На Большую скую, -
прошептал полковник. Ва04ЛЬКОВ­
Мирону под-
Небо уже светлело, когда Ми­
рон и подполковник Лебедев миновали «собачью балку» огромный зловонный овраг -
и вышли на Большую Васильков­
скую. Сторожко оглянувшись по сто­
ронам, скрылись в подъезде до­
ма N!;! 12. Второй этаж. Третий. Подполковник зажег электриче­
ский фонарь и пошарил лучом в теМНО.те. Они увидели дверь, обитую клеенкой, на которой тускло отсве"fивала медная таб­
Лlolчка: Л. Б, ФЕДОТОВ. Мирон постучал: два частых, Tplol С пау'зitМи удара. Вскоре из-за двери послыша­
лось глухое: .. Кто там?» -
Лев Борисови"!? Откройте. От Михаила Александровича ... Загремели засовы. Дверь от­
крылась. Низко опустив кероси­
новую лампу, хозяин осветил го­
стей. Его лицо было в полутьме. Мирон вошел в коридор пер­
вым. Резко схватил руку хозяина, в которой тот держал зажженную лампу. С силой приподнял ее. Осветил лицо хозяина. И увидел совсем не то лицо, которое ожи­
дал. Лампу держал Фролов ... Чекист резко ударил Мирона ногой в живот. Зазвенело стекло. Покатилась по полу лампа. И по-
гасла ... Застучали ТОРОПЛlIвые человека, сбега;ощего по нице. -
Руки звонкий вверх! -
послышался голос снизу. И сразу вспыхнуло несколько карманных фонарей. f10дполковник бросился вверх ... Окончание следует ВОЗВРАЩАЛСs:I AOMO,P1~ .. я понял тогда, что он не убе­
жал, а просто веРНУЛСJl' к себе. Он не хотел нграть, разделывать моржей. он хотел Тан-Богораз пишет, что 11 ста­
рину у чукчей бblЛН ЛЮ)tи, не нмевшне своего дома, семьи. Они переходнли из стойбища в стой­
бнще, где нх хотя н кормилн, НО относ.нЛ,И'сь С пренебрежением, на­
зывая <<праздноходящими». (ело-
во это поразнло меня сходством с гомеровскнмн «тяжкоогромные» обутые» ахеяне, сочета'ниями: копья, «светло­
«вольнообъятые» острова -
«праздноходящие» лю­
ди ... ) Может, н ребят монх смутило то, что мы пришли в Наука н просто так, «праздноходами», по­
смотреть место? Мне казалось, что они думают: «Ну во'1", мы увиделн тебя, место, и теперь можно Сколько возв раща ться домой ... » раз Л вндел, как возвращаются домой, как спешат по вечерам нз тундры упряжки, их плавный хо ... сюда, где еще светло, а за !lИми идет темнота. Или весной, Jl:огда в море ещ'е много льда 11 далекие вмьботы не 'отличишь от неподвижных льдин, но если присмотришься, увидишь тонкие, раСХОДЯЩlИеся морщннкн вол'н. Навстречу вель­
ботам выходят людн, детн берут У ОХОТНИJ(ОВ карабины и несут да­
мой, а взрослые ГРУЗЯТ пласты мж:а на тракторные сани мор­
жа разделали по дороге к бере­
ГУ, в море, а потом вытаскивают вельботы .на узкую, еще не со­
рванную полосу припая. «В землю весло водрузи -
ты окончил свое роковое, долгое странствие ... » ВОТ тах И мы возвращалнсь то­
гда из Наукана -
не в тот же, конечно, день, а переночевав, от­
дохнув, -
и дул навстречу ве­
тер со снегом: хоть н слабая, но застала нас пурга. Тут я и вспо­
мнил фразу про Одиссея, шел, ПОВТQряя ее, и вдруг понял, что, еслн бы я н не перебил то­
гда Аг.ранаута, он все равно не сказал бы дальше. Потому что дальше н не надо, потому что этнм сказано все: когда ОДiНссей возвращался домой, его застигла пурга. Когда Однссей в о з в р а­
Щ а л с я Д о м о й. 5. В А С И Л Е В С К И А. пос. Уэпен 11 .СПРАВА П ОД КРЫЛОМ В И ЖУ Г ОРО ДI. «НеФть -
9ТО масло, которое вытаскивают из колодцев в земnе, ОНО бывает зеленое, белое и чериое. Зелеиое есть поблизости от Дербенда, бе­
лое -
в Баку и Мукане. Чер­
иое же -
в пределах Балха­
на: 9ТУ чериую иефть вытаски­
BalOТ оттуда и ОТВОЗIIТ в разиые места. Чериую нефть перегонкой делаlOТ белой. Это называетСII стактир~ ... ЗаУРIIДИЫЙ отчет придворного ученого Махаммеда Ибн Наджиба Бекрана своему шаху: мол, вытаскивают, отво­
ЗIIТ и делаlOТ белой ... А города св пределах Бал­
xaHa~ нет... И не будет еще семь веков с четвертью! Потому что не просто рождаlOТClI горо­
да. Да еще в пустыне, в песках, в безводье... Нефть, которую из­
древле знали как С MaCJIO_ , должна была стать нужной ЛJO­
AIIM настолько, чтобы место ее рождеНИII могло стать ме­
стом рождеНИII целого города. С птичьего полета ие уви­
дишь, чем жив 9ТОТ город. Но хорошо ВИДНО, ЧТО он есть. I(акой ои? ОН возник спри деле., и в 9ТОМ его сходство с другими городами. Возиик ие так уж давио. Дело &того горо­
да -
богатство земли. Богат­
с тво, которое кроеТСII под сы­
пучими пе('ками, далеко за по­
следними стройками, куда еще продолжают уходить геологи, и даже под асфальтом улиц. Подобно ему родились Мириыll, Моичегорск, Нурек, Братск ... Богатства, призвавmие их к жизии, иесметны. Будь то апа­
титы I(ольского полуострова, алмазы Якутии, иефть Прикас­
ПИII или 9иеРГИII рек. Но есть у города, проплывающего под крылом самолета, СВОИ первые страиицы ... В трудиые дии сорок ше­
стого года у подаожыI хреб­
та Большоll Балхаи, ГАе лежал рабочиll поселок, ПОIlВИЛИСЬ парни в армейских шииелllХ. И иа reoлогической карте, ВОЗJlе слова с Небит-Даг" , воткнули малеиькиll флажок -
флаг ком­
сомольскоlI строllки. Ревел бульдозер, отодвинув тишииу за близкнlI горизонт. Разматы­
валнсь с Лllзгающих траков две пулеметные леиты рубчатых сле­
дов. В песках поднимались стены ... Вот уже РОАИЛСII город -
сто­
лица туркмеиских нефТIIИИКОВ. Ушла в пески ЛЭП, пробурены скважииы, бьет из них нефть и ВОАа, так нужиа.. городу в песках. Имеет город н СВОЮ 9лектростаицию и техникум, ТАе учатса СЫНОВЬА тех. кто ст роил город. Они будут добывать иовую иефть. Родилс.. город! Белыll и чистыll, ровиыll и зелеиыА. ОН вышел из нефти. Она дает ГОРОДV ИМА илипо. И зовут ег о Небит-Даг -
НеФ­
тяиая гора. ФОТО В. САККА оеТРОВ6 ... 8
01' одно из ярких -
правда, книжных -
впе­
чат лений детства: на островах живут бескры­
лые птицы и бескрылые насекомые. С птица­
ми дело сложное, а бескрылость жуков авторы тех прочитанных давным-давно книг объясняли просто: острова открыты ветрам, и хороших летунов ветер уносил в море; ,там они погибали; выживали пло­
хие летуны, те, которым не дано было высоко под­
няться в небо. Вероятно, это объяснение в принципе правильное. Но тогда, три десятилетия назад, мне очень хотелось его перепроверить или даже отвергнуть сам факт -
очень уж не устраивала меня бескрылость островов, их неспособность к полету, -
хотелось видеть их самих плывушими по волнам ..• По волнам острова не плывут, но люди открывали острова на крыльях -
на крыльях парусов. И на­
верное, не случайно многие островные народы вери­
ли, что боги приплывут к ним на крылатых кораблях, а боги олицетворялись у них с предками родона­
чальниками. Острова ,не подвластны математике самая сверхмощная вычислительная техника не скажет вам, сколько всего островов на земном шаре. Кроме морских островов, есть острова озерные и есть острова речные, есть острова временные и есть остро­
ва постоянные... Например, только Филиппинский архипелаг -
по весьма округленным и вполне скром­
ным подсчетам -
состоит из более чем семи тысяч островов. Но острова, как почти все в мире, поддаются клас­
сификации. Мы, географы, определенно отличаем острова, отколовшиеся от материков (типа Мада­
гаскара), от островов, затерянных в океанических просторах, вулканические острова -
от коралловых атоллов и т. п. Теперь мы даже вынуждены прини­
мать во внимание острова, созданные руками чело­
века -
там, где ведется морская добыча нефти, на­
пример. Классификация эта, будучи в научном отношении правильной, в чем-то все-таки противоречива. Она помогает, конечно, различать острова по типовому признаку. Но она же мешает увидеть лицо каждого острова в отдельности, мешает понять его индиви­
дуальность. Если вы заглянете в энциклопедические справоч­
ники, то узнаете, что величайшим островом земного шара является Гренландия. Я же считаю величай­
шим островом Крит, и считаю так -
здесь размеры ни при чем -
потому, что это, пожалуй, единствен­
ный остров, подаривший человечеству великую, не утратившую своего значения до сих пор крито-микен­
скую культуру. С ним могла бы поспорить Атлан-
14 тида, если бы она действите,1ЬНО существовала в Ат­
лантике. Но скорее все было наоборот -
название Атлантический океан произошло от Атласа-богатыря и Атлантиды, островного соседа Крита по Средизем­
ному морю. В этом смысле я признаю Атлантиду островом ве­
личайшей таинственности -
пусть гипотетическую, но едва ли до конца придуманную философом Пла­
тоном. Самым лирическим островом Земли -
я не буду возражать, если мои читатели со мною не согласят­
ся, -
самым лирическим островом мне представляет­
ся Таити. Еще первые мореплаватели не жалели поэтических слов для описания его природы и людей. НО приблизил к нам Таити, ввел его в наш духов­
ный мир человек трагической судьбы, художник удивительной зоркости -
Поль Гоген. Островом человеческого достоинства я склонен считать крохотный островок, который теперь все знают как «остров Робинзона» -
моряк Селькирк доказал там, что человек всюду может оставаться человеком. Разумеется, это доказывали и многие другие. Но я пишу об островах. Среди путешественников было немало людей гу­
манистического склада ума и характера. И все-таки совершенно по-особому заПОМНИJlась человечеству жизнь Миклухо-Маклая среди папуасов Новой Гви­
неи. Миклухо-Маклай как бы ·своими руками вплел в сложный образ этого острова пальмову~ ветвь научного гуманизма. Ко многим островам Тихого океана у меня· отно­
шение сложное: они кажутся мне хитрыми и муд­
рыми. Вспомните, с какой ловкостью и настойчи­
востью «уходили» они С курса Магеллана, -
для того уходили, наверное, чтобы наглядно показать первым кругосветным мореплавателям огромность планеты, и еще для того, чтобы проверить, дерзнут ли люди повторить путешествие ... А вот остров совсем вроде бы заурядный, даже не остров, а островок -
Фейдо -
песчаная отмель в устье реки Луары. Но я бы назвал его островом фантастов, ибо он подарил миру Жюля Верна. Самым загадочным островом мне кажется Пасха или Матакитеранги -
«Глаза смотрят В небо». Таким его сделал Тур Хейердал (с его новой работой вы, кстати, познакомитесь в этом номере журнала), и, право же, остров достоин этого почетиого звания. В этом номере вы прочтете о миогих островах. Например, о Гренландии. Да, сейчас Гренландия -
один из полигонов военно-воздушных сил США. Но для меия и, я убеждеи, для многих других Грен­
ландия совсем другой полигон. Полигон человече-
• Н. 3 А Б ЕЛ Н Н. кандидат географических наук (кого мужества. Там, в Гренландни, скандинавские внкинги испытывали себя и свои корабли, прежде чем открыть Америку. В моем сугубо личном представ­
лении Гренландия -
это гигантский ледяной купол, на вершине которого стоит сильный молодой чело­
век, одетый в меховую куртку с раскрытым воротом: этот человек первым пересек Гренландию на лыжах. готовясь к знаменитому дрейфу через Северный Ле­
довитый океан. Его имя -
Фритьоф Нансен. Послед­
нюю треть своей жизни, работая в Лиге Наций, он посвятил борьбе за мир, за существование без вой­
ны, за облегчение суд.еб Jlюд.еЙ, страд.аюших от по,­
ледствий первой мировой войны. И был еще второй человек -
Роберт Пири. Не следует, видимо. сейчас их сравнивать -
мне Нансен по ряду причин ближе. -
но и для Пири Грен.~анд.ия БЫ,1а тем полигоном. где он отработа.1 свое победное путешествие к Северному полюсу. А победное путешествие к Северному полюсу в то время знаменовало собою вершину человеческих воз­
можностей. Знаменовало подвиг. А острова Новой Зеландии, о своеобразном живот­
ном мире которых рассказывается в журнале, пред­
ставляются мне в плане историко-географическом островами несбывшихея надежд. Пожалуй, все море­
плаватели в душе мечтали открыть новый материк, хотя в последние столетия и понимали, что это не­
реально. Один из величайших путешественников, Джемс Кук, подходя впервые к берегам Новой Зе­
ландии, надеялся -
верил, -
что подходит к бере­
гам загадочного Южного материка (теперь мы зовем его Антарктидой). Кук ошибся и сам в этом убедился. Не так уж много существует географических по­
нятий, которые, помимо своего научного смысла, приобрел и еще символическое звучание, но понятие «остров» принадлежит к их числу. Мы прилагаем слово «остров» К самым различным явлениям, но всегда предполагаем при этом обособ­
ленность, уединенность, изолированность явления. И в таком аспекте остров противоположен материку. Но противоположение это относительно: острова всегда были опорами незримых мостов, перекинутых от материка к материку, -
по ним расселялись рас­
тения, животные, люди. Поскольку человеческие узы становятся все мно­
гочисленнее и прочнее, мы вправе признать, что острова -
устойчивые опоры на человеческих дорогах. Они могут быть еще надежнее, еще лучше. Но это зависит уже не от самих островов, а от тех, кто их населяет, и от тех, кто думает не только об отдельном острове, но и о всем земном шаре, -
ведь и его мы теперь часто называем Островом Ра­
зума во вселенной. ЗОЛОТИСТblЙ ЦВЕТ МАДЕЙРbl Е ще до того, как к пассажирскому парахо­
ду, идущему курсом на Мадейру, устремится портовая моторка с лоц­
маном на борту, его встречают мальчишки­
ныряльщики. -
Шесть пенсов. ка­
питан, бросайте шести­
пенсовик в во-о-оду! -
Полкроны. всего полкроны, сеньор, и я нырну глубже акулы! Мальчишки сидят в лодках и ждут, пока кто-нибудь из пассажи­
ров бросит в воду мо­
нетку. За полкраны мальчишки отваживают­
ся поднырнуть под дни­
ще судна. Нужно быст­
ро работать руками, на­
бирая глубину и до бо­
ли удерживая дыхание. Пятьдесят, а иногда и все девяносто футов -
и мальчишка уже под плоским днищем кораб­
ля, и перед его глазами брезжит свет солнечных лучей, пробивающих толщу океана. Только бы проплыть этот, са­
мый последний фут, иначе гигантская подъ­
ем'ная сила прижмет к окованному днищу -
и конец. А вечером Л'одки воз­
вращаются домой. Мальчишки, сидящие в лодках по двое, делят выручку на три части -
одна треть принадлежит владельцу лодки. Особенно трудно было жить на Мадейре после второй мировой вой-
ны немецкие мины отпугивали туристов. А туристы для Мадей­
ры -
и хлеб и жизнь. Однако прошло время, мины выловили, и сло­
во .МадеЙра. стало все чаще и чаще встречать­
ся в туристских прос­
пектах. Расположенный в Ат­
лантическом океане, в 550 километрах от бе-
17' ,. ._----+-------
регов Африки. остров Мадейра привлекает своим мягким клима­
том, густыми рощами каштановых и лавровых деревьев, фруктовыми садами, виноградника -
ми и множеством зим­
них курортов. Однако БОЛЫllе всего Мадейра известна как родина прекрасных виноград­
ных вин. Вина острова Мадей­
ры обязаны своей доб­
рой славой старым анг­
лийским парусникам, причем вовсе не знаме­
нитым клипперам вро­
де <,Ред Джекет., кото­
рый первый пересек Атлантику за трина­
дцать дней, и не ска­
зочным красавцам .ДжеЙмс БэЙнс. и «Лай­
тнинг., которые за сут­
ки проходили БОJIее че­
тырехсот миль -
нет! Это были неторопливые шхуны, которые увози­
ли с Мадейры обычное виноградное вино, а привозили в столицу Британской империи изумительный напиток, с которым ничто не могло сравниться по вкусу. Лишь после это­
го путешествия золушка превращалась в краса­
вицу. Виноделы Мадейры утверждают, что закат эры парусных судов не повредил качеству вин. В кам'енных подвалах .ВинноЙ компании Ма­
деЙры. с помощью со­
временных климатиче­
ских установок темпера­
тура в течение несколь­
ких недель постепенно поднимается от 30 до 140' по Фаренгейту: тем самым имитируется духота и повышенная влажность воздуха трю­
мов старых парусникав, Кстати эти подвалы стали еще одной досто­
примечательностью Ма­
деЙры. 15 33' rJIлал СМОТРЯТ В НЕБО U ам, где волны Тихого океана разбиваются об уступы застывшей лавы ... Там, где ветры Антарктики беснуются, на­
талкиваясь на неподвижных великанов ... Высится самый уединенный на всем земном шаре остров -
Матакитеранги -
« Глаза смот­
рят в небо ». Остров, который европейские мо­
реплаватели окрестили островом Пасхи... под грохот ружейной пальбы. ... Медленно, следя за постоянно меняющимся у прибрежных скал ветром, мы огибаем южное побережье. Одинокий остров окружил себя не­
уемным бешенством бурунов и безмолвно глядит черными провалами своих пещер, словно силясь у видеть за слепящей чертой горизонта з е мли. I\оторые исчезли для него навеки. Под безмятежным солнцем, постепенно очер­
чивающим контуры пустынной земли. мы оги­
баем пустынное побережье. Остров Безмолвия надеется на случайное прибытие какого-нибудь корабля, но никогда не ждет его. Наконец от берега отделяются два каноэ · и идут к нам. А мы ждем и разглядываем' людей, которые робко поднимаются на борт парусника и приветствуют нас с истинно полинезийской скромностью. Радушный прием островитян. на­
груженных всевозможным curios 1 и надеющихся продать нам хоть что-нибудь, потому что здесь все очень бедны. И внезапно -
безграничная радость. исступленный восторг: они узнают, что моя жена таитянка. -Ia ora паl Ликует торжественное приветствие полинезий­
цев. Мы отправляемся с визитом к .Военному губер­
натору и преподобному отцу, которого зовут « королем острова Пасхи~. I ДИКОВИНЫ- (uсnан.) 16 Ф. МА3ЬЕР, французеlCN" .,нorрllф ,. nNCaTen .. Вполне любезный прием... Губернатор -
ка­
питан чилийского флота -
принимает нас со всей учтивостью, обусловленной длительной изо ­
ляцией. Губернатор заверяет, что счастлив виде.ТЬ нас у себя и что нам будет обеспечена помощь все­
ми имеющимися в его распоряжении средствами. И тут же предупреждает нас о том, что для каждого нанятого нами рабочего необходимо по­
лучение специального про пуска на право свобод­
ного передвижения по территории острова. ' ... Даже на этом острове, таком отдалеНЦI»i, жив дух конкистадоров. ... 8 1686 году флибустьер Девис отметил на данной широте какую-то з емлю. В 1722 году Роггевен, командующий флотом из трех кораб­
лей, открыл остров, на:званный им островом Пасхи -
в честь праздника, предшествовавшего дню открытия. Сначала только один-единственный островитя­
нин отважился подняться на борт корабля. Он по­
лучил подарки, и тогда его примеру последовало множество других островитян. После полудня на острове высадилась рота солдат, и вдруг раздался крик, который предо­
пределил историю острова Пасхи: -
Плиl Несколько туземцев упало: Среди них тот, кто первым взошел на судно. И здесь, как повсюду. первые шаги колони з а­
ции были отмечены кровью. Перед отплытием голландцы увидели камен­
ных гигантов, но, решив. что они глиняные, « все ­
ведущие~ п у тешественники не придали им ника­
кого значения. В 1770 году вице - король Перу решил овла­
деть островом и отправил туда военный корабль под командованием Фелипе Гонсалеса де А з до. В торжественной церемонии на холмах плато Поике были водружены три креста. Островитя-
нам (само собой разумеется, не знающим испан­
сного язына) представили на подпись « над лежа­
щим» образом оформленный а нт о передаче тер­
ритории острова во владение Перу. Один из островитян подписал эту бум агу знанами, изоб­
ражавшими птицу. В 1771 и 1772 годах вице-нороль Перу послал на остров Пасхи еще две энспедиции, составив­
шие подробную нарту острова, названного ими «Сан Карлос ». По-видимому, обе эти экспедиции, проделав­
шие на острове большую и кропотливую работу, отнеслись с уважением н нравам и обычаям ме­
стного населения. И поэтому спустя два года островитяне вос­
торженно и безбоязненн о встретили напитана Куна. Но снова загремели выстрелы ... 2 «вокруг света» N. 8 Отнуда прибыли самые первые жители Пасхи, пона еще не установлено точно. Но современные жители Пасхи прародиной своей считают Таити и в легендах своих рассназывают, нан отплывали с Таити на Пасху их предни. Эта фото г рафия -
одна из снятых на ост­
рове Пасхи французсним этнографом Морисом Эрцо­
гом iJ журналистом Тони СонЬ8 (он знаном читателям "Вонру г света" по очерну .. 167 дней в наменном вене", опублинованном в Н! 4 за 1963 год) -
запечатлела сцену таного отплытия, восстановленную по легендам. ... Они побывали на острове' Пасхи весной этого года. Этот фоторепортаж выходит уже после смерти путешественнинов-оба они погибли на обратном пути в авиационной натастрофе ... 17 В 1805 году из Нью-Иорка на остров Пасхи прибыл капитан американской шхуны «Нэнси~ С целью завербовать рабочую силу для охоты на тюленей. Ему удалось похитить двенадцать мужчин и десять женщин... На третий день пре­
бывания в море закованных в цепи пленников вывели на палубу. В мгновение ока все они БIЮ: сились в воду. Напитан остановил шхуну и при­
казал спустить шлюпки, чтобы переловить бег­
лецов, но те ныряли и ускользали от захватчи­
ков. В официальном отчете этот убийца цинично писал, что одни туземцы поплыли по направле­
Illiю к острову Пасхи, а другие -
на! север ... В 1811 году у острова Пасхи бросил якорь американский китобой «Пиндос~. На остров бы­
ли посланы шлюпки за пресной водой, свежими овощами и... женщинами. На корабль доставили столько же девушек, сколько там было моря­
ков... Наутро островитянок погрузили в шлюпки и на подходе к острову выбросили вводу. Моря­
Jtи, оставшиеся в шлюпках, помирали со смеху, наблюдая, как их жертвы добираются восвояси. А когда лейтенант "Уодэн, схватив ружье, стал стрелять по плывущим девушкам, экипаж во­
сторженно зааплодировал MeT~OМY стрелку . ... 12 декабря 1862 года в бухте Ханга-Роа бросила якорь флотилия' из шести перуанских RораблеЙ. Они намеревались захватить острови­
тян в рабство для отправки в Перу на проц&е­
тавшие в ту пору разработки гуано. Напитан Агире, приманив население острова Пасхи различными побрякушками, устроил на­
стоящее побоище. Воtемьдесят его головорезов, угрожая ружьями, окружили несчастных остро­
витян, которые могли обороняться только дере­
вянными и обсидиановыми копьями. В плен бы­
ло захвачено около тысячи человек, и среди них последние «ученые~ -
хранители преданий острова Пасхи. До сих пор островитяне не забыли эти жут­
кие события. -Из поколения в поколение переда­
ются рассказы о горьких стенаниях связанных пленников, о предсмертных криках женщин и детей; о бегстве обезумевших островитян к вул­
кану Рано-Нао, где преследователи настигали и добивали их. Спустя несколько дней перуанская флотилия с грузом человеческой скорби направилась к не­
большоыу острову Рапа-и~и, где намеревалась повторить свои подвиги. Но обитатели Рапы храбро защищались и даже взяли в плен одно парусное судно. Ногда под давлением общественного мнения перуанские власти издали приказ об освобож­
дении . несчастных рабов. более восьмидесяти процентов из них уже' погибли от поБОев, лише­
ний и болезней. Сотню выживших репатриировали без предва­
рительного санитарного контроля. И почти все они умерли в пути от оспы. Из тысячи человек, увезенных в рабство, лишь пятнадцать возвратились на свой родной остров ... И разнесли там эту смертельную болезнь! В течение нескольких месяцев от оспы погиб­
ло более половины оставшегося населения. Ост­
ров превратился в царство смерти, и побывав­
ший там спустя десять лет французский писа­
тель Пьер Лоти написал: 18 «Все тропинки усеяны костями. Повсюду в траве еще лежат скелеты~. Из пяти тысяч обитателей острова Пасхи в живых осталось около шестисот. В ноябре 1868 года на остров Пасхи прибыл преподобный отец Зумбон, привезший домашних животных и различные растения для акклима­
тизации, а немного позднее там появился капи­
тан Дютру-Борнье, который занялся овцевод­
ством. В 1871 году между Дютру-Борнье и миссионе­
ром вспыхнула бешеная вражда. Дело дошло до перестрелки и ограбления. Среди их привер­
женцев были раненые и убитые. При сложившейся ситуации католическая мис­
сия почла за благо эвакуироваться вкупе со своими присными на остров Мангарева. Часть населения последовала за преподобным отцом, а остальных (около трехсот человек) Брандер, бывший компаньон Дютру-Борнье, уговорил пе­
ребраться вместе с ниМi на Таити. Сто одиннадцать человек осталось после этого на острове Пасхи. И вот с той поры и- по сей день остров Пас­
хи принадлежит не людям, а овцам. Интенсив­
ное овцеводство опустошило землю и почти уни­
чтожило скудную растительность. Сорок семь тысяч овец, около тысячи лоша­
дей, тысяча голов крупного рогатого скота. Пол­
сотни военнослужащих -
чилийцев и тысяча (В 1964 году) уцелевших островитян, живущих в условиях немыслимой нищеты. , Взгляните на карту острова Пасхи. Нак про­
сты и прекрасны его очертания! Треугольник из вулканической лавы, стороны которого равны 24, 18 и 16 километрам. Девятнадцать тысяч квадратных метров песчаной или каменистой равнины, пожираемой ветром и овцами. По уг­
лам этого треугольника -
три потухших вул­
кана. В центре -
пустыня. Люди поселяются там лишь на время. Нуда ни глянь -
всюду, среди осыпей, входы в пещеры. Между рухнувшими статуями -
каменные площадки. Желобчатые аллеи, ведущие прямо в океан. В кратерах вул­
канов -
сады. Множество riетроглифов,· камен­
ные колоссы и легенды... Легенды, которые не могли оборвать ружейные залпы. Легенды, в ко­
торых отзвуки истории. Все предания острова Пасхи говорят о таин­
ственной земле Хива, прародине островитян, оставшейся за океаном. Но где эта земля -
на востоке или на западе? В Америке или Поли­
незии? Где она, эта Хива? Может быть, там, где истоки древней пасхальской мистерии птицече­
ловека -
Тангата-Ману, которую этнографы нигде более' в мире не встречали? Этот обряд проходил раз в году. В июле все население собира:лось к подножью вулкана Ра­
но-Нао. Затем, по тропе, извивавшейся по обнаженным склонам Рано-Нао, увенчанные диадемой из перьев, с пицами, раскрашенными черной и крас­
ной красками, посвященные поднимались в свя­
тилище, вырубленное в прибрежных скалах аронго. Это было Шествием сновидений, ибо нандидаты на звание будущего птицечеловена были «избраны богамИ» в сновидениях жрецов. Добивающиеся звания Тангата-Ману -
пти­
цечеловена -
оставались в Оронго, а их служи­
тели, называемые Хопу-Ману, отправлялись вплавь на островон Моту-Ити, отделенный от снал Оронго проливом. Там Хопу-Ману ожида­
ди прилета первых птиц. Ждать иногда приходилось долго, и, если бы­
ло волнение на онеане, Хопу-Ману не могли по­
лучать пищи с острова. А на прибрежной снале Оронго наблюдатели ожидалu сигнала. И вот с островна раздавался нрин, многонрат­
но повторенный эхом прибрежных снал: «Обрей себе голову!» Это самый удачливый Хопу-Ману возвещал о том, что он первым добыл яйцо птицы. И то­
гда тот, чьим служителем был добывший яйцо, обривал себе голову, брови и ресницы и стано­
вился птицечеловенам. А тем временем все Хопу-Ману пуснались в обратный путь н сиалам,Оронго, и там нашеДL ший яйцо вручал своему «повелителю» драго­
ценный символ. Затем все устремлялись и под­
ножию вулиана с песнями и танцами. Сообщают еще, что TaнraTa-MaHY уединялся на сиалах вулиана Рано-Рараиу, возвышающихся над наменными статуями. Там он должен был прожить . ГВД В одиночестве. Ему не разрешалось танже приближаться н морю. Он жил в малень­
иой хижине, смежной с жилищем его слуги, НО­
торый иормил его ежедневными подношениями всего населения Матанитеранги. А затем в про­
должение двенадцати лет он оставался богочело­
венам, хранителем МАНА, «высшей силы», ио­
торая вселялась в него во время сна. Точно тан же Хопу-Ману, нашедший яйцо, на неноторое время отделялся от своей семьи и не должен был насаться руиой ни одного предмета, тан нан его руиа становилась священной, Где же норни этой унинальной мистерии? .. Мы знаем лишь, что обряд длительного одино­
чества, на которое обреиался тот, нто обладает мана, изоляция и заточение посвященных, само понятие «мана » существовали не только в По­
линезии, но и в доисторической Америке. Каждый день мы находили следы заброшен­
ных поселений, лежащих у подножья гигант­
сних каменных статуй. Колоссы, обращенные спиной к онеану, словно хотели удержать жите­
лей в плену на этом иусне сиалы, на ираю све­
та. И они все еще довлеют над землей людей, все еще существуют, то погрузившись лицом В траву, то лежа на спине, скрестив тонкие пальцы на животе, вздувшемся, как у трупов, за­
стывшие, обращенные лицом к небу. Нас поразило различие, существующее на первый взгляд между этими статуями и сто­
ящими на специальных наменных площаднах -
на аиу. Лоти во время своего пребывания на острове Пасхи в 1870 году написал: «Суще­
ствует два вида статуй. Прежде всего те, иото­
рые стоят на площадиах: они все повалены и разрушены. Но есть и другие статуи, наводя­
щие ужас, относящиеся и другой эпохе и имею­
щие' иной лии. Они все еще стоят там, на дру-
гом силоне острова, в уединении, иоторое НИI(то больше не нарушает». Каждое утро, иак тольио солнце появлялось на мысу Поиие, мы поиидали лагерь и быстро поднимались на силоны вулиана Рано-Рараиу, усеянные статуями, этого заиолдованного вул­
иана, иоторый невозможно описать словами, на­
стольно он величествен и споноен. Стоящие или лежащие на земле моаи -
на­
менные нолассы -
вознииают то тут, то там. Самый маленьний -
высотой в 3 метра, а са­
мый большой --
в 22. Одни из них застыли в глубине нратера, другие выходят за гребень вулнана и словно направляются н линии онеана. С наних пор они остановились тут? С той и другой стороны гребня вулнана от­
нрываются две огромные мастерсние-иаме­
ноломни, но, по-видимому, В них работали в разное время. Каждый день мы обходили лабиринт этих статуй, заново поражаясь мастерству их творцов: снульпторы «наслаивали» статуи друг на друга, используя все возможности сиалы, в ноторую они вгрызались своими инструментами, высеная статуи в профиль, наисиось и даже вверх ногами. Все здесь проникнуто величием и вызывает ощущение жутной тосии. Все здесь иаи будто остановилось в один момент, иаи будто охваче­
но дуновением неимоверного иатаилизма. Все здесь -
нечеловечесиое. Почему сиульпторы внезапно остановили свою работу? Какой страшный бич поразил их? Все здесь брошено на месте -
и иаменные топоры, имеющие форму огромных кулаиов, и статуи, застывшие в своем движении на своем пути ... Выжившие не могут ответить на эти вопросы, они рассиазывают странную легенду, -
и со­
здается впечатление, что ниито никогда ничего не знал и что теперешние островитяне не про­
исходят от этих велииих скульпторов. Они рас­
сиазывают, что ианая"то нолдунья, иоторая не получила лангуста, разозлившись, вложила мо­
гущество своего мана в проилятье: «моаи, оста­
новитесь навсегда!» Все это мучительно, фальшиво, неуклюже, тут что-то гораздо более серьезное и тревожное, и все это произошло за несколько дыей, потому что более 80 статуй брошены незаионченными. Вознинла ли тогда братоубийственная война или же наступило безумие короля, ноторого све­
ли с ума эти статуи? Или же это каное"то сти­
хийное явление, вроде близкого падения MeTeo~ рита, а может быть, наиая-нибудь страшная бо­
лезнь? « ... К какому человечесиому племени принад­
лежит этот тип? -
писал Пьер Лоти. -
Заост­
ренный приподнятый нос и тонние, слегиа выпя­
ченные губы нан будто в гримасе насмешни и презрения. Глаз у них нет, тольно глубоние вы­
емни под надбровными дугами и лоб большой и благородный, и все же статуи и нан будто смот­
рят иуда-то и размышляют о чем-то. По обе сто­
роны щен спуснаются выступы, может быть изо­
бражающие наной-то головной убор в виде по­
вязни сфиннса... На некоторых статуях ожерелья или же татуировка, наведенная резцом ... » на сТр. 24 ~ 19 .-
каХАУ ранга-ранга « ••• Н тогда, после того, 'как гра­
мота, о вступлении во владение островом была подписана всеми участниками экспедиции, они предложили вождям сделать то же самое в знак покорности ко­
ролю Испании. И вожди начер­
тали письмена ... » Так говорит рукопись коммо­
дора Фелипе Гонсалеса, повест­
вующая о церемонии «добро­
вольного» присоединения Пасхи к владениям испанской короны в 1770 году... Это первое свиде­
тельство существования на ост­
рове древней письменности... Но прошло еще около ста лет, преж­
де чем знаки этой письменно-
сти увидели исследователи. В де­
кабре 1864 года миссионер Эжен Эйро сообщил, что во всех до­
мах пасхальцев «можно видеть деревянные дощечки или палки, покрытые всякого рода иерогли­
фическими знаками, изображав­
шими неизвестных на острове животных». « ... Они утв!'!ржда­
ют, -
писал спустя несколько лет другой миссионер, -
будто у них есть своего рода письменность, с помощью которой они сохра­
нят для потомства важнейшие события, происходящие на зем­
ле... Кое-кто из туземцев уверял, будто понимает их, но когда мы устраивали проверку, то слыша-
22 ли какие -т о маловразумительные истории». С тех пор на протяжении вот уже около ста лет ученые раз­
ных стран пытаются проникнуть в тайны этих дощечек, прочесть текст, вырезанный на них. И пока все безрезультатно. Те пасхальцы, которые заявляли, что умеют чи­
тать эти «говорящие дощеч­
ки» -
кохау РОНГО-РОНГО,-не вы­
держивали испытания: одну и ту же дощечку разные люди чита­
ли по-разному, случалось даже, что один и тот же островитянин одну и ту же табличку ронго­
ронго каждый раз читал по­
иному ... Так, может быть, ронго-ронго вообще не письменность, а какие­
то мистические символы, церемо­
ниальные знаки~.. Но анализ этих знаков, проведенный в послед­
ние годы англичанином Бартелем и независимо от него советским исследователем Кнорозовым, не­
опровержимо доказал, что ронго­
ронго это именно письмен­
ность. Откуда же пришла она на ост­
ров Пасхи~ А может быть, ниот­
Kyдa~ Может быть, зародил ась на самом острове, но так давно, что смысл ее уже утерян~ ... Но записаны предания, кото­
рые в один голос говорят о том, что первые кохау ронго-ронго были привезены королем Хоту Матуа -
первым вождем людей, приплывшим из легендарной страны Хива... Далее предания, подчеркивая значение этих до­
щечек, повествуют, что люди Хо­
ту Матуа, прибыв на остров, счи­
тали своим долгом продолжить священную традицию вырезае ­
мых на дереве письмен и что хранителем этих традиций был особый жрец, главнейший знаток «говорящего дерева». И те, кто был посвящен в тайну ронго-рон­
го, ежегодно сдавали экзамены в специальных школах., Предания описывают эти школы -
круглые Об-ъен;тив фотоаппарата запе­
чатлел в nих ряд CXQiJnblx черт. Но голова, nон;азаnnая на сnиж­
н;е слева, была найдена ар:tеОЛD­
гажи па острове Пасхи, дру­
гая за тысячи н;иложетров от nего, в Перу ... каменные строения со входом, проделанным в конической ка­
мышовой крыше. Эти же преда­
ния говорят о том, что в ронго­
ронго заложена магическая сила и раз в год король острова со­
бирал учеников и учителей этих школ, чтобы убедиться, что текст дощечек не забыт. И археологи нашли косвенное ТУР ХЕЙЕРДАЛ подтверждение этим легендам­
на острове были обнаружены ос­
татки школ ронго-ронго, точно соответствующие описаниям. Но даже если отрицать, что в этих пасхальских преданиях заложено зерно истины, то как можно объяснить появление письменно­
с т и в маленькой, уединенной OCTPOBHO~ общине~ Ведь все слу­
чаи изобретения и развития письма связаны снемногими крупными мировыми культурны­
ми центрами. Кроме того, по­
требность в письме на Пасхе бы­
ла ничуть не больше, чем на всех остальных островах Океании, но там нигде до сих пор древней письменности не обнаружено ... Нет, письменность ронго - ронго зародил ась не на острове, а при­
была откуда-то на Пасху. Но от­
Kyдa~ Всего лишь четыре района зем­
ноТо шара имели ко г да-то пись­
менность, отдаленно напоминаю­
щую ронго-ронго: долина Инда, территория Южного Китая, Па­
намский перешеек и древняя земля Перу. ... ДеЙствительно, в древней письменности племен долины Ин­
да и отчасти Южного Китая об­
наружено несколько знаков, по­
хожих на символы ронго-ронго. Но, во-первых, совершенно не ус­
тановлено еще, совпадает ли смысл этих немногочисленных схожих знаков. Кроме того, эти совпадающие знаки настолько просты, что их вполне могли изобрести дважды, каждый раз самостоятельно. И главное -
си­
стема расположения этих знаков не имеет ничего общего с поряд­
ком рисунков ронго-ронго. Дело в том, что все пасхальцы, кото­
рые брались прочесть кохау ронго-ронго, несмотря на огром­
ные расхождения в толковании, были единодушны в одном: способе чтения. Они начинали чи­
тать с нижней строки слева на­
право, дойдя до крайнего знака, они переворачивали табличку, ибо знаки следующей строки бы­
ли начертаны «вверх ногами», и эту строчку читали уже справа налево -
и так далее. Такой спо­
соб письма называется перевер­
нутым БУСТРОфедоном. ... Некоторые исследователи не­
однократно обращали внимание на многочисленные совпадения письменности индейцев Панам­
ского перешейка куна и оджибва с ронго-ронго. Панамские индей-
Кохау РОН20-РОН20 ... « ГовОРЯц!'ее дерево»... Одна из великих за2адок остров а -
та инств е нные письмена. которые не удалось еЦ!,е HUKO.\fY прочесть ... Нить. которая может стать проводником в лабиринте тайны -
ибо начало этой нити там же. 2де и на­
чало истории острова ... цы, как и пасхальцы, развешива­
ли деревянные дощечки с .пись­
менами в домах. И этим дощеч­
кам приписывались, как и на Пасхе, магические свойства. И главное -
порядок раслоло­
жения знаков на дощечках ин­
дейцев был таким же, как и на кохау ронго-ронго. Все это, бесспорно, указывает на какую-то связь ронго-ронго с письменностью куна и оджибва ... Но бесспорно и то, что по уров­
ню своего развития эти индей­
ские племена не могл!' изобрес­
ти столь изощренно-сложную си­
стему письма. К индейцам куна и оджибва письменность, по-види­
мому, пришла оттуда же, откуда она пришла и на остров Пасхи ... И остается лишь один район земного шара, где писали почти теми же знаками, как и на Пас ­
хе, -
древнее Перу: птицечело­
век, длинноухий человек, трехпа­
лая рука, «плачущий глаз», чело­
век на серповидной тростниковой лодке и многие другие символы, высеченные на Вратах Солнца в Тиуанако -
близ одного из глав­
нейших святилищ древнего Пе­
ру, -
преобладают и среди зна­
ков ронго - ронго. А изображение птицечеловека -
один из наибо­
лее распространенных символов ронго-ронго, ПО сути дела, глав­
ная идеограмма древнего Тиуа­
нако. И самое главное, как подтвер­
дил на VII Международном конгрессе антропологических и этнографических наук в Москве советский исследователь Кноро­
зов, из всех древнейших очагов культуры только в древнем Перу знаки на письменных дощечках располагались так же, как и на пасхальских ронго-ронго ... И сейчас уже есть основания предполагать, что на остров Пасхи но из Перу. А письменность пришла имен­
изоляция ост-
рова, оторванность пасхальской сохраниться общины помогли этой уникальной письменности в первозданном виде. ... До тех пор, пока из-за войн и колониального разбоя, обес­
кровившего остров, «говорящие дощечки» не замолкли и не прев­
ратились в одну из самых пора ­
зительных загадок таинственного острова посреди океана. СО!{ (J~ щенный пе ревод С норвежсного Л. ЖДАНОВА 23 СО СТр. 19 Так кто же были они, первые люди Матаки­
теранги? Пришли ли они из Полинезии или из Америки? ... Я стоял, впившись взглядом В лицо одного из каменных гигантов, все испещренное дыроч­
ками, словно его поразила оспа. Один из наших друзей-пасхальцев подоuтел и внимательно посмотрел на эти отверстия. 24 80сстановленныii по Аегендам nасхальсниii. обрнд птицечеловена. Хоnу -"'ану вручает своему "по велите­
ЛЮ" символ весны -
первое ницо из отложенных в этом году перелетными птицами. -
Знаешь, что это такое? В прежние време­
на мудрецы, изучавшие небесные светила, TR-
туировали лицо пестрыми точками. Над нами было небо, татуированное зв е здны­
ми точками ... Такое же, как и тогда, к о гда столетия н аз ад для приплывших из-за горизонта открылась но ­
вая родина .... Сокращенный п е р е вод с французского В. АЛЕКСЕЕВОй КАК ДЕЛАЮТ ТАПУ Конечно, можно СКОПИТЬ денег н купить к празднику в лавчонке новое ситцевое платье. Но на островах ТОН­
га в Полинезии на праздники пред­
почитают всем платьям традиционный наряд ИЗ тапы. Тапу делают так. Для начала выбн­
рают подходящее фнкусовое дерево. Дерево должно быть строго опреде­
ленной толщины его замеряют шнурком, который храннтся в каждоА хижине и переходит по наследству от матерн к дочерн. Только у такого де­
рева кора в меру прочная н в ,меру гибкая. С дерева снимают большой кусок коры, чистоА коры, без лишаев н на­
ростов, а то не получится тапа. По­
том острой раковиной отделяют луб­
внутреннюю часть коры и кладут его на три дня в воду -
размягчить. А потом начинается главное. Коло­
тушками из твердого дерева женщи­
ны целый день бьют луб, и он ста­
НОВИТСЯ тоньше и податливее. (Фото на третьеА странице об-
л о ж к и.) Из узкой полосы луба полу­
чается широкий кусок прочноА мате­
рии, на ощупь напоминающеА мягкий, тонкиА шелк. Острыми раковинами под­
равнивают ее края. Но и ЭТО еще не тапа. В каждой семье хранится своА тра­
фарет -
густое переплетение шнур­
КОВ ИЗ кокосового волокна на дере­
вянной рамке. Трафарет подкладыва­
ют под туго натянутую материю и сма­
зывают ее бесцветным соком пандану­
са. Потом выставляЮт на жаркое солн­
це, обязательно утром и обязательно на берегу, чтобы дыхание моря смяг­
чило зной жарких лучей. Н, как изо­
бражение на Фотобумаге, проявляют­
ся узоры -
извивающнеся темно-ко­
ричневые линии на светло-коричневом фоне. Н получается тапа. Вернее, почти тапа. Остается заключительный, ма­
стерский мазок. Еще раз женщины берут в руки колотушки И проходят­
ся нми по материи. Выпуклый рису­
нок, вырезанныА на колотушке, впе­
чатывается в тапу. Но этот узор мож­
но разглядеть только на свет, как водяной знак. «Те-тапа-те-арики- скоролевская тапа-
-
готова. (Ее вы виците н а первой странице обложки ЖVDнала.) ·Конечно. можно купить в лавчонке дешевенькое ситцевое платье, но что за тонганский праздник без наряда из тапы! Л_ ольгин 25 в. n Е & Е Д И Н С К А Я, наш спец. корр: в местах, указаnnых па карте точками, nаучnо-исследователь­
ские и оnытnые учреждеnия изу_ · чают и используют мировую кол­
лекцию семяn. Щукин, уронил голову на стол около горок зерна, арахиса и подсолнечника. Он поступил в институт незадолго до войны. Во время блокады ему поручили хранить коллекции третьего эта­
жа, где были собраны все мас­
личные культуры. Ученые до по­
следнего вздоха жили судьбой ценной коллекции. Оставшиеся в живых К. А. Пантелеева, В. Ф. Антропова, Е. С. Кильп, М. М. Якубцинер, Е. Ф. Пальмова продолжали ее беречь. Целые полчища голодных гры-. '3унов сбежались со всех сторон и остервенело набросились на хранилища. Кошек к тому време­
ни в Ленинграде не осталось. Все • голодную, холодн у ю 1
∙ зиму 1941 года т оль ­
ко в одной тесно й комнатке громадно г о здания института на Исаакиевской площ а ­
ди топилась печка «буржуйка». КОМПАС Наступало время обхода, и научный сотрудник института Александра Ивановна Мордвин­
кина, надев ватник и теплый пла­
ток, шла с фОliарем по сумрач ­
ным и гулким морозным кор и­
дорам. Мужчины дежурили на крыше, на пронизывающем л е­
нинградском ветру. Каждые с у т ­
ки кто-нибудь из оставшихся в блокадном Ленин граде ученых приходил на свой пост охранят ь мировую коллекцию семян и ра­
стений от зажигательных бомб. Изо дня в день, из ночи в ночь. И так 900 дней и ночей фашис т ­
ской блокады города. Коллекцию хотели эвакуиро -
вать. Несколько тонн сокровищ погрузили в товарные загоны. Но эшелон дошел лишь до стан ­
ции Рыбацкое. Ленин град окру­
жал враг. В стоявших на запас ­
ных путях вагонах только зерно ­
вых образцов было около 15 т ы­
сяч. По весу это 14-15 тонн. Да еще две с половиной тонны кар­
тофеля. Все до грамма ученые и жизнь-поиск 26 сотрудники в институт пР.ретащили обратно на сво,их руках. В институте каждый день дела­
ли перекличку: выясняли, кто по­
гиб в бомб е жку, кто попал под обстрел, кто умер от голода ... Оставшиеся в живых приходили п о утрам на работу. Чтобы за­
с траховать коллекцию от снаря­
,t.;OB и бомб. образцы делили на половины и четверти и разносили в разные комнаты. Работа шла медленно, не хватало сил на то, ч то бы отнести сразу две неболь ­
шие коробки в другой конец здания. Ленинградцы ели отруби, тра­
ву, варили студень из столярного клея. Самым «богатым» челове­
ком в городе был Дмитрий Сер­
г еевич Иванов. Очень высокий, очень худой человек каждый д ень переходил Исаакиевскую пл ощадь, как море. Дмитрий Сер­
геевич шел в институт, к своей коллекции кукурузы, гречихи, риса. При полной дистрофии, когда любая пища убивает, толь­
ко рисовый отвар может спасти. Иванов умер от голода и дистро­
фии сердечной мышцы. Вскоре прямо в институте скончался другой сотрудник-
семена, все зерно пришлось пе­
реупаковывать в жестяные бан­
ки (' плотными крышками. Это был напряженный, изнуряющий труд. А рабочих рук в институте осталось уже четырнадцать пар ... Голова кружилась, подкашива­
лись ноги, но каждое утро вста­
вал чуть свет и шел lia работу НИl<олай Родионович Иванов. Он сохранил больше десяти тонн об­
разцов фасоли, гороха и чечеви­
цы. О подвиге своем он расска­
зывать 'Не любит. За многолет­
ний героический труд Николай Родионович награжден орденом Ленина. В другом здании -
Н<lПРОТИВ института, в подвале, где были печи, хранил «свои» драгоценные две с половиной тонны картофе­
ля Вадим Степанович Лехнович. Эти две с половиной тонны по­
том, после войны, будут нужны в работе по оздоровлению карто­
фельных полей. Но прежде все­
го надо было сохранить жизнь ростка в каждом клубне. Дс;>ма у Лехновича дыхание превраща­
лось в пар, вода -
в лед. А он, задыхаясь, тащил купленные на рынке и обмененные на хлеб­
ный паек вязанки дров в храни-
лище, чтобы поддержать нужную для картофеля температуру. Бо­
ролся с крысами, которые лез­
ли к теплу и еде. Ему помогала жена, научный сотрудник инсти ­
т ута Ольга Александровна Вос­
кресенская. CeMefla злаковых культур спо­
с обны сохранять всхожесть года­
ми. Картофель же надо высажи­
вать каждый год. И каждый об­
разец -
отдельно. Весной Лех­
нович построил себе шалаш и, питаясь листьями одуванчиков, сорок восемь дней и ночей охра ­
нял и лелеял свои посевы ... Так ленинградские ученые и с отрудники института растение ­
водства спасли коллекцию, нуж­
н ую Родине. Восстановить ее -
если бы эта коллекция погибла -
было бы н е возможно. Нельзя пройти в л е с у через много лет по той же т р опинке, как нельзя дважды сту­
пить в т у же воду реки. БОТАНИКА •.. Над опаленной солнцем степью дрожал горячий воздух. Даже широкая Волга не могла своим прохладным дыханием унять горячечного озноба земли. В один из таких жарких дней в Саратове собрался Всероссий­
ский съезд селекционеров. Шла г ражданская война, и к городу смогли добраться только москви­
чи, окрестные волжане и кое - кто из центральных губерний. Все ждали доклада ПрОфессо­
ра Саратовского университета Н. И. Вавилова. Делегаты знали, что первые три прожитых Совет ­
СКОй властью года он изучал со своими студентами растительный мир на землях, прилегающих к Волге и реке Урал. Собран бога­
тый материал полевых культур одного из самых засушливых районов страны. (Вспомним, что эти места были ареной решитель­
ных схваток Красной Армии с бе­
логвардейцами, и представим се­
бе, в каких условиях вел исследо­
вания ученый.) На кафедру поднялся молодой человек и заговорил о Карле Линнее. Великим швед, жившим в XYIII веке, прославился созда­
нием ботаническом систематики. До него растение называли л и шь «по фами ли Н» -
родовому п ри ­
знаку. Что бы дать понять, о ка ­
ком цве т ке идет речь, к шипов ­
нику, на прим е р, прил аг алос ь та­
кое про ст ранное описание: «Роза лесная, обыкновенная, с пахучи ­
ми бледно - розовыми цветами ». Линней классифицировал весь из­
вестный ему растительный м и р, введя понятие вида и дав каждо ­
му виду собственное имя. (Ши ­
повнику, правда, не повезло: ес­
тествоис п ытатель назвал его по­
латыни «розой собачьей».) Биологическая наука много вы­
играла от линнеевской система­
тики, но стоило ли сейчас, когда вопрос стоял о жиsни И смерти голодающей Советской респуб­
лики, вспоминать заслуги швед­
ского ученого? Но вот деле г аты съезда насто­
рожились. Молодой профессор приступ ил к излож е нию своей новой теории, которую он назв а л "Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости ». -
Состав видов выявляет co ~ вершенно отчетливо черты па­
раллелизма в наследственной из­
менчивости у близких видов, у близких родов в пределах целых семейств, -
говорил докладчик. Экспедиции учеlfЫХ ВсеСО ЮЗIfО-
го иlf с ти т у та растениеводства с 1924 по 1964 год. Сове тс к ий учен ы й об н аружил в огро м н ом разнообразии расти ­
те ль н ого б огатс т ва земли стро­
гую и ст р ойную систем у. Вид ы и р оды, генети ч ески близ­
кие, х ар ак теризу ются сходными рядам и наслед ств енной изменчи ­
в ос ти с т акой, ок азыв а етс я, пра ­
вильн о с тЬю, что, з ная р яд фо р м раст-ен и я в 'п р едела х одно г о рода, м о жно п р едви дет ь со рта и фор­
м ы у д р у гих ег о родствен­
ников. З еленый ассорт и м е нт разло-
жен п ри р одой в по лно м по­
рядке, а челове к у надо лишь уяснить с е бе это т п о ряд ок. Закон гомол оги че ских ря д ов о х в атывает всю флор у земног о ш а р а. Сорта пшени цы, ов са, р ж и, кар тофеля в ыс траиваю тс я в парал л ель н ые ряды по в торяющихс я н а следст ­
в е н н ых п р из на ков. Ч то э то да е т человечест ву прак т ич е с к и? П ре дпол о ж и м, надо вывести НОВ ЫЙ сорт из анд ийского кар то­
феля солянум андигенум. И не про с то н о в ый сорт, а такой, что ­
бы МО Г у стоять пе р е д болезня ­
ми, ун и чтожающ и ми в данной мес т н ости почти вес ь е го урожай. Каку ю выбрат ь фор му, спо соб ­
ную у крепить органи зм расте-
27 /. rfF 1 ( " ) \ \ ;" ;' ~ (. .! ния? Допустим, многообразные формы андийского картофеля совсем неизвестны. Значит, надо либо ехать по земле в поисках родины этого незнакомца и на ощупь отыскивать нужные фор­
мы, либо · нач'инать мучительный путь экспериментов наугад. Но вот есть система Вавилова. Вооруженный теорией, селекцио­
нер-практик сравнивает незна­
комца с родственным «по крови» И хорошо известным, допустим, чилийским картофелем солянум туберозум. В его роду есть фор­
мы, не поддающиеся губитель­
ным болезням. Значит, есть они и у андийского вида. Именно их надо брать для селекции. Точь­
в-точь как по знакомой каждому школьнику таблице Менделеева можно предугадывать неизвест­
ный науке элемент. И селекцио ­
нер уверенно идет к цели, ОН знает, что надо искать. Из всех видов пшениц самая зимостойкая -
мягкая пшеница. у твердой же -
мучнистее зер­
но. Закон Вавилова дал возмож­
ность начать межвидовую селек­
цию, скрещивать самые ценные сорта мягкой озимоi4 и твердой яровой. Пользуясь этим ключом, селекционеры уверенн о произво­
дили десятки тысяч комбинаций. И, нак онец, появили,сь, на колхоз­
ных ,полях высокоурожайные сор­
та озимой твердой пшеницы! ... Докладчик прод олжал гово­
Р'1ть, увлекая аудиторию: -
Мы отберем все нужное. Возьмем все, что при рода прята­
ла от нас тысячелетиями. Мы сместим зоны культурных расте­
ний на восток · И Крайний Север, заставим плодородные, но сейчас пустынные земли подчиняться на­
шим планам ... Стены зала вздрогнули от ап­
лодисментов, провожающих Ва­
вилова с кафедры. Поднялся с места профессор ЗеленскиЙ. -
Это биологи приветствуют своего Менделеева! -
восклик­
нул он взволнованно. Родившееся на ходу образное сравнение как нельзя лучше вы­
разило суть большого события в биологической науке . ... Через год случилась беда. Весь ожидаемый урожай хлебного Поволжья на корню уничтожила засуха. Погибли посевы. Го лод заставил купить на золото в США и Канаде семенной материал се-
Рисунок В. КОЛТУНОВА 28 лекционных сортов. Прибывшие в Росс ию зерна пшеницы оказа­
лись... выходцами из России. Американские селекционеры вы­
вели их из наших русских сор­
тов. Не всегда оправдывали на­
дежды и семена, купленные в ев­
ропейских странах -
Германии, Франции, Дании, Швеции. К тому времени Николай Ива­
нович Вавилов работал в Петро­
граде, возглавлял Бюро приклад­
ной ботаники и селекции. Он по ­
нимал, как необходимо в самый кратчайший срок создать уро ­
жайные и устойчивые к капризам нашей погоды отечественные сорта, подобрать для каждой природной зоны свои родствен­
ные культуры. Закон гомологиче­
ских рядов мог подсказать, ка­
кне растительные формы надо искать для обновления сельско­
хозяйственных полей страны. Но rAe искать фОРМЫ с нужными ге­
нами -
на этот вопрос за кон не отвечал. Точн ее, отвечал, но со­
всем неутешительно: по всему земному шаруl Ведь генетика -
это наука о наследственности и родстве. А близкие родственные растения разбросаны по всему свету. В 20-е годы своб о дны х денег для поиска «наудачу" у нас, ко­
нечно, недоставало. Моло­
дой советской науке нужен был компас, указывающий точное направление верного поиска. Еще на студенческой скамье увлека-
па Николая Вавилова проблема: откуда взяли,сь в обиходе чело­
века культурные растения? Где находится родина пшеницы, риса, картофеля -
главных кор­
мильцев человека? Из каких уголков земли попали ОНИ на по­
ля Старого и Нового Света? Ка­
кие были у них дикие предки и как расселились их культурные кровные родичи? А отсюда сам собой вытекал насущный практи­
ческий вывод: на родине сель­
скохозяйственной культуры, в ее колыбели, несомненно, можно найти самые ценные, нужные се­
годня разновидности этого рас­
тения. Вавилов пере строил в корне всю исследовательскую работу Бюро прикладной ботаники и се­
лекции, позже переросшего в ин­
ститут, ныне называемы й ВИРом­
Всесоюзным институтом растение­
водства имени Н. И. Вавилова. Теснее с ботаникой сомкнулись такие науки, как физиология и анатомия растений, химия, география, история и даже линг­
вистика. К исследованиям Ва­
вилов привлек самостоятельно мыслящих, смелых в дерзаниях и выводах людей. А сам тем вре­
менем засел за географическую карту мира. День ото дня на кар ­
те появлялись точки, обозначаю­
щие колыбель того или друго ­
го растения. В иных местах скоп­
ление точек густело, почти сли­
ваясь в темную массу. Так, с ка-
ран д аш о м в руках, прос и жи в ая но чи над картой, с о зда в а л Нико ­
лай И/lанович свою те о р и ю о центрах происхожде ни я ку льтур ­
ных ра с т е ний и г еог р аф ичес ки х закономе рн остях распред еле ­
ния их генов. И настал день, когда карандаш ученого оч е р т ил п я ть таких мировых це н тр ов. П рич е м цен т ры эти оказали с ь не в до ли ­
нах великих речн ы х с и с т е м, ка к считал ось раньше, а в г орн ы х с т ранах. Как в запов е дныx кла­
довых, хранила там н е истощимая на выдумку природа о г р о мное количество вариантов од н ой м о­
дели. Советские б от а ники полу ­
чили компас, ука зы в аю щий точн ое направление поис ка. Первые, очень сложные, да же опасные для жизни э кс педиц и и провел, составляя карту, с а м Вавилов. Особенно трудны м было путешествие по Афганистану, по его горным ущель я м, в местах, где наверное еще не ст упа л .... н о г а евр о пейца. После это й ЭК СГiед ици и молодой уч е ный был н а гр ажде н м е далью Н. М. Прж е вал ~:к о г() за географический подвиг. Потом он обследовал Средиземноморье и Северную Африку. Его ближай­
шие сотрудники направились в Турцию и Южную Америку. Т ог да же, в 20-х го · дах, и начала создаваться отечественная кол­
лекция мировых образцов. Уче­
ные отправились в путь по са­
мым нехоженым местам. А для исследования и воспроизводст-
ва обр а зцов В а випов развернул сеть знаменитых « г еографически х посев о в ». В 116 точках разнооб­
разных почвенно-климатических зон страны, от Кавказа до Край ­
нег о С е в е ра, от Памирских гор до ср е дн е рус с ких равнин, береж­
но выращивали с ь и испытывались ценны е об р а з цы пшеницы, карт о ­
феля, тех н иче ских, Эф"рнома с­
ли чн ы х, лек арств е нны х, ц и т ру с о­
вы х и других культур. Пе ре д Вели кой Оте чественной во й н ой в и нсти т у т е ра с тени е вод­
ст в а хран ил и сь п у ды ри с а, пшениц ы, фа соли, я ч м е ня, про­
с а... Ка жды й т а кой пуд сла г алс я и з г:) рс т ей, ПС'I',dВШИХ в Ле нин ­
rf..ouA и з Б раз илии, Колу мб ии, Э фи""п и!~, ..: о с трово в Я п онии, с Г ималайск и х г ор, и з nеСКО 6 А р а­
вий с кой г,у с т ыни... З а к аждой гор с т ь ю ст о я л.: цела я романтиче­
ская П08.:::о,-
... ':.! п о л на я опасностей, TPP'JOr, приклю ч ен и й и неутоми­
мог" п ('ис ка. Это был научный ПО Д ВИI. Сове ршали его люди, ко-
10ры е с рюкзаками з,з плечами н е у'ТО МИМО и упрямо шагали по земному шару, добывая несущие жизнь семена. Юзепчука едва не убили камнями индейцы в Юж-
ной Америке, приняв его за зем­
леме р а. Букасов отстреливалея от беглых каторжников в Вене­
суэле. Жуковского выслеживали разбойники-головорезы в глухих скалах турецкой Анатолии ... После Великой Отечественной войны к сохраненным сокрови­
щам начали понемногу прибав­
ляться новые. Теперь каждый год коллек ц ия увеличивается на 5-
7 тыс я ч образцов. Сейчас насчи­
тывается их более 160 тысяч. В прошлом г оду больше 500 об­
разцов привез из Турции Влади­
мир Филимонович Дорофеев. Возглавля л экспедицию в нехо­
женых монгольских горах и пу­
стыне Гоби самый молодой уче­
ный-вировец Александр Иванов. Его вклад -
400 образцов семян и растений, целый музей древно­
стей, забытых и давно утерянных наукой редких видов овощей. И по-прежнему каждая наход­
ка до ста ется огромным трудом, в результате подвижнического по­
иска. Молодежь усвоила плодот­
ворный и самоотверженный стиль работы, завещанный ей старшим поколением ученых. в ПОИСКАХ «ПАПА НЕГРО» Ветер забавлялся легким спор­
тивным аэропланом, будто иг­
рушкой. Путешественникам каза­
лось, что машина все время ле­
тит боком. Внизу ворочался и вздыхал океан. Он был голубым, точно небо, а хребты Кордильер издали походили на длинное се­
рое облако. И вот уже надвигал­
ся берег, как темно-зеленая ба­
ранья шкура с белой каймой из кружев прибоя. Уму непо­
стижимо -
где может сесть са­
молет! Все произошло мгновенно. Ко­
леса машины коснулись мокрого песка, когда могучий океан сде­
лал вдох. Сразу же появились всадники -
оказалось, жители деревни Кукао всегда начеку, в любую минуту готовы встре­
тить залетного гостя на плесе. Соскочив с коней, они откатили самолет от набегающей волны. Пилот скомандовал: .От вин­
та! ~ -
и поднялся в воздух. Волна тут же смыла следы кон­
ск'ИХ копыт на песке. Зыкии, 29 Шмараев и Онуфриев остались на берегу океана ..• С этого момента время отсчи­
тывалось минутами. Через день в условленный час вернется лет­
чик. Ботанюш прямо с берега поспешили к зарослям. Вот только теперь они осозна­
ли, что такое девственный лес! Форпостами пере.п; чащей стояли огромные лопухи. Стебли их толщиной с молодые деревца поднимались выше человеческого роста. Землю сплошь покрывал колючий кустарник. И все бы­
ло переплетено лианами, завале­
но мертвыми деревьями, запута­
но так, что не только человек -
танк не пройдет. Пришлось пол­
зать на четвереньках. За не­
сколько часов неравной борьбы с лесом ботаники не нашли ни­
чего, кроме душистой земляни­
ки. Видимо, в районе Кукао ди­
кого картофеля не было. ... Было время, когда на наших полях выращивалось всего два­
три сорта картофеля. Теперь можно насчитать около двухсот. Многие из них lIЫШЛИ из одной колыбели -
коллекции ВИРа. В разные годы привозили в ин­
ститут образцы всевозможных культурных сортов картофеля, этого второго хлеба земли, и сам Николай Иванович Вавилов, и академики Сергей Михайлович Букасов и Петр Михайлович Жуковский, и профессор Сергей Васильевич Юзепчук. Но еще рано ставить точку в биографии картофеля. СелеI(­
ционеры добиваются улучшения его свойств: можно увеличить клубень, повысить содержание белка, сахара и витаминов; со­
кратить срок прорастания и полу­
чать в один год два урожая кар­
тофеля; можно, наконец, добить­
ся, чтобы без кожуры картофель не чернел и так далее и так да­
лее. Но чтобы селекционеры мог­
ли .лепить. из растения то, что хотят, надо изучить исходный материал, начиная от самых его далеких предков. Дикий карто­
фель расскажет свою историю, раскроет свои неизвестные науке качества полнее и лучше, чем оку льтуренные 1. современники •• Поэтому и отправилась недав­
но еще одна экспедиция молодые ученые ВИРа Алексей Зыкин, Григорий Шмараев и их переводчик Юрий Онуфриев в картофельную страну Чили -
на этот раз со специальной целью -
найти дикий абориген. Исследователи шли по следам Юзепчука, который был здесь 30 в 20-х годах первым советским исследователем, и по следам Дар­
вина, который полтора столетия назад привез из кругосветного путешествия на бриге .Бигль. бесценный экземпляр дикого картофеля, найденный на остро­
ве Чилоэ. (В гербарии Ботаниче­
ского сада лондонского пред­
местья Кью до сих пор хранится этот экземпляр, подаренный Дарвином.) В городе Консепсьоне ученых пригласил к себе доктор Хуго Барралес, директор Центрально­
го института биологии. Барралес предложил прово-
дить своих новых друзей на остров Чилоэ. В 1926 году Юзеп­
чук купил у его жителей дикий картофель. Добраться до дерев­
ни Кукао, откуда якобы клубни попали на рынок, профессор не смог из-за дождей и бездорожья. Десять лет назад немец Брюхер проник в те места, однако найти диких пращуров картофеля ему там не удалось. Нашел он ред­
чайшие экземпляры где-то в дру­
гом месте, но где точно -
ле­
нинградские ученые не знали. Они надеялись на свою счастли­
вую звезду. И вот на машине Барралеса путешественники отправились в глубь Чилоэ. В столице остро­
ва -
городе Кастро Хуго сразу же пошел по знакомым наводить справки. Возвратился с доброй вестью: есть возможность пере­
лететь на побережье океана, где находится ,Кукао. Окрыленные пока еще только надеждой, по­
.l\I!чалИ!сь ;ботаники и Хуго Барра­
лес в аэроклуб, объединяющий владельцев собственных самоле­
тов .. -
Иногда наши спортсмены летают на то побережье, -
ска­
зал председатель. -
Если кто­
нибудь согласится забросить ту· да пассажиров, я буду рад. К счастью, один пилот согла­
сился, правда за каждый час полета ПРИIIIЛОСЬ уплатить 40 долларов. РаспрощаВIIIИСЬ с Хуго Барралесом, исследовате­
ли картофельной родословной отправились на исконную землю древнего индейского племени мапуче. Сгущались сумерки. Голодные, измученные, исцарапанные до крови, поплелись неудачливые охотники в деревню. Единствен­
ным местом, подходящим для ночлега, оказался дом с неза­
стекленными окнами, нечто вро­
де корчмы. В семь утра на сле-
дующий день ботаники были уже на ногах. Расспросы местных жителей ничего нового не при ба вили. Но все в один голос советовали повидаться с Орнальдо. Человек независимый и предприимчивый, Орнальдо считался зажиточ­
ным -
он имел собственный кло­
чок земли и собственную хижи­
ну, которые отдал в аренду какой-то нищей старухе, а сам пробавлялся охотой. -
Я знаю, где растет папа негро, -
заявил он уверенно. .Папа негро. впереводе с местного наречия значило .картофель черный.. Древнее индейское племя мапуче считало черные клубни священными -
они исцеляли болезни. Вероят­
но, в них содержалось много ви­
таминов. Возможно, это был предок по прямой линии куль­
турного картофеля солянум тубе­
розу м, широко распространенно­
го по всем странам. Словом, ис­
следовать в лаборатории тако­
го .папу. было бы очень важно и интересно. Орнальдо привел ботаников на заРОСIIIИЙ, давным-давно забро­
шенный огород. Сгорая от нетер­
пения, они разгребали руками землю, пальцами счищали ее с мелких, как голубиные яйца, клубней. Кожура у картофеля была желтой, фиолетовой, крас­
ной ... Это были культурные, хотя и одичавшие сорта. Ботаники пере копали весь огород. Черного картофеля не было. Но Орнальдо не отступал: -
Отец посадил папа негро здесь. Принес из леса и посадил. Я тоже тогда ходил с ним на ранчо. С того дня ПРОIIIЛО пятна­
дцать лет, но я охотник. Завя­
жите мне глаза, я найду место, где мы копали папа негро, -
переводил его горячую речь Юрий Онуфриев. -
Скажи ему, пусть ведет туда, мы XOPOIIIO заплатим. -
Нет, сейчас нельзя, -
по­
качал головой индеец. -
Скоро будет дождь. Идти туда надо много дней. Если бы был у вас самолет... Лететь полчаса, не БолыII.. Орнальдо никогда не ОIIIибается. Зыкин решительно заявил: -
Я полечу с Орнальдо. Мысль была дикой, Алексей сам чувствовал ее нелепость, но доводы на него не действовали. Наконец договорились так: Шма­
раев с Онуфриевым возвратцают-
ся самолетом, что прилетит за ними, в Кастро. Они упросят летчика забросить Алексея и Ор­
нальдо на ранчо. Помешать затее Алексея мог только дождь. Несколько раз Алексей выходил ночью на ули­
цу, с 'l:ревогой смотрел в незна­
комое небо. Не сомкнул глаз до раоовета. Ему опять ~езло: ник(\гда не было, чтобы три утра подряд над Чилоэ тучи не пря­
тали солнца. Хозяин 4корчмыt хохотал до слез: -
русо собирается в перво­
бытный лес? -
кричал он, ты­
ча толстЫ!м пальцем в узкие полуботинки Алексея. Отхохотавшись, толстяк по­
шел в дом, выволок старую ши­
нель, резиновые сапоги, сверток с лепешками и бутыль вина. Заботливо осмотрев переодетого ученого, похожего теперь на отставного солдата, он еще раз хохотнул, теперь удовлетво­
ренно. Летели, как и предсказывал Орнальдо, ровно 30 минут. 'Про­
водник показал, куда призем­
ляться. Был прилив. Волна лизнула береговой накат. Из воды торчали два острых зуба скал. Самолет сделал круг, другой, третий... Океан успел уже дваж­
ды вдохнуть и выдохнуть длин­
ную вспененную волну. 4Я не могу сесть!. -
нако­
нец показал знаками, обернув­
шись к Алексею, летчик. На лице Зыкина выразилась такая отчаянная немая мольба, что пи­
лот сдался. Снова начал он вы­
сматривать возможное место по­
садки. Орнальдо, конечно, опасность положения. понимал Алексей скосил глаза на словно' отчека­
ненный на медной монете про­
филь. Ни один мускул не дрог­
нул на скуластом лице индейца. Ко.гда волна океана медленно поползла, обнажая желтые пес­
чаные десны, летчик как-то из­
ловчился посадить машину меж­
ду скал. Не заглушая мотора, он с ходу поднял самолет. На берегу Орнальдо начал пе­
реодеваться. Делал он это мед­
ленно, с доtГОИНСТВОМ, будто исполнял ритуальный обряд пе­
ред выходом на охотничью тро­
лу. Потом долго маскировал тай­
ник, куда спрятал свою одежду. Наконец, Алексей и его про вод­
ник поползли по отвесной кру-
че. Подтягивались, цепляясь за корни деревьев. Худощавый, гиб­
кий Орнальдо двигался с провор­
C'rBOM пантеры. Зыкин задыхал­
ся, отставал. Без сапог идти было бы не­
возможно. Густые кроны жестко­
листных деревьев не про пускали солнца. Влажная вулkаническая почва, мягкая и вязкая, как тесто, чавкала под ногами. Усиленно работая секачами, lIроводник и ученый с трудом про клады вали себе путь. Бла­
женно отдыхали, ,когда представ­
лялась возможность пройти по прохладной 4тропинке. ручья. Тяжелый рюкзак на спине Алек­
сея прилип к просоленной руба­
хе. Очень мешали идти гербар­
ная сетка и скатанная шинель. С пронзительным жужжанием метались из стороны в сторону крохотные колЙбри. Другого пер­
натого населения не было видно. Но иногда, будто собачонка, тяв­
кала птица гид-гид или внезап­
но совсем над ухом раздавался свист любопытного' и пугливого попугайчика чеукау. Алексей знал суеверную примету индей­
цев -
различать доброе и злое предзнаменование в этом одина­
ковом на слух «фью-фью.. Что пророчит ему сейчас красногру­
дая птичка? ... Проводник остановился на берегу небольшой речки. Во­
ткнул лопату в про мытую галь­
ку. Алексей увидел растущие там неподалеку от воды обкусан­
ные и оборванные кем-то ку.сти­
ки картофельной ботвы. Знаками попросил индейца ничего не трогать и отошел на несколько метров. вверх по реке. Ему захо­
телось сначала покурить, отдох­
нуть и успокоиться от нахлы­
нувшего волнен:ия. Посидеть, как это делают 4на удачу. перед неизвестной, сулящей неожидан­
ности дорогой. Наконец он кив­
нул проводнику, чтобы тот на­
чинал копать. А сам все сидел, не поворачиваясь, не решаясь по­
вернуться. Лицо появившегося перед ним Орнальдо было растерянным и недоуменным. Алексей бросился к заветным кустикам. На разры­
той гальке валялись спутанные корни с маленькими светлыми шариками клубней. Зыкин начал подкапывать чахлые кустики сам. По форме листьев и клубней, по характер­
ной горечи их на вкус -
это, несомненно, дикарь... Но... с ро­
зовой кожурой. По нескольким знакомым ис­
панским словам Зыкин смог до­
гадаться, что индеец узнал мес­
то, где был когда-то с отцом. -
Хитрый папа негро, -
го­
. ворил индеец -
не иначе как сменил шкуру. Алексей знал, что некогда ин­
дейцы считали картофель оду­
шевленным существом... Скоро нашелся и ориентир -
охот­
ничье ранчо Эсмеральдо. Так значительно и громко именовал­
ся полушалаш из тростника. Проводник уверял, что ошибки быть не могло. Ученый держал в руках нас­
тоящий дикий картофель. Это была редкая находка. Но сейчас он даже не Mor радоваться: опять ускользнул от ботаника черный «папа •. И, переночевив на ранчо, он с утра снова решил искать. Орнальдо согласился охотно. Снова непроходимые за­
росли, снова путь через них. Но лес уже раскрыл один свой тай­
ник и больше не собирался де­
лать подарков. Удаляться вглубь рискованно -
летная цогода могла испортиться в любую ми­
нуту. Если начнется дождь, Алексею не . дойти пешком до Кукао. Сильный ливень хлынул вне­
запно. Стало легче дышать. Но от сознания, что этот потоп мо­
жет затянуться надолго, на ду­
ше было тревожно. Восемь бес­
конечных часов без отдыха уче­
ный и про водник продираЛ}JСЬ сквозь перепутанный лес к бере­
гу без надежды увидеть там са­
молет. Спуск к океану по скольз­
кой круче оказался труднее подъема. Когда они добрались до знакомых скал; Алексей не смог бы сделать больше ни ша­
га. Промокший до нитки, он прямо-таки рухнул под огромной корягой. Проснулся Алексей ночью. На него смотрели яркие глаза звезд, будто небо всегда было таким: без черных косматых туч. Про водник как-то умудрил­
ся разжечь из мокрых корней и сучьев костер. Но даже у огня пробирал ночной холод. Шинель промокла еще в лесу. Теперь до Алексея дошел смысл переодева­
ния Орнальдо -
индеец был во всем сухом. Сон у Зыкина был тревожным, чутким. Он слыIалл ночные шо­
рохи, чье-то сопение. Успокоил себя, что это проводник подкарм­
ливает костер. Но уснуть снова было трудно. Алексей походил по берегу, под-
31 к ДЬЯВО.i1У ЗА СО.i1ЬЮ Идут соляные караваны, идут с севера на юг. Кто скажет, когда вышел самый первый караван из пустыни Данакиль, что на северо­
востоке Африки? ... СтоЙбища кочевников, редкая растительность, почти высохшие колодцы -
все эти признаки жизни остаю.,ся позади, за грани­
цей Большого Соляного Поля. Поле создали вулканы тысячами' извержений. Из смеси железа, хлора, натрия ветер 101 дождь со­
здали соль. Кое-где на окраине Поля мож. но встретить rm;!HY или шакала, забредших невесть зачем сюда, а дальше до самого вулкана Га­
да Але -
ничего, кроме соли, пропитавшей землю, соли, пла­
сты которой выпирают на поверх­
ность, соли, окрашенной в неве­
роятные цвета. И кажет,ся, ничего, кроме соли, не родит эта земля. Даже птицы не залетают сюда, ведь 101 птице­
нечем поживиться здесь 101 не иi чего свить себе гнездо. Человек приходит' сюда, на ,По­
ле, за солью. Добыча ,соли 101 торговля ею -
главное занятие мужчин'" из пле­
мени данакиль. Перед тем как отправиться в поход, мужчины три дня по­
стятся, избегая всего, что могло бы осквернить их. Последний день перед выходом они ни с кем не разговаривают, чтобы дьявол, сотворивший Ло­
ле, Jie подслушал, не навредил. Молчат они и во время похода, пока не подойдут к вулкану. В жерло вулкана бросают при­
ношение -
щепотку табаку, пуго­
вицу, бутылку, причем бросить должен мальчик, не достигший тринадцати лет, а потому не имеющий грехов. После этого можно вполголоса разговаривать. Дана кили забивают в трещины соляных глыб дерев!\нные клинь!\ 101 поливают привезенной водой. Намоченные клинья разбухают и откалывают пласты соли. (Так древние египтяне добывали ка­
мень для пирамид и храмов.) И начинается путешествие соли в глубь Африки. Все так же молчаливо бредет караван. Лишь встретив первого зверя -
пусть это будет даже поганый ша­
кал! -
можно говорить громко: там, где началась жизнь, дьяво­
лову Полю конец. 3 «Вокруг CBeTa~ N. 8 сел к горячим углям. Костер погас. На посветлевшем небе разгорался другой костер: всхо­
дило солнце . ... Третий день, как не было са­
молета... От беспокойства пропал аппетит, да и есть' все равно уже нечего. Остался только кусок московской сухой колбасы. Его берег Зыкин как неприкосновен­
ный запас. Вино они выпили по пути. Бутыль ,Алексей хотел за­
швырнуть в чащу еще на ранчо. Проводник молча'''$'.t>брал у не­
го сосуд и бережно положил ц. кучу хлама. Там были облом­
'ки лодок; бочек, весел, ржа­
вое железо и консервные бан­
ки. Вероятно, каждый охотник, найдя на берегу гвоздь,. та­
щил его в эту кладовую cc<f кровищ •. Изучая горизонт, где ДОЛЖJlа же была появиться. черная точ­
ка, Алексей старался как-то отвлечься от растущей тревоги. Он оживлял в своем ВОI;браже­
нни старинную гравюру с деся­
типушечным бригом под белыми парусами. На мостике сБигля. , стоял капитан Фиц-Рой, глядя в длинную ,подзорную трубу. Изящный красавец с, бакенбар­
дами, 'затянутый в мундир с зо-' лотыми эполетами. В зубах у ка­
'питана была зажата неизменная трубка... сА черт его знает, может, этот англичанин был некурящиЙ!. -
,у , З~кина со вчерашнего дня кончились сига­
реты. '.СколЪко лет было Чарльзу Дiiрвину, когда он поступил на':­
туралистом на этот бриг? Кажет­
ся, всего годом или двумя боль­
ше двадцати.... Размышления Зыкина прервал слабый, но на­
растающий стрекот мотора. Ле­
тит! Встреча была радостной, как у зимовщиков. Зыкин показал Шмараеву свои находки. Тут, на берегу, он наткнулся еще и на дикий горох. А дикарь карто­
фель, по обоюдному мнению бо­
таников, здорово отличался от того, какой привез сорок с лиш­
ним лет назад Юзепчук. -
Да, как тесен мир! -
вспо­
МlНИЛ Шмараев. -
На обратном пути в Кастро мы остановились с нашим летчиком у его отца. Старик попросил найти в России очень хорошего человека, рус­
ского, который жил у него, и передать привет. Говорит, со­
рок лет ждал такого случая. Когда я спросил, помнит ли он фамилию, оказалось -
Юзеп­
чук! От двухмесячной командиров­
ки оставались считанные дни. Но охотники за диким предком картофеля успели побывать еще в· Андах. Забирались на голово­
кружительную высоту -
3000-
4000 метров над уровнем океана. На самом севере страны, в про­
винции Арика, они собрали около двадцати образцов чунь­
евого картофеля, из которого индейцы за тысячи лет до изобретения консервов умели де­
лать не портящийся годами продукт. В районе высокогорной индей­
ской деревни Путре женщи­
ны указали им, где найти па­
па гентиль -
картофель пиг­
меев. Пища давно вымершего племени воинственных человеч­
ков. В 'нескольких километрах от городка Арика попалось заинте­
ресовавшее исследователей сор­
ное растение с клубнями, по форме напоминающими карто­
фельные. Индейцы называли его спапилла •. ,Краснокожие мальчишки, сле­
дя за действиями ботаников, решили, что эти взрослые муж­
чины, разговаривающие на не­
понятном языке, ищут сладкую ,маНИОRУ и помогли им приба­
вить к находкам еще одну. Муд­
рый корнеплод не высовывал ушей из земли -
совсем не имел ботвы. Лишь голодная дет­
вора индейских деревень хорошо ,,знала секрет, как его обнару­
жить. Мало-помалу у ленинградских ученых набралось больше двух тысяч образцов, из которых мно­
гие не существовали до той поры в коллекции института. Приш­
лось поломать голову, чтобы втиснуть в дозволенные авиа­
транспортом пределы свой цен­
ный багаж. Больше всего хлопот достаВИJI головастый чилийский лу,к, сладкий, как яБЛоко. Го­
ловка этого лука БЫJIа с фут­
БQЛЬНЫЙ мяч. Дома -
в Институте растение­
:вадства -
академик Бу,кас'OOI по­
ст,а'В'ИJI предварительный диагноз: найденный Алексеем Зыкиным в устье безымянной речки ди­
кий предок картофеля является новым, до сих пор никому не известным видом. После каран­
тина неведомые клубни начнут изучать: кто знает, может быть, эта находка окажется даже цен­
нее неуловимого чернокожего спапа.? 33 Фото автора Корреспондент «Правды» ведет ре порта ж для чита­
телей «Вокруг света» из освобожденных р айонов «португальской» Гвинеи. опн ИГНАТЬЕВ f) т этого проклятого солнца положительно было невозможно спрятаться. Редкая ЛИСТ­
ва хилых деревьев почти совсем не OTJ бt>асывала тени, а навесов в этот раз р е шили не делать, потому что все равно часа через два выступать в поход. . Пристроившись У тюков с грузами, мы с Мар­
селино вели не торопливую беседу, продолжая занимат ься своим делом: я обматывал лейкопла­
стырем кассеты с отснятой фотопленкой, а он в который раз принимался чистить с во й автомат. -
Вот ты спрашиваешь, -
говорил Марселиио, -
по­
чему ко мие с таким уважеиием относятся бойцы даже тех отрядов, где ДО этого меня НИКТО ИЗ НИХ Н В глаза не видел. ХОТЯ ПОДВИГОВ Я никаких не совершал, в атаках на португальские гарнизоны не участвовал и звания команданте не имею. ПричиноА всему -
мое прошлое. Не­
сколько лет назад, хочешь верь -
хочешь нет, имя Мар­
селино I(оистантино ПереАра Баретто да I(оста гремело по всем городам «португал ьской. Гвинеи. Спросил бы ты в то в ремя кого-нибудь в Биссау, кто такой Мар селиоо, или задал бы вопрос кому-нобудь из Габу или Бофата: «Зиаете ЛИ вы Марселиио да I(оста?" -
тебе бы сразу ответили: «I(то не знает Марселино! Это же один из луч­
ших футболистов на всем Африканском континенте •. Марселино замолчал, принявшись усердно продувать спусковой механизм автомата, затем посмотрел вокруг и крикнул: «Компаньерос, у кого есть близко ружейное масло?~ Два бойца, пошарив в своих мешках, поспешили вручить масленки Марселино. Аккуратно СQбрав автомат, Марселиносду­
ну л с него несуществующие пылинки и осторож­
НО прислонил К дереву. -
Ты что же ходишь со старым ППШ, заметил я, -
взял бы себе автомат новой си­
стемы. -
Чудак ты человек, -
усмехнулся MaJX:e-
ЛИНО,-это же знаменитый ППШ номер 3460216. Я его даже на безоткатное орудие не променяю. Для меня это память о тех далеких временах ... Тогда, в начале шестидесятых годов, борьба в основном велась на юге, и, хотя первое воору­
женное нападение на португальских колонизато­
ров произошло на северной дороге от Мансаба до Лосато, все же первые освобожденные районы появились именно на юге. В начальный период маршрут в северные районы проходил через юж ­
ную границу с республикой Гвинеей; идти пеш­
ком по контролируемой португальцами террито­
рии приходилось два, три, четыре ДНЯ, обходя селения-табанки, питаясь кореньями, диким ме­
ДОМ, преодолевая широкие многоводные реки. 35 И первое оружие и первые боеприпасы тоже приходилось доставлять с юга. Сейчас в каждой табанке, в каждом партий­
ном комитете ПАИГК 1 встречаешь людей, кото­
рые были активными участниками периода орга­
низации всенародного сопротивления португаль­
цам, создания пеРВi>IХ вооруженных отрядов. ~арселино --
как раз один из таких ветеранов революционного движения. Марселино родился в семье служащего в го­
роде Бисоран на севере «португальской» Гви­
неи. Его родители считались людьми привилеги­
рованного слоя, у них было даже португальское гражданство. Дело в том, что португальцы, соз­
давая касту преданных себе людей, привлекали кое-кого из местных жителей работать на адми­
нистративной должности и «поощряли» их, жалуя звание гражданина Португалии. Имея бу­
мажку от властей, местный «португалец» поль­
зовался кое-какими «благами цивилизации», дру­
гими словами, его дети могли поступить в одну .из немногочисленных начальных школ. Марселино удалось не только окончить шесть классов школы, но и некоторое время проучить­
ся в коммерческом училище, пока обстоятельства не заставили его пойти работать в лавку к род­
ственнику. Биссау и Бафата, Була и Бантэ-­
Марселино исколесил всю страну, выполняя ком­
мерческие поручения, закупая мед, арахис, рис. Все свободное время он играл в футбол, причем сразу же проявил такие способности, что снача­
ла «Спортинг клуб», а потом «Футбол клуб Бу­
ла» поспешили заключить с ним контракт, на­
деясь сделать из него нового Эйсебиоl Марселино жилось куда легче, чем большин­
ству его· соотечественников. У него было, каза­
лось, все: популярность, любовь зрителей, даже деньги. Но, несмотря на успех, он. постоянно ощущал презрительное отношение :к себе порту­
гальцев, старавшихся при каждом удобном слу­
чае поставить его «на место». Так его трижды увольняли из разных фирм --
каждый раз толь­
ко потому, что надо было освободить место для белого, приехавшего цз метрополии. И чем больше он е'здил по стране, чем чаще сталкивался с португальцами, тем больше убеж­
дался, что они никогда не перестанут считать гвинейцев людьми низшего сорта. И даже же­
стокость колонизаторов была проявлением при­
вычки, въевшейся веками. Гнев душил Марсе­
лино. В нем крепла уверенность в том, что на­
род «португальской» Гвинеи должен подняться на вооруженную борьбу против колонизаторов. Однажды Марселино услышал о каком-то спортивном клубе в столице «португальской» Гвинеи городе Биссау. Клуб был необычный-­
не гнался за спортивными «звездамИ», не искал рекламы. Во главе клуба стоял уважаемый агро­
ном Амилкар Кабрал. И еще узнал Марселино через верных людей, что не для игры в футбол подбирает Кабрал людей, а для будущей орга­
низации, которая должна возглавить борьбу на­
рода «португальской» Гвинеи за свое освобож­
дение. Рождалась партия ПАИГК Марселино пришел в правление клуба. с ним побеседовали, поговорили и с товарищами, знавшими его. Вско­
ре он был принят в партию и начал работать. Через некоторое время, однако, в ряды пат-
1 ПАИГj( -
Африкаиская партия иезависимости «порту· гальско/!" Гвииеи и островов Зелеиого Мыса. 36 риотов проник доносчик, часть членов клуба была арестована. Марселино удалось скрыться и добраться до Конакри, столицы соседней Гви­
нейской Республики. После того как Марселино покинул родину. ему уже больше не удавалось выходить на зе­
леные футбольные поля. Да он и не жалел об этом. Работа по подготовке вооруженной борьбы целиком захва'ldла его. В июне 1963 года Мар­
сели но переходит границу, чтобы вести в «пор­
тугальской» Гвинее подготовку к вооруженному восстанию. Уже целых шесть месяцев на юге страны шла борьба. Север же молчал: чрезвы­
чайно трудно там было организовать базы. Это сейчас личный состав одной бигруппы состав­
ляют 56 одетых в форму солдат Освободитель­
ной армии, тогда же, в 1963 году, база, или, как тогда ее называли, пост, располагала всего­
навсего двумя ППШ, одним-двумя пистоле­
том-пулеметом и ящиком с гранатами. И лишь 15 бойцов, У некоторых пистолеты, У остальных обычные ножи-торсадос. Так начинали борьбу на севере. -
в первый свой недегальный поход через границу 11' тащил на себе оружне для одного нз постов, -
продолжал свой рассказ Марседиио. -
Два десятка гранат и автомат ППШ. Этот самый автомат -
.1\\ 3460216. С тех пор я и не расстаюсь с ним. А ты roворишь: «Возьми новый ...• В ка­
кие только переделки мы с моим ППШ не попадали, и все ничего. Однажды двигались по направдению к Морес, я и четыре носильщика. Надо было доставить на базу коробки с пудеметнымн лентамн. Вооружения на всех -
один этот ППШ. Шли ночью. Полпутн остадось, вдруг впереди выстреды: португадьская засада. Я стад отвечать. Хорошо, лощинка попадась -
дам короткую очередь, пе­
ребегу; еще одну выпущу, снова лягу. I(ТO-TO НЗ порту­
гальцев крикнул: "Их там много!. Потом выстреды за­
тнхли -
как раз когда у меня патроны КОИЧИJlИСЬ... Да МадО ли какие сдучаи были ... --
Марселиноl --
крикнул в этот момент че· ловек в военной форме, появившийся на краю поляны в сопровождении двух пареньков. --
Это председатель комитета ПАИГК сосед-
ней табанки, --
сказал Марселино. Пойдем, познакомлю тебя с ним. Мы подошли к вновь прибывшим. --
Слушай, Марселино, эти два парня, Жозе Пирис и Киева Самбу, убежали из Raтио. Там сейчас салазаровцы про водят мобилизацию мо­
лодежи в армию. Беглецы были облачены в городскую одежду, правда довольно потрепанную; видно, им при­
шлось поскитаться по джунглям. Вообще довольно часто из городишек «пор­
тугальской» Гвинеи молодые люди перебегают в джунгли, к бойцам Освободительной армии, не желая служить в салазаровских частях. Но все же приход этих двух --
Пириса и Самбу, был не совсем обычен: оба они входили, можно сказать, в число привилегированной молодежи. Португальцы организовали в населенных пунк­
тах, еще находящихся под их контролем, а так­
же в столице Биссау спортивную организацию «Мосидаде» --
«Молодость», в которую вовле­
кали четырнадцати-пятнадцатилетних юношей. Там они занимались гимнастикой, маршировкой, им давали бесплатное обмундирование, учили в католической школе и всячески внушали мысль о том, что Португалия является благодетельни­
цей их родины и что те, кто выступает против салазаровцев, должны быть уничтоже.ны. Короче говоря, из членов организации «Мосидаде» го­
товили обычное пушечное мясо для защиты ко­
лониальных интересов португальской империи. И Пирис и Самбу провели несколько Ле'Г на казарменном режиме в организации .«Мосидаде». Но правда о событиях в стране проникла и сю­
да. В последнее время в казарме утром находи­
ли листовки, а однажды даже газету ПАИГн. Когда португальцы решили, что у очередной партии членов «Мосидаде» завершена «промы-­
ка мозгов», они объявили о призыве в армию. Однако расчеты учите.1еЙ-салазаровцев не оправ­
дались. Большинство из группы Пириса и Сам­
бу приняли решение уйти на освобожденную тер­
риторию. Ребята рассказывали мне все это позже, когда мы сидели вечером у костра, дожидаясь про­
водника из дальней табанки, чтобы идти дальше. В первый же момент нашего знакомства они во­
обще не обратили на меня чикакого внимания. Не скрывая восхищения, они оба уставились на Марселино. Наконец один из пареньков робко обратился к нему: -
Это вы тот самый Марселино да Коста? -
Конечно, я тот самый Марселино да Ко-
ста, -
ответил с достоинством польщенный СОРОК И ТРИ ТЫСЯЧИ Этот расс"аз журна­
листа Делио Монари по­
явилс я в майс"ом номе­
ре итальянс"ого журна­
ла «Вие Нуове». ... Т,амтам завет нас издалека. Мы шагаем по рисовым полям, ша­
гаем, как всегда, но­
чью, потому что порту­
гаЛI,ские самолеты ПИДЕ, как называют их партизаны по имени тайной полиции Сала­
зара, -
днем выслежи­
вают все передвигаю­
щееся по земле. Мы слышим этот там­
там уже да,вно, и его крещеН!До нас раду­
ет: значит, деревня уже близко. Когда мы, нако­
нец, приходим в нее, то обнаруживаем, что там­
там -
всего лишь ста­
рая канистра из-под бензина: двое мальчи­
шек ошалело, но с точ­
ным ритмом колотят по ее днищу, а несколь­
ко других сорванцов пляшут и поют на пло­
щадке, освещенной лу­
ной. В ту ночь я и услышал об острове Ко­
мо. О нем пели маль­
чишки. Партизаны были на Ком о, И вдруг на О.стров напали войска. Партизаны наши защитили Комо, И с острова сбежали все войска. Конечно, из песни не узнаешь, как в точно­
сти происходили собы­
тия. Но в отряде, с ко­
торым я пришел в де­
,ревню, был !Командан­
те Агостино. Той же ночью Агостино расска­
зал мне эту историю. -
Это случилось в 1964 году. Сражение на Комо, по сути дела, было первой нашей крупной битвой. Комо расположен в устье ре­
ки и, таким образом, контролирует путь в глубь страны. В те дни на острове был наш пост: десять партизан, вооруженных двумя пу­
леметами. Португальцы неожиданно высадили на нем десант из трех тысяч солдат и заняли единственную деревню. Жители деревни и пар­
тизаны перебрались в центр острова: в лес. Когда овязнои парти­
зан Комо прибыл к нам, мы сразу же отправили отряд из сорока чело­
век -
нас тогда вооб­
ще было немного. Через несколько часов мы бы­
ли уже на берегу. За рекой виднелись наспех Марселино. -
Когда-то я был знаменит на всю Африку: левый край Марселино да Коста! -
А-а, -
разочарованно протянули ребя­
та, -
мы думали, что вы «Марселино с ППill», тот самый Марселино, о котором рассказывают, что он имеет заветный автомат-талисман. И тут я впервые увидел, как смущается наш Марселино. -
Какой там талисман, -
пробормотал он и махнул рукой, -
просто дал себе слово рас­
статьСя с этим ППill только в день окончатель­
ной победы. . .. Поздно ночью пришел проводник. Пареньки попрощались и отправились на базу. Нас же ждал другой маршрут, в глубь страны. Мы шли и шли по освобожденной земле, ко­
торая пока еще называлась «португальской» Гвине~Й. Впереди -
отряд автоматчиков, за ни­
ми носильщики, потом наша группа, затем снова автоматчики. Марселино шагал легко и свободно, а за спиной у него висел неизменный ППill но­
мер 3460216. сооруженные карателя­
ми укрепления. Три ПИДЕ кружили над на­
шимн головами, и, что­
бы отвлечь их, несколь­
ко партизан сели в лод­
ки и, Отойдя чуть в сто­
рону, открыли по само­
летам и по позициям карателей огонь из ав­
томатов. Основная же часть отряда начала перепра'ВЛЯТЬСЯ вплавь. Когда мы выбрались на берег, нас оказалось тридцать человек. Плюс десять, находившиеся на острове раньше. Ито­
го сорок. Но против трех тысяч португаль­
цев у нас было три пре­
имуЩества: мы закре­
пились в лесу, а порту­
гальцы остались на ров­
ной, открытой местно­
СТИ; к тому же их не­
милосердно пекло соли­
.це, а единственный на весь остров источиик то­
же находился в лесу (а значит, J под нашим контролем); наконец, все жители деревни бы­
ли на нашей стороне. ~ постарались исполь­
зовать на все сто про­
центов эти три преиму­
щества: дием вели при­
цельную стрельбу (нас же за деревьями порту­
гальцы почти не виде­
ли). Они пытались нас выбить из леса сначала с воздуха, потом фрон­
тальной атакой, но мы укрывались в траншеях и окопах, которые нам вырыли местные жите­
ли. Ночью же мы со­
вершали набеl'И на по­
сты 1IIортугальцев. Прошел месяц. Пор­
тугальцы уже недо­
считывались шестисот человек. Поверьте, это не преувеличение: сами португальцы определя­
ли тогда свои потери в тысячу человек, но онн, наверное, это делали, чтобы оправдать:ся перед властями из Лиссабона. К концу месяца весь ВОИ!reТвенный пыл от недоедания, жажды и на11lИХ обстрелав у португальцев пропал. Тогда-то мы и нанесли им решающий удар. Небольшой отряд, тай­
ком пробравшись в де­
ревню, взорвал офицер­
ский барак. Через три дня португальцев на острове уже не было ... Вот так Комо и стал первой территорией сво­
бодной Гвинеи в про­
винции Биссау. РОВЕР МЕРnЬ Рисунки И. rОnИЦЫНА 38 7 января, на ДРУГОЙ' день после выступления по телевидению пре­
зидента Олберта Монро Смита, Севнлла в семь часов утра, до завтрака, вышел из дому и напра­
вился к маленькой гавани, где " . стояли на якоре яхта «Кариби» и большая из его двух резиновых лодок. На расстоянии 'Пример'НО шести метров он увидел -'-
или ему показалось, что увидел,­
Дэзи, играющую вблизи резиновой лодки, и свистом позвал ее. От­
вета не последовало. Дэзи, вместо того чтобы. 'Подплыть к нему, как она обычно делала, и положить голову на доски причаЛ,а, требуя лаСК'И, повернулась с.пиной, ныр­
нула и исчезла. Севилла вошел на понтон, отделявший яхту от лод­
ки, но ни у реЗИНОВQЙ лодки, Н~ ,у яхты ничеrо не заметил. Он сно­
ва свистнул и через несколько се­
кунд в воде ряд;ом (' сКариб~ увидел длинное, гибкое, светло­
серого цвета тело Дэзи, она высу­
'нула из воды голову и насмешли­
во посмотрела на Севиллу. -
В первый раз ты мне не от-
ветила, -
сказал Се'вилла на дельфиньем языке свистов. Дэзи издала какой-то звук, по­
хожий на кудахтанье. -
В 'Первый раз была не я. -
Не говори глупостей, -
ска-
зал Севилла. -
Я 'не говорю глупостей. В иные дни от Дэзи нельзя бы­
ло ничего добиться; то она делала вид, что 'не понимает его свистов, то ее ответы были совершенно бессвязны. Как отличается она' от серьезной Биl Севилла повернулся и, раздраженный, пошел к дому. -
Куда ты идешь? -
крикнула вслед ему Дэзи. -
Домой, есть. -
Говори со мной! Севилла, не оборачиваясь, ска­
зал: -
Ты говоришь глупости.· -
Я не говорю глупостей. В га-
вани есть другой дельфин. -
В гава,Н'И есть очень глупая дельфинка по имени Дэзи.· -
я не глупая. Смотри. дЭ3И нырнула, Севилла следил за ней, и, так как корпус яхты мешал ему ее видеть, он вернулся на прежнее место. В тот момент, Французский писатеJJЬ Робер Мерль, лауреат Гоикуровской премии, известен советским читателям как автор романов • Смерть -
моя профессия. и .Остров •. Его новая книга • Разумное животнО<~. -
сатирический научно-фантастический роман-предостережение, разоблачаю­
щий жестокие нравы большого бизнеса, грязные провокации американской секретной CJIYжбы, воеииую истерию .ястребов. в США, готовых втянуть мир в атомную катастрофу_ Действие романа происходит в 1970-х годах в США. В лаборатории американского учевого-дельфииолога Генри Севиллы ведутся строго засекречeJl1иыe исследования (.Проект Логос»). Первый этап их завершается успехом ученого: дель­
фины Фа и Би овладевают аиглийским языком. Профессор Севилла, его жена и ассистентка Арлетт, его сотрудники Сыо­
зи, Мэгги и Питер продолжают научную работу, но вскоре государственное агентство, в ведении которого находится лабо­
ратория, отбирает у Севиллы Фа и Би для ВЫПОJJIВеиия некой «миссии», характер которой остается ученому неизвестным. Отстранеииый от руководства лабораторией, Севилла посе­
ляется на небольшом островке архипелага Флорида-Кис, где пытается продолжать свои опыты, используя для этого нового «партнера» -
дельфJmку ДэЗIII. Ученый добился некоторой финансовой независимости после того, как его _ига о Фа и Еи стала бестселлером. Коммерческому успехоу . кнlII'И во мно­
гом способствовал Голдстейв, литературный агент СевИJIJIbl. Севилла глубоко травмирован тем, как с ним обошелся Адамс, начальник секретной службы при государствеииом агентстве, финансировавшем лабораторию. ВЫПОJIИяя приказ своих шефов, Адамс подстроил ловушку, позволившую увезти Фа и Би rез ведома ученого. В этой операции неприглядную роль сыграл один из ассистентов Севиллы, Боб Мэниииг, став­
ший тайным агентом Адамса и одновремеиио шпионивший в пользу другой американской секретной службы, которую возглавлял .господин Си. -
представитель YJJЬTpapeaKЦSlOH­
ных экстремистских кругов американской военщины. Севилла, держalВШИЙСИ в стороне от ПОJIИтвки, постепенно осоЗ'Иает огромную oтвeтcтвeввJOCТЬ ученых за судьбы мира. Его симпатии на стороне тех, кто, подобно Майклу Джил­
кристу, борется за мир, активнО' выступает против ГРЯ3'Иой войны во Вьетнаме (Майкл, JlЮбимый ученик Севиллы, приго­
ворен к пяти годам тюремного заКJlЮчения за отказ воевать во Вьетнаме). На своем острове Севилла с помощью Дэзи сделал новый шаг вперед в установлении контактов с дельфинами: ученому удалось овладеть языком свиста, на котором дельфины об­
щаются между собой. Но дальнейшие исследования прерываются самым неожи­
данным образом. Президент США, выступая по телевидению, сообщает, что при таинственных обстоятельствах взрывом атомной мииы уничтожен американский крейсер .Литл-Рок". Взрыв этого крейсера -
провокация, состряпанная милитарис­
тами США, стремящвмJIICЯ примеиить атомное оружие. Профессор СеВИJIJIа и его друзья понимают, что миру угро­
жает война, и они ВКJlЮчаюТСИ в активную борьбу за то, что­
бы JlЮдям стала известна правда о зловещем инциденте, что­
бы остановить зарвавшихси милитаристов. Мы публикуем заКJlЮчительиые главы романа Робера Мер- ~ ~я (с неб:=:::::~~ __ ~~ __ ~ __ ~~j КОГД1 он взошел на понтон, он отчетливо увидел, как две ·округ­
лых спины одновременно появи­
лись над водой и исчезли. Он за­
мер, потрясенный. Он видел две спины. В то же мгновенье они вновь появились, только чуть поо­
даль. Дэзи и ее гость описывали круги. дэзи плавала внутри круга и старалась подтолкнуть своего спутника ближе к понтону, но, кажется без особого успеха. -
Кто этот дельфин? -
спро­
сил Севилла. -
Он -
мой! -
торжествующе ответила Дэзи. И, подавшись назад, она вы· прыгнула из воды и нарочно упа­
ла совсем близко от Севиллы, ока­
тив его брызгами. ПерестаНl., Дэзи! Па, я глупая? Нет . Она снова обдала его водой. -
Перестань же, Дэзи! Зна­
чит, он твой, -
повто'рил он, гля­
дя на дельфина. -
Он великоле­
пен. Дэзи что-то прокудахтала. -
Когда ты нашла его? -
Вчера вечером. В море. Я ·плаваю и плаваю. Вдруг передо -мной -
дельфин, дельфин и дель­
фин. Они останаВЛlI'ваются. Они смотрят на меня, и они говорят. -
О чем же они говорят? -
Они говорят: «Кто это?» Большой самец подплывает. Он подплывает один и плавает вокруг меня. Я ничего не говорю, я ни­
чего не делаю, но мне страшно. Он очень большой. Он говорит: «Где твоя семья?» Я говорю: «Я потеряла свою семью. Я -
с людьми». Большой самец отплы­
вает и говорит с друrими самца­
ми. Они говорят. Они говорят. Пmом са.мцы все вместе подплы­
вают и окружают меня. И мне страшно. Именно так они убивают акул. Они приближаются, и они их окружают. Но 'главный самец говорит: «Хорошо. Ты возвра­
щаешьсяк людям или ты остаешь­
ся с нами?» Я говорю: «Я возвра­
щаюсь к людям, 'но я играю с ва­
ми». Главный самец говорит: «Хо­
рошо, играй». Подплывают самки, они вежливы, кроме одной, очень старой, она хочет меня укусить. Но я щеJ11Каю зубами, и она от­
плывает. Дэзи замолчала. -
А дальше? -
Большой самец ПОДПЛЫ-
вает. Он прогО'Няет самок и хочет играть. Он большой и тяже­
лый. Он -
красивый. -
Ты играешь? --
Я играю, но вокруг нас--
целое стадо. Тогда я при вожу его сюда. -
Почему? -
Чтобы быть спокойной. Севилла рассмеялся, затем спро­
сил: -
Это вожак? -
Нет. Это большой самец. Он очень большой. Дай ему человечье имя! Потом. Дай ему человечье имя! Джим. Джим! Она смеется. --
Джим! -
Скажи ему, чтобы он под-
плыл поближе. Он боится. -
Скажи ему: здесь с тобой он 39 играет, со мной -
разговаривает. Скажи ему. дэзи рассмеялась. -
Завтра я ему скажу. -
Может быть, завтра ои не прип.~ывет? дэзи издала радостный, торже­
ствующий, пожалуй, даже изыс­
канный звук. -
Джим! -
'сказала она, поч­
ти вся вынырнув из воды. Джим придет завтра, завтра и завтра! Он -
мой! -
Брат мой. -
сказал Голд-
стейн, -
если вы меня при'гла­
сите, я охотно соглашусь разде­
лить ваш завтрак. У Арлетт та­
кой ароматный кофе. Ваша, а не моя вина, брат мой, что я призем­
ляюсь у вас в этот ранний час. Я полагал, что у вас хватило эле­
ментарного здравого смысла вы­
брать один из островов Флорида­
Кис, который связан с материком дорогой, а не этот чертов острово­
чек, затерянный среди рифов и на,ск:возь продуваемый ветрами. Напрасно вчера вечером я сулил золотые горы двум или трем мор­
'ским волкам, чтобы они доставили меня к вам. «Нет, сэр, нет, я не буду рисковать своей посудиной, везя вас ночью к этим сумасшед­
шим». Они очень интересны и раз­
говорчивы, морские волки. После двух-трех стака'нчиков жемчужи­
ны мудрости посыпались у них из бород, и я услышал сагу о блок­
гаузе, где 'вы живете, брат мой, известна ли она вам? .. -
Да, -
сказал СеВИ.1ла, -
но все-таки расскажите, часто бывает так, что две истины возникают 'на основе одного факта. -
Он смот­
рел темными, внимательными гла­
зами на Голдстейна: «Напоказ хвастливое остроумие, скептицизм, цинизм, а за этой витриной, под этим панцирем человек с подлинно великодушным сердцем. И черта с два я пойму, зачем он приехал сюда, почему он так утруждал се­
бя и потерял столько времени, когда проще было поз'вонить ... » Так вот, -
продолжал Голд­
стейн, -
знайте же, что человек, который велел построить ваш блокгауз, -
это знаменитый актер Гэри ДжеЙмс. -
З'наменитый? Арлетт. удивилась Голдстейн взглянул на нее свои­
ми голубыми глазами и покачал седой гривой. -
Молодая женщина, -
строго сказал он, -
не заставляйте меня лишний раз почувствовать, lКакой я старый хрыч. Гэри Джеймс бы., знаменит цвадцать лет назад, а двадцать лет проходят слишком 40 быстро, вы в э'юм убе)ljитесь, Ко­
роче говоря, Джеймс прочел «У o.~­
дена» I или он говорил, что про­
чел «Уолдена», потому что на свете нет книги более нудной и неудобоваримоЙ. Мэгги подняла головv и сказа.1а почтительным, оскорбленным то­
ном: -
Я не ,согласна, «Уолден» -
это шедевр ... -
l\1сне стыдно, -
ответил Голд­
стейн, пожимая плечами, -
но че­
ловек, который по своей воле живет один в течение двух лет в хижине, -
это монах или ... -
Но не будьте же грубы, -
смеясь, ,вмешалась в разговор Арлетт. -
Короче, -
продолжал Голд­
стейн, -
это слегка тронутый. НО бог с ним, Гэри Джеймс читает «Уолдена», он решает вернуться к природе, «жить одиноким на острове», -
ладно, он покупает эту затеря'нную скалу, строит здесь порт, цистерну для воды, этот блокгауз, который вы назы­
ваете домом, по кабелю подводит электричество, телефон, ибо тако­
ва была у Джеймса концепция возвращения к природе. Когда все сделали, Гэри поселяется здесь, проводит в доме три дня, и до конца жизни ноги его больше здесь 'не было. -
Все смеются. -
Бсли бы этот дом не был бло~гаузом, -
сказал Севилла,­
с закругленными углами, чтобы противостоять штормам, его дав­
но бы уже снес какой-нибудь, цик­
лон. Мы на самом пути циклонов, беруших начало в Карибском мо­
ре. В девяти случаях из десяти они пересекают Флорида-КИG, Вы, видно, не знаете, что здесь была' железная дорога, которая связы­
вала острова и доходила до Ки Уэста, и что ее уничтожил ураган. Согласен с вами, здесь и без цик­
лона довольно ЖУТIКО, когда бу­
шует море. А когда дует 'ветер, здесь бывают волны, которые преодолевают рифовый барьер, проходят над домом и водопадом брызг разБИ1ваются 'на террасе. И хотя маJiеНЬК1jЯ гавань хорошо защишена, все же надо крепить тройным канатом якорь '«Кариби» и задраивать окна дома огромны­
ми СТЩШЯМИ, которые вы видели при входе. Откровенно говоря, в часы шторма кажется, что жи­
вешь на подводной' лодке. Я уве­
рен, бывают волны, покрывающие весь островок, слышно, как они обрушиваются на бетонную крышу. I Имеется в виду кНига классика американской лнтературы Г. Д. Торо сУолден, или жизнь в лесу». -
Это, это потрясающе, -
гово­
рит Сьюзи, широко открывая го­
лубые 'глаза и приоткрыв губы,;­
это вызывает у меня какое-то вос­
хитительное ощущение одиночест­
ва и уюта. Надеюсь, что мы еще дождемся настоящего циклона. Питер ПРОТЯ'НУЛ свою длинную руку и положил ее Сьюзи на плечо. -
Доброго, теплого тропиче­
ского ливня на двое суток -
вот что нам нужно, -
звонко смеясь, сказал он. -
Брат мой, -
сказал Голд­
стейн, обращаясь к Севилле, -
предлагаю вам покинуть компа­
нию юных любителей бурь и от­
вести меня на «Кари6и». Севилла взглянул на 'него и поднялся. С террасы к ,маленькой гавани вел бетонный, .исчерченный красными полосками спуск. По обеим сторонам этой дорожки, словно она была 'всего лишь нич­
тожной попыткой ввести на мгно­
венье человеческий порядок во в'сеобщий хаос, простиралась ко­
ралловая пустыня. С неуклюжей резвостью Голдстейн шел рядом с Севиллой: хитрые глазки, широ­
кие и округлые плечи, тяжелая челюсть, поседевшая, сверкающая на солнце rpWBa старого льва. Пе­
решаnнув через корт.roвоЙ борт, он грузно опустился на скамью. -
Брат мой, -
сказал ОН,­
это чудо. На такой штуке до­
браться до Кубы -
детская за­
бава. -
Для этой цели, -
улыбнулся Севилла, -
·я предпочел бы боль­
шую резиновую лодку и подвес­
ной мотор «Меркюри». Менее чем за четыре часа я достиг бы по-
. бережья у Пинар-дель-Рио. За че­
тыре часа -
с помощью мощных течений, которые на'чинаются в Мексиканском заливе и движут­
СЯ в направлении Атлантики. Лод­
ка невысока, и у 'Меня было бы на'много больше шансов, УCIКольз­
нуть от бдительностиамерикан­
скихвоенных кораблей. Ну хорошо, -
продолжал он, повернувшись к Голдстейну, -
что вы .хотите мне сказать? Есть но­
вости о моем зарубежном пас­
порте? Голдстеirн покачал головой. -
у Государственного департа­
мента иные заботы. Они слишком заняты тем, чтобы ввергнуть нас в эту проклятую третью мировую войну. У меня сложилось тягост­
ное впечатление, что страна ста­
новится безу,мной, очертя голову, вслепую она бросается в атом­
ный конфликт из-за уязвленного самолюбия, по легкомыслию, по глупости, из-за простого стечеНIIЯ обстоятельств. Это невероятно. Никогда еще мы не з'нали так плохо, кто же все-таки управляет США. ~7ж, конечно, 'не этот бед­
няга Смит с его повадками сту­
дента, прикидывающегося взрос­
.1ЫМ. За внешней твердостью чув­
ствовалась такая неуверенность. Вы знаете, я с ним хорошо зна­
ком, я работал с ним во время предвыборной кампании. Яспра­
шиваю себя, что же 'все-таки таит­
ся в че.JJовеке, что де.lает его спо­
собным к истребдению себе подоб­
ных? И в первую очередь на кой черт мы, американцы, пришли в Юго-Восточную Азию, можете вы мне это сказать? -
Голдстейн огляделся. -
Полагаю, здесь мож­
но все говорить? Им еще не уда­
,10СЬ поставить микрофоны на «Кариби»? Севилла улыбну.'!СЯ: -
Как вы сами убедились, ночью остров недоступен, а днем в гавани всегда кто-нибудь во­
зится. Голдстейн наклонился над бор­
том. -
Я не вижу вашей дельфинки. -
Теперь мы работаем только в темноте. Весь день Дэзи отсут­
ствует и лишь вечером возвра­
щается в отчий дом. Она привяза­
на к нам, а еще больше к «Кари­
би». Она возвращается, чтобы прижаться к нему, как ребенок прижимается к матери. Севилла замолчал, выпрямился и ПОСlrIотрел на ГолдстеЙна. -
Итак, -
сказал он, -
что вас сюда привело? Голдстейн заморгал, отвел гла­
за и проговорил: -
Адамс просил встречи с вами. Севилла встал, положил обе ру­
ки на штурвал и повернул его на несколько градусов влево, словно «Кариби» был под парусами и Се­
вилле хотелось развернуть его другим бортом. -
Никогда, -
сказал он, не повышая голоса, но его пальцы, вцепившиеся в штурвал, побеле­
ли. -
Никогда, -
повторил он глухим голосом. Ему было трудно говорить, так были сжаты его че­
люсти. -
Я 'с этими людьми .по­
кончил. -
Воцарилась тишина, она сгущалась, она словно заморажи­
вала. Голдстейн сидел, выставив вперед лицо, как черепаха, осто­
рожно осматривающая дорогу, а Севилла стоял за штурвалом, расставив ноги, устремив глаза на форштевень, прямо держа голову. Он казался теперь выше, собран­
нее и тверже, 'словно весь его гнев и все его обиды распирали его. -
Я с этими людьми покон­
ЧИ.'!, -
повторил он тем же глу-
хим, сдержанным, едва слышным голосом. «Он не взорвется, -
подумз:! Голдстейн, -
не изольет свои гнев; он будет хранить его в се­
бе ... Сорвалось ... » -
Брат мой, -
начал он своим задорным и жизнерадостным го­
лосом, -
это ваше дело. Я при­
ехал к вам, в ваше логово, лишь потому, что Адамсу (он прилетел вчера из ВашинМ'она) удалось меня убедить, что все это; я при­
вожу его слова, «страшно важно». Сначала я отказался, но никогда я не видел, чтоб человек был так взволнован. Не скажу, что он ва­
лялся у меня в ногах, -
но поч­
ти. Я никогда не видел Адамса в таком состоянии. Обычно он хо­
лоден, как рыба. Короче, я согла­
сился передать его пр()Сьбу, и те­
перь моя миссия исполнена. Если вы отклоняете просьбу Адамса, то это ваше деЛО,меня оно не ка­
сается. Вашу точку зрения я хо­
рошо понимаю. Эта щайка своло­
чей обошлась с вами не лучшим образом. Еще раз, я всего лишь передаю -
и только, повторяю его слова, не меняя в них ни С,10-
ва: «Вы скажите ему, что это страшно важно». Он повторил раз десять «это страшно важно». Севилла отпустнл штурвал, по­
вер'нулся к нему, засунул руки в карманы и сказал: -
Согласен при двух условиях: первое -
встреча 'состоится здесь; второе -
Фа и Би снова будут мне отданы, не просто доверены на тот или иной срок, а именно отданы в мою безраздельную соб­
ственность. Я подчеркиваю, что эти условия не 'могут быть пред­
метом переговоров, а являются их необходимой предпосылкой. -
Ну что ж, -
сказал Голд­
стеЙ'н, усмехнувшись, -
я с ра­
достью констатирую, что вы умеете быть твердым в делах, когда речь идет не о деньгах. Если вы прикажете вашему юно­
му любителю бурь провести меня на резиновой лодке сквозь ри­
фы, то я передам В'аши условия Адамсу. Он ждет меня на мате­
рике. И если он примет ваши предложения, Питер сможет 1'От­
час же при везти его на остров. Не прошло и часа, как Питер, вернулся с Адамсом и молодым человеком, которого Севилла не знал. -
Знакомьтесь, ,мой помощник, Эл, -
нервно, отрывисто сказал Адамс. Севилла сделал рукой приветст­
венный жест, но ничего не сказал и остался стоять на месте. -
Я пойду разведу огонь в ка­
мине, чтобы посушиться, если вы позволите, -
сказа.'! Адамс.­
В это время Эл обойдет дом, что­
бы проверить, не вмонтировали ли вам где-нибудь аппарат для под­
слушивания. -
Я был бы этим крайне удив­
лен, -
сказал Севилла. -
Остров, принимая во внимание подводные cKaJIы' недоступен. Есть только один подход к нему -
это фарва­
тер, ведуIЦlfй в гавань, но он да­
же не обозначен. Очень трудно обходить некоторые рифы. Вы са­
ми в этом убедились. -
Приходилось ли 'вам остав­
лять остров с тех пор, как вы его купили? Севилла отрицательно покачал головой. -
Всегда найдется кто-нибудь, несмотря ни на что, -
сказал Адамс. -
В большой прилив ясной ночью. Один ИЛИ' два «человека­
лягушки», пройдя по крыше ... -
Крыша из бетона, -
сказад Севилла, -
единственное отвер­
стие -
труба камина, к тому же мы разводим огонь почти каждый день. -
Все о'кэй, -
доложил Эл, возвратившись в каминную,­
ника1{ОГО подслушивателя не обна­
ружено, электропроводка нетрону­
та, ничего подозрительного, и на горизонте нет даже рыбачьей лод­
ки. Но на всякий с.'!учаЙ, пока вы будете говорить, я буду на крыше. -
Благодарю вас, что приняли меня, -
начал Адамс, уставив­
шись на огонь. Он отодвинул свое кресло-качалку, но не повернул голову к Севилле. -
Вам нет нужды высказы'вать мне то, что вы думаете, мне это известно. Так вот, я звонил высшему начальст­
ву: 'ваши условия приняты. Фа и Би будут сегодня же переданы в вашу безраздельную собствен­
ность. Вам будет дана письменная гарантия. Однако я должен пре­
дупредить вас -
сегодня облада­
ние этими двумя дельфинами вле­
чет за собой некоторую опасность. Севилла живо повернулся к Адамсу: -
Опасность для кого? Адамс, не глядя на него, отве­
тил: -
Д.1JЯ них, для вас. Но если вы захотите, мы сможем оставить на острове отряд прикрытия. -
Спасибо, не надо, -
прого­
ворил Севилла с нотой горькой иронии в голосе, -
мой остров­
частная лаборатория. Никто меня не субсидирует, никто не контро­
ЛИDует и никто не защищает. Адамс отодвинул кресло от огня. -
Я предвидел вашу реакцию. 41 Хорошо. ПО:Jвольте мне объяснить то немногое, что я .могу вам объяснить. Фа и Би выполнили одно задание, мы не знаем какое. Действовали два отряда: ОТрЯlД А -
наши люди -
доставил Фа и Би непосредственно 'на место, и там они были переданы оператив­
ному отряду, который мы будем называть 'Отрядом В. -
Мы, наверно, могли бы на­
зывать его и отрядом С, -
усмех­
нулся Севилла. -
Я об этом ничего не знаю,­
проговорил Адамс тусклым меха­
нически,м голосом, по-прежнему глядя 'на огонь. -
Я не. строю предположений, я излагаю факты. Об отряде В мы не' знаем ничего: ни о его ПРOlИсхождении, Ji1И о его соста'ве, ни о его задачах. Пр'и Джонсоне мы получили приказ на самом высоком уровне, и мы его выполнили. Я продолжаю: в час Н .атр'яд А в открытом море пе­
редает Фа и Би отряду В и сра­
зу же возвращается на сВою базу. Через 12 часов мы при,няли радио­
гра,мму отряда В: «Мы потеряли всякие следы Фа и Би, ,видели ли вы их?:. После этого каждый час мы iIOлучаем от отряда В ту же радиограмму. В Н+26, к общему изумлению, Фа и Би возвращают­
ся на нашу базу сО'ВСем измучен­
ные. Мы полагаем, что с часа Н они не переставая плыли 26 ча­
совl Боб расспрашивает их. -
Один вопрос, -
сказал Се­
вилла, -
где. был Боб с часа Н? Адамс. кивнул roЛОВОЙ: -
Боб не по~идал отряд А. Я продолжаю. Боб раоопрашивает Фа и Би. Молчание, ни слова и даже по ОТНОШeJi1Ию к Бобу ярко выражewная враждебность. Пора­
зительное поведение, поразитель­
ное, учитывая его хорошие отно­
шения с дельфинами. Мы теряемся в догадках. Почему Фа и Би, выполнив или не 'выполнив зада­
ние, не вернулись в .отряд В? Что они сделали, чтобы CНCHla добрать­
ся до нашей базы? 11 наконец, как объяснить их отнО'Шение к Бобу? Мы сразу же доложили об этом шифровкой и получили два приказа: первый -
не~ооб­
щать отряду В, что Фа и Би на­
шлись, а второй -
репатрииро­
вать Фа и Би. Ладно. Со времени возвращения дельфИIНОВ 'мы не пе­
реставая расспрашивали их. И все безрезультатно. Они 'НеприязнеИillО молчат, отказываются от любой ласки и с угрожающим ,видом щелкают зубами, 'как только .к 'ним приближаются. Он замолчал. Се виллу удивили исказившиеся черты его лица и насторожен-
42 насть тона. Севилла выпрямился, положил руки на подлокотники кресла и взглянул на Адамса: -
Я полагаю, вы отдаете мне Фа и Би для того, чтобы я заста­
вил их' говорить и. вы узнали бы от меня, что же произошло. -
Да; -
сказал Адамс, не ме­
няя позы. -
И из ваших предостережений я делаю вывод, ,что есть люди, проявляющие величайшую заинте­
ресованность в ... -' Да, -
сказал Адамс. -
Так вот, вы мне рассказывае-
те об этом деле слишком много или слишком мало. В iващем рас­
сказе есть недомолвк:и. Вы М1Не го­
ворили о часе Н, ,но вы не наз·ва­
ли места проведения операции. Адамс мотнул головой: -
Я сказал все, что я мог вам сказать. Севи.лла посмотрел на него, но ему' 'не удалось поймать взгляд Адамса. Сев:нлла встал и тут же подумал: «Я встаю. Почему? Из потребности действия или это реф­
лекс бегства?:. Он заставил себя сидеть неподвижно. Он видел только ПР'офиль Адамса, и внезап­
но ему захотелось закричать: «Да посмотрите на меня, Адамс, ло-. смотрите же на J\ilеня, почему вы ~оитесь посмотреть мне в глаза?:. Адамс встал. -
Могу я позвонить? -
Конечно. Твердым шагом он подошел к письменному стЬлу, снял труб­
ку и набрал номер. -
Алло, говорит Герман ... Дай­
те мне Джорджа... Джордж, при­
везите два ящика пива, ящик кока-колы и гроздь бананов. Спа­
сибо. Места д.'rя посадки вполне достаточно. он положил трубку он повернул­
сяк Севилле: -Вертолет доста'вит их сюда через час 11 возьмет меня. -
Я понял, что значит «два ящика пива:., -
сказал Севил­
ла. -
Но что такое скока-кола:. и «гроздь бананов:.? Адамс улыбнулся. -
Учитывая ваши пацифистские идеи, я предполагаю, что вы 'не вооружены. Нет. -
Кока-кола будет вам кстати. И я прибавляю маленький пере­
да~ик. -
Хорошо. -
Вы умеете обращаться с лег-
ким пехотным ОРУЖ1lем? -1944. Арроманш. -
Правильно, и о чем я спра-
шиваю? Как будто мне неизвест­
на ваша биография! Стало тихо, и Севилла сказал: -
Может быть, чашку кофе? -
С удовольствием. Он прошел 'вперед и провел Адамса в гости·ную. Там находи­
лнсь три женщины. -
Хотя вы никогда 'и не встре­
чались с -ними, -
сказал Севил­
ла, -
я полагаю, что вам о них все известно. Арлетт, это Гер'ман. -
Миссис Севилла, -важ'но сказал Адамс, -
для меня боль­
шая честь познаком:иться с ваШI. Ваш муж большой шутник, и вы, конеч'НО, знаете мое наСl'Оящее им'я. -
Очень рада, мистер Адамс,­
холодно ответила Арлетт. Адамс издали слегка поклО'Нился Сьюзи и Мэгги, -они кив>нули в Ot1BeT, но остались на с,воихместах. -
Мэгги, -
спросил Севилла,­
не найдется ли у нас чашки кофе для мистера Адамса и для меня? -
Конечно же, найдется. Они сели за длинный, покрытый голубым пластиком стол. Зазвонил телефон, Севилла взял трубку: -
Севилла слушает... Кто? Джордж? Ка:кой Джордж? -
Это меня, -
сказал Адамс, пр'отягивая руку. -
Алло, щранк­
л~н? .. Говор;ит Натаниэл ... Что? .. -
Адамс побледнел и сжал труб­
ку. -
Берти на месте?.. Тогда пе­
редайте ему, чтобы ан позВОН'Ил и доложил обстановку. Он положил трубку и посмотрел 'на Севиллу усталыми, запавшими глазами. Он задыхал'ся, будто только что сделал какое-то гро­
мадное усилие. -
Боб разбился на машине. Только что его нашли 'в овраге. Кто-то в>скрикнул, а Адамс испу­
га'нно вздрогнул. Севилла по,ц,нял голову и увидел, как Мэгги, схва­
тившись за голову, выбежала из комнаты. -
Пойдите к ней, Сьюзи,­
сказал Севилла. -
Что происходит? -
спросил Адамс. -
Мэгги была 'влюблена в него. -
Я забыл об этом, -
прого-
ворил Адамс. -
оог знает, мо­
жет быть ... -
Извините, -
сказал Севилла. он быстро вышел из комнаты, догнал на террасе СьюЗIИ и шеп­
нух ей: -
Прежде чем пойдете утешать Мэгги, скажите Питеру, чтобы он следил за Элом. Се вилла 'Вернулся 'в комнату. Арлетт поставила перед Ада'мсом чашку кофе. -
Спасибо, поблагодарил Адамс и повернулся к Севилле.­
Как он водил машину? Севилла посмотрел на него. -
Аккуратно. Крайне осто-
рожно. АдамоС уставился на голубой По1астик стола, взял чашку кофе и жадно выпил. Зазвонил телефон. Севилла взял трубку, послушал и 'передал Адамсу. -
Берти? Говорит Эрнест ... Вас очень плохо слышно... Ничего? Ничего? Как ничего? .. Огорел? .. -
Надеюсь, -
оказал Адамс, -
что теперь IBbl ДОПУClКаете необхо­
димостьоборон.ительного отряда на острове? -
Вовсе нет, -
сказал Севил­
ла, поднимая голову и глядя ему в глаза. -
Я оТ'Казываюсь от него категорически. Моя точка зрения остается 'неизмен'НоЙ. -
Послушайте, Севилла, поз­
вольте мне настаивать на своем. После того, что пронзошло, сО'Вер­
шенио ясно, что, если Фа и Би будут воз~ращены, 'вам все время будет грозить большая опасность. Арлет.т открыла рот, жела'я что­
то сказать, но ее 'взгляд IВCтрет:и-л­
ся с глазами Севиллы"и она про­
молчала. -
Миссис Севилла, вы хотели что-то сказать? ---: Нет, -
ответила она холод­
но. -
Ничего существенного. Адамс долго СМO'I1рел 'На Се­
виллу. -
В таком случае, -
сказал он медлен'но, -
я ле знаю, смогу ли я ,вам доверить дельфинов. Без оборонительного отряда на остро­
ве, 'на мой взгляд, ,не будут соб­
людены минималЬ'Ные .условия бе­
зопасности. -
Ну что же? Не доверяйте их мне! -
сказал Севилла резко. -
Я не прошу. -
И О'Н добавил:­
Я не просил вас также приезжать сюда. Наступило молчание. Адамс, за­
сунув руки в карма,ны, рассматри­
вал пол у себя под ногами. -
Вас довольно нелегко понять. Всего несколько месяцев 'назад, я это хорошо ПОМ'IIю, вы говори­
ли мне, что дорожите Фа и Би как своими собственными детьми. Лицо Севиллы стало еще более суровым. -
Обстоятельства застаlВИЛИ ме­
НОЯ преувеличивать свои чувства. Арлетт посмотрела на Севиллу; казалось, она снова хотела что­
то сказать, но передумала. 'Вновь на.ступило длительное молчание. -
Позв'ольте 'Мне коротко вы­
сказать свое мнение, -
сказал Севилла, подчеркивая каждое сло­
во. -
Бели 'вы решите, по здра­
вом размышлении, не передавать мне Фа и Би, прекрасно, вы мо-
жете отменить свое распоряжение относительно ,вертолета. Питер до-
' ставит 'вас на землю. Если вы передадите и'х мне, то письменным документом вы подтверждаете, что они будут сЧитаться моей личноЙсобст,венностью. Со своей СТО,роны, я обязуюсь, если они бу­
дут говорить, записать их показа­
ния и передать вам записи. Но ни в коем. случае я не согласен на присутствие 'на острове оборони­
т~льного отряда. Однако, если вы , пожелаете организовать охрану на море, на достаточном расстоя­
нии от острова, это ваше дело; я не имею ничего цротив того, чтобы получить от вас рацию для связи с вашей базой на море. Адамс не поднимал глаз. Он по­
дождал несколько секунд и ска­
зал: -
В свою очередь, я должен заiМетить, что если Фа и Би рас­
CKa~YT вам о происшедшем, то одной записи мне будет недоста­
точно. Я должен. буду услышать Э'I'OТ раоооказ из их уст. -
Согласен, -
оказал Севилла. И тотчас же добавил: -
Из их дыхала. -
Простите? -
Не из их уст, а из их ды-
хала. -
Я забыл, -
ClКазал Адамс, натянуто улыбаясь: -
И во-вто­
рых, мне кажется ,необходимым держать Мэгги, Сьюзи и Питера от всего этого в стороне. -
Согласен, -
сказал Севил­
ла. -
Мы оба, и вы и я, по мол­
чаливому у,говору так и делали до сих пор, и я буду продолжать действовать так же. В ClВЯЗИ с этlI'М вот ЧТО Я ,вам предлагаю: ваш вертолет .пр'иземлится на тер­
расе, вы.грузит оружие, радиоаппа­
ратуру и дельфинов. Ваши люди выпустят их в море у пристани без помощи кого бы то ни было из нас. Затем вертолет возwет вас и Эла и улетит. После ,вашего отлета Арлетт и я, мы одни, вой­
дем в контакт с дельфинами. -
Я предложу вам еще один вариант, -
сказал Адамс после некоторого молчания. -
Я мог бы ПРИСУТСТВOIвать, когда миссис Alрлетт и ,вы войдете в контакт с дельфинами. -
Нет, -
сказал Севилла. Это абсолютно исключено. -
Почему? -
Я должен повторить? Эта лаборатория принадлежит мне, никто не дает мне ника,ких субси­
дий и никто за ней не надзирает. Адамс, -
продолжал он раздра­
женно, -
если вы хотите тратить время на то, чтобы ставить, по,ц, вопрос мои условия, мы 'с вам" никогда ни до чего не договорим­
ся. Решайте. -
Я согласен, -
сказал Адамс несколько кислым тоном. Севилла вскинул на Адамса свои темные глаза и несколько се­
кунд не пронз,носил ни слова. Потом он сделал резкое движение рукой и сказал: -
Если позволите, я ,вас остав­
лю на неоколько минут одного, вы как раз успеете написать доку­
мент, ПОД11верждающий, что вы отдаете нам Фа и Би. Севилла сделал знак Арлетт, вышел с ней из комнаты и напра­
вился к сараю, где Питер чи'нил мотор лодки. Заметив его, Питер поднялся, написал несколько слов на страничке своего блокнота, вы­
рвал его и протя'нул Севилле. Арлетт посм()'\\рела на Сьюзи. -
Как чувствует себя Мэгги? -
Она спит. Я дала ей снотвор-
ное. Севилла передал Арлетт запж:­
ку, полученную от Питера: «Эл сделал проводкудля подслушива­
ния в доме, но он не подходил к Пpillстани:,. Когда они подошли к гавани, Арлетт повернулась IК Се вилле и сказала шепотом: -
Почему ты не согласен на оборонительный отряд, который предлагает тебе Адамс? -
Настойчивость Адамса мне не понравилась. Такой отряд -
это палка о двух концах. -
Ты думаешь? -
Да, конечно. Я почувствовал шаткость в позиции Адамса. Он хочетз'нать правду, я 'в 'этом уве­
рен. Но для чего? Чтобы передать ее на «высший уровень:.? Может быть. А может быть, просто для того, чтобы получить перевес над В. Я не доверяю ему. -
Ты думаешь, что он или его шефы могут пойти, взвесив все свои «за» и «против:., на уничто­
жение истины? -
Да, я так думаю. -
И 'в таком случае ... Севилла вз'глянул на нее свои­
ми темными глазами. -
В таком случае мы оказы­
,ваемся лишними. Адамс протянул бумагу Севил­
ле, тот внимательно прочитал ее, потом сложил вчет,веро и спрятал в бумажник. Адамс взглянул на часы. -
С минуты на минуту они бу­
дут здесь. -
И добавил: -
Когда мы высажи,вались в вашем бассей­
не, я 'не видел вашей дельфинки. Это дельфинка, да? Не возникнет ли осложнений с Би? -
Некоторые трудности, KOHe'l-
43 но, будут, -
сказал Севнлла. --.. У вас хорошая память. Би не вы· носит присутствия другой самки поблизOC11l от Фа, но в данном случае я не думаю, что прО'Изой­
дет серьезное столкновение; бас­
сейн открытый, Дэзи привыкла входить и выходить из него; если е<:: отношения с Би слишком обост­
рятся, она уплывет. Он собирался сказать о Джиме, но передумал. Откуда-то донесся пронзитель­
ный рев мотора. -
Слышнте, это наши людн,­
сказал Адамс, подходя к окну. Он ОТКРЫ.1 его, 'высунулся наружу и взглянул на небо. -
Если позволите, -
сказад Севилла, -
я закрою окно. Вы знаете мое условие: ваши люди д.ОЛЖНЫ сами выпустить Фа и Би в бассейн, н до вашего отъезда дельфины не должны видеть нн­
кого из нас. -
Хорошо, -
сказал Адамс, -
желаю удачи. -
Его голоса поч­
тн нельзя было расслышать из-за рева приближавшегося вертолета. -
Это дьявольски важно. Ду­
маю, что нет необходимости пов­
торять это еще раз. -
Он взгля­
ну., на Севиллу усталыми, II'валив­
шнмися Г.1азами. Севилла, в свою очередь, посмотрел на Адамса. Удивительно: у него был искрен­
ний, взволнованный вид, но, в сущности, это ничего не знаЧl<­
ло, он был из тех людей, которые умеют заключать свою душу в скобки, как только получают приказ. ' -
и очень важно также дейст­
вовать быстро, -
·сказал Адамс срывающимся голосом. -
Как только они заговорят, если они заговорят, вызовите меня по ра­
дио, я буду находиться на одном из заградительных катеров, я тот­
час же прибуду. -
Грохот верто­
лета прервал его слова, он глубо­
ко вздохнул, посмотрел на Севил­
лу н ·сделал жест, которого тот совершенно не ожидал: протянул ему руку. Севилла опустил глаза, все та же двусмысленность; че­
JlOвеческие отношения извращены: симпатия, уважение -
где в них ложь, где в них искренность, про­
тянутая рука или пуля из автома­
та, все подчинено приказам. Адамс вложил свою совесть в ру­
ки своих шефов, решения прини­
маются не здесь, это рука отсут­
ствующего человека. -
Я сделаю невозможное,­
сказал Севилла, не двигаясь,­
я отдаю себе полный отчет в том, что поставлено на карту. Адамс направился к двери. Как только он открыл ее, одновремен-
44 но с невыносимым воем сади вше­
гася на террасу вертолета в ком­
нату ворвался яростный порыв ветра, дверь захлопнулась за Адамсом так, словно он был про­
глочен налетевшей бурей -
Я страшно волнуюсь при мысли, что мы их снова увидим,­
сказала Арлетт. -
Спрашиваю се­
бя, как ани нас встретят. Севилла положил руку ей на плечо: -
Я тоже задаю себе такой во­
прос. Во всяком случае, это сча­
стье, что они снова здесь. Давай сядем, -
продолжал он, -
я из­
мотан, измучен, это убийственный тип. Он подумал: «То. что Я сейчас сказал, будет записано», -
и рас­
смеялся. -
Почему ты смеешься? -
Так, ничего, я тебе объясню. Они сели рядом. Арлетт смотрела на Севиллу СВОlI'Ми ласковыми глазами, ее черные блестящие вьющиеся воло­
сы создавали черный ореол вокруг ее лица, нежного и излучающего тепло. Мягкость, ее восхититель­
ная мягкость, она почти никогда не выпускала когти, только лишь в припадках ревностн, у нее было самое ценное качество в женщи­
не, она была кроткой, кротость была не просто внешней чертой ее характера, она была кроткой в самой своей сущности, она бы­
ла создана из доброты и привет­
ливости. В это мгновенье он не думал больше об опасности, о войне. У него была Арлетт, ему вернули Фа и Би, начиналась но­
вая жизнь, он чувствовал себя легким, отрывающимся от земли. Он смотрел на Арлетт. Она была душистой и нежной, она была по­
хожа ·иа плод, на цветок, на же­
ребенка среди травы, на луч солн­
ца в березовой роще. -
О чем ты думаешь? -
спро­
сила она. -
Так, ни о чем. -
Он. не хо­
тел ничего говорить, не хоте.l говорить даже с ней в это МГНО­
венье, он хотел наслаждаться ее образом, ему хотелось, чтобы он медленно таял у него во рту, как тает мед. -
Ты помнишь, -
·сказала Ар­
летт, -
когда впустили Би к Фа, он меня всю обрызгал, я Бы.1a усталой, мокрой и такой счастли­
вой, я пришла к тебе, чтобы хро­
нометрировать наблюдение, сооб­
щала тебе секунды и даже деся­
тые доли секунды, ты подшучивал над моей скрупулезностью, мы смеялись, и вдруг я почувствова­
ла, что мы так близки друг другу, так близки. Он провел правой рукой пово­
ротнику ее блузки, мягко сжал ее волосы на затылке ·И прибли­
зил ее лицо к своему. -
Они улетают, -
сказала Ар­
летт, вставая и направляясь к ок­
ну. -
Они улетают, как ангелы,­
добавила она с усмешкой. -
Прос­
то невероятно, какое я чувствую облегчение, мне казалось, что наш остров был оккупирован. Севилла подошел к ней, открыл двери, вышел на террасу. Верто­
лет удалялся, набирал высоту, уродливый, комичный, похожий на неловкое насекомое, ,не знающее, как управиться со своим пузатым телом. Севилла быстро прошел к сараю, открыл двери. -
Я вас попрошу, -
сказал он Питеру и Сьюзи, -
.не появляться сегодня на пристани. Я хочу сна­
чала войти в контакт с дельфина­
ми один. Его слова вызвали недоумение и огорчение. -
О'кэй, -
ответил Питер хо­
лодно и протянул ему листок из блокнота, где было написано: «Надо ли обрезать про водку для поДслушивания?» Севилла отрица­
тельно 'покачал головой, взял вед­
ро с рыбой, предназначавшейся для ДЭЗIl, и ·сделал знак Арлетт. Он спустился быстрым шагом по красной бетонироваонной дорожке, ведущей к пристани, взошел на маленький деревянный причал, к которому был примкнут «Кари­
би:., и увидел обоих дельфинов, кругами плавающих друг возле друга. Сердце его забилось, он крикнул: -
Фа! Би! Они замерли в пяти или шести метрах от берега и смотрели на него, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, чтоБЬ( огля­
деть его то правым, то левым гла­
зом. Они рассматривали его так почти целую минуту. -
Фа! Биt Плывите сюда! -
крикнул Севилла. Но ничего не произошло. Особенно угнетало Се­
виллу их молчание. -
ЭТО II! -
крикнул он. -
Эта Па! Вы пом­
ните: я -
Па! Взяв из ведра рыбу и став на колени, он, перегибаясь за край причала, протянул ее делыфииам. И снова ничего не произошло. Не­
сколько секунд они смотрели то иа рыбу, то иа Севиллу, потом вдруг одновременно, как будто им не нужно было даже посовето­
ваться, чтобы принять это общее решение, они отвериулись, отплыли и снова начали описывать круги в бассейне, бросая на Севиллу и Ар­
летт тот же взгляд, испытующий и безразличный. всякий раз, когда они проплывали мимо людей. -
Ничего не вышло! -
сказал Севилла, чувствуя комок в горле. В эту минуту ему казалось, что его отбросили куда-то далеко назад, он чувствовал себя малень­
ки'м мальчиком, презираемым и отвергнутым по неизвеетной ему причине товарищами, которых он любил. К чувству 'несправедливос­
ти приба'Влялось еще и унижение. он с трудом сдерживал слезы. Он поставил ведро на причал, бросил рыбу, которую держал в руке, и поднялся. Арлетт дотронулась до его локтя: -
Может быть, ты подплывешь к ним? -
Нет, нет, -
подумав секун­
ду, сказал он глухо, -
это было бы ошибкой, они бы еще больше обиделись .. Сейчас можно сделать только одно: оставить их ·в покое, пошли, не будем стоять здесь.­
Он повернулся на каблуках и по­
шел вверх по цементированной до­
рожке. Арлетт шла рядом. На гла­
зах у нее были слезы. Склон, по которому приходилось поднимать­
ся, показался ей внезапно крутым и утомительным. Се вилла остано­
вился и обернулся как раз в тот момент, когда Фа, вынырнув из воды, ударом ГО.1l0ВЫ, в точности так же как футболист отводит мяч от своих ворот, столкнул в море ведро, оставленное на при­
чале. Сделав это, он издал торже­
ствующий свист, нырнул, выныр­
нул С рыбой в зубах и проглотил ее. Би проделала то же самое. Они поглощали содержимое ведра с не­
вероятной быстротой и жадно­
стью. Севилла смотрел на них, огорченный и парализованный, он чувствовал себя отвергнутым, изгнанным, униженным .. -
Они не захотели ничего взять из моих рук, -
сказал он тихо, не зная, как освободиться от мучительного стыда. -
Вы освоили этот аппарат? -
сказал Севилла с усталостью в голосе. Питер поднял голову и посмот­
рел на 'него. Он был поражен его тоном. -
Без труда. Но не следует вести прямых передач. Есть код. -
Могли бы вы вызвать Адам­
са? Скажите ему, чт-о в первом контакте -
ничего обнадеживаю­
щего. Молчание, враждебность. Они не приняли даже рыбы из моих рук. Лицо Питера помрачнело. -
Сейчас я это закодирую и передам. -
Спасибо. Скажите, пожалуй­
ста, Арлетт, что я не приду завт­
ракать. Я хочу прилечь. Сьюзи взглянула на него своими чистыми глазами. -
Вам нездоровится? -
Нет, нет. Немного устал, это пустяки. Севилла махнул рукой, повер­
нулся на каблуках, вышел и за­
шагал по коридору. В каждой комнате бунгало было два выхо­
да: один -
на террасу через за­
стекленную дверь, другой -
в ко­
ридор. Коридор, шедший вдоль стены, обращенной в подветрен­
ную сторону, был без окон и осве­
щался с помощью тройного ряда прозрачных кирпичей, расположен­
ных на уровне лица. Впервые с тех пор, как он приобрел дам, коридор показался Севилле очень мрачным; он добрел до своей ком­
наты, опустил што·ры И бросился на постель. Тотчас же он встал, взял свой халат, лег снова И' ПРИ­
крылся халатом. Потом он выта­
щил пояс халата, размотал его на всю длину, пропустив через пряж­
ку, и положил себе на глаза. Он лежал на левом боку, поджа.в под себя ноги, головой к стене, скрес­
тив руки под подбородком, весь скорчившись. Ему не было холод­
но, халат потребовался для того, чтобы он не чувствовал себя ни­
чем не защищенным. Время шло. Ему не удавалось ни заснуть, ни думать. Одна и та же картина вновь и вновь возникала перед его глазами с убийственной монотон­
ностью: Фа и Би, в пяти метрах от него, поворачивали голову на­
лево, потом направо, чтобы лучше к нему приглядеться. Дверь открылась, и послышался тихий голо~ Арлетт: -
Ты не спишь? -
Нет, -
ответил он спустя мгновенье. Он повернулся, пояс, защищавший его глаза от света, соскользнул, и он увидел Арлетт около постели с подно~ом'в ру­
ках. -
Ты принесла .мне поесть,-' сказал он, неВОЛ!iНО приподни­
маясь с постели. Она поставила поднос на его колени. Он взя.~ сандвич и по инерции принялся жевать. Когда он кончил, Арлетт вылила пиво из банки в стакан и протянула ему. Он сделал не­
сколько глотков и сразу же вер­
нул стакан. -
Хочешь еще сандвич? Его растапыренные пальцы за­
рылись ,в ее волосах, и он отрица· тельно п<Жачал головой. Она пос­
тавила стаlКа'н на ночной столик, положила рядом второй сандвич и посмотрела на Севиллу. Когда ан чувствовал себя несчастным, он испытывал чувство стыда, ему хотелось быть одному, он ложился в постель. Вначале это ее шоки­
ровало. «Послушай, дорогая, ты знаешь, почему ты шокирована? -
однаж­
ды объяснил ей Севилла. -
По­
тому что я реагирую естественным образом, я ненавижу все это англосаксонское хзнжество, эту показную мужес.твенность во что бы то ни стало. Когда я чувствую себя. слабым, я не притворяюсь сильным, я сворачиваюсь в клубок и жду, пака это пройдет». И прав­
да, это всегда проходщло, за не­
сколько часов он обретал вновь свою смелость, свою жизнерадост­
ность ... Она :нагнула-сь и нагладила его рукой по щеке, он не отстранился, но ничего не сказал, грустный, с потухшими глазами. Ей нсегда казалось, что он перегибает, что 'Он напускает на себя, что он не может быть до такой степени удрученным. Но, может быть, это ломание комедии было отчасти его терапевтическим средством. Может быть, он Д'Dводил свое угнетенное состояние почти до ка­
рикатуры, чтобы легче от него отделаться. -
Я пойду, -
сказала она. Он безрадостно улыбнулся ей, потом вновь лег на постель, по­
вернулся ,на бок. Он слышал, как за ней закрылась дверь. Он нашеJI пояс халата и вновь положил его себе на глаза. В то же мгновенье перед ним всплыли образы Фа и Би. Они не переставали наклонять свои большие головы направо, по­
том налево, разглядывая его хо­
лодно и замкнуто. Ему показалось, что он заснул всего на несколько мгновений, но, посмотрев на часы, убедил'СЯ, что i1Iроспал два часа. Он сел на пос­
тели, халат соскользнул, было хо­
лодно. Он аткрыл застекленную дверь, подошел опять к ночному столику, взял сандвич и стакан с пивом и спустился к пристани. Солнце тотчас же обдало его теп­
лом. Он почувствовал себя лучше, когда дошел до деревянного при· чала. Он прошел до самого края, поставил стакан на площадку дли трапа, сел, ноги его ВIIIсели над водой, солнце согревало грудь. Он втянул в себя запах сандвича и тотчас испытал такое ощущение, сло,вно уже да,вно забыл, как пах­
нут хлеб и ветчина, и вновь открыл эти запахи с такой радо­
стью, как после долгой болезни. Он откусил кусок сандвича; пока он его разжевывал, и небо н язык ощущали неаписуеМ'ое усдовольст­
вие, и он сдерживал дикое жела­
ние сразу же проглотить разже­
ва'нный хлеб и мясо, старался есть медленно, чтобы продлитьощуще­
ние новизны, но и жадность, пос­
пешность тоже был:и своего рода наслаждением. Когда он кончил есть, о-н выпил остат'Ок пива. Оно было теплым, но свежим. По про­
стонароД'НОЙ привычке, оста-вшейся с детских лет, он вытер губы и руки носовым платком и посмот­
рел на Фа и Би. Идиоты! Прок­
лятые идиотикусы! Они его игно­
рируют! Он встал и энергично СВИ'СТНУЛ по-дельфиньему: -
Фа, говори со мной! Фа повернул голову направо, налево и сказал: -
Кто свистит? -
Это я! Это Па! Фа подплыл ближе. -
Кто тебя так х'орошо научил? Когда нас увозили, ты не умел хорошо свистеть. дельфи-ны. Другие дельфины. -
Где они? ОТШЕЛЬНИКИ С РО66ЕНА в сего семь миль от­
деляют остров Роббен от Кейптауна, но редко кто из кейптаунцев за­
глядывает сюда. • Ост-
ров прокаженных. -
это название осталось за ним до сих пор. Да­
же теперь, когда лепро­
зорий перевели в другое место, мрачные легенды о прокаженных с Роб­
бена передаются из уст в уста. Само слово .проказа. будит cyeBe~ ный страх, и даже ма­
терых уголовников охра­
няют не так строго. как прокаженных. Роб­
бен был для этих не­
счастных началом и краем земли. Днем они хотя бы могли свобод­
но ходить по острову, но вечером патрульная полиция препровождала их за пределы боль­
ничных стен, больше похожих на неприступ­
ные стены тюрьмы. В Южной Африке боль-
ного проказой, как пра­
вило, не лечили, пред­
почитали просто ждать, когда он умрет. ... Не один пленник этого жуткого острова пытался убежать на ма­
терик. Самое трудное было не в том, чтобы построить лодку или плот, а в том, чтобы утаить их от бдитель­
ного ока' полиции. Од­
нажды четверо прока­
женных сговорились бе­
жать. Они устроили в своей хижине двойной пол и прятали там строящуюся лодку. Од­
нако за день до побега один из них про го во­
рился -
И полиция сожгла лодку. Трое дру­
гих решили строить плот на северной око­
нечности острова -
мо­
ре здесь настолько бу~ ное, что любое дерево истирается в щепу об· острые зубья скал. Зато никому в голову не при­
ходила мысль охранять этот берег. Долгие ме­
сяцы прокаженные со­
бирали кусочки дерева и вязали из них плот. 46 -
Ты их увидишь. Они приплы­
вают сюда. Би падплыла поближе. Самец или самка? Один самец и одна самка. Я их не хочу, -
сказала Би. Пачему? Я их не хачу. Они были здесь раньше тебя. Я их не хачу. Севилла павернуJl'CЯ к Фа: -
Фа, пачему ты не взял рыбу из маих рук? Наступила малча'lllие, и Фа ат­
вернулся. -
Отвечай, Фа. Снова молчание, и внезапна Би сказала: Ты нас обманул. Я? Ты паз'валил Ба нас увезти. Баб у,вез вас без маега веда-
ма. Я не был сагласен. -
Ба нам сказал: ан сагласен. -
Боб сказал вам вещь, ката-
рай нет. .-
Ма была, кагда Ба нас ува­
зил. Ма ничегО' не сказала. -
Ба сказал Ма: Па сагласен. За этими славами снова насту­
пила дал гае малчание. Би и Фа сматрели на Севиллу не враждеб­
на, на и не дружески. Они не приближались. Они держались в нескальюих метрах ат причала. -
Ну ЧТО' же, Би, -
сказал Севилла, -
ты ничегО' не гава­
ришь? Он абратился снава к ней, па­
таму ЧТО' знал, ЧТО' Би балее не­
у,ступчи'ва. Би СКЛОНlИла галову на­
бак: -
Мажет быть, Ба сказал вещь, катар ай ,нет. Мажет быть, ты га­
варил вещь, котарай нет. КТО' знает? -
Я -
сказал Севилла, -
га­
варю вещь, катарая есть. Я вас люблю. Послушай, вспомни, Би. Па ваопитал Фа. Па дал Фа Би. -
На Па паставил перегарадку между Фа и Би. Севилла пасматрел на нее с удивлением. Она егО' упрекает! О, женскае З.IFапамятст,ва! -
На ты же знаешь, Би, ЧТО' талька для таго, 'Чтабы 'научить Фа английскаму языку. Патам я ее убрал. Наступила малчание, а затем Би сказала: -
Теперь я не гаварю. Теперь я плаваю. ски. Скажи мне слова па-англий-
Нет. Пачему? Я .не хачу больше гаворить на я,зыке людей. Я таже, -
внезапна сказал Фа. Пачему? -
спрасил Севилла, павернувшись к нему лицам. Фа .не ат·вечал. -
Пачему, Би? Прашла нескалька секунд, и Би атветила. Странная Iвещь, она не проавистела свай атвет. Она пра­
изнесла егО' на языке людей, ни­
ск,алька не беспа'каясь, ЧТО' эта пративаречит ее недавним славам. Она хатела, несамненна, падчерк­
'нуть, ЧТО' атказывается гаварить па-.англиЙски не патому, что забы­
ла язык, а патаму, чтО' так ре­
шила. Она праизнесла крикливым на­
савым галасам, на очень атчет­
лива: -
Челавек нехараШlИЙ. Затем она павеРНУJlась спинай и принялась, саправаждаемая Фа, аписывать круги в бассейне. Севилла повернул грлову, Ар­
летт стаяла рядам, и ан панял, ЧТО' она была здесь с самага на­
чала беседы с дельфи.нами. Она укаризненно пасматрела на нега: -
Ты не .сказал, ЧТО' идешь на пристань. -
Представь себе ситуацию,-
сказал Севилла, взяв Арлетт за руку. -
Верующее существа аба­
жает оваега бага, воплащающега в его глазах доорату, ИС11fНУ, бла­
гарадства, и внезапна эта сущест­
ва абнаруживает, ЧТО' егО' баг ни­
зок, лжив и жестак. -
Он пока­
зал рукай на Фа и Би. -
Ват ЧТО' с ними праизошла. -
ОднакО', -
сказала Арлетт.­
Они сделали уступку, ты смаг с ними паговарцть. -
Есть некаторый сдвиг, -
Се­
вилла качнул галаваЙ. -
Они сде­
лали уступку, на лишь для тага, Ч1'Обы еще Уilюрнее настаи;вать на сваем. Я могу сказать лишь адна: не следует терять надежды, ани были в састоянии ужаснага шака, ани травмираваны да последней степени. Вспамни их 'СЛава: чела­
век дабр, ан гладкий, у нега есть руки. Кораче, человек -
эта бог. А теперь достатачна мне открыть, рот, ка'к ани сразу же падазре­
вают, ЧТО' я лгу, и я далжен убеждать их в сваей честности на языке свистов, катарым я авладел лишь напалавину, и у них есть возмажнасть в любой мамент пр е­
р'вать разговор: «Теперь Я не гава­
рю, теперь я плаваю». Ты знаешь этат трюк Би, ана выкидывала егО' с нами не раз, ана таржест­
венна уплывает, и, разумееl'СЯ, этат бальшай ал ух Фа татчас же следует за ней. Он замалчал. -
Званил Адамс, -
сказала Арлетт. -
Он хотел узнать, как дела. -
Скажи ему, ЧТО' ничегО' нова­
га. Радиасвязь мне совсем не нра­
вит,ся, каждый, КТО' захачет, мажет расшифравать наш кад. Продоnженне сnедует Перевел с французскО'гО' Н. РАЗГОВОРОВ Каждый вечер они за­
рывали связанную часть плота в песак и каждое утро, отправляясь на рыбалку, добавляли к нему еще I'YCOK. Нако­
нец плот был готов. Они дождались но­
чи, когда маре было до­
вольно спокойным, и, пе­
реплыв пролив, высади­
лись на материке. Прав­
да, их схватили в тот же день ... рик И скрываться от по­
лиции несколько меся­
цев, прежде чем его вернули на остров, где он прожил еще трина­
дцать лет. Самым тра­
гичным в его истории было то, что в конце концов, уже на склоне лет, врачи обнаружили, чтО' он никогда не болел проказой -
первый ди­
агноз был ошибочным. других отверженных, людей, преетупивших законы? Так пополня­
лось население Роббена. В наше время с про­
казой почти на всем ма­
терике покончено. Леп­
розорий на Роббене снесли, тюрьму перевели на континент, но быв­
шие больные не хотят покидать остров •• Пере­
ехать в Кейптаун или Иоганнесбург? -
удив­
ленно спрашивают они. -
Да ведь они там все отравлены про­
казоЙ!. :18'30' 3'F-----.4 Печальную славу за­
воевал некий Джеймс Уэлш, которому уда­
лась бежать на мате-
Прокаженные были отверженными, а раз так -
решили власти в столице, -
то почему не ссылать на остров ж YPl\SЛь В YТPEffCW EIY\ liЕБЕ ЮРИй nОЩИЦ Он ходuл от человеlCa 1( человеl(У, от сем 1( сёлу, этот странствующий мудрец, СICa-
завший однаждtJl: \ «ВСЯI( должен узнать свой народ и в народе себя». ОН уходuл в жизнь па дОТJOгам, ВЗРtJlТtJlJl в:олеСaJlи I(реСТЬЯНСI(UX телег. В ту жизнь, что «живет тогда, l(Oгда мtJlCль наша, .. любя истину, любит вtJlследить тро­
пинки ея и, встретив 01(0 ея, торжествует и веселиТС1l CUJl незаходUJltJlJl CBeTOJl». И его уход из мира nридворнtJlX интриг, nОJleщичьего СaJlOдУРства и церковной затхлости бш своеобразнtJlJl протестом против всего крепастного строя. Слава -
истинная, народная слава -
нашла его, а его мtJlCли, оброненнtJlе в l(аl(Oй-нuбудь захолустной коРЧJtе, uли песня, спетая в тени придорожного явора, uли письмо, отосланное старому приятелю, -
все это стало в I(OHцe концов фаl(ТОМ народной naJlЯти, зanoведной страницей yl(paUttcl(Oa I(УЛЬТУР~ В наше вреJlЯ на Уl(раине теnлo отмечаются naJlЯтнш даТtJl, связаннш с его UJle-
нем. А в село, где провел он свои последние дни, nрueзжают ежегодна тtJlCячи людей, чтобtJl положить цвеТtJl на щербатfllй мрамор JlOгUAьной nлитtJl, где вtllбито: «Григорий Саввич CI(OBOpoдa. Уl(раинский фUAОСОф. Родился 1722, Сl(ончался29 01(7'. 1794». 8 озьмите вот 2IТИ деньги. -
Они понадобятся в доро-
ге, -
сказал Ковалин­
ский Григорию Саввичу перед тем, как им обняться. Но старик, глянув на пакет, скривил губы, печально усмех­
нуЛCJI. -
Лишнее, лишнее, -
отвел он руку Михаила. Всли он возьмет деньги, значит, боится предстоя­
lIJero пути. Нет, он всегда надеял­
ся на себя и сейчас надеется. То, что беспокоило его все по­
следние годы, он успел сделать, и теперь ~y легко и спокойно. Он все-таки собрался к Михаилу, преодолел 2IТОТ безумный для больного старика путь от Харь­
кова до Орла, увидел своего лю­
бимого ученика, обласкал его, утешил, и теперь, к обратной до­
роге, он спокоен и слаб, как осенняя пчела, которая устала ше­
велить лапками. Они встретились после почти двадцатилетней разлуки -
учи­
тель и ученик, встретились как отец с сыном. По вечерам они беседовали при свечах и за­
ново привыкали друг к другу. И кто бы из недоброжелателей узнал теперь Сковороду, того са­
мого, что от всех бежит, со все­
ми черств и высокомерен! Где он, хмурый гордец, суровый не­
дотрога? Неужели 2IТО он зали-
48 вается смехом, как нашаливший божок любви -
Эрот? Григорий Саввич обычно так говорит о мальчике -
крылатом . стрелке из лука: разве великан Атлас поддерживает Землю на плечак, а не 2IТOT вот карапуз? СИЛаЧ никогда не удержит ее долго. Сила тут слаба. А вот ма­
ленький бог любви держит на плечах не только Землю -
всю вселенную нашу. Только любовью она навеки удержится ... Вот и в их сердца -
учителя и ученика -
вонзилось когда-то по lIJеКОчyDJему острию. Они не­
сколько лет жили но соседству в одном городе и почти каждый день встречались то на улице, то в классе коллегиума, то на загородной прогулке. Но и 2IТИХ встреч было им мало. И они писали другу другу с одной ули­
IJы на другую письма и стихи на латыни, на раскаленном языке Вергилия и Катулла. И тут были самые главные за­
веты Сковороды -
заветы высо­
кой дружбы и любви, которую не могут смутить ни разлука, ни сплетня, ни сама смерть ... Они сидели теперь рядом, бесе­
довали при свечах. Григорий Саввич привез Кова­
линскому многие свои рукопис­
ные тетради. Пусть они присо­
единятся к тому, что уже есть у Михаила. СтиЮi, басни, философ­
ские диалоги, переводы из Цице­
рона и Плутарха. Он сумеет их сохранить. А теперь в путь ... -
Может, почитаешь когда, -
сказал старый человек при рас­
ставании. -
А за деньги спаси­
бо. НО не возьму. Лишнее, лиш­
нее ... Непогода караулила его на дороге. Добравшись из деревни Ковалинского в Орел, он пошел далее на Курск, нахохленный и в своей темной одежде похожий на промокmyю птицу. И хорошо, что в Курске оказался у него старый приятель, у которого мож­
но было хоть немного переждать непогоду. Дождь сеял мелко и мусорно днем и ночью, и так было несколько суток подряд. Григорий . Саввич забеспокоился. Исчезла его недавняя веселость, и не было сил для подтрунивания над самим собой, -
может быть, 2IТО его больше всего и беспо­
коило. Но лишь дождевая завеса по­
шла рваться на клоки, лишь за­
сверкали под солнцем зловеllJие, изуродованные колеями дороги, он захлопотал, засуетился и, рас­
ПроllJавшись с хозяином еllJе спemнее, чем недавно с Ковалин­
ским, убежал. .. Как б ы приятель теперь не оби­
.ц елс я на него. ВЗ,llорный, скажет, строптивый старикан, и КУ,llа по­
л е з в самое болото? А может, и не оБИ,llелся, принял это исчезно­
вение спо койно: ушел человек -
зна'J ИТ, так нужно ему. Значит так написано у него на РО,llУ­
В,II Р УГ появляться, В,IIРУГ исчезать. OQeHb уж Григорий Саввич то­
ропился. Раннее нашествие непо­
ГО,llЫ тр е вожило его. Осень могла отрезать пути к РО,llНЫМ местам, к РО,llНЫМ могилам, которым он хотел поклониться. Чуял: если не ,II0Й,llет ТУ,ll;)' сейчас, то уже ни­
когда н е дойдет. А потому пусть не обижаются на него, на тонкошеего тощего старика, в котором сидит сам вихрь; кто знает его и любит­
те н е обидятся. Ведь случалось, на год, на ,IIва, на пять мог он исч ез нуть из жизни милых ему ЛЮ,llей, раствориться в горячей пыли с тепных ,II0рОГ, в безмолв ­
ном мареве украинского ПОЛ,llНII, а потом объявиться снова все тем ж е озорным загорелым го­
стем, словоохотливым, любве­
обильным, -
и так было за его . АОЛГУЮ жизнь не раз, не Ава и не пять. Кажется, нет уже его на с в ете, пропал, сгинул, весь вы­
ше}\. С КОВО РОАа, рассохлась и па­
мять о н е м. Но КОГО это ВИАели не.цавно на поляне Гужвинского леса? Чья это свирель пела ночью по­
сре,llИ степи у чумацкого костра? Кого так внимательно слушают харьковские школяры на Jlрмароч ­
ном маЙАане? -
А то старец Григорий розу­
му У пчел учится, -
ответил гуж­
винский пасечник. -
То СКОВОРОАа -
Аобрый му­
зыкант. И на кобзи, и на сопил­
ци, и на скрыпци грае, -
вспом­
нят чумаки. -
То Григорий Саввич, наш учитель латинской и греческой мовы, -
скажут школяры ... Пока Аобирался он от Курска ,110 БеЛГОРО,llа, никто не ВЫ,llелял старика особым вниманием. По,ll­
везут на попутной телеге, в хар­
чевне ПОАa,IIУТ горячего, спать уложат поближе к теплу -
это не в счет. Это уж так всеГ,llа за ­
ве,llено в крестьянском мире­
приласкать пожилого, усталого путника. Но после БеЛГОРО,llа, КОГ,llа ступил он на рО,llНУЮ свою слобожанскую землю, стал заме­
чать: что-то переменилось. Как­
то смотрели на него по - иному, бу,llТО с вопросом: ТОТ ЛИ это че­
ловек, про которого мы все зна­
ем, или не тот? Все это значило, что незримой поступью поспешал навстречу Григорию Саввичу дру­
гой Сковорода, который уже су ­
ществовал тут самостоятельно, не­
заметно рассеянный в разгово ­
рах, в пеСНJlХ, в ПрОСТО,llУШНО-ГрУ­
боватых анек,цотах, в самом ВОЗАухе. И О,llнаЖ,llЫ вечером из темного угла корчмы Григорий Саввич услышал. Услышал и за ­
таился. Калека, сиплым стара ­
тельным голосом тянувший АУ­
ховные гимны, объявил: -
А вот «Полевая песня» гос­
ПО,llина СКОВОРОАЫ ... Кто-то стал при поминать, как он АаВНЫМ-,IIавно слушал «Поле­
вую песню» от самого Сковоро ­
,IIЫ. Тут его спросили, а где же Сковорода теперь, и из ответов, послеАовавших вразнобой, стано­
вилось ясно, что ГАе-ниБУАЬ ,IIа ходит, если жив еще, -
может, он в Харькове, может, в Моско­
вию ПО,llался или в Киев. Вспом­
нили про беАНОСТЬ его и про ТО, что ОН от богатства всеГАа упор ­
но отказывался: лучше мне, мол, сухарь с ВО,llОЮ, нежели сахар с беАОЮ... Восстанавливались в общей памяти и . другие «словечки» БРО,llячего МУАреца, которые он безбОJlзненно гово ­
рил самым разным люАям; как бранил он жa,llНОГО купца и льстивого прислужника, как вы­
смеивал барина, чей дом шатается от ежедневных попоек, монаха­
златолюбца, судью-неправедника и студентика, у которого голова трещит от глупых диспутов: « ... всякому голову мучит свой дур ... » Но вдруг спохватились. А что же пеСНJI?. Пора и ее послушать. Тогда исполнитель, скромно внимавший беседе, откаШЛЯЛСJl и вторично оБЪJlВИЛ название. Ах, поля, поля зелены, Поля цветами распещрены, Ах, долины, яры, Круглы могилы, бугры, -
запел старик, и все слушали тихо, только изредка kto-ниБУАЬ покаш­
ливал. А Григорий Саввич потупился, заерзал на лавке. Кровь прилила к лицу. Казалось, что все тайком разглядывают его. И он не выдер­
ж ал, бочком-бочком пробрался в сени. "Сколько уже лет этой пес­
н е? -
стал он вспоминать. -
Тридцать? Нет, пожалуй, и по­
боль ше. Вон какая своевольница­
д е вочка! Сорвалась с губ и бега­
е т теперь своими тропками». А песня была именно полевой, вольной, в ней звучала радость человека, убежавшего от ropO,ll-
ско й толкотни И суеты, и напl'J­
сал ее Григорий Саввич уже пос­
ле того, как побывал во многих столицах своих и европей­
ских, -
после Киева э то было и Петербурга, после Москвы и Ве­
ны. Тогда в рощах малороссийско­
го села открылось ему, что всех столиц никогда не обегаешь, что жаЖ,llУ к новым городам и стра­
н а м никогда не насытишь и что для болЬШОЙ любви достаточно вот э того старого дерева, вот это­
го ручья, вот этого облака Нa,II головой, даже если оно через минуту исчезнет, рассеется в н ебе ... * * • в северную российскую столи­
цу -
в придворную капеллу -
привезен он был восеМНa,IIцати лет от роду, выписанный из Киевс­
кой аКa,IIемии. При Аворе обожали м уз ыку и певцов, особенно же пев­
цов из Малороссии. Императрица Елизавета, женщина резвая, розо­
вощекая, упитанная, обожательни­
ца игр и забав, хохотунья, наме ­
рилась обогреть угрюмый ГОРОА жарким мотыльковым шелестом веселья. По вечерам, на балах и машкеРa,llах, ноги танцующих при­
хотливо выплетали зыбкое кру­
жево, сеАая канифоль щедро сы­
налась с оркестровых смычков, волны беспечного счастья, каза­
лось, не только ложатся туманом . на дворцовые зеркала, не только окутывают душистым облаком всю столицу, но беспрепятствен­
но уходят дальше, всей стране со­
общая облик если не золотого, то по крайней мере щедро позоло­
ченного века. Зеркала тогда так искусно уча­
ствовали в веселье, так лихора­
дочно размножали, в тысячу раз увеличивали его размах, что и у камня могла закружиться голо­
ва, не то что у подростка, кото­
рому его черноземное, простолю­
динное прошлое могло теперь по­
казаться лишь невнятным убо­
гим сном. У него был чистый го­
лос и хороший слух, и, когда все хористы запевали вместе, он за­
мечал, как голоса, смыкаются в один звенящий световой поток, и забывл о своем теле: все вокруг и он сам было лишь звуком. ... Но когда он понял, что на са­
мом деле сновидением была не егс;> прошлая жизнь, а этот вот город искусственно веселых при­
зраков, где палаты царские, убо­
ры, танцы, музыканты, где любя­
щиеся то 'пели, то в зеркала смот­
релись, вбежавши из зала в ком­
нату и снявши маску?. Может быть, подсмотрел: расшевеливая сквозную занавесь, пробегает по зале ночной холодок, наклоняет в одну сторону пламя у свеч, и там, вверху, выныривая из полу­
мглы, слепо и жадно бросаются на огонь безумные ,мотыльки, очу­
мелые бабочки, густо напудрен­
н'ые серебристой пыльцой. KYfla, зачем? Разве им нужен этот свет? Не нужен, но упорно летят и гибнут... И зто жизнь -
краткое движение из тьмы к 'обманному прелестному свету? Нет, не жизнь, а тяжелый, больной сон. Он попробовал отпроситься, из капеллы, и неожиданно судьба его решилась. Птицу, великодуш ­
но выпустили из позолоченной клетки. Пусть летит, пусть доучи­
вается в своей академии. Но когда студенту Григорию предложили принять сан, он по ­
вел себя непонятно: в поведении его появилось 'сумасбродство, в мыслях -
странность, и на воп­
росы он отвечал невпопад, заи­
каясь, словно дразня собеседни­
ков. Придурь; издевку эту ему не простили. Академия сурово захлопнула перед «скоморохом» свои двери. Так было и в Венгрии, куда он потом поехал, взятый певчим для тамошней русской церкви. Он скоро исчез, и его следы в течение нескольких лет обнару­
жи.вались то в Австрии, то в Гер ­
мании, то, говорят, даже на италь­
янской земле, у руин Капитолия. 4* Так было и позднее, под Моск­
вой, в Троицкой лавре. Сковоро­
да -
добрый гость игумена Ки­
рилла Флоринского. Он зани ­
мается в знаменитом монастыр­
ском книгохранилище, беседует с мудрыми послушниками. Но лишь только предлагают ему остаться тут навсегда, украсить лавру своей блестящей начитан­
ностью, своим чистым сердцем, как оно у Сковороды сжимается: нет, он никак не может, ему по­
ра уже собираться, его заждались дома, в Малороссии. Словно какой-то печатью отме­
чено было его лицо, в стольких людях зажигалось желание при­
ручить его, сделать своим. ... Вот, например, харьковскому губернатору ~ е рбинину весьма занятным кажется известие о том, ЧТО вновь объявился в его горо­
де бродячий мудрец Григорий Сковорода. Едет он как-то по ули­
це в губернаторском своем рыд­
ване, и вдруг кучер, придержав вожжи, тычет кнутовищем вбок~ --
Вон этот самый и есть. -
Каково, каково! .. -
волнует-
ся Евдоким Алексеевич: сидит на обочине под солнцем эдакий жу ­
равль тонкошеий и на проез­
жающее начальство не то что по рассеянности, а прямо-таки на­
меренно н е смотрит. -
Ну-ка, по­
дозвать его ко мне, голубчика! Адъютант исправной рысцой подбегает к бродяге: -
Вас требует к себе его превосходительство. -
А? Какое превосходитель­
ство? -
как бы встрепенувшись от сна, удивляется Сковорода. -
Господин губернатор. -
Губернатор, -
задумывает-
ся' Григорий Саввич, и на лице его разочарование, -
скажи ему, что мы не знакомы. Что такое? Адъютант возвра­
тился один, явно смущенный. -
Да не губернатор же, -
до­
садливо морщится ~ербинин,­
и не требует. PUCYHI(U к Tel(CTY взяты из рукописной книги Г. С. CI(O-
вороды frАлфавит или бук­
варь мира •. Адъютант снова побежал, поч ­
тительно склонился: -
Вас просит к себе Евдоким Алексеевич ~ербинин. -
А-а ... -
добродушно кивает Сковорода, приподнимаясь и от­
ряхивая пыль с одежды. -
О нем слыхал. Говорят, добрый человек и музыкант искусный. А позднее они как бы даже пр~ятелями становятся. По край­
неи мере ~ербинин покрови­
тельствует Сковороде, любит бе­
седовать с ним. И в беседах не оставляет желания выведать, что же все-таки эт о за птица, стран­
ствующий, бездомничающий муд­
рец: хотя бы за знание стольких языков давно бы уже мог взле­
теть в высшие инстанции. А в этом своем диком состоянии ОН словно немой укор всем окру­
жающим. Идет ли о музыке беседа, или о коперниковых мирах, или о Сократе давний вопрос на ­
зойливо в е ртится рядом, норовя как-нибудь невзначай и попут­
но выявить с я. А что, Григорий Саввич (ах, все равно в лоб получается!), что, голубчик, не возьмешь ты себе какую-нибудь твердую сте ­
пен ь? Для чего не ищешь извест­
ного и заслуженного состояния? -
Милостивый государь, кивает Сковорода, давно ведь он к этому вопросу готов. -
Свет наш подобен т еа тру. Чтоб на этом театре предст а вить игру с успехом и похвалою, каждый дол ­
жен себе роль по способности избрать. Ведь актера на театре мы судим не по знатности роли, но по умению даже крошечную роль незнатного существа сыг­
рать высоко, с достоинством. Я много р а з об этом рассуждал 51 и многожды испытывал себя. И вот теперь вижу: не Ijory я на театре жизни никакого лица представить удачно, кроме лица нсзнатного, простого, уединен­
ного. Или же еще пример,-ожив­
ляется Григорий Саввич. -
Пред­
ставьте себе некий фонтан, равно одаряющий влагой разные по великости сосуды. Каждый из них до краев наполнится, и, зна­
чит, станут они равны при оче­
видной своей неравности. Выхо­
дит, что и я, сосуд малейший, не имею причин завидоватьве­
личайшему, потому что, будучи, как и он, полон водою, равен ему. Речи эти могли показаться со­
беседнику Григория Саввича лов­
ким уходом от прямого ответа. Но философ здесь не лукавил и не утаивал ничего. Внеобычных образах светилась одна из со­
кро.венных мыслей его жизни: каждый на пути к счастью, сво­
ему и общему, должен точно узнать свою роль, свое лицо, дол­
жен найти в себе истинного че­
ловека .... Присмотрись к себе, прислу­
шайся к своему сердцу, выбери для себя то дело, что наиболее свойственно твоему естеству и таланту. Пока не сделаешь это­
го, ты только зыбкая тень, пустая оболочка, механическая кукла, болван глиняный, и носит тебя пучина житейская из стороны в сторону, как буря носит ко­
рабль, не имеющий руля и ум­
ного кормщика ... Если же найдешь дело, которое тебе дается, как вдох и выдох, дело, которое ты делаешь легко, в сердечном веселье, не мучая ни себя, ни окружающих, -
значит, оно родственно душе твоей. Зна­
чит, здесь твой талант, твоя роль, твое счастье. Во время своих бесконечных путешествий он нередко останав­
ливается в монастырях, живет среди братии. Нет, никому он не мешает, дни проводит тихо, В чтении и прогулках. Но все~таки очень уж заметно, что он тут чужой, и не зря сквознячок бес­
покойства начинает гулять по кельям. Пересуды, шептанья, уко­
ризненные вздохи... И вдруг во время одной из прогулок Сково­
рода замечает: вот сейчас к не­
му подойдут для разговора. И да­
же ясно видит по лицам, о чем будет разговор. И они действи­
тельно собираются плотным кру­
гом, а он замирает, как маль­
чишка, прижатый к стенке. -
Не. устал ты еще бродить 52 по свету? -
укоризненно говорят они потупившемуся Сковороде.­
Не пора ли пристать к гава­
ни? Ведь нам таланты твои из­
вестны, и святая лавра примет тебя, как мать свое чадо. Будешь столпом церкви и украшением обители. -
Ах, преподобные! -
вскиды­
вает голову Сковорода, и губы его вздрагивают. -
Я столпотво­
рения умножать собой не хочу. Довольно и вас, столпов неоте­
санных, в храме божьем ... Нет для них у Сковороды мяг­
КИХ слов. Может, хоть на миг правда, сказанная в лицо, встрях­
нет их, прервет это благополуч­
ное оцепенение, подобное тому, что он уже наблюдал когда-то ... Везде -
в призрачном омуте зер­
кальных зал, в темных закутах храмин -
одинаково беспечный глухой сон. «Весь мир спит! .. А наставники не только не про­
буживают, но еще поглаживают, глаголюще: спи, не бойся, место хорошее ... чего опасаться!» Что ж ... Кому что любезнее. А уж Григорию Саввичу не столь­
ко разговоры с любопытными сановными господами или с мона­
хами, сколько любезны ему по кой и тишина первой встречной де­
ревушки. Сидит он под солнцем на выгоне, рядом со стариком пастухом и пастушком-хлопчиком, вспоминая, что и сам когда-то в детстве пас овец, сидит и на­
игрывает для них на хриплой сопилке. Не тут ли, по легенде, на­
стигает нашего старца потемкин­
ский гонец, исколесивший не одно село, прежде чем разыскать невзрачного бродяжку? Он -
от самой императрицы. Ей теперь мало переписываться с инозем­
ными философами. Ей хочется те­
перь своего философа завести, домашнего, карманного. -
Поклон мой матушке цари­
це, -
живо вскакивает один из пастухов. -
Но поехать не могу. Родину не хочу покидать ... И еще, на прощанье, будто бы добавил тот самый стишок, ко­
торый станет потом бродить ИЗ уст в уста, от села к селу: Мне свирель и овца Дороже царского венца. Взвилась колесная пыль и осе­
ла в траву. Сгинул. посыльный ... Но это только кажется со сто­
роны, что человеку, твердо из­
бравшему однажды свою дорогу, она отныне навсегда будет ясна и легка. «Что жизнь? То странствие ... И всегда блуждаю между песча­
ными степями, колючим кустар-
ником, горными утесами, -
а бу­
ря над головою, и негде укрыть­
ся от нее ... » «Но бодрствуй!» * * * «Но бодрствуй» -
может быть, и теперь, преодолевая версту за верстой осеннего беспутья, то же самое шептал про себя хворый семидесятидвухлетний старик. Среди дождей выдалось окно -
два или три жарких дня. До­
роги из бесформенного месива вдруг превратились в драконий панцирь. Телеги грохотали, пре­
одолевая эти чугунные хребты и провалы, с таким звуком, будто под колесами рассыпаны орехи. Полупустой воз трясло, Григо­
рий Саввич никак не мог при­
строиться на досках, ноги у не­
го занемели, и, наконец, он не выдержал, попросил остановиться. Но когда ступни прикоснулись к земле, он почувствовал, что ид­
ти не может, и тут же сел по­
турецки. Возница смотрел на ста­
рика, ожидая, что тот немного от­
дохнет и они поедут дальше. Но Григорий Саввич, виновато улы­
баясь, махнул рукой: езжай. А сам снял сапоги, принялся растирать ступни. До чего же уродлива старость, думал он, обескураженно качая головой. На ногах его, прямо под кожей, про­
ступили черные извилистые жил­
ки. Они расползались вверх, как земляные черви. «Это земля про­
сит, -
рассуждал про себя ста­
рец. -
Это она соскучилась по мне. Время уже». Слева от дороги был лес, и от­
туда к Григорию Саввичу шел человек, такой же старый и ху­
дой, как он, только вблизи ока­
залось, что у незнакомца нет од­
ного глаза. Зато живой глаз был особенным: широко и чисто ра­
створенный, он глядел на сидя­
щего человека и на все вокруг с двойной внимательностью и до­
бротой. Старик помог Сковоро­
де приподняться и, обняв за спи­
ну, повел его к лесу. Тут была небольшая пасека и мазанка в кустах. Григорий Саввич ел хлеб, ма­
кая в темный молодой мед. Хо­
зяин рассматривал его все с тем же наивно-лучезарным удивлени­
ем. И тут Сковороде вспомнилась старинная история, и он улыб­
нулся. Ему захотелось расска­
зать историю вслух. Она была про то, как один пожилой человек, всю жизнь странствовавший в дальних ме­
стах, 'геперь возвращался домой, к родительскому очагу. Он уже взобрался на ropy, откуда был в ид е н вдал е ке родной дом, но си­
лы совсем оставили его: ни идти, ни ПОЛЗТИ он дальш е н е мог. Но ту т он услышал за спиной чей-то ж а лобный голос. Это был сл е ­
п е ц, который з а блудился и н е м ог найти дорогу к дому. Зр я­
чий человек вскрикнул от р а дости -
пер е д ним стоял его б рат. Они обнялись и заплакали. До дома оставалос ь совсем не ­
м ного, но НИ о дин из них н е мог дойти туда сам. И тогда они решили, что из двух немощных тел может получиться одно здоро­
вое: слепой пос а дил зрячего се­
бе на спину, и так они медлен­
но пошли вперед, жарко, нето­
ропливо дыша, прильнув друг к другу и как бы ст а в одной сч а ­
стливой п л отью ... Отдохнув, Григорий Саввич гу ­
лял по пасеке, ост а навливался воз­
л е дуплянок, прислушива л ся к ти· хому и усталому шуму осенни х пчел. Они уже не вылетали. Все, что можно было со б рать за дол­
гое лето, было л юбо в но собрано, заклеено, опечатано. И всегда-то ладная пчелиная работа была м ила ему, а теперь особенно по­
радовался: «Шершень есть образ людей, живущих хищением чу­
жого ... А пчела есть герб мудро­
го человека, в свое м деле тру­
дящ е гося ... » Среди ночи Григорий Саввич проснулся от какого-то звука. П а сечник спал на полу, на тулу­
п е тихо, как ребенок. Может, это птиц а разбудила его коротким зв у ком, похожим на хриплый го­
лос флейты? .. Нет, по всему вид­
но, что до зимы уже не успеет он навестить родное село, где под в е тхими кр е стами лежат отец и мат ь. Ветер шел е стит над к а мышовой к?ышей, и дождь ох­
л аж дает землю . ... Под у тро дожд ь у м олк за с т е нами. Нужно выйти и по­
см отреть, б уд ет ли погода. Гри ­
г о р и й Саввич стоит посреди по­
ля ны. Тум а н медленно отступает от б лижн и х деревь е в. Мокры е ду п л янки поблескивают, как но ­
вые пни. И высоко вв е рху, го ­
р а здо выше последни х клочьев но ч н ого ненастья, по д недосягае ­
мы м вторым ярусом обл ачной за ­
в е с ы, пое ж иваясь, е л е заметными тол чк ам и плывет ко с як. Может быть, в от это и раз­
б у дило его среди ночи? Вот э т о т х риплый пр о щал ьный голос, пох ожий н а звук п а стушеской с о пилки ... ФОТО Н. НЕВЕЛЕВА н л. РАСКННА rOPO~A , .' ''r) () rE)\A~Bi\ PO~1\ ,1 ",1 54 • "ред •• е "рошм,о 'е.О •• У.М'.О'О. Лондона, Вены, Париж а, Пет е рбурга ста­
ли поступать из Ин д ии ст р а нны е, нико ­
гда ранее не в с т речавш иеся монеты. Холодно и отрешенн о с м о трели с золо­
тых и серебряных ди с к о в какие-то не-
известные цари и различные б о -
шин с тве монет, от че к а ненные искаженны м д рев н е­
греческиМ или индий с ким алфавитом. При ме рн о 10-
гда же, в середине прошлого века, в об ласт я х с е­
веро-западной, а затем северо - восточн ой ИН ДI1 И, называемых в древн ости Гандх а ро й и Матх у р ой, стали находи т ь об ло мк и ск ульптур и рел ье ф ов, где дре в негреческие и др ев неримские худ ожес тв ен н ые при е мы гармонично с о че тались с чисто инди йс ки ми сюжетами. Сравнив. I1з ображения -
н а м о н ета х и скул ь птурные, -
исследователи пришли к выводу, что они были сделаны ма с терами одной и т ой же эпох и, одних и тех же религий, OAнoro и т о го ж е государства. А монет находили все больше и б о льше -
ОНI1 пост у пали в музеи даже из Приуралья, и з Скан ди на ­
вии. Такое широкое ра с пространение мо гл и иметь лиш ь монеты государства могущественн ого и с иль ­
ного. И после сопоставления вещественн ы х н а х од о к с отрывочНыми и скупыми свидетельств ам и д ре вн их хрон и к и античных авторов стало ясно, ч то на к о ­
нец- т о найдены первые следы Кушанско й им пе р ии. ИМПЕРИИ, О КОТОРОЙ ИСТОРИКИ XIX В ЕК А ЗНАЛИ, ПО СУТИ Д Е ЛА, ЛИШЬ ТО, Ч ТО ОНА СУЩЕСТВОВАЛА. В с тароперсидских надписях, в записях Г е родот а и по с ледующих ист о риков ан т ичности у помин а ет с я Бактрия -
область, орош а емая водами Аму - Д а р ь и и ее притоков. В VI-IV веках до н. э. БаКТРI1Я была одной из сатрапий иранской держ а в ы Ах е .. менидов. В 329 году до н. э. Бактрия была з ахв а ­
чена когортами Александра Македонск о го, после смерти которого вошла в состав государ с тв а Селе в­
кидов. Но уже в середине 111 века до н. э. бак т­
рийс к ий правитель Диодот, восстав, обр азовал с а м о­
стоятельное Грек о - Б а ктрийское царств о, к оторо е спустя немногим бол ее ст а лет распало ( ь п о д н а­
тиском с аков -
с киф с ких племен, приш е д ш их с с е­
вера. Далее -
как св идетельствует др е вняя х р о­
ника -
в конце 11 века до н. Э. сюда пришли из -з а Сыр-Дарьи иные скифские полукочевые пл е м е н а -
юеджи, обитавшие в Восточном Туркестане. И вс к о­
ре правитель одно г о из племен -
кушан ов -
под ­
чинил себе остальн ы е юеджийские племен а и ме с т ­
ное б актрийское н асе ление и со з дал Ку ш а н ско е княжество ... Но, внезапно появившись на горизонте др е в н его мира, кушаны затем на целое столетие в ы п а д ают из поля зрения летописцев. Новые кра тк и е упом и ­
нания о них появились лишь тогда, к о гд а куш ан ­
ские цари, вторгшись в Индию, уничт о ж и л и т а м остатки греческого ВЛИЯНI1Я и создали Куш ан с ку ю империю со столиц е й в г о роде Пуруш а пу ре (ныне Пешавар). На эт ом всякие письм е н ные СВI1 -
детельства о Куш а н с к о й империи об р ы в а ют с я окончательно. И столь бесследно истаял а э т а дер -
жава в веках, что д а же чти с то лет после того, первые кушанские монеты и с ейчас, сп у ст я по­
как были най д ены скульптур ы, « м ожн о скорее говорить о с ущ е ствовании сложно й к у ша .. -
ской п роблемы, чем о связной истории Куш ан с к о го царст в а», -
как пишет видный советский в о с ток о в е д Б. Я. Ставиский. ЛИШЬ ОТДЕЛЬНЫЕ ШТРИХИ К У ­
ШАНСКОЙ ИСТОРИИ ПОСЛЕ МНОГОЛ ЕТ НИХ И С­
СЛЕДОВАНИЙ СТАЛИ ИЗВЕСТНЫ УЧЕН ЫМ ... жества -
греческие, иран ск и е, индийские. Смотрели безмолвн о: их не поя с няли надписи на бол ь -
МИРОВОЕ ОТКРЫТИЕ СОВЕТСКИХ АРХЕОЛОГ ОВ 55 Чтобы рассказа ть о себе, застылu в камне ЛUЦ<1 пот омков Гераева рода. Н а цветных фото~рафuях ­
скульпту ры, обнар уж ен н ые в Халчая не, на черн о­
белых -
в Дальверз uн-т еnе. (Фото Е. ЮДИllКОГО.) В ы я с нено, что кушанские императо р ы по ддер ­
живали торговые, культурн ые и дип ломатически е связи с Римом. На колонн е римского император а Траяна, воздвигнутой в честь его побе ды над « вар ­
варами», есть и рельефы К У:.llанск,их послов. Через земли кушан прох одил сло жившийся еще до ни х Великий Шелковы й П уть -
пе рвая в мире трансазиатская дорога, на чинавшаяся на Да льнем Востоке и заканчи вающа яся у берего в Средиземн о ­
го моря. К инди йским портам Куша нс кой импе рии приходи ­
ли корабли из Египта, а в дел ьте Нил а, в Ал ексан ­
дрии, была колония кушанс ких купцов. Установлено, что гандхар ское и с кус ство -
те са­
мые скульптуры из Гандхар ы, что вместе с моне ­
тами были для исследоват елей первы м след ом Кушанской империи, -
сыгр ало огром ную роль в разви тии мир овой культ уры: х удоже с т в енны е приемы и прин ципы, разр абот а н ные безвестны ми скульпторами, украсивш ими буддий ские храм ы и дворцы, уже почт'и два тыс ячеле тия -
до се го дня -
встречаются в будд ийс ком искусст ве. ' И НИЧЕГО НЕ ИЗВЕСТНО О ТОМ, КОГ ДА ТОЧН О НАЧАЛС Я ВЗЛЕТ МОГУЩЕ СТ ВА ЭТО й ИМПЕР ИИ, КАКИЕ ПРИЧИНЫ ЛЕЖА ЛИ В ОС НОВЕ ЭТ ОГО И ЧТО В КОНЦЕ КОНЦОВ ПРИВЕЛО К ПАДЕНИЮ "ВЕЛИКИХ КУШАН». Известно, например, что зенита могущества Ку ­
шанское го сударство дости гло во время правл ения царя Канишки. Но когда эт о было? Ответ на этот вопрос мо г бы пролить свет на мно гие про блем ы не только кушанской, но и вс ей ис то рии древн его мир а. На по стаментах некоторых ган дха рск их скульп тур и стенах куш анс ких хр амо в этого п е­
риода удалось прочесть посвятитель ные надпис и, указывающие на время их создания. Но все эт о исчисляется от начала... «эры Канишки». Кр уг замкнулся. И для того, чтоб ы точно установ ить начало этой эры, чтобы свя зать во времени хотя бы важнейшие события, проис ходив шие в Ку шан ­
ской империи, с остально й ист орией древнего ми ­
ра, за последние пятьдесят лет дважды собирали сь ученые на международные конфер енции, -
но начало «эры Канишки» так и не устан овлено 1 ... СЛОВНО ГОЛЬФСТРИМ, ЧТО НЕСЕТ СВОИ ВОД Ы В МИРОВОМ ОКЕАНЕ, НЕ СМЕШИВ АЯСЬ С НИМ, НО НАГРЕВАЯ ЕГО, ПРОХО ДИТ СК ВОЗЬ ВСЕМ ИР­
НУЮ ИСТОРИЮ «ПОТОК ВРЕМЕНИ » КУШАНС КОй ИМПЕР ИИ. НО ВЕДЬ ИМЕННО НА ГРЕБНЕ ЭТ ОГО ПОТ ОКА И ВОЗНЕСЛОСЬ ТО ЗНА МЕ НИТОЕ Г АН ДХАРС КО Е ИСКУССТ ВО, ЧТО ОТК РЫЛ О НАМ КУША Н СКУ Ю ИМПЕРИ Ю. ТАК, МОЖЕТ БЫ ТЬ, ПРОСЛ ЕДИВ ЗА КО ­
НОМЕР НОСТИ РАЗВИТИЯ ЭТ ОГО ИСК УССТВА ВО ВРЕМЕНИ И ОПРЕДЕЛИВ ЭТО ВРЕМЯ ПО АРХЕОЛО ­
ГИЧЕСКИМ ДАННЫМ, МОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ И РУСЛО ЭТОГО ГОЛЬФСТРИМА ДРЕВНЕГО МИРА? НО НЕ БЫЛО СЛЕДОВ, ДОКАЗЫВАЮЩИХ, Ч ТО I В 1968 году на совещани и экспертов ЮН ЕСКО в П ари ­
же куш анекая п р облема была н а зван а од ной из nажн еЙ· ших историче ски х проблем современн ос ти. Междунар одная на у чная конферен ция по ист о рии J(УШ<lНСКОГО госудяр с тв а. в которой прнмут учас тие видней шие со ветс кие и заруб еж­
ные ученые. отк рывается в сентябре 1968 года в Душан бе 56 ЭТО ИСКУССТВО СОЗДАНО ... КУШАНАМИ. Самими кушанами, а не приглашенными мастерами из стран Средиземноморья. Доказательств того, что гандхар" ское искусство глубоко самобытно в основе своей, и, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ОНО -
ЗАПЕЧАТЛЕННАЯ В КАМНЕ ИЛИ ГЛИНЕ ЧАСТЬ ИСТОРИИ КУШАН­
СКОЙ ИМПЕРИИ, А НЕ ОТРАЖЕНИЕ ЛИШЬ ПРИ­
ДВОРНОЙ МОДЫ И ВКУСОВ КУШАНСКИХ ВЛА­
ДЫК ПЕРИОДА НАИВЫСШЕГО МОГУЩЕСТВА ИМ­
ПЕРИИ. ... А доказательством самобытности кушанского искусства могло быть только одно -
открытие сле­
дов зарождения и развития гандхарского искусства там же, где и началась история Кушанекой импе­
рии, -
на правобережье Аму-Дарьи, на землях Бактрии. И ВОТ НЕДАВНО ЭКСПЕДИЦИЯ УЗБЕКСКИХ УЧЕНЫХ, ВОЗГЛАВЛЯЕМАЯ ОДНИМ ИЗ КРУПНЕй­
ШИХ СОВЕТСКИХ ВОСТОКОВЕДОВ, ПРОФЕССОР ОМ ГАЛИНОЙ АНАТОЛЬЕВНОЙ ПУГ АЧЕНКОВОЙ, ПОСЛЕ МНОГОЛЕТНИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАШЛА ЭТИ СЛЕДЫ. В долине реки Сурхандарьи, на коренных зем­
лях Бактрии, археологи обнаружили заплывшие землей остатки двух раннекушанских городов, один ИЗ которых, по всей видимости, -
первая столица первых кушанеких правителей. И среди развалин археологи увидели скульпту­
ры. Те самые скульптуры, которые были предтечей искусства «Великих Кушаю>. ОБ ЭТИХ ОТКРЫТИЯХ РАССКАЗЫВАЕТ Г АЛИНА АНАТОЛЬЕВНА ПУГ АЧЕНКОВА: Действительно, судьба Кушанского государства удивительна -
одна из величайших империй древ­
него мира почти не имеет своей письменной исто­
рии, известия древних рукописей о ней крайне CKYДHb~ число открытых эпиграфических памятников незначительно. И лишь нумизматика и искус­
ство кушанекой эпохи -
градостроительство, мел-
кая пластика и главным образом скульпту-
ры, -
по сути дела, до сих пор главные свидетельства их великой истории. Так что же это такое -
искусство кушан, и какими предстают перед нами кушаны в памятниках своего искусства? Гандхарская скульптура поразила первых своих иссл~ДователеЙ. Поразила каким-то удивительным смешением греко-римских мотивов с образами чи­
сто индийского творчества. В результате большинст­
вом исследователей гандхарская школа рассматри­
валась лишь как греко-буддийский или как римско­
буддийский синтез. Даже сами эти термины словно говорили о том, что гандхарское искусство пришло на берега Инда с побережья Средиземного моря (лишь изображения некоторых знатных буддистов, одетых в характерные кушанские костюмы, призна­
вались чисто кушанским элементом этого искус­
ства). И даже когда около полувека назад в Матху­
ре были обнаружены каменные статуи кушанских владык, большинство исследователей заявилр, что это лишь какое-то локальное вторжение «варвар­
ского элемента» в искусство Индии, не более ... А между тем открытий становилось все больше и больше. Сотни находок кушанских скульптур в руинах буддийских храмов Афганистана и Паки­
стана обогатили сокровищницу мирового искусства произведениями, исполненными то утонченной кра­
соты, то l-рубоватой силы. Неужели столь могущественная держава, как Ку­
шанекая империя, не имела собств<!нного искусства? 58 Неужели кушаны, выходцы из Средней Азии, забы­
ли свою прародину -
Бактрию, страну, где зачи­
налось их политическое могущество, землю высокой и самобытной культуры? А может быть, так оно 'и было? Решающее слово оставалось за археологией. Толь­
ко археологические работы могли «нащупаты> то промежуточное звено, которое связало бы куль­
туру Индии этого времени с культурой Бактрии. Если такое звено было на самом деле. В 1959 году экспедиция Института искусствозна­
ния имени Хамзы начала раскопки в урочище Хал­
чаян, в долине Сурхандарьи. Задача экспедиции была довольно узкой -
обычное исследование древнего поселения. Но, как нередко бывает в нау­
ке, единичный факт, частный эксперимент откры­
вает перспективу гораздо более широкую, нежели та, что виделась вначале. Так случилось и в Халчаяне. Первые же раскопки показали, что расплывшиеся земляные бугры остатки греко-бактрийского города, расцвет кото­
рого приходится уже на времена, когда создава­
лось первое Кушанское княжество. И один И3 холмов скрывал остатки богато Оформ­
ленного княжеского дворца. От живописи, некогда покрывавшей его стены, дошли до ,нас лишь незна­
чительные фрагменты -
детали человеческих лиц, пышные цветочные орнаменты. Но среди обломков стен, перекрытий, колонн мы увидели то, что, по­
в'идимому, было гордостью и святынек дворца, -
статуи. В центральной части главного зала, над белой трехм'етровой панелью, стояли застывшие в глине представители царского рода и местная знать по обе стороны тронов, на которых восседали прави­
тель и его супруга, осененные Афиной, Гераклом и богиней победы Никой; справа -
не менее тор­
жественная сцена представительства царских соро­
дичей; а наверху тянулся фриз с изображением девочек-танцовщиц, ряженыx скоморохов, нагих мальчишек, несущих тяжелые гирлянды цветов. Сле­
ва -
отряд лучников и тяжело вооруженных бакт­
рийских воинов мчался на распластанных в галопе боеВl,lХ конях. Это был апофеоз государственной мощи, торжества над врагами и ликующего празд­
нества. Апофеоз -
но переданный не застывшими абстрактно аллегорическими образами, а изобра­
жениями конкретных исторических лиц. Конкретны­
ми, ибо портретность скульптуры не вызывала со­
мнений. Кого же изображали эти статуи? На некоторых кушанских монетах отчеканен про­
филь мужчины -
хищный нос, крутой подбородок, несколько приплюснутый затылок, волосы, перетя­
нутые ремешком. На оборотной стороне этих монет рядом с изображением воина на коне шла надпись: "Правящий Герай-Санаб-Кушаю> или просто: "Герай­
Кушаю>. Считается, что Герай -
прямой предшест­
венник (отец или дед) кушанского царя Куджулы Кадфиза -
того самого, кто первым из кушанских царей вторгся в северную Индию и завоевал ее. На этих монетах впервые подчеркивается принад­
лежность правителя к роду кушан, да и по мане­
ре исполнения изображение царя резко отличается О;>Т эллинизированных профилей греко-бактрийского царства, -
кушаны как бы демонстративно поры­
вают с греческими традициями и утверждают собст­
венные ... Но среди скульптур Халчаянского дворца обнару­
жено до десятка голов главных участников развер­
тывавшихся здесь сцен -
голов с подобной же при-
ческой, резко нависающим лбом 'и сплюснутым затылком. Все они явно передают единый родопле ­
менной тип, но все они вполне индивидуальны. Это портреты представителей Гераева рода кушан, и может быть, один ИЗ НИХ И есть сам Герай, кото­
рого мы видели раньше только на монетах -
столь поразительны совпадения портрета с монетным че­
каном. И как первые кушанские монеты -
это пер ­
вый знак самоутверждения молодой, восходящей на арене истории власти, так и скульптура Халчая­
на -
первый дошедший до нас ртголосок процес­
са поиска и становления нового направления художе­
ственной школы Бактрии на раннекушанском перио­
де ее истории. Скульптура эта дает целую галерею личностей, наделенных характерами и чувtтвами, она глубоко реалистична и одухотворена. Исследования продолжались. Особенно приковы­
вало к себе внимание соседнее с Халчаяном огром­
ное городище Дальверзин-тепе tB 30 километрах к югу от современного города денау). В 1961 году археолог Л. И. Альбаум разведочными раскопами обнаружил здесь остатки дома кушанского времени. В 1962 году наша экспедиция начала исследование Дальверзин-тепе. И постепенно становилось все более ясным, что ХОЛМЫ этого городища скрывают остатки какого-то обширного древ.него города, стоявшего здесь и тогда, когда образовывалось первое Кушанское кня­
жество, и когда кушанские цари уже властвовали в северной Индии. И есть основания предпола­
гать, что Дальверзин-тепе -
это та первоначаль­
ная столица Кушанского княжества, которую под названием Ходзо у,поминают древние хроники. На юге ее высилась окруженная стенами могучая цита'дель,К ней примыкал отделенный рвом прямо ­
угольник города (1000 Х 800 метров), также защи­
щенный поясом стен и рвами, за пределами кото­
рых 'простирались обработанные поля и высились какие-то сооружения, напоминающие ныне о себе л,ишь неприметными отлогими холмиками. В 1966 го­
ду мы заложили раско,п на раопаханных остатках одного из таких холмов. Это оказались руи,ны с'вя­
тилища, воздвигнутого, судя по находкам монет, около 11 'века н. э. В это время 'Кушанская империя уже стала равной Риму и Парфии. Потомки Герая безраздель'но владычествовали в северной Индии. Но Индия, 'в свою очередь, как бы подчиняет по­
томков скифов влиянию своей высочайшей древней культуры. И в открытом нами святилище словно встрети­
лись два потока -
индийские и бактрийские худо­
жественные традиции. Те самые традиции, которые наметились в скульптуре Халчаяна, но уже претер­
певшие существенные изменения. ... В центре святилища располагалась монументаль­
ная глинобитная платформа -
по-видимому, осно­
вание так называемого ступа, памятного буддийского с,ооружения, -
окружен,ная продолговатыми поме­
щениями. Одно из них служило кумирней -
здесь возжигались светильники перед огромным изобра­
жением Будды, его спутников и учеников. Другое же было украшено статуями правителя, его наслед­
ника, вельможи, знатной дамы. Мы наэвали этот зал «залом царей». Раскопки позволили воссоздать картину жестокого, преднамеренного уничтожения статуй какими-то идолоборцами. Но, по счастью, фи­
гуры из «зала царей» пострадали меньше -
их просто сбивали со своих мест ••. И мы снова увидели лица кушанских правителей в высоких заостренных шапках, украшенных драго­
ценными каменьями. Но как отличались они уже от тех, кого увековечила СКУЛbflтура Халчаянского дворца!.. Лицо юного принца из Дальверзин-тепе прекрасно, горделиво, исполнено привычного, с дет­
ских лет воспитанного достоинства. Это уже не ди­
коватый скиф, как в Халчаяне, но утонченный от­
прыск аристократического рода. Да и сам стиль портретов уже совсем иной, чем в Халчаяне. Лица дальверзинских статуй выразительны, но почти не­
эмоциональны: их не бороздят ни складки 'воз­
раста, ни морщины раздумий. И в этом не только влияние самого буддизма с его проповедью устра­
нения от всяческих житейских волнений и суеты сует, но и отражение новых идейных позиций са­
мого кушанского искусства. Идеология большой во­
сточной монархии ставила перед ваятелями задачи создания образов величественных, в которых все человечески интимное было бы устранено, требо­
вала воплощения в портрете некоей идеальной сущности. И в этом отношении скульптура Дальвер­
зин-тепе рисует новый по сравнению с халчаЯНСКI1М этап развития кушанского искусст.ва. Искусства, за­
ключительной фазой которого будут еще более поздние по времени каменные статуи кушанских царей из Матхуры, с присущен для них оцепене­
лостью поз, торжественной отвлеченностью образов, застылостью черт лица -
те самые статуи, в кото­
рых видели лишь отдаленные отголоски «варварско­
го» искусства ... Работы на Дальверзин-тепе только начались и по­
требуют еще не одного десятилетия. Какие же со­
кровища ушедшей культуры еще затаены в недрах этого огромного города?. Казалось, века стерли с лица земли малейшие его следы. НО 'к тому месту, где оп был возведеn "огда-то древпим зодчим. пришли археологи. и сейчас можnо точnо представить. "а" выглядел этот ХалчаЯnС"'IЙ дворец тысячелетия пазад ... в JtEtl:PttldEH К
огда 28 апреля 1968 года рейсовый самолет из Лон­
дона приземлилея в >Кене­
ве и пассажиры уже собира­
лись покинуть салон, они услы­
шали вдруг обращение пилота: .. Нормальные, задержитесь пока на местах .•. » Те, кто принял обращение на свой счет, остались недоумевая в креслах, зато остальные с готов­
ностью заторопились к выходу на летное поле, где духовой ор­
кестр уже гремел что-то торжест­
венное. Потом были приветственные ре­
чи, улыбки -
непринужденные, но корректные. Автобусы подвез­
ли собравшихся к зданию аэро­
порта, и, когда все вошли внутрь, оркестр, оставив вдруг парадные 60 марши, эаиграл развеселую пе­
сенку. Через несколько дней приез­
жих уже видели в альпийском городке МеЙринген. Там, собст­
венно, все и случилось. Но лучше по порядку. В один прекрасный день при­
бывшие, будем говорить туристы, отправились к знаменитому Рей­
хенбахскому водопаду, описанно­
му еще, еСJ1И помни.те, Конан­
Дойлем: .. Это поистине страшное место. Вздувшийся от тающих снегов горный потон низвергается в без­
донную проп а сть, и брызги ВЗllе ­
тают из нее, словно ДЫМ из горя­
щего здання. Ущелье, нуда устрем -
П. 60РИ СОВ ляется потон, онружено блестящн­
мн сналами, черными как уголь. Внизу, на неизмеримой глубине, око суживается, превращаясь в пенящийся, кипящий колодец, который все время переполняется и со страшной силой выбрасывает воду обратно, на зубчатые скалы вокруг. Непрерывное движение зе· леных струй, С беспрестанным гро­
хотом падающих вниз, плотная, волнующаяся завеса водяной пы· ли, взлетающей вверх, -
все это доводит человена до головокруже­
ния и оглушает его несмолкаемым ревом». Подойдя к обрыву, туристы остановились, пораженные от­
крывшимся видом, и стояли мол­
ча, размышляя. Двое из них, сте-
пенные пожилые люди В несколь­
ко старомодных костюмах -
сэр Пауль Гор-Бут, видный чиновник министерства иностранных дел Ве­
ликобритании, и мистер Чарльз Шолфилд, из Королевской кол­
легии адвокатов, -
приблизились по узкой, в три фута шириной, тропинке к самому опасному ме­
сту над водопад.ом. И вдруг -
первым начал мистер Шолфилд, шедший сзади, -
они схватились, явно пытаясь столк­
нуть друг друга в зияющую про­
пасть. Женщины коротко вскрик­
нули и закрыли глаза. Никто и не подумал, однако, броситься на помощь, прекратить столкновение. Напротив, иные тут же направили свои фото- и кинокамеры, не желая упустить ни момента из этой рискованной схватки не­
молодых, но отчаянных джентль­
менов. Джентльмены тем временем упирались из последних сил, ста­
раясь перекинуть друг друга через заградительный парапет с торчащими тут же рядом таб­
личками «Опасно!» и «Ресторан обслуживает в любое время». Борьба не приносила пере веса ни одной стороне. Изрядно устав, а быть может, передумав, борцы опустили руки и вернулись к остальным туристам. Все с вос­
хищением смотрели на них. Первым. нарушил молчание ми­
стер Шолфилд. Поправив на пле­
чах черный плащ, он сказал: -
Да, мы очень хорошо знали друг друга прежде, но так вот схватываться не приходилось. -
У себя в оффисе, -
добавил, отдышавшись, сэр Пауль, -
я ско­
рее привык соперничать умом, но не руками. Тем не менее все бросились поздравлять с победой сэра Пау­
ля, называя его при этом мисте­
ром Холм сом, а корреспонденты, их было здесь достаточно, озагла­
вив будущие сообщения «Шерлок снова встречается со смертью», «По следам Шерлока Холмса», «Шерлокомания» или «Королев­
СКИЙ адвокат в смертель.ноЙ схват­
ке с дипломатом», приступили к отчетам: «Сегодня силами членов Обще­
ства Шерлока Холмса в Швейца­
рии у РейхенбахсlЦ>ГО водопада проведено столкновение, в дета­
лях повторяющее решающую схватку великого сыщика с «На­
полеоном преступного мира», <'самым опасным человеком в Лон­
доне» -
профессором Мориарти, о которой Конан-Дойль поведал в рассказе «Последнее дело Шер­
лока Холмса». Общество Шерлока Холмса, председателем которого, кстати, состоит сэр Пауль, основано в 1952 году и уже насчитывает 324 члена. Чем занимается это общество? О, работы хватает. -
Прежде всего не мешает знать, -
скажут вам активисты, -
что в историях о мистере Холм­
се очень многое затемнено или недосказано! Кем? Не торопитесь относить это обвинение к Kohah-ДоЙлю. Послушайте знатоков: «Это все доктор Ватсон. Он такой невнима­
тельный, что сплошь и рядом за­
бывал точно указать момент пре­
ступления, да и частенько не утруждался перепроверить фак­
ты и обстоятельства. А его ужас­
ный почерк! Теперь приходится приводить все в порядок. Ведь кто-то должен, наконец, ЭТ9 сделать!» Объем I1здаваемых коммента­
риев, перекрестных ссылок, гипо­
тез и аннотаций к приключениям знаменитого детектива уже во много раз превзошел число стра­
ниц в книге рассказов Конан­
Дойля, которую автор. тогда ~ще молодой лекарь, начал писать в длинные и томительные часы ожидания пациентов. Проявляя чудеса сообразитель­
ности, комментаторы точно уста­
навливают дату каждого преступ­
лени я (заметьте, не рассказа), био­
графию Холмса с детских лет, имена его предков, обстоятель­
ства женитьбы Ватсона, точный адрес квартиры детектива в Лон­
доне -
БеЙкер-стрит. 221б, где и помещается сейчас музей Шер­
лока Холмса. Составлен подроб­
нейший перечень его высказыва­
ний, приемов курить трубку и лю­
бимых словечек. Обширные ката­
логи помогают отыскать любую иллюстрацию, фильм или заметку, относящуюся к бурной жизни сы­
щика. Представьте, что вам сроч­
но понадобился зуб собаки Бас­
кервилей. Пожалуйста, он ждет вас в замке Х века -
нынешнем доме Адриана Конан-Дойля, сына писателя. Или вам нужно точно отыскать место, где был прислонен альпен­
шток, оставленный Холмсом на месте схватки. Пожалуйста­
точные координаты. -
Многие вещи приходится специально пояснять для амери­
канцев, -
сокрушается один из комментаторов, -
эти обязательно что-нибудь тают. янки напу-
Другой специалист, мистер Хау­
лет, возмущен западногермански­
ми фильмами о Шерлоке: «Да, мистер Холмс любил говорить: «Элементарно, доктор Ватсон»,­
но чтобы добавлять «мой доро­
гой»?! Никогдаl Это грубое иска­
жение истиныl» В архивах общества можно об­
наружить и бесчисленные письма школьников, советующихся с Шер­
локом Холмсом ПО личным про­
блемам. И вот теперь по прошествии 77 лет со дня знаменитой дуэли между Холмсом и Мориарти по­
следователи великого· сыщика, одетые в точном соответствии с викторианской модой: мужчи­
ны -
в черных сюртуках, с во­
ротником-бабочкой, в норфолк­
ских жилетах, а женщины­
в пышных кринолинах и широко­
полых шляпах, усыпанных искусст­
венными цветами, собрались, на­
конец, над Рейхенбахским водо­
падом. -
Я -
Мерридью из «Ужасной памяти», -
говорит один из со­
бравшихся, -
это самый малень­
кий из известных мне персона­
жеЙ. -
А я -
Эзекиан Хопкинс из рассказа «Союз рыжих», -
гово­
рит другой, -
и весь фокус в том, что на самом деле меня не суще­
ствовало. Здесь же -
доктора, слуги, бизнесмены, тюремщик, всевоз­
можные действующие лица исто­
рий Kohah-ДоЙля. Более того, здесь очутились два настоящих голландских детектива, посчитав­
ших экскурсию за практический' семинар, и видный профессор­
криминолог Мать е, который про­
чел затем в Лозаннском универ­
ситете лекцию «Велик ЛИ вклад Ш. Холмса в современную кри­
миналистику?» -
Все эти истории Холмса -
детские сказки, -
гремел с ка­
федры профессор, вызвав понят­
ное негодование присутствовав­
ших шерлокоманов. -
СУДИТЕ сами, -
продолжал метр, когда шум слегка поутих.­
В двадцати трех случаях убий­
ства мистер Холмс производит всего четырнадцать арестов. К то­
му же трое из арестованных -
животные! Однако, как вы понимаете, по­
добные аргументы -
как и вооб­
ще аргументы -
едва ли спо­
собны поколебать веру поклон­
ников в непогрешимость великого сыщика. 61 с. РЕМОВ 8 есь вечер Бьерне Нильсен возился с забарахлнвшим мотором. Пришлось снять его с лодки, затащить в дом, ра­
забрать на специальна подсте­
леннай старой маржовой шкуре и прамыть. Жена варила кофе. Запах его наполнял жилище, смешивался с запахом бензина, в котором Бьерне с любовью ку­
пал детаЛII. Снаружи завыли собаки. Ниль­
сен прислушался: «С чегО' бы это?» Сабаки не унимались. Бьер­
не натянул на себя анорак --
ме­
хавую куртку с капюшанам --
и вышел на улицу. В саседнем даме аткрылась дверь, и пая вился сасед. Дул сильный ветер. Неба было пере­
черкнуто густай полосай дыма. Она как шлейф тянулась ат агромного самалета, каторый нес­
ся в старану залива Северная Звезда. От корпуса самолета атдели­
лось несколько крошечных фигу­
рок, у одной парашют зацепился за хвост самолета, через мгнове­
ние фигурка полетела · вниз; вот и сам самолет резко накренился на крыло и почти вертикально, тяжелай бомбой, пошел к земле. в воскресныll день 21 января 1968 года с военного а"родрома в Платтсбурге (штат Нью-Яорк, США) вылетел бомбарднровщик сбоииг Б-52», входившн!! в состав 380-го авиаполка командования стратегической авиации. В 21.40 по среднеевропейскому времени сбоинг Б-52» врезался в ледяно!! пан­
цирь залива Северная Звезда, в пят­
надцатн километрах от базы ВВС США Туле-II. На борту самолета были четыре водородиые бомбы ... После взрыва эскимосы постоя­
ли еще некоторое время; посуда­
чили с соседями --
весь Туле вы­
'с ыпал на мороз, --
договорились подъехать на сабаках к месту ка­
тастрофы посмотреть, если будет можно --
помочь ... Туле пахож на другие гренланд­
ские города: Уманак, Канак, Тот­
хоб, Инчарфнгасуан. Правда, горо­
да они --
только по здешним масштабам. В Европе про них сказали бы: деревушка. Но за се­
мидесятой параллелью свои мерки в подходе к 'великому и малому. В городах стоят красные, жел­
тые, зеленые доми~и --
простые, незат е йливые и уютные, как мо­
жет быть уютным тепло после мо­
роза. Стоит гостю забресm в городок, как 'все егО' молодое население вы­
сыпает на улицу; у стариков эски-
62 ОСКОРБЛЕННЬIЙ мосов не принято показывать ся на • 1ЮДЯХ, к му д рым старикам нужна приходить само му. У мужчин --
рыбакав и охотников адежда од и­
наковая, зато '110 одежде женщин легко узнать их семейное положе­
ние: у девушек на ногах белые унты, у женщин --
кра с ные, у вдов --
черные. Туле --
почти по след нее п оселе ­
ние человека на пути к полюсу. Н еще Туле nривл е кал к себе вни­
мание (в первую очередь ученых) тем, что в этих местах живут эскимосы, сохранившие в нетрону­
том состоянии Дl ревний язык и обычай. И не случайно: трудна добраться сюда человеку, не при­
выкшему к жестоким ветрам, к моразам, а еще труднее-­
остаться и жить. Море и земля этай страны накрыты одним адея-
лом и абразуют единую бесконеч­
ную равнину. Белую страну ветра . ... Ехать эс кимосам никуда не 'ПРИШ.10СЬ. С американской базы примчали сь люд и и сообщили эс­
ким осам, чтО' на некатарый (не­
бальшай, завер или их) срак за­
прещается лавля рыбы и атстрел маржей, П ачему --
им не объяс­
нили. П и тание, сказали .'Iюди с 'базы, будет да с тавляться регу­
лярно. Все далжны аставаться на ме с тах. в 1951 году Соединенные Штаты да­
ли торжественное обязательство за· ЩИТИТЬ эту страну от всех врагов. Эскимосам. видать, ХТО-ТО угрожал. А кто -
объяснять не стали. На тер­
ритории Гренландии появились три военно-воздушные базы: в Стремфьор­
де, Сулианехабе и Туле-
11, вблизи го­
рода Туле. Кагда канчились запасы маржа­
вога мяса и рыбы, эскимосам НАРОД пришлось перейти исключительно на свиную тушенку «Made in USA». Тогда - то и зародился страх. Охота и рыбная ловля для эскимосов не только способ добыть пропитание, это и единственное занятие, един­
ственный способ существования. Не случайно п онятия « жит ь» и «ловить В мор е зверя» в язык е эскимосов совпадают. Н у, а у ж если говорить о пище, то ннк а К<tЯ тvшенка не з ам ен ит эскимосам свежее мясо -
если 6 не так а я пища, людям бы не осв о ить эт и суровые широ т ы. Эскимо с ы --
те рп е л ивый нар од. Такими их н аучила быт ь ЖИ ЗI~Ь. Случается, наприм е р, ч то з а о д ­
ним тюленем они охо тя тс я (и та ­
кая охота, к стати, н аз ыв аетс я «выжиданием») ц ел ый де нь ­
ведь у зверя нескольк о пр о душин, вот и жди, когда он в ынырн ет в ту, у которой ты стоишь. Не л е г · 'Ie и подкраст ься к тюл е ню, «заг о­
рающему» на л ь ду. К а ж ды й р аз, как толыю зверь п uд ним ет г олову, охотник тотчас зами рае т и ли п ри ­
нимаен:я терп ел иво п од р а ж ать свое й бе.спокоЙноЙ, п одоз рит е л ь н о й к любому шорох у ж е ртве: п одн и ­
мает ГО J ЮВУ, озирается, п о вор ачи ­
вае'ГСя с боку на б о к, сгиба я н ог и в коленях, точн о ч ешет себя зад-
63 '. ними ластами. И так, пока не подползет к тюленю вплотную. Но ждать, не работая, ждать, не понимая, что происходит во­
круг, ждать, боясь всего ... Весть о катастрофе америкаиского стратегического бомбардировщика, иа борту которого иаходились четыре во­
дородные бомfjj.I. быстро облетела весь мир. После Паломареса пришел черед Гренландии. У всех в памяти раэви­
тие событий: как и вПаломаресе, американское командование поспешило эаранее (!) успокоить мир: иичего страшного, радиация никому не гро­
эит. Череэ два месяца появилось со­
общение о том, что «,специальные ОТ­
ряды собирают осколки бомб и остат­
ки самолета, извлекая их нз снега и льда... Сбор радиоактивных деталей почти закончен, за исключением мел .. ких ОСКОЛКОВ, которые еще предстоит раэыскать. Найденные осколки в кон­
тейнерах переправляются в США для эахоронения». А для эскимосов Гренландии американское комаНДОВЭlше под­
твердило старый приказ: ло·в ры­
бы и отстрел моржей запр·ещен. Бьерне Нильсен и двое его то­
варищей ,все же не выдержали. Нильсен поставил на каяк отре­
монтированный мотор и спустил лодку в воду. Но не далеко уплы­
ли три каяка: всех их выследили, задержали, лодки отобрали. Те­
перь люди сидели по домам. В Туле поселились тиши,на и страх. Туле ждет, чем же все это (непонятное, чужое, не имеющее к ним 011ношения, это) кончится. В Туле побывал итальянский этнограф Рино дзокки. Вот что он сказал, вернувшись: «Эскимосы встречают незнако­
мых улыбкой. «Кута, -
говорят они пришельцу. -
Добрый день». Но теперь куда чаще видишь их понурыми, а чуть не первое слово, которое они тебе говорят, -
«эр­
сивунга» -
ся боюсь». И вот я сейчас спрашиваю себя: станут ли эскимосы, единственные, кто в этих широтах чувствует себя как дома, помогать американцам, подарившим им четыре водород­
ные бомбы? Нет. Этого не случит­
ся. У ЭСIШМОСОВ простая, не обре­
мененная условностями нашего ве­
ка логика. Им, хотя они и не про­
сили, обещали помощь и защиту. Теперь эскимосы увидели, чем обернулась для них эта защита; теперь они чувствуют себя ос­
корбленными ... » добавим лишь, что все эти со­
бытия произошли в 1968 году, объявленном Организацией Объ­
единенных Наций Годом защиты прав человека. добавим лишь, что в этом же году стало изве­
стно о том, что США проводят на острове испытания химическо­
го 11 бактериологического ору­
жия. 64 РОБЕРТ ГР El7ев З, анrПНltсниii пнсатепь Рассказ ~ орогая тетя Мэй! Тебе ни за что не отгадать, какой день выдался у меня вче­
ра, в вознесенье, которое совпа­
ло с днем моего рождения. у входной двери я столкну­
лась с нашим новым почтальо­
ном давно не стриженным молодым человеком, и он вру­
чил мне твою поздравительную открытку: «Теперь тебе один­
надцатЬ». Огромное спасибо. Он поинтересовался, как сле­
дует понимать твои слова, и я ему объяснила. После этого он спросил, не знаю ли я семейст­
во иностранцев по фамилии Эск? Я ответила, что не знаю, а потом попросила разрешения взглянуть на конверты. Оказа­
лось, что все десять писем были адресованы папе, «Уильяму Сми­
ту, эсквайру», и провалялись у почтальона целую неделю. В ре­
ЗУЛ.ьтате мы оба были очень до­
вольны. В разговоре я упомянула, что по случаю дня рождения сеньор Колом берет меня смотреть бой быков. Тут лицо почтальона ос­
ветилось как китайский фонарик. На мой вопрос: «А что быки, свирепые?»-я услышала: «Это су­
щие дьяволы,. с ними просто беда, дочка». Я спросила: «То есть как это беда?» И он мне объяснил, что старший мата.цор Поблето на­
писал своему другу дону Рамо­
ну, который выращивает быков на своей ферме под Хересом, чтобы тот прислал шесть штук недо­
мерков, так как он и еще два матадора, Кальво и Брончито, не оправились после гриппа. Поблето хорошо заплатил дону Рамону и благополучно уладил вопрос с дирекцией арены. Все шло нормально, пока новый ге­
нерал-губернатор Мальорки, он же президент арены 1 и большой любитель порядка, не отправил­
ся самолично посмотреть, каких быков выгружают с парохода. Едва взглянув, он распорядился взвесить их, и, убедившись, что весят они намного меньше по­
ложенной нормы, дал приказ отправить быков обратно и за­
требовать других. Пароход с ними только что прибыл, и, по словам почтальона, эти быки -
сущие дьяволы, такой у них свирепый вид. Мой друг сеньор Колом музыкальный критик, но это за­
нятие ему не дает ничего, кроме нескольких жалких песет в не­
делю, вот он и подрабатывает в роли критика боя быков. Постоянно выступающий ма­
тадор загребает две-три тысячи фунтов за каждый бой> так что его агенту ничего не стоит оп­
латить каких-то там критиков, способных расписать смелость и гениальность мата.цоров даже в том случае, если это и далека от истины. О концертах сеньор Колом пишет то. что думает, но бой быков -
дело другого рода. Тут агент пишет рецензию сам, а сеньор Колом перечитывает, исправляет грамматические ошиб­
ки, добавляет несколько ярких строк от себя и подписывает. Так уж оно повелось. Словом, я, сеньор и сеньора Колом отправились смотреть бой быков. По соседству с нами уселись два матроса-американ­
ца -
сейчас тут в порту стоит американская эскадра. Губернатор самолично измерил длину рогов i'I предупредил слу­
жителя, что снова сделает это после того, как быки будут уби-
I Должностное лицо, наблюдающее за боем быков. ты. И если рorа охажутси за­
тупленными или укороченными, то виновных упрячет в тюрьму. Потом он проверил, не длиннее ли положенного наконечники пик, а также послал ветерина­
ра проследить, как· бы ...:.кто не напоил животных слабительным и не вывел их.,из строя. Словом, бой быков обещал быть инте­
ресным. Генерал-губернатор уселси в своей пре~идентской ложе и JlОС­
ле музыкального вступления махнул платком, фанфары . за­
играли, и первого быка выпусти­
ли на арену. 'Он был необъят­
ных размеров и ринулся вперед, как ангел смерти. Но Korдa вы­
шли тореро и принялись ero дразнить, с арены раздался страш­
ный рев, публика протестующе 6 .,Вокруг света,. ;м 8 , , кричала «bIZCO, blzco!», что оз­
начало «бык косоглазый., -
на плащ не кидаетси. По распоряжению губернатора быка угнали с арены, а Поблето, ~оторый должеl! был с ним дратьси, .. криво улыбнулси: за­
менить этого быка было некем, так как резервный бык утонул, поскользнувшись на сходнях при выгрузке с парохода. Губернатор так и кипел от бе­
шенства. Следующий бык выгля­
дел очень свирепым, и тореро спасались, убегая в укрытие. А когда один из них не успел туда юркнуть, ему пришлось вскарабкатьси на деревянный барьер и укрытьси в проходе. Бык прыгнул за ним через сте­
ну, сбил какого-то репортера, рас­
топтал ero очки и кинокамеру и Р"СУНИМ r. Фиnипповскоrо напугал до полусмерти. Зрители же покатывались со смеху. В это время снова заиграли фанфары; и «вышла кавалерия», так сеньор Колом всегда назы­
вает пикадоров. Не успел один из служителей вывести лошадь на позицию, как бык настиг ее и повалил. Очу­
тившись под конем, пикадор от­
бивалси свободной ногой от быка, норовя попасть ему в морду. Один из американских матросов упал в обморок, и приятелю при­
шлось ero выносить. В других местах потеряли сознание еще четыре американских матроса­
видно, они люди сердобольные. Это был бык, предназначенный для Брончито. Брончито -
IJыан и помолвлен с сестрой Кальво. Он ужасно суеверный, а перед боем 65 --
ему повстречались три монашки, прохаживавшиеся гуськом. Он сказал Кальво, что выступать от­
казывается, на это Кальво отве­
тил: «Тогда тебе не бывать моим зятем. Неужели ты хочешь осра­
мить меня перед всем честным народом? Или, может, мне убить еще и твоего быка? Но все это доставляет мне не больше удо­
вольствия, чем тебе». После таких речей Брончито обещал не уви­
ливать от боя. Ну, а тот пика­
дор остался цел и невредим, с ними никогда ничего не· случает­
ся. Тореро отогнали быка, а слу­
жители подняли лошадь на ноги, и, как потом выяснилось, она не так уж сильно пострадала. Тем временем пикадоры исправно де­
лали свое дело; не отставали от них и бандерильеры. А Брончи­
то дрожал. Он проделал не­
сколько· жалких пасов, держась от быка как можно дальше, а потом вознес молитву святой деве -
хранительнице матадоров, которая отгоняет быка своим голубым плащом. И вот, когда бык стоял, расто­
пырив ноги, так что Брончито было очень удобно его прикон­
чить, он ЭТО И сделал, заколов его с одного удара. Зрители ·бы­
ли возмущены -
он совсем не раздразнил быка, а они платят деньги за то, чтобы увидеть имен­
но это зрелище. Третий бык предназначался для Кальво, который разошелся, так как был зол на Брончито. Он проделал с дюжину красивых па­
сов, высоких и низких, а также вероник и рекорте, и они страш­
но понравились всем, кроме сень­
ора Колома -
ведь тот знавал великого Лаланда, который был непревзойденным мастером вся­
ких приемов и даже многие из них усовершенствовал. По его словам, у Кальво они были ка­
кие-то судорожные и бездарные, хотя в газете он этого, конечно, не напишет. В конце концов Кальво свалил быка и был на­
гражден его ушами. Главный служитель преподнес Кальво и хвост, но губернатор жестом дал знать, что достаточно одних ушей, а служителя оштрафовали на пятьсот песет за превышение полномочий. После антракта, когда публику обходили с земляными орехами и минеральной водой, опять на­
стала очередь Поблето. Его бык преспокойно добрался до сере­
дины арены и, осмотревшись, улегся. После долгих подстре­
каний и ПОДС'lосгиваний, н.а кото­
рые он не реагировал, пришлось 66 послать за черными и белыми бычками, которые, прискакав на арену, звеня колокольцами, в конце концов подняли его на ноги. Помните историю с быком Фердинандом? Так она имеет совсем другой конец. Добро­
душные быки, подобные Ферди­
нанду, не возвращаются на фер­
му есть ромашки. Боюсь, что ИХ потом расстреливают, как на войне дезертиров. Тем временем зрители теряли терпение, они неистово орали и свистели. Пятый бык -
снова бык Брон­
чито -
был гигантом неопреде­
ленной масти, с рогами, похожи­
ми на бивни слона. Брончито ох­
ватил страх и ужас, когда обе лошади бы-!\.и повалены на землю еще до того, как пикадоры при­
бегли к своим копьям, и только одному бандерильеро благодаря его громадному росту удалось изловчиться и. всадить в загривок быку несколько стрелок. Брончито был бледен как бу­
мага и лишь делал вид, что дразнит быка, на самом же деле тот гонялся за ним по всей аре­
не, а публика заливалась смехом и отпускала грубые шутки. Тог­
да Брончито погрозил пальцем, потребовал красную мулету и шпагу, а потом ... Угадай, что? Он пронзил быку шпагой легкие, вместо того чтобы заколоть его, как положено, -
промеж лопаток. Испанцы, не веря своим глазам, подняли невероятный рев, для них это было все равно, что вы­
стрелить в лису. И только аме­
риканские моряки бурно выража­
ли свой восторг, считая, что Брончито поступил очень разум­
но. Конечно, эти одобрительные возгласы потонули в неистовом реве толпы, а генерал-губерна­
тор вскочил и выругался. Тут явились два жандарма, аресто­
вали Брончито и отвели в тюрьму. Последний бык был едва ли не лучшим из пяти предыдущих, и Кальво хотелось блеснуть как никогда. Он пожелал иметь не только оба уха и хвост, но и но­
гу, чем вообще редко награжда­
ют матадора. Он начал дразнить животное и, посвятив его пуб­
лике, выделывал удивительные вещи. По деревянному барьеру вдоль арены проходит нечто вроде небольшого карниза, кото­
рый помогает в критическую ми­
нуту вскарабкаться на него. Так вот Кальво уселся на этот кар­
низ, не оставляя себе возможно­
сти увернуться от наскока, и в этой позе делал все свои пасы. Затем он встал на колени и дал животному коснуться рогами зо­
лотых шнурков на своей груди. После этого, сделав еще несколь­
ко ПОТPfJсающих вероник, он не­
ожиданно повернулся спиной к быку и пошел, оставив того стоять с растерянным видом. За­
тем Кальво подал тореро знак удалиться, чем очень обрадовал зрителей. Но в этот момент ка­
кой-то негодяй бросил на арену шляпу, шляпа отвлекла быка от мулеты, и он боднул Кальво в бедро, поднял на рога и швырнул оземь. После этого бык попы­
тался его добить. Не знаю, сколь­
ко американских моряков тут по­
падало в оБМОРОк,-мне было не до них. Вдруг давно не стриженный почтальон в серой форме кинул­
ся на арену, выхватил у Кальво шпагу и красную мулету и от­
влек быка. Это был наш тще­
душный новый почтальон! И по­
ка служители уносили Кальво в операционную, он очень храб­
ро дразнил быка и вызвал во­
сторженные аплодисменты, еще более громкие, чем те, которыми награждали Кальво. Даже сам генерал-губернатор аплодировал, хотя почтальон и нарушил поря­
док. Все ожидали, что Поблето выйдет на арену и при кончит бы­
ка, но его тоже арестовали за оскорбление лейтенанта граж­
данского караула, которое он на­
нес, вступившись за Брончито. В общем оказалось, что теперь ни одного настоящего. матадора не осталось. Но Кальво упросил, чтобы нашему почтальону разре­
шили добить быка в награду за спасение его, Кальво, жизни. Ге­
нерал-губернатор дал согласие. А когда я отчаянно замахала платком, почтальон узнал мое желтое платье и перепосвятил быка мне -
представляешь, тетя Мэй, мне, потому что это был день моего рождения и еще пото­
му, что я ему объяснила, кто та­
кой эсквайр. И хотя бедный маль­
чик был неотесан и совершенно не владел искусством матадора, как сказал и написал потом сень­
ор Колом, ОН «со второй попыт­
ки ухитрился убить своего врага». После этого почтальона, ко­
нечно, тоже арестовали, но гене­
рал-губернатор велел его осво­
бодить и даже подарил ему ко­
робку гаванских сигар. Всегда любящая тебя племян­
ница Маргарет. П~ревела с английского л. ЗАВЬЯЛОВА ЧИСТИЛЬЩИКИ СВЯТОГО ПЕТРА о том, .. то и зиаменитыil собор святого Петра в Риме АОJlжен проходнть «чистилище», впервые заговорили еще в 1600 году. Папа I(лемеит VIII повелел тогда создать осо­
бый цех мастеровых, которые ДОЛЖНЫ поддерживать незем­
иоil блеск купола собора. Сеil .. ас ежегодным туалетом СВЯТОГО Петра занимаются пятьдесят три человека. Пять­
десят два ловких акробата со стальными мышцами и креп­
кими нервами и их девяностолетниil бригадир Джузеппе Джанфран .. ески. Самые приятные ДЛЯ Джанфраи .. ески мину­
ты -
это те, когда его мальчики, как скалолазы, караб­
каются по колоннам, как циркачи, раскачиваются под ги-
гантским куполом, как заботливые ОТЦЫ, утирают носы ангелам. А самые неприятные минуты -
те, когда он ду­
мает, ЧТО скоро ему придется расстаТЬСJl с Сан-Пьетро. Годы уже не те, пора на покоЙ. 29 ИЮНЯ -
день святых Петра и Павла. сСампьетрнни», как назыают людей, CJlСДJlЩИХ за чистотой ватикан­
СКОГО собора, считают ЭТОТ день СВОИМ цеховым праздни­
КОМ -
Праздником пятидесяти трех ЧИСТИЛЬЩИКОВ. пристав­
ленных охранять великую красоту творения Микеланд­
жело. « ... ПОТОМУ ЧТО ОНА ECTЫ~ Э д обвязался канатом и был готов идти дальше. Оба они -
Эд и Дэвид -
чертовски устали. -
Нам только пройти этот последниil кусок, Эд! кРикнул Дэвид, чтобы ободрить и его и себя. -
А потом все пойдет как по маслу! -
Угу, -
отозвался Эд. И вдруг он отклонился назад. Послышался резкиil ца­
рапающий звук, и Дэвид увидел, как Эд нсчез в пусто­
те. Он промелькнул как тень. Словно невиднмая рука оторвала его от ледяиоА площадки, на которой ОНИ стоя­
ЛИ. Эд даже не успел вскрикнуть. -
Зацепись за что-нибудь, Эд! Зацепись за что попало! .. Крик Дэвида все еще плыл в темном воздухе, когда сни-
зу донесся звук от падения тела на ледяноil откос. Было слышно, как тело скОльзило по ледяному склону, KOTO~ рый тянулся более чем на километр и с каждым метром становился все круче ... В июне ПРnШJlОГО года четверо альпинистов -
шведы Дон fleHceH и Матт Хале и американцы Дэвид Робертс и Эд Бернд -
решнли предпринять штурм Хантингтона, гроз­
ной и труднодоступной: «Горы страха», расположенной в массиве Мак-Кинли -
самой высокоil горы Северной Америки. Выйдя ИЗ Талкитны -
крошечного местечка на Аляске, они четвертого июня разбили базовыil лагерь у водопада на подступах к Хантингтону. Был ясный солнечный день, и в ознаменование OTKPЫ~ тия дагеря Эд пустил в безоблачное небо несколько ра­
кет. Но уже на следующий день началась буря. Все чет­
веро зарылись в снег и пролежали в нем двое суток. По­
ТОМ они пустились В путь. Пришлось подниматься по скло-
ну в 70 градусов. Через два дня ~ снова буря, и снова альпинисты, как суслики, зарываются в норы. Когда бу ­
ря утихла, четверо снова ТРОНУJlИСЬ в ПУТЬ. От напряже­
ния и усталости кружилась голова, но они ободряли друг друга н, вглядываясь в в е ршину Хантингтона, кричали: «Не робей, реб"та! Доберемся!:. Им не ПОВС3J10: будь погода хорошей, ОНИ не потратили бы СТОЛЬКО СИл и времени, добираясь до той последней площадки, с которой хотели начать последний этап вос­
хождения. Но вот цель близка: осталось всего метров три­
ста. Путь к вершине идет по гребню, ПО обе стороны ко­
торого обрываются глубокие пропасти. Все четверо хорошо помнили о том, что их предшествен~ никам, французам, понадоБИJIОСЬ почти пять часов, чтобы пройти эти три сотни метров. Поэтому они решили, на­
сколько это было возможно, экономить силы. Они дошли до вершины. Вернее, до маленькой площад­
ки в нескольких метрах от верхней ТОЧКИ горы.; сама вер-
шина представляла собой обледеневшее каменное острие, недоступное человеку. Эд, бывший заядлым курильщиком, за все время вос­
хождения не выкурил ни одной сигареты; здесь он чирк­
нул спичкой и с наслаждением затянулся. Кто бы мог подумать, что это была его последняя сига­
рета! Полчаса как зачарованные смотрели они на великолеп­
ный вид, открывшиАся их глазам. «Мы стояли В молча­
нии, -
рассказывал позднее один ИЗ участников этой экс­
педицин, Дэвид Робертс. -
Не знаю, о чем думал стоя­
щий рядом СО мной Эд, но я думал о том загадочном очаровании гор, которое покоряет сердце каждого, кто хо­
тя бы раз в жизни поднялся на вершину. Я вспомнил Эдуарда Химпера, вписавшего свое имя в историю аль~ пинизма победой над Маттерхорном в 1864 году. На во­
прос о том, почему ему так не терпится покорить эту го· ру, ОН ответил: «Потому что она есть!_ А что я, Дэвид Робертс, могу добавить к этому? Толь­
ко то, что Хантингтон -
вершина не последняя! .. ~ Ну, а потом четверка начала спуск, с которого мы и начали наш рассказ. Об этом спуске рассказывает и фото­
графия, на котороil вы видите Эда Бернда. Ш 1948 году в Новой Зелан-
I дии было сделано открытие, потрясшее мир орнитоло­
гов, -
а именно: была от­
крыта (точнее, вновь от­
крыта) птица, которая исчезла с лица земли. Имя этой птицы­
ноторнис, или такахе, а ее исто­
рия -
одна из самых увлекатель­
ных в анналах орнитологии. Впервые такахе обнаружили в 1850 году. Маори хорошо знали эту птицу; правда, на Северном острове она была известна толь­
ко по окаменелостям. На Южном острове, рассказыв а ли маори, осо­
бенно по берегам двух б о льших ледниковых о з ер Те Анау и Мана ­
поури, 'водилось много такахе, т а к много, что маори устраивали еже­
годную охоту на них зимой, когда снегопад вынуждал птиц спускать­
ся с гор в поисках пищи. Прав­
да, ко времени прибытия европей­
цев в этих р айонах мож ~ 1O было найти одни лишь окаменелости. И вот в 1850 году на ОСТ,юве Ре­
зольюшен отрядом звеРО l'оев впер­
вые была поймана живая та,кахе, и ловцы поступили с ней так, как обычно поступают в таких случа­
ях люди: они ее съели. Через два года поймали еще одну такахе, которую, вероятно, постигла та же участь, но, к счастью, чучела обе­
их птиц были приобретены джентльменом по фамилии Мэн­
тел, и он отправил их в Лондон­
ский музей естественной истории. Затем такахе исчезла. Было похо­
же, что, подобно другой знаме­
нитой нелетающей птице -
додо, она окончательно вымерла. Однако нашелся некий доктор Дж. Б. Орбелл, который не ве­
рил, что такахе последовала за додо, и в 1948 году отправился ее искать. Для поисков он избрал древнюю ледниковую долину высо­
КО в горах западнее озера Те Анау. Экспедицию Орбелла нель­
зя на з вать удачной, ибо он, хотя видел какие-то следы и слышал необычные птичьи крики, не смог обнаружить никаких доказательств существования такахе. Нимало э тим не обескуражен­
ный, доктор Орбе.лл через cellb месяцев в ернулся в ту же долину и на сей раз наш е л н е большую ко­
JЮнию н е улоВ!имых птиц. Каждый натуралист мечтает о таком от­
wрытии, НО только одному из мил­
л иана удается его сделать, так что я ОТ Л I IfЧНО пр е дставляю себе радость Д,ОКТ'Qра Орбе.лла, когда он впер:вые увидел настоящую жи­
вую такахе, -
и завидую е му. Ра­
зумеется, газеты всех стран на с.~едующиЙ же день большими ДЖЕРАЛЬД ДАРРЕЛЛ ТАКАХЕ, КАКАЛО, КЕА 69 Рисунки автора буквами известили о возвращении такахе, и правительство Новой Зеландии, опасаясь нашествия в маленькую долину экскурсантов, орнитологов и прочих бродяг, спо­
собных распугать птиц, с по­
хвальной оперативностью вмеша­
лось и объявило весь район пло­
щадью около семисот квадратных миль заповедником, закрытым для всех, кроме официально команди­
рованных ученых и натуралистов, да и их визиты были взяты под контроль правительством и Управ­
лением природных ресурсов. Те­
перь такахе (их численность при­
мерно определяли в тридцать­
пятьдесят штук) могли, наконец, жить спокойно в своем заповед­
нике. По приезде в Веллингтон я уз­
нал вторую половину истории, и она показалась мне еще примеча­
тельнее, чем первая. Несмотря на то, что район объ­
явили заповедным и закрыли для посторонних лиц, птицы отнюдь не были застрахованы от всех опасностей. Во-первых, их было так мало, что неожиданное вторжение в долину завезенных в страну ла­
сок и горностаев могло привести к полному истреблению такахе. Не менее гибельным могло стать вторжение также завезенных оле­
ней или опоссумов, которые губят деревья и тем самым изменяют среду обитания птиц. Оставался один способ защитить птиц, а именно -
попытаться создать пи­
томник такахе, но это было не так просто, как может показаться на первый взгляд. Прежде всего для эксперимента требовался рай­
он, похожий на долину Такахе; далее, нужно было привлечь на свою сторону общественность, по-
70 тому что множество доброжелате­
лей выступали против «заточения такахе в клетки». На горе Брюса, милях в восьмидесяти от Веллинг­
тона, подыскали вполне подходя­
щий район -
так была решена первая задача; тогда же удалось в конце концов убедить и общест­
венность в том, что все это де­
лается только для блага самих птиц. «Операция такахе» была ут­
верждена. Но забраться наверх, поймать живых такахе и снести их вниз было задачей не из лег­
ких -
она привела бы в смяте­
ние самого искушенного звероло­
ва. Оставался один выход: добыть птенцов. Но эт.о решение породило бездну новых проблем. Прежде всего птенцам нужна приемная мать. Казалось бы, для этой роли лучше всего подходит заслужен­
ная домашняя птица -
курица­
бентамка. Однако даже самая флегматичная бентамка вряд ли посмотрит милостиво на то, что ей сунут под крыло птенцов та­
кахе и велят их греть. Значит, нужно найти яйца такахе и тут же подложить их наседке. Но кто-то возразил, что самая крот­
кая и чадолюбивая курица не усидит на яйцах, если ее будет швырять и трясти всю дорогу. Авторы «Операции такахе» сов­
сем приуныли; было похоже, что такахе невозможно выручить. И тут кому-то пришло в голову под­
вергнуть кур психологической об­
работке, иначе говоря, научить их при любых обстоятельствах неко­
лебимо сидеть на яйцах. Надежд на успех было мало, но почему не попробовать? Произвели тщатель­
ный отбор, из целой сотни кур выбрали несколько штук, которых отличала либо полнейшая тупость, либо предельная флегматичность, и принялись их тренировать так, словно речь шла о будущих де­
сантниках-командос. В картон­
ные коробки положили по не­
сколЬ'ку куриных яиц, наседки за­
няли свои места, после чего нача­
ли тренировку. Коробки трясли, роняли, возили на машинах по ухабистым дорогам, перевозили в поездах, на быстроходных катерах и самолетах. Постепенно менее устойчивые натуры начали сда­
вать и по кидать яйца, и к концу испытания осталось всего три на­
седки. Из них отобрали одну: ко­
робку, в которой она насиживала яйца, сбросило веткой с крыши машины на землю вместе со всем содержимым (элемент тренировки, не предусмотренный программой), коробка прокатилась несколько ярдов по земле и остановилась вверх дном, а когда ее открыли, курица по-прежнему с мрачной решимостью насиживала яйца, причем ни одно из них не разби­
лось -
очевидно, наседка овоим телом защитила их от удара. Вер­
ная долгу бентамка стала самым важным участником «Операции такахе». Наседка с честью справилась с поставленной задачей, в положен­
ный срок вылупились два птенца, и ученые вместе с курицеi: нача­
ли даже слегка гордиться своим достижением. Ведь они все-таки до бились успеха. Не говоря уже о том, что речь шла о чрезвычайно редкой птице, эта история сама по себе не мог­
ла не вызвать у нас желания уви­
деть живую такахе в естественной среде, и как только мы прибыли в Веллингтон, я запросил разре­
шение для всей нашей киногруп­
пы посетить долину, разумеется, вместе с нашим гидом Брайеном из Управления природных ресур­
сов, дабы гарантировать, что мы не украдем яиц и не унесем под пальто парочку такахе. Наконец разрешение было дано, и мы от­
правились на озеро Те Анау. Прежде до долины добирались пешком, но теперь налажено срав­
нительно удобное сообщение. Вы садитесь в гидроплан, и он под­
нимает вас на две тысячи с лиш­
ним футов. Мы отнесли снаряжение на при­
чал, и тут выяснилось, что гидро­
план очень маленький и может взять только двух пассажиров. -
Ладно, -
сказал наш ре­
жиссер Крис. -
Ты, Джим, за­
бираешь аппаратуру и отправля­
ешься первым ... -
А если они забросят меня туда, а потом застрянут здесь, -
спросил оператор Джим. -
Что 'Г0гда? Я один в глухой долине, полной свирепых птиц... ни еды ... ни товарищей... а когда-нибудь, лет через десять, вы забредете ту­
да и отыщете в тумане мой белый скелет ... Старина Джим, скажете вы, ведь ничего парень был... по­
жалуй, надо послать открытку его жене. Изверги бесчувственные. Вскоре послышалось какое-то, я бы сказал, брюзгливое жужжание, появился гидроплан и пошел вниз, напоминая видом и гудением рас­
серженную стрекозу. Он плавно сел на воду, развернулся и мед­
ленно приблизился к причалу. Мы принялись грузить снаряжение и в конце концов затолкали сопро­
тивляющегося Джима в кабину; гидроплан заскользил по поверх-
насти озера и поднялся в воздух, оставив след -
мелкую рябь и белую пену. Через полчаса само­
лет вернулся, мы по очереди за­
няли места и понеслись по озеру. Я реагирую на полеты, как все нормальные люди; другими сло­
вами, я твердо убежден, что либо пилота в критическую минуту хватит j1азрыв сердца, либо оба крыла нашего самолета от ломят­
ся, если не при взлете, то при по­
садке. Это, конечно, относится к полетам на больших машинах. Но я почему-то тешу себя мыс­
лью, что авария на маленьком са­
молете _. пустяковое дело, две­
три ссадины -
все, что вам гро­
зит. Однако наш летчик все бли­
же и ближе прижимал машину к горному CKJIOHY, И Я начал сомне­
ваться, так .1И безболезненна ава­
рия на маленьком самолете, как мне всегда представлялось. Я уже примирился с мыслью О неминуе­
мой гибели в реЗУJ/ыате маневров обезумевшего пилота, но тут в склоне открылась узкая щель (другого слова не подберешь), и мы ворвались в нее. Это было то самое ущелье, которое служит входом в долину Такахе. По обе стороны высились источенные во­
дой утесы с буковым лесом, при­
чем расстояние от стенки до стен­
ки было таким, что самолет едва­
едва помещался там. К счастью, ущелье было не очень длинным: через полминуты мы благополучно выскочили из него. -
Приехали, сказал лет-
чик. -
Долина Такахе. Единственным способом доста­
вить багаж на сушу бы]!" тащить его на себе, разувшись и подвер­
нув брюки. Выйти из самолета прямо в воду ледникового озера глубиной в восемнадцать дюй­
мов -
это такое удовольствие, о котором я предпочел бы не вспо­
минать. Я никогда не представлял себе, что вода может быть на­
столько холодной. не обращаясь при этом в лед. Мы с Брайеном сделали два захода, пока не пере­
несли все, и за это время ноги у меня так онемели, что я их сов­
сем не чувствовал, словно мне их отрезали ниже колен. К тому же я уронил один ботинок в озеро, что отнюдь не улучшило моего настроения. -
Послушай-ка, Джерри!-
крикнул мне Крис; он стоял поза­
ди Джима с обычным своим ви­
дом дистрофической ламы. -
Ты не мог бы пройти еще разок? Мы не с той точки снимали. Я свирепо посмотрел на него, стуча зубами. -
Что за вопрос, дорогой дру-
жище, конечно, могу! -
саркасти­
чески вымолвил я. -
Я готов на любые жертвы ради искусства. Хочешь, разденусь догола и пе­
реплыву через озеро? Ты только скажи. Сейчас столько новых ле­
карств придумали, от воспаления легких, говорят, в два счета вы­
лечивают. -
Только ты на этот раз прой­
ди помедленнее, -
ухмыльнулся Дж им. -
Как будто ты это де­
лаешь с подлинным наслаждени­
ем, понял? На следующее утро, окостенев­
шие от причудливых поз, В кото­
рых нам пришлось лежать всю ночь на полу охотничьей хижины, мы встали и приготовили завтрак. День обещал быть хорошим, и мы в приподнятом настроении заша­
гали по берегу к широкому лугу, где, по словам Брайена, были найдены первые гнезда такахе. Наше приподнятое настроение объяснялось тем, что в опаловом утреннем свете озеро казалось меньше вчерашнего, и мы надея­
лись за каких-нибудь полчаса прогулочным шагом дойти до цели. Однако нам предстояло скоро убедиться, что долина Такахе об­
манчива. Я уже много лет охо­
чусь за животными в разных кон­
цах света, но неприпомню слу­
чая, чтобы мне было где-нибудь так неуютно, как в этой долине. Первый же день явился нагляд­
ным примером того, что ожидает человека, задумавшего охотиться на такахе. Толстый слой ярко-зе­
леного мха, словно дорогой вор­
систый ковер, выстилал почву между кустами осоки. Нога бук­
валы.;) тонула в нем -
тонула так, что потом мох не хотел ее отпускать. Когда же мы извлека­
ли ногу из мха, звонкое чавканье отдавалось по всей долине, слов­
но выстрел. Уверен, что через пят­
надцать минут в пределах пяти­
десяти миль не осталось ни од­
ной такахе, которая не была бы предупреждена о нашем появле­
нии. Мы иззябли, мы промокли на­
сквозь, и мы видели все что угод­
но, только не такахе. Однажды нам попался свежий помет, и мы окружили его с тем же чувством, с каким Робинзон Крузо рассмат­
ривал знаменитый след ноги; мы находили места, где птицы недав­
но кормились, пропуская сквозь клюв длинные стебли осоки; нахо­
дили на земле пустые гнезда, сви­
тые из той же осоки и ловко укрытые под нависающей травой; а один раз Брайен даже заявил, будто слышит крик такахе, но так как уже вечерело и в долине была такая тишь, что урони бу­
лавку -
и все услышат, мы ре­
шили, что он просто хочет под­
нять наше настроение. И когда мы, уставшие, прозяб­
шие, промокшие, удрученные, до­
стигли хижины, о которой нака­
нуне отзывались так пренебрежи­
тельно, она показалась нам вер­
хом роскоши. Сбросить мокрую одежду и, сидя перед горящими поленьями, глотать горячий чай, сдобренный виски, было верхом блаженства, и скоро мы уже го­
ворили себе, что сегодня просто выдался такой неудачный день. Скверная погода сделала такахе нелюдимее обычного, а вот завт­
ра, уверяли мы друг друга, в до­
лину набьется столько такахе, что негде будет ногу поставить. Наш энтузиазм несколько по­
умеРflЛСЯ, но не увял совершенно, когда мокрые носки Джима, ста­
рательно развешанные для суш­
ки над очагом, с убийственной точностью свалились прямо в ка­
стрюлю, в которой Брайен з&дум­
чиво помеши.вал закипающий суп. Правда, суп от этой приправы не стал хуже, зато у Джима появил­
ся еще один повод брюзжать, и он с большим рвением предался этому занятию. На следующий вечер погода ис­
портилась, и мы совсем пали ду­
хом. Завтра нам уходить из до­
лины, и до чего же обидно -
проделать такой путь, так основа­
тельно промокнуть, столько зяб­
нуть -
и все впустую. А ведь та­
кахе где-то тут: стебли осоки только Чl'О объедены, помет све­
жий. Эти негодные птицы явно играли с нами в прятки, но нам было вовсе не до игры -
не то место и не то настроение. И вдруг -
только что перед тем я поскользнулся и шлепнулся на мокрый, особенно вязкий в этом месте мох -
Брайен под­
нял руку, призывая нас к тишине. Мы замерли, боясь дохнуть; ноги медленно погружались в мох. -
В чем дело? -
выдохнул я наконец. -
Такахе, -
ответил БраЙен. -
Вы уверены? -
Лично я слышал только плеск и чавканье от своего собственного падения. -
Да, сказал БраЙен.-
Прислушайтесь, и вы услышите сами. Это был глухой рокот, вроде барабанной дроби, затем, после короткой паузы, уже с другого места, чуть подальше, прозвучала новая дробь. Мы заметили какое­
то движение в осоке прямо перед нами, потом еще, но ближе к ле-
71 су. Не думая о том, что Крису н Джиму, нагруженным камерой и треногой, трудно поспевать за на­
ми, мы с Брайеном стали подк:ра­
дываться к подозрительным точ­
кам. Я говорю «стали подкрады­
ваться», на самом же деле моему сверхчувствительному слуху каза­
лось, что мы шлепаем по мху, словно полк гиппопотамов, за­
бредших в котел с густой кашей. Ближе, ближе... Трава колыхну­
лась ... Я сделал маленький шаг в сторону, и тут из-за густой осоки вышла такахе. То, что я увидел, ошеломило меня. Ведь до сих пор я знал та­
кахе только по черно-белым фо­
тографиям и считал, что они ве­
личиной с английскую куропатку, с невзрачным крапчатым оперени­
ем, а тут передо мной стояла птица ростом с крупную индей­
ку, только покруглее, и на фоне темной буковой листвы и бледно­
желтой осоки ее оперение свер­
кало, словно ювелирное изделие. Мощный клюв, напоминающий клюв клеста, был алого цвета, но­
ги -
тоже; голова и грудь яркой синевой могли поспорить со Сре­
диземным морем; спина и крылья были дымчато-зеленые. Стоя на широко расставленных ногах, та­
кахе настороженно повернула го­
лову в мою сторону и изда­
ла короткую дробь. Я глядел на птицу с восхищением, она на ме­
ня -
с величайшим недоверием. Внимательно рассмотрев меня, та­
кахе опустила голову и с великой важностью не спеша пошла даль­
ше. В следующее мгновение она скрылась за кустиком осоки. Мне бы стоять неподвижно, и она, наверно, вышла бы снова, но я так боялся потерять из виду эту великолепную птицу, что сде­
лал несколько шагов в сторону. И испортил этим все дело. Така­
хе испуганно оглянулась, издала низкий звук -
сигнал тревоги -
и слегка неуклюже, но достаточно быстро побежала в лес искать ук­
рытие. Беглянка исчезла за дере­
вьями, и сколько мы после этого ни подкрадывались, не УВИ:J.ели больше ни одной птицы, только слышали таинственное потрески­
вание да взволнованную дробь ... -
Ну, вот что, -
сказал дома БраЙен. Завтра спускаемся вниз на Те Анау, а потом можно отправляться на гору Брюса. Там вы снимете отличные кадры, ведь наши такахе, а они уже перерос­
. ли свою наседку, стали на диво ручными, ну прямо домашняя птица. -
Я вот чего не понимаю, -
сказал Джим, -
почему мы сра-
72 зу не отправились на гору Брюса, вместо того чтобы бродить здесь, рискуя заболеть воспалением лег­
ких? -
А подлинность? -
строго произнес Крис. -
Нам ведь нуж­
но показать среду обитания птиц... передать атмосферу. -
Что до меня, я эту атмосфе­
ру узнал, -
сказал Джим, глубо­
комысленно выжимая из своего носка полчашки воды. Заповедник этот (разумеется, государственный) представляет собой обширный зеленый участок, тщательно огороженный и заса­
женный осокой. Такахе, уже сов­
сем взрослые, содержатся на во­
ле. Когда мы вошли в ограду, на участке никого не было видно, но стоило птицам услышать наши го­
лоса, как они тотчас выскочили из кустов и помчались к нам, низ­
ко держа голову и топая больши­
ми ногами. Им так не терпелось отведать бананов, которые мы для них принесли, что они бук­
вально набросились на нас, тол­
кались, лезли на колени. Вблизи такахе выглядели еще великолеп­
нее, чем я думал; зеленоватое зо­
лото . и пурпур их шелковистого оперения ярко блестели в солнеч­
ных лучах. Душа ликовала от со­
знания, что живые такахе суетят­
ся у наших ног и едят из рук, совсем как домашняя птица, но, оказывается, впереди меня ожи­
дала еще большая радость. В одном конце участка стоял большой птичник в виде полуме­
сяца. Мы были настолько увлече­
ны такахе, что я не обратил осо­
бенного внимания на эту построй­
ку, только заглянул внутрь мимо­
ходом. Там лежали прутья и пуч­
ки травы, больше ничего я не за­
метил и решил, что птичник пу­
стует. Может быть, его построи­
ли для такахе, когда те были по­
меньше? С трудом отделавшись от бесцеремонных птиц, которые были убеждены, что у меня где­
то еще спрятаны бананы, я спро­
сил об этом БраЙена. -
Нет, это какапориум, с гордостью в голосе ответил БраЙен. -
Что такое какапориум? -
осторожно осведомился я. Это Такое место, -
объяс­
нил Брайен, внимательно глядя мне в лицо, -
где держат ка­
капо. Слова Брайена подействовали на меня так, как если бы он объ­
явил, что У него есть полная ко­
нюшня единорогов. Ведь какапо не только одна из самых редких, но и одна из самых своеобразных птиц Новой Зеландии, и хотя я мечтал увидеть какапо, мне это казалось несбыточным. -
Вы хотите сказать, -
про­
должал я, -
что у вас в птич­
нике есть какапо, и вы до сих пор об этом молчали? -
Вот именно, -
ухмыльнулся БраЙен. -
Сюрприз. -
Ведите меня к нему, -
по­
требовал я, дрожа от нетерпе­
ния. -
Ведите меня к нему не­
медленно. Довольный моей бурной реак­
цией, Брайен отворил калитку птичника, и мы вошли. В углу стоял деревянный ящик, накры­
тый большой охапкой сухого ве­
реска. Мы подошли, осторожно раздвинули вереск, и я увидел глядящие на меня с расстояния восемнадцати дюймов глаза до­
подлинного, живого какапо. Какапо еще называют совиным попугаем -
очень меткое назва­
ние, потому что он так похож на сову, что даже опытному орнито­
логу простительно ошибиться с первого взгляда. Он крупный; оперение очень красивого, дымча­
того, серовато-зеленого цвета с черными крапинами, «Лицо» ши­
рокое и плоское, как у совы, с огромными темными глазами. Обитатель ящика смотрел на меня свирепо, как престарелый полковник, которого разбудил в клубе пьяный младший лейтенант. Помимо своеобразной внешности, у какапо есть еще две особенно­
сти. Во-первых, он редко летает, да и то очень неуклюже, а чаще всего СОВ'сем не по-попугаичьи бе­
гает по земле; во-вторых, он ве­
дет ночной образ жизни. На во­
ле какапо во время своих ночных экскурсий протаптывают в траве маленькие тропинки, и сверху местность кажется сплошь исчер­
ченной пересекающимися просел­
ка ми. Пока мы снимали сердитую пти­
цу, Брайен рассказал, что совиные попугаи находятся под серьезной угрозой, настолько серьезной, что мы, возможно, видим перед со­
бой последнего живого какапо. Печальная мысль, которая долж­
на встревожить всякого, особен­
но если вспомнить, что гибель грозит многим птицам, млекопи­
тающим и рептилиям. Вероятно, единственная надt!жда на спасе­
ние для такахе и какапо заклю­
чена в таких заповедниках, и чем больше их будет на свете, тем лучше . Завершив съемку сюжета о та­
кахе, мы собирались посвятить последние три дня Веллингтону и его окрестиостям, снимая все, что нам покажется интересным. Но судьба в облике шуплого· человеч­
ка, встреченного нами в баре, вмешалась и расстроила наши планы. Надо сказать, что с первого дня нашего пребывания в Новой Зеландии Крису не давали покоя и портили настроение две веши. Во-первых, ему никак не удава­
лось прилично записать звук: чья. Сушие комики... честное сло­
во, стоит попробовать их заснять. Я поспешил наполнить стакан Криса. -
Да-да, конечно, мы попробу­
ем, -
сказал я. -
Да, -
громко произнес Крис с внезапной решимостью. -
И мы отправимся на гору Кука завт­
ра же. Что нам оставалось делать? Мы отправились на гору Кука. Здесь мы поселились в отеле с велико­
лепным видом на гору и на лед­
ник Тасмана и безотлагательно приступили к лихорадочным по­
искам кеа. Все уверяли нас, что нет ничего проше, -
горы и долины кишат этими птицами, нельзя да­
же машину поставить, потому что сейчас же на нее опустятся не-
.. сколько десятков кеа и примутся разбирать на части, словно какие­
нибудь одержимые механики. Сто­
ит только отъехать немного в го­
ры -
в любую сторону! -
и по­
звать: «Кеа... кеа... кеа ... », как в тот же миг к вам отовсюду сле­
тятся кеа. только приготовит аппаратуру, как либо машина проедет, либо самолет пролетит, либо подует сильный ветер, а то и сам «ар­
тист» скроется -
да разве пере­
числишь все, что мешает звукоза­
писи. Во-вторых, нас повсюду спрашивали, что мы уже засняли, а услышав ответ, удивленно вос­
клицали: -
Как, неужели вы не сняли кеа?. Что это за фильм о Новой Зеландии без кеа... Без этого кло­
уна снеговых гор... ведь их так легко снять... Они совсем ручные, вы их увидите повсюду ... Возможно, кому-нибудь еше эти крупные, ярко окрашенные попу­
гаи в самом деле встречались по­
всюду, но мы пока ни одного не видели, и это чрезвычайно раздра­
жало Криса. И когда на вопрос уже упомянутого злополучного субъекта, что .мы успели заснять, я начал перечисление, Крис опять стал похож на ламу. -
Как? удивился челове-
чек. -
Вы не сняли кеа? -
Нет! -
отрезал Крис, вло­
жив в одно это коротенькое сло­
во столько холода, что его хвати­
ло бы, чтобы сотворить неболь­
шой айсберг_ -
А вы бы поднялись на гору Кука, -
продолжал наш собесед­
ник, не подозревая, что ступает по краю пропасти. -
Я только что оттуда, их там видимо-неви­
димо. Ничего нельзя оставить, сразу налетят и разорвут в кло-
Так мы и сделали. В первый же день отправились к горе Кука и стали кататься вокруг нее, ос­
танавливаясь перед каждой тре­
шиной и расшелиной, чтобы по­
звать, как нас учили: «Кеа ... кеа ... кеа ... » Но голые склоны остава­
лись безжизненными. В тот вечер Крис, несмотря на чудесное вино и нежнейшую жареную форель, сидел с видом сердитого верблю-
да, который забыл дорогу к бли­
жайшему колодцу. На следуюшее утро ни свет ни заря, храня унылое молчание, мы поехали к леднику Тасмана у под­
ножья горы Кука, чтобы возобно­
вить поиски кеа. Стоя над ледни­
ком, мы слышали, как он, по­
кряхтывая, постанывая и потрес­
кивая, миллиметр за миллиметром сползает вниз по долине на сви­
дание с морем. Заглушая речь ледника, над го­
лым пустынным ландшафтом раз­
неслись наши крики «кеа!», и со всех сторон отозвалось обманчи­
вое эхо. И как же мы удивились, когда внезапно невесть откуда показался кеа и сел на каменный шпиль за пределами досягаемости нашей кинокамеры. С округлив­
шимися от возбуждения глазами Крис полез вверх по склону, хрипло ВОпя «кеа!». Птиuа взгля­
нула на взъерошениое сушество, с безумным взором вынырнувшее откуда-то из недр ледника, изда­
ла крик, ПОЛНЫй недоумения и ужаса, и поспешно улетела_ Ког­
да мы пришли в себя после при­
ступа неприличного смеха, то с удивлением обнаружили, что Крис отнюдь не обескуражен, напротив, первая встреча с кеа воодушевила его. Он считал, что успех почти обеспечен, теперь надо только снять вводные кадры. Под ввод­
ными Крис подразумевал кадры, показываюшие, как «лендровер» подъезжает к леднику, как мы выходим из машины и зовем кеа, и виды местности. Потом снимем крупным планом птицу и все смонтируем. Съемки фильма -
дело хитрое и непростое, подчас приходится сперва снимать отъезд, а уже по­
том прибытие. Мы выгрузили сна­
ряжение и установили камеры, а так как наМ нужен был звук, Крис мрачно достал из футляра магнитофон и водрузил его на груду камня. После долгой беготни с про ВО­
дами и микрофонами он объявиЛо наконец, что все готово. Наша задача была несложной: подъ­
ехать на «лендровере» к указан­
ной точке, выйти и звать кеа. Ка­
мера запечатлеет наши движения, а рекордер увековечит отражен­
ные склонами голоса. Я уже гово­
рил, что другого такого глухого и уединенного места надо было поискать, не видно не только лю­
дей и построек, но даже никаких животных, поэтому мы были про­
сто поражены, когда, выйдя из машины и .Дружно прокричав «кеа!», внезапно услышали такой невообразимый шум, словно по соседству свихнулся какой-нибудь из заводов Форда. Это был визг, вой и скрежет механизмов, под-
вергнутых неслыханным пыткам. Что вызвала эти звуки, аткуда ани идут? Мы видели талька Криса, катарый присел окала сва­
его. аппарата с наушниками на галаве и выражением дикай муки на лице. Вдруг из-за беспарядачно на­
грамажденных глыб паказался аг­
рамный, величинай спалдама, экипаж, прапрадед всех бульдазе­
рав. Звеня, гремя и дребезжа, ан палз в нашу старану, а на самам верху, на маленькам сиденье при­
мастился перемазанный машин­
ным маслам челавечек, катарый как будто. пытался управлять этай махинай. Он приветливо. па­
махал нам рукай, приближаясь на сваем трясущемся чудавище. Крис сар вал с галавы наушники и, ат­
чаянна размахивая руками, пад­
бежал к калеснице дьявала. -
Выключите матар! -
арал ан. -
У нас идет звуказапись! -
Чега? -
крикнул ватвет че­
лавечек, переключая скарасть с ле­
денящим кравь скрежетам. -
Мы снимаем кина ... Вы не магли бы выключить матар? ревел пабагравевший Крис. -
Гаварите грамче... ничего. не слышу, -
абъяснил челавечек. ...:.. Выключите эту праклятую штукавину... ВЫКЛЮЧИТЕ! вапил Крис, бурна жестикулируя. Вадитель сасредатаченна па-
сматрел на нега, извлек из кароб­
ки скарастей еще одна караткае, терзающее слух сазвучие, патам накланился вперед, нажал какую­
та кнапку, и магучая машина стихла. -
Ну, что. вы там гаворите? -
спрасил ан. -
Извините, мне тут была плаха слышно... Очень уж шумна. Крис нервна вздохнул. -
Вы не магли бы нескалька минут не пускать эту ... эту ... эту штуку? Панимаете, мы сннмаем кино., нам нужна записать звук. -
Ах, кино., да? -
заинтереса­
ванна праизнес челавечек. -
Ка­
нечна, магу не пускать. -
Спасибо., -
с дражью в га­
ласе паблагадарил Крис и вернул­
ся к рекордеру. Талька ан надел наушники и падал нам знак начинать, вдруг механическае чудавише апять аж ила, с тай разницей, что. теперь вадитель пасредствам какога-та валшебства пустил ее задним хо­
дам, и ана медленна паползла аб­
ратна за камни, из-за катарых явил ась. Крис, с лицам цвета rтe­
резрелага персика, швырнул науш­
ники на землю и, изрекая смач­
ные фразы, кинулся следам за махиной. Через мгновение воцари-
74 лась благасловенная тишина, и Крис вышел из-за камней, выти­
рая ·лаб. -
А теперь, -
хрипла праиз­
нес ан, -
папрабуем снава. На этат раз удалась снять кадр, на эпизад с бульдазерам пагубна паВЛИЯJI на нервы Криса, и . весь астаток дня. ан ат маJIей­
шега шума падскакиваJI, сдавна испуганный адень. Тем баJIее что. мы не увидеJIИ бальше ни ад нага кеа и вернулись в гастиницу са­
вершенна убитые. У нас БыJI та­
кай удрученный вид, что. наша ачараватеJIьная гарничная-маарий­
ка не выдержаJIа и даскава спра­
СИJIа, в чем деда. Радуясь, что. нашелся сачувствующий СJIуша­
тель, мы загаваРИJIИ все разам. Кагда гам нем нага стих и стада вазмажна разабрать, а чем идет речь, на JIице гарничнай отрази­
дась удивление. -
Кеа? -
с недаумением ска­
зала ана. -
Вы хатеJIИ снять кеа? Что. же вы мне не сказали? -
А чта? падазрительна спрасил Крис. -
Пять диких кеа каждае ут­
ра прилетают на двор гастини­
цы, -
абъяснила ана. -
Я карм­
JIЮ их хлебам с маслам. Каждае утра ани тут как тут. Камментарии излишни. На следующий день, едва рас­
свело., мы уже брадили в ажида­
нии дабычи по двару, вааружен­
ные камерами, магнитафанами и харашим запасам ХJIеба с маслам, катарае каким-та абразам ухитри­
лась аставить свай след на всей нашей аппаратуре и пачти на всей адежде. И тачна, едва рассеялся утрен­
ний туман и аткрылась гара Ку­
ка с разавай ат васхадящега салн­
ца снежнай макушкай, как между скалами в нижней части склана, начинающегася сразу за гастини­
цей, раздаJIИСЬ грамкие крики. В сущности, ани напаминаJIИ кри­
ки, катарые мы пытались изда­
вать накануне, рискуя забалеть астрым ларингитом, но тембр был другой, какой-то звонкий, ликую­
щий, буйный, не для наших голо­
совых связок. И вот показалась пятерка кеа. Они опустились на крышу гостиницы и стали ходить по ней, наблюдая за нами и вре­
мя от времени крнча свое «кеа ... кеа ... ар'ррр ... » Деревян,ная поход­
ка и напыщенный вид, словно они чувствовали себя господами все­
ленной, в сочетании с повторяю­
щимся однообразным криком при­
давали им удивительное сходство с кучкой фашистов. Основной цвет оперения кеа -
зеленый разных оттенков, от тра-
вянага да сераватага, на из-за пурпурнага атлива ано издали кажется давальна темным. Крылья снизу изумительнага агненно-аран­
жевага цвета, и, кагда птица их расправляет или взлетает, на се­
кунду кажется, что. ее абъяло пламя. Неабузданные, шумные, азар-
ные -
ну, праста неатразимые птицы... Глядя, как два кеа, вы­
мазав клюв маслам с крашками хлеба, дерутся за ачередь ска­
титься па крыше, бранят друг Д,руга, взъерашив хахалак и хла­
пая крыльямн, так что. аранжевая падкладка гарит на салнце, пр е­
вращая их 'в ажившие каст­
ры, я думал а там, как жаль, что. этих абаятеЛЬ1JЫХ птиц мна­
гие в Навай Зеландии счита­
ют врагам абщества намер адин. Дела в том, что. кеа пристрасти­
лись к салу домашнего живатно­
га, катарае навазеландцу дораже раднай матери: авцы. Спару нет, найдя авечью шкуру или тушу, кеа не упустят случая папиравать, на фермеры уверяют, будто. дела этим не аграничивает­
ся, будто. птицы нападают на жи­
вых овец и убивают их ради са­
ла. Даставерные случаи действи­
тельна атмечены, на никто. еще не исследавал, все ли кеа ведут себя так и в самам ли деле ани при­
чиняют такай ущерб, как эта ут­
верждают фермеры. На папрабуй­
те сказать аб этам авцеводу, да еще дабавьте, что., па-вашему, не жаJIЬ патер ять нескалька авец ра­
ди удавальствия иметь саседями кеа, -
и мажете вызывать «Ска­
рую памащь». И тем не менее кеа -
бальшай, красивый, шум­
ный, азарнай и сваенравный кеа­
алицетваряет край диких гар -
Навую Зеландию. Этим веселым, беспутным шутам надо. гардиться. А вместо. эта га (и так ведь быва­
ет са мнагим, что. украшает нашу жизнь) его. нещадна преследуют и убивают всюду, где талька за­
стигнут. В качестве пращальнай виньет­
ки из Навай Зеландии предлагаю вам такую картинку: на заднем плане -
гара Кука с абтрепанной па краям шапкай разаваго снега и ленива палзущими па скланам клачьями утреннего. тумана, ка­
тарый мягка абвалакивает скалы и скрывает шрамы пасле недав­
них абвалав, а на фане гары стре­
мительна летят энергичные пти­
цы -
талька крылья вспыхивают огнем на салнце, да веселые зван­
кие крики «кеа... кеа ... » атдаются между седых скал. Перевел с английского Л. ЖДАНОВ Д
эви д Лэ~к, английский орнитолог, задал себе странныи для непосвященного вопрос: видят ли самцы-малиновки друг друга? O'I1BeT вроде бы ясен натуралисты наблюдали это тысячи раз: стои т появиться где-то поблнзости чужаку, как са­
мец сразу же вступает с ним в яростный бой. Лзкк все-таки усомнился: «А не реагирует ли тот лишь на ярко-красную грудку противника, не видя нич его остального?» Ученый поставил опыт -
возле гнезда малиновки положил моток красной пряжи. И -
самец набросил­
ся на красный клубок с такой же "ростью, словно пе ­
ред ним был вторгшнйся на его «территорию» сопер­
ник! А другой опыт, поставленный Л зкком, был та -
75 ким: учеиый замазал ярко-красиую грудку одиого ИЗ самцов белой краской, и... тот словно стал иевидим­
кой --
иа его появлеиие возле чужих гиезд ии одиа из птиц больше ие реагировала ... В фаитастике ие редкость произведеиия о миожест­
ве смежиых миров, которые существуют в простраи­
стве и времеии «где-то рядом» друг С другом, ио иа­
столько изолироваиио, что их обитатели и ие подозре­
вают о соседях. Такие миры, разумеется, фаитазия. Но в природе иаблюдается другое явлеиие. Исследо­
ваиия, проводившиеся во миогих странах, доказали: разиые группы живых существ видят окружающий мир ие так, как его видят другие. У каждой возии­
кает перед глазами свой «зрительный мир», не схо­
жий с другими; в разиых глазах запечатлеваются субъективио разные картины объективного мира. Недавние исследования ученых позволили нам по­
смотреть на окружающее «чужими глазами», и вот как выглядят некоторые из открывшихся «зритель­
НЫХ миров» других существ. мир -
ЭТО ТО, ЧТО ДВИЖЕТСЯ. Г лаз ча­
сто сравнивают с фотоаппаратом. Не слишком удач­
ное сравнение! Неподвижный фотообъектив --
и глаз человека, не останавливающийся ни на одно мгно­
венье. Осматрнвая какую-нибудь вещь, мы непремен­
но «ощупываем» ее взглядом -
сканируем. И если остановить движение, вдруг «отключив» все глазные мышцы (такие опыты проводились), то там, где толь­
ко что глаз видел неисчислимое множество предме­
тов и тонов, возникнет серое, лишенное очертаний и красок полотно. Но как же так? Ведь у жаб, лягушек, насекомых, некоторых рыб г лаза неподвижны. Каким же образом они видят окружающее? А они его и не видят... в нашем поннмании этого слова. Понаблюдайте, как ведет себя жаба. Вот она непо­
движно сидит в траве. Насекомые не появляются, кругом тишь, и жаба ни на что не реагирует, будто спит. Вдруг показалась летящая муха. Жаба немедлен­
но настораживается, молнией мелькает ее длинный язык, и насекомого нет --
прог лочено. И снова жаба отрешается от окружающего. Отрешается, потому что не видит его. Жаб усаживали на карусели, а вокруг раскладыва­
ли дохлых мух. Жабы сидели неподвижно, не обра­
щая ни малейшего внимания на лакомство. Но вот карусель завертелась. И жабы ринулись на пищу, мимо которой они проносились. Когда же карусель остановилась, жабы снова не видели мух, лежащнх у них «под носом». Для жабы, пока она неподвижна, природа кажется серым экраном, на котором возннкает лншь то, что движется. Для такой жабы сад --
это извивающийся червяк, жужжащая муха --
не более. Но если жаба начинает прыгать, то во время прыжков она видит и находит дорогу между камнями и стеблями. Стоит ей остановиться, мир снова превращается для нее в «tabula rasa» --
«чистую доску». Но не лучше ли жабе в борьбе за существование было обзавестись не пассивным, а активным зрением? Очевидно, нет. Мир такой, каким его видит человек, посылает в мозг колоссальное количество информации. Для пере работки ее необходима высокая организация мозга. А небольшое, просто устроенное тело жабы-­
плохая «база» для высокоорганизованного крупного мозга. Вот почему «человеческое» вИдение для нее не­
позволнтельная роскошь. Да и зачем? На сером экра­
не летящее насекомое заметно несравненно лучше. Никаких помех, добыча сама сигнализирует о себе. 76 Естественный отбор беспощаден к излишествам. Жаба видит только то, что ей необходнмо видеть. Ты­
сячелетиями «шлифуя» 'свои творения, при рода наде­
лила каждое живое существо таким органом зрения, что для иего оио «лучше всех»! у собак, иапример, зрение, по человеческим поия­
тиям, весьма совершенное. Одиако собаки не разли­
чают цвета. Особых пигментных клеток, которые по­
сылают по нервам в мозг импульсы цвета, на сетчат­
ке их глаз нет. Да и все другие млекопитающие, кроме некоторых вндов, вндят окружающее черио­
белым: контраст повышается, орнентироваться им в таком мире проще и удобнее. Для собаки тоже имеет значение, движется предмет ИЛИ нет. Собака редко потеряет из вида убегающего зайца. Но не случалось ли вам замечать во время охоты, как преследуемое животное вдруг замирает на месте пос,реди самой отчаянной гонки.? И собака, даже несмотря на свое велнколепное чутье, сплошь и рядом проскакивает мимо затаившейся жертвы... До недав,него времени думали, что преследуемое животное останавливается, чтобы замаскироваться на местности. Очевидно, это не совсем так. У собак тоже есть мышцы глаз, обеспечивающие активное «считыва­
ние», сканирование предметов, и все же глазу соба­
ки трудиее задержаться на Н,еподвижном объекте и опоз'нать его. Вероятно, пре,следуемые животные пользуются этим: они останавливаются для того, чтобы преследователям было труднее их рассмот­
реть. Но чтобы улучшить в таких случаях внде­
ние, хищники иногда специально покачивают голо­
вой, вызывая «искусственное» движение глаз. И точно так же вертят головамн, чтобы яснее раз­
глядеть неподвижный предмет, некоторые породы собак ... Устройство глаз тоже не случайность. У лошадей, наПРИ1мер, зрач,ки горизонтальные --
в плоских, от­
крытых степях такой обзор выгоден. У кошек и ли­
сиц зрачки, наоборот, вертикальные --
при таком у",тройстве глазу' легче отыскнвать мышей в траве и птиц на деревьях. Глаз рыбы анаблепы решает еще более сложную задачу. Эта необычная рыба жи­
вет на поверхности воды, и у нее глаз разделен на два сектора: верхний видит в воздухе, нижний --
в воде. Одним взглядом (или двумя?) анаблепа за­
мечает сразу и птиц в небе и рыб в водоеме. Ведь нападения можно ждать отовсюду... Образ жизни формирует зрение, определяет его специфику. мир -
ЭТО ТО, ЧТО УВЕТЕТ. Если бы человек мог взг лянуть на свет ЛОВОЛОСУЮ голову ребенка сквозь глаз бабочки, он увидел бы очень странную картину: ты-
сячи головок и над ними --
тысячи солнц. Г лаз бабочки состоит ИЗ тысяч ячеек, каждая из кото· рых --
маленькое оконце в мир. Но F зрительном аппарате бабочки все ячейки замкнуты на мозг та­
ким образом, что бабочка видит не тысячи изобра­
жений, а одно. Зато какое! Лицо ребенка выглядит чем-то круглыI,' смутным, а копна золотистых во­
лос предстает в виде зарослей золотистых лиан, причем каждый волосок --
лиана крупней самой ба­
бочки. Ячеистая, «многоокая» структура глаз у ба­
бочки «фильтрует» изображение: детали, важные с с точки зрения борьбы за существование, укруп­
няются, подчеркиваются; ненужные --
смазывают­
ся. Можно, конечно, ошибиться --
светлые волосы ребенка чем-то напоминают головку одуванчика. Но вот лицо ... Тут НИК'.IКИХ ассоциаций не возника­
ет, и оно видится смутным пятном. Если б насекомые видели все в натуральную величииу, то в окружающем пространстве они могли бы просто-напросто «затеряться». Увеличение как бы компенсирует малость тела насекомого по срав­
нению с пространством, в котором они вынуждены искать себе пропитание. Горизонт для пчелы, напри­
мер, удален не на километры, а на метры, зато ле­
песток розы ее глаз способен укрупнить до разме­
ров раффлезии -
самого большого цветка в мире. Точно по такому же принципу -
ненужное вон из поля зрения! -
пчела видит только раскрытые жн­
вые цветы. Почки уже не привлекают ее внимания. Лес, поле, луг для пчелы -
это созвездия распу­
стившихся колокольчиков и фиалок, лилий и ябло­
невых лепестков. И человеку трудно представить, как невероятно красив этот мнр. Ведь, кроме обыч­
ных красок, пчелы вндят еще и ультрафиолетовое излучение. Т а же клумба маргариток выглядит в их глазах гораздо нарядней. Лишь по фотографИИ, снятой через специальный фильтр, мы можем опре­
делить, что головкам маргариток свойственно отра­
жать ультрафиолетовый свет. И в то время как для нас маргаритки окрашены в белое и желтое, для пчел они еще усыпаны кольцами багряных крапн­
нок. Как огни на аэродроме ночью указывают лет­
чику посадочную полосу, так и крапннки подсказы­
вают пчелам, где находнтся нектар. мир -
это то, что Я ЗНАЮ. Яркие цвето-
вые «бакены» -
Г.\авные из ориентнров, расставлен­
ных природой в сложных птичьих мнрах. Это необхо­
димость. Дневным птицам надо уметь распознавать цвета, чтобы схватить клювом бабочку или сесть на куст с ягодами. До недавнего временн счнта­
лось, что птицы видят так же хорошо, как н че,ltо­
век, еслн не лучше. Да, птицы видят прекрас"о, но совсем не так, как человек, и многое нз того, что доступно нашему зренню, нм недоступно. Ведь зре­
нне птиц приспособлено к инстннктнвному сущест­
вованию на больших скоростях. А тут це до частно­
стей! Верней, не до всех частностей. Поэтому в жиз­
НН птнц невероятно важную роль играют броские сте­
реотипы -
ярко выраженные «меткн», позволяющне в мгновенне ока опознать весь предмет в целом, не тратя временн на рассматриванне деталей. Естест­
венный отбор закрепнл эту особенность настолы,о, что во многих случаях поведение птнц целнком за­
внсит от зрительного стереотипа. В этом -
объяснение «загадочного» поведения самца-ма'линовки, когда он в опытах Дэвида Лэкка как на врага бросался на моток красных ниток и не замечал настоящего противника, если у того бы­
ла замазана красная грудка. Опознавалась MeТl,a, а не сам предмет! Точно так же в опытах Нико Тим­
бергена, специалиста по психологии животных, мо­
лодые серебристые чайки путали своих роднтелей с куском картона, на котором вверху было нанесе­
НО красное пятно, имитирующее пятно на головах чаек. Птнцы долбилн клювамн эту красную приман­
ку, требуя пнщи, не обращая вннмания на родите­
лей, у которых пятна были прикрыты. «Зрительные миры» птиц заполнены красками, резкнми очертаниями деревьев, углами домов, нога­
.ми людей, яркими гребнямй -
какие-то фантастиче­
ские, совершенно невообразимые для нас миры! За­
то невозможно представить, как жнлн бы птицы, если бы оии были иаделены человеческим вндением. Так, насекомоядные птицы видят насекомых там, где мы заметить нх совершенно не в состоянии. Для этих птиц -
ласточек, стрижей, козодоек, мухоло­
вок, малиновок и других -
небо выглядит наподобие коллекции энтомолога. Ночным птицам цвет не нужен. Они его и не ви­
дят. Зато светочувствительность их глаз необычай­
но велика. Ночной мир предстает для совы черно­
белой фотографией полян, деревьев, спящих птиц. Обозревая сверху дремлющую темноту, сова ждет нарушителей спокойствия. Когда внизу зашевелится мышь, сова беззвучно пикирует к земле, н на скоро­
стн ста километров в час ее глаза неотрывно и точ­
но фокусируют цель. мир -
это ВСЕЛЕННАЯ. Вцдят все живые организмы. Даже те, у которых ... нет глаз. Охотни­
ца за устрицами -
морская звезда находит щель меж створкамн устричных раковин с помощью кро­
шечных светочувствительных крапинок на кончнках своих лучей. Морской еж, этот комок игл и яда, то­
же не имеет глаз. Но своеобразное зрение есть и у него -
в виде участков светочувствительной кожи. Они улавливают тени приближающихся рыб, лодок, морских звезд и -
еж быстро ощетинивается игла­
ми в сторону надвигающейся опасности. Чем совершеннее мозг, тем большее информацни он может переработать. И количество тем совер­
шеннее орган зрения, которым наделяет существо природа. Не случайно «примат моря», как его ино­
гда называют, -
осьминог обладает зрением, почти не уступающим человеческому. Глаза осьминога ви­
дят цвет. Они подвижны и стереоскопичны. В них есть линзы, зрачкн, сетчатка, а сложная сеть нервов соединяет их с прекрасно организованной зритель­
ной долей мозга. Эксперименты показали, что ось­
миног воспринимает все изображение целиком, а не отдельные его части. Взгляд его чрезвычайно выра­
зителен: он эмоционально окрашен, в нем видится что-то человеческое ... Чем совершенней у живого существа зрение, тем богаче, шире открывающийся перед ним мир. И на Земле, а теперь и в космическнх полетах человек может быть доволен своими глазами. Но близнтся время дальних экспедиций. Человек побывает на планетах, г де при рода нная, чем на Земле. А ведь наше зрение Сформировано земцыми условиями. Да и то случаются ошибки: мнраж, например, нногда настолько реален, что г лаз не замечает «подделки», И нужен опыт, чтобы не устремиться к призрачным озерам и лесам, которые вдруг возннкли на гори­
зонте. В других прнродных условнях, где у человека нет опыта, не сыграет лн зрение с нами злую шут­
ку? Не примем ли мы на первых порах какой-ни­
будь «венерианский мираж» за действительность? Такое в принципе возможно. Ученые, например, пре­
дупреждают, что на Венере из-за особых свойств ее атмосферы человек способен увидеть впереди се­
бя... собственную спнну. Но все предвосхитить за­
ранее вряд ли удастся. Так как же быть? Думается, однако, что ничего страшного не про­
изойдет. Человек невиданно усилил свое зренне благодаря оптическим, радиолокационным и иным инструментам познания. Вполне возможно, что в других природных условиях ему чаще придется прибегать к их услугам и меньше полагаться на «естественное зрение». Может быть, где-то человеку придется постоянно носить какие-нибудь «электрон­
ные очки»: будет так или нет, пока сказать трудно. Путь к исследованиям это не закроет. Обычному зрению нечего делать в мире элементарных частиц, однако ато препятствие оказалось преодолимым. А может быть, наоборот: мы недооцениваем соб­
ственное зрение. Кто знает, возможно, на другнх планетах наше уважение к нему еще больше повы-
СИТСЯ. 77 ДЕЛ)' ВРЕМЯ ... Вот уж и второй месяц был на исхо· де, а забастовка текстильщиков в Из· мире (Турция) в се продолжал ась. Сре· ди бастующих были и эти двое -
Бредрийе Юлкер и Иилмаз ЯЙя. На пятьдесят седьмой день терпение Ylилмаза лопиуло: больше тянуть со свадьбой было нельзя. Невеста ие про· тнвилась, ХОТЯ и сомневалась в ТОМ, уместен лн будет нх праздинк в та· кое время. Профсоюз бастующих, од­
иако, полностью поддержал брача ­
щихся. Н а с н н м к е: молодожены выходят нз мэр ни. Поверх свадебного наряда они иаделн фартукн, на кото­
рых напи са ны прнзывы продолжать забастовку. После регистрацнн брака супругн по собственной иннциаТИ9'е пошли проверять пнкеты. И лишь по­
сле этого сели за свадебный стол. ЛИСТАЯ СТАРЫЕ CТPAННД/J "Вонруг сввmа", 1888 гоа З)'БНОЯ ВРАЧ ИСПАНСКОГО КОРОЛЯ Официальная мадридская газета на­
пеЧ!lтала декрет Сагасты, коим дон Р а фаэль Алькальде-и-Буриль назна· ч а ется зубным врачом при короле Альфонсе Xl1l. Врач обязан два раза в неделю в сопровождении своего асснстента осматривать зубы короля н в случае надобиости их чнстить и пломбировать. За это врач получает 3500 марок в месяц. Так как нспанско­
му королю ТОЛЬКО пять недель от ро­
ду, то благородному дону Алькальде пока еще нечего пломбировать. 78 ТРАНЗИСТОРНЫЯ БЫК Мы тож е думали: Испания! Пикадор! Бык! Но на поверку оказалось: Те­
хас, ковбой и... робот. Не экзотики ради придумал эту штуку м-р Харрис, хозяии фермы по разведению бык ов: уж больно накла дно обходнлось для хозяйства неуменне его работинков обращаться со скотнной. Ннкак не моглн они отучнть лошадей бояться быка! Т еп ерь на ранчо каждый день про­
ход ят треннровки: днстанционио управ­
л яемый бычок атакует лошадь с на­
ездником. Еслн судить ПО сннмку, то похоже, лошадь бонтся этого транзнс­
т о рного бычка даже больше, чем быка живого. А наездннк? Он-то зиает, что все это просто нгра, н поэтому чувст­
вует себя «на коне». ДОМА И ВЕТЕР ПОМОГАЕТ ... Дуэль была назначена на второе воскресень е ок тября в Сиднее. Снлы был и н е равны: всемнрно прославленная французск ая парфюмерная фнрма н малоизве с тн ое австралнйское пред­
прнятие. Австр а лнйцы смогли лншь мобнлнзо· вать несколькнх красавиц, н те, сняя улыбкамн, раздавалн крошечные фла­
кончики прохожим. Французы же дей­
ствовали с размахом. Онн нанялн трн самолета н началн разбрызгнвать над Снднеем духн, а в это время один пнлот выпнсывал в небе назваине фирмы. Казалось, гости победилн. Так бы оно н было, знай заезжие парфюмеры лучше физнческую гео· графню: с октября по январь в юж ­
ной Австралнн дует устойчивый ветер С суши -
и благоухающие облака рас­
таяли над океаном. «ГЕНЕРАЛ ОСТИН МЕЛО буде т присутствовать на открытнн Олимпиады в Мех ико», -
торжествен­
но объявили м ексик анские газеты. Не п о жимайте плечами: дескать, ну и что? Мало г енералов, что ли? Таких, как Остин Мело, действнтельно мало. В о-пе рвых, генералу сто тринадцать лет, а во - вторых, генерал -
женщина. В оенную карьеру Она начала в !867 году, с ражаясь против вой с к На­
полео на 111, оккупнровавших Ме ксику. Коне ч но же, ей пришлось переодеться в мужское платье. ТОЧНО так же. как в свое время это сделала кавалернст ­
девица Надежда Дурова. А генераль ­
с кие эполеты Мело заслужила сорок семь лет спустя, участвуя в мексикан­
с кой революции ... ГОЛЬФ ПО-АВСТРАЛИЯСКИ Если вы, будучи в Австралии, захо­
тите сыrрать партию в гольф, а парт­
иера не найдется, ТО не спешнте рас ­
странваться: прнгласнте кенгурят. Кен­
гурята -
спортнвные ребят а: онн не только быстро бегают н отлнчно пры­
гают, они еще н неплохо гоняют мяч. Конечно, онн не могут взять в толк, что в гольфе мяч нужно забить в лунку, НО это даже неплохо: вы не рискуете проиграть. СТРАХ ПЕРЕД СВЕТОПРЕСТАВЛЕНИЕМ Из дворца герцога Нассауско го, в Вене, пр о пал недавно без вести один и з слуг, н все поиски его оказались тщетнымн. Несколько дней спустя он са м так же неожиданно вернулся и в ответ на обращенны е к нему вопросы заявил, ЧТО опасался на основании дошедших до него слухов столкнове­
ння 10 марта между Солнцем н че ­
тырьмя планетамн, а поэтому, чтобы не быть раздавленным высокими веи­
С КИМИ домами, предпочел поехать к себе в деревию, где все -таки несколь­
ко безопаснее н можно оставаться под открытым небом. ПРИАВТОМОБИЛИЛСЯ Французский пилот Жан Фаллу про­
вел эксперимент на точность приземле­
ния самолета. Н а своей спортив н ой машине «пипси:. ОН опусти л ся на кры­
шу кабины легкового автомобиля, мчавшегося СО скоростью 90 километров D час. Рискованную посадку Фаллу соверш ил на а втодроме города Сен­
Кантен. ТЕРЬЕР - АКВАЛАНГИСТ Свен Налин, С'портсмен-зквалангист из Швеции. как-то гулял п о берегу реки со свои м терьером Лавли. Н еож и дан но т ерьер прыгнул в воду н. побара«тав­
шись в ней, принялся нырять. Налин, удивленный СТОЛЬ стра нным поведе­
нием собак и, с трудом выловил ее из воды. закутал в теплую куртку и унес домой. Однако через несколько дней терьер вновь прыгнул в воду и про­
должил «тренировки». В конце КОНЦОВ Свен р е шил поддержа т ь собаку в ее странном увлечении и сконструировал однобаллонный кислородный прибор с маской. С тех пор терьер сопровож­
дает своего хозяина во время прогулок не ТОЛЬКО по земле, но и ПОД ВОДОЙ. КРОКОДИЛЯТИНА НА ЭКСПОРТ в пригороде Рангуна с троится боль­
шая крокод ил оводческая ферма. Кро­
КОДИЛ;'I здесь будут выращиваться не только- ради их ценной кожи. НО и ради мяса, ценимого в ряде с тран как дел ик атес. Три больших бассейна вмес­
тят около 400 крокодилов. Профессио­
нальные охотники страны разошли сь по рукавам реки Иравади. чтобы по­
став ить ферме как можно больше мо­
лодых особей. ПЕЛИКАН НА КОЛЕСАХ у пел икан а в зоологическом саду английского го р ода П ли м у та была п о вреждена лапа. Л а пу оперировали, наложили швы. Но здоровье ПТИЦЫ, лишенной возможност и передвигаться. пошатнулось. Совет врачей. предпн­
савших пеликану прогулки, мало по­
мог: птица все равно не могла дви­
гаться. П еликана выручил директо р зоосада: он стал б рат ь его на велоси­
педную прогулку -
немного провет­
риться. Пока д ир ектор едет быстро. пеликан спо койно сидит у него н а пл ечах. Когда же дирек т ор замедляет темп, недовольная птиц а начинает бить его крыльями. И бед ному директору прн­
ходится нажимать на педали. Вот тебе и царь природы." МИНИ-ГОНЩИКИ И МАКСИ-РИ СК На всемирно известных до р о жках автотрассы в итальянском го р одке Монца выстроил ось шесть миниатюр­
ных гоночных автомо6илеЙ. Рванув­
шись со старта, они уже через пол­
минуты набрали скорос ть 60 километ­
ров в час. Вот пройден последний круг. финиш! Автомобили вернулись в боксы. И К гонщикам кинулись взбу­
дораженные... мамы: в м аш ин ах дли­
ной два с половиной метра н шириной один метр сидели водители. м лнд,шему из которых было шесть, а старшему десять лет. Мини-гонки -
последнее рекламное достижение автомобильных фирм и объединения универ магов. Устр онтели гордятся тем, что в их затее есть все от больших гонок -
даже риск п о­
гибнуть. Детям предлагают игру со смертью -
ведь она тоже « р аботает» на рекламу! ОРИ ГИНЛ ЛЬНОЕ ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ в духовном завеща нии одного недав­
но умершего бог ато го банкира оказа­
лась между прочим. следующая при­
писка: «Наследник мой обязывается уделить мн е са м ому из м оего же гр о­
м адного состояния, завещанного ем у. 20 000 франков. которые он и должен опустить вместе с гробом в мою м о­
гилу". Наследник ув ажи л последнюю волю покоАного: в день похорон он привязал к ручке гроба чек на 20000 франков. но нз предосторожно­
с ти сделал его именным: имя и фами­
лия покой.ного красовались выведенны-
МИ на иеМ крупными буквами. И В КОГО ТЫ ТАКОА? Большое горе постнгло жирафу Т о ми. оби тательниц у Токийского зоопарка. Ее первенец появился на свет совер­
шенно без пятен. Ну хоть бы одно пятнышко. ХОТЬ бы самое крошечноеl Нечуткие зоологи устроили невооб­
разимый ажиотаж вокруг младенца: шутка ли. первый в мире серыil жи­
раф l Т о ми же нет никакого дела до их ликования. У всех дети как дети ... Рисунки В. ЧИЖИКОВА Не 8 ABrYCT 1888 СОДЕРЖАНИЕ ИГОРЬ &ОЛГ АРИН, ГЕОРГИ'" СЕВЕРСКИИ -
Адъютант его пре-
восходительства • • • • 2 &. ВАСИЛЕВСКИМ -
Когда Одиссей возвращался домой... 10 «Справа под крылом вижу ropoAI» 12 И. 3А&ЕЛИН -
Острова... 14 ЗолотистыiOi цвет MaAeiOipbI 15 Ф. МА3ЬЕР -
Глаза смотрят в небо 16 ТУР ХЕМЕРДАЛ -
Кохау ронго-ронго 22 Л. ОЛЬГИН -
Как делают тапу . 25 В. ЛЕ&ЕДИНСКАЯ -
Ком'пас ботаника 26 В поисках «папа негро» 29 К дьяволу за солью 32 ОЛЕГ ИГНАТЬЕВ -
двтомат N2 3460216 34 ДЕЛИО МОНАРИ -
Сорок и три тысячи 37 РО&ЕР МЕРЛЬ -
Разумное животное 38 Отшельниltи с Роб6ена 46 ЮРИЯ ЛОЩИЦ -
Журавль в утреннем небе 48 Г. ПУГ АЧЕНКОВА -
Города Гераева рода 54 П. &ОРИСОВ -
Странная экспедиция в МеiOiринген 60 С. РЕМОВ -
ОскорбленныiOi народ 62 РО&ЕРТ ГРЕЯВ3 -
БоiOi быков ,на острове Мальорка 64 ЧИСТИЛЬЩIНки святого Петра· 67 « .. .потому что она eCTbl» 68 ДЖЕРАЛЬд ДАРРЕЛЛ -
Такахе, какanо, кеа 69 В. СКУРЛАТОВ -
MI~pbI чужих глаз 75 ПестрыiOi мир 78 Листая старые страницы 78 Н а пер в о й и т Р е т ь е й с т р а к и у а х о б л о ж к и: ОСТРОВА ТОНГА-(см. заметку ка стр. 25). ГлавныiOi редантор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а н Ц и о н н о й н о л Л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместитель главного редантора), 'К. Г. ПАУСТОВСКИFI.I П. Н. РЕШЕТОВ, Ю. Б. САВЕНКОВ (ответственный сенретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховсной Рунописи не возвращаlOТСЯ. Техничесний редантор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ .МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ. Наш адрес: Моснва, А·30, Сущевсная, 21. ТелефОН для справон 251-15-00, доб. 2-29; отделы: .. Наша Родина .. -
4-09; иностранный -
2-85; литературы -3-58; 3-93; науни -3-38; писем -
2-68' иллlO-
страций -3-16; приложение .Иснатель" -
4-10. ' Сдано в набор 7/VI 1968 г. Подп. к печ. 19!VII 1968 г. А04231. Формат 84Х108'/'6. Печ. л. 5 (уел. 8,4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2700000 экэ. Заказ 1131. Цена 60 коп. Типография изд-ва ЦК ВЛКСМ сМолодая гвардия •. Москва. А-30. Сущевекая. 21. 80 I и. r. ПАустовскиА I Умер Паустовский ... А в журнал все идут письма, отправленные при его жизни. Ему, члену редколлегии, Кон­
стантину Георгиевичу ... Долгая дружба связывала наш журнал с Паустовским. Вспоминается жаркий летний день в Тарусе. Из окна бревен­
чатого дома, где уютно пахнет деревом и книгами, виден даль­
ний высокий берег Оки. Констан­
тин Георгиевич рассматривает журнал «Вокруг света» и тихо го­
ворит о том, как надо вести раз­
говор с читателем о поэзии зна­
ний, о романтике и созидательной силе человеческих дел, о великой красоте природы ... Вспоминается осенняя, дождли­
вая Ялта. Паустовский, уже боль­
ной, пишет рассказ «Дорога Ген­
риха Гейне». Рассказ кончен, уже получен редакцией, но еще долго раздаются телефонные звонки из Ялты -
Константин Георгиевич продолжает работать над языком рассказ~ добиваясь прозрачности, поэтической тонкости ... Вспоминается последнее вы­
ступлениеПаустовского на стра­
ницах журнала. Оно начиналось так: «Мир человеческих откры­
тий совершенно неизмерим ... » И далее -
слова радости о но­
вых книгах, заражающих читате­
ля «любовью к родной стране и природе во всех ее проявлениях, и малых и больших». Многие молодые литераторы, привлеченные Паустовским, вос­
питанные его талантом, пришли в журнал, уже покоренные «му­
зой дальних странствий». Мы не получим от Константи­
на Георгиевича новых рукописей, не услышим советов мастера ... Но книги этого замечательного ху­
дожника слова, гуманиста, выдаю­
щегося советского писателя всег­
да будут напоминать об ответ­
.ственности человека перед кра­
СОТОЙ,ИМя которой Поэзия, Труд, Родина. Редакция журнала «Вокруг света» Ежеrодно более двух миллионов че­
ловек со всех концов страны и из раз­
ных стран мира знакомятся с сокрови­
щами культуры и искусства, хранящи­
мися в Ленинrрадском ЭрмитаЖЕ:. 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
417
Размер файла
97 899 Кб
Теги
1968
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа