close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1968-09

код для вставкиСкачать
-
-
ВЕТА 9 196 8 СЕНТЯБРЬ НАВСТРЕЧУ ОО·.JIЕТИЮ .JIЕНИИСRОГО ROMCOMO.JIA Воспитавие мужества • • ОДНОПОЛЧАНЕ. -
ре. портаж иа Иркутско-Пии· ской дввиаии, ВОIQIЫ кото· рой вкmoчиnисъ во всеар· мейскую КОМСОМОJIЪСКУЮ поверку, посвященную CJIaвHOMY юБИJIею. (С'1'р. 18) Люди, живущие среди rop. МОJIОДОЙ ОJIеиевод, ero праадввк и будив. Очерк .ЭА ВЕРХОВН· СХИМ ХРЕБТОМ •• (С'1'р.2) Советский разведчик, КОМСОМОJIец первых JIeT ре­
ВОJIЮцив, в ~TaвKe беJIОГО rеиерuа. Фрarменты из. кИ'Восце­
'иария .АДЪЮТАНТ ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА •. (С'1'р.48) MOJIoAoCT. ,цревиеrо ro∙ ро,ца. Фотоочерк .ЛЬВОВ. ОСЕНЬ. VrPO •. (С'1'р.89) ----_._._-
1968 "е 9 СЕНТЯ&РЬ ~YPHa~ основан в /8б/ 20Э У НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЖУРНАJI цк ВJlИСМ ПУТЕWЕСТlllii, ПРIIИJlIOЧЕНIIЙ и ФАНТАСТИИИ Амазония -
континент в континенте. ..Зеленый ад., который мог бы стать житницей планеты ... О страницах бурной нстории, неисчислимых загадках и трагической судьбе истинных хоояев этой земли рассказывают статьи, заметки, но­
веллы (стр. 32). о странных существа х, внеземных условиях и дороге к победе над смертью. Научно - популярный очерк (стр. 56). 11 оры все так же были закрыты. « Закрытые горы » не образ, а термин. Он означал холод без солнца, туманы над Верхоянским хребтом и полно е отсутствие самолетов. Казалось, все хо­
тели попасть на праздни.к ол е н е водов и не могли. Настало, наконец, вреия, когд а плохая погода -
обычная в ::!тих местах стала нам ненавистна. И тут горы открылись. Первыми пошли два борта с карасями -
под а ­
рок якутов ::!венам. Караси должны были прибыть раньше: праздник не мог обойтись без них. Меш­
ки с морожеными карасями, как каменные, стука­
лись о пол самолета, и пол звенел. Через полча­
са в ползущую над хребтами щель меж туманов вошли мы. Хребет прошел под АН ом цепью бл е­
стящих снежных шлемов, кованны х ветрами до голубизны. Через сорок пять минут открылись д е ­
сять синих километров озера, и самолет сел на лед. Так мы оказались в огромной вытянутой в длину чаше, края которой были горы, а дно ­
озеро. Здесь · жили ::!вены. К самолету уже бежала вереница о л ен~ Й. О ле ­
ни отворачивали головы от шелестящ е го винтам и тысяч оленей совсем не Д;{Я того, чтобы только ув е личивать их поголовье, они не питались свя, тым духом С примесью трав и кореньев. Трое скл о ни л и с ь над оленем. Один нож с деревян­
н о й ручкой, прямой и острый, с мягким л е зви е м, к а ждую минуту его можно было нато­
чит ь о любой камень, переходил из рук в руки. В се д е лалось искусно и деловито. На разделку д ав ало сь всего пять минут, но ::!то пе были мину­
ты с портивного регламента. Просто за эти мину­
ТЫ кровь на морозе могла свернуться, а как может п ропасть кровь оленя! Ведь мы были у народа, прошедшего всю свою историю рядом с оленем, у « ол е ньих людей ». Иногда нож не был нужен никому из троих, склонившихся над оленем, -
один снимал шкуру у ше и, ловко проворачивая кулак между телом и ш к урой, второй обнажал тонкие ноги оленя, а тре­
тий уже выкладывал на лед печень ... Праздник начался. Мы поспешили к загону. Удивление не проходи­
ло в нас. Ведь еще один день туманов, и празд­
ник прошел бы без нас! Такие же мысли были, по­
видимому, и у моих спутников. Кто-то спросил: -
Ты представляешь, как ::!то происходит, как б р оса ют м а мыкту? « Н е т », -
промолчал я. ю. n Е к С н Н. наш спец. корр. Фото автора atAl lВlllP~CJDIН1({~NM JllPlflБl1(fJ)М самолета, но тела их, подчиняясь воле каюров, бе­
жали к нам. С этой минуты и до конца все было удивитель­
ным и странным. А что, собственно, было? Мы сели в нарты -
грузовые: широ­
кие и низкие, чтобы, не дай бог, кто из гостей не вывалился по дороге в поселок. Еще был снег. Нетронутый и белый! Он пел и стонал под нартами. И не было горизонта. Был олень. Он забегал на спусках почти к нам в нарты, и его глаз коричневый, огромный, в бархатно-черной глазни­
це -
арабский глаз оленя, застывший от бега, нес в себе наши лица и горы. Я видел их как в теплом, живом зер­
кале ... Во всем необычном для нас было столько простоты И естественности, что нам оставалось только удивляться. Мы рассматривали все это в упор, как глядели на первую для всех нас смерть оленя. Олень только что вязанный длинным Теперь он лежал озера ... СТОЯЛ живой, при­
ремнем к нартам. на голубом льду Конечно, четыреста человек эвенов восемнадцать держали среди гор 2 Мамыкта висела в сенях на темной стене -
туда никогда н е ложилось солнце. Прикрывая дверь в дом, Степан провел по холодной темноте рукой, н а ткнулся на мягкую кожу и тут же оценил ее: не высохла, но и не подгнила -
не будет рваться. Вообще зто очень уд обно -
се ни: мороз и вет ер не входят зимой в д ом впереди хозяина, а только за ним и ТО понизу, как соба ка. Да и дом тоже хо­
рошо. Все в е щи в нем, н ач иная с крыльца и до балок: и стул ья, и стол, и т а р елк и н а столе, и ложки -
не имели своих имен на языке Степана. Они пришли к его народу в то вре мя, ко гда Ст е ­
пан еще дважды не родил ся. Пришли СО своим и именами. Выйдя с мамыктой н а св е т, Ст епа н в се же под­
нял ее перед собой и быстро о г ляд ел, особе нно петлю и концы. Здесь ей лег ч е всего порвать ся, здесь скользит - рука, когд а олень с подкошенн ыми но гами рвет натянутую струной мам ыкту. Расс мат­
ривать ее как след ует у дома, н а лю дях, он не мог: Степан только чт о из стада, всего два дня, и его мамыкт а должна быть в порядке, а то какой же он пастух! Он шел к загону. Дорога еще скользила дальше, к склону гром а д ной гор ы, за городивш ей поселок с севера, но Ст е п а н свернул вп р аво, к ВЫХ04У из до ­
лины, так что видел теп е рь и ту гору с редкой бо­
роденкой тонких и крив о стоящ их лиственниц, что лежала с юга. Уже заалели кусты бесстыдницы, уже все во­
круг было усыпан о черн ыми з е рнами помета, соч­
ными и яркими н а белом CHtry: сюда приводили оленей, и они подолгу стояли у о диноких четырех столбов из старой листв енн ицы, таких высоких, что любой олень мог стоят ь меж них и е го рога на пол-оленьего рост а н е достава ли в ер ха стоек. Сте­
пана всегда удивлял о, что люб ой п ри ез жий спра­
шивал: « Что зто так ое?» А зто просто леч еб ница. . .. Его Тихого, правого оленя в Степановой уп­
ряжке, привели сюда осенью. Камни летних дорог впились в копыта Тихого, в самую мякоть, где копыта расходятся твердыми костяными пальцами. Ол е ня подняли широкой петлей кверху, про пустив ее под брюхом, и он забил копытами в воздухе. Степан суетился рядом, кричал, уговаривал Тихого, пока ноги оленя, согнутые в коленях, тоже не при­
тянули ремнями к маленьким столбикам. Столбики стояли рядом с большими и были застелены шку­
рой, чтобы олень не помял ноги, когда их будут прижимать ремнями. Тихий замер, будто повиснув в прыжке. Камни вынули, но два из них вошли так глубоко, что почти разорвали ногу. Олень не мог бегать. У Тихого была плохая шкура. Степан почему­
то об зто м никогда не задумывался -
Тихий был лучшим бе гуном в его упряжке. Шкура лежала на белом снегу. В ней не б ыло снежной белизны, и даже лапки Тихого не были цвета старой листвен­
ницы, они не годились для торбасов. Степан вы­
нул нож. Нож всегда был у него на поясе. Он ре­
зал шкуру по кругу, полоской шириной в лишний палец -
тот, что ряд ом с мизинцем. Получил ась мамыкта -
тридцатим етровы й ремень без единого УЗJ.а ... У загона дороги поселка сходились. Степан по­
шел медленней. Он не хотел выходить на оленя первым, но не потому, что боялся увидеть, как бу­
дут бросать до него. Даже если кто-то получит все три очка, он все равно будет бросать, но так, как еще бросают только на севере, здесь уж не все так умеют. От загона тянулся запах оленей -
живой запах тел, а не шкур, их кисловатый запах он уже ми­
новал: шкуры плотно висели по заборам в посел­
ке, еще не выделанные, не высохшие, их не шеве­
лил вет е р. Степан невольно пошел быстрее, как шел бы на запа х зверя, и уже были слышны кри­
ки за изгородью из длинных сухих жердей листвен­
ницы, привязанных к сто йкам загона в четыре ря­
да -
выше прыжка оленя. Жерди были толстые, чтобы олень не ушел, но некоторые все же были сломаны и валялись тут же _. о них бился олень; их з аме ни ли новыми, но и те уже были с вы-
3 рванными клоками коры и с пучками застрявшей шерсти -
олени линяли. Они дышали настороженно: они провели здесь ночь и полдня, не понимая, зачем они здесь нахо­
дятся, когда других взяли еще утром и поставили впереди нарт. Степан прислушался к ним, НО смот­
рел в загон. Стоящие посреди загона люди уже не видели друг друга, хотя оленя еще не выпускали. Они тренировались. Свистели мамыкты, затягива­
ясь на двух белых высоких пнях лиственницы. Степан даже не взглянул в сторону пней, ему не важно было видеть сейчас, кто попадает, а кто нет: можно хорошо бросать на столб, но не пой­
мать мамыктой оленя. Надо было проверить упру­
гость и крепость мамыкты. Он быстро подошел к стенке загона, так, чтобы не видеть солнца, рез­
ко нагнулся и перекинул мамыкту через жердь, потом отбежал с двумя концами -
в каждой руке по концу, и, когда уходить было уже некуда -
мамыкта не пускала его, -
он мгновенно отки­
нулся назад, но не упал -
мамыкта кинула его вперед, к жердям, он выбросил ногу, толкнул ею землю и опять запрокинулся, и опять мамыкта уп­
руго бросила его вперед; ремень врезался в его кисти и стянул их петлей, но он опять отбросился наз<j.Д, уже полностью доверяя упругости ремня, и, кинутый мамыктой на жерди, услышал, как в пере­
гнутом его теле все напряглось и что-то сладко хрустнуло: без боли, словно освободилась в его теле какая-то новая сила, которой он еще только что не чувствовал в себе, но всегда знал, что она в нем есть, ее надо только вызвать. И тогда он понял: ему нужен олень! В мамыкту он верил. Он резко бросил один конец ее и прыжком ушел на­
зад, чтобы не упасть. Жердь отпустила мамыкту, и та упала, сжавшись и извиваясь на снегу. Степан развернулся рывком и увидел его ... Прошел лишь год с его рождения. И олень сбро­
сил одни рога. Он шел ровно вдоль стенок загона, срезая углы и одинаково пугаясь всех, кто стоял за жердями или СИ.l\ел на них верхом. Люди сви­
стели и тянулись к нему криком и ногами, не да­
вая ему стоять. А он не стоял. Он шел плавно и быстро, круг за кругом, уходя от летищих на него мамыкт, падал и вновь шел, прыгая и жадно вы­
тягивая морду с раздутыми ноздрями, словно гля­
дел поверх жердей и людей. Он разгадал игру: он должен уходить -
это старинная игра для него, зверя. Но перед собой он видел только жерди, они вертелись слева направо, он шел против СОЛН4а и слышал крики и свист мамыкт, бьющих его по туловищу, по ногам, по голове. И тогда он забыл правила игры и пошел по диагонали. Там, на се­
редине его пути, были люди, но ему это было уже все равно, потому что он видел за ними свободный угол, там, конечно, слабые жерди -
он проломит их ... Петля схватила его за горло. Это был точный бросок, и бросавший получил очко. Олень упал на колени. Но тут же встал, и петля опять опрокинула его, уже на бок. Люди спешили к нему, чтобы снять петлю с его шеи, но он вряд ЛИ ви­
дел это. В этой позе он мог быть наедине с со­
бой и лесом, когда доверял всему вокруг. Но толь­
ко не здесь! Здесь он не доверял никому! Он рва­
нулся и понял, что ему не подняться ... Его освободили, но сначала он почувствовал, что рога его не свободны, их держали руками, и, зна­
чит, он не имел права сопротивляться. Но тут их отпустили, и он, прыгнув боком, -
он не мог ждать, когда все его копыта опустятся на зем-
4 лю! -
быстро пошел в сторону, не видя ничего и не слыша. Ему позволили уйти из загона. Второй олень вошел в загон мягко, как в поля­
ну. Одним движением головы, почти ленивым, он увернулся от летящей петли, будто знал, что этот бросок сделан не по правилам -
очко давалось за оленя, схваченного мамыктой на бегу. Но тут его бросило резко, как пружиной, и он пошел не стелясь, скачками. Он не понимал игры. Не пони­
мал, зачем его гонят криками и ногами, едва он прижимался к жердям. Он знал человека, чувствовал все его желания, когда был в нартах, если жела­
ния относились к нему. Но зачем это? Зачем идти по кругу? Зачем удары и этот бешеный бег без нарт? И все это именно здесь, в загоне, где он привык быть спокойным, уставшим после дороги из стада к поселку, быть наедине с собой или своими собратьями! Взбешенный, он уходил точно и быстро или за­
мирал, как статуя, там, где люди не успевали и не могли его достать. И именно этот бег был нужен людям. Так он уходил в стаде и таким его надо было вылавливать там, чтобы поставить в упряжку. -
Х-эээ-х, -
вздыхали люди, и это значило но­
вый промах и новую победу его тела. Степан мял рукой мамыкту, готовую к броску, и не заметил, как оказался на середине загона. Он понял, что не хотел первого оленя. Ему нужен был этот! Он мог ненавидеть его. Короткой нена­
вистью, нужной для броска. Потому что нельзя бро­
сать мамыкту на оленя, как на ствол срубленного дерева. Надо знать вину оленя. Виной этого был бег -
бешеный бег по кругу. Бросок не мог быть игрой -
иначе олень пройдет мимо, лишь уда­
ренный петлей. Тогда все вокруг гортанно выдох­
нут: «Х-эээ-х!» и Степан позорно согнется в поклоне, сгребая свою мамыкту со снега, так и не почувствовав, как затянутая на шее оленя петля дернет его, а он уже пойдет ей навстречу, чтобы его не сорвало с места и не бросило оземь -
в сочные зерна помета, в истоптанный снег! По на­
тянутой струной мамыкте, как подтягиваясь, он поспешит навстречу упавшему оленю, чтобы взять его за рога, услышит, как тот подчинится ему,­
и ОН освободит его быстро, потому что в нем уже не будет той короткой ненависти к бегу, ее сни­
мет как рукой, ведь олень поймет его победу, умный олень! Олень несся, обходя его, и Степан видел только белую полосу шерсти на его лбу над черными раздувшимися ноздрями. Но Степан знал, куда олень ступит в следующее мгновение: левая рука его с кольцами мамыкты подалась вперед, а пра­
вая, с петлей, сама ушла назад. Тело его уже па­
дало на снег, переломленное в пояснице и стран­
но застывшее за мгновение до удара с землей ... Броска не было! Его нельзя было ни увидеть, ни понять. Просто правая рука его ушла вперед, слов­
но неся камень ... Олень упал на колени. о ни уходили вереницей, согнутой в полуколь­
цо, -
так их сжимали горы на закатном берегу озера. Им надо пройти три километра по льду, присыпанному снегом. Там финиш. Полукольцо вы­
прямляется -
выравниваются склоны, и уже не се­
рое оно, как только что было, а черное, и все уменьшается, тает, пока не станет тонкой, исче­
зающей черточкой, невидимо скользящей по льду, и, наконец, точкой. В ней все: каюры, изогнутые в ударе, нарты, олени, их рога, падающие почти до земли, рты, хватающие воздух, копыта и брызги льда -
все в э той точке! И нет ее. Мы попросились ВО второй забег. Я упал в сколь­
зящие нарты и понял, что обманулся: олени не неслись, они только бежали -
быстро и ровно. Ка­
юр, он взял меня с неохотой теперь уж не получишь первого места! -
привставал и падал на­
зад, отброшенный их бегом; но я видел, что в ол е нях еще была сила, они берегли ее. Человек может знать: надо выложиться в беге. Впереди фи­
ниш и победа. У оленей нет победы. Им нужен был гон ИЛИ волк -
любовь или страх. И каюр добы вал их силу, а олени скрывали ее. Нас кто­
то обогнал, в воздухе надо мной пронеслась летя-
щая морда оленя, упали его рога и снова взметну­
лись, еще бросок ветвей -
упругий, сильный, будто э то они несли нарты. И что-то случилось с наши­
ми оленями. Им надо было догнать эти падающие и поднимающиеся рога. Брызги льда осколками летели в лиqо, в глаза, но жаль было закрывать их, закрой -
и пропадет все, исчезнет. Вместе с озером, криками и этой дрожью... Это было счастье полета без усталости, давно отвоеванное человеком у природы. Прекрас­
ное счастье... С одним лишь маленьким страхом -
он т а ился гд е -то в глубине! -
страхом упасть, раз­
биться вл е т, вдреб е зги! Но страх утонул. Ни в прошлом, ни в будущем уже не · осталось ничего, что мешало бы этому счастью. Не было там ни­
чего, что делало бы падение страшным или ненуж­
ным. Да и было ли там вообще что-нибудь такое, в этом прошлом? Будет ли?! Зачем? Когда есть этот летящий бег и. солнqе! -
искрами, клоками, пятна­
ми ... рваными, быстрыми, яркими! ... Олени стояли за линией финиша. Они отдали всю силу; она осталась на льду, избитом копыта­
ми. Пылали по берегу костры, большие, щедрые, и ведра с мясом висели на шестах густо, как закоп­
ченные гроздья. А по льду уже шел танеч. Взявшись под руки, вжавшись в плечи друг дру­
га мехом одежд, эвены шли по кругу. Лиqа были. бесстрастны, двигались ноги, и мягко опускались торбаса на лед. Круж!'ние было плавным, как кру­
жение света. Лишь в такт быстрым ногам одна из женщин -
ее трудно было отыскать в кольqе! -
быстро выкрикивала слова и умолкала. Шуршание легких торбасов -
и слова переходили к другому. Это была песня. -
О чем они :поют? Степан, стоящий со мной, застенчиво улыбнулся. 5 А ВОТ что ВИДЯТ, то и поют. Но все-таки о чем? О празднике. О гостях ... Ну переведи, -
клянчил я. Если бы кто-то мог жить сотни лет! И если бы он согласился быть при этом танце с его ~ep­
вого круга. След танца остался в веках: в таиге, в тундре, на льдах рек и озер, на давно истлевших травах. А человек этот знал бы живую историю народа, и она не была бы только легендой ... Реки вспухли от воды. Океан переполнился и за­
лил всю землю. А когда вода начала спадать, то первой появилась вершина самой высокой в этих местах горы. (Гора есть на самом деле, она в три­
дцати километрах от озера.) К ней и пристало три плота. На первом был юноша, рослый и гордый, как сохатый, сильный, как медведь, и добрый, как олень. И с ним были: лось, медведь и олень. На втором плоту была девушка, красивая, как соболь, стройная и кроткая, как косуля, и хозяйственная, как белка. А с нею соболь, белка и коза. На третьем был низкий и хитрый, как рысь, мужчина, трусливый, как заяц, и жадный, как росомаха. И с ним животные, на которых он походил. Юноша, его звали Ламут, прогнал низкого и злого мужчину, а девушка Дюл осталась с Ламутом. От них и пошел этот народ. Но мужчина по прозвищу Энгэе затаил злобу на Ламута и через много лет, когда о нем уже забыли, вернулся и темной ночью похитил Дюл -
Счастье. С тех пор эвены в поисках сво­
его Счастья кочевали по Верхоянью и за его пре­
делами, пока... Тут легенду сменяет история. Эвены кочевали всегда. Их дорогами были тро­
пы зверя. В годы, когда зверя было мало, люди умирали. Живые уходили дальше, оставляя за со­
бой пустые урасы да висящие на деревьях гробы. По Верхоянью же кочевали четыре эвенских рода. Два из них, Кейметиновы и Кривошапкины, были самыми многочисленными. (Их и сейчас больше всех в поселке; всё Кейметиновы да Кривошапки­
ны: Василий Кейметинов первый, Василий Кейме­
тинов второй, Василий третий -
и он Кейметинов! Так и зовут их: Первый, Второй, Третий -
не хва­
тило когда-то имен.) Каждый год по снегу роды съезжались на муньак -
совет: делили меж со­
бой пастбища, охоту, сговаривали свадьбы. Сговоры были не последним делом надо было беречь кровь. И никто не помнит случая ослушания. За.­
кон был тверд: нельзя жениться в своем роде. Здесь же, на муньаках, и родился праздник, который эве­
ны берегут до сих пор, праздник оленя ... -
Дорогу к нам отыскали быстро. Якутские куп­
цы -
дошлый народ. -
Старик Кривошапкин, «на­
чалЬFИЮ> красного чума, умолкает. Мы уже долго СИДИk в его доме. Иногда старик отдыхает так дол­
го, что мне начинает казаться, будто молодой учи­
тель-эвен (он сидит с нами за чаем) переводит его молчание. -
За калач они брали белку. А бутылка ВО,l!КИ, она называлась «Южной» (у нас все тогда называ­
ЛОСЬ «южным», что было не наше), стоила лисицу ... Интересно, помнит это старик или рассказывает с чьих-то слов? -
И вы? Вы тоже меняли лисич? Старик улыбается и берет рюмку с портвейном. -
Очень много. Охотником был. Он только выглядит в своем зеленом свитере молодым -
и сидит высоко и прямо, но стар. -
Что еще вам рассказать? Вот дорога к нам была одна: от Якутска до Яны. Еще при царе про­
ложили. Но в двадцатом году травой поросла. Раз-
6 бой был сильный купцов грабили. А мы все ушли в тайгу. Боялись. Старик уже устал, сутулится. -
А в двадцать четвертом я пришел в Сеген­
Кюель. И увидел лавку. Я слышал, конечно, что она там есть: говорили в тайге, что из села Намцы выехала к нам Советская власть. Кымов Иван Иосифович привез лавку. Все в ней было: продукты, товары. И по твердым ценам. Так мы к ней вскоре и начали выходить. Из тайги ... Он опять молчит. Не совсем ли умолк? Его дочь наливает по стаканам чай и оленье молоко. -
А я еще потом долго ходил в тайге вокруг первой школы на речке Хадарындже. Там учи­
лось всего десять человек эвенов -
Степановы и КеЙметиновы. А мы, Кривошапкины, не пошли. Спор у нас тогда вышел, где эту школу откры­
вать. Они переспорили около своих стоянок открыли. Так я и смотрел на нее из-за деревьев, пока не съехались на новый муньак и не решили осесть здесь. Русские помогли место выбрать. Да и наши молодые охотники уже хотели учиться и жить вместе. Дочь старика опять наливает стаканы. -
И был здесь тогда один дом. Вон ТОТ, в окно видно. Я гляжу и не вижу. Да во-о-он же, маленький. Совет там был ... В окне целый поселок. Я не могу найти «тот» ДОМ, но не хочу огорчать старика. -
Да, да, вижу. Хотя отлично знаю: видеть «ТОТ» дОМ единствен­
ным, первым может сейчас, пожалуй, один только этот старик. и стаял праздник. Как льдышка в теплой руке_ Одна лишь влажная прохлада в ладони вос-
поминания. Олени бегут лениво, не хотят уходить от людей, от жилья, они всегда так бегут от поселка. А Сте­
пану к ночи в стадо. Двое нарт шелестят за спи­
ной, там продукты, газеты, одежда. Удалось в этот раз взять шесть батареек для приемника, раньше перебой был с ними. Только гармонь Степан взял в свои нарты, привязал за спиной -
задние нарты могут и перевернуться. Степан торопит оленей, знает, они не устали; взмахивает ремнем, перекидывает его через спину правого оленя и подгоняет левого. Нет, не идут! Степан соскочил с нарт и, держа ремень в руке, забежал наперед оленей, так что они отшатнулись в сторону, -
теперь он покажет им, как надо бе­
жать! По твердому насту бежится легко. Он впе­
реди, олени за ним. «Вот еще до того дерева», -
решает он и, минуя его, бросается в нарты -
не оглядываясь, не примеряясь, зная по звуку бега нарт и по прыганию спин оленей, какая сейчас под полозьями дорога и на какой выбоине нарты могут колыхнуться в сторону; садится он прочно, так что не надо уж умащиваться: левая нога под­
вернута под себя, а правая вытянута, нетвердо ле­
жит на передке нарт -
надо будет, соскользнет сразу. Теперь олени бегут, как хочет он. Русло реки само ведет их. Лед в этом месте поющий. Много раз присы­
панный за зиму cHero!>I, он отзывается под нарта­
ми: то жалуется и вздыхает, то радостно и тонко позванивает, а то вдруг пропоет такую нежную ме­
лодию, что берет оторопь. Хочется остановиться, чтобы услышать ее лучше и запомнить, но мело­
дия тут же исчезает, ведь и родили-то ее твои нар­
ты, их бег, и лед, и вода под ним, и камни на дне, и еще что-то, о чем не дознаешься. В од­
ном распадке, Степан знает зто место, снег поет, как далекий мотор самолета. И так каждый раз. Слышишь его, крутишь головой, всматриваешься в небо, а самолета нет. И знаешь, что нет, что снег зто поет, а все равно смотришь. Степан жалеет, что не успел научиться музыке, -
ни о чем больше так не жалеет! -
он бы подобраА мелодию зтой реки и песни снегов по распадкам ... А на вчерашнем вечере в клубе мог бы выйти на сцену с аккордеоном, как бригадир из третьего ста­
да, и играть песни, а потом остаться далеко за пол­
ночь, играть на танцах и говорить, что, мол, устал и самому танцевать хочется, а все paВilo играть. У него ведь и слух лучше, чем у бригадира. Край озера, куда выбежали олени, уложен кипа­
ми шкур. В совхозном поселке каждый знает о работе, которая предстоит. И Степан знает. «От­
правлять надо шкуры, весна застанет», -
думает Степан. Тут же лежат несколько мешков «<С саха­
ром или с мукой», -
решает он и даже не за­
мечает своих мыслей.) Балки лежат, штук десять. «<Для нового детсада».) Это прилетал утром один самолет. «<Прорвался все-таки!») Степан бьет оле­
ней по правому боку, и те идут к берегу, туда, где бежали вчера на скачках. Теперь и сами пошли быстрей: от одного дома ушли далеко и чуют уже, что идут к другому -
к стаду. Скоро понесутся так, будто за ними гонится волк. Тот, что живет в нижнем распадке. Впрочем, там много волков. Правда, Степан не видел сам, охотники говорили. Но сам он видел следы. Один след был легкий, с двумя вмятинами-когтями-зто волчонок или очень голодный худой волк (их не отличишь по следам), а другой оставил все пять когтей, он шел первым. Недавно волки бежали в свой распадок голодные и загрызли двух оленей. Но обычно они ходят здесь сытые, и ждать их надо снизу: сверху они не придут -
туда уходит дым от палатки. «Завтра надо посмотреть получше, чей тот задний след: волчонка или нет», -
решил Степан, а уви­
дев волчьи следы, вспомнил, как давно хочет уйти в тайгу с охотниками. В зтом году они принесли по двадцать соболей и по семь белок. В следующую зиму он все равно пойдет, даже если опять не возьмут ... Он только думает так сердито, а уж зна­
ет, что только сейчас такой храбрый. Не возьмут -
и останешься. А все-таки должны взять. И бри­
гадир обещал отпустить. Надо только найти замену. Это только вначале кажется, что в стаде быть просто: показал оленю соль, он и пойдет к тебе и все стадо приведет, тогда гони их. А куда гнать? Где ягель лучше. Это знать нужно, он под снегом; да чтобы недалеко от палатки, а то утром тебе же их искать; и догадаться надо, куда они уйдут за ночь, -
не по следам же за ними бегать! Да най­
ти тех, что отбились, бывают и такие; и беречь надо оленей, потому что они, как сейчас, будут с оленятами -
так что не очень их гоняй. Да еще если волки! Степан даже обиделся на непонятливость своего сменщика, которого еще и в глаза не видел и не знал, а уж не., доверял ему и ревновал к нему оле­
ней... Конечно, только дикий олень не подойдет к тебе, если ты соль в руке держишь, он ведь не знает ее вкуса. Но даже домашние не любят того, кто бьет их, и не подпускают. И если у него в руках соль, олень, конечно, не может справить­
ся с собой и не подойти к нему, он идет, но в глазах у него страх, будто его держат за рога ... Собеседник его (тот самый сменщик, которого он еще и не подыскал) уже сдался и отступил, а Степан все думал и внушал ему: да сразу уви­
деть -
только взглянув на стадо! -
какого оленя нет, а их больше тысячи! А его, Степана, олени даже слова понимают. Не все, конечно, а самые главные: «Иди прямо!», «Стой!» и «Если устал, лучше ложись на брюхо!» Это уж совсем убило сменщика, и Степан отступился. Представил ,себ:" как скоро подъедет к палатке, почистит рукои ноздри оленям от сосулек и инея, чтобы ночью им легко дышалось после бега, потом отвяжет их и уй­
дет спать, а они еще будут стоять даже отвязан­
ные -
вдруг он выйдет. Люди в поселке уже спят, спят и пастухи в ста­
дах, дышат спокойно и ровно. Нет, пожалуй, ды­
шат, как олени, вздрагивают, чмокают губами и из­
редка постанывают, вздыхая, -
тела их вспомина­
ют ушедший день и праздник. Олени пошевеливают своими тенями, большими и тяжелыми, пошевели­
вают осторожно, чтобы не разбудить каюров. Гла­
за у оленей умней собачьих: в собачьих глазах видишь, как они что-то хотят сказать и не могут, а в застывших глазах оленя видно, что зтот зверь уже все сказал и теперь только ждет, что ему ответят люди; сказал давно и жд~т терпеливо, с надеждой, что его поняли и только почему-то за­
бывают ответить. А что он сказал? Он отдает людям привязанность, ласку, нежность; потом дарит им силу и скорость -
и все время с зтим добрым и грустным взглядом! -
потом он от­
дает им свое последнее: тело и кровь, кожу и рога, и тогда взгляд его умирает. Нет, он остается жить в других оленях, и те опять отдают человеку при­
вязанность, нежность, ласку ... «Да! -
вспомнил Степан. -
Стой!» Олени встали. Он не слез с нарт, а сидел и глядел на оленей минут пять и слышал, как осы­
пается, шуршит снег под оленями. Был уже позд­
ний вечер, и лунки на снегу, между задних ног оленей, 'l!ышли не желтые, как на солнце, а тем­
ные... Так надо было делат," каждый час, не забы­
вать. Это было единственное, что нужно оленям от человека. Делать зто на бегу они не умели. -
и вот говорит ОН сыновьям (а уж плохой сов­
сем был!), везите, говорит, меня домой. Отговари­
вали они его, отговаривали, делать нечего, посади­
ли на самолет. Мой собеседник, все тот же учитель, затягивается беломориной и вертит ее в пальцах, будто соби­
рается бросить, но не бросает. Я сижу с ним на крыльце школы-интерната и смотрю вдоль улицы. Над поселком еще вечернее солнце, но дома уже отрозовели, чернеют. -
Ну, летят они с сыном, а над хребтом, уж когда наше озеро почти видно, старик умер. Учитель опять затягивается и уж будто не рас­
СК<tзывает, а рассуждает: -
Немного не долетел до дома... А ведь позвало его сюда. Хоть под конец, а позвало. -
И мягко, вроде бы с удивлением, добавляет: -
Родина здесь. А я думаю: сколько вот таких рассказов живет на земле, а никогда их не скучно слушать. И в ка­
кой бы угол ни приехал, всегда найдется такой рас­
сказ и старик такой. А коль спросишь, засомневав­
шись, и фамилию назовут, и имя, и все приметы ... 7 БОJ\ЬШ;.\;J З;.\Г ;'\):.~~<;'\ ).\Bc-r Р ;'\J\yJyJ Круговое наскальное изображение, или, как его называют исследователи, соляр ный (солнечный) круг, не находит никакнх ана­
J IOГИЙ в иск усс т ве аборигенов, за то он час­
то встре ч ае т ся на Ново й Гвннее и других о с тровах к северу о т Австралии. В ноябре 1605 года из порта Бентам на Западной Яве вы­
шло на поиски неоткрытых земель Г9лландское судно "Дей-
фкен» под командованием капи­
тана Виллема Янца. Пройдя БЛI1З побережья уже известной море­
пла · вателям Новой Гвинеи/ «Дей­
фкен» продолжал путь на юго­
восток. Несколько неде".ь спустя кто-то из матросов разглядел всплывшую на горизомте тонкую ниточку неизвестного берега. Подойдя к нему ближе/ корабль бросил якорь/ матросы спустили на воду шлюпку ... И вскоре капитан Виллем Янц -
первый из европейцев -
ступил на землю .открытого им Австралийского континента ... Но действительно ли Виллем Янц был первым? .. ... с изумлением взирали пер­
вые пришельцы на необыкновен­
ных зверей -
кенгуру и утконо­
сов/ -
таких не было ни в одной стране света. Не могли поверить своим глазам/ когда бумеp'JIнги коренных австралийцев/ сразив цель/ сами возвращались к ногам хозяина... Многое удивляло здесь их. Шли годы. Нашествие на кон­
тинент продолжалось. Аборигенов загнали в глубь австралийских пу­
стынь/ а на освободившихся зем­
лях появились тысячные стада овец. Прокатилась золотая авст­
ралийская лихорадка, собравшая на континенте тысячи авантюри ­
стов со всех концов света. И год за годом к австралийским бере­
гам и в глубь материка снаряжа­
лись все новые и новые экспеди­
ции. Открытие Австралии про­
должал ось. И случал ось, европей-
8 цы сталкивались с загадками/ объяснить которые никто не мог. ... В 1837 году экспедицию к за­
падному и южному побережьям Австралии снарядил английский путешественник и географ Джордж Грей. Началась экспеди­
ция удачней/ чем кончилась: Грей открыл реку Гаскойн и ис­
следовал течение реки Гленелг/ за двенадцать лет до этого нане­
сенной на карту его соотече­
ственником Томасом Митчеллом. Дальше дела пошли хуже -
из устья Гленелг корабль Грея вы­
шел в море/ но лишь для того, чтобы в одну из бурных ночей разбиться на прибрежных кам­
нях. Успев спасти только самое необходимое/ Джордж Грей с небольшой частью экипажа едва добрался до берега. Пешком он прошел около пятисот миль/ от­
делявших место кораблекруше­
ния от Перта/ одного нз первых городов, основанных в Австра­
лии европейскими колонистами/ и потом вернулся в Англню/ где издал "Путешествия»/ в которых описал все, что видел. ... Река была :каменистой и не­
глубокой, никто не знал/ в каком месте под бурлящей водой таит­
ся опасность для корабельного дннща. Вверх по Гленелгу Грей продвигался с огромной осто­
рожностью/ часто приставая к берегу и надолго останавливаясь. Берег был скалистым/ инередко в скалах/ сжимавших реку с обе­
их сторон/ то там, то здесь мель­
кали черные глазницы пещер; Грей осматривал каждую ... В какой-то из них его и подка­
раулило удивительное открытие. С изумлением в неровном дро­
жащем свете/ отбрасываемом за­
паленными ветками/ разглядывал Г. Е Р Е МИ Н исследователь высеченные на камне изображения человеческих фигур. Европейцы знали Австра­
лию еще слишком мало/ но все­
таки достаточно/ чтобы сразу же заметить: эти рисунки были со­
всем непохожи на обычную жи­
вопись туземных австралийских племен единственных/ кто встретил на континенте пришель­
цев из Европы. И больше всего Грея поражали одежды фигурок: ОIjИ отдаленно напоминали во­
сточные и уж совсем не походи-
ли на те, что австралийцы ... носили Ветки коренные догорали/ пламя тускнело на глазах, но Грей успел еще заметить высе­
ченный на скале человеческий профиль с резко очерченным лбом и орлН'Ным носом. Никто из европейцев не замечал таких черт у австралийских абориге­
нов... Пламя дернулось на кон­
чике ветки в последний раз и затихло. Пора было уходить где-то за спиной едва маячило пятнышко света, ~робивавшегося в пещеру сквозь отверстие входа ... Но Грей/ изумленный/ вернулся в пещеру снова. Несколько ча­
сов подряд он срисовывал все эти таинственные изображения. Кто были люди/ оставившие на память о себе лищь эти наскаль­
ные портреты? Давно ли они по­
бывали в пещере? Откуда при­
шли сюда?. Но тогда никто не обратил на открытие Джорджа Грея особен­
ного внимания ... И о нем вспом­
нили ЛИШЬ сто лет спустя, когда географов, изучавших Австралию прежде/ сменили археологи/ ко­
гда ч · исло подобных же удиви­
тельных открытий в.друг стало стремительно расти. ... Фантазия художника заставила причалить к берегам Австралии древние суда жителей Средиземноморья: финикийцев, египтян, греков н римлян. Имел ли право художник на такую фантазию? Австралий­
ский исследователь Майкл Терри утверждает, что это случалось н е раз... И этим он пытается объяснить целый ряд загадочиых находок, с деланных на территории Австралии. Таковы, например, наскальные изображения близ Кэрнса нильского ЛОТ9са, произрастающего в от­
дельных районах материка, хотя нильский лотос никогда не был або ­
ригеном Австралии. Не меньшее удивление вызывают и другие наход­
ки: наскальные изображения носорогов, человеческих фигур в одежде, напоминающей одеяния, сотканиые из волокна пальмы рафии, расту ­
щей лишь в тропической Африке, Америке и на Маскаренских остро­
вах в ИНДИЙСКОl\<f океане; загадочные колодцы, выдолбленные в твер ­
дом каменистом грунте; непонятные святилища, остатки которых най ­
дены и на самом материке и на близлежащих островах, и многое дру ­
гое. что пока не находит объяснения в искусстве и культуре коренных жителей материка .... о .. 7iСманuя ... В 1931 году целая серия столь же таинственных наскаль­
ных изображений -
людей и животных -
была обнаружена в Центральной Австралии археоло­
гом Майклом Терри. Эти рисун­
ки тоже не имели ни"его общего с обычной, уже хорошо изучен­
ной исследователями живописью коренных австралийских племен. Аборигены, рисуя человека, изо­
бражали его руки и ноги лишь прямыми линиями -
на рисунках 9 же неизвестных художников бы­
ли тщательно обозначены ло­
дыжки, икры, бедра... Абориге­
ны обозначали голову простым кружком с точками глаз, а здесь были ясно видны черты лица ... :И эти фигуры бы ли в ыб иты на высоте более де ся ти мет ро в от земли возра ст наскальны х изображений был на столько большим, что платформа, с ко ­
торой древние художники рабо­
тали над своими произведения­
ми, полностью разрушилась от времени ... ... Вблизи озера Маккай в 1932 году исследователи обнару­
жили несколько колодцев, про­
рубленных в камне и достигав­
ших в глубину десяти метров. Трудно представить, чтобы у ка­
кого-нибудь из австралийских племен были необходимые для этого инструменты ... ... В 1961 году недалеко от Алис-Спрингс была открыта но­
вая серия загадочных наскаль­
ных изображений. Их исследова­
ла большая группа ученых из Исторического музея в Аделаиде и австралийского Института по изучению аборигенов. Ученые привезли из зкспедиции более четырехсот фотографий и слеп­
ков с этих наскальных гравюр. "Они не принадлежат ни к од­
ной иэеестной форме туземной культуры», -
заявил Робер т Эд­
вардс, куратор антропологиче­
ского отдела Южноавстралий­
ского музея ... Еще в тридцатые .годы, пытаясь объяснить происхождение всех этих удивительных находок, авст ­
ралийский историк и археолог Майкл Терри предположил: ЭТИ СЛЕДЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ИМЕЮТ НИКАКОГО ОТНОШЕ­
НИЯ К АБОРИГЕНАМ. ОНИ ОС­
Т АВЛЕНЫ ТЕМИ, КТО... ОТКРЫЛ АВСТРАЛИЮ ЗАДОЛГО ДО ТО ­
ГО, КАК ТУДА ПРИШЛИ ЕВРО­
ПЕЙЦЫ .. Кто же были первооткрыватели Австралии? Лишь в самое по­
следнее время на основе еще двух загадочных находок исто­
рик из Сиднея сделал первые предположения. ... Эта дискуссия возникла еще сорок лет назад. Известный ант­
рополог Графтон Эллиот Смит, профессор Манчестерского уни ­
верситета, выступил с фантасти­
ческим утверждением: на остро­
вах Малайского архипелага по­
бывали в свое время... древние египтяне. И это казалось неве­
роятнымI В самом деле, труд­
но представить, чтобы та кие пла -
10 Рогатый Зевс Аммонск и й П толе­
мея IV хранит свою тайну: к а к и ­
ми ветрами занесло его к оеверо ­
восточ н ым берегам Австр а ли и? .Баранья го ло'ва~ -
петроглиф, О'ГRрытый Т ерри в 1961 году, та к ­
же не похож н а произведение ис­
кусства австрал и йских абориге­
нов. Изображения че л овечес к ой ф иг у­
ры, одетой. инк с чита ют иссл ед о­
ватели. в на иидну. со тианн у ю · и з воло и на пальм ы ра ф ии, к оторая никогда не р осла в А вс трал ии ... вани я оказалось возможным со­
вершать на утлых египетских су­
дах. Но предположение профес­
сора Смита было основано на фактах действl:tтельно порази ­
тельных. Ученый установил, что на некоторых островах Торресова пролива вплоть до конца XIX ве­
ка существовал обычай... муми­
фицировать тела умерших остро­
витян. Обычай ушел в прошлое лишь с приходом на острова первых христианских миссионе­
ров. Зато остались мумии -
они до сих пор хранятся в музее Сиднейского университета, и они очень похожи на мумии египтян, относящиеся к 21-22-й династи­
ям (900 годы до н. э.). Еще одно свидетельство в пользу предпо­
ложения Смита -
имена жите­
лей некоторых островов Малай­
ского архипелага нередко бывают удивительно похожи на древне­
египетские ... Но у Смита, как и следовало ожидать, противников нашлось немало. В фактах, поразивших ученого, они видели простые. СО­
впадения. Ведь на островах Тор­
ресова пролива существовали и иные способы захоронения, и некоторые из них тоже можно встретить в других странах. Зна­
чит ли это, что они тоже когда­
то были привезены на острова из этих стран? .. И все-таки, несмотря на всю фантастичность такого предполо­
жения, кое-кто из ученых был согласен с профессором Сми­
том. Некоторые шли в предполо­
жениях еще дальше, утверждая, что между Египтом и Малайями даже существовала какое-то вре­
мя постоянная торговая связь ... Но... Австралия -
это совсем недалеко от Малай. Так нельзя ли развить 'предположения про­
фессора Смита и еще дальше -
что египтяне побывали и на ав­
стралийской земле? Но сообще­
ний о находках, которые позво­
лили бы утверждать это, все не было и не было. Первая из таких находок между тем была сделана уже чуть ли не шестьдесят лет назад ... ... Энди Гендерсон, австралиЙ-. ский фермер, ставил новый за­
бор. Работа поглотила его цели­
ком -
настолько, что, когда вме­
сте с землей из ямы, вырытой под угловой столб, появилась на свет старинная монета, он попро­
сту отбросил ее в сторону, при­
няв за обычный кусок железа. К счастью, потом она снова попа­
лась ему на глаза. Он разгляды­
вал ее внимательно, но без · осо-
бого интереса. Монета потускнела от времени, вряд ли кто-нибудь из нумизматов даст за нее хотя бы цент. Фермер немного поко­
лебался, потом, пожав плечами, все-таки сунул монету в карман ... Это случилось в 1910 году, и с тех пор древняя монета проле­
жала в доме фермера... до 1965 года, пока не ПOf1ала на гла­
за кому-то из гостей дома Ген­
дерсонов. Гость был знаком с историей чуть больше, чем ста­
рик фермер ... Монета, найденная недалеко от Кэрнса, рядом с бухтой Тейлора, попала к историкам. -
И выясни­
лось, что на одной ее стороне изображен рогатый Зевс Аммон­
ский, а на другой -
орел, осед­
лавший зигзаг молнии. Каждый из этих знаков -
эмблема Пто­
лемеев, династии египетских ца­
рей. Находка Энди Гендерсона относилась к эпохе Птолемея IV, правившего в Египте с 221 по 204 годы до нашей эры. Как известно, такие монеты служили платой египетским солдатам ... Бухта Тейлора, близ которой была найдена монета еги'петско­
го царя, -
прекрасное убежище от юго-восточных ветров, дующих в этой части Тихого океана чуть ли не круглый год. И не сюда ли входили некогда утлые корабли древних мореплавателей, оставив­
ших после себя на зеленом кон­
тиненте следы, сбивающие с толку современных историков? .. ... И совсем недавно предполо-
жение о древности том, что египтяне в посещали Австралию, получило еще одно подтвержде­
ние. На полуострове Арнемленд, на дороге близ города Дарвин, мальчишки нашли странный на первый взгляд камешек. Он ока­
зался... маленькой скульптуркой священного для древних египтян жука скарабея ... Предположение Майкла Терри объясняет некоторые историче­
ские загадки, географические ко­
ординаты которых лежат далеко за пределами австралийских бе­
регов. ... На стенах некоторых египет­
ских храмов изображены в чис­
ле египетских данников люди, не похожие ни на один из покорен­
ных египтянами народов. Кто они? Историки этого не знают ... ... В феврале 1964 года на ме­
сте древнего города в Иордан­
ской долине была обнаружена гробница женщины, ной приблизительно до нашей эры. захоронен­
в 1000 году Исследование останков тела показало: для бальзамирования было использо-
вано эвкалиптовое масло. Это казалось невероятным. Ведь единственное место, откуда мог­
ли доставать тогда такое масло, это Австралия и Новая Гвинея. Лишь в 1870 году австралийский ботаник Фердинанд Мюллер рас­
пространил семена эвкалипта по всему свету ... ... И чем объяснить, наконец, небывалую уверенность всех мо­
реходов эпохи Великих географИ­
ческих открытий в существовании где-то на юге большого матери­
ка? С тех пор как, покорив стра­
ну инков Перу, испанцы вышли к Тихому океану, на поиски новой большой земли не раз отправля­
лись из перуанских портов испан­
ские корабли. От испанцев не от­
ставала голландская Ост-Индская компания, обосновавшаяся на Яве и других индонезийских островах. Его искали французы и англичане. И не раз капитанам, бороздившим воды Тихого океа­
на, казалось, что материк уже найден, но потом выяснялось, что корабль лишь наткнулся на один из больших тихоокеанских островов, и поиски начинались сначала. Эта непоколебимая вера доста­
лась средним векам от древнего мира. Считается, что гипотеза о существовании южного материка возникла на основе странного заблуждения географов древно­
сти, предполагавших: если Евро­
па, Азия и Африка расположены в северном полушарии, чтобы Земля не могла перевернуться, у них должен быть в южном по­
лушарии равный противовес­
большой континент. Но кто зна­
ет, не основывалась ли эта вера на не дошедших до нас свидетель­
ствах мореходов древности­
и, может быть, не только егип­
тян, -
в незапамятные времена проложивших первый путь к да­
лекому южному континенту? .. ... Но находок, свидетельствую­
щих о том, что Австралийский континент действительно был от­
крыт моряками, начавшими свой путь в Красном море, пока толь­
ко ,nBe. Да и не так уж трудно оспорить 1'1роисхождение монеты, найденной Энди Гендерсоном, и египетского скарабея -
возмож­
но, они попали в Австралию мно­
го позже, уже после прихода ев­
ропейцев. И ясно, что объясне-
Это существо с головой ново ­
зеландской птицы киви-киви напоминает наскальные рисун­
ки. 01'крытые в ПО'линезии ... ние большой загадки Австралии .пока остается лишь гипотезой. Гипотезой, которую подтвердят, может быть, большие археологи­
ческие раскопки, которые будут в ближайшее время предприняты Терри близ бухты Тейлора -
там, где была найдена монета Птоле­
мея IV. И может быть, именно тогда будут сделаны открытия, важные для истории ... ... Или гипотеза австралийского археолога так и останется гипоте­
зой -
пока для большой загадки Австралии не будет найдено объ­
яснение, которое снимет все во­
просительные знаки ... &ольшая загадка Австралии ... Загадка, уже давно вырос­
шая - В очень важную научную проблему современной этно­
графин, нсторнн, археологнн­
проблему культурно-нсториче­
ских свяэеА в прошлом Ав­
стралиikкого матернка с дру­
гими чаСТRМИ света ... В ПОCJ\еднне годы в научной печати появились сообщения о некоторых новых фактах (изложенных в статье), поз-
ВОЛЯЮЩИХ предполагать су-
ществование связей Австралии даже со страиами древней средиземноморской цивилиза-
ции ... Факты этн чрезвычайно ин­
тересны. И все же ИХ пока еще СЛИШКОМ мало, чтобы делать какие - либо конкретные ВЫВОДЫ. Да, в Австралнн иайдены древние египетские изделия ... Но ведь древние египтяне были ПЛОхими мореходами. Правда, есть известие о мор­
ском путешествни вокруг Аф­
рнки, но оио было совер­
шено ХОТА и по приказу фара­
она Нехо, но финикнйскимн мо­
\>якамн. Как же попали египетские предметы в Австралню? При­
везены самими египтянами? Мне думается. что более прав­
доподобно оБыIcениеe другое: ОНИ попали на континент по путям этапного обмена, прой­
дя через много рук ... ПРофессор с. А. ТОКАРЕВ 11 Наскальные изображения, найденные на полуострове Арнем­
л енд, и « хранилища духов » предков -
чурuн~и. ГАЛЕРЕИ АРНЕМЛЕНДА Что оставляют Земле поколения аборигенов? Ведь после себя на австралийских даже хижин не строят они, и песок пустыни заносит следы их стоянок. Племя останавливается на ноч­
лег там, где застала его темнота, ночует в нагревшемся за день песке. И кто из аборигенов полу-
острова Арнемленд (Северная Австралия) может похвастать тем, что хотя бы раз в жизни провел ночь под крышей?. Зато каждому из них принад­
лежит ВСЯ та земля, что отвели племени неписаные соглашения между соседями. И на этой зем­
ле он владеет всеми источниками, всеми горами, всеми долинами. Здесь похоронены предки, «духи» которых оберегают племя. Здесь потаенные пещеры хранят священ­
ные предметы -
тотемы и чурин­
ги, В которых живут духи пред­
ков . ... СтареЙшины племени соби-
раются на советы в пещерах -
там, где смотрят на них со стен изображения животных-«родона-
чальников» : кенгуру, ехидны, змеи. ОIfИ рисуют на стене «ро­
доначальника», и он как бы за­
нимает место в их кругу. Когда придет пора посвящения в охотни­
ки, в эти пещеры приведут маль­
чиков, здесь они впервые услышат от старших легенды и предания, которые живут вместе с племенем, а потом подвергнутся испытаниям на мужество и терпение. И каж-
дый из них нарисует на стене свое животное-покровителя. У жеНL.ЦИН свои чурин!'и -
ко­
рень ямса, дикий абрикос. Муж­
чин на женские церемо.НИИ не до­
пускают: считаеl'СЯ, что мужчина, увидевший их, перестает быть охотником. Но дороже всего пуканами общие святыни племени -
дере­
вянные столбики, покрытые маги­
ческими узорами, связанные ве­
ревками. Их носят с собой. Т оль­
КО во время кочевок их разбира­
ют, а когда нужно, собирают сно­
ва. Они дарят охотникам счастье, и, прежде чем отправиться в путь, каждый из охотников обя­
аательно трогает пуканами рукой ... л. ольгин «СВИДЕТЕЛЬСТВО О РОЖ. ДЕНИИ.. ЕРЕВАНА найдено не­
давно армянскими археологами. На окраине города, у подножия хол­
ма Арин-берд, они обнаружили ка­
мень с выбитой на нем урартской клинописью: «Я, Аргиштны, сын Менуа, воздвиг своим величием эту мощную крепость и дал ей имя Еребуни. ВО славу страны Би­
айна (Урарту. -
Ред.), для устра­
шения вражеских стран». Камен­
ная метрика подтвердила, что Ере­
ван -
один из древнейших горо­
дов планеты. Возраст находки -
2750 лет. В МАРТЕ СУТКИ ДЛИН­
НЕЕ, ЧЕМ В АВГУСТЕ, на одну тысячную долю секунды. Это ус­
тановил известный советский аст­
роном Н. Н. Павлов, возглавляю­
щий службу времени Пулковской астрономической обсерватории. По предположению ученого, феномен вызван тем, что из .. за сезонной циркуляции атмосферы изменяет­
ся скорость вращения Земли во­
круг оси. При этом, как устано­
вил астроном, происходит и дефор­
мация земной коры, порождающая своеобразный «сдвиг» материков. Так, например, в августе расстоя­
ние между Америкой и Азией на семь метров больше, чем в марте ... НОВЫй ОСТРОВ В ТИ. ХОМ ОКЕАНЕ возник к вос­
току от островов Фиджи, там, где находилась банка «Метис N2 7». Она представляла собой подвод­
ный вулкан. После извержения он поднял свою вершину на сорок метров над уровнем моря. Остров впервые был замечен с борта новозеландского грузо-
вого судна «Тофуа». Капитан судна Питер Беннет наблюдал извержение лавы, столб дыма и пара, достигавший в высоту бо­
лее километра. По его измере­
ниям, остров имеет в длину око­
ло полумили. ЗВЕЗДА «ЖИЛА» ДВА ГО. ДА. Свет звезды, вспыхнувшей ко­
гда-то близ созвездий Южного Креста и иентавра, дошел до Зем­
ли совсем недавно. Ее «рождение» было отмечено группой австралий­
ских астрономов во главе с про­
фессором К. Маккареном (Адела­
идский университет). Но прошло два года, и она... перестала све­
тить. Как полагают, астрономы впервые наблюдали яркую рентге­
новскую звезду нового типа с небывало короткой продолжитель­
НОСТЬЮ «ЖИЗНИ». «АЛЛИГ А ТОР .. ИЗ АНТ АРК. ТИДЫ? В пятистах двадцати ки· лометрах от Южного полюса, на высоте 1700 метров, группа аме­
риканских геологов из универси­
тета штата Огайо обнаружила -
впервые в Антарктиде -
ископае­
мые кости какого-то древнего жи­
вотного. По первым -
самым предварительным предположе­
ниям, животные, напоминающие со .. временных аллигаторов, обитали здесь около 200 миллионов лет на­
зад. Эта находка -
весомое подтверждение гипотезы о сущест­
вовании в прошлом на Антаркти­
де развитой фауны и флоры. Но ... кости подобных же живот­
ных находили раньше и в Южной Америке и в Африке. Нет ли здесь какой-либо связи? Некото­
рые исследователи видят в «ан­
тарктической» находке доказатель­
ство и того, что когда-то все три континента (а может быть, и Ав­
стралия) составляли вместе ОДII>, гига~тский суперматерик. СНЕГ МИНУВШИХ ЛЕТ МОЖЕТ РАССКАЗАТЬ КОЕ­
ЧТО О КОСМОСЕ, и поэтому поговорка «нужен как прошлого д­
ний снег» явно устарела. Недавно в Бельгию было доставлено четы­
ре тонны высокогорного антаркти­
ческого снега, в котором содержат­
ся осадки, выпавшие десятилетия назад. Изучив этот снег, доктор Эдгар Д Пичотто из Брюссельского университета предполагает опре~­
лить, СКОЛЬКО космическоМ ПЫЛИ выпадает на земную поверхностр. Но зачем потребовалось везти снег с другого конца света? Не про!це было бы ВЗЯТЬ его, скажем, с аль­
пийских вершин?. Дело D ТОМ, ЧТО чистый снег ныне есть ТОЛh­
ко в Антарктике. Всякий другой так загрязнен промышленными от­
ходами, что определить в нем ни­
чтожное количество осевших кос­
мических пылинок практически не­
возможно. МОЖНО ЛИ РАЗОГНАТЬ ТУМАН КРИКОМ? Польские инженеры доказали, что можно. Услышать этот крик, правда, муд­
рено, потому что судовая сирена. разгоняющая перед кораблем ту­
ман, распространяет не что иное, как ультразвук. Зато со своим де­
лом этот «неслышный» крик справ­
ляется на совесть: как показали первые испытания, сирена рассеи­
вает туман на расстоянии нескол.,· ких сотен метров от корабля. (По страницам советской и зарубежной печати) 3~Г~КИ nrteKT~1 'ТК'~IТИ~ , азыскивая дом Дмитрия Андреевича, я уви­
дел перевернутый и накрытый брезентом к арбас. В том месте, где брезента не хва та­
ло, бросались в глаза белые, написанные грубой кистью буквы: «ЩЕЛЬЯ». С перил крыльца сви­
сал алый парус, под которым Буторин прошел от Архангельска до Мангаз еи, и в глубине двора в су­
м ерках угадывалась торчащая из сарая мачта. И во всей э т ой улиц е, где возле дальнего дома вид­
нелась старая лодка, и в самом облике прочны · х аккуратных домов и дома Бут орина тоже чувство ­
вался спокойный и размеренный уклад жизни по ­
моров ... Буторин назвал карбас · «Щелью). Щелья -
это обрывистый каменистый берег. И в самом карбасе было что-то от этого каменистого сурово го края. Карбас не был кра с ивеньким, он был грубым и на­
дежным, все1Ща имел вид рабочей по,судины. Когда я в · ошел в дом Дмитрия Андреевича, Бу­
торин чертил на длинной, с висающей со сто:ла 14 Кажется, все написано. Окончились тревоги и газет­
ные сообщения. И наступило вреAtя новых тревог. Есть ли сAtысл возвращаться к пути nройденноAtу? Есть. Уже 'nлывет «Щелья-2» С дAtитриеAt Буториным и ра­
aUCTOAt АлександроAt Сомки­
HblAt на борту. Плывет и nо­
TOAtY, что когда-то плыла «Щелья-l». Ее путь был нача­
лоAt, пробой. Что же из этого похода осталось в nаAtяти пловца, когда плавание уже окончилось? Не это ли, отло­
жившееся прочно и надолго, заставило Буторина начат ь но­
вый путь на восток? Буторин не любит говорить о предстоящем. Он noAtop, n.o его Atнению, надо идти, а' nо­
TOAt уже рассказывать. Поэто ­
Aty он предоставляет возAtож­
ность HaAt всем увидеть свои планы и в коротких, едва за­
AteTHblX словах и, главное, в том, что он уже однажды пе­
р еж ил. Так видит он caAt. н А Д И Р С А Ф И Е В, наш спец. корр. карте свой маршрут. Закончив кружком вьющуюся вдоль арктических беретов ле.нту, лента уходила вниз по реке Таз, Буторин написал возле кружка: «Мангазея» -
и проговорил специально заготовленную фразу: '-
Об этом я М!JIЧтал с детства. Шум в передней усилил.ся, и, наконец, оттуда донесло·сь прос туж е.нНО6 покашливание. lВ дверном проеМ 6 появился невысокий, коренастый, с .седым коротким еЖИIЮМ волос человек, и Буторин, обер­
нувшись к неМу,заулыбал · ся и встал. Они обня­
лись, похохотали и еItазали друг другу вс е го не­
сколько .слов, а вош едший УЖ'6 успел спроеить­
в !Этих скупо сказанных неСКОJIЬКИХ сло вах -
о по­
хаде, Бут орин --
рассказать о нем, и им ос т.алось только посидеть вм ес те, выпить, поговорить о доме, о намеРffiIИЯХ. Казалось бы, Дмитрий Андреевич сказал воего одну фразу: Ф Да, тде .не было льда, я рубию). Но если расшифровать ее, то приблизительно это бу-
дет означать eJI · едующее: когда появил,ась чистая вода, он шел напрямик. Важно было выиграть время. Надо было успевать за весной. Это сопря­
жено с риском, как, впрочем, и каждый метр дви ­
жения в АрктИ'Ке. Промедлишь -
впереди будет лед. -
Стоял Югорский шар, -
сказал Буторин, -
а мы прошли! Если ipасшифров,ать и эту фразу, то в ней одн о­
временно и трудность и радость того, что именно они сумели одеJljать зто. «Стоял Югорский шар» ­
это значит, что весь пролив был ,закрыт льдами и даж-е ледоколы не 'смогли бы пробиться. Позже Дмитрий Андреевич рассказывал, что люди в пор­
тах ожидали караваны судов и вдруг увидели, что вместо кораблей изо льдов к ним идет маленькая лодка ... -
Ст,аруха, 'чаю, -
сказал Буторин и пригласил гостя к столу. Слово «чай» вмеща,ет в себя весь хлебосольный поморский стол: рыба во всех видах, закуска, вод ­
ка и попозже, конечно же, чай с пирогами. Так и прошел весь в,еч,ер: два друга ,сидели за столом, неторопливо разговаривали, и постепенно из буд ­
ничных слов ,их вырисовьшался весь пройденный путь от Архангельска до iМангазеи. Я 'с идел мол­
ча, потому что весь вечер был посвящен тому, что мне и хот,елось знать. Возникла пауза, и после нее Дмитрий Андрее­
вич, отвеч.ая, видимо, на давно заданный вопрос друга, а, может быть, отвечая сам себе и утверж ­
даяэто, сказал: -
Не ,ст,аруху же дома охранять ... И все. Одна фраза, а это ответ и на мой неза ­
данный вопрос: «Что заставило вас снова пойти в Арктику?~ КВ!\. говорил мне перед тем сам Буторин, он на­
чал плаватъс тех ПОр,как научился ходить. Ро­
ДИJIСЯ он В До,лгощелье, в поморской семье, где вся жизнь построена на воде. С пятнадцати лет Шl'lал ходить на промысловыхсудах: до тридцать шестого года -
на зверобое, гарпунером. С три­
дцать ше,стого был в АРIПИКВ на зимовках: на мы­
со ЧеЛЮСIшна, на прилегающихк побережью ост­
ровах, на ДИI\соне. Потом -
снова на зверобой­
ных шхунах. Живя в Арктике, в Долгощелье, в обители поморов, еще мальчишкой наслышался ле­
генд о злаТОI\Ипящей Мангазее -
вольном горо­
д е. Желание пройти по древнему пути поморов не оr.таВJIЯJ I О его, а напротив, от того, что он жил в Арктике, постепенно обретало конкретность плана. Ii:огда с мотришь на Дмитрия Андреевича, кажет­
с я, что в се начинается в пятьдесят пять. В пятf,­
десят ПЯ Тl, стан ови шься сильнее, мудрее, крепче на излом е; l\аждой прожитой минутой утверждаешь СllОЙ опыт, св он возможности... Почему он ,снова вышел в море? Потому, что в пятьдесят пять жизнь далеко еще не окончена, и надо иногда оставаться одному, и чтобы ветер в лицо ... На столе уменьшалось посуды, за окном темне­
ло, и в комнате зажгли свет. Пришло время чая и пирогов. Буторин 'раньше плавал вместе с боцманом на промысловыхсуцах, и вот теперь боцман решил попенять другу и, улыбнувшись, сказал: -
А ты забыл обо мне. -
Ничего я не забыл, -
словно сам себе, отве-
тил Дмитрий Андреевич. -
Поставлю теперь мачту побольше да паруса покрепче и ... И боцман понял: значит, была и мачта не очень, и парус н~больmой, и, должно быть, сам собирал, и готовил все сам;.,. И, понимая зто, боцман спро­
сил: 15 -
Сам все? Но Буторин, как бы не желая при мне говорить об этом, ответил: -
Да чего там. Покрасил, по-смолил и пошел ... И повторил путь поморов. И главное -
вывел те закономерности, которые позволяли поморским кочам и карбасам в -суровых арктических морях пр обиваться сквозь льды. А ведь поморы перево­
зили груз в 'этих условиях, груз, доставка кото­
рого и теперь нередко зависит от ледяного режима Арктики. -
Слушай,а где же твой пес? -
неожиданно спросил боцман. -
А то я сижу у себя в Ейске, попиваю -со старухой чай, газетку почитываю -
за тобой слежу, узнаю как-то, что на карбасе по­
явилась лайка... А к тебе шел, он и голоса не по­
дал. Пропал, что ли? -
Нет . .мне его подарили уже в пути. Я свыкся с ним, да и 'Он честно ел свой хлеб. Был с ним забавный случай ... И Буторин рассказывает. Основательно, издалека. Будто и забыл вопрос. -
До Печорского моря никаких сложностей, ко­
торые могли бы сорвать путешествие, не было. Но вдруг в поселке Тобседа iПОЛУЧИЛИ телеграмму из Архангельска: в Печорском море исключительно тяжелая ледовая обстановка, подход к Югорско-му шару невозможен и надо возвращаться обратно, так как даже 'для ледокола этот район считается непроходимым. Первый ,этап прошли благополучно, и я решил не медлить ни одного часа и двинуться дальше, к тому же я знал, что паводок рек Печоры и Чер­
ной прошел, Печорскую губу пробило, и должны быть разводья. Мои предположения сбылись. Мы благополучно обогнули Русский заворот, подошли к реке Черной и пошли в Варандей. Подходим к острову Песяков, и тут подул сильный северный ветер. Не успели дойти до поселка, как полоса во­
ды закрылась. Надо попасть на радиостанцию, а как? До поселка всего три мили, но лед не пускает. Вокруг ледяные 'горы -
-
несяки. Они служили по­
морам своеОбразными портами-убежищами. IЯ знал, что в этом районе большие приливы и отливы -
два раза в день, и решил спрятать карбас за од­
ну из таких горок, втащить -его на безопасное ме­
сто. Так и сделали 00 Скороходовым: оставили Пы­
жика, подняли флаг и пошли на маленькой лодке в ,Варандей. То волочили лодку по льду, то плыли по разводьям. Самое главное, что через двенадцать часов надо было вернуться: могло ,случиться, что во время очередного прилив а напором дрейфую­
щих льдов карбас ра-здавит ... IКогда вада упала, «Щелья» оказалась на возвышенности, на льдине. На острове Песяков работала ,экспедиция гидро­
графf)В. Они увидели «Щелью» и, решив, что судно терпит бедствие, на нем могут оказаться больные, пошли на помощь. Подошли, видят: фла·г поднят, но людей нет. Подошли ближе, хотели осмотреть «Щелью», но вот ТУТ-'ТО Пыжик_ поработал... как только кто-нибудь приближался и хотел заглянуть в карбас, Пыжик, выполняющий обязанности вах­
тенного матроса, вел себя невежливо -
в карбас никто не вошел ... у северных l5eperOB. ФОТО В. КОНСТАНТИНОВА 2 «Вокруг света» н.9 Жаль было с ним расставаться, но вАмдерме начальник порта, уви.цев Пыжика, стал просить, чтобы я продал его. -
И Буторин высказал еще одну свою мысль: -
Собака -
друг человека, а друга продавать нельзя. И потому я нашел выход, -
заулыбался он. -
Я сказал ему: «Оставляю Пыжика на полго­
да, до будущего, прихода. Узнает меня -
заберу. Не узнает -
твой». На следующий день ветер ослаб, лед стал рас­
падаться, и я привел карбас в Варандей. -
Как думаешь дальше, Андреич? -
спросил боцман. -
Куда? -
Хочу обогнуть Таймыр и дальше на восток. Может, и зазимую ... -
Поспеешь за весной? -
В этот раз поспевал, -
улыбнулся Буторин. Вдоль арктических берегов весна возникает как бы очагами, и надо хорошо знать время их при­
ход-а, продолжительность. Поморы знаlIИ это, и им удавалось, как бы находлсь все время на гребне весны, продвигать-с" на восто!,. Когда «Щелью> прошла Байдарацкую губу и по­
дошла к устью реки Мордылха, на Ямале уже бы ла весна. Буторин понл 1\0. что можно идти даJ!ьше и благополучно обогнуть Ямал, потому что распад льда пришел в эти места рано. Но он решил пе­
ресечь полуостров: пройти по реке Мордыяха, по трем соединенным между собой озерам с одним названием Нейто, затем волоком до озера Ямбуто и дальше по реке Сёяха в ОБСI,УЮ губу. Почему поморы в <ЩНОМ случае огибали Лмал, а в другом шли по системе рек и озер? Буторин мог в этот раз обогнуть полуостров, но он решил отгадать эту загадку и пошел по забытому теперь пути помо­
ров. В Печорском море господствовали северные вет­
ры и непроходимые льды. А в Карском море и на Ямале неожиданно вспыхнула весна ... И вот, прой­
дя по сложным зигзагам рек и озер, Буторин по­
нял, что причиной, по -к.оторой поморы В одном слу­
чае огибали полуостров, а в ~pYГOM шли сквозь него, были метеорологические условия. В те годы, когда весна опаздывала и замедлялся распад льда, чтобы не терять времени и не отставать от гребня весны, поморы пользовались паводком рек и при­
ходили в Обскую губу, пересекая полуостров. То есть они выбирали этот тяжелый путь по необхо­
димости, а не потому, что он короче и легче ... 3а столом все продолжался неторопливый раз­
говор. Жена Буторина, Манефа Ивановна, не раз уже слышавшая рассказы мужа, слушала и в этот раз будто впервые. -
Я-'ТО что сделал? Я взял бочку, проделал в днищах отверстия, вставил в них мачту, и получи­
лось вроде лебедки. Положил под карбас бревна, протянул веревку -
и все. Пустяк, словом, а вот как они, поморы, с товаром, с большим грузом по гористой местности двигались и то нагружали, то I:!азгружали, и не один карбас, а целая торговая флотилия проходила по этому пути? Если бы я не прошел сам, не понял бы, что выбирали они един­
СТI;Iенный путь и другого не было. Манефу Ивановну, очевидно, не удовлетворил такой рассказ, и она, Ii который уже раз пережи­
вая за мужа, попросила: -
А ты, Андреич, расскажи про то... как чуть беда не стряслась. -
Правда, такого в моей жизни еще не было ... Примерно за сутки перед входом в Обскую губу 17 на реке Сёяха радиостанции подняли шумиху -
у нас был транзистор, и мы все слышали. В один день, как по сговору, все станции передавали, что \(JЦелья» пропала. Пока мы пересекали Ямал, мы не могли дать о себе знать, так как на пути ни ОДНОЙ радиостанции не было. На расстоянии приб­
лизитеш,но десяти-пятнадцати километров от Об ­
с кой губы мы снова вышли в лабиринт одной из многочи слен ных речен. Была плохая видимость, кончался б е нзин. Чтобы не ошибиться и не заблу ­
диться в руслах, я определял путь по движению воды: в какое русло воды устремляется больше, по тому и надо идти -
там выход в море. И вдруг впереди новое разветвление и вода стремится в не­
го с особой CI{Oj)OCTbIO... Туман местами был так низно, что приходи лос ь буквально вглядываться в волны -
берега - то почти не было видно. Итак, мы с вернули в это новое русло. Продвигались с тру­
дом: то частые повороты, то густой туман. Пройдя семь-восемь нилом е тров, попали в свободную от ту­
мана полосу; и я вдруг обнаружил, что скорость теч е ния падает. Это насторожило, потому что ветер J;УЛ нам в с пину. Совсем неожиданно течение сов­
се м остановилось. Я посмотрел вправо, влево, пы­
таясь разобраться в случившемся. Во нр уг спокой­
ные берега, цветущий тальник, а впере д и ... нет ре­
!Ш -
русло нончает с я, в тупин попали. Что это мог л о значить? Иногда бывает, что рена уходит под землю. Но нет, Э ТО другое. Что? И наконец, понял: под напором ветра морская вода устремп ­
л ась против течения и привела нас в один из лож­
ных pYJ{aBoB старицы. Ветер все усиливаJIСЯ, И, ссли бы мы ждали улучшения погоды, то во­
J;a бы упала 11 карбас оназался на м ел и. Надо бы­
.10 IIЮl едле нно поворачивать назад. П ове рнули -
и о пять сложности, да каIше! Предстояло идти про­
тив С IIЛЫJОГО в е тра и с илъного течеНIIЯ. В бане ос ­
тало с!, буквально несколько капель бензина, поэто­
)IУ мотор внлючаJiи лишь в ИСIшючит ел ьных слу­
'Iаях, "огда ветер м е нял направлени е и парус не ПОМОI'ал. Были ме с та, где нелъзя бы ло использо­
вать ни мотор, ни пару с, тогда шли на веслах. К ОБСI(ОЙ губе пробились буквально с сухим мо­
тором, бензин НОНЧIIЛСЯ. Зная, что поселон Сёяха со вс е м БЛИЗI{О, утннулись носом В бер ег и решили п е реждать плохую погоду, чтобы потом, "Ю{ стих ­
нет встречный ветер, на веслах дойти до поселна. Но в :JТO время нас заметили с вертолета. Нас ис­
J{али. -
Я вас нашел, -
обjJадованно сназал летчин. А я ответил ему: -
Мы не терялись. -
Может быть, вы в ч е м-то нуждаетесь? -
спро-
С ИЛ он. -
Нет, -
ответил я, -
разве бидон бензина ... Манефа Ивановна во время раССJ{аза поначивала ["оловой, да и теперь все еще н е могла успоноить­
ся и поглядывала на мужа с тревогой, будто он опять (ну СНОЛЫ{О можно?) уходит в море. А он действи т ельно опять собирался выйти в морс. Обогнуть Таймыр и, если удастся, идти даль­
ш е на восто!\. Лучше морлков никто не понимает, нан это сложно ... -
От устья Енисея до устья реки Таймыр, -
говорит Дмитрий Андреевич, -
я не раз видел развалины старых зимовок XVI-XVII венав. Я и в этот раз думал продолжить путь и пойти на Тай­
мыр, но !\Огда пришел в Мангазею -
лето нонча­
лось ... Жаль было. 18 Ю. Е Ф И М О В. наш спец. корр. Фото Е. УДОВИЧЕНКО • 'У"" ,оле,,_ В,m, ,0 """о оодоры",­
вает, то начинает слегка раскачиваться. Сибирь -
Белоруссия -
путь не близ ­
кий. День назад кончились заснежеННblе п ол я, и теперь поезд мчится сквозь дож ­
д н. А по календарю -
ноябрь. Непри ­
ВblЧНО это для новобранцев-сибиряков. Опустевшне cepble поля, продрогшие под ветром переле ски -
вот в каких местах теперь им жить. Николай Чередов при мостился у окна, положи.l подбородок на сложеННblе ладони, смотрит и СJJуша­
ет, что творнт с я вокруг. А [Загон по ло н разговоров, смеха. BnepBble ребята оказа л н сь так прочно и надолго оторваННblМИ от до-
QAIHIOn ол ЧI AIHIIE ма, в незнакомой, огромной мужской компании. Еще неясно каждый чувствует значительность будущего, и от этого многим хочется казаться взрослее, гово-
. рить увереннее, смеяться громче. А Николаю в этом гомоне вспоминается родной си­
бирский городок. Дощатые тротуары, тишина осен­
них садов ... Всего неделю назад Чередов еще рабо­
тал в художественном цехе фарфорового завода. На длинных столах стоят там сейчас лилейно-белые пары, чашка с блюдцем, заказные ликерницы в виде ястреба или журавля. Кто-то другой теперь при­
кладывает к ним трафареты и старательно, тонким слоем наносит в пробелы краски: ультрамарин, па­
левые, серебро ... 2* ,За окном уже темно. Нико лай прижался лбом к холодному стеклу. Дождь, видно, кончился. Узкий и острый, накаленный добела месяц висит неподвиж­
но и высоко, а рядом с окном бегут и бегут назад темные щербатые гряды деревьев. Поезд тормозит и останавливается. По перрону бе­
гают люди в тяжелых каляных плащах. Везут те­
лежку с кладью. Мокрый бокастый чемодан качает­
ся наверху. Под вагоном кто-то звонко стучит по колесам. Поодаль, в тени, стоят военные. «Патруль», -
до­
гадывается Николай и с интересом рассматривает их. Тот, высокий, в фуражке, -
видно, офицер -
ку­
РИТ,спрятав папиросу в кулаке, пог лядывает по 19 сторонам. На солдатах промокшие, тяжелые шинели и потемневшие пилотки. «Вот она, служба, -
в лю­
бую погоду, в дождь и снег:.. Николай представляет, как им мокро сейчас и хо­
лодно. Он хотел было сказать об этом свонм сосе­
дям-ребятам, но передумал. Что говорить? «BOII патрулЬ:t. Ну и что? Николай уверен, что можно говорить только о ТОМ, что сам знаешь, видел, умеешь... Этому его научил мастер на заводе. «Важеватый», -
говорили о нем. Он все делал не торопясь, на совесть, и Николай перенял эту степенность и обстоятельность. Старался говорить, когда было необходимо, поннмать дело до конца, до точки. Поезд трогается. На минуту все умолкают. Медленно сдвигается вправо П<lТРУЛЬ, проплывает , фонарь, темная большая лужа. Сразу же за станци­
ей стеной опускается темнота. В наступившей тишине раздается голос офицера, сопровождающего ребят: ~ Всем по местам! Прекратить хождения и раз­
говоры! Отбой! -
Голос У него низкий, чуть хрипло­
ватый, но очень сильный. Ребятам еще странно, что этому невысокому коренастому человеку, совсем а общем-то незнакомом у' надо подчиняться. Да и ОН­
то, наверно, побаивается в душе, что могут HP под­
чиниться, но на лице у него этого не прочтешь. Подчиняются ребята. Не привычен еще отбой по команде. -
Товарищи сибиряки! I(омаидир, полка говорит медленно, ударяя на каж­
дом слове. -
Вы прибыли в свою Иркутско-Пинскую диви-
зию ... В Сибири ... из отдельных партизанских отря-
. дов ... сформировал ее замечательныАt<pасиый коман-
дир... коммунист товарищ Блюхер. На иашем знаме­
ни пить орденов. Так сражались IWJШИ предшествен­
ники! Двадцать пить Героев Советского Союза ... на­
вечно остались в списках нашей дивизии. Большинет­
во из них были вашими ровесниками. I(омсомольцы! Будущий год -
для вас особенный. I(омсомолу иctlол­
нится полвека. Мы ждем... что вы станете хорошей 'сменой старшим товарищам. Строй стоит, серой рамкой окружив прямоуголь· ник плаца. За последние два дня и здесь выпал снег. Он и сейчас еще идет, и ветер несет его вдоль строя. А полковник все говорит и вглядывается в лица но· вобранцев. Он по-стариковски дальнозорок и по-ста­
риковски нетороплив. Новичков собрали в большом классе. Вошел вы­
сокий сухощавый майор. Все встали. Он прошел к столу и сел. «Садитесь!:, Виимательно осмотрел ребят, не торопясь вытащил толстый многогранный карандаш и, ничего не говоря, коротко постучал им по столу. Странно это показалось некоторым, пере· глянулись, и только несколько человек понял н, чего хотел майор. Согнутым пальцем Чередов точь-в-точь повторил стук. Фамилия? -
Солдат Чередов. -
Пойдете со мной. Таким образом он отобрал человек шесть. А когда вышли из класса, майор объявил, что они будут радистами. «Радистом надо родиться, у радиста ДО.'lжеи быть абсолютный слух:., -
он поднял палец вверх и улыбнулся растерявшимся было ребятам ... 20 --
Рота! Подъем! Тревога! Вскакивали как бешеные. Брюки, портянки, С!lПО' ги... Быстрей, быстрей. Путаются пальцы.' Не' засте· гиваются пуговицы. А сержант уже одет_ ГЛЯIlУЛ­
усмехнулся. «Давай, Чередов, скорее!:. А сам к пи· рамиде за оружием. Николай ИСПУГaJIСЯ: «Что Ж 011 так? Ос;гавил меня!:. Гремят UJаги по коридору. Уторопл,ниые, короткие. А Николай никак не мо­
жет одeiься: не лезет в сапог нога. Еще вчера Ни­
кодай чувствовал тягостное неудобство, если сер· жаит Сергей I(OPOTKOB оказывался рядом, даже слу­
чайно. I(азалось, сержа!М' совсем не случайно стоит, сейчас ~делает замеЧание, выговорит. ЧувствоваJ1 Николай, что и воротничок у него сразу торчать на· чал, и ременЬ не очень заТIIИУТ, и вообще неловко. Спещил о.тоЙТИ поскорей и понеприметнеЙ. А сейчас испугался: «Оставил' 1(0ротков!'Бросилll:. I(азарма пустеет. Наконец все готово. Чередов со всех ног бежит в строй. И тут I(OPOTKOB тычет ему автомат: «Бери, твой:.. Потом противогаз, вещмешок. «И ког­
да он успел?:. I(ажется, все на месте. Противогаз-
88 боку, i вещмешок ,-
за спиной, автомат -
на пле· oJe. Тяжело. Снова бегом в парк, к машинам. Выбе­
жали из казармы, раз только успел взглянуть на небо-светает, облака серые, низ\<ие ... Вот и машины. Зеленые, лобастые. Высокие будки. В узкие щели сузились фары, только светлая полос~ ка падает на песок... I(оманда: «МаРш!:, Поехали ... В машине тесно. По стенам -
панели с прибора­
ми. Большой обитый пластиком стол. -
Сейчас будет тепло, -
весело говорит смдат Макарчук. -
Скоро работать начнем, надышим. «Небольшенький какой, а сильный:., -
думает Ннколай: он видел, как Макарчук нес на СПИllе OfPOMHblil ящик с запасными частями, инструмен­
тами . Вдруг за спиной -
торопливый токающиА стук. -
Что это? -
Сержант докладывает: готовы )(, работе. -:-
Морзянка?' -
Работает ключом. Эх ты, морзянка! Ехали целый день. Вечером свернули на проселок. Здесь'было много снега, и машина с трудом, напря­
гаясь и скользя, ползла вперед. У радиостанции по, переменно, сменяя друг друга, дежурили то сержант 1(0роТкОВ, то Макарчук. Чередов чувствовал себя лишним. Он ТО с.тоял за спиной дежурившего, то смотрел в окно на белые поля, на торчащие из сне­
га голые деревья. Pa,l:.OCTb тревожных первых часов ' совсем П,20пала. Не так представлял он себе первые учения. Думалось, увидит он, как идут в наступле­
ние пехотинцы, стреляет артиллерия, услышит «ура!:.. А тут -
попискивание 'морзянки, ныряющая на уха­
бах маШина и будничные лица ребят. Ему не было ведомо, что в эту ночь где-то, может быть даже очень близко, взрывая снег тупыми но­
сами, идут приземистые мускулистые танки, по глу­
хим' проселочным дорогам Р!lУТСЯ впере.ll. бронетранс­
портеры с пехотинцами, занимают огневые позиции артиллеристы. А именно они, радисты; получают све­
дения из всех действующих подразделений. Сюда стекаются все донесения, все доклады. -
Чередов, нарежь бумаги для бланков, закрой окно, раздели обед, -
а сами надевали наушники и садились в операторские кресла. Им было не до не­
го. Только изредка сержант говорил: «Это тумблер переключения: прием -
передача. Это переключение диапазонов ... :' Чередов кивал, 110 сам ничего не спрашивал: и стеснялся, и боялся помешать, и не верилось ему, что все это можно когда-нибудь запомнить. Но уже изредка с удивлением чувствовал, что и станцию может включить (сначала вон ту штуку, потом эту, и жди, когда нагреется»), и настроить может, и про себя пробовал голос (<<Девять, восемь, семь, шесть ... Как слышите? Прием»). Голос ему нравился. ... БуксирныЙ теплоход «Гравик» спускался вниз по Оби. С утра погода стояла хмурая, но спокойная. Слегка туманило. Но створные знаки просматрива­
лись хорошо, и рейс, казалось, должен был быть спокойным. Судно держало на гаке баржу с разо­
бранной бурильной вышкой, ее нужно было доста­
вить на геологоразведочный участок. На реке было немноголюдно: раза три всего прошли мнмо встреч­
ные пароходы. Но к трем часам налетел шквальный ветер, пошел дождь со снегом. Берега затянуло серой пеленой. Баржу стало водить из стороны в сторону. Корот­
ков все время находился в трюме, у машин, он был механиком на судне. Впервые он понял, что значит шторм на реке. Рез­
ко меняется направление ветра, волны набегают то с одной, то с другой стороны. По временам корабль зависает на гребне, и тогда двигатель резко увеличи­
вает обороты .• ОДIIОМУ машинисту тут не справиться. Часа через два волнение стало стихать, и Сергей поднялся на мостик. Сбавили ход. Включили сире­
ну. Вой ее подхватил ветер и унес. Эха не было. Это могло значить, что берег находится далеко, но могло быть и другое. «Надо промерить дно», -
ре­
шил катrитан, но тут вдруг заметил две лодки-обла­
ски, идущие наперерез судну. Сквозь шум ветра до­
несся слабый щелчок выстрела. «Гравию> пошел са­
мым малым. -
Сор! -
коротко сказал первый поднявшийся на борт рыбак манси. И капитан и Сергей сразу по­
няли, в какую ловушку попало судно. Сор -
это речной рукав, который летом оказывается отделен­
ным от реки. Сегодня ветер нагнал в него воду, и «Гравик» проскочил эту перемычку. Теперь, если не выйти отсюда вовремя в основное РУС,10, судно вынуждено будет остаться здесь до будущей весны. А может быть, и так: сор вовсе пересохнет, и оста­
нется тогда корабль стоять железным теремком сре­
ди быстро выросшей травы. Вот почему эти двое охотников отважились выйти в шторм, чтобы пре­
дупредить корабль об опасности. Сергей смотрел на охотников в кухлянках. «На та­
ких вертк'их лодках и в ш!орм!» -
думал он. А они спокойно стояли на'-nалубе, покуривая свои длинные трубки, улыбались, показывая черные ред­
кие зубы ... Коротков удивился: как помнится I\се! Будто и не три года назад! Последний раз Сергей сидит на койке в казарме. Переживает те счастливые для солдата минуты, ког­
да доармейское прошлое' кажется уже будущим. До демобилизации осталась одна ночь. По коридору, за входом в казарму, освещенным синим дежурным светом, осторожно ходит дневаль­
ный. Вот разворачивается, набойки царапнули це­
ментный пол, идет к тумбочке. Сергей, словно в по­
лусне, отмечает, что дневальному скоро сменяться, и он уже не может ни стоять, ни сидеть, а расха­
живает. Опять набойки стукнули. Страшно знакомое ощущение: вот-вот тебя сменят. И ты пойдешь спать. А кто-то другой будет ходить у тумбочки. Но Сергею спать не хочется, хотя он и с дежурства. Он снова плывет на «'Гравике». Вспоминает, как не удер­
жался тогда, уж очень интересовало его, неужели охот­
ники специально, ради незнакомого капитана плыли навстречу, может, просто случайно оказались рядом? Он подошел к охотникам и думал, не ответят ему или, еще хуже, брякнут: дурак, мол, ты, механик, о чем спрашиваешь! Но тот, который постарше, не торопясь вынул трубку и, глядя в упор, сказал: «Ты мне поможешь -
я тебе помогу. А если я тебе не помогу, то кто же тебе поможет?» Будто догова­
ривался на будущее. И даже не улыбнулся. Умолк. Смешно получилось, вроде бы как отчитал. Вдруг Сергей услышал новые шаги. Не дневаль­
ный. Стучат не звонко: кожей, а не набойками. КТО­
то поднимался по лестнице. И не один... И тут же дневальный слышно шагнул к хлопнувшей двери: «Товарищ подполковник! За В!Jемя дежурства ... » -
Вольно, -
оборвал голос. Он говорил тихо, ~J Сергей все равно слышал. -
Разбудите посыльного. И в три сорок. Через семь минут. Объявите тревогу. -
Слушаюсь! Дневальный, стараясь меньше греметь сапогами, быстро пошел мимо Сергея, мимо вешалки, искать, где спит посыльный. А Сергей даже не шелохнулся, ему через семь минут уже не надо было вставать и бежать по тревоге. Все! Он сидел и смотрел. Пе­
ред ним спало его отделение. Они еще ничего не знали. Макарчук, как обычно, спал со сползшим одеялом и храпел как проклятыЙ. Всегда на него все злились за это, и он старался за~lПать послед­
ним. И Сергей тоже иногда на него злился, но сей­
час это ему показалось даже смешным: что он, ви­
новат, что ли? Сергей посмотрел на часы. Макарчуку осталось храпеть пять с половиной минут ... А рядом с ним аккуратно, как колобок, укутался и спит Чередов. Он, конечно, вскочит первым, чутко спит! Сибиряк. Но Макарчук все равно обгонит его где-нибудь у пирамиды, когда будут автоматы рас­
хватывать. И первым в строй встанет. Да ему и по­
ложено, он теперь за сержанта остается. Он-то еще не очень знает, а Сергей уже приказ видел. Сам и посоветовал оставить его за себя. Зато Макарчуку за Чередовым на ключе не угнаться. Потихоньку так, не торопясь а выучился здорово. Только когда на слух принимать и очень важное что-то, Макарчук сам будет садиться. А ведь можно уже и ему дове­
рить, справится. Сергей пожалел, что не сказал Ма­
карчуку об этом, но успокоился -
сам догадается. Дневальный уже подошел под лампочку и прокаш­
лялся. Минуты полторы осталось. Сергей уселся по­
удобней, оглядел казарму, а видел уже своих ребят в машине, за работой. Потом машина останавлива­
лась, кто-то выскакивал из нее. Сергей не старался увидеть, кто это, но, кажется, это был Чередов. Он несся под дождем с катушкой -
тянул связь. Па­
дал, вставал и опять бежал. Сергей вспомнил, что проститься С ними не успеет -
тревога нарушила прощанье. Но ничего, напишет им откуда-нибудь из дальнего плавания. Он представил свой адрес: ка­
кой-нибудь Тихий океан, флотилия (никак не приду­
мывалась флотилия), Короткову Сергею ... Чередов перевернулся во сне на спину. И не за­
был, подоткнул под себя одеяло рукой сбоку и ру­
ку спрятал. Тепло теперь ему. -
Подъем!!! -
взревел дневальный. -
Он даже вытянулся весь вверх, будто за своим голосом.­
Тревога!!! 21 ~оdЕ.РИI( !fiиндисон Jl ~:~ с~~=~~~ИС~ыл~~ . нетерпением узнать, из-за чего весь сыр-
. бор загорелся. -
Ауэl Видите, су­
масшедшая Таранга сидит на своем дереве. Нахохли-
лась, как ворона. Ведь пакеха­
босс 1 велел своим людям срубить его. -
Так разъяснял положение дел Панапа, откровенно наслаж­
. даясь эффектом своих слов. -
Что ты такое говоришь? Сру­
бить? Срубить тотаруl -
отозвал­
ся дядюшка Туна; удивление и гнев, казалось, прибавили морщин на его изможденном старостью лице. -
Тогда сначала придется им срубить Т арангуl -
восклик­
нул он. -
Все знают, что эта тотара -
дерево ее рождения. Дядюшка Туна утверждал, будто помнит, когда еще отец Таранги посадил молодую тот ару в день рождения дочери. Тому около ста лет, говорил дядюшка Туна. Прав­
да,многие сомневались, что он так стар. Дядюшка Туна во всем любил при хвастнуть. ~ Похоже, они срубят вместе и Тарангу и дерево, -
хихикнул Панапа, чем вызвал негодование дядюшки Туны, не одобрявшего шуток в вопросах табу 2. -
Неужели пакеха не могут увидеть одно-единственное дере­
во и не схватиться за топорl -
продолжал горячиться дядюшка Туна. -
В конце концов это де­
рево -
табу, оно священно, и все тут, -
заключил он, давая понять, что разговор исчерпан.­
Пусть лучше эти пакеха вырубают свои собственные сорняки. -
Дя­
дюшка Туна явно не любил тех, кого называют «пакеха». -
Э-эl Зачем им срубать де­
рево Тарангиl -
спросила подо­
шедшая женщина. -
Все дело в ПРОВО,l!ах. Дере­
во как раз на пути новой элек­
тролинии, они ее тянут через до­
лину, -
высокомерно пояснил Панапа. -
Десять тысяч вольт, 1 П а к е х а -
так маорн -
корен­
ное населенне НовоВ Зеландии наэывают белых. -
ПРU.4l. nерев. 2 т а б у -
религноэныi! эапрет. 22 Раик.аз не шутки! Ого! Это силища! Стоит коснуться проводом хвоста старой Таранги, как она вмиг слетит со своего дерева! Последние слова Панапа про­
изнес с видимым удовольствием и даже позволил себе легонько толкнуть дядюшку Туну в бок. Старик презрительно сплюнул и заковылял прочь. -
Ого! -
крикнул Панапа сно­
ва. -
Нет, вы только взгляните на большого пакеха-босса: как он честит старую сумасшедшую Тарангу и приплясывает вокруг ее дерева. А она не понимает ни единого слова и плюет на всех! Действительно, Таранга безмя­
тежно сидела в ветвях дерева, покуривая трубку торори, рас­
пространявшего необычайно ед­
кий дым. Вот она повернула го­
лову и сплюнула, медленно и ос­
новательно, на землю. И снова уставилась вдаль старческими, полузакрытыми глазами. Ауэ! Как эти краснолицые пакеха там вни­
зу громко тараторятl Ну и пусть их. Вскоре большая толпа собра­
лась возле хижины, в которой жила Таранга со своим внуком и где перед входом росла тота­
ра -
прямо у края узкой доро­
ги, отделяющей селение на поло­
гом склоне холма от реки. Муж­
чины прислонились К стенкам ветхих сараев, повисли на поко­
сившихся заборах; женщины си­
дели на корточках в дверях своих хижин или прохаживались вдо,ль дороги с детьми, привязанными платками за спиной. Ребятишки посмел ее подходили к большому автомобилю инспектора и что-то рисовали на его пыльном кузове своими грязными пальцами, и во­
дитель кричал: "Эй, вы там! УЙ­
дите от машины!» И они опуска­
ли головы, надували губы и за­
стенчиво поглядывали на него исподлобья большими угрюмыми глазенками. Но минуту спустя ребята уже плясали от восторга за спиной инспектора. Какое изумительное зрелище: столько важных пакеха приехали из города сражаться с одной старой безумной Тарангой, сидящей на дереве! Ведь она­
настоящая колдунья, как и ее отец: колдун -
тохунга. Ей ниче­
го не сто,ит взмахнуть сейчас своим черным платком, как крыльями, закудахтать, обернуть­
ся птицей и улететь. Или произ­
нести заклинание -
и тогда па­
кеха съежатся и превратятся в сухие ветки прямо у всех на гла­
зах. Дядюшка Туна говорил, что она еще не то может. Однако де­
ти постарше не верили этой чепу­
хе насчет колдовства. А пока суд да дело, старуха восседает на своем дереве, не­
возмутимо дымя трубкой, пакеха у его подножья спорят друг с другом и взывают к Таранге, что так же безуспешно, как взыва,ть к судьбе, а толпа получает истин­
ное удовольствие от всего про­
исходящего. Но когда инспектор, потеряв, наконец, терпение, за­
орал на своих людей, чтобы ОНIf стащили старуху вниз силой, на­
строение толпы изменилось. Жен­
щины, сидящие в дверях своих варэ 1, пронзительно завопили. I В а р э -
туземная хижина. Одна из них крикнула: "Убирай­
тесь прочь, пакеха! Пугайте лю­
дей у себя в городеl Мы, маори, никогда еще не оскорбляли де­
ревьев и стариков 1» Мужчины, стоявшие у заборов, сердито за­
ворчали, а молодежь подступила ближе к белым. У внука Таранги Тайкеху, который только что ру" бил дрова, был в руках большой топор. Таранга, может, и сошла с ума, но ведь это дерево ее рождения. Никому не позволено так вот прийти и срубить егО\. Э, вы можете смеяться сколько влезет над старухой, сидящей на ветке, как старая ворона, но вы не смеете даже и думать о том, чтобы снять ее оттуда силой и срубить дерево. Этот проныра пакеха пускай будет поосторож­
ней. Видимо, инспектор тоже так думал. Он подал знак отойти монтерам, стоявшим в ожидании, с веревками, лестницами, топо­
рами и пилами наготове. Потом он влез в свой большой автомо­
биль, яростно поджав губы. -
Эй, осторожней, вы! -
за­
кричал шофер. И машина с бе­
лыми людьми отбыла в зловон­
ных парах бензина, оставив поле сражения за Тарангой. -
Увидите, завтра они вернут­
ся с полицией и стащат старуху прямо за ногу, -
сказал не без злорадства Панапа. -
С поли­
цией у нее так не пройдет. Кля­
нусь, вот будет потеха, когда первый полицейский испробует ее когти! -
Ого-го, они вернутся с сол­
датами! -
напевали в возбужде­
нии дети. -
Они приедут с пу-
Рисунки п. ПАВЛИНОВА леметами и как начнут «тра-та­
та-та» -
строчить по старой Та­
ранге/ А она будет глотать все их пули/ -
Заткнитесь, вы/ -
скоман­
довал Панапа. Но так или иначе возбужде­
ние, вызванное осадой Таранги, распростр.1НИЛОСЬ со страшной быстротой по всему, обычно та­
кому сонному, селению. ГОРJlчие головы поговаривали о том, что­
бы устрсжть завтра пакеха дr> стойный прием. ДJlдюшка Туна подзадоривал их. Хорошие дела, говорил он, если дерево-табу мо­
жет осквернить любой наглец. В его вреМJI молодые люди луч­
ше знали, как, сеБJl вести в по­
добных случаJlХ. Он прекрасно помнит, как однажды сам рас­
праВИЛСJl томагавком с одним пакеха, осквернившим могилу. Если бы люди всегда его слуша­
лись, все пакеха давно уже бы­
ли бы на своем месте: на дне' океана, жратвой ДЛJl акул/ так говорил ДJlдюшка Туна со свирепым видом. Но люди устали от бесчислен­
ных подвигов ДJlДЮШКИ Туны И не слушали его. Даже юнцы про­
сто отмахивались: «А, да-да-да», когда старик начинал свои раз­
глагольствоваНИJl. Мужчины уже танцевали полу­
шуточный танец вокруг дерева, а толстаJl женщина глазами и JlЗЫ­
ком подбадривала их. Все пока­
тились со смеху, когда она, пу­
стившись в ПЛJlС, запуталась в своих длинных красных юбках и грохнулась на землю. Стало JlС­
но, что веселье будет продол­
жаться всю ночь, Работа была забыта, люди бежали к хижине Таранги. А Таранга спокойно си­
дела на дереве. Панапа исчез, как только стало смеркаТЬСJl, но скоро он ПОJlВИЛ­
ся с бочкой домашнего пива на тележке -
оживить празднество. Пиво подогрело людей, и ве­
селье стало бурливей и неисто­
вей. Люди собирали хворост, за­
жигали костры. Они просили Таран­
гу не покидать поста и посылали ей наверх корзинки с пищей и питьем, но она ни к чему не при­
тронул ась. ЕдинственнаJl из всех, она была сейчас спокойной. пол­
ной достоинства. Мужчины танце­
вали в бешеном темпе, воору­
женные топорами, ножами и ста­
ринным оружием. Кто-то начал стреЛJlТЬ из охотничьего РУЖЬJl, пока не израсходовал всех пат­
ронов. Бочонок с пивом, приве­
зенный Панапой, был почти пуст, а сам Панапа сидел, прислонив-
24 шись К нему, и смеJlЛСJl, смеJlЛСJl без удержу. ДJlдюшка Туна с от­
вращением взирал на все про­
ИСХОдJlщее. «Не' так надо бороть­
СJl с пакеха», -
говорил он. Он СТОJlЛ У молитвенного дома и разглагольствовал, но ни один человек его не слушал. Дети но­
сились между костров, как корич­
невые ДЬJlВОЛJlта; они бросали вверх ГОРJlщие ПРУТЬJl и пронзи­
тельно визжали. Поэтому не уди­
вительно, что загореЛСJl кустар­
ник, и дом Тайкеху охватило пла­
МJI, прежде чем кто-либо мог заметить это. Господи, какой тут ПОДНJlЛСJl переполохl Тайкеху ворваЛСJl в дом, пытаJlСЬ спасти свои лучшие вещи. Но он успел только схватить старое пальто и сломанный граммофон, перед тем как рухнула крыша. Некото­
рые мужчины начали рубить пы­
лающий кустарник топорами, ко­
лотить по нему палками; другие побежали к реке за водой. ДJI­
дюшка Туна толкаЛСJl повсюду, убеждаJl мужчин спасать от ОГНJI тотару. Подумать только-сколь­
ко сеГОДНJl шума и крика из-за пакеха, и все, видно, ЗРJl/ -
го­
ворил он. Вот и довеРJlЙ этому безрассудному поколению маори, которое умеет лишь накликать на сеБJl беду/ Казалось, о старой Таранге все забыли, пока не раздаЛСJl жен­
ский крик: -
Что ты заНЯЛСJl своим пар­
шивым ТРJlпьем, глупец Тайкеху? Жи'во лезь на дерево и сними старуху/ -
Женщина подбежала к тотаре и позвала: -
ЭЙ, Таран­
га/ Не будь безумной, слезай от­
туда, маты Но Таранга не шевелилась. Тогда эта женщина, Тайкеху и несколько других снJlли Тарангу с дерева. Казалось, старуха глу­
боко задумалась. Но она была мертва. -
Ауэ/ Да она уже давно умерла/ Совсем за,стыла. -
Вос­
кликнул ТаЙкеху. Значит, это не от испуга. . -
От испуга/ насмешливо произнес ДJlдюшка Туна. -
Слу­
шай, что JI тебе скажу, дуралей! Женщина, котораJl заРJlжала ДЛJl меНJI ружье под пушечными сна­
РJlдами пакеха, не может скон­
чеТЬСJl от страха перед твоим дурацким пожаром. -
Он пре­
зрительно посмотрел на ДЫМJlщие­
СJl развалины -
все, что оста­
лось от хижины ТаЙкеху.­
Нет/ -
воскликнул он с силой~ -
Но я скажу вам, отчего она умер­
лаl Таранге до смерти надоели все вы, и как вы сеБJl ведете с пакеха/ Она смертельно устала от васl -
ДJlдюшка Туна сплюнул в сердцах на землю и отвернул­
СJl от Тайкеху, Панапы и их ПРИJl­
телей. Тем временем ветер переме­
НИЛСJl, мужчины сбили огонь с кустарника, и тотара была теперь вне опасности. Внезапный пожар, такаJl СТр.1ннаJl смерть Тарангн и суровые слова ДJlДЮШКИ Туны от­
резвили всех. Настроение собрав­
ШИХСJl изменилось: вместо преж­
него безумия ими овладела ме­
лаНХОЛИJl и какой-то суеверный страх. Некоторые женщины уже начали оплакивание в молитвен­
ном доме, куда отнесли тело Та­
ранги. Нужно было ГОТОВИТЬСJl К оБРJlДУ погребеНИJl -
танги. -
Иди сюда, Тайкеху, -
при­
казал ДJlдюшка Туна. -
Я покажу, где ты должен похоронить Та­
рангу. у инспектора хватило ума не вмешиваТЬСJl, пока продолжаЛСJl танги -
погребальный оБРJlд. А вернее, сержант О'Коннор, на­
чальник местной полиции и не­
плохой друг маори, посоветовал инспектору держаТЬСJl в стороне, пока все не КОНЧИТСJl. -
Танги, или наши поминки, -
и то и другое достаточно печаль­
но, -
сказал он. -
Советую вам не мешать им пока. Ну, а потом, когда инспектор снова приехал в селение... Об этом с обычным ехидством рас­
сказывал Панапа в городском ка­
бачке. -
Эх, парень, говорил он. -
Ты бы слышал только" как инспектор честил сержанта О'Кон­
нора, когда узнал, что стар1ху похоронили ПРJlМО под КОРНJlМИ ее тотары! И кажеТСJl, О'Коннора забаВЛJlЛО все это. А когда ин­
,спектор ВЫДОХСJl, сержант сказал ему: ..;... Выходит, положение не из­
менилось: Таранга осталась вме­
сте со своим деревом. Дело снова отложили, а СПУСТJI Н,екоторое вреМJI оно дошло до парламента, и депутаты от маори заJlВиЛИ решительный протест против осквернеНИJl могил. На­
конец было ПРИНJlТО решение сделать в реке бетонн".е осно­
вания ДЛJl столбов, чтобы окон­
чательно обойти дерево Таранги. -
Ого-го! -
посмеиваеТСJl те­
перь Панапа, pacck-,:зываJl эту ис­
торию посторонним, которые останавливаЮТСJl иногда взглянуть на могилу под КОРНJlМИ тотары.­
Таранга и мертваJl защищает свое дереао! Перевел с аНГЛUЙСRОГО Юрий ХАЗАНОВ ГЕНРИХ БОРОВИК (АПН -
ДЛЯ ((BoKpyr света»! ~ОЖАЕН1АЕ mCTI74t1tJ « ... Всем известно, что время от времени пар u з котлов надо выпуска ть. На некоторых судах ав­
ТОРУ прихо дилось видеть, как BblnycKaeMbta пар приводит в дви~e Hиe механическое nианино в са­
лоне первого класса. И зто слу~ит доnолнuтель­
ным и nривлекательным аттракционом для ува­
~аемой публики. В от еще один пример того, как изобретательный УМ Mo~eT извлечь ПОЛЬЗУ дa~e из опасной силы лишнего пара ». <~UПIl.AЯНАIAIO» ( ИЗ старинной книги «О кабота~ном плавании у бере го в Калифорнии ».) ак проехать на Хэйт-
~ Эшбери? -
спросил я у портье. -
Могу показать, если угодно. -
Это сказал человек, подошедший к портье вслед за мной. -
Мне ни­
чего нет? Портье развел руками: -
Ничего, мистер Конрой. Мы вместе вышли из отеля, вместе сели на пластиковые си­
денья автобуса. Я начал было что-то спрашивать, но услышал односложные ответы и замолчал. Моему соседу было, наверное, лет сорок пять. Он был худощав, серый костюм висел на нем плоско и свободно. Лицо тща­
тельно выбрито, ботинки начище­
ны, галстук пов язан наиотличней­
шим образом, воротничок ру­
башки свеж, без единой морщин­
ки. Но загорелое лицо -
контра­
стом к этой подтянутости -
бы­
ЛО осунувшимся, глаза -
уста­
лыми. Мы миновали перекресток, где на специальной платформе три поджарых кондуктора в серых форменных костюмах, навалив­
шись на стенки, разворачивали трамвай-босоножку, и поехали по Гэри-стрит. Магазины еще были закрыты. Но по тротуарам уже шли свежевымытые секретарши с заспанными глазами и спешило чиновничество в темных костю­
мах с портфельчиками ((атташе» в руках. За стеклянным окном парикмахерской перед гигант­
ским, во всю стену, зеркалом сидели в величественных крес­
лах четыре парикмахера и бри­
лись. -
Сбежал ваш парень? не-
ожиданно спросил Конрой. -
Нет. 25 -
3++_:1', просто хотите раз­
II'JIe"IIoCя. •. Он скорек ответ,иn,,, ч_, задал вопрос и Нer1р:"'>11З_ "смех-
нулся. -
я журнал",с:т. Две. или три' ОСТaж:J&lCJif 01'1, мол­
чал.. П\!l1:ОМ, СкaJал, бу~о. Iit не 6 ... .по долrorо, nepep ... aa в piiФ­
говоре: -
А у меня ушел. По3llQЖltя через, неДellЮ" сказал, чтоб не, волновалис .. " иначе, мол, не мог. И помсмл трубк}(. мы РiilЗ"'Ск.и­
lJали СНiilчаЛё\ в Нt.Ю-ЙФрке. Те­
пер.. вот сюда прилат,ел. Хожу на Хэкт-Эw6ери Нii1ЖДIoIМ,Д_Ь, как на служб.у'. Жена заболала. Он у нас единственный. Семна­
дцать лет. Кон рой, говорил димых cr.tpaBKY∙ эмоций. сухо, без ви­
Будто давал -
Если хотите" бу.дем сегодня ходит .. вместа. Я тут уже многое знаlO, смогу быть полезен. А у &>аС" может быть, лаl7кая рука. Я согласился. Мы, идем по тротуар.у" осто­
рожно. перас.ТУПiilЯ· через' ноги. 8ладеЛы.-\Ь1 сандалий и грязных пяток сидят на асф;ал .. :г.е, при_ слонИ&шись спинами к домам. Tlitxo переговариваются. Рассмат­
ривают прохожих. Целуются. Дремлют, опустив на rP)lAb ко.с­
матые головы. Коtlр,ой IitAeT 1ПJе.~ реди меня. Он мастерски, пре­
одолевает препятс:гви·я" Ж4I раЗ1f' не насту'пив, на наги. Кан' _ДНО" тренировка. Иногда. наклоняется, чтобы. заглянуть кому-нибудь в l1МЦО. Одмн раз бесцеремонно сдвмн;ул. рукой волосы, закрывав­
шие лик. Оказалось, девица. Она показала ему розовый язык и водворила волосы на место. Стена в книжном магаз,ине увешана плаиатами. Они фОСфо­
ресцируют. Об~мный портрет Христа в терновом венце. Объ­
емные слезы на щеках. Слева по­
смотришь -
глаза у Христа от­
крыты. Справа. по.смотришь­
закрыты глаза. З'а такой портрет лет сто назад церковь отдала бы половину своих богатств. Рядом огромные -
метра на полтора -
фотографии Чарлн Чаплина с тросточкой и в котелке, Зигмун­
да Фрейда. Стена напротнв -
маленькие фотографии на кнопках, на клей­
кой ленте "скотч», на жеваном хлебе. На снимках -
молодые парни и девушки. Прилично оде­
тые. Прилично подстриженные. Иногда с папой и мамой. Иногда за рулем отличной автомашины. Или на лужайке возле загород-
26 ного дома. "Пропала Ингрид Дитмар. 500 долларов награды». (fАна6еллl Мы любим тебяl Зво­
ни за наш счет. Мама и папа». Таких записок десятки. Напе­
чатанные на машинке, типограф­
ским· способом, написанные от pyКJit~ А над всеми фотографиями fD'iЮмашистая надпись красным: «.Зов предков». Информация с litpониеЙ. Мистер Конрой подошел к од­
ной из фотографий. На ней -
улыбающийся napeHeK. Прямые светлые волосы, утиный носик, как у мистера Конроя. В руках бейсбольная бита. Под мыш­
кой -
шлем. На широком белом поле фотографии надпись: "Я жду тебя. Я был здесь 10.10.67, 10.11.67,10.12.67,10.1.68 ... » Боль­
шой пропуск -
И слово "Папа». Мистер Конрой несколько мгно­
вений смотрит в лицо на сним­
ке, затем вынимает шариковую ручку и выводит сегодняшнее число. Ни слова не говоря, выхо­
дит из магазина. Я догоняю его на углу. Он ждет меня под уличным знаком. Название "Хэйт-стрит» замазано желтой краской. Чуть ниже выве­
дено: «Лав-стрит» 1. Снова мы идем и молчим. Bдpy~ ОН говорит: -
Мы потом думали с женой. Да, я суховатый человек. Я сам знаю. Но ведь он имел все, что J!QТел ... у него странная манера. Мо­
жет молчать час. И вдруг про­
должает мысль, будто и не было перерыва в разговоре. «Сын сказал мне: «Ваша семья проннзана концепцией собственно­
СТИ. ВЫ -
СО СВОИМИ автомобиля­
ми, телевизионными приемниками, своими накоплениями, -
ВЫ смер­
тельно дезориентированы. Только среди бедных -
надежда. Что бы ваши дети ни совершили, это всег­
да будет здоровее того, что натво­
рили Вы ...• сМой приехал к нам на рожде­
ство. Он был страшен. Ездил по снегу на трехколесном велосипеде своей младшей сестры. Соседи уб­
рали своих детей с улиц .... Боялись. Люди СТОРОНИЛИСЬ его ...• с Вы думаете, они признают себя больными или виноватыми. Ничуть! Они считают, ЧТО в лечении нуж­
даемся МЫ». (Из писем родителей в газеты и журналы, ИЗ выступлений членов недавно созданного Национального общества родителей бегущих де­
тей.) Конрой схватил меня за рукав и втащил на тротуар. На месте, где я только ЧТО стоял, бесшум­
но пришвартовалсSl похожий на I «Хэйт» -
по-английски «ненависть». «лав» -
«любовь:.. океанский лайнер ТУpI'КТeюtiii> автобус. Из него выпорхнули де­
сяток голубых и розовых стару­
шек, пять загорелых седых джентльменов и морячок застен­
чивого вида в белой шапочке, похожей на тарелку из-под ком­
пота. Сразу возник и повис в воздухе густой треск, похожий на стук пишущей машинки,­
старушки защелкали своими авто­
матическими фотокамерами. С десяток ног на тротуаре поджалось. С полдесятка живо­
писнейших фигур поднялось с асфальта и величественно уда­
лилось. Экскурсовод деловит, быстр и ра,внодушен: -
Моя фирма рада приветст­
вовать вас в знаменитом на весь мир районе Хэйт-Эшбери, где впервые поселились так называ­
емые «бегущие дети», lVIи <щве-
ты-дети», Недаром или еще -
«хиппи». Сан-Франциско счи-
тается международной столицей хиппи. В разных странах их зовут по-разному. В Японии, напри­
мер, -
«фуцентоку», ЧТО В пере­
воде означает «сумасшедшее пле­
МЯ». -"' Обратимся для примера к одному из 'представителей этого племени. Эй, парень, на минут­
ку ... От стены отделился высокий парень. На нем солдатское гру­
бое одеяло с дыркой посредине. В дырку продета голова, и одея­
ло висит на плечах на манер мексиканского хоронго. Из-под одеяла видны только босые гряз­
ные ноги в завернутых до колен штанах. На лбу нарисована пету­
ния. На шее висит стеклянная пробирка на кожаном ремешке. Пробирка заткнута пробкой. В пробирке ползает муха ... -
Скажите, пожалуйста, кто ваши родители? -
спросил экс­
курсовод парня, отворотившись от него вполоборота, как это делает, если вы замечали, белый клоун в цирке, бросая свои реп­
лики рыжему и заранее зная, что тот ответит. -
Мой отец миллионер из Те­
хаса, -
лениво сцедил парень. Кто-то из владельцев грязных ног на тротуаре заржал. Экскур­
совод кивнул одобрительно. -
Зачем же вы покинули семью, странный человек? -
Вызов обществу, -
быстро С?тозвался парень. -
Вы живете здесь инкогни­
то? экскурсовод продолжал обращаться к экскурсантам, а не к парню. -
Абс.сl1Ю'J:НО. SI, на могу 01:-
ЩРW,l1ь,ся,. MeHJI СХВalТИ/f ПlDl1ИЦМ.JI. Одна из старушек -
сирене­
вые ЦВ6ПОЧКИ в гол.убь,IХ локо­
нах -
робко CXlРОClolЛа, указывая. на проEiирку: -
Ска_,те. а з,а.ч.ем. 'J:aM муха? Паршы. ПQМQ..D.ч.iIJI, oOд:tMIoIB.ёI.JI o.&et. Потом. CIUIЗCIJI'; -
Просто так. _ Гм, покачan,а головой ста.рУШJ(а. -
Как же QI,Ia не за­
,l+охнется? Парень посмотрел свысока, от­
ветил раздельно, со знач.енмем: -
Дь,lрка в пробка, мэм. КQироi4 дотрон.уЛ.СJI АО моего 11.яеч.а: -
Пойдемте. Мы долго ШJ1.И по УIlJotце.. В. воздухе носи.л,l,j,сь, OOp.ы.BКI<t газет и какое-то тряпь"е. В лавчо.н.ках • оргова.nк кожа.нь,IМИ ремешко­
выми саНДaJIИЯМИ и бусаМIt из ъtаш.анов и миндаля. К H<lM подошли дв.ое про.свеч.И­
вающих на солнце п.арены.tов. -
Кофе, сэр? -
сказаJ!1 oД)04J.t из них. -
Что кофе? -
не nОНJШ я. -
На к о Ф е, сэр. Какую-нк-
будь мелочь. Может бып., деся-­
тицентовик ил,и четве.ртак. Я достал че.вер-rаъt. Кон рой за"ожил обе руки в карманы брюк и выпятил вперед вnал..,I14 живот: -
Что же будет дал.,ше. ми­
лые? Пареньки молчали. -
Нет, это все-.аки очен." ин­
тересно. Может быт." вы расска­
жете иностранному журналисту, как вы собираетес., жит., дал.,ше, к чему, собственно, вы стреми­
тесь и чего добиваетесь? Один из пареньков доверчиво улыбнулся: Быть самим собой и полу­
чать удовольствие. -
Очень хорошо. Получать удовольствие! А если и я начну получать удовольствие, тогда что? Или вот он, журналист? -
Тогда будет прекрасно! -
сейчас оба паренька улыба-
лись. -
Этого мы и хотим. -
у кого же вы тогда будете просить свои четвертаки? предвкушая торжество, посмотрел на меня Кон рой. -
Так ведь денег не будет. Все будет общее. Пошел -
взял что хочешь. -
Они глядели на него удивленно. -
А кто же будет произво­
дить это самое «что хочешь»? Пареньки пощипывали подбо-
родки, один чесал босой пяткой икру. -
Кто? -
раздраженно пере­
c::nро~ил. Конрой. ОАНн пожал плечами, другой 8.ltHoвa'J:O улыбнулся. Оба повер­
Н,улись и ушли. Однаждь,1 еще мальчишкой в школе я увидел под мltкроска­
пом живую клетку, зараженную микробами. Я помню ограничен­
ное пространство, усеянное мельчайшими движущимисяорга­
низмами. Их было несчетное ко­
личество. Они быстро и беспо­
рядочно ДSИl':ались, сталкивались, соединялись в группы, делились и разбегалJot.СЬ снова. Когда я впервые попал на бал­
к.ОН ДЛЯ экску~:антов. в нью­
Йоркс.к.оЙ бирже,. я сразу вспом­
нил ту картинку под ми.кроско­
пом. По желтому полю, усеянно­
му бумажками «продай -
ку­
пи», на первый взгляд беспоря­
дочно передвигались сотни людей В· ОАИнако.вых светло-серых и кремовых 'ПИ,l+жаках. Сверху вид­
ны Быии только плечи, набриоли­
иен.нь,lе И.l1\И· лысые головы. Они вер-rелись аокруг невиАИМОГО бо­
га. Сам бог не присутствовал. Его не всегда понятные действия уга,!+ыалисьb лишь в прозрачном мел.ькани.И цифр, обозначающих, сколько ст.оит акци.я в э·ту ми.ну­
т.у, в эту ДOnIO МIt.ИУТЫ,. Бог был. r,l+e-TO ря.дом, rд.e пtшина и ве­
личие. А здесь была nриемная -
шумная и беспорядочная. и вот в один прекрасный день на баJ!1КОН для туристов, на кото­
рых кл6рЮ1 вниэу обычно не об­
ращают никаког,о внимания, при­
шли хиппи. Человек ,l+есять-nят­
надцать. На этот раз, чтобы не вызвать подозрений охраны, в довольно приличн,ой одежде. Да­
же при галстуках. ПОС"FОЯЛИ не­
ко.орое время спокойно. По­
смотрели на шаманство серо­
кремовой массы внизу, послуша­
ли объяснения гида. Потом кто­
то ИЗ них крикнул: -
Э-гейl Нескольк,о десятков клерков внизу приостановили свой риту­
альный бег по навощенному па­
лу и с ,озабоченным удивлением посмотрели вверх, на галерею. Остальные продолжали движе­
ние. И тогда хиппи принялись спокойно вынимать из карманов зеленые бумажки и бросать их вниз клеркам. Бумаженции ле­
тели медленно, как сухие листья с дерева, планируя на горячеч­
ном дыхании сотни клерков. И тут остановилась движение внизу. Целиком. остановилось. Остолбенели с поднятыми вверх головами клерки и маклеры. По­
тому что сверху, с балкона, к ним летели не простыe бумажки зеленого цвета, а... доллары ... Д о л л ары... НАСТОЯЩИЕ ДОЛЛАРЫ I Клерки все стояли неподвиж­
но. А сверху все падали долла­
ры. А хиппи всё спокойно улыба­
лись. И тут клерки не выдержали. Люди, ежеминутно. имеющие де­
ло с распоряжениями «ПрО,!+ай­
купи» на сотни тысяч, миллионы долларов, бросились хвата'!'ь с пола, ловить в ВОЗ,l+УJle одНо.д.ол~ ларовые купюрки. Вот тог да сверху раздался. смех. Веселый смех. Издева,тель­
ский смех. Хиппи, по всай ВИАИ­
мости, получали большое У,l+о­
ВQЛъствие. Коне.ЧНО. их выстаВИЛj4 взашей . Но и н" УЛj4це, на знаменитом перекрестке изве.стных всему ми­
ру Уолл-
и Брод-стрит, они про­
должали смеяться. Взявшись за руки, они образовали кр.уг и принялись танцевать (на уолл... СТРИТЕI) и петь немудр.еные ку­
плеты: Настала деньгам смерть, смерть, смерть! Настала ,l+еньгам смерть, смерть, см.ерть! Св06од,а! СвоБО,l+.а! Свобода I При этом они, гов.орят, выде­
AIoIВали совершенно немысдимые па, пока их не разогнала поли­
ция ... И другая история. Как-то nоздио вечером -
это было в aвrYC"fe прошло,го,. го,!+а -
неСКОАЬКО сот хиппи собрапис!> на улице Святого Марка в Нью­
Йорке, неподалеку от того ме­
ста, где она пересекается с мрачной и грязной Трет.,еЙ аве­
ню. Музыканты-хиппи забрались в кузов небольшого грузовичка и настр,оили свои электрогитары. Певица, известная среди х,иппи пор. именем Шейла-Богиня тру­
щоб, с воодушевлением Зijтянула песню: О, найти бы дом мне Среди тех бездомных. В парке люди свободны. Там деревья и отдых. Хиппи-братья вокруг. Там под деревом друг. И все, кто был" на перекреСl'ке, грянули припев: Дом у нас под деревом. Свобода -
под деревом. Денег нет -
под деревом. Все наше -
под деревом. А все, что не здесь, Просто болезнь ... 27 Попозже подъехал еще один грузовичок и привез небольшое вечнозеленое деревце. Его выт а­
щили около здоровенной кучи жирной грязи на пустыре. Вырыв в куче ямку, хиппи торжествен­
но и осторожно посадили там дерево. В толпе обнимались и переда­
вали друг другу бумажные ста­
канчики с простоквашей. Это был симпатичный праздник. Полиция вела себя коррект-
нейшим образом. Посадка дере­
ва была обговорена с ней зара­
нее. Копы 1 не только не препят­
ствовали шумной процедуре по­
садки дерева, но, наоборот, соз­
дали все условия: закрыли улицу для транспорта. Из уст в уста передавали в толпе хиппи миролюбивую фра­
зу, сказанную начальником 9-го полицейского участка: «Пусть себе ... » Праздник кончился ровно в двенадцать часов ночи, как и бы­
ло условлено с полицией. Об этом объявил хиппи-организатор через микрофон на грузовичке. Ну, а когда на улице осталось уж совсем мало хиппи, миролю­
бивый капитан Фин, тот самый начальник 9-го участка, который произнес прекрасную фразу: «Пусть себе ... », подошел к куче грязи, собственноручно безо всякой натуги вытащил деревце и бросил его в кузов полицей­
ского грузовика, чтобы отвез­
ти на свалку. Хиппи растерялись. Потом воз-
негодовали. Начали гудеть единственный способ, которым они могли выразить свой про­
тест. Капитан плюнул и приказал вы-
бросить дерево из грузовика. Несколько хиппи подняли де­
рево и пошли вниз по улице, держа его на плечах, как покой­
ника. Они спустились ПО Свято­
му Марку до зеленого пятачка под названием Томпкинс Сквер­
Парк и похоронили дерево там под ту же песню. «Понимаете, приходят два ДЛИН­
новолосых и, не спрашивая разре­
шения, лепят какой-то свой плака­
ТИК на витрину моего магазина. ЧТО-ТО там такое насчет отношения к ближнему. Я их, конечно, спра­
шиваю: «Вы ЧТО Ж, говорю, нет, ЧТО ли, у вас уважения к частной собственности?.. Знаете. ЧТО ОНИ мне ответили? Ничего не ответили. ВОТ что! Сказали только, что я бо­
лен, засмеялись и ушли •. (Из жалобbl бакалейщика Джона Мэлреди.) Я рассказал обе истории Кон­
рою. Он выслушал вежливо и ll(опы кличка полицейских. 28 внимательно, хотя первую -
о бирже, как оказалось, слышал раньше, и сказал реШlo1тельно: Все это притворство, театр, lo1гра в блаженненькlo1Х. Вы не верите в lo1скренность этих ребят? Вы не веРlo1те в ис­
кренность вашего сына? Он посмотрел на меня зло: -
Конечно, могут быть lo1склю­
ченlo1Я. Но вы же взрослый чело­
век. Вы повидали мир. Э т 0-
г о, -
ОН кивнул на ЖИВОПlo1сных голодранцев, Сlo1девших на тро­
туаре, -
просто не может быть. ПОНlo1маете? Не может быть! Это все нереально, ирраЦlo10наль­
но. Человек не может уйти доб­
ровольно из хорошего дома в лачугу. Человек не может отка­
зать себе в УДОВОЛЬСТВlo1И жить лучше других, жить богаче дру­
Гlo1Х. Такова человеческая натура. А раз так -
все это lo1грушки, КРlo1влянье. -
Но их около четвертlo1 Мlo1Л­
лиона, еслlo1 не больше. -
Массовый ПСlo1хоз. -
Вам не приходилось зна-
комиться с lo1Х программой? -
Какая к черту программа! Ничего у них нет. Вот вы слы­
шалlo1 мой разговор с темlo1 дву­
мя молокососами: «получать удо­
вольствие». -
Он СКРИВlo1Л Лlo1цо презрительно. -
Вот и вся lo1х программа. Можете полюбовать­
ся, я натолкнулся тут в одной lo1Х газетенке на «формулу Хlo1ппи». Пожалуйста. Он вынул из бумажника ма­
ленькlo1Й, аккуратно вырезанный кусочек газеты. Там было напе­
чатано: «Автоматика 1916 1942 электрон но-счетная кислота 1943 Т. С. 1938 1952 1942. Ракета 1945 атомная бомба молодежь взрыв 67. Всегда. Бесконечность. Навсе­
гда. Теперь. -
lo1 lo1зменяясь -
.» Я переПlo1сал «формулу» до-
словно, со всемlo1 знаками пре­
Пlo1нания. -
Ну что вам еще требуется? Прямо скажем, «формула» Хlo1ППlo1 не вносила в наш разговор особой ЯСНОСТlo1. -
Есть тут, правда, один «про­
граММlo1ст-теоретlo1К», добавlo1Л Кон рой. По совмеСТlo1Тель­
ству он содержит психодеЛlo1че­
скую лавку. Если хотите, могу познакомlo1ТЬ. Только сегодня вос­
кресенье, вряд лff мы его за­
станем. Ну, да все равно, lo1демте. Лавка, вся витрина которой бы­
ла раЗРlo1сована О,ГРОМНЫМlo1 раз-
ноцветнымlo1 концентрическимlo1 кругами, деЙСТВlo1тельно оказалась закрытой. Ее хозяина не было. У запертых дверей сидел на ас­
фальте парень в украинских усах, которые в АмеРlo1ке называют англlo1ЙСКlo1МИ, и читал томик Зиг­
мунда Фрейда. Услышав наш разговор, он поднял голову. -
Кроме Рона, программу хиппи знает по-настоящему толь­
ко Питер, -
сказал он и СЛОЖlo1Л КНlo1ГУ. -
А где найти этого Пите-
ра? -
спросил я. -
Да уж где-Нlo1будь тут кру­
Тlo1тся. Поблlo1ЗОСТИ? -
Может, и поблизостlo1. -
А вы, случайно, не Пlo1Тер1 Парень подумал-подумал lo1 со­
гласился: -
Пlo1тер. Почему же не Пи­
тер? Он встал. Лицо у него было скуластое, усы свисали до под­
бородка, бороды не было. На джинсы была спущена майка с цифрой 48 на груди. На ней длинный, с чужого плеча пиджак. На лацкане красная брошка с надписью: «Занимайтесь лю-
бовью, не войной». Я ПОПРОСlo1Л Питера рассказать, как он себе представляет про­
грамму Хlo1ППlo1. ОН обнял свои худые плечи, как Черкасов в роли Пата, по­
прыгал на одной ноге, потом -
на другой, потер лицо, будто умылся, снова заключил себя в объятия, потом неожиданно сно­
ва сел на тротуар и открыл Фрейда. Лицо Кон роя пошло краснымlo1 пятнами. Так как же насчет програм­
мы? -
осведомился я. -
А вам это зачем? Всерьез или для забавы? -
вдруг спро­
сил парень. -
Это будет зависеть от вас. Пока что получается забава. Пlo1тер усмехнулся. -
Это я раЗМlo1нался. З'амерз. Я присел на КОРТОЧКlo1 и стал открывать дlo1КТОфОН. -
Будете записывать? -
спро­
сил Питер серьезно. Я поднес к его лицу морковку микрофона. -
Ам! -
рявкнул Пlo1Тер и за­
смеялся. Потом снял улыбку. -
Нынешнее общество бесчеловеч­
но, -
начал Пlo1Тер. -
Оно уро­
дует человека с детства, еще в семье. Прививает ему жизненные ПРИНЦlo1ПЫ ::тяжательства. ХИППlo1 предлагают -
человек должен стать, наконец, самим собой. Си-
стема жизн~ 'коммуна и НДlo1-
видуа!1ьностеЙ. Каждый живет, как хочет, делает, что хочет. Проявляет себя, как ему угод­
но. Институты современного об­
щества, которые калечат лю­
дей -
роскошь, богатство, соб­
ственность, -
надо уничтожать. Жизнь должна быть проста. Ме­
ханизация уродует людей. Ближе к природе. Далой вокну. Долой войну во Вьетнаме. Долой Джон­
сона. Любовь, а не война. •• Я выключил ДИКТОфОН. -
Ерунда, вдруг сказал Конрой раздраженно. -
Детские штучки. Притворство. Он посмотрел на Питера с вы­
зовом. Тот потянулся и сладко зевнул. -
У вас съехал галстук, дружелюбно молвил П"тер. Но Конрой не хотел мира. -
Вы говорите о любв!+, а ведь первое, что вы сделали, -
нанесли удар в самое сердце родителей, сбежав от Н!+Х. А они, зти черствые собствеННlltки, отдавали вам все -
внимание, деньги. Он,. обучал!+ вас, кор­
м!+л!+! Питер поднялся, потер ладо-
НЯМ!+ плечи. Ему все еще было холодно. -
Неужели вы всерьез ду-
маете, что можно и дальше так жить, как вы живетеl -
вымол­
ВИЛ он. -
Как т а Kl Как т а Kl встрепенулся Конрой. -
Ну ска­
жите, что нужно было моему сы­
Hyl Я -
вице-президент хорошей фирмы. У нас отличный дом. Я заплатил за него 120 тысяч. У ме­
ня есть «кадиллак». Сыну Я ку­
пил «мустанг». Я работал по двенадцати часов в сутки, пото­
му что хотел для него только добра. И вот ... Кон рою хотелось, наверное, выложить все те аргументы, ко­
торые он не успел поведать сво­
ему сыну и которые родились в долгие часы воображаемых раз­
говоров с ним, в долгие дни и часы блужданий по непонятной ему стране Хиппляндии. -
Может быть, ему нужно было стать самим собой, -
мяг­
ко сказал Питер. -
Ерунда! Заумь! Я отказы­
ваюсь понимать. -
В этом все дело. -
Где любовь? Где же доброl Вы говорите -
ДОЛой собствен­
ность, долой деньги. А кто на­
живается на продаже наркоти­
KOBl Да ваш же знакомый теоре­
тик и наживается. А этот парень с мухой в пробирке ведь он получает жалованье от турист­
ской компании. Все вы ак-
теры. И с удовольствием граба­
стаете деньги за свое лицедей­
ство. Бусики, сандалики, рванье. А пойдите купите сандалики­
стоят подороже, чем выходные туфли у Флорш.еЙма. Нажива. Кругом нажи'ва. Пи,тер опустил голову. Конрой ПОНЯЛ зто как согласие. -
Так что же вы вс_ ГQDФIIУ морочитеl! Зачем вы увеЛi>t МQ­
его Эрикаl Ведь он повеРI+Л в' идеалы. Поверил ... А вы такие же подлецы, как ... как все вокруг_ Вдруг Кон рой стремительно отошел от нас и, что-то крича, стал перебегать улицу. С ТОЙ стороны на него смотреn Дnlolн­
ный человек в кожаной тужурке. Рядам с ним на мостовой стоял приземнстwlt дn"нный мотоцикл, весь в н!+келе, блестевший на желтом сопице, как маленькая таиландская пагода. Челоаек в тужурке, УВloIдев Конроя, сделал движен!+е к сво­
ему мотоциклу, но Конрой снова крикнул, подбежал и начал дока­
зывать мотоциклисту что-то очень важное. Я видел, как тат отрица­
тельно качал голоаоЙ. Тогда Кон­
рой вынул бумажник и принял­
ся отсчитывать деньги. Мотоцик­
лист все еще качал головой. Но потом все-таки взял деньги. И что-то сказал Конрою. А Кон­
рой быстро записал в книжку. Затем мотоциклист сел на свою пагоду и, взревев немыслимым мотором, умчался. А Конрой, по­
бледневший. как мне показалось, направился о! нашу сторону. -
Мы уходим отсюда, вдруг сказал Питер. -
Кто уходит? -
не понял я. Настоящив. -
Куда. -
Не знаю. Здесь больше нельзя. Здесь нас уничтожат .•. Ку­
да-нибудь. Кон рой был возбуждвн. Он даже не взглянул на Питера. -
Наконец-то. Он давно меня водил за нос. Все обещал адрес сына. Он похлопал себя по карману пиджака, где лежала записная книжка. -
В четыре часа у меня встреча. -
С сыном?! -
Нет, пока только с его това­
рищем, -
невесело усмеХНУЛС:"l Конрой. -
Мерзавец, пятьдесят долларов взял за адрес. Он посмотрел на часы. -
Осталось полчаса. Тут неда-
леко. Хотите со мной? У вас дей­
ствительно легкая рука. Я попрощался с Питером. Тот вяло пожал руку. Конрой не уда.­
стоил его даже взглядом. Время еще было, и па да.роге я зашел перекусить в пиццерию. КO+Iрой остался на ул-ице. Лысый ха.зЯЖ+-l1тальянец в Mai4~ ке поверХ брюк, раскруЧИII<iUI l+iI кулаке тонкий лист теста, спросил· деловито: -
Синьор газет_к? Тут вашеfО 6p.;lTa -
как пчелы. н.а м.ед. До­
ходная тема. Х-хе, _ обижаi+Тe;tь. -
я не об!+жаюсь. -
Пицца? РавиаЛl11 А то Ba1l могу предложить ХI1ППИРОЖОК ... ДО меня никто не додумалсй. Де­
aJll+Ocтo центов штука ... ХI1ППМРОЖОК представЛJIoЛ co60i+ кусок полусырого говяжьего фар­
ша с луком в тесте. -
В других местах Т04НО такие же пиражки я, помнится, едап под другими названиям!+, и стоили они втрое дешевле. -
А идея?! -
возразил хозя­
ин. И пожаловался: -
Толька те­
перь разве идею удержишь! Раз­
воруют мигам. Первый Джек ук­
рал. Вон на том углу. Из «Пьяно­
ГО дельфина». НазваJ, «хипплин­
чики». Я ему: жулик ты, Джек. А он: не хиппирожок, а хипплин­
чик -
и баста. И «Пьяного дель­
фина» переименовал. В «Хиппьян­
ку». А ведь идея все-таки моя, правда, синьор? Как вы ДYMaeTe~ Может, мне подать в суд? Я не стал расстраивать хозяина рассказами о том, что выношен­
ная им идея хиппирожка давно уже процветает на более высоком коммерческом уровне. Спорый Голливуд уже произвел несколько пошлейших фильмов о хиппи. (Как выразился продюсер: «Для боль­
ШИХ городов, конечно, не пойдет, а в маленьких на Юге и на Сред­
нем Западе -
ничего, сожрут!») В кабарешках уже идут програм­
Mbl под названием «Хиппи, любовь моя». Есть радиопрограмма «Власть цветов». Выпущены в не­
сметном количестве нагрудные значки с лозунгами хиппи. Прода­
ются -
и довольно дорого -
хо­
рошо потрепанные предметы хип­
пи-туалета -
отличные парики и бороды для детективов и для тех, кто хочет провести в хиппи уик­
енд, а в понедельник вернуться в отчий дом к чистой пижаме и горячей ванне. Уже прославились на всю страну своими заработка­
ми хиппи-джазы. Уже в кровь де­
рутся рэкетиры за обладание рынком цветов, любви и добра ... 29 Снаружи дом былпокрыт Т1ла­
,стиковойкоркой, ИМН1'нрующей из'ящную кладку r рубо отесанно­
го узкого камня. В'нутри дом был деревянный, очень немолодоЙ. В подъезде пахло ветошью и кошками. Конрой по'колдовал у списка жильцов в металлической рамке, и мы стали подниматься по узкой многоголосо скрипящей лестнице. На ступеиях толстыми стражами стояли бумажные кули с обрывками газет, сгнившей ба­
нановой кожурой и банками "з­
под консервированной фасоли. На третьем этаже Кон рой по­
правил галстук, тыльной стороной ладони провел по щеке -
хоро­
шо ли выбрит. Только тогда по­
стучал. -
Йияпп! -
раздалось из ком­
наты. Конрой заметно волновался. Он толкнул дверь, и мы вошли. На меня через дверь, самодо­
вольно посмеиваясь, уставился Герман Геринг. В белом кителе с атласными лацканами, с аксель­
бантами, при всех регалиях. В мяг­
кой руке держал перчатку и стек. Под бывшим рейхсмарwалом авиации на спинке реального сту­
ла висела кожаная тужурка, как у мотоциклиста. Над кожаным карманчиком гитлеровский офицерский крест -
или очень удачная имитация, -
точно такой же, ка'к на кителе у рейхсмарша­
ла. На сиденье стула валялись окурки и опорожненная банка от пива "Шлитц». На столе ле'жала фуражка с высокой тульей. Точ­
но такая же, как у реЙхсмарwала. Тол'ько у того она была ослепи­
тельно бело'й, а эта -
черная, грязная. Еще на столе лежал мо­
тоциклетный номер. А у ножек стула валялись линялые джинсы и стояли давно не чищенные са­
поги с низкими широкими голе­
нищами. Кон рой быстро оглядел комна­
ту. В ней, кроме стола, было еще пять кроватей с тюфяками, три тюфяка лежали просто на полу. Людей я не видел. Конрой поморщился от резкого запаха табачного дыма. -
Кто здесь есть? Одеяло на одном из тюфяков заwевелилось. Из-под него по­
явилось нечто рыжее и взлохма­
ченное. -
Йияпп? -
молвило нечто. -
Меня прислал сюда Томас,-
сказал Кон рой. Над одеялом показался морщи­
нистый лоб, две заплатки из лей­
копластыря вместо бровей и, на­
конец, серые глаза в красных ободочках век. Выше голова не поднялась. Одеяло закрывало ос­
тальную часть лица, как паранджа. -
Меня зовут мистер Конрой. Я ищу своего сына Эрика. Меня прислал Томас, ваш приятель. Мне нужно видеть Гарри. Вы не Гарри? Глаза смотрели не мигая. -
Вы не знаете Эрика? Он блондин. Высокого роста. Вот здесь родимое пятно. Губы мистера Конроя дрожали. Он сделал шаг по направлению к тюфяку. -
Пошел вон, -
спокойно ска­
зала голова. Одеяло потушило рыжее пламя и опустилось на тюфяк. Конрой потоптался на месте. Потом повернулся и пошел к д_е­
ри. Я вышел вслед за ним. -
Разве вы не попытаетесь рас­
спросить его? Кон рой покачал головой. -
Нет. Бесполезно. Меня снова обманули. Это ведь знаете кто? Это не хиппи. Это «ангелы ада». Наци. Они тоже делают здесь бизнес. На хиппи. Когда мы вышли, Конрой, не глядя на меня, сказал устало: -
Знаете, вы не обижайтесь, но я похожу один. У вас оказа­
лась не такая уж легкая рука ... Мы простились. На поляне у входа в парк Зо­
лотых Ворот в последних лучах заходящего солнца мирно грелось цветастое Н4Iселение Хиппляндии. Вокруг полян .. , бегал парень лет двадцати. В руках он держал за­
крытый зонтик. К ручке зонтика была привязана тонкая собачья цепочка. За другой ее конец дер­
жалась простоволосая девушка. Посреди поляны спокойно и ве­
личаво полулежал седuбородый старик в парусиновых брюках, го­
лый до пояса. Не просто борода­
тый человек, а именно старик. бн был похож на брамина. К нему подошел вдруг тот па­
рень с зонтиком, за ним девушка на собачьей цепочке. -
Старик, трава есть? -
спро­
сил парень. -
Да что вы, милые, я травой не занимаюсь. Идите себе, бе­
гайте. ПареНl. и девушка не стали воз · ражать. Снова принялись бегать вокруг поляны. Н8 СТр. ,. ~ 31 сДitQриаали. cвoJ4· стол маслом ~ ел~ iIД» -
так давно у,же на.зы_Ю1: дмазомиlO «. .., ПIDmi)lJIIJIPЮt+ лlotТер4туре. Но OII'Кyдa появилось это жестокое определение,. 6от.ше пох<»Мее .... обв.ине_ ВС_", 06-
ширному краю? Репутацию гewрафмчес:к_ рай­
онам созд.ает история, а не объ­
ект .... Ные предпосылки. Правда, у браЗИЛ"Цее. уже три века су­
ществует посповиЦса: •• Бог СО,т.о­
рl4Л землю, а AIoSIBOIl -
дМОЗD-
ссЗЕА.ЕНЫЙ АД» МАИ КЛАДОВАЯ СОКРОВИЩ? «ба6ассу», кот,орое ныне идет на ИЗГQlIQ,Вnен_ мaprap_ai жевали KQfiI;y хинtIOl'о' дерева, чтобы убе­
~СЯ' от маJЫlРИИ, и кору ивы от головной боли -
из содержа­
щегося в ней салицилата европей­
цы через ДВ'В века стали делать аспlrtри,н; они. ходили в каучуковых сандаl1'lltя~... K8FO не перечесть. nlaEP РОИДlaЕР Уничтож.а_.. И1+Аейцев было пер.ым историческим несчастьем дмit30НИI4. Обреченные на ":ина­
и"'е,. на муки, они заМ"',К&JIНСЬ, 141410», но ведь, кроме чувственно-
го восприятия, есть еще и цифры, ест.. статистика. дмаЗОНИА -
это деревья, тесно с6м.wиесА на площади 700 миллионов гектаров, это сама дм&­
зонка -
титан, растянувшийся на SSOO километров и собирающий воду 1100 притоков, река, расходя­
щаАСЯ на 400 километров вширь при встрече с дт­
лантико" и выпу,скаlOщая в океан ,пресное течение, уходящее на 150 километров от берега, река, умещающая в своем устье остров Маражо пло­
щадью со Шве"царию, река, которую 'не оседлала доныне ни одна плотина, дамба или мост, река, вздувающаяся во время разливов на 20 метров в высоту и разливающаЯСА тогда на территории, равной Франции. Каждый пятый литр пресно" воды в мире принадлежит дмазонии. Винсенте Пии­
сон, капитан одной 'из каравелл Колумба, прошел устьем реки-моря и назвал ее «Мар Дуnьсе». Так оно и есть -
дмазонка действительно «Пресное море». Но ад? Нет, это несправедливо. За каких-нибудь сто лет дмазония пережила две лихорадки -
золотую и каучуковую. Сообща они притянули сюда со всех концов света сотни тысяч искателей легкой наживы. двантюристы и'стребили живwих по берегам рек индейцев, единственных, кто мог с успехом избегать ловуwек вечного леса. Сами же они гибли десятками тысяч -
от болез­
ней, от насекомых, от укусов змей, от отчаяния. Они ПОJ"1Ибли в схватке с необузданной первоздан­
ностью природы, наделив дмазонию ре,путацией убийцы. Тогда и родилось это -
«зеленый ад». Когда я впервые увидел дмазонию сверху, это было поистине библейское видение: насколько хва­
тал глаз, река разветвлялась на артерии, вены, капилляры -
как будто с земли содрали кожу и обнажили кровеносную систему. Ничто не выдавало присутствия человека, да и сыщется ли ему место здесь, думал я. Однако в XVII кораций обитало веке среди этих первобытных де-
2 миллиона индейцев. Оки знали железо, освоили гончарное мастерство и скульпту­
ру, выделывал.и блюда, украwающие сейчас витри­
ны крупнейwих музеев мира; задолго до Пастера они прививали себе вакцину против укусов змей, слегка царапая кожу между палы3,ами ног отравлен­
ными наконечниками стрел; плели циновки, саж&­
ли маниоку, сладкий картофель, помидоры, красный перец и табак, перекочевавwие затем в Баропу; 32 УХОДИIl'" в самые IteДОСТУПttblе места, УНОСА с собой .. с.ои знания и свои тайНЫ. Поэтому ли,w.. сегодня с таким запозданием обнаружмааетС,А целительное действне кураре при лечен",и полиомиелита. В музее Белена, который называют «амазонской витрино"», висит карта, сплош.. испещренная знач­
ками,- здесь железо, там марганец. дальwе нефть, бокситы, оло.о, титан, золото, свинец, каолин, гипс, молибден -
это при том, что, по мнению бразиль­
ских геологов, разведана едва ли десятая часть богатств лесного края. Д древес'инаl Восемь тысяч пород деревьев с нежно-розовой и темно-коричне­
вой, фиолетовой и бежевой сердцевиной -
одни такие мяг'кие, что вдавливаются от прикосновения ладони, другие такие твердые, что их не берет ни один ТОП'Ор. Чуть дальwе погружаеwься в царство растений и цветов: какофония красок, на которую не реwится самый авангардистский живописец­
фиолетовая орхидея, «арворе де велас» с торчащи­
ми словно свечи плодами, фирмеза с цветами бе­
лыми утром и розо'выми вечером... Здесь может расП1 все, чего ни 'пожелает человек. По данным ООН, дмазония -
этот континент в континенте -
способен дать кров и прокормить один миллиард челове/<. Д сегодня в его зыбких границах проживает лиwь 8 миллионов изнуренных болезнями людей. И конечно же, ни о какой планомерной разработ­
ке не может быть и речи. Ведется случайная, хищ­
ническая эксплуатация. Бразильский штат дмазонас, способный прокорм...ть, по данным ученого Жозуэ де Кастро, автора книги «География голода», 250 миллионов человек, ввозит продовольствиеl Чтобы освоить дмазонию по-наСТОАщему, нужны немалые усилия. Пока же Соединенные Штаты, мо­
НОJIIолизировавwие 81 процент амазонского экспорта и заинтересованные главным образом в вывозе сырь А, 'препятствуют созданию на месте какого­
либо производства. Не мудрено, что на всю бра­
зилыскую дмазонию зарегистрировано всего 16 тракторов. До сих ·пор дмазонию никто не пытался застав'ить работать на человека. Сюда приезжали и по-преж­
нему едут лиwь за скорым богатством, остаВЛАЯ ограбленный край еще более диким, чем он был до того. Перевел с французского М. МАРИКОВ (Из книги «Бразилия») 3емп п~ способная ПРОКОРМIIТЬ МIIППllард • Мыwьяк дпя тапаюна • ЛОВУWКII вечного песа • Ученые бьются над загад к ой ХlIваро • Гllгантская анаконда IIПII ДlIнозавр~ • КОН Т lIнент -
с мопотка , , ) 11 ., " I • I I • СЛАДКАЯ ОТРАВА Уже третий час летим над Ма­
ту-Гроссу. Наша маленькая «чес­
сна-180» хлопотлнво жужжит под черными облаками, последнимн об­
лаками затянувшегося в этом году сезона дождей. Пилот Рауль, не переставая жевать дыню, сверяется по карте. Сейчас мы должны быть примерно в шестистах километрах от Куяба, столицы штата. -
П:охоже, подлетаем, -
сооб­
щает Рауль. МЫ летнм над джунглями, окай­
мленными двумя ленточками рек. Это как бы пограннчные полосы района, принадлежавшего индей­
цам ньямбикуара,-ОДНОМУ из не­
многих племен, уцелевших после массовой планомерной резни, ко­
торую здесь УЧИН,или белые. Ре­
зни образца 1968 года. Это ге­
ноцид, свирепый, налаженный, как производство, геноцид. «Дезии­
фекция против индейцев». Вот в этом лесу, над которым мы сейчас летим, жили люди пле­
мен тапаюна и паташо. Теперь­
я знаю -
они исчезли, то есть не просто ушли отсюда, а исчезлн вообще с лица Земли. Может быть, сидит сейчас где-нибудь уче­
ный и пишет этнографический труд: «Тапаюна и паташо -
ис­
чезнувшие пле14ена Мату-Гроссу». Так вот, они не исчезли, они были истреблены. Сделано это было предельно просто. Т апаюна подарили не­
сКолько ящнков с сахаром. Не­
сколько месяцев кряду неизвест­
ные доброжелатели доставляли в джунгли ящики с сахаром и ос­
тавляли их на опушке. Поначалу индейцы отнеслнсь к ящикам с большой настороженностью, за­
тем стали подходить к ним и даже открывать. В другие, более «осво­
енные» деревни сахар доставляли прямо на дом, по две пачки каж­
дой семье: ешьте, ребята, да пом­
ните доброту белых братьев. В этот сахар был подмешан мышьяк. Так умерли тапаюна. Вы­
мершее племя? Как бы не так: отравленное племя. Потом настала очередь паташо. По деревням отправилнсь меди­
ки-самозванцы, которые всем стали делать уколы. Один или в край­
нем случае два укола каждому па-
34 ташо. В шприце -
смертельная вакцина оспы. «Племя паташо, -
быть может, пишет. сейчас этно­
граф, погибло в результате оспы». Все правильно: эпиде­
мия действительно была. Вот только она... как бы это помягче выразиться? -
была сюда импор­
тирована. Кто же привез сахар с мышья­
ком? Кто делал уколы оспы? Те же люди, что когда-то унич­
то;жили племя цинта ларга 1. Ин­
дейцы цинта ларга тоже жили в лесу, над которым пролетает наша «чессна». Но однажды над их головами и хижина ми по­
явился истребитель и открыл пуле­
метный огонь. Систематический. По квадратам. Сейчас цннта лар­
га тоже счнтается «вымершнм пле­
менем». Но кто конкретно уничтожнл все этн племена? Кто н почему уничтожал другие, да так, что I О том, как было уничтожено племя цинта ларга, «Вокруг cBeTil. писал в N! 3 за 1965 год и в Х. 1 за 1966 год. ДУИЛИО ПАЛОТЕЛЛИ, HTanbJlHCKHiIi журнаnнст от ннх остались лишь единицы, по­
следние уцелевшие, на поиски ко­
торых я и прилетел сюда? Наде­
юсь, мне удастся это выяснить. МЫ ДОЛЖ'НЫ приземлиться в месте, где живет племя ньямбикуа­
ра -
там, как мне сказали, жи­
вет американский мнсснонер, един­
ственный человек, поддержнваю­
щнй постоянный контакт с нндей­
цамн. ЗЕМЛЯ ИХ, БЕДА ИХ R прнехал СЮl.\а вопреки любез­
ным советам и настойчивым реко­
мендациям властей в Рио-де-Жа­
неЙро. -
Ну какая нелегкая несет вас в джунгли? Уничтожение, говори­
те, индейцев? Это же старый во­
прос, с иим У нас давно покончено. Послушайте нас, стоит ли вам кормить в джунглях москлтов? Жаль, что карнавал уже прошел. Вот что здорово фотографировать. Но та·к или иначе, в Бразилии ОЛЕГ ИГНАТЬЕВ НА ·А1IЩИОНЕ -
АМА30ИИI Примерно в июне 1963 года i'I в первый раз приехал в раА'он алмазных разработок неподалеку от маленьного городка Касер'С, что лежнт почти на самоА границе между бразнnьск.,мн шТаТ ...... rOJlC и Мату-Гроссу. Отъехав нескОЛько ниломеТf.08 вн+lз по ptHe АрагауаАа, я обратнл вннманне на большой щи, прочно и tлу­
боно вогнанный в сырую глнну берега. Надпись на щите гласи·".: "Участок, мимо котор.ого вы прЬезжаете, Может стать вашеА. ccitl∙ ственностью при минима"ьных расходах с вашеА. сТорон .... м"С'I'а богать, алмазами. Имеете шансы на ClыстрОе ОClогащенке ... С=~rf66-
вождавший меня приятель усмехну"ся, BHДJ!, нак я аннуратно. he-
реписываю текст объявлення в своА блокнот ... ОбязатеllliНО на·пи­
шите об этом, -
сказал он. -
Но не забудьте ПОЯСННТЬ, что, хо­
тя цена за один лот землн действительно небольшая, купнть уча­
сток под снлу только крупному капиталисту, потому что мел ними порциямиземля не продается. Хочешь -
бери целнком. А это де­
сяткн нвадратных кнлометров пустующих земеhь. Не знаю, кому под снлу отхватнт" такой куш ... Через год я вновь побывал в тех же местах. Объявлен не нсчез-
ло, и мой старый друг сообщнл, ЧТО этн землн снупнла через подставное лнцо какая-то амернканская фнрма. Да, за то довольно долгое время, что я провел корреспондентом в 6разилнн, мне не раз прншлось вестн. беседы об этом странном н прот.иворечнеом на первый взгляд факте: о том, что богатства вы всегда треть. найдете что посмо-
-
Конечно, вы правы, -
от­
вечал я нм. -
Что мне нскать в джунглях? I и бегом на са­
молет. Я не очень представляю, где мне в точностн нскать нндейцев, знаю только, что где-то здесь, сре­
ди густого тропического леса, меж­
ду мутных рек бродят последнне нндейцы н охотннкн на ннх, взяв­
шнеся нести цнвнлнзацию и куль­
туру с помощью пистолетов, пуле­
метов, яда и динамита. Земля эта веками принадлежала людям с красной кожей, беда ко­
торых состояла в том, что они ни­
чего не знали о ее богатствах. анн жили, ходилн на охоту, рожали де­
тей, не подозревая, что живут на несметных сокровищах -
алмазы, золото, каучук, плодороднейшие почвы. Теперь общество захотело получить эти богатства лю­
бой ценой, любыми средствами. -
Порядок, прилетелиl- кри-
чит мне Рауль. Сквозь деревья вижу блестящую жестяную крышу миссии. Рядом с домом -
полянка метров в двести. Самолет резко идет вниз н вот уже прыгает по кочкам не­
ровного поля -
да так, что. ка­
жется, вытрясутся все внутренно­
сти. Через несколько минут мы сндим за чашкой несъедобного кофе, который нам смастернл м·иссионер-протестант Зд Педер-
сен. -
Итак, цель вашего визита? -
Хочу увидеть последних ин-
дейцев Мату-Гроссу, тех, что еще не уничтожены. Вы сможете про ВО­
дить меня в дереllНЮ? )\мериканец не очень охотно со­
глашается. Он встает из-за сто­
ла и направляется к низкой из­
городи, за которой уже давно, как изваяния, стоят четверо совершен­
но голых парнишек-индеЙцев. )\ме­
риканец что-то быстро говорит им на языке нья.мбикуара. -
Я послал 'их вперед преду­
предить деревню. Мы выйдем через полчаса, -
сообщает он мне. СЛОВО ГОСПОДНЕ МЫ идем сквозь лес, а трое мальчишек-индейцев вертятся во­
круг, исчезают за деревьями, сно­
ва появляются и снова скрывают­
ся. анн похожи на маленьких лов­
кнх зверьков, они часть этой дн­
КОЙ природы, и, глядя на ннх, JI не могу не чувствовать собствеи­
ную неуклюжесть, чужеродность всему окружающему. Педерсен во­
зобновляет начатый разговор. амазонсной земли несметные, а польза от них людям, что живут на этой земле, ничтожиая. Кан, впрочем, и о том, что Бразилия постепенно уступает свои заноиные земли иностранцам. Недавио из Бразилии поступили новые сообщения -
первое: об усилившейся распродаже земель бассейна Амазонни иностранным (в первую очередь американским) компаниям. И второе: о дином истреблении и.ндеЙцев. Иностранные владения широким поясом отгораживают бассейн реки Амазонки от остальной части Бразилии. Этот пояс проходит от города Туриасу до города Кариньянья, затем поворачивает на запад, к городу Итапаси и завершается в районе пятнадцато~ паралnели на границе с Боливией». Пояс простирается на многие сотни километров, охватывает штаты Пара, Гояс, Байю, снова заходит в штат Гояс, пересекая затем с востока на запад штат Мату-Гроссу. Иностранная петля на шее бразильской Ама­
зонии. Семейство Рокфеллеров через подставных лиц скупило по смехо­
творной цене -
140 старых крузейро за один акр (столько стоит шариковая ручка) -
почти 80 тысяч гектаров. Другая компания. «Боут кэрнерз .. , приобрела 220 тысяч гектаров. Местных жителе~ сгоняют с их земли или просто убивают для того, чтобы оБЪявит .. земли лишенными владельцев, а затем и присвоить их. Всего, по­
лагают, больше трети бразильской Амазонии скуплено иностран­
цами. Причем земли эти никто не разрабатывает. Как писала недавио американская газета «Крисчен сайенс монитор», Соединенные Шта­
ты предполагают создать там несколько поясов противоатомных убежищ. Браэил"ский же сенатор Марио Мартинс пишет, что «аме­
риканцы предполагают укрыть в Амазонии больше трети своего населения в случае J'lдерной войны ... Новые хозяева ие заинтересованы в развитии этого KpaJ'l. Он боль­
ше устраивает их как пустошь, как резерв. Они займутся им, когда им того захочетсJ'l ... з* -
Быть может, куда больше нн­
дейцев умирают от болезни, неже­
ли гнбнут ОТ рук белых. Для них опасен сам контакт с белым чело­
веком. Обычная простуда, подхва­
ченная индейцем, легко может пе­
рейти в туберкулез -
ведь у него ,нет сопротнвляемости к такого рода бактериям. Г рюш способен убнть и,ндейца за несколько дней. Когда у монх детей поднимается температура, все племя оказывает­
ся в критнческом положени,и. -
Тогда почему же вы продол­
жаете здесь жнть? Почему бы вам тоже не ОС'тавнть в покое этот народ, не освободнть его от вашего вл,ияння н от вашего гриппа? -
Мы здесь для того, чтобы не­
стн слово господне. Для того, что­
бы эти язычннкн понялн, ЧТО Хрнстос страдал и умер и за ннх тоже. Вторая прнч'нна -
жела­
ние выучить язык нья.мби,куара. Когда я нзучу его в совершенстве, я переведу для них библню. Тогда онн смогут открыть для себя ис-
тину. Нам требуется огром-
ное терпение, чтобы побороть равнодушне и страх индейцев. Во­
обще-то они довольно доброжела­
тельны к белым. Но когда белый показывает свою агрессивность, они пугаются. На смену доброду­
шию приходит свирепость. Она им, правда, мало помогает: ведь у бе­
лого есть оружие, машины, само­
леты. Все дальше оттесняют они и,ндейцев в глубь джунглей, а районы их охоты стано'вятся все меньше. Индейцы ['ибнут от гол'о,ца. Стонт также вспом­
нить и о том, что те, кто приез­
жает сюда в надежде напасть на золотую жнлу НЛ!' алмазную труб­
ку, обычно нмеют кое-какой дол­
жок перед юстицией. Такие типы никогда не думаю.т Д<важды, преж­
де чем нажать на спуск. Индей­
цы реагнруют на это как могут. Тогда в джунглях разгораются на­
стоящне сражения: с пулеметнымн очередям н и дннамитными взры­
вамн. Так что виноваты в этнх войнах все понемногу. -
Вас что, уднвляет попытка индейцев защитить свою землю? Достопочтенный мнсснонер улы­
бается. За разговором мы незаметно по­
дошли к деревне. Вокруг тншнна, лишь птнцы крнчат в зарослях. -
Давайте присядем здесь 11 по­
дождем, когда онн выйдут. анн на­
верняка здесь, в кустах, смотрят, что мы будем делать. В этом райо­
не живет около тысячи ньямбику­
ара, нх деревни -
по пятьдесят, сто человек в каждой -
рассея-
35 ны по всему лесу. Эта деревня­
самая близкая к моей миссии и единственная, с жителями которой мне удалось установить дружест­
венные отношения. До других -
не меньше двух-трех дней хода, да н трудно решиться на такое пред­
приятие, риск не так уж мал. Неожиданно на поляне появ­
ляется индеец: в одной руке -
двухметровое копье, в другой -
четыре бамбуковые стрелы. За ним у людей плеМени вайка, жи-
вущих на границе между Бра-
зилией и Венесуэлой, есть по-
верье: не поворачивайся к незна­
комцу спиной -
он может на­
ступить на твои следы, и' к те­
бе придет несчастье. Беда те ­
перь все время преследует ин­
д ей цев, а профессиональные убийцы давно топчут их следы. Пот ому-то колчаиы вайка всег­
да наготове и полны стрел. Ваура одно из племен, но-
торое живет в Национальном парне Шингу, находящемся в штатах Гояс и Maty-fl?оСсу. Толь­
ко здесь. на ограниченном в раз­
мерах у ч астке. они находятся в относительной неприносновен­
ности. ... Ваура, ноторый размахивает шестом с привязанным н нему изображением рыбы. призывает удачу. Изготовление., из дерева «души:> рыбы -
настоящая цере­
мония для ваура. Когда наступа ­
ет сухой сезон. ногда мелеЮ1 ре­
ни, а рыба не идет в сети, вау­
ра отправляются в далений. пяти­
дневный поход. Они идут в те места. где ногда-то жил чело вен Солнце. Было это очень давно, и Солнце с тех пор давно уже пе­
рестала быть человеном, но там. где оно жило, осталось много святых для ваура предметов, в том числе изображение « души:> рыбы. Когда деревянная рыба хо­
рошеньно раснрутится, в возду ­
хе раздается свист. Этот свист -
песня. при з ывающая рыбу вер­
нуться в сети, это песня надеж­
ды и будущей удачи. Сама природа подсназала индей­
цам унрашения и татуировну. Мо­
лодые воины ваура, собравшиеся на военную игру - тренировну, по­
нрыли себя знаками «свое го » зве­
ря. У племени ваура « своя» -
мор­
ская чайка. выходит еще один, и еще, и еще. Через минуту их на поляне уже с десяток. Пастор поднимается и обменивается с индейцами лаконич­
ными приветствиями. Сквозь по­
следнюю заросль плотного кустар ­
ника мы всей группой входим в де­
ревню. Как и везде у индейцев, хижи­
ны стоят полукругом. Между ними снуют деТl;I, женщины неторопли­
во идут за водой к ближайшему источнику, некоторые сидят непо-
движно перед крохотными входами в свои соломенные дома. Индеец, по всей видимости вождь, берет меня за руку и тя­
нет за собой в одну ИЗ хижин. Ин­
дейца зовут Этрека. «Не надо вол­
новаться,-объясняет миссионер,­
Этрека просто хочет угостить нас сладким отваром кукурузы». Мы выпиваем по полной чашке. Хотя все идет гладко и спо­
койно; меня не оставляет непонят­
ное волнение. Это вовсе не страх, ведь Этрека не думает чем-либо мне угрожать. Наоборот, вождь­
сама вежливость. В любом его дви­
жении чувствуется ж ел ание выпол­
нить все обязанности хо з яина до­
ма, хотя дом этот крайне бедеи. Я смотрю на иидейцев, стараясь перехватить их взгляд. Похоже, напряжение, насторожен'НОСТЬ пер­
вых минут уже прошли. Женщи­
ны улыбаются, дети вновь сломя голову носятся между хижинами, один вбегает и с размаху шле­
пается мне в ноги. Лишь отец Педерсен все так же озабочен. -
Отец, -
говорю я ему. -
Спросите их, что они знают о мас­
совых убийствах . Амернканец глядит на меня с испугом. -
Спроснте, спросите, -
наста­
иваю я. Педерсен начинает что-то мед­
ленно говорить Этреке, и вдруг я ощущаю, как все вокруг накрывает напряженная тишина. Этрека не сводит с Педерсена глаз, потом медленно поднимает руку и так же медленно опускает ее. Остальные смотрят на вождя. Этрека начинает говорить, и ка­
жется мне, что в этих незнакомых словах явственно слышится тяже­
лая затаенная грусть. Может, это только впечатление? Может, не нужно обольщаться, не нужно ло­
вить созвучия непонятного языка? Откуда тебе знать, останавливаю я себя, что слова, которые Этре­
ка прои з носит, действительно грустны? Разве поймешь, разве увндишь ЦВt>r этих слов, если у тебя одна J\ИШЬ непригодная мер­
ка -
твой собственный язык? Но ведь есть еще и взгляд, есть ка­
кой-то внутренний заряд, который роднит Этреку с любым челове­
ком Земли, есть одинаковое для жителя Мату-Г россу н жителя Нью-Йорка отношеине к страху, боли, горю, смертн ... ПРИШЕЛЕU -
это ВРАГ 3трека замолчал. -
Он сказал, -
переводит Пе­
дерсен, -
что смерть всегда жила 37 среди людей, а война всегда шла за ними по тропе. Но есть войны, которые он может понять, а есть, которые не понимает. Есть войны, в которых люди обретают мужест­
во, и войны, в которых на'ходят свой страх. Сейчас они чувству­
ют страх. Тут Педерсен прерывается и добавляет от себя: -
Вообще-то они еще не ню­
хали здесь настоящей войны. Рай­
он ньямбикуара считается благо­
получным. Они еще не узнали как следует, что такое автомат и что такое бомбы. Я гляжу на Этрека и его людей и вижу, как вновь появляется на их лнцах настороженность. Вопрос мой вновь взбаламутил их, поднял на поверхность страх. И снова в их глазах я становлюсь пришель­
цем, врагом, человеком, по следу которого может прийти только беда. Кто приходит сюда за землей н богатством, заранее готов к лю­
бым преступлениям, заранее плю­
ет на четвертую статью бразиль­
ской конституции, гарантирую­
щую индейцам право на ту землю, на которой онн живут. Да, в том, что мне говорилои в Рво, была оД'на правнльная мысль: 8ТО ста­
рый вопрос и 8ТО старая история. Она началась, пожалуй, в тот день, когда первые европейцы сту­
пили на землю Америки. У же к середине ХУН века Белен, круп­
ный порт в устье Амазонки, стал процветающим центром работор­
говли, причем рабами тогда были иидеЙцы. Сейчас матемаТИ'чески ЯС'но -
сколь н·и жестока 8та ясность,­
что все амазоис~ие И'Идейцы бу­
дут }lннчтожены. Быть может, кто-то и'з индей·цев перед смертью еще успеет прочесть библию бла­
годаря иеусыпному рвению таких миссионеров, как Педерсен. БИБЛИЯ ИЛИ СМЕРТЬ Самое невероятное заключает­
ся в том, что в массовых уиичто­
женнях нндейцев сейчас обвиня­
ют... "Службу по охране индей­
цев» (СПИ). Официально обвине­
нне в особо бесчеловечных престу­
пленнях было выдвннуто протнв СПИ мнннстерством внутрениих дел Бразнлин. Былн также опу­
блнкованы документы, касающие­
ся деятельностн 8ТОЙ органнзацин за последнне двадцать лет. Я беру ннтервью у полковннка Жоана Франкн, командующего шестым отделеннем СПИ. -
В 8ТНХ местах я нахожусь 38 месяца два, с тех пор, как полу­
чнл прнказ взять в свои рукн контроль над шестым отделен нем СлужБЫ. На днях я вернулся из поездкн по нашим постам, располо­
женным в районах, где жнвут ин­
дейцы, н смело могу утверждать, что теперь СНТ.уация складывается вполие удовлетворнтельно. К при­
меру, на террнторни поста Снмонь­
ес Лопес сейчас жнвет все племя шавантов: оно было умиротворено около десятн лет назад. У меня создал ось впечатленне, что нндей­
цы явио удовлетворены своей жнзнью в лагере. Вы знаете, нам даже удалось заставнть нх немно­
го работать, к тому же все шаван­
ты прнвыкли, иаконец, одеdаться. как подобает цнвилизованным лю­
дям, а не ра'ЗГУ'ливать нагишом. -
Сколько сейчас шавантов? -
В Снмоньес Лопес их около двух сотен. Mo~eT, еще полторы сотнн обитают в округе.· -
А сколько их было раньше, во времена умиротвореиия? -
Несколько тысяч. Сколько было дО 8ТОГО -
сказать трудно. Лет пятьдесят назад жило, навер­
ное, двадцать-тридцать тысяч, но ИХ скосили 8пндемии. Ведь меди­
цинского обслужнваиия у иих нет. Вымирание для них процесс закономерный. -
Ну, а если бы шаваиты были предоставлены сами себе, как вы полагаете, они бы вымерли? -
Кто ж 8ТО может знать? Мо­
жет, да, может, нет. Но так или иначе, их нельзя предоставлять сам,и,м себе, без реЛlИГИИ, без ци­
ВИЛlИзаЦJИИ. К тому же Бразилии необходИlМЫ для раэвитня все но­
вые территории. Если бы и'ндей­
цы были лю,цьмн более сообрази­
тельными, они бы приспособились к новым условиям -
научились бы читать, писать, работать. -
Значит, перед индейцами стоит дилемма: или ПОСТУП,!ТЬ, как приказывают, илн погибнуть? -
Нет. Никто не хочет их уби­
вать. Мы, наоборот, хотим сохра­
нить их, мы гордимся нашими ИН­
дейцами. Если они и исчезнут, то только потому, что 8ТОТ народ, 8та раса усталая, истощенная. -
Отчего же люди, работающие в Службе, -
быть может, такие есть н в 8ТОМ зданни -
динами­
том и ядом уничтожают индейцев? -
СПИ здесь ни при чем. Пре­
ступления былн совершены аван­
тюристами, навербованными груп­
пой крупных бразильских се­
мейств-магнатов, желающих во что бы то ни стало захватить 8ТИ зем­
ли. Эти семейства посылали в джунгли целые отряды убийц. -
Тогда почему СПИ -
Служ­
ба по охране индейцев -
не ох­
раняет их от убийц? -
Семейства 8ТИ тесно связаны с пра,вительст·венными сферами. ПОСЛЕДНИЕ ДЕВЯНОСТО ДВА Сеньор Арлиндо Диас да Кос та, главный управляющий индейского поста Магалья8С, продвнгается сквозь высокую траву, как слепок, стуча перед собой палкой. -
Здесь все так и кишит зме­
ями, -
объясняет он мие. Мы все дальше отходим от реки Сан-Лоренцо. -
Так вот, -
продолжает сень­
ор Диас да Коста, -
мы постро­
или для них кирпичные дома, а они и знать не хотят их. Живут в своих соломенных хижинах. Как были дикари, так и остались. Главный }lПравляющий расска­
ЗЫ'вает мне о бороро, племе­
нои; уже не один десяток лет живущем в 8ТОЙ разновидности тюрьмы и теперь окончательно вымирающем. Девяносто два че­
ловека, уцелевших от всего гордого племени бороро, живут в деревне в трех милях от поста. Некоторые из них работают на полях Служ­
бы и каждое утро, пройдя 8ТО расстояние, предстают перед сеньо· ром Диасом да Коста. Вечером ос­
таток их сил уходит на то, чтобы проделать три мили в обратном направлении. Хижины бороро больше хижин ньямбикуара и похожи на настоя­
щие дома. У них четыре прямо­
угольные стены и скатная крыша. Войдя в селение, я увидел, что оно совершенно пусто, лишь оди­
нокий боров без устали вскапыва­
ет землю. Арлиндо Диас стучит палкой по крыше хижины: -
Эй, выходите, к вам гостиl Из хижин появляется лишь не­
сколько ребятишек, но слышно, что там внутри кто-то есть еще: раз­
дается надсадиый кашель. Через некоторое время появля­
ются все обитатели. Диас, опер­
шись на пал'ку, стоит под дере­
вом и продолжает кричать: -
Ну же, быстрее, выходитеl Мы хотим вас сфотографировать. Бороро неспешно выстраивают­
ся перед нами. Молодые женщины, похожие на дряхлых старух, дер­
жат на руках детей. Юноши, у ко­
торых нет зубов. Кuая-то кале­
ка, опирающаяся на две пал­
ки, и мальчик, чья голова укра­
шена цветными перья.ми. Гордые бороро как могут позируют для жалкой фотографии. Мы идем в хижину к вождю -
ему восемьдесят, и он не может двигаться. Он сидит на куче сухих листьев и пристально, молча смот­
рит на меня. Неожиданно повора­
чивается к Днасу и что-то глухо, с трудом говорит ему. Спрашива­
ет, не дам ли я немного денег для племени. Я даю ему доллара три. Старик укладывается на листьях и больше не произносит ни слова. Большая часть бороро вымерла между 1880 и 1910 годами. Нн­
кто тогда не стал бередить свою совесть разговорами об убийствах, хотя жертв было никак не мень­
ше нескольких тысяч. Последние выжившие, прошедшие через по­
следовавшие убийства, облавы, пре­
следования, сейчас передо мной. -
Страшное зрелище, -
гово­
рю яДиасу. -
Да, довольно страшное, соглашается главный управля-
ющий. В последний раз окидываю взг лядом де'рев'ню-развалюху, достойную украшать бидонвиль любого большого американского города, выкидывающего отбросы собственного общества на окраи­
ны. Прежде чем приехать сюда, я много читал о поразительной структуре, о значимости каждого предмета и смысле каждого обычая деревни бороро. Я смотрю на де­
ревню и не узнаю ее. Где боль­
шой круг, отгораживающий дерев­
ню от леса? Где в центре деревни большой мужской дом -
убежище холостяков, место собраний для мужей? Где площадка для танцев? Может, "то смердящая свалка от­
ходов? Старая структура деревни, отражающая вековое понимание жизни, разломана. Порядок рух­
ну,л. Хаос прав,ит бал. Те,перь он в сердце, в голове, в сознанни каждого бороро -
не "то лlи ви­
~ишь, глядя на де'ревню! Вернись сюда Леви-Строс 1, он бы уже не нашел материала для своего капи­
тального труда о связи между ти­
пичной для бороро структурой де­
ревни и их системой родства. EII!E ДВАДУАТЬ ЛЕТ? Служба по охране индейцев об­
разов ал ась в начале нашего века по инициативе нацнонального ге­
роя Бразилии Кандидо Марнано Рондона. Uель Службы поначалу была, без)"Словно, филантропиче­
ской, а конкретная задача заклю-
1 Л е в и·С т р о с -
видный совре· менный французский этнограф.-
ПрuJol. ред. чалась в защите индейцев от хищ­
ных устремлений пришельцев. В те времена удержать людей на при личном расстоянии от терри­
торий, принадлежащих индейцам, было делом не сложным. Мату­
Г россу и вся Амазония бьiли в ту пору районами почти абсолют­
но не исследованными, лишь еди­
ницы отваживались проникать в них, следуя по теченню могучих ре,к. Служ'ба была, по сути, воен­
ной организацией, пограничной стражей ме'жду двумя мирами. Однако к 1946 году положение ста:ло резко меняться. Огромная волна "мигрантов из европейских стран не разбилась о бразильское побережье, а продол­
жала двигаться на неприступный северо-восток. СПИ вынуждена бы­
ла увеличить собственный штат. Я говорил со множеством лю­
дей, так или иначе тесно связан­
ных с индейской проблемоЙ. Ста­
рый газетный волк Альберто Пи­
заро Жакоб ина сказал мне, что, по его данным, операцнями по уничтожению целых племен руко­
водили люди богатые и в этой cTpalHe нед,осягаемые. -
Сеньор Жакобина, мне уже приходилось слышать об "тих се­
мействах. Не можете ли вы на­
звать их? -
Могу: в штате Мату-Гроссу это сенатор Фелинто Муллер и его ставленник на посту губернатора Педро Педроссиан. В штате Байя -
бывший министр Юраси Магальдес. В штате Парана -
ге­
нерал Ней Брага. Есть, конечно, и другие, рангом поменьше. Для всех "тих ту зов индейцы -
лишь препятствие на пути захвата и разработки земель. Ничего ново­
го: капитализм никогда не шел в ногу с гуманностью. Впрочем, с другой стороны, у нас здесь даже не капитализм, а в полном смысле феодализм. ... Когда я был в джунглях, ме­
ня постоянно снедало сомнение: не внновны ли все мы, даже жи­
вущие за тысячи километров от Амазонин, в массовых убнйствах? Разве не наша западная цивилиза­
ция наступает на леса Амазонии? Омар Параньо Монтенегро антрополог, он жнвет в Куябаи всю жизнь посвятил индейцам. Иллюзий насчет бу дущей су дь­
бы индейцев он не питает: -
К 1980 году, или, чтобы не быть настолько безапелляционным, скажем, через двадцать лет, в жи­
вых не останется ни одного ин­
дейца. Их всего сейчас в Бразилин шестьдесят тысяч, так что два­
дцати лет вполне хватит, чтобы уничтожить и нх. Если же неко­
торых все же оставят в живых, ТО только в качестве "кспонатов для зоопарков. Нечто подобное уже устроено в районе нижней Амазон­
ки: двое филантропов взяли там подряд у правительства на устрой­
ство национального парка. Верно, индейцы живут там в мире, но ведь "то зоопарк и с этим ничего не поделаешь. Нам нужно уйти нз "тих земель, уйти всем без ис­
ключения. Но теперь н этот вы­
ход уже запоздал: даже если в джунглн к индейцам будут при: езжать только миссионеры, индей­
ской Амазонии придет конец ... Самое страшное в том, что люди, которые пр,иходят к индейцам, слишком мало знают о них и уж совсем не понимают законов их жизни. А они неколебнмы, они от­
литы 'историей. Они так же ста­
ры, как сама природа. Равновесие индейского общества нельзя нару­
шить без того, чтобы не принести самим индейцам непоправимые бе­
ды. Вот вам лишь один наипро­
стейший пример: у бороро сущест­
вует семнадцать слов для опреде­
ления зеленого цвета. Всю жизнь они окружены "тим цветом и по­
тому научились читать любые его оттенки. И вот приходим мы, за­
ставляем их учить португальский и говорим, что зеленый это только зеленый. И точка. Для бо­
роро "то как потрясение, для бороро "то начало общего непони­
мания. Мы учим их: праведники отправятся в рай, а грешники в ад. Индеец же всегда верил в то, что рай един для всех смертных, что грешников нужно наказывать при жизни, и наказывать немедленно. Как видите, мы способны уби­
вать и не убивая. Для того же, чтобы ускорить "то уничтожение, чтобы оправдать собственную же­
стокость, мы придумываем разные истории о необыкновенной жесто­
кости индейцев. Индейцев обви­
няют даже в каннибализме. -
Но ведь они поедают своих пленников? -
Кто Здесь не сомнения: ни одного вам об "том сказал? существует даже тени во всей Б разилии нет племени людоедов. Это точно, как точна математика. А бредовые истории изобретаются теми, кто, направляясь на убийст­
во в джунгли, заранее ищет себе оправдания. Правда же обычно со­
стоит в том, что безоружных лю­
дей убивают и убивают современ­
ным оружием ... Перевел с итальянского И. ГОРЕЛОВ 39 Амазония иачинается от этих ледяных соборов перуанских Кор ­
дильер. Холодный ветер проходит сквозь прозрачные колонны. как сквозь трубы органа, вьщувая пер­
вые ноты величественной симфо­
нии, название которой Амазония. Наждый новый пейзаж и каж­
дый новый народ вплетает в сим­
фонию Амазонии свою мелодию. Бурные реки района Ориноко водопадами звенят в глухих, поч­
ти пепроходимых джунглях. Величаво и неторопливо бе-
гут к Амазонке притоки с плато Мату,гроссу. Они не спешат, они ленивы, они подыскивают себе ложе поудобнее и разливаются, образуя самое большое болото мира пантаналь, великолеп-
ное пастбище для скота ... 41 Когда в середииепрошлого века некий метис по ·имени Пацинно де Паулине нашел на берегу не­
большой речушки Апруаг золотой песок, это разом оживило леген­
ды об Эльдорадо -
легенды, ко­
торые до сего дни любовно пере­
с·казывают нищие амазона<ие меч­
татели. Арендаторы каждую пядь наброоилнсь на речного берега, концессии раздавались тысячами. Уверяют, что более тридцати ты­
сяч золотонскателей облепили то­
гда гвиаllСКИЙ масси.в. Из уст в уста передавали рассказы о ка­
ком-то. французе, приказавшем вы­
М·ОСТIIТЬ полы с,воей конюшни зо­
лотыми пластинами, о друl'ИХ удачниках, закатывавших невидан­
ные пиры. Но это было давно, и бblЛО легендой. А сейчас мы плыли в не­
извеС"l\НОМ направленин. Нензвест­
ном в буК!Вальном смысле слова, ведь золютые россыпн -
тайна владельцев, и наш про·водник Ко­
ринбер, не желая нарушать пра­
вил, УПОРН'О МОЛ'чал, не говоря, куда мы плывем ... Человека, которого наши дет­
clOHe меЧТbI рИС'ОВали сильным и бесстрашным, человека, ради ко­
торого мы затеяли всю эту экспе. дицию, мь! . увидели иа третий день. Маленький морщиннстый стари­
чок стоял п'ОСреди ПОЛЯНbI И. про­
тягивал нам костлявую руку. На ,нем был н шорты из меШICОВ'И~ ны, рвана·я фуфайка 'и грязный берет, нзмазанный землей .. Золо­
тонскатель держал в ру,ке тяже­
.лыЙ застYIП, которым сковыривал слой почвы. -
Зовут меня Луи Альбер ·Ка­
рола, -
предст/lJВИЛСЯ он нам. -
Роднлся в ЯlI!варе 1892 года на Мартинике. В 1900 году я прн­
ехал в r внану с родителJlJМН, 0_ надеялись здесь разбогатеть. В Кайенне ходнл в школу, но не­
долго, СК'ОрО бросил ·и ушел в ча­
щу искать золото. С тех пор вот не. бросаю эТ'Ой работы. В городе я был последний раз в д>вадцать седьмом году. Та,м у меня была ОАна . женщина, она мне родила ДВУХ детей, но что с ними ста­
ло, не знаю, я ведь безвылазно в лесу. Конечно, никто не мешает ему бросить эти края. И все же он чувствует, что не может уехать. ПРОЧН'О прнкован страстью к зо­
лоту. -
Прер;положим, в понедель­
ник я брошу свою разработ.ку, -
говорит он. -
А вдруг ВО втор-
42 ник меня ожидает HaXOДKa~ Нет, мне лучше остаться. Но даже если бы ему повезло и он наткн'УXfЯ на богатство, о котором грезит вот уже более полувека, он бы все равно остал­
ся, -
аВАРУГ . ЭТ'О только 'начало бога"OC"l1ва? Картежник даже при ВЫ'ИГРblше не в силах ОСТаВИТЬ стол казино. Золото в этих местах встре­
чается либо внутри кварцевых глыб, л·ибо в виде примеси к ал· лювна>Льным пескам. Первое мало интересует золотодобытчиков-оди­
ночек: чтобы извлечь его, нужны дробильные· машины. Они нщут песок. ПАТРИК &РАУН, 8иrnиАскнА ЖУРИ8nисr БОГАТСТВО, КОТОРОЕ АЕРЖИТ ЗА ГОРЛО Вначале золотоискатель роет несколько пробиых шурфов. Потом ему нужно очистить лес на широ­
ком участке мест.ностн, а затем соскрестн слой перегкоя и гли­
НЫ, доходящий до одного метра. Как раз за этой работой мы и за­
стали Каролу. ;:. . Как мы вdoчню смог ли убе­
диться, копать почву труд нелег­
кнй -
разбу.хшая от воды земля слишком пл'Отна. Стоя в воде в полусог.нутом положении в тече­
н·ие всего ДНЯ, старатель добblвает от ДВУХ дО пяти, очень редко -
10 граммов в день. Под рукой у старателя все вре­
мя должно лежать заряженное РYlжье или кольт -
для защиты, ·ио не от хищникОв и змей, а от того, кто попытается украсть его единственное богатство -
золо­
той песок. Спрятавшнсь от холода, зверей, а гла'Вное -
от чужих глаз, ста­
ратель достает вечером добытое за день. золото и плавит его Ii ог­
не керосИlНОВОЙ лампы, спекая в кусочки сероватого цвета. Эти кусочки он потом плотно обматы­
вает белой тряпочкой и бросает в бутылку из-под рома. Бутылки тщательно прячет, причем идет на всякие хитроумные выдумки, скрывая свое добро от ВОЗМОЖlИых похитителеЙ. Небольшую часть богаТСТlllа зо­
ЛОТОДООЫ'J\ЧИК держит при себе, надо ведь кащ-то ж'ить, а торгов­
цы в лавках дают товары только в обмен на чистый песок. Яспро­
сил у cTaplliКa Каролы о расходах на его ежедневное сущеСТIВоваиие. -
Даже в моем возрасте при­
ХОДII!'J\CЯ много работjl.ТЬ, потому что в лавках устья (реки .Ояпок) держат дорогие товары и тор­
говцы не дают в кредит таким старикам, как я. Так Карола ОТ.КРblЛ нам глаза на скрытую сторону жизни золо­
тоискателей. Боясь потерять свои россып·и, они посылают раз в ме­
сяц каКОГО-.нибудь ПРИЯ"l\eЛЯ за­
К}'IПИТЬ съес'I1НЫХ . припасов, давая им ДЛ'Я ЭТ'ОГО не·много золота. Часто случается, что у клиента не хватает желтого порошка. В таком СЛ'учае торговец может дать ему в кредит, еСJl:И знает, ч'ОО уча:сток СТi8.рателя еще при­
носит доход. Но кредит прекра­
щается, как только проходит слух, что уча'СТ'Ок ·исчерпан. Так что зо­
лотодобытчик не скупится на сло­
ва, описывая каждому встречно­
му огромные самоводки, которые он находит на своем участ,ке. Это блеф во имя жизни, и по­
рой его раЗД}'IВают до ог,ромных размеров. Некоторые старател'И .давно уже живут лишь за счет кредита хозяину. Э'I1И люди, иавсегда порва·вшие с цивилизацией, знают, что ум­
рут подобно зверям -'-
вдали от людей, Н'О страсть, не проходящая с годами, сковала их и не отпус­
кает. Наша пирога отходила от бе­
рега, и Карола махал нам рукой, одетый, как и в первый день иа­
шего знакомст.ва: в шорты из мешковины, рваную фуфайку, грязный берет. Карола стоял со­
гнувшись, опираж:ь иа свой за­
ступ, и пытался скрыть слезы. Перевел с английского Е. СОКОЛОВ ОnНВЬЕ ПЕККЕ, французскиl1 журнапист ТО 6ЬlЛ Всадник спеwился, привязал лошадь 'к ограде, не торопясь, с детским с-аранием 'вь.тер расшить. е, с окованнь.ми носками сапоги, снял пояс с болтав­
шимся кольтом 45-го калибра и только тогда с уль.бкоЙ ПРОТJfНУЛ рук,у. Сеньор Ричард, хозяин дома, да 'и lНe только, дома -
он еще и мэр дере­
вушки Эль-Кармен, еДlНнственной населенной точ­
ки 'километров на триста вокруг на берегу Рио­
Бланко, -
жмет nРОТJfНУТУЮ руку и усаживает гос­
тя рядом со мной на веранде. Собственно, человек приехал из-за меня, при­
ехал ответить на мои вопросы. Но, заставив его проделать такой пут .. м прождав столько времени­
прИШЛОСh посылать ему С' попутнь,м катером вверх по реке записку, да не ему самому, а лавоч'нику Педро, 'Iтобы тот послал работника в лес на асьен­
ду Сале ка, -
разве 'учтиво было после всего это­
го немедля начинать расспросы, как бы мне ни нетерпелось' Мы сидели на дощатой верамде втроем -
Салек, сеньор Ричард и я. Я разглядывал гостя: нервный ПОВОрОт головы, колючие глаза, пружин,истая фи­
гура. Сразу видно, что 'этот владелец крупнейшей асьенды на берегу озера Уачи, человек волевой, не склонный к прекраснодушной фанта.ии, да и вообще не отличается разговорчивостью. Но вот хозяин обращается к нему: -
Амиго, расскажите приехавшему сеньору вашу историю на Уачи. -
Охотно. Я то.llЬКО что КУПИ.ll себе .II0ДКУ -
ходкое суд­
но, ОТ.llнчный мотор -
И реши.ll опробовать ее на озере. С собой и захвати.ll двух подростков-индейцев, из тех, что обычно ПРИC.llуживают МН,е. Мы сде.llUИ круг и уже возвра­
щuись, как вдруг ма.llЬЧИКИ с ВОП.llИМИ указывают мне на что-то. Я смотрю туда и вижу, как по напраВ.IIению к нам с БO.llЬШОЙ скоростью движетси что-то черное, поднимаи почти метровую ВО.llну. Я не успм, рассмотреть, что зто бы.llО, нО МОГУ сказать одно: ни одно животное и ни одна рыба не способна подннть такую ВО.llну. Откровенно, мне бы.llО не до смеха. Я уже реши.ll, что проби.ll мой час. Он широко У.llыбну.llСИ И разве.ll' руками. -
Но, как видите, и перед вами. Все обоШ.llось. Правда, потом еще два И.llИ три раза и виде.ll, заводи мотор, у бере­
га ату громадную сикури I -
метров питнадцать-двадцать, не меньше. Ее беспокоИ.II шум от мотора, так и ПО.llагаю .•. Питнадцать-двадцать метров? Но ведь вы ни разу Hti' видми ее цмиком ... Спек покача.ll острым носком сапога. -
Я не первый год жнву здесь. Я видм достаточно си­
кури нормuьной Д.llины И даже по восемь, десить метров. но, уверию вас, они не способны поднить, ВО.llну метровой высоты. Так что там БЫ.llа гнгантскаи сикурн. 1 С и к у р и на местном диалекте называют анаконду. Прочне удавы зовутся сбойе,. • -
ПРUAt. автора. С очевидцами охоты на гигантскую анаконду я разговаривал много раз. Инженер-мелиоратор из CaHTa~Kpyc дон Луис Сильва рассказал мне сле­
дующий эп+tЗ0д. Три года назад, отправившись. стрелять кайманов в излучине реки Гуапоре, он увидел вдруг' громадную сикурн, поЖиравшую кро­
кодила. Потрясенные этим зрелищем, охотники с1'ояли несколько м,инут, ошеломленные. Змея, по­
глощавшая каймана, заметила людей и сделала угрожающее движение в их сторону. Охотники разрядили в нее свои карабины. -
Я выстрелил ей в голову четыре раза,. -
ска­
зал дон Луис. -
Правда, попасть было нетрудно, потому что голова змеи была не меньше полумет­
ра в ширину. А в длину змея вытягивалась на двадцать пять метров. Ko~дa я спросил, почему он не снял с нее шку­
ру, дон Луис минуту не мог прийти в себя от 'изумлен'ия, ,а потом разъяснил, что это была бы работа 'на полдн,я для десятка пеонов -
и работа абсолютно бессмысленная, ибо шкура не имеет никакой ценности, к тому же она невыносимо во­
няет, и наконец, если бы даже они сняли шкуру, он не видит, каlC1Имобразом они бы смогли выта­
щить из болота такой груз. , Спешу сказать, что больщиttCтво людей, расска­
зывавших мне о гигантской змее, -
это простые, опокойные люди, живущие всю жизнь • этой бо­
лотистой пампе, люди, зн,ающиецену словам. Никто ,не пытался водить меня за нос побасенками ,о Ае­
сятиметровом ягуаре, о попугае величиной с кон­
дора или фантастическом тарантуле. Для этих охот­
ников и лесорубов существование громадной си­
кури так же очевидно и буднично, как, скажем, существование бурых медведей для басконских пастухов. Вот только анаконда ли это1 Здесь настала пора объяонить, зачем я отпра­
вился в амазонские джунгли Боливии и шесть меся­
цев лазил по топким болотам н забытым богом и людьми озерцам. Во всей Латинской Америке распространен культ змеи. Достаточно напомнить о Кетцалькоатле -
ссперна1'ОМ змее» древних ацтеков. В Перу н Боли­
'вии, где существовали высокоразвитые 'цивилиза­
ции, инки поклонялись Амару: этот змей занимал поче1'ное место в их лантеоне, н его изображение фигурирует даже на Вратах Сол,нца в Тиауанако. Причем ннтересно, что объекты поклонения не ядовитые змеи, коим ,несть числа в этих широтах, 43 Со времен Конан Дойля районы Амазонии, нахо­
дящиеся в треугольнине границ Бразилии, Венесуэ ­
лы, Гвиаиы, зовутся «затерянным миром., Где, нак не в этих местах, поместить было человену с фан ­
тазией уцелевших до наших дней ящеров и птеро ­
дактилей/ Да и само окружение будоражит воображе­
ние: скалы иа горизонте, похожие на развалины замков великанов; плоение вершины высоних хол ­
мов, на ноторых может уместиться наной-нибудь древний и еще не увиденный современным челове­
ком город; густые непролазные джунгли, снрываю­
щие от любопытного взгляда свои сонровища. Но даже если в этих джунглях нет нинаних ру ­
котворных сокровищ, то разве не достойна внима­
ния человека сама щедрая ама з онская природа? Эта ящерица, чешуей и всем вндом напоминающая свое ­
го страшного, огромного предна; эта · странная птица. которая гораздо лучше ползает по ветвям и п л а в ает по рекам, чем -
нак это положено нормальной птице -
летает, и эта змея, напоминаю ­
щая старую истину о том, что не всегда лишь с трашный зверь страшен?/ Снвозь плотн у ю листву, снвозь густое переплете­
ние ветвей солнечный луч выхватывает яркий цве­
ток. Их множество в амазонсном лесу, и в любое в ремя года они цветут, на смену увядшему, погиб ­
шему торопится новорожденный. А еще ниже пряч у тся много ч исленные растения - паразиты, тание, квн эти грибы,нубки. а удавы, большие боа. Боливийские индейцы и по­
ныне -
я многократно был свидетелем тому­
поклоняются «крылатому боа». В Парагвае сущест­
вует множество устных и письменных рассказов о «звере С коровьей головой, большими зубами и страшными глазами». Казалось 'бы, что все это только легенды. Но в прошлом веке путешес'Гвенник и историк Руи Диас де Гусман описал встречу на реке Парагвай с жи­
вотным, «явившим из воды свою змеиную голову. Она навела на всех нас такой ужас своими разме­
рами, торчащими из пасти зубами и злобными мел­
кими глазами, что мы все пали на колени, вознося молитву». Не знаю, помогла ли молитва, но зверь, дважды обойдя пирогу, легко поплыл против те­
чения, не тронув людей. Я не ставил под сомнение ни рассказы очевид­
цев, ни само существование громадной змеи. Прав­
да, многие авторитеты с осторожностью отнеслись к термину «гигантская анаконда». Если внимательно прочесть все свидетельства и описания «анаконды», нетрудно заметить, что почти всегда животное ви­
дели в полупогруженном состоянии. Поэтому, хотя верхняя часть и похожа на змеиное туловище, ни­
что не доказывает, что и погруженная часть­
змеиная. С другой стороны, из Бразили'и многократно при­
ходили вести о существовании водяного зверя со змеиной головой, не похожего, однако, на анакон­
ду. Его называли там миньокао. Кто же он, тот таинственный зверь, -
гигантская анаконда ил'и неведомый дракон? Ответ на это должно было дать мое путешествие. Прежде всего давайте выясним, что же такое анаконда. Читаем в «Энциклопедии животного ми­
ра» Мориса Берто на: «Наименованне боа-констриктор обычно относят к большо­
му ЧИ(".'IУ змей-удавов, НО оно справедливо ЛИШЬ ПО отно­
Шению к южноамериканской разновидности (констриктор констриктор), длииа которой редко превышает 3.5 метра. Наиболее крупный боа -
аиаконда, полуводяная-полудре­
весная змея амазонских лесов. Однако и этого гиганта, чья длина доходит ДО 10 метров, превосходит ископаемый ПИТОН­
гигантофис, обнаружениый в Фаюме (Египет), чья длина, как полагают, достигала порядка 16-20 метров: это самая крупная из известных на Земле змей,.. Значит, если размеры гигантского змея, о кото­
ром рассказывают, точны, это должен быть живой f'игантофис. Но как он по,пал в Амазониюll В изумительной книге зоолога Бернара Эйвель­
манса «По следам неизвестных животных» есть глава, где ,подробно разбираются версии о возмож­
ном существовании чудовищного змея. Часть ин­
формаци'и и'сходит из досье Лоренца Гагенбека, одного из руководителей знаменитого Гамбургско­
го зоопарка. Монстр, по его сведениям, появлял­
ся в Бразил-ии, в Перу и особенно часто в Боли­
вии. в департаменте Нуфло-де-Чавес провинции Санта­
Кру·с, в Восточной Боливии, есть крохотный поселок Эль-Пуэнте. В часе езды верхом от него лежит озеро святого Рафаэля. На берегу его стоит пас­
тушеский домик. В течение нескольких лет семья пастуха слышала доносившееся из озера «мощное шипен'ие», от которого «дрожала земля». Однако самого зверя они не видели. В начале 1965 года выпали сильные дожди и ВСЮ округу залило. Толь­
ко домик, стоявший на холме, возвышался над разливом. И 'вот однажды утром, выйдя из дому, хозяин сделал ужа,снувшее его открытие: из воды выходил глубокий, будто проложенный бульдозе­
ром, след. След поднимался по холму к корралю, где О'бычно держали скот (в описываемый момент корраль был 'пуст), и вновь спу,скался вводу. Конечно, лишь существо громадного веса могло оставить такой след -
будто в этом месте на берег вытаскивали большой катер. Ширина следа была около четырех метров, и он на метр уходил в глу­
бину. После спада воды у места происшествия побы­
вало довольно много людей, в том числе и епис­
коп Нуфло-де-Чавеса, который сам сделал замеры. Конечно, недоверчивый читатель может спро­
сить, какие у меня гарантии того, что, во-первых, это действительно не был след вытащенного кате­
ра, а во-вторых, почему бы владельцу домика са-
ФАРМАЦЕВТИКА ПО-ХИВАРО уговоры не дали результатов. Пять сезонов подряд до 1936 го,да упрямый америка­
нец возвращался к хиваро. но так ничего и не добился. В конце концов он вернулся в Штаты и стал работать в клннике. Но тай­
на тсансов не давала ему ПОКОЛ. в 1931 году Вилбер А. Фергю­
сон, студент-медик из Оклахомы, ОТlIравился из древней столицы иююв КУСIЮ К границам Перу в поисках местных лекарственных трав и растений. Его вдохновля­
ла мысль о том, ЧТО в Амазонии собран далеко не весь урожай целебных снадобий. которыми из­
древле пользуются индейцы. В самом деле, разве не здесь, в Амазонии, был открыт хинин, один из важнейших медицинских препаратов? Разве не из индей­
ского яда кураре получают цен­
нейший курарин? Кроме того, множество «индейских хитрос­
тей. оставались под запретом для посторонних, ибо приготовле­
ние их составляет часть рели­
гиозной церемонии. Особенной «непроницаемос-
тью» славились индейцы хиваро, прозванные «охотниками за голо­
вами.. Из тех краев, где прожи· 46 вают хиваро, и сейчас еще при· возят уменьшенные до одной пя­
той объема человеческие голо­
вы --
тсансы. Выставленные в витринах магазинов, они породили бездну россказией и слухов о жестоких дикарях, не знающих жалости. Но хиваро умеиьшают головы, конечно, не от «жестокости,.. Эта церемоння составляет часть их культа и совершается лишь в случае смерти уважаемого члена семейства, главным образом ста­
рейшины --
апари. Чтобы образ и дух усопшего навсегда остался в родных стенах, голову старей­
шины подвергают специальной обработке н вешают на почетном месте в хижине. Фергюсон задался целью уз­
нать, каким образом хиваро пре­
вращают головы в тсансы. Одна­
ко все его старания были тщет­
ны -
ни деньги, ни посулы, ни Почему же с таким упорством американец добивался ее? Дело в том, что еще в первый свой приезд Фергюсон раздобыл небольшое количество жидкос­
ти _. настоя вываренных корень­
ев и трав, с помощью которого колдуны хиваро уменьшают чере­
па. Он использова.iI драгоценную жидкость для опытов с некоторы­
ми видами опухолей у животных .. Опыты навели Фергюсона на мысль о том, что, РСЛИ настой способствует уменьшению объе­
ма живых клеток, его можно ис­
пользовать при лечении рака. Да, но из чего состоит раствор и пак его готовить? После войны несколько амери­
канских научных центров, в том числе Национальный институт ра-
мому не вырыть эту траншею, чтобы создать себе рекламуl На это я отвечу, что ,на озере святого Рафаэля нет ни одного катера таких размеров, а во-вторых, зачем бедному фермеру, которому, ей­
богу, есть чем заниматься, копать траншею шири­
ной в четыре метра, когда для рекламы ему было бы достаточно сказать, что он видел громадного змея -
тем более что обитатели Восточной Боли­
виипрекрасно знают о его существовании. Параллельно реке Рио~Бланко лежит цепь озер, уходящая дальше на Запад к великим болотам Бени. Болота Эти часто покрыты таким плотным сплетением травы и кустарника, что по нему легко проходит стадо коров. Однажды женщина из близлежащего селения пошла с дочкой к болотному «окну» полоскать белье. Час был поздн,ий, уже 'начи,нало смеркаться. Вдруг девочка ,прибежала домой, плача и дрожа от ужаса. Она рассказала отцу, что ИЗ воды высуну­
лась желтая голова на длинной шее, и зверь, схва­
ти'в маму, утащил ее в воду. Мне поведал об этом сам вдовец. Через некоторое время он выехал на пироге с мотором и тут же увидел поднявшиеся в середине озера крупные волны. Из воды высу­
нулась большая голова, похожая на змеиную. Че­
ловек приготовил карабин, но зверь тут же скрылся. Свидетельства и легенды об огромном змее можно было бы пересказывать до бесконечности, но, собрав их воеди'но, я смог классифицировать их по двум принципам: 1. Свидетель сразу определяет гигантское суще­
ство как анаконду. Форма тела, цвет шкуры, спо­
соб переДВ1о1жения в воде и на суше не оставляет никаких сомнений на этот счет. Две детали лишь наводят на размышления. Все в один голос описы­
вают громадные светящиеся глаза зверя, а у ана­
конды глазки до того крохотные, что их буквально приходится разыскивать на «кончике носа». И затем, у гигантской рептилии, похоже, торчат страшные зубы, в то время как у средней анаконды они видны лишь, если ей раскрыть пасть и запрокинуть голову. Правда, у страха глаза велики, и эти детали можно отнести на его счет. '2. Свидетель, ,напротив, не в силах определить вид чудовища или сравнить его с любым извест-
ным ему животным: слишком много взаимоисключающих деталей присутст­
вует в описании монстра. Это заставило меня предположить, что речь идет о двух разных животных, которых я назвал бы за неимением лучших имен гигантской си кури и ми­
ньокао. В первом случае это действительно может оказаться очень старая анаконда. Ведь мы так мало знаем о продолжительности жизни репти­
лий. Известно, скажем, что марионские черепахи могут жить больше 150 лет. Предполагают, что кро­
кодилы могут достичь такого же возраста. К со­
жалению, необщительность этих созданий да и не­
возможность десятки лет держать их под наблюде­
нием не позволили установить, когда приостанавли­
вается их рост. Так ч1'о «гигантская СИКУРИ>lвполне способна ока­
заться престарелой анакондой. Почему же они встречаются столь peAKol Да потому, что стаР\lЯ змея не может раздобыть себе достаточно пищи сообразно своей длине. Что касается миньокао, Бернар Эйвельманс пишет, что им может оказаться глиптодонт, разно­
В1ИДНОСТЬ гигантского броненосца, 'который еще не­
давно встречался в Южной Америке, н даже ... ди­
нозавр. Кстати, читая в книге Эйвельманса сви­
детельства и рассказы о «гигантском морском змее», я был потрясен сходством в описании его и моего миньокао -
та же «коровья голова», ДЛlolнная шестиметровая шея и тело, похожее на ствол дерева. Возможно, речь идет об одном и том же животном, способном жить в соленой и пресной водеl Ведь ловят же возле Иквитоса, на Амазонке, морских акул за три с ПОЛОВIИ'НОЙ тыся­
чикилометров от моря. Там же, в Амазонке, рез­
вятся дельфины. Каким бы немыслимым ни показалось это послед­
нее предположение, его все же стоит учесть -
ведь за минувшие тысячелетия девственный конти­
нент Амазонии практически не изменился. Перевел с французского М. БЕЛЕНЬКИй кВ, согласились финансировать новые поиски Фергюсона. На сей раз ОН отправляется в Эквадор, САелав отправной базой своих ЭК­
сrIеднций J{ито. Но вновь, И вновь хиваро непреклонно отказывают­
ся от денег и подарков. Работа Фергюсона продолжцлась -
он соБИрал травы, добывал сведения о м.етодах народной индейской __ едицины. Но самого главного -
рецеопта копдунов хивара -
амери-
аптечку, где было и патентован­
ное лекарство от тифа. Он выле­
чил около десятка детей, в том числе маленькую дочь колдуна. врачооания, принятые у коренных жителей западной части Амазонии. Мы попросили про-
комментировать это со­
общение советского кан­
церолога профессора Ю. И. ЛОРИЕ. ,нанец добыть не смог. В начале шестидесятых годо!! Фергюсон снова поехал К хиваро и задержался там до наступле­
ния дождливого' сезона. Уже грозно стреляли молнии, предае­
щая наВQДНенил, раскислые доро­
ги, а то и перспективу застрять натри месяца в лесу, ибо един­
ственный маленький аэродром в двухстах километрах вот-вот дол­
жен был закрыться из-за ливней. Торопясь назад, американец по­
пал в селение, где свирепствовал брюшной тиф. Медик !!зял с со­
бой ИЗ J{ито довольно большую В благодарность кол,дун Танга­
маша передал врачу образцы ле­
карственных трав, хранившихся у него. И еще он показал Фергю­
сону, как готовят тсансы. Ф.ергюсон убил обезьяну, с нее сняли скальп, зашили глаза и рот, вытащили кости череопа и опустили голову в жидкость. Дро­
жаlЦИМИ руками Фергюсон опус­
кал в котел термометр, брал про­
бы и заполнял ими склянки. Че­
рез сутки ои получил уменьшен­
ную в пять раз голову животно­
го. Цель была достигнута. Но окажется ли индейское ~добье действенным против рака? Сейчас в Эквадоре в городке Вакани «Фонд Фергюсона. и аме­
риканский Национальный инсти­
тут рака строят исследователь­
сний центр. Он должен на мес­
'l'e -
в тех районах, где живут хиваро, -
всесторонне изучить ле,нарственные травы и методы -
В последнее время, -
ска­
зал Юрий Иванович, ученые всего мира все чаще и чаще об­
ращаются к средствам народной медициныI. И результаты подчас бывают самыми неожиданными. Скажем, некоторые алкалоиды. выделенные из широ,iO известно· го растения барвинок розовый. оказались весьма действенными при зло'качественных процессах. В этом смысЛ'е изыскания Фар­
гюсона, безусловно, заслуживают интереса. Конечно, трудно столь категорично утверждать, что, ес­
ли какое-то средство уменьшает объем живой ткани, оно непре­
менно должно ликвидировать ра­
ковые опухоли. Важно другое -
поиски борьбы с недугом ведут­
ся во всех направлениях. 47 .-
~ JI ирон кинулся следом за подполковником вверх по лестнице. Раздал ось не­
сколько выстрелов. Брызнула над головой штукатурка, полетели щепки, зазвенело оконное стекло. Подполковник тоже несколько раз выстрелил ВН'из, на прибли­
жающиеся голоса. Затем подбе­
жал к железной лестнице, веду­
щей на черда.к, стал торопливо взбираться по ней... Мирон по­
следовал за ним. На чердаке они ринулись К слу­
ховому окну, выбрались на крышу. Уже рассвело. Низко стлался туман. Громыхая сапогами, л·обежали по крыше. Соседний дом был чуть ниже, но провал в несколько метров отделял один дом от дру­
гого. Они приблизились к краю кры­
ши. ПОДПОЛКОВНfjК прикинул рас­
стояние и скомандовал Мирону: -
Прыгай! Мирон замотал головой. -
Нет! Нет! Далеко! Я не могу ... Подполковник оглянулся, крик­
нул: -
Ну!.. Прыгай, кому гово­
рят!.. -
и поднял пистолет. -
Го-осподи помоги! -
взвыл Мирон. Он с всхлипом набрал в грудь ·воздуха и, зажмурив глаза, прыг-нул. Подполковник тоже отт.опкнулся ногами от карниза и, как Мирон, перелетел через пропасть, разде­
лявшую два дома. Грудью упал на край крыши, заскользил вниз. Схватился руками за водосточный желоб, закричал: -
Помоги! .. НО Мирон убегал по крыше о к о н ч а н и е. Начало в Н. 8. 4 «Вокруг светз~ Н. 9 все дальше. На вскрик оглянул-ся и... снова п-обежал, пригибаясь и петляя. Желоб разогнулся, и подполков­
ник рух.нул вниз. -
Один сбежал, товарищ Фро­
лов, второй разБИ1!СЯ, -
доложил Фролову раненный в схватке Са­
зонов. -
HaCMepTb~ -
Вроде нет... В больницу от-
правил, -
Са-зонов протя.нул Фро­
лову пачку бумаг. -
При нем на­
шли. Лев Борисович не удержался, зыркнул на бумаги, которые взял Фролов. Отвел -глаза, при·нял без­
различ-ный вид. Но большие паль­
цы рук стали снова торопливо вы­
делывать замысловатые фигуры. Фролов, перебирая бумаги, най­
денные у подполковника, сочувст­
венно сказал Федотову: -
А нервишки у вас, Лев Бо­
рисович, я замечаю, неважнецкие. Лечиться бы надо. К чему это вы? -
сделал вид, что не понял, Федотов. -
К тому, что ... есть та бумаж­
ка, кот-орой 'вы сейчас та!< бои­
тесь. Вот она... Самим Май-Маев­
СICИМ подписана. ПРОЧ'итать? -
Зачем? Мало ли там что они напишут ... -
Гаран'Гируют ... что ЗО1!ОТИШКО ваше все сполна вернут после победы над Советам-и... над нами, значит, Лев Борисович. -
Пускай гара.НТИРУЮТ, мне-то что, -
уклончиво сказал Федо­
тов. -
Все, что прятал, вы взяли. -
Ну ладно. Одевайтесь,-
сказал Фролов. -
Придется нам в Чека продолжить беседу. Федотов молча оделся, нетер­
пеливо сказал: -
Ну пошли, что ли! Но Фролов не тронулся с ме-
И Г О Р Ь 6 О Л Г А Р И Н, ГЕОРГИЯ СЕВЕРСКИЯ ста. Ом стоял возле кресла, где все время сидел Федотов, и в'ни­
мательно смотрел на пол. В кра­
шеных досках лоблескивали шляп­
ки двух новых, недав-но вбитых гвоздей. Должно быть, Федотов, когда сидел, ступнями н-ог при­
крывал их. Фролов п,однял голову, сказал чекистам: -
А ну, хлопчики; подденьте-ка еще эти досочки. Лев Борисович покачнулся, схва­
тился р}"кой за стену и тяжело опу,стился на табурет. -
Я же говорил, Лев Борисо­
,вич, что нервы у вас ни к чер­
Ту,' -
мельком заметил Фролов. Чекисты между тем подняли до­
ски и извлекли из подпола тяже­
ленный чемодан, за ним -
второй. Рисунки С. ПРУСОВА В чемоданах было золото. Золо­
тые монеты, кольца с драгоцен­
ными камнями, кресты, оже­
релья ... -
И это тоже на CTapOCTb~ -
жестко спросил Фролов. -
Дол­
го же вы жить собрались, госпо­
дин Федото,в. -
Меня расстреляют~ -
спро­
сил ювелир. -
Это решит трибунал. -
Показания облегчат мою. участь~ -
Чистосердечные -
да! -
Хорошо! Я вам все расска-
жу! Все! .. Спрашивайте! -
Кому вы должны были пере­
дать эт,и ценности~ Федотов долго молчал, затем тихо выдохнул: -
Викентию ... Па.вловичу ... Спе­
ранскому ... Викентий Павлович Сперанский, небрежно развалSlСЬ на стуле, ку­
рил папиросу. За письменным столом сидел Лацис. Тут же, В кабинете, из окон ко­
торого тан хорошо были видны купола СОфий,ского собора, нахо­
дился и Фроло.в. -
Ну, так, может, на·чнем гово­
рить~ -
видимо В который раз спросил Лацис. Сперанск,ий улыбнулся. -
Честное сло.во, мне, право, неловко. Вы уделяете моей скром­
ной персоне так много внимания. А мне нечего вам рассказать. Ви­
димо, ваши сотрудники пере'ста­
рались... Но... лес рубят -
щепки летят. Я понимаю. Лацис терпелив·о выслушал дл,ин­
ную тираду. А когда Сперанский кончил, т,ихо сказал Фролову: -
Прикажите в,вести арестован­
ного. Лицо Сперанского стало напря­
женным, но позы он не изменил, стараясь казать,ся спокойным. Сазонов и еще один че'кист вве­
ли в кабинет подполковника Ле­
бедева. ГОЛО.ва, руки его были пе­
ребинтованы, он слегка хромал. На лице Викентия Па,вловича о.т­
разило,сь смятение, потом расте­
рянность и испу,г. Он приложил немало усилий, чтобы взять себя в руки. -
Скажите, Сперанский, вы знаете этого человека~ -
спросил Лацис. Викентий Па,влович долго ГИПНО­
тизирующе смотрел на подполков­
ника, а затем ска,зал: -
Не имею чести ... -
А BЫ~ -
Лацис повернулся к Лебедеву. -
Вы знакомы с этим человеком~ 50 -
Да. Это Викент,ий Павлович Сперанский, -
отводя глаза в сто­
рону, заго.ворил подполновник. -
Я его знаю. -
OTKyдa~ -
Я уже дал показания. Викен-
тий Павлович Сперанский являлся одним из руководителей киевско­
го центра ... Сперанский дернулся и зло по­
смотрел на подполковника. -
Шкуру спасаете, ваше высо­
коблагородие~ Вряд ли вам это поможет! .. -
Затем повернулся к Лацису. -
Прикажите увести это­
го него,GЯЯ. Я все расскажу. По;:ле того как подполковника увели, Сперанский еще несколько мгновений сидел, низко опустив голову. Затем выпрямился, сказал: -
Пишите! .. Молоденький стенографист рас­
крыл узкую тетрадь. -
Да, да! Пишите! -
медленно повторил Сперанский; он, видимо, никак не мог примириться с мыс­
лью, чт,о все проиграно. Лаци·с смотрел на него. Терпе­
ли·в.о ждал. -
Еще до вооруженного вы­
ступления, -
тихо заговорил Спе­
ранс,к,ий, -
мы предполагали про­
вести ряд крупных диверсий ... ... В большой богатой квартире идет обыск. Хозяин -
пожилои, холеный мужчина -
безучастно смотрит на все происходящее. В тайнике ченисты нашли порт­
фель, извле,кли из него бомбу, ту, НО'J10рая до.лжна была взорвать трибуну на Думской .площади. Че­
рез два дня несколько полков уходило на фронт, и на Думской площади собирались провести ми­
тинг. ... Из-под груды бинтов и пузырь­
ков чекисты из,влекаюткартонные коробки с ампулами. Вдоль коно­
,вязей ведут толстого ветеринар­
ного врач,а. Это он должен был сделать прививку сапа всему кон­
скому составу кавалерийского полка. Полк готовился к отправ­
ке на фронт. ... «Управление Юго-Западной ж. д.» -
значилось над входом в здание. Из дверей дома чекисты выводят арестованных в формен­
ных тужурка,х министерства же­
лезных дорог . ... Владимирская горка. Непода­
леку от памятника Вла,Димиру че­
кистыиз,вле,кают из тайника пуле­
меты . ... В сарае под старой мебелью обнаружен склад винтовон. . .. Из подвала выносят и уклады­
вают в штабеля ящики с патро­
нами. ... Берег Днепра. У заброшенного причала СТО"П полузатопленная баржа. Из ее трюма чекисты вы­
,таскивают мешки с надписью «Ам­
монаЛ». По. узким мосткам прича­
ла ведут на берег за,го.,ворщиков. Их человек двадцать. Они идут с поднятыми рунами. Тонк,ие nибкие пальцы развязали тесемки на папке с надписью «Личное дело подполковника Ле­
беде,ва». Щунин взял карандаш и ,перечеркнул фотографию. По­
смотрел на с·идящего перед ним ОСИlпава. -
Арифмети.ку любите, капитан? -
Экзаменовать хотите~ усмехнулся Ооипов. -
А вот смотрите. О вояже Ле­
бедева в Киев энало шесть чело­
век. О ювелире -
столько же ... ЛебеД'ев на себя донести не мог. Ювелир -
тоже. Остаются четве­
ро. Командующий Май-Маевский отпадает. Остаются три человека: я, 'вы 'и ротмистр Волин -
все трое контрразведчики. -
Ставьте Д80ЙНУ -
нич-чего не понимаю. -
К сожалеНIИЮ, я тоже. Но это еще не все. В штабе красных ста­
ли почти регулярно появляться копии наших оперативных сво­
док ... -
Чертовщина какая-то, -
по­
ра,з'ился Ос,ипов. -
Вот список имеющих дост,уп к сводкам. В нем опять все те же люди плюс офицеры опера'Гивно­
го отдела. Один из них -
враг. Осипов просмотрел список, за­
курил. -
Задачка-а, -
задумчиво ска­
зал он. -
Ну, по.чему же~ РешеНИG есть ... -
Щукин неско.лько. мгно.­
вений мо.лчал, на·слаждаясь впе­
чатлен'ием, про.изведенным на Осипо.ва, затем спро.сил: -
Дело. Ленг.о.рна по.мните~ -
Что-то. припо.минаю ... Связано. с наступлением на германско.м фро.нте. -
Да. Что.бы выявить враже­
ско.го. агента, перед наступлени­
ем по.дго.то.вили неско.лько. раз­
ных до.несениЙ. И о.тправили их в царскую ставку с неско.лькими фельдъегерями. До.несение, ко.то.­
ро.е до.ставил Ленго.рн, флигель­
адъютант царицы, стало. известно. германско.му ко.мандо.ванию ... Осипо.в по.НИ.мающе посмо.трел на Щукина. А чтоl Отлич,ная идея, Ми­
хаил Алекса'ндро.вич! -
,Во.т и займитесь ее реализа­
цией! Кстати, включите в это.т списо.к И Марко.ва, -
твердо. ска­
зал Щукин. -
Безако.,вская, двадцать пять, По.ляко.в Петр Владимиро.вич, сказал Марко..в Наташе. -
Запо.м­
нили~ Они сто.япи на широ.ко.й, мо.щен­
но.й булыжнико.м ,улице. Г ДG-То. рядо.м был базар. Его. не было. видно., но. о.н глухо. И напряжен­
но. шумел со.всем близко., за уг­
ло.м. А мимо. них, гро.мыхая ко.­
лесами, на ба.зар неслись про.лет­
ки, мужики и бабы то.лкали тачки, груженные о.во.щам,и и фруктами. -.. .по.ляко.в Петр Владимиро.­
вич, -
по..вто.рила вслед за Мар­
ко.вым Наташа и при это.м даже прикрыла глаза, стремясь по.луч­
ше запо.мнить. -
Все. Запо.мнила. 4* -
Со.о.бщение надо. передать сро.чно., -
сказал Марко.в. -
Го.­
то.В'ится генерально.е наступление на Киев. И не исключено., что. предпо.лагаемая диверсия направ­
лена на демо.рапизацию Киевско.го. гарнизо.на. -
Хо.ро.шо., -
сказала Ната-
ша. -
Я по.стараюсь отправить это. со.о.бщение сего.дня же. -
Следующий раз встретимся в пятницу в пять вечера в го.ро.д­
ско.м саду. Наташа кивнула. И о.ни ра·сста­
пись. Через неско.лько. дней в Киеве, в сво.ем кабинете, Фро.ло.в сидел над донесение'м, по.лученным о.т Марко.ва: «Со.о.бщаю текст секретно.го. письма Щукина. Динамит до.ставлен по. адре-
су -
Киев, Безако.вская, 25, По.­
ляко.ву Петру Владимиро.вичу. Взрывы назначены на двадцать седьмо.е. По.сле о.перации немед­
ленно. ухо.дите ... Жду дальнейших распо.ряжениЙ. С т а р и к». Была уже но.чь. Синяя, лунная. Бо.льшая луна заглядывала в О.К'НО. кабинета,и, на·вер.но.е, о.т ее света лицо. Фро.ло.ва ка.запо.сь желтым, измо.жденным, усталым. В дверь по.стучали. Фро.ло.в под-
нял го.ло.ву: -
Во.Йдите. Во.шли дво.е чекисто.в. -
Ну, что. выяснили~ -
По.ляко.в Петр Владимиро.,вич действительно. про.живает по. Беза­
ко.вско.й, двадцать пять, -
до.ло.­
жил о.дин из чекисто.в. -
Кто. о.н? -
Известный в /{иеве врач-нев-
ропато.ло.г. Имел бо.льшую прак­
тику. Живет бо.гато.. Квартира из шепи ко.мнат. Как врача, его. не упло.тнили... Со.седи показывают, пра,ктикует и сейчас. Лечит тех, кто. мо.жет хо.ро.шо. заплатить ... Прикажете аресто.вать?. Фро.ло.в не о.тветил. Он встал, про.шелся по. кабинету. По.до.шел к о.кну. По.сто.ял немно.го., глядя на го.ро.д. Го.ро.д спал. Спал по.д да­
лекий гро.хо.т кано.нады. И снились ему, наверно.е, трево.жные сны ... -
Како.е сего.дня? -
нарушил 'J1ишину Фро.ло.в. -
Двадцать шесто.е, -
с го.то.в­
но.стью о.тветил о.дин из чекисто.в. -
Нет, двадцать седьмо.е,­
по.правил его. то..варищ. Было. пятнадцать м,инут перво.го.. « ... Взрывы назначены на два­
дцать седьмо.е ... » -
Арестуйте! -
сказал Фро.ло.в и затем До.бавил: -
То.лько. без шума. И о.ставьте там на всякий случай засаду. . .. Миро.н Осадчий сно.ва шел по. улицам .Киева. Шел то.ро.пливо.. Насто.ро.женно. о.глядывался. Во.зле бо.льшо.го. до.ма на Жи­
лянско.й о.н замедпил шаг'и. На ступеньках по.дъезда увидел девчушку в старенько.й кацавеЙ'ке. На ко.ленях о.на держала бра­
тишку. _ А во.т дядя идет, о.н тебя заберет, -
стращала о.на малы­
ша, ко.то.рый все время пытался спо.лзти с ко.ленеЙ. _ Озо.руешь, малый! -
про.вел Миро.н ко.ро.тко.пало.й ладо.нью по. го.ло.ве мальчугана, а затем спро.­
сил у дево.чки: -
Ты, хо.зяюшка, не в это.м до.ме про.живаешь? -
Ага Ж,в это.м сам.о.мl _ А мо.жет, ты знаешь и Гри­
ценко. Василь Сидо.ро.вича? _ Гриценко.? Василь Сидо.ро.­
в'ич? -
удивилась девчушка.­
Так о.н же давно. ,по.мер. По.читай, с ro.l\ уже. Миро.н о.то.ро.пел о.т нео.жидан­
но.стИ. По.то.м спо.хватился: -
Ну, царствие ему небес­
но.е! -
и то.ро.пливо. зашагал по. улице. На Безако.вско.й во.зле до.ма N!:' 25 Миро.н сно.ва прио.станов-ил­
ся. Ск,учающей по.хо.дко.й, будто. вышел про.ветриться, про.шел ми­
мо. по.дъезда. Затем вернулся. Т,о.­
ро.пливо. нырнул В темно.е парад­
но.е. Лестн·ица была ш.иро.ко.Й, такие 51 бывают только в домах с дороги­
ми кварт'ирами. Мирон поднялся ·на второй этаж, затем на третий и нашел нужную табличку: «Док­
тор Поляков П. В.». Мирон прислу­
шался, затем нажал кнопку звон­
ка. За дверью было тихо. Нажал во ,второй раз. Снова ничего ... Мирона это встревожило. И он, кра,Дучись, ста", спускаться вниз. Прежде чем выйти на улицу, постоял, понаблюдал. Вон на противоположной сторо­
не улицы стоит человек. Слишком долго стоит... Ушел... А вот идет человек в вельветовой куртке и почему-то очень подозрительно озирается по сторонам, вроде вы­
сматривает что-то... Повернул на другую улицу ... Нет, здесь вроде все ,спокоЙ,но. Он торопливо выскользнул из подъезда и нырнул 8 проходные дворы. Проплутав немного, вышел на Прорез'ную улицу. В рабочей комнате Фролова резко и настойчиво зазвонил «эриксон». Фролов снял трубку. Кто-то на том конце с силой дунул в трубку и простуженным, а точнее, искаженным мембраной голосо,м сказал: -
Товарищ Фролов, «знакомый» вывел нас уже на четвертый ад­
рес. Н.. Безаковской был возле двадцать пятого номера. -
Чтоll -
вскинулся Фро-
ЛОВ.- Повторитеl Голос в трубке повторил: -
На Безаковской, говорю, ин­
тересо,вался двадцать пятым но­
мером. Сейчас от,правился в сто­
рону Прорезной. -
Та,к, так... очень любо,пыт­
но... -
бормотал Фролов. Он был п,оражен этим сообщением. А на том конце снова задребез­
жал голос: -
Так что, товарищ Фролов, может, возьмем «знакомого»l Или KaKl •. -
Ни в коем случае! Только следиты .. Слышитеl Алло ... Алло ... Только следиты Мирон неторо,nливо прошел ми­
мо трамвайной остановки и подо­
шел к дому, на треугольном фО­
наре которого значилось: «Про­
резная, 8». С безразличным видом прислонился к воротам 44 стал за­
куривать. Свернув цигарку, Мирон поднял голову. И вздрогнул. Прямо на него шел милиционер с крас,ной ,повязкой на рукаве. На лице Мирона выступил пот. Он полез за наганом, но никак не 52 мог попасть рукой в карма,н. А когда, наконец, ух,ватился в кармане за холодную ребристую рукоятку, милиционер, дружелюб­
но улыбаясь, попросил: -
Дай прикурить, товарищl Мирон поднял свою цигарку, и рука у него дрожала. -
С похмелья, что лиl -
при­
кури,вая, участли'во спрос'ил мили­
ционер. -
Ага... с похмелья... с похме­
ль я ... -
согласно за,кивал головой Мирон, радуясь, что на этот раз, похоже, обошлось. Вывезла кри­
вая. Но решил в этот дом сегодня не заходить. Не испытывать судь­
бу. Смахнув рукаво,м пот И огля­
девшись по сторонам, Мирон дви­
нулся вдоль трамвайных путей. Май-Маевс,кий сидел в кресле. Широкое мясистое л,ицо его было усталым. Обращаясь к Щукину, он говорил: -
Я у,верен, чтопровал киев­
ского центра -
результат не­
брежности п,одполковника Лебеде­
ва. Друг,их причин я не ви>юу. -
А как объяснить, ваше пре­
восходительство, появление в шта­
бе красных наших оперативных CBOAOKl Май-Маевский пытливо посмот­
рел на Щукина. -
Вы хотите с,казать, что у ,нас в штабе работает лазутчик крас­
HbIxl -
Так оно и есть, ваше превос­
ходительство. -
Но ведь этого вполне доста­
точно, чтобы принять вашу от­
ставку, -
тихо взорвался Май­
МаевскиЙ. -
Я rOToB подать рапорт. Май-Маевск,ий какое-то время сидел молча и, наконец, СО вздо­
хом сказал: -
Поймите меня правильно, Михаил Александров,ич: мы с ва­
ми уже достаточно работаем, и я не хотел бы на вашем месте ви­
деть другого. Я знаю, вы опытный разведчик, но посмотрите, что де­
лается. Следует один серьезный про'вал за другим. Если, как вы говорите, в штабе работает лазут­
чик, его надо выяв,иты Это крайне важно, особенно сеЙча,с. Ведь мы готовим генеральное наступле­
ние ... Май-Маевский хотел сказать еще что-то, но в это время в кабинет в·ош,ел Марков. -
Вызывали, Владимир Зено­
новичl -
Да, да, -
Май-Маевский по­
тянулся к столу, взял там ка'кие-
то бумаги, протянул их Марко­
ву. -
Павел Васильевич, отдайте зашифровать и отправить. -
Слушаюсь. Холодным и задумчивым взгля­
дом ,проводил Маркова Щукин. Когда дверь за ним закрылась, он сказал Май-Маевскому: -
Так закончим наш разговор. Владимир Зенонович... Я прини­
маю вс,е меры для того, чтобы выявить и обезвредить большеВiИ­
,стского агента. И уверен, что уже ч'ерез неск'оль,ко дней ,назову вам его имя •.. Лацис сразу п,онял, что Фролов пришел с чем-то очень важным. Глазами указал ему на стул, сам присел рядом. -
Слушаю, Петр Сергеевичl -
Несколько дней назад, начал Фролов, -
я получил со­
общение от Маркова, что в горо­
де готовится круп,ная ди,версия ... -
Ты докладывал. Безаковская, двадцать пять ... Врач? -
Да. Доктор Поляков. Мы его арестовали. Но никаких улик, его изобличающих,не нашл'и. Фролов достал из кармана лист бумаги, разгладил его на столе. -
А вчера в городе .появился небезызвестный вам Мирон Осад­
чий. Интере,совался пятью а'дре­
сами... в,от этими ... Лацис взял лист, стал вниматель­
'но' его изучать. На лбу его собра­
лись складки. -
В том числе и Беза.ковскоЙ, двадцать пять? -
удивленно спросил он. -
В том-то и дело. -
Интересно ... Оч-чень интерес-
'но... -
задумчи'во сказал Лаци,с. Он встал, несколько раз быстро прошелся по кабинету, остановил­
ся напротив Фролова. -
Осадчий где сейчасl -
Дома. На Куренёвке. -
Что собираете,сь предпри-
нятыl -
Не знаю, Мартин Янович. Пока не решил. Ситуац'ия уж больно непонятная ... Лацис снова склонился над бу­
магой. -
Александро,вская Петрищев ..• Жилянская улица -
-
Грицен-
ко... -
вполголоса перечитывал он адреса. Фролов устало кивал головой. Затем задумчиво сказал: -
А может, Щукин по этим ад­
ре.сам кого-то ищет?. Или прове­
ряет свои старые явки и аген­
туру?. Лацис резко поднял глаза на Фролова, выпрямился. -
Нет! -
и повторил снова:­
Нет, это исключается! .. Фролов вопросительно посмот­
рел на Лациса. -
Щукина я хорошо знаю, -
объяснил Лацис.- Очень хорошо. Он служил ВО втором отделе ге­
нерального штаба... Большой ма­
стер работы с агентурой... Хитер, осторожен... Нет, он не доверил бы столько своих секретов одно­
му человеку, тем более такому, как Мирон Осадчий. здесь что-то другое. Но чтоl .. Лацис подошел к широкому ок­
ну кабинета. На город опустились недобрые, свинцово-серые сумерки, и купо­
ла Софийского собора стали по­
хожими на слитки черненого се­
ребра. -
Дай характеристику этих ад­
ресов, -
тихо попросил ОН.­
ТЫ там был1 -
Был Сазонов,- Фролов взял в руки список. -
На Александ­
ровской Осадчий интересовался Петрищевым. Это бывший управ­
ляющий банком. Сейчас в его особняке детский приют ... На Бас­
сей ной расспрашивал об извест­
ном киевском кондитере Герцоге. Глубокий старик, уже давно не встает с постели... На Жилян-
ской -
знаменитый адвокат Гриценко ... год назад. Ну и о вы знаете ... в прошлом умер почти Безаковской -
А пятый адрес? -
спросил Лацис. -
На Про резной? Мирон вер­
телся возле восьмого номера. Но его там случайно спугнули. Ночь вкрадчиво вползла в каби­
нет. Так она всегда приходит ле­
том. Фролов уже перестал видеть лицо Лациса. Только силуэт его время от времени проецировался на окно и снова растворялся в го­
лубой темени комнаты. -
Может, свет зажечь? -
спро­
СИЛ Фролов. -
Не нужно. Так лучше ду­
мается ... Лацис долго ходил по темному кабинету. Молчал. Затем вдруг резко остановился и застыл, гля­
дя в одну точку. Подошел к книжному шкафу, распахнул двер­
цы. Повернул выключатель, и ка­
бинет залил яркий электрический свет. Вскоре его длинные пальцы листали какую-то тоненькую кни­
жицу. Несколько раз он удов­
летворенно хмыкнул, затем сказал Фролову: -
А хочешь, я скажу тебе, к кому шел Мирон на Про резной? .. К господину Тихомирову -
быв­
шему владельцу скаковых коню­
шен при городском ипподроме. Фролов подошел к Лацису, про­
тянул руку к книге. -
Что это такое? -
Это? .. -
улыбаясь, переспро-
сил Лацис. -
Всего лишь теле­
фонный справочник. Они сели за стол. -
Я тебе уже говорил я Щукина хорошо знаю. Хотя нас, как догадываешься, никогда не представляли друг другу... Чай пить будешь! Тогда сходи за ки­
пятком ... Только сейчас Фролов увидел на столе стакан с недопитым и уже остывшим чаем, а на четвер­
тушке бумаги -
мелко битые ку­
сочки сахара и массивное пресс­
папье, ручкой которого Лацис, ви­
димо, крошил сахар. -
Нет, спасибо, отказался Фролов. -
Ну вот ... -
задумчиво про­
должил Лацис. -
Прогремевшее в свое время дело Ленгорна помнишь? -
Ну, как же! Красивая опе­
рация! .. -
Щукин-то о ней знал ... -
Что вы говорите?! -
пора-
зился Фролов. -
Слушай дальшеl Я со Щуки­
ным столкнулся летом пятнадца­
того года. Он тогда был временно прикомандирован к жандармско­
му корпусу. А я нелегально жил под Москвой, в районе Петров­
ско-Разумовского, и у меня на квартире размещалась подполь­
ная типография ... Лацис снова пошел к окну. На улице уже было совсем темно, и он лишь увидел на черном стек­
ле свое отражение. Опершись о подоконник, продолжал: -
С помощью провокатора По­
скребухина жандармерия узнала, что кто-то из московских купцов систематически передает на со­
держание типографии значитель­
ные суммы денег. Но кто этот ку­
пец, Поскребухин никак не мог выяснить. И тогда Щукин -
впол­
не вероятно, что это был он, -
выписал из справочника «Вся Мо­
сква» адреса очень богатых тор­
говцев и почтой послал им по эк­
земпляру наших листовок -
они у него, конечно, были. Как ты до­
гадываешься, все листовки через околоточных и при ставов верну­
лись обратно. Кроме одной. Кро­
ме той, что была послана купцу первой гильдии Чичкину. А это и был тот самый Чичкин, который давал деньги на нашу типогра­
фию ... -
Все это очень смахивает на дело Ленгорна. -
Да. Вот я и подумал, а не повторяет ли трюк господин пол-
ков ник? По крайней мере с те­
лефОнным справочником я, похо­
же, угадал. -
Лацис подошел к Фролову. -
Это самый послед­
ний справочник. Одна тысяча де­
вятьсот шестнадцатого года. Смотри! На Александровской те­
лефон был только у господина Петрищева, на Бассейной -
у Герцога, а на Прорезной -
у Тихомирова ... -
Но для чего все это Щукину понадобилось 1 -
Боюсь, что это капкан, в ко­
торый мы уже влезли. -
Вы имеете в виду донесение Маркова? -
глухо спросил Фро­
лов. -
Да, -
Лацис посуровел. -
Понимаешь, последнее время мы стали хорошо информированы о делах в штабе МаЙ-Маевского. Это, конечно, не ускользнуло от внимания Щукина ... Предположим, он в чем-то заподозрил Марко­
ва... адъютант... имеет доступ к секретным документам ... Но подо­
зрение надо проверить. Для это­
го прибегает к старому и неодно­
кратно испытанному способу: подсовывает Маркову сообщение о под'готовке диверсии. С адре­
сом, взятым из справочника. Ес­
ли Марков не тот, З3 кого себя выдает, этот якобы диверсант бу­
дет арестован. -
Что мы и сделали, -
под­
твердил Фролов. -
Но как в этот вариант вписываются остальные адреса? -
Щукин может подозревать не одного только Маркова. И то­
гда каждому, кого он подозрева­
ет, подложит по донесению, ме­
няя лишь адреса... Остается про­
верить, по какому адресу про­
изведен арест. -
Похоже, вы правы. Этот ва­
риант логично вбирает в себя все известные нам события. -
Фро­
лов взволнованно прошелся по кабинету.- Но в таком случае мы подписали Маркову смертный при­
говор. Об аресте на Безаковской Мирон завтра узнает... Может, взять Мирона? -
Что ты! Наоборот! -
Лацис оживился, его голубые глаза озор­
но заблестели, а это означало толь­
ко одно: он что-то придумал. -
Наоборот, доктора Полякова на­
до немедленно освободить. И из­
виниться. Объяснить, что ошибка ... Дом на Безаковской возьмите под особый контроль. Здесь Мирон ничего не должен узнать об аре­
сте. А вот на Про резной, куда он обязательно должен прийти, пусть узнает, что господин Тихо­
миров арестован чекистами ... По­
нимаешь? 53 -
П-понимаю, -:-
не очень уве­
ренно ответил Фролов и затем тоже озорно заулыбался. -
По­
нимаю! З'а что боролись, на то и напоролись! Так, что ли? Мирон подошел к знакомому дому на Прорезной. Украдкой ос­
мотревшись, хотел было войти ВО двор. Но навстречу ему вышла дородная дворничиха в фартуке. Это было как раз то, что нужно Мирону. И он спросил: -
Не скажете, где здесь квар­
тира Тихомирова? Дворничиха неторопливо огля­
дела Мирона с головы до ног и, 'в свою очередь, спросила: -
А ты по Д,елу какому или же сродственник? -
Во-во! -
обрадованно заки­
вал Мирон. -
Сродственник. Дворничиха скорбно подперла кулаком дряблый подбородок и, к ужасу Мирона, запричитала: -
Двадцать лет жил туточки Сергей Александрович. Курицу не заобидел, не то что человека. И на тебе, злыдни проклятые! .. Мирон, воровато оглядываясь, попятился от дворничихи. -
Кол тебе в глотку! -
проси­
пел он. -
Что ты, дурная баба, орешь на всю улицу! 54 -
Так в Чеку его намеднись за­
брали, -
продолжала причитать дворничиха. Мирон ощерился и сунул руку в карман поддевки. Через несколько мгновений он уже торопливо шел вверх по Прорезной. Шел, еле сдерживая звериное желание бежать, скорей бежать отсюда. Сухо прозвучали выстрелы ... Пестро раскрашенные, похожие на матрешек фигурки, установ­
ленные на барьере тира, попада­
ли одна за одной, точно их сду­
ло ветром. Ра'внодушный солдат, обслужи­
вающий Офицерский тир, пови­
дал на своем веку всякое, но и ОН удивился, когда исчезла с барьера последняя фигурка. -
Браво, капитан! послы-
шался голос. Марков оглянулся. У него за спиной стоял Волин. -
Я думал, вы только пулеме-
том отлично владеете, -
сказал Волин, напомнив Маркову побег от ангеловцев. -
Я, господин ротмистр, до не­
давнего времени был полевым офицером. А там иной раз от владения оружием зависела жизнь, -
довольно су,хо ответил Марков. -
У нас в контрразведке, ка-
питан, тоже. -
Волин вынул свой револьвер, поиграл им в руке. -
Пари? На коньяк? Идет? -
Принимаю, согласился Марков. Солдат установил новые фи­
гурки. Волин нетерпеливо махнул сол­
дату «отойди». Стал целиться. Но выстрелить не успел. Ему на плечо легла чья-то рука. Волин недовольно поднял голо­
ву. Рядом с НИМ стоял Щукин. -
Покажите оружие, рот-
мистр, -
как-то странно попро­
сил начальник контрразведки. -
«Смит-вес СОН», -
небрежно сказал Волин, передавая ре-
вольвер. Щукин опустил револьвер Во­
лина себе в карман. -
Что все это значит, господин полковник? -
поразился Волин. Щукин ненавидящим взглядом посмотрел на Волина. -
Вы арестованы, Волин! Или как вас там! .. Волин побледнел. -
Не понимаю... Объясните мне наконец ... Это ... это ... какая-то ошибка ... Но Щукин не слушал, он ,гром­
ко позвал: -
Сюда! Взять его! .. В тир вошли два младших Офи­
цера с винтовками. Марков внимательно наблюдал за происходящим ... ПОСЛЕСЛОВИЕ и так, Марков, не раскрытый вражеской контрразвед­
кой, остается в ставке МаЙ-Маевского. Еще долгое вре­
мя командование Красной Армии будет получать из са­
мого логова врага ценные сообщения о военных планах белогвардейцев, о идущей к ним помощи интервентов, о готовящихея в нашем тылу диверсиях. Своевременная информация Маркова спасла не одну человеческую жизнь, была использована при подготовке не одной военной опе­
рации. И все же в один из дней «адъютант его превосхо­
дительства» был схвачен. Приговорен к смертной казни. И накануне казни совершил дерзкий побег из Севасто­
польской крепости ... Примерно так же сложилась в 1919 году и су дь6а Павла Васильевича Макарова, человека, который послу· жил прототипом литературного героя сценария -
Мар­
кова. В дальнейшем жизнь П. В. Макарова была столь же напряженной и полной опасностей. После побега из крепости он создает в горах Крыма партизанский отряд, во главе которого сражается до полного разгрома бело­
гвардейцев. Затем работа по заданиям органов ЧК и милиции. В годы Великой Отечественной войны -
в период временной оккупацни гитлеровцами Крыма -
П. В. Ма­
каров вновь в знакомых горах и вновь командует пар­
тизанами -
СИМферопольским партизанским отрядом. Ныне Павел Васильевич Макаров -
один из самых ува­
жаемых и известных людей в Крыму. «ДЕЛО О ПОЖАРЕ ВЭНСЕНАДА» висенте Уркихо, страхового агента пароходной компании в Ла-Плата, телефонный ЗВОНОК застал в тот момент, когда он ремонтировал дужку своих ОЧКОВ. Подслсповато прищурившись, ОН пошел на ЗВОНОК, снял трубку и через се кунду, натыкаясь на стулья, бросился к двери. Через д е сять минут ОН был уже у дежурки с т ра х овой конторы, а на двенадцатой минуте его в з волнованный профи л ь м ел ькнул в окошке машины, на бешеной скорости выр ­
в авшейся и з ворот и умчавш е й с я в сторону моря. ... Матрос докуривал сигар е ту. когда ра з дал ась коман­
да: «Отдать концы!» С д елав посл е днюю затяжку, ОН приме ­
рился И, уж е поворачиваясь спиной к морю. запустил оку­
рок з а борт. Цилиндрик сиг а р е ты, резко прочеркивая СВОй путь красной точкой огня, полетел В море. Но порыв ветра сбил окурок с параболы, и он, наскочив на поруч е нь, поте­
рял силу пол е та и упал на паклю, брошенную на палубе. « Ислас Оркадзс:. дал задни~ ход И, ворочаясь меж бортами двух соседних танкеров -
«Фрай Лунс БелтрамJO и « Гутраль te», неуклюже отвалил от прича л а. До откры­
ТОЙ воды оставалось немного, и капитан уже начал погля­
дывать -
не пора ли разворачиваться, как вдруг услышал истошный крик: « Пожар!:. Капитан « Оркадаса» не потерял присутствия духа. « Ha~aд полный!» -
скомандовал он. Но танкер, который практиче­
ски не набрал еще никакой скорости, не мог так вот сразу осилить «полный». Да если б и мог, то ушел бы от берега не так уж быстро. Команды с «Белтрама» и «Гутраля», з авидев огненные вспышки на палубе «Оркадаса:., принялись В паиике отводить свои пропитанные нефтью посудины от опасного соседа. Но это было не так-то про сто: вся га­
вань, как нарочно, была забита судами. Тогда оба танкера тоже дали «на з ад полный:.. И это была их роковая ошиб­
ка: таким образом они лишь приблизились К горящему • Оркадасу' . Яркое пламя взрыва брызнуло во все стороны, и это было все, что увидели люди на «Белтраме» и с Гутрале:'j В сле-
дующую секунду все вокруг заволокло непроглядным дымом. Когда дым ра,ссеялся, матросы увидели, что на их танкерах. тоже начался пожар, а то, что осталось от «Оркадаса:., уже догорало. Щедро политая горючим, вокруг кипела вода ... В душное марево вклинилась белая струя тугой пены: заработала береговая противопожарная служба. _ Трое суток длил ась борьба с огнем. На четвертые послед­
ний язычок пламени ЛИЗНУл воздух " словно нырнул под воду. Танкер .Ислас Оркадас. сгорел до днища. От его надстроек остались лишь локореженные огнем переборки . Четыре человека из экипажа погибли, двадцать были тяже­
ло ранены. ... Эксперт страховой конторы, сослуживец Висенте, весело хлопнул его по пл ечу. -
Ну что, старина, нас и на этот раз пронесло, а? Вина­
то их! Висенте покачал головой ", глядя на хлюпающие о волно­
рез масляни ст ые волны, тихо пробурча л: -
Сколько раз я говор ил этим хозяйчикам: « Постройте еще пару-тройку пирсов!» Так нет же, плевать они хотел и на всякие предупреждения! Оно конечно -
на это ведь рас­
кошелиться надо! Вот и вышло: присосались все трое к од­
ному пирсу, а как пожар начался, тут и забегал и ... _ Ну, а тебе -то что? -
Волнение трех дней сменилось у эксперта проф ессио нальным равнодушием. -
Разве что капитанов жалко: за то, что они пришвартовались носом, а не кормой, их, конечно, по головке не погладят. А что они могут поделать, если им с берега приказывают так стано­
виться: с носа-то налить посудину удобней,_ да и быстрей. Метрах в ста от воды бригада рабочих трудилась над огромным, в две тонны весом, бесформенным куском метал~ ла. Этот кусок был вырван силой взрыва из обшивки тан­
кера и выброшен на берег. Теперь его убирали, для того, чтобы приобщить к «Делу О пожаре на нефтеналивном тан­
кере «Ислас Оркадас» в гавани Энсенада, Аргентина:. . В. ЧЕКРИЗОВ О СТРАННЫХ СУЩЕСТВАХ, ВНЕЗЕМНЫХ УСЛОВИЯХ И ДОРОГЕ К ПОБЕДЕ НАД СМЕРТЬЮ ш н',,<Оторой Галактике некоторой Метагалак-
тики на неизвестно какой планете вознамери­
лась Смерть дочнста Жнзнь сгубить. Прочи­
тала в Волшебной энциклопедии, что белок боится жара (а без белка какая жизнь?), вскнпятила океаны, опалила сушу и лю­
буется -
все мертвым-мертво. Ан что такое? Смеет­
ся кто-то, посмеивается. Жизнь-то, оказывается, жи­
вехонька! Рассердилась Смерть, нагнала тучи метана и циана, а.ммиаком дохнула -
совсем кислорода нет ни ка­
пельки. А Жизни хоть бы что! «Погоди жl» -
подумала Смерть и высушила океа­
ны, реки с озерами тоже, а где что жидкое оста­
лось -
так то медный купорос да сулема, которой дезинфицируют. «Ну, -
решила Смерть, -
Жизни крышка». Глядь, из луж сулемы кто-то хитро подми­
гивает. Жизнь? Она самая! Не в шутку пошло дело, а всерьез. Взяла Смерть самое свнрепое, самое губнтельное -
радиацией об­
дала Жизнь. Да не какой-нибудь, а в мнллионы реит­
ген, хотя и тысяч должно было бы хватить. Дрог­
нула Жизнь, но устояла. Кинула тогда Смерть lIланет.ку в самый что ни на есть глубокий холод, что близ Абсолютного нуля, прн котором уж И атомы-то не колышутся. А Жнзнь возьми да и заслонись Смертью же. Тем и жива осталась ... Тут и сказке конец. Перекресток «Кранних условин» Н онец ли? Да и так ли уж много в этой сказке сказочного? ... Час, когда это произойдет, близнтся. Смолкнут тормозные двигатели, погаснет огненный вихрь га­
зов, и под небом другой планеты замрет тело косми ­
ческого корабля. Потом откинется люк, и человек -
вот оно, велнкое мгновение! -
шагнет в чужой мнр. Но прежде он пройдет через санитарный кордон. Человек, выходя на поверхность другой планеты, не имеет права случайно нести туда ничего живого. И точно так же он не имеет права случай,но занести оттуда в корабль ничего, что могло бы попасть на Землю и размножиться помимо его воли. В первом случае зем ные организмы, бесконтрольно проникшие на чужую планету, могут в принципе ак­
климати з ироват ься и тем самым вопреки желанию человека и зменить первозданную природу. Не мень­
ше нужно беречь и Землю от возможного проникно­
вения иных форм жизни, так как неясно, к каким последствиям это ,может привести. И поэтому санитарный кордон между планетами, по крайней мере на первых порах, должен быть стро­
жайшим. Собственно говоря, он уже существует: ведь авто­
матические межпланетные станции тоже могут пере­
нести жизнь с планеты на планету. Вот, к прнмеру, как выглядит санитарная обработка ракетного двига­
теля в изложении американского научного жур­
нала (февраль 1968 года). «Компоненты топ­
лива и двигатель подверглись шести последователь­
ным циклам 29-часовой обработки газообразиой оки­
сью этилена, нагретой до температуры 49 градусов по Uельсию. После этого дв.игатель в сухой среде при температуре 124 градуса по Uельсию был шестикрат­
ио подвергнут повториой тепловой обработке общей продолжительностью 432 часа» (18 суток!). Вот сколько за60т может доставнть одии только двнгатель. Но ведь человека ие подвергнешь такой обработке! А он несет с собой целый мир живых су­
ществ... И тем не менее его скафандр должен быть стерилЫlО чнст -
надо научиться уничтожать н самые выносливые нз мельчайших живых существ. Поэтому сейчас, как иикогда прежде, в центре внима­
ния современной науки оказалнсь те земные органнз­
мы, чьн свойства сообщают им иеобыкновенную жи­
вучесть. Какую имеН'Но? ... Белок легко свертывается. Вода, жизнь также немыслима, замерзает при сов. Что же, температурный интервал лезвия бритвы?. без которой нуле граду­
жизни уже Однако бактерии, называемые термофильными, спо­
койно живут и размножаются в горячих, чуть ли не кипящих гейзерах. А некоторые микроорганизмы способны выдержать температуру и повыше ста гра­
дусов. Так как же с белком, который обязан свер­
нуться при плюс шестидесят,и? Он и свертывается­
в пробирке. Но живой организм не пробирка. Это сложная самоорганизующаяся система: в ней беЛJ«>вые молекулы умеют защищаться. Точка замерзания воды для жизни тем более не препятствие. Настолько не препятствие, что импера­
торскому пингвину температуры, близкие к минус шестидесяти, не мешают выводить птенцов, а неко­
торые виды северных лишайников всегда живут в условиях арктических морозов. Более суровую среду на Земле трудно отыскать, но если бы она и наш­
лась, то жизнь и тут бы приспособилась. Приспосо­
билась же она к условиям Марса! (Об этом еще пойдет речь.) Камень несъедобен. Без кнслорода нельзя жить. Без воды тоже. r оворя так, мы снова недооценива­
ем возможности живых организмов. Есть существа, которые прекрасно обходятся без атмосферного ки­
слорода и даже ... не выносят его (анаэробные орга­
низмы). Без воды хуже, без воды земная жизнь дей­
ствительно немыслима. Однако воду можно не только брать, но н создавать, что и демонстрируют живые оргаНIfЗ.МЫ. Пища? А что такое пища? Сулема (кото­
рой дезинфицируют) для ИНЫХ микробов тоже пища. Растения потребляют углекислый газ, воду и соли. Микробы -
хемоавтотрофы «поедают» сернистые ми­
нералы железа, медн, каолин и граниты. Радиация безжалостно расстреливает клетки живых органнзмов. С у днвлением, однако, ученые обнаружи­
лн в воде, омывающей атомные реакторы, бактерии, которые прекрасно себя там чувствовали. И даже синюю водоросль. Воистину -
всюду жизнь! В раскаленных песках Сахары н средн ледяных полей Антарктиды; в воз­
духе близ границ стратосферы н в нефтяных сква­
жинах на глубине четырех километров. И более то­
го: земные организмы могут жить на других плане-
тах! Опыты по перенесению живых существ на Марс были поставлены в СССР и США -
лабораторные, конечно. Были воссозданы теоретически возможные тнпы марсианских условий -
и что же? Выяснилось, что в бескислородной, чисто аргоно­
вой атмосфере прекрасно прорастают семена ржи, КУ­
куру'зы, риса и огурцов. С добавлением всего двух­
пяти процентов кислорода список пополнили поми­
доры, репа, салат и другие растения. Между про­
чим, огурцы -
изрядные неженкн. В атмосфере же аргона -
земному опыту назло -
они прорастали при температуре плюс шесть-семь градусов. А уж та­
кое закаленное условиями пустынь растение, как эв­
фортия, чувствовало себя и вовсе превосходно в среде, где кислорода было 0,09 процента, давление равнялось одной десятой атмосферы, дневная тем­
пература колебалась около нуля, а почва содержала всего один-два процента воды. «Переброска на Марс,. некоторых бактерий, грибков и их спор закончилась столь же успешно: «переселенцы» благоденствовали. Это открывает невероятные перспективы. Не ис­
ключено, что когда-нибудь человечество захочет из­
меннть природные условия Марса или Венеры -
приблнзить их К земным. И вот тогда в роли пре­
образователей скорей всего выступят те самые су­
щества, о которых еще недавно говорилось в основ­
ном как о курьезах природы. По проектам советско­
го географа И. Забелина, американского астронома К. Сагана и некоторых другнх ученых, такие сущест­
ва, будучи переброшенными на другие планеты, за­
селят их, а заселив, постепенно изменят состав ат­
мосферы, смягчат климат, создадут условия, в кото­
рых человек сможет себя чувствовать как дома. Но не увлеклись ли мы фантастикой? Приспособ­
ление земных существ к иеземным условиям -
зто реально, переброска их в другие миры -
тоже ... Но чтобы они изменили облик целой планеты -
возмож­
но ли это? Не только возможно. Это уже было однажды. Существа, способные обитать в самых «крайних ус­
ловиях», оказались сегодня в перекрестье прожекто­
ров не только потому, что они могут создать неко­
торые проблемы при космических путешествиях. Че­
рез их мир, как выяснилось, сегодня проходит не одна, а множество магистралей научного поиска. По­
пробуем пройти по некоторым из них. Вот первая магистраль. На ее указателе написано: Дорога сквозь вреМ8, 80тора8 ведет 8 дpyrнм планетам ••• Дул ядовитый ветер. Среди черных, серых, олив­
ковых скал тяжеловесно ПЛЫЛИ медно-красные пото­
ки лавы. Тучи озарялнсь вспышками молннЙ ... Прнмерно так, по данным современной геологии, выглядела наша Земля в ту эпоху, когда возникла и начала развнваться жизнь. Возникла -
среди клу­
бов метана, аммнака, углекнслого газа -
в атмосфе­
ре, где не было нли почтн не было кислорода. Воздух -
тот, какнм мы его знаем, -
возник позд­
нее. Возник он уже тогда, когда органнзмы стали орга­
ннзмамн, а не примитнвными комочками органи­
ческих молекул. Они-то -
прежде всего водоросли­
н создали современную кнслородно-азотную атмосфе­
ру. Но ведь до этого жнзнь развивалась во внезем­
ной, с нашей точки зрения, среде! Долго развива­
лась -
миллнард, два, может, И больше лет. Следо-
57 вательно, она была не такой, как сейчас. Инопланет­
НОЙ, так сказать. Великий поворот не был прихотью случая. Без кислорода в атмосфере жизнь едва тлеет. С ним раз­
горается ярким пламенем, ибо кислород -
наиболее подходящее «топливо» для процессов ж,из'недеятель­
ности. Перемена стала возможной, когда часть орга­
низмов освоила эю:ргетически весьма выгодный про­
цесс фотосинтеза, в ходе которого, как известно, высвобождается кислород. Ат,мосфера стала изме­
няться, развитие пошло по новому пути. Преобразо­
вываясь, жизнь преобразовывала условия своего оби­
та'ния, ибо не толь'ко среда влияет на оргаlНИЗ'МЫ, но и организ,мы на среду, Но если при рода однажды уже провела стихийно эксперимент переделки природных условий, то что, кроме технических трудностей, может помешать нау­
ке будущего провести его вновь -
планомерно, в сжатые сроки? И вот какая еще возникает мысль. Раз на Земле когда-то не было кислорода, а жизнь тем не менее процветала, -
значит, отсутствие кислорода на дру­
гих планетах не обязательно свидетельствует об их безжизненности? Выходит, что так. Еще интересней другое. Теоретически возможна жизнь в ином, чем на Земле, химическом облике: фторсиликоновая, фторуглеродная, аммиачная, мета­
новая, водородная. Кто знает, могла ли жизнь на древней Земле развиться в одной ИЗ этих форм? И все-таки ничего такого не произошло. Все могучее разнообраз'ие земной жизни имеет в принципе еди­
ную бlИохимичес~ую основу. OJJ)HaKO ника'ких накатан­
ных рельсов в природе не существует. На Земле сти­
хийно испробовались различные варианты биохимиче­
ских процессов, чему есть немало подтверждений. Значит ли это, что углеродная жизнь -
«самая лучшая»? Или дело в параметрах земной природы, как древней, так и современной? Если в сети напря­
жение 220 вольт, то из попыток включить машину, рассчитанную на 127 вольт, ничего хорошего не вый­
дет. Так, может быть, на Земле просто было 220 «вольт», тогда как иные формы жизни рассчита­
ны на 127, 330 и так далее «вольт»? Тут есть над чем подумать. И может быть, как раз те существа, которые могут существовать в са­
мых крайних условиях, скорее других подскажут ответ. Дорога сквозь камень, которая ведет к сокровищам lIeT шестьдесят назад в Дрездене вдруг перестал о хватать воды. Резервуары не иссякли, потребителей новых не ПОЯВИАС'СЬ, магистральные трубы не проху­
Ди,\ись, однако вода текла по ним все хуже и хуже. Стали разбираться в причинах «водопроводного склероза». Конечно, ржавчина! Плотный, в несколь­
ко сантиметров слой окислов железа на стенках труб. Странная, однако, то была ржавчина -
металл труб она не трогала. Более того, изолирующий слой ас­
фальта, которым была выстлана внутренняя полость, остался цел. Приходилось ли вам наблюдать на мелком пес­
чаном дне некоторых болотистых озер и рек корич­
невый бархатистый налет? Вроде бы не водоросли и как будто не ил ... А впрочем, похоже и на то и на другое одновременно. До начала нашего века боль­
шинство исследователей так и считало: водоросли. Микроскоп различал в этом налете переплетение ка-
58 ких-то трубочек, каких-то нитей -
настоящие джунг­
ли. Необычным было лишь то, ЧТО джунгли эти бы­
ли железными. Да, да -
болотные нити состояли в основном из окислов железа. Ну и что? Мало ли на свете необычных существ, странных созданий при­
роды ... Тайну «железных ДЖУ'нглей» раскрыли С. Н. Виноградский н Н. Г. Холодный. Не ржавчина грозила оставить Дрезден без воды, не водоросли забили трубы -
сделали это железобак­
терии, удивительные бактерии, которые строят себе нитчатый домик из железа и живут в нем. Сами эти бактерии принадлежат к той самой груп­
пе хемоавтотрофов, которые рассматривают ка:мень как свою законную добычу. Одни из НИХ любят «иметь дело» с железом, другие с марганцем, третьи с серой, но в любом случае назвать их деятельность скромной никак нельзя. Знаменитое Криворожское месторождение, огромные железору дные поля в ок­
рестностях Великих североамериканских озер и мно­
гие другие созданы железобактериями. Это их доми­
ки накапливались в осадках миллионами лет. Это они «подарили» человечеству миллиарды и миллиарды тонн железа; этому бесчисле'нному сонму живых су­
шеств человечество обязано месторождениями руд. Подозревают, что марга'нцевые бакте{JИ!! тоже не отставали и что благодаря им возникли такие место­
рождения, как Чиатура, Никополь. А уж без серо­
бактерий нам и вовсе пришлось бы трудно: 90 про­
центов рудных запасов серы -
вот их вклад. По существу, каждый индивид-хемоавтотроф­
это микроскопический и весьма совершенный химико­
обогатительный завод. Серобактерии разных видов внешне похожи друг на друга не больше, чем гого­
левский Иван Иванович на Ивана НИКИфоровича. у пурпурных и зеленых особей явная неприязнь к кислороду воздуха (без которого, "как известно», нет жизни). Зато свет они обожают. У бесцветных серобактерий все наоборот. Тем не менее сущность у всех этих бактерий одна. Все они разлагают серо­
водород, высвобождая серу, которая скапливается в их телах, а затем, после их смерти, оседает на дно водоемов. Кстати говоря, если бы не серобактерии, от нашего лазурного Черного моря скорей всего шел бы запах как от выгребной ямы: его глубины зара­
жены сероводородом, но бактерии на страже -
их санитарный кордон помогает поверхност,ным процес­
сам окисления обеЗВIР!ЩИТЬ «тухлый газ». Человечество само месторождений не создает. Не нужно. Пока не нужно. Рудные месторождения в от­
личие от лесов сами себя возобновлять не могут: что взято, то не появится вновь. Конечно, Земля велика, недра ее глубоки. Но, может, в будущем выгодней окажется создавать? Охота когда-то переродилась в животноводство, собирание плодов -
в земледелие. От принципа «взять» до принципа «создать» -
тут прослеживается закономерность. Пожалуй, добыча полезных ископаемых не составит исключения. И тогда уж без наших «экзотических» существ ВИ­
димо, не обойтись. В серном озере, что в Куйбы'шев­
ской области, ежегодно «на наших глазах» хемоавто­
трофы осаждают более сорока тонн серы. Что, еСЛII вы~ести новые виды серобактерий, которые будут деиствовать в тысячи раз быстрее? То же самое про­
делать с другими хемоавтотрофами? Лет десять-двенадцать назад все это выглядело бы чистой фантастикой. Не то теперь. Буквально в по­
следние годы возникла новая отрасль науки (и тех­
ники) -
биогеотехнология, биометаллургия. У нас на у рале, в США, Мексике с помощью хемоавтотрофОВ начали добывать медь из рудничных отвалов или из месторождений, настолько бедных металлом, что об их разработке раньше никто не думал всерьез. НО и это не все. В создании искусственных места­
рождений, как уже гаварилась, пака нет астрай нуж­
ды. Это не совсем так. Есть страны, чьи недра бед­
ны тем или иным палезным искапаемым. Патr~ебнасть в искусственных местараждениях, в изгатавлении руд для таких стран -
забота сегадняшнега дня. И по­
таму са здание искусственных местараждений фактн­
чески уже началась! В Англии савсем недавнО' стали добывать серу из руды, катарой в прираде не суще­
ствует,-
из смеси талченага гипса с соламаЙ. Да­
бывать, естественна, с помащью серобактерий. Вряд ли первые опыты приручения диких живат­
ных и пасадки семян выглядели внушительней. На они изменили лица Земли и аказались этапам в раз­
витии челавечества. Не хачу правадить далека иду­
щих параллелей, на, судя па всему, мы уже вступаем в эру создания минеральных багатств, в эру преоб­
разования не талько земной паверхнасти, на и ее недр. А за этим -
и недр других планет, мажет быть! Живая при рода в руках челавека абещает и здесь стать могучей сазидающей силай. Да, са «странны­
ми» существами выгадна иметь дела ... Дорога сквозь смерть, которав ведет к победе над смертью Gыла середина восемнадцатогО' века, в чудеса уже верили мало, и ирландскогО' естествоиспытателя Нид­
хема жестоко осмеяли, кагда ан заявил, ЧТО' ему удалось оживить организм, катарый был мертв. Еще балее ста лет прошло. В 1860 гаду та же са­
мае существо -
коловратка -
внавь ачутилась на ла­
бораторном столе, чтабы атветить на вапрас: умеет ли она воскресать из мертвых? Да, этот коратенький микраскопический «червячак» умел воскресать. Колавратку мажна была высушить, а патам кипятить полчаса -
без вреда для здаравья. Ее можно была на многие месяцы лишить дыхания­
тат же результат. Ванна жидкага гелия (минус 270 градусав! ) превращала высушенную калавратку в ледянай камень, лишенный каких бы та ни была признак ав жизни. И тем не менее калавратка вас­
кресала. Она ныряла в смерть, как лиса в нару, и там атсиживалась да лучших времен. И не талька каловратке удавалась эта. Лет ста назад пришлась признать, ЧТО', краме жизни и смерти (настаящей смерти!), есть чта-та третье. Па всем внешним признакам эта «третье» таже была смертью. С тай лишь существенной разницей, чтО' пасле нее снова магла начаться жизнь. Анабиоз -
так назвали этат вид смерти. Открылся путь неслыханный и невераятный! Паду­
малась: уж не своеабразнае ли бессмертие абещает анабиаз? Если таким спасабам удастся замаразить смертельно бальнага челавека, та егО' мажно будет васкресить в другам веке, кагда на эту балезнь най­
дут управу. Невиданнае прадление жизни! Путеше­
ствие в будущее!! Пабеда над смертью!!! Ват к чему указали путь «иенармальиые» существа. Разумеется, самнения вазникли татчас. Одна дела падвергавшиеся испытаниям существа -
ани мель­
чайшие, они уникумы. Чела век же саздание крупнае, слажнае, мыслящее. Анабиаз ему несваЙствен. Как, впрачем, и другим крупным существам. Велика была радасть ученых, кагда выяснилась, ЧТО' и слажные арганизмы мажна пагружать в анабиаз. Впрочем, аб этам лучше расскажет запись, которую в 1912 гаду сделал выдающийся русский ученый П. И. Бахме',·ьев. «Начиная 2 часав 56 минут падение температуры тела летучеи мыши стала быстрее, всякую следующую минуту ана была -2,6 -2,8 -3,6 -
4,0 градуса ... Дальше я не хател ахлаждать мышь, быстра вынул ее из халаднай ванны, пола жил ее на стол. Мы все нагнулись над мышью и стали наблюдать. Она на ощупь была твердая и не паказывала никаких приз­
накав жизни. Мала-памалу крылья ее стали апускать­
ся, и вдруг в брюшной паласти показалась слабое движение: ана начала двигаться! В первnе время от радасти мы не знали, что делать .. » К чему я все это рассказываю? Вед;, сейчас уже ясна, чтО' анабиозировать человека можнu. И есть да­
же человек, каторый совсем недавно • умер» таким спосабам в США с надеждой воскресн"ть лет через пятьдесят или сто. Правда, ученые дав оль на едино­
душно заявили, что ничего хорошего из этого опыта не выйдет: рано -
наука еще не ов,\а:J,ела всеми сек­
ретами анабиоза. Овла,деет скорей всего. Не в этам дело. Дело в том ЧТО' в паследние годы необычные существа вы­
дали ~сследО'вателям новую тайнv прирады, пожалуй, еще балее по разительную, чем анабиоз. Вирус, пожалуй, самое примитивнае земное суще­
ства. Белковая оболочка и в ней нуклеиновая кис­
лота -
вот в принципе все er
r
, устройство. Ядро и орех. С величайшим тру дом ученые (Френкель-Кон­
рад и Шрамм) отделили одн,) ат другого. Разобран­
ный до молек.·л вирус, ест"ственно, перестал быть существам. На стоило саедИНИТЬ обламки, как вновь созданный вирус принялся размножаться, словно и не был груде й оскалков. Саветский исследователь Гершензон то же самое праделал с другим видом ви­
руса. На этам исследователи не астанавились. Уже два вида вируса табачнай мазаики были разабраны на части, а затем сабраны -
иначе, чем в прираде: их «ядра» паменяли местами. Вазникла навае, искус­
ственна сабраннае ие' химических малекул существа. Этат изгатавлеllНЫй руками человека вирус жил. Без бальших преувеличений мажно сказать, чтО' ученые саздали искусственнае существа. Вдахнули жизнь в та, чтО' живым не была. Эта надО' выделить: СОЗДАНО ЖИВОЕ СУЩЕСТВО. ЧТО' же дальше? И ват ана -
невераятнае, дух за­
хватывающее предпалажение! Быть мажет. в арга­
низме чела века ват так же удастся менять любые малекулы? Быть мажет, мнагие балезни, старение как раз и вызваны пар чей каких-та малекул; '1аучившись «ЧИНИТЬ» ИХ, ЛЮДИ завоюют себе, быть чожет, веч­
ную малодасть? .. От такага савсем уж сказачнога предпалажения действительна мажет закр."житься га­
лава ... И снава те же самнения. что и П[JИ апрытии ана­
биаза. Тачна те же самые' вирус -
эта адна, а че­
ловек, .. I'vIHe кажется (канечна, с этим мажн') спарить) истария анабиаза учит нас аптимизму. Ват пачему а ней нелишне вспамнить сейчас, кагда биалагия ста­
ит на параге бальших шагав, каг да многае неяснО', каг да надежды сменяются самнениями. И еще, Праблема санитарнага кардана между пла­
нетами, праекты переделки других мирав, саздание искусственных руд, преабразавание вирусав -
все эта вазникла ват-ват, все эта началась ат силы десять­
пятнадцать лет назад. Интересна, на какие еще да­
раги вь!Ведут нас эти удивительные существа в сле­
дующие десятилетия? Д. БНЛЕНКНН 59 РО&ЕР МЕРЛЬ г лавы из научно-фантастического романа .~((---­
~I! ~ . Lb I I ~ ~ ; :.;~ Севилла посмотрел на часы. Шесть. Еще час прошел. На пер­
вый взгляд в гавани ничего не происходило. Дэзи и Джим раз­
местились у борта «Кариби», Фа и Би -
в другом конце бухты. Обе пары дельфинов, затаившись, наблюдали друг за другом. Вре­
мя от времени одна из самок из­
давала пронзительный свист, на который другая, как эхо, отвечала. Севилла обернулся к Арлетт: -
Ты была здесь, когда при­
плыли Дэзи и Джим? -
Да. Без всякого предупреж­
дения Би бросилась на Дэзи и укусила ее. Дэзи в долгу не оста­
лась и ответила тем же. Эта дам­
ская баталия была прервана Джи­
мом, который несколько раз хвос­
том ударил Би, не кусая ее. Би отступила. -
А Фа? -
Фа не шелохнулся. Он оста-
вался в своем углу, а когда Би подплыла к нему, то упрекнул ее за такое поведение. -
И что же дальше? -
Дамы переговариваются, об-
мениваясь свистами. Каждая об­
виняет другую в захвате террито­
рии. Это создает видимость спора из-за места. В действительности, только Дэзи привязана к гавани, или, точнее, к «Кариби». Ведь Фа и Би только что приплыли. А вот Джим, как «дикий» дельфин, на­
верняка чувствует себя незваным гостем. Все дело в Би. Упрек, ко­
торый она сделала Дэзи в том, что та вторглась иа ее террито­
рию,-
сплошное лицемерие. Она не хочет видеть дэзи, вот и все. -
Тонкая интерпретация пове­
дения «женщины», -
с улыбкой сказал Севилла. Он смотрел на обе пары, окаме­
нело настороженные в своих уг­
лах. Свисты прекратнлись. Севил­
ла продолжал: -
В крайнем случае можно ос­
тавить все как есть, но, по-моему, это было бы неблагоразумно. По­
ка это лишь дамская ссора, ничего страшного не произойдет. Но если вмешаются самцы, можно ожи­
дать всего. Оба они почти одина­
кового роста и веса, их в самом деле почти невозможно отличить, один из них вполне мог бы убить другого. -
Что ты будешь делать? -
Предложу им компромисс. Он подошел к самому краю де­
ревянного причала и просвистел: -
Фа! Би! Послушайте! Наступила тишина, и Фа ска­
зал: -
Я слушаю. Про Д о л ж е н н е. Начало в Х. 8. ~ Днем, ~ начал Севилла, ~ вы остаетесь в гавани, ночью вы уступаете ее двум другим дель­
финам. Фа и Би обменялись едва слыш­
ными свистами, затем Фа под­
плыл на несколько метров побли­
же к Севилле и спросил: -
А куда мы пойдем ночью? -
Я вам покажу пещеру, не-
далеко отсюда. Севилла не хотел привлекать внимания людей Адамса шумом мотора и решил провести в пеще­
ру Фа и Би на веслах. Возвратив­
шись, они вытащили лодку из во­
ды и сели на доски причала. На­
ступали сумерки, но воздух был все еще теплым. -
Ты скажешь Адамсу, где они? -
спросила Арлетт. -
Нет. -
Почему? -
Я твердо решил говорить ему о них как можно меньше. -
А Питеру? -
Если положение ухудшится, будет лучше, чтобы он ничего не знал. Я говорю .Литер», но разу­
меется, это касается и Сьюзи. Мэгги не в счет, ее я завтра вы­
сылаю в Денвер. Дэзи величественно подплыла к ним, голова ее появилась над водой, и ее ласковые глаза уста­
вились на Севиллу_ В двух метрах за ней плыл Джим. Он явно ос­
мелел ... -
Кто эта самка? -
спросила Дэзи. -
Что она здесь делает? -
Она живет у меня уже дав­
но. Она уплыла, потом вернулась. Самец тоже. -
Она злая. Севилла покачал головой: -
Она ревнивая. дЭ3И обдумала его ответ иска·· зала: -
Но у меня есть самец. У ме­
ня есть Джим. И, так как Севилла, не ответив, пожал плечами, она продолжала: -
Она мне сказала, что гово-
рит на языке людей. Это правда? Арлетт рассмеялась. -
Би тоже любит пофорсить! -
Это правда, Па? -
повтори-
ла Дэзи. -
Это правда то, что она сказала? Правда. Но я не глупее, чем она! Нет, Дэзи, ты не глупая. Сегодня вечером я хочу учить язык людей. Сегодня вече­
ром, Па. Севилла засмеялся. -
Чтобы учить, надо завтра, завтра и завтра. А сегодня вече­
ром я устал. Ты не хочешь свистеть? -
Нет. Я устал. -
Но по вечерам ты свистишь со мной. -
Сегодня вечером я устал. Наступило молчание, и Дэзи сказала: Рисунки И. rОЛИЦЫНА Ты уходишь в свой дом? Да. Уже! Да. Дэзи иаполовину высунулась из воды и положила свою огромную голову на причал, между Арлетт 11 СевиллоЙ. Оии начали ласкать се. -
Я люблю тебя, Па, -
сказала Дэзи, закрыв глаза. --
Я тоже. -
Я люблю тебя, Ма, -
сказалз Дэзи со вздохом. -
Я тоже люблю тебя, Дэзи, -
ответила Арлетт. Вот уже че;ыре месяца каждый вечер Дэзи делала одии и те же признания, и каждый вечер Арлетт чувствовала себя взволнованиоЙ. Это было всегда одно и то же чувство: что-то сжимало ей грудь, какое-то внезапное умилеиие, грустная нежность, и -
она ие зиа­
ла почему, совсем в глубине ду­
ши -
страх перед смертью. Она не знала почему, но и в этот момеит ей было жаль Дэзи. В Дэзи, од­
нако, не было ничего патетиче­
ского. Оиа была молодой, крепкой, здоровой. Арлетт подняла плечи, словно вся тяжесть мира давила на иих. Что за мир, что за люди и какая мерзость! Бог знает по­
чему эти животиые так любят нас. В нас ведь нет ничего приятного. Нет, нет, тотчас же убедила она себн, я ие должна была бы так думать. Я поступаю как Фа и Би, все человечество сваливаю в одну кучу. Чудовищиый шум потряс воз­
дух. Казалось, он надвигается из­
за дома. Они подняли головы, в этот момеит появился вертолет, и иа высоте примерно в 50 мет­
ров пролетел над гаванью. Внезап­
но раздалось методическое, мощ­
ное потрескиваиие тяжелого пу­
лемета. Севилла обнял Арлетт и, накрыв ее своим телом, бросился на доски причала. Но стреляли не (10 иим, он оТ'!етливо увидел, как трассирующие пули выскакивали из воды и огнеиным пунктиром обрамляли вертолет. Вертолет на­
брал высоту, развернулся и исчез в сумерках. -
Идем, -
сказал Севилла, -
мы потребуем объяснений. Они бегом поднялись по бетон­
ной дорожке. В это мгновение по­
явился Питер и прокричал: -
Адамс радирует! Севилла отдышался, пока Пи­
тер с карандашом в руке расшиф­
ровывал радиограмму. Закончив, он вырвал из записной книжки листок и протянул Севилле. «Группа В теперь в курсе дела. 62 Опасность этой ночью. Просим вас принять на остров отряд при­
К[JЫТИЯ». Севилла взял у Питера каран­
даш и написал: «Стреляя, вы се­
бя обнаружили». Питер зашифровал, передал, прииял ответ, расшифровал его и отдал листок Севилле. «Огонь вы­
зван иеобходимостью. Группа В могла забросать гавань гранатами. Повторяю свое предложеиие». Севилла написал: «Нет. Оборо­
ну обеспечу сам». Питер зашифровал, передал ра­
диограмму и встал: -
Я был в сарае. Я подумал, что стреляют в вас. -
Я тоже, -
сказала Сьюзи. Севилла ие ответил. QH нацара­
пал на обороте последней радио­
граммы: «Отключите подслушива­
тель Эла» -
и подал ее Питеру. Питер кивиул и ушел. Севилла по­
вернулся к женщинам. -
Никто не должен звонить по телефону и зажигать свет. Где Мэгги? -
У себя, -
ответила Сьюзи. -
Пока оставьте ее в покое. Мы что-нибудь перекусим на тер­
расе и все ляжем спать на крыше. Принесите одеяла, бетон -
не пе­
рина. -
Пока еще светло, -
сказала Сьюзи, -
я пойду приготовлю бу­
терброды. Оставшись наедине с Арлетт, Севилла взял ее за руку и вы­
шел с ней на бетонную дорожку, ведущую к гавани. Арлетт впол­
голоса спросила: Разве не следовало бы оста­
вить Питера охранять порт? Следовало бы, но я боюсь. Эти люди -
профессионалы. Они могут обнаружить и убить Пите­
ра, прежде чем он их заметит. -
Убить? -
спросила глухим голосом Арлетт. Севилла посмотрел на нее: -
Убили же они Боба. Почему бы не убить и Питера? Или иас? Для этих людей человеческая жизнь ничего не значит. Ни одна, ни две, ни сто жизней. Они сде­
лают все, лишь бы заставить за­
молчать Фа и Би. А заодно и нас. До тринадцатого января. -
До тринадцатого января?·­
повторила Арлетт. Глаза ее от ужаса расширились. -
Срок ультиматума истекает тринадцатого. Когда будет объяв­
лена война, истина никому не бу­
дет нужна. Итак, у нас остается пять дней, чтобы заставить заго­
ворить Фа и Би. -
Ты рассуждаешь так, как будто заранее знаешь, что они скажут. Севилла взглянул на нее: -
Не знаю. Но догадываюсь.­
И прибавил: -
И ты тоже. -
И я тоже ... -
с трудом по­
вторила Арлетт. Мурашки пробежали у нее по коже, волосы растрепались, по спине тек пот, и в то же время она чувствовала, как холодеют ее руки. Она хотела потереть их и заметила, что руки дрожат. Она спрятала руки за спину, вьшря­
милась и приг лушенным голосом сказала: -
Прав ли ты, предлагая рас­
положиться на крыше? -
Думаю, что да. Когда мы уберем лестницу, нас нельзя бу­
Д'ет застать врасплох. Бетонный бортик защитнт нас от прицельно­
го огня. А для нас, если мы долж­
ны будем стрелять, -
это господ­
ствующая позицня. -
Слушаюсь, капитан Севил­
ла, -
с улыбкой сказала Арлетт. Но она чувствовала себя обес­
спленной, ноги ее ослабели, она была на волоске от обморока. Се­
вилла внимательно посмотрел на нее, обнял за плечи и прижал к себе. Она обмякла, уткнул ась ему головой в плечо и прошептала: -
О Генри, Генри ... -
Пойдем, -
сказал он,- приго-
товимся. Не дадим страху завла­
деть нами. Через некоторое время вся ла­
б()ратория сидела на террассе за столом и молча ужинала в насту­
павшей темноте. Мэгги была со­
вершенно обессилена. Питер и Сьюзи ни о чем не спрашивали. Они заМКНУЛIIСЬ в молчанье, ко­
торое означало: раз мы больше не пользуемся вашим доверием и даже не имеем права видеть Фа и Би, не говорите нам ни о чем, мы-то уж, конечно, не будем ста­
раться узнать, что бы там ни бы­
ло. В сгустившихся сумерках Се­
вилла едва различал их лица. Он с нежностью смотрел на них. Сьюзи, Питер-как много они для него значат! Он чувствовал себя виноватым перед ними не потому, что молчал, а потому, что подвер­
гал их опасности, их, едва начи­
нающих жить. «А Майкл? -
поду­
мал он. -
Майкл в тюрьме. Пара­
доксально, но из всех нас он, мо­
жет быть, единственный, кто оста­
нется в живых». -
Питер, -
тихо позвал ОН.-­
ЧТО они дали нам из оружия? -
Ручной пулемет, автомат, че­
тыре винтовки и гранаты. -
Кто умеет стрелять? Питер, Сьюзи и Арлетт подня­
ли руки. -
Сьюзи, умеете ли вы обра­
щаться с винтовкой? -
я стреляла из карабина с оптическим прицелом по мише­
ням. Я тоже, -
сказала Арлетт. Принцип один и тот же, Пи­
тер? Ручной пулемет или винтов­
ка? -
Безразлично. -
Ну что ж, пусть у часового будет ручной пулемет. Прожектор работает? -
Да. -
Он понадобится. Оденьтесь в темное. Принесите одеяла, по два каждому, электрические фо­
нарики, питье, бинокль, плащи н, конечно, передатчик. Стало тихо. -
Когда мы начнем устраи­
ваться? -
через неКОТО.рое время спросил Питер. -
Когда совсем стемнеет. Севилла почувствовал, что его тормошат. Он открыл глаза и ни­
чего не увидел -
ночь была без­
лунная. Питер шепнул ему на ухо: -
Четыре часа, ваш черед, все в порядке. -
Наступила тишина. Тихий, едва слышный голос Пи­
тера продолжал: -
Если вы дейст­
вительно проснулись, я пойду по­
сплю. Чертовски трудно сидеть в темноте с открытыми глазами. Дайте мне вашу винтовку. Севилла почувствовал на щеке дыхание Питера: -
Пулемет лежит на бортике крыши. Осторожно, предохрани­
тель снят. Прожектор слева от вас примерно в метре. Вытянув руку, вы дотянетесь до него. Севилла выпустил руку Питера, он слегка покачивался. Питер ти­
хим голосом продолжал свои разъяснения. Теперь лишь его ше­
пот связывал Севиллу с миром. Он испытывал странное ощущение ирреальности, ему казалось, что не Севилла, а кто-то другой про­
жил это мгновенье. -
Через несколько минут, -
сказал Питер, -
вам покажется, что вы видите на черном фоне темно-серый силуэт «Кариби». Но это лишь видимость, я в этом быстро убедился. Вы уверены, что совсем проснулись? Севилла лег на надувной мат­
рац, вытянулся: -
Идите спать, Пит, здесь сов­
сем неплохо. Он услышал удаляющиеся ша­
ги Питера, затем легкий шорох одеял, и все смолкло. Тишина по­
глотила его, и сразу же мрак по­
казался еще чернее. Ни ветерка, тепло, море такое тихое, что не слышно даже плеска волны о при­
чал. 8 января, ночь, он лежит здесь не двигаясь, в воздухе чуть сыровато, какая-то влажная ис­
тома, но цемент крыши отдает еще накопленное за день тепло. Пахнет йодом, солью и бесчело­
вечной, мертвой сухостью скал. Накануне он прожил одну из обычных ночей своей жизни. Ес­
ли он доживет до 80 лет, ему остается прожить ровным счетом девять тысяч двадцать пять дней и столько же ночей, довольно ма­
ло, в общем-то даже по самому оптимистическому подсчету. Но те­
перь уже об этом не стоило и думать; все было решено тогда, когда он понял накануне, на ка­
кой невероятный риск шел Голд­
стеин, согласившись служить по­
средником. В ту секунду он ре­
шил сказать «да», И В тот же ве­
чер после встречи с Адамсом он шагнул из будничных дней своей жизни в ночь, которая, может быть, станет последней. «Ну что ж. Главное не в том, чтобы выжить любой ценой, а в том, чтобы знать, за что умираешь. Если ме­
ня убьют этой ночью, то кто ска­
жет, удалась мне моя жизнь или нет? Кто свидетель? Каков крите­
рий? Слава? Но слава увенчивает певцов за одну лишь обаятель­
ную внешность бесталанных актеров, неумных политиков, уче­
ных-шарлатанов. Конечно, я могу сказать, что я по крайней мере что-то создал. Я человек, кото­
рый заставил говорить животных. Однако, вероятно, Прометей тоже радовался, что дал людям огонь, пока не узнал, для чего они спо­
собны его применять. Калибан в «Буре» Шекспира говорит Проспе­
ро: «Меня вы научили говорить f!a вашем языке. Теперь я знаю, как проклинать, -
спасибо и на этом». Я помню, как на меня по­
действовала эта фраза. Казалось, в ней заключена вся судьба чело­
веческая -
человек, все портящий, все оскверняющий, обращающий лучшее в худшее, мед -
в желчь, Х:lеб -
в пепел. И я тоже могу сказать: «Господи, Я научил жи­
вотных говорить, и все, что из этого извлекло человечество, -
это новое оружие для самоуничто­
жения». Правой рукой Севилла нащупал приклад пулемета. Если он услышит подозрительный шум, куда он будет целиться? По чему он будет стрелять? Он может включить прожектор, но тогда он обнаружит себя, станет мишенью. Это был вопиющнй абсурд: без света он ни на что не способен, включив свет, он будет убит. Ночь была и вправду зловеще, беспросветно темной, как и тот мир, где сейчас спят сто Bo~eMЬ-
десят миллионов американцев,­
черный, пустой, бесформенный прообраз планеты, подвергнутой атомной бомбардировке. Это бы­
ло почти немыслимо себе предста­
вить: Земля без людей, без еди­
ного человека, который мог бы думать, вспоминать о великолеп­
ных вещах, созданных людьми, или о религиях, в которые они ве­
рили, или о бойнях, которые они учиняли, -
без истории, потому что на Земле больше не будет ис­
торика. Какая чудовищная мысль для христианина. Бог, создавший человека, и сам себя уничтожаю­
щий человек, лишающий бога творения его! Индивидуальная смерть, по сути дела, ничего не значит, во всяком случае, ее мож­
но принять, как принимает ее ВI,eTHaMeц, защищая свою землю и свое достоинство, или даже как солдат морской пехоты, без вся­
ю!х идеалов, просто как профес­
сиональный риск (показывая тем самым, какое жалкое мнение у не­
го о собственной жизни). Но пол­
ное искоренение рода человече­
ского, такое, чтобы ничего не осталось: ни трудов, ни потом­
ков -
это невыносимая мысль. Впрочем, именно здесь и таится ОIlасность: никто в это не верит. Даже те, кто толкает нас к войне, неспособны представить свою собственную гибель. Смергь для них -
это всегда смерть дру­
гих. Севилла спрятал левую руку за бортик и правой рукой на мгновенье зажег фонарик: в осле­
пительном свете появился цифер­
блат его часов. Он прищурился: пять часов. Они уже не придут. Должно быть, он забылся на не­
сколько секунд, может быть на несколько минут. Он вздрогнул, услышав звук, который походил на легкий всплеск, вызываемый маленькой, натолкнувшейся на какое-то препятствие волной. Быть может, дуновение ветра, быть мо­
жет, это просто Дэзи и Джим В гавани. У дельфинов беспокойный сон. Они не перестают плавать даже во сне. Они непрерывно дви­
жутся по вертикали, поднимаясь через определенные промежутки времени на поверхность, чтобы дышать. Севилла прислушался, но во тьме было почти невозможно ло­
кализовать шум. Рядом с собой он слышал дыхание спящих, но он сразу же отмел этот звук как не имеющий значения. И теперь, когда он максимально сосредото­
чпвался, смутная и лишенная рит­
ма какофония дыханий вторгалась ему в уши, непрошеная, такая же сильная и раздражающая, как 63 радиопомехи. Снова послышался едва различимый, легкий всплеск, но доносился ли он из гавани или из какого-либо другого пункта острова? Малейшее углубление в скалах и малейшее движение во­
ды вызывали бесконечную детона­
uию. Севилла протянул руку вле­
во, натолкнулся на прожектор и ощупывал его, пока не нашел вы­
ключатель. А что, если они не в гавани, а у меня за спиной, за домом? Один луч прожектора, и они меня обнаружат, они будут видеть меня, оставаясь невидимы' ми, и тогда достаточно метко бро­
шенной гранаты. Севилла чувст­
вовал, как волнение . овладевает им, его нервы были напряжены, вспотели ладони, но в то же вре­
мя он ощущал, что отдает себе ясный отчет во всем. Держа ука­
зательный палец левой руки на выключателе, он прислушивался. Ему мешало не дыхание спящих, а какой-то более близкий, силь­
ный и ритмичный шум -
биение собственного сердца! Глухие уда­
ры сотрясали ребра и отдавались в висках. Без заметного перехода темнота за несколько секунд ста­
ла менее плотной, и теперь ему удалось различить силуэт «Кари­
би», выделяющийся на фоне мра­
ка темно-серой мачтой. Он услы­
шал отчетливо один за другим два довольно громких всплеска. Откуда доносились они? Из-за до­
ма? С причала? Из-за «Кариби»? Он положил палец на кнопку, iю не решился включить свет. И вдруг один за другим, осве­
тив порт, взметнулись два огром­
ных ослепительных снопа пламени, сопровождаемые взрывами такой силы, что Севилла почувствовал, как дом под ним заходил ходу­
ном. Он ощутил сильный удар по левой руке и почти невольно вклю­
чил прожектор. «Кариби» исчез. За спиною он услышал голоса и, не оборачиваясь, закричал: -
Не вставайте! Ползите к бортику! -
И открыл огонь. -
Куда вы стреляете? -
про­
кричал Питер у него над ухом. Не отпуская спусковой крючок, Севилла ответил: -
По протоке! Они могут уйти только этим путем! -
Между оче­
редями справа от себя он услы­
шал первые, частые трескучие вы­
стрелы винтовок. Рассвет наступал с невероят­
ной быстротой. Справа Севилла различил Арлетт, слева -
Мэгги. -
Мэгги, будьте готовы выклю­
чить прожектор. В этот момент застрекотал тя­
желый пулемет. Первые трассиру­
ющие пули упали в воду доволь-
64 но далеко от входа в узкую про­
току и начали зигзагами подби­
раться к нему. -
Адамс вступил в бой, мы не мешаем ему нашим прожекто­
ром? -
прокричал Питер. Севилла отпустил спусковой крючок. -
Нет, не думаю, но все же свяжитесь с ним ... Он сделал знак Сьюзи, и она перестала стрелять. Все равно стрелять было бесполезно -
тяже­
лый пулемет тщательно прочесы­
вал протоку, огневые пунктиры прочерчивали правильные диагона­
ли сверху вниз, снизу вверх. Но был ли это действительно эф­
фективный огонь? На какой глу­
бине пули теряли убойную силу) Он почувствовал боль в левой ру­
ке, рука кровоточила, она распух­
ла и ныла. -
Ты ранен? -
тревожно спро­
сила Арлетт. -
Пустяк, -
ответил Севилла, оглядываясь по сторонам. Он протянул руку и поднял какой-то обломок. -
Ничего, -
сказал он с иронией, -
это всего лишь кусок нашего бедного «Кариби». -
Адамс просит погасить про­
жектор и пойти взглянуть! -
за­
кричал Питер. -
Что делать? -
Ступайте, -
устало сказал Севилла. -
Опасности, во всяком случае, уже нет. «Взглянуть». Да на что там смотреть? Все молчали, пока не вернулся Питер. Так как вместе с рассве­
том поднимался туман, казалось, что ночь рассеивается темными и лохматыми клочьями. Через не­
сколько мннут высокий силуэт по­
явился на бетонной дорожке. Пи­
тер шел с трудом. Взойдя на террасу, он поднял голову и ис­
коса взглянул на Севиллу. В се­
ром утреннем свете его лицо вы­
глядело бледным и осунувшимся. Он сказал прерывающимся голо­
сом: Фа и Би ... Оба. Что? Разорваны на куски. Арлетт вздрогнула: -
Но это не ... Севилла сильно сжал ей запя­
стье, и она замолчала. -
Радируйте Адамсу, -
сказал Севилла. Адамс стоял на пристани, засу­
нув руки в карманы, опустив го­
лову. Он не успел побриться, и его подбородок и щеки казались грязными. То, что было «Кариби», представляло собой теперь при­
чудливую груду обломков. Взрыв начисто снес мачту, но весь алю-
миниевый кухонный блок покоил­
ся под водой на глубине трех метров, такой же целехонький, такой же блестящий, как будто его только что собрали. Два плов­
ца в перчатках подбирали на дне и складывали на растянутом по пристани тооте куски, оставшиеся от дельфинов. Хотя солнце едва лишь поднял ось и было свежо, сладковатый и приторный запах, исходивший от этих остатков, вы­
зывал тdШноту. Люди, вылавли­
вавшие куски в воде, старались подогнать их друг к другу, как будто играли в какую-то разрез­
ную головоломку. Когда они оши­
бались, Питер, который тоже на­
тянул перчатки, поправлял их. Белая рубашка и марлевая повяз­
ка, закрывавшая нижнюю часть его лица, придавали ему вид хи­
рурга. -
Я вижу только два трупа,­
сказал молча наблюдавшнй за всем происходящим Адамс. -
Где же Дэзи? Севилла прищурился. -
Вчера вечером, когда она приплыла в гавань, Би укусила ее и побила. -
И она удрала? Нет худа без добра. С другой стороны, она, ве­
роятно, так напугана взрывом, что вы ее не скоро увидите. Севилла покачал головой и ни­
чего не ответил, а затем про­
нзнес: -
Я полагаю, что это работа «людей-лягушек». -
Пойдемте, -
сказал Адамс.­
Здесь нечего оставаться. Они сделали несколько шагов по направлению к дому, Адамс остановился и сказал: -
А что говорят обо всем этом Питер, Сьюзи и Мэгги? -
Они ничего не понимают и пока не задают вопросов. Мэгги уезжает сегодня утром в Денвер. -
Прекрасно. Лучше держать их в стороне от всего. Он добавил, понизив голос: -
Только подумайте, какая не­
слыханная смелость! Они знали, что мы охраняем фарватер. Сделав свое дело, они почти не имели шансов уйти живыми. -
Он по­
молчал и сказал: -
Итоги пер­
вого сражения: два дельфина, два человека. -
Это ужасно, -
произнес Се­
вилла, стискивая зубы. -
Это абсурдно. И тем более абсурдно, что В так же убеж­
ден, как и мы, в том, что он вер­
но служит Соединенным Штатам. В его глазах мы предатели. А мы считаем его сумасшедшим, мы ду­
маем, что он самым безумным образом недооценивает силу ответ-
ЧИТААТЕ В &ЛИЖААШИХ НОМЕРАХ ПОВЕСТЬ НОРМАНА МЕАЛЕРА «СТАВКА НА НЕ&ЕСА» ных ударов, которые Mor.!Ja бы нам нанести страна, втянутая на­
ми в войну. Севилла посмотрел на него. .-
Даже если вам недостает свидетельства Фа и Би, разве вы не могли бы сообщить президенту о своих подозрениях относительно роли, которую их заставили сы­
грать? -
Мы это сделали. -
И о покушении на Фа и Би, поскольку оно подкрепляет ваши подозрения. -
Мы это сделаем. Но это не бvдет для него очень полезным. В' политике подозрение еще не оружие. На президента оказывают сейчас чудовищное давление. И у него нет ничего, что он мог бы со своей стороны противопо­
ставить. Даже общественного мне­
ния. Вы знаете результаты послед­
него опроса? Нет. О них сообщили вчера вече­
ром по телевидению. Пятьдесят восемь процентов американцев приемлют идею «большой войны~' в Азии. -
Это чудовищно. Адамс снова кисло улыбнулся. -
Нет недостатка в кандидатах в трупы. -
Я хотел бы задать вам один вопрос, -
сказал Севилла, внима­
тельно глядя на Адамса своими темными глазами. -
Все ли лю­
ди, работающие у вас, разделяют ваше мнение о том, что происхо­
дит и готовится? Было видно, что Адамс колеб­
лется. -
Все обстоит далеко не так. у нас есть две тенденции даже на самом высоком уровне. И одна из этих тенденций близка позиции В. -
Не исключено, таким обра­
зом, что В постоянно информиро­
вали обо всем касавшемся Фа и Би люди из вашего окружения? -
К сожалению, это не исклю­
чено, -
сказал Адамс, опуская глаза. Через мгновение он поднял взгляд, посмотрел на маленькую гавань и на пловцов, которые вы­
лезали на берег, закончив свою работу. 6 «Вокруг света» Н.9 -
Ну что же, -
сказал он. -
Во всяком случае, как бы то ни было, теперь все кончено. Севилла посмотрел на него. }' Адамса был усталый, поникший вид, и одновременно чувствова­
лось, что им овладевает какое-то странное успокоение. На земле ос­
тались считанные мирные дни, но по крайней мере он, Адамс, мо­
жет заключить свой личный ма­
ленький мир с В. Два дельфина, два человека -
это не в счет,­
разбитые чашки и блюдца в ма­
ленькой ссоре двух агентов. В вы­
играл, и теперь, поскольку В вы­
игрывал, Адамс мог спокойно присоединиться к мнению боль­
шинства. Укрыться за спиной ше­
фов. С абсолютно чистой со­
вестью. -
Должен ли я вызвать поли­
цию? -
сказал Севилла, нарушив молчание. -
Ни в коем случае, -
пото­
ропился ответить Адамс. -
Ис­
чезновение Фа и Би должно ос­
таться в тайне. -
Он добавил:­
К тому же я уже связался с по­
лицией и объяснил причины ноч­
ной перестрелки: мы обнаружили отряд кубинских диверсантов, пы­
тавшихся пробраться к берегам Флориды, и мы разделались с ни­
ми. -
И поскольку Севилла мол­
чал, он продолжал: -
Очевидно, это помешает вам получить стра­
ховую премию за «Карибю>. Но я думаю, что наше агентство смо­
жет возместить все убытки. Севилла заносчиво посмотрел на него. -
Я не прошу ничего. -
Как всегда, донкихотствуете, Севилла. И на молчание Севиллы доба­
вил: я сделаю несколько снимков мертвых дельфинов и покину вас. Хотите ли вы сохранить оружие? -
Как вам угодно. -
Оставьте его у себя хотя бы на время. Но, как мне кажется, опасность вам уже nе грозит. -
Вы собираетесь снять загра­
дительную охрану? -
Конечно, на мой взгляд, в ней теперь нет необходимости. И секунду спустя добавил: Имей я ваш остров и ваши день­
ги, знаете, что бы я сделал? Я построил бы себе противоатом­
ное убежище, прямо здесь, среди скал. Что бы ни случилось, у вас будут большие шансы выжить. Севилла взглянул на него: ка­
кой цинизмl И как это естествен­
но для Адамсаl Сто, сто пятьдесят миллионов американцев подохнут в самых диких условиях, а я, не­
смотря ни на что, я выживу. По­
тому что у меня есть деньги. А значит есть и право делать все, что угодно, с моими деньгами -
на­
пример, употребить их на то, что­
бы спасти свою шкуру во всеоб· щей бойне. И главное, вся Амери­
ка меня одобрит: во имя прав личности и свободы предпринима­
тельства ... Из остатка поленьев, лежавших в гостиной, Питер сложил костер на другом конце острова, куда никто никогда не ходил, так как там не было ничего, кроме острых камней и скал, где вода в непого­
ду бурлила, забрасывая в трещи­
ны и впадины хлопья белой гряз­
ной пены, похожей на комки хлоп­
ка-сырца. Пришлось сделать не­
сколько рейсов с железной тачкой, чтобы привезти останки дельфи­
нов и уложить их на поленья. Прежде чем разжечь огонь, Се­
вилла, бледный, со сжатыми зу­
бами, вылил туда две канистры бензина. Затем он взял в вытя­
нутую руку длинную, зажженную с одного конца сосновую ветку, поднес ее к поленьям и тотчас от­
бросил. Пламя с чудовищным грохотом взвилось до высоты од­
ноэтажного дома, раздались треск и шипение сала, горящие комки которого отлетали на несколько метров от костра. Питер и Севил­
ла инстинктивно попятились, от костра повалил поток густого чер­
ного клубящегося дыма, вспыхи­
вавшего маслянистыми синими пятнами, и, хотя они оба стояли с наветренной стороны, легкие на­
полнились отвратительным запа­
хом паленого мяса и жира. Се­
вилла видел, как Питер посмот­
рел на него и открыл рот, но он не расслышал ни звука. Севилла закрыл глаза. Время резко отступило назад. Капитан 65 г. С. Севилла, военнослужащий армии США, откомандированный в качестве переводчика на Нюрн­
бергский процесс, с ужасом слу­
шал показания свидетеля. Штурм­
баннфюрер концлагеря Кульмхоф сумел установить, действуя на ощупь, наилучшее расположение вязанок дров и идеальные разме­
ры рвов: пятьдесят метров -
дли­
на, шесть метров -
ширина, три метра -
глубина. На дне рва, по его приказу, прокладывались ка­
flавки, по которым растопленный жир стекал в чан. Пропускная способно"Сть была колоссальной. Восемь тысяч трупов за сутки. значительно больше (несмотря на сельскую простоту установки), чем пропускная способность огромного крематория в Биркенау-Освенцим. На этой гигантской фабрике смер­
ти, когда потребовалось срочно превратить в дым четыреста ты­
сяч венгерских евреев, наряду с ультрасовременным конвейером (ни секунды простоя с момента, когда две тысячи евреев вводились в газовую камеру, до тех пор, когда сорок шесть минут спустя они превращались в дым, остав­
дяя фабрике побочные продукты, методически собираемые по ходу конвейера: одежда, кольца, золо­
тые зубы, волосы, жир, предназна­
ченный для изготовления мыла) пустили в дело также с полдюжи­
ны рвов кульмхофского образца, но шли на это неохотно, скрепя сердце, из-за ремесленного разба­
заривания побочных продуктов. Эсэсовец, оберштурмбаннфюрер Рудольф Гесс, комендант лагеря Освенuим, взглянул на председате­
ля трибунала своими пустыми гла­
зами и сказал потускневшим гол')­
сом: «30 июня 1941 года фюрер предписал «окончательное разре­
шение» еврейской проблемы. Лич­
но я, господин председатель, от­
равил газом всего лишь полтора миллиона евреев, но если приба­
вить примыкающие малые экспе­
риментальные лагеря Кульмхоф, 80льцек и Треблинка, то общее количество достигнет шести ми.,­
лионов мирного населения, под­
вергнутых пыткам, раздетых, го­
лодных, отравленных газом и об­
ращенных в пепел за период с 1941 по 1945 год. Перевозки ев­
реев, предназначавшихся для Ос­
венцима, имели право первооче­
редности на всей территории Третьего рейха, они пропускались даже раньше ·эшелонов с боепри­
пасами и продовольствием, отправ­
ляемых на Восточный фронт». Гит­
лер ставил превыше всего самую гигантскую в истории операцию геноцида. 66 Сердце Севиллы сжалось, его захлестнула волна стыда. Мы со­
бираемся работать чище, гораздо чище. Одна водородная. бомба, взрываясь на высоте тридцати пя­
ти километров, выделяет столь ог­
ромное КОЛ.Jlчество тепла, что его достаточно для превращения в уголь всего, что находится в ра­
диусе от ста до ста сорока кило­
метров. Четыре водородные бом­
бы, взорвавшцеся одновременно на той же высоте, уничтожат все жи­
вое на поверхности· в сто пятьде­
сят тысяч квадратных километров .. Радиоактивное облако от .одной кобальтовой бомбы может превра­
тить в пустыню площадь, в три раза большую, чем Великобрита­
ния. Согласно нашим подсчетам, джентльмены, достаточно тридца­
ти тысяч мегатонн, чтобы уничто­
жить семьсот миллионов человек. -
Пойдемте, -
сказал Севилл·а, тронув Питера за локоть. -
Могу я задать вам несколько вопросов? -
спросил Питер. Севилла задумчиво посмотрел на него. -
Если это те вопросы, о ко­
торых я думаю, не задавайте их. Я не смогу на них ответить. Как вы понимаете, дело не в недостат­
ке моего к вам доверия, я дол­
жен так поступить, чтобы огра­
дить вас и Сьюзи от опасности, поверьте мне. Вам лучше ничего не знать. -
Но вы сами, -
сказал Пи­
тер. -
Разве вам не грозит опасность? -
Адамс думает, что нет, что все кончилось, что они удовольст­
вуются дельфинами, я же скло­
нен считать, что он ошибается. Питер расправил плечи. -
В таком случае, почему я не должен разделить этой опас­
ности с вами? Севилла положил ему руку на плечо и улыбнулся: -
Слушайте, Питер, время не терпит, вы хотите мне помочь? Тогда вот что надо сделать. -
Он опустил руку. -
Во-первых, вы возьмете резиновую лодку, отве­
зете Мэгги на материк и посадите ее в самолет. Сьюзи будет вас со­
провождать. Во-вторых, следите, не увяжутся ли за вами на ма­
терике. Смотрите в оба. Эти люди знают свое дело, им известны все секреты реле-слежки. В третьих, я дам вам чек на ваше имя, ко­
торый вы инкассируете в вашем банке. Питер нахмурил брови. -
Почему чек на мое имя? По­
чему не чек на ваше имя с дове­
ренностью, подписанный вами как обычно? -
Потому что ваш счет, Пит, я полагаю, не находится под над­
зором, чего я, по всей вероятно­
сти, не могу сказать о своем, по­
тому что я не верю в соблюдение тайны банками и потому что чек, о котором идет речь, -
крупный чек. Вы удовлетворены? Влажная стена, покрытая ра­
кушками и плесенью, выросла пе­
ред лодкой, вошедшей в низкую и темную протоку. Севилла резко развернул лодку, на этот раз вле­
во, и проскочил В рукав, такой узкий и такой низкий, что при­
шлось согнуться в три погибели. Грести здесь было уже невозмож­
но. Арлетт включила мощный электрический фонарь. Севилла, упираясь ладонями в стены рас­
селины, с трудом преодолевая встречное течение, подвигал лодку в,перед. Казалось, что лодка вот­
вот застрянет, зажатая между выступами скал. ~ Ну вот, наконец-то добра­
лись!- переводя дыхание, сказал Севилла, и лодка проскользнула в грот. Эт.о был круглый низкий просторный зал, напоминавший подземелья средневекового замка, потолок имел форму· совершенно правильного купола, кое-где сквозь трещины просвечивал синеватый свет. От фарватера грот был от­
делен лишь одной из своих стен, и, однако, требовалось больше по­
лучаса, чтобы добраться до него по лабиринту проходов. Севилла положил на место· кормовое весло, Арлетт медленно обшаривала лу­
чами фонаря поверхность воды. Ни Фа, ни Би нигде не было видно. Мрак и тишина. Вода бы­
ла спокойной, муарово-черной, и только мелкие концентрические круги продолжали разбегаться от ло,nки к стенам rpOTIl. -
Фа! Би! -
позвал Севилла. В голосе его звучало беспокойст­
во. Эхо подхватило этот зов, раз­
бивая его о своды, затем тишина снова сомкнулась, нарушаемая только звоном капель, падавших с кормового весла на поверхность воды. -
Не может· быть, чтобы они уrтлыли, ;..... сказал Севилла,­
даже если они испугались. Я не могу в это поверить. Арлетт повернулась к нему. Она продолжала светить фонарем, на­
правляя луч на подножье стены. Севилла увидел показавшийся ему крохотным ее силуэт в двух мет­
рах от себя, а слева -
ее огром­
ную тень, отбрасываемую на скалу. -
Ты не думаешь, что их мог· ли убить «люди-лягушки»? -
Нет, нет, -
сказал Севил­
ла. -
Откуда они могли узнать о существовании грота? До него трудно добраться днем, а ночью он вообще недоступен. -
Но Фаи Би могли сами ночью выплыть на фарватер. -
Это маловероятно. -
Севил­
ла покачал головоЙ.-Но если бы это и случилось, благодаря своему сонару, даже в полной темноте, они обнаружили бы пловцов на очень большом расстоянии, в то время как эти люди не могли знать, что дельфины здесь, к тому же эти люди были всего лишь исполнителями, они получили за­
дание точное и ограниченное: уничтожить все, что было в гава­
ни. Остальное их не интересо­
вало. -
Тогда, -
ответила Арлетт,­
Фа и Би испугались, взрыв при­
вел их в ужас, и они уплыли. Наступило долгое молчание. В гроте было холодно, на их пле­
чи и спины со сводов падали капли воды. -
Я надеюсь, что нет, -
ска­
зал Севилла подавленным голо­
сом. -
Боже мой, я бы не пережил этой потери. В тишине, снова наполнившей грот, было что-то мрачное. Севил­
ла ждал, притаившись, опустив голову на грудь. Странная вещь, в эти мгновенья он больше ду­
мал о судьбе двух дельфинов, чем о судьбе мира. -
Ты помнишь, -
сказал 011 вполголоса, -
как мы сменяли друг друга ночью на плоту, что­
бы Фа не чувствовал себя одино­
ким? -
Да, -
сказала Арлетт.­
Мы опускали руку в воду, и он тотчас же принимался ее покусы­
вать, а ранним утром он клал свою большую голову на плот, наклоняя ее немного набок, и смотрел на нас. Какие у него бы­
ли милые глаза, такие круглые, такие живые. Севилла слушал голос Арлетт и думал: «А теперь пора плыть обратно. Конец. Нечего больше оставаться в этой яме». Но хотя в руках у него уже было >.!ссло и нос лодки был повернут к проходу, он мед­
лил, не решаясь уплыть. Что-то сжимало ему грудь, он испытывал парализующее чувство оскудения, словно кто-то сразу и бесповорот­
ио вычеркнул главное из его жиз­
ни, то, что составляло предмет его многолетних ежедневных забот. Отчаянное беспокойство, когда Фа н Би отказывались есть, беско­
нечные часы терпеливых исследо­
ваний. б* -
Поплыли, -
наконец произ­
нес он. -
Нет смысл.а оставаться здесь. Я чувствую себя· погребен­
иым зажнво. Там, на свету, нам будет легче. Арлетт нацелила фонарь на вход в расщелину, но Севилла не пошевелился, его правая рука бес­
сильно лежала за спиной на вес· ле. Время шло. «Как странно, -
подумал <JH с горечью, -
я был так уверен утром, что сумею убедить их заговорить, я даже взял с собой магнитофон; един­
ственное, чего я никак не предпо-
лагал, -
это их бегство, а теперь всему конец. Какая чудовищная нелепость, судьба мира зависела от того, что произошло в мозгу двух дельфинов, когда раздался взрыв, от вывода, который они сделали, а теперь, верх нелепости, В постарается нас прикончить, опасаясь, что мы все-таки успели поговорить с дельфинами». -
Поплыли, -
снова сказал он, и рука его сжала рукоять весла. Окончание слеАует Перевел с французс.кого Н. РАЗГОВОРОВ 67 ХОЖДЕНИЕ В СТРАНУ «IИППЛЯНДИЮ» на плече. Впрочем, насчет татуи­
ровки в пояснительном тексте бы­
по сказано следующее: Тсо стр. 3f -
Неприкаянные, покачал старик головой и придвинул баул из желтой кожи. -
Откуда взяли, что я травой занимаюсы1 •• Травой они марихуану называют. ИЛИ ЛСД. Все равно. А иногда гово­
рят: «кирпич» или «тап». Что за «тал» -
неизвестно. Но все одно. «Траву» открыто продают. Так и написано на ВИТРИl!е: есть трава. Магазин закроют,· запретят «тра­
ву» продавать. На другой день на том же месте надпись: «Есть тап». Или: «Есть кирпич» ••• -
Ну И что ж вы о них дума е­
теl -
спросил я. -
Так ведь хорошая была меч­
та-то. Хорошая. Да ведь куда су­
нулись-то, куда сунулись? Разве против такой силищи попрешы1-­
он вскинул бороду куда-то по направлению к городу, к Юн ион­
скверу, к Гэри-стрит. -
С цветоч­
ками-то в волосах. Они сюда с любовью, с добром. А вокруг-то зло, ненависть. Они теперь с но­
жами ходят. Раньше от чужаков защищались, теперь друг от дру­
га. Наркотики. Ну и воровство пошло. И убийства. То в Нью-Йор­
ке, то здесь. Зло вокруг. Да раз­
ве против такой силищи с цветоч­
ками удержишьсяl .. я улетал из Сан-Франциско ут­
ром. В маленьком зале ожидания, откуда подвижной, на колесах, хо­
бот-коридор ведет прямо в само­
лет, сидел на поролоновых дива­
нах деловой люд в темных костю­
мах. Сидели также вездесущие американские старушки с холм и-
ками искусственных цветов на ро­
зовых париках. Все было чинно и прилично. И вдруг В этот сверкающий чи­
стотой зал вошел хиппи. Он был, как н полагалось, длинноволос, бородат и темноочкаст. На нем была цветастая рубашка навыпуск и невероятно грязные джинсы. В одной руке он держал футляр для гитары. В другой -
большую суковатую палку. Палка была из настоящего тика. Такие в Сан­
Франциско стоят по 18 долларов и 99 центов. Грязь на джинсах тоже была отличнейшего качест­
ва. Она не пачкается и не линяет. Замечательная химическая грязь. Ее наносят на штаны художники­
декораторы. Недешево стоят та­
кие замечательные штаны. Музыкант предъявил два билета первого класса. -
Кто еще с вами, сэрl -
поч­
тительно наклонил набриолинен­
ную голову служащий авиаком­
пании. Музыкант улыбнулся и похлопал рукой по футляру с гитарой. Служащий с почтением офор­
мил два билета. Приличные леди и джентльмены с немым восхище­
нием рассматривали человека в грязных джинсах. Я раскрыл цветастую книжицу, купленную в аэродромном жур­
нальном киоске. Книжица называ­
лась «Как стать хиппи. Практи­
ческое руководство». На второй странице я увидел рисунок-схему: что носить хиппи -
какие джин­
сы, какие бусы, какие сандалии, что надо нарисовать на щеке и какая татуировка рекомендуется «Настоящую татуировку, коиечио, на· носить ие имеет иикакого смысла. Во­
первых, эта операция в достаточной степени болезиеина. А во-вторых, через некоторое время, когда вам иадоест быть ХИППИ, стоит ЛИШЬ остричь воло­
сы, сбрить бороду, прииять ванну и одеться в нормальиый костюм -
и вы снова вернулись к прежней жизни. Но от татуировки вам так легко ие изба­
виться. Поэтому мы предлагаем поль­
зоваться спецп
г .IJЬНЫМ химическим за­
меиителем (смотри приложение N. 4) ... ~ На титульном листе книжицы значилась марка очень солидного, преуспевающего и в высшей сте­
пени «приличного» издательства. «Ах, мудрые джентльменыl -
подумал я. -
Ах, какие мудрые джентльменыl Ну конечно же, вы. сразу поняли, что вам нечего бо­
яться этих ребят с цветочками». Самолет поднялся. Я увидел в окно прекрасный розовый город, увидел бело-голубую каемку океана. Всего два часа назад я слушал на берегу шум прибоя. Как продавец у прилавка, океан накидывал на полированную по­
верхность песка причудливую водяную кисею и -
не нравит­
ся? -
сбрасывал, чтобы показать новую. Два босых хиппи, накрыв­
шис.. одним одеялом, стояли на мокром песке, каждый на одной ноге -
похожие на озябших ца­
пель. Тяжеловато-изящные чайки, не обращая на них никакого вни­
мания, по-хозяйски расхаживали по песку и метко били клювами маленьких крабов, запутавшихся в пене. Сан-Франциско -
Нью-Йорк DОВОРОЖJJ;ЕDDы8 тысячеметровым слоем воды, вулкан пробивался на поверх­
ность, и, глотнув воздуху, на глазах моряков набирал си­
лы, выбрасывая щедро в небо газ и пар, пепел и гигант­
ские камни. На телеграмме с борта аиглийского судиа «Шеклтои1О стояла виза I(оролевского аитарктического общества. Те­
леграмма сообщала ии мало ии МНОГО, что, находясь в южиых водах между Огнеиной Землей и Антарктидой, экипаж судиа стал свидетелем рождеиия иового острова. Случилось это 6 декабря 1967 года, ио лишь в первых чис­
лах мая, после тОго как «Шеклтои1О вериулся иа свою базу в порт Саутгемптон, рассказ моряков оттеснил сенсации­
однодневки. Океан был спокоеи, и лишь крики чаек нарушали всеобщую безмятежность. Дежурный офицер-элек­
трик, поднял к глазам бипокль. И увидел нечто странное. Из глубины океана поднялся высокий столб черного дыма. -
Он похож на гриб, -
сказал один член экипажа. -
Похоже иа пожар, -
сказал капитаи. Но то был не пожар. у берегов ледяиой Аитарктиды рождался в схватке пла­
меии н воды новый остров. Немногим людям удалось при­
сутствовать при подобном фантастическом зрелище: ведь острова, родившиеся из моря в нашу геологическую эпоху -
так же, как, например, остров Сертсей у берегов Ислан­
дии, можно пересчитать по пальцам. Спрятанный плотным 68 Вулканический гриб то сползал на одну сторону показав­
шейся из воды земли, то обволакивал другую. Но сквозь разрывы дыма уже можно было увидеть, что длина острова около километра. Берега острова все более твердели, оста­
навливая взбесившиеся волны. А лава все наползала, с грохотом ВЫПJlескиваясь в воду, и остров, как ожерельем, был окружен 9ТОЙ защитной огненной каймой. На помощь лаве скатывались с крутого конуса вулкаиа тяжелые камни Н тоже становнлнсь на стражу безымянного. Вулкан еще продолжал свою атаку, в дыме, грохоте взры­
ВОВ, в реве и шипении ОГНЯ отбиваясь от океана, когда «Шеклтон1О сменнл курс н, покряхтывая под ударамн волн, стал уходить нз опасной зоны. Вдогонку ему шлепалнсь в воду камни. Так на планете Земля появился еще один клочок суши. Долго ли просуществует он? По мнению президента англий­
ского I(оролевского антарктического общества Вивиана Фачса, есть полный смысл готовить экспедицию к безымян­
ной земле. «Думаю, .она состоится в октябре декабре, когда остров остынет», -
добавил он. с. РЕМОВ Т. ЧЕХ О В С К А Я, наш спец. корр. ~ ак в личе нового ДЛЯ вас человека, в незнакомом городе вы замечаете чер­
точки, которые потом не будете видеть. Особенно если вас ведет радостное чувство ожидания приятного знакомства, которое вот-вот состоится, а по­
ка идете куда глаза глядят, еще не торопя это будущее знаком­
ство. Идете ранним утром, когда мостовая не гремит, не звенит, не шуршит от колес и шин, а тро­
туары не переполнены, и все две­
ри закрыты, а с окон магазинов еще не сняты решетки ... Да наступило ли утро? Сум ер-
ки так густы, что трудно разли­
чить, где кончаются стены домов и начинается небо. Звезд нет. Фонари словно притушены. Чер­
ные невысокие колонны с шаром наверху бросают факельный от­
свет на фигуру воина в латах. Он прячется в нише. Сейчас он вый­
дет из нее и пойдет дозором по ночному городу, гулко ПРОСТУ­
чат шаги. Звучат. Но идет не дозор. Ху­
дой старик несет корзины с ви­
ноградом, видимо, на рынок. (,Прошу, пани, ктура година?» Рынок, оказывается, рядом. И ОН открыт черный квад-
Фото В. КОНСТАНТИНОВА рат ворот. Днем он станет шум­
ным и крикливым, пестрым от сотен ярких платков, яблочных и помидорных пирам ид, пахну ­
щим парным мясом и свежим ви­
ноградным вином. А сейчас в осторожной тишине, как призра­
ки, движутся старухи вдоль рядов с товарами, поудобнее усажи­
вается бабка перед мерчающей в тусклом электричестве гроздью луковых плетей, усаживается и развязывает узелок -
там завтрак. А на уличе еще тьма, но, может быть, она стала реже, белеют кубы бутылок с молоком -
оди­
НОКО высятся они перед дверьми 69 магазинов, ожидая, пока их вне­
сут в магазин и купят ... Решетки на окнах, решетки перед дверьми, складывающиеся днем как гармошка; брусчатка -
мозаичная или простая, четко раз­
линованная черными клетками; изящная вывеска «Кафе пiд ле­
вом»; дворник, из кружечки по­
ливающий улицу -
ИЗ одной лишь кружки без всякого вед­
ра, случайные черточки, вы­
хваченные из тьмы ... Узкая улица, поворачивая, ве­
дет вверх и еще вверх, а ря­
дом другая куда же лезет она?! -
можно заблудиться ... ∙ Но тут город, еще чужой, приходит вам на помощь: на перекрестке гудит пустой TpaMBa~. Наполнен­
ный голубоватым светом, блестя никелем и эмалью, как межпла­
нетный корабль, без грохота, тихо жужжа, подходит он к останов­
ке. И все становится на место. Номер 9, «Вокзал -
Пiдвальна». В пустом трамвае вы чувствуе'i'е себя более одиноко, чем на пу­
стой улице. Кондукторша громко объявляет остановки, поглядывая на вас. Вас невольно тянет по­
ближе к единственному пасса­
жиру. Он оборачивается. Седые виски. Спокойный, усталый взгляд. Ваш первый знакомый в городе. -
С дежурств · а? -
Так точно. С суточного. Врач.-
Так отвечают военные.­
Вы только что приехали? Го­
род понравится. Я двадцать с лишним лет здесь живу, а каж­
дое утро с удовольствием вы­
хожу на улицу. Попал впервые в сорок первом. Чужой он мне был тогда. А потом, когда осво­
бодили, родной стал ... А вы тем временем вдруг соз­
наете, что ведь он знаком вам, этот город. По книгам, фильмам ... Б памяти возникает мостовая ка­
кой·то горбатой улицы с цепоч­
кой изящных особняков по сторо­
нам. Четким военным шагом идет по ней разведчик Кузнецов на­
встречу возможной гибели, идет вершить суд над фашистским па­
лачом Бауэром. Где эта улица? -
Это улица · Ивана Фран к о. Там и памятник разведчику ... Я как-то шел, навстречу мне дев­
чушка в школьном платье, на­
искось, через улицу. Думаю, знает ли она, что идет по тем самым камням ... Но пора, пожалуй, сходить. Вы опять окунаетесь в уличный ту­
ман. Да, теперь уже не мрак, а туман, и в нем часты шаги про-
хожих. Соборы рисуются уже целиком -
устремленные ввысь, призсмленные, легкие, строгие, грузные. Изящный ренессанс, за­
носчивая готика, кудрявое барок­
ко. Дома прячутся в листве, жел­
тые листья лежат на брусчатке, их сметают с плит у домов, вы идете и идете, пока что-то не заставляет вас остановиться ... Утро тем временем уже в раз­
гаре. Туман поредел, и улицы стали длинными. На остановках полно народу, а площадь у памятника Мицкеви­
чу запружена людьми. Куцый трамвай -
не тот блестящий и просторный, а обшарпанный, старенький вагончик, -
подо­
шел боязливо к этому морю го­
лов, и на несколько минут пло­
щадь опустела. Сколько же мо­
жет вместить этот маленький трамвай! И как давно он бегает по своему ежедневному пути? Не был ли он немым свидетелем демонстраций безработных в 1936-м? Какие лозунги несли на себе его бока -
те, что днем срывала полиция, и другие, сры­
ваемые по ночам незаметно от полиции, пока не утвердились красные полотнища. Площадь снова заполнилась -
рабочие и студенты. Рядом с ва­
ми группа девушек, человек пять-шесть. Тут же, сгрудившись, начинают ежедневный утренний разговор. Одобряют мини-юбки, жалеют жену Кеннеди, хвалят местное телевидение. Одеты мод­
но, речь пересыпана ходовыми словечками. Дети нашего врем е ­
ни. А что-то есть в них и из­
вечное. Как в той теме, без ко­
торой им не обойтись: «BiH ка­
же... а я Йому ... » Такой разговор вела с подружками до замуж е­
ства и Ярославна, та самая, что в «Слове О полку Игореве» оп­
лакивала героя поэмы. Она, кста­
ти, была из этих самых мест ... С какого же завода эти дев ­
чата? Гудит автобус, как-то стано­
вится неудобно стоять зрителем, хочется ехать, куда едут все. «Вы куда, девушки?» -
«На ав­
тобусный». ... Вы видели их в Новосибирске и под Москвой, автобусы с мар­
кой «Львfв». А сейчас они идут перед вами почти непрерывной цепочкой, новенькие, только что выползшие из ворот завода, с си­
деньями, на которых сидел пока разве что предста витель отк. А т ам, за реш етчатой оградой, сколько их новорожденных, выползших отдыхать на свою пер­
вую остановку! Что же, нелегко родиться даже автобусу. « Тем более автобусу!» -
скажут вам здешни е инженеры ... Когда вы возвращает есь к центру, улица уже ослепительно ярка. Солнце высоко на небе, и листья на мостовой и на дер евь­
ях прозрачные и золотые. Люди теперь не спешат. Те, что спе­
шили, заняты делом. Пахнет пшеничным хлебом. Женщина в белом халате несет через уз­
кую улицу-ущелье деревянный лоток с булками ·. А вот площадь, где уже совсем пусто. «Площадь Ринок», -
читаете вы ... Дом, где помещалась первая почта города, дом шестнадца­
того века, дом ~oceMHa{!цaTOГO века, исторически и музеи. Не ­
простой была история этого го­
рода, стоявшего на международ-
ном перекрестке. Улицы и дома хранят память о ней. По ст ро енные искусными рука­
ми украинских «кам'енярiв», не один еще век п ростоят они, не один слой извес т ки покроет ба­
р ельефы под их карнизами, и сколько раз сменят их крыши свою че репичную чешую. Стойко перенесли эти ренессансные ст роения вторжение га за и кана­
лизации, так же естественно войдут в ИХ конструк ции и уст а­
новки для «эр-кондишна». За углом, в начале улицы, но­
вый дом, сверкающая полоса стекла тянется понизу. Пестрые иашины, пестрая толпа отражает­
ся в нем. Хороший вкус, однако, у г о родских архитекторов ест е ственно смотрятся современ­
ные дома рядом с почтенными соседями. Специалист мог бы объяснить, какие таинственные законы позволяют стоять бок о бок ажурному творению из стек­
ла и бетона и приземистому ку­
печеско му дому с портиком. Часы на башне городской ра ­
туши -
здании горсовета пока­
зывают десять. В парке около университета деревья почти со­
всем опали. Земля пылает багро­
во-желты ми пятнами. У каждого почти дерева табличка -
этому сто лет, а это стояло еще тогда, когда по Л ьвову проезжал во главе п р еоб раж ен цев царь Петр заключать с польским королем мир прот ив шведов. На улице внизу, за углом, на­
п р отив а гентства Аэрофлота оста ­
но ви лся автобус, привез пасса­
жиров с очередноro рейса. Тол­
па с чемоданами и сумками та­
щится через перекресток,. посте­
пенно редея. Несколько человек отделяются от нее и усажива­
ются на лавочке н е подалеку. Ждут, пока кто-то из них ищет такси. Говорят громко, как обыч­
но говорят на юге. Юноша в центр е. Держится так солидно, так взросло, что сразу видно он еще оч е нь молод. Откуда он приехал? С юга? Загорелый ... Разговор начался, наверное, на аэродроме, а теперь это уже спор. Скор ее оконч а ние спора. Грузный лысый мужчина­
отец? -
уверенно бросает фра­
зы, н е ожидая возражений, и, встречая их (спорит с ним паре­
нек), каждый раз удивляется и тут же радуется. Радуется, вер­
но, самому факту спора с вы­
росшим сыном. -
Ты же не знаешь условий на целине, -
говорит тот ему,....,. а потому не понимаешь -
там другая и психология. Представь , }... ... """" ~. \.' "'т р-' , себе -
там все, почти все при­
езжие. ДеСЯТI> лет человек жи­
вет -
уже старожил. Поселок -
новый, жители -
новые, профес ­
сии у половины -
новые ... Вы уже догадались, что юноша приехал с целины и скорее все­
го он с первых курсов. Спорить он еще не умеет, упрямо катего­
ричен, перескакивает с одной мысли на другую. Но вы, даже будучи не в курсе разговора,-на его стороне. Потому что чувст­
вуете -
он з н а е т, о чем гово-
рит. Да и отец, пожалуй, на стороне «противника» ... Паренек, заметив, что вы при­
слушиваетесь к разговору, меж­
ду тем продолжает, обращаясь уже и в вашу сторону. -... Ну как тебе объяснить,­
он обводит вокруг глазами, -
на­
ши улицы мощены брусчаткой. Тебе это нравится. Красиво? Да. А как дорожник, ты же знаешь, что это дорого, непроиз­
водительно, несовременно, на­
верное ... 73 Отец, тоже обнаружив в вас участника разговора, уже обра­
щается прямо к вам: -
Да, мы все здесь дорож­
ники, во Львове, -
«кам'енярi». (знаете нашего Франко?). Брус­
чатки в городе много. И по об­
ласти встречаются дороги из брусчатки. Я люблю такое по­
крытие. На века оно. Но ведь и у вас там уже есть какие-то традиции, правда? -
Последние слова его обращены уже к сыну. Две девушки идут вверх по ал­
лее обнявшись, глядя в один учебник. Что за науку «грызут» они так вот, по дороге? Вместе с девушками незаметно оказывае­
тесь вы у здания, совсем новень­
кого, однако с мемориальной дос­
кой. Необычная доска. Она сооб­
щает, что этот дом спроектиро­
ван и построен силами студен­
тов и преподавателей Львовско­
го политехнического института. Стеклянные двери нараспашку. Внутри прохладно и просторно, как во всяком здании новой ар­
хитектуры. Невысокие потолки, ленты окон. Ничем не отличает­
ся этот учебный корпус от со­
тен других таких же в стране, кроме того, что он весь, от са­
мого первого проекта, от первого камня до последней дверной руч­
ки, привернутой наспех, сделан руками учащихся здесь. Это все­
ляет в вас неожиданную гор­
дость. На вас с любопытством огля­
дывается, проходя по коридору, девушка и, тут же догадываясь, зачем вы вошли, подходит к вам. -
Мы не только здание это по­
строили. Еще целый городок для отдыха на Черном море. И об­
щежитие. Да вы зайдите на строи­
тельный факультет. Вам покажут наши проекты. -
Вы, наверное, сами на строи­
тельном? -
Нет. Я буду кибернетиком. Вы невольно УЛЬJбаетесь, пред­
ставив себе эту светловолосую круглолицую дивчину в компа­
нии роботов. А она, угадав опять ваши неквалифицированные мыс­
ли, продолжает: -
у нас на факультете тоже есть, интересные работы. Но это для специалистов. Впрочем, ма­
шина-экзаменатор вам бы понра­
вилась. А на стройке работает каждый студент, на каком бы фа­
культете он ни учился. Хотите, я провожу зас в главный корпус? И вы долго ходите и смотрите на образцы студенческих работ, внимательно вглядываетесь во фрески Яна Матейки, покрываю­
щие потолок и стены заi\а. 74 и снова обращаетесь к макетам, приборам, стендам, а потом уже в бюро ВЛКСМ к графикам, показывающим, сколько, когда, где и что ~ei\али студенческие отряды. И прикИДываете, что это все неплохая прибыль стране, ин­
ституту. Выйдя из института, вы лови­
те себя на мысли: а куда спе­
шить? Еще успеете. хорошо уз­
нать город. Еще обойдете его вдоль и поперек, побываете в знаменитом Стрийском парке. По­
падете, наконец, на улицу Пfд­
вальну, куда не довез вас утром трамвай, увидите толстенные сте­
ны арсенала. Сходите во все пять театров -
четыре украинских и один русский. Осмотрите. новые районы, узнаете, как собирают на здешнем заводе телевизоры, как, может быть, те самые ре­
бята, что час назад раЗДei\ИЛИ ваш завтрак в столовой или ука­
зывали вам дорогу к центру, создают из груды Мei\КИХ разно­
цветных «деталек» пахнущие ла­
ком изящные «средства связи» ХХ века ... Но чтобы завершить утро ва­
шего знакомства с городом, под­
нимитесь к Высокому замку, ту­
да, где за хаосом разноокрашен­
ных крыш, высится башня теле­
вышки, -
держите курс прямо на нее, пока она не окажется рядом с вами. Теперь город остался внизу, в КОТi\овине, и оттуда слышится ровный гул, а здесь -
тишина. Кажется, совсем рядом торчат верхушки остроконечных крыш соборов и церквей, между ними плоскогорья кварталов и прова­
лы улиц. Самих улиц не видно отсюда, и можно лишь по гулу до­
гадываться, что там толпа, маши­
ны -
жизнь. Но вы слушаете здешнюю тишину. Вы сейчас там, откуда ПОШei\ лежащий внизу го­
род. На какое-то мгновенье чув­
ствуете себя тем воином галиц­
ко-волынского князя, что стоял в дозоре у замка столетия назад и прислушивался, не слышно ли топота татарских коней в степи ... Иллюзию разрушает рокот при­
земляющегося поблизости на аэродроме самолета, у ворот те­
лецентра гудит машина. Город живет своим временем. А вы все стоите. Хватит, право. Ид~те снова в город, теперь уже в дневной. Или нет, постойте. Вам хорошо было в нем, уютно? Вы не жалеете об ушедшем ут­
ре? Тогда поклонитесь городу. Поклонитесь мысленно. Город поймет вас. э
того студента раскопки ув­
лекали не меньше, чем нас. Но мы были убеждены, что археологом ему не быть. Что-то другое привело его в пус­
тыню. Может, просто экзотика: бураны, барханы, вараны, джейра­
ны, караваны ... Много лет спустя я узнал, что в песках его интересовали мы сами .. Для наблюдений ему ну­
жен был замкнутый коллектив. Мы, надежно замкнутые пустын­
ным горизонтом, вполне его уст­
раивали. На раскопках он открыл и сформулировал следующий пси­
хологический закон: В КАЖДОМ КОЛЛЕКТИВЕ ВСЕГДА ЕСТЬ ЛИЦО, ОТНО­
ШЕНИЕ КОЛЛЕКТИВА К КО­
ТОРОМУ ЕДИНОДУШНО. Он перебрал в памяти все кол­
лективы, членом коих он был. Закон подтверждался! Даже в купе дальнего поезда обнаружи­
валея некто, над кем посмеива­
лись, кого перевоспитывали, об­
суждали, чьи странности вызыва­
ли у всех раздражение,. а порою, наоборот, восторг и радость. Так, например, случилось в нашей экспедиции, где эту роль играл фотограф -
чудак, балагур, все­
общий любимец. Студент пока не придумал строго научного термина, грече­
ского или латинского, и называл таких людей сначала козлами отпущения, 1"ЮТОМ дежурными чудаками. Раскопки заканчивались. Фото­
граф вместе со всеми должен был вернуться в Москву. А несколько человек во главе с самим Ше­
фом отправились в маршрут че­
рез Каракумы. Студент правда­
ми и неправдами добился, чтобы его взяли туда. Ему не терпе­
лось проверить еще один пункт своего психологического закона: ВАnЕНТНН &ЕРЕСТОВ Рассказ ЕСЛИ УI(АЗАННОЕ ЛИЦО ПО ТЕМ ИЛИ ИНЫМ ПРИ­
ЧИНАМ ВЫБЫВАЕТ ИЗ I(ОЛ­
ЛЕКТИВА, ТО I(ОЛЛЕКТИВ ИЗ СВОЕй СРЕДЫ НЕУКОСНИ­
ТЕЛЬНО ВЫДВИГАЕТ· НА ЕГО МЕСТО ДРУГОЕ ЛИЦО. Смена дежурного чудака долж­
на была произойти прямо на гла­
зах у исследователя. Фотограф вместе с нами пере­
правился через Аму-Дарью, полю­
бовался мавзолеями Куня-Урген­
ча, переночевал в песках, снял наши машины в свете зари на фоне, курящихся от ветра барха­
нов, с кем-то поругался, над . кем­
то подшутил, выдал старый анек­
дот и пропал в той стороне, где высился куня-ургенчский мина­
рет. Мы вернулись к костру, до­
пили кофе. Студент пристально вгляды-
вался в наши лица. Замкнутый коллектив. Кругом пески. Усло­
вия для наблюдений идеальные. Новый дежурный чудак не явится со стороны. Им станет один из сидящих у костра. Студент поти­
рал руки. Если он прав, то скоро выяснится, кто же из нас отмечен перстом судьбы; Он ведал истину. Он знал за­
кон, которому 'мы должны подчи­
НJlТЬСИ, сами того не подозревая. Но он не знал, что перст судьбы отметил его самого и что смо­
треть нужно не на лица, а на подметки. Слепым орудием фор­
туны был сапожник, который вче­
ра на куня-ургенчском базаре подбил студенту ботинки двумя кусками автомобильной шины с буквами и рельефным узором. Не прошло и нескольких часов, как след на песке был замечен. -
Автом'обиль шел пешком, -
улыбнулся кто-то. Студент не придал значения шутке. И напрасно! Она была грозным предвест,ием. Вечером обмеряли средневеко-
вую крепость. Архитектор обра­
тил внимание на странные следы, полюбовался их рисунком и шут­
ки ради положил рядом двухмет­
ровую рейку. Что такое? Два ша­
га pa~HЫ двум метрам! Протяну­
ли двадцатиметровую рулетку, со­
считали следы: ровно двадцать! Попросили студента отсчитать сто шагов, смерили и ахнули: сто метров ровно! Наблюдение было тут же доло­
жено начальству. Философ с мет­
ровым шагом оказался идеальным инструментом для глазомерной съемки. Заодно он носил рейку и служил масштабом при фотогра­
фировании. Всякий раз, когда нужно было заснять ворота, баш­
ню, гробницу, вал древнего арыка, 011 покорно входил В кадр и за­
стывал. -
Человек -
мера вещей, -
посмеивались мы. Через несколько дней он поте­
рял имя. Между собой мы назы­
вали его Циркулем. -
Топографическим шагом арш! -
командовал архитектор И Циркуль с рейкой на плече лихо печатал шаг по неровному гребню крепостной стены. Он де­
лал свое дело артистически и дви­
гался по прямой с четкостью лу­
натика. Сколько мы его ни про" веряли, каждый шаг Циркуля оказывался равен метру. Феномен! Крытые брезентом грузовики академической автобазы превра­
тились в машины времени. ЧТО ни день -
другая эпоха. Из крепо­
сти непокорных туркменов, кото­
рых хивинский хан в прошлом ве­
ке лишил воды, мы попадали в город, сооруженный античными рабами, оттуда -
в 'сверкающую россыпями поливной керамики усадьбу времен монгольского на­
шествия, из нее -
на невысокое плато, где стоял недостроеl:lНЫЙ Д\lорец наместника ДаРIlЯ, ПQве­
лителя пер сов. Циркуль шагал по всем этим стенам. И все, кто искал разбро­
санные по городу черепки, бусы, монеты, кто копал, кто варил ка­
шу на костре или, подняв капот машины, ковырялся .в моторе, вре­
мя от времени поглядывали на HerOt и уСмехались. Место дежурного чудака и в самом деле не осталось вакант­
ным. Гипотеза подтверждалась! По ночам Циркуль забирался в кабину, включал переноску, раз­
мышлял и вел записи. ОН зани­
малсясамоанализом, изуч~.в пере­
живания дежурного чу.zr;aка. При этом ему казалось, ч:rо ради нау­
ки он при вил себе не опасную, но довольно мучительную болезнь, вроде чесотки, и теперь следит за ее развитием. Развитие шло бы­
стро. с:Странное дело, -
думал Цир­
куль, -
каждый в отдельности со мною хорош. А все вместе они не слишком-то меня любят и даже недовольны мной». Его напарник по дежурству у костра имел основания для не­
довольства. Занятый обмерами, Циркуль дров не собирал, обед не варил, за костр.ОМ не следил, раз­
ве что мыл посуду. За это его, конечно, нельзя было считать ло­
ДЫ...Qем и тунеядцем. НО все-таки ... Циркуль ДВИГ/1.ЛСЯ больше всех и, на свою беду, все время хотел есть. Обычной порции гречневой каши ему было мало. Он выпра­
шивал добавку, а после обеда старательно выскребывал ложкою казаны. Мы не понимали этого, жадность студента раздражала нас. Вот обжора! Даже архитектор как будто бы не очень радовался, что аллах послал ему столь редкостщ)го по­
мощника. Злополучный Циркуль Рисунки Н. ХАЗАНОВА то рейку не так поставит, то циф­
ру крикнет не обернувшись, так что из-за ветра ничего не рас­
слышишь, то на середине кило­
метровой стены вдруг собьется со счета и во весь дух припустится назад, чтобы начать сначала. Ар­
хитектор приходил в ярость. Прав­
да, бедняга сбился потому, что чуть было не наступил на змею. Но эта причина не казалась нам уважительной. Недотепа I Вечно с ним что-нибудь приключитсяl В машине он сидел отдельно, ожидая, что вот-вот возникнут ка­
кие-нибудь небольшие развалины или валы СТ1РИННОГО арыка и ему одному придется выскакивать, пе­
чатать шаги, выкрикивать ц\\фры, застывать в кадре. Масштабом, на наш ВЗГЛЯД,он был не очень подходящим. Из-за его роста памятники, которые мы снимали, должны были выглядеть на фотографиях менее величест­
венными, слишком уж он долго~ вяз. Да и снимался он так, будто он вовсе не масштаб, а какая-то зна­
менитость, которую нужно запе­
чатлеть на фоне руин: причесывал­
ся, устремлял взор в объектив, по­
~ировал, обаятельно улыбался. Работа в роли измерительного прибора поневоле делала его оди­
ноким, тогда как мы обычно ра­
ботали вместе. После обмеров к нам присоединялся архитектор, спеша рассказать что-нибудь смешное про своего помощника. 3а ним с рейкой на плече плелся Циркуль. При его появлении мы, конечно, умолкали. И Циркуль пе­
рестал к нам подходить. 3ато Шеф не разделял общего отношения к нему и даже не до­
гадывался, что оно изменилось. Циркуль подружился с начальни­
ком экспедиции. Иной раз у ко­
стра, перед тем как рассказать что-нибудь интересное, Шеф обра­
щался к одному Циркулю, как будто нас и не было рядом. И кое-кто начал косо поглядывать на студента: не карьерист ли он? Впрочем, никто не задевал Цир­
куля, никто не смеялся над ним в его присутствии. Было в нем такое, что не позволяло его оби­
деть: самоуважение и какая-то печальная гордость. Мне он напо­
минал верблюда: несуразен, без­
ропотен, но исполнен достоинства, лучше его не трогать. Не думаЙ"I:е, что мы были же­
стоки. Это не так. Дай Циркуль заметить, какие страдания он ис­
пытывает из-за нас, и мы бы, на­
верное, пожалели его. Но он не позволял себя жалеть. 76 Страдая как человек, он лико­
вал как исследователь: -
ОНИ думают, что я плох, а все дело Б том, какую роль я иг­
раю в коллективе. Уйду, и мое место займет кто-нибудь из них. Он Jlедал истину, и это давало ему силы. Когда открытый им за­
кон будет известен всему миру, люди, несомненно, станут добрее друг к другу. Он\\ научатся рас­
суждать так: «Может быть, имя­
рек не столь плох, не столь смешон и странен, как нам кажется. Мо­
жет, он просто дежурный чудак, и, знач.Ит, нужно относиться к нему особенно чутко. Ведь это может СJlУЧИТЬСЯ со всяким». Постепенно Циркуль обнару­
жил, что положение дежурного чудака дает ему даже преимуще­
ства. Почти все, что он делал, вы­
глядело странным. 3ато эти стран­
ности сами' по себе оправдывали в наших глазах любой его посту­
пок. Я уже говорил, что он любил по ночам сидеть в кабине при свете переноски. Другого на его месте давно бы прогнали спать -
нече­
го, мол, жечь аккумуляторы. А Циркулю и слова никто не ска­
жет. Странный человек, что с него возьмешь? Не будь он странен, ему бы, ко­
нечно, пришлось все время прово­
дить с нами. Не бродил бы он под луной по развалинам. Не зажигал бы одинокие костры на башнях, вырывая из мрака орлиные гнезда, а под ними ржавые шкурки ежей, пыльные крылья соек, иссохшие хвостики тушканчиков, побелев­
шие панцири черепах -
остатки пиршества царя птиц. Не мог бы он так часто уединяться, мечтать, думать. -
А вдруг определенное лицо не случайно становится дежурным чудаком? -
размышлял Цир­
куль. -
Вдруг коллектив прав? Может, все это делается для того, чтобы человек получше разобрал­
ся в себе? И разобрался. Ну, конечно же, стопографическим подчеркнуло его всем остальном. умение ходить шагом» лишь неумелость во Дорвался он до экспедиционной кухни и громогласно заявил, что ему совестно без конца затруднять напарника, взялся дежурить один. И что же? Сначала он принялся печь на костре лепешки. Целый час Циркуль стоял на коленях пе­
ред сковородкой и, нелепо изгиба­
ясь, дул под нее на чадящие уг­
ли. Лепешки вышли сырыми вну-
три и совершенно черными сна­
ружи. 3атем он взял шланг икастрю­
лю и направился к бочке с водой. Кастрюля наполнилась, драгоцен­
ная влага хлынула из шланга на землю. Циркуль 'решил остановить струю, закусив зубами конец шлан­
га. Хитроумный маневр не удался. Струя хлестала в глотку Циркулю, пока тот не сообразил выдернуть шланг из бочки. В заключение он соорудил над костром довольно сложную конст­
рукцию из проволоки и черенков от сломанных лопат, повесил на нее кастрюлю с водой. Сооруже­
ние, разумеется, тут же PYXHYJlO, вода вылнлась, костер зашипел, как 3мей Горыныч. «Какие замечательные люди ок­
ружают меняl -
успел подумать Циркуль .. -
Никто ничего не ска­
зал». Да, никто ничего не сказал. Ведь мы только и ждали, что он выкинет какой-нибудь номер. Мы продолжали свой путь. Все меньше становилось бензина в зе­
леных, а воды в коричневых ме­
таллических бочках. Все меньше было ящиков с припасами и все больше -
с находками. Умывание отменили. Посуду не мыли, а про­
тирали ветошью. И все больше за­
хватывала нас пустыня. Выбитая в лессовой глине кара­
ванная тропа вилась, как русло пересохшего ручейка, то и дело ис­
чезая под желтыми чешуйчатыми хвостами сыпучих барханов. Вто­
рое, осеннее цветение ПУСТЫННЫХ кустов и деревьев, казалось бы, до корней иссушенных летним зноем. Маленькие, полупрозрачные, слов­
но 'навощенные, цветочки саксаула. Крепости, белеющие на горизонте, и поиски дороги к ним, и тревож­
. ный прерывистый рев мотора, ког­
да машина вступает в пески. Ноч­
леtи, когда три машины распола­
гаются в виде буквы сП», защи­
щая от ветра наши раскладушки, освещенные отблесками костра. Циркуль не просто любовался пустыней. Он еще и гордился в глубине души, что его, человека книжного, 'кабинетного, занесло не куда-нибудь, а в самые Каракумы. Чем труднее нам становилось, тем больший восторг по отношению к собственной персоне испытывал студент. Этот нескладный верзила научился шалманить -
ловко под­
кладывать жердь под забуксовав­
шее вдруг колесо грузовика. Он ликовал, когда ему представлялась возможность продемонстрировать свое искусство. Нас это злило: ма-
шины заст р яли в пе СJ ШХ, а о н ра­
дуется! Своей несу р азностью, св оей вос­
торженностью Цир куль мог накли­
кать на н а с беду. Он ка залс я нам источником скрыто й опас ности, не­
вольным с ообщником пуст ыни, тай­
н ы м аг ен том нев е домых с ил: того и г л я д и, с Ш!~ самим или­
п о е го м илости --
со всеми нами случ нтс я н е пре д ви де нное. По с л ед н я я кр е п ос ть д ревнего оаЗ ll с а. Оста на в лив ае мся на при­
ва" у ее подножь я. Ше ф выним а ­
ет из пла н шета нов ы й лист карты, УСLша нн о й, будто в е с н ушк а ми, рос ­
сыпь ю к () рич невых то ч е к. Вид этих точе к. о бознача ю щих пе ски, при­
вел шофе р ов в T P C Гl(;T. Они мол­
ча вытащ и ли из - под сид е ний ин­
струменты и поле3 j 1И под м ашины. Циркул ь р аспnывался в улыбке. Еще б ы! Земли древн е го ор о шення }(-:)нч или с!,. Не будет J1И т о погра­
'f,HlleCKoro ш аг а, ни о к риков арх и" T e ){:'Ci~:'i, ли JlJYTO'ICK за спи ной. Из ЦJ:,жуля 01\ !)JlЛ ТЬ п р евра ти л ­
ся в че J:овс ка, «В к а ждо м ко л ­
лек i'l ШС LL"гд а ест ь JlИЦО, о тн о ше­
нн е ксл.r:с;, J "в а j{ котором у ед ино­
душно »,-'- }(3 к фо то г р аф, с !<ото­
р ы м во е,м б ы ло ве се ло. Пусть пр идетс я по ш алма llИТЬ. Тут Цирку л ь по к ажет, что он не хуже других. И в ообще, когда че ­
J!OBeK р е шил быть не хуже других, он делает с я лу чш е. А стараясь до­
к аз ать, что он лучш е всех, ста н о ­
в ит с я х уже. Не кроется л и з а этим какой-нибудь новый психологиче­
С I\ИЙ закон? Циркуль вытащил и з машины рейку, треногу для иивелира и приготов и лся тащить их на кр е­
пость, чтобы с н ова печатать мет · р о вые шаги по крутым ст е н ам. н глядеть под ноги, и ш ев е лиТl, гу · бами, сч и тая шаг з а шагом. Стра н ­
ное дело! Ему было грустн о, что все это в последний р аз. А мы привычно готов или к ирки, лопаТbI, мешочки для нахо до к, упаковочную бумагу, пр оверял и фотоап пар аТbI, вешал и через пл е· чо полевые сумки с ин ст р умента ­
ми и д н ев никами. Арх ит е кт ор с карандащами и блокнотами в карманах комбинезо­
на, с рез инкой, болтавшейся на шнурочке, как медальон, с ящиком для ни вел ира в одной и с огром­
ной палкой в другой руке по дошел к Циркулю и встал рядом. Ему тоже бblЛО грустн о. Он поставил ящичек на песок и свобод ной ру ­
кой дотро нул ся до кос тл явого пле ­
ча пом о щник а. У Циркуля ОТ вол­
нен ия задергался небритый подбо ­
ро д о к: "ОНII все-таки л юбят меня, по дум ал он. -
За что же?» ПОСРАМЛЕНИЕ ВРАГА-АПЕЛЬСИНА о том простом факте, что Италия -
страна солнца, а самый чнстый и яр­
КИЙ символ солнца -
а.пельсин, забыт ь итальянцам не давали. Рекламы на­
поминали ПОСТОЯННО: -
Апельсины полезны ДЛЯ здоровья! -
В апельсинах масса самых важных витаминов! -
Если хотите видеть своих .петей здоровыми и сильными, кормите их апельсинами! -
Самые лучшие в мире апельсины (лучше даже калифорниАских) растут в Италии! -
Пусть не смущает вас цена отечественных апельсинов: НИЧТО не дорого для здоровья! Итак, всем итальянцам было ЯСНО: апельсины -
это манна небесная. Имен­
но непогрешимость этого лозунга, изобретенного крупными знатоками фРУКТОВ­
ОПТОВЫМИ поставщиками, ДОЛЖНО быть, и помешала общественности в з глянуть на апельсин с друго'Й: стороны. А с друго'Й: стороны, апельсин, прикинувшийся другом, оказался страшным врагом, биться с коим надобно не на живот, а на смерть. Выяснилось это нынешним летом. Дело в том, что Италия слишком богата апельсинами, не настолько, прав­
да, ч тобы -
у Д08летворить скромные аппетиты своих бедняков, но настолько зато. чт о бы а пельсины могли подорвать тонкое равновесие на сельскохозяА­
ственном рынке -
как своем, тЗ:к н общеевропейском. Апельсиновая угроза нависла над ИталнеЙ. Решительный боА коварному фрукту был дан под ДжоА а Тауро в провинции Реджо Калабрня. Если бразильское правительство против излишков кофе двинуло в свое время локомотивы, в т.опках которых ЭТИ излишки и сгорели без остатка, то ита л ьянское двинуло бульдозеры. Тысячи тонн а п ел ьсинов были собраны в мае в местечке ДжоАа Тауро. Эти то н ны образовались слеДУЮIЦИМ образом: сначала оптовые торговцы при­
де ржи вали това р на складах, ч тобы не упала на него цена, затем, обнаружив, чт о тов ар так и н е рассасыпается, ради устоАчивости все той же цены ре­
ши ли уничтожить их. В этом их поддержало и правительство, на которое ока з ывали сильное давление заправляющие Европейским экономическим сооб­
щест в ом монопол ии; ОНИ потр ебовали согласно статье 159-66 «уничтожения "311 ИШ КОВ про дуктов». Бу льдозеры успешно спра ВIfЛ ИС Ь с делом, и от их гусениц убереглись лишь ж алкие килогр а ммы а пе.ffЬС ИН О В. Убе р ег л ись, ко нечно, не сами -
это кре­
с тья не, не понимавшие, как можно т ак 110 с тупать с плодами их труда, CO ~ бр а л и их, несмо тря на окри к и бдительных полицейских, из-под гусениц тяже­
JlblX машин. ПРЕДОЛИМПИйСКИй РЕКОРД Мехико готовится к Олимпийским играм. Кто строит ГОСТИНИЦЫ, кто гото­
БИТ сувениры, а специальная ветери­
нарная служба должна в течение лета сделать прививки от бешенства 400000 собак. Ветеринары считают это первым рекордом Олимпиады. ВСЕ РАВНО ПЕРВЫй! И зОбретателем бумажных денег в Ев­
ропе был некий Иоганн Пальмструх из Риги. Образец первого выпуска эт ого «банковского талера» не дошел до иаших дней, но банкнот выпуска следующего, !662 года находился во владении Нациоиального банка Шве­
ции и хран ился там, естественно, как цениейшая реликвия. Но ие так давно «реликвия» была о великим позором развенчана: неожиданно выяснилось, что банкнот был искусной подделкой! П о ражает деловая оперативность «цеха фаJ1ьшивомонетчиков» -
им потребовался только лишь год, чтобы овладеть НОВЫМ ~ЛЯ них делом: вы­
гравировать штампы, создать обору­
дование. ОСВОИТЬ технику печати и иаладить массовый выпуск поддель­
ных денег! В XVII веке! Казалось бы. реликвия развенчаиа. Однако Национальный банк Швеции дорожит ею не менЬШе: ведь ОН владеет ПЕРВЫМ фальшивым баик­
нотам мира. ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ пВон.руг сввmа
и
, 1886 год ИСКУССТВЕННbIй ДОЖДЬ Недавно в Австралии открыт способ искусственно вызывать дождь во время засухи. Исходною точкою ЭТОГО от­
крытия послужили наблюдения метео­
рологов, констатировавших тот факт, что продолжительная пушечная пальба во время сражений всегда сопровож­
дается резкими изменениями в состоя­
нии верхних слоев атмосферы: небо заволакивается тучами, разрешающими­
ся более или менее сильным и про­
должительным дождем. Отсюда до мысли -
применить взрывчатыe веще­
ства для воздей ст вия на верхние воз­
душные слои оставался один только шаг, который в настоящее время и сде­
лан. Способ, о котором идет речь, чрезвычайно прост: при помощи балло­
на поднимае'тся на воздух более или менее значительный заряд динамита, который там и взрывается, причем 78 ДОМ, КОТОРЫй ПОСТРОИЛ ЭТЬЕН ... Пр ообраз первого сооружения, кото­
рое вы видите на снимке, МОЖНО найти на одной из лондоиских площадей: это зиамеиитый Биг Беи. Вторая мод ель -
не менее знаменитая Пизанская башня в Италии. А стоят они на крыше дома парижского каменщика Этьена Симона, который (как очеиь хочется хозяину) будет отныне не менее знаменитым. Поживем -
увидим. происходит сильне йшее сотрясение ат­
мосферы, сгущение разреженных водя­
ных паров и в конечном результате дождь. Опыты, произведенные в этом направлении. дали, как утверждают, весьма удовлетворительные результаты. САМОВОЛЬНАЯ ПРИПИСКА К ТЕЛЕГРАММЕ Телеграфист Гамсон в Лондоне привлечен недавно к суду по весьма комическому поводу. Купец Смит те­
леграфировал своему приятелю в Вор­
честер: «Поздравляю С рождением восьмого ребенка», а Гамсон по полу­
чению депеши прибавил к не!! от себя'. «но теперь и довольно». Вскоре затем Смит осведомился у своего приятеля. получил ли он телеграмму, и приятель вместо всякого ответа предъявил ее в подлиннике. Узнав при этом случае от Смита, что приписка СJ.\елана не им. оскорбленный отец подал иск на те­
леграфиста. На суде Гамсон оправды­
вался тем, что дал только добрый совет: восьми детей, по его мнению, вполне достаточно. Судья отвечал ему МУНИЦИПАЛИТЕТ БЛАГОДАРИТ ГНОМОВ Дир екция одного из брюссельских парков завела новый аттракцион-ур­
ны в виде забавных ГНОМ.ИКОВ с ог­
ромными корзинами. Когда в корзину бросают мусор, гномики открывают рот и произносят: «Большое спасибоl» Слух о вежливых гномах распростра­
нился по всему Брюсселю, и к парку потянулись многочисленные (в основ­
ном несовершеннолетние) жители, гру­
женные разнообразным утилем. Через некоторое время оказалось, что четырех грузовиков, которые ежедневно выво­
зили сор из парка, недостаточно. При­
шлось вызвать на подмогу пятый, по­
том шестой. Директор распорядился выставить сторожей, чтоб те останавливали юных утильщиков, таскающих в парк ста­
рые газеты, ящики, коробки. Как ре­
зультат --
в прочной ограде появились лазы, дыры, подкопы ... Зато муниципалитет доволен -
ули­
цы вокруг парка стали чистые-чистые ... ОБМАН С СЮРПРИЗОМ Итальянец Антонио Мате оти приоб­
рел в Египте дешевый «туристский» сувенир -
резную фигурку из черного гранита. Антоиио показал фигурку ра­
ботникам музея в Каире. Здесь-то и обнаружился явиый «обман» -
стату­
этка, по мнению специалистов, была подлинным портретом юиого фараона Тутанхамона, царствовавшего тридц ать три столетия назад. Покупателям древностей обычно со­
ветуют: «Будьте осторожны». Иной раз это можно посоветовать и продавцам! на это: «Никто вашего мнения не спра­
шивал. Если бы такое вмешательство оставалось безнаказанным, то какой­
нибудь холостяк-телеграфист легко мог бы приписать к поздравлению с обру­
чением слова: «лучше, впрочем, не вы­
ходите замуж». Присяга обязывает вас ничего не выпускать, ие прибав­
лять и не изменять. При суждаю вас к денежной пене в 50 шиллингов». Гамсон тотчас же внес деньги, 110, как неисправимый грешник, подошел к ист­
цу И сказал ему пер'ед уходом: сА восьми детей все-таки достаточно». А ДЕСЯТЫй-ТО РЕБЕНОК ... т щетно убеждал Яан Массис жите­
лей голландского города Дельфта в ТОМ, что изобретенный им эликсир делае т зубы тверже стали. Тогда Массис решился иа отчаянный поступок: ОН вызвался зубами прота­
щить на три метра трамвай. Чтобы трамвай не был СЛИШКОМ легким, в нета сели десять человек. Мзссис упер­
ся, поднатужился, н... трамвай мед­
ленно пополз. Победа! Победа? Нет, недоверчивых горожан, зубы съевших на всяких рекламных трюках, это не убедило. -
Тоже фокус, -
говорят они, десятый ~ то пассажир был ребенок! Рисунки В. ЧИЖИКОВА КА!( ЖИВЕТЕ, ЦАРЬ ЗВЕРЕR? На нескольких лЬВОВ в национальном парке Серенгети (Танзания) были на­
деты специальиые ошейиики с транзи­
сторными передатчиками. Поступившая ниформацня позволила заключить, что главной отличительной чертой царя зверей является... лень. Один из львов, например, за двадцать одии день про­
шел лишь около ста десяти километ­
ров. На сои у него уходило по два­
дцать часов в сутки. ВОТ она, «львиная доля»! КАК НЕКОГДА В !(АЛАВЕРАСЕ Первое место на междуиародном чем­
пионате по прыжка м в американском городке Эиджелз !(емп (США) занял участиик, преодолевший высоту в 5,5 метра. Не миого ли? Смотря для кого! Этот чемпионат происходил среди лягушек ... ЧТОБ НЕ СБИТЬСЯ С ПУТИ н нззванию каждого японского тор­
гового судна обязательно присоеди­
няе тся иероглиф смару". Вперево де он означает круг. !(огда-то иа иосу каждого пару с ник а япоицы изображали два глаза -
вери­
ли. что с такими гnазами суд но не собьется с пути. Потом иачали /рисо­
вать упрощеиио круг. Потом стали пририсовывать' круг к названию. И на­
конец, рисунок заменили соответствую­
щим иероглифом, который так и остал­
СЯ в названиях японских судов. РАЗВОЗ!(А ПИСЕМ НА ВЕЛОСИПЕДЕ давно уже высказывал ось многими желание. чтобы велосипеды употребля­
ли для полезиых целей; теперь это желание осуществится в Австрии. Авст­
рийское министерство торговли сделало запрос министерству почт и телегра­
фов: может ли оно применять велоси­
педы для развозки писем и телеграмм. Дире кция почт и телеграфов находит, что велосипеды особенно удобны для собира ния писем из почтовых ящиков и для развозки их от одного почтового отделения до другого. а также для развозки повесток и посылок. .Выгода при этом будет та, что сократится рас­
ход на содержание лошадей и что раз­
возка писем будет производиться скорее, неж ел и пешим почтальоном. Но прежде чем дать 0rBeT министерству торговли, IlOчтовая дирекция намерена произвес­
ти опыты с велосипедами. Кроме того, 011 а собирается обратиться с запросом к полиции: не будут ли трехколесные велосипеды мешать движению пешехо­
цов и экипажей на улице. ОСТОРОЖНЕЕ -
ПЛОЩАДКА ДЛЯ ГОЛЬФА! &еспреце деит ный случай в истории гольфа произошел в гольф-клубе Эль­
синора в Дании. Один из игроков, не­
кий Бьерглунд, обладавший великолеп­
ным ударом, послал мяч в воздух и сразил на лету... УТКУ, имевшую lIе­
осторожность пролетать в ста метрах от площадки. Несчастная жертва была вручена сторожу клуба, по традиции имеющ ему монопольное право на охо ­
ту в этих местах. АЗБУКА С СЕРОЙ При помощн спичечных коробок, lIа которых изображены буквы и предме­
ты, чьи названия начинаются с этих букв, эквадорское правительство соби­
рается бороться с безграмотнО"стью. Идея неплохая, писала одна из эква­
дорских газет, беда только, что кре­
стьянии-индеец, приходя раз в м е­
сяц в город на ярмарку, покупает одну-единственную коробку спичек -
больше ему не по карману. А в испанском алфавите. как назло, . двадцать восемь букв ... ВЫСИЖИВАRТЕ СПОКОRНО н а окраине Бирмингема, прямо у бензоколонки, свило гнездо семейство экзотически розовых фламинго. Когда местная газета сообщила об этой ново­
сти, многие ее читатели для проверки информации лично отправились на ме­
сто происшествия. Любители природы обступали гнездо таким плотным коль­
цом, что городские власти распоряди­
лись установить возле гнезда специаль­
ный полицейский пост, «чтобы дать флаМIIНГО возможность спокойно выси­
живать отложенные яйца». 79 • 9 СЕНТЯ&РЫ988 СОДЕРЖАНИЕ ю. ЛЕКСИН -
3а 8ерхоянским хребтом Г. ЕРЕМИН -
Больwая загадка Австралии л. ОЛЬГИН -
Галереи Арнемленда За.гадки, проекты, открытия НАДИР САФИЕВ _ На гребне весны ю. ЕФИМОВ -
Однополчане РОДЕРИК ФИНЛИСОН -
Тотара ГЕНРИХ БОРОВИК -
Хождение в страну "Хиппляндию» ПЬЕР РОНДЬЕР -
«Зеленый ад» или кладовая сокровищl ДУИЛИО ПАЛОТЕЛЛИ -
Завтра они умрут ОЛЕГ ИГНАТЬЕВ -
На аукционе -
Амазония ПАТРИК БРАУН -
Богатство, которое держит за горло ОЛИВЬЕ ПЕККЕ -
То был миньокао •.. Фармацевтика по-хиваро ИГОРЬ БОЛГАРИН, ГЕОРГИJiI СЕВЕРСКИJiI -
Адъютант. его восходительства В. ЧЕКРИЭОВ -
«Дело О пожаре вЭнсенада» пре-
Д. БИЛЕНКИН -
О странных существах, внеземных условиях и 2 8 12 13 14 18 22 25 32 34 34 42 43 46 48 55 дороге к победе над смертью 56 РОБЕР МЕРЛЬ -
Разумное животное 60 С. РЕМОВ -
Новорожденный 68 Т. ЧЕХОВСКАЯ, В. КОНСТАНТИНОВ -
Львов. Осень. Утро. 69 ВАЛЕНТИН БЕРЕСТОВ -
Дежурный чудак 74 Посрамление врага-апельсина Пестрый мир Листая старые страницы Как чуть не исчезло доброе племя римских извозчиков Н а пер в о й с т р а н и ,Ц е о б л о ж к и: 77 78 78 80 !JЕНТРААЬНАЯ МЕКСИКА, воскресный базар в ~opoдe Таско. Главный редаитор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о й к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ(заместитель главного редактора), П. Н. РЕШЕТОВ, Ю. Б. САВЕНКОВ' (ответственный секретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. чИЧКОВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховской Рукописи не возвращаются. Технический редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ. Наш адрес: Москва, А-30, Сущевская, 21. Телефон для справоК 251-15-00, доб. 2-29; отделы: «Наша Родина .. -
4-09; иностранный -
2-85; литературы -3-58, 3-93; науки -3-38; писем ~ 2-68; иллю-
страций -3-16; приложение «Искатель. -
4-10. Сдано в набор 10/VII 1968 г. Подп. к печ. 22/VIII 1968 г. А04635. Формат 84х 108'/,.. Печ. л. 5 (усл. 8,4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2 700 000 экз. Заказ 1340. Цена 60 коп. Типография изд-ва ЦК БЛКСМ «Молодая гвардия •. Москва, А-30, Сущевекая, 21. КАК ЧУТЬ НЕ ИСЧЕЗJlО ДОБРОЕ ПJlЕМЯ РИМСКИХ ИЗВОЗЧИКОВ -
Коккьере! Сколько до Пьяц­
ца ди Спанья1 -
Пять монет! -
Ты с ума соwел, извозчик! Хватит и трех! -
Трех, говорите1l да за та­
кие деньги моя лоwадь с места не стронется! Не нравится -
идите пешком! (Разговор у римского вокзала Термин и в 1868 годУ) В один прекрасный день на улицах Рима появился первый автомобиль. а через очень корот­
кое время их сразу стало много. Они наполняли переулки Бечно­
го торода сизым дымом. Они кашляли. Они чихали. Шоферы D марсианских шлемах и клетчатых гольфах, подпрыгивая на неудоб­
ных сиденьицах, кричали извоз­
чикам издевательские слова, ког­
да норовистым <<лорен-дитрихам. удавалось обогнать лошадь. Но зачастую своевольные ма­
шины выходили из повиновения. Чумазые шоферы, влезши по пояс в мотор ИЛИ высунув ноги из-под автомобильного брюха, прятали глаза от проезжих из· возчиков. А те, благодушно раз­
валясь на облучке, говорили се­
докам: -
Бот видите, эччеленца, раз· ве можно положиться на эти штучки? Помяните, эччеленца, мое слово, скоро они исчезнутl Но они не исчезли. Их стано­
вилось все больше, вопящие маль.чишки уже не бегали за ни­
ми, и вообще уже ни для кого они не были в диковинку. Потом авто запрудили проспек­
ты. Столпились на площадях. Бы­
тянулись вдоль тротуаров в пере­
улках. И самые зловредиые из них -
с фонарем, на котором написано «TAXI., -
были созда­
ны специально для того, чтобы извести под корень древнее пле­
мя извозчиков. По крайней мере так казалось самим извозчикам. Теперь у них было много досу­
га. Слишком много. Они корота­
ли его в воспоминаниях о c.jIaB∙ ном прошлом и В жалобах на' не­
дружелюбное настоящее. Извозчики были вооружены од­
ним: терпением. А что им еще оставалось? На некоторые улицы их даже вовсе не пускалиl Авто­
мобили же мчались все быстрее: дома, люди, памятники вихрем проносились за окном. Но разве можно приезжать в Рим для того лишь, чтобы заклю­
чить сделку или добиться приема в министерстве? Рим надо видеть. Надо почув­
ствовать его века. Искупать лицо в лучах его солнца. -
Коккьере! Сколько до Пьяц­
ца ди Спанья1 -
Полторы тысячи лир! -
Ты с ума соwел, извозчик! Тысяча лир -
кrасная цена! -Тысяча лир1 Даэа такие деньги моя лоwадь с места ие стронется! Не нраllИТС" -
берите такси! (Разговор у римского вокзала Термини в 1968 году) с о '" с) ос) 111 :: CII :r 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
395
Размер файла
94 526 Кб
Теги
1968
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа