close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1968-10

код для вставкиСкачать PDF 79,01 Mb
10 
196 8 
ОКТЯБРЬ 
..... 
-
ВСТУПАЯ В СОЗНАТЕЛЬ· 
НУЮ ЖИЗНЬ, МОЛОДЕЖЬ 
ПОД РУКОВОДСТВОМ ПАР· 
ТИИ ИДЕТ ДОРОГОй ОТ· 
ЦОВ, ПРОДОЛЖАЕТ 
-' 
РЕВО· 
ЛЮЦИОННЫЕ ТРАДИЦИИ, 
ПРИУМНОЖАЕТ МАТЕРИ· 
АЛЬНЫЕ И ДУХОВНЫЕ 
БОГАТСТВА НАШЕГО ОБ· 
ЩЕ  С Т В А. КОММУНИСТИЧЕ· 
СЕ ~ :1 АРТИЯ, СОВЕТСКИй 
H,d,l∙ 
Д 
ГОРДЯТСЯ ГЕРОИ· 
ЧГ u й ПОЛУВЕКОВОй ИС· 
Т 
~ ЛЕНИНСКОГО КОМ· 
CL. 
А, 
СЛАВНЫМИ 
ДЕ. 
ЛАl\'.н:i НАШЕй МОЛОДЕЖИ, 
ПРОЯВИВШЕй НА ВСЕХ 
ЭТАПАХ РЕВОЛЮЦИОН. 
НОй БОРЬБЫ И СОЦИА· 
ЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИ· 
ТЕЛЬСТВА БЕЗЗАВЕТНУЮ 
ПРЕДАННОСТЬ 
ИДЕЯМ 
КОММУНИЗМА. 
(Из Постановления Централь· 
ного Комитета КПСС 
.0 
под· 
готовке к 100·летию со дня 
рождения Владимира Ильича 
Ленина.) 
1968 
.~BE 
ВOКP1~ 
ТА 
If! 
10 
ОИТЯ&РЬ 
~VPHa~ основан в 
186/ 
гооу 
НАУЧНО-ХУ ДОЖЕстаЕННЫЙ 
ЕЖЕIIЕСIIЧНЫЙ ЖУРНАЛ 
uн 
апис 
.. 
ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИНЛIOЧЕНИЙ и ФАНТАСТИИИ 
дорогой 
ЧИТАТЕ~Ы 
ПОЗДРАВЛЯЕМ ТЕБЯ 
С 
ПРАЗДНИ­
КОМ 
-
50-ЛЕТИЕМ ВСЕСОЮЗНОГО 
ЛЕНИНСКОГО КОММУНИСТИЧЕСКО­
ГО 
СОЮЗА 
МОЛОДЕЖИ! 
Этому славному 
юбилею 
посвящаются 
очерки, 
рассказы, 
новеллы, фотоочер­
ки, 
репортажи 
номера: 
-
о первооткрьmателях золотых рос­
сьшей 
Якутии, 
-
о 
людях, 
укрощающих огненные 
смерчи 
нефтяных пожаров, 
-
о комсомольцах-подпольщиках, дей­
ствовавших в оккупированном городе 
в трудный 
41-й 
год, 
-
об исследователях-астрономах,чья 
мысль 
проникает 
за 
тридевять га­
лактик, 
-
о журналисте, 
три раза 
облетевшем 
Землю, 
-
о 
патриотах 
Вьетнама, обороняю­
щих 
легендарный мост Хамжонг, 
-
о человеке, 
бежавшем из ада и 
про­
шедшем через 
раскаленную пустыню 
в 
борющийся 
Аден. 
2 
Сегодня 
у 
нас в гостях ветераны 
комсомола. 
Иван Васильевич Ком зин, Герой Со­
циалистического 
Труда, 
профессор. 
Николай Александрович Соколов-Со­
коленок, генерал-лейтенант 
авиации. 
Никита Федорович Карацупа, Герой 
Советского 
Союза, 
полковник 
запаса. 
Виктор Александрович Карасев, Ге­
рой Советского 
Союза, 
вице-президент 
общества советско-венгерской 
дружбы. 
Василий 
Михайлович Сенюков, два­
жды лауреат 
Государственной 
премии, 
доктор геолого-минералогических наук. 
Георгий 
Никитич Холостяков, Ге­
рой Советского 
Союза, 
вице-адмирал. 
И. КОМЗИ 
Н, 
Герон Соцнапнстнческоrо 
Труда, профессор 
редставьте себе: ор­
кестр 
-
в стужу! На Ура­
ле мороз за тридцать 
дело обычное. Попро­
буй что-нибудь выдуть 
из трубы 
-
губы к мед­
ному мундштуку пример­
зают... Но самодеятельные оркестранты тогда, на 
строительстве Магнитки, все равно каждое утро вы­
ходили как на работу. Выстроятся перед бараками 
и побудку устраивают нам, строителям. На весь 
день темп задают. Чаще всего играли марш из 
фильма «Встр-ечный» 
-
заразительная мелодия! 
И 
глядишь, 
земля 
под киркой вроде 
бы 
помягче 
стала, 
и 
ребята-катали быстрее забегали 
с 
тачками. 
Оркестр тот запомнился мне на всю жизнь 
... 
И 
еще 
-
самый первый день на Магнитке 
... 
Мы 
высыпали из теплушек на конечной станции 
со всем багажом: у кого деревянный чемодан, 
кто просто 
с 
сундучком. Выскочили из вагонов, 
а станции, оказывается, никакой 
и 
нет. Бескрайняя 
полынная степь 
и 
вдалеке 
-
гора. Дождь к вече­
ру зарядил. Самые домовитые соорудили шалаши 
из 
одеял 
и 
прутиков. В вагончик, изображавший 
станцию Магнитогорск, набилось 
людей 
до преде­
ла. Девушки сварили из дождевой воды чай. 
Кружек нашлось всего четыре или пять. Тогда кто­
то шутя предложил: 
-
Разопьем кружку дружбы! 
Так, передавая друг другу жестяную кружку, 
непрерывно подваривая чай (благо дождь не пре­
кращался и воды было вволю), провели 
мы 
первую 
ночь. 
Молодость 
этих JПOдей 
совпала 
с 
мо· 
JIОДОСТЬЮ комсомола 
-
боевого аван· 
гарда нашей МОJIодежи, верного по· 
мощника 
и 
надежного 
резерва 
Комму· 
нистической 
партии 
в борьбе 
за 
тор· 
жество JIенинского дела, 
за 
победу 
коммунизма. 
Такие, как они, по 
призыву 
па~тии 
сражались в гражданскую воину, 
СТРОИJIи 
вместе со всей страной наши 
первые 
ПРОМЬJIПJIеииые ГlП'аиты, созда· 
ваJIИ мощный фJIОТ 
и 
авиацию, охра· 
НЯJIИ наши границы, защищали Родину 
в трудные годы ВеJIИКОЙ Отечественной 
войны, ИСCJIедовали недра 
и 
открываJIИ 
богатейшие месторождения, 
и 
УЧИJIИСЬ, 
УЧИJlИсь, чтобы 
двигать вперед 
совет· 
скую науку 
..• 
Мы ПОПРОСИJIИ наших гостей расска· 
зать 
о днях 
их 
КОМСОМОJIЬС.КОЙ юности. 
... 
Вторую строящуюся домну Магнитки решили 
назвать «Комсомолкой». Здесь работали лучшие 
из 
лучших. Сюда 
приходили с 
других участков, чтобы 
просто посмотреть на акробаТОВ-В8!?холазов. 
А 
те 
невозмутимо восседали между небом и землей 
(кауперы, 
к 
примеру, приходилось клепать почти 
в ста метрах над землей), и 
ни 
дождь, 
ни 
штор­
мовой ветер не 
могли 
согнать 
их с 
высоты. Лишь 
в конце 
дня, 
выполнив суточный план, верхолазы 
спускались вниз и ШЛИ в контору. Здесь передови­
кам вручали особые талоны, которые давали пра­
во сидеть в середине обеденного зала, за спе­
циальными столами ударников. В столовой встре­
чало объявление-меню: 
«1. 
Суп 
мясной, 
каша -пшенная. 
2. 
Борщ 
краснофлотский, рыба жареная. 
Ударникам 
-
по 
выбору и вне очереди». 
Продрогших 
музыкантов Магнитки и волжские 
стужи 
1955 
года, когда вступала в строй Волж­
ская ГЭС имени В. 
И. 
Ленина, 
я с особой 
нежно­
стью вспоминал уже недавно на берегах Нила. 
Пустынный 
зной, 
казалось, готов 
был 
расплавить 
пески, в которых работали строители Асуана. Те­
перь уже отчаянная жара экзаменовала и новую 
советскую технику и самих гидростроителей 
... 
... 
Двадцатипятитонные самосвалы, урча, подстав­
ляют кузова 
под 
огромные ковши экскаваторов. 
Бульдозеры полируют песчаные 
поля, 
играючи пе­
редвигают 
горы. 
грунта. 
А 
у меня встают перед 
глазами веселые ребята-катали, бегущие 
со 
своими 
тачками. Три десятилетия пролетели, словно лента 
в кинематографе. 
А 
если 
бы 
мне вдруг сегодня вручили комсомоль­
скую путевку? 
Я принял бы 
ее 
с 
восторгом и поехал 
бы 
вновь строить 
-
куда угодно... Жаль, правда, 
что 
ни 
один комитет 
комсомола 
не может сбавить 
нам, старым комсомольцам, хотя 
бы 
четверть века 
... 
Н. СОКОЛОВ·СОКОЛЕНОК, 
rеиереп-пеАтеиеит евиеции 
ы, 
большевики, вообще 
говоря, народ, который 
умеет бороться, не ща­
дя 
своей 
жизни, 
и то 
иной 
раз 
с 
«завистью» 
смотрепи на героев, 
ко­
торых давал тогда 
ком­
сомол, 
-
так Сергей Миронович Киров говорил 
о 
тех, кто уже в 
17-19 
лет в трудные 
годы 
граждан­
ской 
войны становились командирами и комиссара­
ми 
полков и дивизий. О том времени, когда никто 
не удивлялся этому. 
И 
когда память ставит тебя в 
строй тех лет девятнадцатилетним 
комиссаром, 
снова видишь 
молодых 
командиров полков 
-
Василия Чуйкова и Аркадия Гайдара, комдива, 
мос­
ковского комсомольца Альберта Лапина и 
многих, 
многих 
других 
... 
Но 
кончилась гражданская война. 
И 
нас, вчераш­
них 
бойцов и командиров, партия призвала 
учиться. Учиться строить коммунизм. Учиться защи­
щать его. 
Страна начала создавать свой воздушный флот, 
и 
был 
брошен призыв: «Комсомолец 
-
на самолетl» 
Я попросил 
напраllИТЬ меня в академию Жуков­
ского, 
чтобы получить высшее инженерное и 
об­
щее образование. 
Тогда 
мы 
нашу учебу называли на военный лад 
ПОХОДОМ 
в науку. 
Но 
это 
был 
скорее какой-то от­
чаянного темпа 
марш-бросок 
в науку. Преподава­
тели не делали никаких 
скидок 
на прошлые за­
слуги: перед 
лицом 
науки 
были 
равны все. Вспо­
минаю такой случай. Сдавал 
я 
-
это 
было под 
Новый 
год 
-
экзамен 
по 
дифференцмалъному 
ис­
числению. Короткий диалог 
с 
профессором. Вроде 
все в порядке. Еще одна «перебежка» 
-
и 
можно 
сказать, что 
я 
в «мертвом пространстве»... 
И 
тут 
неожиданно «флаНГОВI;oIЙ" вопрос. 
Из 
области чуть 
ли 
не школьного курса тригонометрии. «Окопался» 
я, 
молчу. 
Садитесь,-                 говорит профессор. 
-
Кола ста­
вить не буду 
-
все-таки два ордена на груди. 
Даю вам полгода на подготовку. Через полгода 
будете сдавать мне весь курс тригонометрии. Сда­
дите 
-
через неделю спрошу весь курс дифферен­
циального исчисления 
... 
Эти полгода 
я 
спал, как сейчас 
помню, по 
шесть 
часов раз в трое суток. 
Так 
проходил 
наш 
бой 
за науку. 
Мы 
вышли' побе­
дителями: в огне Великой Отечественной 
про 
веря­
лись потом и наши знания и наше умеНИЕ: 
... 
... 
СеЙчас 
я 
могу только смотреть в небо 
или 
быть 
пассажиром в небе. 
Но 
белоснежная полоса ухо­
дящего в стратосферу самолета 
для 
меня и 
моих 
сверстников 
-
это след великого похода 
к 
верши­
нам знаний, который не кончится никогда. 
Ю. л Е К С 
И Н, наш спец. 
корр. 
• 
111' 
усклым раскаленным камнем всходит 
красное обмороженное солнце. Подо мной 
два 
этажа 
JUtутС'Кой гостиницы 
и 
вечная 
мерзлота. Сколько ее? Сто? Двести метров? Крас       ­
ный камень солнца не движется 
за 
окном. 
Во мне оживает голос моего соседа. Он уехал 
вчера, сейчас опуС'Кает где-нибудь в мерзлоту хруп­
кие гирлянды термометров, смотрит на 
датчики. 
В этом его 
работа, 
он 
младший 
научный сотрудник 
института мерзлоты, составляет карту температур 
.сфинкса 
•• 
Он рассказывал о мерзлоте в темной комнате, 
ночью. Так рассказывают страшные сказки. Страш­
ные 
и 
не очень. 
-
Тут 
во дворе, в университете, 
дыра 
есть,-
кровать его заскрипела в темноте. 
-
Музейная 
дыра. Ее всем показывают. 
-
А 
что там, в дыре? 
-
не утерпел 
я. 
Видите 
ли, я с 
детства верю: если 
уж 
в сказке 
есть дыра, то в ней что-то должно 
быть. 
Это 
уж 
точно. 
-
Один купец давно когда-то хотел мерзлоту 
пробить, 
воду достать из-под нее. Колодец 
рыл. 
Я 
представил 
дыру 
черной, без дна, 
и 
сразу уви­
дел, как черноту земли обсыпает мертвенным све­
том изморозь. Голубые 
иглы 
переливаются, подми­
гивают купцу. Они не тают под застывшими паль­
цами, только мерцают. 
-
Ну вот, 
рыли 
они, 
рыли... 
Вручную. Сто че­
тырнадцать метров прошли. И разорился купец. 
rIосчитал, что 
у 
него осталось, глянул последний 
раз в 
дыру 
.• 
Идите, 
-
говорит рабочим. 
-
Нет 
под этой землей земли. Оттого 
и 
церкви на ней 
не стоят, валятся 
•. 
Так 
и 
не пробил купец мерз­
лоту. 
Раздался 
ли 
в это время жуткий смех Хозяйки 
Медной горы 
-
не знаю. Похоже, это могло слу­
читься. 
.Что, купец, не выходит твой коло­
дец?!!. 
-
И заструилась инеем, пропала. 
... 
Вот так же не выходил мой рассказ об этой 
земле. Увиденное рассыпалось, не хватало какой­
то нити. Но она, конечно, нашлась. 
Суол! Дороги в этот золотой край 
-
вот что 
объединяет здесь все! Дороги рек, дороги к золоту, 
к 
людям и 
от людей. Суол! По-якутски след, до­
рога. 
«ТЕР 
ИЗ Э ВЕРИ ГУД ГОЛД ИН ТЗИС 
РИВЕР» 
По-видимому, это единственный случай, когда 
помогло незнание языка, вернее, то чувство сожа­
ления, которое сопутствует незнанию. Когда-то, 
увидев 
эту 
фразу в книге, 
я 
нарочно долго не чи­
тал перевод. Хотелось 
с 
минуту побыть тем стара­
телем, который наткнулся на клочок бумаги 
с 
эти­
ми 
странными словами. 
Я 
б~л на месте дрожащего 
от золотой лихорадки старателя: будто вместе 
с 
ним сорвал записку 
с 
ветки на речке Утиной, 
вертел ее так 
и 
сяк 
и 
уже знал, что в ней го·во­
рится 
о золоте (.голд.!). Но все остальное остава­
лось тайной. И именно на это рассчитывал писав­
ший. 
Кто он? 
... 
Шел 
1928 
год. На Колыму пришла первая 
экспеДIiЦИЯ геологов. Осенью недалеко от Средне­
кана Билибин, очень «молодой человек. (так 
и 
звали его), два года как окончивший Ленинград­
ский горный институт, разделил экспедицию: 
продолжать 
путь 
вместе не имело смысла 
-
ухо­
дило время, приближалась зима, а хорошего зо­
лота не попадалось. Не 
было 
его 
и 
в устье Утиной, 
куда ушел Раковский со своим спутником. 
Это 
случилось 
вечером 
12 
июня. 
Можно 
было 
уже укладываться спать. Мешало 
только отчаЯ!LИе, оно накопилось за много дней. 
4Неужели так ничего и нет! Ведь знаки! Везде 
есть 
знаки золота!. Ракоеский взял лоток 
и 
пошел 
к речке. 
Его спутник, 
ставивший палатку, видел, 
что 
вел он себя странно. 
Быстро 
промыв один ло­
ток, Раковский отбегал дальше по берегу 
и 
снова 
мыл, 
потом вскакивал 
и 
бежал дальше, 
и 
снова 
возвращался, 
будто 
не верил глазам, рукам. 
-
Золото!!! 
На ладони лежало золото. Раковский замер. 
.На лоток почти два грамма! Значит, в кубе 
.•. 
Двести граммов в кубометре!. 
В 
эту 
ночь не 
было 
сна. Раковский закрывал 
глаза 
и 
видел золото: в речке, на берегу 
-
даже 
не под землей, а 'на поверхности, 
рядом! 
Он 
с 
улыбкой закрывал глаза, загля.n;ывал в себя, как 
в 
чужого, и 
ждал: 
что 
может 
случиться 
там, 
внутри?. Ничего! Никаких признаков золотой ли­
хорадки, о которой столько надолдонили 
люди. 
Он только 
был 
счастлив, 
и 
ему была не приятна 
ночь. Она помешала опробовать весь участок, ведь 
золото могло 
быть 
случайным, наносным; а ночь 
тя.иулась медленно, 
будто 
не собираясь кончат!>ся. 
И еще он немного побаивался кого-то 
чужого, 
по­
стороннего, кто 
мог бы прийти 
сейчас к их палат­
ке. Но 
этот 
страх 
был уж 
совсем пустой. Кто знает 
о золоте здесь? 
И вдруг он приподнллся как от шороха: .А 
что, 
если 
мы 
не первые? Он тихонько окликнул 
спут­
ника. 
Тот 
не ответил 
.• 
Спит!. 
Раковскому стало 
почему-то нестерпимо весело. 
Рассвет все-таки начался 
и 
застал геологов в ре­
ке. Сквозь воду Раковский протянул руку 
и 
взял 
его, как 
рыбу, 
осторожно, 
боясь спугнуть. 
Это 
был 
первый самородок! Через несколько часов коробка 
от .Казбека. (они даже не взяли мешочек, хоте­
лось 
все время видеть каждую золотинку) была 
полна. 
-
Ты б 
поверил? Там, на материке?. Вот ска­
зал 
бы 
кто, 
что 
будем собирать так, 
прямо 
в ко­
робку? 
-
Раковский рассмеялся 
и 
оглянулся. 
Он отшатнулся 
... 
Его 
спутник смотрел ему в глаза каким-то чу­
жим 
взглядом, 
прямым и 
жестким. Они так 
и 
стояли 
-
по колено в реке, в трех шагах 
-
и 
смотрели 
друг 
на друга. 
-
Ты что? 
-
выдавил, наконец, Раковский. 
И 
тут 
же ему захотелось сделать вид, 
что 
он, соб­
ственно, ничего не заметил. Он попробовал 
и 
не 
смог. 
Тогда он шагнул навстречу, 
и будто 
этого 
шага ждал его спутник 
-
он заговорил: 
-
Сережа! Это раз в жизни. Не будет 
..• 
Больше 
ничего не будет, 
-
он путался 
и 
никак не мог 
пробиться 
к тем словам, которые хотел сказать. 
Наконец он 
пробился 
к ним. 
-
На Утиной нет 
золота. Больше нигде нет. 
Мы 
ведь 
с 
тобой знаем. 
Придем сюда стараться. Придем? Никому не ска­
жем 
... 
Никто не узнает, 
-
и 
весь погас. 
-
Дур-р-рак! 
-
Раковский крикнул 
и 
понял 
вдруг, 
что 
все не так 
уж 
страшно, как ему только 
что 
казалось. Он даже попытался улыбнуться. 
-
Ты 
ничего не говорил, а 
я 
ничего не слышал. 
Понял?! 
Они сели. И оба услышалн 
шум 
реки. Раскачи­
вались лиственницы 
... 
Молчали. 
Надо 
было 
возвращаться, оставалось мало про­
дуктов. Они стали обсуждать 
это 
спокойно 
и 
ко­
ротко, словно ничего не 
случилось. 
Да 
и 
случи­
лось ли? 
Только Раковский видел, 
что 
спутнику 
его стыдно 
и 
ОН слишком оживлен. 
Больше они никогда об этом не вспоминали, це­
лые 
годы 
... 
!. 
А 
сейчас сидели над рюкзаками 
и 
1 
«1( 
чести этого человека, надо сказать, что 
из 
него BЫ~ 
шел 
один 
из 
прекрасных, добросовестиых разведчиков, 
и 
ои, 
вероятно, сам 
ие 
раз 
с 
краской СТЫД8 вспомииал об этой 
минуте слабости~. Так 
пишет 
в своей книге геолог 
Б. 
И: Врон~кий, прора60тавшнII Н8 Колыме 
четверть 
века. 
Интересно 
и 
другое. Нынешние геологи Колымы, рассказы­
вавшие эту 
же историю 
мне, 
ие 
называют фамилии этого 
человека. хотя. конечно же, знают ее: «История 
учит 
мно­
гому, поэтому 
ее 
должеи зиать каждый геолог 
-
да 
и ие 
толькоl А фамилия? Зачем она?,. Нет 
ее и 
в книге 
Б. 
Врон­
ского. 
-
П 
рим. автора. 
5 
думали вслух о том, как дать знать Билибину 
о золоте на Утиной; Билибин 
плыл 
следом за 
ними. Ведь легко может что-нибудь 
случиться, 
ког­
да они 
будут 
сплывать по Колыме к базе. 
Били­
бин должен знать о золоте 
.. 
Раковский вырвал 
лист из 
блокнота 
.• 
В этой 
речке очень хорошее золото., 
-
написал он. Про­
чли вместе 
.• 
А 
в 
чьи 
руки попадет записка? Ра­
'ковский скомкал лист 
и 
вывел на ,щруt1'ОМ круп,ны­
ми русскими буквами: .Тер 
из э 
вери 
гуд 
голд· 
ин 
тзис 
ривер 
•. 
Так родилась дорога к золоту Колымы 
. 
... 
Странно, но теперь 
здесь 
не говорят о золоте. 
О чем угодно, а о нем редко, только к слову. 
А 
вообще-то ничего странного. Разве говорят 
в Донбассе все время об угле? Или на Урале 
о малахите? Другое дело 
-.,. 
дороги, .все те же до­
роги 
-
к золоту 
... 
ПО НАЛЕДНМ 
м ихаил прошел 
тысячу 
сорок четыре километ­
ра. От самого океана 
-
от Магвдана. Если он не 
пройдет еще семьдесят, на прииоке .ЮбилеЙном. 
не будет маринованных огурцов, не хватит спичек. 
.Бывало 
и 
хуже., 
-
сказал 
бы 
он. Но он не 
ду­
мал об этом. 
Спички забросят весной вертолетом. К тому же 
есть еще 
и 
Ольчаиский перевал, весна может не 
скоро закрыть его. 
А 
огурцы не взрывчатка. 
Но 
и 
об этом он не думал. 
Если 
он не поедет сегодня, завтра пойдет его 
сменщик. И он завалит где-нибудь машину, так 
уже было однажды 
.• 
Зачем поминать? 
-
отрезал 
бы 
Михаил. 
-
А ты 
еще не пвдал? Здесь упа­
дешь 
•. 
Но ему никто не напоминал об этом. Он должен 
был 
все помнить 
и 
решить сам 
... 
За поселком, где было еще шоссе, Михаил оста­
новил фургон. И не посредине дороги, где ехали, 
а на обочине 
-
значит, надолго! Он думал. Заня­
тие это он, кажется, уважал. Помешкав, потянул 
ручной 
и 
забыл на нем руку. Так 
и 
сидел. Впере­
ди были 
горы, налево 
-
поворот на Индигирку. 
-
Эх! Хоt,;eл я тебе перевал показать!­
И умолк. 
Он уже 
и 
вправду думал, что к перевалу его 
зваJiо Н"елание показать мне Ольчан, 
и 
верил в это. 
Путь до .ЮбилеЙного. через горы 
был 
вдвое 
длиннее, по реке 
-
вдвое опаснее 
... 
-
Ну что? По наледям, что.. 
ли? 
И 
тут 
я ошибся. Думал, что это вопрос, 
и 
ему 
нужна поддержка во мне, ведь он боялся ехать по 
реке 
... 
-
Давай по наледям, 
-
посоветовал я. 
А 
он 
и 
не слышал, хотя 
и 
глядел на меня. И не 
мои слова решали. 
-
Ну, по реке, так по реке, 
-
фургон дернул 
нас, 
и мы 
оба клюнули головами. 
-
Будем героя­
ми, если раньше со страха не помрем. 
Колея на спуске к реке баюкала машину 
-
фургон качал нас. Вышли на лед, фургон за 
спи­
нами не отзывался 
-
так было ровно. Цвет доро­
ги 
невозможно было уловить, как цвет моря. Два 
бе<ЩQвечных белых полотнища снегов устилали 
Индигирку 
и 
уходили в горы, чтобы накрыть 
и 
их; а посредине, деля снега, улетало под капот 
ледяное шоссе: мелькало голубое, розовое, возни­
кало сиреневое, 
и 
.~ДPyг открывал ась до горизон­
та глубокая зелень 
-
темнела, сверкала, тянула 
за 
душу; 
потом зелень тонула сама в себе 
и 
снова 
6 
одевалась неж'ным 
-
розовым. Это нельзя было 
назвать пейзажем! ВстречаясI,> в книгах 
с 
описа­
нием природы, я всегда видел невиииое лукавство 
автора. (.Да полно! Так 
ли уж 
было красиво?) 
Но эта дорога! Хотелось выйти 
и 
трогать' ее 
ру­
кой: неужели правда? 
Правдой было 
и то, 
что думал Михаил: эта до­
рога завтра исчезнет. Пропадет, как не пропадают 
дороги HJlroЦe, потому что таких нигде нет, как 
нет 
и 
таких рек. Только здесь. Зелеными 
и 
сини­
ми 
шапками вздуются 
льды, 
шапки 
будут 
расти 
без единой трещины, тогда раздастся взрыв 
-
фоитан воды упадет на лед 
и 
превратится в поток, 
он понесется по 
льду, 
шурша снегом, топя его: 
пар окутает воду. И мороз СХВаТИТ ее новым 
льдом. Машины уже не пойдут по нему 
-
прова­
лятся до первого льда. И только потому, что та­
ких ловушек пока мало, идем мы 
... 
-
Замечаешь наклон? 
-
Михаил обернулся 
ко мне. 
Я не видел. 
-
Я тоже сначала не видел. Машина заметила. 
Когда назвд ехал. Градусов так пять-семь. По. всей 
Индигирке. Теперь я 
и 
глазами вижу. 
-
Он оста­
ВiИЛ мне время поудивляться. 
-
А 
вот километров 
двести отсюда есть, говорят, порог. Так по нему 
ни одна машина не влезет. Вот это река! 
Трудно сказать, было ли это восхищение 
или 
чуть 
суеверная похвала красоте, которая в 
любую 
минуту может стать западней. По крайней мере он 
добавил: 
-
Если б 
не алмазы 
или 
там золото 
-
не под­
нять этот край. Никакой пропорции 
бы 
не было. 
Без выгоды. 
А 
так в некоторых странах ведь нет 
этого. 
-
И будто забыл начатое, заговорил 
интри­
гующе: 
-
В шахтах ящериц находят. По тыще 
им, что ли, лет. Оживет на глазах прямо, попол­
зает немного 
-.,. 
и 
дуба режет. Не может, значит, 
жить. 
Неспособна. 
В последнем слове была радостная успокоен­
ность: слишком было 
б 
дико, если 
б 
не .резала.: 
оживет такая 
-
чуть ли 
не 
из 
ледникового пе­
риода! 
-
потом разбирайся 
с 
ней, что она помнит. 
Лучше 
уж пусть 
.режет 
•. 
Спокойней. 
МЫ 
ехали уже 
с 
час, 
и 
все было хорошо. 
-
А 
ведь есть, наверно, где-то золотые планеты. 
Должны 
быть! Тут, у 
нас, 
и 
то встречаются 
... 
боль­
шие куски. 
ОН затормозил резко. Я схватился за ручку 
дверцы. Но 
тут 
же устыдился. Просто впереди 
стоял бульдозер. Это была не задержка, просили 
ведро бензину. 
-
Полведра дам, 
-
нетвердо сказал Михаил. 
-
Хватит, заведется. 
И дал ведро. 
У 
ж 
отъезжали. 
-
Если 
грустно будет, 
-
крикнул он бульдозе­
ристу, 
-
погожу вас! 
-
Да. Пиши тогда. 
И опять я думал о реке. Я видел эти 
иглы 
на 
магаданской трассе: по краю ее громадными ко­
раллами стояли серо-белые снега. Они были' раз­
вернуты точно к тому месту неба, где долж.ио 
быть 
полуденное солнце, самое жаркое; 
иглы 
их смот­
рели в одну сторону, как мириады холодных, но 
любящих солнце растений. Промежутки меж игла­
ми выжгло солнце 
-
там, в этих промежутках, 
когда снег еще 
был 
нетроиутым, лежали пылинки, 
крошечные веточки, семена 
-
солнце СЛОЦJIО вдав­
ливало их, 
и 
они буравили снег СВОИМ жаром, ухо­
дили 
вглубь, оставляя рядом 
иглы 
снега. Так 
бу-
дет 
и 
со льдом Индигирки. 
Если 
потом на него 
упасть 
-
иглы 
про'валятся, 
и 
на 
льду 
останется 
зиять 
форма упавшего, вся точная, до мелочей 
... 
В кабине стало тревожно, но я не понимал по­
чему. Оказывается 
-
я 
уж 
давно не смотрел впе­
ред! 
-
дорог перед нами стало несколько. Фургон 
шел медленней, 
и 
чувствовалось, как он тяжел. 
Михаил выбирал колею, переползая 
с 
одной на 
другую. 
Чем они отличались? 
Я 
понял: теперь 
уж 
ни он, 
ни 
я не сможем 
ни 
о чем больше думать. 
Только о дороге. 
-
А грустно нам все же, кажется, будет, 
-
он 
увидел первую наледь. Выдернул 
из-под 
моих ног 
пешню, 
и 
мы пошли по 
льду. 
В трех шагах от ма­
шины он ударил пешней в лед. Отколотый лед 
был 
даже не белым, а болезненно-бледным, мягким. 
Пешня вошла в него 
и 
погружалась 
быстро, 
потом 
ткнулась в первый слой льда. Вода хлюпнула 
и 
засочилась. 
-
Это еще годится, 
-
сказал он. 
Так мы 
шли 
до берега, 
и 
он ударял пешней. Ко­
лея выскочила на полку (так называют здесь ко­
су} 
-
лед на полке 
был 
перемешан со щебнем 
и 
был сухой. Мы 
вернулись. Михаил откинулся на 
сиденье 
и 
уже не глядел на меня. 
-
Шевелить надо на третьей, а то сядем. 
И не с шевелил. 
, 
сидел. Но сколько 
ж 
можно? 
Он рванулся к баранке, 
почти 
припал. 
Я 
видел, как под колеса ползет то место 
с 
тон­
ким льдом. Оно все надвигалось 
... 
Двигаться к не­
му надо было быстрей, 
и 
не хотелось этого. Но 
фургон уже толкал нас вперед. Где-то сзади 
хруст­
ну 
л, 
как разда'Вленное стекло, лед 
-
и 
выскочили 
на полку! Колея шла в громадных камнях. Коле­
са залезали на 
них, 
дрожа, 
и 
не скатывались, 
а сваливались 
с них, рушились 
под нами на зем­
лю. 
Фургон 
и 
кабина мотались как 
бы 
отдельно 
друг 
от друга, 
и, 
когда кабина уже кончала крен, 
фургон через сцепку толкал ее 
-
она готова была 
опрокинуться. Но 
это 
уже 
был 
пустяк. 
-
Ты 
слышал? Как хрустнуло! 
-
Михаил 
был 
счастлив. 
-
Ведь провалились 
... 
А я как рванул! 
Как жаль! Не видел я его лица там, на наледи! 
И опять мы выбирали дороги. Давно 
уж 
не было 
той 
сказочной колеи. Все вокруг перемешалось. 
Где-то слева 
и 
сзади грохнул взрыв 
-
одной зеле­
ной шапкой на реке стало меньше, теперь 
из 
нее 
бил 
невидимый нам фонтан, как 
из 
I(.ита. 
Я 
пере­
гнулся к окошку Михаила: река до самых гор 
была 
вся 
застывшее движение: 
льдины 
взлезли 
друг 
на друга в недавнем потоке 
и 
замерли; они 
искорежили сами себя 
и 
теперь застыли в наво­
дящей 
жуть 
картине. Больше я не оглядывался. 
Мы 
возвращались в поисках колеи 
и 
снова ползли 
вперед. Михаил стал угрюмым. 
Так мы уперлись в новую наледь. То 
был 
целый 
разлив. На meptbehho-си!Нем 
льду 
вода лежала не­
движно 
и 
серо. 
-
Вот где Зимний-то штурмовать, 
-
бурк­
нул он. 
Мы 
вышли, 
и 
я услышал, что все вокруг не 
молчало. Хлюпали сапоги Михаила (он лез по 
льдинам 
с 
пешней 
и 
соскальзывал в воду), 
и 
вся 
река змеино шуршала 
и 
похрустывала льдинами. 
Тем жутче 
был 
этот постоянный, шевелящийся над 
рекой звук, чем больше я вглядывался в новое 
шуршание: там все было недвижно; 
и 
новый 
хруст 
-
я опять вскидывал голову, но видел все 
то же: застывшую 
жуть. 
Михаил вернулся, сунул 
мне пешню. 
-
На, буни. Проверь до воды, а я гляну дру­
гую 
дорогу. 
Это было точное слово 
-
сбунить.: лед отве­
чал пешне 
бу-бу-бу 
-
значит, он 
был 
тонок, под 
ним была вода 
и другой 
слой льда. 
Я 
бунил, пока 
не нащупал подход к воде. Но Михаил медлил: он 
ждал бульдозер 
и 
не знал, догонит 
ли 
он нас 
когда-нибудь. 
-
Три 
года назад повез я якутам в Оймякон 
соль. Первый раз поехал. На перевале сел, Снег 
валит, :моро-о-оз 
-
в кабине не 
усидишь. 
Да 
и 
че­
го сидеть? Оставил мотор включенным, пошел за 
два перевала. Иду, ид.у 
-
встану; сниму шапку­
прислушиваюсь 
... 
И 
слышу 
-
гудит! 
А может, нет, 
думаю. Опять 
иду, 
опять шапку скину, 
и 
кручусь: 
вроде не сам себе представляю 
-
правда Гудит. 
Оказалось точно 
-
трактор. 
Михаил так успокаивает себя. Собственного рас­
сказа ему хватает для смелости. 
-
Ну ладно, 
-
решает он наконец. 
-
Пошли. 
Мы 
рванули по проходу к разливу. И зашипела 
вода 
-
наматывал ась на колеса. 
Я 
поджал ноги 
-
казалось, хлынет сейчас в кабину. И опять я не 
взглянул на него. Оглянулся 
-
уж 
поздио! Лицо 
его было спокойным: большие брови торчали пуч­
ком, рот полуоткрыт 
-
когда он сосредоточен, но 
еще не видит в себе решения, 
губы 
его раскрыты, 
как 
у 
ребенка, большого 
и 
рассудительного. Ка­
кое 
ж у 
него лицо, когда совсем страшно? 
... 
Если мы прошли разлив, то 
у 
Софронова при­
жима вышли к сморю 
•. 
Даже мерять его не име­
ло смысла. Пухлые 
губы 
Михаила опять раскры­
лись. 
-
А почему называется так, Софронов при­
жим? 
-
И я показал на скалу: Индигирка при­
жималась к ее 'боку льдами, а со скалы готовы 
были 
сорваться лиственницы 
-
крайние стояли 
наклонно; они не долетели 
бы 
до нас, некоторые 
торчали уже во 
льду 
под скалой, обняв лед пере­
битыми лапами. 
-
Да 
был, 
говорят, такой человек. 
-
Я 
видел, 
как рад он 
был 
отвечать, рад медлить. 
-
Жил 
он 
там. Наверху. Софроном звали. 
-
Тянуть дальше 
было некуда, Михаил, видно, не знал 
истории. 
-
А так кто 
ж 
его знает? Просто хороший 
был, 
наверно, человек 
... 
Странно, но мне этого хватило. Хватало же 
этого объяснения Михаилу, всю жизнь хватало. 
Просто хороший человек, 
и 
все! И еще я верил 
уже, что мы не вернемся 
-
дойдем до прииска. 
И я увижу на последней наледи лицо Михаила: 
оно будет растерянным, мягким 
-
готовым со­
браться в 
любую 
гримасу, даже самую жуткую. 
Пусть это глупо, но, увидев его таким, мне не за­
хочется 
уходить 
от него: 
из 
его машины, ЖИЗНИ; 
уходить, 
поБЫ1В в ней каких-то четыре часа! 
Я 
бу­
ду 
стоять 'посреди поселка на прииске, место бу­
дет незнакомым, но не захочется оглядывать его 
-
успею! сПриехать за 
тысячи 
верст! Увидеть чело­
века! Взять 
у 
него задаток простой, человечьей 
дружбы 
-
и 
дать свой! И больше не видеть его 
никогда 
... 
Ведь это придумано насчет егоры 
с 
го­
рой. 
-
просто ловко придумано!. 
-
так 
буду 
думать 
я, 
стоя посреди дороги, 
и 
продолжаю ду­
мать так до 
сих 
пор. 
сЗОЛОТОI ЧЕГО 
Ж 
ВЫ? 
R 
сидел, прижавшись спиной к крепи. Крепь 
казалась теплой, потому что все здесь вобрало 
в себя холод земли, 
и 
только дерево еще не сда-
7 
валось. Темнота шахты чуть подсвечивалась вда­
леке, но это не мешало ей быть ровной 
и 
густой: 
это 
был 
вечный цвет вемли, ее нутра. 
Я вспомнил соседний штрек, удиви,вший меня, 
-
уже отработанный, 
чистый, 
как пол в доме. Пос­
ледней операцией в шахте было подметани~ вем­
ли 
-
начисто, до камушка! 
-
чтобы не пропала 
даже волотая 
пыль 
... 
И 
тут 
я 
пренебрег логихоЙ. Потому 
'1'1'0 
эти двое, 
сидевшие со мной, кончили пере кур 
и 
подошли 
к своим молоткам. Черев минуту свет вокруг 
них 
не то что померк 
(им 
подсвечивал маленький про­
жектор), но потускнел 
и 
стал раскачиваться. Хотя 
раскачивался, конечно, не свет, а 
пыль, 
вырванная 
сверлами ив породы. Двое 
плыли 
в ней, как в ту­
мане, 
с 
темнотой, наседавшей 
им 
на спины. Они 
били 
шпуры. 
И 
тут я почему-то 
с 
улыбкой поду­
мал: .Полевут они вавтра на столб 
или 
нет? 
Дело в том, что вавтра на прииске правдник 
-
провожают виму. Она еще не собирается уходить; 
небо по ночам светлое 
-
обещает в апреле моро­
вы, но в кузнице уже гнули 
из 
листового желева 
мангалы 
и 
мясо уже ночь как отмачивалось в ук­
сусе (горный мастер 
был 
грузин 
и 
понимал дело); 
а в поселок привезли СТО,лб 
-
шестиметровую со 
спиленными сучками лесину. По старательской 
традиции лесину вкапывали на ровном месте, кре­
пили и 
обливали водой, вода подмерзала 
-
все 
было готово, можно лезть; наверху удачника жда­
ли 
сапоги 
... 
Полевут 
ли 
эти парни 
-
я не знал, да 
и 
смеш­
но было решать это сейчас. Пыль все так же клу­
билась вокруг них желтым, а они наседали на мо­
лоты всем телом, так что все тряслось в них, буд­
то не было под робами жестких тел, а 
были 
одни 
эти 
робы: казалось, они даже не напирали на 
молот, похожий на странно длинный 
и 
высокий 
ручной пулемет, а просто висели на нем, 
чтобы 
только сдержать его, 
и 
дрожали, дрожали 
... 
Взрыв­
ник уже готовил аммонал. Скоро 
и 
эта стенка 
должна отлететь в ~OHY. Тогда транспортер вы­
несет породу червв ствол 
-
в тайгу, до полой 
воды 
... 
Я пошел к вапасному выходу, так было ближе. 
В одном месте поднял фонарь 
и 
осветил пласт. 
Не потому, что не терял надежды найти 
caMopoAoV 
(хотя многие-то находят!), просто хотел разглядеть 
эту землю, которую за поворотом уже рвали пат­
ронами. Иней белесыми иглами обметал породу; 
должно быть, это было дно реки: сначала в плас­
те 
шли 
крупные валуны, потом галька 
-
все 
мельче, мельче 
... 
Это и был 
самый золотоносный 
слой: полметра 
-
вверх, полметра 
-
внив. Зо­
лота, равумеется, не было видно. Камни! 
Я стоял, завороженный мерзлотой. Глядеть на 
нее можно было бесконечно, как на ту гору поро­
ды, 
что была наверху у ствола шахты. Там, на 
верхушке громадной горы, урчал бульдозер. ОН 
был 
почти в небе. Он пятился 
и 
опять подбирался 
к краю 
-
ссыпал породу, чтобы она не вабила 
ствол шахты: журавль ствола 
из 
свежего желтого 
дерева подсыпзл на гору все новые порции. 
И 
вся 
эта гора была волото. Семь граммов в кубе, не 
меньше! 
Но об этом точно знали только геологи. В до­
мушку, что рядом со стволом, они носили из-под 
земли породу со всех участков. Угол домушки 
уже 
был 
вабит мешками. Надо было промыть все 
зто, проверить на золото. 
Породу ив мешков высыпала понемногу на ло­
ток Ира, тоже геолог, 
и 
подавала на край чана 
8 
пожилой женщине. Та обмывала в чане камни 
и 
сбрасывала 
их 
в большой бак на полу; в лотке 
оставался 
шлих, и 
Ира уже в него снова досыпала 
новую порцию камней. Над чаном клубился пар, 
воду гре·ли. Здесь пахло шахтой, нутром земли 
-
это 
был 
вапах оттаявшей породы, холодный 
и 
су­
мрачный. Насыпать лоток... Подать на край 
... 
CH01la 
насыпать 
... 
И 
так десять рав. 
Потом Ира брала лоток 
и 
не прижимала его 
к себе 
-
он уже 
был 
легкий (не тот, что 
с 
булыж­
никами, когда его надо было подавать на край!) 
-
и 
шла в сторонку, к маленькому корытцу, тоже 
с 
водой, 
-
ДО'ВОДИТЬ 
шлих. 
Она опускала лоток 
в воду, держа его бережно, но прочно, 
-
лоток 
захлестывала вода. Но Ира тут же вынимала его, 
и, 
держа на плаву 
-
только чтобы не пере1l0рачи­
вался сам, 
-
наклоняла его плоский передок; 
теперь уж быстро наклоняла· 
-
чтобы вода только 
забежала, перехлестнулась через край, но не ухо­
дила тем же путем (иначе ушло 
бы 
золото!); вода 
утекала через верх, в самой высокой серединке 
лотка: через руки 
Иры, 
покрасневшие 
и 
обветрен­
ные; 
И были 
эти руки 
-
вспухшие 
и 
красные!­
какими-то чужими в ней. Потому что выше, там, 
где рукав закрывал 
их, 
руки, должно быть, 
были 
прекрасны. Да 
и 
вся она, чуть склоненная 
и 
лег­
кая, казалось, не имела отношения ко всему, что 
было здесь, в этой домушке 
: 
к сыро клубящемуся 
пару, к чану, печкам, камням. Только, пожалуй, 
к окошку со 
C1leTOM, 
что было единственным 
здесь, она 
и 
могла идти 
... 
Она вскинула лоток на край корытца 
и 
смах­
нула верхние камни. Придержала один рукой, но 
не остаН'Овила руку, а так в движении 
и 
смахнула 
камень в 
Kopьгrцe 
-
успела разглядеть: не само­
родок! Нет! 
.. 
И 
опять чуть черпнула воды лотком 
и 
не ВЫПУ'стила воду потоком, а тоненькой усталой 
струйкой. И столько было в каждом движенни 
уменья 
-
того трудного уменья, что велит чело­
веку быть жестким в работе (иначе разучишься!), 
и 
рядом 
с 
ним столько мягкости, что делала эту 
жесткость терпимой 
и 
нужной, что я вздрогнул 
... 
Странное сравнение пришло мне: так купают де­
тей 
... 
Лоток все плескался в воде, а я вдруг услышал 
голос той пож'Илой женщины, что стояла у чана. 
-
Да не бери ты! А ну не трогай! 
-
окрики­
вала она Иру, когда та шла к двухпудовому баку 
с 
камнями. Его надо было все время выносить 
из 
домушки, И часто. 
-
А ну, мужики! Кто со 
мной?! 
И 
.мужики. 
-
геологи, заскочившие 
с 
мешка­
ми 
породы, 
шли 
к баку без ропота. .От этой не 
отвертишься 
.... 
И 
Иру я вдруг увидел. Как подходила она 
к чему-нибудь, что нужно было взять, 
-
и 
оста­
на'вливалась на то незаметное почти мгновение, 
которое нужно было ее телу, чтобы примериться, 
решиться: потому что сама она, своим сознанием, 
еще не знала, что можно ее телу 
и 
чего уже нель­
зя, 
а хотела-то делать все, но уже 
и 
прислуши­
валась к тому, что было внутри, 
и 
это-то 
MrH01le-
ние 
-
было все! 
Я стоял, случайно осчастливленный тем, что 
увидел в словах 
и 
движениях этих людей. 
-
Золото! Чего 
ж 
вы? 
-
Это 
был 
голос 
Иры. 
-
Глядите! Вы 
ж 
хотели золото посмотреть 
... 
Я словно очнулся. На дне лотка, в самой лун­
ке, где дерево дна ворсилось размокшими волокон­
цами, лежали две золотинки: крохотные, желтые 
... 
Древние верили, что звезды предсказывают судьбу. 
Они ее ие предсказывают, но влияют иа иашу жизнь 
сильией, чем 
&'1'0 
кажется. Без них чернота ночи ни­
чем не отличалась 
бы 
от черноты угольного мешка; 
они, как светильиики, указывают мысли путь за пре­
делы нашего замкнутого мира, освещают закоиы, по 
которым ЖJfвет космос, 
и 
помогают понять, что же 
8ТО такое 
-
вселенна.. В ее просторах мы ищем зна­
ния. а через них 
-
могущество. 
За последние годы в астрономин, астрофизике 
произошли события, которые история науки скореи 
всего СоЧтет поворотными. Пре.дставлення о Большом 
Ммре меняются сейчас буквально на наших глазах­
и 
с ФаитастическоJi быстротой. 
Какие имеиио события 
и 
что оии меияют? Начать 
прндется издалека. 
ВСПЫШКИ В ДАЛЕКОй ГАЛАКТИКЕ 
-
8то произошло случайно, 
-
сказала Ромела 
Шахбазян, как бы отстраняя попытку приписать ей 
иесуществующие заслуги. 
В распахнутые окна движеиия нагретого воздуха 
изредка доиосили запах роз. Только птицы В ветвях 
деревьев спорили с полудениой тишииоЙ. Предмет 
разговора 
-
катастрофическая вспышка свеРХJJОВОЙ 
звезды":"" выглядел среди &того солнечиого спокой­
ствия чем-то нереальным. Воображеине спало. Вооб­
ражению трудно было представить взрыв звезды, в 
огне КОТОРОJfО Земля сгорела 
бы 
как пылинка. 
Ромела протянула мне фотопластинку, 
Я 
не сразу 
отыскал на ней пятныкоo размером чуть побольше 
макового зерна. Лупа увеличила изображение, н я 
увидел крохотного серого паучка 
-
спиральную галак­
тику 
NGC-2276. 
Все изображение этой галактики с 
ее деСJlтками мнллиардов слившихся на фотопластин­
ке солиu 
(и 
сколькими планетами?) уместилось 
бы 
иа коичике ногтя. Но сверхновая была заметна­
жирная точка в 'одной из спиралей галактики. 
Все иеобычиое привлекае'1' виимаиие. Сверхиовые 
звезды ультранеобычны. Тусклая. звездочка вдруг 
вспыхивает, 
и 
ее блеск затмевает яркость миллиардов 
других звезд. Это длится не более нескольких меся­
цев. За.тем 'звезда исчезает, 
и 
иа ее месте, как дым 
после взрыва, растекаясь, клубится тумаииость. По­
чему происходит 8та' граИАвозиая космическая ката-
строфа 
-
неясно. 
. 
В достаточио спокойной, как еще недавио казалось, 
вселениой, где почти 'все звезды &волюu;ионируют 
плави о 
и 
1Iакономерно, 
r 
де галактики подобны дав­
иым-давио сформировавшимся архипелагам, вспышки 
сверхиовых 
были 
примерно тем же, чем 
был бы 
удар 
грома посреди ясиого бюраканского полудня. 
Ибо 
вспышки сверхновых редкость. Наблюдения 
и 
расчеты показывали, что в галактиках &то событие 
должио происходит!> 
8 
среАием всего 
лишь 
одиажды 
за 
300-500 
лет. 
-
Специanьио мы их не искали, 
-
объltсияет I\IIОЯ 
СОбilседиица, 
-
специальио их мало кто ищет, 
-
можио потратить годы 
и 
иичего не обнаружить. Нас 
интересовали сверхассоциации 
... 
(Мм еще вспомним вто слово 
-
«сверхассоциа­
v,ии».) 
-... 
На снимке галактики НОС-2276, сделанном 
в 
1962 
году, оказалось целых три сверхассоциацин. 
таи 
мы считали. Три ярНИе точки. Но когда через не­
с.кольио пет снимок был повтореи, Qдна '1'ОЧ1l:а ис­
чема. Та самая, иа кo't'OPYlO н. обра'l1lfла ваШе внима­
ние. Во", 
Irro'l' 
ПOJJ\'OP1tlltff сlIимо1С. ПусТ'ОI Но сверхас­
социация за C'l'Oль нopoтttИй срок погаснуть ие мог­
па. Значит, то быnа C1I8рхиовая. 
10 
-
И посnе этого вы стали слер,ить, не вспыхнет 
ли 
еще одна сверхновая 
... 
-
Она могла вспыхнуть 
и 
в двадцать втором ве­
ке... Фотографиро·вание галак'Г'Ики продолжалось, но 
с иными целями. 
Мы 
(я работала вместе с Софьей 
Искударяи) никак не оясидали. что в конце января 
этого года на снимках обнаружится вторая сверхно­
вая, а еще через полтора месяца 
-
третьяl Правда, 
нам было известно, что средняя частота вспышек 
(одна сверхновая за. триста лет) соблюдается не все­
гда. Есть несколько галантин, где вспышни следова­
ли 
с интервалом в десятилетия. Но три сверхновые 
за шесть лет 
-
такого еще НИокто не наблюдал 
... 
ОДНО МГНОВЕНИЕ 
Налетел обмчный для окрестностей Еревана порыв 
ветра, 
и 
сад, дремавший за окном, ожил. Наклони­
лись верхушкн деревьев, качнулись ветвн, за:rрепета­
ли 
листья. На дорожке закружилась 
пыль. 
Потом 
все опять стихло, может быть, надолго. 
Ннкого втот жаркнй, ленивый день обмануть не 
мог. Все мы знаем, что такой вот день всего 
лишь 
краткое мгновение одного 
из 
состояний земной при­
роды. Что за окном не всегда голубеет иебо, как не 
всегда бушует 
и 
ураган; что природа живет интен­
сивной, разнообразной жнзнью, блещет красками 
rre-
ремен, 
и 
вне &того подвижного многообразия всякое 
представлеине о ией обманчиво. Но для нас &та 
мысль саМООЧ'евндна прежде всего потому, что каж­
дый видит смену дней н лет, а человечество 
-
сме­
ну веков. Но будь у людей срок, измеряемый МИНу.та­
ми, такой 
ли 
уж очевидной была 
бы 
&та мысль? 
Обозримая ныне часть вселенной 
-
М·tтагалактика 
существует :IIе менее десяти мнллиардов лет, а наб­
людают ее астрономы фактически лет пятьдесят. Да­
же меньше. И за &тот срок сфера поиска расшири­
лась от пределов нашей Галактики до 
... 
Короче го­
говоря, она расширилась более чем в тысячи раз. 
Это прнмерно то же самое, как 'tСЛИ 
бы 
географЫ, 
вчера ограниченные Подмосковьем, сегодня знаком и­
лнсь 
бы 
уже со всем Э'tМНЫМ шаром. Ныне рука об 
руку работают второе 
и 
третье поколения внегалак­
тических астрономов, а четвертого пока еще нет. 
Что представляет собой втот новый мир, который 
они стараются понять? Его диаметр равнялся 
бы 
нескольким десяткам кнлометров, еслн 
бы 
наше 
Солнце имело размеры... атома. Число звезд в Га­
лактике, где мы обитаем, превышает сто мнллиардов. 
Другие галактики, как правило, мельче, но их тоже 
миллиарды. Свет, который пробегает в секунду три­
ста тысяч килоМ'~тров, 
. 
добирается от ннх порой за 
сотни мlIллионов 
и 
более лет. На столь невообрази­
мые велнчины наши чувства откликаются слабо, мо­
жет быть, &то 
и 
К лучшему. «Если бы автор,-             пи­
шет известный радиоастроном И. 
С. 
Шкловский,-                 В 
проц'tссе... работы предавался' философским размыш­
лениям о чудовищности размеров Галактики 
... 
о нич­
тожности нашей малютки-планеты 
и 
соБС,'1'венного бы­
тия 
и 
о прочих других не менее прав ильных предМ'i!­
тах, работа... прекратилась 
бы 
автоматически». 
Но &то трудность, так сказать, духовного порядка. 
«Романтика ночей у телескопа», «вкспеднция В про­
сторы вселенной» имеют оборотную сторону. Это 
нервная работа, потому что успех нередко зависит от 
капризов неба. Стоит атмосфере чуть-чуть помутнеть, 
и 
на пластинках запечатлевается несопоставимый ре­
зультат. Труд идет насмарку, нужно снимать заново, 
и 
нет никакой гарантии, что атмосфера снова не со­
творит каверзы. 
РазумеетеJt, МОЛ04ЫМ aCTp~HOMaM повезло е откры­
тием СJreРХИОВЫх. Но кроме того, что любое везенне 
астронома-это не более чем плод упорного труда, 
есть и 
еще OдНD обстоятельство, о котором СТОИТ 
упомяиуть. 
-
Когда 
был 
получен первый сннмок галактики 
NOC-2276, -
вспоминает Ромела Шахбазян, 
--
то 
Виктор Амазаспович Амбарцумян сразу сказал: сИн­
тересная галактинаl К ней надо присмотреТЬСj{:О. 
у него, знаете 
ли, 
редкая интуиция... Вот почему мы 
так пристально следили за этой галактикой. И не 
зря, 
как видите. Возможно, 
что 
она отличается ОТ 
всех прочих именно частотой вспышек сверхно­
вых 
... 
.. 
,Но хватит о сверхновых. Еще не пожелтели стра­
ницы книг, где говорилось о них как о самом тран­
диозном 
и. 
бурном явлении вселенной. Еще вчера 
«космические взрывы» виделись случайной 
и 
ilКЗОТИ­
oreской деталью мироздания. Но то было вчера, точ­
нее лет 
пять 
назад. 
БУРНАЯ ВСЕЛЕННАЯ 
в 
1947 
году В. А. Амбарцумян сделал открытие, 
вызвавшее долгие споры. В то время счнталось, что 
звезды сформировались давным-давно, 
и 
сформирова­
лись 
пуreм сгущення облаков космического газа. 
Правда, ilТОГО процесса никто не наблюдал, но зем­
ной опыт подсказывал очень наглядную аналогию: 
капелькн воды, которые конденсируются 
из 
тумана. 
Звездные ассоцнации, открытые в напreй Галакти­
ке В. А. Амбарцумяном, столь же не соответство­
вали ilТОЙ картине, как не гармонировал 
бы с 
репин­
скими бурлаками reплоход на подводных крыльях. 
Звездная ассоциация 
-
ilТО компактная группа одно­
т.ипных звезд, 
с 
большими скоростями идущих враз­
лет, точно ОCJШЛКИ взорвавшейся бомбы. Взрыв толь­
КО что произошел, осколки не успели умчаться, но 
еще 
MrHoBeНlre 
-
и 
ОНИ будут далеко друг от друга. 
Получалось так, что звезды в ассоциациях возникли 
совсем недавно 
и 
благодаря взрыву. 
Какому взрыву?! Взрыву чего? Никакая сверхно­
вая такого ilффекта дать не' могла. А других «косми­
oreских взрывов» ВО вселенной не отмечалось. 
Очень все ilТО было странно, но еще поразительней 
казалась тогда же выдвинутая В. А. Амбарцумяном 
гипотеза. Вот ее вольный rreресказ: «В развитии все­
ленной огромную роль играют взрывные процессы 
невиданных ilнергий 
и 
масштабов, которых нам пока 
не удается наблюдать. Они вызваны переходом в но­
вое состояние плотного 
или 
сверхплотного дозвездно­
го вещества». 
-
Вам не кажется, что для обоснования такой ги­
поreзы у вас маловато Фактов? 
-
спросил в те годы 
Виктора Амазасповича один крупный астроном. 
-
Когда фактов много, то 
и 
доказывать нечего,­
ответил Амбарцумян. 
Шло время. Ассоциации обнаруживались 
и 
в дру­
гих галактиках. Среди них 
были 
более яркие, «на­
селенные», крупные, так что их пришлось назвать 
уже сверхассоциациями (ими-то 
и 
занималась Роме­
ла Шахбазян, когда набрела на уникальные вспышки 
сверхновых). Но сам Амбарцумяи 
... 
~ ВИRТОР Амазаспович тогда удивил нас, 
-
вспо­
минает заместитель директора обсерватории 
Л. 
В. Мирзоян. 
-
Сам он перестал заниматься ассо­
циациями, хотя там было еще много непонятного, 
и 
переключился на исследование ядер галактик. 
.. 
Помолчав, Мирзоян добавил: 
-
Говорят, что у Виктора АмазаС110вича неоБЫImIО­
венная интуиция. Выдам один секрет: он, напри­
мер, часами может изучать на снимке детали каной­
нибудь галантлки, где, казалось бы, нескольких ми­
нут достаточно, чтобы увидеть все, что в НИХ скры­
то. А ему двух-трех часов мало. Вот еще откуда бе­
рется у ученого 
интуиция 
..• 
(<<Интуиция? 
-
сказал, между прочим, сам Амбар­
цумян, когда в разговоре 
с 
ним 
я 
затронул ilТУ 
re-
Му.-      Думаете, прозрение? Нет, нет. Предвидение ос­
новывается на умении анализировать факты. Надо 
учиться выбирать тот варнант, который имеет пусть 
не очень большой, но все же перевес над всемн дру­
гими».) 
... 
Ядра галактнк действительно преподнесли ученым 
сюрприз. Да еще какой! Считалось, что ilТО всего­
навсего плотное сгущ'ение мирно 
и 
тихо блистающих 
звезд. И вдруг лет 
пять 
назад выяснилось, что нн­
чего подобliОГО! Все в новых 
и 
новых галактиках ста­
ло открываться, что их ядра 
-
ilТО клокочущий, 
яростный взрыв материи, неиссякаемо 
длящийся 
не­
весть сколько времени! Даже спокойное ядро нашей 
Галак:гики 
('есть 
гораздо более бурные) выплескивает 
за год массу газа больше солнечной! И все ilТО со­
вершается в объеме, крохотном по масштабам даже 
видимой части вселенной. 
Вот ilТО уже решительно меняло картину мира. 
Взрывающиеся ядра галактик! Ядра, выбрасываю­
щие в пространстР,о невероятное количество вещества 
и 
ilнергии! Однако не успело улечься волнение, вы­
зваННО"е ilТИМ открытием, как обнаружились квазары. 
Это уже 
и 
вовсе выглядело фантастикой. На снимках 
квазары походили на звезды, но ilТИ «звезды» из­
лучали в десятки 
и 
сотни раз больше ilнергни, чем 
самЫ"е крупные галактики. Они светили, как триллио­
ны солнц. Они не хотели вписываться ни в какие 
теории. Это было ни 
с 
чем не сообразное явление. 
И потому возникло ПР"едположение, что квазары 
... 
обманывают астрономов, 
НА ОКРАИНАХ ВИДИМОГО МИРА 
Марат Арсенович Аракелян в объяснениях пред· 
почитает язык формул. 
-
С 
квазарами все непросто, 
-
говорит о.н, а ру 
ка привычно чертнт на бумаге новый график. 
--
Есть 
два варианта. Согласно первому квазары есть 
квазары со всемн теми беспокойствами, которые они 
доставляют теоретикам. По второму варианту все об­
стоит гораздо споноЙнеЙ. Дело тут вот в чем 
... 
Вот в чем тут дело, Чем больше скорость источ­
ника СВ"ета, тем сильней сдвигаются линии в его 
спектре излучения. 
Если 
допустить, что корабль ле­
тит с 
околосветовой скоростью, а на его корме горит 
зеленый фонарик, то мы увидим ilТОТ ОГОН"ек уже не 
зеленым, а красным. 
Астроном Хаббл в конце двадцатых годов устано­
вил, что галактикам присуще вот такое «красное сме­
щение». Гал'актики разбегаются, 
и 
разбегаются зако-
номерно: чем дальше галактика, тем 
сильней ее 
«красное СМ"ещение». 
Эта закономерность позволяет решать 
и 
обратную 
задачу: определять по «красному смещению» расстоя­
ние до объекта. Так 
был 
сформулирован закон Хаб­
бла (чем выше «красное смещение» галактики, тем 
дальше она расположена). Но 
с 
квазарами получи­
лось ~TO-TO невообразимое: «красное смещение» рас­
положило многие 
из 
них гораздо дальше самых да­
л"еких галактик. Это-то 
и 
заставило допустить, ';то 
квазары намного ярче, мощнее любой галактики 
с 
ее 
мириадами солнц, 
Такой вывод поражал воображение 
... 
и 
не уклады­
вался в прокрустово ложе привычиых представлений. 
Но 
быть 
может, квазары в отличие от галактик 
не подчиняются закону Хаббла? 
Быть 
может, их 
11 
«  красное смещенне» не связано с расстояниями? Ес­
лн это так, тогда они просто заурядные звезды, рас­
положенные, возможно, даже в нашей Галактике, но 
почему-то обладаю~ие бешеными скоростями. 
Далекн квазары илн близки? Вопрос пеРВОСТ'епен­
ной важности! Если окраины Метагалактики заселе­
ны пылаю~ими свеРХ8нергией сгустками BelЦeCTB\l, 
а 
поблизости от нас они отсутствуют, значит юная Ме­
тагалактика разительно отлнчалась от современной. 
I1бо свет «далеких квазаров» (если они действитель­
но далекне! 
) -
8ТО вестник, пустившнйся в дорогу 
мнллнарды лет назад, 
и 
сегодня он рассказывает нам 
о том, как выглядел мир, когда на Земле elЦe 
и 
жизни-то не было. 
Марат Аракелян решил 8ТУ задачу оригинально, 
изобретя свой, чисто математический метод анализа 
расположения квазаров. В двух словах: если «крас­
ное смещение» квазаров подчиняется закону 
Хаббла, 
то в 
их 
расположении должен быть определенный 
порядок. Если не подчиняется, то оно хаотично. Ока­
залось, что в распоряжении квазаров порядок есть. 
у 
меня срывается вопрос: 
-
Что 
ж 
помогло вам, именно вам, найти верный 
путь решения? 
Ответ парадоксальный! 
торопиться с объяснен и­
Ведь первое пришед­
всего может оказаться 
-
Убеждение. что нельзя 
ям:и 
непонятных явлений. 
шее на ум объяснение легче 
поверхностным. 
Н ОВ АЯ КАРТИНА ВСЕЛЕННОй 
Итак, квазары находятся далеко. I1так, квазары-
8ТО «самое-самое». Самое грандиозное, самое стран­
ное, самое 
... 
Что же 8ТО такое? 
Г од назад появилась статья члена..корреспондента 
АН Армянской 
ССР Б. Е. 
Маркаряна, в которой 
сообlЦалось об открытии нового типа галактик, кото­
рые в избытке излучают ультрафиолет. 
Обнаружить 8ТИ галактики бюракаиским астроно­
мам помог уникальный прибор, которым не распо­
лагает ни одна обсерватория в мире,-          гигантская 
объективная призма с поперечником, равным одному 
метру. Теперь надо было детально изучить спектры 
«  ультрафиолетовых» галактик. Работу продолжил 
командированный в США Э. Хачикян. Он обнаоу»<ил 
среди «галактик Маркаряна» две так называемые 
«сейфертовские галактнки». 
11 
оказалось, что они 
заннмают промежуточное положенне между обыч­
ными галактиками 
и 
квазарами! Промежуточное по 
яркости 
и 
по «красному смеlЦению». А одна 
из 
них 
на снимке даже выглядела почти как квазар! 
Значит, между квазарами 
и 
галактиками есть 
эволюционная связь? Да, так считали в Бюракане 
elЦe до наблюдений Хачикяна. 
11 
неспроста. Вот 
примерный ход рассуждений. Гнпотеза В. А. Ам­
барцумяна о ро.l\И взрывных процессов 
и 
ДО эв езд­
ного B'elЦecTBa подтверждается, эти процессы про­
являются 
и 
при возникновении аССО\lнаций, в 
жиз­
недеятельности галактнческих ядер. Причем актив­
ность некоторых ядер такова, что в пору предпо­
ложить: быть МОЖ'ет, галактики вышли 
и 
раэвились 
из 
них, как дерево 
из 
семени? 
Если это так, тогда понятно, что такое квазары. 
Это ядра будуlЦИХ галактик с еще не истраченной 
эн~[!ги           · еЙ. Это зародыши галактик. 
Не столь уж дерзкое предположение, как может 
показаться! Сейчас не осталось сомнений, что га­
лактики разбегаются 
и 
что, следовательно, когда-то 
они 
были 
расположены более компактно. НО 8ТО не 
был 
механический конгломерат галактик! Природе 
12 
чужда монотонная эволюция, в ней властвуют з  а  ­
коны диалектики: в эпоху « до разбегания» Мета      ­
галактика пребывала совершенно в ином, чем те­
перь, качественно отличном состоянии. То 
был 
сверхплотный сгусток материи, обладаюlЦИЙ своими 
специфическими свойствами. Не 
газ, 
не жидкость. 
не твердое вещ'еСТВО, не плазма, а что-то совсем 
другое (только сейчас 
для 
ученых начинает прояс­
няться физическая 
при 
рода « праметагалактики»). 
Затем последовал в  з рыв. Но если раиьше счита­
ли, 
что 8ТОТ взрыв, втот лав    инный пере     ход материи 
из 
одной формы в другую с  разу дал начало звез        ­
дам 
и 
галактикам, то сейчас можно представить 
и 
другую схему вволюции. Первичная масса разле­
талась подобно кускам взрывчатки, 
и 
вти «оск      олки», 
б  у  рно реагируя, начали исторгать BeЦl,eCTBo, обра­
З  У ЮЦl,ее галактики. А звездные ассоциации, сверх­
ассоциации., кипение галактических ядер 
-
не гово-
Путь к звездам 
... 
Путь мно10часовыx наблюдении, 
Л О1ичеСКО10 осмысления, СТР    01010 математичеСК010 
расчета... Он начинается 
у 
объективов совершен­
HblX 
астрономических приборо         в, с 
KOTOPblMU 
рабо­
тают се10ДНЯ молодые 
ученые 
Бюраканскои астро­
HOM Цjl    eCKOи обсерватории. 
рит ли 
8ТI), О том, что осколки первичного, дозвезд­
ного вещества Метагалактики не исчезли 
и 
по с'ей 
день? Сегодня 
их 
деятельность затухает, но мил­
лиарды лет назад 
npou;ecc 
шел бурно, о чем 
и 
свидетельствуют квазары. Ибо, как уже говорилось, 
наблюдая далекие объекты, астрономы словно за­
глядывают ,в далекое прошлое изучаемой 
ими 
ча-
сти 
вселенной. 
н. сТр. 
37 
~ 
~ АЛЫБ. Кто назвал 
бы 
его 
iI...-8 
новичком? Он умел, быс1-
ро раздвинув телескопи­
ческие трубчатые штанги,. забро­
сать облаками пены громадные 
пылающие башни цистерн. Не раз 
отводил в затворы, заполненные 
водой, ручьи загоревшейся неф­
ти. она вмиг кипятила воду и со 
свкстом, уже потухшая, выплески­
валась обратно. 
И 
горящие фонта­
ны бывали. Правда, на полигонах, 
где знаешь: станет горячо не на 
шутку, завернут штурвалом за­
слонку 
-
и .крышка. Там пламя 
было правильное 
-
столбиком 
вверх или как деревце 
-
не­
сколько веток от одного ствола 
... 
А 
здесь, в Эльдарово, он 
вдруг почувствовал себя, как если 
бы 
никогда прежде и не видел 
пожара. Перед вставшей на 
дыбы 
черной ревущей           · тучей люди со 
своими крошечными машинами и 
нитками шлангов не воспринима­
лись всерьез. За одни сутки огонь 
пожирал три миллиона кубиче-
П. Б 
О Р 
Н 
С О 
В, наш спец. корр. 
ских метров горючего газа­
бесценного чистого сырья, и ПЯТЬ 
тысяч тонн нефт"t в придачу. Все 
эти кубометры гl1гантским сталь­
ным от напора фонтаном выбра­
сывала 
58-я 
скважина... Очаг по­
жара 
-
почти с футбольное по­
ле. Дикий неистовый рев и неров­
но дрожащий гул раскалыва­
ют голову. В полдень не видно 
ни ЗГИ от жирного клубящегося 
ды~a. Может быть, так извер­
га  ются вулканы. Но их же не бе­
рутся тушиты Под лучами про­
жекторов, светящих круглые сут-
ки И С трудом пробиваЮЩI1Х 
Abl-
мовую завесу, в реве и грохоте 
моторов двигались, готовясь к тя­
желой схватке, бульдозеры, трак­
торы, отряды бойцов. 
Из 
сосед­
него с Тереком канала было ре­
шено пригнать воду по трехкило­
метровым рукавам-трубам в две 
запруды и шесть резервуаров, 
сооружаемых тут же из рулон­
ной стали. 
Растянувшись цепью вДоль края 
оврага, бойцы наступали на рас­
текающуюся, не успевающую сго­
рать нефть, преграждая ей путь, 
отводя в траншеи. 
-
Авшалумовl Можешь за-
браться в асбест-костюм. 
-
Ко­
мандир отделения махнул в сто­
рону ящика со спецодеждой. 
Плотная, трудно гнущаяся роба 
с наброшенным капюшоном; он 
попросил ее, потому что огонь, 
прыгая по сторонам, казалось, 
был 
готов подпалить только что сов­
сем безопасное место. Круче­
ные жгучие смерчи спиралями 
разносили жар, раскаляли иссох­
шую землю и воздух. Двига­
ясь через такое пекло в · робе, 
Талыб чувствовал 
-
больше не 
сможет: в этом костюме можно 
было пробежа,-ь через зону ог­
ня, но работать 
-
как под рас­
каленным железным колпакомl 
Остальные ребята работали на­
легке, обдаваясь струями воды. 
Со спин и плеч поднимался пар. 
Обгорали края одежды. Но так 
было сподручнее. 
Вечером в вагончике, когда все 
укладывались спать, Талыб ока­
зался в центре внимания. 
-
Авшаnумов, .дорогой, как 
считаешь, если под робу еще и 
ВОДQлазный СlSафандр поддеть? 
В ночи был   · о слышно, как за­
вывает ПОЖilРl1ще. Запах гори 
преследовал всюду. Ребята стих­
ли вдруг, прислушиваясь 
... 
Сюда, под Грозны~, собрались 
семьсот ПОЖаРНЫХ и монтажни­
ков из Баку, Д.агестана, Грузии, 
Ставропольского края. Самые 
опыныы,' потерявшие счет поту­
шенным огням, во главе с генера­
лом Земским и полковником Тка­
ченко, вошли в боевой штаб. 
А 
началось все так 
... 
Внутреннее пластовое давление 
в скважине, неожиданно прыгнув, 
превзошло полтысячи атмосфер, 
далеко перекрыв ожидаемый 
обычный напор. Столб газа и 
нефти сорвал трубоотвоД с верх­
него участка арматуры. Она вре­
залась в крестовину смонтирован­
ных над устьем распределитель­
ных труб... Искраl 
И 
вулкан огня 
взорвался на семьдесят метров 
ввысь. Че~з СЧИТilнные минуты в 
15 
HilACilAHOM 
реве 
KOCTpil 
рУХНУЛil 
БУР08i1Я ВЫШКiI, НilСТУПИВ ногой-
опорой 
HiI YCTloe 
и Рilздробив 
огонь 
HiI 
несколloКО фОНТilНОВ. 
Воском ПЛilВИЛОСIo И РilзлеТilЛОСЬ 
оБОРУД08i1ние. 
ШТilб Нilпр"женно ИСКilЛ пути 
Нilступления. 
Но 
не только ШТilб в эти мину­
ты, но и КilЖДlolЙ боец 
8 
отделе­
нии АВШilЛУМОВiI мучил себя во­
просом: 
KilK 
СТilЛ 
бы 
тушить он 
CilM? 
-
HiI 
Нефтяных КilМНЯХ тоже 
бlolЛО пекло. А ПеСЧilное море! 
.. 
Кто помнит ПеСЧilное? 
Откликнулись двое. Отделение 
было из молодых 
и, хотя в душе 
СЧИТilЛИ они себя БЫ8i1ЛЫМИ бой­
ЦilМИ, отпустили 
YCIoI 
И гордились 
выцветшими ГИМНilстеРКilМИ, но 
HiI 
ГИМНilстеРКilХ ПОКiI бlolЛИ ЛИШIo 
РilЗРЯДНlolе ЗНilЧКИ. 
И 
КОМСОМОЛIo­
ский. В общем 
было 
еще С80бод­
ное место. 
-
HiI 
ПеСЧilНОМ смерчи пере­
ТilСКИВilЛИ фilкел, ПОКiI не ДilЛИ 
ПРИКУРИТIo шести 
подряд 
морским 
СКВilЖИНilМ. ЭСТilКilДil полетеЛil, 
нефть РilСПЛlo18ilЛilСЬ кругом. 
CilMO 
море горело! 
И 
все 
ж 
потушили. 
-
То другое дело, 
о 
80де 
го­
ЛОВiI не болеЛil. А здесь того и 
жди 
-
треснет земля от сухого 
Жilрil 
... 
-
БIoIЛ бlol не ТilКОЙ бешеНlolЙ 
огонь, может быть, ЗilТУШИЛИ бlol 
СТilЛЬНЫМИ ПЛИТilМИ. 
Или 
нет, 
для 
ФОНТilНiI это не подойдет 
... 
-
Может, пробурить НilКЛОН­
ные СК8i1ЖИНIoI, отвести ГilЗ? 
-
Нет, это ДЛИННilЯ история 
-
РilБОТiI 
HiI 
ПОЛГОДil. К тому же 
orOHIo, 
не подоБРilТIoСЯ, 
HilA CilMIoIM. 
OBpilrOM. 
-
ОСТilется НilПРil8ленный ВЗРЫ8. 
Это 
cilMoe 
мощное. Что же еще? 
НilЗilВТРil wел бой 
KilK 
бой. Без 
гипербол. СпеРВiI ilртобстрел. 
К огню 
подполз 
TilHK. 
Сто девяно­
сто его выстрелов 81оlБИВilЛИ 
обо­
РУД08i1ние 
из 
огневой ЗОНIoI, ос­
воБОЖДilЯ 
подход К 
СКВilжине. 
БУЛloдозеры ЗilСlolПilЛИ ложбину 
OBpilril. 
Потом 
люди, 
ПРИКРЫВilЯСIo 
ЩИТilМИ, 
под 
сеткой воды 
пошли 
HiI 
огонь. ЗililРКilНИВilЛИ 
HiI TPOCIoI 
ОПЛilВИ8wие-ся 
обломки. 
ТЯГilЧИ 
РilСТilСКИ8ели 
их. 
После РilСЧИСТКИ 
площадки факел, выпрямившись, 
прыгнул еще выше 
-
на сто 
тридцать метров. Наконец все го­
тово. Взрыв четырехсот килограм­
МОВ аммонита разорвал небо. 
Огонь шарахнулся врассыпную 
и... 
тут же встал опять. Прожор­
л  ивый, непобедимый. Два месяца 
не стихал пожар 
... 
-
Я, 
может быть, только в 
Эльдарово стал пожарным, 
п ризнает            с  я Та   л ыб. 
Мы 
летим с 
ним 
ИЗ Москвы 
н оч    н ым 
рейсом. 
-
Чем же потуш    и  ли~ О, уви­
дишь, 
т акие пушки 
-
ураган на 
кол     е  с  а  х. В Баку в  с е увидишь. 
И 
го  род пока   ж у, 
-
в который 
р а  з о бещ  а  ет он мне. 
-
А 
то 
ни­
чег    о н  е поймешь. Чт   о 
мы 
-
про-
сто огонь гасим? нефты Сколько 
в ней труда. тыячии людей, горо­
да, вся республика связали с ней 
жизнь 
... 
горОД ТАЛЫ&А. Ночью 
peai<-
тивный самолет казался застряв-
шим 
автобу          с ом. Прекрасным, 
комфортабель                    н ым ав   т обусом, 
буксующим где-нибудь в степи, 
rевущим 
-
и 
ни с места. Ничто 
не выдает скорости. За окнами 
непроглядная тьма, тревожно 
вспыхивают цветные сигналы на 
крыльях, 
а звездное небо 
-
огни 
городо        в, 
-
почему         - то опрокину            ­
то вниз. 
Незаметно полоснула заря, 
расплылас               ь, растворив темноту, 
и 
вот уже не ночь, а серое раннее 
утро, 
и 
такая далека          fl еще три 
часа назад земля л~ниво повора­
чивается внизу, зашторивает ок­
на 
и 
ВДР    У Г прыгает под выстав­
ленные колеса ИЛа. Бакинский 
аэродром встречает нас 
липким 
нефтяным ветром, дующим по 
желтому плато от бесчисленных 
рощ буровых вышек. Каждая 
вышка зигзагом перечеркнута 
лестницей. Дорога в го   р од, как 
ритуал посвящения, введения в 
с толицу нефти. Пока 
мы 
ехали, 
Талыб сидел важный, как н ефТЯ­
ной король, щурясь п оглядывал 
на меня 
и 
с видимым удоволь            с  т­
вием вдыхал неф   тя   ной а ромат. 
Ничком лежат по с  т оро    на  м мон­
т ируемые буровые к онст      р укции. 
Коромысла качалок, м онотон        ­
но кланяясь, пере      гон    яют н ефть в 
зеркально-черные запр     у ды. Нефть 
видишь 
жирными 
пятнами на зем­
ле и даже в 
обычн      ых 
на вид при    ­
дорожных лужах. 
Город еще не проснулся. То  л  ь  ­
ко дворники, шурша широкими 
метлами, метут с м осто      в ых яго­
ды 
шелковицы, раздавле             н ные в 
кровь, сор, тополиные листья, 
облетевшие от извечного ветра. 
Спят зеленые площади, стан­
ции 
метро и асфальтовые прос­
пекты. Миновав 
их, мы 
очутились 
на гулких старых улочках, над 
к амнями которых сундуками на­
висли балконы в зелени виног­
рада-дичка, а иногда и пестрых 
коврах, вывешенных 
солнце. Остро цокая 
на ветер и 
каблуками, 
прошел мимо смуглый юноша с 
гвоздикой в руке. На углу сто­
рож беседует с приятелем, вы­
шедшим прогулять собачку. 
В двери парикмахерской 
-
бар­
барханы появился заспанный ма­
стер. 
Мы шли 
молча мимо кре­
постной стены города ширванша­
хов, будто сложенной 
из 
брусков 
халвы. Мимо древней крепости 
Кыс-Каласы 
-
Девичьей башни. 
Мимо еще отключенных фонтанов 
приморского парка 
-
вода пунк­
тиром капала с чаш. 
Шли к 
бере­
гу Каспия. 
Ветер оставлял желто-зеленые 
прочесы в серой воде и улетал 
к 
горизонту, туда, где еле замет­
ными 
штрихами тянулись вышки 
морского промысла. Здесь нефть 
везде. Кажется, пробури скважину 
под декоративной, символической 
вышкой в центре парка отдыха 
-
нефть найдется и там. Закупорен­
ный без света 
и 
- воздуха в рас­
щелинах пластов, веками томится 
этот 
джинн, 
на все готовый, гото­
вый ради освобождения. Когда 
его осторожно кормят воздухом 
«с ложечки», он запросто движет 
17 
дизели rpoMaAНl,lx машин 
и 
ко­
раблей. Изголодавшийся по кис­
лороду, он ждет только сигна­
ла 
-
искры, пусть случайной. 
И 
вот тогда-то он 
и 
набрасы­
вается жадным пламенем на не­
бо, заслоняя солнце черным ды­
мом 
... 
На 
углу 
тихой покатой улочки 
Талыб остановился. 
-
Тебе сюда. В этот дом идут 
сигналы о помощи с разных про­
мыслов 
-
ближних 
и 
дальних. 
К 
Ткаченко 
-
на второй этаж. Хо­
тя 
и 
рано, наверняка полковник 
у 
себя. 
-
Он посмотрел на ча­
сы. 
-
Побегу 
я, 
увидимся в от­
ряде. 
УЧИТЕЛЯ Т АЛЫ&А. 
-
В конце 
мая 
группу 
бакинцев срочно 
вызвали на промыслы под Ши­
барган, в Афганистане, 
-
так на­
чал свой рассказ Константин Вла­
димирович Ткаченко. 
... 
Навстречу раскаленному не­
щадным солнцем ветру в горячей 
пыли 
бежит потрепанный «виллис». 
Плывут контуры пологих охристых 
холмов. Ночь будто исчезла на­
всегда, как 
и 
дождь. Ночь исчезла 
в слепящем зареве нефтяного по­
жара. За холмами разбросаны 
глинобитные соты поселка. Чер­
ными толпами недвижно стоят 
дехкане, не отводя от пламени 
слезящихся глаз. Сначала пришла 
засуха 
и 
трескалась, как перга­
мент, земля. Теперь дьявольский 
огонь. 
-
Знак аллаха, 
-
шепчут су­
хие губы стариков, 
-
зачем лю­
ди 
выпустили шайтана. Не надо 
было трогать здесь землю. 
-
0-0-0, 
-
стонет мулла.­
Двадцать тысяч верующих долж­
ны подойти к огню. Только 
их 
неустанные молитвы смогут 
... 
Рванулись вдруг к небу один за 
другим 
взрывы. Избыточное дав­
ление в пласте разорвало колон­
ну обсадных труб, 
и 
газ выбрасы­
вал 
их 
на поверхность. Снарядами 
взлетали они 
из 
скважины, вырыва­
лись 
из 
пламени пожара; сруб­
ленным стальным лесом тру­
бы 
перегородили подходы к 
устью. 
Окна рыжего открытого огня 
пробивались в черных клубах ко­
поти, сжимаясь 
и 
разбрасываясь 
веером. 
-
Это безбожники выпустили 
шайтана, 
-
причитает мулла, 
-
мало двадцати тысяч, пусть собе­
рутся сто тысяч правоверных, 
и 
шайтан уйдет, 
Обстановка между тем изме-
18 
нилась, глубинное разрушение 
скважины делало бессмысленным 
тушение фонтана. Но местные 
власти настаивали 
-
хоть одну 
темную ночь, дайте хотя 
бы 
одну 
ночь без огняl Тушение стало де­
лом принципа. Нужно было дока­
зать, что 
люди 
в силах победить 
огонь. 
К 
скважине подвели заряд, 
подорвали, 
и 
мощная стена взрыв­
ных газов оторвала пламя от го­
рючего 
... 
Бакинским пожарным приходи­
лось спешить к нефтяным оча­
гам в Германской Демократиче­
ской Республике, Индии, Албании. 
-
В индийском штате Ассам ту­
шили 
горящую «этажерку»­
ряд 
вспыхнувших фонтанов 
-
из 
скважин, пробуренных на много­
пластовых залежах. 
-
Константин 
Владимирович рисует на настоль­
ном календаре схему. 
-
Начало 
было нелегким, одна печальная де­
таль поразила нас тогда: индий­
цы-пожарные подносили песок 
горсточками, в мисках на голове, 
в подолах накидок, а мощный 
бульдозер стоял в стороне. Так 
получилось, что эта поездка кон­
чилась не только ТУШ"",",ИI3М. 
В Сибсагаре, Калькутте, Мадра­
се, Ахмадабаде в переполненных 
залах рассказывали мы, как сла­
дить с огнем 
-
импровизирован­
ный университет пожарного 
дела 
... 
В 
SO-x 
годах в Албании ОГРОМ·· 
ный факел нефтяного пожара 
сигналом бедствия 
«50S» 
вид­
нелся даже в соседних стра­
нах 
-
Югославии 
и 
Греции. 
С 
пляжей Адриатики туристы по­
спешили домой. 
Западная пресса трубила повсю­
ду: «Русским не потушить 
... 
Неиз­
бежны новые катастрофы 
и 
жерт­
вы. Только вызов мистера О'Кин­
ли из 
Соединенных Штатов подаст 
надежду». 
Нельзя было допускать 
и 
ма­
лейшей неточности, 
-
продол­
жает Ткаченко, 
-
на консольной 
стреле крана в зону пожара 
был 
введен точно рассчитанный по си­
ле заряд. Рассчитанный потому, 
что, потушив огонь, необходимо 
было уберечь скважину от разру­
шений. В конце концов расчет 
направления 
и 
силы взрыва оп­
равдался: 
мы 
разом отрубили 
языки огня. Потом, даже на пля­
же, к нам подходили албанцы, 
жали руки 
... 
-
Постойте, где же так 
рубили 
огонь? 
-
не выдержал 
я. 
-
Что­
то по сказочной части 
-
«и от­
рубил 
он тогда саму последнюю 
огнем дышашу голову Змея Горы­
ныча 
... 
» 
Похоже, былинный доб­
рый молодец 
был 
профессио­
нальным пожарным. 
-
Возможно, 
-
улыбается Кон­
стантин Владимирович, хотя 
случается, слово «пожарный» на­
водит на 
другую 
картинку 
-
не­
лепый усач в каске, дремлющий 
за сценой. Есть такой комедий­
ный манекен. 
Ну, 
а 
мы, 
ду­
маю, не 
из 
комедий 
и 
не 
из 
ска­
зок. Каждый делает свою рабо­
ту. 
Мы 
тоже 
... 
И 
в тот раз 
и 
после, разговари­
вая с пожарными, 
я 
открывал 
для 
себя неожиданную вещь, что 
можно привычно 
и 
ПрОфессио­
нально думать о диких, вполнеба, 
огнях, без особых эмоций рас­
суждать о них, как о материале, 
с которым работаешь. Нереши­
тельность, может быть, страх­
все это, верно, бывает. Но они 
не говорят об этом. 
И 
все-таки сможете 
ли 
вы на­
звать эти схватки с огнем обыч­
ным словом 
-
работа? 
Я не мог. Даже видя всего 
лишь 
хронику крупных пожарищ. 
Глаза, сухо горящие на черных от 
жирной сажи лицах. Людей в об­
горевших робах, шагающих в ад­
ский костер. Фотографии погиб­
ШИJ:. 
Скажите, 
-
спрашивал 
я,­
что, по-вашему, самое главное 
при наступлении на пожар? 
И, 
не 
сговариваясь, самые разные 
люди 
отвечалн мне: 
-
Вернть в того, КТО рядом. 
Целиком полагаться на человека, 
с которым идешь в огонь. Вы 
заметили, 
-
говорили мне, 
-
как 
переговарнваются в оглушитель­
ном реве фонтана, когда от гу­
дення пламени бесполезно кри­
чат даже в мегафОН? Пишут сло­
ва на дощечках, на коробках 
«Казбека». Так вот, еще лучше 
поннмать 
друг 
друга с полудви­
жения, полувзгляда. 
Об этом говорили мне 
и 
в 
учебном отряде, где 
мы 
снова 
увиделись с Талыбом. 
И 
в молодом еще научном 
центре пожарной службы респуб­
лнки, в котором конструкторы, 
химнки, нефтяникн готовятся 
встретить во всеоружни преда­
тельский огонь, отыскивают его 
ахнллесову пяту. 
-
Помнишь, 
я 
рассказывал те­
бе об ураганах на колесах,­
говорнт Талыб, 
-
отсюда они 
и 
пришлн, нашн турбореактивные 
пушки. Вндел 
бы 
ты 
их 
тогда в 
Эльдарово 
... 
ПО6ЕДА т АЛЫ6А И 
ЕГО 
то­
ВАРИЩЕМ. Новые машины подве­
ли с трех сторон факела, когда 
все другие средства оказались 
бессильными. Взревев на высо­
кой ноте, перекрывая даже рев 
пожара, скрестили они под бес­
нующимся пламенем тугие столбы 
пены. Дробно задрожала раска­
ленная земля. Огонь заметался, не 
находя себе места, но продолжал 
гореть, как и раньше. Сотни 
людей собрались кругом. Такого 
видеть не приходилось. Перекре­
пие струй пены стали передвигать 
вверх-вниз. Пламя сопротивля­
лось, раскачивалось и вдруг мед­
ленно поползло вверх с пере­
крести ем вместе. Потом сорва­
лось, прорвавшись к горючему. 
И 
все повторялось сначала. 
И 
вот, вытянувшись далеко, пла­
мя 
оторвалось и пропало. Лишь 
бурый фонтан нефти 
бил 
из 
устья. Уставшие от борьбы 
люди 
не сдерживали восторга. 
(<<Я 
кри­
чал, наверное, громче всех»,­
хмурясь, вспоминает Талыб.) На­
конец-тоl Но упрямый огонь 
вспыхнул снова, еще не сошли с 
лиц 
радостные улыбки. 
И 
опять 
пушки отрубают факел. К горло­
вине будто 
бы 
вконец погасшей 
скважины идут пятеро 
-
удалить 
обгоревшую арматуру, смонтиро­
вать новую. Рядом с фонтаном 
любое неверное движение может 
стоить жизни. Чтобы снова не 
вспыхнула искра, они крайне ос­
торожно работают бронзовым ин­
струментом. Наглухо закрывают 
затворы. Все моментально стиха­
ет. Газ смирно уходит в трубы. 
Над спасенным промыслом 
-
чи­
стое синее небо. В пятнах пара­
фина и потеках нефти, 
люди 
тя­
жело дыша, ощутив бесконеч­
ность минуты, возвращаются на­
зад. 
29 
декабря, перед новым, 
1968 
годом газета "Правда» со­
общала: 
« 
... 
Вчера в Грозном опублико­
ван Указ Президиума Верховного 
Совета Чечено-Ингушской 
АССР 
о 
награждении почетными грамотами 
50 
работников пожарной охраны, 
нефтяников и горноспасателей, 
проявивших особое мужество при 
тушении пожара и ликвидации 
открытого нефтяного фонтана». 
Это сообщение мелким шриф­
том, нередкое в наших газетах и 
привычно пробегаемое глазами, и 
навело на мысль познакомиться 
с людьми, неизменно оказываю­
щимися там, где, угрожая труду и 
жизням, пылает дикий огонь. Та­
кая уж у них профессия 
... 
2* 
Н. 
К А 
Р 
А Ц У 
n 
А, 
ГероА 
COBeTcKoro 
СОlOза, 
попков ник запаса 
вязана моя комсомольская юность с по­
гранзаставой, как впрочем, и вся жизнь 
... 
Наша погранзастава переписывалась СО 
строителями КОМСОмоllьска-на-Амуре. 
Мы 
знали многих из них 
по именам, знали о трудностях и радостях работы строителей и 
понимали, что, охраняя границы, 
мы 
охраняем их труд, созидатель­
ный порыв всех советских людей. 
Мы 
знали: каждый враг нес на 
нашу землю, может быть, десятки, сотни смертей, и 
для 
нас было 
делом чести не пропустить ни одного нарушителя. 
... 
Я 
вспоминаю одну из самых трудных своих ночей. 
На участок вышел, когда стемнело. Погода скверная 
-
ветер, 
мелкий, острый дождь, каждая капля впивается в лицо. Луна за­
крыта тучами, тьма стоит непроглядная. В шуме ветра глохнут все 
звуки. 
Для 
перехода границы самое лучшее время. 
У 
погранични­
ков вырабатывается какой-то профессиональный инстинкт: в такую 
ночь чувствуешь себя напряженней, собранней. 
Вдруг Индус мой забеспокоился, рвет поводок. На изучение 
-
две минуты. К северу от границы прошла группа, человека три. 
Прошли довольно давно, не сразу настигнешь. 
И 
местность та­
кая 
-
лесом, в гору, а гора крутая, тропинки нет. Идти надо 
быстрее врага раза в два. 
Больше десяти километров прошел, и как-то внезапно, из-за ку­
стов, они открылись. Трое. Идут друг за другом, след в след. 
У 
заднего карабин наизготовку: курок взведен. Но меня, на сча­
стье, не видят. Бросаюсь на вооруженного. Те, что впереди, и не 
слышат, продолжают идти. Но замыкающий успел-таки выстрелить. 
Самому-то не помогло 
-
я 
его связал, но другие услышали 
-
и 
в разные стороны. 
Оставил связанного 
-
... 
на поисю! остальных. Поймать их по­
мог Индус 
... 
Собрал я, наконец, их всех вместе. Но тут допустил ошибку. По­
ка бандиты не разобрались, что 
я 
один, пока их первый испуг не 
прошел, и надо было сразу вести их на заставу. 
А я 
стал их 
обыскивать. Посадил Индуса наблюдать, осмотрел одного, отобрал 
снаряжение, обыскиваю второго. 
А 
ведь слышал их шепот за спи­
ной, рычание собаки 
... 
И 
вдруг 
-
удар в лицо. Свалили. Все, думаю, не выжить. Смер­
ти 
я 
не боялся, боялся худшего 
-
пропустить хоть одного ИЗ 
них. Чувствую, что теряю сознание, вырвал руку, выстрелил наугад. 
Одного 
-
наповал, как раз того, который первым напал на меня. 
Остальные разбежались. 
Пришел в себя. Собака рада, что жив, ласкается. Превозмогая 
боль, вскакиваю. Индуса на поводок 
-
искать. Через час одного 
нашли. Обезоруженный, но сопротивлялся отчаянно. Русский, быв­
ший белогвардеец. 
Я 
все-таки справился с ним. Связал ему руки 
и шнурок надел: шесть метров шнурка на задержанного, и шесть 
метров 
-
на собаку. Так и пошли искать третьего. Индус вернул 
нас назад, к убитому. Показываю на него и говорю пойманному: 
-
Если поможешь задержать третьего 
-
буду просить командо­
вание о твоем помиловании, останешься в живых. Нет 
-
пеняй 
на себя. 
Согласился. Километра четыре еще так прошли. Собака и на­
рушитель на поводке, 
я 
-
за ними. 
И 
вдруг стал отказываться 
мои пленник, не хочет идти дальше. Что делать? Связал его, оста­
вил у поваленного дерева. Сам отправился на поиски. Следы при­
вели к границе. Но уже рассвело, перейти границу обратно при 
свете дня враг не решался. Он предпочел поосновательнее замас­
кироваться. Тем временем вышел свежий наряд пограничников, и 
общими усилиями третьего нарушителя удалось отыскать 
... 
Я 
знаю 
-
и сегодня труд пограничника нелегок: приходится 
быть всегда начеку, быть собранными и мужественными, готовы­
ми к подвигу. Но смена выросла у нас хорошая; нам, старым по­
граничникам, есть чем гордиться. 
КАЮТ-КОМПАНИЯ 
«ВОКРУГ СВЕТА» 
~ 
огда-то 
я 
думала: что 
// . 
если мы встретимся, то 
\' 
не стану с Вами раз-
говаривать. Ведь 
я 
с 
первого же дня знала, 
что Вы советсиий раз вед чии. 
Знала 
я и 
о подпольной группе 
в шиоле 
и 
ревела от злости 
и 
обиды, что ни Вы, ни Жень­
ка мне не доверяете. И вдруг 
Вы начали учить меня азбуие 
Морзе 
и 
шифровальному делу! 
До сих пор помню: «В глубо­
иой теснине Дарьяла, где роет­
ся Терек во мгле 
... 
:\> 
Кан 
я 
гор­
дилась, каи была счастлива 
... 
А потом Вы скрылись, не оста­
вив мне ни связей, ни задания. 
Вы тан обидели меня своим 
недоверием. 
Ушли, 
даже не 
простившись 
... 
:\> 
Такое письмо получил мой 
20 
А. Н ИКОЛА ЕВ 
Р"сунк" 
п. 
ПАВЛИНОВА 
друг 
много лет спустя после 
войны от Тани Соиоловой, од­
ной 
из 
учениц школы, где во­
лею обстоятельств довелось ему 
работать в нелегние военные 
дни. Получил 
-
и 
сразу вспом­
нились те, с нем столннула его 
тогда судьба 
... 
Вот история, которую 
я 
услы­
шал от своего друга. 
В первых числах ноября 
1941 
года по 
ряду 
причин мне 
пришлось срочно понинуть 
оинупированный гитлеровцами 
большой город, где 
я 
выполнял 
специальное задание советсного 
номандования. Преследуемый 
бунвально по пятам гестапов­
цами, 
я 
сунул в вещевой мешон 
свою рацию 
и, 
не успев даже 
переодеться, садами 
и 
глухими 
переулнами выбрался на ас­
фальтовое шоссе. Я должен 
был 
во что 
бы 
то ни стало 
добраться до одного примор­
сного городна. Там 
у 
меня 
бы­
ла явна, связь с Моснвой, воз­
можность получить 
из 
Центра 
новое задание, найти нужных 
людей. 
Просидев в наних-то нустах 
до рассвета, 
я 
вышел на узную, 
разбитую 
и 
понрытую 
TOJiCTbIM 
слоем 
грязи 
дорогу. По ней 
почти непрерывным потоном 
натилась н 
югу 
немецная тех­
ника: артиллерия, танни, 
гру­
;ювые машины, набитые мок­
рыми, озябшими солдатами. 
Непобедимый вермахт, покори­
тель Европы! Они еще не зна­
ли, 
эти серо-зеленые завоевате­
ли, 
что ждет 
их 
впереди 
... 
Идти по шоссе с рацией за 
плечами было 
бы 
безумием. 
Я сверну 
л 
в сторону от до­
роги прямо в онеан грязи 
и 
побрел параллельно шоссе, 
ЩJлеко обходя все деревушни 
и 
хутора, прямо по полям, паш­
ням, лесам, перелеснам 
и 
овра­
гам. Вес!> день 
и 
ночь шел, 
почти не останавливаясь. 
l{ 
ут­
ру второго дня похолодало. 
Дождь сменялся временами то 
снегом, то обжигавшей лицо 
леДЯНJЙ нрупой: земля под не­
прерывным дождем преврати­
лась в вязкую массу. Ноги 
нровоточили, легное демисезон­
ное пальто, пропитанное водой, 
стало свинцово-тяжелым 
и 
не 
грело, а леденило тело 
... 
Восьмого ноября, пройдя за 
три дня свыше ста нилометров, 
без сна 
и пищи, я 
добрался до 
нужного мне городна. Вечере­
ло, ногда 
я 
вышел на Примор­
сную 
улицу, 
где в доме 
учи­
теля Денисова была наша 
явочная нвартира. Но здесь 
су дьба готовила мне новый 
удар: на невысаном глиняном 
заборе углем было начертано 
два 
жирных 
нреста. Это 
был 
знак, что нвартира провалена. 
Я 
с 
усилием прошел мимо до­
ма не останавливаясь 
и 
в 
из­
неможении прислонился н воро­
там соседнего дома. Что де­
лать? 
Со снрипом приотнрылась 
налитна, 
и 
маленькая сухонь­
кая старушна, не выходя на 
улицу, 
внимательно оглядела 
меня. Я понимал, что грязный, 
изнуренный, почти босой чело­
веи вызывает повышенный ин­
терес на этой глухой улочие, 
где все знают 
друг 
друга. Но 
выхода не было. Я подошел 
н ней 
и 
понлонился. 
-
Бабушна, 
а где же 
Дени­
совы? 
-
А ты нто будешь-то? 
-
Племяннин Ален сандра 
Ивановича. 
-
Племяннин? Врешь ты 
что-то, парень. Нет 
у 
него ни­
нан ого племяннина. 
-
Бабушна 
... 
Видно, старуха ное-что поня­
ла. 
Она поначала головой 
и 
вытерла сухими, узловатыми 
пальцами поназавшиеся на 
гла­
зах слезы. 
-
Повесили нашего Ален­
сандра Ивановича. Тан-то, ми­
лый. 
-
Кан повесили? 
-
А вот тан. Им это не-
долго. А ты уходи поснорей 
отсюда. Полицаи в его доме 
третий день ного-то ожидают. 
Не тебя 
ли? 
_. 
Полицаи? 
-
Полицаи, милый, поли­
цаи. 
А 
сейчас 
все вместе по­
жрать пошли, паразиты, 
и де­
журного не оставили. 
Сейчас 
снова заявятся. 
-
Спасибо, 
бабушна. Пой­
ду я 
... 
-
Не могу 
я 
тебе ничем 
помочь, сынон. Уходи снореЙ. 
Иди 
по проулочну, 
а 
там вниз 
на Болотную. 
Ты 
в дом четыр­
надцать постучи. 
Последние слова снользнули 
мимо меня 
-
от усталости 
и 
голода нружилась голова. 
Я сверну 
л 
в переу лон 
и 
по­
брел н центру города. Преодо­
левая порывы ветра, брел, 
СIIотынаясь, по онкупированно­
му фашистами городу мимо 
наглухо занрытых ворот 
и за­
бронированных тяжелыми став­
нями онон. Приближался номен­
дантский 
час, а 
встреча 
с 
не­
мецним патрулем после шести 
часов вечера зананчивалась 
для 
всех жителей одинаново 
-
очередью 
из 
автомата. 
Где-то 
на перенрестке 
у лиц у 
меня 
подвернулась нога, 
и я 
рухнул 
ничном В грязь, придавленный 
тяжестью вещевого мешна. 
Я 
лежал 
в грязи не в 
силах 
приподнять 
даже 
голову. 
-
Что 
с 
вами? 
-
вдруг 
услышал 
чей-то голос. 
-
Вы 
нездоровы"! 
Ласновые, но сильные рунн 
помогли мне перевернуться, 
и 
я 
увидел лицо пожилого чело­
вена 
с 
серыми внимательными 
глазами. Хотел ему что-то от­
ветить, просить о помощи, но 
каная-то дымна затянула 
гла­
за, 
и я 
потерял сознание. 
* * * 
Проспал более суток Отнрыв 
глаза, 
обнаружил, что 
лежу 
раз­
детый в постели 
с 
чистыми 
простынями, под теплым одея­
ЛQМ. Каное это было блажен­
ство! Моя одежда, вычищенная 
и сухая, лежала 
рядом на .та­
буретне. 
-
Мешок 
.. 
--
Не беспонойтесь, все 
це-
ло. Отдыхайте. 
Человен, поднявший меня на 
улице, сидел у стола и 
при 
свете ноптилни рассматривал 
нание-то бумаги. 
-
Вы 
шли 
н Денисову? Да, 
погиб наш Денисов. Чудесный 
был 
человен. 
-
Но нан? Почему? 
-
При обысне 
у 
негО обна-
ружили радиостанцию. Мучили 
его ужасно. Но он умер, не 
про рони в ни слова. Вы можете 
мне доверять: «Ваш сын Вин­
тор живет 
у 
менЯ». 
Меня ударило нан тоном. 
Эти слова 
были 
отзывом на 
па­
роль, ноторый 
я 
должен 
был 
ска:шть Денисову при встрече. 
-
Кто вы 
и 
нан вас зовут? 
Я директор шнолы, Сналь­
пель 
Михаил Семенович. 
Что вы знаете о Дени-
сове? 
Александр Иванович­
l\10Й старый друг. Он сумел 
из 
тюрьмы передать мне пароль 
и 
отзыв, 
и я дал 
слово заменить 
его. Поэтому вас 
и 
направили но 
мне. 
-
К вам? Направили? 
-
Ну, вам же сказали: Бо-
лотная, четырнадцать 
.. 
Нет, 
еще 
не отлита та пуля, 
от ноторой мне суждено уме­
реть! Не обратив внимания­
от усталости, нонечно 
-
на 
слова стар ень ной «разведчи­
ЦЫ», Я 
шел 
именно по Болот­
ной У 
лице и 
упал в двух 
шагах 
от дома номер четырнадцать, 
дома Михаила Семенович;!. 
Поднрепившись отварной 
пшеницей, отдававшей нероси­
нnм, 
-
ее 
добывали в разру­
шенном порту, 
-
я 
поинтере­
совался, куда он запрятал мою 
рацию. 
-
А вот она. 
Я посмотрел 
и 
ужасну 
лся. 
Но тут 
же 
восхитился выдум­
ной Снальпеля. Мой замызган­
ный, грязный рюнзан, в ното­
ром 
были 
рация 
и 
пистолет 
ТТ, 
висел на самом видном ме­
сте 
-
оноло печни. Его опасная 
начинна 
была 
ПРИI\рыта нусна­
ми 
угля, а 
сам рюнзан до 
предела перепачнан угольной 
пылью 
... 
-
Ну, 
а 
теперь поговорим 
о 
деле, 
-
сназал Снальпель.­
Вам, нан 
я 
понимаю, необходи­
мо обосноваться в городе, пу­
стить норни, иметь чистые 
донументы. 
-
Да, нонечно. 
-
Тогда слушайте вни-
мательно. Ваши прошлые до­
нументы 
здесь 
не годятся. Но 
мы достали вам новые. 
Пона 
я спал, 
моя 
судьба 
была 
уже устроена. Михаил 
Семенович, имевший своих 
лю­
дей 
во всех учреждениях, со­
зданных оннупантами, 
уже 
до­
был для 
меня удостоверение 
с 
местной биржи труда 
и даже 
отметил его в 
полиции. 
Вот что 
значит прожить пятьдесят лет 
в одном городе 
... 
-
Вы теперь мой племян­
нин, учитель 
из 
Запорожья. 
Бывали там ногда-нибудь? 
-
Нет, ниногда. 
-
Вот это плохо. Но пере-
делывать донументы 
уже 
по­
здно. Приехали вы в наш го­
род на похороны моей жены 
и 
застряли 
из-за 
военных 
дей­
ствий. Ясно? 
-
Ясно. 
-
С 
завтрашнего дня начне-
те работать 
у 
меня в шноле 
учителем литературы. Это пона 
лучшее, 
что можно было при­
думать. Тан 
и 
отм·етили вас на 
бирже труда. 
У 
вас наное об­
разование? 
-
Военное. Но 
я 
не пони­
маю 
... 
-
Сейчас 
поймете. В городе 
застряло много ребят, ноторые 
в этом году должны 
были 
идти 
в десятый нласс. Нинто не зна­
ет, снолько продлится война, 
может быть 
еще 
годы, поэтому 
я 
решил собрать 
их 
всех, прой­
ти 
с 
ними в ускоренном темпе 
программу 
и 
выдать аттестаты 
за 
среднюю школу. 
-
Что дадут им ваши липо­
вые аттестаты? 
-
Не липовые, 
а 
самые на­
стоящие. Во время эвакуации 
мне 
удалось 
достать в здании 
гороно бланни аттестатов. Даже 
печать гербовую. Так что все 
будет по занону. 
-
Вы думаете, фашисты 
разрешат вам открыть школу? 
Они 
же 
нас в рабов мечтают 
превратить. Неграмотных, ту­
пых и 
покорных. 
-
На первых порах они 
либеральничают. В общем есть 
уже официальное разрешение от 
комендатуры 
и 
горуправы. Пло­
хо 
с 
помещением. Все школь­
ные здания фашисты заняли. 
Заниматься придется в ко нюш-
21 
не горкомхоза. Не ахти, ко­
нечно. Но что поделаешь? 
-
И вы хотите выдать меня 
за. 
преподавателя? Да десяти­
классники раскусят меня на 
первом же уроке! 
-
Они поймут все так, как 
нужно понять. 
-
Вы думаете? 
-
Уверен. 
-
Но 
я 
же ни черта не 
знаю. Накой 
я 
учитель! 
.. 
-
Ну-ну 
... 
Возьмем 
для 
на­
чала 
то, что вы хорошо знае­
те, «Войну 
и 
МИр1>, например. 
Читали, надеюсь? 
-
Вообще-то читал, но пом­
НЮ довольно смутно. Разве вот 
только главы о поход е На­
полеона. 
Мы их 
подробно 
в академии 
разбирали. 
-
Ну 
и 
чудесно. Вот 
и изу­
чайте 
с 
ними поход Наполеона. 
Но осторожно. Поменьше 
па­
раллелеЙ. Помните, что среди 
ребят находятся 
и 
дети тех, кто 
работает 
у 
немцев. Ребята они 
хорошие, 
за 
отцов не ответчики, 
но... Все-таки надо осторожно. 
'" 
'" 
'" 
Вскоре в полуразрушенной 
конюшне бывшего горкомхоза 
начали свой учебный год вы­
пускные классы городских 
школ. Для остальных классов 
не было пока ни разрешения 
комендатуры, ни педагогов. На­
чалась и 
моя «педагогическаЯ1> 
деятельность. 
Вооружившись прошлогодним 
классным журналом 
и для 
со­
ЛИДНОСТИ толстым портфелем, 
одолженным 
у 
Скальпеля, ров­
но в девять часов утра 
я 
во­
шел в тот угол КОНЮШНИ, кото­
рый 
теперь именовался десятым 
классом «А1>. 
Пятнадцать парней 
и 
восемь 
девушек дружно встали 
при 
моем появлении. 
-
Здравствуйте, товари-
щи! 
-
по-армейски обратился 
я 
к ним 
и сразу 
почувствовал, 
что брякнул не то, что нужно. 
Удивленные ребята ответили 
вразнобой 
и 
уселись 
за 
свои 
разномастные столы, не сводя 
с 
меня испытующих, любопыт­
ных взоров. 
Не надо было быть педаго­
гом, чтобы понять те чувства, 
которые переполняли сейчас 
этих обыкновенных советских 
школьников, тщательно приче­
санных 
и 
принаряженных 
ради 
первого учебного дня. Таня 
Соколова впоследствии мне 
рас­
сказала, 
с 
каким волнением 
ждали 
они этого дня! Нак хо-
22 
телось им, чтобы этот торжест­
венный день прошел так, как 
проходил всегда. Вот, мечтали 
они, чуть скрипнув, открывает­
ся 
дверь, 
и 
к учительскому 
столу, на котором стоит огром­
ный букет хризантем, подойдет 
знакомая им до последней мор­
ЩИНОЧКИ Серафима Павловна, 
Серпо, как прозвали ее, 
учи­
тельница литературы. Нласс 
дружно встанет навстречу 
из-за 
своих черных сверкающих 
парт. И все вокруг так близко, 
так :з.накомо: 
и 
черная доска, 
и 
палочка мела, 
и 
чистая влаж­
ная тряпочка... Милые мелочи, 
которые раньше не замечались 
и 
так мало ценились! И нет ни 
войны, ни вражеских солдат 
в родном городе, ни погибших 
родных, близких товарищей­
ни всего того ужасного 
и 
бес­
человечного, что, как страшный 
ураган, ворвалось в жизнь, все 
скомкав 
и 
изуродовав 
... 
Но все было не так Не 
бы­
ло двери 
-
был 
узкий проход 
между облезлыми lШ(афами. 
Не было парт 
-
были 
собран­
ные 
из 
разбитых домов разно-
мастные столы, скамьи 
и 
табу­
ретки. Не было букета цве­
тов 
-
был 
удушливый 
запах 
конюшни 
и 
полусвет от забитых 
фанерой окон, 
а 
над черной 
облезлой доской висел портрет 
фюрера 
с 
черными усиками 
и 
пронзительным взглядом ма­
леньких крысиных 
глаз... 
И не 
было Серпо. Вме:сто нее стоял 
незнакомыЙ. чужой человек, 
смущенный 
и 
растерянный, 
стоял 
и 
молчал, переводя 
взгляд 
с 
одного 
лица 
на другое. 
А поразмыслить новому пре­
подавателю было о чем 
... 
Только здесь, в полутьме ко­
нюшни, лицом к 
лицу с 
пыт­
ливыми, вопрошающими 
глаза­
ми, 
я 
ПОНЯЛ, что судьба свела 
нас вместе не только 
ради 
моей 
безопасности, не только 
ради 
моей маскировки. Отныне 
я 
дол­
жен разделить со Скальпелем 
его огромную моральную от­
ветственность 
за судьбы 
этих 
подростков. Только сейчас 
я 
понял все значение, всю глуби­
ну благородного замысла ста­
рого педагога. Дело было, ко­
нечно, не в аттестатах. 
Вырванные 
из 
привычного 
коллектива, подавленные от­
ступлением Нрасной Армии 
и 
оккупацией, эти семнадцати­
летние школьники, оглушаемые 
потоком 
лжи и 
клеветы, могли 
стать жертвой фашистской 
пропаганды. 
И 
старый 
учитель 
хотел сплотить их снова, вдох­
нуть в них веру в победу, 
за­
жечь 
в них стремление к 
борьбе. 
.. 
.я 
положил портфель на 
стол 
и 
обратился к моим 
уче­
никам: 
-
Зовут меня 
Сергей Сер­
геевич Нестеров. Я ваш новый 
учитель литературы. 
В трудное 
время приходится мне поздрав­
лять 
вас с началом вашего по­
следнего учебного года. Но 
я 
убежден, что никакие испыта­
ния, никакие жертвы не сло­
мили 
в вас веры в неизбежную 
победу правого 
дела. Без 
этой 
веры трудно нам 
будет жить, 
друзья 
мои. Я 
рад, 
что судьба 
свела меня с вами, 
и 
сделаю 
все, чтобы завоевать ваше до­
верие. Вот 
и 
все, что 
я 
хотел 
сказать 
при 
первом знакомстве. 
А 
теперь 
давайте начнем 
за­
ниматься. 
Все шло как будто так, как 
надо, но вместе с 
тем я 
чув­
ствовал, что в классе стоит на­
пряженная, тревожная тишина. 
Что-то должно было про 
из 
ой­
ти. 
Стараясь сохранить невоз­
мутимый 
вид, 
я 
открыл журнал, 
чтобы сделать перекличку, но 
в этот момент поднялся невы­
сокий парнишка с круглым 
приветливым лицом. Он про­
шел между 
столов 
и 
стал 
ря­
дом со мной. 
Друзья, 
товарищи! 
.. -
тихо сказал он. 
-
Мы 
поте­
ряли 
лучших наших товари­
щей, 
отдавших свои жизни в 
борьбе с гитлеровскими окку­
пантами: Васю Нараджи, Ваню 
Нрасноухова, Зину Воробьеву. 
Пять дней назад фашистские 
палачи 
расстреляли Валентину 
Хайт. 
От имени ком'сомоль­
ской организации школы 
пред­
лагаю 
почтить их 
память 
вста­
ванием. 
Все встали. Встал с ними 
и я. 
Медленно текли секунды 
... 
Передо мной стояла не склонив-
шая 
головы 
перед 
ненавистным 
врагом советская молодежь. 
Двадцать 
три 
комсомольца. Они 
стояли рядом, плечом к 
плечу. 
Ничто не могло поколебать их 
убеждений, их идеалов, их ве­
ры 
в незыблемость Советской 
власти, их юношеской 
дружбы. 
Женя Норшунов, это он сто­
Ю! рядом со мной, поднял к 
ПJIечу сжатый кулак 
-
всем 
был 
понятен 
и 
дорог этот сим­
вол борьбы 
и 
единства. 
-
Нровь 
за 
кровь, смерть 
за 
смерть! 
И еще 
двадцать два кулака 
ПОДНЯJIИСЬ в едином порыве. 
-
Нровь 
за 
кровь, смерть 
за 
смерть! 
Волнение душило меня. Но­
мок сжал горло, но 
я 
пересилил 
себя, открыл журнал: 
Нарабыкола Надя. 
-
Здесь. 
-
Подольский НИКОJIаЙ. 
-
Здесь 
... 
Потом 
мы 
увлеченно 
и 
об­
стоятельно 
раЗбирали 
с учени­
ками поход Наполеона на Рос­
сию. Право, не знаю, насколько 
это было по Толстому. 
Слиш­
ком 
уж 
много напрашивалось 
соблазнитеJIЬНЫХ 
параллелей. 
Но по тому, как блестели 
глаза 
учеников, 
я 
видел, что основ­
ное они усвоили хорошо: нико­
гда 
Россия не 
была и 
не 
будет 
по ко 
ре 
на иноземными захватчи­
ками. Закончил 
я 
урок слова­
ми 
Александра Невского: «Нто 
С мечом к нам 
придет, 
тот от 
меча и 
погибнет!. Успех перво­
го урока превзошел самые сме­
лые 
ожидания. Оказалось, что 
есть во мне педагогическая 
ЖИJIка! 
* • * 
Н вечеру этого 
же 
дня на 
квартиру Скальпеля 
пришли 
братья 
Норшуновы. Они долго 
вели вежливый разговор о по­
годе, о городских новостях, по­
ка, наконец, 
СкаJIьпель 
не 
прикрикнул на них: 
-
Ну, нечего кота 
за 
хвост 
тянуть! Говорите, 
зачем при­
шли? 
Ребята переГJIЯНУJIИСЬ. 
-
Сергей Сергеевич, 
вы 
нас, конечно, извините, но 
мы 
ведь сразу поняли, что никакой 
вы не преподаватель. 
-
Это по каким таким 
при­
метам? 
-
покосился на меня 
Скальпель. 
-
Михаил Семенович, ведь 
мы-то «Войну 
и 
мир. Толстого 
читали. 
СкальпеJIЬ ухмыльнулся. 
23 
∙-
Ну 
и 
что дальше? 
-
Сергей Сергеевич, 
вам 
же 
нужны помощники. Возьмите 
нас 
с 
Шуркой. Не можем 
мы 
сидеть сложа руки. 
-
Женя 
сжал кулаки. 
-
Я их все равно убивать 
буду! 
-
вскочил Шурка. 
-
Сядь, 
террорист. 
-
Женя 
дернул брата за руку. 
-
Сер­
гей Сергеевич, ведь мы 
комсо­
мольцы. 
Мы же 
клятву давали. 
Сами знаете. Но что делать 
-
не знаем. 
Я посмотрел на Михаила Се­
меновича. Тот кивнул голо.вой. 
Посвящать ребят в заДalНие, 
ради которого 
я 
находился 
в оккупированном городе, ни­
кто, конечно, не собирался. 
Но подумать о иных делах 
стоило 
... 
Вскоре по рекомендации Же­
ни Коршунова к нам присоеди­
нились 
еще 
несколько школьни­
ков. Раздобыли мощный радио­
приемник воронежского завода, 
не помню уж какой марки, 
к нему не было только пита­
ния. Собирали оружие 
и 
бое­
припасы 
-
их много можно 
было добыть в 
первые 
недели 
оккупации в местах недавних 
боев 
-
и 
хранили в тайниках 
... 
Так начала свою деятель­
ность комсомольская подполь­
ная группа в одном 
из 
малень­
ких приморских городков. 
• 
• • 
Довольно скоро 
я 
узнал, что 
наша группа не единственная 
в городе. Наладить 
связь с 
под­
польщиками помог случай. 
Мы 
с 
Женей Коршуновым. 
рылись 
как-то в полуразрушенном зда­
нии сельскохозяйственного тех­
никума, там в 
первые 
дни вой­
ны помещалась наша воинская 
часть. Женя утверждал, что 
там осталась пол,ковая рация. 
Он 
был 
прав. Но как 
мы 
ни 
маскировались, перепрятывая 
рацию, нас все 
же 
заметили. 
И заметил, как 
мы 
узнали 
позже, преподаватель педагоги­
ческого института Всеволод 
Петрович Давыдов, который в 
тех 
же 
развалинах добывал 
библиотечные книги 
и 
учебные 
пособия. Он, по-видимому, со­
образил, кто может интересо­
ваться такими опасными веща­
ми, 
как рация. И вот вскоре 
после этой встречи как-то ве­
чером 
пришел 
к Скальпелю мо­
лодой человек в форме эсэсов­
ца 
и 
попросил оставить его 
вдвоем со мной. 
-
Феликс Саркисян, быв-
24 
ший 
студент педагогичес-кого 
института. Работаю переводчи­
ком ортскомендатуры, 
-
пред­
ставился незнакомец. 
-
Очень приятно. Чем могу 
быть полезен? 
-
Времени 
у 
меня в обрез. 
Не буду играть 
с 
вами в прят­
ки, 
Сергей Сергеевич. 
Дело 
в том, что 
я 
оставлен 
здесь 
по 
заданию разведотдела Примор­
ской армии. Верный человек 
сообщил мне о вас. Я запросил 
своего «хозяина», 
и 
мне дали 
разрешение связаться 
с 
вами. 
-
Тут какое-то недоразуме­
ние. Я не понимаю вас. 
-
Сергей Сергеевич, я 
вас 
ни о 
чем 
не спрашиваю. И не 
требую ответа. Мне сообщили, 
что 
с 
вами нет связи. Предпо­
лагают, что из-за отсутствия 
питания 
для 
рации. Я принес 
два комплекта. Они в сенях. 
Срочно свяжитесь со своим 
Центром, 
и 
вы получите под­
тверждение. Я могу оказать вам 
серьезную помощь. Ежедневно 
шлите связного мальчишку на 
биржу 
труда к Вале М/1.рини­
чевой, будете получать опера­
тивную информацию. Пароль: 
«Тетя, матросы 
еще 
не тре­
буются?» Отзыв: «Заходи зав­
тра». Вот 
и 
все пока. До сви­
данья. 
Когда Феликс 
вышел, 
в ком­
нату вбежал побледневший от 
волнения Скальпель. 
-
Что случилось, 
Сергей 
Сергеевич? 
-
Все в порядке, Михаил 
Семенович. Вы 
же 
сами гово­
рили, 
что хороших 
людей 
везде 
много. 
* * • 
Вот что 
я 
узнал впоследст­
вии о Феликсе Саркисян'е, 
или 
Фельке, как все его звали. 
... 
В первых числах ноября 
1941 
года битва за город до­
стигла своего апогея. Фашисты 
атаковали непрерывно. Эска­
дрильи 
вражеской авиации вто­
рые 
сутки беспощадно бомбили 
город, порт, единственную ас­
фальтированную дорогу. Руши­
лись 
дома, 
горели 
санатории, 
госпитали, школы, склады. Ули­
цы были 
пустынны. Жители за­
таив дыхание 
сидели 
по 
щелям 
и 
подвалам, не зная, что прине­
сет 
им 
утро. 
Фелька спустился в подвал, 
где, съежившись, 
за мешками 
с 
кукурузой 
сидели ею 
роди­
тели. 
Ну, что там? 
-
Немцы в городе. 
Фелька 
присел 
около своих 
стариков. 
-
Папа, 
и 
ты, мама, послу­
шайте меня внимательно. Мне 
нужна ваша помощь 
... 
Фелька говорил со своими 
родителями в ту ночь, когда 
автоматчи~и немецкой 
дивизии 
занимали город, а днем, когда 
фронт продвинулся 
уже 
за го­
родскую черту, Феликс, краси­
вый, подтянутый 
и 
невозмутимо 
спокойный, прошел по пустым 
улицам истерзанного города 
и 
вошел в здание 
бывшей 
мили­
ции, где уже 
обосновалось одно 
из самых страшных подразде­
лений 
СД 
-
тайная полевая 
полиция под командованием 
штурмбаннфюрера Отто Кауша. 
Я забыл сказать, что, детство 
Феликса Саркисяна прошло в 
одном из тех 
сел, где жили 
в основном немецкие колони­
сты. Он кончил там немецкую 
среднюю 
школу 
и, 
таким обра­
зом, в совершенстве владел 
немецким языком. 
Через несколько 
дней 
жите­
ли 
города 
увидели 
Феликса 
одетого в щеголеватую эсэсов­
скую форму, 
с 
черепом на фу­
ражке 
и 
непонятными нашив­
ками на рукаве. Возмущению 
не было предела. Его, активно­
го комсомольца, заводилу всех 
клубных вечеров 
и 
молодежных 
походов, знал 
весь 
город. Вот 
уж 
подлинно черная душа, го­
ворили в городе, оказалась 
у этого парня! 
Но Фельку, как казалось, не 
смущала ненависть его земля­
ков. Зачисленный на долж­
ность переводчика, он быстро 
завоевал доверие своего на­
чальника. 
Был услужлив, 
ини­
циа11ивен, решителен 
и 
свои 
обязанности выполнял 
с 
макси­
мальной старательностью. Но­
нечно, его вначале долго 
и 
тщательно проверяли. Давали 
подшивать старые, отработан­
ные дела, а сами 
следили, 
не 
украдет 
ли 
он какой-нибудь 
документ, не читает 
ли 
он то, 
что ему не положено: «забыва­
ли» 
и 
«теряли» ордера на 
арест. 
Преодолел он 
и еще 
одно, 
самое страшное испытание. Он 
заставил 
себя 
не опускать глаз 
на допросах 
и 
пытках своих 
друзей и 
знакомых, посылаю­
щих 
ему 
проклятья 
... 
Отто Кауш 
был 
доволен. 
Он просто 
души 
не чаял в но­
вом сотруднике, 
умеющем 
пре­
дугадывать малейшие желания 
своего начальника. 
Постепенно к Феликсу пере· 
шло оформление всех протоко­
лов допросов. Он 
же был 
обя­
зан принимать донесения от 
тайных агентов 
и 
провокаторов, 
работавших 
среди 
местного на­
селеН'Ия. 
Это 
и 
было одно 
из 
главных его заданий. 
Благодаря тому, что 
люди 
Феликса работали буквально во 
всех важнейших учреждениях, 
созданных в оккупированном 
городе, ему удалось нащупать 
и 
установить контакты 
с 
двумя 
большими подпольными орга­
низациями, которые успешно 
действовали в городе 
с 
начала 
1942 
года до лета 
1943 
года. 
Эти 
группы 
организовывали си­
стематические побеги бойцов 
и 
офицеров Красной 
Армии из 
лагеря и из 
госпиталей города. 
Связные-подпольщики выводили 
их 
в 
лес 
к партизанам. Так они 
снова возвращались в строй. 
Но 
для 
того чтобы 
беглецы 
могли благополучно выбраться 
из 
города 
и 
миновать бесчис­
ленные контрольные посты 
и 
заставы, нужно было большое 
количество документов, 
и 
доку­
ментов «чистых», которые не 
возбуждали 
бы 
подозрений к 
их 
изнуренным 
и 
оборванным вла­
дельцам. 
В этом важнейшем 
деле решающую 
роль 
сыграла 
комсомолка Валя Мариничева. 
Надо сказать, что в этом го­
роде, как городе портовом, гит­
леровцы ввели особо суровый 
режим. 
Все трудоспособное на­
селение должно было зареги­
стрироваться на 
бирже 
труда. 
При регистрации паспорта от­
бирались, а 
взамен жители по­
лучали 
удостоверения, 
дающие 
право хождения по городу. Ес­
ли же 
кто-либо 
из 
жителей 
хотел выехать 
из 
города, то 
после получения 
разрешения 
из 
полиции данному 
лицу 
воз­
вращался на время поездки его 
паспорт. 
Как-то к Вале Мариничевой 
зашел ее 
преподаватель физи­
ки Всеволод Петрович Давы­
дов. Поговорив о том, о сем, он 
посоветовал Вале поступить на 
биржу 
труда 
-
там 
сейчас 
нуж­
ны 
люди 
со знанием языка. 
Девушка возмутилась: 
-
Я комсомолка! Работать 
на фашистов не 
буду! 
-
Ты 
хорошо знаешь не­
мецкий язык, Валя. 
~ Ну 
и 
что 
же? 
-
Так вот, поступай на бир­
жу 
труда. Это нам очень 
нужно. 
-
Кому нам? 
Ответа она не добилась. Ва­
ля 
понимала, что 
без серьез-
ных оснований 
ее 
учитель та­
кого совета не даст. "Утром она 
явилась к 
шефу биржи. 
Однажды вечером Всеволод 
Петрович снова навестил свою 
бывшую студентку. 
-
Ну как, устроилась 
? 
-
Тружусь 
«во славу Гит-
лера». 
-
Как к тебе ОТИОСЯ'l'Ся? 
Доверяют? 
-
А 
черт 
их 
знает! 
Зачем 
вы послали меня туда? Ведь со 
мной знакомые перестали здо-
роваться! Как на зачумленную 
смотрят... Скажите мне все, 
Всеволод Петрович. 
-
Вот что, Валя, ты доступ 
к паспортам 
имеешь? 
-
Ну, 
а 
как 
же? Переписы-
ваю, подбираю по алфавиту, де­
лаю 
разные выборки. 
-
Так вот, надо достать де­
сяток паспортов. Мужских. 
И чтобы года рождения 
были 
примерно такие 
... 
И Давыдов протянул Вале 
бумажку 
с цифрами. 
-
Как достать? 
-
Ну... украсть. Но это 
очень опасно. 
Ты 
понимаешь? 
Волнение охватило девушку. 
Ей 
стало все ясно. 
-
Всеволод Петрович! Это 
партизанам? 
-
Этого не знаю. Но 
я 
ска­
жу 
тебе, это поручение Фе­
ликса. 
-
Фельки? Но он 
же 
рабо­
тает в гестапо! 
трудно, так как удостоверения 
печатались на грубой бумаге 
и 
подчистки 
были 
мало замет­
ны. Фотографий на удостовере­
ниях, к счастью, не полагалось. 
Валя 
сумела привлечь 
к сво­
ей 
работе сотр~дН'Иков 
биржи 
Лиду 
Петрову 
и Мишу 
Штуль. 
Втроем работать стало 
легче. 
Однажды помощь подпольщи­
ков потребовалась нашей шиоль­
ной организации 
... 
• 
• 
• 
В середине декабря по своей 
рации я 
получил сообщение 
о разгроме гитлеровских пол-
-
Феликс работает по за-I 
данию... Понятно? НО ты об 
этом 
забудь. 
Накрепко 
забудь. 
Не з.арываЙся, 
будь 
осторожна. 
/ 
Действуй только наверняка. 
. 
-~....,. 
Вскоре десять паспортов 
из 
сейфа биржи 
труда попали в 
руки подпольщиков. Десяти 
беглецам из лагеря 
военно­
пленных 
была 
спасена жизнь. 
В 
следующий раз за 
очередной 
партией документов 
пришел 
к Валентине сам Феликс. Он 
ласково улыбнулся Вале, будто 
встретились они случайно в ко­
ридоре института. 
-
Ну как? 
--
Порядок. 
"Утечка паспортов 
с 
тех пор 
стала постоянной, но нужны 
были 
не только паспорта. Валя 
снабжала Саркисяна 
и 
удосто­
верениями со штампом о нетру­
доспособности. Делалось 
это 
так. На врачебный осмотр на­
правлялись старые 
или 
боль­
ные женщины. Все они прихо­
дили 
от Саркисяна. Получив 
бумагу с 
нужным штампом, Ва­
ля 
переделывала 
фамилии 
на 
мужские. Делать это было не-
чищ 
под Москвой. В этот 
же 
день на 
щите 
около комендату­
ры 
фашисты вывесили номер 
берлинской газеты «Фелькишер 
Беобахтер». Во всю ширину 
первой полосы в ней 
был 
по­
мещен фотоснимок. На нем 
сквозь дым 
и пламя 
отчетливо 
виднелись полуразрушенные 
стены Кремля, руины Большо­
го дворца 
и бушующее пламя 
вокруг колокольни Ивана Вели­
кого. Признаюсь, 
даже я 
на 
время см,утился. Фальшивка 
была 
сделана изумительно. 
Впечатление на жителей горо­
да 
она произвела убийственное. 
В удручающей обстановке 
начинал 
я 
на следующий день 
25 
свой урок. Я видел заплакан­
ные 
глаза 
девчонок 
и 
мрачные 
лица даже самых 
мужествен­
ных ребят. Я понимал, что 
им 
сейчас 
не до уроков, но отпу­
стить 
их 
по домам в таком со­
стоянии просто не 
имел 
права. 
Я решительно захлопнул жур­
нал 
и с 
улыбкой посмотрел на 
своих учеников. Они насторо­
жились. 
Моя улыбка 
была 
явно 
неуместноЙ. 
-
Ребята, вы умеете 
дер­
жать 
язык за 
зубами? 
ПоДнявшийся шум сразу 
за­
тих, как только встал Женя 
Коршунов. 
-
Сергей Сергеевич, 
я 
ру­
чаюсь за 
ребят. Вы можете 
нам доверять вполне. 
-
Я хочу привести вам 
конкретный 
пример, 
вернее 
иллюстрацию к пройденному 
материалу. Он, безусловно, вас 
заинтересует. Но 
если 
кто 
пикнет 
... 
-
Кто пикнет 
, 
я 
того табу­
реткой, 
-
пробасил Вася При­
ходько, огромный парень, по­
хожий на борца-тяжеловеса. 
-
Ну, ну, эта,к ты тут 
всех 
перекалечишь! 
Я вынул записанное этой 
ночью сообщение 
из 
Центра. 
-
«От Советского Информ­
бюро. О разгроме немецко-фа­
шистских войск под Москвой 
... 
:!> 
Пожалуй, меня первого Вася 
Приходько должен 
был 
стук­
нуть своей табуреткой. Начав 
читать спокойно 
и 
тихо, 
я 
не 
смог удержать волнения 
и 
гово­
рил 
все громче 
и 
громче 
... 
Сознание того, что 
этих 
над­
менных, спесивых покорителей 
Европы бьют в хвост 
и 
гриву, 
гонят на 
запад, 
что 
пришел и 
на нашу улицу праздник, 
пе­
реполняло душу ликованием 
и 
гордостью... Ах, побольше 
бы 
таких 
уроков! Я хорошо 
помню, как обнимали, целовали 
и 
тискали меня ребята. 
Это сообщение Совинформбю­
ро взбудоражило моих 
мальчи­
шек до 
предела. 
Оно толкало 
их 
к действию. После долгих 
переговоров, тщательной подго­
товки 
и 
разведки месТ'Ности 
мы 
провели неслыханно дерзкую 
операцию, которая всколыхнула 
весь город 
и 
привела в ярость 
гестаповцев. А самое забавное, 
что 
для 
нанесения удара по 
гитлеровцам было использовано 
их же 
оружие. 
Так называемая городская 
управа, созданная комендантом 
из 
предателей 
и 
провокаторов, 
решила 
выслужиться 
перед 
своими хозяевами. Восстановив 
один 
из 
усилителей радиотран­
сляционной 
сеТ'Н, 
они подклю­
чили 
к нему несколько мощных 
уличных репродукторов, уста­
новленных в центре города. 
Через 
этот радиоузел передава­
лись речи 
фашистских глава­
рей, 
сводки немецкого командо­
вания, распоряжения местных 
властей. Никто, конечно, эти 
передачи 
не слушал, но велись 
они регулярно. 
И 
вот 
22 
декабря, за час 
до 
начала фашистских 
передач, 
из 
репродукторов вдруг послы­
шался 
взволнованный 
мальчи­
шеский 
голос: «Говорит Мо­
сква. Говорит Москва. 
Переда­
ем 
сообщение Советского 
Информбюро. О разгроме не­
мецко-фашистских войск под 
Москвой 
... 
:!> 
Растерявшиеся полицаи не 
сразу сообразили, в 
чем 
дело. 
А на 
улицах 
уже творилось 
что-то неописуемое. Взволнован­
ные 
люди бежали 
со всех сто­
рон к репродукторам. барабаня 
по дороге во все окна 
и 
двери. 
«Москва передает 
... 
Москва 
... 
Москва 
... 
:!> 
У репродукторов со­
бирались люди, 
напряженно 
прислушивались к 
передаче. 
А слышно было плохо. 
И 
мощ­
ности было мало, 
и дикция 
у 
«диктора:!> 
была 
неважная. 
Но разве это имело значение? 
Полицаи 
и 
патрули бросились 
в толпу. Но ни угрозы, ни 
побои не помогали. 
Люди 
снова 
и 
снова возвращались к гром­
коговоритеЛЯм.НеуклюжиЙ по­
лицай 
пытался залезть на столб, 
но срывался, 
лез 
снова, 
падал 
и 
снова 
лез. 
Они не очень-то 
торonились, эти фашистские хо­
луи. Известия взбудоражили 
их 
по-своему. Разъяренные 
фаши­
сты заставили замолчать 
ре­
продукторы, 
лишь 
расстреляв 
их из 
автоматов. 
Повальные обыски домов, 
раСПОЛОЖенных вдоль трансля­
ционных проводов, в конце 
концов привели полицию в не­
жилую полуразвалившуюся по­
стройку рядом со зданием 
ге­
стапо. 
Там 
на полу стоял 
мощный воронежский приемник 
с 
полным комплектом питания 
и 
микрофон со специальным 
усилителем, 
перед 
которым 
еще 
вертелась на патефоне пластин­
ка 
с 
задорным 
маршем: 
«Мы 
красная кавалерия, 
и 
про нас 
былинники речистые ведут 
рас­
сказ:!>. 
Женя 
и 
Шура Коршуновы 
вместе 
с 
электриком Деминым 
провели эту операцию блестя­
ще. Жаль, 
конечно, было бро­
шенной «техники:!>, но 
игра 
стоила свеч. Начальник гестапо 
оберштурмбаннфюрер 
был 
вне 
себя 
от бешенства. 
Поздно вечером Валя 
Мари­
ничева принесла срочное сооб­
щение: 
шеф биржи 
труда полу­
чил 
приказание самого обер­
штурмбаннфюрера 
-
срочно от­
править всех учащихся на 
работу в Германию. Утром 
отряд полицейских оцепил 
зда­
ние конюшни, 
где 
так недолго 
работала наш школа. Но поме­
щение было пусто. В полном 
одиночестве висел на стене 
портрет 
фюрера, 
по которому 
шла 
жирная надпись: «Гитлер 
капутl". 
Информация Мариничевой 
спасла 
двадцать три жизни. 
• 
• 
• 
Вскоре после 
этих 
событий 
меня срочно вызвали на БоЛЬ­
шую землю, и я 
иадолго поте­
рял из 
виду своих дорогих 
ребят. 
Но потом, 
уже 
много 
лет 
спустя, я 
все-таки узнал о судь­
бах некоторых своих учеников­
подпольщиков, которые 
были 
рядом со мноЙ в далекие труд­
ные дни. 
Братья Коршуновы 
еще 
дол­
го выполняли задания в глубо­
ком немецком 
тылу. 
Случайная 
пуля 
оборвала жизнь Жени 
в 
1943 
году, а Шура, 
уже 
в 
рядах 
Красной Армии, дошел 
до Берлина. 
Не дождался Дня Победы 
и 
Феликс Саркисян. Он 
был 
выдан провокатором 
и 
расстре­
лян. 
Мне долго не удавалось ра­
зыскать свою 
любимую 
учени­
цу 
Таню Соколову. Наконец 
письмо 
с 
Донбасса, то, что вы 
прочли в начале моего рас­
сказа 
... 
Ах, Таня, Таня! Да не было 
на свете человека, которому 
я 
доверял 
бы 
больше, 
чем тебе! 
Но так сложилась тогда воен­
ная обстановка. 
Таню Соколову 
я 
предпола­
гал оставить радисткой в 
ее 
родном городе после своего ухо­
да оттуда. 
И 
я 
начал готовить Таню. 
Первые строки стихот.ворения 
Лермонтова 
были 
ключом 
к 
шифру 
нашей разведгруппы. 
Таню, как 
будущего 
радиста, 
мы 
не посвящали в дела под­
польщиков по неписаным зано­
нам конспирации. 
Военные события 
чили 
нас внезапно 
долго. 
разлу-
и 
на-
Мне хочется закончить свои 
воспоминания о героях-комсо­
мольцах словами Вали Марини­
чевой 
-
она ныне живет на 
Волге, 
-
которая хорошо ска­
зала про то, 
чем жили, 
во 
имя 
чего все 
мы 
боролись в 
те 
тя­
желые, 
очень 
тяжелые 
годы. 
В своем 
письме 
старому учите­
лю 
и другу 
Всеволоду Петро­
вичу Давыдову она недавно 
писала: 
« 
... 
Честно говоря, в то 
время 
я 
лично не думала об 
опасности, комсомольский долг 
обязывал делать все возможное 
для 
общего дела. Было доста­
точно ощущения, что в нашей 
победе над врагом 
будет 
ка­
кая-то, 
пусть 
крошечная, доля 
твоей победы». 
В. КА РА СЕВ, 
repoli 
COBeTcKoro 
СОIOЗ8, вице-президент 
общества cobetcko-венrерскоli друж6 
.... 
азгромлен штаб немецкого корпуса. За­
хвачены важн 
.. 
,е документы. Отважные 
бойцы-партизаны перебили около 
600 
нем­
цев, в том числе много офицеров, 
и 
унич­
тожили склад с горючим, авторемонтную базу, 
80 
грузовых машин 
и 
23 
легковых машины, 
4 
танка, бронемашину, обоз с боеприпасами 
и 
нескол"ко пулеметных точек 
... 
» 
В вечернем сообщении Советского 
ИНформбюро от 
29 
ноя6ря 
1941 
года шла реч 
.. 
о разгроме фашис­
тов в поселке Угодский Зааод. 
Я был 
командиром действовавшего здес 
.. 
партизанского ба-тал 
.. 
она. 
.это была не единственная наша операция 
и, 
вероятно, не самая 
дерзкая. Но почему-то имеННQ "Шторм» 
-
так мы На3вали в своем 
батал"оне эту операцию 
-
помнится до сих пор в мел 
.. 
чаЙших 
деталях. Думаю, дело в том, что 
и 
я 
и 
остал"ные Молодые бойцы 
тогда впервые увидели, как тысячи вражеских солдат разом 
были 
объяты страхом 
и 
паникоЙ. И хотя еще мы не могли предвидет 
.. 
знаменитого «котла» на Волге и Курской дуги, мы уже поняли:· не 
так страшен черт 
... 
.•• 
Батал"он наш на три четверти состоял 
из 
комсомол"цев. Была 
у нас и совсем особая рота 
-
рота испанских юношей. Дети 
республиканцев, они с первых дней войны добровол"но вступили 
В наш батал"он. 
«Шторм» начался с детал"ной разведки. Пятеро разведчиков 
и 
я просидели бол 
.. 
ше суток в заброшенном доме, рядом с враже­
ским штабом в Угодском Заводе. Резул"таты наблюдений отпра­
вили в Москву. Командование дало «добро» на операцию 
и 
заод­
но приcnало нам подкрепление 
-
отряды московских рабочих и 
группу бойцов-разведчиков Западного фронта. Был создан объеди­
ненный партиза-нский отряд. 
Дни перед штурмом мы провели в сосновом бору, невдалеке 
от Угодского Завода. Костров не разводили, хотя стужа стояла от­
чаянная 
и 
уже лежал снег. В последнюю разведку ушли кОМсомол­
ка Маруся Кон"кова и Яков. Исаев. Их донесение порадовало нас: 
все в порядке, штаб фашистов на месте 
... 
В два часа ночи, разбившие.. на восем" групп, мы ворвалис 
.. 
в поселок. Самым крепким «орешком» оказалос.. централ"ное зда­
ние, где размещали с 
.. 
высшие штабные чины. 
Мы 
забросали оба 
этажа гранатами. Но и после этого оттуда раздавапис 
.. 
автоматные 
очереди. Тогда гранатой же мы выбили входную двер 
.. 
иринулис" 
вверх по лестнице 
... 
Там я 
и был 
впервые сер 
.. 
езно ранен 
... 
Когда фашисты немного 
пришли 
в себя, они попыталис 
.. 
вызват" 
подмогу из соседних сел. Но четыре танка и бронемашина были 
уничтожены нашими группами. Штабные здания горели. В свете 
этого фейерверка на площади и шел бой. Ближайшие гарнизоны 
врага в панике открыли огон 
.. 
по Угодскому Заводу. Взрывы сна­
рядов и мин разбрасывали дома, крошили и самих фашистов. 
... 
Мы отходили глухими лесными дорогами, унося с собой дра­
гоценные трофеи: кипы документов штаба Х" армейского корпу­
са противника. Эти документы и карты, переправленные в Москву 
вместе с другими данными, должны 
были 
помоч" нашему командо­
ванию точнее провести контрнаступление, которое спустя нескол,,­
ко дней отбросило 
орды 
врага от стен Москвы. 
Потом мне довелос.. быт.. командиром нового отряда, который 
вскоре пере рос в партизанское соединение имени Александра 
Невского, 
и 
вместе со своими боевыми друз"ями пройти по до­
рогам Белоруссии, Украины, Польши, Чехословакии, Венгрии 
и 
Ав­
стрии. Двенадцать с половиной тысяч километров прошли бой­
цы 
соединения, костяк которого составляли московские комсо­
мольцы. И начинался этот долгий и нелегкий путь, во всяком слу­
чае для меня, от заснеженной площади Угодского Завода, первой 
серьезной операции "Шторм», первого ранения 
... 
КАЮТ-КОМПАНИЯ 
«ВОКРУГ СВЕТА» 
В.ПЕСКОВ 
ПУТЕШЕСТВИЕ С MO.7IO~hIM 
Д
ве крайние точки 
стр     а ны. Ста­
ринный Тракайский 
замок в 
Литве 
и 
кратер вулкана 
С а рыче     ­
ва, самого с  е рдитого вулк      а н а 
на 
Курильских 
островах. 
На тр   ех 
остальных снимках 
-
аэропорт 
Домодедово, 
Ангара 
в том 
ме  ­
сте, 
где строят 
Усть-И       л имскую 
ГЭС, девочка 
и 
лисенок, кото­
рых я 
сфотографировал в пос     е л ­
ке нефтяников Горноправдинске. 
Фотографии взяты 
из книги 
1, 
В 
1 
Новая кнн    г  а В. Песко      в  а « Путеш    ес    т   ­
вие 
с 
молодым м е  сяц    е м:. в с  к о ром в  ре­
менн выйдет в из  дательстве « Молод     ая 
гвардия 
•. 
--
Пр  uм. ред. 
МЕС  Jl  ЦЕМ 
которой я 
отчитываюсь перед 
читателями о 
путешествии 
по 
стране. 
Путешествие 
было 
долгим 
и 
не совсем 
обычным: хотелось 
глянуть на 
землю с птичьего 
по  л ета. 
Главным 
транспортом 
был 
вертолет. 
С 
вертолета дела­
лось и 
большинство снимков. 
«Верхняя 
точка» оказал         а сь 
дей    ­
ствительно интересной. 
Хорошо 
знакомая Красная площадь вы­
глядела по-новому: в утренней 
дымке она 
была 
вся голубая. 
Я 
видел сверху разноцветные 
дымы Магнитки 
и большой, с 
рваными 
краями кратер 
вулкана, 
из 
которого 
шел сернистый за­
пах, проникавший в 
кабину к 
летчикам. 
Не мог оторвать 
глаз 
от Аеревеньки, в которой вырос 
Ломоносов, от нефтяных вышек 
в море. Оленье СТа,1!О в 
лесу, 
бегущее 
от рева мотора, кораб­
ли 
в 
арктических 
ЛЬАах, уборка 
чая, 
развалины 
Брестской 
крепо­
сти, 
Днепрогэс... Полтора ГОАа 
длилось 
путешествие. 
Оно 
бы­
ЛО ТРУАНЫМ потому, ЧТО 
из 
Прибалтики 
На,1!О было 
лететь 
на 
Чукотку, из Ташкента 
в 
Каре­
лию. 
На ХОАУ 
писать 
в 
газету, 
в ПОХОДНЫХ условиях 
обрабаты­
вать пленку, 
приспосабливаться 
к 
ПОГОАе, Аобывать вертолет. 
В конце 
путешествия, прики­
дывая налет километ           ров, об-
наружил: 
три раза 
облет        ел 
Землю 
... 
Я счастлив, 
что совершил это 
путешествие. Я 
У ВИАел родную 
землю, размеры 
которой не 
были 
для меня откровением, 
и 
все-та         ки 
она пред    стала ошеломляюще 
огромной, разнообразной, бога­
той. 
О 
чем расскажет 
новая 
книга? 
Хотелось, чтобы 
читатель 
узнал 
тех 
ЛЮАеи, 
с 
кем довелось 
встретиться 
мне в 
пути, 
моими 
глазами 
увидел 
бы 
нашу страну. 
УВИАел 
бы 
древние города, 
п а­
мятники, увидел 
бы с 
необыч­
ной точки большие стройки 
и, 
конечно, ПРИРОАУ, неповторимую 
в красоте своей. Старое, Новое, 
Вечное 
-
так 
коротко опреде­
ляется 
содержание книги. 
я 
долго думал, 
как 
назвать 
ее. 
Листая блокноты, вспомнил, 
как 
после восьми часов полета На,1! 
Камой 
и 
Вишерой мы возвра­
щались с 
пилотом АОМОЙ. 
Был 
тихий 
осенний вечер. 
Из-за 
по­
садки во внеурочном 
месте 
мы 
при    позднились. На быстро 
тем­
неющем небе обозначился 
месяц. 
Земля 
лежала 
внизу в мягком 
си­
неватом тумане. 
Зажглись 
огонь­
ки 
в селах 
и 
бакены на 
р еке. 
У 
нас в 
кабине 
тоже 
зажегся 
маленький огонек. Дверь верто­
лета была открыта, и серп 
луны, 
необычайно 
чистый и яркий, 
плыл 
совсем рядом. «Путешест­
вие 
с 
молодым месяцем»,-                 сказал 
пилот, улыбну         вшись. Лучших слов 
для названия книги 
я 
не ПРИАУ­
м ал. 
ЧНЕЛОВIEК 
ИДIEТ 
ПО ЗIEМЛIE 
НИIГИ Пескова пахнут дымом ночного кост­
ра, 
свежим лу   говым разнотр         авьем, тугим 
ветром 
дал    ь них 
д о рог 
... 
Но 
прежде чем эти запахи заструятся с 
книж­
ных 
страниц, каждая 
страница проходит испыта­
ние газетным 
петитом. 
На полосах 
• 
Комсомоль­
ской правды». 
Без 
этого не рождаются 
кни    ги 
Пес­
кова. Сегодня 
н аписал 
-
завтра проверка на по­
длинность, на созв       учие, на искренность. 
Здание 
его 
книг строится 
уже из лучших, 
как 
бы 
отобранных 
читателем, 
принятых 
им 
кирпичиков. 
Писатель 
в 
газете 
... 
Газетчик-писатель 
... 
Даже 
не 
вооруженному литературоведческой лупой 
глазу 
видны некоторые особенности его творчества. 
Итак, 
ни 
одна строчка Пескова не миновала га­
зетной 
с  т раницы. 
Ни одного очерка, корреспонденцни, з  ар  исовки 
не написано от третьего 
лица. 
Ни: одного очер     ка, корреспонденции, зарисовки 
бе   з 
фотографии. 
Уберите 
фотографию 
-
и 
это б у­
дет 
уже 
не со   вс   ем тот Песков, к которому привык 
читатель. 
Кто сказал, что Песков 
пишет 
т олько о 
природе? 
Уже пять 
книг его выстроились на читательских 
книжных полках, 
и, кажется, 
нетрудно 
заметить: 
Песков 
пишет 
о человеке. 
Через 
шорохи ноч    ного 
леса, через 
паутинные 
запах      и сухих 
трав 
глядит 
на на   с изборожденное жизнью лиц   о бабки Аито­
нихи. П о хороводным березнякам, п о грибным 
просекам 
шагает 
хороший человек 
Алексей 
Кома­
ров. Поит лошадь на 
берегу 
горного 
ручья 
молодой 
пограничник. На 
лугу, где 
цветы выше поя     с  а, 
сильные ко   с ари 
кладут 
стога 
... 
Друг      ое дело, что человеческий 
характер, 
чув­
ства, 
стремления 
Песков часто выявляет 
через 
вос­
приятие 
человеком 
npироды, через 
звон 
капе     ли и 
шум леса. 
Песня жаворонка, стрекотанье 
цикад, 
треугольник журавлей в осеннем н ебе 
лишь 
помо­
гают Пескову открыть в чело     веческо       м 
х арактере 
самое сокровенное 
и 
непреходящее: на природе 
душа и 
чу   вства человека распахнуты широко, 
острее 
ему 
видятся 
... 
В литературном пор   трете лауре        а т  а Ленинской 
премии, журн     а листа и 
писателя, корреспондента 
комсомольской 
газеты 
Ва   силия Пескова 
я 
хотел 
бы 
выделить не   ск   оль     ко характерных штрихов. 
Все 
мы 
· вышли 
из детства. 
Песков вынес 
из дет­
ства способность 
у дивляться. 
Как видно 
теперь 
по 
к нигам, 
память Пескова сохранила очарование за­
ката над родной рекой Воронеж, неторопливые 
рассказы 
старого лодочника Василия, чудо появле­
ния я.нтарноЙ стружки под снующим взад,вперед 
рубанком. Большинство 
людей, 
взрослея, 
убеж    ­
даются, что никакого во всем этом 
чуда 
нет. Дру­
гих л юдей 
время щадит. Из них выходят ху  дож­
ники. 
На с вою первую получку он купил фотоаппарат. 
31 
-
Для меня было неслыханным удовольствием 
наблюдать, как в красной полутьме на бумаге, 
опущенной в жидкость, начинают появляться мор­
щинистые лица школьной сторожихи, конюха деда 
Василия или силуэт ломовой лошад'l. То 
были 
мои первые упражнения. 
Работал Песков пионервожатым в школе, кино­
механиком, фотографом в ателье. По воскресеньям 
уезжал в лес. Снимал подснежники, лягушек, бе­
резовые поляны, стожки, рубленые 
избы. 
Однажды 
в вагоне случайно рассыпал папку со снимками. 
Сидевший напротив человек попросил посмотреть. 
Посоветовал зайти в редакцию. 
-
Снимки напечатали 
и 
попросили принести 
что-нибудь еще. Я принес. К одному 
из 
снимков 
пришлось сочинить длинное пояснение. Неожидан­
но заинтересовались именно пояснением 
и 
попроси­
ли 
что-нибудь написать 
... 
А 
потом в газете появился его собственный, 
.песковскиЙ. уголок. Лоси, пасеки, муравейники 
... 
Пока он ничего другого не хотел, да 
и 
не мог. 
И даже в мыслях не допускал, что этот уголок 
есть провозвестник большого разговора 
с 
читате­
лем о мире природы. 
Песков получил должность фоторепортера. Обра­
щение к природе вдруг помогло ему найти свой, 
простой 
и 
человечный, ключ к самым неожидан­
ным темам. Я вспоминаю его очерки .Ржаная 
песня ~. 
• 
Баллада о топоре., 
• 
Чернотроп 
., • 
Золо­
ТО., сЗемля, растившая космонавта 
.... 
Они несут 
очень нужный людям мир 
-
мир чистоты, гармо­
нии, целеустремленности, созидания. 
у 
Пескова прорезался собственный голос. Мате. 
риалы его шагнули с газетных страниц в книги, 
его фотографии начали шествие по миру 
... 
Мы 
помним его очерки о наших космонавтах. 
Что может 
быть для 
газетчлка выше такого дове­
рия 
-
вести репортажи с космодрома Байконур, 
первому рассказывать о новых космопроходцах? 
.. 
Что может 
быть для 
журналиста лучшей оценкой 
его работы, чем благодарные письма читателей? 
Читатель увидел в 4космических& очерках 
и 
ре­
портажах Пескова, в его книге .Ждите нас, звез­
ды!. мужественных, сильных, воспитаНIIЫХ пар­
тией 
и 
комсомолом первооткрывателей космОса, 
людей простых 
и 
милых, которым дороги земля, 
закатное небо, смолистый запах соснового бора 
... 
я 
спросил 
у 
Пескова, сколько раз он выезжал 
в командировки по заданию редакции. Песков отве­
тил: 
.Сбился со счета 
три 
года назад 
•. 
В его комнате в огромном деревянном ящике 
хранятся путевые блокноты. На блокнотах. на­
клейки. Между прочим,прелюбопьгтнейшая геогра­
фия: 
• 
Антарктида. 
, 
.ТуркменскиЙ канал., .Аф­
рикаt, .Колхоз .Победаt, .Вьетнам., .Землетря­
сение в Ташкенте., .Камчатка., .ВоронежскиЙ за­
поведНик 
.... 
На первой странице каждого блокнота 
обязательная надпись: .Это блокнот журналиста. 
Если растяпа владелец его посеял (а это с ним бы­
вало уже), просьба вернуть по адресу 
.... 
Однажды 
надпись помогла. Песков потерял блокнот в Авст­
ралии, возвращаясь 
из 
Антарктиды. 
-
Но что вы думаете? Не успел 
.11 
раздать 
друзьям сувениры 
-
яйца пингвинов 
и 
камни 
из 
Антарктиды, 
-
приходит в редакцию бандероль­
ка, вся пестрая от иностранных штампов. Разво­
рачиваю 
-
мой блокнот. 
Ты 
знаешь этот блокнот, читатель. Торопливые 
записи, сделанные в нем замерзающей рукой, ·пе-
32 
реплавлены в книгу .Велые сны 
•• 
Да что там, 
ты 
знаешь все блокноты 
.• 
КраЙ земли. 
-
это тот 
самый, на котором написано .Камчатка.; .Шаги 
по росе. 
-
это целая связка блокнотов, геогра­
фия от Диксона до африкаиских пустынь. 
Песков ненасытен в скитаниях. Но его стреми­
тельные передвижения через меридианы 
и 
парал­
лели 
-
это не коллекционирование впечатлений, 
не жадность туриста. В ТОМ-ТО 
и 
дело, что для 
Пескова нет путешествия большого 
и 
МаЛОго. Вро­
сок в Африку 
и 
хождение по подмосковному 
лесу 
с рюкзаком за плечами для него уравнены в пра­
вах, 
и 
то 
и 
другое 
-
путешествия за праидой жиз­
ни, за красотой, за радостью. 
.скорый поезд идет без остановок. Пассажиры 
протирают глаза после ночи, любуются желтыми 
листьями, прилипшими к стеклам. Почти пикто не 
знает, что происходит в осеннем лесу, всего в де­
сяти шагах от бегущих вагонов 
•. 
Ему очень хочется, чтобы знали. И чтобы через 
это знание 
люди 
становились мудрее, человечнее, 
чище. На это уходит все: время, здоровье, соб­
ственная жизнь. Мне трудно понять, как Василий 
выдерживает такой темп жизни, этот жесткий, 
устаlIовленный самим для себя график 
... 
К пятиде­
сятилетнему юбилею Советской власти мы, в газе­
те, обсуждали грандиозный 'план создания пятиде­
сяти .портретов Родины 
•. 
Красная площадь, Маг­
нитка, Самарканд, Днепрогэс... Панорама труда, 
панорама свершений. Эти пятьдесят портретов лег­
ли 
на Пескова. Долгие месяцы беспрерывной 
командировки. И результат 
-
пятьдесят отличных 
материалов. И снова добрые письма читателей. 
А 
когда подвели итоги, оглянулись 
-
Пескова 
уже нет. Секретарь редактора пожала плечами: 
.Вчера выписал командировку. Куда? Кажется, на 
урал 
.... 
Чаще всего Песков пишет в нашей маленькой 
редакционной библиотеке. Слева, на столе копится 
груда листов. Это брак. Вот Песков пишет второй 
вариант, третий 
-
и 
безжалостно отбрасывает. 
Слова сопротивляются, он медленно и трудно пре­
одолевает это сопротивление. 
Говорят, что проиэведение искусства подлинно 
только в том случае 
-
кроме прочего, конечно, 
-
если не видно, как оно сделано. Это равным обра­
зом относится к фильму, К скульптуре, книге, 
очерку. Читая Пескова, не хочешь думать, как это 
сделано. Очарование заслоняет технику. 
.На этот праздник не нужен билет. Кладите 
краюху хлеба в мешок, проголосуйте попутному 
грузовику, 
или 
садитесь в автобус, 
или 
велосипед 
седлайте, а лучше 
-
пешком. Пораньше 
из 
дому, 
лучше с самой зарей. Тогда весь праздник 
-
ваш. 
Вы увидите, как стягивает солнце туманное одея­
ло 
с 
реки, увидите росу на красных осиновых 
листьях, У'Видите, как добывает свой .хлеб. трудо­
любивый дятел 
•. 
Для этого абзаца Песков исчеркал шесть листов. 
Язык Пескова 
-
для читателя радость, для Пес­
кова 
-
вечное мученье. 
А 
еще язык Пескова 
-
загадка. Простота его языка вводит кое-кого в за­
блуждение, рождает мысли о легкости журналист­
ского труда. Но, поверьте, это трудная простота. 
Он пробует фразу на цвет, на вкус, на запах. 
В языке Песков, безусловно, кулинар. Он паничес­
ки боится штампа. Трудно 
и 
медленио лепит Пес_" 
ков настроение, образ, ритм. Чаще всего он опери­
рует фразами-мазками. Каждая 
из 
них еще не есть 
ни хорошо, ни плохо. Песков мастер суммы фраз, 
простых, 
на первый взгляд даже примитивных, 
если 
их 
брать в отдельности 
. 
• 
Под вечер вы ПРИCJIдете на старом пеньке. Сла­
ще меда покажется хлеб 
с 
горсткой собранной под 
ногами брусники. А когда отряхнете 
с 
коленей 
крошки 
и 
нагнетесь к 
ручью 
напиться, в лесном 
зеркальце вы увидите лицо чрезвычайно знак о­
мого вам помолодевшего человека. Он улыбнется: 
хороша жизнь!. 
Обратите внимание: словарь Пескова редко вы­
ходит за ОСНOIВной словарный фонд. Ни одного сло­
вечка tэдакого.. Слова, которыми он пользуется, 
обыденны, но 
эти 
слова 
и 
особенно фразы, сопри­
касаясь 
друг с 
другом, вдруг странным образом 
вспыхивают, звенят, поражают точностью 
и 
све­
жестью. Так роса на траве обыденна 
и 
мертва, по­
ка ее не коснется солнце, да 
и 
сама роса будет 
просто каплей воды без травы, без солнца, без 
неба... Не 
у 
природы ли научился Песков этой 
пристальной ясности, звонкости, простоте? 
ПескО'В делает вид, что не замечает в жизни 
плохих людей. Не верьте ПескоОВУ. Просто он бо­
рется 
с 
плохим в жизни своим оружием. Можно 
написать о браконьере фельетон. А можно попы­
таться воздействовать на его разум 
и 
совесть, 
восстановить в его душе 
и 
сердце разрушенную гар­
монию, развить в нем чувство красоты. Красота 
ведь тоже оружие. 
Выйдя на тему .Человек в природе., Песков 
нашел HOIВыe оптимальные варианты газетного 
серьезного разговора. На писательском уровне. 
Его учителя 
-
Аксаков, Тургенев, Паустовский. 
Его поле борьбы 
-
газета, которая потребовала 
найти неизвестные ранее, лаконичные формы пода­
чи. 
Требование лаконизма заставило по-новому 
строить фразу 
и 
найти чисто газетиое решение вы­
разительности 
-
фотографию, которая 
у 
Пескова 
играет свою, особениую роль. 
Надо ли говорить, что Песков блестяще владеет 
светописью? К нему не могла однажды не 
прийти 
счастливая мысль, что часть нагрузки, которую 
несет текст, можнопереложить на фотографию. 
Конечно, она должна 
быть 
художественной, что­
бы 
вобрать в себя долю мыслей 
и 
чувств автора. 
Фотография Пескова 
-
это не иллюстрация к 
тексту, 
и 
текст его не пояснение к фотографии, 
это какой-то 
HOBblij: 
интереснейший сплав... Разве 
не потеряет что-то рассказ 
00 
ба'бке Антонихе, если 
на нас не взглянут ее глаза? Разве не потеряет для 
нас очарование .Осеиь в Вешках. без бабы, что 
с 
крутого яра спускается, звеня ведрами, к Дону 
по воду? Разве не потеряет своего мужественного 
накала очерк 
• 
Четверо на вулкане., если мы не 
увидим умных, напрSl:женных 
лиц 
молодых иссле­
дователей? 
Вчера я встретил Васю Пескова в коридоре ре­
дакции. Он спешил в лабораторию, намотав на 
руку целый ворох фотопленки. Перед этим целый 
день просидел в библиотеке над листом. Черкал, 
вписывал, тяжело вздыхал. А теперь до ночи 
в красном сумраке лаборатории будет вглядывать­
ся в рождающиеся фотографии. Вот в этой не хва­
тает света, этой 
бы 
прибавить черноты. Из ванноч­
ки проявителя он будет снова, как только что на 
листе бумаги, добывать запахи, шорохи, чувства 
..• 
з 
«BOKpyr 
света» 
No 
10 
В. ЛЯWЕНКО, корреспондент 
• 
Комсомоя.скоА ~. 
итоrи ФЕСТИВАльноrо КОНКУРСА 
Фестнвапьн 
... 
А КОНКУРС,06ъ.впенн 
... 
А нашнм жур­
напом, б 
... 
я с ннтересом встречен чнтатen.мн. Все­
ro 
поступнпо 
236 
ответов. &оп.шннство участннков 
провепо серьезнуlO 
noAroToBHTenbHYIO 
ра60ТУ, преис­
де чем прнспат. ответ... в редакцнlO. Это вндно по 
пнсьмам 
MHorHX 
участннков конкурса. 
.Нам прншпось прочесть 
MHoro 
янтератур.... нзу­
чнть 
HCTOPHIO &onrapHH. 
познакомнтьс. с нсторнеА 
фестнвапьноrо двнженн.в. 
-
пншут Э. А. Анненко­
ва н И. 
Л. 
raycKHH 
нз Кисповодска 
•• 
Узнапа дпя себ. 
MHoro 
HOBoro 
,н 
HHTepecHoroB. -
сообщает врач из 
Комсомопьека-на-Амуре ЭпьвираЛ.wенко. .ПРИW­
пось испопьзовать материап четырех бибпиотек. 
впяоть до респубпиканскоАв. 
-
рассказ",вает 
r. 
в. 
ЖипинскиА. учитеп. из МинскоА обпасти. 
В конкурсе приняпи участие шкопьники. студенты. 
учитеп.. рабочие. спужащие разпичных учреждениА. 
Редакции приятно отмети'!'ь. что 150ПЬWИНСТ80 
участников конкурса успешно справипись с постав. 
пенными вопросамн. В письмах '1;4ТёlтеПl!!ii содержит­
с. немапо интересн",х сведениА. 
Нескопько участников освобождеНИJi &оnrI!lРИИ от 
фашистскаА невопи вспоминаlO" о тех rерОИ'fеских 
дн.х. &",вwиА партизан Михаип Иванович Енчу и) по­
сепка Визимь.р'" МариАскоА АССР пишет: .М 
... 
сра­
жапись окопо реки Мыпица. Командиром отр.да 
бlilП АтанасиА &ажено" Я там находипс. шесть ме­
с.цевв. 
Апександр Федорович Кондаков из Поптавы. при­
нимавwиА участие в освобождении 50пrари", прн­
спап рассказ об анТИфаwистскоА борь!е бопrаРСКОА 
моподежи. СуwинскиА Степан Фепиксов"ч. учитепь 
из 
HOBorpYAKa rpoAHeHcKoA 
06пасти. рассказывает 
о том. как радостно встречапи бопrары сов@тских 
сопдат. .Дни пребывани. в Тырново живут В моеА 
пам.ти. хот. прошпо с 
loro 
времени почти 
24 
roAa». 
Редакция бпаrодарит всех 
читатепеА. прнн.вшнх 
участие в фестивапьном конкурсе. 
Рассмотрев приспанные ответы. ЖIOРИ конкурса 
постановипо присудить: 
Пер в у 
10 
пр е м н 
10 
-
ТУРИСТСКУIO путевку в од­
ну из социапнстических стран 
-
НАГАЕВУ 
CeprelO 
Васипьевичу. зпектросварщику 
BarOHHoro 
депо. стан­
ци. ЛихаJi РостовскоА обпасти. 
В т о р у 
10 
n 
р е м 
и 
10 
-
путевку в международныА 
моподежныА 
narepb 
.Спутник»: 
ЗАИКЕ Светпане. ученнце 
9-ro 
кпасс.. 
r. 
Запо­
рожье. 
КАЦЕНКО ,Светпане Гриrоривне. инженеру-конст­
РУКТОРУ. 
r. 
Одесса. 
ОВСЯННИКОВУ НикопаlO Степановичу. технику те­
пеrрафа. 
r. 
ПавповскиА Посад МосковскоА обпасти. 
Т р е т ь 
10 
n 
р е м 
и 
10 
-
подписку на журная .Во­
ируr светав на 
1969 roA: 
АЛЬ&ИЦКОН 
ranHHe 
Никопаевне 
-
химику. 
r. 
Но­
рипьск. 
ГРИ&ОВУ Константину 
-
ученнку 
7-ro 
кпасса. 
r. 
Вы­
борr. 
ИШХАНЯН Сусанне Суреновне 
-
машинистке. 
r. 
Ереван. 
КОНДАКОВУ Апександру Федорови"у 
-
товарове­
ду. 
r. 
Поптава. 
МОРОЗ Тать.не 
-
ученице 
8-ro 
кяасса. 
r. 
Каменец­
ПодопьекиА. 
СТОРЧЕУСУ АНIIТОЯНJO Ивановн'IУ 
-
помощннку 
мваера cYAocтpoNТ8IIIiНoro 
380118, 
r. 
Выборr 
• 
33 
ВИТТОРИО ЛАЯОКОНО 
ДВЕ СТАНЦИИ 
ПОДПОЛЬНОЙ 
ЖЕЛЕЗНОЙ 
ДОРОГИ 
m
елезнодорожная станция в Амстердаме, 
четвертый путь. «Кёльн-экспресс», толчком 
стряхнув 
с 
себя дождевую изморось, 
с 
се­
кундной точностью замирает у перрона. 
Один из двадцати девяти поездов, еже­
дневно прибывающих из Западной Германии в Ам­
стердам между 
9.25 
и 
23.27. 
Из 
вагонов появляется 
обычная 
для 
этого поезда плотная группа американ­
ских 
солдат, получивших увольнительные из своих 
34 
западногерманских казарм 
для 
краткосрочного по­
сещения «столицы порока». 
И 
каждый · поезд встре­
чает группа длинноволосых парней, готовых помочь 
любому американскому отпускнику. Но помощь эта 
иного рода. 
Я 
иду 
с 
группой отпускников и уже через мину­
ту обнаруживаю в своих руках листок, на котором 
ло-английски написано: «Тем, КТО еще в армии». 
«Нет, 
мы 
не предлагаем вам ложе из роз... де­
зерт из нот десерт... дезертирство не десерт 
... 
но то, что 
мы 
предлагаем вам, во всяком случае, 
лучше поездки во Вьетнам». Одни солдаты со зло­
стью отшвыривают листок подальше, другие 
с 
не­
ловкостью засовывают листовку в карман. На обо­
роте листка читаю таинственную надпись: 
«in 
аdаПl­
пе 
go 
provos». 
Но я уже знаю, что она означает: 
«В Амстердаме свяжитесь 
с 
провос». Именно эти 
молодые ПilРНИ занялись обработкой американских 
солдат, склоняя их 
к 
уходу из армии. 
От СТlIНЦИИ до КВlIРТlIЛll «девушек лод кр"сным 
фонарем» всего 
лиwь 
несколько сотен метров. 
УЛОЧКИ, каналы, мостики, три сотни бllРОВ, И3 кото­
рых вырывается ОДИНlIКОВёlЯ МУЗЫКёI, 
и 
две тысячи 
девушек в витринах. ОДНlI ВИТРИНlI, одна девушка, 
один красный фонарь. Вот в этот АмстеРДllМ 
и 
при­
езжают lIмериканские · туристы, получивwие от свое­
го командования сорок восемь ЧllСОВ увольнитель:­
ной. 
Один 
из 
провос входит за мной в бllР. НlIвеРНЯКlI 
он убежден в том, что я один 
из 
американских 
беглецов. Причем, должно быть, офl!tцер, 
-
ведь 
я уже не молод. Следует обмен несколькими ФРll­
зами, 
я 
откаЗЫВlIЮСЬ НlIзывать себя 
-
тем СllМЫМ 
даю понять, что моя предосторожность не беспри­
чинна. Зllтем прошу преДСТlIВИТЬ меня кому-нибудь 
из их 
руководителей. ТlIК 
я 
попаДllЮ в ТlIЙНЫН мир, 
который носит НlIзвание ФРИТ 
А и 
РИТ 
А. 
РИТА 
ознаЧёlет 
«Resistans inside the 
Army» 
(<<Сопротивле-
3* 
Не 
дадим повториться прошлому! Западноберлин­
ские студенты 
-
против неофашистскои сборища 
в 
их 
10роде. 
ние внутри lIРМИИ»), ФРИТА означает то же, с до­
бllвлением слоеll «френд» 
-
«друг». 
Меня НlIправляют к Ирен Доннер. 
Имя 
довольно 
известное. Ее муж, чемпион по ШllХМёlТlIМ, неДllВНО 
победил на турнире в Венеции 
и 
ЗllЯВИЛ, что премию 
Зёl выигрыw он целиком переводит в фонд помощи 
ПllРТИЗllНlIМ BbeTHёlMa. Поначалу Ирен была пор"же­
НlI тем, что перед ней ОКlIЗllЛСЯ не американский 
офицер, а журналист. В конце концов она ото­
СЛllЛll меня к Яну Блоку, социалисту 
и 
студенту тео-
логии. Эти двое плюс журналист Тон Регтьен состав­
ляют руководящую группу организации ФРИТ 
А 
в 
Голландии. Они поддерживают в действии «подполь­
ную железную дорогу», переправляют отказываю­
щихся воевать во Францию 
и 
ШвецloCЮ. 
Сто солдат в месяц 
-
в среднем, ,конечно 
-
скры­
ваются 
из 
европейского экспедиционного корпу­
са американской армии, чтобы не попасть во Вьет­
нам. Под моральный уровень солдат в Европе под­
ложена мина: антимилитаристские листовки 
и 
бро­
шюры 
буквально наводнили американские казармы. 
Национальные секции 
-
такие, как «голландская 
секция», 
-
объединяют молодежь различных со­
циальных групп, классов 
и 
политических идей. Осно­
ва этого объединения тоже достаточно широка: от 
непротивления до открытой поддержки Националь­
ного фронта освобождения Южного Вьетнама. 
ФРИТ 
А 
поддерживает контакты со многими орга­
низациями, имеет свои секции во Франции, Дании, 
Швеции, а с недавнего времени в Италии. (Точнее 
говоря, в Местре, где поблизости расположена авиа­
база Авиано, с которой многие американские пило­
ты отправляются во Вьетнам.) 
-
Мы 
не призываем просто 
к 
бегству 
из 
армии,­
сказал мне Блок. 
-
Мы 
хотим, чтобы выбор, кото­
рый делают американские солдаты, 
был 
хорошо об­
думан. 
Мы 
считаем, что 
для 
нашего дела будут по­
лезны 
и 
те 
люди, 
которые остаются в казармах, но 
которые начинают думать по-другому. 
G 
ольшинство американских солдат покидают ар­
мию 
из-за несогласия с вьетнамской политикой сво­
ей страны. 
-
Мы их 
переправляем во Францию 
или 
в Шве­
цию, 
-
рассказывает мне Блок. 
-
Если будете в 
Париже, позвоните мистеру Куку, 
-
добавляет 
он, 
-
по этому телефону. 
Когда 
я 
набрал номер мистера Кука, то понял, 
что 
и 
я, наконец, попал в детективный роман 
или 
по крайней мере повесть. Кук 
был 
несомненным 
профессионалом в своем конспиративном деле. 
Первой его заботой было неприкрытое жела­
ние не вступать в соприкосновение с американской 
контрразведкой, чтобы не навести агентов 
ЦРУ 
на 
убежище бывших американских военнослужащих. 
Мистер Кук, судя по акценту, 
-
англичанин. 
-
Вы меня разыскиваете? Ну, что ж, я слушаю 
вас 
... 
Слушает. О том, что 
я 
хочу войти в контакт 
_ 
с те­
ми, 
кто захлопнул 'Эа собой дверь, кто больше не 
может вернуться на родину 
и 
даже получать от род­
ных письма. 
-
Меня вы не увидите никогда. Это первuе, 
-
сказал в ответ мистер Кук. 
-
Второе, вы должны 
дать мне гарантии. Мне уже пришлось иметь дело 
с «журналистом», который оказался агентом 
ЦРУ. 
Выбора у меня не было. Вот почему 
я 
не могу 
назвать здесь ни места, ни обстоятельств встречи с 
только что доставленными по подпольной железной 
дороге новыми «джи ай». 
Юноша, почти подросток, в какой-то куртке мо­
ряцкого фасона. 
-
Имя 
-
Ричард Перрин, личный номер 
Р. А. 
11748246, 
родился в Вермонте 
... -
так начал он, 
будто рапортовал на военных занятиях. 
Он убежден, что война во Вьетнаме самая от­
вратительная авантюра, убежден, что его товарищи 
пытают пленных, убежден, что пора покончить с 
им­
периалистическими замашками. Он сбежал 
из 
64-го 
механизированного полка, расквартироваНIfОГО в за-
36 
падногерманском городе Китцингене. «В свое время 
я 
был 
предан суду в 
США 
за участие в пацифИСТ­
СКОМ движении 
... 
Я 
знаю, что во многих подразделе­
ниях, получивших направление во Вьетнам, происхо­
ДИЛИ беспорядки 
и 
манифестации протеста: в Форт 
Силле, в Форт Худе, в Техасе, например. 
Мистер Кук сидит в это время в этой же ком­
нате, отгороженный простыней. 
-
Почему вы занялись этим делом? 
-
спраши­
ваю 
я 
его. 
-
В нашей группе 
-
люди 
самых разных целей: 
политических, религиозных, просто 
rYMaIlHbIx... 
Ино­
гда необходимо брать ответственность за события 
-.М-        себя. 
Я 
верю, что 
мы 
защищаем интересы Аме­
рики, 
интересы лучших людей 
Америки 
... 
Из итальянсного журнала ~Доменина дель Корьере" 
МАРИАННА томе 
(Радио ГДР 
-
дnя 
«Вокруг света») 
ПЕРЕКРЕСТОК 
МОХОВОЙ 
И КИРХПЛАТЦ 
~ 
десь все оРуди. 
_ 
Папку с документами Рихард Гиптнер пока-
• 
зал мне после того, как я, заинтересовав­
шись стоявшей на столе фотографией моло­
дого парня, приняла его за моего собеседника в мо­
лодости. 
-
Это не 
я. 
Это МОЙ сын, Руди, 
-
сказаn Гиптнер. 
И 
тут я узнала эту историю. 
Двадцать четыре года назад отец провожал сына 
на одном 
из 
военных аэродромов недалеко от Мо­
сквы. Вечер 
был 
темный, настолько темный, что ка­
залось, будто они стоят в чистом поле, где нет ни 
людей, ни построек, ни самолетов 
-
одно небо над 
головой. «Ну, Руди, ты там смотри. Задание у вас 
трудное. Стойте друг за друга 
и 
помните, что вам 
говорил Вильгельм 
Пию>. 
В самолете уже сидели Йозеф Гиффер, Ферди­
liaHA 
Грайнер, Артур ХОфман н 
и 
йозеф 
Кифель. 
За­
тарахтели моторы, самолет напрягся, вздрогнул 
и 
побежал. 
И 
тогда каждый 
из 
них в последний раз 
вспомнил: «Вас выбросят в районе Люблинца в 
Польше. Партизанский отряд Анатолия Навоя 
и 
Ива­
на Кубриганова встретит вас 
и 
поможет пробраться 
дальше. Вам поручается создание на родине бое­
вых групп «Свободная Германия». Эти слова два 
часа назад сказал 
им 
Вильгельм 
Пик 
• 
... 
Пять парашютных куполов 
-
пять белых пятны­
шек в черной ночи. Но вот 
их 
уже не стало видно, 
и 
самолет, отвалившись набок, ушел назад. 
«Вот тебе, бабушка, 
и 
гутен тагl 
-
под общий 
смех говорит командир отряда Анатолий Навой 
и 
предлагает: 
-
Со свиданьицемl» Все пьют, а по­
том молча 
-
одни ПО ту, другие по эту сторону 
стола 
-
рассматривают друг друга, примеряясь 
для 
беседы. Все-таки немцы 
... 
все-таки сорок четвертый 
roAI 
.. 
Молчат, 
и 
никому ка развяэал языка жаркий 
спирт. Чувствуют, что если сейчас и говорить, так 
только о деле, и ни о чем больше. 
В ночь ~;a дв, 'цать седьмое ноября пятеро не­
мецких пар ней, соп~овождаемых двумя проводника­
ми-партизанам,--. 
... 
::,кидают лагерь и уходят на 
Люблинец. 
С 
оассветом они уже сидят в тесной буд­
ке стрелочниц", ~ 
... 
арии Столож и разрабатывают 
план на день. 
Природа изменила лицо за одну ночь: пришла 
осень. Мокрый лист лепился 
к 
окну, воздух 
был 
ПО­
лон рыхлого тумана, стало зябко. Постучали в 
дверь: вернулся Франек, муж Марии. Он пришел не 
один: «Доктор Майснер», 
-
представил он высоко­
го мужчину в дождевике. 
Мужчина снял дождевик, и 
ский мундир С Железным 
Скрипнул ремень коричневой 
нулся парабеллум. 
все увидели офицер­
крестом в петлице. 
кожи, на бедре кач-
«Думаю, мне не стоит объяснять, почему 
я 
хожу 
в таком наряде, 
-
в голосе Майснера звучала уве­
ренность, сдобренная хорошей порцией иронии. 
-
Времени у меня мало. Вот план оружейного заво­
да с указанием цеховых корпусов и бараков 
для 
военнопленных. Бараки в трех километрах от заво­
да. Гостей присылайте 
к 
пяти утра 
-
в это время, 
до половины шестого, комиссия принимает продук­
цию, и 
зак!'юченных на территории нет. 
С 
Москвой 
свяжитесь срочн'о, но будьте крайне осторожны. 
·Вас могут засечы сразу же, как выйдете в 
эфир, 
пеленгаторы здесь отличные». Пятеро кивнули. 
Да, с Москвой нужно связаться срочно, они это 
знают. 
Установив рацию на крыше мельницы, что у оди­
нокого хутора, Руди берется за ключ. За тысячу ки­
лометров отсюда сидят те, кто к завтрашнему утру 
снарядит тяжелый бомбардировщик, после ·налета 
которого оружейный завод в Люблинце, прекратит 
свое существование. Забьются по бункерам зондер­
команды, убегут в леса пленные: русские 
и 
поляки. 
А 
в трех километрах отсюда, в рубке прослушива­
ния, сидит у экрана лысый штабе-фельдфебель, ко­
торый засечет передачу и поднимет тревогу. Не ус­
пеет Руди закончить передачу, не сможет уйти дале­
ко с тяжелой рацией 
и, 
срезанный очередью, упадет 
s#нЦOM в холодную росу травы. В том же лесу, у 
незнакомого ему польского города, вскинет руки и 
останется лежать Йозеф, ровесник и боевой това­
рищ 
Руди 
... 
Мы 
разговаривали с Рихардом Гиптнером и слу­
шали музыку. Вдруг из приемника полилась песня. 
Песня про двух московских ребят 
-
Сережку 
и 
Витьку, которые «лежат В полях за Вислой сон­
ной». 
Нет в этой песне Малой Бронной 
и 
нет Моховой. 
Вместо них переводчик поставил Старый Базар 
и 
Церковную площадь, но сделал он это совсем не 
потому, что не ладилось у него с рифмой: поставь 
он на конец строки «Моховая-штрассе», он смог 
бы 
без труда найти подходящую рифму. В Москве 
нет ни Старого Базара, ни Церковной площади. 
Пусть нет, неважно это: 
для 
нашего уха так удоб­
нее, 
для 
ума понятнее, 
для 
нас же самих эти двое 
ребят с МОСК08СКИХ улиц становятся 
близкими 
... 
Но хочется мне, чтобы в этой песне 
были 
слова 
и 
о том, что 
мир 
помнит и Руди, 
и 
Йозефа 
-
тех са­
мых 
ребят, которые родились где-нибудь на Альт­
маркт 
или 
Кирхплатц, а в роковые сороковые хо­
дили 
по Москве и, наверное, заглядывали 
и 
на Ма­
лую Бронную, и на Моховую. 
ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИДЕВЯТЬ rАЛАИТИИ 
... 
СО 
стр. 
13 
Перед Хачикяном лежит незакончеННМI рукопись. 
Понятно н без слов, что 
я 
оторвал его от работы. 
В такне, как сейчас, ясные Д~H, у астрономов нет 
временн.. Ночью 
-
наблюдения, днем 
-
расчеты, 
аналнз, осмысление. Поэт «единого слова ради» из­
водит «сотни тонн словесной руды». В астрономии 
ради одного факта подчас приходится просматри­
вать сотни, тысячи фотопластинок, изводить кипы 
бумаги. В ВlТих занятиях есть что-то от кропотли­
вости бухгалтерского труда, который не терпит суе­
ты 
и 
спешки. А Хачикян eIЦe к тому же ученый 
секретарь обсерватории. 
r 
де он только выкраивает 
время? 
Все же я решаюсь задать побочный вопрос: 
-
Итак, вы нашли «промежуточное звено:> между 
галактиками И квазарами. И тем самым снО<Ва под­
тверднлась правота теории вашего учителя 
В. А. Амбарцумяна. Но согласитесь, что, когда гипо­
теза дозвездного вещества И взрывных процессов бы­
ла высказана впервые, она выглядела на редкость 
смело. Просто уднвительно, насколько точно она 
оправдываетсяl 
-
А Виктор Амазаспович прежде всего долго ду­
мает над фактами, а 
уж 
потом предлагает гипотезы 
... 
ПИК СТАЛ ВЫШЕ. 
•. 
в других обсерваториях мне 
бы 
довелось писать 
о других интересных работах. И о других плодо­
творных идеях других учителей, ибо в астрономии, 
к счастью, немало талантов. Но 
я 
побывал в Бю­
ракане 
и 
не мог не оттенить своеобразие' именно 
этой научной школы. В конце концов ни слова не 
сказать об ндеях главы этой школы, о ее духе, 
преемственностн поколений нельзя хотя 
бы 
по той 
причине, что без этого картина достижений' мн­
ровой астрофизики была 
бы 
неполной, а упомянутые 
работы 
-
случайно выхваченным фрагментом. 
Но, говоря о преемственностн, уместно дать ход 
вот какой мысли: коль скоро Метагалактика сей­
час уже не «белое пятно», легче нли трудней стала 
работа молодых астрономов? В несколько нной 
форме 
я 
задал этот вопрос В. А. Амбарцумяну. 
-
Вы спрашиваете, чем отличается современная 
научная молодежь в астрономии от молодежи Д'''lДцa­
тых-тридцатых годов? Прежде всего объемом знаний, 
необходимых 
для 
осуществления самостоятельных 
нсследованиЙ. Сегодня этот нсходный минимум во 
много раз больше вчерашнего. И по-прежнему необ­
хо'дима самостоятельность, 
я бы 
даже сказал, ориГlИ­
нальность мышлеНИ>I. Пусть эта орнгинальность тол­
кает молодых на спор с устоявшимися представле­
ннями; вне этого прогресс науки немыслим. 
-
Виктор Амазаспович, новые открытия астрофи­
зики, становление новых представлений о Метагалак­
тике отразятся сколь-нибудь существенно на смеж­
ных науках, почувствуем 
ли мы их 
влияние непо­
средственно в жизни? 
-
Сейчас наступил такой период, когда астроно­
мия начинает интенсивно обогащать физику новой, 
порой принципиально новой информацией: Это долж­
НО ускорить прогресс физини. Чем это конкретно 
обернется 
для 
всех нас. сказать пока трудно. НО ЧТО­
нибудь весьма существенное обязательно последует. 
...Сверхновые, ассоцнацнн, ядра галактик, кваза­
ры 
приоткрылн дверь В ту велнкую лабораторию 
природы, где, виднмо, совершаются наиболее могу­
чне процессы превраIЦения одних форм матерни в 
другие. Древнне не 
зря 
когда-то начали вгляды­
ваться в расположен не звезд 
... 
37 
РО&ЕР МЕРЛЬ 
г 
лавы из научно-фантастического романа 
Перед 
носом лодки, залитым 
светом фонаря Арлетт, что-то выр­
валось 
из 
воды, отбросив 
orpoM-
ную тень до самой вершины ку­
пола, за этой свистящей, шумной, 
веселой, хлопающей по воде фи­
гурой последовала другая, 
чуть 
меньшая. 
-
Фа! 
Би! 
-
воскликнул ВНС 
себя от волнения Севилла. 
И тут 
началось. Дельфины вы­
прыгивали 
из 
воды, брызгались, 
издавая звук, напоминающий смех. 
-
Генри! 
-
крикнула 
Арлетт 
задыхающимся от радости голо­
сом. На этот раз нельзя было 
ошибиться, это 
был 
прежний не­
истово-радостный 
прием, 
безгра­
ничная привязанность, неисчерпае­
мый 
BocTopr, 
любовь. 
-
Фа! 
Би! 
-
кричал Севил­
ла. 
-
Где вы 
были? 
-
Здесь! Здесь! 
-
кричал Фа 
своим пронзительным голосом.­
Мы здесь все время. Мы слушаем. 
Арлетт наклонилась, положила 
руку на плечо Севиллы 
и 
произ­
несла одним залпом: 
-
Мой дорогой! Он говорит по­
английски! Он ничего не забыл! 
-
Где здесь? 
-
Здесь, 
-
сказала 
Би. 
-
Мы 
не двигались. Кончик носа нару­
жу, все тело в воде. 
-
Но почему? Почему? 
-
ска­
зал Севилла. 
Фа положил голову на валик 
лодки. 
-
Мы говорим друг 
другу. 
Мо­
жет 
быть, 
они прнходят нас 
убить. 
Может 
быть, 
они 
друзья. 
Может 
быть, 
нет. 
Так, значит, вот что! Недоверие, 
сомнение, глубокие травмы, нане­
сенные человеческой ложью су­
ществам, не ведающим, что такое 
порок. 
-
Но 
мы 
вас 
любим! 
-
сказал 
Севилла. 
-
Я 
знаю, 
-
сказала 
Би. 
Я 
слышу. 
Я 
слышу, когда 
ты 
ro-
ворншь о Фа. 
«Я слышу» вместо «я слышала», 
«когда 
ты 
говоришь» вместо 
«Kor-
да 
ты 
говорил». 
Их 
английский за 
полгода начал, однако, значитель­
но хромать. Как 
у 
покоренных 
народов: слова удерживаются креп­
ко, а синтаксис беднеет. Появилось 
что-то детское в конструкции 
фраз, 
и 
в произношении дельфиний 
акцент звучал как никогда рань­
ше. 
Би 
высоко выпрыгнула 
из 
воды 
и 
упала около лодки, стараясь 
обрызгать Севиллу. 
-
Перестань, 
Би! 
-
крикнула 
Окончание. Начало в мх. 
8-9. 
Арлетт. 
-
Здесь слишком холод­
но, чтобы играть. 
-
Я 
слышу, 
-
сказала 
Би, 
смеясь. 
-
Ма говорит о Фа, Ма 
не говорит оБи. 
-
Я люблю 
тебя, 
Би, 
-
сказа­
ла Арлетт. 
-
Ма забывает 
Би, 
-
сказала 
Би, и 
в свете фонаря лукавый 
огонек блеснул в ее глазах. 
Фа не говорил больше ничего. 
Положив голову на валик лодки, 
он зажмурил глаза, блаженно 
ощущая прикосновение руки Ар­
летт. 
-
Би, 
-
сказал Севилла,­
объясни мне. Ты не забыла язык 
людей. 
-
Когда никто не слушал, 
мы 
с Фа говорили. 
Мы 
не хотим за­
бывать. 
-
Почему? Раз вы не хотели 
больше говорить с 
людьми. 
-
Чтобы сохранить. А также, 
-
добавила она сразу же, 
-
чтобы 
научить детей. 
Севилла осторожно взял 
из 
кармана своей куртки маленький 
магнитофон на батарейках, соеди· 
нил контакты 
и 
вынул микрофон. 
Странная логика. Человек­
дурное существо, но его язык 
остается хорошим, если не исполь­
зовать его 
для 
общения с 
людьми: 
приобретение, имеющее ценность 
само по себе, вещь, которую надо 
сохранить 
и 
даже передать потом­
ству, своего рода социальное пре­
имущество, обладаннем которым 
Би, 
кстати, хвастала накануне 
перед 
Дэзи. 
-
Би, 
-
сказал Севилла, 
ты 
любишь 
Па 
и 
Ма? 
-
Да. 
-
А 
других 
людей? 
-
Нет. Другие 
люди 
нехорошие. 
-
Почему? Что они сделали?--
спросил он, наклоняясь к 
Би. 
-
Они лгут. Они убивают. 
«Великолепное резюме, 
-
по­
думал Севилла. 
-
Вся история 
человечества в четырех словах». 
-
Как они лгут? 
-
сказал Се-
вилла. 
Фа повернул голову 
и 
посмот­
рел на него. 
-
Вначале с Ба это было за­
бавно. Но после самолета они 
лгут, они убивают. Даже нас они 
пытались убить. 
-
Объясни, 
Би, 
попросил 
Севилла. 
-
Нет, 
я! 
-
возбужденно вос­
кликнул Фа. 
-
Вначале вместе с 
Ба они надевают на нас ремни. 
На ремнях 
-
мина. Они показы­
вают старый пустой корабль дале­
ко, очень далеко. Около корабля 
мы 
ныряем, подходим под самое 
дно, поворачиваемся на бок, ми­
на 
идет на корабль. 
-
Погоди, Фа, не так' быстро. 
Соприкоснувшись с кораблем, ми­
на высвобождается 
из 
ремней 
и 
пристает к кораблю? 
-
Да. Как ракушка к скале. 
-
А ты, что ты затем делаешь? 
-
Я 
плыву. Далеко. Далеко. 
-
Я 
тоже, 
-
сказала 
Би. 
-
У 
меня тоже ремни 
и 
мина. Моя 
мина тоже идет на корабль. 
Я 
то­
же плыву к Фа. 
Би 
рассмеялась. 
-
Почему ты смеешься? 
-
Вначале Ба говорит: «Би 
плывет положить мину». Но Я го­
ворю: «Нет». 
Я 
говорю: 
-
«Вме­
сте с Фа, 
или я 
не поплыву». 
-
«Тогда Фа один», 
-
говорит Ба. 
«Вместе с 
Би, или я 
не поплы­
ву», 
-
говорит Фа. Люди очень 
сердятся. Они говорят:«Би в один 
бассейн, Фа в другой». Тогда 
я 
больше не ем. 
И 
Фа тоже. Два 
дня, 
и люди 
уступают. 
-
Фа, 
-
сказал Севилла, 
-
в 
какое место на дне корабля ты 
поместишь мину? 
-
Посередине. 
-
А ты, 
Би? 
-
Посередине. Рядом с ми-
ной Фа. 
Очевидно, вторая мина холо­
стая. Она потребовал ась 
лишь 
для 
того, чтобы удовлетворить же­
лание дельфинов не расставаться. 
-
А потом? 
-
спросил Се­
вилла. 
-
Мы 
плывем 
и 
плывем. А ко­
рабль делает «буф!». Очень гром­
ко, как вчера ночью. Другой день 
Ба говорит: «Вы видите ко­
рабль, догоните его». 
И 
корабль 
плывет быстро, очень быстро, но 
Би и я, мы 
его догоняем, 
мы 
при­
ставляем мину 
и 
возвращаемся. 
-
И 
корабль взрывается? 
-
Нет, когда 
мы 
догоняем, нет. 
-
Почему, как ты думаешь? 
-
Потому что на нем есть 
люди. 
-
А потом что еще? 
-
Каждый день, 
-
сказала 
Би, 
-
устраивают гонкн между 
лодкой с двумя большими мото­
рами 
и 
нами. Лодка плывет бы­
стро, очень быстро, быстрее, чем 
все корабли. 
Фа торжественно вставил. 
-
Но 
мы 
побеждаем. Люди на 
лодке очень довольны. Они кри­
чат. Они свистят. 
-
На другой день, 
-
говорит 
Би, 
-
подводная лодка. Нас берет 
подводная лодка 
и 
отводит 
в море, далеко от берегов. Ба го­
ворит: плывите час в южном на­
правлении, а потом возвращай­
тесь в лодку. 
-
Как вы узнаете, что вы про­
плыли 
час? 
-
Мы 
знаем. 
Мы 
ВЫУЧIfЛИ. По-
ловина длинного 
пути 
-
полчаса. 
Длинный путь 
-
час. Два раза 
длинный путь: два часа. 
-
И 
вы находите подводную 
лодку? 
-
Всегда. 
-
Каким образом? 
-
Ба тоже хочет знать как. 
Мы 
пробуем воду. 
-
Иногда, 
-
сказал Фа,­
нам велят ,искать не подводную 
лодку, а базу. Это труднее. 
-
Почему? 
-
Нужно хорошо знать берега 
вокруг базы. 
-
Когда ты не видишь земли, 
как ты узнаешь, где она? 
-
По вкусу воды. 
-
А когда ты видишь землю, 
что ты делаешь, чтобы найти 
базу? 
-
Мне помогает сонар. А бли­
же 
-
глаза. На первом месте­
вкус. Потом 
-
ухо. Потом­
глаз. От него меньше всего поль­
зы. 
-
А ночью ты тоже находишь 
базу? 
-
Да, но предварнтельно 
я 
долго плаваю около базы, прислу­
шиваясь к сонару. Надо хорошо 
знать берег. 
... 
Собрать с помощью сонара, 
плавая во всех направлениях, све­
дения обо всех особых приметах 
на морском дне, зарегистрировать 
эти тысячи примет' в своей вели­
колепной памяти 
и 
иметь 
их 
всег­
да перед собой с величайшей точ­
ностью, когда плывешь, не ориен­
тируясь по видимым предметам! 
Но 
для 
Фа 
и Би 
это совсем 
просто. 
-
Хорошо, 
-
сказал Севилла,­
Вернемся к самолету. 
-
Большое путешествие, 
-
ока­
зала 
Би. 
-
Как вы его проделалн? 
-
На носил,ках. Мне жарко. 
Я 
очень сухая, 
я 
мучаюсь. Фа то­
же. Ба укутывает нас мокрыми 
простынями. После самолета­
база. 
Я 
плаваю -на базе, 
и я 
пла­
ваю вокруг базы. Но немного. Фа 
со мною. 
-
А потом? 
Здесь вмешался Фа: 
-
Ба нас везет на ЛОДJre, меня 
и Би. 
Ба говорит: «Вас ждет под­
водная лодка. Вы поплывете на 
подводной лодке. 
Я 
нет. Один че­
ловек вам скажет: сделайте то-то 
и 
то-то, 
и 
вы сделаете». 
Я 
говорю 
Ба: «Почему ты не плывешь с 
нами?» Он говорит: «Такой при­
каз». 
-
Какой 
был 
вид 
у 
Ба, когда 
он говорил это? 
-
НерадостныЙ. 
Мы 
долго плы­
вем в его лодке. 
39 
--
Что происходит, когда ,вы 
aCTpeд. 
-
Ведь они же 
должны 
были 
перехватить вчера 
все радиопереговоры между тобой 
и 
Адамсом? 
--
И сочли 
их, 
разумеется, за 
дымовую завесу. 
-
Хорошо. Предположим, что 
они думают, что у Адамса имеет­
ся теперь магнитофонная лента с 
записью показаний дельфинов. 
В таком случае мы уже ничем 
ие рискуем. 
-
Совсем наоборот. Они счи· 
тают, что дельфины прикончены. 
Для 
того чтобы эта запись при­
обрела значение свидетельства, не­
обходимо, чтобы мы 
были 
живы 
и 
могли подтвердить ее подлинность. 
-
Па, 
-
сказала 
Би, 
-
мы хо­
тим говорить. 
-
Сейчас, 
Би, 
-
ответил Севнл, 
ла, к.lаДя руку ей на голову, 
-
Па говорит с Ма. 
-
А потом с Бн? 
-
А потом с Би. 
-
Так 
ты 
думаешь, что 
люди 
В 
вернутся?. 
Севилла сказал тихо 
и 
четко: 
-
Да, этой ночью. Они ,вернут­
ся этой ночью. 
Наступила тишина, 
'и 
затем Ар­
летт ответила: 
-
Если 
ты 
так думаешь, то 
Адамс тоже должен так думать. 
И 
в таком случае почему он снял 
свой заградительный отряд? 
-
О, Адамс! Адамс поставил на 
две карты. 
-
Он продолжал, 
стараясь побороть 'волненне в го­
лосе: 
-
Положение Адамса было 
с самого начала двусмысленным, 
потому что он действовал от име· 
ни агентства, где одни 
-
сторон­
ники' истины, а другие 
-
за. ее 
уничтожение. Адамс поставил сна­
чала на истину. Когда же Фа 
и 
Би 
«погибли:., он решил, что ла­
герь 
истины проиграл, 
и 
о.н: ста­
вит теперь на молчание. 
-
Фа 
и Би 
не погибли, 
-
ска­
зал Фа. 
-
Конечно, нет, 
-
сказал' Се­
вилла. 
-
Ты сказал, что Фа 
и Би 
по­
гибли. 
-
Так утверждают недобрые 
люди. 
-
Но это неправда, 
-
сказал. 
Фа 
с 
беспокойством. 
--
Нет, Фа, конечно, это не­
правда. 
Севилла посмотрел на 
ApJleTT 
и 
подумал, с какой ужаоной силой 
воздействуют слова на дельфинов. 
Надо 
быть 
очень внимательным. 
-
Ты roворил, ~ сказала Ар­
летт, 
-
что теперь Адамс сделает 
ставку на молчание. Откуда это 
видно? 
-
Утром 
был 
момент, когда 
Адамс себя выдал: он предложил 
мне соХ'ранить оружие. Зачем его 
оставлять у меня, если нам боль­
ше не угрожает опасность? 
-
НО он 
-
ЧУДОВlИщеl 
-
Ну нет, 
-
сказал Севилла,-
не совсем. Он относится к нам с 
некоторой симпатией, 
и 
у не­
го еще бывают проблески человеч­
ности. 
И 
спустя мгновение добавил: 
-
Доказательство: в последний 
момент идея 
-
выдать нас безо­
ружными людям В показалась ему 
невыносимой. Он решил оставить 
нам шанс. 
-
Он усмехнулся. 
Очень маленький шанс. 
... 
Севилла вынул кормовое весло, 
положил его на дно резиновой 
лодки, взял электрический фонарь 
из 
рук Питера 
'и 
направил сноп 
лучей на дельфинов. 
-
Фа! 
Би! 
-
произнес он гром­
ко 
и 
добавил, когда они высуну­
лись наполовину 
из 
воды 
и 
оба 
одновременно положили головы на 
валики лодки. 
-
Ведите себя ти­
хо. 
Я 
буду говорить сПитером. 
-
Фа 
и Би? 
-
глуховато про­
изнес Питер. 
-
А этот крупный 
дельфин, убитый сегодня утром?:. 
--'-
Дикий дельфи:н, прирученный 
Дэзи. 
Питер кивнул головой: 
-
Я 
начи'наю многое понимать; 
СевиЛла направил на него· луч 
света. Питер прищурился. Севилла 
опустил фонарь, свет скользил по 
груди юноши, его розовощекое, 
открытое; простодушное лицо, осве­
щенное снизу, приобрело внезапно 
необычную резкость 
и 
возмужа­
ло, даже две ямочки на щеках, 
чуть повыше уголков губ, казались 
более глубокими 
и 
суровыми, под­
бородок выдался вперед, сухожи­
лия 
на шее обрисовались четко, как 
у атлета в момент напряжения, 
глаза, глубже запавшие под над­
бровными дугами, все лицо, осу­
нувшееся 
и 
огрубевшее, стало не 
таким мальЧ'Ишеским. 
-
Питер, 
-
оказал Севилла, 
-
я 
привез вас сюда, в грот, чтобы 
показать вам, что Фа 
и Би 
живы. 
Я 
хочу, чroбы позднее, если это 
потребуется, вы могли 
бы 
зас'ви-
,детельствовать, что вы 'их видели 
живыми утром девятого я,нваря, 
то есть на следующий день после 
того, как взрыв уничтожил «I<:ари­
би:. 
и 
двух дельфинов. Извините 
меня, что 
я 
увез вас от 
Сьюзи, 
едва только вы высадились, ио 
я 
хочу поговорить с вами в спокой­
иой обстаиовке, здесь, в гроте, не 
опасаясь электронного шпионажа. 
Теперь, когда Адамс предоставил 
им полную свободу в выборе 
средств, 
эти 
господа пустят в ход 
все свои таланты. Итак, .первый 
вопрос: была 
ли 
установлена за 
вами слежка? 
-
Да_ 
-
Когда? На море? 
Или 
как 
только вы ступили на сушу? 
Питер отрицательно покачал го­
ловой 
и 
сказал громко, даже как­
то весело 
и 
воодушевленно: 
-
Нет, гораздо хитрее! Они от­
лично знают, что на берегу 
я 
пер­
вым делом отправляюсь разыски­
вать на стоянке свой «форд:.. Так 
вот стоило М'не подойти к стоянке, 
как 
я 
увидел, что до моего «фор­
да:. нельзя добраться, он со всех 
сторон забит машинами, располо­
женными самым невероятным об­
разом. Дежурному понадобилось 
целых ,полчаса на то, чтобы его 
высвободить, 
и 
у распорядителя 
было достаточно времени позво­
нить куда следует. Когда 
я, 
нако­
нец, выехал, 
я 
заметил довольно 
далеко за собой черный «додж:., 
за «доджем» еще голубой «оулдс­
мобил:., затем довольно грязный 
«крайслер:., 'неопределенного цвета, 
потом еще один «додж». Да, 
я 
забыл, вернемся на ст'QЯ:НКУ. 
Я 
ис­
кал на ней глазами ваш «бьюик:.. 
К 
нему так же не пробиться, как 
и 
к моему «форду:.. Однако 
_ 
вы 
его поставили всего позавчера· ве­
чером, 
и, 
согласио вашей просьбе, 
его вымыли, на дверцах есть еще 
следы от струек воды, 
-
парням 
на стоянке пришлось, наверно, из­
рядно потрудиться после мойки, 
чтобы загнать машину в самый 
дальний угол. Просто даже смеш­
но видеть ваш чистенький «бьюик:. 
в куче этих грязных колымаг, КО­
~opыe стоят там, не трогаясь с 
места, месяцами. Тут-то 
для 
меня 
и 
начало кое-чтопрояоняться. 
Севилла посмотрел на Питера. 
Он казался таким ЮНЫМ,' таким 
веселым, 
был 
так горд своим уме­
нием наблюдать 
и 
делать выводы. 
Еще слава богу, что его не похи­
тили 
вместе с 
Сьюзи 
там, на ма­
терике. 
-
Они уверены, что этим вече­
ром мы все попадем к ним в ла~ 
пы, 
-
сказал Севилла задумчиво 
'и 
,убежденно. 
-
Наступило время, 
когда нам необходимо расстаться. 
Питер !IIосмотрел на него с ,неДО­
умением, обескураженно 
.. 
-
Нет, Питер, не задавайте во­
просов. 
Для 
меня, пожалуй, нет 
ничего более тяжелого, чем необ­
ходимость отослать вас. Нам чет­
верым грозит sмертеJlьная опас­
ность. 
Мы 
должны бежать, скрыть­
ся. Ночью мы покинем остров. Вы 
в маленькой лодке отправитесь на 
материк. 
Я 
'возьму большую. 
Я 
не 
хочу :вам говорить, куда 
я 
поеду. 
Но вы 
и Сьюзи, 
вот что вы долж­
ны сделать: вы возьмете с собой 
только 
самые необходимые 
.' 
вещи, 
затем ленты с записью свнстов 
Дэзн, все, чro мы успели сделать 
на острове. Вы возьмете еще два 
пнсьма: одно 
для Мэгги, 
чтобы она 
41 
знала, что ей тоже необходимо 
скрыться, 
и 
как можно скорее, 
другое, очень важное, 
для 
Голд­
стеЙна. Как только 
вы 
убедитесь, 
что за вами нет слежки, вы долж­
ны отправить оба эти письма. 
НО 
я 
забегаю вперед. Когда вы 
доберетесь до материка, 
!ни 
в коем 
случае не ходите на стоянку. Сра­
зу 
же 
отправляйтесь на ближай­
шую ремонтную станцию. В девя­
носто девяти случаях 
из 
ста там 
всегда имеется «великолепная ма­
шнна:.; которую ,продают по слу­
чаю. Вы 
ее 
купите. 
Питер нахмурился. 
Я 
дам вам все, что необхо­
димо, 
-
добавнл Севилла. 
-
Го­
ните всю ночь, утром на другой 
ста.нции, 
я 
вам советую, продайте 
машину, даже в убыток, 
и 
купите 
новую в другом гараже 
и 
проде­
,1айте такую 
же 
операцию по 
крайней мере 
еще 
раз. Вы добе­
ретесь до Канады, 
из 
Канады вы 
отправнтесь в Европу. 
Я 
думаю, 
что на границе не возникнет ос­
ложненнЙ. Вас преследует не ФБР, 
а частное агентство, которое, ко­
нечно, не посвящает ФБР в овои 
секреты. 
Питер некоторое время смотре,1 
на него молча: 
-
Я 
хочу задать вам вопрос. 
Один-единственный. Должен 
ли я 
взять с собой оружие? 
-
Это вопрос, 
-
произнес Се­
вилла, 
-
на который вы должны 
ответить сами. 
Я 
не знаю, как да­
леlЮ заходит, ваше уважение к че­
ловеческой жизни. 
Питер распрямил плечи 
и 
по­
смотрелСевилле в глаза. 
-
Я 
задам этот вопрос !Иначе. 
Если ани, нападут на 1Iаш ,след 
и 
сумеют нас, за~ва1ЩТЬ, по вашему 
мнению, станут 
ли 
они нас пытать, 
чтобы заставить говорить? 
-
Я 
думаю, 
что 
да. 
-
И 
Сьюзи тоже? 
-
спросил 
Питер' прерывающимс'l roлосом. 
Севилла нахмурился. 
-
Поверьте мне, они не ста!Нут 
делать различия. 
Нигд~ в доме не зажигали све­
та, окна 
и 
двери 
были 
закрыты, 
лишь 
на мгновение, собирая вещи, 
включали электрический фонарик. 
На террасе, над головам'и 
людей, 
ПРОС'l\ирался нависший свод огром­
ных черных туч, неподвижный, 
удушающий, 
без 
еДИ1l0ГО просвета. 
Ночь обещала быть такой 
же 
тем­
ной, как ,накануне. Сумерки да.ви­
ли и 
сгущалнсь с каждой ми!ну­
той. Вчетвером, одетые во все тем­
ное, Севилла, Арлетт, Сьюзи 
и 
Питер сновали 
из 
дома на тер­
расу, с террасы на пристаиь, бес-
42 
шумно готовясь к ОТПЛЫ'I\ИЮ. ОНИ 
ходили босиком 
и 
иногда разгова­
ривали шепотом. Четыре тени все 
менее 
и 
менее различимые в на­
ступающем мраке, скользящие' на­
встречу друг другу, расходящиеся 
в разные стороны, вcrречающиеся 
снова, удаляющиеся 
и 
'вновь при­
ближающи~ся. Теперь Севилла 
улз,вливал чье-то присутствие, 
лишь 
уСлышав вблизи себя Дыха. 
ние. Рука ,прикоснулась к его гру­
дИ. ОН схватил 
ее. 
Рука Питера. 
Голос прошептал ему на ухо: 
-
Мы кончили, тenерьпора дви­
гаться. 
-
Питер, 
-
ТОVОПЛIfВО сказал 
Севилла, 
-
я 
видел, что вы взяли 
револьвер. Мой совет, iВОЗЬМiИте 
лучше гранаты. Когда несколько 
противников выскаЮИiвают воору­
женными 
из 
машины, спасает толь­
ко 
rpa'Ha'l\8. 
Сзади Арлетт, дыша ему в 
шею, 
шепнула: 
-
Сьюзи хочет с тобой попро­
щаться. 
Рука коснулась его плеча. Это 
была Сьюзи. Она сказала ему на 
ухо тихо 
и 
сневероятной проник­
новенностью: 
-
Доброго пути, Генри, доб­
рого пути. 
Она впервые назвала его Генри, 
он почувствовал, что она берет его 
лицо в свои ладони; он наклонил-
ся, она прижаnа губы IК, его 
щеке 
и 
повторила одним дыханием 
и 
с 
той 
же 
проникновеll!НОСТЬЮ: 
-
Доброro пути, Генри 
... 
Она отняла ру~и. Послышалось 
'короткое, сдавленное рыдание. Он 
понял, что женщины обнялись. 
Севилла ВЗДОХlНул всей грудью: 
добрая воля, забота о других, 
глубокая привязанность 
-
все это 
тоже есть ,в человеке. Рука Питера 
скользнула вниз по его руке, он 
поймал 
ее и 
сильно сжал. 
-
Пит, 
-
сказал он тихо, ПРН-
Рисуним 
и. 
rОЛИЦЫНА 
,пав губаМ\II к уху юноши, 
-
я 
бе­
ру у вас маленькую ЛОд'Ку, чтобы 
поехать за Фа 
и Би. 
Он сделал два шага к гавани, 
кто-то приблизился к нему. Это 
Арлетт. 
У 
Арлетт невероятный 
слух, за метр от него она все 
расслышала. Она прижалась к не­
му 
и 
поднялась на цыпочки до 
его уха: 
-
Я 
поеду с тобой, Генри. 
Они проникли в расщелину, 
где 
узкая лента 
воды 
внеза,пно заво­
рач.ивала круто, как шпилька 
для 
вол.ос. 
Уже 
третий раз СеJIIFlЛла 
проделывал этот путь, он знал его 
почти весь на ощупь" как знают 
темный коридор в доме, 
где 
про­
шло детство. По 
мере 
того как 
они все дальше проникали в ска­
лу, он испытывал глубокое чувство 
облегчения 
и 
безопасности. Можно 
было. 
и 
не спраШИ'вать себя о том, 
что испытывали доисторические 
люди, 
когда иаходили ИЗlSилистую 
пещеру на склоне холма, даже 
если им приходилось сначала вы­
гнать оттуда медведей, чтобы 
овладеть убежищем. Рога11ИНЫ 
и 
топоры против клыков 
и 
когтей. 
Но стоило сражаться со стаей 
огромных волосатых увалыней, 
чтобы занять· 
их 
теплую, темную, 
глубокую 
и 
1fедостулную 'берлогу, 
где, 
прижавшись друг к другу, 
слившись. В единую источающую 
тепло человеческую груду, буду­
щие 
владыки 
и 
разрушители пла­
неты чувствовали себя огражден­
ными от ужасных опаоностей 
внешнего мира. 
-
Ты 
можешь не гасить фо­
I/{арь, 
-
СК/rзал Севилла громко, 
<>тталкнваясь двумя руками от 
скал,истых стен последнего прохо­
да, чтобы лроникнуть 
iВ 
гр-от. Воз­
можность снова громко говорить 
и видеть все вокруг предста,вилась 
какой-то новой, неизведанной 
еще 
радостью. 
-
Фа! 
Би! 
-
воскликнул он. 
Дельфины выныр'нули около 
лодки, веселые, игри.вые, оживлен­
ные. 
-
Нет, неТ,не брызгайтесь, 
-
криЮlУЛ СеВИ.l!ла, 
-
нам пред­
стоит долгий путь ночью 
.. 
по морю, 
мы ilIРОСТУДИМСЯ, если будем мок­
рыми! 
И 
слушайте, на фарватере 
1/1 
в море ни OДl}oro слова, ни Од­
ного слова 
I/{a 
языке людей, го­
ворите 'только свистами. Перед 
нами вра.г, оп,ра,ва 
и 
слева 
враг. 
Арлетт рассмеялась, это 
был ее 
первый смех за два дня. 
-
Дорогой, 
-
сказала она с 
нервозной ~еселостью, 
-
нельзя 
удержаться, ты говориш~, как 
ге-
нерал, начальник штаба, 
и 
у тебя 
также свои военные тайны. Самое 
невеРОЯ1'ное, что даже 
я 
не знаю, 
кусда мы поплывем. 
-
Куда? На Кубу, 
-
сказал 
он. 
-
Я об этом думал, начиная 
со ,вчерашнего ~ня так часто, что 
мне казалось, будто 
я 
это тебе 
уже сказал. Отсюда, от Ки-Уэста, 
до Кубы e~Ba сто пятнадцать 
километров, самое близкое иност­
ранное государство, н к тому 
же 
единственная 
. 
страна в Латинской 
Америке, 
где 
то обстоятеЛЬСТ)lО, 
что вы лишены американского 
паспорта, является своего рода ре­
комендацией. ЕДI/Iнственная, отку­
да мы можем леl1КО добраться до 
Праг,и, 
-
может быть, даже с ку­
бинскимипаспортами. Наша 
цель 
(если на,с не успеют схватить)­
оказаться вместе с Фа и 
Би 
до 
трwнадцатого я'нваря IВ одной 
из 
еВРOilIейских столиц, чтобы во 'все­
услышание провозгласить истину. 
Если за это время Голдстейн не 
получит моего письма 
и 
ему не 
удастся убедить президента при 
помощи записи, сдела:нной сегодня 
УТ.ром. Мне кажется, что эта за­
пись 
и 
сообщение о том, что мы 
с Фа 
и Би 
находимся в Праге, 
заста'вят СМrита принять мирное 
решение. Мне не хотелось 
бы 
со­
зывать rпресс-конференцию, чтобы 
рассказывать о диких вещах, тво­
римых секретными службами в на­
шей 
стране. Было 
бы 
вполне до­
статоЧiНО, если 
бы 
Смит зая,вил, 
что комиссия, изучавшая обстоя-
тельства, пр:иведшие к УНИ'Jтоже­
нию «Литл-Рок», сочла его гибель 
результатом несчастного случая. 
В кромешной тьме обе лодки 
CHOIВa стояли рядом. Моторы 
были 
подняты. Весла .лежали ка вали­
ках. Говорить приходилось еле 
слышным шепотом. Севилла опять 
почувствовал '1'ревогу, ,испытанную 
им несколькими часами раньше, 
когда дельфины сказали ему, что 
Боб знал все. Севилла ждал, ког­
да Питер кончит укладывать свои 
мешки в маленькой лодке. Он с 
трудом выносил ожидание, нервы 
его быливзвинчены, в висках 
стучало. Арлетт взяла его за руку, 
он тО'ГЧас 
же 
выовободил 
ее, 
она 
liыла вся мокрая. А Питер никак 
не может закончить, он вечно та­
КОЙ' скрупулезный, такой педан­
тичный. Безум'ное нетерпение овла­
дело Севиллой: наполовнну гнев, 
наl!IOЛОВННУ пани·ка. он открыл 
рот, но тотчас сдержал. себя. Он 
наклонился к носу лодки 
и 
замер 
как загипнотизированный. На него 
смотрел светящийся диск бортово­
го 'компаса, это было как друже­
ский знак 
iI 
океане т.емноты, едии­
ст.в.енная прочная н ·надежная 
точка во IВраждебном Jilи.ре. 
И 
вне­
запно он вспомнил. Лето 
1.944 
го­
да. Нормандия. За изгородью во 
время НОЧiной атаки светящиеся 
стрелки его ручных часов как 
будто вспыхнул\{ 
и 
четко выдели­
лись ,в угрожающем смертью мра­
ке. 
И 
тогда он почувствовал об­
легчение, все стало на свои места, 
разум в'новь вступал в свои права. 
«Тодд, возьмите десяток человек 
и 
Оl1правляйтесь разведать, ч,о там 
у ручья, журчанье которого слы­
шится в глубине долины, 
и 
если 
вам придется стрелять, не стре­
ляйте друг в друга». 
Ощущение кошмара, когда надо 
двигаться 'вслепую 
и 
попадаешь 
все время в ловушки. Дья,воль­
ские нормаillд,ские изгороди. 
За каждой 
-
немецкий пулемет, 
43 
великолепно замаскированный, вы­
жидающий в абсолютной темноте. 
Каждый раз от моего авангарда 
ничего не оставалось. Фашисты 
умели убивать. 
Свежие руки Арлетт 
легли 
ему 
на затылок, О'Н почувст!Ювал 
ее 
губы около своего уха: 
-
Питер готов. 
-
Ну, что 
же, 
тронулись, 
сказал Севилла. 
Где-то что-то треснуло, внезапно 
громко, как разорвавшийся парус. 
Нет, это безумие 
-
пускаться 
в море среди сплошного тумана, 
когда ничего не видно 
и 
ничего 
предварительно не разведано! 
-
Подождем, 
-
сказал он. 
-
Вели ему подождать. 
-
Он пере­
ГНУЛСЯ через валик и остор'Ожно 
хл'Опнул ладонью два раза по по­
,верхност.и воды. 
Секунду спустя его пальцев кос­
нулась теплая 
и 
гладкая масса, 
он щ>овел рукой, они оба БЫЛII 
здесь. Он негромко свистнул по­
дельфиньему: «Фа! Биl:. Странно, 
как хорошо вписывается свист в 
порывы ветра 
и 
плеск !ЮЛН, раз­
бивающихся о скалы. Что долж­
оны думать там эти 
люди, 
приль­
нувшие к своим аппаратам? 
-
Фа, ты поплывешь по фар­
ватеру до выхода в открытое 
море. 
-
А потом? 
-
Может быть, там есть ко-
рабль, лодка. Может быть, «чело­
век-лягушюi:.. 
Ты 
вернешься 
и 
скажешь. 
Т,ишина 
-
lIf 
затем свист Фа: 
-
Есть «человек-лягушка». Он 
плывет к ,нам. Что 
я 
делаю? 
-
Ты 
его оглушишь. 
-
О lНeт, 
-
сказал Фа. 
-
Я 
его 
оглушаю, он тонет, 
и 
он уми­
рает. О нет. 
-
Ты 
его не оглушишь, он нас 
убьет. 
Снова тишина, 
и 
свист 
Би: 
-
Я 
,перегрызаю его трубку зу­
ба~ш. Он ПОiднимается 'наверх. 
Я 
ударяю его слепка сзади; 
и я 
вы­
брасываю его на скалы. 
Великолепный 'Отказ от насилия: 
вывести 
из 
строя, но опасти жизнь. 
-
Хорошо, 
-
сказал Севилла. 
Они исчезли, И' он представил 
себе их обоих скользящими в чер­
IНОЙ 'воде. Выбрасываемые вперед 
шумовые ,ВоЛНЫ их сонара обри­
совывают 
перед 
'ними все препят­
СТl~ИЯ так 
же 
четко, как если 
бы 
они их видели. Они плывут 
-
вы­
тянутые iВперед, стройные, сколь­
зящие, 
как стрелы, толкаемые мо­
гучими 
и 
гибкими движениями 
х!Юст()вого плавника с непостижи­
мой экО'Иомией усилий, бесшумио, 
не оставляя за собой ни завихре-
44 
.ииЙ, ни пустот, такие 
же 
неуло­
вимые, как сама вода, вонзаю­
щиеся в нее леnко 
и 
свободно, 
составляющие с ней единое 
целое. 
При такой ,скорости их вес пре­
вращается в гроз'ное оружие, 
-
в оправе 
из 
эластичной кожи от 
ста шестидесяти до двухсот кило­
граммов мускулов, управляемых 
мозгом, таким 
же 
искушенным, 
как у человека, 'но контролируе­
мым добротой. 
Несколько минут спустя Севил­
ла ПОЧ}1вствовал, что 
дельфины 
снова у него под рукой. Фа сви­
стнул. 
_ 
Такая 
же 
лодка, lJ<ак твоя. 
Резиновая. Но только 
больше. 
-
Лодка ,плывет? 
-
Нет, стоит на якоре, у 
входа. 
Стоят на страже, подстерегая 
их, преграждая путь. Люд.и В 
доmк,ны 
были 
понять, что они го­
товятся к бегству. 
Севилла задумался. Губы Арлетт 
коснулись его щеки. 
-
Питер говорит, что надо по­
дойти 
и 
атаковать их, забросав 
гранатами. 
Севилла lНa ощупь нашел ухо 
д,рлетт: 
-
Нет. Скажи ему, что нет. 
Надо видеть, куда бросать грана­
ты. 
И 
если будет схватка, то уби­
тые будут с обеих сторон. 
С 
на­
шей 
тоже. 
Он опять погрузился в молча­
ние. 
Время шло, пот струился по 
его ладоням. 
-
Что 
я 
делаю? 
-
сказал Фа. 
---, 
Как поставлена на якоре 
лодка? 
-
Веревка 
и 
что-то на конце. 
-
Веревка? 
Ты 
уверен? Не 
цепь 
-
,веревка? 
-
Да. 
Севилла выпрямился. 
-
Ты ныряешь. Ты 
перегры­
заешь веревку зубами. 
И 
ты тя­
нешь ЛОДКV тихо-тихо. 
-
Куда? 
-
Направо. Там есть течение. 
Надо его найти. 
-
Би 
его наЙдет, 
-
сказа­
ла 
Би. 
аНlИ и,счезли. Губы Арлетт сно­
ва коснулись щеки 
Се 
виллы. 
-
Как толыJДе день кажется тебе чу­
дом». 
Однажды его задержал на улице 
па11рУЛЬ. Комиосар полиции, седой 
полный аНГJJИчанин, с педантич­
ностью истого бр.итаица доказывал: 
-
Ваше время 
еще 
не настало. 
Когда оно придет, мы сами дадим 
вам возможность управлять стра­
ной. Пока 
же 
вам надо не хва­
таться за виитовки, а учиться. 
Х8JМИД 01'Ветил ему старой араб­
сией пословицей: 
-
dI;-y.чmeo. ветхий забор, да 
CJI0ЙIt.. 
В тот раз случилось невероят­
ное: комиосар, его оroустил. Хамид 
до сих пор не', МQжет понять при­
чииы 
такого .ве:ШIкодушия. 
-
А что" e«.mи комиссар был 
ПР'8В, 
и 
ншmь борьба действитедь­
но беополезнв'? 
-
прошептал Ха­
мид. 
-
Значит, 
и 
смерть ребят 
под пулеметом была бессмыслен­
ной, никому не нужной? Врете, 
комиссар! ::по было ненапрасным! 
С 
гор побежит вода! 
-
выкрик­
нул он 
и 
замер, пораженный: он 
нашел, нашел объяснен.ие таинст­
веиным словам! Пароль означает 
начало восстatния! 
о.н собрался с силами 
и 
поднял­
ся на ноги. Но, пройдя не больше 
четырех миль, снова упал на пе­
сок 
... 
На рассвете его слуха стали до­
стигать какие-то таинственные зву­
ки, напомина.вшие то шуршание 
моря по мелкой гальке, то шум 
проносившегося рядом грузовика. 
Что-то холодное скользнуло по 
голой руке. Хамид прио'I'КРЫЛ гла­
за 
и 
тут же в ужасе затаил ды­
хание: по его руке медленно пе­
реползала серая змея. о.на при­
близилась к лицу 
и 
остановилась, 
уложив холодный хвост на сгиб 
локтя. Серая ,вытянутая головка 
чуть приподнялась 
и 
уставилась 
маленькими черными глазками-бу­
синками в полуприкрытые веками 
глаза человека. Хамид хорошо 
знал, 
что 
это за змея: «зи'ппи:.. 
Если он шевельнется, «зиппи:. бро­
сится на него, 
и 
через сорок ми­
нут он будет корчиться в смер­
тельных судорогах. Сердце отсту­
кивало секунды, 
и 
ХаiМИД слышал 
его стук. Но !Коrща прошел первый 
страх, он смог подумать 
и 
о .дру­
гом 
-
В этой змее была его 
жизнь. Если он перехитрит «зип­
пи:., то выберется 
из 
этой пу­
СТl>l!НИ. 
Змея покачи,вала головкой 
из 
стороны в сторону, будто разду­
мывая: живой человек 
или 
уж!.' 
мертвый. о.на смотрела на него 
своими ГИПНОТИЗИРУЮЩИМН глаза­
ми, а Хамид еле сдерживал себя, 
чтобы 
не 
схватить ее. Голос разу­
ма оказался сильнее голода: он 
заставил лежать без движений н 
сдерживать дыхание. Змея опу­
стила на песок голову 
и 
медленно 
сползала, едва не касаясь лба Ха­
мида. о.на проползла возле другой 
руюи 
и 
где-то рядом за его спи­
ной настороженно замерла. Боль­
ше ас-Салех ие мог выдержать, 
он рванулся в сторону и, перека­
тываясь, отскочнл от змеи на 
безопасное расстояние. о.н поднял­
ся на ноги, голова закружилась, 
зеМЛИ: 
XO;ltIlJIa 
под lВ!I1i'ам'И" но Xa~ 
мид устоял. «3иппи:. ВOКJПFYла го· 
лову, 
и 
ее· тонкий черный язык 
замиГЗ'л, словно локатор. Хамид 
шагнул к ней. Он протянул вперед 
левую руку 
и 
стал быстро шеве­
лить lIIальцами. Это 
был 
прием, 
IfОТОРЫМ мальчишки в детстве об­
манывали «зиппи:.. о.на потянулась 
к руке; поднявшись столбиком сан­
тиметровна сорок. ХаiМИД резким 
движением схватил змею правой 
рукой, так что ее голова оказа­
лась чуть выше кулака. о.т рез­
!Кого движения Хамид не устоял 
на ногах 
и 
упал на песок, но не 
выпустил змею. о.на извивалась, 
била'СЬ всем телом, ·но он крепко 
держал ее в кулаке. Дальше все 
было проще, он проделывал эту 
операцию в детстве десятки раз. 
Хамид встал на колени 
и 
протя­
нул змее подол рубахи. Та вцetLИ­
лась в ткань с наслаждением 
и 
злостью, брызнув ядом. Ас-Салех 
нзо всех сил рванул рубаху 
и 
вы­
рвал ядовнтый зуб. Теперь «зиппи» 
'была безопасна, как ящерица. 
В бессильной ярости змея откры­
вала 
и 
закрывала рот. Хамидвзял 
ее двумя пальцами за голову 
и 
перекусил хребет. 
Дорога была совсем рядом. о.н 
увидел ее, когда 
из 
ущелья вы­
катил груженный тюками шерсти 
«форд:.. Шофер помог залезть на­
верх. 
-
Туда, никто не заглянет, 
-
пояснил он, догадываясь, что ие­
ожиданному попутчику вовсе нет 
необходимости ,встречаться с пат­
рулем. 
Грузовик обогнул мрачную го­
лую гору, вершину которой уже 
обласкало солнце, 
и 
опустя пол­
часа ВЪехал в окрес1'НОСТИ Адена. 
-
Бурдуган! Бурдуган! 
-
пред­
лагал торговец апельсины, толкая 
перед собой тележку 
с 
оранжевой 
горой. 
-
Сабара! Сабара! 
-
вторил 
ему продавец ПЛОДОВ·' кактуса. 
Хамид забеспокоился, он не мог 
постучать шоферу, а судя по шу­
му, они проезжали где-то рядом 
со старым баз;!ром. Но шофер сам 
остановил машину. о.н загнал ее 
в 
у3!Кую улочку, где было безо­
пасно, 
и 
выключил мотор. 
-
Я 
мог 
бы 
тебя подвезти, !но 
мне нужно <:.делать еще два рейса 
до жары, 
-
извинился он перед 
Хамидом. 
-
Шукран, ахуа! 
-
QКлониJI 
ас-Салех голову перед шофером.­
Спасибо, брат. 
Ты 
сделал БолыIIее 
дело! Моя жизнь 
-
песчинка в 
Руб-эль-Хали. 
Вскоре Хамид отыскал на улице 
Акабу дР:М Чlmilpиадu.aтъ 
-
01($. 
зтажнliIЙ, с: ПЛOЩfОЙ вpIIIшd, из> 
серого, УИЫJIDГО кaMHjJ" О.и; ifИЧI!!'IIJ 
не выделялся среди други~ ДОМОВ; 
таких же серых 
и 
однообразных.. 
Вход в него закрывала домотиа­
H8jJ 
занавеска. о.ткинув ее, Ха1lfИД, 
пересТУIblfЛ порог 
и 
очути'ЛСЯ' В по­
лутемной каморке, куда свет про­
ннкал через маленькое квадратное 
отверстие в стене. 
-
Салам аллейхум! 
-
прогово­
рил 
он, еше не видя никого. 
-
Мир 
тебе, добрык. человек! 
-
ответили ему 
из 
угла. 
-
Про· 
ходи. Гость .приносит в дом ра­
дость. 
-
Могу 
я 
видеть Али Абсейна? 
-
Зачем тебе он? 
-
В голосе 
Jюзяина 
прозвучали тревожные 
нотки. 
-
Вода бежит 
с 
гор, раис, 
-
сказал Хамид, называя хозяина 
уважительно «раисом:.. 
Человек мгновенно оказался на 
ногах 
и 
вплотную .приблизился к 
гостю. Хамид раЗГЛjJдел его. Невы­
сокого роста" средннх лет, с шн­
рокими, сросшимися на переносице 
бровямн, Глубокие морщины на 
лбу 
и 
возле рта. о.н взглянул на 
ас-Салеха острым, пронизывающим 
взглядом, в котором Хамид .по­
чувствовал н силу .и властность. 
-
Ты 
кто? 
-
понизив голос, 
спросил он. 
-
Хамид ас-Салех, сын Селима. 
-
Повтори, что ты сказал. 
-
Вода бежит 
с 
гор, не оста-
навливайте ее! 
-
произнес Хам 
ид. 
71 
~ 
первые 
я 
увидел Тарову, 
когда она 
пришла к 
две-
• 
ри 
моей хижины 
с 
корзи­
ной 
папайи. 
Лицо 
ее с 
ши­
рокО От  крытыми 
глазами 
выра­
жало, 
как 
"то обычно бывает 
У 
маленьких девочек, роб    ость 
и 
неуверенность. Она принес          -
ла 
гораздо больше 
папайи, 
чем 
мне было нужно, н 
ее 
отец, 
сндевший у меня, 
сделал ей 
за­
мечание. 
Т 
арова начала было 
складывать 
плоды обратно в кор­
зину, но 
я 
остановил 
ее и ска     зал, 
что возьму все. 
С 
той поры 
Та-
ров 
а стала 
мне плоды 
до самого 
котором 
я 
зать. 
"Жизнь 
регулярно приносить 
папайи и делала 
"то 
своего замуж-ества, о 
и 
собираюсь расска-
первобытных 
людей 
на лоне при роды    » не представля­
лась 
мне райской 
и 
до того, 
как 
я 
поселился в деревне Сусурока 
у папуасов племени гахуку. Но, 
лишь 
пожнв несколько 
лет среди 
папуасов, 
я 
смог понять, 
какими 
ограннчениями, условностями 
и 
запретами 
опутана жнзнь каждо­
го 
из 
ННХ. 
И 
запреты 
эти 
тоем страшнее, 
72 
что человек, нарушнвшнй 
их, 
из­
гоняется 
из 
племени, 
а 
вне пле­
мени челов-ек беззащитен, 
и 
в  се 
ополчается против него 
-
и 
при­
рода 
и люди. 
Запреты бывают разные: в пи­
ще, 
в занятнях, брачные за­
преты. 
Эти последнН"е регламен­
тируют, кому, 
как и с кем 
над­
лежит 
вс    тупать в 
брак. Их 
соб­
людают 
особенно строго, ибо счи­
тается, 
что наруш-ение "тих за­
претов может привестн 
к 
гибелн 
рода. 
Ког 
да я 
познакомился 
с Т 
аро-
вой, 
ей 
было, пожалуй, около 
двенадцати 
лет; сказать 
точно 
трудно. От Таровы исходило сия­
ние 
-
так 
мне почудилось, едва 
я 
увидел 
ее через 
открытую 
дв-ерь. Она стояла на солнце по­
зади 
взрослых, которые прншли 
ко мне продавать овощи. Не­
обычным 
был 
свет в 
ее глазах: 
мерцающее 
сверкание, постоянно 
менявшееся. Оно было 
ярким и 
открытым, когда она 
смеялась; 
приг лушалось, становилось мяг­
ким, 
когда она 
была 
озадачена 
или 
СОМН"евалась в чем-то 
-
ко­
роче говоря, этот 
блеск измеиял-
с  я 
в зависимости от настроеиия 
так же 
быстро, 
как 
выражение 
ее 
ЛИl).а. Она не 
была 
красави­
ц-ей, 
и 
вряд 
ли 
должна 
была ею 
стат        ь, 
но ЛИI).О 
ее 
приковывало 
к 
себе 
взгляд, вызывая желание 
улыба       ть    с  я вместе 
с 
ней, когда 
показывались 
ее 
ровные 
белые 
зубы, 
и 
желание 
откликаться 
бес      ­
покойством, когда она 
была 
оза­
бочеиа. 
Похож-е, что 
и 
другие горели 
желанием 
дать ей 
почув         ствовать 
ту 
же 
безотчетиую 
с импатию. 
Мальчики 
постарше дразнили 
ее, 
не пропуская д-евочку, когда она 
шла с 
огорода ДОМОЙ, 
и пытали        с  ь 
забраться 
в 
ее 
билум 
-
травяной 
зап    лечный мешок. Они шу  т или 
с 
ней дружески-снисходительно, 
как с младшей 
сестрой. Они хва­
тали 
"ее 
за 
косы, почти сразу 
же 
нх выпускали 
и сгибались 
от сме­
ха 
в ответ на пннки, которыми 
она 
их 
награждала. Они повто­
ряли 
ее имя: 
"Тарова-а-а". 
Я никак не мог 
с 
первото 
взгляда запомнить папуасов в 
ЛИI).О: 
их 
индивидуальность сти­
ралась 
единообразной раскрас­
кой 
их 
лиц 
и 
украшенН"еМ 
-
ко-
стяным коль\!.ом, которое они но­
сили 
продетым через нос, так что 
коль\!.о закрывало губы. Когда 
же 
гахуку по какому-нибудь слу­
чаю 
раскрашивали ЛИ!J.а, они пре-
вращались 
абстрактные 
в одушевленньrе, но 
маски. 
Но 
Т 
арову 
я 
узнал уже на второй раз, когда 
увидел 
ее 
в деревне Гохайяка, где 
жил 
ее 
oTe!J.. 
Я шел среди зарослей, 
а 
так 
как было уже поздно, тропинка 
была 
безлюдной. Со мной 
был 
Гохусе, старший сын моего сосе­
да 
Бихоре; он 
с 
важным видом 
нес мою кинокамеру. В ветерке, 
едва достаточном 
для 
того, что­
бы 
солнечный жар сохранял при­
ятность, чуть заметно шевелилась 
листва последних деревьев,СТОЯВ­
ших перед входом в ГохаЙяку. 
Это 
была 
длинная деревня, ко­
торая, следуя контуру гребня, об­
разовывала что-то вроде буквы 
«5», 
так что, входя в деревню, 
было невозможно увидеть даль­
ний ее коне\!.. Ускорив 
шаг, я 
по­
вернул в нижнюю часть деревни. 
В первую секунду 
я 
не заме­
тил 
никого под высоким бамбу­
ком. 
Там дальше, за 
бамбуком, 
за 
горным отрогом блестело 
и 
би­
ло в 
г лаза 
солнце. Потом что-то 
шевельнулось в глубокой тени 
под кустами: бледный отблеск 
света на украшениях 
из 
раковин, 
и 
его было достаточно, чтобы 
при влечь мое внимание. 
Это 
были дети: мальчик 
не­
многим старше трех лет, 
и 
другой 
ребенок, спина которого 
была 
скрыта от меня множеством длин­
ных косичек. О моем присутст­
вии они не подозревали. Старший 
ребенок что-то неразборчиво бор­
мотал, 
и с 
"тим бормотанием как­
то странно гармонировало почти 
неслышное колыхание деревьев 
и 
пульсирующее разноцветье огоро­
дов, окружавших селение. 
Малыш 
поднял голову, увидел через пле­
чо 
меня, 
и 
сразу же, завопив от 
страха, неуклюже кинулся впе­
ред, чтобы зарыть ли\!.о в длин­
ные волосы другого ребенка. 
Т 
от 
подхватил 
малыша 
одной рукой 
под ЯГОДИ!J.ы, поднял его 
и 
резко 
поверну ЛСЯ ЛИ!J.ом к угрожающей 
опасности. 
Я сразу же узнал Тарову. 
Страх широко раскры,л ее 
глаза, 
а 
напряженные 
мышцы 
ног гово­
рили о готовности к побегу. Че­
рез мгновение она уже поняла, 
что перед ней 
я, и 
ее напряжение 
исчезло. Лицо ее осветилось улыб­
кой, 
и, 
смущенно засмеявшись, 
она повернулась к малышу, кото­
рого держала на руках, утеше­
ниями н упреками 
пытаясь 
сва-
лить 
на него вину 
за 
собственный 
испуг 
и 
растерянность. 
Т 
арова внятно 
и 
раздельно 
произнесла мое 
имя, 
стараясь за­
ставить 
малыша 
взглянуть на ме­
ня. Ничего не получилось. Каж­
дый 
раз, как он поднимал голо­
ву, его лицо морщилось, ОН 
был 
готов расплакаться. 
В ПОС,l\едующие месяцы 
я 
ви­
дел Тарову не больше, чем лю­
бую другую девочку ее возраста. 
Она 
была 
почти ребенком, 
и 
мне 
было довольно легко разговари­
вать 
с 
ней; во всяком случае, зат­
ру днений БЫJЮ меньше, чем 
с 
де­
вушкам.и чуть постарше, которые 
то напускали на себя застенчи­
вость, то быМl смелы 
и 
реши­
тельны (хотя смелости их хвата­
ло не больше чем на минуту). 
В двенадцать лет у Таровы 
и 
других девочек уже было меньше 
свободы, чем у мальчиков, их ро­
веСНИКQВ. Девочки уходили 
из 
се­
ления рано утром 
и 
работали вме­
сте со взрослыми женщинами на 
огородах, 
а 
вечером возвращались 
по тропинкам 
<:: 
нагруженными 
билумами, слишком 
тяжелыми для 
их тонких шей. Девочки присмат­
ривали 
за младшими 
братьями 
и 
сестрами, место которых у мате­
ринской груди заняли новые мла­
денпы. Судя по всему, их безза­
ботное детство кончалось к де­
сяти 
годам, 
и 
среди детей, п;\е­
скавшихся в ручьях 
и 
наполняu­
ших деревню шумом, редко мож. 
но было увидеть девочек старше 
этого возраста. 
Знакомство наше длилось более 
полутора лет, хотя 
я 
так 
и 
не 
смог до конца победить застенчи­
вость Таровы. Между нами уста­
новились дружелюбные отношения. 
Это выражалось не больше чем 
в обмене приветствиями 
(мы 
о}(ли­
кали друг друга по имени, когда 
я 
проходил мимо огорода, где она 
работала), но 
из 
таких мелочей во 
мне как-то выросла симпатия 
к ней, 
и я 
потому 
был 
глубоко 
взволнован обстоятельствами, при 
которых она покинула деревню. 
Я очень хорошо помню, как все 
началось. Я проснулся позднее 
обычного 
и, 
уже одеваясь, взгля­
нул через открытую дверь. Я уви­
дел 
там 
соседа Хуторно, стоявше­
го у забора спиной ко мне 
и 
гля­
девшего на улицу. 
Люди 
на улице тоже смотрели 
в ту же сторону, что 
и 
Хуторно. 
Я окликнул Хуторно И спросил, 
что происходит снаружи, так как, 
судя по всему, что-то было не­
ладно. 
С 
видом занятого человека 
он ответил, что прибыло несколь­
ко мужчин племени 
гама и 
хотят, 
видно, купить женщину. «д кого 
именно?» 
-
спросил 
я. 
Он пожал 
плечами и 
заявил, что точно не 
знает, но они «воткнули шест» 
около дома Намури. 
Я пошел к забору, где стоял 
Хуторно. Мне уже приходилось 
видеть, как устраиваются здесь 
браки, 
а 
потому большая 
часть из 
того, что происходило на улице, 
моментально приобрела 
для 
меня 
смысл. 
За забором, окружавшим 
мой участок, собралось человек 
двенадцать. Женщины, "оторые 
было отправились на поля, когда 
пришли 
гама, 
вернулись 
и сидели 
теперь чуть поодаль от мужчин, 
не прекращая ни на минуту свою 
вечную работу, 
-
на голых бедрах 
они скручивали волокна коры, что­
бы 
потом изготовить 
из 
нее билу­
мы, 
набедренные повязки 
и 
дру­
гие предметы одежды. На противо­
положной стороне улицы 
сидели 
на земле шестеро незнакомых муж­
чин 
-
судя по всему, 
гама. 
Ста­
реЙШlIна Макис только что угос­
тил 
нх табаком, положив связку 
листьев перед человеком его воз­
раста, который выступал от имени 
пришельцев. Предмет, который 
указывал на цель их визита, 
был 
воткнут в 
землю 
в нескольких фу­
тах от хижины Намури. Это 
был 
деревянный шест высотой пример­
но в два метра, на верхушке' ко­
торого вокруг куска красной тка­
ни 
были 
укреплены два ожерелья 
из 
больших белых раковин каури. 
Внутри двойного круга располо­
жились 
шесть перламутровых пла­
стин с золотистыми краями. 
Самого Намури не было видно: 
он 
с 
утра ушел на огороды. 
За ним послали, 
и 
теперь 
ждали 
его возвращения. Я тем временем 
раздумывал, какую 
из 
девушек де­
ревни выбрали 
гама. 
у 
Намури дочери не было, но 
вообще у папуасов не принято вес­
ти 
переговоры непосредственно 
с 
отцом девушки. 
С 
"тим обраща­
ются 
к другим мужчинам ее рода, 
ибо теоретически все мужчины 
в роду 
имели 
право распоряжать­
ся 
судьбой всех женщин. 
И 
в са­
мом деле, родственники больше 
подходят 
для 
того, чтобы вести 
переговоры о женах 
для 
молодых 
мужчин, так как они решают дело 
с практической точки зрения, то­
гда 
как отцу могут помешать эмо­
ции. 
Короче говоря, любой мог до­
гадаться, 
что 
гама 
пришли про­
сить 
женщину 
из 
рода Намури. 
Это я понял с первого взгляда, 
а 
папуасы, наверное, знали 
и 
боль­
ше: 
вернее всего, какая-то девушка 
уже 
была 
намечена. 
73 
Прибnlа 
....... 
НaIl81P11 срэу; 
-
_дошел к СВ_ ГОСТИМ 
R 
ПО'l!ер 
руками rм.ечи каждого.' Нe.O'l:OfUID 
он да·_ ~ вр_е. IrPIII~~ 
телыюетъ об-ъJl!l'Jl'i 
_IfJl1a 
ф,!! 
e"l!e-
вени знакомства. Дойдя до иGВWt 
ряда, он сделал 'несколько шагов 
в сторону и сел для п~регоliOров 
с пре~Т"Вwre:Aем гама. Как обыч­
но, эта процедура тяаумсь мучи­
тельно долго. Никто не спешнл 
перейти к делу 
.. 
Бt.tли улыбкн, раз­
говоры, вре_ от времени 
-
бур­
иые ВЗРblВЫ С1llе2а.. Л_ с_й 
внимательный 
Ha6JtJOptreJN>, 
мог 
ухватнть переход от обмена' лю­
безностями к делу. Собственно, 
иикакого резкого перехода не бы­
ло, 
и 
еди-нствеННblМ ключом для 
меня было то, что окружавшне 
слушатели попритихлн. О цели ви­
знта, впрочем, не было сказано ни 
слова, хотя, быть может, этого 
и 
не нужно бblЛО говорить, посколь­
ку каждый видел ВblКУП 
за 
не­
весту, красовавшнйся на шесте. 
Представитель гама превозносил 
давнюю дружбу между гама н 
гахуку 
it: 
нх общие подвиги в борь­
бе против общнх врагов. Гахуку 
одобрительно шумели. Пока шел 
этот общий разговор, я 
HeBOJl,bHO 
ослабил свое вниманне 
и 
потерял 
нить разговора. Во всяком случае, 
для меня было неожнданно, когда 
младший нз гостей поднял шест 
с того места, где он стоял, н при~ 
слонил его к стене хижины На:му­
ри, а остальные гама поднялись, 
чтобы отправиться в путь. 
tlамури остался сидеть, следя 
за ними взглядом до тех пор, по­
ка они не исчезли. 
У 
меня оста­
лось впечатление, что визит гама 
его не обрадовал. Да 
и 
другие 
жители деревни 
были 
чем-то обес­
покоены. Поднялся шум. Один 
мужчина взвалил на плечо шест 
с выкупом 
и 
пошел вслед 
за 
гама. 
Подойдя к Макису, я узнал, 
что tlамури вернул выкуп. В этом 
не' было ничего необычного. Пра­
вила приличия позволяли родным 
девушки встретить подобиым обра­
зом первое предложение 
и 
требо­
вать больше, чем им было ПРеДЛО­
жено. Тем, кто добивался их со­
гласия, необходимо было возвра­
титься днем позже, чтобы попы­
тать счастья у другого родствен­
ника. Правда, возврат выкупа со­
пряжен с известным риском, ибо 
упорное нежелаиие принять брач­
ный подарок может породить по­
дозрения в том, что один род за­
мышляет против другого дурное. 
Поскольку браки между людьми, 
принадлежа~ими к одному 
и 
тому 
же роду, не допускаются, женщи­
ны выходят замуж за мужчин дру-
74 
I'ItX 
РОДО& 
11 
O'l'Il~ 
_ 
ре 
..... 
ИIШI мест 
• 
Ce:JI\&ВI8 
JII1Z8. 
Почти 
асе заllJ1Zlt_ жetfЩ1fIIbI в нашей 
деревне 
были 
родом 
из 
других 
племен, в основном гама. 
у 
жителей деревни не БJrIМI. ни­
каких сомнений в том, ЧТIII' 
1'8118 
вернутся вновь. 
Я 
·спросltJ\. У' Ма-. 
киса, о какой девушке идет речь 
.. 
Тот как-то вскользь ОТ&eЧaiIII,. что' 
вроде бbl р~чь идет о Тарове. Это­
му трудно было поверить 
-
ведь· 
Тарове всего двенадцать лет. Ко­
гда я выразил Макису свои со­
мнения, тот отвечал,. что так-то 
оно так, но в роду нет больше 
своБОДНblХ девушек. Агахуку 
«должны,. гама одну женщину. 
(То есть мужчины га хуку взяли 
в жены на одну женщину больше, 
чем отдали.) 
Я 
спросил, готовы 
ли 
родствен­
ники 
Т 
аРОВbI пойти на это. Макис 
заявил, что ничего об этом не 
знает. Пока, сказал он, идут толь­
ко разговоры. Гама вернутся завт­
ра; тогда 'мы услышим, что дума­
ют люди. 
Меня не бblЛО в деревне, 
Kor.Aa 
гама принесли ВblКУП во второй 
раз. Они достаэили его на этот 
раз не tlамури, а какому-то дру­
гому соседу, но 
и 
на этот раз вы­
куп бblЛ снова отвергнут. 
Во всем поведении гахуку скво­
зила явная растерянность. Макис 
пояснил мне, что, кажется, на этот 
раз некоторые 
из 
сородичей Таро­
вы 'были склонны принять при­
ношение гама: ведь мой сосед 
Хуторно незадолго до этого за­
получил невесту гама. Сам Макис 
был 
категорически против того, 
чтобы принять это предложение, 
именно потому, что Тарова была 
слишком молода, 
и 
на следующий 
день сделал безуспешную попытку 
убедить соплеменников отказать 
гама. 
Я 
был в Гохайяке, когда в тре-. 
тий раз прибыли гама 
-
насколь­
ко я мог' судить, те же самые, что. 
и 
в первый раз. Их ждали зара­
нее, 
и 
никто из жителей Г охайяки 
ие пошел иа работу, да еще мно­
гие другие прибыли 
из 
деревеиь 
Сусуроки 
и 
Экухакуки. Через де­
ревья на окраиие селения волна­
ми 
плыл 
утренний туман, 
и 
огоиь, 
горевший около ;хижины, куда я 
вошел, приятно ласкал кожу. 
Гости вошли в селение с сере­
дины улицы, поднявшись ПО кру­
тому склону, где шла тропинка, 
срезавшая несколько миль от 
обычной дороги, 
и 
появились сре­
ди нас виезапно. Более Эффектно­
.1'0 
появления нельзя было при­
думать. Там, откуда они ПРИIW\И, 
стоял молочный туман, а за 
1t1lM 
-
~~~ ~'_ бе-· 
A~ 1М'l'IВID. переJ\\Н8:вшеесJlt p8tЭИfll­
ми цветам.: изумру днм_ тонами 
МОЛQ-дых 
Jt_TbeB, 
желтизиой цве­
тов, а вgeменами 
-
светлой голу­
БRЭIIO'Й 
RJIi_ 
неба. Мо~ча.ли_ 
гама материализовались ме;цлеи~ 
но; 
расплывчатые 
и 
И1l\;J\:Юао~ 
те.и преаращались в людей по 
мере ТООО, как один за друг_ они 
ВЫХОДИЛИ 
из 
тумана. Они-
шли 
гуськом по улице, 
и 
двое последних 
несли. на плечах брачный выкуп. 
Все ра'Зf'ОВОРЫ жителей Гохай'JIКИ 
сразу же пошли на убblЛЬ, как 
волна, отступающая от кромки 
берега. Пристальные глаза следи­
ли 
за их приближением 
и 
прово­
дили их до ХИЖИНbI, где они по­
ставили шест с эмблемой 
из 
крас­
ной ткани 
и 
белых раковин. 
Гама держались настороженно 
и 
к цели своего прихода перешли 
довольно быстро. Их предводи­
тель начал говорить ровно 
и 
сдер­
жанно, но голос его, казалось, вот­
вот зазвенит; в нем можно было 
уловить намек на гнев. Он сно­
ва говорил о дружбе между гама 
игахуку, снова вспоминал, как 
они дрались бок о бок против 
племен ухето икотохана. 
tla 
пер­
вый взгляд это было обычное по­
вествование об общеизвестных со­
бытиях, НО он сумел придать ему 
назидательность, достаточно четко 
подчеркнув, что своим теперешним 
существованием его слушатели 
обязаны силе 
и 
доблести гама, ко­
торые в свое в~емя пришли на по­
мощь гахуку. Без всяких церемо­
ний он напомнил слушателям, что 
гама дали многих женщии людям 
гахуку. 
Потом гама так же гуськом 
ушли. 
После их ухода разгорелся 
спор, в котором решающим аргу­
ментом явилось то, что среди 
гахуку немало юношей, которым 
необходимы жены, И,, следователь­
но, нельзя рвать отношения 
с гама. 
Так была решена судьба Та­
ровы. 
Через несколько дней я встре­
тил Тарову со старухой Алум 
из 
Гохайяки, чьей обязанностью было 
готовить девушек к браку. Алум 
вела с собой еще четырех девушек 
из 
разных родов. Этим девушкам 
было лет по пятнадцать. 
У 
них 
были 
полные, твердые груди, 
а бедра 
-
rладкие 
и 
блестящие, 
как темный шелк. Их вызываю­
щая походка гармоиировала со све­
женамасленными косами 
и 
яркими 
пучками цветных листьев, заткну­
тыми за пояс их чистых бахром­
чаты'Х передников, свидетельство-
вавшнх об особой тщательностн, 
с 
KOTOPO~ онн В 8ТОТ раз оделнсь. 
Онн шлн бедром к бедру, сплетая 
рукн,' наклонив' головы; она' 
шли 
н пели. 
Тарова еле доставала головой дО 
плеч свонм товаркам,. рост 
и 
фИ­
зическое развитие которых под­
черкивали ее детскую. незрелость. 
Это 9ыла моя перВilЯ встреча 
с 
ней после появления гама ухи­
жиныНамури. Она пела вместе 
с 
остальными, высоко подняв го­
лову 
и 
смеющимися 
г 
лазами по­
глядываи по сторонам. Но когда 
вся группа, закончив песню, оста­
новилась, она 'закрыла лицо рука­
ми и' неожиданно метнулась в сто­
рону, пытаясь спрятаться за ос­
тальными девушками. Это совер­
шенн.о безотчетное движение,. вы­
ражавшее смесь робости 
и 
смуще­
ния, более чем что-либо другое 
напомнило мне о том, что она еще 
ребенок, которого 'захлестнуло 
и 
унесло волнами взрослой жизни, 
ребенок, не 
. 
понимающий, почему' 
он оказался в центре внимания. 
Через три месяца состоялась 
свадьба. 
Ночью в нескольких ярдах от 
хижины Гихигуте, отца Таровы, я 
услышал низкие заунывные голо­
са. 
Я 
представил себе людей, си­
дящих у деревянных стен 
и 
пою­
щих, закрыв глаза, в темноте. Де­
ревья заволокла жемчужная дым­
ка, она поднималась между ветвя­
ми по колоннаде луиных лучей 
и 
выплескивала на покрытую теня­
ми землю мраморную белизну. 
Время от времени пение прекраща­
лось, и, тогда в течение несколь­
кнх мннут негромко говорил OдJIH 
голос, ласковый тон 
и 
равномер­
ный поток слов которого несли 
11 
себе мягкую назидательиость. 
Потом пение стало громче. Голоса 
женщин пронзительным дискаитом 
звенели на более глубоком фоне 
гортаиных мужских голосов. Луи­
ный свет на плетеио,Й крыше за­
трепетал 
e'l&e 
сильиее, 
и 
когда пе­
иие в хижине достигло апогеJl, 
казалось, все вокруг захлестнули 
потоки сияния. 
Я 
зашел внутрь 
и 
с трудом иа­
шел место около входа. Тьма 
в хижиие была кромешная. Мое 
колено оказалось плотио прижа­
тым к иоге соседа. 
Трудно описать необычайность 
последующего получаса. Почти 
сразу же, окруженнlIIЙ со В,сех сто­
рон бестелесными голосами 
и 
без­
лнкими фигурами, я почувствовал, 
что меня охватывает необычная 
тревога. Воздух 
был 
насыщен ед­
кимн :аапахами, потом немытых 
тел 
11 
менее знакомыми мне стран-
ными ароматами, щекотавшими 
мне 
г 
лаза 
и 
ноздри. Песни слеАО­
вали одна за другой; временами 
пронзительный, причитающий го­
лос запевал, ведя друrих за собой. 
Другие подхватывали мощным. хо­
ром. Звук пог лощал мевяи уно­
сил с 
собой за стены хижины, 
далеко к окутанной тапой заре 
человечества. 
Я 
услышал возню в проходе 
и, 
повернув голову, увидел в серова­
том свете женщнну, которая, встав 
на колени перед входом, передала 
внутрь несколько связок овощей: 
пит-пит, 
разную ароматическую 
зелень, деликатесы, собранные 
с 
ОГОРОАОВ. ОНИ переходили 
из 
рук в руки у очага~ в котором 
жар светился, как драгоценность 
на дне колодца. Г де-то РЯАОМ со 
мной послышался среАИ пения су­
хой треск 
. 
ломаемой ветки, 
и 
мой 
сосед перегнулся 
. 
вп_еред, чтобы 
сгрести золу с. жара. Красное све­
чение стало ярче 
-
и 
через се­
кунды скрылось под грудой топ­
лива. На хижину опять низошла 
тьма, а поющие голоса зазвучали 
e'l&e 
сильнее. Когда уже казалось 
невозможным выносить пронзи­
тельность 8ТОГО пения, к крыше 
взлетел АОЖАЬ золотых искр, И че­
рез иесколько секунд, как нео6lll~ 
чайный цветок, расцветший под 
действием магических сил, в очаге 
запылало пламя. 
В свете его прыгающих языков 
странно освещенные лица слага­
лись в фантастические компози­
ции, а тени, украшавшие кольце­
образную стеиу хижины, неслись 
по ией в АНкой пляске. Когда пе­
ние прекратилось, мои глаза на­
шли 
лица, которые я уже знал,­
морщины вокрут глаз 
и 
в углах 
. 
рта 
. 
говорили об усталости долгой 
бессонной ночи. ГАе-то в заАнем 
помещении Аома, за плотно спле­
.тенноЙ бамбуковой ширмой, среАИ 
с:воих свеРСТНИj& сидела Тарова. 
В преАШествовавЦiие часы в пере­
Рlliвах межАу песнями к ней вре­
мя от времени обращались стар­
шие РОАственники, рассказывавшие 
ей об обязанностях жены 
и 
учив­
шие ее, как надо вести себя среди 
родных будущего мужа 
... 
Повину­
ясь какому-то незамеченному мной 
сигналу, голоса снова вновь сли­
лись В хоре. На 8ТОТ раз пение 
было приг лушенным, а его чуж­
дый мие лаА нес в себе нежную 
медлительность. 
Я 
разобрал в сло­
вах намек, на расставание, щемя­
JSee 
)'ПОМilиание БЛИЗЯ'l&егося 
мгновения разлуки,. когда что-то 
иавсег Аа кончится.. Пение стало 
чуть громче, и· ког Аа последняя но­
та пронзительно задрожала, кто-
то, сидевший близ 
O'faFa,. 
norасил 
оговь приготовлеи_ми СВJlзхами 
овощей. В 8ТОТ' момеит, когда 
в 'хижине воцарилась полная тем­
нота, я увидел, что улица снаружи 
освещена тем бледным' светом, 
в котором замирает мир переА вос­
ходом солица. 
Было часа три дня, КОГАа я сно­
ва вернулся в Гохайяку, 
и 
при­
готовления к завершающей цере­
монин шлн уже полным ходом. Во­
круг хиж.нны Гихнгуте с06ралась 
толпа ж.енщнн, которые сндели 
и 
болтали, не оставляя работы, за­
полнявшей всегда часы ожида­
ния на любом торжестве. Земля 
вокруг них была усыпана кожурой 
сладкого картофеля 
и 
другими от­
бросами, соблазнявшими Аеревен­
ских свнней; 
с. 
пугливой жадно­
стью они совали свои рыла в кучу 
мусора. Печи, где на раскаленных 
камнях медленно готовилась пища 
для пиршества, 
были 
запечатаны 
высок.ими земляными конусами. 
Мужчины собралис!> ка той же 
УЛИЦе, но значительно Аальше. 
В толпе было не меньше пятиде­
сяти человек, многих 
из 
которых 
я не знал. 
Когда я присоединился к толпе, 
ко мне сразу же подошел Гнхигу­
те, который попросил меня, как 
единствениого грамотиого, достать 
бумагу 
и 
приступ.ть к учету. 
В 8ТОТ раз распределялась толь­
ко денежиая часть выкупа. Гама 
собрали двадцать пять австралий­
ских фунтов серебром. (Бумажные 
Аеньги папуасы не признают.) 
Деньги лежали в потрескавшейся 
8Мi1лированноЙ. тарелке, сто~вшей 
на земле 
PJlAOM 
с Макисом. кото­
рый как официальный представи­
тель клана ОАелял ими каЖАОГО. 
кто имел на' них право. А право 
имели все члены .клана. Даже 
мальчишки, не старше двенадцати 
лет, получали по шиллннгу. Никто 
не хотел сказать мне, сколько 
взяли себе Гихигуте 
и 
старшие 
братья Таровы. Даже Макис, от­
казавшийся принять какую-либо 
часть выкупа, сделал вид, что ни­
чего 'не знает. 
После раздела все собравшиеся 
сели пировать у хижины Гихигуте. 
Я 
заметил воткнутую в землю 
палку, к которой 
были 
привязаны 
новая травяная юбка н ожерелье 
нз раковин. На земле около нее 
лежали два бнлума, набитые кус­
ками вареного мяса 
и 
внутренно­
стей свиньи, а в нескольких футах 
от палки, там, ГАе их не могли 
достать свиньи, на трех парах но­
силок, сделанных 
из 
МОЛОАЫХ де­
ревьев, лежало по 'целой туше. Все 
было готово к появлению Таровы. 
75 
Вот уж общество кончило 
есть, 
а ее 
все не было. Время шло. Н е  ­
бо над деревьями было 
еще 
чи­
стым и 
синим, но солнце уже от­
ступило 
с 
улицы. вышло 
за 
селе­
ние 
и 
окрасило изг    ород    и огородов 
сочным      и 
и 
т репеЩУUJИМИ цветами 
вечера. Вокруг меня было шумно, 
слышалась 
болтовня, 
смех, 
дет­
ск   ое хныканье, но было также 
и 
нечто другое: растущее нетерпеНiiе 
и 
раздражение, н е  выска        занные, но 
легко уловимые в быстрых пово­
рот     а  х головы 
и 
во взглядах, об   -
ращавшихся ко вход     у в деревню. 
Даже дети, 
носившиеся между де­
ревьями, казались 
лишь 
наполови­
н  у занятыми игрой, они будто 
прислушивались 
и 
ожидали чего-то 
более важного. 
Он  о пришло неожиданно, 
с 
по­
трясающим драматизмом: снача­
ла 
-
хор 
девичьих 
голосов; по­
т  о м, почти сразу 
же, сами 
поющие, 
которых было человек двадцать, 
вступили в деревню 
там, где 
купа 
бамбука 
блестела 
лакированной 
ширмой на более темном фоне ка-
76 
зуариновой листвы. Пл  ечом к пле­
чу, обняв друг друга 
за 
талию, де­
вушки образовали плотное кольцо, 
медленн        о двигавшееся вп   еред 
с 
остановкой п осле каждого 
шага 
в ритм пению. Г де-то среди них 
скрывалась 
Т 
арова, которую нехо­
тя 
вели к нам 
ее 
сверстни           ц ы. 
Когда появили         с  ь де!JУШКИ, 
я 
быстро в  стал, в  зволнованный те­
атральн          остью ш ест     вия 
и 
ожидани­
ем 
встречи 
с 
ТаровоЙ. Лучи, про­
бивавшиеся между бамб     у ковыми 
листьями, 
окружали волнующим 
сиянием 
их 
фигуры, обращенные 
лицом к затененной улице, 
и 
под­
черкивали 
их 
девичью хрупкость. 
Почти сразу 
же 
ш ум вокруг м еня 
резко 
с пал, 
но наступившая тиши­
на 
была 
какой-то недоброЙ. 
Минуты 
шли, и 
становилось яс­
но, что девушки действительно не 
торопятся пройти 
пятьдесят 
яр­
дов, остающихся до хижины Гихи­
гуте. 
Наступило почти полно      е молча­
ние. Дети, что поменьше, непод­
вижно стояли п од деревьями, 
за    -
быв об игре. 
Раз или 
два п ослы­
шал   ся 
мужской г  олос, требовав­
ший, 
чтобы девушк        и поторопились, 
деланная небрежность его тона от    ­
ражала нетерпелнвую готовно          ст     ь 
к действию. От всех <Этих ма,\ень      ­
кнх деталей атмосфера на улице 
стала сгущаться, 
и 
в конце кон­
цов напряжение достигло предела. 
К о  гда девушки 
были 
в каких-ни­
будь десяти ярдах от хижины Ги­
х иг    уте, од  ин 
и  з 
мужчин 
С 
н  ечле­
нораздель           ным выкриком вскочил 
на ноги 
и 
помчался к ним. Они 
еще 
продолжали 
петь, 
п одав   ши  с   ь 
назад, когда сомкнутое кольцо 
их 
тел поглотило силу его броска. 
Ч ерез некоторое время о  н, про­
рвавшись через кольцо, схватил 
Т 
арову 
за 
р уку 
и. 
ПОВ  ОЛОК К дер    е  ­
вянному колышку. 
Все стол 
пились 
у колышка, 
чтобы, грубо сорвав девичий на­
ряд, надеть на 
Т 
арову нов     у ю юб  ­
ку 
и 
ожерелье 
из 
раковин. Вп   ер   ­
вые 
за 
мн  о  го дней 
я 
смог теперь 
ясно увидеть 
ее 
п о  верх чужих на­
кл   о ненных голов. 
И 
мне снова 
за-
Свинью, выбранную 
для 
пиршества, за несколько 
дней до праздника заlОНЯЮТ в маленькую 
-
не по­
вернешься 
-
хижину 
и 
кормят доотвала. Утром 
в день торжества отец невесты убивает свинью уда­
ром копья. 
А 
тем временем в lлубокой яме перед 
« мужским домом    » полыхает 
OlOHb. 
КОlда дрова про­
lОрЯТ 
и 
останутся лишь жаркие УlОЛЬЯ, туда набро­
сают банановых листьев, положат целую тушу, при­
кроют сверху теми же листьями 
и 
засыплют землей. 
т ем временем 
люди 
занимаются своим туалетом: 
раскрашивают лица, тЦ!ательно выЦ!ипывают волоски 
на подбородке, плетут из травы браслеты. 
Зажаренную тушу несут, привязав к шесту, родстве           н ­
ники невесты. Они обходят всю деревню 
и 
у каждой 
хижины объявляют о свадьбе, а 
люди 
выходят 
из 
хи­
жин 
и 
идут за ними. Они бьют в барабаны, дудят 
в раковины: «Свадьба! 
У 
нас сеlОДНЯ свадьба!» 
хотелось закричать о коитра         с  те 
между ее детским лицом, всей фи­
гурой 
и 
теми событиями, в кото­
рые она оказалась вовлечена. Гля­
дя 
на ее руки, беспомощно оттал­
кнвавшие обнаженные плечн муж­
чин, 
я 
вспомннл, что конец детст­
ва 
-
вопрос не только возраста. 
Это еще 
и 
кульминацнонный 
пункт медленного, но неизбежного 
процесса, во время которого шаг 
за шагом без предупреждения за­
щитные реакцин ребенка рушатся 
перед лицом требований, которые 
он не может игнорировать. Имен­
но ета детская беспомощность, 
беззащитность начинает, вдруг 
встав 
из 
прошлого, щемить серд­
це болью 
и 
нежностью. 
Мужчины торопливо заканчива­
ли 
последние пригот         ов   ления, под­
нимая на свои плечи носилкн 
с тушами 
и 
распределяя среди 
женщнн СУМКII. с внутренностя­
ми 
-
подарки Таровы ее новым 
родственникам. 
• 
Тарова перестала 
сопротивляться чужим рукам 
и 
стояла в своей новой одежде, при­
слонившись СПИНОЙ К колышку, 
маленькая фигура, как бы символ 
покинутости. Умащенные жиром, 
ее кожа 
и 
волосы блестели, как 
темная вода, 
и были 
идеальным 
фоном 
для 
многочисленных ниток 
красных 
и 
желтых бус, образовав­
ших 
петлю ниже пояса. Над диа­
демой 
из 
изумрудных жуков на ее 
лбу раскачивались два великолеп­
ных пера райской птицы, золотые 
ливни немыслимой красоты, от ко­
торых, казалось, светился сам воз­
дух. Крикливая праздничность 
украшений резала глаз рядом с ее 
испуганным, горестным лицом. 
Приглашающе намасленная кожа 
и 
гордо развевающиеся перья на­
столько не соответствовали ее на­
строению, 
были 
неестественными н 
оскорбнтельными. 
Кто-то посадил Тарову на пле­
чи 
Намурн. Вцепившись в его во­
лосы, чтобы не упасть, когда он 
встал с колен, она поднялась в ве­
черний свет, неустойчиво покачи­
ваясь над толпой, в то время как 
великолепные перья геральдиче­
ским    и птицами порхали вокруг 
ее головы. 
Т 
олько секунду 
или 
две можно было впитывать в себя 
красоту етой картины. Намури 
почти сразу же двинулся в путь 
быстрыми, подпрыгивающими ша­
гами 
и 
скрылся в темноте деревь­
ев под громкий, проникавший в ду­
шу хор горестных криков. 
И 
похоронный звук етих голо­
сов под деревьями Гохайяки со­
провождал 
их 
путь к гама 
... 
Перевел с английского 
В. ГРИГОРЬЕВ 
77 
ПОБЕДНВШН8 ВРЕМЯ 
Страииаватую машииу, в каторой 
ие 
сразу угадаешь часы, саздал в 
1726 
га­
ду япаиский мехаиик !(эида Набухира. 
В этих часах все детали 
из 
дерева. 
Набухира затратил иа изготавnеиие ча­
сав 
пять 
лет 
--
пять 
лет крапатливеЙ            ­
шега труда. 
И победил время. 3а двести сарак 
ява года часы ЭТИ. покаэывающи:е ДНИ, 
месяцы, гады 
и 
фазы Луиы, 
ие 
ашиб­
лись 
ни разу. 
ЛНСТАВ СТАРЫЕ 
СТРАlIJЩЫ 
,,80HPJZ 
сввта", 
1886 
год 
ЗАВТРАI( 
В ВОЗДУШНОМ ПРОСТРАНСТВЕ 
В Лаидаие иедавиа мистер !(альвии 
и 
мнетер Стеигап играли партию экар      ­
те. 
Условие ими было поставлено та    ­
кое, что проигравшиА дает в ыигравше­
му неабыкнавеиный завтрак. Вечер       ам 
в жакей-клубе прангравший м истер 
Стеигап саабщил сваему приятелю: ут­
рам он уплатит пр  оигры   ш тем, чта зав­
трак их будет праисходить в двух ты­
с  яч    ах метров иад землею. 
Г. 
!(о.львии 
в назначеннае время аккуратио явнлся 
иа определенное зараиее ме   сто в Гайд     ­
П арке. 
Г. 
Стенгоп ожида      л ег   о 
с 
прнго­
Томенны       м уже аэростато           м; ПОТОМ ОНИ 
селн в лодку. !(огда о ии сндели уже 
в л од  ке, 
г. 
Стен гоп попро      сил сво  ю ку    ­
харку по  да   т  ь провизию 
и 
дорожную 
78 
МАЛЬЧН!( 
С 
ПАЛЬЧИ!( 
БЕРЕТ ШТРАФ 
ф а рма у иега самая настоящая. 
И с вистак иастаящиЙ. И даже квитан­
ционная киижка. Нарушителям правил 
уличнаго движеиия ои спуску не дает. 
Эт   о са  мый малеиький полнцейский Ис   ­
пании Сальватаре Гоиса        лес. Возраст 
его 
--
два года. Стаж работы 
--
два 
месяца. На авенида 
де 
!(олои, в Мад­
рид   е, 
где 
поставым его папа, Сальва­
т ор   е знают все. 
Милая шутка, 
ие 
правда 
ли? 
В Испа­
иии 
ваобще «шутки» п о лицейских в 
б ольшом ходу. 
кухию В ладку. !(ак толька оиа вошл     а 
в лод   ку, 
г. 
Стеигоп дал знак; шар от­
цепили, и 
ои очеиь быстро стал подии­
.м аться от земли. !(уха       рка в ужасе на   ­
чала кричать, а 
ее 
ГОСПОД    ИН сказал: 
«Н  у, сделайте иам два превосходиых 
бифш  текса, только стараАтесь, чтобы 
ие 
была искры, а то нас взорвет». 
ТОЖЕ МУЗЕИ 
Музей Раберта Пота 
из 
гарада Вуп­
перталь 
(ФРГ) 
иаверияка одии 
из 
иаи    ­
более аригииальиых в мире. Пот саздал 
его в 
1962 
гаду 
и 
иазвал «Сокровища 
из 
мусариого ведра». Дела в том, что 
миогие гады Пот возглавлял коитару 
по убарк~ мусара в Вуппертале 
и, 
используя, так сказать, служебиае па­
ложение, иабирал сваи экспаиаты пря­
мо со свалок. Сейчас их в иеобычиом 
музее окало семи 
тысяч. 
Среди иих 
--
цеииые 
средиевекавые рукаписи, аити­
квариат. 
СЕМИУГОЛЬНАЯ МОНЕТА 
... 
появится в будущем году в Аиглии. 
Такая страииая форма придана ей дЛЯ 
т  ого, чтобы 
легче 
отличать 
ее 
от ста­
рых моиет. Ведь Англия переходит на 
десятичиую систему, прииятую ва всем 
мире. 
Семиугальиая манета будет хать ка    ­
ким   - та утешеиием 
для 
приверженцев 
и  с тинна бритаиского сваеобразия; все­
таки 
ие 
как у других. 
СПОХВАТИЛИСЬ 
Веи    ский архиепископ !(еииг недавиа 
обна    дежил человечество. 
-
Так как выя     снилось, 
-
ЭЗЯВИJl 
он, 
--
что Земля действительиа вра­
щается в округ Солица, в Ватикаие со­
здана камиссия по раС<:мотреиию дела 
Галилео Галилея. Обещать 
ии 
чего 
ие 
МОГУ, НО, кажется, 
есть 
мнение е'го 
оправдать. 
Дражащими от страха руками кухарка 
приступила к приготовлению бифштек­
сов. Мистер Стенгоп сказал: «Я сдер      ­
жал свае слово: ЗОО фуит      ов стерлингав 
СТОИТ воздухопл.аванме на аэростате; 
200 
фуитов получит м оя кухарка за 
испытанный 
ею 
страх; едва ЛИ МОЖН  О 
пригат        о вить более дорогой завтрак 
для 
двух персои»_ 
I(ОЛЛЕI(ЦИЯ 
Н. Н. МИI(ЛУХО-МАI(ЛАЯ 
- Новости» соабщают: 
8 
.октября, в 
болЬшом коифереиц-зале Императар           ­
ской Академии иаук открылась вы  ­
ставка коллекций г-иа Н. Н. Мик   ­
лухо-Маклая, собраниых путешествеи­
ник    о м в Навой Гвинее 
и 
иа авст        ­
р алийски         х островах. 
В ыс   т  ав   ка по числу экспоиираваииых 
предметов не велика 
и 
занимает топь· 
к о часть академического зала, 
где 
ус· 
т  аиовле       ны три витрины 
с 
мелкими 
предмета        ми 
и 
не   с колько столов 
с 
более 
крупными вещами 
и 
изделиями, при-
МЯУКАЮЩИМ АЛЬПИНИСТ 
r 
русть 
и 
тоска охватили кота Зизи, 
когда 
привезли 
ег  о иа т  у ристскую базу 
в Альпах: 
где 
прежнее городское об­
щество, 
где 
удалые мартовские гy~ 
лянк      и? 
.. 
Однако со временем коту так полю­
бились одинокие прогулки по скалам 
и 
высокогорные восхождения, что ОН 
предпочел расстаться с хозяевами, воз      ­
вращавшимися в город. 
С тех 
пор кот 
и живет 
в горах. Дни 
напролет он меланх       олически бр  оди   т по 
горны     м вершинам. а на базу прнходит 
ЛИШЬ на обед. Сни   м ок, запечатлевший 
к о та-альпиниста, сделан на высоте 
3452 
метров. 
Рисунки В. ЧИЖИКОВА 
надлежащими исключительно к камен­
ному периоду, в котором до 
сих 
пор 
п ребыв ал чистокровный папуас. Все 
выставленные 
г. 
Миклухо-Маклаем 
из­
делия изготовлены 
при 
помощи камен­
ных топоров, роговых ножей. осколков 
и 
черепков кам   ня 
и пр. 
Все объяснения экспони         р ованных 
предме'Гов давал сам 
г. 
Миклухо         -Ма­
клаЙ. 
СТРАННОЕ ЗАВЕЩАНИЕ 
в Хр   истиании недавно умер адвокат 
liИК    ОЛЬ    СОI-I. завещавший все свОе со­
стоян       ие на приобретенне велосипедов 
дл   я 
де   тей школьного воз    раста в этом 
}·ороде. На проценты одной части капи­
ТЗJlа должен содержаться учитель, ко­
торый обязан будет обучать 
детей езде 
на велосипедах. Сам НИКОЛЬСОН бы  л 
страстный любитель езды на велоснпе­
де и 
все сво     и прогулки совершал на 
Вt'iюсипе              де. СЫНОВЬЯ Н икольсон           а не 
ПРhзнают законным отцовс          ког    о заве· 
шанn     я. 
ПРИВИДЕНИЕ 
С 
БАИДЕРОЛЬЮ 
С тарушка услышала звонок 
и 
подо­
шла 
к двери. 
«Кто там?:> 
-
спросила 
она. « Почта:>, 
-
был 
ответ. Старушка 
открыла 
дверь и... 
упала в обморок. 
Старушке показалось, что 
перед 
ией 
привидение: нестриженое, бородатое, 
в ночной рубахе до колен. Очнувши        сь, 
старушка написала протест мнн   истру 
почт США. Миннстерство ответило 
ие­
медленно: так как почтальонов не хва­
тает, оно вынуждено прнбегиуть 
к 
по­
мощи «ХИППИ:.. Писем «хиппи:. н е те­
ряют, 
переводов 
-
тоже. Что кас     аетс       я 
одежды, то, по положению тог     о 
же 
мииистерства, выдача формы внештат            ­
ным сотрудникам 
ие 
предусмотреиа. 
КАК ПЯТЬСОТ ЛЕТ НАЗАД 
... 
в городе Куско (Перу) была прове        ­
дена хирургнческая операция, во время 
которой не применялось ин одно медн­
"цинекое достижение. появившееся после 
открытия Америки. Профессор Коварру­
биас оперировал, пользу          я  сь мет   одами 
и 
приборами, существова                в ши  ми в го­
сударстве ииков. Вместо наркоза он 
воспользовался перебродивши             м СОКОМ 
кукурузы, скальпели 
были 
заменены 
ииструментами 
из 
городского музея, 
для дезинфекции был 
взят состав, опи­
санный в старинных рукописях, 
-
хи­
рург, как видно, неплохо зн   ал не толь­
ко медицину, но 
и 
историю, археологию 
и 
этнографию 
... 
Больно        й 
был 
излечен. 
(Справедливость требует добавить, 
ЧТО у больного изв    лекл      и занозу 
из 
ноги.) 
ИЗ ЖЕНИХА 
-
В НЕВЕСТУ 
у богатого парижского ф абриканта 
Дюле 
два года сл   ужил в приказчиках 
молодой человек, поведением н труда        ­
МИ которого хозяин 
бы  л 
так доволен, 
что да   л ему доступ в свой семейиый 
кружок. Третьего февраля он призвал 
к себе молод     ого человека 
и 
сказал 
ему: «Вы молоды, честны 
и 
трудолю­
бнвы; моей Мими семнадцать лет, 
и 
вы 
ей нравитесь. Девочке" от покоЙной 
ее 
м атери осталось наследство в сто тысяч 
франков. 
Если 
вы желаете, то до вели­
кого поста мы отпразднуем вашу 
свадьбу:>. Молод     ой человек Эрнест Ла-
ДОЛГИМ ВЕК ЯИЧНОГО ТАНЦА 
Эт   от танец 
-
такая 
же 
аиглий        с кая 
традиция, как мешок 
с шерстью, 
на 
котором в парламенте 
сидит спикер. 
Только об этой тра   диц   ии, чт   о вполне 
понятно, меньше го   в о рят 
и 
пишут. 
Раз в го   ду, весенним днем, м узыкан· 
ты 
усаживаются иа балюстраде площа­
ди и 
заводят веселую мелоди      ю; снача­
ла медленно, а потом все 
бы  с  трее и 
быст      рее. 
Юноши в народ      ных костюмах 
начинают танец: цепоч        ко   й они несутся 
по площад      и, пото    м ра   сход     ят    ся, 
и 
каж­
дый, 
не прекращая т  ан   ца, завязывает 
себе глаза, 
Собственно танец на ЭТО  М кончается. 
Юноши начинают просто прыгать по 
площади, на которой разложено 
с 
д е­
сяток 
яиц. 
Тот, кто разбивает яйцо, 
выходит 
из 
танца-соревнования. Тому 
же. кто останется на площади послед­
ним, присв         а ивается титул «куриный 
король::.. 
В давние времена «кури      иом   у королю:> 
платили дань все, кто хотел, чтобы его 
куры 
были 
здоровы 
и 
хорошо неслнсь. 
По  т о м платить перестали, а традиция 
осталась. 
Такая 
же, 
как мешок 
с шерстью 
в 
парламенте 
... 
ЗЯБЛИКИ НА СТАРТЕ 
П осле двадцатилетн                его перерыва в 
бельги!!ском городе Доттиньи восста­
новлена шестнсотлетн                 яя фл  андрс       кая 
традиция: соревноваиие певчнх 
зябли­
ков. Соревнование длнтся р овно час. 
«Артистов. усаживают в коробки, хо   ­
зиева устраиваются рядом. Каждую 
трель 
отмечают и  а грифе3lьноlI доске 
мелом. После удачного коленца 
через 
отверстие в ящик СЫПJIЮ    Т КQНОПДЯI-lOе 
семя. 
Победитель этого года 
-
зяблик 
Марк. Его р екорд 
-
четы     рес     т  а треле!! 
в ча    с. 
м от   т побледнел, а пото    м спросил с  воего 
хозяина; «Были 
ли 
вы мн  оА довольны 
в продолжение 
этих 
двух лет?~ 
-
«I(онечно, очень доволен». 
-
«Я. зна­
чит, 
вп   олне хорошо исполнял свои обя­
занно       сти?» 
-
«Вы всег     д а, как честный 
человек, находились на своем посту».­
«Ну, так 
я 
не тревожась за свою 
бу­
дущность, откровенно вам приэна­
юсь. 
-
сказал прика       зчик, 
-
что меня 
зовут не Эрнест, а Эрнестина; 
я 
не 
мужчина, а женщина. 
51' 
прошл      а все 
требующиеся для 
торговли науки. но. 
как жеНJцина, несмотр         я на все СПОИ 
познания, 
я 
получала бы тольк        () сорок 
франков в месяц, тогда как 
8 
каче      ст    ве 
мужчин      ы 
я 
получ       аю двести с орок 
франков в месяц.. Когда 
г. Дюле 
пришел 
в 
себя 
п  ос   ле краАнего изум, 
ления, тогда он протянул своему при    · 
казчику руку 
и 
сказа        л: 
«51' 
надеюсь 
как-н       иб   ужь успокоить свою М н мн. Вы 
конечно, не можете быть ее муж   ем, НО 
может, вы согласитесь заменит            ь ~h 
мать?» В с вою о  чередь, удивлена был;, 
Эриестин           а 
и 
просила дат     ь я  р е,," е  й 
подумать 
79 
Н! 
10 
ОКТЯ&РЬ 
1988 
СОДЕРЖАНИЕ 
Кают-компания «Вокруг света» 
Ю. 
ЛЕКСИН 
-
Золото, которое 
я 
видел 
П. 
6АЗАРОВ 
-
Хождение за тридевять галактик 
П. 
60РИСОВ 
-
Огонь по огнюl 
А. НИКОЛАЕВ 
-
Твоя моля победы 
2, 19, 27, 
46 
4 
9 
14 
20 
В. ПЕСКОВ 
-
Путешествие 
с 
молодым месяцем 
28 
В. ЛЯШЕНКО 
-
Человек идет по земле 
31 
Итоги фестивального конкурса 
33 
ВИТТОРИО ЛАЙОКОНО 
-
Две станции подпольной же  л езной 
дороги 
МАРИАННА ТОМС 
-
Перекресток Моховой и Кирхплатц 
РО6ЕР 
МЕРЛЬ 
-
Разумное животное 
34 
36 
38 
Загадки, проекты, открытия 
47 
ЮРИЙ УСЫЧЕНКО 
-
дгаСфер 
48 
60РИС ГУРНОВ, ГЕННАДИЙ ЩЕР6АКОВ 
-
Далеко и близко от 
Ханоя 
Откуда появилось озеро Бенинг 
В. ГАРЕТТ 
-
Старший брат Теночтитлана 
Г. 
ГАЕВ 
-
Все началось 
с 
капитана Гофа 
В. МАЛОВ 
-
Пунктиры каменных чертежей 
ЕВГЕНИЙ ИВИН 
-
Один должен дойти 
КЕННЕТ РИД Тарова, или история папуасской девушки 
Пестрый мир 
Листая старые страницы 
В. ИЛЬИН 
-
Город оживших статуй 
Н 
а п   ер 
8 
О й с т 
р 
а н и Ц 
е 
о 
б л 
о 
ж 
к и: 
СЕВЕРНАЯ 
АТ 
.ААНТИКА. Поединок со штормом. 
Фото В. САККА. 
Главный редактор В. 
С. 
САПАРИН 
Ч л 
е н 
ы р 
е 
Д а 
к 
Ц 
н о н н о й к о 
л л 
е 
г 
н н: 
В. 
И. 
АККУРАТОВ, 
И. М. 
ЗАБЕЛИН, 
М. М. 
КОНДРАТЬЕВА, 
52 
58 
60 
63 
63 
64 
72 
78 
78 
80 
В. 
Л. 
КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместнтель главного редактора), 
Ю. Б. 
САВЕНКОВ (ответстве             нный секретарь), А. 
И. 
СОЛОВЬЕВ, 
В. 
С. 
ЧЕРНЕЦОВ, 
Л. 
А. ЧЕШКОВА, В. 
М. 
ЧИЧКОВ, Г. 
И. 
ЯНАЕВ. 
Оформление А. Гусева н 
Т. 
Гороховекой 
Рукопнсн не возвращаются. Техннческнй редактор А. Бугрова 
ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «М ОЛОДАЯ Г ВАРДИЯ       * 
Наш адрес: Москва, А · 30, Сущевская, 
21. 
Телефон 
для 
справок 
251∙15∙00, 
доб. 
2∙29; 
отделы: 
.. 
Наша Родина* 
-
4-09; 
нностранный-
2∙85; 
литературы 
-
3∙58, 3∙93; 
наукн 
-
3∙38' 
пнсем 
-2-68' 
нллю, 
страцнй 
-
3∙16; 
прнложенне 
.. 
Исн'ате,ль» 
-
4-10. 
' 
Сдано в набор 
13/VIII 1968 
г. 
Подп. к печ. 19ПХ 
1968 
г. 
А05490. 
Формат 
84   х 
108'/". 
Печ. 
л. 
5 
(уел. 
8.4). 
Уч.·из        д. 
л. 
12. 
Тираж 
2700000 
зкз. Заказ 
1684. 
Цеиа tю коп. 
Типография 
изд-ва ЦН: ВЛН:СМ «Молодая гвардия~. 
Москва. А-30. Сущевекая. 
21. 
ГОРОД 
ОЖИВШИХ СТАТУЙ 
Так называют его археологн. Горо­
дом Афроднты 
-
Афроднзнасом 
-
на­
звали его те, кто два тысячелетии на­
зад создал эти статуи. 
Об атом городе не сохраннлось почтн 
никаких летописнЫх известиА. Лишь 
отдельные упоминани           я о нем проскаль­
зывают 
у 
древнегре             ческн       х н древне­
РИМСКtlх писателей н историков. ПО 
ЭТИМ отрывочным сведениям МОЖНО 
лишь 
предполагать, ЧТО ЭТОТ город в 
I(арин 
-
так в античную эпоху назы­
вались районы юго-западной Турцин­
был 
многолюден 
и 
богат. И звестно 
бы­
ло, что первый рим  скнй днктатор 
Сул' 
ла 
по веленню дельфийского оракула 
подарил городу зол    отую корону н з  о­
лотой топор, а Марк Антоннй объявнл 
9ТОТ город свободным от уплаты по­
датей. 
И все... 
Лишь 
несколько лет назад, 
когда заложили здесь свои раскопы 
археологи, история «заговорила языком 
вещеА там, где молчали летописи». 
Когда впервые пришлн 
сюда 
древне­
греческие 
воины. а вслед за НИМИ эл'" 
линские купцы 
и 
ремесленники, исто­
рия города уже насчитывала тысячеле­
тн   я (исследователи нашли следы лю­
дей, жнвшнх 
здесь 
в 
3000 
году до 
нашеА эры), здесь уже стояли стены. 
были 
дома, а жители называли город 
именем Миноэ 
-
богини плодородия, 
жизни. 
И греки, поставив свои дома 
и 
укрепнв 
-
уже 
слншком древние 
-
стены, тоже посвятили город богине 
плодородия, жнзнн, любвн 
-
Афроди· 
те... Потом пришли сюда римляне. 
Потон византийцы. А затем землетря­
сение оборвало жизнь города. 
Людн ушлн. Средн рун н осталнсь 
л 
ишь 
статуи. 
И сейчас, спустя почти тысячелетие, 
лишь 
они населяют "окинутый ЛЮДЬМIf 
город. Как 
и 
тысячелетия назад. вак­
ханки бросают вызов погруженным в 
созерцанне фнлософам, матрона Клау­
дна Антония Татиана продолжает лю­
безную 
беседу с 
учтнвым своим бра­
том 
Люциусом 
Антониусом Клауднусом 
Доменициусом Диогенесом. сенатором; 
все так 
же 
на центральной площади 
полуобнаженная женщина по имени 
Чес     ть осеняет венком какого-то славно­
го гражда        нина города. 
И не прервал СВОНХ мыслеА борода­
тый 
мудрец, 
сндя на сероil от временн 
мраморной плите 
с 
древнегреческой 
надписью «Вечность» 
... 
В. ИЛЬИН 
В наш 
и 
' 
ран много 
мест, с.вязанных 
с и 
риеи о 
с 
'""О 
озн ко иться С 
Н 
про ОМ Братско 
ГЭС, 
с гидроэле .тро­
ста uия 
и 
н Вол и 
МИ ин 
другими 
дустрии 
которых 
в с ЗД 
ии 
али 
ь 
сячи воспит 
о 
енинског ко 
м. 
n 
м 
т 
и 
» 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
252
Размер файла
80 906 Кб
Теги
1968
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа