close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1968-11

код для вставкиСкачать
11
1 9 6 8 . НОЯБРЬ -
-
-
-
-
НОВЫМИ ТРУДОВЫМИ УСПЕХАМИ ВСТ"ЕЧАЕТ СОВЕТСКИЙ НАРОД 51-ю ГОДОВЩИНУ ВЕ.JIИКОГО ОКТЯБРЯ 1968 .~BE~ ВOКPY~ Не 11 ~VPHa ~ ос н о в а н в /86/ гоЭ у НАУЧНО- ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ Е ЖЕМЕСНЧНЫЙ ЖУРНАЛ цк ВЛКСМ ПУТЕШЕСТВИЙ, ПРИКЛЮЧЕНИЙ И ФАНТАСТИКИ На страницах номера НОЯ&РЬ АТЛАС ЛЕНИНА. Наш специальный :корреспон­
д ент А. Шамаро продолжает расс:каз о событиях, связанных с помет:ками В. И. Ленина в атласе « Железные дороги России» (стр. 6). О МУЖЕСТВЕ, НАУЧНЫХ ПОДВИГАХ И СА­
МООТВЕРЖЕННОМ ТРУДЕ СОВЕТСКОй МО­
ЛОДЕЖИ: «Эле:ктронные робинзоны» -
очер:к о «часовых погоды» на Земле и в :космосе (стр. 60); «Лето обы:кновенных рейсов» -
новелла о лет­
чи:ках Таймыра (стр. 2); «Тысяча шагов подо льдом» -
репортаж с бере­
гов юганс:кой Оби о работе водолазов (стр. 28); «Таллии синий и оранжевый» -
расс:каз нашего специального :корреспондента о городе и людях, берегущих его :красоту (стр.32). ЛЕТО ОБЫКНОВЕННЫХ РЕЙСОВ B~ КОНСТАНТИНОВ Фото автора н аш гидросамолет -
все тот же АН-2, только теперь на по­
плавках, больших, как лодки, -
неторопливо рассекал воздушный океан. По всему маршруту от Хатанги до озера Таймыр, как и предска­
зали синоптики, стоял штиль. Ни дуновения нельзя было заме­
тить у земли. 2 Забрав на одном из островов полтонны свежей, еще мокрой рыбы -
танмырского омуля, мук­
суна, чира, -
мы возвращались обратно. Блеклые глаза бесчис­
ленных озер бездумно отражали небо; иногда -
желтое брюхо нашего корабля. На их глади без конца возникали круги, будто ту­
да падали крупные капли грибно-
го дождя. Но дождя не было и быть не могло -
грозовая об­
лачность застряла где-то над го­
рами Бырранга, словно не реша­
ясь при солнце свалиться на Тай­
мыр. Круги делали рыбы, склевывали с поверхности комаров или прос­
то резвились. В одном из озер мы увидели, как блеснул бок большой рыбы. Такой большой, что мы не пове­
рили своим глазам, переглянулись и взглянули сразу на высотомер. Там стояло триста метров, и труд­
но было представить, какой же она величины, эта рыба, потому что получалось вроде как с чело­
веческий рост. Рыба еще несколько раз пока­
зывала белую бочину, как будто она билась там с кем-то или озеро была ей тесно, и мы смот­
рели, пока озерко это не уехало под плоскость. Хатанга ежечасно сообщала: «Ясно. Штиль». Давление словно умерло: не падало и не росло. Такая погода здесь не редкость. Даже зимой, когда «штормуют» все авиапорты на берегу океана, в Хатанге -
штиль, за что ее и любят полярные летчики. Нам оставалось совсем немно­
го, уже кончилась тундра, пошел лесок. За пятнадцать минут до подхода передали: «Шторм. Ве­
тер до двадцати метров в се­
кунду». Вот это здоровоl Наш командир только начал летать на поплавках. Машину-то он посадил, но у плота растерялся. Растерялись лю­
ди, встречавшие самолет. Только на мгновение ветер прижал, при­
ткнул машину к плоту, и попла­
вок проломился. Легко. как скор­
лупа яйца, из которого выдули всю жидкость. Через час опять стоял полный штиль. Как какую-нибудь рыбацкую фе­
люгу, самолет выволокли на от­
мель, и авиатехники, загорелые и просмоленные ветром, покури­
вая, принялись за дело. Нетороп­
ливо. Будто комары, тучей обле­
пившие их, были им совсем нипо­
чем. Командир каждый день прихо­
дил и спрашивал: -
Не скоро ещеl -
Денька через два, -
отве-
чали техники, -
и будет как HO~ вый. -
Да ты бы полетал пока на колесах, -
говорили командиру те, кто давно его знал. Возможность такая была, маши­
ны на колесах простаивали. Сразу три экипажа застряли из-за непо­
годы в пути, и теперь до их при­
бытия отменялись все местные рейсы. Но командир отшучивал': ся: -
Перепутаешь еще да вместо бе1'ОНКИ зайдеwь на речку. Дело здесь было в другом. Он был опытный летчик. -
«пен-
сионер» по налету, -
и знал, что говорил, отказываясь от полетов на колесах. Посадки на тундру, превратив­
шуюся в болото, сложны и опас­
ны. Не ту площадку подберешь, увязнут шасс·и, .и машина вскинет кверху хвост, скапотирует. Тут уж не только мастерство нужно, но и опыт .. Систематически тренирован­
ный глаз, а не расхоложенный, как у него, сравнительно просты­
ми посадками на акваторию, где садись хоть вдоль, хоть поперек, лишь бы не наехать на какое-ни­
будь бревно, спрятавшееся в вол­
нах. Неприятности, как давно заме­
чено, идут чередой. Едва наш са­
МОЛ.е", ,оказал'ся на плаву, заштор­
мил Таймыр. Озеро бушевало, как океан, несколько дней. «Вол­
на до пяти баллов», -
сообща­
лось оттуда в метеосводках. Мы ждали, когда оно утихнет. Но только утихло озеро, взды­
би,лась Xarra∙H,ra. Ни одну из речных посудин -
барж, буксиров и шхун, заняв­
ших Хатангский рейд, не раскачи­
вало сильнее в тот день, чем наш «корабль». Самолет рвался на плавучем якоре, как подсадная утка с привязи. Со стороны каза­
лось, что он либо взлетит, либо нырнет, но он, балансируя кры­
льями, отряхиваясь от брызг, лез на следующую волну. А между тем у геологов, рабо­
тавших где-то на Маймече, одном из притоков Хатанги, кончилось продовольствие. Связи с ними не было, но завхоз их партии, оста­
вавшийся здесь, со слезами на глазах уверял, что хлеба, во вся­
ком случае, они не едят дней пять, а может, и все десять. -
Неужели нельзя взлететыl -
наивно спрашивал завхоз.­
Командир, вы же полярный лет­
чикl Нет, нет, И все-.таки командир дал колесах. нетl мы полетели согласие лететь на Когда уже заходили на посад­
ку -
узенькую галечниковую ко­
су между речкой и лесом, ра­
дис"!' принял телеграмму: «После посадки возвращайтесь тчк Сан­
рейс». А внизу все так же змеились быстрые речки, весело выписывая замысловатые кренделя; меняя русла, оставляя старицы... Румя­
нили бока золотистые пляжи, пус­
тынные, без единого чел·овечка,­
среди ,плюшево,г,о, ,невысоко'ГО полярного леска. Над рябью за­
синевших от ветра озер проно-
сились белые точки чайки. В одном озерке плавала пара ле­
бедей. Озерко было как нарисо­
ванное сердце, лебеди держалисъ у зеленого острия. Наверное, там у них гнездо ... -
Куда санрейсl -
сразу же, как только перешли на «команд­
ную связь», спросил командир. -
В Хету. -
Там не сядешь на колесах. -
Он хорошо знал это стойбище -
несколько домиков у реки. -
Да. Пойдете на поплавках.­
Ответ был резкий и беспреко;" словныЙ. Командир помолчал. -
Узнайте, может, есть воз­
можность обождать. Волна долж­
на стихнуть. -
Там ребенок ... -
Ясно, -
и, помолчав, коман-
дир добавил, так, на всякий слу­
чай: -
Катер подготовьте. -
Все готово. Потом у нас началась относи­
тельно спокойная жизнь. Мы вы­
полняли один и тот же рейс: Ха­
танга -
озеро Таймыр, потихонь­
ку высвобождая на озеое мерзлотники -
кладовые, заби­
тые с зимы мороженой рыбой. Относительно спокойная, потому что частенько приходилось ме­
нять места посадок. Озеро меле­
ло на глазах. Вода, как в прорву, стекала из него в огромное жер­
ло Нижней ТаЙмыры. Как-то мы полчаса, едва не загнав моторы, пыалисьь вырваться с мели, где еще вчера с достатком хватало глубины для поплавков. Рыбаки по воде долго брели к своим лод­
кам. Да и тундра заметно подсохла. Она уже не была сплошным мо­
рем и сплошным болотом, как было два месяца и месяц наза~ Большие озера распались на не­
сколько озер поменьше, неболь­
шие исчезли вовсе. Явственно обозначил ась суша, буро-зеленый покров ее уже прихаатывал осен­
ний пожар: Зi!lгорелись золотом мхи и стелющиеся кустарники. В «комнатах отдыха», как назы­
валась гостиница летчиков, в хол­
ле на втором этаже, где собира­
лись экипажи малой авиации и турбовинтовых лайнеров и где можно услышать тысячи правди­
вых, смешных, трагических и са­
мых невероятных историй, как-то заговорили о тех геологах, кото­
рым МЫ возили хлеб. Но я по­
чему-то не очень слушал разго,. 3 вор, так, вполуха; узнал о нем уже позднее от командира, ко­
гда в полете мы обогнали огром­
ное стадо диких оленей. Они двигались плотной серой массой вдоль русла высохшей речки строго на юг, возвращаясь с по­
бережья океана, куда бежали вес­
ной заблаговременно от комаров, оводов, мошки. Они возвраща­
лись, и ЭТО был верный признак, ч то скоро наступят холода и в здешних краях. Мы кончили пробивать об-
лачность. Под нею было по-ве­
чернему сумеречно. Шел дождь. Плоскости блестели. -
Хатанга, позвал коман-
дир. -
Какую вы даете нижнюю кромку? -
Высота нижней кромки об­
лачности двести метров, -
не­
возмутимо подтвердили с земли. -
Передайте там этим, командир сделал паузу, -
метео­
рологам. Высота нижней кромки шестьдесят метров. Шестьдесятl Мы летели чуть. выше елочек. Или так казалось от темноты -
до них можно было дотянуться рукой. Погода что-то портилась с каждым днем. -
Слыхал? спросил меня командир. -
По радио сообщали. На Таймыре геологи 'пиро,пы на­
шли, спутники алмазов. Возмож­
но, трубку скоро найдут. Я знал, каких он геологов имел в виду. Наверное, тех, кому мы возили хлеб. А может, и нет. Сейчас на Таймыре столько гео­
логовl n уньёвку вы можете найти на карте 3ападJi1OГО Урала, если пр<юледите взглидом железнодо­
рожную ветку, котораи тинетси на север от магистрали Пермь -
Нижний Тагил (так называемой Горнозаводской линии) и об.ры­
вается в Соликамске. Примерно п<юередине этой ветки вы У'ВИ­
дите город Александровсх. В этом месте от железнодорож­
ной линии отходит на в<Юток короткий .· аппендикс. -
семики ­
лометро'Вая ветка, конечной ТQЧ­
кой которой и Я'Вляется станция Луньевка. Она помечена едва заметным кружком на карте XIV атласа .Железные дороги Р<юсии., принадлежавшего В. и. Ленину. АТЛАС Какие события связаны с этой ленинской пометкой? Все попытки обнаружить упо­
минание ЛУНЬeDКИ в военных сводках Реввоенсовета рecnубли­
ки никаких результатов не да­
ли. Нет в официальных военных сводках -
быть может, есть в более подробных оперативных донесениях? По .щва-три раза в сутки по телеграфу шли. они из IiIтабов наступавших армий в по­
левой штаб РеВ!Военсовета. Командование Красной Армии сообщало их В. и. Ленину ПО телефону в Кремль. .Журнал военных действий 3-й армии Восточного фронта •. Оперативная запись: .11 июля части отряда нахо­
дились в районе ст. Губаха, Ки­
зеловский и Алексаидровский заводы, к вечеру того же числа п<Юле упорного боя с противни­
ком частями отряда занята ст. Усьва и без боя занят завод Кизеловский и П<ЮJre короткого боя завод Александровский •. Если у колчаковцев отбит Александровский завод, то уж наверняка занята и тупиковая станция Луньевка в нескольких верстах от этого завода. Но о мост А. ШАМАРО, HIW спец. корр. ней оперативная сводка не упо­
мяну ла: слишком, видимо, не­
значительным был этот пункт. Почему же Луньевка отмече­
на на карте ленинского ат­
ласа? Перед нами телеграмма В. и. Ленина в Екатеринбург. .23 сентября 1919. Поручается Полевому штабу вставить при первой же возмож­
ности в военное сообщение сле­
дующее обращение к члену кол­
легии Наркомпрода Юрьеву в Екатеринбург: .Продовольствие рабочих, вос­
станавливающих мост через К<юъву, Луньевской ветки, а равно рабочих Кизеловских ко­
пей ифуражирование их лоша ­
дей абсолютно необходимо для обеспечения войны. Требуется максимальная энергия и немед­
ленный ответ по телеграфу таким же путем о фактически сделанном •. Председатель Совета Обороны ЛЕНИН •. Что же произошло на Луньев­
ской ветке <Юенью девятнадцато­
го года? Какие события предше­
ствовали этой телеграмме? Ш оварищи, а теперь подходите к столу и по-
_ . лучите вот такие анкеты ... Секретарь партийной ячейки взял со стола четырехугольник плотной белой бумаги и под­
нял его над головой, поближе к тусклой лампочке. -
,Все,м ~и,дать1 всех КlЛаосOlВ, но и их не хватило, лetпиmtСь вдоль стен. По черным отеклам OIКOH 'весь вечер эмеилась ДOOICIдевая 'в'Ода -1Н&д шахтерс'К'НМ поселком Губаха 'УlЖе который день подряд висела rНe'ТJYщая npeA-
зи!мJняя !НelПОГодЬ. -
I Ви;дать,- МК'ЛИКlIf}'IЛОСЬ несколыко голос01l. Самая "рос торная wколыная <ком'ната была наби­
та w,ахтерам'и. Они ,притаЩ I НnИ сюда ОКёlмеЙк.и из 6 -
Каж.дыЙ то,варнщ,-npо.долж,ал СlЖретарь,­
должен arвет.ить на в<е вопросы n'ись · ме'нно. Ну, не'rрамотным и малограмотным мы поможем .•• Подписать и 01'Дать 'мне. В комнате зашумели, загремели отодвинутыми и опрокинутыми скамейками. Павел Парыгин стал протискиваться к столу. Минуту спустя он уже от­
ходил в сторону с листком в руках, на ходу про­
глядывая короткие строчки.' Сверху крупными чер­
ными буквами было написано: «Анкета сочувствую­
щего Российской Коммунистической партии (боль­
шевиков) ... Шахтеры облепили стол. Ручек не хватало, и за спинами пишущих толпились ожидавшие своей оче­
реди. Они заглядывали через плечи, подсказывали ..• Звонко ударяли перья в ученические стеклянные чернильницы. Павел присел на освободившуюся скамью и, неловко держа листок, прочел: «Довольны ЛИ вы Советской властью или нет -
почемуl.. -
это был первый вопрос. Лампочка над столом" все время мигавшая, чуть удерживала в себе огонь, покрасневший волосок в ней не светил, лишь светился. Но Павел и не торопился читать дальше .•• Вспомнилась деревенька в низовьях Косьвы, И дом, И тот слепой старый шахтер (изуродовало его взрывом), что притащился назад в деревню -
до­
живать век. «Свинья роет, бара.. помфrает, браж-­
ная мука от штрафа избаВJlяет", ~ так говорил он Пав.I1У на скучных проводaJt. Так и .отправился Па~ вел на заработки в Губаху: ее окороком и барань­
ей тушей, крынкой масла и мешком муки -
для «раздачи ПО начальству... Всем полагалось, начиная от смотрителя копей до бирочника на OTBa.l1e. Длинные и низкие подземные норы похожи были на отводные трубы всемирного потопа: вода ли­
.I1ась с кровли, ШJllа прямо по откаточному штреку, выплеснувшись из кюветов, заваленных кусками угля и пустой породы... На Павле ВИС8.11а куртка, сшитая из мешковины; на ногах был.. крепко при­
кручены лапт" -
так были одеты все шахтеры. В первые же минуты своей горняцкок жизни он промок ttасквозь. Велено было таскать МtlCTpYMeмт в отдаленную наземную кузницу, где его нужно было подострить. С кайлами на веревке, с зубками в сумке и с бурами в руках медленно поднимался он по бесконечным деревянным ослизлым от на­
топтанной грязи ступенькам, останавливаясь, чтобы утишить дыхание и загасить желто-красные СПО.l10-
хи, которые начинали осатанело метаться перед глазами. И это видение нагоняло на него такой страх, что он принимался моргать, C.I10BHO хотел ве­
ками расплющить севших прямо на глаза комаров. За первые четырнадцать часов своей шахтерском работы Павел успе.л сделать только две такие вы­
лазки. Смена кончилась, смотритель распорядился снять замки, которыми в начале смены замыкали двери ходов вслед за последним горняком, -
и ра­
бочие вышли «на волю..... Даже после такого дня, сбросив в сенях отяжелевщую от воды одежду, Павел не смог сразу заснуть в шахтерском бараке. Родная избенка, с крохотными тусклыми оконцами, с едучим дымом из печного зева показалась ему светлой горницей в сравнении с его новым жили­
щем. Казалось, что в этой длинной казарме, с бе­
тонированным полом, с трехэтажными нарами, уже не осталось никакого природного воздуха -
вся она была залита до потолка тяжелой смесью: резино­
вый запах липкого пота, махорочный дым, копоть керосиновых ламп, гарь рас:.каленных докрасна ржа­
вых железных печек и сизый пар от висевших над ними портов и портянок. День шел за днем, и чудилось Павлу, что заце­
пило его мельничным колесом и крутило безжа­
лостно и мерно: то вытащит над водой, то опять ПО дну проволочит ..• Пришел семнадцатый год и стал вымывать из старое начальство. Фев­
жандармских чинов. Ок­
и приказчиков-управляю-
шахтерских поселков все раль смыл полицейских и тябрь -
шахтовладельцев щих •.. Летом восемнадцатого года на Урале вспыхнула гражданская война. Она захлестнула и Луньевские копи. Павел Парыгин не успел уйти с красными. Потянулись дни колчаковской власти, страшные .. дни. И самым страшным для Павла был один. Павел ходил в Кизел к знакомому шахтеру раз-· добыть немного хлеба. Возвращался уж поздно" намереваясь к рассвету добраться до Губахи. Днем прокатилась гроза, и обрывки туч все еще громоздились в небе. Огромный багровый диск плавно проваливался сквозь них все ближе и ближ& к черным лесистым предгорьям ..• Неподалеку затрещали в bIc:rpeJ1 ы. Стреляли, где-то' возле Николаевской шахты. Павел' свернул с трапы, и стал пробираться в ту сторону." Вот и шахта. В нескольких метрах от paCKpbITOR). шахтного Cl'&ола толпилось человек тридцать -
оборванных, босых, изможденных, были среди н"х и женщины. Со всех сторон вокруг них поблесКJotВали штыкам .. , конвоиры. Через устье шахты была пе-рекиtfY'I"& МО,... стиком длинная плаха. Слышно было плохо, но все же Павел разобрan. слова офицера. «Кто переЙде.т па бревну, будет сппущен на свободу..... Первый из обреченных ус­
пел дойти до середины. Офицер. пнУ./1 бревно, и· шахтер с жутким криком исчез в зияющей дыре. Это был сигнал. Колчаковцы ПРИI+ЯЛИСЬ- сбрасывать людей в шахту клинками, прикладами,. штыками ... Скоро все было кончено. Павел пополз назад, хотя можно было бы встать -
совсем стемнело. Но он не в силах был GT-ОрватbCS 01: земли. •.. Наступило, наконец, раннее утро 11 ИJOJlя 1919 годв. Колчаковцев почти не было вмд.ио. -
Уматываютl -
с угрюмым удовлетворением 1'0-
ворили шахтеры. -
Когда ж совсем уберутсяl -
Это они, брат, те64сами объявят. Вот как ухнут мост на Косьве, так, считай, можно красиых встречать ... Павел сидел на нарах в опустевшей, притихшей казарме и настороженно вслушивался в мертвую, недобрую тишину. В сенях послышались быстрые шаги, голоса, и дверь в казарму с треском распахнулась ••• На пороге стоял бывший смотритель рудника. Глаза его рыскали по нарам. За ним поручик и несколько солдат с винтовкамм. -
Ваше благородие, вот этот самый, про которого я вам давеча говорил, -
сказал бывший смотритель, указав на Павла, -
ан сам с Косьвы, сызмальства по ней П.l1авал, каждый камень знает; -
Собирайся, пойдешь с намиl -
приказал офи­
цер, приближаясь к HapВiМ. -
Hyll Когда вышли из казармы, смотритель сразу ку­
да-то пропал, а колчаковцы повернули к восточной окраине поселка. Павел шел впереди. Дошли до берега. 7 К наваленным у воды бревнам была привязана вместительная просмоленная лодка с какими-то ящиками и солдатскими вещевыми мешками. Двое солдат топтались возле нее. -
Вот багор ... Залезай! -
приказали Павлу. -
К быку под мостом причалить сумеешь? спросил его поручик, Kor.!la лодка уже отчалила от берега. -
Не велика забота... -
ответил Павел, стоя на носу с длинным багром. -
Только пусть они ... -
ОН кивнул на солдат, которые неумело гребли, далеко откидывая за спину весла и почти отвесно погру­
жая их в воду, -
слушают мо'1 команды ... -
Валяй командуй! -
махнул рукой офицер, и в голосе его впервые прозвучали нотки добродушия и успокоенности. Все, что случилось потом, Павел вспоминал впо­
следствии с таким ощущением, будто не он дей­
ствовал по задуманному плану, а сам этот план цепью связанных между собой и следующих одно за другим событий властно двигал им самим. Багор, которым Павел промерял дно и отталки­
вал лодку от опасного каменистого мелководья к стрежню, вдруг намертво застрял в подводных камнях... Павел свирепо заорал на растерявшихся гребцов, требуя, чтобы те попридержали веслами лодку, уже навалившуюся бортом на багор, даже на поручика прикрикнул. Тот послушно вскочил, от­
бросив папиросу, и полез на нос, к Павлу ... Но было уже поздно; с резким, сухим треском багор сломался. Офицер и Павел стали клясть все на свете. Но делать было нечего: кое-как прибились к берегу, и Павел в сопровождении двух конвой­
ных отправился в прибрежные заросли срубить ле­
сину. Потом, когда высокая тонкая береза была уже срублена, Павел опять заворчал: «Ну, чего стоишь? Помоги подтянуть -
видишь: в кустах зацепилась. Хочешь, чтобы нас тут всех красные накрыли?» Один из конвоиров, прислонив винтовку К дереву, торопливо зашагал к Павлу. Под треск ветвей и кустов они потянули хлыст. Солдат, потеряв рав­
новесие, с размаху клюнул носом в густую березо­
вую листву, Павел тоже упал ничком. Когда кон­
войный поднялся на ноги -
проводника рядом с ним уже не было. Стреляли наугад -
по зарослям ... Потом, кое-как столкнув лодку веслами, колча­
ковцы поплыли в сторону моста. Из своего укры­
тия Павел видел, как напористая косьвинская вода стала медленно раскручивать черную посудину, понесла ее вперед правым бортом, потом -
кор­
мой. «Ну, такие под мостом не зацепятся!» -
усмех­
нулся Павел. Он весело вскочил на ноги и в то же мгновение вновь распластался на земле: несколько человек гуськом продвигались неподалеку от него. Он слы­
шал, О<ак они разговорились с каким-то губахин­
ским жителем. Товарищ, как поближе к мосту пройти? Вот этой дорогой и идите, ближе пути нет. Белые в поселке? Нет, весь Колчак ушел ... Павел выглянул из травы. «Да ведь красноар­
мейцы" Он поднялся с земли и приветливо замахал ру-'. ками. «Вот И кончилось это проклятое утро! .. » -
подумал он. Но тут ему послышалось отдаленное ритмическое пыхтение паровоза. Из распадка при-
8 брежных гор на мост выползал бронепоезд. Павел отчетливо увидел, как из его гладкого, светло-зе­
леного бронированного тела выскочило несколько человеческих фигур. -
Мост! -
закричал он, подбегая к красноар­
мейцам. -
Мост! Стреляй! .. Спугнем! Красноармейцы вытянулись цепью и дали не­
сколько залпов. Черные фигуры заметались по ажурной ферме и попрятались в блиндированных вагонах. Бронепоезд, повесив над рекой клубы па­
ра, попятился в горы. И как только он исчез в распадке -
грохнул взрыв. Центральная ферма мо­
ста одним своим концом рухнула в реку. -
Ничего, Паша, -
не раз говорили потом сердо­
больные товарищи. Не казнись: главное -
быки целы, если бы не ты -
они их непременно бы взорвали. ... Их поселили в теплушках у самого моста, не­
сколько сот добровольцев со всех шахт. Сперва наладили «висячку»- подвесную дорогу над Кось­
вой, потом пустили понтон. Павел Парыгин проработал на строительстве мо­
ста от первого дня до послед.него. Когда поздней осенью 1919 года губахинская партийная ячейка оповестила о собрании, на кото-
Рисунок С. ПРУСОВА ром будут «заlписываться В сочу,вствующие», он приехал в поселок на попутной 'п'о,дводе. Павел опоздал неМ'ноrю и, Ko~дa в,о,шел в ком­
нату, услышал хорошо зна'комый ему голос секре­
таря партячей'к,и: -
ТовариЩlИ, по этому мосту от нас за ,Коеьву пой,дет кизел,о·в,окий уголь, которого та,к ждет ре·с­
публ,и'ка, а оТ'Туда, из-за к.осьвы, по то,му же мосту, ибо другой р/оро'ги нет, придет к нам новая жизнь -
долгождан,ная, ВЫ'страдаlн'ная нами Жlиз,нь. Это не толь'КО мост с ор/ного берега на другой. Нет, з,то М'ОС.т из наше'го прошло,го в на,ше будущее, Т'OI8арищиl А потом ,по,з'ва," к сто,лу. ... Все еще не БЫJ10 свободных руч'ек, но Па,вел подошел К пишущим. Увидел, как выводит БОЧi<1ХИН: «Доволен всем. Потому что Советская власть рабо­
тает правильно». Рядом с ним присела Березина, шахтерка. «До­
вольна,- пишет она,- 4ТО не буржуаЗ1НЫЙ кулак, а МОЗОllИlстая рука». Лос<куто,в, забойщик, тоже на,счет рук'и записал: «ДОlв'олен Вlполне. Пото,му чсто Советская власть от рабо'чей РУ1КIИ». Матрос Воронищев, который пришел на шахты совсем недавно и еще пребывал в чернорабочих, отве11ИЛ по-военному кратко: "Доволен. Идет пра­
в'ильно». Ботанов, слесарь, еще короче сказал: "Доволен. За идею». Павел пере~од,ил от одной соередоточ'енн,о сгорб­
ленlНОЙ спи'ны к другой и ася'юий раз думал: "Пра­
в,ильно сказа,лl Вот так бы и мне на,п'исаты> Когда асе анкеты были запол'нены, секретарь со­
брал их и сложил ровной сто'пкой на зеленом сук­
не С110ла. Сверху ле,жал ли,сток, заполнен,ный забой­
щиком Павлом Парыг,иным: I(,ДовоЛ'ен. Потому сама жизнь». . .. ,Вот он,и -
эт,и анкеты ... Тол'стая, акюуратн'о 'и ПЛ'О11НО переплетенная пап­
ка. На обложке обычный архивный шифр: "Перм­
ский областной партийный архив. Фонд 61, опись 2, единица хранения ... » Пере'ворачиваю Л'ист за листом, читаю короткие 01'веты. За каЖlДы,м -
человек ... .в о,черке рассказано только об 'одном. В расска­
зе нет н,и вымышленных событий, ни вымышленных имен. В'се это сохранилосьв До'кументах и в памят'и лю,дей, КО'1'орые еще живы. ~ ануэль Рекуэрдос, млад­
ший инженер научно-ис-
следовательского центра Пальма-да-Бало, совер-
шил свой полет во време­
ни, принесший ему мирq­
вую известность и оставивший З3 ним последнюю страницу каждого учебника истории, на которой не­
изменно печатался один из шести рисунков, сделанных Рекуэрдосом на следующий после полета день в больничной палате, где он уми­
рал после нелепой катастрофы, случившейся с его самолетом при посадке варли. Отправляясь в будущее столетие Земли, молодой ученый нимало не заботился о собственном завтраш­
нем дне. Создав свою Машину, способную перенести его в любой век и в' люрой час, он совершенно не интересовался тем, что произой­
дет через двадцать четыре часа с ним самим. Он не предвидел даже того, что случится через несколько минут после его старта; он даже предположить не мог, что его по­
мощник и -
как ему казалось до сих пор -
друг Бриан BHK~P­
зунд совершенно нечаянно (но за приличное вознаграждение) про­
говорится о предстоящем экспери­
менте двум изголодавшимся по сенсациям журналистам. Рекуэр­
дос не знал и не мо(' знать, что четыре глаза и два телеобъектива стерегут каждое его движение, и сенсационная весть о полете его Машины через каких-нибудь три четверти часа облетит редакции солидных утренних и дешевых вечерних газет, и к моменту его возвращения склон холма будет усеян верткими газетчиками и толстомордыми полицейскими. Мануэль Рекуэрдос не знал ни-
10 , // /. /1/11, --' //,{ #////, ~-,/#//I/I -~~ чего. Пожалуй, ни один изобрета­
тель, залезающий в самодельное брюхо своего кустарного детища­
будь то первый паровоз, биплан или субмарина, -
не имел столь смутного представления об исходе эксперимента, как он. Действи­
тельно, все предыдущие опыты имели два вполне представимых конца: паровоз либо пойдет по рельса.м, либо СОйдет с них; би­
план полетит либо вверх, либо вниз, а субмарина нли всплывет, или потонет. Но как поведет себя Машина? Будет ли ее возвраще­
ние назад мгновенным? Или вре­
мя, проведенное в будущем, зач­
тется как настоящее? А может, «бесплатным» во временном отно­
шении окажется только отрезок перелета из одного века в другой? -
Поживем -
увидим, -
без­
заботно проговорил Мануэль, зале­
зая в узенький люк Машины, как залезают в брюки. -
Ну, а не вернусь -
приберешь бумаги из моего ящика, авось пригодятся в диссертацию. И да простит меня босс за потраченную энергию! Бриан переступил с ноги на но­
гу -
он изнывал. Бумаги из ящи­
ка Мануэля были, разумеется, ла­
комым кусочком -
при желании из них можно было бы вытянуть две, три, пять диссертацнй, но куда заманчивее была пер.спект.:ива его благополучного возвращения. Машина Рекуэрдоса и Викерзунда! Роль последнего, правда, сводилась к тому, что он уламывал началь­
ника отдела высоких энергий, вы­
менивал японские потенциометры на бекбекастовые стержни, крал где только возможно (добром не давали) микроаккумуляторы и просто паял что-то с чем-то. Но не­
важно. Мануэль был щедр. До сих ОЛЬГА ЛАРИОНОВА Фантастический рассказ пор его головы с лихвой хватало и на него самого, и на Бриана, и еще на добрых полтора десятка сотрудни.ков из проблемной лабо­
ратории, включая и самого шефа. Отсюда и безнаказанность за са­
мые бредовые эксперимен'I'Ы. Бле­
стки неуемной фантазии Мануэля усыпали планы работ лаборатории, точно рыбья чешуя, они липли ко всем и бескорыстно порождали «эффект Рекуэрдоса и Войта», «открытие Рекуэрдоса и Бу.стаман-' те», «спектр Рекуэрдоса и Митра» ... Бриан нетерпеливо кашлянул -
теперь настала его очередь пожи­
виться. «1( сожалению, первая мо­
дель нашей Машины была так ма­
ла, что мы не могли лететь вме­
сте», -
скажет он журналистам. Так бы он и полетел! Вон Ману­
эль, беспечный, удачливый Ману­
эль -
даже он не торопится за­
ползать в капсулу, чтобы затем обрушить на себя неведомо как преображенный ·пото.к энергии. Даже ему страшновато. Ведь это все равно что стать под струю плазмы, прикрывшись пляжным зонтиком. А может, Мануэль пе­
редумал? Нет, он не передумал, он просто смотрел вниз. Правая вершина двугорбого холма -
если смот­
реть; обратясь' спиной к югу, -
была .за,строена новенькими здани­
ями исследовательского центра, которые сползали в седловину и подбирались уже к развалинам древней базилики, расположенной ближе к левой вершине. Воздвигли ее, кажется, еще в первом веке, она простояла века, убогая и не­
рушимая, как сама вера, и благо­
получно развалилась сто лет назад во время чудовищного урагана, уничтожившего половину расти­
тельности Сивилии и в букваль­
ном смысле слова пустившего по ветру немногие уцелевшие памят­
ники старины. Правда, развалины виллы римского императора, при­
тулившейся у подножия холма, уцелели, и в послеобеденный час туда можно было водить смазли­
вых лаборанток -
рассматривать ЯВ'но легкомысленные дЛЯ III века купальничюи мозаичных красавиц, сцены ав'густейшей охоты на не­
правдоподобных и посему не­
страшных зверей, и, наконец, изо­
бражение самого хозяина виллы, венценосного меланхолика в ер­
молке и с рожей профессиональ­
ного убийцы. Беззащитные торчки голых колонн располагались пр а­
вильными четырехугольниками, ·справа и слева тянул'ись развали­
ны нищей деревеньки Пальма-да­
Бало, давшей название исследо­
вательскому центру, но так и не поднявшейся после того страшного урагана; бурые кирпичи рассыпав­
шейся базилики ползли вниз, по склону холма, словно сытые чере­
пашки, и венчала этот пейзаж ше­
стидесятиметровая рогатая антен­
на сектора кое,МlИческой инфор­
мации. Картина была запоминающеЙся. Мануэль встряхнулся, глянул на часы -
было уже двадцать минут в,осьмого. Солнце взошло давно, и воздух,. иссушенный треском озве­
релых цикад, неумолимо накалял­
ся. Мануэль расстегнул ворот ру­
башки и потянул пестрый шнурок, заменявший ему галстук, -
шну­
рок развязался и бесшумно скольз­
нул вниз, в отверстие люка. Ма­
нуэль проводил его .взглядом, ле­
гонечко пожал плеча,ми -
в путь так в путь -
и молча нырнул в темную дыру. Лязгнула крышка. Черная капсула, похожая на пив­
ную бочку средних размеров, на­
чала вибрировать, дернулась в сто­
рону разрушенной базили~и, сл,ов­
но хотела покатиться вниз по усыпанному кирпичам,и склону, и блаюполучно исчезла. Мануэль поерзал, устраиваясь. Сидеть, согнувшись в три погибели и прижав колени к груди, было чертовски неудобно. Крошечная лампочка, подсоединенная к акку­
мулятору, едва освещала прибор­
ную доску. Четырехдюймовые стен­
ки капсулы пульсировали, словно оболочка волеЙ.больного мяча, ког­
да его накачивают. Смотровая щель, забранная полосой опалового плекса, была слепа как бельмо. «Обидно, -
подумал Мануэль. -
Все-таки эта дубина Бриан, с его вечными сомнениями и нытьем, оказался прав. Будущее тут, за глухой титанировой стеной, за гнутой полосой плексигласового иллюминатора -
и оно невидимо, неощутимо. Сорвалось. Ах, ты! .. » И тут ЭТО появилось. Просто, обыкновенно, как кино. Естест­
венное явление чуда. Изображение, срезанное границами щели, -
чуть подрагивающее, цветное, объемное, ничуть не фантастическое. Зал? Да, огромный зал, весь белый, окна эдак шесть на шесть, вдоль стен лиловые досочки приборных и распределительных пультов, сли­
вающиеся в одну непрерывную полосу. И двое у проема двери. Старики. Мануэль с безмерным удивлени­
ем омотрел на их чуткие, насторо­
женные спины, он угадывал в них так хорошо знакомую ему самому утреннюю усталость 'после бессон­
ной ночи, усталость, одурманиваю­
щую -
для человека и обостряю­
щую все чунства -
для экспери­
ментатора; усталость, святую и проклятую, потому что она берет тебя всего, целиком, и не остав­
ляет тебе ничего, кроме твоей ра­
боты. И тогда тот из двоих, что был выше и осанкой напоминал самого молодого из допотопных патриар­
хов, положил свою стариковскую нелегкую руку на плечо своего со­
беседника и, наклонившись, поше­
велил губами -
звуков слышно не было, ,и оба они повернулись к Мануэлю, и он увидел их улыб­
ки, и снова в,спомнил самого себя и ребят из своей лаборатории пос­
ле сумасшедшей ночи, когда все сделано и подходишь к окну и смотришь на новорожденное с,олн­
це, еще не вошедшее в полную яркость, и слабо улыбаешься, и ле­
гонько кружится голова, а утро уже не только в окне, оно в две­
рях, и к тебе бегут с новыми забо­
тами -
свеженькие, выспавшиеся лаборантки из соседних отделов; и на эти заботы снова не хватит дня. Выходило, что так.И будет всегда, потому что там, за иллюминато­
ром, уже бежала, словно пови­
нуясь воспоминания'м Мануэля, де­
вушка в розовом -
непривычный цвет для спецкостюма; и, конечно, в руках у нее был запечатанный пакет -
заботы, на которые э'l\им старикам снова не хва11ИТ дня ... Все шло как надо, и главным в этом мире завтрашнего столетия было не великолепие не совсем по­
нятного по своему назначению за­
ла, не причудливые контуры мно­
голепестковых антенн и даже не роскошные формы полностью вос­
становленной виллы, видной сквозь распахнутые настежь двери, -
главным был привычный ритм ра-
боты, усталые улыбки ученых му' жей и то, что все это существует, все это есть на белом свете, что мир не раскололся на куски и не рассыпался атомной пылью, и что­
то еще, что-то новое, какая-то не­
ведомая раз у м н о с т ь наблюда­
емого им мира ... ... И тогда тот из двоих, что был выше и осанкой напоминал самого молодого из допотопных патриар­
хов, положил свою стариковскую нелегкую руку на плечо своего со­
беседника и, наклонившись, прого­
ворил, едва шевеля губами: -
Время, Нид. И еще: -
Постарайтесь улыбаться, друг мой. Они обернулись, и лица их были спокойны. -
Вот вам яркий пример того, как легко увидеть' желаемое -
да­
же если оно незримо. -
Нид Сэ­
ами покачивал головой, 'и усмешка его относилась полностью к себе самому. -
Мне кажется, что я угадываю контуры Машины -
вон там, за ·ксирометром. Доменик прикрыл глаза. Никог­
да бы не поду.мал, что лицо мо­
жет так устать. Каждая клетка кожи. Каждая морщинка. Устать от улыбки. -
Нет, друг мой, вам показа­
лось. Машина, принадлежащая другому времени, должна быть для нас невидимой. Но она здесь. Они говорили, не боясь, что тот, кто минуту назад стал свидетелем их разговора, ПОЙ'lIIет их. Звуков он не слышал. -
Она здесь, -
повторил До­
меник, -
неповторимая Машина Рекуэрдоса, гениальная Машина, сумевшая заглянуть в будущее ... и ничего не понять. Она не про­
сто ·из другого времени -
она из другой эпохи. Эта Машина­
трехмесячный ребенок, только уча­
щийся видеть мир таким, какой он есть! Нид Сэам,и пошевелил пальцами, но лицо его, лицо доброго тибет­
ского божка, продолжало оставать-
ся мудрым и безмятежным. . -
Если бы трехмесячный ребе­
нок увидел мир таким, каков он есть, -
тихо возразил он, -
ему не осталось бы ничего, как сойти с )'ма от ужаса перед бесконеч­
ностью вселенной и кратковремен­
ностью существования своего соб­
ственного «я». И тогда, чтобы за­
городить от него ЭТОТ' мир, взрос­
лые вешают над его колыбелью яркую погремушку, которая засло­
няет ему ... Они встретились взглядом, и 11 Рисунки В. КОЛТУНОВА 12 слово, которое так избегают ста­
рики, повисло в воздухе. -
Они заслоняют бесконеч-
ность, -
закончил 'вместо своего друга Доменик. -
Хотя не ко­
щунство Л'И говорить сегодня о бесконечности? Нид Сэами покачал головой, по­
прежнему улыбаясь, и улыбка его не была маской. Певучий звук гонга сводом зала, долгий и торопливый голос: войти?» раздался под чистый звон «Разрешите Они посмотрели друг на друга, и никто не решился ответить. Это было то самое, чего они ждали всю ночь, -
два столбика цифр на типовом бланке для приема ав­
томатических радиосигналов с дальних спутников. Именно сейчас. -
Это Тереза, -
сказал Нид.­
Задержать ее? Доменик провел ладонью по ли­
цу, словно проверяя, не исчезла ли его мудрая, чуточку высокомерная улыбка. Улыбка была на месте. -
Пусть все идет своим чере дом, Нид. -
«Девушка В розовом -
ветка цветущей сакуры ... » -
напевно прочел Нид Сэами. -
«Завещание Рекуэрдоса», токийское ,издание. Войдите, Тереза! Девушка в розовом. Она пере­
секла зал, чуть наклоняясь вперед и украдкой оглядывая собственное отражение, СКОЛЫlящее у ее ног по черному блестящему полу. -
Последняя сводка с Плутона­
дубль, как вы просили, доктор Не'М'лтон. Доменик взял из протянутых рук пакет. Ежедневно четыре такие сводки поступают в этот зал. Ча­
щевсего их записывает кибер­
коллектор информации, реже­
приносит кто-нибудь из девушек группы космической связи. НО НИ­
'когда еще сводки внеземных авто­
матических станций не передава­
лись в запечатанных конвертах. Тереза это знает, и в другое вре­
мя она, может быть, и встревожи­
лась бы, но сегодня все необычное допустимо, ведь нынче такой день, такой день ... Нид Сэами сложил маленькие ручки на груди, как он это делал всегда, когда обращался к жен­
щине: -
Если позволите, Тереза, то я не желал бы Мануэлю Рекуэрдосу видеть кого-либо, кроме вас, и я смею надеяться, что 'Именно вас он унесет в своих воспоминаниях, ПО,ll;обно лепестку вишни, хранимо­
му между страниц записной книжки ... Тереза ослепительно улыбнулась, но эта улыбка предназначалась не маленькому старомодному Ниду Сэами с его восточной витиева­
тостью учтивых речей -
это была улыбка для Рекуэрдоса. -
Благодарю .вас, ,доктор Сэами, но сегодня такой день -
двадцать седьмое мая, и все девушки Пальма-да-Бало одеты в розо­
вое. Все до одной. Так что мало надежды на то, что Мануэль Ре­
куэрдос увидит именно меня. Нид Сэами покачивал головой, и щелочки его глаз то закрывались совсем, то вспыхивали влажной черной искрой. Обрадовать Терезу? Сказать ей, что счетные устройства ра{)Считали появление Машины Ре­
куэрдоса с точностью до тридцати секунд и Мануэль уже увидел Те­
резу, именно ее, и он унесет в своих Iвоспоминаниях ее образ, «подобно лепестку вишни, храни­
мому меж,ду страниц записной -книжки», -
но в армейском гос­
питале ,недалеко от Орли, куда его доставят после катастрофы, он не успеет ни нарисовать, ни описать ее -
он только скажет: « ... и де­
вушка в розовом ... » На зеленом холме, сохранившем название Пальма-да-Бало, все де­
вушки сегодня одеты именно так. Каждая из них надеется, что сей­
час ее вызовут в координационный зал, и она пройдет 'мимо невиди­
мой Маши:ны. Если бы сегодня был другой день, если бы не -за­
печатанный па.кет, принесенный Те­
ре3QЙ, он именно так бы и по­
ступил: вызывал бы сюда, в этот зал, В1:ех девушек поочередно, и каждая из них сохранила бы на всю жизнь маленькую тщеславную надежду на то, что только она могла быть «девушкой в розовом» Рекуэрдоса. Всю жизнь ... -
Я свободна, доктор Неттлтон? -
Разумеется, Тереза. Благода-
рю вас. Привычно отражаясь в базаль­
товой черноте пола, -коротенький розовый халатик (наверное, черес­
чур коротенький, если смотреть глазами жителя прошлого столе­
тия) плавно пересек исполинс~ий павильон координационного зала. Дверь медленно затворил ась. Это здание выстроят уже после смерти Рекуэрдоса, чтобы оград,ить все возможное пространство, в ко­
тором несколько веков будет ле­
теть вперед его невидимая Машина. -
Он еще видит нас? -
спро­
сил ДОIПОР Сэами. -
Еще около минуты. Они стояли друг напротив дру­
га, и руки Доме ника помимо его воли медленно вскрывали конверт. -
Минута истекла, Доменик. Читайте. Две равные колонки цифр. Пакет можно было бы и не запечаты­
вать -
все равно ни операторы станции космической связи, ни Те­
реза, ни даже .доктор Сэами ниче­
го бы из них не поняли. Это был ответ на специальный запрос До­
меника Неттлтона, ион один знал, что означает каждая цифра. «Приблизительный объем наДRИ­
гающейся туманности», -
сказал он и прочел первую цифру. Она была огромна. «Интенсивность ее излучения по предварительным данным» -
и здесь величина была жуткой. «Напр,авление ее полета» -
на­
правление было точно на Солнце. -
Еще двадцать два дня, -
проговорил Доменик Неттлтон, -
и на Земле не останется ни одной живой клетки. .. .привычно отражаясь в базаль­
товой черноте пола, розовый хала­
тик стремительно пересек исполин­
ский павильон белоснежного зала. Дверь резко захлопнула·сь. Теперь перед Рекуэрдосом были только два старика, и тот, что был выше и шире в плечах, держал в руках пакет, словно ожидая чего­
то. Потом он резким движением рванул конверт и выхватил оттуда маленький листочек. «Дикий темп, -
подумал Ману­
эль. -
Невероятный темп. Так встрепенуться может только огром­
ная, почуявшая опасность птица. А еще старики! Позавидовать только такой прыти. Все они тут от мала до велика с раннего утра крутятся как белки в колесе, и совершенно очевидно, что это для них -
обычная жизнь. Позавидо­
вать?» Ха! Пусть ему позавидуют, ему, Мануэлю Рекуэрдосу, который су­
мел все это увидеть! Ведь никто еще до него не смог ваглянуть ни в прошлое, ни в будущее, хотя принцип передвижения во времени известен уже добрый десяток лет. Машины стр'Оились, поглощая го­
ды и жизни человеческие, различ­
ные модели создавались одна за дру.гой, н'О ни одной не удалось 1:ДВИНУТЬСЯ с места. Они строились, несмотря на запрет, наложенный на любые опыты со временем еще двенадцать лет назад, когда уче­
ные решили, чт'О одна неблагоже­
лательная экскурсия в другой век м'Ожет коренным образом изменить ход мировой истории. Но опыты проводились потихоньку И каждый раз давал:и нулевой эффект. Ма­
нуэлю дов'Одилось слышать об этих 13 попытках. Каждый раз повторя­
лось одно И то же: Машина дер­
галась, контур ее на долю мгнове­
ния рззмывался, 'в какую-то без­
донную, непред,ст,а,вимую прорву ухала ,вся энергия ,внутренних ак­
кумуляторов -
и ничего. МаШ'ина оставалась в том же времени. На проблему передвижения во времени махнули рукой, и некото­
рые теоре11ИКИ даже прово~гласили аюсио,му о невозможности передви­
жения по временной оси с сохра­
нением пространственных коор­
динат. Но у Мануэля РelКуэрдооа, слава бо.гу, была своя голова на плечах, и плевал о,н на все Э'I'И скороспе­
лые аксиомы, ,взращенные на то­
щих хлебах полузапрещенных, ку­
старных эюсперименто'в. Он верил в свою удачу, в св'ое постоянное везенье, и ему таки по­
везло: он провел экоперимент в том же виде, как и его предшест­
венники, он 'окрупуле,зно повторил все то, что сделали они, --
он и ставил себе ~адачей на первый раз «начать С печки», 'чтобы яснее уви­
деть, где, на кaJЮМ повороте все повторяют одну и 'fiY же ошиб.ку; он скопировал ,старый опыт, чтобы по'том найти свое, оригинальное ре­
шение, и вместо неудачи на пер­
вом же запуске он перемахнул че­
рез целое столетие с лихой ско­
ростью около двадцати ,пяти лет в секунду, и теперь его Машина стояла ... Стояла? ПреДIчувствие 'разреше­
ния тайны ПОДТОJIiКIнуло его, он на­
'клонился над приборной доской, слабо мерцавшей в свете единст­
венной сигнальной лампочки. Стрелка скорOiСТИ стояла не на нуле. Совсем крошечный lП'Ромежуток отделял ее от конечной черты, и скорость Машины была предельно малой -
меньше д.вух секунд в секунду, сущая ерунда. Шелковый пестрый шнурок, заменявший Ма­
нуэлю галсту,к и ра'Звяэанный за минугу д'о старта, 'окользнул на самодельный пульт управления и не позволил щовести движок рео­
стата до упора. ,Машина медленно плыла вперед. Мануэль шу.мно выдохнул 'воз­
дух. Как все просто, ,как все оче­
видно! ,Жаль, только, Ч11О сейчас не врем,я IпораЗ'мыслить над этим, кое-что прикинуть, сформулиро­
вать. Сейчас -
голый ЭlКспер'll­
мент, наблюдения и толblКО наблю­
дения -
ах ты черт, так был уве­
рен 'в первой неудаlЧе, что даже не прихватил с собой фотоаппа'ра­
та! -
потому что, кто знает, ког­
да ему удаст,ся получить разреше­
ние на новый полет -
!Как-никак, 14 а эксперименты такого рода запре­
щены. Если бы его постигла неуда­
ча, то опыт легко было бы окрыть, но теПерЬ и Бриан не выдержит­
проболтается,собака, да и зачем 1М0лчать, когда она на ладони -
аксиома Рекуэрдоса, и она проста как Дiважды два: если движение в iПростра:Н!стве ограНИlЧено по скоро­
стям IOверху -
скорость овета, то при движении во времени IOКOPOCTЬ ограничена снизу -
она не может ,быть нулевой! Сколь угодно малая скорость, но 'l'OлblКО не остановка. Почем'у? Это надо еще обмозго­
'вать, покрутить так и ЭJ\ак, до.ка­
зать предельно .строго с ТОIЧКИ зрения математики и философии. Пусть Бриан этим 'Занимается, ле­
ший с ним, бу,дет аксиома Ре,куэр­
доса и Викерзунда. Сейчас же оче­
видно одно: при каждом БРОIске вперед надо следить, чтобы Ма­
шина не остан'ов'илась, ина'че она мгню.венно будет отброшена назад, в 'исходную точку, как это и IOро­
исходило раньше. В сущностlИ, .и предыдущая ак­
оиома в какой-то степени верна -
теперь ясно, что неВОЗ,МОЖНQ ле­
ребросить I материальное тело из одного ,врем,ени в другое, оста­
ваясь на овоем месте, как о том мечтали мног,очисленные скаэочни-
1Ш от ,науки. Субсветовые с,коро'сти lКооМ'ических кораблей и при Э1\ОМ парадокс врем,ени -
·совсем другое дело, там экстремальные пе.ремеще­
ния IВ простраIНС'fiве. Но вылезть из Машины Времени невозможно. Поэтому исключены героические деса.нты, хулигаНlQкие вылазки с ВО'Р,овсками целя,мIИ :и даже просто П'Рогулки. Из дJрушхвремен ниче­
го мельзя взять,в другие времена ,ничего нельзя сбыть. Но пролететь мимо и посмот­
реть ... Нот они, ДlВa ученых ,мужа бу­
дущего столетия. Они смешно взма­
хивают руками и бегают по эалу семенящими ша ж.ка'ми, 'С"IOВНО ак­
теры немых фильмов прошлого. ск,орость их д:вижений 1П0чти у,дво­
ена, и сейчас на их лицах нет II1режней за,стывшей улыоош ,.--
бы­
страя 'Смена выражений восприни­
мается со стороны ,как ГРИIМзсы неумело разыгранной КЛQунады. «Мелкие беды едва начавшегося дня, -
подумал Рекуэрдос. -
Мне бы да их За'бюты!» Он глянул еще раз на широкие :!IIвери, р,а,спахнутые в знойное суб­
тропичеокое утро, на белую доро­
гу, бегущую от ПОРОlга этих дверей вниз, .по 'склону холма, на красную черепичную кровлю императорской виллы и, придерживая одной ру­
IКОЙ шелковистую змейку шнурка, бросил Машину еще на столетие вперед. Неистовая серая сумятица пере­
ходного момента, леrкая тошно­
та -
и ослепительный, звонкий снет. Прозрачный купол, подобный опрокинутому бlJКалу бо'Ге'мского стекл.а, -
золотисто-медовый, слов­
но поД'овеченный подземным огнем внизу, затем дымчато-серый, не­
'Ощутимый, и ,сра:зу же неистовая [10лубизна, и ЛЗlсточки, стремитель­
но залетающие в уз:кие отв,ерстия, едва угадываемые у самой верши­
ны купола, чтобы вык)Лпаться в солнечнQIМ сиянии и бесшумно ис­
чезнуть ... Кто-то копошился lНa полу, и Мануэль, приглядевшись, понял, что это метал,лические сороконож­
ки, которые бегают, лихо задрав х,во'стики, и тыкаютс,я усатыми го­
лов'ками в разноцветные 'кнопки, торчащие прямо и.з пола. И ,снова главным было не сия­
ние головокружительно вздымав­
шихся сводов и не разумная суета одушевленных машинок, а то, что ,все это, мудрое и прекраоное, есть, есть, есть на Земле! .. -
.. .пр,озраIЧIНЫЙ купол, -
Неттл­
тон стиснул кулаки и поднял их к лицу, -
!Прозрачный !Купол, по­
добный опроКlllrНУТОМУ бокалу бо­
гем'скосо сте,кла, ,зо.лотисто-медо­
вый, словно подсвечеrННЫЙ подзем· ным огнем внизу, затем дымчато­
серый, неощутимый, и сразу же неистова,я голуби'Зна, и ласточки, слышите, Нид, ласточки, стреми­
тельно залетающие в узкие отвер­
стия, eДlBa У!1аДЬШJаемые у саiМОЙ вершины WУ'пола, чroбы вы~упаться в 'COJIHeltIHOM СИЯIНИИ IИ так же бес­
шумно исчезнуть ... «Хорошо, что Реwуэрдоса уже нет в нашем 'вреlмени, -
поду.мал Над. -
Хорошо, что он не видит этого о'Uчаянья ... » -
Но откуда вое это? Он гово­
рил об этом lПе,рещ самой смертью, а перед смертью не лгут. Перед смертью только бредят. Бредят? А, доктор Сэа,ми? Никт,о лучше ,вас не разби:рае'ЮЯ в человеческой психологии, так ска~ите -
может, он вообще ничего не вщдел? Бред? Больное воображение? Жел.ание, оставить после себя хотя бы скаэку? -
Он видел, -
сказал Нид. -
Но что, что? Сегодняшнее утро -
да, и два старика, и де­
вушка в розовом; мы знали, что он должен нас Ylвидеть, и мы при­
ШJIИ сюда, мы все, вольно или не­
вольно, творили будущее для Реку­
эрдоса -
и белый зал, и лиловые даски пультов, и ,никCJIМ'У не нуж­
ная допотопна,я 'ВШllЛа... Если бы не описание, сделанное в про­
ШЛ'ОМ, все это дел,алось бы и строи­
лось по-друroму. Но, зная, что именно должно, быть, мы не могли сделать .lИшче. Мы и~енне и,гра­
'ли авою роль. но /потом? Ласточ-
'КИ,К)'IIIающиеся в солнечном сия­
НИИ... ВЫ психолог, Нид, но даже IIIЫ должны знать физику настоль­
I/{О, чтобы понять: ПOCJЛе [lрохожде­
иня этой бл)lждающей 'J1YМанно'сти на Земле не останеl'СЯ не ТОIЛЬКО ластOItJки, но и ,самой ПРWМИТИВlllОЙ амебы. Все произ.оЙдет БЬLСТРО, очень быстро, и по-прежнему бу­
дут стоять ДCJIМa, ,виллы, хрусталь­
ные купола. Изл~ение не ПРИlЧи­
нит вред/а камням и !Металлу. Не останется толыкo нас -
бабочек, [lТИЦ, людей. И мы бессильны, Нид, мы беосильны ... -
Но он lВидел, -
ПОВТОРИЛ Нид Сэами, -
и то, "Iто он видел, ста­
ло счастьем и надеждой це.лого столетия в И1СТОРИИ людей. -
Он бредил! -IIIII,e сеtSя крик­
нул ДомеНIIIК. -
Прах 111 тлен -
вот чт·о он ВИ\l\ел! Несколько слов краСИВОЙllЖИ -
ее Xlватило всему человечеству ровно на столетие. Нет, он не бредил -
он лrал, и: если бы на его месте был я -
я тоже СОЛlГал бы! Нид СэаlМИ медленно покачал головой. -
Но Мануэль Рекуэрдос не был мудрецом. Он был просто от­
чаянно везучwм мальчишкой. Если бы он ПОГИlб сразу же после свое­
го ,ВОЗ'вращения из будущего, я еще мог бы УСCJIМНИТliОЯ В правди­
вости его раlOOказ.ов. Но между Пальма-да-Бало и Орли прошло около оуток, И все эти часы он был искренне и непО<ддельно счаст­
ЛИIВ. И если Рекуэрдос не УВ,ИДИТ своего оверкающего К)'IIIола и ла­
сточек в его ВЫШИlНе, если он не увндит потом склона, усеянного мелкими 'горными маками, и девоч­
ки с рогатой улнткой на ладошке, если он не увидит синего кольца космодрома с матовы'Ми каплями фанта;СТIfЧeaI<ИХ кораблей, -
отдае­
те ли вы себе отчет, ДО<Ме'ник, что будет отнято у пяти миллиардов людей целого столетия? -
Чег,о вы от меня хотите, Нид? -
Действий. Время идет, ДOMe~ ник. Собирайте людей. Даже Вер­
ховный Совет Мира еще не осве­
домлен в полной мере о том. что надвигается на Землю. -
У меня не хватит сил про­
изнести зто, не хватит сил ... -
Хорошо, -
сказал доктор Сэами. -
Совету доложу я. По­
дите к -себе И О1Щохните, Доменик. На эти двадцать ,два дня нам по-
требуются все наши силы и все наше мужесТlВо. -
Зачем? -
устало Сllроеил Нет11ЛТОН. -
Затем, чтобы Мануэль Реку­
эрдос увидел то, Ч110 он должен увидеть, -
11вердо проговорил Нид СэаiМИ. -
УlВщдеЛ,даже если на Земле действительно не останется ни од,нойб3)бочки, НИ одной пти­
цы, ,НИ' одной живой души. -
Вы хотите построить на этом месте прозрачный ~УI).ол? А .ла­
сто~и? -
Строить его ни к чему, это здание З3iКрытого катка в Кабуле, и ·ласточки дейст,вительно вьются у самой его верши:ны. -
За двадцать два дня его сюда не перенести. -
Ничего не надо переносить, ДоменИI!{, Ведь вслед за этим ку­
ПОЛОМ РекуЭРДQС должен увидеть склон, У'сеянный РЫЖИ'МИ маками, а еще через столетие -
космо­
дpOlМ. Вы IIЮНЯu:rи меня, Д.оменик? Blce это нужно отеltять, и точная аlIШIараl1ура, которой не страшно Иi3lЛучение блуждающей туманно­
сти, один раз В' етолетие, строго в рассчитанный миг, будет проекти­
ровать на сферический экран, кото­
рый МЫ должны У'ClПеть располо­
жить в это.м зале, картины ClКa­
зочного будущего Земля. -
Будущее для одного· РeJ<УЭР­
доса ... -
Будущее д~я пяти миллиар­
ДOlВ людей, Дом енИIК ! Счастье, на­
дежда и опокойствие целого сто­
лети~. -
Нам пона\до5ится ПОМОЩIfИlКИ, Нид. -
Я дtyмаю, их будет д.оста­
ТОЧ1НО. И съемочная аппаратура. -
HalМ дадут лучШJYЮ. -
И камеин,стый склон, усеян-
ный рыжими короmоногими ма­
Ками. -
Найдем в АЛЬfflах и опечатаем с нашим дальним планом. -
И мехаllпrчеlCкая игрушка, ко­
торую МОЖ1НО бьnло бы выдать за' мнОгоо.порн.ого хибера ... ... КаменистыЙ склон, усеянный рыжl!IМИ IЮРО11КОJЮГИМИ мака'Ми. Ни зала с лиловыми пультаlМИ, ни хрустального К)IffIола. Склон пуст­
исчезла белая дооога, спускавшая­
ся к имnератор,ClКОЙ вилле, исчез­
ла и ,caIM,a вилла, располага:вшаяея у подножия холма. И никаких сле­
дов разрушения -
прошло, всего­
HaiВiceгo сто лет, руины простояли бы дольше. По всей вероятности, здания просто перенесены в дру­
гое место, вот и трек на скл.оне -
прошел громадный гусеничный ме­
ханизм. Неужели не осталось ни одного человека на этом холме? И тут откуда-то. справа ПОЯIВИ­
лось кудрявое еущеС11ВО лет че.ТЫ­
рех, спускавшееся [10 крутому склону самым естес1'Вен,ным обра­
зом -
на пятой точке. Пестрые штанишки на ля'мачках, правая рука занята -
на ладошке боль­
шая виноградная УЛ'!lтка. Девочка ВЫnРЯlмила,сь, поднесла ,овою нахоД,ку к СЗ'МО<МУ носу И подула на темно-лиловый завиток. Мануэль засмеялся. Надо было делать ооосем /Не так, надо было попрыгать на одной ноге и спеть магичеClКУЮ пеоонку: Улитка, улитка, высуни рога -
Дам тебе хлеба, кусок пирога! Но улитка оказалась на ред­
кость неКОММ),НИlКаiбельной, и каж­
дый остался при своем: девочка осторожно опустила ее на землю, а сама побежала дальше, по скло­
ну пустого холма, и мелкие маки шлепали ее по голым HoгalM, не до­
ставая до коленок. Пожалуй, впеРlВые за все путе­
шествие Рекуэрдос остро пожалел, чт,о не мож,етвыскочить из Маши­
ны, чтобы догнать этого беззабот­
ного чертенка в пестрых штаниш­
ках, безнадежно выпачканных тра­
IВОЙ. Мануэлю невольно ПРЯ:rIООНЯ­
ЛИСЬ !Не очень-тю оимпа11ичные ВУН­
деРJ~ИНДЫ, Кiоими 'в .обиЛ!ии населя­
ли наше будущее ,иные фанта­
сты ,со.пливые 'вунд,ер~инды, от ,горшка два вершка, а уже бе­
рущие нетабличные интегралы и 'i1ристающне к ПРОХОЖЯм со СВОИМ оригинальным доказательством теооемы Ферма ... Он и{Жренне жалел, что /Не мо­
жет ринуться за этой девlЧУШКОЙ вниз по оклону; они бежали бы рядом, оставляя за собой дlBe до­
рожюи осыпаlВпrихся лепестков, а ПOO1OlМ он покаэал бы ей одно И3 маленьких чудес, которые взрос­
лые между 'собой IIIрезрительно называют фок),са'ми, и еще сказал ,бы ей, ЧI1'о он добрый волше6ннк Рекуэрдос, и ему Т'!тста .лет и дiВaдцaTЬ четыре года, и она по­
верила бы ему. Но остаlНОВИТЬ Машину и выйти .из нее было невозможно, и Ма­
нуэль, ['лянув на у;казатель энер­
['OffIода'Ч'll, IIIОНЯЛ, чтю аккумулято-
1'00 его хв'а11ИТ толык-1'олlilкоo на ОдlИН столетний перелет, и он бро­
сlliЛ МаШIИIНУ в [lооледний прыжок, в последний поиск, и мир, завер­
шивший er10 lПутеШОСТlВие, был ми­
ром, устремленным к звездам. наlcколыкo он по,нял, Машина оказалась где-то между стальными опорамlИ наlблюдателынйй башни, У'СТpeiМленной высоко в небо и ис-
15 чезающей за верхней кромкой уз­
кого иллюминатора. Крупноячеи­
стая защитная сетка подрагивала перед самым стеклом, а внизу, опоясывая подножие холма, замк­
нулось огромное темно-синее коль­
цо, которое он в первый момент принял за морскую воду. Но это была не вода, а бетон­
ное покрытие стартовой площадки космодрома, от которой ежеминут­
но отрывались и плавно взмывали ввысь исполинские туши каплеоб­
разных кораблей. Они набирали высоту легко и беззвучно, но не­
трудно было угадать, какие вихри разрывают воздух на Пальма-да­
Бало, потому что массивная ме­
таллическая сеть трепетала и натя­
гивалась, едва не касаясь иллю­
минатора Машины. Корабли растворялись в плотной голубизне сивилийского неба, и в этом ме­
сте, где они исчезали, несколько секунд спустя развертывался, слов­
но пунцовая гвоздика, стронциевый бутон стартовой вспышки внепла­
нетных двигателей. Теперь Мануэлю стало ясно, по­
чему в прошлом столетии обезлю­
деJ/ этот холм. Он готовился при­
нять на себя тяжесть синего бе­
тонного кольца, и Рекуэрдос пожалел, что двинул верньер ука­
зателя времени назначения на целые сто лет и про пустил такое великолепное зрелище, как строи­
тельство космодрома будущего. Надо было прыгать два раза по пятьдесят, но теперь было поздно сожалеть об этом, тем более что по ручным часам Рекуэрдоса про­
шло уже более сорока минут. Не надо жадничать. Ведь это всего-навсего пробный запуск, и там, четыреста лет назад, на раз­
валинах древней базилики, изны­
вая от нетерпения и тревоги, ждет Викерзунд. Надо возвращаться. Ему и в голову не пришло, что, преданный Брианом, он попадет прямехонько в лапы полиции, уже оцепившей холм, -
властям успели напомнить о том, что любые опы­
ты по перемещению во времени официально запрещены. До самого вечера он будет разбирать свою Машину и грузить ее в самолет, и на рассвете этот самолет подни­
мется и возьмет курс на Орли. И разобьется вместе с Машиной и обоими ее создателями. До чего же хорошо было смот­
реть на мир, отдаленный четырьмя столетиями, и совершенно не ду­
мать о завтрашнем дне! Но мину­
ты шли, и столбик энергометра едва-едва подымался над нулевым уровнем, «Пусть стартует еще один звездолет, -
разрешил себе Ма-
16 нуэль. -
Еще один корабль, и я вернусь». Он прижался лбом к тепловато­
му плексу иллюминатора. Непомерно тяжелая на вид кап­
ля, отливая ртутным блеском, под­
нялась с дальнего края поля и по­
шла вверх, стремительно наращи­
вая скорость. Все. Мануэль выдернул шелковый шнур, зажатый движком реостата возле самой нулевой черты, и ос· тановил Машину. И в тот же миг неодолимая сила несовместимости времен отбросила его назад, в ис­
ходную точку его полета. ... Непомерно тяжелая на вид капля, отливая ртутным блеском, поднялась с дальнего края поля и пошла вверх, стремительно нара­
щивая скорость. Затем проекционная аппаратура автоматическн выключилась, и изо­
бращение исчезло. -
Все, -
сказал Доменик, -
мы сделали все, что могли. Нид кивнул головой. Действи­
тельно, все возможное было сде­
лано. -
Но у нас в запасе еще поч­
ти восемь дней. -
Сферический экран был пуст, и только беспо­
койная тень Неттлтона метал ась по нему, словно птица, разучив­
шаяся летать. -
Что же делать теперь? Проверять еще раз всю систему? -
Нет, -
сказал Нид. -
Я пло­
хо разбираюсь в надежности схем и приборов, но Я наблюдал за всем монтаЖом и понял, что во всей этой огромной работе не мо­
жет быть ни одного промаха, ни одной ошибки. Ведь это последнее дело рук человеческих, Доменик. Последняя работа. Она выполнена на совесть. -
На совесть -:-
и преждевре­
менно. Восемь дней впереди, во­
семь бесконечных дней, за которые ничего не придумаешь, ничего не сделаешы Восемь дней собствен­
ного бессилия ... -
Она не замедлила движения? -
Напротив. Перед ней Солнце, и ОН,а разгоняется, точно хищник, почуявший плоть и кровь; она на­
бирает скорость и вытягивается в одно огромное, нацеленное на Солнце щупальце. -
М-да, когда она подходила к нашей системе, ее форма напоми­
нала гигантский' боб. А может ... '-
Что? -
быстро спросил До­
меник. -
Может быть, в изменении формы ... Неттлтон усмехнулся, и улыбка эта была далека от той, которую видел Рекуэрдос. -
Надежда? Нет, друг мой. Концентрация ударной силы. Разо­
гнанная притяжением Солнца, ту­
манность обтечет его со всех сто­
рон и помчится дальше. А дальше на ее пути будет Земля. -
Значит, ничего не изменится ... -
Ничего, Нид. Разве что все произойдет за меньшую долю мил­
лисекунды, чем мы uервоначально предполагали. Нид Сэами прошелся по залу. Ослепительно белый сферический экран, выросший за несколько дней, и за ним не видно ни окон, ни двери, всегда распахнутой в сад, где над зеленью платанов всплывает, точно панцирь морской черепахи, крыша летней усадьбы римского императора. И одна мысль, алебастровым непроницае­
мым экраном загораживающая весь мир, -
доля миллисекунды. Ми­
зерный осколок времени, которым люди пренебрегают, существующий разве что для физиков, неспособ­
ный вместить в себя ни тяжело­
лиственный, одушевленный шум платановой рощи, ни металличе­
ский треск цикад, ни всхлип чело­
веческого дыхания. Доля милли­
секунды -
это так мало, что не­
возможно будет уловить, что же из всего этого затихнет· первым. Тени двух человек встретились на белом экране. Они так давно знали друг друга -
Нид Сэами и Доменик Неттлтон, что мысли одного были ясны для другого. Оба думали об одном. Вся .мыс­
лимая работа была позади, и бо­
яться было нечего -
насколько можно ничего не бояться перед лицом неминуемой гибели, -
и Доменик, не страшась показаться слабейшим, произнес вслух: -
Единственное, чего бы я не хотел, если бы имел возможность выбора, -
это остаться в этой миллисекунде последним ... -
Никто из нае не будет по­
следним, -
отвечал ему Нид Сэ­
ами, -
потому что после нас ос­
танутся сказочные миражи, кото­
рым мы сами так хотели бы поверить. Словно маяки, они будут вспыхивать в назначенный срок, даря пяти миллиардам людей сча­
стье уверенности в своем будущем, в том, ЧТО они работают не на­
прасно. Никто никогда не узнает -
некому будет узнавать, -
чего стоил нам этот наШ труд. Пожа­
луй, именно· нам с вами, Доменик, виднее всего, чего он стоил. Зато и награждены мы за свое дело так, как никто из людей. Мы уви­
дели, чего оно стоило даже через сто лет. Те, кто создает для буду­
щего, ради будущего, награждены надеждой; мы создавали будущее для прошлого -
и нам досталась уверенность в пользе своего дела, ибо прожитый человечеством век -
очень важный в истории Земли, и мы это знаем. Рекуэр­
дос жил при капитализме. Столе­
тие, что легло между нами, знало острую социальную борьбу и со­
циальные катаклизмы. Но мы-то живем в другом мире. Комму­
низм -
это же не просто иной социальный строй. Мы увидели планету в расцвете. Ведь это до­
статочная награда за наше муже­
ство, не так ли, Доме ник? ... Непомерно тяжелая на вид капля, отливая ртутным блеском, поднялась с дальнего края поля и пошла вверх, стремительно нара­
щивая скорость. Все. И безжизненная белизна экрана. А затем раздался детский смех. -
Да это же просто воздушные шарики! -
в восторге кричал ка­
кой-то мальчишка. -
Не нужно смеяться, малыш,­
проговорил совсем еще молодой человек с голубоватым лицом, ка­
кое бывает только у людей, кото­
рые родились в космосе. Он включил двигатель своего ле­
витра, и легкая скорлупка взмыла вверх, в утреннее фиалковое небо. Он опустился прямо на вершину белой полусферы, растворенной на юг, словно ворота из слоновой ко­
сти, через которые, как верили древние, приходят вещие сны. Он посмотрел вокруг себя и уви­
дел тысячи людей, которые стояли, сидели на траве или висели в воз­
духе на своих крошечных, чуть слышно жужжащих корабликах. Тысяч!! людей, которые собрались сюда для того, чтобы вместе с Мануэлем Рекуэрдосом, сквозь его невидимую Машину, посмотреть на дивный мираж, одинаково не­
похожий и на картину прошлого и на отражение настоящего. Они его увидели, и светлая сказка, рассказанная три века на­
зад о грядущем, об их мире, по­
казалась им ожившим рисунком доброго ребенка. И тогда человек, родившийся в космосе, заговорил. -
Не надо смеяться, малыш,­
сказал он, и голос его был оди­
наково четко слышен и у подно­
жия холма и даже самым даль­
ним корабликам, висевшим в трех милях от Пальма-да-Бало. -
Да. эти изображения, выполненные ровно триста лет назад, чем-то напоминают летающие велосипеды, 18 которыми населяли мир будущего мечтатели времен Уэллса и ~юля Верна. И все-таки мы решили, что Мануэль Рекуэрдос должен уви­
деть именно эти наивные картин­
ки, а не те межзвездные корабли, которые в действительности подни­
маются сейчас с Нil1\1ИХ стартовых площадок. РазуМl'РТСЯ, нам при­
шлось бы ограничиться показом стереофильма, потому что никому, кроме мечтателя далекого про­
шлого, не пришло бы в голову расположить современный космо­
дром на острове, лежащем в са­
мом густозаселенном море. Но не в том суть. Мы сохранили в це­
лости миражи Неттлтона и Сэами не потому, что они были доступ­
нее и понятнее для Рекуэрдоса, чем техника наших дней, работаю­
щая на принципах, непредстави­
мых для Рекуэрдоса и его совре­
менников. МЫ сделали это из уважения к воле и мужеству лю­
дей, которые даже перед лицом надвигающейся гибели смогли соз­
дать прекрасные сказки, сказки для безвозвратно ушедшего века, для людей, которые уже умерли ... Рекуэрдос не был великим уче­
ным -
честно говоря, он был ДВЕ НЕДЕЛИ НА ВОЗДУШ. НОМ ШАРЕ ... Френсис Брентон, хнмнк нз Ливерпуля, все подсчи­
тал точно... Направление н ско­
рость воздушных течений, объем гелия, который заполнит оболочку воздушного шара, вес снаряжения и запасов еды. И, взвесив все, при­
шел к выводу, что его шар, взяв старт на одном из Канарских ост­
ровов, совершнт перелет через )\тлантический океан и призем­
лится на Багамах ровно через четырнадцать дней. ... Никто еще не совершал пе­
релет через )\тлантику в корзи­
не воздушиого шара -
такого проекта не было даже в ту пору, когда для путешествия под обла-
ками шар был единственным средством. Лондонская «Дейли вкспресс» преподнесла проект Френсиса Бреятона как сенсацию дня. Но надо думать, что на­
шлись люди, встретившие вто со­
общение без тени удивления, -
те, кому имя Френсиса Брентона попадалось в газетах и раньше. Семь лет назад Брентон провел в океане пятьдесят три дня, пы­
таясь на крошечном плрту, от­
плыв С тех же самых Канарских островов, оборнуть )\фрику И до­
стичь западных берегов Индии ... Пять лет спустя, на сто двадцать восьмой день путешествия через просто талантливым и отчаянно везучим экспериментатором-интуи­
тивистом. Мы никогда не узнаем, каким образом он открыл закон движения во времени -
он погиб так быстро и так неожиданно, что не успел рассказать ни того, что было им сделано, ни того, что бы­
ло задумано. Скорее всего, это от­
крытие было чисто случайным и вытекало из какой-нибудь ошибки эксперимента. Но так или иначе­
остров, на котором был поставлен этот небывалый опыт, все чаще стали связывать с именем погиб­
шего ученого. Как будто сами собой пришли и остались в оби­
ходе названия -
павильон Реку­
эрдоса, холм Рекуэрдоса, институт Рекуэрдоса и, наконец, остров Ре­
куэрдоса. Шесть рисунков, которые он сделал, пока был способен дер­
жать в руке карандаш, убедили человечество в реальном сущест­
вовании такого будущего, каким его увидел Рекуэрдос. Но тогда перед футурологами встала новая проблема. Будущее так же единственно и неизменимо, как и прошлое. Но не таково виденье этого будущего. Ведь если бы повторный запуск )\тлантическнй океан в скорлуп­
ке-канов, Брентон едва не погиб во время шторма, но был спасен моряками проходившего поблизо­
стн судна ... Теперь он стронт ог­
ромный воздушный шар, готовясь в ближайшие месяцы начать свое новое путешествие ... ...Путешествие, в которое он не берет... ни капли воды. Журнали­
стам Брентон заявил: «Каждый может обойтись без питьевой во­
ды во время длительного путеше­
ств·ия по морю. Влажность океана вызывает в организме процесс, обратный жажде, притупляет ее -
повтому человек в океане может лишить себя питья на не­
которое время. Нуж,на лишь воля. Я знаю случаи, когда потерпев­
шие кораблекрушение много дней -
больше, чем две неде­
ли, -
обходились без пресной воды и оставались живы ... » Нет среди снаряжения, запла­
нированного Брентоном, и секстаи­
та. Он уверен, что рассчитал направ­
ление воздушных потоков на раз­
ных высотах настолько точно, что доберется до места посадки и без ежедневного определения коор­
динат ... ... Без воды и, ПО сути дела, вслепую} Но, как утверждают, Френсие Брентон твердо верит в успех. Впрочем, когда ои под-
Машины был осуществлен на бли­
жайшем от нас острове, превра­
щенном в заповедник гигантских рептилий, боюсь, что люди долго оплакивали бы гибель человечества от допотопных звероящеров, непо­
стижимым образом возродившихся на Земле. И некоторые ученые по­
лагали, что неоднократное вторже­
ние Машины в будущее, равно как и частое выпадение ее из настоя­
щего, может создать предпосыЛJШ для отклонения в логическом раз­
витии истории Земли. Впрочем, в те времена вряд ли кому-нибудь удалось бы повторить опыт Реку­
эрдоса: нам известно, что после гибели Машины вместе со всеми чертежами и набросками -
по какой-то несчастной неосторожно­
сти ученый решил взять с собой в Париж все свои бумаги, не ос­
тавив в Пальма-да-Бало ни од­
ной копии, --
было высказано предположение, что Рекуэрдос соз­
дал принципиаль'Но новую конст­
"укцию межвременного двигателя. По этому пути и пошли все по­
следователи Мануэля. Несмотря на официальное запрещение, которое стало с тех пор соблюдаться более строго. Но все попытки были об-
нимется в воздух, кто-нибудь нз провожающих, может быть, под­
метит одну странную деталь в конструкцни возду~ного шара. К корзине, в которон смельчак собирается провести четырна­
дцать дней, будет подвешен ... ма­
ленький деревянный плот --
на тот случай, если в полете вдруг выяснится, что чего-то Френснс Брентон так и не предусмотрел ... НАйДЕНА «САНТА.МАРИЯ»~ Такой заголовок появился недав­
но во французской газете «Юма­
ните». Археолог Фред Днк­
сон н олнмпнйский чемпиои по плаванию АдольФ Кеффер, иссле­
дуя восточное побережье острова Гаити, среди прочих находок сде­
лали и такую --
подняли с при­
брежного дна несколько обломков затонувшей здесь когда-то испан­
ской каравеллы ... Впрочем, вряд ли сообщение об этом показалось бы примечатель­
ным --
мало лн испанских кораб­
лей в боях и штормах находили на дне Карибского моря послед­
нюю прнстань. Еслн бы не одна з~r~ки nrteKT~1 'ТК~IТИ~ речены на провал, и заслуга по­
вторного открытия принадлежала не физику, а психологу. Нид Сэами -
это он обратил внимание на несоответствие меж­
ду рассказом Рекуэрдоса о стре­
мительности движений ученых и действительной карти.ноЙ. И тогда он вывел априорное предположе­
ние о возможности передвижения во времени на предельно малых скоростях, с тем чтобы наблюдать события других времен, не вме­
шивая'сь в них. Он записал свою мысль, но не поделился ею ни с кем, и лишь спустя три века мы нашли эту запись в его бумагах. Вот та'к прошел первый век предсказанного будущего, ВЕЖ, ограниченный фигурами Мануэля Рекуэрдоса --
с одной стор-оны, И Неттлтона и Сэами -
с другой. А дальше было то, что вы хоро­
шо знаете из истории, -
наша система в-стрети.лась с блуждаю­
щей туманностью. Астрономы Зем­
ли никогда не сташсивались с по­
добным явлением и не могли пред­
положить, что огромная туманность вся целиком будет притянута Солнцем и осядет на его поверх­
ности, вызвав только чудовищный деталь --
Фред Днксон и Адольф Кеффер заранее знали, что это был за корабль ... ... 25 декабря 1492 года в не­
скольких десятках метров от бе­
рега Гаити судно, плывшее с Ку­
бы, прочно село на мель. С по­
мощью гаитян испанские моряки переправили на берег снятые с ка­
равеллы пушки, груз и припасы_ Каравелла осталась на отмели, все больше и больше погружаясь в песок. И вскоре волны скрыли даже надпнсь --
«Санта-Мария» ... Итак, место, где Фред Дик­
сон и Адольф Кеффер обнаружи­
ли обломки старинного испанско­
го судна, почти в точности совпа­
дает с описаниями современников, видевших своими глазами гибель :i!наменитой «Санта-Марии», флаг­
манского корабля Христофора Колумба. Значит, найдена «Санта­
Мария»? Так считают Фред Дик­
сон и Адольф Кеффер. Но кто скажет, так ли это в действитель­
ности? Чтобы ответить на этот вопрос точно, надо поднять на поверхность обломки судна, скры­
тые слоем песка и ила. Фред Диксон и Адольф Кеффер заня­
ты сейчас решением одной из са­
мых сложных проблем -
поиском необходимых средств ... (По странщ~ам советскои и зару­
бежной печати) выброс протуберанцев. Человече­
ство было уверено в своей гибели, ведь спастись lIа другие планеты и искусственные спу,ники не пред­
ставлялось возможным -
перво­
начальный фронт туманности пере­
крывал все уголки нашей системы, куда ступила нога человека к тому времени. Когда же опасность миновала, люди решили не разрушать уста­
новки, созданной под руководст­
вом Неттлтона и Сэами, и Сиви­
лия стала островом Светлых Мая­
ков. Сегодня последний из этих мая­
ков догорел. Машина Мануэля Ре­
куэрдоса вернулась в свою исход­
ную точку, а мы... Мы и так уве­
рены в том, что наше завтра светло и прекрасно, и даже если бы мы увидели его, увидели рань­
ше времени, --
все равно, придя в свой срок, оно, оставаясь таким же, каким мы его подглядели, было бы в тысячу раз прекраснее одним только тем, что оно есть на самом деле, что оно --
сама жизнь. А то, что мы еще не от­
крыли, не изобрели, не додума­
ли, -
все это мы возьмем своими руками. Вот история этого острова, но сегодня я хотел говорить о дру­
гом. Последний Светлый Маяк до­
горел на Сивилии, но мне кажется, что память об этом должна быть увековечена в названии острова, и оно должно быть связано с вос­
поминанием о самых сильных и самых добрых людях, когда-либо ступавших по ее каменистой поч­
ве. Но, к сожалению, из десятков и сотен добр-овольцев, зажегших эти маяки, мы знаем только два имени: доменик Неттлтон и Нид Сэами. Назвать остров их имеиами было бы несправедливостью перед всеми остальными --
безымянны­
ми. Так пусть же Сивилия зовется так, чтобы при упоминании этого названия вспоминались BC~ эти лю­
ди, --
пусть она зовется Островом Мужества. Человек, рожденный не на Зем­
ле, замолк и обвел взглядом всех людей, собравшихся вокруг белой раковины маяка. Все молчали, по­
тому что были согласны с ним, и голубые огни -
знак этого со­
гласия -
загорались на носу каж­
дого кораблика. И только мальчишке, наполови­
ну свесившемуся из люка левитра. этого молчаливого согласия было мало, и поэтому он замахал ру­
ками и крикнул: -
Принято, капитан! 19 n и т Е Р К У Н С Т А Д Е р, .мерик.нски" Jтноrр.ф 20 ОДНОМУ ЖИТЬ -
ВЕСЕЛЬЯ НЕ ЗНАТЬ Х ОЛОДНЫМ утром, когда МЫ уютно дремали в спальных мешках, человек, с которым мы накануне встретились на деревенской улице, под­
нялся по лестнице нашего бамбукового дома. Вой­
дя в нашу единственную комнату, он присел в углу и стал молча наблюдать за тем, как мы просыпались, с трудом продирая глаза. Затем по­
дошел ближе и снова сел на корточки, устроив­
шись в узком пространстве между двумя надув­
ными матрасами. Мало кто и8 ученых может похвастать тем, что воочию видел жи8НЬ луа. Если бы 8а ними водилась 1рО8ная слава «охотников 8а черепами», у луа не было бы отбоя от путешестsенников. Н о луа -
мирные 8ем ­
ледель,ljЫ, да к тому же живут они в весь ­
ма труднодоступном 10РНОМ районе северо-
8апаДНО10 Таиланда, недалеко от бирман­
ской 1рани,ljЫ. А между тем это пммя ин ­
тереснеЙшее. Дело в том, что народы мон­
кхмерской Я8ыковой 1РУППЫ, к которой от­
носятся луа, и8древле населяют Индокитай ­
ский полуостров. Некоторые и8 них, на ­
пример моны и кхмеры, еше две тысячи лет на8ад СО8дали 10сударства, в то время как ДРУ1ие (и среди них луа) были оттес­
нены в отдаленные 10рные районы. МНО10 веков они жили там в условиях и80ЛЯ,ljии и даже в наше · время едва вышли и8 перво­
бытнообшиННО10 строя. Поэтому и8учение ЭТО10 слабо 8наКОМО10 науке народа помо­
жет пролить свет на МНО1ие 8а1адки проис­
хождения мон-кхмерских народов, на мно-
1ие проблемы древней истории Индокитая. Полусонный, я спросил, что ему надо. Оказа­
лось, он хотел с нами познакомиться. Разве в на ­
шей стране люди не ходят в гости друг к другу? Удовлетворив лю~опытство, он поспешил в де­
ревню. с новостями. Едва ~"t урпели набросить на сt;!бя одежду, как прибыли новые гости. В даль­
нейшем-то мы научились принимать визиты на­
ших друзей не только на заре, но и в любое вре­
мя дня и ноч;!!: как само собой разумеющееся. -
Луа tlсегда держат двери открытыми, кхан ПЯтер, -
объяснил мне Аи По, который жил по соседству. -
Жить одному -
веселья не знать! Трудно вообразить лучшие условия для антро­
пологов: за все время нашей жизни в деревне Па Пае мы не знали одиночества. Мы научились уважать и понимать законы этих добродушных людей, а · заодно кое-как разбираться в иерархии полчища духов, населяющих их мир. Дух, который привел нас в Па Пае, был, не­
сомненно, благожелателен к нам, ибо луа -
са­
мый дружелюбный народ из всех, какие мне толь­
ко довелось поtlидать. Луа всего около десяти ты­
сяч. Они раоселились в трех десятках горных де­
ревень. Правда, о дружелюбии луа мы узнали, лишь пожив в Па Пае, пока же мы добирались до деревушки, меня терзал нешуточный страх. Дело в том, что еще дома накануне отъезда я по ­
лучил письмо от одного француза-миссионера, в котором тот писал, что луа -
это то же племя, что и уа, охотники за черепами, обитающие в се­
верной Вирме. Правда, мои с.ведения о луа отли­
чались от этих, и это меня немного успокаивало. На исходе дня, когда мы подходили к поселку, до нас донеслось мерное .ха-танг., .ка-танг. _ это женщины толкли рис. Скоро нам навстречу высыпали ребятишки, за ними целая толпа взрос­
лых, а через несколько минут появился высокий человек с гривой седых волос. В руках у него была бутылка плаи-неочищенной рисовой водки, достаточно крепкой, как выяснилось, чтобы сва ­
лнть с HOt' любого приверженца виски. Высокого старика звали Кае Та Кхан, и он был вождем поселка и одновременно великим саман­
гом -
жрецом. Саманги ведут свою родословную от одного из древних королей луа и распоряжают-
ся на всех обрядах племени, кроме похорон: стоит самангу ступить на кладбище, как он мгно­
венно утрачивает все свои знания. Помимо зна­
ков нематериального уважения, саманг получает ногу каждой свиньи, которую приносят в жертву во Бремя сеяния риса, и ногу каждого крупного животного, убитого и пойманного в джунглях. Я объяснил Кае Та Кхану, что мы с моей же­
ной Салли хотели бы пожить в его деревне и по­
знакомиться с жизнью луа. Наше желание ему пришлось по душе -
он был доволен, что о луа узнают другие народы. -
Живите у нас, сколько хотите! сказал он. ЕСЛИ СЛОН ЗАДЕНЕТ тВОА ДОМ -
в первый же день перед нами встала серьезная проблема -
нужно было срочно обзаводиться теплым жильем, так как ночи в горах холодные. Аи По, наш будущий сосед, согласился выполнять роль подрядчика, поскольку мы сами, как строи­
тели, были абсолютно беспомощны. -
За сколько же мы построим наш дом? -
спросил я. Может быть, за месяц. -
Но ведь за это время мы успеем замерзнуть! -
Мы постараемся работать быстрее. Две не-
дели. Перспектива была не из радужных, тем более нужно было спешить, и я вместе с Кае Та Кха­
ном и Аи По пошел выбирать место для будуще­
го жилища. Я остановился на участке, который мне показался вполне подходящим: по соседству с домом Аи По и вблизи главной дороги, прохо­
дящей через деревню. -
Нельзя, чтобы твой дом стоял так близко к соседнему дому, -
возразил мне Аи По. -
Так не годится. Твой дом должен быть в стороне от соседей, чтобы дождь, стекающий с твоей крыши, не смеШИlвался с дождем с других крыш. Иначе ты заболеешь. К тому же нельзя жить у самой дороги. -
Почему, Аи По? -
Потому что будет очень плохо, если слон за-
денет твой дом. Пока Аи По набирал рабочих и готовил мате­
риалы, деревенский старейшина Пу Ди занялся не менее важным делом: созыванием духов жи­
лища. Вместо двух недель на строительство ушел всего один день, да перед этим три дня на ПОДГОТОБИ­
тельные работы. По-видимому, Аи По просто не любил давать обязательств, которые мог не выпол­
нить. В Па Пае никому не придет в голову работать одному, это все равно что жить одному, и поэто­
му в день строительства, как только раССБело, вокруг нашей площадки собрались почти все жи­
тели деревни -
помочь или просто понаблюдать за работой. Как только дом был поставлен, мы с Салли, по обычаю луа, поднялись по лестнице, неся с со­
бой рис, хлопок, табак, деньги, новую одежду и другие символы счастливой жизни. Пу Ди созвал добрых духов, которые защищают дом и его оби­
тателей, и принес в жертву цыпленка. С этого момента добрые духи поселились в доме и взяли нас под свое покровительство. Сооружение очага -
деревянной рамы, запол­
ненной песком, доверяется только старым людям. Когда был разожжен первый огонь, Пу Ди н не-
22 сколько других стариков сели по одну сторону очага, а остальные гости -
по другую. Пу Ди запел монотонную, но довольно приятную для слуха песню. Он желал обитателям нового жили­
ща долгих лет жизни, множества свиней, цыплят и буйволов, а также изобилия риса. Один из гос­
тей ответил песней-вопросом: -
Уверен ли ты, что в доме достаточно пищи? Тогда Пу Ди, тоже песней, заверил: -
Все будет хорошо. В доме хватит еды на всех. Около полуночи, когда на веранде еще пели самые выносливые, на лестницу поднялся встре­
воженный гонец. Кхан Питер, выйди, пожалуйста! -
Что случилось? -
Кхан Мюанг очень болен. У меня оборвалось сердце. Этот мальчик еще днем работал вместе -со всеми на строительстве моего дома. А вдруг у него аппендицит или что­
нибудь в этом роде? Вряд ли мне в таком случае помогут мои антропологические знания. К тому же меня того и гляди обвинят в том, что я при­
вел с собой злых духов. Дом, где жил Кхан Мюанг, был полон людей. Вокруг мальчика собрались родственники, друзья и знакомые. Одни растирали ему руки и ноги, другие просто сидели и тихонько разговаривали. Кое-кто захватил с собою одеяла на случай, если придется заночевать. Мальчик жаловался на резь в желудке. Я дал ему несколько болеутоляющих пилюль. Ко всеоб­
щему (и особенно моему) облегчению, он почув­
ствовал себя лучше. В болезни был виновен не дух Кунстадера, и я спокойно ушел. Едва я успел вернуться в свой новый дом, как прибыла другая чрезвычайная миссия. Нанг Монг, женщину тридцати лет, схватила судорога. Я дал ей успокоительного с горячим чаем. К счастью, она тоже почувствовала себя лучше. Моя репута­
ция лекаря поднялась теперь высоко, и в даль­
нейшем я не раз об этом жалел, ибо почти каждое утро в Па Пае начиналось с вызова к больному или с приема пациен'rОВ, собиравшихся на веран­
де. Но, с другой стороны, несмотря на всю обре­
менительность врачевания, я был доволен -
от­
ныне я стал для луа не сторонним наблюдателем, а полезным членом общества. СУМАСШЕДШИА БУАВОЛ Как-то днем ко мне поднялся Аи По. -
Вечером я иду в Ла Ооп, -
сказал он. -
Женится один из моих родственников. Хочешь ту­
да пойти? На свадьбах так весело! Нужно ли этнографу задавать такие вопросы? Через три часа пути по лесу мы были в Ла Ооп. В доме жениха ообрался отряд из десяти загово~ щиков. Одиннадцатым был я. Мы дождались тем­
ноты, когда в деревне затихла жизнь, и после по­
луночи поспешили кружными тропами к дому не­
весты. Факелы зажечь было нельзя, но, по сча· стью, ярко светили звезды. Вся семья невесты мирно спала. Жених украдкой поднялся по лест­
нице и, схватив невесту за руки, выволок ее на веранду. Там девушку подхватили друзья жениха и, невзирая на ее плач (впрочем, не безутешный), понесли прочь, а я -бежал следом и снимал со вcrпышкоЙ. Невеста уже несколько мщ:я · цев знала, что в одну прекрас­
ную ночь будущий муж ее по­
хитит. Сразу же после похище­
ния отец невесты, который зара­
нее знал тоже все, кроме време­
ни похищения, помчался по де­
ревне будить старейшин. -
Украли мою дочь! чал он на всю деревню. теперь с ней стало? кри­
Что Старейшины медленно и чин­
но направились к дому жениха, а тем временем остальные жи'те­
ли деревни начали готовиться к празднеству. Старейшины спро­
сили у отца жениха: -
Не знаешь ли ты, где про­
павшая девушка? -
Не знаю. Знаю только, что мой сын хочет жениться на ней. Они любят друг друга, -
отве­
тил он. Родственники жениха отправи­
лись тем временем в дом HeBe~ ты, чтобы обсудить размеры вы­
купа, а друзья жениха суматош­
но гонялись за свиньей, обречен­
ной стать украшением пира. Размеры выкупа точно опреде­
лены традицией -
шестнадцать совершенно истертых старинных серебряных монет. Однако та же традиция требует немило­
сердно торговаться. Семья невес­
ты сказала с'емье жениха: -
И это все, что вы нам пред­
лагаете? Да ведь она самая луч­
шая девушка 'в деревне! -
Вы что думаете, мы сдела­
ны из денег? -
отпарировала семья жениха. После двух часов преnирательств сошлись на шестнадцати монетах. К вечеру следующего дня, вскоре после того, как мы вернулись в Па Пае, пришел брат жени­
ха -
тот самый, что разрешил мне делать сним­
ки. Он поднялся к нам на веранду и, смущаясь, сказал: -
Невеста заболела. Свадьба не может продол-
жаться. -
что с ней? Отчего она заболела? -
Из-за твоего яркого света. В ту ночь я впервые снимал со вспышкой. Я спросил, чем больна невеста. -
Были обижены духи, -
отвечал брат жени­
ха. -
Один поросенок их успокоит. А то невеста не выздоровеет. Наши друзья из Па Пае, которые пришли узнать новости, ироническим фырканием вырази­
ли свое возмущение подобным вымогательством. Положение у меня, однако, было безвыходным, пришлось отдать деньги на поросенка, а в прида­
чу я послал невесте успокоительного. -
Кхан Питер, -
сказал мне мой друг Аи По, -
если тебе захочется что-нибудь снимать, делай это возле нашей деревни. У нас здесь не так много злых духов, как у них в Ла Ооп. Ты уже всех нас снимал, но никто еще не приходил с жалобой. Оставив на всякий случай фотоаппараты дома, мы с Салли снова отправились в Ла Ооп, чтобы увидеть свадьбу. Отец невесты пожертвовал для свадьбы буйво­
ла. Убой скота облагается налогом, обязанность собирать этот налог возложена на саманга. Луа нашли хитроумный способ обойти законы. Еще до зари в последний день свадьбы молодые люди из деревни Ла Ооп задушили веревкой буйвола и по­
весили его на толстом суку. Потом они прибежа­
ли к самангу и сказали: -
Буйвол сошел с ума! Он залез на дерево и повесился! После нескольких минут самого серьезного раз­
мышления великий саманг ответил: -
Ну, раз уж такое случилось, придется его съесть. НЕТ ЖЕРТВЫ ДЛЯ ДВЕНАДЦАТОГО Моя коллекция росла. Луа приносили свои ци­
новки, одежду, изображения духов. Не один деся­
ток метров кинопленки запечатлел и строительст­
во нашего дома, и свадьбу в Ла Ооп, и моих со­
седей из Па Пае за их обыденными занятиями. И все же я старался тратить пленку экономно, приберегая для главного -
битвы за рис. И вот в феврале она началась. Однажды Кае Та Кхан вместе с другими вождями отправ'Ился 23 осматривать облюбованный заранее горный оклон, чтобы выбрать поля под новые посадки риоа. Большей чаотью эти поля возделывалиоь по ота­
ринной, освященной тысячелетиями оистеме. Луа практикуют подсечное земледелие, выращивая рис на расчищенных участках выжженного rop-
Horo леса. Собрав урожай, луа оставляют землю лет на семь-девять под пар. К концу BToro орока владельцы участков ИJПI их наследники возвра­
щаются на старые места. Луа сохраняют между полями лесные полосы ...... на случай пожара во время засухи. Тиковые .nеса тоже остаются иетроиутыми, поскольку песчаиая почва, на которой они растут, ие пригодна для выращивания риса. Наконец, луа оставляJOТ в ие­
прикосиовениости и девствеииые ДЖУИГJПI по Двум, 24 одинаково важным причииам: во-первых, там *Квут могуществениые лесные духи, которые оскорбя'1lOЯ, если. будет выруб.nеи их лес; во­
вторых, очень трудио валить растущие там гигант­
ские деревья. Право первого при выборе участка принадлежп верховиому caMaHry. Затем старейшинам и вождям родов. После eтoro наступает черед остаnьиых мужчии. Духи ие BcerAa благосклоииы к луа.· Поэтому каждый мужчина на воякий случай пр_осп иа своем участке в жертву цып.nенка. После того как участки были ПОД8лекы, каждая с,емья ааияnась расчисткой CBoero поnя. Мужчккы еще до зари наточили дnиииые, острые кожи к с восходом соnица отправились ка поnя. Я при-
соединился к одному из наших соседей, пожило­
му мужчине по имени Лоонг Та, и двум его сы­
новьям. Они решительно атаковали поросль, и тон ­
кие деревца, опутанные лианами, так и падали под взмахами мачете. Я тоже попробовал пора­
ботать мачете. За четверть часа мне удалось сру ­
бить два деревца. Кисть руки совершенно онемела. Весь день луа продвигались вверх по склону. -
Мы стараемся валить деревья так, чтобы они ложились ровно. Тогда они сгорят полностью, -
объяснил мне Лоонг Та. Деревья потолще они не трогали. Эти деревья переживут пожар и потом, когда поле оставят под пар, дадут иачало новой поросли. Выл самый сухой и жаркий период года. Пока солнце сушило вырубленный кустарник, жители деревни чинили крыши, готовясь к яростному на ­
тиску муссонных дождей. Наконец великий са ­
манг объявил, что пришла пора выжигать поля. Ранним апрельским утром на краю деревни собрались старухи, держа в руках подносы с едой -
приношением для духов. Громкими голо­
сами они вызвали родовых духов и попросили их помощи в важном деле. (Только один раз в го ­
ду -
перед посевом -
женщины играют главную роль в религиозных обрядах Па Пае.) После зтого старейшины отправились на поля и соорудили там двенадцать алтарей различным ду ­
хам лесов, воды, полей и огня. Опять 4повесился. большой буйвол, и было зарезано ВtЮколько цып­
лят. Мясо за вычетом крошечной доли для духов было разделено на сорок девять частей, на каж­
дое хозяйство Па Пае. Четыре самые счастливые семьи получили по копыту 'буйвола. Затем Лоонг Та собрал маленькие кусочки мяса, клювы и ког ­
ти цыплят и кончик хвоста буйвола и разложил их перед одиннадцатью алтарями. Пу Ди, один из старейшин, который помогал Лоонг Та в этом ритуале, объяснил мне: -
Духи ед ят с овсем мало, а мы -
очень много. -
А почему 'вы приносите жертвы только на ОДИ'fнадцать а лт аре й? -
спросил я Лоонг Та. -
ЕсJlИ мы накор мим всех двенадцать духов, огонь будет че ресч у р жарким, и нам с ним не справиться. Вокруг вы сохших п олей вырубили пр осеки. В полдень, ко гда уста н о вился нужный ветер, юно­
ши зажгли Д JIИнн ы е бамбуковые факелы и побе­
жали вдоль ос н ования склона, размахивая потрес­
кивавшими фа к елами. Вскоре от скл о на в небо поднялся гигантский столб пламени, р ев от него разнесся далеко по го­
рам. Тучи дым а за с тлали солнце, дождем осыпал-
ся пепел, будто рядом началось извержение вул­
кана_ Мы присели у ручья, а в вышине, над нашими головами, бушевал огонь_ Настал миг, когда мне начало казаться. что двенадцатый дух, несмотря ни на что, тоже принялся за работу_Но я зря греIlI'ИЛ 'на духа: через некоторое время пожар пошел на убыль_ Тем временем луа плели из бамбуковых побе­
гов талиа -
семейные знаки_ Потом они подня­
лись и пошли по дымившейся земле к своим на­
делам, запросто ступая босыми ногами по раска­
ленному пеплу и даже по тлеющим углям_ Я по­
пытался сделать то же, но ретировался немед­
ленно, ибо ощутил сильное жжение даже через толстые резиновые подметки. Каждый владелец участка установил на своей земле талиа и наско­
ро СО'NIорил молитву, В которой уведомлял духов о том, что отныне эта земля принадлежит людям. ЧТО&Ы НЕ УСЛЫШАЛ КАМЕНЬ •.• 11 ес на будущих полях выжгли, но сажать рис еще было рано. В этот короткий перерыв между одной законченной работой и большим изнури­
тельвым трудом, к'оторый ждал их впереди, луа жили почти беспечно. Понемногу жители Па Пае и ближних деревень привыкли к нам; ови уже не удивлялись тому, что Я фотографирую взрослых и детей, и тому, что, хотя я умею пользоваться разными сложны­
ми предметами, не понимаю порой вещей, кото­
рые им, нашим хозяевам, кажутся простыми и са­
мо собой разумеющимися_ Все это время я усердно записывал сказки и предания. Ведь предания могут пролить свет на происхождение народа, объяснить многие законо­
мерности в его жизни. Может быть, они помогут мне узнать, откуда пришли сюда луа и почему оИ'И живут в горах? Одну легенду мне рассказал Лоонг Та, с кото­
рым мы частенько сиживали на веранде, обсуж­
дая подобные вопросы_ -
Много лет назад, -
однажды начал он, -
до того еще, как пришли таи, народом луа правил король Кхан Луанг Виланка. от него и 'его книзей ведут свое начало саманги. Король заду­
мал жениться на Чам Теви, королеве народа мон, который жил рядом с луа. Королева не хотела выходить за него замуж, но потом все же дала со­
гласие. При этом она, однако, поставила условие: король должен добросить копье с вершины Сусеп­
горы, расположенной вблизи Чианг Маи, до ее дворца в городе Лампун. Я прнкинул расстояние -
миль двадцать. -
Он бросил копье, -
продолжал Лоонг Та, и оно самую малость не долетело до АВорца. Тогда Чам Теви, и,спугавшись, что со второго раза он добросит копье, подарила ему кусок ткани от своей рубашки, и Кхан Луанг Вилаика повязал им голову как платком. Эта ткань так расслабила его, что он едва смог поднять копье. После этого поражевия луа ушли в горы •.• у луа, живущих к северу от Па Пае, другая ле­
генда. Они с,читают, что их предки бежали в горы от огромного катящегося Rамня, который за ними гнался. После отчаянного бегства через долины Салвеен ,н Юам предкам удалось забраться в этн горы, не доступные камию, который ие мог ка­
титься ваерх. 26 Огромный камень потерял их след и спросил птицу с белым хохолком, которая была тайным союзником луа, куда они скрылись. Птица -
это был дрозд-пересмешник -
сказала камню, что она тоже ищет луа и уже так давно, что ее хохо­
лок поседел. А камень и по сей день не может найти луа. Во время скитаний по окрестным деревням я увидел этот камень. Огромная скала в долине маленькой горной реки. Косматую верIlI'ИНУ вен­
чал старинный алтарь. Пока мы осматривали его, мимо прошли несколько луа. Ни один из них не проронил ни слова. Все луа знают, что, если они заговорят на своем языке там, где камень может услышать, он узнает их и снова погонится за ними. Я был поражен тем неподдельным страхом, с каким они спешили поскорее пройти мимо ва­
луна. Легенды мало помогли мне. Оставалось внима­
тельно изучать обычаи луа, заПИСЫiВать мельчай­
шие подробности их быта, с тем чтобы уже дома, сравнив наши результаты с материалами исследо­
вателей, работавших у соседей луа -
каренов и таи, -
попытаться сделать какие-то выводы. По­
скольку вся жизнь луа подчинена ритму работы на рисовых полях, именно там я старался прово­
дить как можно больше времени. МУЗЫКА СЕВА в один прекрасный день Кае Та Кхан объявил, что поля готовы к севу. Мы присоединились к большой компании род­
ственников и друзей Лоонг Та и вместе с ними вышJllИ на поле. У девушек на головах были огромные шляпы, защищавшие от лучей солнца. Юноши несли четырехметровые бамбуковые шес­
ты с острыми железными наконечниками. К шес­
там 'были приделаны колокольчики, которые мело­
дично позванивали всякий раа, когда шест ка­
сался земли. 'Когда начался сев, долина огласилась самой фантастической музыкой, какую я только слышал. Десятки шестов со звоном вонзались в землю -
будто целый оркестр КСИЛОфонов сопровождал сеятелей. Следом за мужчинами с шестами для рыхления почвы шли юноши, девушки и женщи­
ны, они бросали в каждую ямку по маленькой ropcnce риса. Когда сев был закончен, в положенное время, определенное по весенней луне, великий саманг принес ,поросенка в жертву могущественному ду­
ху Чао Наи, обитающему на небе, и... пошел дождь. От весенних дождей в горных реках подымает­
ся вода, а тропинки становятся скользкими и опасными. Поэтому до того, как пойдут майские дожди, жители Па Пае, нагрузившись корзинами с рисом прошлогоднего урожая, спускаются на ярмарку в Ван Мае Сарианг. -
Что ты собираешься купить на вырученные деньги? -
спросил я своего соседа Аи По. -
Мне нужен НО'ВЫЙ нож, мотыга, спички и ке­
росин, -
ответил он. -
И еще я, быть может, куплю вяленой рыбы и сладостей для моих детей. Им надоел один рис. Кому понравится есть толь­
ко рис да 'Рис? -
Это :верно, -
вставил Лоонт Та. -
А вот таи лучше: онИ тквут возле рынка, где можно купить много развой пищи. С таи у луа отношения сложные: с одной сто­
роны, луа признают, что таи умеют многое из то­
го, что неведомо луа, зато луа куда лучше разби­
раются в духах и их повадках. Лет сорок тому назад жители Па Пае наняли несколько крестьян таи, чтобы те научили их строить запруды и арыки. При этом луа само собой не забыли узнать, каким особым духам нужно тут поклоняться. После того как были про­
рыты и расчищены канавы, луа построили ма­
ленький домик для духов плотины. По какой-то причине вода не пошла по арыкам. Снова позвали одного из специалистов таи. Он проверил всю сис­
тему, срыл в одном месте запруду, но вода по­
прежнему не шла. Тогда-то один из самангов догадался, в чем де­
ло: ведь духи плотины тоже таи, значит и во время жертвоприношений надо обращаться к ним на языке таи. Попробовали -
и ,все стало на место. Правда, специалист-таи да и многие из молодых луа счи­
тали, что дело было в самой плотине, что-то там сначала не заладилось, но все же к духам плоти­
ны обращаются с тех пор только на тайском язы­
ке. И еще с той поры луа научились не только поддерживать добрые отношения с духами ирри­
гационной системы. Они научились содержать ее в порядке, научились сами строить плотины и за­
пруды. Ведь рис без воды не вырастишь. ДУХАМ ХВАТИТ И СКОВОРОДКИ За все время жизни среди луа я так и не смог до конца разобраться в запутанной иерархии ду­
хов, населяющих мир луа. Вера в духов помогает луа объяснять многие явления в жизни: болезни, засуху, дождь. Капризные духи то и дело требуют жертв, но их капризы непостижимым образом иной раз со­
впадают с желаниями людей. -
Зачем это ты убил свинью, Аи По? -
спра­
шивал, к примеру, я, зная, что в деревнях луа мало жявотных, и потому их забивают только по праздникам или по случаю чьей-нибудь болезни­
в жертву. -
Я собираюсь просить у духов здоровья для моей матери. -
А я и не знал, что она больна. -
Она и не больна, -
,сказал он, -
но мне очень захотелось свинины, а лишнее здоровье ей не помешает. Приходи к нам в гости. Если же духи своевольничают и насылают бо­
лезнь, приходится выяснять, какой дух именно виноват и как его ублажить. Спустя несколько недель, когда все еще лили дожди, Аи По стал жаловаться на слабость, жар и .тряскусердца~. Сначала обратились ко мне. Пилюли, витамины, аспирин и антималярийные таблетки не помогали. Тогда его начали лечить жители деревни. В доме Аи По собралось чело­
век двадцать. Самые старые сели возле больного. Сперва они называли наугад имя виновного в болезни духа. Затем, не глядя, брали из кув­
шина Аи По несколько неочищенных зерен риса и считали их. Если число зерен оказывалось не­
четным, подозреваемый дух был ни при чем, и они начинали все снач,ала, называя имя друго­
го духа. Если число было четным, они проверяли свое предположение, повторяя эту процедуру до тех пор, пока четное число не выпадет трижды подряд. Это означало, что виновный в болезни дух выявлен. После многих попыток, наконец, выпало нуж­
ное число четных чисел, и духу пообещали жерт­
ву, если Аи По выздоровеет. Однако он не выздо­
ровел и через несколько дней, и тогда луа реши­
ли, что в болезни все же виновен другой дух. Было высказано предположение, что все дело в духе покойного отца Аи По. Вместе с деревен­
ским старейшиной Пу Ди и несколькими моло­
дыми людьми Я отпраljИЛСЯ на кладбище, распо­
ложенное вдоль дороги неподалеку от деревни. Пу Ди вызвал дух отца Аи По и попросил его принять жертву. Затем Пу Ди подвел духа к алтарю. Остальные громко вопрошали, кто за­
брался 'в тело больного и был ли это действитель­
но дух отца Аи По. После этого Пу Ди было ве­
лено отойти, и вся процедура повторилась еще раз. Луа всегда устраивают двойную проверку, когда вызывают духов умерших по имени. Аи По все не выздоравливал, и тогда пришлось пригласить специалистов из другой деревни. На этот раз это были не луа, а карены, поселки которых перемешаны с деревнями луа в этих местах. Карены сказали, что болезнь вызвана не­
сколькими причинами, в том числе и одним ду­
хом, который требует, чтобы ему поднесли боль­
шой бронзовый барабан. Барабан обошелся бы не в одну сотню бат, а таких денег ни один луа от­
родясь в руках не держал. -
Не ' беда, -
сказали карены. -
Духи не очень-то в этом разбираются, вместо барабана им можно дать старую сковородку. Из тридцати двух духов больного карены долж­
ны были найти одного -
того, который удрал. Они пошли в лес и ]lызвали духа, соблазнив его бутылкой плаи, и затем, заманив его в крутое яйцо, отнесли к дому Аи По. Присев на корточ­
ки, двое каренов воткнули в землю бамбуковую тростинку. Если поставленное на нее яйцо не упа­
дет, значит в нем заточен блудный дух. По­
видимому, пока дух мешкал, карены успели не раз приложиться к плаи. Их движения были не­
уверенными, а яйцо им удалось поставить лишь после того, как разбилась скорлупа. Затем они отнесли яйцо вместе с находившимся в нем ду­
хом к Аи По. Он его съел и, к моему удивлению, к сбору урожая ,выздоровел. Сбор риса тянется всю осень, поскольку луа высевают рис неодновременно, иначе не хватит рук. Когда рис собран, луа с помощью заклина­
ний и жертвоприношений созывают с полей рисо­
вых духов и вместе 'с урожаем запирают их в ам­
бары. Кроме того, перед наступлением зимы устраивается дополнительная церемония созыва духов всех жителей деревни, потому что некото­
рые из этих духов могли остаться на полях, ког­
да собирался урожай. Наконец, когда все духи созваны по домам, им .раздаются. ружья; сабли и пики. Для этого кро­
шечные деревянные ружья и другое оружие сжи­
гают на костре. После этого жителям Па Пае до следующего года нечего бояться разбойников, го­
лода или болезней. После сбора урожая нам пришло время возвра­
щаться домой. Все жители Па Пае пришли прос­
титься С нами. Лоонг Та положил на алтарь до­
машних духов горстку риса, прося их, чтобы они заботились о нас в нашем долгом пути. Перевел С английсного В. ВЛАДИМИРОВ 27 ТЬlс.яЧА ШАГОВ ПОДО ЛЬДОМ м вото преград вставапо на тысячекИJIОМетровом пути строитепей иефтепровода Усть - Бanык -
Омск: чериые окна боJЮТ, буреломы, стыпая тайга, быстрые хопод­
иые реки. И всегда кто-то из строитепей допжен бып сдепать первый шаг иавстре­
чу иеизведаJI'JIОМУ. И депап. Чтобы сеro~я по этой уже пропожеивоi граидиозиой нефтявой артерии запаДИОС~ИpcRая иефть бежапа к иовым ПРОМЫШП6Ииым комп­
neI«:aM С~ири. Недanеко от Нефтеюгаиска путь строителям нефтепровода преградипа Обь, ско­
ваииая пьдом. Предстояло форсировать замерзшую реку. 28 1. САКК ФОТО •• ТОР. ~ нег приятно хрустел под УНТс1ми. Аркс1ДИЙ не L!:I торопясь шел к Оби. Вот и берег. Небо уже потемн'ело, но Нс1 земле было С08С_ lO8eTno: снеЖIНЫЙ покров рек... излу­
чал бели3lНУ. Внизу, у самого берега, чернел,и ог­
ром'ные бухты TPOCO!llj вмерз в лед к'омпрес,сор. Замер КРII'СНЫЙ флс1жок, У'крепленный tta конце нефтеПРОllOда. Здесь Тlрубоп'ровод обрывался и за8'ИСс1Л H&,II 8ыс'к'нмM берегом Юганокой Оби. На ПРОТИ80ПОЛОЖНОЙ стороне, СЛИВс1ясь с редкой Тс1йгой, СЛ08НО срубленный ствол огромного кед-
рача, СН,ова тянулось тело трубопровода, прерван­
ное рекой. Там тоже был флс1Жок. И ему, АркllAНЮ СкакаЛЬ'С 1 КОМУ, ~од,олазу 1 - го класса, надю пройти по д'НУ ре,юн Эt11И пятьсот метро,в, Ч'Тобы соед-н'нит" дlBa флажка ... СЗllдIН послышanИ I СЬ ша'ги. Аркадий обернулся, УЗНIW1 МII'СС~ВНУЮ ,фигуру дlpyгa. -
Волнуешься? -
сп.росил ВааfЛIИЙ Моисеев. -
Есть немного. Чепуха всякая в голову лезет. -
Подмор_вает, термометр полсо'l'НИ пят.. по-
казывает. 29 -
Тихо. Как бы к видно будет. Айда майну пораньше бить Друзья разошлись. утру не ЗIIДУЛО. Ну, ЗlIвтра СПIIТЬ. Ребятом скажи, пусть начнут. Река ожила: весело дымил большой костер, мо­
тористы РllзогреВIIЛИ бульдозеры, монтажники за­
водили тросы, ВОДОЛIIЗЫ РlIсклаДЫВIIЛИ на льду свои подводные доспехи, наЛlIживали и проверяли помпу. Майна стояла готовая. Время от времени боль­
шой лопатой сбивали тонкий ледок, не давая ей замерзнуть. Мороз спал, но ветер ••• Аркадий взгля­
нул на конец дюкера. Флажок радостно ХЛОПIIЛ на ветру. Он докурил. Облокотился HII подножку ог­
ромного КрАЗа, оборудованного под водолазную теплушку. В СКdфандре по земле не очень-то удобно ходить. Друзья НIIТЯНУЛИ ему тяжелые водо­
ЛlIзные галоши со свинцовыми подошвами, надели пояс со свинцовым балластом, помогли подойти к краю маЙны. Василий, тяжело OTOPBIIB ото ЛЬДII сверкающий на солнце медный шлем, накрыл им голову Аркадия. Затянул гайки. Сиплым от волнения голосом скомандовал: «Воздух!» -
и заДРIIИЛ ил­
люминатор. «Готов!» -
крикнул он, щелкнув по шлему. Аркадий кивнул, стал на коле'dИ, спустил сначала одну ногу, наЩУПIIВ ступень железного сварного траПlI, спущенного в майну, потом медленно сполз в воду, СТРIIВИЛ воздух -
вода вокруг закипеЛII; но она уже не была для него водой, была чернотой. Привычным движением стравливая воздух, быстро опустился. Ноги ткнулись В илистое дно. -
Вася, на грунте, порядок. Видимость -
ноль. Ориентируй. -
Есть! Пошел. Сильно НIIКЛОНИВШИСЬ вперед, стравливая воздух и подтягивая за собой резиновые шланги, он мед­
ленно продвигался вперед, прощупывая каждый метр будущей трассы. Следом за ним волочился, будораЖII ил, тонкий, но очень крепкий линь. (Потом линем под лед заведут тросы, тросы заце­
пят бульдозеры, и в бой с рекой вступит вся тех­
НИКII: начнут протаскивать дюкер. А пока один на один.) Кажется, уже пройдено десять километров, 11 голос 11 телефоне: «АРКllша! Сорок, сорок метров. ГлуБИНII Дllенадцать метров. Как понял1» Понял, понял, порядок. -
Возьми два румба ВПрlIВО, вправо! -
Понял, понял. Пот ел глаза, меШIIЛ смотреть, но под водой не lIытрешься. Холодно было только рукам -
подтекал рукав. «Видно, отслужил свое скафандр». Паль­
цы уж не очень слушались. Иногда на короткое время он останавливался, не в состоянии переси­
лить натянутый шланг и линь, IIЫКЛЮЧIIЛ фонарь. Ил, поднятый им, оседал, и ТОГДII Н,аЧИНIIЛ фос­
форесцировать зеленым светом ледяной купол где­
то высоко над ГОЛОIIОЙ. Собравшись с силами, сно­
lIа шел. Иногда, скрипя зубами и вспоминая «всех водяных», возвращался -
расправлял заломленные Ulланги. -
Аркаша! Сто, сто. Глубина двадцать, двадцать. Как понял, прием. -
Понял, понял, порядок ... Наверху было тоже не сладко. Люди сильно мерзли. Ветер давал себя знать. Все чаще меня­
лись на помпе. Не потому, что уставали, -
оттирали побелевшие щеки и отогреllали руки у костра. 30 Прошло уже три с половиной Чllса. А колышки, которыми отмечали по льду пройденный под во­
дой путь, еще не дотянулись и до середины реки. ВIIСИЛИЙ сильно замерз, но телефон никому не передаllал. -
Ладно, перебьюсь, -
отмаХИllался он, перебра­
сывая изжеВIIННУЮ СИГllрету из одного угла рта в другой. Потом сплевывал ее, вызывал Аркадия; очередным колышком отмечали местонахождение ВОДОЛllза, и ВIIСИЛИЙ снова закуривал. Он знал XII-
рактер друга: будет идти, пока 11 берег не упрет­
ся. Предлагать сменить его под водой бесполезно. И Аркадий шел. Над головой ярче зазеленел лед, стало lIиднее. «МеЛКОlIодье», -
мелькнуло 11 ГОЛОllе. И тут, как бы в подтверждение, голос сверху: -
Шесть, шесть метров... ПереКIIТ, переКIIТ, как понял1 Понял, понял, порядок. -
Четыре с половиной, четыре с половиной. -
Понял, понял. Стали попадаться белые хлопья. «Черт, шуга пошла». Аркадий выключил фонарь. И так было видно. Белые хлопья, мягкие и неж­
ные как BaTlI, таили в себе страшную опасность. На перекате вода холодней, мороз прихватит, река до CIIMoro ДНII может промерзнуть. Аркадий знал это. Вася, Вася, алло! Шуга пошла ..• Понял, понял. Сделаем перекур, Аркаш. Пере-
кур. Молчание. -
Нет, -
твердо ответил голос. -
До серединки осталось чуть. Аркадий подтянул побольше шлаНГОII. Делал он это не торопясь, берег силы. Дышать было тяжело, ПОСТУКИIIIIЛО в IIИСКIIХ. Теперь белые хлопья' попадались чаще, они бы­
ли IIпереди, СЗIIДИ, слеВII и справа. Казалось, что сплошная белая стена преградила путь. Но он шел, медленно, с трудом преодолеllая густую ледяную кашу. НО IIОТ кто-то потянул его назад: шланги натя­
нулись, не пускали. Аркадий попытался подтянуть их, но бесполезно. ОН СНОllа и снова тянул шлан­
ги, но силы остаllЛЯЛИ его. «Все. Влип», -
подумал он. -
Вася... хана... шланги, -
дыхание перехватило. -
Держись! Держись!- услышал он голос Ва-
силия. Потом он IIсем телом ощутил холод, нестерпи­
мый холод. Попытался двигаться, но шланги IIмерз­
ли, и их можно было повредить. Оставалось одно: ждать ..• Майну били все: от начальника колонны до кока. Вскоре IIпереди последнего колышка образовалась большая шестиметровая прорубь. Василий передал телефон товарищам, а сам быстро облачался в скафандр. Все делал механически. Мысли его бы­
ли там, внизу, .. ... АркадиЙ чувствовал, что замерзает. Тело ему уже не принадлежало, он его просто не ощущал. Перед глазами была белая ватная завеса. Не слу­
шались ноги, руки, да он уже не шевелил ими. Зачем1 ОН знал, что главное для него -
продер­
жаться, не уснуть. И он держался ... ...ВасилиЙ шел напролом наllстречу другу, широ­
кими мощными Дllижениями подтаскивая шланг и раздвигая перед собой густое белое меСИIIО. Минут через десять просигналил наверх: -
На пере кате. Видимость -
ноль. J Нав'ерху майна становилась все длинней и длин­
ней. Люди вылавливали отколотый лед и снова би­
ли. На лерекате было так мелко, что воздух,страв­
ленный Василием, сразу вырывался на поверхность, крупными пузырями и широкими кругами расхо­
дился по черной воде. в себя, его внесли в теплушку, большого и беспо­
мощного, в негнущемся скафандре, и при валили прямо к раскаленной печке. Скафандр запарил, и быстрые ручейки, шипя, побежали на пол ... ... Веки Аркадия слипались, вернее.....; смерзались. Напрягаясь, он вновь и вновь раскрывал их. Очнув~ шись, стравливал воздух, и эта даже небольшая работа ОТl+имала у него последние силы, и он вновь погружался в забытье. Дышать становилось все трудней, видно смерзались шланги. Он хотел крикнуть: «Воздухl», но только беспомощно поше­
велил губами. Да и безразлично ему вдруг все стало ... В жарко натопленном вагончике набилось много народу. А двери поминутно распахивались, и в клу­
бах морозного воздуха появлялся новый посети­
тель. Было шумно, звенели стаканы. -
Прошу тишины, -
Василий встал. -
Внимэние, вниманиеl Выступает свежеразмороженный Аркаша СкакальскиЙ. Потом -
также BApyrl-
стало легко-легко. Голо­
ва приятно закружилась, перед глазами поплыли оранжевые круги; но они уже не надвигались на него, не давили, а словно отплывали, отчаливали ... Аркадий полулежал на койке. Лицо его раскрас­
нелось, он широко улыбался. Было хорошо на ду­
ше и спокойно. Прошедший тяжелый день ушел в прошлое, и даже не верилось, что все это было: семичасовой поединок под водой и смертельная опасность... Все это казалось далеким. ... Когда его подняли наверх, он был без созна­
ния. Быстро сняли шлем и прямо здесь на льду, влили в него добрую порцию водки. Мороз ско­
вал мокрый скафандр, а покрасневшее лицо по­
крылось мелкими бусинками инея. 'Аркадий пришел Разошли,сь все рано. Завтра пред,стоял еще один трудный день: кому-то из товарищей Аркадия на­
до было пройти новую тысячу шагов подо льдом, а может, и вдвое, втрое больше, чтобы соединить окончательно два флажка на берегах Оби. КОНОДОНТ ХРИСТИАНА ПАНДЕРА. Спор начался еще в 1856 году ... Тогда Христиан Пан­
дер, известный русский геолог и палеонтолог, опубликовал сообще­
иие о сделанной им любопытней­
шей паl\еонтологической находке­
в окрестностях Петербурга уче­
ный наткнулся на крошечные -
всего в два-три миллиметра дли­
ной -
окаменевшие останки ка­
ких-то ископаемых животных. Но что это были за животные? С подобной находкой ученые ни­
когда прежде не сталкивались. Первое предположение было вы­
двинуто самим же Христианом Пандером: эти ископаемые остан­
ки -
не что иное, как... зубы одного из неизвестных нам видов рыб, населявших земные моря в палеозойскую и начале мезозой­
ской эры... И он же дал им гре­
ческое название -
конодонты -
«конусозубы» ... А дальше -
дальше предполо­
жение русского ученого было де­
сятки раз опровергнуто и... десят­
ки раз его правота признавалась вновь. Зубы каких-то ископаемых рыб? Действительно, в палеозое и мезозое моря прямо-таки кише­
ли панцирными рыбами... Но ес­
ли так, почему рядом с конодон­
тами (их находили все больше и больше) никогда не встречались и другие рыбьи останки -
кости, хрящи? Может быть, конодонты­
не какие-то части скелета, а про-
сто... целые скелеты скелеты маленьких необычных животных, доселе тоже неизвестных палеон­
тологам? И пока на протяжении десяти­
летий ученые вели теоретический спор, в разных концах света, в разных геологических слоях на­
ходили конодонтов и среди них разновидности «классических»­
тех, что описал впервые Христи­
ан Пандер. Была даже разрабо­
тана специальная система их классификации. А загадка так и оставалась загадкой -
что же та­
кое конодонты? Не так давно аме­
риканский геолог Харольд Скотт выступил с утверждением, что загадка наконец-то, разгадана. В штате Иллинойс, в куске ас­
фальтовой породы он обнаружил отпечаток скелета крошечного жи­
вотного. И среди четко различи­
мых мелких хрящей и косточек можно было без особого труда увидеть... RОНОДОНТ. Конодонты действительно оказались не са­
мостоятельными ископаемыми ор­
ганизмами, а лишь частями скеле­
та. Но не зубами, как предпола­
гал Пандер, -
окаменелыми ча­
стями головы... Ошибся Пандер и f/' другом: ЖИlIотное, наконец-то «открытое» Харольдом Скоттом, не рыба, а пресмыкающееся ... Сейчас останки ископаемого жи­
вотного, которое ученые искали больше ста лет, изучаются при помощи специальной рентгенов­
ской аппаратуры. И возможно, в затянувшемся споре скоро бу­
дет поставлена последняя точка. ЗАПОЛЯРНЫй НЕАНДЕР. Т АЛЕУ. Археологи Коми филиа­
ла Академии наук СССР на реке Печоре, у Полярного круга, обна­
ружили стоянку древнего челове­
ка -
неандертальца, возраст ко­
торой 60 тысяч лет. Это первое свидетельство того, что неандер­
тальцы обитали в столь высоких широтах. Интереснейшее открытие заставляет во многом пересмотреть прежние представления о рассе­
лении древних людей на северо­
востоке Европы. НЕ КОЛУМБ, НЕ НОРВЕЖ. СКИЕ ВИКИНГИ, а ... ирландцы были первыми из европейцев, вы­
садившимися на Американский континент. Это утверждает изве­
стный американский географ Карл О. Сауэр в своей книге «Северные туманы», ,выпущенной издательст­
вом Калифорнийского универси­
тета. Как считает американский уче­
ный, ирландцы уже в VIII веке нашей эры 3;1селили нынешней Исландии. территорию Но через несколько десятков лет на остров стали прибывать первые викинги, под натиском которых ирландцы стали уходить на запад, достиг­
нув сначала Гренландии, а затем и Америки. (По странщ~ам советской и зару­
бежной печати) 3~Г~KM nr,eKT~1 8ТК'~IТИJ Ч Е Ш К о В А, наш спец. корр. Фото А. ГУСЕВА i) оброе утро, Старый Тоомасl Здравствуй! Tervist, Vana Toomas! стары'й Тоомас приветственно развернулся вместе со своим штандартом, словно отгоняя на­
бежавшее облачко, и замер, не­
подкупный, бдительный страж города, взооравшийся на крышу ратуши. Мне на минутку стало жаль, что Тоомас не может спустить­
ся со своего поста и плотно по­
завтракать в кафе напротив ра­
туши -
ведь ему нести дозор и дек·ь, и другой, я много, много лет. А потом я подумала, что жалею не его -
молодцеватого, бравощ а того Тоомаса, чьи И3'ЬеДe1IНЪТ& ржавчиной доспехи в rwerнble дырки-глаза видела наааЩ\tНе в мт.ие-. Больше четы­
ра: веков; п~ флюгер .СтapiIiiИ ТОомас., исправно ука­
зЫВlt.lr направление ветра. 11 пред­
lleщая перемену погоды. И что­
бы сохрaвпrrь этого кованного u _~ ~ В8mпcолеп-
иыif образец ТВОР'iИ'l'В8 средве­
веховых кузнеЦQ8. В 1952 году в ~вениом ИRТмуте вы-
1tOВ8JJII: его ДВQЙВИlU ... С9}:IЫЙ TOOJI8C дapw eeroдB& OeooJe'l'peRR)!]O пoroдY. и я торо­
wnoeъ. ПOДВo!l'll'ЪC8 на ВNmI'op6Д, чтобы YJIIIДI!'r.Ь вееь ТаJIЛИВ, не скрытый туманом. оаещеJJВЫЙ по-весеВВ&JI)I' теплым eo,IDIЦ_ • .. .в ПpaOl'КpЫ'l'Oe ОКOПJКO с жи­
JlOJ'O яо.а ХVП века. ВЫГЛSlIlY'­
да девочка, сooьrвaя ГOJJYбеЙ. М-О c,ltOКa вохевдавта ХV1П ве­
ка. пpoJ['ПL1laсь. раз_axи:вas лы­
жами. rypь6a _а.пьчиmек. Юво­
ши с ПОprфeJJRJIПI JlСЧ88aJJИ В па­
радных Под'Ъ88дах времев клас­
сицизма: здесь миого учрежде­
ний. На уnице Кохту, во дворе дома N! 12. куда меня привела утоптанная в снегу тропц. я положи.па на древв:ие серые камни ГОРОДСКОЙ стены CytllKY с кв:игахи, в которых так мио­
го написано про этот город, и остадась стоять здесь надо.пГо ... Прямо передо мной уступами спускается к булыжному ру­
чейку улицы Пикк-Ялг город­
ская стена. Пикк-Ялг ныряет под навратную башню -
конЧил­
ся ее путь по Вышгороду, и ис­
чезает кеж домов Нижнего го­
рода. Крыши. крыши, крыши­
и над этой оранжево-белой ря­
бью поднимаются массивные башни и легкие, пронзающие ие­
бо шпили. Башия Кик-ин-де-Кёк, шпиль ратуши, шпиль Святоду· ховской церкви... Четко, почти графично срисуют. они силуэт города, и кажется, что перед 3 сВокрут света. Н. 11 тобой старинная гравюра, где, вытянутые в плоскости, сомкну­
лись В ряд грозные башни и шпили ... Но качнулся в синем небе Старый Тоомас, и, послушные его команде, встрепенулись узор­
чатые флюгера над крышами. Дохнуло влажным морским вет­
ром -
гравюра ожила, рамки ее раздвинулись ••. За готическим шпилем церк­
ви Олевисте кончается Нижний город, и как символ городской высоты выступает уже телеви­
зионная вышка. Начался новый Таллин. Мне хорошо видны часть светлых кварталов, трубы заводов, каркасы строящихся предприятий, огв:и сварки, подъ­
емные краны, столпивmиеся у самой кромки моря. Еще белое, ледяное, с темными широкИlI!JИ окнами воды, оно уходит за го­
ризонт, а Новый город устре:llf­
ляется и влево и вправо по б~ регу, и не видно ""онца его но­
вым района_ -
Ласиамяги, Му­
стамяэ, Мав:иику, Пельгyp&В.JII •• _ -
Мы paCClllllТpJlВaeM rOPO,It как единый, исторически сло­
ЖИВDПIЙса ROКП.JreЩ -
вспоми:. лIICЬ мие CJIOBa. КO'.l'opыe а так часто CJJЫDI8JIa на улице Лай :а до.е 29. В это_ до.е со стре.иьч8'l'Ы1ll кaMeНRЫllf порталом раэмести­
лась реставрационнаJi мастер­
ская. а если величать ее ПOJlВЫм титулом -
Научв:о-реСТAJIр8ЦИОIf­
ная мастерскаяГосударствеиного комитета Совета, Министров Эс­
тонской ССР по делам строитель­
ства. На стенах просторной ку­
печеской прихожей -
портреты бывших владельцев дома: само­
довольные мужчины в париках и УВ.IIдшие, увешанные драго­
ценностями женщины. Таинст­
венно глядит их потемневшие от времеии лица иа сегодн.IIШНИХ архитекторов, искусствоведов. инженеров •.• В комнате, где пахнет бума­
гой, красками и свежим кофе, архитектор Рейн Цобель тихо, чтобы не мешать склонившимся над чертежами девушкам, рас­
сказывал: -
Мы видим свою задачу в том, чтобы сохрав:ить дошедшие до нас в архитектуре культур­
ные слои каждой эпохи. Дли Таллина это значит прежде все­
го: оставить в неприкосновеино­
сти древнее средневековое ядро с холмом Вышгорода -
Старый город. БЫJJО решено сохрав:ить его ие как мертвый музей. не как район экспонируемых па­
мятников, а как живую клеточ­
ку растущей с каждым днем столицы. как центр, к которому тяготеет весь молодеющий и об­
новляющийся городской орга­
низм. Это, на наш взглц, инте­
ресное, но, поверьте, He;7leГKOe решение ... Взгляните, например, на эту карту ... -
Рейн Цобель развернул рулон и закрепил на стене карту Старого ТаJIV1И'llll)­
Вышгорода и Нижнera гop0д'1t; карта пылала разноцве'1'Rы1IiIи красками, но главным были две -
синяя и ораижеВ81t. ... На улицах Старого Тал.пии:а, если внимательно ПРИГmllДеться к домам, увидишь, КрО_ остро­
Верхой готики, простые четкие _ классицизма, массивные .tладкие. украшении псевдо­
ренеееанса, а опытный глаз ар­
ХИТeRТ6ра заметит' еще стили ба­
рокко, псев.цоклассицJ[3lll:а._ Что­
бы раэ06ратbl'.11 в СJJOЖ!ЮlII пере­
плетев:в:и эпох и стилей, выде­
лить глаllНЫЙ CТИJJЬ Стаporо города и ycтa:BOВJl'1'Ь цеивоетъ от­
д8JIьвых э~ ИСКyec'rВOвед ХeJlllПf Юпрус И ее молодые по­
моЩИJПnl В3RJПICЬ за... ~­
ризацmo О)'аJЮГО Талл.ииа. До­
кумеитов нашлось не СJIИПDCОМ мноГо. ПpиmJlОСЪ С0СТ8ВЛJIТЬ аи­
кету иа каждый ,11;0.. (О. .11 чита­
ла Talty10 анкету -
И3 73 пунк­
'1'0" начиная 0'1' времени аа­
к.падки дома и имев:и строитеJlЯ • кончаа описав:ием НRIП, флюге­
РОВ и т. п. Настоища. родослов­
на •. ) Боnee тысячи здаНий бы­
ли спроаналиэированы •• И ока­
,аалось, что 115 домов -
особеи­
но ценные, 369 -
просто ценные. Эти цифры намного превосходили прежние данные. Так была сос­
тавлена карта, пылающаа синим (. особенно ценный.) и оранже· вым (4IценныЙ.) цветами. -
Эта работа, -
сказал Рейн Цобель, -
помогла отыскать научный и практнческий ключ к реставрации Старого города. Готика, XV век -
основная ар­
хитектурная ткань Старого Тал­
дина. По крутой Пикк-Ялг, одной из самых старых улиц города, оС'То­
рожно, бо.llСЬ поскользнуться. спускались прохожие. Когда-то, очень давно, только эта дорога и вела с Вышгородского холма в Нижний город и дальше, к мо­
. рю. Я тоже пройду этой дорогой, через весь Старый город до .Больших Морских ворот и по ПУТИ, ПОВИИУIIСЬ прихотливым 33 извивам улиц, буду много раз сворачивать и влево и вправо, потому что невозможно пройти равнодушно мимо улочек, за­
жатых высокой городской сте­
ной и стеной домов,. словно спа­
янных временем; УЛОЧ,ек со ста­
ринными фонарями, которые раскачивает морской ветер ... Б Нижнем городе пикк-,ялг, или .Длинная Hoгa~, уже назы­
вается улицей Пикк -
просто .Длинная~ -
и чуть-чуть расши ­
ряется, оставаясь по-прежнему столь узкой, что машины разъ­
ехаться не могут. Да и не для машин эти улицы -
городской транспорт выведен за пределы центра Старого города. По этим улицам хочется идти медленно, улавливая и запоминая их средневековый рисунок. Рису­
нок, который бережно сохраня­
ют архитекторы и реставрато­
ры, -
так город жил, рос ... СТЕРЕГУЩИЕ ВЕТЕР т аллииские флюгера -
это по­
эма. Маст е р, время и ветер ее герои. Мастер, который их создает, чтобы они был н по­
слушны ветр у. Ветер, которым они дышат н который их разрушает. В союзе с ветром -
время, Они появились в городе в XV ве­
ке. Быть может, 'родились в под­
ражание флюгерам, что венчали мачты судов; быть может, ие слу­
чайно ПОХОЖИ они на пики ланд­
скнехтов, украшенные маленькИМи флажками ... В старинных документах сохра­
нились имена кузнецов н ремес­
ленников, тех, что создавали флю­
гера. Мы не найдем в этих до­
кументах слов восхищения перед творчеством средне век:)вых масте­
ров -
эти слова произнесут лишь много столетий спустя, уже в на­
ше время -
мы най де м почти бухгалтерский отчет, подобный этому: в 1644 году мастер Иохим Гезелль израсходовал на (jJлюгер для дома Большой гильдии 1 мор­
ской пунд 2 лейзика 10 фунтов же­
леза. Для искусствоведов и реставра­
торов такая Т ОЧНОСТЬ изложения Немаловажна -
пользуясь аналоги­
ями, можно представить себе этот флюгер, о котором сейчас уже, ко­
иечно, никто не помнит. Один морской пуид -
это 160 килограм­
мов. Значит, ушло иа флюгер око­
ло 180 килограммов железа. Обыч­
НО стержень не превыаетT в дли­
ну трех метров. Выходит, флюгер Г езелля имел богатые KOB~Hыe УК­
раш ения... .' Это вполне вероятно: ведь в XVI-XVII веках флюгера ста­
новятся архнтектурной деталью го­
рода, и фантазия мастеров творит в полном смысле чудеса. 'Тонкий, как кружева, сотканный из желез­
ных спиралей орнамент в виде буквы с S ., кованиые из меди " .. .то ЧУдУ ПОдОБНО ... ∙' Из-за островерхой крыши уг­
лo'llого дома, где-то со.всем ря­
дом, глядит на меня Старый То­
омас. Я сворачиваю с улицы Пикк, спешу к нему как к доб­
рому знакомому --
и вот я на Ратушной площади. В самом центре Старого города. Но мне хочется подойти к Тоомасу бли­
же, еще ближе ... ... Аркада ратуши. Каменные плиты пола. Высокие арки. На стене --
барельефы. Большой герб Старого Таллина и фигу­
ра богини правосудия с чашами весов и мечом. Торжественно, прохладно, гулко. Тебе на минуту представляют­
ся зал магистрата, дубовые рез­
ные скамейки, картины и слы­
шится глухой тяжелый голос, зачитывающий предписание, ка­
кую одежду надлежит носить женщинам Ревеля. Тебе слышит­
ся, как стонет на площади за­
кованный, выставленный напо­
каз человек в лохмотьях,-­
ошейник, кольца для рук и ног вделаны в стену ратуши... Как гудит и смеется толпа на тор­
жище, как галдят в Хлебном проходе торговки булками ... шары украшают флюгер. Нередко стержень держит высеченный из камня .лев -
символ бдитe.nьно~ сти, мудрости и власти. Флажки, или, как их называли, ветреницы, или флюгарки" выковывают в фор­
ме головы мифического единорога, наделенного якобы чудодействен­
ной силой; крылатого дракона, хра­
нителя хозяйского добра; петуха, пение которого,_ ПО преданию, ОТ­
гоняет злых духов и возвещает приход нового дня ... Это было великолепное зрели­
ще -
целая армада золоченых флюгеров над островерхими кры· шами, на фоне синего солнечного неба. Второй, небесный, город, который жил, дышал, радовал ясным небом или· огорчал непого­
дой жнтелей земного Таллина. Но пролетели столетия -
и скрипучи­
ми. пронзительными голосами заго­
ворили флюгера: пришла старость. Снова взялись за дело кузнецы, и немало новых ветрениц заверте­
лось над крышами. То были уже другие флюгера -
с датой рожде­
иий, выбитой на флюгарке, с же­
лезными литерами. обозначавшими главные румбы «розы ветров., с указателем направленин ветра ... В них стало больше целесообраз­
ности. даже ЗОJlОТИТЬ стали лишь навершие, чтобы флюгер служил и громоотводом. А ветер. влажный, тугой ветер Не утихает... И, стремясь побе­
дить его, передает мастер свое ма­
стерство сыну, внуку... Сегодня ОНО живет в тех. кто изучает со­
хранившиеся стариниые флюгера, кто роется В письменных источни­
ках прошлого, ОТыскивая записи о средневековых мастерах по ме­
таллу, кто восстанавливает умер· шие флюгера и создает новые. 36 Пять лет вос'станавливали рес­
тавраторы одну из самых мону­
меитальных в истории зодчества готических ратуш. Пять лет ра­
боты в архивах, археологиче­
ских раскопок. Чтобы вся рату­
ша --
от стройной башни, кото­
рую венчает Старый Тоомас, до металлических драконов --
водо­
сточных труб --
была единой, пришедшей из веков минувших. ... Хлопают Д'вери ратуши --
там Исполком Таллинского го­
родского Совета. Шуршат по брусчатке машины, пристраи­
ваясь под синий кружочек с бук­
вой .Р. --
стоянка. Обтекая островок неподвиж­
ных туристов, спешат по своим делам таллинцы. Кто-то исчеза­
ет в старом доме, за дверью мастерской, над которой висит огромный медный сапог; кто-то еще издалека высматривает знакомый медный крендель, а вот эта женщина с мальчиком, пересекая Ратуmную площадь, торопится к дому, вывеска на котором изображает древние символы медицины --
чашу и ... В комнатке Георгия Лаабо бы· .110 тесно. Но 'человеку с широки­
ми грубыми руками, в обсыпан­
ном металлической стружкой пе· реднике эта теснота казалась при­
ЯТНОЙ, потому что каждая вещь была ему необходима. Гигантские тиски, паяльнз.st лампа, молотки­
почти игрушечные и 'словно для богатырей, в углу -
книги, кни· ги, а на столе -
огром'ный, крас­
ной меди шар. Властно и нежн() стучит молоток Лаабо по его круг­
лым бокам. -
Такие шары делали только в старину, -
говорит Лаабо, ото­
рвавшись от молотка, чтобы по­
править крученную из проволочкн дужку очков. -
Вот и я делаю для «старинного» флюгера. Он бу­
дет венчать реставрированную баш­
ню XV,I века I<:нк-ин-де-I<:ёк. Эскиз этого флюгера создала мо­
лодая художница Алла Бульдас. Ее фдюгера украшают отдельные до· ма Таллина. По-старинному изящ­
ные, по,современному простые и главное непохожне друг на друга. В рисунках ее бу-
дущих флюгеров узиается тонкий витиеватый орнамент и традицнон, ные лев. единорог, петух. Для флюгера орудийной башни I<:ик-ин, де-I<:ёк Алла Бульдас выбрала форму алебарды. Я вндела эту сошедшую, с рисун­
ка «алебарду., уже отлнтую в ме­
талле. -
ее закалял в горне куз­
нец Лааль. Молодой и широкопле­
чий, он держал ее в пылающем горне, и мне подумалось, что не­
даром слово «sepp. -
«кузнец. -
стало означать в эстонском языке мастер своего дела. Ветер и мастер продолжают свое противоборство -
н живут, живут таллинскне флюгера ... I I ! ~ I ) ~ ~ ) ~ змею... Сейчас они откроют тя­
желую дверь Ратушной аптеки, и --
я знаю --
мальчик прилип­
нет к стене, изучая герб старин­
ной семьи Бурхардов... И еще мальчик прочтет тут же на сте­
не, что один из Бурхардов, вла­
дельцев аптеки, был столь по­
чтенным лекарем, что его вы­
зывали к ложу больного Петра 1 . 3асветились первые окна в желтом островерхом доме с ко­
ваными узорами на стенах, с люками почти под; крышей. у серой громады бывшего Пак­
гауза выстроилась очередь за газетами. Я пытаюсь охватить взглядом Рат ушную площадь, устья мо­
щенных булыжни:ком переулоч­
ков, втекающих в нее, вывески, узкие фронтоны домов и думаю о том, насколько органично этот сложный и интересный комп­
лекс, живущий современным д~eM, сувязан. с характером Старого Таллина --
подобно то­
му, как сувязаны. краски на по­
лотне настоящего художника ... Возвращаюсь на улицу Пикк, обходя мостовой переполненные входы магазинов и магазинчи­
ков. Самые торговые переулки Старого города. Как много цве­
точных витрин --
из микроавто­
бусов свыгружают. алые цикла­
мены и белые каллы, и вот уже женщины, улыбаясь, выходят с бумажными раструбами в ру­
ках, неся их бережно перед со­
бой. Как приятно пахнет све­
жим кофе --
это, верно, и:з бу­
лочной под стари:нным фонарем, напротив здания Исторического музея. Малыш привстал на цы­
почки и тянет кольцо, продетое в пасть льва, --
надо же попасть в музей... но тяжелые двери до­
ма Большой гильдии не подда­
ются. Ну, папа, помоги! Одно случайно увиденное движение --
и: вдруг, мысль, ко­
торая была ясна умом там, в мастерской, у карты синей и оранжевой, но еще не стала твоей, осознается до конца ... Так вот что значат СЛOiВа сживая клеточка организма города. : люди с их улыбками, смехом, за­
ботами --
на улицах, в домах, по которым ходили и в которых жили те, кто строил город; 'музеи, кафе, магазины в стенах, которым много веков. Да, я не видела в Старом го­
роде почти ни одного ссинего. или соранжевого. здания, кото­
рое глядело бы на улицу мерт­
выми окнами-глазами. В здании Братства Черноголовых -
биб­
лиотека, Дом культуры молоде-
жи; в башне Толстая Маргари­
та -
музей морского флота; в старейшей типографии Талли­
на -
типография современная ••• сКто прошлого не помнит, без будущего живет.. Эти слова, крупно написанные, читает всяк входящий в просторную прихожую дома 29, сбюргер­
ского дома XV века., на улице Лай. В них смысл большой ра­
боты тех, кто думает над обли­
ком города. С точки зрения пси­
хологической -
решение сохра­
нить Старый Таллин как живую клеточку города прекрасно сра­
ботает. на девиз реставраторов. Когда стоишь подле м'огучих стен башни Кик-ин-де-Кёк, стен, в которых -
и сейчас видно­
засели каменные ядра, и ви­
дишь, как в узкую Дверь-щель втискивают телекамеру, чтобы показать таллинцам восстанов­
ленную башню -здакие буду­
щего музея, а в двух шагах от башни, мимо сдома палача., громыхая по булыжной мос­
товой, мчится фургон с рекла­
мой .Книги -
почтой. -
право, есть о чем подумать •.• Но есть еще другая сторона проблемы реставрации Старого города, сугубо реалистическая. Наши архитекторы избавлены от забот, терзающих градостро­
ителей и реставраторов Запада. В.Осипов в книге сБритания. 60-е годы. рассказывал, что каждый дом в Англии выкра­
шен в свой цвет, который па ду­
ше лендлорду, независимо от то­
го, украшает этот цвет улицу или нет. Только один городской совет Виндзора, где расположе­
на летняя резиденция короле1lЫ, убедил горожан-домовладельцев внять мольбам архитекторов и покрасить свои дома в одной гамме... Сложно, когда дело ка­
сается цвета, но во сто крат сложнее убедить домовладельца одного, другого, третьего не пе­
рестраивать свои дома, скажем, в стиле модерн, ибо это нару­
шит старинный рисунок улицы, а может быть, и: целого района ... Да, мы и:збавлены от эти:х забот, и отсутствие и:х оборачивается большим благом для города, де­
лает идею сохранени:я' Старого ТаЛJIИна реальной, осуществи­
мой. Более того. Помогает разре­
шать экономическую сторону реставрации: города комплексно и целесообразно. В самом де­
ле -
Старый, но живой город .•. Значит, возникают вопросы транспорта, сегодняшнего транс­
порта. Торговли -
ведь в Ста­
ром Таллине уже немало кафе и магазинов, а будет гораздо больше. ЖИJIИщного строительст­
ва -
как бы ни рассосал ось на­
селение старых кварта.дов за счет новых раЙОН01l, жилые до­
ма все равно должны сохранить­
ся в черте его. Согласитесь, свет торшера в узких окнах дома с массивной резной дверью­
есть в этом живая прелесть ... Одной научно-реставрационной мастерской решить эти вопросы не под силу. Около .десятха ин­
ститутов заняты ими. В том числе и Институт кибернетики АН ЭССР, в котором создается модель города. По расчетам это­
го института работают экономис­
ты, транспортники, градострои­
тели. И нет сомнения, что в бу­
дущем Старый Таллин еще в большей степени, чем сегодня, будет сочетать в себе современ­
ную практическую жизнь и ста­
ринную красоту. ... Последние дома на улице Пикк. На закатном небе -
чер­
ные силуэты флюгеров,тонкие, изящные, живые. Послушная ветру, выкованная в металле фантазия художника. Я прохожу мимо круглых стен башни Толстой Маргариты, под Большими Морскими воро­
тами. На наружной стене ворот высечен из доломита Малый Герб Таллина. Год 1529-Й. Ста­
рый город кончился. кончились ссиние. (помните? -
сособенно ценный.) и соранжевые. (сцен­
ный.) здания, башни, ворота, улицы ••. И словно напоминая об этих цветах, превращая их в реальность, всполыхнуло оран­
жевым небо и синие сумерки затопили город ••• Передо мной огни широкой магистрали, вдали море зажег­
mИхся окон, слева светится но­
вое', из стекла и бетона, здание вокзала. Я чувствую, как это неожиданное сочетание Старого Таллина и Нового рождает какую-то невиданную еще ком­
позицию. Резкая смена впечат­
лений, столкновение таких непо­
хожих, говоря языком специа­
листов, сархитектурных систем. будоражит, волнует -
и ты с удвоенной силой осознаешь художественную прелесть и исторический смысл каждой из них. Старый город, Новый го­
род -
единый Таллин ••. Старый Тоомас высоко в небе охраняет спокойствие города. З~Г~КМ nrteKT~1 'ТК'~IТИ~ ВОДА НА ЛУНЮ В лунных недрах есть вода -
к такому вы­
воду пришли советские исследова­
тели Г. Н. Каттерфельд и П. М. Фролов. По их предполо­
жениям, основанным на астроно­
мических наблюдениях, в слое лунной вечной мерзлоты (глуби­
на -
30-800 метров) вполне воз­
можно существование льда. А под слоем вечной мерзлоты вода мо­
жет существовать в парообразном и даже в жидком состоянии. Ленинградские астрономы назы­
вают даже конкретные точки, наи­
более . пригодные для будущих водных скважин на Луне -
на­
пример, кратеры Альфонс, Ари­
старх, Коперник, Кеплер ... ГРОМООТВОД «МОДЕРНИ. ЗИРОВАН.. французскими инже­
нерами. Чтобы сделать ilТО не­
хитрое устройство, изобретенное Вениамином Франклином еще в XVIII веке, более «чут,ким", К стали стержня было добавлено некоторое количество ilлемента кобальта-60. Под действием гам­
ма-излучения кобальта вокруг громоотвода создается поле иони­
зированного воздуха, «притяги­
вающего.. разряды молний. Пер­
вая из ilкспериментальных устано­
вок «,кобальтового» громоотвода «собирает» молнии в радиусе двухсот метров. МЕЖДУ ЮПИТЕРОМ И МАРСОМ БЫЛО НЕСКОЛЬ· КО ПЛАНЕТ? Раньше считали, что всего одна -
Фаэтон, раско­
л.овшиЙся в результате какой-то грандиозной катастрофы на мно­
жество мелких обломков, образо­
вавших знаменитое кольцо асте­
роидов. Гипотеза об одной плане­
те опровергается новой астроно­
мической теорией, КОТОРУЮ выдви­
нул в после.ztнее время известный азербайджанский ученый Гаджи­
бек Султанов. По расчетам иссле­
дователя, в течение нескольких лет изучавшего орбиты всех 1726 известных сейчас астерои­
дов, их взаимное расположение нельзя об'Ьяснить гибелью лишь одной планеты. Как предполагает ученый, планет, погибших в ре­
зультате какой-то катастрофЫ между орбитами Марса и Юпите­
ра, было около десяти ... ( По странщ~ам советской и зарубежной печати) 37 БУЛАВКИ ДЛЯ ~<ПАП Ы ДОКА» Комедианты ... Точнее, наверное, не · скажеwь о « спасителе отечест­
ва» (официальный титул) и «по­
жизненном президенте» Гаити Фр анс уа Дювалье и его пр'исных. В каких >Ке декорациях играют лицедеи СВОЙ жуткий фарс, растя­
"увшийся на десятилетие1 Страна наглухо заколочена, ту­
p1-tСТbI и визитеры обходят ее сто­
роной, за журналистами охотятся сыскные агенты. Но кое-какие све­
дения о положении в Гаити все же прорываются сквозь рогатки. Вот они: средняя продолжительность жизни в стране -
тридцать лет, детская смертность -
самая вы-
~~~:~и: м~ре~а а",~~йХО~и~~идlШ': ~:: тинской Америке. Более половииы к аселе ния -
безработные. Спе­
циальная международная комиссия юрнс то в два гсда назад к,валифи ­
цировала правление Дювалье как «варва рское ». Как и большинство латино аме­
риканских диктаторов, Дювалье пришел к власти при поддержке В аши нгтона. Одиннадцатый год он -
в буквальном смысле этого слова -
зали вает кровью малень­
кую страну, которую за время его правления окрестили « республи ­
кой ужасов ». Преторианская гвар­
дия диктатора -
«тонтон-маку­
ТЬО> -
Х'ватзет людей ПО малей­
ше'му подозрению. В самом пре зи­
дентском дворце есть камера пы­
TO~, садистски им ен уемая «к осме­
тическим кабинетом ». 38 Такова страшная правда сего­
дняшнего Гаити. Против этой тирании выступают патриотические силы, ставящие целью свержение диктатора и про ведение демократических ре­
,форм в стране. Это прежде всего члены Партии народного едине­
ния. В глубоком подполье муже­
ственные патриоты готовят народ­
ное контрнаступление. Уже не раз на Дювалье и его опричников на­
водили панику смелые вооружен­
ные выступления гаитянских па~ риотов. Даже среди прочих латиноаме­
риканских диктаторов, отнюдь не отличающихся мягкосердечием, « папа Док», как называют этого бывшего врача, стал поистине кошмарной фигурой. Он настолько себя скомпрометировал, что офи­
циальный Вашингтон был бы не прочь заменить его на другую «сильную ЛИЧНОСТЬ» ) С менее за­
пятнанной репутацией. В свое время такое случилось с диктато­
ром соседней с Гаити Доминикан ­
ской Республики «генералиссиму­
сом» Трухильо, иоторого попросту пристрелили. Известно, что волны военных' путчей и заговоров в лати ноаме ­
рик анск ом политическом море рас ­
ходятся от киля корабля вашинг­
тонской политики. И не случайно гаитянская оппозиция справа сво­
ей штаб-квартирой выбрала Нью­
Аорк. Цектральное разведыватель­
ное управление Соединенных Шта­
тов прикармливает этих «против-
НИКОВ диктаТУJ>Ы », чтобы в случае не,ОБХОДИМОСТИ попуг а ть Дювалье, если тот станет в ыказывать строп­
тивость нрава. За ,последние три-четыре года эти, с позволения сказать, « рево­
люционеры » уже предпринимали девять попыток спихнуть «папу Дока ». Последняя такая попытка была в мае этого года. Однако, как и все предыдущие, эта "оме ­
дия закончил а сь провалом. Все же «с паситель отечества », поняв, ЧТО зарвался, призвал к «развитию демократии». Этот новый фарс выразился в помило­
вании собственного зятя, пригово­
ренного к смертной казки заочно, а также нескольких других ста­
рых врагов, которые вряд ли бо­
лее чем на сант иметр прогрессив­
нее самого Дока. Видимо, подейст­
воваn «намен» Вашингтона. ВАЛЕНТИН МАШКИН Мы перепечатываем из американского журнала «Тру'> мемуары некоего наемника, укрывшегося под n ceвдOHUМOM Р обе рт Джон­
сон, который, не стесняясь,. раскрывает технологи-ю эфемерных «заговоров», чувствительных не более чем булавочные уколы для г аит янского диктатора. bl руг мой, -
сказал мне человек, ко­
о ! " торого Я буду на,:зывать Джек Мар­
I тин. -
Отправляитесь в тюрьму. -
С какой стати? -
спросил я и почувствовал, как меня прошиб пот: уж слишком серьезно и холодно смотрели на ме­
ня серые глаза Мартина. -
Рекомендую вам отправиться туда сразу, а не ждать, пока вас упекут. -
Но позвольте, я не делаю ничего незакон-
ного, -
запротестовал я. -
Просто описываю вторжение в качестве корреспондента. -
Никакого вторжения не будет. Если вы су­
нетесь еще в один гаитянский заговор, прави­
тельство предъявит вам двадцать одно обвине­
ние, -
ответил Мартин, а уж он-то наверняка знал официальный политический курс. На протяжении многих лет Мартин был моим ангелом-хранителем и наставником. Из своего просторного нью-йоркского кабинета в Манхэтте­
не он осуществлял связь между службами Цент­
рального разведывательного управления в Ва­
шингтоне и могущественными деловыми и фи­
нансовыми кругами Америки. -
Вы занимаетесь политической жизнью Гаи­
ти вот уже десять лет и все это время служили не тем людям, -
продолжал он. -
Нонечно, Дювалье -
кровавый диктатор, психопат, но Ва­
шингтон не хочет его падения. У нас и так до­
статочно забот во Вьетнаме. Нам хватает не­
приятностей и без Гаити. Он был прав по всем пунктам. Шел декабрь 1966 года. Я был связан с людьми, готовившими очередной заговор про­
тив «папы Дока». Вторжение с Майами планиро­
валось несколько месяцев. Это был типичный «вторженческий фарс», в котором были заме­
шаны расчетливые американцы, взбалмошные кубинские эмигранты, таинственные канадцы, розовощекие банкиры из Швеции, женоподобные священники и прыщавые юнцы из радиокорпо­
рации «Ноламбиа бродкастинг систем». Трудно представить, сколько народу -
в одиночку и группами -
пытались за десять лет свергнуть «папу Дока». И все эти походы заканчивались поражением и кровавой расправой. Что влекло к Гаити всех этих людей? На кой интерес представляет для них обнищалая страна с пятимиллионным населением, возможно, един­
ственная в мире, которая к сегодняшнему дню стала еще более нищей, чем была в 1804 году, в год получения независимости от Франции? Главная причина -
географическое положе­
ние острова Гаити. Он лежит меньше чем в пя­
тидесяти милях от Нубы. Именно это обстоятель­
ство и объясняет повышенный интерес к нему со стороны государственного департамента США. Именно это и помогло «папе Доку:!> прийти к власти. Дювалье был посажен в президентское кресло с помощью соседа, покойного диктатора Домини­
канской Республики. Для Трухильо было важ­
но, чтобы соседняя страна управлялась более или менее стабильным и дружелюбно к нему настроенным правительством. Поэтому он с при­
стальным 'вниманием следил за событиями на Гаити. Зимой 1956 года очередной диктатор Гаити был свергнут и на горизонте появилось множе-
ство возможных преемников. Правительства об­
разовывались и разваливались в одну ночь. Бес­
порядки охватили столицу страны Порт-о-Пренс. Положение станов~лось серьезным. В это время я служил у Трухильо в роли аварийного монтера. Диктатор взял меня на службу, потому что я был американцем и ко­
гда-то служил в морекой пехоте. У него была страсть . к морским пехотинцам, а американцам он доверял больше, чем своим соотечественни­
кам. Нроме того, я знал Нарибское море. Я уча­
ствовал в нескольких «локальных» переворотах в Центральной Америке. Я был специалистом по шпионажу, и Гаити было одной из моих спе­
циальностей. Итак, Трухильо призвал меня. -
Вы поедете в Порт-о-Пренс,- сказал ОН,­
под ширмой журналиста. Побеседуйте с полити­
ческими лидерами, поговорите со своими людьми в американском посольстве, прощупайте полити­
ческую ситуацию. Потом возвращайтесь и пред­
ставьте мне письменный отчет. Гаити в 1957 году было интересным местом, если вас, конечно, может интересовать хаос. Я остановился в отеле «Ривьера:!> и немедленно связался со своим старым другом Давидом Бер­
кабой, предприимчивым бизнесменом, нажив­
шим состояние на строительстве отелей и обслу­
живании туристов. Из-за шаткости тогдашней си­
туации ему грозило полное разорение. -
Гаити может спасти только один чело-
век, -
сказал он, --' это Франсуа Дювалье. Я вас к нему отвезу. Мы встретились с Дювалье в небольшом доме в центре Порт-о-Пренса и беседовали около двух часов. У меня сложил ось о нем довольно благо­
приятное впечатление. «Папа Дою> был сама умеренность и здравый смысл. -
Я считаю, что народом должен управлять сам народ и во имя народа, -
сказал Дювалье в ответ на мой вопрос об основныIx принципах его политической философии. Я уже много раз слышал подобные. заявле­
ния. Нельзя сказать, что мы оба искренне вери­
ли в это, но важно было притворяться и при этом понимать, что скрывается под словесной требухой. Относительно доминиканских соседей у Дю­
валье были тоже правильные мысли: добросер­
дечные и корректные отношения. Я решил, что этот сельский доктор -
нужный человек Един­
ственное, что меня беспокоило, когда я летел обратно, -
это справится ли Дювалье с гаитян­
цами. Дювалье начал предвыборную кампанию. Тру­
хильо принял к сведению мой отчет и, вероят­
но, посовещавшись с прочим и такими же, как и я, осведомителями, бросил все силы на под­
держку «папы Дока». Результат «выборов:!> был ясен заранее. Но­
гда в сентябре 1957 года избирательный дым рассеялся, «папа Док:!> сидел в президентском дворце. Ошеломленные избиратели так и не по­
няли, в чем дело. Скоро Дювалье пришел к за­
ключению, что на его благодарность притязают слишком многие. Для начала «папа Дою> изба-
вился от своих самых верных помощников. При­
вязав им на шею по тяжелому камню, он отпра­
вил их на дно залива Гонаив. Власть в руках «папы Дока1> была подобна топору сошедшего с ума мясника, бьющего без разбора по врагу и по другу. Однако не успел Дювалье устроиться в пр е­
зидентском дворце, как Трухильо решил сверг­
нуть его -
мне до сих пор не ясно поче­
му. Он связался с Антонио Кебро, начальником штаба армии Гаити, и тот чуть было не сбросил Дювалье. Но тут произошло то, что могло слу­
читься только в Гаити. Нужно знать Гаити, чтобы понять, насколько сильны там суеверия. Языческий культ «воду,. пропитал все поры лич· ной и общественной ж;изни гаитянина. Этим умело восполь­
зовался старый «папа Док,.. Ои начал с того. что окружил себя знахарями-хуганами, набрал тайную полицию из го· ловорезов по прозвищу «тонтои-макуты". что по,креольски означает «оборотни». Неизменная черная тройка Дювалье. черная шляпа и очки в роговой оправе в точности повто­
ряют облик «Барона Субботы" -
гаитянского бога мертвых. По острову поползли слухи, что «папа Док,. наделен властью свыше и с помощью черной магии способе и унич­
тожить своих врагов. Действительно. «папа Док,. распустил слух о том. что он заворожил I<ебро. и скоро худосочный генерал таинствен­
ным образом окочурился, Это подействовало даже на Тру­
хильЬ, и он дал пОнять «папе Доку", что теперь не будет вмешиваться в дела Гаtlти. В это же время из Майами до нас стали до­
ходить слухи о широкой сети заговоров против Дювалье. Термин «заговор» :щесь можно употре­
бить только условно. О' нем на Майами знал каждый второй и прежде всего знали департа­
мент полиции, кабинет шерифа, преступный син­
дикат и, конечно, ФБР. Заговор группировался вокруг находящегося в изгнании гаитянского политического деятеля, некоего Рауля Даганэ и помощника шерифа одного из флоридских окру­
гов Артура Томаса Пейна. Заговор был политическим предприятием. Пейну был обещан пост советника президента. Конечно, это предложение гаитянские эмигран­
ты сопровождали определенными условиями. Пейн прежде всего должен был сколотить де­
нежный фонд. В этом деле Пейн не знал себе равных. у него были колоссальные связи. Он продавал концессии на будущие владения в Гаити. Владельцы отелей в Майами-Бич отва­
ливали Пейну тысячи долларов, так же как и владельцы большой строительной фирмы в Май­
ами: в случае падения Дювалье Пейн обещал им исключительно выгодный строительный подряд. Но казна Пейна пустела почти так же быстро, как и пополнялась. Ему все время нужно было делиться с гаитянскими лидерами, которые в из­
гнании пристрастились жить на широкую ногу. Некоторые из Н"чх годами существовали на сред­
ства, собранные подобным образом. Для них Ар­
тур Томас Пейн представлял постоянный талон на питание. С . первым секретным заданием Пейну повезло. Он унес ноги живым. Его тайная миссия со­
стояла в том, чтобы, отправившись· на Гаити в качестве туриста, установить связи с под­
польными группами. Это. он .выплнил,. втерся в нелегальные круги Порт-о-Пренса, но навел фараонов Дювалье на цепь подпольных ячеек. Пейна выслали. А те, с. которыми он установил контакт, были перебиты один за другим. После неудачной поездки заговорщики реши­
ля действовать более решительно. Пейну было приказано сколотить армию и вторгнуться на Гаити. Ни больше ни меньше. Пейн так и сде-
40 лал. С армией из семи человек -
четырех аме­
риканцев и трех бывших гаитянских офицеров -
Пейн вторгся в Гаити. И самое невероятное то, что Пейну чуть не удалось низложить «папу Дока1>. 28 июля 1958 года старая рыбачья лодка «Молли С,. по­
дошла к прибрежной деревушке Делюж, милях в пятидесяти от Порт-о-Пренса. Пейн со своими людьми высадился на бе­
рег и двинулся на столицу. По стратегическому плану они должны были захватить военные казармы, которые ЯвЛЯЮТ­
ся традиционным центром военной власти Гаити и располо­
жены всего в двухстах ярдах от дворца президента. Если бы им удалось захватить эти казармы, они могли бы обстре­
ливать дворец. Им действительно удалось взять казармы без едииого вы­
стрел·а. Пейн запер гарнизон в столовой, потом один из его людей позвонил во дворец. -
Скажите Дювалье. -
сказал он. -
ЧТО мы удерживаем казармы и если он не сдастся до рассвета, то подвергнется нападению. После этого звонка «папа Док,. решил бежать. У ворот дворца с заведенным мотором стоял его бронированный «каДliллак". «Папа Док» собирался укрыться в колумбий­
СКОМ посольстве. Но тут случил ась одна из тех не вероятных глупостей, ко­
торые типичны для всех пОПыток свергнуть его. У одного из людей ПеЙН8 кончились сигареты. Он вызвал какого-то пленного солдата и дал ему доллар. -
Пойди купи мне две пачки сигарет, -
сказал он ему. Солдат купил сигареты, но, когда возвращался обратно. передумал и пошел во дворец. «в казармах всего восемь человек:.. -
сказал он «папе Доку.». Это вернуло Дювалье равновесие. Водрузив на голову стальную каску и перепоясавшись ремнем с кобурой, дикта­
тор разослал по городу курьеров, чтобы собрать «тонтон­
макутов,. . Скоро тучи полицейских окружили казарменные бараки и открыли огонь по окнам. Пейн и двое его людей пытались выбраться из ловушки, но ИХ тут же подстрелили. Жандармы взяли казармы и одного за другим перебили остальных завоевателей. Война Пейна была окончена. Это неудавшееся вторжение окончательно убе­
дило двух диктаторов в необходимости сотруд­
ничать друг с другом, и через несколько меся­
цев после победы над Пейном диктаторы -
со­
владельцы острова -
подписали цакт о ненапа­
дении. В тот день маленькая по граничная деревушна блистала золотом галунов и медью касок. Все это походило скорее на встречу двух азиатских полководцев, чем на дипломатическую цере­
монию. Окруженный своими слугами, Трухильо сидел в павильоне и холодно взирал на павильон Дю­
валье в пятидесяти ярдах по ту сторону грани­
цы. У павильона доминиканского генералисси­
муса ряд за рядом стояла взмокшая от жары дворцовая охрана. По всей пограничной полосе доминиканской заставы сновали вооруженные до зубов убийцы из секретной полиции Трухильо. Я тоже был там, выделяясь своим простым рабочим костюмом и еще тем, что я был почти без оружия -
разве что на поясе болтался пи­
столет. Это был спектакль, который я не хотел про пустить, -
сборище головорезов в золотых галунах. По ту сторону границы застыл В своем па­
вильоне Дювалье. На нем был его привычный черный костюм. Я с любопытством вглядывался в него. Лицо диктатора было словно черная непроницаемая маска. Я никак не мог решить, смешон он или ужасен в своем костюме «Барона СуббОТЫ1>. Его свита была под стать окружению Тру­
хильо. Крикливо разодетая президентская охра­
на, куча тяжело вооруженных офицеров и сотни «tohtoh-маКУТОВ1> в мешковатых костюмах с кар­
манами, отвисавшими под грузом гранат. При звуках горна Дювалье и Трухильо под­
нялись и встали во главе своих свит. Медленно и настороженно обе' группы двинулись навстречу друг другу. Они сошлись точно на по граничной полосе. Диктаторы быстро взглянули друг на друга и обменялись рукопожатием. Пакт о нена· падении был заключен. Кто-то открыл бутылку шампанского. Оба пригубили бокалы и дали сигнал к отходу. Вечером, по возвращении в доминиканскую столицу, у меня было такое чувство, что я, на· конец, сделал что-то стоящее в этом деле. Больше года назад я указал на Дювалье как на своего парня и испытывал к нему теперь от· цовские чувства. Через полтора года Трухильо был убит, и по­
следовала целая куча крупных и мелких перево­
ротов. Я оказался без дела. Нужно было искать нового хозяина. Им оказался Рауль Даганэ, тот самый, с которым работали покойный Артур Пейн и его ребята. Это произошло в Монреале в 1962 году. Я встретнлся с ДаГ8НЭ в отеле «Маунт-Рояm. н быстро вступнл В его нгру. Мне обещалн хорошо платнть. Мой шеф поначалу нспытывал некоторые затруднення в определеннн цели своей борьбы. Однако я быстро его понял. -
Не будем стесня'Гься, -
сказал я. -
Вы хотнте унич­
тожнть Дювалье и на его место посадить своего человека? Даганэ изобразил подобие благородного нег~)Дования, но позволил мне думать, ЧТО именно это он и хотел ска­
зать. Ему нужна была помощь в осуществлении операцни, от которой он и его фракция получили бы определенную выгоду_ Даганэ был связан с одним чиновннком, который рабо­
тал во дворце Дювалье. Этот чнновник собнрался в от­
пуск н имел разрешение на путешествие за границу. Он дал моему шефу знать, что нмеет доступ в спальню Дю­
валье. Чнновник хотел подложить бомбу, которая вознесет «папу Дока. в небеса через крышу сразу же, как только тот повернет электрический выключатель. Однако чнновннк ннчего не поннмал в подрывном деле. Заговорщнкн тоже был н невежественны в этом вопросе. Онн спроснлн меня, осуществнма лн такая ндея, н еслн да, то нельзя ли устроить, чтобы ЭТОТ чиновник прошел краткнй курс по подрывному делу. -
у меня есть человек, который мог бы подготовнть его, -
сказал я им без особого энтузназма. Я "нкогда не пнтал снмпатнй к. бомбам н взрывчатке. l(aK бы умело нмн нн пользовалнсь, онн, по сути своей, иенадежны и бьют без разбора своих. и чужнх. Когда чиновник поехал за границу (в какую страну -
лучше не говорить), я прикомандиро­
вал к нему некоего Макса Краузе, наемника из Европы. Краузе, ветеран французского ино­
странного легиона, прошедший Индокитай и Алжир, был человеком такого типа, кото­
рых надо сажать в клетку с надписью: <~вып'. скать только в случае войны». Война -
это все, что он знал и умел, а бомбы были его единст­
венной специальностью. Как сообщил Краузе, ученик оказался спо­
собным. Этот террорист не хотел иметь дела с доморощенными бомбами Если уж он станет взрывать 4:папу Дока», то сделает это при по­
мощи самого лучшего оборудования или вовсе не будет браться за дело. 1iраузе спрашивал, что ему делать. -
Ничего не делай, -
сказал я .ему. -
Все обучение и заключается в том, чтобы он смог сделать эту работу без дорогостоящего ,снаря· жения. Он не сможет пронести его во дворец. Кроме того, оно действительно чертовски до­
рогое. Положение стало .критическим как раз перед тем, как чиновнику ,нужно 'было возвращаться в Порт-о-Пренс. Он объявил, что будет учиться в другом месте. 8мигранuы были, по :его мне­
нию, шаЙкоЙбе:щельнииов. Он зая.вид, 'Ч1rО до-
станет подрывное устройство сам. Однако кто­
то доложил «папе Доку», что его служащий собирается стереть его с лица земли. Дювалье быстро устранил угрозу. Следующим ходом против <~папы Дока» опять планировал ось вторжение. Здесь у заговорщиков были определенно самоубийственные или просто убийственные тенденции. Мои шефы сказа.ци, что я должен руководить десантом с моря на Порт­
о-Пренс -
город, кишащий войсками и 4:ТОНТОН­
макутами». Как в старом фильме с участием Эррола Флина, мы должны были высадиться на берег, размахивая ружьями. Я сказал им, что я не Эррол Флин. Я также не хотел быть и Артуром Томасом ПеЙном. После долгих дебатов был выработан следую­
щий план. Вторжение на суше будет поддер­
живаться ударом с воздуха на дворец Дювалье. Мой младший брат Билл нанял 4:воздушные си­
лы», состоящие из Алекса Рорке из Нью-йорка, владевшего бомбардировщиком Б-25, и пилота Алекса Джефри Салливана из Уотербери, штат Коннектикут. Рорке привел в готовность свой бомбардировщик в июле 1963 года и ждал, когда ему доставят бомбы. Тем временем к заговору присоединился наем­
ник-француз Андре Ривьер. Он был 1'(10ИМ дав­
нишним приятелем еще по совместной работе у Трухильо. Мне всегда было с ним не по себе. Он постоянно говорил о таких вещах, как смерть, рок и т. д. Но что хуже всего, он ни­
когда не говорил о деньгах, хотя они всегда на языке у любого нормального наемника. Его ролью в заговоре было обучение маленькой ар­
мии гаитянских эмигрантов в лагере у домини­
канской границы. Именуя себя Революционными вооруженными силами Гаити, они едва насчи­
тывали 250 человек. А по ту СТОРОНУ' границы было от 15 до 18 тысяч солдат 4:рапы Дока». <~Партизаны» Ривьера в августе 1963 года перешли границу. Им предстояло взять с боем не какой-нибудь маленький пункт, а самую силь­
ную крепость в районе границы. Их колонна по­
пала в засаду и была разгромлена, даже не дой­
дя до цели. Что касается ВВС, то они остались на земле, Рорке так и не получил обещанных заговорщи­
ками боеприпасов. Спустя некоторое время они сСалливаном поднялись в воздух и направились куда-то в Центральную Америку. Это был их последний полет. Больше их не видели. Так закончилась эта кампания. Однако весной и летом 1964 года таинствен­
ные американцы опять обучали, вооружали, фи­
нансировали и транспортировали две группы га, итянских эмигрантов. Оружие, предназначавшееся для третьего вторжения, было неожиданно захвачено поли­
цией Майами. Власти не делали секрета из того, что об оружии им сообщили федеральные агенты. Самое интересное заключалось в том, что именно федеральные агенты и поставили нам раньше это оружие. Это выяснилось в ходе официального расследования, и ЦРУ попросило закрыть дело 4:ПО соображениям национальных интересов». По­
литика Вашингтона неожиданно изменилась: было решено, что Соединенные Штаты могут сосущест­
вовать с Дювалье. Перевела санглиltского А. РЕЗНИКОВА 41 ЗАБЫВШИЕ НАЧАЛО ПУТИ в третьем номере нашего журнала за этот год было онублнковано сообще­
ние о сенсацнонной археологической находке: на Дунае, вблнзн меr.течка Тзртзрия, во время раскопок были найдены глиняные таблички, испещрен­
ные таинственными знаками... И оказалось, что отдельные знаки на этих таблнчках чрезвычайно наномннают те, которыми в 111 тысячелетии до на­
шей эры шумерские писцы, жившие за тысячи километров от Дуиая, в го­
родах но берегам Тигра и Евфрата, обозначали цифры и имена богов! '" И самое пораэительное: как показад радиоуглеродиыА анализ, тзртэрнй­
ские таблички были изготовлены по крайней мере за тысячелетие ДО того, как подобные знаки ноявнлись' вШумере, считающейся древнейшей цивили­
зацией ЕвразИl' Ш ак угадывадись за г оризон­
том никому не ведомые зем­
ли приметами, известными одним лишь мореплавате­
лям, -
то птицами, садящи­
мися на вершины мачт, то плывущими навстречу береговыми водорослями, -
так и эту цивили­
зацию увидели, когда она еще бы­
ла скрыта за видимым горизонтом нсторни ... «Это выглядит так, будто по мокрому песку проскакали во робьи », -
недоуменно пожи­
мали плечами ученые мужи в Европе, когда в 1780 году датский путешественник Кар­
стен Ниб ур показал им копии странных клинописных знаков, которыми были испещрены об­
ломки стен Персеполя, древней столицы персидс кого царя Да­
рия III. Но слишком четко и точно, с какой-то заворажива ющей це­
лесообразностью были отпеча­
таны эти «птичьи следы», что­
бы одной нрасивой фразой мож­
но было зачеркнуть сообщение Нибура. Некоторые ученые­
в первую очередь и сам Ни­
бур -
решили все же проник ­
нуть в тайну «воробьиных сле­
дов». Но прошло более два­
дцати лет, а персепольские зна ­
ки так и не были расшифрова­
ны, хотя уже многие ученые пы­
тались сделать это. Клинопись оставалась загадочным шифром древних до тех пор, пока в 1802 году снромный учитель не­
мецкой философии из Геттинге­
на Георг Фридрих Гротефенд, никогда не занимавшийся исто­
рией Персии, не побился об за­
клад со своим другом, что про­
чтет персепольскую надпись. И он действительно прочел ее. Прочел, не зная ни одного восточного языка, абсолютно не представляя, по каким лингви­
стическим законам выстроены эти «во роб ьиные следы». Он прочел 12 знаков персеполь­
ской надписи, обозначавших имена и титулы персидского царя К серкса и его отца Да­
рия. Гротефенд дал науке ключ к расшифровке всей клинопи­
си! Нлюч н познанию тайн ис­
тории всей Малой Азии (нак выяснится потом, I<ЛИНОПИСЬ там была распространена по­
всеместно) . Но ... Геттингенские мужи нау­
ни, позевывая, выслушали сооб­
щение профессора Тихсена, оз­
наномившегося с результатами работ Гротефенда (не ~ivГЛ() же, в самом делс, все"' IpHO извест­
ное научное общ"ство выслу­
шивать сына ~с.!lожнина), были изданы краТJше тезисы этого со­
общения ... И все. Прошло свыше тридцати лет. В 1837 году во время одной из служебных номандировок английский дипломат и линг­
вист Роулинсон увидел на от­
весной с кале Бехистун, что вы­
сится у древней дороги на Вавилон, наной-то странный ре льеф, окруженный нлинопис­
ными знана ми. Роулин сон срисо­
вал и рельефы и над писи. В 1845 году Роулинсон и з ­
дал ннигу ~ Персидсние нлино­
писные знани в Бехистуне », где на всеобщий суд и обозрение представил копии Бехистунсной надписи и свой перевод их. В отличие от донлада Тих­
сена это СQ,общеiше про извело сенсацию. За три года до этого французсний исследователь Бот­
та отнрыл близ Хорсабада пер~ вый ассирийский дворец. Эта находна бунвально ошеломила научный мир. Толпы людей как «Ч то МОГ.,о _,учше олнцетво ря ть у м и знания, чем г олов а челове­
ка, силу -
чем тулови ще ль ва, вездесущность -
чем крылья пти­
цы!» -
писал английский архео· ЛOJ' Лэl!ярд, когд а открыл в про· ШЛОМ веке исполинскую статую крылатого человекольва, извая н -
ную асс и р ийским скуль пт о р ом око­
ло трех тысяч лет назад... Сейчас нау ке известны сотни подобных изображений, найденных по всей М алой Азни, в кург анах и поселе­
ниях разных культур и народов ... А наЧиналось это иск ус ство в То время, когда росли стены первых шумерских гор о дов в излучинах Тигра и Евфрата, когда выруба л нз черного диори т а безвестный шумерский ваятель статую царя .Гудеа-с троит еля». на чудо смотрели на памятни' ки удивительного искусства, найденные в безжизненных пе­
снах, -
изображения царей и воинов, богов и рабов, несу­
щихся во весь опор бородатых лучников и нопьеносцев, на ги­
гантские изваяния странных чудовищ с туловищем бына, орлиными крыльями и челове­
ческими головами... И везде­
на барельефах и статуях, на стенах древних дворцов -
вез­
де исследователи видели ~ « BO­
робьиные следы » нлинописи ... Из тысячелетнего забвения вставала за гадочн ая и вели­
ная цивилизация. Цивилизация столь древняя, что даже Геро­
доту о ней, по сути дела, уже ничего не было известно. Бук-
43 вально за несколько лет исто­
рия человечест,ва повзрослела на тысячелетия. и эти тысячелетия загово­
рили ... «Ты, который в грядущие дни увидишь эту надпись, что повелел я выбить в скале, и эти изображения людей, ничего не разрушай и не трогаЙ ... ~ Это были первые слова, про­
читанные Роулинсоном. Не­
сколько лет спустя клинопись мог читать любой востоковед. И тут снова началось неве­
роятное. Как вскоре выяснилось, кли­
нопись была распространена по всей Передней Азии. И все си­
стемы клинописи, системы, созданные разными народами и культурами, имели одну и ту же основу. Значит? Значит, персы, а до них ассирийцы за­
имствовали свою клинопись у какого-то более древнего наро­
да. Значит, только что откры­
тая цивилизация сама выросла из какой-то более древней, но, возможно, не менее великой цивилизации, ибо она уже имела развитую письменность... Созда­
телей этой неведомой еще циви­
лизации исследователи назвали шумерами, так как древнейшие правители Двуречья, известные в это время, называли себя ца­
рями Шум ера и Аккада. Прошло всего лишь несколь­
ко лет, и археологи увидели первых шумеров. В 1877 году французский вице-консул в Басре Эрнест де Сарзэк, ув­
лекшийся историей Востока, за­
ложил несколько разведочных шурфов в холмах Телло, что невысокой грядой уходили к северу от Басры. И в песчаном теле одного из холмов де Сар­
зэк увидел вырубленные из черного диорита фигуры людей. Они были спокойны и велича­
вы. У них не было копий и ме­
чей, их одежды не развевались победным ветром, их ноги не попирали трупы поверженных врагов, а их безоружные руки были спокойно сложены на груди, как руки человека, от­
дыхающего от тяжелого земно­
го труда. Это могли быть руки строителей, писцов, землепаш­
цев, руки людей, построивших первый дом, написавших пер-
44 вую книгу, ПРОJIОЖИВШИХ пер­
вую борозду. Потом будут найдены и сце­
ны жестоких битв, и изображе­
ния опьяненных кровью вои­
нов -
все, что положено для паМЯТНИ1{ОВ искусства древней цивилизации. Но эти скульпту­
ры, найденные в холме Телло, дышали иаиим-то удивительным спокойствием. Не было нииакого сомнения: найдены первые па­
мятниии иулыуры, предше­
ствовавшей ассириЙсиоЙ. А или­
нописные строки, поирывающие постаменты фигур, оказалйсь следами той праписьменности, существование которой было предсказано. .. . Шумеры были найдены. «Народ, который начал исто­
рию», как иногда называют те­
перь шумеров, начал рассказы­
вать о себе. Шумеры создали сеть пер­
вых в мире оросительных ка­
налов, которые пережили сво­
их создателей на долгие тыся­
челетия. Они возвели города, древнейшие в мире, и архитек­
турные и строительные прие­
мы, разработанные шумерскими зодчими, войдут в практику народов, которые уже и не бу­
дут подозревать о существова­
нии своих учителей. Даже знаменитый кодекс Хаммураппи, оказавший влия­
ние на римский кодекс Юсти­
ниана, что лег в основу класси­
ческой юриспруденции совре­
менности, оказалось, начинался в Шумере (приговор шумер­
ского суда по запутанному де­
лу об убийстве, совершенном в 1850 году до нашей эры, не смог «обжаловать~ в 50-х го­
дах ХХ века нашей эры декан факультета права Пенсильван­
СКОГО университета). Шумеры создали первые в письменной истории мифы, ко­
торые в аллегоричесиой форме повествовали о действительных событиях, и эти мифы неведомо и таинственно оживут потом в древней Греции, заговорят как «божественные~ открове­
ния в «священной~ библии. ... Люди всегда пели и поют славу своей земле, своим по­
лям. И первая такая песнь из­
вестна нам по клинописным шумерским табличкам. «О Шу­
мер, великая земля среди всех земель вселенной, залитая не­
меркнущим светом ... Твое серд­
це глубоко и неведомо ... Да бу­
дут хлевы твои многочисленны, да приумножатся твои коровы, да будут овчарни твои много­
численны, да будут овцы твои бесчисленны~ . ... Люди всегда благословляли свой труд и гордились им. И первый гимн труду дошел до нас в клинописных табличках шумеров: «Я Плуг, сделанный могучей рукой, собранный мо­
.гучеЙ рукой... Я верный земле­
пашец человечества... Все стра­
ны обожают меня. Все люди с радостью взирают на меня~. Шум еры сложили первую в истории человечества любовную элегию (<<Супруг, дорогой моему сердцу, велика твоя кра­
сота, сладостная, точно мед . Лев, дорогой моему сердцу, ве­
лика твоя красота, сладостная, точно мед... Твою душу -
я знаю, как обрадовать твою ду­
шу, Супруг, спи в нашем доме до зари ... ~) и пропели древней­
шую погребальную песнь ( «Пусть твой жизненный путь не исчезнет из памяти, пусть имя твое называют в гряду­
щие дни ... ~). Но, может быть, самое ве­
ликое, что создала шумер­
ская культура, -
это образ Человека, ставшего с богами как равный с равными, первую в мире поэму, пропевшую сла­
ву Человеку, свершающему ве­
ликие, доступные лишь богам дела, но доблестного земными доблестями и страдающего зем­
ными страданиями, поэму о Гильгамеше. Богиня любви и сладостра­
стия, отвергнутая легендарным царем Шумера Гильгамешем за коварство и бесчеловечность, желая отомстить герою, умерт­
вила его единственного и горя­
чо любимого друга, а на самого Гильгамеша наслала коварную болезнь. Мучаясь от невыно­
симой боли, ПО крытый язвами и струпьями, терзаемый стра­
хом смерти, унесшей его друга и угрожающей ему самому, Гильгамеш решил отправиться к единственному из людей, ко­
го боги наградили бессмертием. Он надеется, что ему удастся узнать тайны вечной жизни . Бессмертный живет по ту сто­
рону океана -
«вод смерти~, которые не удавалось пере­
плыть еще никому, да и путь до этого океана тяжелый и «полный всяких страстей.. Поч­
ти обессиленный болезнью, Гильгамеш все же проходит этот путь и переплывает «воды смерти~. Мудрец вылечивает Гильгамеша от болезни и гово­
рит, что бессмертие ему даро­
вали за то, что спас он во вре­
мя великого потопа, на сланного зл ым богом, «сем я жи зни вся ­
кого рода ». Затем он рас сказы ­
вает Гильгамешу, где найти волшебную траву, дарующую телесное бес сме ртие. И когда с великими трудами Гильга­
м еш достает эту траву -
ее по­
хищает злой дух в образе зме и ... Трагично кончается это ска­
зание -
утверждением неиз­
бежности смерти даже такого героя, как Гильгамеш. Но Гильгамеш стал первым, кто понял, что только дела че ­
ловека бессмертны, если они достойны бессмертия, что «са­
мый высокий человек не может коснуться небес», но надо де­
лать все, чтобы «узнать тайны Неба и Земли», и если на этом пути «страх подступит к тебе, страх подступит к тебе, -
про­
гони его вспять». ... Сквозь тернии к зве;щам -
тысячелетия спустя сформули­
руют на языке Горация мысль, выраженную в сказании о Гиль­
гамеше ... Так кто же такие шумеры, народ, «который начал исто­
рию»? Какие истоки питали его великую культуру? ... Мы знаем, что первые шу­
мерские города возникли в кон­
це IV -
начале III тысячелетия до нашей эры. И можем на­
зва ть главнейшие из них -
Ниппур, Ур, Урук (Гильгамеш был легендарным правит елем этого города), Ларса, Лагаш. Выяснено, что каждый из го­
родов был самостояте л ьным рабовладельческим государст ­
вом, управлявшимся пате­
си, как называли своих царей шумерские писцы. Таблички также рассказали о войнах, ко­
торые вели между собой патеси разных городов -
из-за земель, воды, рабов. Известно нам, что около 2370 года до нашей эры в Шу­
мер вторгаются выходцы из Верхней Сирии и на 200 лет покоряют шумерские города. В это время столицей Южной Месопотамии становится город Аккад. После этого происходит новый расцвет шумерских го ­
родов. Археологи нашли не­
сколько статуй патеси Лага­
ша -
Гудеа, которого шумер­
ские летописцы называют ве · ликим строителем. Мы можем проследить, как центр шумерской культуры во 11 тысячелетии до нашей эры перекочует в небольшой горо­
док Вавилон, который станет одним из блестящих городов древнего мира; как спустя ты­
сячелетие Вавилон войдет в состав Ассирийского царства, владычество которого будет простираться на всю Западную А з ию -
от Ирана до Среди­
земного моря. И как после па­
дения Ассирийской империи Вавилон вновь станет самым крупным и богатым городом своего времени. И как в 538 го­
ду до нашей эры персидский царь Кир захватит Вавилон и присоединит его к своему цар ­
ству ... И многое из этого нам поведали глиняные таблички шумерских, аккадских, вави­
лонсюi:х, ассирийских писцов, чуть ли не с протокольной точ­
ностью описывающих историчес­
кие факты. (Даже некоторые позднейшие списки эпоса о Гильгамеше кончаются словами: « Согласно древнему подлиннику списано и сверено».) ... Но когда в этих табличках начинается ра згово р о том, «от­
куда есть пошла » земля шу ­
мерская, -
бесстрастная точ­
ность летописца взрывается ка­
ной-то безудержной фаитазией. Согласно одной такой хроноло­
гии первый десяток шумерсних правителей Ц а р с т в о в а л ... 241 200 лет, согласно дру­
гой ~ точно 456 000 лет! Истони шумерсной культуры не свя з аны с нультурой древ· нейших ночевых племен Дву ­
речья. Стремящаяся ввысь ар­
хитект у ра священных башен­
зин ну рат древнейших городов шумеров не могла во з никнуть в низинных просторах болоти­
стых равнин Двуречья. Древ­
нейшие следы шумерской пись­
менности, и з вестные науне, по­
зволили неноторым исследова­
телям предположить, что у шумеров су ществовала еще бо­
лее древняя система письма, ноторая еще не открыта. Бесспорно, что шумеры не коренные жители Двуречья, а шумерская цивилизация, во всяном случае тот отрезок ее истории, что известен сегодняш­
ней науне, -
это еще не «на чало начал». Так где же это «начало на чал »? Долгое время считалось, что шумерский язык н а помина · ет индоевропейский. И было вы­
двинуто предположение, что шумеры -
выходцы из гори­
стых районов Ази и. Уназыва­
лось даже точно: прародина шумеров -
сибирсная цепь Алтая. «История начинается в Шуме­
ре:., -
об ра зно сказа л один из крупиейших шумерологов, С. Кра­
мер ... Но вот перед нами три гли­
няиые таблички, иайденные на Ду­
нае, на к о т о рых из ображены знаки. иапоминающие шумерские (ф о т о в в е р х у), -
и изображевы за ты с ячелетие до ТОГО. как ОНИ поя .. ВИЛИСЬ вШумере ... БуJ'"r В).\ 1-J).\ Ф).\ЗЕ1-JL~Е L~),\~J\E9J1-JYJ1-Jr E1-J посылали проклятия надвигаю­
щейся опасности. Но расстояние между рвом и муравьями сокра­
щалось, шум постепенно зати­
хал, и, наконец, воцарилась гро­
бовая тишина. На эту тишину КАРЛ СТЕФЕНСОН JJ уравьи I появились утром. Они двигались в направлении плантации зловещим прямо­
угольником, одна сторона которого состав­
ляла ТРИ,а другая пятнадцать километров. В па­
нике бежали, спасаясь от смерти, ягуары и пумы, олени и тапиры. Беспорядочно метались и дико кричали обезумевшие от ужаса обезьяны. Владелец плантации -
фазендейро сеньор Лей­
нинген не был новичком и знал, что в этом угол­
ке Бразилии такого нашествия можно было ждать каждый день. Плантация была окружена подковообразным рвом шириной в четыре метра, концы которого упираJl1ИСЬ в реку. На реке была сооружена плотина. В случае опасности фазен­
дейро мог открыть ее затворы и окружить свои владения сплошным поясом воды. С одной сторо­
НЫ к подкове подходил тамариндовый лес, и ветви высоких деревьев далекО' простирались надо рвом. Лейнинген приказал обрубить ветви, чтобы му­
равьи с них не смогли попасть на плантацию. Кроме внешнего рва, имелся еще и внутренний пояс укреплений: polВ меньшей величины, окру­
жавший холм, на котором расположились хозяй­
ственные и жилые пО'строЙки. Во рву был сделан специальный желоб, идущий от цистерны с неф­
тью. Так что, если 'бы муравьи, преодолев пер­
вый P01J, достигли плантации, нефть стала бы на­
дежной защитой для осажденных. Как только стало известно о приближении му­
равьев, женщин и детей срочно переправили на другой берег реки в безопаснО'е место, ,:1 в ров на­
пустlИЛИ воды. Все мужское население плантации, четыреста работников-индейцев, столпилось на южном конце ПОДКОlВы. До самого горизонта, насколько Mor видеть глаз, все было покрыто черным, металлически по­
блескивающим движущимся ковром. Вся расти­
тельность на его . пути исчезала, СЛОIIIНО сбитая. Иlolдейцы неистово кричали, размахивали руками, 1 Речь идет о так называемых муравьях-«легионерахjo (Eniktus), подлиином бнче внутренннх районов Бразилни, -
При"" ред, наплывала все пожирающая на своем пути лавина из сотен мил­
лионов насекомых. Вражеская армия приближа-
. лась в строгом боевом порядке. Увидев препят­
ствие, из центра выделились две колонны и пусти­
лись В обход с флангов, желая найти место для переправы. Это заняло немногим более часа. Осаж­
денные за это время успели получше рассмотреть своих противников. Они были красно-черного цве­
ца, величиной с палец. Некоторым индейцам даже показалось, что муравьи гипнотизирующе сверлят их холодными сверкающими глазами. Наконец оба фланга~ обойдя ров, достигли ре­
ки. По какому-то таинственному телеграфу весть об этом молниеносно разнеслась по всему враже­
скому лагерю, и гигантский -
шириной в сто мет­
ров -
поток блестящих насекомых захлестнул ров. Вода стала черной. Муравьи тонули тысячами, но им на смену устремлялись новые десятки тысяч. Лейнинген распорядился раздать людям лопаты и нефтяные форсунки. В муравьев полетели 'Комья земли, их поливали нефтью. Но насекомые отве­
тили на это еще более яростной атакой. А в до­
вершение этого течение часто воз'вращало комья земли обратно ко 'внутренней стороне рва, и тог­
да от них тотчас же отделялась зловещая черная лента и ползла наверх. Один из индейцев ударил по такому комку лопатой, и в мгновение ока ру­
к'оятка была сплошь покрыта насекомыми. Пеон с проклятиями кинул лопату в ров, но было уже поздно: муравьи покрыли его с головы дО НО'Г И впились В тело. Некоторые, покрупнее других, имели особое жало, через которое выпускали в тело овоей 'жертвы парализующий яд. Обезумев от боли и ужаса, человек прыгал и бесновался, как дервиш. сРуки В нефть! Скорее!.> -
крикнул Лейнинген. Несчастный сорвал с себя рубаху и погрузил руки, покрытые муравьями до самых плеч, в большой чан с нефтью. Но даже после этого насекомые ие разжали своих челюстей, и другому работнику пришлось давить и отцеп­
лять каждого муравья в отдельности. По приказу Лейнинrена был поднят уровень воды во рву. Люди с облетчением наблюдали, как бурный поток уноСил мириады насекомых. Атака была отбита, но мур8lВЬИ и не думали снимать Но в последнее время уста­
новлено, что язьJн. шумеров не похож ни на однн язык мира. Известный английский асси­
ролог Артур Нейт преДПОJ{ОЖИЛ, основываясь на замеченном им сходстве отдельных элементов культуры, что прародина шу­
меров -
районы Афганистана, Белуджистана и долина Инда. И действительно, при раскопках в долине Инда были обнару­
жены ПРЯМОУ!'ольные печати, чрезвычайно ,,:ходные и формой и надписями с древнешумер­
скими печатями, Но дальнейшего подтвержде­
ния эта гипотеза еще не полу­
чила: согласно последним ис­
следованиям именно шумеры оказывали влияние на культу­
ру Инда .. , яснить этот феномен, Неолити­
чесная нультура, в одном из поселений которой были найде­
ны эти таблични, достаточно хо­
рошо изучена, чтобы утвер­
ждать: в то время, когда они были созданы, жители Дуная просто не могли еще иметь своей письменнасти, Некаторые исследователи высказали пред­
положение, чтО' какими-то неве­
ДОМЫМИ тысячелетней давности торгавыми путями таблички с шумерскими письменами попа­
ли на Дунай, где местные жи­
тели видели в них какие-та 46 И вот в этом году во мно­
гих научных журналах появи­
лось сенсационное сообщение: на Дунае, близ местечка Тэртэ­
рия, во время раскопок найде­
ны глиняные таблички, покры­
тые знаками, напоминающими образцы шумерской письмен­
ности, Ученые пока не могут объ-
DCаду. Они лишь изменили тактику. Полчища на­
секомых буквально заполнили тамариндовый лес на берегу рва. Можно было подумать, что они решили заготовить для себя провиант. Но дело обстояло иначе. Муравьи перегрызали стебли ли­
стьев, которые дождем сыпались на землю, быст­
ро перетаскивали их ко рву и опускали на воду. На этих своеобразных плотах насекомые устрем­
ля.Iшсь к противоположному берегу. Внезапно Лейнинген заметил на другом берегу какое-то странное черное существо с бесформен­
ной головой и тря'сущимися ногами. Существо пы­
талось прорваться ко рву, но свалилось на берегу и забилось в судорогах. Это был пампасный олень, случайно забредший в стан муравьев. Они покрывали его сплошной черной пелен()Й. Снача­
ла муравьи лишили его глаз, а потом стали по­
едать слепое и обессилевшее ()Т боли животное. Лейнинген поднял ружье и выстрелил, чтобы освободить оленя от бессмысленных мучений. Олень вздрогнул в последний раз и затих. Через шесть минут от него остались лишь гладко отпо­
лированные кости. Листья уже наполнили ров. Миллионы муравь­
ев плыли на них к плантации. Лейнинген прика­
зал резко понизить уровень воды !во рву, а затем также резко поднять его, и так несколько раз. Муравьи, внезапно очутившись на дне, сразу же РИНУJZИСЬ на штурм, но тут на них ()брушился бурный поток. Однако кое-кому из них удалось выбраться на внутренний берег. Послышались ду­
шераздирающиекрики индейцев: что-то испорти­
лось В пусковом механизме на пл()Тине, и ров оказался пустым. Гигантский черный ковер вы­
полз на внутренний берег. Лейнинген понял, что плантация обречена. Он поднял ружье и трижды выстрелил 11 воздух. Это был УСЛOlВный сигнал: перебираться во ВНУ'Iренний пояс укреплений. Во 'второй канал он приказал пустить нефть. Плантация -
результат неустанного многолет­
него труда -
была уничтожена в мгновение ока. Но сразу кинуться в нефть насекомые Есе же не решались. Так как вся живая зелень была уже съедена, они стали собирать и бросать в ров кус­
ки коры, сучья, ветки и сухие листья. Вскоре во рву уже не было видно нефти. Все было покрыто кишащей массой насекомых. Положение было от­
чаянное. Лейнингенсхватил камень и бросил в канал. На мгновение обнажился :кружо:к чистой нефти, и туда полетела горящая спичка. Нефть вспыхнула. Гарнизон оказался окруженным сте­
ной огня. Миллионы муравьев погибли. Та:к по­
вторялосъ несколько' раз, но муравьи упорно про-
должали наступать. Они снова и снова строили мосты. Теперь делать это было легче, так как нефть была покрыта слоем золы. Оставалось толь­
ко одно: затопить водой всю плантацию. Но как добраться до плотины? Два индейца попытались было достигнуть реки, но это стоило им жизни. Тогда Лейнинген сам обм()Тался тряпками, про­
питанными нефтью, поверх натянул намоченную в нефти одежду. Противомоскитными очками плотно закрыл глаза, а уши и ноздри заткнул ва­
той. Старый индейский лекарь дал ему мазь, приготовленную из майских жуков. По его сло­
вам, муравьи не 'выносят запаха майских жуков. Лейнинген обмазал мазью лицо и одежду и выпил лекарство от муравьиного яда. Через секунду Лейнинген, махнув индейцам на прощание рукой, кинулся в гущу муравьев. Он бе­
жал что было силы, старая'сь делать длинные прыжки. Но, не пробежав и половины пути, весь он был облеплен насекомыми. Невзирая на жут­
кую, невыносимую боль, он продолжал бежать. До плотины еще метров триста ... Вот уже двести ... сто... И вот он, наконец, достиг цели. Едва Лей­
нин ген схватился за колеоо, как целый рой не­
истовых насекомых с бешенством впился в его лицо и тело. Лейнинген извивался как безумный, плотно сжав губы. Открыть рот -
значит в ту же минуту погибнуть. Наконец затворы плотины отк рылись, и наводнение началось. Лейнинген едва держался на ногах. Собрав по­
следние силы, он кинулся бежать обратно,. созна­
вая, что стоит ему оступиться и упасть -
это бу­
дет концом. Сердце бешено колотилось, из ушей текла кровь. С каждым шагом его оставляли си­
лы. На его пути лежал большой камень. Не в си­
лах его обогнуть, Лейнинген в изнеможении опус­
тился на землю. Муравьи кинулись на свою жерт­
ву. В ГОЛOlВе его пронеслась сцена гибели оленя. Чудовищным усилием воли он заставил себя под­
няться и побежал дальше. Прорвавшисьс:квозь полыхающую стену огня во внутреннем рву, он без сознания упал на зем­
лю. Подбежавшие индейцы сорвали с него одеж­
ду, очистили тело от муравьев и отнесли в дом. Вода бурлящим потоком залила всю плантацию. Муравьи тонули миллионами, остальных уносило течением. То там, то здесь насекомые еще пыта­
лись выбраться на сушу. но индейцы нефтью из форсунок загоняли их обратно в воду. Сражение было выиграно. Перевел со шведского О. чистовекии священные знаки (эти таблички действительно были найдены в золе жертвенного костра), и местные жрецы просто копиро­
вали их, не понимая смысла. Но радиоуглеродный анализ показал, что тэртэрийские таб­
лички изготовлены почти на полторы тысячи лет раньше, чем аналогичные шумерские, найденные в Двуречьеl Так, может быть, эти таблички по­
пали на Дунай именно из той области, КОТОJ.ую уже не одно десятилетие ищут шумероло­
ГИ, -
.области, где началась шумерская культура? Но слиш­
ком совершенны знаки на од­
ной из тэртэрийских табличек, чтобы утверждать это, -
тэр­
тэрийские знаки напоминают уже развитую шумерскую пись­
менность, а не ее древнейшие образцы. Тэртэрийский фено­
мен слишком одинок, чтобы заставить по-нов.ому взглянуть на историю шумеров. Но в то же время он слишком интересен, чтобы наука прошла мимо и не попыталась разобраться в нем. Исследование этой уди­
вительной находки, по сути де-
ла, только началось. И укажет ли она путь к истокам шумер­
ской культуры, культуры, за­
бывшей начало своего пути,­
неизвестно. И как не ведали первые из вступавших на вновь открытую землю, где обрывается она, так и мы еще не знаем, до каких пределов во времени и прост­
ранстве простирается шумер­
ская цивилизация. ... Но идущие тропа.ми неведо­
мой земли всегда жили уверен­
ностью, что когда-нибудь ее очертания лягут на карты мира ... В. ЛЕВИН Вэлу Хауэлзу не повезло. ИМЯ 8ТОГО англнчаннна не значится в списке победителей парусных ГОНОК и переходов, хотя он -
ИЗ числа первых, вступивших в единоборство с океаном. Более то­
го, Вэл был ОДНИМ ИЗ четырех участников первых трансатлантических гонок яхтсменов-одиночек в 1960 году. С тех пор 8ТОТ маршрут -
от Плимута, Англия, до Нью-йорка, США, -
стал тра­
дициоиной трассой международных состязаний. Но то был первый поход, н ему посвящена кннга, отрывок нз которой мы предлагаем вашему вннманню (кннга выйдет в издательстве «Молодая гвардня» ). Вэлу Хауэлзу повезло. Он смог написать настоящую правдивую повесть (так отозвалнсь о книге моряки), и в ЭТОМ уже немалая похвала яхтсмену. Что еще остается добавить? Разве только нмена участннков -
некоторые из них прнобрелн мир о вую славу, другие расстались с морем, но все равно они былн первымн: Дэвид Льюнс шел на «Главной добродетели», у Фрэн­
снса Чнчестера был «Джипсн Мот» .. Блондн Хазлер вел «Шутника», а у валлийца ХаУ9лза бы­
ла «ЭЙр а ». ЗА кормоО вэ n ХАУЭnЗ -
О~ИDОЧЕ(jТВО f:J ыстрел известил, что до ста-
• рта осталось десять мииут, и я сверился с наручиыми ча­
сами. Перед пятиминутным сигна­
лом меня уже всего трясло от нерв­
ного напряжения, я не мог уси­
деть в кокпите, то выскакивал из него, то возвращался на место. Ко­
гда стрелка принялась отсчитывать последние минуты, я попытался взять себя в руки. Для этого я отреIIl'llЛСЯ от своих переж'Иван.иЙ и нарочно замедлил дыxaНlle. НезаВlИСНlМО от продол~ителыно­
сти всякий одиночный переход -
такая задача, что стоит, как гово­
рится, присестьи пораэмыслить, прежде чем приступать к ней. Оди­
ночное плаваlНlИе че·рез АтлаН'J11{че­
сюий океан -
тем более серьез,ное предприятие; даже самый храбрый человек задумае11СЯ над ожмаю­
ЩИIМ'И его опа<шостями, во всяком случае, ощутит некоторое беспо­
к;оЙСтво. Наконец IIIрОI1ремел стартовый выстрел, и мы пошли. Мы шли по Ла-МаIНШУ, и нам предстояло не раз пересекать пути оживлен­
ного судоходст,ва, здесь юлько ду­
рак ПО3ВОЛИil бы себе лож'иться. Первая ночь ОДИROЧiКiИ на ма­
леньком судне в море... На моем счету были десятхи таlКИХ ночей, но дoвeДНlcь мне пережить эю еще сто раз, в'се paВlHO я не способен расслабиться так быстро после на­
чала плавания. Тело еще не уооело ПРИC!IIособиться к порыIвстыыM дви­
ЖeJ/JИЯМ яхты. Пока что человек н' судно всего лишь знакомые, нена­
роком оказавшиес.я в суровых усло­
виях. СотрудlНИЧество налаживает­
ся не сразу, и нужно несколько дней сносной погоды для подлин: ного взаИМOJIOIнимания, чюбы У'ста­
новилось и от,носительное душев­
ное ра,вновеаие. Звуки первой беосои.ноЙ IНО'Ш!. Плеск и дробь бросаемых ветром брызг. Шипение нависающего греб­
ня. Стук и СКpiИlП идущего на ве­
тер деревянного судна -
о'ГЧаян­
но кренящегося кузоВ/ка с ра3lНЫМИ разностями, окрепленного медными I1ВОЗДЯМИ и МЯI1Кой стальной про­
ВОЛOiIЮЙ. ПоднимИ'Сь И провер!>, lIIeT ли в,стречных судов. При,вычиый глаз и ночью видит. На палубе евет­
лее, чем внизу, в темной каюте. Оюинуть взглядом горизонт, отме­
тить комбинаIDИИ толовых и отли­
чительных огней н быстро пред­
ставить себе курс их судов. ГрУ'п­
па тральщиков под ветром. На се­
вере -
здоровенный верзила с хорошо заметным зеленым огнем, вероятно, лайнер, ндущий вверх по Ла-Маншу, скажем, в Саутгемп-
4 «Вокруг света,. Н. 11 тон. И с левого борта какой-то тип, видно топовые огни н один кра·сиыЙ. А это кто у нас за кор­
мой? Два белых огня, один над другим, красный и зеленый. Обго­
няющее судно, лучше за Н:ИМ при­
смаТР1{иать, вдруг это какой-ни­
будь суперта1{Кер, несущийся со скоростью восемнадцать узлов. Подомнет и даже краску себе не поцарапает, вообще ничего не по­
чувствует... Еще раэ осмотреться на случай, если не приметил чего­
то за волнамiI. Теперь можно ны­
рять в каюту. Следующий день ·был день для лентяев. Как раз перед утрениим визированием небо завOJIОКЛ:И тучи, и так как оно оставалось пасмур­
иым, мне не пришлось определять курс в полдень. В итоге я оказал­
ся без дела. Решил что-нибудь почитать. Моему другу Джеку бы­
ло поручено обеспечить суд'Но хле­
бом и литературой. Когда он, на­
свистывая, отправился в город, я -
как оказалось, неоомотритель­
но -
заключил, что он вернется, скажем, с четырьмя дюжинами юннг и noлудюж,иной булок. Я за­
был, что Джек -
бакалейщиlК по приэванию. Хлеба было ВДОВ()JIЬ­
ТpiИдцать плесневелых батонов, за­
ю всего шесть книг. Страиное чувство пропорции. На сорок, предположительио, дней iВ море только шесть книг? Но теперь-то нИ'Чего не поделаешь. ЧТО ж, ПОCIМотрим. Номер од,И'Н -
~Землеnроходцьt»; пред-
ставляю себе, как Джек подумал: «Все-таки разнообразие:.. Следую­
щая -
~Морск.ая рыfiная ловля». (<<Будет рад свежей рыбке:..) Ру­
ка опять ныряет в мешок. ~Oк.ea­
ническ.ие nтицы». (<<Будет знать, кто летает кругом:..) дальше. ~П риготовление пищи на малых су­
дах», я'з.даlние 1909 года... ~Kaк. стать фермером»... И наконец, Тэрбер и Уайт -
~A нужен ли сек.с?». Без комментариев. И это библиотечка для одиноч­
ного мореплавателя, способного поглошать по одной юи'Ижке в день! Через неоколько часов, напо­
ловину одолев Тэрбера, я вдруг сообраэил, что лучше поберечь мои ресурсы. С кривой уомешкой отло­
жил книгу и пр,инялся ра.зрабаты­
вать меню обеда. от «Приготовления пиЩIИ на ма­
лыхсудах:. было мало толку: «В пла'В8Нl1И весьма жедателъно располагать сохраняющим тепло ящll'JЮlМ с сен-ом внутри:.. Книга горячо рекомендовала тушеную заЙ'Чати!l'y, а гакже приспособле­
Н'ие, IJIмеющееся в любой «хорошей уго.льноЙ лав.ке:. инезаменимое для разогревания «достаточного количества вкусных мясных пирож­
ков., которыми предусмотрительный владелец не преминет запастись у своего повара, прежде чем выхо­
дить в море:.. Люди часто говорят о скуке, ставя знак равенства между нею и одиночеством .. Всю жизнь они пре­
бывают в заблуждении, причем настолько погружены в свой искус­
ствениый мирок, что им недосуг вникать в душу и чувства других. «Чем нам еще заняться?:. -
пла­
чут их дети, а в ста ярдах -
ре­
ка, KOТOPYIO надо пересечь, горка, на которую надо взобраться, угол, за который надо завернуть, и им откроется богатейший мир; а не сделают этого, не вырвутся на во­
лю -
и не оценят ее и тоже всю жизнь будут стремиться только ту­
да, где людно. Что они найдут? Тьму сверчков, тщетно силящихся привлечь к себе внимание громкой трескотней. Я порой сержусь, когда меня считают способным скучать, зато мне почему-то льстит вопрос, бы­
ваю ли я одиноким. Первая реак­
ция как бы говорит,. что я и мог бы скучать, да не до этого, вто­
рая -
что бываю, бывал и сейчас бы не 'прочь побыть один. Однако все это не может засло­
нить того фа,кта, ЧТО В четверг двадцать т,ретьего июня, в четыре часа дня я заскучал. А кто меня упрекнет? Один на маленькой яхте, и одинаково далеко до Аэорских островов, Юго-Западной Ирландии, островов Силли, Ушанта и Кабо­
Вялья'но. Вечером, приняв любимую позу -
плечи ОlJJираются на трап, одна нога уперта в слань каюты, вторая лежит на ступеньке, -
я уныло смотрел под ветер и впер­
вые чувствовал себя слегка раз­
драженным, может быть, чу­
точку захмелевшим (с трех напер­
стков виски!) и несколько обеску­
раженным тем, что моя страсть к одиночным плаваниям через Атлан­
тический океан оказалась не такой СИJIЫlОЙ, как я думал. Малодушие тут ни при чем, я твердо верил, чю мыс яхтой в конечном счете добереldСЯ до Нью-йорка, ие сом­
невался, что мо.й опыт И удача решат исход, но меня разочаровал темп продвижения. Посмотри из люка -
насколько х,ватает глаз, простирается океан. Дальше его протяжеиие ог,раничивалось преде­
лами моей фантазии, но если ей подсобить, взглянув на карту, мож-
49 но очень четко сопоставнть пред­
стоящие тысячи миль с пройден­
ным путем. Я сопоставил -
и перспектива многонедельного оди­
ночества принялась подрывать мой дух. Вечером я слушал радио с небывалым удовольствием; вероят­
но, еще один признак того, что на­
чинала сказываться изоляция. А на следующий день настрое­
ние снова подскочило вверх, все­
цело благодаря тому, что из-за ли­
нии горизонта на юге появились два стремительных патрульных судна -
американцы. Они неслись по волнам, словно возбужденные терьеры, почуявшие нору, и я вос­
хищенно смотрел, как они выпи­
сывают сложные кривые, очевидно, связанные с противолодочным пат­
рулированием. Завершив серию ма­
невров, оба на высокой скорости ринулись ко мне; острые носы лег­
ко резали волну, зачехленные пуш­
ки смотрели на меня. Будь я кро­
ликом, я бы пустился наутек. Но вот они сбавили ход и закру­
жили поодаль -
так осторожный, опытный пес ходит вокруг колю­
чего ежа. Наконец один из них разорвал кольцо и подошел вплот­
ную, чтобы обнюхать меня. -
Привет. Я поднял руку в ответ. -
Далеко вы забрались. Ага. -
Все в порядке? -
Все. Вдоль борта выстроились гла­
зеющие матросы, двигавшие друж­
но в такт челюстями, пережевывая резинку. -
Куда следуете? Изо всех сил стараясь говорить небрежно, бросаю: -
В Нью-йорк. Они, как по команде, перестали жевать, и ряды ровных белых зу­
бов сверкнули над релингом, ото­
роченным полосой смуглых волоса­
тых рук с ответвлениями, подпи­
рающими любопытные лица. -
Далековато на таком суде­
нышке. Что ответить на это коллектив­
ное заявление, в котором уже за­
ложен исчерпывающий ответ? Я настолько пленен зрелищем такого количества людей, что должен сде­
лать над собой усилие (надеюсь, не очень заметное со стороны), чтобы уловить смысл следующей реплики капитана: -
В чем-нибудь нуждаетесь? -
Вообще-то есть одно дело. Вы не могли бы передать мое посла­
ние в Соединенное королевство? -
Ну, конечно, охотно переда­
дим. 50 я сообщил им все данные и по­
просил радировать Королевскому Западному яхт-клубу в Плимут. Моряки заверили меня, что все будет сделано, и с веселыми воз­
гласами пошли дальше, опять пу­
стив челюсти на полный ход. Г ово­
рят: желудок двигает войско; мо­
жет быть, матросы попросту озабочены тем, чтобы мотор не останавливался? Это соприкосновение с внешним миром здорово меня воодушевило и внушило полную уверенность, что мои близкие получат весточку. Меня уже не раздражали ни пас­
мурное небо, ни тесная каюта, ни ограниченность чтива. Черт возьми, почему я не попро­
сил у них нескольких журналов и книжек? Ладно, Тэрбер выдер­
жит и второй заход. А потом мож­
но заняться изучением морских птиц. ОДИН Один-одинешенек. Ты в этом уверен? Можно с ума сойти. А тут еще эти ночи. Час за часом лежишь, не дви­
гаясь, будто мумия, в спальноf,f мешке, притиснутый к борту. Я не могу убедить себя, что есть смысл подниматься на палубу, проверять, не покажется ли какой-нибудь ко­
рабль. Сегодня тринадцать дней, как я последний раз встречался с судном. Других судов нет. Только мое. А на нем -
я. В этой части океана редкое дви­
жение -
триста миль прямо на запад от Азорских островов. Ты­
сячи судов курсируют через Атлан­
тический океан. Миллионы тонн грузов. В эту самую минуту океан пересекает тьма людей, но здесь­
никого. Один я ползу на запад в своей пятнтонной коробочке, наме­
реваясь присоединиться к «Лету­
чему Голландцу», -
и буду хо­
дить в этой части океана, пока земной шар не прекратит свое вра­
щение и не метнет океаны к небо­
своду, и останется наш несчастный древний мир с морщинистым ли­
цом, как у обезьяны, начинай все сиачала. Только без меня. Я буду плыть все дальше и дальше, до са­
мой Луны. Но там -
ни гавани, ни хотя бы сносной якорной стоян­
ки. И пойду я еще дальше, и за­
кружит меня планетная орбита. Буду идти так тысячелетия, пока не заштилюю в виду Берегов Веч­
ности. -
Верно, как дважды два -
пять. я сажусь, зажатый в тисках соб­
ственных мыслей. Как там поживает моя жена в Сондерсфуте? Радуется? Горюет? Думает, что я утонул? -
Она слишком разумный чело-
век. Занята детьми? -
Как там ребята? Что я здесь делаю? -
Брось ты метаться, ведь не один же ты пошел. Чувство вины перед оставленной женой -
лишь часть того, что ме­
ня тревожит. Вопрос, что я здесь делаю, можно толковать по-разно­
му. Например, что я делаю имен­
но в этой точке? В трехстах ми­
лях прямо на запад от Азорских островов, на маршруте, которым ходят нз Плимута В Нью-йорк не­
большие пароходы. Ведь я же уча­
ствую в гонках через Атлантиче­
ский океан. Блонди, Фрэнснс н Дэвид идут много севернее и все считают, что можно совершить пе­
реход за тридцать дней. Дьяволь­
шина, я уже тридцать дней в мо· ре, а покрыл только полови~у дистанции. Еще тридцать днеи? Мало того, что я приду послед­
ним, на меня в пору будет наде­
вать смирительную рубашку, если я пришвартуюсь. -
Ты непременно пришвар-
туешься! Откуда такая уверенность? Теб~ еще предстоит чертовски длинныи путь, почти две тысячи миль. Мал? ли что может случиться на этои днстанции. Консервы уже на исхо­
де. Слава богу, воды вдоволь. Без еды можно протянуть долго, без воды -
от силы пять дней. А тут еще этот ветер, чтоб ему прова­
литься. С самого начала держится западных румбов. Сплошные весты. Они истреплют мои нервы в кло­
чья. По мне лучше ревущий шторм, чем эти бесконечные четыре-шесть баллов западного направления. Мы до одуреиия бодаем волну, а остальные ребята, наверно, пре­
успевают. Конечно, на их долю то­
же приходится встречный ветер, но там, на севере, условия все же ку­
да разнообразнее. Сколько оста­
лось до Нью-йорка? -
Около двух тысяч миль. Силы небесные. Еще месяц в море. -
А почему бы тебе не зайти на Бермуды? Как-как"> -
Зайтн на Бермудские остро­
ва. Ты почти на их широте, и тебе все равно обходить ГолЬфстрим. А это не будет смахивать на капитуляцию? -
Ни капли. Все равно прохо­
дить мимо, И ты заслужил право заглянуть туда. Неплохая мысль, хотя вообще-то нам следовало бы идти прямо на Нью-йорк. -.,. Ладно, не будем сейчас ни­
чего решать. Посмотрим, что ветер скажет. Пожалуй, ты прав. Ты речистый. Слабовольный. Справа по носу, примерно в по­
лумиле видно несколько больших силуэтов. Узнать их совсем не трудно. -
Кит! Кит! Да, это киты. Здоровенные, с точки зрения валлиЙца. Их там с десяток, если не больше. Они, похоже, никуда не "ТОРОПЯТСЯ, знай ходят взад-впе­
ред, а парочка разлеглас.ь на по­
верхности, пускают фонтаны вроде тех, что на ярмарках поддержи­
вают в воздухе целлулоидные мя­
чики -
мишень для юных стрел­
ков. Все стадо мало-помалу пере­
мещается на север, заходя в нос яхте. Пожалуй, стоит повернуть на румб к ветру, пусть у них будет побольше пространства для ма­
невра. Наблюдаю внимательно и не без легкой тревоги. Помнится, акула показалась мне большой. Что тог­
да сказать об этих? Они ОГРОМ­
НЫЕ. Одни лежат, не двигаясь, возможно, спят, и волны омывают их могучие туши. Другие ходят вокруг, но в их повадках нет ни­
чего хищного. Непохоже, чтобы мне что-нибудь грозило; слава бо­
гу, что они так миролюбивы. Стоит одиому из них подплыть к нам и разинуть свою пасть, тут и конец Хауэлзу с его яхтой. Поодаль два кита лежат голова к голове, будто шепчут что-то друг другу на ухо. Один из них поднимает исполин­
ский хвост, плавники которого ве­
личиной с мою яхту, и легонько­
для него легонько-шлепает по во­
де. Снова замахивается и бьет, теперь уже посильнее, так что с обеих сторон взлетают вверх фон­
таны брызг. Опять поднял хвост. Под~ржаJl на весу. И обрушил его на бегущую волну с таким звуком, словно щелкнул бич. Еще. И еще. В воздухе висят каскады воды. А вот н подруга поднимает свой хвост. Замахнулась -
удар. Хлоп, шлеп, полюби меня, Боб. Должно быть, заигрывают. Два здоровен­
ных дитяти брыьrают водой друг в друга. Они довольно близко, можно камень добросить, но не 4* замечают меня. О других этого не скажешь. Особенно вот об этом, который отделился от стада и медленно ходит взад-вперед на траверзе. Вряд ли я ошибусь, пред­
положив, что его послали разве­
дать и доложить. Что . прикажете делать, когда любопытное млеко­
питающее тонн на сто задумало проверить, друг вы или враг? -
Добрый' вечер! ,...-
кричу я громко и внятно. Лучше не мямлить, чтобы не да­
вать ему повод подойти поближе, вы согласны? -
Хороший денек, верно? Это истинная правда. Тем не менее я начинаю нервничать. Уж Очень близко он подошел и про­
должает не спеша идти на сбли­
жение. Отклоняюсь к югу на румб. 51 облегченно вздыхаю, разой­
дясь с китом. А двое влюбленных все играют в ладушки с морем, высоко раз­
брасывая брызги. Может быть, это молодожены и то, что я вижу, это их первый небольшоЙ разлад? Не дай бог попасться им под ру­
ку, если дойдет до настоящей по­
тасовки! С наслаждением разворачиваю ста,рую газету. Кажет,ся, 'по при­
езде я стану настоящим газетома­
ном. Хорошо быть чего-то-маном. Кстати, что это означает? Что вы че,м-то пресыщаетесь? Хорошим или плохим? В таком случае я гонком ан. Гооподи, до чего я пре­
сытился трансатлантическими гон­
ками одиночек! Мне нужно лечиться. . Движение -
вот что мне нужно. Забираюсь на палубу рубки. Ло-
жусь на спину. Смотрю на гик и горбатый парус. Что-то тело ноет. Возвращаюсь в кокпит. Сажусь, будто в ванне, Ноги задираю вверх. Спина опирается на руки, как на подлокотники. Вращение ногами. Словно педали крутишь. ТРИСТА ОБОРОТОВ. Еще. И еще. Бицепсы лоснятся. Суставы по­
хрустывают. В ушах стучит. Глаза зажмурены. Белки налились кро­
вью. Живот напряжен. Поясницу саднит. Хватит. Солнце по-прежнему светит. Ветер по-прежнему дует. Волны по-прежнему бегут. Яхта по-преж­
нему ндет. Лаг по-прежнему вра­
щается. ЧЕЛОВЕК по-прежнему жи­
ВЕТ. 51 понимаю, что это не выход. Возможно, мне и впрямь не хва-
тает физической нагрузки, зато мозг чересчур нагружен. Сознание жужжит и мечется, как пчела, и, как пчела, сарится, где надо и где не надо. -
Слыхал, в Индии есть такие ловкачи,МОГУТ месяц сидеть на гвоздях? Мне бы уметь так настраиваться. -
Как они это делают? Попросту отрешаются отсобст-
венного тела. Сидят на гвоздях, И· пока длится испытание, душа где-то. витает. Скажем, прогули­
вается в благоухающем саду и знать не знает ни о каких непри­
ятностях. Интересно смог бы я так? -
Ты только что это проделал, Верно. 51 чувствовал себя достаточно сильным и собранным, чтобы по­
слушать радио. Оно предложило легкую музыку и неизбежные «пос­
ледние известия в начале каждого часа». Новости представляли собой сплошной перечень бедствий, как стихийных, так и вызванных чело­
веком. Наконец диктор подвел черту под панихидой и прочел сводку погоды. В заключение он добавил, что в районе Кубы обра­
зовался первый ураган сезона. 51 резким движением выключил радио. -
Первый ураган сезона. А интонация-то какаяl Букваль­
но представляешь себе, как он на­
дел на голову черную шапочку, произнося эти зловещие слова. Еще одна забота, черт бы ее побрал. -
Как развиваются эти вест­
индские ураганы? Одни перемещаются вдоль во­
сточного побережья Соединенных Штатов, другие вторгаются во внутренние области, сея опустоше­
ния на материке. А некоторые, основательно поработав в Кариб­
ском море, отходят в Северную Атлантику, так что и я не застра­
хован. -
Эта яхта. может выдержать ураган? Если отвечать коротко, то нет. Еще один день хорошего хода­
до Бермудских островов осталось семьсот двадцать пять миль. По­
полудни впереди показывается ка­
кой-то темный круглый предмет. Изменять курс нет надобности, мы проходим рядом, В двадцати ярдах южнее. Предмет ржавый, с длин­
ным хвостом из водорослей, диа­
метром около четырех футов, и на столько же выдается из воды. Скорее всего мина. 51 Нет, ЭТО просто смешно. Туда же лезет рассуждать. Скорее всего мнна. Я вас спрашнваю: откуда он может знать? Сказал бы уж: мне показа­
лось, ЧТО ЭТО мина. Он увидел ее на расс.тояннн трех мнль. Она отчетлнво выделялась на гребне волны, этакий черный прыщ. Он ведь страшно гор­
дитсн своим зрением. Еще юдиа чер­
точка, которая ВЫВОДИТ меня из се­
бя. И будет хвастаться так, словно подвиг совершил, а, ПО чести, что тут особенного? Я смотрел на него, когда он только заметил эту штуку. Насторожнлся весь, что тВОй пойнтер на болоте, почуявший дичь. Теперь ему не дает ПОКОЯ МЫСЛЬ. СКОЛЬКО такнх предметов проплыло мимо за все этн ночи. Я могу ему сказать. Десятки! Всякого вида, всякого ро­
да, одни совсем притоплены, другие иаполовину. Вот сейчас я в несколь­
ких милях к югу вижу огромную де­
ревянную балку. А вчера ночью ях­
та прошла в каких-нибудь нескольких футах от полузатоплеиной спасатель­
ной шлюпки, которую ие первый год носит по морям. Я сижу и. помалки­
ваю, жду столкновения. Вот былц бы потеха. Увидеть, как он, словно сума­
сшедший, выскакивает из каюты. Спал, разумеется. Сколько я ему твержу, что он стал спустя рукава отнОСИТЬСя к наблюдениюl Представ­
ляете себе, с каким треском яхта вре­
жется, скажем, в бревно вроде того, с которым мы разошлнсь накануне? У него будет всего несколько секунд на то, чтобы выбраться на палубу, обдирая голени о трап и завывая по­
собачьи от отчаяния. Если ему пове­
зет, успеет еще перерезать найтовы спасительного плотика, прежде чем ях­
та затонет, и следом за ним бросит­
ся за борт, в чернильную воду. И не сможет найтн штерт для накачкн пло­
тика. А какая разница, он все равно не уверен, что плотик удержался бы на воде. Он с самого начала считает себя чересчур тяжелым для такого хлипкого сооружения. Допустим даже, он все-таки сможет накачать эту штуку, заберется на нее н будет сндеть на манер Будды неделю за неделей, бес­
помощно дрейфуя в океане. Я вам пря­
мо скажу, мне вовсе не улыбается составлять ему компанию. Лучше за­
ранее расстаться, пока до этого не дошло. День за днем -
на этом ре­
зиновом плотике, нет уж, увольте. Он считает, что ему теперь туго при­
ходится, -
подождите, то ли будет. У нег о сейчас по полгаллона пресной ВОДЫ на день, на плотике придется обходи т ься одной пинтоЙ. Я его уже предупреднл,. объясни л, чтобы первые сутки совсем не пил и под г отовил почкн К тому, что их о жндает. По ­
техаl Пусть знает, что после не­
скольких дней потогонной р а боты они начнут усыхать по мере ТОГО, как его организм будет обезвожив а ться под шлюпочным тентом. Конечно, он зна · ет, ЧТО я его оставлю. Я его сколько раз предупреждал. И толковал ему, что хор о шо еще, если он сможет за­
браться на плотик. Прнмерно в полу ­
мнле к югу от нас ходят акулы -
здоровенные бестнн. Бедный Хауэлз. Я ему об этом говорил. Они живо про­
нюх а ют, ЧТО приключило с ь ЧТО-ТО не­
ладное, и уж не упустят случая по ­
забавиться. Сколько раз я видел эту картину. Плавающие в море люди. Заманчиво болтающиеся в воде ноги. И запах страха. Я сам его за милю чую. И акулы тут как тут, он успеет даже помолиться этому своему дурац ­
кому богу. Вы не знали, что он мо­
лится? Лишнее подтверждение того, что я вам еще ран ьше говорил. Жал­
кий человек. Я в этом убедился. Да только никакие МОЛИТВЫ ему не помо ­
гут. Акулы все равно приплывут. Он з нает, чем ЭТО пахнет. Только вчера я ему по дробно описал. Спе рва они по­
ХОДЯТ кругом, уДостоыерятся, что им самим нечего опасаться. Штук две­
надцать их, может быть, больше, и вот одна, самая голодная, быстро так направляется к нему. !(ак ни плыви, как ни барахтайся, не уйдешь. И пер­
вая же акула его доконает. С чего начнем -
с ноги? Или руки? Вы ког­
да-нибудь видели пасть акулы? Провожая взглядом таинствен­
ный предмет, я спрашивал себя, сколько он уже стра нствует тю морям ... Попозже в тот же день я при­
нимал гостя -
крупная птица с полчаса кружила в воздухе над яхтой. Казалось, она подозритель-
но изучает пришельца, вторгшегося в ее дотоле неоскверненную оби­
тель. Большая, с наших валлийских чаек, оперение почти сплошь бе­
лое, и длинный развевающийся хвост, который поразил меня сво­
ей величиной. Лапки черные, клюв черно-красный. Закончив осмотр, этот пернатый дурень попытался сесть на топ мачты. Глупая птица, не довольст­
вуясь преимуществами, дарованны­
м:и ей природой, захотела немного прокатиться на попутной. Но что за рефлексы! Или это она от вол­
нения? Вот мачта на миг замерла, и птица идет на посадку, воздуш-. ные тормоза включены, крылья трепещут. В последнюю секунду яхта накреняется, и пернатый пи­
лот непростительно мажет. После нескольких неудачных попыток, со­
провождавшихся жалобным пи­
ском, птица решила действовать более энергично, но перепончатые лапки сорвались с гладкой алюми­
ниевой оковки, и она с хриплой бранью пролетела фута два вниз вдоль мачты, причем запуталась крылом в вымпе.льном фале. Сидя в кокпите, я хохотал -
впервые за много дней. Эта птица была прирожденным комиком. Длинный хвост придавал ей вид весьма почтенный и даже важный, для такой особы падение было особенно оскорбительным. После повторных неудач птица сдалась и возвратилась на свой боевой пост за кормой. Я наг!>адил ее бурными аплодисментами. ЧТО ТЕБЯ ЗАСТАВЛЯЕТ? -
Здесь «Эйра», «Эйра», «Эйра» вызывает морскую пограничную охрану США, Бермудская зона. Повторив вызов несколько раз, я перешел на прием, но из дина­
миков вырывался только треск да хлопки. Снова включил передат­
чик. -
Вызываю морскую погранич­
ную охрану США, Бермудская зона. Весь положенный набор слов от начала до конца, и с таким же успехом. Ни ответа, ни привета. Еще один повод улыбнуться. Столько дней и недель сожаления, горького раскаяния из-за того, что поломка аккумулятора вывела из строя радиостанцию, -
и вот, яв­
но из-за неверно установленной антенны, ее радиус действия ока­
зывается меньше предполагаемого. Как только на востоке показал­
ся плавучий маяк «Эмброуз», Для нас с «Эйрой» гонки окончились. 54 ~едленно подходя к уродливому красному судну, которое, словно гора, возвышалось над яхтой, я чувствовал, что опускается занавес, обозначая конец последнего акта слишком долгого спектакля. Два месяца жил я в тесной (для че­
ловека ростом шесть футов четыре дюйма -
очень тесной) коробочке и за это время изучил. суденышко не хуже, чем заключенный в оди­
ночке свою камеру. Впрочем, моя Маленькая скорлупка не сковывала меня, ее нельзя было сравнить да­
же с панцирем черепахн. Ведь «Эйра» перенесла меня через Ат­
лантический океан, и я гордил­
ся ею. ~ы тихо пересекли линию фини­
ша, я поднял СВОй флаг и убе­
дился, что валлийский дракон вы­
глядит вполне сносно, если учесть, что большую часть истекших двух месяцев он трепался на краспице­
причем, наверно, в глубине души сомневался, позволит ли ему эта трепка прибыть в Новый Свет в респектабельном виде. Несколько членов команды пла­
вучего маяка стояли у фальшбор­
та, и я этак небрежно спросил их,' не могут ли они отрапортовать о моем прибытии морской погра­
НИчной охране Нью-йорка. -
Ты что, тоже из этих психов, которые шли наперегонки из Пли­
мута в Англии? Пришлось сознаться, что это так. -
Тогда ступай себе дальше, вон туда, приятель, -
добродуш­
но продолжал американец, кивая на крыши Нью-йорка. -
Тебя встретит катер и отведет к каран­
тинному причалу. ~еня вполне устраивал такой бесстрастный прием, н хотелоСь вернуть ему мяч в той же манере, однако я не смог придумать ни­
чего остроумного и всего лишь робко осведомился, сколько участ­
ников, кроме меня, уже пересекли финишную черту. -
Э-э... Даже не знаю точно. Кажись, ты четвертый. Недавно тут прошел какой-то -
Шайче­
стер, что ли. Ладно, хватит меня разыгрывать. Я показал ему согнутый палец и получил в ответ широкую улыбку. Войти в гавань было проще простого, и мы присоединились к полчищам различных судов. Куда ни погляди -
могучие лайнеры, десятки каботажных судов, букси­
ры, баржи, паромы, прогулочные катера и яхты. Ближе к берегу стали попадаться плоскодонки, на большинстве из них сидели негры, вышедшие половнть рыбу. День был солнечный, жаркий, и знойная дымка над рекой смазала очер­
тания гигантских небоскребов ~аи­
хэттена. Глядя на них, я ощутил легкую тревогу. Я уже привык к бесхитростной жизни в океане, те­
перь мне предстояло столкнуться с миром напористой американской предприимчивости, который олиuет­
воряли эти великаны. Впрочем, приступ провинциальной робости продлился недолго. Он уже прохо­
дил, когда катер пограничной ох­
раны остановился рядом с яхтой и подал конец, и окончательно ис­
чез, когда они рванулн с места с такой скоростью, что пришлось просить их идти потише, пока они не разнесли мою яхту. Только став на бочку, аккурат­
но уложив паруса и наведя чисто­
ту iИ порядок в каюre, я по-на,стоя­
щему почувствовал, что прнбыл в Америку; кончилась двухмесячная болтанка. По соседству покачива­
лись у своих бочек «Шутник» и «Главная добродетель:.. Как и сле­
довало ожидать, потрепанные океа­
ном, они выглядели довольно не­
казисто рядом со оверкающими краской и хромом роскошным н амернканскими судами, стоявшими у яхт-клуба. Их владельцы -
лю­
ди рассудительные. Они умеют до мелочей расписать свой год, копят деньги к отпуску и проводят этот отпуск тихо-мнрно вместе с семь­
ей; яхте и рыбной ловле они от­
водят уикенды и очень четко ре­
гулируют свои умеренные запросы. у меня яхта путает все карты. Время от времени тихий, ласковый голос шепчет мне, что пора бы уже остепениться. ~ол, тот ф8КТ, что ты -
гордый владелец яхты, сам по себе еще не основанне для то­
го, чтобы планировать кругосветное плавание. Но этот голос не может меня убедить. Сидя в кокпите и глядя на симпатичное здание яхт-клуба и снующие около пристани ялики, я понял, что все в порядке. Что лю­
бовь к морю и кораблям опять со­
крушила мысль о размеренном су­
ществовании. Я никак не мог со­
гласиться с теми, кто считал или предполагал, что переход через Атлантический океан -
такое до­
стижение, после которого моряк может сидеть на своей широкой корме с довольной улыбкой на об­
ветренной роже. Если хотите знать, переход через океан на маленьком суденышке рождает столько же новых жела,иий, сколько удовлет­
воряет старых, и, глядя Н8 берег, я чувствовал, как некоторые из них уже потихоньку бередят мою душу. Перевел с английского Л. ЖДАНОВ САМАРКАНД ПУТЕШЕ -
СТВЕННИК. Городам обычно не свойст­
венна такая .привычка •. И все же, как установили недавно уче­
ные Института истории и архео­
логии АН Узбекистана, Самар­
канд, один из древнейших горо ­
дов планеты, действительно 4КО ­
чевалt -
он дважды переезжал с места на место ..• ... Для археолога путь в ГЛУ'би­
ны веков лежит 'сквозь санти­
метры земли. И находки уче­
ных, снимавших у подножия са­
маркандской цитадели один ве­
ковой пласт земли за другим, вели их от наших дней на про­
тяжении восьмисот лет. Но в слое ХI века находки прекра­
тились -
словно В старинной крепости, которая издавна счи­
талась городским центром, в то время никто не жил. В чем же дело -
:ведь точно известно, что самаркандская цитадель была возведена много раньше?. Пус­
тыми оказались для археологов и следующие ,вековые пласты -
новые находки были сделаны лишь в слое VII века ..• В жизни цитадели был пере рыв : на ка­
кое-то время она 'была полно­
стью заброшена... Город переез ­
жал! Объясняется загадка так. Свой первый .переезд. город совер­
шил в начале царствования Са­
манидов -
самаркандской ди­
настни, пришедшей к !Власти в VII веке. Уничтожив своих предшест,венников, Саманиды хо­
тели уничтожить в народе даже память о них. И новая резиден ­
ция правителей, объявленная центром города, была выстроена далеко в стороне от прежнего центра. А вслед за новым цент­
ром перекочевал и весь Самар­
канд. Цитадель и стоящие ря­
дом с ней дома, брошенные са ­
маркандцами, оказались за го­
родской чертой ... Лишь в ХI веке, когда к влас­
ти пришли Карахиниды, прави­
тели вновь обосновались близ старой цитадели. Она была пол­
ностью восстановлена, и город вернулся к тому месту, откуда начал свое путешествие. 3~Га4КИ nrteKT~1 tТК'~IТИJ ЖРИУА СА Т АВКОВ. Б N2 11 нашего журнала за 1966 год был опублнкован очерк керченского ар­
хеолога д. Кирнлина «Золото Старшего брата», рассказывающий о находках золотых изделий в од­
ном из курганов Северного При­
черноморья, воздвигнутом скиф­
ским племенем сатавков. Недавно в результате дальнейших исследо­
ваний достоянием науки стал еще один шедевр древнего искусства, найденный в том же кургане. -
Рядом с уступчатым скле­
пом, -
рассказал Д. Кирилин, -
на ритуальном возвышении были обнаружены три огромных камен­
иых обломка, некогда составляв­
ших одну плиту. Очистив нх от земли и сложив, мы увидели рель­
еф трехметровой высоты... Перед нами было, по-видимому, изобра-
жение жрицы, по гребенной в кур­
гане « Старшего брата», -
изобра­
жение той, кому принадлежали найденные ранее золотые украше­
ния и драгоценная диадема. ... Б длннных одеждах жрица са­
тавков сидит на фоне портика хра­
ма, чуть повернув голову к воину­
скифу. Прощаясь СО своей повели­
тельницей, которую уже поджида­
ет погребальная колесница, воин спешился и держит в поводе свое­
го боевого коня. По сложности композиции это изваяние не имеет аналогий в над­
гробиях античного Северного При­
черноморья. А в манере выполне­
ния чувствуется, что безвестный скульптор следовал художествен­
ным законам гениального грече­
ского ваятеля Фидия. 55 КАМАРГ N. МННЦ Н
енасытное тщеславие, снедавшее римского се­
натора Анния Камара, вступало в открытое и непримиримое противоречие с плачевным состоя­
нием его кошелька. Анний Камар не обладал ора­
торским искусством, и граждане Вечного города не пересказывали на Форуме друг другу его речей; не был он и великим полководцем, чтобы увековечить свое имя триумфальной аркой; не был Анний и поэтом. Он не мог построить себе виллу в Остии И содержать собственных гладиа ­
торов. Но ~e же мучительно хотелось славы. Намарг... «37000 акров заповедных земель на юге Фран · цнн!» «ДнкнА Запад в мнннатюре!» «КраА белоА лоша · дн н фламннго!» -
так говорят про этот треуго л ьннк зем· лн, с двух сторон ограннченныА водамн Роны, а с тр ет ь· еА -
морем. В !(амарге деАствнтельно все это есть -
н бе· лые лошадн, н черные быкн, н розовые фламннго, ,н жгуче е «ваи·гоговское:о солице над виноградниками Арo/lЯ, и картин · ные ковбон ... И все? Нет. Еще есть бедиая просолениая земля, которой н е прокормить всех ее жителеА, есть двадцать пять принадл е· жащих одному человеку монад, где пестуют знаменнтого камаргского бычка. Слава Камарга не только веселая, ио н грустная -
слава одного из беднеАшнх уголков Францнн. Камару было за тридцать, когда умерла тетка и оставила небольшое ,наслед'CТIВО. В это время в Галлии, недавно завоеванном и абсолютно ди­
ком краю, раcnродавались земли. Цены были ско­
рее символические, Анний Камар приобрел обширный участок. В плане он напоминал треугольник, образованный рекой Большой Род анус, ее притоком Малый Ро­
цанус и морем. В вершине треугольника было единственное в этом краю цивилизованное посе­
ление, основанное греками из Масилии. Местность во владении б!Si ла болотистой, поч­
ва -
соленой. Весной Большой и Малый Родану­
сы разливались, заливая внутреннюю часть тре­
угольника, а поскольку часть эта была низмен­
ной, вода там застаивалась. Солнце за лето осу­
шало землю, выпаривая воду, но зато вся соль, растворенная в воде, оставалась в почве. Тузем­
цы тоже не радовали Камара: они были не в си­
лах даже выговорить имя хозяина земли, коверкая его на свой варварский лад -
.Камарг •. Камар вложил деньги в строительство канала от берега моря до греческого поселения Арлис. И канал оку­
пился -
греческие купцы, народ оборотистый и ловкий, щедро платили сенатору за пользование каналом. Сенатор разбогател, и теперь мечты о славе по­
сещали его уже не столь часто, он больше думал о делах реальных. Анний Камар построил не­
сколько небольших каналов для ирригации, кото­
рые спустя несколько столетий разрушили фран­
ки. Потом их восстановили. Потом вновь разруmи­
ли готы. Потом -
Аттила. Потом -
сарацины ... Больше их не восстанавливали. Но уже ничто не в силах было вычеркнуть из истории имени римского сенатора Анния Камара. Потому что в силу разных -
несчастливых и счастливых, исторических и геологических -
при­
чин небольшой треугольник, образованный Боль­
шой и Малой Роной и берегом Средиземного мо­
ря, стал тем удивительным, ни на что не похо­
жим краем, имя которому -
Камарг_ 57 Через две с не большим тысячи лет после смерти сенатора Анния Камара на обочине шоссе Арль -
Бокер стоял молодой человек спортивного вида, призывно вздымая большой палец навстречу летя­
щим машинам_ Среди помех благородиому делу хичкайкерст­
ва -
передвижению на попутных машинах -
не последнее место занимает эгоизм водителей_ Про­
носясь мимо, они делают вид, что не видят тебя_ Лучше бы уж головой мотнули -
нет, мол; было бы не так обидно по крайней мере_ Эти и многие подобные мысли проиосились в го­
лове 'СПортивного молодого' человека, второй час еголосовавшего. на обочине шоссе Арль -
Бокер. Забитое машииами не слишком широкое, шоссе (потомок сработанной рабами Рима дороги) явля­
ло собой картину пеструю и странную. Со страш­
ным скрипом и шумом двигались по шоссе в ве­
ликих клубах пыли гигантские фургоны с италь­
янскими, испанскими, бельгийскими номерами. у каждого фургона чего-нибудь да не хватало: крыши или дверцы, или того и другого; внутри видны были кучи тюфяков и всякого разноцветно­
го тряпья, курчавые чумазые дети, женщины с огромными серьгами в ушах. ПОJIyгрузовичок, притормозивший у обочины, был, несомиенно, ниспослан небом. -
Куда надо? -
крикнул водитель. -
В Ка­
марг? Садитесь! Сигналя и чертыхаясь, водитель продирался сквозь скопище машин и повозок. Посмотреть приехали? -
Посмотреть. -
В Камарге есть что посмотреть. Видели?-
водитель кивнул в сторону стоящего у дороги фургона. -
Цыгане возвращаются из Сен-Мари. Со всей Западной Европы туда съезжаЮТС${ цыга­
не, ведь в Сен-Мари хранится статуя их покрови­
тельиицы -
святой Сарры. Церковь ее не призна­
ет, но цыгане чтут. Теперь тут даже туристы ездят по программе : оначала смотрят цыганский обряд ,в Сен-Мари, потом едут в Бокер, посмотреть на прогон быков, а уж потом в Арль на корриду. Вы в Сен-Мари ие были? -
Нет, -
отозвался пассажир. -
К сожалению, должен торопиться вБокер. -
Я это видел один раз. Собрались цыгане со всех концов, многие ПО-фраНЦУЗСRН и слова не говорили. Статуя святой Сарры храиится в при­
деле церкви святой Марии. Оттуда ее вынесли, переодели в новое платье, поставили в лодку, ОТ­
толк,нули от берега, а сами вроде бы и ие смот­
рят в ее сторону. Когда она отплыла довольно далеко от берега, как они в воду брося:тся, пряl\Ю В праздничной одежде, вытащили статую на бе­
рег и отнесли в церковь. Вот и весь обряд. Вроде бы они и сами толком уже не знают, почему так. А охраняет статую ОДИН старик -
ецыганский ко­
роль.. Его зовут Эманюэль Батист. Смотрите, смо­
трите -
гардьены! Рядом с щоссе проскакали несколько всадни­
ков: широкополые шляпы, джинсы, полусапож­
ки, ·в руках длинный трезубец. -
Прямо Дикий Запад! -
улыбнулся пасса­
жир. DIофер расхохотался: -
Немножко играют ребята. Сами понимаете, какой тут Дикий Запад! Размеры не те. А все же где вы еще найдете во Франции место, где в дождливый сезон, кроме как на коне, не про­
едешь? 58 На окраине Бокера оки расстались. Везде в Камарге -
в Кэпаре, в Овере, в Арле, наконец, устраивают гон быков, но по-настояще­
му это делают в Бокере, на Старой площади. Де­
ло rв том, что всего в Камарге сорок монад ..• Впро­
чем, по порядку. С тех пор как очередные завоеватели уиичто­
жили систему ирригации и почвы засолились на­
столько, что ни о каком серьезном земледелии ре­
чи быть не могло, местные жители занялись ско­
TOBOДCTBOM~ 'После одного из посетителей местности Камарг, а именно Аттилы, остались выносливые маленькие лошади с белой гривой. Эти лошади не требовали почти никакого ухода, паслись они на бескрайних камаргских равнинах, покрытых жесткой солоноватой травой. На камаргских лоша­
дей был спрос во всей южн()й Европе. Их ценили за выносливость и неприхотливость. Кроме лошадей, в Камарге разводили и поныне разводят быков. Первых быков привезли сюда греки -
поселенцы, основавшие Арлис. Эти гре­
ки вели родословную с острова Крит, где, кстати, и были первые известные нам игры с быком. По­
томок критского быка -
небольшой, крепенький, черный и очень злой -
это и есть идеальный ка­
маргский бык (точнее говоря, только он и есть екамаргсхий бык.). Быков воспитывают на монадах -
камаргских ранчо. Девиз воспитания пр ост -
самостоятель­
ность, самостоятельность и еще раз самостоя­
тельность. Гардьены -
французские ковбои­
лишь следят за тем, чтобы животные не калечи­
ли Apyr друга. Обо всем другом быки заботятся сами. Всего в Камарге сорок монад. На двадцати пя­
ти из них выращивают Rамаргских быков, а на пятнадцати -
испанских и португальских. Оче­
видно, полагают, что от характера пищи -
жест­
кой солоноватой травы, недостатка воды, от необ­
ходимости вечно бороться за место у водопоя­
характер испанского или португальского быка из­
менится и он станет кам'аргским. Какая нелепи­
ца! Камаргским быком может быть только ка­
маргский бык. Кстати, для настоящих коррид в Испанни берут только камаргского быка, а вот для бескровной корриды в Арле сойдет и пире­
неЙскиЙ. Когда бычки достигают определенного возраста, то есть, ка·к говорят в Камарге, еначинают видеть рогами., гардьены отбирают лучших из каждоА монады. Эти лучпm:е поедут за Пиренеи, где встретятся С лучшими тореро. Лучшие из этих лучших бычков пробегут в по­
следний раз через Бокер. На Старой площади владельцы кафе собирали с тротуаров стулья и столики, поднимали тенты, Двери кафе были открыты настежь, чтобы посе­
тители, будь на то охота, смогли бы сойтись с ма­
леньким камаргским быком, не отходя, так ска­
зать, от заведения. Где-то вдали раздались крики еЛи бью! Ли бью!.. Стали отчетливее топот и цоканье копыт. -
Ли бью! Ли бью! Крики уже совсем рядом. -
Сейчас появятся, -
сказал какой-то пожилой человек. -
Будете пробовать счастье? -
Я, собственно, за тем и приехал, но ... -
Главное, быть в себе уверенным. Кричите как можно громче еЛи бью. -
быки этого не выносят -
и всячески старайтесь обратить внима­
ние быка на себя. Когда бык кинется на вас, надо ПОДПУC'l'ить его как можно ближе, хлопнуть рукой между рогов и увернуться От его удара. Поняли? И не бойтесь. У него на рога надеты пробки от шаМпанского. Ну уж если очень не повезет -
.110-
житесь и не двигайтесь, камаргский бык вас не тронет. Ну же, ну! На площадь галопом, отфыркиваясь, выскочи­
ла тройка бьгкоlВ .• Ли бью! Ли бью!. Он тоже крикнул: .Ли бью!. -
и рванулся впе­
ред, но бык, как ему показалось, не обратил на него внимания, и он крякнул еще и еще .Ли бью!., но тут нога его поскользнулась на апель­
СИННОй корке, брошенной каким-то преступником, выродком, извергом, и он грохнулся на мостовую, и лежал там, и не смел поднять голову, жалкий и смешной, а рядом с головой затихал топот, гро­
хот, цоканье, и сверху слабея неслосъ: .Ли бью!., и кто-то ловкий, верно, хлопал быка по лбу и лихо увертывался от увесистых рогов. Тогда он встал, отряхнулся и пошел подыскать место в гостинице, потому что автобус на Арль шел только с утра, а события сегодняшнего дня утомили его. Через площадь гнали новых и новых быков, но он не смотрел на них. Быков гнали через го­
род. Лучшие быки отправлялись в И спа нию, где их ждала новая школа, где опытные педагоги го­
товили их специально для коррид. Но ему теперь было все равно. Он бросил за­
плечный мешок под кровать, лег, не разде'Ваясь, и пролежал так до вечера. Он не видел, как вновь .вернулись столики на бокерские тротуары. Он не 1Iидел, как туристы, передохну,в от дневных впечатлений, пошли та­
бунками на берег Роны, где на мостках уже стоя­
ли шезлонги. Отсюда удобно смотреть, как ку­
пают в Роне полудиких камаргских лошадей с раз­
вевающимися белыми гривами. ~ х можно встретить в т у н­
дре, где на десятки кило­
метров вокруг ни жилья, ни человека. Под фиоле ­
товым небом гор, среди жарких пустынь, на арк­
тических льдинах, в оке а нском про­
сторе. Они плыв у т, дрейфуют, ле­
тят. Они везде. И отовсюд у они п е редают сообщения о температуре, влажности, ветре -
о том, из че­
г о складывается погода. Автома­
тические метеостанции, авт ом а­
тические радиобуи. Сегодня без них немыслим правильный прог­
ноз погоды. А начинались они так. в ОСАЖДЕННОМ ГОРОДЕ Ночь, моро з, темн о та. Черны е стены домов: улица как огромная траншея. Где-то вдали ухают вы­
стрелы. Меж сугробами петляет тропинка. Два тяжело нагружен­
ных человека в штатском еле бре­
дут по ней. Ленинград в блокаде. Зима 1941 года. Еще квартал позадн, еще ... Год назад пустяком бы пока з аЛОt:Ь одолеть такую дорогу. А теперь неизвестно, хватит ли сил дойти. Скрип чьих-то шагов. Ближе, ближе. патрулы -
Кто такие? Луч фонарика выхватывает из темноты протянутые документы. На них написаны фамилии ноч­
ных путников: А. Б. Горелейчен­
ко, Д. Я. СуражскиЙ. -
Что несете? Они несут чертежи. Рулоны чертежей. -
Б комендатуруl Этот приказ скорее всего и спас их . ... Б строгих лаконичных линиях чертежей, в графиках и формулах нередко заключены судьбы и сю-
жеты, достойные благоговейных книг. Чертежи, составлявшие страиный груз двух обессилевших людей, не были исключением. Сво­
им языком -
языком цифр и ли­
ний они могли бы рассказать о том, как в 1933 году, восемь лет назад, молодая советская ме­
теорология скромно и деловито отметила одну из своих первых побед, тогда, может быть, и не оцененную как следует: установ­
ку на острове Гукера, что в ар­
хипелаге Франца-Иосифа, первой в мире автоматической метеостан­
ции. т акие метеостанции были остро необходимы, и необходимы давно. На нашей ,планете немало глухих уголков. Немало мест, куда труд-
60 но добраться, еще трудней жить. Но и оттуда должны поступать сведения о погоде. Атмосфера едина, все события в ней взаимо­
связаны -
чтобы делать точные прогнозы, метеоролог должен рас­
полагать как можно большим объемом информации. Выход ви­
делся в автоматических радиоме­
теостанциях. Они, подобно робин­
зонам, в полном одиночестве должны были оставаться там, где природа сурова, и безотказно нес­
ти свою службу месяцы, годы. Но длительной работы от пер­
вых автоматических метеостанциii 1933-1934 годов добнться не удалось. только специалист Вероятно, способен полностью оценить и меру труда, затраченного на соз­
дание новой конструкции «"лект­
ро"ного робинзона»,' и оригиналь­
HOt:Th l'еШt:ниii, предложенных ее авторами Коноплевым, Горе­
лейченко, Стефановским, и зло­
козненность «мелочей» при довод­
ке, и горечь неудач, равно как и радость успехов. Неудач хвата­
ло -
работа растянулась на не­
сколько лет. И все же успехов было больше: к началу 1940 года опытный "кземпляр новой метео­
станции был готов. Его испыта­
ния, проводимые под Ленингра­
дом в Павловске, должны были за­
кончиться осенью 1941 года. Метеостанцию удалось спасти чуть ли не в пос.ледниЙ момент, когда бои шли уже в нескольких километрах от Павловска. И хотя положение на фронте было чрезвычайно напряженным, а Ленинград уже захлестнуло кольцо блокады, начальник Глав­
ного управления гидрометеослуж­
бы СССР Е. К. Федоров отдал приказ продолжать отправить для "того Арктику. ... Когда А. В. испытания и станцию .в Горелейченко рассказывал об "тих днях, мне вспомнилась одна инструкция. Ее распространяли среди немецких солдат фашистские «роты пропа­
ганды». Там говорилось: «Каж­
AhIi< родившиiiся в 1941 году здоровый мальчик может стать в 1961 году прилежным солда­
том». Фашисты рассчитывали вое­
вать еще как минимум двадцать лет. Не обязательно с русскими: с русскими планировалось покон­
чить еще до зимних холодов ... А советские ученые в "ти непере­
даваемо тяжелые дни думали не только о победе над врагом, но и о том, какими инструментами они будут исследовать в 1961 го­
ду мирную землю. 11 сент.бр. 1968 года впервые в истории советскиА космическиА аппарат «30нд-50. обпетев вокруг Луны и исспедоввв окопопунное пространство. успешно вернупс. на 3емпю со второА космическоА скоростью. &еспримерныА попет «30ндв-5)) открып wирокие пер­
спективы дапьнеАwего исспедовани. космического пространства и ппанет сопнечноА системы автоматическими станци.ми с поспедую­
щим' воэвращением материапов исспедоввни. на 3емпю. Прогресс космическоА техники noAol5eH wир.щеАс. реке; его могучее течение имеет свои истоки. У одного иэ них, сами того не подо эр ева., сто.пи пюди, соэдававwие ДП. нужд 3емпи первые автоматические метеостанции. Но автоматические метеостан­
ции могли послужить Родине и в дни воЙны. Фронт требовал прогнозов по­
годы. А погода, увы, формируется на западе: оттуда идет теплое дыхание Атлантики. Однако ме­
теостанций за линиеii фронта не было ... Никто уже сеiiчас не помнит, кому пришла мысль забросить в тыл врага метеостанцию-ав­
томат. Это была отличная идея: самолет сбрасывает станцию на парашюте, она спускается где~ни­
будь в глухом лесу, из нее выпол­
зает антенна -
и в приемныii центр летят метеосводки, добытые из-под носа у противника I Над конструкциеii «автоматиче­
ского метеодесантника» Горелеii­
ченко с товарищами и специа­
лист по парашютноii технике Д. Я. Суражский начали работать в Ленинграде -
в осажденном городе, где подвигом была не только работа -
даже сама жизнь. Умирали чертежницы. Не­
которые -
прямо за чертежными досками. В конце концов в кон­
структорском бюро остались лишь Горелейченко и СуражскиЙ. Горелеiiченко весил 42 килограм­
ма, Суражский -
36. И все же работа шла ... В середине декабря в городе выключили "лектричество. Но о метеорологах не забыли. Ночью в квартиру громко посту­
~али. Нарочный доставил теле­
грамму: "Самолет за вами выле­
тит сегодня вечером. К утру будьте на а"родроме. Федоров». И они побрели к а"родрому. Брели без уверенности, что дой­
дут. Вот тогда их и задержал патруль. В комендатуре разобрались что к чему. По счастливоii случайно­
сти в "ту ночь на а" родром шла машина. Комендант устроил их на "ту машину ... с МЕТЕОСТАНУИЕй В ТЫЛ ВРАГА и снова ночь, темная, как то­
гда, в Ленинграде. Непрони­
цаемая, настороженная лежит вни­
зу земля. Самолет словно повис в воздухе -
так долго тянется время. Грудь оплетена парашют­
ными лямками. Оружие и аппа­
ратура -
все под рукой. Горелей­
ченко летит испытывать автомати-
ческую радио метеостанцию АРМС, как ее теперь называют. Летит в тыл к фашистам. Исто­
рия техники еще не знала таких «полевых испытаниii,.. Да и в ис­
тории войн не было такого свое­
образного десанта. Все обошлось как нельзя луч­
ше. Вражеские зенитки стреляли вяло, линию фронта прошли бла­
гополучно, сели в целости -
и лю­
ди и метеостаиция. Ее устанавливали в глухом ле­
су, в тридцати километрах от партизаискоii базы. Ведь фаши­
сты могли запеленговать вдруг по­
явившуюся у НИХ под носом ра­
цию, тог да бы вниз полетели бомбы ... Ни у кого, конечно, не шеuель­
ну лась тог да мысль, что "ти испы­
тания -
прообраз тех, которые начнутся через двадцать пять лет и закончатся спуском автоматиче­
CKO~ лаборатории на планету, бли­
стающую в солнечных лучах где-то в восьмидесяти миллионах кило­
метров от Земли. Шла война, метеорологи чувствовали себя солдатами, и такие фантазии -
они были чем-то бесконечно да­
леким от реальности, чем-то стоя­
щим на грани сказки. А на деле связь была. Конеч­
но, те автоматические лаборато­
рии, что исследуют ныне косми­
ческое пространстuо, Луну и Ве­
неру, похожи на перuые АРМС не больше, чем современные реактив­
ные лайнеры походят на ""таж~р­
ки» перuых лет авиации. Но принципиальной разницы между ними нет. Задачеii АОМС было: на Земле без участия человека собирать сведения о воздушной среде и передавать эту ннформа­
цию за сотни километров по ра­
дио. А задача космических лабо­
раторий? Автоматически, без уча­
стия человека собирать сведе­
ния о внеземном пространстве и передавать "ту информацию на Землю... Неизмеримо возросли масштабы, невиданно усложни­
лись задачи, разительно измени­
лась техника, но родство ие ис­
чезло. 61 «Электронные роБIiНЗОНЫ» Зем, ли; «электронные робинзоны» космоса; н вот теперь уже новый качественный шаг: очередной ав' томатический разведчик -
«Зонд-5» огибает Луну и возвра' щается на Землю. Это уже не «робинзон», а скорей космоплава· тель, чья гавань -
планета Зем, ля. Прогресс космической технн, ки подобен ширящейся реке; его могучее течение имеет свои исто· ки. У одного из них, сами того не подозревая, и стояли люди, вы· летевшие с метеостанцией в тыл врага. ... Аппаратура установлена, вклю, чена. Плывут облака, шум ветра катится по вершинам деревьев. Люди бросают на станцию по. следний взгляд и уходят. Теперь автоматы должны все делать са­
ми. Следить за заморозками и по· теплением, дождем и давлением воздуха. Т очка на карте -
крохот, ный уча сто" фронта погоды, и на нем поставлен электронный сол· дат. Справится ли он? Вскоре пришел снетерпением ожидаемый ответ из Москвы: сиг· нал принят, качество передачи хорошее. НАД БЕЗДНОЙ «Jl
оция Охотского моря» сооб· щает об Ионе, что это необитае. мый остров, который « .... представ. ляет собой скалу, круто подни· мающуюся из воды на BblCO'l'Y 540 футов (165 м)>>. Остров Иона открылся в лет· ком тумане вечером 10 сентября 1944 года. На гальку высадились без приключениЙ. Через час шлюпка О'l'валила к судну, оста· вив на берегу· груз и пятерых членов экспедиции: Горелейченко, Суражского, начальника экспеди· ции мичмана Челпанова и матро, сов Павлова и Пешкова. АВТОМiI' тическую метеостанцию (их уже выпускали малой серией) надо бы· ло установить на этом затерян· ном острове -
пристанище сиву' чей и чаек. Лоция оказалась права. Сразу за отмелью поднималась почти от· весная скала. Альпинистов среди новоявленных обитателей Ионы не оказалось. Мичман Челпанов, цользуясь правом начальника «не делать ничего за своих подчинен· ных за исключением случаев, свя· занных с опасностью для жизни», обвязался веревкой и полез на скалу без всякИх альпинистских ухищрений. Двадцать метров -
это семи· этажный дом. Четверо внизу мол· 62 ча наблюдали, как метр за метром росла высота. Снизу скала ка· залась гладкой как стол. Но, ви, димо, стол был порядком повы, щерблен, потому что Челпанов хоть медленно, но карабкался вверх. Вершина, встать две где должны были двадцатиметровые мачты антенны, оказалась узень, ким, не шире двух метров, скаль· ным гребнем. Справа и слева об· рывались крутые откосы. Дома, в Подмосковье, мачту шутя ста· вили за чаС·ПОЛТОРil. Здесь на каждую ушло по двое суток. Глав. ная трудность была в том, ЧТО путь из лагеря на вершину, ЭТИ несчастные полтораста метров вы· соты, занимал два с половиной часа. Больше двух рейсов в день сделать никому не удавалось. Крутые скалы, обрывы, постоян' ное чувство опасности -
все это страшно изматывало. А когда поднимали собранные мачты, тем, кто держал боковые растяжки, пришлось буквально висеть над бездной. «И только МЫ эти мачты под­
няли, -
вспоминает Д. Я. Сураж. ский, -
слышим: аплодисменты, как в театре. Мы просто оторо, пели! Посмотрели вниз -
а это сивучи из себя блох выколачива· ют, шлепают плавниками по брюху, по груди ... Так мы этот факт и отметили в бортовом журнале: сивучи·де бурными ап· лодисментами приветствовали успех метеорологов». До той поры счастье сопутство, вало островитянам. Последний раз оно улыбнулось вечером 16 сен, тября. Мачты поднимались к не· бу, между ними тянулся трос ан· тенны, крутилась под легким вет· ром на вершине одной из мачт вертушка анемометра. В восемна· дцать ноль,ноль передатчик ме· теостанции послал Владивостоку первую радиограмму. Наутро за экспедицией дол же и был прийти сейнер. Шторм обрушился внезапно, в полном согласии с коварными обычаями Охотского моря. Волны перекатывались через двадцати· метровой высоты скалы, торчащие у берега. Лагерь располагался на отметке 15 метров. Волны в одно мгновение слизнули продукты и почти весь запас пресной воды. Шторм стих только через два дня. Сейнер не появлялся. Не пришел он ни на третий, ни на четвертый день. Положение становилось тревожным. Рации для связи с Николаевском ие бы· ло. Осталось одно: ждать. Командующий Тихоокеаиским флотом послал к Ионе минный заградитель. Управление торгово· го флота дало радиограмму иа транспорт «Либерти», идущий в Сан.Франциско, -
изменить курс. 29 сентября оба судна почти одновременно подошли к Ионе. Голые скалы серели в легком ту. мане. Не было слышно ничего, кроме рева сивучей да отчаянного визга чаек. В бинокль виднелись одни только голые камни. Ни при· знака человека. И лишь когда шлюпки приблизились к острову, кто·то заметил вспыхнувшую над темным силуэтом скал красную звездочку ракеты ... Метеостанция про работала на острове целый год. Изо дня в день, четыре раза в сутки, вы­
ходил в эфир метеоролог·автомат. Когда через год Горелейченко с Суражским -
теперь уже в компании кинооператоров снова очутились иа острове, ока· залось, что станция находится в идеальном состоянии. Вслед за островом Ионы АРМС появились на Памире, на скалах пика Комсомолец, на лед· нике Федченко, на острове Змеи· ном в Черном море, В Каракумах, в глухой якутской тайге, на се· верном побережье Баренцева моря. Поднялись мачты антенн на Кав, казе, на Новой Земле... Это была уже целая автоматическая метео· сеть! Подобные сети метеостанций появились за рубежом лишь через семь лет. Вместе с Горелейченко и Су· ражским Я перебираю фотографии метеостанций. Вот старушка АРМС, вот ПАРМС, АРМС.1. АРМС-2, АРМС-3. ВОТ последняя модель: АРМС-3М. Она работает не только у нас. Ее ПОКУПilЮТ Финляндия, Бельгия, Югославия. Алжир, Чехословакия. И еще один снимок: станция с атомным источником питания. Он может снабжать метеостанцию электроэнергией пять, а то и больше лет. И все это время с ан· тенны будут срываться сигналы, несущие сведения о погоде . ... Прогресс техники подобен ши· рящейся реке. Сегодня прямые по· томки первых АРМС несут служ· бу погоды по всей Земле, тогда как их дальние родственники ис· следуют дорогу к другим мирам. Пройдет время, И уже потомки современных АРМС станут «часо­
выми погоды» на других планетах. Неизменным останется одно: та· лант и упорство человека. В. ДЕМИДОВ ГДЕ с Е В Е Р? Это хорошо знают составители «Толкового сло­
варя». Север -
«одна из четырех сторон света», «северная, холодная страна», а кроме того, «Арк­
тика, холодный пояс земного шара». Хорошо знае­
те и вы, когда только еще собираетесь туда, не сомневаются и ваши друзья. «В Магадан? -
спра­
шивают они и уточняют: -
На Север, значит». В Магадане как раз август, и ничто не напоми­
нает о «северной, холодной стране»: жаркий, бе­
лый, скорее похожий на южный, портовый город. Но вы едете дальше. «В бухту Провидения, на Чукотку? -
спрашивают вас новые, магаданские знакомые и завидуют: -
А вот я еще ни разу не был на Севере». В Провидения все вас поражает: узкая бухта с отвесными берегами, и пароходы, и сопки с чер­
ными каменными склонами, с нерастаявшим сне­
гом на острых вершинах. Даже дощатый сарай на берегу кажется вам необыкновенным, потому что омывают его воды Берингова моря. И дальше все будет так же: с удивлением вы замечаете, что Север отступает, отодвигается по мере того, как вы стремитесь к нему, уходите в эту, «одну из четырех сторон света». Не Север и Лаврентия: широкий залив с низкими, размытыми туманом очертаниями берегов, и низкие сопки, по­
крытые осенней, порыжевшей травой, и незамет­
ный, слившийся С берегом поселок. «Оставайтесь у нас,- говорят в Лаврентия.- Чего вы не видели на этом Севере?» Но вы еще ничего не видели на Севере. Правда, по дороге вы отмечали признаки его приближения: старух-чукчанок в самолете, в камлейках, с по­
лосками татуировки на носу и щеках, бородатых летчиков в меховых, несмотря на лето, куртках­
все это вы раньше хотя и не видели, но знали. Ваше представление о Севере создано книгами. И поэтому для вас все это -
сопки, тундра, сия­
ния, снег, долгие полярные дни и ночи -
уже не новость, потому что все это уже было, преврати­
лось в обыкновенную экзотику. Наконец вы попадаете в поселок на самом бе­
регу Ледовитого океана, но и для него есть свой Север -
там, откуда осенью приходят льды. И может быть, где-то здесь вы понимаете -
нет для вас абсvЛЮТНОГО Севера. Север -
это ТО, к че­
му вы стремитесь, как к бесконечности, никогда не достигая. Поняв это, вы махнули рукой, успо­
коились, живете, как все, покорились «экзотике»: приобрели унты, ружья и курите трубку, на 5. ВАСИЛЕВСКИМ которой долгим зимним вечером вырезали: «Уэлен». Холодный пояс земного шара? Пурги? Да, но еще с осени заново оштукатурены стены, замаза­
ны окна, обита дверь -
изнутри войлоком, а сна­
ружи оленьими шкурами -
и угольник доверху за­
сыпан углем, а в чулане полно теплой одежды: все эти ватные и меховые куртки, и нерпичьи штаны, и торбаса, и оленьи рукавицы, и свите­
ры, -
но в столовую или магазин вы бежите в легких ботинках и брюках. И, рассматривая в жур­
налах фотографии полярников среди нагроможде­
ний льда или одиноких путников на снежных рав­
нинах, вы ловите себя на том, что ищете, не высовывается ли где угол дома, или конец трубы, или гусеница вездехода, потому что точно знаете, что все это рядом, в двух шагах. Но и фотограф свое дело знает -
ничто не высовывается ... А между тем Север накапливается в вас по ме­
лочам, которые здесь так важны и живо обсуж­
даются всеми: вчера ветер был южный, а сегодня северный; утки хорошо летят, сильный шторм; снега в этом году мало, а прошлой зимой в это время все камни на сопке уж были закрыты; куро­
патка подлетела к самому дому -
утром вышел, а она сидит у крыльца; сосед убил нерпу; песцы куда-то ушли из тундры; завтра обещали самолет ... На стене висит силуэт «Аннушки», вырезанный из какого-то журнала, и календарь, в котором дни, когда прилетал самолет, отмечаешь крестиками. Потом можно подсчитать: чаще всего он приле­
тает зимой, в промежутках между пургами, а вес­
ной распутица, а летом частые туманы, а осенью дождь ... Так ~роходят три года, близится отпуск, едешь на материк; и тут-то через некоторое время и на­
чинают возвраща:ться и овладевать тобой все эти мел'чи, подробности, с которыми свыкся там и не замечал. Теперь, когда уехал, понимаешь, что Се­
вер -
это и сопки, та линия сопок на юге, кото­
рую выучил наизусть, и тундра, тот сухой бугор за лагуной, где раньше всего весной сходит снег и где подолгу сидишь, карауля налетающих на озера гусей, и киты, стада которых во множестве появляются осенью у берегов, плывут в пролив И на юг. И, лежа на узкой раскаленной полоске пляжа, где-нибудь между Лазаревской и Сочи, вдруг приподнимаешься, вглядываешься в застыв­
ший на горизонте пароход и бормочешь слова, малопонятные для окружающих: «Коробка. На Пе­
век. Генгруз». 63 НОРМАН МЕАЛЕР СТАВКА НА НЕБЕСА Повесть ОТЕЦ МИЭРИ, апрель 1942-й, день третий nооеаmи ему оеБR ЦВJlином ••• Иногда все они бежа­
ли, иногда шли шагом, ползли и снова бежали. Все, и с иими иидеец Райс, отец Миэри и ка­
питаи, -
все они сыпа­
ли проклитиями и спо­
тыкались; тридцать че­
ловек загребали воздух руками, неистово рабо­
тали локтями, ползли, мало-помалу отставая друг от друга. -
Живей! -
кричал капитан. -
Живей, жи­
вей! Оглянувшись на него, отец Миэри споткнулся и упал. Было слышно, как вдали все еще спорили пулеметы, -
яростно, будто они не выносили друг друга, и эти звуки колотились И громыхали у него в голове. Он кубарем покатился по земле, и капитан с руганью изо всех сил дериул его за плечо. -
Давай-давай! Нужно добраться до того дома. Мимо него поодиночке пробегали люди, и, хотя его тоже захватила общая паника, он чувствовал себя отдельно от них. Ничего не понимая, он тя­
жело поднялся с земли. Труся за отступавшими и чувствуя рядом капитана, чье присутстовие зас­
mвляло его бежать, он говорил себе, что этому человеку не следовало бы так кричать на него, офицера армии господа бога. Норман Мейлер -
однн из ведущнх современных амери­
канских пнсателей; автор острого антнвоенного романа сНагие и мертвые:.. I(ниги Мейлера последннх лет сЗаметки О презнденте:.. сl(аииибалы и христиаие:., сПочему мы во Вьетиаме?:. -
кннгн сторонннка борьбы за граждаиские права, за мир во Вьетнаме -
стали событиями ие только литературной, ио и обществеииой жизии США. Писатель прииимал участие в многотысячиом походе иа Пеитагои. События этих октябрьских дией 1967 года легли в осиову его публицнстической книги сАрмии ночи». Мы предлагаем вниманню читателей повесть Нормана Мейлера "Ставка иа иебеса:.. В ией -
горькая правда о людях, которых предала Америка, взяв у них все и ничего ие дав взамен. 64 Он ничего не понимал, у него в голове вдруг все смешалось, бурля, как эта бегущая масса лю­
дей; и того, что случилось со второй линией тран­
шей, он не знал. Два дня они отбивали японцев, затем линия обороны вдруг оказалась прорван­
ной, исчезла, и теперь он бежит с этими людьми ••• -
.Отче наш, иже еек на небеси., -
начал. он Машинально, и тут же позади раздался жест­
кий стук пулеметной очереди -
механическое знамение смерти, и, почувствовав на своей спине чью-то руку, он пал ниц; словно ДЛIf того, что­
бы услышать вражеский крик победы, который раскатами доносился с берега. Затем они опять вскочили на ноги и только бежали, бросаясь на землю всякий раз, когда застрочит пулемет, и то и дело оступаясь на рытвинах какой-то из улиц Тинде. Его молитвы стали несвязными, сме­
шались. -
.Славься, дева Мария, Рах est .••• И он снова ощутил себя частью этой рвущейся вперед бесформенной массы людей, которые с хра­
пом бежали ..• Куда? Его движениям недоставало уверенности, пухлые руки как будто ЧТО-'1'о лови­
ли В воздухе, когда он оступался, догонял осталь­
ных и опять оступался, отчаянно стараясь не упасть. чтобы не отстать от этих людей, бежав­
ших ... Бежавших куда? Их направлял капитан, • Капитан, должно быть, знает, -
думал он. -
Капитаи -
военныЙ человек •• Под JUIМ -
он это почувствовал -
подогнулись его тонкие ноги, почувствовал, как он дохнул в землю и как весь город Тинде р.астворился в его материальном «я», когда выстрелы с поля боя -
.с римской арены», -
подумал он, -
когда вы­
стрелы, раздаваясь все ближе, ближе, преврати­
лись в невыносимый стук пулемета. «Мне не нуж­
но бросаться на землю, -
подумал он, -
я и так уже на земле». Пулемет замолк, затем он почувствовал, как земля поползла из-под него ку­
да-то вкось. В следующий миг он сообразил, что кто-то вскинул его к себе на плечо и понес голо­
вой вниз, лицом к потной и жесткой спине. Он следил за своим крестиком, который выбился из­
под одежды и, нечестиво дергаясь, болтался у пле­
ча; а когда крестик оторвался, он проводил его взглядом, как будто это была птица, исчезающая в небе. Крестик сразу потерялся из виду, но он все еще напрягал глаза, хотя видел только землю, которая, отступая, металась из стороны в сторону. Его охватил ужас; голова налилась тяжестью, бы­
ло скверно от неловкого положения тела, да и спи­
на, на которой он лежал, была узковатой, -
все это усиливало его страх. Рядом бежали люди -
на их лицах тоже был ужас. .Линии про­
рваны, -
говорил он себе и спрашивал: -
Но как? Когда?,) Он совершенно утратил чувство времени. Нет, он не понимает в таких делах, не разбирается в них, он благочестивый человек, но японцы-то прорвались, желтые греховные лица. Язычники они, они не поймут, не проявят уваже-
5 «Вокруг сн('та» N~ 11 ния К служителю господа бога. Он п~рял свой крест, они пристрелят его вместе с остальными. Над городом курилась смерть. Пулемет снова застучал -
где-то рядом. Нес­
ший его человек вскрикнул, пошатнулся и упал. Вместе с ним упал отец Миэри, и их тела неле­
по сплелись на земле. Он почувствовал, что его лицо в крови, и, повернув голову, понял, что ни­
кто уже не бежал и что все лежат, распростер­
шись на земле, там, где ИХ застала пулеметная очередь, в то время как над ними японские пуле­
меты -
теперь их было два -
вели свой ярост­
ный разговор. Отовсюду слышались стоны, и ему казалось, что это гибнут не люди, а их души ... Значит... Он подумал о заупокойной службе. На его лице была кровь, но боли он не чувство­
вал ... Однажды, когда он жил в Сан-Францuско, у не­
го случuлось несчастье, и скорбь не оставляла его долгие ./IIесяцы. Как-то вечеро./ll -
это было зи­
./IIОй -
он откуда-то возвращался и, почувствовав голод, зашел в первый nоnавшийся ресторан. Это был недорогой ресторан, и, чтобы отвлечься от своего несчастья, он заказал са./llЫЙ роскошный обед. Еда была отличной, официантка -
очень nривлекательной. Ее лицо не./llного наnО./llинало лик одной из ./IIадонн. которую он видел в своей се./llи-
65 нарии во Флоренции. Покончив с едой, он запла­
тил доллар за обед и, чувствуя себя счастливым оттого, что видит очаровательное личико, добавил полдоллара на чай. Она очень удивилась, а он, со­
вершенно счастливый, сказал: «Если мне ЧТО-Нибудь и нравится, так это вкусная еда, сердечное обслуживание и чтоб подавала хорошенькая офи­
циантка, вроде вас». Застеснявшись того усилия, ко­
торое он сделал, чтобы придать чувственность сво­
ему голосу, он вышел, прежде чем она успела поблагодарить его. Оказавшись на улице, он вдруг, как никогда раньше, почувствовал себя совсем не­
счастным. ... Пу лемет снова принялся за них, кромсая рас­
пластанные вокруг тела. Над ними на бреющем полете несколько самолетов буравили небо. -
Гиблое дело, гиблое дело, -
бормотал кто-то рядом. Ужас пронизывал все его тело -
до кон­
чиков пальцев, каждый мускул зажил сам по себе и бился мелкой дрожью. Он осознал возможность близкой смерти, и это вызвало в нем новый при­
ступ страха -
другого, неведомого ему прежде. А на дороге, где он лежал, вовсю шло переселе­
няе душ. Ему было страшно. Всю свою жизнь он прожил, готовясь к встрече со смертью, но те­
перь ему было страшно. Он не понимал почему. А затем все его мысли рассыпались,. и остался один лишь страх. Потом тишина. и только солн­
це, пригревавшее ему спину. Снова пулемет, не­
честивый, одержимый яростью: бог исполнял свою непостижимую волю. Должны ли они все умереть здесь, вот так, на дороге, под огнем пулемета. который методично переходил от одного тела к другому, по-видимому, без конца сомневаясь. что обрабатываемые им тела мертвы? Он увидел. как возле него кто-то вскочил с земли и швырнул в пулемет гранату. Где-то по­
слышался крик, и раздался взрыв. Пулемет ЗI1.-
молчал. Вокруг люди уже были на ногах и бе­
жали. Вставая на четвереньки. он считал бегу­
щих -
их было, как он полагал, десять или две­
надцать. -
пока ему вдруг не стало ясно. что он безнадежно отстал. Из последних сил он бежал за ними следом и кричал: .Капитан Хиллард, ка­
питан! Капитан!. -
кричал, пока не упал. Кто-то бегом вернулся за ним и потащил его волоком, лицом вниз, по земле, обдиравшей его пухлую бе­
лую плоть. Он старался сдерживать стоны, а за­
тем боль прекратилась: сухая твердая земля см е­
нилась влажной, почти жидкой грязью. Он вспом­
нил. Они подбегали к дому, что на самом краю болота. Теперь в возгласах как будто слышалось ликование. Человек, который волок его, разжал руки. В этом человеке он узнал Томаса Райса -
нужно будет поблагодарить его. С холма их по­
лоснул еще один пулемет, и люди опять повали­
лись на землю. Его глаза запорошило землей, он не мог их открыть, и в этот ужасный момент его потащила чья-то рука; почти на карачках его подвели к подвальному окну; вползая внутрь. он почувствовал, как по его бокам скребнули шерша­
вые ребра каменного проема, и, пролетев по воз­
духу два или три фута, шлепнулся на груду меш­
ков с песком. Пока он отползал в сторону, через него перекатывались другие. Все еще ошеломлен­
ный,' он приоткрыл краешек глаза. В этот момент кто-то злобно влепил ему пинок. Посмотрев вверх, он увидел Далюччи, но гнева не почувствовал. Католик был этот человек или безбожник?.. Э-хе­
хе ... Уж эти мне итальянцы! .. Ситуация становилась ему яснее. Теперь он вспомнил. ЧТО три дня назад этот дом приспосо­
били для обороны. На самом краю болота... Здесь прохладно. только бы не стало слишком сыро. Он почувствовал. как его опять куда-.ТО потащили ... • Кажется, стены· подвала обложены мешками с песком... меньше будет осколков. -
подумал он. -
от них. это известно... Вот если бы только не жуткая боль в запястье. Должно быть. повредил. когда упал с окна •. Убережет ли это ИХ от артобстрела? -
поинтересовался он и тут же сел. охваченный па никой. Сколько осталось людей? Он насчитал четверых, пересчитал сно­
ва -
кроме него, было только четверо: капитан Хиллард. Далюччи, Райс и белокурый солдат, ко­
торого он не знал. Неужели после того. что было. ему все-таки придется умереть? Он видел, как ин­
деец стрелял из пулемета и как белокурый пода­
вал ему диски. Он слышал, как белокурый приго­
варивал: -
Так их. сержант! Угости-ка их еще, угости их получше. этих скотов! Священник безучастно отметил бранные слова -
. за время пребывания в армии ему приходилось слышать и не такое. Хотелось бы знать, думал он. насколько здесь можно чувствовать себя в безопас­
ности и действительно ли этот кирпичный дом убережет их от японцев. В окно заглянул узкий солнечный луч, и он следил за ним как зачарованный ... ... Уже несколько месяцев сестра Виттория отно­
силась к нему с особым вниманием; она делала ему комплименты на занятиях. когда он хорошо готовил УРО1Си. и была С1Сорее печальной и нес­
частной, чем сердитой, 1Согда он накануне слиш1СОМ долго носился с мячом по улице. Он даже заме-
тил, что оnа говорила о nем сестре Жозетте и ча­
сто став,ила, в пример как лучшего учеnика в классе. Ему это правилось. Дети называли его «любимчиком учительnицы», но это доставляло ему мало хлопот. потому что оп всегда любил за­
nиматься -
во всяком случае, больше, чем вол­
тузить мальчишек па улице. Так что, когда сестра Виттория одnажды подозвала его к себе и, потре­
пав за щечку, дала письмо для матери, оп nе был удивлеn. Мать медлеnnо nрочла это письмо nесколько раз, и ему было стыд по за nее, стыдnо за ту тревогу, с которой она читала. И еще оп думал о том, nа­
сколько nриятnее стоять рядом с сестрой Витто­
рией: от nее всегда веяло nрохладой и свежим запахом крахмала. Однако когда мать nоiJн.я.ла глаза, па ее лице была счастливая улыбка. Потом оnи долго разговаривали. «Стаnовись священnи­
ком, Тимоти, -
говорила она, -
становись свя­
щепником, и господь бог всегда будет с тоБОЮ!J. Оп все время чувствовал, что, nроизnося эти сло­
ва, оnа испытывает неловкость. «Это большая честь, ты ведь сам знаешь, большая честь». А по­
том еще: (,Посвяти богу себя целиком, не дели любовь к нему ни с женщипой, ни с деныами, "о­
nечnо, и он пребудет с тобой во веки веков". А он, еще совсем ребеnок, долго молчал, прежде чем ответить. (,Не хочу я быть священн,иком, ма­
ма. Я не чувствую к этому призвания» . Оnа вздох пула. «Тебя будут уважать больше, чем кого бы то ни было из твоих друзей. Даже больше, чем самых богатых людей. А ты зnаешь, как это важnо для бедnого человека?» Несчастный, он по­
качал головой. «Подумай об этом», -
сказала она. Через две неделu оп стоял '8 малены'ом "абunе-­
те сестры Виттории. Оnа обратилась ~' нему ,сво­
им мягким красивым голосом, за которым, как оп подозревал, был какой-то подвох. Наконец, ко­
гда оnа спросила: «Разве ты не чувствуешь, что в тебе шевельnулось призвание? » -
он сильnо nаnряг ж,ивот, чтобы вызвать хоть какое-nибудь чувство или ощущеnие, -
потом много лет спу­
стя с этой же целью он втягивал живот, когда разглядывал религиозную живопись. (,Я думаю, сестра, что все же nемnого чувствую в себе nри­
зваnие». Оnа улыбнулась. «Счастливый ты, ТUМО­
ти, ты будешь ощущать его все больше и больше. Очень мало таких людей, которые настолько бла­
гочестивы, чтобы чувствовать его с самого нача­
ла". Уже в дверях оп повернулся к пей и сказал: «Сестра Виттория, кажется, я чувствую, что оно уже стало nемnого больше». В столбе солнечного света проплывали мириады красных пылинок. Он видел, как индеец то и дело прикладывался к пулемету, видел капитана, кото­
рый стоял рядом, и слышал, как он говорил: -
Прибережем миномет. Пусть они сперва вы­
ставят свой, а до тех пор жарь из пулемета. Здесь мы под прикрытием, мы сможем раздолбать их миномет -
они и опомниться не успеют. Нельзя отдавать эту дорогу. Есть еще одна, которая тоже ведет к прибрежному шоссе, но и она прикрыта та~им же домом, как этот ... Только, наверное, лю­
деи там побольше. Отец Миэри пытался заставить себя сотворить молитву. .0 господи, я готов предстать пред то­
бой., -
думал он в отчаянии. Но тут с потолка упал кусок штукатурки, несколько крошек по-
5* пало ему на грудь, и вместе с ними он ощутил прикосновение смерти. Однажды, разговаривая с этими людьми, он сказал: .В стрелковой ячейке не бывает атеистов. В вас, конечно, нет столько веры, сколько есть во мне, но все вы верите во всемогущество божие.. -
.Так ли, отец Миэ­
ри? -
прервал его кто-то. Он повернул голову и холодно посмотрел на этого человека. .Когда вот-вот встретишься с творцом, веришь... Нужно верить ...• Тогда откуда же у него самого этот уни­
зительный страх? Его усталый мозг сопротивлял­
ся слабости, сопротивлялся искушениям адовым. Но сами эти слова на мгновение показались ему напыщенными. Чуть не плача, он призвал на по­
мощь всю свою решимость. Нельзя, чтобы люди видели, как он плачет, -
в них ослабнет вера, если они увидят. А он им еще понадобится, когда японцы нажмут еще сильнее. Он поднялся на но­
ги. Он их будет утешать. Они стояли, согнувшись, под окном и у стен по­
груженного в полумрак подвала и стреляли из пулемета -
время от времени, и им отвечали -
тоже время от времени. Они, казалось, совсем за­
были о его присутствии. Он тяжело опустился на пол, чувствуя, как исчезает его решимость. Три дня назад, готовясь к обороне, вдоль одной из бо­
ковых стен вырыли щель. Пожалуй, будет лучше, если он останется в ней, -
там его не достать и шальной пуле. В конце концов никому не будет пользы, если его убьют. Он спрыгнул в щель II насмешливо отметил, что его страх пошел на убыль. Он закрыл глаза. Почему, почему же ему было страшно? Страх нарушил привычное спокой­
ствие души, несомненное стало не таким ... ну, что ли, не таким несомненным. Но ведь он верил; он не сомневался, что верил сильнее, чем когда-либо. Ужасы, которые он видел, только доказывали су­
щ~ствование бога, потому что никому не вынести тех ужасов, которые были у них перед глазами, если бы не бог. Он все думал и думал, стараясь укрепить эту мысль в своем сознании. Тишина встревожила его; он понял, что пу ле­
мет на время замолк. В темноте, съежившись в ко­
мок, он ждал, когда снова начнут стрелять, что­
бы он мог думать об этом и еще больше укреп­
ляться в этой мысли ... КАПИТАН,1926-1930 Два nьяных нозлuна на нрасном nонрывале ... Все университетские годы он был членом этои творческой группы. Сюрреалистическая поэзия была в моде. Он много пил, иногда чувствовал себя очень счастливым, -
ненадолго, а затем очень несчаст­
ным, но, как бы там ни было, он ощущал в себе не­
кую целостность, чистоту, и это вполне определен­
ное чувство наполняло его уверенностью, что он станет большим художником и будет тысячами хол­
стов разить ложь Америки, что он пробьет красоте дорогу к миллионам людей, которые ее раньше не чувствовали, что он встряхнет людей, заклеймит их, начисто лишит самодовольства и скажет: «Пожалуй­
ста, вот вам ваше общество в разрезе, вот вам ва­
ша брачная мораль (на ,ка,РllИiне бизнесмен, спящий с проституткой, У которой на шее медальон с над­
писью «Сестра»), вот вам ваша демократия (порт­
рет негра, больного ,сифилисом) и, наконец, вот вам ваша жизнь (триптих: кинематограф, клерк и бес-
67 цветная женщина, его жена). Только ... при всей сво­
ей ненависти ему приходилось заставлять себя ве­
рить, что он в отличие от других студентов, расте­
рявших свои убеждения, находится в особом по­
ложении, которое одному ему дает возможность по­
нимать нужды трущоб и распознавать ложь в ре­
чах политиканов. Он пришел в этот университет, уже испытывая сом­
нения в существовании бога и начиная становиться скептиком, но тогда он был молод и горел энтузиаз­
мом. Порвав с семьей, он думал заняться живописью (такая ситуа­
ция не была чем-то новым, о та­
ких случаях он знал из книг), но отец, армейский полковник, согла­
сился на его поступление в универ­
ситет только при условии, что он, Боуэн Хиллард, параллельно по­
ступит на подготовительные офи­
церские курсы и по окончании уни­
верситета будет проходить служ­
бу, пока не получит звание офице­
ра запаса. Поэтому в 1926 году он оказался в числе тех немногих студентов, кому уже на первом курсе пришлось надеть хаки с го­
лубыми отворотами, и для него это было символом неравенства, таким же болезненным и уникаль­
ным в своем роде, как борода для официанта, который отращивает ее вопреки собственной воле. Боуэн Хиллард, скептик, изда­
вал университетский литературный журнал. Боуэн Хиллард, скеп­
тик, был признан лучшим ху­
дожником универснтета. Боуэн Хиллард, скептик, поехал в Бостон пикетировать улицы в знак проте-
ста против ПРИГОВОРQВ по делу Сакко и Ванцеттн. а затем, вернув-
шись, написал передовицу сЧитай, Америка, читай про свой позор ... :., за что журнал был закрыт на поn­
года. Что бы он ни защищал, его защита шла не от nо­
гики, а от эмоций. Он говорил: «Безгранично в че­
ловеке только одно: его суетность», а сам nюбил бродить по улицам да потолкаться среди людей. Рисовал он помногу и читал уйму книг по живописи, стремясь к тому, чтобы его творчество было созна­
тельным, программным; он стал одним из тех ред­
ких художников, которые могли вразумительно объ. яснить, что они хотели выразить и под впечатлением чего творили. Он говорил, что ни во что не ве­
рит, и был этим вполне доволен, потому что отсут­
ствие всякой веры означает веру в самого себя, а в те времена он еще был на это способен. Как худож­
ник он заметно вырос; рисунок, который всегда был самым слабым местом в его творчестве, стаиовился более четким: он и раньше обладал тонким чувст­
вом фактуры, ио теперь за его холстами стояло ощущение структурности -
качество, весьма редкое для университетского художника. В этот период он написал диссонирующую абстракцию, в которой крас­
ки не совпадали с рисунком, как это бывает на скверно отпечатанных комиксах в газетах, и про­
возгласил ее шедевром своего творчества, назвав картину «Общество, выбитое из колеи ... ». Случилось так, что к последному курсу, кроме себя самого, он стал верить еще в одного человека ... 68 Как-то на одной вечеринке он познакомился с де­
вушкой по имени Кова. Все перепнлись, и кончилось тем, что ту ночь они провели вместе и, конечно, очень хорошо узнали друг друга. -
Какого цвета у тебя ГЛliза? -
спросила она и, когда он ответил, что карие, вздохнула. -
А я поче­
му-то думала, что голубые. -
Затем она рассмея­
лась. -
Впрочем, это не имеет значения ... у людей с аналитическим мышлением разделенная страсть идет на убыль, у художника распаляется. Кова стала для него абсолютом, и так как она была красивой, пыл­
кой и умной и, следовательно, об­
ладала такой же натурой, что и он, -
натурой художника, -
во многих отношениях он тоже стал для нее абсолютом. В последний год учебы в университете у них случались горестные разлады, но они считали, что причиняемые друг другу страдания не так уж и опасны: они скорее вызывались утонченностью восприятия, чем со­
мнениями в самих себе. довольно скоро между ними ус­
тановилось определенное взаимо­
понимание, так как у Ковы, по­
мимо Хилларда, БЫЛJl другие лю­
бовники. «.Я не умею рисовать,­
сказала она, -
не умею сочинять музыку и не владею пером так, как мне бы этого хотелось. Ты дол­
жен это понять. Когда я отдаюсь мужчине и могу отдаваться ему в силу множества причин, за всем этим у меня такое чувство, что я хоть что·то делаю н умею делать это что,то лучше любой другой женщины. Я не ревную тебя к жи-
вопнси, Боуэн, а ты не должен ревновать меня. Есть женщины, которые для того н созданы, чтобы нметь много муж­
чии:.. ДО некоторой степени он мог это понять и к то­
му времени, когда они окончили университет и по­
женились, даже стал находить в этом смысл, так как действительно считал, что она может изменять в силу множества причин: и потому, что она увле­
калась (хотя это случалось не часто), и потому, что этого требовала ситуация, и даже потому, что про­
явила жалость и во многих других случаях, по­
скольку это было необходимым этапом в установ· лении дружеских отиошениЙ. Но она всегда возврн­
щалась к нему и любила еще сильнее, с большей страстью, и каждый снова находил в другом свой абсолют и ценил его еще больше. Однажды она ска­
зала ему после долгого молчания: «Мы как два пьяных козлика на красном покрывале». Вот что они несли в себе и во что верили ... СОЛДАТЫ, апрель 1942-й, день первый Нан.mо nоэнаНОМUАСR R с одной бабенноЙ ••• Невыспавшиеся и утомленные напряжением про­
шлой ночи, они жались в двойной линии траншей и пристально вглядывались в море. Трясясь мел­
кой дрожью и ощущая тяжесть в желудке. они нервно вглядывались в морскую даль между бе· регами горловины бухты Тинде. Всю ночь они чистили оружие и готовились сами, приводя себя в порядок со скрытой обреченностью в каждом движении. Не отрывая глаз от моря, они тревожно ждали, кто первым увидит корабль. Следили аа морем воспаленными глазами, чувствуя, как пе­
ресохло в глотке, проводя языком по нёбу, клацая зубами. Что-то будет, что-то будет, господи Иисусе, господи Иисусе! .. В это утро майор, под командой KOTOPQrO было три роты в Тинде, написал установку на пред­
стоящий бой. И теперь им читали ее вслух: Японцы атаковали Отей в 6.23 силами флотилии бронированных барж. Согласно донесению поло­
вина барж направилась к Тинде. Остров Аиалоу окружеи с этой стороны непроходимыми рифами. Единствеиио возможными пунктами высадки де­
санта являются Хансон-Бич, Отей н Тв:нде. По­
скольку они уже подвергли атакам первые два пункта, можно не сомневаться, что сюда будет нанесен очередной удар ... Однажды познакомился я с одной бабен­
кой -
дело было дома, в Олбани. Она мне гово­
рит: .Знаю я таких, как ты, приятель, здесь их тысячи •. Тогда я ей говорю: .Раз уж ты, сест­
ричка, ловко так считаешь, подойди сюда: посчи­
таем вместе. Может, ошиблась счетом? • Не смеши ты меня, -
говорит. -
Трепло.. -
.Знаешь, милая, -
говорю я, -
Jl такого никакой бабе не позволю. Одну такую и так рассмешил, что ее потом доктора отхаживали •. Ну, тогда она малость попроще стала, но... до дела еще далеко ... Когда же, черт бы их всех побрал, они, наконец, покажутся?! . ... Мы защищаем один остров в3 длиииой цепоч­
ки таких же островов. Японцы не считают этот остров настолько важвым, чтобы посы.1Iтьь сюда едвивцы воеиво-морского флота. А мы докажем им, что они ошибаются. Флотилия японских само­
ходных барж продвигается от острова к острову. Если мы их остановим, нм придется изменить свои наступательные планы. Контроль над всей цепью островов зависит от коитроля над каждым остро­
вом. Контроль над этим островом в руках тех, кто контролирует приБР,Сжное шоссе, которое проходит вдоль северного побережья острова, соединяи Хан­
оон-Бнч, Отей и Твиде. Мы должвы удерживать в своих руках город, во, что еще важнее, должиы сохранить контроль иад прибрежвым шоссе ... -
Кино такое есть, там еще Джимми Кэгни иг­
рает, кажется. Его в городе показывали -
смот­
рел! Я-то сам видел его в Стрэнде. в Нью-йорке. у них там джаз-банд ..• не помню, как он называл­
ся, а вот певицу, которая с ними пела, до сих пор помню. Да, так кино это про войну, только во Франции. Тогда, известное дело, не воевали на ма­
леньких островах. Ну, и малый, которого Джимми Rэгни играет, в штаны наклал. Н, как увидел, чуть в кресле не подпрыгнул. Ведь какой он ли­
хой малый, этот Джимми Кэгни! А потом поду­
мал: .ЛюбоЙ может в штаны накласть, когда та­
кое начинается •. Как ты думаешь, сколько сей­
час времени?. Понравилось мне очень это кино. Забыть его не могу ... ... Если иас выбьют из траишей, мы должвы не пропустнть японцев к прибрежвому шоссе, которое находится в двух милях от города. R шоссе ведут две улицы, и два дома, прикрывающих оба пу­
ти, мы превратил. в крепости. Дом на левом флаиге -
старое камеиное банковское здание, с трех сторон окружеиное болотом, и поэтому под­
ступ к нему возможен лишь с одной стороны -
со стороиы города. Если вам каким-либо обрааом придется оставить траиmеи, вы должвы добратЪCII до одного из этих домов -
это жвзневно вazвo ••• Они медленно трамбуют землю прнкладами и, нервозно докуривая снгареты до самых ногтей, ждут, ждут атаки ... -
Признаться, я еще ни разу не видел боя. Он легонько пристукнул каблуками, чтоб~ стряхнуть налипший комочек глины. -
Лучше что угодно, чем так стоять и ждать. Потрогал пуговицы, поправил берет так, потом этак. -
Эти сигареты хороши на вкус. Знаешь, как это бывает, -
куришь разиые, без разбора, и все они одинаковые, а потом вдруг попадутся такие, просто самый смак ... Ну, как тебе это объяснить -
не знаю. . .. СеЙчас апрель, прошло только четыре месяца с начала войны, и все вы знаете, что у иас ие хватает снарижения, нет танков, нет самолетов. Укрепления на острове всего лишь недельной дав­
ности. И однако, японцы попытаютси высадить десант, и на нас возлагаются все надежды. Вам предстонт сражаться за свою страну, самую вели­
кую в мире. Желаю удачи . -
Куда же ты, черт тебя побери, суешь своим ружьем? Мне прямо в лицо. Убери приклад. -
Не кипятись, приятель, не кипятись. -
Ну, знаешь, мне мое лицо нравится. Вовсе не хочу, чтобы его разворотили. Еще пригодится: дома девочки не перевелись. -
Н же сказал тебе .извини., так какого черта ты прешь на меня? -
Вот что, приятель, я тебе не Джо Крап. Вы­
бирай слова получше! -
А, при береги свои угрозы для японцев. -
Так где же они, когда же, черт возьми, они появится? Проклитые желтые твари, боитесь, что ли? КАПИТАН, 1931-1936 Что-нибудь усnонаиеа.щев и одновременно радостное Тот год, когда Боуэн Хиллард женился на Кове Рейнольдс, был годом похода безработных на Ва­
шингтон. Дела у Боуэна шли иеважно. Как худож­
ник он продолжал расти, его работы стаиовились еще выразительнее и достигли весьма высокого уров, ня по мастерству исполиеИИll, но в тот год жи­
вопись плохо продавалась. Несколько картин купили их друзья, но у друзей тоже не было денег, и Боуэн, который терпеть ие мог торговаться, оценил свои картины так дешево, что друзья, покупая их, говорили: «Чертовски сожалею, Боуэн», -
а ои только рычал в ответ: «Ничего, прах тебя дери, ни­
чего». Кова получала небольшую помощь от родите­
лей, и к этому добавлялся ее заработок -
оиа устроилась продавщицей иа двенадцать долларов в иеделю, но сам он не поддерживал отношений со с.воеЙ семьей еще с университетских времен, и денег им не хватало. Убеднвшись, и притом довольно скоро, что страна и не думает обращать внимание на его творчество и что ему HeкQгO «встряхивать», он начал ожесто­
чаться. Время !)Т времени он шел на компромисс и рисовал картинки для каминных полочек, но и они плохо продавались. Повсюду закрывались картин­
ные галереи. Однажды какой-то делец согласился устроить двухнедельную выставку его работ ... Три дня они с Ковой --
К этому времени она по­
теряла работу --
сидели в пустом зале и почти не разговаривали, пока к ним не заглянули друзья_ Тог­
да они сор вались со своих мест и разразились пото­
ками слов, то язвительно, то tlосторженно отзываясь о различных художниках и понося Мунка, Бекмана и Марэ, а затем сникли. Мистер Лестлер, устрои­
тель выставки, уже три часа как ушел на обеденный перерыв и не возвращался. Всем было ясно, что вы­
ставка провалилась. Хиллард окинул взглядом свои четырнадцать хол­
стов, посмотрел на серый ковер на полу и что-то пробормотал насчет плохого освещения. --
Оно их убивает, --
проговорил он медленно,-­
убивает, поверьте мне. Кова кружила вокруг. Затем она повернулась к его друзьям и сказала: --
Я всегда мало что смыслила в живописи, но они действительно хороши, верно? --
Кова! --
сердито одернул ее Боуэн. Он следил за тем, как она шла к нему, стараясь подчеркнуть все достоинства своего платья. «Очень подходит к этому ковру», --
подумал он. --
Прости, Боуэн, --
сказала она. Он уже взял себя в руки. --
Ничего, Кова, пустяки, --
сказал он. --
И ты меня тоже прости. Друзья ушли. «Наверное, скоро придет другая компания», --
подумал он. Воздух в помещении был слишком сухим. «Они действительно хороши»,-­
прошептал он в отчаянии. Затем он подумал об их с Ковой двухкомнатной квартире. Если бы ему по­
зволили сделать что-нибудь с этими стенами, --
вздохнул он_ --
Например, фреску «Художник, вы­
битый из колеи». Затем произошло нечто ужасное. В галерею при­
шла женщина, которая собиралась купить какую-ни­
будь картину. Темноволосая, слишком располневшая в свои сорок с чем-то лет. Ей понадобилась картина для детской_ --
Что-нибудь успокаивающее и одновременно ра­
достное. Сколько он слышал подобных анекдотов от худож­
ников --
затасканных и уже не смешных анекдо­
тов! Некоторое время она смотрела по сторонам. --
Вот, пожалуй, эту, --
сказала она. Это был эксперимент над «барбизонским пейзажем». Запомнившийся ему луг, похожий на Кора, только много хуже, и вдобавок слишком красочный, слиш­
ком зеленый и слишком орнаментальный, как будто у бродивших по полю коричневых коров бока были пурпурными только для того, чтобы вместить всю цветовую гамму_ --
Как называется картина? --
спросила она. --
«Пота'скуха в з.еленом неглиже», --
от,ветил он. Кова смотрела на него с ужасом, в ее глазах негодовала сама бедность. Женщина оправилась от шока. --
Пожалуй, мне придется назвать ее иначе, сказала она. Он обуздал свою ярость. --
Конечно, как вам будет угодно. Потом она начала торговаться, доведя, как ему казалось, щекотливость отношений между художни­
ком и клиентом до предела дурновкусия и бестакт­
ности. Она получила картину за тридцать пять дол­
ларов. На эти деньги они прожили две недели. После этого случая, если не удавалось продать кар­
тину сразу, он отдавал ее кому придется: мальчику, стригущему газон, владельцу магазина или рабоче­
му, копавшему траншею. (Однажды он сказал: «В гастрономических заведениях у меня больше кар­
тин, чем у любого модного художника».) Четьфе года он держался, подрабатывая на зака­
зах УПР 1, но они с Ковой Ч'J10-ТО у-гратили. Люди больше не считали их умными и талантливыми, муж­
чины перестали столь настойчиво добиваться любви ., УПР -
Управленне промышлеННО'стронтельных работ общественного назначення -
одно Н3 учрежденнй времен «нового курса,. Рузвельта. ПРUAl. пер. ~_~-И--
--------------------
Г-\. ~~ /~(~ ",Q;, I ~ Ковы. А для него она была последним оплотом. Снова и снова в эти трудные годы она возвращалась к нему, и почти всякий раз их сближение представ­
лялось им последней встречей. Но они слишком за­
висели друг от друга, пытаясь взять все от своей любви, и ни во что другое не могли верить. Однажды, когда его депрессия затянулась на не­
сколько месяцев, он принялся писать автобиографию. Книга получалась очень расплывчатой, но поскольку он время от времени ·что-нибудь туда добавлял, она вобрала в себя всю горечь его раздумий. Он писал: «Мальро говорит, что во всем, ради чего люди го­
товы пожертвовать жизнью, есть тенденция оправды­
вать их гибель необходимостью, которая выводится из чувства человеческого достоинства. Возможно, что в других странах это так. Но в Америке люди жи­
вут, работают и умирают без малейшего намека на сознание человеческого достоинства. А находясь при смерти ... тогда они хотят знать, каковы их шансы на небо, и, по-видимому, делают на него последнюю от· чаянную ставку, прилагая к 'ней моральный счет за добродетельные поступки, с тем чтобы, если лихая лошадка под кличкой «Небеса» победой в за­
езде докажет свое существование, они могли бы по­
лучить выигрыш в тот же вечер ... » Там было очень много подобных мыслей, но в глубине души он чув­
ствовал, что начинает сдавать свои позиции. В конце концов он" капитулировал. Несколько по­
колений семьи Ковы были архитекторами, и в 1936 году он забросил живопись и поступил к ним на службу чертежником. Через год, заодно подучив­
шись, он стал архитектором средней руки. Теперь они жили гораздо лучше ( они могли позволить себе жить в Вилледже), но у него пропало всякое желание рисовать... Чтобы как-то это скомпенсировать, он упорно работал над своей книгой, .. ДАЛЮЧЧИ, апрель 1942-й, день -первый, второй и третий Это дешево ... дешево ••. с той минуты, как в просвете выхода из гавани появились корабли, Далюччи и сам не знал, что он делал эти два дця. Хотя отрывочно он помнил, как они приближались и приближались и как ему хотелось, чтобы где-нибудь рядом оказалась пуш­
ка, хоть какое-нибудь полевое орудие, -
тогда бы их можно было не подпустить, -
но они при­
ближались и приближались. Завязался бой между двумя японскими и одним американским самолетом, и они носились по BC~ му небу, то удаляЯlСЬ в море, то возвращаясь. Ко-' гда они принимались поливать свинцом их уча­
сток берега с траншеями, он вместе с остальными, как заведенный, нырял на дно траншеи, вскаки­
вал на ноги и снова нырял, точно он был черто­
вым ~джеком-попрыгунчиком. или чем-то вроде этого; они действовали так -
он был готов по­
клясться, -
словно первым делом хотели добрать­
ся до него. Если бы можно было отстреливатьсяl Но японские корабли, хотя он прекрасно видел, как они подходили ближе и ближе, были еще слишком далеко. Его сержант, индеец, склонился над своим пу­
леметом и ждал их, что-то насвистывая и прице­
ливаясь то так, то этак, а затем дал короткую очередь -
совсем коротенькое .тра-та-та., чтобы проверить, как пулемет работает, но Далюччи было ясно только то, что его ВОТ­
вот может вырвать. Он не выпуснал из рук свой наранд., но не знал, что с ним делать. Потом, не выдержав, он припал к прикладу и начал стрелять, пока кто-то не стянул его вниз. И лишь когда ипонцы стали причали­
вать, по обе стороны от него застучали пулеме­
ты и поднялся такой треск, что у него чуть не полопались уnги; он по-прежнему ничего не понимал и только раз­
ряжал и снова заряжал свое ружье, стреляя не целясь. Подняв глаза, он увидел, что японцы, хотя их баржи подходили к берегу одновременно, успели одну из посудин вытащить на берег. Прежде чем попытаться пойти в атаку, они открыли стрельбу из миномета, стоявшего на борту баржи, но тут по обе стороны от него снова дружно ударили пулеметы, и разом защелкали все ружья, какие были в траншеих, так что от посудины полетели щепки, и даже откуда-то заухали два американских миномета. Прямо тебе Четвертое июля, если бы не столько дыму. Только тем временем японцы подвели к берегу еще пару посудин и начали шпарить из пулеме­
тов, установленных на носу баржи. На секунду он спрятался -
от страха, -
а когда выглянул снова и начал стрелять, на берегу уже были четы­
ре посудины, и с каждой безостановочно строчили пулеметы, да и минометы не отставали, -
он услышал свист, кто-то рывком сдернул его на дно траншеи, а тот малый, что стоял рядом, дико взвыл и, схватившись за лицо, повалился навзничь. В первую секунду он принял его кровь за свою, потому что был заляпан ею с ног до головы, но тут же сообразил, что стоит и нигде не чувству­
ет боли. А малый хватал его за ноги и таращил глаза. У него не хватало духу взглинуть на его лицо: столько крови, да еще этот жуткий rpoxoтf -
Да что же это, -
забормотал он, -
что ж это такое, что ж это такое?1 Но тут за дело принялся еще один миномет и заставил его опять нырнуть на дно траншеи. В Терре-Хоте, в той части города, где жила такая же беднота, возле домов на тротуарах были уголь­
ные бункеры с большими металлическими крышка­
ми -
вроде тех, что на канализационных люках. Когда приезжали грузовики с углем, жильцы домов отваливали крышки и засыпали в бункер столько угля, сколько заказывали. А крышки нужны были для того, чтобы уголь не подмок. Сначала, когда они еще только переехали туда жить, у них не было крышки для бункера. За не­
сколько лет до их приезда одна из крышек разби­
лась, и с той поры, как только выезжала какая-ни­
будь семья, освободившаяся крышка nерекочевывала к тем, кто до того дня был вынужден обходиться без нее. Тогда он был еще слишком мал, чтобы зто знать, но самым первым, что он помнил в своей жизни, бы-
71 CI О -
-
ло TO,!fiDIC (IJOII!XllЛU соседи u как их сеJ.tЬЯ, наконец, rumy'Ш1Jf.а II11f1bШЖУ. Все в доме были счастливы и, in~вlJiЯ .eJ4Y ittlJ. нее, говорилu снова и СЖJва: <IIilIDт., "ТrlИШ, ,С;МО11pU. в.идишь -
это крышка», а он cбbt:n ,f:3ШШf1ЮМ яал и IШчего не яог понять. Не ЗШlЯ nOНlNll.y, 'оftударил по крышке рукой и зartлакал. Коеда ~e стали смеяться, с ним случился припадок, и .JIfaJШ, чтобы усnoкоить его, дала е",у немного ,ВU/Ш. Так ,0ПQ IИ \IWIФ !Первые два дня. Японuы IПРОДОЛ­
жали 'нес'!'и ;~И, но наседали, ина том учас:rке, где0НИ ,ВЫТ8IЩИЛИ на бер.егчетыре овои ПQСУДИНЫ, причиняли массу хлопот. Все занимались rrолько этими 'японцами (до них iбшло ЧJУДИОД(i)'браться, по·1'ОМУ 'Ч'I'О 'все они ,кроме :пулеметчика, щжтались зашаЛЬН(i)Й ,оБШИВЫQйБа;ржи) ,а пока они ими за­
нимались, на ДРУГQМ фЛ'ангевысадились еще две ШJlЮПКИ, и, забросав циновками колючую проволоку, ЯПОJЩы ВQрвались в п.ер,вую динию траншей и уст­
РОИЛИ ад кромешный. Стрелять из минометов было поздно -
там уже шла рукопашная, и, когда .из других траншей первой лшП!и туда бросили поло­
'IИ:11НУ людей, японцы, прЯ'ГаВШИ6СЯ 311 четырьмя по­
СУДlIнами, рванулись вперед и 311хваТНЛlI почти сот­
НЮ ярдов передней линии. Оттуда они открыли та­
кой огонь, что Далюччи минут пять не высовывал­
ся. А тем временем позади захваченных участков вы­
са,~ИЛllСЬ все или почти все остальные японцы. Весь остаток дня японцы бились в п-ер:вой ЛИНИИ, а ве­
чером он услышал, как ОДР!И малый сказал, что они уже контролируют всю линию. После этого он не мог высунуть головы, не рискуя тут же без нее оста1ЪСЯ. Между двумя JШНИЯМИ траншей, располо­
женными не более чем в семнадцати ярдах друг от друга, шла яростная перестрелка. Б эти два дня он забегал в блиндаж поспать, но не успевал сомк­
нуть глаз, как его гнали обратно, 1'1, давясь ПЛИТКОЙ !.~()колада, он СТОЯЛ, пригнувшись в траншее, и не знал, что ему делать: он боялся высунуться и при­
це.1ИТЪСЯ из CB~ГO ружья, но еще больше боялс\'! сер­
жанта, который, захлебываясь, вопил, чrrобы он встал во весь рост и стрелял. Так ''L1Ю ;цреМiЯ ,от tВpeМeи.и ему приходилось ВЫСQВliIва1ihCЯ, !Н, sажll'l:У!p!I!/3 :г.nащ он делал подряд ,.p~ iВЫCI1]реш! -
,бшCJl1i>-0, KaIК только МDГ, а заrrем прнг.нбaJЮИ. ow iJIe yaneв.a.n кuго-иибудь разглядеть.нВCJJ!0ЛЬКG, "I11(i)бы: МQЖ,IIОOOol­
ло прицелиться, ~BK УЧИЛИ \На \ст,ре.m;@Ji!ЩЦ_ Те 1Гj!Ji!I самолета, которые насились над 'ними, !кQГдa :вое e!JL/if rrOJlbKO начиналось, должно БЬ!ll'Ь, уже дзcsно ip!'aOCbI-
пались на кусочки, но 'время от ,вреИmliИ .lIОJlli/3ЛiUlСЯ американский илн яп!!)нскии .с.аМ.GJIет iI С1ГрGЧИЛ по траншеям, пока HaBCJI1~ ;ему lНe :ВЫJreIГ,1LЛ друл<Ж, ]и тогда они вместе петляли по ,воему небу, 1Г'·(j) за'гоняя друг друга в море, то :ооряясь .над джунглями иа дальней стороне oC~Q/3a. Г<НIQfJИJlИ, что DДИН япои­
.сI<iИЙ ·.СЗМGJЛет упал 'вб!iЫJ0iГO. IНO .сам он .зооm не вцде.л. За двад.ня обе СТQРОЯЫ 1UIК -будто 8ЫДUХЛ!!СЬ, И наутро Tperrbero дня наступил,о затишье. Пришел лейтенант и сказал, что .половина людей может идrrи спать. В ик -Itисло оержант назначил и его: от него, мол, все равно никакой пользы и, чем здесь мешать­
ся, пуег.ь уж лучше идет спать. Ему это вовсе не понрав.илось,ИО он прикинул, что было бы совсем не худо отдохнуть от этого адского гр,охота и ЖарЫ. Но когда он забрался в блиндаж, оказалось, что его не отпускает напряжение. Немного поворочав­
шись, он лег на живот и будто немного расслабил­
ся, но тут же почувствовал, как его начинает ду­
шить злость, и, сам не зная почему, он заuормотал: «Это дешево ... дешево .. .» Он думал о доме в Терре­
Хоте и о своей рабоrrе и становился еще злее. у него перед глазами стояло крылечко, все подпор­
ки которого, или почти все, повыдергали при дра­
ках за те годы, пока он там жил, а что осталось, пришло в неюдность от дождей и ветров. И хотя временами доносились выстрелы, он так разволновал­
ся, что ничего не слышал, и все думал о своем старике, об этом жирном... и он начал проклинаrrь его, всхлипывая между словами, которые вырыва­
лись у него из глотки. Он вспоминал, как этот ста­
рик сидел на крылечке дома с таким видом, словно он ие чета кому-либо в Терре-Хоте, даже не пьяный, черт бы его побрал, сидел там, на­
хохлившись после работы ... после ежедневной двенадцатичасовой ра­
боты, прорубив за свою жизнь штрек на всю длину узкоколейки, получая шестнадцать долларов в неделю ... сидел на крылечке в ру­
башке с длинными рукавами и чи­
тал газету... поскорее добиралсн до спортивной страницы и медлен­
но читал, перебрасываясь словеч­
ками с прнятелнми, подбрасыван затасканные загадки детям, а то вдруг ущипнеrr мамочку с этаким «ха-ха-ха!», ни разу в жизии даже ие сыграл с приятелями в карты, и разговаривал об Италии... Будь ты проклнт, старик, будь ты про­
клнт! .. В десяти-пятнадцати ярдах грох­
нула мнна. По ступенькам блинда­
жа посыпались струйки земли, н сквозь грохот он услышал преры­
вистый вопль, который постепенно перешел на скулеж и затих ... точ­
ио так же выла собака, попавшая под машину у него на глазах. Он подумал, что КЛОЧЬЯ этого малого, может быть, смешались с землей, СЫIfil,ЗnШ.eU.ся по ступенькам, и почувствовал, как у КоеГО ЧТО-ТО оБQрпалось в ЖlIвоте. Онсел и сидел на нарах, облнваясь потом, и Ifеск<uыю ,шиут не мог перевести дыхание. Он за­
курил сигарету и после двух затяжек почувствовал, как К нему возвращается дикая злоба, только на этот раз он зарыдал. Малый, который лежал на соседних нарах напротив него, тоже сел. -
Успокойся, дружище. Дай-ка' и мне сигарету. -
3аХJlОПННСЬ, ты, проклятая скотина! -
завопил он и швырнул ему пачку. Чувствуя тошноту, он ду­
мал 'о своих паршивых работах, сперва о том, как чистИ.I1 боТIIНКИ, нюхая ВОНЮЧllе НОГII, нюхая запах гуталина, -
он дО СIIХ пор помнит этот запах, и от 'Одн'Ог'О восп'Оминаиия даже сейчас его может выр­
вать, -
и как над ним смеялись в школе, потому что от него самого несло этим запахом. (Он приста­
вил лад'Онь к носу и машинально обнюхал пальцы.) Он стаиовился старше, и работы менялись одна за другой: работал посудомоем, хватал тарелки, поиг­
рывая кончикаМII пальцев -
до того тарелки были горячими, когда выскакивали из моющей машины -
и, собрав двухфутовую стопку, несся с нею куда­
то... работал на бензоколонке _. сначала за три­
на;щать ДОЛ,1аров в неделю, а потом, когда прора-
6ота.1 там два года, за пятнадцать". Мэри плакала у него на груди в парке: «Почему бы нам не по­
жениться)>> Он рассвирепел: «Катись К черту, я 11 0.11Ш проживу! Да и что в тебе такого есть, чего бы я не получил от других? Полтора доллара». На уг.1У вечно С.10НЯЛИСЬ парни -
у них и таких денег не бы.10, разве что нногда хватало в бильярд сыграть. «Так вот Я вам, чертям, скажу: профессию иметь иа;1.О, тогда и деньги будут, Посмотри на ме­
ня, своего старого отца, вот что я тебе скажу». «То­
ни, христа ради прошу, когда же ты починишь пе­
рила?,,» Он снова сел, у него кружилась голова. -
За каким чертом? себе. -
За каким чертом этот раз совсем тихо. негромко сказал он сам все это нужно? .. -
на Какой-то солдат заглянул в блиндаж. -
Живо, ребята! Они опять начали. Поднимай­
тесь! В каком-то оцепенении он потянулся за каской, пристегнул ранец, схватил ружье и, шатаясь, пошел вверх по ступенькам, в небо, такое же, как Чет­
вертого июля, только чернее. Японцы наседали -
это было слышно, а затем ему стало кое-что и видно, Они действовали точно так же, как когда высажи­
вались: сперва принялись за один участок траншеи, затем, когда там сосредоточился весь огонь, пошли в атаку на другом участке и атаковали, пока обо­
рона не начала сдавать. В конце концов они ворва­
лись в траншею и, вытянув на себя подкрепление с первого участка, обрушились всеми силами на ого­
ленную траншею. Его взвод получил приказ двинуться по траншее к месту прорыва, но не успели они пройти и поло­
вину пути, как японцы рванулись к тому участку, где они только что были. За секунду до этого у не­
го все еще кружилась голова, и он яростно спраши­
вал самого себя: «За каким чертом я здесь оказал­
ся? Зачем? Зачем?» и, пока японцы рвались к тран­
шее, визгливо выкрикивал: «Это дешево, дешево ... » Должно быть, в этот момент в нем что-то измени­
лось, потому что, когда японцы начали сыпаться в траншею не дальше чем в сорока ярдах от него, он вдруг ПОЧУВСТDовал, что ему плевать на сержанта и вообшс на все на свете, и, выскочив из траншеи, что было сил пустился бежать к городу. И уже очень скоро ему стало казаться, что вместе с ним бежит вся эта проклятая армия ... КАПИТАН, 1936-1941 Не знаю, Боуэн, мы сгнили. Ни во что не верить перестала для него быть источником утешения. В кабинете архитектора вре­
мя шло медленно. Когда-то он доказывал, что ана­
лизировать соотношение линий без учета фактуры­
жеманство, во всяком случае, для художника, а те­
перь он рисовал линию к линии и наносил фактуру, где это требовалось, только вместо того, чтобы, как прежде, писать маслом цементные плиты или водо­
непроницаемый бетон, условным обозначением изо­
бражал поперечное сечение. У всех, кто трудился в чертежной, рукава были перехвачены тесьмой; со­
гнувшись и втянув головы в плечи, чертежники сто­
яли перед длинными столами и работали. Некоторые были в гетрах. Он решил, что по этому поводу сто­
ит сделать обобщение, и сказал: «Чертежникам для полноты счастья необходимы гетры», но так как лю­
ди, которым он это сказал, никогда не работали и не бывали в чертежной, они не сочли его замеча­
ние особенно глубокомысленным, Просыпаясь по утрам, он строил гримасы. Боль­
шую часть рабочего дня ему предстояло транскри­
бировать одни символы в другие, но ведь не он их придумал. «День самососредоточения», -
говорил он Кове, но это редко вызывало у нее улыбку. Он понимал, что Кона была к нему в претензии: она считала, что он продается. Но помня о том, что именно она хотела, чтобы он взялся за эту работу, и сама договорилась о ней со своей семьей, он злил­
ся и чувствовал обиду. Однако со временем он по­
нял Кову: она тогда считала, что им, в их затрудни­
тельном положении, необходимо иметь возможность воспользоваться этой работой только для того, чтобы отвергнуть соблазн и вновь увериться друг в дру. ге. Она уговаривала его поступить на эту работу, потому что видела в ней своего рода противовес; надо было все это учитывать, когда он принимал решение. Ей было нужно, чтобы он сказал: «Мы выстоим, продержимся за счет заказов УПР, я не стану продаваться», что означало бы не то, что она не устала жить без денег, она устала, а то -
он понял это слишком поздно, -
что именно искусство держало вместе этих двух пьяных козли­
ков на красном покрывале, Как-то вечером они пили в баре вместе с одним из своих друзей, с Генри, судьба которого имела не­
мало сходных черт с судьбой Боуэна Хилларда. Они спокойно потягивали коктейли, пока Генри, нарушив молчание, не стал декламировать снова и снова: «Мы -
люди, влекомые смертью, мы -
люди, вле­
комые смертью». -
Заткнись, -
сказала ему Кова. Но он про­
должал: -
Мы люди, влекомые смертью ... Похоже на Эли­
ота. верно, Боуэн? Тогда Ков а выкинула нечто неожиданное: она пе­
регнулась через стол и с треском влепила Генри пощечину. -
Кова, оставь его! -
закричал он, и тут все они вспомнили, где находятся, Кова на секунду за­
держала на нем свой взгляд и зарыдала, -
Пой­
дем, нам нужно идти, -
сказал он. -
А то я завт­
ра не встану вовремя и опоздаю на службу. Мне предстоит расставить пятнадцать сортирчикав на третьем этаже жилого дома, который сейчас про­
ектируем. Генри захохотал. -
Похоже на Элиота, а, Кова? «Художник на «синьке» рисует пятнадцать сортиров». В этот момент он уже стоял на ногах. -
Будет, Кова, будет тебе, пойдем ... Я больше не художник, Генри. Нельзя рисовать, когда сам уже мертв, верно? -
У него дрогнул fOJlOC. Генри взглянул на него и сказал: Прости меня. --
А, забудем это. -
Нет, нет, я сказал «прости» ... Будем это пом-
нить. После этого Кова уходила к другим пото­
му, что ее муж уже ничего не мог ей дать. А он, сознавая это, еще упорнее трудился над проектами краснокирпичного жилого дома, или находил себе случайных любовниц, или даже пытался рисовать, чувствуя, как в -нем закипает ярость по мере того, как холст покрывался краской, пока то, что он хо­
тел сделать, не разрушалось тем, что он сделал, и тогда уничтожал холст. Их отношения приближались к той точке, где предстояло сделать последний крутой поворот, чтобы навеки потерять друг друга. Уже несколько раз, казалось, все было кончено, но всякий раз, боясь сделать этот шаг от сенсуализма к безвозвратному цинизму, они останавливались на полпути и сходи­
лись снова. И однажды произошло необъяснимое: к ним вернулось что-то из прежней уверенности. Однако это не могло затянуться надолго. Их боль­
ше ничто не связывало. Как-то вечером, испытывая неловкость, он пришел домой слишком рано. И не­
смотря на боль, что-то в этой ситуации напомнило ему о пошлости той темноволосой женщины, которая однажды пришла на выставку его картин. Когда они остались вдвоем, он попытался заговорить. -
Что с тобой, Кова? -
спросил он. -
Иди-ка ты к черту, Боуэн. Я больше не же-
лаю делиться нашими общими бедами. Он закурил сигарету. Нужно было хоть как-то спасти положение. -
Ты себя неважно чувствуешь, да, Кова? -
Не знаю, Боуэн, все мы сгнили. Сколько раз он спрашивал себя, не случилось ли это с ним. -
Людям вроде нас нельзя позволять себе поль­
зоваться ярлыками. -
Послушай, Боуэн, я их не боюсь, я не возра­
жаю против этих слов. Хорошо, я не творческая натура, я сука. Стало быть, так оно и есть. Пусть я сука. Он уронил пепел на брюки и машинально растер его пальцем. -
Я не это хотел сказать, Кова. Я еще не счи­
таю, что мы сгнили. Может, нас просто слегка вы­
било из седла, может, два человека в конце кон­
цов не могут не иссушить друг друга. Она раздраженно пыталась сбросить туфлю, ко-
торая никак не хотела сниматься. -
Это уже давно висело в воздухе, Боуэн. Он медленно встал. -
А если я брошу работу? -
Уверена, что мы будем жить еще бесцельнее ... Сразу после этого он сделал очень многое: бросил работу, переехал жить к Генри (это было символич­
но, и к тому же не надо было платить за квартиру) и закончил свою книгу, которую он во время одно­
го из рецидивов ярости озаглавил «Художник на пу­
ти к позору». Это была гневная книга. Выпущенная 74 погрязшим В долгах либеральным издательством, книга не принесла ему много денег и лишь послу­
жила лакомым куском для дюжины критиков из респектабельных газет. Он было подумал о том, чтобы вернуться к живописи, но начинать все сна­
чала показалось ему скверной шуткой. Год он про­
жил, кочуя с одной работы на другую. Теперь, когда у него было много времени, он по­
пытался переоценить свою жизнь. Он чувствовал, что где-то на своем пути сделал не тот поворот, или, скорее, пропустил нужный указатель на дороге, и теперь стоит, вместо того чтобы двигаться даль­
ше. Ему казалось, что в университете он был та­
лантливым, умным и даже искренним, по крайней мере в тех пределах, которые он установил .сам. И ему казалось, что и Кова была такой. Они были единомышленниками и все же расстались, потому что они, ни во что не веря, должны были слишком многого ожидать друг от друга. Если бы они верили во что-нибудь, кроме самих себя, все было бы хо­
рошо, но то, что им говорили за первые двадцать лет их жизни, на поверку оказалось ложью. Форма не совпадала с содержанием. Не имея впереди ни­
какой цели, они пытались построить жизнь, опираясь на художественный вкус. Ему казалось, что его жизнь можно сравнить с дружеской ссорой по поводу платы за обед, когда по какой-то причине оба хотят расплатиться: пы­
таясь в шутку надуть друг друга, друзья выхваты­
вают из рук чек, пока, наконец, не порвут его. Как два грузовика, одновременно въехавшие на одноко­
лейный участок дороги. На каждом дюйме пути они могли бы уступить друг другу, но если бы ставки не были столь высоки, то не случилось бы и са­
мого столкновения. Поскольку он в своей жизни не верил ни во что, кроме самого себя, он не считал никакие ставки до­
статочно высокими, чтобы ради них рисковать ка­
тастрофическим столкновением. К тому времени, когда они с КОВОЙ окончательно, порвали, они оба так этим прониклись, что даже тогда ему не прихо­
дила в голову мысль о полном крушении. Ему ка­
залось, что он слишком забрал в сторону от прямой дороги и что этим можно объяснить отсутствие смыс­
ла в его существовании. В начале 1941 года он написал отцу, что хотел бы воспользоваться своим званием резервиста и по­
ступить на армейскую службу. Через полгода, пос­
ле переподготовки, он с учетом его возраста был произведен в капитаны. Он считал, что Соединен­
ные Штаты уже в самом скором времени вступят в войну и что он именио поэтому пошел в армию. Он говорил себе, что не сомневается в неизбежно­
сти войны и что он сделал личную ставку. Он пошел в армию, потому что, подведя итоги прожитому, пришел к заключению, ~TO сможет оп­
равдать свою жизнь и найти в неи смысл только перед лицом смерти. Он вспомнил, как Мальро на­
ходил оправдание жизни в осознании чувства че­
ловеческого достоинства. Ему, возможно, необходимо умереть, чтобы обрести это достоинство. Конечно, думал он, жизнь на войне, в условиях смерти, вы­
являет самую суть человеческого «я» и там он не найдет лжи. ОН решил, что ему пора схватить этот счет, даже если он может порваться в его руках. Он перебросил мост от сенсуализма к мистицизму, затем предпочел цинизм. Но теперь он хотел знать, каково себя чувствовать под пулями ... Окончание следует Перевел с английского В. ТЕЛЬНИКОВ Первого масаи я увидел на окранне деревни. Фигура его, закутанная в широкую свободную накидку, врезалась в темнеющее уже небо. Когда я подошел вплотную, то увидел, что все тело юноши покрыто смесью рыжей охры и бараньего жира; стороннему глазу он показался бы жителем иной планеты. Но только до первого знакомства. Видимо, парень знал меня или ему рассказали, что я врачую в соседней округе. Он улыбнулся, приветливо коснулся моего плеча. Два дольца, продетые в мочку уха, звяк8ули при этом. Мы ВОШЛИ в деревню. Я чувст,вовал ,себя важ,ной персоной, ибо шел в сопровождении вооруженного эскорта: у моего О ПУ'Гника с широкого пояса свисал нож в красных кожаных lНожнах, в руках он нес копье. Мы подошлн к дому, где перед входом толпилось довольно много людей -
старики были в накидках из груботканой шерсти, на ногах энкамюды­
са,ндалии из невыделанных кож. Старики тоже улыб­
нулись мне. У большинства взрослых этого племе­
ни не хватало центрального резца в ниж.неЙ челю­
сти (м аса и «для красоты » сами извлекают его но­
жом). У всех женщин был,и гладк,о выбриты голо­
вы. Я обратил внимание на фигуры женщин -
изу­
мительной гибкости и пропорций,с длинными ше­
ям,и Н е фертити, в багряных и ор а нжевых тогах, сколотых на плече. На руках и л о ды ж к а х ПОЗВЯ'ки­
вали закруче.нные в с'Пир а ли бр а сл е ты . . Из х и тины вышел ср е ДlНИХ л- е т ч е лов е к. -
Меия зовут Маса'ка, -
сказал он на суахи­
ли. -
Я могу тебе ч е м - нибудь пом о чь? Я объя с нил, что приеха'л к ним, чтобы стать ма с аи, в о ином - ма'с а'и, а д ля этого -
с р аз ить с я в еди­
ноборст,ве с о львом. Ма,са ка улыбнул'СЯ, но д'ипломати ч но н е стал мне возражать. -
Тебе потребу е 1'СЯ д ля нач а ла пова р, -
ска ­
зал ОН. -
Нет, н ет. Я б у ду питаться -
Но воин ма са,и до лж е н ес ть мол о ко, т е плую кр о вь и мя с о. -
Что ж, я п е р е й,ду на э т о м е ню. та к же, как вы. ли шь три вещи: -
Я н е видел е ще, чт обы бе лы й пил кров ь жи-
вот,ног о. -
Е с ли ты в з р еже шь се йч а l С в е н у коров ы, я д о-
ка жу т ебе, чт о эт о н е т а,к. -
Мы это де ла е м у тр о м. По до жди до р ас св е та. -
А ше. Сп ас и бо. Ма с ака у лы б н у л,с я м н е -
улыбка у него б ыла ос­
л еПl ит е Л l> Н О кра с и ва я, н ес м от ря н а о т,сутс т в и е зуба. В знак ра с полож е н и я о н да л мне мех с молоко м -
г ус тым, ц в ета слоно вой кос ти, со сле г ка кислым при­
в к усо м. · Мы г ово рил,и о р а I ЗНО М. Я раос пр ашивал е г о, дей­
ст,вительно ли с охр а нили с ь древние бо г атырск и е тра­
д иции мужч и н ма са и, о ко т о р ых я столько читал 'и с лышал. -
В н а ш е м пл е мен и в ьгсшей в о ин с к ой доб л ес тью счита е т с я един о борство со львом. М ы и де м на зве-
ЖАН·ПЬЕР АЛЛЕ Как знак высшей доблести -
победы в е динобор­
стве со л ьвом -
10 л ову мас а и венча е т убор со львиным хвостом. 75 ря, если тот убивает иаших буйволов, та,скает ба­
раиов или пугает людей. Такой лев -
враг. Масаи сходится со львом одии на один; в одной руке у воина щ'ит, в другой копье. На поясе висит нож в краоных ножнах, какой я уже видел у юноши. Человек сходился со зверем не век и не два. Очень часто лев побежда,л. Однако по крайней мере в од­
ном случае из трех человек убивал зверя И· стано­
внлся героем до конца своих ди,еЙ. Его голову вен­
чали хвостом царя зверей, и весь народ масаи ока­
зывал ему почести. Я был уверен, что ничего более захватывающего, чем такой поединок, представить себе нельзя. Охота. в наш век во м,ногом потеряла свой смысл, ибо из нее исчез риск -
ТОТ, что возвышает человека, но­
сител'Я духа, над зверем. -
Эмпижан и овлуаза, -
сказал мне Масака. «Мужество и гордость», -
перевел я про себя~ Масака, -
твердо произнес я. -
Я хочу убнть льва копьем. Что? Бвана, ты шутишь. Ничуть. Если воины научат меня владеть как следует копьем, я побью льва. -
Но может случиться, что ты проиграешь, осторожно намекнул Масака. -
Рнск я беру на себя. -
Несчастье падет тогда на мою деревню. Нас повезут в тюрьму, если мы дадим убнть белого человека. -
Масака, ты дашь Лl>ВУ съесть меня, а гиены доделают остальное. Наутро я прогло"l1ИЛ -
даже с удовольствием -
полчашки крови, и мы отправились в CaBaНJНY, где, скрытая слоновой травой, раскинулась маиьята. Это нечто вроде поселка воинов, где онн треиируются, посвящаются в мужчины, набираются мудрости. Сравнить ее можно, пожалуй, со школой гладиато­
ров в Риме. Правда, по виду она мало ОТ.l\Jичалась от того поселка, где я был накануне. Разве что обитали здесь одни мужчины. Их возраст? От тринадцати до тридцати лет. Никто из воинов не расставался с ко­
пьем, острия блестели на солнце. Они с любопыт­
ством поглядывали на меня, но правнла вежливости не ПОЗВОЛЯ.I\JИ им подойти и заговор·нть, не будучи представленными. -
Скажи им, Масака, зачем я прнехал. Скажи им про льва. -
Что ты, бванаl Разве можно так, сразу? Надо их подготовить, объЯICИИТЬ. Не то они примут тебя за безумца. Да и меня тоже. Я провел остаток Аня в маиьяте, наблюдая, как тре.иируются воины, отрабатывая удары копьем и ножом. Следующим утром я вновь получил свою чашку кроlIIИ и, CKOC\IIВ r лаза, увидел, что воииы масаи не в силах скрыть удивление. Один из НИХ что-то спро­
сил у Масакн. Тот ответиЛ. -
Что ты сказал? -
OIC&еАОМИAICЯ Я. -
Он хотел знать, почему ты не питаешься, как все белые. Я ответ,ил, что ты хочешь жить как масаи и даже научиться владеть .копьем. Ты сказал ему про льва? -
Нет еще. -
Скажи. Скажи сейчас. Масака принял особо достойиую позу и произнес речь примерно на полчаса, время от времени под­
крепляя ее жестами, показывая на меня, на себя и на небо -
видимо призывая его в свидетели. В конце спича я уловил два слова на местном диа­
лекте: «арем» -
копье и «олнгатунги» -
лев. 76 Воины отреагировали самым неожиданным обра­
зом: оии засмеялись. Высокий человек с резко очер­
ченным лицом н глубокими шрамами на животе бро­
сил какую-то реплику, явно саркастическую, ибо смех усилился. -
Кто этот человек, Масака? Что он говорит? -
Его зовут Коноко. Он сказал, что тебе лучше зарядить ружье. Это единственный способ для бело­
го убить льва. А его все слушают, потому что в этой мань яте он единственный, кто победил льва. Я подошел к воину со шрамами и сказал, глядя ему ПЕ!'мо в глаза: -
Ты видишь, я OдiHOГO роста с тобой, мои мус­
кулы такие же крепкие. Я буду сражаться со львом в одиночку так же, как ты, -
с одним щитом из буйвольей шкуры и копьем. Масака перевел это, и юноши застыли в молча­
нии. Потом выступил Коноко, И Масака перевел уже для меня: -
Ты молод и силен, бвана, но ты не масаи. Он боится, ЧТО ты не сможешь сделать того, что хо­
чешь, но он может проверить тебя. Еще он предла­
гает научить тебя метать копье. в последующие три недели мы с Коноко стали чуть ли не братьями. Во время наших разговоров Ма'сака всегда усаживался рядом на корточки, пе­
реводя и добавл,яя от себя комментарии. -Коноко говорит, что он никогда еще не встре­
чал такого высокого белого, такого же высокого, как копье. Теперь он будет тебя звать Арем -
копье. Я старался изо всех сил заслужить 8ТО звание. Должно быть, я метал подаренное мне копье не ме­
нее двух тысяч раз, держа при этом в левой руке щит весом в добрых десять килограммов. Мишенью мне служила жердь ДИд!метром сантиметров в десять, на конце которой Коиоко привязал символический пучок травы: она должна была изоБР'ажать льва. ЕсЛ'и я промахивался, оружие с разлета вонзалось в землю. В «зачет» шло лишь попаДМl,ие в жердь. А это, поверьте, было трудно, особенио если учесть, что цель все время двигалась, подобио нападающе­
му льву. Лишь на двадцатый-тридцатый раз я иавострился пронзать пучок тра,вы, изображавший «ол-таю., льви­
иое сердце. Через две иедели ежедневиых треииро­
вок я уже поражал грозный символ -
мишень девять раз из де'сяти с расстояния в два с полови­
ной метра. С этой ДИСТ8I11ЦИИ Я бросал копье почти так же хорошо, как КОНОК'О. Но уже с пяти метров меня упорно заносило вправо. Смысл ясен -' чем ближе я буду КО льву, тем больше шансов у меня. Однако лишняя секунда, даж'е доля сеКУillДЫ на та,кой дilЮтанции может погу­
бить меня. Это как раз то, что чуть не случилось с моим братом по оружию КОIfОКО: жуткие рубцы на животе и на шее красноречиво свидетельст'вовали об этом. -
Если лев убьет тебя, -
сказал мне Масака,­
мы не да'дим ему сожрать те,бя. -
Спа,сибо, Масака. Но я как следует подготовил­
ся и владею копьем, как масаи. Я думаю, что смогу справиться со Лl>ВОМ. Я готов. Всего нас пошло на охоту девятнадцать воинов, включая КО'НОКО и Ма'саку. Число это в глазах масаи имеет особенное значение, ибо включает циф­
ру де'вять, магическую для них. я оглядываю себ.q, свою выцветшую рубашку цве­
та хаки и чув · ствую. что выгляжу гадким утенком среди ярко ра скра ш енных щитов и плащей воинов. Мы идем гуськом, временами ос танавли ваясь, что­
бы отереть пот. Никт о не пьет, чтобы не появи­
лось одышки. Несколько раз мимо проносятся стада зебр и газелей. Но вот впереди в колючем кустарнике пара львов. Едва завиде · в их, мы рассыпаемся цепью и окружаем ХИЩ.ников. Коноко узнает «'нашего» ль'ва­
того, что в прошлом сухом сезоне убил двух буйво­
лов у водопоя. Прохо,дит несколько час о в. Совершеннn бесшумно воины образовали ДОВОЛЬ'но тесный круг. Однако львы по-прежн ему не выходят из кустарников. Коно­
ко велит с тавить .на ночь палатку. Мы ложимс я, хо­
тя никто в эту ночь не смО'г сомкнуть глаз. Часам к пяти утра Конок о послал две группы обследовать ме · стность. Едва толь · ко заГ<JНЩИКИ н ачали шелестеть ветвями, львы выскочили из зарО'слеЙ. Есть у масаи и друще знаки --
свидетельства про­
явлеНН020 мужества. Так, самый умелый охотник получает право но сить убор из страусиных nерьев. я вз ял кО'пье и стал приближать'СЯ к пер'ВОМУ зве­
рю. Это был б<JЛЬШОЙ лев, не меньше двухсот ки­
лО'граммов веса. Он стоял метрах в ста от меня. Завидев челО'века, зв е рь О'тпрянул и медленнО' стал ог лядываться, выискивая брешь в СТрО'Ю масаи, ЧЬ · И т ела, выкрашенные О'ХРО'Й, ярко сверкали на со'лнце. Строй воинов тО'тчас С ОМNНУЛСЯ, так что свО'боднО'е прО'странство О'ставалос ь лишь с моей СТОРО'НЫ. Львица, ворча, ушла назад в заросли, предО'став­
ляя мужчинам самим решать спор. Я знал, что окру­
женный лев может преодолеть расстояние до меня в два прыжка. П оэтому я присталь'НО следил за зве­
рем, лишь временами вытирая пот, застивший гла­
за. Взмокшие ладони я осушил пылью, за ч ерпнув горсть с земли. Затем, покрепче сжав буйволиный щит в левой руке и копье -
в правой, я подпрыг­
нул на арене, хрипло (н авер ное, от вол.нения) про­
кричав: «Симба! Симба!» Л ев, явно нервничая, сделал шаг вперед, потом назад, но не нападал. Масаи подняли копья, отрезав льву все выходы, а я, не дожидаясь, пошел наВ'стре­
чу зверю. Неожиданно тот прыгнул, НО в ПРОТИВО'­
положную сторону, опрокинув ДО'РО'ГОЙ моего друга Масаку, и помчался в саван.ну. Я кинулся к упавшему. Тот лежал под щитом. Бо­
же, с каким облегчением я увидел, что он подни­
мается с земли н евредим ыйl Следы когтей глубоко отпечатались в шкуре буйвола, но на Масаке, к сча­
стью, не было ни О'ДНОЙ царап · ины. Почти в молча'Нии, выдававшем всеобщую реши­
мость, мы пустились В погоню. Через два часа пу­
ти по палящей саванне мы в,нО'вь О'кружили зверя. Я вышел вперед, поднял каме.НЬ и, размахнув­
шись, запустил им во льва. Мой снаряд пО'пал ему прямо' в голову и произвел нужный эффект. Лев за­
рычал, недО'брО' глянул на меня и .прнсел на задние ла'пы. Я пО'нял, что сейчас он прыгнет. Я пО'удобнее перехватнл копье и прикрыл щитом грудь. Лев оста,новился в нескольких шагах от меня, полураскрыв пасть, тяжело ДbJша и как бы приме­
ряясь. Я сделал шаг назад и поднял оружие. Зверь бил ХВО'СТОМ по земле, задние лапы его подрагивали. Масаи-загонщики перестали кричать. Наступила мертвая тишина. Во мне не было с траха, только гигант · ское напря­
жение. Я искал глазом место, куда должен бить, от ­
тянул руку и изо всех сил метнул копье. Зверь и к опье в с третились на полпути между не­
бом и землей, в прыжке, и тут же я отскочил в сто­
рону. Лев закончил прыжок с копьем в груди и опустил­
ся на то место, где секу,нду на зад стоял я. Тяжелый конец копья ударил оземь и еще глубже вошел в зверя. Он стал кататься по земле, рыча от яро­
сти и боли, пытаяс ь дотянуться до меня лапой. Я осторожно отходил назад, вытащив из ножен свой нож -
олал е м. Зверь полз за мной метр ов десять. За ним по­
прежнему молча следова ла группа воинов. Затем лев лег н а бок, голова его упала; он был мертв. И тог да раз далис ь крики радо ст и -
ТО' были МОИ друзья и наст авник и. -
Я -
масаи! -
закричал я с ними, пьянея от счастья. Коноко протянул мне руку и с каза л са мое значи­
тельн ое, что он мо г сказать, сказа л торжеств енно и громко: -
Да, ты -
маса и! Перевел с французскО'гО' М. БЕЛЕНЬКIIИ 77 О ТГРУЗИТЕ СЛ О Н А З везде Мюнхенского зоопарка, сло ­
ну Бимбо, предстояло отправиться на гастроли в Гамбург. Дирекция забро ­
нировала ему просторныА пульман, однако с погрузкоА вышли трудно­
сти: Бимбо пришлось потра т ить пол­
тора ч аса . на то, чтобы п рот и снуться в вагон. Это топтание Бнмбо перед открытой дв е рью дало сотрудникам зоо паркз ПОВОД для веселья. Однако железнодорожникам Мюнхена, безна~ деж но выбившимся и з графика, это стоило серьезных н епоиятност е Й. ЛИСТАЯ СТАРЫЕ СТРАНИЦЫ "В о нру г с в ет а", 1886, 1890 годы Р У ССКАЯ П ЕЧ Ь У Т У Р Е Ц КОГО С У Л Т А Н А П ервый драгоман при Рос сийс ком г енераль ном консульстве в Константн· ноп але Ст е пан Чахотин н ес колько вре­
м е ни тому назад вы п исал из Одессы и з разцовую кафельную печь. Султан, как сообщает « Од есск ий Листок», уз ­
нав об этой печи и убедившись в ее прекрасных ка чествах, про с ил Ро сс ий­
ское г е неральн ое кон с уль с тво в КОН­
стантинополе выписа т ь для нег о та­
кую же печь. Последняя была выпи­
сана консульством тоже из Одессы и поставлена во дворце русским печни­
ком, уроженцем города К ост ромы. Султан ос т ался на с тол ько доnолен, ЧТО ПРИСn8JJ. своего адъютанта выра-
78 ПОЮЩ И Е КОЛЕСА -
Ант о нио Санчес Досамантес шестн адцать из двадцати во змож ныхl -
Х уа н Касаверде -
семнадцать и з двадцати ВОЗМОЖНbJХ! Каждый го д в августе на стадионе гвате мал ьск ого города I(есальтенанто устраИВаЮТСЯ состязания «пою щих по­
во зок». Т ак ие повозки делают толь­
к о в Гватема ле, их колеса скрипя т и поют на десятки голосов. П ово зки одна за другой проходят километровую дистанцию, а знатоки (они-т о, собственно говоря, и состя ­
заются) должны определить по зву­
ку, в каком районе страны сработана повозка. Чемпионом страны в пр о шлом го­
ду стал Антонио Санчес Досамантес. Он, правда, отстал на одно очко ОТ соперника, зато смог точно назвать не только провинции и округа, где изготовлены повозки, но и деревни, откуда родом мастера. ИЗ М ЕРИТ ЕЛ Ь ШУ МА ... ... установлен в школьном I{Л8ссе го­
родка Ридуэй, чт о в графстве Кент, Англия. Когда ученики начинают гром ­
ко б ол тать, тут же авТоматически за~ горается красная лампочка, и м аг нито­
фонный аппарат голосом директора ве­
щает: «Дети, тиш е l» , БИ ТВА Н АД ТА Р СУСО М З то случилось в Турции, н едалеко от города Тарсус. На караван аистов, летевших в Африку, на п али орлы. Ра зы грал ась гранди оз ная воздушная битва: с обеих с т о рон дралось боль ­
ше тысячи птиц, и только в конце втор о го д ня реши лс я исход битвы. Аисты победи.1И. Правда, победа бы ­
ла нел егкой -16 аистов погибло и около 200 ранено. Их враги пострада­
ли больше: аисты убили 50 орлов, и до 300 хищников -
исклеванные и полуощип ан ные -
спаслись бегством. Поединки между о рлами и аиста­
ми в период п е ре ле т а нередки в Тур­
ции, и, есте с твенн о, симпатии зрите­
лей всегда н а стор о не аистов. Если бои р азыгрываю тс я в пределах дося­
гаемос ти пули, люди начинают стре ­
лять по орлам, и те разлетаются. Од­
н ако так ой грандиозной в озду шной битвы, как была в Тарсусе, никто еще не наблюдал. зить благодарность Российскому гене­
р алыlOМУ консульству, прич е м возна ­
градил печника медалью «з а искус ­
СТВО», орденом Мед жидии 4-й степе­
ни и 50 турецкими лирами. СМЕЛОС Т Ь И НАХОД ЧИВ ОС Т Ь К Р Е ­
СТ ЬЯН К И -ЭСТОНК И, П О ДВ Е РГ ­
ШЕИСЯ НА П АДЕ НИ Ю Р АЗ Б ОИ НИКА & лиз города Феллина (Лифляндской губернии) пр о из ошло следующее про­
исшествие. Возвращалась из города крестьянка-эстонка, выручившая за пр ода нный т ова р рублей около соро­
ка. На дороге ее вдруг останавлива­
ет какой-то злоумышле нник, требуя с рев ольве р ом деньг н. Последняя обе­
ща е т исп олни т ь требование нападаю­
щег о, н о пр оси т его только, чтобы он сам вын ул деньги, засунутые ею за чулок, пока она сдержит свою моло­
дую беспокойную ло шадь. Сребролю ­
бивый злоумышленник с кинул с себя плащ, бросил его вместе с револьве­
ром на п овозку и ТОЛЬКО что принял-' в ЧАЩУ З А НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИК А МИ н алого вое ведомство Замбии предло­
жило племени натумби отсрочку на год в УШlате А.алогов, если четыреста лесных жителей этого пл е мени согл а­
сятся переселиться поближе к городу. Чем же вызвано подобное снисхожде­
ние? Дело в том, что сейчас налогово­
му инспектору п ри ходится тратить столько денег на т о, чтобы отыскать в джунглях охотников натумби и обло­
жить их налог ом, что это преВЬLшает поступления в казну. К ак рядовому пожарнику стать брандмайором? П ять пожарников из Буэнос-Айреса не стали ждать гр а н ­
диозных пожаров, чтобы отличиться при их тушении. Они начали созда­
ва т ь п ожары сами, дабы первыми ОТ­
рапортовать об обнаруженном очаге огня. Однако суд их не понял. И вме­
сто новой блестящей формы им при­
шлось н адеть арестантские халаты. МАК А КИ-ПЛ О ВЧИ Х И П ри н ято считать, что макаки живут на деревьях, за исключением р азве тех, которые обитают в скалах. Н о мало ко м у и звестно, что на Яве неко­
торые из макак способны п лава ть и даже нырять на глубину до пяти метров. Трид ц ати секунд им вполне достаточ н о, чтобы поймать рыбу, п однять со дна ракушку или ухва­
тить краба. Своего д е т е ныша во­
до п лавающая макака н ачинает при­
учать к воде с младых ногтей: едва ему исполняется семь-восемь недель, как мать сажает его на спину и уст­
раива е т водные п роцедуры. ся было за разува н ие своей жертвы, как последняя другой ногой так силь­
но ударила грабителя, что тот на ми­
нуту совершенно п отерял сознание. П ользуясь этим, находчивая женщина ударила п о лошад и, у м чавшей ее из р ук злодея. Приехав домой, крестьян­
ка нашла в своей повозке р е вольвер и мужской плащ, в кармане KOTOPOI'O были даже деньги в количестве соы­
ше ста рублей. С НАГРУ3КОП в большинстве стран для получе-
ния зарплаты достаточно назваться и удостоверить свою личность. На Филиппинах этого недостаточно. ВОТ как происходит выдача жалованья го­
сударственным служащим иа острове Миндоро. Почтенные чиновники, дабы получить доступ к кассе, должны явиться к начальству и предъявить оному 0'0 крысиные хвосты в количестве не менее пяти штук. Принесешь мень­
ше ПЯТИ -
останешься без зарплаты. Таким любопытным способом местные влаСТII содействуют кампании по борь­
бе с крысами, раСПЛОДИВШИМIIСЯ 'иа острове Миидоро. А ШМЕЛЬ СЕБЕ ЛЕТАЕТ П осле доклада одного из научных сотрудников ведомства авиации США стало ЯСНО. что шмель летает противо­
законно. вернее, по причине собствен­
ной неосведомленности... С научной точки зрения, говорит ся в докладе, шмель вообще не обладает способ-
ностью летать, ибо о тношение площади поверхности крыльев к весу тела «не­
правильно». Шм ел ь т е м не менее ле­
та ет. РУССКАЯ ПУТЕШЕСТВЕННИЦА ПО АФРИКЕ П олучены сведения о недавнем пу­
тешествии по Африке г-жи Гончаро­
вой. П е рвая поездка в Северную Аф­
рику была предпринята ею года три назад по совету врачей для восстанов­
ления расстроенного здоровья. В пер­
вое время пре6ывания в Марокко здо­
ровье г-ж и Гончаровой не только не улучшилось, но даже ухудшилось. По чьему-то совету она 06ратнлась к од­
ному из местных знахарей. Лечение у н его имело такое благоприятное влияние, что даже при знаки болезни исчезли в самое короткое время. Это-
то навело путешественницу на мысль заняться собиранием сведений об употребляемых в Африке врачебных средствах. Во время последующих поездок г-жою Гончаровой собрана весьма богатая коллекция врачебных средств, по пр еимущес тв у раститель­
ных. Коллекция эта, а равио и сведе­
ния о вошедших в ее состав средствах. будут представлены одному и з петер­
бургских медицинских обществ. ГЕРБ В КЛЕТКУ Ны нешией весной в Сиднее создан клуб, куда принимают только тех, чей предок попал в 1788 году в но­
вооткрытую часть света, совершив воровство, грабеж или подлог. (В том году в Австралию были доставлены первые семьсот пятьдесят каторжни­
ков.) В клуб вступило уже шестьсот че­
ловек, и заявления продолжают посту-
пать. Членский билет клуба стал чем-то вроде дворянской грамоты. Бурные дебаты в клубе вызвал во­
прос: принимать ли потомков солдат. охраиы? Принято решение: .• Да, при­
нимать, если кандидаты смогут до­
казать, что их предки были отправле­
ны служить сюда в наказание:.. КТО ПЛАТИТ ДЕНЬГИ ... Эт а комаида носит необычное иа­
звание: «Всякие бороды». Ее футболи­
сты «приписаны» К австралийскому городу Бромфилд. Имя команде дал местный делец, который, кстати, ее и содержит. От фут60ЛИСТОВ тре­
буется, чтобы все они иосили боро­
ды, -
иначе нгроки на поле не до­
пуск аю т ся. Более тог о, на поле долж­
иы быть пред став лены бороды раз­
личных фасонов. Зрителям предостав­
ляется возможность изучать бороды всех времен и народов. И заодно пом­
нить, что м ес тны е парикмахерские (а их-то владелец и есть меценат) всегда к услугам публики. НОВОЕ НЕМЕЦКОЕ СЛОВО н емцы славятся своею исключитель­
иой способностью изобретать новые сложные слова. Характерным приме­
ром этоil из06ретательн ос ти может служить новый термин, придуманный союзом математиков Берлинского уни­
верситета для обозначения комитета финансового контроля: вот это слово, в нем ни мало ни много 48 букв: VЕRЕINSЕЮЕNТНUМSVЕRWАL TUNGS-
DURCHSICHTSAUSSCHUSS. ВЕЛОСИПЕД-МОНСТР Кор оль Марокко большой любитель велосипедов и трициклов. Недавио ои приказал построить себе колоссальную машину-велосипед, имеющий назади вид коляски, а спереди на колесах устроены сидеиья для рабов. Под алым суконным балдахином, укра­
шенным золотыми кистями. катается мароккский государь на этом велосн­
педе ПО СВОИМ садам. Около него на иебольшом коисоле стоят часы, род ДВЕСТИ ЧАСОВ ОХОТЫ ... ... завершились, наконец, удачей. Правда, это была фотоохота, но тро ­
фей ее даже более редок, чем лев, сраженный во время сафари: францу­
зу Ф. Гантесу удалось сфотографиро­
вать в море Флорес (Индонезий ск ий . архипелаг) прыжок гнгантской ман­
ты. Двухтонная рыбина с ра з махом плавников-крыльев в чет ыре метра вы ­
прыгивает из воды, чтобы при ударе о воду освободиться от паразитов. А НА СОБАКАХ ЛУЧШЕ! П еред удивленными взорами пари­
жан, под самой ЭАфелевоА башней, пронеслись сани в собачьей упряжке. Седок, остановленный полицейскими, назвался Рене Буржоиом и возмущен­
но заявил, что в правилах уличного движения не сказано о том. что на со­
баках ездить запрещено. Больше того, на Аляске, где мосье Буржон ра60тает агентом парижской конторы по закупке пушнины, он при­
вык ездить только так и не видит причины, почему. ему следует менять эту привычку во время отпуска. инструмента для измерения расст оя, ния, по к о торому король врем я ОТ времени узиает пройден иое простран­
с тво. Рисунки Е. МОНННА КI 11 НОЯ&РЬ 1988 СОДЕРЖАНИЕ В. КОНСТ "'НТИНОВ -
Лето обыкновенных рейсов .... Ш"'М"'РО -
Мост ОЛW'" Л"'РИОНОВ'" -
Остров мужества Загадки, проекты, открытия ПИТЕР КУНСТ"'ДЕР -
Добрые духи луа В. С"'КК -
Тысяча шагов подо льдом л. ЧЕШКОВ'" -
Таллин синий и оранжевый Стерегущие ветер Булавки для «папы Дока» В. ЛЕВИН -
Забывшие начало пути 18, К"'РЛ СТЕФЕНСОН -
Битва на фазеН,IIе да-Лейнинген ВЭЛ Х"'УЭЛЭ -
За кормой -
одиночество Л. МИНЦ -
Камарг В. ДЕМИДОВ -
Электронные робннзоны 5. В"'СИЛЕВСКИЯ -
Где Север? НОРМ"'Н МЕЯЛЕР -
Ставка на небеса Ж"'Н-ПЬЕР "'ЛЛЕ .:...... я -
масаи! Пестрый мир Листая старые страницы Т. Ф"'ЛАлеЕВА -
ссДворцы» дл.. голубе" 2 6 10 31, 37, 55 20 28 32 35 38 42 46 48 56 60 63 64 75 78 78 80 На первой страниуе 06ложltu: .АЕНИНГРАД_ у стрелки Васuльевско~о острова. Фото В. САККА. Главный редантор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а н Ц и о н н о й н о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, И. М. ЗАБЕЛИН, М. М. КОНДРАТЬЕВА, В. Л. КУДРЯВЦЕВ, А. А. НОДИЯ (заместитель главиого редантора), Ю. Б. САВЕНКОВ (ответственный сенретарь), А. И. СОЛОВЬЕВ, В. С. ЧЕРНЕЦОВ, Л. А. ЧЕШКОВА, В. М. ЧИЧКОВ, Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева и Т. Гороховсной Рунописи не возвращаются. Техничесний редантор А. &у,-рова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ,. Наш адрес: Моснва, А-30, Сущевсная, 21. ТелесЬон для справон 251-15-00, д06. 2-29; отделы: «Наша Родииа. -
4-09; иностраииый-
2-85; литературы -3-58; 3-93; науни -3-38; писем -2-68; иллю-
страций -3-16; приложение "Иснатель» -
4-10. Сдано в набор 5ЛХ 1968 г. Подп. к печ. 15/Х 1968 г. А04679. Формат 84Хl08'/16. Печ. л. 5 (уел. 8.4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2 700 000 зкз. Заказ 1858. Цена 60 коп. Типография изд-ва ЦК ВЛI,СМ «Молодая гвардия •. Москва, А-30. Сущевекая. 21. Эти ПРИЧУДЛИIШlе' строения безвест.ных мастеров на бере­
гах Нила, напоминающие то древнюю крепость с бойница­
ми, то богатый' собор с ниша­
ми, то диковинный замок, про­
каленный солнцем Африки, -
эти строения всего лишь голу­
бятни. Возведение голубятен на зем­
ле феллахов вызвано суровой необходимостью. Следить за их сохранностью и поддерживать чистоту вменено в обязанность каждому члену деревенской об­
щины, ибо нежное голубиное мясо идет в пищу, а пометом удобряют бесплодные земли за­
бережья. Приваживать голубя к жилью стали с незапамятных времен. у многих народов он бьш пред­
метом культа. Его почитали юне боra, у иero просили помощи и милости. Манускрипты древнего Егип­
та. писанные за три тысячи лет до нашей эры, доносят до нас первые сведения о домашних голубях. Изображения двор­
цов-голубятен, возвышающихся над крошечными хижинами лю­
дей, вырезаны на стенах гроб­
ниц. Позднее голубей стали разво­
дить ради приятной забавы да и в практических целях, ис­
пользуя удивительную способ­
ность голубей возвращаться до­
мой издалека. Голубь давно уже перестал слыть священным, но феллахи, почитающие традиции и по­
верья своих предков, любят эту ласковую, доверчивую птицу. Они и сейчас строят для нее удивительные по композиции дворцы и замки. По праздникам жители де­
ревни собираются у этих со­
оружений. отдыхают в тени и пьют ароматный чай с мятой. Т. Ф"'Л"'ЛЕЕВ'" ....... МЕЖ"'УНА".~Н8Г8 м 8А8 "ЕЖН8Г8 ТУ~измА c.cc~ Ежегодно организуlOТСЯ путеwествия советских IOношей и девушек в ДаниlO, ИспандиlO, НорвегиlO, ШвециlO, Фин­
пяндиlO. Цена 60 коп • Индекс 70141 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
461
Размер файла
81 542 Кб
Теги
1968
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа