close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВС 1968-12

код для вставкиСкачать
121968 ДЕКА6РЬ --
-
От СUРUЙСКО10 10рода Халеба начuнается новая желе,ная доро-
10. Она ведет к бо.llЬШОЙ стр ой­
ке -
будуше.wу ~идPOY'.IIY на бе­
ре1У Евфрата. (Н. Чу.wаков. Садд Э.llь-Фурат. стр. 34) За АСи.II.IIиарды лет свое10 суше­
ствованuя Зе.w.llЯ не вuдела нuче­
to nодоБН010: nО.llчuша бронuро, BaHHblX ЧУДОВUШ неотвратиАСО -
АСстр .а метроАС -
ОВ.IIадсва.llи океаноАС. (А. Ма.llахов. Конструкторское 6ЮfJО' «Т РU.llобu'l'». С'l'Р. 48) 19iOКPYSВЕТЛ Н! 12 ДЕИА&РЬ ~VPHa~ основан в 1861 гооу НАУЧНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЕЖЕМЕСRЧНЫЙ ЖУРНАП цк ВJlКСМ ПУТЕWЕСТIИЙ, ПРИКЛIOЧЕНИЙ И ФАНТАСТИКИ МЫ ПРОРВЕМСЯ НЕБЕСАМ В РАСПАХНУТУЮ СИНЬ. ЭТИ СТРОКИ ИЗ ПОЭМЫ В. МАЯ­
КОВСКОГО «ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ЛЕНИН» МОГ ЛИ БЫ СЛУЖИТЬ эпи­
ГРАФОМ К ОЧЕРКУ «ИСПЫТАТЕЛЬ». ЭТИМ ОЧЕРКОМ МЫ ОТКРЫВАЕМ В ЖУРНАЛЕ НОВУЮ РУБРИКУ «лю­
ДИ ЛЕНИНСКОй ЭПОХИ»,' ПОСВЯ­
ЩЕННУЮ l00-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖ­
ДЕНИЯ В. И. ЛЕНИНА. МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ БУДУТ РАССКАЗЫВАТЬ О СОВЕТСКИХ ЛЮДЯХ, сильныI,' мужЕствЕнных' МЫСЛЯЩИХ ГЛУБОКО И ТВОРЧЕСКИ, ТЕХ, КТО СОЗИДАЕТ прЕкрАсный ПАМЯТ­
НИК ВЛАДИМИРУ ИЛЬИЧУ -
ЗДА­
НИЕ КОММУНИЗМА, ВЕЛИКОЕ И ДОСТОйНОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ЕГО БЕССМЕРТНЫХ ИДЕЙ. Никто нас не заставлял подниматься в воздух. Мы задумали возродить к жизни а э ростат _ те­
перь наш замысел осуществлялся, и мы не мо~ли рассчитывать ни на чью помощь. Мы были одни. Нам было страшно ... (энтони Смит, Висим под tрозой, стр. 6) l Ш исать об испытателях нелегко, писать об Олеге Гудкове, быть может, сложнее вдвое. Я не мог обнаружить в Гудкове ка­
ких-либо черточек противоречивости характера, на­
туры ... Я много думал об этом и вдруг понял: он просто удивительно целен. Глядя на его крупное, волевое лицо, думаешь: .. Этот парень знает, что он будет делать, что он хо­
чет!» Несколько лет он строит катер, мечтает о пу­
тешествиях. Я спросил его: «Шлюзоваться? Не скуч­
но? Кошмарно долго ... » -
«Ничуть», -
убежденно ответил он. И добавил: «Мне надоело торопиться. В отпуске -
я созерцатель». Это верно: не многие развивают такую скорость на работе. И желание можно понять: хочет «про­
скакать на перекладных из Тифлиса в Петербург 11 много видеты>. В теплый июньский вечер мы встретились с Оле­
гом за стаканом сухого вина. Мне не было нужды задавать ему вопрос, что думает испытатель, от­
правляясь в сложный полет. Разумеется, каждый думает, что с ним ниче,о не СЛУЧИ1ся. И даже, ког­
да с кем-то из его друзей случается, он думает .•. нет, убеждает себя: «А я, пожалуй, нашел бы вы­
ход!» Пусть так и думает. Я сам так думал не раз. Иначе в нашей работе невозможно. В разговоре я напомнил Олегу о его посадке на сверхзвуковом истребителе с остановленным двигателем. -
Дело прошлое, скажи: ведь было трудно? На этаком «цилиндре». И крыльев за фюзеляжем не видать! Олег улыбнулся, прищурился, не торопясь отве­
тил: -
Ничего особенного. К тому же я был вторым. А второму всегда легче. Первым был Васин ... Так что мне было нетрудно. Слова Олега прозвучали так, будто он их давно подготовил и только ждал случая, когда бы произ­
нести. Я улыбнулся. Подумал: «Зря он так: ведь ра­
бота была сложной и опасной ... » -
Вот года через три после этого, -
Олег по­
медлил, -
случилась у меня посадка. Тоже без дви­
гателя ... И без передней ноги шасси! Первый раз мне стало страшно. Оказывается, страшней всего беспомощность! Когда и руки и разум уже бес­
сильны, и тебе остается только ждать ... JIЮДИ _ ЛЕиииекоп эпохи и. Ш Е Л Е С Т, петчик-испытатеп .. В изумлении я поставил свой стакан. Нужно ли меня было убеждать? Когда так говорят о страхе, нельзя не верить. Из окна диспетчерской на командном пункте кто­
то крикнул: -
Гудков садится, не выпустилась передняя нога шасси! Летч,ИКИ, что были в коридоре, бросились на вы­
ход, вскочили в «рафию> И помчались в конец по­
садочной. В это время Олег Гудков уже прошел над стар­
том. Это был второй круг. -
Как у меня шасси? -
Ноль тридцать! Передняя нога не вышла, голос руководителя полетов был хмурым. -
Буду садиться, -
ответил летчик. Он стал планировать, заходя на прямую перед посадкой. В баках оставалось сто литров керосина, но и полоса была под боком. Только подумав так, он заметил: двигатель прекращает работу! Самолет «сыпался» к земле со скоростью падаю­
щего без парашюта человека. Под треугольным крылом сверхзвукового истребителя -
два макета ракет. Олег еще круче наклонил нос машины, чтобы сохранить неизменной скорость планирова­
ния. 450 километров в час! И никак не меньше! Только при ЭТОЙ скорости можно плавно подойти к земле. Олег уже видел, что до полосы ему не дотянуть: «Сейчас колеса зароются в песок -
и стану кувыр­
каться». Он представил, как это будет: летящие ку­
ски металла! Спину перетряхнуло холодом. Ката­
пультироваться? Нет, он не сбросил «фон ары>, не стал катапультироваться. Он решил действовать по­
другому. Уже было притянутый ремнями к сиденью, он отсоединил их и наклонился к тумблеру. Щелк­
и макеты полетели вниз. Самолет как бы «вспух»­
скорость снижения стала меньше. «И все равно не дотяну! .. » Со старта видели, как он стал круто снижаться, но не поняли сперва, зачем он это делает. Из-под крыльев его закувыркались макеты -
и всем стало ясно: «Идет без двигателя!» -
Дежурный вертолет -
в готовность, скорее! Это все, что могла сделать земля, остальное должен был сделать летчик. Если сможет •.. Расставаться с самолетом теперь уже поздно. Олег потянул ручку на себя, и самолет, еще по­
слушный ему, быстро вышел из крутого угла. Гася скорость, он несся над песками. И чиркнул! В не­
скольких метрах от края полосы чиркнул о бетон. Нет, не зря Олег сбросил макеты, пока что это спасло его. Олег был на земле, но никакой радости не Бы ­
ло -
самолет мчался без носового колесаl Это воз­
можно только при хорошей скорости -
рули высо ­
ты еще удерживают поднятым нос. Но скорость гаснетl Теперь на земле должны были увидеть огонь: бетон зажжет обшивку, когда нос самолета припадет к полосе. Фото В. ЛЕ6ЕДЕВА Вот нос самолета стал зловеще опускаться ... И в это же мгновение в хвосте, чуть выше фюзеля ­
жа, раскрылся тормозной парашют. Никто не знал, и Олег тоже, чем это кончится: удержит ли парашют HOC~ НО мучительное бездей­
ствие было не для Олега -
и ОН рискнул. Теперь действительно о ст авалось только ждать. 3 В эти cTpaWHble секунд.... чувствуя свою беспомощ­
ность. rOTOB ... i:i к XYAweMY. Олег успел подумать о тех. кто будет садиться после него. -
чтоб... не по­
MewaTb им. он сумел отклониться к краю полос .... Вопреки ожиданиям нос опустился на бетон до­
вольно плавно. Прочертив им немного. самолет стал. На этот раз соскочить на землю оказалось вполне удобно: нев",сокоl Олег пр",гнул и. еще не разгибаясь. увидел: внизу. на изгибе обwивки сте­
сан... только заклепки. Он в",прями·лся. К самолету уже неслась маwина. ... Олегу б ... ло двенадцать лет во время BOi:iH .... когда он поступил в суворовское училище. Увле­
кался авиациеi:i. но самолет... видел только издали: летали аэроклубовц.... Еще мечтал стать комсомоль­
цем -
не дождавwись чет"'рнадцати лет. подал за­
явление. На собрании. когда дело казалось уже ре­
weHH"'M. кто-то вдруг. просматривая его бумаги. спросил: . -
Гудков. тебе ведь нет еще четынадцати1l -
Тринадцать и десять месяцев. -
пробормотал Олег. Тот. кто смотрел бумаги. встал: -
Я предлагаю воздержаться... До наступления чет"'рнадцати лет. Приwло время -
Олег стал комсомольцем и до­
рожил этим званием. гордился им. Но о том. как его «не приняли» В комсомол. не заб ... л -
уж очень тогда ему б ... ло обидноl После суворовского училища Гудков поступил в wколу военн",х летчиков и через три года окончил ее -
стал летчиком-истребителем. Он б ... л инст­
руктором. но мечтал об исп ... тательноi:i работе; по­
дал рапорт. Однако wли год.... а Гудков продолжал «в ... возить» учеников на в"'сwий пилотаж. Он учил будущих летчиков чувствовать и понимать маwину и. радуясь тому. что они в полетах кажд ... Й день откр",вают что-то новое. то. что ему. Олегу. уже известно. думал о новом для себя -
об исп",та­
ниях ... За пять лет он написал много рапортов и получил столько же отрицательн ... х ответов. Школа не хоте­
ла расставаться с оп",тн",м инструктором. Все же случилось так. что один рапорт воз",мел деi:iствие: старwиi:i начальник согласился отпустить Гудкова; теперь не соглаwался начальник училища. очень уж ценил Олега. Тогда Олег написал ему об",кновенное письмо: «Если б... у Вас б ... л с",н и так же хотел стать исп",тателем. как я. неужеl1И В ... его не отпустили б ... 1» Адресат в",звал его и вместо ожидаемого «раз­
драя» ул ... бнулся: -
Вижу. ничего с тобоi:i не поделаеwь. Олег стал исп",тателем. и 1200 часов. кото­
р ... е он налетал. будучи инструктором. сослужили ему добрую службу. Когда исп ... татель уходит в небо. он стремится уз­
нать о маwине все: чувствовать ее как самого себя. сл ... wать ее д ... хание. чтоб... потом. вернувwись на землю. рассказать конструкторам об их детище. Ис­
п",татель -
один из создателеi:i HOBOi:i маWин.... и это чувство творчества великолепно. несравнимо ни с чем ... На заседании методического совета разгорелся спор: нужно ли вообще исп ... т ... вать этот перехват­
чик на wTonop1 Уже по модели б ... ло видно: само­
лет неохотно в",ходит из WTonopa. 4 -
К чему риск1 -
говорили одни. -
Маwина перспективная. о Hei:i нужно знать все. -
утверждали другие. -
К тому же у летчи­
ков будущеi:i маwин", должна б ... ть инструкция: как в ... водить ее из WTonopa. Отказаться от риска сей­
час. значит летать с риском потом. Гудков б ... л назначен ведущим летчиком -
он б ... л за исп",тания. Снабдили самолет надежн",м средством для ава­
риi:iного в",вода: ПРО1'ивоwтопорн",ми ракетами на кр ... льях. Вопреки ожиданиям маwина довольно сносно в ... ходила из WTonopa • ... И вот Олег уwел на пятнадцатикилометровую в",соту. Находясь в крене. он видел далеко внизу след белоi:i спирали. отметивwеi:i его путь. Спи­
раль. расползаясь вwирь. превращалась в мелкие хлопья ват .... -
«Привал». Я Тридцать nepB ... i:i. -
передал он на аэродром. -
Начну над точкоi:i. -
За вами следим. -
ответил руководитель по­
летов. Олег закончил разворот от солнца и стал гасить скорость. По пред"'дущим полетам он уже знал. что двигатели «глохнут» В WTonope. и реwил их сра­
зу в ... ключить. чтоб... они не отвлекали внимания. Затем включил прибор ... контроля. Теперь все дви­
жения маwин", будут записан ... по секундам. Самолет терял скорость. стал покачиваться. Руч­
ку на себя. Самолет энергично повалился на кр"'­
ло; тогда Олег отклонил еще и элерон", вправо ... И завращался в правом WTonope. Гудков размеренно считал секунд.... контролируя CBOi:i голос: «Двадцать один. двадцать два. двадцать три. двадцать чет ... ре ... » Маwина wтопорила -
она вращалась с в",соко поднят",м носом. Летчик видел перед собой остр"'й клюв кабин.... мелькал по кругу распл",вwиi:iся го­
ризонт. В такт виткам ярко всп",хивали блики на стекле фонаря. подсвечивалась солнцем приборная доска. Падl!ние продолжалось. За эти секунд... надо по­
нять неразгаданное! Он пробует поставить элеро­
н... нейтрально -
маwина даже не заметила этого. Тогда он двигает всеми рулями на в",вод -
снова никакого эффекта. Самолету как будто надоело подчиняться. он наwел CBOi:i собственн ... i:i характер и больwе не хотел прекращать понравивwиi:iся ему «вальс». « ... Тридцать чет ... реl Тридцать пяты> Олег кон­
чил счет. Ничего нового в поведении маwин", не б ... ло. Олег опять взял рули полностью по правому WTOnOpy и перевел их резко на в",вод. до отказа. CaMOl1eT даже ухом не повелl Это уже б ... ло ново. В отличие от прежних полетов маwина с ув­
лечением падала в WTonope. приближалась земля. И снова Гудков откр",л счет секундам. Вновь от­
считал пятнадцать секунд и взглянул на в",сотомер. Больwая стрелка его неслась так. что стало слегка не по себе. Левая рука Олега потянул ась к одной из двух красн",х кнопок на щитке перед глазами. «Прав ... i:i WTOnOp. -
сказал он себе. -
следует на­
жать левую кнопкуl -
И повторил: -
Да. левуюl» В это мгновение CTpaWHO б ... ло спутать их: нажмеwь правую -
и к силе. крутящеi:i самолет. добавится еще сила ракет ...... Он реwительно щелкнул левоi:i KHonKoi:i. Как будто незримая рука схватила самолет за ле­
вое кр",ло. Он замер на ceKYH,I(Y. «подум",вая». не пойти ли ему в другую сторону ... Но сдался -
по-
корно наклонил нос и, покачиваяс .. слегка с кр ... ла на кр",ло, стал медленно набират" скорост ... -
В",сота шест ... Потерял девят" т",сяч, -
доло­
жил Гудков земле и подумал про себя: «Лихо што­
порит!» Олег стал запускат .. оба двигателя, и на этот раз они запустилис .. с первой поп",тки. Тепер .. самолет как ни в чем не б ... вало спокойно шел, планируя, к себе на «точку». Гудков облегченно вздохнул, откр ... л стекло гер­
мошлема и в",тер вспотевшее лицо. Самолет подхо­
дил к аэродрому. Олег нажал кнопку передатчика: -
Я Тридцат" перв",й, задание В"'полнил. Разре-
шите вход в круг. ' -
Вход в круг разрешаю, Тридцат" перв",Й. Раз­
решаю! -
донесся радостн",й голос. Земля ждала Олега. Б",вает так: физик, столкнувшис.. с незнаком",м явлением, проводит оп",т"" порой опасн ... е для жи~ни, чтоб... понят" его природу. Врач, откр ... в­
шии новое лекарство, исп",т",вает его на себе. Так и летчик нередко сталкивается с загадкой, понят" которую можно, лиш.. исп",тав ее действие на себе и своей машине. Может б",т", эта непроходящая страст" первооткр",вател"ства и толкает исп",тателей в небоr Вперв ... е с этим явлением столкнулис.. случайно. При каких-то действиях рулями самолет вдруг на­
чинал с огромной скорост"ю вращат"ся вокруг про­
дол"ной оси. При этом летчику грозило б ... т.. в",­
брошенн",м из кабин ... с силой, прев ... шающеЙ в не­
скол"ко раз собственный его вес. То не б ... л пере­
вернутый штопор. По рассказам исп",тавших на себе это явление, самолет вращался в два-трн раза б ... -
стрей, чем в любом штопоре. НО это б ... ли расска-
з ...... Отправляяс .. в перв",й полет, Олег еще не знал, как «нащупаты> это отчаянное вращение. Проделав в воздухе нескол"ко кренений при невесомости, он попал в него: создалос .. впечатление, что кто-то под­
хватил самолет и словно раскрутил юлой. В следующий полет Гудков отправился в сопро­
вождении самолета-киносъемщика. Он уже знал, что при таинственном вращении педали управления ру­
лем поворота стремятся в"'рват"ся у него из-под ног -
рул.. сам хочет отклонит .. ся в какую-либо сторону. Но, напрягая ноги, Олег в первом полете удержал педали в неЙтралl.ном положении.' Соби­
раяс.. в этот полет, они с инженерами решили: «А что, если не препятствоват" рулюl Уступит .. , ос­
лабит .. ногиl» На в",соте семнадцати т",сяч метров Гудков бро­
сил взгляд на соседа: киносъемщик пристроился к нему, идет метрах в пятидесяти сбоку. Олег преду­
предил его по радио: «Девят",й, следите! Начинаю перв",й режим». Тот ответил: «Вас понял, готов К ра­
боте!» Олег сделал сперва небол .. шую горку, затем от­
дал ручку на себя -
машина «клюнула». При этом почувствовал привычное, но все же нескол"ко не­
приятное состояние невесомости. Он опят.. нажал на кнопку передатчика и сказал: «Режим!» И реши­
тел"но ввел самолет в крен. Машина крутанулас .. резко, Олегу показалос .. , будто небо шм",гнуло под землю, старая с.. перемешат"ся с нею. Педали «ожили», И он ослабил ноги. Так б ... ло условлено. Самолет сделал резкий кул .. бит! За ним дру-
гой, третий... И пошел крутит.. их подряд в отчаян­
ном темпе. На глаза Олега словно набросили багро­
в",й бархат, ноги его сорвало с педалей, и он уда­
рился ими о приборную доску. Будто его раскручи­
вали за ноги, перед тем как хватит.. о стену. Летчик с киносъемщика запросил встревоженно: -
Как у тебяl -
Плохо! Олег ничего не видел. Он пошарил рукой и пой­
мал р ... чаг тормозн",х щитков, чтоб... погасит.. ско­
рост... В глазах стало светлее, появилас.. разм",тая смес.. приборов, кнопок, тумблеров и стекол ... Вдал.. -
ничего. Между тем двигател .. , не в ... дер­
жав перегрузок, давно прекратил работу. Тол"ко на в",соте семи километров Олегу удалос .. успокоит .. , вывести самолет из адского инерцион­
ного вращения. Но в глазах остался густой туман. Он догад",вался: все темное перед ним -
земля, светлое -
небо. Но почему он не видит это ясноl Олег запросил старт: -
Дайте удаление от точки! -
Двадцат" шест .. километров. -
И тоже удиви-
лис .. : почему он не видит сам -
ясн"'Й же ден .. r .. Самолет снижался с вертикал"ной скорост"ю ста метров в секунду, а Олег не находил в себе сил за­
пустит .. двигател ... Наконец на в",соте пяти километ­
ров он запустил турбину и, откр",в гермошлем, вскрикнул от радости: понял, что глаза видят, про­
сто сил"но запотело стекло гермошлема. Он сел и зарулил на стоянку. За ним уже при­
слали машину. «И «санитарка» тут же!» -
подумал он. Снял с себя парашют и никак не мог отделат,,­
ся от подозрения, что механики как-то странно смотрят. И почему молчатl В летной комнате друз .. я б ... ло шумно бросилис .. к нему, но заст",ли. -
Ого! Да что с тобоЙl .. Султан Амет-Хан, дважд ... Герой Советского Сою­
за, развел руками: -
Перв",й раз вижу, чтоб... летчика в кабине так отделал самолет. Олег взглянул в зеркало, все стало ясно: лицо опухшее, кровав ... е белки... Прнбор... показали, что в полете летчика в"'р",вало из ремней с силой при­
мерно вполтонн",! Как же в",водит" истребител.. из инерционного вращенияl Тепер .. это уже стало инструкцией. Между про­
чим, в ней рекомендуется: при вращении дер­
жат .. педали твердо! Еще не в ... летал сверхзвуковой пассажирский ТУ-
144, оригинал"н",й самолет-«бесхвостка», а уже б ... л создан одноместн",й сверхзвуковой самолет -
а н а­
л о г ТУ-144. Такое же, тол"ко мен"ших размеров, кр",ло, такая же система управления -
словом, он же, тол"ко умен .. шенн",х размеров. И с одним че­
ловеком на борту -
с одним оп",тн",м летчиком­
исп",тателем. Олег Гудков сделал на нем безукоризненн",й пер­
в",й в ... лет. Далее Олег проделал на этом же само­
лете множество исп",тател"н",х полетов. Поб",вал в стратосфере, развивая скорост.. около двух т",сяч километров в час. Олегу нравится эта очен" послуш­
ная мален"кая машина ... Нов",й сверхзвуковой лайнер спокойно и б ... стро будет уходит .. в небо. Так, будто он уже не раз летал ... 5 « Я совершенно разделяю ваш взtляд на воздушные шары. Мне надоело читать о ни х в t а зетах». (П реподобныu Фре Д е р и к М о н т з t Ю В письме к миссuс Д ела ни. 22 о ктября 1784 tода) ~ сел на дно гондолы и почувствовал какое - то облеГЧЕние. Сидеть было не очень удобно, груда наваленных предметов исключала возможно сть настоящего отдыха, но бывают минуты, когда -
удобно, неудобно -
просто необходимо сесть. Семчас была именно такая минута. Я, как мог, согнул колени, втиснул ступни в относительно сво­
бодное пространство и уперся спином о веревку. Гондола перестала раскачиваться, и в мире опять воцарилась тишина. Моя макушка была вровень с краем гондолы, и сквозь толстое плетение я ви­
дел землю в полутора километрах под нами. Впро­
чем, не столько землю, сколько воду, ибо мы шли над озером. Правда, вдали виднелась и земля: рав­
нины и скалы, пыльные плешины и болота, холмы и леса Кении, которые терялись в туманном дымке на са мом краю земли. Все это я рассмотрел из-за барьера гондолы, потом закрыл глаза. Так вроде спокомнее; ведь я сел не потому, что устал, а по­
тому, что боялся. Еще никогда в жизни я так не боялся. Конечно, закрывать глаза перед лицом опасности нелепо. Опасность не исчезнет оттого, что вы ее не видите. Зато не так страшно. Мы летели на высоте двух тысяч метров, если считать от уровня озера Мань яра, и примерно трех тысяч метров, если счи­
тать от уровня моря. Нас со всех сторон окружали огромные пухлые великаны -
грозовые облака. С шаром все было в порядке, стропы и крепления целы, большая оранжево-серебряная сфера отлично держала форму, но и шар и мы зависели от атмо­
сферы, от всех этих восходящих и нисходящих тече­
ним, волновых движеним воздуха и прочих прояв­
леним турбулентности. В каких - нибудь двух километ­
рах отсюда нас едва не затянуло в основание мрач­
ном грозовом тучи; мы, наверное, навсегда запом ­
ним гулкие громовые раскаты, раздававшиеся прямо над нашими головами. Опасность благополучно ми­
новала -
неожиданным порь'в ветра вынес наш шар «Джамбо» ИЗ облака, и мы снова очутили сь в лучах солнца. Воздушное течение подняло нас еще выше, и теперь озеро словно провалилось вниз. Вот поче­
му меня потянуло сесть; все,; равно я был бессилен что-нибудь сделать. Над кучем пустых мешков, съемочной аппарату­
ры, приборов, веревок, одежды, кассет с киноплен­
ком и фляг, на котором я более или менее удобно устроился, возвышались ноги моих товарищем. Оба еще стояли. Из-за ограниченном емкости гондолы у них просто не было другого выбора. Когда чело­
век сидит на полу размером 120 Х 90 сантиметров, он при всем своем готовности сжаться в комок, бу­
дет занимать большую · часть площади. Я приоткрыл глаза и принялся разглядывать ноги, точно видел их впервые. Ноги Алена Рута были облачены в шорты, внизу же они оканчивались паром сандалим. И они были смуглые, а не белые, потому что Ален постоянно проживал в Восточном Африке и редко заглядывал в города. Хорошие, крепкие ноги; правда, правому Отрыв о к ИЗ кииги « Две горсти песка •. П олностью кни га Энтони Смита выйдет в издательстве «Мысль». 6 ЭНТОНИ смит висим колену вскоре предстояло столкнуться с острым камнем. Однако в этом не было ничего особенного и ничего нового. Они, впрочем, как и другие части тела их хозяина, просто не могли обомтись без пов­
реждениМ. Ноги Дугласа Боттинга казались длиннее благодаря узким брюкам, которые после насыщен­
ных событиями недель все еще сохраняли намек на складку. Да и ботинки еще не совсем потеряли блеск. Обе пары ног, каждая по-своему, пытались устроиться поудобнее. а их владельцы ·, положив локти на крам гондолы, обозревали расстилавшимся внизу водоем. в ОБЫЧНОЕ время мои товарищи были поглоще­
ны съемками. Смена пленки, объективов, батарем, камер и экспозиции -
на все это уходит время. Ко­
нечно, нажать на кнопку затвора не так уж сложно, тем не менее на воздушном шаре, когда ландшClфТ поминутно меняется, а там, глядишь, из-за дерева вдруг появился слон или розовое пятно на краю озерCl распалось на тысячи летящих фламинго, -
оператору некогда вздохнуть. Конечно, панорамные кадры с широкими видами, когда вы запечатлевае­
те на пленке все новые дали, тоже интересны, но нельзя же без конца наводить на бесконечность. В эту минуту Дуглас и Ален ничем не были заня­
ты. Они прикидывали, упадем мы или нет. Пока мы держим высоту, есть надежда достичь берега. Како­
го именно, не так уж важно, но мысль о том, что можно попасть в озеро, нас тревожила. В прин­
ципе можно сесть на воду и, превратившись в не­
уклюжим, уродливыM парусник, идти к берегу, од-
ПОД ГРОЗОй на ко это озеро, длиной сорок восемь и wириной шестнадцать километров, не вдохновляло нас на такую попытку. Подобно многим лиwенным стока внутренним водоемам, оно много тысяч лет играло роль растворителя. Чаще всего в таких озера)( на­
капливается соль, намного увеличивая выталкиваю­
щую силу воды; но озеро Мань яра накопило соду. И если мы приводнимся здесь, нам придется плыть не один километр по едкому раствору. Прежде все­
го пострадают глаза, потом кожа. До какой степе­
ни -
об этом мы могли только гадать, потому что никому из нас еще не приходилось плавать в таком растворе. Мои руки ощупали мешок с песком. Это был весь наш балласт, больwе нечем затормозить падение. В руководствах сказано, что для посадки всегда должно быть припасено не меньше тридцати ки­
лограммов балласта, а если шар спускается с боль­
wой высоты, то и этого мало. У нас семь килограм ­
мов, а высота изрядная. Оставалось только ждать и, закрыв глаза, напустить на себя спокойствие ... В таких случаях на воздуwном шаре почему-то чувствуешь себя очень одиноко, даже если рядом с тобой два товарища. Никто не может помочь. Пе­
ска не хватает, и ждать, что кто-нибудь подБРОСl1Т тебе лишний мешок, бесполезно. Мы очутились над озером, да к тому же над озером с едкой во ­
дой. И повисли на месте. Мы сами себя поставили в такое положение. Никто не заставлял нас подни­
маться в воздух на аэростате, чтобы отметить сто­
летие со дня выхода первой .книги Жюля Верна, где речь идет об исследовании Черного континен­
та с помощью воздушного шара. Мы задумали воз-
родить к жизни аэростат и найти ему современ­
ное применение -
те­
перь наш замысел осу­
ществлялся, и мы не могли рассчитывать ни . н<! чью помощь. Мы бы" ли одни. Нам было страшно ••• В О&ЛАСТИ Маньяра сочетаются самые . раз­
личные типы ландwафта. Лагерь, откуда мы вы­
летели, граничил с об­
wирными зарослями желтой акации, а в не­
скольких километрах за­
паднее вдоль РИфт-Вал­
ли тянулась горная rPR-
да. у подножия гряды, под ее прикрытием, рос настоящий лес. Прежде этот массив был связан с обwирной тропической областью в бассейне Конго. Теперь здесь ос­
тался только этот остро­
вок, который, впрочем, стал приютом для мно­
гих лесных животных. Дальше -
озеро. Его окаймляют местами бо­
лота (где покрытые су­
хой коркой, где зарос­
wие камышом) -
прибе­
жище для буйволов, бо­
ЛОТIIЫХ козлов И бегемо-
тов. На плоских безлесных участках у края болота можно увидеть всяких животных, например жирафов и газелей, а там, где влажный ил был покрыт зеле­
ной порослью, гнездились птицы. На озере Мань я­
ра -
около wестисот видов птиц; разнообразие среды делает этот район идеальным для наблюде­
ния пернатых Африки. Больwе всего здесь фла­
минго и пеликанов. Порой их скапливается на озе­
ре до миллиона, а то и большеl За последние месяцы озеро разлилось из-за дож­
дей; поэтому точных размеров озера никто не знал. За основу взяли восемьсот квадратных километров, но цифра эта была примерной. Так или иначе, нам стало ,"сно: 'чтобы «не сесть в лужу», надо подальше отойти к западу. Через плато идет дорога из Карату в Мбулу; правда, до­
рога часто бывает закрыта, но все-таки' она есть. А из Мбулу можно проселком доехать до Большой северной магистрали, пересекающей Африку с се­
вера на юг. Таким образом, наш перелет, насколько его вообще можно прогнозировать, был ограничен прямоугольником' дорог. Конечно, хорошо бы при­
землиться поблизости от какой-нибудь из них. Но гадать о том, как, где и когда именно мы сядем, не было никакого смысла. -
ЗАПИШИТЕ меня в аэронавты, -
сказал Ален, как только наш оранжевый «Джамбо» заскользил ... ад акациями. Я проводил глазами лагерь, который удалялся от нас со скоростью около 15 километров в час. Вни­
зу четко выделялись следы от наwих машин. Вон 7 ВСЕ КАК У ЖЮАЯВЕРНА СТО ПЯТЬ лет назад вышла KHи~a Жюля Верна «Пять недель на воздушном шаре». Ее tepou -
Сэмюэль ФерtЮССОН, Ричард Кеннеди и Джозеф Вильсон -
отправились в свое фантастическое путешествие. Путе­
шественники 1963 tOAa, тоже ан~личане­
Смит и eto друзья, -
прошли их марш­
РУТОМ. И ЭТОТ полет сеtОДНЯ, в век косми­
ческих путешествий, кажется столь же нес вероятным, что и предприятие tepoee Жю­
ля Верна. Может, именно поэтому Смиту и eto экипажу так часто приходили на ум строки великОtО фантаста. "Не думаю, чтобы когда-ннбудь возможно было управлять воздушRыIM шаром. Мне известны все испробоваиные · спосо­
бы -
ии один, мне кажется, не имел успеха и ни один не пригоден ... -
Так вы думаете, что наука воздухоплавания уже сказала свое последнее слово? -
Нет! Конечно, нет! Нужно искать иного выхода. Если нельзя управлять воздушным шаром, то надо научнться удер­
живать его в бл · агоприятных воздушных течениях. -
Но как выI собнраетесь вто сделать, дорогой капитан? -
Все дело в том, чтобы заставить шар подниматься и опускаться без затраты газа -
ведь газ-то, если так можно выразиться, его сила, кровь, душа ... Долой дилижансы! -
воскликнул один. Долой пароходы! -
вторил другой. А что такое, спрашивается, по сравнению с втим желез­
ные дороги? -
подхватил Кеннеди. -
Едешь ты по ним через разные страны и ровно ничего не видишь. -
То ли дело наш шар ·! -
вставлял Джо. -
Не чувствуешь, что двигаешься. Прнрода сама развертывается перед вами. -
Мы сейчас в центре Лунной страны. Действительно, чу­
десная страна! Трудно где-нибудь встретить более роскош­
ную растительность... И кто может поручиться, что со време­
нем вта ~TpaHa не станет центром цивилизации?· Этот старый континент, в свою очередь ·, станет новым. Африка предло­
жит сокровища, веками накапливавшиеся в ее лоне. И вта страна, над которой мы парим ·, более плодоносная, более бога­
тая, чем другие, станет великой страной, где будут сделаны не менее удивительные открытия, чем пар и влектричество ... -
А как долго смогли бы мы подниматься? -
На больших воздушных шарах можно подняться высоко. Такой опыт проделали Бриоши и Гей-Люссак, но у них по­
шла кровь из горла и ушей. Наши легкие не приспособлены к такому воздуху. Несколько лет тому назад два смелых француза, Барраль и Биксио, тоже отважились подняться очень высоко, \10 в оболочке их шара произошел взрыв ... -
И они упали? -
с живостью спросил Кеннеди. -
Конечно! Но, как и полагается падать ученым, без вся-
кого вреда для иих ... " там прошел большон грузовмк. Вон ПО тон дорож­
ке мы ездмлм смотреть бегемотов. А та колея обо­
значает путь к огромному 'ржаво-рыжему терммт­
нмку м обратно. Наш лагерь быстро затерялся в просторах Афрмкм. Могучее дерево, в тею. кото­
рого лежал м водородные баллоны, пропало вдали. Простирающмнся под намм мир был -
куда нм глянь -
одмнаково увлекательным, но, когда летиш" на воздушном шаре, невольно смотрмшь вперед. То, что прондено, мнтересно лишь постольку, по­
скольку фиксмрует путь м, позволяет судить о даль­
неншем курсе. Аэростат уравновесился на высоте примерно три­
ста метров. Теперь мы были усевернон окраl1НЫ озера м пошл м над непролазнымм камышовыми за­
рослямм. Вдруг Ален показал нам куда-то в сто­
рону -
там стояло радо бун волов; это былм пер­
вые жмвотные, которых мы наблюдалм с шара. Бук­
волев было около трех десятков, онм ровным сче­
том нмчего не делалм, только прядалм ушамм, слов­
но это спасало от зноя. Потом показалмсь два бо­
родавочнмка, онм громко фыркалм. Наконец, сказал я себе, наконец - то я' стою в гондоле воздушного шара м подо мнон проплывает Афрмка. Этого было вполне достаточно, цтобы я шмроко улыбнулся мо­
мм друзьям, а потом от удовольствмя громко рас­
смеялся. :raK как нам предстояло пронти над озером изряд­
ное расстоянме, мы не моглм стравмть немного во­
дорода, чтобы с низмться м посмотреть, как жмвот­
ные станут реагировать на появленме аэростата. Ос­
тавмв бунволов позадм, мы, все так же на высоте трехсот метров, пошлм над водон. Теоретмческн в полдень шар должен потерять высоту над водое­
мом, но озеро было мелкое, а оттого и намного теплее обычных озер, м мы даже чуть поднялмсь. Вмтоге мы ЛРОХОДМЛМ над озером уже на высоте 450 метров. Самочувствме у нас было превосходное. УВЫ, нет розы без шмпов. Вообще-то, когда сто­
мшь в гондоле в полукмлометре над землен, мож­
но бы м возомнмть О себе, однако я как-то плохо представляю аэронавта, возомнившего о себе. Гон­
дола достаточно прочна', пробмть в нен каблуком дыру не так-то просто, даже еслм вы очень поста­
раетесь, но одна мысль о том, ЧТО этм мвовые пру­
тья -
вся ваша опора, заставляет вас остро чув­
ствовать мх у'язвммость. Время от временм корзмна скрмпмт. Скр ~ пмт всякмн раз, когда кто-нмбудь пе­
ремещается, но, кроме того, скрмпмт еще м сама по себе. Что нм говори, трм пассажмра, балласт, снаряженме -
тяжелое бремя для такон тонкон кон­
струкцмм. А на хорошен высоте стропы кажутся еще более тонкммм. В полете восемь наскоро сплетенных в 3анзмбаре веревок, которые соедмнялм строповое кольцо С петлямм на гондоле, подвергались серьез­
ному мспытанию. Мы не сомневалмсь в том, ЧТО МХ прочность на разрыв вполне достаточна, но уж больно онм тонкме на вмд. А что тогда говормть о петлях мз стального тросика? Их не восемь, а всего четыре. Правда, прочность петель тоже рассчмтана с запасом, м тросмк вплетен в корзмну так, что пет­
ли соедмняются попарно. С т~чкм зренмя теорми все сделано безупречно, однако выгляделм этм петлм очень хлмпкммм. А сам шар, эта парящая над намм огромная оран­
жевая сфера? Казалось бы, нмкакмх основанмн для тревогм. Правда, ткань чрезвычайно тонкая и сеть сплетена скорее из бечевки, чем из веревки, но зтм соображения совсем заслонялмсь несуразно-
9 стью того факта, что нас удерживала в воздухе все­
го лишь оболочка, налолненная газом. Мое созна­
ние никак не могло свыкнуться с ЭТОЙ мыслью. За отверстием патрубка находился газ -
бесцветный, Ilевидимый, лишенный запаха. Он один нес по воз­
духу всю конструкцию. Мы, да гондола, да сеть, да оболочка -
вместе получал ось больше трех четвер­
тей тонны, и все это газ шутя удерживал в воздухе над озером, на высоте четырехсот пятидесяти мет­
ров. Нет, не верю, чтобы кто-нибудь, имея дело с таким удивительным явлением, как аэростат, мог настроиться на беспечный лад. Но даже если отрешиться от благоговейного тре­
пета, неизбежного при таком полете, оставался плотный осадок самого обыкновенного страха. Мы старались не думать о нем, но отделаться от него не могли. Куда нас HeceTf Теперь, когда мы, так сказать, доверились объятиям воздушного океа'на, у нас стало гораздо меньше возможностей управ­
лять своей судьбой. От этих объятий можно ждать всего чего угодно. Очень интересно стать чем-то вроде паутинки, но в зто м состоянии есть и ссои ми­
нусы. ПРЕВОСХОДНО! Пока мы шли к берегу, меня ни­
чуть не беспокоила потеря высоты, вызванная нор­
мальной утечкой газа, и я не сбрасывал балласт, чтобы прекратить снижение. Вдоль берега, захваты­
вая местами часть озера, розовели неисчислимые стаи фламинго. Время от времени какая-нибудь стая взлетала, и птицы вереницей устремлялись на другое место. Все это происходило где-то бесконеч­
но далеко. Птицы искали корм, им было не до ле­
сов, простершихся неподалеку, И не до просторных равнин, для них существовал только ил, источник пищи. До берега оставалось около полутора километ­
ров, когда мы заметили группу жирафов. Они отде­
лились от леса и подошли к воде. Мы прошли над зтими великолепными животны­
ми на высоте около двухсот метров, сознавая, что, будь на месте аэростата самолет, они бросились бы врассыпную. А теперь они никак не реагирова­
ли. Как бы подтверждая свое полное равнодушие к нам, один жираф даже сел, аккуратно поджав ноги. Его двухметровая шея наП.оминала столб, ко­
торый от толчка наклонился под углом к земле. Мы летели вдоль береговой линии. В зтом месте, известном под назва,нием Эндабаш, горы рассту­
паются, пропуская реку. Тысячелетиями поток то­
чил камни, и получился треугольник, одну сторону которого· образует озеро, две другие -
скалы. Сю­
да-то мы и вторглись, идя на высоте ста восьмиде­
сяти метров, а впереди высились шестисотметровые гребни. Внизу, помахивая огромными ушами, стоял слон. Вдруг мы различили еще трех слонов. Потом увидели у реки стадо буйволов, голов шестьдесят. И еще слоны, еще буйволы... Это было то самое, ради чего мы и затеяли наш полет. Не успели мы как следует рассмотреть животных, как скалы оказались в опасной близости. Надо бы­
ло что-то предпринимать. С ЭТОЙ минуты безмятежный полет кончился. Гайдроп не расправился как следует, получилась петля. А это значило, что он не будет легко сколь­
зить по земле, по деревьям и так далее, что петля за что-нибудь зацепится, и мы окажемся на привя­
зи. При сильном ветре это чревато бедой. У нас был только один выход, и мы приняJJнсь втроем 10 выбирать шестидесяти метровый гаЙдроп. Какой он тяжелый, какой непослушныйl Если вам приходи­
лось когда.-нибудь распутывать веревочку, пред­
ставьте себе, каково возиться с длинным канатом, стоя в тесной гондоле. Я сбросил еще немного бал­
ласта, чтобы подняться повыше, и не сводил глаз с надвигающейся скалы. Дуглас и Ален распутывали тугие петли, остерегаясь, чтобы при этом не заце­
пить . ими и не сбросить за борт кинокамеру или еще что-нибудь из снаряжения. Я говорил себе, чтq если мы подойдем к гряде примерно посередине, все будет в порядке. Не сто­
ит слишком уж бояться этих cKaJ) и забираться че­
ресчур высоко, не то, чего доброго, как раз уго­
дим в грозовое облако. Кстати, это облако непре­
рывно росло с самого начала нашего перелета, вы­
зывая у нас легкую тревогу, однако я надеялся пе­
ревалить., не задев его. От гребня до нижней кром­
ки облака было около шестисот метров. -
не так уж много, но, глядишь, этого окажется достаточ­
но. Теперь уже никто не шутил по поводу предпи­
сания выпускать газ при виде кучевого облака. Нам было не до шуток. Вдруг нас настиг порыв ветра, и гондола качну­
лась. По гайдропу, который до этого безжизненно свисал вниз, побежали длинные волны. Я поглядел на альrиметр и вариометр (он отмечаеt скорость подъема и спуска), но стрелки приборов стояли не­
подвижно. А в следующую секунду тень показала нам, куда мы идем. Ветер переменился на 180 гра­
дусов, и мы лет~ли прочь от Эндабаша, обратно к озеру. -
Н-да, -
-ска,ал Дуглас, умеющий вкладывать глубокий смысл даже в междометия. Мы с. Аленом были с ним вполне согласны. Шар есть шар, поневоле приходится со всем мириться. Да, так и есть, тень ·скользнула через последние деревья в треугольнике, пересекла пятачок запек­
шегося на солнце ила и запрыгала по частым вол­
нам. После старта прошло два часа, высота: полета равнялась тремстам метрам. Отойдя от берега ки­
лометра на полтора, мы затем свернули на юг и по­
шли прежним курсом, параллельно гряде. Но теперь все было уже по другому. Bo~nepBbIx, 'там, где нас настиг встречный ветер, 1;,еперь повисла пелена дож­
дя. Во-вторых, МЫ шли вдвое быстрее, а большое облако над горой' начало принимать угрожающие размеры и закрывать солнце. . Почти сразу мы начали терять высоту. Когда шар освещен солнцем, газ нагревается и подъемная си­
ла возрастает. С. исчезновением солнца она стала убывать, и мы пошли вниз, к озеру. Всего три­
дцать метров отделяло нас от воды, и гайдроп чертил глубокую борозду на поверхности озера. Со скоростью приблизительно тридцать километров в час мы шли прямо на южный берег. За ним прости­
ралась воздел.анная земля -
вполне можно садить­
ся. У воды стояло несколько африканцев, тут и там были видны совершенно открытые площадки. Две выглядели особенно заманчиво, и нам хотелось, чтобы наш перелет закончился на какой-то из НИХ. КОГДА летишь на аэростате, бессмысленно на что-то наСТр'аиваться заранее. Только мы стали при­
кидывать, /<акой из площадок отдать предпочтение, как ветер вовсе стих. Одновременно похолодало. Могучее облако явно настраивалось на бурю. Я про­
должал сбрасывать балласт. Горсть за горстью, ше­
лестя, песок падал в воду. Мы явно не двигались с места. Зде,:ь пора .напомнить, что вода под на-ми была насыщена содой. Правда, ливни разбавили раствор, но он был достаточно крепок, чтобы повредить, ска­
жем, глаза. Да и доплыть даже до ближайшего берега будет нелегко. Минут двадцать мы пребывали внеподвижности в одной точке над озером. Туча принимала все бо­
лее зловещий вид. Когда кончится весь балласт, «Джамбо» либо пойдет вниз, либо не пойдет, если мы сбросим кое-что поценнее песка-. У нас были остатки питьевой воды и немного провизии. Дальше придется расставаться с ботинками, камерами, плен­
кой. Я понял, ЧТО нужно принимать решительные меры, пока не поздно. -
Сброшу-ка я сразу полмешка, -
объявил Я.­
Может быть, вверху есть какое-нибудь воздушное течение. Надо убираться отсюда. Мои товарищи кивнули и проводили взглядом струю песка, все семь килограммов. И действитель­
но мы пошли вверх, а конец гайдропа выскочил из воды. Подошва облака находилась примерно в 1200 метрах нар, озером; я хотел уравновесить шар где-то посе~едине между двумя опасными зо­
нами. К сожалению, аэростат не остановился посе­
редине. Никто не произнес ни слова. Обычными средствами такой подъем не остано­
вишь. Таковы уж физические свойства шара, он все так же упорно будет подниматься, даже если вы­
пустить немного газа. Правда, чтобы прекратить подъем, можно разом выпустить большую порцию газа и настолько умеtlЬШИТЬ подъемную силу шара, что он поневоле начнет терять высоту. Но это са­
мая крайняя мера. Песка осталось слишком мало, так что, пожертвуй даже в придачу к нему камера­
ми, ботинками и всем прочим, мы бы все равно врезались в воду. Поэтому подъем нельзя было прекращать. На высоте тысячи двухсот метров над уровнем озера стрелка альтиметра, наконец, слегка замед­
лила свое движение. А туча -
вот ведь чудо! -
по-прежнему была выше нас метров на триста. -
Вон озеро Эяси, -
бесцветным голосом про­
изнес Ален. Ситуация, в которой мы очутились, убила в нем весь энтузиазм. -
Угу, -
скупо отозвался Дуглас. Оба посмотрели на альтиметр у меня на ладо­
ни и убедились, что стрелка продолжает идти вверх. Они, конечно, заметили и то, как сильно дрожала моя рука, однако не сказали ни слова. Издали очертания грозовой тучи кажутся четки­
ми, ясными. Когда смотришь на нее вблизи, снизу, никаких определенных очертаний вообще нет. Мы просто начали погружаться во мрак. Воздух, несом­
ненно, был насыщен статическим электричеством, и я мог только гадать, что произойдет, если в это электрическое поле вдруг хлынет струя водорода. Одно из двух: либо водород вспыхнет -
и шар вместе с ним, либо нет. ИЗ ТУЧИ над нами непрерывно раздавался серди­
тый рокот. Это были не отдельные раскаты грома, а ровный гул -
так гремит лист железа при силь­
ном ветре. Своего рода рычание, которое позво­
ляло представить себе, о каких могучих силах идет речь. Если мы углубимся в тучу, нам конец. Ника­
кие контрмеры, даже самые решительные, не по­
могут -
нас бросит вверх на высоту 12 тысяч мет­
ров, а то и больше. И нас прикончит либо холод, либо недостаток кислорода, либо декомпрессия, Ог-
ромное черное чудовище грозно урчало, а мы стоя­
ЛИ в гондоле, не зная, что делать. Альтиметр показывал прежнюю высоту. Я посту­
чал пальцем по прибору, проверяя, не заело ли стрелку. Она не сдвинулась. Я постучал сильнее. Стоит на месте. Неужели мы остановилисьr Или что­
нибудь мудреное происходит с давлением воздухаr Я опять постучал. Если мы продолжаем набирать высоту, а стрелка не движется, значит возросло дав­
ление. Но с чего бы ем'у возрастатьr -
По-моему, мы остановились, очень тихо произнес я, боясь ошибиться. -
Угу! -
отозвался Дуглас. И тут невесть откуда под этим черным сводом подул ветерок. Мы поглядели друг на друга. Ка­
жется, двигаемся... двигаемся горизонтальноr Ей­
богу! Стрелка альтиметра не трогалась с места, но мы, несомненно, стронулись. Точно! Идем как будто на восток, удаляясь от скал, от гряды и ущелья. Идем в пространство над озером. Ну и чтоr Глав­
ное, мы уходим, уходим от этой коварной тучи. Воздух кругом стал как будто легче. Честное слово. И мгла над нами, насколько хватал глаз, посветле­
ла. И вдруг, словно по волшебству, сквозь нее про­
билось солнце! После этого можно было и оглянуться назад на тучу. Сейчас она выглядела уже не черной, а белой. Она больше не висела угрожающе над нами, мы смотрели на ее пухлые контуры со стороны. Над нами было чистое небо. Можно набирать любую высоту. Туча осталась на западе. Пусть себе выки­
дывает любые шутки. Мы вырвались на волю. Наш t<Джамбо» опять -
свободный аэростат, а не пред­
мет, которому угрожает атмосферный водоворот. Альтиметр показал две тысячи четыреста, две ты­
сячи семьсот метров, потом стрелка замедлила движение. У цифры две тысячи девятьсот она оста­
новилась, и я сел на дно гондолы, совершенно раз­
битый. ИМЕННО тогда у меня и родил ась мысль напи­
сать обо всем этом. Важная минута, потому-то с нее и начинается первая глава. Что было дальшеr Мы висели над озером, пока вечерний ветерок не подхватил шар и не понес его к восточному берегу озера Мань яра. Полет, наконец, завершился. Мы прошли над районом к югу от реки Танангире на вполне удовлетворительной высоте -
сорок пять метров. То ли из-за неприятных минут, которые мы пережили, то ли из-за выпавшей на нашу долю не­
вероятной удачи, но я всегда буду с восторгом вспоминать последние полчаса этого полета. Воздух очистился от яда, стало тепло и тихо. Зной спал, и мы легко плыли над землей. Это было воздухопла­
вание в самом приятном смысле этого слова. И посадка, когда гондола, наконец, ударилась о каменистый грунт, тоже прошла превосходно. Ни­
кто не ушибся, мы выкарабкались из гондолы и обменялись рукопожатиями. Наша туча, это чудо­
вище, таяла на глазах в лучах вечернего солнца, и мы смотрели на нее чуть ли не с нежностью. Огромного озера не было видно, очертания скал из устрашающих сделались просто ПрИЧУДЛИВЫМИ. Сказочный день заканчивался. Мы по очереди вска­
кивали на гондолу, чтобы полюбоваться видом. По­
том, смеясь и болтая наперебой о том, что каж­
дый сам еще отлично помнил, принялись склады­
вать оболочку, не очень-то задумываясь над тем, как мы вернемся в лагерь. Перевел с английского Л. ЖДАНОВ 1 J ЭДУАРД WИМ БЕРЕЗА R раздвинул РУКОЙ траву И среди ПОДОРОЖНИКОВ, щавеля и земляники увидел крошечное растень­
ице. У него был тоненький нитяный стебелек с узелком внизу. И были два листика величиной с копеечку. Ч то - то в ЭТОЙ травинке показалось мне знаКQ­
мым, листья-копеечки что-то напомнили ... Я пригля­
делся и узнал. 12 Это береза росла в траве. Березовый детеныш, родившийся "'той весною, протягивал мне свои ла­
j!ОШКИ. Не знаю, как другие, а я не перестаю удив­
ляться вот таким чудесам. Все мы видели березо­
вые семена, все мы знаем, что громадное дерево вырастает из малюсенького семечка, но когда за­
метишь в траве березу не Вi?Iше спички или най­
дешь росток сосны, состоящий из трех зеленых паутинок, и в "'тих созданиях уже явственно раз­
личишь черты будущих деревьев -
"'то все-таки УДИJjительно ... Через год-другой березовые детишки подрастут, их уже не надо будет искать, они встретятся даже невнимательному глазу. Где их только не увидишь! Вот в городе, на старой кирпичной стене завяза­
лась березка, и держится, и растет... На вырубке, на просторе, несколько березок ухитрились вспрыг­
нуть на пеньки, словно бы разгля.цывая что-то вдали... В ре.цкоЙ сосновой роще почти у каж.цого чешуйчатого ствола, прижимаясь к нему, растет по березке... И на болотах они есть, и вдоль .цорог, и на речных откосах, и на каменных горных осыпях... И среди ПОЛЯ, сре.ци хлебов уви.цИШЬ вдруг одинокую березку -
выросло семечко, зане­
сенное ветром, а люди пожалели срубить, оста­
вили. Быстро береза растет. Чем взрослей, тем быст­
рее, словно бы подпрыгивает за лето на .цобрыЙ метр. И каж.цое лето, сохраняя свои черты, изме­
няется. Стволик из бурого делается вишневым, густо­
коричневым, потом оливковым с розовыми веселы­
ми веснушками, потом прозрачно-желтым, чистого медового цвета. И наконец, побелеет. Молоденькие белые березки стоят на черных копытцах. Взрослые березы -
в серых крапинах и полосках, бу.цто понизу ствол обернут газетным листом с неясно отпечатанными строчками. А у старых берез могучий комель сплошь в трещинах, наростах и наплывах, его словно булыжником об­
ложили. Сре.цниЙ березовый рост -
двадцать метров. Средний березовый век -
полтораста лет. Для де­
ревьев -
немного, отнюдь ",то не рекор.цы роста и .цолголетия, но березу и ценят-то за другое ... Несколько лет назад под Иркутском я встретил девчат, приехавших в Сибирь на стройку алюми­
ниевого завода. Они рассказывали мне, что, пока ехали поез.цом, все выскакивали на останов­
ках и смотрели -
не кончились ли березовые леса? О тайге они знали понаслышке, побаивались ее, радовались, что березы не кончаются, все бегут за окнами поезда, белеют. И счастливы были дев­
чонки, что березы прово.цили их .цо самого Бай­
кала ... Роскошные, величеСТВfiнные леса можно встретить на белом свете, можно восхищаться секвойями и пальмами. Но береза напомнит о Родине, и тогда в душу воЙ.цет чувство, сильнее которого нет и не будет. Береза всегда трогает за .цушу. И зимою, с во­
допадом поникших ветвей, резко и четко темнею­
щих на снегу. И ранней весной, когда плакучие ветви меняют холодный оттенок на теплый -
по­
крываются солнечным загаром. И в майские праз.ц­
ники, когда проклевываются капельные носики листьев, и вся крона окутывается нежным зелено­
ватым дымом. Вскоре листья подрастают, и на концах ветвей, из каж.цоЙ пары лакированных ли­
сточков выдвигаеТСJl .цлинная, желтая с золотым 14 отливом сережка. Сережек много, они похожи на струи золотого дож.ця. И долго-долго про.цолжается ",то новое чудо: беззвучный, как бы остановивший­
ся золотой дож.ць, пронизавший крону. Долго не исч~зает зап~х березовых листьев, сильный и све­
жии, которыи хочется пить глотками, взахлеб ... Летом огрубеют листья, потемнеют, но прошумит ливень, и опять всплеснется, опять потечет осве­
жающий запах. Осенью, еще .цо заморозков, по­
являются в плещущей кроне белесые пря.ци. Как первая се.цина. Раньше всех чувствует береза при­
ближение холодов. А в погожий октябрьский день, ког.ца сам собою течет с веток сухой лист с опа­
ленными краями" невольно хочется удержать его, остановить -
так ",ТО прекрасно ... За мног.ое мы благо.царны березе. Грела она на­
ших предков, обувала, поила, лечила. Да и сейчас, пожалуй, не умалилась от нее польза: осталась нужда и в березовых дровах, и в березовой фа­
нере, и в березовом звонком угле, и в березовом дегте, ив лекарствах, что получают от березы, и в сотне других необходимых вещей, которые пред­
лагает нам ",то щедрое и веселое .церево. Иногда мы берем дары неумело,неумно. В бе­
резовой роще встретишь на стволах уродливые рубцы и шрамы -
здесь потюкивали топором, до­
бывая березовый сок. Все о нем слышали, всем нравится он. Посверкивают весной топорики ... А топор совершенно в ",том деле не нужен. В кроне ·любоЙ березы есть I!еточки, поломанные зимним снегом, повреж.ценные птицами. Остано­
вись, приглядись, прислушаЙся. В вышине, на из­
ломе ветки, набухает прозрачная капля, отрывает­
ся, вспыхивая на лету. О.цна за .цругой щелкают капли по слипшейся прошлогодней листве. Выбери место, подставь посу.цинку -
она наполнится со­
ком. И ",тот сок гораздо вкусней, душистей и сла­
ще того, что можно .цобыть топором из ствола. Влага, по.цнимаясь по сосудам ствола, растворяет крахмал и превращает его в сахар. И .цо кончиков ветвей, до набухающих почек дохо.цит самый гу­
стой, самый насыщенный раствор... Внизу же, близ корней, потечет из раны безвкусная холодная водица. На старых березах встречаются грибы-трутовики: прилепились к стволу серые, как бы замшей об­
тянутые копыта с цветной каемочкой. Это страш­
ные враги березы. Ког.ца-то в ранку на стволе по­
пали споры гриба, и вот уже сердцевина дерева гниет. Попадаются мертвые березы, сплошь уса­
женные трутовиками. Толкнешь такую березу ле­
гонько, просто заденешь -
и она рухнет, ударится оземь, из пустых берестяных труб посыплется ко­
фейная труха. Стояло уже не дерево, лишь обо­
лочка его, одежда из бересты. А дерево грибы съели. Нынче многие увлекаются «лесной скульптурой», самоделками из шишек, желу.цеЙ, коры. Очень подхо.цят .цля смешных самоделок грибы-трутовики. Собирая их, унося из лесу, можно позаботиться о выгоде не только .цля себя, но и для дерева. Березовые леса у нас огромны. Они -
богатство сего.цняшнее. Но и будущее богатство тоже. Неза­
метно .цля человеческого глаза П)оисхо.цит в лесу замена одних .ц ~peBьeB другими. На вырубках, на пожарищах первыми поселяются лиственные де­
ревья и чаще всего -
береза. По.цнимается свет­
лый, говорливый, пронизанный солнечными пятна­
ми, радостный лес. А под его шумным пологом, в полутени, начинают расти елочки. На открытом месте они бы, маленькие, не выстояли, им защита нужна. Ель ДО.ilГолетнее березы, и растет медлен­
нее, и половину своей жизни пользуется защитой березы. Потом кончается березовый век, и на ме­
сте лиственного леса уже стоит сумрачный, тор­
жественный, бородатый е~овый лес... Он бы не вырос таким, если бы не березы. Ботаники насчитали в нашей стране сорок видов березы -
сорок непохожих друг на дружку сестер из одного семейства. В лицо мы знаем немногих -
березу бородавчатую (окрестили ее так ботаники -
за маленькие бугорки на ветвях), самую распро­
странР.нную, самую нашу любимую; березу пуши­
стую, что растет и в средней полосе, и на севере; березу плосколистную, занявшую просторы от Бай­
кала ДО Охотского моря. А есть еще береза желез­
ная, растущая в Приморском крае, -
она 1tействи­
тельно железна по крепости древесины. Есть береза карликовая, болотная жительница. Есть драгоцен­
ная карельская береза (о том, что это за вид, еще спорят ученые) -
у нее редкостная, волнистая, лун­
ного цвета древесина с коричневыми жилками. И в одном виде, бывает, встречаются разные формы березы. Приемотритесь, как осенью иные березы отличаются окраской листьев -
то лимон­
ный пронзительный цвет, то густой охряный, то ржаво-оранжевый, то почти красный... Наверняка, если будете внимательны, отыщете среди знакомых берез удивительных и прекрасных незнакомок. Я представляю себе лужайку меж домов-ново­
строек, необыкновенную по своей прелести лужай­
ку, обсаженную березами. Их тут несколько видов и множество форм. Их отыскали в лесу и забот­
ЛИВО перенесли в город, воедино собрав много-
численную веселую сеlfЬЮ. Наверное, такая лужай­
ка стоила бы иного парка ... Кстати, березы издавна сажали в парках, созда­
вали из них аллеи, куртины, группы. В знаменитом Павловском парке, под Ленинградом, самое изуми­
тельное место'- с березами, посаженными у воды, на краю луга. Кажется, что они сами здесь вы­
росли. Рука художника, планировавшего парк, тут не чувствуется, пейзаж совершенно естествен и оттого особенно прекрасен. Очень хорошо, что сейчас береза возвращается в наши города, и у современных зданий, у рестав­
рированных памятников архитектуры опять возни­
кают кружевные силуэты берез . ... Течет с деревьев подпаленный осенью лист, челноками качается в воздухе. Скоро поспеют и березовые семена. Тронет ветром плакучие вет­
ви -
закружатся в воздухе, кувыркаясь, тысячи крошечных желтых самолетиков. Обычно их и принимают за березовые семена. А это не семена, это подсохшие чешуйки сережек. Это сигнал, что и семена отправились в путь. Семечко еще легче чешуйки ~ невесомое зерныш­
ко, еле различимый орешек с двумя прозрачными крылышками. Оно летит в воздушном потоке, как осенняя паутина, и т"к же взблескивает на солнце. Из каждой сережки разлетается березовая рощица. На будущий год летом вы раздвинете рукой траву и вдруг заметите слабый нитяный стебелек и знакомые листья-копеечки -
березовый детеныш протянет к вам свои ладошки. ФОТО А. ГОРЯЧЕВА н В. СУХОРУКИХ НА ОЧЕРЕДИ-ЖУКИ Каких только нет карт --
топо­
tрафических, туристских, ~идpo~eo­
ло~ических, морских, звездных, ~eOMa~HиTHЫX, автодорожных, а вот карты бабочек еще не было. Однако недавно журнал «ЭНТОМО­
лоджист» сообщил, что анzлиuские ученые приступили к составлению карты бабочек Великобритании. СООБljJЕНИЕ АНГ ЛИй-
СКИХ ЗООЛОГОВ КОММЕН­
ТИРУЕТ КАНДИДА Т БИОЛО­
ГИЧЕСКИХ НАУК А. З. зло­
ТИН: -
Зачем нужна карта бабочек~ Известно, что в любой данный момент на Земле живет примерно миллиард миллиардов насекомых. Это гораздо больше, чем звезд в нашей Галактике I И мир насе­
комых весьма небезразличен для человека: ущерб от вредных ви­
дов исчисляется многими милли­
ардами рублей. Но вредные иасе­
комые составляют всего лишь одиу десятую про цента от общего чис­
ла видов иасекомых. А остальные 99,9 процеита? Он,и, с точки зре-
ния человека, либо безвредны, ли­
бо полезны. Среди них есть насе­
комые-санитары, есть враги наших врагов --
насекомые, ОХОТJlщиеся на вредителей культурных поса­
док. Есть среди них, наконец, пчелы, дающие нам мед, и гусени­
цы, дающие шелк. Нет, мы никак не можем быть равнодушны к ми­
ру насекомых. Поэтому детальные карты распространения и видово­
го состава насекомых энтомологам, работникам сельского хозяйства нужны, пожалуй; не меньше, чем географам географические карты. И если такие карты до сих п()р не были составлены, то отнюдь не из-за недостатка желания. Просто это очень трудоемкая работа. Ведь для составления карты бабо­
чек только на Британских остро­
вах потребуется топографическая «привязка» более миллиона сооб­
r,цений о находках тех или иных бабочекl . В основу английской карты ба­
бочек будут положены сведения, полученные от многотысячной ар­
мии коллекционеров-любителей. В районы, по которым материала окажется мало, будут направлены специальные энтомологические экс­
педиции. Полагают, что на состав­
ление карты бабочек уйдет лет де­
сять. Если опыт окажется удач­
ным, ученые перейдут к составле­
нию карт и по другим отрядам насекомых. Энтомологические карты помо­
гут следить не только за измене­
ниями численности вредных н по­
лезных насекомых; они также по­
могут сохранить уникальные по красоте виды. Попытки сохране­
ния видов уже делаются. Напри­
мер, в Болгарии недавно взяты под охрану четыре редких вида бабочек. Человек должен быть ра­
чительным' хозяином мира живой природы, н для ilТОГО ему необхо­
димы и карты бабочек, и карты жуков, и миогие,многие ДРУГие. З~Г~И nrteKT~1 tТК'~IТИJ А. СТАРОСТИН МХО )КИ3НЬ ездовой собаки Рассказ ~ львелькот одет в высокие штаны без разре­
зов и карманов и короткую парку белого оленя с капюшоном, отороченным собачьим хвостом: к нему не прилипает снег. Это был хв.ост «четырехглазого» Утэля, который видел слишком много злых духов и много лаял: спать мешал. Улъвелькот, подобно всякому современному че­
ловеку, не очень верил в существование духов, но на всякий случай были в его упряжке «четырех­
.глазки» с рыжими подпалинами бровей, охрани­
тельницы от злых духов. -
они лучше видят, -
бы­
ли собаки, посвященные Духу Гор, Полярной звез­
де и Северному ветру. И были в его упряжке охотники на разного зверя, провоДник, сам вылезающий из алыка, чтоб по казать п\>авиJl.ЬКЫЙ ny-rb, а в, Ka\>-rax с самим Улъвелькотом сидел Ь1т, с провалившейся, как у всех старых ездовых собак, спиной,- сторож. Он уже не работал в упряжке, предупреждал об опас­
ностях на пути, а на стоянках 'не спал, ходил во­
круг, и его блестящий кирзовый нос пребывал в постоянном движении. И собаки были все темные. Когда над тундрой солнце и белесое от снега небо сливается с зем­
лей и не поймешь, где небо, ~e земля, где солнце, нужно смотреть на что·нибудь темное, иначе ос­
лепнешь, глаза обожжешь светом. ... Был месяц, «когда у оленя падают рога», а пе­
сец не боится человека. Ульвелькот даже не глянул на песца, прибе­
жавшего на помойку, хотя совсем недавно, в ме­
сяц «вымерзания вымени оленя», ему даже сни­
лись эти зверьки. Он закрывал глаза и тут же ви­
дел увесистые хвосты своих ':0 бак, мелькающие их лапы и продолжал ставить и ставить капканы и настораживать пасти, А сейчас песцов как бы и не существовало. За­
чем глядеть на облезлого зверька, голодного к то­
му ж, когда есть дел0
7 Ульвелькот зашел в катух, выстроенный из плав· ника, и сел на корточки перед ощенившейся со­
бакой. Солнечные лучи, проходящие сквозь ветхие стены, поминутно наполнялись лиловым табачным дымом. УЛьвеJ\.ЬКОТ курю\., а собака улыбалась, чув­
ствуя, как щенки нажимают лапками на ее живот. Лицо Ульвелькота было так неподвижно, что ка­
залось, ни одно чувство не может шевельнуться в Рисунок А. ПУШКАРЕВА 2 «Вокруг света» Н. 12 его душе, если, конечно, считать лицо зеркалом души. Рукава парки Ульвелькота заканчивались рукави-, цами из камуса 1, с клапанами на запястьях, а 'сами руки покоились на животе, опирались на поясок с подвязанными к нему ножом в деревянной оправе, спичками в мешочке и солью. Пустые рукава без­
жизненно болтались, и короткий мех одной рука­
вицы, попадая в солнечный луч, начинал светиться. У львелькот думал. А о чем думал, и сам не знал. Так он сидел долго, но вот зашевелился. Со­
бака перестала улыбаться, закрыла' пасть и беспо­
койно посмотрела на хозяина своими золотистыми глазами. У львелькот продел руки в рукава и выпростал кис-rи из клапанов. Собака заВОJ\.новаласъ. Тоrда. он выгреб из-под ее живота щенков и побросал в по­
дол. Собака поднялась и побежала за уходящим хозяином, НО он оттолкнул ее ногой и отворил дверь. Собака снова подалась вперед, в ослепитель­
ный прямоугольник С возникшей в нем фигурой человека, но Ульвелъкот захлопнул дверь и ударил собаку по носу. Она униженно и зло заскулила. Ульвелькот ногой сделал в снегу ямку, высыпал туда щенков, забросал их снегом и сверху слегка 'придавил ногой. Он держал в своих потемневших от табака зубах трубку и курил. Скоро на поверхности показался один щенок с мокрой от снега мордой, а за ним еще три. Собака скреблась в дверь и звала их, и они, дрожа от холод;t и попискивая, неловко подвига­
лись в ее сторону. Ульвелькот поддел щенков ладонями, составлен­
ными лодочкой, и направился в свою поселковую ярангу, деревянный домик. Здесь он жил, когда не охотился. Теперь он сажал щенков по очереди на ящик из-под карамели, и мокрые, слепые уродцы на расползающихся, словно резиновых лапах тыкались носами в надпись -
«Карамель «Гусиные лапки», но у края угадывали высоту и отползали. А один щенок упал. И это было его последнее падение. Каждого, еще не отсеянного для жизни щенка, У львелькот сажал на свою твердую, как копыто, ладонь и рассматривал со всех сторон, то перево­
рачивая вверх голым брюшком, то рассматривая ла­
пы, то пропуская между пальцами уши, и уши од­
ного ему не понравились. I l( а м у С -
«чулок~ оленя с короткоlI жесткоlI шерстью. 17 А два щенка, сдавших экзамен на право жить, вернулись в катух, под теплое брюхо матери и тут же успокоились, отыскав соски. И собака успокои­
лась, заулыбалась, посмотрела на Ульвелькота снизу вверх и запылила хвостом. Ульвелькот поднял голову, и, как-то по-слепоиу глядя на стенку, прислушался, и"заранее сощурив глаза, вышел на свет. Ульвелькот до сих пор не перестал удивляться саиолетам. Однажды из самолета вышел русский летчик и заговорил с ним на его языке. Это было давно. С тех пор он и подружился с русским лет­
чиком. Самолет заходил на посадку, слегка рыская но­
сом, чтоб точно попасть посреди полосы; вот он озарился красноватым светом, сверкнул окнами и, коснувшись одной лыжей земли, поднял облако ро­
зовой пыли. Ульвелькот шел туда, где' должен был остано­
виться самолет, и с детским любопытством погля­
дывал на закрытую дверцу. Вот самолет остановил­
ся, дверца открылась, оттуда высунулась лесенка, и на землю, почти не касаясь ступенек, выпорх­
нул -
руки в стороны -
человек в кожаном костю­
ме, Иван. -
ЗДРillВствуй, Ульвелькот! -
Вот ты пришел! -
произнес Ульвелькот: так звучит приветствие на его языке, и он заулыбался, и улыбка его была простодушна, как у всех очень смелых людей. Иван -
голубоглазый, лет тридцати, брови белые, выгнуты, как пропеллеры на самолете, лицо крас­
ное, зубы железные, костюм ременный -
тоже улы­
бался. После разговора о погоде и о том, кому что достать, Иван замолчал, подыск;ивая в уме, чем заполнить молчание, и тут к самолету подбежала собака. Посмотрю твоих собц, -. сказал он, -
везде был, твои лучше. -
Это не моя,- проговорил' Ульвелькот и по­
краснел от УДОВОЛЬСТВИЯ.- Возьми щенка,- повер­
нулся он к идущему рядом Ивану,- умные щенки. От Имикэли. Имикэли -
умная собака. Тот . неопределенно пожал плечами. Поселок сбегал по отлогому берегу к морю, ко­
торое отличалось от суши только своей ровностью, да на горизонте мираж-рефракция вытянул вверх торосы, превратив их в голубой город С: острыми башнями. Иван с тоской глядел вдаль, как будто там и в самом деле был город, да толыto путь туда заказан. Друзья прошли весь поселок. Ульвелькот открыл дверь катуха -
она отгребла снег полукругом -
и уселся на корточки перед собакой. Когда Иван пристроился рядом, собака тихо зарычала. -
Я бы взял, да здешние псы в России не жи­
вут, там жарко. Собака зарычала громче, и ее глаза с краснова­
тыми зрачками Зад<Вигались, показывая белки. Она посматривала то на руки хозяина, то на чужака в скрипящ~й коже. -
Этот будет посвящен Духу Горного Озера,,­
сказал Ульвелькот и поскреб желтого щенка по жи­
воту, -
а этот -
тебе. Ульвелькот слегка потрепал за ухо черно-белого, в мать, щенка и повернул к Ивану свое скуластое глянцевитое лицо, необыкновенно серьезное в сво­
ей неподвижности. Иван засмеялся, а собака, задохн~шись от зло­
сти, дернулась в его сторону, как будто в смехе 18 этого чужого человека и была заложена вся опас­
ность. Но друзья не обращали внимания на ее злость и продолжали болтать. -
Если с тобой будет беда, я попрошу его дух прогнать дух твоей беды. -
Убьешь пса? У львелькот 'еле заметно кивнул головой. Не верю я в это. -
И я не верю. -
Тогда зачем? У львелькот пожал плечами. -
Так делали мой отец и мой дед. Почему со­
бака воет перед смертью ХОЗЯlИна" почему катается по снегу перед пургой? Может, она видит то, чего не видим мы. Может, она видит дух,- сказал ОН,­
кто знает! Иван улыбнулся, и эта улыбка не понравилась Ульвелькоту. Он сказал: -
Плохо ты знаешь жизнь. Так звучит самое сильное ругаl'ельство на его языке. Но друзья не поссорились. Слишком долго жили они на Севере, чтобы ссориться по пустякам. -
Пойдем, Иван, ко мне 'в ярангу. У меня спирт есть, язык оленя есть, печень lНерпы. -
Нельзя сейчас, после. Они распрощались. Ульвелькот смотрел вслед своему другу. Тот обернулся, заблестел зубами, по­
махал рукой. Сейчас полетит. В глазах Ульвелькота появилось что-то похожее на нежность. Он -пома­
хал перегнувшимся рукавом. Айхон, щенок, посвященный человеку, ел, рос, боролся со своим желтым братом и постоянно чув­
ствовал присутствие матери, ,воз'вышавшейся над ним, как гора, и видел ее золотистые внимательные глаза. Когда он пугался чего-нибудь, то катился со всех ног под ее брюхо и, высунув овой блестящий нос, рычал оттуда, чувсwуя себя храбрым. А она, ощетинивши свой воротник, собирала' на носу складки и, задыхаясь от злости, показывала свои клыки каждому, кто интересовался щенками. Только Ульвелькот мог смотреть на ее щенков. Она сама подбегала ,к нему и, прижимаясь к его ногам, обутым в короткие торбаса с кисточками по бокам, вся ИЗВИlВалась, и пушистый ее вост так и КОлотил вокруг. За ней подбегали к хозяину щен­
ки и тыкались носами в торбаса. И Айхон выделил изо всего окружающего своего хозяина; Ульвель­
кота, потому что его появление сопровождалось кормежкой. ' Жил Айхон В каТухе, и мир, его окружаюlIJiИЙ, ограничивался стенами с солнечной пронизью, чу­
~ми собаками, которые были не прочь З!\JКусить маленьким толстым щенком, и еще 'матерью: ее присутствие он и чувствовал и не ЧYIВ(:твовал как воздух. А когда он очу11И'лСя вне стен катуха и ув'идел бесконечную ослепительность тундры и моря и ярангу, его нос подсказал, что хозяин там. Потом он увидел самого хозяина и BMecre с другими со­
баками побежал за двумяшагaIOЩИМИ ногами так же бездумно, как прятался под брюхо матери, ел илиспд.Л. И если У львелькот уходил в другую ярангу по­
пить чаю и поговорить о новом ОХО'l1Ничьем сезоне с соседом, или просто помолчать, Айхон собирал лапы и нос в 'одну точку И, ОICружив себя пуши­
стым хвостом, превращался в пушистый клубок и терпеливо ждал. Так он мог чаt:ами высиживать свое право просто пробежаться за двумя 'шагаю­
щими ногами и теперь мог узнать их, как свет во тьме. Однажды появилc;;JI хозяин, взглянул :на двух щен­
ков, желтого и черно-белого, и в TI;)M, как они ВО­
зились, усмотрел какой-то непорядок. Он долго курил и думал, хотя заранее знал, что нужно де­
лать. Ротом нашел два полена, привязал к ним ремни и, нагнувшись, поймал Айхона за воротник. ,-
Хватит. Работать будешь,- сказал Улыелькот и подвязал Айхону полено, продевши ремень под лапой. Щенок не понимал, что с ним делают, и не про­
тестовал, но, очутившись на земле, почувствовал за собой нечто ползущее и побежал; сзади зашурша­
ло. Как он ни бегал, зто нечто от него не отста­
вало. Наконец он устал и остановился. «Оно» тоже остановилось. Айхон попробовал уйти потихоньку и осторожно пополз вперед, но «оно» разгадало зту хиТрость и тоже поползло. Тогда взбешенный щенок, ощетинившись, бросилCJI назад, на своего врага, долго кувыркался и грыз полено. А Улыелькот стоял, пустые рукава болтались­
он смеялся. Потом Айхон смирился. И С тех пор бегал не­
множко бочком, как взрослые ездовые собаки, как . его отец, дед и прадеды. И теперь без шуршащего сзади полена ему чего-то как будто и не хватало.' Наступило лето, яркое и короткое, заполненное спешкой сотворения. Солнце не заходило, и тундра покрылась цветами, и было в торопливости поляр­
ного лета что-то разгульное, праздничное, а под толстым слоем трав и мхов так и осталась лин­
за -
вечный лед. Улыелькот уходил в море на морского зверя, с собой брал Только старого Ыта:. совсем без собаки чего-то не ХВ.атает. Остальных собак держал в ка­
тухе, чтоб работа для них . была праздником. Мо­
рил голодом, чтоб его приход был для них счасть­
ем. Только щенкам давал свободу. Айхон вырос и окреп.' Теперь он -
ладный пес с воротником, как у матери, лапы толстые, но не короткие, грудь глубокая, опускается ниже локот­
ков, ушки маленькие, совсем заросли шерстью,' хвост поленом, между пальцев на лапах по-волчьи жесткая щетка, а глаза желтые и раскосые. Айхон целыми днями валялся ·на солнце (кверху брюхом, набирался тепла на долгую ночь, и вид у него был растрепанный, как будто утопает он в горячей постели и никак не заснет. А тут еще комар и всячеc:icий гнус донимает, норовит укусить в нос, даже в язык, и Айхон лениво рычит, сго­
няет лапой насекомых или меняет место, но от' ко,.. мара, как и от самого себя, не уйдешь. И вдруг короткие ушки АйхоН:а повернулись как на шарнирах: звук доносился сверху. Он встал 'и хотел отряхнуться,· но прямо ка н·его летело чт0-то большое с красными крыльями. Он бросиJt,ся бе­
жать, но. ORn легко обогнало его и; снизи'ВЦ(ИСЬ, черкнуло землю. Айхон сделал стойку и, raк и застыл, подавшись вперед с подобранной ,пеРe,IJней лапой, смотрел. Наступила тишина, и появились незнакомые лю­
ди и незнакомые запахи. Айхон увидел своего хо,. зяина и побежал к нему, волоча за собой бревно, сбивающее при движении rоловки трав. ОН подбежал 11: Ульвелькоту, прижалCJI к его но-
2* гам, и когда тот отступал в сторону, тоже отсту­
пал, чтобы постоянно чувствовать хозяина телом, как дремлющий пассажир на вокзале, который при­
жимает ногу к чемодану. -
Вот ты ПРИЦlе~! -
приветствовал Улыелькот человека.в кожаном костюме.- Здравствуй, Иван! -
Здравствуй, Ульвелькот. Привез тебе черные очки, НОЖ,, и батарейки для приемника. Человек нагнулся и поймал Айхона за ухо. ,-
Красивый пес! , -
'Это твой, тебе посвящен. Помнишь? Иван засмеялся, вспомнил двух щенков и сразу погрустнел: летит время! -
Как зовут? Улыелькот надел очки и все поправлял их. -
АЙхон. Айхон услышал свое имя, заулыбался, запрыгал, подбрасывая передние вытянутые вперед лапы и, почти прижимаясь грудью к зеиле, неумело потяв­
кивал. Он, по обыкновению северных собак, почти не лаял, а радость выражал, как обреченный, скры­
вать свои чувстsа, молчанием. Человек в ременном костюме бросил Айхону твердый белый квадратик, и Айхон поймал его, но тут же' выплюнул и с интересом посмотрел на че­
ловека. -
Не ест сахар! -
Не знает он сахар,- сказал Улыелькот как будто с сщкаЛением. Тогда человек запустил руку в мешок, стоявший у самолета, и бросил рыбу. Но рыба не упала на зеМЛI9, а сразу очутилась в ЛIJЗГНУВШИХ собачьих зубаХ. Айхон зарычал, не разжимая зубов -теперь. зто был зверь, И,. устроившись под крылом самолета, в холодке, торопливо захрустел, одновременно во,. рочая глаЗами по стОронам, и его нервные уши, поворачивались на малейший подозрительный звук. АУльвелькот со своим. другом пошли в сторону яранги и все говорили и смеялись чему~то. Прошло лето. Ударил мороз. Гнус исчез. Цветы, не успевшие рассыпа.ться по' тундре зародышами новой жизни, окамен~и в мелко сверкающей ле­
диной одежде и сохранились надолго. Пошел снег, и небо обесцветилось, побелевшая тундра уходиЛа туда, где подолгу висели красные, обжигающие хо­
лоДоМзакаты.' Айхон CTiI.J\ совсем взрослым псом, окреп и в со­
бачьих драках был не последним. А мать он забыл, и она его забыла, и, когда он приближался к ево­
им меньшим толстым братьям, 'Iтобы закусить од­
ним из них, она решительно бросалась на него, и он отступал перед, ее исступленноЙхра5ростью. Улыелькот осмотрел нарты с высоко выгнутыми полозьями и проверил все соединения, СВЯЗllнные ремнями, протяиутыми в круглый глазок. Такие нарты «играют» на ледяных застругах, не' рассы­
паются. А порвется ремень, перевяжепiЬ' новым -
и снова в путь. Ульвелькот перевернул нарты, выта­
щил из-за пазухи пузырек с водой в' мешочке из соб!,-чьеro меха, заткнутый' заячьим хвостом, и по­
мазал ПОАОЗЬЯ. Подождал, пока подмерзнет, дома­
зал еще и поставил HapT~ на «ноги». Теперь дунь -
полетят. . Пото~ 'увязал груз, подсунул под ремни каР'1бин и расправил потяг, длинный ремень, толстьr*, со спины моржа, с кольцами, спереди прошитый жи­
лаМи оленя, а сзади нарт воткнул .остол -. острую палку, тормоз. 19 Надо на зимовье перебираться. Теперь Ульвель­
кот и во сне будет ловить песцов. Теперь у песца выхрдной мех, боится теперь человека. -
Эльтилькин! -
позвал Ульвелькот, И подбе­
жал Эльтилькин, большой спокойный пес с тяже­
лой головой, переХОДJIщей прямо в тело, ках у волка, и сам весь серый, как волк, и бородатый. Он заулыбался. Э10 был вожак. Знает только «поть-по!» -
«направо!». Ульвелькот потрепал пса по загривку, поднял правую его лапу и надел алык -
широкий ремень, ложащийся на грудь и вдоль тела, И конец' ремня пристегнул пуговкой к кольцу потяга. -
Ыльхыльын! -
крикнул Ульвелькот. Подошел Ыльхыльын, второй вожак, знающий только «кхр!» -
«налево!». Это был черный лохматый пес с белыми лапами и белым галстуком, такой же крупный, как Эль­
тилькин, но без бороды, охотник на медведя. Он все извивался и пытался лизнуть руку хозяина. -
Работать будем,- ГОJ,lОРИЛ Ульвелькот, почесы­
вая его за УХОМ,- собака должна работать, а так зачем собака? И Ыльхыльын извивался, хрипло потявкивал: он, как всякая собака, любил, когда с ним разговари­
вают по-человечески. Ульвелькот говорил с каждой собакой и каждой раздавал торопливую ласку перед работой. -
Айхон! -
позвал он. Айхон ВЗДРОПIУЛ и, сообразив, что обращаются It нему, застонал от счаСТЬJl и подбежал. Теперь хозяин поговорит и с ним, погладит его, и он, не задумываясь, будет делать то, что нужно ХОЗ.ИНУ. Ульвелькот пристегнул его посредине пот.wrа. -
Здесь легче работать, посредине, -
говорил он,- ты еще молодой, а палку таскать хватит. Собаки рвались вперед. УЛЬJ,lелькот вытащил ос­
тол и крикнул: -
Усь-усь! И упряжка понеслась. Ульвелькот сидел бочltом, упираясь ногой в передний копылок, другую ногу вытянул вперед, а телом отклонялся на поворотах то вправо, то влево, чтоб не вывалитьс;я. Собачьи лапы замелькали в морозной пыли, иот спин под­
нимался пар, оседая на шерсти сединой. Вначале собаки нервничали, взлаивали, а потом втянулись в работу и замолчали: ОТ лая быстро устаешь. И Ульвелькот затянул песню под частое мелькание собачьих лап, заунывную и бесконечную, как тундра, что, однако, не мешаЛо ему следить, хорошо ли натянуты постромки, не лентяйничает ли какая собака, и он постукивал остолом .по на­
тянутымреМНЯМj но нет, постромки были как струны. Собаки Ульвелькота -
лучшие, и умирают они в упряжке, за работой. Иван сказал, что его собаки -
лучшие на. Чукотке, а Иван врать не бу­
дет. J'львелькот возвращался в поселок за грузом и еще издали увидел самолет, четко обозначавшийся на красной полосе заката, и направил к нему со­
бак. Не до~зжая самолета, у стенки яранги, заго­
раживающеи ветер, он воткнул остол, остановил упряжку, а сам по инерции соскочил вперед и подбежал к самол!'ту. -
Вот ты пришел! -
радостно приветствовал он Ивана. Здравствуй, Ульвелькот. -
Иван! -
начал Ульвелькот торжественно.-
Ты 20 хотел клык моржа. Вот тебе самый большой клык, и на нем я вырезал сказку. Иван осторожно взял клык и покачал головой. У львелькот сиял. -
Очень краси:ао,- сказал Иван,- а 8ТО что за красный пунктир и красное пятно? -
Это летит пуля, а это -
кровь нерпы. -
Что тебе привезти из Москвы? Ульвелькот опусти,," голову и пробормотал: -
Плохо ты знаешь жизнь. -
Ну-ну, не обижайся,- сказал Иван и обнял Ульвелькота за пле·чи.- А где Айхон? Друзья подошли к упряжке. Собаки выгрызали из ·лап спрессовавmийся снег и при появлении не­
знакомца заворчали, как будто он оторвал ИХ от ·очень. приятного занятии. все. Хорошо работает? Хорошо. Умная собака. Все понимает? По-русски ничего не понимает, по-чукотски-
Айхон! -
позвал Иван, и в ответ Айхон за­
вОлновался и, "скинув свою острую морду, тонко взвыл. Ульвелькот с беспокойством глянул на собаку и покачал головой. Старый Ыт вытянул передние лапы и, упершись грудью в снег, пошел задними ногами, а потом лег на спину и начал извиваться, как червяк. -
Ыт говорит, что будет пурга,- сказал Уль­
велькот, показывая на собаку, -
оставайся, Иван. Язык оленя есть, печень нерпы... . -
ПРОСКОЧИМ. Срочное задание. А «сказку» • положу дома на стол и буду тебя всегда вспоми­
нать. Лицо Ульвелькота сегодня было особенно задум­
чивым. -
Возьми АЙхона. ОН -
твой. Собака Ивану была совсем не нужна, но он за­
чем-то спросИл Айхона:· . -
Полетишь со мной? Видишь, не хочет,- по­
вернулся он к УльвелЬКОТУ и, попрощавшись, напра­
вился к самолету. Вдруг неподвижное лицо Ульвелькота озарилоCli как будто догадкой, и он, проворчав «ПЛОХО ты знаешь жизнь»; выпряг собаку. Иван не подумал, что его дурашливый вопрос к собаке будет принят всерьез. Когда он зашел в. самолет И· убрал CTpeMJl'НKY, в открытую дверцу· влетел брошенный Ульвелькотом перепуганный пес., покатилсЯ боком по железному полу, и дверца за­
ХЛОпнулась. Иван посмотрел на закрытую дверцу, на собаку, недоуменно глядящую на него, покачал головой и сказал: -
Ничего. Завтра вернусь сюда и выпущу тебя. Ульвелькот долго смотрел вслед самолету, раст­
ворившемуся в крова'Вой полосе заката. Прошло три дня. Иван не прилетал. Ульвелькот сидел у себя, курил, думал, не обра­
щая внимания на собачий скулеж за стеной. ОН знал: все его собаки в катухе. Даже когда собака скреблась в дверь и произ­
носила длинные речи на собачьем языке, он не оставлял своих размышлений. Но, наконец, со­
бачьи разговоры за дверью показались ему слиш­
ком назойливыми. Он нехотя поднялся, намерева­
ясь ударом ноги разрешить разом все жалобы. Он открыл дверь и махнул ногой в темноту. Удар по-
ИТОГИ ФОТОКОНКУРСА .ВОКРУГ СВЕТА» В 1968 r. И3 приспанных на конкурс быпи признаны пучшими фотоrрафии штурма­
на rражданскоJC авнации В. СУХОРУКИХ (Москва). Работы В. СУХОРУКИХ опубпико,,­
ны на обпожК8Х трех номеров журнапа (НI .... НI 7 и м! 111-
Кроме Toro. реД8КЦН_ отмечает опубпико"нные в м! 3 фотоrрафии В. ИВАНОВА (nенинrрад).А. МАГДИЧА (Кнев" Г. ЗЕЛЕНИНА (SlnTa). Авторы премированы rOAoBoJC ПОДnИСКОJC на журнап. В 1969 roAy фотоконкурс будет продопжен. лучился скользищм:й, м: Ульвелькоту показалось, что тыльная сторона его ногм: чиркнула по стм:ральной доске,- так худ былпес, нахально проскочм:вшм:й с пронзительным вм:згом в ирангу. Это был ЛАхон. Он прм:падал на бок, м: У львелькот заметlU, что на том месте, где должно находм:ться задней лanе, вм:­
села ржавая сосулька запекшейся крови. Ульвель­
кот понил -
пром:зошла беда. Он не одеваясь побежал к начальнику, но тут же воротилси м: брс·см:л собаке рыбу. На улм:це за­
звенелм: его торопливые шаги. Через час людм: былм: готовы. Гудел· вездеход, собаки в уприжке ВОЛЕовалм:сь, рычалм: на праздно стощего АЙхона. Айхон побежал в тундру, впередм: уприжки, но уприжка без груза шла быстрее. Все жм:вое должно уступать упряжке дорогу, да­
же человек -
разорвут: собакм: в упряжке звереют. И Айхон был бы разорван, еслм: б Ульвелькот не затормозил резко остолом, а потом не перевернул нарты вверх полозьимм:. Старому Ыту, вылетевшему м:з нарт м: тут же во­
ротм:вшемуси, У львелькот дли убедм:тельностм: дал пм:нка м: сказал: -
Не нужен. Поедет АЙхон. Плохо работаешь. Еслм: собака попадает в капкан, ее убм:вают. Без передней лапы бегать нельзи. Без задней можно. Ульвелькот подозвал ЛАхона, сам сел на ходу в поставленные на полозьи нарты м: помог Айхону занкть место ридом. Вездеход -
кузов, обтянутый солдатскм:м сук­
ном, -
ЗaЛJIзгал сзади гусеницами, м: в лучах его фар, наполненных ледиными блестками замерзшего тумана и прыгающих на неровносткх земли, то поивлилась, то исчезала широкая спина Ульвелькота в серебрищейся парке и вытянутые в сторону уга­
сающего заката темно-лиловые тени собак. Когда нарты шли точно по курсу, Айхон мол­
чал, но стоило сбиться с правильного пути, он принималея лаять. И лаял до тех пор, пока нарты не ложились точно по курсу. Тогда он замолкал и прижимался к У львелькоту -
как обиженный ре­
бенок к тому, кто единственно может помочь и сделать все невозможное. -
Хороший пес, умный. Как Ыт, умный,- при­
говаривал Ульвелькот, поглаживая Айхона,- совсем умный, все понимает! Самолет потерпел аварию. Была плохая види­
мость, отклонились от курса, заблудились, <<поце­
ловались» с сопкой. Стойки колес пробили крылья насквозь, разворо­
тив обшивку, пропеллер завернулси в цветок, фю­
зеляж превратился в гармошку. ЖlOри конкурса Радист не мог связаться с портом: аккумуляторы от мороза сели, по аварийной станции настроитьси не удавалось ... Иван был без сознания. Непзапас в жестяных банках быстро таял, и лет­
чм:ки собм:рались уже съесть собаку, оказавшуюся в самолете каким-то сверхъестественным. образом, но пес сбежал. Пюдей спаслм:, Иван попал в госпм:таль. А Айхон м:счез. «Это хорошо, что он умер, -
убм:вать не нуж­
НО,- думал Ульвелькот,- зачем собака, котораи не работает? Наверное, дух Айхона пошел прогнать дух болезни Ивана. Кто знает!» Ульвелькот собрался уже окончательно на зи­
мовье, но тут ощенилась ИМИКIIЛМ:. Он см:дел на корточках перед ощенившейся со­
бакой, а о чем дУМал, м: сам не знал, но зато знал, что сделает сейчас. Он просто не ·спешил, и nOIlTo-
му казалось, что думает . . В проеме двери показалск Айхон, скелет в шку­
ре, на два размера большей, чем скелет, со своей лапой в зубах. Собака зарычала, забыв, что IIТОТ хромой пес-
ее сын. Ульвелькот нехотя поднилса. Айхонположил у его ног лаг.у. Ульвелькот нахмурился, долго курил. Он думал. -
Плохо, что ты вернулся,- наконец сказал он. Айхон смотрел на хозиина. -
Еслм: я тебя повешу,- продолжал Ульвелькот, попыхивая трубкой,- Иван обидится. Очень рас­
сердится. Наконец он понял, что делать. -
Пусть старый Ыт прогонит дух болезнм:,-. сказал он вслух,-
ты будр-шь вместо него. Ульвелькот вошел в катух, не обращая внм:мания на собак, сгрудившихся вокруг него, и направилси прямо к старому Ыту. Ульвелькот накормил Ыта жиром до отвала м: долго гладил его и говорил, старый пес чуть не плакал от счастья. Потом Ульвелькот встал м: торжественно произ­
нес: -
Менде! Прощай! Не сердись. Ты. всегда помо­
гал мне хорошо, выручал меня в жизни и промыс­
ле. Иди теперь в место твое. Менде! .. Ульвелькот взял длинный ремень, сделал петлю и надел на шею собаки. Рядом стоял ЛЙХОН С лапой в зубах. Он видел только своего хозяина и щурился на него, как на солнце. 21 U3 этим боксером -
его прозвище Сонни -
я познакомился в ресторане чикагской го­
стиницы «Сахара» 25 сентября 1962 года. Дв)."" днями раньше он выиграл встречу с Флой­
дом Паттерсоном и стал чемпионом мира в тяже­
лом весе. Он сидел за столом, навалившись на не­
го грудью, и держал в одной руке куриную ножку. В его руке, которая походила на чудовищную клешню, куриная ножка проиэвела на меня впечат­
ление худосочной лапки недоразвитой пичужки. Бывший сборщик хлопка, бывший заключенный, бывший обитатель зловонных кварталов Сент-Луи- ­
са -
он неожиданно попал в волшебный, сверка­
ющий серебром канделябров мир, где сновали ла­
кеи в красных фраках, где очаровательные жен­
щины красовались в мягких, отлнвающих норко­
вым блеском манто. Хук в челюсть Флойда Паттер-
22 ЛАМ&ЕРТО АРТИ ОЛИ Мафия надева,ет перчатки сон а вдруг сделал из этого преступника, парии об­
щества, чуть ли не самую популярную личность Америки. «Сегодня вечером меня освистали, -
сказал Сонни, с треском раскусывая кость. -
И это несмотря на то, что я победил. Все, конечно, из­
за моего прошлого. Но я так скажу: дайте срок, и я им покажу! Они очень даже скоро узнают, что я себе ре ... » Он не закончил последнего слова. Ему было примерно известно, что означает термин, ко­
торый он хотел произнести, но никак не мог его выговорить. Он скосил глаза на своего антрепре­
нера, Джека Найлона: «Договори ТЫ за меня, Джек. Ты знаешь, что я хотел сказать». Антрепренер бы­
стро уточнил: «Сонни имел в виду реабилитацию». Итак, кто же он, этот человек, этот «чемпион чемпионов»' Сонни Чарль.9У Листону -
было всего дв&-
IO rш Эльце умер. Пятнадцат ь раз под звук гонга он выходил на се р едину ринга и, опустив перчатки, з адрав подбородок, шел навстречу кулакам сво ­
е г о противника I(арлсона Дура н а. Он не чувствовал ударов, он был словно робот. восприни м аю щий лишь две ве щи на свете: бешеные кр и к и т олп ы. безумной, жестокой, не и сто в ой толпы, кричавшей: _Даваl!! Бей его! I( ро­
шиl:. -
и еще увере н ность в ТО М, что первенство Е в ропы и коро н а СИЛЬ­
нейшего професс и онала доста н ется е м у. Т ак е м у обещали _ Сказал и: ты только продержись -
неважно, сколько очков он у тебя выиграе т, п ро д е р -
жись -
и корона ТВО Я. ' И Юпп Эльце принял н аркотик. Чтобы н е чувствовать чужие удары, что­
бы протянуть до конца. В пятнадцато м раунде он оказался на п олу. Он уже не пришел в себ я -
ни в зале, ни в больнице, где через восе м ь дней у м ер. Это случ и лось 20 ИЮНЯ это г о года. В стреча м арта этого года. Нью - йорк, Мэдисон Ск в ер Гарден. Поединок между итальянцем Нино Бенвенутти и а м ериканцем Эмилем Гр и ф фит о м. Едва дамы, с и дящие на местах по сто долларов, успели снять но р ковые манто, как раздался гонг. Встречу выиграл Бенвенутти. I(онец? I(онечно, нет. Еще будет ус т роена вторая встреча, на которой (вы уже догадались!) побед и т Гриффит, и встреча третья, где побе да дос т а ll ется итальянцу. Может быть, ЭТО все же игра случая, равные силы?. Ничуть не бывало: авторитеты в области спорта пришли к ед и нодушно­
му мнению; это бы .• спектакль, полный лице м ерия и фальши! Таковы послед ни е факты. которы м и м ожно ДОПОЛНИТЬ книгу итальянского спортивного обозревателя Л. Артиоли. надцать лет, когда он сбежал из дому. В неКIIЗИСТОЙ лачуге, стояв­
шей на самом отшибе Пайн-Блаф­
фа в Арканзасе, ютились дваДЦIIТЬ шесть человек: драчливый отец, измученная нуждой мать и чуть ли не две дюжины братьев, из ко ­
т орых больше половины были сводными: отец был женат дваж­
ды. Сонни родился от второго бра­
ка. Не бt;IЛО дня, чтобы под кры­
шей лачуги, сдеЛIIННОЙ из расрлю ­
щенных консервных банок, кому­
нибудь из детворы не досталось от отца. Нелады с окружающим миром начались у Чарльза по су­
ти дела, едва он ус п ел родиться на свет, а серьезные неприятности с полицией пошли лет с шестна­
дцати: именно в этом возрасте он был арестован за ограбление слу­
жащего бензоколонки. Это случи­
лось в 1950 году. В этом же году ему предъявили три обвинения в грабеже и ДВII -
В воровстве. Он был приговорен к пяти rOAIIM тюремного заключения. В общей сложности, до 11 марта 1964 го­
да (в этот день он попался в по­
следний раз), Листон подвергался аресту двадцать один раз. К тю­
ремному заключению Листона приговаривали ДВII раЗII: в 1950 году -
на пять лет и в 1957-м ~ НII девять месяцев Ко1торжных р"­
бот (мотив -
покушение НII убийство). В НlIстоящее время есть все ос­
нования считать Лис т она, несмот-
23 .. r ря на то, что он больwе не чемпион мира, самым сильным среди боксеров-тяжеловесов. Если говорить. только о физической силе как таковой, то его мож­
но сравнивать с Джеком Джонсоном, Джеком Демп­
си, Джо Луисом, Роки Марчано. По мнению некоторых из наиболее авторитетных журналистов, все дело в том, что Листон слиwком больwой «подонок», чтобы и дальwе претендовать на роль кумира РИНГА Сонни Листон всегда при­
надлежал к миру коррупции -
гангстеры его сфор­
мировали, гангстеры ему покровительствовали. Уста­
новлено, что сначала он был «человеком принуж­
дения» у гангстера Джона Витале, регулярно полу­
чая жалованье за выполнение своих обязанностей. Обязанности были несложные: пускать • ход кула­
ки, когда нужно добиться согласия· руководителей рабочих на требования преступных синдикатов. Вплоть до декабря 1961 года им распор"жался не­
безызвестный «король закулисных махинаций в аме­
риканском ПРОфессиональном боксе» Фрэнки Кар­
бо, а потом -
Фрэнки Палермо, по прозвищу Блин­
ки. Фрэнки Палермо американские судобные влас­
ти давно уже пытались поймать с поличным на тем­
ных махинациях в боксе. Боксер проснулся в Чарnьзе Листоне в Джеффер­
сон-Сити~ в тюрьме. Бt.IЛО это в 19SQ году. Выйдя тремя годами ПО;Jже на свободу,девятнадцатилет­
ний Чарльз стал боксером-профессионалом. Ни ра­
зу и НИ один боксер не причинял ему на ринге неприятностей. «Не родился еще такой парень, что­
бы заставить меня сробеть, -
заявил Листон, про­
должая наш разговор в ресторане. -
Если кто хо­
чет встретиться со мной IТO всем правилам, я не против. Если кто хочет драться по-настоящему, я не против. Если кто хочет отвечать. мне ударом на удар, я тоже не против. Я все равно знаю, у" кого из нас первым голова "загудит, ровно чугунок. Я ни­
кого не боюсь: мне никто никогда ничего не мог сделать 1» . И это правДА Сонни ни разу не был на полу. Ни одной секунды. Даже во время последней встре­
чи с Кассиусом Клеем. Но каковы действительные боксерские достоинства Листонаl Впервые я наблюдал его на ринге 2S сентября 1962 года в Чикаго, во время встречи с Флойдом Паттерсоном. Он про извел на меня впечатление боксера разруwительной, уничтожающей силы. Это разъяренный медведь, натянувwий на передние ла­
пы боксерские перчатки. По мнению общепризнан­
ных знатоков американского бокса, после второй мировой войны один лиwь Джо Луис обладал та­
ким же сокруwающим ударом, как Листон. «Бок­
сер, получивwий такой удар, -
говорил Роки Мар­
чано, -
чувствует себя так, словно РН оказался на пути грузовика с прицепом». Несмотря на всю свою массивность, Сонни довольно быстр. Несомненно, он представляет собой уникальное создание при­
роды; Такой силы, возможно, не было даже у Джека Демпси, даже у Луиса Фирпо, удар кото­
рого выwвырнул однажды за канаты ринга самого Демпси. 23 июля 1963 года в Лас-Вегасе Паттерсон нанес ему справа удар ужасной, отчаянной силы, но это принесло Сонни столько С •. же вреда, сколько Пат-
терсон мог бы причи­
нить бронзовой статуе, поглаживая ее страуси­
ным пером. Чарльз Сонни Листон. С" Полуграмотный, настороженный, дикий, вспыльчивый. Грубый, примитивный, но от при роды не такой уж глупый человек. Он никому не доверяет •. Он безжа­
лосте.н со своими противниками. Он циничен. После скандальной встречи на ринге с Кассиусом Клеем в Майами-Бич Сон ни вновь погрузился В без­
донную яму позора. Дело в том, что эта встреча была фальwивоЙ. О том, что Сонни предстоит рас­
статься со званием ·чемпиона мира, я знал еще за пять дней до боя. Новостью со мной поделился Билл Эбель -
нью-йоркский журналист, с утра до вечера неизменно околачивающийся по спортзалам Бронк­
са, Манхэттена и Бруклина. Официальное подтверж­
дение сговора было получено на следующий год, в марте, в ходе покаэаний, которые адвокат Гордон Диидсон давал сенатской подкомиссии, занимав­
wейся расследованием обстоятельств встречи Лис­
тон -
КлеА. Адвокат Дэвидсон заявил, что органи­
зовать этот бой удалось лиwь В результате пере­
дачи корпорацией «KacclolYC Клей корпорейwн» КОРПОРIIЦИИ «Интерконтиненталь Промоуwн инкор­
порейтед» (представляющей интересы Листона) пя­
тидесяти . процентов "гонорара Клея. «Мы были вы­
нуждены" проглотить эту горькую пилюлю, -
за­
явил Дэвидсон, -
поскольку У нас не, было ника­
кого .цругого способа уговорить Листона драться с Клеем». " Кассиус Клей, выходец из небогатой негритянской семьи. Предки его, рабы на хлопковых плантациях, появились в Луизвилле шесть поколений назад. Сей­
час ему двадцать шесть лет. В 1960 году он был по­
бедителем на Олимпийских играх в Риме. Когда в том же году он стал боксером-профессионалом, уже никто не сомневался, что у него есть все нуж­
ные качества, чтобы многого добиться на этом по­
прище. За час до начала боя было обнаружено, что у Сонни повреждена мышца левой руки. Однако вме­
сто того, чтобы заявить о травме и потребовать пе­
ренесени" даты боя на более поздний срок, как это было, например, в ммче Листон -
Паттерсон, антрепренеры Листона предпочли заключить с про­
тивной стороной соглаwение, предусматривавwее уплату Клеем Листону пятидесяти тысяч долларов, причем последнему удалось добlolТЬСЯ ОТЧlolслений в свою пользу и с будущих боксерских доходов Клея. О делах «мафии ринга» можно было бы составить толстенную «черную книгу», где скандально сенса­
ционна каждая глава. Это была бы книга о наси­
лии и коррупции, написанная слезами и кровью боксеров. 22 июня 1960 года, на следующий день после состязаний по боксу на ринге «Поло Граунд», в хо­
Ае которых Флойд Паттерсон в бою против Ингма­
ра Юханссона вернул себе звание чемпиона мира, я взял интервью у Джека Демпси, считающегося одним из лучwих боксеров-профессионалов всех времен. Имея в виду влияние «мафии ринга» в ми­
ре американского бокса, Демпси заявил: «Надо вы­
бросить вон тепереwних руководителей бокса. На­
до сменить боксерские кадры, надо набирать на­
стоящих спортсменов, которые больwе занимались бы боксом, чем своими банковскими счетами. На­
до вышвырнуть вон всех этих грязных дельцов, ко­
поwащихся у подножия ринга .•• » Третьего декабря 1961 года агентства печати все­
го мира передали из Лос-Анджелеса следующее сообщение: «Пятидесятиwестилетний гангстер Фрэн­
КIoI Карбо, вот уже ПОЧТIoI полвека живущий не в ла-
дах с правосудием (первьtй приговор был ему вы­
несен в десятилетнем возрасте), при говорен фе­
деральным судом Лос-Анджелеса к двадцати пяти годам тюремного заключения и к штрафу в десять тысяч долларов за соучастие в преступлениях и вы­
могательство». В кругах преступного мира Соединенных Штатов Фрэнки Карбо считали преемником Аль Капоне. В его карьере гангстера этот арест явился пятна­
дцатым по счету. Фрэнки, отдававший приказы по телефону из своих роскошных вилл в Сиэпле и Майами, человек, многие годы державший в своих руках бразды правления американским боксом, про­
славился жестокостью и цинизмом. Его прозвали «киллер», что означает «убийца». За долгие годы своего преступного пути Карбо фальсифицировал более сотни встреч между боксерами. Боксеров, ко­
торых он возвысил до знаменитости, а потом от­
швырнул прочь, можно было бы насчитать свыше тридцати. Замыслы Фрэнки Карбо вовсе не блистали слож­
ностью. Все дело сводилось к тому, что, орудуя за кулисами бокса с помощью запугиваний, угроз и вымогательств, он создавал идолов толпы, а по­
том принуждал этих идолов проигрывать, KorAa люди, делавшие на них денежные ставки, меньше всего ожидали их поражения. Он же, Фрэнки Кар­
бо, ставил на победителя, намеченного им самим, и поэтому после матча клал себе в карман огром­
ные суммы. Ему были совершенно безразличны и победы и поражения того или иного боксера: его интересовал лишь выигрыш, который он получал сам, делая ставку на его победу или поражение. Бокс был для него лишь средством для добывания долларов. Среди стольких скандально известных фалЬСИфи­
цированных матчей стоит напомнить встречу Джек Ла Мотта -
Билли Фокс. (тот самый Фокс, кото­
рый теперь нищенствует, бродя с протянутой ру­
кой по улицам Нью-Йорка), состоявшуюся 14 нояб­
ря 1947 года. В тот вечер на ринге Мэдисон Сквер Гарден Ла Мотта в четвертом раунде при кинулся нокаутированным. Однако правда об этой встрече стала известна лишь через тринадцать лет, в 1960 году. В Нью-Йорке, припертый к стене на до­
просе в уже упоминавшейся выше ceHaTCKO~ ко­
миссии, Джек Ла Мотта был вынужден признаться, что он дал согласие проиграть бой с Билли Фоксом: Блинки, будущий покровитель Листона, и Уиль­
ям Дэй, по прозвищу Честный Билл, предложили ему за это вознаграждение в 100000 долларов. 16 октября 1963 года, в шесть часов утра, в од­
ной из балтиморских клиник скончался Эрни Нокс, двадцатишестилетнин негр-боксер, бывший чернора­
бочий. Начатое сразу же после смерти Нокса рас­
следование привело к выяснению сногсшибательных обстоятельств. Когда находившинся у ринга диктор объявил перед началом встречи вес боксеров, все присутствующие слышали, что вес Нокса равен 80 килограммам 700 граммам. Однако вес тела Нок­
са непосредственно после кончины равнялся всего лишь 69,4 килограмма. Таким образом получалось, что с момента, когда он поднялся на ринг, и до момента, когда он перестал жить, то есть за сорок восемь часов, Нокс потерял в весе ни много ни ма­
ло 11 килограммов 300 граммов. Однако, по мне­
нию врача, в результате этон столь трагически за­
кончившейся встречи боксер не мог потерять боль­
ше полутора килограммов веса. Расследование по­
казало, что Нокс, не имевший работы уже больше девяти месяцев, ПОдАался уговорам выступить на· ринге за каких-то 243 доллара. Вина тех, кто орга­
низовал этот бой, совершенно очевидна ... Если бы утром 21 сентября 1962 года аргентин­
ский боксер Алехандро Лаворанте был подверг­
нут iI Лос-Анджелесе строгому медицинскому осмот­
ру, он сейчас был бы жив. Но он умер. Умер пер­
вого апреля 1964 года, после восемнадцати меся­
цев пребывания в коматозном состоянии. В тот злосчастный вечер, 21 сентября, он потерял созна­
,ние и уже до самой смерти, несмотря на троекрат­
ное хирургическое вмешательство, не приходил 8 себя., До своего последнего, рокового боя Лаво­
ранте, двадцатисемилетний боксер-тяжеловес, был нокаутирован два раза за четырехмесячный период (все в том же 1962 году). Строгий медицински" осмотр, если бы он был произведен в Лос-Анджеле­
се, конечно, выявил бы полную невозможность для Лаворанте драться на ринге. Усилия таких деятелей, как сенатор Кефовер и федеральный судья Райан, направленные на оздо­
ровление атмосферы в мире американского бокса, не принесли никаких значительных результатов. Верх по-прежнему берут гангстеры, плетущие свои махинации за кулисами ринга: когда прекращает сущест,ование одна группировка, делающая бизнес на боксе, на ее месте' выра~тают три новые. В тот день, когда Фрэнки Карбо был посажен за решет­
ку, кое-кому показалось было, что теперь-то уж победа будет не за «мафией ринга». Однако место Карбо занял ФРЭIjКИ Палермо. (До того, как Кар­
бо аре~товали, контракт на Листона распредеЛЯI1СЯ так: Джо Витал е -
гангстер из Сент-Луиса, торго­
вец наркотиками, содержатель публичных домов, «функционер» «Синдиката убийц» -12 Пр'оцентов, Фрэнки (<<Блинки») Палермо -12 процентов, Фрэн­
ки Карбо -52 процента). Влияние преступного ми­
ра на американский профессиональный бокс не зн&­
ет границ. И его испытывают на себе не только боксеры, превращаемые в «машины для делания денег», но и спортивные комиссары, судьи, антре­
пренеры, спортивные комиссии, врачи. Американ­
ские гангстеры хозяйничают не только в Соединен­
ных Штатах, но и в ,других странах Запада. Они уже предприняли разведывательные вылазки в Мексику и Венесуэлу. В Японии на смену многим местным антрепренерам пришли дельцы, послушные амери­
канцам и умеющие навязывать боксерам сенсаци­
онные поражения. В арсенале средств «убеждения», которыми поль­
зуются гангстеры ринга, часто фигурирует насилие. Рэй Арсел, неоднократно отклонявший предложения сотрудничать с «Гильдией антрепренеров», однажды вечером был избит до полусмерти. Бандиты истя­
зали его вчетвером, и три недели спустя, на боль­
ничной койке, ему пришлось подписать контракт с "Гильдией». Хищнические приемы тех, кто заправляет в аме­
риканском боксе, нередко приводят к плачевным для боксеров последствиям. Бросаемые из боя в бой, они неизбежно превращаются в калек, кото­
рые потом бродят вокруг стадионов, где проводят­
ся матчи по боксу, в надежде, что кто-нибудь их узнает и сунет им несколько долларов в память о лучших временах. Вот один из примеров. Боксер из ФиладельфИИ Джо Грин отличался колоссальным ростом и совершенством телосложения. Не обладая большой наступательной мощью, он, однако, был наделен редкостной выносливостью по ОТНt')шению к ударам. Нокаутировать его не удавалось ни од-
25 ному чемпиону. Едва его сбивали с ног, он опять поднимался с пола словно пружина. «Еще никто ни разу не укладывал меня на пол», -
говорил он с гордостью. Однако в конце концов Джо Грин стал инвалидом, переДВИГ8ЮЩИМСЯ нетвердыми шажками, с нелепо болтающейся головой и мокрым ОТ слюны ртом. Теперь он продает программы, стоя у входа в Мэдисон Сквер Гарде н -
стадион, который когда-то был местом его триумфа. А недавние чемпионы мира Джонни Брэттон и Джонни Сэкстен1 И тот и другой в сумасшедшем доме. А Эдди Мэчн1 Я с ним познакомился два­
дцать первого июня 1960 года, через несколько часов после победы, одержанной Флойдом Папер­
соном во встрече с Ингмаром Юханссоном. Флойд созвал пресс-конференцию, и я. на ней был. Эдди Мэ.чн сидел, положив подбородок на ·свои большие руки. После конференции я подошел к нему и спросил, хочет ли он драться за чемпионс.киЙ титул. «Это цель моей жизни», -
ответил он. Однако в конечном счете Эдди Мэчн оказался в одном из калифорнийских домов для умалишенных. Его туда отправили в конце декабря 1962 года. С 1945 по 1963 год включительно 226 боксеров умерли в результате травм, полученных на ринге. Такая цифра леденит кровь. Каждый раз, когда смерть входила на боксерский помост, ра,зличные официальные комиссии давали новые обещания «разобраться в сложившейся ситуации». Все, OДHёt­
ко, всегда кончалось ничем. Перевел с итальянского А. ДАНИЛОВ Те же удары, та же защита, все те же хуки и ап­
перкоты, та же боевая стойка и те же приемы пере­
движеиия по риигу, а бокс разиый: любительский и профессиоиальиыЙ. Коиечио, между иими есть и тех­
нические различия, и о НИХ стоит сказать особо, ибо даже зти техиические характеристики говорят о коммер­
ческой и бесчеловечиой сути профессиоиальиого бок­
са. К примеру, боксеры-любители в целях смягчеиия ударов и предохраиеиия кисти от повреждеиий иаде­
вают перчатки весом в восемь уиций (в Советском Со­
юзе -
десять уиций, а для ТЯЖeJIовесов -
двеиадцать уиций). В профессиоиальиом боксе примеияются ше­
сти-, а ииогда и четырехуицевые перчатки. Как резуль­
тат, удар становится .жестче, а травмы тяжелее. Не cnучайио почти все бои профессиоиалов сопровождают­
ся кровотечеиием, рассечеиием бровей. Правда, все зти «ПУСТЯКИ» не останавливают боя, а количество раун" дов (пятиадцать) от зтого ие уменьшается, еcnи ..• Если один из боксеров не оказывается в нокауте. Нокаут вообще весьма частый финал во встречах профессионалов, еще бы, ведь зто так зффектно, зре­
лищно! Нокаут, сокрушающий челюсть, -
зто рев на трибунах, зто безумное ликование одних и недоволь­
ство, отчаяние других. Но ие стоит обольщаться побе­
дой своего кумира: еще неизвестно, действительно ли ОН был СИJlьнее своего соперника и не «лег» ли 1'ОТ сам на пол. Очень часто боксеры-профессиоиалы выхо­
дят на ринг не для того, чтобы вести спор скто силь­
нее?», ·а ДJlЯ ТОГО, чтобы ВЫПОJlНИТЬ полученное от ме­
наджера задание. Если дано задание проиграть (вы­
играть) по очкам, то нужно проиграть (выиграть) по очкам. Если оговаривается поражение (победа) нокау­
том, то проиграть (выиграть) необходимо только нока­
утом. Официально подлоги запрещены в профессиональ­
ном боксе, но на деле его заправилы зачастую сами решают исход встреч. Здесь все зависит от ставок на лидера, от размеров куша, который могут сорвать орга­
низаторы. Ставки зрителей -
от пяти до нескольких сот тысяч долларов -
заранее определяют результат ожидаемой встречи. Шумят, волнуются трибуны. Но вот сквозь толчею, сквозь крики болельщиков, сквозь хлопки по спине, сквозь улюлюканье, под облако сигаретного дыма в светлый квадрат ринга поднимаются боксеры. Скоро гонг, скоро сойдутся современные гладиаторы, чтобы в жестоком, кровавом поединке увеличить чей-то бан­
ковскнй счет. 26 ГЕОРГИЯ ЗЫБАЛОВ, ответственный секретарь Федерацни бокса СССР н А Д И Р С А Ф И Е В, H8W спец. корр. [] сли вы н~надолго собираетесь лететь в незнакомыи город, ни в коем случае не берите с собой вещи. Нужно, чтобы ва­
ши руки не были заняты, по крайней мере одна из них. Тогда уже на аародроме обзаведетесь зна­
комыми. Наверняка найдутся такие, кому необходимо взять три-четыре чемодана, и они непременно оты­
щут вас глазами. И, выйдя на улицу нового горо­
да, вы уже не будете одиноки, у вас будут друзья ... Так думал я, таща чемодан моего нового знако­
мого. Его портфель и чемоданы были похожи на бочонки, до того их распирало изнутри. Чемодан, который нес я, показался мне особенно тяжелым. В самолете мой знакомый записывал что-то в блокнот, высчитывал и вдруг словно спохватился: -
Извините, я не поблагодарил вас... -
Желая исправить ату непоправимую, по его мнению, ошиб­
ку, он обрушил на меня каскад скороговорки. Я лишь постепенно понимал, что он хочет, в свою очередь, быть мне полезным: -
Вы в команди­
ровку? И я тоже ... А по какому делу? Ах, ато не всегда уместный вопрос. Но я, знаете ли, работал в Братске и всех знаю... А вы, позвольте, я вас провожу? Ах да, мы еще летим. Ничего особого в моей командировке не было, и я сказал, что мне нужно найти инженера Макси­
ма Федоровича Бокова. -
Это замечательно, -
обрадовался он. -
Я сей­
час все о нем расскажу... Он знает, как я люблю и цветы, и как я их всех тоже люблю,. и ОН носит очки, и коричневый берет... Он неожиданно умолк, смутился, сознавая, что его трудно понять, и вдруг, увидев стюардессу, которая появилась в салоне, как его спасение, быстро встал и оклик­
нул: -
Где мой портфель? -
а вернувшись с порт­
фелем, пояснил: -
Я боялся, что их помнут, и по­
просил поставить мой портфель в сторонке. С атими словами он открыл портфель и извлек из него небольшой пробковый ящик, такие стоят на балконах у многих хозяек. В ящике была на­
сыпана земля и из нее торчало несколько стебель­
ков. И. вновь, совершенно неожиданно, но сооб­
разно со всем предыдущим своим поведением, он смутился и протянул мне руку: -
Меня зовут Па­
вел ... Вы впервые в Братск? Я кивнул, а он удивился: -
Непостижимо. В Братск надо ездить непременно. Чтобы понять наше время, надо по­
бывать в атом городе. Представляете, тайга, а в середине большой город в цветах. И дома в цве­
тах и улицы. И люди работают, а вокруг цветы ... Да, -
снова смутился он. -
Но именно так и бу­
дет. Очень скоро... А ато рассада, -
сказал он, кивнув на ящик. -
Я обещал... Но ати цветы даже в сравнение не идут с т.ем, что растет в тайге. Прилетим, и я покажу вам «азиатскую купальни­
цу». Она как раз теперь и цветет. Сибиряки назы­
вают ее «жарки». Это прекрасные цветы оранжево­
го цвета ... Простите, я все о цветах... А на улицах города вместо хлебного кваса из бочек продают брусничный морс, и стоит он две копейки стакан. Правда же, ато замечательно? Этот человек начинал мне нравиться. В его се­
рых глазах была такая искренность и вместе с тем такая неуверенность в том, что его правильно поймут, что я счел своим долгом помочь ему, точнее, себе -
так как неволь но теряешься перед такими людьми -. и, заметив у стюардессы в на­
грудном карманчике букетик подснежников, я спро­
сил Павла: [/{ДРОЛоГ -
Наверное, подснежники тоже имеют свое на­
звание, как и «купальница ~иатская»? Он виновато, настороженно и как-то грустно, не глядя на меня, тихо ответил: -
Я понимаю, вы иронизируете ... Расставаясь на одной из улиц Братска, он не­
ожиданно сказал: -
Вечером увидимся. ... Максим пригласил меня войти в дом и, глянув на меня сквозь большие роговые очки, сразу же приступил к делу, ради которого я приехал. Потом я спросил у Максима о попутчике. Он рассмеялся и неожиданно обрадовалсв: -
Да это же Паша ... ... Конец лета. Ветер приносит из тайги запах теплой и прелой земли -
хвойный аромат, смешан­
ный с запахами цветов, а на строительных площад­
ках гудят машины и слышны голоса. Закладывает­
ся новый город, идет строительство дорог, из па­
латочного городка люди переезжают в каменные дома. В обеденный перерыв бригадир спешит к сво­
ему приятелю, начальнику СМУ: -
Да пойми же, Максим, мне мало одной па­
латки. Надо, чтобы было много цветов. Ведь это замечательно: на том месте, где трудно жили, бу­
дут расти цветы ... -
Паша, я должен сейчас думать о бетоне. По­
строим город, тогда будем думать о цветах. Я дал тебе одну палатку. Это все, что я могу. Да Н(; обижайся ты, чудак человек. Ты поставил стекло на крышу? -
Поставил ... Теперь мне нужно отремонтировать печь ... и еще доски для ящиков. Максим снял очки, протер их, что-то обдумы-
вая, поправил берет и улыбнулся: -
Хорошо. Зайди завтра. Павел обрадованно обнял его: -
Вот спасибо, нет,' правда, спасибо... -
И бы­
стро по.бежал в сторону своей палатки, неуклюже и смешно выкидывая вперед длинные ноги и рас­
кидывая руки в стороны. Наступает осень. Павел все больше нервничает. Скоро наступят холода. Он заготовляет дрова и складывает возле своей оранжереи. Стеклянная крыша приготовлена к зиме. Заклеены и зашпаклеваны щели, и . из трубы чаще вьется дымок. На ночь Павел непременно затапливает печурку, ждет, когда прогорят первые дрова, затем заново закладывает печь, закрывает накрепко дверцу, обходит и проверяет каждый ящик и только после этого уходит. Однажды ночью ударили сильные морозы, и, ког" да утром он прибежал в палатку, стебли цветов обледенели. Оранжевые, белые, синие цветы умер­
ли. Он тихо тронул их, и цветы, качнувшись, зазве­
нели. Потом пригрело солнце, стали падать капли с обледеневших головок, и к горлу подкрался му­
чительно живой и горячий ком. -
Однако где же он? -
спрашивает Максим. Закатные солнечные лучи уже пронизывают лес, слепят глаза, отражаясь в окнах, и вдруг откуда­
то из-за домов, со стороны леса, появляется Па­
вел, сжимая в руке оранжевый, как солнце, сноп цветов. Он улыбается. Собирается перейти улицу, как вдруг к нему бросается какой-то парень, стис­
кивает его, хлопает здоровенной ладонью по спине и кричит: -
Я же говорил, что вернешься! Нет, но я же говорил ... Я смотрю на Павла, и ловлю себя на мысли, что заново открываю этого человека. ОН так легко и артистично двигается и так держит свой букет, что кажется, сейчас из оранжевой сосновой тайги со всех сторон выйдет за ним все его цветочное войско. -
Его ждут, волнуются, -
добродушно ворчит Максим, -
а он улыбается. Павел не слышит. Он подходит, и я вижу в его серых глазах такую откровенную радость, как будто бы он только что вернулся' с Венеры. -
В тайге так тепло... -
оправдывается он и сразу же без переход а начинает говорить о цве­
тах. -
Ну посмотрите же, эти похожи на малень-. кие нарIJИССЫ, собранные в букет ... А эти даурские лилии? -
Паша, ты бы сначала рассказал, надолго ли приехал, может быть, надо помочь... Нет, ты не­
исправимый человек ... -
А я все расскажу. Вот придем в дом, и я рас­
скажу. -
Павел посмотрел на меня и улыбнулся: Вот мы и увиделись. Пока он умывался, Максим шепнул мне: -
Павел теперь дендролог, работает в Москве, в ГИПРОГОРе и разрабатывает с ребятами проект озеленения Братска. -
Я в тайге при глядел несколько листвеННИIJ, -
кричит Павел из другой комнаты, -
хорошо бы их теперь же вырыть и посадить в городе! Я уже и место присмотрел. Максим улыбается. -
Хорошо, Паша ... Я понимаю, что в самолете разговор о чветах не был случайным. Этот человек как бы хотел поделиться со мной прекрасным. Не только со мной -
так делится он со всеми, с кем его стал­
кивает жизнь. К сожалению, мы не всегда способ­
ны сразу ОIJенить подобное качество и относим иной раз это за бесконечными нашими делами просто к чудачеству. Во всяком случае, не всегда внутренне готовы принять этот беСIJенный дар души ... Вечером Павел притащил «мой» тяжеленный че­
модан, открыл, и я увидел, что в нем IJветочные горшки. Одни, политые глазурью, крепятся к стене, другие как срезанный мяч с дырочками для под­
веса и, наконеч, просто обычные, обожженные и с отверстиями на донышке. Итак, если вы ненадолго собираетесь лететь в незнакомый город, ни в коем случае не берите с собой вещей. Нужно, чтобы ваши руки были не заняты, и вас непременно отыщут гла.чами. 27 К. Б АР· м А ТТ А R ождь лил целую неде­
лю. Потоки воды смыли наше поле. Собственно говоря, наше поле было не по­
лем, а ровной площадкой-терра­
сой, высеченной среди скал бог знает какими далекими предка­
ми. Земли натаскали снизу, из долины. Каждый год в конце зи­
мы дожди начисто смывали ее, а когда они, наконец, кончались, в се мужчины нашего рода, рода Маттай, шли в долину, чтобы накопать новой земли. Вернее сказать, землю копали 28 О Т А В Т О Р А: Нем~ло могучих государств исчезло с лица Земли. Миогие народы успели сменить и язык, и обычаи, и само имя свое. Где ныне лидийцы, парфяне, фригийцы, карфагеняне1 При слове «ассириец.. представляется глубокая древность -
крылатые быни; барельефы, боро· датый царь Ашшурбанипал, объединивший древ­
ний Восток в недолговечной и блистательной им­
перии, и клинопись на скалах: «Трижды три ­
дцать царств я разрушил..... В книгах о древнем Востоке история Ассирии нончается разрушением ее столицы Ниневии и падением ассирийского царства. Но ассирийский народ не исче~, не растворился в массе чужеземных пришельцев, подобно мно-
гим велиним народам д'ревности. . В наши дни ассириицев насчитывается около миллиона. Большинство их живет в горах Хаккия­
ри в Северном Курдистане (Ирак). Есть поселе­
ния ассирийцев и в Иране и в Турции. Двадцать две тысячи ассирийцев (известных под названием «айсоры .. ) живут В СССР -прежде всего в Арме ­
нии, в Москве, вЛенинграде. Айсоры бежали в Россию после неудачного восстанН)1 против оттоманских угнетателей в 1917 году. (Нужно сказать, что часть ученых-историков не разделяет точки зрения автора и считает, что современные айсоры -
потомки древних сирийцев. -
Прим. ред). Мой отец и вся его семья жили в деревне не­
подалеку от Ленинакана. Жили, как и все колхоз­
ники, в доме, похожем иа другие. Вечерами дед любил вспоминать о тех временах, когда в его бороде не было ни одного белого волоса, когда он слыл первым охотником, и еще раиьше, когда он был ребенком, там, в горах Хаккияри. Память у деда была замечательиая. Он мне и рассказал легенды древнего рода аЙс.оров. женщины, а мужчины и подрост ­
ки таскали ее в гору -
полторы тысячи шагов вверх. Лишь са­
мые малые дети оставали с ь до­
ма под присмотром бабки. Глава семьи -
сави Исхак Маттай руководил работой: рас­
поряжался, где брать землю, ку­
да тащить припасенный с зимы навоз. Землю обязательно смеши­
вали с навозом -
только так мог что-то родить тонюсенький слой почвы, под которым был лишь мертвый камень. Деревня наша прилепила свои дома лестницей по склону горы, и крыша одного дома служила двором другом у, а его крыша, в сво ю очередь, была двором для дома, забравшегося выше. Выше нас был дом сави Юна­
на, а ниже -
дом сави Юхан а­
на. (Дед говорил 'са вИ., и это тоже значило .дед., но не толь­
ко. Еще это говорило об уваже­
нии к старшему и к его мудро­
сти.) Когда многочисленные вну ­
ки Юнана устраивали возню на нашей крыше, пыль и копоть сыпались на головы нашего се­
мейства. Обычно бабушка­
н а ни Асмар выбегала из дома и посылала проклятия Юнано­
вым внукам. Наверно, и отец мой вм ес те с братьями и сест­
рами доставляли не меньше хло­
пот семейству Юханана. Еще бы -
в нашей семье было никак не меньше пятнадцати детей. Ничего, впрочем, удивительно­
го -
ассирийские семьи в сегда многодетны, и в нашем доме жило человек тридцать пять. И все были потомками сави Исхака -
его сыновьями, до­
черями, внуками и невестками. Сави Исхак сам уже не рабо­
тал, стар был. Большую часть времени он сидел, покуривая трубку, дома или беседовал на солнышке с другими почтенны­
ми стариками. Слово его было в семье законом не только для детей, но и для взрослых сыно­
вей. РаN.bше, говорится в нашей ле­
генде, не та" было. В былые вре­
мена в Ха""ияри -
горах Асси­
рии люди жили долго. Они nри­
лежно ~ от зари до зари -
ра­
ботали, и их ни"огда не nо"ида­
ла бодрость духа. НО наступала старость, и они теряли силы, хо­
тя умирать и не спешили. Мо­
же1', поэтому был у горцев один жесто"ий обычай: старший из сыновей должен был избавить свой род от того, "то становиJl,CЯ немощным. Сын брал отца на плечи, nодымался с н.им на са­
мую высо"ую с"алу, а там ста­
ри" сам бросался в' zлубо"ую темн.ую пропасть, где nо"оUлись осТан."и nред"ов. В горн.оЙ деревуш"е :неи'л со своими сыновьяжи, вн.у"ажи и nравну"а:ми древний стари" по ижени Х1JанЫшу. 3ижой он це­
лыжи дняжи грелся возле очага, а летож сидел н.а солн.це. Вот уже нес"оль"о лет, "а" он не де­
лал н.и"а"ой работы по дожу. А та" "а" жизнь была очень тя­
желой и в доже нельзя было дер­
жать лишн.е,го едо"а, то вс"оре сави Хнан.ышу предстояло рас­
статься со своим родныж очагож. Старший сын Овдышу все ста­
рался отсрочить этот день. но жена его Шарби днеж и ночью н.е давала жужу nо"оя и В($ твердила, что ей н.адоело ухажи­
вать за стари"ож, "оржить его, ужывать и убирать за ниж... Во­
леЙ-н.еволеЙ пришлось 06дышу подчиниться требован.ияж жен.ы. Ка" толь"о смнце стало nри­
гревать зе:м;лю и лас"ать верши­
н.ы гор, природа стряхн.ула с се­
бя шубу зижы инарядилась в одежду н.евесты-весны. Позеле­
н.ели луга, расnустились nоч"и на деревьях, в садах ", лесах за­
пели соловьи. И у людей на ду­
ше стало весело и nривольн.о. и толь"о одн.о ожрачало их ра­
дость. В н.ачале жая все толь"о и тол"овали. что о дедуш"е Хна­
н.ышу, жалея, что н.а днях при­
дется расстаться с ним. В тот ден.ь сави Хн.анышу про­
снулся рано и попросил вын.ести его на солнце. Он долго и не­
nодвижн.о сидел и все глядел вдаль. ни"ого и ничего н.е заме­
чая. ТОЛЬ"Q губы его незажетно шевелились: сави читал жолит­
ву. Qч-еНf> с"оро (JO"pyz неео со-
бралась вся деревн.я. Первой по­
дошла " н.ежу жладшая невест­
"а. Он.а ужыла ежу лицо и ру"и, причесала его. nо"оржилаи на­
поила. Затеж " н.ежу подошел старый Шажжаша куря"ус. Кряхтя и "удахтая, "а" старая "урица. он прочел на древнеас­
сирийс"ож языке жолитву и, бла­
гословив стари"а. отошел в сто­
рон.у. После жолитвы стали под­
ходить дJtя nрощания сн.ачала родствен.н.и"и, а nотож и осталь­
ные 'житеJtи деревни. Он.и цело­
вали его седую голову и ще"ой "асались его ще"и. Потож " не­
жу приблизился старший сын. Овдышу, лов"оnоднял отца " себе н.а плечи и nон.ес в по­
следний путь. В этот жожент ndдн.ялся та"ой плач, что "аза­
лось, будто над деревней навис­
ла сжертельн.ая оnасн.ость. Овды­
шу шел жедленн.о, н.е торопясь. в наnравлен.ии *чажчажа» проПасти. Ежу нужно было под­
няться н.а гору по уз"ой тро­
nин"е, пройти через н.еБОльшоЙ дубовый лес и прийти " "ажню. у "оторого положено было nе­
редохн.уть и с"азать последний раз «прощай». На расстоян.ии ста с лишн.иж ло"тей от "ажня высилась черная с"ала -
цель пути. Наверх нужно быловзбирать­
ся по лестнице, высеченн.оЙ в с"але сжерти. На самой верхуш"е н.аходилась nлощад"а nрижерн.о в три ло"тя ширины и пять ло"тей длин.ы. Сын дол­
жен. был nрин.ести туда отца, по­
ставить его н.а ноги и тотчас же уйти. Стари" стан.овился лицож " восто"у, "рестился, делал д6а шага вперед и летел в, бездонную пропасть. Когда Овдышу присел отдохнуть и посадил рядож с со­
бой отца. он. вдруг зажетил, что стари" всхлипывает. Сын. очен.ь удивился. «Ка" это та", -
nо­
дужал он. -
отец, "оторый был лучшиж охотн.и"ож н.а ди"их "а­
банов, nантер и жедведеЙ. отец. "оторый прожил больше, чем "то-либо, отец. "OTOP0J1'ty жизнь должна была надоесть, -
вдруг плачеи. И Овдышу спросил: -
Отец. неужто ты испугался смерти? Отец приподнял голову. обнял сына и дрожащим голосом с"а­
зал: -
Нет. сыно". не оттого я плачу. что мне себя жалко; а оттого. что мн.е жал"о тебя. Сын удивился еще больше и с"азал; -
Отец. я совершенно здоров и один н.а один готов встретить жедведя. nочежу же ты женя жа­
леешь? -
Мне жал "о тебя nотожу. что "огда-нибудь придет ден.ь. "огда, ты тоже состаришься и ни"ожу не будешь н.ужен. 'J.'ozBa твой сын возьжет тебя 1f,a плечи и nонесет по этой тропе. и бросит тебя вниз в пропасть. Вот ",очежу я плачу, дорогой сыно". Овдышу сжущенно молчал. Отец' его вытер ру"авож слезы и с"азал: -
Ну, а теперь' пора в путь. Тут Овдышу жолча поднял от­
ца на плечи и пустился н.азад в деревню. Та" жудрый Хнанышу nо"азал н.ароду. "а" несnраведлив и же­
сто" древний обычай. И хорошо, что ста'рики теперь живут с нами. Если бы не' они -
кто рассказал бы о прошлом?. ... Сверху, с самолета, напри­
мер, деревни ассирийцев можно и не заметить -
в таких недо­
ступных местах гор CeBepHOro Курдистана они прячутся, а их дома из серого камня сливаются по цвету со скалами. Войти в деревню или выйти из нее можно только по одной-единст-' венной тропке, да и эта тропка так извивается, что любого при­
шельца заметят раньше, чем он почувствует запах человеческого жилья. За тропкой обычно сле­
дят пастухи -
они пасут овец высоко в горах, но им как на ладони видно и селение и все подходы к нему. Короче говоря, в так.ой деревне м,ожно в случае опасности спрятаться, выдержать осаду, отбить нападение. Неда­
ром ассирийцы называют свои деревни .кынныд нышр. -
.ор­
линые гнезда •. Еогда в 612 году до ·нашеЙ эры пала Ниневия и перестало существовать ассирийское царст­
во, ассирийцы не исчезли, не ас­
симилировались с многочислен-
ными пришельцами-завоева те-
лями. Еще в 1 веке нашей эры асси­
рийцы приняли христианство. Для угнетенного народа новая вера была своеобразной формой протеста -
ведь государственной религией Персии, под власть ко­
торой ассирийцы попали, был зо­
роастризм 1. Однако правители Персии -
Сасаниды относились к своим христианским поддан­
ным вполне терпимо. Так шло все до тех пор, пока в IV веке главным врагом Персии не ста­
ла христианская Византия. На ассирийцев -
единоверцев неприятеля -
обруmились же­
стокие преследования. Но и то­
гда непокорныеассирийцы про­
должали }'порно держаться своих обычаев. Их миссионеры ~оби­
рались до Индии, ICитая и даже до Монголии. (В Монголии боль­
шое племя кераитов обратилось в христианство, а царь караитов принял ассирийское имя Юхан­
нан.) На смену СасаН'Идам пришли арабокие халифы, монгольские ханы, Тимур-хромой. ПО приказу Тимура ассирийцев начали ис­
треблять по всей его огромной империи. От резни спаслись лишь три небольшие группы. Первая бежала в Индию на Ма­
лабарское побережье, вторая -
на ICипр, третья-
самая боль­
шая -
.ушла в Хаккияри -
го­
ры ICурдистана. ... Дед часто вспоминал свой старый дом. Гладко утрам·бован­
ный глиняный пол покрыт ци­
новками. ПосреАИ комнаты -
углубление, напоминающее кув­
шин, врытый :в землю. Это таи­
нура -
своеобразный очаг; на гладких его стенках пекут ла­
ваш и лепешки. Дым гуляет по комнате н выходит через дверь. Зачем же дым? -
спраши­
вали мы, молодые. -
ICаК'Ой же дом без ды­
ма? -
возражал дед. -
Дым полезен, -
объяснял он. Мудрые ста,рики все умели объяснить. Даже такие вещи, как пятна на Луне. Однажды к жене Ваала, ле­
zeHaapHOZ'O nрар'Одителя ассирий­
цев, прибежали их дети-близне­
цы: д'Очь-С'Олнце и сын-Луна. I 3 о р о а с т риз м -
доисламская религия Персии, осиоваЮlая легендар­
ны .. мудрецом 30роастром. -
Прuм. ред. 30 Нужн'О сказать, чт'О р'Одители приказали сыну-Луне светить днем, а д'Очери-С'Олнцу -
ночью. Но так случилось, что н'Очью С'Олнце встретил повелитель не­
бесных бурь, пленился ее красо­
той и nреградил ей дор'Огу, ре­
шив во что бы т'О ни стало по­
хитuть ее. Девушка-С'Олнце ис­
пугалась, и лицо ее nобледнел'О. Заметив эт'О, Луна-брат n'Осnешил к сестре на n'Ом'Ощь. В свете раннего утра Луна­
брат увидел повелителя небес­
ных бурь, крепко 'Обнимавшего и целовавшего ег'О сестру. Луна­
брат не мог вынести эт'Ог'О и с яр'Остью кинулся на 'Обидчика. Тот не уст'Оял nр'Отив брата-Лу­
ны и, 'Отпустив девушку-С'Олнце, скрылся. В'От т'Огда брат и сестра и при­
бежали к матери, чт'Обы расска­
зать ей 'Об'О всем. Мать в эт'О время месила тест'О. Услышав рассказ детей, 'Она n'Оnр'Осила сы­
на-Луну светить n'О н'Очам, а день уступить б'Оязлив'Ой cectpe-С'Олн­
цу. Н'О сын и слышать 'Об эт'Ом не х'Отел. Т'Огда разгневанная мать ударила ег'О n'О лицу выма­
занн'Ой в тесте рук'ОЙ. Сын-Луна, даже не стерев теСта с лица, по-· шел жал'Оваться 'Отцу, н'О и 'Отец не стал nеречить решению мате­
ри. Сын-Луна n'Одчинился и стал светить н'Очью. От теста на лице сына-Луны остались те . пятна, к'От'Орые люди видят и теперь. Мы, молодые, смеялись украд­
кой -
мы-то знаем, что за пят­
на на Луне. Мы знали много, че­
го не знали деды, зато не все могли понять в' 'Их обычаях. За­
чем, например, в притолоку вотк­
нута большая иголка? -
А как же без иглы, -
воз-
ражал дед. А вдруг Шидда появится? Дело в том, что в каждом ас­
сирийском доме, по старому по­
верью, живет Шидда. Шидда­
ведьма, но она никогда не при­
носит зла людям; иногда она, правда, появляется среди людей, но только дЛЯ ТОГ.О, чтобы пона­
блюдать за ними. Однажды мой прадед n'Оймал ведьму. Он в'Откнул б'Ольшую иг'Олку в ее платье, и 'Она тут же превратилась в женщину и ста­
ла n'Ослушн'Ой раб'ОтницеЙ. Т'Оль­
к'О 'Она вт:егда все делала на'Об'О­
р'От. Если ей прикажут принести в'Оды, 'Она тут же унесет ее; nри­
каж,ут n'Одмести n'Ол, 'Она нас'Орит, а скажут: «Приласкай детей", n'Обьет их. П'Оэт'Ому м'Ой прадед всегда г'Ов'Орил ей все на'Об'Ор'От. Д'Олг'О и безр'Оn'Отн'О Шидда служила в д'Оме, и сnраведли­
выц. прадед 'Отпустил ее на в'Олю. (Да и к'Ормить-т'О Шидду нечем был 'О' nр'Ож'Орливая 'Она.) Т'Огда Шидда, nривыкшая жить в чел'Овеческ'Ом д'Оме, nе­
ребралась в д'Ом сави Нимруда, к'От'Орый вел св'Ой р'Од 'От accи~ рийск'Ог'О царя Ашшурбаниnала и ник'Огда не забывал наn'Омнить 'Об эт'Ом. M'O~ прадед ему, прав­
да, снеменьшей г'Орд'Остью в'Оз­
ражал, чт'О наш р'Од еще древ­
ней, так как берет начал'О 'От са­
м'Ог'О Навух'Од'Он'Ос'Ора. Правда, прадед при эт'Ом до­
бавлял: -
Был'О эт'О или не был'О, кт'О знает, да и царей наших давн'О нет, н'О зат'О мы, ассирийцы, бы­
ли и будем. Рисунки С. ПРУСОВА ДЖОН мэнтли ~
рэнк Какахан живет • • на Мауи, одном из Гавайских островов. Он рыбачит всю свою жизнь, как рыбачили его отец, отец его отца и дед его деда. Хотя с_коро всему этому, наверно, придет конец. Не­
далек тот день, когда на острове построят большие безобразные отели и сюда повалят туристы. Там, где сейчас стоят стройные пальмы, вырастут каменные джунгли. Рыбу погонят радаром, а сети будут тащить мощными ле· бедками. Как-то Джек Экимэн, хозяин лавчонки по продаже кораллов. рассказал мне историю о дружбе Фрэнка с Большой рыбой. Исто­
рия эта была столь необычна, что я в нее не поверил. -
Не веришь? -
удивился Джек. -
Хорошо, я поговорю (: Фрэнком, чтобы ОН взял тебя завтра с собой. За час до рассвета я был на бе­
регу в условленном месте. На песке лежало каноэ; в предрассветной полутьме оно выглядело до смеш­
ного маленьким и хрупким. Я сто­
ял на берегу и, поеживаясь от хо­
лода, всматривался в бесконечную гладь воды ... Фрэнк с сыном шли к берегу. В одной руке Фрэнк держал боль­
шой кусок льда, а в другой пару консервных банок. Он улыбнулся, бросил в лодку лед и пожал мне . руку. Я показал на банки. -
'Завтрак? -
Приманка. Мы смешиваем ее с тыквой. -
Ловите на консервированную макрель и сырую тыкву? -
Да, -
Фрэнк хитро улыбнул­
ся. -
Джэк сказал, что вы не очень-то верите в мою рыбу? -
Фрэнк, Я не хочу вас оби­
деть, но, черт возьми, я вовсе не хочу, чтобы меня считали про­
стофилей. -
Вот уже двадцать шесть лет она встречает меня каждый день, когда я привожу ей корм. -
Он тихо засмеялся. -
Старая Лиму­
бак придет и сегодня, можете не сомневаться. Сын Фрэнка повел каноэ мимо кораллового рифа. Солнце уже поднялось над горами и стало сле­
пить глаза, отражаясь от зеркаль­
ной глади воды. За бортом, на глубине пятнадцати метров, я ясно видел коралловые образования. Мы остановились. Фрэнк взял тя­
желое грузило и стал ритмично постукивать им по борту лодки. Мы ждали минуту, другую, тре­
тью. -
А вот и она, -
показывая рукой куда-то в сторону, прогово­
рил Фрэнк. Я обернулся. Вспенивая воду, к лодке подходила большая барра­
куда. На спине у нее виднелись какие-то зеленоватые разводы. «Та.к lЮТ почему ее зовут Лиму­
бак», -
подумал Я. По-гавайски это значит «замшелая спина». Не дойдя до борта метра полтора, рыба открыла пасть. Фрэнк кинул ей кусок рыбы. Барракуда схва­
тила его, развернулась и пошла рядом с бортом.· Она плыла в ка­
ком-нибудь полуметре от меня . Фрэнк дотронулся до ее головы, погладил по. хребту и подмигнул мне. -
Хотите погладить? Я занес было руку над лодкой, но Лимубак выгнулась и устави­
лась на меня недобрым глазом. Пасть ее слегка прноткрылась, об-
нажая зубы. Я поспешно отдернул руку. Фрэнк ласково пошлепал барра­
куду по голове. -
Ну, за работу, -
проговорил он и выпрямнлся. Лимубак вильнула хвостом н по­
шла вниз. -
Она уходит! -
крикнул Я. -
Не крнчите. Мы будем с ней работать до полудня. Она никуда не уйдет. Я нагнулся н посмотрел за борт. Лимубак была у самого дна. Около нее сновала макрель. Фрэнк вынул нз-за пояса нож и вскрыл банку. Потом поставил ее под сиденье и достал леску. К ле­
ске было привязано тяжелое свин­
цовое грузило, над ним кусок хол­
ста, чуть больше носового платка. Фрэнк расстелил холст и полщкил' свинец по центру. Затем размял несколько кусков тыквы и отпустил эту оранжевую массу на холст. Потом добавил пару нзмельченных­
сардин, собрал края холста так, чтобы получился мешок с грузн­
лом внутри, И бросил все это за борт. Тяжелое грузило быстро по­
тащило мешок вниз, н приманка легла на дно. Но тут Фрэнк силь­
но дернул леску, края холста рас­
крылись, и содержимое вывали­
лось на дно. И тут же нескqлько десятков макрелей набросились на нее. -
Почему они не боятся? спроснл я. -
Онн знают, что Лимубак не тронет их, -
ответил Фрэнк. Я показал на рыбу, которую Фрэнк нарезал для барракуды. -
Разве это не такая же мак­
рель, как те, внизу? 31 Фрэнк выбрал лесу и расправил холст на сиденье. -
Лимубак жрет всякую кон­
сервированную мелочь, которую я ей скармливаю, но живую рыбу она не трогает. . -
Почему? -
Может быть, потому, что эти рыбешки слишком малы, чтобы ей за ними гоняться. А чем она питается? -
Она ест бонито, тунца всех рыб, которые питаются мак­
релью. Вот поэтому макрель и льнет к ней. Они уверены, что, пока рядом Лимубак, никакая другая рыба их не тронет. -
Слон, пасущий комаров. Фрэнк кивнул. -
Да, примерно так. Тунец, правда, иногда подходит к стае, схватит одну-две рыбки и уплы­
вает. Обычно же, когда барраку­
ды рядом нет, тунцы начинают хороводить вокруг стаи макрели с такой дикой скоростью, что с лодки их даж~ не видно. Потом сжимают кольцо, да так плотно, что макрель собирается в боль­
шой серебристый шар. Тогда ка­
кой-нибудь тунец разевает пасть и проходит сквозь этот шар. 3а полминуты набивает себе брю­
хо. Но он никогда не решится на такие фокусы, когда рядом Лиму­
бак. Вдруг я услышал всплеск. -
Смотрите, тунецl -
крик-
нул я. Фрэнк посмотрел туда, куда я показывал. -
Это молодая барракуда. -
Еще одна барракуда? -
Ну да. Она видит, что Ли-
мубак наелась, поэтому хочет по­
лакомиться. Но только наша ста­
рушка ей этого сделать не по­
зволит. Молодая барракуда осторожно приблизилась к лодке. -
Лимубак злится, весело сказал Фрэнк, -
смотрите, ~ейчас будет драчка. И правда -
Лимубак метну­
лась к сопернице, как торпеда. Молодая барракуда, к ее счастью, была еше проворнее и успела увернуться. Лимубак прекратила преследование и вернулась на ме­
сто. Внизу собралось уже довольно много макрели, а Фрэнк все за­
брасыва.1 и забрасывал леску. Наконец он кивнул сыну: -
Теперь, пожалуй, пора. Вдвоем они подняли рыболов-
ную сеть, прикрепили ее к двум длинным гибким жердям, и у них пол'(чился большой квадратный мешок. 32 -
Теперь смотрите вниматель­
но, -
скаJал Фрэнк. Когда сеть опустилась на дно, барракуда повернулась и медлен­
но поплыла над нею, а за Лиму­
бак пошел серебристый дождь ма­
крелей. Тут Фрэнк закричал: сДа­
вайl» С отработанной точностью они потянули сеть наверх. Теперь барракуда кружила над макрелью, перекрывая ей выход из сети. Когда сеть была почти f/a поверх­
ности, Лимубак спокойно отплыла в сторону. В сети оказалось около шеСТl!адцати килограммов рыбы. Это больше среднего улова. Все утро Фрэнк кормил барра­
куду, а она помогала ему рабо­
тать. -
Фрэнк, а что будет, если ее поймают? -
Она не берет лески. -
Любая рыба может попасть на крючок, -
не сдавался я. -
Только не Лимубак. Вот смотрите. Фрэнк привязал кусок рыбы к длинной леске и бросил его в во­
ду. Барракуда показалась на по­
верхности и открыла пасть, чтобы схватить пищу. Но, увидев леску, мгновенно сомкнула челюсти и отплыла в сторону. -
Откуда она все это знает? -
Мы научили ее этому, -
спо-
койно ответил Фрэнк. -
Как? -
Поймали на толстую леску с крючком, водили на крючке много часов подряд, потом повторили этот урок несколько раз. Этого было достаточно, чтобы 'она пере­
стала прикасаться к чему-либо, если видела леску_ Это очень ум­
ная рыба. ~ Фрэнк обрезал леску с наживкой. Кусок рыбы мгновенно пошел ко дну. Лимубак два раза про­
плыла вокруг, но не тронула его ... Оставшийся кусок лески был за­
метен. И тут рыба сделала нечто совсем уж удивительное. Она про­
плыла вначале над наживкой, по­
том вокруг нее. Если бы от на­
живки шла леска в какую-нибудь сторону, она бы ее заметила. Ле­
ски не было. И тогда Лимубак. развернулась и заглотила кусок. К одиннадцати часам барракуда иачала двигаться заметно мед­
леннее. Она все чаще забывала о своих обязаниостях, подплывала к поверхности и ждала, пока ей да· дут рыбы. С полчаса Фрэик ста­
рался призвать рыбу к порядку. Потом иачал сматывать леску. -
Что, возвращаемся? -
спро­
сил я. -
С иее хватит. Больше оиа нам не помощница, а без нее мы ие рыбачим. Я показал на молодую барра­
куду, все еще осторожно кружив­
шую поблизости. -
А если попробовать с ней? -
Старая Лимубак не даст. С молодой мы работаем только тогда, когда Лимубак не прихо­
дит. -
А что, бывают случаи, когда она ие приходит на ваш зов? -
Когда меняется течение. Мо­
жет быть, у нее в эти дни свида­
ние. Вот тогда мы работаем с мо­
лодой барракуд.оЙ. Она трудолю­
бива, но боится сети. Поэтому ху­
же собирает макрель, и еще она нервничает. Два раза она здорово испугалась и продырявила сеть. Но когда-нибудь научится. Старая Лимубак не вечна. -
Он посмот­
рел вниз, где огромная рыба все еще скользила в тени лодки. А сколько ей примерно лет? -
Лет восемьдесят; Она была уже большой рыбой, когда отец увидел ее. Сколько времени его род рыба­
чит таким образом, Фрэнк не зна­
ет. Отец рассказывал сыну, что самой знаменитой рыбой была Старый Яков, названная так по имени прадеда Фрэнка. Тот был слишком стар, чтобы тащить сеть и даже просто выходить с моло­
дыми на рассвете. Но ближе к полудню старик всегда отправлял­
ся в море на своем каноэ и, про­
ходя мимо рифа, постукивал по борту лодки. Заслышав этот звук, рыба немедленно приплывала. Иногда другие рыбаки пускались на хитрость. Они бросали в воду впереди Старого Якова лакомые кусочки и стучали по лодкам сво­
ими веслами, пытаясь удержать рыбу. Но Старый Яков всегда проплывал мимо них. Барракуда плыла рядом с каноэ старика, 11 тот ласково говорил всегда одни и те же слова: «Ты рыба уже ста­
рая и жирная, уже не можешь ло­
вить так ж~ хорошо, как когда-то !Jаньше ... » А рыба все плыла и плыла рядом с лодкой, пока ста­
рик не направлялся обратно к бе­
регу. Рассказывают, 'по не в пример Лимубак Старый Яков приходил каждый день не'\i\НIIl'ИМО от вол­
ны и течения. Но наступил день, когда рыба не Г:РIШIла. Старик долго звал ее, а OH~ так и не при­
шла. Рыбаки, кторые к вечеру вернулись на бер{'г, наШ.1И старикп мертвым. Вы не верите- А н верю. В кон­
це концов эта история очень напо­
минает историю дружбы Фрэнка Какахана и Лимубак. Перевела с АНГЛИЙСИОГО А. РЕЗНИНОВА • ~ревние населяли дбисс, таинств~нное и сказочное подводное царство, чудищами и монстрами. Океан велик, И, конечно же, в нем сы­
скалось место и для дбисса ... Там колышутся растения-убийцы. Там расставляют щупальца гигантские . кальмары. Только в прошлом году было зарегистрировано тридцать шесть нападе­
ний хозяев подводной вселенной на человека. В основном это были акулы. Коварные и же­
стокие, они полностью оправдывают слова капи­
тана Кусто: «Никогда нельзя предвидеть, что предпримет акула в сле­
дующую минуту». Но, кроме этих заведо­
мых врагов, в «мире без солнца» водятся мanоза­
метные, но не менее. опасные существа. Вы видите на фотографии ярко раскрашенную р"'­
бу-чемодан. На земле цветистая раскраска при­
влекает к сеЁ5е. В дбис­
се это сигнал опаСI:I0СТИ. , Выпучив глаза, распустив плавники, рь,ба передви­
гаетеlf · недanеко от по­
верхности нenовкими движениями и легко б ... ∙ могла стать добычей. Но ее обходят даже сам .. ,е жадные сородичи -
при­
косновение к ней смер­
тельно, ибо рыба покры­
та ядовитой слизью, па­
рализующей на месте. Или вот · белын бу­
кет глубоководный сериантес, дальннй род­
ственник морских. анемо­
нов. Но его невинные ле­
пестки в действитеЛl;,НО­
сти -
щупальца, кото­
рыми он захватывает не­
осторожно приблизнв­
шихся рыб. Так буколи­
ческое на вид создание оборачивается коварным хищником. Таков дбисс, владение чуднщ. .. з cBoкpyr света,. Nt 12 СААА ЭАЬ-ФУРАТ Н. с. Ч у м А К О В, rnaBHWH reonor «ЕВфратпроекта» ФОТО А. ГОРЯЧЕВА ~ ,о наступления тех трев,ожных и памятных ~ дней в апреле мы пр:rвыкли видеть Евфрат с,овсем иным: сп,ок,оиными плесами и ста­
рицами ,он нап,оминал нет,ор,опливые р,оссийские реки. И т,ольк,о глинистый цвет ег,о в,од да пу­
стынные, гладкие берега меняли так,ое сравнение в п,ользу рек среднеазиатских. В св,об,одные часы наши ребята-гидр,остр,оители част,о вместе с сирийцами таскали из Евфрата с,онливых усатых с,омят, бр,одили с,о спиннингами п,о песчаным к,осам, караулили на з,орьках с ру­
жьями утиные стаи -
с,овсем как где-нибудь на Днепре или над тихими в,олжскими зав,одями. Евфрат тоже был смирен и тих. И в эт,ой тиши­
не не,ожиданн,о и гр,озн,о пришел не,обычн,ой силы пав,од,ок. Т,от, кт,о х,оть раз видел м,орск,ой прилив в шхерах, среди крутых берег,ов, и ,ос,обенн,о н,о­
чью, наверняка с,охранит на всю жизнь эту впе­
чатляющую картину. Темная в,ода неслышн,о и быстр,о начинает пр,оглатывать д,онные камни: сначала исчезают валуны п,оменьше, а в,от уже и ,ос,охшие утесы скрываются п,од тяжел,ой влаг,оЙ. Нечт,о п,од,обн,ое тв,орил и Евфрат. Не чета св,о­
им северным сестрам-рекам, где пав,од,ок прих,одит вслед за гр,ом,ом лед,ох,од,ов и ливней, ,он в тишине и в жарк,ой сух,ости стал вых,одить из берег,ов. Ржавые густые ег,о п,от,оки стали перемахивать ,одну за друг,ой защитные дамбы, грязевыми т,опя­
ми п,окрыли п,оля, плескались над д,омами п,оЙ­
менных п,оселк,ов. Армейские части и специальные ,отряды п,о рас­
п,оряжению сирийского правительства были бр,о­
шены на п,ом,ощь в рай,он зат,опления. На стр,о­
ительстве Евфратск,ог,о гидр,оузла т,оже ,объявили аврал. Д,обр,ов,ольцы -
арабские и с,оветские стр,о­
ители -
п,огрузились на катера и м,от,орные л,одки. Днем и н,очью мы выв,озили из т,онущих п,оселк,ов на сухие плат,о население. Там уже временными г,ор,одками раскинулись тысячи синих палат,ок. Эти Палат,очные г,ор,ода и грязевые разливы еще д,олг,о ст,ояли у берег,ов Евфрата. Раз,оренные п,оля не пр,осыхали. Катастр,офически ,от,одвигались ср,о­
ки сева хл,опча тника. Евфрат еще раз сам расписался в ,остр,ой не,об­
х,одим,ости стр,оительства пл,отины и станции. ... Неск,ольк,о лет назад п,о пр,осьбе сирийск,ог,о правительства на берегах Евфрата с,оветские спе­
циалисты начали изыскания. Цель: найти п,одхо­
дящее мест,о для будущей пл,отины и гидр,оэлектр,о­
станции. В декабре 1966 г,ода был,о заключен,о с,о­
глашение ,о стр,оительстве у п,оселка Табка Ев­
фратск,ог,о гидр,оузла. Вск,оре меня ,отк,омандир,ова· ли в Сирию. П,осел,ок Табка встречал приезжих безжизненн,ой тишиной. Ст,ояли здесь пять Д,ом,ов, сл,оженных из известняк,овых плит. За п,оселк,ом и чуть ниже маелянист,о сиял Евфрат ..• В Табке все изменилось менее чем за г,од. от Халеба, вт,ор,ог,о п,о величине г,ор,ода Сирии, к Табке пр,ол,ожили железную д,ор,огу. По-над бере­
г,ом пылят МАЗы иКрАЗы. Выр,осли решетчатые вышки бур,овиков. П,однялись ряды коттеджей, стр,оятся пятиэтажные д,ома. П,оявился в,од,опр,ов,од. На каменист,ом плат,о выбрали место для аэр,од­
р,ома. Н,овую д,орогу ведут и к п,орту Тартус на Средиземн,ом м,оре. И сам Тартус перестраивается нан,ов,о, г,от,овясь принимать из СССР крупн,огаба­
ритные сверхтяжелые грузы. з* Уже перечисление этих п,одг,от,овительных' ра­
б,от дает представление ,о размахе стр,оительс'rва. Шест,ог,о марта 1968 г,ода в Табке с,ост,оялась т,ор­
жественная церем,ония закладки перв,ог,о камня в фундамент Евфратск,ой пл,отины. Целик,ом пл,оти­
на п,ока существует на ватманских листах и каль­
ках пр,оектир,овщик,ов. Намывная пл,отина длин,ой ,ок,ол,о двух кил,ометр,ов и выс,от,ой ,ок,ол,о пятидеся­
ти метр,ов будет ср,одни нашим в,олжским гиган­
там. Перекрыв Евфрат, ,она с,оздаст искусственн,ое в,од,охранилище, ,огр,омный резервуар, кот,орый п,о­
зв,олит снабдить влаг,ой 600 тысяч гектар,ов ныне пустующих беспл,одных земель. Река будет прих,о­
дить на п,оля не всес,окрушающими гр,озными па­
в,одками, а заранее запланир,ованными п,орциями п,о н,овым ирригаци,онным каналам. Нав,однения уйдут в предания -
ст,ок Евфрата будет регулир,о­
вать чел,овек, а не стихия. Генерат,оры Евфратск,ой станции дадут дешевую электр,оэнергию, ст,оль не­
,обх,одимую для развития нар,одн,ого х,озяйства Сирии. Все эт,о в недалек,ом будущем. П,ока же за­
кладывается фундамент гранди,озн,ой стр,оЙки. И как каждый фундамент, ,образн,о г,ов,оря, ,он свя­
зан с землей. А здесь уже карты в наших ру­
ках -
руках ге,ол,огов. Пл,отина, естественн,о, д,олжна ст,оять не г,од и не два -
ст,олетия. Ст,оять д,олжна крепк,о. Зада­
чей ге,ол,ог,ов и был,о найти для пл,отины крепк,ое ,осн,ование. Сама пл,отина намывная, песчано-гравийная, с глинистым ядром в ,осн,овании. Значит, над,о най­
ти и г лину, и пес,ок, и гравий. И в,озм,ожн,о ближе к Табке найти... Или еще, дов,ольн,о не,ожиданная пр,облема -
в,ода. Местные в,оды ,оказались су ль­
фатными, агрессивными п,о ,отн,ошению к ,обычн,ому бетону. Чт,обы бет,он не п,оддавался им, к цементам нужны специальные д,обавки -
трепелы, диат,о­
миты. И их нужн,о найти в Сирии. В,от И к,олесим на запыленных «газиках. п,о пустынным плат,о или п,о берегам рек, бурим скважины, бьем шур­
фы -
и ,опять в д,ор,огу. ... Примерн,о на п,олпути между Дамаск,ом и Ха­
леб,ом ст,оит на берегу реки Эль-Аси г,ор,од,ок Ха­
ма; там мы увидали ,одну интересную штуку. Нет нужды г,ов,орить, чт,о гидр,остр,оители, как и иные мастер,овые, чрезвычайн,о ревнив,о наблюдают за тв,орениями св,оих к,оллег. Так в,от, на берегу Эль­
Аси мы с уважением рассматривали гидр,отурби­
ну, к,оТQР,ой, судя п,о рассказам, чт,о-т,о ,ок,ол,о в,ось· мис,от лет. К,онечн,о, гидр,отурбин,ой эт,о с,о,оружение м,ожн,о был,о назвать весьма приблизительн,о, н,о факт ,ос­
тавался факт,ом -
перед нами вращал,ось деревян· ное к,олес,о диаметр,ом в д,обрый десят,ок метр,ов. Крутилось, п,одгоняем,ое быстрыми в,одами Эль­
Аси. К,овши, прикрепленные к массивн,ому ,об,оду, черпали крем,овую в,оду и, п,однявшись вверх, ,опр,о­
кидывались над каменным л,отк,ом. Оттуда, сверху, п,о старинным акведукам п,от,оки разбегались на мн,огие кил,ометры ,окрест, к п,олям хл,опчатника и садам. И в,од,оп,одъемные к,олеса -
н,ории, и следы древнеримских пл,отин на т,ой же реке Эль-Аси п,одтверждали: пр,облемы, решением к,от,орых и се­
годня еще заняты сирийцы, пришли из глубины век,ов. Для Сирии эти нестареющие заботы -
,ос­
танавливать наступление пустыни, снабжать вла­
г,ой п,оля, д,обывать в д,оста'rке энергию и чистую в,оду -
были тяжелым ежедневным труд,ом, пере-
35 ""-'.,,,~.' ''-
~ .. ,.,.. '"'-# _ ... .." ходящим из столетия в столетие. И прервать эти усилия, сделать хотя бы передышку было равно­
сильно самоубийству. Свидетели тому -
мертвые города, похороненные в песках. Однако теперь, приступив с помощью Советско­
го Союза к строительству Евфратского гидроузла, республика двинудась навстречу реальной перспек­
тиве: разом решить большинство старых проблем, разрушить давнюю и неприятную зависимость от стихии. Бороться со стихией для сирийцев при­
вычно не только на суше ... Как - то отправились мы на остров Арвад взгля­
нуть на цитадель крестоносцев. Арвад -
в Среди­
земном море, стоит километрах в пяти от · порта Тартуса, того самого Тарту с а, которому уготован'! роль перевалочного пункта для срочных грузов, от­
правляющихся по суше в Табку. Рейд Тартуса 36 .'~ ... почти всегда полон судов, между материком и островом снуют катера. Только нам не повезло ... На море гулял шторм. Огромные валы, взяв разбег, наверное, от самого Кипра, катили пенные шапки на берег. Рейд был пуст. В такую погодку нечего было и думать пере­
браться на остров. Однако один из сирийцев под­
сказал: .Поищите какое-нибудь суденышко за мо­
лом •. Действительно, за молом в относительной тиши ­
не несколько посудин поджидало нетерпеливых ТУ­
ристов;~ С первого же катера кто-то лризывно зама­
хал Ю1М: .На Арвад? Поехали ...• Вид судна и самого капитана вызывал кое-какие опасения. Парнишке было от силы лет двенадцать. Но выбирать-то нам особенно не приходилось -
остальные мореходы-островитяне оказались не старше. Заработал движок. ~Капитан. небрежно поста­
вил ногу на румпель, взял в руку веревочку .-
управление газом мотора. Нос катера нацелился в открытое море. Пошли ... Волны швыряли наше судно, как мячик для пинг-понга. Первое время казалось, что мы вооб­
ще никогда не сумеем пройти полосу прибоя. Но мальчишка-арвадец был невозмутим и все гнал и гнал катер навстречу лохматым прозрачным глыбам. Вероятно, никто из нас так и не смог понять, каким образом мы все же попали на остров ... Побродили по узким улочкам города, который рас­
кину лся от берега и до берега этого клочка суши, поднялись в цитадель на верхушке холма. Кре-
пость крестоносцев как будто исподлобья глядела в морские дали узкими зрачками-бойницами ... После того короткого путешествия сквозь шторм с юным островитянином МЫ поняли, что сирийцы вовсе не без причин приглашаю т работать на ка­
тера и баркасы строительства ГЭС только мор е­
ходов с Арвада" и никого больше. Вспомнились тревожные апрельские дни и юркие катера с ка ­
питанами-арвадцами, спешащие на помощь затоп­
ленным поселкам. Я думаю, что как раз э ти не ­
возмутимые ребята с веревочками - акселераторами в руках, для которых и в непогоду не заказаны никакие пути, вероятно, и придумали для буду ­
щей ГЭС название, столь бесцеремонное по отно ­
шению к стихии: Садд Эль-Фурат -
Пробка на Евфрате. &есе;цу эапнсап В. АРСЕНЬЕВ, наш спец. корр. 37 и с ДЕРЕВНЯ, ГДЕ ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ВЫШИВАЮТ, А ЛЕДИ ОБЖИГАЮТ ГОРШКИ IUJ утикена, моего знакомого тода, я встретила на рынке в Утакаманде. -
Здравствуй, -
сказал он, -
я сейчас еду в одну деревню. -
В какую? -
В Тричигади. Знаешь, там джентльмены выши-
вают, а леди делают горшки. О такой удивительной деревне я слышала впервые и, конечно, тотчас решила присоединиться к Мути­
кену. Выяснилось, что в Тричигади живут люди пле­
мени кота . ... РасхлябанныЙ, видавший виды автобус довез нас с Мутикеном до небольшого городка Котагири. Отту­
да пришлось пройти несколько миль пешком по до­
роге, змеившейся среди невысоких зеленых холмов. Лучи нежаркого январского солнuа дробились в быстрой воде множества ручьев, пересекавших наш путь. Мы поднялись на пригорок, и оттуда я увидела 38 n. ШАПОШНИКОВА. канди~ат исторических наук домишки с черепичными красными крышами, разбро­
санные по дну уютной долины. Вверх от домов ухо­
дили по склонам аккуратные террасы рисовых полей. МЫ спустились в долину и уже через несколько ми­
нут были в деревне. -
Вот мы и в Тричигади, -
сказал Мутикен. На зеленом пригорке, в сотне метров от первых домов, сидела группа мужчин. Джентльмены вышива­
ли. Они делали это старательно j{ сосредоточенно. Завидя нас, они бросили свое занятие и кинулись приветствовать нас. Уже через минуту мы были окру­
жены толпой мужчин и .Детей. Леди, которые, долж­
но быть, делали горшки, на улиuе не появлялись. На мужчинах были такие же тоги -
путукхули, -
как и у тода. Только орнамент был более искусным. Один из подошедших оказался старостой деревни. -
Тода и кота? -
переспросил он. -
Хорошо, я расскажу, что об этом знаю. Садитесь на пригорке. И он скосил глаза на Мутикена. -
Раньше тода и кота были братьями. При этих словах Мутикен беспокойно заерзал. -
И тода и кота жили в этой самой деревне, -
продолжал он.- А потом они поссорились, не помню уж почему. И тода ушли. Они забрали с собой буй­
волов. Кота тоже раньше были пастухами. Но что делать пастухам без буйволов! К счастью, кота од­
нажды нашли камень, в котором было железо. И не-
Судя по многочисленным письмам, читатели иашего журнала с интересом встретнли публикацию очерков доцента МГУ Л. В. Шапошниковой, посвящен­
ных малым племенам Индии (См. «Вокруг CBeTa~: о племенах тода -
.Ni 10, 1966 г.; бондо -
.Ni 5, 1967 г.; гадаба -
.Ni 12, 1967 г.; курумба -
.Ni З, 1968 г.). Действнтельно, Людмиле Васнльевне первой из советскнх ученых довел ось посетнть места, где живут народности, доныне сохранившие осо­
бенности раннеродового строя. Изучение и описание их быта позволяет увидеть некоторые характерные черты перехода от матриархата к отцов­
скому роду. I(роме того, изучение жнвущих почти в изоляции в горных джунглях малых племен Индии позволяет подойти к решению и другой проблемы -
заселенню 8ТОЙ страны. Тода н кота принадлежат к древнему дравиднйскому населению, которое, по утвержденню ряда ученых, пришло на смену обитавшим здесь негро-австралоидным народам. Знакомство, а затем и тщательное изучение их, возможно, помогут прочертить на карте неко­
торые из дорог, ПО которым ШЛО в древности заселение Индии. фессиональная гордость вышива­
ющих джентльменов была выше распрей с соседним племенем. Спор утих так же внезапно, как и возник. Топор на длинной ручке, оказывается, был прине­
сея Мутикену в подарок. К:ота и до сих пор одаривают зашед­
ших в их деревни тода. Иногда тода из родов карш и мельгарш приносят гхи -
топленое буйво­
линое масло, необходимое для храмов кота. Но такие добрые Работы Л. В. Шапошниковой были отмечены премией имени Джавахарлала Неру. которые из них стали кузнецами. К:узнецы сделали плуг. С тех пор кота стали пахать землю. Потом они научились делать горшки. Еще недавно у кота не бы­
ло ткани, и они прикрывали свое тело листьями. Потом кота обнаружили, что из листьев де­
рева «торикуль» можно делать пряжу. Среди кота появились ткачи. Так старшие братья тода -
кота стали ремесленниками. -
К:ТО старший? -
неожиданно взорвался Мути­
кен. Видимо, он долго крепился. --, Это кота стар­
шие? Вы, кота, врете, что вы были первыми в Нилгири. Первыми были тода, поэтому мы стар­
шие. Хозяева не заставили себя ждать и дали немед· ленный отпор. В общем шуме можно было разо­
брать немногое. -
А вы, кота .. . -
А вы, тода .. . Обвинения были взаимными. -
Тода и кота равны! -
кричали хозяева. -
Все племена равны, и нет старших и младших. Мы всегда здесь жили, и тода, и кота, и курумба. Мы все бы­
ли первые! -
Нет! -
уперся Мутикен. -
Первые тода! Мы и есть старшие. А вы, кота, ниже нас! -
Послушай, Мутикен! -
вмешался стареЙши· на. -
Ты знаешь, почему испортились отношения ме­
жду нами? -
Потому что вы лгуны, недостойные касаться нашей ступни, -
выпалил представитель «высшего» племени. Нежданно-негаданно я угодила в самый центр жар­
чайших страстей. Вот несчастье-то! Все размахивали руками, кричали и надвигались на Мутикена. К:ТО-ТО принес топор на длинной ручке и недвусмысленно по­
ложил его на самом виду, на пригорке. На всякий случай я подвинула топор поближе к себе. -
Нет, вы послушайте этих тода! -
возмущались кота. -
Вы нас за людей не считаете! А теперь не­
зависимость, теперь все равны. А тода хотят посту­
пать с нами так же, как их предки. Поэтому мы к вам и в гости не ходим н на похоронах у вас не иг­
раем. И не нужно нам вашего масла! -
И не будет вам нашего масла, -
разозлился Мутикен. -
Мы вам давно уже его не носнм. И ва­
ших ножей и топоров нам не надо! Кота дружно захохотали. -
Ну уж без этого,то вам не обойтись! Вы же не умеете ничего делать! Мутикен открыл было рот, и неизвестно, чем бы все кончилось, но тут ИЗ толпы вышел совсем седой старик и тихо сказал мне: -
Посмотри, амма, как я хорошо вышил свою одежду. Все сразу заулыбались и закивали головами. Про-
жесты редки. Распря отдаляет их друг от другн. Когда-то земля., где теперь стоит Тричигади, принадлежала тода. И там было их селение. Однажды тода погнали буйволов на летнее пастбище. По дороге они обнаружили, что забыли' сбивалку для масла. К:огда же они верну­
лись за сбивалкой, то увидели, что в их храме си­
дят несколько кота. К:ота, употреблявшие в пищу буйволиное мясо, были для тода «низшими» и «не­
чистыми». При встрече с тода «нечистый» склонял­
ся перед ним и касался лбом его ступни. Это бы­
ло еще не так давно, и тода все никак не могут примириться с тем, что кота больше не хотят со­
блюдать унизительные обычаи. Присутствие кота «осквернило» храм, и жители селения решили по­
кинуть эту землю. На брошенной земле кота постро­
или деревню Тричигади. НЕ БОГИ ГОРШКИ ОБЖИГ АЮТI н а окраине Тричигади стоят два храма. К:ота счи­
тают себя индуистами. Однако их индуизм весьма своеобразен, а храмы не совсем обычны. В одном храме джентльмены поклоняются богу-мужчине. Дру­
гой -
святилище богини для леди. Горшки обжига­
ют не боги, утверждают женщины кота, а богини. Как и индуисты, кота признают в качестве верхов­
ных богов Шиву И Вишну. Что же касается племен­
ных богов, то вся их иерархическая система находит­
ся в самом запущенном состоянии. Виной этому вторжение патриархальных отношений. Одержавшие победу отцы все еще не решаются объявить мате­
рям, что пора признать приоритет бога и перестать носиться с 'богиней. Эта колеблющаяся позиция мужчин объясняется несокрушимым упорством женщин. Существование двух храмов -
одного для мужчин, другого для женщин -
является, на мой взгляд, компромиссом в затя,нувшемся теологическом <:поре между выши­
вающими джентльменами н леди-горшечницами. Но как бы там ни было, а сначала появился на свет не . бог-отец, а богиня-мать. Звали ее Аманур. Она роди­
ла трех сыновей-богов: Комбатрайяна, Конашрайяна и КадгалраЙяна. Первый и второй сыновья стали жрецами, а третий просто примерным семьянином. у К:омбатрайяна, который выделялся среди братьев способностями и веселым нравом, была жена Мади, дочь богини К:отарвикен (все боги ко'Та' связаны ме­
жду собой родством). Вот и все, что более-менее связно могут рассказать девади -
жрецы кота. С одним из девадн я потом встретил ась у тричига­
дийского храма. О девади я уже сл'ышала кое-что, Они н", только наследственные жрецы, но и пророки И оракулы. Разговор всегда трудно начинать, но тру­
дно вдвойне, когда знаешь, что перед тобой если не оракул, то по крайней мере пророк. Девади присталь­
но рассматривал меня, теребя седую бороду. В ГЛУ· 39 бине его карих глаз светились лукавые искорки. -
Значит, ты пророк? -
наконец нашлас ь я. -
Да, -
скром н о ответил девадн. -
А ты? -
А я еще нет. Дев а ди сочувственно"п ока ч ал головой. -
В нашей семье все мужчины пр о роки, -
сооб­
щил он. Наверно, туго приходится женщин а м в семье, где все мужчины пророки, подумала я. -
Ну, а чем же ты занимаешься? -
кощунствен­
но при с тавала я к про р оку. Девади снова поскреб бороду и задум чив о п осмо т­
ре л на меня. -
На з начаю пуджари или мунтаканна на. Он з агнул на руке большой палец. -
А кто такой пуджарн? Пророк изумился. Как кто? Тоже жрец, но только не такой высо­
кий, как я. А работы у кого больше, у тебя или у него? КQнечно, у него, -
не моргнув глазом, ответил д евади. -
Он доит коров, прислуживает богу и уча­
ствует в севе -
да е т советы, где, когда и как сеять. -
Не слишком ли много для одного? -
Вовсе нет. Еще пуджари добывает с п омощью палочек огонь для девади. Боги запретили девади и пуджари пользоваться спичками. Но спич к и -
это мелочь. Боги наложили на жре­
цов и другие з апреты и ограНИ'Iения. Жрец может 40 есть мясо буйвола, но не смеет пить буйволиное мо­
локо. А с к орова ми наоборот. Можно пить молоко, но нел ьзя е с ть мясо. В течение трех месяцев вновь на з наченный пуджарц проходит испытание. Он не р азго варивает с женщинами, даже с собственной женой, с пит н а голой земле и сам себе готовит. Единственное утешение жреца в эти три тяжких ме сяца -
беспл атн ое питанне. Об этом должны за­
ботиться жители то й деревни, которой принадлежит храм. Назначить помощника жреца не так-то просто. Для этого на девади должно снизойти «божье вдох­
новение». И тогда в трансе он называет имя будуще­
го пуджарн. т рубньzе звуки возвестили о начале nразднuка в честь бо~а Комбатраияна. Кстати, .«божье вдохновение» может снизойти не только на человека, но и на камень. На небольшой лужайке за деревней Тричигади лежит серый валун. Приблизившись к камню, кота обычно падают перед ним на колени и прижимаются лбом к земле. В этом кам н е живет бог. Какой -
точно не установлено. Не­
которые утверждают, что Комбатрайян. На лужайке я увидела не с ко лько вмятин от камня. Камень, объ­
яснили мне кота, сам прыгает с места на место. < Жрец сказал, что, если лужайка надоест камню­
богу, он может подняться по склону горы, а захо­
чет -
м о жет спуститься к ручью, чтобы утолить жажду. Такого камня даже у тода нет. Боги кота вообще отличаются несколько странно ­
ватым поведением. Если Комбатрайян, например, предпочитает жить в камне, то Кадгалрайян поселил­
ся у тода в роде карш и не хочет оттуда уходить. Но живет он там так тихо и скромно, что сами тода даже не подозревают о его существовании. И все же то, что Комбатрайян нашел себе убежище в камне, не случайно . .в деревне Колималай, напри­
мер, на зеленой поляне, около храмов, стоят плоские, врытые вертикально камни. Самый высокий С,1УЖИТ подставкой для храмового светильника. Два других врыты у священного дерева «нерл». Они символизи­
руют бога Комбатрайяна и богиню Аманур. У трех -
в нашей семье все мужчины nророки, -
сказал м н е местный жреу -
девади. ФОТО •• ТОР. других камней заседает совет деревни. Неотесанные камни кольцом окружают храмы. Изгородь буйволи­
ного загона тоже сложена из вертикальных камней. А самый замечательный камень стоит рядом с заго­
ном. Об этом камне кота рассказывают такую исто­
рию. Когда-то здесь был деревянный столб, к которо­
му привязывали двух коров, чтобы они ходили по кругу и толкли копытами зерно, очища я его от ше-
лухи. Однажды ночью пришли воры и украли зерно. Тогда кота призвали на помощь бога. Бог на время покинул свой камень и немедленно нашел воров. Бла­
годарные кот а поставили в честь этого чуда еще один памятный камень. ПРАЗДНИК КОМБАТРАЙЯН А R нварским погожим днем на площади деревни Колималай развевались цве т ные фл а жки, к олыхались на ветру красные, зеленые, желтые во з душные шары. Торговцы разложили лотки с ядовит о раскрашенны­
ми сластями, деТСКИIt!И игрушками и деш е выми укра­
шениями. Шел ежегодный праздник, п о священный бо­
гу Комбатрайяну, -
самый большой пра з дник племе­
ни. Он длится обычно четыре дня. Я п о спела в КО­
лималай только к третьему дню. Посредине площ а ди на каменном столбе весело плясал огонь. Рядом горел костер, над крторым жрец Путен сушил свои д линные волосы, мокрые после ри ­
туального омовени я. На обочине площади сидели му­
зыканты с барабан а ми, бубнами и флейтами. Вся по­
л я на между храмами была запружена празднично одетыми кота и всеми их соседями, кроме тода. Кота сегодня были од е ты чуть иначе, нежели обычно. Мужчины обернулись в длинные юбки, на манер индийских дхоти. Спину И грудь они украсили корот­
кими кусками ткани, скрепленными на левом плече. Женщины отнеслись к своему наряду более легко­
мысленно: лишь некоторые нз них приодеЛИсь. Пять мужчин встали у священных камней, подняв тяжелые изогнутые трубы. Хрипловатый звук прока­
тился по зеленой поляне и замер где-то вдали, за де­
ревней. Солнце, отраженное сверкающей медью труб, тысячами веселых зайчиков запрыгало по лицам сто­
Я IJ ШИХ вокруг люд е й. Тонко и мелодично зазвучали флейты, им Г,1УХО ответили барабаны, зазвенел бу­
бен. Начался мужской танец. Мужчины двигались легк о й грациозной походкой, ступая с носка на пят­
ку и изящно поднимая руки. Танец неторопливо ве­
ла легкая и звонкая мелодия флейт. Движения муж­
чин были мягки и изящны. Пожалуй, главным в этом танце было движение ног: с носка на пятку, с носка на пятку. Этим танцем кота посвящали свои ноги богу Комбатрайяну, а бог должен был за это дать силу ногам кота. Музыка оборвалась, и вновь про­
трубили изогнутые трубы. Дробно застучали бара­
баны. Танцоры, сгибаясь и распрямляясь в талии, легко помчались по кругу. Подходили новые и новые группы кота и с ходу включались в танец. Круг все рос и рос, п о к а не охватил всю площадь, оттеснив зрителей к краям. Танцевали юноши, з релые мужчи­
ны, седобородые старцы. Они наклоняли тела, подни­
мали руки вверх, и казалось, что их ноги не каса­
ются земли. Теперь богу посвящали тело. И в третий раз захрипели трубы, взвизгнули флейты, дробью рас­
сьш а лись барабаны. Какой-то сумасшедший вихрь подхватил танцоров. В бешеном вращении замелька­
ли лица, руки, ноги. Уже нельзя было различить от­
дельных фигур танца. Все смешалось и летело в за­
мкнутом бесконечном круге. -
Комбатрайян! -
многоголосьем взмыло к само · му небу. И снова: -
Комбатрайян! Комбатрайян! Бога извещали о том, что теперь и души танцую­
щих принадлежат ему. Через несколько минут бара­
банный ритм замедлился, флейты стали затихать од­
на за другой, и круг танцующих неожид а нно распал­
ся. Площадь на мгновение опустела, чтобы тотчас 41 наполниться женщинами. Теперь мелодию повели хриплые звуки труб, она потеряла мягкость, стала более резкой и примитивной. И В самых движениях танцующих женщин было больше силы, порывистос­
ти И темперамента, чем в мужском танце. Сверкали в солнечных лучах золотые ожерелья, поднимались и опускались обнаженные руки, покрытые татуиров­
кой. Женщины тоже посвящали себя великому богу ... В самый разгар празднества ко мне подошел длин­
нолицый человек, завернутый в клетчатое байковое одеяло. Над низким его лбом топорщился седой ежик, светло-карие глаза смотрели пристально и из­
учающе. Кота почтительно расступились перед ним. -
Мадам, -
сказал человек на плохом английском языке, -
разрешите представиться. Я мистер Сюлли, вождь этого племени, -
он небрежно махнул рукой в сторону собравшихся. -
Бывший учитель, а те­
перь реформатор. Я первый образованный человек среди кота. Английский язык и титул реформатора должны бы­
ли сразить меня на месте. Мистер Сюлли умолк, да­
бы насладиться произведенным впечатлением. Я мол­
чала, и реформатор пустил в ход последний козырь: -
Мадам, не желаете ли вы пройти в мой оффис? И он указал на стоявший поблизости добротный дом. -
Зачем вам стоять здесь? -
продолжал мистер Сюлли. -
Здесь такое яркое солнце. У меня в оф­
фисе есть. стул, на нем можно сидеть сколько угод­
но. И потом тут так шумно, да еще эти примитив­
ные танцы, которые вряд ли могут заинтересовать об­
разованного человека из .Европы. Я вежливо отклонила лестное предложение и объ­
яснила, что меня интересуют именно танцы, а не оф­
фис со стулом. Мистер Сюлли был явно разочарован. Он откровенно стыдился своего племени и из кожи лез вон, чтобы показать, что лишь по иронии судьбы связан с ним. -
Вы знаете, -
доверительно сообщил он мне, -
я всегда стараюсь говорить по-англиЙски.Ведь язык кота -
это язык варваров. Эти люди ничего, кроме своей земли, коров и ремесла, не хотят знать. Сколь­
ко лет я пытаюсь провести ре-
формы! Я хочу заставить их стать образованными бизнесме-
нами и плантаторами. Но они Но если вы хотите, я вам расскажу о ней. Два­
дцать лет назад тода еще приходили на наши праздники. Но потом они вместе с бадага написали письмо о том, что кота отдают своих дочерей в же­
ны тода и бадага. Какая низкая ложь! Я, как вождь, никогда бы не допустил такого: тода -
отсталое, не­
вежественное племя! Даже английские чиновники го­
ворили, что все тода -
лгуны. Мы написали свое письмо, и господин губернатор просил кота простить лживых тода. Но мы не простили и теперь не хотим с ними иметь дела. -
А как же бадага? Ведь они тоже писали пись­
мо, а я вижу многих ИЗ них на празднике. Мистер Сюлли наморщил низкий лоб. Мысль ре­
форматора, видимо, усиленно работала. -
Бадага? -
переспросил он. -
Они не были замешаны в этом письме. Да вы только что сказали обратноеl -
Господин губернатор и все чиновники сказали мне, что виноваты только тода, а бадага хорошие. Они ведь настоящие индусы, и к тому же среди них есть образованные. Мы должны брать с них цример. Очень трудно было разобраться в рассказе вож­
дя. Но одно стало ясным: в разладе между кота и тода было повинно не только право старшинства, но и английские власти. КАМНИ МОГУТ РАССКАЗАТЬ МНОГОЕ ... 3 то случилось так давно, что никто из кота не помнит когда. Бог Комбатрайян сидел на камне и размышлял. И вдруг лоб его покрылся потом. Отчего это произошло -
люди забыли. Бог стряхнул пот, и три капли упали на землю. Каждая из этих капель превратилась в человека. Это были первые тода, ко­
та и курумба. В прошлом у них было много общего. И хотя по внешнему облику кота ближе к современным драви­
дам -
темнокожим и курчавым, тем не· менее сре­
ди них встречаются люди, своими чертами напоми­
нающие тода. Говорят, у кота есть примесь крови то­
да. Есть среди кота даже голубоглазые. В современных каменных домах кота прорезана невежественны и упрямы. Я ста­
рался научить их торговать, но из этого тоже ничего не вышло. АНДЖЕА клl:нович ских справочников. Взгляните на улицы полумиллионного Дублина или единственную магистраль ка­
кой-нибудь деревушки, побывайте в костеле, на конных соревнова-
Они поклоняются своим выду­
манным богам, хотя каждому мало-мальски образованному че­
ловеку известно, что нет ника­
ких богов, кроме Шивы и Виш­
ну! Эти дикари до сих пор пус­
кают к себе в гости тода и за­
водят с ними всякие дела. И это в то время, когда я говорю сво­
ему народу: надо дружить не с тода, а с образованными людьми. -
Простите, мистер Сюлли,­
прервала я его МОЦОЛОГ, -
давно вы стали вождем этого племеии? -
О, я был им еще при анг­
личанах. Это были люди великой европейской культуры. -
Ну, а что вам сделали тода? -
Это длинная история,-
важно сказал мистер Сюлли. -
42 Остров холостяков ниях, на открытии памятника, Такое странное определение да- у входа в кино, в порту, встреча­
ют иногда Ирландской республи- ющем пассажирский лайнер, в суб­
ке. В самом деле, в Ирландии на боту на танцах -
и везде увидите, тысячу жителей приходится толь- что между мужчинами и женщина­
ко пять бра"ов в год, а статистики ми существует стена. Здесь груп­
подсчитали, что три четверти муж- па девушек, там -
парней. И так чин между 25 и 45 годами холо-
идет с самого детства, со школь­
сты. Средний возраст тех немно- ных лет. Зачем гих ирландцев, которые в конце концов решаются связать себя се­
мейными узами, выше чем где-ли­
бо -28 лет для женщин и 33 года для мужчин. Чтобы убедиться, что Ирландия Дсйствительно страна холостяков, можно даже не листать страницы нотариальных книг и статистиче-
мне нужно кормить дочь чужого человека? -
спраши­
вает себя Падди, типичный ир­
ландец. Действительно: раз и .так хватает бед и трудностей, зачем их самому громоздить?. К тому же сильное влияние на матримониальные планы оказыва­
ет и право наследования: в семье очень низкая дверь -
совсем как лаз в хижинах то­
да. Когда я спросила старика кота, почему в дома.х такие низкие двери, он ответил: -
Чтобы не залезли дикие звери. -
Но в ваших местах дикие звери не водятся,-
возразила я.-
Их ведь можно найти только в горах, где живут тода. -
Ну и что же? -
Старик был абсолютно невоз­
мутим. -
Значит, раньше они здесь водились. Но и различия между обоими племенами велики. Кота говорят на смеси двух языков: тамильского и каннара. Однако они умеют говорить и на чистом та­
мильском. А язык тода отличается от тамильского, и по-тамильски тода говорят с акцентом. Тода -
пастухи. Кота -
земледельцы, скотоводы и ремесленники. Но в далеком прошлом кота были такими же пастухами, как и тода. Исторически сло­
жилось так, что кота опередили другие племена района Нилгири в своем развитии. Уровень их со­
циально-экономических отношений более высок, не­
жели у тода. А потому их классическая племенная организация разрушается. На смену родовому строю приходит деревенская община, такая же, как у ин­
дийских крестьян. Каждая община делится на «ке­
РИ», что значит «улица». Браки внутри «кер и» запре­
щены. О прошлом племен Нилгири известно очень не­
много. Когда-то племя кота было, по-видимому, до­
вольно многочисленным. Теперь кота насчитывают не более тысячи человек. Говорят, что много лет назад кота появились в Нилгири из Майсура, где они жили на горе Колималаи. Действительно ли это было так и что заставило кота покинуть насиженные места­
остается неизвестным. Некоторые ученые -
этнографы и антропологи­
считают, что кота часть народа, к которому в дале­
кой древности принадлежали и тода. Общность куль­
тур обоих племен в какой-то мере свидетельствует в пользу этой гипотезы. Но ведь здесь не исключает" ся и взаимное влияние, которое бывает неизбежным, когда два племени соседствуют друг с другом в те­
чение долгого времени. в долинах голубых гор Нилгири разбросаны доль­
мены -
древние сооружения из громадных верти­
кальных камней, перекрытых гигантскими пли­
тами. Эти дольмены, являясь культовыми сооружени­
ями, некоторые из которых носят погребальный ха­
рактер" порой могут рассматриваться как один из при­
знаков этнической принадлеЖНОСТIf их создателей. В науке существовала тенденция приписывать эти' дольмены тода. Так вот, после путешествия по го­
рам Нилгири я могу смело сказать: тода к этим па­
мятникам не имеют никакого отношения. Дольмены расположены обычно в районах расселения кота. В одной из их деревень -
Шолуре -
мне уда­
лось «близко познакомиться» с дольменами. Когда я появилась в Шолуре, ко мне сразу подошли несколь­
ко кота. Я спросила их, где тут дольмены. (Точнее говоря, я сказала «храмы», так называют их кота.) -
На окраине, -
отвечали кота. Три невысокие -
метра полтора -
плоские ка­
менные плиты были врыты вертикально «коробкой» в землю. Сверху положена еще одна плита. «Фасад» прикрывала еще одна горизонтальная плита, только совсем низенькая, едва доходившая до половины вер­
тикальных плит. Внутри было видно несколько ок­
руглых камней. Чуть поодаль лежало копье с нако­
нечником в виде ромба. Вокруг валялась скорлупа кокосовых орехов -
остатки традиционного жертво­
приношения богам. Две женщины подошли к дольме­
ну, коснулись лбами горизонтальной плиты и в мол­
чании сложили ладони. Другие дольмены состояли из двух смежных «ком­
нат». Задние' и боковые плиты были покрыты вере­
ницами· фигур, облаченных в средневековые одежды: всадники, вооруженные луками и копьями, женщи­
ны с узлом волос у виска. Горбатые быки шествова­
ли от барельефа к барельефу. Таких быков не знают совсем жители горных районов. Скорее "сего, барель­
ефы были высечены в XV-XVI веках. Если предположить, что предки кота были среди строителей этих дольменов, то разгадку происхожде­
ния племени следует искать на юге Индостана -
в южноиндийской долине, ибо там немало таких же дольменов. Некоторые ученые предполагают, что тамошние дольмены воздвигли древние дравидийские племена. Однако ирландского KpecTbIlHHHa старший Некоторым, правда, везет -
они сын наследует все, для остальных находят занятие на роднне. Но та­
же остаются две возможностн: ких даже в столице наберется не­
найти себе работу или 8МИГРИРО- много, ЧТО уж говорить о про­
вать. Но работу найти не просто. вннции ... Большинство «выбирает,. вторую Приходнт день, и девушка поку-
пока неизвестно, откуда пришли эти племена в Индию, неизвест­
но, каков был их облик. Может быть, древние дравиды были светлокожи и голубоглазы. До них на юге Индии уже существовала своеобразная культура -
ее соз­
дали темнокожие люди с волни­
стыми· волосами. От смешения пришельцев с коренным населе­
нием произошли современные дравиды. возможность -
8мнграцню. пает билет на корабль. Скоро она Когда едешь по Ирландии, то уже шлет письма из Лондона, Ли­
часто видишь торчащие каменные верпуля или Манчестера. «Рабо­
руины -
остатки развалившихся таю я сейчас медсестрой (или кон­
домов, уже давно покинутых жите-
дуктором автобуса, или домашней лями. Ннкто и не думает их раз-
при слугой, или служащей какой­
бирать -
придет время, они так нибудь конторы ... ). Устроилась то­
или иначе сами развалятся. Даже же ничего... Лучше чем дома ... » плющ, который картинно караб- А потом, глядишь, получают дома кается по голым стенам, не в со- весточку, что дочь вышла замуж. стоянии сгладить безнадежности Остров старых холостяков привык запустения. Можно проехать много. к таким письмам. Что уднвительно­
миль и не встретить ни одного че- го: в последнне годы из Ирландии ловека. 8мигрирует больше женщин, чем Конечно, 8МИГРИРУЮТ не только мужчин. мужчнны. Ирландские девушкн тоже ие все остаются 'на родине. Перевела нз польского журнала • Виднокренги .. А. РАЕВСКАЯ Но, может быть\ части светло­
кожих пришельцев удалось из­
бежать смешения? Может быть, именно у них сохранились в не­
прикосновенности обычаи, забы­
тые их соседями? Может быть ... Во всяком случае, именнО' там, в долинах Южной Индии, стоит искать разгадку происхождения племени кота -
тайну голубогла­
зых людей темнокожего юга . 43 Утром было ХОЛОДНО н сыро. Вязкнй туман укутал землю. И белые стены церк­
вей, мнмолетно появля­
ясь, тут же пропадали вслед за паровозным ды­
мом. П а хло землей и ле­
сом, а потемневшее дере­
во настнлов вблизи ка­
залось как бы сделан­
ным из СОЧНОЙ грибной мякоти. Потом был Новгород. Тр у дно говорить о нем, окруженном леген ­
дами, всеобщим восхи ­
щением и тысечекратно описанном в томах ака­
демнческнх нсследованнЙ. Но вы готовы забыть об этом, потому что пора ­
жает он каждый раз за­
ново · - это всегда Но­
вый Го р од. Новый -
с тех самых пор, как « пришед Рюрнк К Илмерю и срубн го­
род над Волховом н про­
звашн и Новгород и се­
де ту ». Новый Н тогда, когда деревянное ядро города в 1044 году князь Яро­
(.лав заменил каменным детинцем, окруженным бревенчатыми срубами поселян. И уж поистине новым Великим городом встал он в XIV веке, ко­
гда, насчнтывая 60 ты -
" ... ТО ЧУдУ ПОдОБНО ... " ГОРОА НАД ВОАХОВОМ Стены этой уеркви Спаса ни Ильине улиуе (X/V век) донесли до нас 1енuаЛl>ные фрески (фото вверху) ФеОфана Г река. Возрожденная из пеп­
ла -
так теперь можно назвать эту женщину со скорбно-спокойными гла­
зами_ Церковь Спаса Преоб­
ражения на Ковалеве была уничтожена гитле­
ровцами. Обломки обуг­
ленных, разорванных ме­
таллом когда-то бело­
снежных стен, казалось, навсегда погребли пре­
красные фресии, восемь веков назад созданные безвестным, но великим живописцем. Эта потеря была тем более горест­
ной, что фрески Спаса иа Ковалеве открыли из-под позднейших слоев срав -
~~~~Ль~НОи ~~~~~~~~Te~~ еще ие успели прочесть все то, что вложил в свои краски и линии древиий художник. А они, как писал члеи ­
корреспоидеит АН СССР В. Н. Лазарев, могли «со­
вершенно _по-новом~ осветить такои важныи вопрос, как вопрос о сl\язях древнерусского искусства с искусством родственных нам южных славян». В 1965 году советские реставраторы под руко­
ВОДСТВОМ А. П. Грековой взялись за почти немыс­
лимую работу: из огром­
иой, В несколько метров высотой, груды исиоре­
женных обломков из­
влечь и заставить жить вновь эти фрески, разо­
рванные снарядами на мельчайшие иногда даже меньше ногтя фрагменты. И фрески на­
чали оживать. Перед вами одна из них -
голова Великому· ченицы, женщины, воз­
рожденной из пепла ... Одна из лучших НОВ10родских построек XV века -
церковь Петра и Павла в Кожевниках. ФОТО В_ rНППЕНРЕАТЕРА сяч жителей (в Лоидо­
ие той порь! 50 ты­
сяч), призиан был одним из крупнейших культур­
ных центров Европы. И мысленно пролистывая пека, то заСТЫВШие в ка­
менной памяти новгород­
ских соборов или в плот­
НО сбитых деревянных­
постарше парижских -
мостовых, то ожившие речью берестяных гра­
мот -
любовной, лето­
писной, шутливой ре­
ЧЬЮ -
видншь Новгород уже не только городом, НО живы'м сущес'твом, жи­
вым жизнью своего на­
рода, его культурой и ремеслами, его му ж е ­
ством н славой, его тра­
гедиями и счастьем. Видишь 8ТО даже в <-амом строении его -
естественном и живом. r ород как бы заключа­
ет в центре своем со­
кровенное и святое. Кольцевая неприступная стена окружает детинец с его церквами и Со­
фийским собором в се­
редине (<<Постоять, поло­
жить головы честно за святую СОфию» означа­
ло для новгородцев уме­
реть за родной город: «А где СОфия святая ту Новгород»). И сами соборы и церковные по­
стройки тоже «сходятся» внутрь, заключая много­
цветные роспнсн за глу­
хнми каменными стенами с узкими, как бойницы, 45 прорезямн ОКОН, -
ибо красоту и саму ЖИЗНЬ нужно уметь защитить (может быть, поэтому так своЙ · ствен мотив щита и воииского шле­
ма древнерусскому ис­
кусству: он в форме со­
борных стен, ворот, ку­
полов, а нконы с изобра­
жениями батальных сцен показывают русское вой­
ско в виде монолитного щита, окаймленного копь­
ями и голубыми шлема­
ми воинов). И не случайно за сте­
нами церкви Спаса Пре­
ображения на Ильине улице, возведенными ру­
камн мужественно-спокой­
ными и уверенно-нето-
ропливыми, вы фрески ФеОфана видите Грека как гениальную жи­
вопись, как откровение неожиданно открывшего­
ся вам великодушного, страстного и мятежног о сердца человека, еще мгновение назад казав­
шегося неприступным и суровым. Роспись церкви Спа­
са -
поистине открытие во фресковой живописи. Казалось бы, сюжеты и образы прежние -
трои­
ца, пророки, праотцы, но живопись говорит о но­
вом. Красками, лнниями, всем своим складом. Ло­
мая каноны и жесткие стандарты иконописи, ФеОфан ищет кратчай­
ший путь к сердцу чело­
века. Старается передать не просто лик его, а внутреннее состояние души, не узоры одежд, а смятение, задумчи­
вость, страх и реши­
мость. По свидетельству ЕПИфания Прему дрого, одного из первых писа­
телей русской древности, Фе Офа н фрески свои со­
чинял без положенных образцов, « ногами без покоя стояше, языком же беседуя с приходящими». Работа «эл ь фреско»­
по сырой еще штукатур­
ке позволяет лишь един­
ственное верное движе­
ние, поправки невозмож-
ны, И Феофан, полагаясь на художественное чутье, писал свободно и живо, размашистыми уверенны­
ми мазками. Забыть или спутать его фигуры нель­
зя. По серебрис тому фО­
ну стены онн летят конт­
растными сплошными пятнами, размещаясь так «неправильно» сдвинуто И повернуто, что в ре­
зультате образуется ка-
кой-то необыкновенный ритм, напряженный и страстный. Чаще всего фигуры расписаны в одном цве­
те, меняется лишь тон, а поверх основной крас­
ки наложены густые соч­
ные блики-«движки», красные, белые, голубые. Они взрываются веером в складках одежд, горят в белках г лаз, во вскло­
коченных волосах, под­
черкивают выпуклые де­
т · али. Реализм ФеОфана не нуждается в ложной имитации объема пред­
метов на плоскости сте­
ны. Он не стремится, чтобы все было « как на­
стоящее» внешне, его ус­
ловная, но по существу правдивая манера только усиливает монументаль­
ные свойства его жи-
вописи. ФеОфан Г рек оставил вечный след в русском и мировом искусстве. Оставил, как единожды сказанное мудрым и не­
истовым сердцем остает­
ся в веках ... · Наступил полдень. Вы­
катилось солнце, И небо, очистившись, стало ак­
варельно синим. Белые стройные стены собора и звонницы в пожаре осени. Поблескивающие паутинки, плывущие в г лаза в теплом воздухе. Неожиданная плоская ширь Волхова за прое­
мом кремлевской стены. С другой стороны реки опрокинулась отражением в гладкую воду цепная аркада Ярославова дво­
рища. ... И вдруг в конце дальней боковой дорож­
ки, вымощенной клена­
ми, я заметил группу лю­
дей, стоящих молча и не­
подвижно. Там перед ни­
мн у кирпичной стены горел огонь Вечной Сла­
вы. у кремлевской сте-
ны цвета запекшейся кровн. Была такая же теп ­
лынь и осеиь, когда в 41-м в древний город пришла война. Новгород сразу же стал одним из самых участков кровопролитных фронта. Не только потому, что это был стратегический узел. Но и потому, что это слава и гордост ь горо­
дов РУСCI<их, потому, Ч'J"О через него проходит сер­
дечный не рв Р о с с ии. В руины обра т ились храмы всемирной с ла в ы: Спаса Нередицы, У с п е ­
ния на Волотове, Спаса на Ковалеве, Хутын­
ский монастырь. иерковь Фрола и Лавра гитле­
ровцы разбили на камни для мощения дорог. На­
всегда погибли бесцен­
ные фрески. Ф ашистская солдатня обдирала листы куполов для выделки п о шлых коробочек и сер­
д ече к. Враг жег н гра­
бил, у б ивая тысячи лю­
де й в ла г е рях смерти, уг оняя в Герма нню. И два с половнной го ­
да с'J"о я ли на смер т ь на ­
ш и ча с'J"И н а правом бе-
регу Волховца. Они не могли отойти. И я помню, как в ЯН ­
варе 1944 года люди плакали у заснеженных репродукторов: войска Волховского фронта, пе­
рейдя в наступление, ос­
вободили Новгород! Город был еще во фронтовой полосе, дыми­
лись рунны И черные прутья остались от купо­
лов соборов, когда нача­
лось его восстановл ение. Сделано и еще делается многое, почти невозмож­
ное. Как прежде, стоят памятники архитектуры, возвращаются к жизни фрески. Но много не воз­
вратить. Ни уникаль­
ных реликвий, ни лю­
дей ... Я не заметил, как на­
ступил вечер. Башни стояли темными силуэ­
тами на еще светлом не­
бе, с В олхова дул ве­
тер. И красный факел огня у кремлевской сте­
ны -
молчаливое обра­
щеиие к потомкам с при­
зывом к двнжению и му­
жеству бросался по­
рывами ветра, исчезая и поднимаясь вновь. П. &ОРНС ОВ Восемь веков не исче­
зало в вод а х реки Спа­
совки отражение строгой и стройной э той красоты. Церковь Спаса Нередицы была символо м величия новгород с них зодчих, а о фресках ее писали: ;~~~ в~з Йа~~:й~ ~~~зе~~~~: пис и, с частл и во сохра­
нивший ся до наших дней ... » Ф аш и с ты уничтожили Нередицу, ка к уничтожа ­
ли все, ч т о сви д е тельс т -
вовало о славе, величии и красоте русскоlt куль-
туры. . После войны Нередк­
цу восстановили -
вос­
становили ее стены и своды, и снова отра ­
жаются они в тихих во­
дах Спасовки . ... Но никому не дано воссоздать то, что мог­
ло быть создано лишь однажды, -
фрески Не ­
редицы. Эти фотографии были сделаны до войны ... 47 -
Рисунок r. КОМА.РОВА. KOHCTPYKTOPCKOIE БЮРО «ТРИАОБИТ» ~ та статья не могла по­
явиться раньше. Ее нель­
зя было написать ни ,!Iчера. ни позавчера по тои при­
чине, что науки, о которой идет речь, еще и в помине не было. Она только-только возникает, контуры ее пока туманны. В ней далекое прошлое подает руку будущему, останки вымерших су­
ществ выверяются интегралом, а ее приверженцы ищут в слоях зе­
мли изобретения и рецепты. Она обещает стать очень интересной и необычной наукой. Почему -
об этом я и хочу рассказать. Крик, беззвучный, страшный, обежал толщу воды. В нем сли­
лись сигналы опасности самых разных существ. И все живое, за­
слышав этот вопль, зарывалось в ил, залезало в глубокие норы или попросту удирало без оглядки. И так было по всей плаиете. За миллиарды лет своего существова­
ния Земля не видала ничего по­
добиого: полчища броиированных чудовищ неотвратимо, метр за метром овладевали океаном. Вот группа приземистых страши­
лищ, подия в кверху антенны, вы­
ползла на откос. Вот их уже можно рассмотреть в мерцаю­
щем свете придонной части мо­
ря. На коротких, гибко сочлененных ногах покоится туловище, защи­
щенное непробиваемым панцирем. Тело чудовища кажется трижды надломленным, ибо голова и хвост существа одеты в доспехи, а ту­
ловище свободно. При этом пан­
цирь так ловко разделен на сег­
менты, наползающие друг на друга и иа незащищенные участки тела, что существо могло изгибаться, даже свертываться в комок, оста­
ваясь неуязвимым. Битвы минувwих ЭПОХ 3 ти бронированные существа, чьи размеры иногда достигали нескольких десятков сантиметров, 4 «Вокруг света,. Nv 12 получившие название ТРИЛОбитов, внезапно возникли на Земле 570 миллионов лет назад. Предысто­
рия этого события для нас загад­
ка ... До их появления в течение мно­
гих сотен миллионов лет океан (суша была необитаема) населял'и относительно мирные организмы: червн, медузы, водоросли, строма­
толиты, -
среди них не было мощиых и свирепых хищников. Трилобиты подмяли всех и вся. В борьбе за существование оии обладали преимуществами колес­
ницы иад лучником, танка над пе­
хотинцем. И даже не столько бро­
ня давала им это преимущество. у них были на редкость совершен­
ные . для того времени органы чувств. С рогового панциря голо­
вы смотрели выпуклые, состоящие из тысяч маленьких фасеточек глаза. Они обозревали сразу всю полусферу. (Есть все основания думать, что у трилобитов было цветное зрение. И не просто цвет­
ное -
они видели ультрафиолето: вые и инфракрасные лучиl) у потомков трилобитов -
мече­
хвостов, по которым судят об ор­
ганах чувств трилобитов, обнару' жена и такая особенность зрения: клетки их зрительных нервов сое­
динены так, что слабые световые сигналы взаимно подавляют, «гасят» друг друга, отчего кон­
траст изображения повышается. А органы осязания и вкуса? А антенны трилобитов? Какими свойствами обладали они? Этого мы не знаем. Бесспорно одно: более полумил лиарда. лет назад с «конвейера» природы сошло на редкость со­
вершенное «изделие». Невиданная ранее отработанность конструкции трилобитов, огромное количество новых «изобретений», вложенных в нее эволюцией, обеспечило три­
лобитам на многие десятки мил­
лионов лет перевес над всеми дру­
гими животными, создало благо­
приятные условия для их размно­
жения и процветания. Наступила эра «господства трилобитов». Но сила действия равна силе противодействия не только в физи­
ке. Трилобиты явились новым И мощным фактором борьбы за су­
ществование. Они быстро уничто­
жааи те формы жизни, которые уже не соответствовали резко из­
менившимся условиям. Перевес получал лишь тот вид, в ком ес­
тественный отбор вырабатывал и закреплял новые действенные при­
способления. Интересно проследить, чем пы­
тались ответить на «техническое превосходство» трилобитов всту­
пившие с ними в борьбу головоно­
гие моллюски. У них появилась защитная окраска. Она есть у них и сейчас -
осьминог, к примеру, СIlособен очень быстро менять свой цвет. Но это всего лишь средство за­
щиты. Больше преимуществ, ес­
тественно, за тем, кто умеет не только скрываться, но·и нападать. В силурийском море 440-410 мил­
лионов лет назад выжили те голо­
воногие, чьи размеры и сила поз­
воляли им противостоять трилоби­
там. И началось «укрупнение голо­
воногих». Виды, достигшие макси­
мальных размеров, избавились на время от конкурентов в добыче пищи, обезопасили себя от нападе­
ния других хищников, Но вот па­
радокс:. они вскоре погибли... от хорошей жизни. Раздобрев, «успо­
коившись», они СТi\ЛИ добычей но­
вых, более приспособленных форм. Удачней оказалось другое «изо­
бретение» головоногих -
гидроре­
активный двигатель. Он появился примерно 400 миллионов лет. на­
зад и обеспечил головоногим бы­
строходность. Впоследствии они не раз достигали главенства в живот­
ном мире. Живут они и сейчас, занимая скромное, но прочное по­
ложение среди других обитателей океана. Окончательная победа над со­
перниками досталась все же не го­
ловоногим, а рыбам. Здесь про­
гресс пошел еще далее по пути универсализма. Очень широко рас­
пространенной оказалась среди рыб мимикрия -
когда, например, современная бородавчатка лежит на пурпурном коралловом ложе, то ее не заметит самый внима­
тельный наблюдатель. Но защит-
49 ная окраска --
далеко не главное и не единственное усовершенство­
вание. Конструкторское бюро при­
роды выдалс некоторым видам рыб патент на гениальное изобре­
тение электроразрядник. « ... Раздраженное чудовище, --
при­
водит Брем рассказ одного рыбо­
лова, --
буквально как градом сы­
пало на меня свои страшные раз­
ряды; я громко кричал от нестер­
пимой боли, пока, наконец, угорь не отполз от моих ног ... » Уж если «молнии» угрей способ­
ны парализовать столь крупное существо, как человек, то можно себе представить, что делал ось с древними хозяевами океана --
три­
лобитами и головоногими! Рыбы ориентируются и по запа­
хам, и по солености воды, и по температурным изменениям, и по магнитному полю, и по звуковым сигналам. Органы их чувств вос­
принимают малейшие изменения окружающей обстановки. Все эти приспособления разви­
лись у рыб параллельно с усиле­
нием челюстеii и увеличением бы­
строходности. Сейчас некоторые рыбы развива­
ют скорость до 120--130 километ­
ров в час! Очертания их тел столь обтекаемые, будто они сконстру­
ированы со знанием законов аэро­
и гидродинамики, а затем много­
кратно испытаны в аэродинамиче­
ских трубах ЦАГИ. НО что самое удивительное, ры­
бы освоили так называемый кави­
тационный режим. Движущееся в жидкости тело, особенно на боль­
ших скоростях, вызывает появле­
ние пузырьков газа; взрываясь, они обрушивают на поверхность тако­
го тела мощный гидродинамиче­
ский удар. Это явление --
кави­
тация ежегодно выводит из стрuя десятки тысяч тонн метал­
ла гребных винтов, и на нее все еще нет управы. А при движении рыб кавитации не возникает! Пузырьки газа во­
круг их тела не взрываются; здесь ничто не ограничивает быстроту передвижения рыб, и они добива­
ются скоростей, неслыханных для подводных судов. А найдено все это было сотни миллионов лет на­
зад. Не удивительно, что рыбы и по сей день владычествуют в океане. Не удивительно также и то, что трилобиты, которые так и не смо­
г ли перевооружиться (<<хорошее» для них оказалось врагом «луч­
шего»!), в конце концов оконча­
тельно сошли со сцены и полнос­
тью вымерли. 50 Мечехвост и телевизор у меня нет намерения давать очерк эволюции; своим рассказом о великой битве с трилобитами я преследую иную цель. Совершенствует ли инженер ко­
раБЛь, автомобиль, самолет, он не­
изменно сталкивается с одной и той же задачей: как наилучшим образом приспособить машину к условиям данной среды, чтобы она лучше летала, передвигал ась, плавала? Ту же самую задачу ре­
шала и эволюция. Конструктор оза­
бочен поисками новой, более совер­
шенной геометрии резца. Природа отрабатывала наилучшую форму зубов на миллионах поколений са­
мых разных организмов. Физики сплошь и рядом ищут пути мини­
атюризации приборов. Над про­
блемой миниатюризации органов чувств природа бьется уже не один геологический период. Есть, конечно, принципиальная разница. Поиск природы слеп; дей­
ствия человека осознанны. Поэто­
му темпы технического прогресса неизмеримо выше темпов биологи­
ческой эволюции. Всего лет десять назад возник­
ла новая наука --
бионика, кото­
рая заНЯJfась планомерным изуче­
нием патентов живой природы. И буквально только что от нее ответ­
вилось новое направление --
па­
леобионика. Казалось бы, все прекрасно. /.Кивая природа неисчерпае­
мый архив изобретений. Изучай живые организмы, анализируй «технические решения» приро­
ды и конструируй на основе добытых «патентов» новые прибо­
ры, механизмы, аппараты --
какие тут могут возникнуть принципиаль­
ные трудности? Но их оказалось немало. Инже­
нер пользуется одними материала­
ми, природа --
совсем другими; ими мы не располагаем и не бу­
дем располагать в ближайшем бу­
дущем. Органы чувств, особенно у высших, то есть наиболее «со­
вершенных», животных неотделимы от сложной высокоразвитой нерв­
ной системы, воспроизвести кото­
рую мы тоже пока не можем. И так далее. Патенты живой при­
роды, увы, не поддаются механи­
ческому копированию. Вот почему для перечисления примеров ПРЯМО­
го заимствования у нас хватит пальцев обеих рук. Но и это не все. Представьте се-
бе инженеров начала прошлого века, которые внезапно очутились I! павильонах ВДНХ. ОНИ потря­
сены, они вне себя от радости: ка­
кие машины, какие приборы! Но они командированы в будущее не ради охов и ахов. Они хотят по­
нять, как работает эта техника, они хотят перенять опыт. Но ... Как они могут разобраться в принци­
пах работы, допустим, радиолока­
тора, если они и слыхом не слы­
хали об электромагнитных волнах? И даже обычный электромо(l'ОР --
ну как на его основе создать что-то свое, если непонятно, «что от чего вертится»? В сходной ситуации оказались &ионики. Перед их глазами масса «изобретений», явившихся итогом сотен миллионов лет эволюции. Изобретения замечательные, чрез­
вычайно нужные, но далеко не всегда понятные. Однако воображаемым инжене­
рам прошлого было бы гораздо проще сообразить что к чему. если бы они попали не в павильо­
ны ВДНХ, а в музей истории тех­
ники. Тогда бы перед ними раз­
вернулась панорама эволюции техники. Они бы могли познако­
миться с самыми примитивными ЭJlектромоторами, с множеством вариантов все усложняющихся и усложняющихся конструкций. В. библиотеке их ожидали бы не только готовые патенты, а и чер­
тежи промежуточных решений, черновики неудачных вариантов, эскизные наброски, отброшенные потом за ненадобностью. Инжене­
ры наглядно бы увидели, что, от­
куда и как пошло. Мир вымерших животных и есть тот самый музей эволюции «биотехники», где можно попы­
таться проследить, как возникали, как совершенствовались, во что воплотились те или иные «изобре­
тения» природы. И пусть многое нельзя воспро­
извести точно в таком же виде. Это не страшно: важно найти принципиальное решение! Важно понять, как в ходе эволюции уст­
р1lНЯЛИСЬ те или иные «техниче­
ские противоречия», как совме­
щались друг с другом разнород­
ные требования --
скажем, высо­
кая надежность органов, вроде бы немыслимая без большого числа «запасных» элементов, с ми­
ниатюрностью самих этих орга­
нов ... Помните, я упоминал о том, что у потомков трилобитов --
мече­
хвостов зрительные клетки были соединены так, что повышался коитраст изображения? У нас до сих пор нет столь же компакт­
ного и универсального прибора, каким был глаз трилобита. Но принцип «трилобитоподобного~ соединения отвечающих за ка­
чество изображения элементов недавно был использован в теле­
видении. И он «сработал»: конт­
раст изображения повысился. На «полигоне эволюции» в те­
чение многих миллионов лет от­
рабаты вались различные типы по­
верхности крыльев. Чешуя, кожа, волосы или перья -
что лучше для полета? Ответ был получен задолго до появления человека: перья. Мы после долгих проб и размышлений отказались идти по проторенному пути: вместо машу­
щего и складывающегося крыла появились неподвижные, вместо перье в -
гладкие металлические покрытия. Но, между прочим, у нас до сих пор нет высокома­
невренных аппаратов «типа птиц», хотя нужда в них большая ... Нет, урок эволюции небесполезен и сегодня! Недавно, к примеру, мы уже «позаимствовали» одно из древнейших изобретений эво­
люции -
появился самолет со «складывающимися крыльями». И Я не удивлюсь, если в один прекрасный день взлетит аппарат с машущими крыльями, чья по­
верхность будет имитировать по­
кров птиц. Не случайно в послед­
ние годы биологи и авиаинжене­
ры почему-то занялись совмест­
ным изучением аэродинамических особенностей перьев ... Итак, мир древних животных­
это мастерская, где на всю жизнь хватит работы и инженеру, и фи­
зику, и химику. Такой подход к науке о древних животных -
палеонтологии -
это уже нечто качественно новое. До сих пор па­
леонтологи были далеки от тех­
ники, а инженеры от палеонтоло­
гии. Только сейчас возникло новое научное направление, на зна­
менах которого написано: «Исто­
рия эволюции жизни есть одно­
временно университет изобрета­
тельства». Аудитории этого университета пока неМflОГОЛЮДНЫ, если не ска­
зать пусты. Этому есть еще одна причина. Слои земли сохранили нам преимущественно костные останки древних животных. Эти останки могут удовлетворить ин­
женеров- механиков, конструкто­
ров. А что делать физикам, хими­
кам, электроникам, коль скоро утеряны схемы органов чувств, рецепты биохимических реакций, которые были предтечей совре­
менных? 4* Но позвольте, ведь есть иско­
паемые существа, живущие и по сей день! Есть, наконец, прямые потомки самых древних, самых примитивных организмов! Все это есть сейчас здесь, на Земле. Вот чем можно восполнить не­
хватку палеонтологического мате­
риала! Попробуем взглянуть глазами палеобионика хотя бы на мир насекомых. ЖИВЬlе архивы Это удивительный мир. Удиви­
тельный хотя бы потому, что на­
ша Земля -
это планета, чей жи­
вотный мир представлен в основ­
ном... насекомыми. Вот цифры: членистоногие составляют почти девять десятых от общего числа видов живых существ, населяю­
щих Землю, тогда как на долю млекопитающих приходится всего OKOJIU одного процента! А восемь­
десят процентов членистоногих -
это насекомые ... Насекомые -
одни из самых древнейших обитателей суши. Они первые овладели воздухом. Сотни миллионов лет назад над гигант­
скими древовидными папоротни­
ками и хвощами легко парили изящные стрекозы, уже тогда освоившие и вертикальный взлет и вертикальную посадку, уже то­
гда умевшие и летать с большими скоростями и «зависать» В воз­
духе. Естественно, что уже древние предки стрекозы располагали весьма совершенными средствами ориентации. Они могли держать направление по отдельным звез­
дам и по солнцу, даже когда оно было плотно закрыто облаками (благодаря так называемому по­
ляризованному свету). А ведь стрекоза устроена срав­
нительно просто. Никакой слож­
ной управляющей системы (голов­
ного мозга) у нее нет. Если уж начинать изучение «патентного фонда» природы, касающегося воздухоплавания, то начинать следует со стрекоз и других ле­
тающих насекомых. Кстати, именно насекомые обо­
гатили авиацию интересной новин­
кой. У бабочек, жуков есть осо­
бые органы, следящие за направ­
лением полета, -
геротроны. Это пара усиков, постоянно колеблю­
щихся в строго горизонтальной плоскости. Стоит насекомому ук­
лониться от намеченного курса, как изменившееся сопротивление воздуха сигнал клетки. посылает через усики в специальные нервные Сейчас на основе этого «патента» созданы авиационные геротроны. Следующий раздел «патентного архива» насекомых -
ядерная фи­
зика. Наши приборы для обнару­
жения радиоактивности, даже са­
мые миниатюрные, -
верх гро­
моздкости по сравнению с орга­
ном, который позволяет тарака­
нам видеть ... радиоактивность. За­
чем это таракану, почему он видит радиоактивность -
загад­
ка. Но «патент» у него такой есть. А вот летит маленькое, безобид­
ное на вид существо, портящее одежду, -
моль. Конечно, его на­
до убить! Хлопок ладонями -
и... Не тут-то было! Моль во­
время засекла ваше движение и благополучно ускользнула. От летающих ящеров она увер­
тывалась, может быть, еще луч­
ше! А ведь у ящеров было могу­
чее средство обнаружения­
ультразвук. Дробинка, падающая в воздухе, не могла бы ускольз­
нуть от луча его ультразвуково­
го локатора! А моль ускользала. Сейчас установлено, что в слу­
ховом аппарате моли есть гене­
раторы ультразвуковых колеба­
ний. Они синхронно настроены на локаторы летучей мыши (в прош­
лом -
на локаторы ящеров) и создают искажающие помехи. Но ведь это означает, что моль сто шпьдесят миллионов лет назад изобрела антилокатор! Аппарат, чьи размеры исчисляются долями миллиметра! Это пока нераз­
решимая задача для нашей тех­
ники. А вот это уже и вовсе фанта­
стика: кузнечик улавливает зву­
ковые колебания с длиной волны в пол-атома водорода! Велико­
лепнейшее «изобретение», чье на­
значение мы даже понять не мо­
жем. Много столь же странных и изумительных с точки зрения тех­
ники конструкций обнаружено у одних только насекомых. А сколь­
ко не обнаружено? И что в них скрыто? Быть может, в живой природе уже используются явле­
ния и принципы, О которых мы еще понятия не имеем? Ничего удивительного, если это действи­
тельно так. Тем заманчивей пер~пективы палеобионики. А. МАЛАХОВ, доктор rеоnоrо-мннераnоrнческнх наук 51 .---.. уллимар лежал на больничной ~ койке, укрытый прохладной простыней, но тело его горе­
ло. В палате царил ПОЛУIolрак, жалюзи были опущены. БУЛЛИIolар не нуждался в свете, все равно он ничего не видел сквозь бинты. Обмотанные IoIарлей руки покоились на матрасе, к локтю от стек­
лянного сосуда тянулся резиновый шланг. Несчастье произошло сразу после того, как они взлетели с Меркурия. Их было BoceIolb на борту: три члена экипажа и пятеро пассажиров -
два техника с же­
наIolИ и один мальчуган. ю н & И Н r, норвежский ПИСlIтеn.. Корабль доставил на Меркурий припа­
сы и новую смену. Транспортные ракеты были здесь единственной связью с внеш­
ним миром -
Солнце, заНИIolавшее боль­
шую часть неба над другиIol полушарием, не позволяло использовать радио и теле-
Фантастический рассказ видение. Все IoIaHeBpbl были привычныIolИ для БУЛЛИIolара. Они стартовали в затененной зоне и ПОIolчались вверх. Выходя на орбиту, уводящую от Солнца, нужно было набрать J!остаточную скорость, преж­
де чеIol отключать основные двигатели. Они шли еще с небольшиIol ускорениеIol, когда это случилось. НеВИДИIolое сквозь черные шторы на ИЛЛЮIolина­
торах Orp0IolHoe Солнце исторгло язык плаIolени. Пылающее облако плазмы вернулось обратно в раскаленное IoIope, но тонкая плаIolенная нить J!ОТЯ­
нулась до КОСIolического корабля, ПОIolетила его чу­
ДОВИЩНЫIol зноем звездных теIolператур. Двигатели закашляли, и ракета CJ!елала сальто в KocIoloce. -
Ч~рт! -
выругался второй пилот, ГЛЯJ!Я на при борные щитки.- Отражатель барахлит. БУЛЛИIolар ничего не сказал. Он выключил J!ВИ­
гатель. Корабль бесшJlolНО летел дальше, виляя из стороны в сторону. Долго в рубке стояла тишина. Наконец третий пилот заговорил: -
Если IoIbl не запустиIol двигатели, ракета упа­
дет на Солнце. Второй пилот подошел к вычислительной IoIаши­
не и, прищурясь, ПОСIolотрел на цифры, бегущие по БJlolажной ленте. -
К сожалению, -
подтвердил он. конечно, дня два будеIol падать. Не сразу, В пОследние секунды, прежде чеIol их выключи­
ли, двигатели успели ИЗIolенить курс корабля, и теперь он летел к Солнцу. Отражатель газовой струи в главноIol двигателе сорвало с IoIecTa. К то-то должен снаружи закрепить отражатель, пока ракету не затянуло в клокочущий ад. И надо действовать побыстрее. ЧеIol ближе к Солнцу, TeIol сильнее облучение; тот, кто выйдет наружу, рис­
кует ПОI1Ибнуть. Еще нет скафандров, дающих на­
дежную защиту так близко от Солнца. БУЛЛИIolар подошел к переходной KaIolepe и надел свой скафандр. Его товарищи IoIолчали и старались не смотреть на него. Через четверть часа красная лаIolпочка на при­
борноIol щитке сменилась желтой. Корабль летел, вращаясь, дальше, и наружные телекаIolеры показы­
вали фигуру KOCIoloHaBTa, то залитую солнечныIol cBeToIol, то JJоглощенную IoIpaKoIol. Осторожно оттал­
киваясь руками, БУЛЛИIolар полз вдоль длинного корпуса. 52 Они надели скафандры, выждали IoIИНУТУ, когда люк оказался в теневой стороне, выскочили нару­
жу, схватили Буллимара и втащили его в корабль. Крышка люка захлопнулась, защитив людей от стреIolИТельно наплывавшего cIolepToHocHoro сияния. ИIoI не удалось снять скафандр с БУЛЛИIolара. ПлаСТlolасса, прикрывавшая лицо и руки, прикипе­
ла к коже; грубый IoIатериал, защищавший тело, обуглился. Они удалили, что IoIогли, .срезали опа­
ленные кусКIИ стекла и IoIеталла и поддерживали жизнь в КОIolандире, пока ракета опускалась к ЗеIol­
ле, где уже ждала санитарная IoIашина. -
Кажется, зрение удалось. спасти,- сказал врач. Белую IoIарлю разрезали, и БУЛЛИIolар осторожно открыл глаза. После loIНОГИХ IoIесяцев слепоты свет в полутемной комнате показался eIolY очень яркиIol. Он cIolymo различил парящие над ниIol розовые воздушные шары с нарисованными красными улыб­
кaloIИ. -
Вы в'ИДите? -
спросил один шар. -
Да ... -
ответил Буллимар, удивленно озира-
ясь.~ Спасибо большое, доктор. Подошла сестра с ваткой в руке. Ватка ожг}\а кожу TaIol, где раньше были бинты. БУЛЛИIolар поднял руку, с которой только что сняли ог­
рОIolную марлевую рукавицу, хотел вытереть лоб. Что-то зашурша.lI.О, будто соскребали чешую с рыбы. Он с ужасом поднес руку к глазам, согнул пальцы и npиcмотрелся к коже. Кожа была черная, потрескавшаяся. Она блесте­
ла, будто черное дерево или рог, смазанный МаС­
лом. Она словно шелушилась, и в ранках желтела сукровица. Он осторожно ощу:пал левую руку пра­
вой, снова поднес теперь уже обе руки к лицу. Кожа была -грубая, шершавая, как опаленная бу­
IoIara. -
ПлаСТIoIасса,- объяснил врач.- Пластмасса прикипела к коже. Просто чудоIol удалось спасти BaIol зрение. БУЛЛИIolар зажмурился и попробовал представить Рисунок К. ЭДЕЛЬШJЕЙНА себе, как выглядит его лицо. Блестящая черная маска с желтой сеткой. Когда он привык к свету, ему дали газеты и журналы с рассказом о несчастном случае. Булли­
мар обнаружил, что он знаменит. «Герой с Мер-, курия». «Поединок с Солнцею>. «Рыцарь космиче­
ского века». И фотографии молодого, только что из академии, улыбающегося космонавта с уси­
ками. Буллимар горько улыбнулся и потрогал жесткую, потрескавшуюся кожу. Теперь в газетах будут со­
всем другие снимки... И когда, наконец, к нему допустили репортеров и фотографов, он прочел в их глазах, что они думают. На следующий день репортажи о драматическом происшествии попол­
нились новой главой, в которой звучала трагиче­
ская нота. Буллимар лежал ПQД прохладной простыней и думал; лицо по-прежнему горело. Он еще никак не мог поверить в реальность происходящего. Белые стены больничной палаты и непроницаемые лица врачей стояли между ним и повседневной жизнью. Через несколько дней после того, как сняли повязки, он попросил ножницы и вырезал все статьи и заметки о себе. Время от времени он вынимал их из конверта и перечитывал. Если кто­
нибудь заставал его за этим, он криво усмехался и виновато прятал вырезки под подушку. Но так или иначе... отныне он герой. Один из тех, кого знает, о ком говорит весь мир. Он будет сидеть в компании в глубоком кресле и словно нехотя рассказывать, как все было. Рас­
сказывать всем, кто увидит его изувеченную кожу и спросит, что с ним случилось. Куда ни пой­
дет -
всюду его будут узнавать, будут шептаться за его спиной. Буллимару вовсе не претила роль героя. Хотя он старался держаться иронично, но был достаточно честен, чтобы признать, что ирония эта -
напуск­
ная. -
Не знаю,- сказал врач.-
Не могу сказать, пройдет ли ето совсем. Врач перелистывал бумаги. Буллимар сидел в его кабинете, одетый в форму космонавта. Пришла по­
равыписываться. Воротничок тер потрескавшуюся кожу, на руках были перчатки. -
Пластмасса,-
сказал врач. Буллимар кивнул. Его глаза, с неестественно яр­
кими на темном лице белками, осматривали ком­
lЧату. -
А вообще вы здоровы,- продолжал врач.­
Возможно, будете ощущать боль, но никакой опас­
ности нет. Только следите, чтобы язвы не воспа­
лились. Буллимар кивнул, при этом трещинки на лице разошлись и снова сомкнулись. Выйдя из кабинета врача, он спустился по лест­
нице и очутился на улице. После всех этих не­
дель в больнице он чувствовал слабость, у него закружилась голова при виде множества людей, оживленного движения. Он смотрел на хорошо зна­
комый город так, словно только что приехал сюда с группой туристов. -
Несчастный случай над Меркурием, я уга­
дал? -
спросил шофер такси.- Об этом все газеты писали. 53 -
Да,- признался Буллимар.- Долго лечили, но все же ПOOIравился. Водитель взглянул на него в зеркальце. Буллимар остановился в лучшем отеле, он мог себе это позволить теперь. Ш'в·еii:цар узнал его. Ему ОТJlели отличный номер, сам директор его проводил. -
Смелый поступок,- сказал он.-
Я ПОШlмаю: Жiенщины, дети. Вечером Буллимар спустился в бар. То и Аело кто-нибудь присаживалея к его сто·лику. Си,<tели недолго, представятся -
и уйдут. Репортеры из ве­
черних газет, любопытные постояльцы -
все позд­
ра.вляли его. Мало-помалу Буллимар разговорился. Слушая собственный голос, он в душе усмехался и спрашивал себя, долго ли ему будет доставлять УДОВОЛЬС'I1Вие роль знаменитости. Несколько дней он ничего не дела.л, только слонялея по городу. Потом начал кое-что заме­
чать. Одна женщина поспешно покинула соседний столик, когда он обеАал в кафе. Сняв белые пер­
чатки, он накладывал салат на тарелку, в это вре­
мя женщина уронила салфетку, и он нагнулся, чтобы поднять ее. Женщина обернулась, он по­
смотрел на нее, она ахнула, встала и засеменила к выходу. А ведь это началось еще раньше. Когда он сидел в театре или в трамвае, соседние места всегда ос­
тавались пустыми. Люди, с которыми он заговари­
вал, упорно отводили в сторону глаза и старались ограничить беседу несколькими словами -
дескать, какой он смелый. Никто не говорил, как он вы­
глядел теперь. Буллимар пошел в туалет и посмотрелся в зер­
кало: блестящая кожа, струпья, клочки волос на макушке. Воротничок натер шею и потемнел от сукровицы. Вспомнилось, ЧТО ёму всегда претил вид людей, у которых от загара шелушилась кожа. Однажды он обгорел на солнце и два дня не ходил на за­
нятия, пока опаленная кожа не сошла; тогда лицо у него было розовое, как у младенца. Буллимар осторожно провел рукой по щеке. Как это он мог внушить себе, что его лицо будет вы­
зывать только любопытство и даст ему повод рас­
сказы.вать, как все было? Он горько вздоXlНУЛ И отпраВlИ~СЯ в свой отель. Вечером он поз,вонил Джею. Джей жил в ма­
леньком городе на западном побережье, в несколь­
юих десятках килоиетров от одного юосмопорта. Буллимар и Джей выросли в этом городке, поэто­
му Джей там и поселился, когда его назначили в космопорт диспетчером. В детстве они были сосе­
дями. Джей купил тот самый дом, в котором учил­
ся ходить, и переделал его на современный лад. Этот Джей всегда был немножко сентиментален, сказал себе Буллимар. Его, Буллимара, дом давно снесли, и на освободившемся месте соседи устрои­
ли стоянку для автомашин. Джей улыбался и кивал на экране видеофона. Буллимар поблагодарил друга за присланные от­
крытки и спросил, как дела. Джей быстро понял, в чем дело, и пригласил пожить у него. Через два часа Буллимар выехал. Они вместе учились в школе и оба твердо ре­
шили стать космонавтами. Помогали друг другу идти вперед и старались друг друга перещеголять. 54 Глядя в окошко самолета, БУЛЛJИМар вспоминал день, когда они приступили к занятиям в косми­
ческой академии. Там ОiНИ тоже держалмсь заодно, в общежитии деЛlИЛИ номер на АВОИХ. Буллимару все чаще уда:валось обогнать своего товарища, а тот оставался все та:к.им же веселым и добродуш­
ным. Но вот однажды Джей не выдержал тренажа. С той поры их пути разошлись. Буллимар вышел из академи,и космонавтом с высшими оценками. Джей в небыв~ короткий срок получил диплом техника и поступил на работу в космопорт. Что они взяли с собой из fIeТC"l1Ba? Когда он надевал скафандр там, над Мерюурием,- не дви­
гало ЛIИ им то, о чем они с Джеем мечтали маль­
чишками? Стать г·ероями, прослав'иться?. Джей О"l1ВОрИЛ дверь -
по-утреннему бодрый, за каждую штанину держалось по малышу. Буллимар улыбнулся. Кожу саднило. Джей пожал руку в пер­
чатке и повел друга за собой. Дети спрятались в ГОСтиной и робко смотрели на гостя округливши­
МИС1L глазами. -
Trвoe лицо,- сказал Джей, вешая осо плащ на крючок.- Ну и страшен же ты, по правде ска­
зать. у Б.vллимара отлегло от сердца. Из кухни вы­
шла жц!а Джея, розо.вая, запыхавшаяся -
торопи­
лась вовремя приготовить вкусный завтрак. Она подвел,а малышей к Буллимару, они боязливо от­
ветили на еу'О рукопожатие. Когда Джей ушел на службу, Буллимар устроил­
ся в саду за домом, захватив с собой лимонаду и несколько журналов. Пиджак он повесил на спинку шезлонга, воротник рубашки расстегнул. Высокая ив·а заслоняла его от солнца. Жена Джея хлопотала в доме, он слышал, как она журит детей. Буллимар у,смехнулся. в.спомнил свою жену. Они с Джеем одновременно _ познакомились с ней. Друзья ухаживали за одной девушкой, но БУЛЛИlМар и тут победил. Завоевал ее сердце, и они пожен.ились в тот день, когда он получил свое удостов·ерение. ДЖiей женился несколькими годами позже. Буллииару его невеста ТOf.l\a казалась до­
вольно бесцветной. Брак Буллимара был непрочным. Жена его была слишком хороша собой, слишroм интересна. Теперь она изв·естная актриса; они развели,сь, когда он на девять месяцев уходил в пояс астероидов. ОН сообщил о своем согласии по радио. Ива шелестела листьями, ветки терлись друг о друга. Здесь, в саду, как-то даже забываешь про эту автостоянку перед домом... Жена Джея вышла в сад и, напевая, принялась срезать цветы для бу­
кета. Посели,вшись в гостиной Джея, Буллимар заме­
чал, как понеиногу приходит в себя. У Джея он чУ'ВC"l1ВОВал себя проще, чем гд·е-~ибо еще. Здесь не нужно было прятать лицо и руки, чтобы их ви,<t не наПOМlИнал другим о его жертве. Вот только дети... Они испуганно смотрели на него каждый раз, когда он смеялся и на лице поя,влялось МНО­
жес'I1ВО желтых трещинок. И Буллимар знал, что долго тут не остане"l1CЯ. Но чем же все-таки за­
няться? Джей помог ему найти ответ на этот во­
прос. Не сразу журналисты ВЫСЛQИЛИ его, но все же настал день, когда в ДОМ Джея явился репортер­
худой долговязый парень. Он объяснил, что люди спрашивают, куда девал­
ся Буллимар. Газета хочет продолжить рассказ о герое с Меркурия и его необычной судьбе. -
Я покажу тебе его,- ответил ДжеЙ.-
А потом сам решишь, что писать. Они прошли по узкому переулку. Джей показал на маленький домик среди обширного сада. -
Он купил вот этот дом. Прежде тут стояла большая вилла, теперь только этот коттедж. Penop'l1ep старательно nис.ал. Они вышли за город. Солнце пригревало зеле­
ные o'l1кocы. Тропа тянулась вдоль заросшей камен­
ной ограды, по ней они дошли до небольшой ро­
щи. Джей жесТОМ подозвал репортера к себе. На косогоре, всего в нескольких метрах перед ними, сидел, скрестив ноги, Буллимар. Стайка ре­
бятишек облепила его со всех сторон. Буллимар разговаР'Иlвал с белокурым мальчуганом, ПОСЛЕДНИЙ ПРblЖОК о н м е дленно взбнрался по лес т нице, старал с я ие сбить дыхание, с-охранить силу ДЛЯ толчка. Чем выше в з бирался, тем крошечнее становилось в с е -
там вни з у. Лестницу Д ОВО Л ЬНО си л ьно раск а чивало, ОН н поднимался в ЭТОМ н ес п е шном ритме "окачивания, успевая взглянуть ТО на спич к у-рак е ту, вокруг которой стояли «звездолеты » кару­
сели, то на стоящие кругом фургоны ИХ циркового кара­
вана. Завтра они снимаются. Пора, пора кончать с этой д ырой. Фредериксхавен! Одно название чего стоит. Та­
ких на всю Америку не сыщ~шь. Ладио, в последний ра з ... Шестьд е сят девять лет, серьезная рана, по л уч е нная ВО время прыжка в начале года, а он все не унимается, все продолжае1' прыгать с тридцатидвухметровой лестницы в ба с сеАн. I(TO этот бе з умец? I(TO этот старнк? I(TO этот смелыА атлет? Зовут его Джимми Джемисон, в прошлом капитан a~e ­
риканской армии, теперь артист провинциального бродяче­
го цирка со своим неповторимым смертельным номером. Есть только одна причина, заставляющая Джимми Дже ­
мисона ежедневно рисковать своей жизнью. Причина про­
ста и банальна, но она загоняла в угол и не таких, как капитан. Причина -
деньги, вернее -
долги вместо них. Чтобы оплатить их, Джимми Джемисон и продолжает прыгать . ... Все. Он иаверху. Площадка узкая, да и ветер здесь чувствительный, но торопиться не следует. Пускай снизу на него посмотрят, пускай почувствуют страх, глубину этих тридцати двух метров. Но самое главное -
не высо­
та, главное -
попасть в круглый, узкий бассейн. Сверху иногда он кажется бутылочным горлышком ... Джимми Джемисон не попал в бассеАн. Под крики пуб­
лики он рухнул на зеленую траву. В больнице врачи опре­
делили: серьезный перелом позвоночника. Шансы спасти жизнь весьма незначительны. А пока з аполнили карточку: Джимми Джемисон, шесть­
десят девять лет, в прошлом капитан, теперь артист' цир­
ка ... Или ТQже в прошлом? .. 55 который принес ему букет полевых цветов. Маль­
чик внимательно с;мотрел на Буллимара. Репортер взволнованно перооел дух. -
Его лицо! .. Дети ... -
вымолвил ОН.-
Я ведь и не знал ... Он глядел на Буллимара, на черную, блестящую на солнце, словно ороговевшую кожу. -
Но как же дети? .. -
недоуменно сказал ре­
портер. А Буллимаор объяс.нял мальчику: -
Вот этот ц~eTOK -
лютик, он желтый, желтый, ка'к солнце. Чувствуешь? Мальчуган протянул руку, нелов,,"о взял стебель, ощупал цветок. Джей показал на большое кирпичное здание на ~epxy косогора. -
Школа для слепых, -
сказал он репортеру. Буллимар рукой в перчаткевынул из букета не­
забудку и поднес ее к лицу крохотной девочки, которая обнимала его за шею ... Перевел с норвежского Л, ЖДАНОВ OAEHU PEB~T ДМ. ЖИТЕНЕВ JI выхожу из дому обычно часов в шесть утра, когда только начинает светать. Шлагбаум на въезде в лес. Я прохожу мимо него и трогаю полосатое бревно, потное от ро­
сы, холодное и мокрое. В лесу начинается утренняя жизнь. Негромко чокает осенний дрозд в орешнике среди высо­
ких, медного цвета сосен. Около их макушек гораздо светлее, чем внизу среди кустов, где еще силь­
ный сумрак. Там, наверху, заще­
мив сосновую шишку в разви­
лине сука, дятел барабанит ут­
реннюю побудку. в сосновых молодняках кричит сойка. Крик ее похож на голос непроспавшегося человека сиплый и глухой. Иногда сойки пересвистываются очень мело­
дично, но чаще кричат так, слов­
но ИХ КТО душит толстой верев­
кой. В соснах слышно, как белка рывками спускается по стволу и ширкает коготками по коре -
ширк-ширк-ширк! А потом слов­
но забулькает -
цок-цок-цок! И вверх по стволу -
от звука моих шагов. Фото автора В лесу я один из людей. Никого здесь нет -
ни грибников, ни охотников. И ОТ этого только силь­
нее чувство, что все присходящее рядом с тобой и вдалеке, за стеной молодых елок и орешника, случается не от испуга перед человеком, а само со­
бой. И я стараюсь идти еще тише -
быть нез<l'­
метным, чтобы увидеть и услышать лес. От тропы звучно взлетают рябчики. Пр-р-р-рl "-
крыльями. И слышно, как летят по чащобе, задевая крылом ветки и сбивая на землю ранний осенниi1 лист. Стараюсь идти так, чтобы никто из зверей меня не слышал. Если ты раньше услышишь или увидишь зверя -
будет тебе удача. .. Выхожу через каждые полкилометра на пере­
крестье просек и просматриваю их. Просе,ки затя­
нуты дымкой. Это не туман, а ароматные испаре­
ния утреннего леса. Если идти по ка,кой-нибудь просеке, рассекающей прямой линией старые сос­
няки с ковром черники, ",ли молодняки с барха­
тистым, темно-зеленым, влажным на ощупь мохом, или березовые куртины с первым опавшим и еще нетронутым осенней сыростью и тленьем листом, или одряхлевшие в лишайниках ели -
везде тебя будет встречать новый запах. Можно завязать гла­
за и по смене запаха узнавать -
вот береЗhЯК, он пахнет терпким вином; вот ельник -
дохнуло раз­
ломанной сыроежкой и растертой в ладонях тра­
вой; а если повеяло теплом и смолой -
пошел старый сосняк. Нельзя идти в лес и дума,ть лишь о том, зачем ты пришел сюда, -
за грибами, за ягодой или на охоту. Мыслимо ли не запомнить скользнувшую от твоей руки ящерицу, когда ты наклонился за торча­
щим из пожухлой травы грибомl Неужели, ползая на коленях по черничнику, не услышишь, как попол­
зень или дятел бегают по сосновому стволу, осы­
пая чешуйки KopbIl Как можно пройти мимо хло­
потливой стайки долгохвостых синиц-ополовничков, кувыркающихся на березахl Именно в этом прелесть встречи с лесом ... «A-a-o-o-ol» -
это в глубине лесного квартала, вероятно, в километре от меня, олень-рогач по­
дает голос. «А-а-о-о! Бао-бао! А-а-о-о!» Он бро­
сает звуки в утренний осенний лес. Словно невмо­
готу этому громадному зверю с развесистой ко­
роной рогов. «A-a-II>-o-o-o!» -
и словно взял себя за горло и терзается оттого, что еще сильнее бы надо крик­
нуть о себе или пригрозить сопернику. «А-а-о-о!» -
вот рвется какая-то преграда в гру­
ди, и словно из громадной бочки выходит голос зверя в лес. Слышу и будто чувствую, как вибри­
руют его голосовые связки, как резонирует звук в его груди, словно она увеличилась до невероятных размеров и сделана из благородного певучего ме­
талла. «A-a-o-o-ol» -
продолжает он свою прекрасную песню. И замирают в тоске ланки-оленухи, окружив­
шие своего повелителя. «A-a-a-o-ol» -
исторгает он на последнем дыха­
нии, и голос его звучит словно труба органа. Это надо слышать. И слышать здесь, в ночной темени или утреннем сумраке· леса со всеми его шорохами и запахами. А тут правее подает голос еще один. 58 «А-а-о-оl Ба-а-о-оl Ox-ox-oxl» -
в конце пес­
ни этот олень взревывает и ярится, словно сам се­
бя распаляет на бой с соперником. «А-а-о-о!» это я сильнее всехl «А-а-о-о!» -
это мои рога развесистее и мощ­
нееl «О-о-о-ох!» Вот о чем поют эти олени, пока я подкрадываюсь к ним. Молодой одиночка-самец медленно идет, подре­
вывая, по тропе к просеке. Я его увидел раньше, IЦ!M он меня, но не успел укрыться и упал на ко­
лени прямо посреди просеки, надеясь, что он меня Ile заметит. Но он, не дойдя нескольких метров, все-таки увидел что-то непонятное и новое. Увидел и встал, будто наткнувшись на стену. Он долго стоял за кустами, нагибался почти до земли, вытя­
гивая шею, пытаясь найти просвет в ветках, чтобы лучше меня рассмотреть. А над уже пожелтевшей листвой раскачивались коричневые с белыми кончи­
ками его рога. Потом он не выдержал и, сделав несколько шагов, уставился на меня из-за дерева одним только глазом... Он близорук, как все его сородичи, и так же любопытен. Уже совсем рядом песни-ревы. Уже кажется, что ветки вибрируют в унисон этим голосам. И становится жутковато оттого, что ты причастен к этому великому оленьему празднику осенней любви'. Легкий утренний ветерок тянет на меня по про­
секе едкий запах мускуса, запах распаленного оле­
ня -
певца, бойца ... Слышен топот разбегающихся ланок, когда ОН гонится за избранницей. Слышен и треск ломающихся кустов и костяной стук рогов, сошедшихся в поединке. И вот метрах в сорока от меня появляется бое­
вая пара. Идут бок о бок через просеку. И тот, что поменьше, -
впереди. Большой олень (ахl какие poral) тяжело поднимает голову и ... «0-0-01 <l'-a-al» -
угроза сопернику. Растворяется пара в кустах " вдруг снова, словно выполняя какой-то древний ритуал, выплывает на просеку и переходит, ее. И опять «11>-0-01 a-o-ol»-
угроза тому, кто 'поменьше. А может, он го­
ворит ланкам: ну, сравнивайте, кто мощнее и краси­
вее. Грациозны, замедленны движения быков; безраз­
личны они к окружающему. В утреннем сумраке сверкают белые концы О:ГРОСТКОВ на рогах. Ниж­
ние -
в клочьях травы. Словно пряди волос, они закрывают лоб оленя. Под ними видны налитые кровью, безумные глаза зверя. Бурое тело напря­
жено до предела. Втянут вымазанный в грязи жи­
вот, а шея, обросшая длинным волосом, словно в броне. Один раз большой олень остачовился и то ли с презрением, то ли с негодованием искоса посмот­
рел на меня, скорее просто в мою сторону. Под­
сматриваешы1 Даl Ланк~ вылетела на просеку, несколько секунд смотрела прямо на меня и, сильно ударяя копыта­
ми в землю, умчалась в глубину ельника. За ней все стадо. Затопотали, подавая друг другу сигнал опасности. Осталась после них только изрытая зем­
ля и перемешанный с ее сырым запахом тяжелый запах оленя. Солнце уже встало, свистели рябчики, и стадо ка­
банов, роясь в земле и похрюкивая, спокойно пе­
решло просеку. воде, HfleTO~HHfl~ Hfl ЧfРМИКf -'---, _._._--
А овить рыбу на таежных озерах просто. Две удочки: одна полегче -
на окуня и плоТlВУ, другая потяжелей -
на щуку -
вот и вся снасть, с кото­
рой рыбак отправляется на про­
мысел. Щуки хватают живцов тут же, у лодки, утаскивают в глубину - берестяной поплавок, отчаянно сопротивляются, а по­
том покорно вытягиваются у те-
;)"-;.-
'1II8JI'" . _ __ _ _ бя под ногами тяжелыми оран­
жевыми брусками. Окуней обычно J!ОВИШЬ на червя. Окуни кидают­
ся из стороны в сторону, а потом, в лодке, долго возятся, поблески­
вая на солнце зелеными и голубы­
ми боками. Зеленые окуни -
толще, уве­
систей, но уха из них никогда не была такой прозрачной и легкой, как из голубых окуней, которые живут на глубине среди песка и АНАТОЛИА ОНЕГОВ камней и даже на поиски пищи не заходят в мелкие, заросшие тра­
вой заливы. Ил и трава -
это прибежище зеленого жирного оку­
ня. Здесь он отстаивается в не­
погоду, здесь копошится в грязи, выискивая самый непотребный корм, и этих зеленых рыб можно было ловить в каждом озере. Голубые окуни обитают не вез­
де. Порой их трудно было найти, а если и удавалось встретить от-
59 важную стаю, то встреча с ней длилась всего несколько мннут. Мало кто видел этих голубых рыб, и наверное, поэтому они живут в лесных легендах. ... Воду, которую избрали себе голубые окуни, рыбаки называли легкой. Такая вода приносила бод­
рость и свежий запах черники. Скорее всего это была даже не - во­
да, а крепкий настой ягодного листа, этот настой можно было согреть на костре и долго пить вместо чая. Запах черники приходил к озеру от таежных ручьев, что незаметно пробирались по угрюмым еловым островам. Это были неглубокие ручьи. Они с трудом находили до­
рогу среди корней и тяжелых замшелых камней и совсем не были похожи на те медленные каналы, полные воды, что лениво выползали из моховых болот. Я любил останавливаться около таких каналов, подолгу держать во рту глоток теплой воды и узна­
вать в нем запах ягодного болота. Вода была мягкой на вкус и на­
поминала о летнем солнце и золо­
тых реденьких сосенках. Вокруг сосенок резными островками сте-
60 лились листья морошки и гореJIИ гроздья горячей брусники. Под ягодным листом таинственно покз­
чивался мягкий торф... И может быть, именно этот непрочный торф да светлый уют теплого ягодника и были виноваты в том, что вода мохового болота никогда н е ос т ав ­
ляла после себя крепк о й с в еже­
сти. Ручей, пробиравшийся среди еловых корней, был чист и ясен. Ты, не задумываясь, чер п ал эту воду, лил ее на голову, плескал в лицо и шел дальше, тут же за­
быв случайный ру че ек. Но что-то оставалось в тебе после этой встречи, что-то незаметно снимало усталость, и уже потом, далеко от ручья, тебе вдруг хотелось вер­
нуться обратно, чтобы долго вгля­
дываться в таежную воду ... Н!' ручей уходил к озеру своей дорогой, я шел иной, ше л, теряя и cHoQa находя узенькую тропку. Я находил ее по т ескам на ело­
вых стволах. Тески были сделаны чисто и опрятно ловким охотни­
чьим топором. Кора снималась с дерева одним не г лубоким ударом. Иногда на ствол ложился и вто­
рой удар топора, ложился еще Рисунки В. НЕМУХИ Н А мельче, чтобы ТОЛЬКО-ТОЛрКО над­
щепить дерево. В расщеп вклады­
валась полоска коры. И эта .полос­
ка издали светила человеку стре­
лочкой, указывая верный путь ... В пути обязательно что-то ждешь, н чем дорога трудней, тем ожидание становится необходимее. На таежной тропе можно ждать знакомую низннку, что отметит половину пройденного пути, сва­
ленную буреломом осину, где удобно передохнуть, скинув лямки рюкзака и расстегнув патронташ. В жару, в густую комариную ду­
хоту, ко.гда насекомые съедают лицо и руки, очень надо ждать просто ручей, прозрачную свежую струйку живой воды и легкий бе­
рестяной черпачок, оставленный кем-то на ветке черемухи. Черпа­
чок сделан давно, давно оставлен около ручья, и теперь ты просто черпаешь им воду и совсем не до­
гадываешься сказать спасибо то­
му человеку, который заранее по­
заботился о тебе ... Когда тропа незнакома и по старым заплывщим тескам ты ви-
дишь ее вперед всего на десяток шагов, идти трудней. Сначала ждешь, чтобы кончи­
лось болото, кончился жидкий, глубокий торф-месиво. Болото кончается, начинается ельник, и теперь ты ждешь, когда же, на­
конец, твоя тропа выберется от ко­
маров к ветерку на какое-нибудь другое болото. Я не знал свою новую тропу, не знал, когда она нырнет в озеро, но вот лесная дорожка привела в еловый остров, и внизу среди чер­
ных стволов я, наконец, увидел воду. Вода была еще далеко, к ней надо было идти, но она уже была, светилась и звала к себе. Хотелось сбросить мешок и побе­
жать вниз, опустить руки в воду и пригоршнями плескать озеро се­
бе на лицо ... Но я никогда не бросал свой рюкзак, никогда не бежал сломя голову к блеснувшей воде. Да, я уже видел озеро, уже знал, что не ошибся в своей дороге, что че­
рез десяток минут сниму, наконец, свой мешок около двери в охот­
ничью избушку, расстегну куртку и медленно спущусь к воде, сп у­
шусь, чтобы долго никуда не ухо­
ДИ'ГЬ. «Здравствуй. Я пришел, при­
шел совсем ... » Озеро встретило меня насторо­
женной, неласкоьой тишиной. Это было глубокое дикое озеро за­
онежской тайги. Обычно оно не удерживало человека больше двух дней. Прогоняли комары, бескле­
вье и крутые неизвестные берега, которые сразу уходили далеко-да­
леко вниз. У этого озера был только один хозяин -
леший. Так говорили в сердцах случайные, не всегда удачливые здесь люди, ко­
торые хотели получить многое, но уходили ни с чем. Но когда-то озеро все-таки ос­
тавило около себя человека. Чело­
век построил здесь избушку, сбил из глины печь, сделал лодку и по­
долгу оставался около этой угрю­
мой воды один. Не его ли помни­
ло озеро, которое недоверчиво встретило меня, не для него ли берегло свои тайны, еще не зная, что тот человек никогда уже не придет сюда, никогда не отве­
дет от берега свою лодку и не увидит тех голубых окуней, кото­
рых только для него хранила глу­
бокая таежная вода, настоянная на чернике?. В этом озере деЙствите.'1ЬНО жи­
ли голубые окуни. По ночам и в густую летнюю жару они опуска­
лись на самое дно, а с утренним туманом выстраивались в свои быстрые колонны и направлялись в рейд к лудам. Лудами на таежных озерах на­
зывают приподнятости дна. Чаще луды не выходят на поверхность, они скрыты под водой, и о них узнаешь только по широким лис­
тьям, что словно зеленые острова плавают на воде. Когда нет ветра, когда молчалива вода и далеко видны блестящие листья, рыбак вряд ли ошибется, если по­
вернет свою лодку в их сторону. Там в глубину круто падает пес­
чаный или каменистый скат, там держится мелкая рыбешка, и туда в первых лучах солнца ворвется азартная стая голубых окуней ... Когда совсем наступает лето и в тростнике появляются первые стайки суматошных утят, тогда луды увидеть еще проще: над во­
дой над лудами расцветают бе­
лые лилии. Черная вода, вода без дна, вода, пришедшая сюда из еловой тайги, такой же глубокой и таинственной, как само озеро. Вода молчит глубиной и тайной, и над этой тайной цвета вороне­
ного крыла широко разливается огонь белых лилий. Я нигде не встречал таких ли­
лий, как на глухих таежных озе­
рах. Цветы, наверное, не умести­
лись бы на ладони. Их нельзя было сорвать, взять с собой. На них можно было только смотреть, забыв, что на свете есть еще что­
то более прекрасное... Для меня эти лилии остались белым чистым цветом, которому люди дали имя -
верность и который здесь, в тайге, живет рядом с вековым молчанием елей, запахом смолы, плеском тяжелой рыбы и спокой­
ным огоньком ночного костра, что разложил на берегу человек, по­
селившийся на таежном озере. Теперь, хотя и робко, я мог на­
звать озеро своим. Это право при­
ходило вместе с открытием тех тайн, которые глубокая вода дол­
го не соглашалась отдать мне. Я долго ждал и хорошо помнил по прежним свиданиям с тайнами, что молчание должно было кон­
читься. Первой молчание воды наруши­
ла черемуха. Белый, легкий цвет береrов упал в озеро и разбудил рыб. В завалах и на отмелях тут же завозились щуки. Щуки уже успели отдохнуть после весенних игр и, узнав по цвету черемухи свое время, бросились охотиться. Черемуха отцвела -
и тут же исчезли щуки. Снова наступило молчанliе воды, и я опять ждал, ждал, когда займется белым мах­
ровым огнем рябина ... С рябиной снова появились щу­
ки, озеро опять рассказало мне, что для ее обитателей белый цвет был сигналом к пробуждению. Рябина отгорела не так богато и широко, как черемуха. Кончил­
ся июнь, и я ждал теперь, когда поднимутся над лудами первые блестящие листья белых лилий. Листья будут долго тянуться к свету еще не развернувшимися трубочками, потом узнают легкий ветерок, голоса птиц, туман белой ночи, раскроются и останутся на воде до самой осени. За листьями надо ждать огни белых лилий, а следом за этими огнями -
первых голубых окуней ... Лодка возвращалась домой не­
много усталой от дальней доро­
ги. Скорей всего это была даже не усталость, а хорошее спокойное чувство, которое всегда появляет­
ся у человека, когда ожидание оп­
равдывает себя. И в этом тихом спокойствии совсем не хочется бы­
стро работать веслом... Сегодня утром появилась первая лилия. Она распустилась не на луде, а в неглубоком ручейке, что неза­
метно приходил в озеро. Это была простая лилия. Она ничем не на­
поминала настоящие таежные, цветы -
она была меньше и не­
приметней, но она была первой. Эту лилию я увожу с собой в лодке как подарок, что преподнес­
ло мне озеро в знак расположе­
ния. Подарок был дорог, как улыб­
ка хсрошего человека, которую он отдал тебе в награду за долгую и трудную дорогу к нему. Я прошел эту дорогу и теперь точно знал, что скоро встречусь с голубым окунем и тогда смело назову это озеро своим. Вслед за первой лилией широко и вдруг вспыхнули новые богатые цветы на лудах. Они вспыхнули, как крылья белых птиц, взметнув­
шихся над водой, и тут же появил­
ся окунь. Он действительно был голубым. Холодная синева горела по спинам и на боках этих рыб. И по ней можно было угадывать глубокое ключевое дно озера. С каждым днем белый огонь на лудах расходился шире и ярче. КазаJIОСЬ, он без конца будет раз­
гораться новыми и новыми лепест­
ками. Но однажды белый огонь остановился, будто достиг чего-то очень большого. И я осторожно поймал себя на мысли, что лодка теперь уже не так охотно идет к лудам, будто что-то мешает. ей на пути к голубым рыбам. Лодку хо­
телось повернуть в другую сторо­
ну, . уплыть к ручью, где недав­
но цвела самая первая лилия ... 61 3~Г~КИ nr8eKT~1 8ТК'~IТИ~ ЛУНА -
ЕСТЕСТВЕнный МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИй ЗА­
ВОД? ВО всяком случае, таково мнение американского исследова­
теля доктора Куан Суна. Как из­
вестно, Луну обдувает так назы­
ваемый «солнечный ветер », состо­
ящий из потоков протонов. Эти положительно заряженные эле­
ментарные частицы, вст упая во взаимодействие с лунными поро­
дами, дают начало многоступен­
чатой химической реакции, кото­
рая превращает руды в чистый металл. По подсчетам исследова­
теля, на каждом акре лунной по­
верхности могут находиться в чи­
стом виде до 150 тонн железа, 90 тонн алюминия и 75 тонн магния. ОСТАЛОСЬ 2023 ГОДА? Английские физики К. Макдо­
нальд и Р. Гюнст, много лет по­
святившие изучению проблем зем­
ного магнетизма, выступили не­
давно с сенсационным предполо­
жением: в 3991 году (редкая точность предвидения!) магнитное поле Земли «погаснет» ... Но ведь многие совр еменные биологи считают, что магнитное влияние необходимо для нормаль­
ной жизнедеятельности всех зем­
ных организмов. Если так, труд­
но даже предположить, как «от­
зовется» жизнь на исчезновение магнитного поля. Но даже если предположение К. Макдональда и Р. Гюнста верно, у человечест­
ва ест ь еще 2023 года, чтобы най­
ти какое-то средство от надвига­
ющейся «без магнитной» опасности. Наверн ое, теперь там было уже МНОГО-МНОГО таких цветов ... Навер­
н ое, эти цветы были больше и яр­
че, чем мой, сорванный. И если бы мой цветок оставался там, его, по­
жалуй, уже и не у далось бы отыс­
кать. Я повернул свою лодку к ручью, но н е увидел никаки х лилий. Вода в ручье как будто потемнела, ста­
ла зеленова той, и вместо белых чистых цветов на темной болотной воде самодовольно п окач ивались ленивые желтые кувшинки -
ку­
бышки. Желтый цветок кубr.rшки почти ник огда не в с третишь на лудах, где гуляет свежий ветер н голубым 62 «Х ОЗЯИН ВСЕЛЕННОй., С БЕРИНГОВА ПРОЛИВА. Ко-
гда камни с насьши были уда­
лены и вскрыта могила, архе­
ологи увидели рядом с останка­
ми погребенного деревянную мас­
ку -
плоское скуластое лицо че­
ловека с широко раскрытыми гла­
зами. Это был «Хозяин Вселен­
ной ». О нем неоднократно слы­
'шали исследователи от старых эс­
кимосских охотников и рыбаков. К апризным и непостоянным, то добрым, то злым, представал он огнем вспыхивают в воде рыбы. Заваленные корягами берега, за­
росшие гнилые заливы -
там, над вязкнм мелким дном, и жилн жел­
тые цветы. Теперь желтый цвет преследо­
вал меня всюду. Он закрывал озеро, прятал от меня воду, и да­
же голубые окуни стали казаться мне всего-навсего з елеными лени­
выми рыбами. Озеро больше не ка залос ь моим. Оно перестала держать меня около своей воды, эта вода снова становилась угрю­
мой и настороженной, и память обратной дороги становилась во мне глубже и острей. Это было началом лесного одиночества. Оди-
в эскимосских песнях, легендах, сказаниях, ибо он повелевал по­
годой и от него завнсела удача в охоте. Но видеть его изобра­
жение никому нз исследов ателей еще не удавалось. Неизвестно было также, где истоки самой леген.ды и когда родилась она. И вот в 1967 году экспедиция лени'нградских ученых под руко­
водством д. А. Сергее.ва нашла «Хозяина Вселенн ой» в древнем чукотском кургане, возраст кото­
рого почти два тысячелетия. ночество все ближе и ближе под­
ходило к моему ночному огню и чаще напоминало лесную историю о белой лилии и таежном ручье ... В этой истории не было ничего хитрого. Речь шла лишь о прос­
том таежном ручье, по которому рыбак каждый день ездил ловить рыбу. И однажды занятый лесной работой человек заме тил лилию, заме тил сначала, между прочим, как сигнал к тому, что скоро ши­
роко пойдут к лудам стаи окуней. Рыбак встретил рыбу, н о оставил лилию в памяти. Позже он стал заме чать за собой, что его все время тянет к ручью -
лилия ос­
тавалась на месте. Но однажды ее Эта самая древняя нз нзвестных науке деревянных 8СКНМОССКНХ скульптур вместе с другими на­
ходками 8кспедиции, как пишет Д. А. Сергеев, свидетельствует о том, что хозяйственный уклад и культура арктическиХ зверобоев-
8СКИМОСОВ Сформировалась непо­
средственно в райоие Берингова пролива. ДЕВИЗ "СОЛНУЕ» словно объединяет проекты одного из на­
пра'вле,ннй в архитектуре, так на­
зываемой «архитектуры саморегу­
ляцни». Дома уступами сбегают с хол­
ма, тянутся своими тонкими вер­
шинами .' к солнцу, распускаются, как лепесткн цветка... Это срав­
нение не случайно, как не случай­
но цазывают иногда проекты ар­
хитектора Яна Любич-Ницша, профессора Кембриджского уни­
верснтета, «конструкцией водяной лилии». Дома на его проектах, действительно, словно раскрыва­
ются на СО.l\.нечныЙ свет, как рас­
крывается каждое утро навстречу солнцу чаша водяной лилии (ф о -
то .вверху). Квартнры домов, проектируе­
мых Я. Любнч-Ницшем, словно взбегают по огромным спиралям, не затеняя друг друга, -
в окна, расположенные у подножья дома, входит столько же света, как и в квартиры его вершины (ср е д­
н е е Ф о т о). Советские ~<l.рхитек­
торы А. Шипков и Е. Шипкова !lроектируют жилой комплекс для Крайнего Севера. в виде огро.м­
ных '1ира'МИД, считая, что такая форма выгодна в борьбе за свет (фото внизу). Как можно больше «раскрыть»' жилище человека солиечному све-
ту самой формой здания к 8ТОМУ сводятся 8ксперименты «архитектуры саморегуляции». Ю. ЛЕБЕДЕВ, научный СОТРУДНИК НИИ теории и истории архитек­
туры не стало она погибла, отгорев положенный срок. Рыбак загрус­
тил и вернулся домой. Говорят, что он вернулся слишком поздно ... Вот, наверное, поэтому простая лесная история и заканчивается грустными словами: «Берег ее, да не уберег ... А красивая была ... > На лудах еще горело много бе­
лых лилий, еще можно было ло~ вить и ловить рыбу, но моя ли­
лия уже отцвела. Она погибла в тот день, когда я сорвал ее ... Те­
перь у меня не было никакой ли~ лии, и, может быть, именно поэто­
му раньше обычного пришли ко мне и память обратной дороги и та ле­
сная история, в которой рассказы~ вается, как за временной разлукой человек потерял свою любовь. Кто он был, человек, дЛЯ KO~ торого цвели необыкновенные ли~ лии, выходили к лудам голубые окуни и которого до сих пор еще помнила глубокая загадочная вода? При тусклом свете коптилки я разобрал на досках стола несколь­
ко рядов старых, темных от копо­
ти, зарубок. Длинные ряды, види~ мо, означали ночи, проведенные у огня. Другие ряды, покороче, дол­
жны были рассказать о тех днях, когда погода выпускала на озеро, когда был промысел и была ры­
ба ... Да, рыбаl У человека, который построил избушку, оставил мне печь, легкую лодочку и еще креп~ кое весло, здесь на озере была та же цель, что и у меня, -
рыба. Много-много рыбы за не очень длинный срок летнего промысла в тайге ... А что еще? Что держало его здесь, на берегу хмурого, скрытного озера? О чем думал он у ночного огня после долгого и не всегда ясного дня, среди волн и ветра? Что берег в своей памяти? Чего хотел? Кто он, тот человек, который оставил для других свою тропу, тески на еловых стволах и маленький берестяной черпачок у ручья, иастояииого на чернике?. 63 64 НОРМАН МЕАЛЕР СТАВКА НА НЕБЕСА Повесть Окончание. Начало в NQ 11. ВЕКСЛЕР, апрель 1942, ночь TpeтЫl Тольно бы вот увидеть это во фрихолдсних газетах ... Е врейский парень, светловолосый еврейский парень Векслер устроился в окне подвала и LЦeKo­
тал японцев из пулемета, щекотал до смерти, да­
вал им прикурить за университет Миннесоты. По­
ругиваясь про себя, светловолосый еврейский па­
рень Векслер -
фермер из Фрихолда, штат Нью­
Джерси, здоровенный блондин из нападения .30-
лотистых Сусликов., -
поливая свинцом из пу­
лемета, блокировал прорыв вонючей. команды Трентона, защищая честь великой футбольной команды 1. Пулемет брыкался в его руках. Трясясь вместе с пулеметом, он ловил мушку, наводил ее на бегущие фигурки 11 сбивал их не рукой, как бывало, а пулеметом, -
делая свою футбольную карьеру. «Они захудалая команда, -
говорил он себе, -
рванье. Вышли против нашей команды, I Здесь и далее речь идет об американском фут­
боле. а мы, классная комаида, викак не поведем в счете •• -'-
Полегче, -
сказал ему сержан'!' РаЙс. -
Не трать попусту патронов. -
Послушай, сержант, ir. за этим пулеметомl В стену громыхиула граната, не причинив им никакого вреда. Он снова начал· стрелятье И. не­
чего этому полуиндейцу сержанту указывать, как надо отбивать атаки: он прирождениый футбо­
лист, игрок университетской, -
ему пришлось по­
править себя, -'-
игрок лучшей команды Фри­
холда. Снаружи становилось темно, и японцы казались кустиками или спортивными чучелами, брошеи­
ными где попало после тренировки. Они дряннаа команда, .Вруклин Колледж. против университета Миннесоты, университет Миннесоты против сбор-
ной мира. -
-
Ну, что же вы? -
бормотал он. -
Давайте, япоiпки, давайте, скоты в желтых футболках.' Хва­
тит отсиживаться в аащите. Попробуйте свалить меняl 5 «Вокруг света» не 12 'нсунин r. Фиnипповскоrо Время от времени ему удавалось их разглядеть, особенно когда они· пытались проскочить череа :Ровную, как футбольное поле, площадку 'перед ДО­
мом; это было, . когда луна, выйдя из-за дома, сыг­
рала в его команде отличного защитника, и тогда он видел их лица, видел, как япошек настигала смерть. Как из пульверизатора, как будто у иего в руках был садовый шланг, как будто он сыпал курочкам зерно на своей ферме, сбивал иа них масло, из этих япошек. За второго номера был ин­
деец -
он делал свое дело не торопясь, не разго­
варивая; 'он и на индейца-то не похож -
мрач­
ный, :Все насвистывает, точно для 'Него это рабо­
та_ А ведь это не работа, это игра, матч профес сиональных футбольных команд. Давайте, вы, .Чикагские Медведи., вас ждут .Филадельфdские Орлы., нет'-.ПиттсбургскиеМечи., и ОНИ,непро­
пустят вас за трехъярдовую отметку. Пулемет, что был у тех, у чужих ворот, попытался ткнуть пальцами ему в глаза. Он нырнул ввиз, чувствуя, как в проем окна хлестнула очередь и как пули застучали по ПРОТИВОПО,1Iожной стене. Ои слышал, 65 как вдали громыхали выстре­
лы, -
это был великий матч, рн шел по всему острову. А их пулемет продолжал долбить заднюю стенку. -
Я же говорил тебе: стреляй реже, -
сказал ин­
деец. -
Они из-за тебя за­
секли это окно. -
Не стреляй, Векслер, пока они не подойдут на сто ярдов! Нельзя, чтобы они вы­
вели из строя наш пуле­
мет. -
Капитан вылез из ще­
ли и на корточках подобрал­
ся кокну. -
Далюччи, че­
рез пять минут сменишь Векслера! Из щели послышалось бур­
чание, означавшее согласие. Не нравится мне, капи-
тан, сказал индеец, как действует Далюччи. Слишком уж он скром­
ный. -
Сам ты СЛИШIЮМ скромный, сержант, -
ска-
зал Векслер. -
Кто -
я? -
проворчал РаЙс. -
Я индеец. Капитан медленно улыбнулся. -
Как ты думаешь, сколько их там? -
спро­
сил он. '-
Не так уж много, капитан. Пара взводов, не больше. -
Больше, капитан, -
сказал Векслер. Он уже перебил, как ему казалось, человек тридцать. Капитан выглядел озабоченным. -
Им нужно это шоссе. Должно быть, их больше. -
Да, сэр, -
отозвался индеец. Снаружи стрельба затихла. При лунном свете лежавшие на поле тела казались взрытым дерном. Векслер почувствовал себя загнанным в угол. До­
ма у него была своя земля, свои куры, свое мас­
ло, яйца и была площадка на окраине Фрихол­
да, где они по воскресеньям играли в футбол, и он, светловолосый еврейский парень, был самым здоровым, С-!l.мымжестким из всех, кто когда-либо играл за Фрихолд. А этот подвал такой малень­
кий, и ему не нравилось, что его загнали сюда. -
Да, сэр, -
СJ(азал он про себя, -
не шуточ­
ное дело война. Капитан достал плитку шоколада и разломил ее на три части. Они принялись лениво жевать. -
Далюччи, -
СJ(азал капитан, -
сюда. Далюччи неохотно вылез из щели и пополз к окну. Японские пулеметы по-прежнему молчали. ~Притаились., -
подумал Векслер. Он сосредото­
чился на нескольких сломанных деревьях, которые виднелись в конце залитого лунным светом поля. Он говорил себе, что и они похожи на трен.й:ро­
вочные чучела, но это было не так. Уж слишком они растрепаниые. -
Боюсь, что они захватили тот дом, -
ска­
зал капитан. Он снял с зуба прилипший кусочек фольги. Сержант мне нужен, продолжал он. -
Отец Миэри -
не в счет. Один из вас пойдет к тому дому на разведку. Если вам ·удастся пробраться в тот дом в чем я со­
мневаюсь, -
вы скажете, что нам нужно подкреп­
ление. Если пробраться в дом невозможно, возвра­
щайтесь и доложите мне, как там дела. Самое 66 важное -
вернуться. Радиосвязи уже давно нет. Кто из вас сам согласен пойти? Далюччи нахмурился в темноте. -
Не-е ... -
протянул он. Векслер поплевал на ладони. Почему же нет? -
СJ(азал он. -
Я это сде-
лаю, капнтан. -
ТОЛЬJ(О смотри возвращаЙся ... Он ухмыльнулся. -
Держу пари, J(апитан. Уж это-то я сделаю. Еврейский парень Векслер делает через все поле дриблинг, а газеты Фрихолда пишут о нем статью. Он полез в окно, но индеец схватил его за руку. ,-
Постой, -
сказал РаЙс. -
Сейчас они при­
таились. Они следят. Отойди пока от окна. Райс сделал несколько выстрелов наугад. Тут же ему ответил японский пулемет, он прошелся очередью вдоль всей стены и замолк. -
Теперь давай, -
сказал РаЙс. -
Ползи все время у самой стены, где тень. А когда допол­
зешь до конца, я открою огонь, и тогда -
беги. Векслер осторожно выбрался из окна. Снаружи было свежее; поле, пока он полз, вжимаясь в угол между стеной и землей, казалось ему огромным. Он волновался -
рискованное это дело. От города потянуло холодком, он видел, как затряслись вет­
ки на деревьях, и сам он тоже начал трястись. Черт, он не хочет, чтобы его имя появилось в га­
зетах в списке убитых! Он полз в тени стены, и было похоже на то, что ему так ползти еще ярдов с полста. Черт знает как светло. Почему же япошки не могут его увидеть, когда он их видит? Он оглянулся. Под та­
ким углом зрения окно настолько сузилось, что было невозможно разглядеть, что там делается внутри. Здесь, снаружи, он почувствовал себя очень одиноким, никаких тебе схваток, ни по­
дач -
одни японцы. ~Какой там, к черту, фут­
бол., -
пробормотал он. Добравшись до конца тени, он перевел дух и сгруппировался в позу хавбека, ожидающего мяч. Господи, только бы япОНСкий пулеметчик не уви­
дел его сейчас! Еврейский парень Векслер, один в темноте, играл, может быть, свою последнюю игру. В доме резко зарокотал пулемет, пронизывая темноту белыми нитями. Тут же ему ответил японский пулемет, и они оба обрушили друг на друга длинные очереди; он бросился бежать, впе­
реди было сорок ярдов ровного поля, и если они заметят его, из него сделают решето. Он бежал. Внезапно перед ним встали черные силуэты ку­
стов, которые находились в сорока ярдах от дома, и их ветви хлестнули его по лицу. С разбегу он продрался в самую гущу и повалился; он лежал и чувствовал, как в нем колотится страх. Укла­
дывать бы сейчас яйца в корзины, ничего больше­
го ему не нужно. До того дома была всего лишь миля, но придется держаться от дороги подальше. .А что, если всех, включая и капитана, убьют, пока он будет бегать? Что тогда? Меня бы тоже тогда уби­
ли, если бы я там остался, -
подумал он. -
Интересно, что 'сейчас делает Вера: выписывает накладные на яйца или, быть может, оформляет договор на поставку масла? По другую сторону кустов земля горбилась хол­
мами и хватало деревьев, так что для него все было о'кеЙ. Придется обойти город стороной: если пойти напрямик, можно влипнуть. Быстро пере­
бегая от дерева к дереву, он напра-' вился в глубь острова. Впереди показался патруль, и он замер, прижавшись к стволу. Когда японцы исчезли из виду, он вдруг почувствовал, как у не­
го деревенеют ноги. Нужно расслабиться: когда отбиваешь встречный удар, нога, чтобы не было перелома, должна быть расслабленной. Если бы, как он этого хотел, его взяли в университет Мин­
несоты, он бы тоже был капитаном и знай сидел себе да посылал подчиненных узнавать, как там и что. Он пополз через кусты. Когда он, наконец, дополз до другого края кустарника и высунул го­
лову, ему по~азалось, что впереди стояло дерево, только это было не дерево, а часовой, стоявший к нему спиной. Он лежал' и ждал, что часовой куда-нибудь пойдет, но тот оставался на месте. Яп~нец' медленно повернулся кругом и снова стал к нему спиной. Кажется, еврейскиЙ парень Векс­
лер влип. Он ждал и прикидывал, не сделать ли ему стремительный проход. Сумеет ли он .уго­
ворить. японца, прежде чем тот успеет крикнуть? Но стремительный проход не состоялся: его ноги сработали сами,' каждый хороший атлет прежде всего чувствует решение ногами. Медлен­
но, почти не отрываясь от земли, он начал пятить­
ся, поочередно отодвигая назад ступни и ладони. Когда он отполз на тридцать'ЯРДОВ, он приподнял­
ся на корточки и юркнул в тень дерева. Ему му­
чительно хотелось курить. Какого черта на него рассчитывали, что он вот так, за здорово живешь, сможет сделать две мили: одну туда, другую об­
ратно? На холмах, в глубине острова, вовсю зали­
вались пулеметы .• Должно быть, это уже в джунг­
лях., -
подумал он. Прибрежное шоссе находи­
лось справа, но этим путем ему не пройти -
там уже стреляли японцы. И он снова двинулся, где бегом, где ползком, от дерева к дереву. Он почувствовал себя лучше; это был самый длинный проход за всю историю фут­
бола. Такого не было ни у одного бека из Минне­
соты. А вот если бы его поставили на клуб­
ную стипендию, он бы сейчас сидел в подвале, а здесь вместо него потел бы Далюччи. Черт бы ее побрал, эту фрихолдскую газету, какой в ней прок ему и Вере? Этой газетой задницы подти­
рать -
вот что. И он даже чуть не заржал. Бума­
га-то у ннх мягкая. Он подобрался к вершине холма, стараясь не высовываться из Tpa:libl. Может быть, уже со следующего холма он увидит тот дом. Дом, на­
до думать, тоже стоит в стороне от города. Услы­
хав смех японцев, он пополз от них на животе. Что-то скользнуло по его лицу -
змея? Он едва не завопил. Когда, голоса японцев раздались со­
всем рядом, он замер, стараясь дышать так тихо, чтобы не выдать себя сопением; В этом ему помог­
ло то, что, во-первых, у него не было огромного еврейского носа, а во-вторых, что оон успел про­
'1·истить его. Миннесота не назначила ему стипен~ дию -
он, видите ли, еврей. Но что с того, что у него такая фамилия? У него волосы светлые, -
так? Росту в' нем пять футов с одиннадцатью дюй­
мами, быстрый, а вес -
сто девяносто фуитов до душа. Подумаешь, еврей, а во Фрихолде говори­
ли, что ОН играет не. хуже того огромного шведа. .Швед Векслер., -
подумал он, задерживая ды­
хание. Японцы прошли мимо. .Швед Векслер. по­
дождал малость, затем побежал, 'прнгибаясь к зем-
5* ле. У подножия холма ему пришлось перебирать­
ся через большой ручей. н его башмаки начали чавкать. Пробежав еще несколько десятков шагов, он их снял и, пока взбирался на следующий холм, нес в руках. Фермер из Нью-Джерси, что здесь за жизнь для .шведа Векслера., для тебя, который был бы уже игроком экстра-класса? О нем говори­
ли бы везде: и во Фрихолде, и . в Асбери, и в Лонг-Бранче -
IИ, бьtть может, присудили .бы приз .ЛучшиЙ игрок •• Когда он подобрался к самой ВЕсршине холма, его снова охватило волнение, -
в конце концов он почти сделал свое дело. Шоссе и дом должны находиться по ту сторону холма, но его встрево­
жила тишина. Забравшись на гребень, он на ощупь пробрался между. камеиными глыбами и посмот­
р'ел вниз. По шоссе маршировали японцы, а дом, казалось, был расколот надвое, и кое-где из него выбивались языки пламени. , Еврейский парень Векслер надел башмаки, по­
вернулся и двинулся в обратный путь. Теперь га­
зетам будет не о чем писать, они проиграли. Ему не предложат сниматься для рекламы, и им с Верой не удастся расплатиться по закладным за десять лет вместо двадцати. Однако идти об­
ратно было почему-то легче. Он твердил про себя, что нельзя сзевать. И что нужно быть начеку, а не то ему оторвут башку и будут вываривать из нее жир. Интересно, как скажется на них по­
теря этого дома. Капитан знает, -
предположил он, -
хоть капитан и не очень похож на смыш­
леного парня, но все же считает это очень важ­
ным. Он заставлял себя думать о Вере, -
как­
никак, она была надежнее любого друга, преданнее самой верной собаки, -
но теперь он себя чув­
ствовал легко и свободно, не боялся, что его убьют, и о ней можно было не думать. Прежде чем он это сообразил, его голова уже высовывалась из знакомых ему кустов, и перед ним был дом с заложеиными окнами, с подвалом, из которого стрелял пулемет. Он не знал, как ему туда забраться; нужно было пересечь участок, за­
литый лунным светом, и он не имел возможности дать своим сигнал, чтобы они отвлекли япошек. Он решил, что стбит немного подождать. Пулеме­
ты было оставили друг друга в покое и тут же завелись снова. Он надеялся, что японцы сосредо­
точили все внимание на пулемете, строчившем из подвала. Может, кто из них посматривает по сто­
ронам, и тогда его как пить дать засекут, но де­
лать нечего -
надо рискнуть. И он· стрелой по­
мчался по полю под луной. Защелкали ружья, и в тот момент, когда он влетел в тень, за него взялся пулемет. Векслер подполз к стене и вжался в землю в надежде, что его не увидят. У него просто не было времени испугаться. Проклятый пулемет хлестал по стене блуждающимн очередя­
ми. Они не знают; где он. Пулемет, отвечавший им из подвала, замолчал. Теперь они не будут знать, где окно. Он побежал вдоль стены, нырнул в окно и, едва не сбив пулемет, шлепнулся на пол. Пулемет тут же заработал снова, и он, со свистом вдыхая и вдыхая воздух, подполз к сте­
не и прислонился головой' к мешкам с песком, та­
ким удобным. -
Отлично сработано, малыш, -
сказал ему РаЙс. За пулеметом был Далюччи, капитан пода­
вал. Капитан сделал знак рукой, и индеец сменил его. -
Хотел бы я знать, почему они до сих пор 67 не поставили против нас окопный миномет, сказал капитан. Индеец хмыкнул. -
Не так уж много у них минометов, -
ска­
зал он. -
Видно, И<, вполне устраивает, чтобы мы здесь сидели и не вылезали. Капитан стал на колеии рядом с Векслером. -
Отдышался? Говорить можешь? -
Да-а ... -
ответил он, силясь справить-
ся с одышкой. Он чувствовал себя совсем раз­
битым. -
Ну, так что с тем домом? -
Он взят, там вокруг японцы, и они колонна-
ми идут по шоссе. Уныло свистнув, капитан кивнул головой. -
Вот вам и ответ, капитан, -
подал свой го­
лос РаЙс. Капитан снова кивнул, затем наклонился над ним. Ну, а ... скажи-ка, Векслер, как там оно было? Было что? Как тебе там пришлось? А, -
он пожал плечами. -
Нормально, я полагаю. Малость крутовато. Капитан как будто хотел еще что-то сказать, н;о остановился. Немного погодя он спросил: -
Вы уверены,. что дом взят? -
Да, сэр, -
ответил он. Он уже почти спра-
вился с одышкой. Вдруг он обнаружил, что капитан пополз к ще­
ли. Обратно он вернулся с отцом Миэри, и вместе. они подползли к стене, к тому месту, где начи­
налось окно. -
Продолжай отстреливаться, -
сказал капи­
тан. -
Сейчас мы все вместе кое-что обсудим. Все собрались неподалеку от пулемета. -
Тот дом пал, и японцы вышли на шоссе,­
продолжал капитан. -
Этот дом им больше н(} нужен. Вы все понимаете меня? Священник шевельнулся. -
Вы хотите сказать, капитан, что он больше не является важным объектом? Капитан, казалось, улыбался. -
Да, совершенно верно... Так вот, они нас здесь не оставят. Им не к чему иметь в тылу не­
взятые бункера, даже самые маленькие. Рано или поздно они установят здесь полевые орудия и раз­
несут этот дом в щепы. Оставаться здесь больше нет смысла. Может быть, мы могли бы дать им бой на другом участке шоссе, но я в этом сомне­
ваюсь. -
Не похоже, чтобы где-нибудь еще шел бой,-
сказал Векслер. . -
Тем более. Что касается меня... У меня есть свои личные мотивы... -
он помолчал. -
Я оста­
юсь здесь. Но поскольку я больше не имею права требовать, чтобы вы сражались насмерть, любой из вас, кто пожелает, может идти сдаваться. В на­
шем героизме больше нет смысла. Я не сочту ва­
ше решение трусостью. Итак, кто из вас хочет сдаться? -
Вы говорите, что ОСТа1~аться нет абсолютно никакого смысла? -
немного нервно спросил свя­
щенник. -
Нет. Во всяком случае, если и есть, то не настолько, чтобы требовать от вас ваши жизни. Индеец нетерпеливо хмыкнул. -
Я бывал в передрягах и похуже, -
ска­
зал он. Священник иерешительно вздохнул. 68 Как вы думаете, пленных будет много? Не сомневаюсь, -
ответил капитан. Пропади оно все пропадом, -
сказал вдруг Далюччи_ -
Я иду сдаваться. Воюйте сами, кому нравится. -
А ты, Векслер? -
спросил капитан. Ему не хотелось снова выходить из подвала. Если они продержатся, может быть, он попадет в газеты ... может быть ... Он не знал, что же ему, черт возьми, делать. . -
Остаюсь, -
медленно проговорил он и толь-
ко потом сообразил, что это сказал он сам. -
Прекрасно, ну, а вы, капеллан? Миэри встал на ноги. -. я понадоблюсь пленным. Пленным людям бог нужен... больше. -
У него дрожали губы. Кто-нибудь из вас католик? -
спросил он. -
Ну да господь с вами. Далюччи и Миэри стали на колени перед окном. -
Вылезайте с поднятыми руками, -
сказал капитан. -
И ничего им не кричите: они не пой­
мут и еще подумают. что вы пошли в атаку. Священник перекрестился. Сдвинув пулемет в сторону, Райс прислонился спиной к стене. -
Пока, Далюччи. Скотина ты, -
сказал он. -
Чтоб ты сдох, -
проговорил Далюччи, да-
вясь от гнева. Они вылезли в окно. Оставшиеся, не отрываясь, смотрели им вслед. Векслер не знал, как к этому отнестись. Он видел. как они вышли из тени и направились к япон­
цам. Поднятые ладони белели в лунном свете. Священник вдруг споткнулся, затем побрел даль­
ше. Они разошлись в стороны и шагали на рас­
стоянии десяти ярдов друг от друга. С японской стороны не доносилось ни звука. Они уже перешли почти все поле, и в этот момент ударил японский пулемет. Первым упал Далюччи, за ним -
свя­
щенник. Пулемет забавлялся ими еще несколько секунд. Первое, что услышал Векслер, это голос капи­
тана. -
Я не подумал, -
сказал он медленно, -
я просто не мог об этом подумать, На японской стороне раздался взрыв хохота. Векслер рванул к себе пулемет. -
Ну, держитесь, проклятые скоты, я вам по­
кажу, я спущу с вас ваши проклятые шкуры! Индеец оттолкнул его в сторону. Стой, они пойдут за ними. -
Как же, жди, индейский осел! -
Да замолчите вы оба! -
крикнул капитан. Векслер подчинился .• А ведь чудно, -
сказал он себе, -
у меня и злости-то настоящей нет, во­
обще ничего не чувствую •. Японский солдат покинул укрытие и осторожно пополз вперед, чтобы проверить, есть ли еще кто в доме. Райссклонился над пулеметом, тщательно прицеЛИl!аясь. Он дал несколько одиночных выст­
релов, затем длинную очередь, водя взад и вперед мушкой по упавшему солдату, затем короткую очередь -
в конец поля. -
Глянь-ка, они не отвечают. Ни вспышечки. Не так уж плохо. Несколько минут капитан хранил молчание. На­
конец он спросил: -. А чем занимался Далюччи до армии? -
Работал на бензоколонке, ~ажется, -
отве-
тил Векслер. -
Л так и не успел толком с ним познакомиться. Понятно, -
медленно проговорил капитан. Нет, в самом деле, капитан., Ладно, становись вторым номером к пу ле­
мету. Японцы по-прежнему молчали. Делать было ре­
шительно нечего. Он подумал о том, сколько ча­
сов они просидели в подвале. Должно быть, часа три. Не так уж мало для слабой команды, кота­
рая отбивается от знаменитой команды. Но едва он об этом подумал, в голову полезли другие мыс­
ли, и он никак не мог от них отвязаться. Он не знал почему, но только, не перестаВIlЯ, он все время думал о том, что скорее это они знамени­
тая команда и что она проигрывает слабакам. Он и сам не знал, вери'l' он в это или нет, но ведь он ни в чем не чувствовал уверенности. Он не знал, что и думать •.. КАПИТАН, апрель 1942, день четвертый, 4.00. ... Нан шеренга гОЛblХ в ожидании М6досмоmра ... За эти три дня и три ночи он повидал множест­
во вариантов смерти. И теперь, когда он, капитан, сидел в подвале рядом с Векслером и индейпем и ждал, ждал последней решительной атаки, ему ка­
залось, что всю свою жизнь он ждал Э1:'ОЙ смерти, но сейчас, когда она была уже так близка, в ней вряд ли можно было найти какой-нибудь смысл. Весь день и всю ночь, все эти три дня и три ночи он видел, как люди сражались и умирали, но то ли потому, что все это случалось слишком быстро, или еще почему, только ему было ясно лишь од­
но: во всем э'1'ом он не обрел для себя ни смысл:!! существования, ни каких-либо новых ощущений. Он вспомнил, как однажды разглядывал труп за­
живо сгоревшего человека. С телом произошло ужасное превращение, как будто этот человек, сгорая, превратился в доисторическое человекооб­
разное существо. Весь черный, сморщенная сож­
женная кожа казалась черной шерстью, а черты лица были до того слизаны огнем, что можно бы­
ло отчетливо различить только черный кружок рта, скаливший белые зубы в неуместной обезья­
ньей ухмылке. Ему казалось вполне возможным, что его собст­
венная смерть совершит похожее надругательство и над его плотью, но даже эта мысль не вызвала у него никаких эмоций. Как будто все эти три дня он пребыв ал в оцепенении, в мертвенном оце­
пенении, не столько от страха, сколько из-за от­
сутствия переживаниЙ. Он лежал в подвале, при­
слонившись спиной К мешкам, и гадал о том, сколько осталось до рассвета, когда японцы смогут разглядеть окно и откроют по нему такой огонь, что 'всякий, кто попытается им ответить, будет тут же убит. Под прикрытием огня, он это знал, японцы без хлопот сумеют подползти к ИХ дому. Ему очень хотелось курить, но он прекрасно знал, что этого нельзя делать до утра, -
огонек сига­
реты их выдаст. Возле него за пулеметом на кор­
точках сидели индеец и Векслер, их каски чуть выглядывали в окно. -
Да перестань же ты копошиться, -' сказал индеец. -
у меня тело зудит, -
ответил Векслер. Теперь, когда предстояло окончательное подве­
дение итогов всей его жизни, он пытался предста­
вить себе, какие ощущения вызовет в нем смерть и будут ли они исполнены значимостью открове­
ния. Чувствуя в темноте биение пульса ночи, он пытался найти нечто неуловимо возвышенное, красоту, которая придаст всему свой особенный смысл, прежде чем наступит финал. В этой тем­
ноте он отчаянно, мобилизуя все силы своего рас­
судка, пытался выявить особое содержание смерти, с тем чтобы его жизнь обрела, наконец, цель­
ность. Его рука судорожно потянулась куда­
то Б ночь. Достичь окончательной цели в своей собственной смерти, поймать этот высший смысл, схватить его, прижать к себе и унести с собой внебытие -
его рука расслабилась. Нет, все бу­
дет не тах. Нет, думал он, нет, это не будет приведением к общему знаменателю; скорее, это будет сродни тому чувству, которое испыты­
ваешь, когда стоишь в шеренге голых в ожидании медосмотра. Векслер встал и отошел от пулемета. В темноте капитан мог только слышать его голос, но, па-ви­
димому, Векслер вдруг остро ощутил свое заклю­
чение в этом подвале и захотел отвести душу. -
Слышишь, сержант? -
сказал Векслер. -
Я тебе когда-нибудь рассказывал, какой мне при­
шлось однажды дать пас во время игры вРед Банке? у окна послышалось ворчание. -
Я играл защитника, знаю, ты и мяча не дер­
жал, но все равно, слушай ... Сержант шевельнул затекшей ногой. -
Отойди от окна. В каждую секунду может начаться стрельба. Капитан насчитал три сигареты в кармане. Ча­
са через два можно будет, пожалу.Й, и закурить. Векслер гремел своими огромными ботинками в темноте. Он за что-то зацепился ногой и нераз­
борчиво ругнулся. -
Так вот, нужно было дать пас. Мало таких защитников, КЦ'О умеет, но, понимаешь, у меня во какие кулаки. -
Он дошел до стены и двинулся в обратную сторону, к окну, продолжая неторопли­
во рассказывать. У капитана возникло желание заставить его остановиться. -
Ну, ребята стали вокруг меня, на краю, -
он сделал еще несколь­
ко шагов в' темноте, -
так, чтобы я мог полу­
чить пас, но дали мне мяч не сразу. Как будто я собираюсь прикрывать того, кто побежит с мя­
чом, -
только для того и встал у линии, -
так что меня они выпустили из виду. -
Он уже был охвачен возбуждением. -
Я нарочно пропускаю блокировку, мяч идет ко мне, и я ... Внезапно индеец дал очередь. -
Попал. -
Так вот, я рванулся назад, хватаю мяч, -
его рука поднялась, -
размахиваюсь и ... Загремела ответная очередь японцев -
по ок­
ну. Векслер, как пустой мешок, осел на пол. Капитан поднялся и, сообразив, что человек уже мертв, медленно опустился. -
Говорил же ему, тупая скотина, -
пробор­
мотал индеец. -
Хочешь, я встану вторым номером? -
спро­
сил капитан. -
Не нужно, капитан, нормальный ход. Я сам управлюсь. Стрельбы-то почти нет. Они сидели молча. Повернув голову и чуть по­
давшись вперед, капитан мог смотреть в окно; те· перь, когда Векслер был мертв, ему вдруг стало яснее, как будет выглядеть его собственная смерть. Он сомневался, почувствует ли он что-нибудь во­
обще. Это произойдет так же неожиданно, как это случилось с Векслером, и он не успеет ничего 69 почувствовать. (,Ведь это до смешного просто, _ подумал он, -
только я понял это слишком позд­
но.. Ощущения берутся не из самого опыта, а из того, что ему сопутствует. Если смерть при­
ходит неожиданно, не как результат домой бо­
лезни, она не несет с собой никакого чувственного опыта. Его смерть, в этот момент он это ясно по­
нимал, придет случайным гостем, ей ничто не бу­
дет сопутствовать, и инстинктивное желание мак­
симального, ощущения не будет удовлетворено. А что до других, то никому она не покажется зна­
чимой. Для Ковы она будет шоком, для друзей -
нечто щекочущее нервы, не больше, потому что она не будет для них неожиданностью, вот разве что послужит поводом для выпивки внеурочный час. Для его страны это будет всего лишь строч­
кой в газете -
гораздо менее интересным сооб­
щением, чем убийство какой-нибудь проститутки. Для кого-нибудь еще ... он не смог думать о ком­
то _е. Может быть, когда-нибудь признают его ЖИllOпись. Он криво усмехнулся ... Неизвестно, как именно она об этом узнает. Он представил себе -
это казалось ему предпочти­
тельней, -
что ей позвонит его отец, потому что отец будет из-за этого разбит горем, и она, слу­
шая, как он будет запинаться, не сможет не nра­
явить искреннего сочувствия. Положив трубку, она поднимется к себе наверх, в свою комнату, nри­
ляжет и задумается. Она живет, наверное, в част­
ном доме, где-нибудь на окраине, деля плату за квартиру и кутежи с какой-нибудь приятельницей года на три старше ее самой. ' Лежа у себя в комнате, она вдруг заметит, что ,постель сбилась, изменит позу и заплачет. В Боу­
эне было так много от нее самой; ей на миг по­
кажется, что ее тоже убили. И плача, она будет шептать: «Как мне скверно, как мне скверно ...• Раздастся звонок в дверь, и она вспомнит, что с кем-то договорилась провести этот вечер. Первая мысль -
не открывать, по ей в этот' момент не хочется быть одной; вторая мысль -
отложить встречу на другой день, но ведь это будет просто притворством. Через минуту она бегом спустится по лестнице и откроет дверь в тот момент, когда мужчина уже было повернулся, чтобы уйти. -
Извини, -
скажет она. -
Я ... слегка засну­
ла ... входи. Он человек среднего роста, со смуглым чувствен­
ным лицом. Это будет ... да, пусть это будет их первая интимная встреча. Ь'му очень захочется остаться у нее. Познакомились они на какой-ни­
будь вечеринке. -
Ты ... -
но он не договорит: (,Ты плакала?'> Он сочувственно улыбнется, чтобы она сама реши­
ла, говорить ей что-нибудь или нет. Она слегка запрокинет голову, точно для того, чтобы удержать в глазах слезы, прежде чем суме­
ет с ними справиться. -
О ... так глупо ... -
скажет она. -
Только что у~нала, что человек, за которого я вышла за;wуж, погиб у черта на куличках, на каком-то острове. Когда-то я любила его. Он ей тогда скажет: -
Ты, должно быть, очень несчастна. Он это скажет nроникновенно тихим голосом, рассчитанным на подобные ситуации. Он не будет козырять сочувственными вопросами. Эта женщи­
на теперь кажется ему в ином свете, и, если смерть ее мужа на войне может помешать их от-
ношениям, он не станет ее торопить. ' Она чуть улыбнется. 70 -
Со мной случился тяжелый приступ носталь­
гии (она некстати -ввернула модное словечко), на это всегда прекрасно растворяется в бордо. -
В наши дни его трудно достать, -
скажет он. -
Может быть. вы предпочли бы остаться да­
ма, а наш вечер можно было бы перенести на не­
делю или на две. Ох будет думать, что в этот вечер она снова любит своего мужа. -
О нет, нам нужно идти! -
скажет' она, но деланная радость в ее голосе будет им ложно истолкована: он подумает, что ей хочется остать­
ся наедине' с nереживаниями. былой любви, в то время как она изобразила радость только для то­
го, чтобы он чувствовал себя в долгу nерео ней, и, если она покажется скучноii, QT нее не по­
требуется особого остроумия, чтобы вечер не пропал. И здесь этот человек сделает роковую· ошибку. Он скажет: ' -
я понимаю, что у вас сейчас на душе. Мы бы возненавидели друг друга. В конце концов е.сли оставаться дома по случаю траура -
условность, то. не меньшей условностью было бы сейчас соблю­
дать jtаш уговор. Раз уж вам приходится отдать дань условностям, делайте то, что вам больше сеЙч.ас хочется, а это, как мне кажется, означа­
ет, что вы останетесь дома. Он будет думать, что она запомнит его доброту и, даже более того, оценит его nроницательность, так что он сможет с успехом возобновить ухажи­
вание через какую-то неделю ... Затем она почувствует, что все ее протесты только еще больше укрепят его в этом заблужде­
нии, и тогда она перестанет возражать и после минутной болтовни, закрыв дверь, вернется в пу­
стую К9мнату. Но теперь, когда ей захочется еще немного поплакать, у нее не найдется слез, так как нужный для этого момент прошел и ситуация больше этого не требует ... ОН с трудом проглотил ком в горле. В носу по­
щипывало, во рту стоял неприятный солоноватый вкус. И вдруг он почувствовал ненависть к само­
му себе. Ему пришло в голову, что он эмоциональ­
но прочувствовал свою смерть, и он подумал о том, как далеко он зашел, чтобы прочувствовать ее; он с удивлением обнаружил, что не испытыва­
ет перед ней никакого страха, хотя ему казалось, что страх смерти должен быть сильнее любого другого чувства в человеке и что лишь немногие были в состоянии подавить его. Может быть, ду­
мал он, эти немногие были действительно религи­
озными или верили во что-нибудь еще так сильно, что МОГЛИ подчинить все остальные чувства, но он этого не изведал. Может быть, в нем нет страха, потому' -
что ему предстояло умереть за свою страну? Но при ЭТОЙ мысли все в нем восстало. Уже в течение долгого времени, когда в трудные минуты он протестовал против своей судьбы, он постулировал -
скорее постулировал, чем ве­
рил, -
нечто такое, на что можно опереться. И этим «нечто,. чаще всего было слово (,Амери­
ка.; иногда он чувствовал, что Америка обманы­
вает его, но, говоря себе это, находил фразу не­
ловкой; эта фраза была ему чуждой, вызывала в нем полужалость, осознать которую ему недо­
ставало опыта или ума. Может, предательство и было, но само слово <,Америка. означало нечто слишком огромное, чтобы подвергать его на­
падкам, оно звучало неуклюже и даже немного де-
шево для его логических построений. И все же в эту минуту он ненавидел слово «Америка.; он чувствовал, что крушение его жизни в значитель­
ной мере вызвано им самим, но он также чувст­
вовал, что Америка обманула его, научила его негодному и ничего не предложила взамен. Она не была настолько сильной, чтобы позволить себе признать свои ошибки, и, совершая ошибку или что-то постыдное, она еще громче вопила «ура. и еще сильнее размахивала знаменем. Не зная за что, он хотел бы верить в нее, но ему было ясно, что в оставшиеся ему час или два это невозмож­
но. И все же какой-то частью своей души он упря­
мо надеялся, что другие сумеют, может быть уже в самые ближайшие годы, сумеют в ней что-то найти ... что в стране что-нибудь произойдет, и то­
гда она уже не будет такой жестокой и эгоистич­
ной, какой она всегда была. Но он очень сомне­
вался на этот счет, потому что она не научила его настоящим ценностям, с которыми он бы мог встретить смерть. Ему говорили, что надо любить бога, но любовь к богу, если не считать механи­
ческих эмоций религиозного ритуала, годится для очень немногих людей; ему говорили о равенст­
ве, но ведь это только инсценировка; ему говори­
ли о морали, но ведь в конечном счете она не присуща народу этой страны. Когда вышла его 1>нига -
за неС1>ОЛЬ1>О лет до войны. -
на нее обрушились все 1>рити1>и; они называли ее циничной и дешевой. наполненной жалостью 1> самому себе в нелепом сочетании с самовосхвалением. и потом. уже много месяцев спустя. ему пришлось признать. что во многих отнощениях та1> оно и было. Но одна рецензия ранила его ужасно. В 1>ниге была глава. написанная им честно и иС1>ренно. в 1>ОТОрОЙ разрабатывалась мысль. подводящая итоги размышлениям о своей ненужности. Когда он писал эту главу. он думал о том. что надви­
гается война. и теперь очень удивлялся. что его мысль прошла для 1>рити1>ов незамеченноЙ. И ТОЛЬ1>О в одной рецензии на нее обратили внимание. Он хорошо помнил. 1>а1> долго держал в РУ1>ах журнал с этой рецензией. Там было на­
писано: « ••• Конечно, можно допустить предположение, что среди цини1>ов попадались и менее остроум­
ные, менее 1>омичные и менее бездарные, чем Бо­
уэн Хиллард. Было бы очень лег1>О счесть Хил­
ларда еще одним заурядным мизантропом, если бы не то обстоятельство, что этот челове1> воспева­
ет самого себя 1>а1> героя саги. Расшифровав его 1>лючевую мысль -
«Идея смерти во имя буду­
щего есть одна из форм эмоциональной софисти1>и, и эта идея может быть воспринята лишь народом той страны, 1>оторая nревращает философию в дей­
ствие'>. -
я С1>ЛОНЯЮСЬ 1> мысли, что для 1>ниги Боуэна Хилларда более всего подошло бы другое заглавие, а именно: «Художни1> на пути 1> мараз­
му'>. В наши дни и без Боуэна Хилларда гнили nредостаточнО ... ~ Скоро можно будет выкурить сигарету, послед­
нюю бесполезную сигарету, отвратительную на вкус. И все же, 'забавлялся он над собой, есть ,какая-то надежда, что она окажется немного при­
ятнее, чем все те тысячи, которые ей предшество­
вали. Он ждал восхода, жаждал встретить поско· рее свой последний день, надеясь, что эта послед­
няя заря будет им прочувствована лучше, чем все зори до нее. .Он слышал, как снаружи пострели-
вали японцы, как им отвечал индеец и как за тем наступила тишина. Этот индеец, с его четкими действиями за пулеметом, пробудил в нем инте­
рес. Несколько минут ОН пытался думать об ин­
дейце и себе самом, пользуясь местоимением «они&, но из этого ничего не вышло. Наконец, как бы пойдя на компромисс, он на животе подполз к окну и сменил индейца у пулемета; .. ИНДЕЕЦ, апрель 1942, день четвертый, 5.30. Неноторыв парни точно для того и родились ... Райс ощутил беспокойство только тогда, ,когда принялся считать. Только что он подстрелил япон­
ца, КОТОРl'lй пытался подобраться ползком к дому, и теперь, во время передышки, сидя под окном на корточках, думал о том, что этот японец был че­
тырнадцатым. Райс знал только то, что знал на­
верняка -
он всегда так считал. Он знал, когда нужно врезать какому-нибудь малому и когда до­
статочно переговорить, чтобы от него избавиться; он знал, как нужно разговаривать, когда девица устала, и, если ему хотелось поболтать (это слу­
чалось не часто), как выбрать подходящую для этого девицу. И еще он знал, как ни о чем не думать, чтобы не сойти с ума, но сейчас он думал, и его мысли казались такими необычными. Примерно через каждые десять минут он обме­
нивался выстрелами с японцами, но теперь -
он это почувствовал нутром предстояла долгая пауза. Он уже так давно воюет и участвовал в стольких боях, что, когда у него возникало же­
лание подумать, он мог это делать даже стреляя из пулемета. И он говорил себе с гордостью, что из всех убитых японцев на его долю падает три­
надцать или четырнадцать -
в этих цифрах он мог не сомневаться. Он, конечно, не забывал о том, что стрелял из пулемета больше, чем Век­
слер или Далюччи, но затем они были убиты -
это означало, что его было некому сменять у пу­
лемета. И он знал, что с появлением усталости меТI~ОСТЬ идет на убыль, так что все это уравно­
вешивало их шансы, вот только он никак не мог сосчитать, какой процент составляет тринадцать от пятнадцати. Некоторое время он пытался спра­
виться с этой арифметикой, но' он слишком рано бросил св,ОЮ школу В резервации в Оклахоме и потому не особо преуспел. Он думал и о том, что они чертовски долго держатся, впрочем, у япон­
цев только один пулемет и вовсе нет осветитель­
ных ракет. По-видимому, дело в том, что им не­
откуда взять больше пулеметов, потому что их главные силы уже где-нибудь на полпути к Тинде, предположил он; Он вел подсчет потерям с обеих сторон: за сутки японцы потеряли пятнадцать • человек убитыми, а они толь­
ко трех, и в худшем случае счет изменится на пятнадцать к пяти. И вот здесь-то он и встревожился. Он вдруг по­
нял, что в эти пять занес и себя. Это означает, что они убьют его, индейца. Его это очень поразило, он не думал о том, что его убьют, с тех пор Kalt ... ну, да с самой пер­
вой мировой. Ему было тогда восемнадцать, и это было в Бело, так кажется? .• Он запомнил только то, что его мутило и что было страшно, но теперь, хотя у него засосало под ложечкой. он не ис­
пытывал ничего похожего. Он даже почувствовал себя почти удивленным, он просто никогда этого не брал в расчет. Когда война кончилась, он слу­
жил на флоте в Никарагуа, потом жил в Боливии, во времена сухого закона возил спиртное в Но­
вый Орлеан и как-то совсем забыл, что стоял на пороге смерти... Он продолжал не без любопытст­
ва размышлять о том, как же это будет выгля­
деть. Ем,у захотелось поговорить. В ту nочь оп был с жеnщиnоЙ. Сначала, когда оп сидел в ее ком,­
пате па nокрытом, nятnам,и одеяле и щурил гла­
за от света лам,nочки, голо торчавшей у потолка, оп почти все врем,я м,олчал. Оnи выкурили по сигарете. Не то чтобы девица была уж очеnь красивой, по в пей было что-то та­
кое, что заставило его м,ысли верnуться па три года nазад или уnестись па три года вперед и nодум,ать о том" что бы оп делал, если бы ем,у вдруг nи с того nи с сего дали тысячу долларов. Накоnец оnа сказала: «См,ешnой ты nареnь'>. Тоже вот было страnnо, что оnа nи разу nе nа­
звала его «м,илыЙ,>. «Ты так м,ало говоришь~. Оп выдох пул дым,. «Кое-что я тебе скажу~. Оп пом,олчал. Оnа кивnула, чтобы оп продолжал. Оп как-то страnnо себя чувствовал. «У м,еnя было м,nого девиц, по nи одnа из nих за все врем,я nе была м,оей любовnицеЙ. Всякий раз я платил им,». Оnа опять кивnула, кивnула nоnим,ающе. «Я как­
то об этом, задум,ывался. Не такой уж я, коnечnо, сим,nатяга, по, nичего nе скажешь, все при м,nе. Накоnец я решил, что это, nаверnое, потом,у, что я nоздnо nачал. Кажется, в Новом, Орлеаnе было. В первый раз. Мnе тогда двадцать два исnолnи­
ЛОСЬ~. Оnа откиnулась па подушку. «Может оnо так и есть, коnечnо, -
сказала оnа, -
nе зnаю, до­
рогой, только, как м,nе кажется, nекоторые nар­
nи точnо для того и родились, чтобы ходить по nубличnым, дом,ам,». Ем,у паскучило болтать. «Да, так вот», -
отве­
тил оп и вскоре ушел. Некоторое время он снова занимался пулеме­
том, и это отвлекло его от беспокойных мыслей, как всегда с ним бывало, когда он стрелял, но все же что-то неприятное прочно засело у него в голове, и, едва наступила пауза, в его сознании сразу всплыла мысль о том, что скоро ему конец. Конечно, ясное дело, вечно жить нель­
зя, но в то же время он никак не мог отвязаться от проклятой мысли О смерти, потому что он не представлял, на что это похоже. Он знал, что больше не будет думать, -
это очевидно, но ведь после этого и делать-то ничего не делаешь. Про­
сто -
конец. Он со злостью стрелял и пригибал голову, когда раздавалась ответная очередь. Значит ... больше ничего. Разбираться в этом для него было все равно, что вести борьбу на ковре, только теперь все напряжение ложилось на его мозги. Внезапно ему захотелось узнать, на черта ему все это нужно. Ему просто хотелось во всем этом разобраться. В армейских лагерях его называли Крипи Джо и говорили, что он знает все ответы 72 на все вопросы, потому что никогда ни о чем не спрашивает. Но сейчас он хотел задать кое-какие вопросы, потому что он собирался купить нечто такое, что стоит очень дорого. Он никогда не спрашивал, за что воюет; война была его ремес­
лом, и, если дела идут хорошо, зачем спра­
шивать, но сейчас ему очень хотелось это знать. В газетах писали -
за свободу, и он допускал, что они, может быть, правы, потому что об этом они кое-что знали, точно так же как он знает про публичные дома. Но про свободу?.. Стоит ли она того, чтобы получить в брюхо свинец... он не знал... но теперь, будьте уверены, он это хочет знать. Он хочет это выразить в словах. Он не боялся умереть, но он хотел, чтобы это было на­
писано, хотя б~ некоторые доводы. Ему захоте­
лось, чтобы на надгробной плите «пятнадцать на пять. после его имени было бы написано что-то еще. Раньше он никогда об этом не думал, но теперь он видел перед собой эту заслуженную плиту, всю исписанную, как меню, которые ему приходилось держать в руках, чтобы там было кое-что еще после его имени и фамилии «ТОМАС РАйС, ИНДЕЕЦ •. ОН почувствовал на своем плече руку. Это был капитан. -
Отдохни. Райс отполз в сторону и привалился спиной к стене. Минут пятнадцать он просто сидел и ду­
мал. Ему было отлично известно, что не надо думать, когда мысли не ведут ни к чему хороше­
му, но на этот раз он не мог не думать. Потом он пополз к пулемету. Капитан уже долго не стре­
лял. -
Светает, капитан, -
сказал он. Он усмехнул­
ся при мысли о том, что говорит ради одной бол· товни. Капитан обернулся. -
Они установили еще один пулемет. Сидят спокойно -
вот я и не стреляю. Он кивнул капитану, чувствуя, что ему как ни­
когда хочется поговорить. -
Я думаю, -
продолжал капитан, -
они подождут, пока не станет совсем светло. Ждать им осталось минут двадцать, и тогда они возьмут дом без риска. Он увидел, как капитан похлопал себя по на­
грудному карману. -
Скоро можно будет и выкурить по сигаре­
те, -
сказал капитан. Индеец снова ощутил тре­
вогу. '-
Конечно, у нас есть небольшой шанс, сказал он. -
Может, мы их отобьем, может, по­
доспеет патруль, подкрепление какое ... -
Да, всегда есть какой-то шанс, -
ответил капитан. Они помолчали. Райс не мог понять, почему так хочется говорить. ..:... Как вы думаете, они возьмут остров? -
спросил он. -
Я никогда ,не ра'ссчитывал на то, что нам удастся сохранить его. Они больше нашего готови­
лись к войне. Он кивнул головой. На этот вопрос он и сам мог ответить... но ... -
А войну, как бормотал он вдруг. Капитан надолго думаете, выиграем? про-
задумался, и Райс даже по-
жалел о своем вопросе. -
Я так считаю, -
наконец сказал капитан. -
Сейчас нас бьют, но война-то идет всего лишь че-
тыре месяца. -
Он помолчал. -
Да, я так .счи­
таю, -
повторил он. -
У нас больше людей, больше ресурсов, у нас, сам знаешь, хорошие со­
юзники. -
Да, конечно, -
ответил РаЙс. Он чувство­
вал, что его надежды не оправдались. От нечего делать он вытащил свой пистолет. -
Ну, а что, мы... -
вопрос никак не получался. -
Мы долж­
ны победить? -
Да, это так, -
ответил капитан. -
Мы сра­
жаемся, потому что нельзя проиграть войну. Он потрогал на себе пряжку. -
и это все? -
спросил он. -
Только потому, что нельзя проиграть? Неужели больше ничего? -
Он чувствовал себя совершенным болваном, но во­
просы так его мучили, что он снова спросил об этом. -
Не знаю, война еще только началась, сказал капитан. -
Ну, а мы-то сами, мы должны погибllУТЬ, потому что нельзя проиграть... Не знаю, только мне нужно больше, чем это. -
Это все, -
закричал капитан. В его голосе послышались металлические нотки. -
И затк­
иись. Теперь было неважно, говорит ли капитан или молчит. Он видел, как у капитана задергалось ли­
цо, и Райсу больше не хотелось его слушать. Ка­
питан взял себя в руки. У6ИТЫЕ ДВАЖДЫ Повесть дочитана -
очень достоверная, емкая, напря­
женная, -
и странное чувство может возникнуть у чита .. теля. Почему так одиноки герои·? Откуда зто ощущение, что онн преданы, брошены на произвол судьбы не просто физически, в силу неблагоприятно сложившеАся военной ситуации, а преданы и с т о р и ч е с к и и нравственно? Ведь война, которую ведут они, дЛЯ НИХ, ДЛЯ народа их страны --
справедливая война против вОйск милитаристской Японии вскоре после нападения на Пирл-Харбор. Да, ЭТО наш век. Это сороковые год.ы, время, когда ис­
ПОДВОЛЬ, а по историческим масштабам ДОВОЛЬНО стре­
мительно складывается могущественная антифашистская коалиция, и народы ВЫНОсят неотменимыА приговор Гитле­
ру и гитлеризму, во всех его ипостасях, в любом нацио­
нальном гриме. Но проходит время боев, оставив тяжелые рубцы на теле нации, в душах поколений, минует время боевых донесений, победных корреспонденций, траура и ликований. Наступает критическое время -
время анализа. И едва оно началось, как честные историки и художники CllJA стали раскрывать то очевидное противоречие, которое так явственно проступает и на страницах повести Нормана Мейлера: народ, с подъемом и верой вступивший в борьбу против мирового синдиката фашистских заговорщиков и убийц, в сущности, был предан теми, кто владеет Америкой. Антифашистские цели, которыми вдохновлялись тысячи И ты­
сячи американцев, солдат и офицеров, для х о з я е в. страны, для тех, кто производил оружие и наживз.лСR на его про­
изводстве, были ТОЛько удобными лозунгами, а порой и лозунгами вынуждеННblМИ. Они вели, не решаясь признать­
ся в этом ни народу, ни миру, СВОЮ войну с сильным со­
перником, который захотел подчинить себе значительную часть мира, потеснить США на земле и воде. Суть дела заключается в том, какое общество оставил за спиной солдат и в какое общество он вернется, если уце­
леет. I(TO его учителя, наставники, прокуроры И адвокаты? Герои повести Нормана Мейлера не вернутся на родину. И те, кто будет сражаться до последнего патрона, и мало­
душный священник -
отец Мизри, с. такой готовностью бредущий в плен и падающий на полпути от японской пули. Их кости сгниют на дa..n:еком острове, затерянном в просторах Тихого океана. Они -
одни из первых жертв той памятной войны и того времени, когда на множестве раздробленных участков только еще складывающегося фрон­
та японцы повсеместно теснили американцев. Мы не останемся безучастными к их страданиям и смерти. Многие из тех, кто уцелел, кто вернулся домой, оказались свидетелями, а то и участниками событий, которые как бы ставили под сомнеиье плоды иедавнеli победы. Они вышли из боев не к миру, которого так ждали и за который бо­
ролись, а к новым войнам. Грязная война в I(opee, во Вьет­
наме. Войны, сравнимые по жестокости разве что с теми, которые вели гитлеровцы. Расовые преступления Америки, -
Мы умираем, сержант, умираем одни, и это все, -
сказал он. -
Простите, сэр. Теперь их лица были видны друг другу. Кусты, что были напротив, из черных становились зеле­
ными. -
Оии начнут совсем скоро, капитан, -
ска­
зал он. Он чувствовал усталость и ничего больше. -
Твоя беда в том, сержант, -
сказал капи­
тан дрогнувшим голосом, -
что ты полагаешь, будто одним из неотъемлемых прав человека яв­
ляется право пусть хотя бы на небольшую идеа­
лизацию собственной смерти. Ты бы не возражал против этого, а, сержант? -
Не знаю, сам не знаю что. Я бы хотел сига­
рету, сэр. Они закурили в стороне от окна, прикрываи сигареты ладонями. Потом капитан вернулся к ок­
ну и потрогал пулемет. -
Солнце встает, -
сказал он. -
Нам нужно установить миномет. Пока он говорил, японцы открыли ОI'OНЬ, И они оба пригнулись. Капитан глянул наискось в окно. -
Жара будет, солнце-то какое, прогово-
рил он. -
Да, -
медленно ответил индеец. -
Иногда так· хочется смотреть на него и смотреть. Перевел с английского В. ТЕЛЬНИНОВ которые могли бы показаТЬСR анахронизмом в ХХ веке, если бы не были жестокоli реальностью ... Им не суждено шагать вперед, героям повести Нормана МеАлера, с тем большим вниманием и неотступностью автор «шагает. В их прошлое. Вся повесть, собственно, и представляет собой напряжен· ное сиюминутное действие, драматическую перебежку под огнем, защиту здания, которое постепенно теряет свое стра­
тегическое значение. -
и непрерывную, последовательную ретроспекцию, ,возвращение в прошлую жизнь героев. Нель­
зя сказать, чтобы этот прием был нов; скорее Он привычен, характерен для множества произведениА западного искусства и литературы. Это испробованная конструкция: когда вооб­
ще-то неизбежные для человека мысли о доме, о близких, о прошлом не просто присутствуют, НО искусно собраны, сгруппированы, играя роль не меньшую, а может быть, и большую, чем непосредственное действие, чем поступки, рож­
дающиеся на наших глазах. Весь вопрос в том, сольются Jlи эти два потока, дадут ли единство: психологическое и стилистичес,,"ое. Это Нор­
ману Мейлеру удалось в большой степени, и я думаю, что читатель вполне оценил его эмоционально насыщенную, ум­
ную прозу. Нас постепенно ;:sRxBaTыаетT сам драматиче­
СКИй эпизод боя И, быть может, еще сильнее забирает про­
шлая жизнь героев. Разумеется, она разная, эта жизнь: ОТ мещанскоА, гро­
ШОВОй бездуховности Векслера до мучительных и бесплод­
ных поисков духа капитана Боузна Хилларда. Но всякиА раз зта жизнь -
реальная, действительная и не приправ­
ленная горечью, а можно сказать, замешанная на ней, насквозь пронизанная неустройством, бедой, немым призы­
вом о помощи. В повести сСтавка на небеса» общественный приговор, который выносит своему обществу автор, звучит убедитель­
но и СИJIЬНО. «Мы умираем, сержант, умираем одни, и это все», -
говорит Хиллард, когда защитников здания и уже потерян­
НОй дороги остается только двое. А чуточку раньше, когда безнадежность уже подступала, он размышлял о том, ЧТО в жизненных своих метаниях и сомнениях он все же искал « ... нечто такое, на что можно опереться. И этим «нечто» ча­
ще всего было слово Америка... И все же в эту минуту он ненавидел слово «Америка», он чувствовал, что крушение его жизни в значительной мере вываноo им самим, но Он также чувствовал, что Америка обманула его, научила не­
годному и ничего не предложила взамен». В этих мучительных размышлениях капитана Хилларда -
психологический ключ вещи. Ставка на земную жизнь бита, и малодушный отец Миэри может предложить им иллюзор­
ную ставку ... на небеса. Японская пуля только убивает их, прерывает- нить жизни, убивает в тот час, когда они мог­
ли бы стать подлинными героями. Но они так и не в сос­
тоянии осмыли'тьь своей исторической роли, значения ево­
ero AeJla, потому что родина, Америка, слишком долго ОТ­
ннмала у них жизнь и не убивая их физически. АЛЕКСАНДР БОРЩАГОВСКИА ХОД КОЗЫРЕМ в Бразилии азартиые игры пресле­
дуются з акоиом. Поэ т ому, когда та­
моженные власти получили анонимное пись.мо о ТОМ, ЧТО некто намерен вв езт и несколько чемоданов карт, рев ­
иители за коиа были подияты по тре­
воге. Им действительио удалось обиа­
ружить и коифисковать эти крамоль­
иые чемодаиы, которые были вскоре передаиы для продажи с аукциоиа. Вот тут и обиаружилось, что карты продаиы быть ие могут: ИИ в одиой И З колод ие оказалось короля червей. Поэтому таможеииики были рады - ра­
дешеньки, когда у них скупили 9ТН карты как макулатуру. Оии, коиечио, ие подозревали, что покупатель и был контрабанднстом. Он заранее ИЗ·ЫIЛ червонных королей и провез их в сво­
ем багаже. Т е перь ему осталось только рассортировать их по колодам. ОБУВКА ДЛЯ ЛОШАДЕй в посл е днее время во Фраиции л о ­
шадей началн подковывать плас т мас ­
сой. Впрочем «подковывать" не сов се м точно сказано: пластмассовую заготовку, отли ту ю по форме лошади ­
ного коп ыта, приклеивают синтетиче­
с кнм клеем. По ка чт о лошади иа ио­
вую обувь не жалуются. ,,80нру г света" 1890 I!Oa ЕЩЕ НЕ ОПИСАННОЕ ИНДЕЙСКОЕ ПЛЕМЯ в калифорнийском о круге I(олорадо полковник Г олаберт нечаянно наткиул­
ся иа индейское племя, до снх пор бывшее неизвестным. Племя это, оче­
видн о, очень древнее и по внешнему виду напоминает мексиканских ацте­
ков. Оно состои т нз 250 человек н жи­
вет в котловине, д о ступ к которой очень затруднен, так как она окруже­
на стеной почти в четыре тысячн фу­
ТОВ вышиною. ПО c.n:OBaM по л ковника Голаберта, племя питается т о лько ра­
стениями и плодами. но, очевидно. на ­
ходится в очень бедственном состоя ­
нии и терпит лишения; даже в самом необходимом. Почему оно не п окида· ет своего неприступного убежища. где оно скрывается уже мно го пет. п олковник Голаберт не объясняет. 74 ПОЖАРНИК НА ГИППОПОТАМЕ Поздиим вечеро м Шорти, пожариый из города Лусака (Замбия), иа­
правлялся иа работу иа велосипеде. Вдруг иа его пути встало что-то боль­
шое и круглое. Стараясь объехаТI> это препятствие, ПОК8завшеесSl ему в тем ­
ио т е вечера огром и ым валуиом, Шорти резко вывернул р у ль, ио ие удержал равновесия и с ра з маху плюхиулся иа спииу... гиппопотама. Обезумев от та­
кой неожидаииости, животиое броси­
лось бежать. Про г алопировав таким образом метров двести, Шорти очу­
ТНJlСИ В канаве, отделавшись легким испугом. Самое обидное с остоит · в том, что из-за этих скачек иа бегемоте Шор­
ти опоздал иа вечериюю поверку, а его сбивчивому рассказу браидмей­
стер ие поверил. НАД ЗЛАТОМ ЧАХНУТ Трудно сказать, что толкнуло иа­
учных сотрудииков Британского атом­
ного центра вОл де рмастоне иа по­
добиые и з ыскания -
то ли желание помочь фунту стерлннгов, толн про­
стое любопытство, но факт остается фактом. Как сообщ а ет журнал «Мага­
знн" (ГДР), в Ан г лнн стали искать золото там, где до н ыне его никто ие искал, а именно в женских волосах. Было взято 800 проб! Золото иайде­
но, однако «В количестве, недостаточ­
ном для промышлениоil разработки". Англичанки могут б ыть спокойны за прически. ГИГИЕНИЧЕСКИй СИМБИОЗ Чистить зубы необ хо димо! Но по­
пробуйте научит" о браща ться с зуб­
ной щеткой гнппопо тама. В зоопарке американского города Эванс вилл ре­
шили приобщить к 9ТО/! гигиениче­
ской процедуре об езьяну. На снимке вы видите, как .мак ака Лоаи ЧИСТИТ зубы бегемоту Джо. Б еге мот выража­
ет удовольствие шумнымн вздохами и при каждом вздо хе едва не затяги­
вает бедного Лоана себе в глотку. Во нзбежание непрня тности Лоана страхуют цепью. БЕРЕГИСЬ КАРЕТЫ! Внушительиые цифр ы уличных ка­
тастроф ие должны смущ ать общест­
венное мнение! -
примерио в таком духе высказался префект парижской полиции. Поводом для официального оптимизма послужило и з ыскание ОА­
ного архивариуса. Оказалось, что в 1909 году, когда улиц ы были еще в распоряжеиии фиак ров и карет, чис· ло пострадавших бы ло равно 18 584. А чуть ие шестьдеся т лет спустя -
«всего,. 11 417. И по сле этого бранят водителей! ГОРОД С . ОДНИМ ОБИТАТЕЛЕМ 1I0н донские газеты пишут, что в I(ум · берланде есть один го род, нося ­
щнй название <Скн ддав», в котором находится всего ОДИИ ТОЛЬКО дОМ и ОДНИ житель -
вм есте пас тух и лес ­
ной с тор ож, кар аулящий лес, со с тоя ­
щий из одного тольк о дерева. Этот город принадлежит лорду Леконфиль­
ду. Единственный житель этого горо ­
да предъявил свои права на участие в выборах в парлам ент в числе дру ­
гнх представителей городо в, но на св ое прошенне п о луч ил отказ вследст­
вие того, что в этом городе не суще­
ствует голосования и нет ии одной церкви, где можно был о бы прибить оБЪЯВJJение о пода че голоса. Одино ­
кий гор одс кой жит ель хлопо чет в на ­
с тоящее время о получении себе ме­
с та с обирателя голосов толь ко «для ОДНО ГО своего голоса ». v КОГО СЛАБЕЕ НЕРВЫ? Публика замер л а. Еще сек у нда и взрывая копытами землю, вырвется и~ ареиу ра з'Ьиреииый бык. Его встре ­
тит муже с твеииыil каб8JIьеро -
~a­
тадор -
со шпагой и 8JlОЙ мулето .,. Но что 9ТО? Бесстрашиые каб8JIье­
ро зас т ы л И у барьера! Гордые усми ­
рители быков, кумиры толпы напере­
боА цыкают иа малеиького ч е р и о r о котенка, CJlучаАно выскочившего на ар е иу! Еще и е известио, кто больше и з иих испугалси: иесчастиый котеиок илИ ,., Смелее, тореро! СОСТЯЗАНИЕ НА ШП А ГАХ И САБЛЯХ С
остязанне на ш пагах и саблях со· стоялось на днях в Н ью,йорке между членами разных а м ериканских кл у бов. Состязавшихся было свыше пятиде· с ят и человек; между ни м и были пред­
став · нт ели разных на ц иА -
а мерикан, цы ( большинство), немцы, фр анцузы, нт алья нц ы, испанцы и р усск и е. Дра· ка н а ш паг а х была ожесточенная; не­
кото р ые соперники ранили друг друга; ие которые вал я л и tь б ез чувст в. П аль· ма первенства за р ыцарское и чисто дже нт льменское сост я зание досталась русс к о м у. Г. Г р еге р, секрета р ь р ус-
СКО Й МИССИИ В В аши нгт оне. п о лучил зо л о т ую медаль и титу л «а м е р икан­
с к о г о победител я,. иа шп а г ах. Г. Гре· гер легко обезору жив а л с в оих сопе р ­
н ик о в, под а вал им шпа ги и са м, рань· ше судей, указыва л и а у д ачн ы е уда· СПИТЕ СПОКОRНО ПО просьбе населении власти нндий­
cKoro города Арон отмеиили одну мес т ную траднцню. Традиции 8та бы­
ла ПОCJIедней привилегией местиого махараджи, а от роду ей было три­
ста лет. Все 9ТИ триста лет ровно в три часа иочи с крепости стены Ароиа бухала пушка и глашатай зы ч ным ГОЛОСОМ прово зг лашал: сТнхо! Ero вы­
сочес т во спит!,. ЕСЛИ КОРОВА ПЛЯШЕТ ПОCJIе брачно й цер е моннн в кирхе мо л одые и гос т и спеша т к с вадебио­
му стол у. Одиако, прежде чем оии войдут в дом, их · ожидает е ще одна церемоиии. Во дворе и х в с тречает ... корова. Ее pora украш е иы б ерезовы ­
ми ветками. По давией норвежской традиции корове подносит в бадье пива. CBapeHHoro невестой д л и свадь­
бы. Захмелевшее животиое начина е т смешно перебирать ногами и притаи ­
цовывать. Гос т и образуют BOKpyr ко­
ровы Kpyr и, в з ившись за р уки. на ­
чинают свадебиый п л ис. Раз корова п л ишет -
зи а чи т пиво хорошее. значит свадьба б удет на CJlaBY∙ МОРСКИЕ ПАС Т VХИ Н е легкое де л о охра и ять в море утииую стаю в и ес колько с от штук. НаАдись в с тае х оть оди н гадкий утенок, за ним -
на таком -т о просто .. ре! -
и не уследишь. Од н ако де т и крестьвн, живущих на остр о ве Рюшю (Япония), с усп е хом, ка к видите, спраВJlИЮТСИ с 8ТОЙ с л ожно й задачеА. ры. на н осимы е е му е г о с опе р н иками. Америкаис к ие га з еты оч е нь лести о оп и сы в али по б еду на ш его с о о т е ч ес т, в е н ника. З А МЕЧАТЕЛЬНО Е ДОЛГОЛЕТИЕ в Москве, в Шер е мет ье в скоА б ога· дельие, с !848 года п р оживае т не кая Та т ьяна П етровиа Круг л ова. Н а кой· ке ее IIаписа н о, что ей !!2 ле т. Кр у г · лова за м е ч ательно еще б одра, с иль на и даж е б е гает. Р оста она м а л ого, дер· жи т ся пря мо. В л и це я с н о в идн а в е· ков ая древиость. Заме ч а т ель н о е ще, что 011 а дожила до т акоlI гл у б окой старости, ст р ада я пр ежде пр и п ад к а· м и. Доби т ься от н ее к р ай н е инт е р ес· и ых с в едений 'о двена д цатом г оде Н ель з я. О на п омнит только п о жар, а фраицузов и е пом и н т, н д аж е н е помни т. кто то г да был у нас имп е · рато р о м. ПАТЕНТ НА ГРИМАСV Пола г аи, что НИДИВНДУ8JIьиаи маска каждо г о клоуиа должна быть з а с тра­
хована от возможного плагиата, ан .. глиАско е общество по охраие автор­
ских прав предложило каждому кло­
уиу прислать рисуиок своей маскн, во с произведенный на курнном иЙце. По сл е того как иекоторые из орнги­
на л ов были уиичтожены вылупившн­
миси н з ииц цып л ятами, была сде­
л ана оговорка: дли х раненни в «ар­
х и в ах» прииимаю т ся т олько пустые иАца. Рисунки В. ЧИЖИКОВА СО,IJ;ЕРЖARВЕ Ж'J'PIIAJIЛ «BOKP~ СВЕТА» аа 1968 rO)l; Дом Маркса в Москве. Кёльнский процесс 5 А. Шамаро '-
Атлас Ленина. Мост . . 11 А. Шамаро -
Атлас Ленина. Сквозь соленую степь' 4 к 50-Л.ЕТИЮ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА Страницы rероичесicоrо прошnоrо А. Алдан-Семенов -
Красные и белые . . . 3, 4 Игорь Болгарин, Георгий Северекий -
Адъютант е го пр ев осходнтельства . . . . . . 8, 9 Кир .. Булычев -
Самолет с с Челюскина. 3 Ветераны Ленин с кого комсомола в гостях у с В о круг света. . ... . . . . 10 На с во д ила молод ос ть в сабельный поход 2 А. Николаев -
Тв о я доля победы . . . 10 Павел Лукницкий -
Ночь перед штурмом 2 Энтузиасты и романтики наших дней Ю. Гагарин, В. Лебедев -
РоБИнзоны НЗ КОС­
Р. Arar;:~;~B .:..-
За 'Илим:реitoti Н. Алее'в -
Ро з а ветров . В. Аленсандров .~ Четыре мин у ты. ,миллион вольт... ....... . А. БИНЬКО8СКИЙ -
Ледовые трассы П. Борисов -
Ог о н ь по огню! . . В. Демидов -
Э лек тронные ро Б Инзо н ы . . . В. Константинов -
Лето о б ы к новенны х рейсов' . В. Лебединская -
Компас ботаника. В поисках с папа нег р о. . . . . . . . Ю. Лексин -
З ол от о, которое я вид е л Ю. Лексин -
П рико ванные к п еск а м А. Петриченко -
Прыжок на' Памир Б. Письменный -
Хран и тели огня В. Санк -
Ени сей ские дали . . . В. Сакк -
Тысяча шагов подо льдом . . Надир Сафиев -
Дендролог Паша (В с треча в р е йсов ом самолете Москва -
Братск) Надир Сафиев -
Лапландец . . Надир Сафиев -
На гре б не весны Н. Сафиев -
С и н яя вес на . . . . . . . Е. Федоровский -
Тол ь ко что была тиши на 5 7 3 1 6 10 11 11 8 10 4 5 6 1 11 12 4 9 7 1 Л. ФИЛI:IМОНОВ -
На с южной. -
вьюга ... А. Фрейдберг -
Мы не найдем золотых россы· пей . . . . . .. ..... 6 Л. Чеwкова -
.Таллин синий и оранжевый 11 И. Шелест -
Испытатель Часовые жизни Ю. Ефимов -
Однополчане . . . Ник .. kopoTeeB -
Схватка на склоне кальдеры Ю. Коваль -
· Белая лошадь . Юрий Лексин -
Выход в .море Стерегущие мир . . Учения с Днепр., 1967 год Новая rеоrрафия нашей Родины Ю. Лексин -
За В е рхоянским хребтом В. Ляwенко -
Челов е к идет по земле На меридианах Родины . В. Орлов -
Саалык, гагауз! . . . . . . . В. Песков -
Путешествие с молодым месяцем Б. Погорелый -
Наша рецка -
Пинега . . .Справа под крылом вижу город!. . . Т. Чеховская, В. Константинов Львов. Осень: Утро Вес.ти из братских стран Борис Гурнов, Геннадий Щербаков _. Далеко и бли з ко от Ханоя ..... М. Круwинская -
Финиш -
в Мехико . . М. Круwинская -
Эк с п е диция добрых людей Ан. Макаров -
Друга рь . . . . . . Л. Минц -
Э в ак у ация и з к а менного века . КWИWТОф .СтwелецкиЙ -
С а н д о м е ж не погибнет Марианна Томс П е рекр ес т о к Моховой и Кирх · платц 'Есnи парни Bcero мир •.•. М. Беленький -
Инженер . . Итоги фе с тивально г о конк у рса Ю. Лек.СИН -
Тре во га э ти х ми н у т В. Понизовский -
К а пл я кр о ви Ск о ро ф е стивал ь! НОВОГОДНИЕ ХЛОПОТЫ Новый tOA -
время « ПиК » Д Л Я д едов-морозов. ТОЛЬКО TOtAa - то и уви­
дишь их, толпящихся у маtазинов, зqнимающих очередь и меланхолично сидящих в поездах мет­
ро. Быть может, они ме­
ланхоличны потому, что экономят силы? А может быть, меланхолия заела их потому, что у всех есть свои деды-морозы, а у них нет?!. 12 9 5 1 2 2 2 9 10 4 2 10 5 8 9 10 2 4 7 5 1 10 4 10 7 6 3 о странах н народах Жан-Пьер Алле -
Л -
масаи! . . . К. Бар - Маттай -
Сыны Ашшурбанипала . . . Па,ТРИК Браун -
Богатство, которое держит за горло . . . . . . . : В. Гаврилин -
Четыре дороги . . . . . Лотта Гернбек -
Долгая доро'га к вазимба Джеральд Даррелл -
Такахе, какапо, кеа . . . В. Дружинин -
Упорный маленький Люкс е мбург Г. Еремнн -
Сил ьбо Гомера и другие . . . . И. Забелин -
Бол ь шая вода Африки Л. 3ас:едателева -
Так танец разгорается кру-
гами . . . . . . . . ... Вадим Кас:с:ис: -
Сам оа -
страна в оке аие Питер Кунс:тадер -
Добрые ду хи луа . Гуго Лёчер -
Байя -
портрет города Л. Минц -
Камарг . . . . . . . . . Джон Мэнтли -
Фр знк И его Большая рыба Г. Навлицкая -
Айны Нгуо становится воином Оливье Пекке -
То был миньокао . Г. Райт -
У колдунов нет дипломов . . . . Кеннет Рид -
Тарова, или история папуасской девушки . . . . Э. А. Риттер -
Ч ака- Зу лу . . Пьер Рондьер -
с Зеленый ад. или кладовая сок ровищ? . . . . . . . 3нтони Смит -
Ви сим под гро зой . . . . . Жак Тремолен -
BelJ:icl'e -
страна городов Belgll! Роже Фризон-Роw -
Монблан и семь его дол ин И. Чумаков -
Садд Эль- Ф урат Л. Шапошникова -
Кота Клод Энер -
К о чуя за тен ью «Гnобус» Ламберто Артиолн -
Мафия над евает перчатки В. Большаков, М. Беленький -
ККК -
сто один год против ч еловека . . . . . . . . Г енрнх Боровик -
Хождение в страну "Х ипплян-
дию. . . Булавки для « пап ы Д O Ka ~ . . . Евгений Ивин -
Один д олжен дойти Олег Игнатьев -
Автомат N. 3460216 . . Олег Игнатьев -
Н а аукционе -
Амазония З. Каневс:кий -
Алмаз 007 . . . . . . . . Г. Каль -
еЛ -
человек, который начал миро-
вую войну:> . . . . , . . . . . . . Витторио Лайоконо -
Две с т анции подпольной 11 12 9 7 6 8 4 1 3 4 1 11 2 11 12 3 4 9 5 10 4 9 12 5 3 12 12 2 12 6 9 11 10 8 9 3 2 железной дор оги С. Милин -
П 6 хищение на 10 с'ен: Жермен . . . . . Делио Монари -
С орок и три тысячи Дуилио Палотелли -
Завтра они умрут С. Ремов -
О скорб ленный народ . . . Джон Сэк -
История роты М. . . . . . . М. Сыневнн --
.Прив идения,. минувшей войны Б. Сеньки н -
Покупаю! Зав ерни те Эйфелеву 5,6 8 9 8 1 3 б ашн ю! . . . . . . : : : . Ориана Фаллачн -
Ночь н ад Сайгоном . . . Бернт Энгельман -
Их « маленькие 'причуды. К рокодиловым слеэам не принято верить, 'iO Одилону поистине можно посочувствовать, ибо раэ в неделю ему пола~ается ванна. Просто ванна -
это полбеды. К воде Одилон привык, но ведь перед большими праэдниками в воду до­
бавляют мыло, а мыло, как иэвестно, так и ле­
эет в ~лаэа. Однако: « Хочешь быть на Новый ~oд краси­
вым -
терпи», -
~oвopиT Одилону e~o хоэяин Макс .Аенерт иэ l1юриха. 7 7 4 Повести, рассказы, фоnькnор Валентин Берес:тов -
Дежурный чудак Юи Бинг -
Второй подвнг Буллимара . Джо Горс: -
Час кровавый и горестный Роберт Грейвз -
Бой быков на острове .Мальорка ....... . Джеральд Даррелл -
Себастьян . Дэн Дженобс:он -
Коро ль алма з ных 'полеЙ Жозеф Кес:с:ель -
Всадник . . . Генри KaT'rHep -
День не в счет . Юрий Куранов -
Солнце и дорОги Л. Кривенно -
Тишина . . . . Ольга Ларионова -
Остров мужества 9 12 5 8 6 6 7 2 7 6 11 3 Примо Леви -
Патент Симпсона . . . . . . Легенды о Поле Буньяне в пересказе Э ст ер Шеппард и в рисунках Року элла Кент а . 2 Норман Мейлер -
Ставка на небеса 11. 12 Робер Мерль -
Ра зумно е живо'гно е. 8-10 Владимир Михайлов -
Ручей на Лп ете 6 Откуда п оя вилось озеро Бенинг 10 Артур Порджес: -
Ценный т овар . . . . . . 7 Грас:нлиано Рамос: -
П егая коб ы ла. С ереб ряное стремя . . . . . . . . . . . Клиффорд Саймак -
В се ловушки Земли Хос:е Мария Санчес:-Сильва -
Дурак Жорж Сименон -
По гоня . . . . Ле о нид Словин -
Милиционер Денисов 7 4, 5 3 1, 2 7 А. Старос:тин -
Дух АЙ хона. Жизнь е з до~оri соб аки . . . . . . . . . . . .. 12 Марк Твен -
Б егл ы е заметки об одной празд-
ной п оездке . . . Юрий Ус:ыченко -
Агасфер Родерик Финлис:он -
Т о тар а . . . . . Роберт Хейнлейн -
Колум бу не сиделось дома Дональд Холл -
Чудесный костюм Мир моих открытий Б. Василевс:кий -
К огда Одиссей возвращ ался домой... . . . . . . В. Гиппенрей т ер -
Твоя земля С. Еl'аховский -
Си яние Урал а Дм. Житенев -
О л ени ревут... . . Анатолий Онегов -
В ода. на с тоянная на чернике Анатолий Онегов -
Дрова . Б. Пис:ьменный -
Мое метро Ф отокон к урс «Вокруг св ета. Эдуард Шнм -
,-Берез а «Кают-компания ((BOKpyr света» Н. Диков -
Призраки Пегтымельских скал . О якоре, фон арях Ленинграда и поясе Тимура А. Портнов -
Мы были в лунном кратере Чуду самый близкий свидетель Л. Шапошникова -
Курумба -
племя сколду-
3 10 9 3 2 8 4 7 12 12 4 1 3 12 3 1 3 5 3 (( ... То чуду подобно ... » В. Арсеньев -
Ичан-кала -
город за глиняной стеной ... .. 6 П. Борн сов -
Город над' Волховом 12 Стерегуrцие ветер 11 Научно-попупярные очерки и заметки П. Базаров -
Хождение за тридевять галактик 10 Д. Биленкин -
О с транных cyrцecTBax. внезем­
ных условиях и дороге lt победе над смертью . . . . . . . 9 В. Добронравов -
Искать истину . . . 1 Загадки, проекты. открытия . . . . 1-5, 9-12 А. Иордансннй -
« Такую находку можно изу-
чать полжи з ни » . . . . 6 4 С. Кл умов -
Саблезубые сфинксы . . В. Комаров -
Человек живет по-лунному О. Куваев -
Очень большой медведь Д. Ман-Дональд -
Инопланетные зонды . 2 1, 2, 5 1 6 А. Малахов -
Автограф палеозоя . . . . . А. Малахов -
Конструкторское бюро .,Трилобит;о А. Малахов -
Космическое «окно:> геолога А. Малахов -
Мумии -
300 миллионов лет Маленький загадочный динозавр . . . д. Мензел -
Явление природы . . . Морис Кейн -
Колючий индивидуалист «Наутилус» капитана Пиккара . . Гр. Палунов, Е. Романов -
СО'lнце в упряжке А. Перешнольнин -
Солнечная цепь жизни Причуды природы . . . . . . В. Скурлатов -
Миры чужих глаз . . . М. Туполев -
Гармония целесообразности С. Хабаров -
Странности огненного гостя . Е. ЧеРНblХ -
Кто он, как жил и как погиб ... Ф. Штильмарк -
Следы невиданных зверей 12 4 1 7 1 3 6 7 4 12 8 6 ∙3 6 5 Историко-rеоrрафические очерки и заметки С. Варшавский -
Великие перуанские стены 7 В. Гаретт -
Старшнй брат Теночтитлана ." 10 К. Голенко -
Хинислынский клад 7 Г. ЕJ)емин -
Большая загадка Авст'ралии 9 И. Забелин -
О строва... . . . . . . .. 8 А. Иорданский -
Где возникли и как расселя -
лись по 3емле первые человеческие пле-
мена? 7 -
Ну, кто тут меня вызыва/!;> А. Кравченко -
Кизикины села Орловки В. Левин -
Забывшие начало пути . . В. Левин -
Женrцины, ушедшие в легенду Юрий Лощиц -
Журавль в утреннем небе Ф. Мазьер -
Гла з а смотрят в небо . . . В. Малов -
Пунктиры каменных чертежей . . Л. Минарик -
Из фондов музея (о З. З. Вино-
'rpat\0Be) . . . И. МожеИКQ -
Звезда Улугбека По зас тавам каменных богатырей (экс'педици~ .В ок руг света.) . . . . . . . . . . Г. Пугаченкова -
Города Гераева РОДа . . . Э. Ртвеладзе -
Динар Мухаммеда Туглака . . Е. Рblбников, Л. Добрягин -
Ложь И правда о капитане Кидде . . . . . . . . . В. Сарианиди -
Алтын-депе, ровесник древней-
ших . . . . . . : : : : Л. Скрягин -
Золотое дно у островов Си.iIЛИ Л. Скрягин -
Проклятье «золотого треуголь-
ника» . . . . . . . . . . Тур Хейердал -
В Полинезию -
по следам инков? . . . . . . . . . . . Тур Хейердал -
Кохау ранга-ранга . . . Василий Чичков -
Дождь побеждает Ветер Один против океана Вэл Хауэлз -
За нормой -
одиночество Сокровища национапьных купьтур Г. Босов -
Вику с. " Л. Вадимов -
Маски .Цама. . . В. I:tльин -
Город оживших статуй . Нвар Лисснер -
В тот день в Помпеях Л, Ольгии -
Галереи АрнеJl.IЛенда Среди книr Алексаидр Борщаговский -
Убитые дважды Вл. Дмитревский -
.Эра Великого Кольца.­
ее создатель и герои . . Страницы Великой Отечественной Происwествия, ПРИКПlOчения Гибель «Принца океана. Как ловят « матадора » По следний прыжок -
Итак, наnoмuнаю вам о nрави/!йх ... 7 11 4 8 8 10 7 3 7 8 7 7 2 5 2 7 8 4 11 5 6 10 1 9 12 1 2 7 2 12 Посрамление врага-апельсина « ... Потому ЧТО она есть!» . С. Ремов -
Новорожденный Сквозь вулкан . . . . : . . . . . . . . Карл Стефенсон -
Битва на фазенде да-Лейнии-
ген . . . Три часа каникул . . . . . . . . . . В. Ченризов -
«Дело О пожаре вЭнсенада» Чистильщики святого Петра С. Шведов -
Оседлав Рону На охотничьих тропах Барри Крамп -
С крючком на крокодила Уильям Негли -
С луком на льва . . . . . . Шриджитхи Сиддхаиталаннар -
С буйволом на тигра : Геоrрафия спорта Вниз, к Голубому озеру . . В Эверглейдсе, на «болотной олимпиаде» Змей над Гуанабарой Па-де-де на волне Мепкие информации и заметки Агастья. посрамивший демона, или семь мудре-
цов из Тирумуллайвайяла . . . . . . Ю. Атливаннинов -
Быль о потерянном времени П. Борисов -
Странная экспедиция в Мейринген Б. Василевсний -
Где Север? . . . . . . . . И. Вейсс -
Покупайте на Блошином рынке В Шиноне, на Большом перекрестке . . 9 8 9 7 11 2 9 8 5 6 6 6 1 1 1 1 1 4 8 11 1 3 10 Г. Гаев -
Все началось с капитана Гофа , . . Гарольд Гриффин -
Последний из хайда, став-
ший первым . . . . . . . . . . . 1 Н. Дроздов, А. Сергеев -
Природа -
скульптор 5 А. Жунов -
Золотые снежинки 5 Зеленая Сахара . . . . 3 Золотистый цвет Мадейры . . . . . 8 С. Ивина -
Одногорбые вступают в бой 4 В. Ильин -
Ищите Гая Фокса... 5 Иностранный юмор 4. 12 Как чуть не исчезло доброе племя римских извозчиков . . к дьяволу за солью . . . Анджей Кленович -
Остров холостяков Новогодние хлопоты ИНОСТРАННЫЙ ю м О Р 9 8 12 12 ) SРА8ИIТТJ) Новое на итальянских железных ДОРО1ах: макароновоз. Л. Ольгин -
Как делают тапу Отшельники с Роббена . . . Б. Письменный -
Поверившие в крылья Про бегемота, который думал ... Прыжок . . . . . . : : : : . . . Б. пчелинцев -
«Веселые плясуны живут мого подножия Пиренеев:> . . С. Ремов ~ Вверх по Темзе за лебедями С. Ремов -
Первый день на белом свете Б. Силнин -
Воробей побивает самбу Б. Силнин -
Пернатый мастер . . . TaAeyw Соболевсний -
Мама, ходзь Tyl .. Т. Фалалеева -
«Дворцы:> для голубей Фармацевтика по-хиваро Андре Шамсон -
Поход за счастьем Пестрый мир Листая старые страницы у са-
8 8 3 1 6 12 2 5 2 1 7 11 9 7 1-12 1--12 в 1968 10ДУ в оформлении журнала «ВОКРУ1 све­
та» у ч а с т в о в а л и х у Д о ж н и к и: И. Бруни, В. Вак иди н, И. Голиуын, Н. Гришин, А. Гусев, Дж. Даррелл, Б. Доля, Ю. Коваль, В. Колтунов, Г. Комаров, В. Коровин, М. Митурич, Е. Монин, В. Немухин, П. Павлинов, В. Перуев, Б. ПисьменныU. Т. Прокудина, С. Прусов, А. Пушкарев, Р. Тащро­
ва, Г. Филиnnовскиu, И. XasaHOB, В. Чернеуов, П. Чернышева, В. Чижиков, Э. ШтеuнбеР1, К. Эдельштеuн, М. Эльконина; в журнале публиковали Ф о т о 1 раф и и: В. Ар­
сеныв, М. Беленькиu, Р. Бюрри, В. Гаврилин, В. Галкин, В.' Гиnnенрейтер, В. Голубь, А. Горячев, С. Елаховскиu, Дж. Житенев, Г. Зеленин, В. Ива­
нов, О. И1натыв, В. Константинов, Н. Кулаков, К. !<'пличенкn. В. J\ебедев, Ю. Аексин, А. Ма1дич, В. Мишин, О. Насветников, И. Невелев, В. Орлов, В. Песков, А. Петриченко, Б. ПО10Релыu, А. Раскин, М. Редькин, А. POtOB, В. Сакк, В. Смирнов, В. Су­
хоруких, Е. Удовиченко, А. ФреuдбеР1, А. Шапошни­
кова, Г. Шербаков. Без слов. ~_BEТA _. 12 ДЕИА&РЬ 188. СОДЕРЖАНИЕ И. ШЕЛЕСТ -
испыательb 2 ЭНТОНИ СМИТ -
Висим под грозоi'i 6 Все как у Жюля Верна . 8 ЭДУ АРД ШИМ -
Береза 12 На очереди -
жуки , . 15 А. СТАРОСТИН -
Дух ААхона. Жизнь е;эдовоi'i собаки 16 ЛАМ&ЕРТО АРТИОЛИ -
Мафия надевает перчатки . 22 НАДИР САФИЕВ -
Дендролог Паша (Встреча в реАсовом са-
молете Москва -
Братск). 26 К. 6АР-МАТТАЯ -
Сыны Ашшурбанипала • • 28 ДЖОН МЭНТЛИ- Фрэнк и его Большая рыба 31 Причуды природы 33 И. ЧУМАКОВ -
Садд Эль-Фурат 34 П. ШАПОШНИКОВА ...:.. Кота 38 АНДЖЕЯ КЛЕНОВИЧ -
Остров холостяков 42 П. БОРИСОВ -
Город над Волховом • 44 А. МАЛАХОВ -
Конструкторское' бюро «Трил.обит» 48 ЮН Бинr -
Второй подвиг Буллимара 52 Последний прыжок 55 ДМ. ЖИТЕНЕВ -
Олени ревут 56 АНАТОЛИЯ OHErOB -
Вода. настоянная на чернике 59 Загадки. проекты. открытия • 62 НОРМАН МЕЯЛЕР -
Ставка на небеса 64 АЛЕКСАНДР БОРЩАrовския -
Убитые дважды 73 Пестрый мир 74 Листая старые стран",цы 74 Содержание журнала. «Вокруг света» за 1968 год 76 Новогодние хлопоты 76 Иностранный юмор 78 . &. ПЧЕЛИНЦЕВ -
«Веселые плясуны живут у самого подножия Пиренеев» 80 н'а пер в О й с Т р а н и у е О б л О ж к и: Женщины и8 кукольной семьи ВО8вращаются с ба8ара. ФОТО В. СУХОРУКИХ. Говорят, что есть тысяча Инднй, а в тысяче Инднй -
тысяча кукол. Сре­
ди этих кукол -
«маи поммеА» t глиняные дe~OHЫ тамилов; ПОЧТИ КО\К 'вятскне", бенгаJlьскне KYКJIЫ с КJlюквенным румянцем н трогатеJlЬНО рас­
топыреннымн рукамн; есть маJlенькне деревянные конн и тнгры -
отнюдь не детская забава, их прнносят в жертву богам в нндунстскнх храмах, есть н 'cBep1fYТble из паJlЬМОВОГО Jlнста KYКJIЫ Ассама. Но. кроме всего прочего, есть и просто КУКJlЫ, В которые, как повсюду в мнре, маJlенькие девочки играют в «дочки-матери,.. Эти КУКJlЫ -
шелковые, набнтые ватой -
сделаны в Делн. Их продают набором, целую семью -
деда, бабушку, отца, мать, сыновей с женамн и нх детьмн. Вместе с ннми -
Н необходимый кухонный скарб: горшкн, ско­
вородки, ступкн, переносной очаг. е ПОll.Oщью кукол н утварн детн разыгрывают сцены знакомой ВЗРОCJIой жизни. ГлавныА редантор В. С. САПАРИН Ч л е н ы р е Д а к Ц и о н н о!! к о л л е г и и: В. И. АККУРАТОВ, И. М. ЗАБЕЛИИ. М. М. КОНДРАТЬЕВА. В. Л. КУДРЯВЦЕВ. А. А. НОДИЯ (заместитель главного редактора). Ю. Б. САВЕНКОВ (ответственныА секретарь). А. И. СОЛОВЬЕВ. В. С. ЧЕРНЕЦОВ. Л. А. ЧЕWКОВА. В. М; ЧИЧКОВ. Г. И. ЯНАЕВ. Оформление А. Гусева и Т. Горохове ко А Рукописи не возвращаются. Технически!! редактор А. Бугрова ИЗДАТЕЛЬСТВО ЦК ВЛКСМ .МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ» Наш адрес: Москва, А-30, Сущевекая, 21. Телефон АЛ" справок 251-15-00. доб. 2-29; отделы: .. Наша Родина .. -4-09; иностранныА 2-85; литературы -3-58; 3-93; науки -
3∙38; писем -2-68; иллю-
, страци!! -3-16; приложение .. Искатель» -4-10. Сдано в набор 7/Х 1968 г. Подп. н печ. 19/ХI 1968 г. А04711. Формат 84хI08'/, •. Печ. л. 5 (усл. 8,4). Уч.-изд. л. 12. Тираж 2 700 000 знз. Заназ 2059. Цена 60 ноп. Типографии издсва ЦК влкем «Молодаи гвардии •• Моснва, А-30. Сущевснаи, 21. с ВeceJlЫe IUUICJIII живут у caмoro подножия Пиренеев •• -
так писал о басках Вольтер. Да. баск весел. но, кроме того, o~ лукаll, насмеШЛНII и охоч до розы­
грышей. РасскаЗЫllая "ам всякие небылнцы. он так заморочнт "ам голову. что "ы перестанете понн,­
мать. где он ГОIIОРИТ праllДУ. а где подшучивает. Ну чем ие праВДИllа история о том. как «мой прапра­
дед двенадцать раз ПРИIIОЗИЛ нз Америки черный кофе -
еще до того, как какой-то Колумб снари­
дил туда СIIОЮ посудину,.? Черт побери, "ы не lIерите?1 Ну, а как насчет того. что R Аргентине или в Чили IIстречаются такие имена. как Эчевери, ЭчегареЙ. Иригуй­
ен? Это уж куда как баскские именаl Если же "ы и после эт~го отка­
жетесь lIерить в, праllДИllые исто­
рии, то рискуете IIПЛОТНУЮ позна­
комиться с горячим темпераментом баска. А что такое темперамент истинного пиренеЙца. "ы можете узнать, взглянув хотя бы на танцы баСКОII. Плясать здесь fOTOlIbl 11 любое I'реМII. Заиграйте песню -
и "от уже пошел парень. пошел, СДIIИНУЛ берет набекрень, раскинул руки. крикнул вдруг: «Хвла-хвлаl,.. "ы­
бросил ногу вперед, "верх, lIыше ГОЛОIIЫ -
шпагат 11 небо, да и только I Так начинается танец. ПеРIIЫЙ. кому подмигнет втот па­
рень. lIыйдет к иему наllстречу. Вот уже пляшут lIoЦlIOeM: соглас­
ные партнеры и соперники. Так пляшут оии без устали четверть часа. полчаса, час. два часа. три часа. четыре часа. пять чаСОII, шесть часов, полдня, день, сутки. Дllое суток ... Вы, кажется, смеетесь? Вы что, не lIерите? Не lIерите баскам? .. 5. ПЧЕПИНЦЕ8 ME>КA.YH"~'~H'Г' М.л ..... ЕжН.г. lу~изМл СССР ТУРИСТЫ СО ВСЕХ КОНЦОВ СТРАНЫ ... ИЗ РАЗНЫХ СТРАН МИРА ЗНАКО­
МЯТСЯ С СОКРОВИЩАМИ РУССКОГО ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО И СОВЕТСКОГО ИСКУССТВА, ХРАНЯЩИМИСЯ В ГОСУ­
ДАРСТВЕННОЙ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕЕ. Цена 60 коп. индекс 70142 
Автор
val20101
Документ
Категория
Вокруг Света
Просмотров
372
Размер файла
85 112 Кб
Теги
1968
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа