close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

induizm i vayshnavizm

код для вставкиСкачать
Вайшнавизм и индуизм Статья из журнала "The Harmonist",
издаваемого под редакцией
Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Тхакура
в 20-30-е годы XX столетия
(из третьего номера XXV тома за август 1927 года)
Когда Шриман Махапрабху вернулся из Гайи, получив посвящение и вдохновение на всеохватную проповедь шуддха-санатана-дхармы (чистой и вечной религии души), превдорелигиозных людей Навадвипы охватила паника. В знаменитом отрывке "Шри Чайтанья-чаритамриты" Кришнадас Кавирадж Госвами красочно описывает, как многие индусы восприняли это. Некоторые из них зашли так далеко, что подали официальную жалобу Кази, наместнику мусульманского правительства, на поведение Махапрабху, моля о том, чтобы в интересах религии Его объявили вне закона. В "Шри Чайтанья-чаритамрите" приводятся эти доносы. Индусы заявляли: "Мы никогда раньше не слышали о таком киртане, который проповедует Махапрабху. Его киртан вызывает всеобщее недовольство, поскольку в нем участвует множество людей, которые непрерывно и громко поют под аккомпанемент мриданг и каратал. Все это мешает благочестивым горожанам отдыхать. К тому же это противоречит канонам индуизма, так как в этом киртане святое имя Кришны могут петь даже выходцы из низших каст. Это явная профанация имени Кришны, которое Нимай Пандит называет маха-мантрой. К тому же все это вызывает множество пересудов, в виду того, что сила мантры убывает, когда ее слышит непосвященный". Так же они с похвальной осмотрительностью настаивали на том, что хотя индусский обычай ночного поклонения Мангалачанди и Вишахари1 также сопровождается танцем, пением и музыкальным сопровождением, однако киртан Махапрабху, по их мнению, был бессмысленным нововведением, не имеющим никакого отношения к древним традициям2.
Такое утверждение сделали смарты (последователи смрити, ортодоксы), обвинив Аватара Шри Гаурасундара, Спасителя Кали-юги, Защитника юга-дхармы, в стремлении начать движение беспримесной преданности через киртан, который Нимай называл единственной вечной дхармой (деятельностью) всех джив (живых существ) вместо той дхармы, которую придумали люди, исходя из своих представлений. Эти враждебно настроенные индусы истово верили, что их незрелые убеждения дают им право говорить от имени всего индуизма. Танцы, пение, музыка и всенощное гуляние на фестивалях, посвященных Мангалачанди и Вишахари, казались им совершенно невинными, поскольку находились в согласии с их желаниями чувственных наслаждений, хотя в действительности лишь отдаляли их от Господа Хари. Их совсем не беспокоил разгул страстей на этих празднествах, тогда как звуки мриданг и цимбал невыносимо резали слух. Они не скупились на похвалы, прославляя прежнее поведение Нимая Пандита, казавшееся им безупречным, поскольку до некоторой степени напоминало их собственную жизнь. Но когда после возвращения из Гайи Он начал открыто проповедовать дхарму души, Его деятельность сразу стала казаться им разрушительной и антирелигиозной.
По их мнению религия, которую они называли индуизмом, состояла исключительно в поклонении Мангалачанди и Вишахари, в проведении тринадцати ежегодных фестивалей, в церемонии шраддха (погребальных обрядах) с целью умилостивить духов мертвых предков, в совершении семейных обязанностей подобно безропотным вьючным животным: т. е. выдаче замуж дочерей и женитьбе сыновей, верному следованию всем предписаниям относительно еды, сна, защиты и сексуальных отношений вплоть до момента ухода из этого мира. Страх перед иным миром означал для них "дары", "медитацию", а также всё, что помогало им создать репутацию святости ради того, чтобы их почитали безбожные люди этого мира, а также достижение рая и наслаждения в других мирах (локах). За счет этого "индуизма" они все и жили и стремились прославиться как "отцы" религии, идя на компромисс между звуковой формой святого имени Бога (как части этого мира, проявления внешней, теневой силы Бога) и вечным самопроявленным святым именем Господа. Во всех ситуациях они неизменно обращались лишь к грубой форме искаженного отражения имени Бога, полагая, что это имя согласуется с дхармой, ягьей (жертвоприношением), вратой (обетами) и подобными религиозными практиками. С твердой решимостью они создавали множество корыстных планов, основанных на подобном извращенном восприятии святого имени Бога.
Поскольку этот "простой Парень" провозгласил истину, которая противоречила заблуждениям их больного разума, смарты сговорились сообща изгнать Его как "врага" религии индусов. Они не видели особой разницы между святым именем Кришны и другими мантрами, и были убеждены в том, что никакую мантру нельзя произносить вслух, поскольку она теряет силу, когда ее слышат другие люди. Поэтому, слыша, как Нимай Пандит называет святое имя Бога маха-мантрой и громко Его произносит, делая так, чтобы все люди услышали имя Бога, эти завистники окончательно уверились, что такое поведение неоспоримо противоречит шастрам и обвиняли Его в преднамеренном оскорбительном пренебрежении писаниями индусов.
Эти так называемые индусы были в действительности политеистами, не верящими в верховное положение Единого Бога, и ставили на один уровень чит и джаду (сознательное начало и материю), а также считали Ишвару (трансцендентного Владыку) и Его святое имя всего лишь одной из составляющих своих ежедневных ритуалов. Выступив против Шри Гаурасундара, они решили заручиться поддержкой Кази. Они пришли к нему и бесстыдно заявили: "Этот Нимай выступает против религии мусульман. Вы обладаете властью, поэтому ваш святой долг изгнать Его из нашего города".
Так был оклеветан вайшнавизм корыстными индусами во времена Махапрабху. В наши дни также бытует мнение, что вайшнавизм - всего лишь одна из ветвей индуизма. Однако те, кому посчастливилось понять подлинную природу вайшнавизма, понимают, что отношение к вайшнаву не может основываться на его происхождении. Вайшнав - не брахман, не кшатрий, не вайшья и не шудра. Вайшнав - не индус и не карми. Несомненно одно, что индус, родившийся в семье брахмана, кшатрия, вайшьи, шудры или антьяджи3, а также любой другой человек потенциально пригоден стать вайшнавом. В действительности, любая джива (душа), чья духовная природа пробуждена, достойна стать вайшнавом. Поэтому, когда вайшнава называют индусом, мусульманином, христианином, брахманом, кшатрием, вайшьей, шудрой или антьяджем, - это всего лишь внешние определения. Те, кто полагает, что вайшнав принадлежит к какой-то нации или социальному классу, ничего не знают о подлинной природе вайшнава и вайшнавизма.
К сожалению, так называемые вайшнавы современности столь мало знают, что, когда их спрашивают о их положении, они думают, что достойнее будет представиться индусом, брахманом, кшатрием, вайшьей, шудрой или кем-то иным. Однако такие определения не имеют никакого отношения к истинному вайшнаву. Вайшнав всегда описывает себя лишь относительно своей вечной природы как смиренного просителя обрести служение слуги слуги слуги Всевышнего. Лишь такое определение способно описать природу вайшнава. Шриман Махапрабху учил нас этой истине в "Санатана-шикше" (Своих наставлениях Санатане Госвами), описывая подлинную природу души как вечной служанки Кришны4.
Те, чей разум покрылся толстой коркой эмпирических знаний, могут возразить, назвав все вышесказанное просто "истовой приверженностью учению Махапрабху". Однако перед такими заблуждающимися людьми всегда открыта возможность обрести подлинную милость Бога, благодаря которой они увидят все живые существа как неотъемлемые частички Единой Абсолютной Истины, как вечных слуг Шри Кришны, сына царя Враджи, источника всех аватар (боговоплощений), единственного Ишвары.
Утратив память о своем подлинном "я", мы называем себя "турками", "индусами" или "шраутами"5 и ошибочно полагаем, что наш высочайший долг (суммум бонум6) состоит в сохранении "индуистской дхармы", или, иными словами, "телесной и душевной жизнедеятельности". Здесь, в Бенгалии, мы полагаем, что Рагхунандан Бхаттачарья, сын Харихара Баудопадьи, - это великий человек, достойный всеобщего подражания7. Рагхунандан разработал подробную классификацию ради увековечивания этого индуизма, который гарантирует нескончаемый круговорот рождений и смертей в компании разношерстного сонма переменчивых догм. И когда мы осознанно или неосознанно зачисляем себя в ряды последователей этого Бхаттачарьи махашайи, то можем совершить серьезное оскорбление, выказывая открытую враждебность искренним вайшнавам, живущим исключительно лишь дхармой души, посчитав их врагами "старых добрых" традиций и древней религии индусов. Даже Адвайта Ачарья - хоть и появился в строгой индийской семье, - в нашем понимании также отошел от следования индуизму, поскольку был настолько безрассуден, что с огромным почтением принимал преданных Бога. Подобным же образом и Шри Нитьянанда, также явившийся в брахманической семье, согласно такому мнению повинен в чем-то нечестивом, так как на собственном примере учил весь мир почитанию маха-прасада. Некоторые из нас могут не колеблясь пойти дальше, намекая на то, что хотя Нитьянанда и Адвайта Ачарья не принимали эти "благочестивые" индуистские традиции, сам Махапрабху их поддерживал! Махапрабху всегда говорил, что тот, кто не следует дхарме, не достоин учить ей8. На собственном примере Он показал, как нужно следовать шуддха-санатана-дхарме (чистой и вечной религии души), которой учил. Он описал Свою практику в следующем стихе:
нахам випро на ча нара-патир напи ваишйо на шудро
нахам варни на ча гриха-патир но ванастхо йатир ва
кинту продйан-никхила-парамананда-пурнамритабдхер
гопи-бхартух пада-камалайор даса-дасанудасах
"Я не брахман, не кшатрий, не вайшья и не шудра. Я не брахмачари, не грихастха, не ванапрастха и не йати (санньяси-отшельник). Я лишь слуга слуги слуги лотосоподобных стоп Возлюбленного пастушек Враджи, того изначального Господа, который есть океан нектара вечно усиливающегося, совершенного, самоявленного трансцендентного блаженства"9.
Автор текста неизвестен
Переводчик на русский язык: Вриндаван Чандра дас
Редактор и составитель комментариев: Традиш дас
Комментарии:
1. В "Шри Чайтанья Бхагавате" (Ади-кханда, 2.64,65) Шрила Вриндаван Дас Тхакур говорит об этом следующее: дхарма карма лока сабе эи матра джане / мангалачандира гите каре джагаране // дамбха кари' вишахари пудже кона джана / путтали карайе кехо дийа баху-дхана - "Религией людей стала корыстная деятельность. Они не спали ночами, воспевая молитвы, обращенные к Мангалачанди (Дурге-деви). Некоторые гордецы поклонялись Вишахари (Манаса-деви, богине змей), другие тратили огромные средства на поклонение идолам".
2. В "Шри Чайтанья-чаритамрите" (Ади-лила, 17.204-213) эти доносы безбожных индусов Кази, мусульманский наместник, передает Шри Чайтанье Махапрабху в разговоре с Ним:
аси' кахе, - хиндура дхарма бхангила нимаи
йе киртана правартаила, кабху шуни наи
"Придя ко мне, индусы стали жаловаться: "Нимай Пандит подрывает основы индуизма. Он ввел санкиртану, которая не упоминается ни в одном писании".
мангалачанди, вишахари кари' джагарана
та'те вадйа, нритйа, гита, - йогйа ачарана
"Пение, музыка и танцы уместны лишь тогда, когда мы совершаем ночное бдение во время поклонения Мангалачанди и Вишахари".
пурве бхала чхила эи нимаи пандита
гайа хаите асийа чалайа випарита
"Раньше Нимай Пандит был добропорядочным юношей, но с тех пор, как Он возвратился из Гайи, Его не узнать".
учча кари' гайа гита, дейа каратали
мриданга-каратала-шабде карне лаге тали
"Теперь Он громко распевает песни, хлопает в ладоши, бьет в барабаны и играет на караталах, создавая такой шум, что мы все скоро оглохнем".
на джани, - ки кхана матта хана наче, гайа
хасе, канде, паде, утхе, гадагади йайа
"Мы не знаем, что Он такое ест, что лишает Его рассудка, заставляя плясать, петь, смеяться, плакать, прыгать, падать и кататься по земле".
нагарийаке пагала каила сада санкиртана
ратре нидра нахи йаи, кари джагарана
"Он свел всех людей с ума Своим постоянным пением. Целыми ночами мы не можем сомкнуть глаз. Нам не дают спокойно спать".
'нимани' нама чхади' эбе болайа 'гаурахари'
хиндура дхарма нашта каила пашанда санчари'
"Он отказался от Своего имени Нимай и называет Себя Гаурахари. Он подорвал основы индуизма и основал безбожную религию".
кришнера киртана каре нича бада бада
эи папе навадвипа ха-ибе уджада
"Теперь люди низших сословий поют без конца маха-мантру Харе Кришна. За этот грех весь город Навадвипа будет обречен на вымирание".
хинду-шастре 'ишвара' нама - маха-мантра джани
сарва-лока шуниле мантрера вирйа хайа хани
"Согласно индуистским писаниям, имя Бога является могущественной мантрой. Если все будут слышать этот звук, то мантра утратит силу".
грамера тхакура туми, саба томара джана
нимаи болаийа таре караха варджана
"Ты правитель нашего города, и все мы - индусы и мусульмане - находимся под твоей защитой. Поэтому вызови к себе Нимая Пандита и вели Ему покинуть город"".
3. Шриле Бхактисиддханте Сарасвати Тхакуру принадлежат такие слова: "Те, кто вовсе не может управлять своею жизнью, известны как антьяджа (неприкасаемые) - они считаются не принадлежащими ни к одному из четырех классов".
4. Дживера 'сварупа' хайа-кришнера 'нитйа-даса' - "Изначальное положение души - быть вечной служанкой Господа Кришны" ("Шри Чайтанья-чаритамрита", Мадхья-лила, 20.108).
5. Шрауты - консервативные последователи ритуалистической ведической традиции, основанной на шрути, изначальных богооткровенных ведических писаниях.
6. Summum bonum (лат.) - буквально: "высшее благо", "величайшее благо".
7. Рагхунандан Бхаттачарья - ортодоксальный религиозный законник, составивший объемный свод правил, регулирующих кастовые отношения.
8. Апани ачари дхарма дживере шикхайа / апани на каиле дхарме шикхана на йайа - "Ведя жизнь в строгом соответствии с дхармой, Господь тем самым учил джив, что тот, кто сам не следует дхарме, не может учить ей других".
9. Стих приводится в "Шри Чайтанья-чаритамрите" (Мадхья-лила, 13.80).
Vaishnavism and Hinduism Journal 'The Harmonist'
Edited by
Shrila Bhaktisiddhanta Saraswati Thakur (No. 3, Vol. XXV, August 1927)
Автор
messenger12
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
58 Кб
Теги
induizm_i_vayshnavizm
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа