close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

50 let i vsya zhizn

код для вставкиСкачать
Со всей ответственностью утверждаю - лауреат Государст- венной премии СССР, заслуженный горняк Казахской ССР Александр Куэьмич Романюта - старейший работник уголь- ной промышленности страны. В свои 67 лет он действующий начальник добычного участ
НАВСТРЕЧУ ДНЮ ШАХТЕРА
Со всей ответственностью утверждаю - лауреат Государст-
венной премии СССР, заслуженный горняк Казахской ССР
Александр Куэьмич Романюта - старейший работник уголь-
ной промышленности страны. В свои 67 лет он действующий
начальник добычного участка шахты "Северная".
Сегодня мы публикуем рассказ старого горняка.
Мои родные места село Пол-
тавка Северо-Казахстанской об-
ласти. Родители - крестьяне, пе-
реселенцы из Полтавской губер-
нии. Прибыли на вольные казах-
ские земли еще в 1906 году. У нас
была многодетная семья - девять
братьев и сестер. Перед войной я
закончил семь классов и вступил
в колхоз имени Клары Цеткин.
И вот тревожная весть - война!
Мрачные сводки. Информбюро
изо дня в день. Мне семнадцать
лет. В душе твердое убеждение -
уехать на фронт. Объявил свое
желание отцу. Понял он меня,
одобрил поступок, молодцом на-
звал. Долго рассказывать, как я в
Петропавловске добивался при-
ема у военкома. Словом, внесли
меня в списки будущих курсан-
тов танкового училища. Велели
ехать домой и ждать вызова. По-
вестку принесли, когда 1942 год
на вторую половину повернул.
Попрощался я с родными и - в
город. Гордый и счастливый за-
хожу в военкомат, а выхожу из
него растерянный. Мне дано
предписание отбыть на трудовой
фронт на карагандинские шах-
ты.
Но недолго был в растерянно-
сти. Начал по новой обходить ка-
бинеты, требовать призыва в
Красную Армию. Дело дошло до
того, что вызвали из Полтавки
отца. Вот его-то я уж ослушаться
не мог. Прощальные слова за-
помнил навсегда: "Сынок, сей-
час везде фронт".
Везут в Караганду. На сердце
камень, в душе одна мысль - сбе-
жать на фронт при первой же
возможности. Но в ноябре 1942
года я уже был оформлен на шах-
ту N 36. Дали место в общежи-
тии, выдали хлебные карточки,
спецодежду. Горный мастер
Петр Сулейко закрепил за мной
лошадь по кличке Шалун. Стал я
коногоном, лесогоном и путевым
на участке внутришахтного
транспорта.
Работаю месяц, другой, а серд-
це все равно на фронт просится.
Чуть свободное время и я в воен-
комат: запишите добровольцем!
Самый знаменитый тогда в Ка-
раганде человек - военком Бара-
нов меня приметил. Беседовал,
как с равным, убеждал:
- С фронта десять тысяч шахте-
ров отозвали, уголь добывать не-
кому, а ты о чем думаешь! Хо-
чешь, чтоб одни женщины на
шахтах остались?..
Ладно, думаю, если не получа-
ется по-хорошему, надо переме-
нить тактику. Услышал, что про-
гульщиков под суд отдают, а по-
сле приговора прямо на передо-
вую отправляют. И стал на рабо-
ту выходить через два дня на тре-
тий ,лодыря из себя изображать
Шахтная общественность при-
нялась за мое воспитание. До-
брое слово хотел бы сказать о Ве-
ре Ивановне Любимцевой. Она
возглавляла шахтком. Сама из
эвакуированных. Старый член
партии, была знакома с Розой
Люксембург. Свою судьбу мне
подробно рассказала. Узнал про
мое упрямство и секретарь Ста-
линского райкома комсомола
Геннадий Исакович Вальштейн.
На шахте часто бывал и всегда
обязательно со мной встречался.
Примеры разные приводил, как
на других шахтах мои одногодки
в передовиках ходят, а на нашей
есть бессознательные, и среди
них - я...
Оттаяло сердце как-то неожи-
данно. Проснулся утром - и в ду-
ше радость, желание совершить
что-то значительное. Решил ра-
ботать так, чтобы мое имя назва-
ли вместе с лучшим забойщиком
шахты Виктором Карпетченко...
Из статьи В. А. Карпетченко в
газете "Социалистическая Кара-
ганда" за 13 июня 1944 года: "В
ноябре 1942 года я эвакуировал-
ся из Донбасса на шахту N 36. В
Донбассе работал монтажником.
На шахте N 36 стал работать бу-
рильщиком. В то же время при-
сматривался и к другим шахт-
ным профессиям. В свободные
часы шел помогать забойщикам.
Подносил лес, кайлил. Началь-
ник участке заметил мою привя-
занность к этой квалификации.
В январе 1943 года перевел меня
в забойщики.
От своего отца - старого горня-
ка я узнал, что в Донбассе забой-
щики работают по одному. На
шахте N 36 этот метод еще не
применялся. Поэтому я решил
попробовать свои силы. Началь-
ник участка Машуров долго не
разрешал, но потом согласился.
Первую смену немного побаи-
вался. Но когда с горным масте-
ром подсчитал свою работу, то
вышло двести процентов. Так я
доказал, что одному можно рабо-
тать более производительно, чем
с напарником.
Освоив отлично свою профес-
сию, я стал обучать ей и других.
К нам в забой пришел учиться
молодой десятник транспорта
Александр Романюта. Я взялся
из него воспитать хорошего за-
бойщика, проработав со мной
месяц, он пошел работать само-
стоятельно. Сейчас мы с ним де-
ржим первенство по шахте...".
У этой заметки было продол-
жение. Та же газета 17 июня
1944 года на первой полосе сооб-
щала:
"Выдающейся производитель-
ности на шахте N 36 добились
забойщики-комсомольцы Алек-
сандр Романюта и Виктор Кар-
петченко. В свой выходной день
14 июня они спустились в лаву и,
разрабатывая крутопадающий
50 лет
и вся жизнь
пласт "Замечательный", добыли
вдвоем за смену 95 тонн угля.
Каждый из них при норме 12,5
тонны выдал на-гора по 47,5 тон-
ны, выполнив норму на 380 про-
центов. Весь свой заработок они
передали на строительство тан-
ковой колонны имени Амангель-
ды Иманова".
Из рассказа А. К. Романюты:
-... Виктор сказал, что я работал
горным мастером на транспорте.
Было такое дело. Я профессию
коногона уважать заставил. За
мной не только задержек не бы-
ло, я еще и другим успевал помо-
гать. Людей хронически не хва-
тало. Место горного мастера на
нашем участке пустовало. Ди-
ректором шахты N 36 тогда рабо-
тал отец Виктора - Андрей Пав-
лович Карпетченко. Приглянул-
ся я ему. 'Ты, говорит, хоть и
коногон, но на участке все дела-
ешь за горного мастера. Вот и бу-
дешь им".
В очередной раз такой разговор
состоялся при управляющем
трестом "Сталинуголь" Жучен-
ко. Как всегда Андрей Павлович
наступает, а я отказываюсь. Жу-
ченко не выдержал, вступил в
разговор: "Обожди, Андрей! Мо-
жет, у парня желание какое-то
есть, а ты о нем не знаешь? Ну,
говори, - обратился он ко мне, -
что задумал?".
Тут я и выпалил:
- На Стаханова хочу взглянуть!
Говорят, он силач великий.
Жученко эту странную прось-
бу воспринял как что-то важное,
говорит: "А если увидишь, дашь
согласие?". Деваться было неку-
да, и я кивнул головой. "Бери,
Андрей, мои сани, - сказал Жу-
ченко, - езжайте на 31-ю, пока-
жи ему Стаханова...".
У Карпетченко со Стахановым
была давняя, еще со времен
Донбасса, дружба. О чем они го-
ворили в кабинете, не знаю.
Только вышел Стаханов прово-
жать гостя и спрашивает: "Это и
есть тот самый хлопец?". "Он",
отвечает Карпетченко.
Задал мне Стаханов несколько
вопросов, а в конце сказал:
- Раз решил свою судьбу свя-
зать с шахтой, крепись, будущее,
в твоих руках. Угля не бойся, я
сам, как видишь, не из богаты-
рей...
Так вот и попал я в горные ма-
стера. Работал, со временем не
считался. Привычным стало на-
ходиться в шахте по две, а то по
три смены. И стал мне часто
встречаться горный мастер до-
бычного участка Василий Евту-
шенко. Природная сноровка ему
моя понравилась. "Переходи, го-
ворит, Саша, к нам на участок, а
то Виктору Карпетченко не с кем
соревноваться". Так подружился
я с Виктором. Мы расстались в
1946-м, когда донбассовцы воз-
вращались на родину. Виктор
стал со временем журналистом,
мы потеряли друг друга, а потом
нашли...
Телеграмма.
"Караганда. Шахта "Север-
ная". Александру Романюте. Чи-
тал газете "Правда" твоих успе-
хах. Поздравляю. Очень рад за
тебя. Желаю крепкого здоровья,
счастья тебе и твоей семье.
Виктор Карпетченко. Мой ад-
рес - город Сухуми, редакция га-
зеты "Коммунистури Шрома",
30 января 1978 года".
Из письма В. А. Карпетченко
А. К. Романюте:
"...Саша, ты меня удивил. И
знаешь чем? Своей удивитель-
ной жизнью. Это я понял из га-
зет. Я сам газетчик, и знаю, как
бы автор ни приукрашивал дей-
ствительность, суть остается
сутью, факт - фактом. И я иск-
ренне рад за тебя, твои успехи.
Шумит и грохочет
первая лава,
Точно в победном салюте,
Летит над шахтерским
городом слава
О горняке Романюте.
И этому не радоваться никак
нельзя. Особенно если вспом-
нить, каким ты выглядел тогда, в
военные годы: замусоленный
пиджачишко, рваные чуни, пе-
ревязанные шпагатом или верев-
кой, длинные руки, засунутые
"для утепления" в рукава пид-
жачка. Чудное и вместе с тем же-
стокое было время. И вот, пожа-
луйста, Саша знаменитость!
Как же этому не удивляться!
Саша! Я выслал тебе два рас-
сказа. Один "Вторая весна" на-
писан мною давно, 23 года назад.
Второй, "Бессмертный", не так
давно. В обоих главное действу-
ющее лицо Саша Романюта. Я
тебя не забывал никогда".
Об Александре Кузьмиче мож-
но рассказывать и рассказывать.
И все же мне кажется, он больше
всего любит военный отрезок
своей жизни, сформировавший
из него истинного горняка, пат-
риота шахты и бассейна.
Юрий ПОПОВ.
Шахтерская неделя.-Караганда.-1991.-21 августа.-С. 2
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
31
Размер файла
75 Кб
Теги
вся жизнь, 50 лет, попов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа