close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Аномалия

код для вставкиСкачать
 Аномалия. Владимир Тавр.
День начинался неплохо, погода –
солнце вовсю -
и ни единой тучки, для конца сентября
весьма недурственно. Путь от перевала Шелен до хребта Кокосан занял не больше сорока
минут без особого напряжения сил. Рюкзак за спиной был уже значительно облегчн предыдущими днями похода по горам. Эски
-
Юрт, Маски, Ворон, Шелен –
я не слишком торопился, значительное время, уделяя съмкам наиболее интересных мест. Вот и сейчас,
забравшис
ь на хребет, не менее двух часов потратил на съмки живописнейшей панорамы крымских гор от расплывающегося вдали в дымке Кара
-
Дага –
до Медведь горы, никак не желающей выползать из той же синеватой дымки заполняющей горизонт.
Решив не тратить больше време
ни на ожидание прояснения горизонтов, начинаю спуск по тропе вниз к Павло
-
Чокракскому источнику решив отклониться от маршрута и зайти на
водопад «Купель молодости». Увы, спустившись по руслу вялотекущей речушки, убедился, что проделал путь напрасно. Струя
щиеся по каскадам отшлифованных порогов
ручейки, мало кого могли впечатлить. Раздосадованный, уже в четвртом часу быстрым
шагом принялся наврстывать упущенное время. К сожалению, шаг оказался настолько быстрым, что проскочил нужный поворот для выхода и
з каньона и сгоряча отмахал по руслу вверх около километра. Вс это привело к тому, что, достигнув стоянки Верхнего
Кокосана, впору было задуматься о ночлеге. Но при этом нарушались планы дальнейшего
движения и чуть поколебавшись, мною был продолжен спуск сумрачным, даже в ясный день, урочищем Кокосан. Последний раз этим маршрутом я ходил достаточно давно и успел подзабыть, насколько он неинтересен и утомителен даже при спуске вниз, а уж подъм по этому урочищу трудно было желать даже врагам.
Добравшись
к шести до стоянки Нижнего Кокосана с настроением близким к нулю,
меня ещ более удручил вид ставшей, за прошедшие годы –
платной, стоянки. Табличка гласила об образцовости данного места и предупреждала о расценках для пребывания на поляне окружнной лес
ом, правда, со столиками и скамьями из этого же леса. Подобные места я и бесплатно посещал лишь в случае крайней нужды -
и не задумываясь выхожу на гравий дороги в сторону Белогорска, надеясь до темноты выйти на тропу в сторону кордона «Пчелиный». Раньше этим маршрутом не пользовался, поэтому, постоянно сверяясь с картой, спешу к нужному повороту. Конечно же, проворонил его, поскольку бесполезно ожидал значащуюся на карте прогалину, свободную от леса, перед которой и начиналась тропа. Вероятно, карта не корректировалась со времн войны, о чм можно было догадаться раньше, а я понял только увидев с очередного поворота на спуске, с.Краснословку. Возвращаться не имело смысла –
самое большее через час лес накроют сумерки надвигающейся ночи, и даже обнаружив тропу, подняться по ней уже не успеваю.
Продолжая спуск к селу, тщетно всматриваюсь в круто уходящие вверх склоны горы справа, слева смотреть было бесполезно, крутой обрыв далеко внизу завершался заросшей лощиной. Ночвки в таких местах нелюбимы мной е
щ меньше ночвок вблизи сл или на платных стоянках. Уходящая вправо лесная дорога оказалась уже на самой окраине села
и соседствовала с заборами начинающихся строений. Выбирать не приходилось, я начал подъм в сторону горы и скоро оставил позади усадьбы села с надоедливо лающими собаками.
Дорога, петляя, шла вверх между низкорослым лиственным лесом слева и плечистыми
соснами послевоенной посадки –
справа. Солнце скрылось за хребтом, вершины окрестных гор стали черны и сумрачны. Решив, что достаточно отошл от окраины села, прекратил подъм и продравшись сквозь строгие ряды сумрачных сосен оказался на аккуратной поляне с разбросанным хаотично кустарником и замшелыми валунами. Поляна замыкалась соснами в прямоугольник, непонятно почему оставшийся без п
осадок.
На западе, сквозь строй ощетинившихся хвоей сосен, круто оседавших по обрыву к шоссе,
виднелся ещ различимый хребет, на который мне так и не удалось попасть. На юге вздымалась приземистая гора, чтко над прямоугольником поляны. Восток никак не пр
осматривался сквозь строй деревьев, с юга от села пробивались звуки вечернего села:
лай собак, мычание коров. Ничего необычного, на что стоило бы обратить внимание.
Не совсем простым, оказалось, подобрать место для палатки, старого типа, для которо
й требовались деревья, на которых е можно было укрепить. Сосны росли близко друг от друга, и стоило трудов найти достаточный просвет между ними. Очищая от нападавших веток намеченное место, мной неожиданно были обнаружены три выступа булыжных валунов, ср
авнительно небольших, но грозящих основательно намять мне к утру бока. Попробовав пошатать их все, обнаружил, что поддатся только средний, однако и этого было достаточно, вывернув, его я умещался между оставшимися двумя, слегка наискось натянув палатку. Так и было сделано. Образовавшееся отверстие забил шишками и хвоей, получилось вполне сносно.
Палатка была установлена, и до ночной темноты оставалось время перекусить за весь день. На переходах , как правило, не ем ничего кроме лгких бутербродов и г
лотка сгущнки с родниковой водой. Вечером же можно было налечь и на консервы, запас которых оказался даже больше чем нужно при таком способе питания. От усталости даже мысли развести костр не возникало. Запив шпроты несколькими глотками лимонной настойки
, сразу же провалился в сон.
Это был странный сон. Обычно в снах мы видим определнные образы привычные нам в повседневной жизни. Когда в цвете, когда нет, но именно так происходило ранее со мной.
В этот же раз мне словно кто
-
то невидимый, ровно и невы
разительно читал главы из книги заученной наизусть…
Она любила охоту. У не был жених. Когда она поперхнулась за столом и закашлялась,
братья выскочили из
-
за стола и побежали в комнату к отцу с криком –
Уля богатой хочет стать! Отец умирал. Он попросил
мальчишек не шуметь и дать ему покой. Сначала никто не хотел поверить, что она тяжело больна. Потом е пытались лечить. Но она умерла вскоре после смерти отца… На этом месте я проснулся с мыслью –
до чего странно логичен этот сон. Обычно во снах обра
зы переплетаются, и при кажущемся порядке всегда присутствует элемент хаоса. Здесь же собеседник холодно выдавал данные, словно делая вступление для настоящего рассказа, но, похоже, рассказ не предполагал быть забавным…
Одновременно с этими мыслями, вн
езапно ощутил волны вибрации проходящей через вс тело, что скорей всего и стало причиной моего пробуждения. Это было очень, похоже
на приложенный к телу мобильный телефон с включенным беззвучным вызовом, но этот телефон был с меня ростом, поскольку застав
лял вибрировать все мои ткани и органы внутри. Это не было болезненно или слишком неприятно, но ненормальность происходящего сразу приходила на ум. Довольно быстро стало ясно, что вибрацию можно прекратить, если приказать телу мысленно замереть, но стоило только расслабиться, засыпая, как вибрация возобновлялась. Не знаю почему –
я сразу связал вибрацию и сон с его странностями –
воедино. Обнаружив что, вибрирует сильнее часть тела находящаяся на месте вывернутого валуна –
район грудины, мне и вовсе пришла в голову невероятная мысль, что, возможно, лг спать на месте давней трагедии. А неосторожно вывернутый камень открыл доступ ко мне чего
-
то непостижимого…
При мысли об этом по телу, в дополнение к вибрации безотчтно побежали мурашки…
За полупрозрачно
й стеной палатки ярко светит луна и почти не было сомнений, когда при свете зажигалки взглянул на часы, какое время на них увижу. Была ровно полночь.
На поляне стоит неправдоподобная тишина, никогда ещ за дни похода не слышал такой тишины. Единственн
ое, что е нарушало -
это назойливый лай какой
-
то собачонки внизу в селе, изредка срывающейся на вой. Но это были вполне естественные и обычные
звуки деревни, а здесь на поляне происходило нечто таинственное и пугающее.
2 стр.
Надо сказать, ранее всегда скептически относился к свидетельствам встречи с паранормальными явлениями, а оказавшись в похожей ситуации, лихорадочно вспоминал как же следует поступить.Если принять на веру то, что место где стоит палатка таит нечто
необъяснимое, то лучше всего просто переставить палатку на другое место. Легко сказать! Ночью, при свете луны, тащить неизвестно куда палатку без всякой надежды установить е по всем правилам! Моему рациональному уму это решительно
было не по душе. Для начала стоит просто переменить положение тела, возможно, этого будет достаточно. Перевернувшись на 180 градусов и чувствуя рядом неистребимый аромат походных кроссовок, уж было, решил, что вс позади, когда вибрация снова возобновил
ась, только
эпицентр теперь приходился на нижнюю часть тела. Сомневаться не приходилось, вывернутый булыжник освободил некие силы, пытающиеся теперь что
-
то передать мне.
Что это нест для меня –
плохое или хорошее? Лихорадочно припоминаю подробности сна –
никаких временных привязок, ничего, что говорило бы о намерениях. Мне казалось, что я видел лица братьев девушки, двух мальчишек лет семи
-
восьми, но подробностей их одежды и быта не запомнил. Вероятно, заядлый исследователь тайн решился бы снова заснуть, н
евзирая на сотрясающую тело вибрацию –
и таким образом достичь истины. Но где гарантия, что эта истина ему будет нужна утром ?
Внезапно захотелось перекреститься, но из головы напрочь вылетело, с какой стороны надо класть крест.…Стараясь припомнить
, видел ли во сне лицо девушки, взглянул на залитый луной тент палатки и неожиданно в переплетении теней ясно увидел лицо грустной юной девы…В следующее мгновение тени перемешались и расплылись…
Похоже, помешательство нарастало и выхода не оставалось
. Скрипя зубами, оставляю уютное ложе, собираю по палатке наиболее тяжлые вещи и выбираюсь наружу. Луна висит точно по центру поляны и светит так, что можно сосчитать каждую травинку. Несколько раз, обойдя поляну, решаю, что более подходящего места, чем
по центру не найду. Отвязав от сосен растяжки палатки, как мешок волоку е на центр вместе со всеми оставшимися вещами. Здесь ограничиваюсь только тем, что привязываю растяжку над местом, куда собираюсь лечь лицом -
к чахлому кустику шиповника. Не утруж
дая себя дальнейшим, залезаю в палатку как в спальник, не забыв затянуть вход.
Первые секунды тревожно вслушиваюсь в ощущения тела –
вибрации нет. Облегчнно вздохнув, расслабляюсь и постепенно ухожу в сон, который, разумеется, не запомнил, поскольк
у он был как все обычные сны –
хаотичен и ни о чм…
Утром, проснувшись, когда небо на востоке только начинало сереть приближающимся рассветом, торопливо собираю и пакую рюкзак. Обойдя ещ раз поляну, так и не нахожу на ней ничего необычного, что объ
яснило бы мои ночные проблемы. Единственная странность, порадовавшая меня вечером и настораживающая утром –
за вс время я не увидел здесь ни одной мухи, ни одного муравейника, ничего ползающего или летающего.
Птиц было слышно в соснах, но на поляну они не
вылетали. Перед этим все дни отбивался от мух как мог –
а здесь невероятное благолепие…
Забросив рюкзак за спину, оставляю позади поляну, сосны и устремляюсь вниз по дороге к селу –
к муравьям, мухам, птицам –
словом к обычной жизни. На ходу снова
и снова даю себе зарок –
никогда впредь не устраивать ночлега вблизи сл…
Владимир Тавр октябрь 2007 г.
Автор
tana1961
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
62
Размер файла
42 Кб
Теги
аномалия
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа