close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

И БЫЛА ВСЕ РАЗРУШАЮЩАЯ ВОЙНА

код для вставкиСкачать
«И БЫЛА ВСЕ РАЗРУШАЮЩАЯ ВОЙНА...» Генрих Фогелер. Глазами очевидца Юр и Й ПОПОВ, КРАЕВЕД В Германии вышла в свет книга Генриха Фоге-
лера «Верден» («Становление»). Этот объемный труд всемирно известный художник посвятил своей жизни. Последние страницы были написаны им в Корнеевке. ЭВАКУАЦИЯ В этот день пришли ко мне старые друзья, и я в беседе с ними с удовлетворением отметил, что мое чувство не­
нависти против гитлеровского режима находит удовлетворе-
ние в подготавливаемых мною листовках, направляемых на фронт для разложения фа­
шистских войск. Я работаю вместе с антифашистами — друзьями Вайнертом и Ванге-
хаймом и имею счастье знать, что листовка «Зимнее поле", к примеру, была издана в большом количестве и раз­
бросана над окопами немцев. Но здесь пришел приказ о нашей эвакуации из МОСКВЫ. Еще одно потрясение в моей жизни, когда я стою на поро­
ге своего 70-летия. Остаток своей жизни я не хотел бы отсиживаться в ты­
лу, а хотел бы и дальше уча­
ствовать в антифашистской борьбе, работать с высокой активностью. Кое-что за по­
следнее время мне удалось. Пару раз я обращался к сво­
им соотечественникам по ра­
дио. Но когда пришел приказ об эвакуации, почувствовал, что обречен на жалкое прозя­
бание. Жена Соня была уже не­
сколько дней на фронте как переводчица со знанием поль­
ского, немецкого и русского языков. Сын Ян должен был 15 сентября начать учебу в школе. Приказ об эвакуации касался и его, но за него в Кремле вступилась Дзержин­
ская, и на железнодорожном вокзале он проел всю пе­
ченку начальнику эшелона, убеждая, что освобожден от эвакуации. Перед отъездом Ян сооб­
щил мне, что Коминтерн всту­
пился за меня и в НКВД на­
правлена просьба: освободить Фогелера от эвакуации и вер­
нуть на ответственную работу. Ответа от НКВД не поступило, хотя я и ждал его до послед­
него. Началась посадка в ваго­
ны. В самую крайнюю мину­
ту я втащил в вагон свои вещи. Ян долго бежал рядом, с ва­
гоном, пока не исчез в толпе уезжавших другим эшелоном. Место погрузки находилось на окраине Москвы. Люди группировались по районам. На перроне стояли железные кровати, маленькие столы и стулья, сундуки с домашним скарбом. К эшелону подцепи­
ли несколько багажных ваго­
нов для погрузки громоздких вещей. С собой взяли лишь мелкие вещи. По обеим сторонам вагона были устроены в два яруса нары. Пассажиры лежали до­
вольно свободно, ко из-за не­
большой высоты нижние нары были неудобны. Некоторые по­
жилые люди сидели всю ночь, чтобы утром поменяться мес­
тами с другими, что помоложе. Неудобством было и то, что вагон ужасно трясло. Он был вторым в голове поезда. Всего в эшелоне ехало около двух тысяч человек. Длина эшело­
на была около километра. При трогании громоздкие вещи сдвигались, приходили в движение, некоторые падали с полок, а мелочевка, та и во­
обще проваливалась в темноту нижней полки. От Урала мы поехали на юг и попали в сильную пургу. На железно­
дорожной насыпи во время остановок пассажиры сполна ощутили свое бедственное по­
ложение. Вдобавок к болезни мочевого пузыря я получил тяжелое заболевание бронхов, так что постоянно лежал с подогнутыми коленями на ниж-. ней полке. (Продолжение следует). Индустриальная Караганда.-1993.-1 сент.-С.4 «И БЫЛА ВСЕ РАЗРУШАЮЩАЯ ВОЙНА...» Генрих Фогелер. Глазами очевидца ЮРИЙ ПОПОВ, КРАЕВЕД Но и это еще не все: мои отличные очки для дальнего и ближнего обзора, вероятно, выскользнули вместе с футля­
ром на пол, были раздавлены и в конце концов выброшены в открытую дверь вагона. Ху­
дожник без очков! Все поиски были напрасны. Правда, я имел еще очки для чтения, но они меня не выручали. Мысли мучали меня: я не захватил одеяло, пальто, мне не доста­
вало резиновых галош, аква­
рельных красок, не было ад­
реса Бронки (тещи) и многих важных мелочей. На десятый день показались казахстанские степи. Мое со­
стояние улучшалось, я возоб­
новил гимнастику, стал вместе со всеми выходить из вагона, встретил нескольких знакомых. В одном вагоне ехал юный Ламмерт (сын художника) со * Продолжение. Начало • номере за 1 сентября. студентами. Они позднее были отправлены на строительство цементного завода. В нашем вагоне в основном были старые учительницы-пен­
сионерки. Все — немцы, но некоторые не совсем хорошо знали свой язык, ибо уже не первое поколение их жило в России, хотя по-прежнему все носили немецкие фамилии. Была очень симпатичная сту­
дентка из республики немцев Поволжья и один юный сту­
дент, будущий инженер. Он участвовал в боях с фашиста­
ми под Смоленском, Под эва­
куацию попал из-за своей не­
мецкой фамилии. После преодоления цепи гор начались пустынные степи Ка­
захстана с небольшими лесоч­
ками. Лесочки были густые, но совсем невысокие. Состоя­
ли они из березы и осины. Иногда над ними возвышались отдельные старые сосны. Бе­
резы были в осеннем наряде, тонкоствольные, еще не пере­
шагнувшие зрелого возраста. Природа меняла краски от темных, пурпурных до белых, а в целом это была типичная азиатская степь с ее характер­
ной растительностью. На 14-й день мы прибыли на место. В пустом вагоне я еще раз поискал свои очки. Их не было. Около железно­
дорожной станции Нурин-
ская образовался лагерь. По­
года была хорошая, солнечная. В тот же день мы были от­
правлены в разные стороны. Одни отбыли в Караганду, другие на строительство це­
ментного завода. Наша группа поехала на те­
легах в колхоз «1 Мая», что в 90 км от станции. Три или че­
тыре дня пути. Вещи погрузи­
ли на телеги, на них же сели люди. Погода оставалась до­
вольно хорошей, только но­
чью было холодно и ветрено. Я почти весь путь прошел пешком, общаясь с природой. Ехали через низины, которые сменялись невысокими хол­
мами. Сопки были или плос­
кими, или имели четко выра­
женный вулканический харак­
тер. Иногда они были такой элегантной, красивой формы, как будто сошли с картин (резьба по дереву) японцев, любящих повсюду изображать свою Фудзияму. Только ка­
захстанские горы невысоки, не более 100 метров. Проехали одну небольшую низину, а за сопкой оказалась такая же круглая мульда, по­
хожая на прежнюю. Встреча­
лись скудные растения, низкие, грубые, рыжего цвета. Иногда — своеобразной коралловой формы. Это были круглоголо­
вые, как в парике, перекати-
поле, бегущие, как колесо по земле. Перекати-поле бывают только осенью. Они легкие, с тонкими нежными веточками. Утренний ветер отрывает их от земли и гонит мимо наших повозок. Наконец мы прибыли в районный центр Ворошилов­
ское. Паспортный контроль, регистрация—запись в книгу для приезжих. Дал две теле­
граммы в Москву — Яну и на место моей работы с просьбой вернуть меня на службу. В те­
леграмме не указал своего обратного адреса, так что ос­
тался без ответа. Отправил письма, почтовые карточки своим друзьям-писа­
телям. Официально обратился в Иностранную комиссию Сою­
за советских писателей. Ответа не получал до 15 ноября и думал, что Ян и все знакомые тоже эвакуированы из Москвы. НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ обоз пошел дальше, и к вечеру 30 сентября мы были в Корнеевке — колхозе «1 Мая». Переночевали в только что построенном клубе, и на другое утро нас расквартиро­
вали по домам колхозников. Погода испортилась, пошел снежок. Я был водворен в од­
ну симпатичную семью, кото­
рая состояла из семи взрос­
лых человек и одного мла­
денца. Дом — кухня и две комна­
ты. Я получил угол в комнате, где спали двое молодых лю­
дей и молодая женщина с ре­
бенком. Две лавки были сдви­
нуты, свой матрац я набил со­
ломой, а вещи положил на пол под лежанку. Я имел две про­
стыни и покрывало и горевал о своей тяжелой потере: во время перехода, в 10 км от деревни в сумерках, когда проезжали рытвину, телега чуть не опрокинулась и я не заметил, как выпало из повоз­
ки мое короткое пальто, ко­
торое я носил зимой как куртку. [Продолжение следует). Индустриальная Караганда.-1993.-С.4 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
18
Размер файла
85 Кб
Теги
РАЗРУШАЮЩАЯ, война, попов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа