close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПОПОВ, РАЗРУШАЮЩАЯ, ВОЙНА, 2

код для вставкиСкачать
"И БЫЛА ВСЕ РАЗРУШАЮЩАЯ ВОЙНА ..." Генрих Фогелер. Глазами очевидца Юрий Попов, КРАЕВЕД В конце ноября неожиданно потеплело, и я в течение не-
скольких дней работал твор­
чески. Написал около ста стра­
ниц для книги «Верден», ри­
совал листовки для политуп­
равления академии им, Фрун­
зе, отправил их через пред­
ставителя НКВД в Москву. В колхозе я единственный ком­
мунист (без партийного би­
лета). С хозяевами моими пошли сложности: мужчина, которого кормят, должен, платить. Со­
стоялся конкретный разговор о деньгах. Вера в решение этого вопроса потеряна, ве­
роятно, я стал казаться мо­
шенником, Мое питание; чай с молоком, сухари, каша, кар­
тофельный суп. Щи я откло­
нил, так как от них болит же­
лудок. Белорусы, которые здесь живут, имеют твердый харак­
тер. У них сильные, хотя и низкорослые волы. Овцы есть у 4—5 хозяев, верблюдов ни у кого нет. Скот полностью вытаптывает землю около до­
ма, не хватает материалов для изгороди. Летом не хватает воды. Праздники здесь долгие: старые и новые проходят с большим количеством спирт­
ного и обязательными танца­
ми. Спирта много, но в апре­
ле, с началом пахоты, его пе­
рестали продавать. Эвакуиро­
ванные меняют свои вещи, одежду, материю на продо­
вольствие, Колхоз не выдает нам госпаек, хотя есть указа­
ние выдавать его эвакуирован­
ным. Цены поднимаются. Му­
ка стоит уже 150 рублей за пуд, картофель 50 руб. за пуд. Немыслимые цены для эвакуи­
рованных. Несколько стариков сконча­
лись. Из-за отсутствия досок их завернули в ткань и опус­
тили в землю за деревней. Маленький деревянный крест, иногда просто колышек отме­
тили места захоронения. Хо­
ронят сами эвакуированные. В последние годы моей жизни я иду через трудные испытания. Отсутствуют день-
ги, в течение 7 месяцев нет пенсии, одежда не соответст­
вует климату, нет вестей от сына Яна. Трудный спор с хо­
зяином о долгах меня совсем опечалил. Наконец, в апреле меня лишили продовольствия. Колхоз не заботится о снаб­
жении москвичей. Эвакуиро­
ванные находятся в полной зависимости от спекулянтов. Большая часть москвичей оказалась без всяких средств и одежды. 15 и 16 апреля я вообще ничего не ел. Неболь­
шие деньги, что я смог отдать хозяину, составила помощь от эвакуированных и остатки пен­
сии за сентябрь 41-го года. 17 апреля. Нервы мои силь­
но напряжены, каждый шорох причиняет боль и бьет по го­
лове. Боль усилилась, когда начал кричать младенец, у ко­
торого, вероятно, режутся зу­
бы. Погода плохая, дорога ненадежная. Под снегом стоит вода. Денег на ремонт обуви нет, ноги мои мокры, что при­
чиняет мучение. Я бесконечно мерзну, так как при ходьбе меня му­
чает нарыв на животе. 18 ап­
реля пошел в амбулаторию, где мне положили ихтиоловую мазь. Потом отправился в пра­
вление колхоза, где уже ра­
ботал новый председатель. Ранее он был бригадиром, я у него работал на строитель­
стве плотины. Он по крайней мере нашел время меня при­
нять, выслушал и расспросил про дела с пенсией. Я стою перед катастрофой. Мои мысли в последние дни как у шелудивой собаки, про­
сящей милостыню у дверей. И это после 10 лет антифа­
шистской борьбы, которая на­
чалась с 1932 года — с дея­
тельности в Коминтерне, с книги «Третий Рейх», создан­
ной вместе с Бехером. Потом я писал картины для музея ан­
тирелигии «Религия Эго Рейха» и «Фашистское рождество». Для МОПРа создал картину «Белый террор», в Централь­
ном парке культуры и отдыха организовал выставку в поль­
зу МОПРа. Нарисовал пять больших картин «Преступления гитлеровского режима», под­
готовил фрагменты «Тельман в тюрьме», «Революционная борьба немецких рабочих», «Линчевание американских не­
гров», «В застенках гестапо». Моя антифашистская линия проглядывалась в журнале «Иностранная литература». И вот — такой итог. Эвакуированный в Казахстан, я работаю на разных работах, продолжаю готовить листовки, образцы (12 штук) отправил через карагандинское НКВД в академию. Кроме того, подго­
товил книгу «Верден» при том шуме и гаме в доме, где имею койку. Для человека, который ранее жил в Москве, непонят­
но, как это женщины могут целыми днями собираться вме­
сте и говорить. Также мне не нравится дисциплина в колхозе. После Нового года все празд-. ники, как старые, так и но-
вые, проходят с обильной вы­
пивкой и общими танцами. О, нравы... ч ЕМ БОЛЬШЕ СЕМЬЯ, тем больше родственников, тем более шумно в домах, всегда полных женщин. Одно­
временно говорят четверо или пятеро, и в этом нет ничего особенного, каждой женщине это удается благодаря резко­
му голосу, а если одна хочет сказать что-то важнее, то при­
зывает других к молчанию. Устойчиво удается это хо­
зяйке дома, где я живу. Я по­
знакомился с разговорной речью белорусов и украин­
цев, которые имеют разную модуляцию своего голоса. Иногда к хозяевам приходит сноха с младенцем, у которо­
го вечный насморк. Эта жен­
щина имеет особое пристрас­
тие к разговору. Хозяйка в домашнем хозяй­
стве гений и очень работоспо­
собна. Ее день начинается в 6 утра. Идет за водой, кухар­
ничает, выпекает хлеб. Пова­
риха она неплохая. Всегда у нее хорошие пирожки. Между делом она теребит лен или верблюжью шерсть. Должна также подоить корову, покор­
мить свиней, кур, гусей. доме едят, вся запачкана от­
печатками пальцев, К домашним животным от­
носится и собака. Ее зовут Джульбарс. С чужаками ведет себя исключительно дерзко. Черная, небольшая, с белой грудью, словно в манишке, и белыми лапами. С приближе­
нием посторонних насторажи­
вает уши и поднимает лай. Есть еще сука, которая через два месяца произведет на свет щенят. Они будут унич­
тожены. Две или три борзых бегают по деревне, попадают­
ся и дворняжки с длинной шерстью. В деревне мало казахов, Ка­
захские аулы за 20—40 км. Ежедневно казахи проезжают на своих маленьких худых лошадях через деревню. Пред­
лагают жир и баранье мясо. Деньги берут неохотно, лю­
бят чай и материю. Каждый казах всегда спрашивает чай. Знают, кто из москвичей при­
был сюда с материалами и готовой одеждой. Они бедны, собирают на улицах деревни сучья, чтобы потом сварить на огне суп из мяса. Есть и исключения — по­
четные пенсионеры со сбере­
гательными книжками и при­
личной суммой денег на сче­
ту. У них шкафы с посудой из фарфора, диваны. На стенах градусники, барометры, выши­
тые мешки для хранения бу­
маг. Услужливые, пессимистич­
ные старики, оглядываясь на­
зад, вспоминают прошедшее золотое время. Некоторые наши хорошо по­
няли значение спекуляции, В вагоне их мешки вызывали гнев. А здесь они имеют от­
дельные комнаты и могут жить безбедно. Здесь есть еще жены ко­
мандиров из Тулы, люди из Донбасса, немцы из Куйбы-
шевской области. Последние ведут себя мужественно, по­
теряв все свое имущество. С великим оптимизмом обустраи­
ваются на новом месте. Идет война, горькая, все раз­
рушающая война. Так и чувст­
вуешь ее влияние на колхоз­
ников. Они болтаются без дела, многие воруют. Разго­
воры вращаются почти всегда вокруг цен на рынке на пше­
ницу и картофель. Весной по­
дорожали яйца (2 руб. штука) и молоко (4,5 руб. литр). Пред­
почитают брать бельем, а не деньгами, Заслоном от труд­
ностей мог бы стать приток свежей рабочей силы, Но многие женщины из эвакуиро­
ванных истощены, остались одни кости, За осенние работы еще не рассчитались. У колхоза есть возможность распределить по 600 граммов хлеба на трудо­
день. Благополучие колхоза ни­
же, чем подсобных хозяйств колхозников. Колхозницы дис­
циплинированнее мужчин: жен­
щины здесь везде — на ули-
це, на пашне, на реке, у сло­
манных машин... Люди имеют твердый ха­
рактер, в первую очередь они самоснабженцы, Земля уро­
жайная, лето короткое, зима с буранами. Деревьев и кус­
тарников мало, сопротивления ветру нет. Дома заносятся снегом так, что видны только дымовые трубы и входные двери, что открываются во­
внутрь. Дома побелены, на стенах портреты Ленина, Мо-
вые сапоги, разную кожаную обувь (легкую и тяжелую). Пара домов имеет паровое отопление. Есть небольшие, хорошо обустроенные бани. Но в предбаннике для хране­
ния одежды темно и холодно, пол неровный. Вечером, когда идет большой наплыв в баню, одежда складывается в кучу и идет распространение вшей. Гигиеническая обстановка в деревне на низком уровне. Дома не имеют туалетов, и человеческие испражнения ок­
ружают их кольцом. Зимой все это покрывается слоем льда и снега, а весной образуется настоящее море из навоза. Многие имеют у дома колод­
цы, и нечистоты грозят зара­
жением воды. Употребление носового плат­
ка людям неизвестно, смор­
каются прямо на пол. Женщи­
ны носят свою одежду, не ме­
няя неделями, месяцами, по­
стоянно вытирая о нее руки. Во время насморка готовят еду, занимаются детьми, рас­
пространяют микробы на всю семью. Девушки дают много за элегантную одежду. Они име­
ют хороший вкус к украше­
ниям. Трижды в день могут менять одежду и головной убор. Бесспорно, зеркало — важная составляющая обста­
новки в доме. Однажды к нам пришли подружки и сразу к зеркалу. Помада, пудра, духи играют главную роль. Одна де­
вушка набирала духи в рот и как пульверизатором брызга­
ла на подружек. Девушки хо­
дят в школу-девятилетку. Зимой, в холод и бураны, время проходит в беседах. Несмотря на тяжелое положе­
ние в стране, дисциплина в колхозе низкая, и время от времени заводят разговоры о ней. Праздники проходят с едой, выпивкой и танцами. В кооперативе всегда есть чис­
тый спирт высокого качества. Его разводят водой. Выпив, мужчины теряют сознание и засыпают. Пьяные становятся веселыми при виде женщин, которых в деревне большинство. Дома освещают­
ся керосиновыми лампами. В танцах участвуют и совсем старые женщины, и молодицы, делая руками движения, как рыбы плавниками. В комнате темновато, от пламени раскры­
той русской печи идет свет, проецируя фигуры людей на стены. А мои мысли в этот момент о сыне, родственниках, друзьях, которые на поле боя ведут борьбу с фашистскими бестиями. В АПРЕЛЕ -началась под­
готовка к посевной, подписка на новый заем, и подвоз спиртного прекратился. Партийцы из области взялись за оздоровление дисциплины. Здоровье мое ухудшилось, я ослаб, во время ходьбы кру­
жится голова, так что люди ду­
мают, что я пьян, когда я мед­
ленно иду через деревню. Пи­
тание не получаю, колхоз один раз продал хлеб. Изредка хо­
зяйка дает мне чай. Мое ме­
сто, мой топчан, на котором я сплю, хотели забрать, хотя я поставлен на постой сельсо­
ветом. Вот уже 6 месяцев ночи мои ужасны. До десяти раз выхо­
жу за ночь на двор, В первые дни имел чай с хлебом, сей­
час ничего не имею. Нервы сдали, любой шорох доходит до мозгов, головокружение так сильно, что я не могу хо­
дить и все лежу. Наконец, пошел побираться и получил от одной эвакуиро­
ванной учительницы тарелку супа. Ночью не сплю, не при­
ходит сон и днем. Вероятно, из страха, что я могу умереть, мне дали горячий чай. Я быстро съел свой хлеб, который получил с замечани­
ем, что ничего больше от кол­
хоза не получу. Я не имею жиров, а голод с каждым днем крепчает. А тут еще гнойник (фурункул) на животе, который меня сильно беспокоит. Бо­
рюсь с ним ихтиоловой мазью. Лечение мочевого пузыря по­
рошками, что приписал мне фельдшер, успеха не имеет. Здесь нет стрептоцида, нет горячей ванны. Мое состояние безнадежное. Ботинки полно-
"По б и р а юс ь у эвакуирован­
ных. В одном доме женщина угостила меня супом. Вечером посетил другую хижину, в ко­
торой живет старая пара. Там получил кашу и чай с моло­
ком. А что дальше? Надеяться на людей, которые и сами ни­
чего не имеют? Пошел к директору МТС с эскизами стенной газеты в на­
дежде, что это даст мне право кушать в столовой вместе с трактористами. Эту идею подал мне молодой ответработник. Директор мой эскиз с Крем­
лем и зданием МТС не одоб­
рил и попросил сделать новый. В эти дни я больше лежал, * Окончание. Начало в номе­
рах за 1, 2 и 3 сентября. Куры несутся около хлеб­
ного склада, куда привозят зерно на телегах. Там его пе­
ресыпают в мешки, а хозяин собирает остатки для птицы и свиней. Зимой, когда приходит транспорт из аулов, дом на­
полняется казахами. Они по­
лучают чай и спят в своих тя­
желых тулупах прямо на гли­
няном полу. Хозяйка хорошо знакома с этими потомками Чингисхана и не теряет расположения ду­
ха, когда ночью слышит об их приезде. Угощает их горячим чаем из русской печи. Рассчи­
тываясь, казахи ей верят. Она не зла и умеет пошутить. От этих людей хозяйка получает верблюжью шерсть для пря­
жи. Ее недостаток — неопрят­
ность. Посуда, из которой в лотова, рамки с семейными фотографиями, вышитые сал­
фетки. Для хранения вещей, одежды стоят сундуки вдоль стен. Окна маленькие, спрята­
ны глубоко в глиняных стенах. Все сделано, на первый взгляд, опрятно. Но под кроватью мно­
го пыли, грязи. Несколько дней в доме жил теленок, потом здесь были гуси, потому что в сарае про­
дырявилась крыша. Скоту при­
рода подарила шерсть, но он мелкий, дает мало молока и пригоден для перевозки гру­
зов. Крестьяне многодетны, вся семья, начиная с младенцев, хорошо одета и обута. Имеют первоклассную обувь дпя каж­
дого сезона: валенки, высокие сапоги, низкую обувь, резино-
стью порвались, и в ожидании теплой погоды я сижу дома. После холодной зимы, ветре­
ной весны вода бурным по­
током устремилась в деревню, что не позволяет мне строить перспективу на улучшение об­
становки. К тому же старое мое тело полностью лишилось жира, а в тех местах, на ко­
торых я лежу, почернело. Я с ужасом готовлюсь ко сну. В иные времена приходит надежда, что я поправлюсь, увижу Яна, Соню и Бронку. Бывает, верю в завершение книги «Верден», в то, что до­
живу и увижу, как наша Со­
ветская Родина освободится от фашизма и прогрессивный мир уничтожит садистов и парази­
тов до последнего человека. Блажен, кто верует. Индустриальная Караганда.-1993.-7 сент.-С.3 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
21
Размер файла
96 Кб
Теги
РАЗРУШАЮЩАЯ, война, попова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа