close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Из наследия Генриха Фогелера

код для вставкиСкачать
Получил от Вернера Хомана очередной пакет. В нем выдержки из дневников Г. Фогелера, одно из его пос-
ледних писем, рисунки — карикатуры против фашиз-
ма. Все это написано и нарисовано художни-
ком в Корнеевке в 1941-42 году, что поражает, когда чи-
таешь свидетельства эвакуированного немца! Это прежде всего неистребимая жажда борьбы против гит-
леризма, воля к жизни, стремление к борьбе. И это при всем, что художник не имеет средств к существова-
нию: живет в проголодь, замучен приступами тяжелой болезни... Но свои последние силы он отдает сражаю-
щемуся советскому народу. Вооружившись словарем, я перевел эти одновремен-
но прекрасные и печальные строки прощания. Ю. ПОПОВ. Из наследия Генриха Фогелера Из дневник ов 1941-42 г одов 1941, 6 октября. Сильна и вьюга. Еще 9 москвичей на строительстве плотины. Ра-
ботать плохо. Шт орм. Роем котлован в глинистом грун-
те. Размеры котлована 9 на 5 метров. Начали работу в 10 часов 30 минут. Закончи-
ли в 11 часов 30 минут. Нет ни колхозников, ни брига-
дира. Получили по одному килог рамму хлеба. 7-8-9 ок т ября. Болею. Колики в мочевом пузыре. 10 ноября. На плотине ра-
ботал с 10 до 11 часов. 30 мин. и с 2 до 3 часов 30 мин. Получил 600 г раммов хлеба. 11 ноября. Вторник. Тя-
желая работа с ломом в ме-
рзлой земле. 13 ноября. Работал с ло-
мом на плотине с 10 часов до 2 часов 30 мин. 14 ноября. Пятница. Вос-
точный ветер. Все к репк о замерзло. Не работали. 15 ноября. Суббота. Сме-
рзшаяся земля. Сильные снежные заносы. Не рабо-
тали... Дома для эвакуированных немецких семей все еще не приведены в порядок. Кры-
ши дырявые. Потолки осы-
паются. Неработающим мо-
лодым женщинам — женам офицеров Красной Армии — выдают хороший паек... 12 декабря. Вот уже около месяца я полностью без средств к существованию. Мое положение ужасно. Один человек, которог о я почитаю за богача, одолжил мне 13 руб. 50 коп. В качестве врача работает Лиза, совсем юная симпа-
тичная студентка, которая не имеет опыта лечения челове-
ческого организма... Нашу собаку звать Жульбарс. Она небольшая, имеет длинную черную шерсть и остро тор-
чащие уши... 13 декабря. Мои старые добрые очки! Они пропали в поезде. Несколько утешают меня другие, но они для близког о чтения. Только они могут оказать мне помощь, если я хочу писать. Итак, я пишу и рисую картины битв. Это действует на настрое-
ние немецких солдат, откры-
вает им глаза на правду, направляет их взгляды про-
тив убийц Гитлера и застав-
ляет думать о спасении Гер-
мании перед ее закатом... 24 декабря. Уже 24 декаб-
ря. По- прежнему не полу-
чаю пенсии и задолжал хо-
зяину 260 рублей. 31 декабря. Последний день уходящег о 1941 года. Белые, пок рыт ые инеем верблюды, запряженные в низкие сани, появились на улицах. 1 февраля 1942 года. Моей пенсии все еще нет... 1 марта 1943 года. Пенси-
онную к нижк у должны при-
слать из Москвы. Это утве-
рждает почтмейстер, сказав-
ший мне это еще в ноябре месяце. Должен хозяину 400 рублей, друг им эвакуи-
рованным 160 рублей... С первого февраля больше не получаю пищи. Мое положе-
ние, как у нищего. ПИСЬМО К СЫНУ ( без даты) «Любимый Ян! Десять лет назад началась моя интен-
сивная антифашистская ра-
бота. Это выход к нижечк и карикатур для Комитерна «Третий рейх». Картина «Бе-
лый террор» была как бы предисловием этой вещи. Потом я организовал анти-
фашистскую выставку под эгидой МОПРа в парке куль-
туры, нарисовал пять боль-
ших картин о преступлениях фашизма и создал макеты: «Э. Тельман а т юрь ме», «Борьба негров в Америк е» и «В застенках гестапо». Часть моих работ пошла в цен-
тральный антирелигиозный музей. Это «Религия третье-
го рейха», «Фашистская свя-
тая ночь». Так же для музея нового западного искусства передал акварель: «Ком-
мунисты против фашизма». Когда началась война про-
тив нашей советской страны, я стал работать по составле-
нию листовок с текстом и рисунками и по радио обра-
тился с призывом к немец-
ким художник ам и крестья-
нам. Работу над листовками я продолжаю и здесь, и че-
рез НКВД высылаю в поли-
тическое управление Акаде-
мии им. Фрунзе. Я послал также мног о за-
явлений относительно моей пенсии, которая мне жизнен-
но необходима. Шесть ме-
сяцев я уже без всяких сре-
дств при маленькой под-
держк е, к от орую друг ие эвакуированные мне ока-
зывают, а одно время при-
ходилось питаться только во-
дой. Но пенсии все нет и бу-
дет ли. Я болен, я без сре-
дств, мое положение вряд ли облегчится — наступает ка-
тастрофа. У меня порвалась одеж-
да, ноги мок рые и холод-
ные, ибо хожу в дырявой обуви, иногда другие доб-
рые эвакуированные угоща-
ют меня ложечкой тепло-
го супа. Мой хозяин, состоя-
тельный мужчина с большой семьей, которому я должен 500 рублей, не дает мне больше ничего. Два дня я был совершенно без еды и питья. Мои нервы были как у распевающей птички, пы-
тающейся таким образом об-
мануть сильный мороз, я вошел в ближайшую избу и попросил есть. Печалит меня моя болезнь которая опять вступила в тяжелую форму из-за того, что я промерз во время сильного бурана, стараясь выполнить норму на стро-
ительстве плотины, путем долбления промерзлой зем-
ли ломом. Я 6 месяцев болен, ночью почти не сплю, к тому же встаю по 8-10 раз по нуж-
де. При всем этом негде пос-
тирать белье (в районе нет мыла), а без ванны я сов-
сем беспомощен. В прош-
лую зиму только ванны ста-
ли моим спасением от этой ужасной болезни. Теперь по крайней мере я стал полу-
чать от колхоза хлеб, за который расплачивается за меня один эвакуированный Но холодная вода с хлебом для моей болезни не являют ся лечебным средством Иногда хозяин, а боль-
ше й ч а с т ь ю е г о же -
на, уг ощают меня чаем Иногда я целый день лежу на своей скамейке, так что хозяйка начинает думать, что я скончался и ею овладе-
вает страх, что такая не-
приятность может произойти в ее доме. На моем животе образовалась злокачествен-
ная язва, что совсем ли-
шает меня надежды на выз-
доровление. Мо е г и г и е н и ч е с к о е состояние можно описать как плохое. Мое состояние как у старой паршивой собаки которая ожидает смерти. При этом я чувствую волю к тру-
ду и опечален, что нахожусь так далеко от всех вас. К нашим р у к о в о д я щи м работникам ни проникнуть ни попасть сегодня невоз-
можно. И еще я знаю из своего жизненног о опыта что это люди бесконечно тя-
жело заг руженные. Как и вож-
ди нашей партии и правитель-
ства, они заботятся об учас-
тии всего народа, а не об одинок ом человеке, который может и хочет стать снова трудоспособным, несмотря на свои 70 лет. Любимый Ян, Соня, прими-
те мой привет, может быть последний. Г. Фог елер.» Знамя Ильича. - 1991. - 10 янв.(№ 4) - С. 2. 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
16
Размер файла
177 Кб
Теги
наследия, попов, Генриха Фогелера
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа