close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Кто знал Генриха Фогелера?

код для вставкиСкачать
Мемориал памяти
Кто знал
Генриха
Фогелера?
1941 год круто изменил
судьбу советских немцев.
Люди немецкой националь-
ности были переселены
в восточные районы страны, в
том числе и Казахстан. На
станцию Нуринская 13 сен-
тября и 10 октября 1941 года
прибыли эшелоны с немца-
ми-переселенцами из Моск-
вы. Вновь прибывших раз-
мещали поначалу в разных
складских помещениях стан-
ции. Временным приютом
стали для них и помещения
Токаревской МТС. Потом на
различном транспорте эва-
куированных развозили по
колхозам.
В сентябрьском эшелоне
находился всемирно извест-
ный художник, коммунист-
антифашист Генрих Фогелер.
После прихода Гитлера к
власти Фогелер остался в на-
шей стране. Он создал ряд
портретов, в том числе леген-
дарного Николая Островско-
го. В мае 1941 года состоя-
лась выставка Фогелера. На
ней были представлены кар-
тины, рассказывающие о лю-
дях нашей страны.
Генрих Фогелер родился в
Бремене в 1872 году. К его
личности постоянно прикова-
но внимание писателей и ис-
следователей, как в ГДР, так
и в ФРГ. О знаменитом ри-
совальщике написано более
10 книг. За последнее время
на могиле Г. Фогелера, а он
похоронен в селе Корнеев-
ское Ульяновского района,
побывали В. Хоманн из ФРГ,
Гизела Реллер и Мария Зо-
коловски из ГДР. По их мне-
нию, Г. Фогелер стоит в од-
ном ряду с таким художни-
ком, как Пикассо. Однако
последний период жизни
Фогелера недостаточно из-
вестен. Он умер в 1942 году,
но точная дата смерти его
неизвестна. Карагандинский
скульптор Ю. В. Гуммель
работает сейчас над бюстом
художника.
Могли ли сохраниться под-
линные архивные материалы
о корнеевском периоде жиз-
ни Г. Э. Фогелера? Чтобы от-
ветить на этот вопрос, отпра-
вился в Карагандинский
областной государственный
архив. Вначале стал изучать
опись дел исполкома Димит-
ровского сельсовета. На
этом этапе меня ожидал
полный «провал». Дел испол-
кома за военные годы (кто
виноват, на кого списывать
утраченное?) вообще не
сохранилось. 1941—1945 го-
ды оказались как бы вычерк-
нутыми из жизни села. Про-
пали не только списки эваку-
ированных сюда людей, но и,
что самое ценное, похозяйст-
венные книги корнеевских
семей. А ведь именно в них
после размещения по домам
колхозников и вносились
фамилии вновь прибывших.
К кому-то на постой был
определен и Фогелер? Од-
нако документально этот
факт уже не подтвердишь.
Тогда я обратился к делам
фонда № 222. Это докумен-
ты Ворошиловского район-
ного Совета депутатов тру-
дящихся. Здесь обращает на
себя внимание дело N2 42
«Списки спецпереселенцев
Ворошиловского района за
1942 год». В этом деле 77 лис-
тов, тысячи имен и фамилий.
Правда, часть документов
дублирует друг друга. По-
этому общее число немцев,
выселенных в начале Великой
Отечественной войны из
Москвы и направленных толь-
ко в села Ворошиловского
района, по моим подсчетам,
составило где-то около 1700
человек.
Имя Г. Э. Фогелера встре-
чается дважды. Первый раз
оно указывается в общем
списке немцев-переселенцев
района (лист 40, оборот.).
Причем, фамилия искажена:
«Фогель Генрих Эдуардович.
Год рождения 1872. Место
рождения — г. Бремен, Гер-
мания. Социальное проис-
хождение — купеческое, об-
разование — высшее. Про-
фессия — художник. Партий-
ность — беспартийный». Вто-
рой раз искомое имя повст-
речалось на листке 68:
«Фогелер Генрих Эдуардо-
вич, 1872 года рождения,
художник, беспартийный,
переселен из Москвы».
Хотелось бы отметить,
что листы этого дела, с 68 по
69, содержат в основном фа-
милии немцев-переселенцев,
размещенных в колхозе
«Первое мая». Указаны фа-
милии 110 глав семей и 34
членов семей. Таким обра-
зом, общее количество эва-
куированных людей немец-
кой национальности достигло
144. Я стал изучать круг лиц,
с кем общался Г. Э. Фоге-
лер во время пути следова-
ния из Москвы, а потом и в
Корнеевке.
Вместе с художником Фо-
гелером прибыли химик-ана-
литик Ф. Р. Беззубик, ин-
женер-механик В. М. Пальм
(1873 г. р.), фармацевт Е. А.
Маркус (1898 г. р.), худож-
ница А. Г. Гейнц (1895 г. р.),
экономист А. Ю. Штек (1899
г. р.), инженер Р. Л. Шмикей-
зен (1873 г. р.), техник Т. А.
Кениг (1886 г. р.), мастер це-
ха Л. Ю. Вицке и монтер
В. П. Либеров (1899 г. р.)
являлись членами ВКП (б). Но
были в Корнеевке и в ок-
рестных селах люди более
молодого возраста. Вероят-
но, исследователям жизни и
творчества Г. Э. Фогелера
следует запомнить их имена.
Ведь они были свидетеля-
ми последних дней жизни
соотечественника, что-то
должны знать о знаменитом
своем земляке. Вот предла-
гаемый мной список: Юсти-
ния Петровна Дик (1920 г. р.),
Софья Михайловна Верт
(1915 г. р.), Кизнер Юрий Ар-
турович (1924 г. р.), Алек-
сандр Оскарович Маркус
(1923 г. р.) и его братья
Георг и Арнольд, Роберт
Августович Гейнц (1925 г. р.),
Валентина Леопольдов-
на Фельдман (1919
г. р.), Анфиса Михайловна
Эверт (1923 г. р.), Э. Н. Голь-
дер (1925 г. р.), шоферы Бог-
дан Богданович Трибер (1914
г. р.) и Игорь Александрович
Штек (1917 г. р.), Вера Аль-
фредовна Либельт (1921 г.
р.), Альберт Яковлевич
Шнайдер (1912 г. р.), Ми-
хаил Андреевич Дик (1928
г. р.), слесарь Павел Никола-
евич Бергман (1910 г. р.).
Перечислить всех потенци-
циально находившихся
здесь, естественно, не смог.
Одна из фамилий оказа-
лась хорошо знакомой и
мне лично. С Андреем
(Адольфом) Оскаровичем
Спроге (1935 г. р.) мы учи-
лись еще в шестом—седь-
мом классе Карагандин-
ской средней школы № 3. Ны-
не кандидат наук А. О. Спро-
ге возглавляет лабораторию
Казахского филиала ВНИМИ.
Звоню старинному другу и
зачитываю список семьи
Спроге: отец Оскар Ивано-
вич (1895 г. р.), мать Елена
Георгиевна (1913 г. р.) и дети
— Олег Оскарович (его нет
уже в живых), Евгения Оска-
ровна (1937 г. р.). Андрей
Оскарович посоветовал мне
навестить свою мать Елену
Георгиевну.
— Если что осталось в ее
памяти, она расскажет. Жи-
вет на Юго—Востоке, теле-
фон 54-91-28... Сам же я тог-
да был семи лет от роду. О
художнике Фогелере узнал
из статьи в «Индустриаль-
ной Караганде».
Вспомнила Елена Георгиев-
на немногое. В сентябре
1941 года попала она в Ка-
рагандинские степи. В Кор-
неевку добирались на бы-
ках. За эвакуированными
приехали колхозники из
«Первого мая». В селе стали
размещать по домам. Хата
Степанюка стала для семьи
Спроге приютом на все воен-
ные годы.
— Нет, не знала я Фогеле-
ра, — посетовала Елена
Георгиевна. — Ехал ли он в
нашем эшелоне — тоже
спорный вопрос. В Корнеевку
подвозили эвакуированных и
после нас... Лиц немецкой на-
циональности было много и
кто-то из тех, кто жив сейчас,
должен его помнить...Вот
только где они?
В своем поиске не ставил
каких-то конкретных целей.
Считаю, что это дело тех,
кто серьезно занимается изу-
чением творческого и жиз-
ненного пути Г. Э. Фоге-
лера. В то же время был
приятно удивлен, что имя
этого человека не ушло в заб-
вение. Гласность и пере-
стройка подняли его из глу-
бины десятилетий. То, что
подспудно лежало в душах
людей, вышло, наконец, на-
ружу. Эрих Георгиевич Кра-
ус, заведующий отделом
электропривода Карагандин-
ского научно-исследователь-
ского угольного института,
кандидат наук, в прошлом
москвич. Как и все немцы,
покинул не по своей воле на-
шу столицу в 1941 году.
— С сыном художника
Яном, — говорит он, —я
учился в немецкой школе до
1937 года. Был несколько
раз в квартире Фогелеров.
Вспоминаю, что весной 1941
года состоялась последняя
пожизненная выставка про-
изведений Генриха Эдуар
довича.
Недавно Э. Г. Краус вер-
нулся из Москвы. Он отыс-
кал Яна Генриховича Фо-
гелера, которого не видел
почти полвека. Был долгий
разговор, воспоминания.
Эрих Георгиевич взял на
себя смелость и ответствен-
ность на правах старого
друга и жителя области, где
похоронен художник Ген-
рих Эдуардович Фогелер,
пригласить его сына на моги-
лу отца. Приглашение было
принято, но сроки пока не
оговорены.
Я. Г. Фогелер подарил
Э. Г. Краусу книгу писате-
ля Генриха Петиеда о своем
отце. Книга издана в Кель-
не в 1976 году. Мне хотелось
бы обратить внимание на од-
ну особенность этого произ-
ведения. Судя по приве-
денным в нем цитатам, Г. Э.
Фогелер, находясь в Корне-
евке, вел переписку с друзья-
ми. В частности, слал посла-
ния Теодору Плевье. Сохра-
нился текст почтовой от-
крытки от 20. 10. 1941 года:.
«Степь здесь без деревьев,
кустарников. Ветер... Ветер...
Сильная буря. Это очень пло-
хо для моей простужен-
ной груди. Конец жизни я
представлял себе по-друго-
му...»
Кто знает, может быть
где-то в старых вещах и най-
дутся письма, документы на
имя Г. Э. Фогелера, как и его
рисунки корнеевского перио-
да жизни. А то, что они были,
свидетельствует рассказ ве-
терана областной печати,
журналиста Николая Ивано-
вича Блудчего.
— Корнеевка — родное се-
ло. И приезд эвакуирован-
ных был целым событием.
Разместили людей, как суме-
ли. Молодежь стала работать
в колхозе «Первое мая»,
а старики остались не у дел.
С утра собирались вместе и
ждали почту. С ней приходи-
ли газеты, письма, переводы.
Почта продлевала им жизнь.
Всегда было оживленно
около мельницы. Сюда при-
ходил художник из числа
эвакуированных. Вероятно,
это и был Фогелер. Он на не-
больших листках бумаги на-
брасывал силуэты колхозни-
ков. Особенно привлекали
его казахи с их своеобраз-
ными чертами лица...
Как расправилось время с
последними, прощальными
работами художника? Унич-
тожен ли полностью кор-
неевский цикл его рисунков?
Если мы даже не узнаем об
этом, то все равно ясно од-
но — гениальный рисоваль-
щик, гравер, живописец,
художник, архитектор, офор-
митель книг Генрих Эдуардо-
вич Фогелер оставался мас-
тером до последнего своего
часа.
Заканчиваю свой рассказ
обращением к жителям рай-
она. Возможно, что кто
либо из вас знал художника
Генриха Фогелера, помнит
факты из его жизни, хранит
его рисунки. Откликнитесь,
поделитесь своими воспо-
минаниями. Корнеевцы на-
мерены создать музей Г. Фо-
гелера. Вернуть из забвения
доброе имя художника-
коммуниста предстоит не
только им, но и нам всем.
В этом и состоит главный
принцип тех очистительных
перемен, которые происхо-
дят в нашем обществе в от-
ношении безвинно репресси-
рованных людей.
ю. попов,
краевед.
Рассвет.-Токаревка.-1989.-25 марта.-С. 2
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
109
Размер файла
82 Кб
Теги
Генрих Фогелер, попов
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа