close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Андрей Фурсов - Русский путь в 21-й век

код для вставкиСкачать
Двадцать четвертое заседание Русского интеллектуального клуба на тему «Русский вопрос». Метафизика, история, геополитика и психоисторическая (психоинформационная) война.

Русский путь в XXI век
Уважаемые коллеги, насколько позволяет время, я остановлюсь на трёх темах - метафизика, история, геополитика и психоисторическая (психоинформационная) война.
Вопрос первый: мы, русские - нация или нет? Сначала нужно договориться о термине, что такое нация. В соответствии с принципами системности и историзма я определяю нацию как такую социоэтническую форму организации населения, базовой единицей, базовым кирпичиком которой является индивид. Нация не может состоять из каст, из полисов, из племен, из кланов, здесь другие лояльности. Нация - феномен социума капиталистической эпохи, буржуазного общества. Так же как не может быть добуржуазной частной собственности, не может быть и добуржуазной нации.
Следует признать, что в дореволюционный период русские так и не стали нацией. Основная масса населения жила общинами, общинная лояльность была важнее национальной, и в этом отношении, кстати, неприятное отличие русского крестьянина от немецкого бауэра времён Первой мировой войны.
В советское время у нас ковалась общность нового типа - советский народ, и превращение русских в нацию в советский период так и не завершилось, несмотря на индивидуализацию общественной жизни и т.п. В плане развития национального сознания русские отставали от представителей других этнических групп, как имевших свои союзные республики (например, литовцы, украинцы, грузины, армяне, узбеки и т.д.), так и не имевших их (евреи). Это было связано с тем, что национальная политика партии и правительства в РСФСР была направлена на развитие интернационализма, а в республиках помимо прочего стимулировалось развитие национального самосознания, которое в 1970-1980-е годы превратилось в те или иные формы национализма. В результате с распадом СССР русские с точки зрения национальной ситуации (чувство национальной идентичности, национальная сплочённость и т.д.) оказались в худшем положении, чем представители других этнических групп. Парадоксальность ситуации усугублялась тем, что процент русских в РФ (80%) был значительно выше, чем в СССР, а вот в Конституции РФ тезису о русском народе как государствообразующем места не нашлось.
Получается, что нынешние русские, русские в РФ это часть находящегося в состоянии разложения советского народа?
Вопрос второй: народ - это все население? Думаю, нет. Это та часть населения, которая воспринимает себя как историческое целое в пространстве и во времени, соотносит своё настоящее национально-идентичное бытие с прошлым и настоящим. Остальные, как это ни прискорбно и страшно признавать, - это биомасса, биороботы, над очеловечиванием которых надо работать. Слабым утешением служит то, что значительная часть населения Запада - это зомбированные биороботы. У Николая Заболоцкого есть такие строки: "Как мир меняется, и как я сам меняюсь, лишь именем одним я называюсь". Русские были разным народом на протяжении своей истории. Был московский русский человек, был петербургский русский человек, был советский русский человек. И появлению каждого вида русского человека предшествовала катастрофа, новый тип русского человека возникал из пламени катастрофы, смуты как её преодоление. Так, московский русский человек вышел из "смутной шинели" начала XVII в.; петербургский - из петровского лихолетья, советский из русской революции 1917-1939 гг. т Великой Отечественной войны.
Показательно, что русские смуты и потрясения совпадали с европейскими и/или мировыми, и это резко врывавшееся в русскую жизнь ледяное дыхание мировой истории придавало русской жизни убийственное и в то же время творческое измерение, заставляя значительный процент населения решать немыслимые ранее задачи - такие, которые превращали его в субъект истории. И в новый русский тип.
В 1970-1980-е годы налицо была социальная деградация русского советского человека, что и стало фоном демонтажа советского общества частью номенклатуры, спецслужб и теневиков в союзе с западным капиталом. С разрушением СССР, которое было социосистемной, цивилизационной и геополитической катастрофой должен появиться новый тип русского человека. В этом - залог будущего.
От метафизики перейдём к истории. Если взять длинный XIX век, от воцарения Павла и до Русско-японской войны, то у России было два провала и одна победа: победа над Наполеоном и два поражения - в Крымской и Японской войнах. То же самое ХХ век, два провала: в 1917 году рухнула самодержавная Россия, в 1991 году рухнул Советский Союз, а между ними была Великая Победа. И великий Советский Союз - пик русской истории. Я глубоко убежден, что советское коммунистическое общество было пиком русской истории, её высшим достижением.
Построенное с большими жертвами (впрочем, все новые общества рождались в жестокой социальной борьбе и строились ценой больших жертв - в этом плане советское общество не является ни исключением, ни рекордсменом) советское общество воплотило многие традиционные русские идеалы и смогло решить те задачи, которые стояли перед русским этносом на рубеже XIX-XX вв. и которые прежняя организация этого суперэтноса - самодержавная - решить не смогла. Более того, с середины XIX в. русский суперэтнос начал уступать свои позиции в мировой борьбе англичанам и немцам, а с конца XIX в. ещё и американцам.
Подводя итоги XIX века и XIX веку, один из самых умных и блестящих русских публицистов М.О. Меньшиков писал: "...девятнадцатый век следует считать столетием постепенного и в конце тревожно-быстрого упадка благосостояния в России".
Чуть выше: "Подобно Индии, сделавшейся из когда-то богатой и ещё недавно зажиточной страны совсем нищей, - Россия стала данницей Европы во множестве самых изнурительных отношений... Народ наш хронически недоедает и клонится к вырождению, и всё это для того только, чтобы поддержать блеск европеизма, дать возможность небольшому слою капиталистов идти нога в ногу с Европой".
И далее: "Если не произойдёт какой-нибудь смены энергий, если тягостный процесс подражания Европе разовьётся дальше, то Россия рискует быть разорённой без выстрела; "оскудение", захватив раньше всего прикосновенный к Европе класс, доходит до глубин народных, и стране в таком положении придётся или иметь мужество отказаться от соблазна, или обречь себя на вечный плен... Вдумываясь в тихий погром, который вносит англо-германская раса в остальное человечество, невольно сочтёшь грёзу современного антихриста - Ницше, грёзу о "белокуром смеющемся льве" - не мечтой безумца, а пророчеством грозным и уже осуществляющимся. Будущее от нас скрыто, но девятнадцатый век был непрерывным крушением и цветных, и более вялых бледных рас. Социальное перетирание слабых, рост пролетариата и вымирание его, - что это, как не вытеснение остатков древних рас потомством одной, самой мощной? Среди самих англичан и немцев идёт эта структурная перестройка, борьба человеческих типов. Один какой-то сильный и хищный тип, по-видимому, поедает остальные".
А чуть выше: "Германия и Англия - вот на рубеже ХХ века торжествующие народности, не только вожди, но и истребители человечества. Наш славянский мир, как и латинский, позади этих хищных рас. Может быть, некоторая примесь жёлтой туранской крови ставит нас в положение оборонительное. Мы неудержимо отстаём в развитии народной энергии и постепенно втягиваемся в сеть англо-германского захвата. Россия ещё страшна своею государственною силой; как племя белое, подобно Франции, Россия жизнеспособна, но видимо на всех мирных поприщах уступает белокурому соседу".
Весьма пессимистический прогноз по поводу судьбы русского суперэтноса, с одним "если" у Меньшикова: "Если не произойдёт какой-нибудь смены энергий". Смена энергий произошла, причём не так, как планировали "главные энергетики" этой смены - интернационал-социалисты, левые глобалисты, нацеленные на мировую (перманентную) революцию в духе Ленина и Троцкого. В 1923 г. надежды на мировую революцию не оправдались, три года спустя Сталин всерьёз застолбил программу строительства социализма "в одной, отдельно взятой стране", а ещё спустя три года вышиб из страны главного "перманентного революционера", разгромил бухаринскую команду и начала "великий перелом", без которого СССР смели бы уже в конце 1930-х годов. Вместо мировой революции, при которой России была уготована судьба поставщика сырья (как это произошло в условиях мировой контрреволюции - неолиберальной - в 1990-е годы), из Котлов Истории со студёной и кипящей водой вынырнул индустриально-аграрный добрый мóлодец Союз Советских Социалистических Республик - новая властно-экономическая форма бытия русского суперэтноса в ХХ в.
Это и была спасительная смена энергий, которая не позволила, выражаясь языком Меньшикова, хищному англо-германскому типу устроить русский погром и разорить страну. "Белокурых бестий" успокоили на полях от Москвы до Берлина (хотя искренне жаль, что русские постоянно воюют с немцами, работая таким образом на чужие - англосаксонские интересы). В виде сверхдержавы СССР русский суперэтнос просуществовал более четырёх десятилетий после войны, оказавшись в 1990-2000-е годы по злой иронии истории в таком же положении, что и в 1890-1900-е.
В то же время опыт советских побед показывает, что решать национальные проблемы, проблемы сохранения и развития русского суперэтноса следует на путях социальной инженерии, создания новых социальных форм, адекватных ценностям и духу народа.
То, что произошло в 1941 г., очень хорошо показывает, насколько более жизнеспособным было советское общество, чем самодержавная Россия. В 1916 году был окончательно выбит офицерский корпус, вместе с офицерским корпусом рухнула армия, вместе с ней рухнуло самодержавие. В 1941 г. выбивается офицерский корпус советской армии, армия рушится, почти 4 миллиона попадает в плен. Однако в 1942 г. приходят молодые мужики, которые создают новую армию, ломают хребет Гитлеру и расписываются на рейхстаге. Это значит, что в 1930-е годы было создано, то, что социологи называют "модальным типом личности" - 8-10% населения, способные осмысленно ставить и решать задачи, т.е. быть субъектом истории. И эти 8-10% "социальных гвардейцев", "вытащат" за собой остальных. Советское общество было здоровым в довоенный период и в первые два десятилетия после войны. Затем в 1960-е годы начался процесс разложения.
Сталин прекрасно понимал, что его система после войны начала давать сбои, её нужно перестраивать, в частности, устранять дублирование партийных и государственных органов, а потому сохранить за партией функции идеологическую и подготовки кадров, а реальную власть сконцентрировать в Совмине. Однако Сталин умер, и этот проект не реализовался, началось своеволие и разложение партаппарата и номенклатуры.
Ну а на рубеже 1960-1970-х годов активизировалась интеграция части советской верхушки в мировую систему. И когда мы говорим, что Горбачёв и "пятая колонна" предали Советский Союз, то с эмоциональной точки зрения это правильно. Но с точки зрения политэкономии мировой капиталистической суть в том, что значительная часть советского верха стала превращаться в советский сегмент международной корпоратократии - молодой и хищной фракции мирового капиталистического класса, заявившей о себе сразу же после окончания Второй мировой войны. Со временем задача легализации капиталов привела этот слой к мысли о демонтаже СССР, что и вошло в историю под названием горбачёвщины. Хотя, конечно же, бывший ставропольский комбайнёр был марионеткой в руках той части советской верхушки, решившей интегрироваться в капсистему, и их союзников на Западе, прежде всего в англосфере, которые стимулировали этот процесс, а с какого-то момента направляли. Так, Р. Гейтс признаётся, что в сентябре 1989 г. им в Вашингтоне по заданию президента была создана секретная группа из пяти человек для планирования на случай чрезвычайных происшествий в СССР; группа разрабатывала планы того, что делать с Россией после того, как рухнет СССР (системное планирование в духе В. Лефевра) и работала над решением задачи контролируемого разрушения СССР. И после этого кто-то ещё пытается утверждать, что крушение Советского Союза было неожиданностью для США?
Следующий важный русский вопрос: а что у нас с правящим слоем, с национально ориентированным властным классом, успешно действующим на мировой арене? Был такой в нашей истории? Например, в Великобритании такой слой был и есть. Во Франции и Германии тоже, аналогично - в Китае и Японии. А что же в России?
У англосаксов есть поговорка: "Каждое приобретение есть потеря, и каждая потеря есть приобретение". В России была традиционно сильная центральная власть, стремившаяся к тому, чтобы быть единственным субъектом во властной сфере. И это позволяло России успешно существовать в течение веков. Однако была и обратная сторона медали. Господствующие слои ("классы" - в кавычках, поскольку классов в строгом смысле этого слова русская история не знала, как не знала ни феодализма, ни капитализма в качестве социальных систем), существовавшие в русской истории по сути были функциональными органами стремящейся к моносубъектности власти. Любое оформление этих слоёв как слоёв-для-себя власть воспринимала как угрозу и имела на это все основания. Поэтому все русские властители стремились ограничить самостоятельное политическое развитие и значение функциональных органов власти. Отсюда - отсутствие политического класса более или менее независимого, обладающего своими формами организации и существующего институционально отдельно от власти.
На Западе с определённого момента его истории (XVIII - XIX вв.) у национальных высших классов появились свои наднациональные закрытые структуры управления (закрытые структуры наднационального управления), усилившие позицию верхушки национальных высших классов (аристократия и буржуазия, главным образом, финансовая) по отношению к их государствам, центральной власти их стран. В России ничего такого не было, поэтому помимо прочего российское государство с определённого момента стало врагом не только западных государств, но и в ещё большей степени западных национальных структур, не говоря уже о революционном движении. Причём это враждебное отношение не зависело от того, какой строй в России - самодержавный, коммунистический или посткоммунистический. Как заметил в одном из своих интервью Зб. Бжезинский, не надо себя обманывать: мы боролись не против коммунизма, а против России, как бы она не называлась. Похожую фразу произнёс другой "большой друг" русских и "друг" немцев Черчилль. В 1940 г. он заявил: мы воюем не с Гитлером, а с духом Шиллера - в том смысле, чтобы он никогда не возродился. Аналогичным образом борьба Запада с Россией - это борьба с духом Пушкина, с русским народным духом, об этом всегда нужно помнить. Но вернёмся к теме исторической слабости господствующих групп в России.
Будучи зависимыми от власти, многие их представители с завистью смотрели на западные порядки, им хотелось "как в Европах", отечественные порядки их раздражали. Отсюда - западничество, западоцентризм мировоззрения вплоть до русофобии в самих русских верхах, криптокатолицизм и криптопротестантизм. Помноженные на некомпетентность эти качества приводили к тому, что в последние два столетия (за исключением 1930-1940-х годах) наши верхи всё время проигрывают информационно-пропагандистские и дипломатические сражения; армия побеждает, а дипломаты и пропагандисты не могут превратить эти победы кровью в победы на бумаге, на мониторе компьютера. Сегодня, в условиях подъёма на Западе сетевых структур ситуация ещё более обостряется.
И была ещё одна причина слабости, а по сути - несформированности русского правящего класса. Дело было не только в том, что часть тесно связанного с властью верхнего слоя начинала приходить в упадок вместе с этой властью или даже чуть раньше, не только в том, что власть "политически" блокировала, подсекала формирование такого слоя, в результате чего он просто не успевал сформироваться, а значит, стать полноценным субъектом внутри страны и на внешней арене, не только в том, что была принципиально слабо институциализирована, но и в чисто экономических причинах. Дело в том, что в России традиционно создавался небольшой по объёму совокупный общественный продукт, намного меньший, чем в большей части Запада и Востока: Россия в природно-хозяйственном плане - евразийское неудобье. В связи с этим Россия не могла себе позволить ни значительный по численности, богатый или хотя бы независимый господствующий класс, ни многочисленную бюрократию. В 1789-1861 гг. 70% российского дворянства были "дубровскими" и не могли вести социально приемлемый дворянский образ жизни; ещё 20% жили в долг, шустрят душами - живыми и мёртвыми (да так, что к 1859 г. 60% крепостных были заложены ими государству, что и помогло в значительной степени проведению реформы) и только менее 10% были "троекуровыми" или покруче.
Жизнь значительного процента верхушки по западным стандартам предполагала отчуждение ею у населения не только прибавочного, но и определённой, нередко значительной части необходимого продукта. Это вело значительную часть населения к регрессу, а общество - к разложению. Наглядные примеры - пореформенная Россия и послекоммунистическая РФ, особенно времён ельцинщины. Таким образом, высокие материальные стандарты (потребление, роскошь) тесно связаны у российских верхов с Западом и бюрократической карьерой. Отсюда у немалой их части - карьеризм, непрофессионализм, несамостоятельность в постановке и решении проблем, с одной стороны, и психологическая ориентация на Запад, на чуждые образцы вкупе с презрением к собственному народу, как и "мужичью", к "совкам", с другой. Все эти черты усиливались по мере разложения правящей верхушки, будь то описанный Н. Врангелем рубеж 1890-1900-х годов, за два десятилетия до крушения самодержавия, или рубеж 1960-1970-х годов, за два десятилетия до распада СССР. Один пример: в 1968 г. итальянский кинопромышленник Дино де Лаурентис о нашей киноинтеллигенции и партийных и гэбэшных деятелях, сопровождавших киношников в их поездках на Запад, сказал следующее: ради нас - ради Запада - они мать родную продадут.
Вывод: в истории нашей страны в разных её системах сильный национально ориентированный слой так и не сформировался по ряду социальных и экономических причин. Исключение - особый исторический период 1930-1940-х годов. Уже с конца 1950-х годов началось разложение советских верхов, и нынешние господствующие слои суть конечный результат этого процесса, протекавшего с определённого момента в тесном контакте с Западом - его наднациональными структурами, капиталом, спецслужбами.
Национальные победы требуют национально ориентированных сильных верхов. Проблема, однако, в том, что, во-первых, время национальных государств действительно прошло; во-вторых, противник возрождения России - наднациональные структуры, эффективно противостоять которым может только наднациональная же структура. Такой структурой, в частности, может стать грамотно выстроенный Евразийский Союз - союз патриотов-державников и интернационалистов одновременно. Думаю, в его подготовке значительную роль могут сыграть наука и образование. В связи с этим я хочу затронуть комплексный вопрос "наука - образование - студенчество". Думаю, не стоит преувеличивать непатриотизм нашей молодежи. Я общаюсь со студентами, есть разные студенты в разных вузах. Надо активно поощрять государственно-патриотическое направление мысли, мы почему-то стесняемся патриотизма. А вот японцы, например, не стесняются: у них открыто говорится, что главная задача образования - воспитывать патриотов. И, конечно же, надо помнить мысль, высказанную В. Набоковым-младшим, что конкретная власть и Родина - не одно и то же. Впрочем, и абсолютизировать и излишне логицизировать эту мысль не стоит. В связи с этим имеет смысл подумать о разработке серьёзных общих курсов для магистратуры всех гуманитарных факультетов по русской и мировой истории, которые чётко ориентировали бы молодых людей в реалиях не только прошлого, но и сегодняшнего дня. Такие курсы должны представлять молодым людям реальную картину мира в его прошлом и настоящем, чётко соотнесённую с русскими национальными интересами и ценностями. Реальная картина мира - мощное психоисторическое оружие, значение которого будет возрастать по мере усиления информационной войны, которую ведут и будут вести западные и иные верхушки против России, против русского суперэтноса. Русский суперэтнос с середины XVI в. является стержнем, образующим элементы всех геополитических образований на территории Северной Евразии, как бы они ни назывались - Московское царство, Российская империя, СССР или РФ. Суперэтнос как психоисторическая целостность существует в единстве с территорией, которую занимает, и властной формой, являющейся его геополитическим панцирем, щитом и мечом одновременно. Отсюда - триединая задача наступательной защиты суперэтноса, его духа, территории и геополитической организации. Поскольку в нынешних условиях главным видом войны становится информационный, психоисторический, то главная форма наступательной защиты - информационная.
Нынешняя ситуация характеризуется:
· численным сокращением русского этноса;
· его качественной деградацией (включая деградацию морально-нравственной, волевой и интеллектуальной сфер, дерационализацию сознания и поведения), характеризующей как низы, так и верхи; последние отличаются низким профессиональным и этическим уровнем, компрадорскими установками, в социокультурном плане являются главным образом денационализированными (независимо от национальности) маргиналами;
· сжатием территории;
· ослаблением до пунктирности геополитического панциря.
Всё это угрожает существованию русского суперэтноса как особого исторического субъекта. Нужно признать, что в целом последние 100-150 лет (исключение - 1930-1950-е годы) русский суперэтнос не выдерживает мировой конкурентной борьбы с англосаксами и немцами (эта тенденция, отмеченная, как мы видели, М.О. Меньшиковым, наметилась уже в конце XIX в.). Сегодня положение усугубляется подъёмом Китая и нарастающим давлением ислама, не говоря о сохраняющемся давлении со стороны Запада.
Ясно, что в ближайшее время русский суперэтнос (именно он, поскольку государство и так ослаблено) станет объектом информационных и психоисторических атак со стороны Запада. Цели:
· подорвать чувство национально-культурной идентичности;
· привить комплекс исторической неполноценности, заставить каяться, признать превосходство Запада как "наставника", испытывать благодарность за его "прогрессорскую деятельность";
· подавить волю к психоисторическому сопротивлению;
· навязать чуждые стереотипы мысли и действия (психоинформационная колонизация);
· уничтожить субъектность русского суперэтноса, заставить отказаться от национального наследия, вымазать последнее чёрным цветом;
· мифологизировать сознание.
Главными действующими лицами западного наступления будут:
· неправительственные объединения;
· фонды и ассоциации как фасадные организации наднациональных структур управления, ТНК и спецслужб;
· исследовательские институты;
· медийные структуры;
· их подельники в РФ ("пятая колонна").
Главным полем психоинформационного сражения станет история. Наступление будет развиваться по нескольким направлениям.
Первое - советский период русской истории. Здесь основной акцент будет сделан на:
· противопоставление "хорошего самодержавия - плохому коммунизму", "хороших белых - плохим красным";
· представление сложной властной и социальной борьбы 1920-1930-х годов как "сталинских репрессий";
· резкое принижение значения победы СССР в Великой Отечественной войне (путём ложного завышения советских потерь, раздувания значения западной помощи, дегероизации советского народа, отождествления советского строя с нацистским режимом, наделения СССР такой же виной в развязывании Второй мировой войны, как и Третьего рейха и т.п.).
Второе - русская история в целом. Здесь главным будет подчёркивание:
· якобы деспотической природы всех властных режимов русской истории;
· якобы экспансионистски-имперского характера нашей истории (при выпячивании и восхвалении откровенно слабых и прозападных правителей и очернении и шельмовании сильных - Ивана Грозного, Николая I, Сталина);
· якобы "варварско-агрессивного" и "отсталого" характера России по сравнению с "гуманным" и "прогрессивным" Западом.
Третье направление - собственно русский суперэтнос:
· подчёркивание якобы "рабского характера" русского суперэтноса;
· акцентирование негативных черт русских как национальной константы;
· трактовка русского суперэтноса как пассивного и консервативного, неспособного к развитию (последнее понимается только в западно-буржуазном смысле).
Всё это вместе взятое призвано обеспечить культурную трансформацию постсоветского общества, произвести окончательное переформатирование, перекодировку русской цивилизации как мишени в интересах верхушки мирового капиталистического класса, мирового истеблишмента, в котором постоянно растут роль и значение спецслужб (в частности, разведывательных) и военных.
В связи с усилением информационной войны против русского суперэтноса в нашей деятельности, помимо обозначенных в качестве основных исследовательских направлений большое место должна занять практическая работа по наступательному отражению психоинформационных атак исторических противников русского суперэтноса.
Думается, наше психоинформационное контрнаступление должно развиваться на двух "фронтах": русском и западном (мировом).
На "мировом фронте" необходимой представляется работа по следующим темам:
1. Запад как цивилизация-хищник, прогресс которой осуществляется главным образом за счёт остального мира.
2. Цивилизационные, исторические и классовые корни ненависти Запада к русским и России и его страха перед ними.
3. Природа, структура и формы организации (главным образом наднациональные и закрытые) западной элиты, её национальные, клановые и "отраслевые" противоречия.
4. Методы, формы и средства борьбы Запада против России. "Холодная война" как высшая точка противостояния Запада и русского суперэтноса (особое внимание к психоисторическому воздействию Запада на властные верхушки и интеллигенцию СССР, соцстран и руководство международного коммунистического движения; анализ природы и основных этапов формирования "пятых колонн" в русской истории - от предателей-бояр времён Ивана Грозного и Смуты до наших дней). Анализ преемственности в целеполагании, повестке дня, методах и средствах ведения борьбы против России североатлантических элит и нацистского режима, который во многих отношениях был своеобразной лабораторией для западной верхушки в целом.
5. Организации-субъекты психоинформационной войны против русских и РФ на современном этапе; основное внимание - "фасадным" организациям (фонды, центры, неправительственные организации, научные центры, университеты и т.п.), за которыми скрываются "закулиса" и спецслужбы; формы деятельности этих структур в союзе с "пятой колонной".
На "русском фронте" необходимой представляется работа по следующим темам:
1. Социальная природа власти в России и её отношений с народом; сравнительный анализ самодержавия и коммунизма.
2. Социальная типология русских исторических типов в их динамике ("московский", "петербургский", "советский" типы). Русский психопрофиль.
3. Русская революция в единстве "интернациональной" (1917-1927 гг.) и "национальной" (1927-1939 гг.) фаз; характеристика основных субъектов этого процесса (большевики, правые социалисты, разведструктуры Российской империи, Фининтерн, Коминтерн и др.), их отношений с Западом и с народом.
4. Социальная природа и основные противоречия советского общества. Феномен сталинизма.
5. Сравнительный анализ разрушения Российской империи (1877-1917) и СССР (1961-1991): причины, механизмы, диалектика внутреннего и внешнего.
Необходимо понимать, что субъектом, атакующим русский этнос, являются не отдельные государства или их союз, а Глобальная Матрица, глобально организованная верхушка мирового капиталистического класса. Идеологии последнего устами своих политических (Дж. Буш, П. Вулфовиц и др.) и интеллектуальных (корпорация RAND и др.) представителей утверждают, что, во-первых, противоборствующие в современном мире стороны - это не государства, а, с одной стороны, глобальная цивилизация, а с другой - террористическое сообщество. Под "глобальной цивилизацией" подразумевается верхушка мирового капиталистического класса, его организация-паутина в единстве с сетью и пауками разного размера, а в "террористическое сообщество" можно записать любого, кто не желает плясать под дудку глобалитариев: вчера - Ливия, сегодня - Сирия, завтра - Иран, Россия, Китай.
Во-вторых, утверждается, что в современной глобальной психоинформационной войне логика этой борьбы определяется не национально-государственными интересами, а общечеловеческими (это мы уже слышали в "перестройку" - под лозунги общечеловеческих ценностей шайка Горбачёва громила СССР).
Тезис об общечеловеческих ценностях дополняется тезисом о необходимости создания наднациональных сетевых структур по борьбе с терроризмом. Здесь всё ясно: сетевые структуры - эффективное средство против государств, и именно такого рода структуры будут использоваться в психоисторической войне против России и Китая. Важный составной элемент этих структур - "пятые колонны", особенно в сферах политики, науки и образования. Интеллектуальное и пропагандистское подавление "пятой колонны" вообще и в сфере науки и образования, в частности, должно стать важнейшей задачей государственно-патриотических учёных и журналистов; причём здесь важно не реагировать на вызовы, а действовать наступательно, нанося упреждающие удары. Многое из указанных направлений работы делается Центром русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований нашего университета.
http://rikmosgu.ru/sessions/4725/4726/
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
1 787
Размер файла
88 Кб
Теги
россия, США, Фурсов, война, история, китай, русские
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа