close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

CАРЫАРКИНСКИЕ СЛЕДЫ ПАВЛА ВАСИЛЬЕВА

код для вставкиСкачать
ПАВЛА ВАСИЛЬЕВА Прошлое нашего края в творчестве известного поэта Юрий Попов, КРАЕВЕД, КАНДИДАТ ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК П
АВЕЛ Васильев (1900 — 1937)— поэт яр-
кого самобытного дарования. За короткое время творческой деятельности им написано свыше двухсот стихотворений и четырнадцать поэм. Мно­
гие из них связаны с Казах­
станом, особенно с Атбаса-
ром, Петропавловском и Пав­
лодаром, где он на заре сво­
ей жизни с жадностью впи­
тывал колорит степного края. Вот одно из чисто казахстан­
ских произведений — «Яр­
марка в Куяндах». В этот день поет тяжелей Лошадиный горячий пах,— Полстраны, заседлав лошадей, Скачет ярмаркой в Куяндах. Сто тяжелых степных коней Диким глазом в упор косят, И бушует для них звончей Золотая пурга овса. Сто коней разметало дых— Белой масти густой мороз, А на скрученных лбах у них Сто широких буланых звезд. Над раздольем трав и пшениц Поднимается древний рев — Казаки из своих станиц Гонят в степь табуны коров. Строки пульсируют, бьют­
ся друг о друга, чтобы в конце концов стать гимном природной щедрости, беспре­
рывного течения жизни... Здесь самое время ска­
зать несколько слов о Куян-
динской ярмарке, некогда знаменитом торговом центре казахских степей. Возникла она в 1848 году в урочи­
ще Куянды на богатой тра­
вами пойме реки Талды в месте впадения ее в озеро Карасор и просуществовала до 1930 года. Близость небольшого уезд­
ного городка Каркаралинска (50 верст) предопределила выезд из него на лето торго­
вых людей к месту нагула перегоняемых из Семиречья гуртов скота. Сюда же стали постепенно собираться куп­
цы из Китая, Средней Азии, Западной Сибири. Первое место в торговле занимали домашние животные: лоша­
ди, крупный рогатый скот, овцы и козы. Регулярная торговля на яр­
марке была прервана в го­
ды гражданской войны. Она возобновилась только в 1923 году. С этого времени яр­
марка приобрела роль не только торгового, но и куль­
турного пункта степи. Здесь появилась кинопередвижка, печатался «Ярмарочный ве­
стник», ставились спектакли на казахском языке, регуляр­
но выступали акыны, певцы-
импровизатсры, музыканты. Ярмарком практиковал про­
ведение на степном праздни­
ке конных состязаний. Бай­
га открывалась скачками на дальнее расстояние. В них обычно участвовали сто юных всадников на лучших казахских лошадях. Цифра сто взята из хро­
ники ярмарки. Повторяется она и в стихотворении Павла Васильева. Совпадение мо­
жет быть вполне случайным, но оно заставляет по-особо-
му вглядеться в Васильев­
ские строки. Стихотворение «Ярмарка в Куяндах» появи­
лось в февральской книжке журнала «Новый мир» за 1930 год. История его соз­
дания неизвестна. Судя по публикациям, литературове­
ды, исследователи творчест­
ва П. Н. Васильева подобной темой не занимались. В то же время для исторической краеведческой летописи Са-
ры-Арки заслуживает вни­
мания сам факт возможного пребывания живописца сло­
ва на древней каркаралин-
ской земле. Может быть, это случилось в 1928 или в 1929 годах, когда поэт при­
езжал в Павлодар. Можно допустить, что будущий поэт посещал знаменитую ярмар­
ку подростком. Ведь семья Васильевых жила в Павло­
даре до 1926 года, а потом выехала в Омск. В поисках истины я решил отыскать людей, знавших Павла Ва­
сильева в годы детства и юношества. Первым откликнулся из Москвы журналист Георгий Федорович Пшеницин. Он на­
писал: «С 1921 по 1926 год — до окончания в Павлода­
ре школы II ступени — мы с Павлом, по существу, не расставались: учились вме­
сте, дружили, и в свое сво­
бодное время он почти не отрывался от орбиты нашей семьи. Летом 1926 года Павел уехал из Павлодара и в Куянды уже не мог по­
пасть. А до 1926 года он ме Павлодара в детские го­
ды Павла семья Василье­
вых жила в Атбасаре и Пет­
ропавловске. Когда Павел стал учиться вместе с бра­
том в школе, то он часто бывал у нас. Он очень лю­
бил лошадей и не раз при­
нимался рассказывать о том, каких красивых лошадей он видел в Атбасаре. Атбасар и в переводе на русский язык — конский базар. Там он мог набраться впечатлений, да и рассказы взрослых о знаменитой Куяндинской яр­
марке помогли...». 1928 — 1929 годы его жиз­
ни наполнены романтикой путешествий по Сибири, Дальнему Востоку. В этой сведения, в которых можно обнаружить, впрочем, и род­
ственные, дополняющие друг друга детали, стали резуль­
татом закончившегося поиска. Строки - воспоминания за­
ставили еще раз внимательно углубиться в стихотворения и поэмы Павла Васильева. Читаешь их и наяву ощу­
щаешь, что Васильевский стих питали родная земля и ветры буйной эпохи. В еди­
ную цепь объединяются ис­
торическое прошлое и пафос происходящих в стране пере­
мен. Чувствуется, , что все услышанное (а может быть, и увиденное!) о ярмарке ос­
тавило глубокий след в жиз-
туда не ездил —во всячом случае, не могу припомнить такого факта. Яркие впечат­
ления у Павла остались от рассказов деда по матери — выходца из старинной ка­
зацкой семьи, который не­
мало живописал Павлу, свои многочисленные торговые по­
ездки. Могу только предпо­
лагать, что эти рассказы де­
да, расцвеченные фантазиен поэта, и послужили основой для заинтересовавшего Вас стихотворения...». Ключ к дальнейшим поис­
кам я получил от того же Георгия Федоровича. В од­
ной из поздравительных от­
крыток он сделал приписку: «Попробуйте обратиться к моей сестре Ираиде Федо­
ровне. Оча считается специ­
алистом по юношеским годам поэта. Я же убежден, что поездка в Куянды — поэти­
ческая фантазия». Авторитет Ираиды Федо­
ровны среди исследователей жизненного и творческого пути Павла Васильева высок. Она была подругой детства поэта. Более 60 лет хранит рукописный дневник Василь­
ева за 1923 год. Записи сде­
ланы во время путешествия на пароходе вверх по Ирты­
шу до озера Зайсан и далее на лошадях в глубь Алтая. Ею же сбережен автограф одного из ранних стихотво­
рений поэта «Как этот год, еще пройдут года...». И. Ф. Пшенициной написаны вос­
поминания о П. Н. Василь­
еве «Каким я его помню». И вот вчитываюсь в пись­
ма Ираиды Федоровны. «Род­
ственников или близких зна­
комых в Каркаралинске у Васильевых не было. За годы жизни в Павлодаре я не по­
мню, чтобы Павел Василь­
ев мог поехать на ярмапчу в Куянды, так как он непре­
менно отразил бы это в кра­
сочных рассказах нам, его друзьям. Павел Васильев не мог быть в 1929 году в Куяндах на ярмарке, так как послал мне письмо с Дальнего Востока, а оттуда поехал в Новосибирск. В 1929 году Павел в Павлодаре не был, он приезжал в Пав­
лодар в 1928-м с Николаем Титовым и приходил к нам. А, главное, в 1929 году в Казахстане широкой волной происходило раскулачивание, и было не до ярмарок. Могу предложить Вам свою версию. Известно, что кро-
круговерти скитаний пробле­
матично выглядит утвержде­
ние, что он мог попасть на Куяндинскую ярмарку. Од­
нако вот С. Поделков ука­
зывает на кратковременное пребывание в Павлодаре Павла Васильева именно осенью 1929 года. Но зачем, по какой причине нужна была эта поездка Василье­
ву? Почему о ней не знает Ираида Федоровна? Неожи­
данно версия С. Поделкова получила свое подтвержде­
ние. Почта доставила очеред­
ное письмо из Алма-Аты, где живет еще один школь­
ный товарищ П. Н. Василь­
ева, заслуженный лесовод Казахской ССР, кандидат сельскохозяйственных наук Сергей Николаевич Успен­
ский: «Со своим другом Павлом Васильевым, — пи­
шет он, — я расстался в 1926 году. Павел уехал в Омск, а я — на учебу в Боровской лесной техникум. В мае 1929 года, после окон­
чания техникума, был наз­
начен в Баянаульское лес­
ничество помощником лесни­
чего. В этом же 1929 году, дело было ранней осенью, проездом из Павлодара на Куяндинскую ярмарку в Баянаул заезжал Павел. Он узнал от моих родителей в Павлодаре о месте моего пре­
бывания. К сожалению, на­
ша встреча не состоялась по той причине, что я не был предупрежден и выбыл из Баянаула в отдаленные да­
чи на отвод лесосек. По воз­
вращении мне вручили за­
писку Павла, который был огорчен таким стечением об­
стоятельств. Не меньше был огорчен и я. Павел сообщал, что едет на Куяндинскую ярмарку познакомиться с ней воочию. Из Куяндов Па­
вел в Баянаул не заезжал. Не состоялась моя встреча и в последующие годы, когда, обучаясь в Брянском лесо­
техническом институте, ез­
дил на каникулы в Павло­
дар через Москву. Павла за­
стать дома не удавалось, он бывал в отъезде. Встреча­
ясь в Омске с матерью Павла Глафирой Матвеев­
ной, я получал от нее ин­
формацию о жизни Павла, его успехах и неуспехах... А в Баянаул вместе с Павлом приезжал еще какой-то пи­
сатель или поэт, но фамилию его я позабыл...». Вот такие противоречивые ни поэта. Куянды и Каркара-
лы Васильев упоминает не однажды в стихотворении «Охота с беркутом», в по­
эмах «Лето» и «Соляный бунт». Не забыт и Баянаул, воспетый в том же феврале 1930 года В стихотворении «Товарищ Джурбай». Васильев хорошо знал быт казахского народа, ценил его песенное искусство, записы­
вал сюжеты казахских несен. Некоторые он облек в фор­
му русского свободного сти­
ха. В сборнике переводов «Песни киргиз - казахов», опубликованном в 1932 году, он поместил «Песню о Лени­
не», «Находку на Бухтарме», «Песню о Серке», «Пыль». В последнем стихотворении по­
вествуется о казахском бед­
няке Амре Айтакове, путе­
шествующем на верблюде в поисках Караганды. Появ­
ление шахтерского города в поэзии Васильева весьма примечательно. Этот факт заставляет нас еще раз за­
думаться над маршрутом по­
эта по Сары-Арке в 1929 го­
ду. Из архивных данных яв­
ствует, что в то время в Кар-
каралинске существовало агентство «Автотранспорт». Отсюда в Семипалатинск, Павлодар, Сергиополь, Акмо­
линск и на Ба' автомобили марки «ЛМО». Перевозили пассажиров и грузы. Но в Павлодар Васильев больше не заезжал, это известно. Значит, остается Семипала­
тинск или Акмолинск, отку­
да ему надо было выбраться в Омск, к родителям. Логи­
ка подсказывает, что крат­
чайший путь вел в Ак­
молинск, куда уже пришла из Кокчетава нитка железной дороги. В таком случае тропа странствователя обязательно легла через степи Ульянов­
ского района, мимо возрож­
дающихся Карагандинских угольных копий. Раскрывая книги Павла Васильева, мы переносимся на полвека назад и прикаса­
емся к временам «грандиоз­
ной ломки» и «невиданных перемен», в стране. Поэт пи­
шет о Турксибе, рыбаках Каспия, о новостройках Пав­
лодара и Семипалатинска, коллективизации степного края, изменениях в жизни. Земля, набухая, гудит и томится Несобранной силой косматых снопов. Зеленые стрелы взошедшей пшеницы Проколют глазницы пустых черепов — Так ждет и готовится степь к перемене. В песках, залежавшись, вскипает руда, — И слушают чутко Советы селений, Как ржут у предгорий, сливаясь, стада. Ниточка поиска продолжа­
ла между тем удлиняться. Куяндинский маршрут Павла Васильева дарил новые встре­
чи, новые нисьма. Из Рязани написала дочь по­
эта Наталья Павловна. Ис-
гория создания стихотворения ей неизвестна, но сохранив­
шиеся письма отца позволи­
ли ей сообщить о его дру­
гих, более поздних поездках по Казахстану. «В 1930 году летом отец написал маме пи­
сьмо из Кзыл-Орды. Оно так и начинается: «Я в Кзыл-
Орде...». В письме он пи­
шет, что собирается на Арал, на Балхаш, на Иссык-Куль. Удалось ли ему это, я не знаю. Дальше писем об этом нет. В 1931 году он ездил на Арал, прямо в поезде он, написал маме стихи с предисловием: «Вот стихи, посвященные тебе. Написал в поезде, когда ехал на Арал...». Это из моего ар­
хива, он единственный в Со. юзе, где есть автографы Пав­
ла Васильева». Еще один из волнующих моментов поиска. Узнал ад­
рес родного брата Павла — Виктора Николаевича Ва­
сильева. Он прислал из Ом­
ска фотографии родителей, газетную публикацию об от­
це Николае Корниловиче, по навету недоброжелателей ре­
прессированного в 1940 году «за антисоветскую агита­
цию». Судьбы отца и сына Павла в конце жизненного пути оказались схожими. Оба трагически погибли в связи с необоснованными обвинениями. На главный вопрос моего письма Виктор Николаевич кратко обмол­
вился: «Был ли Павел в Куян­
дах — я не знаю. Но если написана «Ярмарка в Куян-
дах» — значит, был брат там. Иначе как же? А вот отец с дедом были на ка­
кой-то ярмарке и купили там лошадь Карьку. Что ка­
сается «Ярмарки в Куян­
дах», то это прекрасное сти­
хотворение. В Москве один из крупных поэтов сказал мне: «Никто никогда в рус­
ской и советской поэзии ни­
чего подобного не написал». Совсем недавно, с 10 по 12 сентября 1988 года, я нахо­
дился в Павлодаре. Состоя­
лись торжества по случаю установления мемориальной доски на нашем доме по улице Чернышевского. 121. Работает в Павлодаре и городская библиотека имени Павла Васильева, таблички с его именем носят дома од­
ной из городских улиц...».-
Высказала свою точку зре-
ния и Елена Александровна Вялова - Васильева. Она ви­
дела истоки «Ярмарки в Ку­
яндах», уходящие в ранние годы жизни поэта: «Павел много рассказывал о сво­
ем детстве. Передаю то, что слышала от него. Дед его Корнила Ильич был не­
удержимым рассказчиком и сказочником. Большой лю­
битель всевозможных забав и утех. Человек веселый, общительный, добрый. Не пропускал общественных сборищ людей, объезжал ба­
зары, ярмарки. На эти уве­
селения брал своего любим­
ца Павла, Думаю, что они не миновали и этой извест­
ной ярмарки. «Ярмарка в Куяндах» написана слиш­
ком реалистично, а реализм — это свойство всего твор­
чества поэта...». Я беседовал со Станисла­
вом Евгеньевичем Черных, одним из авторов-составите-
лей книги «Воспоминание о Павле Васильеве». Он сто-
ронник версии о пребывании поэта на ярмарке в 1929 году. Кроме того, С. Е. Чер­
ных точно установил, что Васильев дважды был на Балхаше и, возможно, в Караганде. Индустриальная Караганда.-1993.-9 янв.-С.5 CАРЫАРКИНСКИЕ СЛЕДЫ 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
227
Размер файла
83 Кб
Теги
СЛЕДЫ, CАРЫАРКИНСКИЕ, ПАВЛА ВАСИЛЬЕВА, попова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа