close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВЫСЕЛИТЬ БЫЛОЕ С КОНФИСКАЦИЕЙ ИМУЩЕСТВА

код для вставкиСкачать
„ВЫСЕЛИТЬ БЫЛОЕ С КОНФИСКАЦИЕЙ ИМУЩЕСТВА..." Н А 15 съезде ВКЛ(б) ( 2 — 19 декабря 1927 года) был взят курс на коллективи-
зацик сельского хозяйства, переход на рельсы крупного производства. В Казахстане были свои особенности социа­
листического строительства, К их числу относилась и такая революционная мера, как кон­
фискация хозяйств крупных баев-фводалов. 27 августа 1928 года ЦИК и СНК КАССР приня­
ли декрет «О конфискации байских хозяйств». Скотоводы-
кочевники, имеющие в своем владении более 400 голов скота, полукочевники с чис­
лом скота более трехсот и оседлые жители, содержащие 150 голов скота, подлежали выселению с конфискацией скота и имущества. К этой же категории репрессированных причислялись бывшие волост-
ные управители. Было выселе­
но 696 наиболее крупных ба­
ев. У них изъяли 145 тысяч голо» скота, строения, сель­
скохозяйственные орудия, гран-
спорт. Конфискованное иму­
щество было передано 877 колхозам и 24491 малоимущим хозяйствам. По воспоминаниям К. П. Бо­
това, в Каркаралинском окру-
ге бая Толебай-ходжи экс­
проприировали 200 голов круп-
ноге рогатого скота, две тыся­
чи лошадей, столько же овец. Забрали юргы, конные сено­
косилки, тарантасы. Из до­
машней обстановки — ковры, чайные приборы, постельные принадлежности, одежду. В этот же период подвергались притеснениям такие известные в Сары - Арке роды Чормано-
вых, Чолакаевых, Мынгарбае-
вых, Акаевых, Кубултаевых, Оспановых, писать о которых долгое время не рекомендо­
валось. В оседлых поселках, где жили русские, украинские, белорусские крестьяне, фор­
мирование колхозов шло па­
раллельно с ликвидацией за-
житочных хозяйств. У кулаков описывалось все движимое и недвижимое имущество, Рас­
кулаченных выселяли в разные места. Часть их заранее поки­
дала обжитые места, бросая накопленное добро. Не всех оставляли в колхозе. Нередко случалось и так, что главу се­
мьи отправляли за пределы округа, а жена и дети остава-
лись на старом месте Просматривая в областном архиве дела Нуринского рай­
онного исполнительного коми­
тета (РИКа) и Киевского сель­
совета за 1930—1931 годы, я обратил внимание, что гонение на кулаков шло волнами. На­
пример, требовалось из Акмо­
линского округа послать в Си­
бирь, на лесозаготовки огре-
деленное количество людей. Добровольно ехать не хотел никто, И шло в Киевку нз Ак­
молинска предписание: «Выя­
вить 5 кулаков и доставить их в центр». Члены сельсовета знали, что кулаков уже истре­
били всех, но бумага требова­
ла исполнения. И тогда нахо­
дили среди тех, кто не спешил вступать а колхоз, врагов но­
вой жизни. Первыми в Киевке взялись за торговцев и священнослу­
жителей. Братья Петр и Анд-
рев Смогоржевские с детьми убрелись из Киевки еще в 1927 году. Третий их брат Ми хаил крестьянствовал. Имел трех лошадей, 8 волов, 4 ко­
ровы, 6 овец. У него был кон­
фискован дом, стол, двух­
спальная кровать из дерева, скамейка, зеркало, шкаф, сун­
дук. Упорный селянин обжало­
вал решение сельсовета, и ему вернули отобранное, вернули имуществе Федору Олейнику и священнику Михаилу Зара-
нину. Однако прокурор округа Алпысбаев оценил эти факты как перегибы в пользу зажи­
точного класса. Крушинский Никифор Пав­
лович пострадал а свои 74 года. Он с 1914 по 1928 год был в селе церковным старос­
той. Шишлянников Ромен Ива­
нович держал мельницу, рас­
кулачен и отправлен в Кар-
сакпай. Михайлюк Василий Ива­
нович в 1916—1919 годах из­
бирался сельским старостой. За служение режиму Колчака вместе с братом Даниилом нл-
казан ссылкой в Балхаш. А вот Ивана Шпилевского и Ва­
силия Лысака не спасло и то что в 1919—1921 годах очи яв­
лялись активистами нового строя, избирались в советские органы. Первый с сыном Кон­
дратом оказался в Самаркан­
де, а второй попал в совхоз «Нураталдинский». Пустовит Степан использо­
вал наемный труд, У него по-
сезонно батрачили Анна Дро­
воруб, Варвара Козодой, казах Сарсен. В хозяйстве было 6 быков, 3 коровы, 15 овец, бричка, лобогрейка, одноле­
мешный плут. О количестве засеваемой площади можно судить по таким данным. Сви-
денко Макар обрабатывал 4 гектара, Кузенный — 3, Кироич — 4 гектара. Ряд хозяев име­
ли в степях заимки на арен дуемых у казахов землях. Это Григорий и Максим Бойко, Ерофей Шаповалов, Григорий Седик, Сафрон Гринюк, Ки­
рилл Зикун, Иван Палеха Ири­
на Черенко, Андрей Ковтун, Кузьма Гринюк, Николай Пу­
рин. В разряд кулпков, как пра­
вило, попадала вся семья не­
зависимо от возраста. Два брата Иван и Дмитрий Пасту-
шенко владели мельницей. Из рода Теличенко в класс экс­
плуататоров попали Платон, Демьян, Федот и Дмитрий. К ним же отнесли двух работя­
щих братьев Иване и Тимо­
фея Синепостол. Постепенно за 1929—1931 годы раскулаче­
ны Андрей Базяк, Емельян Мальковский, Кузьма Омель-
ченко, Степан Бычек, Федор Глущенно, Николай Зинченко, Аким Смелянец и другие. В 1931 году пострадали не только украинские, но и казах­
ские семьи Сейфуллы Оспано­
ва, Зады Сатыбекова, Абена Ибраева, Мухамедьи Мендьг-
баева. Среди раскулаченных были семьи, где главой являлись женщины. С ними тоже не це­
ремонились. Кара ожидала Феоктистью Полещук, Ольгу Чернышеву, Улиту Гыртышную, Матрену Бойко, Екатерину Ба­
зяк, Марину Брагину, Ульяну Зинченко, Евдокию Ермоленко. И еще в списке кулаков Михаил и Исай Мисники, Тро­
фим Федореижо, Василий Ду-
денко, ФИЛИПП Пащуренко, Фотий Довгань, Филат Седик, Антон Ходак, Яков Козаченко, Трофим Вышинский, Феодосий Шевченко. Нашел я и имя Александра Шевченко, 1887 года рожде­
ния. Его сын Григорий, 1921 года рождения, рассказал: — Отец в Киевку приехал к старшему брату Филиппу. Здесь женился. Со временем перебрался на хутор Кундузды, где имел скот и земли до 30 десятин. Много работали, но и жили хорошо. В 1932 году наш хутор стали загонять в колхоз «Парижская коммуна». Отец бежал с семьей на Ба-
лыктыколь. Там прожили до 1937 года. Снова стали притес­
нять, опять взялись кочевать, пока не осели в Новой Узен-
ке. Отсюда я ушел в армию, воевал, бы в плену... Чтобы завершить рассказ о Киевке, добавлю, что к 1934 году здесь раскулачили 126 человек, а еще 12 осудили как классовых врагов. Будущий Герой Советского Союза И. М. Коллодий в числе этих людей «за разложение трудовой дис­
циплины и кулацкую агитацию как подкулачник» исключен из колхоза и отдан под суд. Так решил Киевский сельсовет 15 июня 1934 года. По соседству с Киевкой есть другое старинное село Черни­
говское. И здесь прошлись с метлой по дворам неугодных сельчан. ФИЛИПП Федченко имел бедняцкое хозяйство, существовал на скромное жа­
лование церковного сторожа, дьячка, псаломщика. Выселили. Степан Рябцев родился в бо­
гатой семье. Отец его Конон засевал до 35 гектаров, имел 6 пар быков. Вначале высели­
ли старшего Рябцева, молодо­
го приняли в колхоз, но скоро исключили «как сына кулака». Ефрем Дуденко содержал маслобойню, имел полный ком­
плект сельхозинвентаря, 10 пар быков, 7б голов скота, 70 овец. Раскулачили. Постра­
дали также Илья Олейник, Митрофан Литвиненко, Абрам Борисенко, Михаил Шмондюн, Степан Федорко, Филипп Мад­
­ей, Иван Кузьменко и другие. Газете «Новая степь» (Акмо­
линск) за 1930 год полна яро­
стной брани в адрес кулаков. В Захаровском это Фома Стар-
чевой, Иван Дементьев, Васи­
лий Юшко, Павел Андриенко; в Тихоновке — Григорий Буг­
римов, Моисей и Яков Ми­
рошниченко, Прокопий Кова­
ленко; в Молодецком — По­
тап Лысенко, Мефодий Донец, Антон Дромов, Иван Дидичук. С гордостью сообщалось, что кулаки из Самарского бежали в Семигорье, а в селе Троиц­
ком (ныне Ульяновское) кулац­
кий сын Николай Маркин под­
жег кирпичный завод. В Боро­
динском «прославили» кулака Павла Буэоверова. Если верить «•Новой стели», то в Большой Михайловке животноводческая коммуна «Степная воля» сплошь состояла из кулаков, в том числе Игната и Илла­
риона Згурских, Бескаравайно-
го, Панченко, Терещенко... Как правило, еще до раску­
лачивания особое внимание уделялось налогу на хлеб. Кре­
стьяне же прятали его в ямах, напуганные слухами о ликви­
дации зажиточных хозяйств. В январе 1930 года в Токаревке у Прасковьи Новогляд, Гри гория Гниденко, Федота Бе ленко и других только за один день присвоено 345 пудов зер­
на. Под заголовком «Беднота доставляет кулацкий хлеб из ям красными обозами в го­
род» газета сообщала: «В По­
корном вскрыто много ям с хлебом. Во многих хлеб уже сгнил, У Меос Густава (быв­
ший волостной старшина, рос­
товщик, беспощадный эксплуа­
татор) обнаружено в степи под мякиной 83 мешка пше­
ницы. У Роземене Александра (работник кооперации, экс­
плуататор) 150 пудов под скир­
дой и в амбаре под полом 5 мешков. У Айи Андрея оказа­
лось в яме больше 100 пудов, у Парц Котхарда 50 пудов, Тассо Освальда 150 пудов. У Сарри Оскара (постоянный эксплуататор батрачества, бес­
сменный сельский староста при царизме, владелец мель­
ниц, явно антисоветски наст­
роенный) обнаружено скрыто­
го хлеба между двумя стена­
ми 50 пудов. Кулак Хэрн Густав был пойман, когда со­
брался увозить из села 7 меш­
ков пшеницы... Сависар Отто слрятал в овчарне в яме 200 пудов. «Пролетарский суд должен отнестись к этим зло­
стным укрывателям хлеба со всей строгостью и воздать им по заслугам с тем, чтобы они не могли мешать бедноте и батрачеству участвовать в ве­
ликом деле социалистического строительства». Здравствующий и ныне 90-
летний В. С. Еськов написал мне, как происходило раскула­
чивание в селе Хорошевском. «Колхоз был создан здесь в 1930 году. Село было боль­
шое, до 200 хозяйств. Часть его была зажиточной, купец­
кой. Имелось церковь и лоп Иэергин. Церковный совет со­
стоял из 9 кулаков. До орга­
низации колхоза кулакам до­
вали задание по сдаче зерна. Многих пришлось репресси­
ровать гри помощи оператив­
ных работников ОГПУ, после чего была начата организация колхоза. Вступило 150 хо­
зяйств. Сельхозинвентарь зкс-
проприировали у кулаков. До коллективизации в селе было кредитное селъхозтоварищест-
во «Новый путь» во главе с Василием Шпаченко. В период коллективизации общество ликвидировали, пропали ку­
лацкие паевые взносы». В 60—70-е годы в Караганде жил Артемий Антонович Тка-
ченко. Бывший член Каркара-
линского ревкома, бывший член партии (вы5ыл в 1935 го­
ду), он время от времени са­
дился за письменный стол и писал воспоминания о днях прошедших. Рассылал их в редакции газет, дарил сото­
варищам. Записки А. А. Тка-
ченко, озаглавленные им очень длинно: «1929—1930—1931 го­
ды. Хорошевская волость Кар-
каралинского уезда. Поселки Хорошевское, Богородское, Пролетарский. Ликвидация класса кулаков. Организация колхозов по кооперативным планам В, И. Ленина», есть и у меня, В этот период волостной ис-вве-
полнительный комитет возглав­
лял Д. ф. Гулевский, секре­
тарем партячейки и народным судьей был В. С. Еськов. Сре­
ди ответственных работников А. А. Ткаченко, Ф. Рудиков, Губанов. Далее А. А. Ткаченко по па­
мяти приводит описок семей, подвергшихся раскулачиванию. Указана 51 семья. Приведу не­
которые фамилии: Герасим Ма-
ковицкий, Никита Лопатин, Фе-
дот Хруслов, Севостьян Глоба, братья Выскребцовы, Марк Соломка, братья Щербина, Ми­
рон Подорванов, Николай Его­
ров, Герасим Забара и его сы­
новья Иван, Петр и Терентий, Анастасия Кресник и другие. В селе Ульяновском кулаков было не меньше. Сошлюсь на список, который прислал мне из Омска бывший житель И. 3. Магдалина. Он сообщает: «За-
житочными были Иван Конев, Аким Щетинин, Волоеич, Петр Ходырев, Тихон Марков, Ски-
ба, Деркач, Ищенко, Егоров, Гордиенко, Щелухин, Балюра, Павел Чернышев,, Никита Се­
рых, Свиридов и другие. Мно­
гих из них потом раскулачили, а часть кулаков бежала в Среднюю Азию на подводах через Балхаш». В числе тех, кто покинул Ульяновское, бы­
ла семья «торговца и кулака Петра Яковенко». В 1929 году Яковенко перебрались в Джу-
валинский район Джембулской области. Один из сыновей Ни­
колай Петрович Яковенко вое­
вал, работал председателем крлхоэа. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1948 Года ему было при­
своено звание Героя Социа-
листического Труда. В селе Корнеевка Ульянов­
ского района живет Николай Николаевич Пузырим. 70 лет. Беседую с ним: — У моих родителей было четыре коня, пара быков, ко­
ровы, 20 баранов. Земли де­
сятин около восьми. Нормаль­
но жили. А в 1929 году вея­
лись за эксплуататоров. В уг­
нетатели народа попали Гав­
риил Леоненко, Андрей Сли-
эенок, Иван Борисенко, Сергей Матвиенко, мой отец Николай Давыдович и другие. Аресто­
вали их и под конвоем вывез­
ли в Баянаул. Отец потом вернулся, и мы уехали в Бе­
лоруссию на родину родите­
лей. И там спокойно не дали жить и работать. Как бывшего кулака, отца снова посадили. Отправили в Печорлаг. Мать взяла нас, детей, и назад — в Корнеевку. Счастья и здесь не было. Мать, жену кулака, осудили за то, что не "любила советскую власть". Мы, дети, нас трое осталось, попали в детдом в Баянаул, То, что я сын кулака, я чувствовал всег­
да. Не последнюю роль этот факт сыграл в моей жизни после войны. Осудили, напра­
вили в Долинку, где я раэыс-
кал среди заключенных своего отца. Так получилось, что я смог присутствовать в Карлаге на похоронах отца, выполнить свой сыновий долг. Разве та­
кое забывается?.. В 1930—1931 гг. в селах облас­
ти наблюдалась большая мигра­
ция. Напуганные коллективи­
зацией люди бежали в Кара­
ганду, на Балхаш, строили же­
лезную дорогу от Акмолинска. Документов зачастую не было, но начальство закрывало гла-
за на это обстоятельство. Ну­
жны были люди, а привыкшие к тяжелому труду крестьяне и здесь не жалели сил. Те, кому выпала доля воевать, прошли достойно по фронто­
вым дорогам. Словом, ЖИЛИ заботами и делами страны и умирали, так и не поняв, за что же оторвали их от земли, учинили изуверское насилие. ю. попов. Индустриальная Караганда.-1992.-28 дек.-С.5 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
89
Размер файла
79 Кб
Теги
имущества, БЫЛОЕ, ВЫСЕЛИТЬ, попова, конфискацией
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа