close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Золотая домбра Таттимбета

код для вставкиСкачать
Юрий ПОПОВ,
кандидат технических наук, краевед
126
Золотая домбра
Таттимбета
Помнится, в апреле 1979 года в Доме культуры поселка Егиндыбулак со-
стоялись большие торжества. Сельские труженики тогда отмечали полвека со
дня образования района. Выступавшие говорили об успехах и достижениях, о
тех изменениях, которые произошли за этот период. Егиндыбулакцы воспи-
тали четырех Героев Социалистического Труда, шесть докторов и 20 кандида-
тов наук. Отсюда вышли на большую сцену народные артисты Казахской ССР
Жусупбек Елебеков, Нугман Абишев, Магавья Кошкумбаев, певцы Мажит Шал-
каров, Габбас Айтбаев, Куан Лекеров и Кали Байжанов.
Много теплых слов прозвучало на юбилее и в адрес акына, певца и дом-
бриста Таттимбета Казангапова, чьим именем названа одна из улиц посел-
ка. Его могила находится близ бывшего совхоза "Аркалыкский" на реке Шо-
балай. Творчеству Таттимбета посвящены строки известных казахских пи-
сателей С. Муканова, С. Бегалина, академиков А. Жубанова, А. Маргулана и
других видных исследователей народного творчества. Таттимбет внес боль-
шой вклад в создание казахской домбровой школы. Многие кюи народного ком-
позитора записал А. В. Затаевич.
Мне уже приходилось писать о творческом пути Таттимбета и его нео-
бычных занятиях — поисках полезных ископаемых. Новые факты из его био-
графии вновь заставили взяться за перо.
Правильность звучания, манера исполнения Таттимбетом кюев переда-
ется из поколения в поколение. На родине композитора — в поселке Егинды-
булак прекрасно исполняет более 20 кюев Таттимбета лауреат республиканс-
кого конкурса домбристов Турысбек Тусупбеков. Зная его давно, я с полной
уверенностью могу сказать, что Турысбек является подлинным пропагандис-
том музыкальных творений народного композитора. В составе коллектива рай-
онной художественной самодеятельности он с успехом исполнял произведе-
ния Таттимбета на областных, республиканских и всесоюзных фестивалях.
— Кюи Таттимбета, — рассказывает он, — играю с малых лет. Дело в том,
что родился я в том же самом урочище Мыржик, где и Таттимбет, в 1817 году.
Первым моим учителем был аксакал Зейнолла Каймолдин, родственник ком-
позитора. От него перенял не только мастерство владения домброй, но и мно-
жество легенд, историй о создании того или иного кюя.
Возьмем кюй "Шайыркалды". Название его связано с именем высокой
горы в Муржикском хребте. У ее подножия Таттимбет провел детские годы.
Сюда же он приехал перед смертью, чтобы в своем последнем кюе запечатлеть
суровую красоту родного края.
В репертуаре Турысбека почти все известные кюи Таттимбета: "Алша-
гир" (мужское имя), "Былкылдак" ("Упругий"), "Сылкылдак" ("Смеющийся").
"Сары озен" ("Желтая река"), "Сары камыс" ("Желтый камыш") и другие. Одна-
ко больше всего Турысбек любит играть кюй "Сары жайляу" ("Золотая степь").
Вот как запомнили аксакалы историю появления этого произведения. В
голодный год, спасаясь от джута, Таттимбет со своим аулом проезжал мимо зе-
мель рода Мурат. Сильно забилось его сердце: здесь жила красавица Балкия.
127
Золотая домбра Таттимбета
победительница многих состязаний на домбре. Таттимбет приглашает ее всту-
пить в спор на лучшее умение владеть инструментом. Девушка соглашается.
Таттимбет и Балкия по очереди восхваляли свой край, свой народ, своих ба-
тыров. Никак они не могли победить друг друга. И вот Таттимбет заиграл гру-
стную и широкую, как степь, мелодию. Это был кюй "Сары жайляу", который
позволил ему одержать победу и прославиться на всю Сары-Арку.
Сын Таттимбета Мусатай, скончавшийся в 1911 году в возрасте 74 лет,
считался большим знатоком не только биографических сведений из жизни
своего отца. Он унаследовал значительную часть старинных преданий, свя-
занных с расселением казахов в Кувских горах средней части Сары-Арки.
В 1898 году экспедицией по исследованию степной части Казахстана, ко-
торой руководил известный статистик Л. Чермак, был записан от Мусатая Тат-
тимбетова следующий рассказ.
— Около двухсот лет назад казахи рода Каракесек кочевали в южной час-
ти Казахстана и частично в пределах Узбекистана. В сороковых годах XVIII века
родовые ветви Бошан, возглавляемые бием Казыбеком, отправились осмат-
ривать вольные земли в системе гор Ку-Эдрей. На тучных пастбищах Сары-
Арки стада кочевников быстро увеличились, и каракесеки навсегда осели в
этих местах.
Сыновья Таттимбета — Мусатай и Кисатай знали и хранили кюи отца.
От них перенимали содержание многие степные музыканты. Писатель Сапар-
гали Исхакович Бегалин в беседе рассказал следующую историю:
— Летом 1914 года я приехал из Семипалатинска домой — в Дегеленскую
волость. Родственники решили поехать на Куяндинскую ярмарку. Собрались и
мы с отцом. Дорогу выбрали напрямую — через степь. В пути нам встретился
аул Кисатая, где мы и остановились на отдых. После обычных расспросов о жи-
тье-бытье завязался разговор о Таттимбете. Улучив минуту, я прошептал отцу:
"Спросите, играет ли Кисатай кюи Таттеке?". Тот обратился к старейшине дома
со словами: "Мы бы хотели послушать от вас какой-нибудь кюй Таттимбета".
Кисатай согласился выполнить нашу просьбу.
— Я сыграю вам кюй "Косбасар". Он у меня получается неплохо.
Взяв домбру, он очень красиво исполнил его, а затем сказал: "У нас в се-
мье лучше всех играл младший брат — Исатай. Еще в молодые годы в его ру-
ках домбра говорила языком отца. Жаль, что он рано умер. Хорошо знал кюи и
Жаксымбет, он мне брат по отцу. Про таких говорят: просыпаются и ложатся с
домброй".
К рассказу С. И. Бегалина необходимо сделать маленькое дополнение.
Как гласит народное предание, впервые Таттимбет исполнил кюй "Косба-
сар" ("Двухструнный") в Омске в 1838 году. Этот знаменитый кюй записан
А. В. Затаевичем и помещен в его сборнике "500 казахских песен и кюев". В
комментарии Затаевич пишет: "Косбасар" представляет собой пьесу, как это
ни странно, до известной степени напоминающую одно из культовых сочи-
нений С. В. Рахманинова, а в промежуточной своей части заключающую
фразу из ариозо шинкарки в "Борисе Годунове" М. П. Мусоргского, также
дважды повторенную! Таковы, конечно, случайные аналогии, лишний раз
подтверждающие старую истину о единстве первоисточников как "культур-
ной", так и народной музыки".
У каждого исследователя творчества Таттимбета всегда возникал один
вопрос — кто был учителем певца родной земли, от кого перенимал он искус-
ство композиторского мастерства? Ведь ни дед, ни отец его не были ни знато-
ками, ни исполнителями кюев. Правда, мать знала большое количество на-
родных песен и напевала их в часы досуга.
128
Юрий Попов
Вероятно, познать музыку во всем ее многообразии, объеме и значитель-
ности Таттимбету помогли тонкое музыкальное дарование, знание поэтичес-
кого орнамента и ритмичности в их первобытной целостности и непосред-
ственности. Недаром исполняемые им кюи четко характеризовали своеобраз-
ные особенности жизни, настроения и событий казахского народа. Музыкаль-
ная речь композитора-самородка была настолько выразительной, что слуша-
тели узнавали в ней и чарующую прелесть степей, и песню жаворонка, и быс-
трый бег сайгаков.
Есть предание на родине Таттимбета о том, как был создан кюй "Был-
кылдак". На одном из своих выступлений композитор, демонстрируя виртуоз-
ную игру на домбре, неожиданно для зрителей убрал струнный упор и стал
перебирать их пальцами. Полилась тихая и задушевная мелодия.
— Дорогой, как же называется исполненный тобой кюй? — растроганно
спросил хозяин дома. — Он такой мягкий, переливчатый, словно весенний
ручей, и тихо шуршащий, как ковыль на ветру.
— Аксакал, до сих пор я сомневался, как именовать его, — ответил Тат-
тимбет, — но вы заметили главное, о чем я хотел в нем сказать. Назовем его
"Былкылдак".
Существует и второй вариант названия. А. В. Затаевич считал, что ему очень
подходит "Извилистый мотив", а наши музыковеды переводят его как "Упругий".
Характеристика кюя дана А. В. Затаевичем в его работе "500 казахских песен и
кюев": "Это интересный и игривый кюй, своеобразность коего заключается в его
одноголосии. Бесконечной лентой развивается бодрая и волнообразная мелодия,
в середине пьески постепенно повышаясь, а потом ниспадая".
Рассказывают, что в сорок лет Таттимбет сочинил свой сороковой кюй,
известный под названием "Сылкылдак" ("Смеющийся"). Жизнерадостный, за-
дорный, он переносит слушателей в мир народного праздничного веселья. Со-
здан кюй на одном из айтысов в состязании с девушкой по имени Малгара.
Как выяснилось позже, Малгара была родной сестрой матери великого казах-
ского поэта и просветителя Абая.
Кюи Таттимбета и сегодня звучат по всей республике. Их исполняет ор-
кестр имени Курмангазы на сцене и в передачах по радио. Они записаны на
граммофонных пластинках, а более шестидесяти из них вошли в партитуры
крупных опер казахских композиторов.
Прекрасный домбрист и композитор, Таттимбет был и превосходным по-
этом. Он часто выступал на айтысах, поражая зрителей остроумием и совер-
шенством слога. Рассказывают, что на одном из песенных праздников степным
акынам был задан вопрос: "Что в мире никогда не умирает?". Ответ одного из уча-
стников айтыса был прост и понятен: "Вечны солнце, земля, луна, горы, реки!".
Таттимбет тут же вскочил со своего места и, возражая сопернику, сказал:
Когда закроют облака
Высоких гор вершины.
Нам мнится, будто смерть сама
Приходит к нам в долины.
Ее холодная рука жестока и всевластна.
Морозом скована река,
Уходят солнце и луна,
Земля погребена в снега
И лишь поэзия одна
Ее дыханью не подвластна.
В Омском областном архиве найдены материалы, подтверждающие по-
ездки Таттимбета не только по Казахстану, но и по многим городам России,
Золотая домбра Таттимбета
129
и даже в Санкт-Петербург. Так, 22 октября 1851 года в Каркаралинске состоя-
лось объединенное совещание биев и волостных, после которого в Омск вые-
хали несколько человек во главе с отцом Абая Кунанбаем Ускенбаевым. С ними
выехал бий Нурбике-Шаншаровской волости Таттимбет Казангапов и еще не-
сколько волостных правителей Каркаралинского округа.
Сабит Муканов в романе "Промелькнувший метеор" рассказывает о встре-
чах Таттимбета с Чоканом Валихановым. Одна из них произошла зимой 1855
года, когда Таттимбет в составе делегации западносибирских киргизов был
вызван в Петербург. Именной список депутатов Среднего жуза выглядит сле-
дующим образом:
" 1. Советник областного правления сибирских кайсаков подполковник
Чингис Валиханов. Говорит по-русски порядочно.
2. Старший султан Акмолинского округа прапорщик Ибрагим Джаикба-
ев. Говорит по-русски порядочно.
3. Старший султан Баянаульского округа сотник Муса Чорманов. Гово-
рит по-русски порядочно.
4. Султан Акмолинского округа Бегалы Кунуркульджин. По-русски не го-
ворит.
5. Заседатель от кайсаков Баянаульского округа хорунжий Шекербай
Малгельдин. По-русски не говорит.
6. Волостной управитель Алеке-Байдалинской волости Аккошкар Кичкен-
таев. По-русски не говорит.
7. Бий Нурбике-Шаншаровской волости Каркаралинского округа Таттим-
бет Казангапов. По-русски не говорит.
8. Бий Есенбай-Караульской волости Кокчетавского округа Чубек Байса-
рин. По-русски не говорит".
Таттимбет попал в число делегатов некоторым образом случайно. "Замин-
ка вышла с депутатом от Каркаралинского дуана, — сообщает Сабит Муканов.
— Последнее время здесь сменяли друг друга в качестве старших султанов
потомки хана Барака — Кусбек и Жамантай. Они соперничали между собой и
их лишили звания султанов. Влиятельные казахи выдвинули на их место Ку-
нанбая, сына Ускенбая. Однако ехать в Петербург Кунанбай не захотел, он го-
товился к паломничеству в Мекку, а предложил вместо себя Таттимбета. Тут в
Омске вспомнили, что брат Таттимбета ездил на коронацию Николая I, имел
чин поручика и медаль на андреевской ленте. Вспомнили, что и сам Казангап
служил в царских войсках и имел кое-какие заслуги. Казангап даже попал в
известный айтыс акына Биржана с поэтессой Сарой:
Почет Казангапу дается шутя,
В роду знамениты уже с колыбели.
Здесь все при чинах, при богатстве, при деле,
Жена здесь — полковник, полковник — дитя.
Словом, биография бия Таттимбета вполне устраивала омские власти.
Его поездке содействовало еще одно обстоятельство: Таттимбет справедливо
считался незаурядным композитором и домбристом".
В среду 23 марта 1855 года царь Александр II принял делегацию. Есть
сведения, что на приеме Таттитмбет исполнил на домбре несколько своих про-
изведений. В правдивости этих утверждений еще необходимо убедиться. Од-
нако бесспорным является факт награждения музыканта подарками с царс-
кого стола. Часть из них уцелела до сих пор у потомка композитора Узбека Ка-
бышева, проживавшего в совхозе "Каратауский" Егиндыбулакского района.
Материалы о деятельности Таттимбета до сих пор встречаются в разных
местах. В Омском областном архиве я с волнением перелистывал "Дело по
9-30933
130
Юрий Попов
прошению Каркаралинского округа Нурбике-Шаншаровской волости бия, сот-
ника Таттимбета Казангапова о разрешении ему разведки и разработки золо-
тоносных россыпей на землях сибирских киргизов". В тоненькой папке 11 лис-
тов, относящихся к девяти разным документам. Неизвестные исследователям
страницы, действительно подтверждающие тягу композитора к горному делу.
Первый документ датирован 6 июня 1856 года. Адресован он генерал-
губернатору Западной Сибири Г. X. Гасфорду. В докладной записке говорилось:
"Желая заняться разведыванием и разработкой золотоносных россыпей, а так-
же отыскиванием и добычей руд других металлов на землях, занимаемых си-
бирскими киргизами, я имею честь покорнейше просить Ваше высочество
снабдить меня на представляемом при сем листе гербовой бумаги 90 коп. дос-
тоинства предварительным разрешением на таковые промыслы для исходо-
тайствования согласно 2432 и 2443 статьям Свода законов, т. VII Устава гор-
ного и высочайше утвержденного положения Сибирского комитета 19 мая 1854
году дозволительного свидетельства Министерства финансов. К сему проше-
нию сотник Таттимбет Казангапов приложил именную часть".
К прошению приложена служебная справка от 12 июня 1856 года. "Бий
Каркаралинского округа Нурбике-Шаншаровской волости сотник Таттимбет
Казангапов на службе в настоящее время не состоит". Можно предполагать,
что докладная Таттимбета вызвала у омского генерал-губернатора некоторые
размышления. Десятилетием ранее, 16 декабря 1841 года султан Чингис Ва-
лиханов подавал подобное заявление об открытии рудного месторождения и
его разработке. Просьба его была отклонена петербургскими властями. Одна-
ко с тех пор законы несколько изменились. Г. X. Гасфорд разрешает составить
обстоятельное письмо.
Второй документ появляется на свет 13 июля 1856 года. Отправляется
он в Петербург на имя министра финансов.
"Каркаралинского округа области сибирских киргизов, Нурбике-Шанша-
ровской волости бий, сотник Таттимбет Казангапов просит разрешить ему раз-
ведку и разработку золотоносных россыпей, а также отыскание и добычу руд
других металлов на землях сибирских киргизов.
Так как по сим высочайше утвержденного 12 мая 1854 года положения
Сибирского комитета почетные киргизы могут производить золотой и рудный
промысел в Киргизской степи и Казангапов на службе не состоит, то не найдя с
сей стороны препятствия к дозволению сотнику Казангапову отыскивать, раз-
ведывать и разрабатывать золотоносные россыпи, а также отыскивать и добы-
вать руды других металлов в Киргизской степи, я, согласно 2069, 2345 и 2432
статьям Устава горного, имею честь покорнейше испрашивать разрешения Ва-
шего Высокопревосходительства на выдачу Казангапову дозволительного сви-
детельства на производство золоторудного промысла в Киргизской степи".
В столице письмо из Сибири попало в департамент горных и соляных
дел в отделение частных золотых промыслов. 13 августа 1856 года в глав-
ное управление Западной Сибири уходит ответ за подписью заместителя
министра финансов.
"На отношение Вашего превосходительства от 13 июля, имею честь Вас,
милостивый государь, уведомить, что к выдаче киргизскому бию, сотнику Тат-
тимбету Казангапову дозволительного свидетельства на производство золо-
того и рудного промысла в Киргизской степи, со стороны Министерства фи-
нансов препятствий не встречается".
Следующие три документа — это переписка чиновников главного управ-
ления Западной Сибири, генерал-губернатора и Алтайских горных заводов.
Выдать дозволительное свидетельство имеет право только канцелярия глав-
ного начальника Алтайских горных заводов. Она и концентрирует в своих
Золотая домбра Таттимбета
131
руках все необходимые документы. Наибольший интерес для познания био-
графии Таттимбета представляет собой письмо губернатора области киргизс-
ких киргизов генерал-майора фон Фридрихса от 10 января 1857 года:
"По званию председательствующего в совете главного управления Запад-
ной Сибири от 5 октября 1856 года за № 980, при сем сообщаем Вам надлежа-
щие сведения о сотнике Таттимбете Казангапове, изъявившем желание за-
няться в Киргизской степи разведыванием золотоносных россыпей.
Вследствие сего, имею честь сообщить, что сотник Таттимбет Казанга-
пов пользуется по званию своему личным дворянством, но в купеческую гиль-
дию не приписан. Был управителем Нурбике-Шаншаровской волости Карка-
ралинского округа с 20 января 1842 года и по 25 января 1854 года и уволен с
этой должности по домашним обстоятельствам вследствие просьбы, поданной
в приказе 29 июля 1853 года, под судом и следствием не был и не состоит".
Наконец, 28 февраля 1857 года начальник Алтайских горных заводов при-
нимает окончательное решение о выдаче Таттимбету Казангапову дозволи-
тельного свидетельства за номером 89 на производство "золотого промысла".
11 марта этого же года заведенное дело на Т. Казангапова было прекращено и
25 октября 1860 года сдано в архив.
Как мне удалось установить, тяга к горному промыслу возникла у Тат-
тимбета в ходе знакомства с купцом-промышленником из Томской губернии
Степаном Ивановичем Поповым. На протяжении почти ста лет фамилия По-
повых была известна в казахской степи. В разное время здесь Поповым при-
надлежало 6 заводов, 42 медных рудника, 27 угольных копей и 121 заявлен-
ное месторождение полиметаллов. Обследуя указанные местными жителями
отвалы древних рудников, Поповы убедились в богатстве степи. Правда, золо-
та, поиски которого привели их сюда, не оказалось, но хорошее содержание
металла в рудах тоже было неплохой добычей.
Как-то мне довелось быть в Ленинграде и видеть одну вещь, к которой,
возможно, прикасались руки Таттимбета. Случилось это при посещении Ле-
нинградского горного института, самого старейшего в России — его открытие
состоялось 28 июня 1774 года. На одном из его корпусов есть надпись "Горный
музей". Это бывший "музеум", ровесник института. Образования его добивал-
ся еще великий Михайло Ломоносов для составления "общей системы Мине-
ралогии Российской". Здесь собраны уникальные экспонаты по истории гор-
ной техники, образцы редких минералов и пород со всех уголков России.
В одном из залов внимание привлекает глыба самородной меди медузо-
образной формы. Надпись над плитой и в каталоге свидетельствует, что этот
гигант-самородок с первоначальным весом в 52,5 пуда (840 кг), содержащий
более 99 процентов чистого металла, "добыт из вновь открытых рудников, при-
надлежавших А. и Н. Поповым в области сибирских киргизов, в Вознесенском
руднике Каркаралинского округа".
Вознесенский, а у него было и более древнее имя, Калмактасский мед-
ный рудник находился в юго-восточных отрогах Дегеленских гор, неподалеку
от кочевий Таттимбета. Урочище Калмактас разрабатывалось недолго — все-
го четыре года — с 1857 по 1860 годы, но навсегда прославилось в мировой
горной практике. Здесь на глубине 6-7 метров в 1857 году были обнаружены
три огромные плиты самородной меди весом в 52,5, 49 и 39,5 пуда. Первый
самородок, как мы уже знаем, попал в Петербург, а два других заводовладель-
цы на следующий год "отправили в Париж на Всемирную выставку".
От жителей Егиндыбулакского района Тусупбека Кенжетаева, Ыкаша
Жукижанова, Мандера Сарсенбаева неоднократно приходилось слышать пе-
редаваемые из уст в уста рассказы, что Таттимбет оказывал разную помощь
Поповым в строительстве и работе Благодатно-Стефановского завода.
132
Юрий Попов
Действительно, кое-какие предпосылки сказанному выше есть. И завод и
часть рудников находились на территории Нурбике-Шаншаровской волости.
Для добычи железных ископаемых, перевозки руд, плавильных операций тре-
бовалось большое количество рабочих, число которых в отдельные годы дости-
гало трехсот человек. В основном это были казахи-бедняки, которые уважали и
почитали Таттимбета. Он мог и уговорить их заняться непривычным горным
делом, и обеспечить транспортом для перевозки разных грузов. В этой связи
мне и видится причастность Таттимбета к самородкам рудника Калмактас.
... Нам пришла пора снова вернуться к Таттимбету-музыканту. О его заня-
тиях горным промыслом известно в основном специалистам. Музыкальное же
творчество прославленного виртуоза внесло большой вклад в создание казахс-
кой домбровой школы и проникло в самые отдаленные уголки республики.
Имя прославленного народного композитора увековечено на родине. К
150-летию со дня рождения улица поселка Егиндыбулак была названа име-
нем Таттимбета. Творчеству и общественной деятельности земляка посвяще-
на одна из экспозиций районного музея. Музыка Казангапова незабываема.
Она постоянно звучит и в наши дни в исполнении многих коллективов.
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
1 021
Размер файла
435 Кб
Теги
золотая, Таттимбета, домбра
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа