close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Балхашский след поэта

код для вставкиСкачать
Балхашский след поэта
Юрий ПОПОВ,
краевед, кандидат технических наук
100-летию со дня рождения Леонида Мартынова
Леонид Николаевич Мартынов — ис-
конно омский поэт, ставший впоследствии
москвичом, был одним из самых читае-
мых в Советском Союзе. Прославился он
и как мастер автобиографических очер-
ков, над которыми стал работать уже в
конце творческой судьбы.
Мартыновым жили, Мартынова чи-
тали взахлёб, его книги украшают пол-
ки едва ли не каждой домашней библио-
теки. Есть произведения Леонида Нико-
лаевича и у меня. Несколько из них осо-
бенно дороги. Это собрание сочинений в
трёх томах: "Земная ноша" и "Воздушные
фрегаты". Книги подарены поэтом. На
хрустящих страницах — его размашис-
тый почерк, автографы.
Обстоятельства неожиданно возник-
шей переписки связаны были с моим ув-
лечением Балхашем. Одно время я копил
материалы об исследователях озера, его первопроходцах. И вот в январс-
кой книжке журнала "Сибирские огни" за 1924 год обнаружил небольшое
стихотворение Леонида Мартынова "Балхаш".
В наши дни интерес к этому произведению объясняется тем, что оно
является одним из первых, если не самым первым из появившейся потом
серии публикаций советских поэтов о седом и величавом степном море.
Вспомним содержание забытого стихотворения:
Ой, Балхаш, наш зеленогривый!
Очень хитрый и очень старый.
Ведь когда заштурмует Каспий,
На Балхаше мёртвые волны.
Значит, если у Каспия горе,
То Балхаш его разделяет,
И за это даёт ему Каспий
По подземным протокам рыбу.
Как-то ветер подул от солнца,
(С устья реки Или),
И принёс железную лодку
С белыми большими парусами,
А потом он подул на солнце,
Оттуда, откуда холод,
И разбил железную лодку
С белыми большими парусами,
И люди все утонули,
66
67
А берег был не далёко,
Но был он закрыт туманом,
А люди Балхаша не знали.
Не знали, что у Балхаша
Такие острые зубы.
Острые зубы — скалы,
И толстое брюхо — отмель.1
Читатель, знакомый с исторической хроникой изучения Балхашского
водоёма, отметит, что поэту удалось уместить в 24 строках многовековую ле-
топись озера. Рождение его он относит к тем далёким временам, когда Бал-
хаш вместе с Каспием составлял единое море. В стихотворении отражено
путешествие на железном катере верненского мещанина Потоскуева в 1911
году с трагическим финишем у одного из островов Балхаша.
Однако был ли сам поэт на берегах древнего Кокчетенгиза? Я узнал об
этом только в 1972 году, когда "Сибирские огни" поместили часть автобиог-
рафического очерка Л. Мартынова "Воздушные фрегаты". Здесь мы нахо-
дим некоторое объяснение к истории появления стихотворения "Балхаш".
Написано оно в 1921 году, когда Мартынов с "превеликой охотой увя-
зался в балхашскую экспедицию Комгосоора Уводстроя" в казахской сте-
пи, где, как ему казалось, "море из пластов известняка ухмылялось челю-
стью акулы". Рабочему экспедиции Леониду Мартынову шёл в то время
семнадцатый год.
Однако как расшифровать непонятное в наши дни сокращение слов
— Комгосоор Уводстроя? И о какой же экспедиции вспоминает автор? Дело
в том, что в 1921 году на Балхаш были посланы от Гидрографического уп-
равления две изыскательских партии. Программа работ предусматрива-
ла гидрогеологическое изучение озера Балхаш, нивелировку берегов и ус-
тройство навигационных знаков для судоходства.
Первому отряду из Ташкента, руководимому гидрографом Д. Котельни-
ковым, по ряду объективных причин не удалось достигнуть цели. Так что
скорее всего Леонид Мартынов — уроженец Омска и сын техника путей сооб-
щений — попал в группу Никиты Фёдоровича Пешкова, штурмовавшую со-
лончаковые степи Прибалхашья со стороны Семипалатинска. Пешковцам
поручались изыскания в наиболее солёной — восточной половине Балхаша.
Наивернейшим подтверждением могли служить здесь слова само-
го участника экспедиции. Решаю обратиться к Леониду Николаевичу.
Через тот же журнал "Сибирские огни" узнаю адрес Мартынова и вско-
ре получаю от него письмо.
"Уводстрой Комгосоора, — пишет он, — означало: Управление водного
строительства Комитета государственных сооружений РСФСР. Экспеди-
ция была в 1921 году, надо полагать, для ознакомления с Балхашом, для
промера глубин и др. Парусные катера — синий, говорили, что с импера-
торской яхты "Штандарт", жёлтый и чёрный, все трёхмачтовые, со съём-
ными фок-, грот- и бизань-мачтами, снабжённые, кажется, шестью пара-
ми вёсел, были привезены по железной дороге моряками из Петрограда в
Семипалатинск. Команда, как мне помнится, была навербована из моло-
дых волжан, крестьянских парней-беженцев из голодавшего перед этим По-
волжья. А я участвовал в дальнейшей доставке этих судов на специальных
1 Мартынов Л. Балхаш. "Сибирские огни", 1924, № 1, стр. 15.
68 Юрий Попов
колёсных платформах конской и бычьей тягой до Сергиополя (Аягуза), от-
куда откомандировался из экспедиции для продолжения образования.
Сам же на Балхаше побывал позже, как газетный корреспондент в
годы подготовки к строительству Турксиба, в годы постройки той дороги и,
вслед за этим, на Коунраде. Корреспонденции написал немало, стихотво-
рений о Балхаше — несколько. Стремлюсь найти старые публикации, вос-
становить всё это в памяти, и описать всё это, и процитировать стихи в
книге воспоминаний, первые главы из которой Вы прочли в "Сибирских
огнях". А пока немногим могу быть полезным, и если что-нибудь найдёте о
дальнейшей судьбе этой экспедиции и её кораблей, то напишите мне".
По разрозненным публикациям в газетах и журналах мне удалось
собрать необходимый материал и выполнить просьбу Леонида Николае-
вича. Вот что установлено.
Гидрографическая экспедиция на Балхаш была организована управ-
лением Южно-Сибирской железной дороги в связи с возобновлением доре-
волюционных исследований на трассе Турксиба. Экспедиции предлагалось
выбрать фарватер для судоходства, места для постройки удобных гаваней,
портов и составить лоцию озера. Наблюдения над изменением уровня озе-
ра, его испарением, температурой и солёностью воды также входили в за-
дачи научно-исследовательского отряда. Необходимо было выяснить воз-
можный грузооборот и выбрать тип парохода применительно к условиям
плавания на Балхаше. Плавучие средства Петроградского гребного порта
прибыли в Семипалатинск 24 марта на пяти платформах. Это были, как и
указывал Леонид Николаевич, три морских катера. Память не подвела его
и в отдельных деталях, характеризующих судна. На синем 18-ти вёсельном
катере последний император России Николай II совершал праздничные
выезды и прогулки по Финскому заливу. Жёлтый 14-ти вёсельный гребной
катер был действительно приписан к императорской яхте "Штандарт". А
вот выездной чёрный 16-ти вёсельный катер до революции находился в
собственности коменданта Петропавловской крепости.
Все три катера были достаточно хорошо экипированы. Каждый из
них имел полный набор вёсел, Главное гидрографическое управление в
Ленинграде снабдило экспедицию анероидом, компасами, термометра-
ми и анемометрами. Геодезическое управление в Москве отпустило три
мензулы и три кипрегеля. Управление Южно-Сибирской железной доро-
ги выделило теодолит, а Семипалатинский отдел Географического обще-
ства представил стеклянную посуду и охотничьи припасы.
Несколько слов о личном составе. Общее руководство осуществлял
инженер Н. Ф. Пешков вместе с заместителем Н. Н. Степановым и завхо-
зом В. К. Книппером. Первой географической партией командовал М. М.
Комелов, а партией береговой съёмки — А. Ф. Кондрашевич. Общий со-
став вместе со служащими и рабочими определился в 63 человека.2
Для доставки шлюпок на Балхаш изготовили особые экипажи — рос-
пуски. В путь тронулись третьего июля, но уже на шестой версте за Ирты-
шом колёса сломались от тяжести и понадобился ремонт обоза. Так с час-
тыми поломками и остановками караван тронулся к мысу Каракас. Инте-
ресно, что жёлтый катер пробыл в пути 34, чёрный — 39 и синий — 43 дня.
2 Бюллетень Семипалатинского отдела русского Географического общества. Семипала-
тинск, 1924, № 2, стр. 3-4.
69 Балхашский след поэта
Обнаружил я небольшую корреспонденцию самого Леонида Никола-
евича Мартынова, затерявшуюся в старой подшивке редкостного журна-
ла "Сибирь". Автор подписал её четырьмя начальными буквами своей фа-
милии. Мартынов, в частности, сообщает: "Путь был долог и тяжёл. От
Семипалатинска до Балхаша экспедиция шла около месяца, камни, пес-
ки и солончак киргизской степи тормозили движение. Только благодаря
упорному мужеству начальника и команды экспедиция дошла до места
назначения благополучно. Нередко, при изнуряющей сорокаградусной
жаре, экспедиции удавалось проделать лишь несколько сот сажен, так
как солончаковая дорога не выдерживала тяжести катеров".3
Своенравный Балхаш жестоко расправился с чужаками. Первой его
жертвой стал жёлтый катер. Семнадцатого августа он вышел в дальний
рейс, имея на борту запас продовольствия на 20 дней. Через день налетев-
ший шквал выбросил катер на мель. Здесь его так разбило, что он оказал-
ся непригодным для ремонта и плавания.
Синим катером командовал сам начальник экспедиции. Удалившись
на двести миль от мыса Каракас, катер повернул назад и встал на якорь у
посёлка Карачаган. Тридцатого августа буря порвала канат, судно было
выброшено на берег и волной разбито вдребезги.
Чёрный катер тонул два раза. Едва отчалив от берега, он был опрокинут
сильной волной. Семь человек экипажа благополучно выбрались на берег, но
все запасы продовольствия и имущества оказались на дне. Когда поврежде-
ния были исправлены, катер снова вышел в плавание к посёлку Карачаган,
но потерпел аварию и был вытащен на берег местными рыбаками.
Разбитый флот положил конец экспедиционным работам. Всё же не-
большие разведочные выезды позволили сделать вывод о возможности
судоходства на Балхаше.
"Сухопутная команда", так и не привыкшая к балхашским штормам,
вернулась в Семипалатинск. Учёный персонал оставил Балхаш четвёрто-
го ноября и выехал через Алма-Ату на Москву со всеми материалами. Над-
зор за оставшимся имуществом и охрана уцелевшего чёрного катера были
поручены крестьянину Дмитрию Трухину, так как в марте 1922 года пред-
полагалось возобновить изыскания.
Тридцать месяцев Трухин ждал возвращения учёных. Но постройка
Турксиба откладывалась, сроки изучения Балхаша передвигались. В на-
чале 1924 года последний участник экспедиции — сторож Трухин, рас-
продав имущество, покинул Карачаган.4
Все эти сведения я сообщил Леониду Николаевичу. Отослал я ему и ко-
пию стихотворения "Балхаш" из журнала "Сибирские огни". Скоро получил от
него новое письмо. "Дорогой Юрий Григорьевич, — писал он, — спасибо за вни-
мание. Всё верно, всё точно. Теперь я даже знаю (Вы напомнили), как звали
главу экспедиции. Не было у меня целиком и стихотворения "Балхаш", то есть
второй половины про железную лодку. Это как-то забылось и сейчас мне даже
кажется, что о Потоскуеве я ничего и не знал, а писал так, по наитию".
В 1923 году взгляд Леонида Николаевича обращается к балхашским
берегам. Он видит большое озеро совершенно по-новому, сохраняя одно-
временно в душе пережитые им волнения пионера-землепроходца.
3 Март. На озере Балхаш. "Сибирь", 1925, № 5, 6, стр. 11.
4 "Степная правда", 1924, 30 марта.
70
Юрий Попов
Я помню зной того степного края,
Безветрие и дьявольскую суть.
Я плёлся по горбам Тарбагатая
И воду пил из горьких тёплых луж.
И в тех же лужах я мочил отрепья,
Чтоб хоть на час оставил мучить зной.
К тебе, Балхаш, я пробирался степью,
И вот ты стал зелёною стеной.
О, как грохочет вал, встающий дыбом
На жирном ослепительном песке!
Как хорошо плескаться сонным рыбам,
Когда гроза грохочет вдалеке.5
Любопытно, что через несколько лет Л. Н. Мартынов вновь странству-
ет по южным прибалхашским степям. Он не раз пересекает полуторатыся-
чекилометровую трассу Туркестано-Сибирской железной дороги, собирая
материал для очерков и корреспонденции. В новелле "Смертельная мош-
ка" (впервые она печаталась в журнале "Сибирские огни") Леонид Никола-
евич рассказывает об очередном своём путешествии с партией геодезис-
тов. Бывший корреспондент газеты "Советская Сибирь" вспоминает стран-
ную историю о появлении на пути отряди полчища неизвестных насеко-
мых, способных, по словам проводника, до смерти закусать человека.
Всё это мне не показалось странным или спорным. В отчётах иссле-
дователей Прибалхашья я уже встречал упоминание о мелкой мошке с
пёстрыми крылышками. Набиваясь в большом количестве в носоглоточ-
ное пространство, она приносила большие неприятности животным и
людям. Укусы вспухали и наступала смерть от удушья.6
Разыскав нужный источник о коварной мошке, я сделал из него вы-
писку и отослал в адрес поэта. Мартынов ответил небольшой запиской.
"Большое спасибо за новое Ваше письмо относительно "смертельной мош-
ки". Я буду счастлив послать Вам книгу "Воздушные фрегаты", которая,
надеюсь, выйдет в свет в будущем году".
Леонид Николаевич выполнил обещание и прислал автобиографи-
ческие новеллы с таким посвящением: "Дорогому Юрию Григорьевичу По-
пову с приветом. Леонид Мартынов. 27.11.74".
Но на этом история с непонятной смертельной мошкой не закончилась.
Отвечая на вопросы корреспондента газеты "Книжное обозрение", Мар-
тынов подчеркнул, что сюжет этой новеллы — не плод его разыгравшейся
фантазии. "Некоторые подробности, связанные с историей исследования
Балхаша, — сказал он далее, — сообщил инженер, краевед из Караганды
Юрий Григорьевич Попов".7 Я был рад прочитать эти строки и таким образом
узнать, что Леонид Николаевич назвал мою фамилию в числе других читате-
лей, откликнувшихся на книгу "Воздушные фрегаты".
В "Смертельной мошке" в центре повествования детали чисто при-
ключенческо-юмористического плана. Корреспонденции же Леонида Мар-
тынова тех лет насыщены богатым фактическим материалом о жизнен-
ном укладе аборигенов Балхаша, озеро он сравнивает с морем. Зайсан,
5 Мартынов Л. Н. Собрание сочинений в трёх томах. Т. 1, М., "Художественная литерату-
ра", 1976, стр. 22.
6 "Вопросы колонизации", 1914, № 6, стр. 144-145.
7 "Книжное обозрение", 1974, 22 ноября.
71
Балхашский след поэта
Иссык-Куль, Ала-Куль перед Балхашом — просто малюсенькие водоёмчи-
ки. Берега его мало обитаемы. Забредают сюда охотники на цапель. Перья
этих птиц идут на дамские шляпки. Скупают перья ташкентские спеку-
лянты. Так было в 1926 году.
Мартынов особо подчёркивает богатства недр северного Прибалха-
шья. "Тамошние охотники делают себе дробь из серебро-свинцовой руды.
Часто стреляют дичь дробью, на пятьдесят процентов серебряной".8 Этот
достоверный факт поэт впоследствии использовал в стихотворении "Кор-
респондент", написанном в 1927 году.
Абзац... Ещё отмечу:
Я в скалах обнаружил серебро.
Туземцы бьют серебряной картечью
По дамским цаплям (сто рублей перо).9
Будни новостройки Турксиба не заслоняли у писателя волнующих собы-
тий прежних лет. Им не упускается каждая, пусть даже самая ранняя и незна-
чительная попытка человека утвердиться на пустынном Балхаше. Взгляд не-
утомимого странствователя проникает через распахнутую на все стороны гладь
озера в просторы Центрального Казахстана. Читателям "Сибирских огней" в
1928 году он расскажет об одержимом балхашском робинзоне Амосове.
"На северном берегу и вовсе нет посёлков. Была только амосовская
заимка. Амосов, Павел Григорьевич, межевой инженер, появился на Бал-
хаше в 1917 году с какой-то экспедицией. Понравилось.
"Балхаш — золотое дно, — сказал Амосов, — здесь надо наладить
рыбные промыслы". Переселился сюда с семьёй, рабочими, завёл невода,
начал ловить рыбу. Но, в общем, дела шли плохо — не было сбыта, не было
подвоза хлеба. В 1920 году рыбалка была национализирована Каркара-
линским уревкомом. Амосов из хозяина превратился в заведующего, в 1921
году он покинул Балхаш и умер где-то за Павлодаром".10
Через четыре десятилетия я отправился по следам этой выписки. Ин-
женер Павел Григорьевич Амосов действительно оказался человеком инте-
ресной судьбы. Я написал о нём очерк "Долгая память", который был впервые
опубликован в журнале "Простор", а потом вошёл и в мою книгу краеведчес-
ких очерков "Каркаралинские узоры". Книгу я подарил Леониду Николаеви-
чу. Ответным подарком с его стороны был сборник стихов "Земная ноша" (М.,
1974) с такими приятными словами: "Дорогому Юрию Григорьевичу Попову в
знак самых лучших чувств, Леонид Мартынов. 24.03.76".
Перелистывая корреспонденции Леонида Мартынова тех лет, ясно
представляешь, что ему нравились люди смелые, люди первопроходцы. К
числу их он относит и "творца мыла" Сарычева. В 1921 году, когда Карка-
ралинск испытывал затруднения с мылом, в забалхашские пески Сары-
Ишик-Отрау был послан экономист Сарычев. Он оборудовал временный
мыловаренный завод и начал варить мыло из рыбы.
Обращаюсь к карагандинским архивам. Фамилия Василия Ивановича
Сарычева часто мелькает в делах экономического отдела Каркаралинского
8 Мартынов Л. Н. Южные соседи. "Сибирские огни", 1927, № 2, стр. 158.
9 Мартынов Л. Н. Собрание сочинений в трёх томах. Т. 1. М., "Художественная литерату-
ра, 1976, стр. 44.
10 Мартынов Л. Н. Турксибстрой. "Сибирские огни", 1928, № 5, стр. 142.
72
Юрий Попов
уездного исполкома. 28 августа 1924 года в Семипалатинске состоялась пер-
вая губернская краеведческая конференция. В. И. Сарычев прочёл на ней
доклад о Балхаше. На следующий год очерк Сарычева "Озеро Балхаш в гео-
графическом, экономическом и этнографическом отношениях" был напеча-
тан в "Записках Семипалатинского отделения русского географического об-
щества". В своё время этот очерк был прочитан Леонидом Николаевичем и
высоко им оценён. Как раз в Алма-Ате вышла и новая моя краеведческая
книжечка "Каркаралинские находки", большую часть которой занимал до-
кументальный очерк "Дорога на Коунрад". Да и вообще всё содержание нахо-
док было связано со знаменательными событиями на северной прибалхаш-
ской стороне. Леонид Николаевич отреагировал царским подарком. Я полу-
чил первый том его собрания сочинений (М., "Художественная литература",
1976). Под своим портретом он начертал четыре летящих строки: "Юрию Гри-
горьевичу Попову — вдохновенному следопыту. Леонид Мартынов. 12.06.77".
... И всё-таки ещё раз, уже на склоне своих лет, Мартынов напишет
более подробно о том, как он был матросом, а вернее юнгой, Балхашской
экспедиции 1921 года. Об этом я узнал из последней, полученной в канун
Первомая 1979 года, открытки писателя, весьма немногословной: "Посмот-
рите номер четыре журнала "Октябрь". Леонид Мартынов. 25.04.79 г.".
Новелла порадовала моё сердце уже одним своим названием — "Бал-
хашская экспедиция". Даже подумалось, что её появление в какой-то мере
явилось результатом моих настойчивых посланий в адрес поэта. Впослед-
ствии новелла была включена в новую книгу Л. Н. Мартынова "Черты сход-
ства", которая увидела свет в 1982 году уже после его смерти.
Для меня новелла "Балхашская экспедиция" стала новым докумен-
том в части балхашских странствий поэта. Из запасников своей превос-
ходной памяти Леонид Мартынов черпал новые факты и свежие детали о
поездке 1921 года. Комментарии и примечания не повторяли ни в чём уже
известную историю балхашских приключений шестнадцатилетнего омс-
кого юноши. Имена далёких энтузиастов-моряков ожили на страницах
журнала через 58 лет. В конце своего полуфантастического рассказа ав-
тор высказал надежду, что Балхашская экспедиция будет исследована и
описана до конца. "Бывая после этого несколько раз на Балхаше, — пишет
Л. Н. Мартынов, — я и там не узнал ничего ни о судьбе трёх катеров экспе-
диции, ни о судьбе её участников. Может быть, больше знают и помнят
казахстанцы и, наверняка, карагандинский писатель-краевед Юрий По-
пов, который и напишет, о чём знает, надеюсь! Ему и книги в руки!".11
В какой-то степени намеченное удалось выполнить. По крайней мере все
публиковавшиеся материалы об изыскателях двадцатых годов я обнаружил.
Правда, книги о делах первоисследователей не получилось, но зато в рассказе
я сохранил всю достоверность своего увлечения малоизвестной экспедицией.
Мне пока трудно провести параллель между степенью увлечённости
Мартыновым тем или иным уголком Балхаша. Несомненно одно: вначале
полюбилась необозримая южная кромка. Но был ещё северный берег —
это граница новой, неведомой и, по рассказам прибалхашских казахов,
по-своему интересной страны с волшебными горами Кокшетау. У горы
Синюхи начиналось строительство ещё одной железной дороги "в хлеб-
ные рыжие степи и на угольную Караганду".
11 Мартынов Л. "Балхашская экспедиция". Октябрь, 1979 год, № 4, стр. 159.
73
Балхашский след поэта
Но и здесь, вдыхая аромат Синих гор, Мартынов всё ещё будет вспо-
минать Прибалхашье, впоследствии отыщет родственные черты между
этими двумя географическими провинциями.
"Я оказался лицом к лицу с Синими горами, с их гранитами, покры-
тыми зелёными мхами и разноцветными лишайниками, такими же, если
не более живописными, чем те, которые мне впоследствии довелось ви-
деть и на верховьях Иртыша, и на горе Бектауата — Дед — Князь гор — в
Прибалхашье".12
Как карагандинцу, мне было вдвойне приятно узнать, что Мартынов
ещё в 1929 году предсказал блестящее будущее степному урочищу Кара-
ганды. Из Кокчетава он на паровозе устремился на юг, снова к Балхашу,
но на этот раз к его северным областям. "Весной строители поведут путь
дальше на юг, чтобы приобщить к миру Карагандинский каменноуголь-
ный бассейн. Караганда до революции, в первобытных условиях разра-
ботки, давала около 30 миллионов пудов каменного угля. Запасы Кара-
ганды огромны. Правление Омской железной дороги полагает, что если
карагандинский уголь окажется качеством не хуже кузнецкого, дороги
Западной Сибири и Урала перейдут целиком на снабжение этим углём".13
Путешествие 1931 года на Балхаш со стороны Караганды — это осо-
бая страничка в жизни поэта, о которой, как я считаю, рассказать мог он
сам, но почему-то не сделал. Мои многолетние попытки отыскать его кор-
респонденции, были безуспешны. Зато я обнаружил ценный очерк "Кара-
ганда" ("Наши достижения", 1931, 10-11), явственно связанный с Балха-
шом. Постоянно чувствовалась какая-то тайна, какой-то секрет, который
поэт не решился раскрыть несмотря на мои настойчивые письма. Однаж-
ды, будучи в Москве в служебной командировке, а это был сентябрь-ок-
тябрь 1979 года, позвонил Леониду Николаевичу в надежде на встречу. Он
снял трубку. Глухой голос. Замедленная речь.
— Извините, не могу вас принять. Остался без Нины Анатольевны...
Я выразил соболезнование. Леонид Николаевич промолчал...
Потом последовали отбойные гудки. Так снова я остался один на один
с балхашской загадкой 1931 года. Вероятно, что-то мог знать признан-
ный биограф поэта В. В. Дементьев. Но на моё письмо он не откликнулся.
Шли годы. Я добился публикации в алма-атинском журнале "Про-
стор" (1983, № 9) своих исследований об омском странствователе. Продол-
жал изучать всё, что публиковалось о Л. Н. Мартынове. Но балхашская
поездка расшифровке не поддавалась. Появился сборник "Воспоминания
о Леониде Мартынове" (М., 1989). Получил его от одного из составителей
"Юрию Григорьевичу Попову на добрую память о Леониде Николаевиче
Мартынове. С уважением Г. Сухова-Мартынова, д. Степановское. 14.06.89".
Прекрасная книга, но сведений по моему направлению я в ней не
обнаружил. Как не оказалось их и в таком строго научном исследовании
омского литературоведа и писателя Сергея Николаевича Поварцова: "Над
рекой Тишиной" (Омск, 1988). Книга была прислана мне в Караганду с
доброжелательным автографом. И вот через десять лет, а шёл май 1998,
новый подарок от С. Н. Поварцова. Это книга о поэте "Сын Гипербореи"
(Омск, 1997) и тоже с автографом. Книга омских филологов сложилась в
процессе Мартыновских чтений в Омске в мае 1995 года.
12 Мартынов Л. Н. Воздушные фрегаты. М., "Современник", 1930, стр. 204-205.
13Мартынов Л. Н. Грубый корм. М., "Федерация", 1930, стр. 52-53.
74
Юрий Попов
С. Н. Поварцов, он же и ответственный редактор издания, выступил с
докладом "Вакансия поэта", где впервые ввёл в научный оборот обстоя-
тельства ареста поэта в начале 1932 года. Но до этого Л. Н. Мартынов, как
корреспондент газеты "Труд", отправился на Балхаш, где велось строи-
тельство рудника и медеплавильного завода. "Стал свидетелем жутких
безобразий и всяческих издевательств над рабочими... В "Труде" разобла-
чения мои не были напечатаны, чрезвычайно холодно встретили меня и в
"Известиях". Так прояснилось балхашское "белое пятно", о котором Лео-
нид Николаевич предпочитал не вспоминать, чтобы не ворошить последо-
вавшее затем преследование со стороны властей.
Зимой 1998/1999 годов в Российской национальной библиотеке я
просмотрел и "Труд" и "Известия" за вторую половину 1931 года. Марты-
новских корреспонденции не обнаружил. Неужели они и в самом деле ока-
зались никому не нужными? Верить не хочется...
Но все ещё продолжается мартыновская балхашская эпопея 1921 года.
Приобрёл сборник "Милая, обожаемая моя Анна Васильевна" (М., 1996).
Книга о русской женщине А. В. Тимирёвой-Книппер, судьба которой дра-
матичнейшим образом связана с именем адмирала А. В. Колчака. Удиви-
тельно, Анна Васильевна была хорошо знакома с руководством той бал-
хашской экспедиции — Н Ф. Пешковым, Н. Н. Степановым, М. М. Комело-
вым и В. К. Книппером, за которого и вышла замуж. Образованнейшие
люди, интеллигенты, что, кстати, отметил и Леонид Николаевич.
Всеволод Константинович Книппер (1882-1942) — инженер, строи-
тель. Работал на железных дорогах и на строительстве гидросооружений.
Михаил Михайлович Комелов 1890 года рождения. Окончил Морс-
кой кадетский корпус. С 15 сентября 1915 года исполнял должность стар-
шего флаг-офицера при штабе командующего флотом Балтийского моря.
Личный адъютант Колчака.
Николай Николаевич Степанов тоже из морских офицеров. На его
квартире в Москве была арестована А. В. Тимирёва 30 апреля 1925 года.
Никита Фёдорович Пешков (1887-1938) плавал старшим помощни-
ком капитана на "Варяге". Знал и А. В. Тимирёву и А. В. Колчака много
лет. В 1925 году арестован за контрреволюционную деятельность на три
года. Отправлен на Соловки. Потом лишён права проживания в ряде горо-
дов, умер от туберкулёза.
Молодой Мартынов вполне мог слышать от морских офицеров воспомина-
ния о погибшем собрате — адмирале Колчаке. Совсем не случайно в 1922 году
он создал стихотворение "Колчаку". В советской прессе оно известно как "Воз-
душные фрегаты" в сильно урезанном виде. Фактически за это "политическое
преступление" Леонид Николаевич впоследствии был выслан в Вологду.
... Письмо Наталии Никитичны Пешковой-Татарской, дочери руко-
водителя балхашского отряда, поступило ко мне на исходе 1998 года.
"Вы пишете о моём отце — Пешкове Никите Фёдоровиче... У меня есть
журнал, где Леонид Мартынов вспоминает о Балхашской экспедиции,
правда, достаточно кратко. Была бы Вам очень признательна, если бы
получила более подробные сведения. Руководители экспедиции: Н. Н. Сте-
панов (мой крёстный отец) и В. К. Книппер после смерти отца, до конца
своих дней как могли помогали и заботились обо мне...".
Пока на этой ноте делаю паузу. До новых находок!
Балхашская летопись Леонида Николаевича Мартынова далеко не
исчерпана.
г. Караганда.
Нива.-2005.-№12.-С.66-74
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
190
Размер файла
169 Кб
Теги
поэта, Балхашский, след, попова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа