close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

После войны

код для вставкиСкачать
После войны... росла шахтерская столица и ее люди Юрий Попов, КРАЕВЕД Побудительным мотивом к воспоминаниям на данную тему стало письмо читателя «Индустриалки» Г. П. Рай-
мера. Он написал мне: «С интересом читаю Ваши заметил краеведа. Некоторые факты использую в работе — я учи­
тель истории. Сам живу в Караганде с 17 июня 1945 г., когда с мамой и братишкой приехали к своим более стар­
шим братьям. Те как трудармейцы работали с 16 лет на шахтах № 7 и 6-новая. Зона, где мы жили, была в Пришахтинскс. Высоченный забор, вышки, проволока, за ворота выходить не разрешали. В заборе проделаны от­
верстия, через которые шла торговля снедью с жителя­
ми Тихоновки,.. Вообще зон было множество, и они раз­
нообразили, а может быть, однообразили городской пей­
заж,..». Что ж, Г. П. Раймер совер­
шенно прев. Зоны были, от этого никуда не уйти, а отбы­
вали в них срок, как-то жили и работали, кроме трудар-
мейцев, еще немецкие и япон­
ские военнопленные и свои отечественные зэки. Но обо всех по порядку. Начну с де­
портированных сограждан СССР. Трудоспособные, а главное, трудолюбивые немцы работа­
ли на совесть. Они внесли свою лепту и в победу, и в восстановление страны в пос­
левоенный период. За фашист­
скую оккупацию они заплатили сполна. Прошли через стра­
дания за чужие преступления. Сколько было зон трудпосе-
ленцев в Караганде, не счи­
тал никто. Как никто не назо­
вет количество зон немецких военнопленных, В основном и те, и другие группировались около шахт, где была острая нужда в рабочей силе. Ветеран бассейна П, К. Ма-
тонин в те годы работал на шахте № 31. Он вспоминает: — Зона для немецких воен­
нопленных располагалась сле­
ва от шахты. У них была своя столовая, баня, больница, па­
рикмахерская, швейная мас­
терская. Вначале бывшие сол­
даты просто находились в зо­
нах, не работали. За этим сле­
дил международный Красный Крест. Потом появились доб­
ровольцы, а скоро все пошли в забои, в мастерские, на по­
грузку. У меня был помощник Отто Циглер. Через него шло распределение на объекты 700 немцев и 50 румын нашей зо-
ны, со временем стали пла-
­ить. Заработанное частью шло на счет, а частью выда­
валось на руки. В зоне откры­
ли магазины, где по коммер­
ческим ценам отпускали раз­
ные продукты. На 31-й нем-
цев не допускали в лавы, где работали комбайны Макарова и повалоччые машины. Тогда это была передовая техника, а значит, секрет, государствен­
ная тайна. Впрочем, о новин­
ках изобретателя С. С. Мака­
рова усиленно писали горно­
технические журналы того периода. Карагандинцы щеголяли тог­
да в японских одеждах — ме­
ховых шапках, куртках, унтах. Я вспомнил об этом, когда в июле этого года в Караганду приехали бывшие японские военнопленные, те, что были здесь в заключении. Был я при японцах чем-то вроде ги­
да, но, откровенно говоря, на­
добности в этом не было. Ту­
ристы из Японии приехали с самодельной картой располо­
жения японских зон, состав­
ленной на основе опросных данных. На карте даны коор­
динаты лагерей, больниц, клад­
бищ, места работы. Большин­
ство попали в шахты, которых указано 27. Не забыто и вре­
мя существования лагерей с первого до последнего дня, поставлено точное число за­
ключенных, А мы до сего времени прячем эти факты, кивая не гриф «совершенно секретно». Вот и пришлось о японских страницах в истории Караган­
ды узнавать из общения с гос­
тями и стыдливо опускать гла­
за, когда на заросшем бурья­
ном кладбище старые люди пытались определить места захоронения своих земляков. Всего же на территории Кара­
гандинской области находи­
лись три лагеря для военно­
пленных: № 37 (г. Балхаш), № 39 (г. Джезказган) и № 99 (г. Караганда). Лагерь № 99 состоял из 11 отделений. Это Спасский завод (№ 1), шахта № 31 (№ 5), шахта № 42-43 (№ 6), шахта 6-Новая (№ 8), Шахтинский район (№ 9 и № 16), кирзавод 2 (№ 11), Са-
рань (№ 14 и № 20), Темиртау (№ 18) и Новый Майкудук (№ 22). Сколько всего было военнопленных, наши источни­
ки до сих пор умалчивают. Любители-японцы подсчитали, что их в лагере № 99 было 16100. 485 из них, а это уже по нашим данным, умерли от различных заболеваний. В соответствии с физиче­
ским состоянием военноплен­
ные делились на четыре кате­
гории. Интернированные пер­
вой и второй категории рабо­
тали на тяжелых физических работах: добыча угля и камня, строительство промышленных предприятий и жилых домов. Интернированные третьей ка­
тегории занимались индиви­
дуальным трудом, а четвертая использовалась в сельском хо­
зяйстве — ловля рыбы, заго-
товка шиповника и т.д. Ветеран угольной промыш­
ленности Константин Петро­
вич Попов вспоминает, как ра­
ботали японские военноплен­
ные: — Встретился с ними на шахте 26-Основная. Брали пласт «Феликс». Под моим началом горного мастера бригада из 20 человек. Местные только слесарь, мастер-взрывник, врубмашинист. Палили «окна», и японцы шустро и ловко бро­
сали уголь на конвейер. Если какая заминка, они кричали: «Десятник Паану (Попов), ходи сюда!». Отношения с бригадой строились на договорной ос­
нове. После выполнения пла­
на могли досрочно идти на-
гора. Обычно так и случалось. С песней уходили по наклон­
ному стволу на-гора... Еще один старый шахтер уверял меня, что по «Верхней Марианне», кажется, это было на шахте № 3 им. Кирова, японские военнопленные с од­
ного участка выдавали до ты­
сячи тонн угля в сутки с по­
мощью взрывоповалки и ло­
паты. Другой старожил пом­
нит, как в парке им. 30-ле­
тия ВЛКСМ весенний паводок прорвал плотину. Латать ее вызвали японцев, быстро за­
бросавших промойку с помо­
щью машин с песком. Когда в конце 1946 года наша семья переехала из Старого города в Новый, то оказалось, что и здесь полно зон, но только строительных. Наш пятиэтажный дом стоял на улице Индустриальной (ныне Алалыкина). Окна смог-
рели в степь. Через дорогу соорудили нехитрый дере­
вянный сарай, где держали корову и кур, Но скоро ока­
залось, что хозяйственные постройки подлежат сносу. Город полз в сторону 32-го квартале, ощетинившись вы­
сокими заборами с вышками по углам. Заключенные, ко­
торых привозили утром на специально оборудованных машинах с охранниками и собаками, планомерно возво­
дили дом за домом. Постав­
лял зэков Песчаный лагерь, чуть ли не специально соз­
данный для строительства Ка­
раганды. Но многие работы выполнялись и Сталинским строительным управлением, которым руководил очень авторитетный командир про­
изводства С, А. Цой. Уверен, что многие ка­
рагандинцы читали книгу А. И. Солженицына «Архи­
пелаг Гулаг». В этом капи­
тальном произведении не забыта и Караганда, которую писатель именует столицей ссыльных. Здесь действитель­
но находились на поселении уже отбывшие лагерный срок. Попадались звезды первой величины, как А. Л. Чижевс­
кий, художники С. М. Ива­
шев-Мусатов, Л. М. Премиров, П. П. Фризен, литературовед 3. Паперная, артистка Е. А. Оловейникова, теплотехник В, Л. Пржеславский, специали­
сты в области авиационных двигателей К. И, Страхович, И. В. Климов и другие. «Если не три четверти го­
рода,— пишет А. И. Солжени­
цын, ссылаясь на личные впечатления 1955 года, — то две трети жило тогда без паспортов и отмечалось в ко­
мендатурах: на улице меня то и дело окликали и узна­
вали бывшие зэки, особенно экибастузские. И что же была тут за ссыльная жизнь? На работе униженное положе­
ние и приниженная зарплата, ибо не всякий после катаст­
рофы ареста—тюрьмы—лагеря найдет чем доказать образо-
вание, а стажа тем более нет. Или так просто вот, как неграм, не платят вровень с белыми, и все, можешь не наниматься. И очень худо с квартирами...». ...Период жизни на Инду­
стриальной закончился ка­
кими-то отдельными штриха­
ми, в большинстве связанны­
ми с родительницею-степью. Вместо бульвара Мира — свежее, зеленое поле. Жел­
тые цвета караганника, огоро­
ды. Попадапись сурчиные но­
ры, муравейники. По будущей улице Гоголя бегали на Мель­
комбинат. Там на станцион­
ных путях всегда стояли сос­
тавы. В некоторых вагонах оставался жмых. Так мы назы­
вали спрессованную кожуру от семечек. Плитки жмыха загружали в сумки и резво мчались обратно, радуясь до­
ставшемуся лакомству. У нас в классе обучалось несколько мальчиков-чечен­
цев из поселка Мелкомби-
нат, как говорили они на кав­
казский лад, Ребята звали в гости одноклассников. Пошел как-то и я в стан «врагов». Как было преодолеть убеж­
дение, что вот эти сгорблен­
ные старцы в высоких папа­
хах сотрудничали с немцами, на них кровь советских лю­
дей. А гордые дети гор, ока­
завшиеся в чужих краях, вели себя, как князья, без своих школ, газет, книг, радиопере­
дач на родном языке. Целый народ, оказавшийся в чужих краях, держался дружно и своенравно. На приставлен­
ных к ним комендантов вни­
мания обращали мало, отлу­
чались без разрешения, а многие вообще не работали, хотя работы в Караганде тог­
да было вдоволь. Так им пришлось прожить без родины долгих 12 лет. Не все, навер­
ное, знают, что в поселке Мелькомбината, прямо в цент­
ре поселка есть чеченское, кладбище, осталась и улица Гудермесская. Это тоже памятники Караганды, о ко­
торых не упоминает ни одна энциклопедия, ни один спра­
вочник. Общение во дворе с ре­
бятами проходило на фоне футбольных баталий. Разува­
лись и играли босиком, что­
бы не «подковать» друг дру­
га. Сражались подъезд не подъезд, двор на двор. Фор­
мировал сборные переросток Валентин Батурин, Он же наз­
начал пенальти, штрафные и удалял с поля ослабевшую от усердия мелкоту. По оценке Валентина, у меня бы­
ли способности вратаря. Я не спорил и занимал место в воротах. Защищал меня Юр­
ка Байбурин, Чтоб не путать­
ся, скоро нам дали по клич­
ке. Я стал Юрка-пехота, а Байбурин Юрка-морфлот, Все дело в том, что я ходил в старой пилотке, а Байбурин в бескозырке. Иногда присое­
динялся к нашим играм ку­
мир ребятни Вилька Столь­
ников. Он записался в секцию бокса к самому Густаву Кирщ-
тейну, и было чем гордиться. Стольников был парнишка упорный и упрямый, держал удары соперников. Добился кое-каких успехов в масшта­
бе республики. Стал чемпио­
ном среди юношей. Через несколько лет он погиб от ножа хулигана на стадионе «Красное знамя», существовав­
шем в Михайловке около старой обувной фабрики. Делали вылазки на реку Большая Букпа. Вначале по­
шли к ее истокам, но обна­
ружить начало не смогли. Выходило, что жизнь ей да­
вали стоки пивзавода и вы­
давленные на поверхность под­
земные воды шахт № 37 и № 38. В другой раз отправи­
лись в путешествие вниз по течению. На пути встал гор­
ный техникум, выходивший своей территорией к реке. Летом здесь было много­
людно. Ребята чуть постарше нас собирались около непо­
нятных железных машин, что-
то мастерили, ходили с рей­
кой и копали траншеи. Од­
нажды пришлось стать сви­
детелем совсем диковинного события. В Большую Букпу спускали с берега корабль! Корабль не корабль, но уж какой-то морской бот или ботик, это точно. Необычное судно, подкладывая под дно кругляки, катила к воде группа ребят. Командовал операцией высокий мужчина в майке, засученных шарова­
рах и босиком. Это был сам директор горного техникума Георгий Евтихиевич Иванчен­
ко, с которым мне пришлось впоследствии работать. Что же касается «корабля», то для обмелевшей летом Букпы он оказался неподъемным. Те­
чение его сдвинуть с места не могло. Тем не менее пер­
вое в истории озера плава­
тельное средство под гром­
кие крики и шум дотащили, до места. Потом судно дол. го дрейфовало без надзора в полузатопленном состоянии. С него ныряли, его топили и переворачивали как хотели, Росла Караганда, вырос и я. Появились Летний театр, трам­
вай, Дворец культуры горня­
ков, парк имени 30-летия ВЛКСМ, где благоустраивалось водохранилище. Многолюдно было на стадионе «Динамо». Постараюсь в последующем рассказать и о них. Индустриальная Караганда.-1993.-22 сент. 
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
51
Размер файла
88 Кб
Теги
после, войны, попова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа