close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

09 Мифологические существа

код для вставкиСкачать
Третья статья про психологию материального неравенства - средний класс
Опубликовано: "За социальные проекты", №17, 2010, стр.136-147
Мифологические существа
(Размышления психолога о социальном неравенстве. Часть 3: средний класс)
Эту статью, посвященную психологии так называемого "среднего класса", я хотел бы начать с напоминания известного всем факта: в 2009 году Министерство экономического развития России приняло "Концепцию развития России до 2020 года", в которой декларируется, что к 2020 году к этому самому "среднему классу" будет относиться 60% населения. Звучит вроде бы, многообещающе, но давайте попробуем разобраться, что же такое, этот самый "средний класс"? История этого термина берет начало еще с древнегреческого философа Аристотеля, который в своей "Политике" давал следующее определение для "средних": средние - это те, кто недостаточно беден, чтобы устраивать государственный переворот, но и недостаточно богат, чтобы обустроить государство в соответствии со своими желаниями. "Средние", это те, кто по своему материальному статусу находится между бедняками (охлосом) и богачами (олигархами), т.е. те, кто живет в достатке, те, кто удовлетворен своим уровнем потребления. Но, что интереснее всего в данном определении - это связь между уровнем материального благосостояния граждан и их лояльностью государству. Согласно Аристотелю, получается, что "средний класс" - это довольные своей частной жизнью люди, которые благодушно принимают все, что происходит вокруг них, и потому - не "лезущие" в политику. Это общество сытых, благодушных и молчаливых потребителей-обывателей. Получается также, что главный залог политической и социальной стабильности государства - наличие преобладающего по численности среднего класса. Сразу стоит оговориться, что на Западе термин "средний класс" используется с положительным смысловым акцентом. Представители среднего класса - это люди, воплотившие идеал и цель капиталистического общества, т.е. достигшие практически полного удовлетворения всех своих материальных потребностей. В России термин "средний класс" имеет скорее негативный оттенок. С одной стороны, за 70 лет социалистической идеологии сформировалось достаточно негативное отношение к "обывателю-потребителю", который живет только потребностями "желудка" и движим только интересами "вещизма". Обывателю-потребителю противопоставлялся своего рода идеалист-романтик (строитель коммунизма), бескорыстно устремленный к достижению высших социалистических идеалов - бесклассового общества, мира во всем мире и т.д. и т.п. Социалистическое общество, устремленное в светлое будущее, требовало жесткой иерархической организации, то ли по принципу монашеского ордена, то ли по принципу армейского подразделения. Для такого "марширующего в ногу" общества, система свободного и максимального удовлетворения своих материальных запросов (идеал капитализма) просто не имела смысла. Здесь можно провести прямую аналогию с действующей армией, которая движется к единственной цели - к победе. Если солдатам разрешить самим добывать себе пропитание и экипировку, то они просто превратятся в банду неорганизованных мародеров. Именно поэтому в армии выстроена четкая система распределения материальных благ, система "пайков", размер которых пропорционально связан со значимостью каждого "бойца" для достижения общей цели. Таким образом, любой "боец", претендующей на увеличение своего "пайка" в соответствии со своими персональными (а не общими!) потребностями, рассматривался как предатель, и вообще - "не наш, не советский человек". С другой стороны, можно "копать" еще глубже, изучая самые истоки российской ментальности. В классической русской философии не раз отмечался "анти-материализм" русской духовности, отрицание сытой и обеспеченной самоуспокоенности. И, наоборот, в качестве характерных особенностей указывались вечный порыв русского этноса "в запредельное"; экзистенциальная устремленность "вверх" к духовным (в т.ч. религиозным) ценностям; стремление не просто "вкусно поесть и мягко поспать", а "построить рай на земле для всех". Если резюмировать, то получается, что "средний класс" для современной российской ментальности и для нашего сегодняшнего общества (с учетом его исторических корней) - явление чуждое, вызывающее множество оговорок, сомнений и опасений, имеющее скорее негативный социальный, идеологический и психологический смысл. Тем не менее, если наша страна твердо и последовательно взяла курс на построение капитализма, то от решения задачи по формированию среднего класса нам не уйти. Термин "средний класс" достаточно прочно прижился в социологии западных стран (и именно поэтому там есть научные определения и данные, на которые можно опереться в нашем анализе - С.К.), что и неудивительно. Вся экономическая и политическая система западных стран ориентирована на главную движущую силу "общества потребления" - на средний класс. Вот для наглядности простая табличка, которая примерно отображает положение дел в развитых капиталистических странах (США, крупные страны Западной Европы): Доля населения
(по уровню благосостояния)Доля рынка
(по объему потребления)1. "бедные"5-10%5%2. "средний класс"85-90%80%3. "богатые"5%15%
В России, по мнению экспертов (социологов и экономистов), распределение следующее:
Доля населения
(по уровню благосостояния)Доля рынка
(по объему потребления)1. "бедные"более 90%75%2. "средний класс"около 10%15%3. "богатые"менее 1%10%
Сразу отмечу, что вокруг этой самой цифры (доля среднего класса в России) ведутся ожесточенные споры. Например, уже упомянутое Минэкономразвития оценивает долю российского среднего класса в 20-25% (есть даже оптимистические оценки в 30%!), в то время как оценки независимых (в т.ч. западных экспертов) редко выходят из диапазона в 5 - 15% (что лично мне кажется более правдоподобным - С.К.). Причины споров понятны: а) до сих пор ученые не договорились, на основании каких критериев определять "средний класс"; б) в России практически нет реальных "полевых" исследований "среднего класса", а те, которые есть, очень фрагментарные, их результаты крайне сложно обобщить; в) как только количество представителей "среднего класса" становится цифрой отчетности (показателем успешности деятельности чиновников по искоренению бедности в стране или отдельно взятом регионе), так тут же повышается риск приписок и прочих статистических спекуляций. Самый простой критерий выделения среднего класса - финансовый, это уровень доходов на одного члена семьи в месяц. Американский и европейский "стандарт" принадлежности к среднему классу: 1000 - 5000 долларов в месяц на одного члена семьи (в конце 2009 года, когда я пишу эти строки, для россиян это должно составлять 30 - 150 тыс.рублей в месяц - С.К.). Также заметим, что по мнению чиновников Минэкономразвития среднему классу в российской провинции вполне достаточно и 500 долларов (около 15000 рублей) в месяц. Разумеется, сами по себе деньги - в отрыве от способности что-то покупать - ничего не значат. Среди наиболее часто встречающихся критериев выделения среднего класса является именно оценка покупательской способности, т.е. указание того, что именно представитель среднего класса может купить (и покупает!) на эти самые деньги. Вот примерный нормативный перечень: 1) автомобиль (точнее, по одному автомобилю на каждого взрослого члена семьи); 2) квартиру (т.н. "нормальные условия", т.е. не менее 1 комнаты на каждого члена семьи); 3) поездку за границу (хотя бы в отпуск, 1 раз в год); 4) наличие собственного банковского счета (или достаточных денежных накоплений в любой другой форме), гарантирующего обеспеченную старость. Иногда к этому списку добавляют несколько пунктов, в которых перечисляется наличие "необходимых" в быту вещей вроде телевизора, стиральной машинки, холодильника, компьютера и т.п. Также добавлю, что по результатам различных социологических опросов, по мнению простых россиян, главным критерием, указывающим на принадлежность человека к среднему классу, является его способность купить квартиру. Тем не менее, довольно большая часть ученых против "уплощенного" понимания среднего класса только на основании финансовых (и покупательских) критериев. Они указывают на то, что нужно анализировать не просто уровень доходов, а всю сложную структуру доходов и затрат, причем не отдельного человека, а семьи. Структура доходов и затрат уже тесно связано с социальными ценностями и психологическими установками человека. Это уже явление не столько экономическое, сколько социально-психологическое. Для выявления и оценки структуры доходов/затрат уже нужны качественные критерии, позволяющие более точно определить средний класс. Чаще всего называются: 1) наличие высшего образования (плюс стремление и возможность дать высшее образование своим детям); 2) работа по профессии, ориентация на профессиональный карьерный рост; 3) высокий уровень социальной мобильности ("работают не там, где живут, а живут там, где работают"); 4) самоидентификация, внутреннее принятие принадлежности к среднему классу, стремление следовать стилю жизни и придерживаться ценностей среднего класса. Иногда добавляют еще три критерия: 5) высокая степень внутренней удовлетворенности своей жизнью ("состоявшиеся", "счастливые", "успешные" и т.п. люди); 6) отсутствие прямой зависимости от государства (что предполагает высокую степень свободы в выборе рода занятий, образа жизни, определения уровня и структуры своих доходов/расходов и т.п.); 7) не физический, а интеллектуальный характер трудовой деятельности. В качестве обобщающего комментария заметим, что даже самые простые критерии принадлежности к среднему классу, связанные с оценкой покупательской способности, вовсе не так уж просты и однозначны, как может показаться. Взять, к примеру, наличие недвижимости (квартиры с "нормальными" условиями проживания не менее 1 комнаты на члена семьи). Во-первых, подавляющему большинству граждан нынешней России квартиры достались "по наследству" еще с советских времен, когда существовала система госстроительства и бесплатного распределения жилья. В настоящее время купить новую квартиру (в силу общего дефицита жилья, а также в силу его дороговизны) могут позволить себе лишь единицы. Во-вторых, "нормальность" условий проживания оценивается опять же с точки зрения неких призрачных нормативов, принятых в лабиринтах многочисленных министерств. (Про разумность и обоснованность данных нормативов я промолчу - достаточно вспомнить лишь некоторые из них. Например, соотношение размеров МРОТ и потребительской корзины, или минимальной пенсии и прожиточного минимума - С.К.). Однако, если мы говорим именно о среднем классе, то "нормальность" жилищных условий должна оцениваться не с точки зрения чиновников, а с точки зрения удовлетворенности самих граждан, а также с точки зрения наличия реальных возможностей эти самые жилищные условия улучшить. Если граждане не удовлетворены своими условиями проживания, но при этом не имеют никакой возможности эти условия изменить (а таких по разным социологическим оценкам от 40 до 60 процентов) - их нельзя относить к среднему классу! В-третьих, не имея возможности изменить свои жилищные условия, подавляющее большинство россиян "привязано" к своему нынешнему жилью. Тем самым мы тут же теряем еще один критерий принадлежности к среднему классу - социальную мобильность. Огромное количество квалифицированных специалистов "работает там, где живет" (часто на менее квалифицированной и низко оплачиваемой работе, и не по своей профессии), вместо того, чтобы "жить там, где работаешь" (что является нормой для среднего класса на Западе). В-четвертых, с точки зрения Минэкономразвития при определении жилищных условий, учитывается ВСЯ недвижимость, имеющаяся у семьи. Это означает, что семья из трех человек, проживающая в однокомнатной "хрущевке", может иметь, к примеру, небольшой летний домик на дачном участке. Именно из-за наличия этого самого домика жилищные условия данной семьи официально будут считаться "нормальными". После того, как мы сформулировали если не все, то наиболее распространенные критерии, давайте зададимся вопросом: а кто может принадлежать к среднему классу в России (хотя бы на основании финансового и потребительских критериев)? Вот короткий перечень социальных групп: 1) менеджеры высшего и среднего уровня в некоторых сферах бизнеса (прежде всего сырьевые отрасли, топливно-энергетические компании, финансовые структуры, отчасти крупные торговые и строительные фирмы); 2) государственные чиновники высшего и среднего уровня. Сразу следует оговориться, что обе эти группы вызывают большие сомнения - насколько это "правильный" средний класс? Например, каким боком в среднем классе оказались чиновники среднего уровня? По мнению многих экспертов, для России характерен уникальный социально-экономический феномен - коррупционный средний класс. Т.е. не маленькая такая чиновничья прослойка, которая получает тот самый "джентльменский набор" среднего класса (квартира, машина, отдых за границей, сбережения) за счет различных коррупционных схем - взяток, воровства, создания преференций "дружественному" или "близкородственному" бизнесу и т.п. При этом нарушается один из важнейших качественных критериев среднего класса (в понимании западной социологии) - независимость среднего класса от государства. "Правильный" средний класс - это предприниматели, сделавшие себя, свое состояние и заработавшие "джентльменский набор" среднего класса своим собственным трудом, честно занимаясь СВОИМ делом. Главное, что может сделать государство для "правильного" среднего класса - это не мешать, создать благоприятные условия для свободной реализации предпринимательской активности граждан, для свободного созидания. Коррупционный же средний класс ничего не создает - он только паразитирует на средствах и ресурсах государства, перераспределяя их в собственный карман (фактически, отнимая у тех категорий граждан, которые в этих средствах действительно нуждаются). По поводу менеджеров крупных российских компаний также есть очень много сомнений (в том, насколько они - "правильный" средний класс). Проблема в том, что большинство наших "среднеклассных" менеджеров - это представители финансовых, торговых или топливно-энергетических компаний. Извините за цинизм и намеренно утрированное понимание вопроса - но финансисты и торговцы НИЧЕГО НЕ СОЗДАЮТ - они только перераспределяют (подобно коррумпированным чиновникам) уже заработанные кем-то деньги и уже произведенную кем-то продукцию. Аналогично чиновничьей коррупции в среде финансовых и торговых компаний, а также предприятий ТЭК существует множество своих способов обхода принципов свободного рынка (без которого "среднего класса" нет и быть не может). Достаточно в качестве примера назвать: ценовые сговоры крупных торговых сетей; фактически монополизация внутреннего рынка отдельными ТЭК (вроде "Газпрома"); существование "карманных" банков, созданных для "прокручивания" средств в интересах отдельных заинтересованных групп. При этом повсеместно наблюдается сращивание крупного бизнеса с государственными структурами (я уже писал об этом в предыдущей статье "Страна пуганых олигархов", посвященной "самым богатым" - С.К.). По финансовым и потребительским критериям менеджеры описанных выше крупных и средних российских компаний, несомненно, относятся к среднему классу. Но здесь снова "слабое звено" - независимость от государства - так как в современной России весь крупный бизнес как правило является порождением и продолжением экономических интересов каких-либо чиновничьих групп. Менеджеры многих крупных и средних российских компаний по роду своей деятельности и по своему психологическому складу гораздо больше похожи на чиновников-бюрократов (именно таких "манагеров" сатирик Михаил Задорнов и назвал метким словом "коекакеры"), чем на инициативных и "одержимых" своим делом предпринимателей, строителей свободных и демократических рыночных отношений. В качестве неутешительного вывода можно сказать, что существует своего рода "мимикрия" значительного числа менеджеров "под средний класс", когда при внешнем соответствии набору критериев среднего класса, внутреннее содержание данного социального феномена является проблемным и противоречивым. Тем не менее, по результатам различных социологических опросов, до 30-40 процентов жителей крупных городов сами относят себя к "среднему классу" (разумеется, исходя из каких-то своих представлений о том, что такое "средний класс"). Как правило, достаточными основаниями для такого "житейского самоопределения" являются: 1) наличие собственной квартиры; 2) наличие автомобиля и необходимого набора бытовой техники; 3) наличие постоянной работы и доходов; 4) возможность проводить отпуск "не дома" (не обязательно за границей). Классический аргумент россиян для причисления себя к среднему классу: "Но ведь есть же люди, которые еще хуже живут!". Что характерно, специалисты с высшим образованием (врачи, педагоги и т.п.) значительно чаще причисляют себя к среднему классу. Разумеется, подобного рода оптимизм не выдерживает никакой критики с точки зрения научной социологии, но вот с точки зрения психологии подобный феномен "самозваного" среднего класса является весьма любопытным. Любой серьезный аналитик, придирчиво изучая социально-экономические реалии современной России, неизбежно придет к неутешительному выводу, что средний класс в нашей стране находится в самом зачаточном состоянии. Фактически - его нет. Но здесь очень важно "не выплеснуть ребенка вместе с водой", т.е. не разочароваться в самом понятии "средний класс", не потерять его позитивный смысл. По моему глубокому убеждению, позитивный смысл среднего класса кроется именно в его особенной психологии. Психологически "средний класс" - это определенная жизненная позиция, это набор ценностей, целей и принципов их достижения. Нельзя сокращать феномен среднего класса, рассматривая его только в социальной, экономической и политической плоскостях. Возможно, зрелый и сформировавшийся в течение нескольких веков средний класс - это действительно "сытые и спокойные обыватели". Но гораздо интереснее рассматривать психологию среднего класса в развитии, в становлении, в динамике. Рассматривать с точки зрения, так сказать, ее энергетического потенциала - что эта самая психология среднего класса дает обществу, в чем ее сильные стороны? Главная психологическая установка формирующегося среднего класса - не получить свой достойный уровень потребления "на халяву" (что характерно для психологии бедных), а заработать его своим делом, своей профессией и своими трудовыми усилиями. В идеале, средний класс - это самая трудоспособная и трудоориентированная социальная группа в любом капиталистическом обществе. Это люди, которые на рынке труда честно продают свои профессиональные умения и навыки, надеясь взамен получить достойный уровень и определенное качество жизни. Средний класс сильнее других социальных слоев нацелен на работу. Для него это не только источник средств к существованию, но в большей степени - способ самореализации, осуществления своего жизненного призвания. "Правильному" представителю среднего класса важно быть квалифицированным специалистом, гордиться своими знаниями и навыками, проявлять на любимой (слово "любимой" здесь используется без всякой иронии - С.К.) работе творчество и инициативу. Он хочет профессионально расти, и вполне обоснованно надеется, что вместе с его профессиональным ростом будет пропорционально связан и рост его материального благосостояния. По данным некоторых социологических опросов средний класс гораздо чаще, чем другие слои общества, считает, что упорный труд в конце концов приносит свои плоды (58%) и что конкуренция - это хорошо (85%). Он не ждет манны небесной и уверен, что материальное положение зависит прежде всего от тебя самого (65%). И, кстати, ни один из "средних" (тех, кто сам причисляет себя к "среднему классу" - С.К.) в отличие от представителей прочих социальных групп не сказал о том, что не хочет работать. Психологами для понимания движущих сил трудовой активности человека уже давно используется мотивационная модель т.н. "пирамида Маслоу". Согласно этой модели все жизненные устремления человека можно представить в виде иерархии, где есть потребности "низшие", удовлетворение которых гарантирует только выживание отдельного человека, и есть потребности "высшие", удовлетворение которых имеет глубокий социальный и духовный смысл, имеет созидающее значение для всего общества. Характерной чертой в психологии бедных является стремление к удовлетворению именно простейших "низших" потребностей, что непосредственно проявляется в их трудовом поведении и экономической активности. Напомним, что экономическая активность бедных крайне низка, а в своем трудовом поведении они ориентированы на "простые вещи": чтобы работа была недалеко от дома, чтобы "побольше платили и поменьше работать", чтобы "начальник был добрый" и т.п. Для среднего класса в структуре трудовой мотивации напротив, характерно преобладание "высших" потребностей и мотивов. Их экономическая активность высока, они последовательно стараются реализовать свое жизненное предназначение именно в трудовой деятельности. Для них важна именно работа по специальности, где они максимально могут раскрыть свои профессиональные знания и навыки. Кто-то из "средних" открывает свой бизнес и становится предпринимателем. Кто-то работает в государственных или общественных организациях, но также проявляя максимальную трудовую инициативу и активность (такой тип поведения в экономической психологии называется интрапренерство - С.К.). Для них интересна сложная, но разнообразная, общественно значимая и ответственная работа. Для них работа - не "необходимое зло" (как у бедных: "надо же как-то заработать на жизнь"), а естественное, необходимое как воздух, средство раскрытия своих способностей и реализации своих сокровенных жизненных интересов. Лучшая часть "среднего класса" - это созидатели, активно работающие на переднем крае экономического и социального развития любой страны. Возможно, кому-то покажется, что нарисованная здесь картина слишком оптимистична. Вполне резонно, если кто-то из читателей спросит: "И где это вы видели в России такой идеальный средний класс? Такие представители среднего класса - просто какие-то мифологические существа!". Действительно, пока с таким "идеальным" средним классом в России проблема: с одной стороны "замаскированные" под средний класс чиновники и менеджеры-коекакеры, с другой стороны наивно-оптимистичные сограждане, для которых наличие хотя бы элементарных материальных благ, уже является основанием для причисления себя к среднему классу. По моему глубокому убеждению, представители "идеального" среднего класса, соответствующие перечисленным выше психологическим характеристикам, есть и среди чиновников, и среди менеджеров, и среди пока еще многочисленной российской интеллигенции. Средний класс не надо "создавать", "формировать", и вообще - делать его каким-то особым предметом внимания со стороны государства. Опять же, по моему мнению, совершенно бессмысленно делать количество представителей среднего класса показателем отчетности каких-либо министерств. Просто потому, что это не увеличит реальное количество этих самых представителей среднего класса, а только приведет к очередному витку научных и околонаучных спекуляций вокруг термина "средний класс" и методик подсчета его представителей. Средний класс, в силу описанных выше его сущностных психологических характеристик, ВСЕГДА создает себя сам. Государство может только создать (или не создать) благоприятные "прозрачные", понятные и честные "правила игры", при которых любой экономически активный и "трудоориентированный" гражданин страны сможет достичь такого уровня благосостояния, которое потом в соответствии с мировыми стандартами (именно с мировыми!) можно назвать "средним классом". Обычный рядовой гражданин страны прекрасно осознает эти экономические, социальные и политические "правила игры" - он их постоянно "чувствует" в контексте своего жизненного выбора. Жизненный выбор - это ответ на вопрос о жизненной траектории, о выборе профессии, рода занятий, образа и уровня жизни и т.д. Давайте проведем мысленный эксперимент: возьмем тех самых "идеальных" представителей нарождающегося российского среднего класса - инициативных, ориентированных на профессиональный и карьерный рост, на высокое качество жизни и т.д. Каковы сегодня их реальные перспективы? Каковы их реальные возможности в выборе жизненной траектории? А ситуация в стране такова, что возможностей этих не так и много: либо становиться госчиновниками или менеджерами в указанных выше сферах экономики, либо медленно дрейфовать в сторону бедности, оптимистично считая себя "уже средним классом", потому что "ведь есть же люди, которые живут еще хуже". В качестве неутешительного вывода, я бы характеризовал сегодняшнюю ситуацию со средним классом в нынешней России как тупик. Если исключить из рассмотрения "мимикрирующих" под средний класс чиновников и менеджеров, а также наивных интеллигентов, которые "уже средний класс", то оставшиеся потенциальные кандидаты в средний класс - подлинные предприниматели - переживают сейчас глубочайший кризис недоверия власти. Конечно, нельзя утверждать, что в России происходит "удушение" всякой предпринимательской активности, но и благоприятной существующую ситуацию назвать сложно. Пока (на деле, а не на словах) приоритетной поддержкой государства пользуется лишь крупный бизнес (например, все тот же ТЭК), а малый бизнес как-то там выживает сам по себе. И на плечи того самого малого бизнеса ложатся в первую очередь и "кормление" коррумпированных чиновников, и жесткие (фактически монопольные) требования крупного российского бизнеса, и несовершенство законодательства и т.д. и т.п. Я пишу здесь про малый бизнес не случайно, т.к. во всем мире становление и развитие "правильного" среднего класса происходит именно через реализацию предпринимательской активности граждан в первую очередь именно в малом бизнесе. Малый бизнес - это то самое СВОЕ дело, созидая и развивая которое, становится на ноги и растет средний класс. Преодолеть этот кризис недоверия, эту пропасть между государством и наиболее экономически активными гражданами будет очень непросто! Первый шаг государство уже сделало - декларировало становление среднего класса в России как государственный приоритет, как ценность, значимую для развития и процветания нашей страны. Посмотрим, какое продолжение (в виде реальных действий) последует вслед за этой декларацией...
С.Калинин, психолог
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
106
Размер файла
86 Кб
Теги
средний класс, психология, сбоорник За соцпроекты
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа