close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Самаркандское

код для вставкиСкачать
САМАРКАНДСКОЕ
Ю. Попов
В восточной части Тельманского района, на реке Нура око-
ло Темиртау, расположено Самаркандское водохранилище.
Искусственный водоем является источником водоснабжения
Карагандинского промышленного района. Его воды исполь-
зуются для орошения совхозами района. Водохранилище про-
тянулось с востока на запад на 20 километров и с севера на
юг до 7 километров. Его площадь 82 квадратных километра,
а гарантированная отдача воды—5,1 млн. кубометров в год.
Перебирая в архивах старые газеты и журналы, я не раз
находил упоминания, факты, свидетельства очевидцев, име-
ющих самое прямое отношение к истории этого крупнейшего
в Карагандинской области водоема. Создание его самым тес-
ным образом переплеталось с жизнью крестьян поселка Са-
маркандский, основанного в 1906 году у подножья сопки
Жаур переселенцами из Поволжья.
О дореволюционном прошлом этого села, о делах, нуждах
и заботах населения после установления Советской власти,
мне довелось рассказать в документальном очерке «Первые
шаги». Повествование остановилось где-то на середине двад-
цатых годов. Продолжить его, поведать читателям — почему
люди решили перегородить реку Нуру именно у сопки Жаур,
что стало с поселком Самаркандский—цель сегодняшней пу-
бликации. Много внимания будет уделено и научно-исследо-
вательским изысканиям, захватившим большую часть тер-
ритории современного Тельманского района.
Н
АЧАЛЬНАЯ точка расска-
за — 1927 год. В старом
Самаркандском поселке —
118 дворов, паровая и водя-
ная мельница, маслобойня и
больница. В том же 1927 году
окончила в Омске медицин-
ский институт Таисия Гри-
горьевна Горбачевская. Из со-
рока выпускников на долю
Казахстана выпало всего од-
но место, и досталось оно вра-
чу Т. Г. Горбачевской. В
г. Петропавловске молодой
специалист в течение неско-
льких месяцев проходила ста-
жировку, а затем была напра-
влена в Акмолинский здравот-
дел. В Акмолинске Т. Г. Гор-
бачевская получила новое на-
значение — заведующая Са-
маркандским врачебным пун-
ктом Промышленного района.
Здесь она проработала с 1 ию-
ля 1928 года по 1 мая 1929
года.
По моей просьбе Таисия
Григорьевна припомнила ряд
фактов из событий того вре-
мени.
«Больница, — пишет она,—
была расположена в очень жи-
вописном месте на берегу Ну-
ры. Крутые, обрывистые бере-
га, кустарники, цветы, про-,
зрачная быстрая вода, кув-
шинки, много рыбы, которой
кормили больных. Сама боль-
ница — это большое одно-
этажное деревянное здание с
большими окнами, выходящи-
ми на южную сторону. Боль-
шая операционная с необхо-
димой мебелью и прекрасным
инструментарием по несколь-
ку наборов в застекленных
шкафах. Из этой больницы
много оборудования было уве-
зено еще в Акмолинск, в го-
родскую больницу, где рабо-
тал хирург Исаев.
На территории больницы
находилась еще амбулатория,
дом для персонала, баня, са-
раи, хозяйственные постройки
и в самом отделении, на бере-
гу реки, дом для врача. Здание
это имело столовую, спальню,
кабинет, кухню, ванную с ка-
фельной облицовкой, титан,
черный и парадный ход, боль-
шую террасу. Зимой оно об-
вевалось ветрами и морозамщ
близко подходили волки, и я
обитала в больнице, там и ку-
шала, и спала. Всегда как бы
находилась на дежурстве.
Обслуживали больницу,
кроме меня еще 2 фельдшера
и акушерка. Один фельдшер
по фамилии Карпов, по-моему
был из Самаркандского,
так как жил там. Другого зва-
ли Василий, до этого он был
военным фельдшером, имел
жену и двоих маленьких де-
тей. Оба фельдшера были ста-
рше меня. Работали со мной
еще завхоз и его жена-аку-
шерка, фамилий их тоже не
помню, в то время им было
более 40 лет, они приехали
откуда-то с Урала. Техничес-
кий персонал состоял из мо-
лодых женщин и девушекг из
села Самаркандского.
Самаркандское — ничем не
было примечательно. Находи-
лось оно в 2—3 километрах от
больницы, населяли его нем-
цы, говорили они на немец,
ком языке, причем на своеоб-
разном жаргоне. Была у них
начальная школа, церковь и
аптека. Церковь со шпилем
готической формы стояла на
площади посреди села. Тут
же, недалеко, в довольно про-
сторном здании была аптека,
богато оснащенная для того
времени медикаментами. В
селе все дома были построены
из самана, дерна. Глинобит-
ные, побеленные. В домах, во
дворах и на улицах было ак-
куратно и чисто. У всех было
много всякой скотины. Мясо
и молочные продукты постав-
ляли в больницу. Приемы в
амбулатории были огромные:
до 70—80 человек в день. По--
могал фельдшер Карпов. Он
знал немецкий и казахский
языки, а у меня на столе все-
гда лежал русско-немецкий
словарь. Запомнилась и пер-
вая операция. На 4—5 день
по приезду пришлось ампути-
ровать мальчику ногу выше
колена, иначе ждала его ган-
грена. Мальчик в поле соби-
рал клубнику и на него на-
ехала сенокосилка. В даль-
нейшем я ему выхлопотала
протез.
Преобладающими заболева-
ниями были трахома, тубер-
кулез, инфекционные болезни.
Хотя больница и называлась
Самаркандской, но обслужи-
вала районы Спасского заво-
да, Долинки, Ульяновского и
других мест. Приходилось ра-
ботать по всем специальнос-
тям, которые имеются в ме-
дицине. Объезжая и оказывая
помощь населению в селах и
аулах, я только через 2—3 не-
дели возвращалась домой. Для,
разъездов у меня была своя
верховая лошадь. Машин во-
обще было мало, а ближайшая
железнодорожная станция
Щучье, находилась за 500
верст...».
ЖИЗНЬ Таисии Григорьев
ны Горбачевской сложи-
лась очень интересно. Она
вышла замуж за председате-
ля РИКа Промышленного рай-
она М. А. Кременского, с ним
уехала в Акмолинск. В 1932
году БАМ — знаменитая Бай-
кало-Амурская магистраль,
где изыскания начались еще
в то время, потом служба в
регулярных войсках Красной
Армии, работа в научно-иссле-
довательском институте г,
Горького, война... В ее жизни
много простого и много ге-
роического. Ни одна книга вос-
поминаний может быть напи-
сана о ее трудовом пути, ко-
торый начался в Самарканд-
ском и закончился в Красно-
дарском крае, где она и живет
сейчас...
ВКОНЦЕ двадцатых годов,
в связи с расконсервацией,
угольных копей Караганды,
Самаркандское становится
оживленным центром Про-
мышленного района. Причины
заключались в следующих об-
стоятельствах. В апреле 1929
года конференция ВКП(б) ут-
вердила первый пятилетний
план развития народного хо-
зяйства СССР. Казахская рес-
публика должна была обес-
печить опережающий рост
промышленного производства,
по сравнению с ростом его в
целом по СССР. Предусматри-
валось, в частности, развитие,
угольной отрасли в районе
Караганды. Через поселок Са-
маркандский, расположенный
на почтовом тракте Акмо-
линск—Спасский завод, на
строящиеся шахты потяну-
лись обозы с людьми, обору-
дованием и продовольствием.
Работая в Центральном го-
сударственном архиве народ-
ного хозяйства СССР (г. Мос-
ква), я обнаружил один любо-
пытный документ, имеющий
самое непосредственное отно-
шение к краеведческой лето-
писи Самаркандского поселка.
Оказывается, вечером 18 дека-
бря 1929 года в Самарканд
прибыли управляющий трес-
том «Казахстройуголь» Кор-
ней Осипович Горбачев и гла-
вный инженер этого треста
Сергей Александрович Бурми-
стров. Спутники ехали из Ак-
молинска на лошадях и оста-
новились в Нуринском селе
на ночлег. Очевидцы писали
по этому поводу: «В Самар-
кандском... саманные дома,
глинобитные пологи, чрезвы-
чайная заселенность. На полу,
площадью в 6—7 квадратных
саженей укладывалось на ночь
вместе с возчиками хлеба по
13—15 человек. 10—12 просту-
женных глоток создавали по
ночам и, особенно утром не-
вообразимейший кашлевый
концерт...»
Можно сделать предположе-
ние, что в конце 1930 года по
берегам реки Нуры бродил
будущий известный писатель
ученый и поэт Сергей Никола-
евич Марков, автор популяр-
ного «Земного круга» и других
книг.
(Продолжение следует)
Рассвет.-1977.-20 сент
САМАРКАНДСКОЕ
Ю.Попов
ЛЕТОПИСЬ ИСТОРИИ РАЙОНА
(Продолжение.
Начало в № 114).
Откроем 281 страницу сбор-
ника его рассказов «Голубая
ящерица», выпущенного в свет
в Москве в 1973 году. Вырази-
тельный облик жизненного
уклада местных крестьян чи-
тается с неослабевающим вни-
манием: «Здешний житель не-
разговорчив и хитер страшной
хитростью первого заселителя
богатого края. Зимою он закры-
вает тяжелый подбородок ту-
го затянутым домотканным
шарфом и надевает толстую
куртку из грубого местного
сукна. Такая куртка не имеет
пуговиц: их заменяют заско-
рузлые шарики, сделанные из
кожи. Ноги болтаются в ог-
ромных туземных сапогах-
бутылках с чулком из кошмы
и широкими, как лопух, кожа-
ными наколенниками. Здесь
даже русские сапоги шьются
на азиатский образец, а сами
бутылы — крылатые сапоги
—незаменимы для зимних пу-
тешествий верхом.
В южных селах Акмолинско-
го края, в подсолнечных ого-
родах выращивается особый
плод, похожий на тыкву, на
названный «семянкой». У него
выдалбливается сердцевина и
плод превращается в сосуд
для керосина, самогонной вод-
ки, или подсолнечного масла.
Окна хат, выкрашенных в си-
ний, желтый и серый цвета,
окружены венками из дозрева-
ющих помидоров. Таковы зде-
шние огромные, как города
села и их обитатели. На своих
сверстников похоже и село Са-
маркандское...».
Из этой же книги можно уз-
нать, что по селу и его окра-
инам С. Н. Марков, тогда кор-
респондент ряда газет и жур-
налов, путешествует с мест-
ным жителем по прозвищу
Митька Джандак, бывалым
человеком, побывавшим во
время первой мировой войны/
в Алжире. Оживление, выз-
ванное стройкой в Караганде,
захватило в те дни Самарканд
ское. С. Н. Марков записывает
в блокнот: «Степные люди оса-
ждали сельский Совет, узна-
вали новости от проезжего
уполномоченного,.. На кривой
улице хрипел грузовик... Не-
сколько пар быков везли на
санях черные громадины...
Это были, очевидно, паровые
котлы для шахт...».
По свидетельству Сергея Ни-
колаевича Маркова, жители
села тогда же впервые увиде-
ли аэроплан «Юнкере-136».
Управлял воздушным гостем
финн Суонио, в недалеком
прошлом преодолевший на са-
молете хребты Гиндукуша.
САМАРКАНДСКОЕ посте-
пенно вовлекалось в боль-
шую жизненную сферу желез-
ных и небесных дорог. Кара-
ганда-Самаркандский — про-
мышленный комплекс, конту-
ры которого едва угадывались
в первых чертежах проектан-
тов, уже готовился мощной и
солидной поступью вступить в
число крупнейших индустри-
альных центров страны.
В подтверждение сказанно-
го сошлюсь еще на один до-
кумент из прошлого.
"...Река Нура, сухопарая и
сморщенная, замедлила свое
хлопотливое течение и стала
превращаться в озеро. На го-
ризонте поднялось зарево. И
вдруг по озеркалившейся по-
верхности реки донесся сдер-
жанный гул. Машина охнула
и помчалась по шоссе, ровно-
му, как полотенце. Зарево ши-
рилось и настойчиво оттесня-
ло ночную мглу.
•— Скоро и завод. Двести
пятьдесят тысяч тони металла,
так нужного нам и которого
так нехватало три года назад,
—говорит мой спутник.
Через несколько минут ночь,
исчезла. Возник электрический
день. Словно вылитое из сте-
кла, здание электростанции,
стояло на берегу. Чуть по-
одаль высились гофрирован-
ные корпуса Казмедьстроев-
ского медеплавильного заво-
да. С юга, из черного бархата
ночи непрерывной лентой,
двигались поезда. Это на
платформах торопился коун-
радский концентрат в печи и
ватер-жакеты Нуринского за-
вода. На севере, залитый огня-
ми, теряясь в далях, лежал
новый город... Вдалеке горели
огни шахт-гигантов Караган-
басса. Автодороги и мощ-
ные узкоколейки разбегались
во все стороны на Каркара-
линск, на Чу, на Петропав-
ловск, на Каргалы. Они пере-
путывались сетью подъездных
путей, веток, тупиков и всюду,
посвистывая, двигались тяже-
лые составы...»
Не правда ли, что описание
этого города напоминает об-
лик современного Темиртау?
«Однако причем здесь меде-
плавильный завод? — спросит
внимательный читатель. —Те-
миртау признанный центр
черной металлургии!» В чем
же дело? Почему корреспон-
дент допустил такую непрос-
тительную ошибку?
Секрет описки очень прост.
Цитированные выше строки
взяты из блокнота алмаатин-,
ского журналиста Михаила
Алтайского. Таким виделся,
ему в 1930 году будущий ги-
гант медеплавильной промыш-
ленности Центрального Казах-
стана. Мечтатель не одинок.
Уже упоминавшийся мною
С. Н. Марков в том же 1930
году сообщал: «Село Самар-
кандское,.. Здесь, на этом глу-
хом урочище, хотят выстроить
большой медеплавильный за-
вод. Здесь Нура сжата круты-,
ми и высокими берегами и как
бы сама напрашивается на
то, чтобы ее беспокойное гор-
ло было перехвачено плотиной
электрической станции. Сюда
будет доставляться руда с
уже прогремевших урочищ Со-
куркой, Карабас и Коунрад...»
Проект создания на берегу
Нуры в районе Самаркандско-
го поселка медеплавильного
завода, возник у специалистов
в 1923* году. К этому времени,
на территории Акмолинской,
Павлодарской и Семипалатин-
ской областей ленинградски-
ми геологическими отрядами,
которые возглавляли И. С.
Яговкин, М. П. Русаков и
Н. Г. Кассин, был обследован,
ряд медных месторождений..
Результаты геологических ис-
следований вошли в известное;
решение ЦК ВКП(б) от 15
июня 1929 года «О перспекти-
вах развития металлопромыш-
ленности». На основе этой ди-
рективы ,2 августа 1929 года,
Совет Труда и обороны вынес
аналогичное постановление.
Казахстан утверждался основ-
ным районом Союза по добыче,
цветных металлов. 9 августа
1929 г. Президиум ВСНХ СССР
утвердил «Положение о госу-
дарственном управлении по.
постройке Центрального Ка-
захстанского медеплавильного
и свинцового заводов, рудни-
ков и обогатительных фаб-
рик. Все работы возлагались
на вновь образуемый трест
«Казмедьстрой». В сферу вли-
яния запроектированного Цен-
трального завода «Казмедь-
строя» входили следующие,
меднорудные районы: Спасско-
Успенский, Кызылуспенский,
Беркара - Каркаралинский,
Коктас - Джартасский, Деге-
ленский, Прибаянаульский.
Упенты - Чидертинский и Эки-
бас-Майкаинский.
Местом строительства меде-
плавильного завода была выб-
рана крупнейшая водная арте-
рия Центрального Казахстана
— река Нура. На повестке дня
стояла проблема питьевого и
технического водоснабжения—
одна из самых актуальных в
Казахстане. Но в каком месте
роки выбрать участок под
сооружение плотины и пло-
щадки для предприятий «Каз-
медьстроя»?. Трест обращает-
ся за помощью к ученым
ГГИ — Государственного гид-
дрогеологичеюкого института
в городе Ленинграде.
В
ЧИСЛЕ тех, кто прибыл
на изыскательские работы
в Центральный Казахстан, был
и проживающий ныне в Кара-
ганде, старейший гидрогеолог
республики Василий Алексее-
вич Курдюков. Его я и по-
просил рассказать о гидрогео-
логических изысканиях летне-
го сезона 1930 года.
— В тот год, — вспоминает
Василий Алексеевич, — наш
институт вел обширные по
тем временам изыскательские
работы от Экибастуза до Бал-
хаша. Экспедицию в Казах-
стан возглавлял Николай Ни-
кифорович Данилов, главным
инженером работал Петр Шер-
гин. За геологические исследо-
вания отвечал Владимир Ни-
колаевич Вознесенский, за ги-
дрогеологические — Борис
Павлович Панов, за метеоро-
логические — Николай Поли-
карпович Новицкий, за топо-
графические— Николай Се-
менович Курнаков, Были у
нас еще - главный химик —
Дмитрий Косицин и главный
грунтовед Любовь Викторовна,
Глушко. Я ведал производст-
вом буровых работ. Экспеди-
ция вела изыскания источни-
ков водоснабжения для про-
мышленных предприятий Каз-
медьстроя, поэтому приходи-
лось бывать в Коунрадском,
Успенском, Кайрактинском,
Нуринском, Коктасджартасс-
ком, Беркаринскюм, Экибас-
тузском, Карагандинском и
Александровском районах
(Продолжение следует)
Рассвет.-1977.-22 сент.
Самаркандское
Ю. Попов
( )
(Продолжение. Начало
в №№ 114, 115, 121).
Однако буровые работы и
Коунраде в 1930 году векры-
ли новые площади орудне-
ния. Запасы месторождения
значительно увеличились
ученые решили пересмотреть
вариант месторасположения
завода. Приходилось сомне-
ваться и в достаточном ко-
личестве воды в Нуре. По-
ледний фактор серьезно тор-
мозил бы рост производствен-
ной мощности завода в буду
щем.
На повестку дня вставал
вопрос о сооружении меде-
плавильного завода непо-.
редственно около главной
рудной базы — т. е. на Бал-
хаше. Правда, теперь приш-
лось думать— а во что обой-
дется перевозка карагандинс-
кого топлива? Как подсчита-
ли экономисты, пробег грузов
на одну тонну меди при ну-
ринском варианте достигал
5100 тонно-километров, а при
балхашском — 3000. Расходы
на транспортировку тонны
грузов в денежном выраже-
нии составляли па 20 рублей
меньше при расположении
завода на берегу Балхаша.
Через шесть месяцев — 29
апреля 1931 года вопрос вы-
бора постройки медеплавиль-
ного завода вновь обсуждает-
ся на заседании правления
«Цветметзолота». На этом со-
вещании присутствовали и
выступали в прениях видные
советские ученые, инженеры
и геологи, в том числе ака-
демик А. О. Опарин и круп-
нейший специалист в области
переработки минерального
сырья профессор А. К. Ван-
дербеллен. Были заслушаны
доклады главного инженера
по проектированию «Каз-
медьстрои» А. А. Шатилова и
заместителя начальника
«Казмедьстроя» Ф. Ф. Савчен-
ко о развертывании строи-
тельства завода и рудников.
В постановляющей части
совещания говорится: «Отме-
чая значительное увеличение
запасов меди на, Коунраде по
сравнению с 1930 годом— до
1 млн, 700 тысяч тонн и уве-
личение в связи с этим пред-
положенной мощности завода
с 50 до 150 тысяч тонн, недо-
статок воды в районе Кара-
ганды, транспортные пока-
затели в пользу Балхашского
варианта, признать, что наи-
более выгодным местом для
переработки прибалхашских
руд и постройки медепла-
вильного завода является
озеро Балхаш. Вследствие
этого, постановление правле--
ния «Цветметзолота» от
1 ноября 1930 года отменить
и утвердить постройку гидро-
металлургического завода в
районе Балхаша...».
12 ФЕВРАЛЯ 1931 г. состо-
ялось техническое сове-
щание но экспедиционному
сектору ГГИ. В присутствии
видных специалистов-гидро-
геологов были заслушаны
доклады А. С. Корнакова и
М, С. Протасьева. В приня-
а том решении предполагалось
_ строительство большого водо-
хранилища у поселка Са-
маркандского с передачей
всех материалов трестам
«Казмедьстрой» и «Казстрой-
уголь».
1931 — 1932 годы явились
- годами дальнейшего широко-
- го развития гидрогеологиче-
- ских работ в Караганда-Ну-
ринском районе, проводимых
- партиями Гидрологического
института и экспедицией
Союзгеоразведки под общим:
руководством В. Я. Гринева.
Максимальный подъем во-
ды наблюдался у Самарканд-
ского 11 апреля 1931 года.
За время половодья вода
сильно рассолоняется, что
объясняется таянием снега и
льда при малом расходе воды
в реке. Опросные данные по-
казали, что 1931 год по стоку
воды был несколько выше
обычного. За весенний пе-
риод река унесла в озеро
Кургальджино 250 миллионов
кубических метров воды. Од.
нако, следующий, 1932 год,
оказался самым маловодным
за последние 25—30 лет. Снег
выпал на сухую землю и ве-
сений сток из-за просачива-
ния воды в почву в период
снеготаяния и большого ис-
парения составил всего 17
миллионов кубических мет-
ров.
С зимы 1931 года и с на-
чала 1932 года Гидрологичес-
кий институт приступил к
работам по разрешению воп-
роса о возможности полного
зарегулирования реки Нуры
для снабжения водою ка-
рагандинских каменноуголь-
ных копей, электрической
станции и других промыш-,
ленных предприятий. Общий
расход воды для нужд про-
мышленности представлялся
следующим образом. Запро-
ектированная Госп л а н ом
электростанция у поселка
Самаркандский мощностью
350000 киловатт требовала
500000 кубометров в сутки, а
с учетом кругооборота воды,
35—40 миллионов кубометров
в год. Еще около 100 милли-
онов кубометров предстояло
выделить па обогащение угля
и 12 миллионов — для хозяй-.
ственного и питьевого снаб-
жения карагандинцев. Общее
количество воды для удовле-
творения нужд потребителей
достигло по расчетам 200 —
250 МИЛЛИОНОВ кубометров
при среднем годовом стоке
200—300 миллионов. Элек-
трификацией Центрального
Казахстана непосредственно
занимался энергоцентр Гос.
плана СССР. С 16 по 18 июня
1931 года проходила конфе-
ренция Энергоцентра, которая
тщательно обсуждала все осо-
бенности строительства мощ-
ного энергетического узла в
Нуринском районе,
(Продолжение следует)
Рассвет.-1977.-8 окт.
Документ
Категория
Статьи
Просмотров
208
Размер файла
142 Кб
Теги
Самаркандское, попова
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа