close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Деникин. Единая и неделимая. Кисин С. (www.PhoenixBooks.ru)

код для вставкиСкачать
СОДЕРЖАНИЕ
Последний миноносец . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5
Нижний чин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Господа юнкера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17
Бог войны . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
В эту ночь решили самураи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32
Железные стрелки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39
Скрежет металла . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47
Путь к развалу . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
Без царя в голове . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
Ставка больше, чем жизнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 68
Война до победного конца . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81
«Музыка будущей военной реакции» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 88
Пожарские без Мининых . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 97
Твердые руки и глиняные ноги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 105
«Мы попали в цепкие лапы советов» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 124
Белое дело . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 131
Грабли Керенского . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 137
На Дон к Каледину . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142
Колыбель Белой гвардии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 149
Крестовый поход детей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 157
Бег на месте . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 168
4
С. Кисин
«От болтовни погибла Россия» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179
«Светлая точка среди охватившей Россию тьмы» . . . . . . . . . 189
Замкнутый круг . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 200
Лед и пламень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 212
Конец и начало . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 227
Казачья нагайка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 233
Германский сапог . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 246
Кубанский транзит . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 259
Дороги побед . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 273
Сердечное согласие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 283
Рулевой обоза . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 304
Казачья лава . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 317
Угольная пыль . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 324
Разомкнутые клещи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 334
Московская директива . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 342
Треск по швам . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 358
Белая Армия, черный барон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 369
Большой бег . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 381
Тришкин кафтан . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 390
Одиночество в сети . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 405
ДЕНИКИН. ЕДИНАЯ И НЕДЕЛИМАЯ
ПОСЛЕДНИЙ МИНОНОСЕЦ
Хмурое утро 14 марта (все даты в книге приводятся по приня-
тому в Белой России юлианскому календарю. — прим. автора) 1920 года стегануло Новороссийск резким порывистым ветром с моря. Промозглым, с мокрецой. Боялись, что затянет сокру-
шительная бора, которая дует здесь с ноября до конца марта, и парализует работу всех 40 причалов порта. Но засвистел не коварный норд-ост из-за Маркотхского горного кряжа, а устой-
чивый зюйд-вест из Анатолии, где уже вовсю бушевала весна. Из-за густо присыпанного цементным мергелем перевала же ожидали не ветра — настоящего урагана, смахнувшего в море гордость Белой России Добровольческую армию. Из-за хребта в город неуверенно и робко втягивались части красной 16-й Сим-
бирской имени Василия Киквидзе стрелковой дивизии полтав-
ского сельского учителя Самуила Медведовского. Красные боя-
лись засады и отчаянного противоборства белых напоследок. Палили из винтарей просто по пустым окнам домов и по бро-
дячим кобелям на вымерших улицах. Разгоняли собственный страх. «Зеленые» даже не решались перемахнуть кряж — разо-
ружали и добивали разрозненные остатки уже не сопротивляв-
шихся белогвардейцев на горных тропах. Но еще накануне кое-как державшие фронт 1-я, 6-я и 8-я дивизии Добрармии уже думали не о сопротивлении, а только о том, как бы унести ноги. Арьергард почти не надеялся успеть на пароходы для эвакуации — хотя бы просто оторваться от 6
С. Кисин
наседавших красных и «зеленых» и уйти на Геленджик и Туапсе, а там в Грузию. Последний бронепоезд «Атаман Самсо-
нов» был загнан в тупик, его экипаж, всхлипывая, старательно выводил из строя орудия и пулеметы. Три огромных англий-
ских танка, сердито урча, сползли по наклонной отмели в море. Танкисты загоняли их на максимальную глубину, пока зеленая волна не загасила свечи в двигателях. Бесновались сбившиеся в табуны брошенные донцами и кубанцами тысячи лошадей. Разрешалось брать с собой на суда только седла, мест не хватало даже для двуногих овшивевших тифозных животных. Сердобольные казаки, рыдая, здесь же пристреливали лошадей и спешили на пароходы, не в силах смотреть на агонию своих верных четвероногих однополчан. Кто-то, жалея коней, стрелялся сам, корчась в предсмертных судорогах в цементной пыли. Казаков сажали на суда по оста-
точному принципу — в первую очередь грузили «цветные» офицерские полки, которые не собирались складывать ору-
жие и в Крыму. Кубанцев, фактически бросивших фронт, всех без исключения зачислили в «самостийники» и попросту без-
жалостно сбрасывали с борта в море. Генерал-лейтенант Сергей Улагай едва добился выделения для них парохода «Россия». Донцов, не разбираясь, тоже посчитали «предателями» и отгоняли прикладами от судов. «Самостийник, мать твою, вое-
вать не хотел, пшел вон! Щас красные одарят тебя свободной Кубанью». Командующий Донской армией генерал-лейтенант Влади-
мир Сидорин еле выбил несколько пароходов для казаков, на которые сумели втиснуть лишь крохотную часть от почти сто-
тысячного потока станичников, их жен и детей, уже познавших счастье большевистского «расказачивания». Английские мино-
носцы смогли взять на борт еще немного с условием — ника-
кого оружия (суда ведь королевского флота) и минимум личных вещей, никаких гражданских лиц, только военных. Англи-
чане придирчиво вглядывались в лица, выискивая тифозных и безжалостно отсекая откровенно больных и просто подозри-
тельных.
Штаб армии и атамана Африкана Богаевского едва разме-
стили на вспомогательном крейсере «Цесаревич Георгий». Пристани «Стандарт», «Эстакадная» (оба яруса), РОПИТ были наглухо закупорены осатаневшими донцами. Только что они 7
Деникин. Единая и неделимая
потеряли Дон, теперь понимали, что теряют надежду. Сил не оставалось даже на причитания, только на отчаяние. Калмыков не взяли вообще. Они обнимали верблюдов, жались друг к другу семьями и воем выли, не понимая, как теперь жить, если всегда была степь, а теперь кругом одна вода и смерть. Верблюды им очевидно сочувствовали, но взирали на происходящее из-за длиннющих ресниц по-восточному индиф-
ферентно. В порту за колючей проволокой с ума сходила оставленная на произвол судьбы толпа беженцев, гражданских лиц и бро-
сивших оружие военных (без оружия не брали на суда — при-
каз главнокомандующего). Даже те, кто имел право на эвакуа-
цию, просто не смогли пробиться к соленому морю через море людское. Из-за небывалого наплыва беженцев город-порт был попросту парализован и стал неуправляем. Сыпной тиф и испанка косили всех. На раненых никто вообще не обращал внимания. В теплушке санитарного поезда от тифа и холода скончался забытый всеми командир 2-го офицерского Дроздов-
ского полка полковник Владимир Румель. Когда на него слу-
чайно наткнулись мародеры, крысы уже успели объесть обе его щеки. Здесь же от сыпняка умер и знаменитый думский депутат, основатель черносотенного «Союза русского народа» неистовый Владимир Пуришкевич, один из убийц Григория Распутина. Люди орали, рвали узлы с нехитрым скарбом, пили из буты-
лей самогон и дорогущее шампанское, били пустые склянки тут же о причал. Всклокоченный скрипач жалобно водил смыч-
ком по струнам, разрывая душу похлеще орудийных залпов. Бились в истерике дети, причитали женщины, кто-то кого-то лупил смертным боем, с кого-то снимали шубу, из взломанного пакгауза растаскивали ящики с союзническими консервами, ящики с вином, раскурочивали цистерны со спиртом, вагоны с мануфактурой, разводили костры и здесь же поглощали съест-
ную добычу, сновали пронырливые карманники — никто ни на кого уже не обращал внимания. Всю эту апокалипсическую картину покрывало смрадным дымом от горящих огромных нефтяных цистерн. Пламя перекидывалось на склады, один из крупнейших в Европе элеваторов. Анатолийский ветер этому способствовал. Ариадна Тыркова, как ее называли — «един-
ственный мужчина» в ЦК партии кадетов, оставила такую запись 8
С. Кисин
в дневнике: «Как описать Новороссийск? Кадеты… беженцы, вши, больницы… Норд-ост. Люди перестали мыться. Нет белья. Спят на столах. Болтаются подошвы… Столкнуло всех на край бездны… Власть развалилась. Никто даже не знает, кто теперь начальство, где оно и как его зовут».
«За бортом» остались вся техника, все телеги, все лошади, вся артиллерия, подавляющее большинство раненых. Согласно докладу командующего Кавказским фронтом Михаила Тухачев-
ского предсовнаркома Владимиру Ленину от 27 марта 1020 года в руки красным попали свыше 330 орудий, 500 пулеметов, более 200 тысяч винтовок, 240 паровозов, 6 бронепоездов, большие запасы нефти и бензина. В плен взято около 12 тысяч офицеров и 100 тысяч солдат.
В Крым попали чуть более 30 тысяч добровольцев, кубанцев и донцов. Пятая часть тех, кто шел в поход на Белокаменную. Суда отваливали от причалов один за другим. Английская эскадра вице-адмирала Мичела Калм-Сеймура прикрывала эвакуацию. Линкор «Император Индии», крейсер «Калипсо» и французский крейсер «Вальдек Руссо» из-за молов непрерывно палили по северной дороге на Новороссийск, пытаясь сдержать входящие красные войска. В Цемесской бухте плавно крейсировал только русский эсминец «Капитан Сакен». Последний из военных кораблей. Его командир капитан 2-го ранга Алексей Остолопов увлеченно рассказывал начальнику штаба главнокомандующего генерал-
лейтенанту Ивану Романовскому о происхождении названия эсминца. — Представляете, Ваше Превосходительство, 40-весельная ду бель-шлюпка № 2 кавторанга Рейнгольда Сакена, ха-ха, мы в одном чине, да и возраста Христа был немец-перец-колбаса-
кислая капуста немногим младше меня. 20 мая 1788 года вблизи устья Буга неподалеку от Кинбурнской косы нарвался на эска-
дру турецких галер капудан-паши Эски-Гуссейна при 30 вым-
пелах. Это с его то восемью пушчонками. Дубелю бы ноги уно-
сить при таком раскладе, да четыре галеры подрезали Сакену нос и пошли на абордаж. Кавторанг решил Андреевский флаг перед турком не спускать, как Петр Великий велел, отправил в лодку десятерых своих матросов, рассыпал порох по палубе, и как только турки кинулись на палубу, сунул свечку в крюйт-
камеру — четыре галеры с дубелем в щепки. 9
Деникин. Единая и неделимая
Генерал вполуха слушал болтовню своего старого знакомого по Ледяному походу. При последних словах вскинул на капи-
тана тревожный взгляд:
— А вы, Алексей Алексеевич, могли бы так — в щепки, чтобы не сдаваться?
Тот нервно закурил и облокотился на фальшборт:
— Время сейчас другое. Адмирал Рожественский при Цусиме флаг спустил. Да и там, — он показал на воющую толпу воен-
ных и гражданских в порту, — самоубийц вроде бы уже не оста-
лось… — А вы знаете, — вдруг добавил он, — Остолоповы ведь свой род ведут от самого Емельки Пугачева…
Романовский лишь горестно пожал плечами. Его увозит от бунтарей-разрушителей потомок бунтаря-кровопийцы. Как же в истории все переплетено. Эсминец проходил мимо северного мола. На молу стоял офицер и что-то кричал проплывающим мимо, отчаянно махая руками. Потом плюнул, рванул с себя шинель, кинулся в ледя-
ную воду и погреб саженками к эсминцу. Остолопов кинулся к вахтенному офицеру. Срочно скомандовали «стоп-машина», спустили шлюпку, подняли синего до обморока пловца на борт. Тот слова не мог вымолвить, зубами стучал, заглушая двигатели эсминца. Да и что спрашивать, все было и так понятно. Остоло-
пов приказал дать спирту и унести в трюм розовеющего стра-
дальца. «Капитан Сакен» вышел из Цемесской бухты. В открытом море качалась на волнах брошенная огромная баржа, битком набитая коченеющими на свежем ветру людьми. Какой-то паро-
ход ее, видимо, не вытянул машинами и обрубил швартовы, чтоб самому не запороть машины. На что они рассчитывали? Эсминец взял баржу на буксир и отвел к «Императору Индии». Англичане с удивлением приняли швартовы, такого подарка от экстравагантных русских они не ожидали. Боевой дредноут, швыряющий шестидюймовыми «чемоданами» по наступающим красным, в качестве тяглового битюга — флот Его Величества такого реприманда еще никто не подносил. Однако вице-адмирал Калм-Сеймур был настоящий моряк, без предрассудков. Он и так загрузил на свои суда людей больше, чем мог себе позволить разумный флотоводец. Полноте, сейчас не до сантиментов Гранд Флита. 10
С. Кисин
Вдруг Романовский отметил, что какой-то русский эсми-
нец нарушил кильватерный строй и срочно возвращается в бухту. Сблизились. Эсминец «Пылкий» кавторанга Алек-
сандра Кублицкого. В рупор прокричал, что находящийся на эсминце командир «цветного» 1-го армейского корпуса генерал-лейтенант Александр Кутепов узнал, что в Новорос-
сийске остался 3-й Дроздовский полк, прикрывавший эвакуа-
цию (первые два полка дивизии «дроздов» с гробами генерала Михаила Дроздовского и полковника Вячеслава Туцевича, чтоб не оставлять своих кумиров на поругание красным, уже эваку-
ировались на транспорте «Екатеринодар». С ними и запасной батальон, состоявший сплошь из пленных красноармейцев, пожелавших служить Белому делу). Начдив полковник Антон Туркул на шлюпке примчался к Кутепову на «Пылкий» и умо-
лял его забрать офицерский 3-й полк.
«Дрозды» только что оторвались от красных и, сохраняя строй, подошли в опустевший порт. «Цветным» офицерам на пощаду от красных рассчитывать не приходилось. Кутепов сунул наган в нос кавторангу: «Разворачивай корыто!». «Пылкий» на всех парах ворвался в бухту и с ходу начал палить из своих 102-мм орудий, поставив заградительный огонь перед наседавшими симбирскими стрелками. В канонаду вклю-
чились пулеметы «дроздов». Успели. Несколько сотен офице-
ров в малиновых погонах с черно-белым кантом попрыгали на низкий борт эсминца даже без швартовых, погрузив его в воду по самые борта (часть потом забрал крейсер «Вальдек Руссо»). Корабли уходили, оставленный Новороссийск заволокло утрен-
ним туманом. За этой эпопеей с мостика «Капитана Сакена» безмолвно наблюдал сгорбленный человек в шинели генерал-лейтенанта с окладистой бородкой и красными, воспаленными после бес-
сонной ночи на эсминце глазами. В свои 47 лет главнокоман-
дующий Вооруженными Силами Юга России (ВСЮР) ге не-
рал-лейтенант Антон Деникин выглядел уже как глубокий, разбитый жизнью старик. Его «единая и неделимая» Рос-
сия оставалась за бортом. За последние три года он второй раз переживал «крушение армии и власти». Только теперь уже ЕГО армии и ЕГО власти. 
Автор
phoenixbooks
Документ
Категория
Методические пособия
Просмотров
56
Размер файла
633 Кб
Теги
phoenixbooks, www, www.phoenixbooks.ru, Книги издательства Феникс
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа