close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Мечом и крестом история духовно-рыцарских орденов Средневековья Доманин А. (www.PhoenixBooks.ru)

код для вставкиСкачать
Серия «»
ИсторияИстория
ИсторияИстория
История
духовнорыцарских орденовдуховнорыцарских орденов
духовнорыцарских орденовдуховнорыцарских орденов
духовнорыцарских орденов
СредневековьяСредневековья
СредневековьяСредневековья
Средневековья
Мечом
и
РостовнаДону
«Феникс»
2012
крес ом
Александр ДоманинАлександр Доманин
Александр ДоманинАлександр Доманин
Александр Доманин
22
22
2
a
a #"a
'"$#!
$!!"
!
15*'%&# '%%# $$
$$
15*'%&# '%%# '"$#!
$!!"
a
33
33
3
Глава 1
Первый крестовый
поход
и его последствия
55
55
5
Ноябрь 1095 года от РНоябрь 1095 года от Р
Ноябрь 1095 года от РНоябрь 1095 года от Р
Ноябрь 1095 года от Р
ождества Христова…ождества Христова…
ождества Христова…ождества Христова…
ождества Христова…
Обширная равнина в окрестностях французского городаОбширная равнина в окрестностях французского города
Обширная равнина в окрестностях французского городаОбширная равнина в окрестностях французского города
Обширная равнина в окрестностях французского города
Клермон до краев заполнена народом. Сквозь шум толпыКлермон до краев заполнена народом. Сквозь шум толпы
Клермон до краев заполнена народом. Сквозь шум толпыКлермон до краев заполнена народом. Сквозь шум толпы
Клермон до краев заполнена народом. Сквозь шум толпы
с трудом пробиваются слова, выкрикиваемые с помостас трудом пробиваются слова, выкрикиваемые с помоста
с трудом пробиваются слова, выкрикиваемые с помостас трудом пробиваются слова, выкрикиваемые с помоста
с трудом пробиваются слова, выкрикиваемые с помоста
человеком в белом облачении: «…освободите Гробчеловеком в белом облачении: «…освободите Гроб
человеком в белом облачении: «…освободите Гробчеловеком в белом облачении: «…освободите Гроб
человеком в белом облачении: «…освободите Гроб
ГГ
ГГ
Г
осподень… Верьте в Бога и Святой Крест, и победа будетосподень… Верьте в Бога и Святой Крест, и победа будет
осподень… Верьте в Бога и Святой Крест, и победа будетосподень… Верьте в Бога и Святой Крест, и победа будет
осподень… Верьте в Бога и Святой Крест, и победа будет
за вами». И толпа взрывается ревом: «Так хочет Бог!»за вами». И толпа взрывается ревом: «Так хочет Бог!»
за вами». И толпа взрывается ревом: «Так хочет Бог!»за вами». И толпа взрывается ревом: «Так хочет Бог!»
за вами». И толпа взрывается ревом: «Так хочет Бог!»
б истории крестовых походов написаны, без
преувеличений, тысячи книг и статей. Разоб
раны по косточкам военные действия каждой
стороны, политическая история и крестоносных государств,
и их противников. И все же остаются деяния, слабо поддающи
еся самому обстоятельному анализу. Таков, в частности, зна
менитый Клермонский призыв папы Урбана II, с которого и на
чалась новая эпоха европейской, да и всей мировой истории.
История в целом знает сотни и тысячи аналогичных призывов,
пропавших втуне или не принесших ожидаемого результата,
тогда как обратные примеры — успеха сверх ожиданий — мож
но пересчитать по пальцам. Клермонский призыв относится
именно к этому, совсем малому ряду. Так что же произошло 26
ноября 1095 года? Как родился феномен Первого крестового
похода? Попробуем разобраться, ведь вся последующая гран
диозная эпопея возникла совсем не на пустом месте.
Вообщето, впервые идея крестового похода против мусуль
ман была высказана знаменитым предшественником Урбана II,
Григорием VII, еще за двадцать с лишним лет до клермонских
66
66
6
событий. Тогда, после сокрушительного поражения византий
ской армии от сельджуков при Манцикерте, которое постави
ло Византию на грань полной гибели, константинопольский ба
зилевс Мануил VII был готов пойти на все ради спасения и сво
ей страны, и своей власти. Он разослал послов во многие стра
ны Европы, умоляя оказать помощь гибнущей Византии. Прибы
ли такие послы и к папе Григорию. Папа принял послов с подо
бающим уважением, а узнав, какие предложения делает ему
Мануил (например, подчинение восточной церкви римскому
папе), стал собирать «апостольское воинство» для борьбы с
неверными и защиты Константинополя. Собрать удалось не
столь уж многих, а вскоре Григорий VII ввязался в борьбу не на
жизнь, а на смерть с германским императором Генрихом IV,
и от великих планов борьбы с могущественными сельджуками
пришлось отказаться. Тем не менее, сама идея священной вой
ны против исламского мира продолжала существовать, хотя
озвучивалась и не в этих терминах.
Через двадцать лет ситуация повторилась, но уже в новых
условиях. Весной 1095 года Урбан II собирает в Пьяченце цер
ковный Собор, на который съехалось около четырехсот выс
ших иерархов католической церкви. Созывался он для решения
обычных для церкви той эпохи задач — борьбы с симонией (про
дажа и покупка церковных должностей) и обмирщением церк
ви, укрепления папской власти. Но на этом соборе появляются
послы нового византийского императора Алексея Комнина. Они
снова привезли просьбу о помощи восточному христианству
со стороны католического Запада. Однако для Византии ситу
ация к этому времени значительно улучшилась. Сельджукская
держава довольно быстро распадалась. Сам Алексей Комнин
уже нанес несколько поражений крупным тюркским отрядам и
сумел закрепиться на азиатском берегу Мраморного моря.
77
77
7
Так что послы Алексея уже не были бессильными просителями,
Византия к этому времени достаточно окрепла для успешного
противостояния воинам ислама. В то же время император хо
рошо понимал, что сил одной Византии, ослабленной преды
дущими поражениями, не хватит на настоящую наступатель
ную войну с сельджуками. Нужна была помощь для контрнас
тупления на турок — для сохранения существующего положе
ния вещей императору вполне хватало имеющихся у него сил и
средств. Так что крупных уступок послы императора папе не
посулили — речь могла идти, например, о восстановлении
утраченного в 1054 году единства двух церквей.
Вероятно, именно такое предложение собору и папе и было
сделано послами византийского базилевса. Общехристиан
ский поход на Восток с перспективой воссоединения церквей —
такая идея могла понравиться Урбану II, ведь католическая цер
ковь в случае ее реализации получала большие выгоды. Вопер
вых, церковь фактически приобретала собственную вооружен
ную силу, пусть и ограниченного применения — для борьбы с
неверными и защиты паломников. Но даже обычный факт обла
дания такой силой резко усиливал позиции того же папства при
проведении собственной политики. Вовторых, в случае успеха
этого похода на небывалую высоту поднимался авторитет гла
вы апостольского престола как организатора такого великого
деяния. Да и его неудача не влекла за собой никаких потерь для
папства — ведь все можно было списать на Господню волю, не
радивость военачальников или недостаток веры у самих «Хри
стовых воинов».
Втретьих, большую роль играло желание церкви прекра
тить бесконечные междоусобные войны и рыцарские грабежи.
Орды неимущих рыцарей из числа младших сыновей, остав
шихся без наследства, грабили все и всех и уже наносили
88
88
8
немалый ущерб имуществу католических монастырей и прихо
дов. Не лучше обстояло дело и с титулованной знатью — нема
ло графов и баронов с завистью и вожделением смотрели на
накопленные церковью богатства, и даже высокий духовный ав
торитет церкви далеко не всегда спасал те же монастыри от
погромов и разграбления. Великое военное паломничество на
Восток позволяло направить эту почти стихийную разрушитель
ную силу в другое русло, весьма выгодное для церкви.
На соборе в Пьяченце решения, разумеется, принято не
было. Столь серьезную идею требовалось не менее серьезно
обдумать. И на ноябрь 1095 года был намечен новый собор во
французском Клермоне, уже для рассмотрения этого важней
шего вопроса. Собор открылся 18 ноября, на него собрались
четыреста церковных иерархов, в том числе 14 архиепископов
и 225 епископов. Заседания Клермонского собора продол
жались целую неделю, собравшимся было что обсудить, и, в то
же время, всю эту неделю к Клермону стекались толпы людей
самого разного звания, привлеченные надеждой воочию узреть
главу христианского мира. 26 ноября подогретая ожиданием
масса его увидела. И выверенные слова Урбана II о страдани
ях христиан в Святой Земле, об осквернении язычникамисель
джуками христианских святынь, о притеснениях, чинимых бла
гочестивым паломникам, стали факелом, поднесенным к ог
ромной груде горючего материала.
Полыхнуло неслабо. Тут же, прямо на месте, приняли крест
(обещание двинуться в поход в Святую Землю) тысячи человек,
среди которых были и послы графа Раймунда Тулузского, од
ного из крупнейших феодальных властителей того времени.
А по мере того, как слова папы расходились по Европе в пере
сказах тех, кто слушал речь Урбана, и в проповедях фанатич
ных монахов, крестоносное движение все больше набирало
99
99
9
силу. Да и сам Урбан II, несмотря на далеко не молодой воз
раст и вовсе не богатырское здоровье, развил чрезвычайно
бурную деятельность. Вместе со свитой он двинулся по Фран
ции, останавливаясь по дороге в городах и замках феодалов.
В этих местах при большом стечении народа, папа вновь и вновь
повторял свой призыв принять крест и идти освобождать Свя
тую Землю. По городам и весям Европы и, в особенности, по
замкам наиболее крупных феодалов, он разослал своих пол
номочных легатов, поставив тем задачу — убедить светских вла
дык примкнуть к великому вооруженному паломничеству.
И в эти же дни по дорогам Франции, Италии и Германии
расползлась целая армия проповедников. Это были фанатич
но настроенные люди — главным образом, монахи из могуще
ственного объединения монастырей Клюни. Они превращали в
подмостки для своих крестовых проповедей любое место, где
их могли услышать пусть даже несколько человек. И рыночная
площадь в городе, и деревня в десяток дворов, и лесная дубра
ва — убежище лихого люда, и разбойничий стан безземельных
рыцарей — для этих людей годилось всё. Они не боялись раз
бойников, да и что можно было взять с этих нищих фанатиков?
Не боялись они и возможной смерти, ведь для подобного рода
людей возможность стать мучеником за веру рассматривалась
скорее как подарок судьбы. И их безграмотные, простые,
но искренние проповеди часто находили отклик в душах таких
же простых слушателей. Тысячи и тысячи обедневших рыцарей,
крестьян, даже разбойников с большой дороги принимали
крест со слезами на глазах и клялись посвятить себя святому
паломничеству — до тех пор, пока не будет освобожден Иеру
салим. Мелкопоместные рыцари массами потянулись ко дво
рам титулованных феодалов из числа тех, что дали согласие на
участие в походе в Святую Землю. Крестьяне бросали свое
1010
1010
10
хозяйство и сбивались в огромные отряды, к которым зачастую
присоединялись и безземельные рыцари, и деклассированный
элемент. В общем, папский призыв к крестовому походу ока
зался тем редким случаем, когда произнесенные слова отра
жали господствующее настроение всего европейского обще
ства, всех его самых разных социальных слоев, к тому же сло
ва эти прозвучали на редкость своевременно. Уже к весне
1096 года вся Западная Европа бурлила, как гигантский
котел.
Первой на путь «Христова паломничества» вступила евро
пейская беднота. Еще не успели толком просохнуть поля после
зимних бурь и ливней, как крестьянскую Европу охватило неви
данное оживление. Деревенские бедняки Франции и Германии,
стран, где наиболее активны были монахипроповедники, ли
хорадочно засобирались в поход за освобождение поруган
ных христианских святынь. Не совсем продуманные многочи
сленные обещания папы — о землях на Востоке, текущих моло
ком и медом, о защите семей и имущества уходящих в поход,
о свободной и сытой жизни за морем — всколыхнули огромные
массы крестьянства. Ведь впереди их теперь ждали свобода,
богатство и, что для того времени было не менее ценно, полное
отпущение грехов. Сотни тысяч крестьян точили свое нехитрое
оружие — вилы, топоры, косы, прилаживали новые колеса к те
легам, в то время как их жены и матери пришивали к курткам
железные кольца и бляшки (как же без доспехов!). В страшной
лихорадке и практически за бесценок распродавалось все ос
тавляемое личное имущество — дома, сельскохозяйственные
орудия, скот. По словам Гвиберта Ножанского, одного из лето
писцев, который был очевидцем этих горячечных сборов евро
пейского крестьянства, «каждый, стараясь всеми средствами
собрать скольконибудь денег, продавал все, что имел, не по
стоимости, а по цене, назначенной покупателем… За одну овцу
1111
1111
11
раньше давали больше, чем теперь за двенадцать овец». И вот,
сбыв все нажитое имущество за сущие гроши, крестьянин гор
до нашивал на грудь крест, сажал на телегу жену и детей
(а если не было ни телеги, ни коня, оставлял семью на попечение
деревенского церковного прихода) и отправлялся в путь «по сте
зе Господней». В далекой Святой Земле крестьяне рассчитывали
добиться счастья и лучшей доли для себя и своих детей.
И вот уже в марте 1096 года дороги Франции заполнили
многотысячные толпы вооруженных чем попало крестьян, мед
ленно пробиравшихся на восток, к Рейну, прозванному в те вре
мена «поповской дорогой». В пути к ним присоединялись раз
ного рода бродяги, беглые и лесные разбойники, примкнувшие
к походу кто из благочестивых побуждений, а ктото и из при
вычного желания пограбить. Встали под крестьянские знамена
и некоторые рыцари, из числа безземельных и, в силу этого, не
имевших титулованного сюзерена, к которому они могли бы
присоединиться в походе. Зачастую эти рыцари, будучи един
ственными знатоками военного дела, возглавляли самые зна
чительные крестьянские ватаги. Так, одним из крупнейших на
родных отрядов предводительствовал обедневший рыцарь из
Восточной Франции Вальтер по прозвищу Голяк.
В апреле 1096 года все эти разрозненные группы бедноты,
ведомые фанатичным монахомпроповедником Петром Пу
стынником, Вальтером Голяком и другими неизвестными нам
вождями, соединились в районе немецкого Кельна. Здесь Петр
Пустынник попытался проповедовать уже среди немецкого на
селения. Но в Германии агитация пошла хуже, чем во Франции.
Во всяком случае, немецкие крестьяне оказались более тяже
лыми на подъем и начали сниматься с места далеко не сразу.
В конце концов, Петр Пустынник, духовный вождь похода, вско
ре после Пасхи приказал французскому крестьянскому
1212
1212
12
ополчению, военным главой которого он поставил все того же
Голяка, двигаться к Константинополю, а сам остался в Кель
не — убеждать упрямых немцев.
Судьба французской части крестоносного воинства бедня
ков оказалась довольно плачевной. Продовольствие, которое
крестоносцы сумели взять с собой, быстро кончилось, вслед за
ним закончились и прихваченные крестьянами в поход деньги.
К этому времени французская крестьянская армия только еще
вышла к дунайским рубежам Византийской империи. Чтобы
прокормиться, крестоносцы вновь разделились на несколько
отрядов. Это решение оказалось для них роковым. Не имея боль
ше собственных припасов, «Христовы воины», чтобы не умереть
с голоду, приступили к грабежу местного населения. Болгар
ские православные крестьяне в ответ поднялись в свой собствен
ный «крестовый поход» и сумели оказать мародерам достой
ный отпор. Большинство французских крестоносных отрядов
было уничтожено или рассеяно, и лишь небольшой костяк вой
ска, не более десяти тысяч человек во главе с уцелевшим Валь
тером Голяком, сумел пробиться к Константинополю.
Чуть более счастливая судьба ожидала вторую армию бед
ноты, состоявшую в основном из немецких крестьян, все же
сагитированных Петром Пустынником. Сорокатысячная крес
тьянская рать, ведомая этим новоявленным пророком, избрала
немного иной путь к берегам Босфора — через венгерские сте
пи. Здесь тоже не обошлось без столкновений с местным насе
лением, которое еще не совсем забыло, как полтора века на
зад держало в страхе всю Европу. Однажды войско Пустынни
ка и вовсе оказалось на грани полного разгрома, но все же
большей его части удалось пробиться на территорию Визан
тии. В конце июля его разношерстные отряды прибыли к Кон
стантинополю.
1313
1313
13
Но и это еще не было концом сбора великого крестьянского
ополчения. Вслед за первыми двумя по дорогам Европы двину
лась третья и самая большая волна «Христовых воинов». Она
вообще не имела единого командования и состояла из отрядов
самых разных национальностей — французов, итальянцев, нем
цев, англичан, скандинавов и даже испанцев. Число этих «па
ломников» было огромно: по свидетельству современников, их
насчитывалось до двухсот тысяч человек, что, впрочем, пред
ставляется явным преувеличением. И все эти толпы страстных
поклонников истинно католической веры, подталкиваемые го
лодом и подстрекаемые своими вождями из числа фанатично
настроенных монахов, не стали ждать далеких битв с неверны
ми и обрушились на многострадальных евреев, издавна про
живавших по берегам Рейна.
Прокатившись кровавым потоком по Рейнской Германии,
Баварии и Австрии, крестоносные отряды третьей волны к нача
лу лета вышли к границам Венгрии. Но здесь они столкнулись с
сильнейшим сопротивлением жителей. Один за другим венгры
разгромили несколько крупных отрядов, а затем у стен города
Везельбурга дали бой главной армии крестоносцев под коман
дованием графа Эмиха Лейнингенского. И здесь, в венгерской
степи, слезы ни в чем не повинных евреев полностью отлились
«воинствующим пилигримам». Почти все их войско полегло под
копытами венгерских коней, и лишь жалкие его остатки смогли
впоследствии добраться до Константинополя.
И все же к началу августа 1096 года в окрестностях Кон
стантинополя собралась огромная толпа в шестьдесят тысяч
нищих, оборванных, голодных, однако вооруженных людей.
Император Алексей Комнин, конечно, поспешил избавиться от
столь опасного соседства. Собрав весь свой флот, он пере
правил крестоносцевкрестьян на азиатский берег Босфора.
1414
1414
14
При этом он, бесспорно, понимал, что это плохо вооруженное
и лишенное маломальской дисциплины войско не может вое
вать с сельджуками. Он даже вместе с Петром Пустынником
пытался уговорить бедноту подождать прихода европейских
рыцарей, но та рвалась в бой с неверными. Отчаявшийся Петр
бросил войско и уехал в византийскую столицу, лишив армию
даже призрачного единоначалия. Тут же резко обострились и
национальные противоречия, вся армия разошлась по земля
ческим отрядам. В результате большой немецкий отряд был
окружен сельджуками и уничтожен. Выступившее было на вы
ручку немцам главное войско не успело оказать ему помощь, а
затем и само в силу слабой боевой подготовки попало под
внезапный удар турок. Первые же выстрелы турецких лучников
смешали самый минимальный порядок, а вслед за этим сельд
жукская конница обрушилась на полностью дезорганизован
ное крестьянское войско. Разгром крестоносцев был полный.
Около двадцати пяти тысяч крестьян пало на поле битвы, тысячи
попали в плен, и лишь немногим удалось вырваться и проло
жить себе путь к побережью, где они были подобраны византий
ским флотом и вывезены в Константинополь. Но таких счаст
ливцев было очень мало — менее трех тысяч — все остальные
нашли на малоазиатском берегу только свою гибель. Вот так
трагически закончилось крупнейшее народное выступление в
истории средневековой Европы — крестовый поход бедноты.
Между тем, пока деревенская беднота шла по дорогам Ев
ропы навстречу своей гибели, титулованные феодалы и рыцар
ство еще только готовились к своему «Христову паломничеству».
Собирались обстоятельно — ведь поход обещал быть очень дли
тельным и тяжелым. Нужно было собрать урожай, подготовить
оружие и доспехи для себя и своей дружины, накопить доста
точно денег, которые могли пригодиться в пути. Словом, затра
1515
1515
15
ты на столь грандиозное мероприятие были очень велики. Ведь
только рыцарский конь мог стоить до трехсот золотых, рыцар
ский доспех также был весьма недешев. Экипирование оруже
носца, стоившее немногим меньше, тоже было заботой рыца
ря, а у крупного феодала таких оруженосцев было несколько,
иногда десятки. Требовалось несколько копий, поскольку они
часто ломались; и вообще, оружия должно было быть с запа
сом. Таким образом, снаряжение даже одного рыцаря с обяза
тельным оруженосцем стоило целого состояния, а с учетом
ожидаемых огромных трудностей столь небывалого предприя
тия, суммы на экипировку еще больше возрастали. Но и это было
не все. Крупные затраты феодалов были заложены уже в самой
сущности феодализма и связанных с ним принципах формиро
вания армии. Каждый землевладелец, владетель феода, дол
жен был за свой счет снарядить и небольшой военный отряд
пехотинцев: лучников, пращников, мечников. По подсчетам со
временных историков, в среднем на одного тяжеловооружен
ного конного рыцаря приходилось по десять пехотинцев. Из это
го очевидно, насколько велики были расходы феодалов на во
енные действия. Дальность же похода еще удваивала, а то и
утраивала издержки. Позднее именно эти огромные затраты
стали одной из главных причин падения популярности кресто
носного движения.
Но, несмотря на все сопутствующие трудности, к осени 1096 го
да подготовка европейского рыцарства к походу была в целом
завершена. При этом у войск крестоносцев не было единого
центра формирования и, тем более, единого командования.
Всего возникло четыре основных очага сосредоточения.
Это были Северная Франция с соседней Фландрией; Лота
рингия — территория со смешанным франкогерманским на
селением; Южная Франция, населенная преимущественно
1616
1616
16
провансальцами — народом, в XI веке четко отделявшим себя
от французов, а по языку и культуре скорее близким к итальян
цам; Южная Италия — территория, незадолго до этого завое
ванная норманнами во главе с Робертом Гвискаром. В каждой
из четырех армий имелись свои вожди.
Самым пестрым по составу и количеству независимых вож
дей было Северное войско. Во главе собственно французских
феодалов стояли граф Гуго де Вермандуа и Стефан, граф Блу
аский и Шартрский. Рыцарей Нормандии и Фландрии возглав
ляли два Роберта — Роберт, герцог Нормандский, и Роберт,
граф Фландрский. Единого командования у северян так и не
сложилось до самого конца похода. Во главе же каждого из
трех остальных рыцарских ополчений оказался авторитетный
вождь, сумевший установить единоначалие. Одним из таких пол
ководцев стал Готфрид (Годфруа) Бульонский, которого, кста
ти, ряд историков считает прародителем всех духовнорыцар
ских орденов. Он возглавил ополчение Нижней и Верхней Ло
тарингии.
На благодатных землях Южной Франции собиралась тре
тья армия крестоносцев. Ее безоговорочным вождем был Рай
мунд Тулузский. Даже среди целого созвездия герцогов и гра
фов, участников Первого крестового похода, он выделялся сво
им огромным богатством. Позже он претендовал и на военное
руководство всем походом, но заносчивый и упрямый, често
любивый сверх всякой меры, Раймунд быстро перессорился
почти со всеми лидерами крестоносцев, а его полководческий
дар, как быстро выяснилось, оказался близок к нулю. Религиоз
ное рвение тулузца, возможно, и не показное, к все же заметно
уступало его очевидной жадности.
Наконец, в Южной Италии под руководством Боэмунда Та
рентского сформировалась последняя, самая малочисленная
1717
1717
17
из крестоносных армий. Боэмунд, князь маленького княжества
Тарентского, стал, пожалуй, самым ярким персонажем действа,
именуемого Первым крестовым походом. К моменту похода
князю Тарентскому было уже около сорока лет, за его плечами
остались многолетние войны с Византией, десятки походов и
сражений. Он был старшим сыном от первого брака знамени
того норманнского вождя Роберта Гвискара, завоевателя Юж
ной Италии и основателя норманнского государства на италь
янской земле. Обойденный, однако, отцом при дележе наслед
ства, Боэмунд всем сердцем стремился в далекую Палестину,
где надеялся добыть для себя богатые земельные владения,
стать князем не только по званию, но и фактически. Религиозные
соображения для него явно были на втором, если не на третьем
месте.
Раньше всех крестоносных вождей в путь «по стезе Господ
ней» двинулся герцог Нижней Лотарингии Готфрид Бульонский.
С ним шло около десяти тысяч профессиональных воинов —
рыцарей, оруженосцев, тяжеловооруженной пехоты — и от пя
тидесяти до восьмидесяти тысяч ополчения — по сути, воору
женных чем попало крестьян. Любопытно, что реальный воен
ный контингент в каждой из четырех крестоносных армий был
примерно равным и насчитывал по восемьдесять тысяч чело
век. Малобоеспособное, но количественно куда более круп
ное ополчение было наибольшим у лотарингцев и провансаль
цев, а наименьшим — тысяч двадцать — у Боэмунда, который
просто не располагал серьезными феодальными владениями.
В целом, с учетом достаточно профессиональных стрелков из
лука, боевую, хорошо подготовленную часть крестоносного
войска можно оценить примерно в пятьдесят тысяч человек. По
лугражданская, небоеспособная масса из денщиков, слуг, по
гонщиков, фуражиров и прочих составляла сто пятьдесят–
1818
1818
18
двести тысяч человек — и это была самая большая армия, со
бранная в Европе со времен великой битвы на Каталаунских
полях в 451 году.
Отряды Готфрида подошли к Константинополю к Рождеству
1096 года. И все последующие четыре месяца, пока к столице
Византии прибывали все новые отряды и армии воинственных
паломников, император Алексей Комнин решал труднейшую
задачу по хотя бы минимальному упорядочению этой массы с
ее десятком независимых командиров. В конце концов после
тяжких переговоров ему удалось добиться от большинства кре
стоносных лидеров клятвы верности, то есть признания его сю
зереном для всех завоеванных в будущем земель. Впрочем, клят
ва эта была благополучно забыта, едва «Христово воинство»
оказалось переправлено византийским флотом в Малую Азию.
Первый же крупный успех вызвал и первую серьезную ссору
крестоносцев с византийцами. Возникла она изза Никеи. За
двадцать лет до описываемых событий город пал под ударами
сельджукских армий принца Сулеймана, что явилось прямым
следствием Манцикертской катастрофы. А до этого
Никея дол
гое время была главным оплотом владычества византийских
императоров в азиатской части империи. Для православных
христиан имя Никеи было священно: именно в этом городе в
IV веке состоялись два церковных Вселенских Собора, на ко
торых были приняты основополагающие христианские догма
ты — символ веры. Для Византии, таким образом, отвоевание
Никеи являлось делом жизненной важности. Для крестоносцев
католиков — возможностью ограбить первый богатый вражес
кий город. Между тем, взятие Никеи было задачей непростой.
Окруженная мощной шестикилометровой стеной с более
чем двумястами башнями, Никейская крепость долгие столетия
стояла неприступной твердыней. Таковой она оставалась и при
Содержание
Глава 1
!
Глава 2
!!
Глава 3
##
Глава 4
&!
Глава 5
!
Глава 6
!%
Глава 7
$!
Глава 8
&'
,-)7,-8)-1161)- "$
"'
#" ## &"&! .KJKH=*+!
!""& &
&$! $&'#' $&'#
BAEN(=EHK
ТОРГОВЫЙ ОТДЕЛ
344082, г. Ростов-на-Дону, пер. Халтуринский, 80
Контактные телефоны
Тел.: (863) 261-89-50,
261-89-54, 261-89-55,
261-89-56, 261-89-57.
Факс: 261-89-58.
е н и к с
Издательство
Начальник торгового отдела
Фартушная Олеся Николаевна
Тел.: (863)261-89-52.
E-mail: nevenchenkool@mail.ru
ОТДЕЛ ОПТОВЫХ ПРОДАЖ
Менеджер по продажам
Серова Екатерина Игоревна
(доб. 110), e-mail: torg@aaanet.ru
Кунгурцева Мария Сергеевна
(доб. 123), e-mail: torg188@aaanet.ru
Дежендуян Оксана Малха
зовна
(доб. 151), e-mail: torg103@aaanet.ru
Чуркина Юлия Сергеевна
(доб
. 111), e-mail: torg152@aaanet.ru
Аникина Елена Николаевна
(доб. 153), e-mail: torg153@aaanet.ru
Чермантеева Татьяна Степановна
(доб. 155), e-mail: torg155@aaanet.ru
Менеджер по работе с бюджетными организациями
Казакова Надежда Вячеславовна
(доб. 156), e-mail: sibir@aaanet.ru
Вы можете получить книги издательства «Феникс»
по почте, сделав заказ:
344082, г. Ростов-на-Дону, пер. Халтуринский, 80,
издательство «Феникс», «Книга-почтой»,
Лозе Игорю Викторовичу.
Тел.: 8-909-4406421. E-mail: tv
oyakniga@mail.ru
www
.shop50.ru
Автор
phoenixbooks
Документ
Категория
Методические пособия
Просмотров
192
Размер файла
216 Кб
Теги
phoenixbooks, www, www.phoenixbooks.ru, Книги издательства Феникс
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа