close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Хасидская мудрость Лавский В.В. (www.PhoenixBooks.ru)

код для вставкиСкачать
Мудрость человечества
ХАСИДСКАЯ МУДРОСТЬ
Составление: В.В. Лавский
Ростов-на-Дону
еникс
2012
УДК 26
ББК 86.33
КТК 025
Х24
Х24 Хасидская мудрость / сост. В.В. Лавский. — Ро-
стов н/Д: Феникс, 2012. — 312 с. — (Мудрость чело-
вечества).
ISBN 978-5-222-19415-7
Хасидизм является мистическим течением иудаизма. Это самое молодое мистическое течение одной из мировых религий.
В «Хасидской мудрости» представлены изречения, прит-
чи и занимательно-поучительные истории из жизни Масте-
ров и Учителей этого направления. В отличие от всех других мистических направлений хасиды в своей духовной практи-
ке использовали самые простые, на первый взгляд, события и поступки. Но трактовка этих событий и поступков пора-
жает своей необыкновенной связью со всем Божественным. Связь с Богом в каждый момент времени и при любой жизненной ситуации — основное кредо хасидизма. В этом учении, очень человечном, наполненном оптимизмом и глу-
бокой сердечной привязанностью к Богу, на первый план выходит не изучение Закона, а подлинное религиозное чув-
ство и нравственная жизнь.
Как и все книги серии, «Хасидская мудрость» имеет многоуровневую систему знания, и ознакомление с опреде-
ленным уровнем требует определенного состояния сознания.
УДК 26
ISBN 978-5-222-19415-7 ББК 86.33
© Составление, Лавский В.В., 2012
© Оформление, ООО «Феникс», 2012
Введение
3
Введение
Хасидизм (буквально — «учение благочестия») — ре-
лигиозно-мистическое движение, возникшее в Подолии (на границе с Бессарабией) в конце 30-х гг. XVIII в. На-
чало этому важному в истории иудаизма движению было положено рабби Исраэлем бен Элиезаром, прозванным Бештом, соединявшим в себе восторженное религиозное чувство, одухотворенное мистической экзальтацией, с глу-
боким знанием психологии и настроения народных масс. В течение весьма короткого времени хасидское движение охватило еврейское население Подолии, Волыни, Гали-
ции, Украины. Затем с необыкновенной быстротой разли-
лось по Литве и Белоруссии, Румынии и Венгрии.
Своим необыкновенным успехом хасидизм в значи-
тельной мере обязан тому, что его основатель Баал Шем Тов сумел придать практический характер своему учению, метафизическими основами которого были религиозный пантеизм и признание непрерывного взаимодействия меж-
ду человеком и Богом, сумел придать своей системе форму, отвечающую в полной мере принципам демократизации иудаизма, построения религии на началах сердечной, ин-
тимной привязанности человека к Богу и оптимистиче-
ского отношения к жизни и людям. Сущность его учения сводилась к следующим основам:
1. Религиозный пантеизм.
В корне «учения благочестия» находится идея, что мир есть не эманация Божества (учение Каббалы), а лишь прояв-
ление Божества. Из этого вытекают следующие принципы.
а) Добро и зло. Раз в мире есть только Божество, то ни-
что не может считаться абсолютным злом. Зло представля-
ет особую временную форму проявления Божества; само-
стоятельного зла в самом себе нет.
б) Грех и благочестие. Всякий человек, как бы он низко ни пал, всегда в состоянии подняться до Божества, ибо Хасидская мудрость
4
ничто и никто не может быть абсолютно плохим. Бог при-
сутствует в плохом человеке, как и в праведнике.
2. Служение Богу.
Цель человеческой жизни состоит в слиянии с Боже-
ством, источником жизни. Человек должен стремиться к познанию Божественной тайны, которая есть чувство слияния с Божеством, которое после всех объяснений остается столь же непонятным человеку, не испытавшему этого чувства, как слепому — цвета.
3. Слияние человека с Божеством достигается не путем изучения Закона, доступного лишь немногим, а путем вос-
торженной молитвы, при которой человек чувствует себя слитым с Источником — Божеством.
4. Эта истинная цель существования человека дости-
гается также путем исполнения заповедей, но при этом пусть верующий обращает внимание не на обрядовую мелочность, а на то, чтобы исполнение каждой заповеди сопровождалось восторженностью и было бы проникнуто религиозным чувством.
5. Но не одной лишь молитвой и исполнением запове-
дей достигается высшая цель существования человека, а непрерывным служением Богу всей своей жизнью. Раз всякий жизненный акт есть проявление Божества, то че-
ловек обязан жить таким образом, чтобы и земные дела превращались человеком в Божественные. Это достигается посредством сосредоточения всех своих мыслей и чувств на Боге и сведения к Нему всех жизненных явлений.
6. Пути служения.
Аскетизм, как и страх Божий, суть менее совершенные пути служения Богу, чем бодрое и радостное Ему служение, исполненное ответственного взгляда на жизнь и людей.
7. Грешник не должен скорбеть о прошлом, ибо следует радоваться тому, что в его душе зазвучал небесный глас, призывающий его к раскаянию. Следует вообще относить-
Введение
5
ся к грешнику как к праведнику, ибо такое отношение воз-
буждает добрые чувства в людях, заставляя их возвышаться до Бога. Баал Шем Тов на первый план ставил не изучение Закона, а религиозное чувство и нравственную жизнь. Сущность религии не в уме, а в чувстве.
(39, 15, 560–570)
Цифры после каждого высказывания показывают: пер-
вая — номер источника, из которого взято это высказы-
вание; вторая — страницу литературного источника, если присутствуют две цифры, или том, если присутствуют три цифры.
Хасидская мудрость
6
Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт)
(1698–1760)
Исраэль Баал Шем Тов родился в 1698 г. в местечке Окуп, стоявшем тогда на границе Польши и Валахии.
Родители Бешта были люди бедные, отец — средней руки «ученый», мать — повивальная бабка. Сын родился у них в пожилых летах.
Спустя несколько лет после рождения Исраэля отец его умер. Перед смертью он взял своего маленького сына на руки и сказал ему: «Мне не суждено было вырастить и воспитать тебя, но всегда помни, дорогой сын, что с то-
бой постоянно и везде Бог, а потому тебе нечего бояться». Эти слова утешения, произнесенные умирающим родите-
лем, глубоко запали в душу малютки, и впоследствии он часто повторял их как свой девиз.
Вскоре после этого умерла и его мать, и Исраэль остался круглым сиротой. Как все сироты, он сделался питомцем благотворительных общественных учреждений. К малышу относились с особенным вниманием ввиду ученых заслуг его отца. Когда наступил школьный возраст, который то-
гда начинался очень рано, на пятом году от роду, Исраэля отдали за общественный счет в традиционную школу — хедер. Обращались с ним там не очень хорошо, и он начал убегать из школы. Находили его в лесу одиноким, сосре-
доточенным и возвращали силой назад в хедер, воздавая ему при этом должное за «самовольную отлучку». Но по-
беги из хедера повторялись. Бедного мальчика исключили из школы и предоставили самому себе. Исраэль мог теперь уединяться в лесу и мечтать сколько ему угодно.
Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт) 7
Но, предоставленный самому себе нравственно, Ис-
раэль был предоставлен себе и материально. Ввиду его «дикости» и неблагонравности общество, за счет которого он до сих пор воспитывался, отказало ему в помощи. При-
шлось самому позаботиться о крове над головой и куске хлеба. И вот маленький Исраэль в 11–12 лет нанимается бегельфером — детским компаньоном, в обязанности ко-
торого входило водить маленьких детей в хедер и из хедера, сопровождать их в синагогу и там приучать к произноше-
нию «аминь» и коротких молитв. Не нашедши сочувствия у старших, Исраэль горячо привязался к маленьким детям, которые способны были платить любовью за любовь. Рев-
ностно и любовно исполнял он свою обязанность бегель-
фера и, водя детей в синагогу, громко читал с ними молит-
вы, придумывая к ним особенно трогательные мелодии. Сам он любил молиться горячо, вкладывая в молитву всю свою душу, и эту любовь старался внушить детям.
Спустя некоторое время Исраэль сделался сторожем в синагоге. Ему тогда было около тринадцати лет. Людям его поведение казалось странным. Днем и вечером, когда в синагоге все учились, он спал или притворялся спя-
щим, по ночам же, когда синагога пустела и завсегдатаи ее спали, он бодрствовал и пламенно молился или читал душеспасительные книги; как только приближалось утро, он опять ложился спать, скрывая, таким образом, от людей свои таинственные ночные бдения. Окружающие смотрели на него как на чудака или полоумного, но он продолжал идти своей дорогой.
В это время Исраэль начинает заниматься Каббалой, преимущественно практической, и не только по книгам, но и по редким не всем доступным рукописям.
Вот что гласит легенда. В некоторой Земле жил святой человек, чудодей по имени Адам. Этот человек обладал таинственными рукописями по Каббале, найденными им в одной пещере. Перед смертью ему было видение во сне, чтобы он передал имеющиеся у него рукописи отроку Ис-
раэлю, сыну Элиезара, из города Окупа. И вот, умирая, он наказывает сыну взять тайные рукописи, поехать в Окуп, разыскать там четырнадцатилетнего отрока Исраэля, сына Элиезара, и передать ему тайным образом эти рукописи, ибо только для него они и предназначены. Отец умирает — и сын спешит исполнить его последнюю волю.
Хасидская мудрость
8
Он приезжает в Окуп и останавливается в доме предста-
вителя общины, которому сообщает, что согласно завеща-
нию отца он желает поселиться в этом городе и обзавестись своим домом. Так как приезжий был человек богатый, то ему сейчас же сосватали невесту, дочь местного богача, и вскоре женили. Освоившись несколько в новой обста-
новке, молодой человек стал разыскивать Исраэля, сына Элиезара, которому он должен был тайно передать свя-
щенные рукописи, и к своему удивлению нашел в городе только одного человека под эти именем — в лице юного сторожа синагоги, пользовавшегося в городе весьма плохой репутацией. Он стал наблюдать за Исраэлем и, наконец, убедился, что этот юноша на самом деле далеко не такой, каким кажется, что он скрывает в душе какую-то глубокую тайну. Желая сблизиться с ним, молодой человек, с до-
зволения богатого тестя, устраивает себе особую комнату при синагоге, как бы для того, чтобы предаться там наеди-
не изучению Талмуда, и нанимает себе в качестве прислуж-
ника бедного синагогского сторожа. Тут он начинает более пристально наблюдать за Исраэлем и, заметив несколько раз его ночные бдения и таинственное поведение, оконча-
тельно убеждается, что имеет дело с неведомым миру свя-
тым, которому предстоит играть большую роль.
Молодые люди знакомятся, и зять богача передает бед-
ному сторожу связку священных рукописей, причем про-
сит его, если возможно, и его посвятить в тайну их содер-
жания. Исраэль соглашается, но с тем условием, чтобы тот никому об этих занятиях не говорил и чтобы перед людьми между ними были прежние отношения господина и слуги. Так они учились вместе довольно долгое время по ночам, никем не замеченные. Но так как жизнь в синагоге часто нарушала их уединение и мешала им заниматься, то това-
рищ Исраэля нанял себе особый домик за городом и взял к себе туда Исраэля в качестве как бы компаньона.
Занятия продолжались довольно долго, и благодаря им несколько изменилась репутация Исраэля в городе. Хотя никто не подозревал, какие вещи творятся в таинственном загородном домике, однако сам факт близости бедного синагогского сторожа к зятю первого богача внушал неко-
торое уважение к забытому юноше-чудаку: видели, что он изучает Талмуд вместе со своим «господином», и полагали, что он образумился, сделался степенным, и потому пора Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт) 9
его женить, ибо по тогдашним понятиям считалось боль-
шим грехом быть холостяком в 17–18 лет. За невестой дело не стало: живо отыскали добрые люди подходящую особу и сочетали ее браком с Исраэлем.
Недолго, однако, суждено было Исраэлю жить с этой женой: вскоре после свадьбы она заболела и умерла.
Между тем подходил конец и каббалистическим за-
нятиям Исраэля в загородном домике. Предание гласит, что в последнее время товарищ Исраэля, не довольствуясь теоретическими занятиями, упросил последнего показать ему некоторые каббалистические опыты, на что Исраэль согласился. Сначала дело шло довольно хорошо, но потом они совершили один очень трудный опыт, который для Ис-
раэля прошел безвредно, но стоил жизни его непосвящен-
ному товарищу. Лишившись, таким образом, и жены, и то-
варища, а вместе с тем и материальной помощи, которую последний ему оказывал, Исраэль решил оставить родной город и искать счастье где-нибудь в другом месте.
Ему было тогда приблизительно лет двадцать от роду. Он направился в большой галицийский город Броды и по-
селился неподалеку от города в каком-то местечке. Здесь он стал меламедом — учителем юношества. Несмотря на это скромное положение, он вскоре приобрел на новом своем местожительстве всеобщее расположение: кротость нрава, честность и известная житейская мудрость, при-
обретаемая часто безродными, заброшенными людьми, привлекли к нему внимание окружающих. И часто случа-
лось, что в разных тяжбах и препирательствах его выбирали третейским судьей как человека беспристрастного, мягкого и не склонного к резким решениям. Как-то раз случилось, что в числе тяжущихся был отец известного бродского раввина Гершона Кутовера, Авраам. Мудрое решение, принятое Бештом по его делу, так понравилось ему, что он разговорился с молодым человеком о вопросах духовных, ближе познакомился с ним и, узнав, что он вдов, предло-
жил ему в спутницы жизни свою дочь, разведенную с пер-
вым мужем. Исраэль согласился, но с тем условием, чтобы брак был отложен на неопределенное время и чтобы о са-
мих условиях брака, которые они тут же заключили между собой письменно, никто не знал до поры до времени.
Вскоре после этого Авраам, возвращаясь домой в Бро-
ды, по дороге заболел и скончался. Сын его, бродский Хасидская мудрость
10
раввин, разбирая спустя несколько дней бумаги покойного отца, нашел в них письменное условие предстоящего брака между его сестрой и неким Исраэлем; удивленный таким неожиданным документом, он сообщает об этом сестре, но и та ничего не знает, — и оба решают, что, вероятно, покойный отец выбрал своей дочери кого-нибудь в мужья, но вследствие внезапной смерти не успел об этом сооб-
щить. Проходит некоторое время, и вот в одно прекрасное утро является в дом бродского раввина человек с очень простой наружностью, в коротеньком тулупе, опоясанном широким ремнем, и по своей фигуре напоминающий гру-
боватого деревенского еврея.
Раввин был поражен видом этого человека: он не ожи-
дал, чтобы покойный отец выбрал себе в зятья такого простака, каким казался ему Бешт. Он призывает сестру и передает ей печальную весть. Сестра после некоторого раздумья отвечает, что, так как такова была последняя воля ее покойного отца, то она считает грехом противиться ей, поэтому должна выйти за Исраэля.
Новая семья после долгих странствий поселилась в де-
ревне между городами Кутовом и Косовом в Галиции. Собственно жила в деревне постоянно только жена Бешта; сам же он по целым неделям и месяцам жил пустынни-
ком среди высоких гор, находящихся в окрестностях. Так как у бедных супругов не было никаких средств к сущест-
вованию, кроме лошади и повозки, то раза два-три в неделю женщина запрягала лошадь в повозку и отправлялась к мужу в горы; тут он копал и нагружал на воз глину, а она возила эту глину в город, продавала ее и на вырученные деньги жила. Сам Бешт почти ни в чем не нуждался, ибо по боль-
шей части постился, а когда ел, то употреблял в пищу один только хлеб, который он изготовлял сам, помещая в особен-
ной ямке против солнца месиво из воды и муки и предостав-
ляя солнечной теплоте испечь из этого хлеб.
В дивном уголке Земли, который тогда еще был дев-
ственным, в этой чудесной местности среди высоких гор, глубоких долин и густых первобытных лесов жил тихой, созерцательной жизнью Исраэль Бешт. Он, свыкшийся с раннего детства с мыслью, что Бог — единственный его защитник, постоянно сосредоточивал все свои помыслы на Высшем Существе, к которому чувствовал нечто вроде горячей сыновней любви. Для него именно здесь присут-
Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт) 11
ствие Божие казалось более очевидным, нежели в шуме городов, на базаре житейской суеты. Там, где умолкал го-
лос человеческий, громко звучал в его ушах могучий голос Бога. Вот это и было началом того восторженного, дове-
денного до крайности религиозного пантеизма, который составляет одну из существенных черт учения Бешта. «Вся Земля полна Богом!» — вот девиз этого учения.
В это время Исраэль жил в глубокой пещере, находив-
шейся в горном ущелье. Ежедневно он совершал омовение в озере, к которому прилегала пещера. Такой образ жизни он вел в продолжение семи лет.
Брат жены, сжалившись над ними, купил им корчму не-
подалеку от города Кутова, куда Исраэль с женой пересе-
лились и зажили новой жизнью. Семейство Бешт оставил в самой корчме, где хозяйничала его жена, а сам же постро-
ил себе домик в близлежащем лесу, на самом берегу реки Прут. И в этом новом уединении проводил он в молитве, изучении Каббалы и ночных бдениях большую часть сво-
его времени. Домой в корчму являлся только по субботам и по праздникам. Дела шли у него в это время довольно хорошо, он порядочно зарабатывал от своего шинка и по-
стоялого двора, и семейство жило не в нужде.
Как ни тщательно скрывал Бешт от людей свои религи-
озные стремления, однако случалось ему не раз невольно выдавать себя.
Прежде чем Бешт стал действовать открыто, ему при-
шлось еще раз испытать непостоянство фортуны. Вслед-
ствие каких-то обстоятельств он лишился своей корчемной аренды и вместе с ней своего кратковременного благосо-
стояния. Лишившись своей корчмы, его одолели матери-
альные бедствия, приведшие к тому, что «пальцы ног тор-
чали у него постоянно из дырявых сапог». Жил он среди людей по-прежнему чудаком, молился большей частью наедине и с необыкновенным экстазом, совершая частые омовения перед молитвой даже в морозные зимние дни. Мало-помалу люди стали угадывать тайные мотивы его поступков, да и он сам становился менее скрытен. Мно-
гие узрели в нем истинного святого человека, способного творить чудеса. Несколько раз к его помощи прибегали больные с просьбой об излечении, но он отказывался, так как до 36-летнего возраста ему было запрещено свыше от-
крываться миру.
Хасидская мудрость
12
Но с 1735 г. начинается новый период в жизни Бешта — период открытой деятельности и публичной пропаганды, продолжавшийся до самой его смерти. Здесь уже личная жизнь отступает на задний план.
Вначале Исраэль был чудотворцем-целителем. Он ле-
чил больных и предсказывал события, чем и прославился в Польше и Литве.
В 1740 г. Бешт поселился в Меджибоже, который стал центром, притягивающим к себе со всех сторон массу про-
сителей, поклонников и пилигримов, и вместе с тем цент-
ром тесного, хотя и немалочисленного, кружка сподвиж-
ников и учеников, которые окружали Бешта в последние 15–20 лет его жизни, а по смерти стали самыми ревно-
стными продолжателями Учителя, самыми энергичными распространителями его учения.
Готовясь к роли вероучителя, Бешт, как и раньше, дер-
жался в личной жизни тех принципов и правил, которые впоследствии проповедовал другим. А одним из главных его принципов было то, что молитва составляет сущность веры, высшее ее выражение, и что в молитве человек дол-
жен сосредоточить все свое религиозное чувство. Молитва должна быть всегда горячая, восторженная, должна совер-
шаться при известной экзальтации. И Бешт всегда следо-
вал этому правилу: как только он начинал молиться, у него появлялось восторженное настроение, часто доходившее до крайнего экстаза. Он молился, качаясь всем корпусом, и моментами сильно вздрагивал; вздрагивания иногда про-
должались очень долго и бывали так сильны, что все стояв-
шее во время молитвы — посуда, вода, мебель — дрожало, колебалось и издавало стук. При сильном возбуждении он иногда громко вскрикивал в молитве, иногда же, наобо-
рот, стоял неподвижно, как статуя, глаза, сосредоточенно устремленные в одну точку, как бы окаменевали в своих орбитах, и только необыкновенный блеск их свидетель-
ствовал о том, что молящийся жив.
Проповеди Бешта отличались такой же восторженно-
стью, как и его молитва. Сначала он долгое время не мог говорить толком с людьми вследствие сильной и постоян-
ной сосредоточенности на мыслях о Боге, но впоследствии научился говорить, не нарушая этим своего экстаза. Бешт говорил со своими слушателями как учитель: он в востор-
женных выражениях объяснял им сущность веры, значение Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт) 13
молитвы, говорил о проявлении Бога в природе и человеке, о применении нравственного принципа к разным случаям обыденной жизни, словом, он давал слушателям принци-
пы, внушал идеи, он поучал.
Самая главная задача истинно верующего человека за-
ключается, по Бешту, в постоянном общении с Богом. Че-
ловек должен прилепиться к Богу всей душой, жить с Ним, связывать все свои действия и помыслы с Ним, чувствовать себя всегда в Его присутствии. Все свои чувства и ощуще-
ния он должен сводить к их первоначальному источнику, к Богу, и тогда все эти чувства возвышенны, чисты, безгре-
ховны. Общение с Богом освобождает человека от грубой коры материальности, покрывающей его душу, и дает ему возможность смотреть на все земное с высоты Небес, где господствует абсолютная Истина.
В 1747 г. Бешт написал пророческое послание, которое отправил в Палестину. Послание это, на которое хасиды смотрят как на манифест Бешта, характеризует человека и его стремления. Особенно интересен высказанный здесь прозрачно взгляд на мессианство. Мессианская идея отож-
дествляется у Бешта с индивидуальным развитием, распро-
странением глубокого чувства веры в людях.
Около 1750 г. Бешт собрался в путь в Палестину, выехал из Меджибожа в сопровождении своей дочери и писца и доехал до самого Стамбула. Но сильная буря на море повредила корабль, на котором они ехали, и они были вы-
нуждены вернуться домой.
Уже в последние года жизни Бешт мог с радостью ви-
деть, какие громадные успехи делает в народе его учение. В самом конце жизни число его последователей, по пока-
заниям одного современника, достигло 10 000 человек.
Весной 1760 г. Бешт заболел. В последние дни его жизни за ним ухаживали кроме сына и дочери ближайшие его уче-
ники. Перед смертью Бешт не переставал беседовать с ними, наставлять их и укреплять в вере. Перед смертью, объявив о ней и заметив глубокую тревогу и слезы на лицах окружав-
ших его, он сказал: «Не тревожьтесь обо мне, ибо я выйду в одну дверь и войду в другую, но я должен сокрушаться о вас, которые должны понести невозвратимую потерю».
Первый день пятидесятницы 1760 г. стал его последним днем.
(28)
Хасидская мудрость
14
Человек должен постоянно думать о том, что Бог везде и всегда с ним; что Он есть как бы тончайшая материя, раз-
литая повсюду, что Он — двигатель всего совершающегося в мире.
(38, 349)
В каждом таится нечто драгоценное, чего нет ни в ком другом.
(23, 81)
Если человек видит в ближнем порок, значит, этот порок есть и в нем самом. Мы смотрим на ближнего, как смотрятся в зеркало. Если лицо глядящего в зеркало чисто, то и зеркало чисто. Зеркало не пачкает и не очища-
ет, а только дает возможность взглянуть на себя глазами других.
(13, 9)
Человек должен стремиться познать самого себя, как проявление Божества.
(39, 15, 566)
Каждый человек рождается со своим запасом жизнен-
ных сил, который уменьшается из-за грехов. Поэтому чем тяжелее бремя грехов, тем большее усилие необходимо приложить, чтобы раздобыть необходимые средства к су-
ществованию.
(25, 62)
Если ты видишь какой-нибудь предмет, устрашающий тебя, ты должен подумать: «Чего же мне бояться? Ведь чело-
век, внушающий мне страх, такое же существо, как и я; зверь, устрашающий меня, еще более низкая тварь, чем я; стало Рабби Исраэль Баал Шем Тов (Бешт) 15
быть, не они мне внушают страх, а сила Божия, скрытая в них. А в таком случае мне нужно бояться не их, а Бога самого».
(34, 18)
Говорил Баал Шем: «Сказано: «Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Яакова», а не «Бог Авраама, Исаака и Якова», ибо Исаак и Яков не пользовались тем, что сделал до них Ав-
раам. Они сами искали связи с Творцом и служили ему».
(25, 64)
Любвеобильному Богу сердце человеческое важно.
(82, 44)
Баал Шем говорил своему телу: «Удивляюсь я, что ты еще не рассыпалось на кусочки от страха перед своим Творцом!»
(25, 66)
Однажды посреди молитвы Баал Шем произнес слова из Песни Песней: «Я принадлежу возлюбленному моему...» Затем добавил: «Все, что во мне, — все для Тебя одного».
Ученики спросили его: «Но ведь рабби и для нас произ-
носит слова поучения?» Баал Шем ответил: «Они льются, как из переполненного сосуда».
(25, 66)
Забвение — это по существу изгнание, а память о прой-
денном пути — избавление.
(57, 23)
Человек должен быть всегда весел и радостен и верить несомненно, что Божия милость на нем и покрывает его, и он видит Бога и Бог видит его.
(33, 97)
Автор
phoenixbooks
Документ
Категория
Методические пособия
Просмотров
147
Размер файла
1 662 Кб
Теги
phoenixbooks, www, www.phoenixbooks.ru, Книги издательства Феникс
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа